КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426650 томов
Объем библиотеки - 584 Гб.
Всего авторов - 202961
Пользователей - 96601

Впечатления

Shcola про Мищук: Я, дьяволица (Ужасы)

В свои двадцать Виктория умирает при загадочных обстоятельствах. Вот тут и надо было закончить этот эпохальный шендевр, ой ошибся, ну да ладно, не сильно то я и ошибся.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Буревой: Сборник "Дарт" Книги 1-4. Компиляция (Фэнтези)

жаль автор продолжение не написал

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Вознесенская: Джой. Академия секретов (Любовная фантастика)

если бы у этой вознесенской было бы книги 3 и она бы мне понравилась, я бы исправил, поставил бы ей её псевдоним "дар". а на 19 - извините.
когда вы едете из районного зажопинска в областной мухосранск, бабы, вы едете за лучшей жизнью, так? знаете почему? потому что прекрасно осознаёте, что устроить революцию даже в маленьком провинциальном райцентре тыщь на 20 вам, в одну харю, немыслимо.
так какого же х... хрена! в очередной раз пишете о том, что ОДИН (!!!) мужик на ВСЮ ВСЕЛЕННУЮ (!!!) в одну морду, обойдя миллионные службы сб всех планет!, войсковые штабы и части, органы правопорядка и какой-то таинственный "комитет-пси", переворот во вселенной чуть не устроил!!!??
он его и устроил, кстати, да богам не понравилось. а вот все остальные триллионы жителей - просрали.
у вас, бабьё деревенское, шикарный разрыв между "смотрю - и понимаю, что вижу". связки этой нет, шизофренички.
что касается опуса. настрогать 740 кб, где каждый абзац состоит из одного предложения - это клиника. укладывать бабу-ггню чуть ли не в каждой 5-й главе в регенерационную капсулу (когда только работа мозга подтверждена, а остальное - всмятку) - это клиника. и писать о "пси-импульсах", их генезисе, работе, пришлёпывая к богам и плюсуя эзотерику - это надо уметь хоть одну книжонку по теме прочесть, а потом попробовать пересказать своими словами, слова эти имея. точнее - словарный запас, знание алфавита здесь не поможет, убогие. это клиника.
сумбурно-непонятно-неинтересное чтиво. нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Кононюк: Ольга. Часть 3. (Альтернативная история)

Я немного ошибся «при подсчете вкусного».. Оказывается 40 страниц word`овского текста — в «читалке» займут примерно страниц 100... Однако несмотря и на такой (увеличившийся объем) я по прежнему «с содроганием жду обрыва пленки» (за которой «посмотреть продолжение» мне вряд ли удастся).

ГГ как всегда «высокомерно-пряма» и как всегда безжалостна к окружающим (и к себе самой). Начало войны ознаменовало для нее «долгожданный финал» в котором (наконец) будут проверены «все ее рецепты» по спасению РККА от «первых лет» поражений. Несмотря на огромный масштаб «проделанной работы», героиня понимает что (пока) не может кардинально изменить Р.И и... продолжает настаивать (уговаривать, обещать, угрожать и расстреливать) на том, что на первый удар (вермахта) нужно ответить не менее могучим, что бы «получить нокаут противника в первые минуты боя». В противном случае (как полагает героиня) никакие усилия не смогут «переломить ситуацию», и будут «работать» только на ее смягчение (по сравнению с Р.И).

Так что — в общем все как всегда: ГГ то «бьет по головам» генералов, то бежит из очередной западни, то пытается понять... что нужно делать «для мгновенной победы» (требуя нанести такой «удар возмездия», что бы уже в первый месяц войны Гитлеру стало ясно что «игра не стоит свеч»). Далее небольшой фрагмент от сопутствующего (но пока так же) безынтересного персонажа (снайпера) и очередные «интриги» по захвату героини «вражеской разведкой».

К финалу отрывка мне все же стало немного ясно, что избранная «тактика» (при любом раскладе) уже мало чем удивит и будет являться лишь «очередным повтором» уже озвученных версий (так пример с ликвидацией Ади мне лично уже встречался не раз... например в СИ «Сын Сталина» Орлова). Таким образом (как это не печально осознавать) первый том всегда будет «лучше последующих», поскольку все «открытия гостя и охоты за ним» сменяется канвой А.И и техническими описаниями происходящего...

По замыслу автора — первые сражения не только не были проиграны «в чистую», но завершились (для СССР) с крепким знаком «плюс», однако (думаю) что несмотря на тот «объем переданной информации (и масштаб произведенных изменений) корреного перелома и «аннулирования войны» все же «не планируется» (иначе я разочаруюсь в авторе)). Будут провалы и новые победы, будет предатели и новые герои, будет меньшим число потеря, но оно по прежнему будет исчисляться миллионами... Как то так...

В связи с этим я все-таки (по прошествии многих прочтений) намерен «заканчивать» с данной СИ. Продолжение? Честно говоря уже на него не надеюсь... Однако — если все же случайно встречу вторую (отсутствующую у меня) изданную часть, думаю все же обязательно куплю ее «на полку»... Все же столько раз читал и перечитывал ее))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Биленкин: НФ: Альманах научной фантастики. День гнева (Научная Фантастика)

Комментируемый рассказ С.Гансовский-День гнева
Под конец выходных прочитав полностью взятую (на дачу) книгу — опять оказался перед выбором... Или слушать аудиоверсию чего-то нового (благо mp3 плайер на такой случай набит до отказа), либо взять что-то с полки...

Взять конечно можно, но на (ней) находтся в основном «неликвид» (старые сборники советской фантастики, «Н.Ф» и прочие книги «отнесенные туда же» по принципу «не жалко»). Однако немного подумав — я все таки «пересилил себя» и нашел небольшую книжицу (сборник рассказов) издательства «знание» за 1992 год... В конце концов — порой очень часто покупаешь книги известных серий (например «Шедевры фантастики», «Координаты чудес», «Сокровищница фантастики и приключений», «МАФ» и пр) и только специально посмотрев дату издательства отдельных произведений (с удивлением) видишь и 1941-й и 1951-й и прочие «несовременные даты». Нет! Я конечно предолагал что они написаны «не вчера», но чтоб настолько давно)). Так что (решил я) и сборник 1992-года это еще «приемлемый вариант» (по сравнению с некоторыми другими книгами приобретенными мной «на бумаге»)

Открыв данный сборник я «не увидел» ни одного «знакомого лица» (автора), за исключением (разве-что) Парнова (да и о нем я только слышал, но ни читал не разу)). В общем — Ф.И.О автора первого рассказа мне ни о чем не сказала... Однако (только) начав читать я тут же частично вспомнил этот рассказ (т.к в во времена «покупки» этой книжицы — эти сборники были фактически единственным «окошком в мир иной» и следовательно читались и перечитывались как откровение). Но я немного отвлекся...

По сюжету книги ГГ (журналист) едет с соперсонажем (назовем его «Егерь») в некое место... Место вроде обычное. Стандартная провинциальная глухомань, в которой... В которой (тем-не менее) с некоторых пор водится нечто... Нечто непонятное, пугающее и странное...

Этот рассказ ни разу не «про ужасы», однако при его прочтении порой становится «немного неуютно». По замыслу автора — ГГ (журанлист) словно попадает из мирного (и привычного) мира на войну... Место где не работают «права и свободы», место где тебя могут сожрать «просто так»... Просто потому что кто-то голоден или считает тебя угрозой «для местных».

Как и в романе Уиндема «День Триффидов» здесь заимствована идея «вырвавшейся на свободу военной разработки», которая (в короткое время) подчинило себе окрестности и корреным образом изменило жизнь всех людей данной области... По замыслу рассказа (автор) так же (как и Уиндем) задается вопросом: «...а действительно ли человек венец природы»? Или кто-то (что-то) может внезапно прийти «нам на смену» и забрать у нас «жезл первенства»? По атору этим «чем-то» стали существа (отдаленно напомнившие умных мутантов Стругацких из «Обитаемого острова»). Они могут разговаривать с Вами, могут решать математические задачи и вести с Вами диалог... что-бы в следующий миг накинуться и сожрать Вас... Зачем? Почему? Вопрос на который нет ответа...

ГГ который сначала воспринимает все происходящее как очередное приключение быстро понимает что вся эта «цивилизационная шелуха» (привычная в уютном мире демократий) здесь не стоит ни чего... И самая главная (необходимая) способность (здесь) становится не умене «делать бабло» (критиковать начальство или правительство), а выживать... Такое (казалось бы) простое действие... Но вот способны это делать не все... А в наше «дебилизирующее время» - так вообще почти единицы... И это очередной довод для темы «кто кому что должен» (в этой жизни) и что из себя представляет «правильное большинство», имеющее (свое) авторитетное мнение практически по «любой теме» разговора.

P.S И последнее что хочется сказать — несмотря на массовую обработку сознания (ведущуюся десятилетиями) и привычное отношение к ней (мол «а я не ведусь»), мы порой (до сих пор) все же искренне удивляемся тем вещам которые были написаны (о боже!!!)) еще советскими фантастами... При том что раньше думали (здесь я имею прежде самого себя) что «тут-то вроде ничего такого, уж точно не могло бы быть»)) В чем искренне каюсь...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Брэдбери: Ревун (Научная Фантастика)

Очередной рассказ из сборника «в очередной» уже раз поразил своей красотой... По факту прочтения (опять) множество мыслей, некоторые из которых я попытаюсь (здесь) изложить...

- первое, это неожиданный взгляд автора на всю нашу давно устоявшуюся и (местами) довольно обыденную реальность. С одной стороны — уже нет такого клочка суши, о котором не снято передачи (типа BBS или какой-то иной). И все уже давным давно изучено, заснято и зафиксированно... забыто, засижено и загажено (следами человеческого присутствия). Однако автор озвучивает весьма справедливую мысль: что мы (человечество) лишь «миг» в галактическом эксперименте, и что наше (всеобъемлющее и незыблемое) существование — может (когда-нибудь) быть (внезапно) «заменено» совсем другим видом. Видом живущим «среди нас», в привычной (нам) среде обитания... там, куда «всеядное человечество» еще не успело «залезть»... там — где может таиться все что угодно... там... о чем мы (до сих пор) имеем весьма смутное представление...

- по замыслу рассказа: некое сооружение («ревун»), маяк построенный для оповещения о скалах внезапно пробуждает (в самых глубинах океана) нечто... принадлежащее совсем другому времени, живущему сотни миллионов лет и помнящему... что-то такое о чем не знает школьный курс истории. Это «нечто» - слыша звук «ревуна», раз-за разом выплывает из тьмы моря что бы... в очередной раз убедиться в своем одиночестве.

- следующая мысль автора (являющаяся «красной нитью рассказа») говорит нам о том, что если ты что-то любишь, а твоя любовь к тебе не только равнодушна и безучастна, но при этом ВСЕГДА напоминает о себе - то (рано или поздно) наступает момент, когда (она) должна быть уничтожена... Так в финале рассказа (монстр) не выдерживает (очередной попытки) и убивает источник звука, который не дает ему «уйти в безмолвие прошлого» и там остаться навсегда...

P.S Но вот что будет после того как маяк будет восстановлен? Новый гнев и новая ярость? Автор об этом предпочел умолчать...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
каркуша про (Larienn): Запретное влечение (СИ) (Короткие любовные романы)

Фанфик про любовь Снейпа и Гермионы с хэппи-эндом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Опасная шарада (fb2)

- Опасная шарада (пер. Мария Михайловна Виноградова) (и.с. Любовь и честь) 588 Кб, 238с. (скачать fb2) - Энн Бэрбор

Настройки текста:



Энн Бэрбор Опасная шарада

Аннотация

Прекрасная мисс Элисон Фокс, дочь священника, была исключительно благонравной молодой девицей, а мисс Лисса Рейнард имела репутацию опасной авантюристки, и никто не догадывался, что Элисон и Лисса — одно и то же лицо. Только граф Марчфорд заподозрил неладное.

ГЛАВА 1


— Черт побери, Тоби, швырни им пару шиллингов и поехали своей дорогой!

Излив этим возгласом свою досаду, привлекательный длинноногий джентльмен откинулся в двуколке, ожидая, пока его грум, лохматый сорванец лет четырнадцати, роется во вместительном мешке, предназначенном для раздачи милостыни.

— Боже милостивый! — продолжал джентльмен, карие глаза которого сузились от раздражения, — Боже милостивый, уж одного этого адского завывания довольно, чтобы навеки отвадить людей от Бата. А я-то считал, что обычай приветствовать каждого приезжего трубами и фанфарами давным-давно умер и никто его не оплакивает. Только послушай этого парня! Да его следовало бы обмазать дегтем, обвалять в перьях и заткнуть им его же собственную дудку!

Двуколка покатила прочь, и грум оглянулся через плечо на маленькую группу музыкантов, сбившихся в кучку у заставы, обозначавшей въезд в город Бат по Лондон-роуд. Из их инструментов нестройной какофонией рвалось радостное приветствие очередному экипажу, с громыханием въезжающему в Бат. Когда звуки замерли далеко позади, Тоби пожал худенькими плечами.

— Каждому надо на что-то жить, милорд.

Энтони Брент, граф Марчфорд, неодобрительно покосился на мальчугана и, замедляя ход двуколки по все более людным улицам города, вернулся к своим мыслям. «Да, — угрюмо размышлял он, — и в самом деле каждому надо на что-то жить, но беда в том, что некоторые предпочитают делать это за чужой счет». Свернув, чтобы избежать столкновения с плетущейся на рынок телегой, он снова проклял вызов, оторвавший его от столь приятного времяпрепровождения в Лондоне. Вот досада, что пришлось сюда приезжать! Куда как лучше было бы оставаться средь милой сердцу лондонской суеты, налаженной уютной жизни, а самое главное — вблизи от девушки, чью руку он собрался просить у ее отца как раз на этой неделе.

В кармане жилета похрустывало письмо, которое привело его в Бат.

«Тони, ты должен что-нибудь сделать!» — гласила первая же строчка этого письма, подчеркнутая и перечеркнутая столько раз, что стала совершенно неудобочитаема. Граф вздохнул. Сколько раз ему уже приходилось слышать от Элинор эту фразу? Спору нет, она была славной сестричкой, но, по всей видимости, считала его чем-то средним между адвокатом, волшебником и мальчиком на побегушках.

Тем не менее сейчас, похоже, у нее были причины тревожиться. Тетя Эдит, учитывая ее солидное состояние и то, что жила она совершенно одна, без мужской поддержки и совета, представляла собой завидный объект для любого ловкого любителя поживиться за чужой счет, пронюхавшего про ее богатство. По всей видимости, на сей раз это презренное племя было представлено женщиной, причем, мрачно подумал граф, в высшей степени проворной. И, что хуже всего, теперь эта пройдоха поселилась вместе с тетушкой в качестве ее компаньонки.

По словам Элинор, эта особа, сущая змея подколодная, успела так обворожить свою работодательницу, что тетя Эдит начала уже поговаривать о том, чтобы отписать ей по завещанию весьма значительную сумму. Надо принять срочные меры, взывала в письме сестра, и без промедления избавиться от этой угрозы семейному спокойствию.

Долгие годы почтенная престарелая дама яростно отрицала необходимость вообще обзаводиться компаньонкой, настаивая, что сможет обойтись услугами одной лишь своей камеристки, неприступной и грозной матроны по имени Грендич. Однако в последние несколько лет силы, да, похоже, и вкус к жизни леди Эдит катастрофически пошли на убыль. Она слишком много времени проводила в одиночестве в своем огромном городском особняке, иногда отказываясь даже спуститься к обеду. Наконец Элинор все же ухитрилась убедить тетю, что ей нужен кто-то, на кого можно было бы возложить заботу о ее благополучии и удобствах. Кто-то, кто вел бы все домашние дела и чье общество скрашивало бы ее досуг.

Элинор предложила тетушке подходящую кандидатуру, но, поскольку леди Эдит отстаивала свой собственный выбор, некую девицу из благородной, но обедневшей семьи, рекомендованную ее ближайшей подругой, Марч раздраженно осадил сестру. «У тебя просто талант чертовски досаждать тете всякими пустяками, Эл, — написал он ей. — Если ей так уж сдалась эта старая дева — на здоровье!»

Похоже, так будет всю жизнь, горько размышлял Марч. Судя по всему, он был наделен даром отсутствовать в те самые моменты, когда более всего нужен семье, а теперь вот пожинал плоды этого.

Но уж хотя бы на сей раз он оказался на месте и мог справиться с ситуацией, прежде чем семье будет причинен серьезный вред. Свернув с Лондон-роуд на Гвинеа-лейн, Энтони Брент выехал на улицу, ведущую к особняку его тетушки. Ничего, он быстро сумеет взять все под контроль и еще до конца недели выставит авантюристку. Оставалось только надеяться, что требования ее не окажутся чрезмерными, хотя Марч отдавал себе отчет, что готов отдать что угодно, лишь бы отделаться от этой мошенницы. Костьми ляжет, а увидит ее обмазанной дегтем и обвалянной в перьях. Он твердо решил, что чего бы ему это ни стоило, но семейство его больше не падет жертвой расчетливой гарпии.

Господь всемогущий, удастся ли ему когда-нибудь найти ту, первую? Ту, чья алчность принесла его семье столько горя? Последние несколько лет он тысячи раз повторял эти слова, как заклинание.

Погрузившись в эти мрачные раздумья, граф миновал длинный изгиб Коттлесс-лейн перед поворотом на Риверс-стрит, и тут его внезапно осенило, что средь непроглядной пучины ему сияет все-таки лучик утешения. Точнее, два лучика. Во-первых, он с удовольствием предвкушал встречу с тетушкой, его любимой старшей родственницей. А потом, ведь там будет еще и Мэг, или, называя ее более почтенным именем, Маргарет, его младшая сестра. Мэгги как раз пришла пора выпорхнуть из престижного пансиона для благородных девиц в Бате, в стенах которого она провела последние несколько лет, и предполагалось, что она погостит несколько недель у леди Эдит, после чего отправится к Элинор и займется с нею необходимыми приготовлениями к первому выезду в свет.

Граф улыбнулся. Неделя в обществе Мэгги будет щедрым воздаянием за лежащую перед ним неприятную задачу: легкомысленная, непостоянная и взбалмошная девушка обожала своего старшего брата. Поэтому Марч въехал на открытый всем ветрам простор Ройял-крессент с воодушевлением значительно большим, нежели полагал возможным еще несколько секунд назад. Поддерживая рукой модную шляпу с залихватски заломленными полями, чтобы ее не сорвал внезапный порыв ветра, он обвел взглядом ряд домов, считавшихся самыми элегантными в Европе, и направил экипаж к одному из них — особняку леди Эдит.

Но в следующее мгновение двуколка вдруг накренилась: один из коней внезапно взвился на дыбы, сбивая с рыси своего четвероногого напарника. Не без труда смирив норовистых лошадей, граф тут же обнаружил причину минутного беспорядка — крошечную собачонку. Явно считая, что лошади существуют лишь для того, чтобы доставлять ей удовольствие, она выскочила на мостовую из парка, находившегося по другую сторону улицы, и теперь отчаянно тявкала на мелькавшие вокруг нее громадные копыта.

— Хани! Хани, вернись!

Подняв глаза, лорд Марчфорд увидел девушку, бегущую по мостовой за собачонкой прямо под колеса двуколки. Похоже, она начисто забыла о всякой осторожности, торопясь подхватить на руки несносную шавку.

Чертыхнувшись, граф снова рванул поводья и, бросив их ошарашенному Тоби, спрыгнул на дорогу, схватил девушку в охапку и оттащил на тротуар.

— Вы что, начисто лишены здравого смысла?! — резко прикрикнул он. — Да ведь вы могли погибнуть… или покалечить лошадей.

— Простите, — выдохнула девушка. — Я… я не подумала…

— Оно и видно!

Отпустив незнакомку, Марч отступил на шаг и окинул ее оценивающим взглядом. Высокая, стройная, просто, но очень аккуратно одетая. Практичный пепельно-серый ансамбль, хотя и сшит не по последней светской моде, но весьма элегантного покроя. Лица ее толком разглядеть было невозможно, лишь ясно было, что кожа у девушки очень белая, а волосы черные, остальные же подробности скрывались в тени темно-серой шляпки. Марч подумал, что в жизни не встречал другой такой бесцветной особы. Настолько бесцветной, что, оттаскивая ее от пугливых лошадей, он почти ждал, что она растает у него на руках, точно облачко дыма.

— Примите мои извинения, сэр, — тихо пролепетала она, опустив взгляд на спаниэльку, присмиревшую у нее на руках. — Хани просто прелесть, но только вот ума у нее ни капельки, и я боялась, что ее раздавят.

— Если уж говорить об отсутствии ума, мадам… — начал он, но девушка уже не слушала, а нежно журила собачонку.

Заметив, что они стоят как раз напротив тетушкиного дома, граф коротко велел Тоби отвести упряжку в конюшню и проследовал за незнакомкой на тротуар. Она снова повернулась к нему.

— Вы вправе сердиться, сэр, — сказала она с умиротворяющей улыбкой, напомнившей Марчу те улыбки, что в детстве расточала ему няня, когда юный граф изволил капризничать. — Но ведь ничего худого не случилось.

Подходящий к случаю ответ умер на губах графа, не успев родиться, ибо он с изумлением заметил, что незнакомка начала подниматься — на то самое крыльцо, на которое он уже собирался ступить. Странно. Девушку никто не сопровождал, да и сама она была не того возраста или социального положения, чтобы наносить светский визит леди Эдит Брент.

— Вы пришли с визитом к леди Эдит? — в некотором замешательстве спросил он.

— Нет, — отвечала девушка с очередной безмятежной улыбкой. — Я здесь живу. Я компаньонка леди Эдит. Меня зовут Элисон Фокс. А вы, сэр?..

Лорд Марчфорд застыл на месте. Боже ты мой, так это серое ничтожество и есть тот опасный хищник, сразиться с которым и победить он и приехал?

— Энтони Брент, граф Марчфорд, — резко ответил он. От холодного ветра и пробежки бледные щеки девушки покрылись слабым румянцем, и теперь Марч не без удовольствия наблюдал, как краски исчезли с ее лица. Она судорожно вцепилась в железные перила, ограждавшие невысокий пролет ступенек, ведущих к двери, и на мгновение Марчу показалось, что она вот-вот упадет в обморок.

Но через несколько секунд мисс Фокс глубоко вздохнула и распрямила плечи, прежде чем продолжить разговор.

— Я… — начала она, — я часто слышала о вас от леди Эдит, милорд, но не знала, что она ждет вас.

Они как раз подошли к двери, и мисс Фокс потянулась, чтобы открыть ее. Граф позволил ей пропустить его в дом первым.

— Это незапланированный визит, — ровным голосом пояснил он, с неприкрытой иронией ловя ее взгляд. — Полагаю, мой приезд не причинит никому неудобства?

Мисс Фокс прижала к горлу тонкую руку.

— О нет, разумеется, нет, сэр, — сдавленно вымолвила она. — Я знаю, что ваша тетя будет ужасно рада…

— Марч! — раздался теплый женский голос, и граф повернулся навстречу хрупкой фигурке, спускающейся с верхнего этажа. Корона седых волос выдавала ее преклонный возраст, однако походка была изящна, а шаги упруги и легки. — Марч, дорогой! Почему же ты не известил нас, что приедешь?

Леди Эдит Брент с разбегу впорхнула в объятия племянника, и ее тоненький смех колокольчиком разнесся по дому, когда он оторвал ее от земли.

Осторожно опустив тетю на землю, Марч отступил на шаг и с некоторым удивлением оглядел ее. Ну и ну, леди Эдит выглядела на добрый десяток лет моложе, чем во время их последней встречи. Она чуть прибавила в весе, а глаза искрились весельем. Неужели такими переменами она обязана этому серому ничтожеству, этой маленькой авантюристке?

— Хотел сделать вам сюрприз, тетушка, — ответил он, присоединяясь к ее смеху.

— Вот негодник! — ласково попеняла леди Эдит. — Поделом бы тебе было, если бы ты приехал и не застал нас. Мы, знаешь ли, стали ужасными непоседами. Ох, — внезапно спохватилась она, — ты ведь еще не знаком с Элисон… мисс Фокс. — Она обернулась к девушке. — Дорогая, познакомься с моим непослушным племянничком.

Улыбка исчезла с губ графа, и он сухо кивнул мисс Фокс. Та опустила глаза, и рука ее, коснувшаяся его руки, была холодна как лед.

— Мы уже познакомились, тетя. Мы… гм… встретились на улице.

Мисс Фокс слегка замешкалась, снимая мантилью, а потом впервые за все это время подняла голову и поглядела графу прямо в глаза. Тот чуть не задохнулся под взглядом этих глаз, оказавшихся удивительно, небывало голубыми. Воздух вдруг сделался жарким, обжигающим. На несколько долгих мгновений граф застыл, зачарованно глядя, как мисс Фокс снимает шляпку, освобождая волну густых, блестящих черных волос. И как только он мог счесть ее бесцветной?

— На улице? — переспросила леди Эдит. — Ох, Элисон, только не говори мне, что ты прогуливала Хани. Я же тебе сотни раз твердила, пусть этим занимаются слуги. Она ведь такая непослушная собачонка!

Губы мисс Фокс изогнулись в натянутой улыбке, не коснувшейся испуганных глаз.

— Н-но… в парке за дорогой совершенно безопасно, миледи, он огорожен, и Хани не может удрать.

Граф отметил, что голос ее был тих и мелодичен, хотя, если только он не ошибся, в нем прозвучали еле заметные панические нотки. Неужели она предчувствовала появление кого-нибудь из родственников тети Эдит — палки в колеса ее грандиозных планов?

— Пойдемте же сядем. — Леди Эдит заботливо проводила племянника из вестибюля в большую уютную гостиную. Мисс Фокс покраснела и отстала, будучи в явном замешательстве.

— Прошу извинить меня, миледи, — пролепетала она. — Вероятно, вам и его светлости хочется побыть…

— Чепуха! — последовал короткий ответ. — Мне давно не терпелось представить тебя своему любимому племяннику.

И леди Эдит улыбнулась, глядя в сияющее теплом и любовью лицо молодого человека.

— Не смейтесь над сиротой, тетя. Я ведь ваш единственный племянник. — При этих словах лицо графа внезапно потемнело, а смех угас.

Леди Эдит тут же оказалась рядом и, ласково взяв его за руку, промолвила:

— Разумеется, милый. Но пойдем же присядем… Будь добра, Элисон, позвони, чтобы принесли чай. — Это уже к мисс Фокс, чье лицо снова залилось нежным румянцем. — Посиди со мной, Марч, — леди Эдит опустилась на софу перед камином и приглашающе похлопала по сиденью рядом с собой, — и расскажи, что привело тебя в Бат. Твой лакей, надеюсь, уже заносит вещи в дом?

Граф изящно опустился на предложенное ему место.

— Нет, тетя, мне и не снилось нарушать ваш привычный уклад. Я собираюсь пробыть здесь около недели и заказал себе апартаменты в отеле «Йорк-Хаус», а сейчас заехал по дороге поздороваться с вами.

— Но… — начала было леди Эдит, но остановилась и беззаботно махнула рукой. — Ну, как знаешь! Но ты ведь вернешься сегодня же вечером пообедать с нами? А потом проводишь нас в «Верхнюю Ассамблею». Общество здесь сейчас не Бог весть какое, но, думаю, ты увидишь немало знакомых лиц.

— С превеликим удовольствием, мэм, — покладисто согласился лорд Марчфорд, не без интереса отметив, как напряглась мисс Фокс, когда он принял приглашение.

— Замечательно! — захлопала в ладоши леди Эдит. — А завтра приезжает Маргарет! Да она просто с ума сойдет от радости, когда обнаружит тебя здесь!

— Пожалуй. — Лицо графа осветилось теплотой и весельем. — Она всегда считала, что старший братец, живущий в Лондоне, здорово повышает ее авторитет среди школьных подружек, и я уже приготовился к допросу с пристрастием о всех событиях при дворе регента. К счастью, наши с ним пути не часто пересекаются, за что я благодарю Господа денно и нощно, так что на этот раз мне будет почти и не о чем рассказывать.

Затем, когда Мастерс, давнишний дворецкий леди Эдит, торжественно подал чай, разговор принял общий характер. Лорд Марчфорд познакомил дам — по крайней мере одну из них — со свежими светскими сплетнями и посвятил их в свое намерение просить руки достопочтенной Френсис Милфорд, дочери виконта Брискомба.

— Наверное, не следовало бы обсуждать столь деликатный вопрос до официальной помолвки, но я не сомневаюсь, что Элинор уже все вам в красках расписала. Она весь прошлый месяц висела у меня над душой, побуждая исполнить свой долг.

— Ну, — тетушка отщипнула крохотный кусочек макового рулета, — она написала мне, что ты, кажется, выказываешь этой девушке явное предпочтение, но я не думала, что дело зашло уже так далеко. Но если это так, — леди Эдит промокнула уголки губ салфеткой, — что тут-то ты делаешь? Тебе полагалось бы стоять на коленях посреди гостиной Милфордов.

Почему-то от этих слов у Марча неприятно заныло внутри. Разумеется, тетушка не считает, что он нанес ей визит, чтобы оттянуть выполнение неприятной задачи. Правда, нельзя было сказать, что ему так уж не терпится сделать официальное предложение, но граф не сомневался, что сразу же после выполнения этого неизбежного ритуала жизнь его войдет в прежнюю колею. Хотя он и являлся одним из самых завидных женихов великосветского общества, но довольно долго медлил с выбором спутницы жизни, пока наконец не пришел к выводу, что «положение обязывает» и жениться все-таки придется. А уж тогда на то, чтобы подыскать подходящую девушку, много времени не понадобилось. Из Френсис Милфорд, не без самодовольства признавал он, выйдет образцовая графиня, что не удивительно, поскольку она была рождена, чтобы занять это положение, во всяком случае подобное ему. От элегантно уложенной головки до кончика изящно обутых ножек она была самим воплощением благопристойности и хороших манер. И уж, конечно, не была она одной из этих жеманных светских стрекоз — напротив, Френсис как нельзя лучше сознавала свое положение в обществе и почтение, которое это положение внушало простым смертным. С каким высокомерием умела она ставить на место зазнавшихся выскочек! Но главным ее достоинством в глазах графа Марчфорда была твердая его уверенность в том, что она никогда ни на йоту не вмешается в его жизнь. Он сможет, как и прежде, проводить сколько угодно времени в своем клубе или же за игровым столом, что было его излюбленнейшим развлечением, хотя играл он очень осторожно и никогда не позволял себе выйти за четко очерченные рамки. Он даже сможет без малейших упреков или жалоб с ее стороны завести себе любовницу, хотя, правда, вряд ли бы Марч воспользовался подобной возможностью, поскольку считал такое поведение недостойным человека его ранга. Френсис станет его супругой, матерью его детей и отражением его высокого положения в обществе. Словом, она будет весьма удобной женой, и посему графу хотелось поскорее покончить с неприятной проблемой в Бате и вернуться в Лондон к Френсис.

Марч ласково посмотрел в глаза леди Эдит.

— Всему свое время, тетушка, — сказал он, натягивая на губы то, что надеялся выдать за приятную улыбку, и покосился на мисс Фокс. Та сидела, потупив взгляд голубых глаз в чашку с чаем и, по-видимому, испытывала огромное смущение оттого, что ее вовлекают в обсуждение столь интимных семейных подробностей. Графу показалось, что руки ее слегка дрожат, и он снова улыбнулся.

— Расскажите мне немного о себе, мисс Фокс.

Девушка вздрогнула, пуще прежнего залилась румянцем и бросила на него быстрый встревоженный взгляд. Марчу показалось, что он тонет в глубине этих невероятных глаз, и, досадуя на самого себя, он поспешил избавиться от подобных неуместных ощущений и вернуть былую суровость. «Весьма, надо сказать, соблазнительный румянец, — пришла ему на помощь циничная мысль. — Интересно, мисс Фокс способна вызывать его по желанию, овладев этой классической уловкой многих куртизанок, или же она и вправду легко краснеет?» Он от души надеялся на последнее.

Тем не менее, когда она ответила, голос ее звучал вполне спокойно:

— Мне почти нечего рассказывать, милорд. Я родом из Хертфордшира, единственная дочь райдстоувского викария. После его смерти три года назад нанялась компаньонкой к леди Стрэнжвейс, а когда она скончалась, поступила к леди Эдит.

— Августа Стрэнжвейс была моей ближайшей подругой, — с веселым огоньком в глазах добавила леди Эдит. — В юности легкомысленнейшее существо, но к старости, овдовев, сделалась настоящей затворницей. После того как Элисон поступила к ней, Августа столько твердила мне, как привязалась к этой милой девушке, что я, разумеется, рада была приютить бедняжку в своем доме. И ни секунды не жалела об этом. Она принесла мне столько радости!

Леди Эдит похлопала Элисон по руке, а девушка ответила ей таким нежным взглядом, что у графа все внутри перевернулось.

— До чего же удачная игра случая! — пробормотал он, бросив на мисс Фокс сардонический взгляд.

Буквально через минуту лорд Марчфорд допил чай, поднялся и, взяв шляпу, поданную ему услужливым Мастерсом, элегантно откланялся, пообещав снова явиться нынче же вечером.

— Замечательно! — воскликнула леди Эдит, проводив графа и вернувшись в гостиную. — Какой милый сюрприз! Знаешь, мне хочется, чтобы вечером ты одела синее люстриновое платье с… Дорогая, да что с тобой?

Едва лишь за лордом Марчфордом затворилась дверь, как мисс Фокс бессильно упала в ближайшее кресло, дрожащая и напуганная.

— Леди Эдит! — бескровными губами прошептала она. — Он явился за мной… Я знала, знала, что он придет! Лорд Марчфорд приехал, чтобы уничтожить меня!


ГЛАВА 2


«Неужели возможно, чтобы чей-то мир рухнул так внезапно и так быстро — в один лишь краткий миг между двумя биениями сердца?» — размышляла Элисон, находясь в каком-то оцепенении. Конечно, она ждала этого. Ждала с тех самых пор, как услышала, что племянник ее работодательницы является ее заклятым врагом. И вот теперь она глядела на леди Эдит остекленевшим взглядом широко раскрытых глаз.

— Я должна уехать отсюда, миледи, — твердо сказала Элисон. — Если… если вы будете столь добры дать мне рекоменда…

— Во имя всего святого, да что ты такое говоришь, Элисон?! — Леди Эдит опустилась в кресло рядом с девушкой. — Уехать? И слышать об этом не хочу!

— Но ваш племянник! Миледи, вы видели, как он смотрел на меня? Он знает! Знает, кто я такая!

— И кем, по-твоему, он тебя считает, милая?

— Ну, разумеется, гнусной тварью, которая повинна в гибели его брата… и жены его брата.

Не успела девушка докончить фразу, как голубые глаза ее наполнились слезами, и она потянулась в карман платья за носовым платком.

— Действительно, — хмуро улыбаясь, ответила пожилая дама, — я уверена, что он считает тебя авантюристкой, но совсем не той авантюристкой, которую он ищет вот уже четыре года.

Элисон непонимающе воззрилась на нее.

— Видишь ли, — сухо продолжила леди Эдит, — я отлично знаю свою семейку. Элинор, сестра Марча, сообщила ему о моем желании завещать тебе значительную сумму. Она посчитала тебя обычной охотницей за деньгами, хитроумно втершейся ко мне в доверие. И уж, конечно, ей без труда удалось убедить в этом своего бедолагу-братца. Марч, дорогая моя, приехал сюда, чтобы подкупить тебя и заставить покинуть мой дом.

Откинувшись на спинку кресла, леди Эдит смеющимися глазами наблюдала реакцию Элисон на это заявление. Девушка безуспешно пыталась дать выход хотя бы одному из многих гневных восклицаний, явно просившихся ей на язык. Пожилая дама встала и протянула Элисон руку.

— Пойдем в библиотеку. Не откажусь еще от одной чашечки чаю, да и тебе, пожалуй, она пойдет на пользу.

Утратив всяческую способность мыслить, девушка поднялась и последовала за леди Эдит. В душе у нее клубился туман отчаяния. Возможно ли, что леди Эдит права? Возможно ли, что лорд Марчфорд приехал лишь затем, чтобы избавить тетю от той, кого считал угрозой ее благополучию и богатству? Элисон фыркнула себе под нос, вспоминая, столько часов провела, пытаясь отговорить леди Эдит от столь щедрого дара. А недавно — Господи, помилуй! — леди Эдит сказала, что собирается подарить ей еще одну щедрую сумму. Элисон горько улыбнулась. Да, это, несомненно, будет то же самое, что пустить кошку в голубятню. Улыбка ее поблекла. Девушка не могла выкинуть из головы истинную причину своих страхов. Хотя они с лордом Марчфордом никогда не встречались прежде, он поклялся уничтожить ее, и вот теперь, когда он появился на сцене, она отчаянно боялась, что день расплаты не за горами. Откуда-то из глубины ее существа поднялось знакомое отвратительное чувство ярости, беспомощности и стыда, и Элисон, повинуясь взмаху руки леди Эдит, села за стол.

Когда почтительный лакей принес свежий чай, пожилая леди снова нарушила молчание:

— Послушай, Элисон, мы обсуждали все это сотни раз. То, что произошло с тобой в Лондоне четыре года назад, уже прошло и быльем поросло. Тебе совершенно нечего стыдиться, и я просто не позволю тебе постоянно мучить себя из-за того, что давно забыто. Я считаю, само провидение послало сюда Марча так неожиданно. Самое время прекратить эти внезапные визиты к родственникам всякий раз, как Марч сообщит, что желает повидаться со мной.

Элисон не отрываясь глядела на стиснутую в руке чашку.

— Вы так добры, миледи, но…

— Никаких «но»! Не твоя вина, что Сюзанна проиграла в карты больше, чем могла себе позволить, или что…

— Да, но она ведь проиграла мне. И вот она мертва. Господь милостивый, леди Эдит, я подтолкнула ее к… к…

Леди Эдит нежно накрыла ладонью руку Элисон.

— Сюзанна сама несет ответственность за свою судьбу, моя дорогая, и за свое решение покончить с собой тоже. Точнее сказать, частично ответственность лежит и на ее муже, который сделал ее несчастной. Какая ирония, что он погиб, пытаясь спасти ее!

— О Боже! — снова вскричала Элисон. — Если бы мне никогда не приезжать в Лондон!

— Но ты ведь сделала это практически вопреки своему желанию, разве нет? Собственно говоря, единственной целью твоего опасного маскарада было помочь другу.

— Да, бедная Бетти прибежала ко мне в таком отчаянии. Сказала, я единственная ее надежда. Мы были подругами еще со школы, и она знала о моем… картежном таланте. Я не могла отказать ей, ведь деньги нужны были, чтобы спасти ее мужа от тюрьмы, но…

— Ну вот, как ты не поймешь? Что бы Марч ни воображал, ты не совершила ничего бесчестного. Мне бы хотелось, чтобы ты поговорила с ним, Элисон. Скажи ему, кто ты такая, точно так же, как сказала мне, и объясни, почему тебе пришлось жить под чужим именем. Расскажи, где ты так научилась играть в карты. Он поймет твои мотивы. Ты ведь выучилась играть у дяди, да?

Элисон против воли улыбнулась.

— Да. Девочкой я часто гостила у тети и дяди Мэтчингемов. И когда дядя открыл мои… гм… необычные способности, он потратил уйму времени на то, чтобы посвятить меня в тайны пикета, экарте, бассета и прочих азартных игр, за которыми в светском обществе выигрывают и теряют целые состояния. Если бы вы только видели, как доволен он был, когда я стала побеждать его почти каждый раз, как мы садились за карточный стол. «Элли, милочка, — гордо говорил он, весь так и сияя, — как жаль, что ты не мужчина! Ты бы могла отлично жить на доходы от игры».

— Замечательно! — промолвила леди Эдит. — Все, как я и говорила. Ты не могла покинуть подругу в беде. Просто объясни все Марчу, дорогая, и…

— Нет! — Элисон так отчаянно выкрикнула это слово, что Хани, прикорнувшая у леди Эдит на коленях, залилась визгливым лаем. Смущенная Элисон тихо продолжала: — Он ни за что не поверит мне. Весь мир считает, что я обжулила Сюзанну Брент на тысячи фунтов. Не говорите ему, миледи! Вы же обещали…

— Да, конечно, — успокаивающим тоном заверила леди Эдит. — Я дала тебе слово и сдержу его. — Она замялась. — Дорогая моя, я так рада, что ты оказала мне честь, доверившись мне.

— Я тоже, — слабо рассмеялась Элисон. — Я не могла начать наши отношения со лжи, а с вами я вдруг почувствовала себя легко и спокойно. Я так счастлива, что между нами нет никакой фальши. Ваша дружба стала безмерно дорога мне, леди Эдит.

Пожилая женщина ласково сжала пальцы девушки.

— Спасибо, милая. И все-таки, — настойчиво продолжила она, — я считаю, что ты совершаешь ошибку. В любом случае, как я уже сказала, Марч не подозревает, что Элисон Фокс и есть та таинственная Лисса Рейнард, которую он искал все это время. Он просто считает тебя этакой сельской разновидностью хитроумной и беспринципной хищной лисицы. Что такое? — спросила она в ответ на смешок Элисон.

Девушка в смущении прижала пальцы к губам.

— О, ничего особенного, просто такая ирония… Меня в школе близкие подруги звали Лисичкой. Понимаете, из-за фамилии[1].

Леди Эдит понимающе улыбнулась.

— Должно быть, у твоих подружек было весьма своеобразное, чтобы не сказать неуместное, чувство юмора. Но, возвращаясь к Марчу, мы во что бы то ни стало должны убедить его в чистоте твоих намерений по отношению ко мне, и тогда он через неделю вернется в Лондон к этой своей унылой нареченной.

Элисон тревожно вздохнула;

— Боюсь, его не удастся убедить в чистоте моих намерений, когда он узнает о дополнительной сумме, что вы собираетесь подарить мне в конце года.

— Чепуха! — парировала почтенная леди. — Мне приятно подарить тебе то, чего жаждет твое сердце, хотя мне и не нравится, что ты собираешься меня покинуть. Добро бы ты хоть замуж выходила, это еще куда ни шло, но ты-то! Вот уж не понимаю, как такая молоденькая и хорошенькая девушка может отказаться обзавестись добрым мужем и зажить собственным домом ради какой-то школы для юных девиц.

— Дорогая леди Эдит, мы же не раз говорили об этом. Мне уже двадцать восемь, и я, можно сказать, прочно задвинута на самую дальнюю полку. Вдобавок я вовсе не хочу выходить замуж. Мне кажется, если только женщина не жаждет обзавестись детьми, ей гораздо лучше оставаться одной. Знаете такую старую шутку: «Я вполне могу купить себе попугая, чтобы болтал, рыбу, чтобы пила, и кота, чтобы всю ночь где-то гулял. Так зачем мне муж?»

Леди Эдит ничего не ответила, лишь печально покачала головой.

— Я, конечно, сама никогда не была замужем, — со вздохом сказала она спустя некоторое время, — но знаю, что брак должен быть чем-то гораздо большим. Ну что ж, прекратим этот разговор. Хочешь школу — школу и получишь. Дорогая моя, — продолжала леди Эдит, заметив знакомые искорки протеста в глазах Элисон, — у меня куда больше денет, чем следовало бы иметь доброй христианке, и такая пустячная сумма для меня ровно ничего не значит!

— Я бы не назвала полторы тысячи фунтов такой уж пустячной суммой!

— Не бери в голову! Единственное, о чем я жалею, так это о том, что никогда не найду себе компаньонки хоть вполовину такой уживчивой и приятной в общении, как ты.

— Не думаю, что лорд Марчфорд посмотрит на столь… щедрый жест с вашей стороны вашими же глазами. Собственно говоря, это лишь подольет масла в огонь его подозрений. Он же не сомневается, что вы попали в лапы к худшей разновидности преступников — тех, кто всегда рады поживиться за счет чужого добросердечия.

Ответное восклицание леди Эдит, хоть и невнятное, весьма напоминало сердитое фырканье.

— Думаю, мне не составит большого труда убедить племянника, что я не какая-то там легковерная старая клуша, которую может обвести вокруг пальца умный подхалим.

Элисон слабо улыбнулась.

— Уверена, что лорд Марчфорд и так уже вас достаточно хорошо знает, чтобы не питать подобных глупых иллюзий.

Леди Эдит усмехнулась.

— На это я и надеюсь. Что ж, — сменила она тему разговора, — близится время обеда. Мне кажется, сегодня тебе стоит одеть платье из темно-голубого люстрина. Оно так тебе к лицу, и потом, оно создает просто-таки безукоризненное впечатление респектабельности, а нам ведь только того и надо… по крайней мере сейчас, n'es pas?[2]


Примерно час спустя Элисон придирчиво разглядывала себя в зеркало. Адриенна, лучшая горничная леди Эдит, приставленная по ее настоянию к Элисон, уложила ей волосы затейливым узлом на затылке. Лишь несколько Прядей, избежав пленения, очаровательными локонами ниспадали на щеки девушки. Да, она выглядела… респектабельно. Платье, сшитое по последней моде, было с декольте, впрочем, вполне скромным. Нежный, шелковистый голубой люстрин мягко обрисовывал высокую грудь Элисон и широкими складками спадал к ногам.

Она не сомневалась, что покажется лорду Марчфорду именно той, кем и является: компетентной компаньонкой, которую по достоинству ценит великодушная нанимательница. Элисон помедлила, застегивая аметистовое ожерелье. Наверное, леди Эдит права: у нее нет никаких причин бояться графа. Девушка закрыла глаза, перед ее мысленным взором тут же возник образ его светлости. Она внимательно разглядела его. По крайней мере с виду он совсем не казался таким уж страшным. Высокий, с копной каштановых волос, остриженный чуть короче, чем требовала современная мода, и совсем немодной челкой. Телосложения скорее плотного, чем мускулистого; черты лица правильные, хотя чуточку резковатые; квадратный, решительный подбородок. В нем не было ровным счетом ничего необычного, если только не считать глаз — золотисто-карих, в глубине которых светилась спокойная уверенность в себе. Нет, в лорде Марчфорде не было абсолютно ничего особенного, кроме… Элисон с тревогой поняла, что в нем есть что-то такое, отчего кажется, что этому человеку лучше не становиться поперек дороги. Он буквально излучал какую-то несокрушимую силу. Элисон вздрогнула, представив, как эти золотистые глаза поворачиваются к ней, полные гнева и презрения.

Так нечестно! Элисон готова была закричать от отчаяния. Она ведь не сделала ничего дурного! Единственное ее преступление — это желание помочь подруге. Разве могла она предвидеть катастрофу, которую повлечет за собой услуга, которую она оказала Бетти?

— Ради всего святого! — умоляла Бет. По ее бледным щекам ручьем текли слезы. — Я знаю, Джеку не следовало так много играть… и красть, чтобы покрыть свой проигрыш, тоже очень нехорошо. Но, если только он сможет вернуть деньги…

— Но, Бетти, четыре тысячи фунтов! — Элисон просто дар речи потеряла, когда Бет назвала ей требуемую сумму.

— Я понимаю, Элисон… Поэтому-то я и пришла к тебе. У него осталось только четыре месяца на то, чтобы отдать деньги, а ты единственная, кого я знаю, кто способен достать столько за такой короткий срок.

И вот Элисон покинула родной дом и больного отца, чтобы найти свой путь в вероломных дебрях игорных салонов высшего света. Не желая пятнать доброе имя семьи, она назвалась Лиссой Рейнард и, рискуя прослыть весьма эксцентричной особой, никогда не снимала каштановый парик и темные очки. Еще одна ее школьная подруга, Молли Селвин, ныне виконтесса Калландер, посвященная в опасную затею, пришла от нее в полный восторг и с энтузиазмом вызвалась помочь тем, чтобы принять чудаковатую мисс Рейнард в своем доме и ввести в общество под видом случайного знакомства в Бате.

Все шло как по маслу. Элисон имела феноменальный успех за карточными столами и задолго до истечения отведенного Джеку срока смогла набрать необходимые четыре тысячи фунтов. С неимоверным облегчением сняв надоевшие очки и парик и выслушав потоки слезных благодарностей Бет, она укрылась в спокойном убежище отцовского прихода.

Лишь много месяцев спустя Элисон услышала о трагедии, которая разыгралась после ее отъезда. Обнаружив в письме дальней приятельницы какие-то смутные упоминания о произошедшем, девушка бросилась наводить справки, пока наконец Молли не сообщила ей о гибели молодого Уильяма Брента, младшего сына графа Марчфорда, и его жены Сюзанны. Официальной причиной смерти считался несчастный случай, но в это мало кто верил.

Все знали, что юная Сьюзен частенько играла в карты с таинственной Лиссой Рейнард, каждый раз проигрывая огромные суммы, а потом громко оплакивала свою участь и на всех углах твердила, что эта Рейнард не что иное, как карточный шулер. Друзья Сюзанны глубокомысленно качали головами, припоминая изумительную ловкость и феноменальную удачу Лиссы Рейнард, которую никто, кстати сказать, толком и не знал. Правда, верил ли муж Сюзанны, что его жену подло обманули, так и осталось загадкой. Очевидно было лишь одно — что он сильно разочарован своей супругой. Шептались даже, будто он собирается отправить ее подальше с глаз долой, в Марчфорд-парк, старинное графское имение в Хэмпшире. Согласно все тем же слухам, лорд Марчфорд, отец Уильяма, выступал за примирение супругов. К счастью, виконта Ривингтона, брата Уильяма, единственного члена семьи, кого тот мог бы послушаться, как раз не было в Англии. А неуловимой Лиссы Рейнард тем временем и след простыл.

Спустя всего лишь три недели после того, как мисс Рейнард покинула сверкающие миражи Лондона, лорд Ривингтон вернулся в Англию и узнал, что Уильям погиб при тщетной попытке спасти свою жену, которая под покровом ночной темноты бросилась в бурную реку, что текла в поместье Марчфордов. А еще примерно через год старый граф скончался от воспаления легких, и лорд Ривингтон унаследовал его титул. Однако ж в свете говорили, что здоровье старого графа подорвано горем.

Все от той же Молли Элисон узнала, что сын старого графа, Энтони Брент, новый лорд Марчфорд, объявил Лиссе Рейнард войну не на жизнь, а на смерть и поклялся найти и уничтожить ее.

«Сказать тебе правду, Элисон, — писала Молли, — когда молодой граф приехал поговорить со мной, он был просто вне себя. Я пыталась убедить его, что ты вовсе не грабила и не обманывала его невестку, но он и слушать не захотел, принял все мои слова за попытку оправдать мою собственную бестолковость, из-за которой я вовремя тебя не раскусила и ввела в общество. Дорогая моя, заклинаю: держись подальше от Лондона и ни за что, ни за что не попадайся на глаза графу Марчфорду!»

Элисон снова погляделась в зеркало и тяжело вздохнула, вспоминая, что было дальше. Вскоре после того, как она вернулась домой, умер ее отец, и дядя Мэтчингем пристроил ее компаньонкой к леди Стрэнжвейс, которая жила в уединении в благословенной глуши Нортумберленда. Там девушка и получила известие о смерти Бетти при родах. Элисон неутешно горевала, оплакивая не только потерю горячо любимой подруги, но и то, что жертва ее, оказанная непутевому мужу Бетти, Джеку Кроуфорду, оказалась напрасной. Страдая от постоянного чувства вины, но зато в безопасности, Элисон оставалась в Нортумберленде, пока наконец не попала под теплое крылышко леди Эдит.

В Бате она начала наконец верить, что сумела окружить свою безопасность надежной броней, которая станет поистине непробиваемой, когда она укроется в твердыне своей школы для девочек. И тут ее мир вдруг рухнул: Элисон узнала, что возмездие близко, что тот самый неумолимый граф Марчфорд является любимым племянником ее работодательницы. Казалось, все пропало, но время шло, а племянник с карающим мечом в руке не появлялся на горизонте, и Элисон потихоньку снова поверила в свое спасение.

Вплоть до сегодняшнего дня.

Достав из гардероба шелковую шаль — подарок леди Эдит на прошлое Рождество — девушка рассеянно накинула ее на плечи. Пожалуй, ее светлость права. Благодарение небесам, Элисон хватило ума заниматься этим гнусным делом в Лондоне под чужим именем, переодетой и загримированной, одним словом, под маской. Лорд Марчфорд, даже если и захочет, все равно не узнает о ней ничего, кроме того, что она дочь деревенского викария.

Бросив последний беспокойный взгляд в зеркало, Элисон перешагнула порог комнаты.


ГЛАВА 3


А тетушка-то была права, праздно отметил Марч, пропуская дам первыми войти в элегантное здание на Беннет-стрит, где размещалась «Верхняя Ассамблея». Общество этим вечером действительно собралось не Бог весть какое. Взгляд молодого лорда рассеянно блуждал по группкам дам и джентльменов в бальных туалетах. С иными он был вроде бы даже знаком, но вот тех, с кем хотелось бы перемолвиться хоть парой слов, что-то не видел.

Марч и Элисон пешком преодолели недолгий путь от Ройял-крессент до «Верхней Ассамблеи», а леди Эдит — в портшезе. По дороге все трое поддерживали легкую беседу, но Марч чувствовал напряжение, которое сковывало хрупкую фигурку, шедшую рядом с ним. Участие Элисон в общем разговоре было минимальным, а когда они добрались наконец до цели, у девушки явно камень с души свалился.

— Ну, с чего начнем? — осведомилась леди Эдит, когда они вышли из гардеробной комнаты, где оставили верхнюю одежду. — С танцев или карт? Пожалуй, подкрепляться нам еще рановато. Ладно, с танцев, — закончила она, не дожидаясь ответа. — Составишь нам компанию, Марч, или сразу прилипнешь к карточному столу?

— Может быть, попозже, тетушка, — ответил преисполненный чувства долга племянник. — С удовольствием провожу вас на бал.

Когда леди Эдит, Марч и Элисон вошли в просторную бальную залу, там как раз составлялись пары на контрданс. Леди Эдит высмотрела какую-то свою приятельницу и, тут же заняв стул рядом с ней, небрежно бросила через плечо:

— А вам разрешаю потанцевать, — и, весело сверкнув глазами, помахала рукой графу. Тот учтиво повернулся к своей спутнице.

— Кажется, нас бросили на произвол судьбы, мисс Фокс. Как вижу, составляют новый тур. Не окажете ли честь?

Элисон отшатнулась, как будто он ткнул ей в лицо раскаленной кочергой.

— О нет, милорд! Просто… я… я обычно не танцую. Мне кажется, что мне не пристало…

— Что тебе не пристало, так это неуклюжие отговорки! — вмешалась со своего места леди Эдит. — Элисон, ты же знаешь, что просто обожаешь танцевать, и нет ничего дурного в том, что молодая привлекательная женщина любит подобные невинные развлечения.

Элисон нехотя позволила графу отвести ее к череде выстроившихся пар. По счастью, сейчас намечался новый тур контрданса — танца, в котором партнеры почти не касались друг друга, да и вести беседу было не так-то просто и почти не обязательно. Тем не менее Элисон отчетливо ощущала присутствие Марча — это чувство возникло в тот самый миг, как он появился перед обедом в дверях гостиной. Облаченный в элегантный костюм и модные ботинки, с головы до ног он был само совершенство, воплощение блестящего светского джентльмена. Да, Марч был волнующе привлекателен. Днем Элисон показалось, что у него обычные карие глаза, но теперь, вечером, при свете свечей, в них зажглись ленивые золотистые огоньки — глаза льва.

Вот глупые фантазии! Элисон пожала плечами и вдруг осознала, что танец закончился. Граф проводил девушку к леди Эдит, продолжая болтать всякие пустяки. Так и не обретя дар речи, Элисон растерянно огляделась по сторонам и с некоторым облегчением увидела, что к ним приближается полковник Рейнборн. Девушка улыбнулась про себя, потому что в первый раз появление отставного вояки вызвало у нее какое-либо чувство, помимо покорности судьбе. Полковник имел обыкновение оказывать ей столь настойчивые знаки внимания, что в его обществе она начинала чувствовать себя едва ли не осажденной крепостью. Нет, Джордж Рейнборн был очень славным, но Элисон не хотела, чтоб ее завоевывали — пусть даже и очень славные завоеватели.

Тем не менее руку, предложенную ей полковником для следующего танца — вальса, — она приняла с готовностью чуть ли не неприличной. И хотя партнер прижимал ее к себе чуть крепче, чем подобало, Элисон этого даже не заметила. После она призналась себе, что, даже если бы он весь танец декламировал ей стихи или нашептывал пылкие признания, она бы и тогда не услышала ни слова, настолько внимание ее было поглощено лордом Марчфордом. На сей раз он не танцевал, а переходил от группки к группке, обмениваясь приветствиями с теми, кто, подобно ему, не принял участия в танце. Время от времени он словно бы невзначай поглядывал в сторону Элисон, и всякий раз сердце у нее едва не выпрыгивало из груди. А она просто глаз не могла от него оторвать — и сама на себя злилась, слишком уж все это глупо получалось. Словно она дикий хищник, высматривающий добычу.

— Ну конечно же, леди Фортескью, — говорил тем временем, пряча улыбку, Марч какой-то дряхлой прелестнице, — я полностью с вами согласен. Молодежи в наше время дали чересчур много воли. Это же просто скандал! А что они в Лондоне творят, просто уму непостижимо!

Решительно распрощавшись с собеседницей, которая тщетно навострила уши, явно желая продолжить обсуждение этой животрепещущей темы, он перешел к дверям, откуда мог незаметно наблюдать за мисс Фокс.

И как только он поначалу счел ее бесцветной? — снова с удивлением подумал Марч, любуясь девушкой. Она проносилась мимо в вихре танца, чуть откинув голову и заливаясь смехом в ответ на какое-то остроумное замечание партнера, хотя лично граф сомневался, чтобы тот способен был сказать хоть что-нибудь смешное. Под замысловатой прической черных, словно полночь, волос сверкали ясные глаза, ярко-голубые, словно морская волна в лучах солнца. А румянец, чуть тронувший нежные щеки девушки, напоминал россыпь роз на снегу. Развевающаяся юбка подчеркивала очертания стройных ног. Марч почувствовал, как в горле у него пересохло.

«Спокойней, спокойней, дружище!» — мрачно осадил он себя. Марч никогда не гнался за случайными любовными приключениями, а уж эта женщина и вовсе запретная территория. Он хмуро наблюдал, как кончается вальс и очередной джентльмен спешит пристойным образом заключить мисс Фокс в свои объятия, пригласив ее на кадриль. Этот счастливчик был чуть помоложе полковника, да и волос у него было погуще. «Верно, и кошелек у него потолще», — подумал граф во внезапном припадке цинизма, заметив теплую улыбку, которой мисс Фокс приветствовала нового кавалера.

— Давненько не виделись, мисс Фокс, — посетовал сквайр Хадли, склоняясь к раскрасневшемуся личику девушки.

Элисон мгновенно успокоилась. Сквайра тоже можно было причислить к отряду ее поклонников, но его внимание столь ясно распространялось на каждую мало-мальски хорошенькую особу женского пола, обитающую в Бате, что Элисон не чувствовала ни малейшей угрозы с этой стороны. Собственно говоря, своеобразный, слегка даже самоуничижительный юмор сквайра и его искренняя привязанность к ней заставляли Элисон считать его скорее хорошим другом, нежели жертвой ее женских чар.

— А я тут в городе повстречался с Марчфордом, — продолжал сквайр. — Решил проведать тетушку, не так ли? — Если Томас Хадли и заметил, как внезапно вздрогнула худенькая спина Элисон под его затянутой в перчатку рукой, он во всяком случае ничего не сказал.

— Да, — тихо ответила Элисон, — он приехал сегодня. Леди Эдит ужасно рада видеть его. Наверное, он пробудет здесь с неделю.

— Как я слышал, он уже готов сунуть голову в капкан законного брака?

— Ничего по этому поводу сказать не могу, — холодно ответила она и поспешила перевести разговор на более нейтральные темы. Когда же музыка наконец прекратилась, девушка торопливо покинула мистера Хадли, собираясь вернуться к леди Эдит, как вдруг ее остановил раздавшийся за спиной теперь уже знакомый голос:

— Кажется, вот-вот заиграют новый танец, мисс Фокс. Теперь, когда я вдоволь полюбовался вашей грацией, я был бы весьма польщен, коли вы испытали бы меня как партнера.

Элисон изо всех сил пыталась придумать хоть какую-то причину для вежливого отказа, но лорд Марчфорд, не дожидаясь ответа, увлек ее за собой в вихре танца. Его рука коснулась ее спины, и Элисон едва сдержала сдавленный вздох, ощутив сквозь шелк платья пронизывающее тепло. Ей оставалось лишь благодарить небеса за то, что танец был из тех, когда партнеры по большей части держатся не слишком близко друг к другу. А когда граф нагнулся к ней, чтобы заговорить, ей показалось, что у нее подскочила температура — так близко, так пугающе близко оказались губы графа от ее уха.

— Поскольку мы танцуем с вами вот уже второй раз, — прошептал он, — то мне, быть может, не доведется больше поговорить с вами в такой… гм… тесной близости.

Сердце Элисон гулко забилось в груди.

— Я был бы крайне рад, — продолжал он, — возможности побеседовать с вами наедине.

Эти холодные слова, точно ледяной душ, мгновенно остудили пылающий лоб девушки, хотя и не уняли бешено бьющееся сердце. Элисон подняла на Марча тревожно расширенные глаза.

— Я… я не понимаю вас, милорд, — пролепетала она.

— Полноте, — чуть сдавленно ответил граф, и Элисон показалось, что он, должно быть, чем-то расстроен. — Я не замышляю против вас ничего дурного. Нам всего-навсего нужно кое-что обсудить.

— Понимаю. — Элисон попыталась придать голосу хоть чуточку уверенности.

— Позвольте предложить вам прогуляться завтра со мной по Сидней-гарденс. Если, конечно, вам позволят ваши обязанности по отношению к моей тетушке, — добавил он с заметной иронией.

— Только если совсем рано утром, милорд. — О Боже, он наверняка слышит, просто не может не слышать, как бьется ее сердце! Элисон набрала полную грудь воздуха и продолжала: — Леди Эдит обычно поднимается в восемь и завтракает в своей комнате. Потом она, должно быть, захочет посетить минеральный источник. Мне надо вернуться так, чтобы успеть сопровождать ее, часам к одиннадцати.

— Превосходно. Ранний час лишь вернее обеспечит нам уединение. Я зайду за вами в восемь.

Как граф и предполагал, остаток вечера Элисон его почти не видела, а поздно вечером он проводил обеих дам до дверей их дома и простился, слегка прикоснувшись к полям шляпы, обещая завтра утром непременно успеть к бурному, надо полагать, появлению его сестры Мэг.

Леди Эдит немедленно отправилась спать, и Элисон последовала ее примеру, но лишь затем, чтобы почти всю бессонную ночь глядеть в потолок, рисуя в воображении сцены неминуемого объяснения с графом Марчфордом. Но сколько ни прокручивала она в голове различные сценарии этой беседы, ни один из них ее не успокаивал. Лишь совсем под утро девушка забылась тревожным сном, в котором ей грезилось либо как его светлость выставляет ее за дверь дома его тетушки, либо как он возвещает о содеянном ею зле со всех колоколен Бата.

— Какая же ты глупышка, моя милая, — сказала ей леди Эдит по их возвращении из «Верхней Ассамблеи». — Но, впрочем, если ты так боишься, я сама поговорю с ним.

— Нет, миледи, благодарю вас. Ему, верно, хочется лично убедиться, что я из себя представляю, и я не могу обвинять его за это. Встречусь с ним, как условлено.

И вот, когда на следующее утро ровно в назначенный час граф зашел за Элисон, девушка уже поджидала его в библиотеке, правда, полумертвая от дурных предчувствий. Когда лакей доложил о его приходе, она едва нашла в себе силы встать навстречу и улыбнуться в тщетной надежде, что улыбка выйдет уверенной и непринужденной.

— Сегодня вы просто очаровательны, мисс Фокс, — сказал граф. Но поскольку с утра Элисон четыре раза лихорадочно переодевалась и под конец все же вышла из спальни в унылом коричневом безобразии, оставшемся у нее со времен деревенской жизни, вряд ли ту фразу можно было считать комплиментом. Украдкой покосившись на Марча, Элисон ограничилась холодным «благодарю вас» и позволила проводить себя до двери.

Путь от Ройял-крессент к Сидней-гарденс, и сам по себе длинный, показался Элисон поистине бесконечным, но лорд Марчфорд без труда находил темы для непринужденной болтовни. К тому времени как они добрались до Сидней-гарденс, Элисон уже знала о политике Англии в Испании, вероятности развода принца-регента с его уродливой женой и тому подобных важных материях куда больше, нежели ей хотелось бы. Тем не менее за воротами сада граф с обескураживающей быстротой увлек свою спутницу к скамье, которая стояла, с одной стороны, достаточно далеко от прочих, а с другой, не то чтобы уж совсем в неприличном уединении, хотя, сказать правду, в этот ранний час на тенистых аллеях еще не показалось ни единого посетителя.

— Ну вот, мисс Фокс, — весело начал граф, — я не такой человек, чтобы тратить время на излишние предисловия, так что позвольте перейти прямо к делу. Вы провели с моей тетушкой около двух лет, не так ли? И за это время, — продолжал он, не дожидаясь ответа, — успели преловко втереться к ней в доверие и завоевать ее благосклонность.

С трудом подавив первое побуждение резко подняться и покинуть сад, Элисон вместо этого сжала руки на коленях и прямо посмотрела графу в глаза.

— Ваш тон и ваши слова кажутся мне возмутительными, милорд. Действительно, леди Эдит относится ко мне с любовью, но и я искренне плачу ей тем же. Что же касается того, что я «втерлась к ней в доверие» — да, я с самого начала старалась во всем угождать ей, ведь затем меня и наняли, но очень скоро я увидела, до чего добра и сердечна ваша тетушка. И теперь я очень высоко ценю достоинства леди Эдит и польщена той добротой, которую она ко мне проявляет. Хотя, — колко добавила Элисон, — это совершенно не ваше дело.

— Вот тут-то вы и ошибаетесь, мисс Фокс, — любезно отозвался Марч, но Элисон ощутила за его словами скрытую угрозу. — Ваши отношения с моей тетей — очень даже мое дело, и хотя, боюсь, вам это придется весьма не по вкусу, я здесь именно затем, чтобы положить им конец.

— Боюсь, — сдавленно вымолвила Элисон, — что не в вашей власти разорвать искреннюю дружбу.

Марчу показалось, будто в небесно-голубых глазах девушки внезапно полыхнула молния, и он невольно улыбнулся.

— Разумеется, — согласился граф, — но ведь ключевое слово тут «искреннюю» не так ли? Я же отнюдь не уверен, что леди Эдит представляет в ваших глазах нечто большее, нежели воплощение ваших грез о легкой наживе.

Теперь Элисон ужасно хотелось уже не просто встать и уйти, а еще и влепить графу пощечину по его надменной физиономии. Но она снова заставила себя сдержаться. Девушка давно уже обнаружила в себе необычайную чувствительность к эмоциям других людей, даже если те старались скрыть эти эмоции. Должно быть, подобная способность внесла немалый вклад в успехи Элисон за карточным столом. И вот теперь, глядя на графа, она внезапно поняла, что за циничной усмешкой, которой сопровождались все его речи, кроется самая искренняя забота о благополучии любимой тетушки. Он от всего сердца желал вырвать леди Эдит из цепких лап расчетливой авантюристки, какой была в его глазах ее компаньонка, печально подумала Элисон. Едва ли можно было винить его за это желание. Элисон вздохнула.

— Милорд, — начала она снова, — я совершенно не та, кем вы меня считаете.

Бровь Марча иронично взлетела вверх, но Элисон проигнорировала это и продолжала:

— Я вовсе не жажду ограбить леди Эдит. Да, она была очень щедра ко мне и собиралась простереть свои благодеяния и дальше. Вы должны знать, — тут Элисон замялась, — что когда она впервые высказала намерение включить меня в свое завещание, я довольно долго пыталась переубедить ее.

— Это-то как раз меня и не удивляет, — пробормотал граф. — Все удачливые проходимцы пуще всего стараются убедить свои доверчивые жертвы в своем полнейшем бескорыстии.

— Вы совершенно правы, милорд. — Элисон с такой силой стиснула кулачки, что испугалась, как бы не порвать ногтями тонкую ткань перчаток. — Но ведь и те, кто на самом деле бескорыстен, ведут себя точно так же, и, сдается мне, очень трудно при первом знакомстве отличить одних от других.

Марч снова не сумел подавить улыбку. А мисс Фокс вовсе не глупа, с невольным одобрением признал он.

— А вы не пытались просто-напросто сказать моей тете, что не примете ее дар? — Тем же любезным тоном осведомился он.

— Нет. Собственно говоря, я собираюсь принять его. — Увидев, как брови Марча удивленно сдвинулись, Элисон испытала некоторое удовлетворение. В голосе ее звучала лишь спокойная рассудительность:

— Каждый раз, как я выказывала свое огорчение по поводу столь щедрого благодеяния, леди Эдит тут же огорчалась сама, и мне очень скоро стало ясно, что ее подарок доставит огромное удовольствие в первую очередь ей же самой. Должно быть, вы никогда не испытывали радости осчастливить того, кого любишь, — заключила Элисон, бросив на Марча невинный взгляд.

Граф вспыхнул, но в первое мгновение ничего не ответил, а когда заговорил вновь, то уже не пытался скрыть свой гнев.

— Уж не хотите ли вы сказать, будто моя тетя вас любит?

— Да, — вызывающе ответила девушка. — И хотя я не решаюсь сказать вам, потому что вы мне не поверите, она стала мне родной, и я тоже очень люблю ее.

— Ну уж это ваше торжественное заверение и вовсе неправдоподобно, мисс Фокс, — отрезал его светлость.

Элисон внезапно охватило раздражение. Ну как ей убедить этого человека в том, что она ценит в леди Эдит не ее богатство, а ее саму?!

— Лорд Марчфорд, — негромко сказала девушка, — мне кажется, я не могу сказать ничего, что поколебало бы вашу уверенность в том, будто я бессердечное чудовище. Поэтому мне остается только покинуть вас, уведомив напоследок, что я сердечно благодарна леди Эдит за ее щедрый дар, равно как и за полторы тысячи фунтов, которые она собирается подарить мне в конце года.

— Что?! — взревел граф, окончательно рассвирепев.

— Да, поскольку ей известно мое желание открыть школу для юных девушек. Она сказала, что к тому времени я могу оставить свое место у нее, но с этим я, разумеется, не согласилась. Господи, да как вы только не понимаете? — воскликнула Элисон, теряя терпение. — Ей этого хочется. Это доставляет ей огромное удовольствие, и она уверяет меня, что сумма эта для нее ничего не значащая. Для меня же это манна небесная, и я собираюсь принять ее щедрый дар столь же искренне, сколь леди Эдит его преподносит. Милорд, — продолжила Элисон с отчаянием, — моя мать умерла, когда я была совсем крошкой. Меня растил отец — замечательный человек, но он не мог заменить мне мать. А в леди Эдит я нашла вдруг тепло, сочувствие и нежность, каких и не ожидала. Пожалуйста, поверьте, что и родная дочь не могла бы любить ее больше, чем я. Я могу отблагодарить ее за щедрость лишь искренней привязанностью и неизменной дружбой на протяжении всех лет, что будут ей еще отпущены в этом мире. И будьте уверены, милорд, что я столь же искренне, как и все, кто любит леди Эдит, уповаю на то, что день, когда я получу завещанную ею сумму, наступит лишь через много-много лет.

— А вы, моя милая, избрали отличный способ выказать свою дружбу, — прорычал граф. — Ах, вы любите ее, как дочь? Позвольте сказать вам, что слово «любовь» в ваших устах просто неуместно, ведь дочери не имеют обыкновения с такой ловкостью и проворством потрошить материнские кошельки. — Испустив глубокий вздох, Марч продолжал чуть спокойнее: — Мисс Фокс, я не намерен продолжать эту дискуссию. Я человек чрезвычайно практичный и потому готов предложить вам тысячу фунтов за то, чтобы вы оставили место при моей тетушке как можно скорее. Вы, без сомнения, возразите, что это неизмеримо меньше, чем вы получите по ее завещанию, но предупреждаю: если вы отклоните мое предложение, я приложу все усилия, чтобы тетя наконец-то увидела вас в истинном свете. И не надо, — закончил он со зловещей улыбкой, — недооценивать меня, мисс Фокс. Я могу быть опасным противником и в состоянии сокрушить все ваши великие замыслы, да и вас саму, коли уж на то пошло.

Хотя Элисон была готова к подобному объявлению войны, она почувствовала себя так, будто граф Марчфорд вылил ей за шиворот ушат ледяной воды. От унижения и гнева она вздрогнула и лишь несколько мгновений спустя нашла в себе силы ответить:

— Милорд, посулите мне хоть вдвое большую сумму, чем обещала мне леди Эдит, и пусть даже леди Эдит неожиданно передумает насчет завещания и подарка, я все равно не покину ее. Я останусь с ней столько, сколько она пожелает.

Элисон твердо поглядела ему в глаза и, когда он ничего не ответил, она поднялась и, сделав прощальный реверанс, заторопилась прочь.

Марч ошеломленно глядел ей вслед. Разговор прошел вовсе не так, как он предполагал. Дерзкая девчонка отвергла его щедрое предложение и как распоследняя дурочка ушла, прежде чем он успел повысить цену.

Но что хуже всего, с содроганием подумал Марч, так это то, что на какой-то короткий миг он поверил в ее искренность. Он ведь знал, что это невозможно. Он повидал мир, его на мякине не проведешь. Он-то знает, что юные особы без гроша в кармане не проникаются нежной любовью к богатым престарелым дамам просто так, от нежного сердца. Любит ее, как дочь, скажите на милость! Да за кого она его принимает? Марч тяжело вздохнул. Ну да, нашла дурака, готового попасться на пару ангельских голубых глазок. Встав со скамьи, он широкими шагами направился к Ройял-крессент.

Боже правый, неужели он чуть не дал себя одурачить какой-то дочке викария, которая с виду кажется самим воплощением невинности и чистоты? Кажется невероятным, что она такая искусная актриса.

И почему только ему так страстно хочется поверить ей?!


ГЛАВА 4


На пороге тетушкиного дома Марч был встречен маленьким вихрем розового муслина и золотых кудряшек.

— Марч! Почему ты не сообщил мне, что приезжаешь? — Слова стремительным каскадом срывались со свежих розовых губок девушки-подростка, а карие глазки искрились радостной непринужденностью юности. — Ты приехал просто посмотреть, как я устроилась у леди Эдит? Верится тебе, что я наконец-то отряхнула со своих ног прах этой отвратительной школы? О, Марч! В этом году состоится мой первый выезд в свет, и я буду вести счет претендентам на мою руку!

Марч не без труда высвободился из бурных объятий своей маленькой сестренки и нежно засмеялся:

— Берегись, маленький сорванец! Видно, в этой отвратительной школе тебя совсем не учили правилам хорошего тона, так что придется нам, наверное, отправить тебя обратно на второй год!

Нельзя слишком строго судить леди Маргарет Брент за то, что она пропустила эту угрозу мимо ушей, поскольку она сопровождалась сердечным объятием и поцелуем в щечку. Застыв в дверном проеме, Элисон удивилась, как от теплой улыбки изменились холодные черты его светлости. Человек, так очаровательно улыбающийся тем, кого любит, размышляла она с легкой печалью, являл разительный контраст с персоной, холодно взирающей на тех, к кому чувствует одно лишь презрение.

Леди Эдит присоединилась к небольшой группке, стоявшей на ступеньках и, нетерпеливо кудахтая, повлекла их внутрь дома. За чаем в библиотеке Мэг продолжала расписывать, до чего же рада бегству из заточения в скучных классах, и никак не могла остановиться, строя самые волнующие планы на свой первый сезон в свете.

— Ох, Элисон, — всплеснув руками, воскликнула она, — ты просто не поверишь! Мы с Салли Паргетер вчера обнаружили на Майлсом-стрит такую потрясающую шляпку! Ну, по крайней мере я так считаю. А Салли говорит, ничего особенного. Пойдем со мной туда, сама посмотришь и скажешь мне свое мнение.

Марч с некоторым изумлением взирал на происходящее. До сих пор ему как-то не приходило в голову, что и Мэг вступила в общество поклонниц мисс Фокс, но, видимо, они были очень дружны. Признаться, на посторонний взгляд, девушки показались бы очаровательной парой — Мэг с ее гривой золотых кудряшек рядом с гладкой темной головкой мисс Фокс. Марч задумчиво покусывал губы, пытаясь представить, как дружба Мэг с этой охотницей за удачей может отразиться на его переговорах с данной особой.

Переговорах? Эта колдунья завертела его, словно веретено, и заставила ощущать какую-то странную вину, что было, разумеется, совершеннейшим абсурдом. В конце концов он не вчера родился. Чего тут сомневаться, все ее серьезные, со слезами на глазах, заверения в своей искренности были всего лишь уловками, чтобы заломить цену побольше.

Марч заставил себя вновь прислушаться к разговору и, к своему смятению, обнаружил, что мисс Фокс и Мэг с головой ушли в обсуждение планов дневного похода по магазинам не только для осмотра шляпки, но и для поисков лент особого зеленого оттенка.

— Это же последний писк, понимаете, — убеждала Мэг тетю и мисс Фокс. — А тот несчастный безвкусный белый муслин, что мы купили на прошлой неделе, просто взывает об отделке.

Мисс Фокс кивала головой, важно соглашаясь с этими аргументами, а леди Эдит смотрела на них с нежной улыбкой.

— По мне, план просто замечательный, — заявила почтенная леди.

— Но вы же не посещали сегодня утром минеральный источник, не хотите ли пойти туда после полудня? — спросила Элисон.

— Да, и была бы рада, если бы ты смогла пойти со мной, но на этот раз ты вполне можешь оставить меня с моими кумушками и зайти за мной по дороге домой.

— Хорошо, — начала Элисон, — если вы…

— Уверен, — прервал ее граф, — что вы не захотите оставить мою тетю без сопровождения на такое долгое время ради того, чтобы часок-другой поглазеть на витрины.

Его тон явно показывал, что такие возмутительные намерения сродни плану бросить ее светлость одну в публичном доме.

— Что за чепуха! — воскликнула леди Эдит, прежде чем Элисон успела ответить. — Элисон, ты уже достаточно долго терпела, пока я перемываю косточки идиотам, которых ты даже не знаешь и до которых тебе нет никакого дела. И ты вполне заслужила небольшой отпуск на Майлсом-стрит.

На это Марчу не нашлось что возразить, поэтому он ограничился тем, что предложил самолично сопровождать леди Эдит к источнику.

— Прекрасно, — немедленно согласилась та, — возможно, стаканчик минеральной воды улучшит твое настроение.

Марч густо покраснел.

Мэг пребывала в таком волнении из-за шляпки с Майлсом-стрит, что ланч закончился в мгновение ока. Не прошло и часа, как Элисон и Мэг уже шагали по Майлсом-стрит, только что приобретя желанные зеленые ленты в лавке на Бат-стрит.

— Вот, Элисон, в этом окне! — вскричала Мэг, схватив Элисон за руку и увлекая ее к витрине модистки. — Какая очаровательная сельская шляпка! Ну разве не прелесть?

Элисон вгляделась в невероятное сооружение, гордо выставленное на самом почетном месте. Пожалуй, эту шляпку вполне можно было бы назвать сельской из-за ее широких полей, но скорее она напоминала угольное ведерко, увенчанное сверху короной из перьев. Поля были щедро украшены бесчисленными розовыми бутончиками, а под подбородком все это безобразие завязывалось несколькими ярдами широкой, очень яркой розовой ленты.

После минутного раздумья Элисон нерешительно промолвила:

— Она очень… э-э… высокая, не так ли?

— Еще бы! — ликующе согласилась Мэг. — В этом-то весь и шик. Пойдем, я примерю, а ты посмотришь, идет ли мне.

Затаскивая Элисон в магазин, Мэг на ходу призывала продавца, который поспешил принести предмет ее восхищения. Завязывая ленты под одним ухом сногсшибательным узлом, она склонила головку набок.

— Ну как?

«Эксцентрично — иного слова не подберешь», — подумала Элисон.

— Ну, ты выглядишь очень… необычно.

Мэг вертелась перед зеркалом, критически разглядывая себя со всех сторон.

— Стоит купить?

— Конечно, если очень хочется, то можешь и купить, Мэг, но мне кажется…

Мэг резко повернулась к ней, широко распахнув глаза.

— Что тебе кажется? Ох, Элисон, умоляю, только не говори мне, что это чересчур вычурно. Мне все так твердят постоянно, но я была уверена, что ты-то уж никогда не станешь.

— Да нет, дорогая, дело совсем в другом. Просто в этой шляпке — может быть, из-за этих розовых бутончиков на полях — ты выглядишь до смешного по-детски. В ней тебе никак не дашь больше пятнадцати.

Мэг с воплем припала к зеркалу.

— Ох! Да, дорогая, ты права, — заключила она, внимательно изучив свое отражение, и горестно вздохнула. — К тому же, мне кажется, в этих лентах я выгляжу слишком бледной. Какая досада!

— Зато ты погляди только на этот щегольский капор, — дипломатично заметила Элисон. — Боюсь, леди Эдит сочтет его немножко вызывающим, но мне кажется, это именно то, что тебе подойдет.

Мэг моментально примерила капор и, как втайне надеялась Элисон, тут же признала его «последним писком моды». Вдобавок цена на него оказалась столь разумной, что девушка решительно сочла своим долгом прихватить в придачу еще и шелковую ленту, расшитую узором из дубовых листьев.

Так как утром Мэг легкомысленно отпустила свою горничную на целый день, то ей пришлось самой захватить шляпную картонку с покупками, и, весело размахивая ею, девушка в сопровождении Элисон отправилась дальше по Майлсом-стрит. Добравшись до Квит-стрит, Мэг внезапно припомнила, что они еще не заглянули в магазин, где продавались шарфы и дамские сумочки.

— Сама знаешь, мне ведь еще надо подобрать украшения к платью из шелка, — заявила она Элисон, которая согласно кивнула, хотя не могла припомнить, чтобы об этом когда-либо шла речь. Пока Мэг рылась по всему магазину в поисках необходимых аксессуаров, Элисон тоже пала жертвой прелестного зефирового шарфа, вышитого серебряным узором, устоять перед которым было просто невозможно. Так что когда они снова очутились на улице, обе были так нагружены свертками с покупками, что решили немедля возвращаться к минеральному источнику.

Пробираясь по узкой мостовой Брайдвел-лейн, Мэг повернулась к подруге.

— Кстати, как тебе понравился Марч? — спросила она. — Правда, он просто прелесть? До чего же мне повезло, что у меня такой брат!

Элисон на мгновение запнулась, подбирая подходящий ответ.

— Он… Кажется, он очень привязан к своей семье, — нашлась она.

— О да! Хотя, надо признаться, раньше он был просто форменным повесой. Правда-правда, — добавила Мэг, заметив недоверие на лице Элисон. — До отъезда в Европу он был самым настоящим бездельником и постоянно старался уклониться от «пэрского долга», как он это называл. Папе всегда приходилось напоминать ему о светских приличиях. А когда Марч выбрал дипломатическую службу, он и сам признавался, что сделал это только чтобы избежать излишней ответственности, а папа просто вышел из себя. Он отговаривал Марча, как только мог.

Мэг чуть смущенно рассмеялась.

— О Господи, я выставила его в таком свете, будто он совсем ни о ком не заботился. А на самом деле, сколько я помню, он всегда спешил на помощь всем нам. Когда умерла мама, мне только-только исполнилось двенадцать, а папа — он был очень славный, но иногда с ним приходилось трудновато. А когда умер папа, ох, Элисон, как же нам тогда было тяжело!

И прежде чем Элисон успела произнести хоть слово, Мэг стремительно продолжала:

— Несколько лет назад жена моего брата связалась с кошмарной женщиной. Эта особа жульничеством выманила у нее огромную сумму, и бедняжка Сьюзен пришла в такое отчаяние…

— Да, — вздохнула Элисон, — я знаю…

— Думаю, тетя Эдит уже рассказала тебе всю эту историю, — продолжала Мэг. — Как бы там ни было, бедный Марч ничего не знал о смерти Уильяма и Сюзанны, пока несколько недель спустя не вернулся в Англию. — Выразительное личико юной девушки страдальчески исказилось. — Какое-то время мы боялись, что Марч сойдет с ума. Он был гораздо ближе к Уильяму, чем я, ведь они были почти ровесники. Да, собственно говоря, с папой он тоже был более близок, чем я. Марч тогда сильно изменился. За те несколько недель он словно утратил способность радоваться жизни и принял на себя всю тяжесть долга и ответственности — он и теперь такой. Мне кажется, он считает, что это он во всем виноват. Он поклялся призвать к ответу мисс Рейнард, так звали эту особу. То есть не просто притянуть к суду, а даже больше. Он хочет заставить ее дорого заплатить за то, что она натворила, хотя я и не знаю, как он это сделает. Но он что-то задумал, — добавила она, и Элисон ощутила, как ее охватывает паника. — Марч все еще ищет мисс Рейнард, но она словно растаяла в воздухе, словно ведьма — а она и есть сущая ведьма. Он отправил детективов по ее следу, но уже многие отказались даже от надежды найти ее.

Ненавидя себя за свои слова, Элисон все же произнесла неестественным полушепотом:

— Но ведь, даже уничтожив мисс Рейнард, он не сможет вернуть ни Уильяма и Сюзанну, ни твоего отца.

— Именно это я и твержу все время Марчу, — заявила Мэг. — Я говорю ему, что если кто и пострадает, так, несомненно, он сам.

Элисон уставилась на Мэг, изумленная неожиданной зрелостью суждений столь юного создания.

— Но, — со вздохом добавила Девушка, — уж если мой брат что решил, его не отговоришь. Он теперь такой ответственный и рассудительный.

— Может быть, когда он женится, — отважилась заметить Элисон, — жена направит его мысли в другое русло.

Мэг только фыркнула.

— Эта мисс Жеманность? Честно говоря, Элисон, я совершенно не понимаю, что мой братец нашел в этом напыщенном олицетворении благопристойности. Иногда мне кажется, что это просто одно из проявлений его абсурдной преданности светскому долгу. Ты знаешь, почему… — Но тут поток откровений Мэг внезапно оборвался, а сама она резко остановилась. — Ой, ты только погляди! Это же мистер Ренфри!

Взгляд Мэг выражал лишь щенячий восторг.

— Мистер Ренфри? — повторила Элисон.

— Да, — выдохнула Мэг, не отводя зачарованный взгляд от предмета своего восхищения. — Разве ты не помнишь? Я же тебе о нем рассказывала. Учитель рисования в школе мисс Крамшау.

— Ах да, — устало вздохнула Элисон. За последний месяц все рассказы Мэг изобиловали постоянными описаниями многочисленных достоинство мистера Ренфри. Проследив за полным обожания взглядом Мэг, она с любопытством поглядела на идущего им навстречу щуплого молодого человека. В описании Мэг этот обладатель прекрасных золотых кудрей представал по меньшей мере Адонисом. Сама Элисон могла бы только добавить, что Адонис, должно быть, обладал лучшим вкусом в выборе одежды и вряд ли надел бы шикарный вышитый жилет вместе с ярко-желтым пиджаком и высоким, острым как бритва, воротником.

Учитель рисования подошел поближе, в глазах его вспыхнул огонек узнавания, и он фатовато приподнял щегольскую шляпу.

— Это вы, мисс Маргарет! — воскликнул он медоточивым тоном. — Вижу, вы еще не покинули Бат.

Ресницы Мэг затрепетали, и она наградила собеседника чарующей улыбкой.

— Да, действительно, пока еще нет. Я несколько недель погощу у моей тети, леди Эдит Брент, на Ройял-крессент, а потом уже поеду домой. О, — добавила она, спохватившись, — позвольте представить вам мисс Фокс, компаньонку моей тети.

Мистер Ренфри надлежащим образом выразил восторг от знакомства с мисс Фокс, потом кивнул Мэг.

— Возможно, мы еще встретимся до вашего отъезда из Бата.

— О да, — выдохнула Мэг, — надеюсь, что встретимся.

В ответ мистер Ренфри улыбнулся и, коснувшись полей шляпы, распрощался с дамами и продолжил свой путь. Мэг мечтательно смотрела ему вслед до тех пор, пока Элисон мягким прикосновением не вернула ее к действительности.

— Ох, Элисон! — воскликнула девушка, едва не сворачивая шею, чтобы еще раз поглядеть вслед мистеру Ренфри. — Ну разве он не чудо? А ты заметила, каким взглядом он смотрел на меня? Я уверена, что он тоже чувствует взаимное притяжение между нами! Интересно, нанесет он мне визит?

— Думаю, вряд ли, дорогая, — осторожно ответила Элисон. — Он должен понимать различие вашего положения. С его стороны было бы просто неприлично ухаживать за тобой.

— Что за чушь! — возмутилась Мэг. — Общественное мнение волнует его ничуть не больше, чем меня, и…

— И к тому же он гораздо старше тебя. Ему уже, наверное, за тридцать.

— Да какая разница! — Голос Мэг предательски дрогнул, а на глаза навернулись сердитые слезы. — Элисон, я думала, что ты поймешь!

— Милая моя, поверь, я все прекрасно понимаю. Признаю, он на самом деле очарователен, и я ничуть не виню тебя за то, что ты им увлеклась.

Правда, Элисон сочла за лучшее умолчать о том, что, на ее взгляд, фатоватый мистер Ренфри отнюдь не разделял пылкие чувства своей бывшей ученицы. Про себя она удивлялась, по каким это неписаным законам первая любовь обязательно бывает несчастной.

Вскоре они добрались до источника минеральной воды и принялись разыскивать леди Эдит и ее племянника.

Леди Эдит они обнаружили почти сразу же. Она восседала на диванчике в углу комнаты, погрузившись в беседу с внушительной леди, облаченной в необъятную шляпу с перьями. Перья шуршали и трепетали в такт разговору, так что казалось, что их обладательница вот-вот улетит. Оглядевшись вокруг, Элисон заметила неподалеку лорда Марчфорда, непринужденно беседующего с группкой пожилых джентльменов.

Заметив Мэг и Элисон, леди Эдит призывно помахала им рукой и послала горничную забрать у них и отнести домой их многочисленные свертки с покупками.

— Добрый вечер, леди Вильбрахэм, — вежливо улыбаясь, поздоровалась Элисон, стараясь не слишком таращиться на немыслимую шляпу почтенной матроны. Мэг также весело приветствовала леди, которую знала чуть ли не с пеленок.

— Мы с леди Вильбрахэм как раз обсуждали твой выезд в свет, Мэгги, — сообщила леди Эдит… — И мы…

— Твоей сестре в Лондоне надо будет заняться твоими нарядами, — вмешалась леди Вильбрахэм, смерив Мэг неодобрительным взглядом. — Ладно, пускай обращается к мадам Оливетти. Она в Лондоне недавно, но очень недурна. Настоящий талант. Я решила поручить ей шить для моей Клариссы.

Мэг, Элисон и леди Эдит прекрасно знали Клариссу, и леди Эдит поспешно ответила, бросив предостерегающий взгляд на свою племянницу, глаза которой озорно поблескивали:

— Благодарю, Горация. Я непременно передам Элеоноре твои рекомендации. Кларисса всегда одевается с отменным вкусом.

Элисон про себя восхитилась дипломатичностью леди Эдит. Тем более что Кларисса с самого детства отличалась внушительными формами, придающими ей сходство с гигантским пудингом, и имела прискорбную привычку при каждом удобном случае украшать себя рюшками, оборками, кружевами и лентами, что делало ее еще крупнее. Однако в словах леди Эдит звучало одно только вежливое внимание. Леди Вильбрахэм поднялась.

— О, как я вижу, Мэри Гленхэм уже до полусмерти заболтала Реверенда Рейборна. Я должна вызволить беднягу.

Почтенная леди едва успела отойти на небольшое расстояние, как Мэг захихикала, дав волю веселью, которое ей приходилось подавлять последние несколько минут.

— Хватит, Мэг! — одернула ее леди Эдит. — Посмеялась — и хватит.

— Но, тетушка, — почти всхлипнула ее племянница, — мы просто должны отправить леди В. карточку с благодарностью за то, что она предупредила нас о модистке, к которой ни в коем случае не следует обращаться.

Леди Эдит усмехнулась, но смерила племянницу таким взглядом, что та почти сразу же успокоилась. Элисон также постаралась скрыть улыбку, предательски искривившую ее губы.

Стоя на другом конце залы, Марч незаметно наблюдал за этими стараниями мисс Фокс. Он был вынужден признать, что ее тихая и, казалось бы, неброская прелесть делала ее одной из самых волнующих женщин, которых он когда-либо встречал. Строгое закрытое платье из плотного коричневого шелка надежно скрывало изгибы ее цветущего тела, но Марч испытывал жгучее, непонятное ему самому желание сорвать это платье, чтобы насладиться зрелищем скрывающейся под ним красоты.

Вежливо распрощавшись со своими собеседниками, он направился к трем дамам, стоящим около одного из длинных окон с видом на Королевскую Купальню.

— Марч, — воскликнула Мэг, завидев его, — неужели ты торчал здесь все время? Ты, верно, уже умираешь со скуки!

— Напротив, детка, я приятно провел время, возобновляя старые знакомства, — возразил граф, и в его глазах зажегся озорной огонек. — К тому же, в отличие от тебя, я не измеряю удовольствие от жизни числом безделушек, купленных за день. Смею ли я предположить, — продолжил он, — исходя из количества свертков и коробок, сгибаясь под тяжестью которых вы вползли в залу, что Великий Шляпный Поход увенчался успехом?

Не сговариваясь, все трое повернулись и направились к выходу. По дороге домой Мэг радостно знакомила тетю и брата со всеми подробностями вылазки по магазинам.

— Зефировый шарф? — с интересом спросила леди Эдит у Элисон. — Мне кажется, он как раз подойдет к керуленовому шелку, который мы купили для приема у Будвелов.

— Да, я уже и сама об этом думала, миледи. Хотя не уверена, стоит ли мне идти на этот прием.

— А почему бы нет, во имя всего святого? Это будет самый грандиозный прием за весь сезон.

— Ну, просто так. — Элисон исподтишка бросила быстрый взгляд на лорда Марчфорда. — Там ведь будут танцы, и…

— Ну конечно, там будут танцы, — нетерпеливо перебила ее леди Эдит. — И уж у кого-кого, а у тебя недостатка в партнерах точно не будет. И послушай меня, Элисон, я вовсе не собираюсь мириться с этими твоими вечными попытками стушеваться до полной невидимости, будто ты не внучка графа Траубриджа, а какое-нибудь серенькое ничтожество.

Глаза Марча расширились. Этого он не ожидал. Как могло так получиться, чтобы внучка именитого графа была вынуждена добывать себе хлеб насущный в должности скромной компаньонки? Может быть, это очередной пример старой, как мир, истории: отец, взбешенный выбором дочери, вышедшей замуж вопреки его воле? И надменный граф решительно порвал все отношения с ослушницей, предоставив своей наследнице идти своим путем и расплачиваться за принятое решение. Как бы то ни было, заключил Марч, за этим скрывается какая-то драма, и все ее последствия легли на хрупкие плечи мисс Фокс. Господи Боже, а ведь тетя и вправду заботится о ней, как о собственной дочери! Подумать только керуленовый шелк и великосветский раут!

Проводив дам до Ройял-крессент, граф распрощался и вежливо, но решительно отклонил приглашение зайти, сославшись на неотложные дела. Ему хотелось собраться с мыслями. Шагая по Джордж-стрит к своему временному пристанищу в отеле «Йорк-Хаус», Марч пребывал в глубокой задумчивости. К его немалому удивлению, при входе в отель его предупредили, что некий посетитель желает видеть его светлость и ожидает его в отдельном кабинете за кофейной комнатой.

— Добрый вечер, милорд, — воскликнул тот, вскочив при виде графа. Это был невысокий хрупкий человечек, облаченный в унылый темный костюм. Но, несмотря на неказистый облик, лицо было добросердечным, что делало его весьма похожим на добродушного грызуна.

— А, мистер Пилчер, — приветствовал его граф, закрывая за собой дверь. — Полагаю, вы привезли мне новости о мисс Рейнард?


ГЛАВА 5


— Что касается новостей, милорд, — сказал маленький человечек, нервно погружаясь в огромное кресло в ответ на полуприглашающий-полупозволяющий жест графа, — то, боюсь, новости эти не лучше, чем прежде. Лисса Рейнард исчезла, словно ее вовсе не было на свете. Хотя, думается мне, именно так дело и обстоит.

Марч нахмурился. Ну как женщина может оказаться столь неуловимой? Вернувшись в Англию и узнав о трагической гибели Уильяма и Сюзанны, граф тут же пустился на розыски таинственной мисс Рейнард. Первым его побуждением было обратиться с расспросами к леди Калландер. Уж казалось бы, кому как не ей знать, что за змею пригрела она на своей груди. Но леди Калландер с искренним сожалением в голосе заявила, что ничем помочь ему не может, поскольку сама об этой особе почти ничего не знает. Они познакомились в Брайтоне, и леди Калландер пригласила новую знакомую погостить у себя, в действительности не думая, что та примет ее приглашение. Нет, она не знает, куда собиралась отправиться мисс Рейнард, покинув Лондон, но если вдруг услышит что-нибудь, то непременно сразу же уведомит его светлость. По-видимому, виконтесса так ничего и не слышала, потому что никаких новостей от нее Марч не дождался.

Он почти зарычал в ответ:

— Пилчер, мы ведь давно уже пришли к выводу, что эта женщина использовала псевдоним. Но все равно, не могла же она так просто взять и исчезнуть!

— Недавно я нанес еще один визит леди Калландер, милорд, но с тем же успехом, что и раньше. Она утверждает, что ничего не знает о местопребывании мисс Рейнард, да и вообще настаивает, что с самого начала была знакома с ней весьма поверхностно.

— Короче говоря, вы не узнали ничего сверх того, что она сама сообщила мне при первой встрече. Вы ей верите?

— Как сказать, — ответил мистер Пилчер, задумчиво покусывая нижнюю губу. — Сам не знаю. Похоже, она искренне раскаивается в том, что ее так легко обвела вокруг пальца женщина подобного сорта. Да и то сказать, леди Калландер действительно весьма смахивает на простофилю, которую легко обмануть. Наверное, она показалась Лиссе Рейнард удобным орудием для того, чтобы втереться в светское общество.

— Как бы там ни было, — продолжил граф, — очень похоже, что новых сведений от леди Калландер мы не дождемся.

Мистер Пилчер невесело улыбнулся.

— Боюсь, что да, милорд. В последний мой визит, который, кстати сказать, был очень коротким, она разговаривала со мной сухо и холодно, а под конец заявила, что устала от моей физиономии. Думаю, я больше не буду у нее желанным гостем.

— И ничего нового от ваших источников в Брайтоне?

— Нет, и это весьма странно. У меня там не так уж много знакомств в высшем свете, но все же кое-какие есть. Мои источники подтвердили, что леди Калландер действительно была там совсем незадолго до приезда в Лондон мисс Рейнард, но никто в Брайтоне слыхом не слыхивал этого имени.

— Странно. — Марч нервно забарабанил пальцами по столу, на краешек которого небрежно присел в начале разговора, и рассеянно потянулся к графину с вином. Наполнив два бокала, он предложил один из них маленькому сыщику.

Мистер Пилчер испустил глубокий вздох.

— Я исчерпал уже все свои возможности, милорд. Я методично пустил в ход все возможные способы расследования, начиная с распространения описания этой женщины среди людей, в то время покидавших Лондон, и кончая расспросами модисток и продавцов магазинов, куда она могла бы зайти. Если вы потребуете, я, конечно же, продолжу поиски, но ведь с тех пор прошло уже четыре года. Все следы остыли и подернулись пеплом. Я должен по совести сказать вам, что я не думаю, что смогу еще хоть чем-то быть вам полезным. Мне очень жаль, милорд.

Мистер Пилчер, казалось, и впрямь был весьма огорчен своим поражением. На лице его появилась печальная гримаса, придававшая ему сходство с приунывшей мартышкой.

Пальцы Марча стиснули бокал. Неужели все этим и закончится? Неужели ярости, так долго клокотавшей в его груди, не будет дано излиться мощным потоком, и она так и будет сочиться тонкой струйкой, разъедая и калеча душу? Вдобавок Марч непрестанно испытывал мучительное чувство вины. Ведь именно его стремление избежать ответственности привело к тому, что он был вдали от дома, когда разыгралась эта трагедия. Проклятие, он ведь мог бы, он должен был предотвратить кошмар, разрушивший его семью. Марч сознавал, что снедавшее его чувство вины совершенно беспочвенно, но его это не утешало.

Граф устало поднялся.

— Мне тоже очень жаль, мистер Пилчер. Я знаю, вы сделали все, что было в ваших силах. Я сам продолжу эти поиски, потому что не могу заставить себя прекратить их.

— Понимаю, милорд. — Детектив направился к выходу.

— Подождите, пожалуйста, еще немного, мистер Пилчер. — Маленький человечек остановился и повернулся к графу. — У меня есть вам другое, не столь трудное поручение. Я хотел бы, чтобы вы узнали всю подноготную о некоей Элисон Фокс. Она утверждает, что является дочерью покойного викария из Райдстоува в Хертфордшире. Мне просто хочется удостовериться, правда ли это.

— Конечно, милорд. Судя по всему, это задание нетрудно выполнить. Я предоставлю вам отчет уже через неделю.

Граф кивнул, и, еще раз откланявшись, мистер Пилчер удалился, а Марч задумчиво уставился на языки пламени, жизнерадостно пляшущие за каминной решеткой.

— Лисса Рейнард, — прошептал он, почти физически ощущая горечь, которую это имя оставляло на языке. Но ведь где-то она все же есть, где-то скрывается, и, ей-богу, в один прекрасный день он ее найдет. И когда этот день настанет, он сотрет эту женщину в порошок. Уничтожит ее и заставит горько пожалеть о том дне, когда она выбрала Сюзанну в качестве объекта своей алчности.

Стряхнув эти мрачные мысли, Марч направился к себе в комнату. Он обещал снова отобедать у тети и намеревался улучить момент, чтоб продолжить с этим опасным врагом — мисс Фокс — не оконченный накануне разговор.

Когда граф прибыл на Ройял-крессент, его тетя, мисс Фокс и Мэгги жарко спорили в библиотеке, прилично ли Мэг посетить бал-маскарад в «Верхней Ассамблее» до того, как она начала официально выезжать в свет.

— Но это же Бат! — пылко отстаивала свою точку зрения Мэгги. — Мы можем встретить здесь только тех, кто уже был на наших собственных приемах и с кем, как вы знаете, я уже танцевала!

— Все равно это совсем другое дело, Мэг, — непреклонно отвечала леди Эдит. — Балы-маскарады посещают люди самого разного общественного положения, не говоря уже о том, сколько там найдется сплетников, которые тебе все косточки перемоют, как только вернутся в город. Ты не должна рисковать своей репутацией.

— Ну почему тебе так хочется пойти на этот маскарад, Мэг? — вмешалась Элисон, — У тебя же было много возможностей потанцевать со всеми молодыми людьми твоего круга у тебя дома или у ваших друзей. Да ведь на прошлой неделе у Бринтонов был импровизированный бал, и вы веселились до полуночи. Ты же сама говорила, что чудесно провела время.

— Да я вовсе не хочу танцевать с молодыми людьми моего круга! Я хочу танцевать с… — Внезапно Мэг оборвала себя. — Просто надоело мне видеть все время одни и те же лица. И потом, маскарад — это так забавно! — Она демонстративно повернулась спиной к собеседницам и плюхнулась в покрытое дамасским ковром кресло.

Марч пересек комнату и подошел к дамам. В глубине души он, быть может, и сочувствовал сестре, но все же спокойно сказал:

— Мэг, своим поведением ты сейчас доказываешь только одно: ты еще совсем ребенок, неспособный занять полноправное место среди взрослых.

Мэг так и подскочила в кресле.

— Марч! — Сорвавшись с места, она подлетела к графу и, подняв к нему лицо, обиженно надула губы. — Я со всех сторон окружена людьми, которые не желают признать, что я уже взрослая девушка, а не малое дитя. Завтра вечером в «Верхней Ассамблее» будет бал-маскарад, и мне так хочется туда пойти!

Марч опустил глаза.

— Ты, верно, шутишь. Я и не знал, что нравы «Верхней Ассамблеи» так ухудшились. Из всех развлечений, которые могли бы прийти тебе в голову, бал-маскарад — последнее место, куда я разрешил бы тебе пойти. На них всегда происходит черт знает что!

— Но ведь я всегда смогу уйти, если там станет слишком шумно, — взмолилась Мэг. — И в любом случае никто не узнает, кто я такая, так что…

— Вот что, Мэг, — потеряв терпение, отрезал Марч, — твоя тетя против, я тоже, и мисс Фокс… — Он бросил короткий вопросительный взгляд через комнату, и после секундного колебания Элисон кивнула. — Этого вполне достаточно. Так что давай сменим тему. В будущий четверг в Сидней-гарденс состоится большое торжество с ужином и фейерверком. Возможно, мы…

— Меня ничуть не интересует этот старый дурацкий Сидней-гарденс, — всхлипнула Мэг. — Я хочу…

— Хватит, юная леди! — отчеканил Марч. — Если тебе нравится вести себя, как избалованный ребенок, можешь покинуть эту комнату.

У стоящей в другом конце библиотеки Элисон от возмущения перехватило дыхание. Что бы ни думал о себе лорд Марчфорд, ясно, что он не имеет ни малейшего понятия, как следует обращаться с девушками-подростками.

Порывисто вскочив с кресла, куда она снова было уселась, Мэг на мгновение замерла, прижав руку к горлу, а затем закричала прерывающимся голосом:

— Да, я проведу остаток этого вечера в своей комнате. Уж лучше черствая корка в одиночестве, чем пиршество среди… среди тех… людей, которые не в состоянии… — Не в силах выразить обуревающие ее чувства, Мэг замкнулась в гордом молчании и выбежала из комнаты.

— Я, конечно, пошлю ей поднос с обедом, — сказала Элисон, вопросительно посмотрев на леди Эдит, но та в ответ лишь громко рассмеялась.

— Разумеется. Хотя даже стыдно таким образом принижать необыкновенную драму, которую она себе придумала, — жертвоприношение на алтарь семейной чести.

— Уверен, к утру она успокоится, — сухо улыбаясь, добавил Марч.

Элисон задумалась, стоит ли ей рассказать о нынешнем увлечении Мэг мистером Ренфри, учителем рисования. Было совершенно очевидно, что на маскарад девушку влекла именно надежда встретить его. Элисон пожала плечами. Мэг влюблялась часто, но, к счастью, увлечения ее проходили так же быстро, как и начинались. Элисон не сомневалась, что непостоянные симпатии юной девушки в самое ближайшее время обратятся на кого-нибудь другого.

Без бодрящего присутствия Мэг обед проходил куда тише, чем обычно. Но все же беседа была непринужденной и живой.

— Скажи мне, Марч, — спросила леди Эдит, — Гертруда Тисдейл действительно появлялась в обществе одетая, как богиня Диана?

— Клянусь честью, тетя. На костюмированном балу в Джерси. Она задрапировалась в какую-то полупрозрачную материю и держала в руках лук и колчан со стрелами. А на талии у нее болтались два настоящих подстреленных фазана и заяц.

— Но, Марч! Она же почти моя ровесница и весит, должно быть, больше девяноста килограммов. — Леди Эдит повернулась к Элисон. — Ты ее не помнишь? Она приезжала сюда в прошлом году принимать ванны. Многие из нас могли бы поклясться, что когда она входит в бассейн, вода в нем переливается через край.

— Леди Эдит! — укоризненно воскликнула Элисон, но не смогла удержаться от смеха. — Вы преувеличиваете. Леди Тисдейл просто… слегка дородна, — добавила она неуверенно, — но…

— «Слегка дородна»! — повторил Марч. — Моя дорогая мисс Фокс, если только мы не говорим о разных леди Тисдейл, то у вас просто талант к преуменьшению.

Элисон смущенно засмеялась, а Марч, охваченный неясным томлением, глядел на ее лицо. Порозовевшие щеки оттеняли искорки загадочных голубых глаз, и у графа буквально руки чесались от желания проверить, так ли мягки и шелковисты на ощупь черные волны ее волос, как ему кажется. Он резко повернулся к тетушке — и был поражен нескрываемой нежностью, которой светился ее устремленный на Элисон взгляд. Вдруг Марчу пришла в голову новая досадная мысль. Если он преуспеет в изгнании мисс Фокс, то как скажется на леди Эдит поспешный и непонятный уход отрады ее сердца? Быть может, авантюристка, лишенная желанной добычи, выдумает какую-нибудь сказку о внезапной болезни родственников или еще что-то в этом роде? Если так, то ему придется рассказать тетушке всю правду, и, конечно, она поймет, что он действовал ради ее же блага.

Сочтя такие размышления слишком неприятными и раздражающими, Марч принялся за шедевры кулинарного искусства, выставленные перед ним на столе. После обеда он отказался коротать время в столовой наедине с графином бренди и вместе с дамами проследовал в гостиную. За разговором Марч исподтишка наблюдал за Элисон, подмечая все новые и новые доказательства ее неусыпной заботы и внимания по отношению к леди Эдит. За спиной пожилой дамы уютно громоздились подушечки, под рукой в пределах досягаемости лежали книги и вышивание — одним словом, все, даже самые мельчайшие желания почтенной леди были заботливо предусмотрены. Это внимание казалось признаком искренней привязанности. Была ли мисс Фокс просто искусной актрисой? А ведь и впрямь непринужденная грация ее движений прекрасно смотрелась бы на сцене, подумал граф, глядя на мягкие складки шелкового платья, облегающего стройное гибкое тело.

— Надеюсь, никто из вас не обидится, — Марч чуть не подпрыгнул от неожиданности, когда в его размышления ворвался голос тети, — но мне бы хотелось сегодня лечь пораньше. Сегодняшний день был утомительным, да и завтрашний обещает быть таким же. Мы устраиваем прогулку для Мэг и нескольких ее юных друзей, — сообщила она Марчу. — Они собираются прогуляться к утесу Бичен и устроить пикник на его вершине. Сама-то я, конечно, в гору не полезу, но все же возьму экипаж и присоединюсь ко всем, чтобы принять участие в пикнике. Элисон и полковник Рейборн присмотрят за молодежью, и с ними еще будет мать Салли Паргетер. Если ты помнишь, Салли — лучшая подружка Мэг. Тебе, разумеется, вовсе не обязательно идти. Воображаю, до чего тебе скучно будет провести весь день, гуляя с целым выводком буйных подростков.

Элисон затаила дыхание. Ей и подумать было страшно о целом дне в обществе графа, и она с нетерпением ожидала его отказа. Но ответ Марча подверг ее в отчаяние.

— Надеюсь, что я все же выдержу это, тетя, — усмехнувшись, сказал он. — Сдается мне, что, пока я гощу в Бате, мне надлежит присматривать за времяпрепровождением моей маленькой сестренки. Так что я с превеликим удовольствием присоединюсь к вам.

Эта речь показалась Элисон чересчур тяжеловесной и помпезной, и она с немалым облегчением увидела, что граф поднимается, чтобы проводить свою тетушку.

На ее беду, не успела Элисон тоже покинуть гостиную, как граф уже вернулся.

— Следуя примеру леди Эдит, милорд, — нервно начала Элисон, — я бы тоже хотела удалиться.

— Как же, мисс Фокс, и оставить почетного гостя одиноко сидеть в гостиной? — На губах Марча заиграла ироническая улыбка. — Особенно после всех стараний моей тетушки.

Элисон подняла на него недоуменный взгляд.

— Что вы имеете в виду? — озабоченно спросила она.

— Ну, это очевидно, мисс Фокс. Леди Эдит старается свести нас, и я даже не осмеливаюсь гадать зачем.

Элисон вспыхнула.

— Какая нелепость, милорд! Может быть, она и впрямь хочет, чтобы мы получше познакомились, потому что… — Девушка запнулась, но тут же взяла себя в руки и решительно посмотрела в глаза собеседнику. — Потому что она любит нас обоих, и к тому же нам все равно придется время от времени встречаться.

Марч взял девушку за руку и мягко, но решительно потянул вниз, усаживая рядом с собой. Элисон поразилась теплоте этого прикосновения.

— Я рад, что вы так ставите вопрос, — вкрадчиво сказал граф. — Значит, вы обдумали мое предложение?

Элисон бросила на него быстрый взгляд.

— Честно говоря, милорд, я даже не помню, что это было за предложение. Разве только то, что оно было совершенно неприемлемо.

— Да, боюсь, вы меня недолюбливаете, — пробормотал Марч, придвигаясь ближе. Элисон беспомощно поглядела на него, от души желая, чтобы так оно и было. Лорд Марчфорд вел себя самодовольно и надменно, а его презрение к ней было просто оскорбительно, но за всем этим крылась искренняя любовь к тетушке. Как Элисон ни старалась, она никак не могла заставить себя винить его за такое поведение. К тому же ее до ужаса пугало чисто физическое притяжение, которое она к нему испытывала. Ну почему ее снедает такое непреодолимое желание провести кончиками пальцев по твердым очертаниям его щеки? Элисон так погрузилась в свои мысли, что даже вздрогнула, поняв, что он снова уже что-то говорит.

— Но заверяю вас, это совершенно излишне. Почему бы вам просто и откровенно не сказать мне, на каких условиях вы согласны оставить службу у моей тети? Если ваши требования не будут слишком уж возмутительны, я сделаю все, чтобы удовлетворить их, после чего мы сможем спокойно расстаться без дальнейших ссор и неприятностей.

На первый взгляд, эти слова звучали вполне здраво, но Элисон без труда различила таящуюся за ними враждебность. Что бы ни утверждал почтенный пэр, он не испытывал к авантюристке Элисон Фокс ничего, кроме презрения. Элисон бросило в жар. Одному Боту известно, как он поступит, если узнает, что видит перед собой Лиссу Рейнард. Она подняла на графа глаза.

— Вы только зря тратите время, энергию и красноречие, милорд. Как ни старайтесь, у вас не найдется достаточно денег, чтобы подкупить меня и выставить из этого дома. Мне нравится здесь, и я люблю леди Эдит. Я допускаю, что в ваших силах настроить ее светлость против меня или выдворить меня силой, но тем самым вы окажете плохую услугу своей тете. Между нами, она прекрасно знает причину вашего столь поспешного визита, и это ее только забавляет. А теперь, думается мне, вам следует упаковать ваши чемоданы и ваши деньги — и подозрения — и вернуться в Лондон. Женитесь на своей мисс как-ее-там и оставьте меня в покое. Обещаю, вам не придется пожалеть об этом.

Лорд Марч редко терял дар речи, но на этот раз не мог найти слов. Разум и логика оставили его. Им владело странное ощущение, что он тонет в глубине этих лисьих аквамариновых глаз. В этот миг он жаждал лишь одного — схватить девушку в объятия и целовать до тех пор, пока она не растает в потоке его жаркой страсти.

Шокированный направлением своих мыслей, Марч попытался заставить себя вникнуть в смысл слов Элисон. Несколько нескончаемо долгих секунд он в упор глядел на нее, удивляясь, что она бестрепетно выносит этот пристальный взгляд, не выказывая ни малейших признаков смущения. Элисон глядела ему в глаза спокойно, но непреклонно.

— Я еще не собираюсь возвращаться в Лондон, — наконец выговорил Марч, решив изменить тактику. — Однако могу ли я предложить вам заключить перемирие? — Элисон подняла руку, словно желая прервать его, но он настойчиво продолжал: — Я оставлю свои попытки убрать вас из окружения моей тети, по крайней мере временно. Мне не хочется портить столь приятный визит к леди Эдит этой непрестанной враждой.

— Рада, что здравый смысл одержал в вас верх, милорд, — отозвалась Элисон слегка удивленным тоном и, протянув ему руку на прощание, поднялась с кресла. — Буду рада видеть вас завтра, милорд.

Марчу показалось, будто в ее глазах промелькнула озорная искорка.

— Ах да, этот пикник, — протянул он. — У меня есть горестное предчувствие, что я буду выступать в роли седобородого старика, вынужденного непринужденно резвиться в компании молодых взбалмошных девиц и их жизнерадостных поклонников.

— Да, порой общество юных друзей Мэг изрядно утомляет, — с улыбкой ответила Элисон, — но у нас будет вдоволь имбирного печенья, чтобы подкрепить силы. Ваша тетя рассказывала мне, что вы всегда были большим любителем имбирного печенья. И правда, если бы вы не воровали его с кухонных жаровень, ваша юность прошла бы впустую.

— Ох, сущее наказание эти родственники с их неуместной памятью, — вздохнул граф. Он слегка помедлил, но не смог скрыть своего интереса. — Кстати, раз уж речь зашла о Мэг, похоже, вы с ней очень дружны?

Элисон перестала улыбаться и словно одеревенела.

— Да, — с вызовом ответила она, — и теперь вы обвините меня, что я хочу украсть еще и ее состояние?

Марч в изумлении отступил назад: за приятной беседой он успел почти позабыть свои первоначальные подозрения. Он сухо улыбнулся.

— Вы заблуждаетесь, мисс Фокс. Разве вы забыли о нашем перемирии? В доказательство своей искренности я не буду больше возвращаться к этой теме, и, надеюсь, вы последуете моему примеру.

Чувствуя себя слегка пристыженной, а еще больше смешной, Элисон послушно кивнула. Подойдя к двери гостиной, она вежливо распахнула ее перед графом.

— В таком случае, милорд, мне остается только пожелать вам спокойной ночи.

И, не дав Марчу возможности ответить, Элисон подала ему шляпу и прогулочную трость, лежавшие в холле на столе, и поспешно выпроводила из дома. Закрыв за графом дверь, она в полном изнеможении прислонилась к ней спиной и замерла, часто и прерывисто дыша, словно ребенок, испугавшийся ночных теней.


ГЛАВА 6


Элисон сидела среди остатков внушительного походного ланча, с улыбкой слушая веселый щебет молодежи. За ночь плохое настроение Мэг растаяло, как дым, и уже за завтраком юная девушка с обычной жизнерадостностью увлеченно строила обширные планы на дневную экспедицию. Во время восхождения на утес Бичен она совершенно очаровала всех молодых людей в компании, хотя они и находились еще в том возрасте, когда принято громко декларировать, что существование женщин на планете объясняется лишь случайной ошибкой Создателя. Тем не менее любой каприз юной леди Мэг исполнялся моментально с галантной готовностью, и на нее обрушился водопад комплиментов, печенья и лимонада. В самом разгаре была игра в кошки-мышки.

— Знаешь, Сьюки, — крикнул мистер Питер Дэвениш своей сестре, застенчивой девочке лет пятнадцати, — может быть, если ты кинешь мячом в Гренби, тебе удастся в него попасть.

— Эй, Питер, — закричала издали Мэг, — оставь Сьюки в покое. Если у нее нет особых спортивных талантов, это еще не значит, что над ней можно насмехаться.

Эта суровая тирада ничуть не обидела и не удивила Питера. Он бросил мяч и помчался к Мэг, болтавшей с Салли Паргетер. Салли, высокая и тоненькая, всегда жаловалась на свой рост, хотя на самом деле была грациозна и привлекательна тем родом обаяния, который притягивает поклонников обоих полов. Салли беззаботно рассмеялась, когда Питер с размаху растянулся у их ног и приветственно помахал рукой, призывая девушек составить ему компанию.

— Слишком жарко, чтобы бегать, — пожаловался он, помогая девушкам усесться рядом с собой. Минуту спустя три головки уже сблизились в оживленном разговоре.

— А молодежь-то права, — произнес знакомый голос над ухом Элисон, и, обернувшись, девушка увидела графа, усаживающегося рядом с ней. — Еще только апрель, но сегодня можно подумать, будто уже июль.

— Вам весело, милорд? — вежливо осведомилась она, жалея, что рядом с ними нет леди Эдит, которая была занята разговором с миссис Паргетер и полковником Рейнборном.

Марч проследил за ее взглядом. И почему только этот Рейнборн всегда оказывается поблизости, подумал он раздраженно. Еще прошлым вечером в «Верхней Ассамблее» он заметил, что Джордж Рейнборн принадлежит к числу самых неотвязных поклонников Элисон. И сегодня этот тип выставлял себя полным ослом, кружа вокруг Элисон, как будто она была немощной развалиной, неспособной самостоятельно взять себе салат или холодного цыпленка.

— О да, — коротко ответил граф. — Я очень веселюсь и буду веселиться еще больше, когда эти несносные галдящие дети отправятся по домам к своим нянькам, и я наконец смогу вытянуть усталые ноги в своей комнате и уютно устроиться с большим бокалом чего-нибудь холодного в руках.

— О, но здесь целое море лимонада, — отозвалась Элисон, глядя на него широко раскрытыми глазами.

— Право, вы возвращаете меня к жизни. Ну разумеется, еще лимонада — это как раз то, что мне сейчас необходимо больше всего.

Элисон чарующе рассмеялась, и Марч, вздрогнув, осознал, что пустился в шутливую дружескую перепалку с врагом. Но действительно ли мисс Фокс враг ему? — подумал он, припоминая их частые в последние несколько дней встречи. Было бы куда лучше, если бы ее общество не было таким чертовски приятным. Хотя, конечно, это и неудивительно: удачливой авантюристке и полагается быть очаровательной. Вполне вероятно, напомнил он себе, что обворожительный смех всего лишь один из классических приемов ее ремесла. Но она жестоко заблуждается, если думает, что способна обворожить его и заставить признать, что она достойна быть компаньонкой его тети. Он покажет ей, как жестоко она просчиталась.

По-видимому, эти мысли ясно отражались на его лице, потому что, бросив на него быстрый взгляд, Элисон поднялась и шагнула в сторону леди Эдит. Повинуясь неожиданному порыву, Марч протянул руку и остановил ее.

— Расскажите мне об этой вашей школе.

Глаза Элисон расширились.

— Ладно, — настороженно согласилась она. — Сначала я хотела открыть ее в окрестностях Лондона, например, где-нибудь в Кенсингтоне. С другой стороны, я могла бы увеличить число пансионов для девушек, что уже существует в Бате, и таким образом быть рядом с леди Эдит, — несколько смущенно закончила она.

Марч с изумлением смотрел на девушку. Если она говорит правду, то тогда она выбрала довольно странное для авантюристки занятие.

— И вы собираетесь сами преподавать? — спросил он.

— О да, по крайней мере поначалу. Если дело пойдет успешно, то потом я, наверное, буду полностью поглощена административными делами.

Когда Элисон говорила, глаза ее горели энтузиазмом, но при следующих словах графа взгляд ее потух.

— Так, значит, после всех ваших заверений в нежной любви к моей тете вы все же собираетесь в конце года оставить ее?

— Конечно нет, — устало отозвалась Элисон. — Я уже говорила вам, что сообщила леди Эдит, как я собираюсь поступить с ее щедрым даром и как я признательна ей. Я останусь здесь, в Бате, до тех пор, пока я ей нужна.

— Ну да, само собой, — парировал Марч с нескрываемым сарказмом в голосе. — В конце концов, ей уже семьдесят. Возможно, вам не придется ждать слишком долго.

Элисон резко выпрямилась.

— Ее светлость находится в добром здравии, и, надеюсь, ее здоровья хватит еще на много лет. А теперь, с вашего позволения… — Она отвернулась и быстро пошла к остальным взрослым участникам пикника.

Марч клял свой болтливый язык. Прежде чем девушка успела отвернуться, он заметил, что на глазах у нее блестят слезы, и он мог только заключить, что они были непритворными. Граф почувствовал угрызения совести. Может быть, он ошибается в мисс Элисон Фокс? Весь его жизненный опыт подсказывал не доверять ей, но ее искренность и неподдельная нежность к тете говорили обратное. Неужели он мог так ошибаться в своих предположениях?

Она решительно отвергла предложенную им немалую взятку и не проявляла никакого желания продолжить торг. Пожалуй, подумал Марч, надо остаться в Бате еще на неделю.

Конечно, ему стоило бы поспешить обратно к Френсис. Но он прекрасно понимал, что Френсис может и подождать: уж ее-то его отсутствие не слишком печалит. Ни она, ни ее любящие родители ничуть не скрывали, что в графе, а точнее в его титуле и состоянии, они видят прежде всего осуществление заветной мечты достопочтенной Френсис Милфорд.

Неожиданно Марч осознал, что мысли о женитьбе, сильно смахивающей на обоюдовыгодную сделку двух деловых партнеров, теперь вызывают у него лишь тоску. Чем спешить на встречу с невестой и ее родственниками, ему куда больше улыбалась возможность провести следующую неделю в обществе Элисон Фокс.


В тот вечер за обедом в доме леди Эдит было весело, потому что после пикника Салли Паргетер заехала в гости к Мэг и осталась переночевать. Весь обед обе барышни, еще полные дневных впечатлений, только и знали, что во всех подробностях обсуждали события дня вообще и поведение каждого молодого человека, в частности. Потом они сразу же отправились в спальню. Мэг объявила, что им надо поговорить, хотя, правду сказать, и до этого они не смолкали ни на минуту.

— Не представляю, — заметил Марч, оставшись в гостиной вместе с Элисон и леди Эдит, — как это поведение группки самых зеленых юнцов из всех, кого я только видел за последнее время, может дать столь обильную пищу для разговоров.

— Могу тебя заверить, — ответила леди Эдит, — что очень молодых дам только это и интересует.

Элисон промолчала, гадая про себя, чем было вызвано волнение Мэг этим вечером. Девушка буквально дрожала от возбуждения, глаза ее ярко блестели. Несколько раз она почти начинала что-то говорить, но затем спохватывалась и бросала многозначительный взгляд на Салли. И если Элисон не совсем уж ошибалась, та отвечала ей полным ужаса взглядом. Какой бесенок Мэг обуял на этот раз? Но Элисон считала, что ей совсем не обязательно быть в курсе дела. Мэг иногда вела себя взбалмошно, но все ее поспешные поступки объяснялись лишь обычными капризами девушки, нежно любимой родителями и избалованной с самого рождения. Нельзя отрицать, что Мэг любила эскапады, но все же точно знала грань между поступками, приемлемыми для высокородной юной леди, и тем, что ей решительно не подобает. По меньшей мере таковой она была вплоть до настоящего времени. Заметив, что к ней обращается леди Эдит, Элисон отвлеклась от этих мыслей и вернулась к общему разговору.

— Конечно, миледи, — автоматически ответила она. — Поехать завтра в Вайтстоунское аббатство очень заманчиво. Уверена, что леди Мелкшэм и миссис Базей тоже будут в восторге. — Аббатство это, собственность сына вдовствующей графини Мелкшэм, представляло собой живописные руины, которые дамы периодически посещали. — Но не слишком ли вас утомит поездка? Ведь завтра вечером вы приглашены на карточный вечер у Дансени.

— Пустяки, — отмахнулась леди Эдит, — от поездки по графству я не утомлюсь.

Было уже поздно, когда граф пожелал обитательницам Ройял-крессент спокойной ночи. Повинуясь желанию леди Эдит, Элисон проводила его до двери.

— И вы, конечно, тоже предвкушаете поездку в Вайтстоунское аббатство, мисс Элисон? — невинно спросил он.

В замешательстве Элисон, прежде чем ответить, несколько секунд смотрела в его львиные глаза.

— K-конечно. Поездка обещает быть приятной.

— Так я и думал, — безмятежно отозвался Марч, откровенно забавляясь явным смущением Элисон от одной только мысли, что он может присоединиться к их компании. Надев шляпу, граф, как того требовала учтивость, поднес к губам тонкие пальчики девушки, но в последний момент внезапно перевернул ее руку и быстро поцеловал ей ладонь. Элисон резко выдернула руку, словно это прикосновение обожгло ее.

— Спокойной ночи, милорд, — сердито прошептала она и резко развернулась на каблуках. Последнее, что она слышала, взбегая по лестнице наверх, — это звук закрываемой двери и тихий смех графа.

«Что еще он теперь задумал?» — гадала она, разбирая постель. Он что же, решил очаровать ее, чтобы она бросила место у его тети? Элисон презрительно фыркнула. Да уж, обаяние явно не было его сильной стороной. Кто-кто, а уж он никак не мог претендовать на звание дамского угодника: слишком высокомерен и не особенно красив. Спору нет, одежда графа всегда была безупречна, и носил он ее с небрежным изяществом, но все же еще до совершенства отнюдь не дотягивал. Да и в лице его тоже не было ничего из ряда вон выходящего, если не считать того волнующего блеска, что загорался порой в его глазах, особенно при свечах. И уж если говорить начистоту, уверяла она себя, то резкий, волевой подбородок придавал его лицу более агрессивности, нежели красоты. Одним словом, с некоторым удовлетворением подытожила Элисон, ей нечего бояться угрозы пасть жертвой неумелых попыток лорда Марчфорда обольстить ее. Но тем не менее, свернувшись калачиком на кровати, она сжала ладонь, на которой еще горел поцелуй Марча, и с невольным вздохом прижала руку к груди.

На следующее утро по дороге в Вайтстоунское аббатство Элисон поймала себя на том, что продолжает мысленно перебирать всевозможные недостатки графа. Она сидела в карете вместе с леди Эдит и ее ближайшими подругами, Гертрудой, леди Мелкшэм, и Элизабет Базей, известной близким друзьям под уменьшительным именем Басси. Три почтенные дамы были ровесницами и проводили немало блаженных часов, сплетничая о событиях давно минувших дней. Перемывать косточки персонам, достигшим ныне почета и уважения, доставляло им немалое наслаждение.

Элисон улыбалась скандальным смешным историям, рассказываемым с таким удовольствием, но ее взгляд постоянно возвращался к высокой прямой фигуре всадника, скакавшего рядом с каретой как раз напротив окна. Марч хорошо держался в седле, но, впрочем, не лучше большинства мужчин его круга. Хотя не всякий из них выбрал бы для поездки такого горячего и своенравного скакуна, как гнедой конь, с которым граф справлялся легко и непринужденно, но в этом, сказала себе Элисон, не было ничего особенного, не так ли? Нет, разумеется, нет. Большой опыт и практика — и ничего больше.

К счастью, в самом аббатстве на Элисон навалилось столько дел, что времени думать о внешности и характере графа у нее почти не оставалось. Престарелые дамы, разумеется, не могли пешком подняться к развалинам аббатства, но их кучер так ловко подъехал к руинам поближе, что они смогли вблизи насладиться красотой древнего монастыря. Затем любительницы старины слегка перекусили, и после этого леди Эдит и миссис Базей погрузились в дремоту. Леди Мелкшэм, однако, оказалась более твердой закалки и выразила желание сделать набросок главной арки, находящейся, по счастью, буквально в двух шагах от проезжей дороги. Она была безмерно благодарна Элисон, обложившей ее со всех сторон пледами и накидками, и заявила, что ей очень удобно, но, может быть, дорогая Элисон будет так любезна и принесет еще маленькую подушечку, которую она всегда использует, когда рисует? Она абсолютно уверена, что ее горничная положила подушечку в коробку рядом с рисовальными принадлежностями. А когда через пятнадцать минут усиленных поисков вожделенный предмет все же нашелся, леди Мелкшэм вновь рассыпалась в благодарностях и заметила, что ежели дорогая Элисон заодно подаст ей шаль, которую она буквально только что видела на сиденье экипажа, то она будет счастлива совершенно. Марч невольно восхитился терпением и добродушием Элисон, не иссякающими все время, пока она искала сначала шаль, а потом и очки почтенной леди, а потом еще наливала ей стаканчик вина, чтобы поддержать силы во время работы, и несчетное число раз пододвигала и отодвигала ее табурет, выбирая самое удачное для рисования место. Однако тем временем две дремавшие дамы пробудились ото сна, и, слабо махнув рукой, леди Мелкшэм заявила, что уже притомилась от рисования и желает немедленно отправиться домой.

Сразу же по прибытии на Ройял-крессент Марч распростился с дамами и направился в «Йорк-Хаус», где его ждало послание от Джонаса Пилчера. Охваченный непонятным волнением, граф вскрыл письмо и поспешно пробежал глазами его содержание.

«Мисс Элисон Фокс, — писал мистер Пилчер с присущей ему педантичностью, — является единственным отпрыском преподобного Мартина Фокса, скончавшегося около четырех лет назад. По описанию, ей более двадцати пяти лет, высокая, стройная, с черными волосами и голубыми глазами. Все, с кем я разговаривал, отзывались о ней с уважением и симпатией. Всю жизнь она прожила в Райдстоуве, за исключением короткого периода незадолго до смерти ее отца, когда она навещала свою кузину в Йоркшире. После кончины отца она…»

Далее подробно описывалось, как мисс Фокс уехала из Райдстоува и поступила компаньонкой к леди Стрэнжвейс. На этом, писал Пилчер, его расследование остановилось. Желает ли его светлость, чтобы он продолжил?

Нет, решил Марч, его светлость этого не желает. Очевидно, жизнь мисс Фокс была открытой книгой, ясной и чистой, как свежевыпавший снег. Как ни смешно, но от этой новости граф почувствовал странное облегчение, будто с его плеч упала тяжелая ноша. Ну конечно же, поспешил объяснить себе Марч это чувство, он просто рад, что теперь незачем тревожиться и тратить время и силы на избавление тетушки от пагубной обузы. Действительно, похоже скорее, что Элисон Фокс просто настоящая находка для старой леди, лучшая находка в ее жизни, хотя, если честно, это вряд ли способно было объяснить тот прилив радости, почти что бурного веселья, который охватил Марча при мысли, что жизнь Элисон безупречна. И уж вовсе не было никаких причин ему с таким нетерпением ожидать вечерней игры в карты, где придется поддерживать разговор с самыми неприятными типами из числа его знакомых и где не будет практически никого моложе семидесяти, лишь потому, что среди игроков будет некая девушка «старше двадцати пяти лет, высокая, стройная, с черными волосами и голубыми глазами». «Голубые глаза, — подумал он. — Какое маловыразительное описание — все равно что назвать Сикстинскую капеллу обыкновенной старой церковью с несколькими картинками на потолке».

Внезапно на ум Марчу пришла ужасная мысль. «Великий Боже!» — ахнул про себя граф. Он никак не мог припомнить цвет глаз Френсис. Хотя, должно быть, это какой-то оттенок серого. Ну да, просто серые. Как дуло пистолета. Марч одернул себя. Боже правый, да что это такое лезет в голову? Да Френсис, конечно, и сравнивать нельзя с какой-то простой компаньонкой, о чем, кстати, сама Френсис не преминула бы ему напомнить, если бы была поблизости, признал с кислой улыбкой Марч и резко поднялся. Да что с ним, черт возьми, происходит? Стащив с себя пиджак для верховой езды, он позвонил камердинеру. Пора начать готовиться к вечеру, твердо сказал он себе, стараясь не обращать внимания на томительное предчувствие, от которого слегка перехватывало дыхание.

Несколькими часами спустя Элисон нерешительно вступила в гостиную сэра Артура Дансени и его жены Миллисент. Леди Эдит шла на шаг впереди нее, а лорд Марчфорд следовал за девушкой по пятам. Элисон не хотела признаваться даже самой себе, почему сегодня с особым тщанием выбирала платье. Она прекрасно понимала, что платье из бирюзового гроденапля необычайно ей к лицу, и на его нежном фоне ее глаза блестят, словно драгоценные камни. Вырез декольте был чуть глубже, чем на тех платьях, которые она носила до сих пор в присутствии лорда Марчфорда, а лиф украшала изящная вышивка. Нить жемчуга — память о матери — дополняла ее наряд. Элисон казалось, что сама она совершенно теряется во всем этом блистающем великолепии. Но все же это непривычно роскошное платье придавало девушке уверенности в себе, а подобная уверенность сегодня вечером была нужна ей, как никогда. Элисон считала, что подвергается смертельному риску, принимая участие в карточном вечере в обществе графа Марчфорда. Конечно, умом-то она понимала, что страхи ее нелепы, но тем не менее была уверена, что стоит ей только взять карты в руки, как он немедленно распознает в ней ту змею, которая вытянула из его невестки несколько тысяч фунтов.

Есть и другое соображение, призналась самой себе Элисон. Гнев и презрение, которые граф испытывал к ней до сих пор, ничто по сравнению с тем, что он почувствует, когда узнает правду. Она, кстати, заметила, что постепенно Марч смягчается по отношению к ней. Днем он вел себя даже дружелюбно, и она получила большое удовольствие от его общества. К своему удивлению, она обнаружила, что графу Марфорду даже не чуждо чувство юмора. Девушка знала, что он поклялся уничтожить Лиссу Рейнард, и прекрасно понимала, что его гнева стоит бояться, но еще больше ее страшила мысль увидеть ненависть в этих золотисто-карих глазах.

— Господи Боже, Элисон, — воскликнула леди Эдит, когда компаньонка попросила разрешения остаться сегодня вечером дома, — ты становишься чересчур мнительной! Ты уже столько раз играла в карты с тех пор, как служишь у меня, и ни разу ничем, даже намеком, не выдала свое… гм… своей одаренности в этом деле.

И это действительно было так. Когда живешь в Бате, очень трудно избежать участия в игре в пикет или вист. И Элисон всегда приходилось прилагать немало усилий, дабы проявлять лишь самое что ни на есть жалкое умение, не выходящее за рамки обычной сноровки игрока средней руки. По большей части она ухитрялась проиграть больше, чем выиграть.

— В любом случае, — продолжала леди Эдит, — в «Верхней Ассамблее» сегодня бал-маскарад, а это значит, что на вечере у Дансени соберется лишь узкий круг знакомых, вот почему, кстати, я и приняла их приглашение. Так что давай не будем больше говорить об этом.

И вот теперь Элисон сидела за карточным столом, и, как на грех, почти сразу же ее партнером для игры в вист оказался не кто иной, как граф Марчфорд. Их противниками были леди Эдит и полковник Рейнборн.

— Вы часто играете, мисс Фокс? — поинтересовался граф.

У Элисон екнуло сердце, но ей удалось ответить достаточно спокойно:

— О нет, милорд, я… я не очень люблю карты.

— Значит, вы не заядлая картежница? — Хотя вопрос был задан безразличным тоном и в глазах Марча не читалось ничего, кроме обычного праздного любопытства, пульс девушки резко участился.

— Не особенно, — ответила она тихо.

— Это верно, — улыбаясь, вмешалась леди Эдит, — я очень ценю Элисон, но для тебя пожелала бы лучшего партнера. Тебе крупно повезет, если ты не проиграешь последнюю рубашку.

И правда, когда игра началась, пророчество леди Эдит полностью подтвердилось. Элисон старательно делала одну ошибку за другой, так что в конце вечера лорд Марчфорд заявил, что его карман совсем опустел.

Когда они вернулись на Ройял-крессент, леди Эдит сразу же пожелала всем спокойной ночи и поднялась к себе в спальню, вновь оставив Элисон одну прощаться с графом.

— Похоже, сегодня вам было не слишком-то весело, Элисон, — медленно сказал Марч. Они стояли совсем близко друг к другу и были словно отгорожены от остального мира неясными тенями свечей. Услышав, что Марч называет ее по имени, девушка вздрогнула.

— Но в конце концов умение играть в карты — не самое главное в жизни, — заключил он, и хотя Элисон не сомневалась, что эти слова сказаны с благой целью подбодрить ее, у нее перехватило горло.

— Нет! — Элисон казалось, что ее улыбка, должно быть, напоминает гримасу. — Самой-то мне все равно, но я боюсь, что это очень печально для тех, кому выпало несчастье оказаться моими партнерами.

— Поверьте, Элисон, потеря нескольких фунтов — сущий пустяк по сравнению с удовольствием провести этот вечер в вашем обществе.

Произнося эту тираду, граф склонился ближе к девушке, и ей показалось, что в его глазах она видит отражение собственного ужаса. Сердце Элисон едва не выскакивало из груди, и она была уверена, что Марч слышит это бешеное биение.

— Уже… уже поздно, милорд. И я…

— Вам не кажется, что мы можем прекрасно обходиться без «милорда»? — Его улыбка и в самом деле напоминала улыбку льва. — Пожалуйста, называйте меня Марчем, как все остальные в доме.

— Нет-нет, я никак не могу… — Взволнованный ответ Элисон был прерван каким-то странным звуком, донесшимся позади дома. Далее последовала целая серия приглушенных ударов и оглушительный треск. Граф резко отступил назад, но по-прежнему не сводил с Элисон глаз. В его взгляде появилось какое-то странное, непонятное ей выражение. Наконец он обернулся туда, откуда донесся шум.

— Какого дьявола?..

Они оба бросились к черному ходу, предназначенному для прислуги. Марч рывком распахнул дверь, и в него тут же вцепилась маленькая фигурка, закутанная в плащ с капюшоном.

— Кто?.. — прорычал Марч. — Что?..

Фигурка жалобно всхлипнула, а капюшон соскользнул, открывая взгляду копну золотых локонов.

— Мэг! — ахнули в один голос Марч и Элисон.


ГЛАВА 7


— Мэг! — снова, на этот раз громогласно, вскричал Марч. — Какого дьявола ты тут оказалась? Ты что, только что вошла в дом? — Тут он заметил шелковую маску, висевшую на шее девушки, и глаза его недобро сузились. — Маскарад! О Боже, Мэг, ты была на этом чертовом бале-маскараде?

Мэг первый раз за все это время подняла голову, и Элисон заметила, что по ее щекам текут слезы, а глаза распухли от долгого плача. Корсаж ее платья был разорван, а нежные черты лица исказились от ужаса.

— Отвечай, Мэг, — потребовал Марч ледяным от гнева тоном, — что ты натворила?

Но тут Мэг разразилась такими громкими и безутешными рыданиями, что не могла вымолвить ни слова. Секунд десять граф молча смотрел на нее, а потом схватил за плечи и яростно встряхнул.

— Ну хватит, Мэг, мы не собираемся терпеть твою истерику! Расскажи мне, что случилось. Ты и вправду тайком отправилась в «Верхнюю Ассамблею»? И шаталась по улицам в этот поздний час совершенно одна, как заправская уличная девка?

Заметив на лице девушки явные признаки близкого обморока, Элисон поспешно вмешалась:

— Милорд, она действительно ужасно расстроена. Вы же видите, она сейчас не в состоянии разговаривать. С вашего позволения, я отведу ее в спальню, а вы сможете поговорить с ней завтра утром.

Марч открыл было рот, но возражение замерло у него на губах. Его так и подмывало заявить мисс Фокс, что ей нечего совать нос в его семейные дела. Но, с другой стороны, безусловно, она исключительно верно оценила душевное состояние Мэг, в то время как сам он испытывал трусливое желание побыстрее убраться подальше от юной девицы, вот-вот готовой впасть в сильнейшую истерику.

Величественно кивнув головой, граф завернулся в плащ.

— Хорошо, я вернусь утром, — он бросил на Мэг короткий угрожающий взгляд, — и уж тогда я пожелаю услышать исчерпывающее объяснение тому, что произошло этой ночью.

Процедив эти слова, он поспешно повернулся и вышел из дома, хлопнув напоследок дверью, что было совсем уж необязательно.

Мэг тяжело привалилась к Элисон, та нежно обняла ее и, поддерживая, повела наверх. Еще на лестнице девушка с рыданием начала что-то бессвязно объяснять, но Элисон не давала ей говорить, пока они не вошли в спальню Мэг, где Финстер, горничная, дожидалась возвращения своей госпожи. При виде мисс Фокс глаза служанки расширились, и, услышав, что в ее услугах сегодня вечером больше не нуждаются, горничная выбежала из комнаты с явным облегчением.

Элисон заботливо уложила свою заплаканную подругу в постель и села рядом, развязывая ленты ее помятого «домино».

— С тобой уже все в порядке, Мэг, — успокаивающе сказала она. — Ты дома и в полной безопасности. А теперь расскажи мне, что произошло.

— Ох, Элисон! — всхлипнула Мэг. — Это было так ужасно! Ну да, я была на маскараде вместе с Салли. Мне казалось, что это просто шалость, я и не думала, что и в самом деле поступаю дурно. Я только хотела потанцевать с мистером Ренфри, — всхлипывая, призналась она.

— И как, тебе это удалось?

— Не-ет! — сквозь рыдания ответила девушка. — Он был там, и как только я его заметила, тут же подошла.

— Ох, Мэг, ну как ты могла? Что он, должно быть, подумал? И что он теперь всем расскажет?

— Да нет, Элисон. С этим как раз все нормально. Он не узнал меня. Мы… мы просто поболтали несколько секунд. — Глаза Мэг вновь наполнились слезами, и они в три ручья потекли по ее щекам. — Я увидела его, едва вошла в бальную залу. Он как раз тоже входил туда с двумя стаканами пунша, и мы чуть не столкнулись. Я поздоровалась с ним, и он тоже, а потом он сказал что-то вроде того, как тут сегодня людно и… Ну, я только было собралась сказать ему, кто я, как… О, Элисон! — разрыдалась Мэг. — К нему подошла какая-то девушка! Он извинился передо мной, повернулся к ней и дал ей стакан пунша, а потом поцеловал в щеку!

— Не может быть! — воскликнула Элисон. — Не могу поверить, чтобы учитель рисования из школы мисс Крамшоу так вел себя на людях.

— Но именно так он себя и вел! А потом повернулся ко мне, засмеялся как-то по-дурацки и сказал, что очень извиняется, но он только что обручился с этой девушкой!

— Мэг! Ох, мне так жаль, дорогая! Как это ужасно для тебя! И что ты сделала потом?

— Салли стояла совсем рядом со мной, и, знаешь, она такая замечательная подруга. Она ничего не сказала, а просто отвела меня к ближайшей скамье, иначе я, как пить дать, упала бы в обморок прямо на пол. Там было так много народу, все, разумеется, в масках, и некоторые, особенно женщины, вели себя… э-э… не совсем пристойно. И когда я достаточно пришла в себя, то сказала Салли, что хочу домой, а уж она хотела еще больше. Вообще-то она с самого начала была против затеи идти на этот бал-маскарад, и к тому же к нам начали проявлять навязчивое внимание несколько… едва ли можно назвать их джентльменами. Они остановились рядом с нами, и, кажется, они изрядно выпили. И тут у нас возникли некоторые сложности, потому что они последовали за нами, когда мы выходили из бальной залы. Но в конце концов нам все-таки удалось ускользнуть от них.

— А по дороге домой у вас никаких сложностей не было? — с тревогой спросила Элисон, памятуя о разорванном платье Мэг.

Мэг некоторое время не отвечала, понуро опустив глаза на свои руки.

— Все было хорошо, пока мы не дошли до дома Салли. Ты же знаешь, она живет недалеко от Ройял-крессент. Я думала, что доберусь домой без каких-либо неприятностей, но… — Глаза девушки расширились от ужасных воспоминаний. — Когда я пробиралась по Брок-стрит, ко мне пристал какой-то ужасный человек. Наверно думал, что я… уличная женщина. Ох, Элисон, мне так стыдно. Он говорил мне такие отвратительные вещи и схватил меня, вернее, попытался, но мне удалось вырваться, и я побежала, и бежала, и бежала. Я пробралась к дому через конюшни, а Финстер оставила для меня открытой дверь черного хода. О, слава Богу, я так рада оказаться дома!

И Мэг бросилась в объятия Элисон, громко рыдая в новом истерическом припадке. Элисон прижала бедняжку к себе, нежно нашептывая несвязные слова утешения.

— Тише, тише, Мэг, теперь уже все хорошо. Все уже миновало, и в результате твоей выходки ничего самого страшного все-таки не случилось.

— Но я так раскаиваюсь, Элисон! Это было так глупо с моей стороны, особенно после того, как вы все меня предостерегали — и тетя Эдит, и ты, и Марч… О Господи, Марч! Что я ему скажу? Он придет в ярость. Как ты думаешь, а вдруг он запретит мне поехать в Лондон? Ох, Элисон, я самое несчастное существо на свете!

Эта невнятная речь, потонувшая в жалобных всхлипываниях, убедила Элисон, что Мэг уже почти выбросила из головы отступничество мистера Ренфри и что сейчас ее куда больше волнуют другие проблемы.

— Тише, тише, — повторила Элисон. — Если хочешь, я попробую поговорить с твоим братом, когда он появится завтра утром.

Мэг подняла заплаканное лицо.

— Ох, Элисон, на самом деле поговоришь? Я буду тебе вечно благодарна. Он очень-очень проникся к тебе. То есть я имею в виду, тебя-то он обязательно послушает.

Залившись густым румянцем, смущенная Элисон помогла Мэг подняться, снять порванное платье и облачиться в ночную рубашку. К этому времени девушка слегка пришла в себя и сумела без посторонней помощи умыться из стоявшего на комоде кувшина. Поеживаясь от ночной прохлады, она с усталым вздохом опустилась на постель.

— Спасибо, Элисон, за то, что ты так чутко отнеслась ко мне. Нечего и говорить, я получила хороший урок. — Мэг слабо улыбнулась. — Хотелось бы мне сказать, что я никогда больше не совершу подобной глупости, но я слишком хорошо себя знаю, чтобы твердо пообещать это. Но я по крайней мере попытаюсь вести себя хорошо, — добавила она. — Особенно пока остаюсь с тобой и тетей Эдит. Действительно, не очень-то хорошо с моей стороны заставлять тебя страдать из-за моего сумасбродства.

С этими словами девушка раскаянно поцеловала Элисон и нырнула под одеяло. Улыбаясь, Элисон пожелала ей спокойной ночи, тихо потушила свечу, стоявшую рядом с постелью, и на цыпочках вышла из комнаты.

Добравшись до своей спальни, она сразу же улеглась, чувствуя, что богатый событиями день безмерно утомил ее. Однако уснуть ей удалось далеко не сразу. Как это частенько бывало в последние дни, ее мысли неизменно возвращались к лорду Марчфорду. Как ни грустно, но, приходилось признать, что его присутствие оказывало поистине губительное воздействие на ее душевный покой. Элисон не могла понять, почему простое прикосновение руки этого человека, которого она раз и навсегда сочла ординарным образчиком мужской породы, повергает ее в трепет. В аббатстве она постоянно чувствовала его близость, ощущала на себе взгляд его золотисто-карих глаз, неотступно следящих за всеми ее действиями. А сегодня вечером как зачарованная смотрела на его сильные тонкие пальцы, сжимающие карты. На сей раз ей не составило труда совершать в игре ошибку за ошибкой. Когда он коснулся ее талии, провожая в комнату и усаживая в кресло, по всему ее телу вдруг разлилось необыкновенное тепло.

Хуже всего то, что Марч начал нравиться ей сам по себе, как личность. Конечно, он был типичным продуктом своего класса, холодным и надменным лордом, высокомерно сознающим свой ранг и достоинство, связанные с его положением, но как могло быть иначе, если такие представления насаждались в нем с самого детства? И все же видно было, как нежно и искренно любил он свою семью, как предан ей всем сердцем, особенно после случившейся трагедии. В кругу домашних он расслаблялся и отбрасывал прочь суровость и холодность. Когда он поддразнивал Мэг или шутливо безудержно льстил тетушке, его веселье и душевная теплота были неподдельны. А еще он был прекрасно образован, что, однако, не сделало его скучным педантом, и, очевидно, обладал подлинной любовью к знаниям. Ну скажите, ради всего святого, растерянно подумала Элисон, кому бы не понравился такой мужчина?

Да только на самом деле, ответила Элисон с горькой иронией, какая разница, нравится он ей или нет? Все равно он считает ее своим заклятым врагом, и она должна его бояться. Тут же на память Элисон пришли слова, сказанные ей Мэг на Майлсом-стрит. Интересно, а не потому ли Марч так ненавидит Лиссу Рейнард, что его гнетет сознание вины за то, что он тогда оставил семью? Да, собственно, это не так уж и важно. Можно радоваться хотя бы тому, что, видимо, ей удалось убедить его в своей искренней привязанности к леди Эдит, и что в скором времени он вернется обратно в Лондон, к своей драгоценной леди Френсис. И если она будет вести себя очень осторожно, то, вероятно, никогда больше с ним не увидится. Удивительно, но при той мысли Элисон охватило глубокое уныние. И хотя она устроилась на подушках поудобнее, решив выбросить из головы эти мысли, сон пришел к ней лишь несколько часов спустя.


Несмотря на беспокойную ночь, Элисон проснулась очень рано и, спустившись вниз, решила позавтракать в одиночестве. К ее немалому удивлению, граф присоединился к ней раньше, чем она успела допить первую чашку кофе.

— Милорд, — воскликнула она, едва не опрокинув чашку, — когда вы пришли? Я не слышала…

— Одна из служанок полировала медную ручку на двери, так что я вошел без доклада, — коротко объяснил Марч. Он молча кивнул в ответ на предложение слуги принести ветчину и яйцо и протянул свою чашку Элисон, наливавшей кофе из серебряного кофейника, стоявшего рядом с ней на столе.

— Моя сестра еще не встала?

— Слава Богу, пока еще нет, — слегка вздрогнув, ответила Элисон. — Я буду очень удивлена, если она появится раньше, чем через пару часов.

— Пару часов! Но ей же прекрасно известно, что я хочу поговорить с ней!

— Милорд, — нерешительно возразила Элисон, — она ведь легла так поздно… вы сами знаете. Она очень устала и…

— Да, я прекрасно знаю, что она поздно легла и устала, но я хотел бы, чтобы вы немедленно послали за ней. Я не собираюсь впустую тратить целый день.

От его повелительного тона в душе Элисон поднялось глухое раздражение. Сделав над собой усилие, чтобы успокоиться, она умиротворяюще сказала:

— Я понимаю, что вы сейчас сердиты на Мэг, и не без причины, — добавила она, заметив в его глазах нарастающий гнев, — но она действительно раскаивается в своем поведении прошлой ночью.

Граф презрительно фыркнул, и Элисон поспешила продолжить:

— Думаю, что не предам ее доверия, если скажу вам, что это посещение маскарада было вызвано не просто своеволием и упрямством, а несчастным детским увлечением.

Марч высокомерно поднял брови.

— Вы говорите, мисс Фокс, что моя сестра посвятила вас в свои планы, а вы не сообщили ничего мне или леди Эдит?

Элисон выпрямилась на стуле.

— Конечно, нет. Я знала, что она интересуется этим человеком, но считала это обычным школьным увлечением, и мне и не снилось, что дело может зайти так далеко.

— Продолжайте. — В словах графа проглядывал слабый намек на извинение, и Элисон, хотя и сердясь, вкратце рассказала ему о злополучных приключениях Мэг прошлой ночью.

— Она на самом деле сожалеет о том, что натворила, милорд, и мне кажется, она уже достаточно наказана за свою глупость.

Элисон говорила еще что-то, а Марч не отрывал взгляд от ее лица, с трудом пытаясь сосредоточиться на словах девушки, но вместо этого старался поточнее определить цвет ее глаз. Их оттенок изменяется в зависимости от ее настроения, решил он наконец. Вот сейчас в них снова появилась та безбрежная синева Средиземного моря, тот ясный и чистый цвет, который он раньше видел лишь на одеянии Мадонн эпохи Возрождения. Девушка глядела на него прямым и открытым взглядом, и Марч ощущал какую-то странную невесомость, словно скользил с вершины горы в головокружительную аметистовую пустоту.

— Что? — с усилием возвращаясь к действительности, переспросил он. Элисон закончила свой монолог с минуту назад, и теперь сидела, удивленно уставившись на него.

— Я сказала, что думаю, ваша сестра уже достаточно наказана. Вы не согласны?

— О!.. Да, конечно. Это так, но я не… — пробормотал он в смущении. — Я согласен, что она получила хороший урок, но все же не позволю ей думать, будто я готов посмотреть сквозь пальцы на подобные идиотские выходки.

Элисон нахмурилась.

— Разумеется, я не собираюсь советовать вам, как вести себя по отношению к членам вашей семьи, но…

Марч усмехнулся.

— Ну да, точно так же, как вы не собирались заставлять мою тетю совершать регулярные прогулки на свежем воздухе и вовремя питаться, чего, насколько я знаю, она никогда не делала до вашего появления в доме.

Элисон вспыхнула.

— Ох! Что до этого…

— Что до этого, — подхватил Марч, улыбнувшись и накрывая ее руку своей, — то мне кажется, что мне придется принять к сведению ваш совет, хочу я того или нет. Я уже заметил, что вы всегда умеете настоять на своем.

Элисон показалось, что она вот-вот лишится чувств. Она победила! Но почему же теперь, когда ей следовало бы упиваться этой нежданной победой, она чувствует себя самой последней обманщицей? И почему она так явно ощущает огонь в крови, ведь Марч всего лишь слегка поглаживает пальцами ее запястье?

Словно прочитав мысли Элисон, граф поспешно выпустил ее руку, взял вилку и некоторое время сосредоточенно поглощал свой завтрак. Он поднял глаза лишь тогда, когда Элисон откашлялась и заговорила:

— Я, конечно же, думаю, что вам следует поговорить с Мэг, но она уже сама прекрасно понимает всю глупость своего поведения прошлой ночью, так что все, что вы сможете добавить по этому поводу, лишь обидит ее. Мне кажется, будет лучше, если вместо того, чтобы наказывать ее, вы мягко объясните ей, как разочарованы тем, что она предала вас, обманув ваше доверие, и выразите надежду, что больше она так не поступит. Вы знаете, как она любит вас, и сознание, что она причинила вам боль, будет для нее большим наказанием, чем любое другое, которое вы могли бы для нее придумать.

Ошеломленный Марч несколько секунд сидел молча. Стояла такая тишина, что тиканье настенных часов грохотом отдавалось в ушах Элисон.

— Вы чрезвычайно мудры, моя дорогая, — вымолвил наконец Марч, но так тихо, что она еле услышала его. — И вы правы. Обман и предательство — это худшие из преступлений, которое один человек может совершить против другого. И они ранят больнее всех прочих.

Поняв, что сейчас он имеет в виду вовсе не проступок Мэг, Элисон затаила дыхание.

К ее удивлению, Марч резко поднялся и оживленно сказал:

— Очень хорошо, я оставлю вас пока и вернусь через несколько часов. Я поговорю с Мэг, и можете поверить, что я не раню ее юную чувствительную душу.

Он так тепло и ласково улыбнулся, что щеки Элисон залились яркой краской. Запинаясь, она пробормотала какие-то прощальные слова и, едва только он вышел, рухнула в кресло, вся дрожа.

О Боже, да кто она такая, чтобы рассуждать об обмане и предательстве? Да, она завоевала доверие графа, но какой ценой? Ей остается лишь всю жизнь молиться о том, чтобы он никогда не узнал о той роли, которую она невольно сыграла в трагедии его семьи, трагедии, от которой Марч не может опомниться и по сей день. Теперь Элисон вынуждена была признать, какое большое место занял граф Марчфорд в ее жизни, но она слишком хорошо видела разделяющие их барьеры. Она была внучкой графа, то есть ровней ему по праву рождения, но их разделяла бездонная пропасть в социальном положении, не говоря уж о его скорой помолвке. Нет, она была уверена, что он испытывал к ней чувство не более пылкое, нежели обычное дружеское участие. При других обстоятельствах Элисон безмерно дорожила бы его дружбой, словно драгоценным бриллиантом, но теперь была вынуждена отказать себе даже в этом утешении. Он уже вторгся в ее мечты, так нельзя ни в коем случае позволить ему завладеть ее сердцем, иначе ее ждет неминуемая катастрофа!

Вздохнув, Элисон оставила недоеденный остывший завтрак и, взяв маленькую спаниэльку Хани, отправилась на ежедневную прогулку в парк, которая всегда укрепляла ее силы и придавала бодрости. Как всегда, Хани была жизнерадостна и резвилась вовсю. Отчаянным лаем распугав всех окрестных птиц, она отыскала и притащила Элисон палку, предлагая поиграть в свою любимую игру. Часа, проведенного за этим мирным занятием, было вполне достаточно, чтобы вернуть Элисон ее обычную живость. И, переводя Хани через дорогу, девушка ощутила, что ее душевное спокойствие почти восстановлено.

Однако, приблизившись к дому, она с удивлением увидела, как к дверям леди Эдит подъезжает чей-то модный экипаж. Из него выглянула какая-то молодая женщина. Быстро осмотревшись по сторонам, она выпрыгнула на тротуар. Глаза Элисон расширились от изумления, и она поспешила перехватить прибывшую.

— Молли! — крикнула она, задыхаясь. — Молли Калландер! Что ты здесь делаешь?


ГЛАВА 8


— Ох, право, не следовало бы мне сюда приезжать, — тяжело дыша, молвила Молли, в отчаянии тряся темными локонами. Взяв протянутую ей Элисон чашку чаю, она бессильно рухнула в кресло. Взгляд ее черных глаз беспрестанно перескакивал с предмета на предмет, словно она страшилась немедленного возмездия. Элисон взирала на ее волнение, и глаза ее потеплели от нахлынувших воспоминаний.

Она, Молли и Бет были неразлучны в школе. Элисон, самой здравомыслящей из их троицы, не всегда удавалось образумить Молли, чьи черные глаза глядели на мир, как на огромную и полную всяческих забав площадку для игр. Бет, золотоволосая, хорошенькая и нежная, с постоянной улыбкой на розовых губках, была очень уступчива. Она всегда первая поддерживала легкомысленные планы Молли и первая вставала на защиту подружек, когда эти планы неизбежно заканчивались крахом.

Элисон вздохнула. Как ни горько, но в конце концов крахом закончилась ее собственная безумная выходка — крахом и катастрофой для многих ни в чем не повинных людей. Услышав следующую тираду Молли, девушка вздрогнула.

— Вообще-то все думают, будто я еду в Бристоль, где присоединюсь к Калландеру в доме его матери. Знаешь ли, вся семья собирается на крещение первенца его сестры. А я выехала из Лондона еще вчера и переночевала в Мальборо. Мне было просто необходимо заехать сюда, чтобы повидаться с тобой. Я знаю, что нас не должны видеть вместе, но, Элисон, у меня такие ужасные новости!

— Молли, успокойся. Леди Эдит еще в постели, так что мы некоторое время можем побыть одни. Расскажи, что тебя так взволновало. Может быть, все не так уж и страшно!

— Ох, страшнее некуда! Марчфорд в Бате!

— Да, я знаю, — спокойно ответила Элисон. — Он приехал несколько дней назад и большую часть времени проводит здесь, в доме своей тети.

— Но…

— Собственно говоря, Молли, — продолжала Элисон с уверенностью, которой на самом деле отнюдь не испытывала, — мы с графом уже несколько раз встречались, и он вел себя очень дружелюбно.

У Молли вырвался глубокий вздох.

— Ох, дорогая моя, как я рада это слышать! Узнав, что он отправился в Бат, я была уверена, что ему стало все известно! Но, — продолжила она с любопытством, — зачем же он приехал, если не затем, чтобы уничтожить тебя?

— Ну разумеется, — усмехнулась Элисон, — чтобы вырвать свою тетю из когтей пронырливой авантюристки, то есть из моих когтей.

— Что? — Молли чуть не задохнулась. — Но я думала, ты сообщила…

Элисон наскоро рассказала ей историю своего знакомства с лордом Марчфордом, и под конец Молли разразилась мелодичным смехом.

— Ох, Элисон, мне следовало бы знать, что ты не пропадешь. Действительно, «пронырливая авантюристка»! Ты ведь знаешь, маленькая моя Лисичка, ты самая честная и благородная девушка на свете, и я рада, что у графа хватило ума это понять.

Элисон улыбнулась, услышав свое детское прозвище, но тут же покраснела.

— Я бы не назвала себя такой уж честной и благородной. Стоит мне только подумать, как я обманула его…

— Чепуха! — с жаром возразила ей подруга. — Ты вовсе не обманываешь его, а просто скрываешь от него кое-какие сведения, которые, расскажи ты ему их, могли бы привести его к самым что ни на есть ложным выводам.

— Что ты имеешь в виду? Я ведь действительно та самая Лисса Рейнард, в поисках которой он вот уже четыре года прочесывает вдоль и поперек всю Англию.

— Но ты не виновата в той трагедии, в которой он тебя обвиняет. — Молли замолчала, а потом нерешительно продолжила: — Ты… ты никогда не думала просто пойти к лорду Марчфорду и объяснить ему, что на самом деле произошло между тобой и Сюзанной Брент?

— Да, думала, — отрывисто сказала Элисон, — но пришла к выводу, что ничего глупее и придумать нельзя. Спасибо тебе на добром слове, Молли, но, что ни говори, я-то все равно постоянно чувствую, что это я всему виной.

Молли с такой силой поставила свою чашку на маленький столик, что она громко задребезжала.

— Элисон, я в жизни не видела никого с такой пуританской совестью, как у тебя. Ты ведь не обманывала Сюзанну Брент, ты играла честно. И не ты виновата во всех ее чудовищных проигрышах. Я же писала тебе, Элисон, какие ложные слухи она о тебе распустила. Но все, что я могла поделать — это никак не поддерживать ее выдумки, потому что не могла, к сожалению, их опровергать.

— И прекрасно, что не опровергала. А то после этого тебе было бы трудно убедить лорда Марчфорда, что ты обо мне ничего знать не знаешь.

— Или того противного маленького проныру, которого он постоянно ко мне присылал, — добавила Молли и улыбнулась, озорно поблескивая своими черными глазами. — Ох, Элисон, я была поистине великолепна! Эта парочка, граф и его прилипчивый сыщик, были абсолютно уверены, что имеют дело с пустоголовой наседкой, которую обвела вокруг пальца пронырливая мошенница.

— Тебе надо было бы выступать на сцене, — со смехом подхватила Элисон. — Мы с Бет всегда только диву давались, до чего ты талантливая актриса.

Однако при этом имени обе они помрачнели.

— Бедняжка Бетти, — вздохнула Молли. — Я так и знала, что ее замужество за Джеком Кроуфордом окончится трагедией.

— Но она любила его. — Губы Элисон задрожали. — Да и он ее любил — по-своему, но любил. Полагаю, он искренне оплакивал ее смерть.

Молли согласно кивнула.

— Да, это так. Он навестил меня через несколько месяцев после ее смерти, и я просто поразилась, как сильно он изменился. Ужасно похудел и одет был очень небрежно. А ведь, сама помнишь, прежде он одевался, как заправский денди. Надо признать, он и впрямь очень хорош собой. О Господи! — Молли так и подпрыгнула в кресле. — Я, должно быть, последнюю память потеряла! Чуть не забыла, я же собиралась еще кое-что тебе сообщить. Джек Кроуфорд тоже в Бате!

— Что? — Элисон недоверчиво уставилась на подругу. — Здесь? Я его не видела. А что он делает в Бате?

— Понятия не имею. Кстати, совсем не удивительно, что ваши пути не пересеклись: вряд ли он вращается в тех же кругах, что и леди Эдит. Однако на твоем месте я бы постаралась быть начеку. Я, правда, не представляю, как можно установить связь между Лиссой Рейнард и Джеком Кроуфордом, но тебе лучше держаться от него подальше, пока лорд Марчфорд в городе.

— Да, — еле слышно ответила Элисон. Перед ее мысленным взором вновь пронеслись ужасные видения неминуемого возмездия. — Спасибо, Молли, я буду очень-очень осторожна.

Молли допила чай и поднялась.

— Теперь мне пора идти, дорогая. Я оставила служанку ждать в экипаже, и. она, наверное, уже совсем замерзла. Не говоря уж о том, что мне надо успеть в Бристоль к назначенному сроку. Напиши мне, Эдисон, расскажи, как идут дела. — Она сжала подругу в пылких объятиях. — Нечего и говорить, что если у тебя возникнут проблемы и огненный меч выставит тебя за дверь леди Эдит, то я встречу тебя у себя с распростертыми объятиями, нет, даже еще горячее. — Молли лукаво улыбнулась. — В конце концов, у каждой маленькой лисички должна быть безопасная нора.

В ответ Элисон от всего сердца обняла подругу.

— Мне очень повезло с друзьями, Молли, — задумчиво сказала она.

— Вот ведь вздор! — ответила та и, послав Элисон прощальный воздушный поцелуй, поспешила прочь из комнаты. Выйдя из дома, прежде чем залезть в поджидающий экипаж, Молли на секунду остановилась и огляделась по сторонам с таким видом, словно ее на каждом шагу подстерегала опасность.

Поворачивая из-за угла на Ройял-крессент, Марч с праздным интересом посмотрел на молодую даму, беззаботно махавшую на прощание Элисон. Однако в следующую секунду интереса у него поприбавилось: он перехватил опасливый взгляд, украдкой брошенный Молли в его сторону. Заинтригованный, Марч пригляделся повнимательнее и замер на месте как вкопанный, узнав в посетительнице ту самую великосветскую львицу, у которой Лисса Рей-нард останавливалась во время своего достопамятного визита в столицу.

Господи Боже, что виконтесса Калландер делает в Бате? Что она делает на Ройял-крессент и почему она явно в прекрасных отношениях с Элисон Фокс? И отчего крадется из дома тайком, словно вор? У Марча противно заныло под ложечкой, он резко развернулся и зашагал в обратном направлении. Некоторое время он шел, не сознавая, что делает и куда направляется, пока не достиг балюстрады у входа на Пэлтни-бридж. Там он остановился и невидящим взглядом уставился на бегущие внизу воды реки Эвон. Разрозненные части головоломки встали наконец на свои места и сложились в его сознании в одно целое. Странное это было ощущение — как будто у Марча в Голове взорвалась бомба.

Каким же тупицей он был, вяло подумал граф. Точно несмышленый зеленый юнец, позволил одурачить себя паре бездонных голубых глаз. Как он только мог так легко поверить в невиновность Элисон Фокс, когда теперь стало совершенно ясно, что она была именно гарпией, как он и подозревал с самого начала, нет, даже хуже, той самой мошенницей, которую он искал так долго и безуспешно?

Сбило его с толку то, что Элисон совершенно не соответствовала описанию неуловимой Лиссы. Еще бы, она спрятала эти завораживающие голубые глаза за затемненными стеклами очков и скрыла волны шелковистых черных волос под тусклым каштановым париком. Марч громко выругался. А ведь ключ к разгадке был в отчете, полученном им несколько дней назад от Пилчера: «длительный визит к кузине незадолго до смерти отца» — поездка, которая по времени точь-в-точь совпадала с пребыванием Лиссы Рейнард в Лондоне. Фокс… Рейнард… Да, она действительно гнусная лисица, самая порочная и злобная из всех женщин этого сорта. Господи, до чего же ему хотелось немедленно вернуться на Ройял-крессент и придушить эту тварь голыми руками! Марч с такой силой сжал перила, что кулаки побелели.

Нет! Граф сделал глубокий вдох и заставил себя успокоиться. Не стоит пока открыто вступать с ней в схватку — пока. Лучше чуть обождать, зато сильнее отомстить. Надо обдумать все как следует, ведь ее муки должны затмить те страдания, что претерпел по ее вине он. Сколько бы времени на это ни понадобилось, он сумеет придумать ей подходящее наказание. Кроме того, нужно заставить ее признаться, что за коварные намерения удерживали ее на Ройял-крессент.

Как сладка будет месть! Наконец-то он сможет избавиться от той разъедающей душу горечи, что наполняла его со времени гибели Уильяма, Сьюзен и отца. Ярость, до сих пор сжигающая его душу, будет утолена, и он сможет снова начать жить, сбросив с себя эту тяжесть. Марч наслаждался сознанием того, что, уничтожив ее, он вдвойне выполнит свой долг. Да, эта лиса Фокс-Рейнард будет до самого своего смертного часа проклинать день, когда решила ограбить семью Брент.

А пока он будет вести себя с ней как ни в чем не бывало, но зато предвкушая грядущий миг расплаты. Со зловещей улыбкой, от которой попавшийся ему навстречу уличный мальчишка в испуге шарахнулся на другую сторону мостовой, граф бодро повернул обратно, на Ройял-крессент.

Войдя в дом, он обнаружил, что тетя и сестра как раз приступили к завтраку. Элисон не было.

— Да ладно, не суетись, гусенок, — сказал Марч вскочившей при его появлении Мэг. От этого ласкового детского прозвища на лице девушки проступило выражение глубочайшего облегчения. Она распрямила плечи.

— Ты… ты разве не хочешь поговорить со мной, Марч?

Марч озадаченно посмотрел на нее. Поговорить с ней? О Боже, да он же нечисто забыл о событиях прошлой ночи! Не успел Марч ответить, как леди Эдит повернулась к нему и, даже не поздоровавшись, заявила:

— Знаешь, Марч, Мэгги рассказала мне о том, что произошло вчера вечером, и я уже прочла ей все подобающие нотации. Мы сошлись на том, что она совершила ошибку и искренне извиняется за нее.

Марч уже не испытывал ровно никакого интереса к выходке младшей сестры, но почел за лучшее разобраться в этом деле до конца.

— Это правда, Мэг? — спросил он мягко.

Мэг во второй раз за утро залилась слезами.

— О да, Марч, я чувствую себя такой несчастной из-за того, что пошла на этот дурацкий бал-маскарад против твоей воли и против воли тети Эдит и Элисон. Я чуть не попала в беду и никогда-никогда больше не сделаю ничего подобного. — Она посмотрела на брата заплаканными глазами. — Я знаю, что вполне заслуживаю наказания и соглашусь со всем, что ты решишь, — закончила она с душераздирающим всхлипом, словно христианский мученик, терзаемый львом. Несмотря на свои душевные страдания, Марч с трудом подавил улыбку.

— Сядь, моя дорогая. Должен сказать, что я ужасно разочаровался в тебе. — Увидев, как при этих словах исказилось лицо Мэг, Марч с болью в душе признал, что Элисон оказалась права. — Однако мисс Фокс сказала мне, что ты уже и так достаточно жестоко наказана за свою оплошность. Скажи по правде, Мэг, этот урок тебя и в самом деле чему-нибудь научил?

— Правда-правда, Марч, — пролепетала девушка, — я никогда не замечала раньше, что если ты, или тетя, или Элинор, или еще кто-нибудь запрещают мне делать что-нибудь, что мне очень хочется, то я выработала ужасную привычку не обращать внимания и втихомолку поступать по-своему. — Осознав, что фраза эта получилась несколько сумбурной, Мэг поспешно добавила: — Я имею в виду, что у старших ведь куда больше жизненного опыта, чем у меня, и они, вероятно, правы, запрещая мне что-то, и к тому же они желают мне только добра.

— Какие похвальные речи, моя дорогая! Боюсь, что скоро ты велишь раздать все свое имущество бедным и закажешь модистке волосяное рубище. Нет-нет, — продолжал Марч, увидев страдальческий протест на губах Мэг, — я знаю, что ты искренне желаешь исправиться, и ценю это. И поскольку тетя, несомненно, уже достаточно забила тебе голову своими нравоучениями, не буду добавлять еще и собственных.

Марч непринужденно уселся в свободное кресло рядом с Мэг.

— Может быть, ты нальешь мне чашечку кофе, — попросил он жалобно, — или я должен сидеть и умирать с голоду у тебя на глазах?

Мэг сорвалась с места, чтобы выполнить эту просьбу, но сначала порывисто обняла его.

— Ах, Марч! Ты самый лучший брат на свете, и я твердо обещаю, что постараюсь стать лучшей из сестер!

Но в душе Марч ощущал только пустоту. Ах, если бы только все его проблемы можно было решить так же легко! Граф заставил себя отпить кофе, а дамы тем временем вернулись к разговору, прерванному его появлением.

— Я так люблю фейерверк! — воскликнула Мэг, предвкушая праздник в Сидней-гарденс. — Даже не представляю, как высижу концерт, который будет перед ним.

— В основном будут играть пьесы Моцарта, — ответила леди Эдит. — На мой взгляд, после его смерти никто не написал настоящую музыку.

— Вам разве не нравится Гендель, тетушка? — спросил Марч, забавляясь такой резкостью суждений. — Или Бетховен?

— Это мой любимый композитор, — донесся от двери голос, при звуке которого Марч резко выпрямился.

— А, мисс Фокс, — произнес он и, сделав над собой громадное усилие, нацепил на лицо приветливую улыбку. — Мы как раз обсуждаем вечерний концерт.

Войдя в комнату, Элисон тут же бросила на него короткий испытующий взгляд. Что-то было не так. Она инстинктивно "почувствовала это, словно ее пронзил порыв резкого холодного ветра. Однако по лицу графа, улыбающемуся, как всегда, приветливо, она ничего понять не смогла. Но вот глаза… Казалось, под их золотисто-карим взглядом все кругом обращается в лед. Что же случилось, гадала Элисон, и в душе у нее зазвучал голосок дурных предчувствий. Но тут Марч вежливо поднялся и придвинул ей кресло. «Не глупи, — одернула себя девушка, — тебе просто показалось. Что за глупые фантазии!»

Следующие полчаса пролетели в оживленном обсуждении планов на вечер. Наконец Марч поднялся и объявил, что ему пора уходить, так как он договорился встретиться с одним старинным другом отца за первым ланчем в гостинице «Голова Сарацина». Леди Эдит отправилась в свою комнату дочитывать книгу, начатую прошлой ночью, а Мэг и Элисон поспешили в комнату Мэг, чтобы решить, что им надеть вечером.

Весь остаток дня Марч чувствовал себя так, будто в нем уживаются два совершенно разных человека. Один занимался привычными делами, весело шутил и обменивался сплетнями. Но другой пребывал в полном смятении. Марч все время вспоминал тот разговор с Элисон. Будь проклята эта женщина с ее речами о правде и доверии! Что она там говорила? Нечто вроде того, что обман и предательство — одни из наихудших преступлений, которые один человек может совершить против другого, и наиболее ранящие.

Краешком сознания, самым дальним уголком, исследовать глубины которого ему совершенно не хотелось, Марч сознавал, что ключевое слово здесь было «ранить». Он уже начал доверять Элисон Фокс. Хуже того, она ему нравилась. Что довольно-таки странно, растерянно подумал он. В его жизни было не так уж много людей, которые ему нравились по-настоящему, включая, нашептывал ему тихий голос, и женщину, которую он собирается назвать своей женой. Разумеется, он уважал Френсис и восхищался ею, но был вынужден признать, что не испытывает к ней настоящей симпатии — не больше, скажем, чем к мистеру Братчету, школьному учителю, с безжалостной суровостью вбивавшему в него некогда греческий и латынь.

Марч раздраженно одернул себя. Все это к делу не относится. Его помолвка с Френсис — дело сугубо практическое, а нравится ему невеста или не нравится, не имеет ни малейшего отношения к тому, что он чувствует к Элисон Фокс. А чувствовал он странную смесь ненависти, унижения и ощущения, будто его предали.

Камердинеру его светлости, вызванному прислуживать при вечернем туалете графа, хватило одного лишь взгляда на своего молодого господина, чтобы подавать рубашку, шейный платок и жилет сколь возможно быстрее и бесшумнее. А когда хозяин наконец оделся и покинул свои апартаменты в «Йорк-Хаус», лакей с облегченным вздохом рухнул в ближайшее кресло.

Марч сам не знал, как удалось ему пережить этот обед. Никто, он был уверен, даже те, кто считал, будто он хорошо знает его, не смог бы догадаться о ярости, клокотавшей в его груди, но скрывавшейся за бесстрастным вежливым выражением лица. Лишь на самом концерте граф позволил себе слегка расслабиться, так как в темноте не было нужды носить маску, скрывающую его чувства. В этот вечер Моцарт не смог успокоить его, но музыка помогала думать, и к тому времени, когда публика бурно аплодировала последнему отрывку, в голове Марча уже начал складываться план, как вернее уничтожить прекрасную мисс Фокс.


К немалому своему огорчению, Элисон вынуждена была признать, что даже музыка Моцарта сегодня над ней не властна. А она с таким нетерпением предвкушала сегодняшний концерт, тем более что оркестр в тот вечер был составлен из членов недавно открытой Лондонской филармонии. Но, несмотря на их очевидное мастерство, давшее знать о себе буквально с первых же сыгранных ими нот, девушка так и не смогла полностью раствориться в музыке, как обычно. Она бросила взгляд на Марча, сидящего по другую сторону леди Эдит и Мэг, но, несмотря на то, что над ним горела тусклая лампа, все равно не смогла различить выражение его лица. Элисон зябко съежилась на стуле.

Она в сотый раз принялась гадать, что же случилось с ним сегодня? Или же эта неуловимая перемена всего лишь плод ее воображения? За обедом он весело смеялся, болтал и поддразнивал ее, но почти не прикоснулся к еде. Он говорил ей комплименты по поводу платья, но его губы изгибались в какой-то странной улыбке, а глаза сверкали, точно хрусталики льда. Пожав плечами, девушка заставила себя разжать пальцы, нервно теребившие складки платья. Настроение лорда Марчфорда, будь оно наилучшим или же наихудшим, ровным счетом ничего для нее не значит. Он скоро уедет, и ее жизнь снова войдет в свою колею. Когда племянник ее светлости вернется в Лондон к своей нареченной, компаньонка его тетушки вновь обретет утешение в мирном и спокойном существовании. Элисон будет по-прежнему радоваться прогулкам к минеральному источнику и посещениям публичной библиотеки. Несколько месяцев в году с ними будет проводить Мэг, и к тому же у нее остаются еще ее давние заветные планы об устройстве школы для девочек.

Элисон еще глубже вжалась в кресло. Всего две недели назад эта программа казалась ей такой привлекательной. Так отчего же сейчас она вдруг так ей опостылела? Но на этот вопрос Элисон предпочла не отвечать. Она так погрузилась в свои мысли, что даже вздрогнула, внезапно осознав, что оркестр прекратил играть и вокруг раздаются аплодисменты. Лорд Марчфорд поднялся и заявил о своем желании принести дамам прохладительные напитки, дабы было чем скрасить ожидание начала фейерверка. Элисон в который раз невольно залюбовалась изяществом и силой его движений.

Она праздно обвела взглядом полуопустевшие ряды и вдруг словно окаменела. Совсем рядом с ней, по другую сторону небольшого амфитеатра, в обществе двух мужчин и женщины сидел… Неужели это?.. Тут заинтересовавший ее джентльмен повернул голову к одному из своих собеседников. Да! О Боже, да! Джек Кроуфорд! Элисон была совершенно уверена, что он еще не успел заметить ее, и в панике вскочила. Не обращая внимания на удивленное восклицание Мэг, она повернулась и поспешила прочь, на темную боковую аллею, которая вела от основной дороги. Запыхавшись, Элисон с облегчением вступила под сень ветвей, но буквально в ту же секунду столкнулась с какой-то высокой мускулистой фигурой.

К несчастью, эта фигура была обременена четырьмя стаканами пунша, и при столкновении они выпали и разбились о камни.

— О! — выдохнула Элисон. — Я так… Ой! Это вы! Я не видела… просто…

— Сдается мне, мисс Фокс, — невозмутимо проговорил лорд Марч, — что вы так и не избавились от своей несчастной привычки сломя голову нестись по опасной дорожке.

С этими словами он выудил из жилетного кармана носовой платок и принялся аккуратно вытирать забрызганные пуншем лацканы пиджака.

— О, какой ужас! — расстроилась Элисон. — Надеюсь, ваш костюм не слишком пострадал?

В свою очередь вытащив из ридикюля собственный платок, она стала вытирать им ближайшее к ней пятно.

— А как ваше платье?

— Мое? А, со мной все в порядке, — отозвалась Элисон, поспешно взглянув на корсаж. — Но, боюсь, вы совсем промокли. — И она продолжила свои старания.

— А куда это вы так спешили во мраке ночи? — спросил Марч легкомысленным тоном, но девушке послышалась в его вопросе нотка осуждения. Господи Боже, он что, думает, будто она торопилась на свидание? Как бы ей хотелось объяснить ему, что на самом деле все совсем наоборот!

— Я сама не заметила, как побежала, — с достоинством ответила Элисон. — Мне просто хотелось размять ноги после концерта.

На миг воцарилась звенящая тишина. Внезапно до Элисон дошло, что в своих попытках отчистить пиджак она оказалась пугающе близко к щеке графа. Девушка испуганно вскинула голову, и глаза их встретились. Вздрогнув, Элисон попыталась отступить на шаг, но Марч осторожно положил руки ей на плечи и притянул к себе. Она ощутила тепло его тела, прикосновение его волос к своей щеке и с удивлением обнаружила, что не может сдержать участившееся дыхание. Надо вырваться и уйти! Немедленно! Но, оглушенная его близостью, Элисон стояла не шевелясь, отчаянно желая, чтобы он обнял ее еще крепче. И когда он и в самом деле еще крепче обнял ее, для нее не было ничего более естественного, как поднять лицо навстречу его губам.

Сначала его поцелуй был нежен и нетребователен. Марч обнял ее всю, целиком, и прижимал к себе, пока девушка невольно не подалась к нему еще теснее. Его губы немедленно отозвались на этот порыв, стали горячее и настойчивее, а Элисон, сама не понимая что делает, подняла руки, чтобы погладить его мягкие шелковистые волосы на затылке. Она ощущала, что открывается навстречу ему, как цветок расцветает под жаркими лучами летнего солнца. С губ ее сорвался негромкий стон. Ей казалось, будто из ладоней Марча, гладящих ее спину, струится и растекается по всему ее телу сладостное тепло. Ей хотелось слиться с ним, полностью раствориться в этом тепле.

Раздавшийся совсем рядом взрыв женского смеха вернул Элисон к действительности, и со сдавленным испуганным криком она тут же отпрянула от Марча. Он не делал ни малейшей попытки удержать ее. Несколько секунд Элисон ошеломленно глядела на него, тщетно пытаясь разобрать в темноте выражение его лица.

— Мне не следовало бы так поступать, — резко сказал граф.

— Да, не следовало, — пролепетала Элисон.

— Впрочем, не могу сказать, будто сожалею об этом.

— Да, — эхом отозвалась Элисон, не в силах собраться с мыслями.

— Пожалуй, нам лучше вернуться к остальным, — прошептал Марч, и, взяв ее под руку, направился к толпе, сгрудившейся возле амфитеатра. Скоро они добрались до ряда, где ждали их Маг и леди Эдит.

— Хорошо, что вы оба вернулись, — обрадовалась леди Эдит, — а то я уже начала бояться, что вы пропустите фейерверк.


ГЛАВА 9


— Ох, Марч, спасибо огромное! — радостно благодарила Мэг, вприпрыжку поспевая за братом, когда они вышли из кондитерской миссис Вивер на Брок-стрит. Рот девушки был набит сладостями, так что слова были не очень разборчивы. — Я знаю, ты, должно быть, думаешь, что я веду себя по-детски, но я и правда просто без ума от пирожных миссис Вивер.

— Охотно верю, и не только ты одна, — заметил Марч, показывая на двух элегантных юных леди, идущих перед ними. В руках у каждой из них было по большому пакету, источавшему сладкий аромат. — И куда мы теперь?

— Я думаю, — добродетельно предложила Мэг, — что сначала нам надо выполнить свои обязательства — зайти в книжный магазин за новыми книгами и писчей бумагой, как просила тетя. А уж потом можно как-нибудь развлечься. Например, прогуляться вдоль реки, а после прогулки зайти выпить чаю в новую маленькую чайную поблизости от Парад-гарденс.

— А ты, несомненно, к тому времени снова будешь испытывать муки голода. Смотри, Мэг, я ничуть не удивлюсь, если к двадцати годам ты станешь круглой, как пончик.

— Марч, какие гадости ты говоришь! — возмутилась Мэг, с нескрываемым удовольствием рассматривая в зеркальной витрине свою стройную фигурку. — Тетя всегда говорит, что женщинам семьи Брент вовсе незачем стараться сохранить фигуру. И к тому же, — добавила она ехидно, — я же не объедаюсь, как Дженнифер Вайлмонт. Уж если говорить о пончиках…

— Ладно, не сердись, котенок. А кстати, вот и книжный магазин. Иди возьми свои книжки, а я займусь писчей бумагой.

Бросив на брата озорной взгляд, Мэг поспешила к прилавку, за которым стоял юный клерк, готовый услужить покупателям. Марч прошел в другой конец магазина и отдал второму клерку распоряжения относительно писчей бумаги для леди Эдит и в ожидании принялся бесцельно расхаживать вдоль полок с новыми книгами. Последнее издание «Хроник Бата» не привлекло его внимания, равно как и объявление о конном аукционе, который должен был состояться через три дня в Лансдауне. Перед мысленным взором графа неотступно стояло видение пары волшебных голубых глаз, а мысли его были всецело заняты событиями вчерашнего вечера.

Когда благоприятный случай (если только можно так назвать инцидент с пуншем) привел мисс Фокс буквально в его объятия, первой мыслью Марча было, что боги к нему воистину благосклонны. Второй — страстное желание стиснуть руки на этом нежном тонком горле и сжимать, пока Элисон не испустит дух. Марч с легкостью мог бы это сделать, когда девушка шагнула к нему ближе, и он с трудом удержался от порыва сломать ее, как тростинку, и смять ее губы безжалостным жестоким поцелуем. Его так и подмывало грубо овладеть ею прямо здесь, невдалеке от толпы народа. Но в последний момент он ощутил вдруг странное нежелание причинять ей боль и, собрав всю свою волю в кулак, Марч вместо этого коснулся ее губ робким и нежным поцелуем. Однако при первом же соприкосновении с ее устами он едва не потерял голову. Боже, неужели под таким прелестным обличием может скрываться зло и коварство?! Губы девушки были мягкими и теплыми, а тело приникло к нему с невинной покорностью, так что он чувствовал все его соблазнительные изгибы. Если бы он не знал, с кем имеет дело, то мог бы решить, что ее пылкий ответный поцелуй абсолютно искренен.

Граф улыбнулся. О да, мисс Фокс ответила на поцелуй, да еще как — с удивительным и совершенно неподдельным пылом! Ее открытая и вместе с тем смиренная покорность вызвала у него прилив желания — столь же жгучего, сколь и неуместного. Если бы не внезапно раздавшийся смех, один Бог знает, что могло бы случиться.

В дальнейшем надо лучше контролировать свои эмоции, подумал Марч. Его план уже начал осуществляться, и если все пойдет гладко, то уже через неделю-другую мисс Фокс окажется у него в руках. И тогда осуществятся все его замыслы. Тогда…

— Что? — Марч недоумевающе посмотрел на Мэг, которая подошла к нему, держа в руках две книги.

— Я сказала, мистер Садовая Голова, что этот любезный джентльмен, — она кивнула на стоящего за ее спиной пунцового от смущения юного клерка, — утверждает, что «Гордость и предубеждение» уже привезли. Это новый роман той самой леди, которая написала «Разум и чувство», а Элисон уже давно ждала его. Может, возьмем эту книжку для нее?

— Разумеется, — небрежно согласился Марч и, выйдя на улицу, словно невзначай поинтересовался: — Значит, мисс Фокс поклонница романов?

— Ну да, — глубокомысленно подтвердила Мэг. — Знаешь, она очень любит читать, и, кажется, романы ей нравятся — только не те, что печатает «Минерва-пресс».

При этих словах Мэг слегка покраснела, так как для собственного чтения выбрала два новомодных готических романа, от которых, по отзывам ее друзей, она будет в трансе с первой до последней страницы.

— И что же она предпочитает? — спросил граф. Всегда полезно, сказал он себе, знать про своего врага как можно больше.

— Ой, даже не знаю. Вообще-то она любит поэзию. Кольриджа, я думаю, и еще какого-то Блейка. А когда тетя Эдит подарила ей на Рождество собрание сочинений Марии Эдворт, она была вне себя от радости. Кажется, я как-то раз видела ее даже с томиком миссис Мор, хотя я лично, хоть убей, не пойму, что она находит интересного в этом потоке нравоучений. А еще она зачитывалась какой-то Мэри Уол-как-там-ее-зовут.

— Мэри Уолстенкрафт? — Марч удивленно поднял брови. — Ну и ну! — Неужели же она была сторонницей этой ярой поборницы прав женщины? Очень странно, особенно в сочетании с любовью к набожной Ханне Мор.

— Одно можно сказать: она — женщина с эклектическими вкусами, — пробормотал Марч, теряя интерес к теме. Но вышло так, что во время его прогулки с младшей сестрой имя мисс Фокс еще раз всплыло в их разговоре.

— Ой, как здорово! — вздохнула Мэг, когда позднее они сидели в чайной в Парад-гарденс. Девушка уже почти прикончила тарелку пирожных с кремом и маленькими глоточками прихлебывала чай, с удовольствием разглядывая гуляющих по парку людей. — Жаль, что Элисон не пошла с нами.

— М-м, — уклончиво пробормотал Марч. — Кажется, тетя Эдит поверила, что мисс Фокс неважно себя чувствовала сегодня утром?

— Да просто мигрень. Тетя Эдит считает, что Элисон вчера просто переволновалась и переутомилась. Боже, надеюсь, моя-то жизнь не будет настолько монотонной, чтобы вечер с музыкой и огненным фейерверком уложил меня в постель.

— Думается мне, — пробормотал Марч, обращаясь скорее к самому себе, — все зависит от сущности этого фейерверка.

И в самом деле, хотя Марч и не знал этого, но после вчерашнего вечера Элисон не могла уснуть до самого рассвета, а после нескольких часов тяжелого забытья проснулась с ощущением, будто в ее голове разгулялась упряжка ломовых лошадей.

Нельзя сказать, что вчерашний поцелуй был первым в ее жизни. Еще в Райдстоуве за ней ухаживали несколько помещичьих сынков. Их почтительное и робкое внимание проявлялось главным образом в целомудренных приветственных поцелуях в щеку или в губы, очень редко переходивших с их стороны в более горячие объятия. Одни из юношей нравились Элисон больше, другие меньше, но она никогда не позволяла никому из них выходить за рамки приличий и не желала более пламенных встреч. Поэтому предыдущий опыт абсолютно не подготовил ее к тем поразительным ощущениям, которые вызвал в ней поцелуй лорда Марчфорда. А ведь она знала, что он собирается сделать, как только посмотрела ему в глаза, хотя при скудном свете фонарей могла различить в них лишь слабые золотые искорки. Надо было сразу же уйти! Пускай бы сам вытирал свой пиджак. Надо было… Но разве она последовала голосу разума? Нет, она упала в его объятия, словно самая настоящая легкодоступная девица. Растаяла от первого же прикосновения его губ. Руки Марча, поглаживающие ее спину, наполняли ее блаженством, и если бы он начал прямо там раздевать ее, то, вероятно, она сама бы помогла ему.

Господи Боже, что же ей теперь делать? Как она сможет посмотреть Марчу в глаза? Вчера, когда взрыв смеха, раздавшийся у них над ухом, заставил их разомкнуть объятия, она даже не посмела ему ничего сказать. Он зашагал обратно к амфитеатру, а она безвольно побрела за ним вслед, утратив способность не только говорить, но даже ясно думать. Лишь опустившись на свое прежнее место, она вспомнила причину своего панического бегства, но, покосившись в сторону, где сидел Джек Кроуфорд, обнаружила, что, к счастью, и он, и его спутники уже ушли.

«Да уж, — уныло подумала Элисон, — фейерверк действительно был кульминацией этого вечера».

Когда Элисон наконец поднялась с постели, в доме царила непривычная тишина, и она с облегчением вспомнила, что Марч собирался сводить сестру позавтракать где-нибудь в городе. Утро Элисон провела тихо и мирно, помогая леди Эдит писать приглашения на званый обед, который та собиралась устроить на следующей неделе. Пообедав на скорую руку, обе дамы отправились на ежедневную прогулку к минеральному источнику.

В первый раз за все время своего пребывания в Бате Элисон чувствовала странное беспокойство. Следуя за леди Эдит, она не могла даже поддерживать обычный разговор о последних скандалах и светских сплетнях. И когда почтенная леди наконец-то удобно устроилась в кресле в кругу своих подруг, Элисон отошла в другой конец павильона к маленькому фонтану. Протянув служителю несколько пенни, она получила стакан знаменитой минеральной воды и отошла к окну. Рассеянно прихлебывая воду, Элисон попыталась развлечь себя созерцанием облаченных в купальные костюмы полных леди и желчных джентльменов. Она так предалась этому занятию, что, когда сзади вдруг раздался голос, она от неожиданности так подскочила, что выплеснула большую часть целебной влаги на пол.

— Элисон! Элисон Фокс, неужели это ты?!

С огромным трудом подавив стремление трусливо удрать из павильона, Элисон неохотно повернулась к говорящему.

— Привет, Джек, — сказала она спокойно. — Что привело тебя в Бат?

«А он, однако, вовсе не так уж неузнаваемо изменился за эти три года, прошедшие после смерти Бет», — подумала Элисон. По словам Молли, сперва он ужасно похудел и погрустнел, но сейчас явно успел набрать прежний вес, а лицо у него всегда было худощавым. Как и прежде, Джек был одет по последней моде, а его блестящие черные кудри небрежно зачесаны назад. На нем был кричащий жилет из турецкого шелка, но темно-синий пиджак являл собой образец элегантности, а светло-коричневые панталоны подчеркивали линии стройных ног.

Молодой человек прижал обе руки Элисон к губам, и черные глаза его дерзко заблестели.

— То есть как это что я здесь делаю? Пью знаменитую воду. — Он обаятельно улыбнулся. — Если честно, я просто приехал в гости к одному приятелю, но нельзя же оказаться в Бате и не посетить минеральный источник. А ты теперь живешь здесь, Элисон?

Девушка подавила острый приступ необъяснимой паники.

— Да. Я теперь компаньонка леди Эдит Брент. — Она кивнула на почтенную даму, сидящую неподалеку в кружке приятельниц.

Черные глаза Джека задумчиво рассматривали Элисон.

— Я-то думал, что ты вышла замуж за какого-нибудь престарелого сквайра, и целый выводок чумазых детишек цепляется за твою юбку. Конечно, ты заслуживаешь большего, чем день-деньской носиться, выполняя прихоти богатой старой гусыни.

— Мне вовсе не хочется обсуждать с тобой леди Эдит, Джек! — резко оборвала его Элисон. — Скажу только, что она мне не только работодатель, но и друг.

Джек тихо присвистнул, и в его выразительных глазах появился какой-то странный огонек.

— Нет никакой нужды ставить меня на место, дорогая. Очень рад, что ты твердо стоишь на ногах. Давно гадал, что сталось с тобой после…

— Правда, Джек? Я, конечно, польщена, что являлась предметом твоих забот. А теперь, если позволишь… — Она повернулась, чтобы с достоинством удалиться, но Джек опустил тонкую руку ей на локоть.

— Извини, Элисон, я вовсе не хотел обидеть тебя. Я часто и тепло вспоминал о тебе в последние годы, особенно после смерти Бет. — По лицу Джека пробежала тень, а голос дрогнул. — Я знаю, что был для нее не самым хорошим мужем, Элисон. Только ты и Молли скрашивали ее жизнь.

Слова Джека звучали искренне, и на мгновение Элисон почувствовала к нему острую жалость, но быстро подавила это чувство. Возможно, Джек и горевал по Бет, но сейчас он явно полностью оправился от ее смерти.

— Да, Бет была хорошим другом, — тихо сказала Элисон, — и мне ее очень не хватает. — Потом, освободившись от цепкой хватки Джека, она вновь повернулась и направилась к леди Эдит, пробормотав напоследок: — Извини, но мне действительно пора идти.

Только когда леди Эдит прервала разговор и бросила вопросительный взгляд за плечо Элисон, девушка обнаружила, что Джек увязался за ней.

Обернувшись, Элисон перехватила приветливую улыбку Джека, предназначавшуюся леди Эдит. Та милостиво улыбнулась в ответ и вопросительно посмотрела на Элисон.

Элисон ничего не оставалось делать, как представить их друг другу.

— Джон Кроуфорд? — переспросила леди Эдит, словно пробуя это имя на вкус. — Звучит. Мы не встречались раньше?

Джек разразился мальчишеским смехом.

— Нет, миледи, боюсь, что нет. Я наверняка бы запомнил. — Глаза его искрились юношеским восхищением, и леди Эдит снисходительно улыбнулась.

— Мы с Элисон, — продолжал Джек, — старые друзья, и я безмерно рад возобновить наше знакомство. Если у меня достанет смелости зайти к ней в ваш дом, вы меня не прогоните, я надеюсь?

Леди Эдит бросила быстрый взгляд на Элисон и, увидев ее сжатые губы, ответила:

— Мы обе будем рады, хотя очень часто нас не бывает дома.

Джек еще раз выразил подобающую случаю радость, и, откланявшись, удалился. Чуть позже, когда Элисон и леди Эдит вернулись домой и отдыхали после дневной прогулки, пожилая дама заговорила о новом знакомом.

— Так как зовут этого молодого человека? — раздраженно осведомилась она, перестав гладить Хани. Чтобы вновь привлечь к себе внимание хозяйки, собачка тут же прыгнула к ней на колени.

— Джон Кроуфорд, но обычно его называют Джек. И, — тут Элисон глубоко вздохнула, — его имя не зря кажется вам знакомым, потому что он был мужем моей подруги Бет.

Элисон вдруг села, и леди Эдит подошла к ней.

— Ох, моя дорогая, должно быть, тебе ужасно неприятно, что этот мошенник явился сюда. Этот бессовестный негодяй имел еще наглость просить разрешения навещать тебя! Ну ладно, пусть он только покажется здесь, уж я-то знаю, как с ним обойтись.

Леди Эдит бросила воинственный взгляд на переднюю дверь, словно ожидая обнаружить там Джека Кроуфорда, сжимающего меч и бьющего в барабан, приготовившегося к нападению.

— Не знаю, — медленно отозвалась Элисон. — Если я откажусь видеться с ним, это наверняка покажется ему подозрительным. Лучше уж я встречусь с ним наедине, когда он придет, и дам ясно понять, что не желаю возобновлять наше знакомство.

Леди Эдит с сомнением пожала плечами, но возражать не стала. Итак, когда на следующий день мистер Кроуфорд явился на Ройял-крессент чуть раньше обычного для визитов времени, он застал Элисон, спокойно поджидающую его в гостиной.

Она предложила ему шерри и бисквиты. Первое он принял охотно, от вторых отказался.

— А теперь, — весело сказал Джек, — расскажи мне обо всем, что произошло с тобой с тех пор, как ты уехала из Райстоува.

— Ты имеешь в виду, с тех пор, как я уехала во второй раз? — спокойно спросила Элисон. Бледные щеки Джека залил густой румянец. Молодой человек сделал круг по гостиной, а потом уселся в кресло рядом с Элисон.

— Элисон, моя дорогая девочка, я вижу, что ты до сих пор питаешь ко мне неприязнь из-за того злополучного эпизода, и я не могу винить тебя за это. Скажу, что я искренне сожалею о случившемся и о печальных результатах твоей попытки помочь Бет и мне.

— Я делала это исключительно ради Бетти! — отрезала Элисон.

— Разумеется, — покладисто согласился Джек, — но разве ради Бет нам не стоит возобновить нашу дружбу?

— Я бы сказала, что «дружба» — не самое подходящее слово для наших прежних отношений. Но, как ни назови, а я не хочу продолжать эти отношения. Ты не представляешь, какой катастрофой для меня и трагедией для других обернулась эта моя злосчастная поездка в Лондон.

— А, ты имеешь в виду семью лорда Марчфорда.

Глаза Элисон расширились. Она никогда не рассказывала Бет о бедственных последствиях своей вылазки в опасный лондонский мир высоких ставок и большой игры.

— Откуда ты знаешь?

— Вскоре после смерти Бет я навещал в Лондоне Молли, и она мне все рассказала. Я искренне сожалею о случившемся, — повторил Джек.

— Может быть. Тогда ты без труда сумеешь понять, отчего я больше не хочу тебя видеть. — Элисон начала бить дрожь, и она крепко сжала руки, чтобы они не выдали ее смятения.

Джек поднялся с маленького позолоченного кресла и неторопливо подошел к ней.

— Как знаешь, Элисон. Вот уж чего я совсем не хочу, так это бередить твои старые раны. Однако я надеюсь, что мы еще встретимся, пока я в Бате, а уж тогда и попытаюсь переубедить тебя на мой счет. — На его лице вспыхнула и тотчас погасла печальная улыбка. — Знаешь, я не такой уж дурной человек, и мне… мне сейчас очень нужны друзья.

Элисон ощутила очередной прилив жалости к Джеку, но, ничего не ответив, резко поднялась и направилась к двери, склонив голову, имитируя величественный жест, который она часто подмечала у леди Эдит. Как она и надеялась, Джек учтиво поклонился и вышел из гостиной. Он уже пересек холл и как раз собирался открыть входную дверь, когда та неожиданно распахнулась, пропуская в дом Марча и Мэг, которые снова ушли вместе — на этот раз посмотреть скакуна, которого собирался приобрести граф.

К ужасу Элисон, Джек, несомненно, сразу же узнал Марча и удивленно оглянулся на нее. Мэг сразу же обратила внимание на привлекательного молодого человека и робко улыбнулась ему. Элисон сквозь зубы представила Джека графу Марчфорду и его сестре, которая тут же пригласила гостя в дом, чтобы выпить чашечку чаю. Марч радушно подтвердил приглашение, но бросил на Элисон подозрительный взгляд. Джек с улыбкой провозгласил себя старым другом мисс Фокс. Старым другом, гадал Марч, или старым любовником? При этой мысли он почувствовал внезапное отвращение. Его зоркий взгляд успел уже подметить, как напряжена хрупкая фигурка Элисон. Марч гадал, сама ли она пригласила сюда Джека Кроуфорда, а если да, то зачем?

Элисон направилась обратно в гостиную. Из холла доносилось оживленное щебетание Мэг. «Боже, да это сущая катастрофа! — угрюмо подумал Марч. — Этот Джек Кроуфорд, безусловно, первостатейный негодяй — из тех, к кому женщины так и льнут. Необходимо поскорее удалить его с глаз впечатлительной девицы».

— Вообще-то я живу в Лондоне, — беззаботно рассказывал Джек, — но у меня есть друзья в Бате.

— О! — воскликнула Мэг, проворно усаживаясь в кресло рядом с нежданным гостем. — А кто они? Может быть, мы их знаем?

Джек явно заколебался, а потом все же ответил:

— Вряд ли, леди Маргарет. Жиль, то есть я имею в виду капитан Жиль Моргантон и его жена редко принимают участие в светских развлечениях Бата. Недавно они разорились и теперь живут тихой скромной жизнью в меблированных комнатах.

Марч мысленно взял это имя на заметку. Ему казалось, что по приезде в Бат он уже что-то слышал о Жиле Моргантоне, но никак не мог припомнить, что именно.

— А как вам посчастливилось узнать Элисон? — поинтересовалась Мэг.

Джек снова заколебался, и Марч заметил, как молодой человек покосился на Элисон.

— Элисон была лучшей подругой моей жены, скончавшейся несколько лет назад.

Мэг тут же выразила свое соболезнование, но от Марча, обернувшегося, чтобы взглянуть на реакцию Элисон, не укрылось, что она была напряжена, как туго натянутая струна. Ее глаза были широко распахнуты и полны ужаса. Ба, да эта девушка панически боится Джека Кроуфорда! Марч подавил свое первое побуждение подойти к Элисон и сесть между ней и предметом ее страха. «Господи Боже, это было бы совсем уж смешно, глупо», — отругал он себя. Какого дьявола ему ее защищать?

Единственное, что смогла сделать Элисон, — это не убежать стремглав из комнаты. Ей казалось, что сбываются ее ночные кошмары, и она мучительно жалела, что леди Эдит сейчас находится у себя наверху, когда она так нуждается в дружеской поддержке. Пристальный взгляд Марча вселял в нее безнадежную уверенность, что граф чувствует тайную и мрачную связь между ней и Джеком Кроуфордом. Через несколько мучительных минут Джек наконец-то встал и вежливо заявил, что ему пора откланяться.

— Моя хозяйка, — смеясь, сказал он, — заявила мне, что если я еще хоть раз опоздаю к обеду, то буду ложиться спать голодным.

— О, мистер Кроуфорд, — воскликнула Мэг, — когда мы увидим вас снова? Должно быть, вам с Элисон есть о чем поговорить, а сегодня вам было трудно и словом перемолвиться. — Она победно обернулась к Элисон. — Ура, придумала! Мы должны пригласить мистера Кроуфорда отобедать завтра с нами. Тетушка только что жаловалась, что на завтра у нас не назначено никаких встреч, следовательно, нам предстоит ужасно тоскливый вечер.

Джек снова вопросительно взглянул на Элисон. Та открыла было рот, чтобы вежливо отказаться, но тут, к ее ужасу, вмешался граф.

— Разумеется, сэр, присоединяйтесь к нам. — Голос его был мягок, но Элисон могла бы поклясться, что расслышала в нем угрожающую нотку.

— Ну как тут откажешься! — весело воскликнул Джек. — Надеюсь увидеть вас завтра, и передайте мои наилучшие пожелания леди Эдит. — Изящно раскланявшись, он вышел из дома.

Элисон прислонилась к закрытой двери, чувствуя, как последние силы оставляют ее. Подняв голову, она перехватила сардонический взгляд графа и мысленно прокляла румянец, предательски заливающий ее щеки.

— А теперь, мисс Фокс, — мягко промурлыкал Марч, увлекая ее обратно в гостиную, — расскажите-ка нам о вашем приятеле. Он кажется таким занятным малым.


ГЛАВА 10


— Элисон, — спустя несколько дней сказала леди Эдит, неторопливо прогуливаясь со своей компаньонкой по Ройял-крессент, — не обижайся, дорогая, но ты так выглядишь — краше в гроб кладут. Ты не больна? Ты не выспалась? Это из-за Джека Кроуфорда? Он вконец извел тебя?

Элисон слабо улыбнулась почтенной даме.

— Благодарю вас за заботу, миледи. Нет, я не больна, нет, я выспалась. И еще раз нет, Джек не сделал ничего предосудительного. Но одно сознание того, что он постоянно общается с лордом Марчфордом, не дает мне вздохнуть спокойно, наполняя дурными предчувствиями.

Леди Эдит сердито вздохнула:

— Ты понимаешь, что сама себя запугиваешь? Шарахаешься от каждой тени! Какая же ты глупышка, Элисон. За прошлую неделю Марч успел хорошо узнать тебя и теперь видит тебя такой, какая ты есть — честной, милой и доброй девушкой. Он уже перестал день-деньской твердить мне, что ты авантюристка, и, похоже, теперь сам доволен, что ты приглядываешь за мной. И если ты расскажешь ему всю правду о том, что произошло со Сьюзен, он не станет держать на тебя зла: так уж сложились обстоятельства.

Элисон медленно ответила:

— Если бы эти сложившиеся обстоятельства не повлекли за собой смерть двух — а, возможно, трех — членов его семьи, я бы согласилась с вами. Познакомившись с лордом Марчфордом, я поняла, что он чрезвычайно благоразумный человек во всем — за исключением одного. Вы слышали его клятвы отомстить. Как только он узнает, что я именно та женщина, которую он разыскивает, его хорошее мнение обо мне тут же развеется, как дым, как благие намерения горького пьяницы, и он возненавидит меня.

Они как раз подошли к дому леди Эдит, и почтенная дама задержалась на ступеньках, чтобы взглянуть в лицо Элисон.

— И что же, ты думаешь, он сделает с тобой, детка? Сожжет на костре? Пригвоздит к позорному столбу?

Элисон закрыла глаза, и перед ее мысленным взором тут же предстали золотисто-карие глаза Марча, искрящиеся весельем и симпатией. И тут же это видение сменилось другим. Те же глаза льва, но полны презрения и ненависти. От этого видения у Элисон мурашки побежали по коже, и она поняла, что одна только эта ненависть будет сущим наказанием для нее, наказанием, которое она не сможет вынести. Но она не могла сказать об этом вслух. Элисон открыла глаза и невидящим взглядом уставилась в пространство.

— Не знаю, миледи, но ваш племянник… Я чувствую, что он может быть безжалостным… с теми, кого считает своими врагами.

Леди Эдит снова вздохнула.

— Да, ты права. Конечно, я никогда не рассматривала его с этой стороны, но я слышала, что он опасен, когда речь идет о несправедливости и зле. Но я все же думаю, что ты делаешь ошибку, не открывая ему всю правду. Он должен понять, что Сюзанна сама виновата в своей гибели, хотя, по-моему, огромная часть ответственности за это лежит на ее муже.

Элисон вопросительно посмотрела на леди Эдит, но та уже поднималась по ступенькам. Войдя в дом, она тут же направилась к лестнице, ведущей в ее комнату, заявив, что хочет немного отдохнуть перед ланчем.

Оставшись одна, Элисон некоторое время неподвижно стояла в холле, глядя в пустоту. Впрочем, вскоре она встряхнулась и направилась в заднюю комнату, где хранилось белье, требующее штопки. Не успела она, однако, выйти из холла, как входная дверь отворилась, пропуская лорда Марчфорда. Элисон замерла, надеясь, что он не заметит ее в дальнем углу комнаты. Но, едва прикрыв дверь, граф тут же повернулся к ней, и улыбка осветила его обычно суровые черты.

Однако улыбка почти тут же исчезла, уступив место холодному оценивающему взгляду, от которого у Элисон остро защемило сердце.

— Милорд, — быстро заговорила она, делая шаг вперед, — мы не ждали вас сегодня.

— Да, я знаю. Насколько я понимаю, Мэг гуляет сейчас со своими юными друзьями, а для леди Эдит еще не время посещать минеральный источник.

— Да, вы правы, — в замешательстве ответила Элисон, преисполненная необъяснимой тревоги. — Леди Эдит сейчас наверху. Она отдыхает.

Элисон сделала чуть заметное ударение на последнем слове, словно намекая, что графу совершенно незачем продлевать свой нежданный визит. Однако если лорд Марчфорд и понял этот намек, то проигнорировал его.

— В таком случае, — непринужденно заметил он, — мы могли бы воспользоваться возможностью спокойно побеседовать. Я хотел бы узнать вас получше, а сейчас, кажется, самое подходящее время для, как любит выражаться Мэг, дружеской болтовни.

Дружеская болтовня! Не будь Элисон так напугана, это заявление графа, пожалуй, рассмешило бы ее. Девушка лихорадочно соображала, какой бы выдумать предлог, чтобы извиниться и ускользнуть, но ей помешало появление Мастерса. Дворецкий вошел в холл, торопясь узнать, кто это пришел без его ведома. Увидев, что это лорд Марчфорд, он помог графу освободиться от шляпы и плаща и, бросив на Элисон укоризненный взгляд, осведомился, не подать ли чаю.

Элисон оставалось только согласно кивнуть. Робко улыбаясь, она провела графа в гостиную и с бешено бьющимся сердцем указала ему на обтянутое бежевым шелком кресло, а сама опустилась в соседнее.

Чинно сложив руки на коленях и пытаясь напустить на себя вид хладнокровной уверенности в себе, Элисон ждала, когда лорд Марчфорд начнет обещанную «дружескую болтовню». Но тот продолжал молчать, глядя на нее в упор все тем же оценивающим взглядом. Не выдержав напряжения, девушка непроизвольно поднесла руки к горлу.

— Что… что вы хотите узнать обо мне, милорд?

— Ну, во-первых… — Он заколебался. — Кажется, я задолжал вам извинение.

Меньше всего на свете Элисон ожидала услышать эти слова, и, должно быть, безмерное удивление отразилось на ее лице.

— В нашу первую встречу я наговорил вам немало неприятных вещей, — медленно продолжал граф, — но теперь я понимаю, что мое первое суждение о вас было ошибочно. — Его губы изогнулись в улыбке, от которой по всему телу Элисон пробежала странная дрожь. — Я понял, почему моя тетя так привязалась к вам, и могу лишь сказать, как глава нашей небольшой семьи, что очень рад, что вы приехали к ней.

Элисон ошеломленно уставилась на Марча, не в силах вымолвить ни слова. Что-то в его поведении заставляло ее усомниться в искренности этого заверения, вот почему эти слова ей было тяжелее услышать, чем любые обвинения.

— Благодарю вас, милорд, — с трудом пробормотала Элисон.

— А теперь, — он наклонился к ней ближе, — расскажите мне что-нибудь о себе. Расскажите мне о своей жизни в Райдстоуве. Вы были там счастливы?

У Элисон перехватило дыхание.

— Да, милорд, была. Это маленькая деревня, где все друг друга знают, и моего отца там очень любили.

— А вы были его единственной дочерью?

— Да. Моя мать умерла, когда я была совсем маленькой, и мы с отцом всегда были очень близки.

— И вы жили с ним в Райдстоуве, пока… А, благодарю Мастерс. — В гостиной снова появился дворецкий в сопровождении лакея с подносом в руках. На подносе красовался превосходный чайный сервиз леди Эдит и изящные тарелочки с кексами, печеньем и сандвичами. Получив временную передышку, Элисон радовалась уже хотя бы тому, что у нее не дрожали руки, когда она разливала чай и передавала графу чашку. По ее знаку дворецкий и лакей молча поклонились и вышли из комнаты.

— Я жила вместе с отцом до самой его кончины четыре года назад, — негромко сказала Элисон. — А затем мне пришлось самой зарабатывать себе на жизнь и поступить на службу к леди Стрэнжвейс.

— Понимаю. Должно быть, тогда вам пришлось довольно-таки трудно. — Граф говорил сочувственным тоном, но Элисон сердцем чувствовала, что за его расспросами кроется нечто большее, чем простой интерес к ее житью-бытью. — А как вы попали в поле зрения леди Стрэнжвейс?

Элисон глубоко вздохнула. Вопросы лорда Марчфорда били все ближе к цели.

— Посредством моего дяди, сэра Генри Мэтчингема. Он был давно знаком с ней и знал, что она подыскивает компаньонку. — Элисон что есть силы сжала руки, лежавшие на коленях, и решительно продолжила: — Я могла бы остаться жить с моими дядей и тетей, но предпочла сама зарабатывать себе на хлеб.

Конечно, последнее ее утверждение было далеко от истины. Она отклонила предложение дяди Генри жить у него потому, что безумно желала сбежать от всего цивилизованного мира в уединенную обитель леди Стрэнжвейс.

— Вы поистине необычная женщина, мисс Фокс. Предпочесть самостоятельную жизнь заботе любящих родственников! Или вы не очень ладите с вашими дядей и тетей?

— О нет, что вы! Мы всегда прекрасно ладили друг с другом. Они просто чудесные, и мы до сих пор переписываемся. А время от времени я навещаю их.

— Да, я припоминаю, что в мои предыдущие визиты к леди Эдит вы отсутствовали, именно этим объяснив ваш отъезд. — В его тоне не было ничего, кроме вежливого интереса, но Элисон бросило в жар, и она почувствовала, что на лбу у нее выступили капельки пота.

— Удивляюсь, куда это запропастилась Мэг, — внезапно сказала она в отчаянной попытке изменить направление мыслей графа. — Если она еще чуть-чуть задержится, то опоздает к ланчу. А вы останетесь на ланч, милорд? Леди Эдит наверняка очень вам обрадуется. Может быть, мне подняться наверх посмотреть, не встала ли она уже?

И Элисон проворно приподнялась в кресле, но рука графа остановила ее.

— Разумеется, она еще не встала, — любезно возразил он. — Мы беседуем не больше пятнадцати минут, а до ланча остается еще добрый час. Надеюсь, вас не обижают мои расспросы, миссис Фокс, — добавил он и после секундного колебания продолжил: — Вы действительно очень необычная женщина, и мне крайне интересно, как вы очутились в вашем нынешнем положении.

От теплого сочувствия, звучащего в этих словах, Элисон залилась краской и неожиданно почувствовала себя еще более несчастной оттого, что вынуждена была обманывать его. Она нервно рассмеялась.

— Благодарю вас, милорд, но на самом-то деле я вполне заурядна. Расспросите всех компаньонок в Бате, и вы услышите мою историю, повторенную, пожалуй, сотни раз.

— Возможно. — Улыбка Марча выдавала его явное недоверие к этому заявлению, и Элисон не смогла открыто и прямо встретить его пристальный взгляд, который в ярком дневном свете, льющемся сквозь высокие окна гостиной, напоминал ей взгляд благожелательного льва. Но от следующих слов графа пальцы Элисон задрожали, так что она даже пролила чай.

— Б-Бет? — переспросила она. — А что Бет?

— Да ничего. Просто мне интересно, вы дружили еще со времен вашей жизни в Райдстоуве? Именно там она повстречалась с мистером Кроуфордом?

— Нет, милорд. — Сердце Элисон так бешено билось у нее в груди, что казалось, вот-вот выскочит. — С Бет я подружилась в школе. А с Джеком они познакомились в Лондоне, когда мы выезжали в свет.

— Мы?

Элисон мысленно прокляла свою беспечность.

— Да, один раз, когда мне было семнадцать лет, я выезжала в лондонский свет и останавливалась в доме Бет. Моя мать, — неохотно пояснила Элисон, заметив, как граф вопросительно приподнял бровь, — оставила немного денег специально для этого.

Это сообщение граф оставил без комментария.

— И вы хорошо знаете мистера Кроуфорда?

— Нет! — отчаянно воскликнула Элисон и в крайнем замешательстве откинулась в кресле. — Ну конечно же, он был частым посетителем в доме Бет, и я видела его, но… но не была с ним близко знакома. А после того, как они с Бет поженились, я ни разу не видела его вплоть до нынешней встречи в Бате.

Граф улыбнулся.

— Судя по вашим словам, он — не такой уж подарок.

— Ох, нет… я не говорила этого. Я, конечно, рада возобновить наше знакомство. Из-за Бет, я имею в виду.

В этот момент за дверью раздались голоса. Чуть ли не рыдая от облегчения, Элисон вскочила с кресла.

— Мэг пришла! — вскричала она так пылко, словно девушка год пропадала в дебрях дикой Африки и только что вернулась оттуда в целости и сохранности.

Элисон пулей вылетела из комнаты и сбежала вниз, а Марч неторопливо последовал за ней. Блуждающую на его губах слабую улыбку нельзя было назвать приятной. Как он и надеялся, его расспросы задели больной нерв мисс Фокс, а, если только он не ошибся, пожалуй, даже не один нерв. Несколько раз ему казалось, что она вот-вот взорвется, вдобавок ни разу за весь разговор Элисон не посмотрела ему в лицо. Впрочем, хмуро подумал Марч, оно, быть может, и к лучшему, если учесть, как действуют на него эти огромные прекрасные глаза. Граф задержался в двери, глядя, как Элисон приветствует Мэг, и слушая нежное журчание девичьих голосов, сопровождаемое лаем Хани, которая приплясывала вокруг хозяек, яростно требуя обратить внимание и на ее персону.

Да, Элисон Фокс, несомненно, хороша собой, отметил Марч с похвальной беспристрастностью. Но эта беспристрастность, впрочем, тут же испарилась, стоило Элисон снять с Мэг накидку и шляпку и повернуться, протягивая их горничной. Изгиб ее нежного тела, затянутого в серый муслин, влек к себе мучительно, почти невыносимо. Нет, просто невозможно, чтобы за этой теплой улыбкой и открытым честным лицом таилась бездна жестокости и коварства.

Но он не мог ошибиться в своих умозаключениях. Все сходилось один к одному. Марч заставил себя сосредоточиться на том, что ему удалось узнать из минувшего короткого разговора. Итак, она училась в школе вместе с дочерьми людей из высшего общества. Он был готов держать пари, что в их число входила и будущая виконтесса Калландер. Интересно, Бет тоже была каким-то образом замешана в гнусные лондонские делишки Элисон или в них замешана одна только Молли?

А как насчет Джека? К несчастью, несвоевременное прибытие Мэг дало Элисон возможность отделаться от графа как раз в тот момент, когда он начал расспрашивать о ее отношениях с Джеком. Внезапное появление этого типа в Бате было вовсе не похоже на случайное совпадение. К тому же, наведя тщательные справки о Жиле Моргантоне, приятеле Джека, Марч выяснил, что тот обладал в Бате незавидной репутацией и, по-видимому, якшался с отбросами общества. Уж не лгала ли Элисон, утверждая, будто не была с Джеком близко знакома? Страх, появлявшийся в ее глазах при одном упоминании его имени, подтверждал это. Нет, безусловно, между ними что-то есть. Марч сам изумился той ярости, которая вспыхнула в нем при этой мысли.

Элисон вдруг подняла глаза и встретила его горящий взгляд, устремленный на нее. Она покраснела и быстро отвернулась к Мэг, продолжая что-то говорить. Мэг, в свою очередь, посмотрела в его сторону.

— Марч! — радостно закричала она. — А я и не знала, что ты сегодня придешь. Ты поспел как раз к ланчу. — Она повернулась к Элисон. — А тетя уже встала?

— Да, — отозвался откуда-то сверху голос, и на лестнице появилась леди Эдит. — Разве можно спать при таком шуме и гаме?

Но улыбка на лице почтенной леди сглаживала мнимую суровость ее слов.

После взаимных приветствий все четверо поднялись в библиотеку в ожидании приглашения к столу.

— Ну и как ты съездила сегодня утром к Розамунде Пинчо? — осведомилась леди Эдит. — Ее матушка уже окончательно оправилась от гриппа?

— О да, она прекрасно себя чувствует, — живо отозвалась Мэг, — и даже прошлась с нами по магазинам. А кстати, вы знаете новый магазин тканей на Бат-стрит? Миссис Пинчо купила там два чудесных газовых отреза.

— Ну да, — отозвалась леди Эдит, — по-моему, это уже третья лавка на этом месте с тех пор, как закрылся магазин Смита. — Она повернулась к Элисон. — Ты-то уже не застала, а несколько лет назад там произошло необычайное происшествие. В нем была замешана миссис Лью Перро. Я, правда, не знала эту даму лично, но говорят, и она и ее муж были безупречно честными людьми. А клерк Смита обвинил леди Перро в краже куска белого кружева. Конечно, все это была дурацкая ошибка, но бедняжку заключили в илчерскую тюрьму, а потом отдали под суд. Конечно, ее оправдали, но для нее это было ужасное испытание. Об этом происшествии здесь судачили несколько недель, а отчет о процессе продавался во всех книжных магазинах города.

— О да, — воскликнула Мэг, — я слышала об этом. Кажется, миссис Перро доводится теткой мисс Остин, писательницы?

— Да, вроде бы так, — ответила леди Эдит. — Удивительно, что Перро остались жить в Бате. Я-то думала, они навсегда отряхнут его прах со своих ног.

— Действительно, — пробормотала Элисон, опустив глаза, — ужасно, когда тебя обвиняют в том, чего ты не совершал.

Марч бросил на девушку быстрый взгляд. Нет, эта реплика не могла предназначаться ему, ведь она не догадывается о том, что он разгадал ее тайну. Лицо ее было таким несчастным, что это причинило Марчу почти физическую боль.

С некоторым раздражением он одернул себя и снова прислушался к разговору. Оказалось, что Мэг трещала уже о другом.

— Ну вот, — говорила она, — после того как миссис Пинчо купила ткань, мы с Розамундой нашли совершенно изумительный, вышитый серебром белый шелк. Ой, тетя, я думаю, из него вышло бы изумительное бальное платье. Мне же все равно понадобятся для Лондона несколько бальных платьев. Как вам кажется, может быть, сейчас же его и купить? Он здесь всего по гинее за ярд, наверняка куда дешевле, чем в Лондоне.

— Вот плутовка, — рассмеялась леди Эдит, — ты кого хочешь уговоришь! Хорошо, покупай, только возьми с собой Элисон. Ты же знаешь, у нее прекрасный вкус.

Мэг взвизгнула от радости.

— Конечно. Ой, Элисон, совсем вылетело из головы, мы же встретили на Майлсом-стрит мистера Кроуфорда. Он спрашивал о тебе, и я сказала ему, что ты скорее всего будешь сегодня вместе с тетей у минерального источника.

— О! — выдохнула Элисон.

— Он, кажется, ужасно милый. — Интерес Мэг к мистеру Кроуфорду явно повысился.

— М-м, я не очень-то хорошо его знаю, — неуверенно пробормотала в ответ Элисон, — но, наверное, он… приятный.

— Но он же сказал, что вы старые друзья, — с удивлением вскричала Мэг.

— Правильнее сказать, старые знакомые, дорогая.

— Но ведь ты и его жена…

— Да, — отозвалась Элисон с явным отчаянием в голосе. Ну почему все вокруг ни с того ни с сего так заинтересовались ее старыми связями? — Мы с Бет были подругами, но мистера Кроуфорда я почти не знаю.

— Но он такой обаятельный, Элисон. Ты так не считаешь? — Сердце Элисон упало, когда она заметила в глазах Мэг хорошо знакомые огоньки.

— Ну, скорее представительный, — вмешался спокойный авторитетный голос. — Он ведь старше вас, мисс Фокс? Ему, должно быть, уже далеко за тридцать.

Если Марч думал, что это замечание уронит Джека в глазах Мэг, то он решительно заблуждался. Но Элисон прекрасно помнила, как Мэг увлеклась своим школьным учителем рисования, которому уже перевалило за тридцать. Нет, годы как раз придадут ему дополнительную привлекательность в ее глазах.

Не то чтобы сам Джек делал явные попытки вызвать восхищение Мэг. За обедом несколько дней назад он держался с ней исключительно корректно. Хотя он и сделал ей несколько экстравагантных комплиментов и заявил, что она, несомненно, будет звездой предстоящего лондонского сезона, в словах его не было и намека на флирт. Честно говоря, весь вечер его поведение было поистине безупречным. С графом он держался достойно и учтиво, с леди Эдит — весело и обаятельно, с Элисон — дружески, но не навязчиво. Но почему же тогда даже одна мысль о его появлении на Ройял-крессент повергала ее в панику?

После ланча граф откланялся и поспешил на встречу с недавно приехавшим в Лондон другом. Элисон с облегчением посмотрела ему вслед из окна, а потом с леди Эдит и Мэг отправилась к источнику, где, как обычно, им встретилось немало друзей и вскоре завязалась самая непринужденная беседа. Элисон мило улыбалась, отвечала на вопросы, обменивалась светскими любезностями — но мысли ее витали в иных мирах. Она снова и снова припоминала свой последний разговор с лордом Марчфордом.

Девушка никак не могла отделаться от ощущения, что вся его доброжелательность были лишь ширмой, а за простыми на первый взгляд вопросами скрывался какой-то зловещий подтекст. Быть может, ее слова или поступки невольно выдали ужасную правду, которую она так старалась утаить? Он сказал, что хочет попросить прощения за то, что сперва счел ее авантюристкой, но что-то в его тоне противоречило этим словам. Нет, больше никогда нельзя оставаться с ним наедине и вести подобные опасные и непредсказуемые разговоры. Великий Боже, и почему только Джек выбрал именно это время для своего визита в Бат?

Она вздрогнула. А вдруг приезд Джека в Бат не был простой случайностью? Но это просто глупо. Она ничего не слышала о нем с тех пор, как выполнила свое обязательство перед Бет. Даже когда Бет умерла и Элисон послала ему соболезнующее письмо, он не ответил. С чего бы после стольких лет он стал бы разыскивать ее?

Она так погрузилась в раздумья о своих проблемах, что едва не подпрыгнула, услышав сзади чей-то голос, окликающий ее по имени. Развернувшись, она уставилась на Джека Кроуфорда с таким ужасом, словно перед ней вдруг возникло дневное воплощение ее худших ночных кошмаров.


ГЛАВА 11


— Элисон! С тобой все в порядке? Извини, я не хотел напугать тебя.

Лицо Джека Кроуфорда выражало лишь искреннее беспокойство. Подхватив девушку под локоть, он увлек ее прочь от ее собеседников.

При звуке его голоса Элисон словно одеревенела, краски исчезли с ее лица. Чувствуя себя невероятно глупо, она с запинкой выговорила:

— Нет-нет, что ты! Я… я просто чуть-чуть поразилась, обнаружив тебя так близко у себя за спиной. Я просто не ожидала.

— Еще раз извини. Тут стоит такой адский галдеж, что мне пришлось чуть ли не с ног тебя сбить, чтобы привлечь твое внимание. Позволишь прогуляться с тобой по павильону?

Элисон подавила охватившее ее дурное предчувствие.

— Что ж, разумеется… хм… с удовольствием. Мэг говорила мне, что встретила тебя вчера в городе, — сказала она, беря Джека под руку.

Тот не ответил, и, внимательно посмотрев на него, девушка заметила, что Джек словно бы чем-то подавлен. Сегодня в нем чувствовалась какая-то скрытая тревога, которая мигом передалась Элисон. Джек поднял голову и печально рассмеялся.

— Прости. Я… Мне было о чем подумать. — Внезапно он остановился, прервав их неторопливую прогулку по павильону. — Элисон, мне надо поговорить с тобой.

Элисон заставила себя улыбнуться.

— Продолжай, Джек. Я всецело в твоем распоряжении, по крайней мере пока не потребуюсь леди Эдит.

— Нет-нет, не здесь. Мне надо поговорить с тобой наедине.

Элисон застыла.

— Не знаю, Джек, что такое ты можешь обсуждать со мной, что это требует уединения, В любом случае я просто не представляю, как нам поговорить наедине. Не могу же я выставить леди Эдит из ее собственной гостиной, когда ты явишься с визитом.

— Нет-нет, что ты! Но разве у тебя совсем нет свободного времени? Наверняка леди Эдит иногда отпускает тебя на волю.

— Боюсь… — торопливо начала Элисон.

— Ну пожалуйста, — перебил девушку Джек, сжав ее локоть. — Встретимся завтра в Сидней-гарденс. Если ты пораньше встанешь, то успеешь вернуться, прежде чем тебя хватятся. А леди Эдит и знать не узнает, что ты вообще выходила.

— Я не привыкла обманывать ее светлость, — холодно ответила Элисон. Джек заискивающе улыбнулся.

— Разумеется, но ты, знаешь ли, стала такой ужасно благопристойной. Не нравится мне, как ты лебезишь перед своей работодательницей. — Джек сделал ударение на последнем слове, словно подчеркивая исключительно деловой характер отношений между Элисон и леди Эдит. — Более того, не думаю, что тебе захотелось бы посвящать кого-то третьего в то, что я тебе скажу.

В голосе Джека не было ни малейшего намека на угрозу, но Элисон похолодела. Ей было даже подумать страшно, чего Джек может вдруг потребовать от нее.

— Ну что ж, — еле выговорила она свистящим шепотом, — завтра утром в девять часов.

Весь остаток дня и вечер Элисон кое-как ухитрялась заниматься повседневными делами, но под ее внешней невозмутимостью и ласковым дружелюбием клокотал вулкан страха и дурных предчувствий. И зачем только она согласилась встретиться с Джеком? Но ведь у нее не было выбора. Элисон понимала, что Джек не постесняется сыграть на ее страхе перед ним, обратив этот страх себе на пользу. И от этого Элисон становилось еще страшнее. К безмерному ее облегчению, лорда Марчфорда за ужином не было, так что вечер прошел спокойно и скучно. Добравшись наконец до постели, Элисон много часов пролежала без сна, глядя в потолок и больше всего на свете желая, чтобы утро никогда не наступало.


* * *

Лишь одинокий слуга, подметавший улицу, был свидетелем того, как на следующее утро Элисон украдкой проскользнула в Сидней-гарденс, гадая про себя, неужели у нее вошли уже в привычку тайные встречи с мужчинами, которые могут разрушить всю ее жизнь?

Девушка опустилась на ту самую скамью, где совсем еще недавно ей пришлось противостоять графу Марчфорду. У ног ее клубились последние клочья утреннего тумана. И мысли ее, подобно этому туману, блуждали рассеянно, пока наконец не остановились на графе. Черт побери этого человека! И почему он так задержался в Бате? Намеченный день его отъезда наступил и прошел, а граф в оправдание этого только и бросил мимоходом, что, мол, город очень его заворожил. При этих словах взгляд его скользнул по Элисон, и во взгляде этом девушка прочла волнующее послание. Мысли ее нервно перескочили на другую менее ужасную тему.

Джек…

Боже правый, и что только ему от нее нужно?! Единственный ответ, который приходил в голову Элисон, заставил ее содрогнуться. Господи, но не может же он и в самом деле считать ее неиссякаемым источником дохода?!

Элисон постаралась взять себя в руки. В конце концов это просто смешно! Кроуфорд вполне приспособился жить самостоятельно — причем, судя по его виду, приспособился очень даже неплохо — и без ее помощи за карточным столом. Надо только надеяться, что ему не вздумалось, снова воровать, чтобы уплатить проигрыш. Но тогда что еще?..

Звук приближающихся шагов оторвал ее от этих неприятных раздумий, и, подняв глаза, девушка увидала перед собой Джека Кроуфорда. Он приподнял шляпу и улыбнулся ей своей дежурной обаятельной улыбкой. Прежде чем опуститься рядом с Элисон, он тщательно осмотрел скамью, а сев, расправил полы элегантного утреннего плаща.

— Доброе утро, Элисон. Изумительный день.

Ей только показалось или он и вправду держался с ней слегка развязней, чем прежде?

— Бат — спокойное местечко, не так ли? — продолжал Джек. — Особенно после суеты и шума большого города.

Он вытянул ноги и, придирчиво исследовав их, остался вполне доволен собой.

— Пожалуйста, Джек, перейдем к делу, — отрывисто сказала Элисон. — Чего ты хочешь?

Джек повернулся к ней, и в то же мгновение девушка поняла, что не ошиблась. Манеры его стали почти фамильярными, чуть ли не наглыми.

— Не очень-то ты дружелюбна, — печально заметил он.

— Да, не очень. Я и не считаю тебя своим другом.

Он притворно вздохнул, изображая горькое разочарование, но любезное выражение быстро исчезло с его лица, точно новая краска с плохо приготовленного холста.

— Да ты уж сама, верно, догадалась, — грубо сказал он, — что я пришел просить тебя об услуге.

Элисон вскочила, точно ужаленная ядовитым насекомым, но Джек успел мгновенно положить руку ей на плечо и не отпускал, пока Элисон не опустилась медленно на скамью.

— Прошу тебя, Элисон. — Джек вернулся к прежней вкрадчивой манере и изобразил очередную чарующую улыбку. — Я рад был бы сказать, будто окончательно сумел встать на ноги после того, как ты… принесла огромную жертву ради меня… То есть ради Бет, рад бы, но не могу. Боюсь, что так и остался твоим неоплатным должником. — Он виновато хмыкнул, но смешок замерз на его губах под холодным взглядом девушки, и Джек продолжил деловым тоном: — Мне нужны деньги… Совсем малость, — поспешил добавить он. — Хватит и пятисот фунтов. Но они мне нужны позарез, и прямо сейчас.

Былая маска светской беззаботности окончательно сползла с его лица, сменившись хмурой гримасой, подозрительно смахивающей на отчаяние.

— Видишь ли, недавно я чертовски сглупил. Проиграл деньги одному дурному человеку. Я и не подозревал, пока не задолжал ему почти тысячу фунтов, что у него имеются огромные связи в Лондоне, причем с людьми самого худшего сорта. Я с грехом пополам наскреб часть суммы, но теперь совсем сижу на мели. И если я не верну долг до конца месяца, я пропал.

Выговорив все до конца, Кроуфорд попытался было придать голосу прежнюю легкость, но страх, таящийся в глубине глаз, выдавал его с головой. Элисон даже немного стыдно стало, что она не испытывает к нему никакой жалости.

Она набрала в грудь побольше воздуху.

— Мне очень жаль, что ты попал в такое неприятное положение, Джек, но только не понимаю: я-то тут при чем?

— В самом деле? — злобно отозвался он. — Значит, ты совсем бестолковая! — С огромным усилием он продолжил в примирительном тоне: — Пожалуйста, не надо все усложнять, Элисон. Ради нас обоих. Нам и так нелегко. Нам обоим. Ну и, само собой, я прошу тебя помочь мне вернуть проигрыш.

— Нет! — Слово это слетело с ее губ моментально. Ведь знала же она, с самого начала знала, чего именно он потребует. — Нет, — повторила она чуть тише, но так же твердо.

— Как ты можешь отказываться, даже не успев все как следует обдумать, Элисон?

— Могу, Джек. Пожалуйста, пойми, что мой ответ окончательный. Мне жаль тебя, хотя, правду сказать, не слишком, но я отказываюсь…

— Отказываешься?! — Джек вскочил и уставился на нее горящими от гнева глазами. — Ты что, не поняла меня? Если я не отдам пятьсот фунтов Джи… одному человеку через три недели, я погиб! Погиб в буквальном смысле слова!

Элисон испуганно прижала руку к губам.

— О Джек! Не может быть! Ради всего святого, с какими людьми ты связался? Наверное, если ты попросишь небольшую отсрочку…

Джек снова сел рядом с Элисон и взял обе ее руки в свои. Голос его срывался от тщетной попытки говорить спокойно.

— Нет, бедненькая моя глупышка, я не могу просить об отсрочке. Я уже исчерпал лимит времени. А что до того, какие это люди, то позволь тебя заверить, что достойными джентльменами их не назовешь. Это бандиты и убийцы, им ничего не стоит перерезать человеку глотку, едва пройдет назначенный срок.

Страх его, несомненно, был абсолютно искренен, однако Элисон взяла себя в руки. Свою жизнь Джек уже загубил, но она не позволит ему загубить еще и ее. Тем более что он уже немало сделал для этого. Она помогла бы ему, если бы только могла, но не станет ради этого снова садиться за карточный стол.

— У тебя совсем нет денег? — спросила она.

— Что? — тупо переспросил Джек, но потом до него дошел смысл ее вопроса. — Всего несколько фунтов. Хватит только, чтобы протянуть пару дней. Видишь ли, — пылко продолжил он, неправильно истолковав ее слова, — это не просто долг. Я совершенно на мели и должен как-то продержаться, пока не сумею выкрутиться.

— Выкрутиться? — непонимающе повторила Элисон.

— Ну да! Мне нужна лишь самая малость. Начать можно и с мелких ставок. А там уж я выплыву. Я всегда выплываю.

«Боже милостивый, — с ужасом подумала Элисон, — этот человек стал совершеннейшим наркоманом и сам не понимает всю глубину своего недуга».

Она, в свою очередь, сжала его руки.

— Джек, послушай. Мне кажется, есть другой выход. Ты можешь уехать из Англии. Я могу одолжить тебе сотню фунтов. — Ее уколола боль при мысли о потере денег, которые она так долго и бережно копила. — Уехать во Францию… или даже Америку — и начать жизнь сначала.

— Господь с тобой, Элисон! Я вовсе не хочу уезжать во Францию, а уж тем более в Америку. Да и потом, это совсем не нужно. Я же тебе объяснил. Вот заплачу долг и смогу начать все заново, здесь, а не в Америке. Послушай, за месяц-другой я отыграюсь и все тебе верну — да еще с процентами.

Джек откинулся на спинку скамьи, предвкушая, что последний довод заставит ее наконец сдаться.

Элисон с отвращением выдернула руки.

— Извини, Джек, но я ничем не могу тебе помочь.

Она снова попробовала встать, но Джек с силой сжал ее плечо и заставил сесть. Лицо его выражало такую угрозу, что Элисон отшатнулась.

— Да что ты о себе воображаешь, если смеешь так говорить со мной? — прорычал он. — Ты-то сумела приземлиться на все четыре лапы, как кошка, не так ли? Эта старая богатая ворона души в тебе не чает, да и ее драгоценный племянничек, его хваленая светлость, тоже. Да-да, — осклабился Джек в ответ на изумленный взгляд Элисон. — Уж я-то видел, как он на тебя пялился. Вздумала стать любовницей графа, так?

— Джек! — Элисон яростно уставилась на него. Боже, и этого человека так страстно любила и боготворила Бетти? О, почему Элисон не поняла его истинную суть еще тогда, четыре года назад? Она позволила бы ему сгнить в тюрьме за воровство и еще считала бы, что ее любимая подруга удачно отделалась.

Увидев в глазах Элисон неприкрытое возмущение, Джек побагровел и неловко заерзал на скамье.

— Прости, — пробормотал он, — мне не следовало так распускаться из-за своих неприятностей. Ты просто не понимаешь, что это такое — жить в постоянном паническом состоянии.

— Очень даже понимаю. Я сама живу в этом состоянии с тех самых пор, как выиграла для тебя эти четыре тысячи фунтов, и я отнюдь не собираюсь повторять свою ошибку.

Джек вздохнул.

— Вижу, куда ты клонишь. — Он отрывисто засмеялся. — И почему только я ждал от тебя другого ответа? — Он снова вздохнул, распрямил плечи и посмотрел ей прямо в глаза. — Кажется, настало время разыграть моего козырного туза. Мне, ей-богу, самому больно это говорить, но ничего не поделаешь. Элисон, если ты не сделаешь так, как я сказал, я расскажу лорду Марчфорду, что ты и есть та самая таинственная Лисса Рейнард, которую он ищет, и что именно ты — причина гибели его брата и невестки, а также, насколько я слышал, еще и его отца.

Элисон почувствовала себя так, будто она медленно превращается в камень. Сердце ее и вправду на миг прекратило биться, а откуда-то изнутри поднялся смертельный холод. Ночные кошмары стали явью.

— Но я не… — пролепетала она онемевшими губами.

— Не надула Сюзанну Брент на ее карманные денежки? — невесело хмыкнул Джек. — Что ж, пожалуй, и так, но это неважно. Важно то, что так считает лорд Марчфорд. Если он выяснит, кто ты есть на самом деле, тебе его уже не подцепить.

— О Боже, Джек! — задыхаясь, вымолвила Элисон. — Не думаешь ли ты… — Она замолчала на полуслове, поняв всю тщетность своих оправданий. Людям, подобным Джеку, никогда не понять, что если она и нравится лорду Марчфорду, то это вовсе не значит, что она обязательно станет его любовницей.

— Кроме того, — продолжал Джек, — слыхал я, что он грозился Лиссе Рейнард поистине королевским отмщением. Конечно, сейчас женщин уже не раздевают догола и не привязывают к позорному столбу, но я не удивлюсь, если милорд Марчфорд сумеет придумать тебе кару и похуже. Тебе крупно повезет, если тебя не упекут в тюрьму — или не вышлют из Англии.

У Элисон перехватило дыхание, глаза ее расширились от ужаса.

— Но я не нарушала закон! — вскричала она.

Джек фыркнул.

— Кому до этого дело? Марчфорд богат и знатен. Ему стоит только пальцем щелкнуть, чтобы засудить тебя на веки вечные.

— Он… он не станет этого делать. — В голосе Элисон звучало страдание.

— В самом деле? Вся его жизнь — сплошные привилегии, Элисон. Он привык, что все пляшут под его дудку, а кто не пляшет, потом горько кается. Пойми, Элисон, он верит, что ты принесла ему непоправимое зло, и он потребует самой жестокой кары.

Элисон молчала. Она не могла согласиться с тем, как Джек трактовал характер лорда Марчфорда, но в одном он был прав. Если только графу выдастся такая возможность, он непременно жестоко отомстит ей за ее предполагаемое вероломство, и месть его вполне может привести ее, Элисон, в тюрьму или ссылку.

Борясь с паникой, что захлестывала ее ледяной волной, Элисон тупо разглядывала кончики пальцев. Мысли ее беспорядочно метались, но она никак не могла найти решение вставшей перед ней проблемы. Она — по крайней мере на какое-то время — попала к Джеку в рабство.

— Хорошо, — прошептала она, — я достану для тебя эти проклятые пятьсот фунтов, Джек.

Джек испустил протяжный глубокий вздох.

— Вот и умница, Элисон. Я знал, что ты меня поймешь. Как я уже сказал, у тебя есть на это три недели, хотя лучше бы побыстрей. Чем скорее я смогу расквитаться, тем лучше. — И он потер руки с видом человека, который с утра пораньше успел на славу потрудиться. — Я загляну как-нибудь на днях на Ройял-крессент проведать, как у тебя дела.

— Нет! — резко возразила Элисон, подумав о Мэг, и устремила на Джека сверкающий взгляд. — Не смей! Кажется, ты никак не можешь взять в толк, Джек, но я тебя действительно терпеть не могу и не хочу общаться с тобой ни на секунду дольше, чем необходимо. Когда наберу нужную сумму, я сама за тобой пошлю.

Лицо Джека на мгновение исказилось от гнева, но гнев тотчас уступил место самодовольной ухмылке.

— И как ты собираешься помешать мне, моя дорогая? Леди Эдит явно считает меня просто очаровательным, да и ее крошка-племянница, сдается мне, от меня без ума.

Элисон снова задохнулась. Выпрямившись во весь рост и сжав кулаки, она устремила на него негодующий взгляд, и в голосе ее зазвучал метал:

— Джек, если ты посмеешь хоть краем глаза покоситься на Мэг, считай, что наше соглашение расторгнуто.

Губы Джека искривились в заискивающей улыбке.

— Что ты, что ты, милая, не стоит так горячиться. Я просто пошутил.

— А я не шучу. Я сказала именно то, что сказала.

Улыбка сползла с лица Джека, а глаза его опасно сощурились.

— Мне кажется, ты не в том положении, чтобы выдвигать ультиматумы… Лисса. — Он лениво поднялся и, взяв девушку за руку, прижал к губам ее пальцы. — Теперь можешь идти. Только помни: чем быстрее ты достанешь мне эти пятьсот фунтов, тем быстрее избавишься от меня.

Помахав рукой, Джек ушел, и до Элисон долетел взрыв его издевательского смеха. Девушка встала. Ноги не слушались, казались чужими. Не в силах опомниться, Элисон медленно побрела из Сидней-гарденс.


ГЛАВА 12


— А потом прискакал принц-регент. Он был в чем мать родила и швырял в толпу золотые гинеи.

Лишь через несколько секунд Элисон ответила на это сообщение Мэг каким-то пустяковым замечанием. Мэг смущенно уставилась на нее через стол, хмуря брови.

— Так и знала, что ты меня не слушаешь! Что с тобой говори, что с кофейником — все едино.

— Прости, Мэг. — Элисон покраснела. — Боюсь, я немножко отвлеклась.

— Оно и видно! А может, ты чем-то озабочена, Элисон? — участливо спросила вдруг девушка.

— Нет-нет! Просто… Да нет, пустяки! Повтори, пожалуйста, мне, о чем ты говорила, еще разок, а? Обещаю быть само внимание.

— Я хотела посоветоваться, что мне на следующей неделе надеть на музыкальный вечер у Киттриджей. Хотелось бы выглядеть получше… тем более там будут самые близкие друзья. — Мэг запнулась, залившись премилым румянцем.

— Понимаю, — подмигнула Элисон. — А один из этих лучших друзей случайно не Питер Дэвениш?

— Фи! — Мэг отчаянно затрясла головой. — Питер — просто ребенок!

Сердце Элисон упало.

— Но премилый ребенок, — не сдавалась она. — И к тому же такой красивый. Ты заметила, сколько томных взглядов было обращено на него недавно? Представляешь, когда мы катались верхом в парке, я думала, Нэнси Фарвелл вот-вот выпадет из своего экипажа — так она на него заглядывалась.

Тонкие брови Мэг поползли вверх.

— В самом деле?

Элисон показалось, будто она разглядела в глазах юной кокетки искорку интереса. По крайней мере ей хотелось на это надеяться.

— А теперь, — сказала она, поднимаясь, — давай-ка посмотрим содержимое твоего гардероба. Знаешь, белый муслин…

— Все наденут белый муслин, — протестующе пробормотала Мэг.

— …со светло-персиковой накидкой, — продолжала Элисон как ни в чем не бывало. — Очень тебе к лицу и вдобавок выглядит очень нарядно. А если еще обшить подол золотой лентой и такой же золотой лентой перевязать локоны, то получится просто потрясающе.

Они поднялись в спальню Мэг. Стремглав бросившись к гардеробу, девушка вытащила платье, о котором шла речь, и, положив его на кровать, принялась задумчиво рассматривать.

— Знаешь, а может, ты и права. — Порывшись в комоде еще немножко, Мэг с видом победителя вытащила оттуда охапку белых цветов с легким персиковым оттенком. — Наверное, стоит их тоже вплести в волосы, и… Ой, Элисон, а как ты думаешь, мой золотой медальон сюда подойдет? Ну тот, что мне Марч подарил на прошлый день рождения.

— Замечательно! — Элисон осторожно собрала золотые локоны девушки над головой и, чуть отодвинувшись, чтобы оценить эффект, восхищенно кивнула. — Да, изумительно! А если ты еще и доверишь головку Финстер, я уверена, она сотворит что-нибудь совершенно восхитительное. Ты будешь королевой вечера.

Мэг повернулась, чтобы посмотреть на себя в зеркало. В глазах у нее появилось мечтательное выражение.

— Мистер Кроуфорд говорил, что тоже собирается на вечер. Как ты думаешь, я понравлюсь ему в персиковом?

Элисон резко отдернула руку.

— Боже правый, Мэг! Джек Кроуфорд старше даже, чем я, и за душой у него ни гроша!

— Зато он настоящий мужчина и гораздо интереснее всех моих знакомых юнцов, которые меня вовсе не интересуют, как, впрочем, и все мирские блага. — Мечтательный взгляд Мэг мгновенно превратился в упрямо-воинственный.

— Сразу видно, что говорит молодая девушка, которая никогда ни в чем не нуждалась, — ядовито заметила Элисон, но тут же прикусила язык под укоризненным взглядом Мэг.

— Я знаю, что мне повезло с… ну, с состоянием, — величественно изрекла та, — но я могла бы жить и в шалаше, если бы этот шалаш согревался любовью.

Эти слова настолько разозлили Элисон, что, не в силах владеть собой, она резко повернулась и вышла из комнаты. Лишь у себя она пожалела о том, что наделала. Силы Господни, и как только она ухитрилась так все испортить? И это она, считавшая себя воплощенной деликатностью? Она сделала именно то, чего до сих пор всеми силами старалась избегать, — сама сотворила вокруг Джека романтический ореол запретного плода и тем сделала его еще более привлекательным в глазах Мэг. С внутренним содроганием Элисон напомнила себе, что не должна допустить, чтобы ее личные проблемы, возникшие в связи с Джеком Кроуфордом и его шантажом, хоть как-то повлияли на ее долг по отношению к леди Эдит.

По крайней мере, решила Элисон, она непременно извинится перед Мэг за свою резкость. Поклявшись вновь поговорить с девушкой перед ланчем, она углубилась в давно ждущую ответа корреспонденцию и занималась ею, пока не услышала в коридоре голос леди Эдит.

— Я здесь, миледи, — ответила она и вышла из спальни. В то же самое время в дверях своей комнаты появилась Мэг и, увидев Элисон, одарила ее полувызывающей, полуизвиняющейся улыбкой. Элисон радостно улыбнулась в ответ, и все три дамы спустились в столовую. Хани семенила за ними по пятам.

Утро пролетело в болтовне и обсуждении планов на предстоящую неделю. Элисон всегда удивлялась, как это леди Эдит и дамы ее круга умудряются проводить столько времени в самых пустяковых занятиях. Вот и сейчас почтенная леди вместе с племянницей оживленно обсуждали предстоящий званый обед, который собиралась устроить леди Эдит. Особенно тщательно обсуждался список приглашенных, и Элисон рада была отметить, что имя Джека Кроуфорда не появилось на листке личных гостей Мэг.

После ланча леди Эдит по своему обыкновению удалилась вздремнуть, а за Мэг явилась стайка юных барышень, чтобы забрать ее на прогулку в Парад-гарденс. Элисон едва успела пожелать им счастливого пути, как внимание ее привлек громкий стук в дверь. Мастерс, поспешивший к двери, едва не рухнул под массой цветов, предшествовавших появлению гостя.

— Милорд! — воскликнула Элисон, когда Марч показался наконец из-за цветов.

— Повстречал цветочницу, — коротко пояснил он, пытаясь сохранить равновесие под своей благоухающей ношей. — Оставьте, не надо, — бросил он Мастерсу, суетившемуся вокруг. — Мне проще самому отнести их на кухню, чем передать их вам, не рассыпав при этом.

— Чертовка здорово умеет торговаться и расхваливать товар, — продолжал он, входя вслед за Мастерсом в маленькую комнатку за кухней, где хранились всевозможные вазы и кувшины. Сунув несколько букетов в руки Элисон, он положил остальные на крепкий деревянный стол, стоявший в центре комнаты. Мастерс бросился было доставать с полок вазы, но Элисон со смехом выпроводила его, пообещав позвать, когда расставит цветы по своему вкусу.

— Не надо беспокоить слуг, — крикнула она ему вслед и повернулась к Марчу. — И вы еще называете себя практичным человеком? — Губы ее растянулись в невольной улыбке. — В наказание за ваше легкомыслие помогите мне разобраться с его результатами, — продолжила она, еле сдерживая смех. — Боже ты мой, да тут столько цветов, что мы можем открыть свой цветочный базар! — Вооружившись садовыми ножницами, она вручила вторые такие же Марчу и задумчиво нахмурилась. — Полагаю, лучший план атаки — это разобрать их по цвету. Синие сюда, розовые — туда, а красные и золотые — в этот угол.

— Я уже начинаю жалеть о своей щедрости, — со вздохом отозвался граф. — И все же я к вашим услугам, мадам. Как вы назовете вот этот оттенок? — спросил он тут же, протягивая ей полуоткрывшийся бутон ириса. — Он не синий, но и пурпурным я бы его не назвал.

Элисон украдкой изучала Марча. Та неуловимая перемена в нем, которую она заметила раньше, казалось, исчезла без следа. Сейчас граф держал себя непринужденно и дружелюбно — пожалуй, он даже чуть-чуть заигрывал с ней, отметила про себя Элисон и ощутила вдруг слабую дрожь.

— Пожалуй, цвет все же розоватый, — ответила она, стараясь говорить спокойно.

Со смехом и дружеской перепалкой они наконец рассортировали цветы, и Элисон принялась расставлять их по вазам. Марч стоял рядом, громогласно восхваляя ее искусство.

— Наш дом станет точно майская беседка, — заявил он. — Леди Эдит придется смириться с толпой, что придет полюбоваться весенним цветением на Ройял-крессент.

— Вы угадали, — в тон ему ответила Элисон. — Я уже подумываю нанять вас гидом.

— Буду счастлив принять это предложение. «Леди и джентльмены, поглядите направо — перед вами самый большой в мире ночной пурпурный одуванчик, принесенный на этот царственный остров… гм… пиратами, кои проявили чудеса доблести и отваги, дабы мы могли любоваться его красотой и благоуханием в безопасных стенах этого благородного дома. Теперь перейдемте в библиотеку. Обратите внимание на эти хризантемы. Легенда, дошедшая до нас, гласит…»

Тут граф умолк, чтобы перевести дух, а Элисон, прервав работу, захлопала в ладоши.

— Искренне надеюсь, что вы займете подобающее вам место в Палате лордов. — В глазах ее сияло улыбчивое лето. — Просто позор лишать нашу бедную нацию вашего красноречия.

Марч, отдышавшись, как-то странно взглянул на девушку, а на губах его появилась вымученная улыбка. Итак, значит, с болью подумала Элисон, это случилось вновь. Прежний лед появился в глазах Марча, превратив их золотистый блеск в оттенок увядшей листвы. Тем не менее, когда граф заговорил, голос его звучал вполне беззаботно:

— Ну разумеется, так я и сделаю. В конце концов это же мой долг.

— Ах да, — тихонько промолвила Элисон, — ваш долг.

— И все же я намереваюсь, — так же беззаботно продолжил Марч, — податься в циркачи. Не думаю, чтобы эти два поприща полностью исключали друг друга. Позвольте-ка я помогу вам.

Он потянулся, чтобы освободить Элисон от тяжелой вазы, которую она перестала наполнять примулами и нарциссами. Девушка взялась за следующую, а Марч придвинулся к ней и стал подавать цветы, на которые она ему указывала.

— Вы уже придумали, где все это разместить? — рассеянно спросил он, чтобы поддержать разговор.

Элисон заставила себя рассмеяться.

— Собственно говоря, нет еще. У леди Эдит и так всегда вдоволь цветов по всему дому, так что я ума не приложу, куда поставить еще и эти. Но ничего, — беззаботно заключила она, — папа всегда говорил, что красоты в доме не может быть слишком много, так что я уверена, мы найдем для них место.

Марч повернулся к Элисон. Выражение его глаз удивило ее.

— Вы любили своего отца. — Фраза прозвучала скорее как вопрос, нежели утверждение, и Элисон недоуменно вскинула брови.

— Ну конечно. Я… я все равно испытывала бы к нему глубокую нежность и привязанность, даже не будь он моим отцом и знай я его лишь как викария. Его все любили.

— Понятно. — Марч резким движением подвинул к себе очередную охапку цветов, смахнув часть из них со стола. Чертыхнувшись себе под нос, он попытался поймать их на лету, но вместо этого рука его поймала руки Элисон, которая пыталась сделать то же самое.

Забытые, цветы упали на пол, а руки Марча легли на плечи Элисон. Взгляд его пылал расплавленным золотом, и откуда-то из самой глубины ее существа поднялась неожиданная, нерассуждающая ответная волна. В следующий миг его губы твердо, настойчиво, требовательно припали к ее губам, и Элисон сама поразилась той безоглядной готовности, с какой встретила этот поцелуй. Губы ее призывно приоткрылись, и когда руки Марча скользнули ей за спину, привлекая еще ближе к нему, девушка вся подалась навстречу, еле слышно вскрикнув от отчаянного порыва прижаться еще теснее. Губы графа оторвались от ее губ и принялись осыпать безудержными поцелуями ее щеки, глаза, нежный изгиб шеи. Поцелуи эти были столь пламенны, что ей казалось, они оставляют огненные следы. Утратив всякую способность думать, Элисон обхватила руками его шею, запустив пальцы в волосы, и запрокинула голову, наслаждаясь ощущением того, как бьется у нее на горле пульс от прикосновения его губ. Девушку переполняли неведомые ей прежде чувства и желания — она и не представляла раньше, что способна их ощущать, — и ей казалось, она вот-вот задохнется от страсти.

Пальцы Марча нетерпеливо возились с застежками у воротника ее платья, и Элисон все так же бездумно потянулась помочь ему. Рука его проникла за ее корсаж и принялась раздвигать тонкую ткань сорочки, чтобы прижаться к груди. Элисон вздрогнула, ее снова бросило в жар — на этот жар тут же сменился ледяным холодом. «Нет! — кричал ее внутренний голос. — Это уже слишком! Так… так неправильно. Так нельзя!» Элисон рванулась и, громко вскрикнув, высвободилась из его объятий.

— Нет! Господи помилуй… Не знаю, что… — Глаза ее, широко раскрытые, смущенные, были еще затуманены страстью. — Марч… ради Бога! Я… я не такая! Я не…

Не сумев ни договорить, ни додумать эту мысль, девушка снова вскрикнула и опрометью выбежала из комнаты.

Оказавшись в убежище своей спальни, она ничком бросилась на кровать. Боже всемогущий, да что это с ней произошло? Она-то считала себя цивилизованной, воспитанной леди, способной полностью контролировать свои поступки и чувства. Ей, правда, доводилось слышать и о других женщинах, раздираемых тайными желаниями и страстями, — многие из них, подобно ей, были незамужними и, в отчаянной попытке удовлетворить свои постыдные аппетиты, становились легкой добычей мужчин, сумевших сыграть на их слабостях и тем самым довершить их падение. Неужели и она столь же порочна? Неужели тот судорожный ответ на прикосновения Марча — всего лишь результат давно подавляемых страстей? При воспоминании о том, как жадно и страстно, точно обезумевший зверек, прижималась она к его телу, девушку снова обжег стыд.

Она попыталась унять бешеный круговорот мыслей, навести в них хоть какой-то порядок. Ее ведь уже целовали раньше, но ни разу в ней не возникал такой бурный отклик. Элисон перебрала в памяти знакомых мужчин. Взять, к примеру, Джека Кроуфорда. Если бы он посмел даже в щеку ее поцеловать, первым ее побуждением было бы стукнуть его чем-нибудь потяжелее.

Нет, дело не в поцелуе, а в том, кто ее целовал. Перевернувшись на спину, Элисон спрятала лицо в ладонях. С каким пылом она вернула Марчу его поцелуй! Она хотела целиком отдаться ему, хотела…

Застонав, Элисон резко села в кровати. Господи, куда только завели ее мысли! Нельзя позволять им принимать такой оборот. А может быть, неприятности, пережитые из-за Кроуфорда, просто подточили ее самообладание? Пожалуй, нет, ведь она и раньше признавалась себе, что Марч начинает нравиться ей, только не понимала, насколько сильно. Теперь же она начала бояться, что взрыв чувств, захлестнувших ее при его прикосновении, мог объясняться только одним — она влюбилась в Марча.

Элисон снова застонала. Да будь он проклят! Он прокрался в ее сердце с той же легкостью, с какой умелый взломщик проникает в пустой дом. А она в блаженном идиотизме наивности позволила, чтобы это случилось. Из всех мужчин на земле, чье присутствие в ее жизни — не говоря уже, в ее сердце! — грозило обернуться неминуемой катастрофой, самым опасным был именно он, Энтони Брент, граф Марчфорд, и именно он с такой легкостью сломил ее сопротивление.

Для него, она уверена в этом, объятие, в которое они только что заключили друг друга, было всего лишь развлечением. Хотя ей и казалось прежде, что Марч выше случайных интрижек и побед, столь излюбленных среди большинства мужчин его сословия, но и он, очевидно, счел невзрачную тетину компаньонку легкой добычей, с которой можно немножко и потешиться. И уж конечно, та готовность, с какой она упала в его объятия, только укрепила его в этом мнении.

Вспомнив об их первом объятии в сверкающей темноте Сидней-гарденс, Элисон снова вздрогнула. Господи, да что он должен думать о ней и ее нравственности!

В былые дни, до того, как ей пришлось так внезапно покинуть родное гнездо, Элисон не особенно задумывалась о любви, полагая, что в один прекрасный день выйдет все-таки замуж, а за кого — видно будет. Но уж во всяком случае не за одного из тех скучных отпрысков знатных семей, с которыми ее так упорно и настойчиво знакомили взрослые. Нет, не за них, но ведь непременно найдется кто-то, кому она сможет вручить свое сердце, кто-то одного с нею общественного положения, кто не потребует за ней большого приданого и кто будет любить ее только ради нее самой.

Но та злополучная поездка в Лондон вдребезги разбила все эти смутные мечты о грядущем замужестве. В последующие годы Элисон стала считать любовь чем-то вроде несбыточной фантазии, которую могут позволить себе только очень юные или очень порядочные. А она, разумеется, не принадлежала ни к тем, ни к другим.

Присев на краешек кровати, Элисон стиснула руки. Любовь? Нет, спасибо! Жила она до сих пор без мужской любви, и неплохо жила. У нее есть планы на будущее, любовь леди Эдит — что еще надо? Ничего. Увлечение лордом Марчфордом лишь недолговечный цветок, который без ухода скоро зачахнет. Губы Элисон искривились в горькой усмешке. Уж теперь-то, поняв, как действует на нее его близость, она позаботится о том, чтобы не оставаться с ним наедине, пока он в Бате.

Но перед ее мысленным взором вновь возникли его волевой подбородок, изгиб губ, проникающих к ее устам, его глаза льва, лишающие ее покоя. Пожалуйста, Господи, хоть бы он поскорее вернулся в Лондон!


ГЛАВА 13


Через несколько дней Элисон в обществе леди Эдит и Марча вновь стояла у дверей «Верхней Ассамблеи». Как и прежде, леди Эдит указала молодым людям на бальную залу, а сама уселась среди подруг. Тем не менее на этот раз Элисон сразу же ускользнула от графа и, полная решимости, направилась в дальний угол комнаты, чтобы присоединиться к другой группе беседующих.

Марч следил за ней с каменным лицом, подавив острое желание поспешить ей вслед, схватить за руку, спросить, отчего она ведет себя с ним так, словно он вдруг стал прокаженным. При этой мысли граф горько рассмеялся. Он и так прекрасно знает почему.

Помилуй Боже, да ведь он накинулся на нее, словно изголодавшийся волк на беззащитную овечку. Ни разу в жизни он еще не терял так головы. Он пришел в тетин дом, намереваясь легким небрежным флиртом усыпить бдительность Лиссы Рейнард. Но когда она заговорила о том, как любила отца, его вдруг охватил гнев: как смела она притворяться, что у нее есть чувства, которых, как он отлично знал, была начисто лишена? Не успев сам понять, что делает, он схватил ее, чтобы дать выход своей ярости, намереваясь трясти до тех пор, пока эти черные волосы не рассыплются по плечам.

Теперь граф понимал: главная его ошибка состояла в том, что он позволил себе посмотреть в эти бездонные небесно-голубые глаза, ибо, едва он заглянул в них, как тут же погиб. Все его самообладание растаяло, словно снег, брошенный в огонь, превратив его ярость в страстный поцелуй, опаливший его до самых глубин его существа. А девушка, к его изумлению и неожиданной радости, ответила ему с такой же точно страстной силой. Поцелуй ее был столь пламенным, что ему показалось, он вот-вот умрет.

Марч внутренне усмехнулся. Сентиментальная дамская чушь! Как будто такой мимолетный флирт мог хоть как-то серьезно затронуть его чувства. Ему, как и прежде, хотелось как следует проучить эту девицу, но в тот миг, когда его губы припали к ее устам и ощутили их обжигающую сладость, он жаждал только одного — похитить этот жар. Ему казалось, что от его прикосновения Элисон вспыхнула, как огонь, и этот огонь поглотил его целиком. Ярость его обернулась желанием, вкус ее губ пробудил в нем неистовую страсть.

Кто бы мог подумать, что под такой ледяной внешностью таится такая пламенная бездна? Если бы Марч не знал, с какой женщиной имеет дело, он, пожалуй, мог бы поклясться, что ее ответное влечение искренне и возникшее в ней желание столь же невинно, сколь и ново для нее. Он мог бы поклясться также, что ее саму испугала зародившаяся в ней страсть. Когда она вырвалась из его объятий, глаза ее были полны жестокой муки.

А теперь она избегала его прикосновений, словно в них таилась зараза. Что ж, сказал себе Марч, оно и к лучшему. Ведь он-то отнюдь не желал привязаться душой к этой особе. Он всего лишь хотел завоевать ее доверие и расположение. К сожалению, приходилось признать, что в этой кампании он был разбит наголову.

Единственная надежда вернуть себе утраченные позиции состояла в том, чтобы сохранять в отношениях с Элисон атмосферу дружеской сердечности, пока она снова не начнет чувствовать себя с ним спокойно. Больше никаких жарких объятий в укромных уголках и никаких поцелуев украдкой в комнатке за кухней. В будущем ему придется быть с мисс Элисон Фокс безукоризненно учтивым — во всяком случае до тех пор, ока он не придумает достойное отмщение Лиссе Рейнард. Он еще до конца не решил, какова будет эта месть, но, когда Элисон снова станет откровенна с ним, он узнает, чего она больше всего боится, и тогда — вперед!

Сузившимися глазами граф наблюдал, как Элисон обходит бальную залу. Вот она остановилась поболтать с кем-то… Ба, да это же Джек Кроуфорд! У Марча все сжалось внутри, когда он увидел, как Джек жестом собственника положил руку ей на плечо. Однако Элисон быстро оглянулась и прошептала ему что-то такое, от чего Джек побагровел и мгновенно отдернул руку. В тот же миг Элисон резко отвернулась от него и, к несказанному удивлению графа, направилась в игорную комнату.

Марч неторопливо направился вслед, но его изумила происшедшая в девушке мгновенная перемена: движения ее стали какими-то скованными, а когда она на мгновение обернулась, Марча поразило выражение ее глаз. Они стали темными, точно зимняя полночь, точно глаза лунатика, видящего кошмарный сон. Подавив невольный порыв броситься к ней, Марч остановился, продолжая незаметно наблюдать за Элисон, которую уже горячо приветствовала пожилая леди Мелкшэм. Вот она пригласила Элисон присоединиться к игре. Укрывшись за колонной, Марч мог незаметно для Элисон следить за тем, как развиваются события за карточным столом. Сперва его озадачила ее явная готовность принять участие в развлечении, в котором она так мало смыслила, но тут же губы его скривились в горькой усмешке. На долю секунды он перепутал Элисон Фокс с ее более ловким alter ego[3]. Что задумала Лисса Рейнард? — гадал Марч, томимый смутными предчувствиями.

И часа не прошло, как ридикюль Элисон уже распух от выигранных в вист денег. Поднявшись из-за стола, она перешла в другой конец комнаты, где ее снова радостно приветствовали знакомые. Господи Боже, подумал Марч, он ведь только что наблюдал, как его заклятый враг облапошил старинную приятельницу его тетушки — и, насколько он мог судить, на весьма значительную сумму. С трудом подавив ярость, граф весь следующий час следил за игрой Элисон. Куча фишек перед ней постепенно росла. Когда она наконец встала из-за карточного стола, в ридикюль ее не влезло бы больше ни единой монетки.

Внезапно до Марча дошло, что не одного его интересуют действия Элисон. Из тени в противоположном конце комнаты внезапно вынырнула чья-то фигура и поспешила вслед ничего не подозревающей девушке, грациозной походкой шедшей к выходу. Ускорив шаг, Джек Кроуфорд догнал свою жертву и фамильярным жестом коснулся ее плеча. Элисон круто повернулась и без единого слова передала ему все банкноты и монеты из ридикюля. Все шло, как Марч и предполагал. Джек Кроуфорд был — или и по сей день остается — любовником Элисон. Они, несомненно, до сих пор сообщники. Должно быть, Кроуфорд приехал в Бат специально для того, чтобы снова наладить отношения со своей потаскушкой. И кто стал бы упрекать его? Ведь эта девица — поистине золотой рудник.

Сообщники обменялись парой тихих фраз, а потом Кроуфорд, насмешливо поклонившись, заспешил прочь, а Элисон осталась одна, выглядя, как сумрачно заметил Марч, донельзя хрупкой и уязвимой.

Прогнав непрошеную мысль, он зашагал к Элисон.

— Пробовали удачу за картами? — якобы небрежно полюбопытствовал он.

Элисон заметно побледнела, но вздернула подбородок и спокойно ответила:

— Да, леди Мелкшэм предложила мне составить ей партию.

— Надеюсь, нынче вечером ваши попытки увенчались успехом?

В голосе графа не слышалось ничего, кроме вежливого любопытства, но смех Элисон получился несколько вымученным.

— В противовес прошлому разу? Да, милорд. Рада, хотя и сама удивляюсь, сообщить вам, что сегодня я в довольно большом выигрыше.

От этого признания брови Марча изумленно взлетели. Ну конечно, почти тут же пришел он к заключению, если бы она солгала, то ее ложь всплыла бы на поверхность, стоит леди Эдит повстречаться с леди Мелкшэм, чтобы вдоволь поболтать. Марч наморщил лоб. Как быть с леди Эдит? Если эта гнусная Фокс собирается снова запустить свои цепкие коготки в денежные мешки великосветского общества, то надо поскорее рассказать все тете. Но это известие причинит ей сильнейшую боль. Сможет ли она, в ее-то возрасте, справиться с подобным потрясением? Марч выругается про себя, но с самой светской улыбкой протянул Элисон руку, приглашая ее на контрданс. Партнеры в обоюдном молчании механически проделывали все положенные фигуры, и постепенно лицо Марча начало проясняться. А когда они с Элисон проделывали последнее па, улыбка, игравшая на его лице, была уже совершенно искренней. В голове у него созрел изумительный план, как окончательно и бесповоротно уничтожить мисс Элисон Фокс.


«В жизни не было такого утомительного и длинного вечера», — подумала Элисон, без сил опускаясь на свою кровать пару часов спустя. Несколько бесконечно долгих минут она просто сидела, уставившись в пустоту, прежде чем поднялась и стала готовиться ко сну. По крайней мере, устало думала она, это гнусное дело не отнимет у нее слишком много времени. Уже сегодня она отдала Джеку Кроуфорду больше пятидесяти фунтов. Еще несколько вечеров за карточным столом — и она выполнит свою часть обязательств по их проклятой сделке.

Нахмурившись, Элисон присела перед зеркалом. Внезапно на ум ей пришла мысль о новой вставшей перед ней проблеме. Ее сегодняшний неожиданный выигрыш стал предметом весело-удивленных пересудов — но и только. Когда же она выиграет в следующий раз, остальным игрокам станет уже не так весело. Элисон отлично знала всех, у кого выиграла сегодня, и, что хуже, леди Эдит тоже их знала. Неожиданное мастерство вчерашней неумехи будет у всех на устах. Лорд Марчфорд непременно услышит о нем. И что тогда?

Тогда она пропала. Марч, она уверена в этом, тут же увидит связь между внезапно приобретенным талантом Элисон Фокс и феноменальным искусством Лиссы Рейнард. Нет, ему никак нельзя знать о ее успехах за карточным столом.

Сердито отшвырнув расческу, которой машинально водила по волосам, Элисон залезла под одеяло и широко раскрытыми глазами уставилась в потолок. Какая, право, досада, что Бат такой крохотный городок, где все знают все обо всех…

Нет, постойте-ка! Она так давно вращалась исключительно в узком кругу, составлявшем великосветское общество Бата, что напрочь позабыла о том, что в городе есть и иные сословия. Под хрупким ледком дворянства залегал прочный и солидный слой зажиточных горожан, которые, хотя и уступали в богатстве знати, все же рады были внести свою лепту в процветание карточной игры, отметившее эпоху Регентства.

Те, кому хватало денег, чтобы тягаться с высшим светом, играли в «Верхней Ассамблее» или в кругу избранных. Прочие же искали себе приют в менее возвышенных сферах, таких, как неизмеримо менее почтенная «Нижняя Ассамблея» на Террас-уолк или же еще боле сомнительные притоны. Разумеется, Элисон Фокс, любимой компаньонке леди Эдит, не пристало опускаться до подобного общества, но если надеть парик, нацепить темные очки и внести еще кое-какие изменения в свою внешность, то ее никто не узнает. Ну и, конечно же, она не должна появляться в этих местах одна. Женщина без спутника в трущобах Бата не избежит излишнего внимания, а то и приставаний его обитателей. Но Элисон не сомневалась, что легко убедит Джека сопровождать ее туда.

Главная проблема — как незаметно выбраться из дома. По счастью, леди Эдит обычно ложится рано. Правда, Мэг завела себе привычку изливать душу в долгих полуночных беседах с Элисон tet-a-tet[4], но этих бесед можно без труда избежать, сославшись на мигрень. Нет, когда все лягут, ускользнуть из дома будет проще простого.

Элисон очень хотелось бы посвятить во все леди Эдит, но ей казалось нечестным взваливать на добросердечную леди свою очередную проблему. Вот когда все закончится и беспутный Джек снова вернется в Лондон, вот тогда, возможно, она и повинится ей во всем.

Что до лорда Марчфорда, то она просто постарается держаться подальше от него — подыскивать себе какое-нибудь срочное дело всякий раз, когда он явится к тете с визитом, и убедительный предлог оставаться дома всякий раз, как он захочет сопровождать дам в свет или на Прогулку. Дай-то Бог, чтобы он поскорее уехал. Стоит ему вернуться в Лондон, как ее жизнь тут же войдет в привычное русло. Она забудет его — со временем, — а если и увидит снова, то он будет уже женат, и в детской у него будут возиться несколько доказательств нежной любви к нему его жены.

И вот, расписав свое будущее так, чтобы оно совершенно ее устраивало, Элисон закрыла глаза и сложила руки на одеяле. Но, увы, еще несколько часов она томилась в постели, пока наконец сон не снизошел на нее, но и тогда его тревожили видения сверкающего льва с огромными золотистыми глазами и когтями, которые оставляли на ее коже не царапины, а огненные, горящие страстью следы.


Через три дня после посещения Элисон «Верхней Ассамблеи» в комнату графа Марчфорда в отеле «Йорк-Хаус» постучали, и граф поспешил ответить на этот стук.

— Заходите, — нетерпеливо пригласил он. — Заходите же, Пилчер.

Низенький детектив шагнул в комнату, настороженно глядя на графа. С тех пор, как вчера ему пришел срочный вызов, он провел целый день в пути, гадая, что же могло случиться такое, что так взволновало его светлость.

— Я нашел Лиссу Рейнард! — не тратя лишних слов, напрямик сказал Марч, наслаждаясь изумлением Пилчера. — Садитесь… пожалуйста.

Он заказал на долю Пилчера второй завтрак и, пока благодарный детектив, в спешке пропустивший утреннюю трапезу, поглощал яичницу, йоркширскую ветчину, почки и тосты с маслом, в деталях поведал ему историю своего открытия. Наконец, покончив с едой, Пилчер робко спросил:

— Милорд, я счастлив, что вы нашли своего врага, но при чем тут я? Если вы сами сумели найти эту женщину, то уж наверняка дальнейшие мои услуги вам не потребуются.

— Очень даже потребуются.

Джонасу Пилчеру не слишком понравилась зловещая улыбка, сопровождавшая эти слова графа. Более того, она изрядно напугала его — детектив искренне надеялся, что от него не потребуется совершать убийство.

— Я собираюсь уничтожить Элисон Фокс, — продолжал Марч, — и рассчитываю на вашу помощь в этом деле.

Мистер Пилчер ошарашенно уставился на графа.

— Уничтожить? — пролепетал он, нервно подрагивая кончиком носа.

— Пожалуй, мне следовало бы сказать, я устрою так, что она сама себя уничтожит. — В ответ на недоуменный взгляд собеседника Марч лишь пожал плечами. — Эта особа — мошенница, Пилчер. Именно поэтому ей и удается так отлично устроиться в жизни. А я намерен сделать так, что ей больше этого не удастся. Думаю, я провел за игорными столами в Лондоне достаточно времени, чтобы схватить ее за руку на месте преступления, и вас я сначала нанял именно потому, что, если я правильно понял, вы специализируетесь именно на разоблачении карточных шулеров.

— Смею сказать, милорд, это чистейшая правда. Я все их фокусы и приемчики знаю от и до. И если вы хотите вывести на чистую воду эту даму, то, что бы она ни выбрала — колоду ли крапить или туза в рукаве держать. — Джонас Пилчер в вашем распоряжении.

Граф с довольным видом потер руки.

— Вот и славно. Ну что ж, теперь вам необходимо установить слежку за домом моей тети, где сейчас живет эта Фокс. Пусть она даже клочок тесьмы не сможет купить, чтобы я не знал об этом. У нее есть еще и сообщник, и каждый раз, как они встретятся, я хочу об этом знать.

— А когда я уличу ее в жульничестве, что мне предпринять? — поинтересовался детектив.

На губах Марча снова появилась все та же неприятная улыбка.

— Ну… просто подайте мне сигнал — я буду где-нибудь рядом.

В первое мгновение Пилчер промолчал, но потом, явно собравшись с духом, осторожно спросил:

— Могу я спросить, милорд, а что вы собираетесь тогда сделать? Боюсь, арестовать ее за мошенничество будет не так-то легко.

— Знаю, Пилчер, знаю. Мне вовсе не нужно видеть мисс Фокс за решеткой. Нет, когда мы уличим ее в мошенничестве, я просто разоблачу ее тут же, на месте преступления. Если повезет, то вокруг окажется немало знакомых моей тети.

Замешательство Джонаса Пилчера было явным. Усы его подрагивали, а маленькие бусинки глаз впились в лицо графа, силясь вникнуть в смысл его слов.

Граф с досадой поднял руку.

— Разве вы не понимаете? Моя тетя тут же откажет мисс Фокс от места и, насколько я в этом смыслю, эта новость в мгновение ока разлетится по всей стране. Этой девице не удастся больше втереться ни в один благопристойный дом. Таким образом, она потеряет доступ в гнезда невинных пташек, которых привыкла общипывать без зазрения совести. Даже больше, после того, как ее хотя бы раз уличат в шулерстве, ей будет чертовски трудно сесть за игорный стол даже в самых грязных притонах Лондона. Словом, Элисон Фокс внезапно обнаружит, что осталась совершенно одна — без денег и без друзей. Сдается мне, что это самая подходящая судьба для той, кто принесла столько горя другим людям.

Но, говоря это, Марч мысленным взором видел перед собой Элисон, какой была она три дня назад. Потерянное, испуганное выражение ее глаз преследовало его в тот вечер и после того, как он покинул Ройял-крессент. Граф провел немало часов, убеждая себя, что неправильно истолковал увиденное. Марч сжал зубы. Нет ровным счетом никаких причин испытывать сострадание к этой тоненькой стройной ведьме. Она заслужила уготованную ей судьбу, и он с превеликим удовольствием выроет ей яму.

— Понимаю, — только и сказал в ответ Пилчер, вытирая с губ следы яичницы и ветчины, а потом поднялся из-за стола и одарил графа мрачным взглядом. — Я установлю слежку за домом. Мне потребуется пара-другая помощников. Много времени это не займет: у меня в Бате есть несколько знакомых смышленых и проворных молодых людей, помогавших мне и раньше. К концу дня мы установим за домом такое наблюдение, что и мышь не проскользнет.

Марч коротко кивнул, но долго еще после ухода детектива сидел, глядя на умирающие в камине угли.


ГЛАВА 14


— Но Элисо-о-он! — раздался отчаянный вопль. — Если ты не пойдешь, весь день пропадет понапрасну! — Мэг драматически заломила руки, едва не сбив при этом цветочную вазу с маленького столика в гостиной.

— С нами должен был идти старший брат Салли, но так получилось, что он никак не может, и старшая сестра Шарлотты тоже. А мама Розамунды сказала, что после недавнего гриппа она слишком быстро устает. А гувернантка Джейн гостит у родственников, а с нами совершенно некому поехать. А мы-то уже столько недель мечтали поехать в Оукс! Питер обещал научить меня стрелять из лука, а Джеймс Арбатнот хотел устроить пикник в деревне.

— Но, Мэг… — слабо попыталась возразить Элисон.

— Ну, Элисон, пожалуйста!

— Но ты, по-моему, говорила, что лорд Марчфорд согласился за вами присматривать.

— Ну да, но если он окажется одним-единственным взрослым, то непременно передумает и откажется. А если поедешь еще и ты, никуда он не денется, вот все и устроится лучше некуда. Я знаю, тетя Эдит тоже хочет, чтобы ты поехала с нами. — Мэг плюхнулась в мягкое плюшевое кресло и с нетерпеливым ожиданием уставилась на Элисон.

Чтобы избежать настойчивого взгляда девушки, Элисон стала рассматривать рисунок на ковре. Подумать только, не далее как вчера она решила, что в ее жизни наконец-то воцарились мир и покой. Прошло уже две недели с тех пор, как она согласилась выиграть для Джека Кроуфорда пятьсот фунтов, и вчера она достигла цели. Она передала Джеку деньги из рук в руки, присовокупив к ним надежду, что он больше никогда не попадется ей на глаза. В ответ Джек только рассмеялся, но не стал возражать, а просто спрятал деньги, вежливо приподнял шляпу и ушел, насвистывая.

И теперь ей вовсе не улыбалась перспектива провести время в обществе лорда Марчфорда — ну почему только этот проклятый человек до сих пор не убрался в свой Лондон? — а уж тем более ехать с ним на загородную прогулку и вместе присматривать за выводком желторотых юнцов. С другой стороны, Элисон была уверена, что леди Эдит не только позволит ей поехать на эту прогулку, но даже будет настаивать на этом.

Элисон глубоко вздохнула. Нет, похоже, несмотря на всю ее решимость избегать общества лорда Марчфорда, завтра ей это сделать не удастся. Что ж, придется продумать, как вести себя как можно осторожнее, и постоянно держаться возле подопечных, не отходя от них ни на шаг.

Увидев по лицу Элисон, что та явно капитулировала, Мэг мгновенно вскочила на ноги и с радостным воплем закружила ее по комнате в победном вальсе. Элисон не смогла удержаться от смеха и смеялась до тех пор, пока танец не закончился вдруг столкновением с какой-то крупной мускулистой фигурой, стоявшей у входа в гостиную.

— Ой! — вскрикнула Элисон, внезапно обнаружив себя в объятиях Марча. Покраснев до кончиков ушей, она поспешила высвободиться с елико возможным чувством собственного достоинства и поспешно ретировалась в дальний угол гостиной.

— Марч! — воскликнула Мэг. Она оказалась точно в такой же ситуации, но нимало не смутилась, а, повиснув на шее брата, чмокнула его в щеку. — Элисон согласилась ехать с нами в Оукс!

Даже если граф и воспринял это сообщение без особого энтузиазма, Мэг не обратила на это никакого внимания.

— Мы чудесно проведем время! — продолжала верещать она. — Я еще никогда не ездила на такие долгие верховые прогулки. Погода должна быть великолепной, а мама моей подруги Салли приготовит нам для пикника уйму всяких вкусных вещей!

— А мне казалось, что мы решили остановиться на ланч в Степ-Уолфорде, — заметил граф.

— О да, конечно. Но нам же понадобится до этого что-нибудь перекусить, просто чтобы не выбиться из сил.

— Разумеется, — пробормотал ее брат, невольно взглянув на смущенную до крайности Элисон, прежде чем вновь повернуться к сестре. — Не можем же мы допустить, чтобы ты, не дай Бог, упала в голодный обморок после трех-четырехчасового поста.

В ответ на эту шутку глаза Элисон озорно вспыхнули, но она тут же одернула себя и потупилась. Марч тоже словно одеревенел и, пройдя в комнату, рухнул в кресло. Через несколько минут к их троице присоединилась леди Эдит, и они все вместе принялись обсуждать планы завтрашней прогулки.


Вечером, сидя в своем номере в «Йорк-Хаус», Марч пытался подготовиться к тому, что ему принесет эта прогулка, но решительно не знал, чего ожидать, и эта проклятая неопределенность раздражала его. А что было ожидать, уныло признавал он, после двух недель постоянного и бесплодного ожидания? Элисон Фокс упорно не желала участвовать в светской жизни Бата. И как же, раздраженно думал граф, она собирается проворачивать свои грязные махинации, если так решительно отказывается сопровождать его и его тетю на великосветские рауты? Даже в тот вечер, когда леди Эдит собиралась играть в карты в тесном кругу самых избранных и богатых людей западной Англии, она сослалась на головную боль и осталась дома.

Все выяснилось одним прекрасным утром, когда Джонас Пилчер представил графу отчет о событиях, происходящих на Ройял-крессент.

— Согласно донесениям моих агентов, — докладывал маленький сыщик, листая записную книжку, — эта Фокс три дня не выходила из дома. Однако, — многозначительно добавил он, — по ночам, когда все ложились спать, какая-то женщина тихонько прокрадывалась из дома через черный ход. Ее встречал высокий стройный джентльмен, и они вместе отправлялись в центр города. Однако мой человек не последовал за ними, так как имел предписания следить за домом.

— О Боже! — воскликнул граф. — Ну разумеется! Она-то знает, что делает. Она понимает, что если вдруг начнет выигрывать у знакомых леди Эдит после того, как старательно создавала себе репутацию слабого игрока, то это для нее плохо кончится. Вот и отправляется за выигрышем куда-нибудь еще. Для начала, я полагаю, в «Нижнюю Ассамблею». Готов держать пари, что этот «стройный джентльмен» — не кто иной, как Джек Кроуфорд.

После этого ночные прогулки Элисон были тщательно прослежены. Раза два Марч вместе с Пилчером и одним из его агентов зашел в «Нижнюю Ассамблею», где с безопасного расстояния мог сам понаблюдать, как странная на вид женщина с густыми каштановыми волосами и в темных очках ловко освобождала завсегдатаев мистера Линдсея от значительных сумм денег. Она выигрывала не всякий раз, но проигрывала совсем понемногу и в конце каждого вечера отдавала деньги Джеку Кроуфорду. Как ни странно, Марчу показалось, что на ее лице застыло все то же загнанное выражение, что и тогда в «Верхней Ассамблее».

Марч, конечно, не мог подойти к Элисон поближе, чтобы получше разглядеть выражение ее лица, особенно когда девушка вместе со своим сообщником уходили из «Нижней Ассамблеи», чтобы поискать удачи в других местах. После нескольких ночей, проведенных Марчем в неустанной слежке, его настолько переполнило чувство гнева, что он счел за лучшее дожидаться рапортов мистера Пилчера в отеле «Йорк-Хаус».

Во время их последней встречи стало совершенно очевидно, что маленький детектив совершенно сбит с толку.

— Я слежу за ней вот уже целую неделю, — пожаловался он, листая полную пометок записную книжку. — Я постоянно держусь у нее за спиной, но за все это время она ни разу не смухлевала, ни разочка!

— И?..

Мистер Пилчер растерянно пожал плечами.

— Я с нее глаз не свожу, милорд, но провалиться мне на этом месте, если я понимаю, как она умудряется это делать.

— Но она должна…

— Да, милорд, я тоже уверен, что она жульничает, это точно. А как иначе? Уж больно часто она выигрывает, но как — ума не приложу. Я проверил карты, которыми она играет, и особо взял на заметку место, где во время игры пребывает ее сообщник. Но Кроуфорд обычно находится в другой комнате, так что он ей не подсказывает. Она одевает платья с длинными рукавами, но они всегда плотно облегают руки, а если приходит в накидке, под которой легко можно спрятать карты, то всегда оставляет ее поодаль от карточного стола.

Пилчер нахмурился и стал больше обычного похож на озабоченного грызуна.

— Это просто уму непостижимо, милорд!

— Она всегда играет в одну и ту же игру?

— Нет. Кажется, она предпочитает пикет, но я видел, как она играла в вист и даже в экарте. Одним словом, в любую игру, где в тот вечер делаются самые крупные ставки. И так каждый раз.

— Проклятье! — сорвалось с уст графа. — Хотелось бы мне понаблюдать за ней в «Верхней Ассамблее» или даже самому сыграть с ней. Хотя, с другой стороны, уж тогда-то она наверняка приложит все силы, чтобы проиграть, и я так ничего и не узнаю. — Марч тяжело вздохнул. — Проклятье! — повторил он упавшим голосом.

Несколько дней спустя Марч сопровождал свою тетушку и Элисон на светский обед у соседей. Когда после приема он проводил дам, Элисон поспешно пожелала всем спокойной ночи и чуть ли не взлетела по лестнице в свою комнату.

— Боже правый, — удивилась леди Эдит, — сегодня Элисон сама не своя. Что ты ей сделал?

— Я?! — переспросил Марч с возмущением, которое удивило его самого.

— Все же, должно быть, ты чем-то ее обидел, — настаивала тетя. — За весь вечер девушка тебе и пары слов не сказала. А я-то надеялась, вы стали друзьями. Хотя, надо добавить, начало было не очень удачным. Прямо скажем, в первое время ты не очень-то хорошо к ней относился.

— Да, не очень.

Друзьями, подумать только! Марч рассмеялся бы этому предположению, если бы ему не хотелось кричать от боли и ярости. Проводив тетю в библиотеку, где в камине уютно потрескивали дрова, он усадил ее в кресло поближе к очагу, а сам устроился рядом.

— Тетя, — нерешительно начал он, — я не сомневаюсь, что вы догадывались о том, что причиной моего поспешного визита к вам в Бат послужило желание выяснить всю подноготную Элисон Фокс. Элинор думала…

— Я знаю, что думала Элинор. Конечно, я понимала, зачем ты приехал, но была уверена, что ты увидишь, какая Элисон на самом деле — милая, добросердечная и благородная девушка, искренне привязанная ко мне, так же как и я к ней.

— Да, — медленно ответил Марч, — вы были правы. Одно время она убедила меня, что она на самом деле такая, как кажется, — мягкая, нежная, заботливая, одним словом, воплощение всех лучших качеств компаньонки. Но теперь… — Он замялся, не зная, стоит ли открыть этой почтенной леди, которую он так любил, всю правду. — Видите ли, я кое-что заметил…

— Заметил? — Леди Эдит выпрямилась в кресле. — Что заметил? Что за чушь ты несешь, Марч? Если ты…

Увидев на лице тети признаки нарастающего волнения, Марч поспешно накрыл ее руку своей.

— Я отнюдь не несу чушь, тетя, — продолжил он мягко, — но пока еще не могу рассказать вам все, что знаю. Просто я хочу приготовить вас к мысли, что мисс Фокс… не та, кем кажется.

— Ерунда! — негодующе воскликнула леди Эдит. — Ты снова пытаешься разлучить меня с ней, да? — Голос ее дрожал от возмущения, и она выдернула руку из руки племянника. — Так позвольте сказать вам, Энтони Брент, что вы не можете рассказать мне об Элисон Фокс ничего такого, что хоть на йоту изменило бы мое отношение к ней!

Припомнив этот печальный эпизод, Марч тяжело вздохнул, и этот вздох, казалось, исходил из самой глубины его израненной души. «Интересно, чем все это кончится?» — с тяжелым сердцем подумал он и, покачав головой, потянулся к графину с бренди.


Элисон стояла перед зеркалом, старательно расправляя складки на юбке своей амазонки. Она прекрасно понимала, что костюм для верховой езды словно предназначен специально для нее. Признаться, сперва она даже сочла его чересчур смелым и никогда не отважилась бы купить, если бы с ней не было леди Эдит.

— Да, я согласна, — сказала почтенная дама, — костюм чрезвычайно смел. Даже вызывающ, особенно эта воинственная тесьма. Но он очень тебе к лицу. Покупай.

Застегнув лиф платья и расправив широкую юбку, Элисон водрузила на тщательно уложенную волну темных кудрей коричневую шляпку под цвет амазонки и откинула назад пышные перья, ниспадающие на шею с полей шляпки.

Она чуть помедлила, чтобы еще раз взглянуть на себя в зеркало, хотя знала, что ее уже ждут внизу. Лорд Марчфорд собирался сегодня завтракать на Ройял-крессент, и поэтому она распорядилась подать чай и тосты к себе в комнату. А потом в какой-то прострации застыла посреди комнаты, не в состоянии выбросить из головы некоего крайне нелюбезного джентльмена. И как только ее угораздило влюбиться в него? — в сотый раз спрашивала себя Элисон. Из этой любви не может выйти ровным счетом ничего хорошего. Но, с другой стороны, как его не полюбить? Как ни был Марч высокомерен, а порою даже суров, он все же был олицетворением ее самых заветных грез об идеальном спутнике жизни. Его сила была почти осязаема, но при этом он был мягок и нежен с теми, кого любил. А его высокомерие смягчалось отменным чувством юмора — по счастью, он умел смеяться над собой. Он был хорошо образован и умен, что, однако, не делало его напыщенным и помпезным. И он обращался с ней как с личностью, а вовсе не как с безымянной и незначительной прислугой своей тетушки. И, конечно, ко всему этому следует добавить загадочное, гипнотизирующее очарование его золотисто-карих глаз и улыбки, от которой у нее буквально подгибались колени.

Элисон одернула себя. В конце концов, какая разница, почему именно она полюбила его. Главное сейчас — постараться в ближайшие несколько дней держаться от него подальше, не нарушая при этом правил приличия. А уж когда он уедет, она, разумеется, приложит все силы, чтобы забыть его. Наверняка рано или поздно наступит время, когда она перестанет ощущать, что без него ей чего-то недостает, когда ее губы перестанут гореть от желания прикоснуться к его губам, а тело забудет крепость и тепло его объятий.

Великий Боже! Оторвавшись от зеркала, Элисон опрометью выбежала из комнаты, на одном дыхании сбежала по лестнице и у самого ее подножия налетела на чью-то высокую стройную фигуру, поджидавшую ее. Элисон подняла глаза и обомлела.

— Джек! Джек Кроуфорд! Ради всего святого, что ты здесь делаешь?

— Ой, а разве я тебе не говорила? — спросила Мэг, выглядывая из-за плеча Джека. — Я вчера встретила мистера Кроуфорда и, когда рассказала ему о нашей сегодняшней прогулке, он согласился присоединиться к нам. Ну разве не чудесно? — добавила она самым невинным тоном.

— Чудесно, — сквозь зубы подтвердила Элисон. Как раз в этот момент граф вышел из столовой. На лице его явственно отразилось, что он не более, чем она, счастлив лицезреть Джека.

Действительно, Марч был вне себя от злости. Увидев в столовой Кроуфорда, он, несмотря на объяснения Мэг, решил, будто тот приглашен по настоянию Элисон.

Сузив глаза, граф наблюдал, как Элисон непринужденно болтает с Кроуфордом и Мэг. К вящему своему неудовольствию, Марч поймал себя на том, что не в силах оторвать взгляд от очаровательной амазонки, в которую была одета девушка. На него нахлынуло яростное, почти непреодолимое желание сжать в объятиях ее нежное гибкое тело, а разум обожгли жаркие воспоминания. Боясь, что лицо может выдать его чувства, Марч резко отвернулся.

Громкий стук в дверь возвестил о прибытии остальных участников верховой прогулки. И когда часом позже вся компания выезжала с Ройял-крессент, всеми всадниками, за исключением двоих, владело бурное веселье. Довольно скоро они достигли полей в долине реки Эвон и отпустили поводья, позволив коням привольно мчаться по зеленеющим склонам.

— А вы прекрасно держитесь в седле, мисс Фокс.

Услышав у себя за спиной этот голос, Элисон, скакавшая в гуще веселой толпы, чуть не выронила поводья.

— И моя тетя выбрала для вас прекрасного скакуна. — Хотя тон Марча казался вполне нейтральным, Элисон тотчас напряглась.

— Да, Капризница — чудесная лошадка, и я всегда рада возможности покататься на ней, когда мне выпадает свободное время.

— То есть когда вам удается выкроить пару минут в сплошной череде важных дел, — закончил за нее Марч. На сей раз в его голосе отчетливо звучал вызов.

— Да, я и в самом деле довольно занята, милорд. У меня много обязанностей, в которые, кстати, входит сопровождать сегодня Мэг и ее юных друзей. Так что, с вашего позволения… — Она сжала каблуками бока маленькой лошадки и умчалась вперед к основной группе, где бок о бок ехали Джек Кроуфорд и Мэг. Эта парочка была так погружена в оживленный разговор, что Мэг даже слегка подпрыгнула, когда Элисон присоединилась к ним.

— Ох, Элисон, — заговорила она немного нервно, — я… мы с мистером Кроуфордом обсуждали мой предстоящий выезд в свет в Лондоне.

— Вот как? — Тон Элисон выражал явное неодобрение.

— Да, в самом деле. — Джек повернулся к ней. В его улыбке сквозила легкая насмешка. — Я как раз перечислял леди Мэг имена молодых джентльменов, которых она может встретить в Лондоне. И которые, — шаловливо добавил он, — наверняка засыпят ее цветами и стихами в огромном количестве.

Мэг вспыхнула до корней волос, а Элисон разозлилась. Она тут же одарила обворожительной улыбкой юного Питера Дэвениша, скакавшего в двадцати ярдах впереди вместе с Салли Паргетер. Как она и надеялась, те придержали коней, и Питер предложил девушкам устроить скачки. Молодежь умчалась, оставив Элисон и Джека наедине.

— Ах, беззаботная юность! — сказал Джек, награждая Элисон одной из своих самых очаровательных улыбок. Но на Элисон она не произвела никакого впечатления.

— Джек, я же велела тебе оставить Мэг в покое, — не допускающим возражения тоном сказала она. Но улыбка Джека расцвела еще ярче.

— О чем ты, Элисон? Убей Бог, не понимаю. Я просто-напросто развлекал девочку безобидной болтовней. Моя дорогая, — продолжил он, — поверь, меня нисколько не интересуют несформировавшиеся девицы. Я предпочитаю женщин… более опытных.

Глаза его вспыхнули столь многозначительным блеском, что Элисон тут же смутилась и непроизвольно обернулась к Марчу. Однако тот непринужденно беседовал невдалеке с юным Джейсом Холивэлом. Поглощенные разговором, они, казалось, и внимания не обращали на Элисон и Джека.


Однако Элисон ошибалась. Марч все время исподтишка наблюдал за ней, зорко подмечая каждую мелочь. Вот и теперь болтовня его юного собеседника ничуть не занимала его. Какого дьявола, что еще затеяла эта лисица? Господи, она не сводит глаз с Кроуфорда, смеется его шуткам, отчего сердце графа пронзила мучительная боль. А уж когда он увидел, как Джек медленным, неторопливым жестом поправил перья на шляпке Элисон и задержал ладонь на ее щеке, глаза его заволокла алая пелена бешенства. Марчу хотелось лишь одного — одним броском преодолеть луг, разделявший их, швырнуть наглеца на землю и растоптать его копытами коня.


— Прекрати сейчас же, Джек! — Элисон отпрянула от его прикосновения.

— Что-то ты совсем не в духе сегодня, — отозвался Джек, печально скривив губы, но глаза его продолжали лукаво улыбаться. — Я просто пытался хоть как-то выразить симпатию, которую испытываю к тебе, дорогая.

— Не пытайся подлизаться ко мне, — отрезала Элисон. — Я самый последний человек в мире, на которого подействуют твои уловки. Ладно, поехали, присоединимся к остальным.

Джек тем не менее схватил поводья ее лошади.

— Не так быстро, дорогая: Это, возможно, мой единственный шанс побыть с тобой наедине сегодня. Разве я могу его пустить? А мне надо сказать тебе одну очень важную вещь.

— Ну что еще? — нетерпеливо спросила Элисон.

— Ох, до чего же ты все усложняешь! Просто я решил, что нам с тобой надо пожениться.

Несколько секунд Элисон, разинув рот от изумления, не дыша смотрела на Кроуфорда.


ГЛАВА 15


— Ты совсем спятил, Джек? — в сердцах выпалила Элисон.

Тот только рассмеялся.

— Напротив. Я думаю, жениться на тебе — это самая мудрая мысль, которая только могла прийти мне в голову.

Элисон вновь обрела дыхание. Очевидно, Джеку просто пришла в голову очередная безумная идея.

— А на мой взгляд, ничего глупее просто не придумаешь. И думать об этом забудь — как сейчас, так и впредь, — отчеканила она. — Видеть тебя больше не хочу, не то что провести в твоем обществе всю оставшуюся жизнь.

— Но ты только подумай, — невозмутимо ответил Джек, — у тебя такой дивный талант, а ты его даром в землю зарываешь. С моей помощью ты войдешь в любой игорный салон в стране. Да мы деньги лопатой грести будем!

Элисон нервно засмеялась.

— Джек, будь серьезнее! Ты еще скажи, что питаешь ко мне какие-либо нежные чувства.

— Нет, хотя я не уверен, что мое сердце в конце концов не падет жертвой твоих чар: ты, знаешь ли, очень мила. Но я совершенно серьезно. — Внезапно смех его оборвался, а глаза сузились. У Элисон даже мурашки по спине пробежали. Джек придвинулся к ней ближе. — Слушай, Элисон, мне еще нужны деньги. Не так уж и много, меньше сотни фунтов, — торопливо добавил он, заглушая ее сдавленный протест. — Видишь ли, на скачках я поставил все на фаворита, а он возьми да и приди вторым. — Джек вновь рассмеялся, но в смехе его не было и тени раскаяния. — И к тому же, я думаю, ты запросто можешь выиграть немножко и сверх того. Сама понимаешь, ты можешь обеспечить мне крупные ставки.

— Какие еще крупные ставки? Да я бы чашки чаю тебе, и той не дала, — процедила Элисон сквозь зубы. — Ты что, не понимаешь, Джек? Я не хочу больше иметь с тобой никаких дел. Ты самый чокнутый на картах игрок, какого я только видела, и я не сомневаюсь, что тебя, как всех зарвавшихся игроков, ждет плохой конец. Но я не позволю тебе втянуть меня с собой в эту грязь. Я хочу вычеркнуть тебя из своей жизни, Джек Кроуфорд, раз и навсегда!

Во время этой отповеди Джек не сводил внимательного взгляда с лица Элисон, а когда она остановилась, чтобы перевести дыхание, он схватил ее за запястье и, быстро оглянувшись по сторонам, чтобы убедиться, что за ними никто не наблюдает, грубо встряхнул ее.

— Ты что, совсем забыла, что у меня есть, чем тебя поприжать? — Он бросил многозначительный взгляд на скакавшего невдалеке лорда Марчфорда. Помедлив, Джек снова перевел глаза на Элисон, и взгляд его несколько смягчился. — Мне и вправду неприятно принуждать тебя, моя дорогая, но, боюсь, у меня нет иного выбора. Понимаешь ли… — он помялся, не зная, как подступить к делу, — я рассказывал тебе, что приехал в Бат специально для того, чтобы отыскать тебя. Но не сказал, что это было сделано по приказу… тех людей в Лондоне, о которых я тебе рассказывал. Они были весьма недовольны тем, что я задолжал им кучу денег, и поэтому они собирались надавить на меня. Вот тогда мне и пришлось рассказать им, что у меня, так сказать, есть козырной туз в. рукаве, и только тогда они дали мне свободно вздохнуть.

— Жиль Моргантон — тип, у которого я остановился, — на короткой ноге с кое-кем из лондонских заправил. Он был просто поражен, как быстро ты раздобыла деньги, когда я попросил тебя об этом, и растрезвонил об этом своим друзьям, а теперь… Ну, в общем, они хотят использовать твои услуги на более регулярной основе. И если я не обеспечу им это, они очень рассердятся на меня.

Элисон показалось, будто теплый солнечный апрель внезапно сменился суровым ноябрем.

— Ты, верно, шутишь? — остолбенев от ужаса, спросила она. Джек ничего не ответил, но молча, без улыбки продолжал смотреть на нее. Собравшись с духом, Элисон решительно заявила: — Забудь эту безумную затею, Джек. Я не поеду с тобой в Лондон ни как твоя жена, ни в любом другом качестве. И даже твоя угроза все рассказать обо мне лорду Марчфорду ничего не изменит. Я охотнее соглашусь иметь дело с ним, чем попасть в рабство к тебе и твоим презренным сообщникам.

Ее слова прозвучали куда смелее, чем она себя чувствовала. Элисон твердо посмотрела Джеку в глаза. В его ответном взгляде читалось сомнение, но он первым отвел глаза и тяжело вздохнул.

— Я дам тебе несколько дней, чтобы ты могла все хорошенько обдумать, Элисон. А между тем я хочу, чтобы ты продолжала играть для меня. А если не согласишься, — продолжил Джек, заметив ярость в ее глазах, — я расскажу лорду Марчфорду всю правду о тебе прямо сейчас.

После долгой паузы Элисон кивнула головой. Слушая откровения Джека, она с ошеломляющей ясностью поняла, что леди Эдит была абсолютно права: она совершила чудовищную ошибку, что уже давным-давно не раскрылась лорду Марчфорду. Сердце девушки болезненно сжалось. Наверное, последуй она совету леди Эдит, Марч поверил бы в ее невиновность. Но, может быть, и сейчас еще не поздно? Если бы только Джек не вынудил ее опять играть для него в Бате! Теперь-то Марч никогда не поверит ей! Тем не менее она все расскажет ему… в свое время, надо только улучить момент для разговора. Нельзя, чтобы Джек выложил все прямо сейчас — слишком это опасно.

— Хорошо! — резко ответила Элисон. — Но в последний раз, Джек! И позволь заметить, что и через несколько дней я не передумаю и не соглашусь уехать с тобой в Лондон.

— Поживем — увидим. — Насмешливо приподняв шляпу, Джек пришпорил коня и умчался вдогонку молодежи, остановившейся, чтобы полюбоваться видом, открывавшимся с холма.

Вечером, вспоминая события этого дня, Элисон обнаружила, что не может ясно припомнить ничего, что было после ее разговора с Джеком. Ей смутно припоминалось, что она вроде бы играла в бадминтон с Питером в Оуксе, красивой старинной усадьбе в тюдоровском стиле. Пикник в маленькой деревушке Степ-Уолдорф и возвращение в Бат словно тонули в густом тумане. По крайней мере, смутно вспоминалось Элисон, ей удалось остаток дня держаться подальше от лорда Марчфорда, а уж к Джеку она и близко не подходила.

Следующий день начался тихо и спокойно, но после обеда леди Эдит решила, что им следует посетить вечерний раут в «Верхней Ассамблее», и теперь Элисон вновь стояла у зеркала, придирчиво рассматривая свое отражение. С угрюмым удовлетворением она отметила, что по ее виду никто бы не догадался о ее душевном состоянии. Розовая накидка поверх палевого платья придавала ее щекам обманчивый румянец, а глаза от невыплаканных слез казались еще больше и ярче.

Конечно же, граф тоже пойдет вечером на раут. Господи, ну почему у него не нашлось на сегодня личных дел? Это просто несправедливо, хотя, если подумать, он и приехал в Бат именно затем, чтобы пообщаться с любимой тетушкой.

Элисон тяжело вздохнула. Ничего, она уже научилась не попадаться ему на глаза. Просто она проведет большую часть вечера в игровой комнате.

К несчастью, лорд Марчфорд разрушил все ее планы. Умопомрачительный в своем элегантном вечернем костюме, он в тот вечер не отходил от нее буквально ни на шаг. Едва они вошли в залу, как он взял ее за руку и так, чтобы слышала леди Эдит, пригласил на танец в таких вежливых и изысканных выражениях, что отказать было никак невозможно. Когда в начале танца он крепко обнял ее, мысли Элисон совсем смешались.

— Хорошо ли вы повеселились на вчерашней прогулке, мисс Фокс? — Вопрос был задан вежливым безучастным тоном, но Элисон показался в нем скрытый подтекст, в котором она не могла и не хотела разбираться, потому что, как и раньше, от рук Марча, лежащих на ее талии, по всему ее телу разливалось трепетное тепло, а оттого, как близко к ее губам были его губы, сердце едва не выскакивало из груди.

— Прогулка? Ах да, все было замечательно, — отозвалась она тоненьким голосом.

— Как хорошо, что вам и мистеру Кроуфорду выпал наконец удобный случай возобновить старую дружбу.

— Что?.. Простите?.. — Сердце Элисон забилось еще чаще.

— Я заметил, что вы с ним долго беседовали по дороге в Оукс.

— Ох! — вздохнула она и первый раз за это время взглянула на него. В глазах ее была настороженность. — Да, мы поговорили немного. Так, пустая светская болтовня, уверяю вас.

«Вам незачем в чем-либо уверять меня, мисс Фокс».

Марч пристально поглядел в поднятые к нему голубые глаза. А чего, собственно, он хочет добиться этим разговором? Расстроить и смутить ее? Если так, то пора торжествовать победу. Но ведь это не так! И тут Марч потрясенно понял, что ему больше всего хочется, чтобы Элисон сама призналась ему в вероломстве. Ему хотелось услышать ее объяснения, узнать, почему своей жертвой она сделала именно его семью. Он жаждал… Чего? Извинений? Вот ерунда-то, даже думать смешно! Ну, допустим, она признается ему в своем коварстве, расскажет о том, что натворила, но что она сможет сказать в свое оправдание?

На душе у Марча было так горько и тяжело, словно он потерял что-то дорогое его сердцу. Если бы только…

Внезапно он выпрямился, осознав, что музыка перестала играть. Пробормотав что-то невразумительное, Элисон повернула к дверям игровой комнаты, а Марч поспешил за ней. Усилия его не пропали даром: едва девушка уселась за карточный стол с двумя партнерами, граф непринужденно занял последнее свободное место.

«О господи, да что же это!» — в отчаянии подумала Элисон. Она же не может выигрывать при лорде Марчфорде! Ей только показалось или он в самом деле как-то выразительно на нее поглядывает? Боже правый, не мог же он прослышать о поражении, нанесенном ею завзятым игрокам города? Нет, конечно, нет! Она же была в гриме и представлялась под вымышленным именем.

Из-под полуприкрытых век Марч исподтишка наблюдал за Элисон. Посмеет ли она при нем пустить в ход свое искусство? Устоит ли перед искушением запустить лапу в его карман, несмотря на то, что раньше создавала себе репутацию совершеннейшей неумехи по части карт? Ну нет, заключил он с каким-то горьким удовлетворением, все шло именно так, как он и предполагал: Элисон принялась за свои старые штучки. Только поглядите на нее — глаза полны растерянности, нежные руки трепещут в нерешительности. Мисс Фокс вела себя, как застенчивый ребенок, которого первый раз посадили обедать со взрослыми. Марча охватил новый прилив горечи. Ну что ж, когда в ближайшем будущем ее выведут на чистую воду, ей нечего будет даже думать о том, чтобы показаться в приличном обществе, поэтому ей стоит серьезно поразмыслить о сценической карьере.

Тем временем игра шла своим чередом. Элисон допускала одну ошибку за другой, путалась и постоянно извинялась перед партнером. Собственно говоря, ей вовсе несложно было изображать смущение и нерешительность — так действовало на нее присутствие Марча.

— О Боже! — воскликнула она, пойдя с червей и проиграв лишнюю взятку Джорджу Мэлтаму, третьему игроку. Она повернулась к графу: — Я была абсолютно уверена, что король у вас.

Мэлтам фыркнул.

— Вы не заметили, что мы уже разыграли короля червей раньше.

— Ой, в самом Деле? — Она перевела растерянный взгляд с мистера Мэлтама на графа. — Как глупо с моей стороны! Мне так жаль. Но вы же знаете, как это у меня всегда получается.

— Да, мисс Фокс, уж кто-кто, а я-то знаю, как это у вас всегда получается, — холодно подтвердил Марч, прервав ехидный смех мистера Мэлтама. — Ладно-ладно, Джордж, не могут же все хорошо играть, — продолжал он. — Имей хоть немного снисхождения к бедненькой мисс Фокс.

При первых словах Марча Элисон испуганно уставилась на него, но немного расслабилась, когда он обратился к мистеру Мэлтаму. В самом деле, нельзя же так нервничать всякий раз, когда Марч что-нибудь скажет об ее игре. В конце концов, он же не ясновидящий, откуда ему было узнать о ее маскараде?

Тем не менее даже эти соображения не смогли успокоить ее, и когда игра закончилась и игроки отправились в комнату отдыха, Элисон тоже встала из-за стола, испытывая огромное облегчение. Но от оклика Марча сердце ее в пятки ушло.

— Мы так мило проводим время. Куда торопиться? Предлагаю вам партию в пикет, мисс Фокс.

— Благодарю вас, милорд, — отозвалась она слабым, еле слышным голосом, — но я уже устала от карт.

— Но ведь последние несколько вечеров вы, кажется, только им и посвятили. Быть может, вы просто не желаете играть со мной?

Элисон показалось, что пол уплывает у нее из-под ног.

— Какое нелепое замечание, милорд. — Она знала, что смех ее звучит натянуто, и поспешила продолжить: — Но я предложила бы вам попытать удачу с более достойными вас партнерами. Вы должны признать, что я не тот игрок, которому вы можете бросить вызов.

Марч улыбнулся, и от этой улыбки Элисон бросило в жар.

— Право, мисс Фокс, позвольте мне самому выбирать себе партнеров. — Граф махнул лакею и велел приготовить карты для пикета. Элисон бессильно рухнула в кресло, чувствуя себя почти так же, как великомученица-христианка, отданная на съедение огромному, красивому и явно голодному льву.

— Дабы успокоить вас, мисс Фокс, давайте играть по маленькой. Так никому из нас не грозит проиграться в пух и прах. Скажем, по пенни за взятку?

Элисон оцепенело кивнула, тщетно пытаясь унять дрожь в руках, когда она брала карты, которые Марч сбросил ей. Без долгих раздумий она сбросила все свои пять карт и вытащила из колоды пять новых.

— Неужели я так плохо раздал? — засмеявшись, спросил Map.

— Ужасно, — отозвалась она, радуясь про себя, что еще в состоянии говорить твердым голосом. — Хуже некуда, особенно, — добавила она с кривой улыбкой, видя, что Марч поменял всего одну карту, — учитывая, что вам явно повезло. К тому же, — она открыла свои карты, показывая их Марчу, — судите сами, сплошное разочарование: ни одной картинки.

— Ах, бедняжка! Ваша неудача обойдется вам в десять пунктов. Ничто не спасет вас, моя дорогая. — Марч со злодейской улыбкой покрутил воображаемый ус.

От его шутливого тона у Элисон отлегло от сердца, но она не смогла присоединиться к веселому смеху Марча, а лишь выдавила из себя жалкую улыбку и вновь сосредоточилась на картах.

Следующий час тянулся целую вечность. Памятуя о том, что Марч по меньшей мере два раза видел, как она выигрывает, Элисон рискнула попробовать отыграться в висте. Однако оказалось, что, даже употребляя все силы, она не в состоянии обыграть своего противника. Но было ли это результатом его мастерства или же ее лишали былой рассудительности его золотистые глаза и обаятельная улыбка? Элисон не хотела даже думать об этом.

— Все, милорд, я совершенно на мели, — заявила она наконец, когда Марч сгреб ее последние монеты к себе в кучу. — И просто умру, если не выпью чего-нибудь освежающего.

С этими словами Элисон поднялась из-за стола, твердо решив, что на новую игру графу ее не уговорить, пусть даже не пытается. Он, правда, и не пытался, лишь предложил проводить ее в чайную комнату, где они застали леди Эдит. Поболтав с дамами несколько минут для приличия, Марч очень скоро покинул их и направился к приятелям, которых заметил в соседней комнате.

— Непохоже, чтобы ты хорошо развлекалась сегодня, дорогая, — заметила леди Эдит. — Что-то я не видела, как ты танцуешь.

— Нет, я просидела весь вечер в игровой комнате.

Не дождавшись ничего более вразумительного, леди Эдит испытующе поглядела в лицо Элисон.

— Что с тобой? Ты чем-то огорчена?

— Так, пустяки. Мы с вашим племянником сыграли несколько партий в пикет, и…

— Можешь не продолжать, — довольно резко прервала ее леди Эдит. — Ты все еще боишься его, не так ли?

— Да нет. Честно-честно! Я боюсь только, что он осудит меня, ведь я решила последовать вашему совету.

— Ты собираешься сказать ему, что ты и есть Лисса Рейнард? — Почтенная леди недоверчиво приподняла бровь.

— Да. Вы были абсолютно правы. Я должна была ему все рассказать уже давным-давно. Как бы там ни было, я должна… О Боже! — Глаза Элисон расширились от испуга, когда она посмотрела в другой конец комнаты. — Это же Джек! А я и не знала, что он будет здесь сегодня!

— Хм, — фыркнула леди Эдит. — Говорят, он проводит здесь каждый вечер, когда открыто. Похоже, ему не терпится поговорить с тобой. Может быть, уйдем?

— Нет, — со вздохом ответила Элисон, — от него не отвяжешься. Я подойду к нему, но тут же вернусь.

Надеясь, что лорд Марчфорд ничего не заметит, Элисон направилась к Джеку, который тут же увлек ее в угол.

— Я вижу, ты хорошо поработала, — сказал он с легкой улыбкой. — У тебя есть что-нибудь для меня? — От предвкушения его улыбка стала еще шире.

— Боюсь, что нет, Джек, — холодно ответила Элисон. — Напротив, я потеряла все деньги, которые взяла с собой.

— Как же это? Я собственными глазами видел тебя с лордом Марчфордом, а он всегда играет по-крупному.

— Только не сегодня. Мы играли по маленькой, и я проиграла.

Джек скривил губы в обиженной улыбке.

— Что ж, мы тоже не застрахованы от превратностей судьбы.

— Мы? — Голос Элисон был холоден, как лед. Борясь с желанием вцепиться ему в щеки своими точеными ноготками, она крепко сжала кулаки.

У Джека хватило совести слегка покраснеть, и он торопливо продолжал:

— Это не все, что я хотел тебе сказать. На самом деле я пришел, чтобы помочь тебе.

— Если ты действительно хочешь помочь мне, уезжай из Бата завтра же утром и никогда больше не возвращайся.

Он расценил это замечание как шутку и тихо рассмеялся.

— Можешь не точить свои прелестные коготки, моя дорогая. У меня для тебя есть подарок. — Порывшись в жилетном кармане, он извлек маленький бархатный футлярчик и вытряхнул из него колоду карт. Элисон в замешательстве посмотрела на него.

— Но… но мне не нужны карты. Там, где я играю, они всегда есть.

— Да, но не такие, как эти. — Джек взял ее руку и вложил в нее футлярчик с картами. — Это специальные карты, с их помощью ты всегда будешь выигрывать.

Элисон резко разжала пальцы, словно карты обожгли их, и футлярчик упал на пол.

— Джек! Неужели это?..

Он нагнулся и подобрал карты.

— Ну да. Крапленая колода. Я хочу, чтобы ты отныне пользовалась ими, Элисон. Ты только взгляни! — пылко настаивал Джек, в то время как Элисон смотрела на него полными ужаса глазами. — Если не знать заранее, никогда не догадаешься, что они крапленые. Видишь? Посмотри на рубашку. В верхнем левом углу каждой карты тень, повторяющая рисунок на лицевой стороне. Ты всегда будешь знать, какие карты на руках у твоих противников.

— Нет, Джек, ни за что! — От негодования Элисон тяжело дышала. — Я эти карты и в руки не возьму. Боже мой, это уже слишком! Я и так уже злоупотребляю талантом, которым наградил меня Господь, хотя зачем он решил взвалить на меня столь тяжелую ношу… — вскричала она почти в истерике, но, сделав над собой усилие, сумела взять себя в руки. — Я выполню все твои требования, но не стану ради тебя жульничать.

— Радость моя, ты слишком все драматизируешь. Я же не прошу тебя грабить на большой дороге. Оглянись вокруг. Эти люди набиты деньгами, мы их ничуть не разорим. — Джек алчным взглядом уставился куда-то в пустоту. — Элисон, и месяца не пройдет, как мы с тобой станем очень, очень богаты.

— Джек, я не буду этого делать. Я…

Но Джек только покачал головой и ободряюще похлопал ее по руке, словно она была непослушным маленьким ребенком. Девушке не хотелось устраивать скандал на публике, поэтому Элисон, взяв карты, спрятала их в сумочку.

— Доброй ночи, Джек. — Элисон повернулась и побрела через комнату к леди Эдит.

Марч наблюдал за этой сценой с галереи, опоясывающей чайную комнату. Элисон уже покинула ее, а он долго еще смотрел ей вслед. Наконец стряхнул с себя оцепенение и начал пробираться сквозь густую толпу, но плечи его согнулись, точно на них легла непосильная ноша.

Когда через некоторое время Марч присоединился к тете и Элисон в бальной зале, леди Эдит заявила, что слишком устала и хотела бы вернуться домой. Сразу же по возвращении на Ройял-крессент Элисон, у которой на этот раз на самом деле сильно разболелась голова, пожелала леди Эдит и ее племяннику спокойной ночи и ушла к себе. Однако, поднимаясь по лестнице, она вдруг обернулась и поймала на себе пристальный взгляд Марча. Девушка едва не задохнулась — столько боли и горечи прочла она в этом взгляде. Что же заставило его так страдать? Что произошло? Теряясь в догадках, Элисон побрела в спальню. Ей казалось, будто она заглянула в зеркало своей души, ведь она сама испытывала такую же боль и такое же отчаяние. А как бы глядел он, если бы она ему во всем призналась? Вымотанная до предела, Элисон с трудом разделась и улеглась в постель. Но сон и сегодня не торопился снизойти на нее.


ГЛАВА 16


Оставшись наедине с племянником, леди Эдит озабоченно поглядела ему в лицо.

— С тобой все в порядке, Марч? — спросила она. — У тебя такой вид…

Марч выдавил кривую улыбку.

— Просто немного устал, тетя, вот и все. Должно быть, старею. Два бурных вечера подряд мне уже не по силам.

— Ох, дорогой, похоже, и с Элисон то< же самое. Может быть, вы оба прихворнули.

— Вполне возможно, — сухо согласился Марч.

Леди Эдит бросила на него проницательный взгляд.

— Ты все еще не доверяешь Элисон, Марч?

— Боюсь, я уже не смогу доверять ей, тетя, — вздохнув, ответил тот. — Впрочем, — продолжал он, заметив, как ощетинивается его тетка, — сейчас я не стану говорить об этом, но… На вашем месте, тетя, я приготовился бы к тому, что в ближайшее время вас ждет печальное разочарование в этой женщине.

И не успела леди Эдит ответить, как Марч приподнял на прощание шляпу и поспешно вышел на улицу. Шагая по Ройял-крессент, он обернулся и посмотрел на затихший дом. Лишь в одном окне все еще горела свеча, и Марч знал, что это не тетина спальня. Может быть, Элисон все еще не спит? Он мрачно улыбнулся. Возможно, и ей сейчас не слаще, чем ему.

Неожиданно перед его мысленным взором предстало непрошеное, но навязчивое и дразнящее видение: Элисон, облаченная в ночную рубашку, рассыпавшаяся по плечам девушки волна черных кудрей. Ему захотелось… Господи помилуй, ему безумно захотелось оказаться рядом с ней в этой комнате, прижать ее к себе, спрятать лицо в этих шелковистых прядях. Он почти физически ощутил жар ее нежного тела, почувствовал, как тонет в бездонной синеве ее глаз.

Граф горько усмехнулся. Не он первый, не он последний, кого обольстили чары безвестной авантюристки. Как обидно, что мужчины так падки на соблазнительную линию груди или чарующую глубину пары пылких глаз.

Марч внезапно остановился. Страдание и гнев переполняли его. Господи Боже, но ведь его-то так привлекло к ней вовсе не соблазнительное покачивание бедер и не шелковистая кожа! О нет, секрет обаяния Элисон таился в ее теплой улыбке, ее уме и рассудительности, в той искренней доброте, которая упорно мерещилась ему в ней. Когда она была рядом, Марчу казалось, что иначе и быть не может, а расставаясь с ней, он испытывал чувство потери. Именно это, а не внешняя красота позволило ей завладеть его сердцем и душой.

Марч рассмеялся, но смех вышел безрадостным. Каким же он был глупцом! Желанный миг, которого он ждал так долго и так страстно, был уже близок, но сама победа обернулась поражением. Помоги ему, Господи, он влюбился в Элисон Фокс! Он любит ее!

Нет, сурово напомнил себе Марч, он любит вовсе не Элисон Фокс, а сон, мираж, нечто неуловимое и нереальное, словно ночной туман, клубящийся вокруг него на улице.

Должно быть, он сошел с ума. Как может человек томиться по призраку, видению, которого нет и никогда не было? Под ослепительной нежностью улыбки Элисон скрывается каменное сердце. Доброта ее к леди Эдит пуста и фальшива. Да, он понимал это, он принимал это как непреложный факт, но и леди Эдит, и даже его младшая сестра пали жертвой ее губительных чар. Марч вновь припомнил все, что знал об Элисон Фокс, и в груди его затеплились слабые искорки надежды. Возможно ли, что Элисон невиновна в смерти Сюзанны и Уильяма? Мог ли он ошибиться в своих выводах? Он хотел верить в ее невиновность столь же пылко, сколь грешник молит о прощении. Но что она делала в игорных притонах Лондона, как не искала легкой добычи? И потом, он сам видел, как она с легкостью выигрывала крупные суммы во всех сомнительных игорных домах. Сомнительно, что можно выиграть столько денег честным путем! И не он ли собственными глазами видел, как она взяла карты у Джека Кроуфорда?

Нет, он просто хватается за соломинку. Что бы ни подсказывало ему сердце, но от реальных доказательств не отмахнешься. Несомненно, Элисон именно такова, какой он счел ее с самого начала, — хитрая, расчетливая гарпия. Да, сознание этого повергло его в пучину душевной боли, но придется научиться жить с этой болью до конца своих дней.

Погрузившись в эти печальные раздумья, Марч добрался до «Йорк-Хаус» и почувствовал, что устал как никогда в жизни — так измучили его страдания. Он рухнул на постель и мгновенно провалился в тяжелое, тревожное забытье, не принесшее ему ни малейшего облегчения.

Проснулся он очень рано и первым же делом послал за мистером Пилчером.


Элисон пробудилась с головной болью и впечатлением, будто вовсе не спала. Не в силах разлепить веки, она механически отвечала на болтовню Мэг за завтраком, с трудом выпила чашку кофе и оставила на тарелке нетронутые тосты. Хани вилась вокруг ног, выпрашивая лакомые кусочки.

Мэг сообщила, что собирается отправиться на Майлсом-стрит в очередной поход по магазинам.

— А ты не хочешь пойти с нами, Элисон? — спросила девушка, наклоняясь, чтобы дать спаниэльке кусочек ветчины.

— С вами? — переспросила Элисон через несколько секунд. — Нет, думаю, хватит с вас и миссис Паргетер. И, Мэг, — добавила она автоматически, — ты же знаешь, что леди Эдит не любит, когда Хани кормят со стола.

— Ну так мы не скажем ей об этом, — беззаботно отозвалась девушка, весело поблескивая карими глазами. Когда Элисон ничего на это не ответила, Мэг озабоченно взглянула на нее. — Что-то ты сегодня неважно выглядишь.

Элисон заставила себя рассмеяться.

— Да нет, я… Я просто обдумываю приготовления к званому обеду леди Эдит.

К их общему удивлению, в этот момент в комнату вплыла почтенная леди собственной персоной.

— Тетя! Как вы сегодня рано встали! — улыбаясь, воскликнула Мэг, спеша подвинуть для тети кресло, пока Элисон наливала ей чашку кофе. Леди Эдит восприняла эти знаки внимания без энтузиазма и посоветовала Мэг поторапливаться.

— Я тебя знаю, ты по четыре раза переодеваешься, пока не соберешься, — раздраженно заметила она.

Обменявшись с Элисон озадаченным взглядом, Мэг чмокнула тетю и поспешила выйти из комнаты. Леди Эдит перехватила этот взгляд и сердито фыркнула.

— Пожалуй, я слишком резко обошлась с девочкой, — задумчиво сказала она. — Боюсь, иногда я злоупотребляю преимуществами старости.

— Ерунда, — улыбаясь, возразила Элисон, — у всех есть право на свои причуды: Особенно, — озорно добавила она, — когда кто-то встает на два часа раньше обычного.

Однако, приглядевшись к леди Эдит, Элисон посерьезнела.

— Вы хорошо себя чувствуете, миледи?

Леди Эдит вздохнула.

— Я плохо спала. — Она подняла глаза на Элисон. — Марч сегодня придет сюда. Я пригласила его на ланч. Мэг большую часть дня не будет дома, так что ты сможешь улучить момент, чтобы поговорить с ним.

Элисон почувствовала, что у нее сердце остановилось.

— Ох! Это так… Я не собиралась… Это слишком скоро! Я думала, может быть, позднее. После вашего званого обеда… Он говорил что-то о возвращении в Лондон.

Леди Эдит резко выпрямилась в кресле.

— Элисон, — сурово сказала она, — настало время наконец прояснить отношения между тобой и Марчем. Ты поставила меня в неловкое положение перед моим собственным племянником, и я просто не в силах продолжать тот обман, который ты… который мы затеяли. — Заметив убитое выражение на лице Элисон, леди Эдит чуть оттаяла. — Если бы от этих долгих проволочек была хоть какая-нибудь польза, я бы не стала затевать этот разговор. Но тебе пора понять, к чему приводит это недоразумение между вами.

О Господи, ошеломленно подумала Элисон, она вела себя как распоследняя эгоистка! И как она только могла? Она была настолько поглощена своими переживаниями, так желала, чтобы лорд Марчфорд никогда не разгадал ее постыдный секрет, что совсем не подумала, как тяжело для леди Эдит обманывать горячо любимого племянника.

— Простите, миледи, — тихо прошептала Элисон, и на глазах ее заблестели слезы. — Только подумать, что я заставила вас страдать…

— Ничего-ничего, это совершенные пустяки, — расстроено всплеснула руками леди Эдит, — просто постарайся не затягивать этот нелепый маскарад дольше, чем это необходимо. Расскажи ему, Элисон, расскажи ему все сегодня же!

Элисон с трудом кивнула.

— Хорошо.

После завтрака Элисон механически занялась своими повседневными обязанностями, но мысли ее беспорядочно блуждали, запутавшись в дебрях эмоций. И тут в какой-то момент ее руки замерли: до Элисон, к ее глубочайшему изумлению, вдруг дошло, что страх, ее неотвязный спутник на протяжении долгого времени, куда-то исчез. А в следующее мгновение ее захлестнула волна настоящей ярости. Собственно, почти изумленно подумала Элисон, она не сделала ничего дурного! В глубине души Элисон всегда знала это, но в ней жило неотвязное чувство вины из-за того, что она невольно оказалась причастной к трагедии Сюзанны Брент. Но ведь это сущая чепуха, леди Эдит абсолютно права! Элисон скорбела о смерти Сюзанны, но не была в ней виновата. Она не виновата! Девушка глубоко вздохнула. Четыре года она провела в непрестанном страхе перед лордом Марчфордом, а за последние две недели и вовсе вся извелась, думая, что он станет презирать ее. Что ж, даст Бог, она встретится с ним сегодня же. Да, она любит его, и с этим ничего не поделаешь, но если он не захочет поверить ей, то так тому и быть.

Теперь она хорошо знала Марча и уже не боялась его возмездия. Он вовсе не злой, просто озлобленный, и мысли о ее предполагаемом вероломстве завели его слишком далеко. Ей нечего бояться, что он обмажет ее дегтем и вываляет в перьях, вышлет из Англии или подвергнет еще какому-нибудь позорному наказанию, страх перед которыми так долго терзал ее воображение.

Что же до его ненависти и презрения… Да, она рискует потерять его дружбу, но ведь она уже смирилась с тем, что ей придется жить без его любви. Она найдет утешение в теплой привязанности к леди Эдит, а потом откроет школу и вложит в это дело всю душу.

Губы Элисон изогнулись в слабом подобии улыбки. Наконец-то она все для себя решила. Нет, она не будет больше откладывать тяжелый разговор. Скорее, уверяла себя Элисон, она с нетерпением предвкушает его.

Однако поговорить с лордом Марчфордом наедине ей не удалось. Когда незадолго до ланча Элисон спустилась в гостиную, граф уже был там. К ее полному смятению и вопреки всем благим намерениям, при взгляде на него сердце у нее замерло, и Элисон опустила глаза, боясь выдать свои чувства. Леди Эдит тоже уже пришла в гостиную, и вскоре вся небольшая компания переместилась в столовую. Разговор за столом, разумеется, был веселым и непринужденным. По крайней мере, окажись среди них посторонний, он мог бы так подумать. Леди Эдит с воодушевлением делилась последними сплетнями, которых Марч и Элисон еще не слышали, и Марч учтиво вставлял подобающие случаю замечания. Однако он тщательно избегал глядеть на Элисон, а та, несмотря на все свои попытки, не могла заставить себя внести свою лепту в светскую болтовню.

Есть она совершенно не могла и лишь рассеянно ковыряла вилкой салат. Уже в конце ланча она заметила, что Марч едва прикоснулся к еде, да и леди Эдит съела куда меньше обычного.

Встав из-за стола, почтенная дама заявила, что устала и хотела бы сразу же подняться к себе, чтобы отдохнуть.

С бешено бьющимся сердцем Элисон предложила Марчу пройти в библиотеку. Сегодня его взгляд был совершенно непроницаем, золотистое сияние карих глаз словно заволоклось ледяной дымкой, которую девушке уже довелось видеть раньше. Сердце у нее упало. Несмотря на все свои бравые утренние рассуждения, в глубине души она все же надеялась, не имея на то оснований, что Марч поверит ее объяснениям и они смогут стать друзьями. Но, видя, как холодно и натянуто, не проронив ни слова, он придвинул ей кресло и затем уселся поодаль, Элисон поняла, что ближайшие несколько минут окажутся куда тяжелее, чем она могла предполагать. Но тут граф заговорил. Элисон вздрогнула и вся обратилась в слух.

— Чему я обязан этой чести? Произошло что-то из ряда вон выходящее, мисс Фокс, о чем вы хотите поговорить со мной? — спросил он насмешливо, но, как отметила Элисон, в то же время и настороженно. Глубоко вздохнув, она открыла рот, чтобы ответить, но в этот момент в прихожей раздался какой-то шум. Различив в нем сдавленные всхлипывания Мэг, Элисон и Марч разом вскочили и выбежали из комнаты.

На низенькой скамеечке возле двери сидела Мэг, а вокруг столпились ее подружки и — о Боже! — Джек Кроуфорд! Бледная и заплаканная, Мэг сидела, прижав руки к животу.

— Что такое? — спросил Марч, в упор глядя на Джека. — Что случилось?

Заметив его сжатые кулаки, Джек изменился в лице и поспешил ответить:

— Я ехал с друзьями в коляске, и на Пэлтни-стрит повстречался с молодыми дамами. Леди Маргарет казалась больной, и я взял на себя смелость привезти ее сюда…

Тут в объяснения вмешалась стоявшая рядом миссис Паргетер:

— Еще утром в самом начале прогулки Мэг почувствовала себя неважно. Не успели мы обойти и половину магазинов, как ей стало совсем худо. Бедняжку лихорадит, и я очень боюсь, что она могла подхватить инфлюэнцу.

— Боже мой! — воскликнула Элисон, подбегая к Мэг. — Ты слишком много общалась с Розамундой Пинчо, когда ее мама болела, дорогая. Мне очень жаль, что ваша прогулка была испорчена, — добавила она, обращаясь к подружкам Мэг и подчеркнуто не замечая Джека, а потом помогла Мэг встать на ноги и дойти до лестницы. — Тебе надо немедленно лечь в постель. Я знаю, твои подруги тебя простят.

Мэг слабо помахала им рукой и вскоре уже лежала в кровати, переодетая в ночную рубашку. Будучи одной из тех, кто редко болеет, но охотно «страдает», Мэг пребывала сейчас в полнейшем унынии и, бессильно откинувшись на подушки, без умолку стонала и жаловалась, что у нее болит живот, ее тошнит, голова так прямо раскалывается и вообще она чувствует себя так, словно по ней только что промчался табун лошадей. Элисон послала за доктором, и этот джентльмен явился очень быстро — почти в ту же минуту, как из своей комнаты появилась леди Эдит.

Пока Элисон объясняла почтенной леди, что случилось, доктор, высокий, тонкий человек с растрепанными волосами, закончил осмотр больной.

— Нет-нет, ровным счетом ничего серьезного, — поторопился объявить он. — Небольшая лихорадка, но я не думаю, что это грипп — просто легкое недомогание. Но, конечно, она еще некоторое время будет чувствовать себя неважно. — Он лукаво покосился на свою пациентку, свернувшуюся под одеялом. — Ей кажется, будто она вот-вот испустит дух, но это далеко не так. Я оставлю несколько порошков, от которых она будет как новенькая.

Сопроводив порошки множеством советов и ценных указаний, доктор откланялся и ушел.

Убедившись, что его маленькая сестра вне опасности, Марч ушел почти сразу вслед за доктором. И лишь к вечеру Элисон осознала, что, поскольку ей не удалось поговорить с лордом Марчем начистоту, значит, она все еще находится во власти Джека и обречена продолжать свои походы в мерзкие притоны Эвон-стрит.

Итак, убедившись, что с Мэг не случилось ничего страшного и она мирно спит, наглотавшись лекарств доктора Бентама, и дождавшись, пока все в доме уснут, Элисон бесшумно выскользнула на улицу. Джек, как обычно, поджидал ее на углу Ройял-крессент и Брок-стрит, и они отправились через центр города к игорному дому на Эвон-стрит, где всегда делались крупные ставки.

Увидев, как Элисон крадучись покинула дом и встретилась с Джеком, Марч в некотором отдалении последовал за ними. К тому времени, как он вошел в «Хай Флайер», знаменитый игорный дом, где всегда шла большая и опасная игра, Элисон уже сидела за карточным столом. Джек ждал неподалеку, а Джонас Пилчер, с угрюмым удовлетворением отметал Марч, стоял почти что за спиной Элисон.

«О Боже, до чего же она хороша!» — с болью в сердце подумал граф. Даже изуродованная этим нелепым маскарадом, закутанная в давно вышедший из моды темный муслин, с лицом, наполовину скрытым огромным каштановым париком и увенчанной перьями шляпой, она все равно оставалась чистой и невинной. Среди дебоширов и отбросов общества она сияла нежной прелестью, как ангел Ренессанса.

Слуга принес и распечатал новую колоду карт. Внутри Марча все так и оборвалось: эти карты, как две капли воды походили на те, что прошлой ночью Элисон получила от Джека Кроуфорда. Внезапно его внимание отвлек громкий шум в другом конце комнаты, и, взглянув в ту сторону, граф увидел, что Джек Кроуфорд словно бы ненароком опрокинул поднос со стаканами, и осколки разлетелись по всему полу. Догадавшись, что это было проделано с целью отвлечь внимание, Марч чертыхнулся и тут же перевел взгляд обратно на Элисон. Он не видел разницы между картами, лежавшими на столе рядом с Элисон, и теми, что были там минутой раньше, но все же у Марча перехватило дыхание, когда правый сосед девушки взял колоду и начал сдавать карты.

Судорожно сжав трость, Марч с болезненным вниманием следил теперь за Джонасом Пилчером. Минуты тянулись одна за другой в мучительной тишине, но вот наконец маленький детектив поднял голову, обвел взглядом зал в поисках Марча и, встретившись с ним глазами, со зловещим выражением на лице едва заметно кивнул.

Марч едва не зашатался — так поразило его недвусмысленное доказательство того, что Элисон ведет нечестную игру. До этой минуты граф и сам не понимал, как велика его надежда, что вопреки всему, что узнал, он ошибается насчет Элисон Фокс. Граф не мог поверить, что женщина, которую он несмотря ни на что все же любит, сидит за карточным столом среди воров и проходимцев, и к тому же мошенничает! Боже, как он может до сих пор так желать ее, когда ее истинный характер только что предстал пред ним во всей своей низости!

Поняв, что должно сейчас произойти, Марч похолодел. Он дал мистеру Пилчеру самые четкие указания: подождать, пока кучка денег перед Элисон не вырастет до внушительных размеров, а потом во всеуслышание объявить, что карты крапленые, и сорвать с нее парик, шляпу и темные очки. Марч заметил среди игроков нескольких знакомых, чьи жены вращались в том же кругу, что и леди Эдит. Они сразу же узнают ее компаньонку, и завтра же все великосветские дамы Бата приготовятся указать Элисон на дверь. Леди Эдит будет горько разочарована, но в конце концов все же увидит истинное лицо Элисон, и, несомненно, выгонит ее без всяких рекомендаций.

Его месть осуществится сполна.

Уже несколько дней назад Марч понял, что эта месть не принесет ему ничего, кроме боли, но до сих пор не представлял, какое страдание предстоит ему испытать. Оцепенев от ужаса, точно зачарованный, следил он, как будут развиваться события за карточным столом.


ГЛАВА 17


Марч так глубоко задумался о сцене, которую сам же тщательно спланировал, что когда за столом и впрямь раздался вопль, он на мгновение растерялся.

Встряхнув головой, граф непонимающе огляделся вокруг, но тут же глаза его сузились при виде вскочившего игрока.

— Глядите! — вопил тот, размахивая над головой картами. — Колода-то крапленая!

Марч взглянул на Элисон, которая смотрела на вскочившего игрока с явным недоумением. Заметив ее взгляд, тот на мгновение запнулся, но через секунду обвиняюще ткнул в нее пальцем.

— Это все она! — громко заявил он. — Я заметил, как она вертелась у стола перед игрой! Она подменила колоду!

Элисон медленно поднялась, глаза ее расширились от ужаса и негодования, но тут ее сосед слева цепко схватил девушку за запястье.

— То-то мне все время казалось, что уж больно вид у нее подозрительный, — хмыкнул он, протягивая руку к шляпе Элисон. — Вот сейчас мы и увидим, что ты на самом деле за птица.

Одной рукой он стащил с нее шляпу, едва не сдернув при этом парик, и, невзирая на испуганные крики девушки, другой рукой сдернул темные очки.

Этого Марч уже не мог вынести. Какая-то неведомая сила подхватила его и против его же воли поднесла к Элисон.

Одним ударом сбив с ног ее обидчика, он крепко схватил девушку и, пользуясь замешательством других игроков, не ожидавших такого поворота событий, бросился к выходу, жестом приказав ошарашенному Пилчеру следовать за ним. Пробираясь к двери, он едва не сбил с ног хозяина, спешившего на шум к разгоряченным игрокам.

Выскочив на улицу, Марч не останавливаясь кинулся к стоявшему неподалеку экипажу, где ждал его верный Тоби. Мальчик, казалось, нимало не удивился столь необычному поведению хозяина и без лишних слов помог притихшей девушке сесть на переднее сиденье рядом с местом графа.

Элисон же пребывала в состоянии полнейшей прострации. Неожиданные обвинения игроков и так уже совершенно оглушили ее, а когда рядом с ней из ниоткуда вдруг возник Марч, спасая ее от надвигающейся опасности, девушка и вовсе впала в какое-то оцепенение, без мыслей, без чувств, без воли и способности принимать решения. Она понимала, что должна протестовать против такого бесцеремонного обращения с ней графа, но не имела ни сил, ни желания делать это.

Только когда Марч дал какие-то краткие указания мистеру Пилчеру и рывком вскочил на сиденье возле нее, Элисон начала приходить в себя и повернулась к Марчу.

— В чем?.. Что?.. — еле слышно пролепетала она, досадуя на то, что не может даже связно построить предложение.

— Да помолчите вы! — отрезал Марч, и Элисон отпрянула: сколько ярости было в его голосе. — Мы с вами еще потолкуем, и очень скоро, а пока сидите смирно.

Подобрав поводья, он бешеным галопом погнал лошадей по улицам спящего Бата. Боясь, что коляска вот-вот перевернется, Элисон судорожно вцепилась руками в колени, стараясь не кричать. Однако страх лишь смутно маячил на краю ее сознания, занятого тщетными попытками хоть как-то осмыслить только что происшедшие события. Почему тот ужасный человек посмел обвинить ее в мошенничестве? Ведь она не успела даже прикоснуться к картам. А вдруг Джек?.. И откуда там вдруг взялся Марч? В тот миг, охваченная ужасом, сама не понимая, что делает, она прошептала его имя в беспомощной мольбе о спасении — и вот он появился рядом с ней, точно джинн из бутылки. Из горла Элисон вырвался истерический смешок. А если попробовать закрыть глаза и пожелать, чтобы ничего этого не было, может быть, она проснется в своей кровати на Ройял-крессент?

Элисон опасливо покосилась на графа. Когда-то она думала, что уже видела его в самом страшном гневе, но теперь понимала, что то были лишь цветочки. Зато сейчас, когда Марч яростно стиснул зубы, а его золотистые глаза метали молнии, он и в самом деле повергал в ужас.

Однако, когда коляска с грохотом влетела на Ройял-крессент, Элисон так и не оправилась от своего панического изумления. Она была не в силах даже пошевелиться, чтобы вылезти из экипажа, и только сдавленно ахнула, когда граф бесцеремонно вытащил ее оттуда. Грубо вцепившись в ее руку, Марч буквально проволок ее через весь дом, втащил в библиотеку и швырнул в ближайшее кресло. Затем плотно закрыл дверь и подошел к ней.

— Ну а теперь, мисс Фокс, или мисс Рей-нард, или как вас там еще звать по-настоящему, настало время немного поговорить.

Марча почти трясло от ярости. Его тщательно подготовленный, до мелочей продуманный план разлетелся в пух и прах на его глазах в «Хай Флайер». Момент, которого он дожидался так долго, настал и исчез, а он вместо того, чтобы насладиться разоблачением мисс Фокс, спас ее собственными руками! И в провале его грандиозного замысла ему некого винить, кроме самого себя.

Марч был так зол на себя, что просто места не находил. Подумать только, в последнюю, решающую минуту он не смог смотреть на унижение Элисон! Не мог увидеть ее опозоренной перед всеми этими людьми, не говоря уж об опасности, которой она подвергалась. Так что, в конечном счете, это он был уничтожен, а вовсе не она. Уничтожен любовью к женщине, которая заслуживала лишь ненависть и презрение.

Почти отчужденно он смотрел на страдальческую гримасу, исказившую ее прекрасное лицо. Бездонные голубые глаза расширились от недоумения, и Элисон в мольбе протянула к нему руку. Она действительно необычайно хороша, устало подумал Марч в уверенности, что в следующую секунду девушка разразится слезами. Но, к его удивлению, в ее аквамариновых глазах вспыхнули искорки гнева. И когда она заговорила, голос ее звучал хрипло, но спокойно:

— Да, милорд, нам давно уже было пора поговорить. Присядьте, пожалуйста, я расскажу вам все, что вы хотите узнать.

В Марче еще сильнее вскипела ярость. Он остался стоять рядом с креслом Элисон, вынуждая ее смотреть на него снизу вверх.

— Я и сам уже выяснил все, что мне надо было знать о вас, — проскрежетал он. — Я знаю, что вы и есть та гнусная хищница, виновная в смерти моего брата и его жены.

Элисон отшатнулась, словно он ударил ее, и судорожно вцепилась в подлокотники кресла, но через мгновение бесстрастно произнесла:

— Вы ошибаетесь, милорд, в их смерти нет моей вины. Единственный мой проступок — что я так долго скрывала от вас мою роль в этой трагедии. Мне надо было прийти к вам немедленно после… после того, как Сюзанна… Я должна была хотя бы попытаться объяснить…

— Объяснить?! — в ярости прошипел Марч. — Какие объяснения вы сможете предложить мне? Разве они оправдают ваш отвратительный поступок? Вы под чужой личиной прокрались в Лондон и до нитки обобрали Сьюзен. А когда досуха выжали из нее все, что смогли, то, как подколодная змея, которой вы и являетесь, уползли в свою нору, бросив ее одну с ее отчаянием.

Элисон слабо застонала и всплеснула руками.

— Все было совсем не так!

Губы Марча изогнулись в неприятной усмешке.

— Что ж, расскажите же мне, мисс Фокс, Рейнард, один Бог знает, как к вам правильно обращаться, вы, беспринципная лиса, так как же, по-вашему, было дело?

Элисон в упор глядела на него, и Марч снова увидел, как ее щеки розовеют от гнева. Поднявшись, она выпрямилась перед Марчем в полный рост.

— Если вы сядете, милорд, — стальным голосом проговорила она, — я расскажу вам все.

Против воли Марч опустился в ближайшее кресло, но не проронил ни слова, а молча смотрел на девушку пустыми глазами.

— Меня, — начала Элисон, — действительно зовут Элисон Фокс, — на губах ее играла чуть заметная улыбка, — и вы не первый, кто назвал меня лисой, хотя обычно меня называли так в знак любви и дружбы.

Марч ничего не ответил, и его каменное лицо не смягчилось.

— Все, что я рассказывала вам о моем прошлом, истинная правда, — продолжала Элисон. — Причиной моего визита в Лондон четыре года назад был Джек Кроуфорд.

— Ага, — злобно прервал ее Марч, — я так и думал, что мы в конце концов доберемся до мистера Кроуфорда.

Пальцы Элисон сжались в кулак, но она продолжала, словно не слыша его:

— Как вы уже знаете, Джек был женат на моей лучшей подруге. Бет приехала ко мне в Райдстоув и сообщила, что у Джека огромные неприятности. — Она опустила голову, пристально разглядывая свои ногти. — Джек — завзятый картежник. Он проиграл кучу денег и украл, чтобы расплатиться с долгами. Его уличили и, по словам Бет, если бы он не отдал деньги в течение трех месяцев, его бы посадили в тюрьму.

— И о какой же сумме идет у нас речь? — резко поинтересовался Марч.

— О четырех тысячах фунтов.

— О четырех тысячах… О Боже!

— Да. — Элисон еще раз позволила себе улыбнуться. — И я сказала то же самое. — Марч снова застыл, и она продолжала: — Но в любом случае Бет знала, что я владею искусством игры в карты.

— Искусством?! Вот как вы это называете?

— Да, милорд, потому что так оно и есть. Я не мошенничаю. Никогда не мошенничала и никогда не буду.

От этого заявления Марч вновь вскочил.

— Да вы только послушайте себя! — фыркнул он. — Можно подумать, что вы добродетельны, как монахиня! Да как вы можете, глядя мне прямо в лицо, утверждать, что вы не мошенница?

— Потому что это правда, — негромко ответила Элисон. — Мой дядя научил меня играть в карты и, как бы неправдоподобно это ни звучало, я оказалась способной ученицей.

Марч фыркнул.

— Вранье чистейшей воды! Весь мир знает, что вы обжулили Сьюзен. Вы не можете отрицать это!

— Нет, могу отрицать и буду! — воскликнула Элисон. — Эту ложь распространила сама Сюзанна, когда я уехала из Лондона. Но даже останься я там и попробуй защищаться, кто стал бы меня слушать?

— Еще бы! Кто станет слушать авантюристку без прошлого, под чужим именем!

— Но не могла же я играть под своим собственным! Разве вы не понимаете? Это разбило бы сердце моему отцу.

— Как похвально! — насмешливо заметил Марч. — Вы и впрямь разбили сердце другому старику — моему отцу!

Элисон опустила голову.

— Я… я действительно сожалею об этом. И о Сьюзен и ее муже тоже. Если бы я знала, к чему приведет игра с Сюзанной Брент, я никогда бы не села с ней за карточный стол.

— Неужели вы на самом деле думаете, что я поверю, будто вы выиграли у Сьюзен тысячи фунтов без жульнических махинаций? Вы же женщина, помилуй Боже!

— Ну да, — снова улыбнулась Элисон. — А разве только мужчина может владеть искусством игры в карты, а женщина — нет?

Марч опустил глаза.

— Согласитесь, что такое просто невозможно.

— Да, пожалуй. Но я владею этим искусством. Я умею запоминать все разыгранные карты и кто из игроков сделал какой ход, и умею увязывать все это в одно и делать выводы. А еще у меня есть что-то вроде дара определять по лицу, о чем человек думает. И к тому же, — заключила Элисон, — я редко пью спиртное, да и то очень мало. Поэтому обычно за карточным столом я — единственный трезвый игрок, а это немалое преимущество.

Марч снова промолчал, и девушка нерешительно продолжила:

— Я прекрасно понимаю, почему вам трудно поверить мне. Единственное, что вы обо мне слышали — это выдумки вашей невестки. — Со стороны Марча донесся свирепый рык, но Элисон словно не слышала. — Именно поэтому я и не пришла к вам раньше. Посудите сами, ведь вы расточали угрозы на каждом углу.

— Я вовсе не…

— Нет, вы угрожали! — Элисон почувствовала, как ее щеки начинают пылать, но не могла совладать с возмущением. — Возможно, это было вполне понятной данью вашему горю, но вы грозили мне самыми ужасными карами, одна хуже другой. Молли говорила мне…

— Молли?

Элисон потупилась.

— Виконтесса Калландер. Она, Бет и я были лучшими подругами еще в школе.

— О Боже! — гневно воскликнул Марч. — Ну разумеется! Она все время знала, так ведь? Пожалуйста, поздравьте ее от меня. Ее таланты почти затмевают ваши.

— Прошу вас, милорд, поверьте, что никому из нас не доставляло удовольствия обманывать вас. Ну, — поправилась она, — может быть, Молли немножко и доставляло. Она всегда была озорницей, а тут еще твердо решила сделать все, чтобы вы не могли уничтожить меня.

— Вам крупно повезло с друзьями, мисс Фокс. Они не только тщательно скрывают ваше имя, но при этом и лгут почти так же виртуозно, как вы сами. Однако мы отклонились от темы. Даже если я поверю в ваши сомнительные заверения в том, что вы не жульничали, а играли честно, то чем вы оправдаете то, что вытянули у Сьюзен все до последней монетки? Вы не терзаетесь угрызениями совести из-за ее смерти? Или же наша семья представляется вам бездонной бочкой, откуда вы можете не стесняясь черпать деньги на удовлетворение своих прихотей?

Элисон закусила губу.

— У Сюзанны Брент я выиграла триста фунтов. Для меня это огромные деньги, но мне почему-то кажется, что эта сумма не выходила за пределы ее возможностей.

Марч в упор уставился на девушку. Губы его сжались в тонкую ниточку, глаза утратили прозрачность и, казалось, заволоклись туманом.

— Конечно, не выходила. Сьюзен получала гораздо больше на карманные расходы. Но я вам не верю.

Элисон внезапно ощутила смертельную усталость, словно кровь по капле вытекла из нее.

— Не понимаю, зачем я понапрасну трачу и ваше, и свое время, рассказывая вам все это, — бесстрастно сказала она. — Видно же, что вы настроены не верить ни единому моему слову, и я вполне понимаю почему. Вы слишком долго вынашивали свою ненависть и теперь не можете отрешиться от нее.

— Избавьте меня от ваших домыслов, мисс Фокс. Нет, я не считаю, что понапрасну теряю время. Мне действительно крайне интересно, что и как вы мне скажете. Например, мы даже не коснулись случайного появления Джека Кроуфорда в Бате.

— Так знайте же, что он приехал сюда отнюдь не случайно, — парировала Элисон. — Он приехал в Бат, чтобы разыскать меня и еще раз воспользоваться моими… услугами.

— А вы, верно, были только счастливы оказать ему эту любезность: Должно быть, вам уже прискучила роль скромной компаньонки леди Эдит. Кстати, позвольте мне выразить свое восхищение вашим спектаклем во время карточной игры у Дансени. Всякий сказал бы, что такая беспомощная неумеха никогда не выучится играть как следует. Итак, продолжим. Джек дал вам возможность осуществлять этот ловкий маскарадный, трюк с переодеванием и безнаказанно потрошить кошельки менее удачливых жителей этого славного городка.

Элисон с трудом поборола искушение звонкой пощечиной стереть издевательскую улыбку с лица графа.

— Ну конечно же, я не хотела помогать ему! Но я была всецело в его власти. Он угрожал, что расскажет вам все обо мне, вот почему я и оказалась в его руках.

— И вам ни на секунду не приходило в голову, что лучше было бы самой прийти ко мне и все рассказать, чем идти на поводу у Джека.

Элисон вдруг поняла, что не может найти подходящих слов. Не могла же она сказать Марчу, что ей мешало сознаться ее чувство к нему? Если он только поймет, как больно ранила ее одна только мысль о его презрении, которое неминуемо появится в его глазах после ее признания, Марч обязательно догадается и о том, что она любит его. А этого вынести Элисон уже не могла.

— Я хотела прийти к вам, но боялась, — нерешительно произнесла она. — Я постепенно начала узнавать вас поближе, и, хотя уже не верила, что вы способны выслать меня или сделать еще что-нибудь ужасное, чего я боялась целых четырех года, я поняла, что вы страшно разозлитесь — и совершенно справедливо, конечно. А мне так хотелось быть вам другом…

— Господи! — раздраженно вскричал Марч. — Бросьте! Да вы не знаете, что значит слово «друг»! И можете не отпираться, я все равно не поверю, что вы, мол, не были в сговоре с Джеком Кроуфордом или не пытались обжулить сегодня ваших противников за карточным столом.

— Нет! — Этот отчаянный крик вырвался из глубины ее души. — Я и понятия не имела… Не думаете же вы, будто я кропила те карты!

— Ну конечно! — прошипел он. — Вы-то их не кропили! За вас постарался ваш дружок. Дорогая моя мисс Фокс, я сам видел, как вы взяли карты у Джека Кроуфорда вчера вечером в «Верхней Ассамблее»!

Элисон в ужасе посмотрела на графа, чувствуя, как щеки ее заливает густой румянец, а потом медленно встала с кресла. С трудом, будто смертельно раненная, она подошла к маленькому столику у окна и прошептала, повернувшись к графу:

— Да, я действительно взяла у Джека эти карты, но даже и не думала пускать их в ход. Я засунула их в сумочку и совсем позабыла про них до тех пор, как собиралась ночью выйти из дома. И обнаружила их только уже спускаясь по лестнице. — Элисон открыла выдвижной ящик в столе и, вытащив оттуда маленький сверток, кинула его графу. — Вот, милорд, карты, которые я взяла у Джека прошлой ночью.

Марч несколько секунд безмолвно взирал на сверток, а потом перевел взгляд на Элисон, все еще не в силах вымолвить ни слова. Когда же он наконец обрел дар речи, голос его звучал громко, но неуверенно:

— Сдается мне, вы оставили здесь запасные карты. Наверняка у вас не одна крапленая колода. Мне бы хотелось, чтобы вы оставили свои попытки заморочить мне голову.

Несмотря на теплый майский вечер и горящий в камине веселый огонек, Элисон почувствовала, что ее охватывает ледяной холод. Некоторое время она вслушивалась в тишину комнаты, нарушаемую только потрескиванием угольков в камине и тиканьем часов на стене.

Сделав над собой почти невероятное усилие, она подняла голову и посмотрела Марчу прямо в глаза.

— Тогда нам не о чем больше говорить, милорд. Разве что вы можете сообщить мне, что намерены теперь делать.

Марч угрюмо пожал плечами.

— Ну разумеется, расскажу все тете. А там уж ваша судьба будет в ее руках. Не думаю, что после завтрашнего утра вы останетесь у нее на службе, но не могу говорить за нее. По всей вероятности, вряд ли вы задержитесь в этом доме.

Элисон охватила противная мелкая дрожь. Он говорит серьезно! Он действительно собирается вышвырнуть ее на улицу без всяких рекомендаций, лишив возможности честно зарабатывать себе на жизнь. Да, она с самого начала знала, что гнев Марча будет ужасен, но в глубине души все же полагала, что граф не окажется столь мстительным. Не веря своим ушам, Элисон молча смотрела на него.

Несколько минут Марч мерил шагами ковер, а потом вновь повернулся к ней и отрывисто сказал:

— Я хотел бы верить вам, Элисон. Правду говоря, я уже не держу на вас зла, как прежде. Собственно — добавил он небрежно, — я даже подумываю о том, чтобы взять вас под свое покровительство после того, как вы покинете дом моей тети. Вы, знаете ли, очень хорошенькая. — Он двумя пальцами приподнял подбородок девушки. — Хотелось бы вам жить в чудесном доме в Лондоне?

В полном изумлении Марч внимал своим же беззаботно-жестоким словам. Боже, что на него нашло? Что он говорит? Сделать Элисон своей любовницей? Эта мысль пробудила в нем все его самые худшие инстинкты. Один краткий миг, показавшийся ему вечностью, он лелеял безумную надежду, что она согласится, хотя в то же время сгорал от стыда. Девушка побелела, как полотно, и покачнулась. Марч непроизвольно протянул к ней руки, но она тут же выпрямилась, и когда через несколько секунд ответила ему, тон ее был совершенно обыденным.

— Благодарю вас, нет, милорд. — Губы ее изогнулись в жалком подобии улыбки. — Мое будущее вполне обеспечено. Видите ли, я уже получила подобное предложение от Джека, и он к тому же пообещал, что я окажусь ему весьма полезна. Так приятно быть кому-то полезной, вы не находите? Хорошо, когда у тебя есть занятие в жизни. — Осторожно ступая, она направилась к двери. — А теперь, с вашего позволения, милорд, я пойду отдыхать. Завтра у меня, должно быть, будет много дел.

Марч протянул к ней руки.

— Элисон, — прошептал он, но она уже ушла.


ГЛАВА 18


— Так вы знаете? — сдавленно ахнул Марч, точно получил удар под дых. Он стоял напротив леди Эдит в ее кабинете — маленькой комнатушке, смежной со спальней. Сквозь незанавешенное окно, окрашивая кремовые обои в розоватый цвет, лились лучи утренней зари. — Вы знаете, что Элисон Фокс на самом деле и есть Лисса Рейнард? Ничего не понимаю… Откуда…

— Она сама мне все рассказала, когда поступила ко мне на службу. Как-то в разговоре я упомянула твое имя и заметила, что она сильно побледнела. Я стала расспрашивать, что ее так тревожит, вот вся история и всплыла наружу.

— И вы ничего не сказали мне? — лицо Марча исказилось в мучительном недоумении. — Почему? Вы же знали, что я ее ищу!

И он во все глаза уставился на тетю. Сегодня та выглядела хуже некуда. Под глазами пролегли черные круги, а на обычно бледных щеках играл нездоровый румянец. Видит Бог, как трудно — намного труднее, чем Марч предполагал, — ему было пойти на этот шаг: огорчить леди Эдит известием о вероломстве ее компаньонки. И теперь, услышав, что тетя давно уже все знает, Марч ощущал себя вдвойне обманутым.

— Потому что прекрасно знала, как ты поступишь, если я расскажу, — спокойно ответила леди Эдит. — И потому что обещала Элисон хранить ее тайну. Знаешь ли, ей было совсем непросто решиться все мне рассказать. Это потребовало от нее огромного мужества. Она думала, что я тут же вышвырну ее из дома или выдам тебе на блюдечке с голубой каемочкой.

— А почему вы так не поступили? Надо было вышвырнуть ее вон. Боже мой, тетя, да неужели же смерть Уильяма и Сьюзен ничего для вас не значит? А мой отец?..

— Ну разумеется, значит, и немало, — оборвала его леди Эдит. — А что касается твоего отца, то позволь напомнить тебе, что он все-таки был моим братом, и я воспринимала его боль как свою собственную.

Ее хрупкая фигурка так съежилась в кресле, что, казалось, вот-вот исчезнет в нем, затеряется среди складок обивки. Чуть помолчав, леди Эдит продолжила более мягким тоном, хотя руки ее по-прежнему, сжимали подлокотники кресла:

— Присядь, мой дорогой. Пора тебе узнать кое-какую горькую правду об Уильяме и Сьюзен и, может быть, о самом себе.

Почти не сознавая, что делает, Марч послушно уселся рядом с тетей, глядя на нее с таким видом, будто почтенная леди неожиданно вытащила из-за корсажа пистолет и теперь целилась в него.

— Марч, — начала она, — а хорошо ли ты знал Сюзен?

— Что? — озадаченно спросил он. — Конечно, хорошо, то есть неплохо. Ну… я довольно часто видел ее в Лондоне во время ее первого выезда в свет, когда она обручилась с Уилом.

— А ты когда-нибудь говорил с ней по-настоящему?

— Ну разумеется, говорил. — Марч вдруг умолк и нахмурился. — Н-нет, — медленно продолжил он, — пожалуй, все же нет. Я только видел ее с Уилом или с другими людьми. А почему вы спрашиваете?

— И какое у тебя сложилось впечатление о Сьюзен?

Марч беспомощно поднял руки.

— Она казалась достаточно милой девушкой. Может быть, капельку легкомысленной и избалованной, чуть-чуть эгоистичной… Тетя…

Леди Эдит слабым движением наклонила голову.

— Поверь, дорогой, у меня есть веские причины спрашивать. А ты был близок с Уильямом, когда вы подросли? — Марч недоуменно кивнул, и она тихо продолжила: — Как ты считаешь, каков он был по характеру?

Прежде чем ответить, Марч несколько секунд задумчиво смотрел на тетю.

— Думаю, — медленно ответил он, — что во многом Уил был похож на Сьюзен. Я очень любил его, но нельзя отрицать, что он не думал ни о ком, кроме себя. Собственно говоря, и я когда-то был таким. По природе-то он был порядочным, но довольно слабохарактерным человеком, обладал всеми пороками молодых столичных вертопрахов — карты, вино, женщины. Но после того, как Уил женился… — Глаза Марча сузились. — Я ведь уехал из Англии почти сразу же после его свадьбы, но потом же он остепенился, разве нет? — Марч снова нахмурился, припоминая полные гнева письма отца.

— Нет, он не остепенился, Марч. Он постоянно бросал молодую жену одну-одинешеньку, а сам продолжал кутить и волочиться за женщинами. Его пренебрежение больно ранило Сьюзен, а его распутство просто оскорбляло ее. Как ты верно заметил, всю жизнь ее баловали, и теперь она не собиралась молча терпеть обиды.

Сперва она закатила ему несколько публичных скандалов, но все без толку. А потом связалась с людьми, одно знакомство с которыми способно навеки погубить репутацию. Ее имя стало притчей во языцех. Не знаю, правда ли это, но поговаривали, будто она меняет любовников, как перчатки. Не знаю, правда ли это, но что я точно знаю, так это то, что она стала заядлой, просто одержимой картежницей. На любых светских раутах она появлялась одна и немедленно отправлялась в игорную комнату, где и оставалась чуть ли не до утра, а когда наконец уходила, то кошелек ее почти всегда был куда легче, чем накануне вечером.

— О Боже, — ошеломленно прошептал Марч, — неужели Уил не пытался остановить ее?

— Ему явно не было до нее никакого дела, пока наконец ее проигрыши не стали слишком велики, чтобы их игнорировать. Вначале Сьюзен тратила свои собственные капиталы, но они быстро иссякли. И тогда она начала закладывать фамильные драгоценности и таскать деньги из кошелька мужа. Конечно, они не выносили свои разборки на люди, но твой отец рассказывал мне о частых полуночных ссорах, когда оба они только и знали, что осыпать друг друга взаимными обвинениями и оскорблениями.

— Нельзя сказать, чтобы я совсем уж ничего не знал. — Марч просто посерел. — Отец умолял меня остаться дома, но я не послушался. Я любым способом старался увильнуть от своего долга сына пэра… Отец мне что-то писал о выходках Сьюзен и о шалопайстве Уильяма, но я думал, он преувеличивает, чтобы заставить меня вернуться домой. Ну, по крайней мере я так себя успокаивал. Боже, я должен был послушаться! Я должен был тут же вернуться домой!

— Но что бы ты мог сделать? мягко спросила леди Эдит. — Разве Уильям слушался тебя всегда и во всем?

— Конечно, — последовал немедленный ответ, но тут Марч запнулся. — Ну, если подумать, он обычно обращался ко мне за советом, но уже после того, как попадал в беду. Несколько раз я пытался отговорить его от разных глупостей, но он поднимал меня на смех. Говорил, что мне ему указывать — все равно, что пьянице учить трезвости деревенских выпивох.

— Уильям не прислушивался даже к советам своего отца, так что вряд ли бы он стал обращать внимание на твои проповеди.

— Может быть, и так, но… — Марч покачал головой. — Да, не удивительно, что при таких обстоятельствах Сьюзен стала легкой добычей Лиссы Рейнард.

На худощавом лице леди Эдит была написана явная усталость, но она все же выпрямилась в своем кресле.

— Марч, я твердо убеждена, что Сюзанна вовсе не пала жертвой мисс Рейнард. После ее смерти я неоднократно разговаривала с ее горничной и другими слугами. Как бы там ни было, но к тому времени Сюзанна оказалась в страшно стесненном материальном положении. Она стала завсегдатаем всех самых известных притонов Лондона и очень скоро по уши погрязла в долгах. Насколько я узнала, она, пытаясь хоть как-то оправдать свои траты, распустила слух, что некая Рейнард обманом выиграла у нее много тысяч фунтов. А в Уильяме наконец-то проснулось чувство долга, и он решил увезти Сюзанну из Лондона в ваше поместье.

Марч поморщился.

— Но ведь никто из нашей семьи уже давно там не живет.

— Нет. Но Уильям нанял ей компаньонку, кислую пожилую особу ростом с доброго гренадера. Было очевидно, что ей отводится роль скорее тюремщицы, чем компаньонки.

— Надо думать, Сьюзен не очень понравился такой поворот событий?

На губах леди Эдит забрезжило слабое подобие улыбки.

— Нет. Она сбежала с одним из своих любовников. То есть попробовала сбежать, но план их был раскрыт и попытка не удалась. И тогда Уил сказал, что сам отвезет ее в Марчфорд-парк.

Старческие пальцы леди Эдит дрожали, когда она поднесла руку ко лбу.

— Ну вот, они выехали, и тут разыгралась ужасная буря. Когда они доехали до реки, все еще лило как из ведра. Сопровождавшая Сьюзен горничная потом рассказывала, что ее хозяйка скандалила и сама довела себя до истерики. И как раз тогда, когда они въехали на мост, Сюзанна каким-то образом ухитрилась открыть дверцу кареты и выскочила наружу, во мрак. Она вскарабкалась на каменный парапет моста, обернулась к Уильяму и что-то прокричала ему. Думаю, Сьюзен хотела только попугать его, но, когда он вслед за ней выскочил из кареты, она сама испугалась, отшатнулась от него, потеряла равновесие и упала в реку. К чести Уильяма, он ни секунды не колебался — сразу же прыгнул за ней в бушующую стремнину. И больше их уже никто не видел, — почти шепотом закончила свое печальное повествование леди Эдит.

— А я-то все это время занимался черт знает чем, — пробормотал Марч. Глаза его были пусты и невыразительны. — Мне следовало быть здесь.

— Но тебя здесь не было, — отозвалась его тетушка. — Ты жил своей жизнью и имел на это полное право.

Марч резко встал.

— Но если бы я повиновался долгу, если бы я послушал отца, я по крайней мере избавил бы Сюзанну от происков всяких мошенниц вроде Лиссы Рейнард.

При этих словах леди Эдит поднялась и, воинственно вскинув седую голову, поглядела на племянника.

— С тобой, Марч, я потеряю последнее терпение. Ты так ослеплен своей собственной виной, так стремишься найти ответственных за смертью Сьюзен, Уильяма и своего отца, что напрочь утратил способность воспринимать разумные доводы.

Марч побледнел.

— Я вас очень люблю, тетя, — жестко произнес он, — но я никому не позволю говорить со мной в таком тоне.

— Ну, на этот раз придется, — отрезала пожилая дама. Заметно дрожа всем телом, она пошла к двери, но напоследок обернулась и раздраженно добавила: — Ты глубоко заблуждаешься, считая, что Элисон повинна в смерти Уильяма и Сюзанны. Она не совершила ничего дурного — точно так же, как и ты.

Тетя удалилась, а Марч замер, прислушиваясь к тихим звукам ее удаляющихся шагов. Вот они стихли. Еще несколько мгновений он неподвижно стоял, невидящим взглядом рассматривая узор на ковре, а потом резко повернулся и пулей выскочил из комнаты в пустой коридор, схватил в прихожей шляпу и трость и вышел из дома.

Не видя ничего вокруг, Марч пересек улицу и быстро зашагал от Ройял-крессент по направлению к лугам и полям, окружающим город. Он шел и шел, охваченный слепой яростью, пока наконец, совершенно выбившись из сил, не упал на сухую землю под деревом неподалеку от деревушки Литтл-Вестон.

Ему казалось, что весь его мир разлетелся вдребезги, оставив его плыть по течению в кромешной полуночной пустоте. Месть, которую он так тщательно лелеял, растаяла, как дым. Элисон все отрицала, а тетя, которую он привык считать воплощением здравого смысла, безоговорочно верила в ее невиновность. Верила столь же страстно, сколь страстно хотелось бы верить и ему самому.

Марч вновь и вновь обдумывал тетины слова. Неужели в нем действительно говорит сознание собственной вины? Неужели именно это заставляло его с таким неукротимым упорством преследовать Лиссу Рейнард и обвинять ее во всех смертных грехах? Не это ли чувство подспудно терзало его все эти годы? Марч уже давно признал, что в обрушившейся на семью трагедии есть доля и его вины, но искал главного виновника, на которого можно было бы излить свой гнев. Уж не выбрал ли он Лиссу Рейнард в качестве козла отпущения, чтобы, отомстив ей, очистить свою совесть?

Пусть так. Но все равно, это ничуть не извиняет роли Элисон в этой истории. Да, но какой была ее роль? Марч тупо следил за струйкой дыма, поднимающейся над крышей деревенского дома, стоявшего перед ним. Вот в чем все дело! Если Элисон не солгала, то слова ее напрочь опрокидывали карточный домик его вымыслов и догадок. Все в нем так и кричало, что, конечно же, девушка говорила правду. В каждом ее слове, жесте, поступке сквозила неподдельная искренность. Но факты! Факты, которые он знал, — их-то ведь нельзя изменить! В действительности дело обстояло именно так, как он и думал: она приехала в Лондон играть, выиграла деньги у его невестки и скрылась. А уж все остальное — все то, во что ему так отчаянно хотелось верить, — требовало слепой, не основанной ни на каких доказательствах веры.

Марч глубоко вздохнул. Он давно уже забыл безумства и сумасбродные выходки бурной юности и последние четыре года жил жизнью респектабельного, преисполненного чувства долга человека. Он стал циничнее, умудреннее опытом и собирался вступить в брак с женщиной, которая, как он прекрасно понимал, уже через две недели будет наводить на него одну только скуку. Может быть, сам того не сознавая, он пытается этим скучным серым существованием искупить былую легкомысленную безответственность, которая, по его мнению, привела к смерти трех человек?

Но теперь перед ним открылась иная жизнь. Ему дана возможность освободиться от чувства вины, которое довлело над ним целых четыре года.

Он любил Элисон Фокс. Теперь он мог больше не гнать от себя эту мысль, ибо теперь ему стало ясно, ослепительно ясно, что эта девушка достойна любви, и тот, кто сумеет завоевать ее сердце, станет самым счастливым из смертных.

И тут вдруг Марча поразила другая мысль, далеко не столь приятная и радостная. К несчастью, уж кому-кому, а ему этим счастливцем не быть. Она так долго боялась одного его имени, но потом все же открылась ему — а чем он ей ответил? Угрозами, оскорблениями и непристойным предложением! Сейчас Марч и сам не мог поверить, что он предложил ей стать его любовницей, да еще таким тоном, точно стоит ему щелкнуть пальцем — и она благодарно бросится навстречу этому более чем сомнительному счастью. А она еще говорила о дружбе! Господи, как Марч мечтал о дружбе с ней! Но и о чем-то гораздо большем, нежели простая дружба. Он хотел бы быть ей другом, возлюбленным, да что там возлюбленным — мужем! Его мысли унеслись в царство розовых грез, где по утрам волосы Элисон мягко струились по подушке рядом с ним, а вечерами, сидя вдвоем у огня, они потягивали благородное вино, отдыхая после долгой прогулки в Марчфорд-парке.

Марч открыл глаза, и поток грез оборвался. Надо смотреть на вещи реально. Ему с самого начала нечего было надеяться на нечто большее, нежели дружбу с Элисон, а теперь он сам убил и эту возможность. Девушка даже не сочла нужным сказать ему, что не нуждается в его презренном покровительстве, что леди Эдит никогда не выгонит ее. Она не дала ему ни малейшей возможности отречься от своих слов, сказать, что на самом деле у него нет никакого намерения вышвырнуть ее на улицу. Ведь даже если бы леди Эдит действовала согласно планам Марча, он все равно убедил бы ее не карать девушку столь жестоко. Сказать ли об этом Элисон? Поверит ли она ему? И что это изменит? Граф печально покачал головой и вдруг едва не задохнулся от неожиданного воспоминания. Что там Элисон говорила насчет Джека Кроуфорда? Он тоже предлагал ей стать его любовницей? Марч ощутил горечь во рту, но тут же понял, как это нелепо. Допустим, Джек оскорбил ее непристойным предложением, а как поступил он сам? И наверняка, если она отвергла одного, то и второму ответит тем же. Совершенно ясно, что ей так же противен Джек Кроуфорд, как и лорд Марчфорд. Господи, и кой черт дернул его тогда за язык?

Что же теперь делать? В первую очередь, конечно, извиниться. Возможно, ради леди Эдит Элисон согласится выслушать его. Он вернется на Ройял-крессент, поговорит с ней и тетей, принесет свои извинения и заверит в неизменной дружбе. А затем сообщит, что завтра же уезжает из Бата. Должно быть, он больше никогда не увидит Элисон Фокс. Подобная перспектива причинила Марчу сильнейшую боль, но граф подавил вздох — так будет лучше для всех.

А потом он вернется в Марчфорд-парк. Внезапно Марч понял, что до смерти устал от лондонской жизни и ее обязанностей: бесконечных раутов в душных залах, вежливых визитов, диктуемых светскими условностями, обязательных появлений на премьерах в театрах и опере. И от Френсис.

Марч вновь тяжело вздохнул. Хочешь не хочешь, а жениться в конце концов придется, поскольку другой, кроме него, наследник титула — какой-то хворый кузен из Индии, которого Марч никогда и в глаза не видел. Однако он сделает себе поблажку и сбежит от Френсис Милфорд. Их еще ничто не связывает, кроме преувеличенного чувства светского долга, которое и заставило его плясать вокруг нее. Нет уж, обойдемся без Френсис. В конце концов, разве мало каждый год дебютирует в свете свеженьких семнадцатилетних бутончиков? Один из них он и сорвет — хорошенькую наивную барышню, которая подарит ему долгожданного наследника, еще одного сынка «про запас», а потом оставит его в покое.

Выработав сей похвальный план действий, который не принес ему ничего, кроме глубочайшего уныния, Марч поднялся. Утреннее солнце было уже почти в зените и припекало вовсю, но это ничуть не радовало графа Марчфорда, нетвердыми шагами направлявшегося в Бат.


На Ройял-крессент солнечный свет весело струился в окна спальни Мэг. Девушка проснулась довольно поздно, и теперь полулежала в постели на груде подушек, потягивая бульон, который уговорила ее выпить Элисон. Сама Элисон сидела возле ее кровати.

— Мне уже гораздо лучше, — сообщила Мэг мученическим тоном. — Я еще немножко слаба, но, думаю, скоро все пройдет. А можно я съем что-нибудь? Я хочу сказать, что-нибудь стоящее, а не это варево. — Она недовольно кивнула на бульон.

— Попозже, — с улыбкой ответила Элисон. — Доктор велел днем давать тебе только бульон, а вечером сможешь немного перекусить.

Мэг откинулась на подушки и заявила, что в таком случае, пожалуй, вздремнет.

— Потому что я очень устала, — пояснила она.

Элисон взбила своей страдающей пациентке подушки, подоткнула одеяла и, забрав пустую тарелку и недопитый стакан ячменной воды, на цыпочках вышла из комнаты.

Поставив посуду на небольшой столик в холле, девушка замерла в нерешительности. Сотни повседневных хлопот настойчиво требовали ее внимания, а она не могла сосредоточиться ни на одной из них. В груди царила гнетущая пустота, словно кто-то острыми клещами вырвал у нее сердце. Вчера вечером, оставив Марча в библиотеке, она убежала к себе в комнату и рыдала, пока не выплакала все слезы. Теперь же Элисон ощущала лишь холод, тяжесть в груди — и полное отсутствие каких-либо чувств.

Элисон бросила взгляд на закрытую дверь спальни леди Эдит. Рано утром она видела в окно, как Марч выходит из дома, и поняла, что он являлся сообщить тете свои потрясающие новости. При мысли о том, что суждено ему испытать после разговора с леди Эдит, Элисон хмуро улыбнулась.

Она повернулась было, чтобы спуститься вниз, но остановилась, услышав, как открывается дверь спальни леди Эдит. Почтенная дама появилась на пороге бледная, но спокойная. Приветливо кивнув Элисон, она жестом пригласила девушку зайти.

— Мне надо кое-что сказать тебе, — мрачно начала она.

От необычного тона и поведения леди Эдит Элисон бросило в дрожь. А вдруг Марч и в самом деле сумел убедить тетю, что ее компаньонка недостойна оставаться в ее доме? Однако уже в следующее мгновение леди Эдит развеяла все ее страхи, нежно обняв.

— О, дорогая моя, — произнесла она дрожащим голосом. — Мне так жаль, что я доставила тебе столько тревог!

— Вы? — изумленно ахнула Элисон. — Миледи, да вы спасли меня!

— Возможно, — угрюмо согласилась леди Эдит. — Но если бы не я, мой непутевый племянничек никогда не нашел бы тебя.

— И очень хорошо, что нашел! — Элисон с радостью убедилась, что голос ее звучит твердо. — Иначе я никогда бы не объяснилась начистоту с лордом Марчфордом. А теперь он наконец-то услышал и мою версию всей этой истории.

Леди Эдит лишь слабо вздохнула.

— Конечно, что ни происходит — все к лучшему. Но Марч всегда был таким рассудительным мальчиком. Я никогда не видела его в таком невменяемом состоянии.

— Полагаю… — нерешительно начала Элисон. — Полагаю, он был очень зол?

Леди Эдит кисло улыбнулась.

— Можно сказать и так. Особенно когда я разрушила его грандиозный план, сообщив, что мне и так все известно. Бушевал, словно медведь с колючкой в лапе. — Улыбка ее погасла. — А я так надеялась, что он поверит тебе!

— Да и я тоже, — согласилась Элисон. — Но, оказывается, зря.

У Элисон перехватило горло, и леди Эдит, увидев слезы на глазах девушки, нежно похлопала ее по руке.

— Тише-тише, дорогая, все уже позади. Может быть, когда Марч немного поостынет, когда обдумает все, что узнал… Не так уж легко всего за несколько часов отрешиться от былых заблуждений. Дай ему время, и, я уверена, он образумится.

Элисон грустно вздохнула и покрепче сжала руку леди Эдит.

— Ладно, — быстро сказала она. — Это в общем-то не так уж важно, правда? Ваш племянник, несомненно, замечательный человек, но в конце концов он для меня ничего не значит. Главное — что вы меня не разлюбили, все остальное — ерунда! — Изобразив на губах ясную улыбку, Элисон усадила свою собеседницу в кресло. — Пару минут назад я слышала внизу свист почтальона. Сдается мне, он принес целую пачку ответов на ваши приглашения на званый обед. Почитаем?

Кинув на девушку зоркий взгляд, леди Эдит ничего не ответила и позволила заботливо свести себя с лестницы.


ГЛАВА 19


Все утро Элисон удавалось кое-как скрывать свою печаль, но когда она снова увидела Марча, мучительная тоска нахлынула на нее с такой силой, что девушка испугалась, как бы не потерять сознание.

Пожалуй, даже хорошо, что Мэг все еще оставалась в постели, поскольку Марч хотел поговорить с Элисон и леди Эдит наедине. Запинаясь, он сказал, что глубоко раскаивается в злосчастном недоразумении, из-за которого так долго и так яростно преследовал Элисон. Он столь чистосердечно извинялся за гнусное предложение, поставившее его на одну доску с Джеком Кроуфордом, что Элисон не составило большого труда от всей души принять его извинения и поверить в его искренность.

Да, было от чего прийти в восторг. Она теперь свободна. Свободна от угрозы беспощадной мести, нависавшей над ней в течение стольких лет, свободна от домогательств Джека. Конечно, и леди Эдит тоже радостно приняла извинения племянника.

— Все это ерунда, мой дорогой мальчик, — растроганно сказала почтенная леди, так и сияя от счастья. — Я же говорила тебе, что твой гнев вполне понятен и простителен, и уверена, Элисон тоже это понимает. В конце концов, — добавила она, бросив на Элисон быстрый взгляд, — если бы непослушная девчонка пришла к тебе с самого начала, всех этих неприятностей можно было бы избежать.

Элисон безмолвным кивком подтвердила это.

— А теперь, — радостно заключила леди Эдит, — все мы снова добрые друзья, а кто старое помянет — тому глаз вон.

Но ведь она-то испытывает к лорду Марчфорду не просто дружеские чувства, беззвучно воскликнула Элисон, глядя на графа, сидевшего рядом с ней в гостиной леди Эдит. Неужели две недели назад, впервые увидев его, она могла решить, что он самый обычный, заурядный человек? Но уже тогда ее захватила притягательная сила его золотистых глаз. Элисон любила его. Несомненно, он — единственный мужчина, которого она будет любить всю жизнь, хотя еще вчера вечером он продемонстрировал жестокое равнодушие к ее судьбе и в знак своего презрения сделал ей гнусное предложение.

— Налей же нам вина, Марч, — предложила леди Эдит, словно маленькая девочка, тоненьким восторженным голоском. — Мне кажется, это событие стоит отпраздновать. — Она запнулась, вопросительно глядя на племянника.

Несколько долгих секунд Марч не сводил глаз с лица Элисон, а затем перевел взгляд на леди Эдит.

— Тетя, — мягко сказал он, — нельзя ли мне несколько минут поговорить с мисс Фокс наедине? Мне надо сказать ей кое-что.

Леди Эдит в замешательстве всплеснула руками.

— Ох, дорогой, я не… — Она бросила быстрый взгляд на Элисон. Та нерешительно кивнула в ответ. — Ну хорошо. Только не слишком долго. Вот-вот спустится Мэг, и…

Не завершив фразы, леди Эдит направилась к выходу. На пороге она обернулась, поглядела на них и тихонько притворила за собой дверь.

— Прошу вас, садитесь, — предложил Марч.

Элисон, поднявшаяся вместе с леди Эдит, опустилась обратно в кресло. Марч присел было рядом, но тут же вскочил и нервно зашагал взад-вперед по ковру, а потом повернулся к девушке. Похоже, подумала Элисон, ночью он почти не спал. У глаз его залегли глубокие морщины, а лицо осунулось и казалось еще более жестким, чем обычно.

— Право, не знаю, как и начать, — сказал он, неуверенно улыбаясь, — потому что собираюсь просить прощения за то, что простить невозможно.

Застыв в кресле, Элисон старалась поплотнее закутаться в плащ безразличия, который, как начала она понимать, являлся лучшей защитой от той душевной боли, которую причиняли ей ее чувства к графу. Она слегка приподняла бровь, но ничего не ответила.

Марч попробовал начать снова:

— Первым делом позвольте мне еще раз сказать, как я сожалею о тех страданиях, что вы претерпели из-за меня в последние четыре года.

Элисон холодно ответила, радуясь про себя, что холодность эта дается ей как нельзя более естественно:

— Милорд, если бы подозрения, которые вы питали на мой счет, оказались правдой, вы имели бы полное право гневаться.

— Но с такой яростью преследовать вас, вынашивать планы мести…

— Уверена, что при сложившихся обстоятельствах это было более чем понятно, — торопливо ответила Элисон. Господи Боже, ну почему бы ему не оставить все как есть? — Если бы я заподозрила, что вы причинили зло моим родным, я отреагировала бы точно так же.

— Возможно, но я сомневаюсь в этом, поскольку вам недостает моей упрямой одержимости. — В тоне графа сквозила ирония, но Элисон понимала, что она направлена не против нее. — И к тому же вы знаете отнюдь не все. Видите ли, мой план не ограничивался лишь тем, чтобы опозорить вас перед тетей. О нет, — мрачно продолжил Марч, прочитав в ее глазах удивление, — главный мой план заключался в том, чтобы разоблачить вас вчера вечером перед толпой картежников и объявить мошенницей. Там присутствовали несколько «джентльменов из общества», и я не сомневался, что в течение нескольких часов слух об этом происшествии долетит до ушей леди Эдит.

Во взгляде Марча застыла боль, и эта боль передалась Элисон.

— Да, так велика была моя ненависть к вам, — продолжал Марч. — Но все же я уже начал узнавать вас, считать своим другом. В глубине души я верил, что вы на самом деле не столь коварны. И когда я увидел вас, одиноко и беззащитно стоявшую среди этого вопящего сброда, я не мог допустить, чтобы вы были столь жестоко унижены.

Элисон наклонилась вперед.

— Скажите мне вот что, милорд. Если бы вы ничего обо мне не знали, вы бросили бы меня в «Хай Флайер» на произвол судьбы?

Казалось, атмосфера в комнате столь наэлектризовалась, что в воздухе вот-вот начнут сверкать молнии. Марч впился взглядом в Элисон. Девушка едва смогла вынести этот напряженный, горящий взгляд.

— Что до этого, — медленно ответил он, — то мне хотелось бы думать, что нет, но… Я не знаю… Я просто не знаю…

Элисон откинулась в кресле, радуясь про себя его откровенности. Он назвал ее «другом». Дружба — с Марчем? О да, она помнит. Когда-то ей казалось, что с нее хватит и одной дружбы с ним. Элисон судорожно сцепила пальцы.

— Я уже говорила вам, милорд, мне нечего вам прощать. Что и говорить… неприятная вышла история. Но леди Эдит очень удачно назвала все это недоразумением — разумеется, в высшей степени несчастливым недоразумением.

— А моя выходка прошлой ночью? — Марч схватился за волосы. — Элисон, умоляю, простите меня. Я вовсе не собирался вышвырнуть вас из дома моей тетушки. И мое предложение сделать вас моей… ну, словом, «взять вас под свое покровительство» вырвалось у меня совершенно неожиданно и поразило меня так же сильно, как, несомненно, и вас. Это снова говорила во мне моя ненависть. О Боже, Элисон! — Он рухнул в кресло рядом с девушкой и судорожно схватил ее за руку. — Я уже начинал восхищаться вами и уважать вас. Вы так мне нравились! И обнаружить затем, что на самом-то деле вы — та, кого я ненавидел и презирал больше всех на свете… Мне казалось, что меня обманули и предали!

Элисон поежилась, пытаясь не обращать внимания на сладостный огонь, охвативший ее от прикосновения руки Марча. Пересохшими губами она пролепетала:

— Я… Я очень сожалею об этом обмане, милорд. Я тоже начала глубоко уважать вас. — «Боже, до чего невыразительная фраза», — в отчаянии подумала она. — Я глубоко сожалею о лжи, в которой так долго жила, но, как я уже говорила…

Элисон вырвала у него свою руку, и Марч вскочил, словно девушка ударила его.

— Да, — тихо сказал он, — как вы говорили, вы боялись.

Подойдя к окну, граф невидящим взглядом уставился на поток карет и телег, движущихся по Ройял-крессент. Спустя несколько секунд он вновь повернулся к Элисон — на его губах играла вымученная улыбка.

— Значит, как вы сказали вчера вечером, больше говорить не о чем. Разве что, — тут он осекся и тяжело вздохнул, — если когда-нибудь в будущем вам понадобится друг, пожалуйста, вспомните обо мне. Я тотчас же приеду.

Марч снова замолчал, и лишь воздух вокруг них загадочно мерцал электрическими искорками, которым Элисон не могла подобрать названия.

— Завтра я уеду из Бата, — наконец продолжил Марч. Голос его звучал буднично, хотя и слегка надтреснуто. — По всей вероятности, я никогда больше вас не увижу.

Девушка робко подняла руку, и граф быстро шагнул вперед.

— Что такое? — спросил он тоном, в котором была какая-то странная надежда.

— Ваша тетя… Она надеялась, вы будете на званом обеде, который состоится через два дня. Видите ли, она затеяла его ради вас и пригласила самых близких друзей, — Элисон робко улыбнулась, хотя улыбка вышла скорее страдальческой. — Она хотела показать им вас.

— О Боже, в таком случае мне следует задержаться. Вы не очень против?

Элисон безмолвно покачала головой. Еще одна ложь. Она против. И даже очень. Ей необходимо выбросить лорда Марчфорда из своей жизни, пока он окончательно не превратил ее жизнь в сплошной кошмар. Надо забыть его, забыть окончательно и бесповоротно, вырвать из своего сердца воспоминания о его теплоте, уме, его порядочности, отрешиться от магнетической власти его львиных глаз.

Взяв девушку за руку, Марч легким поцелуем коснулся холодных пальцев и вышел из комнаты. Элисон с трудом сдержала порыв выглянуть в окно, чтобы еще раз посмотреть на него, пока он идет по Ройял-крессент. Застыв посреди комнаты, она печально прижимала к губам пальцы, на которых еще горел его поцелуй.


Несколько часов спустя Элисон сидела в гостиной рядом с леди Эдит. Пожилая дама выглядела на добрый десяток лет моложе, чем накануне. Сияя от счастья, она склонилась над вышиванием, вновь и вновь прерывая работу, чтобы сделать очередное замечание по поводу предстоящего званого обеда. Вдруг леди Эдит отложила вышивание и радостно обратилась к своей компаньонке:

— Элисон, я снова о своем. До чего же я рада, что это несчастное недоразумение между тобой и Марчем наконец разъяснилось. А что он сказал, когда я вышла, если, конечно, это не слишком личное?

— Что вы, миледи! Просто граф еще раз извинился за свое поведение. Он… предложил стать моим другом, если когда-нибудь мне понадобятся друзья.

— А-а. И это все?

— Ну да. Так великодушно с его стороны, правда?

— Хм… разумеется. А я-то надеялась… Ох, да это так, пустяки. Глупые фантазии, — со смехом сказала леди Эдит в ответ на недоумевающий взгляд Элисон. — А теперь расскажи-ка, что ты собираешься одеть вечером во вторник. Я остановила свой выбор на фиолетовом шелке с серебряной отделкой, а тебе, наверное, стоило бы подумать о том розовом платье. Оно тебе очень к лицу, хотя, быть может, стоит заменить на нем оборку. Мэг говорит…

Ее щебетание было прервано появлением лакея, сообщившего, что внизу ожидает посетитель.

— Это мистер Кроуфорд, мэм, — доложил лакей. — Он принес букет для леди Маргарет.

— Что?! — хором воскликнули Элисон и леди Эдит.

— Просто не могу поверить, что этому негодяю хватило наглости явиться сюда, — возмутилась леди Эдит, дрожа от негодования. — Бликлинг, скажите ему, что мы не принимаем.

— Нет! — вмешалась Элисон и продолжила чуть спокойнее: — Дело в том, что мне хотелось бы поговорить с ним, миледи. Мне надо многое ему сказать.

— Пожалуй, ты права, — согласилась леди Эдит. — Но уверена ли ты, что хочешь принять его наедине? Может быть, мне пойти с тобой?

— Нет, благодарю вас, миледи, но вам вовсе незачем терпеть его общество. То, что я хочу ему сказать, много времени не займет, и уж, конечно, он ничего не сможет мне сделать в вашем доме.

— Как знаешь, дорогая. Тогда я оставлю тебя. Проводите гостя наверх, Бликлинг. — С этими словами леди Эдит поспешила прочь из комнаты, но в дверях задержалась и добавила: — Я оставлю свою дверь открытой. В случае чего, Элисон, сразу же зови меня.

Сдержав невольную улыбку, Элисон серьезно кивнула и аккуратно расправила юбку на диванчике, где сидела. Когда через несколько минут в комнату вошел Джек, девушка являла собой воплощение сдержанности, уверенности в себе и холодного достоинства.

— Элисон! — Он в удивлении остановился. — С тобой все в порядке?

— Да, вполне. Леди Эдит наверху, а Мэг еще не выходила, но я передам ей твои цветы.

— Пустяки! — отмахнулся Джек, непринужденно садясь в кресло рядом с ней, перед этим небрежно швырнув цветы на стол. — Я хотел увидеть тебя. Прошлой ночью… Во имя всего святого, что произошло?

— С меня сорвали маску, — мрачно улыбаясь, ответила Элисон. — Скажи-ка, Джек, крапленая колода — это твоя работа?

— Ну да, конечно. Я же дал тебе эти карты. Разве не помнишь?

Элисон сжала зубы.

— Нет, Джек. Я же говорила тебе, что не собираюсь пускать их в ход. Те карты, что ты мне принес, я оставила дома. Я думала, может быть, ты как-то пронюхал об этом и подсунул мне новую колоду таких же. — Элисон вздрогнула. — Должно быть, это кто-то из игроков или даже сам хозяин. Не думаю, чтобы в «Хай Флайер» гнушались подобными методами.

— Брось ты об этом! — вскричал Джек, нетерпеливо пожав плечами. — Я хочу узнать про Марчфорда. Что он там делал и почему вдруг утащил тебя? — Джек вдруг осекся. — Сорвали маску? Что значит «сорвали маску»?

— Только то, что я сказала, Джек. Его светлости уже некоторое время было известно, что Лисса Рейнард — это я.

Элисон с отчужденным интересом наблюдала, как Джек осмысливает это сообщение.

— Но ведь ты до сих пор здесь, — недоуменно выговорил он. — Он не…

— Отомстил мне? Нет. Мы пришли… к соглашению. — Элисон предостерегающе подняла руку, чтобы удержать вопрос, рвущийся с его губ. — Вот и все, что я намерена была рассказать тебе. Главное, что я остаюсь на службе у леди Эдит.

На лице Джека одно чувство сменялось другим, а во взгляде отразилось сначала недоумение, потом нехорошее предчувствие и наконец тревога. Элисон ехидно улыбнулась.

— Вижу, ты уже начал улавливать суть дела, Джек. Ты потерял власть надо мной. И я с превеликим удовольствием должна предложить тебе покинуть этот дом и никогда больше в него не возвращаться.

— Но, Элисон, ты же обещала! Что мне теперь делать?

— Я ровным счетом ничего не обещала. Ты принуждал меня, но больше не принудишь. В память о Бет, я, так и быть, могу предложить тебе денег взаймы, но и только. Советую тебе забрать мою сотню фунтов и убраться из страны. — Она поднялась, чтобы выпроводить Джека из комнаты. Неожиданно он загородил ей дорогу и грубо схватил за плечи.

— Ты что, не понимаешь? Ты, маленькая безмозглая… — Он перевел дыхание. — Элисон, я должен раздобыть эти деньги! Моя жизнь не стоит и ломаного гроша, если я не расплачусь. Ты обязана помочь мне!

Элисон вырвалась из рук Джека.

— Я уже предложила тебе помощь, — холодно ответила она. — Если ты предпочитаешь отклонить мое предложение, что ж, вольному — воля. Честно говоря, мне тебя давно уже нисколько не жаль. А теперь ты сам уйдешь или мне позвать лакея, чтобы он помог тебе уйти?

Несколько секунд Джек не шевелился, и Элисон с тревогой уловила мелькнувшую в его тусклом взгляде злобную искорку. В следующее мгновение он оттолкнул ее от себя и сам отступил назад. Лицо Джека было белее воротника его белоснежной сорочки, а глаза горели ненавистью.

— Можешь никого не звать, — злобно прошипел он. — Я уйду сам, и будь ты проклята, Элисон Фокс!

Он повернулся и нетвердым шагом вышел из комнаты. Словно громом пораженная, Элисон нерешительно двинулась вслед, желая собственными глазами убедиться в его уходе.

— Как, мистер Кроуфорд, а я и не знала, что вы пришли навестить нас!

Услышав жизнерадостный щебет Мэг, Элисон в ужасе выбежала в коридор и увидела Мэг, весело спешащую навстречу Джеку. На один краткий, но кошмарный миг Элисон показалось, что в своей слепой ярости Джек ударит девушку, но, к ее удивлению, он остановился, и его злобная гримаса в мгновение ока превратилась в чарующую улыбку.

— Леди Мэг, вы уже встали! А я-то думал, что вы еще прикованы к постели, но теперь с радостью вижу розы на ваших щечках. Вот уж поистине приятная новость!

К глубочайшей досаде Элисон, в ответ на этот комплимент Мэг сделала Джеку глубокий реверанс, а розы на ее щеках расцвели еще ярче.

— Да, благодарю вас, мистер Кроуфорд, мне уже лучше. Ужасно рада видеть вас здесь, ведь я сама хотела поблагодарить вас за мое вчерашнее спасение.

— Был очень рад оказать вам услугу. — Джек галантно раскланялся. — Спасение попавших в беду дам — моя специальность.

Мэг смущенно хихикнула.

— Но вы ведь не уходите? Элисон предложила вам чаю?

— У мистера Кроуфорда назначена встреча, — тут же вмешалась Элисон. — Ему надо торопиться.

Лицо Мэг вытянулось.

— Ой как жалко! Но, может быть, вы зайдете как-нибудь еще?

Не успел Джек ответить на это бесхитростное предложение, как Элисон схватила его за руку и, многозначительно ущипнув, повлекла вниз по лестнице. Джек, смеясь, обернулся к Мэг.

— Да, конечно, загляну как-нибудь!

— Действительно, Элисон, — заметила Мэг, когда девушка вернулась обратно, — ты почти что выдворила мистера Кроуфорда!

— Он сам говорил мне, что очень спешит. Он оставил цветы для тебя, — неохотно добавила Элисон и кивнула в сторону гостиной.

— Ох! — Мэг вылетела из комнаты и через мгновение вернулась с букетом в руках. — Какое внимание с его стороны! Подумай только, я еще никогда не получала цветов от джентльменов.

«Да и сейчас тоже», — подумала Элисон, а Мэг продолжала возбужденно тараторить:

— Я думаю, он скоро вернется, как ты считаешь?

— Мне кажется, вряд ли. Мистер Кроуфорд говорил, что у него накопилось множество срочных дел.

Мэг только понимающе улыбнулась и весело поскакала вниз по лестнице. А Элисон поторопилась разыскать Мастерса и велела ему ни в коем случае не принимать Джека Кроуфорда, если тот снова покажется в этом доме.


Тем временем Джек мрачно шагал от Ройял-крессент к квартире, которую делил с Жилем Моргантоном. Ему было над чем поразмыслить. Последние новости ох как не понравятся Жилю. Сказать правду, Джек смертельно боялся показаться на глаза своему дружку, и чем ближе он подходил к дому, тем медленнее становились его шаги. Поэтому неудивительно, что некий джентльмен, стоящий у окна в номере «Йорк-Хаус» заметил, как Кроуфорд бесцельно слоняется по площади.

Спустя несколько минут чей-то голос окликнул Джека, и тот, обернувшись, увидел перед собой графа Марчфорда. В первом приступе паники Джек готов был сломя голову убежать, но в голосе графа слышалось лишь дружеское расположение. Сияя улыбкой, он пригласил Джека выпить с ним по рюмочке. Инстинкт призывал Кроуфорда отказаться, но ему так не хотелось возвращаться к мистеру Моргантону, что это нежелание перевесило в нем чувство самосохранения — Джек согласился и, болтая с Марчем о всяких пустяках, беззаботно вошел в полутемный зал пивной при «Йорк-Хаус». Никто из сидевших за столиками людей не поднял глаз, когда двое новоприбывших прошли мимо них в самый дальний угол.

Джек настороженно опустился за стол напротив графа. Пока слуга не подал им по кружке с элем, они и словом не перемолвились.

— Насколько я понимаю, вы покидаете Бат, мистер Кроуфорд? — самым любезным тоном заметил Марч.

— Что? Покидаю Бат? Да я еще как-то об этом не думал…

— На вашем месте я бы начал об этом думать, причем немедленно. — Теперь в голосе Марча не было и намека на любезность, и Джек невольно выпрямился, словно аршин проглотил. — Ваше присутствие в этом городе, — негромко продолжал граф, и в его тихом голосе Джек услышал поступь смерти, — весьма плохо сказывается на душевном самочувствии моего друга, а я не желаю больше видеть ее расстроенной.

Джек попытался укрыться за напускным негодованием.

— Решительно не понимаю, о чем это вы, — сказал он, ерзая на стуле. — И я не позволю себе указывать!

— Значит, вы не очень-то умны, — вкрадчиво заметил Марч, и тут его поведение резко изменилось. — Кроуфорд, вы презренный червь, и я не позволю вам больше докучать Элисон Фокс! Если до завтрашнего вечера вы не уберетесь из Бата, то вашей анатомии грозит существенный ущерб. Я ясно выразился?

Джек с жалобным блеянием откинулся на спинку стула.

— Н-но я думал… то есть я считал, что вы захотите уничтожить Элисон Фокс — теперь, когда узнали, что она…

— Мои отношения с мисс Фокс вас совершенно не касаются, — холодно прервал его Марч. — Я спросил, ясно ли я выразился, но, поскольку вы не ответили, должно быть, мне следует выразиться яснее.

Одним быстрым движением он перегнулся через стол, схватил Джека за воротник, сдернул его со стула, ребром ладони ударил по горлу и, яростно встряхнув, швырнул обратно. Джек увял, точно нежный цветок без поливки, и только испуганно таращился на графа.

— Д-да, к-конечно, — всхлипнул он, хватаясь за горло. — Вы в-выразились с-совершенно ясно.

— Вот и славно. — Весело кивнув, Марч поднялся из-за стола. — В таком случае позвольте пожелать вам всего хорошего.

В следующий миг граф уже ушел, а Джек глядел ему вслед. Лицо шулера перекосилось от страха и ненависти.


ГЛАВА 20


Марч в задумчивости стоял посреди своей гостиной в «Йорк-Хаус», отрешенно глядя на огонь в камине. Недавний разговор с Джеком Кроуфордом принес ему некоторое удовлетворение, хотя, конечно, отнюдь не такое большое, отметил он, сжимая кулаки, какое испытал бы он, одним ударом повалив того на пол и втоптав в грязь.

Марч пожал плечами. И зачем, в самом деле, ему понадобилось сводить счеты с Джеком Кроуфордом? Ведь тот причинил Элисон не больше вреда, чем он сам. Марч иронически улыбнулся. Конечно, его собственные мотивы были совершенно чисты, так что он имел полное право проучить этого мерзавца, разве нет?

Марч с размаху бросился в кресло. Элисон простила его — по крайней мере она так сказала, — но это не сняло Груз с его совести и не уменьшило боль от сознания того, что он любит женщину, которая никогда не станет его. Самое большое, на что он может рассчитывать, так это на то, что любимая женщина позволит ему стать ее другом. Другом! О Боже, да он вскоре возненавидит это слово!

«Что она сейчас делает?» — праздно размышлял Марч. Можно держать пари, занимается чем-то дельным и на благо других. Готовится к званому обеду леди Эдит или сопровождает Мэг по магазинам. Марч живо представил, как Элисон грациозно скользит по улицам Бата, в шляпке и накидке, щеки ее раскраснелись, а бездонные голубые глаза искрятся от удовольствия. О Боже, неужели он никогда не перестанет желать ее?! Марч тряхнул головой. Одна мысль об этом нелепа, это все равно что думать, сумеет ли он жить без воздуха.

Несколько минут он обыгрывал мысль о том, а не прогуляться ли сегодня чуть попозже к минеральному источнику в надежде повстречать ее там. Нет! Он же обещал убраться с ее пути. Надо каким-то образом продержаться до вторника. Несомненно, на званом обеде она будет полностью поглощена заботами о гостях леди Эдит, но, если ему очень повезет, он сможет на несколько минут оторвать Элисон от ее обязанностей. И эти несколько минут согреют ему остаток его жалкой жизни.

До вторника оставалась целая вечность!

Однако Элисон в этот момент была занята делом куда менее приятным, нежели прогулка по магазинам. Она сидела за обеденным столом вместе с миссис Хопгуд, экономкой леди Эдит. В последний раз внимательно изучив меню, которое они составили общими усилиями, Элисон встала из-за стола и выпрямилась.

— Так, кажется, все. Дом выглядит просто изумительно, миссис Хопгуд. Вы потрудились на славу. Ей-богу, если бы лампы были отполированы хоть чуточку больше, наши гости просто ослепли бы.

Экономка прямо-таки расцвела от этой похвалы, поднялась, бормоча благодарности, и вышла из комнаты.

Элисон замешкалась, и мысли ее новь унеслись к грядущему званому обеду, рисуя ей толпу гостей и среди них одного… Должно быть, Марч, как всегда, будет великолепен в вечернем костюме, а свет ламп станет золотыми искорками отражаться в его карих глазах. Будут ли эти глаза искать ее? Элисон попыталась отогнать непрошеные мысли, так как знала, что ее единственное спасение — держать себя с Марчем во вторник вечером ровно и спокойно. Слава Богу, он скоро уедет, в сотый раз повторила она себе. Леди Эдит, несомненно, отправится в Лондон на его венчание, но Элисон была полна решимости не сопровождать ее.

Другая, еще более ужасная мысль вдруг пришла ей в голову. Ради Бога, пусть Марч не привозит свою нареченную в гости к тете! Она этого просто не выдержит. Нет, главное сейчас — постараться избегать Марча вечером во вторник. Лучше бы ей вовсе не видеться с ним до самого его отъезда!

Но Элисон и сама понимала, что вряд ли сможет следовать своим благим побуждениям. Она отчаянно хотела еще раз увидеть его… От всего сердца сказать ему «до свидания»…

Скорей бы наступил вторник!


Даже двухдневная вечность когда-нибудь проходит, и всего лишь через год или два наступил рассвет вторника, ясный, солнечный и теплый. Еще до завтрака на Элисон свалилась уйма дел, а сразу же после него она отправилась расставлять по вазам только что доставленные цветы.

Мэг благородно вызвалась помочь ей, но поскольку помощь девушки обычно выражалась главным образом в болтовне с очень небольшим практическим результатом, то Элисон убедила ее присоединиться к подружкам в их поездке к одной приятельнице, жившей в Байлбруке. И вот часа два назад веселая компания укатила на прогулку.

Элисон поглядела на охапку цветов, лежавших в маленькой комнатке за кухней, и глаза ее подернулись мечтательной дымкой. Перебирая лепестки ирисов и нарциссов, она вызвала в памяти мгновение, мелькнувшее несколько дней назад, когда Марч уронил цветы на этот самый стол и обнял ее. Дрожа от одной только памяти о его прикосновениях и жаре его губ на ее губах, девушка спрятала лицо в цветы. Воспоминания невольно вызвали в ней такой бурный всплеск страсти, что ей пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы вернуться к действительности. Принявшись за работу, Элисон начала составлять букеты, предназначенные украсить холл, как вдруг ее внимание привлекли торопливые шаги в коридоре.

— Финстер! — вскричала она, увидев ворвавшуюся в комнату горничную Мэг. — Что вы здесь делаете? Разве вы не поехали с леди Мэг в Байлбрук?

Почему-то с той ночи, когда после неудавшегося маскарада Элисон привела ее заплаканную госпожу, Финстер старательно избегала компаньонку леди Эдит. Тем более удивилась Элисон, что сейчас горничная бросилась к ней и судорожно вцепилась в рукав.

— Да-да, я поехала вместе с леди Мэг, но она сейчас со своими друзьями, если не… Ох, мисс Фокс, я так боюсь, что с ней случится что-то ужасное!

Разумеется, после столь драматического вступления Финстер полностью завладела вниманием Элисон, и девушка усадила ее в ближайшее кресло.

— В чем дело, Ханна? — спросила она, назвав горничную по имени и надеясь, что так той станет чуть легче. — Расскажите мне.

— Вы знаете, мэм, барышни и матушки двоих из них разместились в двух колясках, и вышло, правду сказать, тесновато. А потом — мы еще из города не успели выехать — мисс Паргетер сказала, что в маленькой чайной, мимо которой мы как раз проезжали, продаются лучшие в мире сливовые пирожные. Ну вот, нам ничего не оставалось, как остановиться. А не успели мы войти в чайную, как повстречали мистера Кроуфорда.

— Джека! — задохнулась Элисон.

— Да, мэм, а я-то ведь знаю, что вы терпеть его не можете.

— Еще как, — слабым голосом согласилась Элисон.

— А что еще хуже, он был с еще одним… гм… джентльменом, и я узнала и этого. Да-да, — подтвердила Ханна в ответ на удивленный взгляд Элисон. — Он не… никогда не был принят в этом доме, но я-то видела, как он слоняется вокруг и задает всякие вопросы младшим служанкам, когда они выходят навести полировку на двери или крыльцо подмести. Такой коротышка с глазами-щелочками.

Ну, короче говоря, когда мистер Кроуфорд увидел барышень и их матушек, он был прямо сам не свой от изумления, а после того как несколько минут подлещивался к леди Мэг, она возьми да и пригласи его поехать с ними.

— О нет! — «Проклятый Джек Кроуфорд! Да как он только смеет снова морочить голову Мэг, когда его предупредили держаться от нее подальше».

— Ну вот. А поскольку ему и Жилю Как-его-бишь — это тот, с глазами-щелочками, — места в каретах уже не нашлось, мистер Кроуфорд и говорит так преспокойненько, что может взять леди Мэг в свою коляску. Маленькая плутовка — прошу прощения, мэм, — разумеется, вся так и вспыхнула. Ну а поскольку места там было только на двоих, то Глазки-Щелочки — Моргантон, вот как его зовут, — прибавила Ханна во внезапном озарении, — Жиль Моргантон. Словом, он говорит, ничего, мол, все в порядке, потому что он уже собирался вернуться в город и наймет кэб.

— Не понимаю, а вы-то почему вернулись? — с некоторым нетерпением спросила Элисон.

— Да все из-за нее, — негодующе ответила Ханна Финстер, — из-за миссис Биншэм, матушки Мэри Биншэм. С позволения сказать, мэм, эта особа толста, как самый что ни на есть настоящий бегемот, и она с самого начала все ныла, зачем меня взяли. Все твердила, что ее, мол, совсем зажали, и что нечего леди Мэг брать с собой горничную, если она едет с ней и миссис Фезерстоун.

Мне не понравилось, что леди Мэг поедет в компании мистера Кроуфорда, но я подумала, что ничего дурного не случится, если я буду ехать на запятках коляски. Но только я стала перелезать туда, как миссис Биншэм и говорит леди Мэг: «Знаешь, душечка, раз уж мистер Моргантон едет обратно в город, отправь с ним свою горничную. Так всем нам ехать будет удобнее».

Элисон пробормотала что-то невнятное по адресу миссис Биншэм.

— Да, — кивнула Ханна. — Сами понимаете, леди Мэг решила, что это чудесная мысль и, несмотря на все мои возражения, приказала мне ехать обратно в Бат, а они все покатили дальше. А когда леди Мэг садилась в коляску этого Кроуфорда, вид у нее был ну точь-в-точь как у кошки, слопавшей канарейку.

— Странно, что мистер… э-э… Моргантон согласился, — после некоторого раздумья заметила Элисон.

— Я так считаю, мэм, что он и мистер Кроуфорд заранее все обдумали, уж больно хитро они переглянулись перед отъездом. А потом — верите ли! — этот Моргантон повернулся ко мне и спросил, не возражаю ли я, если он сперва немного перекусит. Ну, такому, как он, меня не обвести вокруг пальца, так что я вежливо улыбнулась и говорю, что мне, дескать, нужно на минуточку отлучиться, я, мол, подожду его на улице. А едва он зашел в чайную, я стремглав бросилась на извозчичий двор и наняла кэб до дома. По счастью, у меня был с собой ридикюль с деньгами. — Маленькая горничная перевела дух. — Может, я и ошиблась, мэм, но я думаю, что этот Кроуфорд замыслил что-то дурное по отношению к леди Мэг, а этот узкоглазый Жиль Моргантон ему помогает.

Элисон ничего не ответила, поскольку мысли ее пришли в полное замешательство. Когда она отказалась работать на него за карточным столом, Джек пришел в ярость, но вместе с тем и явно испугался. Отчаянная нужда в деньгах и страх перед кредиторами могли толкнуть его на самые безумные поступки. Наверняка он быстро смекнул, что маленькая леди Маргарет Брент вполне может оказаться решением всех проблем. Боже правый, Джек задумал скомпрометировать Мэг и вынудить богатую семью Брентов принять его в качестве ее мужа! Таким манером Джек Кроуфорд добьется немедленной уплаты своих долгов и почти безграничного кредита на будущее.

Ни за что! Она не допустит этого!

Элисон резко развернулась.

— Ханна, вы просто умница! Думаю, вы, быть может, спасли леди Мэг. Найдите скорее кого-нибудь из лакеев и встречайте меня в конюшне. Мы едем за ними.

Горничная стрелой выбежала из комнаты, а Элисон, задержавшись лишь для того, чтобы быстренько написать записку для леди Эдит, помчалась в конюшню и принялась лихорадочно искать в чем ехать. К несчастью, у леди Эдит не было легкой и быстрой двуколки, поскольку почтенная дама не испытывала нужды в спортивном экипаже, — а лишь кабриолет и тяжелая, неповоротливая карета, как нельзя лучше приспособленная для долгих и неторопливых путешествий.

— Запрягайте кабриолет, — велела Элисон онемевшему от изумления главному конюху, — и не надо беспокоить кучера Джона, потому что… Бликлинг! — окликнула она молодого лакея, бегущего к ней вместе с Ханной. Это был высокий и крепкий парень, с белобрысыми вихрами и круглыми голубыми глазами, которые сейчас сверкали от возбуждения.

— Ханна мне все объяснила, мэм! — выпалил он. — Не бойтесь, мы непременно их найдем!

Уотли, главный кучер леди Эдит, все в том же ошеломленном молчании запряг кабриолет и лишь безмолвно покачал вслед головой.

— Как жаль, — задыхаясь, сказала Элисон, — что в кабриолет впрягают только одну лошадь, а не двух. Но он такой маленький и легкий — гораздо легче обычной коляски, — я думаю, что это даст нам некоторое преимущество.

По дороге они почти не разговаривали. Молодой лакей с потрясающей ловкостью лавировал, управляя кабриолетом среди гущи карет и телег, заполонивших оживленные улицы Бата. Наконец они выбрались на Лондон-роуд, и Бликлинг погнал во всю мочь.

Однако их погоня принесла первые плоды лишь через два часа, когда они миновали Лэмбридж.

— Глядите! — закричала Ханна, показывая вперед.

Приглядевшись, Элисон различила впереди на обочине дороги две кареты. Около них толпилась стайка взволнованных девиц. Узрев среди них Салли Паргетер, Элисон велела Бликлингу остановиться. Едва она вышла из кабриолета, как Салли бросилась к ней.

— О, мисс Фокс! Как хорошо, что вы приехали! У нас тут такое случилось! Просто беда!

Убедившись, что никто не пострадал, Элисон справилась у кучеров, что произошло. Те озабоченно разглядывали левое заднее колесо одной из карет.

— Эта проклятущая — простите, мисс, — штука взяла и сломалась. Ось полетела. Просто непонятно, с чего бы вдруг. Готов поклясться, что еще утром и намека ни на какую неполадку не было. Уж я бы не проглядел. — Дюжий кучер указал девушке на колесо, валяющееся на дороге рядом с угрожающе накренившейся каретой. — Никак не установишь на место. Мы как раз собирались послать вторую карету за помощью, но, наверное, теперь вы можете отправить этого вашего паренька. — Он ткнул заскорузлым пальцем в сторону Бликлинга. — Он скорее обернется.

— Но… — начала Элисон, оглядываясь по сторонам, — разве вы не послали за помощью мистера Кроуфорда? Что-то я не вижу его коляски.

Тут в разговор вмешалась миссис Биншэм. Ее пухлое лицо просто пылало от возмущения.

— Было бы странно, если бы вы ее видели, — шумно отдуваясь, заявила она. — Мы не видели даже и тени мистера Кроуфорда и юной мисс Мэг — вот уже десять миль.

— Что?! — вскричала Элисон. Сердце у нее екнуло от страха.

— Едва мы выехали, как мистер Кроуфорд погнал лошадей во весь опор, и очень скоро его лихая коляска скрылась из виду. Скандал, просто скандал, вот что это, я вам скажу!

Даже не ответив, Элисон снова прыгнула в кабриолет и велела Бликлингу трогать.

— Стойте! — завопила вслед ей миссис Биншэм. — Вы же не можете бросить нас тут!

— Извините, — крикнула, обернувшись, Элисон, — мы пришлем вам помощь, когда нагоним Мэг.

Вскоре кабриолет доехал до поворота на Байлбрук, и Бликлинг собрался поворачивать налево.

— Нет! — решительно заявила Элисон. — Не верю я, что Джек повез Мэг в Байлбрук. Думаю, он поехал вперед, и мы поедем следом. Езжайте по Лондон-роуд, и мы скоро увидим «лихую коляску» Джека.

«Дай-то Бог, — подумала Элисон, — чтобы мы нашли эту парочку как можно быстрее». Охваченная сознанием своей вины, она все же поняла, что, хотя мысль о том, как Джек собирается поступить с Мэг, и приводит ее в ярость, но больше всего она переживает, думая о Марче. Какая трагедия снова обрушится на его семью! Правда, Мэг не грозила никакая физическая опасность, но, если ей придется выйти замуж за Джека, жизнь ее будет загублена и Марч будет страдать вместе с ней. Элисон понимала, что в этой истории, точно так же, как и в случае с Сюзанной и Уильямом (да и старым графом), именно она, пусть и не по своей воле, была причиной несчастья. Ведь это через нее Джек познакомился с Мэг. Наверное, Марч не поставит это ей в вину, но у него появится еще один повод пожалеть о том, что когда-то Элисон Фокс покинула свою маленькую деревушку Райдстоув и бесцеремонно вторглась в его жизнь.

Мили проносились одна за другой, а коляски Джека все не было видно. Элисон начала приходить в отчаяние. Конечно, Джек не сможет добраться до Лондона сегодня же, но после того, как проедет Мальборо, он может свернуть на одну из малолюдных дорог, ведущих в столицу кратчайшим путем. Вряд ли он рискнет хотя бы ненадолго остановиться в какой-нибудь гостинице.

Но Элисон все же жадно всматривалась в каждый постоялый двор, мимо которого они проезжали, и внезапно у нее перехватило дыхание. В тот же момент Ханна отчаянно закричала:

— Глядите! Глядите сюда! Вон там, около придорожной гостиницы. Девушка в розовой накидке! Это же леди Мэг!


ГЛАВА 21


— Слава Богу! — выдохнула Элисон. Мэг отчаянно вырывалась из рук Джека Кроуфорда, но, кажется, серьезно не пострадала. Они были так поглощены борьбой, что не обратили никакого внимания на кабриолет. Бликлинг, во всех деталях посвященный Ханной в нынешнее затруднительное положение леди Мэг, решительно шагнул к Джеку и тяжело опустил руку ему на плечо.

— Какого дьявола! — огрызнулся, оборачиваясь, Джек, но, увидев Элисон, тотчас смолк. В ту же секунду Мэг бросилась к подруге и прижалась к ней.

— О, Элисон! В жизни не догадаешься, что произошло! Этот ужасный человек пытался похитить меня!

Услышав это и, по всей видимости, сочтя, что одних слов тут будет мало, Бликлинг изо всех сил ударил Джека кулаком, отчего Кроуфорд рухнул как подкошенный.

— Матерь Божия! — вскрикнула Ханна, обожающе глядя на молодого лакея.

— Благодарю вас, Бликлинг, — неуверенно сказала Элисон. — Нет-нет, не надо больше его бить. Думаю, он уже наказан по заслугам. — Она наклонилась к Мэг, которая рыдала, уткнувшись ей в плечо. — Ну-ну, дорогая, все хорошо. Теперь ты в безопасности.

Когда Джек зашевелился у их ног, Элисон коснулась его носком туфельки.

— Ты неисправимый негодяй, Джек! — отчеканила она. — Подумать только, что все это время я изо всех сил пыталась убедить и себя, и других в том, что ты не такой уж дурной человек. Поднимайся!

Она снова подтолкнула его носком туфельки, и Джек со стоном поднялся. Он злобно покосился на Бликлинга, но не сделал никакого поползновения отомстить за кровоточащую ссадину на нижней челюсти.

— Элисон! Я могу все объяснить…

— Объяснить?! — взвизгнула Мэг и, жаждая самолично отомстить за себя, молниеносным движением влепила Джеку пощечину, от которой тот завопил: удар пришелся как раз по ссадине. — Да, мне очень хотелось бы послушать, как вы намерены объяснить, зачем заманили меня в свою коляску и отчего начали нести какую-то околесицу, когда я указала вам, что вы пропустили поворот на Байлбрук.

— Вот именно. — Голубые глаза Элисон приобрели стальной оттенок. — Мне бы очень хотелось об этом услышать.

— Мэм, — вмешалась Ханна, указывая на собравшуюся вокруг толпу зевак, — быть может, нам лучше зайти внутрь?

Кивнув, Элисон ввела Мэг в гостиницу, жестом показав Бликлингу, чтобы тот привел туда и Джека. Бликлинг решил, что самым простым способом исполнить это будет заломить Джеку руку за спину и втащить внутрь таким вот образом.

В маленьком отдельном кабинете, куда провел их услужливый хозяин, Элисон повернулась к Джеку.

— Ну, Джек, так что все это значит?

— Я уже сказала тебе, что это значит! — возопила Мэг, не давая ответить Джеку. — Он же похищал меня! Когда я увидела, что на самом деле мы едем по дороге, ведущей в Лондон, я притворилась, будто мне плохо, и сказала, что он сам же очень пожалеет, если не остановится хотя бы на минутку.

— Вот и умница, Мэг, — ласково похвалила ее Элисон.

— Я вовсе не собирался похищать ее, — угрюмо пробурчал Джек и тут же вжал голову в плечи, едва Мэг снова подскочила к нему.

— Вы ужасный человек! Если вы скажете еще хоть слово, я… — и она, к явному восторгу Бликлинга, угрожающе потрясла в воздухе маленькими кулачками.

— Элисон! — В голосе Джека слышалась отчаянная мольба. — Нельзя ли нам поговорить с глазу на глаз? Честное слово, я все смогу объяснить… — Он попятился, испуганно взглянув на Мэг. — Если бы нам только на минутку оказаться наедине, я бы все тебе рассказал.

Элисон колебалась. Она ни капельки не доверяла Джеку Кроуфорду, но, если у него и впрямь имеется объяснение его дикому поступку… Кроме того, она находится под надежной защитой Бликлинга.

— Ну хорошо, Джек. Мэг, ты достаточно хорошо себя чувствуешь, чтобы ехать обратно в Бат? — Мэг усиленно закивала головой, и Элисон продолжила: — Тогда, Ханна, не могли бы вы проводить леди Мэг? Бликлинг подождет вместе с вами. Я задержусь буквально на одну минутку.

Все трое, хотя и громко роптали против предложенной программы действий, в конце концов все же вышли из комнаты в общую залу. Элисон снова повернулась к Джеку.

— Ну вот, — с нервным смешком начал сей достойный джентльмен. — Я действительно не собирался похищать Мэг. По крайней мере не насовсем.

— Ну разумеется, — фыркнула Элисон, — ты просто хотел скомпрометировать ее. Женитьба на девушке из семьи Брентов решила бы все твои проблемы, не так ли?

— Да нет, совсем не так, — возразил Джек. — Я хотел, конечно, скомпрометировать ее, но что касается женитьбы… Нет, я просто хотел заставить Марчфорда отвалить мне кругленькую сумму за молчание.

— Боже правый! Ты собирался шантажировать его?

Джек беспокойно заерзал на стуле и попытался выдавить из себя чарующую улыбку.

— Совсем немного. — Увидев, что улыбка не произвела на Элисон желаемого эффекта, он торопливо продолжил: — Ну а что еще мне оставалось? Я же говорил тебе, что попал между молотом и наковальней.

— И выбрал наковальню, — резко оборвала его Элисон, поднимаясь. — Если это и есть твое объяснение, Джек, то его явно следовало бы приукрасить. А теперь я собираюсь присоединиться к остальным, и на твоем месте я не очень радовалась бы ближайшему будущему. Когда граф обо всем услышит, он помчится по твоему следу, точно гончая. И позволь мне сказать тебе, Джек, что граф Марчфорд может быть весьма цепкой гончей.

Джек несколько секунд молча смотрел на нее, и внутри у Элисон зашевелилось какое-то смутное беспокойство. Когда же он наконец заговорил, подойдя к ней поближе, голос его стал тихим, почти что ласковым.

— Ох, Элисон, ну почему ты всегда так все усложняешь? Если бы ты только…

Но фраза эта так и осталась незаконченной, поскольку он внезапно ударил кулаком Элисон в подбородок. Она беззвучно рухнула как подкошенная, но Джек успел подхватить ее на руки. Опустив девушку на пол, он схватил с тумбочки у окна листок бумаги и перо, нацарапал какую-то записку и, свернув ее, положил на самое видное место на столе. Потом шагнул к окну, негромко окликнул низенького коренастого паренька, который слонялся по двору конюшни, и, снова взяв на руки Элисон, не без труда вылез в окно.

Там оба сообщника поспешно оттащили Элисон к стоявшей наготове коляске Джека. Положив так и не пришедшую в сознание девушку на дно коляски, Джек накрыл ее сверху грубым пледом. Хотя в конюшне находились еще несколько слуг, все они были настолько заняты своими делами, что не обратили внимания на эти странные действия.

Паренек запрыгнул на маленькое сиденье на запятках коляски, Джек занял место кучера, улыбаясь, тронул поводья — и коляска стремглав вылетела в ворота. Выехав со двора конюшни, Джек выбрал замысловатый кружный путь, чтобы выехать на главную дорогу как можно дальше от гостиницы, где Элисон все еще ждали Мэг и ее защитники.

Покосившись на плед, лежавший на дне коляски, Джек издал торжествующий смешок.

— Мудрый человек льет кипяток в один выход из норы, а сам поджидает лису у другого, — пробормотал он и разразился громким хохотом, восхищаясь собственной ловкостью. Вдоволь насмеявшись, он покрепче сжал поводья и направил коляску в Лондон.


* * *

Получив от тети записку с просьбой прийти как можно скорей, Марч торопливо взбежал на крыльцо особняка на Ройял-крессент и вошел в холл. Леди Эдит нетерпеливо мерила шагами паркет.

— Марч! — вскричала она. — Слава Богу, ты пришел!

— Как только получил ваше послание. В чем дело, тетя?

Почтенная леди и впрямь казалась очень взволнованной и расстроенной, седые пряди в беспорядке падали на бледное, осунувшееся лицо.

— Элисон! Она уехала! Уехала с Джеком Кроуфордом!

Внутри у Марча все оборвалось.

— Что?! Да о чем вы говорите?

Леди Эдит протянула ему клочок бумаги.

— Она оставила записку, что Джек покинул город и что она следует за ним. Силы небесные, Марч, зачем она так поступила?

Марч резко выхватил листок и пробежал глазами торопливые строчки.

«Леди Эдит, — писала Элисон, — Джек уехал из Бата в Лондон. Я должна ехать за ним. Не волнуйтесь, я беру с собой Бликлинга».

— Бликлинга? — ошеломленно спросил Марч.

— Я тоже ничего не понимаю. Зачем брать с собой лакея, когда тайком бежишь из дома?

— Бежишь из дома? — тупо повторил граф.

— Марч, — с досадой одернула его тетя, — если ты так и будешь повторять за мной все, что я говорю, мы далеко не уедем. Поверить не могу, что Элисон решилась сбежать с Джеком, но зачем она хотела создать такое впечатление?

— Боже мой! — Марч снова впился глазами в записку. Да нет же, она не могла так поступить! Граф мог бы поклясться, что Элисон испытывала к Кроуфорду лишь презрение и страх. Этому негодяю давно пора было бежать из города, но почему, Бога ради, за ним последовала Элисон?!

— А почерк ее? — спросил граф, цепляясь за соломинку.

— Да.

Сжав зубы, Марч поглядел тете в лицо.

— Я еду за ней. Не могу поверить, что она поступила так по собственной воле.

— Совершенно согласна с тобой, Марч. Не знаю, что произошло, но я знаю Элисон. Она никогда бы не сбежала вот так, сломя голову, точно распоследняя вздорная девчонка, а уж тем более с Джеком Кроуфордом. Езжай, дорогой. — Хрупкий голос леди Эдит дрогнул. — И пожалуйста, привези ее домой целой и невредимой.

Круто развернувшись, Марч опрометью бросился из дома, вскочил в двуколку и в двух словах объяснил Тоби, в чем дело. Тот занял свое место с выражением непреклонной решимости на худеньком мальчишеском лице. И в следующую секунду, скрываясь в клубах пыли, двуколка уже умчалась с Ройял-крессент.

Благодаря небеса за то, что в это будничное утро транспорта почти не было, Марч скоро свернул на Лондон-роуд и, не ожидая увидеть экипаж Джека раньше, чем через несколько часов, всецело сосредоточился на дороге и лошадях. Ехал он с поистине потрясающей по тому времени скоростью. И вот, глянув мимоходом на одну из ехавших навстречу карет, он с некоторым удивлением заметил в ее окне прижавшееся к стеклу бледное личико сестры. Оглянувшись через плечо, поскольку экипажи успели уже разъехаться, Марч увидел, что Мэг яростно машет ему рукой.

Не собираясь терять времени на глупую болтовню с Мэгги и ее подружками, Марч хотел уже было снова подстегнуть лошадей, но его внезапно поразило явственное смятение на лице сестры. Чертыхнувшись, он резко натянул поводья и, едва дождавшись, пока двуколка остановится, спрыгнул на землю.

— Марч! О Марч, слава Богу! — кричала, задыхаясь, Мэг, со всех ног спеша к нему по обочине. Добежав до брата, она бросилась ему на шею и разразилась рыданиями. Поверх ее плеча Марч увидел, как из кареты выгружаются одна за другой Салли Паргетер и целое сборище неизвестных ему барышень и их мамаш.

— Ну-ну, Мэг, какого черта?.. — Он легонько встряхнул девушку. — Что такое?

— Ох, Марч! — снова зашлась слезами Мэг. — Элисон! Она сбежала в Лондон с Джеком Кроуфордом.

Марч ошеломленно уставился на сестру.

— Что? Откуда… Откуда ты знаешь? И почему ты думаешь, что она сбежала с ним?

Мэг, раскрыв рот, в свою очередь, уставилась на него огромными, точно блюдца, глазами.

— Ты знаешь? Откуда?..

— Неважно, — пробормотал Марч, видя, что все дамы из кареты Мэг уже обступают их. Какое-то время кругом него звучала невероятная какофония, пока миссис Биншэм не угомонила взволнованных девиц.

— Что все это значит? — вопросила возмущенная матрона, чьи несколько подбородков так и тряслись от гнева. — Вы преследуете компаньонку леди Эдит? — На отрывистый кивок Марча она с нескрываемым удовлетворением воскликнула: — Так я и знала! Что ж, можете не стараться понапрасну, милорд, птичка-то уж упорхнула вместе с этим проходимцем. Она не лучше его, я всегда это говорила. Так вот… — Но тут она запнулась, испугавшись откровенной ненависти, горевшей во взгляде Марча.

— Отчего вы считаете, будто Эли… мисс Фокс заодно с мистером Кроуфордом? — холодно осведомился граф. Сердце у него билось так громко, что, казалось, этот стук слышат все окружающие его люди.

— Да ведь она оставила записку! — победоносно ответила миссис Биншэм, вручая графу листок бумаги. Взяв его негнущимися пальцами, Марч, не читая, просто уставился на него невидящим взглядом, а потом в замешательстве перевел взгляд на Мэг.

— Решительно не понимаю, как ты оказалась замешанной во всю эту историю, — произнес он и добавил, обводя взглядом остальных дам: — Да и все вы тоже.

Мэг робко дотронулась до его рукава.

— Марч, все очень просто. Сейчас я тебе объясню. — И она в нескольких словах рассказала, как вышло так, что она оказалась в маленькой придорожной гостинице. Марч слушал ее со все более каменеющим лицом, но решил подождать с головомойкой, которую сестра, без сомнения, заслужила, усевшись вместе с этим Кроуфордом в его распроклятую коляску, с чего все и началось. Ничего, пообещал он себе, с Мэг он разберется попозже.

— Мы все вышли, как она нам велела, — продолжала тем временем Мэг, — и стали ждать ее перед гостиницей. Мы ждали и ждали, ждали и ждали, а потом в конце концов вернулись в ту комнату, но там ни Элисон, ни Дже… ни мистера Кроуфорда, а на столе лежит вот эта записка. — И Мэг показала на клочок бумаге в руке у Марча. — Подписано Элисон, и там говорится, что она пришла к заключению, будто ей лучше ехать в Лондон под покровительством Джека Кроуфорда, чем оставаться в Бате и чахнуть там, пока не станет сухой старой каргой. Так там и написано, такими вот словами, — поспешно прибавила Мэг. — Но я-то вовсе не думаю, что это и в самом деле писала она.

— Ты знаешь ее почерк? — спросил Марч.

— Нет, но…

— В самом деле, милорд, — снова вмешалась миссис Биншэм, воинственно выпятив подбородок, точно боевую корабельную пушку. — Ясно как Божий день, что…

Но договорить ей не дали — из кучки дам выскочила разъяренная Финстер и ухватила Марча за рукав.

— Если что и ясно, милорд, так это то, что у некоторых мозгов не больше, чем у курицы. Да я поклясться готова, что мисс Фокс скорее убила бы этого Кроуфорда, чем сбежала с ним. Уж лучше она сбежала бы с самим чертом!

Миссис Биншэм угрожающе набрала в грудь воздуха и открыла было рот, но граф поднял руку, призывая всех к тишине, и ей пришлось подавить свой протест. Марч быстро пробежал глазами записку, написанную большими, неровными буквами. Ни малейшего сходства с тонким, аккуратным почерком в записке, которую ему дала тетя. Однако на самом деле ему отнюдь не нужны были никакие доказательства того, что если Элисон и уехала с Джеком Кроуфордом, то сделала это не по своей воле — так крепка его вера в нее, почти ликующе подумал Марч, но в следующее мгновение его захлестнула волна слепой ярости. Он ведь предупреждал Кроуфорда больше не досаждать Элисон, а этот негодяй снова осмелился вовлекать ее в свои дикие авантюры.

«Ну что ж, мы еще посмотрим, — гневно подумал граф. — Еще посмотрим». И он резко обернулся к Мэг.

— Где?

— В гостинице «Конь и всадник», — отозвалась она. — Как раз за Атфордом. И они уехали оттуда не больше часа назад. Ох, Марч, скорее! Надеюсь, ты вздуешь как следует этого гнусного мистера Кроуфорда.

Мрачно улыбнувшись, Марч торопливо чмокнул сестру в лоб и вскочил в двуколку, которая очень скоро превратилась в едва заметное пятнышко на горизонте.

— Подумать только! — выпалила наконец миссис Биншэм, но обнаружив, что никто не слушает ее, обиженная вскарабкалась в карету.


ГЛАВА 22


Элисон очнулась в кромешной темноте, под пледом, сквозь который не проникал ни единый лучик света. Голова буквально раскалывалась, подбородок мучительно болел, а в нос бил какой-то отвратительный запах. В следующее мгновение она ощутила, что крепко связана и что во рту у нее кляп.

Девушка инстинктивно забилась, пытаясь освободиться, но тщетно. Единственным результатом этих попыток был лишь тихий смех, раздавшийся откуда-то сверху.

— Ну что, Элисон, пришла в себя? Прости за грубоватые приемы, но ты не оставила мне другого выбора.

Элисон без труда узнала голос Джека и в панике поняла, что лежит в его коляске, которая куда-то едет. В это время коляска отъехала на обочину и остановилась. В следующий миг с Элисон сдернули плед, и в лицо ей ударили яркие лучи слепящего солнца. Едва опомнившись, девушка свирепо посмотрела на Джека.

Ее похититель вытащил у нее кляп изо рта, и Элисон тут же открыла рот, чтобы закричать, но Джек ласково предупредил ее:

— Не стоит поднимать шум, прелесть моя. Видишь ли, местность кругом безлюдная, все равно никто не услышит. — Он с некоторым сожалением покосился на синяк у нее на подбородке. — Мне действительно очень жаль, Элисон.

— Других слов у тебя нет, — процедила Элисон сквозь зубы, пытаясь приподняться и сесть на сиденье коляски.

В смехе Джека содержался легчайший намек на раскаяние.

— Пожалуй, ты права, но они вырываются у меня против воли, потому что неприятности сыплются на нас одна за другой. Думаю, пока было бы еще неблагоразумно развязывать тебя, но если ты будешь паинькой, я не стану снова затыкать тебе рот. Однако хочу тебя предупредить, что, если по дороге ты… хотя бы пикнешь, Фельчер просто-напросто треснет тебя по голове.

Последние слова были сказаны таким безапелляционным тоном, что Элисон не составило труда поверить, что так оно и будет. Но увидев на месте грума какого-то незнакомого молодого человека, она так и ахнула. Заметив, куда она смотрит, Джек усмехнулся.

— Джентльмену не подобает выезжать без грума, моя милая. Знакомься — Жулик Фельчер. Если у него и есть какое-то другое имя, то никому из нас оно неизвестно.

Элисон кинула на мистера Фельчера, который, судя по всему, едва вырос из детских штанишек, умоляющий взгляд, но в ответ он лишь состроил хмурую гримасу. Девушка в полном отчаянии снова повернулась к своему похитителю.

— Джек, с твоей стороны, это просто безрассудство. Неужели ты думаешь, что за нами не будет погони? Как ты думаешь, долго ли будут меня ждать друзья? Они вернутся за мной и, когда увидят, что меня нет…

— Все схвачено, — махнул рукой Джек. — Я оставил записку, которая, полагаю, мигом остудит их пыл. А когда кто-нибудь и решит прийти тебе на помощь, мы уже будем в полной безопасности в Лондоне. Я собираюсь остановиться только раз и совсем ненадолго в укромном притончике в Фоксфилде, подальше от большой дороги. А с первыми петухами мы снова двинемся в путь. Завтра в это время мы будем уже у цели.

— У какой цели? — с ужасом спросила Элисон.

Джек снова тронул коляску.

— Думаю, пока я не стану тебе ее называть, — задумчиво ответил Джек, бесцеремонно сталкивая девушку на дно коляски и снова набрасывая на нее плед. — Вот приедем в Лондон, там и расскажу.

— Но, Джек… — сдавленным голосом пыталась урезонить его Элисон из-под складок пледа. Наградой ей был лишь легонькой шлепок по голове.

— Довольно, милая, — хладнокровно заявил Джек. — Помни: посмей только пикнуть!

Затихнув в своем пыльном плену, Элисон лихорадочно обдумывала свое нелегкое положение. Нужно во что бы то ни стало освободиться от Джека еще до того, как они приедут в Лондон, поскольку там все станет во сто крат хуже. Куда он намерен ее привезти — одному Богу известно, но, хотя вряд ли он собирается до бесконечности держать ее в плену и если даже каким-то чудом ей удастся сбежать, лучше ей от этого не станет. Одинокая девушка без гроша в кармане в трущобах Лондона легко может стать добычей зла слишком страшного, чтобы даже думать о нем.

По крайней мере, Джек вытащил у нее изо рта эту вонючую тряпку. Элисон не сомневалась, что, если она попытается закричать, он без зазрения совести выполнит свою угрозу, но все же… Если бы только удалось вырваться от него в какой-нибудь деревне, то, возможно…

Она попробовала подергать веревки на запястьях, и сердце ее подпрыгнуло в груди. В спешке Джек — или его угрюмый младший приятель — не очень крепко затянули узлы. Стараясь действовать как можно тише и незаметнее, девушка попыталась ослабить путы. Сначала ее попытки были безуспешны, но спустя некоторое время — ей показалось, прошла целая вечность, — она почувствовала, что веревка слегка поддалась. В какой-то момент Джек внезапно откинул плед, но Элисон тут же безвольно обмякла, запрокинув голову, словно была на грани обморока.

— Джек, пожалуйста… — простонала она. Ее похититель только пожал плечами.

— Элисон, мне действительно очень жаль… — Джек замолчал, и рот его исказила гримаса. — Пожалуй, я и впрямь слишком часто повторяю тебе эти слова, не так ли? Если бы ты только была посговорчивей! Видишь ли, Элисон, я действую исключительно в твоих же интересах. Тебе куда больше подходит жить в Лондоне в блеске и роскоши, чем прозябать в Бате на побегушках у выжившей из ума старушенции.

Не осмеливаясь отвести душу в каком-нибудь язвительном замечании, которые так и просились ей на язык после этого провокационного заявления, Элисон ограничилась лишь убийственным взглядом. Но Джек, ни чуточки не задетый, продолжал:

— Потерпи, дорогая, тебе не всю дорогу ехать таким вот образом. Завтра ты сможешь сидеть рядом со мной, потому что мы будем там, где нас уже никто не узнает. Но, разумеется, Фельчер присмотрит, чтобы ты не натворила глупостей.

И, скорчив очередную гримасу, которую, без сомнения, он считал ободряющим подмигиванием, Джек снова набросил на нее плед.

«Вот еще одна причина, почему нужно сбежать еще до вечера», — мрачно подумала Элисон, в безмолвной ярости накинувшись на веревки. К безмерной ее радости, очень скоро ей удалось скинуть сперва одно веревочное кольцо, стягивающее запястье, а за ним и остальные. Слава Богу! Теперь только подождать, когда коляска замедлит ход, проезжая через какую-нибудь деревню, или, что еще лучше, остановится у городской заставы, а уж там…

Сдавленный возглас Джека прервал поток ее обгоняющих друг друга мыслей. Кроуфорд замысловато выругался, коляска вздрогнула, подскочила и ускорила ход. Элисон осторожно, продолжая держать руки за спиной, высунула голову из-под пледа. Ни Джек, ни Фельчер не заметили этого: их внимание было целиком сосредоточено на дороге впереди, хотя оба то и дело оборачивались назад.

Рискнув высунуться чуть больше, Элисон умудрилась изогнуться так, чтобы тоже видеть дорогу позади. И — о чудо! — она разглядывала там мчавшийся на бешеной скорости экипаж. Быть может, это Бликлинг? Или — сердце ее забилось сильнее, — может быть, это Марч? Судя по всему, эта последняя возможность казалась Джеку как нельзя более вероятной, поскольку он пустил лошадей в бешеный галоп. На лице его застыл страх, и он даже не удосужился поглядывать в сторону Элисон, сражавшейся с пледом.

Преследующий экипаж неуклонно догонял их, становясь все ближе и ближе, пока…

— Марч! — невольно вырвался из груди Элисон отчаянный крик. Джек тотчас же обернулся к ней и занес для удара кулак, но девушка ухитрилась увернуться. Поймав запястье Джека, она обеими руками старалась дернуть его так, чтобы поводья натянулись и лошади сбились бы с шага.

Джек со сдавленным ругательством качнулся к ней и снова швырнул ее на дно коляски. Элисон скорее почувствовала, чем заметила, как сзади к ней тянется Фельчер и инстинктивно скорчилась. Но в следующую секунду, к ее безмерному удивлению, Джек резко натянул поводья.

Едва коляска остановилась, как Джек свирепо повернулся к Элисон и с размаху ударил ее, да так, что девушка снова едва не потеряла сознание. Фельчер также угрожающе потянулся к ней, сжав кулаки.

— Нет! — Голос Джека прорезал туманную пелену, застилавшую сознание Элисон. Потом Кроуфорд встряхнул ее за плечо и выпалил: — Убирайся!

— Что? — хором непонимающе переспросили они с Фельчером.

— Я сказал, убирайся! — взревел Джек срывающимся голосом и пояснил Фельчеру: — Игра окончена, болван! От Марчфорда нам не уйти, но, если мы отдадим ему девчонку, он прекратит гнаться за нами.

С этими словами он еще раз встряхнул Элисон и рывком поставил ее на ноги. В первый момент она была настолько ошеломлена, что могла только растерянно смотреть на него, но тут же пришла в себя и поспешила исполнить его приказание. Однако, по мнению Фельчера, она двигалась не слишком-то быстро, поэтому, грубо схватив девушку, мрачный грум буквально вышвырнул ее на обочину. Даже не взглянув, что с ней, Джек бешено погнал коляску и через несколько секунд исчез из виду.

Впрочем, Элисон не смотрела ему вслед. Вскочив на ноги, она стрелой полетела навстречу Марчу. Граф с силой рванул поводья, упряжка остановилась как вкопанная, он спрыгнул и побежал к девушке. Еще миг — и она очутилась у него на груди. Всем телом припав к нему, черпая в его объятиях чувство защищенности и надежности, она могла только беспомощно повторять его имя и лепетать бессвязные признания, уткнувшись лицом ему в жилет. Обеими руками обхватив Марча, она так прижималась к нему, словно хотела всецело раствориться в нем.

Первую минуту Марч наслаждался уже одной только возможностью обнимать Элисон, радоваться тому, что она жива и здорова. Нежно погладив запылившиеся, спутанные волосы девушки, он легонько отстранил ее от себя, пристально вглядываясь ей в лицо.

— Элисон, драгоценная ты моя девочка, с тобой все в порядке? — Он вздрогнул и застыл, увидев кровоподтек у нее на щеке. — Боже мой! Неужели этот мерзавец?..

Вся дрожа, Элисон кивнула, но тут же почувствовав, как напряглись у нее под рукой его тугие мускулы, отчаянно закричала:

— Только, пожалуйста, не надо его догонять!

Ей было страшно даже подумать о том, чтобы хоть на секунду отпустить от себя Марча.

Граф невесело рассмеялся.

— Я и не буду… по крайней мере сейчас. Сдается мне, он на всех парах мчится к такой каре, какую я при всем желании измыслить ему не смогу. В Лондоне его с нетерпением поджидают его прежние дружки и, боюсь, от этой встречи ему не поздоровится.

Покрепче обняв Элисон, Марч бережно отвел ее к своей двуколке и усадил на Сиденье рядом с собой. Тоби, бросившийся помогать, излучал ободряющую улыбку, которую странно было видеть на его озорной рожице.

— Его милость страшно переволновался, мэм, но зато теперь вы в целости и сохранности, так что все в порядке.

Действительно в порядке, подумала Элисон, упиваясь теплом улыбки Марча. Где-то в тайниках здравого смысла она, разумеется, понимала, что безумная погоня графа объясняется всего лишь его привязанностью к тете плюс еще его знаменитым чувством долга. Но сейчас Элисон не хотелось об этом думать. Сейчас ей довольно сознавать, что она в безопасности, и купаться в ласковом золотом сиянии его глаз.

Следующие несколько миль Марч был необычайно молчалив и задумчив. Затем, резко выпрямившись, точно приняв какое-то важное решение, он повернулся к Элисон.

— Полагаю, мы остановимся в ближайшей гостинице. Тебе ведь захочется привести себя в порядок до того, как мы доберемся до Бата.

Словно ужаленная, Элисон вскинула руку к волосам. Силы небесные, что за воронье гнездо! Поглядев на платье, она обнаружила, что и оно находится не в лучшем состоянии, да еще разорвано в нескольких местах и невероятно грязное.

— Боже мой! — покраснев, воскликнула она. — Вы абсолютно правы. Боюсь, с платьем уже ничего не поделаешь, но если нам удастся добыть чистую расческу, то можно поправить хотя бы прическу.

Марч ободряюще улыбнулся ей, но Элисон смутило непонятное выражение его глаз. Она могла бы поклясться, что заметила в их золотистой глубине какой-то едва ли не собственнический блеск. Впрочем, должно быть, она ошиблась. Или, возможно, просто таков мужской менталитет. Спасая попавшую в беду даму, благородный рыцарь неизбежно обретает определенное право распоряжаться ее судьбой — что-то в этом роде. Но как бы там ни было, когда Марч свернул во двор постоялого двора «Пять лебедей» на вершине холма Боуэр, Элисон с благодарностью позволила отвести себя в спальню, где могла заняться своей внешностью. Сделав все, что было в ее силах, она спустилась вниз и обнаружила, что граф поджидает ее в отдельном кабинете.

Элисон немного удивилась, потому что думала, что Марч пожелает отправиться в дорогу как только она приведет себя в порядок. Войдя в комнату, Элисон в немом вопросе приподняла брови.

Марч поднялся ей навстречу, упиваясь ее красотой. Даже полчаса назад, в двуколке, с растрепанными волосами и синяком на щеке, она умудрялась выглядеть так, что дух захватывало. Теперь же, хотя Элисон лишь чуть-чуть подправила платье и забрала волосы наверх простым узлом, она казалась принцессой в изгнанье. Марч сразу обратил внимание на ее грациозную походку, на улыбку, сиявшую в глубине голубых глаз, и у него перехватило дыхание.

Он проглотил комок в горле и глубоко вздохнул. Осенившая его по дороге идея казалась столь блестящей в своей простоте и кристальной ясности, что Марч решил немедленно воплотить ее в жизнь. На то, чтобы обдумать следующий шаг, оставалось лишь несколько секунд, а он сейчас весьма сомневался в том, что способен рассуждать здраво. Он знал только одно: если сейчас упустит представившуюся возможность, то будет горько жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

— Садись, Элисон, — бодро сказал он, указывая ей на кресло подле занавешенного окна. — Позволь налить тебе немного вина. Или, быть может, лимонаду? — И он кивнул на стоящий на столе поднос.

Элисон показалось, что граф держится как-то странно. Если бы она не знала его так хорошо, то могла бы сказать, что он нервничает. «Граф Марчфорд нервничает? Это звучит поистине нелепо», — подумала Элисон.

— Разве мы не едем домой? — робко спросила она.

— Конечно, едем, только всему свое время. Я подумал, что лучше сначала обсудить наши планы, а уж потом показываться на глаза моей тетушке и всему обществу Бата.

— Планы?

— Ну да. Относительно нашей свадьбы.

Марч говорил таким тоном, будто все давно решено, говорил так уверенно, что Элисон подумала, что она ослышалась. Или сошла с ума.

— Что, простите? — пролепетала она.

— Нашей свадьбы, — медленно, едва ли не по слогам повторил Марч. — Думаю, нам лучше поскорее решить, когда и где состоится церемония. — Он задумчиво склонил голову набок, став похожим на большого, выжидающего кота. — А ты?

— Что я? — ошеломленно спросила Элисон.

Он накрыл ее руку своей.

— Я знаю, дорогая, что сейчас ты, должно быть, немного смущена, но…

Элисон резко выдернула руку.

— Смущена?! Сдается мне, милорд, что это у вас что-то с головой. Вы… вы говорите о женитьбе!

— Да. Ну так что, ты хочешь венчаться в Бате или в Лондоне? А может быть, предпочитаешь Райдстоув?

— Милорд!

— Видишь ли, мы должны пожениться… и кстати, я думаю, тебе самое время отбросить это дурацкое «милорд». Ты сама должна понять, что скомпрометирована самым ужасным образом.

Элисон прижала руку к губам.

— Ой! Но…

— Все уверены, что нынче утром ты удрала в Лондон с Кроуфордом, а эта невообразимая Бумшот разнесет эту сказку по всему Бату. Кстати, что побудило тебя оставить тете Эдит записку, что ты убегаешь с Кроуфордом? А тем временем, ты, конечно, здесь, в отдельном кабинете, наедине с другим мужчиной.

По мере того, как он говорил, Элисон все больше бледнела и, когда он закончил, была белее полотна. Марчу до боли захотелось обнять ее.

— Но я не писала, что я… О Боже! — Элисон наконец поняла в чем дело. — Я просто не хотела упоминать имя Мэг, чтобы не встревожить леди Эдит, — жалобным голоском договорила она, но тут же вскричала: — И вообще, вы просто смешны! Неужели вы думаете, меня волнует, что скажет миссис Биншэм? — Она постаралась произнести это имя как можно отчетливее. — Я знаю, что не совершила ничего дурного, а это самое главное!

— Неужели? А как насчет леди Эдит? Она, разумеется, заступится за тебя, но какой ценой? Много ли ее друзей станут посещать ее званые обеды? Сколько колкостей услышит она из-за тебя в «Верхней Ассамблее»?

— Господи, помилуй! — убитым голосом сказала Элисон и, резко встав, зашагала по комнате, а потом снова повернулась к Марчу. — Но считать, что из-за этого вы обязаны жениться на мне… Вы, верно, шутите!

Марч тоже поднялся и, подойдя к девушке, положил руки ей на плечи и привлек к себе.

— В жизни своей я не был так серьезен!

— Но… — Ее поднятые на него глаза напоминали голубые незабудки, свежие, из самого сердца лесов. — Но ведь в действительности вам же не хочется жениться на мне.

— Ну конечно нет, — сурово отозвался он, приближая к ней лицо. — И с чего бы мне хотеть жениться на прелестной женщине, такой умной и доброй, что на душе у меня становится теплее при одной только мысли о ней, и такой милой, что от одной ее улыбки у меня сердце замирает.

У Элисо мелькнула мысль, что она должна спасти Марча — спасти от самого себя. Ведь его слова, твердо сказала она себе, — всего лишь результат его дурацкого, целеустремленного чувства долга. Нужно уверить его, что она не собирается принимать его самопожертвования. В самом деле, — успела еще подумать Элисон, прежде чем губы Марча прижались к ее губам, — сама мысль о браке по расчету между ней и лордом Марчфордом — просто нелепость. Боже мой, если бы только она не любила его так страстно! Но тут все ее мысли растаяли в восхитительном пламени его поцелуя. Если бы только губы его были не такими твердыми и жаркими, если бы только от единого его прикосновения ее не охватывало жгучее желание…

Задыхаясь, Элисон вырвалась из его объятий.

— Милорд, — выговорила она, тщетно стараясь придать своему голосу твердость, — мысль о браке по расчету совсем не в моем вкусе. Конечно, с вашей стороны очень мило предложить мне… но, боюсь, мы не подходим друг другу.

— Очень мило! Ты так думаешь? Ты действительно считаешь, что я сделал бы тебе предложение из ложно понятого чувства долга? — Марч впился в нее глазами. — И ты утверждаешь, будто я для тебя ничего не значу?

— Н-ну д-да, милорд, — запинаясь, ответила Элисон, — я уверена, что никогда не давала вам повода думать…

— Думать, будто твое сердце пылает страстью? Признаюсь, милая моя, что совсем недавно я так и считал. А помнишь ли ты свои собственные слова, которые ты сказала всего лишь час назад, когда… как бы это получше выразиться — бросилась ко мне в объятия?

Побледневшие щеки Элисон мгновенно залились жарким румянцем, и она спрятала лицо в ладонях.

— Не-е-ет! — простонала она и отпрянула от графа. — Это совсем не по-джентльменски — швырять мне в лицо мои же слова, сказанные в… в замешательстве.

Марч нежно засмеялся и снова привлек Элисон к груди.

— Да, любовь моя, ты права. Но, знаешь ли, я так устал быть безукоризненным джентльменом. — Марч заглянул ей в лицо, и глаза его посерьезнели. — Элисон, я столько времени потратил на яростную погоню за той, кого считал бессердечной лисицей. А теперь я понял, что именно эта лисичка — с полуночными волосами и небесно-голубыми глазами — и есть именно то, что необходимо мне в этой жизни. — Увидев золотистые искорки в его глазах, Элисон вздрогнула. — О, Элисон, наверное, я сделал самое идиотское предложение за всю историю рода человеческого, но я не успел подумать как следует, а отчаяние толкает на крайние меры. Я позволил себе надеяться, что ты любишь меня… Но, правду говоря, я вовсе не принуждаю тебя. Если ты хочешь вернуться в Бат непомолвленной, я все равно встану рядом с тобой против всего света. Но, любовь моя, я бы куда как охотней предпочел встать рядом с тобой против всего света в качестве твоего мужа.

Наступила долгая тишина, прерываемая лишь вздохами ветерка за окном и шорохом занавесок. Наконец Элисон, тихонько вскрикнув, снова оказалась в кольце крепких рук Марча.

— Тогда, — еле слышно прошептала она, — поцелуй меня еще раз. Боюсь, пока я недостаточно скомпрометирована.

Лишь очень нескоро Элисон снова обрела дар речи и обнаружила, что сидит у Марча на коленях, а ее платье находится в беспорядке несравненно большем, нежели после ее спасения из лап Джека Кроуфорда.

— Марч! — срывающимся голосом вымолвила она. — Мы должны остановиться.

— Хм? — пробормотал Марч, прижимаясь губами к шелковистой коже на горле девушки. Рука его застыла, не расстегнув последнюю пуговку у нее на груди.

— Боже мой! — хрипло простонал он, поднимая наконец голову. — Пожалуй, ты права. Не годится опаздывать на званый обед тети Эдит.

— Обед! О Господи, я совсем забыла!

— И это после того, как ты вложила в него столько сил. — В глазах Марча заплясал дьявольский огонек. — Тетя будет в восторге, что ее планы увенчались успехом. А ты разве не догадалась? — спросил он, увидев, как Элисон недоуменно подняла брови. — Если я не очень ошибаюсь, она с того самого момента, как только я появился на Ройял-крессент, мечтала поженить нас.

Элисон негромко рассмеялась.

— Не удивлюсь, если ты окажешься прав. Как-то на днях я застала ее, когда она разглядывала свадебные платья в «Верхней Ассамблее». Леди Эдит сказала, что думает о времени, когда придет пора выдавать Мэг замуж, но при этом ужасно покраснела. И тут же стала перечислять весь список твоих достоинств.

— Ах ты, бедняжка! — Марч снова притянул Элисон к груди. — Должно быть, это заняло много часов.

Разумеется, в следующую секунду после этого заявления ему пришлось подавить протестующий смех Элисон самыми действенными мерами.

— А кстати, — осведомился он некоторое время спустя, неохотно поднимая голову, — не помнишь, почтит ли миссис Беджав званый обед моей тетушки?

— Миссис Биншэм, — смеясь, поправила Элисон. — Она действительно будет там. А что?

— Просто я думал, что если мы сообщим нашу новость прямо там, то она за неделю разнесет ее по всей стране, и мы немало сэкономим на свадебных приглашениях.

— Люблю практичных людей, — прошептала Элисон, прижимаясь к нему. И в отдельном кабинете трактира «Пять лебедей» снова воцарилась тишина, нарушаемая лишь шорохом занавесок, колеблемых весенним ветерком.


Примечания

1

Фокс (Fox — англ.) — лиса.

(обратно)

2

Не так ли? (фр.).

(обратно)

3

Второе я (лат.).

(обратно)

4

Наедине (фр.).

(обратно)

Оглавление

  • Аннотация
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • *** Примечания ***