КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409941 томов
Объем библиотеки - 546 Гб.
Всего авторов - 149445
Пользователей - 93377

Впечатления

кирилл789 про Римшайте: Аурика - ведьма по призванию (Фэнтези)

всё шло нормально до момента, когда эта 18-летняя аурика зашла в спальню к другу принца, "в гости", когда этот друг трудился в постели над любовницей. аурику этот друг со своей любовницей почему-то не видели и не слышали, хотя она не стояла у двери, а подошла к кровати, начала обходить её кругами, приседать и рассматривать, что там в кровати этой делается. а они не видели!
вот я лично не представляю, как бы я не смог заметить кого-то, кто кругами во время этого процесса вокруг моей бы кровати ходил.
а потом, когда её всё-таки заметили, и ей предложили подождать внизу, она села на стул и сказала: "мне и тут неплохо. продолжайте, пожалуйста". юмор такой?
и я понял, что устал. устал читать о психически больных людях, поведение и действия которых выдаётся за доблесть. или, что гораздо гаже и подлее - ЗА НОРМАЛЬНОСТЬ.
это ненормально.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Купер: Избранные сочинения в 6 томах. Том 1. (Современная проза)

Как можно выкладывать собрание сочинений если оно полностью не валидно. Читалки открывают, а программа (FBE 2.6.7), посредством которой, как бы, сделаны книги, не открывает и указывает на ошибки.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Нилин: Пандемия (Детективная фантастика)

"Страшно, аж жуть" (с)

Особенно актуально во время распространения уханьского вируса... только вот все впечатление от книги испортили космические рояли в лице инопланетян. Из-за них оценка книге - плохо.

Ну и еще - не бывает такой пандемии, чтоб вымерли все (не говорю уж - все млекопитающие)...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Римшайте: Академия Грейд-Холл. Ведьма по призванию (Приключения)

боян на бояне, рояль на рояле, всё это уже читалось-перечиталось. кто впервые читает лфр, может быть, и интересно, для меня нет.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
кирилл789 про Римшайте: Лакей по завещанию (Детективная фантастика)

прекрасно. и видно, как отношения развиваются, и детектив чудесен. интрига держит до конца.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Римшайте: Секретарь дьявола или черти танцуют ламбаду (Любовная фантастика)

прекрасная, милая, деловая сказка. со страданиями, конечно, куда ж деться.) но читается моментально и с интересом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
стикс про серию twilight system

не плохая серия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Ничего, кроме обольщения (fb2)

- Ничего, кроме обольщения (пер. Дамский клуб LADY (http://lady.webnice.ru)) (а.с. Семейство Мэлори-9) 1.07 Мб, 307с. (скачать fb2) - Джоанна Линдсей

Настройки текста:



Джоанна Линдсей Ничего, кроме обольщения

Пролог

Уехать из дома, чтобы увидеть свою семью.

Бойд Андерсон испытывал определенное раздражение от этой мысли. Но что правда, то правда.

В течение последних восьми лет каждый раз, когда он приплывал в Бриджпорт, Коннектикут, в надежде, что один из его четырех старших братьев тоже вернулся домой, ни одного из них там не было. Ему нужно было плыть куда-то еще, чтобы найти их.

Братья Бойда, все капитаны, плавали по всему свету, но раньше они обязательно возвращались домой, потому что их единственная сестра, Джорджина, ждала их там. Но Джорджина вышла замуж за англичанина, лорда Джеймса Мэлори, и теперь жила через океан от Коннектикута, и вот туда и нужно было плыть Бойду, если он хотел ее повидать. Это была одна из причин, по которым он подумывал о том, чтобы самому осесть в Лондоне.

Пока он еще не принял окончательного решения, но он определенно склонялся к нему по ряду причин, но в основном потому, что члены клана Андерсонов теперь бывали в Лондоне, где жила их сестра, чаще, чем возвращались домой. И Джорджина не единственная, кто связал свою судьбу с представителем клана Мэлори. Старший брат Бойда, Уоррен, удивил семью, когда женился на леди Эми Мэлори. Уоррен все еще плавал, по меньшей мере по полгода, и брал свою семью с собой, но остальное время он проводил в Лондоне, чтобы его дети познакомились с их бесчисленными кузенами, тетями и дядями, двоюродными бабушками и дедушками, их собственными бабушкой и дедушкой.

Пустить корни стало бы громадной переменой в жизни Бойда. Это означало навсегда перестать плавать, то есть не делать того, к чему он привык с восемнадцати лет. Сейчас ему было тридцать четыре и дом его находился на корабле — «Океанусе» — вот уже пятнадцать лет! Никто не знал лучше него, насколько он предпочел бы дом, который бы не качался.

Он подумывал оставить море также и по другим причинам. Видя, что Джорджина и Уоррен оба счастливы в браке с членами клана Мэлори, Бойд все больше и больше жаждал такого же счастья для себя. Не то что бы он хотел обязательно жениться на женщине из рода Мэлори, даже если бы осталась хоть одна достигшая брачного возраста. Черт, нет, конечно. Это значило бы столкнуться с сильным противодействием со стороны Мэлори, чего ему не хотелось бы. Но он хотел жену. Он был готов. Если общение с Мэлори чему-то его научило, так это тому, что брак может быть просто замечательным. Он только пока еще не нашел подходящей женщины.

Он также чрезвычайно устал от коротких, незапоминающихся отношений с женщинами. Его брату Дрю, возможно, доставляло удовольствие иметь возлюбленную в каждом порту, но Дрю был беззаботным соблазнителем, которому легко удавались такого рода отношения, поэтому женщины ждали его в… по всему миру!

Для Бойда все было не так просто. Он не любил давать обещаний, которые не мог сдержать, и не мог быстро принимать решения, по крайней мере, не такие важные, как выбор будущей миссис Бойд Андерсон. Ему не нравилось делить свою привязанность на несколько женщин. Не был ли он истинным романтиком? Он этого не знал, только знал, что романтические отношения с разными женщинами не принесли бы ему такого же удовлетворения, которое испытывал Дрю. Чего Бойд действительно желал, так это чтобы у него под боком была одна-единственная женщина на всю оставшуюся жизнь.

Он знал, почему даже не приблизился к тому, чтобы ее найти. Путешествуя так много, ему приходилось рассчитывать только на короткий, милый, легкий флирт. Ему нужно было проводить больше времени с женщиной, которая его привлечет, чтобы лучше узнать ее. Но когда это моряк мог провести больше, чем несколько дней кряду в одном порту? Если он станет жить в Лондоне, у него будет куча времени, чтобы найти ту особенную женщину, предназначенную для него. Она была где-то там. Он знал это. Ему просто нужно было оставаться на одном месте достаточно долго, чтобы найти ее и поухаживать за ней.

Бойд посмотрел на заполненную пристань и на город Бриджпорт внизу, и испытал острый приступ грусти. Вероятно, он был здесь в последний раз. Большой дом, в котором выросли все Андерсоны, опустел с тех пор, как уехала Джорджина. Были еще друзья и соседи, которых он знал всю свою жизнь и по которым он будет скучать, но семья была там, где сердце, а Джорджина была сердцем их семьи с тех пор, как умерли их родители.

Тайрус Рэйнольдс, капитан судна, присоединился к нему у поручней. Бойд никогда не был капитаном своего судна. Его семья считала, что он слишком легкомысленный и не желал такого рода ответственности, хотя он всегда плавал на своем корабле. Он не лишал их иллюзий по этому поводу, но думали они неверно.

— Если бы ты так не спешил оплыть из Бриджпорта, — пробурчал Тайрус, — мы могли бы, по крайней мере, заглянуть в один из южных портов и взять груз хлопка, вместо того, чтобы брать пассажиров.

Бойд, улыбаясь, посмотрел на старшего товарища, который был его другом и капитаном. Бойд немного не дотягивал ростом до шести футов, но Тайрус был намного ниже и обладал раздражительным характером.

— Ты не считаешь пассажиров хорошим грузом? — поинтересовался Бойд.

Тайрус фыркнул.

— Когда я обязан развлекать их во время путешествия? И разбираться с их жалобами! Ром и хлопок не жалуются.

— Но мы получим такую же прибыль, если заполним все каюты. Это определенно не первый раз, когда мы берем пассажиров. Ты просто не в духе из-за того, что в прошлый раз та здоровенная старушенция пыталась тебя соблазнить.

Тайрус застонал.

— Не напоминай. Я никогда тебе не говорил, но она вообще-то пробралась ко мне в каюту и прямо в мою постель. Я до чертиков испугался, когда обнаружил ее, уютно устроившейся у меня под боком.

Бойд расхохотался.

— Я надеюсь, что ты ею не воспользовался.

На сей раз фырканье Тайруса было более многозначительным. Бойд отвернулся, чтобы Тайрус не заметил его ухмылку. Черт, хотелось бы ему это увидеть, но лишь представив себе эту картину, он чуть было вновь не рассмеялся.

Глаза Бойда, привлеченные чем-то фиолетовым и розовым на пристани внизу, остановились на высокой женщине, в фиолетовой юбке и розовой блузке. Рукава блузки были подвернуты. Стояла середина лета, и день был определенно жарким. Она вытерла лоб тыльной стороной руки, попутно сбив с головы шляпку. У нее были темные волосы, но он уже успел это заметить по косе, спускавшейся вниз по ее спине. Он хотел, чтобы она повернулась, вместо того чтобы позволять ему любоваться своей спиной, хотя и это зрелище было привлекательным. Шляпка всего лишь упала ей на плечо, благодаря шляпным лентам, которые были повязаны вокруг ее шеи, но она даже не позаботилась вернуть ее на место, поглощенная тем, что делала в данный момент.

Он был изумлен. Она кормила чаек и других птиц в округе, бросая еду из корзинки, что была у нее в руке. Это не было неправильным. Он сам, по возможности, кормил птиц и других диких животных. Но она-то делала это на кишащей людьми пристани!

Стая птиц уже окружала ее, и другие птицы продолжали прилетать. Она стала помехой. Люди были вынуждены обходить эту стаю. Некоторые останавливались, чтобы посмотреть на нее, к счастью, не заслоняя ему вид. Один рабочий пристани попытался прогнать птиц, чтобы освободить себе дорогу. Но они просто подошли ближе к своей благодетельнице. Рабочий пристани ей что-то сказал. Она повернулась и улыбнулась ему. И Бойд онемел от ее внешнего вида.

Она была не просто красивой. В его глазах она была совершенной. Молодая, вероятно, слегка за двадцать. Слегка загоревшая на солнце кожа, темные волосы курчавились на висках, узкое, красивое лицо и ямочки на щеках, когда она улыбалась. И она была пышной. Господи, такие изгибы он видел только в своих самых приятных мечтах!

— Закрой свой рот, парень, слюна течет, — заметил Тайрус.

— Нам нужно отложить наш отъезд.

Тайрус проследил за его взглядом.

— Ничего подобного мы делать не станем, к тому же, я полагаю, что она одна из наших пассажиров. По крайней мере, я видел ее раньше на пристани. Я пойду справлюсь у Джонсона, если хочешь. Он записывал пассажиров на эту поездку.

— Пожалуйста, сделай это, — ответил Бойд, не сводя с нее глаз. — Если он скажет «да», я его расцелую.

— Я определенно не стану говорить ему ничего подобного, — сказал Тайрус, посмеиваясь, когда уходил.

Бойд продолжал смотреть на молодую женщину, упиваясь зрелищем. Что за ирония, только что он подумывал о поисках жены, и тут появляется идеальная кандидатура. Не судьба ли это? И у нее чертовски соблазнительные округлости.

Он намеревался с ней познакомиться. Если она не пассажирка, он просто останется, и «Океанус» отчалит без него. Если же она едет с ними, это будет, он не сомневался, самая приятная поездка за всю его жизнь. Но он пока не спускался на пристань. Вместе с волнением, он испытывал и некую нервозность. А если у нее только приятная внешность? И плохой характер? Господи, это было бы слишком жестоко. Но этого не может быть. Тот, у кого находится время покормить птиц, должен иметь хоть каплю сострадания. А сострадание обычно сопровождалось добротой и приятным нравом. Конечно, это так, уверял он себя. Черт, лучше бы она не была исключением из правила!

Она перестала бросать еду птицам. Он услышал тот же звук, который привлек ее внимание. Со своего места на корабле он увидел раненую птицу сверху груды ящиков. Он ее заметил раньше, но не понял, что она ранена, иначе бы спустился и принес ее, и Филипс, корабельный доктор, мог бы ей помочь перед отплытием.

Бойду тоже нравились животные, и он всегда старался помочь нуждающимся. В детстве он приносил домой любое бродячее животное, которое находил, вызывая сильное недовольство своей матери. Очевидно, молодая женщина имела похожее свойство, так как сейчас она искала ту птицу, которая издавала жалобные звуки. Бойд понял, что птица издает такой шум, потому что желала добраться до еды внизу и не могла. Он сомневался, что женщина сможет заметить птицу с того места, где она стояла на причале, но она обошла ящики в поисках, и, наконец, посмотрела наверх. Бойд поспешил вниз на пристань. Он знал, что она намеревается вскарабкаться на эти ящики, чтобы достать птицу, и это было весьма небезопасно. Ящики были поставлены по пять штук в высоту, что превышало ее рост вдвое, и вместо того, чтобы перевязать их, они были просто поставлены в пирамиду, в основании которой лежал самый большой ящик, чтобы снизить вероятность обрушения.

Бойд добрался слишком поздно. Она уже вскарабкалась на третий, стоя на краешке на носочках и достала птицу. Теперь она пыталась убедить ее забраться в корзинку.

Бойд сдержался, боясь, что если он что-то скажет, это отвлечет ее и она упадет. По этой же причине он не вскарабкался и не снял ее оттуда. Но он не даст ей покалечить себя. Он не уйдет, пока она снова не окажется на земле, в безопасности.

Птица, привлеченная едой в корзинке, наконец, забралась в нее. Молодая женщина сумела встать, но теперь, когда в корзинке был живой обитатель, было не так просто спуститься с ней в руке. Она должна была это понять, когда посмотрела себе под ноги.

— Не двигайтесь, — закричал Бойд. — Дайте мне минутку, я возьму у вас корзинку и помогу вам спуститься.

Она повернула голову и посмотрела вниз на него.

— Спасибо! — крикнула в ответ, ослепив его своей улыбкой. — Я не понимала, что это будет труднее, чем мне сначала казалось.

Он воспользовался маленьким, пустым бочонком, как трамплином, чтобы забраться на первый ящик. Ему не нужно было забираться выше, чтобы забрать у нее корзину, и он просто спрыгнул и поставил ее в стороне. Но она не дождалась его помощи. Она спускалась на второй ящик, когда ее рука соскользнула, и она полетела вниз. Бойд быстро подбежал и поймал ее на руки.

Ее глаза были расширены от шока. Как и у него. Какой неожиданный подарок. Казалось, он не мог пошевелиться. Он смотрел в ее темно-изумрудные глаза и ее лицо… Господи, глаза обманули его. Вблизи она была еще красивее. Бережно держа ее, в то время как пальцы его руки касались ее груди, а другая рука обхватывала ее попку, тело его ответило на ее близость, и он мог думать только о том, чтобы поцеловать ее.

Лишившись присутствия духа оттого, что возжелал женщину так сильно и быстро, он тут же опустил ее. Подальше от себя.

Перед тем как посмотреть на него снова, она расправила юбку.

— Спасибо вам большое. Это было очень волнующе.

— Всегда рад помочь.

Дружески кивнув, она представилась.

— Я — Кэти Тайлер.

— Бойд Андерсон. Владелец «Океануса».

— Неужели? А я владею одной из кают на «Океанусе», во всяком случае, пока мы не приплывем в Англию, — улыбнулась она.

Господи, опять эти очаровательные ямочки. Его тело никак не могло успокоиться. Удивительно, что он еще мог вести беседу, — если это можно было так назвать. Какой дьявол заставил его упомянуть, что он владелец корабля? Он никогда этого не делал! Это смахивало на хвастовство — или на попытку произвести незабываемое впечатление.

— Кэти — это уменьшительное от Кэтрин? — с трудом выговорил он.

— Нет, моя мать любила, чтобы все было просто. Она знала, что будет звать меня Кэти, поэтому она подумала, что может пропустить ту часть с Кэтрин и назвать меня вот так.

Он улыбнулся. В ней действительно было что-то от Кэти. Подогнутые рукава, волосы, заплетенные в косу, а не уложенные в строгую прическу на голове, лазанье по ящикам на пристани. У Бойда возникло сильное ощущение того, что он нашел свою будущую жену.

— Я возьму птицу, — предложил Бойд. — Наш доктор мог бы позаботиться о ней.

— Что за великолепная мысль! Я полагаю, что у нее сломано правое крыло. Я намерена найти ребенка постарше, который бы захотел присматривать за ней.

Улыбка Бойда стала шире. Она была красивой и обладала добрым сердцем.

— Я не могу выразить словами, насколько я счастлив, что вы будете плыть с нами.

Она неуверенно и удивленно посмотрела на него.

— Хорошо… Спасибо. Вы не можете себе представить, насколько сильно я предвкушала эту… Ой!

Вдруг она побежала. Бойд повернулся и увидел, что она побежала к ребенку, который разгуливал по краю пристани. Ребенку был совсем мал, он неосторожно наклонился, глядя вниз на воду, и возникла опасность того, что он упадет. Держа ребенка за руку, Кэти теперь осматривалась, вероятно, в поисках родителей малыша, потом она направилась в толпу.

Бойд пошел было за ней, но потом передумал. Она могла посчитать его слишком навязчивым. Она, казалось, испугалась, когда он выразил радость, потому что она поплывет с ним. Был ли он слишком откровенен, или, возможно, его высказывание было неуместным? Ну, он, вообще-то, не привык ухаживать. Но был уверен, что мог быть таким же очаровательным, как его брат Дрю, если только постарается.

Вытерпев достаточно колкостей от Филипса из-за того, что тот тратил впустую свои докторские навыки на вкусную закуску, Бойд возвратился на палубу. Трап пока еще не был поднят, последние припасы грузились. И на борту была Кэти Тайлер.

Сначала его глаза, а потом и ноги направились прямо к ней. Она стояла у поручней возле трапа и смотрела на город внизу, как и он ранее. Он остановился прямо позади нее.

— Мы снова встретились.

Он ее напугал, возможно, своим хриплым голосом. Она повернулась так быстро, что задела его. Нет, он стоял слишком близко, вдыхая фиалковый аромат ее волос, поэтому она не смогла избежать столкновения. Она покраснела, попыталась отодвинуться и не смогла из-за перил позади нее. С сожалением, Бойд медленно отодвинулся.

— Вы родом не из Бриджпорта, верно? — поинтересовался он.

— Откуда вы знаете?

— Потому что я из Бриджпорта. Знаете, если бы вы жили здесь, я бы намного чаще возвращался домой.

Его слова и улыбка, вероятно, были чуточку нахальными, потому что она определенно занервничала.

Она опустила глаза, потом стала поворачиваться в сторону пристани, но что-то еще привлекло ее внимание.

— Кто мог предполагать, что с ними будет столько проблем, — сказала молодая рыжеволосая женщина, подходя к ним, держа в каждой руке по малышу. — Нам придется следить за ними все время, если мы снова выпустим их на палубу.

Кэти наклонилась, взяла одного из детей и устроила у себя на бедре, взъерошив ему (или ей?) волосы. Бойд не мог сказать точно, мальчик ли этот малыш или девочка.

— Это неплохая идея, Грейс. Они слишком любознательные в этом возрасте, — ответила Кэти.

— Ну, ладно, давайте ее сюда. Я их устрою в трюме, пока мы не отплывем.

— Ваши? — спросил Бойд, как только женщина с двумя детьми ушла.

Он шутил, но Кэти посмотрела на него, с хмурой гримасой на красивом лице. Потом ее глаза расширились, и она ответила:

— Да! Вообще-то, я, наверно, не упомянула, что я замужем и еду к своему мужу в Англию. Я должна идти, чтобы помочь своей служанке. Эти двое ангелочков способны создавать много проблем.

Она быстро удалилась. Бойд остался на месте, без сомнения, ошарашенный.

Тайрус поднялся к нему и похлопал его по плечу.

— Разве не так всегда получается? Всех хороших уже разобрали.

Бойд помотал головой и простонал. Это будет ужасно долгое путешествие.

Глава 1

Лондон, Англия, 1826


Записку доставил мальчишка-оборванец, который не знал, что у него неправильный адрес. Эта ошибка не была его виной. Ему никто не сказал, что в Лондоне очень много Мэлори. Как только он выполнил свое поручение, он убежал, прежде чем Генри смог расспросить его.

Генри и Арти, два крепких морских волка, поделили работу дворецкого в доме Джеймса Мэлори с тех пор, как Джеймс покинул мореходство, и они ушли вместе с ним. Но недавно Джеймс вернулся в море, чтобы спасти своего шурина Дрю Андерсона, который попал в ловушку, когда, судя по рассказу одного из членов его экипажа, сумевшего сбежать, пираты украли его судно прямо из Лондонской бухты! Вместе с ним! Генри и Арти бросили монету, чтобы узнать, кто поплывет с Джеймсом. Генри проиграл.

Генри бросил записку на груду визитных карточек и приглашений, которые пришли от людей, не знающих, что Мэлори с таким необычным домашним хозяйством сейчас в отъезде. Нормальный дворецкий никогда бы не позволил, чтобы столик в прихожей наполнился письмами и приглашениями. Но за эти восемь лет, с тех пор как Генри и Арти начали делить работу, ни один из них так и не узнал, что значит быть нормальным дворецким.

В тот день, когда Бойд Андерсон вернулся в дом Мэлори на площади Беркли, он нашел записку на своем подносе, наряду с еще несколькими карточками, которые соскользнули с еще большей груды рядом с этой. Раньше он не имел собственного подноса в доме своей сестры Джорджины, но тогда он приезжал лишь на неделю или две, не так, как в этот визит. Это было не впервые, когда почта Джорджины смешивалась с его собственной. Несмотря на множество поводов для размышлений, Бойд все еще не решил окончательно переселиться в Англию. Но он остался здесь не по этой причине. Он пока не возвращался в море, потому что оказывал своей сестре услугу. Хотя Джорджина и стала членом огромной семьи Мэлори, и любой из многочисленных родственников со стороны супруга сочтет за честь позаботиться о ее детях в ее отсутствие, семилетняя дочь Джорджины, Жаклин, передумала присоединяться к своим родным братьям-близнецам в загородном доме их кузины леди Реджины Иден, потому что она не хотела быть вдали от своей лучшей подруги и кузины Джудит. Другие члены семьи Мэлори, возможно, и взяли бы её, но так как в ее Лондонском доме оставался Бойд, она попросила его присматривать за Жаклин, пока он вновь не уплыл.

Он предпочел бы присоединиться к спасательной операции. Это было бы прекрасным поводом, чтобы потом дразнить своего брата Дрю. Но он фактически оказал Джорджине хорошую услугу, не настаивая на отъезде, так ее муж не уживался ни с одним из ее братьев. Джеймс не переносил даже собственных братьев. И не было такого повода, из-за которого он и Джеймс Мэлори не вступали бы в драку. Кроме того, выражение лица Джеймса, когда Бойд предложил сопровождать его, очень порадовало Бойда, ведь у него было оправдание, чтобы, в конце концов, остаться.

— Все мы знаем, где она предпочтет пожить, — заметила Джорджина. — Но Рослин упомянула мимоходом, что она, возможно, снова беременна. Таким образом, ей необходимы тишина и покой в своей семье, что совершенно не совместимо с Джуди и Джек.

Рослин Мэлори, как оказалось, не была беременна. Бойд приплыл раньше, чем ожидалось. И Джек, как отец называл свою дочь Жаклин с рождения, была бы счастлива, даже если бы она была, так как она все же могла посещать свою кузину Джудит так часто, как ей того хотелось. Бойд совсем не переживал за Дрю. Он хорошо знал своего брата и не сомневался, что тот выберется из любой западни, прежде чем Джорджина и ее муж придут на помощь. Черт, как долго они собираются там находиться, он начинает подозревать, что они еще не забрали судно Дрю!

Джорджина не ожидала, что Бойд останется в Лондоне так долго. Никто не ожидал, включая его самого. Но когда его судно «Океанус» вернулось из путешествия, в которое он его отправил, то вместо того, чтобы отбыть вместе с кораблем, он снова его отослал.

Семейный бизнес Андерсонов, «Скайларк Шипинг», теперь тоже имел офис в Лондоне. Прежде семья избегала Англии много лет, из-за старой войны и последовавших за этим предубеждений, но сейчас они успешно торговали с англичанами. Теперь, когда Англия стала центром всех недавно приобретенных маршрутов, лондонский офис значительно вырос за прошедшие восемь лет. Бойд даже не думал о том, чтобы управлять всем этим.

Стать отрезанным от моря? О Боги, почему он не сделал это раньше? Потому что, как бы это ни было странно, он любил море. Он ненавидел только то, что оно ему принесло.

Джорджина не раз представляла его лондонскому обществу во время его посещений города. У него даже был платяной шкаф в ее доме, специально для его пребывания в Лондоне. Но он больше подходил джентльменам, начиная с англичан, одетых более причудливо, чем моряки. Он не ходил в чрезмерно вычурных шейных платках и кружевных манжетах, как некоторые из них. Фактически, он взял стиль своего шурина Джеймса — элегантная простота, свободная от условностей. Но и у него было несколько бархатных камзолов, которые он надевал для вечерних событий.

Он получал приглашения на званые вечера от тех, кто знал, что он все еще в городе, и он иногда их принимал. Он не занимался активным поиском жены, но если бы попалась стоящая женщина, она стала бы хорошим стимулом остепениться. Он думал, что нашел ее. Кэти Тайлер могла бы стать прекрасной женщиной для него — если она еще не занята.

О Боги, как он позволял ей закрадываться в его мысли снова и снова? Как только она так делала, ему необходимы были время и крепкая выпивка, чтобы вновь прийти в себя. Она витала где-то в его мыслях. Казалось, знание того, что она недоступна, так как у нее есть муж, еще больше распаляло его! Он даже не в состоянии выяснить, кто же такая эта Кэти Тайлер, которая выворачивала его наизнанку в том рейсе. Она даже не была тем типом женщин, которые обычно привлекали его.

С одной стороны, она была очень высока, лишь на несколько дюймов ниже его. Он предпочитал чувствовать себя высоким среди понравившихся женщин, а миссис Тайлер лишала его этого чувства, когда стояла рядом с ним. Но это не имело значения. Один взгляд на ее пышные изгибы, и ничто иное уже не имело значения.

Она могла говорить много и ни о чем с замечательной ловкостью. Ямочки на ее щеках часто создавали впечатление, что она улыбается. А еще она была очень противоречива, что могло быть весьма запутанным, но он находил это покоряющим. Ее тонкий нос, довольно тонкие брови, ее рот — всё возбуждало его.

Прежде ни одна женщина так не затрагивала его и не оставалась так долго в его мыслях.

Габриель Брукс его все же заинтересовала. Возможно, она сможет прогнать Кэти из его головы. Что ж, он на это очень надеется. Габи прибыла в Лондон одновременно с ним и остановилась у Джеймса и Джорджины, потому что ее отец, старый друг Джеймса, попросил его поддерживать ее во время Сезона.

Возможно, Габи и склонила бы его к браку, если бы она не была с Дрю. И не то чтобы его беззаботный брат намеревался когда-нибудь сковать себя узами брака, как выражаются англичане. Но Габи, казалось, тоже была очарована Дрю, и Бойд перестал думать о ней как о вероятной жене. Кроме того, она была дочерью пирата, и Бойду пришлось бы нелегко, упусти он такой маленький факт. Пираты были не приемлемы для честных моряков.

Он смотрел на два приглашения на его подносе, которые и в самом деле были для него, и аккуратно отложил четыре, которые были адресованы его сестре. Он открыл свернутую записку, так как не мог сказать, кому она предназначалась. Ему пришлось перечитать ее дважды, прежде чем он понял ее смысл. Затем сломя голову кинулся вверх по лестнице, выкрикивая имя своей племянницы.

Когда он нашел Жаклин в ее комнате, румянец вернулся на его лицо, а сердцебиение постепенно пришло в норму. Он снова прочел записку.

«Ваша дочь у меня. Начинайте собирать деньги, если хотите вернуть ее. Вам сообщат, куда их принести».

Бойд запихнул записку в карман, думая, что ее доставили по неверному адресу. Он задавался вопросом, у всех ли соседей Джорджины есть дочери. Он не знал, но он должен был отдать эту записку властям.

— Что не так, дядя?

Глядя на удрученное выражение лица Джек, Бойд ответил:

— Я могу задать тебе тот же вопрос.

Она начала пожимать плечами, но затем вздохнула и сказала:

— В Гайд-парке у Джудит сегодня поездка на ее первой лошади. Не на пони, на настоящей лошади, которую дядя Тони купил ей.

— А тебя не пригласили понаблюдать? — предположил Бойд.

— Нет, пригласили, но я считаю, что только дядя Тони должен разделить с ней этот момент. Он так долго этого ждал.

Бойд подавил усмешку. Его племяннице всего лишь семь лет, но иногда она поражала его умением понимать других. Ей очень хотелось находиться в парке и наблюдать за тем, как ее лучшая подруга ездит на своей первой настоящей лошади. Но, вместо этого, она приняла во внимание чувства отца девочки.

Бойд знал о пикнике и думал, что Джек будет чувствовать себя обделенной. Вообще-то, он считал хорошей мыслью покупку ей лошади, но затем понял, что в таком случае у его сестры будет приступ.

— Кроме того, — добавила Жаклин. — Джуди приезжает сегодня вечером на выходные, так что я все услышу…

Она не закончила, так как в комнату ворвался Генри. Он очень запыхался, будто бежал вверх по лестнице, так же как Бойд. Не говоря, что его принесло сюда в такой спешке, он взглянул на Жаклин, затем жестом попросил Бойда выйти. Генри знал, что у маленьких детей большие уши, поэтому он хотел быть абсолютно уверенным, что Джек не подслушает.

— Только что приехал посыльный от сэра Энтони. — Генри прошептал на ухо Бойду. — Он спрашивает, сколько мужчин в доме, чтобы прибыть на помощь в поисках его дочери. Она без вести пропала в парке.

— Черт! — Бойд потащил Генри вниз, прежде чем показать морскому волку записку.

Теперь все стало на свои места. Записку доставили не по неправильному адресу, а лишь ошиблись домом Мэлори, который часто путают с восьмью другими домами семьи Мэлори.

— У меня отпадает надобность в поиске, — мрачно произнес Бойд. — Я должен немедленно отдать эту записку сэру Энтони.

Бойд не сомневался, что капитан Генри обратится к Джеймсу Мэлори. Два младших брата Мэлори были очень близки, так же как и Бойд с Дрю и Джорджиной.

— Тогда я всего лишь должен объяснить ему, — сказал Бойд и умчался из дому.

Глава 2

Поездка в экипаже была ужасной. Это был старый экипаж. Сиденья были даже без набивки. Возможно, там и была набивка, когда экипаж был новым, но как давно это было? Оба окна были открыты. Стекла, которые там имелись, давным-давно разбились.

Прочная ткань была прикреплена к каждому отверстию, чтобы хоть немного препятствовать проникновению ветра. Но это также лишало большого количества дневного света. Во всяком случае, не замерзнешь, все-таки это середина октября. Джудит была благодарна и за такую мелочь.

Она еще не плакала. Она продолжала говорить себе, что она Мэлори, а Мэлори сделаны из крепкого материала. И, если бы она заплакала, у нее зачесались бы глаза. Ее руки были связаны так, что она не могла дотянуться до глаз и вытереть их. Но ей было очень тяжело сдерживать слезы.

Как же случилось, что такой волнующий день превратился в ночной кошмар, которого она прежде не испытывала? Она хвасталась в парке. Она не хотела, чтобы отец волновался о том, что лошадь, которую он купил, слишком велика для нее, и она не сможет ее оседлать.

Это была красивая стройная лошадь, лишь ненамного выше, чем ее пони. И она уже хорошо держалась в седле. Отец купил ей отличное седло, не дамское. Он сказал, что ей необходимо еще немного времени, чтобы научиться ездить, как леди. Она лишь хотела показать, как быстро она справится с кобылой и доказать, что ему не стоит о ней беспокоиться.

Но этот короткий галоп завел ее далеко от того места, где ждал отец. Она уже придержала лошадь, чтобы развернуться, но тут ее стянули на землю. Кобылу шлепнули, и она умчалась. Джудит потянули сквозь листву около дороги, зажимая ее рот рукой.

Тихий голос пригрозил:

— Попробуй только пискни, и я перережу твое горло и выброшу твой труп в кусты.

Она не могла привлечь внимание. Она просто упала в обморок.

Когда она очнулась, ее руки и ноги были связаны, а во рту был кляп. Упав с твердой скамьи на пол, она проснулась.

Она не пыталась снова взобраться на скамью, она знала, что не сможет. Страх овладевал ею. Экипаж отчаянно нёсся. Ее маленькое тело подбрасывало на грязном полу. Старая карета собиралась развалиться.

Но в конечном итоге карета остановилась, и дверь вдруг распахнулась. Что-то немедленно было на нее наброшено, плащ или одеяло, не давая ей возможности развернуться и увидеть вошедшего. Ее так хорошо закатали в этот плащ, что ни один дюйм тела не был свободен. Затем ее поволокли за ноги по полу.

Она все еще не могла увидеть похитителя, но голос, который ей угрожал, несмотря на грубость, походил на женский. Это не уменьшило ее страх.

Теперь она слышала звуки, много звуков, а еще голоса и даже немного смеха. И очень сильным был запах пищи, заставивший ее понять, насколько она голодна. Едва она это поняла, как все вдруг исчезло. Будто они прошли мимо двери кухни или столовой, а теперь все оставалось позади. Из-за плаща она не могла ничего видеть, но могла сказать, что ее несут наверх. Человек, несший ее, стал дышать тяжелее от натуги.

Скрипнув, открылась дверь. Затем ее опустили на что-то мягкое. Кровать?

Плащ с нее не сняли. Она пошевелилась так, что теперь она вновь могла видеть.

— Прекрати это, — зарычал на нее голос. — Лежи смирно, и тебя никто не тронет.

Она затихла. Вновь открылась дверь, но она не осталась одна. Вошел кто-то еще.

— Я так и думал, что это ты, я видел, как ты прокралась мимо двери таверны в комнату, — осуждающе произнес человек. — Где, черт возьми, ты была? Когда ты затянула меня сюда, чтобы зайти к своей тете, ты не говорила, что исчезнешь на весь день. Утром я просыпаюсь, а тебя нет. Что я должен думать, а?

Говоря это, он шел к кровати, но вдруг отступил и, развернувшись, зарычал на женщину:

— Что это такое?

— Это наше богатство, — ехидно ответила она.

С нее сняли плащ. Освещение в комнате на мгновение ослепило ее. Как только ее глаза привыкли, она наивно взглянула на высокого человека с яркими морковно-красными волосами и светло-голубыми глазами. Он был одет прилично, как большинство дворян. Она видела, что его лицо побледнело. Она испугалась, но, казалось, она еще больше напугала его.

Он испуганно повернулся к женщине:

— Ее волосы? Его глаза? — он задыхался. — Неужели ты думаешь, что я не знаю, кто она?

— Ты думаешь, я это скрываю?

— Ты с ума сошла, по-другому не скажешь! — воскликнул он. — Взгляни на этот кривой нос. Ты думаешь, я родился таким? Взгляни на шрамы на моем лице. Ты знаешь, сколько у меня тогда было сломано костей? Да мне просто повезло, что я выжил после того, как он меня побил! И теперь ты украла его дочь! Как ты могла?! Почему?

— Каждый раз, когда ты выпиваешь, я должна выслушивать твой скулёж о богатстве, которое должно быть твоим. Хорошо, ты будешь рад, я, наконец, согласна с тобой. О да, это должно принадлежать тебе, а не глупой девчонке, которая не нуждалась в этом тогда и, конечно, не нуждается в этом теперь, после соединения с богатой семьей. Таким образом, все возвращается домой — к нам.

Джорди Кэмерон никогда не жалел о том, что женился на этой женщине — до сих пор. Он нанял ее, чтобы управлять его первым магазином в Эдинбурге, так как он ничего в этом не понимал. Он покончил с флиртом и попросил ее руки. Она была из низших классов, но тогда это его не заботило. Фактически, он вынуждал мать этого ребенка выйти за него замуж. В конце концов, Рослин от него сбежала.

— Когда человек говорит что-то в пьяном состоянии это обычно не то, что он думает, когда трезв. Я потерял свое богатство много лет назад. Мой двоюродный дед мог отдать свое состояние тому, кому хотел. Моя кузина была ему более близкой родственницей, поэтому он все отдал ей. Он никогда бы не дал мне даже малую долю, ведь он ненавидел меня.

— Ты все еще…

— Заткнись, женщина, и слушай меня! Я скажу тебе, почему ты сошла с ума. Моя кузина Рослин дала мне средства для открытия наших магазинов. Десять тысяч фунтов он дала мне в том чемодане, без моего ведома. Этого было достаточно, чтобы открыть все три наши магазина. Мы не богаты, но и не бедны. И вот как мы ей отплачиваем?

— И ты думаешь, что я сошла с ума, когда ты только что рассказал этой девчонке, кто мы такие.

— Однако это ты упомянула богатство ее матери.

Она проворчала:

— Я приняла меры, чтобы скрыть наше происхождение. Сегодня утром, прежде чем отправиться в Лондон, я украла старый экипаж на тот случай, если меня заметят. Но никто не видел меня. Это было слишком просто. Я планировала влезть к ним в дом, но, пока я наблюдала, наружу вышли красивая девочка со своим отцом. Таким образом, я последовала за ними к большому парку, лучшему месту для похищения. Я так думала, пока не поняла, что мужчина не выпускает ее из виду. Я уже собиралась уезжать, когда девчонка поехала прямо в мои руки.

— Меня не волнует, как ты это сделала, я хочу знать, как ты все исправишь. Ты вернешь ее обратно.

— Нет, — категорически ответила она. — К тому же, слишком поздно. Прежде чем уехать из Лондона, я приняла меры, чтобы записка была доставлена сегодня вечером. В ней говорится о том, куда надо принести деньги. Сейчас они уже получили ее. — И тут она ему улыбнулась. — Ты лучшее, что есть в моей жизни, я не могу это отрицать. И я плачу большую цену, чтобы сделать нас богаче, чем когда-либо могут сделать несколько магазинов. Так что если нам придется оставить страну из-за этого, — добавила она и пожала плечами. — Это лишь небольшая цена за наше благополучие. Поспи немного. Завтра ты поймешь, что я права.

Затем она сгребла ребенка и усадила на пол в углу комнаты, таким образом освободив их кровать. Джорджи немедленно схватил обе подушки и одеяло и разместил их вокруг ребенка, чтобы девочке было удобней. Его жена посмеялась над ним. Он стиснул зубы, надеясь, что сон поможет ей осознать, какую глупость она совершила. Ему не нравилась мысль о том, чтобы посадить свою жену в тюрьму ради спасения ее же жизни. Он не сомневался в том, что ее затея приведет их к смерти от руки Энтони Мэлори, если девчушка не будет вскоре возвращена.

— Пожалуйста, пожалуйста, скажи своему отцу, что я не имею к этому никакого отношения, — шептал он ребенку, укрывая его. — Клянусь, это была не моя идея.

— Что ты там бормочешь? — недовольно спросила супруга.

— Ничего, дорогая.

Глава 3

Тихие стоны разбудили Кэти Тайлер уже второй раз за ночь. Кот? Ребенок? Было трудно определить источник этого шума, но ее это раздражало. Казалось, стоны исходили из комнаты, находящейся непосредственно рядом с ее. Кровать Кэти примыкала к стене, которая разделяла номера. Девушка рассматривала возможность передвинуть кровать подальше от шума. Но кровать была очень большая, и Кэти не думала, что справится с ней, не разбудив весь этаж.

Они прибыли в эту гостиницу в окрестностях Нортгемптона вчера поздно ночью. Гостиница не была полностью занята, поэтому Кэти получила в свое распоряжение комнаты и для себя, и для горничной Грейс. Она хотела, чтобы Грейс была здесь, ведь вдвоем они бы передвинули кровать.

Рискованно было встать и пойти исследовать источник звука. Но, в конце концов, разве Кэти прибыла в Англию не ради приключений? Вообще-то, не только в Англию, это всего лишь первый пункт ее кругосветного путешествия. Но за всю свою поездку она должна все время узнавать что-то новое, совершать необычные поступки, чтобы немного разнообразить свою жизнь. Приключения, адреналин и, если повезет, даже небольшой роман.

Она получила больше последнего, когда выгодно приобрела тур по Атлантике, из Америки в Англию. Или получит, если снова не запаникует и возьмет себя в руки, чтобы не избегать общения с мужчинами. Но она поступила как обычно, когда представилась замужней женщиной. Она только начинала свою поездку и не хотела, чтобы она немедленно закончилась ее влюбленностью в первого красивого мужчину.

Это было вполне возможно, когда она повстречала Бойда Андерсона. Когда он держал ее на руках, там, в доках в Бриджпорте, штат Коннектикут, спасая от падения с ящиков, она была очень взволнована. Но когда он улыбнулся ей! У нее внутри появилось какое-то странное чувство, которое пугало ее, и она была рада поводу сбежать.

И она действительно не могла успокоиться к тому времени, как он, немного позже, приблизился к ней на палубе. В конце концов, что она знала о мужчинах? Три предложения руки и сердца от стариков в ее деревне не подготовили ее к такому, как Бойд Андерсон. Даже случай, когда шестнадцатилетний парень преследовал ее с самого поезда, на котором она ехала в Дэнберри с матерью, не породил в ней никаких чувств, лишь развлек ее. Мальчик преследовал их на протяжении их похода по магазинам большого города и не сказал ни слова, пока они не уехали. Тогда он закричал вслед, что будет ей хорошим мужем. Ей тогда было двенадцать. Она лишь захихикала, а ее мать закатила глаза.

Но Бойд Андерсон с его вьющимися, золотисто-каштановыми волосами и этими темно-карими глазами, которые так легко гипнотизировали ее, был самым красивым человеком, которого она когда-либо видела. И если бы он не приблизился к ней вскоре после их первой встречи, ее поездка сложилась бы совершенно по-другому. Но он подошел. Он даже слегка коснулся ее, смутив своей мощью. И затем эта улыбка, настолько чувственная, что заставила ее затаить дыхание и вызвала в ней много незнакомых ранее чувств. Этого было достаточно, чтобы она запаниковала. Не удивительно, что она прибегла к обману, когда горничная привела двоих детей, которых они сопровождали в Англию. И он, конечно же, поинтересовался, ее ли это дети.

Он больше не приближался к ней, так что симуляция замужества сработала. Это помешало ему попытаться завязать знакомство. Но как это было волнующе! Знать, что она его привлекает, видеть это в его глазах, в выражении его лица каждый раз, когда он к ней приближался. Его сдержанность была особенно замечательна, так как он походил на пороховую бочку страстей.

Мысли о нем не давали ей уснуть. Она жалела, что запаниковала, когда столь красивый и мужественный человек, как Бойд, заинтересовался ею. Но ведь именно за этим она поехала в это путешествие — за приключениями и опытом. В следующий раз, когда она столкнется с красивым мужчиной, она будет знать, как себя вести.

Раздражающий шум вновь появился. Если бы она была в собственном доме, она бы немедленно со всем разобралась. Она не могла перенести мысли о больных и голодных животных. Она угрожала фермеру Кантри на деревенской площади его собственной палкой. Она отобрала ее, увидев, как он бьет ею свою лошадь. Олени настолько ей доверяли, что ели яблоки из ее рук.

Повторяющийся звук терзал уши и сердце. Наконец она отбросила покрывало, схватила одежду, которую оставила у кровати и выбежала в коридор, прежде чем успела одеться. Она уже собиралась постучать в дверь соседней комнаты, но вовремя остановилась. Она действительно не хотела кого-то разбудить.

Она вытащила свои длинные темные волосы из-под одежды, в то время как решала, что же ей делать. Скорей всего, это был лишь кот, случайно попавший в комнату. Если это действительно так, то она уже с таким сталкивалась. Она прибыла в Англию в конце лета, и когда наступила ранняя осень, владельцы гостиниц оставляли окна открытыми. Даже в нежилых комнатах поддерживали свежий воздух, пока не ухудшалась погода. Бездомные коты залезали в комнаты в поисках пищи, затем забывали, как оттуда выбраться, и поднимали шум.

Попытка открыть дверь тут же сказала бы ей о том, занята ли комната. Если дверь закрыта, то она спустится вниз и пожалуется владельцу гостиницы, а если открыта, то шумный кот наверняка унесется в коридор, а ее проблема будет решена.

Дверь открылась, когда она повернула ручку. Кэти открыла дверь достаточно широко, чтобы кот мог выскочить, но никакого кота не было. В комнате был оранжевый свет, как будто от гаснущего огня или ночника. В любом случае это указывало на то, что комната занята людьми, а не беспризорными котами.

Она тихо закрыла дверь, смущенная тем, что вторглась в чей-то номер. Но все же она не ушла. Что же это был за звук? Ребенок? Это была ее вторая мысль. Родители могли привыкнуть к такому хныканью, и их это уже не разбудит. Но звуки снова повторились. Странно, но сейчас они звучали более отчаянно.

Она сказала себе, что лишь взглянет. Она вновь открыла дверь и просунула голову в проем. Лампа едва светила, казалось, она вот-вот погаснет. На кровати лежала пара, накрытая одеялом. Кто-то слегка похрапывал.

Она заглянула в угол, где мог бы лежать ребенок, и если бы она его нашла, она бы обязательно разбудила его родителей. Но она наткнулась на пару широко распахнутых глаз, уставившихся на нее. Глаза, которые, казалось, умоляли ее, принадлежали ребенку с завязанным ртом, сидевшему в углу. Она не могла ни сказать, мальчик это или девочка, ни увидеть, связаны ли руки ребенка. Одеяло мешало ей, но она предположила, что руки связаны, так как ребенок не пытался развязать рот.

Разумно было бы побежать вниз и позвать на помощь. Но Кэти сейчас не заботило здравомыслие. Она должна вытащить отсюда ребенка. Она будет беспокоиться о том, стоило ли ей вмешиваться, позже. Визит к местному судье решит эту проблему. Если ребенка решат вернуть родителям, пусть судья внушит им правильное отношение к детям.

Плохое обращение с детьми приводило ее в бешенство. Она понеслась к ребенку, забыв про спавших людей. Когда она приблизилась к ребенку и сняла одеяло, из-под него показались длинные медно-рыжие волосы девочки. Кэти увидела, что все было гораздо хуже, чем она думала. Мало того, что у девочки были связаны руки и ноги, но длинный кусок ткани не давал ей сдвинуться с места. Один конец был привязан к ее лодыжке, а другой — к одной из ножек кровати. Именно поэтому она и не шевелилась.

Кэти быстро отвязала ребенка и схватила его. Теперь она более внимательно следила за спящими людьми, ведь они могли проснуться в любой момент. «Ш-ш-ш» — прошептала она девочке на тот случай, если та не понимала, что ее спасают, и могла поднять шум. Кэти на цыпочках вышла из комнаты и украдкой закрыла дверь. Затем она кинулась к собственной комнате, усадила девочку на стул, быстро закрыла свою дверь и зажгла лампу, прежде чем занялась веревками.

Веревки были сделаны из полос грубой ткани с узлами, которые были слишком затянуты. Видимо, ребенок пытался высвободиться. Но Кэти, отправляясь в путешествие, подготовилась к оказанию первой помощи.

Она обычно оставляла свой основной багаж в экипаже с кучером, если останавливалась ненадолго, а с собой в чемодане брала лишь нижнее белье, запасное платье и набор для шитья.

Она принесла небольшие ножницы из своего комплекта и быстро разрезала веревки. Едва девочка была освобождена, она рванула к ночному горшку в углу комнаты, спотыкаясь на ходу, потому что ее конечности оцепенели от отсутствия движения. Бедный ребенок! Неудивительно, что она так жалобно стонала.

Кэти отвернулась, чтобы не мешать девочке. Она открыла корзину с едой, которую они с Грейс всегда брали с собой, с тех пор как однажды легли спать голодными, когда поздно вернулись в гостиницу и опоздали на ужин.

— Ты голодна? — спросила она, достав немного хлеба и кусок сыра.

— Да, я проголодалась.

— Тогда садись сюда. Конечно, это далеко не банкет, но…

— Огромное спасибо, — перебила девочка и выхватила хлеб из рук Кэти.

— Если ты немного подождешь, то я дам тебе тарелку.

— Я не могу ждать, — проговорила девочка с набитым ртом. — Все прекрасно, правда.

Кэти нахмурилась:

— Когда ты в последний раз ела?

— Сегодня утром. Или вчера утром? Я не знаю, сколько времени прошло.

Не знала и Кэти. Все что она знала, это то, что уже скорей всего рассвет. Но с задернутой шторой она не могла сказать этого точно. Она в шоке взглянула на девочку.

— Как твои родители могли так поступить? Неужели ты так плохо себя вела?

— Мои родители никогда бы так не сделали! — оскорблено произнесла девочка. Но она примолкла, увидев печенье в корзине, и схватила его, прежде чем продолжила. — Если вы имеете в виду тех людей из соседней комнаты, то я никогда их прежде не видела.

Кэти сочла это очень сомнительным, но промолчала. Ребенок очень хочет есть и ест все вокруг. Ее связали и бросили на холодный пол. Если те люди все же были ее родителями, то они заслуживают смерти.

— Так как ты сюда попала?

Девочка села на стул и стала есть медленнее. Теперь Кэти видела, что она исключительно красива. Ее золотистые волосы отливали медью, и, не смотря на беспорядок, они все еще были чистыми и блестящими. Ее глаза были красивого темно-синего оттенка. На щеке у нее была царапина. Хотя ее розовая бархатная одежда для верховой езды была грязная и пыльная, она была далеко не старой. Материал выглядел довольно-таки новым, что весьма соответствовало девочке. Это сделано специально для нее, чтобы подчеркнуть ее происхождение из богатой семьи.

А затем тихий девичий голосок прервал ее мысли:

— Женщина стащила меня с моей новой лошади и сказала, что перережет мне горло и выкинет мое тело в кусты, если я попробую поднять шум. Я не знаю, почему я не помню того, что было дальше, но я очнулась связанной на полу старого экипажа, а потом меня принесли в ту комнату.

— Они тебя похитили?! — воскликнула Кэти.

— Это была женщина. Мужчина, как оказалось, — кузен моей матери. Я помню, как она однажды рассказывала о кузене, который принес ей неприятности еще до моего рождения. И все же это была не его идея. Он хочет отвезти меня обратно в Лондон. Кажется, он очень боится моего отца. Но женщина отказалась отпустить меня. Она хочет богатства, она думает, что получит его благодаря мне. И по-моему, последнее слово за ней.

У Кэти появились опасения, когда она узнала об участии родственника. Он не позволил бы травмировать девочку, не так ли? Но, с другой стороны, он держал ее связанной и даже не кормил!

Она снова взглянула на девочку, все еще что-то жующую, и ее опасения исчезли. Как они смеют так обращаться с ребенком!

— Я вижу, что тебя надо отвести домой. — Кэти улыбнулась. — Я путешествую по Англии. Мы с тобой уедем ут…

— Пожалуйста, можно уехать сейчас? — прервала ее девочка. — Я не хочу, чтобы они вновь меня обнаружили. Когда они привязывали меня к кровати, они сказали, что замок на двери сломан. Поэтому они сразу догадаются, что кто-то мне помог, ведь я не могла выбраться самостоятельно.

— И они, прежде всего, будут искать где-то рядом, — завершила мысль Кэти. — Ладно, мы уедем сейчас.

Глава 4

Грейс Харфод, горничная Кэти, ворчала, узнав о решении отправиться в дорогу перед рассветом. Хорошо зная привычку Кэти все приукрашивать и превращать обычное происшествие в драматическую историю, она не верила, когда Кэти принималась объяснять, почему им надо покидать гостиницу так рано, сопровождая маленькую девочку. Разве они не сопровождали племянниц соседки Кэти всю дорогу до Англии? Разве не просил хозяин гостиницы в Шотландии у Кэти сопровождать его маленького сына к матери мальчика в Абердин, когда он услышал, что она держит туда путь? Люди бросали взгляд на Кэти с ее большими зелеными глазами, ямочками на щеках и обаятельной улыбкой, и сразу доверялись ей, равно как и их дети. Джудит Мэлори, так представилась девочка, отличалась от тех детей, что были поручены заботам Кэти для сопровождения раньше, уж что-что, а это Грейс чувствовала. Люди действительно сразу проникались симпатией к Кэти, как только встречались с ней, но Кэти не могла понять, почему. Не раз она думала, что это происходило, потому что она была хорошенькая. Ее мать была красавицей с угольно черными волосами и изумрудно-зелеными глазами. Кэти многое унаследовала от матери, но поскольку когда она росла, никто не обращал внимания на ее внешность, она стала делать то же самое. На ее взгляд, ее горничная с множеством веснушек и вьющимися рыжими волосами выглядела намного интересней по сравнению с ней. Кэти была довольно высокой, пять футов девять дюймов.

Ее отец умер, когда ей было десять лет, уже тогда она была довольно высокой и все равно после этого продолжала расти. Оказалось, она стала выше своей матери на пять дюймов. Аделина утверждала, что Кэти унаследовала свой высокий рост от ее семьи, поскольку ее собственный отец тоже был довольно высоким. Теперь Кэти редко задумывалась о своем росте и только чувствовала смущение, когда находилась рядом с человеком, который был ниже ее самой, но это случалось не часто. Больше, чем рост, ее беспокоили ее округлые формы. Она услышала, как мужчины описывали ее как красивую, рослую молодую девушку. Долгое время она ловила в деревне мужские взгляды, даже пожилых мужчин, на своей довольно полной груди. Но не смотря на это, Кэти чувствовала себя комфортно в небольшой деревне Гарденер, была отзывчива и всегда была готова помочь, если кто-нибудь нуждался в этом. Даже незнакомцы могли положиться на нее. Она могла быть к компании людей, и проходивший мимо незнакомец спрашивал совета у неё, проигнорировав остальных. Это были немногие незнакомцы, следовавшие через их небольшую деревушку.

Но то же самое можно было сказать относительно ее соседей в Гарденере. Они часто приходили к ней, потому что она была открыта, дружелюбна, и если не могла в чем-то помочь, то обычно знала того, кто мог. И к тому же небольшое волнение в их повседневную жизнь вносили рассказанные ею истории.

Кэти была немного удивлена тем, что Грейс решила, что это была одна из многочисленных ее историй. Пятью годами старше Кэти, которой недавно исполнилось двадцать два, Грейс поселилась у Тайлеров десять лет назад и зарекомендовала себя как хорошая экономка и друг. Но она была упорна в своей точке зрения, так что Кэти и не пыталась переубедить свою горничную в обратном.

Она откинулась назад в экипаже, движущемся в сторону Лондона и улыбнулась сама себе, наслаждаясь тем, что на этот раз захватывающая история, рассказанная ею, оказалась правдой.

Джудит была удивлена, поэтому, как только горничная, сидящая напротив них затихла на месте и снова уснула, девочка спросила шепотом у Кэти:

— Почему она не поверила вам?

— Ты можешь не шептать, — ответила ей Кэти. — Она спит очень крепко. Растолкать — это почти единственный способ ее разбудить. Даже если громко кричать, она не проснется. Но что касается ее сомнений во мне, видишь ли, это что-то вроде отдельной истории.

— Я не устала, — сказала Джудит, как бы подстрекая ее рассказать эту историю.

Кэти улыбнулась девочке.

— Что ж, хорошо, с чего бы начать? Я выросла в самом скучном городе, который только можно себе представить. Это был скорее даже не город, а небольшая деревня. Где не было никаких магазинов, кроме универсального, принадлежавшего моей семье. Не было ни гостиницы, ни таверны. У нас была единственная швея, работавшая у себя на дому и единственный фермер, который занимался плотничеством и продавал мебель из своего амбара. О, еще у нас был мясник, правда, он на самом деле не был мясником, просто местный охотник, который смотрел за тем, чтобы дикие животные не бродили по деревне.

Широко раскрыв глаза, Джудит заинтересованно спросила:

— Животные бродили по вашим улицам?

— О да, ничуть не опасные, по моему мнению, хотя однажды лось снес забор миссис Пэллам. Но все закончилось бы хорошо, если бы она не попыталась выгнать его с помощью метлы. Не было деревни меньше, чем Гарденер. Если кому-нибудь требовался врач или адвокат, они отправлялись за ними за двадцать миль, в город Дэнберри. Новые семьи никогда не приезжали к нам, а дети уезжали, как только становились достаточно взрослыми для этого.

— И вы тоже сделали это? — спросила Джудит. — Уехали так же, как другие дети?

— Нет, меня никогда это не привлекало. Видишь ли, моя мама была рядом, и я не могла представить свою жизнь без нее. После смерти моего отца у нее не осталось никого, кроме меня. То, что она сделала, было правильным, но ее семья после этого отреклась от нее и больше не считала членом своей семьи.

— Почему они сделали это?

Кэти пожала плечами.

— Мне рассказывали, что они были богатыми аристократами и беспокоились за свое положение в обществе. Они были против женитьбы родителей, потому что мой отец был американцем. Ну хорошо, возможно, еще и потому что он был торговцем. «Работал в торговле», как говорила моя мать. Но очевидно, они возражали и против этого.

Джудит не удивилась.

— Это скорее своего рода снобизм, который обычно распространен среди дворянства. Многие из них с презрением смотрят на тех, кто имеет отношение к торговле.

— Они так думают? Хорошо, но это мне кажется весьма ограниченным. Если бы мой отец не был владельцем магазина, возможно, он никогда бы не приехал в Англию и в первый свой приезд не встретился бы с моей мамой, и можешь себе представить, я никогда бы не родилась.

Джудит посмотрела на нее, и в ее взгляде ясно читалось: «Пожалуйста, не разговаривайте со мной так, будто я маленький ребенок».

Кэти чуть не расхохоталась. Эта маленькая девочка действительно выглядела старше своих лет.

— Он приехал, чтобы открыть здесь свой магазин? — опять спросила Джудит.

— Нет, я сомневаюсь в том, что ему это было нужно. Видишь ли, дома у него было множество поставщиков из соседнего города Дэнберри, доставлявших все, что ему требовались для магазина, но он действительно не продавал ничего интересного, только самое необходимое и продукцию местных фермеров. Он приехал в Англию, чтобы посмотреть ее и найти что-нибудь необычное для продажи, но вместо этого нашел мою маму. После этого она тайно убежала с моим отцом, сожгла все мосты и больше никогда не встречалась со своей английской семьей.

— Я думала, что узнаю ваш акцент, — усмехнулась Джудит. — У меня самой теперь есть американские родственники. Но почему ваша мама не вернулась в Англию после смерти вашего отца?

Кэти про себя вздохнула. Это то, что она хотела, чтобы ее мать сделала, и она поднимала этот вопрос по крайней мере раз в год в течение последних двенадцати лет после смерти отца, но Аделина Тайлер презирала свою семью и слышать не хотела о возвращении, и категорически отказывалась когда-либо снова ступить ногой в Англию. Кроме того, она сама стала управлять магазином, и ей действительно нравилось работать. Это было как удар в лицо Миллардсам, ее английским родственникам, что теперь она тоже занимается торговлей. Не то чтобы ее семья знала об этом, ведь она ни с кем из них больше не общалась, скорее всего, она злорадствовала про себя по этому поводу.

Любопытному ребенку, сидевшему рядом с ней, Кэти сказала:

— Когда семья моей матери отреклась от нее, моя мать тоже отреклась от них. И я думаю, поэтому презирала Англию.

Джудит кивнула.

— Но как получилось, что вы добрались сюда с горничной, которая сомневается в том, что вы сказали?

Кэти хихикнула. Она думала, что девочка забыла об этом, но не тут-то было, поэтому Кэти спросила ее:

— Тебе было когда-нибудь настолько скучно, что, однажды убежав, ты не смогла бы вспомнить ничего стоящего?

— Никогда, — немедленно ответила Джудит.

— Тогда ты очень счастлива, потому что вся моя жизнь была похожа на течение жизни в Гарденере. И я не единственная, кто просыпался каждый день, с нетерпением ожидая увидеть, что ждет впереди. Деревенские жители, которые там остались, были очень старыми и вели тихую жизнь. Как оказалось, они были не прочь что-нибудь послушать, но только если случалось что-то захватывающее. Время от времени я им рассказывала что-нибудь интересное, то, что они хотели услышать.

— Вы лгали им?

Кэти подмигнула. Малышка была не только красавица, она была разумна и к тому же проницательна. И в то время как Кэти никогда не думала обсуждать такие вещи с посторонними, она чувствовала необычное родство с девочкой, вероятно, потому что она разделила с Кэти первое настоящее приключение в ее большом путешествии.

— Господи, я никогда не думала лгать. Я просто действительно немного придумывала, приукрашивала вещи, свидетельницей которых была.

Например, я заметила кота миссис Кейтлис рядом с верхушкой ее крыши, и похоже, что кот, сидевший там, боялся спуститься вниз. Я люблю животных, и я не позволила бы ему остаться там. Я знала, что Кейтлисов не было дома, потому что они утром уехали навестить свою дочь в Дэнберри, и не вернутся в течение нескольких часов. Я перелезла через решетку с розами миссис Кейтлис и стала подниматься на ее крышу, но к тому времени, как я туда забралась, кот уже убежал.

— Было страшно прыгать вниз?

— Нет, — Кэти хихикнула. — Спустилась я так же, как и забралась наверх, с помощью лестницы. Я не забыла, что миссис Кейтлис ремонтировала свою крышу на прошлой неделе. Она поставила лестницу с противоположной стороны у задней стены своего дома. Возбуждение закончилось, хотя легкое волнение еще оставалось. Позже, вместо того, чтобы рассказать миссис Кейтлис, что произошло, я сказала, что ее кот забрался на нашу крышу, которая была очень высокая, наш дом был двухэтажным, и что горничная рисковала жизнью, чтобы подняться по старому дубу рядом с нашим домом и спасти его. Закончилось тем, что Грейс в течение месяца была героиней, против чего она ничуть не возражала. И это дало всем повод поговорить о чем-то еще, кроме погоды.

— Похоже на моего кузена Дерека, который этим летом поймал рыбу в два фута длиной, но его жена позже рассказала нам, что она была всего лишь в шесть дюймов. Было очень интересно слушать, что это была большая рыба, но было, конечно, забавно, когда мы узнали, что она была не такой большой, чтобы ее не удержать. Вы про такой вид историй говорите?

— Похоже, но не совсем. Видишь ли, когда я была в твоем возрасте, я сочиняла свои «Творения», иногда описывая то, что я увидела или сделала. В тот год я была ужасно разочарована. Я думала, что буду ходить в школу в Дэнберри, где смогу встретить других детей моего возраста, даже если бы это означало две длинных поездки каждый день на моем пони туда и обратно. Но вместо этого моей маме удалось уговорить обучать меня на дому старого профессора из Гарденера, который за год до этого вышел на пенсию. Так, однажды я увидела, что незнакомец крадет помидоры из сада моей матери, в то время как я помогала ей делать бисквиты на ужин. Я размышляла о том, голоден ли он был, чтобы украсть, и так ли он этого хотел. Но когда она вернулась на кухню, я подумала, что она могла бы обвинить меня в недостающих помидорах, так как знала, что я была расстроена из-за ее решения оставить меня дома, поэтому я сказала ей, что выгнала вора скалкой, которой только что пользовалась.

— Вы помогали на кухне? — спросила Джудит. — Мне жаль, что я не могу делать это, но наш повар, как только угостит меня конфетой, тут же просит уйти.

Кэти была удивлена, что ребенок больше интересовался кухней, чем вором.

— У нас была только одна служанка, Грейс, — сказала Кэти, кивая на спящую компаньонку. — Поэтому все хозяйственные работы мы делили между собой.

— Ваша мать действительно заметила бы, что несколько помидоров пропало? — спросила Джудит.

— О, да, она точно знала, сколько помидоров было на ее саженцах и сколько было готово к сбору. Она любила свой сад. Я думаю, вернее, я знаю об этом. Я провела много часов с ней на нашем заднем дворе.

Малышка не заметила уныния, которое находило на Кэти при воспоминании об этом. Боже, как она скучала по своей матери. Это был глупый несчастный случай, забравший ее жизнь прошлой зимой, когда он поскользнулась на небольшом кусочке льда.

Джудит вздохнула рядом с ней.

— Это то, чего у нас нет, овощные посадки. У моего дяди есть множество построек в Хаверстоне, его имении за городом, сделанные только для того, чтобы выращивать что-нибудь круглый год. Тем не менее, в садах в нашем квартале в городе есть только цветы. Повар покупает всю еду для нас на рынке.

Было странным, как один ребенок мог бы смотреть на домашние хлопоты с завистью, другой видел их как источник беспокойства, и еще один мог видеть их как средство от скуки.

— Значит, вы лгали своей матери? — напрямую спросила малышка.

Кэти покраснела, услышав такое предположение.

— Я должна была сказать ей о воре. Он был настоящий. Я только не хотела, чтобы она знала, что я стояла там и не сделала ничего, чтобы попытаться остановить его. Но это вызвало такой переполох в деревне, что мужчины охотились на него несколько дней. Потом они обсуждали этот случай в течение почти полугода. Ты даже не можешь представить, как все это оживило их. Хотя моя мама устроила мне ужасный нагоняй за то, что я рисковала своей жизнью, и попросила меня никогда не делать что-нибудь, столь же глупое, снова, этот случай научил меня кое-чему. Я узнала, как быстро можно избавиться от скуки в нашей жизни.

— Вы часто таким образом приукрашивали события, свидетельницей которых были? — спросила Джудит.

— Да, это вошло у нее в привычку, создавать волнение из ничего, — зевая, сказала сидевшая напротив них Грейс.

— Не часто, — сказала Кэти своей горничной.

— Достаточно часто, чтобы сделать меня героиней деревни, — проворчала Грейс.

— Тебе нравилось быть героиней. Почему тогда вся деревня плакала, когда ты уезжала?

— Они просто махали мне, — Грейс довольно засмеялась. — Ну, хорошо, я действительно наслаждалась всем этим.

— Я не могу себе представить, как, должно быть, чего-то хочется, если долгое время ничего не происходит, — заметила Джудит. — С моей семьей всегда случается что-нибудь интересное. Да ведь мой дядя Джеймс и тетя Джордж в прошлом месяце отправились преследовать пиратов. И в конце лета мой кузен Джереми женился на воровке, которая, оказалось, была потерянной дочерью баронессы.

Кэти моргнула. Даже Грейс выглядела удивленной, затем закатила глаза и посмотрела на Кэти, как бы говоря: «Крошка так быстро переняла твои вредные привычки?» И это действительно звучало так, будто малышка немного приукрасила события.

Кэти было рассмеялась, но тут Джудит добавила:

— Вы приехали сюда, чтобы встретиться с вашими английскими родственниками?

Кэти замерла. Это была одна из тем, которую она не хотела затрагивать. В течение всего своего путешествия она намеревалась сделать это и с нетерпением ждала встречи с ними. И после того как они приехали в Англию, Кэти сразу направилась в Хаверстон, который, по словам ее матери, находился близко к родовому имению Миллардсов в Глостершире. Но как только очутилась там, она резко передумала.

— Она сделала это, — ответила Грейс девочке. — Только у нее не хватило мужества постучать им в дверь, и вместо этого мы направились в Шотландию.

— Мы не поэтому сюда вернулись, — сказала Кэти, раздраженная откровенностью своей горничной. — Это было только то, что мы должны были сделать, пока находились здесь, и теперь это то, что можно сделать в другое время или, возможно, никогда. Они, вероятно, даже не знают, что я существую. Кроме того, мы уже планировали совершить поездку по Шотландии.

— Как вы можете не хотеть встретиться со своей семьей? — пораженно спросила Джудит.

— Они отреклись от моей матери. Я никогда не понимала, неужели они больше не хотели иметь ничего общего со своим ребенком. Это было подло с их стороны, и я не уверена, что хочу поддерживать отношения с этими людьми.

Джудит кивнула, но Грейс, смотревшая в окно, внезапно сказала:

— Просто ты не хочешь связываться с ними. Это тот опрометчивый кучер, ехавший вниз по дороге, и если бы мистер Дэвис не заметил его, то не смог бы вовремя перевезти нас на другую сторону дороги, чтобы избежать столкновения.

Джудит посмотрела в окно и внезапно побледнела.

— В той карете едет женщина, которая похитила меня.

— Так значит, история Кэти была правдой? — спросила Грейс, мельком взглянув на Кэти и Джудит.

— Да, все так — ответила Кэти.

— Хорошо, похоже, она останавливается, — Сказала Грейс, все еще наблюдая за приближающимся экипажем. — Я предполагаю, что она хотела бы переговорить с нами.

Кэти сжала рот.

— Я бы также хотела с ней поговорить, и я не сдержусь и выскажу все, что я о ней думаю. Более того, мы доставим девочку домой к ее семье. — Затем Кэти сказала малышке: — Быстро нагнись так, чтобы она тебя не увидела, если попытается заглянуть в окно. И не беспокойся. Мы не позволим ей к тебе приблизиться и снова куда-нибудь увезти.

Глава 5

Бойд никогда не видел сэра Энтони Мэлори таким подавленным, каким он был вчера в Гайд-парке. Когда Бойд нашел его, мужчина был почти не в своём уме от беспокойства. Они нашли лошадь его дочери с другой стороны парка, и боялись, что она лежала где-нибудь в кустах, ушибленная, раненая или мертвая.

Мэлори даже не дал Бойду шанса сказать ему, что у него были новости. Он схватил его за лацканы сюртука и, приподняв, начал трясти. Мэлори был почти на шесть дюймов выше Бойда, и ему не составило труда сделать это.

— Где армия, которую вы, как предполагалось, приведете? — кричал Энтони на Бойда. — Проклятие, я отлично знаю, что у моего брата есть, по крайней мере, полдюжины слуг мужского пола в штате.

Обычно, Бойд не потерпел бы такого обращения с собой, и пустил бы в ход кулаки. Это была плохая привычка, которую он развил как самый молодой из пяти братьев, который редко добивался чего-либо от них, если не использовал свои кулаки. Но он понимал этого мужчину и знал, что это такое — обезуметь от беспокойства за родного человека. Брат Энтони, Джеймс, виновник беспокойства Бойда о Джорджине, был давно прощен. По большей части.

И потому, понимая то, через что проходил мужчина, Бойд не попытался объяснить ему, он просто ткнул записку в его лицо. Ему удалось не упасть на землю, когда Энтони резко отпустил его. И он осторожно наблюдал, как Мэлори читал записку.

Внезапно Энтони прекратил кричать, став до странности спокойным. Хорошо, это было не столь странно. В то время как большинство Андерсонов, когда они были сердиты, становились очень шумными, Мэлори имели тенденцию реагировать противоположным образом. Именно когда они были тихи, вы должны были волноваться.

— Деньги? — сказал Энтони, посмотрев на записку. — Они пугают мою дочь и делают меня полубезумным из-за денег? У них будут все проклятые деньги, которые они хотят!

Это было первой реакцией Энтони на записку. Но это было вчера. Остальную часть дня он потратил на то, чтобы успокоить жену, уверяя, что с Джудит все будет хорошо, теперь, когда они знают, что она не упала с лошади и не серьезно ранена. Было мучительно ждать следующей весточки от похитителей, и Бойд решил переждать это в доме Энтони.

— Будет лучше, чтобы моя племянница Жаклин не знала об этом, пока ваша дочь благополучно не вернется домой, — объяснил Бойд, — чтобы не лгать, я предпочел бы избегать ее. Вы не возражаете, если я останусь на ночь?

Энтони был на пути к тому, чтобы обезуметь за время ожидания. Он пропустил обед, поскольку мысли о еде ему претили. Собственно говоря, Бойду тоже, и когда в комнате поставили несколько бутылок, он захватил одну для себя.

Он никак не мог найти путь наверх, в кровать. Он отключился на одном из нескольких диванов в комнате дома сэра Энтони. На следующее утро его разбудили голоса, оторвав от приятного сна.

Ему снилась Кэти Тайлер, и этот сон был умиротворенным, а не страстным. Он был в поле маргариток около его дома в Коннектикуте. Однажды он нашел там раненного оленя. На этот раз была чайка, которую он нашел в своей мечте, птица, которую он будет всегда связывать с Кэти. И он нагнулся, чтобы осмотреть ее, когда увидел ЕЕ, медленно приближающуюся к нему, одетую в розовое и лавандовое, с искрящимся вокруг нее солнечным светом.

В ладони одной руки у нее был маленький кролик, а на ее плече сидела белка. Белки могли быть опасными, но он знал, что ей не причинят боль. Ее сострадание к животным было первой вещью в ней, которая затронула его сердце.

Его мечты мелькали от одной сцены к другой, бессмысленно и непоследовательно, и теперь они лежали в том поле рядом, держась за руки.

Глубокие чувства переполняли его, потому что она была его, неважно, что лишь на короткий миг. Она наклонилась. Из-за солнца позади нее он не мог видеть ее лица, но он чувствовал ее мягкие губы на своей щеке.

Сон, возможно, стал бы чувственным, если бы он продолжился. Его мечты обычно были горячи и страстны, когда она была в них, а она была в них слишком часто. Когда он бодрствовал, его мысли о ней расстраивали его, потому что она была «за чертой» — замужней женщиной.

Она поместила его в двухнедельный ад на том рейсе полтора месяца назад. Она понятия не имела, насколько он хотел ее. Но потому что она уже была замужем и счастлива, и ехала навстречу мужу, он отступил. Это была одна из самых трудных вещей, которые он когда-либо делал, и он приложил все усилия, чтобы избегать ее. Но в то время как он не хотел видеть ее снова, он просто не мог забыть о ней. Его влекло в ней все — ее личность, ее красивое лицо, ее улыбка, ее сочное тело…

Это был голос Джереми Мэлори, который рассеял мечту и разбудил его. Старший сын Джеймса. У Джереми были темные волосы и глаза цвета синего кобальта, которыми обладали только несколько Мэлори. Он не походил на своего отца, который был белокурым и зеленоглазым, а был копией своего дяди Энтони — что служило источником развлечения для большей части семьи.

— Дэнни и я вернулись этим утром домой из нашего свадебного путешествия, — объяснял парень. — Вы можете вообразить мое удивление, когда мой дворецкий немедленно потянул меня в сторону — он не хотел беспокоить мою жену — и сказал мне, что вы вчера вечером подняли на ноги всех слуг. Потом он вручил мне это. Это было оставлено внизу у парадных дверей.

«Это» было запиской, которую Джереми вручил Энтони. Очевидно, ожидание было закончено.

— Опять доставили не по тому адресу? — предположил Бойд, садясь и стараясь прогнать сон. — Эти люди, очевидно, не очень хорошо знают вашу семью.

— Проснись, янки, — Джереми приветствовал его, добавляя: — Если бы они хорошо знали нашу семью, они бы никогда не сделали это.

— Верно, — согласился Бойд.

Семья Мэлори была не только очень большой, очень богатой и очень влиятельной. Эти два младших брата, Джеймс и Энтони, были отчаянными повесами в своё время, никогда не упускали поединок, на кулаках ли или пистолетах, они были также известны тем, что были весьма опасны. Вы не перейдете дорогу Мэлори, не пожалев об этом. Очень.

Энтони не обращал внимания на двух младших мужчин, поскольку он посмотрел на записку, затем бросил ее на стол перед Бойдом:

— Завтра!? Они действительно думают, что я не смогу достать деньги сегодня? Я вытянул бы своего банкира из кровати в случае необходимости.

Бойд взял записку. Она была намного более детальна, чем первая. В ней упоминалось место, время, дата, и, наконец, что выкуп должен был доставить какой-нибудь другой член семьи, и что Энтони не должен быть вовлечен в это дело или находиться недалеко от места обмена. Это было подчеркнуто дважды. Они не могли хорошо знать семью, но казалось, будто они действительно знали Энтони Мэлори. Было много ошибок в правописании, но это не важно.

— Ты знаешь, сколько денег они хотят? — спросил Джереми своего дядю.

— Деньги — это деньги! Я не торгуюсь за жизнь своей дочери.

— Совершенно верно, — кивнул Джереми. — Кого ты собираешься послать, чтобы сделать обмен?

— Я пойду, — немедленно предложил Бойд.

Его проигнорировали, или, возможно, просто не услышали. Он прочистил горло, чтобы сказать это громче, когда Энтони сказал:

— Я послал бы Дерека, но на этой неделе он в Хаверстоне у отца.

— Дядя Эдвард? — предложил Джереми.

— Нет, мой брат на севере по делам.

— Нет никакой причины, почему… — Бойд попробовал еще раз, но он снова был проигнорирован.

— Я думаю, что я мог бы послать за Дереком. Есть достаточно времени, чтобы он смог возвратиться в Лондон до вечера.

— В этом нет необходимости, — сказал Джереми. — Я пойду.

Энтони фыркнул:

— На расстоянии ты выглядишь точно так же, как и я. Ты не подходишь.

Джереми усмехнулся, когда говорил:

— Хорошо, проклятье, где мой отец, когда он…

Бойд встал в раздражении, прерывая на сей раз громко:

— Вы хоть слово слышали из того, что я сказал? Я идеально подхожу для этого.

Энтони на мгновение уставился на него, затем покачал головой.

— Без обид, янки, но я слышал, что ты — что-то вроде сорвиголовы.

— С тех пор как я неоднократно был спровоцирован за предыдущие несколько минут, я ведь не вышел из себя, не так ли? Кроме того, я очень полюбил вашу дочь, с тех пор как Джек стала моей заботой.

— Вы только что называли мою сестру Джек? — сказал Джереми, приподняв бровь. — Я думал, что вы и все ваши братья ненавидите имя, которое ей дал отец.

— Нет, мы ненавидим только твоего отца, — сказал Бойд с натянутой улыбкой.

Джереми хохотнул. Бойд не был удивлен.

— Слушайте, я, может, и самый младший из братьев Андерсонов, Энтони, но мне тридцать четыре года, и даже ваш собственный брат доверил мне заботу о его дочери. В записке говорится, что вы не можете лично сделать обмен, и я уверен, что вы не позволите пойти туда вашей жене, и не доверите это слуге, или кому-то, кого вы не знаете лично. И остальной части вашей семьи, кажется, нет в городе. Таким образом, я добровольно вызываюсь, поскольку очень хотел бы всадить кулак в того, кто это сделал, и поверьте, я буду рад помочь вам разыскать их впоследствии, но я думаю, сначала важнее благополучно доставить Джудит домой.

Джереми указал на записку, которую Бойд положил на стол.

— «Место встречи — первый перекресток к югу от города Нортгемптон». Вы хоть знаете, где Нортгемптон?

— Нет, но даже янки знают, как следовать за указателями, — сухо ответил Бойд.

Глава 6

Когда Джудит спряталась под одеялом на полу кареты, Кэти остановилась возле женщины. В сущности, у нее не было выбора. Пытаясь заставить их карету перевернуться, экипаж женщины почти столкнул их с дороги. Затем женщина слезла с высокого кучерского сиденья и направилась к их карете, растрепанная, с безумным видом, воинственно требуя впустить ее в их карету.

— Я так не думаю, — возмущенно сказала Кэти, сквозь открытое ими окно, — Из-за вас мы чуть было не попали в аварию! Если вы попытаетесь нас ограбить, предупреждаю, прямо сейчас я держу в руке пистолет.

На самом деле пистолета у нее не было, но ей следовало бы его иметь, и она решила приобрести его в ближайшем же городе, в который они приедут. Тем не менее она крепко сжала дверную ручку, на всякий случай, вдруг эта безумная женщина попытается ее резко дернуть и открыть. Но женщина, казалось, поверила, что у нее есть пистолет, и тут же растеряла всю свою воинственность. Вместо этого она начала скулить о своей неблагодарной, своевольной, лживой дочери с медно-рыжими волосами и голубыми глазами, которая сбежала из дому.

И словно для того, чтобы они усомнились, доверять ли девочке, если они помогали ей сбежать, она добавила:

— Она любит дурачиться и выдумывать разные фантастические истории. Я никогда не знаю, когда ей можно верить.

Кэти только недавно вернулась из Шотландии, поэтому она достаточно легко смогла распознать ее акцент. Потом она еще посмеется над тем, что, вероятно, ее мать не раз могла сказать про нее то же самое.

Даже Грейс прошептала за ее спиной:

— Звучит очень похоже на тебя, не правда ли?

Кэти, все еще слишком рассерженная, чтобы смеяться, не стала обращать внимание на свою горничную. Очевидно, женщине и в голову не приходило, что если бы девочка была у них, они бы знали, что женщина солгала о том, что она ее мать, хотя бы просто потому, что в акценте девочки ничего шотландского не было.

Пытаясь убраться отсюда как можно скорее, Грейс высунулась из окна и заявила женщине:

— Не видели мы никаких детей, но удачи вам в поисках, — затем она крикнула их кучеру: — Поехали, мистер Дэвис.

Но несколько миль спустя Грейс снова выглянула из окна и сказала:

— Мне не следовало этого делать. Она узнала меня.

— Откуда?

— Постоялый двор. Мы столкнулись друг с другом вчера вечером. Я спустилась вниз, чтобы посмотреть, смогу ли найти у них на кухне что-нибудь перекусить. Ты уже спала, и я не хотела тебя беспокоить, копаясь в нашей корзине с едой. Я заметила сейчас на дороге, когда говорила с ней, легкое подозрение в ее глазах. Она поймет, что вчера вечером я была в той же самой гостинице, что и она. И она от нас не отстанет.

Кэти нахмурилась и наклонилась, чтобы посмотреть в окно, затем с трудом произнесла:

— Какой ужас! Теперь она начнет нас преследовать? Похоже, ситуация вышла из-под контроля, не так ли?

Грейс пожала плечами и усмехнулась.

— Об этом я не беспокоюсь. Она одна. Если тот мужчина, о котором ты говорила, путешествовал вместе с ней, то он очень хорошо спрятался в экипаже. И с нами мистер Дэвис. Мы платим ему достаточно для того, чтобы он мог поднять свою задницу и избавить нас от неприятностей подобного рода. Что она сможет нам сделать?

— Я бы не сильно рассчитывала на помощь мистера Дэвиса, — сказала Кэти, снова присаживаясь обратно на сиденье напротив нее. — Он предупреждал меня, когда я нанимала его и его карету, что если мне нужна охрана, мне нужно нанять для этого кого-то еще. Он не из смелых. Он не возражает спать на чемоданах, но я не раз задавалась вопросом, попробовал бы он остановить кого-нибудь, кто захотел бы их забрать.

— Того, что он спал рядом с ними, хватило бы, чтобы отпугнуть любого, вынюхивающего поблизости.

— Полагаю, что так, но прежде чем отправляться в путешествие по Европе, я должна буду убедиться, что у нас есть настоящая охрана. И, коли на то пошло, я думаю, что перед тем как мы поплывем во Францию, я куплю собственную карету.

— Я рада, что ты привыкаешь быть богатой, — довольно усмехнулась Грейс.

Кэти слегка покраснела от смущения. Ей нужно было время, чтобы привыкнуть быть богатой. Ее семья жила достаточно обеспеченно, но то, что они владели единственной лавкой в маленькой деревне, еще не делало их богатыми. Ее мать никогда не говорила о наследстве, полученном от своего отца, который умер вскоре после того, как она покинула Англию, прежде чем у него появилась возможность вычеркнуть ее из завещания. Она не рассчитывала на его деньги и не хотела их, поэтому никогда их не трогала.

Кэти узнала о наследстве только после смерти матери. Она все еще пребывала в шоке после смерти Аделины, когда адвокат из Дэнберри пришел сказать ей о большой сумме денег, которая лежала неиспользуемая все эти годы. Пребывающую в глубоком трауре Кэти это мало заботило. Но потом ее соседка, миссис Пеллум, забрала себе двух маленьких племянниц, когда их родители умерли, и начала отчаянно искать кого-нибудь, кто смог бы сопроводить их в Англию, утверждая, что она слишком стара для того, чтобы снова растить малышей, а вот ее младшая сестра была бы рада принять их.

И именно тогда Кэти поняла, что вовсе не обязана оставаться жить в Гарденере. Она согласилась сопровождать трех- и четырехлетнюю племянниц миссис Пелллум. И так как Кэти не планировала когда-либо возвращаться в Гарденер, она раздала большую часть своего имущества, включая лавку и дом. Кроме одежды она взяла с собой только несколько сувениров на память о матери.

Она со всеми попрощалась. И хотя она любила многих из своих соседей, ни с кем из них она не была особенно близка. Вот если бы Грейс, ее горничная, отказалась ехать за границу вместе с ней, она была бы единственным человеком, по которому Кэти могла бы ужасно скучать.

Джудит слушала их разговор и не прерывала, но с чисто детской непосредственностью она зацепилась за одну фразу и спросила:

— Вы не останетесь в Англии?

— Господи, нет, конечно, мы просто решили начать наш большой тур по Европе с нее. Затем мы поплывем во Францию, и если подумать, мне, вероятно, придется подождать с покупкой кареты, пока мы туда не доберемся, чтобы нам не приходилось больше ее нанимать.

— Не делайте этого, — сказала Джудит. — Французские кареты, конечно, прелестные, но жутко неудобные. Если вы собираетесь в длительное путешествие, лучше купить английскую карету.

— Детка, тебе-то откуда знать о подобных вещах? — с усмешкой спросила Грейс.

— Моя мать заказала одну и в течение недели обнаружила, что она настолько некомфортабельна, что она послала ее моему дяде Джейсону, чтобы он использовал ее в качестве декорации в одном из своих парков. Мой отец долго над этим смеялся, и это очень раздражало мою мать. Это было яблоком раздора между ними, то, что ей не на что потратить свои деньги, потому что он покупает ей все, что она могла бы захотеть.

— Но почему он так смеялся над тем, что она отдала карету? — спросила Кэти.

— Он смеялся, потому что эта карета закончила тем, что стала самой дорогой частью парка!

Кэти улыбнулась девочке.

— Ну, я уверена, что не все французские кареты такие неудобные, как та, что была у твоей матери, но спасибо, что предупредила.

Упоминание слова «предупредила» позволило ребенку предложить еще одно предупреждение, касающееся ее лично.

— У той женщины может быть оружие.

Кэти снова стала серьезной.

— Я знаю, но у меня оно тоже скоро будет, как только мы доберемся до ближайшего города. Ты, возможно, снова проголодалась. Давайте надеяться, что наша «преследовательница» направилась по другой дороге, и мы сможем остановиться позавтракать.

Они действительно остановились в ближайшем городе, и, когда Кэти вернулась к карете с маленьким пистолетом в ридикюле, она уже знала, что за ними все еще следят.

— Она думает, что она такая умная, что мы даже не догадываемся, что она здесь, — сказала Грейс, когда Кэти снова присоединилась к ним. — Но она определенно за нами следит.

Перед тем как сесть в карету, она взглянула на противоположную сторону улицы, на старую карету с женщиной, стоящей позади нее, пытающейся притвориться незаметной и одновременно осматривающейся по сторонам.

— Мы просто должны уличить ее.

— Не делайте этого, — взволнованно сказала Джудит. — Я не вынесу, если вы пострадаете из-за меня.

Кэти немного подумала и сказала:

— Я боюсь, что она может еще раз остановить нас в каком-нибудь пустынном месте на дороге и сделать что-нибудь более опрометчивое.

На самом деле Кэти действительно не хотелось использовать свой новый пистолет.

— Я также представляю себе, как эта сумасшедшая в ярости носится по улицам Лондона, отчаянно пытаясь нас остановить, когда мы приблизимся к твоему дому.

— Ты все время представляешь себе что-нибудь подобное, — с отвращением пробормотала Грейс.

Кэти, не обращая внимания на горничную, продолжила:

— Очевидно, что эта глупая женщина нам не верит и убеждена, что ты находишься у нас, и что мы везем тебя домой к твоей семье. Мы не должны немедленно ехать в Лондон — это самое простое, что мы можем сделать, чтобы убедить ее в том, что она заблуждалась на наш счет.

— Ты хочешь снять комнату здесь в гостинице и подождать, пока она уедет? — предположила Грейс.

— Это было бы идеально, но как мы собираемся провести туда Джудит, когда она так пристально за нами следит. Сначала мы должны от нее избавиться, и единственный способ это сделать — убедить ее в том, что она ошибалась. Этот город недостаточно далеко от дороги, чтобы заставить ее подумать, что мы больше не собираемся в Лондон. Но если произвести впечатление, что мы меняем наше направление…

— На север? — вставила Грейс.

— Да, и даже, возможно, вернуться обратно в Нортгемптон, к тому же он отсюда не далеко. Я знаю, что это нам не по пути, но ей, вероятно, покажется, что она теряет время и она начнет искать дальше, если увидит, что мы едем в противоположном от Лондона направлении.

— А это неплохая идея, — согласилась Грейс.

— Я знаю, — довольная собой, сказала Кэти. — Мы даже сможем снять комнату в другой гостинице и приятно пообедать, пока переждем несколько часов и убедимся, что она больше не бродит поблизости. Я бы хотела дать ей время убраться с дороги, чтобы мы позже не столкнулись с ней снова. И у нас все еще будет уйма времени для того, чтобы к вечеру доставить Джудит домой.

— Это если предположить, что она не будет ехать прямо за нами всю дорогу до Нортгемптона.

— Ну что ж, давайте попробуем и узнаем.

Они приступили к осуществлению нового плана, направляясь назад, туда, откуда приехали. Грейс все еще следила за дорогой позади них. Было досадно понимать, что шотландка пока не сдавалась. Она все еще была там, позади, хотя и на достаточно приличной дистанции. В то же время было облегчением видеть, что она больше не едет в том же направлении, что и они.

Грейс задернула занавески на окне и с улыбкой села обратно.

— Она начинает сомневаться. Похоже, она скоро будет останавливать других, чтобы спросить, не видели ли они девочку. И вскоре мы точно потеряем ее из виду.

Глава 7

— По рукам, янки, — согласился Энтони. — Я доверяю тебе это. Однако не собираюсь сидеть, сложа руки, и вмешаюсь, если что-либо пойдет не так.

Бойд был очень рад, что Энтони Мэлори ему доверял. Возможно, раньше он ощущал эту неуверенность в нем у других членов семьи, потому что его воспринимали как горячую голову, «младшего братишку», увлеченного лишь кулачными боями. В то время как его братья взрослели, они были не в состоянии заметить, что он делал абсолютно то же самое. Да, он действительно очень восхищался борцами и не упускал ни одного шанса проверить собственные навыки ведения боя, но при этом стал гораздо менее импульсивным, чем раньше. Бойду польстило, что этот Мэлори, которым он фактически восхищался, признал, что молодой человек способен управлять столь сложной ситуацией в сложившихся обстоятельствах.

Энтони вовсе не собирался ждать обмена до завтра, когда мог попытаться найти дочь сегодня. Нортгемптон располагался в нескольких часах езды — не очень-то и трудный путь. Они могли попасть туда и обыскать весь город перед сумерками. Искать они собирались, не поднимая шума, потому как не знали, сколько народу было вовлечено в схему шантажа, и не могли знать наверняка, что преступники не будут наблюдать за поиском или же за дорогой в городок. Вот почему Энтони, Джереми и Бойд покинули Лондон в экипаже.

Трех лошадей привязали сзади на случай, если им придется двигаться более быстрыми темпами. Но экипаж нужен был для маскировки Энтони, которого, как они полагали, обязательно узнают, и Джереми, который был очень похож на дядю. Бойд же мог, не скрываясь, поехать вперед верхом, пока двое Мэлори разрабатывали бы дальше план спасения.

— Они были бы глупцами, если бы спрятали девочку около собственного города, — размышлял Энтони, — поэтому я очень сомневаюсь, что они живут даже где-то поблизости от Нортгемптона, а это означает бесполезность сквозного поиска. Но бандиты могли бы держать Джуди в заброшенном доме или сарае, где-нибудь, где бы ее никто не нашел.

— А вы не думаете, что они могли бы затащить ее в гостиницу? — спросил Бойд.

— Возможно, — сказал Джереми, — Она ведь еще маленькая. Поэтому этот вариант не стоит скидывать со счетов.

— Если перечислять все возможности, то они могли бы взять ее куда-нибудь, не опасаясь окружающих, если бы запугали девочку, чтобы вела себя тихо, — подсказал Бойд. — А она послушная? Или достаточно храбрая, чтобы кричать о помощи?

Энтони ударил кулаком в стену экипажа.

— Она, вероятно, слишком напугана, чтобы сделать что-нибудь!

Джереми попытался проигнорировать вспышку гнева своего дяди и сказал Бойду:

— Она столь же бесстрашна, как и моя сестра Джек, и слишком умна, чтобы сделать что-нибудь глупое. Почему ты вспомнил о гостиницах? Я действительно не могу поверить, что они достаточно глупы, чтобы использовать гостиницу, где другие люди могли бы заметить их, однако надо рассматривать все варианты. Дядя и я будем ездить по пригороду Нортгемптона и осматривать заброшенные здания.

— Вы продолжаете утверждать, что они не глупы, однако я вынужден не согласиться, — ответил Бойд. — Они украли Джудит, а это показатель глупости. Но я знаю, что можно сделать и как сообщить вам двоим о продвижении моих поисков, поэтому я поскачу вперед и начну искать. Будем надеяться, что у меня будут новости, когда вы приедете в город.

Они остановились, чтобы Бойд пересел на лошадь и поскакал к городку. Они не могли все разом галопом помчаться к Нортгемптону, как бы им этого не хотелось. Это привлекло бы внимание. Экипаж ехал с обычной скоростью, в то время как Бойд прибудет в пункт назначения на час или два раньше.

Он мрачно размышлял о том, что сделает с людьми, совершившими похищение, и потому не сразу заметил женщину, чей экипаж стоял поперек, загораживая дорогу. Будучи верхом, он просто проскакал мимо, подумав, что женщина не должна управлять каретой, если не знает, как разворачиваться, не блокируя проезд.

— Подождите, — прокричала женщина с всклокоченными волосами. — Я ищу свою дочь. Девочка опять убежала из дома. Вы ее не видели?

Бойд не остановился, но прокричал ей:

— Вы первая женщина, встреченная мною сегодня.

— Но она еще ребенок, я только взяла ее на воспитание… — прокричала женщина ему вослед обиженным тоном.

Бойд исчерпал сегодняшнюю дозу своего терпения. Его уже дважды пытались остановить на дороге, задавая вопросы, на которые у него не было ответов. Но он упорно продолжал свой путь! Поэтому ответил просто:

— Я не видел ни одной представительницы женского пола любого возраста. Хорошего дня! — и ускакал.

Он неплохо провел время после этой встречи, обгоняя другие экипажи, едущие по этому пути, и объезжая те, что направлялись на юг. Однако приблизительно двадцать минут спустя рыжеволосый джентльмен, мчавшийся на лошади вниз по холму, поприветствовал его:

— Вы не заметили шотландку по дороге?

Бойд не ответил, только указал большим пальцем назад и поехал дальше. Оживленное движение на этой дороге, но если кто-нибудь еще попытается остановить его, то рискует быть застреленным.

Глава 8

Джорди Кэмерон был напуган. Он должен был вернуться домой в Шотландию и оставить свою жену Мэйси жить так, как она сама того хочет. Если бы она когда-нибудь вернулась в Шотландию, то нашла бы ожидающий ее развод или камеру в тюрьме.

— Спи! — сказала она, но он бы предпочел, чтобы спала она, тогда утром они могли бы отвезти ребенка домой и никогда не поступать так глупо впредь. Это единственное, что могло позволить ему простить Мэйси. Однако он проснулся в пустой комнате и увидел небрежную записку о том, что ребенок сбежал.

Что ж, для неё это хороший выход — первое, о чем он подумал, однако он никак не мог представить себе, как это удалось девочке, которую Мэйси туго привязала к кровати, но надеялся, что это будет концом всей этой пакостной истории.

Он упаковал свою сумку, обнаружил, что его кучер и экипаж уже ожидали на месте, и спросил владельца гостиницы, куда направилась его жена. Но тот не видел Мэйси, однако в доверительной манере упомянул, что кто-то разыскивал старый экипаж, который был украден. Вот тогда страх и вернулся к Джорди.

Он испугался, что его жена отправилась искать девочку, и если нашла, то продолжила свои вымогательства. Вот тогда Энтони Мэллори нашел бы Джорди и убил бы собственными руками. Шотландец не мог предположить никакого другого исхода — если не сможет найти Мэйси первым.

Он позаимствовал седло для одной из лошадей из упряжи своего экипажа, подумав, что смог бы нагнать Мэйси, двигаясь быстрее неё. Необходимость проехать через Нортгемптон немного задержала его — гостиница, в которой они остановились, была на северной окраине города. Но городок был не велик, выгорев почти дотла в 1675-ом, да и улицы его были расширены после восстановления. Юг был единственным ориентиром, чтобы найти жену. Ребенок следовал бы в этом направлении, чтобы вернуться в Лондон. Можно было надеяться, что девочка не отправилась в путь пешком, а то Мэйси нашла бы ее слишком быстро. Но, возможно, у беглянки хватило сообразительности попросить кого-нибудь подвезти ее. Это была довольно оживленная дорога, особенно утром, когда на рынок завозились продукты. Тогда девочка могла бы даже уже быть дома. Он мог лишь надеяться на это…

Он спрашивал о Мэйси, которую надо было найти и притащить домой. Не то чтобы он не отвел бы дочь Рослин домой, если бы случилось разузнать о ней, а не о жене. Но как же ему не хотелось встречаться с семейством Мэлори. Много путешественников было на дороге, но не многих он останавливал для расспросов. Мэйси, очевидно, создала неудобства для проезда, по словам одного фермера.

Встречая все меньше людей, он сообразил, что оставил позади несколько развязок дорог, которые уходили в других направлениях и начал задаваться вопросом, был ли он все еще на верном пути. Шла ли эта дорога в Лондон? Он не мог вспомнить этого, хотя раньше и бывал в Англии. За последние полчаса он не встретил никого, чтобы спросить дорогу. Но в этот момент он увидел экипаж и быстро подъехал к нему.

Кучеру Энтони Мэлори приказано было гнать, не останавливаясь ни в коем случае, чтобы не тратить время попусту. Но этот путник подъехал к экипажу и скакал вровень с ним, чтобы спросить:

— Здравствуйте, вы не встречали шотландку по дороге? Полагаю, она вела экипаж, если, конечно, не украла лошадь.

Поскольку кучер ехал молча, попутчик добавил еще:

— Вы могли бы только сказать да или нет!

Энтони дернул занавеску на окне экипажа, потому что этот мужской голос показался ему знакомым. Он только заметил красные, как морковь, волосы, поскольку спрашивающий продолжал скакать чуть впереди. Для него этого было достаточно, чтобы стукнуть по крыше экипажа, давая знак кучеру остановиться. Джорди Кэмерон в месте, где находятся люди, похитившие его дочь? Тот же самый человек, который пошел на крайности, чтобы украсть состояние Рослин восемь лет назад? Совпадение? Нет, черт возьми!

Он выпрыгнул из экипажа прежде, чем тот остановился. Джорди был все еще достаточно близко, так что Энтони даже не потрудился взять свою лошадь, привязанную к экипажу сзади. Он просто подбежал к шотландцу, но Джорди услышал движение и оглянулся. Встретив этого человека единожды, он надеялся никогда больше не увидеть его снова…

Джорди вскрикнул, ударяя лошадь по бокам, чтобы ускакать в лес. Энтони сделал еще два шага, ощущая поднимающееся бешенство — от цели его отделяло всего несколько дюймов.

Но Джереми уже выскочил из экипажа и, стоя рядом, протягивал поводья его коня и просто спросил:

— Кто это?

— Мертвец, — ответил Энтони, уже вскакивая в седло. — Только он еще не знает об этом, — добавил он, прежде чем исчезнуть в лесу. Его конь был чистокровным, в то время как Джорди ехал на лошади, взятой из упряжи экипажа, поэтому погоня не заняла много времени. Рывком он сдернул беглеца с лошади и швырнул его на землю.

Энтони медленно подходил к человеку, стоящему перед ним. Джорди бросил на подходящего испуганный взгляд и дернулся в попытке убежать.

— Подождите, — взмолился Джорди. — Вы слышите меня, это не я!

Это было не то, что следовало сказать, поскольку слова эти имели привкус вины. Энтони наклонился, чтобы ударить Джорди — это был первый удар.

— О Боже, хватит, мои зубы. Снова. Подождите!

Джорди закрыл лицо обеими руками. Энтони бил его по бокам. Оружие в драке не использовалось. Обычно он не бил лежачего, но этот червь не заслуживал соблюдения правил джентльмена.

Энтони присел на одно колено, чтобы схватить горсть красных волос прежде, чем спросил:

— Где она?

— Я, правда, не знаю. Я клянусь!

Кулак Энтони врезался в лицо Джорди во второй раз.

— Неправильный ответ, Кэмерон.

— Мой нос! — кричал Джорди, пытаясь остановить льющуюся кровь. — Ты снова его сломал!

— Думаешь, тебе удастся уйти отсюда? — спросил Энтони. Его голос был спокоен, даже когда он добавил: — То, что от тебя останется, когда я с тобой закончу, можно будет смести в совок.

— Ты можешь спросить ее! Она скажет, что это не я!

— Спросить кого?

— Твою дочь! Не бей меня снова! Это была моя жена, это она украла её. Она привезла меня сюда, как она сказала, чтобы погостить у тети. Потом исчезла на целый день, а возвратилась уже с твоей дочерью. Она сошла с ума, и я сказал ей об этом. Девочка знает, что я не принимал в этом участия.

— Тогда, где она?

— Я хотел отвезти ее домой этим утром, но она сама сбежала! Я выехал, пытаясь найти ее и свою жену, чтобы удостовериться, что та не нагнала девочку снова.

— И что натолкнуло твою жену на идею о похищении?

Джорди снова побледнел.

Глава 9

— Я жду мою племянницу и ее слуг. Они еще не прибыли? — Бойд описал Джудит владельцу гостиницы, добавив: — Она — необычайно красивый ребенок. Если вы увидите ее, то уже никогда не забудете.

Это была только вторая гостиница, которую посетил Бойд, и у него было еще много дел.

Он уже заплатил за номер вперед, чтобы расположить хозяина гостиницы к себе. Также у него появилось очень много вопросов к нему, как только тот странно отреагировал на расспросы о племяннице. Бойд надеялся, что Джудит вошла в гостиницу через парадную дверь, хотя прекрасно понимал, что это маловероятно.

Поэтому он совсем не ожидал услышать:

— Да сэр, вторая дверь от лестницы. Прямо рядом с вашей.

После того как Бойд оправился от удивления, он спросил:

— Сколько слуг было с ней? — и тяжело вздохнул, делая вид, будто ожидал услышать астрономическое число, однако, на самом деле он хотел узнать количество противников, охраняющих Джудит.

— С ней зашли только две женщины, сэр. Если с ней и были другие слуги, то она не заказала для них номера.

Бойд благодарно кивнул. Обычно такая удача ему не улыбалась. Он сразу принял решение подождать час или около того, пока Энтони не приедет в город и сказать ему, где держат Джудит. Или же привезти ее к нему самому? Он решил подождать и был уже на полпути по лестнице вверх, когда его поприветствовал Джереми.

Бойд подождал, пока тот подойдет к нему и спросил:

— Что ты здесь делаешь?

— Ловлю удачу! В первой же гостинице, которую проверяю, я встретил тебя, — и Джереми усмехнулся. — На самом деле я увидел твою лошадь снаружи.

— Я думал, мы договорились, что ты не будешь «светиться», ты слишком похож на дядю.

— Расслабься, янки. Все закончилось или около того. Моя кузина сумела сама организовать свой побег.

Джереми объяснил, что Джорди Кэмерон признался во всем.

— Поэтому дядя Тони ищет ее по дороге в южном направлении от места, где мы встретили Кэмерона. Он послал меня на север, за тем же.

— У тебя поэтому такой хриплый голос?

Джереми кивнул.

— Учитывая, насколько умна моя кузина, раз она сбежала без чьей-либо помощи, она могла остановить попутку и попросить подвезти ее; но я подумал, что она может и спрятаться в лесу, как только увидит кого-то подозрительного на дороге. Правда, она не откликнулась, сколько я ни выкрикивал ее имя, поэтому вероятно она сейчас намного южнее. Дядя Тони хотел бы, чтобы ты побыл здесь день другой на всякий случай. Он пришлет весточку.

Бойд хмурился.

— Я бы сказал, что мы сейчас в эпицентре этого «всякого случая». Она здесь.

— Кто?

— А ты как думаешь?

— Не распаляйся, — сказал Джереми. — Я только что сказал, что она сбежала.

— А я только что описал Джудит владельцу гостиницы. Он сказал, что она здесь.

— Дьявол, шотландец солгал?

— А с чего бы ему говорить правду? — резонно возразил Бойд.

— Да потому, что мой дядя собирался оторвать его конечности.

— На мой взгляд, это веская причина для лжи.

— Ад и преисподняя, — Джереми закатил глаза. — Подождите. Но ведь то, что она была здесь, еще не означает, что она все еще здесь. Следовательно, это то место, где они держали ее, и откуда она сбежала.

Бойд кивнул, признавая такую возможность.

— Это достаточно легко проверить. Мне сказали, в какой комнате она находится. Двигайся, давай посмотрим, там ли она сейчас.

Они стояли перед номером. Бойд собирался попробовать открыть дверь, когда они оба услышали с другой стороны:

— Я снова хочу есть.

Джереми немедленно оттащил Бойда дальше по коридору.

— Проклятье, — зашипел он. — Это голос кузины.

— Я слышал, — ответил Бойд, пистолет уже был в его руке. — Мы сделаем это с наименьшей опасностью для Джуди.

— Тогда убери это. Ты хорош со своими кулаками. Не надо размахивать оружием, которое может спровоцировать их достать свое собственное.

Бойд согласился.

— Я хотел напугать их так, чтобы предотвратить любые действия с их стороны, но ты прав. По словам владельца гостиницы, там только две женщины с Джуди, поэтому оружие не понадобится.

— Жена Кэмерона. Похоже, шотландец все-таки солгал.

— В любом случае, у нас только две женщины, с которыми сейчас придется иметь дело. Вот план, — сказал Бойд шепотом. — Я распахну дверь. Ты хватаешь кузину и везешь ее к отцу. Не останавливаясь ни при каких обстоятельствах. Слишком большие деньги на кону, поэтому мы не знаем, сколько головорезов они наняли для помощи и где они находятся. Кто бы ни остался в комнате, я позабочусь о нем и отведу к констеблю перед тем, как присоединиться к тебе.

— Ш-ш-ш… — Джереми показал на дверь, которую они планировали выломать, так как та начала открываться. Он повернулся, чтобы из-за двери их не было видно. А Бойд, чтобы не выглядеть подозрительно, начал открывать дверь собственного номера и услышал, как женщина сказала:

— Я не задержусь с едой. Закрой за мной дверь.

За дверью послышался женский смех.

— Грейс, ты слишком волнуешься.

Женщина, которая вышла за едой, даже мельком не глянула в сторону новых постояльцев. Она просто пошла к лестнице и затем исчезла из поля их зрения.

— Отличное время, чтобы забрать Джуди, пока осталось на одного похитителя меньше, — сказал Бойд.

Им не пришлось выламывать дверь. Они добрались до нее прежде, чем ее успели запереть изнутри, и вместе ворвались в комнату. Эффект неожиданности сработал.

Джереми пошел прямо к кузине. Она взволнованно произнесла его имя, но он закрыл ей рот рукой, показывая, что надо сохранять тишину, в течение секунд схватил ее в охапку и вышел.

Бойд же остался, недоверчиво глядя на оставшегося жителя номера.

Аналогично она смотрела в ответ. Женщина его страстных мечтаний, возможно, мать с ее собственными детьми — или детьми, которых украла? Похитившая дочь Энтони Мэлори. Он схватил ее и, закрыв ладонью рот, перенес из этого номера в соседний.

Глава 10

— Ни слова, — сказал Бойд женщине в его руках. — Если я хотя бы услышу ваше дыхание, то заткну вам рот.

Он еще не убрал своей руки от ее рта! Когда он понял это, то осознал, что попал в беду. Он должен отпустить ее и усадить хоть на некотором расстоянии от себя. Его разум смог бы тогда проясниться, сейчас же он работать отказывался. И все же Бойд не мог заставить себя оторвать от нее свои руки.

Миссис Тайлер на сей раз во плоти, а не в мечтах. Спал ли он или бодрствовал, она всегда в его мыслях с тех пор, как он увидел ее. Но сейчас все было наяву, и она не была энергичной, мягкосердечной молодой женщиной, как он думал о ней раньше.

— Те дети, с которыми ты приплыла, они не были твоими, не так ли? Ты украла их тоже, да?

Он не дал ей ответить. Посчитал, что не сможет противостоять ее оправданиям. Он закончил бы тем, что поверил бы во все, что бы она ему не наплела, и позволил бы ей уйти с извинениями и улыбкой. Но она начала извиваться у него в руках. О Господи…

Он пересек комнату, ведя ее за собой, и подвинул свободный стул к центру. Толкнув, усадил ее, затем склонился к ней лицом к лицу.

— Ты даже не представляешь, насколько я близок к изнасилованию. Встанешь со стула, и это будет приглашением для меня.

— Ты делаешь большую…

Он быстро прикрыл пальцами ее рот. В его глазах было предупреждение, чтобы она не заканчивала своей фразы, не смотря на ее сердитый тон.

— Я должен объяснить, насколько близко ты к моей постели? — спросил он, когда убрал руку. — Или это было приглашением?

Она покачала головой, ничего не говоря, но бросая на него гневный взгляд. У нее были большие, красивые глаза — темные изумруды, разъяренные сейчас — неужели она думала, что его это тронет?

Он выпрямился и посмотрел на нее сверху вниз:

— Собираешься попытаться встать?

Она отрицательно покачала головой.

— Я разочарован. Если бы я мыслил ясно, то не предупредил бы тебя, и мы могли бы уже заняться чем-то более увлекательным в постели. Предложение еще в силе. Встань и подойди. Пожалуйста.

У нее не дернулся ни один мускул. Он сжал зубы. Бойд не был уверен, сердился он на себя или на нее. Правила благопристойности могли быть отброшены — в конце концов, она ведь была преступницей. Но он все еще не мог заставить себя воспользоваться этим фактом, несмотря на ее красоту, несмотря на то, насколько он все еще хотел ее.

Она была одета в простое светло-голубое платье с длинными рукавами и высоким воротником, в этом наряде не было ничего сексуального — кроме того, что оно скрывало ее притягательные формы. Также она одевалась и на судне. Её длинные темные волосы были затянуты в хвост и свисали вниз по спине. Также он закалывала их на судне. Она даже закрепила конец хвоста на своем поясе, чтобы придержать его. Он думал, что она делала это из-за сильного ветра на океане, но на одном из обедов с ним и капитаном она сказала им, что это необходимо, иначе она может сесть на него. Итак, почему она не приподнимала волосы в какой-нибудь причудливой прическе, как делали многие женщины? Да потому что не была похожа ни на одну другую женщину!

Он начал ходить позади нее, пытаясь прекратить соблазняться ее видом. Это не помогло. Почему, дьявол побери, он встретил ее здесь? Он все еще не мог мыслить ясно. Он должен посадить ее в тюрьму. Он должен, по крайней мере, послать за местным констеблем. Однако он не двигался, чтобы сделать что-либо из этого. У него мороз шел по коже при мысли о Кэти Тайлер в тюрьме.

Он мог забрать ее с собой и увезти из Англии. Он владел собственным судном, было бы достаточно легко сделать это. Но что потом? Наслаждаться ею в течение недели или двух, а затем позволить уйти в порту на другом континенте? Тогда она сможет вернуться к своему бизнесу по продаже украденных детей, только где-то в другом месте? Когда он вспомнил Рослин Мэлори, плачущей весь день по дочери, он понял, что не смог бы сделать это.

Но что же тогда, черт возьми, он собирается с ней сделать? Он знал, что пытался избежать неизбежного.

Он застыл за ее спиной. Бойд почувствовал ее аромат, именно ее, — уникальный, немного цветочный, немного пряный, как горячий яблочный пирог, запах женщины. Он закрыл глаза, борясь с желанием дотронуться до нее снова. Он проиграл.

Глава 11

Кэти все же не испугалась. Она заметила, что Джудит узнала и была рада видеть молодого человека, который забрал ее, поэтому она не волновалась по поводу ребенка. И она сразу узнала человека, который притащил ее в эту комнату. Бойд Андерсон, владелец «Океануса». Разве могла она забыть его? Он был самым красивым человеком, из всех, кто когда-либо проявлял к ней интерес. Первым, действительно красивым в этом отношении человеком, которого она когда-либо встречала. Но что он здесь делает?

Она была так удивлена, когда он ворвался в ее номер, хотя она думала, что никогда больше не увидит его снова. Но он, очевидно, решил, что она виновна в похищении Джудит, и смотрел на нее как на преступницу! Он обязательно в полной мере смутится, когда она исправит эту ошибку — если когда-либо получит шанс сделать это.

Её приводило в бешенство то, что он ей угрожал. Неужели он действительно может изнасиловать ее? Она, конечно, сразу бы ему все объяснила, и затем… а что если он не поверит ей? Он выглядел абсолютно уверенным в ее виновности, и очень сердился на неё. Что если он скорее изнасилует ее, чем поверит?

Она дрожала. Ох, ей было так жаль, что он пригрозил ей этим. Теперь она не могла выбросить из головы эту мысль. И тут она недоверчиво осознала, что он гладил её! Она ударила его руку, но та возвратилась, чтобы вновь прикоснуться к ее щеке. Мурашки побежали вниз по ее рукам и спине. Его пальцы двигались по направлению к ее шее. Она задержала дыхание, ожидая, ожидая…

Он потянул голову сидящей Кэти назад. Бойд стоял так близко за ее спиной, что ее затылок коснулся пояса его брюк. Он посмотрел на нее с таким бешеным желанием в темных глазах, что…

— Ты не можешь представить себе, как же я тебя хочу.

Он заставил себя отвести взгляд от ее лица и поднял его к потолку. Кэти почувствовала этот момент и вскочила со стула. Стул упал. Она не хотела уронить его, но была рада, что теперь между ней и Бойдом есть хоть какой-то барьер. Повернувшись, она уставилась на мужчину.

— Ты позоришь меня, угрожаешь мне, а затем еще и позволяешь себе возмутительное заигрывание! Если бы я не знала тебя, Бойд Андерсон, то закричала бы прямо сейчас. И я всё ещё хочу это сделать! Как ты смеешь пялиться на меня таким самодовольным взглядом?

Он поднял стул и отставил его, не отводя от нее взгляда. Эти темные, выразительные глаза медленно ласкали ее тело так, что у нее свело низ живота. Ей вспомнилось время, проведенное на его судне. Она так часто ловила на себе его тяжелый взгляд, когда он думал, что она этого не замечает. Грэйс сказала, что он хочет ее. Он хотел ее тогда и хочет сейчас. Однако, теперь он не пытался это скрыть!

— Так вышло, что твои действия все изменили, — сказал он низким, хриплым голосом, — Ты намного более искушена, чем я предполагал, разве не так, Кэти?

Когда он вновь посмотрел на нее, девушка не могла не покраснеть, потому что поняла — этот вкрадчивый голос несет опасность. Ее румянец мог бы заставить его переменить высказанное мнение. Бойд быстро сократил расстояние между ними. Слишком быстро.

— Знаешь, как часто я мечтал остаться с тобой наедине, как сейчас? — сказал он, заключая ее лицо в чашу из своих ладоней.

На миг Кэти была полностью загипнотизирована этим прикосновением. Оно было таким нежным, таким романтичным, и ведь она тоже мечтала об этом, когда они встретились впервые. Он собирался поцеловать ее. Но она подсознательно чувствовала, что если он сделает это, она потеряет саму себя, растворится в нем, потому что хочет его не меньше! Он вызвал в ней незнакомое ей волнение, а сейчас она была готова к этим ощущениям не больше, чем когда была на его судне, оно все еще было чрезмерно волнующим.

— Я почти рад, что ты показала свой истинный облик, — продолжил он.

Эта фраза вернула ее к реальности. Он все еще обвинял ее в том, что она не совершала, и считал, что из-за этого мог позволять себе вольности?

— Прекратите! — сказала она, хлопнув его по рукам.

Он отпустил ее лицо, однако не перестал касаться Кэти, вместо этого поглаживая, опускал руки к ее бедрам. Прежде, чем она даже подумала отойти от него, он притянул ее к себе вплотную. Она задохнулась, уперев руки в его грудь, отталкивая, однако это не сработало! Поскольку ладони опирались о его него, ей было трудно не ощутить каким мускулистым, теплым было мужское тело, к которому она была так плотно прижата.

Отчаянно сопротивляясь горячему водовороту ощущений, которые почти затопили ее, она произнесла:

— Я собираюсь тебя ударить! Это предупреждение!

— Не делай этого, милая моя. Я не хочу, чтобы ты поранилась.

Неохотно он отпустил ее. Но при этом выглядел удивленным! Когда она освободилась, его ухмылка вызвала в ней дикую ярость.

— Как любезно с твоей стороны, но это не может продолжаться дальше. Что ты здесь делаешь? Джудит из семейства Мэлори, а ты — нет!

Кэти так разнервничалась, что последние слова она прокричала, поэтому его спокойный ответ, по сравнению с тоном вопроса был похож на шепот.

— Нет, я не Мэлори, но мои сестра и брат породнились с этой семьей, заключив браки.

Это удивило ее. Но, должно быть также напомнило ему о том, в чем он обвинил ее, потому что его глаза сузились и пристально глядели на нее.

— Как ты могла это сделать? — Воскликнул он, — Ты хоть знаешь, кого затронула? Мэлори никогда не забывают несправедливости против них. Я не могу поверить, что ты сознательно разворошила это осиное гнездо.

У нее напряглась спина.

— Почему бы тебе не обдумать то, что только сказал? Ты не можешь поверить в это, потому что это не правда! Я в этом не участвовала.

— Тогда объясни, что ты делала в той комнате с Джудит.

— О, наконец-то ты спросил то, о чем должен был поинтересоваться с самого начала! — сказала она со злостью. — Я помогла ей! Я была на пути из Шотландии, когда…

— Мой Бог, — прервал он ее, его лицо было столь же недоверчивым, как и его тон, — Ты жена Джорди Кэмерона, так?

— Кого?

Но он уже не слышал ее и говорил сам себе:

— Теперь все понятно. Он даже сказал, что это было твоей идеей.

— Кто это? — повторила она свой вопрос, однако он снова, казалось, не услышал ее.

— У тебя одна минута, чтобы все мне объяснить. Скажи мне, что ты невиновна, что тебя заставили, что ты думала, что никому не причинишь боль.

Как будто он давал ей выбрать из целого списка оправданий, если у нее не было готово свое? Или это сарказм? Или он действительно надеялся, что она могла дать ему серьезное основание, чтобы позволить ей уйти?

— Я спасла Джудит, — сказала она быстро. — Она может это подтвердить.

Это должно было стать достаточным, по крайней мере, чтобы вызвать сомнения. Но по его виду она могла сказать, что эти слова произнесены слишком поздно, он ей не верил.

— Очень удобно для тебя, ее ведь нет здесь, чтобы подтвердить это, не так ли? Но позволь сказать, это факт — ты держала Джудит в запертой комнате. Мы слышали, как твоя сообщница напоминала тебе закрыть дверь, когда уходила. Если бы ты спасла девочку, то сразу отвезла бы ее домой, не задерживая в том же самом городе, где ты договорилась обменять ее на деньги, это было твоим условием!

Кэти остолбенела. Эти слова были такими обвиняющими!

— Хорошо, прежде, чем ты сделаешь дальнейшие выводы, пойдем и найдем Джудит, — она предложила разумный ход. — Я полагаю, ты поверишь ребенку, когда она скажет, что я увезла ее далеко от людей, укравших ее и…

— Джереми бы уже вернулся сюда, чтобы сказать мне об этом, если бы это было правдой. Я дал тебе шанс оправдаться. Ты им не воспользовалась.

В этот момент Кэти потеряла терпение.

— Ты только притворяешься слабоумным, или это твое естественное состояние! С чего бы ему возвращаться сюда? Джудит уже сказала ему, что я помогла ей. Он думает, ты тоже поймешь это. Итак, зачем ему возвращаться? Он же не знал, что ты будешь смехотворно упрям и задержишь меня. А твою задержку он объяснит тем, что ты решишь поблагодарить меня должным образом за помощь и вскоре догонишь его.

— Это — племянник моей сестры. Ты украла кузину Джереми и ее родители вне себя от беспокойства уже в течение двух дней. Джереми не собирается затягивать их воссоединение ни на секунду. Пошли.

Глава 12

Когда Бойд потащил ее вниз, бормоча что-то о разрешении властей и о том, что не мог доверять самому себе там, где дело касалось ее, первой панической мыслью Кэти была догадка, что тащит он ее в тюрьму. Поэтому все, что было у нее на уме — это прокричать:

— Остановись, подожди!

Но он не останавливался. Проходя мимо наивного владельца гостиницы и продолжая удерживать ее, Бойд сказал:

— Застукал ее, шарящей у меня в номере. Я удивлен, обнаружив воров в таком приятном городе, как этот.

Кэти задохнулась от такого обвинения, но Бойд двигался, не останавливаясь, и ей не удалось объяснить владельцу гостиницы, кто на самом деле был преступником. Он потянул ее к выходу, сразу за которым его ждала оседланная лошадь.

Отнюдь не нежно подсадил ее в седло, и как только отпустил, она начала скользить по седлу к противоположной стороне, но Бойд сразу уселся позади. Подобрав повод уздечки, его руки обхватили девушку с обеих сторон, и Кэти почувствовала себя, как в клетке.

К тому времени она уже дошла до «точки кипения»: упрямый, своевольный подлец, считающий себя «истиной в последней инстанции», думала она про себя. И думает, что нравится ей. Ага, сейчас! Как часто в течение того совместного путешествия ей хотелось сказать ему правду — что она не замужем. Ха! Она поступила верно, попридержав свой язык.

Но сейчас сдержать гнев было выше сил Кэти:

— Ты должен был сделать это в самом начале, — выкрикнула она ему. — И не удивляйся, оказавшись одним из заключенных в тюрьме, мистер О-Великий-и-Всемогущий. Когда я расскажу констеблю, как ты держал меня пленницей в той комнате, как обращался со мной, ложно обвинял, вот тогда мы посмотрим, кто посмеется последним!

— В таком случае, полагаю, это хорошо, что там, куда мы едем, его нет.

Он казался удивленным, как будто был уверен — ее угрозы были отчаянными попытками поддержать ложь. Но если бы девушка пригляделась к Бойду повнимательнее, вместо того, чтобы пререкаться, то заметила бы — он несся из города сломя голову и только теперь замедлил темп. Кэти нахмурилась, уставившись на теперь уже знакомую дорогу.

— Куда ты везешь меня теперь?

— В Лондон. Это же была твоя идея, — напомнил он ей.

Задохнувшись от негодования, девушка парировала:

— Я никогда не говорила, что мы должны поехать в Лондон, я сказала, что мы должны найти Джудит!

— Она будет дома. Я предупреждал, Джереми не будет тратить время впустую, чтобы вернуть ее родителям. Они будут в Лондоне прежде, чем мы догоним их.

— Бог мой, я не могу поверить, что ты продолжаешь доводить это до абсурда, — воскликнула она. — Все, что тебе следовало бы сделать, так это послушать меня.

— Я так и сделал, — ответил он, снова начиная сердиться. — Но все, что ты сделала, — это потребовала признать тебя невиновной, в то время как я поймал тебя с поличным! Но это, милая моя, не сработало. Так что же произошло на самом деле? Вы с Кэмероном разделились, не так ли? Ты переехала с Джуди, не сказав ему? Вы с ним поссорились? Решила прибрать куш к своим рукам?

Кэти не верила ушам своим, слыша новые обвинения, которые были настолько нелепы, что не имели права на ответ.

— Если бы ты только использовал свою голову по прямому назначению, — парировала она, — то понял бы, насколько смехотворны эти утверждения.

— Я не могу мыслить ясно, когда ты на таком соблазнительном расстоянии, — сказал он, прижавшись к ее спине, — когда единственное мое желание — затащить тебя в ближайшую постель. Мне жаль, но я не могу поверить тебе на слово, Кэти Тайлер.

Она резко вдохнула. Это была реакция не только на его слова, задевшие ее, но и на прикосновение его груди к спине, его рук к бокам и на его теплое дыхание у ее уха. А дрожь, пробегавшая по всему телу, не имела никакого отношения к прохладному осеннему ветерку, дующему в лицо.

Потребовалось несколько минут, чтобы вновь начать контролировать собственные желания и собраться с мыслями:

— Вы называете это прикосновение «соблазнительным расстоянием»?

— Ты чувствуешь, не так ли? — ухмыльнулся он. — Но поблизости нет ни одной кровати, поэтому мне, может, удастся ограничить себя до возвращения в дом Мэлори. Отец Джудит сможет во всем разобраться и решить что делать… с тобой.

Он закончил предложение не так, как хотел. Она почувствовала его напряжение, как будто он только что понял что-то, что должен был понять раньше. Хотя, он ведь уже признал, что не способен мыслить здраво…

— Что? — оглянувшись, спросила она. — Упустил что-то, относящееся к делу? Например то, что не имел никакого права тащить меня куда-либо!?

Вместо ответа он пристально посмотрел на ее рот.

— Ты можешь держать губы вне досягаемости моего взгляда, Кэти? Да или…

— Намек понят! — ответила она, резко отвернувшись.

Из-за быстрой скачки пронизывающий ветер дул ей в лицо. Облака на небе потемнели, и она была уверена, что собирается дождь, а он безрассудно гнал их лошадь вниз по дороге!

— Это абсурдно, — проворчала она. — Я собиралась в Лондон, но не верхом же! Я предлагаю вернуться назад за моей каретой и кучером. И еще, моя горничная сойдет с ума от беспокойства, не найдя меня. А моя одежда! Я не одета для верховой езды!

— Ты когда-нибудь бываешь спокойна?

— А ты когда-нибудь слушаешь то, что тебе говорят? — она оглянулась назад. — Я не одета для езды верхом. Моя юбка…

— Просто подверни ее, — предложил он и снова прижался к Кэти, заглядывая через плечо, чтобы увидеть предмет жалоб. — Красивые ноги. Я знал, что они будут такими.

— Попридержи свои знания при себе! — покраснев, огрызнулась она и передернула плечами, отталкивая его.

— Я пытаюсь!

О Боже, она еле сдерживала смех и если бы не была так зла на него, то непременно расхохоталась бы. Какой же он оказывается смешной. Его не покидало желание в течение всего их путешествия и даже притом, что она знала об этом, они притворялись, что абсолютно ничего необычного не происходит. Её воображаемое семейное положение служило устойчивым барьером, помогающим им сдерживаться. Однако сегодня этот барьер был разрушен, и Бойд становился все более смелым.

Она пыталась подвернуть свою юбку, оборачивая ее вокруг ног, но учитывая дующий холодный ветер — ничего не помогало.

— Мне все еще холодно, — пожаловалась она. — Я принимаю большую часть стужи на себя, защищая тебя от ветра, поэтому ты и не чувствуешь, как же холодно. Мне необходимо мое пальто, хотя нет, мне необходим мой экипаж! Нет абсолютно никакого резона совершать такой путь верхом, когда у меня есть отличный экипаж в десяти минутах езды отсюда.

— Нет, — просто ответил он.

— Но почему?! — Кэти сорвалась на крик.

— Потому что ты всегда должна быть у меня на виду. Неужели ты действительно думаешь, я поверю, что твой кучер повезет нас, куда я ему скажу? Кто-нибудь сразу же отправится назад к твоим людям, когда придет время.

Она заскрежетала зубами.

— Попомни мои слова, сейчас пойдет дождь. Посмотри на небо, если мне не веришь.

Он сразу съязвил:

— А когда в этой стране не бывает пасмурно?

— То есть ты считаешь, что дождя не будет?

— Я сомневаюсь в этом. Такая погода стоит все утро, а дождя все еще не было.

— А мне все еще холодно.

Он снова прижался грудью к ее спине и ответил с намеком:

— Хорошо, повернись ко мне лицом и гарантирую, что согреешься очень быстро. Или можешь надеть мой камзол.

— Выбираю камзол.

Она расслышала его вздох, когда он отклонился. Мгновение спустя его камзол оказался на ее плечах. Кэти не поблагодарила, но быстро его надела. Она хотела бы, чтобы эта вещь не пахла хозяином, потому что оказалась окруженной его теплотой.

Несколько минут прошло в тишине, она глубоко укуталась в его тепло. Сидя перед ним, она касалась ногами его ног. Его руки с силой обнимали её, как будто «баюкая». Его, его, его, Боже! Она должна подумать о чем нибудь другом!

— Ты не сказал, что заставило тебя запнуться при упоминании Мэлори, — спросила она.

— То, что ты можешь не бояться каких-либо констеблей. Но все же тебе придется опасаться Энтони Мэлори.

Она закатила глаза. Он действительно считал ее виновной, тогда как она была абсолютно уверена, что ей совершенно не следует опасаться отца Джудит. Это Бойду придется объяснять свою ошибку, и ей было приятно смаковать эту мысль. Но это подразумевало, что Джудит не забудет упомянуть роль Кэти в ее небольшом приключении, а если девочка этого не сделает? О, если бы Кэти было позволено поговорить с ребенком, прежде чем… прежде чем что?

— Это не первый раз, когда ты намекаешь, что Мэлори следует опасаться. Кто же они такие?

— Одна из наиболее влиятельных семей в этом королевстве, и очень это сплоченная семья. Навредите одному и затронете всю семью. А отец Джуди… ну, в общем, он избил твоего мужа, Джорди, поэтому сомнительно, что последний будет выглядеть как прежде. Он был настолько вне себя от беспокойства, что дал волю кулакам прежде, чем начал задавать вопросы.

Кэти напряглась:

— Я уже сказала тебе, что не знаю никакого Джорди. Да и Джуди была слишком мила, чтобы у нее был такой отец, каким ты его описываешь, так что прекрати меня запугивать.

Девушка почувствовала, как Бойд пожал плечами, перед тем как ответить:

— Не говори потом, что я не предупреждал. Энтони, вероятно, не тронет тебя. Я не это подразумевал. Ты — в конце концов, женщина. Но он может позаботиться о том, чтобы ты провела всю оставшуюся жизнь за решеткой. На самом деле, моей первой мыслью, когда нашел тебя увязшей во всем этом, было — спасти.

Она решила подколоть его вопросом:

— Полагаю, ты подразумеваешь от тюрьмы?

— Да. Я мог бы взять тебя за границу. Подумай, как ты могла бы убедить меня сделать это?

В ответ она фыркнула. Надо было понимать, что он это не серьезно, просто его мысли приняли чувственный оборот.

— Это не заслуживает ответа.

— К концу дня ты будешь думать иначе.

— К концу дня, — она сердито оглянулась на него, — ты будешь на коленях умолять меня о прощении, которого не получишь, это я обещаю. На самом деле, если я еще когда-нибудь встречу тебя, будешь счастливчиком, если не застрелю. Вы, сэр, просто… просто… просто упрямый осел!

Она услышала его смех.

— Но так или иначе, я тебе нравлюсь, не так ли, милая?

— О! — она не собиралась отвечать на эти слова что-либо еще. Самоуверенный человек. Но ему еще будет стыдно!

Дождь начал капать большими, крупными каплями. Она самодовольно улыбалась в течение целых двух минут, пока полностью не промокла.

— Посмотри, что ты наделал! — сказала она обвиняющее.

— Жаль, но я не ожидал, что пойдет такой ливень!

— Я замерзаю!

— Ничего подобного, — сказал он, однако обнял еще сильнее.

— Я заболею и умру, и это будет твоя вина. Я уже говорила, что собиралась в Лондон. Мы могли бы поехать в моем удобном, теплом экипаже! Но нет, ты не мог проявить благоразумие и подумать об этом, не мог, да?

Она чихнула, чтобы доказать свою точку зрения. Это не было притворством, однако и не было признаком простуды. Просто капли дождя собрались на кончике ее носа, щекоча его.

Однако этого было достаточно, чтобы он спросил:

— Не знаешь какого-нибудь убежища поблизости?

От неожиданности она даже моргнула. Он собирался быть благоразумным? Немного поздновато, но в общем-то…

— Как это часто бывает, неподалеку, приблизительно в десяти минутах езды отсюда, есть маленький городок. Мы недавно проехали дорогу к нему. Поворачивай обратно. Там есть гостиница.

Он повернул обратно. Ему потребуется меньше пяти минут, чтобы достигнуть городка, где она останавливалась тем утром. Он пришпорил коня, чтоб побыстрее добраться до места.

Когда они въехали в центр города, Кэти показала гостиницу, на случай, если он ее не заметит. Спешившись, Бойд оставил ее греться у камина в комнате отдыха, пока платил за комнату, где они могли переждать шторм.

На самом деле ей не было холодно. Возможно, дождь и сделал воздух прохладнее, но температура все же была далека от зимней. Просто она пыталась заставить Бойда почувствовать себя виноватым. Не то чтобы она считала его способным на раскаяние… пока что. Однако когда он, наконец, поймет свою колоссальную ошибку, он его почувствует.

Она следила за ним, пока протягивала руки к огню. К сожалению, он тоже следил за ней. Кэти вздохнула. Она не могла выскользнуть в боковую дверь и остаться незамеченной.

Также она обдумывала, как бы устроить сцену, теперь, когда они опять были среди людей. Вызвать констебля всегда успеется, но все же без свидетельств ее слуг, чтобы подтвердить историю девушки, представитель закона мог поверить и версии Бойда, и тогда она могла, в конце концов, оказаться в тюрьме. Кэти решила не рисковать. Кроме того, она охотнее заедет потом в Нортгемптон, заберет имущество и слуг, оставив все, что произошло позади, превратив в забавное приключение.

— Пойдем, — сказал он, беря ее за руку, чтобы сопроводить наверх. — Если этот дождь не прекратится в течение часа, я посмотрю, смогу ли снять экипаж на остаток нашего путешествия.

Уступки? Неужели он может пойти на них? Но он должен был подумать об экипаже прежде, чем галопом увез их из намного более крупного города — Нортгемптона. Вероятно, он не найдет здесь ничего подобного. Но она не сказала этого вслух. Она согласится с чем угодно, что дало бы ей время убежать.

Как только он привел ее в комнату, Кэти сказала:

— Я голодна.

Проигнорировав ее, он подошел прямо к камину, чтобы разжечь его. Ей захотелось, чтобы он забыл о её словах о холоде. Бойд был СЛИШКОМ целеустремленным.

Раздраженная, она повторила:

— Ты слышал меня? Я голодна!

Посмотрев на нее через плечо, он спросил:

— Неужели?

— Да! Я не ела со вчерашнего вечера, — она лгала, но для верности добавила: — Горничная только вышла за едой, когда ты ворвался в мою комнату.

Он развел огонь, прежде чем встать. Потер руки и ответил:

— Хорошо, я займусь едой и даже, возможно, раздобуду горячую ванну. Обсохни, пока меня не будет, но, черт возьми, держитесь подальше от постели. Это ясно?

— Я не говорила, что устала, — заметила она язвительно.

Но в ответ он лишь уставился на нее в упор, пока Кэти не покраснела. Она знала, что тот подразумевал. Он достаточно часто повторял при ней о желании и постели, чтобы она не забыла, насколько он хотел ее.

— Ясно, — вынуждена была сказать она.

Он поправил рукой свои влажные волосы и взглянул на удобную кровать.

— Это, вероятно, плохая идея, — сказал он со стоном. — Мы должны только переждать ливень внизу. Там же можно и поесть.

Это не могло помочь ей убежать от него!

— Ты подожди внизу, — быстро сказала она. — А я приму горячую ванну, которую ты обещал. Да, это поможет мне не простудиться.

Он пристально смотрел на нее несколько мгновений прежде, чем кивнуть и покинуть комнату, закрыв за собой дверь. Послышался звук ключа в замке, что привело ее в раздражение. Понятно, почему он с такой готовностью согласился. Бойд, чтоб его, решил запереть ее!

Но Кэти не тратила время попусту и рассмотрела другие варианты. У комнаты было два окна, которые выходили на улицу, а улица была пустынной из-за дождя. Одно из них находилось в наклоненной крыше фасада гостиницы. И расстояние до земли не было слишком уж большим, чтобы она не смогла спрыгнуть, повиснув на краю крыши.

Десять минут спустя Бойд стоял у того же самого окна, которое Кэти выбрала как запасной вариант для спасения. Хотя он бросил монету одному из работников гостиницы внизу, чтобы за его лошадью присмотрели, он видел, что лошади нет на том месте, где он ее оставил и чувствовал, что Кэти доберется до нее в первую очередь. Это было хорошо.

Как только он оставил Кэти в комнате, его начали одолевать сомнения относительно ее причастности к похищению Джудит. Его раздражало то, что Кэти может быть преступницей. Она так любила животных и была так добра. О, ради Бога! И тогда он задумался о том, что хотел, чтобы она была виновна. Тогда он мог бы, наконец, выкинуть ее из головы, как недостойную его внимания; да и для замужней женщины она была у «него на уме» слишком долго.

В любом случае он как бы извинялся перед ней сейчас, в действительности она оказалась виновна только в том, что как грех, постоянно соблазняла его, поэтому он не собирался следить за ней до конца. Джудит теперь была в безопасности. И ему была невыносима мыль о Кэти Тайлер в тюрьме.

Глава 13

Верхом на лошади Кэти мчалась обратно в Нортгемптон, не обращая внимания на дождь. На полпути ей удалось благополучно выбраться из грозы. Хотя дорога впереди была совершенно сухой, плотная завеса туч все еще не рассеялась. И пока дальше к северу тучи оставались такими же темными, какими были южнее, дождь все еще мог переместиться севернее и искупать ее снова. Но это беспокоило ее меньше всего.

Наверное, благодаря грозовым облакам казалось, что уже поздно, хотя день только приближался к концу. У нее не было никакой возможности взять с собой вещи и слуг и успеть в Лондон до того, как наступит ночь. Она опасалась опять передвигаться по той же дороге, не желая подвергаться риску снова столкнуться с Бойдом.

Она взяла его лошадь, задержав тем самым преследование, поэтому рассчитывала, что он не нагонит ее. Но она понимала, что он был не из тех, кто может легко сдаться и вернуться домой. Для этого он был слишком упрямым. Но он больше не сможет найти ее в Нортгемптоне. Она оставит там его лошадь так, чтобы он ее нашел, но не потому, что сколько-нибудь чувствовала свою вину за то, что взяла ее после всего, что он сделал, а потому что больше не будет в ней нуждаться, как только снова окажется на дороге в своем собственном экипаже — уезжая в каком-нибудь другом направлении.

Она выглядела не лучшим образом, въезжая в город промокшая и грязная, одетая в мужской камзол. Хотя ее волосы растрепались, она не хотела останавливаться и тратить время на то, чтобы их причесать. Возможно, ей все-таки следовало найти для этого время. Она привлекала слишком много любопытных взглядов, хотя это могло быть потому, что ее ноги были видны почти до колен. Смутившись, она спешилась, и теперь ее ноги снова были должным образом прикрыты.

Ведя за собой лошадь, Кэти шла через городской рынок, только сейчас поняв, насколько была голодна.

Рынок закрывался на ночь, впрочем, все равно у нее не было денег, чтобы что-нибудь купить. Только несколько покупателей продолжали совершать свои покупки и какая-то женщина, с сильным шотландским акцентом, кричала на продавца фруктов, мимо которого проходила Кэти.

— Мужчина, просто покажите мне, где находятся ближайшие доки!

— Я уже сказал тебе, ты, безмозглая женщина, нет у нас никаких доков!

— Я поняла, что у вас их нет, а в каком ближайшем городе они есть? Разве я вам не говорила, что мой муж пытался меня убить? Я должна уехать из страны, понимаете?

Похоже, Кэти нашла то, что искала. Она слышала не просто занятную словесную перебранку. Была ли это та самая шотландка, в попытках избавиться от которой она, Грейс и Джудит провели часть утра? Она не могла быть в этом уверена, пока женщина стояла к ней спиной. Будучи дважды обвиненной Бойдом в том, что являлась женой Джорди Кэмерона, она, наконец, узнала имя похитительницы Джудит. И здесь была шотландка, пытающаяся сбежать от мужа, которая заставила ее вспомнить, что Бойд упоминал об Энтони Мэлори, избившем Кэмерона до бесчувствия за то, что сделала его жена.

У Кэти в этом не было никаких сомнений, поэтому она остановила пробегавшего мимо нее мальчишку и шепотом велела ему позвать констебля. Она собиралась задержать миссис Кэмерон до его прихода, будучи настолько злой, что даже не подумала, каким образом она это сделает. Женщина похитила ребенка и плохо с ним обращалась, преследовала их по всему Нортгемптону и окрестностям, пытаясь вернуть девочку обратно, и если бы всего этого не случилось, воспоминания Кэти о Бойде Андерсоне не были бы такими мрачными. И если Кэти удастся ее остановить, то женщина не уйдет безнаказанной, после всех бед, которые причинила.

Она приблизилась к женщине сзади.

— Миссис Кэмерон?

Шотландка обернулась. Кэти почти смеялась над тем, как продавец фруктов скрылся в противоположном направлении, чтобы избежать дальнейших приставаний. И теперь Кэти узнала ее без проблем. Ее волосы все еще были в ужасном беспорядке и у нее по-прежнему был дикий вид.

— Эй, откуда ты знаешь мое имя? — спросила она тем же воинственным тоном, каким разговаривала с продавцом фруктов. — Ты с постоялого двора? Мы заплатили за комнату, хотя вы должны были вернуть нам деньги обратно. Этот проклятый замок на двери был сломан!

Кэти поняла, что женщина ее не узнала, но это ее не удивляло. Ее одежда была растрепана и промокла насквозь, волосы были мокрыми и торчали в разные стороны, взъерошенные ветром, Кэти совсем не походила на ту, какой она была утром, и фактически, она, вероятно, выглядела еще более дико и неряшливо, чем шотландка.

— Я не с постоялого двора.

Тем не менее, Кэти не стала сообщать ей, кем являлась. Она должна была задержать женщину до прихода констебля, и вовлечь ее в разговор казалось отличным способом это сделать.

Миссис Кэмерон искоса взглянула на Кэти.

— Тогда откуда я тебя знаю? Ты мне кажешься знакомой, впрочем, это неважно. Если ты сможешь сказать мне, какая дорога ведет к ближайшим докам, я тебя отблагодарю. Или я найду кого-нибудь другого, кто сможет.

Исходя из чувства здравого смысла, можно было предложить отправиться к ближайшему побережью, но Кэти сказала только:

— Боюсь, я не могу вам в этом помочь. Я не совсем знакома с этой частью страны.

Шотландка фыркнула с нетерпеньем.

— Тогда у меня нет времени болтать с тобой. Удачного дня.

Забавно как она это сказала — так, как будто в ее словах был скрытый смысл. И она уже оглядывалась вокруг в поисках кого-нибудь, кто мог бы указать ей дорогу. Но Кэти нужно было продолжать говорить с ней. Она подождет с обвинениями до того, как придет констебль, чтобы арестовать шотландку.

— Почему ты так спешишь?

— Неважно…

Кэти прервала ее:

— Вообще-то слышала, как ты сказала продавцу фруктов, что ты убегаешь от мужа, который решил тебя убить? Ты явно преувеличиваешь.

— Это была проклятая правда, женщина! Его избили так, что он повредился в уме. Я едва его узнала. И теперь он хочет заставить меня признаться.

— Признаться в чем?

— Что он был обвинен в том, что сделала я. Он преследовал меня по дороге, он бы это сделал, клянусь, он был готов убить меня до того, как до меня доберутся Мэлори и сделают со мной то же, что с ним. Но это все не ваше дело, и я просто теряю свое время. Джорди может появиться в городе в любую минуту.

Она собиралась уйти. Кэти с тревогой вглядывалась за ее спину, но пока не было никаких признаков появления констебля или мальчишки, которого она посылала за ним.

— Стойте, миссис Кэмерон. Я кажусь вам знакомой, потому что сегодня утром вы остановили меня на дороге. Вы искали вашу дочь, но мы обе знаем, что это ложь. Вы ее мать не больше, чем я.

Миссис Кэмерон обернулась. На секунду выражение ее лица стало удивленным, затем сменилось яростью, и она ткнула пальцем в плечо Кэти.

— Говоришь, это ты у меня ее украла? Да если б не ты, у меня сейчас было бы целое состояние. Где она?

— Она вернулась в свою семью, где вы своими жадными руками ее больше не достанете. Констебль идет сюда, чтобы арестовать вас. Неужели вы думали, что вам удастся сбежать без проблем?

Кэти приготовилась к тому, что если женщина попытается убежать, она должна будет ее остановить, но миссис Кэмерон, казалось, над чем-то задумалась, а затем весьма удивила Кэти, сказав:

— А это неплохая идея. Я думаю, тюрьма это достаточно безопасное место, чтобы спрятаться от Джорди.

Кэти думала, что Джорди Кэмерон должен был быть сумасшедшим, чтобы жениться на этой женщине, но если кто из них двоих действительно спятил, то это была она.

— Пошли к нему, — продолжила миссис Кэмерон и, схватив Кэти за руку, потащила за собой. — Пойдем, найдем твоего констебля. Ты мне понадобишься, чтобы подтвердить, что я виновна. Если я одна заявлю об этом, он мне, скорее всего, не поверит.

Это было подозрительно, тем не менее, Кэти рассчитывала на то, что шотландке будут предъявлены обвинения. Она не ожидала, что женщина будет настаивать и сама поспешит отвести их к констеблю. Однако хорошо, что она это сделала, потому что мальчишка, которого Кэти отправила за констеблем, на углу площади играл с собакой. Монета заставила бы его выполнить то, о чем она просила, а без нее он просто не обратил на ее просьбу никакого внимания.

Мотивы шотландки все еще казались ей подозрительными. Неужели она действительно могла предпочесть тюремную камеру столкновению со своим разгневанным мужем? Похоже, что так. Но все равно ей следовало бы отнестись с подозрением к тому, что же на самом деле заставило миссис Кэмерон настоять на том, чтобы она пошла с ней.

Глава 14

Кэти забралась с ногами на кровать и села, положив подбородок на колени и обиженно поджав губы. Она представляла себе одну из своих фантазий о Бойде Андерсоне, идущем на виселицу. Его руки не были связаны, но во рту был кляп. Его спрашивали, хочет ли он сказать последнее слово, но из-за кляпа во рту он не мог ничего ответить. Но ведь он легко мог его вытащить, не так ли? Что ж, тогда ей следует связать ему руки, потому что у нее не было никакого желания слушать то, что он мог бы сказать.

Она не торопилась открывать под ним люк. Она наслаждалась моментом. Однако он не казался напуганным. Он выглядел проклятым упрямцем, точно таким же, каким она видела его в последний раз. Возможно, потому что он был уверен, что его не смогут повесить по такому глупому обвинению. Вот если бы она добавила в эту воображаемую «сцену» себя, чтобы он увидел ее, тогда бы до него дошло, что ему есть из-за чего беспокоиться…

— Ах, вот ты где, — сухо сказала Грейс. — Мне следовало бы догадаться. Я тебя повсюду искала. И почему это я сразу не подумала заглянуть в тюрьму?

Кэти уставилась на дверь тюремной камеры, закрывшуюся за ее горничной. Грейс обладала весьма развитым чувством черного юмора.

— Я рада, что ты видишь в этом повод для шуток, — вздохнув, сказала Кэти.

— Разве я шучу? Нет, правда? Уверяю тебя, что нет. Уверяю тебя, я сильно разгневана. Хорошие дела так не заканчиваются.

И именно это чувствовала Кэти до того, как начала представлять себе казнь Бойда Андерсона. Совершая справедливое наказание, пусть даже только в своем воображении, она избавлялась или, по крайней мере, немного успокаивала душившую ее ярость. Она очень хорошо понимала, что если бы не его упрямство, они с Грейс были бы сейчас уже в Лондоне. И, конечно, она не была бы сейчас в Нортгемптоне, не столкнулась бы опять с Мэйси Кэмерон и не оказалась бы, в конце концов, из-за этого в тюрьме.

Но сейчас Грейс была здесь и, несомненно, подтвердит ее версию событий, и констебль поймет, что она, Кэти, невиновна.

— Сейчас, когда появилась ты, нас могут освободить. Давай пойдем, и ты просто расскажешь…

— С чего ты это взяла? — резко прервала ее Грейс. — Нет, я присоединюсь к тебе. Ведь, судя по всему, я являюсь членом твоей банды похитителей.

Это, конечно, было не совсем то, что хотелось услышать Кэти.

— Но это же ужасно глупо. Ты думаешь, что если мы обе дадим одинаковые показания…

— Мы? — с подозрением сказала Грейс. — А разве не ты все это натворила?

— Неправда! — возмутилась Кэти.

— Ну ладно, констебль не задавал мне много вопросов, но почему ты не рассказала ему, что случилось с тобой, до того как ты попала сюда?

— Я рассказала, — с чувством небольшого триумфа ответила Кэти. — Мистер Колдерсон, наш тюремщик, даже поверил мне.

— Мне следовало бы догадаться, — сказала Грейс, пнув дверь, не дававшую им выйти.

Кэти сердито на нее посмотрела. Для разнообразия это был необычайно впечатляющий сердитый взгляд. Грейс, казалось, даже сожалела о своем последнем саркастическом высказывании, но не сильно.

Пока горничная на мгновение умолкла, Кэти смогла объяснить:

— Меня все еще не освободили из-за семьи Джудит. Вероятно, в этой стране они очень известны. Мистер Колдерсон сразу же узнал их фамилию и сказал что не может позволить мне уйти, пока не получит от них подтверждение.

— Так значит, весь вечер ты пробыла здесь? — недоверчиво спросила Грейс, присаживаясь на кровать рядом с Кэти. — Я повсюду искала тебя! Дважды! Был момент, когда я была уверена, что просто упустила тебя, и…

— Разве ты не спросила хозяина постоялого двора?

— Конечно, спрашивала!

— Тогда ты должна была раньше догадаться поискать меня здесь. Он видел, как меня забрали. Он не сказал тебе?

— Возможно, он мог бы мне сказать, но его не было, когда я обнаружила, что тебя нет в твоей комнате. Там была только его жена, и она утверждает, что не видела тебя.

— Правильно, потому что меня уже точно не было в Нортгемптоне. Этот проклятый американец, явившийся спасти Джудит, решил забрать меня в Лондон, чтобы я ответила за свое преступление перед семьей Мэлори, и он просто посадил меня на свою лошадь и увез. И ему бы это удалось это сделать, если бы я не удрала от него через окно…

Грейс рухнула на кровать и с трудом проговорила:

— Я знаю, что ты снова сочиняешь одну из своих историй. Но, учитывая наше положение, правда сейчас была бы бесценна!

Кэти не стала на нее обижаться. Она понимала, почему Грейс так расстроена. Они не сделали ничего плохого или неправильного, и, несмотря на это, оказались в тюрьме. А Кэти за свою жизнь наплела столько небылиц, что у Грейс были все основания сомневаться.

Кэти вздохнула.

— Это и была правда. Это человек уже решил для себя, что я виновна, так что не имело никакого значения, что я ему скажу, чтобы убедить его в обратном. Но, по крайней мере, от него я сбежала. И мистер Колдерсон заверил меня, что я вовсе не обязана ждать подтверждения от Мэлори здесь. Он может договориться со своей сестрой, чтобы она за мной присмотрела. Он совершенно уверенно заявил, что она сможет это сделать.

— И как я предполагаю, она использует для этого ключ и замок?

— Ну, хорошо, пусть даже так. Но мы, по крайней мере, будем находиться в более комфортных условиях, нежели тюремная камера.

На самом деле эта тюремная камера не была такой уж ужасной. Здесь не было зловония, поскольку свежий воздух свободно проникал сквозь зарешеченное окно, выветривая запахи. Тут даже был дощатый пол, правда, в его щелях ползали насекомые, и поэтому Кэти предпочитала держать ноги на кровати, но он все-таки был лучше, чем земляной.

— Но как в этом оказался замешан американец? — спросила Грейс, снова присаживаясь поближе к Кэти. — Я считала, что девочка была на пути в Лондон с одним из членов своей семьи и что они англичане.

— Нет, ты заснула в карете, когда Джудит рассказывала, что у нее также есть родственники в Америке, и это был один из них. Ты даже знаешь его. Ты же сама, тогда на «Океанусе», советовала мне держаться от него подальше, потому что чувствовала, что он чересчур мной увлечен.

— Андерсон? — недоверчиво спросила Грейс. — Владелец того корабля? Но он же действительно был тобой увлечен. Я никогда не видела мужчину, настолько увлеченного женщиной, что его сладострастные мысли о ней были очевидны. Он последний мужчина, который мог в тебе усомниться, почему же он это сделал?

— Я полагаю из-за того, как это выглядело со стороны — я держала девочку в запертой комнате в том же городе, где ее удерживали похитители.

— Но ведь она должна была объяснить, что уже была освобождена нами.

— Я уверена, она бы сказала, но другой родственник так быстро забрал ее, и даже не стал расспрашивать ее о том, что произошло. Бойд остался со мной и поторопился во всем обвинить меня.

— Ты ему не объяснила?

— Конечно, объяснила, но он уже решил, что я преступница, поэтому отказывался слушать все, что я ему говорила.

— Но он же был в тебя влюблен!

— Возможно в этом-то и вся проблема.

— Ему показалось логичнее перевернуть все с ног на голову? — закачала головой Грейс. — Ну конечно! Он обнимается с твоими врагами, бросает твоих друзей в тюрьму. Да, это куда логичнее!

Сарказм снова вернулся к Грейс. Кэти задумалась и сказала:

— Нет, я полагаю, это было как раз потому, что он чувствует, что слишком заинтересован во мне. Он бормотал что-то насчет того, что не может себе доверять, когда дело касается меня.

Он сказал еще кое-что, и хотя при одном только воспоминании внутри нее возникал приятный трепет, она не осмелилась бы повторить это своей горничной. Когда ты находишься в пределах моей досягаемости, я не могу мыслить ясно, у меня в голове остается одна-единственная мысль — отнести тебя в ближайшую постель, поэтому я не смею верить тебе на слово, Кэти Тайлер.

— Очень удобно для него, — заметила Грейс. — Но что-то я не заметила, чтобы он сидел в тюрьме и составлял тебе компанию, пока мы ждем разрешения каких-то английских лордов, которые, кстати, недолюбливают американцев и, возможно, не станут торопиться исправлять эту несправедливость.

В один из их первых дней в Лондоне у Грейс вышла ссора с одним аристократом. Этот мужчина оттолкнул ее, когда она собиралась сесть в наемный экипаж и ни больше, ни меньше как увел его прямо у нее из-под носа, бросив что-то обидное о том, что ей следует знать свое место. С тех пор Грейс презирала аристократов, хотя до сегодняшнего дня это был единственный неприятный инцидент, связанный с ее столкновением с высшими слоями общества.

Кэти почувствовала, что должна заставить ее обратить на это внимание.

— Мы встретили много дружелюбных людей, когда путешествовали по Англии и Шотландии.

— Но они не были лордами. Никто из них не был.

— Да, это правда. Но ты не можешь причесывать их всех под одну гребенку только лишь потому, что кто-то один тебя обидел, особенно, когда большинство из них добрые и отзывчивые. Даже наш тюремщик, мистер Колдерсон, трижды извинился за то, что не может меня отпустить.

— Это твое мнение, — проворчала Грейс и вздохнула. — Я надеюсь, что они, по крайней мере, присмотрят за этой сумасшедшей шотландкой. Мне не хотелось бы думать, что спасители находятся в тюрьме, в то время как она все еще на свободе.

— О, она здесь, вместе с нами. Разве никто тебе не говорил? О, я должна была сказать, это она постаралась, чтобы мы оказались здесь вместе с ней.

Кэти объяснила, что произошло, когда она вернулась в город и столкнулась с Мэйси Кэмерон, закончив на: «Я даже не успела рассказать мистеру Колдерсону обо всем, что случилось, когда миссис Кэмерон указала на меня пальцем и заявила, что все это было моей идеей. Она хотела оказаться в тюрьме, чтобы спастись от своего мужа, но еще она была достаточно зла на меня за то, что я разрушила ее планы, и ей хотелось получить небольшой реванш».

— И почему меня это не удивляет? — рыжевато-коричневые брови Грейс возмущенно приподнялись. — Я знала, что у этой женщины не все в порядке с головой.

— Отличная кандидатура в Бедлам, по мнению мистера Колдерсона, — кивнула Кэти. — Но я бы не стала обвинять ее в том, что мы оказались здесь. Это Бойд Андерсон виноват в том, что мы не можем спать этой ночью в каком-нибудь хорошем отеле в Лондоне. С таким же успехом он сам мог отправить меня сюда. Он испортил мое милое, прекрасное приключение своими нелепыми предположениями.

— Не хотелось бы об этом упоминать, но это уже не приключение. Это — трагедия.

— Ничего подобного. Это просто временное неудобство и небольшая задержка, не более.

— Это огромная несправедливость, — настаивала Грейс.

С этим сложно было не согласиться, но Кэти ответила:

— Это в самом деле раздражает, и я также рассержена, как и ты…

— Или пытаешься меня обмануть.

— Но мистер Колдерсон заверил меня, что дорога верхом до Лондона не займет много времени, и он немедленно пошлет кого-нибудь домой к Мэлори, чтобы получить их подтверждение. Возможно, к ночи мы будем уже свободны.

Но они обе знали, что этого не случится. Уже было совсем темно. Даже если посыльный к вечеру доберется до Лондона, ему, скорее всего, не захочется тут же разворачиваться и возвращаться в Нортгемптон. В конце концов, какое ему дело до того, что какие-то американки будут всю ночь гнить в тюрьме.

Мистер Колдерсон действительно отправил их домой к своей сестре, но это не остановило поток жалоб от Грейс, особенно когда их комната оказалась еще меньше тюремной камеры! Уже того, что одна из них ворчала и ныла по пустякам, оказалось достаточно, чтобы Кэти попыталась сдерживать свой собственный гнев. Она не привыкла чувствовать себя рассерженной. Ей гораздо привычнее было утешать других людей и поддерживать их, и поэтому вечером, чтобы скоротать время, она поделилась с Грейс своей новой, богато украшенной подробностями, версией саги о «Повешении Бойда Андерсона». Это действительно помогло ей утешить Грейс. Она даже начала смеяться еще до того, как Кэти закончила.

Но когда они окончательно перестали ждать, что их освободят этой ночью и погасили лампу, чтобы немного поспать, все эти странные чувства, что днем тревожили Кэти, стали преследовать ее снова, заставив открыть глаза и уставиться в темный потолок.

Ярость, боль… Как мог Бойд Андерсон обойтись с ней как с обыкновенной преступницей? Он знал ее! Они не были незнакомцами. Она пересекла океан вместе с ним. Он думал, что она замужняя женщина с двумя детьми — пусть так, но сейчас он решил, что и этих детей она тоже украла. Но ведь это предположение было основано на его собственном утверждении, что она похитила Джудит!

Она представляла, как ужасно он будет себя чувствовать, когда, наконец, узнает правду, но это ее не утешало. Вся проблема была в том, что хотя она ненавидела его за то, что он так властно с ней обращался, тем не менее она не хотела его ненавидеть, и противоречивые чувства разрывали ее сердце и вызывали в ее глазах слезы. Она ненавидела его за то, что заставил ее почувствовать себя настолько запутавшейся.

Она снова начала представлять себе казнь и на этот раз люк под ним открылся… а потом она плакала, пока не уснула.

Глава 15

Кэти обнаружила, что покупка удобного английского экипажа, нового, во всяком случае, как и предупреждала Джудит Мэлори, дело не одного дня. Хозяин первого каретного двора, который она посетила, говорил о трех неделях. Каретный мастер во втором дворе заявил, что мог бы выполнить ее заказ в месячный срок. У него же список очередности заявок!

Достаточно скверным было и то, что билеты на пассажирские суда, отправляющиеся на континент в ближайшие дни, были уже раскуплены. Самое лучшее, что могла сделать Кэти, так это оплатить проезд за двоих на судне, отплывающем на следующей неделе. Она все еще переживала из-за этого, поэтому она не могла себе позволить еще отложить свой отъезд из Лондона из-за экипажа. Это все вина Бойда Андерсона. Мистер Колдерсон освободил их только вчера днем, очень извиняясь, когда человек, которого он послал в Лондон, вернулся и сообщил, что Мэлори в самом деле подтвердили версию событий Кэти.

На обратном пути в лондонский отель Кэти сказала Грейс:

— Я полагаю, что нам лучше вернуться к первоначальному плану и купить экипаж после того, как мы доберемся до Франции.

— А не думаешь ли ты, что там мы столкнемся с той же проблемой? — поинтересовалась Грейс.

— Да, но, по крайней мере, пока ждем, мы сможем поездить по стране.

Грейс кивнула в знак согласия.

— Тогда что у нас на повестке дня, перед отъездом? Покупка нового гардероба? Прием на работу кучера для экипажа, которого у нас еще нет?

Кэти подняла бровь в ответ на саркастический тон своей служанки. Она терпеть не могла зависеть от расписания других людей. Она желала покинуть Англию сейчас, а не на следующей неделе. И также ей хотелось купить экипаж сейчас, а не в следующем месяце. Она даже немного обдумывала идею о покупке собственного судна, чтобы больше не иметь дела с расписанием других людей, а следовать своему собственному. Но она могла только представить, сколько времени займет постройка судна!

Она вчера сказала не всю правду, уведомив Грейс, что им придется задержаться еще на шесть дней, и заявив в конце:

— Мне необходимо просто купить корабль, чтобы больше у нас не было таких задержек.

Грейс закатила глаза и возразила:

— Покупка экипажа — здравая мысль, а покупка корабля — нет. Нам нужен корабль только, чтобы добраться до другого континента.

— А затем до следующего.

— Да, но прежде сколько месяцев пройдет? — вопрошала Грейс. — Ты же сама говорила, что путешествие по сухопутной Европе займет много времени. К тому же не так уж и много мест нам осталось посетить, разве не так?

Какое бы образование Грейс не получила в Дэнберри, оно не включало в себя географию. Она охотно подтвердила, что оставалась в школе ровно столько, сколько потребовалось, чтобы научиться читать и писать. Обучение Кэти было намного более обширным, однако, хотя ее преподаватель очень старательно обучал ее знаниям о мире, у нее не было рисунков, которые бы показали ей то, о чем он ей говорил, поэтому она с трудом представляла насколько Европа и Африка отличаются от Америки. Ее преподаватель дал ей только почувствовать вкус того, что скрыто за горизонтом, зародив в ней желание увидеть всё самой. Из лекций преподавателя она уразумела, что удобнее путешествовать из страны в страну по морю, а не по суше.

— Так скверно, что мы не можем нанять корабль, — вздохнула Кэти, заканчивая разговор.

Грейс усмехнулась.

— Как забавно. Ожидание корабля, чтобы оплыть в порт, куда ты стремишься — это же только маленькое неудобство, небольшая цена за возможность посмотреть мир.

Но Кэти определенно знала, что терпение не являлось ее сильной стороной.

— Ну, а как насчет нового гардероба? — напомнила Грейс.

— А зачем мне новый гардероб? Я уже и так таскаю с собой сундуки, полные одежды, которая мне не нужна, тогда зачем, скажите на милость, мне нужно покупать еще?

— Потому что у тебя есть только необходимая повседневная одежда, которую ты носила дома в Гарденере. У тебя нет ни маскарадного костюма, ни шали. А что, если тебя пригласят на званый ужин или…

— И кто же пригласит меня? — рассмеялась Кэти. — Мы точно не видимся с теми, кто устраивает маскарады.

— Но могли бы. Ты должна быть, во всяком случае, готова. Или же ты будешь отклонять приглашения только из-за того, что у тебя нет ничего подходящего из одежды?

Кэти признала данную точку зрения:

— Я думаю, что мне не повредит, если у меня будет одно особенное платье, не так ли? И я бы хотела новый удобный костюм для путешествия. На это должно хватить времени, если мы найдем модистку сегодня. Хорошо, прикажи вознице развернуться. Мне кажется, что я заметила несколько магазинов пару улиц назад.

Грейс переговорила с наемным кучером и, заняв свое место снова, спросила:

— Теперь же, когда мы составили список неотложных дел, собираешься ли ты зайти к ребенку, увериться, что она в целости и сохранности добралась домой?

— Не знаю, а вообще-то, думаю, нет. Мне не понравилась концовка нашего маленького приключения, поэтому я собираюсь как можно скорее забыть о нём. Хотя она была очаровательной девочкой. Я, по меньшей мере, напишу записку…

— Трусиха.

Кэти застыла.

— Прости, что?

— Ты меня верно расслышала. Ты боишься, что, подойдя к дому Мэлори, опять наткнешься на него.

— А вот здесь ты неправа. Я бы с удовольствием наткнулась бы на Бойда Андерсона, чтобы воспользоваться тем револьвером, который я приобрела.

Грейс фыркнула.

— Ты не выстрелишь в него.

— Я повесила его, правда же?

Грейс расхохоталась, но, успокоившись, сказала, тепло улыбаясь:

— То, что ты делаешь в своих историях, просто грёзы наяву. Чистое воображение, ничего не имеющее общего с тем, что бы ты действительно сделала, будь у тебя возможность. То, как ты повесила его, было забавно, жалко только, что злость есть только в твоем воображении.

— Я не знаю, почему ты продолжаешь считать, что я неспособна рассердиться, что ты единственная, кто в состоянии испытывать это ощущение. Я была в ярости из-за всего происшедшего.

— Может быть, но ты отклоняешься от темы.

— Может быть, потому что я не хочу о нём говорить? — быстро ответила Кэти.

— Я вообще-то имела в виду ребёнка. Написанная записка, без ответа, не даст тебе знать, что она добралась до дома в целости и сохранности. Что если совсем не родственник убежал с ней в тот день. Что если Андерсон был одним из похитителей и он убрал тебя с дороги, чтобы ты не узнала, что происходит? Что если Джудит так и не добралась домой?

Сейчас настал черёд Кэти рассмеяться.

— Ты слышала слишком много моих историй!

— Я вообще-то серьезно.

— Тогда выбери сюжет, который не звучал бы настолько абсурдно. «Океанус» принадлежал ему. И во время плавания мы слышали, что это только один из кораблей судоходной компании, которой владела его семья. Этот мужчина не бедняк, Грейс.

— Ты тоже, но это не остановило его, когда он указывал на тебя, правда же?

Это утверждение было обоснованным.

— Отлично. Когда мне пришлют подтверждение после того, как доставят мою записку, я буду уверенна. Я приняла на себя ответственность за благополучие Джудит. Но мне не нужно подходить к дому Мэлори, чтобы получить это подтверждение.

— Разумно, — согласилась Грейс. — Я просто не хочу, чтобы ты оставила здесь незаконченные дела — кстати, о делах, у нас есть время перед тем, как мы отправимся в еще одно путешествие до Глостершира.

— Нет, — тут же ответила Кэти. — Вообще-то я думала о замечательной поездке по южному берегу, возможно, до Довера или по дороге до Корнуолла, если мы нигде не задержимся. У нас не было возможности посетить южные графства, прежде чем мы отправились в Шотландию.

Грейс сложила руки на груди и с решительным видом, заявила:

— Я бы не выполнила своих обязанностей, если бы не напомнила тебе, что ты, возможно, не вернешься больше в Англию после того, как мы уедем. Ты можешь приехать в Италию и решить, что это та страна, где ты хочешь обосноваться. Ты уже упоминала о том, что Шотландия — замечательное место для жизни, так что я знаю, что ты будешь смотреть на эти страны с намерением обосноваться после того, как посмотришь мир.

— Так что подумай об этом, — продолжала Грейс. — Я знаю, что ты будешь жалеть, что не постаралась встретиться с семьей своей матери, когда вы были в одной и той же части света.

Глава 16

Кэти должна была бы знать, что ее записка, посланная в дом Джудит, вызовет нечто большее, чем простой ответ. Когда служанка отеля пришла сообщить, что ее ожидает посетитель в холле, она едва удержалась, чтобы не отправить служанку с ответом, что она больна.

Она боялась, что это был Бойд. Он мог быть в доме Мэлори, когда ее посыльный приходил, и мог проследить за ним до отеля. Она не хотела больше видеть его. Никогда. Даже для того, чтобы увидеть его унизительно стоящим на коленях теперь, когда он узнал, как он ошибался. Но всё равно она последовала за горничной вниз, отказываясь верить, что предвкушение, которое она ощущала, имело что-либо общее с душевным волнением при одной только мысли о том, чтобы снова его увидеть.

У нее не было возможности ощутить ни облегчения, ни разочарования, когда она обнаружила, что ее посетитель совсем не Бойд Андерсон. Она слишком удивилась тому человеку, который стоял в ожидании её. Он был невероятно красив, но данный факт не имел ничего общего с теплой улыбкой, которой он её одарил. Очень высокий, со стройным, сильным телосложением, которое идеально подходило к его росту, он относился к тому типу мужчин, которых обожают портные. Он был элегантно одет в темно-коричневый камзол со светло-коричневыми бриджами, с искусно, но не вычурно повязанным галстуком. Его одежда была сверхмодной, но подобранной со вкусом. Абсолютно не денди. Его угольно-черные волосы спадали волнами чуть ниже ушей. Его глаза были несколько экзотично раскосыми, самого красивого кобальтово-синего цвета… как глаза Джудит Мэлори, поняла она!

Он должно быть родственник и, хотя она плохо рассмотрела Джереми Мэлори, прежде чем он уехал с Джудит в тот день, она подумала, что это мог быть он. Сходство близкое, судя по тому, что она помнила, но она могла бы поклясться, что он был моложе. Не то чтобы этот мужчина был стар. Она прикинула, что ему где-то под сорок либо чуть за сорок.

— Мисс Тайлер? Я Энтони Мэлори, отец Джудит, — он взял ее протянутую руку и тепло пожал.

Да, такого она не ожидала! И это был тот человек, которым Бойд пытался ее напугать? Какая нелепость!

Она улыбнулась ему в ответ.

— Зовите меня Кэти. Я надеюсь, что Джудит уже оправилась после той неприятной переделки?

— Благодаря вам, это так. Вы не можете себе даже представить, насколько я и моя жена благодарны вам за вашу помощь. Вы исключительная молодая женщина, Кэти.

Она покраснела.

— Я просто сделала то, что и любой другой на моем месте.

— Вот тут вы неправы. Большинство людей думали бы только о себе. Вы увидели маленькую девочку в беде и спасли её. Вы знаете, вы просто очаровали мою дочь. Она только и делает, что говорит о вас с тех пор, как вернулась домой.

Кэти усмехнулась.

— Я и сама к ней привязалась. Она так умна для своего возраста, я обнаружила, что обращаюсь с ней, как со взрослой!

Он засмеялся.

— Она производит такое же впечатление на всех нас! И она с нетерпением ждет новой встречи с вами. Моя жена, Рослин, устраивает сегодня маленький семейный ужин и мы хотели бы, чтобы вы к нам сегодня присоединились.

Кэти чуть не рассмеялась, вспомнив, о чем она говорила с Грейс тем утром. Ей никогда и думалось, что ей придется сказать: — Но мне же нечего надеть! — в тот же самый день. Но ей нужно было это сказать. Мэлори — это английские аристократы. Вполне вероятно, что и в постели они выглядят элегантно!

— Мне придется отклонить ваше приглашение, у меня нет ничего, чтобы надеть на Лондонский светский ужин.

Энтони расхохотался и заявил:

— Желательно ваше присутствие, а не наряд. И Джуди будет раздавлена, если вы не придете, — затем, шутя, добавил: — Наденьте хоть мешок, если нужно, я вам обещаю, что моей семье это будет неважно. Так что никаких отказов. Я пришлю за вами экипаж через несколько часов.

И как Кэти могла отказаться теперь? Энтони Мэлори был упрямым и любезным, к тому же и она очень хотела снова увидеть Джудит, так что она смущенно согласилась.

Грейс, конечно, повторила ей три раза, «я же вам говорила», в то время как они раскопали самое лучшее платье, которое было у Кэти. Ничего близко похожего на мешок, платье было розовое с перламутровыми пуговицами. Когда Кэти надела его и Грейс соорудила из ее волос свободную косу, которая спадала на плечо, она почувствовала себя увереннее при мысли о посещении ужина в доме Мэлори. И вскоре она была на пути в фешенебельный городской дом на Пикадилли.

Это был еще один сюрприз. С улицы дом Мэлори казался таким тесным, а внутри был таким огромным. Вероятно, он в три раза превышал по размерам её дом в Гарденере. И казался таким величественным! Позолоченные рамы, хрустальные люстры, блестящий мраморный пол в холле. Куда бы она ни посмотрела, она видела элегантные мелочи. Кэти чувствовала себя не в своей тарелке. Эти люди были богатыми аристократами — какого дьявола она здесь делает?

Но эта мысль недолго занимала её. Представление Энтони Мэлори о «небольшом» казалось Кэти достаточно большим, когда дворецкий проводил её в комнату, полную людей, которые благодарили её. Даже дворецкий сказал ей спасибо!

Кэти заметила, что Рослин Мэлори была одета не так элегантно, как остальные женщины в этой комнате. Сэр Энтони, вероятно рассказал ей о глупой проблеме «одежды», с которой ему пришлось столкнуться, когда он пригласил Кэти на ужин, так что на ней была только блузка и юбка. Только одно это дополнительное усилие заставило Кэти почувствовать себя желанной гостьей, а объятие Рослин полностью её успокоило.

Энтони тепло поприветствовал её, а Рослин отвела её в фойе, чтобы побыть минутку наедине.

— Я так рада, что Тони убедил вас присоединиться к нам сегодня вечером. Он сказал, что вы долго сопротивлялись.

Кэти покраснела, но Рослин рассмеялась и заверила её:

— Это шутка, моя милая. Я просто хотела, чтобы ты почувствовала себя здесь комфортно. Я надеюсь, что ты согласишься принять наше гостеприимство не только на сегодняшний вечер, но об этом мы можем поговорить позже. Прежде чем спустится Джудит, я бы хотела, чтобы ты узнала об этом прискорбном происшествии то, что знаем сейчас мы. Видишь ли, мой кузен, Джорди Камерон, всегда хотел получить моё наследство.

— Так ваш муж на самом деле избил вашего кузена?

— Этому ты можешь не удивляться. Подобное произошло не в первый раз. Прежде чем я вышла замуж за Тони, Джорди несколько раз пытался похитить меня. Я знала, что он хотел сделать. Он собирался силой заставить меня выйти за него замуж и завладеть наследством, которое оставил мне мой дедушка, и ему было всё равно, как этого добиться. Тони положил этому конец, и мы были уверены, что больше он нам вреда не причинит! И Джорди тогда искренне раскаивался и, хотя Тони может обвинять его в том, что случилось, я его не виню. Я сегодня даже получила от него записку с извинением и заверениями, что его жена больше нас не побеспокоит, хотя мы и так это уже знали. Человек Колдерсона, который прибыл сюда, чтобы услышать рассказ Джуди о том, что случилось, объяснил, что Мейси Камерон и ее сообщники были задержаны.

Кэти сразу поняла, что Мэлори не знают о том, что её обвинили в пособничестве, и из-за этого она провела какое-то время в тюрьме. Она только хотела упомянуть этот факт, но внезапно передумала. Джудит была дома, в безопасности и Мэлори испытывали облегчение и были благодарны ей за помощь. Им не нужно знать, что в дальнейшем она пострадала от некоторых последствий. Крик радости прервал её размышления. Она увидела, как Рослин закатила глаза, затем повернулась взглянуть на причину. Джудит проскакала по лестнице к ним и вцепилась в Кэти, крепко обняв её.

— Вы пришли! Я так рада. Папа дразнил меня, что вы можете не прийти. Ах, вы такая красивая в этом платье.

Кэти засмеялась. Разве не все уже слышали об её скудном гардеробе?

— Посмотри на себя, какая ты нарядная. Ты мне не говорила, что ты самая красивая девочка в Англии!

Джудит засияла от комплимента, хотя Кэти не сомневалась, что её слова были правдой. У девочки были чудесные материнские волосы цвета медного золота и отцовские экзотические синие глаза — оба родителя выглядели великолепно. У Кэти было ощущение, что Джудит будет очень красивой, когда вырастет. Даже сейчас, исполненная счастья, она светилась как ангел.

— Вы уже со всеми познакомились? — спросила Джудит, но прежде чем Кэти смогла ответить, заявила: — Идите со мной, я постараюсь это устроить.

Дитя оставалось рядом с ней. И как идеальная хозяйка, к роли которой её готовили и которой она однажды станет, она представляла Кэти родственникам и после добавляла несколько комментариев про каждого.

Ее дядя Эдвард и тетя Шарлотта были здесь. Они тоже жили в Лондоне. Её кузен Джереми и его новобрачная — бывшая воровка, шепотом упомянула Джудит — тоже жили в Лондоне и только вернулись из свадебного путешествия.

Кэти держалась слегка скованно, когда её представили этому красивому молодому человеку, пылкому парню, который ускакал с Джудит в тот день в Нортгемптоне. Было бы лучше, если бы он тогда задержался, что встретиться с ней, что избавило бы её от знакомства с внутренним убранством тюремной камеры.

Она открыла было рот, чтобы высказать это, но не в её натуре было грубить, поэтому она придержала язык. И не его это вина, что Бойд Андерсон не мог бы узнать правду, если бы даже она стукнула его по башке.

— Прошу прощения, что мы не встретились в тот раз, — Джереми извинился, пожимая ей руку. — Но я уверен, что Бойд объяснил, почему было так необходимо доставить Джуди домой немедленно.

— О, да, он так и сделал, — ответила Кэти, поздравив себя с тем, что удержалась от сарказма.

Вообще-то она почти ожидала увидеть Бойда в доме Мэлори. И была разочарована, что того здесь не было. Не то чтобы она уже решила, что ему сказать, если бы он пришел, она просто знала, что это было бы что-нибудь крайне сердитое.

Вот почему даже лучше, что его тут не было, потому что она вскоре поняла, что семья Джудит не знает о его ужасной ошибке. С чего бы это им знать, если он им не сказал? Он определенно не захотел пачкаться. Вполне возможно, он подумал, что Мэлори никогда с ней не увидятся, так что нет причин сознаваться. И она также не хотела портить этот вечер его глупыми обвинениями.

Что касается Джереми, Кэти вынуждена была признать, что она никогда не встречала боле красивого мужчины, но чем-то он её раздражал. Теперь она могла понять, почему она приняла Энтони за Джереми, когда он пришел к ней в отель. Отец Джудит был так похож на молодого Мэлори, что она могла бы подумать, что Джереми его сын или брат, если бы не знала, что он кузен Джудит.

А жена Джереми, Дэнни, была так красива, что Кэти затаила дыхание, когда увидела её! На ней было изумрудное шелковое платье, её белоснежные волосы были подстрижены не по моде коротко, а черты лица были абсолютно совершенными. Кэти была уверена, что она не встретит никогда женщину настолько красивую, как Дэнни Мэлори, но когда её представили кузену Джудит Дереку и его жене, Кэлси, ей пришлось внести поправку — и она задумалась о том, как в одной семье могли быть такие поразительно красивые люди. Все они были также очень элегантно одеты. Дэнни в изумрудном шелке, Кэлси и Шарлотта в черном бархате. Даже мужчины были в жилетах и кружевных галстуках, хотя это было неофициальное мероприятие. Если бы они все не были к ней сердечны и искренне довольны тем, что она пришла, она была бы ужасно смущена своим простым хлопчатобумажным платьем, которое казалось неуместным среди дорогих нарядов и сверкающих драгоценностей. Но осознала она это много позже, так как Джудит постоянно комментировала и совсем не давала ей времени подумать.

— Их сын, Брендон, герцог Райтон, кстати, — сообщила ей Джудит после того, как она увела Кэти от Дерека и его милой жены.

Эта информация ничего не значила для Кэти. Её наставник родился в Америке и не учил её различным классам английской знати. Для нее лорд был лорд, ни больше, ни меньше.

— Вы никогда не поверите, но Дерек встретил Кэлси в борделе, — Джудит продолжала шептать, затем добавила. — Нет, это не то, что вы подумали. То, что она там делала, очень интересная история.

Кэти могла себе это представить — нет, вообще не могла! Но те секреты, которые ей раскрывала малышка, были очень скандальными и такими, о каких Джудит и не положено было знать в её возрасте. Воры и бордели и, кажется, она также упоминала пиратов? Конечно же, такие необычные подробности жизни семейства Мэлори не были достоянием гласности, тогда зачем делиться ими с Кэти?

— Я бы не сказала такого любому, — сказала Джудит, будто прочитав мысли Кэти. — Вы особенная.

Кэти сильно покраснела. Это был один из самых приятных комплиментов, которые она когда-либо получала. Но она удивлялась необыкновенной проницательности малышки.

— Я совсем не такая. Но почему ты мне это говоришь? — спросила она.

Джудит пожала плечами.

— Это странно, но я чувствую так, как будто знала вас всегда.

Это было по-настоящему странно, потому что Кэти тоже испытывала эмоциональное родство с этой девочкой. Но потом Джудит напомнила ей себя в её возрасте с её дружелюбием, её любопытством и тысячей и одним вопросом!

— Возможно это потому, что мы столько говорили о себе, когда мы встретились и позднее в вашем экипаже, — предположила Джудит. — Я никогда не говорила так много с человеком, который бы не был частью семьи.

Кэти улыбнулась и оглядела комнату.

— И определенно у тебя большая семья.

Джудит засмеялась, и этот звук напомнил Кэти о том, как молода она еще.

— Это даже еще не половина семьи! Мне кажется, что в Лондоне насчитывается восемь отдельных домов Мэлори, ты, может быть, захочешь спросить мою маму об этом. Но даже это далеко не все члены семьи.

Кэти трудно было осознать такое. Она была единственным ребенком, ни тетушек, ни дядюшек, ни кузенов, даже ни бабушек, ни дедушек, — по крайней мере, она о них не слышала. Должно быть, хорошо, подумала она, иметь столько родственников. Возможно, ей стоит снова поехать в Глостер и в этот раз постучаться в дверь Миллардсов.

Вскоре объявили начало ужина. Стол был очень длинный, что заставило Кэти подумать о том, как много членов семьи время от времени едят за ним. Так как сегодня вечером их было только десять, Рослин рассадила всех ближе к одному краю длинного стола, устроив Кэти между Энтони и Джудит и сама сев напротив них.

Разговоры не замолкали, переходя от скачек до достоинств нового жеребца Дерека и мнений женщин по поводу модной в данный момент заниженной талии. Шарлотте нравился новый стиль, в то время, как остальные три женщины предпочитали французский императорский стиль.

Когда Шарлотта спросила мнение Кэти, ей пришлось признаться:

— Боюсь, что я близко подошла к портнихе только сегодня утром впервые за пять лет. Я заказала вечернее платье и последовала совету портнихи. Она сказала, что шьет платья только с заниженной талией.

— Как невежливо с её стороны, — заметила Кэлси.

— И вероятно, она бессовестная лгунья, — добавила Дэнни. — Я знаю, как ведут себя владельцы магазинов. Вероятно, она хотела, чтобы вы сообщили своим друзьям, где вы купили такое модное платье.

— Это не имеет значения, — попыталась заверить их Кэти. — У нее займет четыре дня, чтобы сшить одно такое платье. У меня нет времени, чтобы искать другую портниху.

— Это просто смешно! Так много времени не нужно для того, чтобы сшить одно платье, — заявила Рослин. — Она, вероятно, искала повод, чтобы взять с вас дополнительную плату. Я пришлю вам свою портниху завтра. Она сошьет вам столько платьев, сколько вы захотите в любом стиле, который вы предпочтете и в срочном порядке.

— Спасибо, но это не обязательно. Я собираюсь в путешествие, поэтому мне не нужен широкий выбор одежды. И мой корабль отплывает на следующей неделе.

— Вы отправляетесь в Америку? — поинтересовался Энтони.

— Нет, там у меня никого из родных не осталось, так что я сомневаюсь, что когда-либо туда вернусь.

— У нее есть семья в Англии, она просто не хочет посетить их, — высказалась Джудит.

Румянец Кэти заставил Рослин слегка пожурить дочку.

— Это личная информация, кошечка. Кэти скажет об этом, если захочет. Ты не должна говорить вместо неё.

Нижняя губа Джудит слегка задрожала, что заставило Кэти ринуться ей на помощь.

— Вообще-то всё в порядке, но я никогда их не встречала и я не думаю, что у меня будет время навестить их до своего отплытия во Францию. Но я смогла найти место только на следующей неделе.

Она замолчала, улыбнулась девочке и сжала её руку под столом.

— После нашей беседы, Джудит, я думала о том, чтобы навестить их, и теперь, когда я немного времени еще побуду в Англии, вероятно, я так и сделаю. Но твоя мама права, я бы не хотела это обсуждать.

Она бы даже сказала, что очень не хотела бы это обсуждать! Но Мэлори поняли намек и, Энтони сменил тему, спросив:

— Что вас привлекает во Франции? Магазины?

— Нет, это просто следующая страна в графике моего путешествия.

— Сколько стран вы планируете посетить? — поинтересовался Эдвард.

— Все, — сказал Кэти в ответ. — Я, честно говоря, собираюсь совершить кругосветное путешествие.

— Кругосветное? — Джереми едва не подавился куском, который он пережевывал в этот момент. — Черт возьми! Большинство людей хотят посетить континент, а вы хотите увидеть весь мир?

— А почему, собственно, нет? — ответила Кэти. — Это то, чего я желаю больше всего, после того, как провела всю жизнь в маленькой деревне. Теперь, когда меня ничего там не держит, я хотела бы повидать свет.

— Не смотри с таким изумлением, щенок, — ответил Энтони своему племяннику. — У всех есть свои цели, просто цель у Кэти грандиозная.

— Но кругосветное путешествие займет вечность, — заметил Джереми.

Кэти усмехнулась.

— Ну, не так уж и долго, хотя здесь я задержалась. Я приехала из Америки больше месяца назад, а пока увидела только Англию и Шотландию. Но теперь-то я знаю, что не могу находиться так долго на одном месте, вот почему меня так раздражает расписание отхода кораблей. Я должна была бы отправиться во Францию завтра, а не на следующей неделе.

— Ну, раз вы здесь задержитесь, можем ли мы пригласить вас погостить до отплытия вашего судна? — поинтересовалась Рослин. — Это меньшее, что мы можем сделать после того, как вы спасли нашу Джудит.

— Да, пожалуйста, Кэти, — с надеждой добавила Джудит.

— Благодарю вас, но если мой визит в семью пройдет так, как я хочу, вероятно, я проведу оставшееся время в Англии с ними. Я дам вам знать. Но, конечно, не стоит благодарить меня за помощь Джуди. Для меня это было приключением, так что это я должна благодарить её за это!

После ужина они перешли в гостиную. Кэти немного опоздала, выйдя на несколько минут освежиться. Рассмотрев дом получше, она снова испытала трепет перед таким богатством. Интересно, а Миллардсы, будучи английскими аристократами, тоже живут в такой обстановке? И такое богатство её матушка оставила в угоду любви?

Несколько мгновений она простояла в дверях в гостиную, наблюдая за Мэлори, видя их смех, бесконечное поддразнивание, любовь, которую они разделяли. Что за чудесная семья и как им повезло, что они есть друг у друга. Хотела бы она не чувствовать себя не на месте среди них, несмотря на то, как хорошо они обращались с ней, но она чувствовала себя неуютно. И они заставляли её скучать по матери.

Грейс была права, она должна встретиться с Миллардсами, прежде чем покинуть Англию. Она никогда себе не простит, если она этого не сделает. Кто-нибудь из них, возможно, похож на Аделину, а у кого-то похожий характер. Господи, как бы она хотела знать, что у неё есть родственница, похожая на её маму.

— Кто ты? — спросил низкий голос позади неё.

Кэти повернулась и затрепетала от страха при виде высокого блондина, стоящего здесь и глядящего на неё так пристально. В развевающейся белой рубашке, расстегнутой у ворота, узких бриджах, ботфортах по колено и волосами до плеч, он не подходил дому Мэлори даже больше, чем она. Но кое-что ещё в этом мужчине заставило её задержать дыхание. Он глядел с явной угрозой, как если бы он был… что же это был за дьявол? Золотой блеск в его ухе дал ей ответ. Он был похож на пирата!

Глава 17

— Боже правый, Джеймс, ты мог бы нас предупредить, — сказал Энтони вновь прибывшему. — Когда вы вернулись в город?

— Сегодня днем.

Внезапно, за одно мгновенье случилось множество событий. Джереми бросился через комнату и сжал высокого блондина в медвежьих объятьях. Более слабого мужчину подобное могло бы вытолкнуть из комнаты, но только не этого, что было к лучшему, так как он был не один. В гостиную, следом за ним, входили женщина и ребенок.

Кэти поспешила отойти в сторонку. Высокий мужчина, казалось, мог представлять собой явную угрозу, но, очевидно, не представлял, и что еще очевиднее, он был еще одним родственником Джудит. Она тоже побежала через комнату, но для того, чтобы обнять маленькую девочку, которая пришла со своими родителями, и тут же утащить ее в сторонку, чтобы начать что-то шептать ей на ухо.

Женщина, которая вошла в комнату вместе с ними, — какое несчастье, еще одна красавица! — начала обходить гостиную по кругу, обнимая каждого, как будто не видела их в течение многих месяцев. Возможно, так оно и было, подумала она, когда услышала, как Энтони расспрашивал того, кого называл Джеймс.

— Как все прошло? — спросил он. — Ты смог найти Дрю?

— Да, и Габриель Брукс была вместе с ним, как мы и подозревали. Мы просто не подумали, что она и была той, кто присвоил его судно.

— Она действительно его украла? Как?

— Верная команда отца ей немного помогла. И она была в отчаянии. Они сообщили ей, что ее отец взят в плен шайкой пиратов, которые обычно были его сообщниками.

— Но зачем ей понадобилось красть корабль? Разве Дрю не сопровождал ее, пока она была здесь, в Лондоне? — удивился Энтони. — Ей нужно было просто попросить его взять с собой на Карибы, почему она этого не сделала?

— Разве ты не помнишь тот скандал, связанный с Габи, который случился прямо перед ее отъездом? — спросила у Энтони жена Джеймса. — И случился он из-за Дрю, так что она не стала бы просить его о чем бы то ни было.

— А, разъяренная женщина с возможностью отомстить… — с понимающей усмешкой предположил Энтони. — Понятно.

— Кто бы сомневался, — сухо сказал Джеймс. — Но, когда мы их нашли, они уже преодолели свои разногласия.

— Выходит, в итоге Дрю уже не нужно было спасать?

— Не совсем. Отец Габи все еще был в плену, и, я тебе скажу, мы устроили настоящее сражение, вытаскивая его из этого пиратского гнезда. Прости, что пропустил все веселье, старина. Тебе бы понравилось.

— Дрю вернулся вместе с вами? — спросила Рослин.

— Нет, он пока останется на Карибах. Мы побывали на его свадьбе, перед тем как отплыть домой.

— Не смеши меня, теперь в твоей семье пиратов стало еще больше? — рассмеялся Энтони.

За это красивый блондин наградил его таким сердитым взглядом, что Кэти резко изменила свое мнение. Джеймс Мэлори выглядел абсолютно угрожающим. Может ли взгляд быть смертельным?

— Не будь задницей, теперь они и твоя семья тоже, — ответил Джеймс.

Энтони или действительно был очень храбрым, или он просто не заметил убийственного взгляда Джеймса, потому что с усмешкой ответил:

— Позволю себе не согласиться, старина. Это у тебя пятеро шуринов-варваров, а не у меня.

— И наша племянница замужем за одним из них, — уточнил Джеймс.

— Проклятие, о нем я забыл, — проворчал Энтони, затем положил руку на широкие плечи брата, поворачивая его к Кэти. — Ну что, пойдем, познакомишься с героиней Джуди. Вы слышали, что произошло? Я знаю, Джуди помчалась к Джек в тот же самый день, как только вернулась домой.

— О, да, Джек рассказала нам обо всем меньше чем за десять секунд. Мы едва переступили порог! Но ты же знаешь, как она начинает тараторить и мешать все в кучу, когда волнуется.

— И правда, — закатил глаза Энтони. — Джуди делает тоже самое. Она не могла унаследовать от меня эту привычку! Клянусь, в ее возрасте мы такими впечатлительными не были.

— Но девочками мы тоже не были, — пошутил Джеймс. Затем уже серьезно он добавил: — Прости, Тони, я должен был быть здесь, чтобы помочь тебе.

— Не переживай, старина. Твой сын и шурин были неплохой заменой. И, слава Богу, все уже закончилось, так что не надо их бранить.

Когда они подошли к Кэти, Энтони представил их друг другу. Даже при том что Джеймс Мэлори был ненамного выше нее, но когда он обхватил ее своими крепкими руками — он фактически ее обнимал! — она почувствовала себя совсем крошечной, почти малышкой.

— Мы у вас в долгу, — сказал ей Джеймс. — Вы помогли моей дорогой племяннице, которая к тому же дочь моего лучшего друга. Если вам когда-нибудь что-нибудь понадобится, Кэти Тайлер, что угодно, неважно, что это будет, обращайтесь ко мне.

Она не сомневалась, что он говорил абсолютно искренне. И она чувствовала, что «что-нибудь» действительно означало все, что угодно, даже если это будет опасно или незаконно.

Его жена, «Джордж», присоединилась к ним, чтобы в свою очередь выразить благодарность. И слушая их, у Кэти сложилось впечатление, что хотя Джеймс Мэлори запросто мог стать опасным для некоторых людей, его семье и друзьям, конечно, не следовало его бояться, и Кэти только что присоединилась к последней группе, что избавило ее от той небольшой нервозности, которую вызвало его появление.

С Джеймсом и его семьей прибыл еще один человек, но заходить он не торопился. К несчастью, он прокрался позади Кэти. Если бы хоть что-нибудь предупредило ее о его появлении, она не выставила бы себя такой дурой.

— Миссис Тайлер?

Кэти обернулась, чтобы посмотреть в лицо Бойду Андерсону. Насмехаясь над ним больше, чем собиралась, она сказала:

— О! А не тот ли это мужчина, который не может отличить невинных людей от преступников. Стыд и позор, что Мэлори называют родственником такого мерзавца, как вы.

На что Бойд пристыжено произнес:

— Я пришел извиниться, за то, что я вам не поверил.

— Мне не нужны ваши извинения, — холодно ответила Кэти. — А теперь уходите.

— Пожалуйста…

— Вы настолько же глухой, насколько тупой? — безжалостно отрезала она. — В таком случае, позвольте мне узнать, могу ли я заставить вас понять. Вы можете хоть на коленях стоять, мне все равно. Вы, сэр, идиот!

Он опустился на колени. Она фыркнула, достала свой пистолет и застрелила его. Она, конечно, промахнулась, но видеть его напуганным было так приятно.

К сожалению, все это случилось только в ее воображении, а не в комнате, заполненной множеством свидетелей. Бойд застал ее врасплох. У нее сбилось дыхание, когда она обернулась и увидела его. Он был одет более элегантно, чем когда она видела его в последний раз, в отлично сшитый черный камзол, который идеально сидел на его широких плечах, и белый кружевной шейный платок, аккуратно повязанный на шее, его каштановые кудри с золотистыми прядями лежали в модном живописном беспорядке. И хотя вид этого красивого мужчины заставил её задержать дыхание, ее инстинкт самосохранения взял верх над чувством здравого смысла, и она огрызнулась:

— Не смейте мне ничего говорить! Не смейте даже приближаться ко мне! Вообще-то…

Она повернулась к сэру Энтони, который нахмурился, заметив, что произошло между ними. Она почувствовала, как горячая краска заливает ей щеки, потому что, хотя Мэлори и не участвовали в их разговоре, но все они слышали, как она нагрубила их родственнику. Теперь Кэти просто не могла здесь оставаться.

— Мне очень жаль, но я должна немедленно вас покинуть, — обращаясь ко всем, сказала Кэти. — Спасибо вам за ваше гостеприимство.

Не дав им возможности ответить, она направилась к двери и лишь, выходя из гостиной, она задержалась, чтобы наклониться, обнять Джуди и прошептать ей:

— Я еще зайду до того как уеду, но сейчас мне пора.

Она уже почти дошла до парадного входа, но Бойд буквально наступал ей на пятки. Он с легкостью ее остановил, схватив ее за руку и развернув к себе.

— Кэти, ты должна позволить мне объяснить.

— Убери от меня свои руки!!! — она красноречиво глянула на его руку, пока Бойд, смущенный ее взглядом, не отпустил её, затем сказала:

— Я не обязана ничего делать, кроме как игнорировать тебя, к счастью, это будет очень легко сделать.

— Пожалуйста, послушай меня хоть минуту…

— Так, как ты слушал меня? Ты протащил меня через всю округу, против моего желания и, должна заметить, в грозу. Ты грубо обращался со мной, запер в комнате, и все это вместо того, чтобы хоть раз меня выслушать!

— Возможно, я обошелся с тобой недостаточно грубо, раз уж ты смогла убежать, — раздраженно бросил он. — Я мог бы связать тебя в той комнате, но не сделал этого.

— И ты действительно думаешь, что это тебя оправдывает? — Она возмущенно вздохнула. — Да я поверить не могу, что все еще с тобой разговариваю! Тем не менее, я окажу тебе ту же самую любезность, которую ты оказал мне. Что бы ты ни сказал, я пропущу это мимо ушей. Разве это было не так?

По крайней мере, ей было приятно посмотреть, как краска медленно приливает к его щекам, однако это было все, что ей удалось увидеть. Она повернулась и стремительно вышла. Кэти слышала, как он снова и снова звал ее, фактически крича ей в след, но она, не останавливаясь, почти бегом спустилась по наружной лестнице. Карета Энтони, которую он за ней посылал, все еще была перед домом, и Кэти, мгновенно очутившись внутри, направилась обратно в гостиницу.

Глава 18

Первым побуждением Бойда, пока он стоял в дверях и смотрел, как Кэти уезжала, было последовать за ней, но Джеймс отослал экипаж домой, и вернется он только через несколько часов. Эдвард тоже имел подобную привычку. Так как Пикадилли всегда была оживленной улицей, семья предпочитала не устраивать заторов, оставляя свой транспорт у обочины.

Оставался только кучер Дерека, но, если он без вопросов отвез бы любого Мэлори куда угодно, то без сомнения, ему надо было попросить разрешения, чтобы отвезти Андерсона. И тогда этот экипаж было бы уже не догнать, так как он уже сейчас практически исчез вдалеке. Но Бойд знал, что кто-то в доме Мэлори был в курсе, где жила Кэти, так как ее сюда пригласили.

Он понял, что она была не виновата в том, в чем он ее обвинял, как только добрался до Лондона. Любой другой, чьи сознание и тело не были затуманены желанием, как у Бойда, поверил бы ей немедленно, так как она говорила чистую правду. Но он отправился прямо в дом Энтони, чтобы убедиться, что Джудит благополучно добралась домой.

Как только он вошел в гостиную, Джереми, бывший здесь и сидевший с Джудит на диване, выпалил:

— Ты хоть представляешь себе, каково это, когда тебя ругает семилетний ребенок, слишком умный, чтобы с ним можно было бы обращаться снисходительно?

И Джудит взорвалась:

— Я всего лишь хотела как следует отблагодарить Кэти. Ты бы тоже этого хотел, если бы кто-то рисковал своей жизнью, чтобы спасти тебя. Ты мог бы отвезти меня назад за несколько минут, чтобы я это сделала. Но ты уже проехал несколько миль, пока согласился выслушать меня!

Джереми посмотрел на него взглядом, означавшим: «Что я тебе говорил?». Однако своей юной кузине он сказал:

— Но ведь это заняло бы больше пары минут, киска, учитывая сколько мы успели тогда проехать, не так ли? Но я обещал, что узнаю, где она остановится, когда приедет в Лондон, и сам отвезу тебя, чтобы ты смогла как следует ее отблагодарить. Я бы хотел также поблагодарить ее. Черт возьми, все наша семья у нее в долгу. Так что не волнуйся, ее отблагодарят.

Но Джудит прямо спросила Бойда:

— А ты, по крайней мере, поблагодарил ее, прежде чем уехать?

Бойд даже не знал, как ему, в его шоковом состоянии, удалось выдавить из себя хоть слово, но сказал в качестве извинения:

— Я был настолько ошеломлен ее красотой, что это просто вылетело у меня из головы, — Джереми закатил глаза, услышав такое, но Бойд продолжил: — Но можешь не сомневаться, я помогу тебе найти ее, чтобы исправить это упущение.

— Правда? — девочка просияла, что заставило его почувствовать свою вину еще острее.

Он быстро убрался оттуда прежде, чем они заметили, насколько виноватым он себя чувствовал. Он даже подумывал ехать обратно в Нортгемптон, но сомневался, что Кэти еще там. К тому же он полагал, что она сама кинется его разыскивать, как только окажется в городе, с пистолетом, дубинкой или зонтиком, который она могла бы сломать о его голову. И ей будет проще найти его, чем наоборот, поскольку она могла обнаружить его через Мэлори.

Но это не удержало его от поисков вчера. Он должен был как-то исправить свою ошибку. Это не подлежало обсуждению. И он заслуживал всего, что она могла выдумать. Как же можно было исправить подобное? Но вчера утром в офисе Скайларк разразился кризис, и это отняло у него уйму времени. Один из кораблей едва добрался до порта после повреждений, вызванных ужасным штормом. Надо было организовать всесторонний ремонт. Груз был испорчен, и необходимо было избавиться от него. Нельзя было просто сбросить его в Темзу.

А потом днем вернулись Джорджина и Джеймс, и он провел с ними остаток дня, слушая про маленькое приключение Дрю.

Несколько раз он пытался сказать сестре о своей ужасной ошибке. Но он не мог заставить себя испортить Джорджине возвращение домой, а к тому же он все еще надеялся найти Кэти и уладить все с ней прежде, чем семья что-нибудь узнает.

Теперь он должен был вернуться в комнату, полную Мэлори, которые слышали, что Кэти ему сказала — а сказала она это громко — и которые видели, как она уходит из-за него. Разве она им уже все рассказала? Нет, если бы она это сделала, они бы тут же накинулись на него, требуя объяснений. Но теперь они точно их потребуют. Он был удивлен, что никто из них еще не вышел к входной двери, чтобы спросить его.

Вообще-то, когда он вошел в дом и открыл дверь, он заметил, что Джеймс и Энтони стояли в дверях гостиной. И смотрели на него. Эти двое не дадут ему просто так уйти, если у него возникнет подобная мысль, пока он чистосердечно во всем не признается. Если бы он не думал о том, как узнать, где остановилась Кэти, он бы все равно попытался уйти — войти сейчас в гостиную было для него все равно, что идти на гильотину, зная, что она его уже ожидает.

Бойд прошел между двумя Мэлори, чьими необыкновенными навыками на ринге он особенно восхищался. Он только однажды испытал их на себе, когда со своими четырьмя братьями пытался избить Джеймса за то, что тот скандально заявил в комнате, полной народу, что скомпрометировал их сестру, — не в таких выражениях конечно, но даже жители Новой Англии умели читать между строк.

Они пытались поступить честно, борясь с Джеймсом один на один. Но это просто не сработало. Джеймс дал им достаточно поводов забыть честность, и, по правде говоря, только впятером им удалось уложить его. Он был слишком хорош в кулачном бою.

Все, кто был в гостиной, повернулись к нему, когда Бойд вошел. Большинство терпеливо ожидало добровольных объяснений. Но разочарование Джудит победило терпение.

Она выглядела подавленной, когда спросила:

— Ты ничего не уладил и не вернул ее?

А она что, в самом деле, думала, что он сможет это сделать? Этот ребенок так просто смотрел на вещи. Уладить. Все лучше и лучше. Хотел бы он, чтобы все было так просто.

Он покачал головой в ответ, когда его сестра сказала:

— Бойд, только не говори, что ты оскорбил эту молодую женщину.

Он нахмурился.

— Зависит от того, что ты подразумеваешь под оскорблением.

— Показываешь свою неотесанность до конца? — заметил Джеймс.

— Не начинай, — возразила Джорджина мужу, а брату сказала, тщательно подбирая слова: — Я так понимаю, что в тот день случилось что-то еще, о чем мы не имеем понятия?

Но Энтони был не в настроении тянуть волынку и спросил в лоб:

— Что ты такого сделал, янки, что она так на тебя разозлилась, что даже не могла оставаться с тобой в одном помещении?

— Как она могла с таким смириться? Я же утащил ее, запер.

— Что?

Этот вопрос прозвучал отовсюду, так как никто его не расслышал, так тихо он пробормотал свой ответ. И, вероятно, ему не следовало отвечать так прямо. Он прокашлялся и сказал:

— Я ей не поверил, когда она объяснила мне, что там делала.

— В Нортгемптоне? — задала вопрос Джорджина.

— Нет, в номере, в котором я обнаружил ее с Джудит, — уточнил он.

При этих словах Джеймс рассмеялся.

— Ты решил, что она преступница, верно? Я понимаю, что могло ее так разозлить.

И когда Бойд не стал этого отрицать, Джереми заговорил.

— Черт возьми, янки, я же тебе говорил, что Камерон клялся, что это все его жена.

— Я знаю, — резко ответил Бойд. — Но мы нашли Джудит в запертом номере, а не по пути домой. Что заставило меня усомниться в истории Камерона. Даже ты согласился, что Камерон мог это сказать, чтобы Энтони прекратил избивать его.

— Но это не остановило меня, — заговорил Энтони, это прозвучало так самодовольно, что он заработал хмурый взгляд от своей жены.

— Ты избил моего бедного кузена ни за что, — выругала его Рослин. — Джуди же подтвердила, что он в этом не виноват.

— Позволь с тобой не согласиться, моя дорогая. Именно его бесконечное нытье о том, что он не получил твоего наследства, подало его жене эту идею, так что определенно это его вина. Но только то, что это было не его идеей, спасло ему жизнь.

Рослин фыркнула, определенно не соглашаясь с данным утверждением. А Бойд стал постепенно расслабляться теперь, когда все внимание было обращено не на него. Но потом он заметил нервирующий взгляд Джеймса, и, к сожалению, этот Мэлори был чересчур проницательным.

Больше не улыбаясь, Джеймс сказал:

— Черт, минутку. Если ты ей не поверил, и она все еще зла на тебя, — скажи мне, что ты не настолько некомпетентен, как я думаю, и ты не пошел дальше подозрений.

Бойд вздохнул.

— Я повел себя очень компетентно.

— Ох, Господь милосердный, — ответил Джеймс, догадавшись. — Он отправил девочку в тюрьму.

— Нет, я об этом не думал, даже когда подозревал, что она жена Камерона. Но я пытался взять ее с собой в Лондон, без ее согласия. Я намеревался притащить ее прямо сюда, чтобы Энтони решил, как с ней поступить. Но мы попали в бурю, и когда я нашел нам укрытие, она сбежала.

Всего спустя мгновение шокирующей тишины, все начали говорить в разной степени недоверия и осуждения, направленные туда, куда нужно, то есть на него, но так громко, что Бойд не мог разобрать ни слова. Вообще-то он испытывал удивительное чувство облегчения, что больше не один с этой проблемой. Когда он, наконец, услышал то, на что можно было бы дать ответ, вопрос даже не был адресован ему.

— Как же, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, нам исправить все это? — спросил Энтони у своей жены.

— Это не ваша вина, — заметил Бойд.

— Черт, это наша вина, — рявкнула на него Рослин. — Ты член этой семьи.

И хотя Рослин сказал это со злостью, все равно ее слова музыкой прозвучали в ушах Бойда. Мужчины клана Мэлори все еще обращались с ним с пренебрежением, но так же они вели себя и по отношению друг к другу. Это был просто их манера вести себя. Теперь настало время для него признать, что он на самом деле член этой семьи. Джорджина, а также Уоррен позаботились об этом, так как оба они счастливо обрели супругов в семье Мэлори. Поэтому, вырвав листик из книги Джудит, Бойд сказал:

— Я это исправлю. Еще не знаю, как, но я это исправлю.

Глава 19

— Ты рано вернулась, — заметила Грейс, когда Кэти вошла в комнату.

— Он был там, поэтому я ушла.

Не было необходимости уточнять, кто был этот «он».

— Ты же сначала сделала ему выговор, я верно думаю? Прежде чем уйти? — выражение лица Кэти позволило Грейс заключить: — Нет? Клянусь, Кэти, я тебя неправильно воспитала.

Кэти фыркнула, упав в ближайшее кресло.

— Ты меня совсем не воспитывала. И он меня застал врасплох, иначе бы я сказала еще много чего — а, возможно, и нет. Там было слишком много людей, поэтому я не могла повести себя как ведьма, чего он, без сомнения, заслужил.

— А теперь ты упустила эту возможность.

Кэти минуту молчала, а потом принялась смеяться.

— Упустила возможность повести себя как ведьма, — ты именно из-за этого переживаешь?

Грейс тоже, хоть и робко, улыбнулась.

— Это прозвучало отвратительно, правда? Но можно высказать упрек достаточно вежливо. Я уверена, что у тебя для этого хватит такта, девочка моя. И у меня как кость в горле то, что этого человека даже не… повесили.

Теперь уже рассмеялись они обе. Но затем Кэти вздохнула и, положив голову на спинку кресла, закрыла глаза. Грейс снова начала упаковывать те вещи, которые Кэти больше не носила. Служанка стирала и гладила их перед предстоящим отплытием.

Проблема была в том, что, вероятно, у Кэти будет возможность, так сказать, «повесить» Бойда, но она уже не была уверена в том, что хотела этого. Потому что Мэлори было известно, где она остановилась. Ему будет проще простого получить эти сведения от сэра Энтони. Он может даже прийти утром, чтобы сказать то, что, вероятно, собирался сказать сегодня вечером.

Кэти уже решила, что не хочет этого слышать. А также видеть его снова. Если наказать его, то это ни к чему не приведет. Теперь он уже знал, что ему следовало поверить ей. Без сомнения, он хотел извиниться. У нее не было никакого намерения прощать его ужасное упрямство. В действительности, она бы предпочла, чтобы он увяз в чувстве вины.

Она так и сказала Грейс.

— Если я стану его попрекать, то это даст ему возможность извиниться, а как только он добьется прощения, он почувствует себя оправданным. Независимо от того, прощу я его или нет, он будет чувствовать, что все уладил и перестанет даже думать об этом. Но если у него не будет такой возможности, то его вина останется с ним навсегда, ведь так?

— Это определенно коварно с твоей стороны, Кэти Тайлер, — сказала Грейс, снова ухмыльнувшись.

— Ты так считаешь? — Кэти кивнула и приняла решение. — Мы первым делом уедем завтра отсюда, чтобы он не смог меня найти.

Грейс закатила глаза.

— В эту поездку по южным графствам?

— Нет, в Глостер.

Импровизированное решение Кэти определенно осчастливило Грейс. Тогда как Кэти ощущала нервное желудочное недомогание, прежде чем они уехали из гостиницы утром. Она не была уверена, почему испытывала такую нерешительность по отношению к встрече со своими родственниками. Она же так долго этого ждала. И они могли бы раскрыть ей свои объятия. Но почему-то она вбила себе в голову, что они не станут этого делать. Сиюминутные решения не всегда срабатывают, но такое бывает. Грейс и ей не пришлось искать экипаж, чтобы уехать из Лондона. Тот же самый экипаж, который забрал Кэти вчера ночью, был тут же этим утром, а кучер быстро спрыгнул со своего места, чтобы открыть им дверцу.

Грейс это настолько впечатлило, что она спросила мужчину:

— Только не говорите, что провели здесь всю ночь.

— Нет мэм, но теперь моя обязанность возить вас туда, куда вам будет угодно, пока вы не отчалите. Приказ сэра Энтони.

Было приятным сюрпризом то, что им не нужно было беспокоиться насчет транспорта, чтобы ехать в Глостер. Кэти приказала кучеру ехать к дому сэра Энтони, чтобы забрать ее пальто по дороге из Лондона. Она оставила его там прошлой ночью, когда быстро убежала, а другой такой же теплой и подходящей для путешествия одежды у нее не было. Она бы сама пошла к двери, но сомневалась, что кто-то, кроме слуг, уже встал в этот час. Она оказалась не права.

Джудит скатилась вниз по ступенькам к экипажу, когда услышала, как кучер назвал у двери имя Кэти, и совсем не побоялась залезть в экипаж и плюхнуться на сиденье рядом с Кэти. У Кэти не повернулся язык отругать ее. Экипаж мог быть пустым. Она просто могла отправить кучера забрать пальто. Малышке не следовало залезать в экипаж, если она не знала, кто внутри. Вместо этого Кэти сказала:

— Ты всегда так рано встаешь?

— А ты всегда так рано забираешь вещи? — заявила Джудит с ухмылкой.

— Я уезжаю из Лондона, — заявила она в качестве объяснения. — Поэтому сейчас единственное время, когда я могу забрать свое пальто. Я все-таки еду к своим родственникам в Глостер, прежде чем совсем покину Англию.

— Это там живут твои родственники?

— Да, а почему ты интересуешься?

— Хаверстон находится там, это имение маркиза.

— А кто это?

— Мой дядя Джейсон. Он глава семьи. Ты помнишь, как я упоминала про его сады?

— Ах, да, садовник.

Джудит рассмеялась.

— Я думаю, что ему бы понравилось, назови ты его так. Он по-настоящему любит свои цветы.

— Разве не там оказался тот французский экипаж? — спросила Грейс с усмешкой.

— В самом деле. Вы просто обязаны увидеть его! Он сделал из него замечательное оформление для одной из своих теплиц.

— Я сомневаюсь, что мы будем где-то рядом с домом твоего дяди, Джудит. Глостер большое графство. И у нас нет времени на объезд. Наше судно отчаливает через четыре дня. Нет, мы снова поедем в ту гостиницу Хаверстауне, где мы останавливались прежде… Теперь что? — спросила Кэти у ребенка, когда та округлила глаза.

— Хаверстон находится рядом с этим городом! — воскликнула Джудит. — О, это будет идеально.

— Что будет?

— Если вы остановитесь в Хаверстоне.

Кэти тут же покачала головой.

— Это невозможно. В самом деле, это совсем не нужно. Мы туда едем всего на одну или две ночи.

— Но нам нужно, чтобы вы остались, — честно сказал Джудит.

Кэти нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду?

— Когда ты вчера ночью ушла, началась такая шумиха. Я уверена, что ты можешь это представить. Никто из нас не знал, что сделал Бойд, до вчерашнего вечера. Мои родители вышли из себя, пытаясь придумать способ загладить свою вину. Этого будет не достаточно, но я уверена, что они почувствуют себя лучше, если вы примете наше гостеприимство, пока находитесь в Глостере. Вы просто обязаны.

Это было так глупо, подумала Кэти, но Джудит продолжила:

— Дом большой и удобный, тебе там понравится. И хорошо иметь друзей возле себя, когда собираешься встретиться со львами.

Кэти понадобилась минута, чтобы понять, о чем говорит Джудит, но потом она рассмеялась. Джудит должно быть запомнила слова Грейс, что Кэти не решалась представиться родственникам раньше. «Львы» были семья, которую она никогда не встречала, а «друзьями» влиятельная семья Мэлори. Удивленная, что ребенок мог подумать даже о таком, хотя Кэти уже привыкла к сюрпризам от этой девочки, она полагала, что это все благодаря воспитанию. Джудит была аристократкой, но ее явно не ограничивали детской и нянями, которые обращались бы с ней как с ребенком. В основном она проводила время со взрослыми, которые любили и уважали ее.

Но все же Мэлори ей ничем не были обязаны.

— Я же не могу просто появиться на пороге твоего дяди.

— Можешь, если с тобой буду я.

— Твои родители не позволят…

— Они поедут с нами, по крайней мере, мама точно, — Джудит снова перебила ее. — Мой отец уже ушел на весь день. Но не волнуйся, мы тебя не задержим. Тебе не нужно ждать нас. У нас есть еще один экипаж, и мы догоним тебя по дороге.

И так как вопрос был решен, во всяком случае, по мнению девочки, малышка вбежала назад в дом прежде, чем Кэти смогла придумать причину, чтобы отказаться.

Как только они пустились в путь, Грейс поинтересовалась:

— Ты думаешь, они действительно приедут?

— Конечно, нет. Это просто желание ребенка. Ее мать не будет спешить в деревню, чтобы предложить нам гостеприимство. Это просто смешно. К тому же, вероятно, она все еще в постели.

— Это очень плохо. Я бы с удовольствием посмотрела на экипаж в цветах.

Глава 20

Никто, по крайней мере, никто из взрослых, кто знал о его желании загладить свою вину перед Кэти, не подумал сказать Бойду, что она приглашена в Хаверстон. Он узнал об этом от Жаклин, так как Джудит не могла уехать из города, чтобы не рассказать своей лучшей подруге, куда она собирается и зачем. Однако, он не узнал об этом вовремя, пока она ехала в Хаверстон, но все равно он не приехал бы до наступления темноты.

Он мог приехать намного быстрее, если бы не пошел в гостиницу к Кэти тем утром. Даже когда клерк сказал ему, что она выехала, Бойд не поверил ему. Ничто прошлой ночью не предвещало того, что Кэти так скоропостижно покинет Англию. Он думал, что она, скорее всего, попросила персонал гостиницы сказать ему, что ушла, когда он спросил бы. Он знал, что она злилась на него и не хотела видеть. Но после тщетного ожидания в вестибюле гостиницы, надеясь хоть мельком увидеть, как она проходит, он уехал.

Злой на себя за то, что упустил ее, он догадался, что она поменяла гостиницу, дабы он не мог отыскать ее. И даже после расспросов в других окрестных гостиницах он все еще не мог ее отыскать.

В конце концов вернувшись в дом Джорджины, он узнал, что она просто отправилась в Хаверстон. Он знал, как туда добраться, поскольку ему случалось бывать в наследственном особняке Мэлори на праздниках во время приездов в Англию. Так бывало, когда все семейство Мэлори, включая его сестру, собиралось в Хаверстоне на Рождество.

Поездка показалась бы Бойду приятной, если бы пейзаж радовал пестрыми цветами осени, приятной температурой, однако погода испортилась, все стало серым и непроглядным из-за ливня. Несколько раз за день шел сильный дождь и было очень трудно разглядеть дорогу впереди.

Он промок еще вначале поездки. Дворецкий сообщил ему, что семья обедает, и сопроводил Бойда наверх, чтобы он обсох и переоделся. Другого выбора у Бойда не было, поэтому ему оставалось лишь смирить свое нетерпение увидеть Кэти. Он попросил не сообщать о своем приезде. После его последней встречи с Кэти он не сомневался, что она исчезла бы под любым предлогом, если бы только знала, что он здесь. Он быстро переоделся и спустился вниз.

Его волосы были все еще влажными, как и его ботинки. Он практически не взял с собой никаких вещей, когда выезжал из Лондона, кроме тех, что были на нем, но и они были мокрыми. Он знал, что выглядел слишком неуместно в белой рубашке с длинными рукавами и черных штанах для обеда в Хаверстоне, но это не стало для него помехой.

Придя в столовую, он остановился и остался стоять в дверях, даже когда его начали приветствовать. Кэти БЫЛА там, и он не допустил бы, чтоб она снова убежала от него. Она видимо поняла, что он преградил ей путь, поэтому лишь мельком взглянула на него и сделала вид, что не замечает его.

Отлично, по крайней мере, она не убегала и даже не пыталась. Это должно было успокаивать. Но нет! К тому же он не мог не смотреть на нее. На самом деле, он не мог отвести от нее взгляда. На ней была белая блузка с изящным кружевным воротником, который застегивался высоко на шее. Блузка соблазнительно облегала ее роскошную грудь. Черт, ни одна одежда не могла скрыть ее прелестей.

«Отведи взгляд от ее груди!» — брюзжал он себе.

Ее волосы были заплетены в длинную косу, которая очень ей шла, хотя кончик косы не был заправлен за ее пояс сегодня. Вместо этого вся ее коса была перекинута через плечо и доставала ей до колен. Толстая, черная как вороново крыло, коса являла собой полный контраст с ее мягкой белой блузкой. И ее пунцовые щеки…

Он понял, что она покраснела. Потому что знала, что он смотрит на нее? Но он не мог отвести свой взгляд, хотя ей было неудобно, да и ему надо было поприветствовать родственников мужа его сестры. Если бы у него был выбор, то он смотрел бы на нее до конца своих дней.

Стоять в дверном проеме дальше было невозможно. Джейсон Мэлори, третий маркиз Хаверстон, сидящий во главе длинного обеденного стола и с любопытством взирающий на него, как и все присутствующие, попросил Бойда присаживаться, пока один из лакеев нес ему прибор. Времена, когда Мэлори и Андерсоны встречались по разные стороны баррикад, минули.

Это была небольшая встреча. Помимо Джудит и ее матери, которая почему-то привезла Кэти в Хаверстон, здесь в конце обеденного стола, сидели Джейсон и Молли, его домоправительница. Вообще-то Молли была женой Джейсона и матерью Дерека Мэлори, хотя никто, кроме семьи, не знал об этом, насколько было известно Бойду. Молли настаивала на том, чтобы это держалось в тайне.

Бойду было любопытно, была ли она представлена Кэти как домоправительница. Хотя это не имело для него большого значения. Его главным беспокойством было удостовериться, что Кэти останется в комнате достаточно долго, чтобы услышать его извинения.

Он сел напротив нее, достаточно близко к дверному проему, дабы помешать ей выбежать из комнаты. Когда раскат грома прозвучал вдалеке, кто-то упомянул о дожде. Он толком не расслышал ни того, ни другого. Он все еще смотрел на Кэти, желая, чтоб и она взглянула на него. Но увы, она вела себя так, словно его вообще не было в комнате.

Он предположил, что так вообще-то и должно быть. Она была замужней женщиной. Она не должна обращать внимание на холостых мужчин, уделяя им внимание лишь настолько, насколько требовали правила приличия. Но она не удостоила его даже этим. Конечно же, нет, ведь она все еще злилась на него. И где же, к черту, был ее муж?

Он предположил, что она встретила того счастливчика в Англии, но она никогда не рассказывала, как. Просто говорила, что они познакомились.

Было ли это причиной кругосветного путешествия, волновавшего сейчас Кэти, о котором упомянула Джудит? Может, ее муж был в другой стране?

Бойд не надеялся — нет, поскольку подсознательно он ожидал, что однажды ему придется иметь дело с ее мужем, из-за его своевольного обращения с ней. Пожалуй, он бы даже приветствовал это. Он нуждался в чем-то, что освободило бы его от вины. Прощение Кэти было бы не тем, что следовало сделать, но взбучка, полученная от ее мужа — нет, это маловероятно. Он не просто восхищался боксерами, он сам был превосходным спортсменом. Он мог только вообразить, насколько виноватым чувствовал бы себя, если бы избил ее мужа.

Он подавил горький смешок. Кого он дурачит? Если бы он собирался избить какого-нибудь человека до крови, то он радовался бы, что этим человеком был тот, кто мог предъявить требования к Кэти как к жене.

Его расстройство все увеличивалось. Он хотел принести извинения немедленно, но не мог. Он должен был застать Кэти одну. Он не мог объяснить причины того, что он сделал в Нортгемптоне, сидя за обеденным столом, так как этими причинами были его похотливые чувства к ней. Она была замужней женщиной. Конечно же, она должна понять.

— Где же ваш муж, миссис Тайлер? — сболтнул он в расстройстве.

Она взглянула на него, лишь приподняв бровь, и спросила с притворным любопытством:

— Который?

Он вздрогнул. Он не мог отрицать, что заслужил это. Мысль о том, что она была женой Камерона — лишь еще одна ошибка, за которую он должен извиниться.

Но Кэти не интересовал его ответ. Вернувшись к еде, она сказала:

— У меня нет мужа.

Он недоверчиво спросил.

— Вы потеряли его?

Он собирался добавить свои соболезнования, когда она сказала:

— Не было, кого терять. Я никогда не была замужем.

Сразу две вещи случились с ним. Чувство облегчения ошеломило его. Он мог больше не чувствовать вину от того, что хотел ее, замужнюю женщину. Она была свободна!

Затем он подумал об аде, который ему пришлось вынести в том рейсе с нею, так как он был вынужден держаться на расстоянии из-за того, что думал, что она была счастливо замужней женщиной и матерью двоих маленьких детей. И насколько другой могла бы быть их встреча в Нортгемптоне, если бы между ними не стояло ее замужество.

Возможности ошеломили его. Они могли даже заниматься любовью в тот день! И он не увез бы ее, чтобы лицезреть гнев Мэлори, не так ли? С неомраченным желанием к ней рассудком, он видел бы ее сладкой, восхитительной девушкой, которой она была. У него не было бы никакой проблемы, если бы он поверил ей тогда. Но это было невозможно, потому что она лгала о том, что была замужем. Его настроение ухудшалось по мере того, как он думал, соврала ли она лишь ради того, чтобы он держался подальше от нее. С гневом в голосе он спросил:

— Тогда почему вы представились, как МИССИС Тайлер?

— Для удобства. Я использовала миссис как предлог для защиты, чтобы не привлекать нежелательного внимания. Это срабатывало очень хорошо, — добавила она самодовольно и глянула на него, чтобы увидеть его реакцию.

Покрасневший Бойд сказал:

— А ваши дети?

Она прекратила делать вид, что с увлечением ест, подняла свою голову и посмотрела прямо на него.

— Они не мои. Вы сделали правильное предположение об этом. Они — племянницы моей соседки. Она нуждалась в ком-то, кто мог бы сопроводить их к родственнику в Англию. Это послужило стимулом к тому, чтобы начать мое кругосветное путешествие.

Все остальные за столом следили за их беседой, глядя то на Кэти, то на Бойда. Джейсон напомнил им, что они не одни в комнате, спросив:

— Кажется, будто вы были знакомы друг с другом до этого.

Бойд медленно отвел взгляд от Кэти и посмотрел на старшего из Мэлори.

— Она была пассажиркой на моем судне во время моего последнего Атлантического плавания.

Рослин открыла рот от изумления.

— Вы знали ее и все же думали, что она была виновна?

— Я не знал ее, — раздраженно сказал он. — Мы мало разговаривали во время путешествия.

— Мы говорили достаточно, — не согласилась Кэти.

— Не о чем-нибудь личном, — Бойд обернулся и снова взглянул на нее.

— Мы говорили достаточно для того, чтобы я радовалась, что представилась как миссис Тейлор.

— О, мой… — начала Молли, но затем приложила все усилия, чтобы сменить тему. — Возможно, мы должны перейти в гостиную на десерт?

С этим предложением Мэлори стали выходить из комнаты. Но Бойд не последовал за ними. Кэти также не двигалась. Они были слишком заняты друг другом, чтобы заметить, что остались одни.

Глава 21

— Я и вправду невидимый? — спросил Бойд.

Они просидели в тишине минуты две, глядя друг на друга, не замечая ничего, что творилось в комнате. Кэти не ожидала увидеть его в Хаверстоне. Когда Джудит и Рослин, ее мать, забрали ее на своем экипаже и отвезли в наследственный особняк, Рослин заметила, что Энтони, возможно, также присоединится к ним, если не задержится в Кенте, куда его отправил старший брат Эдвард по делам, но она ничего не сказала о Бойде.

Но он был здесь, еще недавно стоял в дверях с мокрыми волосами и темно-карими глазами, пристально смотря на нее и ловя каждый ее вздох. Она не ожидала когда-либо еще ощутить тот трепет в его присутствии, но в данный момент чувствовала это и хотела прекратить любой ценой, чтобы не показаться полной дурой.

Ливший стеной дождь отложил ее поездку к Миллардсам. Но зато она провела чудесный день с Мэлори, который придал ей сил и развеселил общением и остроумными шутками. Хорошее начало дня взбодрило ее, и она надеялась побороть в себе чувство страха, вновь посетившее ее. Она очень боялась встречи с родней своей матери, так как ее мечты могли тут же рухнуть, но теперь у нее была надежда на то, что они помогут заполнить пустоту в ее сердце, образовавшуюся после смерти матери. Если бы встреча прошла хорошо, то она с удовольствием смогла бы отложить свою поездку во Францию. Но пока встреча не состоялась, было сложно что-то предполагать.

Она не планировала остаться наедине с Бойдом, только не после того как она более или менее решила, что никогда не позволит ему принести извинения и что он не заслуживает прощения. Но была и вторая сторона медали. Она надеялась, что если будет игнорировать его, то план сработает. Она не хотела спустить его с крючка. Он ошибался, если думал, что она готова простить ему то, что он сделал.

И теперь, в ответ на его ранее заданный вопрос она ответила:

— Да, но не совсем. Моя горничная сообщила мне, что вы интересовались мной больше, чем следовало бы. «C плотскими мыслями», как она выразилась. Я возможно никогда так и не поняла бы, о чем говорили все ваши взгляды, если бы…

— Это ваше мнение. — Его стон был очень мучительным.

Этот вздох заставил Кэти вспомнить те дни, проведенные на борту его корабля, когда она знала, что он хотел ее. Он подарил ей нежные воспоминания о том, каково это — быть желанной таким красивым мужчиной. А затем все разрушил. Сейчас он был одним из наихудших ее воспоминаний. И это было большим горем.

— Почему бы тебе не застрелить меня и не положить всему этому конец? — продолжил он.

— Я предпочитаю повешение.

Она не хотела этого говорить, но слова самопроизвольно выскользнули. Если бы она сказала это Грейс, то возможно бы посмеялась над ними, так это была своего рода шутка, понятная им. Но сейчас не было ничего забавного.

— Конечно, — согласился он. — Не так безнравственно. Женщине следовало бы…

— Не относись легкомысленно к этому! — она сказала это сердитым голосом и с соответствующим выражением лица, вставая. — Я даже не знаю, почему разговариваю с тобой. Ты ведешь себя, как дурак. Я недостаточно отчетливо склонила тебя к благоразумию. Больше нам не о чем говорить.

— Это еще не известно, — возразил он. — Пожалуйста, сядь.

— Нет. Если это еще не произошло то, что бы ты ни сказал, ничего не изменится. Так почему бы не избавить нас обоих от затруднения?

— Это объяснение не подходит для столь невинных ушей.

Он сказал это как критику, и так это и чувствовалось. Он снова намеревался заговорить о своем желании? Может быть, ей следует пересесть после всего. Ее подкосившиеся ноги настаивали на этом.

— Я думал, что ты поймешь, — продолжил он. — Но ты вылила на меня ушат холодной воды, огорошив своим признанием о замужестве. Не то чтобы это волновало меня больше, чем ты думаешь, но я был уверен, что как замужняя женщина, ты поймешь, что это такое — желать кого-то до умопомрачения и отрицать это.

— Так это было твое извинение, то, что ты сказал мне тем днем? То, что ты не мог ни о чем думать, находясь рядом со мной? «В пределах досягаемости», не так ли ты выразился? Поэтому ты не осмелился полагаться на мое слово? Но постой, теперь мне становится ясно. Поскольку ты не мог контролировать свои похотливые мысли, было бы предпочтительней для тебя притащить меня в Лондон и кинуть на растерзание волкам, именно этого ты и ожидал. Из-за тебя я потеряла своего кучера. Моя горничная до сих пор расстроена. И вершиной всего…

Он вмешался с содроганием:

— Если это как-нибудь утешит тебя, как только я оставил тебя тогда в той комнате, построив некую дистанцию между нами, я сломался. Я не мог поверить тому, что ты можешь обидеть ребенка.

— Наверное, потому что я не способна на это! Хотя нет, это немного не сработало однажды, Бойд Андерсон. Что хорошего в интуиции, если ты не пользуешься ею?

— Ты говоришь мне, как я вообще могу доверять своей интуиции, когда моим первым желанием, когда я тебя увидел здесь, было предложить побег, даже несмотря на то, что я думал, что ты виновна? Я скажу тебе, как. Ты думала, я шучу? Первое, о чем я подумал, это как спасти тебя от ареста, и если необходимо, выкрасть тебя из страны.

Это было бы предпочтительней, рассматривая все варианты, но она не высказала этого вслух и лишь спросила:

— Тогда почему ты этого не сделал?

Перед тем как ответить, он расстроенно опустил руку на влажные волосы:

— Потому что я честный человек, и преступление ужаснуло меня. Я сам видел, что испытали родители Джудит, и ты не могла провести людей через такой эмоциональный ад, при этом не заплатив за него равную цену. И я боялся, что если прогнать тебя далеко, то все равно никакие проблемы не решатся, что ты бы сделала тоже самое в любой другой стране. Но чтобы помочь тебе бежать со мной, должно было произойти что-то невероятное — я знал, что думаю рассудительно.

Она ожесточилась.

— И что ж, мы ходим по кругу? Твое извинение — это то, что ты не мог ясно думать рядом со мной? Вы, сэр, вообще не думаете!

— Проклятие, Кэти, ты и не представляешь, что это такое — желать кого-то так, как хочу этого я!

Она резко выдохнула:

— Спасибо, я и не хочу этого знать.

Она не могла поверить тому, что сказала это в то время, когда требовалось приложить любые усилия, чтобы не показать ему, что его слова сделали с ней. Он все еще хочет ее! Даже ее гнев не остудил его.

— Что ж, ты услышишь это, — продолжил он, упрямо глядя на нее. — Ты не выходишь у меня из мыслей с тех пор, как я тебя впервые встретил. И даже когда наше совместное путешествие подошло к концу, я все еще не переставал о тебе думать. Я пытался, но не мог. Я видел тебя даже во сне. Я не ожидал, что когда-либо увижу тебя снова. А там ты была из плоти и крови, и все о чем я мог думать это как поцеловать тебя, положить мои руки на…

— Прекрати! — к ее щекам прилила краска, поскольку волна жара стремительно обдала ее. Но она все равно пристально смотрела на его губы. Он сказал, что хотел поцеловать ее. Она не могла отвести свой взгляд в сторону. Что, к дьяволу, творилось с ней?

— Я сожалею, — продолжил он. — Я действительно надеялся, что ты поймешь хоть чуть-чуть, но понял, что нет, так как на данный момент у тебя не было возможности ощущать что-либо подобное на своем личном опыте, ведь так?

— Ты же не ждешь, что я отвечу тебе? — спросила она возмущенно.

От него повеяло удрученностью. Она отвела от него взгляд. Она была потрясена тем, что намеки на раскаяние вкрались в её мысли. Только потому, что он выглядел несчастным? Он полагал, что выглядит несчастно!

— Рискуя тем, что могу заставить тебя покраснеть снова, я должен сказать напоследок…

Она быстро поднялась на ноги и немедленно прервала его:

— Если ты еще раз скажешь, что хочешь меня, эта беседа закончится прямо сейчас.

Он вздохнул.

— Я просто собирался сказать, что из-за моего… ну, в общем, того чувства, что я ощущал, я боялся, что поверю всему, что бы ты ни сказала, правду или ложь, так как я хотел, что бы ты была невиновна. И я был взбешен, потому что был уверен, что ты таковой не была. То есть я чертовски хорошо знал, что не могу доверять своим суждениям. Я должен был позволить кому-то еще уладить это.

Она вспомнила, что он действительно предлагал оправдания, которые она могла использовать в тот день, что позволят ему отпустить ее, но они все были основаны на том, что она была виновна и только предусмотрела приемлемую причину для своей причастности к похищению Джудит. Это поддерживало его утверждение, что он действительно думал, что она виновна, в то время как он был с нею в тот день. Очевидно, у него не возникало никаких сомнений, пока она не убежала от него.

Кэти резко остановила эти мысли. Искала ли она теперь оправдания, чтобы простить его?

Она начала обходить стол, но когда он встал, повернула обратно таким образом, чтобы можно было выйти из комнаты, испугавшись, что он попытается остановить ее. Она даже подняла руку, чтобы воспрепятствовать ему, но вряд ли из этого вышел какой-либо толк, если б он пожелал, чтобы она осталась. Она могла быть высокой, но Бойд Андерсон был мускулистым. Не было и вопроса, кто победил бы в их маленьком бою.

— Я выслушала тебя, — сказала она, остановившись в дверном проеме. — Теперь окажи мне любезность. Ты так сокрушался по поводу плохого отношения ко мне. Но все это просто отговорки. Я понимаю, что ты сожалеешь, — хотя, в общем, ты в действительности не говорил так, но…

— Я сожалею!

— Я тоже, — продолжила она, неодобрительно взглянув, когда он попытался ее прервать. — Однако, сожалеть о чем-то в действительности иногда бывает полезно. Это один из таких случаев. У тебя были другие варианты. Но ты выбрал самый легкий путь.

— И какой выбор у меня был? — его голос снова показался разбитым.

— Ты мог послать кого-то вслед Джереми. Ты мог удержать меня в гостинице, в той удобной комнате, пока они не вернулись бы, узнав правду, вместо этого ты вытащил меня во время шторма!

— Когда я был вот настолько близок к тому, чтобы уложить тебя в постель?

Он вплотную сблизил большой и указательный пальцы, не оставив между ними никакого расстояния, заставляя ее щеки снова покраснеть от стремительно распространившегося по телу жара.

— Ты мог хоть немного подождать, когда моя горничная вернется. Она бы подтвердила все.

— В том-то и дело, Кэти. Я не мог ждать другого момента. Но я позволил тебе уйти. Это должно кое-что значить.

Она задыхалась.

— Как же, от тебя дождешься, поэтому я убежала от тебя. И я могла сломать себе шею, убегая, ты же знаешь. Вылезти из окна, быстро бежать по скользким от дождя крышам — похожа ли я на ребенка, который наслаждается всеми этими вещами?

— Я отсутствовал не долго, Кэти. Я мог с легкостью догнать тебя, но решил этого не делать, — он сказал это, гордясь собой. — Джуди была в безопасности, поэтому я отпустил тебя.

— О, я вижу. Вместо того чтобы протащить меня остальную часть пути к Лондону, где ты думал, меня бросят в тюрьму, ты позволил мне убежать и столкнуться с Мейси Камерон и так или иначе оказаться в тюрьме, после того как она бредила как сумасшедшая и…

— Тебе лучше солгать, — вмешался он.

— Ты хотел бы думать так, верно?

— Кэти, — предостерегающе сказал он.

Она в ответ фыркнула.

— Ты больше не можешь угрожать мне, и лучше тебе это помнить. Ты не получишь от меня никакой информации, кроме той, что я пожелаю поделиться. Но я не держала это в секрете. Если бы ты не вытащил меня из Нортгемптона, я бы с удобством устроилась в своем экипаже на пути к Лондону, прямо позади Джудит, и я никогда бы не столкнулась с Мейси Камерон снова. Власти захватили бы ее достаточно скоро, так как она больше боялась своего мужа, чем оказаться в тюрьме. Я не хотела быть тем единственным, кто сдаст ее констеблю.

— Тогда, почему ты сделала это?

— Поскольку она была уже здесь, когда я возвратилась в Нортгемптон, и потому что это было правильным решением. Но Мейси знала, что это я помешала ее планам, и в то время как она была счастлива оставаться за решеткой, чтобы избежать гнева мужа, она была также рада сквитаться со мной, обвиняя меня в целом заговоре — также как и ты!

— Боже всемогущий, — сказал Бойд, выглядя так, как будто его тошнило. — Я понятия не имел, Кэти.

Она сердито взглянула на него.

— Разве это не повод, чтобы позлорадствовать? Так вот что ты запланировал для меня, после всего, да? Оказаться в тюрьме. Хорошо, я оказалась там, да еще и моя горничная, и даже мой кучер, который поэтому оставил меня.

— Констебль тоже не поверил вам?

— О, нет. Но он не позволил мне уйти, не получив вначале объяснений от Мэлори. Их имя известно даже на севере. И только на следующий день почти в полдень его человек возвратился с информацией из Лондона, которую он получил от Джудит, и нас наконец-то освободили.

— Ты даже не можешь представить, насколько мне жаль, Кэти.

Он сказал это с большим чувством. Она не сомневалась, что он подразумевал это. Но было слишком поздно извиняться.

— Нет, не могу, — сказала она. — Я даже не хочу пытаться. Неужели ты действительно думаешь, что несколько слов, неважно насколько они искренние, заставят меня забыть гнев и унижение, которое я чувствовала будучи заклейменной как уголовная преступница, и все потому, что я попыталась помочь маленькой девочке, когда она нуждалась в этом?

— Ради Бога, ты должна мне позволить сделать это для тебя, так или иначе.

Его лицо просияло, как только его осенила идея.

— Ты сказала, что лишилась своего кучера? Я отвезу тебя, куда угодно, так далеко, как ты только захочешь!

Она закатила глаза к потолку.

— Я уже заменила кучера. Ты называешь это покрывать причиненный ущерб, предлагая мне то, что у меня уже есть?

— Кэти, дай мне шанс! — сказал он в раздражении. — Должно же быть что-то, чего ты хочешь или в чем нуждаешься, чем я могу помочь тебе.

— Есть только одна вещь, это…

Она внезапно остановилась. Поднять вопрос о его корабле, который возник в ее уме как средство передвижения, даже не обсуждается. Он мог раскаиваться, но недостаточно, чтобы отдать свой корабль, даже если бы она предложила плату. Кроме того, ее совершенно раздражало неудобство планирования своего путешествия согласно корабельному расписанию. Но она все же не хотела иметь свое собственное судно.

Но он вдруг показался ей таким чувственным. Сильный жар в его глазах парализовал ее. Что, черт возьми, она сказала? Она резко вздохнула.

— О, какое несчастье, ты настолько ошибаешься, что это просто поразительно. Не было ничего предосудительного в том, что я сказала. Конечно, это не то о чем ты подумал.

— Так что же у меня есть?

— Ничего! — огрызнулась она, беспокоясь о том, какой оборот принял их разговор. — Я потеряла ход своих мыслей. Я не могу вспомнить то, что собиралась сказать. Так что не упоминай об этом снова.

Он искренне вздохнул. Она прочувствовала это аж до кончиков пальцев. И жар все еще был в его взгляде…

Он в два шага преодолел расстояние между ними и привлек ее, все еще сильно упирающуюся. Его поцелуй был столь же горяч, как и его взгляд, как она и предполагала. И она не оттолкнула его. О, нет, она обхватила его своими руками. Те чувства волнения и желания, которые она испытывала в той комнате в Нортгемптоне, когда он касался ее, нахлынули снова, волнуя ее, делая ее…

— Ты плохо умеешь врать, — высказался Бойд.

Она мгновенно прогнала свои фантазии, краснея оттого, что у нее сейчас возникли такие мысли о нем, стоящем перед ней; она стала увиливать.

— В действительности, я профессионал в этом деле. Я превосходна в этом. Ты был бы весьма удивлен, если бы это имело значение. И я уделила тебе больше времени, чем ты того заслуживаешь. Мне нужно встать рано утром, чтобы закончить все мои дела здесь, поэтому я иду ложиться спать. Пожалуйста, передай мои наилучшие пожелания и доброй ночи Мэлори, если захочешь.

— Кэти!

Она завизжала, как только он догнал ее, так как тот поцелуй, который она только что представляла, был все еще свеж в ее памяти. Она выбежала из зала вверх по лестнице. Он, вероятно, не собирался удерживать ее, но она позволила ему подойти к ней, уставшей от тех чувств, которым пыталась сопротивляться в этот вечер. Какой ужас, она болтала как деревенщина!

Это был тот последний взгляд, когда она точно знала, о чем он думал… и что хотел с ней сделать. И в воображении она позволила ему! И как, к дьяволу, она собиралась ложиться спать, когда представила себе, как бы произошла та встреча, если бы он был прощен?

Глава 22

Хотя жители Гарденера не выезжали в свет чаще, чем по воскресеньям и праздникам, мать все равно учила Кэти премудростям этикета так же, как они преподавались ей много лет назад, и нанесение визитов в дождливую погоду входило в список «недопустимо ни под каким предлогом». Капающая дождевая вода в прихожей хозяев и мокрые, грязные следы на покрытых роскошными коврами полах были лучшим способом добиться, чтобы тебя никогда больше не пригласили в этот дом. Не то чтобы в домах Гарденера были роскошные ковры, но у Аделины имелось собственное мнение на этот счет.

Когда Кэти выглянула в окно на следующее утро, то увидела, что шел не просто мелкий дождь, а сильный ливень. Дождь, который начался вчера, продолжался и, судя по всему, не собирался прекращаться. Она ждала час, затем это переросло в два часа, и в конце концов она отложила визит к Миллардсам на завтра. Поскольку они с Грейс возвращались в Лондон завтра вечером, чтобы отплыть на следующий день, то могли позволить себе провести еще день в Хаверстоне, и в глубине души Кэти все еще надеялась, что, возможно, отменит свой отъезд из Англии, если с Миллардсами все пройдет хорошо.

Когда она приехала в Хаверстон вчера, то испытала благоговейный ужас. Дом сэра Энтони отличался элегантностью, но загородное поместье маркиза представляло собой настоящий дворец! Он простирался на протяжении акров земли и был настолько огромным, что свет терялся в этих необъятных комнатах. Но в резиденции маркиза было уютно — диваны, настолько роскошные, что Кэти боялась сидеть на них, камины, в два раза превышавшие нормальный размер, картины, украшавшие покрытые обоями стены, были больше, чем она сама! Джудит провела ей краткую экскурсию, которая заняла час, и это притом, что они не осмотрели даже половины особняка.

Они еще не побывали в оранжереях. Прошлым вечером Джудит припасла эту экскурсию на послеобеденное время, когда зажигали лампы, и все смотрелось в особом свете, но по вине Бойда Кэти пришлось сбежать вчера в свою комнату.

Она решила осмотреть оранжереи сегодня до завтрака. Кэти не собиралась ждать, пока прекратится дождь, поскольку сомневалась, что это произойдет в ближайшее время. За стенами поместья располагалось множество оранжерей. Джудит не преувеличивала, когда рассказывала о любви Джейсона Мэлори к растениям. Все теплицы были большие и в основном сделаны из стекла, но как только Кэти сказала слуге «карета», ей указали на нужную.

Слуга предложил принести ей зонтик. Она не хотела ждать, поэтому отказалась, да и бежать не пришлось далеко от дома. Но добравшись до входа в оранжерею, Кэти рассмеялась над тем, как быстро она промокла. Тем не менее ей не было холодно. Внутри оранжереи было тепло и влажно. Дорожка вела через обильную растительность: некоторые растения выращивались в горшках, другие — на решетках, были даже и те, что свисали с потолочных балок, но большинство росло в плодородной земле под ногами.

Она замедлила шаг, когда увидела установленную впереди карету. Ее глаза распахнулись от изумления, и Кэти в очередной раз была поражена. Над каретой Джейсон даже повесил две люстры, и это в оранжерее! Она решила найти одного из работников, зажигающих их.

На этот раз это была расточительность, и она спросила у слуги:

— Их зажигают в дневное время?

Старик хмыкнул.

— Только в такие пасмурные дни, как этот, мисс.

Кэти присела на одну из скамеек, стоявших рядом с каретой. Слуга вскоре закончил свою работу и оставил ее в одиночестве. Карета представляла собой поразительное зрелище. Колеса были убраны, создавая впечатление, словно она вырастала из земли. Цветы и виноградные лозы окружали ее. Но ей определенно не было нужно никакое дополнительное освещение. Вся белая с золотом, она, наверное, ослепляла, когда солнце светило в окна. Но люстры придавали ей какой-то особенный блеск, отчего она казалась почти воздушной, тем самым воскрешая в памяти сказки.

Кэти почувствовала, как ее возбужденный желудок успокоился. Даже ее волнение с прошлой ночи ушло. Атмосфера была такой умиротворяющей, что она почувствовала, как частичка этой умиротворенности окутывает и ее.

Кэти даже не напряглась и не вскочила, чтобы уйти, когда появился Бойд и сел рядом с ней. Их разговор прошлой ночью пробудил некие сильные чувства в ней, но в этот момент она нисколько не была раздражена его присутствием.

Взглянув на Бойда, Кэти подумала: «ну почему он обязательно должен быть так красив»? Он был одет так же, как обычно одевался на своем корабле — в рубашку с открытым воротом и не застегнутую куртку. Он не повязал шейного платка, как того требовала мода, тем не менее одежда сидела на нем великолепно, слишком великолепно, обтягивая его стройное, мускулистое тело.

— Так на самом деле вы ничего не имеете против дождя? — спросил он.

Кэти вытерла лицо своими длинными рукавами, но капельки воды прилипли к волосам, и ее темно-зеленое платье было повсюду усеяно влажными пятнами. Она заметила, что Бойд был таким же мокрым, как она, и еще не вытер свое лицо. У нее появилось желание убрать капли дождя с его щек при помощи ее… языка…

Кэти тотчас же покраснела, устыдившись направления собственных мыслей, но он, по всей вероятности, решил, что это из-за его вопроса. Она изо всех сил старалась говорить таким же деловым тоном, как и он.

— Нет, если сама решаю, выходить ли мне под него, — ответила она.

Он усмехнулся.

— Я приму к сведению.

— Не так уж я и глупа все же, а? — усмехнулась она в ответ.

Господи, неужели она поддразнивает его? Пожалуй, так она чувствовала себя лучше, чем когда кричала на него, но куда делся весь ее гнев? Она не простила его, ничуть. Возможно, все дело в атмосфере? Она заставляла Кэти чувствовать себя так, словно она оказалась в сказке… или в одной из своих фантазий… в которых Бойд Андерсон так часто появлялся.

— Я думал, вы собираетесь навестить родственников сегодня утром. Не ожидал, что вы все еще здесь.

— Как вы узнали о том, что я собираюсь к родственникам?

— Я спросил Рослин. Предпочитаю быть в курсе того, что меня интересует.

Она вновь покраснела, и вдруг почувствовала, как все ее тело наполнилось теплом. Ей вспомнилось, почему сначала она сказала ему, что была замужем. Он вызывал в ней неведомые ей доселе ощущения.

Бойд не скрывал своих чувств, или скорее, желаний, когда думал, что она была преступницей. И он не скрывал их теперь, когда знал правду, включая и то, что на самом деле она не была замужем. Сможет ли она устоять перед его чарами на сей раз?

— Проглотили язык, Кэти?

Она отогнала от себя эти мысли.

— Я не собираюсь ехать в гости во время дождя. Это может подождать до завтра.

Он ухмыльнулся и напомнил ей:

— Вы только что признались, что не возражаете против дождя. Смею ли я надеяться, что вы не пожелали покинуть Хаверстон, не повидавшись со мной?

Кэти закатила глаза.

— Ни в малейшей степени. Просто я никогда не видела семью моей матери, поэтому хотела, чтобы первая встреча прошла идеально.

— А, понимаю. Вы предупредили их, что визит откладывается?

— Они даже не знают, что я в Англии.

Он выгнул бровь.

— Вы не собираетесь сообщать им, что находитесь поблизости до тех пор, пока не появитесь у них на пороге?

— Чтобы они могли собраться и уехать?

Было очевидно, что она не шутит, и это заставило Бойда нахмуриться.

— Почему вы так говорите?

Она никогда не упоминала ему о Миллардсах. Они определенно не вписывались ни в один из тех разговоров, что они вели на борту его корабля.

Кэти не хотела объяснять сложившуюся ситуацию и теперь, однако сказала:

— Миллардсы — семья моей матери, но они отреклись от нее, когда та вышла замуж за моего отца и переехала в Америку. Возможно, они не захотят видеть меня. К тому же, я раньше не приезжала сюда.

Он потянулся к ее руке. Это было бы обычным жестом с его стороны — если бы они были друзьями, и между ними не стоял бы его грубый промах. Он положил руку обратно на свое колено, но она знала, что он едва не сделал, и те теплые, восхитительные ощущения вновь захлестнули ее… Какого дьявола?

— Вы принимаете во внимание, что их может даже не быть дома? — спросил он.

— Мы остановились в Хаверстауне по дороге сюда и навели справки в нескольких магазинах. Миллардсы здесь.

— Не желаете, чтобы вас сопровождали? Я бы с радостью составил вам компанию. Моральная поддержка, если вы в ней нуждаетесь.

Он только пытался загладить вину или действительно хотел предложить свою поддержку? Трудно догадаться, что на самом деле у него на уме — помимо вожделения, которое было легко распознать. Но сейчас оно не светилось в его глазах, и он был искренним и — милым.

Кэти мысленно застонала. О чем она думает? Неважно, как он вел себя теперь; она видела его с худшей стороны — высокомерного, упрямого, отказывающегося прислушиваться к доводам рассудка, и ей пришлось вынести все это, и еще намного больше, в чем она действительно винила его. Возможно, он и не посадил ее в тюрьму, но она бы не оказалась там, если бы он силой не увез ее из Нортгемптона в тот день.

Она резко встала со скамейки.

— Спасибо за предложение, но я должна сделать это одна. И мне кажется, я опаздываю на завтрак.

Он звал ее, но она поспешила уйти, не останавливаясь. Она не остановилась бы и в комнате для завтрака, если бы там никого не было, поскольку слышала, что Бойд шел следом за ней. Но там кое-кто был.

В меньшей по размеру, неофициальной столовой стена состояла из ряда окон, в которых отражалось утреннее солнце, когда не было так пасмурно и дождливо, как сегодня. Она была накрыта к завтраку. Джудит и ее мать уже сидели за столом, и Кэти заняла место между ними. Это избавляло ее от необходимости и дальше поддерживать разговор с Бойдом, и она намеревалась избегать его до конца своего пребывания в Хаверстоне.

Глава 23

Кэти пропустила обед, но поняла, как глупо было пытаться избегать Бойда. Он все равно преследовал ее, во всяком случае, все выглядело именно так, поскольку каждый раз, когда она оборачивалась, он был поблизости. Каким-то образом он добился ее согласия на игру в шахматы. Неужели Бойд сыграл на ее духе соперничества? Ей не удавалось сбить с него спесь при помощи слов, поэтому она собиралась разбить его в пух и прах при помощи игры в шахматы?

Это оказалось приятным занятием, продлившимся большую часть дня. Джудит стояла около нее и шепотом подсказывала ходы, которые можно было сделать. Бойд обвинил Кэти в жульничестве из-за этого!

— Кто играет против меня? — спросил он в какой-то момент. — Ты или Джуди?

— Нервничаешь? — ухмыльнулась Кэти, взяв его второго коня и оставляя без шанса на возмездие, если он не хотел потерять свою королеву. — Джудит только подтверждение тому, что мой метод работает. Кажется, мы с ней одинаково мыслим.

Переведя взгляд с Кэти на Джудит, он воскликнул:

— Бог мой, вы двое даже ухмыляетесь одинаково. Как насчет того, чтобы помочь мне, Джуди? Ведь это я здесь проигрываю.

Девочка хихикнула, но не сдвинулась с места. А Бойд доказал, что вовсе он и не проигрывал, когда взял королеву Кэти четырьмя ходами позже. И это почти решило исход партии. Когда королева уходит с поля боя, всякая надежда уходит вместе с ней.

Бойд играл так напористо! Кэти не привыкла к этому. Все предыдущие партии в шахматы у нее были с матерью, и они проходили спокойно, как приятный способ занять время. Но ей не следовало удивляться манере игры Бойда.

Она распознала его решительную натуру, как только они встретились, и стало ясно, что он намеревается преследовать ее. Тогда этот мужчина ошеломил ее настолько, что ей пришлось покончить с этим, выдумав себе мужа. Она полагала, что со временем ей удастся лучше справляться с подобными ощущениям, но очевидно, нет, по крайней мере, не в отношении Бойда.

Но в данный момент его решимость была сосредоточена на игре, и Кэти получала слишком большое удовольствие, чтобы завершить ее. Он выиграл первую партию, и они сразу же начали вторую. И он по-прежнему прилагал все усилия, чтобы отвлечь ее и помешать сосредоточиться, и делал это намеренно. Они много смеялись, но позже она поняла, что так не должно было быть. Шахматы были серьезной игрой, но он привнес в нее больше веселья, чем Кэти когда-либо испытывала, играя в нее.

Нельзя было сказать, что она разгромила его в пух и прах, выиграв лишь одну партию из трёх, но победы давались ему трудно, поэтому она была вполне удовлетворена результатом.

— Кто учил вас играть? — наконец спросил он, когда они убрали шахматные фигуры на место.

Наступило время ужина, и Бойд предложил ей свою руку, чтобы сопровождать в столовую. Не мешкая, она взяла его под руку, настолько расслабившись в его компании, что даже не вспомнила, что ей не следовало прикасаться к нему.

— Моя мама, — сказала она. — Обычно мы играли один-два раза в неделю по вечерам.

— Вы с такой же легкостью проигрывали ей?

Она прыснула от смеха.

— Вы называете это «с легкостью»? Я почти выиграла у вас все три партии!

— Почти — никогда не считается, за исключением… вот этого.

Бойд наглядно продемонстрировал, что означало это высказывание, когда потянул Кэти в сторону, рядом с дверным проемом, подальше от взора любопытных, проходивших по коридору, и там поймал в ловушку своих рук, уперев их в стену по обе стороны от нее. Джудит убежала вперед. Теперь они были одни в комнате. И хотя Бойд еще не коснулся ее, Кэти чувствовала, что он сделает это в любой момент.

— Не надо, — произнесла она — или нет? Она не сводила глаз с его рта, затаив дыхание в ожидании поцелуя, пока он медленно наклонялся к ней.

— Кэти?

Это Джудит позвала ее из коридора, вернувшись, чтобы посмотреть, что задержало ее. Бойд вздохнул и отстранился. Затем он снова положил ее руку на свою и продолжил сопровождать Кэти в столовую, словно это не он едва не поцеловал ее только что.

Кэти отнеслась к этому с недоверием. Неужели он думает, что она простила его? Он, казалось, вел себя так уверенно, словно это было делом давно решенным. Ни разу за сегодняшний день он не упомянул, как сожалеет, но она также ни разу не упомянула о том случае, поэтому он мог сделать неверные предположения. Он действительно делал предположения слишком легко, напомнила она себе, включая и самые нелепые…

— Бойд, — начала она.

Но они вошли в столовую, и она не смогла сказать то, что собиралась, теперь, при всех Мэлори, уже собравшихся там. Но он успел вставить еще слово.

— Сядешь рядом со мной? — шепнул он.

Кэти сняла свою руку с его руки и коротко ответила:

— Нет, — снова направившись к месту рядом с Джудит, а не к двум пустым стульям по другую сторону стола. Она видела, как Бойд слегка хмурился, занимая один из них. Это было очень плохо. Он должен был помнить, что она сказала ему вчера вечером в этой самой комнате, и сейчас, когда они снова здесь, то возможно, он, вспомнит. То, что она вела себя несколько дружелюбнее с ним сегодня ради Мэлори, не означало, будто что-либо изменилось.

Кэти поклялась игнорировать его в течение оставшейся части вечера. Это было ее задачей. И она хорошо бы справилась с ней, если бы ее глаза не притягивало к нему так часто. Поэтому она завела разговор с Джейсоном Мэлори, чтобы постараться отвлечься от Бойда.

Прошлым вечером у нее не хватило смелости расспросить Джейсона о его соседях. Вчера этот громадный мужчина слишком напугал ее своими серьезными взглядами и молчаливостью. Он был светловолосым и зеленоглазым, как и его братья Джеймс и Эдвард — только Энтони был смуглым, как цыган. Джудит пыталась убедить ее, что Джейсон был тираном только в отношении своих братьев, а с остальными членами семьи вел себя как большой, милый мишка. Было ли это правдой или нет, но он был гораздо дружелюбнее сегодня, несколько раз заговаривал с ней и даже стоял, обняв рукой Джудит, какое-то время наблюдая за игрой в шахматы.

Вот почему она спросила его, что он знал о семействе Миллардсов. К сожалению, это было немного.

— Они никогда особо не бывали в обществе здесь, за городом, — рассказал он ей, а затем добавил, усмехнувшись: — Не то чтобы у нас тут водоворот приемов. Но они не вращались и в лондонском обществе. Так же, как и я. Но все мои младшие братья выезжали в свет, и я не припоминаю, чтобы они когда-либо упоминали их среди этой толпы. Полагаю, Миллардсы предпочитают Глостер, по крайней мере, я слышал, что оттуда была родом ваша бабушка Софи до того, как вышла замуж за графа, поэтому в основном они выезжали в свет в том городе.

— Вы знали мою мать Аделину?

— К сожалению, я не помню, чтобы когда-нибудь встречался с леди Аделиной. Ходили слухи, что она вышла замуж за какого-то барона с Континента. Это не так?

— Нет.

— Я смутно припоминаю, что когда был гораздо моложе, то время от времени видел ее старшую сестру Летицию в Хаверстауне. Пожалуй, теперь, когда я задумался над этим, то вспомнил, что видел ее там довольно часто. Похоже, что каждый раз, когда я ездил в город в то время, она была там, делая покупки или что-то в этом роде. Она была приветливой девочкой. Всегда останавливалась, чтобы перемолвиться со мной несколькими словами.

— Была?

— Если я, случается, сталкиваюсь с ней в наши дни, то она относится ко мне с полным пренебрежением. По какой-то причине она никогда не была замужем. Люди говорят, что это превратило ее в весьма сварливую особу. Странно, я смутно помню приветливую девочку, но менее приветливую даму припоминаю ясно. Видимо, неприятные люди имеют тенденцию лучше запоминаться.

Эта скудная информация была больше, чем мать Кэти когда-либо рассказывала ей, включая и имена ее родственников. «Мой отец» или «граф» или «моя мать» — вот как Аделина всегда называла их, и она никогда даже не упоминала о сестре! А Кэти встретится с ними завтра. По крайней мере, надеется.

Глава 24

Кэти не планировала брать с собой Грейс в поместье Миллардсов. Ее служанка всегда так и норовила либо найти способ приободрить Кэти своими саркастическими замечаниями, либо еще больше накалить ту атмосферу нервозности, которая окружала ее. Но внезапное появление Бойда в Хаверстоне заставило Кэти изменить решение. Возвращаться в поместье маркиза после визита к Миллардсам только для того, чтобы забрать горничную, было большим из двух зол — ведь Бойд был все еще там.

Но Грейс удивила ее. Она едва проронила хоть слово во время их короткой поездки к дому Миллардсов, а это была действительно короткая поездка. Хаверстон располагался в деревушке по одну сторону от городка Хаверстаун, а Миллардсы жили в деревушке по другую его сторону. Дорога от одного поместья к другому заняла менее двадцати минут. Кэти показалось странным, что при столь близком соседстве два семейства не знали друг друга лучше, но как сказал Джейсон, в этой части Глостершира люди жили довольно замкнуто.

— Я подожду в карете, — заявила Грейс, когда они остановились перед величественным загородным поместьем. — Только не забудь, что я здесь, если ты планируешь длительный визит.

То, о чем умалчивала Грейс, теперь стало весьма понятно. Она почти вынудила хозяйку нанести этот визит, но очевидно теперь так же нервничала по поводу исхода, как и сама Кэти. Если все пройдет плохо, Грейс будет винить себя.

Но эти мысли мелькали лишь в подсознании Кэти, когда она стояла перед парадной дверью огромного загородного особняка. Поместье даже близко не было таким большим, как Хаверстон, но все равно выглядело внушительно, и Кэти овладел неведомый прежде страх. Нет, это была не правда. Она ощущала тот же страх, что и в первый раз, когда приехала в Хаверстаун. Она уступила ему тогда и не доехала так далеко, прямо до двери ее родственников. Кэти была на грани того, чтобы снова поступить так же, развернуться и умчаться прочь в любом направлении подальше отсюда…

— Я могу вам помочь, мисс?

Дверь открылась. На пороге стоял старик в безукоризненном черном костюме, который обычно носили слуги. Дворецкий Миллардсов? Нет. Дворецкий ее семьи. Проклятье, именно ее семья жила здесь. Возможно, они отреклись от ее матери, но это не означало, что она не являлась одной из них. И тот скандал произошел много лет назад. Аделина, может быть, никогда и не простила их за это, но, возможно, ее семья сожалела о своем поступке. И Кэти никогда не узнает, так это или нет, если не скажет им, кто она.

— Я — Кэти Тайлер.

Лицо старика оставалось совершенно непроницаемым. Он вообще не узнал фамилию «Тайлер». Что ж, возможно, он работал в поместье недавно и был плохо знаком с домочадцами, или, скорее всего, семейство не обсуждало личные вопросы со слугами. Или, скорее всего, фамилию «Тайлер» просто не помнили двадцать три года спустя.

— Я бы хотела поговорить с хозяйкой дома, если она принимает.

— Входите в дом, мисс, — он указал рукой внутрь. — Сегодня дует холодный ветер.

Она не обращала внимания на ветер, пока он не упомянул о нем. Дождь прекратился где-то посреди ночи, но из-за плотной облачной завесы, застилавшей небо, солнце не светило этим утром.

Дворецкий проводил ее в просторную комнату, обставленную как гостиная. Тот факт, что ей даже позволили войти внутрь, означал, что ее бабушка должно быть дома. И испытываемая ею тошнота ухудшилась. Но помимо этого неприятного ощущения была и значительная доля страха, и от волнения у нее сковало горло. Это был дом, в котором выросла ее мать! Сидела ли она на этом украшенном коричневой и розовой парчой диване? Грела ли руки у камина? Что за мужчина изображен на портрете, висевшем над каминной полкой из красного дерева? Темноволосый и имеющий аристократическую внешность, он был невысок, но весьма красив. Отец Аделины? Ее дедушка? Или еще более давний предок?

Боже, сколько же семейной истории хранится в этом доме! И секретов. Расскажут ли они ей о них? Поделятся ли они своими воспоминаниями?

— Моя мать отдыхает. Она не очень хорошо себя чувствует. Может, я смогу вам помочь?

Кэти развернулась. Позади нее стояла женщина средних лет с тусклыми каштановыми волосами и изумрудными глазами. Глазами Кэти. Глазами ее матери. Она почувствовала, как внутри у нее все похолодело. Должно быть, это ее тетя. Ее лицо лишь смутно напоминало лицо Аделины, но эти глаза…

— Летиция?

Женщина нахмурилась. Это кардинально изменило ее внешность, добавив ей строгости, которая была почти что пугающей. Во всяком случае, так показалось Кэти. На кого-то другого это, возможно, вообще не произвело бы впечатления, но для Кэти это была ее тетя, одна из немногих оставшихся родственников, и женщина еще не знала об этом.

— Я — леди Летиция, — произнесла женщина таким покровительственным тоном, словно говорила с кем-то, кто, по ее мнению, относился к гораздо более низшему сословию, чем она сама. — Мы с вами знакомы?

— Пока еще нет, но… я — Кэти Тайлер.

— И?

Никаких распростертых объятий. Никаких восторженных криков. Никаких радостных слез приветствия. Как и дворецкий, ее тетя не узнала фамилию «Тайлер».

Кэти была уверена, что Миллардсы хотя бы вспомнят фамилию человека, которого они отказались принять в семью. Сестры, безусловно, должны были хоть каким-то образом обсуждать ее отца. У них не было большой разницы в возрасте, пожалуй, лет пять или шесть. Но Кэти делала предположения, основываясь на весьма скудной информации.

И лучшим способом разобраться со всем этим, пока у нее окончательно не сдали нервы, было объяснить.

— Я — ваша племянница. Аделина была моей матерью.

Выражение лица Летиции не изменилось. Ни капельки. Но оно уже было искажено неприязнью, очевидно из-за осознания того, что она имело дело с кем-то из низшего класса.

— Убирайтесь.

Кэти показалось, что она ослышалась. Она определенно ослышалась. Но если нет, то, пожалуй, идея малышки Джудит могла все-таки пригодиться. Что-нибудь стоило предпринять в том случае, если слух не подвел ее.

— Я проделала очень долгий путь, чтобы встретиться с вами, — произнесла Кэти, стараясь не обращать внимания на отчаяние, прозвучавшее в ее голосе. — Мэлори из Хаверстона были настолько любезны, что…

— Как вы посмели упомянуть этих завсегдатаев скандалов? — перебила ее Летиция, гневно повысив голос. — Как вы посмели предположить, что вас здесь примут, вы, маленький ублюдок! Убирайтесь!

Кэти прикусила губу, чтобы не дать ей задрожать. Однако она не могла справиться ни с подступившими слезами, ни с душившей ее болью. Она выбежала прочь из той комнаты и из того дома.

Глава 25

— Что значит, отплыл? — кричала Кэти на работника дока, только что сообщившего ей, что она пропустила корабль.

— Отдал концы рано утром, — ответил парень, едва взглянув в ее сторону, поскольку занимался погрузкой ящиков на судно.

Он был единственным, кого она могла расспросить, так как никто больше не стоял около причала, к которому ее направили. А, обнаружив пустой причал, она определенно не пребывала в спокойном расположении духа.

— Почему меня не предупредили об этом! Почему это не было напечатано на билетах?!

— Вы внимательно изучили билеты?!

Кэти яростно захлопнула рот и ушла. Нет, она не изучила билеты внимательно. Она не привыкла к плаваниям! Она плавала всего лишь раз! И она не могла поверить, что опоздала на свой корабль!

— Он в самом деле отчалил? — нерешительно спросила Грейс, когда Кэти вернулась в карету. Нерешительность прозвучала потому, что она слышала, с каким шумом захлопнулась дверь кареты после крика, который только что имел место снаружи.

— Да.

— Солнце взошло только час назад. В какую рань нам надо было приехать сюда?

— Очень рано. Теперь я понимаю, почему тот продавец билетов обмолвился, что мы могли бы подняться на борт в ночь перед отплытием, если для нас это имеет значение. Он не должен был говорить об этом как о простой возможности выбора. Он должен был заявить, что это была единственная возможность.

Вздохнув, Грейс откинулась на спинку сиденья.

— Итак, мы снова едем к билетной кассе?

— И очередная длительная задержка? Нет. Вместо этого я собираюсь разыскать Бойда Андерсона.

— Зачем?

— Чтобы арендовать его корабль.

Грейс засмеялась. Кэти — нет.

Заметив это, служанка спросила:

— Неужели ты не пошутила?

— Нет. В Хаверстоне он буквально умолял меня дать ему шанс загладить вину. И я не говорила, что предъявлю требование воспользоваться его кораблем бесплатно. Я же сказала «арендовать», не так ли?

— Да, но ты не можешь просто арендовать судно и всю его команду по первому требованию.

— Могу, если оно принадлежит ему.

— Держу пари, что он ни на что подобное не согласится, — предсказала Грейс.

Кэти вспомнила выражение лица Бойда, когда он умолял ее позволить ему сделать что-нибудь, что угодно, лишь бы исправить содеянное с ней.

— Я принимаю пари.

Они довольно рано вернулись в Лондон вчера, чтобы забрать одежду, которая была готова и доставлена в ее отель — и чтобы найти новый отель. В прежнем не было ни одной свободной комнаты. Она отправилась в Глостершир так рано утром, что даже не подумала зарезервировать комнату еще на ночь к своему возвращению. Но портье хотя бы сохранил ее багаж и направил ее в другой отель.

Кэти понимала, что ей следовало уделять большее внимание такого рода деталям, если она планировала продолжить свое кругосветное путешествие. Расписания отплытия судов, экипажи, зарезервированные гостиничные номера, — все это она принимала как должное, точнее, все это она просто ещё не привыкла подготавливать заранее. Она со всем справлялась, пока они не покинули Шотландию, но во время того приятного путешествия на их пути не возникло ни одного препятствия. И все это дало ей ошибочную уверенность в том, что и в остальном все пойдет так же гладко. А вместо этого все пошло наперекосяк.

Кэти вздохнула. Она понимала, что позволяла случившемуся в Глостершире повлиять на ее мнение обо всем остальном. Она была расстроена — ну, больше, чем расстроена — но должна была забыть обо всем этом. Эта ужасная раздражительность, сопутствующий ей гнев, обида, — все это было настолько чуждо Кэти. И ей совсем не нравилось, как эти эмоции влияли на нее.

Она не рассказала Грейс ни слова из того краткого разговора, что у нее состоялся с тетей.

О Боже, как права была ее мать! Они действительно были наихудшими из снобов, эти Миллардсы, и это все, о чем она поведала своей служанке. Ей было слишком больно обсуждать это.

Ее еще никогда в жизни не называли таким ужасным словом. Она знала, что оно использовалось для унизительных, гадких оскорблений, что оно не только подразумевало незаконнорожденность, которая в ее случае вообще не имела места. Стало быть, тетя назвала ее ублюдком только для того, чтобы продемонстрировать свое глубочайшее презрение. Тем не менее, это причиняло боль. Это причиняло еще большую боль, поскольку все надежды на то, что у нее всё еще была семья, окончательно рухнули.

Кэти хотела оказаться дальше, как можно дальше от Англии и тех ужасных эмоций, которых она никогда до прибытия в эту страну не испытывала. Ждать другого отплывающего по расписанию корабля? Когда у нее был иной выбор?

Конечно, здесь она опять принимала всё как само собой разумеющееся. Возможно, Грейс права. Бойд может просто рассмеяться над ее предложением арендовать его корабль. Если хорошо подумать, идея действительно казалась смехотворной. Но если он и вправду согласится, она могла бы отплыть завтра утром или даже сегодня вечером. Это была пугающая мысль, но, в то же время, как она только что призналась себе, — захватывающая. Но она будет настаивать, чтобы Бойд не плыл на своем корабле. Это было бы весьма логично. Ведь на самом деле он не был капитаном. Это соглашение было бы гораздо приятнее: «Океанус» в ее распоряжении и его владелец, оставленный далеко позади в Англии.

И только чтобы удостовериться, что позже Грейс не сможет обвинить ее в желании снова увидеться с Бойдом, она остановится у билетной кассы сначала. Если ей удастся купить место на другом корабле, отплывающем завтра или около того, то она навсегда забудет о Бойде Андерсоне.

Глава 26

— Об этом не может быть и речи! — заявил Бойд Кэти.

Они сидели в гостиной его сестры. Джеймс был здесь — стоял, облокотившись на каминную полку, и, к счастью, держал рот на замке. Нервы Бойда и так были натянуты, он не думал, что смог бы вынести одно из его колких замечаний сегодня.

Джорджина тоже присутствовала и сидела рядом с Кэти на диване, разливая чай всем четверым. Она только приподняла бровь в ответ на его резкий тон. Она также старалась в основном не участвовать в разговоре, после того как произошел такой удивительный поворот.

Бойд все никак не мог поверить, что Кэти была здесь, и даже более изумительно, что она спрашивала о нем. Он ворвался в комнату после того, как его разбудили сообщением, что к нему пришли, и кем был этот визитер.

Его одежда сидела на нем криво, так как он натягивал ее очень быстро. Джорджина подошла и, не говоря ни слова, правильно застегнула пуговицы на его рубашке. Он едва это заметил, не в силах оторвать взгляд от Кэти.

Не в первый раз он подумал о том, что может больше ее не увидеть. На этот раз, однако, она улизнула из Хаверстона вчера утром прежде, чем он проснулся, а Рослин сообщила ему, что корабль Кэти отплывает сегодня. И он не смог найти ее по возвращении в Лондон. Он провел остаток дня и большую часть ночи, отчаянно пытаясь найти ее новый отель, но безрезультатно. Вот почему он находился еще в постели так поздно поутру.

А она его нашла. И сразу перешла к цели своего визита. Никакого радушного приема с ее стороны, даже после того, как они провели прекрасный день вместе в Хаверстоне, что дало ему слабую надежду на то, что они могли бы оставить ту несчастную Нортгемптонскую ошибку позади. Конечно, она снова стала непреклонной вечером второго дня. Она, возможно, больше не ругала его, но эта непреклонность ясно напоминала ему, что он не прощен.

— Вы спрашивали о том, чем Вы могли бы помочь мне, — заговорила она, перейдя сразу к сути, пристально глядя своими изумрудными глазами в его глаза. — Так случилось, что мне необходим корабль. Могу ли я нанять Ваш?

— Нанять? — он было расхохотался, но резко прекратил, как если бы внезапно подавился. Наконец он спросил: — Зачем?

— Вообще-то у меня запланировано много путешествий. Я исследую свет, понимаете ли. И я бы предпочла прямо поехать туда, куда я хочу, а не ждать корабля, который отвезет меня туда, и я не успела сесть на свой корабль сегодня утром.

Небольшой румянец появился на ее щеках, когда ей пришлось сознаться, что ее корабль отплыл без нее. Он к этому тоже привык и к тому, как этот цвет делает ее еще привлекательней…

— А других кораблей, которые бы сегодня отплывали, нет?

Он с неверием взглянул на своего зятя и подумал, что стоит ему перерезать глотку за этот вопрос. Эта была великолепная возможность, а Джеймс рисковал ею! Но это было бы не честно. Джеймс всего лишь следовал собственному примеру. Вместо того, чтобы сказать, конечно, берите «Океанус» настолько, насколько Вам необходимо, он спросил, зачем он ей.

Проснись! Она ошеломила тебя! Не испорти все логическими вопросами.

— Очевидно, что недавний шторм в данном районе повредил большое количество судов, — сообщила Кэти Джеймсу.

— Она права, — вставил Бойд. — Один из кораблей нашей компании Скайларк еле добрался до порта в тот шторм. Большая часть груза была утеряна. Он все еще ремонтируется. С таким количеством неисправных кораблей в порту возврат их на море занимает намного больше времени.

Кэти продолжила:

— Я уже и так здесь задержалась из-за шторма на прошлой неделе, иначе я бы отплыла раньше, чем сегодня. Но сейчас, — она стиснула зубы, прежде чем сказать: — Восемь дней! Еще восемь дней, было мне сказано, если только кто-нибудь не откажется от своего места раньше. Но мне сказали, что это вряд ли возможно. Иностранцы, приехавшие на лето, стремятся вернуться домой до наступления холодов.

Без сомнения, она была расстроена задержкой. Это было ясно видно по выражению ее лица и тону. Так она вспомнила о нем и его предложении сделать для нее все, что в его силах? Ясно. Бойд решил воспользоваться этим. Это было благодеянием для него, о котором он и не мечтал.

— Вы можете нанять «Океанус», — объявил он.

— Просто так?

— Да.

Она была удивлена. Джорджина была удивлена. По виду Джеймса никогда нельзя было сказать, что он чувствует, но, по крайней мере, он продолжал просто слушать, не комментируя. Разве Кэти в самом деле предвкушала спор? Но затем она похоронила надежду Бойда.

— Я не хотела бы причинять вам неудобства, — добавила она. — Вам не нужно командовать кораблем. Нет причин вам сопровождать меня.

Бойд не собирался уступать. Когда он сказал ей, что об этом не может быть и речи, он именно это имел в виду. И сейчас они смотрели друг на друга в коротком поединке воли, который продлился намного дольше, чем хотелось бы двум другим участникам. Он видел по глазам Кэти, что она желала настоять, но он знал, какая непреклонность написана на его лице, и поэтому она промолчала.

Джеймс вообще-то помог ему, вероятно без такого намерения, когда сказал:

— Это необычная ситуация. Сомневаюсь, что я бы отправил свой корабль в такое длительное путешествие, независимо от того, командовал бы я им или нет. Но этот янки всегда плавает на своем судне. К тому же только мысль о том, чтобы застрять с ним под одной крышей, когда его судно отправится без него, совсем меня не вдохновляет.

Он делал вид, что шутит, но Джорджина и Бойд знали, что это не так. Джеймс едва терпел визиты своих шуринов. Нечто большее, чем недолгое пребывание, вызывало в нем крайне негативные эмоции.

— Тут все равно нечего обсуждать, — заявил Бойд, заканчивая дискуссию. — Я плыву со своим кораблем.

Кэти вздохнула.

— Очень хорошо. Если так нужно, пусть будет так. Что же до сопровождающих, их у меня мало. Моя служанка и кучер, которого я уже наняла. На вашем судне поместится экипаж? Я закажу его, как только окажусь во Франции и желаю путешествовать с ним на борту.

— Ваша плата за наем — это их зарплата. Моя команда не будет возражать, что бы вы ни решили повезти с собой.

Джорджина задумчиво посмотрела на Кэти.

— Для постройки экипажа требуется время. Вы уверены, что хотите пробыть столько времени во Франции, когда наступают такие холода?

— Я не планировала свое путешествие по погоде, — признала Кэти. — Но я хотела бы иметь собственный экипаж. Я уже устала иметь дело с нанятыми экипажами. Но я не собираюсь оставаться в Англии, пока исполнят мой заказ. Мне сказали, что это займет три недели.

— Или дольше, — усмехнулась Джорджина. — Мой последний заказ выполнили за два месяца.

— Только потому, что ты захотела сделать его похожим на спальню, Джордж, — заметил Джеймс.

— Это неправда! — возмущенно парировала Джорджина.

— Те специальные сиденья, которые ты спроектировала, определенно как матрасы, — возразил он.

— Ох, прекрати, — фыркнула она, послав мужу озорную улыбку. — Какое еще место лучше сделать более комфортабельным, чем то, где ты сидишь долгое время. Если ты помнишь, этот экипаж был сделан специально для наших поездок в Хаверстон. — Затем она повернулась к Кэти. — Но я придумала, как уменьшить ваше время ожидания.

— Неужели?

— Да, моей невестке, Рослин, только что доставили новый экипаж. Я не удивлюсь, если она предложит его вам.

— Я не могу, — сказала Кэти.

— Она будет настаивать, я знаю, что будет, — ответила Джорджина. — Поверьте мне, она постоянно жалуется, что ей не на что потратить деньги. Ей даже не нужен этот экипаж, и все равно она его заказала. И я видела в ту ночь, как она расстроилась, что с вами плохо поступили, после того, как вы помогли Джуди. — Джорджина сердито посмотрела на Бойда, который был в ответе за это огорчение. — Держу пари, она очень обрадуется возможности сделать вам крошечное одолжение.

— Я в самом деле не могу. Семья Джудит ничего мне не должна за помощь. — Кэти посмотрела на Бойда так же, как прежде его сестра. — Вы — другое дело.

— Я знаю, — перебил он ее. — Поверьте мне, Кэти, я бы не предоставил в ваше распоряжение свое судно, если бы я не хотел выбраться из ямы, которую себе вырыл.

— По крайней мере, дайте мне узнать, что думает по этому поводу Рослин, — предложила Джорджина. — Если я права, экипаж доставят на «Океанус» сегодня же. Тогда Вы сможете отложить поездку во Францию, и отправиться куда-нибудь в теплые страны — если только вы не любите холода.

Кэти улыбнулась.

— Я не возражаю против холодов, но я никогда по-настоящему не задумывалась о сложностях, возникающих при путешествиях в такую погоду. Однако, я буду настаивать на возмещении затрат на экипаж Рослин, если она согласится.

— Я согласен с любым вашим маршрутом, Кэти, — добавил Бойд. — Но в предложении Джорджины есть резоны. Вы получите больше удовольствия от посещения стран Европы в весеннее или летнее время. И есть большой выбор стран потеплее для зимнего времени года. Потом мы сможем вернуться обратно в следующем году.

— Вы совершенно правы. Нет причин не посетить сначала страны с мягким и теплым климатом, а вернутся на север позже.

— Как долго вы планируете путешествовать, Кэти? — полюбопытствовал Джеймс.

— Столько, сколько необходимо, чтобы увидеть мир.

Такое поразительное утверждение, но, черт возьми, как приятно оно прозвучало для Бойда. Эта ее поездка продлится годы. И он будет либо в восхитительном раю, либо она доведет его до сумасшествия.

Глава 27

— Ну что, вырыл себе такую яму, из которой не вылезти?

Бойд только вернулся с пристани, где он провел большую часть дня с капитаном своего корабля, Тайрусом Рейнолдсом, готовя «Океанус» к завтрашнему отплытию.

Это замечание было произнесено Джеймсом, вероятно, потому что Бойд выглядел несколько подавленным. То, о чем думал Бойд, были даже не сомнения — это были ужасные мысли, вперемешку с откровенно сумасшедшими. Однако то, что дар небес ускользнул от него — как бы невероятно это ни было — ему даже в голову не пришло. Проблема заключалась в том, что Кэти Тайлер ни капельки не походила на других женщин ее возраста, поэтому он совершенно не знал, как приблизиться к ней. Вместо того чтобы думать о замужестве и создании собственной семьи, она колесила по миру. Вместо того чтобы выйти замуж, она утверждала, что уже состояла в браке, таким образом вынуждая мужчин держаться от нее подальше. Проклятие, в ее возрасте она уже должна была быть замужем, но не была, и казалось, брак вообще не входил в ее планы на будущее.

Если бы Бойд не был так расстроен, то никогда не вошел бы в комнату, в которой находились только Джеймс и Энтони Мэлори. Он не был уверен, сможет ли вытерпеть какое-либо из уничижительных замечаний Джеймса, не говоря уже о тех, что, скорее всего, добавит Энтони. Два брата могли с легкостью вцепиться друг другу в горло на словах и получить от этого удовольствие — если только общего врага не было поблизости. Тогда они объединяли усилия. Николас Иден, женившийся на их любимой племяннице, зачастую был одной из их мишеней. Равно как и все Андерсоны, кроме Джорджины.

Но Бойду необходимо было с кем-то обсудить свою проблему. А ни одного из его братьев не было в Англии в настоящее время, поэтому он не мог поговорить с ними. Также это была и не та тема, которую он мог спокойно обсудить со своей сестрой. Но эти двое — когда-то двое самых отъявленных повес Лондона — пожалуй, если кто-нибудь его поймет, так это они. Братья Мэлори, наверное, уложили в постель больше женщин, чем многие мужчины могли даже мечтать.

Вот почему Бойд опустился на стоявший неподалеку диван и сказал:

— Вы не можете себе даже представить, насколько большую яму. Я чуть не обезумел от желания во время последнего плавания с ней на борту.

Энтони уже слышал о «договоре об аренде» Бойда с Кэти и сухо заметил:

— И теперь ты снова поплывешь на одном корабле с ней? Умный ход.

— Довольно импульсивный даже для янки, — добавил Джеймс.

— А какой у меня выбор? Я не только в долгу перед ней за ту ошибку, что совершил в Нортгемптоне. Я хочу ее.

— Это, милый мальчик, донельзя очевидно, — сказал Джеймс. — Ты ведешь себя, как полный болван, когда она рядом.

Бойд вздрогнул, его защитные рефлексы обострились.

— Ты думаешь, я не осознаю этого? Ты думаешь, я не справился бы с этим, если бы мог? Вот почему сначала я так ошибся. Я не мог доверять своим собственным инстинктам в отношении ее невинности, когда мог думать только о том, как уложить ее в постель.

— Говорит, как влюбленный мужчина, не правда ли? — спросил Энтони у брата.

— Нет, я бы сказал, как сгорающий от страсти, — возразил Джеймс.

— Ты действительно влюблен в нее? — настаивал Энтони.

Бойд был готов рвать на себе волосы.

— Откуда, черт возьми, я знаю? Сильнейшее желание, которое я испытываю, когда нахожусь рядом с ней, не оставляет места для раздумий относительно каких-либо других чувств.

— Тогда каковы твои дальнейшие намерения? — продолжал допрашивать Энтони, слегка нахмурившись. — Не думаю, что мне понравится, если я узнаю, что ты обидел ее, или кто-либо другой, если уж на то пошло. Она замечательная девушка.

— Согласен, — сказал Джеймс. — В ней многое достойно восхищения. Немногие бы сделали то, что она сделала, чтобы спасти Джудит. Большинство людей, женщин особенно, прошли бы мимо или всего лишь позвали на помощь, и тогда слова двух взрослых были бы против слов ребенка, и вам прекрасно известно, кому бы поверили.

— И они плохо обращались с моей малышкой, — сказал Энтони, вновь закипая от гнева при мысли об этом. — Ублюдки даже не кормили ее! Но Кэти Тайлер увидела ребенка, привязанного, на полу, и не оставила его в беде. Она вызволила Джудит оттуда, ни секунды не раздумывая.

— Я думаю, мой брат хочет предупредить, чтобы ты не позволял своему желанию погубить девчонку. Мисс Тайлер, может, и путешествует по миру, но она не показалась мне слишком уж опытной, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Бойд вздохнул.

— Вы оба меня не поняли. Я всерьез подумывал над тем, чтобы угомониться, включая женитьбу.

— По возвращении в Коннектикут, я надеюсь? — поспешно заметил Джеймс.

Бойд фыркнул.

— Когда вся моя семья проводит больше времени здесь? Нет, я размышлял над тем, чтобы взять на себя управление офисом «Скайларк» в Лондоне на постоянной основе.

Джеймс застонал. Энтони усмехнулся. Бойд проигнорировал это представление и продолжил:

— Поэтому мне мог бы пригодиться совет относительно того, как завоевать расположение девушки.

Энтони оглянулся назад, потом посмотрел на Джеймса, а затем воскликнул:

— Ты спрашиваешь нас?

На сей раз Джеймс издал смешок и сказал брату:

— Подумай, милый мальчик, кто лучше, чем мы, даст ему подобный совет? И она не одна из наших, чтобы мы имели основания для возражений, поскольку не хотим больше Андерсонов в семье. Возможно, он даже станет хорошим мужем. Уоррен стал, а кто в здравом уме мог предположить это?

Энтони пожал плечами.

— Ну, если ты готов пойти на это, старик, полагаю, что я тоже могу принять участие.

А Бойду он сказал:

— Давай начнем с азов, ладно? Она когда-нибудь давала понять, что ты ей хотя бы нравишься? Я видел только, как она убегает в противоположную от тебя сторону.

— Она сильно краснеет в моем присутствии, — ответил Бойд. — Я привык думать, что это хороший знак в отношениях с девушкой, но теперь я не так уверен.

Энтони рассмеялся.

— Это вовсе не знак. Может быть, ты просто смущаешь ее тем необузданным желанием, в котором признался.

— Сдай назад, щенок, и помоги мальчику, — наставлял Джеймс.

— Но разве все не очевидно? — возразил Энтони. — Ему необходимо прибегнуть к обольщению.

— Просто мои мысли, — согласился Джеймс.

— Это звучит коварно, — заметил Бойд.

— Что ж, может быть, ты и привык к прямому подходу к женщинам, но неужели ты действительно думаешь, что это сработает с Кэти, когда уже столько всего говорит не в твою пользу? — осведомился Энтони.

— Тебе нужно сыграть на ее эмоциях, милый мальчик. Застигни ее врасплох, — добавил Джеймс.

Энтони налетел на брата.

— Так действуешь ты, старик. Я предпочитаю обаяние. Всегда срабатывает, знаешь ли.

— Я не верю, что варвары способны хоть на что-то из этого, — вставил Джеймс.

— И кто теперь не в состоянии помочь? — съязвил Энтони.

Джеймс вздохнул.

— Ты прав. Привычка, знаете ли. — Затем он обратился к Бойду. — Извини, янки.

Бойд слегка усмехнулся.

— Я уже привык.

— Тогда перейдем к деталям, — объявил Джеймс. — Как только ты убедишься, что мисс Тайлер испытывает к тебе какие-то чувства, кроме жажды убийства, то продвинешься вперед к постепенному сведению на нет ее барьеров, а в отношении тебя у нее их, скорее всего, много. Поэтому не торопи события. Помни о деликатности.

— И зрительный контакт, — добавил Энтони. — Удивительно, чего можно добиться при помощи глаз. Запомни, они — твой главный способ самовыражения. Множество вещей, который слова иной раз могут испортить, можно сказать чувственным взглядом.

— Но держи глаза над водой, если ты понимаешь, что я имею в виду, — вставил Джеймс. — Женщине не нравится, если она замечает, что ты пялишься на ее грудь. Это почему-то их оскорбляет.

— Никогда сам этого не понимал, но он действительно прав, — заметил Энтони.

Бойд начинал задаваться вопросом, не записать ли ему все это, когда Джеймс заявил:

— Давай устроим наглядную демонстрацию, парень.

— Чего?

— Того, что ты способен донести до женщины взглядом. И помни, делай это деликатно.

Было очевидно, что Бойд почувствовал себя неуютно от этого предложения, но воспользовался возможностью испытать себя — и оба Мэлори взорвались от смеха. Громоподобного смеха, услышав который, он почувствовал себя так, словно являлся главной мишенью шуток. Бойд начал подниматься, чтобы уйти до того, как его взрывной характер даст о себе знать. Прежде чем попросить у них помощи, ему следовало подумать лучше.

Но Джеймс опередил его, сказав:

— Покажи ему, как это делается, Тони.

— Он не в моем вкусе, — ответил Энтони. После чего получил один из суровых взглядов брата, поэтому поспешно добавил: — О, ну хорошо.

Подготовка заняла у Энтони несколько секунд, а потом Бойд познал полную силу удара, что испытывали лондонские леди, когда он нацеливался на них. Легко было понять, почему именно эта черта Мэлори считалась легендарной в мире обольщения. Слово обаяние даже близко не подходило к описанию такого взгляда.

Убедившись теперь, что они не просто смеялись над ним, Бойд торопливо проворчал:

— У него примечательные глаза, для начала. Неудивительно, что у него получается.

— Да, это так, — согласился Джеймс. — Но это не означает, что остальные из нас — безнадежный случай. А теперь еще раз попробуй сам, парень, и на этот раз представь, что мисс Тайлер стоит перед тобой.

Это было довольно легко сделать, поскольку она никогда не была далека от мыслей Бойда. Итак, он вызвал образ Кэти Тайлер в памяти: ее прекрасные изумрудные глаза, ямочки, намекавшие на улыбку, которой в действительности там не было, кожу, сиявшую так, словно на ощупь она была шелковой, ее пухлые, сладкие губы, длинную, черную косу, которую он хотел собственноручно заправить ей за пояс, роскошные изгибы ее тела…

— Бог мой, — произнес Джеймс, отгоняя образ Кэти из мыслей Бойда. — Забудь о том, чтобы очаровать ее, пока не справишься с этой похотью. Такими взглядами, как этот, ты определенно утопишь свой корабль в искрах пламени.

Энтони хмыкнул.

— Что я могу сказать? Некоторым из нас это дано, а некоторым нет. — Он самодовольно ухмылялся Джеймсу, когда говорил это, отчего белокурый Мэлори фыркнул. И тогда Энтони посоветовал Бойду: — Все дело в практике, янки. Воспользуйся зеркалом, если понадобится. Оно должно помочь. Сражение будет выиграно, если ты сможешь заставить леди всю трепетать от желания, прежде чем даже коснешься ее.

— Тогда вернемся к основной стратегии, — задумчиво произнес Джеймс. — Если ты действительно планируешь угомониться и даже жениться, дай ей знать, что ты не противишься этой идее. Но во что бы ни стало, будь деликатен в этом. Не срази ее этой вашей прямотой, типичной для Новой Англии. Дай ей время понять, что ты способен на большее, чем импульсивные решения.

— Она сама из Новой Англии, — напомнил им Бойд. — Вы что, не заметили, как она сразу берет быка за рога?

Джеймс усмехнулся.

— Признайся, ты был воистину потрясен, когда она попросила об аренде твоего корабля?

— Вы когда-нибудь слышали что-нибудь более нелепое? Я даже не могу представить, что навело ее на такую мысль, как аренда корабля. Небольшое судно, да, это я могу понять. Но полностью экипированный трехмачтовый корабль!

— Лично я нахожу ход ее мыслей вполне разумным, — заявил Джеймс. — Ты не поймешь, прожив всю свою жизнь в семье, владеющей судоходной компанией. Для тебя, корабли — это бизнес, источник дохода, но не у всех такое мнение. Например, я содержал корабль просто ради удовольствия.

— И пиратства, — вставил Бойд.

Золотистая бровь Джеймса взметнулась вверх.

— Мы действительно собираемся обсуждать это снова?

Бойд слегка покраснел.

— Нет. Извини.

Джеймс проигнорировал это высказывание.

— Я имел в виду, что за работу своей команды, за ремонт судна, за все, что имело отношению к моему кораблю, — я платил из собственного кармана. Я не занимался поставкой грузов и не перевозил пассажиров, чтобы покрыть расходы. А здесь речь идет о молодой девушке, у которой есть средства и желание путешествовать по миру. Она уже привыкла арендовать транспортные средства, но решила продвинуться дальше, захотев собственный экипаж. Я не удивлюсь, если она подумывает и о покупке корабля; у нее просто не хватит терпенья дожидаться постройки нового. А это не одно и то же. Редко найдешь надежное судно в продаже, когда оно тебе требуется. Выбор велик, когда тебе не нужно, но когда ты на самом деле хочешь приобрести корабль… ну, вы понимаете.

— Недостаток терпения у нее довольно заметен, — добавил Энтони. — Иначе она бы не обратилась к тебе с просьбой об аренде твоего корабля вместо того, чтобы просто подождать дней восемь. Ведь ей не надо успеть куда-то к определенному времени.

— Это были бы еще восемь дней ожидания сверх того времени, что она уже провела здесь, ведь сегодня утром она опоздала на корабль, — напомнил им Бойд.

— Верно. Забудь об этом, — сказал Энтони. — Но все-таки, почему она так торопится? Она объяснила?

— Я и не спрашивал, — ответил Бойд.

— Знаешь, — начал Джеймс, — а ведь я могу продать ей корабль, который недавно приобрел. Я купил его лишь из-за прихоти на тот случай, если Джордж снова взбредет в голову посетить ваш старый родной город, а это, скорее всего, не случится до следующего лета. Он пригодился в погоне за твоим братом и освобождении его новоявленного тестя из той пиратской тюрьмы в Карибском море, но теперь у меня в распоряжении вся зима, чтобы подготовить к плаванию другой корабль на тот случай, если он мне понадобится.

— Не делай этого, — запротестовал Бойд. — Даже не упоминай об этом Кэти. Это единственный шанс для меня искупить вину. В отношении женщины, от которой я не хочу избавляться, я не мог бы просить о лучшем благе, чем совершить вместе с ней кругосветное путешествие.

— При условии, что она перестанет злиться на тебя.

Бойд резко выпрямился.

— «Океанус» — это мое предложение о перемирии. Она подразумевала…

— Никогда не руководствуйся тем, что женщина лишь подразумевает, янки, — перебил Энтони, при этом фыркнув от смеха. — Особенно в отношении той, которую ты недавно привел в ярость.

— Это вовсе не смешно, — проворчал Бойд, свирепо сверкнув глазами.

— Ладно, не будем отклоняться от темы, — заметил Энтони, пожав плечами. — Но, если бы я был на твоем месте, то, прежде чем отдать концы, я бы без каких-либо недомолвок выяснил, удовлетворяет ли вас обоих возможность пришвартовать твой корабль в ее гавани. Нет никакого смысла даже в попытке соблазнить девчонку, если она испытывает к тебе отвращение.

Глава 28

Они уже четвертый день в море, а Кэти еще ни разу не видела Бойда, с тех пор, как они отплыли по Темзе и вошли в Ла Манш. И их разговор наутро перед отплытием был кратким. Они еда успели обговорить их непосредственное место назначения, потом он сообщил ей, что ему нужно сообщить об этом в свой офис Скайларк, прежде чем они снимутся с якоря.

— Я предлагаю Карибские острова, — сообщил он ей. — Мне знаком данный регион, так как там проходят постоянные торговые маршруты Скайларк. Теплая вода, погода всегда приятная, нетронутые пляжи. Там практически всегда лето.

Она не намеревалась быть грубой только чтобы нагрубить, однако именно сейчас настал такой момент, после того как этот мужчина игнорировал ее уже четыре дня.

Она такого не ожидала, как и того, насколько это ее разозлит. Возможно потому, что она намеревалась игнорировать его, а его даже не было рядом, чтобы это заметить!

Но тем утром она сказала:

— Я не хочу снова находиться долгие недели в море, по крайней мере, не так скоро. Я бы предпочла остаться где-нибудь в этой части света, раз уж мы здесь. Так что давайте просто плыть на юг, хорошо?

— Куда?

— Вы мореплаватель, вы определенно должны знать больше меня о мире. Вы говорили, что выбор велик. Я хотела бы услышать варианты.

Он думал только пару мгновений.

— Как насчет Средиземного моря? Это большое водное пространство, в состав которого входят несколько морей. Там есть выход в страны Европы с северной стороны моря, в Испанию, Италию, Грецию, даже на южный берег Франции и многочисленные острова вокруг них, где все еще стоит вполне теплая погода. В действительности в этом регионе большую часть года царит весна. И потом, на южной стороне Средиземного моря находится Африка, а на востоке…

— Африка мне кажется интересной.

— Хорошо, но это не та страна, путешествовать по которой вы захотели бы.

— Почему нет?

— Потому что в основном это пустыня. К тому же, мы сможем сделать остановку в одном из ее открытых портов, как только мы пересечем Дикое Побережье, чтобы вы смогли составить свое представление об этой стране. Тогда и решайте, хотите ли вы увидеть больше.

— Дикое побережье? — Она еще никогда не слышала такого названия. — Почему нам нельзя там оставаться?

— Там в основном базы пиратов и…

— Подождите минутку. Пираты?

Он слегка нахмурился, но затем пожал плечами и сказал безразлично:

— Пираты — это печальная реальность во многих частях света, но они особенно активны в теплых водах. Вы, конечно, знали об этом, прежде чем пуститься в это путешествие?

Она просто недоверчиво глядела на него. Она ничего подобного не знала и не находила, что сказать в данный момент. Ее наставник также ничего не знал об этом или просто считал это неподходящим упоминанием для ребенка.

Бойд продолжил восполнять ее пробелы по истории, хотела она того или нет.

— Карибские острова, Средиземное море, Азия, можно продолжить список — пираты промышляли там веками. Но «Океанус» может состязаться с ними по оснащению. Это быстрый и хорошо вооруженный корабль. Судоходная компания «Скайларк» достаточно много сталкивалась с пиратами, чтобы сделать обязательным оснащение своих кораблей пушками. Так что по воде безопаснее путешествовать, чем по суше, по крайней мере, на корабле «Скайларк». На суше превалируют, как вы знаете грабители с большой дороги.

— Нет, я не знала. В действительности, у меня не было никакого понятия об этом.

— Я упомянул эти факты не для того, чтобы заставить вас нервничать, — заверил он ее. — Вы действительно можете путешествовать по миру и даже не заметить ни одного пиратского судна. И у «Скайларк» есть несколько торговых путей в Средиземном море, где действуют торговые соглашения. Так что каперы этих стран имеют договоренность со своими правительствами, они в основном не будут обращать на нас внимания. Только пираты Дикого Побережья увидят в нас свою законную добычу, но, как я уже сказал, мы обойдем стороной их территорию. Тайрус хорошо знает эти воды.

— Это в самом деле безопасно?

— Я не буду лгать вам, Кэти. Ничто не может быть безопасным на все сто процентов. Но я не ожидаю никаких проблем, в противном случае, я не предложил бы вам это место. Корабли «Скайларк» регулярно проходят там, так же, как и другие торговые суда, проходящие там тысячу лет. Но, что касается путешествия по суше, — я так подозреваю, вы имели в виду, когда сказали, что путешествуете, чтобы увидеть мир, что вы хотели бы увидеть как можно больше мира с его различиями, культурами и прелестями за разумный период времени. Чтобы увидеть весь мир, нужно потратить всю жизнь. Это не то, чего бы вы хотели, не так ли?

Он выглядел настолько потрясенным, когда эта мысль пришла ему в голову, что она едва удержалась, чтобы не рассмеяться.

— Нет, вы совершенно правы, — сказала она, чтобы успокоить его. — Мне достаточно маленькой особенности каждого региона.

Теперь, когда они договорились о месте следования, она направилась в свою каюту. Он ее остановил.

— Кэти, я прощен?

− Вы позволили мне заплатить за пользование вашим кораблем. Но сделает ли это мое путешествие более увлекательным, надо еще посмотреть. Спросите меня об этом через месяц.

— Кэти…

— Я считаю, что лучше больше не упоминать об этом. Так что я говорю это в последний раз. Вы хотели возможности все исправить. Я вам эту возможность предоставила. Это колоссальная уступка с вашей стороны. Я сознаю это. Но пока что вы спасли меня от необходимости оставаться восемь — теперь уже семь — дней в Лондоне. Задержка бы меня раздражала, но я бы нашла способ скрасить эти дни. Это несоизмеримо с одним днем под арестом…

— Но я этого не делал!

— …за который вы несете ответственность не напрямую, грубое обращение, отчаяние, гнев… — она продолжала, как будто он ее и не перебивал. — Как я уже говорила, спросите меня через месяц, после того как я увижу немного больше мира с вашей помощью.

Вероятно, поэтому она не видела его со дня отплытия. Она несколько жестко ответила ему. Несколько? Нет, она даже переборщила. Теперь он мог пожалеть о своем великодушном предложении, и она не могла его за это винить. Конечно, было достаточно его содействия. Это было больше того, что она ожидала. Разве она не думала о покупке собственного корабля? А теперь он у нее был, без ожидания и больших затрат. Ей и так бы пришлось заплатить капитану и его команде.

Также, благодаря Рослин Мэлори, у нее был теперь собственный экипаж, и к тому же такой роскошный. У нее был и кучер. Джон Тобби, крепкий мужчина лет тридцати пяти. Он утверждал, что хорошо стреляет, а также хорош в кулачном бою. С таким крупным телосложением, он мог выглядеть довольно устрашающе, если было необходимо. Что, несомненно, будет необходимо, так как он согласился стать ее телохранителем, а не только кучером. Она договорилась об этом прежде, чем нанять его. И было так просто нанять его. То, что она возьмет его с собой в кругосветное путешествие, было скорее стимулом, а не сдерживающим фактором. Она не была одинока в своем желании посмотреть мир. К сожалению, Джон не останется с ней надолго. Он никогда раньше не плавал, и он был не единственным, кого они не видели с начала плавания. Бедняга испытывал ужасный приступ морской болезни еще до того, как они достигли Ла-Манша. Из-за чего Грейс очень переживала. Служанка наслаждалась дружеским флиртом с Джоном, который резко прекратился, когда он заперся в своей каюте. Она тоже осознавала, что он, вероятно, покинет их, как только они доберутся до порта. Особенно теперь, когда он понял, что им придется еще много плыть.

Кэти вздыхала про себя. Она одна стояла у поручней с подзорной трубой в руке. Они прошли Гибралтарский пролив рано утром. Капитан Рейнольдс отдал ей эту подзорную трубу в первый же день плавания, заверив, что он будет держать корабль так близко к береговой линии тех стран, мимо которых он будет проплывать, насколько позволят рифы, чтобы она могла посмотреть на них. Они быстро шли, ветер был попутным. Погода уже становилась заметно теплее, достаточно, чтобы ей не нужно было укутываться, чтобы стоять часами у поручней, как она делала каждый день.

Было хорошим поступком передать ей подзорную трубу, но после первого дня это не казалось таким уж захватывающим. Пейзаж стал выглядеть одинаковым: каменистый берег, пляжи и много, много деревьев, которые, по крайней мере, выглядели интересными, пока они плыли вдоль северной части Франции, как в Англии, цвели осенними оттенками, а дальше на юг все еще зеленели. Только рыбацкие деревушки скрашивали однообразие да время от времени виднеющийся береговой город, который она не могла толком разглядеть в подзорную трубу.

Творческая жилка Кэти вскоре дала о себе знать, и теперь ей виделись через подзорную трубу вещи, которых в реальности не было. Она снова видела гостиную Миллардсов. В этот раз пожилая леди с добрым лицом сидела рядом с ней на диване, бабушка, которую ей встретить не довелось. Она держала Кэти за руку и рассказывала истории о детстве ее матери. И ее тетя Летиция сидела с другой стороны, улыбаясь, смеясь, совсем не похожая на ту женщину, которую она повстречала. Она глубоко извинялась за свой прошлый отвратительный прием, объясняя, что она подумала, что кто-то играл с ней злую шутку, и она не поверила, что Кэти действительно та, за кого себя выдает.

Эта встреча пошла настолько по-другому, что у Кэти на глаза навернулись слезы. И хотя все это было лишь ее воображением, оно наполнило ее такими глубокими чувствами, потому что это было тем, чего она хотела: чтобы единственная семья, которая у нее осталась, стала ей настоящей семьей, любящей семьей. И потому что этого не произойдет теперь, она плакала, пока не заснула той ночью, и больше не позволяла себе грезить о Миллардсах.

Часто она видела Бойда, когда смотрела в подзорную трубу. Она даже придумала идеальную причину, почему он не показывался все первые четыре дня. Конечно, это не была морская болезнь, от которой страдал ее кучер, хотя это было первым, о чем она подумала. Но ведь Бойд был судовладельцем. Он бы не плыл на своем судне сейчас, если бы был подвержен этой болезни, верно? Нет, в ее представлении он страдал от чего-то простого, например простуды, которая всего за ночь стала такой сильной, что сейчас у него была столь высокая температура, что он даже бредил. И корабельный доктор, кажется его имя Филипс, не мог с ним сидеть день и ночь, так что ее попросили разделить эту обязанность.

Холодные компрессы, обтирания теплой губкой. Она позволяла себе фамильярность, которую она могла позволить только в одной из своих рискованных фантазий. И конечно же, она была там, когда он наконец пришел в себя, чудесным образом без липкой кожи и потных волос, совершенно здоровый и глядящий на нее своими бархатными карими глазами.

Он протянул руку к ее щеке. Она не пошевелилась, чтобы оказаться вне его досягаемости.

— Я вам обязан своей жизнью?

— Нет, возможно, в некотором роде.

Она улыбнулась. И будь ее воля, он бы сделал то же самое, но она так редко видела, как он улыбается. Он был всегда крайне серьезным возле нее, так полон чувств, которые не были, которые точно не были веселыми. Она не могла представить его улыбающимся, действительно. Но ей это и не нужно было. В своей фантазии ей было достаточно того, что она знала, что он хотел бы улыбнуться.

− Тогда позвольте мне выразить свою благодарность.

Она затаила дыхание, когда он притянул ее вниз для нежного поцелуя, но их губы пока не соприкоснулись. Теперь, когда она наклонилась, ему было просто перенести ее через себя на другую сторону кровати. Сейчас она лежала рядом, и он склонялся к ней и, черт возьми, он даже улыбнулся, хотя теперь это была улыбка, полная озорства. И это было прекрасно. Он собирался поцеловать ее. Она ожидала этого, затаив дыхания. Она уже ощущала тот трепет, который только он вызывал в ней.

Это было ярко, когда это случилось. Слишком ярко, как будто это происходило на самом деле. Предвкушение. Вот что это было для нее, потому что ее еще никогда не целовали, так что у нее не было возможности найти что-то похожее в памяти, чтобы повторить или дать понять, что она должна ощущать, просто желанные предположения того, что бы она почувствовала, поцелуй ее Бойд по-настоящему. Но даже одно это так волновало ее чувства…

— Вы присоединитесь к нам за обедом, мисс Тайлер? Мы должны обсудить наш первый порт, теперь, когда мы достигли Средиземного моря.

Обычно она могла выйти из грез, когда действительность звала. Потребовалось несколько долгих минут и глубокий вздох, прежде чем она достаточно успокоилась, чтобы посмотреть на Тайруса Рейнольдса, который подошел к поручням рядом с ней. Она привыкла к грохочущему голосу капитана достаточно, чтобы не пугаться. Мужчина средних лет с серыми глазами и темными волосами, густыми бровями и бородой, он был немного ниже ее.

— К нам?

— Да. Бойд сказал, что приглашение распространяется на вас.

— Он все еще с нами? Я начала сомневаться в этом.

Ее едкий ответ вызвал слабую улыбку на его губах.

— Тогда в двенадцать, в моей каюте?

— Безусловно.

Он вернулся на ют. Она снова стала смотреть в подзорную трубу. Она ожидала такого сорта приглашения давно. Она и другие пассажиры на пути из Америки в основном принимали пищу в каюте капитана «Океануса». Это было общепринятая вежливость, так как капитанская каюта была самой просторной на корабле. Но в этом путешествии ее пригласили только сейчас, что показалось ей достаточно странным теперь, когда она об этом задумалась.

Глава 29

Каюта была в точности такой, как Кэти её запомнила: удобной, устланной коврами, с обитыми плюшем сидениями, без чопорной новизны. Это была комната, созданная как для работы, так и для отдыха. За длинным обеденным столом можно было усадить десятерых — время от времени «Океанус» перевозил пассажиров с небольшим грузом. В углу была маленькая секция для музыкальных представлений с тремя стульями, арфой, и стеклянной витриной, в которой хранились музыкальные инструменты. Сам капитан играл на арфе. Один из его офицеров умело обращался с цитрой. В прошлый раз, когда они пересекали Атлантику, у одного из пассажиров был роскошный голос, и он присоединялся к ним в большинстве вечеров, обеспечивая превосходное развлечение.

Кэти и прежде задавалась вопросом, почему Бойд не занял эту каюту сам. Будучи владельцем судна, он без сомнения имел на это право. Хотя, конечно, она не имела понятия, на что была похожа каюта, которую он занимал. Она могла быть такой же большой, как и эта, или даже больше.

Ее собственная каюта на сей раз была приличного размера. Она почти не натыкалась на вещи, если двигалась осторожно, а в прежней и осторожность не помогала. Места было достаточно, чтобы разместить кровать, платяной шкаф, бюро, маленький стол с четырьмя стульями и вешалки для одежды. Был даже книжный шкаф, полный книг, чему она была рада. Она предположила, что эта каюта предназначалась для особых пассажиров, которых, видимо, хватало с лихвой.

В каюту Тайруса она вошла, будучи в благодушном настроении, но тут же напряглась, увидев сидящего рядом с капитаном Бойда. Мужчины были одеты в камзолы, но это была единственная дань формальности.

Американцы могли одеваться безупречно, но зачастую не утруждали себя вычурными шейными платками и кружевными манжетами, как это делала английская знать. Однако у нее было чувство, что Бойд будет выглядеть великолепно, независимо от того, во что одет, просто потому что она считала его привлекательным. Эти отливающие золотом волосы, чуть темнее брови вразлет, еще более темные карие глаза, которые могли быть настолько выразительными, что поднимали ее чувства к неизведанным высотам, и, о мой Бог, его рот, тонкая верхняя губа и полная податливая нижняя — слишком часто в тот первый рейс она ловила себя на том, что смотрит на них. Ее влечение к нему должно было несколько ослабеть после того, что он сделал, но оно все еще было таким же сильным.

Если бы у нее не было так много планов, она могла бы подумать и о других вещах. Если бы замужество было частью её планов, то она могла бы не бороться с чувствами, которые этот человек вызывал в ней. Она могла бы наслаждаться легким флиртом с тем или иным джентльменом, ни к одному из которых она не относилась серьезно, чтобы добавить своим путешествиям перчинки. Но не с Бойдом Андерсоном. С самого начала она ощутила, что флирт с ним испепелит ее. В этом у нее не сомневалась.

Напряженность, которую она чувствовала сейчас, находясь рядом с Бойдом, ее раздражала. И ее раздражало, что он до сих пор почти не попадался ей на глаза. Она должна была быть благодарна, что он собирался держать дистанцию, но тот факт, что её игнорировали, действовал угнетающе. Она не ожидала, что на неё не будут обращать внимания.

При ее появлении мужчины встали. Тайрус выдвинул стул, чтобы усадить ее. Человек с камбуза прислуживал им за столом и даже был для проформы одет в жилет. Он предложил ей салфетку, затем салат, затем покинул комнату, чтобы возвратиться на камбуз за следующим блюдом.

Прежде чем взять вилку, Кэти глянула на Бойда. Он не отрывал от неё взгляда с тех пор, как она вошла, но, по крайней мере, он сохранял свой взгляд достаточно безразличным, чтобы не смущать её.

— Ты выглядишь слегка изможденным, — сказала она ему. — Ты был болен?

Кэти тут же прикусила язык. Очевидно, она все еще держала в уме ту фантазию. Но надо же было показать интерес?

— Нет!

Он сказал это слишком быстро и слишком резко. Кэти слегка приподняла бровь, услышав такую реакцию, но подумала, что он просто мог быть также напряжен, как и она, и постаралась приложить все усилия, чтобы казаться беззаботной. Должен же быть беззаботным хоть один из них?

— Наверное, мне показалось — сказала она. — Теперь на твоих щеках вполне достаточно цвета. Должно быть, здесь просто мало света.

Тайрус откашлялся и попытался перевести разговор на нейтральную тему.

— Вы будете вино за обедом, мисс Тайлер, или прежде дождетесь ужина?

— Я приглашена сегодня вечером на ужин?

— Конечно. Считайте это приглашением на все время путешествия.

Она улыбнулась соглашаясь. Вероятно, она только что получила шанс обрести «морские ноги», кажется так это, как она слышала, называлось. Ужины с капитаном были единственным реальным шансом присоединиться к обществу в море.

Показался другой член команды, не с камбуза. Он наклонился, чтобы кое-что шепнуть Тайрусу, который тут же поднялся.

— Я нужен на палубе, — извинился он. — Я ненадолго отлучусь.

Уходя, капитан казался смущенным. Бойд тоже это заметил и произнес:

— Она взрослая женщина, Тайрус. Она не нуждается в компаньонке.

— Она — незамужняя женщина, — возразил Тайрус. — И осмелюсь предположить, что ей действительно нужна компаньонка.

Бойд просто пожал в ответ плечами.

— Тогда поторопитесь обратно, во что бы то ни стало.

Тот факт, что её обсуждали так, будто её здесь не было, должен был бы заставить её щеки окраситься румянцем, однако это не заставило ее покраснеть. Теперь она была наедине с Бойдом, и выражение его глаз больше не было безразличным. В тот момент, когда за спиной капитана закрылась дверь, Бойд взглянул на нее так, как будто она была лакомым кусочком.

— Прекрати это, — выпалила она.

— Прекратить что?

— Так смотреть на меня. Это чрезвычайно в…

Он перебил её, неожиданно выпалив:

— Выходи за меня, Кэти. Тайрус юридически уполномочен проводить церемонию в море. Сегодня вечером мы можем разделить постель.

Она задержала свое дыхание от такой откровенности. Он, должно быть, шутил. Не было никакого другого объяснения такому, даже для него, непродуманному и импульсивному предложению руки и сердца.

— Теперь ты к прочим ранам добавляешь оскорбление?

Он выглядел так, как будто ему хотелось биться головой о стол.

— Я совершенно серьезен. Избавь меня от этих страданий.

Кэти была достаточно сердита, чтобы сказать:

— Страдание тебе к лицу.

В следующие томительные мгновения, пока она пристально смотрела на него, его настроение скатилось до нуля — он понял, что только что вышел за рамки приличий. Его предложение прозвучало вульгарно и несвоевременно, учитывая все предыдущие события, но для него делить постель означало то же, что и любить.

Наконец он вздохнул:

— Прости. Это было нелепо. Поверь мне, я не сделал…

— Вот и я, — возвращаясь, сказал капитан. — Много времени это не отняло.

Кэти удалось улыбнуться вошедшему мужчине. Ей хотелось бы услышать остальную часть объяснения Бойда, но, вероятно, было лучше, что она не услышала.

— Действительно, — ответила она капитану.

Главные блюда прибыли следом за Тайрусом. В то время как они подавались, он упомянул несколько интересных испанских портов, куда они могли бы зайти к утру или чуть позже тем же днем.

— Сперва мы пройдем порт Малага, возможно, к вечеру, если ветер останется устойчивым. В течение недели можно посетить Картахену и Валенсию.

— Если вы хотите пока остановиться только в одном испанском городе, — добавил Бойд, — я рекомендую Барселону в Каталонии. Наша страна торгует с ними более сорока лет.

Мужчины принялись перечислять достоинства каждого города и различные стоящие внимания достопримечательности, включая свидетельства Римского завоевания, случившегося много веков назад. Прошло примерно пол-обеда, когда другой член команды вошел, чтобы снова шепнуть что-то Тайрусу в ухо.

Капитан с неодобрением многозначительно уставился на Бойда, вставая из-за стола в очередной раз. Тайрус выглядел так, будто хотел сказать что-то уничижительное, но промолчал, вместо этого он извинился и вышел из каюты.

Кэти не могла не заметить, что Бойд казался чересчур самодовольным после внезапного ухода капитана, заставляя ее подозревать, что обе из «чрезвычайных ситуаций», с которыми он должен был иметь дело, были придуманы Бойдом. С этой мыслью она поднялась, чтобы уйти. Она не собиралась выслушивать очередное возмутительное предложение, если это то, ради чего все затевалось.

Тем не менее она замешкалась в дверях, понимая, что он, возможно, специально удалил капитана, потому что хотел поговорить с ней наедине. Он не выбирал сложных путей, а её окружение далеко не всегда было изящным. Они предпочли бы проводить время на борту судна в компании друг друга, а не поодиночке. Но обычно она одна стояла у поручней с подзорной трубой — а члены команды часто проходили мимо нее, так что в действительности одна она никогда не оставалась.

Кэти прекратила уговаривать себя остаться и положила руку на дверную ручку — и почувствовала, как его рука накрыла ее. Она застыла в потрясении. Это была её худшая ошибка — он был слишком близко. Их тела почти соприкасались. А затем их губы соединились.

О Боже, она знала, на что это будет похоже. У нее было слишком много видений о нем, целующем ее вот так, и Кэти отбрасывала их, потому что это было слишком захватывающим, чтобы об этом думать. И все же она делала так снова и снова. Она была не в состоянии сопротивляться. Но это… это было настолько больше, чем она могла себе представить!

Он притянул ее к себе, положив руку ей на спину. Пальцы другой руки скользили по ее шее, в то время как большим пальцем он придерживал её подбородок под нужным углом. Для нее любой угол был потрясающим. Она боялась, что упадет в обморок, слишком много ощущений внезапно наполнили ее. Ее сердце никогда не билось так тяжело, или настолько громко, что она могла услышать это в своих ушах. Ее кровь никогда не мчалась так стремительно.

Ее собственные руки обвились вокруг его плеч. На задворках разума она говорила себе, что это просто убережет от падения, конечно, а не потому что она хотела обнимать его. На самом деле у неё не было ни единого шанса упасть, когда он так крепко прижимал её к себе. Ее груди трепетали от такого жесткого контакта. В животе порхали бабочки. И когда его язык скользнул между ее губами, жар, казалось, омыл ее с головы до ног. Это была ее стремительно мчащаяся кровь, она была уверена. Это был его вкус, которого она жаждала так долго. Что-нибудь, что он сделает прямо сейчас, будет…

В них врезалась открывающаяся дверь. Они отпрянули друг от друга, но не достаточно быстро, чтобы Тайрус не догадался, чем они только что занимались.

— Черт возьми, Бойд, — угрожающе начал он.

— Не сейчас! — еще более резко ответил Бойд.

Он был не в том состоянии, чтобы получить выговор. Он оперся о стену для поддержки. И тон, который он использовал, очевидно, был одним, из тех, что капитан признавал непреклонными, потому что Тайрус больше ничего не сказал, по крайней мере, пока Кэти была здесь.

Кэти была поражена, что она все еще стояла на ногах и что она все еще не могла пошевелиться. Ее ноги убеждали ее бежать отсюда немедленно, смущение убеждало ее даже больше, но она отчаянно боролась с каждой унцией желания уйти. Она не должна позволить этому снова случиться. Поцелуй Бойда был слишком силен, ослабил ее волю и чрезмерно ее взволновал. И это произойдет снова, если она не удостоверится, что этого не будет. И был только один способ сделать это.

— Я лгала, — сказала она Бойду, твердо посмотрев на него. — Я очень хороша в этом. Я разве не упоминала тебе, что я кое-чем выделяюсь? Я делаю это все время. Спроси мою горничную, она тебе скажет. Ты знаешь, это привычка с детства.

— Лгала о чем?

— О том, что я не замужем. В действительности я замужем.

Глава 30

Энтони смеялся, вместе с Джеймсом уходя из Найтон-Холла. Он много лет посещал это спортивное заведение. Владелец всегда пытался находить ему партнеров для боя, но большинство из них уходили искать себе место где-нибудь еще после раунда или двух с ним. Считалось, что на ринге ему нет равных, если только поблизости не было Джеймса. Он уже оставил надежду подыскать себе сильного соперника, когда его брат вернулся в Лондон, и снова стал вместе с ним ходить в Найтон несколько раз в неделю.

Единственным, кто еще мог составить ему достойную пару, был Уоррен Андерсон, но Уоррен редко бывал в Лондоне. Да и племянница Энтони Эми была против того, чтобы ее муж истекал кровью на ринге, просто чтобы немного поразмяться. Энтони очень хотелось предоставить попытку Андерсону младшему. Говорили, что Бойд довольно хорошо боксирует. Но Бойд тоже редко приезжал в город.

По крайней мере, Джеймс все еще время от времени оказывал ему подобную услугу, хотя их бои были жестокими, и побеждал обычно сам Джеймс. Его кулаки были словно чертовы кувалды. Но не сегодня.

— Не пытайся сказать мне, что ты поддался, чтобы я победил, — со смехом сказал Энтони. — У меня есть свидетели!

— Один удачный удар, и ты готов радоваться этому всю неделю, да?

— Неделю? По меньшей мере, полгода.

Джеймс, пожалуй, вскинул бы правую бровь на это высказывание, если бы Энтони чуть раньше не разбил ее. Так что вместо этого Джеймс просто фыркнул и направился к экипажу Энтони. Они приехали в Найтон вместе, так что Джеймс пока не мог сбежать от подшучиваний Энтони.

— Заедешь ко мне на обед? — спросил Энтони, прежде чем дать указания кучеру.

— Нет, можешь высадить меня у моего клуба.

— Ах, да! — Энтони подавился смешком. — Тебе, наверное, теперь придется пить весь оставшийся день, чтобы забыть о том, как я вышиб из тебя дух.

— Всего на две треклятые секунды! — прорычал Джеймс.

— Это не имеет значения. Что важно, так это то, что ты приземлился на задницу!

— Ну все, хватит, молокосос, закрой рот, пока я его тебе не заткнул.

Энтони только ухмыльнулся. Ничто не доставляло ему большего удовольствия, чем победа над кем-нибудь из своих братьев, над этим братом — в особенности. Сегодня ничто не могло испортить ему настроение, кислый вид Джеймса уж точно не мог. Или он так думал.

Но когда карета тронулась с места, к ней внезапно подбежал один из его лакеев. Кучер натянул поводья, услышав, как мужчина кричит, чтобы привлечь их внимание.

— Вам нужно вернуться домой, милорд, — сказала лакей, остановив лошадь рядом с экипажем. — Леди Рослин несколько расстроена — из-за вас.

— Что я на этот раз сделал? — спросил Энтони.

— Она не сказала. Но у нее прорезался шотландский акцент.

— Обычно это значит, что Рослин на что-то разозлилась? — заметил Джеймс, и его настроение значительно улучшилось.

— Не всегда, — пробормотал Энтони. — Но бывает.

Теперь Джеймс засмеялся.

— Думаю, что все-таки присоединюсь к тебе за обедом, дорогуша. Я и впрямь вдруг проголодался.

Энтони не обратил внимания на брата и крикнул кучеру побыстрее ехать домой. Он не имел ни малейшего представления, что могло расстроить его жену. Этим утром она провожала его из дома поцелуем и шутливо попросила не возвращаться домой с разбитым носом, так как знала, куда он идет и с кем.

Дорога к их городскому дому на Пиккадилли заняла не много времени. Энтони влетел внутрь. Он надеялся, что найдет Рослин наверху в их комнате, куда Джеймс за ним не пошел бы, но ему не повезло. Она сидела в гостиной перед камином, постукивая ногой. Руки она скрестила на груди. Ее ореховые глаза опасно поблескивали. Она не расстроена. А явно рассержена. Он застонал про себя.

— Я жду объяснений, дорогой, и лучше бы мне услышать их сейчас! Поверить не могу, что ты держал это от меня в секрете.

— Что? — осторожно спросил он.

Она подошла к нему и ткнула лист бумаги ему в грудь. Он едва успел подхватить его, когда тот полетел на пол, но не сумел даже взглянуть на него. Рослин с ним еще не закончила.

— Почему ты не сказал мне, почему? — пронзительным голосом спросила она. — Ты думал, я не пойму? В конце концов, это происходит в твоей семье!

После своего последнего замечания она бросила свирепый взгляд на Джеймса. Тот остановился в проеме и прислонился к двери. В ответ на ее взгляд он вскинул золотистую бровь, хотя ему, наверняка, было больно.

Энтони он бросил:

— Прочти чертову записку. Умираю, так мне хочется узнать, в чем она меня обвиняет.

— Тебя? Это на меня она кричит, и мне бы хотелось услышать это от нее. — Он обнял Рослин за плечи и нежно произнес: — Милая, я не держу от тебя секретов. О чем ты говоришь?

Она стряхнула его ладони, снова сложила руки на груди и сердито посмотрела на него. На что Джеймс пробормотал:

— К черту, — подошел к Энтони и забрал у него записку.

— «Держи эту дрянь у себя дома, — прочитал Джеймс вслух. — Я не желаю, чтобы она снова расстраивала мать и навевала воспоминания, которым лучше бы давно умереть — вместе с дочерью». И подпись «Летиция».

Энтони не мог вспомнить ни одной знакомой с таким именем.

— Кто?

Джеймс пожал плечами, тоже не узнавая имя. Но Рослин, видимо, точно знала, кто прислал эту записку.

Она крикнула:

— Ты привел ее в мой дом и ничего не сказал об этом! — Тут ее охватил гнев, и она выбежала из комнаты.

Глава 31

— Я что-то пропустил? — непонимающе спросил Энтони у брата, уставясь в пустой дверной проем, куда только что выбежала его жена. — Кого я привел в наш дом?

Что-то, должно быть, показалось Джеймсу забавным, потому что он вдруг начал смеяться.

— По-моему, она думает, что Кэти Тайлер — твоя дочь. Какая чушь.

— Черта с два она так думает, — прорычал Энтони. — С чего ты так решил?

— Я понял, кто такая Летиция. — Встретив озадаченный взгляд Энтони, Джеймс продолжил: — Господи Боже, ты не знаешь, что Кэти ездила в Глостершир навестить семью, которой никогда не видела? Семью матери?

— Да, я знал об этом.

— И?

— И что? — расстроенно спросил Энтони. — Сейчас не время говорить намеками.

Джеймс закатил глаза.

— Но ведь этим все сказано, мой мальчик. Даже я слышал, как Джуди и Джек говорили об этом. Кэти поехала именно в Хаверстаун, потому что там живет ее семья. Неужели никто не упоминал тебе, кто ее семья?

Энтони нахмурился.

— Если подумать, нет, не припоминаю. Однако, да, я знал, что Кэти пригласили остановиться в Хаверстоне, потому что ее семья живет неподалеку. Больше никто мне ни о чем не говорил, а мне было не интересно, так что я решил, что ее семья, должно быть, какие-то переехавшие американцы. Рослин даже могла считать, что упоминала мне об этом… о ком мы говорим, Джеймс?

— О Миллардсах.

Энтони повалился в кресло, лицо его побледнело. Джеймс, видя его реакцию, перестал веселиться.

— Не смей говорить мне, что у меня есть племянница, о которой я не знал!

— Кто бы говорил! — парировал Энтони. — Ты не подозревал о существовании Джереми, пока ему не исполнилось шестнадцать!

— Это к делу не относится, — проворчал Джеймс, а затем уже более сухо сказал: — Так это правда? Имя тебе о чем-то говорит?

Воспоминания волной нахлынули на Энтони. Старые, которым было почти двадцать лет, приятные и нет. Это было возможно. Более чем возможно. Это могло быть просто совпадением, и все же интуиция подсказывала ему другое.

Он закрыл глаза и представил почти забытый образ. Образ казался размытым, это было так давно, но он видел изумрудные глаза, угольно черные волосы, красивое лицо с очаровательными ямочками и смеющимися глазами. Аделина Миллардс. Единственная женщина из его юности, на которой он хотел жениться. А у Кэти Тайлер были те же глаза и те же волосы, даже те же ямочки… о, Господи.

— Видимо не говорит, а оглушительно кричит, да? — произнес Джеймс, все еще наблюдая за ним.

— Так оглушительно, как будто ты только что выстрелил из своего мушкета у моего уха, — немного растерянно отозвался Энтони.

— Погоди. Думаю, мне нужно присесть. — Сделав это, Джеймс ядовито добавил: — Ладно, давай послушаем, как удивительный факт, что у тебя имеется взрослая дочь, просто выскочил у тебя из головы.

Энтони не возразил ему, как обычно. Он был слишком изумлен и шокирован воспоминаниями и их возможным исходом, которые все еще наводняли его память.

— Боже, мне было не больше двадцати одного, по-моему, — сказал он брату. — В тот год я приехал в Хаверстон на рождество. Кстати, ты тоже там был и как обычно действовал Джейсону на нервы. Мы вместе ехали из Лондона.

Джеймс пожал плечами.

— Мы всегда делали это вместе, пока я не стал моряком. И не стоит усыплять меня длинной версией событий. Сокращенная сойдет.

На этот раз Энтони бросил на него раздраженный взгляд, прежде чем продолжить.

— Не помню, зачем я поехал в Хаверстаун в тот день, наверное, купить несколько безделушек для малышей. Аделина тоже приехала за покупками. Я встречал дочерей Миллардсов время от времени, когда мы были детьми, но в тот раз я впервые увидел повзрослевшую Аделину.

Джеймс, снова не подумав, поднял правую бровь, слегка вздрогнул, но все же сухо поинтересовался:

— Она поразила твое воображение, да?

— Можно сказать и так. Мне она очень понравилась, и я пустил в ход все свое обаяние, если ты знаешь, о чем я. Кончилось тем, что я не уехал и после праздников, и вскоре влюбился. И она тоже. Я даже думал — черт возьми, не смей смеяться, Джеймс — но я даже думал жениться на ней, до такой степени я был увлечен ею. Если бы я не думал о браке, я бы никогда не стал с ней спать. Она же была нашей соседкой, в конце концов.

— Суть я уловил.

— Но она уехала в тур по Европе, не сказав мне ни слова! Я понятия не имел, что она планирует уехать в путешествие. Она даже не попрощалась. Должен признаться, я был раздавлен. Много лет спустя я услышал, что в Европе она вышла замуж за какого-то барона и осела где-то на континенте, и потому так и не вернулась.

— Ложь, которую придумала ее семья, чтобы сплетники не распускали языки?

— По всей видимости.

— Тогда объясни мне одну вещь: почему они просто не заставили тебя жениться, если знали, что ты — отец ребенка? Это — чертовки хорошая причина для женитьбы. Джейсон потребовал бы этого, если бы что-нибудь обнаружил. Ты же знаешь, какой он. А ведь вы с ней хотели пожениться. Я не понимаю.

Энтони тоже не понимал этого, разве что…

— Они никогда не распахивали для меня свои двери.

На что Джеймс с сомнением фыркнул.

— Ты — Мэлори. Ты был превосходным уловом.

На этот раз Энтони вскинул бровь.

— Твоя память подводит тебя, старина? Мы с тобой начали устраивать скандалы еще до того Рождества, а Джейсон к тому времени уже поразил свет, признав своего бастарда законным наследником. Может, ты не заметил, или тебе было просто наплевать, что более вероятно, но мы уже тогда ставили ханжеский Лондон с ног на голову.

— Миллардсы не любили тебя?

— Все было не так уж и плохо. Скажем так, родители Аделина меня терпели, но было ясно, что они предпочли бы, чтобы я не ухаживал за их младшей дочерью. У меня даже сложилось впечатление, что они мирятся со мной только потому, что уверены, что я скоро потеряю к ней интерес и сам сбегу в Лондон. Может, они даже думали, что я просто играю с Аделиной, но так как я был Мэлори и их соседом, они не могли просто указать мне на дверь. Летиция, напротив, никогда не скрывала своей неприязни ко мне.

— Значит, теперь ты ее вспомнил?

— Слишком хорошо, — ответил Энтони со вздохом. — Мягко выражаясь, она была холодной сукой.

Джеймс усмехнулся.

— Это ты называешь «мягко»?

— Именно, холодной как ледник. Всякий раз как я наведывался к Аделине, мне приходилось терпеть едкие замечания ее сестры. В ней было столько яда, словно я нанес ей персональное оскорбление.

— А ты этого не делал?

— Конечно, нет. Я впервые влюбился, Джеймс. Я был чертовски вежлив со всеми! Можно было подумать, что это из-за того, что сама она так и не вышла замуж, а она была как минимум на шесть лет старше Аделины.

— А, значит, она упустила свой шанс? Так это была просто горечь старой девы, обрушившаяся на ухажера ее младшей сестры?

— Как я уже сказал, можно было подумать, но она не была такой язвительной с остальными, только со мной. А у меня было множество возможностей посмотреть на нее с другими людьми. Она могла быть такой же милой, как Аделина — ну, хорошо, это небольшое преувеличение. Она не была настолько милой, ну, ты понимаешь.

— Что ж, не то чтобы это имело значение, правда, это объясняет, почему она была так груба в этой своей записке. Так к какому ты пришел выводу? Кэти — твоя дочь?

Энтони снова задумчиво прикрыл глаза. Ему было все еще трудно поверить, что у него могла быть взрослая дочь.

— По возрасту она может быть моей. Она даже слегка похожа на Аделину, хотя не достаточно, чтобы я это сразу заметил. Но у нее ее глаза, ее волосы, даже ее ямочки.

— Почему мне кажется, что есть какое-то но?

— Все это не убедительно. Ты должен согласиться, что это может быть просто совпадением.

Джейсон кивнул, но добавил:

— То, что Аделина — мать Кэти, не совпадение.

— Нет, это — нет. Но мы не знаем точный возраст Кэти, так ведь? Чтобы я был ее отцом, ей должно быть двадцать два года. А Кэти сказала Джуди, что ее мать сбежала с американцем — Тайлером, и из-за этого ее семья отреклась от нее. Когда она вообще успела повстречать этого американца? В то время она встречалась со мной!

— Если Кэти двадцать два, я бы сказал, что что-то в этой истории — ложь. Но если — нет, проклятье, Аделина могла рано вернуться из Европы, встретить американца, сбежать с ним, забеременеть на судне, плывущем в Америку, и все это так, чтобы ты ни о чем не узнал, поскольку ты к тому времени был уже в Лондоне. И Кэти сама говорит, что ее отец — Тайлер. Лишь Летиция Миллардс намекает, что это — ты.

— Но Летиция может знать правду, ведь так? — сказал Энтони. — А Кэти верит лишь тому, что ей рассказала Аделина. Это не редкость, когда матери, имеющие внебрачных детей, скрывают от них постыдный факт их рождения. Молли — вот превосходный пример. Все эти годы она не позволяла рассказать их сыну, что она была его матерью.

— Я слышу в твоем голосе надежду?

Энтони слегка покраснел. Шок немного прошел, и он не мог отрицать, что на смену ему пришли волнение и, да, даже восторг. Если у него на пороге когда-нибудь появилась бы внебрачная дочь, он не мог бы желать лучшую. Девушка была отважной, смелой, и уже заставила его семью полюбить себя. Невероятно, но он почувствовал, что гордился бы тем, что Кэти Тайлер его дочь.

Он сказал брату:

— Джуди будет в восторге. Она относится к Кэти как к…

— Сестре? — со смехом бросил Джеймс. — Прости, старина, но не стоит признавать дочерью девушку, которая ею не является, просто чтобы порадовать настоящую.

Энтони слегка поерзал в своем кресле и вздохнул.

— Знаю. Это несколько выбило меня из колеи, понимаешь. Так что я не слишком хорошо сейчас соображаю.

— А когда ты соображал слишком хорошо?

Энтони проигнорировал выпад и добавил:

— Аделина сказала бы мне, так ведь? То есть, почему бы ей было не сказать? Она могла придти ко мне в любое время. Я оставался в Хаверстоне. Меня было легко найти.

— Ты не получишь ответов, пока сам не навестишь Миллардсов. Ты же понимаешь это, не так ли?

— Да.

— И тебе, наверняка, придется выпытывать у них правду. Вряд ли они будут тебе рады.

— Это я тоже понимаю.

— Что ж, запомни еще одно. Это может быть просто обман, задуманный Летицией, какова бы ни была на то причина. Ты говоришь, что она тебя недолюбливала, пусть мы и не знаем, почему. Появление Кэти могло стать для нее способом отомстить.

— Отомстить?

— Именно. Как бы ты себя чувствовал, если бы признал Кэти, поверил, что она — твоя дочь, полюбил ее, а потом, через несколько лет, Летиция бросит еще одну бомбу, якобы, она солгала, и девчушка — не твоя.

Энтони закатил глаза.

— Это немного притянуто за уши, но я понял. Я все еще не имею никакого представления, почему Летиция презирала меня, но я не стану просто полагаться на ее слова. Оливер Миллардс умер, но мать Аделины все еще жива. Пойду прямо к ней.

— Если они впустят тебя в дом. Знаешь, Кэти никогда не говорила об этом, но судя по записке Летиции, рискну предположить, что у родни ее ждал отнюдь не теплый прием. И она очень спешила, уезжая из Англии, так спешила, что даже спасла янки от чувства вины, зафрахтовав его корабль. Скорее всего, чтобы позабыть об этой неприятной встрече.

Энтони, ахнув, вскочил на ноги. Упоминание о Бойде оживило в его памяти последний их разговор. О, Боже Милостивый, он ведь не давал Андерсону советов, как соблазнить собственную дочь, ведь так?

Джеймс, по убийственному выражению его лица тут же догадавшись, о чем думает Энтони, подошел к нему, и рассудительно начал:

— Подожди минутку, Тони…

Но в тот момент Энтони было не до рассудительности. Он резко бросил:

— Если он соблазнил ее, я убью его.

— Речь идет о брате Джордж, — напомнил ему Джеймс.

— Нет, речь идет о моей дочери.

— Дочери, про которую ты только что узнал. Если она вообще твоя дочь. Ну да, парень за ней увивается. Почему бы и нет? Она — красивая девушка. Если ему повезет, ему просто придется на ней жениться, вот и все. Ты даже говорил, что из него выйдет хороший муж, если помнишь.

— Нет, это ты говорил, а не я. И тебе прекрасно известно, что мне придется убить его, если только он к ней прикоснулся.

Джеймс вздохнул. Да, ему это было прекрасно известно. Все аргументы он предложил только ради своей жены, но правда заключалась в том, что если Кэти окажется его племянницей, он даже поможет Энтони убивать янки.

Глава 32

— Тебе лучше? — спросил Тайрус, просунув голову в дверь.

— О Господи, нет.

Бойд сказал это, не поднимая голову с подушки. Он даже глаз не открыл. Обычно любое движение заставляло его бросаться к ночному горшку. Морская болезнь не принимала во внимание то, что желудок его давно опустел.

— Когда ты в последний раз ел?

— Перед тем как мы отплыли из Картахены.

Тайрус сочувственно вздохнул, потому что это было почти два дня назад.

— Ты уморишь себя голодом в этом путешествии. Не могу поверить, что ты предложил ей плыть по Средиземному морю, где она станет заходить в порт каждые несколько дней. С какой стати ты вообще соглашался плыть, когда знал, что кончится тем, что ты проведешь большую часть плавания в постели?

Бойд прекрасно знал ответ. Чтобы получить прощение Кэти, он был готов пройти через это еще, и еще раз, хотя до этого он собирался закончить, наконец, свои мучения и осесть на суше. Не то чтобы он не привык к своему недугу. Он страдал от него уже пятнадцать лет. Обычно он ухмылялся и кое-как справлялся. Просто все это не предполагало, что у него на борту будет женщина, с которой ему хотелось проводить каждую минуту.

— Мне нужна помощь, Тайрус, а не критика.

— Хочешь, я достану одно из лекарств Филипса, чтобы ты спал как убитый, пока мы снова не зайдем в порт?

Ему следовало бы согласиться. Доктор на «Океанусе» готовил сильнодействующее снотворное, которое могло отправить его в отключку на добрых десять часов, независимо от того, устал он или нет. Корабль мог пойти ко дну от пушечного залпа, а он бы этого и не заметил. И напиток даже не был противным на вкус, как большинство снотворных. Но он не желал проспать все плавание, или, как заметил Тайрус, он мог бы с таким же успехом остаться в Англии. Это был его шанс завоевать Кэти, и он собирался сделать все возможное, чтобы не упустить его. Если сможет вытащить свою задницу из постели.

— Я не эту помощь имел в виду, — сказал Бойд. — У меня серьезные намерения. Я хочу жениться на ней. Но я совершил очень большую ошибку, приняв ее за преступницу. Поэтому я не могу просто начать за ней ухаживать. Это стоит стеной между нами.

Он рассказал Тайрусу о случае в Нортгемптоне. Они плавали вместе больше семи лет. Входя в порт после долгого путешествия, они тотчас вместе находили ближайшую таверну. Пожалуй, Тайрус был самым близким другом Бойда, за исключением его братьев.

— Ты забыл о ее признании? — напомнил ему Тайрус. — Она же замужем.

Бойд фыркнул.

— Ты упускаешь тот факт, что на следующий же день она сказала совсем другое. С чертовски виноватым видом она призналась, что солгала нам.

— Солгала о чем? Я чего-то не понимаю.

— Она не замужем, Тайрус. Пока она была в Англии, она сказала моей семье, что у нее нет мужа, и что она всего лишь притворялась, что есть, чтобы мужчины держались от нее подальше. Эта уловка прекрасно срабатывала, пока мы пересекали Атлантику, если помнишь.

— Я помню, что она согнула тебя в такой бараний рог, что я даже не мог поговорить с тобой, никто не мог, не получив на орехи. Признаюсь, я боялся, что в этом плавании будет так же.

— Совсем разные вещи: думать, что она недоступна, и знать, что это не так. Я абсолютно уверен, что второе ее признание было правдой.

— Ты хочешь сказать, что именно в него ты хочешь поверить, — скептически ответил Тайрус.

В самую точку, но теперь он понимал ее тактику, просто потому что она была совершенно очевидна. Или Кэти сделала это намеренно? Может, это был тонкий — или не совсем тонкий — намек с ее стороны? Она и впрямь думала, что сможет и дальше водить его за нос после того их поцелуя?

Боже, как же приятно было, наконец, попробовать ее на вкус, прикоснуться к ней, обнять ее. Его желание достигло предела, но он смог сдержаться и не напугать ее. Он понятия не имел, как ему это удалось, ведь он так хотел ее.

Но она огорошила его, сообщив, что замужем, сразу после их поцелуя. Это было словно холодный душ. Он не знал, чему верить. И провел остаток дня, размышляя над этим в своей каюте. А на следующий день она подошла к нему на палубе.

— Я должна вам кое в чем признаться, — сказала она ему, смотря под ноги, а не на него. — Я солгала.

Он едва сдерживался, чтобы не огрызнуться.

— Вы забыли? Вы уже признались прошлой ночью.

Она все еще не поднимала на него глаз.

— Именно об этом я и говорю. На самом деле, я никогда не была замужем.

— Тогда зачем…

— Вам не следовало целовать меня, — сказала она чопорно. — Это не входит в условия нашего договора.

И тогда он начал понимать, хоть и смутно, что заставило ее солгать. И он снова оказался так очарован ею, что не мог на нее злиться. Хотя и был немного раздражен. Она не могла продолжать и дальше дергать его за веревочки. Но она не осталась, чтобы обсудить с ним это. Покраснев от смущения, она убежала.

Другу он сказал:

— Она уже трижды меняла свою историю с момента отплытия, так что это не просто надежда с моей стороны.

— Трижды? — задохнулся Тайрус.

— Это не считая еще двух раз до того, как мы отплыли. Так что если я застану ее в подходящем настроении, то есть, когда она будет не «замужем» и притащу ее к тебе, чтобы ты нас поженил, не задавай вопросов. Просто сделай это.

— Что ты хочешь сказать этим «в подходящем настроении»? — с подозрением спросил Тайрус. — Скажу прямо, парень, я не стану никого женить, если вы не будете должным образом одеты.

Бойд расхохотался.

— Я вовсе не имел в виду сразу после постели, хотя это было бы и впрямь подходящее время, а?

— Тогда что ты имел в виду?

Бойд на минуту задумался, чтобы объяснить, как он узнает, что наступил тот самый момент. В Картахене у него не возникло проблем, чтобы узнать это.

В этом старом порту они провели два дня, там было не так уж и много достопримечательностей, и Бойд предложил взять Кэти и ее горничную на прогулку по старинным римским форумам, увидеть то, что осталось от замка на холме, и римский амфитеатр, где гладиаторы некогда демонстрировали свои навыки и гибли или продолжали драться на других аренах огромной Римской империи. От этих развалин старинных сооружений осталось немного, поскольку земля была конфискована для строительства новых зданий, но достаточно, чтобы Кэти прониклась атмосферой этого места, как и хотела. Картахена побывала в руках многих стран за много столетий, и многие оставили здесь свои следы. Все это приводило Кэти в восхищение. Восторженная и возбужденная, она даже начинала обращаться с ним как с другом, забывая о том, что он — ее злейший враг.

Забывая? Пожалуй, они просто прониклись духом товарищества, и все же это позволило ему снова подобраться к ней поближе. И когда он оказался слишком близко, она покраснела. А когда она покраснела, он понял, что его присутствие волнует ее так сильно, что ей пришлось придумать «мужа», лишь бы удержать его подальше. Перед тем как они покинули Картахену, она сделала то же самое.

Он сказал Тайрусу:

— Ты уже знаешь, что она хочет посмотреть мир, и это желание ничуть не хуже других, но из-за него брак не входит в ее планы. И все же я знаю, что она ко мне неравнодушна. Во всяком случае, у меня такое ощущение, что она боится, что ее путешествие закончится, если она впустит меня в свое сердце.

— Но что может быть лучше, чем выйти замуж за человека, у которого есть корабль, на котором она может плыть, куда захочет?

— Вот именно.

Тайрус усмехнулся.

— Какая ирония, что ты хочешь осесть на суше — с женщиной, которая хочет плавать по миру.

— Знаю.

— Но все равно хочешь ее?

— Верно. И если это означает, что я не смогу оставить море, да будет так.

— А она знает, что море делает с тобой? — осторожно спросил Тайрус.

— Нет, и не узнает. Даже моя семья не знает. Ты — единственный.

— Но она узнает, если тебе удастся жениться на ней, прежде чем это плавание закончится. Будет трудно не заметить, если тебя стошнит на нее в постели.

— Не смешно, Тайрус. Но я объясню ей, что ее кругосветное путешествие от этого не зависит.

— Не будь болваном, парень. Если она тебя любит, она его закончит. А потом всю жизнь будет помнить и жалеть, что отказалась от своей мечты из-за тебя. Сначала придет горечь, потом обида, потом…

Бойд сел.

— Когда это ты стал таким фаталистом?

Тайрус пожал плечами.

— Я просто указываю на то, что может произойти позже.

— Лучше не надо. Она не знает, что я собирался оставить море, да ей и не нужно. Что она знает, так это — что я всегда плавал на своем корабле. И этим все сказано. Мне удавалось терпеть это почти полжизни. Думаю, что смогу выдержать еще несколько лет, пока ее кругосветное путешествие не завершится.

Поскольку Бойд не кинулся к горшку от резкого движения, Тайрус поднял бровь.

— На это раз болезнь прошла раньше обычного?

Она и в самом деле как будто оставила его.

— Ненадолго.

— Что ж, вчера она спрашивала о тебе, за завтраком и обедом. Мне не нравится водить ее за нос. Так что тебе придется самому придумать объяснение, почему ты не присоединился к ней — если ты не хочешь сказать ей правду.

— Ты шутишь, да? Какую причину можно придумать, чтобы избегать ее, когда она знает, что я хочу ее? Проклятье, я хочу проводить с ней каждую минуту. Мне просто нужно хотя бы немного времени с ней наедине в месте, где бы нам никто не мешал, и где бы мы смогли узнать друг друга получше, и откуда она не смогла бы сбежать, если я подберусь к ней слишком близко.

Тайрус хмыкнул.

— Какая жалость, что вы не можете вместе оказаться на каком-нибудь необитаемом острове. Нельзя найти более уединенного места.

Бойд фыркнул.

— Я не стану топить корабль, просто чтобы…

Он не закончил. На самом деле, ему только что пришла в голову странная и немного глупая, но все же увлекательная идея, которая, должно быть, как-то отразилась на его лице.

Тайрус, догадавшись, что у него на уме, воскликнул:

— Подожди минуту! Я не собираюсь идти на дно с кораблем, просто чтобы ты мог поухаживать за своей леди!

— Поблизости ведь нет необитаемых островов, так ведь? — задумчиво отозвался Бойд.

— Ты слышал меня? Мы не станем топить «Океанус»!

Глава 33

Кэти проснулась, почувствовав теплый свежий ветерок на своих щеках. Ей захотелось изящно потянуться, прежде чем открыть глаза, но она резко остановила себя, когда почувствовала, что ее кожу облепила влажная ночная рубашка. Влажная? Словно она промокла от пота, или ее надели сразу после стирки, но ни то, ни другое…

Растерянная, она открыла глаза и увидела Бойда, склонившегося над ней, у него за спиной виднелась пальма, и ее листья мягко шевелились на теплом ветру. Это что, сон? Что ж, она могла бы им насладиться!

Она улыбнулась ему. Казалось, его это удивило, но лишь на секунду. Она надеялась, что он поцелует ее. Этот сон не был похож на ее обычные грезы, в которых она могла полностью контролировать его и заставить его поцеловать себя. Она должна получить все, что только возможно, в этом, настоящем сне. А он, похоже, увидел что-то в ее глазах и склонился над ней. Возбужденное предвкушение заставило низ ее живота трепетно сжаться. Рот его почти коснулся ее губ…

Она вздрогнула от пронзительного птичьего крика. Бойд поглядел ей за спину, откуда послышался крик. Она повернула голову и тоже посмотрела туда. Она не видела птицы, но была удивлена множеством зелени, разросшейся по пляжу: высокими соснами, пальмовыми деревьями всех размеров и цветущими кустами.

Как забавно, что она засунула этот тропический остров в свой сон. Всего несколько дней назад Бойд спрашивал ее, что она знает о Средиземном море, и она призналась, что ничего.

— Мой учитель, хотя и был просто замечательным, имел не так уж много материала для работы, — сообщила она ему. — У него была только старая карта мира. Он смог пробудить во мне любопытство, но без картинок я не могла представить себе ни одного места, вот почему я захотела увидеть все своими глазами.

И только вчера Бойд предложил ей провести денек на пляже одного из здешних островов — только вдвоем. Это предложение прозвучало так невинно. И это было бы так весело! Он даже сказал ей подумать над этим и не отвечать сразу. Не то чтобы она не доверяла ему, скорее она перестала доверять себе самой. Но ему она этого не сказала!

Она постоянно мечтала об этом мужчине. У нее больше не было никаких сомнений в том, как сильно она его хотела. Но было так же ясно, что ее путешествие закончится, как только она сдастся. А страсти, которая двигала им, было недостаточно для брака. Конечно, в браке она бы не помешала, но главной была любовь.

Тропический воздух Картахены, где они останавливались, и его предложение прогуляться по пляжу, были еще слишком свежи в ее памяти, и неудивительно, что у нее во сне были те же тропики.

Она снова перевела взгляд на Бойда. Теперь он улыбался ей теплой, интимной улыбкой, словно они оба знали какую-то тайну. Правда, сейчас он не собирался ее целовать. Этот момент был таким успокаивающим, почти таким же приятным, но ему не хватало того напряжения. Отчего-то она обратила внимание на другое — потрескивание костра, запах рыбы…

Как странно, что она видит все это во сне! Погодите-ка, она чувствует во сне запахи?

Кэти вскочила на ноги так быстро, что оступилась, отпрянула от него и дико огляделась. Она была босая, пальцы ее ног утопали в теплом песке. На ней была ее ночная рубашка, и она была мокрая. Волосы ее свободно струились по плечам, и они тоже были мокрые, словно она плавала. Она находилась на пустом пляже, поблизости не было кораблей, не было их и на горизонте, ничего, кроме бесконечной синевы, на сколько хватало глаз.

А на песке под несколькими пальмами на боку лежал Бойд в одних только брюках и наполовину расстегнутой белой рубашке с длинными рукавами. Он опирался на локоть, наблюдая за ней, теперь в его лице появилось беспокойство. Рядом с ним горел маленький костер, на вертеле, который он соорудил, запекалась рыба. Это была такая мирная, безмятежная картина, и все же она похолодела от ужаса, охватившего ее.

— Господи, твой корабль пошел ко дну? — ахнула она. — Кто-нибудь еще выжил? Грейс? О, нет, нет!..

Он тотчас же вскочил на ноги и схватил ее за плечи.

— Кэти, прекрати! С кораблем все в порядке. Со всеми на борту тоже!

Она уставилась на него, широко раскрыв глаза, желая поверить ему, но как она могла?

— Не пытайся сказать мне, что я сплю. Это не похоже на сон.

— Нет, конечно, нет.

— Тогда как мы сюда попали? И почему я не помню, когда это произошло?

— Потому что ты это проспала. — Она прищурила глаза, но прежде чем она успела недоверчиво фыркнуть, он добавил: — Ты когда-нибудь раньше ходила во сне?

— Что я делала?

— Во сне вставала с постели и бродила повсюду.

— Не говори ерунды.

— Тогда, может быть, ты пыталась отыскать меня? Ты в ночной рубашке вышла на палубу, и именно это перво-наперво пришло мне в голову.

— Даже не начинай, — предупредила она его.

Он пожал плечами, но она поняла, что он пытается сдержать смех, кроме того, он еще не закончил придумывать объяснения.

— Значит, ты слишком много выпила за обедом? Знаю, я тоже немало выпил, но я заметил, что и ты неплохо постаралась, опустошая бутылку, стоявшую рядом с тобой. По-моему, Тайрусу прошлой ночью пришлось попросить пару лишних бутылок, мы слишком быстро с ними справились.

Для разнообразия он ужинал вместе с ней. Обычно он этого не делал. Но прошлой ночью он был там, и оживленный разговор между ним и капитаном так отвлек ее, что она подливала вино из бутылки в свой бокал чаще, чем следовало. Она не помнила, как опустошила ее, и не помнила, как напилась, хотя откуда ей было знать, если она никогда раньше не напивалась!

— Я не привыкла пить вино за ужином, — призналась она. — Но разве я не должна чувствовать последствия того, что вчера слишком много выпила? Я помню, отец ужасно стонал по утрам, если перебрал прошлой ночью.

— Голова не болит?

— Абсолютно.

По крайней мере, сейчас. Но она не произнесла этого вслух, поскольку боль, которую она испытала, вскочив на ноги несколько минут назад, была вызвана лишь тем, что она резко встала. И уже прошла.

Он пожал плечами.

— Может, ты просто хорошо переносишь алкоголь? Как некоторые. Они могут выпить несколько бочек и проснуться, как ни в чем не бывало.

— Переношу или нет, я уверена, что не ложилась спать пьяной. — Она прищелкнула языком, потому что слова ее прозвучали чересчур строго.

— Значит, ты помнишь, как ложилась в постель?

— Да, конечно, — ответила она, но на самом деле не помнила.

Подготовка ко сну была таким привычным занятием. Если не произошло ничего необычного, что бы отличало этот вечер от других, как она могла что-то запомнить? А сейчас она вовсе не могла мыслить ясно.

— На палубе было темно, Кэти. Я даже не мог хорошенько тебя разглядеть. Может, ты поранилась, или тебе нужна была помощь. Думаю, ты даже могла быть в шоке. Произошел несчастный случай?

Она быстро проверила руки и ноги.

— Нет, у меня ничего не болит. Я в полном порядке.

— Так что моей второй версией было, что ты ходишь во сне.

Она вздохнула.

— Говорю тебе, я этого не делаю.

— Откуда тебе знать, если после этого ты, так и не проснувшись, возвращаешься в постель?

— Кто-нибудь сказал бы мне, увидел бы меня, если б я и впрямь ходила во сне.

— Нет, если ты никогда не уходила далеко.

— Должно быть объяснение получше, Бойд, — сказала она, несколько раздраженно. — Предполагать, что я сошла на берег во сне — это…

— Погоди. — Он усмехнулся. — Теперь я понимаю, почему тебе так трудно в такое поверить. Нет, ты этого не делала. Но ты появилась на палубе прошлой ночью. Это мне точно не привиделось. Я был за штурвалом. Я часто веду корабль по ночам. И я глазам своим не поверил, я так удивился, увидев, как ты медленно шагаешь по палубе в своей ночной рубашке. Я закрепил штурвал, но прежде чем я успел добраться до тебя, ты свалилась за борт! Времени звать на помощь не было. Я испугался, что ты утонешь, если я тут же не прыгну следом.

— Ты спас меня? — ахнула она, глаза ее расширились при этой мысли.

Он не ответил прямо, просто сказал:

— Я думал, что удар о воду тебя разбудит, но, к моему удивлению, ты не проснулась. По правде говоря, если ты ударилась о воду достаточно сильно, ты могла просто потерять сознание. Я видел такое раньше. Но как бы то ни было, мои страхи не оправдались.

— Какие страхи?

— Что ты тотчас же утонешь, и я не смогу найти тебя в темной воде. Ты не утонула. Однако к тому времени, как я доплыл до тебя, корабль был уже слишком далеко. Довольно неприятно было смотреть, как он продолжает путь без нас.

Она могла себе представить. Нет, не могла. Ей все еще было трудно поверить во все это.

Он отвел ее в тень пальм.

— Присядь. Расслабься. Сейчас уже утро. Тайрус должен был заметить, что нас нет. Они, наверняка, отыщут нас к полудню.

Она была все еще слишком взволнована, чтобы последовать его совету. Расслабиться? Он что, шутит? Она еще раз огляделась и поняла, что они абсолютно одни на этом пляже, ничто здесь не указывало на то, что остров обитаем. А он был чересчур спокоен для подобной ситуации. Ведь они на самом деле потерпели крушение!

Эта мысль тут же воскресила в памяти ее старые страхи.

— Корабль ведь не мог разбиться, да? — встревоженно спросила она. — Когда никого не было за штурвалом, и никого — на палубе, кто бы мог заметить, что происходит?

Он послал ей улыбку.

— Нет, меня должны были сменить через час. А корабль прямым курсом шел в открытое море.

— Значит, нас должны были искать с середины ночи?

— Возможно. Лэнгтри, который должен был меня сменить, мог подумать, что я ушел с палубы всего за несколько минут до его прихода, а в таком случае, как я уже сказал, они могли до самого утра не знать, что мы пропали. Или они могли развернуться уже прошлой ночью. В любом случае, осталось недолго. Тайрус хорошо знает эти воды. Он не успокоится, пока не ляжет на обратный курс, чтобы найти нас.

— Если только не подумает, что мы утонули, — сказала она, все еще встревоженная.

— Он будет смотреть в свою подзорную трубу и на воду тоже.

— Он отдал мне свою подзорную трубу.

Бойд снова едва сдерживался, чтобы не рассмеяться, она была уверена, когда он весело заметил:

— Ты ведь не думаешь, что у него только одна подзорная труба, или что на корабле их нет вовсе?

Теперь она уже точно знала, что он над ней смеется. Правда, это ее совсем не рассердило. Наоборот, слова его словно показывали, как глупа она была в своих страхах. Они не утонули. Он вытащил их на берег. Они вернутся на корабль до темноты. Не о чем беспокоиться.

Она снова опустилась на песок, пытаясь выглядеть благопристойно, но это было довольно нелегко в ночной рубашке. Он сел рядом с ней, скрестив ноги. Он тоже был босым, хотя она заметила, что его сапоги сохнут на солнце неподалеку от них. По крайней мере, его обувь осталась при нем, хотя, должно быть, это было нелегко — плавать в сапогах…

— Кстати, — небрежно заметил он с легкой усмешкой. — Ты сегодня замужем или нет?

Глава 34

Ты сегодня замужем или нет?

Кэти не сразу ответила на вопрос Бойда, продолжая смотреть, как мягкие волны накатывают на берег. Она не знала, хочется ли ей вообще отвечать. В его устах вопрос прозвучал как шутка, и, наверное, именно так он теперь его и рассматривал. И она сама была в этом виновата. Ей следовало стоять на своем.

В тот день в капитанской каюте, когда они поцеловались, он поверил ее лжи о том, что она замужем. Ей даже показалось, что теперь он собирается избегать ее, когда в тот вечер он не явился на обед.

И все же, увидев его еще раз, она снова призналась, на этот раз — в том, что на самом деле, она не замужем. И это было большой ошибкой, особенно когда перед самым отплытием с Картахены ей пришлось снова заявить обратное. Этот мужчина порой волновал ее чересчур сильно. И он заявлял, что это он не может мыслить ясно в ее присутствии? Похоже, у нее сейчас та же проблема!

— Давай я выражусь яснее, — сказал он после долгого молчания. — Почему ты не вышла замуж? Ты ведь уже достаточно взрослая. По сути, еще немного, и тебя станут считать старой девой.

Она поглядела на него и увидела, как он сыплет песок из своей ладони ей на руку, почти закопанную в песок, потому что она опиралась на нее. Его глупое замечание и песок — все это создавало непередаваемую дружескую атмосферу.

— Старой девой, да?

— Именно. При этом ярком свете я даже могу видеть несколько морщинок. — Она засмеялась. Он ухмыльнулся. Но затем добавил: — Так почему же ты не вышла замуж?

Она пожала плечами.

— Я чуть не вышла. До моего отъезда из дома мне отчаянно хотелось что-нибудь изменить в своей жизни. И мне сделали предложение все холостяки Гарденера, все трое. Двое из них годились мне в отцы. Третий мог бы быть дедушкой, так он был стар. Теперь видишь, почему я им отказала.

— Поверить не могу, что тебе делали предложение только старики.

— Уж поверь. Гарденер — вымирающая деревня. Все молодые люди уехали оттуда.

— Твои родители не предложили тебе выбор? Они ведь не думали, что ты выберешь себе мужа из такого ограниченного количества кандидатов?

— Мой отец умер много лет назад. А мама часто говорила о продолжительной поездке в какой-нибудь город на побережье, может, даже и в Нью-Йорк, но мы так и не успели туда отправиться, а потом она тоже умерла.

— Мне жаль.

— Мне тоже, — невыразительным голосом ответила Кэти, снова уставившись на наступающие волны.

Он высыпал еще несколько пригоршней песка ей на руку, прежде чем задать свой следующий вопрос, как будто ему нужно было набраться смелости, чтобы спросить об этом.

— Значит, ты планируешь однажды выйти замуж?

— Да, может, даже до того как закончится мое путешествие. Было бы здорово выйти замуж за Персидского принца, как по-твоему? Если мне повезет встретить такого, конечно. Или, может быть, я попаду в гарем. Я слышала о таких необычных вещах, а мой брак должен быть просто удивительным, ну или хотя бы волнующим. Я не соглашусь на меньшее, так как моя жизнь до этого плавания была ужасно скучна.

— Гарем? — выдохнул он. — Ты шутишь, да?

Она глянула на него с усмешкой. Он и в самом деле казался шокированным. Ей захотелось похлопать себя по спине. Она не утратила своего умения удивлять.

— Конечно, шучу.

Он насыпал ей на руку еще песка, прежде чем сказать:

— А связь с судовладельцем ты не сочла бы волнующей?

Перед глазами у нее тут же заплясали образы, они вдвоем в постели, тела их переплелись, страстные поцелуи. Она сморгнула. По крайней мере, он не заговорил о браке, а она думала, что все идет именно к этому. Ей не хотелось сидеть здесь весь день, злясь на него из-за чего-то, чему не суждено случиться. Сейчас ей было слишком хорошо. И ей не хотелось, чтобы все это внезапно закончилось.

Она продолжила все тем же дразнящим тоном:

— Пожалуй, я могла бы, при определенных обстоятельствах, например, во время ужасного шторма, когда корабль мог бы пойти ко дну — ну, ты понимаешь, о чем я.

— Я могу постараться и вызвать для тебя шторм, — сказал он.

Она рассмеялась, довольная, что он ей подыгрывает. Жизнь была чертовски коротка, чтобы вести себя с той серьезностью, которую он подчас демонстрировал.

Конечно, его страсть к ней, о которой он не раз говорил, до некоторой степени объясняла его серьезность. Но едва ли она могла винить мужчину за то, что он чересчур увлекся ею, когда у нее самой с первой их встречи возникла та же проблема. Она могла желать, чтобы он лучше сдерживал свои порывы, но все же не убивать же его из-за них.

А вот делать предложение, просто чтобы решить эту проблему, — это полный абсурд. Вот за это его следовало бы повесить. Подумать только! Никакой романтики, никаких ухаживаний. Боже милостивый, они ведь всего лишь раз поцеловались, и это случилось уже после того, как он сделал ей предложение! — те поцелуи, что заполняли ее фантазии, не в счет.

Но она попыталась продолжить разговор все в том же легком тоне, и, разглядывая пляж, заросший зеленью, сказала:

— Будешь вызывать шторм, может, закажешь еще и карету. Или ты думаешь, что мы достаточно близко от города, чтобы дойти до него пешком?

— Ты, похоже, не слишком-то веришь в Тайруса, — заметил он.

— Я просто предложила. Но мы же где-то на побережье Испании, разве нет?

Он покачал головой.

— Нет, если только я не потерял в воде ориентацию. Это должен быть один из Балеарских Островов. Прошлой ночью я как раз прошел мимо них, когда ты появилась на палубе, так что я знал, куда плыть. Они не все обитаемы. Этот, по крайней мере, по-видимому, нет, хотя я могу ошибаться. На большинстве островов, даже обитаемых, все равно очень длинные пустынные береговые линии.

Он наклонился в сторону, чтобы подкинуть еще несколько веточек в костер и перевернуть рыбу на вертеле. Не заметив вокруг них ничего, кроме кучи сухого хвороста рядом с костром, его сапог, сохнущих на солнце, и его жилета, сброшенного на ближайший куст, чтобы тот тоже просох, она задумалась, как он добыл к завтраку рыбу.

— Как ты ее поймал?

Он усмехнулся.

— Не буду притворяться, что я — такой уж хороший рыбак. Она не смогла выбраться из той маленькой лужицы, когда начался отлив. Я услышал, как она плещется в воде.

Она увидела на берегу лужу, о которой он говорил. Песка здесь было не так уж и много. Земля и деревья подобрались слишком близко к воде, но земля была такой же мягкой, как и песок, так что с каждым приливом выемка становилась все глубже, а не наоборот. Рыба была немаленькая, наверное, ее хватит и на обед. По крайней мере, им не придется голодать, пока они ждут, когда их отыщут.

— А костер? — с любопытством спросила она.

Он ухмыльнулся, достал из кармана маленькое увеличительно стекло и показал ей.

— Я уже много лет ношу его с собой, с тех пор, как увидел, как один человек сломал подзорную трубу, чтобы с помощью стекла и солнца развести огонь. Я подумал, что оно может мне как-нибудь пригодиться, хотя забавно, в этом году я чуть не выкинул его, поскольку оно ни разу мне не понадобилось, и я часто забывал, куда положил его, оно ведь такое маленькое. Хорошо, что я все-таки этого не сделал. Не думаю, что тебе понравилась бы сырая рыба. Проголодалась?

— Еще нет. — Она улыбнулась. — Я редко ем, едва проснувшись, а я ведь проснулась только что.

Вместо того чтобы улыбнуться, он слегка вздрогнул, заметила она. Странно. Или она ошиблась? Но солнце поднялось уже довольно высоко. Уже, наверное, почти полдень, а она никогда не спала так долго.

Если задуматься, как ему удалось вытащить ее на берег, не разбудив? Вода плескала бы ей в лицо, рука его слишком крепко обхватила бы ее, пока он тащил ее за собой. Обычный сон этого бы не выдержал. Либо она выпила больше, чем ей казалось прошлой ночью, либо от удара о воду она и вправду потеряла сознание. Она подумала, что ей повезло, что она вообще проснулась.

Она вдруг поняла, что он рисковал своей жизнью, чтобы ее спасти. Он не смог бы удерживать их наплаву долго, если бы не нашел сушу. И она бы пошла ко дну, даже не узнав, что гибнет, если бы он не прыгнул за ней. Она — его должница…

— Что такое?

Она покраснела. Наверное, она сидела с удивленным видом достаточно долго, чтобы он заметил.

— Ничего, — ответила она, разглядывая свои колени, а потом спросила: — То не дождь на горизонте?

О, Господи, она ведь вовсе не сделала ему только что вопиющее предложение? Может, он не свяжет этот ее вопрос со своим замечанием о том, что он готов вызвать шторм, чтобы они могли заняться любовью. Но, оглянувшись на него, она поняла, что он даже не посмотрел на небо. В этом не было нужды. В синем небе не было ни облачка, и они оба это знали.

Хотя глаза его расширились. Он прекрасно все понял. И теперь самое время сказать ему, что она просто его поддразнивала, так это или нет, на самом деле. Быстро, пока еще не поздно. Но она не могла вымолвить ни слова, разглядывая его. Солнце блестело в его золотистых волосах. В глазах зажглись эти чувственные огоньки.

Он внезапно рванулся к ней. Она вскрикнула от смеха, падая спиной на песок, потому что заметила его насмешливую улыбку. Но та тут же исчезла, как только он осторожно устроился на ней. Смех тоже стих. И она смотрела на мужчину, который так хотел ее, что из-за этого тысячу раз выставлял себя дураком. Боже, она могла сказать про себя то же самое. И она так устала с этим бороться …

Глава 35

Мечтать о поцелуе — это совсем другое. Хотя эти мечты волновали Кэти и заставляли ее краснеть, ни одна из них не могла вызвать того же возбуждения, что вызывал рот Бойда на ее губах. Пульс ее участился еще до того, как их губы соприкоснулись, просто от предвкушения! И это был такой глубокий, обжигающий поцелуй. Если бы у него не было увеличительного стекла, они бы, пожалуй, разожгли огонь с помощью летящих от них искр.

Его поцелуй был полон не только примитивной страсти, как она боялась. Хотя похоже. Очень похоже. Он был неожиданно нежным. Если вспомнить, в какой вулкан он превращался рядом с ней, и их предыдущий волнующий поцелуй, это оказалось приятным сюрпризом. Словно он пытался околдовать ее своим поцелуем и в то же время успокоить ее страхи, медленно соблазняя, втянуть ее в этот поцелуй, заставить ее желать ответить на него, и, о Господи, это у него так здорово получалось.

— Не буди меня. Не смей. Думаю, я умру, если сейчас проснусь.

Это его голос, хотя она могла бы сказать то же самое, подумала она. Но рот его скользнул по ее щеке к уху, и он сказал это, прежде чем его язык нырнул внутрь. Она чуть не вскрикнула. По ее телу побежали мурашки, и всю ее охватила дрожь. Она обвила его руками за шею. Очень крепко. Ей казалось, что она просто должна обнять его, или ее засосет в вихрь ощущений, которые он вызывал в ней.

Снова прижавшись губами к ее губам, он стал нежно покусывать и щекотать их языком, не нарочно, но кожа ее стала слишком чувствительной. Она крепче прижалась к его губам, чтобы это покалывание прекратилось. Он, должно быть, подумал, что она пытается заставить его действовать быстрее, потому что страсть, которую ему чудесным образом удавалось держать под контролем, внезапно вырвалась на свободу. Поцелуй его стал жадным и затянул ее прямо в тот самый обжигающий вихрь.

Ее собственное желание достигло пугающего предела, но только потому, что она не знала, что способна на такое. Она не была против, просто это оказалось так неожиданно. Хотя, учитывая, сколько она мечтала об этом, она вовсе не должна была удивляться. И она не смогла бы придумать более подходящего места для претворения своих фантазий в жизнь. Теплый, тропический остров, обдуваемый нежным морским бризом. Это место было реальностью, а потому гораздо, гораздо лучше любого другого.

И уединеннее. Здесь не было дверей, которые так и норовили открыться, чтобы прервать их. Эта мысль никогда не оставляла ее. Здесь же остановить его могла только она сама, но вовсе не собиралась. То, что она якобы была ему обязана, на самом деле было лишь предлогом. Она слишком часто думала об этом, чтобы и дальше жить, так и не узнав, на что это похоже. И во всем мире не было ни единого человека, с которым ей хотелось бы испытать это сильнее, чем с ним.

Он расстегивал пуговицы ее ночной рубашки, не прерывая поцелуя. Она бы и не заметила этого, если бы тыльная сторона его ладони не задела ее грудь. Правда, пуговиц было чересчур много, потому что на ней была не обычная ночная рубашка, а тонкий халат, застегнутый от шеи до пят, который она предпочитала другим, потому что он был гораздо мягче одежды из хлопка.

Он скоро поймет это. Заставит ли его страсть забыть о сдержанности и сорвать с нее рубашку, чтобы покончить с этим? Она надеялась, что нет, потому что ночная рубашка — это все, что оставалось у нее из одежды. Но мысль исчезла, как только ладонь его скользнула под ее одежду и погладила ее бедра, а затем скользнула между ними.

О, Господи, она была слишком чувствительна для этого! Одно случайное прикосновение к ее груди заставило ее соски затвердеть. Но это, его палец на средоточии острого чувственного удовольствия! Она вздрогнула. Она ничего не могла поделать, она не могла сдерживаться! Он сделал это еще раз. Она снова изогнулась, теснее приникнув к нему, затем отодвинулась, выдохнув в его губы. Ей показалось, что она почувствовала, как его губы сложились в улыбку, прежде чем он скользнул в нее пальцем.

Она ахнула и взорвалась ощущениями. Все произошло так быстро, внутри нее словно что-то лопнуло, и исступленный восторг растекся из ее лона, пульсирующего вокруг его пальца, опустошая ее, медленно, восхитительно. Она была так изумлена, почти шокирована.

— Что это было? — выдохнула она.

— Только начало, — ответил он, осыпая ее лицо нежными поцелуями.

Он встал, чтобы раздеться. Они еще не закончили? Ее снова охватило возбуждение. Она быстро расстегнула свою рубашку, но не сняла. Она станет для них прекрасным одеялом на песке, подумала она, прежде чем подняла взгляд, и все мысли вылетели у нее из головы.

Бойд стоял перед ней, обнаженный, он только что скинул свои брюки на землю. Глаза ее широко распахнулись. Она всегда думала, что у него красивое тело, почти идеальное, по ее мнению, но на самом деле оно было просто великолепным. Длинные, стройные линии, бугрящиеся мускулами. Широкая грудь, слегка поросшая золотистыми волосами, которые заканчивались чуть ниже сосков. Живот его казался таким твердым, словно в нем не было ни единого уязвимого местечка. Она подумала, что могла бы стоять на нем, не причинив ему никакого вреда. Даже его бедра были обтянуты мышцами, крепкими, сильными, да, с ним не побегаешь наперегонки! А руки, которые обнимали ее, как только ему удавалось не раздавить ее?! Его плечи и руки были такими мускулистыми. Неудивительно, что он носил рубашки с широкими рукавами. Будь они чуть поуже, и тут же стали бы расходиться по швам.

Все это она подметила одним взглядом, но глаза ее были прикованы к его копью, выступавшему над бедрами, его мужскому достоинству, и в ее голосе явно слышалось благоговение, когда она сказала:

— О, Боже, какой удивительный отросток.

Он замер, услышав ее слова. Неужели ей не стоило говорить этого? Может, она его ошеломила? Ей было все равно. Ее слишком мучило любопытство, чтобы молчать, и да, сама она была ошеломлена. Она не ожидала ничего подобного, особенно после того, что недавно видела у тех статуй в Англии, у некоторых из них. Все они изображали эту удивительную часть мужского тела такой крохотной, едва заметной. Как обманчиво! По сравнению с ними Бойд был огромен, и все же странно, но ее это не пугало.

Полностью завороженная тем, что разглядывала, она спросила:

— Могу я его потрогать?

Он со стоном опустился перед ней на колени. Она сочла это положительным ответом. Одной рукой она взяла его плоть, шелковисто-гладкую, теплую, упругую и твердую. Удивительно.

Она снова услышала его стон, подняла глаза и встретила его горячий взгляд.

— Так больно?

— Нет, — выдохнул он.

— Хорошо, потому что я еще не закончила.

Она не обратила внимания на его гортанный стон. Теперь уже обеими руками она обхватила его длинную плоть, нежно скользя ладонями по бархатной поверхности. Она сделала это раз, еще один. Каждый раз, когда кончики ее пальцев оставляли его, копье слегка покачивалось и подрагивало. Один раз оно даже задело ее грудь. Она дернулась, как обожженная. Но оно оказалось вовсе не таким жестким, как на первый взгляд. Невероятно твердое, да, но оно все же оставалось очень податливым.

— Ты меня убиваешь.

Она пристально посмотрела на него, обвиняюще нахмурившись.

— Ты сказал, что тебе не больно.

— Это совсем другая боль. Господи, Кэти, я так хочу тебя, что сейчас взорвусь.

Выражение ее лица смягчилось, и она ответила:

— Тогда чего же ты ждешь?

Он говорил серьезно. Его страсть достигла взрывной силы. Не прошло и секунды, как она снова оказалась лежащей спиной на песке, а он погрузился в нее. Она все еще была влажной после предыдущего оргазма, поэтому он скользнул глубоко, как ему и хотелось, не останавливаясь ни перед чем, даже перед ее девственностью. Боль ушла раньше, чем она успела ее заметить. Она была потрясена. Она отчаянно ухватилась за него. Это было самым откровенным переживанием в ее жизни, взрываться от сильнейшего удовольствия, лежа под ним. Она все еще содрогалась от своего второго оргазма, когда он излился в нее.

Он упал на песок рядом с ней, казалось, полностью истощенный, но у него осталось достаточно сил, чтобы притянуть ее к своему боку и, обняв ее одной рукой, удерживать на месте. Ее щека прижалась к его груди, она сонно улыбнулась, тоже усталая и пресыщенная, и чувствуя еще кое-что. Неужели это счастье? Она ни о чем не сожалела, ни о чем. Она бесконечно наслаждалась, занимаясь с ним любовью. И она была полностью довольна мужчиной, к которому прижималась. Так что, может быть, это и впрямь было счастье.

Прикрыв глаза, она лениво выводила пальцами узор на его груди, когда вдруг осознала, куда смотрит, и глаза ее расширились. Его великолепное орудие исчезло!

Она, выпрямившись, села.

— Куда он делся?

Она не на шутку встревожилась. Она и правда не знала. Открыв глаза, чтобы посмотреть, в чем она его обвиняет, Бойд расхохотался.

— Он вернется, обещаю, — сообщил он ей с широкой ухмылкой.

Позже они оба еще посмеются над тем, как мало она знала о мужском теле. Но в тот момент прямо у нее на глазах он выполнил свое обещание.

Глава 36

Кэти, смеясь, выбежала из воды. Она и Бойд играли в ней, как дети, хотя в поцелуях, которыми они обменивались в омывавших их волнах, не было ничего детского. Но она первый раз плескалась в океане, или любом другом большом водоеме такого рода, кроме прошлой ночи, когда Бойд высадил ее на острове, о чём она все еще ничего не помнила.

Бойд был поражен, когда она сказала ему:

— Это хорошо, что я еще не совсем проснулась, когда покидала корабль, иначе я могла бы удариться в панику, потому что не умею плавать.

— Что значит — ты не умеешь?

— Мне никогда не выпадал случай научиться, потому что мы жили в глубине страны.

Конечно, из-за того, что он сам вырос в гавани, Бойд мог посчитать ее неумение плавать довольно странным. Она уже знала, что его семья и их судовая компания находятся в Бриджпорте, что на побережье, но услышала много больше во время их совместного ланча выброшенной на берег рыбой.

Она даже сказала ему:

— Я однажды почти побывала в твоем городе с моим отцом. Партия товара, который он заказывал со склада в Бриджпорте, задержалась, и он хотел узнать, почему. Он согласился взять с собой меня, и на следующий день мы уже должны были отбывать, но тут прикатили фургон с его заказом, и мы никуда не поехали. Я была очень разочарована.

Было так удивительно, что они росли так близко друг от друга и в то же время их миры были совершенно разными. Ее отец только однажды покупал товары в Бриджпорте. Обычно он приобретал нужный ему ассортимент в Дэнберри, который был поближе.

Но что, если бы они встретились намного раньше? Стали бы они друзьями? Заметили ли бы они вообще друг друга? Скорее всего, нет. Он был, по крайней мере, лет на десять старше ее. И точно так, как сейчас их возраст не имел никакого значения, он был важен тогда, когда она еще была ребенком, а он уже был мужчиной.

Но она действительно удивила его своим заявлением о том, что не умеет плавать, и он спросил ее:

— Ты не боишься находиться в воде?

Они стояли в воде уже по талию, и она совершенно не думала ни о какой опасности, когда бежала с ним, взявшись за руки.

— С тобой рядом, конечно же, нет. Мы уже знаем, что ты прекрасно плаваешь за нас двоих.

Она была дразнящей. Ей просто не приходило в голову, что нужно опасаться океана. Но он беспечно взглянул на берег, ссылаясь на свой героизм. Это показалось ей нечестным, но всего лишь на мгновение. И тогда он попытался научить ее плавать. Каким же это было поражением! Она была слишком возбуждена, развлекаясь, чтобы уделять должное внимание уроку плавания, и он вскоре бросил попытку.

Кэти улеглась на песке, чтобы дать солнцу просушить ее. Бойд опустился на колени рядом с ней и начал отряхиваться от воды, как собака, заставив Кэти завизжать, когда на нее попали капли воды, летевшие с его волос.

— Ты сделал это специально!

— Ты заметила? — усмехнулся он, совершенно не раскаявшись.

Она усмехнулась тоже. Он был такой разный. Мягкий, игривый, дразнящий, полный улыбок, то мальчишеских, то сексуальных. Ей нравился такой Бойд. Возможно, даже слишком сильно.

— Где твоя длинная ночная рубашка? — спросил он, глядя мимо нее на их небольшой лагерь. — Раз уж мне нравится, как ты беззастенчиво щеголяешь передо мной своим роскошным телом, я не хочу видеть, как оно загорает.

Она хихикнула.

— Щеголяю? Так значит, я это делала? У меня совершенно точно не было ничего подходящего для плаванья из одежды, так что же теперь?

— Я знаю, что это довольно приятный сюрприз, обнаружить, что ты совершенно ничего не надеваешь под свою ночную рубашку.

— Чтобы спать? Пожалуйста, — сказала она сухо, — я спала бы голой, если бы у меня не было служанки, которая постоянно будит меня по утрам.

— Брак хорош тем, что служанки перестают это делать.

Кэти напряглась. Он не собирался разрушать это идиллическое свидание, затрагивая серьезные темы, не так ли?

— Тайрус может кого угодно законно обвенчать в море.

Он мог.

— Это большая честь для него. Но пока Грейс не желает прекращать свой флирт с нашим новым кучером, а я почти уверена в том, что она этого не желает, дополнительные услуги Тайруса нам не понадобятся.

Он просто уставился на нее. Она испытала неловкость под его взглядом. Ну почему он не может просто наслаждаться этим временем вместе с ней и дать всему остальному идти своим чередом?

Она попыталась вернуть его к возникшему ранее игривому настроению.

— О, ты имел в виду меня? — легко сказала она, но он не собирался шутить по этому поводу.

— Кэти…

— Не начинай. Пожалуйста. Это была шутка. Мы могли бы сделать это снова когда-нибудь, даже без разрушения корабля перед этим. Но ничего не изменилось. Я уже говорила тебе, что еще не готова к браку.

— Ты не можешь придерживаться того плана, что установила для своей жизни. Не после сегодняшнего дня, он принес столько изменений.

— Не было ничего подобного. И если ты горишь о моей девственности, — она фыркнула, — я что, действительно похожа на тех дамочек, что падают в обморок от ее потери?

— Ты похожа на самую заносчивую женщину в мире, вот на кого ты похожа!

— Ну, спасибо! Я стараюсь!

Она вскочила на ноги и отправилась на поиски своей одежды. Спорить с ним, когда на ней совсем ничего нет, совершенно невыносимо. Они вообще не должны спорить. Ну почему он такой упрямый?

Она ожидала, что он последует за ней, чтобы проводить к лагерю. Он не сделал этого, и когда она обернулась, чтобы убедиться, что он сидит там, где она оставила его, у нее даже возникло чувство, что она знает почему. И даже это осознание приводило ее в бешенство сейчас, потому что она подозревала, что придется обязательно что-то делать с его упертостью.

Кэти была слишком взвинчена, чтобы застегнуть даже половину пуговиц прежде, чем вернуться к нему, чтобы обвинить:

— Скрываешь доказательство того, что даже будучи взбешенным из-за меня, ты все еще меня хочешь?! Ха! Ты хуже волокиты. Признай это, ты постоянно ищешь себе девицу.

Он встал, чтобы показать ей, насколько точным было ее предположение. Она покраснела до корней волос. Но это не было единственным эффектом, которое на нее произвело доказательство его желания.

— Ты действительно думаешь, что это имеет отношение к кому-то еще, кроме тебя?

Эти слова окончательно решили все. Она бросилась к нему, обвивая руками его шею, обхватывая ногами бедра. Она попала точно в цель и стонала от удовольствия. Она была там, где хотела быть.

— Сейчас я смею заставить тебя спорить со мной и дальше, — сказала она прежде, чем поцеловать его.

Ей всего лишь требовалось удержаться после этого. Он сделал все остальное. Но она никогда не делала ничего столь агрессивного в своей жизни. Это было ее ошибкой, воспламенившей ее еще сильнее. Это было то, что он представлял себе, и эти ощущения были столь сильными, что невозможно было ими управлять. Кажется, он сходит с ума от желания гораздо сильнее, чем она.

Глава 37

Было уже далеко за полдень, солнце начало клониться к горизонту. Ни у одного из них больше не было желания спорить еще. Любовные ласки отобрали все силы и эмоции, оставив после себя ощущение пьянящей слабости.

Ей не хотелось оставлять их спор открытым, но она не знала, как можно заставить его понять, что если она и решится выйти за него замуж, сделать последний шаг, то не сейчас. Сейчас было не время.

Они сидели рядом на берегу, соприкасаясь плечами, просто наблюдая, как катятся волны. Он держал ее ладонь в своих руках, что отчасти удовлетворяло ее желание прикоснуться к нему. На горизонте все еще не было никакого судна. Если их не найдут до захода солнца, то будет здесь так же холодно ночью, как и на палубе корабля? Они могли согревать друг друга своим теплом, но это могло доставить кое-какие неудобства без какого-нибудь укрытия.

— Как ты думаешь, нам повезет еще с рыбой на обед?

— Я думаю, что мы будем спасены к тому времени, или ты уже проголодалась? Сегодня ты была весьма активна.

Она усмехнулась тому определению, которым он описал ее страстность.

— Я просто думала о всяких «а что если…». Нам стоило бы потратить немного времени на сооружение хоть какого-то укрытия, прежде чем стемнеет. И, возможно, поискать немного фруктов, на случай если морской прилив принесет только воду сегодня вечером. Уверена, здесь должно быть кое-что, во всей этой растительности.

— Вижу, у тебя не много-то веры в Тайруса.

— Ты думал, что он найдет нас к полудню, но уже намного позже.

Он облизнул палец и поднял его вверх, чтобы определить направление ветра. Был не больше, чем легкий ветерок.

— Ветер мог быть против него, — предположил он. — Ему, видимо, пришлось сделать крюк, чтобы и дальше придерживаться этого курса. Мне нужно будет соорудить большой костер, если мы будем здесь, когда стемнеет.

— И укрытие?

Он закатил глаза.

— Хорошо, давай собирать ветви пальм, но только около берега. Мы должны оставаться на берегу, здесь нас заметит любое судно, которое будет проходить мимо.

Он помог ей подняться на ноги, но вместо того, чтобы отпустить ее и приняться за работу, он сжал ее в объятиях.

— Ты можешь быть самой заносчивой, упрямой женщиной, которую мне доводилось встречать, но ты также единственная, с кем бы я хотел прожить остальную часть моей жизни. Это все, что я хотел сказать тебе по этому поводу.

Он ушел, оставив ее смотреть себе в спину буквально с отвисшей челюстью. Он уже буквально забрался ей под кожу, и она не сомневалась, что это и был его план.

Она отправилась в противоположную от него сторону и принялась за работу. Песок за целый день нагрелся под палящим солнцем и был немного горяч для ее босых ног, но зато под пальмами росла трава, поэтому она передвигалась довольно быстро.

Он помахал ей рукой, чтобы она присоединилась к нему, поэтому ей пришлось преодолеть весь этот путь снова.

— Мы справимся со всем быстрее, если разделимся, — сказала она, наконец поравнявшись с ним.

— Тогда мы не справимся быстрее. Мне необходима твоя компания.

Было довольно трудно противиться в ее опьяненном настроении.

— Хорошо, только чур мне достаются все самые легкодоступные ветки.

— Я думаю, что мы найдем все необходимое у основания стволов.

Десять минут спустя они возвращались к тлеющему костру, оставленному без внимания, с полной охапкой веток в руках. Он немедленно принялся разжигать костер снова. А она села, чтобы наблюдать за ним.

— Я должна задать тебе один вопрос, не увязнув при этом в бессмысленном споре. Ты смог бы ждать меня?

Она думала, что ей придется внести объяснения, но, похоже, его мысли витали недалеко от этого же вопроса.

— Это подразумевает, что ты все же хочешь выйти за меня — в конечном итоге, — очень осмотрительно заметил он.

— Я никогда не говорила, что не хочу…

— Я знаю, просто не сейчас. Но ты не хочешь взглянуть на все более широко. Брак вовсе не поставит точку в твоем путешествии, взамен он подарит тебе кого-то, с кем можно все это разделить, по крайней мере, в моем случае. Ты действительно думала, что я потребую, чтобы ты поставила крест на всех своих планах? Мне принадлежит судно, Кэти, и, если ты хочешь, я отвезу тебя куда угодно.

Он шел на все уступки. От этого ее глаза едва не наполнились слезами, так внезапно эмоции нахлынули на нее. Но он упустил одну деталь, которую никак нельзя было игнорировать.

— Брак подразумевает детей, а детям нужно постоянство. Они не могут все время скитаться по миру на корабле. Я не готова махнуть рукой на свои путешествия, когда я их только начала, не готова заводить семью раньше, чем планировала.

— Моей невестке Эми прекрасно удается воспитывать детей на борту судна моего брата. Они плавают вместе с детским врачом и их домашним учителем.

— Это чудесно для нее, что она не возражает, но я путешествую на корабле лишь потому, что мне необходимо добраться туда, куда нужно. И меня совершенно не прельщает море как неотъемлемая часть жизни, как у тебя, например. Слишком много ветра, воздух слишком соленый, и довольно часто я думала, что действительно буду страдать от морской болезни, как мой кучер мистер Тобби, хорошо еще, что она быстро проходит.

У него был заготовлен ответ и на это.

— Я буду готов бросить море, когда и ты бросишь. Я практически уже принял решение обосноваться в Англии в этом году. По крайней мере, таково было мое желание, пока ты не вошла в мою жизнь. И у тебя там тоже есть семья.

— Нет, ее нет.

— Но я думал…

— Я тоже. Но они не хотят иметь ничего общего со мной, и так же, как они не признавали мою мать, так и я теперь не признаю их.

— Мне жаль.

Она пожала плечами.

— Я в порядке.

Она не была в порядке, но она не хотела говорить об этом даже больше, чем не хотела говорить о браке. И все же они обсуждали это снова. И она снова проигрывала в этом словесном поединке. Он переделывал ее планы, и это пугало. Хотя у него были ответы на будущее — и она совсем не возражала против идеи осесть в Англии когда-нибудь — прямо сейчас он не получил нужного ему ответа. Потому что его не было. Если они поженятся сейчас, то она может забеременеть, если уже не успела. Почему нет, ведь она такая же сильная, как и Бойд. И это положит конец ее путешествию. Надолго.

Но, о Боже, выйти за него, чувствовать его прикосновения каждый день… вместо того, чтобы покончить со всем этим, ведь она это и должна сделать! Она позволила себе этот день непередаваемого счастья, но она не должна позволить этому повториться снова. Если только она не хочет выйти за него сейчас.

Бросить весь мир ради него? Когда он даже не любит ее? Ее чувства кричали ей поступить именно так, что было явным показателем того, что у нее та же проблема, что и у него. Она просто не в состоянии здраво рассуждать, стоя так близко к нему.

Она уже собиралась сказать ему, что ей нужно хорошенько все обдумать, когда увидела корабль на горизонте.

Глава 38

— Уйди с берега, Кэти, быстро. Не спорь, а просто сделай это!

Приказ не спорить совершенно не помешал ей это сделать.

— Но ты сказал, что мы должны высматривать Тайруса, чтобы он нашел нас!

— Это не «Океанус».

— Как ты можешь сказать наверняка с такого расстояния? — Из-за резкого перехода от восторга от скорого спасения до замешательства и прилива паники ее тон повысился.

— Это двухмачтовая бригантина, тип судна, наиболее любимая пиратами в этом крае.

Ему больше ничего не пришлось говорить. Она бросилась к кустам позади них. Он выбрал момент и всыпал несколько пригоршней песка в их небольшой костер, а потому совсем немного дыма вырвалось вверх. Он также бросил ветви, которые они собрали у самой низкой пальмы. Таким образом, все выглядело так, будто ветви сами просто склонились к земле. Тогда он захватил свои ботинки и камзол, чтобы не оставлять следов своего пребывания, и скрылся за тем же кустарником, что и она.

Она лежала лицом вниз, поглядывая из-за песчаных наносов на берегу. Судно, казалось, плавно плыло вдоль острова.

— Они не увидели нас, — она пыталась казаться уверенной, но ее шепот разрушил эффект.

— Трудно сказать пока.

— Но зачем им смотреть в этом направлении, если они все равно плывут таким маршрутом?

Она указала пальцем в том направлении, где проплывала бригантина уже в стороне от острова. Бойд мельком взглянул на нее, начал было что-то говорить, но потом передумал. И это колебание взволновало ее больше, чем те слова, которые он мог бы произнести.

— Что? — требовательно спросила она.

— Ничего. Ты была права.

— Нет, не была, — сказала она, и ее голос совсем уж панически задрожал. — Скажи мне, почему я не была права?

Он вздохнул.

— Берберские корсары не только ищут торговые суда с грузами. Они также промышляют поставками рабов турецким султанам. Даже на их огромных судах на веслах сидят рабы. То, что они обнаружили бы нескольких человек на пустынном берегу безо всякого жилища поблизости, стало бы для них только легким уловом, и потребовало бы всего краткой остановки, чтобы пустить небольшую группу в лодке.

— Рабы? Знаешь ли, я просто шутила по поводу гарема. Не могу представить себя там. Правда.

— Я знаю, — он взял ее за руку и поднял на ноги. — Пойдем, я должен найти подходящее место, чтобы спрятать тебя, пока я не разберусь со всем этим.

— Пока ты что? — завопила она.

Она оглянулась, чтобы увидеть то, о чем он говорил. Двухмачтовое судно поворачивало вокруг своей оси и направлялось к острову.

— Возможно, они всего лишь забыли кое-что там, откуда прибыли, и вот теперь просто возвращаются.

— Хватит изводить себя, Кэти! Я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось, обещаю.

Это прозвучало как заверение, однако он не учел ее богатое воображение. Прекратить изводить себя? В следующее мгновение она уже тараторила.

— О чем тут заботиться? Они прибывают, они оглядываются вокруг, ничего не находят и уплывают прочь.

— Это был бы идеальный вариант, — согласился он. — Как бы долго они не пробыли на пляже. Но если они высаживаются на берег в поисках нас — то скажем так, я предпочитаю прямо встретить неприятность, прежде чем они найдут нас.

— Ты будешь драться с ними? Но как? — допытывалась она. — У нас ведь нет оружия.

Он поднял крепкую ветвь, которую тащил за собой. Она чем-то напоминала изогнутую дубину.

— Теперь есть.

О, конечно, он собирался напасть на кровожадных, и, без сомнения, хорошо вооруженных пиратов с палкой? Но тут она поняла, что не хотела бы видеть его перед пиратами вообще, даже если бы у него и было самое лучшее оружие. Ей была невыносима сама мысль о том, что он может быть ранен.

— Давай просто поспешим на противоположную сторону острова, — предложила она.

Он остановился, чтобы схватить ее за плечи.

— Один из нас должен остаться на этом берегу, и это, конечно же, будешь не ты. Если Тайрус появится на горизонте и увидит пришвартованный корабль пиратов, то он скорее всего решит искать нас в другом месте. Так что, если они захотят потратить много времени на наши поиски, то я избавлюсь от первой группы, которую они пошлют, а потом и от второй… если они пришлют ее. Надо надеяться, что они остановятся на этом, а потом последуют своей дорогой дальше.

— А пираты станут преследовать «Океанус», если он прибудет раньше, чем они уберутся отсюда?

— Только если они очень, очень глупы. Корабли Скайларк очень хорошо вооружены для таких вот непредвиденных обстоятельств. Разве мы уже не затрагивали эту тему?

Она расплывчато припоминала кое-какие его рассказы. Он продолжал тащить ее, пока они не вышли на удобную тропу. Она сдерживала все возгласы, готовые сорваться с ее губ, потому что она ступала босыми ногами на сосновые шишки. Высокие сосны, другие деревья, кустарники, выросшие в высоту много больше, чем она сама, тропические виноградные лозы — все это теперь обеспечивало солидный слой зелени, по которой они с легкостью шли. И неудивительно, что никто не хотел бросать якорь у этого берега, потому что в пределах видимости не было обитаемой земли.

— Спрячься в тех кустарниках, присядь на корточки и не высовывайся до тех пор, пока я не вернусь за тобой. И если ты все же в состоянии вести себя тихо, то сейчас самое время проявить эти способности, — добавил он, подмигивая.

И он немедленно покинул ее. Потребовалось всего пять минут, чтобы ей все это совершенно надоело. Допущение, что она какая-то балаболка, было довольно грубым, и она мысленно ворчала по этому поводу в течение десяти минут, каждая из которых отвлекала ее внимание от пиратов. Он это преднамеренно сделал? Нет, она сомневалась в этом.

Но когда какая-то птица пронзительно закричала где-то рядом, до нее начали доходить и другие звуки живой природы. То, что она поняла, так это, что Бойд фактически оставил ее в тупике. Не имея длинного ножа или чего-то другого в этом роде, она ни за что не смогла бы прорубать себе дорогу в кустарниках, если бы пришлось, за исключением той стороны за ее спиной, где пираты уже наверняка спускались на берег. Сколько времени прошло? Она была уверена, что Бойд собирался совершить что-то глупое, позволить поймать себя или убить. И тогда они отправятся на поиски ее.

С этой тревожной мыслью Кэти поднялась на ноги и направилась к берегу, но не сразу прошла к тому месту, где располагался их лагерь. Как только она обнаружила небольшой лаз слева от себя, она тут же продолжила свой путь в этом направлении. К счастью, на ее пути больше не возникали тупики. Листва не была такой густой ближе к берегу. Кэти также подняла все камни, которые смогла найти по пути, складывая их в импровизированный карман из низа юбки. Она не собиралась быть совершенно беззащитной.

Когда она ушла далеко вниз от берега, она решила вернуться назад к берегу. Таким образом, она по крайней мере могла бы наблюдать за судном пиратов и за всем, что там происходит. А, может, оно уже уплыло? Она должна надеяться.

Однако судно все еще было там, стояло на якоре довольно близко. Еще чуть-чуть, и оно село бы на мель. И одна маленькая лодка лишь только сейчас стала стремительно двигаться по направлению к берегу. Сколько времени им понадобится, чтобы добраться сюда?

Берег не был одной прямой линией. Он был довольно изогнут, хотя и недостаточно, чтобы образовать залив или бухту, и их лагерь располагался прямо в центре этой арки. Она была достаточно далеко, и это позволяло ей высоко поднять голову, чтобы рассмотреть, где их засыпанный костер. Там же была вытащенная на берег лодка. И она была пуста. Что же, получается, что та лодка, которая подплывает, вовсе не первая? Тогда, где же все из этой лодки? Никого не было на берегу в этот момент. Берег был абсолютно пуст, за исключением этой пустой лодки. И где же Бойд?

То, что ей сейчас следовало бы сделать, это направиться в противоположную сторону, но ее переполнял страх, страх за Бойда. Она непременно должна знать, что с ним все в порядке. И пока она не увидит все собственными глазами, она ни за что не пойдет куда-то, кроме как на его поиски.

Приседая и зажимая в кулаке край своего самодельного мешка с камнями, она перебегала от дерева к дереву, держась в тени листвы, мелкими перебежками быстро приближаясь к лагерю. Когда она прижалась к земле на полпути, она наткнулась еще на одну лодку!

Ее тянули от самого песка до кустарника, за которым она спряталась. Большая, сломанная, покрытая листвой ветвь прикрывала лодку сверху так, будто ее пытались спрятать. Зачем? И сколько еще лодок пираты собирались прислать? Здесь уже было три. Неужели у них действительно была такая огромная команда? Или, возможно, в каждой лодке прибыло всего по нескольку человек? В этом есть здравый смысл. Бойд мог бы легко справиться с двумя мужчинами за один заход.

Какая-то частица ее страха покинула ее, хотя и недостаточная для того, чтобы заставить ее повернуть назад. Но слово попалось ей на глаза прежде, чем она успела перебежать к другому кустарнику. Аккуратно нарисованная белая надпись на одном из двух деревянных бортов лодки, всего лишь одно слово. Склонившись совсем близко к лодке, она никак не могла ошибиться. «Океанус».

Она смотрела. И смотрела. Она собиралась убить его. Смысл был такой ошеломляющий! Нет, она не собиралась касаться этой мысли! Не сейчас. Она чувствовала, как ее затапливает жаркая волна эмоций. Яростный гнев. Она отогнала его прочь и глубоко вздохнула. Она собиралась убить его. Позже. Если пираты еще не успели этого сделать.

Глава 39

Кэти нашла Бойда. Он был еще жив. Она не была уверена, живы ли еще пираты, валяющиеся у него в ногах, но сам он, по крайней мере, выглядел прекрасно. Шум борющихся мужчин и так бы привел ее в нужном направлении, но вид, открывшийся перед ней с берега, позволял все видеть даже с такого расстояния.

Она насчитала три тела на земле, еще три пирата стояли. Скорее всего, эти шестеро были из первой лодки.

У пиратов было оружие. Она могла разглядеть пистолеты и ножи, прикрепленные к поясам. У одного из них, который все еще стоял на ногах, был в руке пистолет, но он держал его так, будто собирался скорее ударить прикладом, а не стрелять из него.

Они пытались захватить Бойда, не причиняя ему вреда, она поняла это! Он представлял собой товар, который они могли бы потом продать, и, видимо, это было той причиной, из-за чего они высадились на берегу. Очевидно, они совершенно не заботились о том, пострадают ли они сами.

Затаив дыхание, крайне очарованная, Кэти не могла отвести глаз от Бойда. Он собственными кулаками уложил еще одного из стоящих мужчин. Одной рукой он держал его, а другой наносил ему удары по лицу. Второй пират подобрался слишком близко к Бойду, и тот ударом тыльной стороной руки откинул его в сторону. Было не похоже, чтобы он даже вспотел от всего этого, а Кэти стояла достаточно близко, чтобы рассмотреть внимательно. Мало того, у него даже не сбилось дыхание от усилий!

Третий мужчина тянул одного из пиратов прочь. Все три пирата не могли подойти к Бойду еще ближе из-за тех тел, что лежали у его ног, а он в свою очередь не собирался менять свое положение, которое создавало ему такую выгодную позицию. Четвертый пират пал. Остальные двое, должно быть, поняли, что допустили тактическую ошибку. Они все еще не спускали с мушки Бойда, но один мужчина громко кричал указания, а они вторили ему. Это позволило сбить их с ног, и теперь все трое валялись на песке.

Кэти начала продвигаться ближе. Но другое движение привлекло ее внимание. Причалила лодка. И еще шесть мужчин выбрались из нее. Как только они пройдут немного дальше по берегу, они увидят то, что происходит с другой стороны возвышенности — и присоединятся к драке. Бойд не сможет справиться еще с шестерыми. Он уже наверняка утомлен. Но даже если и нет, новая схватка застанет его врасплох, в то время как он еще не до конца справился с теми двумя.

Она не успела додумать эту мысль. Выскочив на берег, она тем самым привлекла внимание прибывших. Один из них заметил ее и толкнул локтем идущего рядом. Он также сказал что-то, и теперь все они обернулись, чтобы увидеть ее. И уже через секунду они все бежали к ней. Они даже не послали ни одного из них, чтобы найти прибывших ранее. Очевидно, она была более интересной находкой.

Она громко закричала, совершенно не притворяясь. Она надеялась, что Бойд услышал этот крик, ибо в противном случае, выдав себя, она действительно совершила глупость. Она понятия не имела, как долго сможет продержаться, прежде чем ее поймают, но она не хотела также быть козырной картой в их руках, что позволило бы им поймать также и его. Поэтому она не могла убегать слишком далеко, иначе Бойд не сможет нагнать ее, чтобы помочь. К тому же, она не могла позволить пиратам подобраться к ней ближе, иначе все было бы кончено.

Она вспомнила о своих камнях только потому, что ее набитый «мешок» ударил ей по коленям, когда она спрыгнула на песок. Она остановилась на мгновение, чтобы ослабить напряженную хватку, которой сдерживала «мешок», и открыла его. Она не собиралась бежать дальше, а потому обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как пираты появились прямо около нее. Слишком близко. Если они решили окружить ее всем скопом, как те двое пробовали поступить с Бойдом…

Она бросила в них камень. Они остановились и начали смеяться, поскольку камень упал в нескольких футах от них. Медленно двигаясь в противоположном направлении, она бросила в них еще камень, сильнее на этот раз. Они засмеялись снова, поскольку он пролетел мимо них, никого не зацепив. Что заставило ее думать, что метание камней будет хорошим средством защиты, если она понятия не имела, как их правильно бросать?

Все, что она делала, только веселило их! Но мгновение спустя она поняла, что ее камни были лучшим оружием, потому что с их помощью она добилась того, что и планировала — затянула время вполне достаточно для того, чтобы Бойд сумел взять ситуацию под контроль.

Наблюдая, как он бежит позади них со своей толстой дубинкой в руках, она отвлекала внимание пиратов еще несколькими камнями. И Бойд стремительно понесся, воспользовавшись заминкой. Он махал дубинкой, нанося удары с одной и с другой стороны. Двое упали. Один из них пошевелился, все еще находясь в сознании. Еще один удар дубинкой по лицу, и он больше не шелохнулся. Остальные четыре с шумом обернулись. Трое тот час же окружили Бойда. Он уклонился от удара одного из них, и взмахнул дубиной по кругу, чтобы поразить других двоих. Это не сбило с ног никого, но один, тот, по которому первым пришелся удар, с громким криком схватился за ушибленное ухо. Боль временно парализовала его.

Последний пират не двигался. Вместо этого он потянулся за своим пистолетом. Он повернулся спиной к Кэти. Что он собирался делать с этим пистолетом, она не знала, да и не желала знать, особенно, когда он, по-видимому, решил, что она одна — вполне хорошая рабыня, и что Бойд был слишком большой неприятностью, чтобы связываться с ним.

Даже не мешкая, она взяла из «мешка» самый большой камень, который был в запасе, позволяя остальным плавно соскользнуть по подолу. Таким образом она смогла взять камень обеими руками и, подойдя к пирату со спины, стукнула его по затылку. Он упал на землю. Она недоверчиво опустила глаза, не в силах поверить, что смогла справиться с ним.

Мельком взглянув назад, она увидела, что Бойд не свободен. Он дрался с еще двумя пиратами. Он, должно быть, разоружил их во время борьбы. И теперь, когда у них не было своего оружия, они явно проигрывали. Их лица заливались кровью, его же — нет. Другой пират все еще держался за свое ухо и что-то кричал на незнакомом языке, должно быть, молитвы. Но он тоже достал оружие и выглядел вполне разъяренным, чтобы пустить его в ход. Кэти вся похолодела от страха. Это было трудно представить, но в этот момент она боялась за Бойда. Она начала выкрикивать ему предупреждения, но поняла, что он вряд ли услышит ее из-за драки, да и отвлечь его в этот момент — было бы наихудшей вещью, которую она могла сделать для него, тогда как эти двое мужчин, с которыми он боролся, были столь же мускулисты, как и он сам. Поэтому она подняла свой тяжелый камень, который все еще держала в руках, но вовремя вспомнила своего поверженного врага. Резкая вспышка солнечного света, отразившаяся на металле, заставила ее опустить глаза, и она наткнулась взглядом на пистолет, валявшийся у нее в ногах. Она быстро подобрала пистолет, который выронил один из пиратов, прежде чем упасть.

Она совсем не рисковала, ведь озлобленный пират не спускал с мушки Бойда. Он все еще не выстрелил, но наверняка лишь потому, что не мог точно прицелиться в Бойда, так как того загораживал один из налетчиков. Он не смотрел на нее и поэтому не знал, что она тоже вооружена. Его слух сейчас также был ослаблен, поэтому она совершенно не надеялась отвлечь его криком. Но он услышит звук выстрела, это уж точно, и поэтому она сделала именно это — пальнула в воздух.

Сейчас она определенно привлекла его внимание, да и всех остальных тоже. Она почти опрокинулась назад из-за выстрела. Проклятые старомодные пистолеты были слишком длинноносыми и слишком тяжелыми для нее. И она, как и все остальные, знала, что в нем больше нет заряда. Но ведь как никак, все это позволило Бойду минимизировать опасность. Он всего лишь замер на мгновение выстрела. И пока пират повернулся лицом к Кэти, он направил все свое внимание на пистолет, который тот держал в руке. И уже забрав его, он стукнул прикладом пирата прямо в ухо. На это раз он свалился окончательно. В это время Бойд раздробил ствол о голову другого пирата и врезал кулаком в лицо еще одному. Все они были повержены! Она разделила с Бойдом ощущение триумфа. Фактически, он выглядел сильно уставшим. Но она была так взволнована его победой, что даже подпрыгивала на месте от радости — пока не вспомнила о судне, стоящем на якоре около берега.

— Они пришлют еще? — спросила она, когда он сел на песок, облокотившись локтями о колени, пытаясь отдохнуть.

Он поднял на нее взгляд, чтобы ответить.

— Вероятно. Поэтому собери все пистолеты, что здесь валяются, а я пока займусь связыванием первой партии. Думаю, что я буду только стрелять во всех, кто еще сюда прибудет.

Она заметила, что он ничего не сказал по поводу того, что она ослушалась его приказа оставаться там, где он сказал. Чтобы не дать ему понять, что она не последовала его указаниям, она между делом спросила.

— Чем ты собираешься связывать их?

— Я уже сделал веревку, еще когда ожидал ту первую лодку. Листья пальм, свежие и сухие, довольно крепкие, если, конечно, правильно с ними обращаться. И довольно легко завязываются. Но мне все же придется сделать еще. Я не рассчитывал, что пиратов прибудет так много.

— А разве виноградная лоза не подошла бы? — вставила она. — Ее здесь полно…

— Слишком скользкая, узлы могут с легкостью развязаться, а потому она не достаточно надежна. Кроме того, я должен быть уверен, что если кто-то из них очнется, то не доставит нам больше неприятностей. Я скорее предпочёл бы не убивать их. Они могут быть повинны в пиратстве, но вряд ли имеют причастность к чему-то более серьезному. Их капитан просто заменит их и продолжит свое дело.

Казалось, он чувствовал отвращение, когда говорил это, но затем он повернулся и зашагал прочь, чтобы связать пиратов. Она посмотрела на темное пятно, к которому он направлялся, это была целая куча тел.

Он должен был делать все быстро. Ему нужно было связать двенадцать мужчин прежде, чем кто-либо еще успеет прибыть. Фактически, она всего лишь должна была помочь ему сделать все это быстрее. Поэтому она собирала пистолеты, как он и приказал, и бегала по маленьким сосновым шишечкам и иглам как можно быстрее, лишь бы только скорее присоединиться к Бойду. Он уже связал троих пиратов и разминал пальмовые листья для веревок. Она свалила пистолеты в кучу на самой вершине той груды, что он не торопился отобрать у первой команды, и начала помогать ему скручивать листья. У него довольно хорошо получалось. Что ж, он был моряком. И должен им быть. Через некоторое время он уже возвращался ко второй команде с шестью скрученными веревками, переброшенными через руку. Она шла следом за ним. Он не возражал. Но когда она начала помогать ему связывать мужчин, он приказал ей продолжать наблюдение за кораблем. Следовало полагать, что он не доверяет ей завязывать узлы из этих веревок.

Он только успел связать им сзади запястья, и уже практически закончил, когда ей все же пришлось сказать:

— Они спускают еще одну маленькую лодку на воду.

Она услышала его вздох позади себя. К этому моменту он уже наверняка на исходе сил. О боже, он ведь схватился с двенадцатью пиратами — и победил! Пусть даже они и пытались схватить его, не причиняя ему особого вреда, но тем не менее ему стоило немалых усилий победить их, и он обставил все так, будто это ему ничего и не стоило. Она, возможно, и помогла ему, отвлекая их, но основным в исходе сражения все же были его умения и мускулы, которые быстро отогнали опасность. Теперь же он должен столкнуться с еще большим количеством прибывших на берегу.

Взглянув на него, она увидела, что он ни на минуту не прервал своего занятия. И при этом совершенно не торопился его закончить. Он тратил время на то, чтобы убедиться в надежности связанных узлов.

Обернувшись назад к кораблю, она радостно произнесла:

— Они, наверное, передумали.

— Что ты имеешь в виду? — он встал, чтобы лично убедиться.

Небольшая лодка, которая уже была спущена на воду и загружена мужчинами, не начала двигаться к берегу, а сами мужчины начали быстро подниматься назад на судно. Мгновение спустя Кэти и Бойд поняли почему. Другой корабль показался на горизонте.

Глава 40

«Океанус» вошел в поле зрения. Кэти не могла распознать его с такого расстояния, могла лишь сказать, что это трехмачтовое судно, однако у Бойда с этим проблем не возникло. С чувством предвкушения скорого спасения и ощущением миновавшей опасности — ведь пиратский корабль скрылся с трусливой поспешностью — она уселась прямо на песок в ожидании.

Бойд коротал время, скручивая веревки и связывая ноги пиратам. Он не хотел, чтобы они освободились слишком скоро, и еще больше не хотел, чтобы они не освободились вообще.

— Если их капитан не вернется позже, чтобы найти их, им не должно составить большого труда перегрызть веревки на руках друг у друга. Но он, вероятно, вернется еще засветло, тем более, если заметит, что «Океанус» не собирается его преследовать.

— Ты слишком добр к людям, которые хотели сделать тебя рабом.

— Ты так думаешь? Здесь целый арсенал оружия, полагаю, что я могу убить их всех.

Он всего лишь поддразнивал ее. Если бы у него было такое намерение, он бы уже сделал это раньше, чем начал связывать их.

Но пираты, к которым он был столь снисходителен, заставили ее слишком сильно понервничать сегодня, поэтому она продолжала настаивать.

— Не понимаю, почему мы не можем забрать их всех с собой, а потом сдать властям?

— И каким же именно властям мы их сдадим? — он явно пытался не рассмеяться такому ее невежеству. — Мы не знаем, в каком порту эти приятели базируются, много разных стран омывает это море. Они могут быть каперами, и с дозволения своей страны промышлять в этой области. Власти лишь посмеются и отпустят их дальше. И я не шучу! Пираты Берберии, которым действительно место за решеткой, обычно не заплывают так далеко на север. Они предпочитают легкие судна, которые не вооружены. Следуя своей тактике — их легко остановить, можно быстро подчинить и завладеть легкой наградой.

Когда Бойд справился со своей задачей, он присел радом с ней на песок, касаясь ее плечом. Воспоминание о том, что она нашла спрятанным в кустарниках на нижнем пляже, заставило ее отдвинуться от него. Он не обратил на это внимания, или просто не захотел, продолжая наблюдать за своим судном, которое уже подплыло достаточно близко, чтобы начать спускать паруса, останавливаясь.

— Ты действительно готова уехать? Мы можем воспользоваться одной из лодок, чтобы добраться до корабля, — он махнул в сторону двух пиратских лодок напротив них.

— Почему на одной из них? Почему не на той, на которой мы сюда попали? — теперь она уставилась на него. Он действительно вздрогнул? Нет, у него должна быть совесть, чтобы вздрогнуть. Но тишина становилась достаточно многозначительной.

Ее слова резанули ножом.

— Ты просто собирался оставить ее здесь, не так ли? Цена торговых операций, или в данном случае, цена соблазнения?

— Я могу объяснить, — начал он.

— Конечно, ты можешь. Но разве это поможет?

— Судя по твоему тону — нет, — сказал он со вздохом.

Она встала и яростно сверкнула глазами.

— Ты действительно думал, что я не рассержусь? Нет, подожди. Ты думал, что я никогда не узнаю, что этот наш небольшой пикник был устроен тобой? Все это входило в сумму, верно?

Он тоже поднялся, и его поза была будто защитной броней от ее сарказма.

— Ты не единственная, кто может лгать, так что даже не думай начинать сердиться, потому что эту идею провести немного времени наедине с тобой с помощью лжи, я почерпнул от тебя.

— Если бы это было всем, что ты сделал, то ты, может, и мог бы быть прав. Мог бы быть! Но ты сделал больше, намного больше этого, не так ли? Бог мой, ты ведь даже всю меня намочил! Ты бросил меня в воду после того, как мы добрались сюда, будто ты вплавь доставил нас к берегу.

— Нет, вода действительно захлестнула лодку, так что в этом не было необходимости. Хотя, будь это иначе, я бы поступил именно так!

К этому моменту они уже отчаянно кричали друг на друга. Она была так разъярена, что вся тряслась. Он продумал все детали! Она становилась все более и более недоверчивой с каждым новым разоблаченным фактом, что произошел с ней. Полный список обещал быть весьма впечатляющим, но это так долго!

— Рыба! — требовала она.

— Подарок прилива, я же говорил.

— Та полезная линза, которую ты носишь в кармане?

— Довольно неплохая ложь, если я могу так сказать про себя, — самодовольно заключил он.

Она ощетинилась еще больше. Как смеет он сердиться и язвить? Или это такая его реакция на собственное чувство вины? Ему из-за многого можно чувствовать себя виноватым.

— А пираты? Ты нанял их тоже, чтобы таким образом «спасти меня» и сыграть в «героя»?

— Они были хорошей идеей, не так ли? — он отклонился назад с притворно-задумчивым взглядом, который только распалил ее бешенство еще сильней. — Но пиратов довольно трудно нанять в наше время, к тому же они совершенно не заслуживают доверия. Извини, они не были частью плана, — он покинул ее на этом. Он не отметил, что действительно спасал именно ее. Хотя для неё в данный момент это не имело бы большого значения.

— А этот остров действительно заброшен? — она шагала по песку перед ним, слишком разъяренная, чтобы остановиться.

— Нет, это один из больших островов в цепи Балеарик, хотя этот угол острова не заселен, поэтому было бы довольно непросто добраться до какого-нибудь ближайшего селения. Ты была бы поражена, насколько велик этот остров — если сейчас ты находишься всего лишь на его подножии.

— Конечно, ты бы отверг предложение выяснить, нет ли поблизости поселения или города, если бы его сделала я, — предположила она.

— Конечно.

— Могу поспорить, твой корабль скрывался с другой стороны острова все это время, не так ли? Таким образом, судно совершенно не случайно прибыло в самый подходящий момент. Ты, вероятно, заранее сообщил Тайрусу, когда надо подобрать нас, — она была подавлена озарившей ее мыслью. — Бог мой, они все знают об этом, ведь так?

— Нет, — сказал он быстро, уже не с таким пылом. — Большинство из них думает, что мы просто были на пикнике в течение дня.

— О, конечно, и я пошла на пикник в своем нижнем белье?! — зло парировала она.

Посмотрев вниз на ее одежду, он побледнел. Она поняла, что он пропустил эти детали, или просто не заходил так далеко в своем сложном плане.

Но до того как она успела заметить это, он произнес:

— Надень это.

Это была единственная хорошая вещь, которую он произнес. И он тут же начал вытаскивать свой пояс. В течение короткого мгновения мысли о том, что они делали вместе на острове до того, как появились пираты, всколыхнули ее память и заставили дыхание сбиться. Но она сейчас была слишком сердита, чтобы позволить этим воспоминаниям взять над собой верх. Он вручил ей свой пояс и также отдал камзол.

— Твоя пряжка на ремне слишком большая, — бормотала она, закрепляя пояс у себя на талии. — Совершенно очевидно, что он принадлежит мужчине.

— Передвинь застежку себе назад, камзол прикроет ее. Теперь похоже, что ты носишь платье вместо ночного белья, хотя и довольно тонкое. Но с учетом столь теплой погоды, вполне подходяще для здешней местности.

В действительности ее одежда совсем не была похожа на платье, но пока ее не будут рассматривать вблизи, вряд ли кто-то что-то заметит. За исключением тех, кто помогал ему.

— Тайрус знает, не так ли? — задыхалась она, краснея от смущения.

Бойд кивнул.

— Если это поможет, то мне пришлось прижать его и напомнить обо всем, чем он мне обязан. Он не собирался помогать мне в этом. Он не особо умеет хранить тайны. И я должен был убедить его, что ему придется обвенчать нас, когда мы вернемся на судно, иначе он бы не согласился.

— Этого не будет!

— Очевидно, нет, — ответил Бойд со вздохом.

Это объяснение совершенно не помогло. Наоборот, оно подлило масла в огонь еще больше.

— Не могу поверить, что купилась на эту смехотворную историю хоть на мгновение. Нет, я даже могу поверить, что ты просто-напросто выдумал все это. Если ты собираешься лгать, то, по крайней мере, делай это умело.

— Полагаю, мне надо было попросить несколько уроков.

Она ахнула от изумления.

Он тотчас же раскаялся и быстро произнес:

— Я сожалею.

— А я думаю, что нет. Да я вообще никогда больше не буду тебе верить. Вам, сэр, нельзя доверять! Вы слишком часто позволяли вашему вожделению затмевать все доводы рассудка. Но это! Это уже слишком! И как вы притащили меня сюда так, что я не пришла в себя? — она резко втянула в себя воздух, осознав все. — Ты накачал меня наркотиками, не так ли? С чем? Каким образом?

— Не будь смешной. Мистер Филипс может сделать для меня мощный снотворный порошок, в особенности, когда я нуждаюсь в этом, но мне даже в голову не пришло воспользоваться им. Я не поступил бы так с тобой, Кэти. У тебя есть мое слово.

— Тогда как ты сделал это?

— Это не было запланировано. Я думал об этом, конечно, особенно после того, как я предложил причалить вместе, а ты категорически отказалась. Но не было никакого способа доставить тебя на берег так, чтобы ты не пришла в себя, поэтому я все оставил как есть — до тех пор, пока ты не напилась вечером вина до такой степени, что даже забыла, как вывалилась из каюты Тайруса. Согласись, ты ведь не помнишь этого, не так ли?

Она не помнила, но она все еще не верила ему. У него покраснели щеки при поминании о том порошке.

— Я бы не помнила и в том случае, если ты подсыпал мне порошок мне в стакан, — сказала она резко.

— Черт возьми, это было бы намного проще и менее действующим мне на нервы, если бы я сделала так, но я так не делал!

— Лжец!

— Да ты вообще слушаешь меня?

— А ты заслуживаешь такой чести?

— Ты просила объяснений. Да, я пойман с поличным, но почему я сейчас больше всего беспокоюсь о том, чтобы донести до тебя правду? Слушай меня внимательно на этот раз. Я не одурманивал тебя наркотиками! Я не подливал тебе вино в бокал, ты сама это делала. Я даже не сидел рядом с тобой. Я действительно подначивал Тайруса заказать еще вина, когда увидел, что ты уже опустошила одну бутылку. Я сам еще не был так же пьян. А потому воспользовался прекрасной возможностью, раз уж выпал такой удобный случай. И ты даже выпила четверть второй бутылки, прежде чем направилась искать свою кровать. Даже без пожелания доброй ночи, заметь. Вот насколько «подвыпившей» ты была.

Так как она не могла отрицать этого, потому что действительно помнила, как вливала в себя один за другим бокалы вина, она не могла тут же назвать его лжецом, а потому просто усмехнулась в ответ.

— Что же действовало на нервы? Ты бы ни за что не решился, если бы знал, что я проснусь раньше времени.

— Это был шанс, которым я решил воспользоваться. Если бы ты проснулась, то я знал, что потребуются десятки дней, чтобы поулег твой гнев…

— Потребовались бы года — нет, столетия!

— Вот почему я так был рад, что ты не проснулась. Я был уверен, что ты придешь в себя, когда нас окатило волной, но этого не произошло. Все, что ты сделала, так это лишь сильнее прижалась ко мне.

Она густо покраснела от этих слов. Она не в ответе за то, что делала во сне.

Чтобы поставить его на место, она произнесла:

— Если ты не лжешь, то почему так покраснел, когда разговор зашел о снотворном?

— Не по той причине, что ты думаешь.

Красные пятна снова залили его щеки. Ее бровь подозрительно приподнялась, ее раздирало любопытство.

— Зачем ты принимаешь его?

— Это не имеет значения, — сказал он, выглядя все более смущенным.

— Это важно для меня. Я хочу знать, почему ты выглядишь и говоришь как виновный.

— Это потому, что я страдаю морской болезнью. Вот, теперь ты счастлива? Это то, о чем даже моя семья не знает, Кэти. Это то, из-за чего я не руковожу собственным кораблем. Она сказывается на мне в течение добрых четырех дней каждый раз, когда корабль отчаливает. Вот почему ты не будешь видеть меня в течение следующих четырех дней после того, как мы поднимемся на борт.

— Четыре дня? Да вечность бы не видеть! Ты действительно думаешь, что я поверю в это? В эту «правду»?

— Это правда. Вот почему я стал столь отчаянным, чтобы решиться на это.

Слово «отчаянный» заставило ее вспомнить о его страстном желании. Она думала, что он рисковал своей жизнью, прыгнув за борт, чтобы спасти ее, и потому она была в долгу у него. Если же этого никогда не было на самом деле, то это она сама спровоцировала все любовные ласки сегодня? Она не знала, но была слишком разъярена, чтобы разбираться в этом.

— Все это только для того, чтобы переспать со мной? — она буравила его взглядом.

— Если бы я просто хотел уложить тебя в постель, то для этого мне не нужно было бы доставлять тебя на берег. Я был в твоей комнате, Кэти, когда ты была пьяна. Было бы слишком просто заняться с тобой любовью там. Черт, на утро ты наверняка даже не помнила бы этого. Но это не то, почему я подарил нам этот день вместе. Я сделал это потому, что провел больше времени в своей каюте, мучаясь болезнью, чем ухаживал за тобой.

— Ухаживал за мной? — пробормотала она. — Думаешь, что постоянное выпаливание слов «выходи за меня» — это ухаживание?

— Так как ты — единственная женщина, на которой я когда-либо хотел жениться, и единственная, которой я вообще «выпаливал» «выходи за меня», то, полагаю, что нуждаюсь в некоторых уроках ухаживания.

— Мне начинает казаться, что ты нуждаешься в нескольких уроках жизни. Теперь я понимаю, почему Энтони Мэллори называл тебя и твоих братьев не иначе как варвары!

— Он и Джеймс делают это специально, чтобы вывести нас из себя.

Она фыркнула.

— Не обманывай себя. В твоем случае это чистая правда!

Она определенно ударила в больное место. Сомкнув губы, он хотел было что-то ответить, когда увидел, что его команда уже собирается спускать шлюпку на воду. Он отмахнулся рукой, давая им понять, что в этом нет необходимости. Затем пошел вниз по берегу, и вытащил из кустарника челн «Океануса».

Следуя за ним, Кэти услышала, как он сказал:

— Ну что, теперь ты довольна? Мы спасли проклятую лодку!

Она не была счастлива. Она была так зла, как только вообще могла быть. Во время всего плавания назад, она, исчерпав весь гнев, пыталась подавить и другие чувства также. Бойд тоже был тих.

Но прежде, чем они поднялись на борт, он все же спросил у нее:

— Ты действительно хотела бы, чтобы сегодняшнего дня не было?

Она ничего не ответила ему.

Глава 41

Вчера вечером во время обеда, который он разделил с Кэти, Бойд выпил слишком много вина. В трезвом состоянии он бы взял себя в руки и никогда не сотворил такой глупости. А тут он стал действовать, как только мысль пришла ему в голову. Чтобы обдумать все как следует, времени было недостаточно.

Смотря на застывшую спину Кэти перед ним в лодке, Бойд работал веслами и ругал себя. Над кем он посмеялся? Отчаяние довело его до такого, и отчаянье станет его дальнейшей судьбой.

Но он не планировал заниматься любовью с девушкой. Даже и не мечтал, что это будет результатом дня на острове с нею. Он только хотел немного времени, чтобы они могли узнать друг друга лучше, без ее вездесущей горничной, как было на их пикнике в Картахене. Ему нужна была твердая земля под ногами. Проводя большую часть поездки в своей каюте, он не мог достичь своей цели. И когда ненадолго украл Кэти с корабля, его неизбывное желание к ней заставило свалять дурака.

Братья Мэлори дали ему хороший совет, но он был на них совершенно не похож. Ведь он моряк. Он никогда не оставался подолгу в одном порту. И времени всегда было недостаточно, чтобы тратить его на тонкое обхождение с женщиной, так что все было для него внове. И его чувство к Кэти продолжало расти. Желая ее так чертовски сильно, он даже не мог утолить свою жажду. До сегодняшнего дня. Но и этого было мало. Слишком мало. Эти проклятые пираты заслуживают самой страшной кары: как они посмели испортить самый приятный день его жизни!

Молчание Кэти убивало. Она не ответила на его вопрос, но это уже было ясным ответом. Конечно, теперь ей хотелось, чтобы то, что произошло сегодня, никогда не случилось. А ведь прежде чем она выяснила, на какие ухищрения Бойд пустился, чтобы побыть с ней наедине на пляже, девушка, казалось, ни о чем не сожалела. И она все еще не хотела выйти за него. Что за упрямица! Но, Боже, она спрашивала, будет ли он дожидаться ее! Теперь огромным везением для него будет, если она не запрется в своей каюте на оставшуюся часть рейса. Фактически, он будет счастливчиком, если Кэти не сойдет с борта «Океануса» в следующем порту.

Когда их лодка подплыла к судну, девушка забралась на борт довольно быстро, так что, поднявшись, он был удивлен, обнаружив ее все еще стоящей на палубе. Тайрус тоже был там и выглядел весьма смущенно, вероятно, гадая, почему она не ушла. Кэти явно не собиралась позволить ему избежать ее гнева.

— Вот она, кэп, — закричал матрос с квотердека. — Мы не потеряли ее.

Разумеется, он не имел в виду Кэти. Он смотрел в подзорную трубу, но не в направлении пиратского судна.

— О какой шхуне он говорит? — спросил Бойд Тайруса.

— Об их, — ответил тот, кивком указывая на что-то позади Бойда. — Взяв курс на север Средиземного моря и сверяясь с ним, они нашли нас несколько часов назад. Их красотка преследовала нас, но мы потеряли ее из виду, когда обошли остров.

Бойд резко развернулся, чтобы увидеть, о ком говорил Тайрус. Повисла напряженная тишина. Прислоняясь к поручням, как всегда совершенно невозмутимые, стояли Энтони и Джеймс Мэлори. Последний ничуть не изменился с той поры, когда взял на абордаж «Океанус» (и украл их груз!), — с того времени, когда он развлекался жизнью пирата-джентльмена в Карибском море. Его белая рубашка была свободно заправлена в облегающие брюки, белокурые волосы развевались на ветру, и золотая серьга сверкала в ухе. Энтони выглядел чуть менее безупречно, чем обычно: из-за проклятой жары ему пришлось закатать рукава белоснежной рубашки.

Бойд не верил своим глазам. Он даже не заметил их, когда поднялся на борт. Мысль о единственной причине их присутствия здесь заставила его побледнеть.

— Что-то с Джорджиной?

— У нее на тебя довольно острый зуб, но в целом Джордж в порядке, — сказал Джеймс.

— Мои братья?

— Понятия не имею. Но, вероятно, у них все так же, как и при вашей последней встрече.

Щеки Бойда вновь приобрели здоровый оттенок, но, нахмурившись, он быстро продолжил допрос:

— Тогда что вы здесь делаете?

Этот вопрос не был обращен конкретно к кому-то одному из них, но ответил Энтони:

— Я прибыл, чтобы забрать Кэти и убить тебя.

Так как брат Джеймса говорил довольно равнодушно, без особенного выражения в голосе, Бойд посчитал, что Энтони просто-напросто хочет вывести его из себя, как обычно. Но Кэти отнеслась к его словам серьезно.

— Оба пункта вашего плана для меня равно привлекательны, — ответила девушка обоим Мэлори. — Но, возможно, вам придется подождать с убийством этого типа, пока он не окажется снова на суше. Здесь на судне, он, без сомнения, вызовет ваше сочувствие своей морской болезнью. Которая не заставит себя долго ждать, — добавила Кэти, так как судно опустилось низко в воду. — Трудно убить человека, если его все время на вас тошнит.

Бойд едва сдержал стон:

— Благодарю, Кэти. Вот только я предпочел бы, чтобы как раз эти двое ничего не знали о моем недостатке.

— Всегда пожалуйста, — огрызнулась девушка. — И раз уж я все равно заговорила с вами, то за одно и попрощаюсь. Если мы когда-либо встретимся снова, Бойд Андерсон, уж будьте любезны и притворитесь, что вы не знаете меня. Вы такой же талантливый притворщик, как и я, так что, уверена, отлично с этим справитесь.

Чеканя шаг, девушка направилась к своей каюте, сопровождаемая взглядами четверых мужчин. Джеймс подождал, пока она исчезнет из виду, а затем сложился пополам от хохота. Бойд приготовился мужественно вытерпеть порцию специфического юмора Мэлори. Долго ждать не пришлось.

— Значит, вся его семья занимается корабельным бизнесом, а он для моря слабоват желудком, — выдохнул Джеймс между приступами смеха. — Великолепно. Готов спорит, что остальные Андерсоны ни о чем не подозревают. Полагаю, мы должны сохранить эту тайну для личного пользования, — сказал он брату.

— Черта с два! — ответил Энтони. — Я буду кричать об этом на всех углах, пока каждый член «Скайларка» и его братья не услышат.

— Это подразумевает, что он будет дышать, чтобы сносить позор, — удивленно протянул Джеймс. — Ты что же, не собираешься убивать его теперь?

— Разве только немного, — кулак Энтони встретился с лицом Бойда.

Удар застал молодого человека врасплох. Он, в самом деле, не ожидал этого. Но Энтони был быстр и, вероятно, преуспел бы, даже если Бойд и подготовился бы.

Поднимаясь с палубы, он прорычал:

— Зачем вы оба здесь?

— Разве тебе не ответили? — бросил Джеймс и снова прислонился к поручням, скрестив руки.

То, как Джеймс готовился наблюдать за развлечением со всеми удобствами, предупредило Бойда, но проклятый Энтони Мэлори уже нанес другой удар. Этот уже с ног Андерсона не сбил, но его щека, казалось, взорвалась от боли. Мужчина решил не обращать на это внимания и поднял кулаки. Он не собирался поддаваться третий раз.

Бойд даже слегка улыбнулся, обращаясь к противнику:

— Знаете, я столько лет ждал случая сразиться с мастером, каковым, как я всегда полагал, вы являетесь.

— И правильно полагал, янки. Буду счастлив угодить.

— Но позвольте поинтересоваться, почему вы решили исполнить мое заветное желание? — Бойд вежливо добавил: — Если вы не возражаете?

— Если Кэти не злится на вас, что подразумевает, что вам так и не удалось ее совратить, я буду себя сдерживать, — проинформировал Энтони.

Бойд осторожно потер щеку:

— Вы называете это сдержанностью?

Энтони не удостоил ответа заданный вопрос:

— Поскольку вы не преуспели, убивать вас мне не придется. Однако должен внести ясность: вам следует забыть о совращении моей дочери. Фактически…

— Вашей дочери?

Энтони не остановился при том прерывании:

— У вас нет никакого выбора, когда дело касается Кэти. Чтобы я просто задумался о возможности впустить в семью еще одного Андерсона, моя дочь должна быть влюблена в вас буквально до одержимости. И поскольку очевидно обратное, самым лучшим для вас, дорогой мальчик, будет держаться от нее подальше.

Все еще не веря, Бойд обратился к Джеймсу:

— Он заблуждается, правильно?

— Боюсь, что нет, янки.

— Но ведь Кэти американка, как и я. Как она может быть его дочерью?

— Полагаю, для Тони это было не трудно, — сухо сказал Джеймс.

— Вы ведь поняли, о чем я спрашивал, — раздраженно выдавил Бойд.

Джеймс пожал плечами:

— Это длинная история. Достаточно того, что она — Мэлори. И это слишком плохо для тебя, не так ли?

Слова «слишком плохо» были весьма многозначны, и часть скрытого их смысла была явлена немедленно. В третий раз оборона Бойда была пробита, и он свалился на палубу. Но на сей раз он поднялся, пошатываясь.

Глава 42

— Когда ты собираешься сообщить ей? — спокойно спросил брата Джеймс.

Они стояли у поручней судна Джеймса, наблюдая, как «Океанус» пытается к ним подобраться. Этого не произойдет, если только он не позволит.

«Девица Джордж», как хозяин окрестил судно, когда купил его несколько месяцев назад, чтобы отвезти Джорджину в Коннектикут, была названа по имени его жены, но также и в память о «Девице Энн», на борту которой он провел так много лет. Этот корабль был быстрее, но только потому, что Джеймс снял с борта все пушки, пустившись в погоню за «Океанусом». Если бы их атаковали, оставалось только спасаться бегством, но уж тогда судно сможет бежать чертовски быстро.

Плавание без оружия на борту сделало рейс немного более опасным, если учитывать пиратскую вольницу Средиземноморья, но скорости следовало отдать предпочтение, ведь Энтони от нетерпения чуть не бросался на стены. И было от чего. Они сами проинструктировали Бойда о том, как совратить девчонку. Так что теперь делом чести для братьев Мэлори было найти его и Кэти, прежде чем этот Андерсон преуспеет.

Джеймс лишь раз намеренно позволил «Океанусу» приблизиться к ним. Но это моментально привело в бешенство Энтони, потому что он не мог дотянуться до проклятого янки и отвесить ему еще парочку ударов. Кэти, находившаяся сейчас на борту «Девицы Джордж», на палубу не поднималась и угроз Энтони не слышала, и это, в общем, было неплохо. Женщины ведь склонны проявлять сочувствие к парню с разбитым лицом, а физиономия Бойда определенно подходит под такое описание. Возможно, что Бойд как раз на это и надеялся, так как он даже кричал, требовал, чтобы они остановились, и он мог поговорить с девушкой.

Когда Кэти появилась на палубе «Океануса» со своей прислугой и багажом, чтобы перебраться на «Деву Джордж», она не видела, в каком Бойд состоянии, потому что его совершенно беспомощным уже отнесли в каюту.

— Так как же? — поторопил брата Джеймс.

— Я предпочел бы подождать, пока не перестану походить на панду, — пробормотал Энтони.

Джеймс хихикал.

— Но у тебя ведь по его милости только один черный глаз, а не два. Должен признать, парень хорошо себя зарекомендовал. Удивительно, правда? Не думаю, что ты этого ожидал.

— Я никогда не дрался с ним на ринге. Судя по его словам, он надеялся на приглашение. Жаль, что он никогда не упоминал об этом. Я предпочел бы знать заранее, что поединок с ним так затянется.

— Если подумать, то ничего удивительно в его умении и нет, — сказал Джеймс. — В Коннектикуте щенок больше восхищался моими борцовскими навыками, чем вместе с братьями пытался отомстить. Но эти янки довольно ловко орудовали кулаками. Так серьезно мне доставалось только три раза за всю жизнь.

— Их-то было пятеро на одного. Это понятно, приятель. Андерсоны точно не мелкие люди. А как насчет еще двух раз?

— Ты и старики, конечно, — напомнил Джеймс. — Вы отколотили меня, когда я доставил племянницу домой, после того как похитил ее, чтобы прокатить на «Девице Энн».

— Но ты позволил себя побить, потому что чувствовал вину, или так, по крайней мере, ты объяснил свое поражение. Когда был третий раз?

Джеймс усмехнулся:

— Как-то на Карибах в таверне на меня наскочила целая толпа негодяев.

— Ты, наверное, не вовремя открыл рот.

— Так я уже рассказывал об этом?

— Может быть. Но в последнее время на меня сразу свалилось столько ударов, что не припомню.

— Они даже решили, что я мертв. Так меня избили, что им пришлось убрать меня от дока, чтобы скрыть тело. Так я встретил отца Габриэллы и задолжал ему за спасение своей жизни, о долге он напомнил этим летом, попросив, чтобы я поддержал его дочь в течение Сезона. Он и его первый помощник выловили меня из воды.

Энтони рассмеялся:

— Теперь понятно. Ты вскользь об этом упоминал, когда объяснял, почему у тебя в доме находится дочь пирата. Но ведь в этих поединках против тебя выступали самое меньшее три человека, а в одном из них ты вообще сыграл в поддавки. Один на один тебя никто не побивал, даже я.

— Ты не в счет. Мы достаточно мудры, чтобы разрешить наши разногласия, не поубивав друг друга.

— Конечно. Нельзя ведь раздражать наших жен.

— Так когда ты собираешься все ей рассказать? — проронил Джеймс, чтобы застигнуть Энтони врасплох и получить, наконец, ответ, но тот бросил на брата хмурый взгляд и предупредил:

— Не дави на меня. Такие проблемы быстро не решаются. Вряд ли девочке понравится, если ей скажут, что человек, которого она все эти годы считала своим отцом, на самом деле им не является.

— Но ведь он все равно останется человеком, воспитавшим ее. Разве, узнав правду, она будет любить его меньше?

— Конечно, нет, но, чтобы она ни говорила, это будет для нее потрясением. Аделина и ее муж лгали Кэти. И они оба мертвы, так что она никогда не узнала бы правду. Эти Миллардсы не потрудились сообщить девочке, — с явным отвращением закончил Энтони.

Джеймс явно чувствовал то же самое:

— Летиция Миллардс призналась, что вряд ли пустит Кэти на порог. Проклятье, нас она вообще не собиралась принимать. Чертовски неприятная, скрытная женщина.

Братья вспомнили тот день, когда посетили Миллардсов. Они провели не более десяти минут в том доме, им даже пришлось прорываться внутрь с боем, когда сама Летиция открыла им дверь. Женщина сразу же попыталась захлопнуть ее у них перед носом. И она наотрез отказалась разрешить им повидать свою мать.

Она подтвердила то, о чем сообщала в записке: что Кэти была внебрачной дочерью Энтони, но они не собирались верить ей на слово. Женщина была слишком сердита. Лицо ее побагровело при одном только взгляде на Энтони. Она завизжала, чтобы они убирались. И даже не узнала Джеймса.

Но любопытство Джеймса не давало ему покоя. Он прямо спросил:

— Что вы имеете против моей семьи?

Она пробурчала в ответ:

— Да кто вы такой?

— Один из Мэлори, которых вы, кажется, презираете.

Разгневанная фурия фыркнула и велела слугам выкинуть незваных гостей за порог; попытка сделать это имела для несчастных плачевные последствия: лакей растянулся на полу, а дворецкий едва спасся бегством.

Братья пришлось снова пройти мимо Летиции, чтобы подняться по лестнице на второй этаж и пообщаться с ее матерью. Гостеприимная хозяйка продолжала кричать, что ее мать не настолько здорова, чтобы принимать визитеров. К сожалению, она говорила правду.

Комната вся пропахла лекарствами, свечным дымом и болезнью. Здесь царил полумрак, ни один луч не мог пробиться сквозь плотно задернутые шторы. И старая леди в кровати казалась скорее находящейся без сознания, чем спящей. Молоденькая горничная сидела около кровати и вязала. Казалось, состояние Софи ее нисколько не волнует, но редко когда прислуге есть дело до здоровья нанимателей, ведь у простых людей одна работа ничуть не лучше другой.

Конечно же, эта мегера Летиция последовала за ними наверх. Все еще разъяренная, но признавшая свое бессилие хоть как-то предотвратить их вторжение, она, по крайней мере, прекратила вопить.

— Не будите ее. Она страдает от простуды в течение недели и вряд ли достаточно сильна, чтобы победить болезнь, — прошипела Летиция. Было очевидно, что женщина любила мать, но слишком уж опекала ее. Это было понятно. По мнению дочери, у Софи осталась только она одна. Эта любовь была губительной, она подавляла; заточая мать в душной темноте комнаты, Летиция зашла слишком далеко.

— Мне кажется, свежий воздух скорее пошел бы на пользу больной, — заметил Джеймс.

Летиции их советы были не нужны:

— В это время года слишком холодно, чтобы открывать окно.

— Нет света… — пробормотала с кровати Софи Миллардс.

Летиция, оправдываясь, быстро запричитала:

— Полумрак поможет тебе уснуть, мама, а сон — лучший лекарь.

— Я и так слишком долго спала и слишком много вдыхала дыма от этих свечей. Если сейчас день, дайте мне света. — Она приказала служанке отдернуть шторы. — Хочу посмотреть, кто зашел меня проведать.

Голос старой леди не был похож на предсмертный стон, однако выдавал ее сильную усталость и был охрипшим от сильного кашля. Горничная послушно открыла окно и впустила в комнату свет. Посетители увидели, как бледно лицо Софи. Не может быть, чтобы они успели так вымотать старушку. Если бы Летиции можно было верить, они не стали бы подниматься. Но ярость этой фурии и явно холодный прием заставляли сомневаться во всех ее словах. И потом, чтобы узнать все, что им нужно, много времени не понадобится.

Энтони пришел к тому же заключению и перешел к делу:

— Хотя это было уже довольно давно, леди Софи, но, возможно, вы помните, что я ухаживал за Аделиной до ее отъезда из Англии двадцать с небольшим лет назад.

Старуха, прищурившись, взглянула на Тони, а потом произнесла:

— Ваше лицо трудно забыть, сэр Энтони. Просто невозможно. Так вы, значит, этим занимались?

— Прошу прощения?

— Вы, оказывается, ухаживали за моей дочерью. Остальная часть моего семейства была под впечатлением, что ваши намерения были не столь благородны, что вы просто забавлялись с ней.

Щеки Энтони слегка покраснели. Но поскольку он продолжал считаться отъявленным повесой, его положение не позволяло по достоинству ответить на оскорбление, даже если обвинение в данном случае было далеко от истины. Он просто сказал:

— Я собирался жениться на ней.

К этому времени Джеймсом полностью овладело нетерпение — его просто распирало от любопытства. Энтони мог бы отказаться обременять больную женщину неприятными воспоминаниями, но не Джеймс. Он готов был сам задать вопрос, но это было уже не нужно.

— Понятно, — протянула Софи, ее тон, как и выражение лица, выдавал грусть. — Тогда, возможно, вы будете рады узнать, что она выносила ваше дитя.

— Я уже сообщила ему, мама, — вмешалась Летиция. — Хотя и знала, что мне он не поверит.

Леди София вздохнула, но все-таки ответила — неодобрительно, вероятно она говорила об этом дочери не впервые:

— Твое отношение, Летти, пробуждает сомнения.

Джеймс чуть было не усмехнулся, но сдержал себя. Энтони, только что услышав подтверждение и на сей раз поверив, что Кэти действительно его дочь, снова был потрясен.

Все же брат Джеймса смог обуздать свои эмоции достаточно, чтобы выдохнуть:

— Спасибо, леди София. Надеюсь, вы скоро поправитесь. Возможно, тогда мы сможем обсудить все подробнее.

— Хотелось бы верить, сэр Энтони.

Потом они позволили Летиции вытолкать себя из комнаты. И, сопровождая их вниз по лестнице, эта мегера прошипела:

— Не вздумайте еще раз прийти. Эти воспоминания делают ее несчастной. Маме не нужны огорчения в ее возрасте.

Братья Мэлори не стали возражать. Они получили ответ на свой вопрос, но Кэти-то о своем происхождении ничего не знала. А между тем, девчушка не подвергла сомнению замечание Энтони, что они должны были забрать ее. Она просто перешла на борт «Девицы Джордж» и до сих пор оставалась в каюте, которую ей предоставили. Даже не спросила, почему они последовали за ней. Девушка казалась сердитой, вероятно, все ее мысли занимал сейчас Андерсон. Но она, очень может быть, еще заинтересуется причинами их прибытия.

Джеймс решил: чтобы выяснить, как его брат разрешит эту задачку и как его новая племянница все это воспримет, — стоит подождать. Не раз он ловил себя на мысли, что немного нервничает, ожидая ее реакции. Можно представить, каково сейчас Энтони.

Хотя ее родители были англичанами, Кэти все же родилась и воспитывалась в Америке. Несмотря на то что Джеймс был женат на американке уже восемь лет, он все еще иногда не мог уловить особенности их мышления. Иногда? Проклятье, очень часто! Так что весьма вероятно, девчонке не понравится быть частью семейства Мэлори.

Трудно представить, но такое и впрямь было возможно. Особенно если учесть, что родные сестра и брат этого Андерсона вошли в их семью, а Кэти явно еще не простила Бойда за то, что тот принял ее за преступницу. Или теперь она злится на него по другой причине? Это не удивило бы Джеймса. В конце концов, этот янки был бедовым парнем.

Глава 43

— Тебе лучше? — спросила Грейс, заглядывая в дверь.

— Я не больна, — отозвалась Кэти.

— Нет, но у тебя вид «не говори мне ни слова», это расположение духа ты в последнее время усовершенствовала, — хмыкнула Грейс. — И все признаки сейчас на лицо.

Всем своим видом Грейс довольно ясно выразила недовольство.

Чуть раньше, когда Кэти нашла Грейс на «Океанусе», та накричала на нее:

— Ты была на пикнике! Ты не могла предупредить меня, прежде чем уйти? Я не давала проходу капитану целый час, прежде чем он побеспокоился дать мне объяснение вашего исчезновения.

— Упаковывай наши сундуки, мы меняем корабль, — все, что ответила ей Кэти.

— Когда?

— Сейчас, как только другой корабль будет достаточно близко, чтобы стать борт о борт.

— Но… Почему?

— Потому что Мэлори прибыли, чтобы забрать нас.

— Но… Почему?

— Я не знаю, и это не важно. Они, возможно, даже шутили. Эти два брата, кажется, имеют такую привычку, но в их устах все кажется серьезным. Должно быть, они все-таки шутили, потому как еще сказали, что должны убить Бойда, но вряд ли именно это имели в виду.

— Значит, в таком случае мы никуда не переходим?

— Мы переходим. Какой бы ни была настоящая причина, приведшая их сюда, я собираюсь поймать их на слово. У них есть судно, и мне даже все равно, куда оно плывет, хотя я предполагаю, что оно возвращается в Англию. Я буду только счастлива оставить этот корабль.

— Как насчет вашего договора аренды?

— Это была всего лишь устная договоренность, и, кроме того, я действительно сомневаюсь, что Бойд упоминал о таком моменте. Аренда «Океануса» была хорошей идеей, и она осталась бы хорошей… если бы его хозяин не настоял на том, чтобы сопровождать нас.

— Но…

— Больше никаких «но», — перебила ее Кэти, слишком рассерженная, чтобы что-то еще разъяснять.

То оправдание — пикник, которое дали Грейс, только разожгло гнев Кэти, она могла держать пари, что Бойд и не подумал о ее слугах, и как ее отсутствие будет объяснено им. Или он на самом деле думал, что они не заметят ее отсутствия? Или возможно, он думал, что она была невнимательной, высокомерной работодательницей, которая просто отдавала приказы слугам, не тратя времени на объяснения.

Тайрус предложил как оправдание пикник, и оно было лучше, чем вообще никакого, и, безусловно, лучше, чем правда, в которую он был посвящен. Но это объяснение, однако, заставляло все выглядеть так, словно Кэти поступила необдуманно, не предупредив заранее Грейс.

— Мне очень жаль, что я не подумала оставить тебе записку. — Сказала она Грейс, садясь на кровать, и всем своим видом выражая раскаяние, которое ощущала. — Сойти на берег было сиюминутным решением. Бойд хотел успеть показать мне восход солнца на пляже.

Обманывает свою служанку! Не в первый раз, конечно, но это была настоящая ложь, не та, которую она сочиняла на ходу, чтобы развлечь Грейс.

— Успели? — с любопытством спросила Грейс, снова начиная распаковывать вещи Кэти.

— Нет, но мы видели его со шлюпки, подплывая к берегу. Он был восхитителен, отражаясь в немногих редких облаках возле горизонта и в воде.

Кэти незамедлительно покраснела. Она действительно не хотела прибегать ко лжи, только не с Грейс. Она должна прекратить детальные описания и просто переменить тему.

— Похоже на славную прогулку, — вздохнула Грейс. — Что ее испортило?

Кэти про себя застонала.

— Когда этот человек делал что-либо, не раздражая меня? Он снова завел разговор о браке и не хотел оставлять эту тему.

Грейс повернулась к ней, широко раскрыв глаза.

— Снова? Когда же был первый раз?

— Тогда это тоже было под влиянием минуты. Как гром среди ясного неба, даже без того, чтобы осторожно подвести к этому разговор, он просто попросил меня выйти за него замуж. Я была оскорблена.

Грейс открыла рот.

— Как можно оскорбиться на подобное предложение?

Кэти не собиралась рассказывать своей служанке, что следующее, о чем заикнулся Бойд, было желание затащить ее в постель.

— Это его внезапность, — увильнула от прямого ответа Кэти. — Почему-то он не подумал, что мне бы хотелось, чтобы сначала за мной поухаживали.

На это Грейс тихо засмеялась и сказала тоном «я-знаю-побольше-чем-ты»:

— У меня такое чувство, что ты влюблена. Я не знаю, почему ты держишь это при себе. Почему ты не избавишь вас обоих от страданий и не выйдешь замуж?

— Я не влюблена.

Грейс фыркнула.

— Я знаю тебя, помнишь? У тебя проявились все признаки, с тех пор как ты снова встретилась с Бойдом Андерсоном. Ты весьма основательно и в полном смысле этого слова влюблена, так что не пытайся отрицать это.

Кэти покачала головой.

— Увлечена, несомненно. Как я могу не видеть его красоту? Совсем чуть-чуть увлечена. Но его эмоции доходят до крайности, и я сомневаюсь, что хотела бы иметь с этим дело всю мою оставшуюся жизнь.

Это было самой большой ложью. Она узнала сегодня, каким был Бойд, когда он не испытывал к ней вожделение. Он показал себя с совершенно другой стороны, как будто в нем было два разных человека. Таким расслабленным и игривым, что влюбиться в него было легко. Слишком легко.

— Я не планирую вступать в брак, пока не закончу это путешествие.

— Любовь не волнуют планы, Кэти. Она никогда не следует им. Она просто приходит.

— Я не согласна. Ее можно избежать, пресечь в корне. Определенные шаги можно предпринять, чтобы не дать ей возникнуть.

— Так вот почему мы пересели с одного корабля на другой? Это не потому что ты снова рассердилась на него, ты убегаешь от любви?

Кэти стиснула зубы.

— Нет, я уже говорила тебе. Мэлори приплыли сюда, чтобы доставить меня на берег, по крайней мере, они так сказали. И это оказалось весьма кстати, чтобы освободиться от Бойда Андерсона. Оставить его.

— Потому что ты рассержена на него.

— Прекрасно! Потому что я рассержена на него!

К Грейс вернулась ее манера говорить «я-знаю-побольше-чем-ты».

— Расстояние между вами не приведет к тому, что ваши чувства ослабеют.

Кэти почувствовала, как в ней начинает вскипать гнев — она не влюбилась, по крайней мере, надеялась на это. Ей бы не хотелось все плавание назад в Англию вариться в собственных эмоциях. Но она знала, что именно об этом говорила Грейс.

— Я не люблю его, — настаивала Кэти. — Ну, может, совсем немного, но это уже угасает. И если я больше его не увижу, можно не беспокоиться о каких-либо чувствах к нему.

Пожалуйста, пусть это будет правдой, сказала она самой себе. Что до ее гнева, то она могла обуздать его, она была уверена в этом. Чтобы он утих, потребовалось бы несколько дней, но в отсутствие Бойда будет гораздо легче не обращать на свои чувства внимания, чем если бы ей пришлось видеть его каждый день.

— Я сомневаюсь, что ты захотела покинуть корабль просто потому, что поругалась с ним, — заметила Грейс.

— Я не могу наслаждаться путешествием, постоянно находясь в раздраженном состоянии.

— Ну, разумеется, — прибавила Грейс. — Знаешь, а он погонится за нами.

— Что?

— Они же ругались на чем свет стоит, когда «Океанус» подплыл к этому кораблю.

— Что?!

Грейс кивнула головой.

— Я поднялась на палубу, чтобы постараться подслушать, но этот светловолосый лорд приказал мне вернуться в каюту, и, в общем, я и не подумала спорить с ним.

Кэти минуту в изумлении широко раскрытыми глазами посмотрела на свою служанку, но затем она едва не усмехнулась над последним замечанием Грейс, прекрасно понимая, почему та не стала спорить с Джеймсом Мэлори. Этого не стала бы делать и Кэти.

Она попыталась как можно безразличнее спросить:

— Значит, ты не слышала, о чем они кричали?

— Нет, ну, а что тут думать? Бойд просил тебя выйти за него замуж, но Мэлори поспешили удалиться вместе с тобой. Он, без сомнения, хочет вернуть тебя обратно на свой корабль, чтобы довести до конца свое ухаживание.

Кэти закатила глаза.

— Он не ухаживает за мной. Я сомневаюсь, что он вообще знает, как это делается.

Грейс фыркнула.

— «Не знает», да что ты говоришь! Конечно, у тебя нет дома, куда он мог бы наносить визиты, но что ты думаешь о том, когда мы были в Картахене и он провел целый день с тобой? А этот пикник? А желание посмотреть на рассвет вместе с тобой?

Если бы здесь перед ней был стол, то Кэти билась бы об него головой. Две вещи из трех, упомянутых Грейс, были ложью, а одна, правдивая, была совсем не убедительна, потому что она очень хорошо знала, что каждый поступок, совершенный этим мужчиной, объяснялся его физическим влечением, а не желанием поухаживать.

Но Грейс не закончила. Она только сделала длинную паузу, извлекая наружу маленькую коробочку из одного из дорожных сундуков Кэти.

— А это? — сказала Грейс, вручая ей коробку. — Я нашла ее в твоей каюте, когда вы отправились на пикник. Ее доставили еще раньше. И до сих пор не открывали… ты не видела ее?

— Нет. — Кэти нахмурилась, взяла небольшой сверток и развернула шелковую обертку.

Затем она открыла маленькую деревянную шкатулку, ее глаза расширились. Восхитительная подвеска в виде раковины с изысканной резьбой свисала с золотой цепочки, и сразу же вспомнился дом… и Бойд. Она обернула цепочку вокруг шеи, прежде чем более внимательно рассмотреть ее.

Грейс тотчас начала ухмыляться.

— Прелестная, но, конечно, он не должен был преподносить ее тебе, ведь он не ухаживает за тобой. Но теперь это не имеет значения. Его корабль уже не преследует нас, а если это и так, то он уже далеко позади. Я поднималась проверить это, прежде чем зайти сказать тебе, что Мэлори ждут тебя к ужину.

Кэти моргнула и соскочила с кровати, выкрикивая:

— Так почему ты мне не сказала?

— Я как раз сделала это. И нечего впадать в панику. Так ты заставишь их ждать. Это…

— Нет, я не буду заставлять их ждать. — Кэти схватила одно из платьев, только что развешенных Грейс в гардеробе. — Один брат чертовски пугает меня. И тебя. Не отрицай это, ты сама это только что признала. Он, кажется, просто прикрывает свое истинное лицо, постоянно запугивая всех, и только! Хотя, несмотря на это, я чувствую себя спокойно в его присутствии. Другой, отец Джудит, ну, он не такой, он славный. Не могу отрицать этого. Но у меня какое-то странное чувство появляется, когда он поблизости, что заставляет меня нервничать.

— Насколько странное?

Кэти не прекращала переодеваться.

— Это сложно описать. Это как если бы ради Джудит я хотела бы произвести на него впечатление. Он видит меня в качестве героини своей дочери.

Грейс засмеялась.

— Тебе не произвести большего впечатления, чем это.

— Я знаю. И я надеюсь, что просто не хочу запятнать тот образ, который он составил обо мне. Меня это не должно беспокоить, но по каким-то причинам я беспокоюсь.

Грейс застегнула на спине платье Кэти.

— Произвести впечатление и не лишиться образа — почти одно и то же, понятно, что ты так себя чувствуешь в присутствии отца Джудит. Ты сильно привязалась к этой девочке, а она к тебе. Я не сомневаюсь, что ты и Джудит всегда будете подругами.

— Ты думаешь это все?

— А почему еще тебе беспокоиться о том, что сэр Энтони Мэлори подумает о тебе?

Глава 44

Ужин был скучным. Кэти не придумала более подходящего слова, чтобы описать его. Ей было неловко. Двое мужчин Мэлори так же испытывали неловкость. И не помогло даже то, что Джеймс почти задел ее, когда высказал замечание о надетой на ней подвеске, которая расположилась у ее сердца, спросив, не сделана ли она из слоновой кости.

Она улыбнулась и ответила ему:

— Нет, это называется «резная раковина», такие стали популярны в Новой Англии в последнее время. Они делаются из китового уса.

Он потрясенно посмотрел.

— Ты носишь… кита?

Кэти смутилась и сказала:

— Я считаю ее красивой. Много терпения и таланта надо иметь, чтобы сделать такое.

— Абсолютно верно, — поправился Джеймс. — Очень мило.

Непонятно по какой причине, но сегодня вечером они, казалось, также нервничали, как и Кэти. Или, возможно, они просто поддались ее настроению.

Еда, тем не менее, была восхитительна. Мэлори даже попытались поддержать обычную беседу, довольно короткую, однако. А она поймала несколько острых взглядов между братьями, как будто они общались без слов. Их странное поведение начинало тревожить ее. Сначала Кэти намеревалась спросить их, что они делали в Средиземноморье. Сейчас же она была совершенно уверена, что не хочет ничего знать.

— Чистым сумасшествием с его стороны было везти тебя через это привередливое море, — сказал ей Джеймс. — На Карибах достаточно теплая погода. Вот куда Бойд должен был плыть.

— Я не хотела путешествовать так далеко, — ответила Кэти. — Он советовал это. Я отказалась.

— В таком случае это твоя вина, моя дорогая, — не колеблясь, проворчал Джеймс. — Ты должна учитывать то, что происходит в той части света, куда ты планируешь отправиться. С большинством пиратов Карибского моря было покончено к концу прошлого века. Немногие еще промышляют там, большей частью раздражающие типы — похищают заложников и освобождают их за выкуп.

— Пираты вроде моего брата, — прибавил Энтони, — намного более распространены на Средиземноморье. Правительства, вынужденные терпеть потери из-за них, не настолько раздражены, чтобы объявить им войну. Они сделают это, в конечном счете, но сейчас, если вас возьмут в плен, выкуп с вашей семьи требовать не будут — пираты продадут вас в рабство. Очень большая разница.

Кэти не обиделась. Когда кто-то ругал ее, беспокоясь о ней, она старалась чувствовать вину, а не гнев. Но сейчас Кэти ничего не чувствовала. По крайней мере, они больше не осторожничали в словах, что дало ей возможность просто немного расслабиться.

— Я была уверена, что мы будем в относительной безопасности, если будем избегать Пиратского берега, что мы и делали, — сказала им Кэти. — Я была неправильно информирована? Вот почему вы разыскивали нас? Вы знали об этой территории что-то, чего Бойд и его капитан не знали?

— Мой брат все слишком драматизирует, — сказал Энтони. — Возможно, с тобой было бы все хорошо.

— Не настолько хорошо, — вынуждена была сказать Кэти. — Если бы мы оставались на корабле, то да, без сомнения. Но, отправившись на этот пикник, так далеко от каких-либо поселений, мы подвергли себя риску. Несколько пиратов показались сегодня. Они заметили нас на пляже и подошли к берегу, чтобы захватить нас. Бойд позаботился об обеих лодках, посланных ими. Вы не заметили их корабль, уходящий прочь во время визита на «Океанус»?

— Мы видели небольшое судно, но поскольку ты была на необитаемой стороне населенного острова, мы предположили, что это просто кто-то из местных бросил якорь, чтобы посмотреть, не нужно ли вам помочь.

— Две полные лодки, да? — задумчиво спросил Джеймс. — А сколько всего человек?

— По шестеро в лодке. Бойд почти разделался с первой группой, когда приплыла вторая.

— У него было оружие?

— Если вы можете назвать оружием его кулаки. Они делали все возможное, чтобы серьезно не покалечить его, поскольку имели очевидные намерения продать его в рабство. Пираты думали, что смогут победить его голыми руками. Они ошиблись.

На это Джеймс приподнял золотистую бровь.

— Стало лучше, старик?

— Он хорош со своими кулаками? — проворчал Энтони. — Или это после того, как его избили двенадцать парней, он все еще был хорош со своими кулаками?

Джеймс прекратил посмеиваться.

— Точно заметил.

Но Энтони сказал ей, нахмурив брови:

— Ты, должно быть, сильно испугалась.

Кэти моргнула, осознав, что ничего подобного не было, по крайней мере, она действительно не боялась за себя. На самом деле…

— Да, я испугалась, но в первую очередь за Бойда. Он спрятал меня подальше от берега и пошел обратно, как он сказал, «позаботиться о них». Я слишком нервничала, чтобы оставаться на месте. И когда я вернулась на пляж, увидела, как еще одна лодка причаливает к берегу, но Бойд еще полностью не разобрался с первой группой, и он не мог видеть вновь прибывших. Именно в этот момент я запаниковала. Я боялась, что новая группа будет для Бойда неожиданностью и сокрушит его. Ну, и я вышла привлечь их внимание, чтобы дать ему немного времени покончить с теми двумя, с которыми еще сражался.

— Они не пытались схватить тебя?

Ее губы скривились от отвращения.

— Они, возможно, и хотели бы, но были слишком заняты, смеясь над моими усилиями попасть в них булыжниками. Ни один из камней, брошенных мною, не приземлился даже поблизости от них. Это была жалкая попытка причинить им вред, но это достаточно неплохо сработало в качестве отвлечения внимания, по крайней мере, я так себе говорю.

Энтони удивленно откинулся на стуле.

— Значит, ты еще раз пришла на выручку.

Она тихо засмеялась.

— Конечно, нет. Я только дала Бойду время, чтобы он мог незаметно подкрасться за их спинами и свалить двоих из них своей дубинкой, прежде чем остальные поняли, в чем дело. Вы знаете, оглядываясь назад, сейчас, когда опасность миновала, я думаю, это было по-настоящему захватывающее приключение, уже второе с начала моего путешествия. Я даже сумела вырубить одного из пиратов, когда они повернулись ко мне спиной, чтобы заняться Бойдом. А он быстро разделался с оставшимися тремя. Вы бы видели его. Он был действительно великолепен, особенно после того, как он с трудом одолел их, а сам не получил ни царапины.

Братья обменялись взглядами, прежде чем Энтони осторожно спросил:

— Кэти, ты ведь не прониклась нежными чувствами к Бойду?

— Нет.

Она сказала это так поспешно, что Энтони не решился копать глубже. Он только добавил:

— Приятно слышать это, потому что как раз сейчас он у нас в немилости.

Джеймс ухмыльнулся.

— А когда этот варвар был удостоен нашей милости?

Энтони не согласился.

— Тебя здесь не было, старина, но в последнее время у меня появились причины быть благодарным янки.

Джеймс сделал вид, что удивился.

— Никогда не говори так.

— Естественно, это продолжалось не долго, имей в виду, но я, однако, чувствовал это.

— И давно перестал, — сказал Джеймс.

— Исключительно точно, — согласился Энтони, послав брату раздраженный взгляд. — Но я бы хотел учесть эти замечания, будто он вел себя достаточно хорошо… прежде чем мы прибыли.

— Ты можешь учитывать это, если хочешь, но я точно не буду, — ответил брату Джеймс, затем, искоса взглянув на Кэти, прибавил: — Кэти, моя дорогая, не делай ошибку, воображая моего шурина в качестве своего героя просто потому, что он сегодня справился с двенадцатью негодяями. С этими пиратами, не желающими покалечить его, как ты сказала, преимущество было на его стороне. Любой мужчина, кто хоть немного умеет пользоваться своими кулаками, может сделать то же самое.

— О, я не буду делать ошибку, думая так, — сказала она сквозь зубы. — Безусловно, нет.

Главным образом, потому что их не было бы на этом острове и они не столкнулись бы с теми пиратами, если бы Бойд не ухватился за предоставленную ему блестящую возможность доставить их на остров. Но она не хотела упоминать об этом при братьях Мэлори.

Джеймс, однако, уловил ее тон и задумчиво заметил:

— Вот именно, ты сейчас злишься на него, не так ли?

— Откуда вы это взяли? — спросила она насмешливо.

Джеймс с усмешкой ответил:

— «Притворитесь, что вы не знаете меня» — фразы, которую ты бросила ему, было достаточно, но мы еще видели, как ты пилила его на пляже.

Кэти застонала про себя, осознав, что они, вероятно, навели подзорную трубу на остров. Но именно эту тему она не собиралась обсуждать. Мэлори, тем не менее, очевидно считали, что к этому времени узнали ее достаточно хорошо, чтобы копаться в ее жизни.

Джеймс приподнял одну бровь.

— Ты бы хотела обсудить это?

— Нет.

— Нет ничего, за что бы его следовало наказать? — надавил угрожающим тоном Джеймс. Он даже потирал костяшки своих пальцев о щеки, чтобы до нее дошло, о каком виде наказания он говорил.

— Нет, не причиняйте ему вреда!

— Не думай об этом, дорогая девочка, — заверил ее Энтони, хотя и слегка покраснел при этом.

Джеймс усмехнулся. Кэти так и не поняла почему. Она не видела здесь ничего забавного. Но у этих английских лордов, кажется, странное чувство юмора.

Ужин близился к концу, и беседа больше не прельщала ее. Кэти отмахнулась от предложенного ей десерта.

— Я должна вернуться в каюту, — сказала она своим спутникам. — Это был длинный, насыщенный день.

Энтони быстро произнес:

— Кэти, не уходи пока. Мне нужно обменяться с тобой парой слов, — он бросил взгляд на брата. — Ты позволишь?

Джеймс все понял, но, отвечая, начал смеяться.

— Позволить? — другими словами, он не сдвинулся с места.

Глава 45

Кэти кивнула, соглашаясь, но вскоре пожалела об этом. Энтони не сразу объяснил, о чем хотел с ней поговорить. Он даже не остался за столом. Он прошел к капитанскому столику Джеймса, который и был капитаном «Девы Джордж», и налил себе выпить из графина. Тут же залпом выпил, а потом стал прохаживаться между письменным столом и столом, за которым они ужинали.

Его нервозность была очевидна, из-за чего собственная нервозность Кэти возросла неимоверно. Она уже собралась вскочить со своего места и пулей вылететь из комнаты, прокричав «спокойной ночи», как Энтони пронзил ее взглядом. У него были такие прекрасные глаза, чистого синего кобальтового оттенка, экзотический разрез которых привлекал и удерживал внимание. Кэти замерла.

— Расскажите о человеке, который вас растил, Кэти, — заговорил Энтони.

Она моргнула. Как странно он назвал ее отца.

— О моем отце?

— Да.

О, Господне бедствие, он просто желал узнать ее семейную историю?

— Что конкретно вы желаете узнать?

— Каким человеком он был?

— Добрым, щедрым, веселым… ох, крайне общительным. Но, разумеется, ему нужно было быть таким. Это очень развлекало покупателей.

— Вы были близки с ним?

Она подумала минутку, но ей пришлось признать.

— Не особенно. Он умер, когда мне было всего десять, поэтому у меня осталось о нем немного воспоминаний. Он редко бывал дома. Он проводил целый день в магазине, которым управлял сам. Это был магазинчик в маленькой деревушке. Это было единственное место в Гарденере, где деревенские жители могли что-то купить, и он часто был открыт допоздна. Если я хотела побыть с ним не только по воскресеньям, я должна была пойти в магазин. И часто я уже спала, когда он приходил домой.

— Значит, вы почти не знали его?

— Я бы так не сказал. Я знала его так же, как дети моего возраста знают своих родителей. Я любила его, он любил меня. Он всегда мне улыбался или обнимал. Но я была намного ближе к матери. С ней я проводила время целыми днями, помогая ей по огороду, на кухне или по дому, мы все делали вместе.

— Она… готовила?

Это прозвучало, как будто он выдавил эти слова из себя. Как странно. О, подождите, он был лордом, а для таких, как он, на кухне готовят слуги.

Кэти понимающе засмеялась.

— В Гарденере ни у кого слуг не было, сэр Энтони. Хотя моя семья могла себе позволить их, мама хотела, чтобы мы были как все, к тому же ей нравилось работать по дому, а мне нравилось помогать ей. Не то чтобы мы делали слишком много всего, чтобы занять все свое время. Мама уступила и наняла Грейс, когда я стала постарше. Но после того как умер отец, мама занялась магазином, и времени у неё стало меньше, так что большая часть работы по дому перешла ко мне, теперь, когда я думаю об этом, я припоминаю.

Энтони издал звук, как будто испытал боль. Потом он вышел из каюты, даже не попрощавшись. У него что, лицо побелело? Он слишком быстро отвернулся, так что она не было полностью уверена. Кэти нахмурилась, когда Джеймс тоже поднялся и быстро последовал за братом.

Но он оглянулся и приказал:

— Оставайтесь здесь, — затем со стуком закрыл дверь за собой.

Кэти пробормотала про себя, что, черт побери, происходит? Она не пошевелилась, хотя очень хотелось. Если бы такой приказ отдал кто-либо другой, она, что было духу, бросилась бы в свою каюту. Но так как это был Джеймс, она повиновалась. Даже когда что-то ударилось о стену, и у нее возник немедленный импульс проверить, в чем дело, она осталась на месте.

Снаружи Джеймс прижал Энтони к стене:

— Даже не думай уйти с судна, — прорычал Джеймс.

— Я и не думал.

— Я имею в виду то, что ты собирался оставить Кэти без объяснений. Ты что, черт возьми, обезумел, Тони? Какой демон в тебя вселился?

— Ты слышал, что она сказала. Милосердный Боже, она выросла, выполняя тяжелую, рутинную работу, и это моя вина!

— Поэтому ты обезумел. Аделина сама решила уехать из Англии. Не ты ее посадил на корабль, плывущий в Америку. И ты ее там не оставлял, разумеется. Она могла вернуться домой в любое время.

— Но она бы никогда не уплыла на этом судне, если бы я не нервничал, делая ей предложение, так, что не получил на него положительного ответа, которого хотел. Если бы она была более уверена во мне, она бы пришла ко мне, и мы бы поженились. И она бы продолжала жить той жизнью, к которой привыкла, а Кэти…. Боже, Кэти не росла бы как служанка!

— И что ты думаешь? Что никто, кроме высших сословий, не может жить счастливо? Не будь таким чертовским дураком, Тони, и к тому же снобом.

— Нет, — проворчал в ответ Энтони. — Но мы сейчас говорим о моей дочери. Она не должна была так жить. Ее следовало баловать, как Джуди и…

— Постой и подумай прежде, чем мой кулак тебе в этом поможет, — прервал его Джеймс. — Ты же понимаешь, что если бы все было иначе, ты бы никогда не встретился и не женился бы на Рослин. И тогда у тебя бы не было двух дочерей, с которыми бы ты мог сравнить эту, верно? Джудит и Джеми вообще бы не родились, не так ли?

Энтони прислонился головой к стене и вздохнул.

— Возможно, я переборщил.

— Возможно? — фыркнул Джеймс.

— Просто… признает ли она меня, как своего отца, так поздно? Она молодая женщина со средствами. У меня нет ничего, что бы я мог дать ей, чего бы она уже не имела.

— Нет, есть. Семья. Целая жизнь пройдет прежде, чем кто-то сможет завести семью такого размера, как та, в которую ты ее введешь благодаря неожиданному повороту судьбы.

Глава 46

Двоих Мэлори не было слишком долго. Было бы неразумно думать, что они забыли о ней. Поэтому для Кэти было весьма неосмотрительно игнорировать приказ Джеймса. Это был невероятно насыщенный событиями день. Она должна бы быть благодарна за возможность перевести дух, если бы была в состоянии выбросить из памяти часы, проведенные с Бойдом прежде, чем показались пираты.

Эти двое мужчин не успели далеко уйти, когда она попыталась незаметно выскользнуть из каюты. Но они заметили, и оба повернули голову в ее сторону, когда открылась дверь, поэтому она невинно спросила:

— Надеюсь, все в порядке?

— Конечно, просто я подумывал выбросить своего брата за борт, — сухим тоном сказал Джеймс, отпуская куртку Энтони, и притворился, что сдувает пылинки с его воротника.

— И я объяснял этой заднице, почему это нельзя сделать, — весело ответил Энтони и, оттолкнув в сторону Джеймса, прошел мимо него, чтобы проводить Кэти обратно в каюту.

Она вздохнула, снова заняв свое место за обеденным столом. Чем же она могла заинтересовать Энтони, что нельзя подождать до утра. Она должна бы рассердиться и сказать, что устала, хотя и не была. День был слишком насыщенным. Но они не знали этого. Может быть, если бы она притворно зевнула…

— Хорошо, на чем мы остановились? — спросил Энтони.

Он не стал садиться. Он снова начал ходить, несмотря на то, что все так же был весел.

— Ты собирался докопаться до сути, — напомнил ему Джеймс.

Он тоже не стал садиться за стол. Он присел боком на свой край стола, свесив ногу и скрестив на груди руки, что выглядело довольно угрожающе, так что Кэти старалась не смотреть на него. Энтони полностью его игнорировал.

— Ах да, я хотел спросить, были ли вы счастливы в детстве, несмотря на тяжелую работу?

Джеймс застонал.

Кэти нахмурилась.

— Какую тяжелую работу? Если вы имеете в виду повседневную работу по дому, то я никогда не задумывалась об этом. То время, которое у меня было, я разделяла со своей матерью, а позже с Грейс. Кроме того, уборка дома, работа в саду и приготовление еды были частью моей жизни. Больше никого не было, чтобы делать это. Каждый в Гарденере делает так. Я знаю, вы, должно быть, находите это ужасным. Вы привыкли к другой жизни. Но для нас это было совершенно нормально.

— Я, надеюсь, не оскорбил вас, не так ли?

— Нисколько, — уверила его Кэти. То, что она вспомнила, заставило Кэти хихикнуть. — Забавно. У вашей дочери была прямо противоположная реакция на мою повседневную домашнюю работу, когда я упоминала о ней в нашей беседе: она жаловалось, что у нее никогда не было возможности помогать чем-либо.

— Джуди так сказала?

— Да. Вы могли бы предоставить ей собственный сад, пока она не стала слишком взрослой. Детям, случается, нравится выращивать что-нибудь, как это делала я.

— Но она испачкается!

Кэти чувствовала его потрясенный взгляд на лице при упоминании о грязи. Она улыбнулась ему.

— Я знаю, но игры в грязи могут быть забавными. Она приятно пахнет, и из нее можно сделать замечательные пироги.

Джеймс закатил глаза. Энтони улыбнулся в ответ и сказал:

— Не могу вспомнить, когда это я желал всюду разбрасывать навоз и копаться в земле, но могу сказать без сомнения, что наш самый старший брат, вероятно, согласился бы с вами.

— Ах да, садовник. Я была рада встретиться с ним и прогуляться по его садам.

Джеймс прыснул со смеху над тем, в каком качестве она упомянула о Джейсоне. Кэти взглянула на Джеймса и добавила:

— Я знаю, мне уже говорили, что я, вероятно, не должна его так называть. Но он садовник, вы знаете. Это может быть просто его хобби, как он называет это, но я никогда не видела так много красивых цветов и так много их разновидностей. Джудит предупредила меня, что я буду впечатлена, но, увидев проделанную руками Джейсона работу воочию, я действительно была поражена.

Энтони откашлялся, чтобы снова обратить ее внимание на себя.

— Я полагаю, мы немного отклонились от темы.

Кэти нахмурилась.

— Почему вас так интересует мое прошлое?

— Я хорошо знал вашу мать.

— Ах, конечно. — Кэти улыбнулась, начиная понимать. — Она жила недалеко от Хаверстона, прежде, чем познакомилась с моим отцом, и вы тоже выросли там, не так ли?

— Действительно, хотя, если честно сказать, я был уже взрослым и бывал дома только по праздникам, когда познакомился с вашей матерью. Но я только хотел знать, хорошо ли вы с ней жили в Америке.

— Да, для Гарденера — хорошо.

— Это имеет какое-то значение?

Кэти улыбнулась.

— Это была небольшая деревня, где жили одни старики, и не было никаких предприятий, кроме нескольких ферм на окраине. Я была последним ребенком, родившимся там, еще несколько детей примерно моего возраста вскоре уехали оттуда. Никто никогда больше не переезжал туда, кроме людей, искавших приятную, тихую деревню для уединения. — Она хихикнула. — У нас определенно было тихо. Никогда не случалось ничего интересного. Никто никогда не развлекался. Главным развлечением каждый день было чтение вслух газеты из Дэнберри в нашем магазине. Старый Ходжскинс ездил в большой город дважды в неделю и приобретал несколько экземпляров специально для этого. Гарденер был, без сомнения, самым скучным местом, который вы себе можете представить.

— Господи, так у вас было ужасное детство?

— Я не говорила этого. Это было скучно только для ребенка. Мои родители, казалось, были другого мнения. У них были вещи, которые позволяли им быть постоянно занятыми. Сама я каждый день стонала, когда мой учитель отправлял меня домой. Я действительно это делала. Я бы предпочла остаться с ним и поговорить о мире.

— Почему ваши родители не переселились в более оживленное место или хотя бы в тот ближайший большой город?

Она пожала плечами.

— Однажды я слышала, как они говорили об этом. Все, что мой отец умел делать, это содержать магазин. В Гарденере он никогда не испытывал недостатка в клиентах — наш магазин был единственным в деревне. В Дэнберри или другом большом городе он должен был бы конкурировать с уже имеющимися там магазинами, чтобы прокормить семью, я думаю, он просто побоялся попробовать это. После того как он умер, я надеялась, что мы с мамой куда-нибудь переедем, но она вскоре стала управлять магазином сама. Она действительно этим наслаждалась.

— Но у вашей матери были деньги, не так ли? Разве это не то, что вы унаследовали?

— Да, но моя мама отказалась прикасаться к этим деньгам сама. Они пришли от ее отца после его смерти, но она презирала свою семью после того, как они отреклись от нее. Она никогда не говорила о них. Я даже не знала, сколько Миллардсы оставили, пока не приехала в Англию.

— Они отреклись от нее?

— Вы не слышали об этом тогда? Это было потому, что она тайно сбежала с американцем, который занимался торговлей.

Джеймс их прервал.

— Превосходное время для того, Тони, чтобы добраться до сути, прежде, чем я умру от старости.

Энтони бросил на своего брата холодный взгляд.

— Тебя не приглашали, так почему бы тебе не пойти спать.

— Я не могу, дорогой братец. Это и есть моя спальня.

Энтони вспыхнул при этом напоминании, но Джеймс продолжил:

— Кэти, мой брат…

Джеймс не успел закончить вовремя. Энтони в один прыжок преодолел расстояние между ними и толкнул Джеймса с такой силой, что они оба, перелетев через стол, резко упали на пол. Кэти поджала ноги и осторожно спросила:

— Вы сошли с ума?

Джеймс поднял голову, прежде чем встать.

— Конечно, нет, — Джеймс встал и помог подняться брату.

— Извините, Кэти, — сказал Энтони, обходя стол, и провел рукой по волосам, приглаживая их. — К сожалению, это обычное дело в нашей семье.

— Ты хочешь сказать, между нами, не так ли, дорогой мальчик? — пристально глянув на него, добавил Джеймс. — Вы не застанете старших, всюду бьющих друг друга, так что не пугай ее, говоря, что все Мэлори такие, как ты и я.

— Совершенно верно, — согласился Энтони смущенно. — Просто Джеймс и я чересчур энергичные. Если хотите, считайте это братской конкуренцией.

Все еще немного дрожа от взрыва их энергии, Кэти сказала:

— У меня не было братьев, и я боюсь, это немного трудно понять.

— Вполне естественно. Возможно, это имело бы больший смысл, если бы вы узнали, что мы оба страстные боксеры. Тренировкой для нас всегда был хороший бокс на спортивном ринге несколько раз в неделю.

— Вы все еще делаете это?

— Она не назвала нас слишком старыми для тренировок, не так ли? — сухо поинтересовался Джеймс.

Кэти покраснела, несмотря на его усмешку, он позволил ей подумать, что это было только поддразнивание.

Энтони раздраженно вздохнул.

— Мы снова далеко отошли от темы. Итак, скажите мне прямо, Кэти. Вы так и не ответили на мой вопрос относительно вашего счастливого детства, если оно было. Оно существовало? У вас нет никаких болезненных воспоминаний, которые вы не хотели бы обсуждать?

Она закатила глаза.

— Если бы были, я не стала бы их обсуждать, не так ли? Теперь к сути дела, мое детство не было незабываемым, но так же и не было несчастливым. Я была достаточно счастлива, живя с моими родителями и потом с матерью, после смерти отца. Когда я стала достаточно взрослой, у меня была возможность уехать из Гарденера, как это сделали другие молодые люди при первой возможности, но это никогда не приходило мне в голову, пока моя мама не умерла. Главное, что мне не нравилось в моем детстве, полнейшая скука и никакой перспективы в будущем. Именно поэтому я решила сейчас путешествовать, чтобы увидеть мир, прежде чем я выйду замуж и у меня появятся собственные дети. Я надеялась на переживания, которых не было в детстве, и множество приключений. Я нашла и то и другое, — усмехнулась Кэти.

— Вы когда-нибудь хотели иметь большую семью?

Она почти сказала, что жалеть о прошлом было неуместно, но придержала язык, главным образом потому что чувствовала его нервозность. Она нашла это весьма странным, но даже Джеймс теперь казался напряженным, ожидая от нее ответа. Что, черт возьми, сегодня вечером было не так с этими двумя?

Она нерешительно произнесла:

— Я начинаю подозревать, что вы ведете к чему-то, что я, возможно, не найду приятным. Так возможно, как предложил ваш брат, настало время добраться до сути, сэр Энтони?

— Я говорил, что знал вашу мать, но это было не просто знакомство. Я ухаживал за ней перед тем, как она сбежала в Англию и мои намерения были благородны. Я хотел жениться на ней.

Кэти в упор посмотрела на него, пытаясь усвоить услышанное, но никак не могла понять смысла.

— Я не понимаю. Вы исключительно красивый мужчина. И…

— Спасибо.

— Откровенно говоря, мой отец таким не был. Он был далеко не красавец или что-то в этом роде, но я не могу представить свою мать, выбирающую между ним и вами, и все же вы говорите, что она это сделала? Вы сделали что-то такое, что настроило ее против вас? Мы говорим о трагическом романе?

— Нет, ничего подобного. Ее семья не любила меня. Я даже не знаю, почему. Я еще не был тем повесой, каким стал в более поздние годы. Но Аделина не разделяла их чувства. Я был уверен, что она чувствовала то же, что и я. Моей ошибкой было то, что я не выразил яснее своё желание сделать ее своей женой. Я по ошибке предположил, что она приняла это как очевидное, что у нас были одинаковые мысли насчет того, что мы поженимся. А потом она ушла. Неожиданно. Я не могу передать, какой у меня был шок, когда я приехал, чтобы забрать ее на пикник к нашему любимому месту и узнал, что она покинула Англию. Миллардсы говорили какую-то чепуху относительно большого путешествия, которое она давно планировала и о котором она никогда не упоминала мне, и что она вернется в Англию через год или около того.

— Так почему вы не возобновили свое ухаживание, когда она вернулась в Англию?

— Она больше не вернулась, Кэти.

Кэти нахмурилась, находясь в крайнем замешательстве.

— Но она сбежала с моим отцом, так… вы хотите сказать, что она знала его и влюбилась в него еще до того, как вы начали за ней ухаживать? И когда однажды он появился снова, она убежала с ним и даже не объяснилась с вами?

— Нет, я предполагаю, что она не встречалась с ним до того, как уехала из Англии, возможно, она познакомилась с ним на корабле или как только сошла на берег.

Кэти понимала, что это мнение мужчины, который вышел на второе место в погоне за женской симпатией. Она не обвиняла его в том, что он желал так думать. Она все еще находила удивительным то, что ее мать пренебрегла Энтони ради ее отца.

Она спокойно сказала.

— Прошу прощения, но вынуждена сказать, что вы неправы. Она рассказывала мне…

— Кэти, некоторые родители придумывают хорошую ложь, чтобы скрыть горькую правду. По какой-то причине она не хотела, чтобы вы знали реальную причину, заставившую ее покинуть Англию. Я сам не знаю, почему. Она могла сказать мне, но не сделала этого. Все эти годы я не знал, что когда она убежала, была беременна моим ребенком. Я все еще не знал бы, если бы ваша тетя Летиция не отправила мне весьма неприятное письмо об этом после того, как вы отбыли на «Океанусе».

Глаза Кэти расширились. Она приложила руку ко рту, но лишь для того, чтобы подавить удивленный смех. Если бы она засмеялась, когда он был таким искренним, то никогда бы себе этого не простила. Но, по крайней мере, это была не его ошибка, а спровоцирована ее грубой родственницей.

— Я встречалась с Летицией, — быстро ответила она. — Откровенно говоря, я не поверила ни единому слову, сказанному мне. Она даже называла меня…

Кровь отхлынула от щек Кэти, когда она медленно встала. Ее глаза были прикованы к лицу Энтони, и она видела его выражение сейчас: сочувствие, понимание и… забота. И даже если она не хотела ничего сейчас слышать, он все же сказал.

— Вы правы. Я тоже не поверил ей. Я пошел к вашей бабушке, чтобы услышать это от нее. Она была не слишком приветлива, так что я не стал обременять ее своим желанием услышать больше подробностей, но она подтвердила это. Кэти, ты моя дочь.

Единственный звук, который вырвался у нее, был короткий, полный боли всхлип. И прежде, чем она выставила себя дурочкой, она выбежала из каюты.

— Кровь и ад, — застонал Энтони.

— А ты ожидал визгов восхищения и крепких объятий отца и дочери? — холодно спросил Джеймс, когда пошел закрыть дверь, через которую только что выбежала Кэти.

— Не подходящее время чтобы острить, Джеймс.

— Возможно, нет, но что еще можно сказать о твоей прямолинейности. У тебя была возможность высказаться, не мучая ее неизвестностью, но ты потерпел поражение, пока ходил вокруг да около.

— Я просто хотел преподнести ей это мягко.

— О, ты сделал это, дорогой мальчик, — сказал Джеймс. — С изяществом кувалды.

Глава 47

Ее жизнь разбилась, как ореховая скорлупа в руке, а осколки были слишком маленькие, чтобы собрать их снова вместе. Единственной возможностью снова вернуть все, что она знала о себе — было отказаться от всего, но это было не так просто для Кэти. Она была опустошена. Нельзя сказать, что она была Мэлори. Наличие одного родителя не делало ее автоматически одной из них, по крайней мере, в ее сознании. Она не намного больше связана с этой семьей, чем с Миллардсами. Но, по крайней мере, она знала о Миллардсах.

И в этом был источник боли, от которой нельзя избавиться. Это была ложь, ложь ее матери, она скрывала правду от Кэти всю свою жизнь. Возможно, Аделина намеревалась сказать ей когда-нибудь, кем был ее настоящий отец, может быть, после того как Кэти вышла бы замуж и создала свою собственную семью. Аделина не отказала бы своим внукам в знании, откуда они, не так ли? Она не хотела умирать, прежде чем смогла сделать это признание. Жизнь не предсказуема. Какой-то глупый кусочек льда …

Кэти вопрошала всем сердцем, почему Аделина оставила ее один на один с изменяющим жизнь решением. Почему она сделала это? Кэти спрашивала себя, почему ее мать, и впоследствии, Кэти тоже, упустила жизнь с Мэлори. Почему?

Кэти возлагала столько надежд на Миллардсов, но теперь она была рада, что не росла рядом с ними. Ей не хватало воображения, чтобы представить, на что бы походила ее жизнь, если бы рядом с ней постоянно присутствовал кто-то типа Летиции. Она походила бы на нее, когда выросла? Мысль ужаснула ее. Но она понимала, что вырасти в среде Мэлори — это было бы замечательно.

Я не могу вообразить, на что это должно быть похоже, если никогда не случаются какие-нибудь захватывающие события, сказала ей Джудит в тот день в экипаже. С моей семьей всегда что-то интересное происходит.

Тогда это поразило ее, это было как… тонна кирпичей. Джудит Мэлори была ее сестрой. Боже мой, у нее была сестра! Нет, у нее их было две! Часть ее слез была слезами счастья.

На следующий день Энтони подходил к ее двери много раз, чтобы удостовериться, что с ней всё хорошо. Она не открывала, но уверила его, находясь по другую сторону:

— Я в порядке, мне просто нужно немного времени, чтобы переварить все это.

И сложить разрушенные части ее жизни вместе — если она сможет.

К вечеру пришел даже Джеймс, тяжело постучав в дверь и довольно грозно предупредив:

— Это не здорово, киска. Покажись на обеде сегодня вечером, или я сломаю эту дверь.

Она осталась в запертой каюте, игнорируя этот приказ. Но она была все еще слишком погружена в свои мысли, чтобы заметить, что он не возвратился, чтобы выполнить свою угрозу. Единственный раз она открыла дверь для Грейс, ненадолго, и не впуская ее внутрь.

Она не хотела, чтобы ее горничная волновалась, и сказала ей прямо:

— Энтони Мэлори утверждает, что он мой настоящий отец, — и резко добавила: — Я не хочу говорить об этом, пока.

Широко распахнув глаза, Грейс начала отвечать, но Кэти приложила палец к ее губам.

— Не сейчас. Это — потрясение, да, но, пожалуйста, Грейс, мне нужно несколько дней одиночества, чтобы… привыкнуть.

Упрямая, как обычно, Грейс, все-таки сказала:

— Ты должна поесть.

— Нет, не должна. Я так расстроена, что мне кусок в горло не полезет.

— Ты должна поесть. Ты хочешь, чтобы я умерла от волнения за тебя?

— Если я не выйду через неделю, тогда ты можешь волноваться. — Кэти попыталась создать впечатление поддразнивания, зная, что потерпит неудачу, и закрыла дверь, не желая больше увещеваний.

Грейс, так или иначе, приносила подносы с едой к двери. Кэти оставляла их там же. Она не преувеличивала. Смятение, охватившее её, было почти физическим, достаточно того, что она была уверена, что ее желудок не вынесет чего-то столь банального, как еда. Но она и не хотела есть. А если и хотела, то была слишком расстроена, чтобы чувствовать это.

Она просидела взаперти больше суток. После второй ночи, без мучительных метаний во сне, она проснулась в относительном спокойствии, и причиняющее душевную боль волнение ушло, пока. Она не знала, сможет ли когда-либо простить свою мать за ложь, но эта новая семья, которую она внезапно приобрела, могла осуществить те надежды, которые Миллардсы были не в состоянии удовлетворить. Если только ей не сказали о ее принадлежности к Мэлори только ради того, чтобы просто сказать. Если они действительно хотят, чтобы она стала частью их семьи.

В тот день она присоединилась к своим новым родственникам во время завтрака. Мужчины резко поднялись, как только она вошла в каюту. Оба выглядели чрезвычайно взволнованными, все еще взволнованными по поводу того, как она восприняла новости.

Она слегка улыбнулась, поскольку села за стол напротив Энтони.

— Успокойтесь, пожалуйста. Это было просто потрясение. Я уверена, что тем же это было и для вас.

— Действительно, хотя должен признать, что это не заняло у меня много времени, и безумно обрадовало.

— Меня тоже, — ответила она робко. — Хотя я даже не знаю, собирается ли ваша семья принять меня, или вы предпочли бы держать это между нами.

— Боже мой, так вот ты о чем подумала?

— Опустил молоток, но забыл гвозди, а, старина? — чудно вставил Джеймс.

Энтони проигнорировал своего брата, чтобы ответить ей.

— Тебя встретят с распростертыми объятиями, никогда не сомневайся в этом, Кэти. Да ведь Джудит от радости подпрыгнет до потолка, когда услышит. Она относится к тебе исключительно хорошо, ты знаешь.

Кэти усмехнулась, не только от замечания, но и от облегчения. Они действительно хотели принять ее!

— Чувство совершенно взаимно, — сказала она. — И я думаю, быть частью вашей семьи будет замечательно. Вы могли держать знание о том, вы мой отец, при себе, не говоря мне. Я рада, что вы не сделали этого. Спасибо за это. Но…

— Возражения не допускаются, киска, — прервал Джеймс.

Уже в третий раз он отдал ей приказ с тех пор, как она оказалась на борту «Девы Джордж». Еще не совсем оправившись от эмоционального потрясения, Кэти на сей раз обиделась. Будет немного более трудно принять то, что он является родственником.

— Не надо говорить мне, что я могу и не могу делать, дядя Джеймс. Я еще слишком плохо знакома с вашей семьей, чтобы позволить вам такие вольности. Я сообщу, когда вы сможете.

Сразу же после того как она отплатила той же монетой, Джеймс на мгновение онемел, Энтони рассмеялся.

— Браво, моя дорогая. Говоришь, как истинная Мэлори.

Кэти покраснела.

— Простите, — извинение предназначалось для Джеймса. — Чтобы привыкнуть ко всему этому мне потребуется немного времени.

— Не извиняйся, говоря то, что думаешь, — ответил Джеймс. — И я не буду приносить извинения за то, что пытался защитить моего брата… в своей манере. Он был как на иголках, как только узнал обо всем. Он испугался, что уже слишком поздно заключать тебя в объятья, и что ты отвергнешь нас сразу же.

Ее глаза вспыхнули.

— Вы шутите? Я знаю, что не ответила на этот вопрос той ночью, но я всегда хотела быть частью большей семьи. Я так надеялась встретить семью моей матери и что они примут меня, но моя тетя Летиция захлопнула передо мной дверь.

— Противная старая распутная девка, — сказал Энтони с отвращением. — Я сказал бы, что это — ее сильная сторона, хлопанье дверьми перед лицами людей.

— Или попытка, — немного самодовольно добавил Джеймс.

Кэти продолжила.

— Но даже если бы те надежды осуществились, все же оказалось, что вы — мой отец. Я никогда не смогла бы отвергнуть своего… собственного …

Она сделала паузу, чтобы пристально посмотреть на Энтони, и ее глаза стали еще больше, поскольку верность этого утверждения поразила ее. Он не был только родственником, он был самым близким родственником, который у нее мог быть.

— Боже мой, вы действительно — мой отец.

Его лицо дрогнуло, в то время как ее глаза, наполнились счастливыми слезами. Она встала. Он тоже. Они обошли стол навстречу друг другу, и Кэти бросилась в открытые объятья Энтони, который стиснул её в избытке чувств.

— Если бы мы не были на проклятом судне, моя дорогая, то я сказал бы: «Добро пожаловать домой».

Даже не поворачиваясь, чтобы засвидетельствовать это длинное запоздалое воссоединение, сидящий рядом Джеймс закатил глаза.

Глава 48

Удивительно, какими целебными свойствами может обладать простое объятие. Крепкое объятие, которым наградил Кэти отец, вызвало у нее страх, даже робость, но они тотчас же отступили. Она почувствовала себя прекрасно. И взволнованно. Теперь она с нетерпением ждала возвращения в Англию, чтобы встретиться с остальными членами своей новой семьи!

Однако ее отец и дядя, казалось, были по-прежнему обеспокоены тем, как она пережила недавнее потрясение. К тому же они, наверное, почувствовали, что внутри нее все кипело энергией, и ошибочно приняли это за еще один повод для тревоги. Поэтому во время обратного путешествия они, как могли, старались отвлечь ее.

— Возможно, тебе будет полезно услышать, как мой брат встретил своего сына Джереми.

Кэти с жадностью поглощала содержимое тарелки, стоявшей перед ней. Расслабившись после всех тех волнений, что ей пришлось пережить, она быстро осознала, насколько была голодна! Поэтому ей потребовалось время, чтобы уловить то, каким странным образом ее отец упомянул о первом взгляде своего брата на его новорожденного сына.

— Встретил?

— Именно, и ты будешь удивлена, как обстоятельства их встречи схожи с твоими собственными. Не мог бы ты рассказать об этом, Джеймс?

Джеймс кивнул.

— Что ж, надеюсь, это не утомит тебя до слез, милая. Я понятия не имел о существовании Джереми. Однако он знал обо мне все. Кажется, его мать осталась «под впечатлением» от меня и превратила меня в героя в глазах парня. Около тринадцати лет назад мы столкнулись друг с другом. Чисто случайно я выбрал таверну, где он работал, чтобы утолить там жажду.

— Так вы узнали его?

— Ну, скажем так, он определенно привлек мое внимание. Ему было на тот момент двенадцать лет, а он был почти таким же высоким, как я! К тому же он был так невероятно похож на Тони. Это было трудно не заметить.

— Я сама не могла не заметить этого, когда увидела их обоих вместе, — согласилась Кэти.

— По крайней мере, ты не смеялась, — сказал Джеймс, бросая уничтожающий взгляд на Энтони. — Он считает, что это забавно. По правде говоря, так же как и мой сын.

Энтони только ухмыльнулся в ответ.

— Если бы тебя это так не раздражало, ты бы тоже с нами согласился, — затем Энтони объяснил Кэти: — Это старая цыганская черта, что передается в нашей семье из поколения в поколение. Настойчиво проявляется то тут, то там. Я сам унаследовал ее, и две наши племянницы, Регги и Эми, тоже. И в Джереми так же сильно проявилась цыганская кровь.

На это раз Джеймс не поправил семейное прозвище Регины на то, которое он предпочитал, но Кэти пока не слышала о его особенности переиначивать имена на свой лад.

В это момент она не могла удержаться и спросила:

— Цыганская?

— Это уже другая история, милая, — ответил Джеймс. — Давай сначала закончим с одной, чтобы свести неразбериху к минимуму, ладно?

— Конечно, — она улыбнулась ему.

— Так вот, я был ошарашен поразительным сходством этого мальчишки с моим братом. Но та встреча произошла в Карибском море, а я знал, что Энтони никогда и близко там не бывал, поэтому не обратил на это внимания и посчитал всего лишь огромным совпадением. Но парень тоже не мог отвести от меня глаз. Видишь ли, его мать очень подробно описала меня. А потом он подошел ко мне и спросил, не я ли Джеймс Мэлори.

— И тогда вы узнали его? — спросила Кэти.

— Нет, но это шокировало меня. И чтобы понять, почему, должен упомянуть, что я не пользовался своим настоящим именем в той части света. Я не хотел, чтобы мои действия там когда-либо связывали с моей семьей, поэтому назвался капитаном Хоуком, пока бороздил эти воды.

— Зачем?

Энтони хмыкнул.

— Это еще одна история, которую лучше отложить на потом.

Заинтригованная Кэти вопросительно приподняла бровь, но Джеймс, должно быть, согласился с братом, поскольку продолжил свой прежний рассказ.

— Когда я не стал отрицать имени, этот сопляк сообщил мне, что я его отец.

— Чему, я полагаю, вы не поверили? — предположила Кэти.

— Потому что на тот момент я действительно думал, что он сын Тони.

— Что за бред? — закричал Энтони. — За все эти годы ты никогда не упоминал об этом!

— Сбавь обороты, щенок, и дай мне закончить. Так как Джереми знал мое имя, я предположил, что, возможно, он родился не на Карибах, а в Англии. И как только эта мысль посетила меня, я решил, что это дело рук Тони. И хотя тогда я не думал, что Джереми — мой сын, тем не менее, я допускал, что, скорее всего, он был Мэлори. Но мальчишка не стоял там, молча, в ожидании, когда я раскрою ему свои объятия. Он рассказывал мне все о своей матери и о той великолепной неделе, что я провел с ней — это она так думала, заметьте. Она была девкой из таверны. И я действительно вспомнил ее после его описания.

— Одну девку из тысяч? — Энтони скептически фыркнул.

— Точно. Видите ли, она носила три кинжала: по одному в каждом ботинке, и еще один весьма внушительный за поясом. Это я определенно запомнил. Посетители ее таверны знали по опыту, что она не была легкодоступна. Она порезала на куски многих из них, чтобы доказать это. И насколько я припоминаю, она была прелестной крошкой, вот почему я действительно провел с ней целую неделю. Я был заинтригован ее репутацией и теми кинжалами, когда услышал об этом. И вот, сопляк стоял там, воинственно настаивая, что я его родитель и провоцируя меня назвать его лжецом в своей дерзкой манере. Я решил, что этого было более чем достаточно, чтобы убедить меня. — Джеймс усмехнулся.

— Весь в отца, да? — улыбнулся Энтони.

— Именно.

Совершенно заинтригованная рассказом Кэти спросила:

— Но как он оказался на Карибах?

— Когда он немного подрос и начал задавать своей матери кучу вопросов обо мне, она вбила себе в голову, что я должен встретиться с ним. Довольно смело с ее стороны, помяните мое слово.

— Почему?

Джеймс поднял золотистую бровь.

— Только американец мог задать этот вопрос. Объясни ей, Тони.

Энтони хмыкнул.

— Светское общество, дорогая, особенности аристократической среды. Он был лордом. Пожалуй, невозможно было представить, чтобы девка из таверны появилась у его двери с ребенком на руках.

Кэти уже собиралась фыркнуть, но Джеймс продолжил свой рассказ.

— Так или иначе, я к тому времени переехал на Карибы, она это узнала, и они с сыном тоже переехали туда. Но это большая территория. И она не знала имени, под которым я там жил, поэтому у нее действительно не было никаких шансов найти меня. Она погибла незадолго до того, как я обнаружил Джереми, слишком яростно вмешавшись в одну из многочисленных драк, что неизбежно затеваются в таких шумных тавернах как та, где она работала. Владелец таверны привык к помощи Джереми, даже несмотря на то что тот был еще совсем молод, и оставил его на работе. По правде говоря, мальчик был похож на оборванца, когда я нашел его — и, конечно, говорил как один из них. Что не удивительно после того, как он вырос в тавернах.

— А я и не заметила этого, — вставила Кэти.

Джеймс усмехнулся.

— Он усердно учился. Конечно, и я, и мой первый помощник постоянно давали ему под зад, напоминая о правильной речи, таким образом парень быстро выучился. Я взял его в море с собой на несколько лет, но это оказалось слишком опасно, поэтому я купил нам плантацию на островах, намереваясь дать ему постоянный дом. Но у меня оставались счеты кое с кем в Англии, это заставило нас вернуться туда. А впоследствии я воссоединился с братьями и навсегда вернулся в Англию. Мне пришлось совершить еще одно, последнее путешествие на Карибы, чтобы уладить дела, и мне чертовски повезло, поскольку тогда я встретился со своей женой.

Кэти нерешительно спросила:

— Ваша семья приняла Джереми без каких-либо колебаний?

— Моя милая девочка, именно по этой причине я поделился с тобой своей историей. Конечно, приняли с радостью. Ты поймешь, что Мэлори очень, очень сильно ценят семейные узы. Мы кормим и защищаем то, что нам принадлежит.

— Да, мы любим даже нашу паршивую овцу, — добавил Энтони, ухмыльнувшись брату.

Но Джеймс тотчас же зловеще парировал:

— Заткнись, старик, прежде чем…

Энтони перебил его, закатив глаза.

— Да, да, знаю, прежде чем ты поможешь мне сделать это.

Кэти, переводя взгляд с одного на другого, спросила:

— Вы двое и вправду ненавидите друг друга?

— Боже правый, что навело тебя на эту мысль? — произнесли они оба едва ли не одновременно.

Кэти проглотила смешок.

Глава 49

Казалось, не успели они оглянуться, а уже возвратились в Англию. Гораздо раньше, чем Кэти ожидала. Джеймс объявил, что они сегодня же, чуть позже, пришвартуются. Она поняла, что разница во времени, позволившая им достичь цели так быстро, не имела никакого отношения к сильным ветрам, относящим их к северу. Имел место простой факт — на «Океанусе» она каждый день ожидала встретить Бойда, и когда этого не случалось, время тянулось черепашьим шагом. А происходило это больше чем половину того рейса!

Теперь она знала, почему. И это беспокоило ее, поскольку в основном ее реакция на него была окрашена в гнев, так как она думала, что он игнорировал ее. Но его длинные отлучки были совсем не намеренны.

Время в обратном рейсе летело незаметно из-за компании, которую она разделяла. Ее отец. Ее дядя. Ее семья.

Она и Энтони днем были почти все время вместе. Они много времени проводили, прогуливаясь по палубе и разговаривая. Вместе они стояли у поручней в течение многих часов и говорили, едва замечая, что день за днем погода становилась более холодной, поскольку они оставили теплые воды Средиземноморья.

Обеды и ужины, как обычно, проходившие в каюте Джеймса, стали длиннее раза в три. Энтони передавал ей знания об истории семьи Мэлори, и она впитывала все это, то удивляясь, то испытывая шок, то веселясь. Боже мой, они были очаровательной семьей.

Она внесла и свою лепту в совместную беседу, и говорила не только о себе. Энтони заставлял ее рассказывать о матери все больше и больше, и каждый раз, когда она это делала, часть ее гнева на мать уходила, пока его не осталось совсем чуть-чуть, а потом он и вовсе исчез.

— Значит, Аделина была счастлива в этой деревне? — спросил он ее однажды вечером за ужином.

Ей не надо было думать, чтобы ответить.

— Я редко видела ее грустной, вероятно, потому что она всегда была слишком занята, чтобы праздно проводить время!

Кэти попыталась не придавать этому особого значения, но он был слишком обеспокоен признанием, чтобы позволить ввести себя в заблуждение. У него, казалось, не вмещалось в голове, что женщина его класса могла опуститься вниз по социальной лестнице и жить счастливой жизнью. Что было абсурдно. Определенный образ жизни не гарантировал счастья.

Джеймс, казалось, был того же мнения.

— Мой брат сноб, — объяснил он.

— Дьявол, — бросил в ответ Энтони.

— Ты весьма хорош, и вместе с тем самодоволен! — но для Кэти Джеймс добавил. — Он боится, что твоя мать страдала от разбитого сердца, потому что пришлось отказаться от него, по неизвестным нам причинам. И принимая во внимание, что мне точно известно, что он оставлял разбитые сердца по всей Англии в течение нескольких чертовски беспутных лет, у меня была та же самая мысль.

Кэти поняла и уверила их:

— Если у нее действительно было разбито сердце, то она справилась с этим к тому времени, как я стала достаточно взрослой, чтобы заметить. Но теперь, когда вы заставили меня думать об этом — это не то, на что я когда-либо действительно обращала внимание тогда — я сомневаюсь, что мои родители разделили именно такую большую любовь, какую вы подразумеваете. — Она сделала паузу, вздрогнув при слове родители. — Я сожалею, но он воспитал меня. Я не могу не думать о нем как о своем родителе.

— Не будь глупой, киска, — сказал Энтони. — Хотя я бы хотел быть тем, кто воспитал тебя, ничто не сделает его не твоим отцом.

Она кивнула.

— Хорошо, я могу сказать с уверенностью, что они действительно нравились друг другу. Возможно, случилось так, что они стали очень хорошими друзьями, или, возможно, было большее, но они жили чудесно и никогда не ссорились. Они к тому же много смеялись вместе. И они разделяли одинаковые цели, воспитывая меня и управляя магазином. Они даже планировали расширить его пивной, прежде чем он умер. В деревне не было таверны.

От таких новостей оба они уставились на нее с таким ужасом, что она рассмеялась.

— Ну, я же сказала вам, что это была маленькая деревня. И моя мать оставила эти планы, когда мой отец умер. Но она, казалось, процветала, управляя магазином одна. Она носила траур довольно долгое время, любила ли она его… Я уверена, что со временем она полюбила его.

Это, казалось, было тем, что Энтони хотел услышать.

— Ты успокоила меня, дорогая. Спасибо.

В другой раз, когда они были одни на палубе, она призналась в своем сочинительстве рассказов и прежде всего — почему она завела эту привычку. Хотя с начала ее поездки у нее было более чем достаточно развлечений, так что ей больше не было необходимости воображать что-либо — сплошная мечта, которая осуществилась.

Кэти чувствовала, что может говорить с Энтони обо всем — кроме Бойда. Она определенно не хотела говорить о нем. И когда упоминались Андерсоны — они были частью семьи — она переводила беседу на другие темы.

— Твоя жена знает обо мне? — спросила Кэти, когда они уже приближались к Англии, и Энтони сказал ей, что намеревается отвезти ее к себе домой.

— Конечно. Хотя мы еще не рассказали Джуди. Мы решили подождать тебя, чтобы сообщить эту восхитительную новость. Иначе с ней невозможно было бы жить. Девчонка, кажется, не понимает слово терпение, когда бывает возбуждена.

— И Рослин не возражала?

— Сначала она была немного раздражена на меня, но только потому, что она ошибочно думала, что мне давно было известно, что ты моя и я держал это в тайне от нее. Но она подслушивала у двери в тот день, когда я все узнал, и мы с Джеймсом обсуждали это. Она была полностью согласна с тем, чтобы я пошел прямо к твоей бабушке и прояснил истинность этого положения. Так что не волнуйся, моя дорогая. Моя жена — очень любящая женщина и будет в восторге от тебя, как матушка Гусыня.

Кэти послала ему ободряющую усмешку, но ухватилась за замечание о Софи.

— Значит, ты встретил мою бабушку? Когда я была там, тетя не позволила мне ее увидеть.

— Должно быть, у нее привычка баррикадировать двери, — сказал Энтони, пытаясь не придавать этому значения, но память воскресила хмурый взгляд, направленный на него. — Мы пришлось приложить усилия и настоять на своем. Информация, за которой я охотился, была слишком важна, чтобы отступать. Но что Летиция ожидала после того, как рассказала мне о тебе и потребовала, чтобы я держался от тебя подальше? Тон ее требований фактически был предположением, что я уже знал о тебе, хотя как я мог? Какая жалкая, отвратительная …

— Не надо уточнять! — засмеялась Кэти. — Я согласна! Но что касается ее предположений, ну, в общем, возможно, было ошибкой с моей стороны сказать ей, что я останавливалась в Хаверстоне. Это было предложение Джудит, ты же знаешь. Она была уверена, что это немного подготовит почву, так как я собиралась «столкнуться со львами», как она определила это. Ты уверен, что ей только семь лет? Ее проницательность и интеллект абсолютно удивительны для ребенка такого возраста.

Энтони хмыкнул.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду. Она постоянно шокирует меня некоторыми вещами, которые говорит, вот почему всегда облегчение видеть ее вместе с Джек хихикающей, как нормальная семилетняя девочка. Но я могу понять, почему ее стратегия, возможно, имела в тот день неприятные для тебя последствия. Твоя тетя всегда имела что-то против меня, или, возможно, это было против моей семьи, я никогда не был уверен, что именно, и она держала это при себе. У меня нет даже подсказки, в чем ее проблема.

— Я надеюсь, что моя бабушка не похожа на нее.

— Нисколько не похожа. Она не очень хорошо себя чувствовала, иначе я выжал бы из нее больше информации. Но она обещала, что мы поговорим снова, более детально, когда ей будет лучше. Я возьму тебя с собой посетить ее. Я уверен, что тебе столь же любопытно, как и мне, узнать, почему твоя мать убежала с тобой в Америку, вместо того, чтобы прийти ко мне.

То были спокойные дни, которые Кэти проводила со своим отцом и дядей. И она была благодарна за каждый крошечный лакомый кусочек рассказов о Мэлори, которым они хотели поделиться с нею, которых было много! Но когда она каждую ночь лежала в постели, единственным, кто заполнял ее мысли, был Бойд.

Она слишком остро реагировала на его деспотизм. Он разрушил ее оборону, и она была рада, что он сделал это. Она даже вспомнила тот последний ужин с ним, перед тем, как она опьянела, когда он предложил провести вместе день на одном из пляжей острова, на котором они вскоре все-таки оказались. Несмотря на то как замечательно это звучало, она быстро вежливо отказалась, испугавшись, принимая во внимание свою реакцию на Бойда, когда была наедине с ним. Она была права, боясь этого! Посмотрите, что случилось! Но она ни на что не променяла бы те часы с ним, ни за что на свете.

С того момента, как он на одном дыхании выпалил свое предложение, она была слишком взволнована — даже пришла в панику. Потому что она знала, что это будет окончанием ее путешествия, и она с удовольствием бросила бы его ради него. Каждая из причин, которые она приводила ему, объясняя, почему они не должны вступать в брак, была правильна. Но она держалась за них, убеждая больше себя, чем его, потому что знала, что если она согласится, то потом пожалеет об этом. У нее было слишком много сомнений, чтобы не раскаиваться.

И хотя он прочно занял свое место в ее разуме и сердце уже во время того первого рейса с ним в Англию, она боялась, что он не чувствовал того же, что и она, что это было только вожделением с его стороны. Что он говорил ей тогда, чтобы заставить думать иначе? Не то чтобы она сама не испытывала многое из этого. Страсть к этому мужчине поразила ее. Но она чувствовала намного больше, чем это. И каждый последующий день после того, как он остался за бортом, позади «Девы Джордж», она скучала по нему.

Глава 50

— Ну вот мы и на месте. Опоздали всего на день, и нет никакой необходимости давать залп из всех орудий, — сказал Тайрус.

Бойд, не отрываясь, смотрел на суетливый Лондонский порт. «Океанус», как и многие другие пришвартованные на Темзе корабли, дожидался своей очереди, чтобы войти в доки. А на это могут уйти бесчисленные дни. Вот почему для него самого и его команды уже был приготовлен ялик, чтобы домчать до берега. В который раз Бойд подумал о том, что пора компании «Скайларк» обзавестись собственным причалом и не ждать милости от отцов города. Тайрус отпустил несколько шуток, надеясь рассмешить его. Не помогло.

— Если бы я считал, что это поможет нам добраться в Лондон побыстрее, я бы отдал приказ спустить шлюпки на воду. Скорее всего, они давно прибыли. Чертов быстроходный корабль Мэлори. Не важно. Все равно Кэти укрылась в доме отца, и нет смысла даже пытаться увидеть ее.

— И это тебя остановит?

Вот теперь Бойд по-настоящему улыбнулся.

— Ни в коем случае. Но ты же знаешь всех этих Мэлори. Не зря я столько раз тебе на них жаловался! Поэтому мне потребуется некоторая поддержка со стороны сестры. В конце концов, Джорджи сумеет урезонить Джеймса. Я могу противостоять кому угодно, но только не ему и его брату одновременно.

— Поумерь прыть, хвастун! Не хотелось бы этого говорить, но самое большое сопротивление ты встретишь в лице самой леди. Я предупреждал тебя не вести себя с ней подобным образом. А теперь будь добр отвечать за последствия.

— Я собирался рассказать ей еще до того, как ты приехал на остров, но пираты атаковали нас первыми. Черт побери! Той ночью, оказавшись со спящей Кэти на берегу, я испытал такое облегчение, что не придется пускаться с ней в пространные объяснения, и сам уснул. А на утро выложил ей сумасшедшую сказку, как мы вдвоем оказались на берегу. Я думал, позже ей как любительнице сочинять истории это покажется забавным. Возможно, она даже посчитает меня романтичным, — Тайрус фыркнул, и Бойд поспешил добавить. — Некоторые женщины уж точно посчитали бы это романтичным. И я рассчитывал, что после всего она согласится выйти за меня замуж.

— Ты ей так и сказал?

— Нет, конечно! Да она и не поверила ни одному моему слову.

Как только Кэти перебралась с «Океануса» на «Деву Джордж», он не переставал сожалеть, что так и не признался ей в своих чувствах. Вот почему Бойд был зол на Мэлори. Они не подпустили его к девушке, а ему так много нужно было сказать ей. Бойд был уверен, что она до сих пор ему не поверила. Но он мог бы хотя бы попытаться, прежде чем его скрутила морская болезнь.

Впервые Андерсон не почувствовал себя дурно вплоть до того момента, как его корабль причалили к берегу. Возможно, дело было в сильных до боли эмоциях? Или в кулаках Энтони? Нет, последнее можно исключить. Бойд часто выходил в море после стычек с братьями, и еще ни разу синякам и порезам не удавалось пересилить тошноту. С другой стороны, можно считать, что Энтони обошелся с ним довольно мягко. Ведь Мэлори был уверен, что прибыл как раз вовремя, чтобы остановить «соблазнение», поэтому просто решил предупредить Бойда, чтобы тот больше так себя не вел с его дочерью, с помощью кулаков.

Знают ли они об истинном положении вещей сейчас? Возможно. Вполне возможно, что Бойд вот-вот попадет в ситуацию, когда разъяренный отец снесет ему голову. Господи, ну почему Кэти должна была оказаться Мэлори? То, что семья была ей очень благодарна за спасение Джудит, уже само по себе плохо. Но сейчас Кэти — одна из них, а все члены кланы Мэлори стоят горой друг за друга.


— Нет, — решительно сказала Джорджина, когда несколько часов спустя Бойд добрался до ее дома на Беркли Сквер. — Твое счастье, что я пересилила желание отшлепать тебя собственноручно. И я не собираюсь защищать тебя перед Джеймсом. Только не в этот раз.

Такое начало не сулило Бойду ничего хорошего. Ведь все, на что ему хватило времени в разговоре с сестрой, это на короткое приветствие и намек на то, что, возможно, ему понадобиться ее помощь. Вздохнув, Бойд присел на софу напротив сестры.

— Что именно тебе рассказал твой муж?

— Что ты пытался совратить бедную девочку по пути, и они прибыли как раз вовремя, чтобы вырвать ее из твоих загребущих лап. Тебе следовало видеть Тони. Он походил на вулкан, который вот-вот взорвется.

Бойд закатил глаза.

— Да знаю я. Считай, что я, подобно Помпеям, уже пострадал от извержения.

На миг сестринское беспокойство омрачило ее лицо.

— Он сделала тебе очень больно?

— Терпимо.

— Он что, теряет хватку?

Бойд рассмеялся.

— Вряд ли. Я так понимаю, Джеймс в разговоре с тобой забыл упомянуть о той малости, что соблазнение — идея его и Энтони.

Джорджина пригрозила ему пальцем.

— И не вздумай пробовать на мне эту тактику, Бойд Андерсон! Не переноси с больной головы на здоровую.

Бойд усмехнулся.

— Я говорю правду. Я попросил у них помощи, а соблазнение — это первое, что пришло им в голову. Как-никак, в этом братья Мэлори — профи. Я ведь собирался жениться на Кэти еще до того, как мы высадимся на берег. Черт, да я хотел жениться на ней с того дня, как увидел!

— И почему ты не сказал мне этого раньше? — требовательно спросила Джорджина.

— Я так сильно желал Кэти, что был не в силах думать о чем-нибудь другом.

Смерив его неодобрительным взглядом, Джорджина спросила:

— И ничего еще не кончено, так ведь?

— Нет.

Она понимающе вздохнула.

— О Господи, тебе остается только надеяться, что Джеймс об этом не узнает.

— Не узнает о чем? — спросил Джеймс Мэлори с порога.

Глава 51

Внезапное прибытие Джеймса не смутило Джорджину. Она тут же вскочила на ноги и прикрыла собой Бойда, намереваясь выступить буфером между мужем и братом. Не то чтобы это могло остановить Джеймса, если бы он действительно хотел добраться до Бойда. Но младший Андерсон понял все сам и без указаний сестры поспешил принять бойцовскую стойку.

Джеймс обратился к жене:

— Расслабься, милая. Я не собираюсь пускать ему кровь в твоем присутствии.

— Мне что, придется охранять его от тебя весь будущий год? — раздраженно спросила Джорджина.

Джеймс вздернул золотистую бровь.

— Неужели то, чего я пока не знаю, настолько скверно?

— Это с какой стороны посмотреть.

— Как прикажешь тебя понимать? — спросил Джеймс.

Джорджина порывалась было ответить, но передумала, и на ее лице застыло упрямое выражение. Пока Джеймс вел себя спокойно. Переступив порог гостиной, он снял перчатки и небрежным жестом швырнул их на столик. Но кому, как ни ей, знать, насколько обманчивым бывает спокойствие Джеймса Мэлори. Он может выглядеть невозмутимым, а внутри кипеть от бешеной ярости.

Джеймс стал напротив Бойда. Джордж и не пыталась втиснуться между ними. Муж сказал, что не будет проливать кровь ее брата, и она верила ему на слово. А вот на счет поломанных костей Джеймс ничего не обещал. Одно хорошо — Бойд был собран, как никогда.

— Давай-ка разберемся, — сказал Джеймс без выражения.

— Как ты уже понял, мы говорили о Кэти. Возможно, ты даже поможешь нам прояснить ситуацию. Перебравшись с моего корабля на твой, она собиралась возобновить свое кругосветное путешествие?

— Вовсе нет. Кэти очень понравилась ее новая семья, и зиму она проведет в Лондоне, чтобы узнать нас получше.

— Правда?

Джеймсу определенно не понравилось, с каким энтузиазмом Бойд воспринял эту новость.

— Какая тебе к черту разница? — проскрипел он.

— Это дает мне надежду, что она согласится выйти за меня замуж.

— Да-а? А что дает тебе надежду думать, что мы все тоже согласимся?

— Джеймс Мэлори, — предупреждающе нахмурилась Джорджина.

Внезапно Бойд рассмеялся.

— Мало того, что мне пришлось сражаться с Кэти, чтобы зубами и когтями вырвать у нее признание в любви, сейчас меня ждет война со всеми Мэлори в придачу?

— А у меня для тебя новость, янки. Мы никогда не говорили, что ты нам нравишься.

Бойд закатил глаза.

— Джеймс, ты прекрасно понял, что я имею в виду. Я хочу жениться на Кэти. Я думаю, это было ясно еще до того, как мы с ней уехали из Англии.

— Это было до того, как она оказалась моей племянницей. Так что забудь о ней.

— Это зависит не от тебя, а от нее.

— Хочешь пари?

Бойд не терял присутствия духа. Слишком важен был для него предмет этого разговора.

— Ее единственное возражение против нашего брака — чертово кругосветное путешествие. Кэти считает, что при наличии мужа и детей это станет невозможным. Но, возможно, решение остаться с вами на эту зиму изменило ее приоритеты или, по крайней мере, заставило задуматься о семейных ценностях.

— И ты считаешь, что в твоем случае это что-то меняет?

Бойд вздохнул.

— Джеймс, как-то она спросила, стал бы я ее дожидаться. О чем это тебе говорит?

— О том, какие у вас были милые маленькие беседы. Какие у тебя еще доводы в свою пользу?

Бойд промолчал. И Джеймсу это не понравилось. Джорджина снова встала между ними и погладила мужа по щеке.

— Ты же понимаешь, что это меняет все, — сказала она Джеймсу. — Так было и у нас с тобой. Мои братья позволили нам пожениться…

— Ты хочешь сказать — принудили, — поправил Джеймс.

Джорджина поджала губы.

— Ну, раз уж мы переходим на личности, изволь принять во внимание, что ты сам…

— Не начинай, — предупредил Джеймс.

Бойд едва не рассмеялся, видя, как Джорджина приторно-сладко улыбнулась мужу. В свое время Джеймс явился к ним на бал и заявил пятерым Андерсонам, что их милая, невинная сестра разделила с ним корабельную каюту — и не только. И сделал он это намеренно.

— А как на счет Эми и Уоррена? — продолжала Джорджина. — Когда вы с Энтони обнаружили их в одной постели, это решило все, не так ли? Если бы не упрямство Эми, ты бы потащил их к алтарю в тот же день.

— Все с тобой ясно, Джордж, — кисло сказал Джеймс и повернулся к Бойду. — Я надеюсь, ты не пытался найти с девушкой общий язык без ее на то согласия?

— Это не смешно, Мэлори.

— Это и не должно быть смешно. Учитывая твое праведное негодование, я, так уж и быть, пойду тебе на встречу. Но не думай, что удастся убедить Тони так легко. Он очень раздражен из-за ситуации именно с этой дочерью. Потерянные годы, сожаления, самобичевание — и все это на его плечах.

— Но в этом нелегком разговоре ты ведь будешь на стороне Бойда, не так ли? — с улыбкой уточнила Джорджина.

Золотистая бровь иронически взметнулась вверх.

— Разве того, что я не собираюсь его убивать, уже самого по себе недостаточно?

Глава 52

Кэти выглянула в окно кареты. Вдалеке виднелся величественный особняк Миллардсов. Деревья вдоль дороги и вокруг особняка были сухими и безжизненными, точно такими же, как жизнь в том большом доме. Ее отец вез ее туда. Рослин тоже хотела поехать, так же как и Джудит, но Энтони не позволил им. Он сказал, что это очень важно для Кэти, и он сам отвезет ее, но Кэти подозревала, что он боялся, что их визит будет не из приятных и не хотел, чтобы им тоже досталось. Кроме того, им предстояло снова расспросить Летицию о прошлом и увидеться с бабушкой девушки.

Кэти держалась за ручку экипажа и снова и снова повторяла себе, что Миллардсы — тоже ее семья, хотя это уже не имело для нее никакого значения. Теперь у нее была семья, которая искренне и сердечно приняла ее в свою жизнь. С того момента, как Кэти вошла в дом на Пиккадилли и подбежавшая к ней Джудит крепко обняла за талию, на Кэти нашло такое спокойствие.

— Я так и знала, я так и знала, — воскликнула Джудит, восторг бил в ней ключом. — Наверное, я так сильно тебе понравилась, что ты решила остаться!

— И как же ты узнала, — спросила Кэти, тепло улыбнувшись. — Я думала, они не собираются тебе ничего говорить.

— Тони прислал посыльного, чтобы сообщить о твоем приезде, — ответила подошедшая к ним Рослин Мэлори. — Я чувствовала, что следует подготовить ее, но все хорошо, ты отсутствовала не слишком долго и надеюсь, останешься здесь. Добро пожаловать домой, Кэти.

Рослин тоже обняла ее. Кэти вдруг захотелось кричать. Потому что в этот момент она действительно ощутила, что снова обрела дом. Вошедший Энтони что-то пробормотал насчет женщин, которые льют слезы даже тогда, когда счастливы. Это было словно возвращение домой. И в этот день, и на следующий Мэлори, проезжая мимо, заходили, чтобы поприветствовать нового члена семьи и выразить радость по поводу того, что она у них появилась. А вчера вечером, во время семейного ужина, Рослин познакомила Кэти с одним из братьев Бойда — Уорреном, который, кстати, породнился с ними после женитьбы на одной из Мэллори.

Уоррен Андерсон удивил ее. Будучи женат на ее кузине Эми Мэлори, младшей дочери Эдварда, он был совершенно не похож на Бойда. Он был намного старше и намного выше, она никогда бы не поверила, что это брат Бойда и Джорджины, если бы ей не рассказали о нем. А еще, она бы никогда бы не подумала, что он является частью этой семьи, поскольку слышала несколько пренебрежительных замечаний от мужчин Мэлори относительно него.

— Возвращаешься назад, янки? Как жаль, — заметил Джеймс, а Энтони тут же подхватил:

— Ты действительно отправляешься в длительную поездку и собираешься оставить Эми и детей дома? Они, конечно, будут по тебе скучать, чего не скажешь о нас.

— Оставь его, — сказал Джеймс брату. — Он слишком глуп, чтобы понять намек.

Они казались настолько серьезными, что очень удивило Кэти, поэтому она при первой же возможности спросила об этом Рослин.

— Почему Мэлори насмехаются над Андерсонами?

— Мы не делаем этого, — заверила ее Рослин. — Главным образом только Тони и Джеймс.

— Я уже слышала что-то подобное, — призналась Кэти.

— Знаешь, если бы ты присмотрелась к Джеймсу внимательнее, то, возможно, поняла бы, почему у них есть некоторые сомнения относительно того, доверить ли ему свою единственную сестру. Но в то же время может показаться, что они сами до сих пор поддерживают его презрение к ним, но все это не серьезно, и Уоррен знает об этом.

Кэти отчасти понимала. Но поскольку Уоррен веселился и отделывался шутками на их замечания, то он, очевидно, знал, что Мэлори действительно не пытаются оскорбить его. Это был тот самый старший брат, которого Бойд ставил в пример как мужчину, который взял свою жену и детей с собой в море.

И Эми, жизнерадостная, веселая, искрящаяся от счастья, очевидно, совсем не возражала против этого соглашения. Она была второй женщиной в семье, у которой были черные как у цыган волосы, доставшиеся ей от предков. Такие же, как у Энтони. И у нее единственной из всех были необычные способности.

— На самом деле я не умею предсказывать будущее, просто у меня сильно развита интуиция, — смеясь, ответила Эми на это.

— Она заставила меня мчаться обратно в Англию, потому что почувствовала, что в семье появится новый Мэлори, — добавил Уоррен. — И как всегда, оказалась права.

— Я подумала, что это будет новый ребенок! — хихикнула Эми. — Но я рада, что вместо этого появилась ты, Кэти. Знаешь, мы с тобой станем лучшими подругами, — сказала она с абсолютной уверенностью, а затем, наклонившись, прошептала: — Гони прочь свою печаль, дорогая. Ты будешь здесь более счастливой, чем думаешь. Я держу пари на это.

Кэти ничего не знала о том, что Эми никогда в своей жизни не проигрывает, и если она хотела, чтобы что-нибудь случилось, то до