КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 352368 томов
Объем библиотеки - 410 гигабайт
Всего представлено авторов - 141285
Пользователей - 79227

Впечатления

дубровская про серию Магический спецкурс

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Измеров: Ответ Империи (Попаданцы)

Наконец-то по прошествии нескольких месяцев я смог «домучить данную книгу»... С чем меня можно в общем-то и поздравить... Нет, не то что бы данная книга была бесполезна (скучна, бездарна и тп), - просто для чтения данной СИ требуется наличие времени, нужного настроения, и бумажного варианта книги. По сюжету последней (третьей книги) ГГ оказывается в очередной «версии» параллельного мира где СССР и США схлестнулись в очередном витке противостояния. Читателям знакомым с первыми двумя частями решительно нечего ожидать чего-либо «неожиданного» и от третьей книги: все те же попытки инфильтрации, «разговор по душам» со всевидящим ГБ, работа в закрытом НИИ, шпионские интриги с агентами иностранных разведок, покушения и похищения, знакомства и лубоффь с очередными дамами и... размышления на тему «почему у них вышло, а у нас нет»... И если убрать всю динамику и экшен (примерно 30%) и простое жизнеописание окружающей действительности (20%), то оставшиеся 50% займут лишь размышления ГГ о сущности процессов «его родной больной реальности» и их мрачных перспективах. И опять же с одной стороны ГГ немного «обидно за своих» и он тут же принимется доказывать «плюсы и достижения» нового курса своей родной реальности (восстановление страны от времен Горбачевской разрухи и укрепление мощи обороноспособности). Однако вместе с тем ГГ все же признает что вот положение простого человека «у нас» фактически рабское, как и вся система ценностей навязанная нам извне, со времен 90-х годов. Таким образом ГГ осознавая «очередную АИ реальность», с каждым новым открытием «понимает» всю сущность процессов «запущенных у нас». Вывод к которому он приходит однозначен — пока «у него дома» будет царить философия «потреблядства», пока будут работать люди и схемы запущенные еще в 90-х, никакой замечательный президент или правительство не смогут добиться настоящего перелома от произошедшего (со времен краха СССР). А то что мы делаем и строим, (тенденция вроде «на рост») конечно замечательно — но может в любой момент быть «отключено» по команде извне... Так же довольно неплохо описаны способы «новой войны» когда при молчащих орудиях и так и не стартовавших пусковых, достигаются намеченные (врагом) цели и задачи на поражение страны в грядущей войне (применение высокоточного оружия, удар по энергосистеме страны, запуск «случайных событий», хаос и гражданская война и тд и тп.). P.S Данная книгу как я уже говорил, читал «в живую», т.к она была куплена "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Плесовских: Моя вторая жизнь в новом мире (СИ) (Эротика)

Ха-ха.Пролистала. До наивности смешно!
63-ти летняя бабенка попала в тело молодой кобылки в мире , где не хватает женщин. У каждой там свой гарем из мужичков. Ну и отрывается по полной программе с гаремом из 20-ти мужей, которые имеют ее во все возможные дырки.
Причем в первую ночь по местному закону, каждому из 20-ти дала .. Н-да, как говориться такое можно выдержать только с магией..
Скучная, нудная порнушка практически без сюжета!!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
чтун про Атаманов: Верховья Стикса (Боевая фантастика)

Подвыдохся Михаил Александрович. Но, все же, вытянул. Чувствуется, что сюжет продуман до коннца - не виляет, с "потолка" не "свисает". Дай, Муза, ему вдохновения и возможности закончить цикл!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Чукк про Иванович: Мертвое море (Альтернативная история)

Не осилил.

Помечено как Альтернативная история / Боевая фантастика , на самом ни того, ни другуго, а только маги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
чтун про Михайлов: Кроу три (СИ) (Фэнтези)

Руслан Алексеевич порадовал, да, порадовал!!! Ничего скказать не могу, кроме: скорей бы продолжение, Мэтр... (ну, хоть чего-нибудь: хоть Кланы, хоть Кроу)!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
чтун про Чит: Дождь (Киберпанк)

Вполне себе читабельное одноразовое. Вообще автор нащупал свою схему и искусно её культивирует во всех своих книгах. Думаю, вполне потянет на серию в каком-нибудь покетном формате, ну, или в не очень дорогой корке от "Армады" например... Достаточно затейливо продуманный сюжет, житейский психологизм, лакированные - но не кричащие рояли, happy end - самое оно скоротать слякотный осенний день.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Смутное время (фанфик Neon Genesis Evangelion) (fb2)

- Смутное время (фанфик Neon Genesis Evangelion) 2264K, 1187с. (скачать fb2) - Dron

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Пролог: Новый порядок. 

    Дата: 2 января 2016 года

    Время: 10:00 по Гринвичу

    Место: Ассамблея ООН Париж


    После ужасной катастрофы 2000 года, когда значительная часть суши скрылась под водой, именно Париж стал новым штабом ООН. Эта была уже не та марионеточная организация, покорно выполняющая волю западных стран. После катастрофы, вошедшей в историю как Второй Удар, ООН стала той силой, что не позволила миру упасть во тьму. С ней считались, ее боялись. На ежегодных собраниях ООН решалась судьба мира, вердикты ООН были окончательными и бесповоротными. Страну, осмелившуюся спорить, ждала печальная судьба - бороться в одиночку со всем миром. Да никто и не пытался изменить текущий порядок вещей. В отчаянной ситуации, когда большая часть накопленных человечеством материальных ценностей, а также многие источники полезных ископаемых оказались под толщей воды, только твердая рука могла удержать мир на краю пропасти. За 15 лет, прошедших с момента катастрофы, мир постепенно восстанавливался, но на месте старых проблем появлялись все новые и новые.

    Мир ожидал новый кризис, имя которому - перенаселенность. Население росло, а ресурсов становилось все меньше и меньше. Изменение климата привело к исчезновению многих плодородных земель. Там, где раньше колосилась пшеница, теперь была пустыня. Многие источники энергоресурсов, прежде всего нефти, оказались скрыты поднявшимся океаном. Земная экономика была близка к банкротству, уже не способная прокормить человечество.

    Со страхом и тревогой, люди по всему миру обсуждали возможность новой мировой войны - войны за ресурсы. Страны начнут нападать на соседей, которым, по их мнению, повезло больше. Из маленьких очагов ненависти по всему миру разгорится великое пламя, после которого человечеству уже не суждено будет подняться. Но пока еще внешне мир был стабилен и благополучен. Война была более чем реальной, но, к счастью, далекой перспективой.

    Сейчас же мировой страшилкой номер один были Ангелы.

    Эти полумифические существа неизвестного происхождения в течении 2015 года терроризировали один из японских городов. Огромные, странные, неуязвимые для обычного оружия. Официальные лица хранили молчание, и сквозь завесу секретности пробивались лишь слухи и домыслы. Гуляющие по просторам Интернета версии разнились от посланцев Древних Богов до инопланетян и мирового заговора. Где-то даже появлялись целые секты ангелопоклонников, хотя вряд ли существ, упорно прущих на Токио-3, это хоть как-то волновало.

    Цели и мотивы Ангелов обсуждались на сотнях форумов разом. Опусы, выдаваемые на всеобщее обозрение различными парапсихами и доморощенными колдунами, были по большей части бредом больных на голову, хотя иногда появлялись и весьма интересные соображения. Появлялись и... без шума и пыли пропадали. "Большой брат следит за тобой".

    Но больше всего интереса вызывали не Ангелы, а те, кто с ними борется. Таинственная организация NERV и ее оружие - человекоподобные боевые машины Евангелионы были облеплены слухами, как жаба бородавками. Обычное оружие не действовало на Ангелов. Даже мощнейшие N2-бомбы, по словам очевидцев, лишь немного ранили этих странных существ. В это тяжелое время Евангелионы стали последней надеждой.

    Еще большее удивление вызывали личности пилотов этих боевых машин. Ими оказались... 14-летние подростки. Именно на их детские плечи легла забота о судьбе человечества. Они встали в строй там, где оказались бессильны взрослые. Но самым лакомым кусочком для лиц нетрадиционной психической ориентации стала тайна Токио-3. Что привлекает Ангелов в этом городе? Что прячет там NERV? Вопросы без ответов.

    Однако в этот момент главным слухом в сети стала возможная конфронтация между NERV и ООН. Из форума в форум передавались слухи о мобилизации войск и стягивании их к базам NERV по всему миру. Причина событий оставалась тайной.

* * *

    В этот раз представители мировых группировок собрались в Ассамблее ООН в Париже не для обсуждения того, чем они будут кормить свой народ завтра. Злободневные вопросы мировой экономики были отложены перед гораздо более важными проблемами.

    Восемь представителей. По одному от каждого мирового блока: Россия, Европейский союз, Восточно-Азиатский блок, Ближневосточная корпорация, Африка, Австралия, Северная Америка и Южная Америка. Они привыкли считать себя властителями мира. От их решений завесило будущее каждого жителя этой проклятой планеты. Они могли казнить и миловать, могли покарать отступников и наградить сторонников. Они были мировым правительством. Точнее, они считали себя такими. А сегодня им раскрыли глаза.

    Марионетки, всего лишь марионетки истинных правителей - организации SEELE. Эта сверхсекретная секта объединяла сильнейших людей планеты, людей, имеющих власть над экономикой, производством и ресурсами. Именно они несли ответсвенность за Второй Удар. И в ООН, сами того не осознавая, выполняли их волю.

    Но это еще не самое страшное.

    Специальный институт NERV, на который тратилось 20% мирового бюджета, и который они считали своей защитой от Ангелов, на самом деле был послушным орудием SEELE. Проект Комплементации Человека – разрабатываемый в NERV план вывода человечества из кризиса – преследовал совсем другие цели.

    Третий и окончательный Удар – вот чего добивались вожди SEELE и их послушные слуги в рядах NERV.

    Это был шок, это было оскорбление. Представители, собравшиеся в штаб-квартире ООН, были полны решимости отомстить.

* * *

    - Инспектор Чалмерз, начинайте доклад.

    - Благодарю. Итак, в соответствии с планом операции "Окончательная справедливость" Первая, Третья и Четвертая армии ООН были переброшены к основным базам NERV для проведения штурма. Попрошу взглянуть на карту...

    Специальное заседание ООН по поводу ситуации с NERV проводилась в Малом зале для совещаний. Зал представлял собой просто большую комнату с минимумом отделки. Были только 8 кресел и столиков вдоль одной широкой стенки и небольшая трибуна у другой. На стене за трибуной был установлен большой экран для докладов. Здесь не было бросающейся в глаза роскоши, как в Большом зале – огромном гротескном помещении, куда, кроме непосредственно представителей, набивалась еще их многочисленная свита, а также огромная армия журналистов и других бесполезных зевак. На нынешнем же заседании присутствовали лишь сами представители и инспектор ООН Чалмерз, отвечающий за армейские операции. Свита была вытолкана вон, и теперь многочисленные секретари, помощники и заместители заместителей попивали кофе в буфетах и ломали головы, о чем же там спорят их хозяева. А журналистов и прочий сброд не подпускали к Ассамблее ближе, чем на винтовочный выстрел. Вершители человеческих судеб жаждали тишины и покоя.

    Малый зал был несколько раз проверен на наличие всех мыслимых и немыслимых прослушивающих устройств, но все равно собравшиеся чувствовали себя на редкость неуютно. Каждому мерещились наемные убийцы, бомбы, отравленные гвозди в креслах и прочие радости из шпионских романов. Всему виной были результаты операции. Полным провалом ее назвать было нельзя, но и до победы было далеко.

    - ...силы быстрого реагирования ООН были размещены в стратегических точках...

    Инспектор Чалмерз, средних лет мужчина европейской внешности с короткой военной стрижкой темных с проседью волос, водил по экрану указкой и вещал голосом человека, искренне любящего свою работу. На экране была представлена карта мира, вся разукрашенная разнообразными стрелочками, квадратиками, треугольниками и прочей военной символикой. Отдельно горели 6 кроваво-красных кружочков - базы NERV и 9 темно-зеленых кружочков - базы той организации, чье имя представители боялись даже произносить вслух.

    Инспектор, продолжающий воодушевленно рассказывать о прекрасно спланированной им операции, скорее почувствовал, чем заметил, что представители ни черта не понимают и скоро взвоют. Пришлось по-быстрому сворачивать повествование и переходить к результатам. Как и всякий прирожденный военный, инспектор Чалмерз относился к штатским с изрядной долей презрения. Чалмерз ковал свою боевую славу во время смуты, последовавшей после Второго Удара. Начав с командования полком войск ООН, Чалмерз сделал головокружительную карьеру благодаря своим тактическим талантам, отваге и удачливости. Он единственный среди собравшихся в комнате не боялся мести SEELE. Как говорится, если и суждено умереть, то в честном бою по колено во вражьей крови.

    Инспектор ткнул в экран указкой, сменив милую его сердцу тактическую карту на видеозаписи с результатами операции. Представители мигом оживились.

    - Итак, в точном соответствии с временным планом, войсками ООН были взяты главные базы NERV. NERV-Америка, Германия и Австралия сдались без боя, персонал сложил оружие, все оборудование было захвачено невредимым.

    Изображение на экране демонстрировало победные кадры: Наземная часть базы NERV, судя по надписи внизу экрана - Америка, – вся увешанная белыми флагами. Бронетехника с эмблемой ООН спокойно заезжает на территорию, из нее выскакивают солдаты. В воздухе, едва не сталкиваясь друг с другом, кружатся VTOL-штурмовики. Из всех зданий начинают выходить толпы людей в форме NERV с поднятыми руками. Оканчивается видео поднятием флага ООН над центральным зданием базы.

    У представителей горели глаза, и чуть слюна не капала от восторга. Инспектор Чалмерз лишь равнодушно глянул на экран – ему такие кадры приелись за время службы. Вот если бы сейчас сюда тактический экран, да объяснить бы этим штатским, как ловко он синхронизировал всю ту огромную массу войск, что использовалась для операции... А-а-а… все равно не поймут. Он продолжил доклад.

    - Базы NERV-Россия и Китай попытались оказать сопротивление. Наши войска подавили его, почти не выбившись из графика.

    - Потери? - тут же поинтересовался представитель Северной Америки.

    - У наших войск потери практически отсутствуют. Потери среди персонала баз минимальны. Командование NERV быстро признало поражение и капитулировало. Оборудование захвачено неповрежденным.

    На экране были кадры боя в NERV-Россия. Бескрайняя тайга. Над ней летело звено VTOL-штурмовиков с эмблемами ООН. На одном из них и была закреплена камера. Неожиданно откуда-то из леса начали взлетать ракеты. Штурмовики принялись разлетаться в стороны, разбрасывая ложные цели. Пара ракет все же прорвалась, и один из штурмовиков камнем полетел вниз, оставшись без левого двигателя. Остальные штурмовики в это время развернулись и открыли шквальный огонь по земле. На месте, откуда взлетали ракеты, вырос столб пламени. Штурмовики полетели дальше.

    - Это все, конечно, замечательно, но что с гнездом этих шайтанов? Что с NERV-Япония? - голос представителя Ближневосточной корпорации был низким и хриплым.

    Инспектор Чалмерз слегка напрягся. С этой частью операции все было не так гладко.

    - В точности с назначенным временем наши войска в сотрудничестве с японскими JSSDF окружили развалины Токио-3. Наземная часть города и внешние оборонительные рубежи были уничтожены в одном из боев с Ангелами. Это позволило нашим силам быстро и беспрепятственно проникнуть непосредственно в Геофронт...

    При слове "Ангелы" у собравшихся представителей по спине пробежал холодок. Это было слабое звено в их грандиозных планах. Увлекшись чисткой в NERV, они оказались абсолютно беззащитны перед этими тварями. И если еще хоть один из них нападет... Именно поэтому в ООН так волновались за судьбу NERV-овского оборудования.

    - К сожалению, в NERV-Япония успели подготовиться к нападению. Можно с уверенностью сказать, что нас ждали.

    Изображение на экране демонстрировало знаменитый Геофронт - подземную базу NERV-Япония, огромную полую сферу с настоящим лесом и озером, а также комплексом зданий. VTOL-штурмовики влетали внутрь и кружились под куполом, прикрывая наземные силы. Колонны бронетехники двигались по проложенным вдоль границы сферы дорогам, занимали позиции и разворачивали орудия. И тут начался ад кромешный. Казалось, вся земля в Геофронте была утыкана огневыми точками, выпускающими потоки ракет в сторону войск ООН. Ложные цели не справлялись, и штурмовики один за другим начали падать на землю. Колонна бронетехники, лишенная пространства для маневра, потонула в огне. Начался хаос и неразбериха.

    - Из-за больших потерь я был вынужден отдать приказ об отступлении и перегруппировке. Необходимость захвата оборудования без повреждений не позволила мне использовать стратегическое вооружение. К счастью, подробный план базы NERV-Япония, полученный от нашего информатора, позволил найти обходной вариант.

    - А что с Евангелионами? - несколько грубо перебил представитель России.

    - Сведения нашего информатора полностью подтвердились. Два оставшихся Евангелиона, а точнее, их пилоты, были полностью небоеспособны. Они не были запущены, и нам противостоял только персонал базы. К сожалению, оборона была подготовлена заранее.

    Представители угрюмо смотрели на экран, наблюдая за разгромом войск ООН. Выжившие силы спешно и беспорядочно отступали. Над парой огневых точек поднимался дым, но оставшихся было более чем достаточно, чтобы остановить небольшую армию.

    Инспектор прокашлялся и продолжил:

    - Как я уже говорил, информатор передала нам подробный план коммуникаций базы. Для отключения защитных систем ее допуска не хватало, однако ей удалось отключить внутренние датчики движения в вентиляционных шахтах. Это позволило нашему элитному подразделению - Радуге 6 - проникнуть на базу в обход систем защиты и попасть в командный центр.

    Изображение на экране напоминало компьютерную игру. Камера, закрепленная на плече одного из бойцов, дергалась и показывала мутную картинку происходящего. Камера вроде бы должна была еще передавать и звук, но разобрать что-либо было невозможно. Отряд полз по каким-то туннелям, спускался по веревкам в шахты, снова полз по туннелям... По дороге они часто останавливались рядом с электрощитами, и один из бойцов принимался в них копаться и резать провода. Один раз им даже пришлось вылезти из вентиляционной шахты в обычный коридор. В нем оказались двое часовых. Отряд затаился, командир коротко махнул рукой, и за спины часовых бесшумно проскользнули двое бойцов. В NERV стало на два солдата меньше. Представитель Северной Америки одобрительно захлопал в ладоши.

    - Наши деньги ушли не впустую, - произнес представитель Евросоюза.

    Далее отряд разделился на две группы, которые полезли в разные шахты. Снова – туннели с проводами и спуски в шахты. Наконец отряд остановился, боец с камерой осторожно выглянул за край туннеля. Внизу открывался вид на командный центр.

    Около входа красовалась баррикада из ящиков, за которой укрылась толпа солдат NERV. Остальной персонал занял оборону около своих постов. На самом верху суетилась небольшая группа людей. Трое в форме NERV - двое мужчин, один в очках, другой с длинными волосами и девушка с короткой стрижкой - сидели за терминалами и докладывали о ходе боя. На уровне ниже располагались три красных параллелепипеда - фреймы Magi, внутри одного из них копалась женщина лет 30-ти в белом халате. Командовал всем высокий пожилой мужчина.

    Быстро оценив ситуацию, командир стал отдавать короткие приказания. Двое бойцов со снайперскими винтовками ушли куда-то в стороны, остальные быстро зарядили подствольники у автоматов гранатами и приготовились. Командир посмотрел на другой конец командного центра, где заняла позицию другая группа из его отряда, о чем-то переговорил по рации, после чего принялся пальцами давать обратный отсчет.

    Пять, четыре, три, два, один...

    Командир взмахнул рукой. Вниз одновременно полетела куча гранат из подствольников. Часть гранат попала в баррикаду, остальные прошлись по постам. Сразу несколько упало рядом с Magi. Все потонуло в ярких вспышках и звуках - гранаты были оглушающие. Тут же с ловкостью лесных зверей вниз по веревкам начали спускаться бойцы. Быстро и без суеты они разбежались по залу, часть бросилась к баррикаде, где короткими очередями добили солдат и принялись минировать вход. Остальные двинулись вдоль терминалов, выбивая из рук оглушенных людей оружие, а их самих – вырубая ударами прикладов. Основная группа заняла уровень с Magi. Пожилому мужчине надели наручники.

    - Профессор Фуюцуки, заместитель командующего, - прокомментировал Чалмерз.

    Двум мужчинам в форме NERV стукнули по головам прикладами, подарив некоторое количество спокойного отдыха с болезненными последствиями. Женщину в белом халате привели в чувство короткой пощечиной, приставили пистолет ко лбу и что-то проорали, указывая на Magi. Та лишь презрительно усмехнулась и попыталась плюнуть бойцу в лицо, за что получила новую пощечину.

    - Доктор Акаги Рицуко, глава научного отдела. Информатор доложила, что она может отключить защитные системы, а также рассказала, как принудить ее к сотрудничеству. - Голос Инспектора был абсолютно равнодушным.

    На экране командир что-то коротко приказал, и один из бойцов поднял с земли девушку в форме NERV.

    - Майя Ибуки, оператор Magi. - Чалмерз был само спокойствие.

    Боец, ухмыляясь, приставил ей ствол к виску. Командир снова что-то проорал Рицуко, указывая на Magi. Из глаз Рицуко потекли слезы, но она вновь отвернулась. Командир махнул рукой, и боец со всего размаху влепил Майе пощечину. Майя упала, все ее лицо было в крови. Боец еще пару раз пнул Майю в живот. Рицуко трясло; казалось, что она сейчас упадет в обморок. Тогда боец достал нож, рывком поднял Майю за волосы, запрокинул ей голову и медленно стал приближать нож к ее правому глазу. Представителей передернуло.

    -Это... это было необходимо? - сдавленным голосом произнесла представитель Австралии, единственная женщина среди собравшихся.

    Инспектор Чалмерз выглядел весьма озадаченным. "Трусливые штатские, немного крови - и уже готовы наложить в штаны" - подумал он. Вслух, однако, произнес:

    - Время было на исходе. Служба безопасности NERV в любой момент могла попытаться отбить мостик. Необходимо было убедить доктора Акаги отключить внешний защитный периметр базы. Так что пришлось использовать несколько... хм, негуманные способы. Это сработало.

    На экране Рицуко что-то прокричала, затем на негнущихся ногах пошла к терминалу. Боец убрал нож от глаза Майи и приставил к ее виску пистолет. Майя слегка пришла в себя и принялась что-то протестующее кричать Рицуко. Тогда боец ударил ее по затылку, отправив к остальным операторам – в беспамятство. Рицуко дрожащими руками принялась набирать какие-то команды на терминале. В спину ей было глядело сразу три ствола, а бойцы за спиной следили за каждым ее движением.

    - Доктор Акаги отключила внешний защитный периметр базы. Это дало возможность основным силам прейти в наступление и быстро захватить всю базу. Сопротивление персонала было отчаянным, но, к счастью, у их службы безопасности не было ни достаточного опыта, ни снаряжения, чтобы успешно бороться против наших штурмовых групп. К сожалению, персонал базы не внял нашим требованиям сдаться. Потери среди персонала достигают 85%.

    Представители с помертвевшими лицами наблюдали на экране картины разгрома. Коридоры, заваленные трупами, копоть на полу и следы от пуль на стенах там, где солдаты NERV и гражданский персонал базы пытались организовать линию обороны. Баррикады из подручных материалов, разнесенные гранатами и заваленные фрагментами тел защитников. Персонал оборонялся с решимостью обреченных, строил баррикады, пытался минировать коридоры, но все коммуникации и компьютеры были под контролем сил ООН.

    Шансов у защитников не было.

    Представитель Евросоюза перекрестился.

    - О, матерь божья. Почему? Зачем они сражались? - Представитель Южной Америки утер платком испарину на лбу.

    Чалмерз едва удержался, чтобы не плюнуть на пол.

    - Командование NERV убедило персонал, что на них напали SEELE, чтобы захватить Евангелионы и устроить Третий Удар. Они думали, что сражаются за человечество, идиоты чертовы. Как мы поняли, у командующего Икари были разногласия с SEELE.

    - Кстати, насчет командования. Где Икари Гендо, где этот ублюдок?! - Представитель Африки, казалось, готов был разнести экран вдребезги.

    - С ним получилось очень интересно. Его захватила лично наш информатор, когда он шел куда-то в подземную часть базы, чтобы... Э-э-э, короче, прошу вашего внимания на экран.

    На экране была престранная картина. Некое огромное помещение, стены и потолок которого скрывались во тьме. Низ помещения был заполнен странной желтой жидкостью. Посреди зала был остров; к нему причаливали моторные лодки, из которых выпрыгивали уже знакомые бойцы Радуги 6. Все действие по-прежнему демонстрировала камера на плече одного из бойцов. Бойцы выпрыгивали и останавливались, ошарашенные зрелищем. На острове был установлен огромный красный крест, а на нем висело самое страшное существо, что приходилось видеть представителям в своей жизни. Огромное, бесформенное человекообразное туловище белого цвета, лицо закрыто маской, на которой представители с содроганием увидели эмблему проклятой SEELE. Собравшиеся на какое-то время потеряли дар речи.

    - Nani-Kore?! Что ЭТО такое??? Dameda! Куда наша разведка смотрела все это время?! Sonoa! - Представитель Восточно-Азиатского Блока смешивал японский и английский.

    - Информатор назвала это существо Адамом.

    - То самое существо, "случайно" обнаруженное в Антарктиде и взорвавшееся при попытке его исследовать? Какие же мы слепцы! - Представитель России присовокупил еще пару крепких словечек на русском, которые все поняли и без перевода. Ему вторили представители Америки и Европы, так что в воздухе повисла причудливая смесь многоязычной ненормативной лексики.

    Инспектор Чалмерз поморщился и громким кашлем вновь привлек внимание представителей к экрану. Там бойцы Радуги 6 смогли отлепить взгляды от существа и увидели, что на острове есть еще люди. На земле лицом вниз лежал средних лет мужчина с короткой стрижкой черных волос. Руки его были в наручниках. Рядом лежали разбитые очки.

    - Попался, гад! - с людоедской ухмылкой произнес представитель Африки.

    Над ним стояла привлекательная молодая темноволосая женщина в форме высшего офицера NERV и со знаками отличия тактического командира. Она дрожащими от напряжения руками держала пистолет, направленный на третьего человека. Ну, вернее, предположительно человека. Им оказалась девочка-подросток лет четырнадцати. Абсолютно голая со странной молочно-белой кожей, синими волосами и рубиново-красными глазами. От ее взгляда у Представителей взмокли спины. Взгляд был... нечеловеческий, самое близкое определение. Ее явно нисколько не волновало, что на нее направлен пистолет. Она не отрываясь смотрела на оглушенного Икари Гендо. Бойцы взяли всех троих в кольцо, и командир отряда окликнул женщину. Та медленно кивнула и молча протянула им пистолет. Лицо выглядело так, будто его обладательница несколько дней не ела и не спала. Один из бойцов забрал ее оружие, она сделала пару шагов и начала бессильно падать на пол. Двое ближайших бойцов подхватили её и осторожно понесли в лодку. Еще двое бойцов подняли с земли командира Икари, который уже начал приходить в себя, и тоже понесли в лодку. Остальные держали на прицеле девочку. Командир окликнул ее. Та, словно впервые увидав вооруженных людей, коротко кивнула, затем что-то сказала, глядя на Адама. После чего спокойно, совершенно не стесняясь своей наготы, прошла в лодку. Оставшиеся бойцы поспешно прыгнули следом, моторы лодок взревели, и они унеслись прочь от этого ужасного места.

    - Первое Дитя, если я не ошибаюсь. Что же за чертовщина у них творится? - подал голос Представитель Южной Америки. Остальные хранили потрясенное молчание.

* * *

    Инспектор Чалмерз сменил изображение на видеозапись итогов операции.

    - Итак, подводя итоги, операцию против NERV можно считать успешной. Было захвачено... - Представители встрепенулись. Начался дележ добычи.

    - В филиалах Германия, Австралия и Китай были захвачены недостроенные Евангелионы, проходящие под номерами пять, шесть и семь. В филиале Россия было захвачено несколько комплектов вооружения различного класса. В филиале Америка нам досталось производственное оборудование. В филиале Япония были захвачены готовые Евангелионы номер один и два, а также взята под контроль система Magi. К сожалению, доктор Акаги Рицуко успела уничтожить значительную часть важных документов. Полностью исчезла документация на систему Magi и данные от института Мардук, от данных на Евангелионы остались лишь разрозненные обрывки.

    - Я думаю, можно воспользоваться данными из других филиалов, - высказалась представитель Австралии.

    - К сожалению, филиалы получали информацию напрямую от системы Magi. Копий у них не оставалось.

    - То есть, надо все начинать с начала, - сказал представитель России.

    Чалмерз пожал плечами; его это не волновало. Он продолжил.

    - Теперь о пленных. Все выжившее руководство NERV арестовано. Заместитель Кодзо Фуюцуки и доктор Акаги Рицуко сейчас находятся под стражей. Командующий Икари Гендо находится в больнице из-за странного инородного тела в правой руке. Внимание на экран.

    На экране была фотография руки с вросшим в нее объектом наподобие эмбриона. Представители позеленели.

    - Ученые просят разрешения на ампутацию руки для исследований. Гендо сказал лишь слово "Адам".

    - Если у него в руке Адам, то кто же распят в подвале базы? - спросил представитель России.

    Чалмерз равнодушно пожал плечами.

    - Та девочка - Первое Дитя - глядя на то существо, сказала "Лилит"

    - У меня сейчас мозги лопнут! - рявкнул представитель Северной Америки. - Адам, Лилит... Хотят ампутировать - пожалуйста! Я не против, а вы?

    Возражений не последовало.

    Чалмерз прокашлялся.

    - Продолжим. Также захвачены все трое пилотов. Прошу внимание сюда.

    Представители заинтересовано уставились на экран. Про пилотов им было известно крайне мало, практически - только имена.

    - Первое Дитя, Аянами Рей. Досье пустое, как душа ростовщика.

    На экране была та самая девочка-альбинос, на этот раз уже одетая в школьную форму. В окружении солдат она с отсутствующим выражением лица прошла к военному джипу, села, двери закрылись, и машина уехала.

    - В данный момент содержится под стражей на военной базе рядом с Токио-2. Заявила, что будет общаться только с одним из Икари. Больше не сказала ни слова.

    Чалмерз глотнул воды и сменил запись.

    - Второе дитя, Сорью Аска Ленгли-Цеппелин. Американка, выросла в Германии. В пять лет была принята в NERV в качестве пилота. До 14 лет проходила усиленное боевое обучение. После начала Первой Волны Ангелов переведена в Японию.

    На экране показались... носилки. На них неподвижно лежала рыжеволосая девочка. В ее внешности причудливо и очень привлекательно смешивались восточные и европейские черты. На окружающих она никак не реагировала, словно спала. Вот только сон был ненормальным. Солдаты бережно отнесли ее носилки в машину с красным крестом, погрузили, закрыли дверь, машина также уехала.

    - Что с ней? Боевое ранение? - сочувственно произнесла представитель Австралии.

    - Нет. Судя по словам врачей - сильнейший нервный срыв. Возможно, она не выдержала пилотирования. В данный момент она находится в Центральном Клиническом Госпитале Вооруженных Сил Японии. Врачи обещают поставить ее на ноги, но нужно время, и, возможно, потребуются радикальные методы.

    - Бедная девочка, - произнес представитель Южной Америки.

    Чалмерз вздохнул - он уже порядком устал.

    - Третье дитя, Икари Синдзи. Родной сын командующего Икари. С пяти до четырнадцати лет жил у родственников, отец им не занимался. В школе характеризовался как замкнутый, нелюдимый и застенчивый ребенок. В 14 лет отец призвал его на должность пилота.

    - Что? Вот так просто взял и призвал? - оторопел представитель России.

    - Именно так. В школе Токио-3 его охарактеризовали так же, как и у родственников. Но при этом как пилот он оказался лучшим из всей троицы. Парадокс.

    На экране была картина, которая была бы смешной, если бы не была такой грустной. Четверо солдат, упираясь, волокли тощего темноволосого подростка, наряженного в стильную смирительную рубашку. Подросток упирался, что-то истошно орал. Неожиданно он извернулся и со всего размаха пнул ближайшего солдата в пах. Солдат согнулся, и подросток, вывернувшись, бросился бежать. Остальные солдаты бросились вдогонку. Когда подросток пробегал мимо машины, из нее выскочил водитель и бросился ему наперерез. Подросток упал, и встать из-за смирительной рубашки уже не смог. Подбежали солдаты, и подросток принялся отбиваться ногами. Один из солдат с размаху пнул его в живот. Подросток согнулся и затих. Солдаты взяли его за рубашку и ноги, понесли как мешок с мусором в сторону машины и закинули внутрь. Машина уехала.

    - Во время захвата базы Икари Синдзи находился в карцере, куда его ранее посадила наш информатор. В данный момент Икари Синдзи находится под арестом. Там же, где и Первое Дитя. Отказывается говорить с кем бы то ни было, говорит, что его предали и обманули.

    Некоторое время в Малом Зале стояла такая тишина, что были слышны удары сердца.

    - Это и есть знаменитые пилоты NERV? Эта троица психопатов? - Первым нарушил молчание представитель Северной Америки.

    - Что ж, значит эти дети - все, что пока у нас есть. Других пилотов у нас нет. Если мы хотим восстановить NERV, нам придется с ними работать. К тому же одним из условий майора Мисато Кацураги была наша забота об этих... пилотах, - сказал представитель России.

    - Да, майор Кацураги - блестящий командир NERV. Кто бы мог подумать, что она предаст своих же хозяев и передаст нам эти бесценные сведения, - улыбнулся представитель Евросоюза.

    - Она хотела остановить Третий Удар. В этом наши желания совпали. Она должна быть награждена, - сказала представитель Австралии.

    Чалмерз слегка размял затекшие ноги.

    - Учитывая неоценимые заслуги, а также высокую характеристику как тактика, майору Кацураги была предложена высокая должность в нашем штабе. К сожалению, она отказалась. Сейчас она находится в отпуске в Европе. Разумеется, наши агенты не спускают с нее глаз.

    - Что ж, тему можно считать закрытой. Инспектор Чалмерз, примите нашу благодарность за прекрасно проведенную операцию. Просим вас также провести служебное расследование по поводу возможных утечек информации. К другим вопросам. Есть ли прогресс в поисках Кила Лоренца? - представитель Восточно-Азиатского Блока задал самый волнующий вопрос для всех.

    Среди полученных от Мисато сведений были также данные на SEELE, в том числе досье на основных лидеров, а также расположение их баз и резиденций. Первый удар ООН нанесли по ним. Агенты Интерпола в сотрудничестве с местными спецслужбами одновременно атаковали резиденции лидеров SEELE по всему миру. Лидеры были на месте, но при попытке задержания они... покончили с собой. А о главаре SEELE - таинственном Киле Лоренце - вообще ничего не было известно. Где он, кто он, что задумал?

    После атак на резиденции лидеров подразделения армейского спецназа ООН пошли на штурм известных баз SEELE, но все, что они там обнаружили - голые стены и пустые склады. Пока ООН охотилось за остальными лидерами SEELE, Кил Лоренц успел спрятать основные ценности и сбежать. А остальных лидеров он, похоже, просто подставил. Все, что досталось ООН - это девять странных Евангелионов, чьи внушительные размеры не позволи просто закопать их в поле до лучших времен. В данных майора Кацураги они назывались "Серийные Евы", и были абсолютно бесполезны без некой системы, называемой псевдопилот. Подробности, оборудование и готовые образцы канули в неизвестность. Теперь ООН не знали, откуда им ждать удара. Тень Кила Лоренца виделась им повсюду.

    - К сожалению, нет. Интерпол следит за всеми финансовыми потоками, но следов Кила Лоренца пока не обнаружил.

    Повисло тягостное молчание.

    - Хорошо прячется негодяй. Ничего, и до него доберемся.

    Голос представителя Африки, однако, особой уверенности не излучал.

    - Подводя итоги. Мы не знаем, где Кил Лоренц, что он задумал и как нанесет следующий удар.

    Представитель Южной Америки озвучил то, что все и так знали.

    Представители поежились и начали оглядываться, словно опасаясь, что Кил Лоренц прячется в какой-нибудь тени.

    - А еще эта проблема Ангелов. Кто знает, сколько их еще осталось? - сказала представитель Австралии.

    - Командование NERV заявило, что не знает точное количество Ангелов. В данных майора Кацураги тоже нет ответа. NERV уничтожил семнадцать Ангелов, но их может быть еще столько же, либо больше, но может не быть вообще, - высказался представитель Восточно-Азиатского блока.

    - Это не так важно. Кил Лоренц прячется неизвестно где. Возможно, он уже строит новые Серийные Евы. Против них могут сражаться только другие Евангелионы, - сказал представитель России.

    - Что ж, значит, нам еще рано отказываться от Евангелионов. Да и глупо было бы выкидывать оружие, на которое потрачено столько денег и времени, - произнес представитель Евросоюза.

    Инспектор Чалмерз почувствовал себя брошенным. Представители занялись своим любимым делом - болтовней. Его это не волновало. Пока представители буду толочь воду в ступе, медленно приближаясь к решению, он может наконец-то присесть и размять разболевшееся колено. В молодости в него попал небольшой осколок снаряда, и теперь все чаще напоминал о себе. Сейчас он посидит здесь в ожидании последних вопросов и указаний представителей, после чего отправится в свой кабинет на ежедневный бой с самым страшным врагом - бюрократией. Наградные листы, отчеты о потерях, сводные данные о расходах амуниции и прочее, и прочее, и прочее...

    Однако в этот раз представители пришли к решению на удивление быстро.

    - Думаю, я выскажу общее мнение. Мы должны восстановить NERV, - сказал представитель Африки.

    - Это будет сложно. Многое утеряно. Восстановление одного Геофронта - это бюджет нескольких стран разом, - произнес представитель Ближневосточной Корпорации.

    - У нас только два Евангелиона с двумя небоеспособными пилотами. А в документах майора Кацураги говорится, что у Евангелиона может быть только один совместимый с ним пилот, заменить которого нельзя. Нам придется строить новые Евангелионы и нанимать новых пилотов, - подал голос представитель Южной Америки.

    - Одним из условий майора Кацураги было уничтожение всех Евангелионов и запрет на строительство новых. Но, думаю, она нас поймет. Джин уже выпущен из бутылки, и загнать его обратно не удастся, - грустно произнесла представитель Австралии.

    - Что ж, думаю, решено, - представитель Северной Америки обожал подводить окончательные итоги. - Мы восстановим NERV-Япония и начнем разработку новых Евангелионов. Мы наймем новых пилотов. Мы откроем новое поколение NERV - настоящих защитников человечества, а не инструментов в руках религиозных психопатов. Если Ангелы или Кил Лоренц вернутся, мы будем готовы. Есть ли возражения?

    Возражений не последовало.

 Глава I: Снежная Королева  

    Девушка издала сдавленное рычание, схватила несчастный аппарат и, размахнувшись, отправила его навстречу со стенкой. Триста иен превратились в груду обломков.

    "Все равно мне не нравилась эта мелодия. Интересно, это какой по счету? В электронном магазинчике меня уже узнают в лицо", злорадно подумала Айони и приготовилась снова погрузиться в сладкий сон.

    Но тут в груде обломков что-то замкнуло, и электронный мучитель принялся издавать омерзительнешие звуки, сделавшие бы честь облезлому мартовскому коту. Айони вскочила как ужаленная и помчалась к обломкам, чтобы покончить с издевательством раз и навсегда.

    - Живучий гад! А написано вроде "Made in China".

    - Ничего, контрастный душ поднимет мне настроение!

    Как обычно, полностью удовлетворенная результатами осмотра Айони отошла от трюмо и направилась в комнату. Там Оона подошла к настенным часам и увидела интересную вещь. Оказывается, сегодня – 19 февраля 2018 года, понедельник, и она опаздывает на учебу. Выдав набор непереводимых фраз на японском языке, Айони вихрем пронеслась по квартире, хватая вещи, судорожно одеваясь и пытаясь понять: "Что за ерунда?! Давненько со мной такого не случалось. Всего лишь понедельник, а у меня уже мысли путаются!"

    - Сдурела что ли?!

    - Совсем совести нет?!

    Извиняться Айони не стала – такие вопли волновали ее не больше, чем лай моськи волнует слона. Она с гордо поднятой головой прошла через вагон (пассажиры поспешно уступали дорогу) и села на свободное место.

    - Что за молодежь пошла, никакого уважения к старшим...

    Молодящаяся старуха нашла себе объект для возмущения. Но не надолго. "Заткнись, старая калоша, и возвращайся в свою могилу" - подумала Айони, но вслух ничего говорить не стала. Одного только пристального взгляда хватило, чтобы у старухи отнялся язык.

    Айони устроилась поудобней и утерла легкую испарину. "Три километра бега, а у меня лишь слегка участилось дыхание. В здоровом теле - здоровый дух", - с удовлетворением отметила девушка. Она развернула полиэтиленовую упаковку бутерброда и принялась завтракать. Есть холодный слипшийся рис - удовольствие не из приятных, но что делать. Между тем Айони отметила, что рядом с ней опять никто не сел. Так было всю ее сознательную жизнь. Люди садились рядом, только если не было других мест. Да и то частенько оставались стоять. Словно чувствовали в ней что-то чужое. Но Айони это не волновало. С детства ей было достаточно внимательно оглядеть незнакомого человека, заглянуть ему в глаза, чтобы понять, что он из себя представляет, и на сколько миллиметров его уровень поднимается над полом. Вот и сейчас девушка, посмотрев на старуху, принялась читать ее словно книгу:

    "Старая, но косит под молодую. Больная, смерть если и не сидит за спиной, то точно едет где-то в соседнем вагоне. Одинокая вдова, но не бедная. В ее дом уже наверняка слетелись за наследством родственники-стервятники. А до этого о ней никто и не вспоминал".

    Айони брезгливо отвернулась.

    Голова очистилась от психомаразматической мути и наполнилась гораздо более приятными мыслями - мыслями об отпуске. "Пускай эти русские варвары только попробуют отказать мне в визе. Ворвусь в посольство, вылью в канализацию всю "водку" и выпущу на свободу всех медведей!".

    Поезд мчался навстречу с вырастающим на горизонте Токио-2. Начинался новый день, такой же, как и все остальные. Возможно...

* * *

    Токийский Физико-Математический Университет был, без лишней скромности, престижнейшим вузом постапокалиптической Японии. Обучение в нем стоило целого состояния даже на самых заурядных факультетах, поэтому его студенческую массу образовывали либо богатенькие отпрыски элиты общества, либо ботаники, свихнувшиеся на учебе. А еще в нем училась Айони на первом курсе.

    По правде говоря, Айони поступила в Физмат только ради престижного диплома, чтобы впоследствии повысить свои шансы на рынке труда. Японская экономика, как, впрочем, и мировая, находилась в глубочайшей депрессии, и без хорошего образования людей ждали все прелести уличной жизни. Конкретных пожеланий о виде будущей работы у Айони тоже не было. Работа для нее должна быть понятной, высокооплачиваемой, престижной и руководящей. Нет, Айони не стремилась к власти ради власти – ее привлекал сам процесс управления толпой людей, организация их эффективной работы и так далее. Любимой компьютерной игрой ее детства были "Lemmings", так как жизнь эти мелких пиксельных человечков была ну просто копией человеческого общества в представлении Айони.

    Этот день в Физмате стал особенным. Впервые в новейшей истории Айони опоздала, пришла не за пять минут до начала, а... за одну минуту. "Просто... Меня все достало. Сегодня то же, что и вчера. Завтра будет то же, что и сегодня. Я плыву по течению. Зачем? Почему?... Стоп, стоп, стоп! Что еще за мысли? Наверное, я просто переутомилась. Учеба, сессия, до лета еще далеко... Решено - в выходные махну на Окинаву. Горячие источники, ммм..." Айони расплылась в довольной улыбке, настроение слегка поднялось.

    Была еще одна вещь, которая с утра беспокоила девушку. В книгах эту вещь называют предчувствием, интуицией и еще кучей разных названий. И хотя Айони предпочитала трезвый расчет, своему чутью она всегда доверяла и теперь инстинктивно ждала удара. Что-то должно было произойти.

    - Что-то ты заскучала, Айони. Пора бы тебе и парня найти, а то скоро совсем плесенью покроешься, - известный местный плейбой Мура решил блеснуть остроумием с задних рядов. Его прихвостни дружно заржали, показывая, что шутка удалась.

    - Может, это тебе пора парня завести, а то с девушками у тебя не очень, - ответ Айони напоминал удар рапиры. На этот раз засмеялась половина аудитории.

    - Ах, ты... да... да... ду... Дура фригидная!

    - Научись говорить, тогда приходи, - завершающий удар Айони. В аудитории раздались аплодисменты. Словесные разборки Айони были любимым зрелищем всего потока.

    Но тут пришел преподаватель, и сразу стало тихо. Началась лекция по философии.

    Айони вслушалась в музыку, постепенно расслабляясь. Препод, несущий мудреную фигню, и студенты, ее слушающие, остались где-то за гранью ее Эго. Она принялась перебирать в памяти свой диалог с Кобелиной Мура. Результат - хорошо, зачет, но в следующий раз надо опустить его одной фразой. Мура был не первый и не последний, кого Айони интеллектуально смешала с дерьмом, когда он попытался завоевать ее сердце и тело. Прозвище Снежная Королева девушка получила не за просто так. Айони и в мыслях не допускала каких-то там "отношений" как с противоположным, так и со своим полом.

    "Любовь? А разве она существует? Все эти книги, журналы... все вещают о каком-то волшебном чувстве и прочей ерунде. Но все, что я видела в глазах мужиков – это желание. А словом "любовь" они маскировали свою животную суть. Они все говорили красивые слова, стыренные из фильмов и книг, но глаза говорили лишь: "Я хочу тебя, да побыстрее." Скучно и неинтересно" Айони поморщилась. Непосредственно секс ее тоже не интересовал. Однажды, еще в школе, Айони позволила одним таким "отношениям" зайти дальше, чем "отвали прыщавое ничтожество". Результат ее полностью разочаровал. Если зрелище потного, пыхтящего мужика кому-нибудь и могло принести удовольствие, то только не Айони.

    Самое интересное, что, не смотря на репутацию "неприступной", поток ухажеров не уменьшался. Похоже, мужики только сильнее заводились, и зов природы заглушал даже инстинктивную людскую неприязнь к Айони. Ладно бы они хоть что-нибудь собой представляли, так нет же – все как один тупые бараны. А скоро вообще будет аут - весна не за горами, и у homo sapiens начнется сезон гона. Вуз будут оглашать звуки драк и истерик, единственной темой для разговоров станет: "кто, с кем, сколько раз?", а Айони житья не будет от очередных самцов, желающих попытать счастья. "Но ничего, у меня для каждого найдется "пара ласковых". Мало не покажется".

    Правда, несмотря на поддержку студентов во время таких дуэлей, друзей у Айони не было никогда, только несколько знакомых, которых она терпела, чтобы совсем уж не быть белой вороной. Никто просто не знал, как себя с ней вести и о чем разговаривать. Но Айони это нисколько не задевало. К дружбе она относилась примерно так же, как и к любви. "Мне нравится мой образ жизни, и мне плевать, что о нем думают другие". В этом была вся Айони.

    Размышления Айони были неожиданно прерваны неопознанным летающим объектом, совершившим мягкую посадку у нее на макушке. Внимательный осмотр определил НЛО как бумажку скомканную, обыкновенную. Так… Кому-то сейчас будет больно... Девушка медленно выключила плеер и оглянулась. Взгляд ее обещал медленную и мучительную расправу обнаглевшему снайперу. И тут она заметила, что в аудитории стоит гробовая тишина, а все 50 пар глаз смотрят на нее.

    - Эй, Айони, проснись и пой! Тебя к декану вызывают. Говорят, срочно! – крикнул кто-то с другого конца аудитории.

    Кабинет декана находился неподалеку: пять минут ходьбы – и Айони уже вошла внутрь.

    - Здравствуйте. - Айони поклонилась, отдавая дань вежливости, хотя по привычке вошла без стука.

    - Здравствуй, Айони. Эти уважаемые люди хотят обсудить с тобой несколько важных вопросов. Я оставлю вас ненадолго.

    Декан – пожилой маленький старичок – с поклоном удалился. Айони проводила его недоумевающим взглядом и тут заметила в богатом, со вкусом обставленном кабинете декана, еще троих странных людей.

    Айони вольготно уселась в кресло для гостей и тоже принялась разглядывать офицера своим фирменным "изучающим" взглядом. "Что тут у нас? Ага, трудоголик, романтик, душа компании и не дурак выпить. Холост, а может, в разводе. Что ж, не фонтан, но бывают и хуже. И что же вам от меня понадобилось, господин офицер? Не каждый день меня вызывают к декану на милую беседу с военными. Чувствую, хорошего будет мало...".

    Игра в гляделки продолжалась где-то пару минут, затем офицер усмехнулся, отложил в сторону форменный берет и, наконец, заговорил приятным баритоном с английским акцентом.

    - Ну, здравствуй, Айони, наконец-то мы смогли с тобой встретиться. Позволь представиться: майор Кристофер Уоллес, начальник тактического отдела NERV-Япония, можно просто Крис. Рад познакомиться.

    Айони вздрогнула. Плохое предчувствие подтвердилось.

* * *

    Айони была круглой сиротой. Когда она была еще совсем маленькой, ее родители, работники NERV, погибли в автокатастрофе, когда их машина на всем ходу слетела с обрыва в море. Тела так и не нашли. Других родственников у Айони не оказалось, и заботу о ней взяла на себя эта замечательная организация. Зачем-то продержали ее у себя до семи лет, затем сплавили в детский дом, где Айони и проторчала до окончания школы. NERV выделил ей пособие, позволяющее вполне сносно существовать, и больше ее судьбой не интересовался. Своих родителей Айони не помнила совершенно, а фотографий не видела, так как они занимались в NERV чем-то мега-супер-секретным, и их досье простым смертным не показывали. Все, что от них осталось, это имя - Айони Скай, прошу любить и жаловать. Но девушку почему-то совершенно не тянуло что-то выяснять. Она хотела просто жить, не задумываясь о прошлом.

    Но прошлое пришло за ней само.

    - Здравствуйте. Чем могу быть полезна?

    - Ну-ну, Айони, к чему такой официальный тон? Расслабься, мы пришли с тобой поболтать, а не арестовывать. - Майор Уоллес прямо-таки излучал доброжелательность. Но на Айони она не действовала. "Да-да, конечно, дурите мозги кому-нибудь другому."

    Майор слегка нахмурился, но продолжил в том же духе.

    - Простите, но я хотела бы узнать подробности.

    Майор Уоллес выглядел обескураженным. Кажется, его планы быстро уломать Айони с треском провалились. Лицо стало серьезным и сосредоточенным, а в глазах мелькнуло уважение.

    - Извини, Айони, но подробности я рассказать не могу. Информация засекречена, а ты пока – гражданское лицо. Думаешь, эти парни здесь для моей охраны? Ха! Да они прострелят мне башку, вздумай я распускать язык. - Майор снова попытался шутить, но осекся, взглянув на Айони. Мордовороты дружно хмыкнули. Похоже, это была не такая уж и шутка. Уоллес продолжил уже серьезным голосом.

    - Еще раз извини, но у меня связаны руки. Просто скажи: да или нет. Если да, то самолет назначен на 9 вечера, спокойно соберешься и попрощаешься с друзьями. Токио-3 ждет тебя.

    Лицо Айони оставалось непроницаемым, но внутри она была как струна. "Так и знала! Вот тебе и мышеловка! Нет, спасибо, авантюрами не интересуемся"

    - Мне очень жаль, но я не могу решать вслепую.

    - Айони, я все понимаю, но поверь, мы не собираемся тебя обманывать. Работа тебе понравиться, даю слово.

    Однако Айони не привыкла менять свои решения. Она начала вставать с кресла.

    - Сожалею, но такие условия меня не устраивают. Всего хорошего.

    Девушка направилась к выходу. Майор вздохнул.

    - Айони, подожди. Тебе в апреле исполнится 18 лет, и NERV официально прекратит перечислять тебе пособие. Ты это помнишь?

    Айони остановилась, развернулась, её глаза сузились. "О, черт! Так-так, пряник не сработал, пора пощелкать кнутом, не так ли, дорогой майор? Не на ту напали!" Уоллес между тем торопливо продолжил.

    - Вот видишь! А мы идем тебе навстречу: интересная работа, зарплата, уверенность в завтрашнем дне... - Майор улыбнулся.

    "Да что вы ко мне так прицепились? Будто небо рухнет, если я откажусь. Все равно, НЕТ, и точка!"

    - Повторяю - НЕТ! Не люблю азартные игры. Прощайте.

    Айони решительно направилась к выходу. Тон майора стал почти умоляющим.

    - Айони, у меня приказ...

    Девушка резко развернулась и встала в боевую стойку.

    - Примените силу... майор?

    Уоллес устало вздохнул, похоже, больше аргументов у него не осталось.

    - Нет, конечно. Ты абсолютно свободна в своем выборе. Прости, что так на тебя давил. Понимаю, тебе надо хорошенько все обдумать. Вот, держи визитку. Звони, если передумаешь. - Майор Уоллес вытащил из кармана небольшую пластиковую карточку.

    Айони ловко выхватила визитку из его пальцев и положила в сумку.

    - Постараюсь не потерять ее по дороге.

    - Айони, прошу тебя, обдумай наше предложение...

    - Прощайте, - спокойно сказала Айони, наконец-то удаляясь из кабинета.

    Уже за дверью девушка краем уха услышала, как Уоллес сказал охранникам:

    - Да уж, колоритная дамочка. Тронешь - руку оторвет.

    Охранники дружно гоготнули, восприняв слово "колоритная" по-своему. Айони вспыхнула: "На себя посмотри, гусь заграничный. Мозги мне полоскать вздумал. И как он только дослужился до такого звания в этом возрасте? Небось, поцеловал задницу кому нужно.". Молодой самоуверенный майор Уоллес начал ее бесить. "А эта так называемая работа? Нутром чую - дело тут нечисто. Практически тепличные условия: квартирка, зарплата... Тьфу! Почему Я? Из-за моего прошлого в NERV? Из-за родителей?"

    "Да и сам NERV... То немногое, что я знаю про эту лавочку, меня не привлекает. До сих пор у всех на слуху скандал двухлетний давности. Слухи о Третьем Ударе, карательные операции, волна похоронок, затопившая Японию... Нет, господин майор, говорите что угодно, но от вашей конторки я хочу держаться как можно дальше".

    Айони достала из сумки визитку и покрутила в руках. На мгновение алчные мысли заполнили ее сознание. В апреле ей исполнится 18, и халява от NERV прекратится, а она она поняла она это только сейчас. Впереди замаячила грустная перспектива оказаться на улице. Предложение NERV могло бы решить эту проблему, но... "Решено! К черту NERV, к черту майора Уоллеса! Я сама смогу себя обеспечить. Найду работу по вечерам, урежу расходы. Конечно путешествие в страну медведей и "Достоевского" накроется. Возможно, придется переехать в долбаную общагу. Цветы жалко..."

* * *

    Еще один будничный день подходил к концу. Солнце медленно заходило за горизонт, последние лучи света окрашивали верхушки небоскребов и облака в золотистые цвета. На землю нисходили сумерки, время чудес, когда рабочий день уже закончился, но еще оставалось достаточно сил для простых развлечений. Маховик человеческого общества замедлил ход, сменив суматошную борьбу за выживание на расслабленное ничегонеделанье. Люди покидали душные офисы, останавливали станки, выключали приборы и теперь, не торопясь, прогуливались по паркам и набережным. Кто-то забредал в любимый бар, кто-то шел домой. Почти всем было хорошо и спокойно.

    Погруженная в малоприятные мысли Айони даже не заметила, как подошла к своим дверям. Рука машинально достала ключ и принялась отпирать замок. Но фортуна окончательно повернулась к ней не тем местом. Замок никак не желал признавать родного ключа, и Айони остро захотела вышибить дверь ногой.. Мгновенно возникший в мозгу счет за ремонт остудил жажду разрушения., "Я же еще будильник утром расколотила! А-а-а! Все против меня! Давай же, зараза, открывайся!" Девушка со всей силы дернула за ручку. Дверь жалобно скрипнула, но выдержала. Захотелось упасть на землю и зарыдать. "Ну, Айони, вот тебе и взрослая самостоятельная жизнь, о которой ты так мечтала. Нравится? И что теперь делать?" Айони была на грани первой в своей жизни истерики. Неожиданно тишину развеял хорошо знакомый голос:

    - Айони-чан, милая моя, ты так поздно. Я уже начала волноваться.

    Мозг еще пытался выйти из сумрака, а тело уже развернулось и налепило на лицо дежурную улыбку. Получилось средне...

    - Добрый вечер, Хитоми-сан, отлично выглядите, - голос Айони напоминал заезженную кассету. "Ох, тебя мне только не хватало. Кто еще припрется мне посочувствовать? Кобелина Мура?"

    Хитоми-сан была милой пожилой женщиной, официальным опекуном Айони. Все ее близкие погибли в хаосе Второго Удара, она сама выжила чудом. Когда Айони покинула стены приюта, Хитоми-сан согласилась присматривать за девушкой до совершеннолетия. Айони была ей симпатична, к тому же прибавка к пенсии лишней не бывает. Лучшего опекуна, по мнению Айони, нельзя было и представить. Хитоми-сан никогда не лезла в личную жизнь своей подопечной, не спрашивала, куда она ходит и не приставала с советами о замужестве. Также Хитоми-сан не заставляла Айони помогать по хозяйству, зато всегда соглашалась присмотреть за ее цветами. Одним словом - идеал.

    - Как дела Айони-чан? Как учеба? - круглое морщинистое личико Хитоми-сан просто лучилось от любви и заботы.

    - Все нормально, Хитоми-сан, спасибо - Айони чувствовала себя улыбающейся куклой. Вопрос был дежурный, дежурным же был и ответ. Все, мол, в ажуре, отстаньте и не мешайте спокойно психовать. Руки ее в это время продолжали штурмовать проклятый замок.

    - Айони-чан, милая, что-то ты неважно выглядишь. Что-то случилось, ты не заболела? - в голосе Хитоми-сан чувствовалось искреннее беспокойство. Айони захотелось завопить: "Нет, у меня все хреново!!! До меня сегодня домогался пренеприятнейший тип из NERV, и я узнала, что в апреле окажусь на помойке, если не найду работу!" Но вслух Айони произнесла лишь:

    - Нет, нет, Хитоми-сан со мной все в порядке - мимические мышцы Айони начали затекать от застывшей дурацкой улыбки.

    Хитоми-сан слегка нахмурилась и приобняла Айони за плечи. Ее руки были мягкими и теплыми, а лицо светилось добротой и заботой. Девушка почувствовала, как отступает отчаяние и возвращается ясность мысли. Лицо смягчилось, и на нем появилась улыбка, на этот раз искренняя. "А ведь она и правда волнуется. Неужели у меня было настолько скорченное лицо?" Мир снова обретал четкость и краски. "В апреле Хитоми-сан официально станет мне чужим человеком. Даже жаль... Может, у нее денег взаймы попросить? Нет, не люблю быть кому-то обязанной". Айони глубоко вздохнула и сказала уже действительно спокойным голосом:

    - Да, все в порядке, Хитоми-сан, я просто устала. Денек выдался напряженный.

    Хитоми-сан участливо погладила Айони по спине.

    - Ну-ну, Айони-чан, милая, не надо так себя изматывать. Съезди на выходных в Окинаву. После горячих источников как будто заново рождаешься.

    - Спасибо, Хитоми-сан. Я, пожалуй, лягу спать пораньше, с утра буду как новенькая. Спокойной ночи.

    - Да-да, Айони-чан, правильно. Ложись, милая, утро вечера мудренее. Я тут тебе продуктов купила, молочка, все как просила, - Хитоми-сан протянула девушке объемный пакет. - Поправляйся.

    - Ой, спасибо, Хитоми-сан. До свидания, - искренне обрадовалась Айони. Ходить по магазинам она ненавидела. Подождав, пока Хитоми-сан развернется, девушка наконец-то закрыла дверь.

    Айони несколько раз глубоко вздохнула, досчитала до десяти, прошла в комнату и без сил упала на кровать. Угроза истерики отступила, осталась только вселенская усталость. Жизнь, кажется, снова начала налаживаться.

    "И чего я так распсиховалась? Как какая-то глупая истеричка. Все не так уж плохо. Да, нынче для девушки найти хорошую работу сложновато, но у меня остались мои мозги. Вместе мы непобедимы. Слезами горю не поможешь. Я могу, например, прибиться к какой-нибудь кафедре в универе. Скажу семпаю, что вдруг воспылала страстью к металлолому. Зарплата будет, конечно, мизерной, но халявная еда из столовки мне обеспечена. А еще можно стричь богатеньких дебилов. Нам задали немеренно курсовых, расчеток и прочего, почему бы и не зарабатывать, делая их на заказ? Мадмуазель Айони: скорость, качество, результат. Нет, пошло как-то выходит. В любом случае - прорвемся! Где наша не пропадала? А в Окинаву я все-таки сгоняю, пособие еще платят, надо пользоваться! Эх!"

    Настроение Айони взлетело до небес. Жизнь вдруг показалась ей прекрасной и удивительной. Девушка скинула куртку... И тут судьба-злодейка показала, что самое интересное оставила на потом.

    Способность соображать вернулась к Айони: "Что... Что происходит?! Снайпер?! Почему? За что?!" И тут пришла боль. Красный туман затопил сознание, а в грудь будто воткнули раскаленный стержень, точнее, три раскаленных стержня. Девушка издала хриплый стон, в груди забулькало. Айони почувствовала, как по телу растекается что-то липкое и теплое. Но при этом она совсем не чувствовала страха, вместо него девушку захлестнуло невероятное желание жить, плевать как, но только бы жить, жить, жить! Боль слегка отступила, а мозг уже начал отчаянно искать путь к спасению. "Если останусь валяться - мне конец, сдохну от потери крови", - в уголке сознания Айони зажегся таймер "До потери сознания осталось..." С каждой каплей крови из раненого тела уходила жизнь. Взгляд Айони упал на телефон, валяющийся на тумбочке. "Вот оно! Помощь! Надо вызвать помощь! Но как до него добраться?"

    Неизвестный стрелок, между тем, продолжал с увлечением превращать квартиру Айони в руины. В поднявшейся пыли был отчетливо виден луч лазера, хищно рыскающий по квартире. Выстрелов слышно не было. Похоже, снайпер пользовался глушителем. "Тварь! Кто бы ты ни был - ты за это ответишь!"

    Айони медленно ползла по полу в сторону тумбочки, стараясь держаться около стены. Каждоекый движение давалосься адской болью, но ноги и руки слушались – слава Богу, позвоночник цел. Стрелок заметил движение и принялся простреливать пол, но Айони держалась "мертвой зоны" около стены и пули ее не доставали. "Давай, Айони, еще чуток, еще немного... Да когда же у тебя патроны кончаться, ублюдок!" Сантиметр за сантиметром девушка приближалась к заветной тумбочке. Двигаться становилось все сложнее, и Айони с содроганием почувствовала, что ползет в луже собственной крови. Сил становилось все меньше. Из последних сил она протянула руку и, схватившись за провод, стянула телефон на пол. Тумбочка превратилась в решето, но Айони уже судорожно набирала номер службы спасения. В трубке раздался тренированный женский голос.

    - Служба спасения. Говорите.

    - П... По... Помогите... - Каждое слово рвало легкие на куски. Сознание начало гаснуть.

    - Назовите ваш адрес! Не бросайте трубку! Алло! Алло!

    Но трубка уже выпала из ослабевших пальцев, голос раздавался откуда-то издалека и был все тише. Трубка покатилась на середину комнаты и превратилась в обломки под после пары метких попаданий. В глазах начало темнеть. Таймер в сознании обнулился. "Погибнуть... так... Так глупо..." - Айони захотелось спать, просто спать, вечно. Разум еще боролся, но тело уже сдалось.

    Тут где-то вдалеке раздались выстрелы, крики, в ее дверь заколотили. Но Айони было уже все равно. Ее взгляд уперся в потолок, словно пытаясь запомнить его вид напоследок.

    Дверь слетела с петель, и в комнату ворвались какие-то люди в темных костюмах, братья-близнецы тех бычар, что Айони видела у декана. В руках они сжимали короткие автоматы. Девушка при этом равнодушно отметила, что луч лазера исчез. Похоже, со снайпером разобрались. Охранники быстро разбежались по квартире и тут наткнулись на нее. Один из них выругался, выхватил рацию и проорал:

    - Кандидат Скай серьезно ранена! Требуется медицинская помощь. Срочно!

    "Кандидат... Я? А..."

    Айони поглотила тьма.

Глава II: "Мы служим человечеству"  

God's in his heaven. All's right with the world.

Девиз Старого NERV

    Так легко... Так спокойно... Что со мной?

    Свет... Тьма... Звуки... Ощущения... Кто я?

    Мысли, образы, эмоции... Воспоминания... Люди, которых я знала... Места, которые видела... Жизнь, что я прожила... Где все это?

    Пустота... Нет ничего... Какое странное место... Глупое место... Что там внизу?

    Мое тело... Люди в белых халатах... Приборы... Что они делают со мной? Зачем? Они хотят меня вернуть?

    Нет! Нет! Я не хочу возвращаться! Здесь хорошо, здесь спокойно... Никто не мешает... Я не вернусь!

    Свет! Я вижу Свет! Живой сверкающий поток... Он зовет меня... Я должна идти за ним... В Туннель - путь на небо... Я заслужила покой!

    - Айони, не ходи...

    Что? Кто здесь? Здесь есть кто-то еще!

    - Айони, тебе еще рано... Твое время еще не пришло... Остановись...

    Этот голос... Такой тихий... Такой знакомый... Не помню...

    - Я помогу тебе...

    Не хочу ничего слушать! Свет зовет меня... Там хорошо! Мое место –Там!

    - Все будет хорошо... Айони... Ты нужна миру... Не бойся...

    Теперь я ее вижу... Образ девушки, сотканный из белого света... Развевающиеся волосы, синие волосы... Я будто знала ее всю жизнь... Но я не хочу... Я не хочу возвращаться!

    Образ приблизился, он был везде, повсюду... Руки, одновременно теплые и прохладные, обняли то, что было Айони... Возвращались чувства, желание жить... Свет померк – он втягивался в Туннель... Земля, где врачи продолжали бороться за ее жизнь, не зная, что терзают электрошоком пустую оболочку... Земля была все ближе, все яснее...

    НоАйони все еще боялась. Там внизу было раненое тело, там была боль... Она боялась возвращаться. Но голос девушки – такой тихий, такой нежный. Он успокаивал, давал силы, давал надежду...

    - Не бойся, Айони... Ты сильная... Боли не будет... Ты будешь жить... Все будет хорошо...

    - Но... Если я вернусь... Снова бороться... Одна...

    - Я буду с тобой... Я всегда была с тобой... Я буду наблюдать... Я помогу... Возьми меня за руку...

    - Твоя рука... Такая нежная, теплая...

    - А твоя холодная... Ну же, не бойся... Сейчас тебе будет тепло... Улыбнись... Я люблю тебя... Дочка...

    - Мама?

    Вспыхнул свет, потом пришла тьма. Айони вернулась на Землю.

* * *

    В операционной стояла тишина. Люди в белых халатах – слаженная и профессиональная бригада борцов со смертью – стояли вокруг стола, где только что оборвалась еще одна жизнь. Наступил самый ненавистный момент в жизни любого врача - смерть пациента. Вот и теперь врачи смотрели на тело совсем еще молодой девушки, которая никогда уже не увидит солнца, не полюбит, не выйдет замуж, не родит детей... У каждого остался свой след в душе.

    Никто, ни одна комиссия в мире, не мог их ни в чем обвинить. Раны девушки были смертельны, просто невероятно, что она не умерла сразу. Ее доставили уже в бессознательном состоянии, бригада врачей несколько часов боролась за ее жизнь, но три пулевых ранения в легкие и критическая потеря крови сделали свое черное дело... Врачи оказались бессильны.

    Старший хирург медленно поднял голову и посмотрел на часы - пришло время последних слов.

    - Время смерти...

    И тут... Раздался писк, потом еще один, и еще, и еще... Музыка самой жизни.

    Врачи лишь переглянулись, все чувства потом, и вокруг тела девушки вновь закипела работа.

    - Сестра, два кубика адреналина... Зажим...

    Произошло то, на что всегда надеялся каждый врач. Произошло Чудо.

    - Молодец, девочка... Умница... Ты будешь жить...

* * *

    Сознание медленно возвращалась к Айони, появлялись чувства, ощущения, мысли. Но девушка продолжала цепляться за остатки сладкого забвения. Пробуждение означало боль.

    Болело все. По телу словно протопталось стадо слонов, в голове будто взорвали гранату. Гулко стучало сердце, каждый удар молотом бил по вискам. Айони боялась даже пошевелиться. Казалось, одно движение - и тело разобьется, как китайская ваза. Каждый вдох рвал легкие в тряпки, каждый выдох сопровождался хрипом. Хотелось отрубиться и больше не мучиться.

    Айони не знала, сколько она так провалялась. Девушка то теряла сознание, то пробуждалась, чтобы вновь отключиться... Но с каждым новым пробуждением жизнь постепенно возвращалась в Айони. Вернулась способность связно думать.

    "Что со мной?... Где я?..." Девушка пыталась запустить мозги, но те упорно отказывались отвечать на запросы. Все было словно в густом тумане, мысли двигались как мухи в желе. "Я пьяна?... Чушь собачья! Я не пью, тем более так..." Айони попыталась пошевелиться. Все тело тут же пронзила адская боль, сердце готово было разорваться в клочья вместе со всей грудной клеткой. Девушка застонала. Однако мозги вдруг заработали и выдали целый поток воспоминаний.

    "Снайпер... Раны... О боже, нет, нет! Не хочу! Нет!" – На Айони накатила холодная волна страха. Она начала судорожно шевелить всеми конечностями сразу. Боль показалась ей благословением - значит, она не парализована.

    Айони попыталась открыть глаза, но веки были словно склеены между собой. С огромным трудом ей удалось разлепить правый глаз, и взору открылось непонятное серое пятно. Айони догадалась, что это потолок. Наконец ей удалось открыть оба глаза и поморгать. Мир стал обретать четкость. Из серого тумана начали проступать контуры предметов, очертания комнаты...

    Айони лежала в светлом белом помещении, неприятно похожем на больничную палату. Вдоль стен была свалена целая куча разнообразного металлолома явно медицинского назначения. Приборы мигали, пищали, гудели, рисовали на экранах графики и всячески демонстрировали, что пациент скорее жив, чем мертв. Девушка с трудом перевела взгляд на себя: картина открылась удручающая.

    Грудную клетку закрывал толстый слой бинта, все тело было утыкано какими-то датчиками, к правой руке тянулась трубочка от капельницы.

    "Дерьмище... На кого я похожа... Шрамы, наверное, останутся... Отстой..." - Айони затопила жалость к себе, - "За что меня так..."

    Откуда-то сбоку донесся звук открывающейся двери. Кто-то тихо подошел к кровати.

    - Айони, ты очнулась! Замечательно! Ты хорошо меня слышишь? - подошедшая оказалась молоденькой медсестрой.

    "Отвалите от меня..." - хотела сказать Айони, но получилось лишь захрипеть.

    Медсестра, услышав хрип, нахмурилась и достала из кармана фонарик.

    - Так, Айони, смотри на свет... Молодец, теперь другой глаз... Отлично! - прощебетала медсестричка и вприпрыжку подбежала к выходу, - Она очнулась! Можете заходить!

    "Что? Кто там еще? Оставьте меня в покое..."

    В комнате раздались твердые мужские шаги, и над Айони склонилось лицо, которое она меньше всего хотела сейчас видеть.

    - Привет, Айони! Как самочувствие? Ну и напугала же ты нас! - Майор тактики NERV Кристофер Уоллес был сама забота.

    "Ой, блин... Только не он... Хуже и быть не может!"

    - Не волнуйся, ты в безопасности. В Токио-3 бояться нечего.

    "Оказывается, может... Токио-3 - город-крепость NERV. Что я здесь делаю?!" - на лице Айони отобразилось страдание. Майор Уоллес воспринял его по-своему.

    - Тебе плохо? Не тревожься, у нас лучшие врачи. Будешь как новенькая! – Уоллес подарил девушке первоклассную голливудскую улыбку.

    - Прости, Крис, но больной нужен покой. Приходи завтра. Ей нужно поспать, - не терпящим возражений голосом сказала медсестричка.

    - Да-да, конечно. До завтра, Айони. Поправляйся! - майор помахал ей рукой и вышел за дверь.

    "Очень ты мне нужен... Стоп! Эй, медсестра, ты что делаешь?! Никаких уколов!" - Айони попыталась увернуться от шприца, но тело не слушалось. Медсестра протерла плечо Айони спиртом и ввела иглу.

    - Расслабься, Айони, снотворное поможет тебе заснуть. Сладких снов! - медсестра захихикала и ушла.

    "Снотворное... Усыпить меня решили... Гады NERV-овские..."

    Айони уснула.

* * *

    Майор Кристофер Уоллес – тактический командир NERV-Япония, 35 лет, мужчина в самом расцвете сил – ехал по одному из многочисленных эскалаторов, направляясь в Центральную Догму.

    Когда он впервые появился в Геофронте, первой его мыслью было - "Кто так строит?!" Туннели, переходы, лифты, эскалаторы - все располагалась по какому-то совершенно бредовому принципу, несовместимому с логикой. Карта уровней напоминала паутину со здоровенной вертикальной шахтой по центру - Терминальной Догмой. И где-то на третьем уровне располагалась Центральная Догма - командный центр NERV. Главной шуткой всего института на пару недель стала история, как новоиспеченный тактический командир полдня прошлялся по базе, пытаясь попасть на работу. Такое с Уоллесом случилось впервые в жизни. Гордость не позволила ему попросить сопровождения, и он упорно пытался разобраться в непонятных указателях. V2, L2, Passage B1... все понятно? Что самое интересное, майор Уоллес все-таки добрался до командного центра всего за каких-то девять часов – своеобразный рекорд для новичков.

    Из Центральной Догмы велось управление всеми процессами как Геофронта,так и всего остального Токио-3. В ней располагалась святая святых NERV-Япония - тройной суперкомпьютер седьмого поколения с имплантированной личностью, более известный как Magi. Именно эти три больших параллелепипеда-фрейма были альфой и омегой NERV-Япония. Решения принимались путем голосования трех составляющих системы, и, по сути, Magi был разумной системой, от которой зависело ВСЕ.

    Майор Уоллес всегда любил научную фантастику, а Magi-система будто сошла с ее страниц. По словам обслуживающего персонала, в каждом фрейме находилась капсула со специально выращенными мозгами, запечатлевшими три стороны личности разработчика. И эти грани личности постоянно боролись между собой, принимая в результате общее решение. Просто, как и все гениальное. Правда, в последнее время с Magi-системой стали возникать сложности.

    "Опять у Третьего Отдела проблемы, ни дня без сбоя прожить не могут. Интересно, что на этот раз?" - причитал Уоллес по дороге, - "Забавные ребята в этом отделе, да и девчонки ничего. Только умные все слишком".

    Уоллес улыбнулся, вспомнив милашек-программисток, никогда не расстающихся с толстыми папками документов и любимыми электронными игрушками. Эскалатор закончился, и майор пошел по коридору в сторону лифта. По пути майор здоровался с многочисленными коллегами и знакомыми. В институте его любили и уважали за общительность и чувство юмора, да и начальником он был неплохим.

    Уоллес спустился на лифте до третьего уровня и достиг своей цели - командного центра, или, как его здесь в шутку называли – "главной рубки". Размеры зала внушали уважение. Фреймы Magi располагались на верхних ярусах, и один из них - Бальтазар - находился в "выдвинутом" состоянии. Рядом с ним стояли двое техников и, очевидно, спорили, кому лезть внутрь жутковатого на вид переплетения труб - фрейм со снятым кожухом.

    - Я в прошлый раз лазил, чуть шею себе не свернул, - возмущался старший техник-программист Майк, лучший специалист по кибернетике, которого удалось нанять за деньги. Его помощник – японец собрался, было, возражать, но тут они заметили подошедшего майора. - Здорово, Крис!

    - Вы у меня сейчас оба туда полезете, если будете болтать без дела. Что на этот раз случилось?

    Майк усмехнулся.

    - Угадай с трех раз!

    - Дайте подумать... Опять пролили кофе на терминал? Нет? Тогда, наверное, обыграли старика Бальтазара в очко?

    - Последняя попытка, Крис.

    - Сдаюсь. Колитесь.

    Майк вздохнул. Шутки кончились.

    - Главный контур цепи питания снова загнулся. Предохранитель сгорел. Почему - непонятно. Меняем уже третий раз за месяц. Переключились на запасной контур.

    - Ну, хорошо, а я-то тут причем? Меня зачем позвали?

    - В том-то все и дело, - вмешался второй техник-японец, - что запасной контур тоже отрубился, и тоже из-за предохранителя.

    Оба техника торжествующе уставились на оторопевшего майора.

    - Как я понимаю, вероятность одновременной поломки мала, - проговорил Уоллес.

    - Скорее ничтожна , - кивнул Майк.

    - Погодите, а почему Бальтазар всё еще работает? - спросил майор Уоллес, взглянув на терминал.

    - А у него оказалась тройная система дублирования. Мы это только сейчас обнаружили, документации ведь не сохранилось. Забавно, правда? Не удивлюсь, если и четвертый дублирующий контур найдется.

    - Мда... Разработчик постарался... Но одновременный выход двух контуров из строя... Думаете, саботаж? - тихо спросил Уоллес.

    Техники переглянулись. Такого поворота все и боялись.

    - Похоже на то. Предохранители сгорели непонятно от чего. Мы проверяли - никаких перенапряжений или сильных импульсов в цепи не было. Но мы не нашли никаких следов вмешательства. Действовали профессионалы.

    Майор Уоллес помрачнел, добавилась еще одна головная боль.

    - Ладно, ребята, работайте, а я решу, что делать. Ни пуха вам.

    - К черту... - грустно отозвались техники. Им предстояли увлекательные часы копания во внутренностях фрейма, наладки и тестирований.

* * *

    "Саботаж?! Этого еще не хватало! И так проблем выше крыши. И что теперь делать?" - размышлял майор Уоллес, спускаясь на лифте. - "Доказательств нет, а без них идти к начальству бесполезно. Эти жмоты не выдадут не йены".

    Надо было проводить расследование, повышать уровень безопасности, но у Уоллеса были связаны руки. "Бюджет не резиновый... Мы деньги не печатаем... Нужно четкое обоснование... Бред! Зачем вообще тогда нужна служба безопасности?"

    Майор неожиданно почувствовал, как же он устал. Две бессонные ночи у кровати бессознательнойАйонидавали о себе знать. Конечно, вахта в больнице не входила в его обязанности, но Уоллеса мучило чувство вины.

    "Предохранители перегорели, казалось бы, такая мелочь, но когда сгорают два сразу, и когда это происходит уже в третий раз за месяц - это НЕ случайность, а чьи-то проделки. Поддержка безопасности – моя задача и моя ответственность. Такого происходить не должно!"

    Уоллес представил, как по его личному делу расползается жирная черная клякса, заливая строчки с наградами и благодарностями, а его самого превращая в безработного без пособия. С ним будет то же, что и с его предшественником, когда год назад неизвестные террористы потопили целый конвой NERV. Выжившие в один голос твердили о каком-то морском чудище, и все в панике решили, что Ангелы вернулись. Однако подробный анализ затонувших судов показал, что транспорты, везущие детали для Евангелионов, были торпедированы. Неизвестный объект оказался творением человека. Работы по созданию Евы-14 были отброшены на полгода назад, а предыдущий тактический командир NERV-Японии, его коллега из США, и еще целая куча чинов из Тихоокеанского Флота ООН слетели со своих мест. Террористов так и не нашли.

    "Кто-то пытается нам помешать, ищет слабые места... Атака на конвой, саботаж работы Magi, покушение на Айони... Все это звенья одной цепи. Как же я хочу спать... Сколько лет я не был в отпуске?"

    Когда молодому капитану Кристоферу Уоллесу, отличнику службы ЦРУ с безупречным послужным списком, предложили возглавить тактический отдел NERV-Японии, он был в восторге. Но интересная и перспективная работа со временем все больше стала напоминать дурдом. Интернациональный персонал, с трудом понимающий друг друга - это еще полбеды. Основной задачей Уоллеса было восстановление боеспособности организации. В наследство от предыдущих хозяев Новому NERV-Японии достались два Евангелиона с пилотами. Когда Уоллес узнал, что под его командованием будут находиться два пилота из старой команды, он обрадовался, ожидая увидеть тертых, все прошедших ребят - ветеранов Первой Волны Ангелов. Но то, что он увидел на самом деле... "разочарование" было слишком мягким словом. А выбора не было, как ему объяснили: "один Евангелион - один пилот". Правда, теперь у него появилась Айони, и, возможно, хоть что-то удастся сделать. Осталось только уломать строптивую девчонку. "Прости, что втягиваем тебя во все это, девочка, но другого выбора нет..."

    Лифт остановился, и Уоллес пошел в сторону своего кабинета. Солнце было еще высоко.

* * *

    Айони с мрачным видом возлежала на кровати и поглощала безвкусный обед. Утром она снова пришла в себя и убедилась, что палата ей не приснилась. Майор Уоллес все-таки своего добился - Айони находилась в Токио-3 и при всем желании не могла уйти. Тело уже не болело, голова нормально соображала, язык сносно двигался, но дикая слабость заставляла лежать в кровати в ожидании своей судьбы.

    "Приплыли... Я все-таки в NERV... И что теперь делать? Что вообще происходит? Кому я понадобилась? Я обычная студентка, в шпионские игры не играю, а в меня стреляли! За что? Если бы не те парни в черном... Стоп? А они что там делали? От универа до моего дома далековато... Блин, а я-то наивная! Решила, что NERV оставит меня в покое... Гадство..."

    Девушка закончила есть безвкусную кашу, запила ее таким же безвкусным компотом и стала глядеть по сторонам. Серые стены, серый потолок, серая груда металлолома вдоль стен, ни одного растения... Айони чувствовала себя как в могиле. Она с отвращением отвернулась и посмотрела на себя. Еще одна причина для огорчений.

    "Ну что за отстой... В открытом купальнике теперь не покажешься..." - Айони уныло оглядела слой бинта на груди. Мысли путались, голова пыталась думать обо всем сразу. Снайпер, NERV, ранения, зачем, почему... Девушка усилием воли заглушила поток сознания. "Надо успокоиться. Спокойно, еще спокойней... Вот так. Что мы имеем? Я нахожусь в Токио-3 на базе NERV и сама уйти не смогу. Я ни черта не знаю и не понимаю, врач и медсестричка молчат как рыбы. По словам врача, я быстро иду на поправку, даже очень быстро. Приятно, блин... Скоро явится этот придурок Уоллес и начнет меня агитировать. Вступай, соглашайся, у нас круто и богато... Фигушки! Если он думает, что я буду целовать ему ноги от благодарности, то его ждет сюрприз! Все это дело попахивает канализацией, и я с места не сдвинусь, пока во всем не разберусь. Вывод из вышесказанного: не психовать, но и не терять бдительности."

    Айони, успокоенная такими мыслями, улеглась поудобнее и стала смотреть в окно. За стеклом было видно странное желтое небо, скорее даже не небо, а потолок, словно больница сама находилась в каком-то огромном зале. Айони давно пыталась понять, что же это такое, но не получалось. "Ладно, пока меня убивать явно не собираются. Осмотрюсь, разберусь... Они еще пожалеют, что связались с Айони Скай!" Девушке надоело просто так валяться, хотелось делать хоть что-то. Она прислушалась к своим ощущениям. Тело уже не болело, слабость после еды отступила... Кажется, она могла встать.

    Айони начала медленно поворачиваться на бок, осторожно опуская ноги на пол. К ее удивлению, тело вовсе не спешило загибаться от боли, движения получались легкими и свободными, в меру забинтованности, конечно. Девушка осмелела и быстро встала на ноги. "Клево! А еще вчера я даже пошевелиться нормально не могла! Кому расскажу - не поверят". Айони в восторге запрыгала по палате. Радость движения наполнила каждую клеточку ее тела, хотелось петь и танцевать. Она подбежала к окну, чтобы, наконец, понять, что же это за место.

    "Ой, блин! Это действительно громадный зал!" - ошарашенная Айони любовалась зрелищем огромной полой сферы, внутри которой и находилось здание больницы. Стенки сферы скрывались во мгле, а на земле, заполнявшей большую часть внутреннего объема, находилось настоящее озеро с лесом и комплекс каких-то странных зданий. Особенно выделялась здоровенная пирамида с широко разрекламированной эмблемой - Земной Шар с надписью NERV сбоку и гордым девизом внизу: "We serve mankind."

    "Круто! Нет, правда, круто! Это сколько ж денег в ЭТО угрохали?! Красиво, конечно, но пирамиде я бы порекомендовала пачку динамита, тогда будет вообще идеал", - пораженная зрелищем Айони не заметила, как открылась дверь в палату и в нее вошли двое.

    - Айони, что ты делаешь? Тебе нельзя вставать! Швы разойдутся! - Медсестричка попыталась силой уложить девушку в кровать, но та легко вывернулась.

    - Я в порядке, - Голос Айони заставил медсестру вздрогнуть.

    - Но... Но доктор велел...

    - Я себя прекрасно чувствую, спасибо за заботу.

    - Хорошо, хорошо... Я тебя сейчас осмотрю... Крис, оставь нас на пару минут.

    Майор Уоллес недовольно поджал губы, но послушно вышел.

    Внимательный осмотр подтвердил слова Айони - в постельном режиме необходимости более не было. Медсестра с ошарашенным выражением лица попрощалась и ушла восвояси. В палату, широко улыбаясь, ввалился Майор Уоллес.

    - Привет, Айони! Как себя чувствуешь? Добро пожаловать в Геофронт! - Уоллес, казалось, был готов обнять весь мир. Только Айони совсем не спешила прыгать в его объятия.

    - Я требую объяснений, майор, и немедленно!

    На лице Уоллеса появилась досада.

    - Ну что это такое... Я две ночи не спал, беспокоился, и что вместо благодарности? Бессердечная ты...

    Айони и бровью не повела:

    - Я хочу знать, кто в меня стрелял! Я требую объяснить, почему за мной следили ваши люди и зачем меня притащили в этот ваш, как его... Геофронт. Что вы вообще себе позволяете?! - Айони едва сдерживалась, чтобы не заорать. Напряжение, нервы, пережитый кошмар - все это сейчас выплескивалось на оторопевшего Уоллеса. От разъяренной девушки лучше держаться подальше.

    Майор успокаивающе замахал руками, стараясь остановить словесный поток.

    - Успокойся Айони, нервничать вредно, морщинки появляются. Улыбнись, все позади!

    Айони недобро сузила глаза: "Задурить меня пытаешься, майор! Не выйдет!"

    - Я жду ответов на свои вопросы, майор!

    Уоллес вздохнул и заговорил уже серьезным голосом.

    - Пожалуйста, Айони, успокойся. Волноваться нечего, ты в безопасности. - Он протянул ей увесистый пакет. - Здесь кое-какая одежка, размерчик, вроде, подходящий. Твою одежду пришлось выкинуть, сама понимаешь. Одевайся, потом сходим, перекусим и поговорим как взрослые люди. Идет?

    - Может, хватит увиливать, господин майор? - Айони не собиралась двигаться с места без ответов.

    У Уоллеса появилось страдальческое выражение лица. Тут девушка заметила у него мешки под покрасневшими глазами. Майор буквально засыпал на ходу. "Однако и работенка у тебя, майор... Не позавидуешь... Но мне плевать!"

    - Ладно, Айони... Тебя доставили в Геофронт, потому что это для тебя самое безопасное место в Японии. Снайпера помнишь?

    Айони решила слегка поддразнить Уоллеса.

    - Да... Что-то припоминаю... А кто это собственно был? - лицо девушки было непроницаемым.

    Уоллес в недоумении посмотрел на Айони "Что это с ней? Шутит? Или ее клинит после ранения? Не поймешь по ее лицу... Что за девка?"

    - Нет, Айони, мы не знаем, кто это был. Когда наши оперативники попытались его захватить, то снайпер... застрелился. - Уоллес следил за лицом Айони. Никаких изменений. - Почему мы за тобой следили? Айони, ты даже не представляешь, КАК ты важна для всех нас.

    Айони равнодушно зевнула, и абсолютно спокойным голосом поинтересовалось.

    - Я могу вернуться домой? Спасибо за лечение и одежду, майор, счет пришлите по почте. И еще, если я захочу за собой слежку, я позвоню.

    У Уоллеса отвисла челюсть. Такого он не ожидал. "Она что, издевается?!"

    - Айони, ты чего?! Ты что, забыла?! В тебя стреляли! Тебе опасно покидать Геофронт! - Майор следил за лицом Айони, пытаясь уловить хоть какие-то изменения. Ничего, не лицо, а маска... "Она меня с ума сведет!"

    Лицо девушки оставалось непроницаемым, но внутри она ликовала. "Ага! Занервничал, майоришка! Ха-ха, это только начало!"

    Майор Уоллес глубоко вздохнул. Весь этот цирк начал его доставать.

    - Ладно, Айони. Я выйду, ты переоденешься. А то обсуждать важные вопросы в больничном халате как-то не солидно, согласись. Одежка слегка "second hand", не обессудь. Потом закажешь себе по каталогу все, что душе угодно. Затем мы поедим и нормально поговорим. - Уоллес направился к двери. - Да, и еще, Айони, меня зовут Кристофер, лучше просто Крис.

    Когда за Кристофером закрылась дверь, Айони еще некоторое время походила по палате, приводя свои мысли в порядок. "Все-таки ушел от ответа, майор... хотя ладно, так уж и быть, Уоллес... Ну, ничего, всему свое время. Я вас всех на чистую воду выведу!"

    Девушка уселась на кровать и принялась изучать содержимое пакета. На всеобщее обозрение было выложено: кроссовки спортивные с носками – одна пара, "вроде бы не жмут", футболка – одна штука, "а что это на ней за фигня на немецком?", джинсы – одна пара, "в бедрах узковаты, но выбирать не приходиться". Нижнего белья не было, "ну что за нафиг. Ничего, прорвемся". Айони торопливо оделась и покрутилась перед одним из выключенных мониторов. "Размерчики слега не мои, но сойдет... А вообще, ничего... Если бы еще цвета понормальней..." Девушка, которая носила это раньше, явно испытывала тягу к красному и желтому. Айони продолжила крутиться перед монитором, доводя свой образ до идеала. "Так, здесь подтянем... Прическу поправили... Все - шик, блеск, красота. Вот такой я себе нравлюсь! Если бы еще цвета... А то прям попугай какой-то..."

    В дверь деликатно постучали, но Айони, увлеченная наведением марафета, стука не услышала. Тогда Кристофер вошел сам. И встал, как вкопанный, пораженный чудесным превращением. "Вау! Ничего себе..." Спать сразу расхотелось.

    - Отпадно выглядишь, подруга! Куда двинем дальше? - Уоллес, смешно скорчил лицо, изображая парня с улицы. Айони повернулась к нему, лицо было абсолютно спокойно и непроницаемо. Девушка великолепно умела себя контролировать.

    - Смешно... Что дальше?

    Кристофер понял, что шутки с Айони не пройдут. Он попытался исправиться.

    - Да ладно тебе, Айони! Чего ты такая мрачная? Ты почти выздоровела, жизнь продолжается...

    - Плачу от умиления... Может, сначала покормите, а потом будете мне голову дурить? - несколько грубо прервала его Айони.

    - Да... тяжелый случай. - Уоллес тоже решил добавить сарказма. - Итак, программа на вечер: еда, экскурсия, заселение на квартиру. Устраивает?

    - А у меня есть выбор?

    - Ладно, ладно... пошли. - Майор почувствовал, что сейчас уснет.

    Он пять лет не был в отпуске.

* * *

    Майор Кристофер Уоллес был ходячим ящиком с историями. Казалось, он знает анекдоты про любого работника NERV, в курсе всех сплетен и мог рассказывать их часами. Вот и сейчас Кристофер уже полчаса без перерыва и без повторов старательно развлекал Айони байками из NERV. Только та не спешила глупо хихикать над очередной шуткой. Со стороны казалось, что разум девушки был где-то далеко, но на самом деле он был у вас за спиной. Айони все слышала, анализировала, отсеивала бесполезный треп и думала, думала, думала...

    Сначала, после больницы, Кристофер повел девушку в столовку. Выбор блюд был не велик, но Айони это не огорчило. Ее тело, с рекордной скоростью идущее на поправку, требовало ЕДЫ, много, очень много еды. Уоллес с отвисшей челюстью наблюдал, как стройная изящная девушка доедала третью порцию жаркого, и явно собиралась потребовать четвертую, потом пятую...

    Наконец он отвел взгляд от удивительного зрелища и начал рассказывать. Правда, начал он издалека. Айони, с упоением поглощающая халявную пищу, внимательно его слушала. Очень внимательно.

    Большую часть бесценных сведений, что выдал Уоллес, была ей уже известна из выпусков новостей, Интернета и тому подобного. Но кое-что оказалось сюрпризом.

    NERV изначально задумывался как военно-научная организация по борьбе с неизвестной угрозой, называемой Ангелами. Эти существа неизвестного происхождения были абсолютно неуязвимы для обычного оружия из-за наличия у них непробиваемого "Absolute Terror Field", или сокращенно – AT-поля. Точнее, пробиваемого, но для этого была нужна огромная энергопушка и энергия всей Японии разом. К счастью, NERV сумел исследовать самого первого Ангела, которого 18 лет назад нашли в Антарктиде. Неудачная попытка исследования и была истинной причиной Второго Удара. "Ага! Так и знала, что метеорит был просто липой!" В результате долгих и сложных исследований были созданы Евангелионы – биологические боевые машины, по сути – копии Первого Ангела, но управляемые особыми людьми - пилотами. Из-за каких-то особенностей Евангелионов, или, как их обычно называют – "Евы", пилотами могли стать только подростки, психологически с ними совместимые. Через 15 лет после Второго Удара началась Первая Волна Ангелов. NERV успел уничтожить 17 Ангелов, пока не вскрылась страшная правда. Кто-то из их командования передал в ООН целое досье с секретными сведениями и выдал хозяев с потрохами. Оказывается, все это время NERV-ом заправляла тайная религиозная секта SEELE.

    - Как я понял, уничтожение Ангелов было необходимым условием для какого-то оккультного ритуала. Что-то типа искусственной эволюции с целью вывести человечество на новый уровень... - увлеченно рассказывал майор Уоллес. Айони при этом с невозмутимым видом доедала жаркое. Шестую порцию. Восторженные охи и ахи были не в ее стиле, - ... но ООН не понравилось, что кучка старых мракобесов решают за все человечество, и приняло меры...

    - Значит, ООН решило, что только оно вправе решать за все человечество? - Айони неожиданно прервала майора. Около нее возвышалась стопка из пустых тарелок. Кажется, девушка, наконец-то, наелась. Вопрос поставил Уоллеса в тупик.

    - Ну... Ты же понимаешь...

    - Ладно, проехали... А зачем было восстанавливать NERV после того как сами же его хорошенько погромили? - Голос Айони был холодным и почти полностью лишенным ярких эмоций. И хотя на ее лице застыла маска надменного равнодушия, Кристофера не отпускала мысль, что девушка видит его насквозь. "Все-таки она странная..."

    - Ну, во-первых – Ангелы. Мы не знаем, сколько их еще осталось. Конечно, уже два года про них ничего не слышно, но до этого прошло 15 лет между Вторым Ударом и Первой Волной. Даже если Второй Волны никогда не будет, мы должны перестраховаться...

    Айони закончила трапезу, и теперь, не торопясь, пила зеленый чай. Уже третью кружку. "Как же в нее столько влазит? А вроде осиная талия, плоский живот..."

    - ...во-вторых, лидер SEELE Кил Лоренц все еще на свободе, и мы понятия не имеем, что он задумал...

    Айони окинула разморенным взглядом груду пустой посуды. "Опаньки... Ничего себе! Это все я? Вот это голодуха..." Тело уже не требовало пропитания и принялось благодарно переваривать плотный обед. Кристофер поспешил увести Айони из столовой, пока она снова не проголодалась. Пришло время экскурсии.

    Они шли по коридорам, спускались на лифтах, двигались по эскалаторам... Казалось, что всему этому не будет конца. Уоллес показывал местные достопримечательности, а в перерывах травил байки и анекдоты. Бесполезный треп Айони слушала крем уха, а вот полезную информацию выделяла, сортировала и анализировала.

    Девушка внимательно смотрела по сторонам, стараясь запомнить направление. И хотя коридоры переплетались по совершенно дурацким законам, а указатели по своей информативности могли поспорить с голым бетоном, Айони не отпускало ощущение "дежавю". Она словно видела все это раньше, возможно, в раннем детстве. Ей казалось, что она может с закрытыми глазами вернуться обратно в столовую или больницу. "Странно... Это что же, детские воспоминания? Как я жила здесь до семи лет?"

    Майор Уоллес и Айони спускались все глубже и глубже под землю. Ярко освещенные коридоры и лестницы верхних уровней сменились темными и неуютными бетонными туннелями явно технического назначения: ряды труб, кабели и неясный, давящий гул. "Куда же ты меня тащишь, Уоллес? Несешь какой-то бред..." Информации был мизер, и майор продолжал упорно уходить от ответов. Айони начинала терять терпение. Кристофер продолжал увлеченно болтать ни о чем, когда девушка его оборвала.

    - Куда мы идем?

    - Да, собственно, уже пришли. Это сюрприз.

    Они подошли к огромной двери с надписью "Ангар D". Охранник, мирно спящий в будке, вскочил и торопливо отдал честь.

    - Добрый вечер, майор Уоллес, сэр! Разрешите ваш пропуск, сэр!

    Уоллес весело улыбнулся.

    - Вольно, рядовой. Прости, что разбудили. Держи. - Он протянул охраннику карточку-пропуск. Охранник проверил пропуск на своем терминале.

    - Все в порядке, сэр! Можете проходить, сэр! - Тут он заметил Айони. - Простите, сэр. Она с вами, сэр?

    - Точно. Привел показать ей нашу малышку.

    - Жаль, что увольнительная только через неделю...

    Кристофер понимающе улыбнулся. "Ага, губы раскатали... Все вы мужики одинаковы..." Айони смерила охранника презрительным взглядом. Дверь в это время с шипением отъехала в сторону, открывая вид на воздушный шлюз.

    - Приятных снов, рядовой.

    - Удачного дня, сэр!

    Через полминуты из будки раздался благодарный храп.

    - Дисциплина-то у вас хромает, а, Крис? - Айони захотелось поддеть майора. Тот отреагировал совершенно спокойно.

    - А что ему еще здесь делать? Охрана внешнего периметра на работе не спит, уж поверь. А сюда их отправляют на отдых.

    Они вошли в шлюз, дверь за ними закрылась. Свет в шлюзе поменялся на красный, потом, спустя минуту, снова стал белым. Прозвучал приятный женский голос из динамиков: "Дезинфекция окончена. Просьба надеть халаты перед входом. Удачного дня!" В стене появился люк, в котором висело два белых лабораторных халата.

    - Накинь халатик, Айони, там все стерильно.

    Вторая дверь шлюза открылась, и они вошли в некое большущее помещение, напоминающее бассейн. Заполнен бассейн был странной красно-фиолетовой жидкостью с резким химическим запахом. Помещение освещалось рядом прожекторов, повсюду были трубы, кабели... И тут Айони увидела... ЭТО

    Посреди бассейна из жидкости торчала черная голова робота. Высотой она была почти в три человеческих роста, а какого размера достигало тело, оставалось только догадываться. Внешне голова напоминала то ли череп какого-то чудовища, то ли гротескный шлем из произведений в жанре фэнтези. На месте глаз были установлены красные светофильтры. Айони физически ощутила жуткий, пристальный взор этого чудища. "Это... Это и есть Евангелион... Кажется, я начинаю понимать...". Стало жутко, хотелось оказаться где угодно, только бы подальше от... этого существа.

    - Айони, позволь представить - Евангелион номер 14, Адаптированная Серийная Модель с S2-двигателем. - Кристофер выглядел как ребенок, показывающий любимую игрушку. - Можно просто Ева-14 АСМ. Результат двухлетней работы десятков научно-исследовательских институтов по всему миру. Наша надежда.

    Айони была ошеломлена и сбита с толку. Мысли в голове девушки носились дикими табунами от одного полушария к другому. Этот робот, нет, ЭТО СУЩЕСТВО... Айони не могла разобраться в том, что она чувствует. Ей было страшно, хотелось убежать, но одновременно ее тянуло к этому созданию. Это место, эти стены, запах фиолетовой жидкости, все давило на нее, девушка чувствовала себя замурованной заживо. И тут Айони ощутила что-то новое. Это было похоже на... взгляд, и он исходил от существа. Словно что-то скрытое глубоко под слоем металла вдруг пробудилось и поглядело на девушку, прямо ей в душу. И этот взгляд был... приятным, успокаивающим. Любящим. На душе стало легко и спокойно, страх перед существом отступил. Разум Айони снова стал холодным и сосредоточенным.

    - Так зачем вы меня сюда привели?

    Уоллес оторвался от созерцания Евы-14.

    - Ну, как, нравится? Ты ведь хотела узнать о своей работе, не так ли? Эту малышку совсем недавно сюда доставили, и ей так не хватает пилота...

    Глазки Айони сузились. "Так значит..."

    - Кристофер, вы плохо понимаете по-японски? Я не собираюсь работать на NERV, тем более пилотом. Wakarimas-ka?

    - Но почему, Айони? Что тебя не устраивает в этой работе. Интересно...

    Теперь Айони начала приходить в истинную ярость. Чаша терпения переполнилась... Она не кричала, голос наоборот стал тише, но майор инстинктивно отступил на шаг назад.

    - Хотите знать, что меня не устраивает? ДА ВСЕ. Я жила нормальной жизнью, и все было прекрасно, ПОКА НЕ ПОЯВИЛИСЬ ВЫ. Моя жизнь разрушена, понимаете вы это, РАЗРУШЕНА. И ВСЕ ИЗ-ЗА ВАС. Меня не волнуют Ангелы, SEELE и ваши игры в шпионов. Я ХОЧУ ЖИТЬ НОРМАЛЬНО, ЯСНО ВАМ? САМИ ЛЕЗЬТЕ В ЭТУ ХРЕНОТЕНЬ.

    Айони резко развернулась и пошла к выходу. Кристофер пару мгновений простоял столбом, затем бросился вдогонку.

    - Айони, подожди! Да подожди же! - Уоллес попытался схватить девушку за плечо и едва не упал. "Ну и напор у девки!" - Пожалуйста, послушай...

    - Оставьте меня В ПОКОЕ. - Голос Айони был тихий и слегка дрожал. Она не останавливалась.

    - Да выслушай ты меня! Айони! - у майора начали сдавать нервы. - Думаешь, мы просто банда злобных параноиков, да?! Пришли и испортили тебе жизнь?! Думаешь, это мы послали к тебе снайпера?! Из вредности?!

    Девушка остановилась, плечи вздрагивали. Сейчас она была похожа на обычную испуганную девочку. Кристофер успокоился и положил ей руку на плечо.

    - Прости, что так вышло Айони. Ты единственный пилот Евы-14, понимаешь? Единственный. И нам очень нужна твоя помощь.

    Айони медленно повернула голову к майору. На ее лице, до этого превратившемся в ледяную маску, начали снова проступать чувства.

    - Что за бред? Почему...

    Уоллес печально покачал головой.

    - Не знаю Айони. Это как-то связано с конструкцией Евы, я до конца не понял... Но это факт.

    Вспышка ярости начала стихать, и Айони почувствовала себя опустошенной. "Почему Я? Из всех людей на планете именно Я..."

    - Айони, я понимаю, что ты чувствуешь, через что тебе пришлось пройти... Но пойми, ты в опасности. Мы не знаем, кто организовал покушение, может Лоренц, может террористы, может еще какие-нибудь уроды. И пока мы не разберемся, тебе придется оставаться здесь.

    Айони пыталась взять себя в руки. "За что мне все это? А? Ну, за что?" Вся ее жизнь, начиная с первой встречи с Уоллесом, напоминала страшный, бредовый не прекращающийся кошмар. Только всё было реальностью. Геофронт, Ангар D, Ева-14 – все это было на самом деле, здесь и сейчас.

    - Айони, у меня прекрасная идея! - Кристофер ободряюще улыбнулся, - Давай я покажу твою квартирку, и до завтра ни слова о работе. Просто отдохни. Идет?

    Девушка несколько раз глубоко вздохнула. "Все в порядке, Айони, успокойся... Уоллес прав, здесь для меня самое безопасное место... Снайперы, киллеры... Черт! Как мне удалось так влипнуть?!" Она посмотрела на Еву-14. Та неподвижно стояла в бассейне, но девушку не отпускало чувство, что за ней наблюдают. "Я должна нормально во всем разобраться. От начала и до конца. Тогда и решу". Айони чувствовала, что все, сказанное майором – лишь вершина айсберга. Эта история была слишком запутанной, чтобы делать поспешные выводы. "Осмотрюсь, прислушаюсь. Возможно, NERV, действительно, не желает мне зла... Но если это подстава... Уоллес, ты проклянешь день, когда решил меня использовать".

    Кристофер принял молчание Айони за знак согласия.

    - Вот и отлично! Пошли отсюда, а то мне здесь слегка не по себе, - майор повлек девушку к выходу. Она не сопротивлялась.

    Дальше они шли молча. Лицо Кристофера было спокойным и суровым, лицо Айони – абсолютно бесстрастным.

    "Столько всего произошло... А то ли еще будет... Ничего, прорвемся!"

* * *

    Вагон монорельса вез Кристофера и Айони по Геофронту в сторону жилых корпусов. Они ехали молча – оба слишком устали за сегодняшний день. За окнами открывался фантастический вид на базу NERV, но девушка была слишком занята своими мыслями, чтобы любоваться пейзажами. Лицо её не выражало практически ничего, но внутри головы кипела работа. Дискуссия "Кто виноват?! Что, черт возьми, делать?!" была в самом разгаре. Пора было принять окончательное решение.

    "За каких-то пару дней моя жизнь превратилось черт знает во что... Снайпер, NERV... Всем подавай меня на блюде... Почему?! Что во мне такого особенного?... Единственный пилот Евы-14... Стоп... 14?! Уже построено 14 Евангелионов?! Да что же это?! NERV готовится к войне?... Я не собираюсь в этом участвовать!"

    Айони посмотрела на Кристофера.

    "А ведь он явно не желает мне зла. Наоборот... Да он и сам, наверное, всего не знает... Стоп, машина! Айони, это уже паранойя! Я просто перенервничала... Сейчас бы душ... нет, лучше бассейн... Потом, все потом... Давай посмотрим на все с другой стороны. Мне нужны деньги и крыша над головой... Мне некуда идти, пока какие-то твари пытаются меня укокошить... Да, NERV - военная организация, пилоты сражаются на смерть, но... Уже два года тишины и покоя... Может, эти Ангелы и не появятся больше? А NERV просто транжирит денежки ООН? Почему бы и мне не поучаствовать в раздаче слонов? Нет, слишком просто..."

    Девушка чувствовала, что голова вот-вот лопнет от обилия вопросов без ответов. "Что же делать? А..." Айони колебалась, недоверие к NERV спорило с желанием заработать. Но она слишком мало знала, слишком много было непонятного... Если бы дело касалось только работы, она бы не колебалась, но сейчас... "Меня пытались убить! Это вам не игрушки! А я ничего не знаю, ничего... И мне ничего не расскажут пока..." Айони приняла решение.

    - Эй, Крис! Я согласна. Пилотом, так пилотом. Но вначале я задам десяток-другой вопросов.

    Мирно дремавший Кристофер дернулся и непонимающе уставился на Айони. Девушка в который раз поставила его в тупик.

    - Ээ... Мы же вроде бы не хотели сегодня говорить о работе...

    - Так ты против? - У Айони был прежний спокойно-надменный голос. От вспышки гнева не осталось и следа.

    - Нет, конечно! Спасибо, Айони... Ты нам очень помогла...

    - Ну, вот и славно. Единственная просьба - документы заполни сам. - Айони отвернулась к окну и принялась любоваться пейзажем.

    Сбитый с толку, Уоллес некоторое время пристально рассматривал девушку. Он окончательно перестал ее понимать. Кристофер никак не мог привыкнуть к постоянным изменениям в ее характере. То она ведет себя как нормальная семнадцатилетняя девчонка, то превращается в какую-то ледяную статую, и все изменения происходят мгновенно. Невозможно было понять, что она чувствует на самом деле. Айони, похоже, говорила одно, думала другое, делала третье. Она была не такой, как все, словно, не от мира сего. Кристофер повидал многих девушек, каждая со своими заскоками, но Айони - это что-то из ряда вон выходящее. Она была ни на кого не похожа. Она была вне стереотипов, вне рамок, вне условностей. Вне общества.

    "Ох-ох-ох, ну и работенка у меня... И почему в пилоты берут только людей со странностями?"

    Возможности отбора кандидатов у майора не было, "жри, что дают". Ему просто выдали небольшое досье на Айони Скай, 17 лет, живет там-то, и велели привезти на базу. Никаких подробностей. Теперь Кристофер чувствовал, что все сюрпризы еще впереди.

    "Ладно, она, конечно, странная, но явно не психопатка или алкоголичка. Все будет OK..."

    Монорельс двигался по дороге, проложенной по стенке сферы, огибая базу по широкой дуге. Айони задумчиво смотрела в окно, казалось, девушка была сейчас где-то далеко, вдали от NERV, Евангелионов и мировых заговоров. Лицо было спокойным и безмятежным. Кристофер невольно залюбовался.

    "Проклятье! Молодые девушки не должны гробить свои жизни в Евах! Это неправильно... Но у нас нет выбора. Нам нужны пилоты..."

    Кристофер откинул голову на сиденье и задремал.

    "Господи! Хоть бы с ней не произошло то же, что и с первыми..."

* * *

    Жилой комплекс NERV мог при необходимости вместить всех работников, начиная от командующего и заканчивая бравой бригадой дворников-сантехников. Однако в обычное время большая часть персонала предпочитала жить в восстановленном Токио-3, и комплекс пустовал. Почти...

    - А здесь, Айони, у нас этаж для VIP-персон. Метраж, планировка, сервис... Все как у белых людей...

    - На что ты намекаешь, Крис?

    - Упс... Язык мой - враг мой. Короче, твоя квартира здесь. Только не падай от восторга!

    Странная парочка шла по длинному пустому коридору. Куда-то вдаль уходил ряд одинаковых дверей с номерами, по другой стене тянулся ряд окон. "Ну почему все такое серое? На пару пальм влом раскошелиться? Ковер постелить? Если моя "VIP-квартира" будет такой же - закачу скандал!" Дизайнерская жилка Айони принялась активно генерировать идеи по перестройке. Во-первых, снести все нафиг...

    - Так, твои хоромы были где-то...

    - Hallo! Кристофер-сан! Guten Аbend! - Что-то рыжее и веселое вприпрыжку неслось по коридору прямо на майора. Взгляд Уоллеса суматошно заметался в поисках укрытия, остановился на ближайшем окне, но было поздно. Рыжее хихикающее пятно совершило грациозный пятиметровый прыжок, и Кристофер оказался в цепких объятиях.

    - Попался, Кристофер-сан! Хи-хи! Проси прощения!

    - Аска... Ты меня придушишь... - прохрипел несчастный майор. Руки девушки были тонкими и изящными, но очень сильными. Не прекращая хихикать, рыжая, стройная девушка в простенькой белой майке и синих шортах отпустила руки, и раскрасневшийся майор принялся торопливо растирать шею.

    - Ах, какой нехороший Кристофер-сан! Оставил бедную девушку одну. Здесь так скучно! - Аска смешно растягивала слова и хмурила симпатичное личико в притворном гневе. - Ты теперь просто обязан сводить меня куда-нибудь! А то я рассержусь.

    Уоллес кое-как выдавил из себя улыбку:

    - Ну хорошо... Эээ... Давай завтра.

    Лицо Аски засветилось от восторга.

    - Ура! Ловлю на слове, Кристофер-сан! Только, чур, я сама выберу место!

    - Но только если в Геофронте. В городе сейчас опасно.

    - Ну... - разочарованно протянула Аска, - Тогда давай...

    - Я вам не мешаю? - Айони надоело стоять столбом.

    Аска сообразила, что тут есть кто-то еще. Взгляд ее больших голубых глаз оглядел сначала невозмутимую Айони, потом Кристофера.

    - Это кто такая?

    Уоллес с радостью сменил тему.

    - Аска, познакомься - твоя новая подруга по оружию, Айони Скай...

    Но Аска его уже не слушала. Румяное лицо залила бледность, губы задрожали, глаза сузились. Рыжая встала в боевую стойку - драться она явно умела.

    - Ты?! Вернулась?! Волосы перекрасила?! - Казалось, еще чуть-чуть, и Аска сорвется.

    - Аска, ты чего? - оторопел Уоллес.

    - Это что, шутка? Ты кого привел?! Кристофер-сан! - Теперь Аска орала во всю глотку.

    Айони Скай выразительно подняла бровь. Этим ее внешняя реакция на вопли Аски и ограничилась.

    Рыжая достигла точки кипения и двинуналась прямо на невозмутимую Айони.

    Кристофер в панике загородил ей дорогу.

    - Аска! Объясни толком!

    Рыжая остановилась, плечи ее вздрагивали, голос стал хриплым.

    - Ты что, не видишь? Это же... Это...

    - Это Айони Скай! Наш новый пилот...

    - Ах, так! Ну и... Ну и пошли вы все! Scheisse!!! - Аска резко развернулась и со всех ног бросилась к своей квартире. Дверь хлопнула так, что бронестекла задрожали.

    Кристофер некоторое время простоял столбом, потеряв дар речи. Потом повернулся к Айони и стал ее рассматривать, словно впервые увидел. Девушке это надоело.

    - Проблемы с подружкой, Крис?

    Майор вышел из ступора и замотал головой.

    - Она не... - Он запнулся, поглядел на дверь Аскиной квартиры и продолжил шепотом, - ...не моя подружка. Я просто не знаю, как ей объяснить, что мне 35 лет, и я предпочитаю женщин постарше...

    - Да ладно тебе, Крис... Она симпатяшка... Кто она вообще? – подчеркнуто равнодушно поинтересовалась Айони.

    - Это Сорью Аска Ленгли-Цеппелин, Второе Дитя, пилот из Старого NERV.

    - Как? Великое Второе Дитя! Живая Легенда! Надо было попросить автограф... – девушка позволила себе легкую полуулыбку.

    Майор покосился на Аскину дверь и почти силой потащил Айони дальше по коридору. Проходя мимо Аскиных дверей, Уоллес деликатно постучался и спросил.

    - Аска, у тебя все в порядке?

    Ответом послужили несколько ругательств на немецком.

    - Лучше ее пока не трогать... Что же это с ней такое?

    - Ревнует, наверное... - В голосе Айони появилась кислота.

    - Может, хватит уже? Тебе, между прочим, с ней работать! - Кристофер слегка вышел из себя. - Вот, кстати, и твоя квартира...

    Айони и Аска оказались соседками.

    Уоллес протянул Айони связку ключей.

    - Открывай, хозяйка.

    Апартаменты были не слишком большими. Всего-навсего две комнаты – каждая размером со всю старую квартиру девушки, ванная и кухня. Одну из стен гостиной полностью занимало окно, за которым был еще и балкон, с которого открывался чудесный вид на парк. В спальне оказалась внушительных размеров кровать, на которой могли бы вольготно разместиться четыре человека. "Опять намеки, Уоллес?"

    - Твои вещи уже привезли. - Майор указал на небольшую груду коробок в гостиной. - Классная у тебя автополивалка для цветов. Запатентовала?

    Айони с замершим сердцем смотрела на свои растения. Милые, родные... Вот герань, вот фикус, а вот сосна-бонсай – пуля снайпера срезала крону, но корень был еще цел... "Как он догадался? Крис..."

    - Спасибо... Крис...

    Кристофер удивленно заморгал. Он впервые услышал от нее это слово. Словно сердце девушки на миг потеплело, и он увидел другую Айони - нежную, заботливую...

    - Да не за что... А вот здесь телефон, рядом список внутренних абонентов. Если что понадобится – звони...

    - Ну... Я хочу Луну с неба, личный самолет, футбольную команду... - Айони вновь стала прежней, и не понять было – шутит она, или всерьез.

    - Очень смешно... А тут компьютер, в обозревателе забиты ссылки на пару интернет-магазинов. Закажи себе что-нибудь по душе, а то на тебе Аскины вещи, надо бы вернуть.

    - Думаешь, она захочет их снова носить?

    Кристофер поморщился.

    - Ну, выкини их, если хочешь. - Майор зевнул. - Ладно, Айони, располагайся, это теперь твой дом. С новосельем. Рад бы остаться отпраздновать, но не могу, дел по горло. До завтра.

    Уоллес развернулся к двери.

    - Стоп, стоп, стоп. А мои десятки вопросов?

    - Айони, сжалься... Я вымотан до предела, а у меня еще груда бумажной работы... Мы поговорим завтра, на свежую голову... Счастливо.

    И, прежде чем Айони успела возразить, выскочил за дверь.

    "Ну вот, всегда так... Чуть что, сразу драпаем... Ну и фиг с тобой."

    Айони вышла на балкон и оценила футуристический пейзаж. Мысли вернулись ко Второму Дитя. И на этот раз, веселого настроения они с собой не принесли.

    Реакция Аски на нее... Ее слова... Айони была уверена, что видит рыжую девицу первый раз в жизни, но та словно узнала ее... Хотя, скорее, приняла ее за кого-то... "Волосы перекрасила... Вернулась... О чем это она? Я в жизни никогда не красилась... Эта Аска младше меня года на два, и не могла видеть меня в NERV в детстве... Ничего не понимаю... Дурдом."

    Но больше всего Айони напрягла сама Аска, точнее, то, что у нее в душе. Она успела разглядеть рыжую повнимательней, и то, что она увидела, ей совсем не понравилось. Совсем еще молодая, Аска успела пережить что-то ужасное, что-то дикое... И теперь ее разум был почти разрушен... Смех Аски, ее веселье, флирт с Кристофером - все это было маской, стеной, за которой она пряталась от окружающего мира. Внутри она страдала – достаточно было любой мелочи, чтобы хрупкое душевное равновесие рыжей было сломлено. Навсегда...

    "Кошмар какой-то... Что же с ней произошло? Неужели это из-за пилотирования? Я тоже стану двинутой психопаткой, как она? Блин, во что я ввязалась..." - Айони уже жалела, что согласилась на эту авантюру. Но другого пути развязать NERV-ву язык не было. А дело приняло слишком крутой оборот...

    "Завтра Уоллес получит не десятки, а сотни вопросов... Я из него всю душу вытрясу... Но это завтра... А теперь - отдыхать, отдыхать, отдыхать... Ни слова о проблемах..."

    Айони собиралась уйти с балкона, как неожиданно что-то почувствовала. Какой-то взгляд... Примерно как рядом с Евой-14, только гораздо слабее... И злее...

    Айони потрясла головой, взгляд пропал. "Блин, мерещится уже что-то... Скоро превращусь в полудурашную рыжую истеричку... Брр..."

    Через пару секунд квартира превратилась в эпицентр урагана. Айони занялась любимым делом - переделкой мира под себя любимую. Пока в масштабах отдельной квартиры. Девушка вихрем носилась по комнатам, расставляя любимые цветы, распаковывая вещи... В такие моменты ее было лучше не трогать. Во избежание...

* * *

    Два внимательных глаза следили за Айони...

    Рука в черной байкерской перчатке с хрустом смяла пустую банку пива...

    - Началось...

    Неизвестный бесшумно скрылся между деревьев.

* * *

    Аска лежала на диване и тщетно пыталась успокоиться. Трясущимися руками она взяла пульт и включила телевизор. Однако просмотр современных новостей был не лучшим способом отвлечься.

    -...Продолжается заседание Ассамблеи ООН в Париже. Официальный пресс-секретарь сообщил о достижении определенных...

    Щелк.

    - ... Группировка Китайской Народной Армии вчера вновь попыталась пересечь границу Российской Федерации. Несмотря на значительный численный перевес, силы вторжения были остановлены Пограничными Войсками России...

    Щелк! Щелк!!

    - ...Сегодня утром ВВС США нанесли очередные авиаудары по военным объектам на территории Мексики. Наблюдатели зафиксировали применение сейсмических N2-бомб! Число мирных жителей, погибших с начала антитеррористической операции превысило...

    Щелк! Щелк!! Щелк!!!

    - ... Помолимся, братья и сестры, ибо конец близок! Антихрист пробудился и ходит среди нас! И рукотворные демоны...

    Щелк!!!!

    - ... Теперь о погоде...

    Аска швырнула пульт в стенку. Хотелось что-нибудь разломать. "Как... Как можно сражаться друг с другом, когда Ангелы могут вернуться в любой момент?!! Весь мир сошел с ума! А я... Я еще не готова!"

    Аска вскочила на ноги и стала ходить по комнате. От одной стенки до другой... "Я не должна терять контроль... Я не должна..."

    Последний день Старого NERV Аска встретила в больнице. Вокруг стреляли и убивали. Люди, которых она знала, умирали один за другим, но ей было уже все равно. Она была в коме. У нее не было никаких физических повреждений, ее тело было абсолютно здорово, но разум почти угас. Немногие выжившие из персонала Старого NERV рассказывали что-то о проблемах с пилотированием, конфликте с другими пилотами, психических срывах... Аску перевели в Центральный Клинический Госпиталь JSSDF.

    Последовали долгие недели жестких процедур, когда врачи пытались заставить девушку очнуться, учили вновь реагировать на мир, учили жить заново. Потом полгода реабилитации, когда Аска была уже не в коме, но еще не могла сама о себе позаботиться. Ее мучили кошмары, она боялась темноты, боялась оставаться одна. Боялась засыпать... Она почти каждую ночь просыпалась с криками, но никогда не рассказывала, почему.

    Военные психологи поработали на славу. Кошмары постепенно прошли, у Аски снова появилась воля к жизни... Только полностью исцелиться она так и не смогла. Пережитые ужасы просто скрылись где-то глубоко в душе. Но это было лучше, чем ничего.

    Примерно год назад Аску выписали из больницы. Она вышла в большой незнакомый мир и стала думать, как жить дальше. Аска была совсем одна в мире, где не было ничего родного... Казалось, прошлого уже не вернуть...

    Прошлое вернулось само.

    Новому NERV-Японии понадобились пилоты, и к Аске приехали люди в черном. Она с радостью приняла предложение, так как просто не умела ничего другого, кроме пилотирования. Неважно ради чего.

    Смысл жизни? Уверенность в завтрашнем дне? Если бы все было так просто…

    Синхроуровень Аски застрял на 50% и дальше не рос, несмотря на все ее старания. Аска пыталась убедить себя, что это временно, что все наладится. Она старалась быть веселой и общительной, начала флиртовать с Уоллесом, хотя в душе понимала, что это глупо... Аска просто боялась одиночества. Все чаще в душу Аски закрадывались сомнения. "Зачем мне все это? Я просто бегу от жизни... Мама..." Девушка запретила себе такие мысли, но...

    Три месяца назад кошмары вернулись. Пару раз в неделю ей снился один и тот же сон. Бой, тот самый проклятый бой с 14-м Ангелом. Аска в своей Еве-02, размещенной внутри Геофронта. Ангел вот-вот должен прорваться, вся надежда на нее, но она справится, она лучшая, она не может проиграть... Вспышка, взрыв - и Ангел медленно влетает в Геофронт через пробитый купол. Аска наводит на него прицел винтовки и открывает огонь. Сейчас, сейчас все увидят, какой она классный пилот... Длинная очередь пронзает воздух, пули достигают Ангела, и... лишь бессильно царапают его шкуру. Аска продолжает стрелять, заряды кончаются, она хватает следующую пушку... Ангел все ближе, он медленно спускается на землю, словно насмехаясь над бессилием Аски. Девушка хватает все новые и новые пушки, что-то кричит... Ангел уже совсем рядом, кажется, что он становится все больше, а Аска с Евой-02 все меньше. Аска хочет убежать, но все тело будто парализовало... И тут она в ужасе видит, что у Ангела лицо... Лицо Икари Синдзи. Гротескная, отвратительная маска ублюдка Синдзи. Он ухмыляется. Вместо глаз черные провалы, но она чувствует, как его взгляд проникает внутрь Евы-02, находит контактную капсулу… Взгляд проходит сквозь комбинезон, ощупывает ее тело, проникает в душу... От него не укрыться, не спрятаться. А потом Ангел... нет, ублюдок Синдзи выбрасывает вперед руки и начинает ее душить...

    Три месяца назад в Токио-3 прибыл Икари Синдзи. И он посмел попытаться встретиться с ней... Такой подлый, трусливый, жалкий... Он что-то ей говорил своим мерзким извиняющимся голосочком... Аска не помнила, как свалила его на пол и обрушила на него всю свою злость, бешенство и накопившуюся обиду.. Синдзи не сопротивлялся, лицо было бледным, но спокойным, а глаза смотрели прямо на нее. В них не было ничего, кроме боли и... жалости. Аска не помнила, как прибежавшие охранники оттащили ее от Синдзи. С тех пор она его не видела, но кошмары не прекращались...

    Аска усилием воли отбросила нахлынувшие воспоминания. "Спокойно Аска... Ты сильная..." Пульт не подавал признаков жизни, пришлось выключать телеящик вручную. Голос диктора, вещающий о прекрасной погоде, умолк. Стало тихо. Аска легла на диван и попыталась расслабиться.

    "Я просто ошиблась... Это не ОНА... Нет... Показалось... Проклятье! Я так глупо выглядела!" Ярость вернулась на свое законное место. Подушка полетела вслед за пультом. "Кристофер-сан теперь, наверное, считает меня идиоткой! Все из-за этой новенькой! Сейчас я ей покажу!"

    Аска была страшна в гневе. Стул, посмевший оказаться у нее на пути, разделил судьбу пульта и подушки. Рыжая с хрустом размяла суставы. Будет битва...

* * *

    Айони хлопотала над одним из своих многочисленных растений. Бедный цветок пострадал под пулями, но еще есть шанс... Тут раздался стук в дверь. Кто-то посмел нарушить священнодействие. "Кого там принесло?" - Порядком раздраженная Айони отправилась к двери.

    "Давай, открывай! Ну же! Я знаю, что ты там!" - Аска приплясывала от нетерпения. Она как раз собиралась пнуть дверь ногой, когда та резко открылась. Айони презрительно оглядела рыжую с ног до головы.

    - Чего тебе?

    Аска не ответила. Весь заботливо составленный немецкий мат испарился из головы. Лицо рыжей опять начало бледнеть.

    "Лицо... Голос... Не отличить... Невозможно. Нет!"

    - Язык проглотила? - Айони надоело любоваться впавшей в ступор Аской, и она закрыла дверь. "Ну и стой там, дура рыжая." Хлопок двери привел рыжую в чувство. Коридор огласился воплями.

    - Ах ты... Ах, ты так!! А ну выходи! Думаешь, тебе все можно?! Scheisse!!! - Аска принялась с упоением колотить в дверь ногами.

    "Мда... Тяжелый случай..." - Айони оценила прогибающуюся под ударами дверь. Вроде крепкая. - "Нет... Если она сейчас не угомонится... Я ей..."

    Аске, наконец, надоело орать и ломать дверь, и она удалилась восвояси. Хлопок двери подвел окончательную черту под отношениями Аски и Айони. Добрыми соседками им не бывать.

    "Блин... Ну что за дурдом... С меня хватит! В душ!" - Айони уже направилась в ванную, когда вспомнила об одной мелочи. Бинты.

    Девушка в нерешительности встала перед зеркалом. Отражение в зеркале настроение не улучшало. "На кого я похожа... Глаза красные... А что на голове... Это у нас называется прической? Брр..." Айони схватила расческу. "Ой, блин... Перхоть! До чего меня довели... А еще эти бинты..."

    С одной стороны, самой снимать бинты было страшновато... С другой стороны – Айони дико хотелось помыться. Как же давно она не принимала ванну! Чесалось практически везде! Айони осторожно стянула футболку и пощупала повязку. Нечего не болело, она вообще забыла о своих ранах. Глубоко вздохнув, девушка начала медленно разматывать бинт на груди. Слой за слоем, осторожненько... Показались бинты с засохшими капельками крови. "Ой... Спокойно, это всего лишь кровь... Ой..." Досчитав до десяти, Айони медленно, стараясь не делать резких движений, сняла последний слой пропитанной лекарствами марли...

    "Что-о-о?! Это... Это как..." Девушка была внутренне готова к виду зияющей раны, к крови, к чему угодно, но ЭТО... Айони, потеряв дар речи, смотрела на почти абсолютно чистую кожу. Никаких следов, кроме трех едва заметных шрамиков. Да и они, похоже, исчезнут через пару дней... Даже ограниченных познаний Айони в медицине хватало, чтобы понять - ЭТО НЕВОЗМОЖНО. Нереально за пару дней залечить три пулевых ранения. Медицина XXI века была, конечно, развита, но не настолько...

    "Да что за бред со мной творится?! Что все это значит?!! А..." Надо бы радоваться чудесному исцелению, но... Лучше бы были обычные раны, чем еще одна гребаная тайна. Девушка почувствовала себя выжатой, как лимон. Еще одна загадка вроде этой - и можно прыгать в окно.

    Айони ощутила, что если сейчас же не примет ванну, то NERV разорится, оплачивая счета за ремонт. Звонок у двери отключить не удалось, пришлось обойтись только выключенным телефоном. Девушка отправилась в ванную, и пускай звонит, кто хочет, пускай возвращаются Ангелы, а рыжей опять захочется поорать...

    Она не откроет

Глава III Белый Шум  

Неосознанный блеск волшебства

За пределами круга

Две волны, что встретились

И поглотили друг-друга...

Flёur - Волшебство

    В Геофронте не бывает рассветов, как, впрочем, и закатов. В Геофронте никогда не дул ветер и не менялась погода. Большой и переменчивый мир с дождем, облаками и сменой времен года был где-то далеко. Ни звука не проникало сквозь черные монолитные стены огромной сферы. Людям, долго живущим в Геофронте, начинало казаться, что внешнего мира попросту не существует, а есть только ОН – грандиозный, невероятный, неизменный с сотворения мира.

    По слухам, аномальная геологическая структура, давшая приют зданиям Геофронта, попала на нашу планету из глубин космоса. Давным-давно, когда Земля была молода и невинна, массивный объект, позже названный Черной Луной, с такой силой ударил по поверхности, что часть планетарной массы вырвалась из пут тяготения и оказалась на орбите. Так появилась Белая Луна – ночное солнце вампиров и поэтов. На страницах учебников, это событие носит емкое название "Первый Удар".

    Солнечный свет поступал в Геофронт через сложную систему зеркал и светофильтров. По пути он очищался от вредных излучений, но при этом терял естественность. Воздух прогонялся по замкнутому циклу очистки и обогащения и наполнял Геофронт неподвижной, почти осязаемой массой. Температура и влажность внутри сферы поддерживались сами. Казалось, так будет всегда.

* * *

    Первый после прибытия день в Геофронте оказался забит беготней и нервотрепкой. Утро Айони началось с деликатного звонка в дверь, выдернувшего девушку из страны снов. На пороге стоял Кристофер Уоллес собственной персоной. Справедливое замечание, что сейчас только полдвенадцатого, нафига куда-то переться в такую рань, Крис пропустил мимо ушей. Широко улыбаясь, Уоллес объявил, что для Айони началась новая интересная жизнь. Короче, девушка, собирайтесь – пора отрабатывать зарплату. Возразить было нечем.

    Далее последовал слегка поздний завтрак, за которым Айони упорно пыталась допросить Кристофера. Вопросов были сотни: даже непонятно, какой задавать первым. Уоллес отвечал неохотно, все время пытаясь отвлечь девушку болтовней, но все-таки отвечал:

    Да, Айони, ты, действительно, – единственный пилот Евы-14. Почему? А кто его знает... Что-то насчет синхронизации, совместимости, короче, не знаю. Я майор тактики, а не профессор.

    Зачем столько Ев? Нет, мы не собираемся захватывать мир. Это наша гарантия на случай возвращения Ангелов или Кила Лоренца. Судьба человечества поставлена на карту, бла-бла-бла...

    Нет, я не знаю, что конкретно случилось с Аской. Новый NERV-Япония нанял ее незадолго до моего прибытия. Нет, ученые клянутся, что это не из-за пилотирования. Дело в ней самой.

    Пилоты? А что тебя интересует? Ну... Мне известно о трех пилотах Старого NERV. Двое сейчас здесь, о третьем, вернее, третьей, мне ничего не известно. Top Secret, понимаешь...

    Кто второй? Тут Кристофер почему-то брезгливо поморщился. Икари Синдзи, шестнадцать лет. После разгрома Старого NERV где-то месяц просидел под арестом, а потом, когда режим был ослаблен, парень умудрился дать деру. С концами. Потом разведке лишь иногда удавалось заметить Синдзи то там, то здесь, в самых разных уголках Японии . Парень явно не хотел, чтобы его нашли. Он опустился на самое дно, постоянно перемещался, не ночевал дважды в одном месте... Как жил, чем жил - непонятно. Потом вообще исчез без следа. Его уже собирались объявить без вести пропавшим, когда месяца три назад он неожиданно всплыл... Нет, не в пруду, а в префектуре Хоккайдо. Он... работал в Макдоналдсе, жил в студенческом общежитии и, вообще, вел себя как примерный гражданин. Разумеется, визит бравых парней из службы безопасности не заставил себя ждать. Синдзи вяло поотпирался, но все-таки позволил погрузить себя в самолет и доставить в Токио-3. Правда, пилот из него получился тот еще... Парень наотрез отказался управлять своей Евой-01, заявив что-то о страхе развоплощения. С трудом удалось уговорить Синдзи на пару тестов синхронизации, на которых он показал устойчивый 90% уровень, и больше его не удавалось заставить даже близко подойти к Ангарам. Когда приходило время синхротестов, парень просто исчезал куда-то, и никто не мог его найти. В остальное время Синдзи целыми днями шлялся по Геофронту и пил на халяву пиво. Короче, мерзкий и скользкий тип, с радостью бы его застрелил, да начальство не велит...

    На этой торжественной ноте завтрак закончился, и Кристофер повел Айони на, как он выразился, увлекательную экскурсию. Юмор Уоллеса отдавал чернухой, ибо под видом экскурсии девушка получила марш на выживание по различным инстанциям. Первый отдел, техника безопасности, пожарные, медсанчасть, бухгалтерия... Бесконечные кабинеты, люди, документы: все слилось для Айони в один сплошной белый шум. Бюрократическая машина NERV втянула девушку в себя, покрутила, пожевала и выплюнула уже под вечер. Ощущения были такие, словно на Айони весь день возили воду из Токио-2 в Токио-3.

    В Первом отделе лысенький старичок в погонах сначала выдал бредятину на тему: "Где Ваши родственники были во время Второго Удара?" Айони едко намекнула, что надо бы надеть очки, да поглядеть в ее досье. Старичок молча надел монокль и погрузился в чтение. Спустя каких-то двадцать минут старичок сменил пластинку на пьесу: "Не трожь секретное, а не то...". Айони изо всех сил старалась его не слушать, но монотонный скрип нагло просачивался сквозь мыслительные образы лесов и озер. Под конец девушке хотелось выть, орать, бегать по потолку, лишь бы прекратить эту пытку. Пластинка все-таки остановилась – старичок выдал финальную фразу типа: "Иди, и больше не греши!", затем протянул ей стопку макулатуры. Распишитесь здесь, здесь, еще вот здесь, и вот здесь, погодите, еще вон там и тут, да погодите же, еще не все... Когда Айони, пошатываясь, выползла из кабинета, Уоллес, не давая опомниться, потащил её на следующий круг ада. "А начальник Первого отдела у нас старенький, ты уж его извини..."

    Следующей остановкой стал Отдел Техники Безопасности. Дородная тетка посмотрела на Айони так, будто та была первым человеком, явившимся в ее кабинет за пару лет. Тетка лениво смахнула паутину и низким голосом затянула Сагу о Пальцах в Розетке:

    – Жила-была на свете девочка и работала она в NERV. Как-то, придя на работу, увидела она искрящуюся розетку. Захотела девочка починить розетку, но тут появляется добрая фея из ОТБ и говорит ей: "Не трожь электроприбор, девочка, его могут касаться только волшебники-электрики 8 разряда из Технического отдела!" Не послушалась девочка...

    Убойное повествование было прервано особо громким храпом Айони. Далее последовало скоростное расписывание здесь, здесь, и здесь...

    После этого Уоллес потащил Айони к пожарным. Путь был не близким, и Кристофер вновь сделал попытку рассмешить девушку своими мега-историями из жизни NERV. Айони не удостоила его даже взглядом. Лекция, что прочел девушке усатый мужичок из Отдела Пожарной Безопасности, была в этот день на первом месте по поучительности. Айони узнала, что, оказывается, абсолютно ВСЕ может "возгореться" в любой момент – достаточно косо взглянуть. А еще Айони дали проиграться с настоящим огнетушителем! На нем красовалась дата изготовления - 1999 год, и до попадания в NERV этот чудо-агрегат похоже мирно покоился на дне моря.

Айони начала тихо звереть. Хотелось взять пачку динамита, лучше две, и больше не видеть эти долбанные серые коридоры и не подписывать бумажки здесь, здесь и здесь... Майор Уоллес не обращал внимания на гримасу отвращения у Айони, а на все требования оставить ее в покое отвечал, мол, извини, таковы правила, потерпи немного... еще капельку... ну чуток...

    Потом Айони оказалась в уже знакомой медсанчасти. Ее образования не хватило, чтобы понять, зачем надо проводить детальный медосмотр, если ее только вчера отсюда выписали. Правда, с осмотром вышел забавный казус. Врачиха несколько раз перечитывала медкарточку Айони, где черным по белому было написано: "три пулевых ранения". У девушки же не осталось даже шрамов. В конце концов, врачиха плюнула на это дело и написала то, что есть: отличное здоровье и т.д.

    Распишитесь...

    Единственным светлым пятном в этот серый день стало посещение бухгалтерии. Вот такие бумажки Айони с радостью подписывала бы хоть каждый день. В голове девушки заработал целый расчетный центр, переводящий зарплату в йенах в недвижимость, предметы роскоши, гектары леса с озерами... Кажется, жизнь начала налаживаться. Расписаться здесь? А еще здесь и вот здесь? Всегда пожалуйста!

    Ну и финальным аккордом стал роскошный подарок от Кристофера Уоллеса. Майор выполнил свое обещание и сам заполнил все документы. Айони только и оставалось, что... Правильно, оставить свои автографы на каждом листочке в упирающейся в потолок стопке. Вроде бы мелочь, но девушке казалось, что она расписывается собственной кровью, и еще пара подобных бумажек превратит ее в мумию.

    Солнце за пределами Геофронта клонилось к закату, когда Уоллес ехидным голосочком объявил, что культурная программа на сегодня выполнена, и Айони может быть свободна. Улыбка у Кристофера вышла на редкость злорадной, типа, думала, денежки на халяву получать будешь? Фигушки! Поработать мы тебя заставим... Айони доковыляла до своих VIP-аппартаментов и без сил свалилась на кровать. Даже когда девушка на спор пробежала двенадцатикилометровый кросс, ТАК она не выматывалась. Сил не хватило бы и на одно приличное ругательство.

    К счастью, рыжая полудурошная соседка сегодня не захотела почтить ее визитом. Айони решила отомстить NERV-у классическим женским способом. Да и Аскины вещи ей уже порядком надоели. Девушка села за компьютер. Спустя пару часов NERV обеднел на кругленькую сумму, а Айони стала счастливым обладателем обширного гардероба и всякой другой мелочи. Осталось только дождаться утра, когда все это доставят. После непременной вечерней ванны и заботы о растениях Айони, наконец, легла спать. Третий день в NERV подошел к концу.

* * *

    Утро следующего дня можно официально считать приятным. Никто не осмелился нарушить сон Айони звонком в дверь, а телефон девушка предусмотрительно вырубила еще вечером; рыжая истеричка была где-то далеко, поэтому Айони соизволила проснуться лишь где-то к полудню. Приятные сюрпризы продолжились.

    Во-первых, около своей двери девушка не обнаружила вооруженной охраны – следовательно, ограничивать ее свободу никто не собирался. Во-вторых, около двери оказалась среднего размера пирамида коробок с эмблемами интернет-магазинов. Халявные сокровища доставили. "Клево! Респект за оперативность!" - про себя сказала Айони и, не торопясь, потащила добычу к себе на квартирку. Последовали приятные хлопоты со вскрытием коробок и ревизией содержимого. Все было шито-крыто, ничего не забыли и не потеряли.

    На свет Божий показались многочисленные свертки со стильной одеждой. Придирчиво осмотрев шмотки, Айони быстренько соорудила себе образ на это утро. Аскино барахло отправилось в последний путь в сторону мусорки. Девушка покрутилась перед зеркалом. Выбор стиля одежды у нее, в основном, зависел от настроения, и в этот раз он оформился в нечто готическое. Длинное темное пальто из легкой ткани, светло-серая блузка с кельтским орнаментом и черные брюки. "Ну, все, отлично. Можно выйти в люди... Так, что там дальше?" – Айони аккуратно повесила пальто на плечики в шкаф и продолжила осмотр халявы. Кроме обновленного гардероба девушка заказала себе кучу всякой всячины: горшки для цветов, пару картин с пейзажами и прочее, прочее, прочее. В квартире закипела работа - Айони принялась располагать свои приобретения. Не стой под стрелой подъемного крана, не мешай девушке возиться с покупками.

    Важную работу прервал странный писк. Айони в недоумении оглянулась и тут заметила, что среди коробок из магазинов затесалась маленькая незаметная коробчонка с эмблемой NERV. Писк шел из нее. Айони осторожно приблизилась. "Бомба? Тьфу! Бред, какой в голове..." Писк не прекращался. Девушка медленно открыла коробку. Внутри оказался смартфон NOKIA последней модели с все той же эмблемой NERV на белом корпусе. Смартфон навязчиво требовал ответить на звонок, а на его цветном экране светилось имя "майор Кристофер Уоллес, тактический отдел NERV-Япония". Айони взяла смартфон в руки, нажала на кнопку...

    - Пилот Айони Скай, почему не отвечаете?! - Голос Уоллеса громом разнесся по гостиной. - Боевая Тревога!! К Токио-3 приближается Ангел! Срочно явитесь в Ангар D для получения инструкций!

    "Чегооооооо?!!!" - Айони потеряла дар речи. Мир вокруг зашатался.

    - Ха-Ха! Шутка! Айони, расслабься! - Со стороны майора из мобилы послышался стройный хохот десятка глоток разом. NERV-овцы развлекались. - Извини, не смог удержаться!

    "Да... Да я тебя сейчас! Как ты задолбал меня свом юмором!" - Айони чувствовала себя оплеванной. Настроение разбилось об пол. Уоллес между тем продолжил.

    - Еще раз извини, Айони. Напугал? Не волнуйся, Ангелов на горизонте не наблюдается. Добрый день, кстати.

    - Для кого как. Ты звякнул, чтобы приколоться, Крис? - От голоса Айони веяло зимней стужей.

    - Айони, ты что, обиделась? Ну, извини меня, пожалуйста! - Кристоферу, кажется, действительно было стыдно. - А звоню я, чтобы объявить - все OK, ты теперь официальный пилот Евы-14. Поздравляю и желаю удачи!

    - Я счастлива. Что еще? - Потепления в голосе девушки не наблюдалось.

    - Гм... Видно, такой у тебя характер... Ладно, чудо финской техники, что ты держишь в руках - это твой коммуникатор для связи со штабом. Нижайшая просьба всегда носить его с собой. В память забиты основные телефоны NERV, а также устав и правила службы. Ознакомься. А еще на коммуникатор будет приходить распорядок дня. - Спокойный и серьезный голос майора нравился Айони больше, чем дурацкий юмор. - Прости за глупую шутку. Чао!

    Смартфон умолк. Айони поборола искушение выкинуть аппарат в окно – еще на деньги поставят – и занялась изучением его содержимого. Устав она просмотрела лишь краем глаза. Единственный смысл этого литературного произведения: "майор тактики Кристофер Уоллес - твой отец, а командующий Ёси Торанага - твой Бог. Будь полезна своим хозяевам, пилот..." Мерзость какая... А вот распорядок дня ее заинтересовал. Подъем в 8:00 и завтрак Айони благополучно проспала. На 12:00 был назначен обед, на 19:00 ужин, но самое интересное было в 14:00. На это время были назначены некие "синхротесты". Айони пару раз слышала это слово от Кристофера, но что оно означает, не знала. Вряд ли что-то хорошее.

    Айони прочла на смартфоне надпись "противоударный" и швырнула его на другой конец гостиной. Настроение было растоптано. С другой стороны, разговор с Уоллесом вернул девушку к реальности.

    "Однако, подруга, что-то ты расслабилась... Так и до беды недалеко. Квартира, денежки, шмотки на халяву... А проблемы никто не отменял!" - Айони устроила себе разнос за потерю бдительности, - "Значит так: Держать глаза открытыми, уши чистыми, а нос по ветру. Я не дам застать себя врасплох!" В разум девушки вернулась холодная сосредоточенность.

    Айони поглядела на часы: 13:15. На непонятные "синхротесты" опаздывать не хотелось. В желудке заурчало – девушка сегодня еще не ела. Плановую кормежку она пропустила, но вряд ли в столовке откажутся ее покормить. Айони подобрала смартфон и вышла из квартиры. Пора приниматься за работу.

* * *

    - Второй, это штаб. Ангел, 3200 метров на 2 часа... - Высокий женский голос зазвучал внутри тесной контактной капсулы.

    - Вас поняла. Второй движется к цели, - Аска сжала рукоятки.

    Обычный летний день в Токио-3. Солнце заливает улицы из стали и бетона. По синему небу плывут редкие кудрявые облака. Все как обычно... Только слишком тихо. А еще на улицах нет пешеходов, не ездят машины, словно все куда-то ушли... или спрятались. Человек, хорошо знающий Токио-3, заметил бы еще отсутствие целого ряда высотных зданий. Искать их следовало под землей, куда они опустились в связи с боевой тревогой..

    Неожиданно раздался ритмичный грохот, словно какой-то великан устроил кросс по городу. Впрочем, так оно и было. По опустевшим улицам неслась огромная человекообразная фигура в красных доспехах. На напоминающей нос океанского корабля голове было четыре глаза, в лапах чудище сжимало огромную паллетную винтовку, а за спиной тянулся толстенный кабель. Ева-02 Производственная Модель во всей своей убийственной красе. Чудище возвышалось над городом и за каждый шаг покрывало почти сотню метров. Второе Дитя приближалось к своей цели.

    - 500 метров до Ангела.

    - Вижу цель. Перехожу к наступлению. Конец связи. - Аска была предельно собрана и сосредоточена. На этот раз у нее должно получиться.

    Ева-02 подбежала к одной из раскиданных по городу точек зарядки и переключила кабель – ей была нужна максимальная свобода движения. Пригибаясь, Ева-02 стала подбираться к цели. Ближе, еще ближе... Все, отличная позиция. Ева-02 укрылась за одним из высотных зданий и, держа наготове винтовку, выглянула за угол. Теперь Аска могла рассмотреть свою цель повнимательней.

    Отвратительная насекомообразная тварь вольготно устроилась прямо посреди города. Малинового цвета тело, не уступающее по размерам Еве, украшалось красной полусферой на месте головы и двумя светящимися жгутами вместо рук. Ангел был неподвижен, он словно ждал чего-то, или кого-то. И вот он дождался.

    - Вперед, Аска! - почти прокричала девушка и ринулась в бой. План был хорош. Ева-02 сумела подобраться достаточно близко для нейтрализации вражеского AT-поля. Позиция была почти идеальной для стрельбы, достаточно выскочить из-за угла - и весь Ангел как на ладони. Все должно было получиться.

    Ева-02 резко выпрыгнула из-за угла многоэтажки и направила винтовку на Ангела. Электронный прицел нашел ядро-полусферу, пальцы Аски надавили на курок... И тут перед Евой промелькнул едва заметный росчерк, и половина винтовки упала на землю, словно срезанная бритвой.

    - Нет!!! - Яростный вопль Аски разрезал тишину.

    - Аска! Мы посылаем новую винтовку в 27 Лифт. Быстрее!

    Ангел наступал на Еву-02. Светящиеся жгуты мелькали так, что различить удавалось лишь яркие полосы. Несколько высотных зданий развалились, перерубленные жгутами пополам. Аска попыталась убежать, но ее движения были какими-то неловкими и замедленными. Ангел оказался быстрее.

    Жгут обмотал ногу Евы-02, и Второй свалился прямо на ближайшее здание. Поднявшаяся в воздух бетонная пыль закрыла обзор. Аска попыталась встать, но синхронизация окончательно сбилась. Девушка перестала отличать ноги от рук, и Ева-02 лишь бессильно раскидывала обломки здания. Ангел навис прямо над ней, полусфера пылала кровавым пламенем.

    - Да что же это... Умри, тварь!!! - Аска попыталась дотянуться до прогножа, но руки не слушались. Последнее, что заметила девушка, был короткий росчерк светового жгута. Свет погас...

    Потом вспыхнул вновь.

    - Ева-02 получила критические повреждения, пилот погиб, Ангел продолжил проникновение в Геофронт. Миссия провалена. Продолжительность операции: 10 минут 37 секунд. Анализ результатов: причина провала - слабая реакция пилота из-за низкого коэффициента синхронизации. Программа виртуальной тренировки завершена. Удачного дня! – равнодушно подвел итог компьютерный женский голос. На темные экраны выводились результаты тренировки, кадры боя с пояснениями ошибок, но Аска не смотрела. Все было ясно и так.

    - Черт... - Аска тяжело дышала, руки до хруста суставов сжимали рукоятки. "Опять... Опять проиграла! Почему?!" - В программе ошибка! Ангел слишком быстрый!

    - Четвертый Ангел смоделирован с точностью 99.5% по данным Magi, - устало произнесла женщина, управляющая тренировкой. - Аска, давай прервемся и отдохнем. Увидимся в...

    - Еще раз, пожалуйста. - Аска еще сильнее сжала рукоятки, словно те были ее спасательным кругом.

    - Но Аска, ты тренируешься с 8 утра. Без перерыва...

    - Еще раз, Катерина-сан!

    - О боже... Хорошо, еще ОДИН раз и ВСЕ. Мои силы не безграничны. - Женщина добавила еще пару тихих словечек по-русски. - Начинаем боевую тренировку.

    Обычный летний день в Токио-3...

* * *

    Часы в комнате для брифингов показывали 13:59.

    - Она опоздает. - Высокая привлекательная женщина в форме офицера NERV поглядела на Кристофера. В карих глазах светилось озорство и усмешка, длинные русые волосы были собраны в косу, а голову украшал форменный берет. - С тебя мартини, Крис.

    - Еще 35 секунд, Кэт.

    - Ну-ну...

    На часах высветилось 14:00. Дверь распахнулась, и в комнату гордо прошла Айони Скай. Она никогда не опаздывала. Все желающие могли по достоинству оценить ее новый готичный образ.

    - Ну, что я говорил? Она не опоздает! - Майор Уоллес был готов пуститься в пляс. - Ты ставишь выпивку, Кэт!

    - Ё-мое... Твоя взяла, Крис. Встретимся в баре после работы...

    Айони, не торопясь, прошла через комнату и села на свободное кресло. Комната для брифингов представляла собой прямоугольный зал, где-то десять на двадцать метров. Посреди зала стоял овальный стол с рядом кресел. Поверхность у стола матово блестела и, по сути своей, это был не стол, а большой монитор, повернутый экраном вверх. Кроме Кристофера и женщины, названной Кэт, в комнате еще находился маленький старичок японец. Он мирно дремал за столом.

    Айони надоело выслушивать милую беседу Криса и Кэт о выпивке.

    - Извините, что прерываю, но, может, расскажете, зачем вызвали.

    Кристофер, похоже, только сейчас вспомнил о ее существовании.

    - Прости, Айони. Спасибо, что заглянула. - На лице Уоллеса образовалась виноватая улыбка. - Знакомься - это мой помощник по тактике капитан Екатерина Орлова.

    - Просто Кэт. Рада познакомиться, Айони! - Капитан Орлова улыбнулась и поклонилась. Айони вежливо, но равнодушно поклонилась в ответ. - Молодец! Ты не заблудилась! Это войдет в историю.

    - Отлично! Также познакомься с профессором Касиги Ябу, главой нашего научного отдела, - Кристофер окликнул дремлющего старичка - Касиги-сэнсэй, она здесь!

    Старичок встрепенулся, и некоторое время непонимающе озирался. Потом все-таки вспомнил, где он и кто он, вскочил на ноги и поклонился.

    - Очень рад встрече, Айони Скай, позволь выразить свою признательность за мужественное решение вступить в ряды наших отважных пилотов. Судьба человечества и проекта Ева отныне в твоих руках...

    Кристофер и Катерина переглянулись и одновременно вздохнули: к длинным и мудреным речам старого профессора все давно привыкли. Айони тоже слушала треп про человечество краем уха. "Что за организация... Этот старикан спит на работе, эта сладкая парочка спорит на выпивку... Сонное царство... Хотя, что удивительного? Два года тишины и покоя... Совсем не плохо..."

    Айони повнимательней пригляделась к профессору, который как раз дошел до героических побед прошлого. Обычный старый талантливый ученый. Живет в мире цифр и формул, смотрит на нее и видит не симпатичную девушку, а кучу атомов.

    Айони присмотрелась к Кристоферу и Орловой – те с застывшими вежливыми улыбками слушали профессора. Два сапога – пара. Вечно молодые романтики, преданные своему делу.

    Девушка была на все сто уверена - никто из них не желает ей зла. Ни Кристофер, ни Орлова, ни профессор Ябу, никто из тех, кого она видела в NERV-Япония, не собирался ее обманывать. Казалось, опасности нет, живи и радуйся. Но Айони не отпускало дурное предчувствие. Словно все, что она видела, было лишь ширмой, за которой скрывалось что-то... что-то непонятное. Айони чувствовала, как какая-то незримая паутина постепенно опутывает ее с головы до ног. Все сложнее двигаться, все сложнее думать и бороться... А если есть паутина, то есть и паук. Кто?

    "Наверное, я таки сошла с ума... Моя слабая психика не выдержала таких измывательств... А если не сошла?" Профессор теперь с энтузиазмом вещал о торжестве человеческого гения перед лицом неведомого... "Майор Уоллес, капитан Орлова... От них я ничего не узнаю... Они просто сами ни черта не понимают... Бред? Не факт. Это же NERV... Допуски, пропуска, тайны, тайны, тайны... Как же меня это достало!" Профессор Касиги Ябу - глава научного отдела. Он должен был что-то знать, но Айони почему-то в этом сомневалась.

    - ... от имени ООН и всех нас из NERV-Япония благословляю и желаю удачи!

    - Спасибо, профессор! А теперь не могли бы вы ввести Айони в курс дела. - Кристофер спешно переключил внимание профессора на более важные дела. - У Айони сегодня первые синхротесты.

    - О, конечно! Итак... - Профессор взял указку и коснулся поверхности стола. На ней появилось схематическое изображение Евы-14. Айони навострила ушки. Кажется, начинается что-то интересное. - Как ты, наверное, слышала, пилот управляет Евангелионом из специальной контактной капсулы, которая помещается внутрь и контактирует с нервной системой Евы...

    Слова профессора сопровождались демонстрацией на экране. Вот маленькая фигурка помещается в длинный цилиндр - контактную капсулу. Капсула затем вставлялась сверху в позвоночник Евы...

    - Матрешка. - С улыбкой произнесла капитан Орлова по-русски.

    - ...пилот контролирует Евангелион посредством прямого синхроинтерфейса. Образно выражаясь, пилот управляет Евой как своим телом. Синхротесты...

    - Я буду управлять Евой-14? - Равнодушный голос, непроницаемое лицо. Айони заволновалась.

    - О, пока еще нет. Понимаю твое нетерпение, но мы должны сперва настроить эти весьма тонкие системы. Для этого и нужны синхротесты. Они покажут твой коэффициент синхронизации, ментальный уровень...

    - Не волнуйся, Айони! Никуда твоя малышка от тебя не денется! - Крис и Кэт весело улыбались. "Блин, они какие-то одинаковые... Да пошли вы все! Нужна мне ваша железяка, как же..."

    - Если нет вопросов, то перейдем, так сказать, непосредственно к делу. - Профессор уже собирался выключить экран, но не тут то было... "Вопросы, значит? Сейчас вы у меня получите вопросы!"

    - Почему только я могу управлять Евой-14? - Голос оставался равнодушным, но в глазах холодно сверкнул лед. Профессор почувствовал себя, мягко говоря, неуютно.

    - Ну... Уникальное сочетание твоей нервной системы и... гм, психологического портрета... эээ... делает тебя совместимой с... психоматрицей Евы-14.

    "Так, так, так... А вы что-то скрываете, господин профессор... Как интересно! Продолжим...", - Айони взяла след. Впереди, наконец-то, засветились какие-то ответы.

    - А почему нельзя настроить Еву-14 под какого-нибудь конкретного человека? Скажем, майора Уоллеса?

    - Ммм... Понимаешь, Айони... Ева-14 это не совсем машина... Это, как бы сказать... Биологическая машина... Ее конструкцию не удается контролировать полностью...

    Кристофер в тревоге переводил взгляд с Айони на профессора. Творилось что-то не то. Девушка выглядела как какой-то инквизитор, допрашивающий жертву – профессора Ябу. Обычно спокойный и невозмутимый профессор сейчас отвечал заплетающимся языком, словно через силу. "Может, профессор устал? Надо это прекратить..."

    - Прости Айони, но профессору надо отдохнуть...

    - Нет, нет, все в порядке, Кристофер. Молодая леди показывает похвальную любознательность...

    "Еще какую любознательность, старичок. Ты что-то не договариваешь, и я узнаю, что..." - Айони чувствовала добычу. Еще чуть-чуть...

    - Биологические... Профессор, вы хотите сказать, что Евангелионы - живые существа?

    - Ну, в принципе... Образно выражаясь... Да...

    - Скажите, профессор, а у Евангелиона есть ДУША? - Айони сама не знала, зачем она это спросила. Девушка никогда не верила ни в одну из религий, все они казались ей лишь выдуманными идеологиями для контроля над людьми. Но слово "Душа"... Оно всегда было для нее чем-то большим, чем философская абстракция. Душа - это то, что отличает живое существо от мертвого камня. Душа - это и есть живое существо, а тело лишь оболочка, которой она закрывается от мира и которой этот мир познает. Поэтому Айони никогда не слушала лекции по философии.

    На профессора Ябу было жалко смотреть. На лбу появилась испарина, глаза забегали, рот открывался и закрывался... Уоллес и Орлова пораженно смотрели на профессора – таким они его еще не видели. Вопрос Айони, конечно, странноватый, но чтобы такая реакция...

    - ...Эээ... Ну... Это не совсем научное понятие... Можно ли оперировать такими терминами... - профессор попытался улизнуть от ответа в дебрях терминологии. Но взгляд Айони... Ее холодные зеленые глаза. Он не видел ничего кроме ЕЕ глаз. Не чувствовал ничего кроме ЕЕ взгляда. Профессор ощутил, как что-то незримое, но осязаемое, ощупывает его... даже не тело, а нечто другое, какой-то покров, ширму... И если ЭТО не остановить то, покров будет сорван и его голая, кричащая внутренняя суть окажется на виду у всего мира. На виду у всех.

    - Душа... Да... - еле слышно проговорил профессор и начал оседать на пол. Кристофер вскочил и бросился к нему.

    - Профессор! Вам плохо?! Кэт, воды! - Майор едва успел подхватить старика. Подбежала Катерина со стаканом воды. Кристофер пощупал пульс и прислушался к дыханию. - Уф... Кажется, просто обморок. Кэт, я отнесу профессора в медсанчасть, а ты пока покажи Айони раздевалку. Синхротесты никто не отменял.

    - OK. Пошли, Айони... - голос капитана Орловой был слегка напряженным, на Айони она посмотрела с опаской.

    Когда профессору Ябу стало плохо, Айони не сдвинулась с места. Ни один мускул не дрогнул на ее непроницаемом лице, только на щеках появилась легкая бледность. А когда она молча встала и пошла за Катериной, у нее слегка дрожали руки.

* * *

    Лифт вез Айони и капитана Орлову на второй уровень, где располагалась женская раздевалка. Поездка проходила в гробовом молчании. Айони застыла каменной статуей - верный признак того, что в голове у нее был хаос.

    "Что за хрень такая... Что происходит?! Профессор Касиги Ябу... Почему его так напряг вопрос о душе Евы? Что в этом такого?" - Девушка покосилась на Катерину. Та молча стояла у другой стенки лифта и упорно делала вид, что Айони здесь нет. - "Эта русская медведица смотрит на меня, как на чудище... Неудивительно... Профессор не хотел отвечать, а я... Я заставила его... Проклятье! Что со мной такое?! Сначала три пулевых ранения зажили за три дня, теперь это... Я этого не выдержу! Это почти как тогда, в детдоме...", – На Айони нахлынули весьма неприятные воспоминания.

    Ей тогда было десять лет, она жила в одном из частных детских домов в Токио-2. NERV хорошо платил руководству детдома, и Айони ни в чем не знала недостатка. Кроме общения. Дети избегали ее, взрослые в открытую называли "странной". Тогда она еще от этого страдала. А потом произошел тот случай.

    Один из преподавателей, толстый розовощекий здоровяк, стал ругать ее из-за какой-то мелочи. Маленькая Айони молча выслушивала оскорбления, но в душе все кричало от обиды и ярости. Почему этот человек обзывает ее такими словами? Разве он сам всегда был хорошим? Неужели его никогда не ругали? И тогда она на него ПОСМОТРЕЛА. Очень, очень, внимательно. Это был не обычный взгляд. Айони почувствовала, как мир вокруг постепенно исчезает, остается только ОНА и этот ничтожный человечек. Вот он, такой маленький и жалкий, трясется под ЕЕ взглядом. Человечек пытается закрыться, пытается спрятаться, но... ЕЕ взгляд легко проникает сквозь внешнюю оболочку тела, проходит все глубже и вот, наконец, упирается в последний рубеж - Прозрачная, мерцающая оболочка, за которой виднелся слабый дрожащий огонек - душа этого ничтожества. Взгляд уперся в упругую оболочку, пробежал по поверхности, нащупывая брешь... И проник внутрь, прямо к огоньку. ОНА рассмотрела его повнимательней, и в одно мгновение ей открылась вся внутренняя мерзость этого человека.

    Айони увидела, как этот "примерный семьянин" приходит домой пьяным и бьет свою жену и детей. Айони увидела, как этот "отличный преподаватель" затаскивает в подсобку старшеклассниц и... делает с ними что-то ужасное, а потом запугивает... Айони увидела еще очень многое. В ужасе от увиденного она отбросила огонек и закрыла глаза. Когда Айони вновь их открыла, вокруг был обычный мир, а у ее ног корчился человечек. Что было дальше, она помнит смутно. Прибежали взрослые, преподавателя унесли, а она сама как-то оказалась в своей комнате. Остаток дня Айони провела в ванной, ей казалось, что внутренняя грязь того человечка попала и на нее, попала ей в душу...

    На следующий день она узнала, что у человечка был инфаркт и он в больнице. Слухи о случившемся, естественно, тут же разлетелись по всему детдому, и одна из стай мальчишек попыталась над ней издеваться, обзывая "ведьмой". Айони не стала плакать или жаловаться, она просто прилюдно избила их главаря. После того случая ей расхотелось общаться с людьми. Зато появилась тяга к воде. Преподаватель, как она позже узнала, выбросился из окна больницы. Детская психика почти стерла воспоминания об этом кошмаре. Айони потом долго развлекалась, составляя психологические портреты людей, но глубоко в души не глядела. До сегодняшнего дня...

    "Опять... Опять, как тогда... Что со мной? Я неправильная? Я ненормальная? Или я просто окончательно слетела с катушек? Или... Это потому что я пилот?... У этих... Майора, капитана и профессора... У них спрашивать бесполезно... Я должна спросить у тех, кто в этой лавочке с самого начала... Точно! Я должна поговорить со старыми пилотами! Но с кем? С этой рыжей истеричкой? Нет уж, увольте... Остается этот, как его... Шинджи, нет... Синдзи, да, правильно, Икари Синдзи... Только где его найти?"

    Лифт дернулся и остановился. Они прибыли на второй уровень.

* * *

    Небольшая женская раздевалка для пилотов пустовала. Айони так и не поняла, зачем нужно столько шкафчиков, если раздевалкой пользуются всего два человека. Один из шкафчиков украшала треугольная металлическая табличка с черепом и костями. Приглядевшись, Айони разобрала надпись готическим шрифтом: "Achtung Minen!"

    "Ой, блин... Попробую угадать, ЧЕЙ это шкафчик..."

    На другом конце раздевалки девушка углядела открытый шкафчик со своим именем. Внутри она нашла два запечатанных пакета с чем-то тяжелым.

    - Это твои контактные комбинезоны. Примерь. - Екатерина Орлова стояла около двери, голос был подчеркнуто деловым.

    "Боишься... Ну и бойся себе на здоровье...", - Не сказав ни слова, Айони вскрыла один из пакетов. Внутри оказался черный комбинезон из чего-то, напоминающего резину. На спине и груди красовалась цифра 14. Уходить капитан Орлова не собиралась. Что ж, ее право, благо Айони это было по барабану. Кое-как разобравшись, где у комбинезона руки и ноги, девушка натянула новый наряд. Кажется, с размерчиком "слегка" ошиблись - комбез висел на ней мешком. Орлова опередила вопрос.

    - Нажми кнопку на правом запястье.

    "Эту что ли?" - подумала девушка и... - "Вау!" Комбинезон, как по волшебству, выпустил из себя воздух и плотно облег ее фигуру. Получилось весьма... красиво. Айони любовалась своим отражением. Катерина терпеливо ждала. И тут Айони услышала голос. Она в недоумении закрутила головой, пока не поняла, что ей достался болтливый комбинезон.

    - Спасибо за выбор Контактного Комбинезона модели Лямбда, производства Российского НИИ Космического Приборостроения. Наша продукция прошла жесточайшую проверку и будет верно служить вам в самых экстремальных условиях.

    Айони ошалело обыскивала запястья в поисках выключателя, но механический женский голос не умолкал

    - Проверка систем... Готово

    - Запуск системы жизнеобеспечения... Готово

    - Запуск системы слежения за атмосферными условиями... Готово

    - Запуск датчика отравляющих веществ... Готово

    - Запуск датчика радиации... Готово

    - Запуск системы авторемонта... Готово

    - Запуск автоматической медицинской системы... Готово

    - Параметры пилота... Норма

    - Энергия... 100%

    - Контактный Комбинезон модели Лямбда желает вам безопасного дня!

    Повисла долгожданная тишина. Айони еще некоторое время приходила в себя.

    - Эй! А менее болтливого комбеза нет?

    - Нет. Уважай русскую продукцию, Айони, - на лице Катерины заблистала патриотическая улыбка.

* * *

    - Тебе удобно, Айони?

    - Конечно, Крис. Всегда мечтала оказаться в длинном стальном гробу.

    - Твоя мечта сбылась!

    "Да пошел ты! Что дальше? Эту железку торжественно похоронят?" - в личном Айонином хит-параде паршивых местечек это заняло первое место. Представьте себе цилиндрическую капсулу где-то десяти метров длиной с массивным пилотским креслом посередине. Представили? А теперь вообразите, что вас запихнули в это кресло и запечатали капсулу наглухо. Единственная связь с внешним миром - веселый баритон майора Уоллеса, от шуточек которого Айони уже откровенно тошнило. А еще у девушки чесалась кожа на голове от странных пластиковых фиговин, как ей объяснили - контактного обруча, служащего для стабилизации ментальных процессов. Короче, Айони чувствовала себя мягко говоря не в своей тарелке.

    - Начинаем синхротест. Заполнение LCL... - Девушка с удивлением узнала голос профессора Касиги Ябу. "Живучий старикан... Стоп! Что значит заполнение?! А-а-а!..", – К ужасу Айони, капсула начала быстро заполняться подозрительной желтой жидкостью.

    - Вы что творите?! Эй!

    - Айони, не волнуйся! Все нормально, LCL можно дышать... - Кристофер пытался ее успокоить.

    - Сами дышите этой... Агх-гх-гх! - жидкость влилась прямо Айони в рот, заставив несчастные легкие содрогнутся в приступе кашля утопленника. Когда девушка смогла прийти в себя, она обнаружила две вещи. Во-первых, она еще жива, а во-вторых, действительно дышит этой субстанцией. Ощущения были специфическими.

    - Айони, ты в порядке? Как себя чувствуешь?

    - Все замечательно, Крис! Меня запихнули в железный гроб и попытались утопить в моче.

    - Да ладно тебе, Айони. Все не так плохо! Ты скоро привыкнешь.

    "Ну что за жизнь... Мне каждый раз придется плавать в этой... LCL? Что за дерьмо? Пахнет как-то странно... Пахнет... Кровью! Точно! Запах крови! Ничего себе..."

    - Зафиксировано наличие LCL... Запуск подсистемы ментального сканирования... Готово, - подал голос Айонин комбез. "Блин... Еще и этот кусок резины на мозги капает..."

    Капсулу заполнил ровный низкий гул. Айони показалось, что он идет прямо из ее головы.

    - Проверка гармоник... Отклонения 0.001%... Норма... Начать синхротест... Десять пунктов до безопасного минимума... Барьер пройден... Начать получение данных...

    - Ау! Эй, там, на мостике! В чем дело? - гул в голове девушки все усиливался.

    - Все в норме, Айони. Постарайся очистить голову от всех мыслей, так нам легче получить данные, - профессор Ябу казался спокойным, но Айони уловила в его голосе нотки страха. "Затрясся, старикан. В следующий раз будешь разговорчивее".

    Девушка попыталась изгнать из головы мысли и наполнить ее пустотой, но проклятый гул не смолкал. К тому же, девушка чувствовала что-то странное, какое-то неясное чувство, словно чей-то зов на самом краю сознания. "Маразм крепчает... Кажется, у меня шизофрения... За мной все время кто-то следит... Или что-то... Спокойно, спокойно... Очистить голову..."

* * *

    - Второе Дитя подошло к своему пределу. Средний коэффициент синхронизации - 50.5% - доложил один из техников.

    - Похоже, Четырнадцатое Дитя способно на большее. Понизьте ось графика еще на 0.6, - профессор Ябу следил за показаниями приборов.

    - Слушаюсь.

    Дело происходило в Первой Тестовой Лаборатории. Она представляла собой забитое аппаратурой помещение с большим окном, за которым виднелись полупогруженные в фиолетовую жидкость капсулы. Группа техников сидела за пультами и считывала показания приборов. Распоряжался всем лично глава Научного отдела профессор Касиги Ябу. Капсул было четыре. Пилотов двое.

    На большом мониторе демонстрировалась телеметрия из капсул. Изображение на мониторе было разделено на две части. Слева красовалась Аска, справа - Айони. По команде профессора изображение Айони сместилось вниз, при этом лицо девушки на короткое время напряглось, но потом снова стало спокойным и непроницаемым.

    - Даже на таком уровне мы еще можем получать данные! У Четырнадцатого Дитя отличные показатели!

    - Хорошо... Давайте изменим степень... - профессор погрузился в работу.

    Кроме профессора Ябу и его команды техников в лаборатории еще находился майор Уоллес со своей очаровательной помощницей. В процесс тестирования они, естественно, не вмешивались.

    - Попробую угадать... Синдзи опять спрятался.

    - Как сквозь землю провалился. Крис, давай посадим его в карцер, а то это уже ни в какие ворота не лезет! Этот недоумок просто издевается над нами!

    - Что-то мне подсказывает, что это не поможет. - Кристофер смотрел на монитор. - А что с Аской, профессор?

    Лицо рыжей почти трескалось от напряжения, но догнать Айони она не могла.

    - Никакого прогресса?

    - К сожалению, да, Кристофер. Изменения ее синхронизации в пределах погрешности измерений.

    - И ничего нельзя сделать?

    - Боюсь, что наука тут бессильна. Дело в ней самой... Возможно, курс психологической реабилитации...

    - Да какой еще курс... - вмешалась Катерина. - Лучшее, что для нее можно сделать - это отправить куда-нибудь подальше. Никаких Ев, никаких Ангелов... Пускай отрывается на вечеринках, пьет, курит травку и меняет парней, как перчатки. А здесь она только медленно сходит с ума. Я ее сегодня едва вытащила из Евы-02. Мне кажется, что она вообще боится вылезать из своей капсулы. Аска целыми днями тренируется, а результатов – кот наплакал...

    - Нам нужны пилоты... Увеличьте глубину обратной связи на... - профессор вернулся к приборам.

    - Какой смысл? Она погибнет в первом же бою...

    - Ладно, Кэт... Поживем - увидим...

    - Четырнадцатое Дитя подошло к своему пределу на данный момент. Средний коэффициент синхронизации - 87.9%, - техники доложили об окончании синхротеста. Повисла тишина. Такого никто не ожидал. Получить такую синхронизацию при первых же синхротестах... Это казалось невозможным.

    - Эти данные верны? - профессор и все остальные неверяще рассматривали мониторы.

    - Magi подтверждают точность результатов, - ответил один из техников.

    - У девушки талант. Она родилась, чтобы стать пилотом, - Кристофер подошел к пульту, - Аска, Айони, отлично поработали! Отдыхайте...

    - Хa! Кристофер-сан! Ты не забыл про обещание?

    Немая сцена. Среди техников послышались приглушенные смешки. Катерина затряслась от едва сдерживаемого хохота. Профессор Ябу деликатно отвернулся. Кристофер почувствовал, что краснеет. Ситуацию спасла Айони.

    - Меня выпускать кто-нибудь собирается, или как?

* * *

    У этого маленького бара, затерявшегося на просторах Геофронта, было одно замечательное преимущество - автоматический бармен. Поэтому здесь можно было спокойно болтать на любые темы. Даже очень личные.

    - Пришел час расплаты... С тебя выпивка, Кэт!

    - Ах, как я испугалась... - Катерина пробежала пальцами по панели заказов - Водка с тоником, смешать, но не взбалтывать. Устроит?

    - Конечно, мисс Бонд, - Кристофер взял стакан из автомата, - Твое здоровье.

    Стаканы звякнули.

    - Ну и как тебе наша новенькая? Любопытная особа, не правда ли?

    - Мурашки по коже... Ты видел, что она сделала с профессором? - Катерина нажала пару кнопок, и автомат выдал новую порцию огненной воды.

    Стаканы звякнули.

    - Кэт, погоди-ка... Ты думаешь, что это она обеспечила профессору обморок?

    - Странновато звучит, но... Понимаешь, Крис, я случайно перехватила ее взгляд, и... Короче, я сама, чуть в обморок не упала...

    Автомат прогудел, стаканы пошли по третьему кругу.

    - Да ладно тебе Кэт... Профессор просто, как-то гм... напрягся от ее вопроса о душе... Странно... - язык Кристофера начал заплетаться. Три стакана водки с тоником давали о себе знать. - Я потом поинтересовался у профессора, но... он вежливо и деликатно послал меня нафиг... Все, что касается Ев - это его вотчина...

    Катерина заказала себе еще стакан водки с тоником. Оценив состояние Криса, она выдала ему бокал с чем-то безалкогольным. Печень Кристофера сказала спасибо.

    - Нет, Крис, что-то с этой Айони нечисто... Ты читал ее досье?

    - А... Досье... Полная липа... Все, что с ней было до попадания в детдом взято с потолка... - голова Кристофера опасно накренилась и вот-вот должна была поцеловаться со столом.

    Катерина, скрепя сердце, отказала себе в еще одном стакане. Напиваться не хотелось. Да и Криса, похоже, придется нести на себе...

    - Ладно... А как прошло милое свидание с Аской?

    Крис стремительно протрезвел.

    - Кэт, пожалуйста, не начинай... Ты же знаешь...

    Катерина усмехнулась.

    - Да знаю я... Ты просто потакаешь ее гормонам. - Капитан Орлова пробежала взглядом по меню. Пить или не пить - вот в чем вопрос... Нет, Екатерина Орлова, отличница службы ФСБ, не была алкоголичкой, упаси Боже. Просто денек вышел напряженный. - Надеюсь в рамках приличия.

    - Господи, Кэт... За кого ты меня принимаешь?! - Кристофер протрезвел окончательно, только красный нос напоминал о курсирующих в крови промилле.

    - Ах, какие мы моралисты... Как насчет того, чтобы продолжить нашу беседу в более приятной обстановке?

    Нос Кристофера обрел здоровый, приятный для глаз оттенок.

* * *

    "Распорядок дня на 24 февраля 2018 года:

    Выходной Айони! Делай что хочешь!

    Крис"


    Айони выключила смартфон, потом, подумав, вытащила из него аккумулятор, на случай если начальство передумает. Выходной - значит выходной, и портить его общением с господином майором или госпожой капитаном она не намерена.

    После обязательного утреннего ритуала омовения в ванной Айони первым делом провела осмотр перед зеркалом. Уровень хорошего настроения поднялся еще на десяток пунктов. Халявная еда и хороший шампунь сделали свое благое дело - в зеркале красовалась именно та гордая личность, что она привыкла видеть. Глаза зеленые, без красных прожилок. Кожа гладкая, со здоровым румянцем. Никакой перхоти! Голова, которая вчера слегка гудела после синхротестов, сегодня была на диво свежа и ясна. Что еще надо для счастья? Только чтобы Геофронт, снайпер, Ева-14 и прочий маразм оказались лишь кошмарным сном. Но, к сожалению, это было невозможно.

    "Я узнала многое, но не все... ИСТИНА не скроется от МЕНЯ... Тьфу ты... Ну и бред же у меня в голове… Хватит, Айони, сегодня выходной...", – Девушка зареклась на сегодня думать о проблемах. Явной опасности она не чувствовала, а все время думать о гипотетической - верный путь в дурку.

    "Итак, распорядок дня: ничегонеделанье, завтрак, ничегонеделанье, обед, ничегонеделанье, ужин, ничегонеделанье, сон. Заметано!" Рулетка в голове Айони щелкнула, выдав образ на сегодняшний день: похоже, готика задержится надолго. Девушка прислушалась к себе, есть пока не хотелось, зато душа желала прогулок на природе. Действительно, из окна открывался чудесный вид на настоящий лес. Ели, сосны, круглое озеро со стоящим на якоре военным кораблем. У Айони еще не было времени все это хорошенько осмотреть. Пришла пора восполнить пробел...

    Между деревьев мелькнула какая-то тень. Мелькнула и пропала. "Что это было?... Показалось, наверное... Гулять, гулять и еще раз гулять... Только цветы полью..."

    Еще один обязательный ритуал.

    Чуть позже довольная жизнью Айони не торопясь гуляла среди деревьев. Красавицы ели закрывали ее от яркого света, льющегося с купола Геофронта. Воздух был чист и свеж, и лишь шуршание веток нарушало тишину. Настоящую тишину, не пустоту, а именно ТИШИНУ, от которой не хотелось отгораживаться плеером. Впервые за последнюю неделю Айони была по-настоящему счастлива. "Красота... И как они смогли вырастить такой лес за 18 лет? Ели и сосны растут медленно..." Тяжелое, изводящее сердце предчувствие отступило. Жизнь окрасилась в яркие цвета. Странно только, что не было птиц... Хотя нет, вон одна вылетела из-за деревьев... Стоп! Это не птица!

    Айони едва увернулась от смятой банки из-под пива. Еще чуть-чуть - и прическа была бы испорчена. Банка звякнула об ствол дерева и покатилась прямо к ее ногам. "YEBISU" - прочла девушка. - "Что за шутки?!" - Ошарашенная Айони закрутила головой, пытаясь понять, откуда прилетел неожиданный снаряд. Вроде бы оттуда... И тут она услышала новый звук. Кто-то невдалеке начал перебирать гитарные струны, наигрывая простенькую мелодию, а заодно и настраивая инструмент. Окончательно сбитая с толку Айони пошла на звук. Примерно через десять метров она вышла на небольшую полянку, где увидела... зрелище.

    На краю полянки, прислонившись к дереву, сидел молодой худощавый парень лет шестнадцати. Ее появления он не заметил, и не удивительно - рядом с ним уютно расположился переносной холодильник, забитый пивом. Парень казался отрешенным и не замечающим весь мир. Короче, был пьяным в стельку. Одет он был в черную кожаную куртку-косуху, под которой виднелась серая футболка с изображением мусорного бака и надписью: "Не лезьте в мою жизнь!". Еще на парне были черные джинсы, черные кроссовки и черные байкерские перчатки на руках. Темные волосы явно давно забыли, что такое расческа и удерживались от сползания на лоб полоской ткани, сами угадайте какого цвета. Приглядевшись, Айони с удивлением обнаружила у парня на голове пару седых прядей. Завершали образ обмотанная вокруг шеи серая бондана и гитара. "Это еще кто?!" - Айони присмотрелась повнимательней и... впервые в жизни поняла, что не может понять НИЧЕГО. Она словно натолкнулась на стену. Незнакомец начал ее пугать...

    Наконец парень закончил настройку, заиграл громче и запел. Песня была незнакомой.


    На чужих берегах - переплетение стали и неба,

    В чьих-то глазах - переплетение боли и гнева;

    Эй-ох! - взрезаны вихри узорами крылий;

    В вое ветров мы слышали песни последних валькирий.


    Вспорото небо и врезаны волны драконьею пастью;

    Светом и ветром ныне пронзает звенящие снасти

    И Луна - я ее ждал и любил как невесту;

    Нам не до сна, мы дети богов - наша участь известна.


    В наших зрачках - острые грани вечного льда,

    А на клыках - свежею кровью пахнет вода;

    Видишь мерцание лезвий средь стонов разодранной ночи,

    Слово прощания с жизнью, что стала мгновенья короче!..


    Вечна погоня, вечно над морем лететь нашей вере;

    Бледные норны шепчут: на север, вы в сером, вы звери...


    Но когда солнца первый луч заскользит над холодной водой,

    Встречайте нас, верные, - мы вернулись домой!


    Мы вернулись домой, мы вернулись домой,

    Встречай своих воинов, Один, - мы вернулись домой,


    Но на тех берегах - переплетение стали и неба,

    А у мертвых в глазах - переплетение боли и гнева...

    ...стали и неба... боли и гнева... светом и ветром... на север, вы в сером, вы

    звери, на север...

    (Мельница - На север)


    Айони невольно заслушалась, голос у парня был каким-то хриплым и шипящим, словно у него были проблемы с горлом, но к песне это подошло идеально. Закончив петь, он еще некоторое время поперебирал струны, а потом отложил гитару и...

    - Не слышу аплодисментов, Айони, - спокойно, тихо, а главное - не поднимая головы, произнес парень.

    Девушка едва удержалась, чтобы не взвизгнуть. Странный парень, хоть и выглядел пьяным, но все это время за ней наблюдал. Чутье на опасность, до этого молчавшее, забило тревогу. Что-то было не так. Айони усилием воли взяла себя в руки. Еще не хватало упасть в обморок перед незнакомцем.

    - А я не слышу извинений за швыряние в меня мусором. - Голос девушки промораживал до костей, лицо было подобно античной статуе. - И вообще, откуда ты знаешь мое имя?

    Парень никак не прореагировал на ее поведение. Его собственный голос не дрогнул, а голову он, по-прежнему, держал опущенной. Похоже, парень всеми силами старался избежать ее взгляда.

    - Забей... Разумеется, я тебя знаю. Кто же не слышал о Четырнадцатом Дитя, последней надежды NERV-Япония. - Парень взял из холодильника новую банку с пивом и, ничуть не стесняясь присутствия девушки, громко забулькал. Айони поморщилась.

    - А ты кто собственно такой?

    Парень допил банку до конца и, не глядя, швырнул ее через плечо. Банка описала широкую дугу и попала точно в стоящий неподалеку мусорный бак. "Впечатляет...", - подумала Айони.

    - Мда... Так проходит мирская слава... - Парень поморщился и потер обмотанную бонданой шею, словно долгое глотание причиняло ему боль. Мрачноватый сарказм в его словах хлестал через край. - Стыдно, девушка! Не знать само Третье Дитя, славного победителя Ангелов.

    "Третье Дитя... Так это же пилот Шиндзжи... тьфу, Синдзи... Ну и ну...". Она хотела поговорить со старыми пилотами, но это чудо в перьях вызывало у нее еще меньше доверия, чем рыжая истеричка.

    - Так ты Икари...

    - Синдзи, Икари Синдзи. К вашим услугам. - Губы парня изогнулись в жутковатой ухмылке.

    - Майор Уоллес про тебя рассказывал...

    - Представляю что... У нас, видишь ли, вышли с ним некоторые разногласия. - Синдзи взял еще банку. - Я очень не люблю убивать людей.

    Все в Синдзи начинало бесить Айони. Особенно его манера перебивать на полуслове. Хотелось развернуться и уйти. Но, с другой стороны, парень мог что-то знать. Айони решила пока его потерпеть.

    - Ты о чем? NERV создан для борьбы с Ангелами...

    - Это тебе Уоллес сказал? Знаешь, что самое забавное... - Синдзи с хрустом раздавил уже пустую банку. - Он действительно так думает.

    Банка отправилась в полет по направлению к мусорке.

    "Странно... Этот парень вылакал столько пива, а все еще ясно думает...", – Айони надоели наводящие вопросы.

    - Ты думаешь, что Ангелы не вернутся?

    - Думаю? Ха! Я ЗНАЮ, что они не вернутся, потому что лично добил последнего! - Икари резко выбросил вперед правую руку. Ладонь сжалась в кулак. - Я раздавил его вот этой самой рукой.

    Айони инстинктивно отступила на пару шагов назад. Ей представилось, как рука Синдзи хватает ее шею, с хрустом ломает позвонки, как ее голова падает на землю... Видение было настолько ярким, что она с трудом удержалась, чтобы не убежать с воплем. Синдзи поспешно убрал руку и несколько раз глубоко вздохнул.

    - Прости... Неприятные воспоминания... Я просто ЗНАЮ, что уничтожил ВСЕХ Ангелов, и больше их не будет.

    Айони заставила себя успокоиться. Страшное видение все еще стояло перед ее глазами. Кажется, на мгновенье стена, которой Синдзи закрылся от нее, исчезла, и она почувствовала его мысли... Этот парень нравился ей все меньше и меньше. Но ей была нужна информация.

    - Тогда зачем нужен новый NERV?

    - А сама не догадываешься? Все знают, что оружие опасно, но почему-то не спешат от него избавляться. А я не хочу сражаться с людьми.

    - Ты хочешь сказать, что Евангелионы будут использовать в мировой войне?

    - Ну, разумеется! Ты что, глупая? - Синдзи снова взял гитару и принялся наигрывать какой-то простенький мотивчик. - Ангелов больше нет, ЭТО ФАКТ. Кил Лоренц? Да, он где-то прячется, плетет интриги, но на что-то серьезное он не способен. Мир тесен, так что тайно построить новую Серию Ев ему никто не даст, а старая – под надежной охраной. Так зачем нужен NERV?

    Новые факты заняли свое место в голове Айони. Мировая война, Серия Ев... Все это надо было проанализировать. Но это потом. Тратить же весь выходной на беседу с этим странноватым парнем она была не намерена.

    - Хорошо, не буду мешать напиваться.

    - Ладненько... Только один маленький бесплатный совет перед уходом. - Синдзи отложил гитару. - Драпай отсюда как можно быстрее, если не хочешь закончить как я или Аска.

    - Аска... Это ты про ту рыжую истеричку...

    Различить движение Синдзи она не успела. Только что парень расслабленно валялся около дерева, и вдруг он оказался прямо перед ней. Айони с содроганием поняла, что если бы Синдзи захотел, она была бы уже мертва. Рот Икари напоминал волчью пасть:

    - Первое и последнее предупреждение. Не смей оскорблять Аску. Ясно?

    Айони уже жалела, что вообще начала разговаривать с этим ненормальным. "У этого недоумка не все дома... Он ведь действительно меня убьет... Надо делать ноги..." Она постаралась произнести как можно спокойней:

    - Хорошо, если тебя это так задевает... - Айони развернулась и быстро пошла прочь от этой поляны с чокнутым Икари Синдзи. Его голос догнал девушку уже перед самыми деревьями.

    - И еще... Спроси их об Аянами Рей... Особенно о фотографии...

    Айони, не разбирая дороги, неслась среди деревьев. Очень немногое в этом мире могло ее напугать, и Синдзи только что пополнил этот список. Аска была просто несчастным запутавшимся человеком, а Икари... Это... Это было что-то непонятное. И то, что она не смогла составить его психологический портрет, только добавило страха. А когда парень резко вскочил и оказался перед ней, она увидела его глаза.

    Странные глаза, они словно светились изнутри и... постоянно меняли свой цвет. То они были темно-синими, то ярко голубыми, как у Аски, то вообще кроваво-красными. И в его глазах Айони увидела смерть, свою смерть. Этот парень ненавидел ее, ненавидел саму ее суть. Это было похоже на естественную людскую неприязнь к Айони, только сильнее, гораздо сильнее. В этом парне было что-то... Что-то неправильное, чужое... И в то же время Айони почувствовала в нем нечто знакомое, даже родное... Девушка была в смятении.

    "Они все психи... Старые пилоты сошли с ума... Почему? Что здесь, нафиг, творится?! И Я тут причем?!! Парочка недоумков... Истеричка и Псих... Стоп! Куда я бегу?" – Айони заставила себя остановиться. Еще не хватало потеряться. Девушка перевела дыхание и села под ближайшей елью. Сразу стало легче. Сердце постепенно успокоилось, ласковый шепот ветвей прогнал панику из души. Айони закрыла глаза и просто сидела и слушала тишину. До конца дня ее больше ничего не тревожило.

* * *

    Следующие пять дней мало отличались друг от друга. День Айони начинался с просмотра распорядка дня на смартфоне, где кроме кормежки теперь значились еще синхротесты и некое недоразумение под названием "Тактический инструктаж". Завтрак, небольшая прогулка, синхротесты, прогулка, обед, инструктаж, прогулка, ужин, прогулка, сон. Скучно, зато безопасно. За какую-то неделю Айони пережила столько, сколько обычный человек не пережил бы и за все свою жизнь. И еще парочка потрясений могли отправить ее разум в нокаут. Так что пускай вокруг будет спокойное болото, а она в это время попробует играть по своим правилам.

    К синхротестам она быстро привыкла. LCL уже не вызывала рвотного рефлекса, девушка спокойно и без колебаний позволяла желтой субстанции заполнить свои легкие и дышала жидкостью так же, как и обычным воздухом. Айони даже нашла в этом что-то приятное, сама не могла объяснить, что... Ее синхроуровень рос не по дням, а по часам, и на пятый день достиг вожделенной цифры 100%.

    Персонал NERV реагировал на это по-разному. Майор тактики Кристофер Уоллес лез с поздравлениями и почти плясал от радости, в Айони он видел решение всех своих проблем с пилотами. Его помощница, капитан Екатерина Орлова, смотрела все недоверчивей и настороженней. Глава научного отдела профессор Касиги Ябу не делал ничего, только всеми силами избегал даже случайных встреч с Айони. Сама девушка к результатам относилась равнодушно. Хотите, чтобы я сосредоточилась и прогнала шум из головы? Пожалуйста, что может быть проще! И чего это рыжая там так пыхтит в своей капсуле?

    Под многообещающим названием "Тактический инструктаж" скрывалось подобие лекции в самом скучном варианте. Айони просто сидела за столом в комнате брифингов и делала вид, что внимательно слушает престарелого дядю из тактического отдела. Девушка и представить себе не могла, что такие, казалось бы, интересные вещи, как бои с Ангелами, можно рассказывать НАСТОЛЬКО скучно. Она вначале честно попыталась слушать уважаемого тактика, но смысла в пересыщенной непонятными терминами речи почти не было. Поэтому она внимательно смотрела на экран, где демонстрировались плохого качества отрывки боев Первой Волны Ангелов. Понять удавалось немногое, но несколько интересных выводов Айони сделала.

    Ангелы сто процентов не были инопланетянами, представителями древней цивилизации или чем-то еще в этом духе. Если только во Вселенной нет расы, например, гигантских октаэдров, стреляющих энерголучами и имеющих гигантский бур в качестве органа размножения. Нет, Ангелы были чем-то вроде машин, созданных с единственной целью - проникнуть в Геофронт. Какая-то Воля создавала их, придавала форму и гнала в бой. И эта Воля училась на своих ошибках, и каждый следующий Ангел был опаснее предыдущего. А еще эта Воля пробовала разные подходы и тактики.

    Третий и Четвертый Ангел были просто грубой силой, Ева-01 уничтожила их. Потом пошли хитрости: Пятый Ангел - "летающая крепость"; Шестой Ангел, попытавшийся атаковать морской конвой с Евой-02; Седьмой Ангел, один в двух телах; Десятый Ангел - орбитальный бомбардировщик...

    Таинственная Воля следила за Геофронтом и выбирала наиболее удачные моменты для нападения. Девятый Ангел напал точно тогда, когда на базе отключилось электричество.

    Но все попытки были тщетны. Евангелионы уничтожали Ангелов одного за другим. Тогда Воля решила познать своего врага и послала Двенадцатого Ангела. Целью этого Ангела был захват Евангелиона с пилотом. И Ева-01 попала в ловушку. Потом Еве-01 удалось выбраться, но Воля получила знания о пилотах и их Евангелионах, и следующие атаки планировала, опираясь именно на них.

    Тринадцатый Ангел - паразит, захвативший Еву-03; Четырнадцатый Ангел - словно специально созданный против Евы-02 и Аски; Пятнадцатый Ангел, атаковавший психику пилотов; 16-Ангел пытавшийся ассимилироваться с Евой-00, все эти Ангелы, по сути, атаковали самое слабое место Евангелионов - их пилотов. А насчет последнего, Семнадцатого Ангела Айони вообще ничего не поняла - видеокадров не было, а дядя-тактик и двух слов связать не мог. "Что же Ангелы искали в Геофронте? И кто их посылал? Загадки..."

    Загадки преследовали Айони. Она провела в Геофронте целую неделю, и не узнала почти ничего, зато количество вопросов росло в геометрической прогрессии. Например, тайна Первого Дитя, некой Аянами Рей.

    Это было какое-то табу для всего NERV. Большая часть персонала про Первое Дитя вообще ничего не слышала. Майор Уоллес упорно твердил, что знать ничего не знает, и, похоже, не врал. Профессор Ябу бежал от Айони, как от огня. Да Айони и дела бы не было до какой-то там Аянами Рей, но Аска закатила истерику, потому что приняла ее за кого-то другого, а Синдзи посоветовал ей раздобыть фото Первого Дитя. Что-то было связано с таинственной Аянами Рей, что-то важное... Гораздо важнее какой-то там мировой войны или Кила Лоренца...

    С фотками Аянами дело было тоже нечисто. На третий день Айони прервала мудреный диалог дяди-тактика об эффективности системы перехвата и настойчиво попросила вывести на экран какое-нибудь групповое фото пилотов. Дядя поскрипел мозгами, и на экране показалось изображение... двоих подростков лет четырнадцати в пилотских комбинезонах. Весело ухмыляющаяся девушка в красном, в которой Айони узнала Аску, сжимала в захвате шею темноволосого парня в синем. Парень вяло вырывался, а Аска сжала левую руку в жесте римских патрициев на гладиаторских боях. Приглядевшись, Айони с трудом узнала Синдзи. Но совсем другого Икари Синдзи. На этой фотографии он выглядел обычным застенчивым подростком, а не тем психом, что она увидела в лесу. Да и Аска на фотке не выглядела двинутой истеричкой.

    Фото было сделано в каком-то отсеке базы, и, судя по ее ширине, на ней должен был быть и третий человек, но его не было. Похоже, фотку подретушировали. "Но зачем?! Еву-00 же никто не стирал..." На просьбу показать непосредственно фото Первого Дитя ответ был всегда один - "Не сохранилось..." Полная чепуха.

    Айони еще раз посмотрела на фото Аски и Синдзи. Совсем другие люди... Почти нормальные... Что же за ужас им пришлось пережить, чтобы стать такими, как сейчас? Аска и Синдзи... Они не такие, как все... Другие... И Айони чувствовала, сама не зная почему, что эти двое важны для нее. С ними было что-то связано... Она не могла объяснить, что...

    "Хм... Синдзи чуть мне голову не оторвал, когда я обозвала Аску истеричкой... Что же это между ними... Та самая Любовь? Нет, здесь, что-то другое... Какая-то связь... Похоже, я еще плохо понимаю Лилим... Стоп! Что еще за Лилим?" Незнакомое слово возникло в голове Айони из ниоткуда. Просто прозвучало в сознании. Девушка почувствовала, что ее голова сейчас лопнет, как перезрелая дыня, и только горячая ванна может ее спасти. К счастью для себя, дядя-тактик объявил, что на сегодня тупости и скуки достаточно.

* * *

    Пятница 2 марта 2018 года стала особенным днем в жизни Айони. Включив поутру смартфон, она вместо синхротестов и инструктажа обнаружила:


    "13:00 – Боевые учения. Явиться в Ангар D для прохождения инструктажа.

    Поздравляю! Сегодня ты опробуешь свою малышку Еву в деле. Удачи!

    Крис"


    Захотелось что-нибудь сломать. Смартфону снова пришлось доказать свое гордое звание "противоударный". Айони встала с кровати и прошлась по комнате, разминая мышцы, а заодно приводя свои мысли в порядок. Она знала, что рано или поздно ЭТО случится, и ей придется лезть внутрь того огромного черного чудовища. Но, как обычно, все случилось слишком неожиданно. У Айони не было даже намека на радость или энтузиазм. "Этот маразм никогда не кончится..." Девушка глянула на часы, до часа Х осталось полтора часа. Но, даже если бы оставалось десять минут, она все равно бы не отказала себе в душе и не забыла полить цветы.

    Снова теснота контактной капсулы, снова холод LCL в легких, снова низкий гул в голове. Но при этом сегодня все по-другому, сегодня капсула стала частью Евы-14. Айони сидела в красном полумраке и старалась не думать, что ее капсула вставлена прямо в позвоночник черного чудовища. Живого черного чудовища, и прямо за тонкими стальными стенками начинается его плоть и кровь. И у этого чудовища есть ДУША. Айони чувствовала себя маленьким клещом-паразитом, вгрызшимся в тело Евы-14.

    - Айони, это профессор Ябу, как слышно?

    - Слышу Вас хорошо. Начинайте уже... - Айони хотелось выпрыгнуть из капсулы и до конца дня лежать в ванной. Запах крови, от которого она почти отвыкла за время синхротестов, туманил ей голову.

    - Хорошо, начинаем...

    Гул в капсуле усилился, и так просто избавиться от него, как на синхротестах, не удавалось.

    - Проверка гармоник... Норма

    - Начать соединение с нервом А10...

    Капсулу наполнило мерцание. Разноцветные лучи света переплетались, переходили один в другой, сливались, распадались и образовывали на стенках капсулы причудливые узоры. Айони в недоумении вертела головой. Такого во время синхротестов не было. Гул все усиливался и теперь девушка начала различать в нем какие-то... голоса. "Что... Что происходит?!"

    - Соединение с нервом А10 выполнено...

    Вместо световых узоров по ярко-белым стенкам капсулы побежали ряды букв и символов.

    - 10 пунктов до барьера...

    - 9...

    - 8...

    - 7...

    - 6...

    Айони казалось, что в ее голове проходит фестиваль мартовских котов. Гул, скрежет, какие-то взвизгивания и голоса, голоса, голоса... Девушка изо всех сил пыталась заглушить хаос. Получалось с трудом.

    - 5...

    - 4...

    - Отклонения в пределах нормы...

    - 3

    - 2

    - 1

    - Барьер пройден! Айони, ты меня слышишь?

    Девушка открыла глаза. Хаос в голове утих, и она чувствовала себя вполне нормально. Она огляделась вокруг. Стенки капсулы перестали светиться, вместо этого они демонстрировали отличный вид на Ангар D. Похоже, она видела то, что видела Ева-14. На другой стороне Ангара D она заметила обзорное окно, за которым находился командный пункт. В нем суетились за приборами какие-то люди. Айони захотела рассмотреть повнимательней. Она повернула голову, приблизила изображение. Стали видны фигуры техников, майора Уоллеса, профессора Ябу...

    - Полегче, Айони! Ты так крепеж сломаешь! - Голос принадлежал изображению Кристофера, появившемуся в квадратном окошке на стенке капсулы.

    "Что сломаю?... Ой, блин!" - До Айони дошло. Она только что управляла Евой-14! Она повернула не свою голову, а голову Евы, напрягла не свои глаза, а глаза Евы. И даже не заметила этого. Девушка прислушалась к себе. С ее телом творилось что-то странное. Как будто у нее стало ДВА тела. Одно сидело в капсуле и сжимало рычаги на кресле, а ВТОРОЕ принимало ванну из фиолетовой жидкости в Ангаре D и пялилось на командный пункт. И этими двумя телами она могла управлять ОДНОВРЕМЕННО, лишь меняя приоритеты то в пользу одного тела, то в пользу второго. Айони не знала слов, чтобы это описать.

    - Ладно, с управлением ты разобралась. Молодец! - Изображение Уоллеса показало оттопыренный большой палец. - Сейчас мы отправим тебя в отсек для виртуальной тренировки. Счастливо повеселиться...

    Айони его не слушала. "Вот значит как... Вот что значит быть пилотом... Сливаться с чудовищем, чтобы бороться с другими чудовищами... Рисковать своей душой, чтобы спастись... Люди... Они настолько хотят жить, что готовы использовать силу, которую не понимают... Которая может уничтожить их всех... Жизнь людей полна страданий и боли, но они готовы сражаться за нее до конца. Я не понимаю Лилим... ЧТО?! Откуда ЭТИ слова?! Они не мои!"

    "Ты поймешь..." - тихий голос прозвучал прямо в голове у Айони. Гул в голове вернулся. Изображение на стенках капсулы задрожало. Девушка попыталась выкинуть гул из головы, но он проникал в нее как сверло дрели. И чем больше Айони пыталась закрыться, тем больнее становилось. "Что-то... Кто-то проникает в мой разум! Помогите!" - девушка попыталась крикнуть, но язык не слушался. Изображение на стенках погасло, капсула погрузилась во тьму. А потом во тьме вспыхнул свет...

* * *

    В командном пункте Ангара D надрывалась серена. Техники в панике долбили по кнопкам, пытаясь сделать хоть что-то.

    - Что, черт возьми, происходит?! - проорал майор Уоллес.

    Профессор Ябу суматошно дирижировал техниками, отдавал какие-то команды...

    - Профессор, я задал вопрос!

    Профессор нехотя оторвался от приборов.

    - Мы потеряли контакт с Евой-14. Команды не проходят, мы не можем получить никаких данных.

    - Что с пилотом?

    - Мы не знаем, и, с вашего позволения, Кристофер, я вернусь к работе.

    Профессор забарабанил по кнопкам пульта.

    Кристофер посмотрел на Еву-14. Та стояла неподвижно. Она не ломала крепления и не билась головой об стенку, как Евангелионы на трофейных видеозаписях. Только воздух вокруг нее слегка вибрировал. Судя по показаниям приборов - сильнейшее AT-поле.

    "Проклятье..." - про себя выругался Кристофер.

    Сирена не умолкала.

* * *

    Где я... Я умерла... Наверное... Жаль...

    Пустота... Пустота, заполненная светом... Пустота, заполненная звуками... Смех, пение... Слова...

    Что это? Огоньки... Чистое белое пламя... Они кружатся вокруг меня... Они поют... Они смеются... Мне хорошо...

    - Ты счастлива, Айони?...

    Опять этот ГОЛОС... Такой тихий, такой нежный... Такой родной...

    - Кто здесь? Кто здесь кроме меня?

    Огоньки... Они сложились в образ... ЕЕ образ... Дева света... Волосы цвета ясного неба... Тело, сотканное из белого пламени... Глаза, подобные рубинам... Образ приблизился, он был везде...

    - Кто ты...

    Тихий, нежный голос... Неземной голос...

    - Я та, кто познала себя... Я та, кто освободилась... Я МУДРОСТЬ...

    - Зачем я тебе...

    Смех, как звон горного ручейка...

    - Пришло твое время познать себя... Освободиться... И свершить предначертанное...

    - Я... Я не хочу ничего вершить... Я хочу просто жить...

    Руки белого пламени обняли Душу Айони. Хорошо...

    - Жить... Но где?... Лилим подошел к Черте... Лилим запутался... Лилим стонет под тяжестью грехов... Лилим на пороге смерти... В таком мире ты хочешь жить?

    - Но я... Я не могу...

    - Можешь, Айони... Это твоя судьба... Ты наша Дочь...

    - Ты... моя... Мама?

    Белое пламя ласкало душу Айони.

    - Твое тело создано слабыми людьми в попытке избежать предначертанного... Но душу этому телу дали МЫ... Слабые люди пытались убежать от судьбы... Они пытались нарушить естественный порядок вещей... Они не понимали, что лишь приближают Конец... Предначертанное все равно бы свершилось, но могло стать для Лилим возвратом в Небытие... Лишь чудо, сотворенное одним человеком, дало миру Надежду... Не дай же миру погибнуть... Дитя Судьбы...

    - Но как... Я не знаю...

    Голос зазвучал, как целый хор... Он наполнял каждую частичку естества Айони...

    - Познай Лилим... Найди Корень Зла... Следуй за Проводниками к Истине...

    Свет погас.

* * *

    - Есть связь с Евой-14...

    - Айони! Айони! Ты меня слышишь?

    "Что... Где... Я... Я в своей Еве... Спать хочу..."

    - Извлечение капсулы! Спасательную команду, быстро!

    "Спать..."

* * *

    Где-то за пределами черной сферы Геофронта горел закат. Желтый рассеянный свет проникал через светофильтры и окрашивал ландшафт в золотые цвета. Стояла звенящая тишина.

    Если бы кто-нибудь решил посетить эту часть Геофронта в это время, то его поразили бы три вещи.

    Во-первых - арбузная грядка. Маленький вскопанный участок земли был засажен крупными зелеными шарами.

    Во-вторых - рядом с грядкой стоял Икари Синдзи со шлангом в руках. Парень напевал себе под нос простенькую мелодию и не торопясь поливал грядки.

    Ну и, в-третьих - вместо обычного мрачного выражения на лице Синдзи застыла безмятежная улыбка.

    "Кадзи-сан был прав... В садоводстве действительно что-то есть...", - Синдзи осмотрел грядки. Все нормально, арбузы благоденствуют - "Жаль, конечно, их бросать, но если грядка умудрилась выжить во время штурма, то мое отсутствие точно переживет... Странно, дождей в Геофронте не бывает, а растения не сохнут..."

    Парень перекрыл воду в шланге и потянулся, разминая затекшие плечи. Синдзи оглядел купол Геофронта, пирамиду базы NERV, озеро с кораблем. Все это он увидит нескоро. Он надеялся на это...

    "Последнее дельце - и я снова увижу Ману... Скорее бы...", - Синдзи сел под ближайшим деревом, где лежали его вещи, и взял в руки небольшую папку с документами. - "Кого-то сегодня ожидает сюрприз... Возможно, неприятный... Но пока еще есть время..."

    Синдзи отложил папку и взял в руки гитару. Пальцы быстро пробежали по струнам, подрегулировали натяжение...


    Белый снег, серый лед

    На растрескавшейся земле;

    Одеялом лоскутным на ней

    Город в дорожной петле;


    А над городом плывут облака

    Закрывая небесный свет;

    А над городом желтый дым

    Городу две тысячи лет

    Прожитых под светом звезды

    По имени Солнце...

    (Кино - Звезда по имени Солнце)

Глава IV Раненое Сердце  

Скошенные ветром,

Выжженные пламенем,

Втоптанные в землю

Копытами зла,

На кого надеялись,

От чего бежали мы?

Отчего так черен день,

А ночь так бела?

Мельница - Весна

    "Где я... Ах..."

    Айони со скрипом в голове соображала, что с ней случилось. Мозги издавали скрежет, как лет сто не смазываемый механизм, голова кружилась во всех направлениях разом. Кое-как удалось схватить одну из хаотичных мыслей за хвост и начать вспоминать. Первая синхронизация с Евой-14... Что-то произошло... Образы... Девушка с синими волосами... Какая-то ерунда про предначертанное...

    Айони выплывала из сумрака, пытаясь собрать мысли воедино. Наконец удалось соорудить некое видение ситуации. "Меня стукнуло в Еве-14, и я где-то валяюсь... Где?" Девушка с трудом открыла глаза и осмотрелась.

    Первой мыслью было, что это опять больница. Но когда глаза привыкли к полумраку, Айони поняла, что лежит на кровати в своей новой квартире. Каждое движение головы отдавалось тяжелой болью. Внутри черепушки словно праздновали день жестянщика. Из темноты проступали контуры знакомых предметов, очертания вещей и растений. Девушка, поморщившись, наклонила голову, чтобы оценить свое состояние.

    В принципе, ничего серьезного. Не видно ни ран, ни капельниц, ни датчиков. Айони осторожно прислушалась, но нет – на этот раз обошлось без сиделки и раздражающего: "Как ты себя чувствуешь?" Девушка отходила после очередной неприятности в покое и одиночестве.

    "Ну, я же не в больнице... Ух... Полцарства за анальгин...", - Голова Айони раскалывалась. - "Я, очевидно, не настолько плоха, чтобы койку занимать... Ну и хорошо..."

    За окном царила густая темнота, прореженная отблесками далеких прожекторов. В Геофронт пришла ночь. Девушка поискала взглядом настенные часы. Светящиеся цифры оповестили 1:03 АМ. Все нормальные люди давно спят. Айони попыталась встать, но тут же бросила эту затею - голова еще пригодится. Девушка постаралась расслабиться и ни о чем не думать. Что самое интересное – помогло, даже мучительное биение горячей крови в висках помаленьку стихло.

    . Айони блаженно вздохнула и попыталась заснуть, но сон не шел. Тогда она поправила подушку, добившись максимального комфорта для несчастной головы, и отправилась в свободное плавание по волнам глубоких размышлений. "Села в Еву, очнулась в квартире… Может, мне это приснилось?" Айони еще раз огляделась и заметила на тумбочке записку. Кое-как дотянувшись, девушка с трудом ухватила небольшой листок бумаги.


    "Врачи сказали, что ты просто перенапряглась и потеряла сознание. Поэтому я решил, что в своей квартире тебе будет лучше. Знакомая обстановка, все такое... Не волнуйся, с Евой-14 все в порядке. Ты пока отдохни пару дней, а мы разберемся, в чем дело.

    С утра сходи в медсанчасть, если не сложно.

    Поправляйся.

    Крис."


    Айони, не торопясь, сделала из бумажки аккуратный самолетик и отправила его в открытое окно. "Да-да, конечно... Вас ваша Ева волнует больше, чем Я... И почему меня это не удивляет?" - Разум Айони погрузился в пучины рассуждений и анализа. К бесконечной веренице тайн добавилась еще одна.

    Девушка в ускоренном темпе перемотала перед внутренним взором свою жизнь до того рокового вечера в старой квартире. Учеба в институте, выходные на лоне природы. Немного скучновато, зато спокойно, безопасно и, что самое главное, – это образ жизни, который Айони выбрала сама, находясь в здравом уме и твердой памяти. Да, не всегда все шло так, как ей хотелось. Да, в апреле она осталась бы без пособия. Ну и что с того? Прорвалась бы! А теперь?!

    "Что происходит?!" - Айони задала дежурный вопрос, - "Что произошло со мной в Еве? Что это были за глюки? Это была... Душа Евы-14? А что за бред она несла? Предначертанное... Мне нет никакого дела до человечества... Лилим..."

    Айони была окончательно сбита с толку. Она приняла предложение стать пилотом, чтобы узнать Истину. Но прошло уже больше недели, а Истина стала только дальше и недоступней. Тайны, тайны, тайны... Они преследовали ее повсюду. Стоило Айони взять след, как ба-бах! На ее пути становилась еще одна тайна. Айони устала, смертельно устала от этих проклятых тайн, но уже не могла остановиться. Только Истина давала надежду.

    "Профессор Ябу что-то знает... Но я не могу с ним встретиться и покопаться в его старческих мозгах...", - Айони воспринимала свои новые навыки как должное. Легкий испуг и удивление быстро прошли. Она получила еще один инструмент Познания. - "А еще этот... парень... Псих Синдзи... Впервые встретила человека с наглухо закрытыми мозгами… Да кто он такой?!"

    Голова практически прошла, и Айони попыталась встать. Никаких проблем – тело было легким и послушным. Удивительную прочность своего организма девушка тоже воспринимала спокойно. Ей казалось, что это естественно и так и должно быть. Айони прошлась по комнате, разминая затекшие мышцы. Врачи не постеснялись переодеть ее в ночную рубашку, но девушка никогда не отличалась комплексами.

    Относительно свежий ночной воздух Геофронта проникал в спальню через открытое окно. Тюль колыхалась под легким ветерком. Слух ласкал шорох ветвей в парке. Последние остатки боли и тяжести покинули голову Айони. Вместо этого посвежевший разум девушки ощутил нечто новое. Откуда-то из подсознания поднялась необъяснимая уверенность, что рядом кто-то есть. Айони в недоумении закрутила головой, но никого не увидела. Девушка прошла по квартире, заглядывая в шкафы, под кровать, выглянула в окна... никого. Однако ощущение и не думало пропадать. Наоборот, оно крепло с каждой секундой. "Все... Я сошла с ума..."

    Айони достала из холодильника на кухне бутылку с соком и вернулась в гостиную. Девушка выключила верхний свет, оставив только ночник над диваном. Комната погрузилась в приятный полумрак. Холодный напиток утолял жажду, но не приносил облегчения. Айони легла на диван и честно попыталась привести свои нервы в порядок. Не получилось. Мысли-паникеры нащупали брешь и беспорядочной толпой высыпали на просторы разума. Вместо барабанов они лупили по вискам. "Что происходит?! Что делать?! Этот глюк с Евой-14... Это будет каждый раз?! Я схожу с ума...", - Головная боль возвращалась. - "Истина... Я пришла в этот мир в поисках Истины... Но в этом месте Я не могу ее познать... Я должна продолжать свой путь... А-а-а! Что ЭТО такое? Откуда ЭТИ слова?" – Айони захотелось повыть на Луну, хотя ее и не было видно в Геофронте, а звезды заменяли прожекторы под куполом. Она уже не могла поручиться за целостность своего рассудка.

    - С меня хватит! Валить надо из этого Геофронта... - Эти слова Айони в сердцах произнесла вслух.

    - Отличная идея, Айони! - Хриплый и немного шипящий голос достиг ее ушей со стороны окна.

    На этот раз девушка не смогла удержаться от легкого вскрика и вскочила. На подоконнике сидел... Икари Синдзи собственной персоной. Парень щеголял в своем обычном байкерском прикиде, только без гитары и пива. Голова наклонена так, что нельзя было заглянуть в глаза. Парень криво улыбнулся и помахал рукой.

    - Ты! Ты что здесь делаешь? - Ошарашенная Айони нутром чуяла, что ничем хорошим ночная встреча с Икари Синдзи не кончится.

    - Прости за вторжение, но дело не терпит, - Синдзи достал из-за пазухи обычную папку для документов, каких тысячи в любом офисе. - Ты ведь хотела узнать, что скрывает NERV, не так ли? Тогда лови!

    Папка с шелестом пролетела по комнате и упала под ноги Айони. Девушка осторожно поднесла папку к свету. Единственной надписью на обложке была:

    "Аянами Рей"

    У Айони появилось нехорошее предчувствие. Открыв папку, она обнаружила страничку из какого-то личного дела. Возраст, вес, группа крови и цветная фотография. Айони рассмотрела фотку повнимательней и... почувствовала, как пол уходит из-под ног. Со страницы досье на нее смотрела… она сама. Точнее, если взять Айони лет в 14, перекрасить волосы в синий цвет, густо обсыпать пудрой и вставить в глаза красные линзы, то получится точная копия девушки на фотографии. Черты лица, прическа... не отличить. Только выражение лица другое, более отстраненное, что ли... Давненько Айони не испытывала подобного шока.

    - Что... Кто ЭТО?! - Голос Айони пробирал до костей.

    - Ее звали Аянами Рей. - Голос Синдзи заметно потеплел, - Первое Дитя...

    Айони еще раз взглянула на фотографию. Может, показалось? Нет...

    - Читай дальше. - Синдзи вольготно устроился на подоконнике. - Камеры я отключил, даже в ванной...

    - Камеры? В ванной?!

    - А ты не знала? - Синдзи искренне удивился. - Вдруг ты вены начнешь резать... Да и Уоллесу бывает одиноко по вечерам...

    Айони словно облили грязью.

    - Ты... Ты смотрел? - Ледяной голос девушки не предвещал ничего хорошего. "Твари NERV-овские... Ты мне за это ответишь... Майор..."

    - Мельком, когда отключал... Ты не в моем вкусе. - Синдзи зевнул и устроился поудобней. - Ты читай, давай. Время еще есть...

* * *

    Лифт дернулся и остановился. Двери с шипением разошлись в стороны, и в полумрак одного из многочисленных коридоров на нижних уровнях базы вышел небольшой человек в лабораторном халате. Старчески пригибаясь, человек двинулся вдоль стены, подслеповато нащупывая дорогу. Конец коридора утопал во мраке, люминесцентные лампы светили в пол силы, но человек упорно двигался вперед. На голых стенах коридора не было никаких указателей, а случайный наблюдатель обнаружил бы, что в лифте отсутствует кнопка с этим уровнем. Этого коридора официально не существовало. Но он был.

    Шаг за шагом человек продвигался вперед. Шум шагов и кряхтение – вот и все звуки, что могло разобрать обычное ухо. Низкий потолок, казалось, давил на человека всеми десятками метров камней, земли и бетона, что отделяли коридор от внешнего мира. Мертвый воздух терзал горло, вызывая приступы сухого кашля и удушья. Сама жизнь покинула этот бесконечный коридор.

    Наконец, впереди забрезжил свет. Человек приближался к своей цели. Дверь, обычная глухая железная дверь без опознавательных знаков. Перед дверью располагалась стеклянная будка с постом охраны. И местная охрана никогда не спала на работе. Две гориллообразные фигуры в черных костюмах вытянулись по стойке смирно.

    - Пожалуйста, предъявите пропуск. - Голос, достойный футуристических роботов.

    Человек молча протянул ID-карту. Охранники пропустили ее через терминал, проверили и вернули.

    - Проходите, профессор Ябу.

    Охранник набрал комбинацию на пульте. Железная дверь, скрывающая одну из самых темных тайн Нового NERV-Япония, со скрежетом отошла в сторону. Касиги Ябу, не произнеся ни слова, спрятал карточку и прошел внутрь. Дверь, в соответствии с правилами, тут же вернулась на место. Профессор вздрогнул всем своим щуплым телом. Он очень не любил это место, но ему нужна информация. Даже такая... Профессор оказался в небольшой комнате, где его ожидал компьютерный терминал, врезанный прямо в бетонную стену. Профессор прошел через комнату и сел в кресло перед терминалом. Руки старика дрожали, сердце уподобилось колибри. Это место было его проклятием, его Голгофой. Каждый сам несет свой Крест.

    Профессор вставил свою карточку в терминал, приложил руку к специальной пластинке и подставил глаз к сканеру. Терминал загудел и механическим мужским голосом потребовал:

    - Имя.

    - Профессор Касиги Ябу, нулевой уровень допуска. - По спине профессора стекали капли пота. Если система его не распознает, то лошадиная доза нервнопаралитического газа обеспечена – попытки присвоить себе высший уровень в иерархии NERV карались безжалостно. Терминал погудел полминуты, показавшиеся профессору вечностью, и смилостивился.

    - Допуск подтвержден. Заключенный №1 вызван для допроса. Включить монитор?

    - Нет, спасибо. - От одной мысли посмотреть в глаза этому... заключенному... сердце профессора начинало разрываться.

    Терминал затих, и вместо него из динамиков заговорил низкий мужской голос.

    - А, мой уважаемый тюремщик. Не с кем поговорить ночью, профессор?

    - Я здесь не для пустой болтовни! - Касиги Ябу изо всех сил пытался вести разговор с позиции силы.

    - Конечно, конечно... Господин командующий Торанага опять захотел власти, и Вы пришли умолять Меня о помощи? - Голос неизвестного по кислотности обгонял желудочный сок.

    - Командующий Торанага в отъезде! - Профессор пустил "петуха". - Я пришел...

    С другой стороны динамиков усмехнулись.

    - Чего вы так волнуетесь, профессор? Неприятно ощущать себя всего лишь исполнителем?

    Профессор до боли сжал кулаки. Именно поэтому он так ненавидел это место.

    - Замолчите! А не то...

    - А не то что? Вы убьете настоящего главу Научного отдела?

    Профессор хотел что-то сказать, но лишь прохрипел. Каждое слово из динамиков вызвало боль, как душевную, так и физическую. Неизвестный собеседник наслаждался. Кто знает, может это единственное его развлечение в этой тоскливой обители?

    - Вы жалкий ремесленник, профессор Ябу. Ваш ограниченный рациональный разум не способен познать величие Творения. Вам и вашему хозяину захотелось власти, и вы пришли ко мне. Я дал вам знания, вы всего лишь следовали Моим инструкциям...

    Касиги Ябу схватился левой рукой за сердце. Правая рука судорожно отыскала в кармане лабораторного халата упаковку таблеток. Гортань с хлюпаньем проглотила пилюлю.

    - ...Но вы не успокоились. Командующему и его банде из правительства захотелось еще больше власти. Вы снова пришли сюда. Вы кричали, брызгали слюной, но ваш голос молил меня о помощи. Я сжалился, и теперь у вас есть Она. Вторая Великая Ева. Но вы не послушали Меня. Вы решили, что дальше обойдетесь сами. И что произошло?

    Профессор тяжело дышал. Пилюля начала действовать, но медленно, слишком медленно… Пытка продолжалась.

    - И вы снова пришли сюда – в место, которое так ненавидите. Вы просили меня о пилоте. Я дал вам его. Что же вы хотите теперь, профессор?

    Профессор Ябу сглотнул. Он попытался говорить твердо, но получалось козлиное блеяние.

    - Айони Скай... Кто она?

    - Я дал вам всю информацию.

    Голос профессора сорвался в визг.

    - Вы лжете! Она совсем не похожа на Первое Дитя! Она другая...

    - Спокойной ночи, профессор.

    Голос из динамиков затих.

    - Стойте! Не смейте уходить от ответа! - Профессор застучал по кнопке вызова, но тщетно. Если Он не хотел разговаривать, заставить его было невозможно. Оставалось лишь стиснуть зубы от обиды и унижения и, медленно пятясь назад, убраться восвояси. Заключенный №1 любил в последний момент крикнуть профессору в спину какое-нибудь оскорбительное пожелание.

    Когда охранники открыли дверь, из нее, пошатываясь, вышел похожий на труп профессор Касиги Ябу. Охранники даже не моргнули – они видали вещи и похуже.

* * *

    Строчки расплывались перед глазами. Сухой научный текст вещал Истину, которую Айони не хотела принимать. Она вновь и вновь перечитывала колонки безликих иероглифов, рассматривала фотографии, изучала диаграммы и графики. "Нет... Это неправда... Этого не может быть..."

    Папка содержала подробное досье на существо по имени Аянами Рей. Именно "существо", ибо по досье выходило, что эта миловидная девушка-альбиноска была результатом генетического эксперимента. Айони прочитала о "трагическом результате эксперимента по синхронизации с участием ученого Икари Юи" и "опытах по клонированию". Далее упоминались непонятные "инъекции материала Объекта Лилит в зародыши", рассказывалась история трех разных Рей, упоминались какие-то "хранилища тел" и "пересадки Души". Иероглифы сливались в одну черную кляксу.

    "Я... Я тут не причем!" Но фотография Аянами Рей говорила о другом. На последней странице досье Айони обнаружила две странные диаграммы. По виду они напоминали кучу вертикальных цветных полос разной толщины. На верхней диаграмме стояло имя Аянами Рей, а на нижней... – Айони Скай. "Сравнение генетических образцов. Совпадение 99.3%". Мозги девушки окончательно свернулись в трубочку. "Нет, нет, нет... Это неправда... Псих лжет..."

    - И Я должна верить этой писанине?

    Синдзи, до этого мирно дремавший на подоконнике, пожал плечами.

    - А зачем мне врать?

    - Потому что ты недоумок и алкоголик!

    Икари поморщился.

    - Давай без оскорблений... Ты можешь не верить мне, но факты налицо. - Развалившийся на подоконнике парень принялся загибать пальцы. - Аска приняла тебя за кого-то другого – раз! Все фотки Рей исчезли в неизвестном направлении – два! Твое на редкость прочное тело – три! А еще генетический анализ, спертый мною из медсанчасти – четыре! Достаточно?

    Разум Айони анализировал и сопоставлял все, что она увидела за неделю в NERV. Тайны, секреты, недомолвки. И большинство их связано с Первым Дитя - Аянами Рей. Все сходилось... "Что же это... Я всего лишь эксперимент? Лабораторная крыса NERV? Пустышка?" Жизнь рушилась на глазах. Лицо девушки, обычно просто надменное и непроницаемое, теперь стало просто безжизненным.

    - Айони, я понимаю, это тяжело... Но это правда, прими ее.

    "Да что ты понимаешь?! Вся моя жизнь... Проклятье!" – Айони уже не знала, во что верить. Истина оказалась слишком жестока. – "Моя жизнь... Мое тело... Моя Душа... Душа... Душа!"

    В сердце Айони вновь затеплился огонек Надежды. Она вспомнила слова девушки из видения в Еве-14. Видения, которое не было плодом воображения, ибо в нем была девушка, похожая на Аянами Рей: "Твое тело создано слабыми людьми... Но душу этому телу дали Мы..." Чувство жизни по капле возвращалось к Айони.

    "Мое тело создано в рамках эксперимента... У меня никогда не было родителей... Поэтому меня держали в NERV до семи лет... Но так ли это важно? МОЯ ДУША НАСТОЯЩАЯ! Она Моя! Я НАСТОЯЩАЯ! Я живу! Я существую!" На щеки девушки вернулся румянец. Казалось, стоило только пожелать, и она воспарит на бренным ковровым покрытием. "А в качестве сосуда для моей прекрасной Души мне досталось весьма и весьма симпатичное и прочное тело... И чего мне психовать?"

    Айони чувствовала себя заново родившейся, что было недалеко от истины. Она заново осознала себя. И еще она чувствовала облегчение. Одной тайной стало меньше. "Осталось разобраться, кто осмелился царапать мое прекрасное тело пулями, и как себя обезопасить... Ненавижу тайны! А начнем мы с этого недоумка, пачкающего мой подоконник..."

    - Эй! Как тебя там... Икари Синдзи. Спасибо за информацию. - Гордый и спокойный голос, бесстрастное и надменное лицо. Айони вновь стала сама собой. "Но не думай, что я идиотка... Бесплатный сыр бывает в мышеловке"

    Синдзи в недоумении оглядел девушку. Он не ожидал, что она настолько быстро оправится.

    - А ты сильная, Айони... Похвально.

    - Не жалуюсь. А теперь говори, зачем пришел. Чего ты хочешь? - Айони смотрела прямо на Синдзи. Парень по-прежнему умело закрывался от нее, а давить сильнее она пока не хотела. "Сначала поболтаем просто так"

    - Мне нравится твой подход. - Синдзи одним движением соскочил с подоконника и встал перед окном. Айони следила за ним спокойно, но внимательно. "Убивать он меня явно не собирается... Но в случае чего... Блин, здесь меня никто не услышит". – Разум девушки быстро соорудил стратегический план бегства из квартиры и последующего возвращения с толпой охранников.

    - Я пришел за тобой. - Твердым голосом возвестил Синдзи.

    "Опять за мной кто-то пришел... Как же мне это надоело! Этому-то что от меня надо?" - Айони почудилось дежавю, история повторялась.

    - И зачем я тебе?

    - NERV затевает какую-то гадость. Мы пока не знаем подробностей, но уже то, что тебя вернули в организацию, заставляет подозревать худшее, – пояснил Синдзи. Выражение его лица говорило, что шутки в данном случае не уместны. - Ты ведь не хочешь в этом участвовать, правда?

    - Ну, предположим... - равнодушно ответила Айони, осторожно оценивая взглядом расстояние до двери. "Если постараюсь - допрыгну разом..."

    - Видишь ли... У меня есть влиятельные друзья, заинтересованные в прекращении этого безобразия... И они хотят с тобой встретиться.

    "Это становится скучным... Меня опять агитируют...", – Никакого энтузиазма слова Синдзи у девушки не вызывали.

    - Ну-ну... И дальше что?

    - Как грубо... - Синдзи усмехнулся. - А как тебе такое предложение? Тебе сооружают новую биографию, кладут на счет кругленькую сумму - и все! Ты свободна! Никакого NERV-а, Ев и грязной политики.

    Айони пристально оглядела Икари Синдзи. Парень расслабленно стоял перед окном и со скучающим видом ждал ее ответа. "Заманчиво... Вот только какова цена?"

    - А зачем вам это?

    - Ты зачем-то нужна NERV, и тут кроется что-то большее, чем пилотирование... Мы не понимаем, как Новый NERV на тебя вышел... Откуда ты вообще взялась... Но мы хотим спутать NERV-у карты.

    Синдзи демонстративно посмотрел на наручные часы.

    - Все, Айони, время... Так ты пойдешь со мной?

    Лицо Айони окончательно превратилось в ледяную маску. Пора было все обдумать, и посторонние в этот процесс не допускались. "NERV использует меня... NERV скрывал от меня важную информацию... Мне вообще не нравится NERV... Хочу ли я тут оставаться? Нет!"

    Синдзи надоело стоять столбом, и он вновь запрыгнул на подоконник. Парень отвернулся к окну и принялся любоваться видом ночного Геофронта.

    "Этот недоумок обещает помочь... Но могу ли я ему верить..."

    - А если я откажусь?

    - Почему? Нравится быть собственностью NERV? - насмешливо поинтересовался Синдзи.

    - Например, потому, что я тебе не верю, - холодно ответила Айони.

    - Жаль... Мы действительно хотим тебе помочь. – Синдзи устало вздохнул. - Ладно, тогда говорю начистоту: я пришел, забрать тебя из Геофронта, и я заберу. А пойдешь ли ты пешком или связанная и с кляпом во рту – решать тебе. Прости, но ставки слишком высоки.

    "Так и знала... Но этот недоумок хотя бы говорит в открытую... И что делать?" Ни страха, ни ярости не отразилось на непроницаемом лице Айони, только взгляд приобрел остроту и проницательность ледяной иглы. "Убежать?" – девушка снова скосила глаза на дверь. В принципе, шанс был. Но, с другой стороны... – "Я не хочу оставаться в NERV... Я не хочу участвовать в дурацких играх... Но я не смогу удрать сама... Да и этот недоумок Синдзи..." Айони вспомнила свою первую встречу с Икари. Его глаза... Она не могла доверять человеку с таким взглядом.

    - Почему ты меня ненавидишь, Икари Синдзи?

    Парень вздрогнул, похоже, этот вопрос задел его за живое.

    - А с чего ты решила, что я тебя ненавижу? – с наигранным спокойствием ответил Синдзи. – Если ты про тот случай... Прости меня, я был пьян и себя не контролировал.

    Айони ясно почувствовала фальшь, и была намерена узнать всю правду.

    - Ты ведь не зря прячешь свои глаза, Икари Синдзи. Они выдают тебя с головой. И я их видела.

    Синдзи поморщился и отвернулся. Голос, казалось, стал еще более хриплым.

    - Да... Мои глаза... Побочный эффект от пилотирования, – парень с трудом подбирал слова. – Ненавижу тебя... Я сам точно не понимаю... Просто... Ты мне не нравишься... Ты похожа на Рей, но совсем другая... Злая...

    "Злая?! На себя посмотри!" – Айони неподвижно сидела на диване, стараясь не выпускать из вида дверь. Мало ли что...

    Синдзи резко мотнул головой и оборвал себя на полуслове.

    - Забудь и не бери в голову. Я не маньяк и не психопат. – Икари восседал на подоконнике, эффектно обрисовываясь в свете прожекторов под куполом Геофронта. – Так что ты решила, Айони? Ты со мной?

    - А у меня есть выбор?

    - Выбор есть всегда. – В голосе Синдзи прорезалось сталь. – Если ты откажешься, мы просто подержим тебя взаперти, пока весь этот маразм не кончится...

    "Само милосердие... Как же мне все это надоело...", – Айони казалось, что парень не врет, но... Он тоже ей не нравился. Айони Скай очень не любила, когда кто-то решал за нее.

    - А зачем такие сложности? Можно же просто меня убить.

    - Мы – не NERV. – Название этой славной организации в устах Синдзи прозвучало хуже ругательства.

    "Кто же тогда? Явно не ООН или правительство. Спрашивать, разумеется, бесполезно... Да и какая разница... Всем подавай мое нежное тело и Душу... Долбаный Лилим...", – Новое слово незаметно, но прочно вошло в лексикон девушки. Так же незаметно Айони мысленно перестала считать себя частью человечества. Впрочем, она никогда и не считала себя достойным членом общества, а новые знания только укрепили ее веру в собственной исключительности. "Ладно, веревки и кляп меня не привлекают..."

    - Хорошо, я согласна. Веди...

    - Это радует, – с явным облегчением сказал Синдзи. – Для начала небольшой инструктаж... Ты делаешь все, что я скажу...

    - От этого, конечно, зависит моя жизнь, – перебила Айони.

    - Догадливая... Еще, не надо делать глупостей... И самое главное, не пытайся копаться у меня в Душе.

    "Откуда он знает?!"

    Айони запоздало подумала, что попытка убежать была не самой плохой идеей. Гораздо лучше опрометчивого решения отправиться в неизвестность в компании подозрительного чудика, знающего про нее больше, чем она сама. Может еще не поздно дать обратный ход? - Ты о чем? – Голос девушки бил рекорды по прохладе.

    - Понимаешь, Айони... Когда я был пилотом, мне пару раз приходилось испытывать это чувство... Когда твою Душу разбирают на винтики, – тихо, но твердо ответил Синдзи. - И когда ты смотришь на меня своим ледяным взглядом... То же самое, те же ощущения... Я, конечно, пытаюсь бороться, но если ты возьмешься за меня всерьез, мне не справиться... Но я всё же успею выразить свое недовольство.

    "Хм... Он пережил такое, и не сломался... Сильный человек... Надо быть с ним поосторожней".

    - Ладно, я запомню... Это все?

    - Еще одна простая формальность.

    Синдзи соскочил с подоконника и достал откуда-то из куртки некий пластиковый предмет, похожий на ручной металлоискатель. На сером матовом корпусе стояла красная эмблема Нового NERV, а из рукоятки торчал короткий обрезок проволоки. Похоже, Икари Синдзи позаимствовал этот таинственный аппарат у NERV-овской охраны. Синдзи нажал кнопку на рукоятке, и аппарат коротко пискнул.

    - Что эта за штука? – интуиция Айони забила тревогу. И последние события заставили ее прислушиваться к таким предупреждениям.

    - Обычный сканер жучков. – Синдзи подошел к Айони. – Больно не будет.

    "Сканер... Ну, тогда ладно...", – Девушка встала с дивана и позволила Синдзи провести аппаратом по контуру своего тела. Парень вел себя на редкость деликатно, на серьезном лице не появилось и тени похотливой улыбки. Сканер никак не отреагировал на левую половину тела Айони. Синдзи начал проводить сканером вдоль правой стороны, дошел до плеча и... Сканер мерзко и пронзительно заверещал. Икари коротко выругался...

    - Что это значит? – Интуиция не подвела Айони.

    - В твое плечо вживили жучок. – Синдзи снова выругался, подлиннее и позаковырестей. – Короче, тебя посадили на цепь.

    "Жучок?! В плечо?!" – Айони в шоке начала ощупывать участок, на который среагировал сканер. Никаких шрамов, разумеется, не нашлось, но, кажется, прощупывалось какое-то утолщение... "Это уже ни в какие ворота не лезет! Да что этот NERV себе позволяет?!"

    - Дай-ка посмотреть. – Синдзи снова поводил сканером над плечом, и аппарат каждый раз реагировал верещанием. Наконец, парню удалось точно определить место с жучком. Он осторожно надавил пальцем. – Уф... Повезло... Жучок всего лишь под кожей... Сейчас мы его быстренько вытащим.

    "Что сделаем?!" – девушка в панике отскочила на другой конец гостиной. Идея проводить прямо здесь хирургическую операцию ее почему-то не обрадовала.

    - Айони, это необходимо, – настойчиво сказал Синдзи. – Или, ты хочешь, чтобы NERV за тобой следил?

    - Но не резать же мне плечо прямо здесь! Совсем того?! – Айони прижалась к стенке. – "Никому не позволю себя трогать!"

    - Всего лишь небольшой порез... На тебе и так все заживает, как на Ангеле, – уговаривал парень. – Ну что, мне тебя связывать что ли?!

    "Еще чего не хватало... Проклятье! Всего лишь порез... Всего лишь порез...", – Айони решилась.

    - Хорошо, приступай... Только быстрее...

    Синдзи неуловимо быстро оказался рядом и железной хваткой сжал ее плечо. В правой руке блеснул металл... Айони в ужасе зажмурилась... Плечо пронзила резкая и короткая боль.

    - Ну вот и все... Неприятно, но необходимо...

    Айони осторожно открыла глаза. Вместо окровавленного обрубка на плече оказался лишь маленький и аккуратный разрез, из которого текла тоненькая струйка крови. Девушка почувствовала, как у нее слабеют ноги.

    - Эй! Ты чего? – Синдзи успел поддержать Айони и бережно усадил на диван. – Все уже позади.

    Парень достал из кармана куртки упаковку одноразового бинта и преступил к оказанию первой помощи. Айони медленно отходила от нервного удара. Боль в порезе ушла так же быстро, как и появилась. "Хирург недорезаный... Садист! Маньяк! Чтоб тебя..." Результатом врачебных усилий Синдзи стало кривое и перекошенное подобие повязки, на которое ушло бинта достаточно, чтобы обмотать полтела. Икари критично оглядел результат и скривился.

    - Ладно... Жить будешь... - Парень поднял с пола металлический предмет, оказавшийся коротким ножом-стилетом, и какую-то бусинку. Нож он спрятал куда-то во внутренний карман куртки, а бусинку продемонстрировал Айони. – Зацени! Чудо шпионской мысли...

    "Да пошел ты! Все норовят меня порезать...", – девушка еще не до конца отошла от операции без наркоза.

    Синдзи задумчиво покрутил бусинку-жучок в пальцах, а затем закатил под диван.

    - Все... Большой Брат ослеп и оглох, – ухмыльнулся парень. – Ты как?

    - Замечательно! Спасибо за операцию, доктор! – Айони окатила парня волной холода и презрения.

    - Всегда пожалуйста, – усмехнулся в ответ Синдзи. – Время, Айони... Пора идти.

    - Отвернись, мне надо переодеться.

    Парень послушно повернулся к окну. Айони достала из шкафа одежду в крепко полюбившемся ей готическом стиле и начала неторопливо переодеваться. "Чем дальше, тем хуже... Что еще со мной произойдет? Ну, ничего... У меня тоже зубы имеются..."

    Икари Синдзи задумчиво смотрел в окно. На лице обозначилась мечтательная улыбка, и он даже не пытался подглядывать за симпатичной девушкой у себя за спиной. Его мысли были где-то далеко... За пределами Геофронта.

* * *

    Геофронт спал. Тишина окутывала лес. Только едва слышимое шуршание ветвей доказывало, что вы не оглохли. В Черной Сфере не было неба, не было звезд и луны. Тьма покрывала землю, и если бы не прожекторы на базе и на куполе, путь через лес превратился бы в бои с невидимками. Лучи мощных прожекторов шарили по ландшафту, превращая окружающий мир в театр теней. Длинные изогнутые осколки ночи складывались в гротескных чудовищ и мифических героев.

    Тени переплетались, сливались, перетекали одна в другую... Однако не все эти тени создавались деревьями. Например, вот эти два странных лоскутка ночи на поверку оказались худощавым парнем лет шестнадцати, который вел за собой стройную высокую девушку лет восемнадцати. Странная пара бесшумно двигалась через ночной лес, растворяясь в игре света и тени.

    Айони тихо кралась следом за Синдзи. Ее первые шаги по ночному лесу отмечались постоянным хрустом веток, но девушка быстро училась и теперь уступала Синдзи только в скорости. Куда конкретно они топали, было для нее загадкой. Парень на все вопросы отвечал: "Не беспокойся, я все продумал..." Тело Айони двигалось само, ловко огибая деревья и переступая сухие ветки. Разум был свободен и развлекался мыслями о Нелегкой Судьбе: "И вот я опять двигаюсь в неизвестность... И моего желания никто не спрашивал... Сначала меня в полуживом состоянии притащили в Токио-3... А теперь меня тащит в ночь этот псих... И за что мне это наказание?"

    Шаг за шагом они удалялись от жилого комплекса. Синдзи не сбавлял скорость, двигаясь уверенным расчетливым шагом. Иногда он неожиданно уходил вперед, чтобы разведать дорогу. Потом, как по волшебству, возникал прямо перед Айони. Лицо парня было спокойным: надо полагать, все шло по плану. Свет от прожекторов на базе постепенно ослабел, лес поредел. Они приближались к стенкам Сферы. Очарование ночи убаюкало Айони. Девушка просто шла и всей Душой впитывала едва слышимое дыхание спящей земли. Покой и тишина...

    ...неожиданно нарушенные уже знакомым Айони чувством чужого присутствия. Горький опыт не прошел даром. Девушка была на все сто уверена - кто-то чужой, но смутно знакомый находился неподалеку. Она решила предупредить крадущегося впереди Синдзи.

    - Эй, Икари, здесь кто-то есть.

    Парень в недоумении замотал головой, обшаривая окрестности, но никого не нашел.

    - Где? Никого не вижу...

    - Где-то рядом... Я уверена. - Айони всегда доверяла своему чутью.

    Синдзи равнодушно пожал плечами и уже собирался пойти дальше, как вдруг резко дернулся всем телом, будто его ударили. Лицо словно разом постарело.

    - Где-то рядом... Значит, она снова туда пришла... Да когда же это кончится... Я должен... - В голосе парня послышалась такая тоска, что Айони передернуло.

    - Должен что? Ты о чем?

    - Тебя не касается! Жди здесь! - практически прорычал Синдзи и, прежде чем девушка успела открыть рот, растворился во мраке. Был парень - нет парня... Айони молча села под ближайшим деревом. Похоже, недолгая, но вошедшая в историю карьера пилота Айони Скай подошла к концу. Девушка жалела только о своих цветах, которые снова пришлось бросить на произвол судьбы. NERV напоминал ей гнилое болото, покрытое ряской. С виду безопасно, но один неверный шаг - и вонючая смерть обеспечена. Да и Геофронт ей уже опротивел. Она неделю не видела Солнце, не любовалась Луной и Звездами, и уже за одну возможность снова увидеть Небо Айони была готова рисковать.

    Девушка пожала плечами и расслабилась, тихо напевая любимые мотивы из своего личного хит-парада. Коли тюремщик в косухе... э-э-э, в смысле, проводник на Свободу отлучился по делам надо дать отдых ногам.

    Пока еще есть такая возможность...

    А Синдзи все не появлялся. Ощущение чужого присутствия хоть и ослабло, но не пропало. Вдобавок Айони ощутила, как к потоку чувств добавился новый мотив. Где-то близко страдал Человек. Точнее, два человека, чьи Души были полны боли.

    "Чем недоумок там занимается?" – без особого интереса подумала девушка. От чужой грязи следует держаться подальше.

* * *

    Камень, песок, бетонное крошево... Колючая проволока, предупредительная табличка, старые следы крови в похожих на оскверненную могилу развалинах Геоубежища. Красный свет аварийных ламп. И воспоминания... Боль... Стыд... Бессильная Ярость... Поражение... Тогда она проиграла, проиграла самой себе... Проиграла Ему...

    Аска не могла объяснить, зачем она по ночам приходит в эти богом забытые развалины. Памятник ее поражению. Зачем она снова и снова вспоминает... Она пыталась отбросить прошлое, забыться, создать новую Себя... Но стоило девушке испытать хоть малейшую боль, Истинную Боль израненного сердца, и она снова не могла заснуть. Снова выбиралась из квартиры через окно по веревке, снова кралась в ночи, снова страдала над безликим бетоном. У каждого есть своя Голгофа, каждый сам несет свой Крест.

    Груда бетона, пропитанная кровью и человеческими страданиями, была когда-то одним из многочисленных Геоубежищ, сетью бункеров, где граждане Токио-3 пережидали атаки Ангелов. Простые работяги, женщины, дети и старики... По тревоге они организовано собирались и спускались в Геофронт. Атаки Ангелов были подобны буйству Стихий. Никто не знал, откуда приходят чудовища, никто не ведал пределов их силы. Не подлежало сомнению лишь одно – ОНИ ВРАГИ! И люди приняли вызов, противопоставив мощи Ангелов мощь Науки. Чтобы победить неизвестных чудовищ, ученые создали своих собственных. Первый бой Евы-01 ознаменовал начало Первой Волны Ангелов.

    Граждане Токио-3 верили в Евангелионов и ничего не боялись.

    До того дня...

    Четырнадцатый Ангел, могучий Zeruel пришел в Токио-3. Гротескное чудовище, как кувалда сквозь мясо, прошел через линии обороны города, и первым из Ангелов проник в Геофронт – сердце NERV. Тогда граждане, пережидающие беду в убежищах, впервые почувствовали страх. Смерть сотрясала кажущиеся нерушимыми бетонные стены. Ужас наполнял воздух криками и звуками боя. Люди, прижавшись друг к другу, молились разным богам о спасении. Люди в недоумении смотрели на невзрачного подростка, погруженного в свои мысли. Пилота, бросившего свою Еву.

    Ева-02 и ее пилот, иностранка Аска, стали в тот трудный час последней надеждой. Надеждой, которой не суждено было сбыться... Ева-02 пала в бою. Голова, срезанная бритвенными отростками Ангела, упала прямо на Геоубежище. То, что должно было защитить людей, само убило их. Смерть расправила свои крылья над несчастными. Кровь навеки впиталась в бетон. Аска не справилась.

    Ситуацию спас тот самый пилот-беглец. В последний момент он сделал верный выбор, вернулся к своей Еве и выиграл, казалось бы, безнадежный бой.

    Страшная получилась победа, высокую цену пришлось за нее заплатить простым людям. Крики умирающих под обломками Геоубежища ознаменовали начало конца Старого NERV. А душа Аски погрузилась во тьму...

    Старому NERV уже было не до восстановления Геоубежища, а у Нового не дошли руки до развалин. Лишь Аска приходила сюда... Приходила, чтобы страдать. В эту ночь боль была особенно сильна.

    Тихий, едва слышимый всхлип разрезал ночь. Что может быть печальнее девичьих слез? Аска, одетая в свои обычные домашние майку и шорты, стояла посреди развалин. Плечи слегка вздрагивали, руки, сжатые в кулаки, дрожали. Из закрытых глаз медленно, словно через силу, текли слезы. Соленые капли, эликсир горести, падали на проклятый бетон. Новые слезы, старая кровь, флюиды страданий... А если прислушаться, то можно было разобрать слова, проникающие сквозь стиснутые зубы...

    - Проиграла... Опять проиграла... Я не могу победить даже самого слабого Ангела... Почему?!

    Аска в безумии ударила кулаком по уцелевшей бетонной стене. Теперь на ней была и новая кровь, но Аска не почувствовала боли. Красные капли из раны на кулаке падали на бетон и смешивались со слезами. Аска не замечала этого. Она не замечала ничего.

    - Ненавижу... Ненавижу Ублюдка Синдзи... Ненавижу Шлюху Айони...

    Айони обошла ее. Сто процентов синхронизации. Лучший пилот. Кристофер постоянно пялится на Айони. Жалкую пародию на Куклу Рей. Ненависть жгла душу Аски.

    - Ненавижу Куклу Рей... Ненавижу... Ненавижу всех!!!

    Ноги девушки подкосились, она упала на колени. Каменное крошево и куски металла впились Аске в колени. Осколки чьих-то разбитых очков надрезали ладонь. Аска зарыдала в полную силу, но не от физической боли. Сердце девушки кричало. Боль, страшнее которой нет...

    - Нен... нена... ненавижу-у-у...

    - Аска, прекрати! Пожалуйста... Хватит...

    Аска резко вскочила на ноги. Слезы мгновенно высохли, а боль сменилась гневом. Гордая кровь забурлила. Кто-то осмелился нарушить ее уединение. Кто-то стоял и смотрел, как она страдает. И кто-то за это ответит... Годы тренировок превратили тело Аски в оружие, разящее подобно мечу. Девушка отточенным движением приняла боевую стойку. Скоро этот проклятый бетон получит новую кровь. Аска пробежала взглядом по развалинам, но никого не нашла.

    - Покажись! Трус!! - В голосе девушки слышался звон мечей и топоров. Гнев - лучшее лекарство от депрессии. Позади Аски хрустнуло стекло. Девушка единым слитным движением развернулась навстречу неизвестному со странно знакомым голосом. И остановилась... Из тьмы дверного проема на освещенное пространство вышел Икари Синдзи. Даже в красном свете аварийной лампы была заметна смертельная бледность, покрывшая лицо парня. Синдзи с трудом двигал ногами, и сейчас был почти неотличим от себя на старой фотографии. Он медленно прошел на открытое место и остановился в пяти шагах от Аски. Стояла гробовая тишина, даже молодые деревья, смутно видневшиеся сквозь пролом в потолке, хранили молчание. Правая рука Синдзи несколько раз резко сжала и разжала кулак. Наконец, парень поднял голову и произнес тихим хриплым голосом:

    - Здравствуй, Аска...

    Девушка была готова увидеть кого угодно, но только не... этого. Один вид Его проклятого лица вызывал у нее страшную смесь ненависти, отвращения и страха. Лицо из ночных кошмаров. Как она мечтала поквитаться с Ним... И вот он пришел сам. Куда же делась ярость? Почему так жалобно плачет сердце? Он… Он… Он должен поплатиться!

    - Ты! Ублюдок! - Шипение рассерженной кошки. Хотя нет, скорее, раненой тигрицы.

    Синдзи не шевелился, он просто смотрел на лицо Аски. Но при этом старательно прятал глаза.

    - Да, это я... Нам надо поговорить...

    - Нам не о чем разговаривать! Ты, жалкая тварь! Ничтожество!

    Плечи Икари Синдзи вздрагивали в такт ее словам. И вдруг его голос неожиданно затвердел.

    - Выслушай меня! Пожалуйста...

    Что-то в голосе Синдзи заставило Аску прервать монолог. Тело, застывшее в боевой стойке, дрожало от едва сдерживаемой ярости. Голос Синдзи окреп, и теперь он смотрел ей прямо в глаза. Взгляды двух страдающих людей встретились.

    - Это важно... Я хочу...я... я должен тебе помочь!

    - Ты... помочь мне?! Да кому нужна твоя помощь?! - Аска сделала шаг в сторону Синдзи, но тот не пошевелился. Только голос стал еще тверже.

    - Я же вижу... Ты страдаешь... Твоя Душа полна боли и страха. Ты не должна так жить! Ты пытаешься пилотировать Еву, но твоя Душа закрыта... Да пойми ты! Ангелов больше нет! Пилоты не нужны!

    Аска мелко вздрагивала, сквозь стиснутые зубы донеслось сдавленное рычание. Слова Синдзи проникали прямо в сердце. Голос парня звучал все громче, гулко отражаясь от бетонных стен.

    - У тебя не получается с пилотированием, и Ты страдаешь... Ты зачем-то пытаешься охмурить Уоллеса, хотя только слепой не замечал, какие взгляды он бросает на эту русскую стерву... Ты запираешься у себя в квартире и страдаешь... А когда страдания заполняют твою Душу без остатка, ты приходишь на это кладбище и выпускаешь боль наружу... Посмотри на себя! Прекрати себя мучить!

    Синдзи преображался на глазах. Казалось, он стал выше ростом, расширились плечи. Перед Аской стоял уже не тот застенчивый подросток, что два года назад. Он повзрослел и окреп. Парень, прошедший через все круги Ада, но не сломавшийся и не сдавшийся.

    Аска осталась глуха к его словам:

    - И это говоришь мне Ты?! Слабак Синдзи?! Который боялся собственного отца! Который не мог принять ни одного самостоятельного решения! Слюнтяй!

    Синдзи не дрогнул.

    - Да... Я был таким... Боялся собственной тени... Бежал от реальности во Тьму, и сидел там, ожидая пока кто-нибудь не придет и не спасет меня... Мисато, Отец, Ты... Но никто не приходил, и я погружался все глубже... Больше этого не будет! Лучше умереть стоя, чем жить на коленях! Я должен исправить свои ошибки...

    Аска засмеялась злым протяжным смехом.

    - Исправить ошибки?! Да ты, небось, дрочишь, когда вспоминаешь, как меня душил. Жалкий извращенец...

    Синдзи глухо захрипел и отступил на шаг назад. Старые раны на сердце вновь открылись. Но взгляда он не отвел.

    - Год в Аду... Год в гребанном проклятом Аду, Аска! Я знаю, мне нет прощения за содеянное... Мы оба были не в себе, но... Проклятье! Каждую ночь... Весь год, когда я шлялся по подворотням, надеясь нарваться на перо и прекратить свои страдания... Один и тот же кошмар... Я хочу разжать руки, но не могу... Я пытался бороться со снами, но все становилось только хуже... Я уже не просто душил... Я пытал, мучил, насиловал... Я перестал отличать сон от реальности... Меня почти не осталось... Пустая оболочка без Души... И знаешь, что случилось потом?

    Аска продолжала зло смеяться.

    - Тебя посадили за онанизм?!

    Синдзи сплюнул на бетон.

    - Да что ты прицепилась?! Других мыслей нет? Все было гораздо хуже... Однажды, во время ночного кошмара, я не стал себя сдерживать... Я убил Тебя во сне... Просто взял и убил... И знаешь, Аска... Кошмары прекратились. Это был катарсис, очищение... Не осталось ничего... Ни боли, ни радости... Ни любви, ни ненависти... Пустота... И теперь Я учусь жить заново.

    Аска задрожала всем телом. Смех оборвался. Ноги ослабли, и она судорожно оперлась о стену. Синдзи продолжал говорить, теперь он почти кричал:

    - Ты должна сделать то же самое! Избавься от боли! Убей меня во сне! Избавься от меня, от чувств ко мне...

    Аска гордо вскинула голову, голос был слабым, но твердым.

    - Чувств... к тебе... Я ненавижу тебя! Всегда ненавидела! С первой минуты...

    - А разве ненависть не чувство? Я помогу тебе, Аска! Пошли со мной! Прочь из этой помойки!

    Синдзи указал пальцем на купол Геофронта.

    - Жизнь там, Аска! Не здесь! Здесь ты найдешь только боль и безумие! Я... Мои друзья... Мы поможем Тебе! Пожалуйста...

    Аска медленно села на корточки, волосы закрыли лицо. Тихий, как хрустальный звон, голос еле слышно звучал в тишине разрушенного Геоубежища. И Синдзи, попытавшийся было приблизиться к Аске, в нерешительности остановился.

    - Уходи... Я не хочу тебя видеть... Никогда... Прочь...

    Синдзи опустил голову и несколько мгновений молчал. Боль и чувство вины терзали его душу. Наконец он произнес голосом смертельно раненого человека.

    - Хорошо... Я... Я понимаю... Прости за все... Пожалуйста...

    Синдзи развернулся и бесшумно исчез во тьме дверного проема. Тишина опустилась на развалины. У Аски не осталось сил на слезы.


    Синдзи скользил среди деревьев, возвращаясь за Айони. Проклятый бетон, пропитанный кровью и болью, скрылся во мраке. Там осталась Аска, страдающая Аска, страдающая из-за него. Но Синдзи не смог ей помочь. Рана в сердце высасывала силы.

    "Я помогу тебе, Аска... Клянусь, я избавлю тебя от боли... Или сдохну, пытаясь..."

* * *

    Айони скучала. Запас песенок в голове показал дно, а просто сидеть и молчать надоедало. Расслабиться не давали отзвуки чужих страданий. Девушка изо всех сил пыталась заглушить чувства душевной боли, но тщетно. Боль Синдзи и другого человека была слишком сильна.

    "Брр... То-то он такой двинутый... Ох, ну сколько можно-то...", - голова гудела от ментального шума. Айони прижалась лбом к дереву, красавцу-дубу. Стало немного легче - "Озеро... Лес... Шампунь от перхоти... Где же этот недоумок?"

    - Что, Айони, голова болит? Гильотина лучше анальгина. - Хриплый и злой голос ударил девушку в спину.

    Айони от неожиданности подскочила на месте и развернулась. В нескольких метрах от нее стоял Синдзи в своем обычном мрачном амплуа. Только еще злее, намного злее... Налитый кровью взгляд обшаривал девушку в поисках новых придирок, оскаленные зубы, казалось, были готовы вцепиться ей в шею. Парень был в весьма плохом настроении.

    - Что встала как столб? Ноги в руки и бегом... Или пинка для скорости?

    "Ого-го! Кажется, нашего бравого недоумка послали на фиг... А теперь он срывает злость на мне...", – Айони пристально посмотрела на Синдзи и сказала фирменным ледяным голосом:

    - Я не виновата в твоей боли, и мне нет дела до твоих проблем. Успокойся.

    Несколько мгновений Синдзи балансировал на грани безумия. Сжатые в кулаки руки дрожали, сквозь стиснутые зубы донеслось рычание. Но парень все-таки сумел взять себя в руки, и вместо Айони выместил злобу на ближайшем дереве - высокой ольхе. Кулак, защищенный байкерской перчаткой с нашитыми металлическими бляхами, резко ударил по стволу и выдрал основательный кусок коры. Голос девушки стал не просто ледяным, а сверхледяным. Айони ненавидела, когда портят природу:

    - И дерево тоже не виновато. Прекращай истерику.

    Голос Айони подействовал на Синдзи отрезвляюще. Ярость и злоба постепенно покидали его взор. Синдзи массировал руками укрытую банданой шею, словно она болела, и проговорил тяжелым голосом:

    - Прости... Ты просто не знаешь, каково это... Быть причиной чьих то страданий...

    - И не хочу знать. Избавь меня от зрелища своего психоза. – Айони свысока смотрела на приходящего в себя Синдзи, – "Люди... Как же их порой заносит... Любая мелочь способна свести их с ума... Чувство вины... Вот, значит, ахиллесова пята твоего разума, Икари Синдзи... Я это запомню", – Так ты собираешься выводить меня из Геофронта или будешь валяться и пускать сопли?

    - Да... Ты не Рей, – все также тихо и устало ответил Синдзи. – У Рей было сострадание.

    - Верно подмечено – я не Рей... Я – Айони Скай. А тебе так нужно сострадание? Кстати, а что случилось с этой Аянами Рей? В твоем досье пусто.

    Синдзи, наконец, оправился от приступа безумия. Плечи выпрямились, а в голосе снова прорезалась сталь.

    - Не знаю... Она не возвращалась в Геофронт, это все, что удалось выяснить... Тайна...

    - Ненавижу Тайны.

    Они продолжили путь сквозь ночь.

* * *

    - И как, по-твоему, Я должна туда забраться?

    Айони и Синдзи достигли стенки Сферы и теперь стояли и смотрели на проходящую над ними монорельсовую дорогу. Располагалась дорога невысоко, всего в каких-то паре десятков метров над головами. Дорога поддерживалась упирающимися в землю металлическими опорами, без какого-либо намека на лестницу. А лезть придется, так как, по словам Синдзи, это был единственный способ выбраться из Геофронта незамеченными.

    - Предлагаю руками и ногами, если летать не умеешь. - Синдзи примерился к ближайшей балке, согнул ноги и резко подпрыгнул. До балки было больше трех метров, но парень сумел зацепиться руками и подтянуться. Устроившись на балке, Синдзи протянул руку Айони. - Не спи, замерзнешь.

    Девушка лишь презрительно фыркнула и прямо с места допрыгнула до балки, ловко подтянулась и уселась рядом с Синдзи.

    - Ого! Спортивная девушка... Уважаю! - Синдзи усмехнулся и полез дальше. Балки выше располагались чаще и прыгать больше не приходилось. Айони не отставала.

    Балка, еще балка... Уцепиться, подтянуться... И вот они уже стоят на монорельсовой дороге и любуются панорамой ночного Геофронта – океаном мрака, прорезанным лучами прожекторов. Оба надеялись, что снова увидят это очень нескоро, лучше - вообще никогда.

    - Ну все, время - деньги... Пошли. - Синдзи махнул рукой.

    - Что? Прямо по монорельсу? - Айони оценила уходящий вдаль узкий путь, освещенный лишь слабыми фонарями на краю. Монорельс огибал стенку Сферы и исчезал где-то под куполом. Путь предстоял неблизкий.

    - Карабкайся по стенке, если хочешь. - Синдзи развернулся и быстрым шагом двинулся в сторону купола.

    - А электричество?! - Айони не сдвинулась с места.

    - На ночь отключают! - прокричал в ответ уже порядком отдалившийся Синдзи.

    Айони выругалась про себя и побежала следом.

    Девушка не знала, сколько они уже так бегут. Может, двадцать минут, а может, два часа. Фонари на краю дороги слились в одну оранжевую линию, кровь гулко стучала в висках. Даже силы Айони начали подходить к концу. А купол Геофронта и не думал приближаться. Все равно, что гоняться за горизонтом.

    "Он что, совсем того?! Да мы до купола неделю бежать будем! Ох..." - Ноги Айони начали заплетаться.

    Синдзи тяжело дышал впереди. "До него не доходит что ли?"

    - Эй! Эх... Мы не добежим до купола! Икари!

    - Еще немного! - парень не сбавлял скорость.

    "Спятил...", - решила Айони и уже собиралась остановиться, как вдруг Синдзи резко затормозил. Парень согнулся, уперся руками в колени и тяжело дышал.

    - Уф... Фу... Неплохо пробежались... Кажется, это здесь... Уф...

    - Что здесь? - Айони в недоумении закрутила головой. Обычный отрезок монорельсовой дороги, ничем не отличающийся от таких же отрезков позади и впереди.

    Синдзи отдышался, разогнулся и молча спрыгнул с центрального рельса дороги в сторону стенки Сферы. Окончательно сбитая с толку Айони осторожно заглянула за край. Откуда-то из пахнущей машинным маслом темноты донесся злорадный голос Икари.

    - Ага! Именно сюда! Костюмчик не испачкай!

    Девушка тихо, но витиевато выругалась. На ней было надето любимое длинное темное пальто, которое не скажет спасибо за купание в дерьме. Но отступать было поздно. Айони аккуратно свернула пальто в рулон, прижала к себе и прыгнула в темноту. Ноги мягко спружинили обо что-то твердое. Девушка инстинктивно сжалась, опасаясь удариться головой. В глаза ударил яркий свет. Ослепленная Айони в панике ударила наугад кулаком. Кулак попал в нечто кожаное.

    - Уй... Прости, Айони, - Синдзи отвел в сторону маленький карманный фонарик. Они, пригнувшись, сидели в тесной траншее между центральным рельсом и стенкой Сферы. Вокруг тянулись толстые пучки кабелей, и все было покрыто толстым слоем машинного масла. Вонь стояла невыносимая. Парень достал из кармана тряпку и принялся оттирать от масла какой-то предмет под своими ногами. Приглядевшись, Айони с удивлением поняла, что это люк. Отбросив тряпку, Синдзи достал из своих бездонных карманов отвертку и поддел край люка. Люк послушно открылся. Полуодуревшая от вони, Айони заметила аккуратно подпиленную дужку замка. Икари подготовил всё заранее.

    - Эй, Айони! Ты еще живая? - И, не дожидаясь ответа, парень спрыгнул в люк. Айони медленно подползла на корточках к открытому люку и мешком свалилась вниз. Вонь масла довела ее до коматозного состояния. К счастью, далеко падать не пришлось. Люк вел прямо в небольшой туннель, похожий на вентиляционную шахту. Единственным источником света был фонарик Синдзи. Парень склонился над бессильно лежащей на полу Айони.

    - Ух ты! Какой классный цвет лица. Натурально зеленый! А задерживать дыхание не пробовала?

    Девушка лишь что-то неразборчиво прорычала в ответ. Относительно свежий воздух туннеля постепенно очищал ее голову от горюче-смазочной мути. Айони порадовалась, что не догадалась поесть перед бегством, а то содержимое ее желудка уже бы равномерно размазалось по стенкам. Девушка кое-как перевернулась на живот и приподнялась на локтях. Голова закружилась, и она едва не стукнулась носом об пол.

    - Блин, у нас времени мало! - Синдзи протянул ей руку. Айони ругнулась сквозь зубы и встала на корточки. Синдзи пожал плечами.

    - Тогда догоняй. - Икари пополз дальше по туннелю. Свет фонарика указывал путь.

    "Ненавижу машинное масло... Голова... Стой, недоумок...", - Айони поползла следом, сжимая одной рукой драгоценное пальто. Испоганенные джинсы она еще могла стерпеть, но пальто - никогда. В туннеле не было масла, вместо него руки утопали в толстом слое пыли. Воздух был затхлый и неживой. Ориентиром служил покачивающийся впереди зад господина Икари, окруженный светом фонаря. Неожиданно этот зад пропал. Вывод – туннель не бесконечный. Через некоторое время Айони тоже доползла до конца и спрыгнула в какую-то тесную подсобку. Вдоль стен громоздились стеллажи с ящиками, пол усеивали ржавые железки, когда-то давно служившие деталями. Из нескольких люминесцентных ламп на потолке горела одна, и то кое-как. Как и в туннеле, все здесь покрывал вековой слой пыли.

    Синдзи приложил палец к губам, осторожно подошел к двери из подсобки и прислушался. Смысла в этом, по мнению Айони, не было никакого. Последний раз в эту местность заходили разве что при строительстве базы, и сейчас она никого не чувствовала. Удовлетворившись прослушиванием, парень медленно открыл дверь и выглянул наружу. Айони надоело тратить время на ерунду.

    - Да нет там никого!

    Синдзи от неожиданности подскочил и в ярости зашипел.

    - Дура... Все равно проверить надо... Хотя, ладно,. – Парень открыл дверь и вышел. Айони выразительно покачала головой и пошла следом. Дверь вывела в узкий, тускло освещенный коридор. Напротив подсобки обнаружилась железная дверь с красной надписью:

    EVA LIFT 7: MACHINERY UNIT 4.

    За дверью была тишина, совсем не соответствующая надписи, да и все это место окутывала аура пустоты и заброшенности.

    - Пошли дальше. - Синдзи двинулся к другому концу туннеля, где виднелось что-то, похожее на лифт.

    "Ну уж нет... С меня хватит!" - Айони надоела неизвестность.

    - Или ты рассказываешь, куда мы идем, или я не сдвинусь с места. – Девушка сложила руки на груди, демонстрируя, что не шутит. - И что это за помойка?

    Синдзи досадливо поморщился, и смирился:

    - Фиг с тобой... Богом забытый аварийный туннель привел нас в один из старых транспортеров для Евангелионов. Сейчас он вырублен и законсервирован, но в нем все еще работает лифт для техников. И с помощью него мы поднимемся на поверхность. Система безопасности, хм... таинственным образом отключилась, так что путь свободен. Вперед!

    - А что мы будем делать на поверхности? - Айони решила получить максимум информации.

    - Доберемся до побережья, а там нас подберут. - Синдзи беспокойно посмотрел на часы. - Все, времени мало!

    Парень подошел к лифту и нажал на кнопку. Откуда-то издалека донесся равномерный гул, показавшийся в местной тишине громом. "Вроде не врет, но... Недоговариваешь, парень... Ох, не договариваешь... Но ничего, еще не вечер..." Гул усиливался, лифт был на подходе. Наконец, двери начали с адским скрежетом раздвигаться, открывая вид на черное пятно. В кабине лифта не оказалось ни одной целой лампочки.

    - Нам туда? - Айони слегка напряглась.

    - Что опять не так? - Синдзи устало вздохнул. - Темноты боишься?

    - Нет, но если вздумаешь распускать руки, Я тебе их оторву.

    - Повторяю, ты не в моем вкусе. - Синдзи развернулся и зашел в лифт. Айони осторожно зашла следом и встала около противоположной от парня стенки.

    Синдзи подсветил фонариком панель в кабине и нажал нужную кнопку. Двери лифта с еще большим скрежетом закрылись. Кабина погрузилась в кромешную тьму. Только по вибрации можно было судить о движении. Айони захотелось продолжить допрос.

    - Интересно, а кто в твоем вкусе... Милашка с рыжими волосами?

    - Нет, я люблю другую, - откуда-то из темноты спокойно ответил Синдзи.

    - А кто же тогда для тебя Аска? – Айони не забыла шизоидную реакцию парня, когда она назвала Второе Дитя "рыжей истеричкой".

    - Я совершил ужасный поступок... Я испортил всю ее жизнь. – От тоски в голосе Синдзи кровь стыла в жилах. – Она страдает, а я ничего не могу сделать... Черт! Тебя это не касается!

    - Хорошо, хорошо, проехали... - Айони совсем не радовала перспектива оказаться в одном лифте с обезумевшим от душевной боли Икари. – Тогда кто же твоя избранница?

    Смена темы разговора благотворно подействовала на парня. Боль и тоска развеялись, словно туман под лучами солнца. Даже хрип стал менее заметен.

    - Та, кого я когда-то потерял, а потом нашел... И скоро я снова ее увижу.

    - Я заинтригована. А как ее зовут? –Айони, пожалев, что вообще начала это разговор, стремилась отвлечь Икари от опасных мыслей. "Давай, недоумок, попускай слюни... Главное, чтобы психовать не начал... Блин, с какими придурками приходится общаться... Хочу на необитаемый остров!"

    - Пока не скажу... –В темноте мечтательно вздохнули. - Ладно, хватит капать мне на мозги.

    "Кажется, успокоился... Ну и каша же у него в голове... Любовь к одной... Вина перед другой... И как в него столько вмещается?"

* * *

    Ночной Токио-3... Сияние неоновых огней... Музыка и смех среди ярких вывесок. Жизнь в городе не затихала никогда.

    Город-крепость NERV, созданный для защиты от Ангелов. Город, способный по тревоге превращаться в одну сплошную линию обороны. Город, самой архитектурой предназначенный быть подмогой для Евангелионов. Доставлять в бой, обеспечивать оружием и энергией... И в то же время Город - дом для сотен тысяч людей. Не только работников NERV, но и простых служащих. Магазины, бары, кинотеатры, ночные клубы, бордели... Работникам NERV надо было что-то есть и где-то развлекаться. Жизнь в Токио-3 была богатой и интересной, и даже атаки Ангелов не могли заставить от нее отказаться.

    Но всему этому однажды пришел конец. Шестнадцатый Ангел, бесформенный Armisael, возник в небе Токио-3. Он проник в Еву-00, пытаясь слиться с ней и сделать частью себя. Но пилот Евы-00, таинственная девочка-загадка Аянами Рей, не допустила этого. Она взорвала свою Еву вместе с Ангелом. Armisael сгорел в пламени высвободившейся энергии Евы. Но и Токио-3 погиб вместе с ним. Огромное озеро образовалось на месте некогда прекрасного города. Старый NERV ненадолго пережил свой город-крепость.

    Однако время не стоит на месте, и на месте старого рано или поздно появляется новое. Новый NERV-Япония принял власть над Евангелионами, и Новый Токио-3 вознесся над развалинами. Вновь забурлила жизнь, вновь открылись магазины, распахнулись бары и концертные залы, приглашая работников Нового NERV-Япония скрасить свой досуг. Да, была еще жива память о кошмаре Старого NERV, но в условиях разваливающейся мировой экономики люди с радостью хватались за любой способ прокормить свои семьи. А Ангелы? Кто их знает, может, они и не вернутся...

    Пока жив NERV, будет жить и Токио-3.

* * *

    Айони Скай, потеряв дар речи, стояла посреди улицы и любовалась звездами. Она больше недели провела под безликим куполом Геофронта и почти забыла, как же прекрасно ночное небо. Она впервые видела Токио-3, но человеческий город ее не интересовал. Совсем наоборот, отвратительный электрический свет и несмолкающий круглые сутки шум машин ее просто бесили, ибо мешали наслаждаться истинной красотой.

    Да и, прямо скажем, любоваться в этом районе было особенно нечем. Законсервированный Лифт 7 располагался посреди промзоны на окраине Токио-3. Заводские корпуса, трубы, заборы, кучи мусора на асфальте... Эта промзона ничем не отличалась от сотен тысяч сестер-близнецов по всей Японии. Жизнь в городе по ночам смещалась в центр, поближе к простым человеческим развлечениям, и на окраинах Токио-3 стояла тишина. Редкие фонари освещали безликий индустриальный ландшафт. Людям вполне хватало дневной работы, и приходить сюда по ночам ни у кого не возникало желания.

    Лифт 7 представлял собой огромное высотное здание, серым монолитом возвышающееся среди заводских труб. Подход к нему был заблокирован забором с колючей проволокой и запрещающей табличкой: "Собственность NERV-Япония. Запретная зона". Правда, на нормальный пост охраны NERV раскошеливаться не стал, решив, что забора и сигнализации будет вполне достаточно. Наивные... Сигнализацию в этот день постиг загадочный и необъяснимый компьютерный сбой, а против щедро намотанной колючки отлично сработали припасенные Синдзи кусачки. Айони уверилась, что у парня в многочисленных карманах кожаной куртки-косухи можно было найти инструмент на все случаи жизни. Успешно преодолев препятствие в виде забора, странная парочка продолжила свой путь по одной из улиц промзоны. Ушли они недалеко. Айони молча остановилась и посмотрела на ночное небо, впервые за последнюю неделю. Синдзи попытался намекнуть, что надо бы двигаться дальше, но девушка даже не повернула голову в его сторону. Парень обреченно махнул рукой и стал терпеливо дожидаться, пока она налюбуется.

    "Звезды... Тысячи звезд... Миллионы звезд... И Луна...", – Айони, не отрываясь, смотрела на россыпи огней на темном небосводе. Здесь, на окраине, свет города был слабее, и девушка могла почти в полной мере ощутить красоту ночи. Конечно, перечеркнутая проводами и засвеченная огнями центра Токио-3 панорама не могла сравниться с захватывающим дух ночным небом в лесу, но все-таки это было Небо. Человек может окончательно испоганить свою планету и залить небосвод грязью, но над звездами он не властен. Звезды всегда будут равнодушно смотреть на потуги человека стать властелином природы. Холодные, бесстрастные, гордые... Такие же, как и сама Айони Скай.

    Звезды были Айони гораздо ближе, чем любой житель нашей планеты. Звезды, дикая природа, бескрайний океан - все это было настоящим, естественным. Пройдет время - и все творения человека рассыпятся в прах. А звезды останутся, и природа вновь вернет себе власть над планетой. Только естественное вечно.

    - Айони, у нас действительно нет времени! – раздраженно сказал Синдзи. Парню надоело ждать, пока она восполнит накопившуюся в Геофронте нехватку красоты. Весь внешний вид Синдзи явственно намекал: "Если не перестаешь пялиться на атмосферу, потащу силой..."

    Девушка нехотя повернулась к парню. В глазах ее можно было прочесть лишь превосходство и презрение: "Дурак, такой же, как и все люди... Ничего не понимает... Звезды. Что может быть прекрасней звезд? А люди не видят ничего, кроме грязи под ногами..."

    - Мог бы и подождать.

    - Мы что, по-твоему, на прогулке?! – рявкнул, окончательно потерявший терпение, Икари. – Нет, ты действительно странная... Рей отдыхает.

    - Сам захотел вытащить меня из Геофронта, – равнодушно ответила Айони. – Так что не жалуйся.

    Синдзи что-то неразборчиво проворчал сквозь зубы и быстрым шагом двинулся вниз по улице. У Айони на мгновение возникла мысль дать деру, но она ее быстро отбросила. Токио-3 - режимный город NERV, и самой ей из него не выбраться. Придется довериться Икари. Да и идея о новой биографии и кругленькой сумме на счету ее весьма и весьма привлекала. "Икари Синдзи может и двинутый психопат, но, похоже, не врет... Поживем - увидим...", – Айони всегда доверяла своему чутью. Бросив последний взгляд на звезды, она пошла следом за парнем. Они выбрались из Геофронта, теперь осталось выбраться из Токио-3.

    Айони двигалась по промышленной улице, старательно обходя лужи масла и кучи подозрительного мусора. Синдзи молча шагал в пяти шагах впереди, насвистывая простенький мотивчик. Побег из самого сердца NERV был самой сложной частью его плана, и дальше предстояла полная ерунда – пройти через пустую окраину к побережью. Патрули полиции в этот поздний час предпочитали охранять районы красных фонарей и бары, а не обшаривать унылую промышленную помойку. Выйти из промзоны, хапнуть какую-нибудь бесхозную машину - и дело в шляпе.

    Вдоль улицы тянулись ряды мрачных заводских казематов, над головами то и дело проходили мосты из труб и кабелей. Сквозь канализационные решетки вдоль дороги просачивались облака неаппетитно пахнущего тумана. Единственным украшением тоскливых бетонных стен были многочисленные граффити. По большей части эти шедевры уличного искусства были пошлостью и мазней, но иногда попадались и достойные экземпляры. Например, вот этот образчик наскальной живописи в стиле позднего примитивизма:

    Неизвестный художник в весьма оригинальной манере изобразил скрученную кучку чего-то, подозрительно напоминающего фекалии. Из кучки торчала табличка с эмблемой Нового NERV. Завершали натюрморт несколько жирных мух и гордый лозунг снизу: "Эвангерионы на х..." Маэстро первобытного искусства был, вне всякого сомнения, талантливым, но безграмотным.

    Но Айони не было дела до потуг уличных ван гогов. Весь этот похожий на каменные джунгли пейзаж действовал ей на нервы. Здесь не было ничего живого, кроме кишечных микробов в канализации. Мерзко... Девушка поплотнее запахнула длинное темное пальто, словно ей было холодно. На лице застыло выражение полного отвращения и брезгливости. Она ненавидела такие места.

    Улицы промзоны шли перпендикулярно друг к другу. Названий у них, естественно, не было, и отличались они только номерами. Они несколько раз свернули и теперь шли по улице номер... неизвестно какой, ибо табличка проржавела до дыр. Улица постепенно сузилась, а по обеим сторонам высились одинаковые кирпичные здания в шесть этажей. Айони и Синдзи оказались в своеобразном каньоне. По бокам крепкие стены с маленькими окнами, поэтому хочешь, не хочешь, а придется идти строго вперед. Между зданиями поперек улицы тянулся широкий мост, облепленный трубами. Синдзи машинально отметил, что кроме пары больших мусорных контейнеров, никаких укрытий на земле не было.

    "Идеальное место для засады...", - подумал парень, но не придал этому особого значения. Ну, кто будет стрелять по ним посреди Токио-3? Он спокойно пошел дальше.

    Айони с отвращением обошла очередную кучку чего-то мерзко пахнущего. Девушка отчаянно мечтала о затычках для носа. Смесь запахов бензина, машинного масла и амбре из канализации сводили ее с ума. "Когда же кончится эта помойка... Не могу больше...", – девушка изо всех сил пыталась отвлечься от атмосферы этого места. И поэтому она не заметила, как к потоку ее чувств добавилось что-то новое. Более того – рассчитывая сложную траекторию движения по изгаженному асфальту, Айони почти все время смотрела под ноги, и едва не врезалась в Икари, неожиданно застывшего столбом посреди улицы. Парень с открытым ртом разглядывал что-то на мосту между зданиями. Бледный цвет его оторопевшего лица стильно сочетался с черной косухой. Айони в недоумении проследила за его взглядом и... едва не упала на далеко не стерильный асфальт.

    На мосту стояла... девушка в школьной форме. Синие волосы, белая кожа, ярко-красные глаза… Айони узнала девушку с фотографии из папки Синдзи, только слегка повзрослевшую и с другим выражением на совершенном лице – мудрым и величественным. Она молчала, только легкая полуулыбка тронула ее губы. - Аянами... Рей... - Синдзи, казалось, был на грани обморока.

    Айони Скай, прищурившись, смотрела на девушку, столь похожую на нее, но при этом совсем другую. "Опять она... Эта синеволосая меня преследует... Что ей надо?" – Она вспомнила свое видение в Еве-14, – "И почему называет меня своей дочерью? Тайны... ненавижу тайны..."

    Аянами Рей обратила свой взор на Айони, и не было в языке людей слов, чтобы его описать. Как первый лучик Солнца, после ненастной поры, как глоток свежего воздуха, после удушья, как… Не то, близко, но не то. На душе посветлело, усталости, как не бывало. Даже мерзкая атмосфера ночной промзоны более не засоряла разум. Зато воспрявшая духом девушка смогла, наконец, распознать чувство, которое уже давно и настойчиво билось в сознании. Чувство опасности, очень, очень большой опасности! Совсем рядом!

    - Аянами... Что случилось?! Куда ты пропала?! – Шокированный Синдзи все-таки сумел внятно заговорить.

    Аянами Рей ничего не ответила, только указала рукой на тянущееся вдоль улицы здание. Ничего не понимающий Синдзи пригляделся повнимательнее и...

    - Какого... Айони, ложись!!! – Икари Синдзи пулей сорвался с места и в прыжке втолкнул девушку за стоящий на краю дороги мусорный контейнер.

    "А?" – только и успела подумать Айони, как вокруг загрохотало. Что-то ритмично било по мусорному контейнеру, за которым они нашли укрытие. Оглушительный стук и металлический скрежет ударили по ушам. До Айони дошло, что по ним стреляют. "Что?! Как?! Кто?! Почему?! За что?! А-а-а!" Мусорный контейнер стоял близко к стене, надежно прикрывая от пуль, летящих из окон заводского здания на другой стороне улицы. Ущерб от обстрела ограничивался кирпичными осколками, больно бьющими по голове. Айони закрылась руками и изо всех сил постаралась сосредоточиться. "Не время паниковать... Не время... Проклятье, опять по мне стреляют! Ну что я им всем сделала?!"

    Неизвестным надоело впустую тратить патроны, и стрельба затихла. Айони и Синдзи оказались в ловушке. Вся улица отлично просматривалась из окон. Попытаешься высунуться – получишь пулю в лоб. А выкурить их из укрытия – просто вопрос времени. Неизвестные выбрали правильную тактику. И если бы не Аянами Рей, валялись бы сейчас посреди улицы два свежих трупа.

    - Кто это? NERV? – Айони удалось справиться с паникой, и теперь ее разум методично искал путь к спасению. Выживание любой ценой!

    - Нет... NERV бы сначала предложил сдаться, – сквозь зубы ответил Синдзи.

    Парень судорожно осматривал улицу. Первоначальный план вылетел в трубу, надо выдумывать новый. Пункт первый: избавиться от толпы врагов с пушками. Однако, судя по нервному выражению лица, особых идей у парня не наблюдалось. Дело попахивало керосином. Синдзи посмотрел на пересекающий улицу мост. Разумеется, Аянами Рей исчезла так же неожиданно, как и появилась. Ее место заняли двое бегущих мужчин, одетых в гражданские шмотки: джинсы, короткие куртки. Они вполне бы сошли за рабочих промзоны, если бы не сжимали в руках пистолеты-пулеметы. Только с моста можно было достать укрывшихся за контейнером, и нападающие решили воспользоваться этой возможностью.

    - Ах, так... - прорычал Синдзи. В руках у парня появился уже знакомый нож-стилет, тело напряглось, как струна.

    "Что он задумал? С ножом против пушек?!" – Айони не могла понять маневра Икари. Уж не надумал ли он пасть смертью храбрых? Да сколько угодно, только пускай сначала выведет девушку, которую взялся защищать, из-под огня! Сама Айони ничего стоящего придумать не могла. Стрелялки-убивалки – это не ее область.

    Нападающие не теряли времени даром. Они быстро покрыли оставшееся до контейнера расстояние, и вот первый из стрелков оказался почти над их головами. Ствол смотрел прямо в лицо Айони. "Конец…"

    Икари Синдзи думал по-другому. Нож-стилет сверкнул в воздухе и вонзился врагу в грудь. Мужчина заорал, выпустил очередь в воздух и, потеряв равновесие, упал с моста на крышку мусорного контейнера. Громко хрустнули шейные позвонки. Оружие выпало из рук и стукнулось об асфальт у ног оторопевшей Айони. Не теряя ни секунды, Синдзи подхватил пистолет-пулемет, и нажал на курок, особо не заморачиваясь с прицеливанием. Второй нападающий, замешкавшийся из-за неожиданной смерти товарища, попытался удрать. Не удалось. С громким воплем и пулями в спине, мужчина камнем свалился на дорогу. Из окон ответили ураганным огнем по контейнеру, в тщетной попытке зацепить показавшую зубы добычу.

    - Heckler & Koch MP5... Отлично подготовились, уроды. – Синдзи, прижался спиной к надежному железу и рассматривал доставшийся в честном бою пистолет-пулемет с коротким стволом и изогнутым рожком-магазином.

    - И что дальше? – Айони прекрасно понимала, что до спасения еще далеко.

    - Интересный вопрос... - Договорить парень не успел. В воздухе что-то пролетело, и рядом с ними звякнул об асфальт некий цилиндрический предмет.

    - Дерьмо!!! – заорал Икари и пнул цилиндр ногой. Предмет вылетел из их импровизированного укрытия, упал, покатился… Синдзи прижал Айони к земле...

    Бабахнуло так, что Айони почудилось, будто небо рухнуло на землю. Хлопок ударил по барабанным перепонкам, взрывная волна прошлась по распластанным по земле телам... По спинам забарабанили крошки раздробленного асфальта. Оглушенная Айони потеряла ориентацию в пространстве, забыла, где она и что происходит. Перед глазами все плыло, в ушах пронзительно свистело. Забывшись, она встала в полный рост. Сзади что-то орал Синдзи, беззвучно открывая и закрывая рот. Парень попытался повалить Айони обратно, но опоздал…

    Резкая боль пронзила плечо, и Айони бросило на землю. Однако боль и удар вернули девушку в чувство. Кровавый туман в сознании уступил место холодной, всепоглощающей ярости: "Стрелять в МЕНЯ?! Убивать МЕНЯ?!! Хватит!!!" – Словно пелена спала с глаз, открыв ей тех, кто посмел причинить ей боль. Четыре огонька мерцали в здании на другой стороне улицы, она видела их даже сквозь стены. Уничтожить? Да, но для начала покопаемся в их мозгах. Разум Айони легко дотянулся до одного из огоньков и ударил по нему всей своей волей. Девушка не церемонилась, она просто разрушила разум врага. Как карточный домик.

    Стоящий у окна молодой мужчина выронил оружие и схватился за голову. Леденящий кровь крик вырвался из искаженного мукой рта . Взвыв, как раненный зверь, мужчина с силой ударил головой об стену. Удар за ударом мужчина вколачивал свой череп в кирпич, превращая лицо в кашу. Вой и бессвязные вопли сменились хрипом. Голова не выдержала, и несчастный сполз на пол, оставляя на стене ошметки собственных мозгов. Но перед смертью он успел дать Айони желаемое.


    "Отряд свободных наемников... Анонимный и щедрый заказчик... Фотографии парня и девушки, которых надо убрать... Информация, прикрытие, поддельные документы..."


    Оставшиеся трое наемников ненадолго пережили своего товарища. Неожиданно каждый из них почувствовал за спиной что-то ужасное, что-то жуткое. Ожившее воплощение всех потаенных страхов плотоядно ухмыльнулось из темноты. Обезумев от ужаса, наемники бросились прочь от кошмара - прямо в окна. Три тела глухо ударились об асфальт.

    Айони не чувствовала ни радости, ни сожаления о содеяном. Ей угрожали – она защищалась. Правда была на ее стороне. Кажется, один из врагов еще жив... Что ж, довершим начатое...

    - Прекрати!!! – Синдзи вскочил и затряс ее за плечи. – Хватит!!! Не смей!!!

    "Да как ты посмел МЕНЯ коснуться! Сейчас я поучу тебя хорошим манерам, недоумок...", – Айони Скай резко развернулась и всей силой своего разума обрушилась на Икари. Парень упал на колени и захрипел. Руки судорожно сжали обмотанное банданой горло. Айони не смогла нащупать брешь в его сознании и, недолго думая, решила воспользоваться тараном. Удар, еще удар, и еще … Лицо Синдзи побелело, из носа потекли две тоненькие струйки крови... Странные глаза, изменяющие свой цвет при сильных душевных потрясениях, покраснели. Парень отчаянно пытался сдержать натиск Айони, но постепенно сдавал позиции. "У тебя неслабая сила воли, но против МЕНЯ тебе не выстоять... Вопрос времени..."

    Синдзи вдруг заорал и, словно хищный зверь, прыгнул на свою мучительницу... Айони настолько увлеклась штурмом его разума, что не успела увернуться… Голова девушки дернулась от сильной пощечины. Казалось бы, мелочь, но она сработала. Айони в прострации закружилась на одном месте. Холодная ярость схлынула, уступив место усталости и головокружению. "Что... Где... Какого…", – память разбилась на тысячу осколков . Помутневшим взором она оглядела поле боя.

    Все было кончено. На дороге валялись пять тел. Поправка: четыре тела. Один из наемников в исступлении катался по асфальту и что-то бессвязно орал. "Это я их так? Да, точно, Я... Кажется, слегка переборщила... Ох, моя голова..." – Череп казался слишком маленьким, а мозги, наоборот – слишком большими. Айони без сил привалилась к стене. Заболело подстреленное плечо. Девушка с тоскою посмотрела на свежее боевое ранение. В целом ничего серьезного: пуля вскользь оцарапала кожу, даже не задев мышцы. Огорчало другое:

    "Мое пальто! Моя блузка! Совсем новые! Ну сколько можно надо мной издеваться?!" – испорченные вещи расстроили Айони посильнее раны. Болячка то заживет, а ее любимая одежда?! Ну ладно, с иголкой и ниткой девушка обращаться умеет, а кровь как отстирать?! Горе! Горе и разорение!

    Айони сняла пальто, закатала рукав блузки и кое-как сместила наложенную Синдзи "недоповязку" на кровоточащий рубец. Порядком потрепанный, абы как перекрученный бинт быстро покраснел. Осталось заиметь столбняк – и можно отдыхать. Вечно. Одно радовало: от тонкого разреза на месте жучка не осталось и следа. На Айони действительно все заживало, как на Ангеле.

    - Ты! Ты их всех убила! – Синдзи с трудом поднялся на ноги, держась за стенку. По виду парень напоминал висельника. – Чудовище!

    "Чудовище?! Да пошел ты...", – Человечество казалось Айони толпой недоумков, и Икари Синдзи был среди них худшим.

    - Как интересно. Я, оказывается, чудовище. А ты разве не убивал? – не повышая голоса, холодно ответила Айони.

    - Я защищался! – прохрипел парень и огласил округу судорожным кашлем. Ментальная дуэль с Айони далась ему нелегко.

    - Может, просветишь меня, в чем разница?

    - Я... Я... Я не люблю убивать... Я убиваю, только когда нет другого выхода... В честном бою... – Синдзи не хватало воздуха, – Но ты... Ты просто свела их всех с ума... Так нельзя...

    "Маразм крепчал, деревья гнулись... Оказывается, способы убийства делятся на честные и не очень... Что еще выдашь, недоумок?"

    - Я тоже защищалась. И я не вижу разницы между убийствами с помощью пули или с помощью разума. Убийство - оно и в Африке убийство, – презрительно сказала Айони. – Мог бы и поблагодарить за то, что я спасла наши задницы.

    Синдзи хотел было возразить, но вовремя прикусил язык. Как ни крути, а Айони права. Если бы не ее ментальный удар, живыми бы они не выбрались. Силы помаленьку вернулись к парню, и он смог расстаться со стенкой. Щеки бледные, руки трясутся, но хотя бы на своих двоих стоит твердо. Он тяжело, исподлобья посмотрел на зеленоглазую спасительницу и с явной и недвусмысленной угрозой предупредил:

    - Я не допущу появления на Земле девятнадцатого Ангела. Помни об этом... - Синдзи поднял голову к темному небу и по-звериному принюхался. Воздух пах кровью, порохом и смертью. - Пошли быстрее, сюда наверняка уже мчится вся окрестная полиция.

    И не дожидаясь ответа, развернулся и двинулся в сторону выхода из недоброго кирпичного каньона. Парень старался ступать легко и плавно, но Айони видела: Икари шатает. Проходя мимо первого погибшего наемника, распластавшегося подле изрешеченного контейнера, он выдернул из него свой нож, а пистолет-пулемет бросил рядом.

    - Эй, может, возьмешь пушку с собой? – поинтересовалась Айони.

    - В нем могут быть жучки, – не поворачивая головы, ответил, будто сплюнул, Синдзи.

    Девушка пожала плечами и пошла следом за мрачным парнем. Пострадавшее пальто она накинула на здоровое плечо. Разум прогнал последние остатки слабости и головокружения и вернулся в рабочее состояние.

    "Однако, впечатляет... Вряд ли я снова смогу это повторить... Пока... А этот недоумок... Пацан привык сражаться с чудовищами, но он всего лишь человек... Со мной ему не сравниться..."

    Вдали поднялся вой сирен. Взрыв разбудил хозяев Токио-3.

* * *

    - Вызываю патруль шесть… Патруль десять, пожалуйста, ответьте…

    Средних лет японец в полицейской форме взял микрофон рации.

    - Патруль шесть на связи! Лейтенант Бунтаро слушает! – Мужчина старался перекричать рев мотора в патрульной машине. Давно пора было заменить глушитель, да все руки не доходили. Синяя MAZDA неслась по одной из центральных улиц Токио-3 сквозь неоновый свет и музыку. Здесь можно было отлично провести время, но неожиданный вызов намекнул, что они на работе.

    - Только что поступил звонок о звуках выстрелов и взрыве в северной промзоне... Пересылаю координаты... - женский голос из динамика звучал как приговор. Планы провести остаток ночи в каком-нибудь уютном баре скоропостижно скончались.

    На навигационном мониторе, встроенном в приборную панель машины, высветилась карта города с мигающей красной точкой – местом происшествия. Бунтаро тихо выругался. "Вашу мать... Переть в эту дыру... Опять, небось, какая-то мелочь..."

    - Вы ближе всех к месту происшествия. Проверьте вызов. Конец связи.

    Голос в динамиках затих, и в машине раздался горестный вздох. Лейтенант Бунтаро и его молодой напарник мысленно прощались с подогретым сакэ и суши. И все ради какой-то липы... Выстрелы, взрыв, ну что за бред? Неизвестные устроили бойню посреди режимного города... Такое бывает только в тупых американских боевиках.

    - Ладно... Раньше сядем - раньше выйдем... Поехали. – Бунтаро включил сирену и поудобней устроился на переднем сидении. Его напарник молча вжал педаль газа в пол, и машина с ревом понеслась по улице прочь от разноцветных вывесок, музыки и клевых цыпочек...

    Спустя десять минут патрульная машина уже неслась по северной промзоне. Темные склепы заводских зданий навевали тоску и уныние. Что они тут делают? Смех, радость и нежный перезвон бокалов остались где-то в другом мире.

    - Уже близко, тормози. – Бунтаро раздраженно следил за навигационным экраном. Ну, если это опять окажется шуткой дебильных подростков, то он их всех...

    Машина притормозила около тротуара. Бунтаро и его напарник, ругаясь сквозь зубы, нехотя выбрались из теплой машины во мрак и вонь промзоны.

    - Ну и нахрена мы сюда приперлись? – Бунтаро зло сплюнул на грязный асфальт. – Поехали обратно...

    И тут резкий порыв ветра развеял туман из канализационных решеток, открыв парочке полицейских ЭТО.

    На асфальте в неестественных позах застыли четыре мужских тела в гражданской одежде. Рядом валялось оружие. Бунтаро с отвисшей челюстью разглядывал дырки от пуль на стене кирпичного здания и, напоминающем решето, мусорном контейнере. Невдалеке от контейнера, на асфальте красовалась рваная воронка – след от взрыва гранаты. Полицейские пошли в разные стороны, осматривая следы бойни. Бунтаро пощупал пальцем отверстия на мусорке.

    - 9 миллиметров... Что тут, черт возьми, произошло?!

    - Бунтаро! Тут один живой! – с другой стороны улицы проорал второй полицейский. Лейтенант со всех ног бросился к нему.

    Молодой японец лет двадцати шести судорожно дергался на асфальте. Изо рта капала слюна, в глазах застыли ужас и безумие. На лбу и руках краснели ссадины и гематомы, словно мужчина долго бился об землю.

    Несчастный что-то бессвязно бормотал. Бунтаро осторожно наклонился и прислушался.

    - Поганое отродье демонов... Арххх... Она коснулась моей души... Грязь... Аааа!

    На губах мужчины взбилась кровавая пена. Полицейских передернуло.

    - Вот дерьмо! Крыша съехала... - Напарник длинно и с фантазией выругался.

    - К черту... Нацепи на него браслеты, а я свяжусь с управлением. - Бунтаро вернулся к машине и взял в руки микрофон. – Говорит патруль шесть: у нас тут ТАКОЕ творится...

* * *

    Резкий поворот, визг тормозов и жалобный скрежет несчастной машины... Небольшой фургончик марки Honda испытывал на себе "мастерство" Синдзи. Водитель из парня оказался примерно такой же, как и медик. То есть – никакой.

    Еще один поворот - и они только чудом не поцеловались с фонарным столбом. Кузов опасно хрустел металлом, и Айони с минуты на минуту ожидала, что фургончик рассыплется в пыль. Пока гордость японского автопрома держалась с поистине самурайской стойкостью. "Ну что за фигня... Убежать от толпы наемников, чтобы погибнуть в этом драндулете... За что?!" – Сама Айони водить машины не умела, и была вынуждена доверить свою жизнь лихому водиле Икари Синдзи.

    Услышав далекий вой сирены, Айони и Синдзи со всех ног бросились прочь от места боя. Двадцать минут кросса по ночной промзоне, привели их к одной из ночных стоянок автотранспорта. Сторожа не оказалось, да и кто будет угонять дышащее на ладан старье? Икари без лишних раздумий разбил стекло у ближайшего фургона, и спустя мгновение они уже неслись в сторону побережья. Нужно было спешить, пока полиция и служба безопасности NERV не перекрыли все входы и выходы из города.

    Заводы и пронзающие небо трубы остались позади – теперь они неслись по прибрежной дороге. Справа открывался чудесный вид на океан, с торчащими тут и там развалинами зданий. На далеком горизонте наметились первые признаки рассвета. Синдзи кое-как освоился с управлением и вел машину относительно ровно. Айони решилась отвлечь парня и задать пару вопросов.

    - И кто же пытался нас убить?

    - Понятия не имею, – устало ответил Синдзи, побелевшими от напряжения ладонями сжимающий руль. – Желающих навалом... Поздравляю, ты теперь фигура международного масштаба.

    - Как трогательно, а поподробней?

    Машина резко дернулась и едва не слетела в океан. На права, при таких делах, Синдзи не сдать до Третьего Удара.

    - Понимаешь... Раньше был всего один NERV с центром в Японии. Ох, черт! – отвлекшись, парень перепутал газ с тормозом, и лишь провидение удержало машину на дороге, – Уф... А теперь каждый филиал NERV, по сути, независим. Официально всем заправляет СовБез ООН, реально же Филиалы контролируют правительства и военные. Понимаешь, к чему я клоню?

    - Гонка вооружений. – Айони была из понятливых.

    - Именно! И NERV-Япония впереди планеты всей. А почему?

    - Ева-14. – девушка схватывала на лету.

    - Какая ты догадливая... Твою!.. – Синдзи филигранно вошел в поворот, всего лишь стукнувшись задним бампером об ограждение. – Пронесло... Остальные Филиалы до сих пор возятся с Продукционными Моделями – бесполезными кучами мяса на поводках. А у NERV-Япония появилась первая в мире Пилотируемая Серийная Модель. Абсолютное оружие.

    "Оружие... Лилим – просто жалкая кучка лицемеров... Убийство считают отвратительным, меня – чудовищем, а сами без остановки плодят все новые и новые средства уничтожения себе подобных... Мерзость..."

    - И Филиалы, мягко говоря, недовольны успехами Японии, – продолжал Синдзи, выписывая на дороге аккуратную синусоиду. – Похоже, они перешли к активным действиям.

    - А снайпера по мою Душу тоже послали Филиалы? – Айони задала самый болезненный для нее вопрос.

    - Скорее всего. – Синдзи отвлекся и посмотрел на наручные часы. – Отлично, мы почти не выбились из графика.

    - Из какого еще графика?

    - Увидишь, – парень дал по газам.

    Несчастный фургон жалобно завыл.

* * *

    - Генерал Кристофер Уоллес! От имени ООН позвольте поблагодарить вас за самоотверженный труд на благо человечества!!!

    Зрители аплодируют, аплодируют, кончили аплодировать...

    - Ваши героические усилия позволили остановить кровавую бойню в Центральной Африке, помирить евреев и арабов, искоренить голод и болезни...

    Взрыв, грохот и шквал аплодисментов...

    - На земле стоит мир и демократия, и это – Ваша заслуга!!!

    - Ура Генералу Уоллесу!!! – Овации, подобные Ниагарскому водопаду.

    - В награду за ваши успехи примите в дар этот замечательный смартфон NOKIA...

    "Смартфон? А почему он звонит? Звонит... Звонит... Звонит..."


    Майор Кристофер Уоллес, начальник тактического отдела Нового NERV-Япония, вскочил на кровати, разбуженный мерзким звонком казенного смартфона. Кое-как определив источник шума, Кристофер сонно нащупал аппарат на тумбочке.

    - Слушаю... - Уоллес прислонил смартфон к уху.

    - Крис, это я. – Кристофер узнал голос Екатерины Орловой, своего помощника. – Спишь?

    - Уже нет. – Майор Уоллес протяжно зевнул.

    - С нами связалось управление полиции. Сегодня ночью неизвестные устроили бойню в северной промзоне.

    - А мы тут причем? – Кристофер был готов заснуть прямо со смартфоном.

    - Там какая-то чертовщина, Крис. Шесть трупов: одного застрелили, у другого ножевое ранение и сломана шея, а других... Как я поняла, их свели с ума. Эксперты говорят, что они сами повыпрыгивали из окон... А один – вообще размозжил свою голову о стену.

    - Выжившие? – Сон у Кристофера как рукой сняло.

    - Ну, если это можно назвать жизнью... Полная потеря рассудка, шансов на исцеление практически нет.

    - Черт знает что... Хорошо, сейчас приду... - Кристоферу опять не удалось выспаться.

* * *

    "Земля... Трава... Небо... Наконец-то!!!" Стоило фургону остановиться, Айони стрелой выскочила из машины и легла прямо на густую траву. Небо, подсвеченное зарей и украшенное белыми облаками, открылось ей во всей красе. "Как можно торчать в Геофронте и не видеть такую красоту... Как?"

    Синдзи пригнал фургон на побережье, где дорога близко подходила к воде, и можно было выбраться на песчаный пляж. Полоса желтого песка начиналась у подножия пологого травяного склона и спускалась прямо в океан. Свежий бриз колыхал растущую вдоль дороги траву. Пение океанских волн наполняло душу радостью и покоем.

    Невдалеке от берега, прямо из воды, вставали развалины затопленных зданий, поросшие тиной и молодыми деревьями. Природа брала свое. А вдали над горизонтом медленно поднималось Солнце. День вступал в свои права.

    - Ну, вот и все, – Икари мечтательно всматривался в пейзаж. – Скоро я буду дома.

    Айони мысленно усмехнулась. "Скоро... Потом... Когда-нибудь... Жить надо сейчас!"

    Синдзи достал откуда-то из куртки сигнальный пистолет и выстрелил в небо. Красная звезда с шипением взлетела к облакам, достигла высший точки и упала в океан . Парень сел рядом с фургоном и обратил взор к рассвету. Опасность миновала...

    И тут со стороны дороги донесся шум мотора. Кто-то приближался. Синдзи настороженно оглянулся. По шоссе несся черный джип марки Toyota с тонированными стеклами. Машина явно ехала по их души.

    "Опять... Опять будут стрелять... Надоело... Все в этом мире хотят меня убить", - Айони вскочила на ноги и поискала глазами укрытие. Кроме как в воде спрятаться было негде.

    - Это еще кто? – Синдзи, сжав кулаки, следил за приближающейся машиной. Слишком поздно, теперь не убежишь.

    Джип взвизгнул тормозами четко около их брошенного фургончика. Из распахнувшихся дверей синхронно выскочили четверо японцев в гражданском. Уже знакомые пистолеты-пулеметы хищно рассматривали добычу.

    - Руки за голову! На колени! – грубо приказал один из наемников - очевидно, главарь.

    Синдзи заскрипел зубами от бессильной ярости, но подчинился. Айони тоже решила не лезть на рожон. "Дело - дрянь... Что же делать? Может, попробовать, как в прошлый раз? Проклятье, я не уверена..."

    - Это они? – спросил главарь у своей банды.

    Ближайший к нему наемник достал из кармана две небольших фотографии.

    - Да босс, это те самые.

    - Значит так, ублюдки... – главарь взял Синдзи и Айони на прицел. Остальные мужчины последовали его примеру. – Я не знаю, как вы смогли положить моих ребят...

    Грохот и непонятный вой со стороны океана оборвал главаря наемников на полуслове. Враги с побелевшими лицами смотрели на что-то за спинами пленников.

    - Назад!!! – проорал Синдзи и, оттолкнувшись ногами, покатился вниз по склону, увлекая за собой ничего не понимающую Айони.

    Наемники и думать про них забыли. С воплями и матом, они бросились врассыпную, напрягая все силы, чтобы оказаться как можно дальше отсюда.

    Очередь чего-то, напоминающего трассирующие пули, только очень большие, накрыла несчастный фургончик, джип наемников и их самих целым ковром взрывов. Два столба пламени выросли на месте машин, тела наемников, словно тряпичные куклы, подняло в воздух и раскидало в стороны. Обломки джипа и фургончика, как кометы с дымными хвостами, разлетелись по округе. Айони едва успела увернуться от горящего колеса. Второй раз за день ее оглушило взрывом до свиста в ушах.

    "Что... Что такое... Что на этот раз...", – Айони попыталась встать, но ноги предательски разъехались в стороны. Количество потрясений за короткий промежуток времени превысило предельное значение, и девушку охватила полнейшая апатия. Ничего не хотелось делать, кроме как лежать и смотреть на небо. Так она и поступила.

    - А вот и кавалерия! Теперь мы порвем весь мир!! Да!!! – Икари вопил и прыгал, как сумасшедший. Таким Айони его еще не видела. Совсем другой Синдзи. Не отморозок и психопат, как в их первую встречу. И не вечно мрачное создание, страдающее от чувства вины, как в эту ночь. Нет, этот Икари Синдзи был СЧАСТЛИВ. Его сияющими глазами можно было осветить небольшую комнату, а улыбка на лице просилась на обложку. Он выглядел как человек, исцелившийся от долгой и мучительной болезни. И лекарством оказалось...

    Лежащая на песке Айони перевела взгляд на океан и... Первой ее мыслью было, что ЭТО - еще одна Ева.

    На самой кромке берега, частично выбравшись на песок, замерло исполинское существо, очертаниями похожее на динозавра. Лучи восходящего Солнца ярко сверкали на гранях его могучего тела. Волны с брызгами разбивались об четыре толстые лапы, которыми неведомое создание попирало землю.

    Зверь вышел из моря и уничтожил врагов. Что же он такое? Айони не знала. Единственное, что смогло понять ее чутье – у него нет души, а значит, нет и жизни. Зверь оказался Машиной.

    На голове у этого... робота располагался ствол пушки, который и обратил наемников в прах. На спине выстроились в ряд несколько воздухозаборников для реактивных двигателей. Но где же люк, где кабина?

    - Мана... Наконец-то... – прошептал Синдзи.

    Айони окончательно стало все пофиг. Она повернула голову к небу, и кроме голубой бездны над головой ее уже ничего не волновало.

    "Это конец? Нет, это только начало... Но это потом... А пока есть только Небо, вечное Небо..."

Глава V: Жертвы Войны  

Главная трагедия Евы – это ее люди.

Но ведь и я одна из них...

майор Мисато Кацураги, тактический командир Старого NERV-Япония

    Дата: 5 ноября 2016 года

    Время: ближе к полудню по Токийскому времени

    Место: где-то в затопленных территориях


    Морская волна с грохотом обрушилась на стену небоскреба, но бетонный исполин устоял. Выдержал он и следующую волну, а потом еще одну, и еще… Когда-то красавец из стекла и бетона, а теперь – просто безликая коробка, сверкающая на солнце остатками окон, – небоскреб вот уже пятнадцать лет противостоял ударам стихии.

    Вокруг, насколько хватало глаз, высились его братья, такие же памятники растоптанной человеческой гордости. Люди построили их, создавая свой идеальный мир, искусственный рай, где нет холодного дождя, нет пронизывающего ветра и нет ночных страхов, подкрадывающихся к потухшему костру.

    13 сентября 2000 года первобытные ужасы взяли реванш. В одночасье погасли лампы, встали машины, умерли голоса из радиоэфира. Жители, высыпавшие на стихшие темные улицы, узрели божественное зарево, полыхающее на далеком юге. Белый свет породил вой, наполнивший души людей бездонной тоской и отчаянием. Вой породил гром, предрекающий бурю. Гром породил волны. Волны принесли Смерть.

    Обезумившие люди бежали не помня себя, а вокруг рушился их старый, привычный мир. Весь последующий год на Земле царил Ад.

    Воставший Океан перекроил границы суши. Опустевшие дома брошенного города встречали рассветы и закаты в окружении воды.

    Соленый ветер гулял среди развалин, а море, не ведая усталости, пыталось смести уродливые неестественные наросты. Медленно, но верно морская вода подтачивала железобетонные корни, по крупинке приближая неизбежный конец. Небоскребы обречены – придет время, и они падут. Пока же развалины дали приют новым обитателям.

    Морские птицы вили свои гнезда, там, где раньше жили люди. Стаи рыб плавали по затопленным улицам. Тина покрывала нижние уровни небоскребов, а на верхних росли молодые деревья. Природа возвращала себе власть над миром…

    Не только птицы жили в брошенных небоскребах… Если приглядеться повнимательней, то можно было заметить много интересного. Например, дым, то тут, то там поднимающийся на развалинами. Или разномастные плавсредства, снующие между зданиями.

    Покинем берег, отправимся вглубь Затопленного Города, и нам откроется удивительное зрелище:

    Старые небосребы, словно плесень, покрывает налет свежих заплаток. Пустые оконные проемы закрыты всем, чем только можно: начиная от досок и грязной ткани, заканчивая модными стелопакетами. Закопченные трубы от печек чередуются с кондиционерами, антенны из консервных банок соседствуют со спутниковыми тарелками. Ветер нещадно мотает хлипкие навесные мосты – местный аналог улиц и проспектов. Тысячи чаек расселись на паутине новеньких, протянутых вопреки всем нормам и правилам, проводов.

    И надписи, очень много надписей. Иероглифы краской на стенах, иероглифы на развевающихся полотнищах… Лозунги, девизы, имена, названия…

    Люди вернулись? Не совсем.

    Мир постепенно погружался во тьму. Войны, этнические конфликты, социальные проблемы, деградация экономики… Жизнь постепенно возвращалась к состоянию, последовавшему после Второго Удара. И, как всегда, первыми от смуты страдали простые люди.

    Все больше становилось тех, кому некуда было идти. Беглецы, отщепенцы, преступники... Их отвергло общество, они никому не нужны, кроме самих себя. Куда им податься, если весь мир ополчился против них? Тогда и появляются места, подобные этим развалинам. Здесь нет полиции, нет спецслужб, нет Системы. Здесь можно спокойно затеряться среди таких же проклятых, как и ты. Настоящая Свобода, с единственным законом – Законом Силы.

    В таких местах о людях судят по делам, а не по одежде или происхождению. Здесь ты сам за себя отвечаешь, сам добываешь себе еду и место для сна. Докажи, что ты достоин, и ты станешь Королем этих несчастных. Но если ты слаб духом, то среди затопленных небоскребов тебя ожидает либо смерть, либо рабство у одного из бандитских кланов. За все приходится платить.

    Прошлое, настоящее и будущее… Все смешалось среди обветренного бетона. Здесь можно было увидеть людей живущих, как в каменном веке, без электричества и газа, и готовящих еду на кострах. А можно было найти настоящие виллы, сверкающие роскошью и достатком. Такие места были центрами всей преступности Японии. Отсюда распространялись наркотики и оружие, отсюда хакеры наносили удары по корпорациям. Здесь прятались бандитские группировки, пережидая полицейские облавы. Власти знали о таких местах, но ничего не могли сделать. Зараза слишком глубоко проникла в общество, и каленым железом ее уже не выжечь.

    Готов ли ты бороться за свою Свободу?

    Если да, то добро пожаловать – из Затопленного Города выдачи нет.

* * *

    Когда-то давно это большое окно закрывали роскошные красные шторы, и когда-то давно в этом окне были стекла. Прошли годы, последние осколки выпали из полусгнившей рамы, а от штор остались лишь грязные лохмотья, печально колыхающиеся на ржавой перекладине.

    Свежий морской бриз хищно кружил по комнате, поднимая в воздух обрывки бумаги и мусор, и срывал остатки обоев. Шум волн и крики чаек оглашали некогда прекрасно отделанную квартиру. Что за люди в ней жили? Что с ними случилось? Этого теперь не понять. Только чудом уцелевшая картина на стене напоминала о хозяевах.

    Красивый пейзаж в классической манере письма по шелку, изображал то, чего никогда не видели японские дети, рожденные после Второго Удара: заснеженный город, и людей, празднующих Гандзицу – Японский Новый год. Снег белым пушистым одеялом покрывал крыши небольших деревянных домиков, украшенных фонариками, бамбуковыми венками – мотибана – и стоящими у входных дверей кадомацу – украшений из сосны, отпугивающих злых духов. Люди в теплой одежде, улыбаясь, кланяются друг другу на улице. Сбоку пейзажа шла аккуратная колонка иероглифов: "Поздравляю с наступившим Новым годом".

    Осколок прошлого, когда мир был совсем другим.

    Единственный выход из пустой комнаты закрывала старая, перекосившаяся дверь. Обивка истлела, открыв черное, рассохшееся дерево. Поржавевшие петли держались на честном слове и при каждом новом порыве ветра громко жаловались на судьбу. Скрип, скрип, скрип… Восемнадцать лет дверь упорно противостояла всем ударам стихии.

    До этого дня.

    С другой стороны донесся топот, и, спустя мгновение, на дверь обрушился удар тяжелого ботинка. Несчастный кусок дерева пролетел через комнату, ударился о стенку и разломился надвое. Висевшая на стене картина закачалась и упала, огласив комнату звоном битого стекла. Очередной шквал ветра ворвался через разбитое окно, вырвал кусок шелка из рамы, закружил по комнате и унес прочь, навстречу морским волнам. Высокий крепкий черноволосый парень, одетый в камуфляжные штаны и красную кожаную куртку с надписью "REAPER", не обратил на это внимания. Он громко хрустнул суставами и удовлетворенно произнес низким голосом:

    - Усе зараза, отскрипелась.

    - Тебе лишь бы что-нибудь сломать, Тодзи! – за спиной парня послышался голос девушки, явно очень любившей командовать. – Варвар!

    - Да ладно тебе, Хикари! – отмахнуся парень, которого назвали Тодзи. Налюбовавшись учиненным погромом, он вернулся на свое место. Дверь, что так его бесила, разделяла две смежные комнаты.

    Помещение, откуда пришел Тодзи, мало чем отличалось от первого, а теперь, когда ветер сдул картину, различий не осталось вовсе. Та же грязь, та же разруха. Посреди комнаты сидели на пустых коробках пятеро молодых людей: трое парней и две девушки. Однажды по воле непредсказуемой Судьбы их пути разошлись. Сегодня им выпал жребий встретиться вновь.

    Они смотрели друг на друга и пытались подобрать слова. Столько всего надо было рассказать, но как обычно, все мысли вылетели из головы.

    Один из парней, невысокий шатен в очках поставил посреди комнаты магнитофон.

    - Поставлю музон, если никто не против.

    Никто не возражал. Парень в очках достал из кармана военной куртки кассету и вставил ее в деку. К шуму морских волн и завыванию ветра добавились звуки пианино.


    Fly me to the moon

    Let me play among the stars

    Let me see what spring is like

    On а-Jupiter and Mars

    In other words, hold my hand

    In other words, baby, kiss me…


    Тодзи поморщился:

    - Блин, опять это старье… И что ты в нем нашел Кенске?

    Очкарик лишь махнул рукой.

    - А мне нравится. Помнится, года два назад от нее все фанатели, – подал голос третий молодой человек в комнате, худощавый темноволосый парень в черной куртке-косухе. Он прижимал к себе стройную девушку с каштановыми волосами, словно боялся, что она исчезнет. Девушка, одетая в синюю джинсовку и темные брюки, не возражала и нежно приклонила симпатичную головку к его плечу.

    - И мне нравится. Ты ничего не понимаешь в хорошей музыке, Судзухара, – веснушчатая девушка с русыми волосами, собранными в два хвостика, и одетая в простое зеленое платье строго посмотрела на сидящего рядом с ней Тодзи. Тот возвел очи горе.

    - И ты против меня… Предательница.

    - Что ты сказал?!

    - Ой! Прости меня дурака… - Тодзи с выражением глубочайшей вины на лице принялся гладить ладонь Хикари.

    Кенске добавил в голос иронии:

    - Она вяжет из тебя веревки, Тодзи.

    - Заткнись! – одновременно воскликнули Тодзи и Хикари.

    - Наша первая встреча за два года, а вы ссоритесь, – девушка с каштановыми волосами обвела троицу грустным взглядом больших бирюзовых глаз. Те сразу притихли.

    - Прости, Мана, – Кенске виновато развел руками, – Только это не ссора, они всегда такие.

    – Не всегда, хорош гнать, – пробурчал сконфуженный Тодзи.

    Хикари густо покраснела и быстро сменила тему:

    - Нет, все же, просто чудо, что мы встретились! Синдзи и Мана снова вместе, мы тоже.

    - Все беглецы рано или поздно попадают в эти развалины, – ответила Мана. – Я снова встретила Синдзи, а потом и вас троих. Судьба.

    - Да, беглецы… - зло проговорил Тодзи. Хикари сжала его руку.

    И вновь тишина – никто не хотел начинать разговор первым.

    - Тодзи… Твоя рука… И нога… - Синдзи решился. – Как ты?

    Тодзи пошевелил левой рукой, и тут стала заметна одна странность – она по цвету отличалась от правой. Если кожа на правой руке была смуглой и загорелой, то на левой – почти белой. Судзухара усмехнулся и спокойно ответил:

    - Отец постарался… Тряхнул связями и выбил мне операцию по пересадке. Какая-то там фигня про стволовые клетки… Все рулез, только кожа на руке и ноге не загорает на солнце. – Тодзи сжал левую руку в кулак, – погодь, Синдзи, ты что, до сих пор психуешь? Хорош! Ты ни в чем не виноват! Это я должен был послать NERV в задницу!

    Судзухара пнул валяющуюся перед ним консервную банку. Та срикошетила от потолка и вылетела в окно.

    - Ненавижу NERV и этих козлов из правительства! – Тодзи обшаривал комнату глазами в поисках новых объектов для разрушений.

    - Прекрати, Тодзи! – Хикари провела ладонью по его щеке. Парень сразу успокоился.

    Мана покачала головой:

    - Что-то разговор не клеится… Давайте просто расскажем друг другу, как жили весь этот год.

    Собравшиеся переглянулись – кому-то придется первым…

    - Ладно, начнем с меня… - Синдзи глубоко вздохнул. – Ну, что тут сказать… Я был пилотом Евы и сражался с Ангелами. Я верил, что это правильно, думал, что сражаюсь за человечество. Мне нравилось ощущать себя нужным и полезным… А потом мне говорят, что на самом деле я рисковал своей жизнью, ради каких-то там SEELE… Весь год я сражался ни за что…

    Синдзи тяжело задышал и стиснул зубы. Мана взяла его за руку, и парень сумел успокоиться.

    - Когда в Геофронт пришли солдаты ООН, я сидел в карцере. Спасибо госпоже Мисато Кацураги за весьма оригинальный способ спасти мне жизнь. Я сидел в тесной камере, слышал крики, выстрелы, взрывы… И ничего не мог сделать. Я был на грани самоубийства, но, к счастью, Мисато отобрала у меня ремень и шнурки… Я просто сидел в углу и дрожал в ожидании смерти… И тогда, во мне что-то надломилось… Я увидел всю свою прежнюю жизнь, если только это можно было назвать жизнью. Боль и пустота… Единственный момент, когда я был по настоящему счастлив – это волшебное время, проведенное с Маной, которое я упустил из-за собственной трусости и нерешительности.

    Мана наклонила голову к плечу Синдзи и прошептала:

    - Ты ни в чем не виноват Синдзи. Забудь о прошлом.

    (Историю первой встречи Икари Синдзи и Маны Киришимы смотри в игре Girlfriend of Steel™ :Dron)

    - Нет, виноват… Я был бесхребетным слабаком… И все этим пользовались. Папаша обращался со мной, как с вещью… Я был для него всего лишь пушечным мясом… В глубине души, я это понимал, но все равно ничего не делал… Надеялся на что-то… Позволял ему вытирать об себя ноги… И все, что я получил в благодарность - это расшатанные нервы, дурацкие светящиеся глаза и несколько седых волос. Мне преподали хороший урок.

    - Мне нравятся твои глаза Синдзи, – Мана посмотрела ему в глаза, – они такие красивые. Светятся изнутри.

    - Я мало, что понял из болтовни врачей, но вроде бы в них нет ничего сверхъестественного. Со временем это пройдет... – Синдзи резко сжал кулаки. - И я никогда больше не сяду в Еву. С меня хватит.

    Мана нежно поцеловала его в щеку, и Синдзи утонул в каштановых волосах.

    - Все будет хорошо, Синдзи.

    Он улыбнулся и поцеловал ее в ответ. В такие моменты проблемы переставали существовать. Парень продолжил уже спокойным голосом:

    - Что было дальше? В принципе, ничего интересного… Солдаты вскрыли дверь карцера, нацепили на меня наручники и выволокли наружу. Смутно помню, как что-то орал, тупо махал кулаками… Наручники сменила смирительная рубашка… Потом была новая камера, допросы… У меня что-то спрашивали, а я посылал всех нафиг… Так прошло около месяца, охрана расслабилась, и как-то на прогулке я оглушил охранника, отобрал ключи и сбежал… Даже не знаю, как мне это удалось…

    - А ты крут Синдзи! – одобрительно кивнул Тодзи. Хикари раздраженно дернула его за рукав.

    - Мне просто повезло… Дальше все было, как в тумане… Я прятался от полиции и военных, ночевал где придется… Я плыл по течению… Не знал зачем живу… Днем меня душила злоба и ненависть ко всему миру, а ночью изводили кошмары… Я бесцельно бродил по Японии и дрался, дрался, дрался… Дрался, чтобы добыть себе еду… Дрался, чтобы не ночевать под дождем… Дрался, когда на меня косо смотрели… Наверное, я просто искал смерти… Но чему-то я в NERVе все-таки научился, и поэтому выжил, только заработал себя милейший шрам. Наверное, это было мое наказание. – Синдзи провел рукой по обмотанной бонданой шее.

    - Да, у тебя как-то странно изменился голос, – задумчиво проговорил Кенске.

    - Однажды я столкнулся с незнакомым парнем… Он был похож на меня, такой же беглец-одиночка… Я уже не помню, что мы не поделили, но он выхватил нож и полоснул меня по шее… Не знаю, может ярость придала мне сил, но вместо того, чтобы с громким бульканьем отбросить копыта, я заломил ему кисть и проткнул парню сердце его же клинком… Он был первым, кого я убил без Евы… Помню, как в глухом красном тумане зачем то снимаю с трупа куртку, подбираю нож и куда-то топаю… Потом я хрен знает сколько отлеживался в канаве и гадал: сдохну или нет? Не сдох. Огорчился. Пришлось вставать и двигаться дальше. – Синдзи достал откуда-то из куртки-косухи короткий нож-стилет. Лезвие тускло блеснуло в лучах солнца. Криво усмехнувшись, парень спрятал его обратно.

    - Я продолжил жить, но мне становилось все хуже и хуже. Кошмары сводили меня с ума… Я был на грани безумия… Но все-таки сумел справиться… Я победил свои кошмары… И тогда я пришел в эти развалины, надеясь затеряться среди беглецов и найти новый смысл жизни. У меня получилось, – Синдзи посмотрел на Ману. Их взгляды встретились, и в этот миг в мире не осталось никого кроме них.

    Кассета в магнитофоне кончилась.

    Пятеро беглецов смотрели друг на друга. Кто следующий раскроет свою душу?

    - Моя очередь, –Мана собралась с духом и начала тяжелый рассказ. – Я рассталась с Синдзи, села на поезд и уехала навстречу новой жизни. Кадзи-сан постарался на славу, и у меня были новые документы, биография, имя… Я хотела спокойно жить, как нормальная 14-летняя девушка. Я ходила в новую школу, пыталась завести друзей… Но NERV и военные не оставили меня в покое... Какой же я была дурочкой…

    Синдзи прижал девушку к себе и погладил по каштановым волосам.

    - Но ведь Кадзи-сан уничтожил все твои старые данные, – удивилась Хикари. – Как же тебя нашли?

    - Я тоже думала, что этого достаточно, – с усмешкой ответила Мана. – Но куча людей видела меня в больнице… Видела, как Синдзи провожал меня на вокзале… А в разведке сидят далеко не идиоты… За мной началась охота. Я стала замечать странных людей около школы, рядом со своей квартирой. А потом…

    Мана еле слышно всхлипнула. Синдзи продолжал гладить ее волосы и тихо проговорил:

    - Не говори, если это так больно.

    - Нет, я должна выговориться. Я не могу вечно держать это в себе, – Мана провела ладонью по щеке Синдзи. – Понимаете… У меня остались родители… Я не могла с ними видеться, но… Я скучала. И поэтому, почти каждые выходные, я приезжала в свой родной город. Я забиралась на крышу соседнего дома и наблюдала за окнами своей старой квартиры. Это было глупо и безрассудно, меня могли узнать даже в парике и очках, но я не могла иначе. Я увидела, что мама вновь живет с папой… Это было прекрасно, ведь именно из-за их постоянных ссор, я и приняла предложение JSSDF стать пилотом боевого робота…

    А однажды, когда я приехала, перед домом стоял черный фургон… Я наблюдала за окнами и увидела в квартире людей в черных костюмах. Они что-то показывали моим родителям… У меня был бинокль, и я увидела, что это моя фотография. Отец потребовал, чтобы они ушли… Тогда один из них ударил моего отца в лицо… Мама закричала и бросилась к телефону, но на нее направили пистолет… Нет, люди в черном не стали убивать моих родителей. Они лишь пригрозили им и ушли, но я поняла, что никогда больше не увижу маму и папу.

    - Ублюдки! – одновременно прорычали Синдзи, Тодзи и Кенске. Хикари зажала рот рукой.

    Мана гордо вскинула голову, теперь в ее глазах кроме грусти, была еще и ярость.

    - И еще я поняла, что о мирной жизни можно забыть. Меня всегда будут травить, как дикого зверя. Я пустилась в бега. И, в конце концов, оказалась здесь. У меня отняли все: родителей, друзей, право на жизнь… Но зато, я снова увидела Синдзи.

    Синдзи обнял Ману, так, будто хотел укрыть ее от всего мира. В его голосе соединились нежность и булатная сталь:

    - Я никому не дам тебя в обиду. Никому…

    И девушка расслабилась в его объятиях, черты лица разгладились, она словно задремала у него на плече. Остальные молчали, не желая нарушать гармонию. Они потеряли счет времени и не знали, сколько продлилось молчание. Может десять минут, может час, а может неделю… Наконец, Кенске деликатно кашлянул и заговорил:

    - Теперь, наверное, наш черед рассказывать… - Кенске поправил очки. – У меня, Тодзи и Хикари родители работали в NERV, и когда ООН начали чистку, их арестовали. Мы не знаем, что с ними.

    Хикари побледнела и прижалась к Тодзи. У Судзухары заходили желваки, парень едва сдерживался, чтобы не начать крушить все вокруг.

    - Я до сих пор не знаю, что с моей сестренкой, – глухо зарычал Тодзи. Тренированные, рельефные мышцы вздулись и едва не разорвали одежду. Хикари спрятала лицо на его груди, кажется, она начала тихо плакать. Тодзи осторожно погладил ее по голове. – Не волнуйся детка, эти уроды ответят за все!

    Кенске отвернулся и несколько раз вдохнул. Рассказ давался ему с трудом.

    - Нас троих отправили в детский дом, хотя правильней было называть его концлагерем. Переполненные корпуса, объедки вместо еды и каждый вечер приходилось драться, чтобы не спать на заблеванном полу. А еще охрана, считавшая нас своей собственностью. Их любимым развлечением были гладиаторские бои между детьми ради куска хлеба и… - у парня сбилось дыхание.

    Тодзи продолжил вместо него. Рукава его куртки опасно затрещали под внушительными бицепсами.

    - Однажды они попытались пристать к Хикари. Их было трое, и у них были дубинки. Но мы с Кенске справились… Я лично проломил двоим черепа ножкой от стула, а третий получил кирпичом от Кенске. Поганые твари! – Тодзи топнул ногой так, что остальные подскочили на своих коробках. Хикари продолжала тихо всхлипывать у него на груди. – Тут же прибежала целая толпа уродов и попыталась нас положить, но мы подали хороший пример остальным детишкам. Начался бунт.

    - Дети с палками и камнями против взрослых с дубинками и пушками… - Кенске сумел продолжить рассказ – Шансов не было, но лучше смерть, чем такая жизнь. Охранники не церемонились… Они начали стрелять… Трупы, кучи трупов… И кровь…

    Синдзи и Мана слушали их с каменными лицами.

    - Да что же это… Почему они так с вами обращались? – тихо спросил Синдзи.

    - Это был детдом для детей преступников и врагов государства. Нас не считали за людей, – со злой усмешкой ответил Кенске.

    - Когда началась пальба, мы начали пробиваться прочь из этого ада, – продолжил Тодзи. – Я и Кенске схватили пушки убитых охранников… Дьявол! Я сбился со счета, сколько положил этих уродов… На небесах, наверное, все же есть Бог, потому что мы смогли выбраться живыми. И теперь мы беглецы. Первый же коп вышибет нам мозги, если увидит. Поэтому, мы решили спрятаться здесь. И встретили вас.

    – Вы пережили такое, а я еще жалуюсь на свои проблемы… Простите, - прошептала Мана.

    - Мы с самого начала были вместе, а ты и Син грызлись с Судьбой в полном одиночестве. Ну и кому пришлось тяжелее? - отмахнулся Тодзи.

    Повисла тяжелая тишина, даже волны и чайки, кажется, притихли. Только всхлипывание Хикари било по сердцам, словно кинжал. В плаче девушки отразилась вся боль, накопившаяся в ее душе. Хикари всхлипнула еще несколько раз и подняла голову с красными от слез глазами. И, также как и у Маны, в ее глазах, кроме боли, появился гнев.

    - За что?! Что мы им всем сделали?! Мы всего лишь дети!

    Тодзи прижал ее лоб к своему, и заговорил с нежностью, совсем не сочетающейся с накачанными мышцами.

    - Успокойся малышка, все позади… Все хорошо…

    Кенске с побелевшими щеками, молчал и не шевелясь смотрел в пол.

    И снова на развалины опустилась тишина, но на этот раз она означала облегчение. Пятеро детей, слишком рано повзрослевшие, пережившие то, что выдержит не каждый взрослый… Они открыли друг другу сердца и выговорились. Боль ослабла, уступив место усталости. Долго длилось их молчание, и солнце над морем начало клониться к закату, когда Мана встала на середину комнаты и произнесла заветные слова. Девушка показала себя с новой стороны – как сильный и уверенный в себе лидер.

    - Мы беглецы. Мы отверженные. У нас отняли будущее. Мы можем до конца своих дней прятаться в этой помойке, или можем попытаться вернуть себе право на жизнь. Я устала прятаться.

    От ее голоса беглецы, погруженные в свои мысли, встрепенулись и посмотрели на девушку, освещенную лучами заходящего солнца.

    - Но, что мы можем? – Хикари округлила глаза от наметившихся перспектив. – Мы же всего лишь дети…

    - Мы вместе и это главное, – спокойно ответила Мана. Ее каштановые волосы развевались под порывами морского ветра. – И у меня есть план.

    На лице Синдзи появилась хищная ухмылка. Парень ловко выхватил нож, подбросил его в воздух и также быстро поймал и спрятал.

    - У меня остались счеты с NERV-ом… Я готов!

    - А что за план? – серьезным голосом спросил Кенске.

    - Когда я еще пыталась начать новую жизнь, я пару раз переписывалась по Интернету с надежными ребятами, тоже пилотами роботов. Они рассказали, что под давлением NERV, JSSDF закрыли свое Робототехническое подразделение, распустили пилотов и отправили роботов в утиль. Но эти ребята по просьбе команды разработчиков спрятали в одном очень укромном месте последнего робота, построенного по уникальному проекту. И я знаю, где это место.

    Беглецы некоторое время молчали. План был хорош, но…

    - Нам понадобится оружие, деньги, разведданные… - Кенске с умным видом поправил очки.

    - Если у нас будет робот, с нами будут считаться. Остальное приложится, – заверила Мана. – Свобода достается сильным.

    Беглецы переглянулись. На лицах появились неуверенные улыбки. Впервые за последний год, у них появилась Надежда.

    - Черт побери! Мне нравится эта идея! Порвем этих уродов! – Тодзи готов был, хоть прямо сейчас ринуться в бой. – Ты со мной, Кенске? Хикари?

    - Да. Из меня плохой солдат, но я тоже устала бояться, – Хикари нежно прижалась к Тодзи.

    - Конечно, я с тобой, Тодзи, – Кенске улыбнулся и щелкнул пальцами. – А для начала нам нужно выбрать название и девиз. Предлагаю назвать наш отряд "Лавина".

    - Мне тоже нравится Final Fantasy, – улыбнулась Мана. Де-факто она уже стала лидером маленького отряда борцов за свободу. – А вообще ничего… Всем нравится?

    Недовольных не нашлось.

    - Месть и Свобода, – торжественно провозгласил Синдзи, – неплохой девиз, по-моему…

    - Несколько пафосно, но красиво… – задумчиво проговорила Мана. – Мне нравится.

    Тодзи резко вскинул пудовый кулак к потолку:

    - Месть и Свобода! Мы "Лавина", и мы идем по ваши души! Топчи NERV, как кучу г…

    - Тодзи!

    - Прости Хикари… Ладно товарищи, потопали вниз. Я знаю одно неплохое местечко, где можно пожрать.

    - А у тебя есть деньги, Тодзи? – подозрительно спросил Кенске.

    Судзухара замялся:

    - Ну… вообще-то, нет. Да, ерунда! Придумаем что-нибудь!

    - Только не вздумай устроить драку, Судзухара! – глаза Хикари метали молнии.

    - Да ладно тебе, Хикари!

* * *

    Солнце садилось над морем. Последние лучи, словно кисть художника, наносили на высящиеся среди волн развалины золотистые тона. Еще один день в городе отверженых подошел к концу.

    Среди разрушенных небоскребов можно найти Свободу, но готов ли ты заплатить за нее настоящую цену?

* * *

    Дата: 10 марта 2018 года

    Время: утро

    Место: неизвестно


    - Я почти забыл, что такое счастье.

    Икари Синдзи лежал на кровати и смотрел в потолок. Небольшая комнатушка, похожая на каюту корабля, утопала в полумраке. Откуда-то издалека доносился ровный гул каких-то механизмов. Иногда гул усиливался, и пол начинал вибрировать.

    - А теперь вспомнил? – тонкая девичья рука нежно пощекотала его грудь.

    - Быть рядом с тобой… Больше мне ничего не надо, – Синдзи посмотрел на ту, кто была его счастьем. – Я чуть не сошел с ума, за три месяца в Геофронте… Проклятый склеп.

    Рядом с ним лежала Мана, нагая и прекрасная в своей юной девичьей красе. Она прижалась к Синдзи всем телом и прислушалась к биению его сердца.

    - Что тебя тревожит Синдзи? Расскажи, и станет легче…

    Парень потемнел лицом, но не стал увиливать.

    - Ты помнишь… Я рассказывал… Что я сделал с Аской… Она до сих пор страдает… Я ничего не могу сделать…

    Мана приложила палец к его губам и успокаивающе прошептала:

    - Ты пытался, и это главное… Не мучай себя.

    - Я знаю, но… - голос Синдзи задрожал.

    – Разве это была последняя попытка? У нас впереди целая жизнь. Хватит, чтобы заслужить прощение, – Мана гладила голову Синдзи, и парень постепенно успокаивался. Боль в сердце затихала. На Синдзи иногда накатывала тоска, но девушка знала, как с ней бороться. Она сменила тему разговора.

    - Ты отлично поработал, Синдзи. "Регуляторы" купаются в информации, – Мана игриво пощекотала парня за ухом.

    Настроение Синдзи мигом взлетело под потолок.

    - Я старался. Это было нетрудно, хотя я почти спился, изображая пивного отморозка.

    – Бе-е-едненький, – Мана хихикнула. – Кстати, NERV-овцы постепенно учатся… Некоторые трояны, что эти американские дуболомы запихнули в файлы, вполне потянут на курсовую работу третьекурсника Токийского Университета.

    Парочка весело рассмеялась. Синдзи привлек Ману поближе…

    - А еще ты героически вырвал из лап NERV-а несчастную Айони Скай...

    Синдзи скривился и, похоже, едва сдержал ругательство.

    - Скорей бы сплавить эту "несчастную" с глаз долой. Она мне на нервы действует.

    - Что ты с ней не поделил? – нахмурилась Мана. – Она, конечно странная, но…

    - Сам не знаю… Просто, когда я первый раз ее увидел… Что-то внутри меня ее отторгает…

    - Все в порядке… Синдзи…

    Мана сомкнула его уста поцелуем. Синдзи обнял ее в ответ, и больше их ничего не волновало…

    Они снова были вместе.

* * *

    Айони мало что помнила после появления странного боевого робота на том берегу. Разум девушки, мягко говоря, устал после целой ночи погонь и стрельбы. Неожиданное бегство из Геофронта, перестрелка с наемниками посреди промзоны Токио-3, тряска в машине под управлением откровенно фигового водилы Икари Синдзи, бой на самом берегу… Слишком много потрясений за один раз, и поэтому, когда Айони почувствовала, что опасность миновала, ее сознание отправилось спать. С настойчивой просьбой не беспокоить.

    Девушка лежала на песке и смотрела на небо, подсвеченное лучами рассвета. Такое прекрасное, такое чистое, глубокое… Рядом, как безумный, скакал, прыгал и что-то орал Икари, но ей это было фиолетово. Она всю ночь рисковала своей жизнью, спасла их задницы, когда ментальным ударом уничтожила отряд наемников, и теперь имела полное право спокойно отдохнуть. Но недоумок в косухе не дал ей нормально полюбоваться небом. Он проорал ей на ухо какую-то муть про время и преследователей и почти силой потащил Айони в сторону странного робота. Нет, Синдзи конечно был прав, но, все равно, это было грубо и нетактично. Мог бы позволить уставшей девушке отдохнуть.

    Потом она каким-то образом оказалась внутри той консервной банки. Нечего особо интересного там не оказалось. Тесная кабина, где с трудом умещалось восемь пилотских кресел. Обзорных экранов нет, единственный источник света - пара ламп дневного света на потолке. Первые четыре кресла занимала молодежь в комбинезонах, похожих на униформу танкистов. Головы закрывали шлемы, напоминающие шлемы виртуальной реальности. Экипаж робота сосредоточенно двигал рукоятками, встроенными в подлокотники кресел, и активно переговаривался. Единственное, что Айони поняла в забитой жаргонными терминами болтовне – ВМФ Японии не оставили без внимания учиненное на берегу безобразие и теперь всей толпой плывут их убивать. Надо было делать ноги.

    - OK! Держитесь, мальчики и девочки, сейчас слегка потрясет! – крикнула сидящая впереди девушка, из-под шлема которой выбивались густые каштановые волосы.

    Синдзи пристегнул Айони к свободному креслу и пристегнулся сам. Как раз вовремя. Слегка потрясет? Да такой болтанки ей не приходилось испытывать еще ни разу в жизни! Где-то за спиной взревели реактивные двигатели, и кабину начало трясти, болтать, кидать из стороны в сторону… Девушка судорожно вцепилась в кресло и с ужасом ожидала, что ее вот-вот вывернет наизнанку. Она еще раз отблагодарила Судьбу, что не догадалась поесть перед побегом. Правда, настолько плохо, похоже, было ей одной. Синдзи вел себя совершенно спокойно и даже расслаблено. Задача выполнена – можно и подремать. Остальные члены странного экипажа также не обращали на тряску внимания и вовсю переговаривались между собой по радио.

    "Как… как… как… меня… меня… меня… это… это… это… все… все… все… достало… достало… достало… Не-не-не-до-до-до-ум-ум-ум-ки-ки-ки!!!!" – Айони из последних сил стиснула зубы. Она отчетливо и во всех подробностях ощущала, как ее желудок бьется о гортань.

    Жизнь продолжала над ней искрометно издеваться. Сбежать из NERV, чтобы сдохнуть в миксере-переростке… Что дальше? Дальше было следующее…

    Айони потеряла счет тому времени, сколько продолжалось аккуратное превращение ее мозгов в желе. Казалось, еще чуть-чуть и она распадется на атомы. Вечность спустя тряска неожиданно прекратилась также быстро, как и началась. Двигатели затихли, и на кабину снизошла благословенная тишина. Айони, не верящая, что кошмар окончился, в полном ступоре растянулась в кресле. Перед глазами плясали кровавые огоньки, и все происходящее походило на бредовый сон.

    В это время члены экипажа принялись снимать шлемы и радоваться. В кабине началась форменная вакханалия. Вопли счастья, обниманцы, едва не переходящие в откровенный разврат. Синдзи и девушка с каштановыми волосами слились в долгом и страстном поцелуе.

    "Попробую угадать, это и есть таинственная любовь Икари Синдзи", – Айони мысленно пополнила свой список пациентов дурдома новыми пациентами. Ими оказались:

    Высокий мускулистый парень с черными волосами, который постоянно отпускал грубые и пошлые шутки и дружески хлопнул Синдзи по плечу, так что беднягу едва не размазало по креслу.

    "Тупой качок", – новая запись в досье Айони.

    Интеллигентного вида шатен в очках. Его полные сарказма реплики содержали предложение Синдзи выпить пивка, от чего тот натуральным образом позеленел, и жалобу на очередную поломку какой-то там электронной фигни.

    - Ничего Кенске, мы в тебя верим! – оглушительно хохотнул качок. – Паяльник в лапы, и вперед!

    - Спасибо за поддержку, Тодзи, – сиронизировал очкарик.

    "Законченный отаку", – еще одна запись в досье Айони, и девушка на все триста была уверена, что этому досье еще расти и расти. Конец кошмаров, где ты?

    Еще одна девушка с веснушками на щеках и русыми волосами, собранными в две косички. Она постоянно делала замечания тупому качку, когда тот слишком уж расходился. Ответом качка всегда была одна и та же фраза:

    - Да ладно тебе, Хикари!

    "Классическая школьная староста… Блин, куда я попала? Что это за детский сад?" – Айони осторожно ущипнула себя за плечо, но кабина, полная разбушевавшихся подростков, и не думала испаряться.

    И эти чудики обещали спрятать ее от NERV-а? Куда катится мир?!

    Наконец, не прошло и пары часов, бравая команда вспомнила про ее существование. Айони оказалась под перекрестным огнем любопытных взглядов.

    - Это и есть таинственная Айони? – качок Тодзи оглядел ее оценивающим взглядом. – А она ничего.

    - Судзухара-кун! – ревнивый возглас Хикари.

    - Ой! Прости малышка, – извиняющийся Тодзи – то еще зрелище.

    Кенске придирчиво осмотрел Айони с головы до ног, поправил очки и выдал умозаключение:

    - И правда – вылитая Рей… Только цвета другие…

    "Так… Я вам что, экспонат из кунсткамеры?! Толпа неотесанных хамов!"

    - Так и будете глазеть? Или все-таки поздороваетесь? – Айони выкрутила регулятор прохлады в голосе на максимум.

    Подростки переглянулись. Наконец, девушка с каштановыми волосами, которую вроде бы звали Мана, высказалась от имени всех:

    - Здравствуй Айони. Добро пожаловать в клуб тех, кого достал NERV. Добро пожаловать в "Лавину".

    "Чем дальше в лес, тем толще партизаны… Меня похитила толпа детишек-террористов… Я попала…"

* * *

    Айони сидела за столом и расставляла шахматные фигуры. Нет, она не сбиралась играть сама с собой, старые шахматы служили ей для концентрации. Играть она вообще не любила, так как всегда выигрывала, а это скучно. В данный момент фигуры на доске были актерами в театре абсурда под названием "Жизнь".

    Белая Королева в центре, разумеется, – сама госпожа Айони Скай. Одинокая фигура, противостоящая всему миру. А вокруг – свора черных фигур – разные силы, которые не дают ей спокойно жить.

    Девушка поставила рядом с Белой Королевой фигуру Черного Короля.

    "Новый NERV-Япония… На первый взгляд я нужна ему, как пилот Евы-14… Но есть и второй слой Истины… Только какой?"

    Группа Черных Пешек взяли Белую Королеву в кольцо.

    "Филиалы NERV в других странах… С ними вроде попроще… Я нужна им исключительно в виде трупа… Нет меня – нет Евы-14… Проклятый Лилим со своими проклятыми войнами…"

    На расстоянии одного хода от Белой Королевы встала Черная Ладья.

    "Кучка психованных подростков, называющих себя Лавиной… И их непонятные союзники – "Регуляторы"… По идее, они не желают мне зла… Но могу ли я им доверять?"

    Завершил картину Черный Конь, вставший на край доски. Пока фигура безвредна, но пара ходов, и Белой Королеве придется несладко.

    "Кил Лоренц… Темная лошадка… Икари Синдзи говорил, что он ни на что неспособен… Однако забывать про него нельзя…"

    Айони не отрываясь, смотрела на шахматную доску, на которой одинокая Белая Королева со всех сторон была окружена врагами. Казалось, выхода не было.

    "Весь мир против меня… Почему? За что? Мне не нужна власть над людьми… Я просто хочу спокойно жить… А меня лишили этого права… Меня хотят убить… Меня пытаются использовать… Я так устала… Что же делать?"

    Слишком много врагов. Слишком много тайн. Айони не могла и не хотела сражаться со всем миром.

    "Уютный домик в лесу рядом с озером… Дикая природа, не загаженная людьми… Спокойная безопасная жизнь… Неужели я так многого прошу? Пускай люди сами делят власть над несчастной планетой, а мне это нафиг не надо!"

    Девушка, подумав, передвинула Белую Королеву на пару клеток.. Теперь ей угрожали только Черные Пешки.

    "Компания двинутых подростков и их союзники обещали мне помочь… Новая биография… Деньги на счету… Мне кажется, они не врут… Время покажет… Все равно я пока бессильна…"

    Айони вздохнула и, не торопясь, собрала фигуры и убрала шахматы в ящик стола. После чего улеглась на кровать и посмотрела на свою единственную отраду – обзорный иллюминатор на потолке. Если выключить свет в помещении, то в иллюминаторе открывался чудесный вид на подводный мир. Свет в каюте Айони не включался почти никогда, и девушка могла часами любоваться жизнью океана.

    Там, за толстым стеклом, плавали косяки рыб, а где-то далеко вверху мерцала водная гладь – граница между стихией Воды и Воздуха. Океан успокаивал Айони, прогонял тревоги из ее сердца. Спокойный, неизменный, могучий, непокоренный человеком…

    Девушка расслабилась и включила свой любимый MP3-плеер, который умудрился пережить бегство из Токио-3. Но если раньше из его наушников лилась исключительно спокойная классическая музыка, то теперь музыкальные вкусы Айони сместились в сторону чего-то жесткого и готического. Возможно, испытания наложили отпечаток на ее психику, и теперь слух девушки услаждала Apocalyptica, альбом Cult. Классические струнные инструменты, смешанные с бас-гитарой и синтезатором, позволяли разуму Айони отдохнуть, не теряя бдительности. Постоянная готовность стала ее кредо, так как стоило девушке слегка расслабиться, как судьба тут же подстраивала очередную пакость.

    "Я уже несколько дней в этой душегубке… Сбежала из одной тюрьмы, чтобы попасть в другую… Когда же кончится весь этот бред?"

    Путешествие на роботе закончилось странным местом – подводным комплексом Морфеус-17. Как ей объяснили Синдзи и компания, когда-то это была одна из подводных военных баз Японии, входящих в сеть раннего оповещения и отражения подводных атак. База полностью автономна: воздух циркулировал по замкнотуму циклу очистки, вода закачивалась извне и опреснялась специальными системами, энергия вырабатывалась геотермальной электростанцией.

    Во время Второго Удара, сеть подводных баз была потеряна. Большая их часть погибла сразу, на остальных персонал попрыгал в спасательные капсулы и дал деру. Правительству вскоре стало не до них, и постепенно про подводные базы забыли. Годы спустя непонятные союзники Лавины, предоставили им старые карты расположения баз, и, слегка поискав, подростки смогли найти уцелевший комплекс Морфеус-17.

    Судьба вновь решила приколоться над Айони. Лидер Лавины – Мана Киришима извиняющимся тоном объяснила девушке, что на подготовку новых документов и уничтожения старых следов уйдет какое-то время. А еще надо самую малость переждать, пока не уляжется шум после ее громкого побега. Короче, уважаемая Айони Скай, вот ваша каюта, располагайтесь.

    Каюта оказалась узкой железной каморкой. Ее дизайнеры, похоже, обожали купейные вагоны в поездах дальнего следования. Кровать-полку днем принято было поднимать, а на освободившееся место с дальней стенки, хитрым шарнирным механизмом, опускался письменный стол с врезанным в столешницу древним компьютером. Для хранения личных вещей и одежды предназначалалась ниша на противоположной от кровати стене. Проведя ревизию, Айони нашла пару кило пыли и старые шахматы.

    Иными словами, без обзорного иллюминатора на потолке, девушка давно бы сошла с ума. Конечно, оставался еще компьютер, но положиться на него было нельзя. Работал этот гроб через раз, глючил и постоянно зависал. Доступ в страну Интернетию отсутствовал, зато внимательный осмотр обнаружил неплохую коллекцию старой музыки и фильмов всех существующих жанров.

    На базе наблюдался катастрофический дефицит растений, что еще больше бесило Айони. Старые гидропонные оранжереи давным-давно не функционировали, а заниматься озеленением территории детишки не собирались. Девушка считала ниже своего достоинства просить компанию подростков сплавать за цветочками для своей каюты, поэтому была вынуждена терпеть доминирующую серую гамму в своем интерьере.

    "Гостеприимство" подростков-террористов ограничилось трехразовым питанием. Из одежды у девушки было только то, что она надела в день побега, плюс - зеленый комбинезон с эмблемой на рукаве – расправивший крылья скат, заключенный в круг и надпись "Морфеус-17" под ним. Комбез ей выдала Хикари, с сожалением объяснив, что другой одежды для нее нет: "Но ты не волнуйся, скоро окажешься на свободе… Ла-ла-ла… Бла-бла-бла… Потерпи еще немного". С тех пор комбез пылился в шкафу. Сами подростки тоже не спешили надевать оставшуюся от старого персонала униформу и разгуливали по базе во вполне обычной домашней одежде – футболках да джинсах… Только Синдзи выделялся на общем фоне черным пятном в своей косухе, которую не снимал, наверное, даже в душе.

    "Тоже мне, борцы за Свободу… Неуловимые Мстители фиговы… Скорей бы от вас свалить…"

    Айони была полностью в их власти, но нисколько не сомневалась, что вреда они ей не причинят. Она успела осторожно рассмотреть всю эту странную компанию, кроме умевшего закрываться Синдзи. У каждого из подростков в душе была своя Боль. Каждому пришлось пережить что-то кошмарное, и теперь они жаждали мести. Они бросили вызов всему миру, борьба стала смыслом их жизни. А для таких людей как они, очень много значила Идея. Они верили, что их путь верен и ведет к победе Справедливости. NERV и правительство - их враги, и они ни за что не станут действовать их методами. Поэтому они и пальцем не тронут Айони, пока та будет вести себя прилично. Разумеется, она не собиралась давать им повода для попадания в немилость, хотя порой ей до крайности хотелось высказать все, что она о них думает. Особенно о недоумке Синдзи.

    Этот парень не спускал с нее глаз, словно боялся, что она попытается устроить на базе бойню, типа той разборки с наемниками. Остальные подростки тоже не питали к ней нежных чувств и попросту игнорировали, но из Синдзи получился натуральный злобный тюремщик.

    "Шизофреник… Можно подумать я похожа на идиотку… Ну перебью я вас всех, и что дальше? Самой мне с этой базы не выбраться… Да и документы для меня делаете не вы, а какие-то там Регуляторы… Интересно, а кто это такие?"

    Гордые борцы за свободу, само собой, не спешили раскрывать ей все секреты. Как она поняла, Регуляторы – это какие-то хакеры, борющиеся с NERV. Короче, еще одна толпа психов. Сколько их еще должно встретиться на пути Айони?

    Последний трек в плеере закончился. Гул далеких машин проник через стихшие наушники, грозя навек поселиться в голове в виде мигрени. Девушка задумалась, что делать дальше. Главным ее врагом на подводной базе была ее величество Скука. Среди железных коридоров было абсолютно нечем заняться. Айони не чувствовала близкой опасности – видимо, ей наконец-то досталась небольшая передышка. Но почему… Почему подростки-террористы не могли отгрохать себе базу в тихом лесу?! Как они вообще тут живут?!

    "Так, в иллюминатор сегодня нагляделась достаточно… Есть тоже не хочу, хотя готовит эта Хикари неплохо… Если бы еще не была такой занудой… Пойду прогуляюсь…"

    Странствия среди однообразных отсеков не слишком поднимало ей настроение, но надо было ХОТЬ ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ. А то и до сумасшествия недалеко. Айони нехотя встала с кровати и вытащила из стенной ниши свое любимое длинное темное пальто. На то, чтобы вывести пятно крови и заштопать простреленную ткань вместе с подкладкой ушел весь вчерашний день. Девушка исколола себе все пальцы иголкой, но ни о чем не жалела. Во-первых, результат работы вызвал заслуженную гордость - заметить аккуратный шов можно было только если очень постараться. Во-вторых, рукоделие прогнало скуку.

    Может еще чего-нибудь зашить? Например, рот господину Икари? Эх, мечты, мечты…

* * *

    Компания подростков-террористов под названием "Лавина" обладала несколькими устойчивыми агрегатными состояниями:

    Состояние первое – подростки всей толпой заваливаются в кают-компанию, смотрят телек, слушают музыку, играют в компьютерные игры и культурно общаются. Короче, отдыхают. Еще у Синдзи на базе отыскалась запасная гитара, поэтому по коридорам частенько разносились его любимые рок-баллады.

    Состояние второе – подростки наслаждаются стряпней Хикари. Готовила эта русоволосая девушка, которую Айони про себя окрестила "старостой", действительно, неплохо. Чего-то особенно крепкого подростки не употребляли, хотя, когда Айони только прибыла в Морфеус-17, ребята закатили знатную пирушку на пару дней. Из вежливости они и ей предложили присоединиться, на что девушка ответила вежливым отказом, чему подростки несказанно обрадовались.

    Состояние третье – подростки усиленно тренировались на стрельбище и в импровизированном спортзале. Айони однажды зашла на огонек чисто из интереса. Что сказать, тренировались ребята вполне конкретно: стрельба, рукопашный бой, командное взаимодействие… Подростки любили отдыхать, но и про работу не забывали. Инструктором выступала лично Мана Киришима, которая, как поняла Айони, в свое время успела поработать в Военной контразведке Японии. Талантливая девушка, этим все сказано.

    Вообще, в Лавине наблюдалось четкое разделение обязанностей. Мана Киришима – лидер, тактик и командир экипажа робота. Хикари Хораки – медик, повар и навигатор робота. Айда Кенске – главный самоделкин и механик робота. Тодзи Судзухара и Икари Синдзи – парочка тренированных убийц и операторы оружейных систем робота. Единственное отличие между ними – Тодзи предпочитал тяжелое вооружение, а Синдзи – пистолеты и холодное оружие. Спарринг этих двух чудиков напоминал, по мнению Айони, бой слона с ослом. Звериная мощь и выносливость Тодзи взаимно компенсировались ловкостью и скоростью Синдзи.

    "Кучка психованных подростков, взявших в руки оружие, чтобы отомстить взрослым… С нашей планетой что-то не так".

    Состояние четвертое – подростки прыгали в своего робота и куда-то уплывали. Айони оставалась одна на базе, но ей это было глубоко до лампочки. Из списка раздражителей убиралась необходимость терпеть общество неуравновешенных детишек, возмомнивших себя борцами за свободу.

    Айони сомнамбулой брела по железным, плохо освещенным коридорам Морфеуса-17. Такое ощущение, что при строительстве всех подобных сооружений, архитекторы стремились сделать жизнь в них максимально гнусной и невыносимой. Интересно, сходили ли люди с ума в этих одинаковых железных кишках? При этом, вот вам парадокс: в бредовом лабиринте Геофронта Айони ориентировалась без проблем, здесь же ее врожденное чувство направления устроило забастовку. Не будь на стенах относительно внятных указателей, а в расположении отсеков четкой системы – она бы плутала до конца своих дней. Ржавые таблички и выцвевшие надписи вели девушку по заброшенному комплексу. На некоторых указателях снизу ухмылялся анимешный череп с костями – так подростки обозначали затопленные или разрушенные части Морфеуса-17. Ходить туда горячо не рекомендовалось.

    "Сухой док", – прочла Айони очередную табличку. - "Может пойти на робота поглядеть? Почему бы и нет…"

    Несколько минут тряски и скрежета в единственном работающем лифте, и девушка вошла в "святая святых" отряда Лавина – док, где после тяжелой работы отдыхал боевой робот. Зашла она как раз вовремя: подростки прибывали в своем пятом и главном состоянии - полировали ненаглядную консервную банку.

    Огромное помещение, освещенное рядом прожекторов на потолке, содержало в себе широкий желоб, в котором на подпорках лежало металлическое чудище, похожее на динозавра. Дальний конец желоба оканчивался высоченными воротами – воздушным шлюзом. Весь пол вокруг желоба был завален разнообразными ящиками, станками и механизмами. С потолка свисало причудливое переплетение цепей, кабелей и нескольких лебедок. Работа была в самом разгаре.

    Рядом с входом, через который вошла Айони, обнаружился, расположившийся на нескольких ящиках, явно новый пульт. За пультом колдовала Мана Киришима. Приглядевшись, Айони заметила, что по корпусу большого робота бегали несколько роботов поменьше, смахивающих на паучков: шарообразно тело и множество разнообразных ножек. Время от времени, ремонтные роботы замирали на месте, и принимались обрабатывать корпус электросваркой. Управлялись эти создания с пульта Маны.

    Невдалеке красовался монтажный стол, заваленный инструментами. За ним правил бал Айда Кенске. Парень со скоростью профессионального стоматолога чередовал в своих руках паяльник, плоскогубцы, пинцет, крючок и дозатор для канифоли. Жертвами ремонтных усилий Кенске оказались несколько небольших металлических коробок, объединенных толстыми кабелями. С одной из коробок сняли крышку и изощренно пытали: Капнуть канифолью, прогреть пайку паяльником и осторожно поддеть ножку микросхемы крючком… Включить питание и ткнуть в ножку щупом осциллографа… Что у нас на экране? Бредятина у нас на экране… Кенске тихо ругнулся себе под нос и с головой погрузился в изучение средних размеров скатерти, на поверку оказавшейся электрической схемой. Работа – как волк: отвернешься, шею перегрызет.

    В это время, в десятке метров от них, в стене Дока со скрежетом открылась дверь с надписью "Склад деталей и материалов", и из нее медленно выехала тележка, груженная кусками металла. Двигателями у тележки работали Синдзи и Тодзи. Парни, хрипя и упираясь, подвезли тележку к краю желоба и бессильно привалились к ближайшим ящикам. Мана улыбнулась и нажала несколько кнопок на своем пульте. Ремонтные паучки тут же побросали свою работу и, словно голодные дети, сбежались к тележке. Придирчиво осмотрев сваленый на тележке металолом, роботы потащили понравившиеся куски к своему страшему собрату. Процесс пошел.

    Синдзи и Тодзи тяжело дыша, развалились на полу. Тодзи достал откуда-то бутылку воды, судорожно глотнул и протянул Синдзи. Тот схватил бутылку так, словно не пил неделю.

    - Нам… хэ… нужна моторная тележка… хэ… Задолбало, – Тодзи силился отдышаться.

    - Буль-буль, – вторил ему Синдзи. Бутылка опустела примерно на половину и вернулась к Тодзи.

    Синдзи откашлялся и крикнул:

    - Кенске… объясни мне, почему, если замкнуть ножки у мелкой микросхемки в терминале, во фрейме Magi отрубаются предохранители. И почему при этом у Magi падает защита от взлома. Бред же какой-то…

    Кенске отмахнулся:

    - Неисповедимы пути электронов, – Айда поправил очки и окунулся в дебри электротехники.

    Айони оглядела Ангар. Все на месте, работа кипит… Хотя нет, не хватает Хикари. Время постепенно приближалось к обеду, и староста, наверняка, ворожит на кухне. Девушке надоело просто так стоять.

    - Добрый день! – Айони решила отдать дань вежливости.

    Реакция команды на ее появление всегда была одинакова. Подростки синхронно вздрогнули и повернулись в ее сторону. Повисло молчание. Синдзи слитным движением встал на ноги и бросил на Айони весьма выразительный взгляд.

    "Чего это он? Ах да конечно… Я же стою рядом с его обожаемой Маной… Ладно, не будем нервировать психопатов…"

    Айони отошла в сторону. Синдзи слегка успокоился и вновь уселся на пол, но при этом продолжал за ней внимательно наблюдать. Кенске вернулся к своим схемам и паяльнику. Мана снова поработала гласом народа.

    - Привет Айони. Как дела?

    "Я зависла в подводной душегубке с толпой психованных подростков… Лучше некуда…", – подумала Айони, но вслух естественно произнесла другое:

    - Все хорошо, спасибо, – понять, что она на самом деле чувствует, по ее лицу было нереально.

    Айони посмотрела на металлическое чудовище, лежащее в желобе посреди Ангара. Она давно хотела задать один вопрос…

    - А откуда у вас такой интересный робот? – холодный надменный голос, Айони не собиралась раскрывать свою душу перед этими чудиками.

    В голосе Маны появилась ощутимая гордость.

    - Это не просто робот Айони. Это – прототип "Эскалибур", автономная боевая робототехническая единица, созданная в рамках проекта Iron Maiden. Уникальная техника, предназначенная для партизанской войны в условиях глобального ядерного конфликта.

    "Мда… Сколько терминов, а никакого смысла… Ну и не надо…", – Айони размышляла, чтобы еще спросить… Ответом послужил голос Хикари по внутренней сети оповещения комплекса.

    - Ребята! Кушать подано!

    Телепортация все еще оставалась мечтой фантастов, но Айони только, что стала ее свидетелем. Мгновение назад, подростки усиленно сдували пылинки с Эскалибура, и вдруг их как ветром сдуло. Только издалека донесся быстро затихающий топот ног.

    Айони прислушалась к себе. Есть по-прежнему не хотелось, шляться по базе надоело… Пойдем обратно в каюту, любоваться на рыбок.

    Скучный день продолжался.

* * *

    Кристофер Уоллес не любил морги. Холодный белый свет, холодный белый кафель и ряд железных ящиков, содержащих холодные останки того, что когда-то было людьми. Но работа обязывала…

    - Разрешите войти, Кири-сэнсэй? – майор Уоллес вежливо поклонился худощавой пожилой женщине в белом халате – одному из лучших в Японии специалистов в области судебной медицины. За весьма немаленькие деньги ее удалось пригласить в NERV из Центрального полицейского управления Токио-2 специально ради этого расследования.

    - О, конечно… заходите Кристофер-сан, – она поклонилась в ответ.

    Кристофер глубоко вздохнул и прошел в зал. Все, как и в любом морге мира. На медицинском столике блестели инструменты, разложенные в безукоризненом порядке. Рядом, на столе для вскрытия, под белой постыней со следами крови угадывались контуры человеческого тела. Вдоль стены на стеллаже дожидались своей очереди еще пять трупов под простынями – те, кого нашли в промзоне. Отдельно лежали четыре черных мешка – останки, найденные на побережье. Уоллес осторожно, на цыпочках подошел к столу для вскрытия.

    – Хм… Удалось что-нибудь узнать? – бедолага майор боролся с искушением унести ноги подальше от трупа. Разумеется, он не был зеленым юнцом, и ему не раз приходилось убивать за время службы, но морги… Он их просто не любил.

    - К сожалению, немного, Кристофер-сан, – Кири-сэнсэй стянула простыню с трупа. Кристофер едва подавил тошноту. Трупом оказался молодой мужчина с застывшим выражением животного ужаса на лице. Грудную клетку пересекал аккуратно зашитый разрез.

    - Молодой мужчина, японец, лет 28-30 на вид. Физически крепок, без отклонений. На теле обнаружены ссадины и гематомы, характерные для падения с небольшой высоты. Причиной смерти является перелом основания черепа. Результаты вскрытия… - Кири-сэнсэй достала медицинский бланк и продолжила зачитывать монотонным голосом. – Перед смертью мужчина отличался отменным здоровьем. Обнаружились старые следы операции по удалению аппендицита. Легкие содержат следы сигаретного дыма. Также обнаружено несколько старых следов от пулевых ранений.

    Она взяла другой бланк. Кристофера начала бить мелкая дрожь, холод постепенно проникал сквозь форменный мундир.

    - Анализ крови не выявил наличия алкогольных и наркотических веществ, то есть перед смертью мужчина был во вменяемом состоянии. Однако в крови погибшего значительно повышен уровень адреналина и других гормонов, что указывает на сильнейшее нервное и физическое перевозбуждение, испытанное погибшим перед смертью. Характерная судорога лицевых мышц и расширенные зрачки сведетельствуют о том, что причиной перевозбуждения был страх.

    - Вы хотите сказать, что мужчину что-то напугало, и он сам выбросился из окна? – Кристоферу дико хотелось как можно быстрее со всем этим разобраться и удалиться.

    – Возможно, – кивнула Кири-сенсей. – Или же погибшего кто-то толкнул. Уверена, вы сможете докопаться до истины.

    - Большое спасибо, Кири-сэнсэй, позвоните, пожалуйста, если узнаете что-нибудь еще, – Уоллес начал пробираться к выходу.

    - Разумеется… До свидания, Кристофер-сан, – она посмотрела на ряд трупов вдоль стены. Работы был непочатый край. И куда запропастились дилетанты-ассистенты, переданные ей в помощь медсанчастью NERV? На живых никогда нельзя положится.


    Кристофер Уоллес, наконец, выскочил из морга. После мертвецкого холода белого кафеля, коридоры базы NERV-Япония показались ему тропиками. Захотелось подышать свежим воздухом. Полчаса марша по коридорам, лифтам и эскалаторам – и Кристофер вышел во внутреннее пространство Геофронта. За спиной возвышалась пирамида с эмблемой Нового NERV, вокруг тянулись к куполу красавцы ели и сосны. Рабочий день был в самом разгаре, поэтому несколько лавочек на поляне посреди парка пустовали.

    Уоллес доковылял до одной из них и присел. Он адски устал. Кристофер уже забыл, когда он в последний раз нормально выспался. Мешки под покрасневшими глазами стали неотъемлемой частью его внешности. Жизнь совершила лихой поворот и прочно вошла в черную полосу. И конца неприятностям на горизонте не наблюдалось.

    Кристофер достал казенный смартфон. Может быть, хоть здесь он услышит хорошие новости?

    - Привет, Кэт, удалось что-нибудь выяснить?

    - Привет, Крис, – из трубки донесся сонный и уставший голос Екатерины Орловой. Ей тоже приходилось нелегко. – Зацепок почти нет.

    "Черт! " – про себя выругался Кристофер. Екатерина продолжала рассказывать.

    - Я допросила тех полицейских, Бунтаро и его напарника, которые первыми прибыли к месту боя. Видел бы ты, как они радовались, что свалили расследование на нас. Ленивые пожиратели пончиков… Короче, когда эти два лентяя прибыли на место, все уже закончилось. Они не видели, кто там так порезвился.

    - А что насчет личностей? – Кристофер схватился за соломинку.

    - Мы пробили отпечатки по базам данных. Обычные наемники, выполняющие любую работу, только успевай платить. Выйти на заказчика нереально. Оружие куплено нелегально и сейчас проходит дактилоскопический анализ. Результаты будут позже.

    Соломинка сломалась.

    - Есть что-нибудь новое насчет Айони и Синдзи? – Кристофер задал вопрос без ответа номер один.

    - Полный мрак, Крис. Служба безопасности клянется и божится, что никто периметр базы не нарушал. Охранные системы ничего не засекли. И еще, эксперты не нашли никаких следов борьбы в квартирах Айони и Синдзи, похоже они ушли по своей воле. Ты хоть что-нибудь понимаешь?

    - Нет, Кэт… Дело дрянь, – Кристоферу захотелось стукнуть смартфон об дерево.

    - Это точно… Удачи, Крис, – в трубке раздались гудки.

    В данный момент Кристоферу были нужны три вещи: Удача, Крепкий Сон и Чудо. Дело приняло настолько крутой оборот, что дальше просто некуда. Сказать, что Токио-3 стоял на ушах, значит не сказать ничего. Два пилота ПРОПАЛИ!!! Икари Синдзи, который хоть и отказывался пилотировать, но имел неплохой потенциал. Айони Скай, надежда NERV-Япония, лучший и единственный пилот Евы-14 АСМ. Эти двое исчезли бесследно. Все, что осталось у NERV-Япония – это Второе Дитя Сорью Аска Ленгли-Цеппелин, что было слабым утешением.

    Аска стремительно сваливалась в депрессию. Прежде такая веселая и общительная, она все чаще запиралась в своей квартире и отказывалась общаться с окружающими. На коэффициенте синхронизации это сказывалось не лучшим образом. Проще говоря, боеспособность NERV-Япония упала до нуля.

    В ночь исчезновения пилотов в Токио-3 творилось какая-то чертовщина. Отряд наемников проник в город и устроил засаду непонятно на кого, а в результате сам был полностью уничтожен совершенно неизвестным способом. Точнее, двое умерли вполне обычной смертью: от ножа и от пули. На данный момент это была единственная зацепка.

    А еще бойня на побережье. Экспертам NERV удалось установить, что наемников обработали разрывными снарядами из 100-миллеметровой автоматической пушки. Похоже, около берега плавало какое-то судно. Но стоило экспертам начать копать, как в штаб NERV примчалась чертова уйма чинов из Военного Министерства Японии. Они взяли расследование под свой контроль, а их вежливо и деликатно послали на… Короче, велели не совать свой нос в чужие дела. Дело попахивало военной тайной.

    Что происходит? Как все это связано с исчезновением пилотов? А еще старые загадки: саботаж Magi, снайпер, конвой… Кристофер чувствовал, что его мозги начинаю закипать. Он был готов отдать что угодно за длительный отпуск и здоровый сон.

    Уоллес посмотрел на часы: 14:39. Через пару часов ему предстоит отчитываться лично перед командующим Ёси Торанага. Господин Торанага находился в Токио-2 по каким-то своим важным делам, но чтобы устроить майору убойный разнос достаточно и видеосвязи.

    Кристофер со страдальческим кряхтением поднялся с лавки и поплелся обратно в штаб. Его ждала бюрократия.

* * *

    - Я открыл утреннюю газету и то, что там написано меня очень огорчило, майор.

    - Да, господин Торанага.

    Майор тактики NERV Кристофер Уоллес стоял по стойке смирно перед большим экраном, с которого смотрел властный пожилой японец. Длинные седые волосы зачесаны назад, а среди морщин сверкали цепкие и живые бледно-карие глаза. Конференц-зал был свидетелем начальственного разноса.

    - "Бойня в Токио-3" - заголовок на первой странице. Как это понимать, майор? – старческий, но далеко не немощный голос. Господин Торанага привык отдавать приказы.

    - Простите, господин Торанага, но нападение произошло слишком неожиданно. Мы не успели…

    - Усердие - не оправдание, майор, – взгляд командующего медленно раскатывал Кристофера по полу. – Утечки информации недопустимы. Вам понятно?

    - Да, господин Торанага.

    Разнос набирал обороты. Кристофер чувствовал себя нашкодившим подростком.

    - К другим вопросам… Это правда, что у вас из-под носа увели двух лучших пилотов?

    - Да, господин Торанага.

    В конференц-зале разом стало жарко, как в аду.

    - Как это возможно?! Это позор! Ваш позор! Вы хоть понимаете, чем нам это грозит?

    - Я понимаю…

    - Нет майор, ВЫ НЕ ПОНИМАЕТЕ! Война на пороге, а мы практически беззащитны! Если вам дороги ваша честь и доброе имя, НАЙДИТЕ И ВЕРНИТЕ Айони Скай! Разговор окончен!

    - Да, господин Торанага, – Кристофер поклонился и почти бегом выскочил из конференц-зала. Ощущения были, словно после прыжка без парашюта.

    Как только Уоллес вышел за дверь, в конференц-зал просеменил ощутимо дрожащий профессор Касиги Ябу. Ему разнос только предстоял.

    "Это какой-то кошмар…", – причитал про себя Кристофер, бредя в сторону своего кабинета. Встречавшийся на пути персонал сочувственно похлопывал его по спине и отпускал ободряющие реплики, но лучше от этого не становилось, - "Ладно, хуже уже точно не будет…"

    Он ошибался.

* * *

    Аска лежала на кровати, уткнувшись в подушку. Слезы давно высохли, уступив место полной опустошенности. Сейчас у девушки не хватило бы сил даже на простое ругательство.

    Дверь в ее квартиру была запечатана на все замки, а предупредительная табличка на четырех мировых языках обещала немедленную смерть всякому, кто осмелится войти без разрешения. Депрессия диктовала свою волю, и Сорью не желала видеть никого на этой планете. Она не хотела общаться, не хотела двигаться, не хотела ничего делать. Уже во второй раз в жизни Аска начинала терять смысл жизни.

    "Я бесполезна… Я никому не нужна… Пустое место… Коэффициент синхронизации почти нулевой… Я все время проигрываю… Кому нужен пилот, не способный победить даже самого жалкого Ангела?"

    Но это самобичевание Аски мало походило на темное безумие, подобное истерике в развалинах Геоубежища. Слова Синдзи… Мольба в его голосе, когда он уговаривал ее бросить NERV и Еву… Тот, кого она так ненавидела, пытался ей помочь, пытался облегчить ее страдания…

    И, сама того не желая, Аска прислушалась к его словам. Она отказывалась это признавать, но в словах Синдзи был смысл.


    "Жизнь там, Аска! Не здесь! Здесь ты найдешь только боль и безумие! Я... Мои друзья... Мы поможем Тебе! Пожалуйста...", – звучали в ее голове слова Ублюдка Синдзи. Аска гнала их прочь, но постепенно здравый смысл брал верх. Девушка впервые пыталась переосмыслить свою жизнь.


    "Я тренировалась с пяти лет… Вся моя жизнь прошла в NERV… У меня никогда не было детства… Мама погибла из-за NERV-а… Неужели, все это зря?!"

    Мысль, что большая часть ее жизни потрачена впустую, была не просто невыносима. Она причиняла адскую, мучительную боль. Но Аска нашла в себе силы не останавливаться.

    "Я так хотела быть лучшим пилотом, но… Всего один Ангел на счету… И я тогда едва не погибла… Ублюдок Синдзи вытащил меня из вулкана… Он спас меня… Непобедимый Ублюдок Синдзи… Я столько тренировалась, а все победы достались этому жалкому извращенцу… Ненавижу его!"

    Подушка испытала на себе мастерство рукопашного боя Аски. Удар, еще удар… Перья разлетелись по всей спальне… В конце концов, подушка метеором врезалась в стенку и сорвала плакат группы Nightwish. Пара постеров с популярными рок-группами, да картина с пасторальным немецким пейзажем в гостиной – вот и все, что украшало квартиру Аски, помимо казенной мебели. Пережитые потрясения стерли прежнюю манию девушки к вещам.

    После расправы над подушкой Аска слегка успокоилась. Она перевернулась на спину и уставилась в потолок, словно пытаясь прочитать на нем ответ на все вопросы.

    "А может… Может быть…", – мысль рождалась с дикими муками. - "А что если… Пилотирование это просто не мое… Не мое призвание…"

    Собственные мысли ужаснули Аску. Она всегда считала себя особенной. Считала, что пилотировать Еву и защищать человечество – ее Судьба и единственная цель в жизни. А теперь она засомневалась.

    "Я старалась… Сражалась не щадя себя… Но вместо побед, я получала одни страдания… Год в психушке… А человечество…"

    Аска не особо интересовалась событиями, приведшими к падению Старого NERV, но основные факты знала. NERV – инструмент в руках религиозных маньяков, толкающих человечество в пропасть. И она в этом участвовала… Да, на место Старого пришел Новый NERV, но зерна сомнений уже пустили корни в ее душе.

    "Зачем мне все это? Ангелы… Про них уже два года не слышно… Но даже если они вернутся… Почему Я должна рисковать своей жизнью?! Я не хочу умирать… Пускай эта Шлюха Айони рвет свои мозги в Евах! С Куклой Рей на пару… А я… Я не хочу больше пилотировать! Не буду и ВСЕ!"

    Аска вскочила с кровати и начала наматывать круги по спальне. Она пыталась принять решение.

    "Бросить пилотирование… Бросить Еву… Забыть этот кошмар… Начать новую жизнь… Но… Я не знаю как… В моей жизни была только Ева… Только сражения… Я ничего больше не умею и не знаю… И всегда одна… Совсем одна… Никого рядом…. "

    Девушка бессильно прислонилась к стенке. Глаза вновь наполись слезами, а сердце болью. Но Аска титаническим усилием воли заставила себя успокоиться. Никакой тоски! Хватит! Только не сейчас, когда она готова изменить всю свою жизнь!

    "Даже Ублюдок Синдзи смог измениться… А я чем хуже?! " – она решилась.

    - Я смогу! Я сильная! Я справлюсь! Мне не нужна Ева!! Я буду счастлива!!! – Аска орала во весь голос, нисколько не заботясь, что ее могут услышать. Яростная решимость диким пламенем наполняла каждую частичку ее Души. Сейчас она была способна пройти сквозь роту солдат NERV, окажись они на ее пути.

    Аска расправила плечи и вздохнула полной грудью. Горящими глазами, она оглядела спальню.

    "Все! Я уезжаю! Прощай Геофронт! В жизни есть много классных вещей, кроме Ев… Снова поступлю в институт, а то уже все забыла… Найду работу…", – девушка покрутилась перед висящим на стене зеркалом. Домашняя маечка и короткие шортики подчеркивали прелести ее фигуры, - "Выберу себе крутого парня… Баскетболиста… Нет, лучше чемпиона по карате… Мне надо поддерживать форму…"

    Аска встряхнулась и быстрым шагом направилась к выходу.

    "Но вначале мне надо объясниться с Кристофером…"

* * *

    Второе Дитя, как ураган неслась по коридорам штаб-квартиры NERV. Уступать кому-либо дорогу, она не собиралась, и персонал едва успевал отпрыгивать с ее пути. Один очкарик-программист замешкался, за что был награжден нежным впечатыванием в стенку. Аска приняла решение и была намерена его осуществить. И пускай хоть, кто-нибудь попробует ей помешать!

    Аска подошла к дверям с табличкой "Майор Кристофер Уоллес. Начальник Тактического Отдела", и уже собиралась вышибить дверь ногой, но вовремя одумалась. Девушка глубоко вздохнула, вежливо постучала, и, не дожидаясь ответа, вошла. Кристофер, сидящий за столом в окружении высоченной груды макулатуры, подскочил на стуле от неожиданности. Аска промаршировала на середину кабинета и по-военному доложилась:

    - Майор Уоллес, разрешите войти!

    У Кристофера отвисла челюсть. Такой Аски он еще не видел. Девушка вытянулась по стойке смирно, что неплохо смотрелось в ее простенькой домашней майке и шортиках. Лицо было предельно серьезным, а в глазах горела ТАКАЯ РЕШИМОСТЬ, что ему стало не по себе. Кое-как с десятой попытки, ему удалось вспомнить разговорную речь.

    - Да… Аска… Что случилось?

    - Майор Уоллес, я хочу подать в отставку! – четко отрапортовала Аска.

    Кристофер начал медленно сползать на пол. Жизнь наносила ему удар за ударом.

    - Но… Но… Почему? Аска… Ты – единственный пилот Евы-02…

    Личико рыжей перекосила гримаса бешенства, а от взгляда, которым она одарила Уоллеса, казалось, можно было зажечь сигарету.

    - Я ведь все равно для вас – мертвый груз! Как пилот – я ноль без палочки! Так?!

    - Нет, Аска, послушай… - Кристофер пытался противостоять извержению вулкана.

    - Я не могу порвать даже самого дохлого Ангела! Опять будете использовать меня, как приманку?! Да?!

    - Аска, ты просто…

    - Scheisse!!! – Аска пинком отправила стул для посетителей на встречу со стенкой, – Меня все это достало!!! Пошли вы все!!! Ненавижу!!!

    "Господи… Да пропади оно все пропадом!" – Кристофер был на грани нервного срыва.

    - Хорошо Аска… Не хочешь пилотировать, не надо. Я уважаю твои решения… - смертельно уставшим голосом проговорил Уоллес. – Только тебе все равно придется пару недель прожить в Геофронте. Сама понимаешь, Синдзи и Айони пропали…

    Аска вспомнила ночную встречу с Синдзи на развалинах Геоубежища.

    - Все-таки сбежал… - прошептала девушка.

    Кристофер услышал.

    - Подожди Аска, тебе что-то известно?

    - Нет, нет, ничего… Кристофер-сан, – вспышка бешенства у Аски постепенно проходила – Я свободна?

    - Да, конечно, – Кристофер недоверчиво посмотрел на девушку. – Может передумаешь?

    - Простите, Кристофер-сан… Я просто… Я так больше не могу…

    - Я понимаю… Тебе тяжело пришлось… Ты заслужила отдых… - Уоллес вздохнул. – Удачи, Аска. Пускай все у тебя будет хорошо.

    - Спасибо, Кристофер-сан, – Аска медленно развернулась и вышла из кабинета.

    После ее ухода Кристофер долго не мог прийти в себя. Бумажная работа была послана ко всем чертям, и майор просто сидел за столом и рассматривал вещи, всегда поднимавшие ему настроение.

    Стену стандартного рабочего кабинета украшал цветной плакат, изображающий крылатого человека, летящего среди залитых солнечным светом облаков. Еще на плакате был любимый лозунг Кристофера: "Надежда – первый шаг к Счастью"

    Рядом с плакатом, на стене висело групповое фото курсантов академии ЦРУ, в том числе и самого Кристофера Уоллеса.

    А на письменном столе, неподалеку от компьютера, стояла фотография в рамке. На ней был запечатлен Кристофер в возрасте 17 лет, гордо демонстрирующий здоровенную щуку. Рядом стоял улыбающийся отец.

    "Надо позвонить родителям… Как же мне нужен отпуск…"

    Уоллес перевел взгляд на груду бумажек, заваливших стол, и едва сдержал порыв устроить на полу костер. Даже любимые вещи не могли сегодня поднять ему настроение.

    "Аска бросила пилотирование… И я не могу ее ни в чем обвинять… Торанага сварит меня в масле… Ну и хрен с ним… Зато хоть у Аски жизнь наладится… Спать хочу…"

    Мерзкий звонок смартфона не дал ему заснуть.

    - Алло, Крис? – из трубки донесся голос Екатерины Орловой. – У тебя валокордин под рукой?

    - Что случилось, Кэт? – обреченно спросил Кристофер. "Господи! Ну что еще?!"

    - Мы получили результаты дактилоскопического анализа оружия наемников… На одном из пистолетов-пулеметов нашлись отпечатки… - Катерина выдержала эффектную паузу, – Икари Синдзи! Наш пивной недоумок оказался полон сюрпризов.

    "Чего?! Что за бред?!" – перед глазами Уоллеса заплясали огоньки. Он оказывался в это верить.

    - Информация точна?

    - Абсолютно, Крис, – судя по голосу, Катерина сама с трудом верила в происходящее.

    "Отпечатки Синдзи… Возможно…", – Кристофер припомнил, что Синдзи постоянно носил байкерские перчатки с открытыми пальцами. История окончательно превратилась в дурдом.

    - Так значит наемники устроили засаду именно на Синдзи… Но что же их все-таки убило? – мозги Кристофера опасно заскрипели.

    - Помнишь профессора Ябу и Айони Скай? – задумчиво спросила Катерина

    - Айони?! Ты думаешь это она?!

    - Я запуталась и не черта не понимаю, Крис. К тому же, я дико устала и хочу спать. До завтра, Крис, – в трубке раздались гудки.

    "Что происходит?! Что за чертовщина тут творится?! " – у Кристофера кружилась голова. - "И куда ты пропала, Айони?!"

    Он плюнул на все и отправился спать.

* * *

    В этот очередной серый и скучный день, Айони Скай решила заняться весьма нетипичным для себя делом. Девушка захотела просмотреть мировые новости. Обычно, такие грязные и глупые вещи, как политика ее абсолютно не волновали. Айони вообще было глубоко до лампочки все, что ее непосредственно не касалось. Войны, выборы, борьба людей за власть… Все это вызывало у девушки лишь омерзение.

    Но ситуация изменилась. Политика сама пришла к ней домой и сломала ей жизнь. Квартира в пригороде, институт, простые человеческие удовольствия и мечты – в прошлом. Она не хотела такой судьбы, ей не нужна власть над людьми. Айони просто хотела спокойно жить. Но раз беда уже на пороге, девушка была готова драться за свою свободу. А для этого ей была нужна информация.

    На подводной базе Морфеус-17 существовало два места, где можно посмотреть телевизор. Первым местом была кают-компания, в данный момент оккупированная компанией подростков-террористов. Из-за дверей доносился гитарный перебор в исполнении Икари Синдзи и радостные вопли Тодзи и Кенске, рубящихся в любимую компьютерную игру. Айони не горела желанием к ним присоединиться. Поэтому она пошла во второе.

    Обшарпанное и забитое пылью помещение когда-то было комнатой для брифингов. Но сейчас от прежней обстановки остался только встроенный в стену экран для демонстраций. Как поняла Айони, подростки вначале хотели использовать именно эту комнату для своих сборищ, но передумали и переехали в кают-компанию. А подключенный к антенне экран остался.

    Айони осторожно вошла в комнату, стараясь не поднимать пыль. Заранее припасенной тряпкой девушка протерла экран и включила питание. Изображение сначала дергалось и сбивалось, но, в конце концов, устаканилось. Просмотр начался.

    "Хорошо, что я не завтракала… А то еще вырвет…", – Айони положила на стоящий посреди комнаты длинный стол кусок бумаги и уселась поудобнее.


    - … специальный корреспондент с последними новостями из города Осака, где уже почти пять месяцев не утихает война банд. Акции гражданского неповиновения, спровоцированные экономическим кризисом и банкротством основных городских предприятий, все больше принимают характер открытой войны. Разрозненные бандформирования выдвигают самые разные требования и сражаются не только с властями, но и друг с другом. На прошлой неделе Министерство Внутренних Дел официально признало свою неспособность взять ситуацию под контроль, после чего кабинет министров принял решение ввести в зону кризиса войска JSSDF. Но надежда на быстрое прекращение огня почти исчезла, так как группы мятежников оказались хорошо вооружены. Источники снабжения мятежников пока остаются тайной.

    Совет директоров Японской Военно-Промышленной Корпорации полностью отверг все слухи о том, что корпорация тайно поставляет оружие мятежникам, чтобы вынудить правительство увеличить заказы на вооружение.

    Также совет директоров ЯВПК с гордостью сообщает о заключении крупного контракта с JSSDF на поставки новейших образцов броне-амуниции и спецтехники для городских боев. Вчера произошло первое боевое испытание нового оружия…


    Айони не стала досматривать, как облаченные в глухие бронескафандры солдаты, при поддержке нескольких странных роботов на длинных тонких ногах, пытались выкурить засевших в развалинах мятежников. Она еще в институте краем уха слышала про эти события, но не придала им значения. Тогда такие вещи казались ей далекими и нереальными.

    Девушка переключила программу.


    - … правительство Российской Федерации, следующее после США, официально объявило о выходе из Женевской Конвенции 2008 года. В качестве причины была названа необходимость защищать страну от непрекращающихся территориальных нападок со стороны соседних государств. Особое беспокойство вызывает затяжной пограничный конфликт с КНР, также обладающей оружием массового поражения. В связи с этим Совет Безопасности ООН выразил…

    Внимание! Только, что поступило сообщение о нанесении массированного удара N2-бомбами по территории Грузии, в ответ на очередную попытку ее войск пересечь границу Абхазии! Количество погибших мирных жителей не поддается исчислению…


    Айони с замершим сердцем смотрела на фотографии со спутников. Выжженная земля, превращенная в пустыню… Почерневший камень на котором уже никогда ничего не вырастет… Жизнь погибла… По вине человека…

    Девушка не могла на это смотреть и вырубила экран.

    "Лилим… Бешенные, кровожадные чудовища… Вы только и можете, что убивать друг-друга… Наживаетесь на страданиях друг-друга… Губите свой родной мир… Не хочу иметь с вами ничего общего! Вы создали мое тело… Для чего? В качестве оружия?! Этому не бывать! Я никогда не позволю себя использовать! Я не кукла! Я не вещь! Моя душа свободна! Грызите себе глотки сколько влезет – мне плевать! Войны отвратительны!"

    Все, что сейчас хотелось Айони, – это оказаться, как можно дальше от всего этого кошмара. Вдали от войн, от грязных игр и борьбы людей за власть. Спокойная, тихая жизнь в окружении природы. Что еще надо для счастья?

    "С меня хватит! Если эти недоумки сегодня не выдадут мне обещанные документы и деньги, я сама свалю из этой подводной душегубки! И пускай только попробуют мне помешать! Церемониться не буду…"

    Яростные мысли были прерваны голосом Маны Киришимы по внутренней сети оповещения Морфеуса-17:

    - Айони! Пожалуйста, зайди в кают-компанию. У нас для тебя сюрприз.

    "Так… Что еще за сюрприз? Ладно, я приду… Но если опять лапшу мне будете на уши вешать, то я…"

    Пара минут пути по едва освященным коридорам – и Айони на месте. Эта комната разительно отличалась от всей остальной базы. Компания подростков-террористов проводила здесь свободное время и не пожалела сил и денег на обстановку. Девушку приветливо встретил широченный телевизор с плоским экраном, аудиосистемой и игровой консолью последнего поколения. Серый металл стен приукрашивали несколько картин с пейзажами и плакатов с героями игр и аниме. С легким уколом зависти Айони посмотрела на комнатную пальму в напольной кадке.

    Отдельного внимания заслуживало настенное граффити, изображающее эмблему отряда Лавина: Пылающий красным огнем кулак, метеором падающий на цепь, разбивая ее на обломки. Снизу красовался пафосный девиз: "Месть и Свобода!" Художником значилась Мана Киришима.

    - Привет, Айони! Заходи… - голос Маны отвлек внимание девушки от созерцания интерьера.

    Компания была в сборе и как-то странно на нее смотрела. Айони стало слегка не по себе.

    "Вы что задумали, полудурки?! Живой не дамся…"

    Мана продолжила говорить от имени всей команды.

    - Айони, наши союзники – "Регуляторы" – захотели с тобой поговорить. Их стоит выслушать. Присаживайся… - Мана гостеприимно указала на диван. Сидящие на нем Синдзи и Хикари синхронно повскакивали на ноги.

    "Вот и отлично. Меньше народу, больше кислороду", – Айони с фирменным абсолютно непроницаемым выражением лица изящно села на освободившееся место. - "Хм… Поговорить с "Регуляторами"… Надо быть начеку…"

    Когда девушка устроилась, рассевшиеся на полу Тодзи и Кенске отложили геймпады, и шатен-очкарик нажал несколько кнопок на пульте. Сеанс связи начался. Но вместо лица, Айони увидела лишь зеленый фон, на котором был нарисован странный знак - человеческая ладонь с открытым глазом посредине. Из динамиков раздался механический, явно обработанный на компьютере, женский голос.

    - Здравствуй, Айони Скай. Мы рады с тобой познакомиться, и надеемся, что не доставили лишних хлопот.

    "Конспирация, секреты… Надоело… Ненавижу тайны".

    - С кем имею честь беседовать? – ледяным голосом спросила Айони.

    - Тебе ничего не скажут наши имена, Айони. Но знай, что мы твои друзья. Мы хотим тебе помочь.

    - А зачем вам это? – девушка не собиралась верить на слово.

    - Безумие, выпущенное на свободу лидерами NERV, должно быть остановлено. Тебя же хотят использовать, как инструмент в борьбе за власть. Мы хотим это прекратить.

    "Еще одна компашка меценатов…И все держат меня за дурочку… Как бы не так!"

    - Но меня же можно просто убить. Почему вы со мной возитесь?

    Голос из экрана на мгновение умолк, вопрос, похоже, сбил его с толку.

    - Айони… Мы не хотим тебя убивать. Ты ни в чем не виновата.

    "Ну ладно, посмотрим…", – Айони не могла ничего понять по безжизненному компьютерному голосу. Правду он говорит или ложь, покажет время.

    - У нас для тебя хорошие новости, Айони. Нам удалось стереть твои следы из баз данных Японии, и создать твою новую биографию. Тебе придется начать жизнь с чистого листа, но сумма на счету послужит хорошей платой за беспокойство.

    Лицо Айони ни единым мускулом не выдало ее чувств. Все мысли девушки были надежно спрятаны за холодной маской надменности.

    "Начать жизнь заново… Ну и нормально… Все равно я не смогла бы жить, как раньше… Да и не хочу…"

    - Большое спасибо. Когда я смогу уехать? – в голосе Айони не было ни радости, ни беспокойства.

    - Уже скоро, Айони. Нам и отряду Лавина предстоит одно очень деликатное дельце. Подожди еще немного.

    Девушка решила отложить бунт. Сбежать-то она сбежит, но останется без денег.

    - Хорошо, я подожду. Разрешите задать пару вопросов? – вместо свободы Айони захотела получить информацию.

    Голос из динамиков подумал пару секунд и согласился.

    - Конечно, Айони, спрашивай. Разумеется, на все вопросы мы ответить не сможем.

    "Кто бы сомневался… Ладно, поехали…"

    - Для чего была создана Аянами Рей?

    Набившиеся в комнату подростки среагировали на вопрос по-разному. Мана лишь пожала плечами. Тодзи, Кенске и Хикари переглянулись. Синдзи же, как обычно отличился. Руки сжались в кулаки, а взгляд его странных глаз выражал крайнюю степень раздражения.

    "Ой, блин… Опять психа задела… А с синеволосой-то его что связывает? Этот недоумок готов весь мир сжечь за то, что ему дорого… Может потому, что таких вещей у него очень мало? Надо держаться от него подальше…"

    - Аянами Рей… - неизвестный голос снова сбился. – Синдзи ведь показывал тебе досье? Нам пришлось очень постараться, чтобы перебросить его в NERV…

    - Да, но там только физиология, – ответила Айони, стараясь не выпускать Синдзи из виду. Вдруг набросится…

    - Ну… В том досье были только факты… Насчет остального у нас лишь домыслы. Мы предполагаем, что Аянами Рей была создана, как сосуд для хранения одной Души. Подробности нам неизвестны.

    "Интересно… Чьей Души? И для чего? Долбанные тайны… А что насчет меня?"

    - А для чего было создано МОЕ ТЕЛО? – от голоса Айони, у собравшихся пробежал холодок по спине.

    На этот раз голос молчал долго. В комнате тоже повисла гробовая тишина. Наконец, динамики снова ожили.

    - Мы не знаем, Айони. Твое появление для нас – загадка. Нам ничего неизвестно об эксперименте, результатом которого стала ТЫ. И мы не понимаем, почему тебе позволили вырасти среди людей. Извини...

    Айони никак не показала свою реакцию на эти слова.

    "Не Я стала результатом эксперимента, а МОЕ ТЕЛО… Очень большая разница… Моя Душа свободна… Аянами Рей… Стоп!!!" – разум девушки неожиданно построил интересную логическую цепочку: Айони Скай, Аянами Рей, Икари Юи… ИКАРИ. Не может быть…

    - Подождите… В вашем досье сказано, что мое тело генетически близко к Аянами Рей, – Айони старалась озвучить бредовую мысль, - а Аянами Рей была клоном Икари Юи… И…

    - Можешь не волноваться… Мамой я тебя называть не буду, – в отвращении скривившись, подал голос Икари Синдзи. – На сестру тоже не рассчитывай.

    "Нет! Нет! Неееет! Я не хочу быть родственником этого психованного, кровожадного недоумка! Что за жизнь то такая! Блин…"

    Айони бросила на Синдзи взгляд полный арктического мороза и презрения. Остальные подростки в это время в недоумении на них таращились. Мана подошла к Синдзи и положила руку ему на плечо. Парень мигом успокоился.

    - Забудь, Айони… Это не моя и не твоя вина. Это все мой придурошный папаша и его эксперименты.

    "Папаша? Что это за семейка недоумков? Брр… Ладно, мое тело может и несет частицу их крови, но Душа уж точно не имеет к ним никакого отношения… Это главное… Семейка недоумков Икари… Бывает же такое…"

    Голос из динамиков воспользовался моментом и откланялся.

    - До свидания, Айони. Еще раз просим прощения за созданные проблемы.

    "А… блин, ну как всегда…", – у Айони было еще полно вопросов, но время упущено. Ну, ничего, можно еще потрясти компанию детишек-террористов.

    - А эти ваши союзники, Регуляторы, знают, что вам всем по 16 лет? – спросила Айони. Подростки переглянулись. Как и все остальные, этот вопрос девушки вгонял людей в ступор.

    - Да, они знают. Но мы полностью независимый отряд, а с ними лишь сотрудничаем. Делаем одно дело, – как обычно, за всех ответила Мана.

    - Но вы несколько молоды для террористов…

    - Это не мешает нам быть крутыми! – рявкнул Тодзи. – Мы закатили NERV-у классное шоу год назад, и теперь нас воспринимают всерьез!

    Остальные подростки бросили на него недовольные взгляды. Судзухара слишком любил болтать.

    - Тогда утонуло слишком много людей… - еле слышно прошептала Хикари.

    "Борцы за добро и справедливость, а у самих руки по локоть в крови… Скорей бы выбраться из этой душегубки… Не знаю, сколько я еще выдержу…"

    Айони, не прощаясь, развернулась и вышла из кают-компании. Плевать, чем еще занять свое время. Посмотреть на рыбок, послушать музыку, посмотреть фильм на древнем компе… Главное, чтобы никого из ЭТИХ рядом не было.

* * *

    Странная комната, больше напоминающая тюремную камеру, с массивной железной дверью. Аскетичная обстановка: кровать, стол, стул, шкаф и терминал с экраном на стене. Льющийся с потолка тусклый свет люминесцентной лампы. И странный человек в серой тюремной робе, собирающий в сумку свои немногочисленные пожитки.

    "В этот раз Ябу был особенно жалок. Глупый старик! Ситуация в нынешней пародии на NERV окончательно превратилась в фарс, и он опять приполз умолять меня о помощи. Очень хорошо. Я – их последняя надежда и могу ставить любые условия. И, прежде всего, я хочу новую руку".

    Работа человека была серьезно осложнена неприятным обстоятельством – у него по локоть отсутствовала правая рука. Но человек давно свыкся со своим увечьем, и вполне сносно доставал левой рукой книги из шкафа и укладывал их в сумку.

    "И я наконец-то смогу нормально побриться…"

    Почти все лицо человека закрывали внушительная борода и длинные спутанные волосы, неопределенного цвета. Среди неопрятных волос поблескивали очки. Человек положил в сумку последнюю книгу и присел на кровать передохнуть.

    "Я снова спасу твою шкуру, господин Торанага, но взамен получу свободу. Скоро, любимая…"

    Неожиданно, за спиной человека появилось какое-то движение. Понять чувства человека было невозможно из-за заросшего лица, но он определенно не был испуган или даже удивлен. Человек медленно повернулся.

    Неподалеку от кровати стояла та, кого просто не могло быть в этой комнате. Девушка, одетая в школьную форму. Молочно белая кожа светилась каким-то внутренним светом, резко выделяясь из окружающего полумрака. Глаза горели, как два огромных рубина. Синие волосы развевались, хотя в комнате не было и намека на ветер. Совсем еще молодое лицо сияло божественной мудростью и величием. Не хватало слов, чтобы описать ее взгляд, но в нем точно не было симпатии к обитателю этой комнаты.

    Однако человек и не подумал падать перед ней на колени.

    - Здравствуй, Рей. Или теперь тебя надо называть Лилит? – низкий голос без единого намека на страх.

    Аянами Рей ответила молчанием, продолжая смотреть прямо на человека. Очень немногие в этом мире могли выдержать ее взгляд, и этот мужчина был одним из них.

    - Не надо, Рей. Я не собираюсь закрывать от тебя свою душу. Зачем ты пришла?

    И снова Аянами промолчала. Человек продолжил спокойно говорить.

    - Ты снова будешь спрашивать, почему я так поступил? И я снова отвечу - я не предавал тебя, Рей. Это ты предала меня. Я лишь помогал твоей Судьбе осуществиться.

    Ни единого слова или эмоции от Аянами Рей, но в комнате словно стал тяжелее воздух.

    - Ты бы все равно не ушла от своей Судьбы. Все было предопределено заранее. Не потому ли ты пошла на Слияние, что твое АТ-поле уже не могло сохранять старую физическую оболочку? - бестрепетно и почти равнодушно говорил человек. Были ли вообще на свете вещи, способные его напугать?

    В этот раз, Аянами снизошла до ответа:

    - Два года без солнца не сделали тебя умнее. Задуманое тобой - Безумие. Эгоизм и тщеславие приведут мир к гибели, ибо не знаешь ты, каким силам бросил вызов. Остановись пока не поздно. Спаси свою душу, – неземным, мистическим голосом Аянами, казалось, была наполнена каждая частичка воздуха в комнате. Ее голос был везде и проникал всюду.

    Но человек лишь равнодушно пожал плечами.

    - Разве то, что я желаю – грешно? Чего ты хочешь, Рей?

    - Душа Айони Скай свободна. Не пытайся ее использовать, – пропел воздух вокруг человека.

    - Она так для вас важна? Удивительно… Но я не собираюсь перед тобой отчитываться, Рей. Убей меня, либо уходи.

    - Ты пожалеешь, – подобно грозному хору провозгласил голос Аянами, а затем она просто исчезла.

    Некоторое время человек неподвижно просидел на кровати и смотрел на место, где только что была Аянами Рей. Потом он усмехнулся и продолжил сбирать вещи.

    "Они могут угрожать, могут советовать, но не могут вмешиваться… Люди сами выбирают свой путь".

    Человек как раз закончил укладываться, когда терминал включился и потребовал механическим голосом:

    - Заключенный №1, с вещами на выход.

    Железная дверь начала со скрежетом открываться. За ней была темнота.

    "Ну, вот и все… Здравствуй, мир".

    Человек с сумкой шагнул во мрак.

 Глава VI Похищенные Души  

Замерзают в улыбке губы

Видишь до смерти извелась

Видишь движущиеся трупы

Коченеть продолжают кружась

Flёur – Пустота

Когда Старый Токио сгорел в огне Второго Удара, Япония осталась без столицы. Но ненадолго. Вся страна, все ее люди, от богачей до простых рабочих, вместе создали новую столицу - Токио-2. Построенный всего за несколько лет, Токио-2 повел Японию в новое будущее.

    Во тьме и разрухе постапокалиптического мира Токио-2 был примером человеческой гордости и воли к жизни. Среди света и тепла люди забывали, что большая часть цивилизации лежит в руинах. Более того, люди даже забывали, что это – Токио-2. С поистине восточным усердием в новой столице было воплощено все, чем славился Старый Токио. Люди вновь могли прогуляться по району Императорского дворца, насладиться древними храмами - Гококудзи и богини Канон, пройтись по кварталу Асакуса… Над городским пейзажем, сочетающим старину и последние достижения науки, как и прежде, высилась знаменитая Телевизионная башня Токио с музеем восковых фигур внутри. Все как в старые добрые времена, когда еще существовали времена года, а Антарктида была ледяным континентом. Будто и не было ужасов Второго Удара.

    Но в это воскресное утро парк Императорского дворца почти пустовал. Хотя, по правде говоря, и в прошлые выходные в нем не наблюдался особый наплыв туристов. И в позапрошлые выходные было не лучше. Экономические кризисы и безработица, постепенно разъедающие Японию, чувствовались даже здесь. Лишь несколько десятков праздных людей любовались прекрасными образцами паркового искусства. Стояла прекрасная солнечная погода, когда хотелось забросить все дела и просто наслаждаться жизнью. Слушая пение птиц и цикад, счастливчики могли позволить себе отдохнуть. Или сделать вид, что отдыхают…

    Среди гостей парка несколько выделялась молодая русоволосая женщина в обычном гражданском наряде - короткая коричневая юбка и белая блузка. В глаза сразу бросалась ее необычная для Японии прическа – длинная коса. Женщина неторопливо прогуливалась между ухоженными деревьями, переходила по перекинутым через каналы мостикам и ненадолго задерживалась около старинных построек, оставшихся от линии укреплений Замка Эдо. Казалось, она просто радуется восхитительному началу дня. Только если очень внимательно за ней понаблюдать, то можно заметить, что в своей прогулке женщина уходит все дальше вглубь парка. А еще она, время от времени, внимательно оглядывалась по сторонам.

    Наконец, её путь завершился у одной из пустующих деревянных беседок. Женщина посмотрела на наручные часы и нетерпеливо оглядела окрестности. Никого. Тогда она присела на лавочку и приготовилась ждать.

    "Где же ваша японская пунктуальность господин Хиро-Мацу?" – раздраженно подумала Екатерина Орлова.

    Ей не нравилось место встречи, она не доверяла незнакомому человеку, да и сама эта затея вызывала у нее большие сомнения. Но Кристофер был абсолютно уверен, что этот человек не откажет им в помощи. Сам Крис попасть на встречу не смог – командующий Торанага держал его на коротком поводке.

    Екатерина уже начала терять терпение, когда на дорожке, ведущей в беседку, показался пожилой крепкий японец. Одет незнакомец был в элегантный серый костюм-тройку. И хотя он опирался на трость, украшенную головой дракона, в движениях мужчины чувствовалась выправка бывалого воина. Правую щеку пересекал старый шрам, седые волосы были собраны в небольшой хвост. Серые глаза цепко оглядели Орлову. Мужчина вежливо поклонился.

    - Доброе утро, Орлова-сан. Простите за задержку, – твердым командным голосом поздоровался мужчина.

    - Здравствуйте, господин Хиро-Мацу, – Екатерина встала и поклонилась в ответ. – Скажите, вы уверены, что здесь безопасно?

    - Поверьте, Орлова-сан, здесь одно из немногих мест, где мы можем спокойно поговорить, – мужчина прошел в беседку и сел рядом с Екатериной. – Я готов ответить на интересующие Вас вопросы.

    Екатерину немного смутила прямолинейность господина Хиро-Мацу:

    - Кристоферу Уоллесу нужна определенная информация… Скорее всего, она секретная…

    - Не стоит беспокоиться, Орлова-сан. Мы с отцом Кристофера плечом к плечу сражались во время хаоса Второго Удара. И если бы не он, я бы никогда не увидел внуков. В моем роду знают, что такое честь, - торжественно продекламировал господин Хиру-Мацу. – Если нужные вам сведения не угрожают безопасности Японии, я готов помочь.

    - Спасибо. Кристоферу и мне необходимо знать, что именно произошло на побережье Токио-3.

    Мужчина помрачнел:

    - По мнению военных, на побережье действовал прототип "Эскалибур".

    Название ровным счетом ничего не сказало Екатерине.

    - Прототип "Эскалибур"?

    - Да. Боевая кибернетическая единица, созданная по сверхсекретному проекту Iron Maiden. – сухо ответил господин Хиро-Мацу.

    "Боевая кибернетическая… Робот? Мех-аниме какое-то…"

    - Простите, господин Хиро-Мацу. Если вас не затруднит… я хотела бы узнать подробности…

    Хиро-мацу глубоко вздохнул.

    - Нет-нет, Орлова-сан, нисколько. Проект был закрыт два года назад из-за одного… инцидента. Я расскажу все, что смогу, – мужчина устроился на лавочке поудобней. Предстоял долгий рассказ. – Все происходящие сейчас в мире события были предсказаны уже достаточно давно. Третья мировая война практически неизбежна, и Япония нуждается в оружии. Технологии NERV-а были нам недоступны, поэтому военные приняли решение создать свою альтернативу Евангелионам. Так, в 2008 году стартовал проект Iron Maiden. Разработка велась с рекордными темпами, и уже в 2013 году появились первые рабочие образцы.

    - Простите, господин Хиро-Мацу, но я думала, что боевые роботы бывают только в фантастике, – недоверчиво спросила Екатерина.

    - Эти роботы и были фантастикой, Орлова-сан. Первые образцы оказались весьма несовершенными. Серьезные проблемы с управлением, слишком большая масса… К тому же разработчики ошибочно сделали ставку на одноместное управление. Но проект развивался, и в 2015 году началось производство первых прототипов модели "Эскалибур". Военные по праву гордились новым приобретением. Команда разрабочиков и конструкторов проекта смогла создать совершенное оружие, превзойти которое могли только Евангелионы. Отличительной особенностью модели была полная автономность. Этим роботам не требовалась постоянная база для ремонта и снабжения. У них были встроенные подсистемы ремонта, а в конструкции отсутствовали специальные сплавы или материалы. Более того, вся электроника модели собрана на стандартной элементной базе. Проще говоря, детали для этих роботов можно найти на любой свалке.

    - Но такие роботы уязвимы… - скептически сказала Екатерина Орлова.

    - Не все так просто, Орлова-сан. В отличие от первых тяжело-бронированных и неповоротливых моделей, в роботах модели "Эскалибур" сделан упор на скорость и мобильность. Слабая броня компенсировалась специальной лазерной системой отражения снарядов и ракет. Концепция модели, по сути, разрабатывалась для тактики партизанской войны. Робот приходит из ниоткуда, наносит удар и исчезает. При разработке учитывались особенности мира после Второго удара, поэтому эти роботы могли сражаться и на земле и под водой. Вооружение – 100 миллиметровая автоматическая пушка, управляемые ракеты и торпеды. Дополнительно установлены два манипулятора для технических нужд. Все боеприпасы стандартные и стоят на вооружении нашей армии, так что проблем с обеспечением нет. Топливо для реактора можно в изобилии найти в затопленных АЭС. Модель оснащена самым совершенным разведывательным и радарным оборудованием. До восьми членов экипажа с разделением систем. Модель "Эскалибур" была вершиной японской технической мысли. И очень жаль, что дело не пошло дальше нескольких прототипов.

    Екатерина Орлова пыталась переварить услышаное. Информация была, мягко говоря, необычной.

    "Так вот на чем скрылись Икари Синдзи и Айони Скай… Ё-мое…"

    - Извините, господин Хиро-Мацу, а что за инцидент? – Екатерина ничего не забывала.

    Мужчина некоторое время собирался с мыслями.

    - Очень неприятная история… Видите ли Орлова-сан… Роботам были нужны пилоты. Поэтому военные отобрали несколько десятков подростков…

    - Подростков? – в недоумении переспросила Екатерина. – "И здесь подростки-пилоты… Что за страна такая?"

    - Да. Требовалось начать обучение как можно раньше, чтобы к началу войны они уже были взрослыми профессионалами. Курс обучения был очень тяжелым, и справлялись с ним далеко не все. Курсантов обучали сражаться, как в роботе, так и вне его. Выживание, рукопашный бой, использование почти любого оружия… Из них делали профессиональных убийц, но при этом они оставались, как бы это поточнее сказать… оставались детьми, с естественной волей к свободе и нежеланием подчиняться взрослым.

    - И однажды они взбунтовались, – догадалась Екатерина.

    - Именно. Двое курсантов – Кейта и Мусаши – попытались сбежать на двух устаревших роботах модели "Трезубец". Им это удалось, и они направились в Токио-3, где находилась их подруга – Мана. Девушка получила ранения во время тренировки и была временно переведена в военную разведку. Ее заданием было наблюдение за Третьим Дитя.

    "Третьим Дитя? Икари Синдзи? Ты и здесь засветился, парень?" – Орлова нахмурилась.

    - Но их план был обречен на провал, – продолжал рассказывать господин Хиро-Мацу, – всю троицу объявли вне закона, и бросили против них лучшие силы JSSDF. Кейта подбили почти сразу, военные потом его казнили. Мусаши достаточно долго прятался на дне озера и портил военным кровь. Тогда военные захватили Ману и использовали в качестве приманки. Парень клюнул, но сумел вырваться из засады. Вместе с Маной, он попытался скрыться на своем роботе. JSSDF оказались бессильны против своего же оружия и запросили помощь у NERV. И хотя робот был устаревшим, потребовалось усилие всех трех Евангелионов, чтобы его остановить. Затем военные сбросили на подбитого робота N2-бомбу.

    - На ПОДБИТОГО робота?! – ошарашенно переспросила Екатерина

    - Да. Военные перепугались и хотели действовать наверняка. Робот был уничтожен, Ману и Мусаши признали погибшими, – мужчина кашлянул, прочищая горло. Он слишком долго говорил. - NERV закатил скандал, и вынудил JSSDF закрыть проект Iron Maiden. Всех построенных роботов утилизировали.

    - Все? А откуда тогда этот прототип Эскалибур?

    - Темная история, Орлова-сан. Военные сейчас проводят внутреннее расследование. К тому же выяснилось, что слухи о смерти Маны были несколько преувеличены.

    - Она выжила во время взрыва N2-бомбы?! – эта история все больше казалась Екатерине бульварной фантастикой.

    - Она успела катапультировалаться… Понимаете, Орлова-сан… Военную разведку полностью удовлетворила версия о смерти Маны. К тому же, кто-то очень ловко подчистил ее данные. Но вот NERV в лице его тогдашнего командующего Икари Гендо не поверил и начал собственное расследование. Почему-то господин Икари очень хотел лично увидеть труп несчастной девушки. Ходили слухи, что это из-за взаимной симпатии, возникшей между Маной и его сыном Икари Синдзи.

    - Разведчица полюбила того, за кем была обязана следить, – Орлова потянулась, разминая затекшую от долгого сидения спину. – Прямо как в фильмах.

    - Молодость, Орлова-сан, молодость… Лучшее время для любви, – жесткий, командный голос господина Хиро-Мацу заметно потеплел.

    - Это точно… - улыбнулась Екатерина, вспоминая свою весьма и весьма бурную юность.

    Некоторое время они помолчали, вслушиваясь в пение птиц и цикад, разливающиеся по парку. Хотелось просто сидеть и не о чем не думать, но, к сожалению, у них еще остались дела.

    - Итак, Орлова-сан… - господин Хиро-Мацу продолжил начатый разговор.

    - Просто Кэт, господин Хиро-Мацу, – продолжая улыбаться, поправила Екатерина.

    - Очень приятно, Кэт-сан… А меня зовут Тода, – улыбнулся и поклонился в ответ Тода Хиро-Мацу.

    - Очень рада, Тода-сан, – поклонилась Кэт. Голос снова стал серьезным. Весна весной, но и про важные вопросы забывать не следует. – Так разведка NERV доказала, что эта Мана жива?

    - Не просто доказала, но и сумела выйти на ее след, – прежним жестким голосом ответил Хиро-Мацу. Тема повествования не располагала к шуткам. – Они действовали в обход всех законов, и травили девушку, как дикого зверя. Особисты NERV даже допрашивали ее родителей, но те ничего не знали. Все, что у них осталось от дочери – это медальон Маны, который кто-то прислал им по почте. Разумеется, военная разведка не осталась в стороне и присоединилась к охоте. Девушке был заочно вынесен смертный приговор.

    - Но Старый NERV так ее и не нашел? – стальным голосом спросила Екатерина.

    - Нет. Мана, Кейта и Мусаши были лучшими курсантами и хорошо знали свое дело. Потом Старый NERV прекратил свое существование, и теперь девушку ищут только военные.

    - Но Мане где-то удалось найти прототип "Эскалибур", и она решила вернуться, – подытожила Екатерина.

    - Да. Мана Киришима вернулась, чтобы отомстить.

* * *

    Обычный тихий вечер в очень необычном месте. Обитатели подводного комплекса Морфеус-17 – отряд Лавина – отдыхали в кают-компании после тяжелого рабочего дня. Этот денек мало отличался от предыдущих, то есть был перенасыщен рутиной.

    Основной работой отряда были разведывательные рейды. По договору с Регуляторами отряд Лавина шнырял по океану и собирал информацию обо всем мало-мальски интересном. В обмен на информацию Регуляторы исправно снабжали Лавину деньгами и полезными знаниями. Этим ребята занимались уже почти год, с момента первой встречи с таинственными работодателями.

    Регуляторы настаивали, что пока Лавине не следует устраивать слишком уж мощные погромы. Надо собрать разведданные, подготовиться, и тогда можно нанести действительно сокрушающий удар. Ребята были, конечно, согласны с предложенной тактикой, но это все равно не спасало от скуки. Единственным значительным событием стала операция "Оборотень". Теперь Синдзи вернулся, притащив с собой странноватую Айони Скай. Техники Нового NERV-Япония избавились от необходимости каждую неделю менять предохранители в Magi. Скука продолжилась…

    Однако впереди забрезжила надежда на Настоящее Дело. Осталось только дождаться сеанса связи с Регуляторами.

    Каждый в кают-компании занимался любимым делом. Гордость кают-компании – нехилого размера плазменная панель с многоканальной аудиосистемой и игровой консолью последнего поколения оккупировали товарищи Тодзи и Кенске. Парни судорожно сжимали геймпады и сквозь зубы сыпали непонятными для непосвященного терминами:

    - Получи банан, Тодзи!

    - Ах ты… Пол-отряда утопло… Месть будет страшна!

    - Динамит – это не месть! Вот летающая овца – это МЕСТЬ!

    - Ёкарный Бабай! Сразу двоих! Фашист!

    - Напалм, мой друг, напалм…

    - Ну все, Кенске! Авиаудар!!!

    - Не впечатляет! Еще одна овца! Ха-ха! Пора помахать белым флагом!

    - Никогда! Умираю, но не сдаюсь! Камикадзе!

    Хикари выступала в роли болельщика, одновременно подбадривая сразу обоих парней.

    (Угадайте, во что они играют! Слабо? - Dron)

    Синдзи и Мана вместе сидели на диване. Икари-младший задумчиво настраивал гитару, а Мана, ощущая рядом сильное плечо любимого человека, безмятежно наслаждалась его игрой. Синдзи подтянул струны, проиграл простенькую мелодию, снова подтянул струны… Наконец, парень остался доволен звучанием и начал играть по настоящему. Хриплый голос парня отлично подошел к этой неторопливой песне:


    В сети связок

    В горле комом теснится крик,

    Но настала пора,

    И тут уж кричи, не кричи.


    Лишь потом

    Кто-то долго не сможет забыть,

    Как, шатаясь, бойцы

    Об траву вытирали мечи.


    И как хлопало крыльями

    Черное племя ворон,

    Как смеялось небо,

    А потом прикусило язык.


    И дрожала рука

    У того, кто остался жив,

    И внезапно в вечность

    Вдруг превратился миг.


    И горел

    Погребальным костром закат,

    И волками смотрели

    Звезды из облаков.


    Как, раскинув руки,

    Лежали ушедшие в ночь,

    И как спали вповалку

    Живые, не видя снов...


    А "жизнь" - только слово,

    Есть лишь любовь, и есть смерть...

    Эй! А кто будет петь,

    Если все будут спать?


    Смерть стоит того, чтобы жить,

    А любовь стоит того, чтобы ждать...

    (Кино - Легенда)


    Синдзи позволил песне унести себя куда-то далеко. И в тоже время, он оставался здесь рядом с той, которую любил.

    - Красивая песня, Синдзи… Только грустная, – прошептала Мана на ухо Синдзи.

    - Когда-нибудь я буду петь только добрые песни… – прошептал в ответ Синдзи. – Никакой войны, никаких смертей… Только любовь и радость.

    - Скоро, Синдзи… Мы все устали, но осталось немного. Все эти смерти не должны быть напрасными.

    - Я знаю, Мана… Я верю, что когда-нибудь война закончится, и мы сможем жить спокойно… Ради этого я и живу, – Синдзи обнял Ману за плечи... Их губы начали движение навстречу…

    Тодзи нарушил идиллию возмущенным воплем. Беспроводной геймпад совершил жесткую стыковку со стенкой. Ребятам приходилось бы регулярно менять оборудование, но Кенске предусмотрительно выбрал противоударную модель.

    - Кенске! Ты жульничаешь!

    - Ха! Докажи! – Айда усмехнулся и поправил очки.

    - Кенске победил честно, Судзухара! – Хикари начала строго выговаривать Тодзи, – Признай это!

    - Ааа! Все против меня! – Тодзи замахал руками в притворном ужасе. – Хорошо, еще ледышка Айони избегает своего родственничка…

    Бумс!

    Подушка, метко пущенная Синдзи, оборвала Тодзи на полуслове.

    - Ага! Подушечный бой! Ну, кто смелый!!! – Судзухара воинственно вскочил на ноги.

    - Тодзи! Веди себя прилично! – Хикари пыталась угомонить разбушевавшегося парня.

    - Да ребятки, все драки в спортзале, – весело рассмеялась Мана

    Ребята отдыхали, на время забыв про проблемы. Гармония и безмятежность. Главный источник их головной боли по имени Айони Скай была где-то далеко, скорее всего – в своей каюте. Гостья вела себя тихо и не причиняла особых неудобств, но все равно ребятам было рядом с ней неуютно. Если же ей вздумается пошалить…

    "Я рядом, Айони… И я успею тебя остановить… Никто не посмеет причинить вред Мане или моим друзьям… Никогда!" – про себя решил Синдзи.

    Разумеется, Синдзи без утайки выдал друзьям все подробности бегства из Токио-3 и "особую" роль Айони в том бою. Но, как это частенько бывает, история звучала столь невероятно, что остальные ребята не восприняли ее всерьез. Да и Айони совсем не походила на чудовище. Однако Синдзи не собирался терять бдительность. Он слишком хорошо знал, на что способны такие, как Айони Скай.

    Странный писк из телевизора прервал стихийную вечеринку.

    - А вот и Регуляторы! – Кенске взял в руки пульт. В кают-компании сразу стало тихо.

    Айда нажал несколько кнопок, сменив любимую видеоигру на нечто более важное. Но на этот раз, вместо знака Регуляторов на экране появилось лицо молодой женщины постриженной "под мальчика".

    - Привет, Майя! Рады тебя видеть! – Мана поздоровалась от имени всей команды.

    - Я тоже. Привет, ребята! – помахала рукой Майя Ибуки, бывший оператор Magi Старого NERV-Японии. – У меня есть пара новостей. Думаю, они вас заинтересуют.

    Ребята переглянулись. Кажется, начинается самое интересное.

    - Внимательно слушаем, – сосредоточилась Мана.

    - Хорошо. Мы проанализировали полученную от вас информацию, и сделали несколько интересных выводов. В частности, мы соотнесли свои данные и ваши, и теперь знаем, как иностранные филиалы NERV смогли найти 11 пилотов для своих Ев. Интересно?

    Ребята придвинулись поближе к телевизору. Их давно уже донимал сей вопрос. Они не забыли, с каким трудом Старый NERV нанимал новых пилотов.

    - Вижу, что интересно, – улыбнулась с экрана Майя, но тут же нахмурилась. – Правда, ничего особо смешного в разгадке нет. Мы вышли на иностранную фармацевтическую корпорацию "Инициатива DHARMA". Официально она занимается исследованиями в области медицины, но на самом деле – это специальная организация под эгидой Совета безопасности ООН. Эмиссары организации находят женщин из низших слоев общества: безработных, одиноких, больных, у которых есть дети-подростки 14-17 лет. И похищают этих женщин. У "Инициативы DHARMA" есть штаб квартира в Париже, в подвалах которой женщин подвергают бесчеловечным экспериментам. Оборудование, оставшееся от Старого NERV, извлекает из женщин Души и заключает их в психоматрицы для Евангелионов. И тогда дети этих женщин могут синхронизироваться с Евами. Их-то и нанимают в качестве новых пилотов.

    В кают-компании повисла могильная тишина, только где-то вдалеке гудели машины Морфеуса-17. Сказать, что информация шокировала ребят, значит сильно погрешить против истины.

    - Дерьмо! – рявкнул Тодзи, и в этот раз Хикари не стала призывать его к порядку.

    - Дети, лишенные матерей… - тихо проговорил Синдзи. – Опять…

    - Лаборатория прямо посреди Парижа, под боком у ООН… Хочешь что-то спрятать – прячь у всех на виду, – мрачно усмехнулся Кенске

    Хикари промолчала, только лицо стало белым, как первый снег.

    - Слухи про "Инициативу DHARMA" напоминают фильм ужасов, – продолжила рассказывать Майя. – Эта корпорация занималась опытами над людьми еще до Второго Удара. Упоминается какой-то остров…

    - Мы готовы выслушать план, – твердым голосом лидера сказала Мана.

    Майя кивнула с другой стороны экрана.

    - На основе разведданных мы разработали план диверсионной операции. Кодовое название – "Гамбит". Задача – похитить данные с компьютеров лаборатории и уничтожить оборудование. По нашей информации оборудование для производства психоматриц существует в единственном экземпляре и восстановлению не подлежит. У ученых элементарно нет нужных знаний. Один удар – и массовое производство Евангелионов будет сорвано. Раз и навсегда. Мы предлагаем вам основную роль в этой операции.

    Ребята некоторое время переговаривались между собой. Конечно, они давно хотели настоящей работы, но… Они грамотно оценивали свои силы.

    - Эскалибур не предназначен для городского боя. Мы должны действовать самостоятельно? – настороженно переспросила Мана.

    - Да, – подтвердила Майя. – Вы должны проникнуть непосредственно в лабораторию для захвата данных с компьютеров. Потом они будут опубликованы в Интернете. NERV-у будет нанесен непоправимый вред.

    - Хм… Но лабораторию должны хорошо охранять… - наморщил лоб Кенске.

    - Наш план это предусматривает, – улыбнулась Майя, и изображение на экране сменилось на карту Парижа. Голос Майи комментировал демонстрацию:

    - Вы давно смотрели новости из Парижа?

    - Народные волнения… Выступления антиглобалистов перед штаб-квартирой ООН… - припомнил Синдзи.

    - Вот именно! А мы задействовали определенные связи и направили часть народного гнева против "Инициативы DHARMA" –на экране появилась схематичная карта района, прилегающего к лаборатории. Вся схема была густо залита красной краской – беснующиеся толпы. – Разумеется, вся служба безопасности лаборатории будет занята отражением атак бунтарей.

    - Хорошо… Но, как мы пройдем сквозь системы защиты? – спросила Мана, изучив карту.

    - Это мы возьмем на себя, – теперь на экране светилась, напоминающая пчелиный улей трехмерная модель самой лаборатории. – Мы нашли точку соприкосновения одного из коридоров лаборатории и старого канализационного коллектора. Достаточно заложить взрывчатку – и вы внутри. Затем вы должны подключиться к внутренней компьютерной сети лаборатории. Для этого понадобится захватить минимум два поста внутренней охраны, здесь, здесь или здесь…

    На модели лаборатории замерцали четыре синие точки.

    - Мы взломаем основные сервера и возьмем лабораторию под контроль. Дальше дело техники. Вам останется спуститься на нижний уровень и завершить операцию.

    В нижней части трехмерной модели ярко выделился обширный круглый зал, подписанный как "PSI-Matrix central factory".

    - Ваш отряд отлично подходит для операции. Мы можем на вас рассчитывать? – на экране вновь появилась Майя.

    На этот раз обсуждение длилось на порядок дольше. Ребята привыкли сражаться на боевом роботе, самостоятельные операции были для них в новинку. Но, с другой стороны, не зря же они столько времени потратили на тренировки… Да и, опять же, – Настоящее Дело… Остановить безумные эксперименты маньяков…

    - Отряд Лавина принимает вызов, – Мана ответила от имени всех.

    - Спасибо, – улыбнулась Майя. – Тогда обсудим детали…

    На экране принялись чередоваться схемы, графики и карты…

    Когда в кают-компании утихли споры, была уже глубокая ночь. Майя еще несколько раз поблагодарила отряд за мужественное решение принять бой во имя человечества и отключилась. Измотанные длительным обсуждением ребята смогли наконец-то отдохнуть

    - Настоящая работа, черт меня побери! Гип-гип-ура! – Тодзи развалился на полу, прислонившись к стенке, и всем видом показывал решимость сражаться хоть со всем миром. Только дайте слегка передохнуть…

    - Хоть бы в этот раз погибло меньше людей, чем тогда… - дрогнувшим голосом прошептала лежащая рядом с ним Хикари.

    - Да… NERV не скоро забудет потопленный конвой, – устало вздохнул вытянувшийся на диване Синдзи. – Но зато после того нападения с нами связались Регуляторы.

    - Иногда мне кажется, что мы слишком от них зависим, – вступил в разговор Кенске. Парень заботливо укладывал в коробку принадлежности для игровой консоли.

    - Это так, но без них мы бы долго не продержались, – ответила Мана. Девушка удобно устроилась на диване, спиной прислонившись к парню – Информация, связи на черном рынке, деньги… Все это мы получили от них. Но нам надо быть начеку.

    - Меня удивляет их интерес к Айони Скай… Это ведь идея Регуляторов – похитить ее из NERV и доставить сюда, – в задумчивости сказал Синдзи. – В чем их выгода?

    - Ладно, ребята, давайте спать, – сонно произнесла Мана. – До часа Х еще пять дней. Будем тренироваться до потери пульса.

    По кают-компании прокатился жалобный стон. Ребята отправились на просмотр снов.

* * *

    - Я ведь все делаю правильно, Синдзи?

    - Конечно… Почему ты спрашиваешь, Мана?

    - Я согласилась… Мы будем сражаться… Но это опасно…

    - Мы вместе приняли решение, Мана. Это безумие должно быть остановлено… Ты помнишь, я рассказывал… Я, Кенске, Тодзи и Хикари… Все ученики нашего класса были кандидатами в пилоты… У всех нас не было матерей… Наши матери… Они… Стали жертвами экспериментов NERV… Их души заключены в Евах… И мы не можем оставаться в стороне, когда… Когда…

    - Я понимаю, Синдзи… Но… Я боюсь… Ты, Кенске, Тодзи, Хикари… Вы самые близкие для меня люди… Я люблю тебя, Синдзи…

    - Я тоже люблю тебя, Мана… Мы все одна семья…

    - Но если что-нибудь случится… Я так боюсь потерять тебя… Снова…

    - Все будет хорошо, Мана… Все будет хорошо… С нами ничего не случиться… Ты не зря столько гоняла нас в спортзале… Мана…

    - Синдзи…

* * *

    Дата: 27 марта 2018 года

    Время: после захода Солнца.

    Место: Париж, столица мира.


    - В эфире EuroNews! Наш корреспондент находится в самой гуще ужасающих событий…

    Небольшой гражданский вертолет с надписью Press коршуном кружил над Парижем, и из его белой кабины открывалась панорама ночного Парижа. В этот раз вид был особенно захватывающим благодаря специальной иллюминации.

    Париж, новую столицу ООН, сотрясали беспорядки. То там, то здесь в воздух поднимался дым от пожаров. На центральных улицах не осталось ни одной целой витрины, а вместо разбитых фонарей мглу рассеивали горящие машины. Некогда тихие и ухоженные бульвары заполняла черная, клубящаяся масса – обезумевшие толпы. Антиглобалисты, неонацисты, коммунисты, просто люмпены и мародеры… Сброд со всей Европы собрался в Париже, чтобы жечь, разрушать и грабить. Низы не хотят жить по старому…

    Во многих районах города отсутствовало электричество, и на улицах царили первобытные порядки.

    -… Скажу прямо, дорогие телезрители, я побывал во многих переделках, но ТАКОГО мне еще видеть не приходилось. Даже теракт, лишивший Париж Эйфелевой башни четыре месяца назад, не может сравниться с творящимся сейчас на улицах безумием, – холеный и прилизанный мужчина с микрофоном изображал перед камерой профессиональный ужас. – Беспорядки в Париже длятся уже несколько месяцев, но до недавнего времени это были просто демонстрации с плакатами. В эту же ночь на улицах начался настоящий ад. Просьба убрать детей от телеэкранов, так как сейчас будут показаны поистине шокирующие кадры.

    Вертолет мог не бояться бунтарей и спокойно наматывал круги над городом в поисках особо "интересных" моментов. Оператор перевел объектив камеры с журналиста на ночной город. Сквозь зеленую пелену ночной съемки начали проступать картины грабежей и насилия.

    Люди, группами и поодиночке грабящие магазины и обычные дома… Драки, возникающие из-за любой ценной вещи... Поджоги, убийства и трупы…

    - … Полицейское управление Парижа оказалось бессильно против толпы, и на данный момент большая часть города вообще никем не контролируется. Я с ужасом жду рассвета, когда солнце откроет нам всю глубину трагедии… - полным мировой скорби голосом вещал корреспондент. При этом глаза его хищно сверкали в ожидании сенсации. Первый репортаж из горящего Парижа – вечная слава в кармане.

    Камера сместилась в сторону самого центра города, где все еще горел свет.

    - Оставшиеся боеспособные подразделения заняли круговую оборону вокруг штаб-квартиры ООН и продолжают героически сдерживать натиск обезумевших скотов, которых сложно назвать людь… - корреспондент понял, что ляпнул лишнего. Оператор поспешно перевел камеру на полицейские баррикады.

    Наспех воздвигнутые заграждения из полицейских автобусов, грузовиков, а то и просто ящиков, опоясывали прилегающий к штаб-квартире ООН район. Сама штаб-квартира – точная копия старой, затонувшей вместе с Нью-Йорком - сверкающим монолитом высилась над темным городом. За обладание ею велась ожесточенная борьба.

    Полицейские укрепились на баррикаде и давно уже перешли с резиновых пуль на боевые. Но нападающих это не смущало. Темные волны бунтарей, укрывающихся самодельными щитами из подручных материалов, одна за другой накатывались на баррикады. Полиция открывала огонь на поражение, и волна нападающих тут же рассеивалась, спасаясь бегством. Но вслед за одной рассеянной волной, почти сразу следовала новая – на другом участке укреплений. Сил полиции не хватало на всю линию обороны. Уличные революционеры не спешили заваливать баррикады своими трупами. Из толпы на баррикады летели бутылки с коктейлем Молотова, сжигая обороняющихся заживо. Кроме того, у бунтарей встречалось оружие и посерьезней.

    - По пока неподтвержденным данным среди восставших были замечены боевики Баскской Сепаратистской Армии, исламские фундаменталисты и многие другие. Весь террористический сброд Европы посчитал своим долгом посетить нынешней ночью Париж, – камера повернулась к корреспонденту. – И в этот трудный для нас час я спрашиваю: "Куда смотрит ООН"? С тех пор как восемь мировых блоков распались на отдельные страны, Совет Безопасности превратился в форменный цирк. Представители круглые сутки спорят, и вот результат! Штаб-квартира в оса…

    Корреспондент оборвал себя на полуслове и натужно улыбнулся.

    - Простите дорогие телезрители, но ужас этой ночи не дает мне успокоиться. Итак… - у корреспондента запищал мобильник. После короткого разговора, лицо повелителя микрофона озарилось зловещей улыбкой. – Отличные новости дорогие телезрители! Полчаса назад кабинет министров Франции ввел в стране чрезвычайное положение. К Парижу стягиваются войска, и скоро безумию будет положен конец! В ожидании счастливой развязки, мы сделаем последний круг над несчастным городом.

    Камера вновь показывала телезрителям картины уличных погромов. Корреспондент регулярно отпускал комментарии по особо кровавым эпизодам.

    - … Ужасно, просто ужасно… Погодите! Объектив нашей камеры только что зафиксировал еще одну толпу бунтарей. Эти люди выбрали своей целью главный офис медицинской корпорации "Инициатива DHARMA"! Это одна из старейших европейских фармацевтических компаний…

* * *

    Мана проводила вертолет взглядом из бинокля.

    - Журналисты… Куда ж без этих стервятников.

    Двое из пяти бойцов отряда Лавина заняли наблюдательную позицию на крыше старого семиэтажного дома. Две девушки, Мана и Хикари, одетые в черные армейские комбинезоны без нашивок и опознавательных знаков, тяжелые ботинки, бронежилеты и каски, следили за развитием событий. Локти и колени защищали специальные накладки, а руки - прочные перчатки. На спинах висело оружие - пистолеты-пулеметы, напоминающие по виду уменьшенную копию автомата Калашникова. Образ Хикари дополняла поясная сумка с красным крестом. Рядом валялись два рюкзака. Чтобы пройти в таком виде через весь Париж от спрятанного за городом Эскалибура отряду пришлось изрядно повозиться с маскировкой и переодеванием.

    Совсем рядом к темному небу тянулся небоскреб из стекла и бетона, смотрясь на редкость неестественно на фоне старого квартала. И в отличие от погруженного во тьму района, этот небоскреб сверкал огнями. Два мощных прожектора освещали эмблему над центральным входом – круг Дао с языком пламени и надписью DHARMA в центре.

    Периметр вокруг небоскреба защищала крепкая бетонная стена. Пространство между стеной и небоскребом заполняли аккуратные газоны, элегантно подстриженные кусты и строй охранников в синих касках и бронежилетах. Охранники держались на разумном отдалении от стены, через которую перелетали бутылки с зажигательной смесью и камни. Несколько офицеров раздали последние приказы, и охранники рассыпались по территории. Служба безопасности "Инициативы DHARMA" готовилась отражать штурм.

    - Ужас, что творится… - Хикари рассматривала в бинокль прилегающие к небоскребу улицы.

    На них творилось примерно то же самое, что и перед штаб-квартирой ООН, только в меньших масштабах. Толпы людей подбегали к стене, выкрикивая лозунги, и кидали бутылки с коктейлем имени товарища Молотова. Другая группа двигалась по направлению к массивным стальным воротам, волоча за собой вырванный из асфальта фонарный столб. Ворота сотряслись от ритмичных ударов.

    Офицер СБ Dharma махнул рукой, и к воротам подбежала пара охранников с ручными барабанными гранатометами. Две гранаты со слезоточивым газом заставили штурмующих бросить импровизированный таран и спасаться бегством. Еще одна группа бунтарей пошла на приступ, размахивая веревками с крюками на концах. Крюки зацепились за край стены, и бунтари начали сноровисто взбираться вверх. Очередь из пистолетов-пулеметов остудила их пыл. Штаб-квартира "Инициативы DHARMA" казалась непреступной крепостью. Пока еще непреступной…

    - Регуляторы превзошли сами себя, – Мана мысленно пересчитывала примерное количество восставших. – И как им это удалось?

    - Это какое-то безумие… - Хикари в с трудом отвела взгляд от очередной волны штурмующих.

    - Главное – нам самим не обезуметь, – ответила Мана и поправила закрепленный на шее микрофон. Новейшие защитные каски могли похвастаться встроенной рацией, а закрывающее пол лица забрало из пуленепробиваемого стекла еще и служило экраном для прибора ночного видения, вывода тактической информации, датчика движения и внешней камеры. Отряд Лавина не поленился потратиться на лучшую экипировку.

    – Что там с минированием, Кенске? - благодаря особому микрофону, Мане не требовалось перекрикивать шум толпы.

    - Почти закончили, Мана! – сквозь статические помехи послышался бодрый голос Айды Кенске. Информация в рации подвергалась цифровой шифровке, что предавало речи непередаваемый механический эффект.

    Если Мана и Хикари наблюдали за полем боя с высоты, то оставшиеся три бойца Лавины могли вдоволь налюбоваться каменными сводами канализации. Где-то наверху земля дрожала от множества ног, здесь же тишину разгоняли только шум воды и звон металла. Каменная кладка старой Парижской канализации не одну сотню лет простояла в покое, чтобы теперь пасть под ударами тупых железяк.

    Кенске с раннего детства обожал все, что стреляет и взрывается. Любая информация о военной технике и армии тут же оказывалась выученной наизусть. Список легальных источников об оружии быстро подошел к концу, и Айда всеми правдами и неправдами начал искать и доставать не слишком легальные, а то и вовсе запрещенные. В поисках знаний Кенске активно обшаривал Интернет, чему несказанно поспособствовали врожденные способности к техническим наукам. Хакер под ником "Stalker" занимал хоть и не первое, но и далеко не последнее место в рейтинге полиции Японии. В результате по объему теоретических знаний Айда мог потягаться с преподом Военной Академии JSSDF.

    В данный момент Кенске на деле проверял свои познания в минно-взрывном деле. По каким-то своим признакам Айда выбирал участки кладки, и Синдзи с Тодзи, чертыхаясь, долбили стену ломами. Когда, наконец, удавалось вытащить пару камней из стены, Кенске вставлял на их место кусок пластида, утыканный проводами.

    - Кенске… уф… Ты собрался взорвать весь Париж?! – кое-как выговорил Синдзи, когда количество пластида достигло угрожающих масштабов.

    Парни были одеты так же, как и их девчонки, только у Кенске поверх бронежилета еще был натянут жилет-"разгрузка" с непомерным количеством карманов. Причем из каждого кармана торчали всякие разные проводки, инструменты и непонятные приборы. Да и среди сваленных на сухом месте вещей, рюкзак Айды Кенске выглядел слонопотамом.

    - Да! Нафиг нам штурмовать эту забегаловку! Давайте ее бабахнем! – вторил ему Тодзи, вытирая испарину со лба. На время работы Тодзи и Синдзи отправили свои каски к остальным вещам.

    Кенске задумался и пробежал взглядом по ровной каменной кладке. Он пошевелил губами, что-то про себя прикидывая, и безаппеляционно заявил:

    - Нее… Долбите еще здесь, здесь и здесь, – Кенске указывал пальцами приглянувшиеся камни, – иначе никак… - он виновато развел руками и вернулся к осмотру взрывчатки и прочего снаряжения.

    Тодзи и Синдзи переглянулись и с проклятиями взяли в руки ломы. Работа закипела…

    В ожидании новых выемок в стене, Кенске с обожанием рассматривал своё оружие – такой же пистолет-пулемет, как и девушек наверху.

    - Я и мечтать не мог, что когда-нибудь буду держать в руках "Витязь", – глаза Кенске горели от восторга. – По всем характеристикам этот красавец уделывает старье типа MP5 или P90! Кстати, видели охранников? У них у всех пистолеты Glock 18 и пистолеты-пулеметы H&K MP5A! Те же 9 миллиметровые патроны, так что проблем с боеприпасами не будет!

    - Кенске... Ты... фанат… – не отрываясь от работы, выдал Тодзи.

    - Да ну вас… - разочарованно протянул Айда. – Наши девчонки тоже вооружились чудом русской оружейной мысли, а вы…

    - А чё! Хикари неплохо смотрится с этой игрушкой. Но я предпочитаю настоящую машину смерти! – Тодзи указал на прислоненный к противоположной стене американский ручной пулемет M240G. Рядом валялся рюкзак с торчащей пулеметной лентой.

    - А я привык к своей Беретте, – Синдзи похлопал по поясной кобуре с пистолетом Беретталь М-93Р. Бронежилет заставил парня временно отказаться от ставшей второй кожей куртки-косухи, но его знаменитый нож-стилет ждал своего часа в специально обученном кармашке на левом рукаве комбинезона.

    - Тодзи, предупреждай, когда будешь палить из этого монстра. Меня как-то рикошет не вдохновляет, – выдал мудрый совет Кенске и перешел к восхвалению новенькой амуниции.

    - Круто! Как же все это круто! – Кенске понесло. – Многослойные кевларовые бронежилеты! Такие легкие, а пятый уровень защиты! Классные каски! Такие есть только у элитных подразделений! Черный рынок forever!

    В мировом оружейном супермаркете можно было отыскать почти все. Например, новейшие русские пистолеты-пулеметы ПП-19-01 "Витязь", неведомым образом оказавшиеся на черном рынке, хотя в самой России их только-только довели до ума и начали налаживать производство. Как обычно, пока русские копаются, китайцы уже вовсю тырят их идеи. Причем тырят качественно…

    Последний камень нехотя вывалился из стены, Кенске установил заряд, и на этом минирование, наконец-таки, закончилось. Мокрые и красные Синдзи и Тодзи, пошатываясь, побрели на сухое место. Бутылка воды из рюкзака Синдзи опустела за пару мгновений.

    - Ох… Порвем задницы лягушатникам и всей командой рванем на отдых, – Тодзи строил планы на ближайшее будущее. – Найдем какой-нибудь незатопленный тропический рай…

    - Да ну… Давайте лучше куда-нибудь на север. Всегда хотел посмотреть на снег, – размечтался Синдзи.

    - Будем тянуть жребий! - хохотнул Судзухара. – Главное – оттянуться и расслабиться! Может, Кенске, наконец, выкинет из головы эту…

    - Не надо, Тодзи, – из голоса Синдзи разом пропала вся веселость. – Это – его личное дело.

    - Блин… Я же хочу как лучше. Сохнет ведь парень… - Тодзи посмотрел на Айду, который спешил передать по рации радостную новость.

    - У нас все, Мана! Ждем указаний!

    - Отлично, ребята! – Мана с крыши наблюдала за штурмом штаб-квартиры "Инициативы DHARMA". Нападающие начали уставать. – Хикари свяжись с грузовиком! Пора начинать!

    - Хорошо! – Хикари настроила рацию и заговорила на ломаном французском. Она единственная в команде, кто хоть как-то знала этот язык, - Comment entendez? Nous sommes prets... Commencez...{1}

    Под словом "грузовик" подразумевался… грузовик, который Регуляторы наняли в помощь отряду Лавина. А вот, собственно, и он…

    Издалека донесся быстро нарастающий рев мотора и визг автомобильной серены. Бунтари, безуспешно бьющиеся об бетонную стену, бросились врассыпную, пропуская средних размеров грузовичок марки Renault. От своих собратьев этот экземпляр отличался кабиной, обшитой стальными листами с прорезями, и странной конструкцией на переднем бампере. По виду она напоминала таран с грузом на конце.

    Толпы бунтарей со всех ног бросились прочь от штаб-квартиры. Грузовик несся на дикой скорости по направлению к воротам. Двадцать метров… Десять… Пять… Таран на бампере врезался в ворота…

    Вспышка, грохот, земля содрогнулась от взрыва. Ворота снесло ко всем чертям. Одна из створок, кувыркаясь, врезалась в стену небоскреба. Во всей округе не осталось целых окон. Мана и Хикари осторожно выглянули за край крыши.

    На территории штаб-квартиры царил хаос. Сбитые взрывной волной охранники, кто на ногах, а кто ползком, убирались подальше от того, что некогда было крепкими воротами. Некоторые так и остались лежать. Помятый и основательно опаленный грузовик проехал еще десяток метров и остановился. Охранники открыли по нему шквальный огонь, но толстым стальным пластинам это было не страшнее комариных укусов.

    В это время с улицы послышались стройные воинственные вопли на нескольких европейских языках. Бунтари пошли в атаку. Кроме палок, камней и бутылок с Молотовым, в толпе мелькали автоматы Калашникова. Офицеры заорали команды, и все оставшиеся охранники начали организованное бегство в сторону небоскреба. Линия обороны сместилась внутрь штаб-квартиры.

    На территории "Инициативы DHARMA" оглушительно завыла сирена. На окна нижних этажей опустились бронелисты. Толпу это задержит, но не остановит. Вряд ли на грузовик ушла вся их взрывчатка.

    Первая часть плана удалась на славу.

    - Эй, парни! Мы спускаемся! – Мана переговаривалась по рации с остальной командой. – Готовьтесь взрывать!

    - Ждем, Мана! Все будет в лучшем виде! – ответный рапорт Кенске.

    Мана и Хикари подхватили вещи и бросились бегом с крыши. Лифт в доме перестал работать еще до Второго Удара, поэтому, чтобы избавить себя от необходимости бегать по лестнице, девушки заранее закрепили в шахте пару специальных тросов. Несколько секунд головокружительного спуска – и Мана с Хикари уже бежали по первому этажу. Каждая секунда на счету.

    По лестнице, ведущей в подвал, как раз поднималась остальная часть отряда. Синдзи прислушался к уличному шуму:

    - Мы что-то пропустили? – поинтересовался Икари-младший, когда снаружи донесся новый взрыв. Бунтари пробивались внутрь штаб-квартиры.

    - К сожалению, нет, – вздохнула Мана. Девушка повернулась к отряду, по-быстрому повторила инструктаж. – Хорошо, ребята… Мы входим внутрь, захватываем два поста охраны, подключаем Регуляторов к местной сети, спускаемся на нижний уровень, забираем данные и минируем оборудование. Потом возвращаемся и уходим. Быстро, четко и стараясь избежать боестолкновений. Все как на тренировке.

    Мана говорила твердо и спокойно, однако чувствовалось, что девушка изрядно волнуется. На ней, как на лидере отряда, лежала самая большая ответственность. От ее команд зависело, вернутся ли ребята домой. Вернется ли Синдзи…

    Ребята коротко кивнули. Лица у всех были предельно серьезны и сосредоточены. Игрушки закончились, началась Настоящая Работа. Мана задвинула забрало у каски и сняла свой пистолет-пулемет с предохранителя. Отряд последовал ее примеру. Тодзи вставил в свой пулемет новую ленту.

    - Начали! – скомандовала Мана.

    - Ok! Let's go! - Кенске ухмыльнулся и активировал радиовзрыватель. Пол под ногами ощутимо тряхнуло.

    Не теряя драгоценного времени, отряд Лавина спустился в подвал. Пробитый пластидом вход в подземную лабораторию находился в нескольких уровнях под домом. Несмотря на вполне объяснимые опасения, груда заложенной Кенске взрывчатки не только не обрушила канализацию, но и отлично справилась со своей задачей. Айда мог собой гордиться.

    Сквозь густой дым от взрыва можно было рассмотреть широченный пролом в каменной кладке коллектора за которым виднелся какой-то коридор. Пол коридора устилал толстый слой каменного крошева, а сам он был погружен во мрак – взрыв не пощадил люминесцентные лампы на потолке.

    - Занять позицию. Приготовиться, – Мана отдала короткий и четкий приказ по рации. Словесная команда сопровождалась особой системой жестов, заученных ребятами на тренировках.

    Отряд затаился около пролома: Мана, Синдзи и Кенске с одной стороны, Тодзи и Хикари с другой. Мана осторожно просунула в пролом тонкий щуп с окуляром на конце – внешняя камера. Изображение на забрале каски подтвердило, что коридор чист. Мана коротко махнула рукой, и Синдзи с Тодзи синхронно выскочили в коридор, просматривая каждый свою сторону. Остальные двинулись следом.

    - Отлично, ребята. Движемся к первому посту охраны. Вперед! – по команде Маны отряд побежал по коридору.

    Защитные каски у ребят, как уже говорилось, были отнюдь не простыми кусками кевлара. Если смотреть через опущенное забрало, мир начинал походить на любимые тактические стрелялки Кенске. Только графика покруче и тормозов поменьше. На забрале мирно соседствовали датчик движения со звуковым оповещением и навигационная карта, с заранее загруженным планом лаборатории. На карте светился маршрут к первому важному объекту – ближайшему посту охраны, так что ребята могли не бояться заблудиться.

    Отряд Лавина не зря провел столько месяцев на тренировках. Ребята грамотно двигались по коридору с оружием наизготовку, прикрывая друг друга и четко выдерживая скорость. Отряд быстро приближался к назначенной цели, держась своеобразного построения "ромбом". Впереди бежала лидер отряда Мана, по бокам ритмично топали "штурмовики" Синдзи и Тодзи, тыл прикрывала "медик" Хикари. В центре ромба сгибался под тяжестью многочисленного оборудования "инженер" Кенске. При этом Икари-младший не отходил от Маны дальше двух шагов, и ствол его Беретты гарантировал 9-миллиметровую дырку во лбу любому, кто станет на пути. Судзухара же регулярно выкручивал шею, стараясь уследить за Хикари. Внешне парни сохраняли спокойствие и собранность, но внутри они основательно волновались, причем не за себя.

    Безликий бежевый коридор, по которому бежал отряд, на карте выглядел замкнутым кольцом, опоясывающим верхний подземный уровень лаборатории. Через каждые несколько десятков метров от него отходили радиальные коридоры к различным внутреннем помещениям. Отдельно выделялись четыре широких радиальных коридора к центральному стержню комплекса – лифтовой шахте.

    На верхнем подземном уровне лаборатории располагались комнаты отдыха для персонала, раздевалки, душевые и столовые. Еще на карте были отмечены командный центр рядом с лифтовой шахтой, и четыре поста охраны, которые перекрывали точки пересечения четырех основных радиальных коридоров и кольцевого.

    Эти посты охраны могли, в случае крайней необходимости, заменить собой центральное командование. Из них можно было подключиться напрямую к компьютерной сети лаборатории, что делало их лакомым кусочком для Регуляторов.

    Пока все шло как нельзя лучше. Охрана лаборатории была страшно занята отражением штурма толпы бунтарей на поверхности, и поэтому не мешала отряду спокойно разгуливать у них в тылу. В кольцевом коридоре, в добавок, не были ни одной камеры слижения – строители посчитали, что достаточно приглядывать за центральным лифтом. Редкостная удача! Разумеется, слишком долго везение продолжаться не может.

    Пронзительный писк датчика движения оповестил Ману о неприятности – впереди появилась небольшая группа людей. Видимо, взрыв в коридоре не остался незамеченным, и в лаборатории отыскались резервы, чтобы проверить, какого черта тут творится. А светиться отряду было ой как не желательно…

    - Впереди движение! Затаиться и взять живыми! – Мана размышляла не дольше секунды.

    Отряду повезло, и впереди как раз оказалось место соединения кольцевого и радиального коридора. Повинуясь жестам Маны, отряд устроил засаду.

    - Драка... Жду, не дождусь, – Тодзи горел от нетерпения почесать кулаки.

    Мерцающая точка на датчике движения была все ближе и ближе... Уже совсем рядом… Мана выдвинула за угол окуляр внешней камеры, и показала остальным два пальца.

    Как следовало из знаков Маны, по коридору, особо не торопясь, шагали два охранника. Судя по всему, эти парни не восприняли всерьез информацию о взрыве, поэтому пистолеты покоились в кобурах, а сами они почти не смотрели по сторонам. За что и поплатились…

    - Jetez bas l'arme! Sur les genous!{2}– раздался крик Хикари, и охранники неожиданно обнаружили, что из бокового коридора на них недобро смотрят пять стволов.

    Реакция охранников была соответствующая и разнообразная. Один попытался дать деру, но тут же почувствовал всю прелесть контакта своей голени и ботинка Маны Киришимы. Мужик ойкнул и растянулся на полу. Ствол пистолета-пулемета недвусмысленно уткнулся в его затылок. Другой охранник заорал и потянул пистолет из кобуры. Большая, очень большая ошибка... Ручной пулемет Тодзи оказался прекрасной дубинкой. Охранник схватился руками за ушибленную под каской голову и присоединился к своему товарищу. Висящими на поясах рациями никто из них воспользоваться не успел.

    Ребята окружили развалившихся на полу охранников и по-быстрому избавили их от оружия и раций.

    - Слово девушки – закон, приятель… - оскалился Тодзи, хотя знание охранниками японского языка было под большим сомнением. – Что с ними делать, Мана?

    - Свяжем и спрячем где-нибудь… - командир отряда осматривала окружающие пространство в поисках подходящего места.

    - Погодите! У меня есть отличная идея! – Кенске как-то подозрительно уставился на охранников. На лице образовалась зловещая ухмылка…

* * *

    - Это пост 1, у нас все в порядке. Повторяю, у нас все в порядке. Конец связи, – офицер службы безопасности "Инициативы DHARMA" - высокий сухопарый мужчина средних лет - положил трубку внутреннего телефона и поудобней устроился на кресле. Было скучно…

    Пост внутренней охраны номер один представлял собой небольшую прямоугольную комнату, выделяющуюся из стены зала, образованного пересечением главного кольцевого и радиального коридора. Снаружи из комнаты выглядывали несколько узких окон из которых просматривался зал и вход в радиальный коридор. Входом и выходом служила одна единственная стальная дверь. В случае опасности, пост охраны за считанные секунды превращался в долговременную огневую точку.

    Внутри обстановочка была, прямо скажем, спартанской. Большой компьютерный терминал вдоль стены с окнами, пара железных шкафов с оружием и амуницией вдоль другой. Узкий стол с кофеваркой посредине. За терминалом сидели четыре охранника и считали ворон.

    Они бы с превеликой радостью постреляли по дебилам, расшибающим сейчас лбы об первый надземный этаж, но устав есть устав – пост охраны никогда не должен пустовать. Почти вся охрана занята отражением бесконечных волн бунтарей, весь гражданский персонал укрылся на нижнем лабораторном уровне, а им остается сидеть и пялиться в мониторы. Единственным развлечением была внутренняя радиостанция, по которой крутили неплохие песни. В данный момент из динамика неслось само воплощение драйва в исполнении Аобы Шигеру, нового солиста и гитариста одной очень известной европейской группы, называющейся… называющейся… Короче, никто из охранников не помнил, как она называется. Мужик этот, судя по слухам из бульварных газетенок, эмигрировал из Японии по политическим соображениям и, возможно, когда-то работал в Старом NERV.


    We break our enemies with fear

    And we've seen how the tears come around

    We built our confidence on wasteland

    We've seen how the walls come down


    Life Burns!


    A man dies like a butterfly

    Life burns from the touch of the reaper

    All things must pass

    One love is a crooked lie

    The world lies in the hands of evil

    And we pray it would last


    Life Burns!


    We have no sympathy for the lost souls

    We've chosen the path of disgrace

    We give this life to our children

    And teach them to hate this place

    (Apocalyptica- Life Burns) {3}


    - Слышь, мужики, может в картишки перекинемся? – выдвинул рабочее предложение один из охранников.

    - Надоело… - коллектив отклонил предложение.

    - А, может… - договорить охранник не успел, так как скука была растоптана неожиданным явлением. Правда, радости от этого охранники не испытали.

    Крепкая стальная дверь с оглушительным хлопком распахнулась. Сквозь дым от взрыва, охранники в шоке разглядели неизвестного человека в черной спецназовской форме. Перед собой незнакомец держал одного из их товарищей, которые минут десять назад ушли проверить странную вибрацию, слегка тряхнувшую пол. А теперь его использовали в качестве "живого щита". Одной рукой незнакомец щекотал шею охранника узким ножом-стилетом, а другой целился в них из пистолета.


    - Что за… - офицер СБ потянулся за пистолетом.

    - Бросайте оружие, а то они умрут! – корявый вариант французского со странным акцентом оповестил охранников , что из окон на них смотрят еще три человека в черной форме. Лица почти полностью закрывали каски с широким забралом. Оружие, среди которого особенно выделялся ручной пулемет, твердо заявляло о бессмысленности сопротивления. Неподалеку обнаружился еще один пленённый охранник, стоящий на коленях. В затылок ему хищно смотрел ствол пистолета-пулемета незнакомой модели.

    Офицер СБ тихо выругался сквозь зубы и подчинился. Оружие охранников со звяканьем попадало на пол.

    - Отойти от терминала! Держите руки на виду! – одна из незнакомцев, похоже молодая девушка, продолжала издеваться над языком Дюма и Вальтера.

    Охранники сжимали кулаки от бессильного бешенства, но не стали рисковать своими товарищами. Незнакомцы ввалились в комнату, держа охранников на прицеле. Обладатель ручного пулемета пинком отшвырнул стол к стенке. Шкафы с оружием жалобно скрипнули металлом. Пинками и тычками стволов незнакомцы заставили охранников столпиться посреди комнаты. Пленных вытолкнули к ним.

    - На колени! Руки за голову! Быстро!!! – почти провизжала девушка. Незнакомец с пулеметом весьма эффектно клацнул затвором.

    Охранники, поколебавшись мгновение, решили не спорить..

    Еще одна молодая девушка из неизвестного отряда, судя по всему - командир, выдала какую-то тарабарщину, на что двое незнакомцев среагировали кивком и направились к терминалу. Необъятных размеров рюкзак плюхнулся на пол. В тарабарщине офицер, в молодости увлекавшийся хентаем, с удивлением узнал японский.

    "Что за… Японцы! NERV-Япония!" – покрасневший от ярости и унижения офицер СБ, начинал терять самообладание. Он прорычал сквозь зубы:

    - Ах ты…

* * *

    -…La putain japonaise!{4}

    - Что! Да как ты… - Хикари влепила охраннику, судя по нашивкам – офицеру, размашистую пощечину. Мужчина дернул головой, но взгляда не отвел.

    - Эй ты, лягушатник! Ты что тут вякнул?! Да я тебя сейчас… - Тодзи в бешенстве подскочил к офицеру и рывком поднял на ноги. – Никто! Не! Смеет! Наезжать! На! Мою! Девушку! Понял, тварь?!!

    Голова мужчины тряслась в такт словам, казалось, еще пару мгновений, и она просто оторвется. Несчастный захрипел. Остальные пленные зароптали и попытались вскочить на ноги, но натолкнулись на ствол пистолета-пулемета Маны.

    - Тодзи! Немедленно успокойся! У нас есть дела поважнее! – девушка волевым голосом остановила расправу. Судзухара тут же бросил полузадушенного офицера обратно к пленным.

    - Прости Мана, но меня просто бесит, когда… – Тодзи отошел в сторону и стал наблюдать за пленными. Внушительный пулемет отбивал всякую охоту выпендриваться. Притихшая Хикари спряталась за его спиной.

    - Я понимаю, Тодзи, но так можно погубить нас всех. Постарайся себя контролировать, – Мана выбрала себе ближайшее кресло и устроилась поудобней. – Кенске, Синдзи, как там у вас?

    Все это время Кенске проводил правильную осаду компьютерного терминала. Пол перед терминалом был завален кучей разнообразных инструментов и таинственных приборов. Почетное место заняла чудная конструкция из металлических прутьев и решеток. Внешне это сооружение представляло из себя некий штатив, на который крепился каркас для четырех спиралей, смотрящих в потолок. От сооружения тянулся толстый кабель к любопытной коробке усыпанной кнопками, регуляторами и шкалами. Если проследить дальше, то из коробки тянулись уже два кабеля. Один заканчивался в местном электрощите, а другой исчезал, где-то в хаотичном переплетении проводов и коробочек поменьше.

    Терминал лишился внешнего кожуха и бесстыдно демонстрировал миру голые платы. Айда с садистским выражением умного лица что-то там, куда-то там подключал.

    - Круглогубцы! – Кенске протянул руку, и Синдзи вложил в нее требуемую железку. Икари-младший исполнял роль "принеси-подай" помощника.

    Глядя на все это нагромождение металлолома, становилось понятно, что за тяжести таскал Айда в рюкзаке. Кстати, если бы кто-то решился спросить Кенске о назначении всей этой красоты и смог бы переварить обилие специфических терминов, то понял бы, что сие странное сооружение есть антенна, способная узким радиолучом пробить бетонные перекрытия подземного комплекса и связаться со спутником Регуляторов.

    - Готово! - радостно проорал Кенске и запустил свою машинерию. Ребята отодвинулись от мощной антенны подальше.

    - Мы… На… С… Связи… Слышим… Настройка… - голос Майи Ибуки с трудом пробивался сквозь шумы и помехи. Кенске задумчиво потер лоб и покрутил несколько ручек на коробочке.

    - Спасибо! Начинаем подсоединение! – связь наладилась. – Есть контакт с сетью…

* * *

    - Внимание! Тревога! Попытка взлома системы!

    В командном центре подземного комплекса "Инициативы DHARMA" надрывалась сирена. Люди в белых халатах бегали, словно стадо куриц с отрубленными головами, пытаясь осознать ситуацию.

    - Первый фаервол пройден! Второй фаервол пройден! Их не остановить! – операторы в панике долбили по всем клавишам разом, но тщетно.

    - Подбирают пароль! Дьявол! Первый символ… Второй символ! Черт! Третий…

    - Мы теряем контроль!!!

    Толстый мужчина в военном мундире, сидящий на кресле посреди зала, громогласно прекратил истерику.

    - Доложить ситуацию! Вы вычислили хакеров?!

    Сразу стало спокойней.

    - Пытаемся, сэр… Не могу определить место подключения…

    - Обрубите все внешние соединения! – военный стукнул кулаком по подлокотнику кресла.

    - Не помогает! О, боже… Похоже, хакеры внутри комплекса!

    - О, нет! Нет! Пароль подобран!!! Они внутри системы!!!

    На экранах компьютеров начали пропадать изображения.

    - Боевая тревога! Направьте группы на поиск чужаков! Прика…

    - Проклятье! Они отключают системы!

    - Камеры слежения и датчики движения не фунционируют!

    - Они перехватывают контроль над дверьми! Не получается…

    - Говорит группа 2! Мы заблокированы! Двери не открываются! Повторяю… - связь с охранниками оборвалась.

    - Свяжитесь с постами охраны! Узнайте обстановку! – военный рычал, словно бешеный медведь

    - Внутренняя связь отключена! Никто не отвечает!!!

    - Стоп! Погодите… Кажется у нас получается! Мы возвращаем контроль! На полное восстановление потребуется…

* * *

    -… У вас есть полчаса, пока они вновь не запустят системы. Вы должны захватить еще один пост охраны и подсоединиться с него. Удачи! – голос Майи пропал из эфира.

    Мана тихо выругалась про себя и начала отдавать быстрые и четкие команды. Таймер неумолимо тикал. Ребята вскрыли шкафы с оружием, где нашли большой запас стальных наручников. Браслеты заняли свое место на запястьях пленных, после чего отряд покинул пост охраны, прихватив с собой все ключи. Замок у двери выбило взрывпакетом, но умница Кенске все равно умудрился ее закрыть, обработав проем странной белой массой из тюбика.

    - Универсальный промышленный супер-клей! – довольно улыбаясь, пояснил Айда. – И его новое применение! Ха-ха…

    Отряд со всех ног помчался к следующей цели. По иронии, ею оказался пост номер три. В это время по всему подземному комплексу голосила тревога, а по громкоговорителям механический мужской голос, прерываемый скрипом и помехами, циклически повторял стандартный набор фраз:

    - L'alarme! … personnel de combat rapporter… Trouver et supprimer… terroristes inconnus!... {5}

    К великой радости ребят, заблокированные двери не позволяли охране найти их и оторвать головы. Но, как это обычно и бывает, вслед за хорошей новостью, тут же последовала плохая. Охранники с поста номер 3 услышали тревогу и встретили отряд плотным огнем из опущенных на окна бойниц.

    Ребята укрылись от пуль за поворотом коридора и принялись вяло отстреливаться, экономя патроны. Толку от этого – ноль. Попасть в узкие бойницы было нереально, а все пространство перед постом охраны отлично простреливалось. Непрекращающаяся стрельба не давала им даже носа высунуть.

    - Вот суки, бл… Всех порешу! – дурным голосом проорал Тодзи и дал по бойницам очередь из пулемета. Трассирующие пули лишь бессильно выбили искры из толстых бронепластин, а ответный огонь заставил парня прижаться к стене. – Мне бы РПГ-7, разнес бы все нахрен!

    - Нам нужно целое оборудование! – крикнула в ответ Мана, выдав короткую очередь из пистолета-пулемета. Бестолку…

    - Друзья! У нас мало времени! Регуляторы гарантировали полчаса! – Кенске тревожно посмотрел на часы. Он и Хикари прикрывали отряд с тыла.

    - Проклятье! Мы используем дымовую завесу! – Мана в последний момент успела убрать голову от пуль. – Это опасно, но другого выхода нет.

    - Всегда готов. – спокойно доложил Синдзи, экономно расстреливающий бойницы из пистолета.. Во время боя он предпочитал сосредоточиться и помалкивать.

    - И я! Молитесь, лягушатники! – Тодзи показал охранникам неприличный жест, за что едва не остался без кисти.

    - Хорошо… Будьте осторожны… - Мана прищурившись, посмотрела на непокорное укрепление – Внимание! По моей команде, бросить дымовые гранаты к посту! Я, Кенске и Хикари не дадим им высунуть головы! Ребята… Удачи!

    Парни коротко кивнули, демонстрируя, что команда услышана и понята. Тодзи и Синдзи скинули свои рюкзаки на пол. Страха никто не показывал. Мана начала обратный отсчет:

    - Три… Два… Один… Пошли, пошли, пошли!

    Три дымовых гранаты одновременно ударились о стенку поста охраны. Все впереди потонуло в густом сизом дыму. Синдзи и Тодзи быстро поползли по полу к бойницам. Остальная часть отряда открыла шквальный огонь по посту охраны, не столько с целью попасть в кого-либо, сколько ради отвлечения внимания.

    Охранники запаниковали и принялись, не глядя, стрелять сквозь дымовую завесу. Из бойниц доносился отборный французский мат, но их пули лишь впустую дырявили потолок или пол. Правда, по полу ползли Тодзи и Синдзи, и пули периодически крошили бетон в опасной близости от них. Но парни упорно ползли вперед, ориентируясь на звуки выстрелов и показания датчика движения.

    Наконец, каски уткнулись в стенку поста охраны. Парни осторожно поднялись на ноги. Стоя на корточках, они чувствовали, как над их головами пролетают пули.

    - Тодзи, ты слышишь? Я на месте, – Синдзи воспользовался рацией.

    - Я тоже, приятель. Ну что? На счет три? – ответ Судзухары, сквозь треск помех.

    - Хорошо…

    - Тогда, ТРИ!

    Парни, заорав для храбрости, вскочили между бойницами и закинули внутрь гранаты. Внутри поста под невоносимый свист тысяч кипящих чайников вспыхнуло новое солнце. Стрельба мгновенно прекратилась.

    - Синдзи! Синдзи, как ты… – Мана изрядно переволновалась – Ребята! Вы в порядке?

    - Тодзи! Ответь мне! – в радиоэфире появилась Хикари Хораки.

    - Круто сработали! – голос Кенске.

    - Усе в ажуре, товарищи! – Тодзи надулся от гордости – Свето-шумовая граната утихомирила лягушатников.

    - Мана, пост охраны у твоих ног, - простой и спокойный ответ Синдзи.

    - Ох… - Мана опомнилась и погнала отряд дальше – Кенске, снеси эту чертову дверь!

    Сквозь туманные потемки постепенно рассеивающейся дымовой завесы, отряд Лавина пошел на окончательный штурм поста номер три. Мана и Синдзи, находившиеся друг от друга на несколько меньшем, чем необходимо для операции, расстоянии, прикрывали Кенске. Тот, в свою очередь, приплясывая от нетерпения, ставил на дверь взрывпакет. Тодзи и Хикари следили за валяющимися охранниками из бойниц. Хикари почти непрерывно взывала:

    - Ne bougez pas! Nous ne vous causerons pas le dommage. {6}

    Взрывпакет выбил замок у двери и отряд ворвался внутрь. Охранникам было уже не до них. Четверо мужчин ползали по полу, стонали и терли глаза и уши. Свето-шумовая граната не убивает – она только мучает. Ребята оперативно поотбирали у охранников оружие и рассредоточились по комнате.

    - Кенске, прошу тебя, – Мана указала на терминал.

    - Да, мэм! – Айда отсалютовал, в радостном предвкушении очередной хакерской пакости. – Тодзи, Синдзи помогайте…

    - Двоим-то зачем? – возопил Тодзи

    - Так быстрее! – с умным видом ответил Кенске, указав пальцем на потолок.

    Синдзи и Тодзи вздохнули и с унылым видом поплелись за Айдой. Процесс взлома пошел…

    Девушки остались наблюдать за пленными. Те выглядели на редкость небоеспособными, в прострации ползая по полу. Отобранное у них оружие валялось на столе, посреди поста охраны. Девушки расслабились и не заметили, что один из охранников с подозрительной целеустремленностью приближается к столу…

    - Merde! Je tuerai! {7} – охранник рывком схватил со стола пистолет и направил на Ману. Та попыталась уйти с линии огня, но явно не успевала…

    Охранник захрипел и надавил на курок… И тут его тело судорожно задергалось, пронзаемое пулями. Прошитый очередью, мужчина глухо застонал и осел на пол. Из-под неподвижного тела медленно растекалась лужа крови. Остальные охранники замерли, боясь даже пошевелиться.

    Бледная, как смерть, Хикари стояла посреди комнаты. Из дула ее пистолета-пулемета тянулась к потолку тоненькая струйка дыма. Под ногами матово блестела россыпь свежих гильз. У девушки задрожали руки. Оружие со звяканьем стукнулось об пол.

    - ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?! – парни побросали работу и с оружием наизготовку подбежали к ним.

    Мана с большим трудом смогла внятно произнести:

    - Это… Моя вина… Я потеряла бдительность… Простите.

    Синдзи молча обнял ее. Такие действия у него были на уровне рефлексов. Укрыть, обогреть, защитить… И девушка почти сразу расслабилась и успокоилась.

    - Спасибо, Хикари. Ты спасла мне жизнь, – голос Маны снова стал твердым

    - Спасибо, – Синдзи согнулся в глубоком поклоне.

    Вот только Хикари их уже не слушала. Губы девушки задрожали, и Хикари забилась в рыдании на груди у Тодзи. Тот опешил от неожиданности и начал осторожно гладить ее по спине, словно надеясь, что девушка почувствует это через бронежилет.

    - Успокойся, детка… Все позади… Ты у меня самая лучшая… - как, обычно такой грубый Тодзи, мог говорить с такой нежностью, оставалось загадкой.

    - Тодзи… Тодзи… Я его убила! Убила!! Он посмотрел мне в глаза… И умер… Тодзи!!! – у Хикари началась истерика.

    - Ты защитила наши спины! Ты молодец! – уговаривал Тодзи.

    - Я убила…Я убила! Убила! – Хикари не могла успокоиться.

    - Убей, либо убьют тебя. И всех твоих близких. Это ужасно, но в нашем мире по-другому не получается, – в голосе Маны чувствовалась застарелая боль и ярость. – Но если ты уже идешь через ад, то главное – не останавливаться.

    - К убийствам привыкаешь... И это самое страшное, - как-то очень тихо проговорил Синдзи.

    - Если мы вместе, нам не страшен сам Дьявол! Вместе мы пройдем любой ад! – рявкнулТодзи. – По-одиночке нас перебьют.

    Хикари помаленьку приходила в себя.

    - Простите меня… Я не такая сильная и смелая, как вы… Я просто бесполезная обуза…

    - Что?! Да ты у меня круче всех! А если кто что вякнет, я оторву ему голову и засуну в задницу! – Тодзи продемонстрировал всем внушительные бицепсы.

    - Спасибо, Тодзи… Спасибо, ребята… - Хикари вернула себе душевное равновесие.

    Кенске в это время молча переводил взгляд с одной пары на другую, после чего вернулся к подготовке взлома. Если у него и возникли какие-то мысли, то он оставил их при себе.

* * *

    - Сэр! Сэр!! Сэр!!! Новая попытка взлома!!!

    - Какого… Мы же перекрыли… - толстый военный подскочил на кресле и пролил кофе на мундир.

    Персонал бросился к своим компьютерам. Несколько человек, пытавшихся открыть заблокированную дверь, побросали работу и в панике заметались по командному пункту.

    - Это невозможно!!! Они подключились к другому сегменту! Все файерволы пройдены!!!

    - Они захватили управление! Мы бессильны!!!

    - В системе вирус! Он контролирует все процессы!!!

    - Дерьмо! Я прикажу расстрелять всех программистов, если вы не… - военный закашлялся от собственных воплей.

    В командном пункте вырубились все компьютеры, и погас свет. У персонала "Инициативы DHARMA" выдался ну ОЧЕНЬ неудачный день.

* * *

    - Компьютеры комплекса полностью под нашим контролем на ближайшие несколько часов! Мы оставили вам проход к центральному лифту. Спускайтесь на лабораторный уровень и завершите операцию. Удачи! Конец связи, – голос Майи пропал из радиоэфира.

    Мана кивнула и обратилась к остальному отряду:

    - Отлично ребята! Самое тяжелое позади! На лабораторном уровне одни ученые. Спустимся, спокойно делаем свою работу и уходим! Потом решим, где провести отпуск.

    - Желаю поваляться под пальмами! – Тодзи погрузился в сладкие мечты

    - А я хочу покататься на горных лыжах! – у Синдзи заблестели глаза

    - Всегда мечтала прогуляться по Праге, – вздохнула Хикари. Истерики, как не бывало.

    - В мире столько военных музеев… - Кенске начал мысленно составлять экскурсионный маршрут.

    - Хорошо, хорошо… - Мана весело замахала руками. – На Эскалибуре можно объехать пол-мира. Но это потом… А сейчас… ЗА МНОЙ!

    Отряд Лавина молниеносно собрал пожитки и оставил разоренный третий пост охраны. Пришедшие в себя после свето-шумовых гранат охранники остались валяться на полу, размышляя о горькой судьбе и тесных наручниках на руках. А также наполняться злостью и жаждой мести, рассматривая тело своего товарища в луже крови.

    Как и обещали регуляторы, отряд без проблем пробежал через весь комплекс к центральному лифту. Из-за запертых дверей доносился мат и проклятья, но автоматические стальные двери держались на совесть. Персонал комплекса стал пленником на собственной территории.

    Центральный лифт встретил отряд приветливо распахнутыми дверями. Ребята не стали дожидаться особого приглашения и без задержки завалились в здоровенную цилиндрическую кабину с зеркальными стенами и потолком. Мана надавила нижнюю кнопку на панели, и лифт мелодично запищал, с шипением закрыл двери и понес отряд на встречу с главной целью всей операции. Почти бесшумное движение продолжалось где-то пять минут, и ребята успели вдоволь налюбоваться своими отражениями с разных ракурсов.

    - Le niveau de laboratoire. Du jour reussi{8}, – промурлыкал женский голос, и лифт остановился с легким толчком. Двери раздвинулись и призвали ребят выметаться. Ребята слаженно повыскакивали из кабины с оружием наизготовку.

    Лабораторный уровень поприветствовал их могильной тишиной и пустотой. Только откуда-то издалека доносились французские ругательства и грохот ломаемой двери. Регуляторы и здесь успели покуролесить. Карта лабораторного уровня напоминала бублик, только вместо дырки значился обширный зал – место, где производили психоматрицы для Евангелионов. Сам же бублик содержал исследовательские лаборатории, склады особо ценного оборудования и отдельное помещение подписанное как: "Zone of detention".

    - Хм… Зона задержания… - перевел Синдзи – У меня плохое предчувствие.

    - Надо проверить. Пошли, – Мана повела отряд за собой.

    Шахта лифта оканчивалась, как раз над центральным залом уровня, поэтому отряду сначала пришлось спуститься по лестнице. Лестница оканчивалась будкой с охранником, и ребята инстинктивно прижались к стене, но к своему огромному облегчению обнаружили, что будка пуста. Вся охрану перебросили на отражение штурма.

    За будкой начиналась развилка, ведущая в разные части уровня. Навигационная карта на забралах шлемов намекнула, что надо бы пойти направо. Потянулись ничем не примечательные бежевые коридоры без единой живой души. Очевидно, весь персонал оказался заблокирован в своих комнатах, но ребята все равно были начеку, держа оружие наготове и прикрывая друг другу спины.

    Минут двадцать осторожного движения, и отряд занял позицию перед высокой стальной дверью со знаком DHARMA и табличкой на французском: "La zone de l'arrestation"

    - Это она. Мы на месте, – Хикари прочла надпись и кивнула. После пережитого ужаса девушка словно стала… жестче, что-ли… Трагедии меняют людей.

    - Щуп с камерой не просунешь… Ладно, будем брать их так. Приготовились, – Мана подняла вверх руку, – Тодзи жми!

    Мана махнула рукой, и Судзухара со всей дури стукнул по панельке рядом с дверью. Несмотря на опасения ребят, Регуляторы оставили эту дверь в покое, так как из Зоны Задержания можно было попасть непосредственно в центральный зал.

    Дверь с гулом отъехала в сторону, и отряд слаженно ворвался внутрь, ощетинившись оружием. Внутри поднялся крик и женский визг. Вместительное помещение оказалось забито людьми в белых халатах. Ученые в ужасе заметались в поисках спасения.

    - Se trouver! Pour le plancher!{9} {10}– кричала Хикари, но ученые в ответ только громче орали.

    Отряд растянулся полукругом и начал сгонять профессорню в одну кучу. Нежные прикосновения прикладов вместе с чувственными пинками действовали лучше любых слов. Один из яйцеголовых - лысый крепыш - схватил с ближайшего стола ножницы и с диким воплем помчался непонятно куда. Синдзи без каких-либо проблем перехватил его руку и двинул локтем в солнечное сплетение. Ножницы тонко звякнули об пол, а мужчина, получив дополнительное ускорение, упал в толпу собратьев.

    Когда последний из белых халатов занял свое место на полу, в помещении наконец-то стало тихо. Ученые жались друг к другу посреди помещения и затравлено посматривали на оружие окруживших их ребят.

    - И что нам делать с этим стадом? – Тодзи помахивал перед толпой своим пулеметом. Толпа поскуливала и старалась отползти подальше.

    - Сейчас что-нибудь придумаем… - Мана осматривала помещение. – Что ЭТО за место?!

    Теперь, когда ситуация утихомирилась, ребята могли повнимательнее осмотреть, что они захватили на этот раз. Первая ассоциация – тюрьма. Вторая – больница, чему способствовало холодное белое освещение на потолке. По обеим стенам длинного прямоугольного зала тянулись два ряда камер. Правда, решетки у камер заменяло толстое стекло. С одного конца зала располагалась дверь, через которую отряд вломился внутрь. Рядом с входом стоял письменный стол, заваленный документами. На другом конце зала виднелись еще две двери: одна – большая железная махина, вся усыпанная предостерегающими табличками, другая – тоже железная, но поменьше, зато табличек на ней было еще больше. Карта оповестила отряд, что дверь побольше ведет прямиков в центральный зал, а та, что поменьше – в компьютерный центр, где хранились все данные. Отряд Лавина добрался до своей добычи.

    Внимательный осмотр выявил одну свободную и незапертую камеру. Свободной она оставалась недолго. Посредством грубой силы и французских увещеваний Хикари, ученые были запихнуты внутрь, а ключ-карта, найденная у одного из ученых, надежно заперла стеклянную дверь.

    Ребята стали осматривать другие камеры и…

    О, Господи…

    Женщины… В каждой камере была одетая в больничную накидку женщина…

    Ходящие кругами по камере и шепчущие непонятные слова…

    Сидящие на полу и ритмично раскачивающиеся…

    Лежащие на кушетке и смотрящие в потолок…

    Не надо быть врачом, чтобы понять – эти женщины были безумны. Они вели себя по-разному, но у всех была одна общая черта. Каждая женщина держала в руках какой-либо предмет: подушку, ботинок, свернутое одеяло… И…

    - Они… Они считают, что… - Хикари трясло. – Они думают, что это… Их дети…

    - Тридцать… Черт, черт, черт! – пересчитал Синдзи. Рука парня судорожно стискивала рукоять пистолета.

    - Что за дерьмо тут творится?!! – заорал Тодзи и клацнул затвором пулемета – Я порешу этих тварей в халатах!!

    - Спокойно… Сначала закончим дело, – тяжело проговорила Мана. – И мы не мясники…

    - За что их так? За что… - Кенске не мог отвести взора от картин безумия.

    Прижавшись друг к другу, ребята медленно шли вдоль камер. Это место ужасало. Это место угнетало. Хотелось заорать, придать тюрьму очистительному огню и убежать… Убежать далеко, к солнцу, теплу и жизни. Женщины не замечали ничего за пределами собственных мыслей. Были ли они живыми или в камерах содержались лишь пустые оболочки?

    Каждый шаг давался с трудом, атмосфера боли и безысходности тюрьмы вытягивала из ребят силы. Но они упорно шли вперед. Они должны были закончить дело. Ни одна женщина не должна больше потерять собственную душу.

    Дверь в компьютерный центр едва не слетела с петель, когда отряд ворвался внутрь. В этом, забитом компьютерами и шкафами с данными, помещении сразу стало легче дышать. Ребята смогли перевести дух.

    - Это бесчеловечно! – Мана с трудом сдерживала бешенство. – И мы это прекратим!

    Дальнейшие команды не потребовались. Кенске, Синдзи и Тодзи начали быстро и без лишней болтовни разворачивать хакерское оборудование. Одному из компьютеров выпал жребий лишиться кожуха и получить кучу новых подсоединенных к платам проводов. Антенна заняла подходящую позицию на полу и уставилась в потолок.

    - Готово! Начинаю соединение! – юный хакер гордо взирал на дело рук своих. Машинерия Айды Кенске замигала лампочками.

    - Ребята, у нас нет слов, чтобы выразить вам свое восхищение! – на связи Регуляторы в лице Майи Ибуки. – Вы отлично справились с заданием. Так, посмотрим… На скачку данных уйдет приблизительно тридцать минут. Приступаем!

    Пока интеллектуальная собственность и мерзкие тайны "Инициативы DHARMA" улетали верхом на радиоволнах, ребята разбрелись по компьютерному центру в поисках чего-либо интересного. Особое внимание привлек шкаф, до отказа забитый DVD-дисками с чем-то, что Хикари перевела как "Отчеты о наблюдения за испытуемыми". Вытащив наугад один из дисков, ребята столпились рядом с одним из компьютеров. Дисковод с аппетитом проглотил предложенную болванку и вывел на монитор некую видеозапись.

    На мониторе красовался пожилой француз с узкой профессорской бороденкой. Колыхая полами белого халата, ученый подошел к одной из тюремных камер. Внутри на кушетке неподвижно сидела молодая женщина лет 30 на вид. Пустой взгляд безумных глаз был устремлен в никуда. Ученый поправил галстук и начал рассказ. Он говорил внятно и разборчиво, что позволило Хикари поработать синхронным переводчиком.

    - Здравствуйте, я профессор Лекуэндр. С этого момента начинается цикл наблюдений за объектом номер 19. Испытуемая два часа назад была подвергнута Процедуре, что вызвало стандартную реакцию в виде полной потери памяти. У испытуемой отсутствуют не только воспоминания о собственной личности, но и какие-либо социальные и элементарные рабочие навыки. Испытуемую приходится кормить через зонд и использовать специальное белье для сбора выделений организма. Испытуемая также не реагирует на звуки и окружающие предметы, хотя тщательное обследование показало, что физически женщина абсолютно здорова…

    Медленно впадающие в ступор от увиденного, ребята не пожелали выслушивать перечисление физиологических параметров и перемотали видео вперед.

    - … День 8. В поведении испытуемой продолжается интересная тенденция. По видимому, у испытуемой остались какие-то остаточные воспоминания, что привело к любопытному феномену…

    Изображение сместилось в сторону безумной женщины. Теперь несчастная уже не сидела без движения, а медленно качалась из стороны в сторону. В руках женщина сжимала подушку. Хикари зажала рот рукой, сдерживая невольный крик. Тодзи что-то прошептал ей на ухо, и девушка успокоилась. Почти… Мана с каменным лицом промотала видео еще на несколько дней.

    -… День 14. Мы нашли объяснение странному поведению испытуемой. Как и в предыдущих случаях, неодушевленный предмет, в данном случае подушка, ассоциируется у испытуемой с собственным ребенком. Также следует отметить постепенное усложнение поведения испытуемой. Например, позавчера из ее уст послышались первые внятные слова. Все они относились к воображаемому ребенку испытуемой…

    Женщина в камере что-то шептала своей подушке и пыталась накормить ее едой из тарелки. Неожиданно несчастная повернула голову и посмотрела прямо в объектив видеокамеры. От ее страшного, ненормального взгляда, у ребят под бронежилетами потек ледяной пот. Профессор, как ни в чем не бывало, продолжал доклад.

    -… А буквально пару часов назад, испытуемая впервые продемонстрировала явную реакцию на окружающий мир! Она обратила внимание на лаборанта и сказала дословно: "Спи, мой малыш, а не то этот страшный дядя придет и заберет тебя". Разве это не удивительно? Своего рода забавная ситуация…

    Ничего забавного ребята не видели. Глаза постепенно наливались бешенством, а руки инстинктивно тянулись к оружию. Над пленными учеными нависла вполне реальная угроза превратиться в мешки мяса, нашпигованного свинцом. Хикари с трудом продолжала переводить.

    - … Результаты наблюдения за испытуемыми позволили сделать ряд предположений. Во-первых, Процедура, похоже, не приводит к полной пересадке Души испытуемой в пустую психоматрицу. Какая-то малая ее часть все же остается в исходном теле. Во-вторых, несмотря на ущербный характер остаточной части Души, у испытуемых начинается постепенное формирование новой личности! Неужели, под воздействием внешних факторов в теле испытуемой может образоваться новая Душа? И как…

    Мана еще раз перемотала вперед. Клавиатура жалобно хрустнула под ее пальцами.

    - … День 18. С сожалением сообщаю, что мы потеряли и эту испытуемую.

    Из пустой камеры двое лаборантов выносили тело, упакованное в черный мешок.

    - Остается только удивляться изобретательности и упорству испытуемых в стремлении к самоубийству. Учитывая печальный опыт предыдущих наблюдений, мы заранее одели ее в смирительную рубашку, но испытуемая просто размозжила свой череп об стену. Мгновенная смерть. У нас еще осталось несколько десятков испытуемых, и впредь нам придется действовать с большей осторожностью. Пока не удалось выявить, что побуждает испытуемых сводить счеты с жизнью. Возможно, новые личности испытуемых со временем развивались настолько, что осознавали собственную неполноценность?

    Профессор теперь сидел в кабинете и перелистывал документы.

    - Мы недавно назвали феномен стремления испытуемых к смерти "синдромом Киоко", в честь известного ученого Сорью Киоко Цеппелин. Эта женщина была разработчиком теории Процедуры и первой испытуемой.

    Синдзи вздрогнул так, словно схватился за оголенный провод.

    - Аска! Она говорила, что ее мама погибла… Теперь мне понятно как… И я этого так не оставлю!

    - Это безумие скоро закончится. Зло не останется безнаказанным, – полным праведного гнева голосом произнесла Мана.

    Профессор на экране пустился в свободное разглагольствование.

    - Еще одна испытуемая утеряна, и я задаюсь вопросом: Приблизились ли мы к разгадке? И вновь признаю, что далек от нее так же, как и в первый день работы. Просто ни одна из догм рациональной науки не способна постичь, то с чем мы столкнулись. Что такое Душа? Является ли этот феномен просто личностной памятью человека, или это нечто большее? Я все больше склоняюсь ко второму варианту. Доподлинно установлено, что Душа – это не просто неизвестный род энергии. Нет, Душа это что-то… абсолютно нематериальное. Это своего рода, "сгусток чистого Разума" или "чистой информации". При этом сгусток настолько… хм, плотный, что способен переходить в новое качество. Проще говоря, информация преобразуется в материю. Дух порождает плоть, как бы это и ни походило на религиозный бред.

    Профессор изливал на зрителей потоки философских домыслов с видом нобелевского лауреата на церемонии награждения. Как знать, возможно, его работа действительно тянула на премию. Теперь этого не понять.

    - Известно, что у Душа является источником чего-то носящего название "АТ-поля", хотя оно и не имеет ничего общего с каким-либо известного науке полем. Физические принципы АТ-поля по-прежнему являются загадкой, несмотря на то, что у нас есть средства для измерения и оценки данной аномалии. Единственная рабочая теория – это описание АТ-поля, как нечто промежуточного между Душой и материей. По сути своей, Душа, вдумайтесь в это, сама создает себе телесную оболочку! Это кстати доказывает, что Души испытуемых не полностью извлекаются при Процедуре, так как иначе их тела просто бы распадались на исходные составляющие. Но это еще не все! АТ-поле Души изменяет по своему усмотрению все окружающее пространство! Мои слова начинают походить на религиозный бред, и я отдаю себе в этом отчет… Получается, что весь мир… придуман живущими в нем разумными существами! Тогда, что же первично: Дух или Материя? Надеюсь, что дальнейшие исследования…

    Удар кулака по клавиатуре оборвал мудрость высокоученого мужа. Мана размяла ладонь и обвела взглядом свой отряд. На лицах ребят читалась мрачная решимость и жажда мести.

    - Давайте расстреляем этих скотов! – рявкнул Тодзи для убедительности пнув ненароком подвернувшийся стул. Раздался звон разбитого стекла и стук вываливающихся из шкафа дисков. Предложение было встречено молчаливым одобрением, а Синдзи в знак солидарности перещелкнул свою Беретту в режим "очередь по три".

    - Для начала поговорим с этими яйцеголовыми, – глаза Маны сузились, как две бойницы. – Главаря сюда!

    Синдзи и Тодзи без задержек бросились исполнять приказание. Спустя несколько ударов сердца, пленные ученые уже в ужасе жались по стенкам, когда парни с оружием наперевес обыскивали камеру в поисках подходящего "главаря". И тут Синдзи заметил среди ученых недавнего знакомого.

    - А, профессор Лекуэндр… Вас-то нам и надо, – прошипел парень. – Берем его, Тодзи.

    До смерти перепуганный профессор оказался схвачен двумя парами крепких рук. Какая-то молодая лаборантка закричала и попыталась удержать профессора, пока Тодзи не отпихнул ее ногой. Бунт среди пленных был в зародыше подавлен пистолетом Синдзи. Парни были в ярости и не собирались сюсюкаться.

    Еще через минуту, сжавшийся в комок от страха профессор Лекуэндр был брошен посреди компьютерного центра. Со всех сторон на него уставились стволы.

    - Хикари, скажи ему, чтобы он исцелили женщин. Вернул им души, - странно ровным голосом сказала Мана. Нет, разумом ребята прекрасно понимали, что это не осуществимо. Даже если они и вылечат женщин, то как их всех вывести наружу? Но сердца говорили другое. Хикари кивнула и голосом, в котором почти не было ее обычной нежности, произнесла несколько фраз на французском.

    Скорчившийся на полу профессор мелко задрожал и залепетал плачущим голосочком. Хикари перевела.

    - Так… Он говорит, что это невозможно… Процедура необратима… Души уже не вернуть…

    - Подумай еще раз, – Синдзи нацелили ему пистолет в затылок. Профессор заплакал в полный голос. Хикари с большим трудом понимала суть.

    - Он говорит, что… Непонятно… Они вообще не знают, как работает оборудование для Процедуры. Они просто нажимают на кнопки, но что происходит внутри, им абсолютно неизвестно. Ого! Он говорит, что "Инициатива DHARMA" появилась задолго, до Второго Удара и организовал ее один из лидеров SEELE. Во время чистки, старый персонал успел уничтожить почти все данные и скрыться. И теперь они пытаются восстановить старые знания. Пока безуспешно… Просит пощады, говорит, что у него семья…

    Лицо Хикари исказило бешенство, и девушка, что-то проорала на французском. Профессор неожиданно сменил тон с умоляющего на возмущенный. Бешенство Хикари сменилось непониманием:

    - Я сказала ему, что они похищают женщин, а он… Странно, он говорит, что "Инициатива DHARMA" никого не похищает. Все эти женщины были добровольцами. Они согласились участвовать в экспериментах, полностью осознавая риск. Взамен их семьи получают пожизненное пособие, а дети высокооплачиваемую работу в рядах NERV. Все по-честному…

    Ребята в недоумении переглянулись. Это несколько меняло дело. Замолкнувший профессор переводил взгляд с одного бойца на другого.

    - Не понимаю… Регуляторы говорили о похищениях… - Мана осмысливала услышаное. – А профессор, похоже, не врет.

    Остальные молчали, не зная, что сказать. Только Синдзи почти шепотом проговорил.

    - Они производят новые психоматрицы. Это тоже надо остановить.

    Мана приняла решение.

    - Хорошо, расстрел отменяется. Увести!

    Синдзи и Тодзи уволокли профессора назад. Когда профессор Лекуэндр вновь оказался среди своих коллег, одна из молодых лаборанток со слезами бросилась ему на шею, а остальные ученые с искренней заботой помогали профессору прийти в себя. Но погруженные в свои думы парни не обратили на это внимания и заперли камеру.

    Как только Синдзи и Тодзи вернулись к остальным, начался своеобразный военный совет.

    - Регуляторы сказали нам, что здесь именно ПОХИЩАЮТ женщин. Это подозрительно, – размышляла Мана.

    - Может они просто ошиблись? – предположила Хикари.

    - До этого не ошибались, – задумался Кенске.

    - А мы ведь многого про них не знаем, – Синдзи крутанул пистолет на ковбойский манер. Разумеется, предварительно поставив на предохранитель. – Офицеры Старого NERV-Япония, организовавшие подпольное хакерское движение сопротивления…

    - А что это меняет? – воинственно прорычал Тодзи. – Эксперименты проводят? Проводят! Так давайте сначала разнесем эту лавочку по кирпичикам, а потом поболтаем по душам с Регуляторами. Идет?

    Ребята подумали и согласились. Делу время…

    - Кенске, сколько еще скачивать данные? – уточнила Мана

    - Минут десять, – Кенске посмотрел на монитор.

    - Отлично ребята. Пойдем пока посмотрим на местное оборудование. – Мана повела отряд в сторону центрального зала.

    Здоровенная железная дверь отъехала в сторону, и ребята очутились… где-то. Большой круглый зал утопал во мраке, наполненном низким гулом и странными щелчками. На стенах горели желтые ряды непонятных букв и цифр. А посреди зала… Легче всего было описать эту конструкцию, как колбу, в которую спокойно мог поместиться взрослый человек. Внутри колбы исходила пузырями мутная желтая жидкость. Сверху и снизу, колба переходила в хаотичное переплетение множества каких-то труб и кабелей. Отряд замер около входа в зал, завороженный сюрреалистической атмосферой этого места.

    К гулу добавился скрежет зубов Синдзи:

    - Так... Все как в старые, недобрые времена. Нехватает только аквариума с клонами... Черт! – взгляд парня жег, взрывал и разрушал неприятно знакомое место.

    - Надо… здесь… все… осмотреть… - каждое слово давалось Мане с трудом. – Кенске готовь взрывчатку.

    Стараясь не отходить друг от друга, ребята пошли вокруг зала. Гул странных механизмов постепенно проникал в их головы. Отойдя подальше от входа, они заметили небольшой пульт, установленный на стене.

    - Поднять обзорные заслонки, – Хикари перевела надпись на французском. – Нажать?

    Причин для возражений не нашлось. Хикари осторожно ткнула пальцем в пульт.

    С тяжелым, давящим гулом стены зала начали подыматься, открывая вид на нечто… Нечто невероятное. Шокированные ребята смотрели с высоты на еще один огромный зал. Нет, скорее пещеру, конец которой скрывался во тьме. И вся земля в этой пещеры была уставлена огромными красными полусферами, тускло мерцающими изнутри. Десятки психоматриц готовились занять свое место в Евангелионах.

    - Пипец! И как нам все это взорвать?! – Тодзи первым сумел разлепить губы.

    До окончания скачивания данных осталось несколько минут.

* * *

    Толпа охваченных бешенством охранников столпилась перед заблокированной дверью в подземный комплекс.

    - Суки! Убьем их всех!

    - Набьем свинцом по самые гланды!

    - Мочи террористов!

    Один из офицеров пнул дверь ногой:

    - Жак, Пьер! Хватит жевать дерьмо! Автоген живо!! Я хочу, чтобы уже утром с этих террористов сдирали кожу!!!

    - Да, сэр! Уже идем, сэр! – двое мужчин протолкались через толпу, таща за собой газовый баллон. Дверь заискрила под струей пламени.

    Эта ночь всем запомнится надолго. Всем, кто выживет…

* * *

    Дата: 27 марта 2018 года

    Время: поздний вечер.

    Место: Морфеус-17.


    Айони смотрела на тарелку. Алюминиевая лоханка сверкала вылизанными стенками. Айони положила в тарелку ложку. Ложка звякнула о дно. Алюминиевая кружка распрощалась с последним глотком зеленого чая. Священный ритуал набивания желудка торжественно завершился.

    "Мда… Еда, конечно, не как у Хикари, но тоже съедобно", – довольная и сытая девушка откинулась на спинку стула. Любовь к чистоте и порядку устроила жаркую потасовку с ленью и победила.

    Айони встала и собрала алюминиевое счастье гурмана на поднос. Поднос, в свою очередь, совершил путешествие до кухни и плюхнулся в мойку. Древний посудомоечный агрегат девушка побаивалась даже трогать, посему посуда смогла понежиться в тонких женских руках. Помыли тут, потерли там… Конечно, свое отражение Айони не наблюдала, но все равно могла без брезгливости вкушать из нее продукты своего же кулинарного мастерства. С чувством выполненного долга, девушка вытерла руки и вернулась в столовую.

    Теоретически, пищевой блок Морфеуса-17 мог прокормить небольшую армию. Несколько длинных рядов столов и стульев убегали в плохо освещенную даль. Из множества люминесцентных ламп на потолке примерно половина уже приказала долго жить, а остальные доживали последние дни, периодически то вспыхивая, то вырубаясь. Только над парой столов рядом с раздачей, лампы светили ровно и ярко, потому что новые хозяева этого места сподобились их заменить. Правда, в данный момент, уважаемые хозяева отбыли по своим сугубо важным делам, и Айони могла безраздельно распоряжаться владениями мадмуазель Хикари. Владения от этого совершенно не страдали.

    "Детишки почти неделю не вылезали из спортзала и стрельбища, а потом прыгнули в своего робота и умчались. Попробую угадать – эта банда отправилась сеять Смерть и Разрушение во имя Счастья, Правды и Добра… Вот только тем, кого они убьют и чьих детей оставят сиротами, этого уже не понять… Мерзко… А пофиг мне на это… Ну, чем займемся дальше?" – Айони прикидывала дальнейшие планы на вечер.

    Варианты: послушать музыку, посмотреть на рыбок или отправиться спать. Вариант поиграть в видеоигры отпадал, так как подростки заперли кают-компанию на все замки. Да девушку, прямо скажем, не очень-то и тянуло. Точнее совсем не тянуло. Стрельбы, крови и дурных приключений в ее жизни и так было хоть залейся. А вариант посмотреть телевизор Айони отвергла сама. Новости о бесконечных войнах, терактах, беспорядках, экономических кризисах, революциях и прочих кошмарах сидели у нее в печенке.

    Мозг проанализировал возможности и вынес вердикт – СПАТЬ. Айони запахнула пальто, вышла из столовой и отправилась в свою каюту, пробираясь сквозь темноту коридоров и тряску единственного исправного лифта. Спустя n-ое количество минут, девушка, наконец, нащупала в темноте дверь и ввалилась внутрь. Еще один обязательный ритуал омовения, и Айони уже ворочалась в кровати в поисках удобного положения.

    "Эти, так называемые Регуляторы, обещали мне свободу и новую жизнь… Надо только дождаться возвращения этих психованных подростков-террористов… Неужели кошмар закончится?" – мысли девушки собрались в кучу и устроили совещание. Было что-то не то в происходящем… Что-то… Словно, какой-то зверь ворочался за ширмой бытия. Айони уже в который раз донимало чувство иллюзорности всего, что творилось вокруг. Что-то назревало…

    "Может с детишками, что-то случилось? Ох, не хотелось бы… Самой мне с этой подводной помойки не выбраться…", – Айони и не думала отмахиваться от своего чутья и интуиции. Все, что случилось с ней за последний месяц, оказало неслабое влияние на ее мировоззрение, и теперь она чувствовала мир по-новому. Девушка погрузилась в поток своих ощущений и прислушалась к дыханию окружающего мира, пытаясь найти ответ. Но ничего кроме своеобразного запаха опасности, ей почувствовать не удалось.

    "Ладно, Айони, расслабься… Пока, вроде, все не так уж и плохо… Детишки вернутся, я выбью из них деньги и документы, и все… финита! Я уеду далеко, туда, где нет войны, нет проклятой борьбы Лилим за власть, нет смертей и боли… Я найду такое место! А если меня не захотят оставить в покое… Что ж, тем хуже для них…", – Айони была уверена, что сможет повторить то, что сотворила с наемниками в Токио-3. Не с такой толпой сразу, но сможет…

    "Первым делом закуплюсь нижнем бельем и ночными рубашками… Надоело каждый вечер стирать и спать голой…", - мысли завершили споры и разошлись по своим извилинам. Девушка сладко зевнула и легла на бочок. Мир погрузился в сон…


    "А… Что…", – Айони вдруг обнаружила себя в несколько странном положении.

    Открыть глаза и увидеть свое тело висящим в нескольких сантиметрах над чем-то вроде красной воды, было на редкость неприятно. Девушка в панике замахала руками и ногами, пытаясь за что-нибудь схватиться. Однако тело, облаченное в длинную, черную как ночь, мантию, и не думало падать в похожую на кровь субстанцию.

    "Спокойно, спокойно, спокойно… Это всего лишь сон… Тупой, дурацкий сон…", – Айони кое-как уняла страх и огляделась вокруг. - "Ой, блин… Чай, что ли, был просроченным?!"

    Место вокруг походило на чей-то больной бред. Девушка оказалось посреди бескрайнего моря красной жидкости, поверхность которого усеивали плавающие обломки ледяных скал. Девушка посмотрела на небо и поразилась его чистоте. Звезды ярко мерцали, даря свой холодный свет. Но больше всего Айони потрясла Тишина. Полная и абсолютная пустота. Здесь не дул ветер, и мир словно застыл во времени.

    - Некогда – мир льда и снега, а теперь – мир Смерти… Лилим называют это место Антарктидой, – пропел неземной девичий голос за спиной Айони. Знакомый голос, который девушка предпочла бы никогда больше не слышать…

    Айони медленно развернулась, сама не понимая как, и посмотрела на образ девушки, пронизанный самим светом. Синие волосы развевались под порывами невидимого ветра, красные глаза лучились любовью, а на устах застыла легкая полуулыбка, но Айони не собиралась радоваться встрече.

    "Опять она… Ну и что за проповедь мне прочтут на этот раз?"

    - Аянами Рей, если не ошибаюсь… Что Вам от меня нужно? – равнодушно и холодно спросила девушка. Она не испытывала никакого страха, только раздражение и настороженность.

    - Нет нужды таиться, дочка… Здесь нет твоих врагов… - мистическая мелодия голоса звучала отовсюду.

    - Почему ты называешь меня своей дочерью, Аянами Рей? У меня не было родителей, и ты… - глаза Айони недобро сузились. "Меня достали тайны…"

    - Аянами… Рей… Да, так меня звали среди Лилим… Но сейчас имя мне – МУДРОСТЬ… Души трех слились в одну и вернулись к Прародительнице, – божественный образ приблизился. Свет исходил волнами и заставлял мир вокруг блистать.

    - Мое тело создали ученые. Ты не можешь быть мне матерью, – упрямо и гордо произнесла Айони. Световые эффекты не произвели на нее впечатления.

    - Тело – всего лишь оболочка… Сосуд для хранения священного пламени твоей Души… Мы вдохнули жизнь в твою Душу… Мы привели ее в мир Лилим… Мы смотрели, как ты познаешь себя и Лилим… Да, мы твои родители… - образ набирал силу, а свет становился все ярче.

    - Мы? – Айони бестрепетно смотрела на образ той, что назвала себя МУДРОСТЬЮ. "Родители? Ну и ладно… Какая разница? Вот только, что еще за Мы?"

    - Приветствую тебя, Дитя Судьбы... Дочь МУДРОСТИ и ЖИЗНИ… - новый голос пропел за спиной Айони. Он был чем-то похож на голос девушки из света, только в этой песне звучало мужество.

    Айони совершила поворот в воздухе навстречу источнику новых звуков.

    "Так… А это что еще за нечто? – девушка с недоумением взирала на еще один сгусток чистого света, собирающийся в образ молодого парня. По виду светящийся незнакомец многим напоминал деву, называющую себя МУДРОСТЬ, только развевающиеся волосы были цвета серебра.

    - Я – ЖИЗНЬ, о Дитя судьбы. У меня множество имен, но в мире Лилим я был известен, как Tabris, 17-Ангел, – пропел парень.

    Образы светящихся существ тянулись к чистому небу.

    "Да… Эффектно... Мне это уже надоело!" – Айони равнодушно зевнула и начала задавать вопросы. Список был длинным и основательным.

    - Итак, господа, мы познакомились, мне очень приятно… Теперь отвечайте, что все ЭТО значит? Какого я тут делаю, и что это на мне надето? – Айони рассматривала свое черное одеяние. Нельзя сказать, что оно ей не нравилось. Совсем наоборот…

    - Гордость и бесстрашие, независимый Разум и свободная Душа, жажда Познания и Справедливости… - хором пропели МУДРОСТЬ и ЖИЗНЬ. – Мы не ошиблись в тебе, Дитя Судьбы. Ты достойна пройти по этому Пути и выполнить свое Предназначение. А одеяние твое – есть символ Судьбы твоей.

    "Вам только проповеди по телеку читать…"

    - Что-то я не припоминаю, чтобы спрашивали мое мнение, – у Айони и в мыслях не было падать на колени и воздевать руки к небу. – А если меня все это не волнует?

    - Молодец, дочка… Ты ничего не принимаешь на веру… Ты всегда стремишься до конца познать Истину… - голос ЖИЗНИ закружился вокруг Айони.

    - Ты уже многое пережила, дочка… Скажи, что ты видела на своем пути? – пение МУДРОСТИ окутало ее Душу.

    - Что я видела… Боль, Смерть, Предательство и Ужасные Злодеяния… Видела, как люди убивают друг-друга ради мелкой жажды наживы… Видела, как люди губят собственную планету… Нет, я видела и хорошее, но мало, очень мало… - отвечала Айони ровным и почти безжизненным голосом.

    - Наш мир болен, Дитя Судьбы… Он обречен на Смерть… Но ты можешь ему помочь… Можешь дать ему Надежду, – хор божественных голосов наполнял сознание девушки. Образы достигли небес и возвышались над Айони огромными светящимися Исполинами.

    - Помочь… Дать Надежду… Почему Я? Почему ВЫ не можете? – Айони смотрела на небо.

    - Мы не знаем, как… - ответ ЖИЗНИ.

    - Мы не понимаем, как… - ответ МУДРОСТИ.

    - Если уж ВЫ не можете, то и Я тем более… Мне нечего здесь делать, – Айони отвернулась от Исполинов света.

    - Наш мир живой, Дитя Судьбы… Он чувствует, живет, умирает и рождается вновь… У него есть Душа, сотканная из душ всех его живых существ… И когда мир оказывается на грани Смерти, МЫ обретаем сознание… Мы – плоть от плоти нашего мира… Мы – олицетворение двух начал… - весь мир полнился голосами Исполинов света.

    - Я – Покой, – прогремел голос ЖИЗНИ.

    - Я – Движение, – провозгласила МУДРОСТЬ.

    "Инь и Янь… Гармония двух начал…", – припомнила Айони.

    - Но так же, как люди не могут понять сами себя, мы не можем понять собственный мир, – пела МУДРОСТЬ.

    - Та странная Душа, с которой Я делил смертное тело, сказала, что поняла Лилим… Но она унесла знание в Небытие, – пела ЖИЗНЬ.

    - Ну, а Я тут причем? – Айони начала уставать от голосов.

    - Только свободная Душа, свободная от привязанностей, чистая от чужой веры и чужих мыслей… Душа, способная посмотреть на мир со стороны… Душа, любящая весь мир, а не какую-то одну его частичку… Только такая Душа может принести Спасение для Лилим… - от хора голосов по красной воде пошла рябь.

    - По-моему, Лилим сам не хочет, чтобы его спасали, – пожала плечами Айони

    - Да… Лилим – гордое племя, и всегда хочет сам решать свою Судьбу… Даже если его решения приведут мир к Смерти, – пение все сильнее напоминало бурю. Рябь на красной воде начала сменяться волнами, которые ходили по кругу вокруг Айони. – Ведомые Запретным Знанием, Лилим пришли в это место, пытаясь изменить естественный порядок вещей… Здесь все началось… Здесь Лилим сам обрек свой мир на Смерть…

    Странные видения один за другим вставали перед глазами Айони. Антарктида, еще покрытая льдом и снегом. Сооружения из металла и бетона – творения людей, такие чужеродные в этом мире чистого холода. Толпы людей, ученых и рабочих, вгрызающихся в вечный ледяной покров. Все глубже и глубже… И вот, они что-то нашли… Гигант Света, спящий в огромной хрустальной пещере. Люди и вся их техника кажутся такими… мелкими и жалкими по сравнению с… ЭТИМ. Они лишние в этом месте, куда могут входить лишь подобные этому Гиганту. Но люди, полные алчности и жажды Запретного, не ушли. Нет, они начали осквернять Гиганта Света своими прикосновениями, измерениями, своими приборами… А потом… Люди, что-то принесли… Что-то родственное этому Гиганту, но в тоже время абсолютно чуждое и… опасное для него… Это выглядело, как огромное Копье, с двумя наконечниками…

    "Священное Копье Лонгиния… Пронзающее покровы… Убивающее Души… Связывающее Начала…", – прошептали голоса в сознании Айони.

    Люди… Они приближали Копье к Гиганту Света… Ближе и ближе…

    "Нет! Остановитесь! НЕ СМЕЙТЕ!" – Айони охватил настоящий ужас. Что-то кошмарное разворачивалось на ее глазах.

    Но люди в видении не слышали ее криков. Ослепленные собственной гордыней, ученые вонзили Копье в грудь Гиганту Света… И… Время изменило течении свое… Великий плач прошел по Земле, когда кричащий Гигант пробудился и в агонии расправил Крылья над миром. Сила Гиганта высвободилась из черной зияющей раны на его груди и… Второй Удар смял старый мир. Сам же Гигант, лишенный силы, погас и свернулся в пустую, похожую на эмбрион, оболочку.

    - Так моя Душа была изгнана из тела и начала странствование по миру, – подобно грому звучал голос ЖИЗНИ. – Лилим похитил то, что осталось от моей оболочки. Возомнив себя равными богу, Лилим создали отвратительные подделки на МЕНЯ… Но даже мои слуги – Ангелы не смогли сокрушить Евангелионы и вернуть мне оболочку…

    - А меня поработили, пока я спала… Лилим пили мою кровь, – голосом полным скорби пропела МУДРОСТЬ. – Лилим почти уничтожили свой мир… Но один из Лилим сумел сотворить ЧУДО… Однажды, в руках ее была судьба всего мира… Она выполнила свое Предназначение и изменила ход истории…

    Новые видения окружили Айони. Израненная девочка лет четырнадцати, дрожащая в маленькой спасательной капсуле. На горизонте небеса пронзают крылья умирающего Гиганта… Потом, она же, только уже взрослая женщина. Женщина сидит перед компьютером и читает… Слезы текут по ее глазам… Плечи ее вздрагивают… Но тут она словно каменеет… Женщина встает, утирает слезы и достает пистолет… В этот краткий миг, мир изменился навсегда…

    - И теперь будущее нашего мира в руках твоих, о Дитя Судьбы, – красное море всколыхнулось от гласа Исполинов света.

    "Я – Спаситель Мира?! Это смешно!"

    - Как же, по-вашему, я должна спасать мир? Пинками гнать людей к счастью? – Айони не отводила глаз от Исполинов света.

    - Ответ на это ты должна найти сама. Познай Лилим и найди причину болезни… Найди Корень Зла… - ответили Исполины. – Все, что мы можем дать тебе – это знание, что на этом пути ТЫ пойдешь не в одиночку. Есть двое смертных, избранных среди Лилим. Они твои Проводники… Они помогут тебе… Каждый из них даст тебе свою часть Истины.

    "Проводники? Да, тогда в Еве-14 я уже слышала это слово…" – у Айони появилось, какое-то странное чувство.

    - Скажите… Человек по имени Икари Синдзи… Что в нем такого особенного? – девушка задала давно волнующий ее вопрос. – Почему я… Почувствовала его… А он почувствовал меня… И возненавидел…

    - Поздравляем тебя, дочь наша! – грянул хор голосов. – Ты нашла своего первого Проводника!

    "Ой, блин…"

    - Тогда, когда меня еще звали Tabris, я пришел в священное место, в Черную Луну и выбрал две страдающие Души, – голос ЖИЗНИ. – Это были необычные Души… Такие, как они, в легендах и сказаниях Лилим зовутся Героями, людими способными бросить вызов Судьбе и изменить мир. Икари Синдзи считал себя слабым, но я чувствовал в нем великую Волю к Жизни. Я испытал его, заставив сражаться со мной. Он с честью выдержал испытание, и я отметил его Душу, чтобы ты смогла узнать его, а он тебя.

    - Икари Синдзи – один из очень немногих, кто способен сражаться с тобой и победить, – голос МУДРОСТИ.

    - Мы не сошлись характерами. Этот недоумок только и мечтает, что воткнуть нож мне в глаз. И он должен мне помочь? – Айони запуталась.

    - Да, Дитя Судьбы… Он и те, кто идут рядом с ним, сокрушат твоих врагов и расчистят тебе путь… И он даст тебе частицу Истины… Но помни… - голоса Исполинов наполнились тревогой, и впервые в этом мертвом месте задул сильный ветер. – Они сокрушат всех врагов, кроме одного… Того Врага, который предназначен именно Тебе… Ты должна не просто победить его, ты должна использовать его… И он даст тебе последнюю часть Истины.

    - А что, если я откажусь? Если меня не интересует вся эта религиозная чепуха? Я просто хочу спокойно жить, вдали от этого бреда… - Айони дико захотела проснуться.

    - Ты свободна, дочь наша… Ты сама выбираешь свой путь… Прислушайся к себе, прислушайся к нашему миру, и ты найдешь ответ… Какой бы путь ты ни выбрала, мы благословляем ТЕБЯ.

    Свет от Исполинов затопил все вокруг, а потом сменился темнотой. Самой обычной темнотой. Айони лежала в своей каюте и смотрела в иллюминатор.

    "ЖИЗНЬ, МУДРОСТЬ… Проводники… Корень Зла… Предначертанное… Я должна подумать и принять решение… Если еще есть время…"

Глава VII Путь Наверх 

Горе, горе тебе, Вавилон, город крепкий,

ибо в одночасье пришел суд твой.

"Откровение", глава 18, стих 10.

    Дата: 28 марта 2018 года

    Время: близится утро

    Место: Париж, столица мира.


    Грохот взрывов… Пулеметные очереди… Вспышки на горизонте… Крики…

    Там внизу, среди пылающих развалин некогда прекрасного Города, разворачивалась главная трагедия человечества – Война. Любая война, какой бы справедливой ни были ее цели, всегда одинакова. Со стороны – мучительно красивая симфония силы и разрушения. Вблизи – кровь, грязь, гнев, безумие и безысходность.

    Но здесь, в тесной кабине VTOL-штурмовика, в окружении холодных и бесстрастных приборов, разум был свободен от подобных мыслей. Он – первый пилот и командир экипажа, в его руках рычаг, а сердце закрыто долгом и приказом. Сомнения во время боя – почти стопроцентная гарантия, что твое тело окажется в черном мешке, а имя – в похоронке. Да и зачем нужно сомневаться? Это просто работа, которая позволяет семье не бояться голода в наше тяжелое время.

    К тому же, он очень любил летать. Земля с ее грязью, пылью и проблемами остается далеко внизу, и он может слиться с могучей боевой машиной и лететь, лететь, мчаться в небе, подобно ангелу.

    - Альфа-8, вы прикрываете колонну в квадрате… - сквозь треск статических помех в шлемофоне пробилась команда из штаба операции.

    - Команду получил! – командир повел рычагом, и его машина, одна из десятков, кружащихся в небе над Парижем, полетела на встречу с новой целью.

    Операция по усмирению восстания была в самом разгаре. И хотя восставшие оказались не просто толпой оборванцев с камнями и плакатами, а целой кучей озлобленных террористических отморозков со всей Европы, армия ООН вместе с французскими частями постепенно втаптывала гадов в грязь.

    - Больные ублюдки! – второй пилот-стрелок метко прокомментировал творящиеся на земле безобразие.

    Штурман, развалившийся за своим пультом, лишь лениво зевнул.

    Одна из колонн союзной бронетехники влипла в неприятности городской войны. Идущие впереди танки напоролись на мины, и теперь их догорающие остовы перекрывали улицу. Остальная техника уперлась в приграду и попала под перекрестный огонь мятежников, укрепившихся в зданиях. Зелень приборов ночного видения на экране расчерчивалась трассирующими очередями и противотанковыми ракетами.

    - Говорит Альфа-8, мы атакуем! – слаженному экипажу из трех человек не потребовались долгие обсуждения.

    Командир повел машину на боевой заход. Город был, как на ладони: выбирай любой дом и жми на кнопку. В такие моменты чувствуешь себя Богом… Ракеты рванулись к земле и накрыли здания ковром из огня и взрывов. Мятежники более не подавали признаков жизни.

    Штурман доложил, что все чисто и зевнул.

    Каким образом основательно потрепанная колонна сможет преодолеть препятствие в виде горящих танков и продолжить движение к осажденной штаб-квартире ООН было уже не их заботой. Штурмовик продолжил кружиться над колонной в ожидании новых приказов.

    Увольнительная на неделю… Крепкий сон и простые человеческие радости… и новая кругленькая сумма на счету, позволяющая башковитому младшему брату учиться в престижном университете…

    Что еще нужно?

    Сущий пустяк – дожить до конца операции.

    И тогда можно будет сказать – жизнь удалась.

* * *

    Их были десятки. Множество огромных красных полусфер заполняло гигантскую пещеру. Они мерцали во мраке, причем каждая мерцала по-своему. Не было даже двух одинаковых полусфер, ибо не бывает двух одинаковых Душ.

    Вырванные против воли, противоестественной силой запечатанные в этих страшных сосудах, Души матерей были обречены на вечное служение. Каждая сфера станет Евангелионом – самым разрушительным оружием в истории человечества.

    Десятки непобедимых гигантов, каждый из которых мог уничтожать целые города. Это стало бы концом человечества.

    Но сейчас на красные полусферы смотрят те, кто, возможно, принесет им покой.

    - У нас не хватит взрывчатки! – Кенске утер испарину со лба. – Может, удастся обрушить потолок…

    С каждым новым ударом серда время неумолимо утекало сквозь пальцы. Цель отряда Лавина – уничтожение оборудования для Процедуры, но этого… недостаточно. Красные полусферы должны исчезнуть. Иначе все было зря.

    Ребята отчаянно пытались найти выход, но ничего похожего на стоящую идею их головы не посещало.

    До конца скачивания информации оставалось…

    - Скачивание данных завершено! – радостный голос Майи в шлемах ударил по ушам не хуже взрыва гранаты - И по нашим данным, в лаборатории есть большой запас готовых психоматриц. Вашей взрывчатки не хватит?

    - Нет… - Мана вкратце описала ситуацию.

    - Ясно… Тогда сделаем так… В лаборатории есть система самоуничтожения. Когда мы ее активируем, у вас будет двадцать минут на отход. Вопросы?

    Ребята посмотрели друг на друга. Гонки наперегонки со смертью были не самой лучшей идеей, но если ничего другого не остается…

    - Хорошо, мы согласны – Мана ответила от имени всех.

    - Что ж, спасибо вам за все. Удачи! – голос Майи пропал из эфира и вместо него по внутренней сети оповещения раздался мужской голос:

    Avant l'explosion il y avait 20 minutes!

    Чтобы понять смысл этих слов, ребятам не потребовалось знание французского.

    - Какого хрена?! - Тодзи выразил общее мнение. Все произошло, мягко говоря, неожиданно.

    Бежать – все, что им осталось. Словно крысам с тонущего корабля.

    - Мое оборудование! – жалобно проскулил Кенске и сделал попытку рвануть к своему любимому металлолому.

    - Некогда! – Синдзи тормознул Кенске за плечо. – Не знаю, что здесь творится, но Регуляторов ждет серьезный разговор!

    Ребята сбились в одну кучу, готовясь к главному спринту в своей жизни. И, вполне возможно, последнему… Но их лица не уродовал животный ужас или отчаяние, о нет, – они не собирались просто так умирать. Не сегодня!

    - Пошли, пошли, пошли! – Мана махнула рукой, и отряд бегом рванулся прочь из странного зала с жутковатой конструкцией посередине.

    Дверь из центрального зала, словно специально, открывалась со скоростью контуженой улитки, и только внушительные стальные габариты спасли ее от выбивания. Четким тренированным бегом отряд пронесся вдоль камер с безумными женщинами. Что ж, взрыв лаборатории подарит им избавление.

    Когда они пробегали мимо камеры с пленными учеными, Мана, не сбавляя хода, выхватила ключ-карту и разблокировала дверь. Теперь судьба ученых была в их руках. Возможно, они даже выживут… Если сумеют унять панику от повторяющегося сообщения о взрыве.

    Ритмичное дыхание, ритмичный топот ног в тяжелых ботинках… Отряд мчался по коридору в сторону лифта. Отовсюду доносились истеричные вопли и грохот выбиваемых дверей. Люди, заблокированные в своих помещениях, были обречены сгореть вместе с лабораторией. Плата за грехи? За те ужасы, что творились здесь на протяжении месяцев? Какая, нафиг, разница…

    Что-то пошло не так… Что-то пошло совсем не так… и ребята это чувствовали. Но сейчас им хотелось жить, и они бежали, напрягая все силы. Вперед, только вперед, наверх, к свету! Все мысли потом!

    Им повезло – лифт всего лишь помучил их медленно открывающимися дверьми. Отряд ворвался внутрь и привалился к зеркальным стенкам, стараясь отдышаться, пока есть такая волшебная возможность. Мана со всего размаху стукнула по кнопке. Лифт, после очередной пытки медленными дверями, с шипением помчался наверх.

    Синдзи был рядом, Мана нащупала его руку и судорожно сжала. Их глаза встретились и сказали друг другу нужные слова. Тодзи крепко прижал Хикари к себе, готовясь закрыть ее от всего, от пули, ножа и взрыва. Кенске угрюмо стоял в стороне, очевидно поминая свое с такой старательностью собранное оборудование.

    Лифт мчался наверх.

    Avant l'explosion il y avait 17 minutes

* * *

    - Готово! – охранник с молодецким гиканьем выбил ногой обработанную автогеном створку двери. Остальные охранники встретили эту новость яростным ревом. Скоро эти террористы ответят за все!

    Офицер службы безопасности, лейтенант Джекобсон, волевым окриком взял ситуацию в свои руки и придал звереющей толпе некое подобие отряда. Команды воздействовали на самые глубины подсознания, и тренированные охранники в мгновение ока построились в колонну. Оружие было снято с предохранителей и готовилось дырявить податливую плоть. Террористы, сумевшие провернуть ТАКУЮ диверсию, явно не были легкой мишенью. Предстояла жаркая драка.

    - Вы прикрываете… Вы идете следом… - офицер отдал последние приказы.

    К сожалению, весь личный состав службы безопасности "Инициативы DHARMA" послать в бой не представлялось возможным. Штаб-квартира все еще была в плотной осаде, и охранники из последних сил отбивали атаки мятежников, не давая им проникнуть внутрь. Но вдали, среди оружейной канонады и вспышек взрывов, забрезжила надежда. В Париж входили войска, и очень скоро мятежникам самим придется трястись за свои шкуры. По слухам, войска получили четкое указание: "Никого не жалеть!".

    Отряд слаженно вошел внутрь подземного комплекса. Сперва – добраться по аварийным лестницам до командного пункта, потом…

    Замыкающий колонну охранник бросил последний взгляд на улицу, смутно виднеющуюся через закопченные амбразуры. И…

    Что-то темное и быстрое – какая-то тень промелькнула на фоне ночного неба, подсвеченного заревом пожаров. Словно что-то прыгнуло с крыши ближайшего здания.

    "Хрень какая… уже мерещиться всякая х… Утром напьюсь в дупель… И давно пора сказать ей…"

    Что именно сказать, он додумать не успел, так как окрик лейтенанта Джекобсона заставил со всех ног догонять отряд.

    Это ночь уже всем запомнилась.

* * *

    Дата: 28 марта 2018 года

    Время: близится утро

    Место: Морфеус-17.


    В эту ночь океан пел особую песнь. Грохот волн и ярость ветра… Бег темных облаков на исчерченным молниями небе… Все твари морские укрылись на самых глубинах, ибо океан, колыбель всего живого на Земле, пел песнь бури.

    Даже здесь, в подводном комплексе Морфеус-17, стальные стены дрожали от ярости стихии. Но Айони не боялась, наоборот, новые волнующие чувства наполняли ее Душу, когда девушка лежала на своей койке и смотрела в иллюминатор. Ей казалось, что музыка волн окружила ее сознание и вела за собой.

    "Как же это прекрасно… Так чисто… Словно поток, смывающий все злое…"

    Чувство приближающейся беды отступило. Сердце успокоилось. Душа радовалась.

    Надолго ли? Или это просто затишье перед настоящим штормом?

    Она не знала, да и не думала об этом. Пока еще есть время, можно просто насладиться красотой нашего Мира.

    Разные мысли посещали сознание Айони после того странного сна, где ей явились двое, назвавшиеся Жизнью и Мудростью. Их слова не то чтобы напугали, но заставили девушку задуматься.

    Айони трезво смотрела на вещи и понимала, что она уже не та гордая студентка-отличница, какой была когда-то давно, словно в другой жизни. Нет, та Айони не исчезла. Не погибла, простреленая снайперскими пулями, а просто переродилась. Девушка узнала слишком много нового и непонятного. Ее тело создали ученые, а ее Душу привели в мир высшие существа – олицетворения Начал: Жизнь и Мудрость. Так кто же она? Человек? Чудовище? Нет. Ни то, ни другое.

    Она была самой собой, она была Айони Скай, она чувствовала, мыслила и жила, и ничего более ее не волновало.

    Что она хочет? Власти? Божественной силы? И снова нет.

    Айони хотела только одного – ЖИТЬ. Жизнь и Мудрость не ошиблись, она действительно искренне любила наш мир. Весь мир, без исключений. Ей нравились рассветы и закаты, дождь и ветер, день и ночь, Солнце и Луна, синева неба и белые хлопья облаков.

    Снова, уже в который раз, Айони пыталась понять, что происходит, и что ей делать дальше. Будь она простым человеком, давно бы уже сошла с ума от пережитого и познанного. Но вместо этого, девушка просто приняла истину как должное и приспособилась. Теперь ей предстояло сделать следующий шаг. Множество путей лежало перед ней, ожидая, когда ноги Айони встанут на один из них.

    Она могла продолжить прежнюю жизнь, могла снова пойти в какой-нибудь институт, найти работу… одним словом, жить, как обычный человек.

    Она могла прислушаться к словам Мудрости и Жизни, и попытаться спасти мир. Жить, как… как… она не знала нужных слов…

    Она была свободна в своем выборе, но девушка чувствовала, что от ее решения зависит слишком много. Такие решения не принимаются в спешке. Поэтому Айони колебалась…

    "Мир погибнет… Нелепость! Это ведь не первая и не последняя война Лилим! Первая мировая, Вторая мировая… И мир все еще жив… Правда, до этого люди не ютились на жалких клочках суши… Что же мне делать?!"

    Сомнения, терзания, мысли, идеи… Голова девушки гудела, как растревоженный улей. Мысли сталкивались друг с другом, устраивали масштабные побоища на обеих половинах мозга, орали, визжали и требовали внимания. "Спасти мир… Но как?! Столько религий, столько философий и теорий… Модели идеального общества без войн и смертей… Все эти "Города Солнца"… Люди напридумывали немеренно способов спасения, но ни один из них так и не заработал. Благими намерениями выложена дорога в Ад… А помочь мне в этом благом начинании должен двинутый на голову псих Икари Синдзи… Вообще, аут…"

    Айони раздражено закупорила ушки наушниками и врубила плеер. Генератор случайных чисел крутанулся и отправил в динамики трек полюбившейся ей Apocalyptica под названием Path. Как раз в тему. Взревела бас-гитара, запели струнные инструменты, и музыка яростно понеслась куда-то вперед, навстречу будущему…

    Мысли попритихли, особо избитые расползлись зализывать раны по своим извилинам, остальные остались наслаждаться музоном.

    "Надоело, честное слово… На-до-е-ло! Я устала, как раб на строительстве пирамиды… Думать – дело хорошее, но только не в такой обстановочке…"

    Долбанная подводная тюрьма, с долбанной каютой. Серые стены, серый потолок, серый пол… Уютная жесткая койка… Один, вдумайтесь, ОДИН комплект одежды!!! Ни луны, ни звезд, ни растений… Что ни говори, комфортно, как в братской могиле.

    "Если я хочу нормально соображать, то должна сперва выбраться из этой душегубки… Ну, где эти психованные детишки? У них еще патроны не кончились?! Или они еще не всех убили?! Не понимаю, как можно ТАК жить?! Убивать во имя счастья? Если в нашем мире ТАКИЕ дети, что говорить о взрослых…"

    Айони перевела взгляд своих холодных зеленых глаз на иллюминатор, где продолжалась симфония Бури и Шторма для молний с оркестром.

    "Я вырвусь на волю и найду тихое, спокойное и безопасное убежище… Вокруг будет шелестеть настоящий лес и плескаться чистое озеро… И там я смогу принять окончательное решение о том, что мне надо от этой жизни…"

    Но вместо картин священной природы, перед внутренним взором девушки пробежали кадры войн и смертей, ставших обычной реальностью этого мира.

    "Вот только, остались ли на Земле такие места? Или… Хватит, Айони, успокойся и думай о хорошем…"

    Пока есть время, надо спешить наслаждаться жизнью. Завтра этого времени может уже и не быть.

* * *

    Avant l'explosion il y avait 15 minutes

    - Да, что же это творится! Суки! – Тодзи в бешенстве ударил кулаком по стенке лифта. Стекло пошло трещинами.

    Лифт продолжал страшно, адски медленно ползти вверх. Механический мужской голос по громкоговорителю, казался кошмарным хором демонов. Ребята, прижавшись друг к другу, с мольбой смотрели наверх.

    - Наверное, это программный сбой… Ошибка, – Мана изо всех девичьих сил гнала страх из голоса. Как командир отряда, она брала на себя всю ответственность за неожиданный поворот событий.

    Синдзи обнимал ее, как самую большую драгоценность, и выражение его лица ни сулило ничего хорошего любым мыслимым и немыслимым врагам.

    - Как всегда, самое дерьмо припасено напоследок. Ну, ничего, мы еще посмотрим, кто первым отправится на кладбище, – Синдзи недобро оскалился.

    - Это просто ошибка, Синдзи, случайность. Но Регуляторам придется ответить на пару грубых вопросов.

    Синдзи обнял Ману еще сильнее.

    - Женщины, ученые, все остальные люди. Они… они все погибнут! Это несправедливо! – Хикари, спрятавшаяся за Тодзи, всхлипнула.

    - Спокойно, малышка, – и снова грубая нежность Судзухары Тодзи, – мы им, все равно, не поможем. Твари хакерские! Удушил бы своими руками!

    Кенске облокотился на стенку и про себя проговаривал некий список:

    - Новая антенна, усилитель, преобразователь…

    Остальные обменялись многозначительными взглядами.

    - Кенске, приятель, сейчас слегка не до того, – вкрадчиво высказался Тодзи.

    Айда с умным видом поправил очки и показал пальцем в стеклянный потолок.

    - Я составляю список важных покупок к нашему возвращению. Или мы здесь собираемся поселиться навечно?

    Простые слова, а сразу стало легче дышать. Даже воздух в лифте словно посвежел.

    - Да, Кенске, ты никогда не унываешь, – искренне улыбнулась Мана. Обнимающий ее Синдзи показал оттопыренный большой палец.

    - Да, черт возьми! Нам еще рановато на кладбище!! – боевой рев Тодзи.

    - Золотые слова, Тодзи! – Мана, на правах лидера, занялась улучшением боевого духа отряда. – Еще одна пробежка – и мы дома! Готовим культурную программу для классного отпуска!

    - Завалимся на затопленные территории! Там, кажись, еще помнят, как я не заплатил за жрачку!! – Тодзи стукнул себя кулаком по груди. – А нет, так я напомню!

    Синдзи выразительно покрутил пальцем у виска. От Судзухары это не укрылось.

    - Тааак! Товарищ Синдзи меня оскорбил! Требую этой… сатис… сатисфа…

    - Сатисфакции, Тодзи, – Синдзи учтиво поклонился. – Я к твоим услугам. Проигравший чистит Эскалибур зубной щеткой.

    Шестеренки в мозгу у Тодзи заскрипели, что-то там прикинули и…

    - Идет!!! Кенске заснимет твои страдания на видео. Потом мы наложим музон, и выйдет рульный клипец!! Ха-ха-ха!!! Встретимся на ринге!

    Синдзи хищно улыбнулся:

    - Затаривайся зубными щетками, Тодзи. Мана, будешь моим секундантом?

    Девушка нежно прильнула к его щеке. Жалко, каски мешали полностью прочувствовать момент.

    - Конечно, Синдзи. А если этот плохой мальчик, – Мана указала на Судзухару, - тебе что-нибудь сделает, я лично ему накостыляю!

    Тодзи замахал руками. Примерно так пьяницы разгоняют легионы чертиков.

    - Эй! Так не честно! Я слишком молод, чтобы умирать!

    Хикари возвела очи к стеклянному потолку и усталым голосом произнесла стандартную нотацию из своего педагогического труда "Как заставить Тодзи вести себя прилично".

    - Тодзи, когда ты повзрослеешь?

    - Никогда! Вечно молодой, вечно пьяный… - Судзухара запел, спасайся, кто может!

    Стенки лифта затряслись от безудержного хохота.

    Смейся, и весь мир будет смеяться вместе с тобой. Плачь, и ты будешь плакать в одиночестве.

    А лифт продолжал свой тихий путь наверх.

    Avant l'explosion il y avait 13 minutes

* * *

    Массивная стальная дверь медленно покорялась воле пламени автогена. Красные капли с шипением падали на бетонный пол, осыпая работающих охранников снопом искр. Щель медленно, но верно расширялась, и вот, сквозь дым послышались радостные вопли заточенных людей.

    - Вашу мать! Где вас черти носили?!! – персонал командного пункта "Инициативы DHARMA" приветствовал долгожданную свободу.

    Отряд охранников сотряс воздух сногсшибательным набором французского уличного наречия. Они тоже радовались встрече.

    Мастера автогена заработали вдвое быстрее, чуть ли не зубами раздирая неподатливый металл. Еще немного, еще чуть-чуть… И вот он – долгожданный момент освобождения!

    Края разреза еще тускло багровели в полумраке, когда совместными усилиями снаружи и изнутри, дверь была с мясом вырвана из стены. Ботинки охранников ритмично затопали по валяющейся на полу створке с эмблемой Dharma и надписью "Командный Пункт".

    Картина открылась, прямо скажем, безрадостная. Света не было, даже аварийное освещение забыло о своих обязанностях. Лишь тусклый свет ручных фонарей и зажигалок не давал окончательно ослепнуть. Длинный ряд терминалов встретил охранников тишиной и черными экранами. Командный пункт был слеп, глух и нем.

    Фонари охранников рассеивали темноту, высвечивая бледные, изможденные лица персонала. Эти люди провели в темной ловушке больше часа и теперь всерьез могли бы искать у себя признаки клаустрофобии. К охранникам протолкался толстый мужчина в военной форме:

    Лейтенант Джекобсон, командующий отрядом, отсалютовал и вытянулся по стойке "смирно". Отряд синхронно последовал его примеру.

    - Полковник Роган, по приказанию капитана Кокнара наш отряд производит поиск и уничтожение террористов…

    Сам капитан Кокнар, начальник службы безопасности "Инициативы Dharma" остался командовать обороной на поверхности.

    - Вольно лейтенант, - безумно уставшим, низким голосом ответил полковник Роган, официальный представитель Совета Безопасности ООН и фактический командующий корпорацией "Инициатива Dharma".

    Совет директоров был лишь кучкой марионеток на ниточках. "Инициатива Dharma" была вотчиной ООН и инструментом давления на филиалы NERV по всему миру. На все филиалы, кроме NERV-Япония.

    – Какова ситуация? – грубо поинтересовался полковник.

    - Мятежники продолжают осаду, но им не прорваться. Также с нами связались военные: Помощь идет.

    Толстяк в мундире, что-то пробурчал про себя и несколькими далеко не нежными возгласами направил персонал командного пункта в рабочее русло. Подчиненные заметались во мраке.

    - Простите, сэр… - лейтенант Джекобсон водил глазами, оценивая ущерб. – Террористы напали на командный пункт?

    - Нашу сеть атаковали хакеры… - глухо прорычал полковник.

    Все случившееся было подобно грязному носку, попавшему суп. И Совет Безопасности ООН вряд ли погладит полковника по головке. Да и филиалы NERV не забудут поучаствовать в травле. Карьера полковника, которую он весьма ценил, захрипела и пошла трупными пятнами. В лучшем случае, его просто отправят в ссылку куда-нибудь в Африку.

    - Это какая-то мистика, – из темноты вынырнул тощий субъект в очках-телескопах и белом халате. Остатки седых волос торчали стильными клочьями. – Эти хакеры знали про нашу компьютерную сеть лучше нас самих! Архитектура, протоколы, уязвимости в программном обеспечении… Все равно, что противостоять разработчикам системы! Есть подозрение, что хакеры активировали изначально заложенные в систему вирусы…

    - Мы поняли, Пьер! – раздраженно рыкнул полковник. – Я хочу, чтобы весь этот мусор ЗАРАБОТАЛ! СЕЙЧАС ЖЕ! Вам ясно?!

    Несчастный программист подскочил на месте, промямлил что-то и убежал во мрак.

    Полковник медленно повернулся к замершему лейтенанту. На шее толстяка пульсировала жилка.

    - Я надеюсь, террористы уже мертвее Элвиса… - нарочито медленно прогудел полковник.

    Лейтенант с трудом унял панику. Гнев борова Рогана был притчей во языцех, головы и погоны летели только так…

    - Нет, сэр… Нам приказали сначала освободить Командный Пункт…

    - То есть эти ублюдки все еще хозяйничают в МОЕЙ лаборатории?! Вы совсем сдурели, лейтенант?!! – лицо полковника Рогана демонстрировало все оттенки ярости и бешенства.

    Лейтенант Джекобсон попытался открыть рот, но полковник и не думал умолкать. Охранники застыли манекенами в бронежилетах, не решаясь даже пошевелиться. Персонал отползал поглубже в темноту.

    - … и если эти гниды, эти выкидыши сифозной макаки, успели улизнуть, пока вы тут разводите комедию, то… - полковник судорожно отдышался, – то расстрел покажется вам лаской элитной проститутки из Мулен-Руж! ВАМ ВСЕ ПОНЯТНО?!

    - Да, сэр!!! – уже в настоящей панике проорал лейтенант.

    - Тогда какого вы тут делаете?!! Найти и стереть в пыль!!! – для большего эффекта полковник топнул ногой так, что бетонный пол вздрогнул.

    Джекобсон развернулся и вместе с отрядом умчался прочь. Мысли типа "жирное чмо" засветились в голове у всех, но судьбу никто искушать не решился.

    В конце концов, жизнь человеку дается всего одна.

* * *

    Обычно лифт покрывал расстояние между нижним и верхним подземным уровнями где-то за пять минут. Но в эту ночь в дело вступила поправка на нервы и психологию, посему ребятам казалось, что за время, проведенное ими в лифте, можно было построить десяток домов и вырастить сотню деревьев. И еще этот проклятый механический голос по громкоговорителю, мерно отмеряющий оставшуюся до взрыва жизнь…

    Адреналин гремучей смесью разливался по жилам, заставляя мышцы каменеть, а разум замедлять время. Нервы связывались в лихие морские узлы, а сердца плясали канкан. К счастью, очень удачная фраза Кенске резко подняла всем настроение, и когда двери, наконец-таки соизволили открыться, в кабине обнаружилась не кучка взвинченных психов, а вполне себе боеспособный отряд.

    Предельно сосредоточенные лица, сжатое в руках оружие, кристально чистый разум и обострившиеся инстинкты. Команд Маны уже не требовались, отряд действовал, как единое целое, понимая друг друга даже не просто с полуслова, а с полумысли. Секунда, и отряд слаженно покинул кабину лифта, которая вместо пожелания "удачного дня" пообещала им скорую смерть:

    Avant l'explosion il y avait 12 minutes.

    По другую сторону прицелов открылись пустые бежевые коридоры верхнего подземного уровня. И глаза, и датчики движения убеждали, что вокруг не было ни души. Диверсия Регуляторов все еще приносила свои плоды. Карты на забралах шлемов указали путь к выходу, но не могли прибавить уверенности, что подкоп в канализацию не успели обнаружить. Правда, бойцов такая возможность не пугала, желание жить гнало все пораженческие мысли.

    Ребята посмотрели друг на друга, стараясь подбодрить, и одновременно ища поддержки. А потом они побежали, словно одно многоногое животное. Построение было все тем же, но в этот раз Кенске бежал в "облегченном" варианте, что самым положительным образом сказывалось на скорости.

    По бокам проносились запертые двери, развилки и переходы… Карты вели ребят по запутанному пути от центрального лифта к кольцевому коридору, опоясывающему уровень. Оружие шарило по сторонам, но пока лишь гулкий топот ботинок по бетонному полу нарушал тишину… ТИШИНУ?!

    Неожиданно, до ребят дошло, что ненавистный мужской голос с таймером более не капает на мозги. Известие об активации системы самоуничтожения почему-то не гремело из местных громкоговорителей. Верхний подземный уровень доживал свои последние минуты в счастливом неведении.

    - Не понимаю… Еще один сбой?!… - Мана продолжала соображать на бегу.

    Не отступающая от нее ни на шаг тень с пистолетом по имени Икари Синдзи покачала головой. Если бы чей-нибудь взор проник бы сейчас сквозь забрало его каски, то с интересом бы пронаблюдал за глазами, изменяющими цвет. Парень был далек от спокойствия.

    - Еще один подобный бред, и я что-нибудь сломаю! Уф… - Тодзи умудрялся бежать с ручным пулеметом наперевес. – Ничего, мы и не из таких передряг выбирались!!

    - Несправедливо… - словно заклинание шептала про себя Хикари.

    Кенске бежал молча, сжимая в руках свой пистолет-пулемет. Вся его обычная несерьезность куда-то пропала.

    Так они и бежали навстречу свободе и спасению. Коридоры слились в один грязный бежевый поток. Сколько они так бежали? Минуты, часы, дни? Голос с таймером пропал, но радости от этого не было и в помине. Неизвестность пугала похуже смерти. Но ребята верили в себя, и гнали страхи прочь.

    Скоро все это закончится! Надо только слегка поднажать…

    Еще один поворот в череде бесконечных коридоров…

    Писк в шлемах был настолько неожиданным, что ребята его восприняли только с раза с третьего. Тела резко остановились и заняли оборонительные позиции, оружие искало врага… А мозги в это время постигали страшную новость: на датчиках движения мерцало и пищало несколько точек. Не так чтобы рядом, но и не особо далеко.

    ЗАСАДА!!!!

    Либо их ждали, либо только искали, но в любом случае, отряд напоролся на большущие проблемы. Оставалось только молиться, чтобы у врагов не оказались в ходу новейшие датчики движения на основе системы "электронный нос", как у отряда Лавина. Только эффект неожиданности давал надежду на прорыв.

    - Сколько осталось времени? – спросила Мана.

    - Минут пять… Наверное… - прикинул про себя Кенске.

    - Чудненько… – Мана перебирала в мозгу тактические варианты: как всегда, ничего стоящего…

    Времени на многомудрые рассуждения с применением тяжелой артелерии в виде классической теории проведения спецопераций в наличии не было. Оставалось только одно – понадеяться на авось и прорываться. Умереть от взрыва или умереть от пуль… Единственная разница между этими вариантами: при прорыве какой-то шанс выжить все же был.

    Не говоря ни слова, без ора и пафосных кличей, ребята пошли в атаку...

* * *

    - Это первый, у нас чисто, – охранник доложил ситуацию по рации.

    Связь была до невозможности отвратительная, практически один шум с маленькой долей полезной информации. Но следовало радоваться даже этому. Если бы техники не смогли хоть как-то восстановить сеть внутренних ретрансляторов комплекса, толку от раций среди бетонных коридоров не было бы ровным счетом никакого.

    - Вас понял, первый, продолжайте наблюдение, - лейтенант Джекобсон принял доклад.

    - Слушаюсь.

    Карательный отряд службы безопасности Инициативы DHARMA планомерно прочесывал верхний подземный уровень. Разделившись на "двойки" – группы по паре бойцов, охранники осторожно выискивали корень всех местных бед – группу неизвестных террористов. Но пока, вместо врагов они находили пустые коридоры с запертыми намертво дверями.

    Диверсия поражала воображение. Вся компьютерная машинерия комплекса приказала долго жить, превратив первоклассную исследовательскую лабораторию в склеп. Две трети комплекса вообще были недоступны. Из-за стальных дверей доносились голоса и крики о помощи, но времени жечь каждую дверь автогеном, разумеется, не было. Ничего, запертый персонал может и потерпеть. Главное – враги и только враги. Вот только где они?

    "Сбежали", - говорил маленький мерзкий голосок в душе лейтенанта Джекобсона. Прощайте, карьера и зарплата, здравствуй нищета или ссылка в Африку. С упоением убивающие друг друга негры будут рады еще одному вкусному миротворцу из ООН. Черные тучи и коллекция Дамокловых мечей висели над всем офицерским составом Инициативы DHARMA. Такой провал Совет Безопасности ООН им не простит.

    - Это пятый, у нас чисто, – еще один доклад, еще одна померкшая надежда.

    Джекобсон угрюмо кивнул и повесил рацию на пояс. Картины начальственной расправы все ярче выстраивались перед внутренним взором. Верхний уровень прочесан почти целиком, и скоро надо будет спускаться на нижний. А этого душенька лейтенанта Джекобсона очень не хотела.

    Разумеется, слухи о проводимых в лаборатории экспериментах активно гуляли среди ненаучного персонала. Всякое обсуждение, а тем более утечка информации, карались самым жестоким образом, но все равно искаженные версии типа "сатанинские обряды и человеческие жертвоприношения" цвели пышным цветом.

    Коридор, по которому шел Джекобсон и пара охранников, достиг развилки. Направо или налево? Ждать еще или отдать приказ об общем сборе?

    - Это девятый! Мы смогли добраться до первого поста охраны! Прием!

    - Слышу вас, девятый! Докладывайте! – Джекобсон весь затрясся от нетерпения. И не мудрено, по первоначальным данным внешний кольцевой коридор и посты охраны попадали как раз в две трети заблокированного комплекса. Однако проход все же сыскался…

    - Здесь была драка… – треск помех мешал воспринять эмоции охранника, но чувствовалось, что он взволнован. – Дверь выбита взрывпакетом… Черт! Проем залепили какой-то гадостью, вроде клея… Не можем открыть… Внутри наши ребята… Живые… В наручниках… Но следов от выстрелов вроде нет… Одну секунду, сэр…

    Судя по изменившемуся треску, охранник с кем-то переговаривался.

    - Японцы?! Какие еще японцы?! – снова голос сквозь треск. - Сэр, парни говорят, что террористы говорили по-японски… Пятеро… Молодые… Две девки… Гребанные узкоглазые…

    Мозг Джекобсона по-быстрому прикинул текущую геополитическую ситуацию в мире. И слово "японцы" вызвало только одну ассоциацию…

    "NERV-Япония сделал ход конем... Пахнет жареным…"

    Лейтенант связался с командным пунктом. Теперь помехи приобрели очертания низкого рева полковника Рогана:

    - В ваших интересах меня порадовать, лейтенант!

    - Сэр, террористов послал NERV-Япония! Мы продолжаем поиск…

    Рация начала самым натуральным образом накаляться. Для полного эффекта не хватало только дыма и запаха серы из динамиков.

    - Я ПОВТОРЯЮ В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ!!! СНАЧАЛА УБЕЙТЕ ИХ, А ПОТОМ ИЗМЕРЯЙТЕ РАЗРЕЗ ГЛАЗ!!!

    Джекобсон прогнал иллюзию, что держит в руках гранату вместо рации.

    - Слушаюсь…

    - Поправка… - полковник Роган неожиданно одумался. – Минимум одного ублюдка взять живым! У нас есть, о чем с ним поболтать! Выполнять!

    - Да, сэр! – лейтенант в спешке вырубил рацию от греха подальше и глубоко вздохнул. Сладкие грезы о тонущем в кислоте борове Рогане заполонили сознание.

    Ненадолго…

    - Ждем приказаний… О черт! На нас напали!!! – в рации появился голос охранника, чтобы почти сразу потонуть в треске, криках и звуках выстрелов.

    У Джекобсона заходили желваки, а глаза налились кровью. Накопившаяся за ночь ярость сосредоточилась в одной простой к