КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615526 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243225
Пользователей - 112887

Впечатления

vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).

Прислушайся к сердцу [Триша Дэвид] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Триша Дэвид Прислушайся к сердцу

Глава первая

Мадди наблюдала за Джеком Морганом, стоя у самого края площадки для соревнований. Собака по кличке Джессика крутилась возле хозяина.

Морган готовился отдать последнюю команду. По условиям состязаний, Джессика должна была собрать вместе пасшихся неподалеку овец и загнать их в ворота загона.

Джек сунул в рот два пальца и пронзительно свистнул. Но сигнал произвел не тот эффект, какого он ожидал.

С трибун скатился небольшой серый комок. Он не походил ни на одну пастушью собаку и тем более на Джессику! Приземистый и плотно сбитый, с белым жабо на груди, со щетинистыми черными бровями и серыми кудрявыми усами и бородой, пес бежал довольно неуклюже, поднимая вокруг себя пыльный вихрь. Подкатившись к Моргану, незнакомая собака тихо тявкнула, заявляя о себе. Джек, не обращая на нее внимания, еще раз оглушающе свистнул.

— Приведи их, Джесс! Быстрей! Еще минута — они в загоне, а ты будешь чемпионом Австралии.

Но, видно, не быть Джессике чемпионом Австралии! Странное серое существо ракетой врезалось прямо в середину отары. Овцы разбежались по сторонам, словно испугавшись взрыва бомбы. И теперь ни Джессика, ни Джек ничего не могли сделать. Никакая сила не остановила бы овец. Они мчались к ограде. Серый пес гнался за ними. Следом Джессика. Джек остался под навесом один, остолбенев от удивления.

— Гарри! — донесся откуда-то из толпы отчаянный женский вопль.

Джеку не было видно, кто кричал. Да и трудно было разглядеть что-то в этом хаосе. Столпившиеся фермеры образовали коридор, уступая дорогу мчавшимся овцам. Никто и не попытался остановить обезумевших животных. Первая овца ударилась об ограду и нырнула под нижнюю перекладину. Серый пес громко затявкал. Последние несколько овец взяли ограду, будто скакуны препятствие.

Ограда не предназначалась для того, чтобы удерживать овец в загоне. Она лишь показывала собакам-пастухам, где должны находиться отары. И собаки, знавшие свое дело, не давали овцам разбегаться.

Но не сейчас. Даже умная и опытная Джессика не смогла бы остановить овец. Они опрокинули заграждение и рассыпались по всему полю.


Брайони Лестер в отчаянии огляделась. Сказать, что все ужасно, — слишком слабо. Это была катастрофа. Привести Гарри на выставку ей посоветовала Мирна. Мол, для Брайони это лучший способ познакомиться с местным обществом. Что ж! Местное общество увидело ее во всей красе. Вероятно, ее сейчас обмажут дегтем, вываляют в перьях и выгонят из города.

Пока Брайони в отчаянии ругала отсутствующую подругу, жирные, испуганные овцы разбегались в разные стороны.

— Я убью тебя, Гарри! — громко поклялась Брайони. — В меню вместо барашка будет шнауцер.

Она сложила руки рупором и еще раз позвала свою глупую собаку. Впрочем, она не сомневалась, что Гарри не откликнется.


Зрители тоже рассыпались по всем направлениям. Некоторые предпринимали символические усилия поймать овец. Другие, открыв рот и вытаращив глаза, застыли на месте. Еще бы, первый раз за долгие годы Джек Морган упустил главный приз!

Собаки скрылись из вида, и только тогда Морган вроде бы пришел в себя.

— Джессика! — крикнул он, приказывая ей вернуться.

Прекрасно натренированный на собаках-пастухах голос прогремел над толпой, перекрывая шум. Ничего! Никакой черно-белой собаки. Никакой Джессики.

Зато появилась женщина.

Высокая и стройная, как тополь. В белых леггинсах и сапогах. В просторном кремовом свитере, который доставал почти до колен. Огромные, зеленые глаза и роскошные рыжие кудри до плеч притягивали взор.

— Помогите… Гарри, где…

Она замолчала на середине фразы, столкнувшись лицом к лицу с Джеком. И Джек в ту же секунду понял, что эта женщина и есть виновница его провала. Это все устроила она! Отсутствующий Гарри, которого она звала, и серый пес, разогнавший овец, — одна и та же собака.

— Тот пес, гнавший овец, ваш?..

Еще минуту назад голос Джека, звавший Джессику, гремел над толпой. Сейчас это был спокойный полушепот.

— Гарри — это маленькая серая собака? — повторил он вопрос, когда женщина не ответила. Его массивная фигура загораживала ей дорогу.

Брайони застыла на месте. О Господи… Это тот мужчина, который стоял на площадке для соревнований с пастушьей собакой. Именно его она так внимательно разглядывала, что не заметила, как Гарри вырвался на свободу. Ну и что же? А кто бы не таращил глаза на такого мужчину?

— Я… Да, это Гарри… — Брайони три раза глубоко вдохнула и медленно выдохнула, стараясь успокоиться. Фермер стоял прямо перед ней. Высокая мускулистая фигура словно закрыла от нее весь мир. Трудно о чем-нибудь думать, когда перед тобой такой образец мужской силы! — Эти… они… это были ваши овцы?

— Это не мои овцы. — Мужчина говорил медленно, по слогам, чтобы даже самое тупое на свете существо могло сообразить, о чем он тут толкует. И смотрел на нее так, будто перед ним ползало неизвестное насекомое. — Овцы принадлежат сельской общине. Их собрали здесь для тренировки собак.

— Ох, нет… — Брайони в панике огляделась. — Все овцы разбежались. Понадобятся недели, чтобы снова собрать их в отару.

— А, по-моему, все в порядке.

Джек чуть слышно скрипнул зубами.

Голос его стал похож на рычание. Собаки Джека, словно почувствовав опасность, собрались под навесом для стрижки и неподвижно застыли. Брайони с шумом втянула воздух.

— Простите, — попыталась она еще раз разрядить обстановку. — Не могли бы вы сказать, куда мне теперь идти?

Джек мысленно прикинул, в какие места он с удовольствием послал бы эту особу.

— Зачем?

Брайони долго изучала свои сапоги. Потом вздернула подбородок и посмотрела прямо ему в лицо.

— Чтобы извиниться.

Мужчина и женщина стояли друг против друга и молчали. Противостояние продолжалось.

Джек, обветренный и загорелый, мускулистый и гибкий, выглядел как человек, всю жизнь проведший в сельских трудах на земле. На густых черных кудрях, выглядывавших из-под широкополой шляпы, лежал слой пыли. Шляпа и молескиновая рубашка с открытым воротом служили Джеку явно не один год. В углах глубоко посаженных глаз морщинки: ему постоянно приходилось щуриться на палящем солнце.

И полная ему противоположность — Брайони. Хорошенькая, взволнованная, она словно никогда в жизни не видела ни овец, ни ферму.

— Если вы хотите извиниться, можете начать с меня, — наконец проговорил Джек.

— Простите? — выдохнула Брайони.

— Если хотите, попытайтесь извиниться передо мной. — Белые зубы Джека лязгнули, губы неодобрительно вытянулись. — Эта дворняга…

— Он не дворняга. Гарри — шнауцер!

— Для чего эта собака?

— Это великолепная собака! — Зеленые глаза Брайони вспыхнули. Никому не позволено критиковать ее Гарри. — Шнауцеров вывели в Германии как сторожевых собак.

— Тогда почему вы не оставили его в Германии?

Брайони покраснела еще сильнее. Она провела рукой по своим рыжим непокорным волосам, убрав прядь с лица.

— Послушайте, я извинилась перед вами. И повторю еще раз: я очень сожалею о случившемся, мистер…

Она остановилась в ожидании подсказки.

— Морган, — ворчливо прогудел он. — Джек Морган.

— Я Брайони Лестер.

Она протянула изящную руку и улыбнулась.

Такая улыбка в былые дни могла бы сразить Джека. Абсолютно ошеломляющая улыбка. Но сейчас женские улыбки являлись для него всего лишь напоминанием о прошлом.

— Да, хорошо. — Джек сверху вниз посмотрел на протянутую руку и предпочел не заметить ее жеста. — Заберите вашу собаку, — равнодушно бросил он.

Улыбка Брайони исчезла. Рука упала. В мужчине, стоявшем перед ней, не пробудилось ничего, только одна злость.

Какой позор! Сетка морщинок вокруг глаз. Он любитель посмеяться? Лицо открытое и честное. Такой привлекательный мужчина, как он, и с такой собакой, как у него, должен бы улыбаться и наслаждаться жизнью.

Особенно здесь, подумала Брайони. Ей рассказывали, что это лучший в Южной Австралии район для пастбищного содержания скота. Она и сама убедилась в этом. Здесь было все. По обильным холмистым пастбищам бежало множество ручьев. Вода и жаркое солнце создавали замечательный климат — мягкий и ласковый. Место для соревнования было выбрано возле реки — широкой и красивой.

Почему же он не радуется жизни? Даже не улыбнулся! И, похоже, не собирается!

— Не уверена, смогу ли я заставить Гарри вернуться, — призналась Брайони. — По-моему, он влюбился в вашу собаку. И он… не очень послушный…

— Это я вижу.

— Вы можете позвать вашу собаку? Вдруг Гарри придет вместе с ней.

Скорей всего, напрасная надежда. Здесь столько новых фантастических запахов. Разгоряченные собаки. Пончики. Навоз…

Джек не ответил. Он всунул пальцы в рот и свистнул. Брайони чуть не подпрыгнула. Свист Джека мог разбудить мертвых на кладбищах, через два штата отсюда. Десять секунд спустя, пробираясь между ногами возбужденных людей, появилась Джессика и с видом, умоляющим о прощении, подбежала к хозяину.

Брайони стала рассматривать черно-белую колли, прижимавшуюся к ноге Джека. Колли прекрасно понимала, что не справилась с работой. Хвост зажат между ног. Уши виновато прижаты. Большие карие глаза устремлены на Джека, и униженно вымаливают прощение.

И в этот момент Брайони поняла, что нашел в этой собаке Гарри, испортивший себе репутацию.

— Ох, дорогая… — восхищенно засмеялась Брайони и опустилась на колени. Подумаешь, белые леггинсы! — Ты чудо! Не смотри так. Это не твоя вина. Твой Джек не будет тебя ругать. Ведь это вина Гарри…

— Не трогайте собаку.

— Почему?

Брайони изумленно посмотрела на него.

— Она приучена не позволять чужим касаться ее.

— Что за нелепость. Джессика знает, что я ее не обижу.

И Брайони обняла лохматую голову собаки.

Та насторожилась. Хвост чуть-чуть качнулся. Потом сильнее. Все в порядке, оповестил хвост. Джессика уткнулась носом в кремовый свитер Брайони, потом принялась любовно вылизывать новую знакомую от шеи до бровей.

Это уже слишком! Джек остолбенел от удивления. И к своему ужасу, почувствовал нечто, похожее на ревность.

Ревновать собаку? Нет!

— Оставьте собаку в покое! — угрожающе процедил он сквозь зубы.

Брайони снова засмеялась. Какой нежный, мелодичный смех у этой женщины. Джек сжал зубы. К счастью, Брайони подчинилась его команде. Она поднялась и счистила пыль с леггинсов, плотно облегавших ноги…

А ну-ка прекрати! Джек заставил себя оторвать взгляд от стройной женской фигуры, и с усилием вернул себе рассерженный вид.

— Ваш пес все еще охотится за овцами, — хрипло буркнул он. — Остановите его.

— Конечно… Но как?

Брайони облизала губы.

— Позовите его.

— Но мне не у кого одолжить охотничий рог. Я не умею так громко свистеть, как вы. А он сейчас где-то в середине пастбища. — Брайони помолчала и умиротворяюще улыбнулась. — По правде, даже если бы я свистнула, Гарри не отозвался бы на мой зов. Пока я не сяду есть. Тогда он сразу же примчится.

— Вы кормите собаку тем, что едите сами? — Джек не скрывал своего презрения. — Ох, ради Бога… Послушайте, заберите вашу собаку и уходите отсюда, мисс… мисс как там вас.

— Брайони, — повторила она, взяв его за руку. Она сжала его пальцы и представилась еще раз: — Брайони Лестер.

Рука у девушки оказалась твердой и в то же время нежной. И от нее шел волшебный аромат…

— Брайони… — словно во сне повторил Джек.

— Пойду, поищу Гарри, — извиняющимся тоном сообщила девушка, высвобождая пальцы. — Боюсь, он загнал овец на деревья. Но не беспокойтесь, мистер Морган. Он не причинит им вреда. На прошлой неделе он принес мне утенка из хозяйства Мирны. Когда Гарри отпустил его, тот встал и тут же заковылял к матери. Разве не чудо? Гарри очень умный и нежный…

— Очень умный! — ехидно подтвердил Джек.

Брайони вздохнула и отвернулась. Безнадежно.

Этот Морган такой привлекательный, что она могла бы потерять голову. Но безнадежно!

— Джек!

Окрик заставил ее замедлить шаг. Мужчина средних лет, в костюме, неуместном на этой земле джинсов и рабочих рубашек из молескина, направлялся прямо к ним. Приколотая к пиджаку карточка сообщала, что это «Брайен Маккензи. Судья состязаний пастушьих собак». Сознание собственной важности переполняло мистера Маккензи. Брайони остановилась, решив послушать, что скажет судья.

— Джек, мне очень жаль, старина, но нам пришлось тебя дисквалифицировать, — начал мистер Маккензи, пристально разглядывая Брайони. Потом нехотя переключил внимание на Джека. — Таковы правила, — кратко объяснил он. — Твоей собаке полагалось справиться с отвлекающими моментами.

— В тот момент, когда Джесс работала, другая собака влезла в середину отары. Это не назовешь всего лишь отвлекающим моментом.

Если раньше Джек напоминал темнеющие перед грозой облака, то теперь загремел гром.

— В правилах на этот счет ничего не сказано, — ответил судья. — Мы проверяли. Мне очень жаль, старина.

— Черт!..

— Но ведь наступит следующий месяц, мы проведем следующие состязания, — успокаивал Джека судья. — А сейчас пусть Том Хиггинс для разнообразия порадуется первой премии.

Затем он бросил последний оценивающий взгляд на Брайони и, пока Джек не начал спорить, заспешил к судейской трибуне.

— Это несправедливо, — заметила Брайони. — Как вы думаете, если я пойду и объясню…

— Это ничего не изменит. Я могу подать жалобу, но игра не стоит свеч: Том Хиггинс — его тесть.

— Том Хиггинс… Тот, кто выиграл?

— Да.

— Насколько я понимаю, тут дело не в деньгах или в чем-то таком. Гарри и я наблюдали за вами. По-моему, Джессика была великолепна! Самая лучшая. Гарри тоже так подумал. Поэтому он и попытался встретиться с ней. У вас лучшая собака! С премией или без премии.

Выражение лица Джека по-прежнему предвещало бурю.

— Гарри и я тоже не выиграли первой премии. Мы вообще не получили никакой премии. Гарри поднял ногу над очаровательными туфлями судьи Эдны Маккензи. Вы ее знаете? Бедняжка так разволновалась!..

Джек вытаращил глаза. Эдна Маккензи… жена Брайена.

— Но ведь вы здесь не затем, чтобы участвовать в состязаниях?

В его голосе звучало явное изумление.

— А почему бы нам и не участвовать? — улыбнулась Брайони. — Мы претендовали на звание чемпиона среди шнауцеров. У Гарри есть родословная. Мирна сказала, что мне нужно показать его и, может быть, кто-нибудь заплатит щенком за его племенную службу. — Она засмеялась. — Гарри бы это понравилось. Видите ли, сейчас он практикуется на подушках, на моей ноге, на всем, что попадется. Хорошо бы направить его интерес в более естественное русло…

Уголки его губ чуть заметно дрогнули.

В этом мужчине определенно что-то есть, подумала Брайони. Если бы только удалось заставить его улыбнуться…

Рядом с Джеком буквально из воздуха соткался ребенок. Девочка лет шести, очень худенькая. Брюки из грубой ткани свободно болтаются. Волосы стянуты в два хвостика. Она выглядела так, будто сбежала из сиротского приюта.

— Джек, Джесси не выиграла.

Тонкий голос, выдающий невероятное разочарование. И первый раз Брайони почувствовала всю тяжесть собственной вины.

Правда, она не намеренно позволила Гарри выскользнуть из ошейника. Даже если Джек Морган и упустил первую премию, разве это так важно? Это всего-навсего маленькая деревенская выставка. А все и так знают, что Джессика лучшая в округе собака.

Но эта малышка хотела, чтобы Джесс победила… Брайони снова опустилась на колени. Леггинсы образовали в пыли две ямки.

— Боюсь, во всем виноват мой пес, — призналась она девочке, забыв, что Джек наблюдает за ней. — Гарри охотился за овцами Джессики. Ты его не видела? Не знаю, что я с ним сделаю!

— Теперь Джесси не будет чемпионом Австралии…

Девочка не обвиняла, она только приводила факты.

— Что ты имеешь в виду? — Брайони посмотрела на Джека. — Это же всего лишь небольшая выставка. Я хочу сказать, что она не похожа на чемпионат Австралии…

— Правильно. Но за каждую выставку дают баллы, — печально объяснила девочка. — И надо собрать баллы за целый год. Джек сказал, что Джесси нужна еще одна выставка, и она наберет необходимое количество очков. И мы собирались поставить награду Джесси в моей комнате, потому что Джек позволяет Джесси спать на моей кровати…

Девочка замолчала, большие карие глаза наполнились слезами.

Брайони почувствовала, что сама сейчас расплачется.

— Прости меня.

Она замолчала. Какие бесполезные слова! Один взгляд на этого ребенка, и ясно, что ставка была больше чем награда. Девочка, выглядевшая как бездомная бродяжка, хотела иметь награду.

— Послушай, Мадди, будет еще одна выставка до того, как кончится наше время.

Не обращая внимания на Брайони, Джек шагнул и взял малышку на руки.

Но девочка не приняла его утешений.

— Нет, это был ее последний шанс, — прошептала она. — А вдруг что-нибудь случится?

— Ты думаешь, такое, как сегодня, может случиться во второй раз?

Он улыбался девочке. Это была улыбка, которую ждала Брайони и так и не дождалась. Улыбка, от которой плавилось сердце. На обветренном лице сверкали роскошные белые зубы. Глубоко посаженные карие глаза прищурились.

Весь его облик говорил о любви к этой девочке. Но Мадди оставалась глухой к проявлению этих чувств.

— Если мисс Лестер пообещает в следующий раз оставить свою собаку дома, мы выиграем, — уверял Джек малышку. — К тому времени ее, возможно, здесь не будет. Она не местная.

Конечно, она не местная, подтвердил его взгляд. Никто из местных не стал бы так по-идиотски себя вести.

— Нет, я местная! — Брайони выпрямилась и с вызовом посмотрела ему в глаза. — Я недавно сюда переехала.

Сидя на руках у Джека, девочка разглядывала ее.

— Как вас зовут? — осторожно спросила она.

— Брайони.

— Брайони — это красиво. А меня — Маделин, но моя… Все зовут меня Мадди.

— Рада познакомиться с тобой, Мадди.

Брайони не протянула руку, чтобы закрепить знакомство. Что-то подсказывало ей, что девочка не привыкла к ласке. Даже к ласке мужчины, который держал ее на руках.

— Я тоже только что переехала сюда, — сообщила Мадди. — Вы откуда приехали?

— В этот раз я приехала из Нью-Йорка.

— Но… Нью-Йорк в Америке.

— Молодец, правильно!

Брайони просияла. И Мадди застенчиво улыбнулась ей.

— Моя бабушка жила в Америке, — продолжала девочка. — Не думаю, что вы знали ее. Мы жили в Калифорнии.

— Ты американка? — Брайони и так уже догадывалась. Это стало очевидным, когда Мадди заговорила. У мужчины был австралийский выговор, а у девочки определенно другой. — Я очень рада познакомиться с тобой, Мадди. Я провела последние несколько лет в Штатах, и немножко тоскую по тем местам. На прошлой неделе был День благодарения[1], а здесь никто, кроме меня, об этом не знал. Пришлось мне есть свою индейку в одиночестве. А ты не тоскуешь по дому?

— Тоскую…

Мадди вопросительно взглянула на Джека.

— Твоя семья переехала сюда?

— Нет.

Лицо у девочки потухло, губы сжались. В глазах застыла боль.

Брайони слишком поздно сообразила, что не следует задавать такие вопросы. Ребенок глубоко вздохнул, будто приготовился признаться в чем-то постыдном.

— Маме я не нужна, — мрачно проговорила Мадди. — Бабушке была нужна, но она умерла. Теперь я должна жить с отцом.

— Понимаю…

Брайони задумчиво посмотрела на Джека, и сердце у нее заныло.

Отец, по-видимому, и есть Джек. Сходство, несомненно. Такие же глаза. И твердые очертания рта.

— Это твой папа?

— Мама говорит, что Джек мой отец. — По тону, каким девочка это произнесла, стало понятно, что она не верит ни единому слову из маминого глупого заявления. — Я хочу на землю! — Он, молча, опустил Мадди, и она принялась с интересом рассматривать Брайони. — Куда теперь убежала ваша плохая собака?

— Не знаю.

Брайони с отчаянием огляделась.

На опустевших трибунах, на самой верхней скамейке, стояла овца, словно раздумывая, стоит ли прыгнуть вниз. Единственная овца на площадке. Бог знает, где все остальные.

— Может быть, мне лучше сначала помочь поймать овец?

— Рискуя обидеть вас, мисс Лестер, — сухо возразил Джек, — скажу, что вы больше поможете, если поймаете свою собаку. Джессика и я справимся с овцами. А вы лучше сосредоточьтесь на своей собаке. Найдите ее и не позволяйте больше устраивать хаос. Это все, о чем я прошу. — Он протянул руку дочери. — Пойдем, Мадди.

Девочка посмотрела на руку Джека и отрицательно покачала головой. Потом, к изумлению Брайони, подошла и всунула свою руку в ее.

— Я помогу Брайони найти ее собаку.

— Мадди… — В голосе Джека послышалось усталое раздражение. Девочка застыла, съежилась и посмотрела на отца, словно ожидая удара. — Черт! — выругался он и опустился на корточки. — Все в порядке, Мадди. Ты пойдешь с мисс Лестер искать плохую собаку. — Он посмотрел на Брайони. — Могу я доверять вам? Вы приведете ее сюда, когда найдете своего пса?

— Конечно!

Брайони вспыхнула. Возможно, Джек Морган и образцовый фермер, но девочка боится его.

— Я не обижаю дочь, — проговорил он, словно прочитав ее мысли. — Никогда не обижал и не буду обижать. Клянусь вам! Все не так, как выглядит на первый взгляд.

— Да, конечно… Оставляем вас овцам, мистер Морган, — стараясь говорить беззаботно, произнесла Брайони. — А мы, Мадди Морган, пойдем искать Гарри.

Глава вторая

Гарри они нашли минут через пятнадцать. Пес по шею увяз в неприятностях. Вернее, в коровьем навозе.

Меньше всего они надеялись найти шнауцера в павильонах для скота. Брайони, стараясь не обращать внимания на запах, прокладывала путь между стойлами, Мадди жалась к ней. Гарри со щенячьим восторгом катался в куче свежего навоза.

Он поднял голову и увидел Брайони. Брайони! Источник вкусной еды и электрического одеяла. Он моментально вскочил, поднял грязные брови и задрожал от кончика носа до обрубка хвоста. Потом, переполненный любовью, прыгнул на хозяйку. Прямо в объятия. Это единственный трюк, которому Брайони удалось обучить Гарри. Прыгая, пес абсолютно доверял ей, не сомневаясь, что она подхватит его и не даст упасть.

Поэтому у Брайони не было выбора. Она не смогла обмануть его ожиданий, и Гарри всем телом прижался к ее рукам. Зеленые ошметки навоза стекали по кремовому свитеру и спускались вниз по белым леггинсам, образуя живописные узоры.

Стоя на цементном полу павильона для скота, Брайони лишь удивлялась, почему она не завела золотых рыбок вместо собаки.

— Это и есть плохая собака? — удивленно протянула Мадди.

— Конечно, это он. — Брайони глубоко вздохнула и тут же решила пока не дышать. Но Гарри — от кустистых бровей до трепетавшего обрубка хвоста — излучал обожание. Вокруг, молча, стояли скотники, потрясенные тем, что наделал пес. Рот Брайони дрогнул в улыбке. Надо или смеяться, или сесть рядом с кучей и завыть. И она расхохоталась, а вслед за ней засмеялись и скотники.

— Может быть, мисс, обмыть вас из шланга? — спросил один из рабочих.

Почему бы и нет? — решила Брайони. Рабочий направил на нее шланг с сильным напором воды. В конце концов, Гарри это послужит уроком, а хуже не будет. Разве может быть еще хуже?

Оказывается, может. Навоз слишком впитался, чтобы смыть его струей холодной воды.

— По-моему, сегодня просто не мой день, — пояснила она, уставившейся на нее Мадди, и вытаращившим глаза скотникам. — Иногда лучше утром даже и не вылезать из постели. Как, например, сегодня.

— Брайони!

Она осторожно обернулась и увидела Мирну Макферсон, смотревшую на нее с порога павильона. В коляске лежали ее шестинедельные близнецы, пятилетний Питер держался за ручку коляски с одной стороны, а шестилетняя Фиона — с другой.

— Привет… — Брайони вздрогнула.

Мирна рассматривала подругу с таким ужасом, будто та совершила что-то неприличное. А чего от нее ожидать? Это же Брайони!

— Овцы разбрелись по всей территории ярмарки, — со значением начала Мирна. — Говорят, что серая собака гонялась за ними. Это случайно не Гарри?

— Мм…

Брайони с виноватой улыбкой посмотрела на Мирну.

— Понимаю. — Мирна возвела глаза к небу. — Тебе не кажется, что ты могла бы удержать его?

— Я отвлеклась.

Она не стала уточнять, кто или что отвлекло ее внимание. По выражению глаз Мирны Брайони поняла, что уточнять и не надо. Мирна очень хорошая подруга.

Она уже не смотрела ни на грязную Брайони, ни на еще более перепачканную собаку. Потом заметила девочку, жавшуюся к Брайони, и приветливо улыбнулась ей.

— Привет, Мадди.

— Привет.

Мадди засунула в рот большой палец и спряталась за спиной Брайони.

— Вы знаете друг друга? — спросила она, переводя взгляд с Мадди на Мирну.

— В школе Мадди в одном классе с Фионой. — Мирна ласково кивнула Мадди и тут же озабоченно поинтересовалась: — Ведь ты не собираешься возвращаться домой в моей машине? ― Они приехали вместе, набившись в маленький «фиат» Мирны. Четверо детей, двое взрослых и собака. Точно сардины в банке.

— Понимаешь, я бы…

— Понимаешь, нет! — Мирна с отвращением сморщила нос. — Мне придется продать машину, если я позволю тебе приблизиться к ней. И потом, когда твоя вонь смешается с парами бензина, мы все взлетим на воздух. Только небеса знают, какая химическая реакция произойдет.

— Но…

— Мы и так сплющились, когда ехали сюда! — решительно отрезала Мирна. — А теперь… Брайони, эта собака не влезет в мою машину… и ты тоже!

— Мирна… — Брайони беспомощно смотрела на подругу. — Ты должна…

— Ничего я не должна. — Мирна еле сдерживала смех. — Я пришлю за тобой Йэна с грузовиком. Во второй половине дня Йэн сеет ячмень. — Мирна одарила Брайони самой нежной улыбкой лучшей подруги. — Часам к шести он закончит, и я пошлю его забрать тебя. Не представляю, что еще можно сделать. Уверена, местные таксисты тебя не посадят. — Она еще больше сморщила нос и огляделась. Рабочий со шлангом стоял на прежнем месте, и вода лилась на бетонный пол. — По крайней мере, здесь ты среди своих, я имею в виду — среди коров. Я объясню Йэну, что он должен положиться на свой нос, и запах приведет его к тебе. Правильно?

— Мирна, ты…

Брайони быстро шагнула вперед. Мадди вцепилась в ее леггинсы, пропитанные навозом.

— Дети, пошли, — приказала Мирна своему войску, широко улыбаясь и разворачивая коляску. — Давайте уйдем отсюда. Тетя Брайони на этот раз зашла слишком далеко.

И со злорадным хихиканьем Мирна выплыла из павильона.

Итак, надо ждать шести часов. Великолепно! Еще два часа шататься по ярмарке с видом и запахом кучи навоза.

— Она не хочет отвезти вас домой?

Мадди по-прежнему жалась за спиной у Брайони, вцепившись в леггинсы.

— Не хочет. — Брайони с Гарри на руках опустилась на тюк сена. Мадди села рядом. — Знаешь, Мадди, что такое подруга на хорошие времена?

— Нет.

— Вот, — Брайони показала на удалявшуюся спину Мирны, — прекрасный образец! Я проехала половину мира, чтобы спасти ее бизнес, а она не пускает меня в свою машину, потому что я немного пахну.

— Вы много пахнете, — восстановила истину Мадди.

— Вот как? Спасибо…

— Джек отвезет вас домой!

А ведь это мысль. Почему она не приходила ей в голову?

— Держу пари, что твой па… Держу пари, что у твоего Джека красивая новая машина с кремовыми кожаными сиденьями.

— Иногда он ездит на ней, но сегодня приехал на грузовике. На большом-большом. А сзади построены домики для собак.

— Это меняет дело! Наверно, я сумею залезть в собачий домик, — улыбнулась Брайони.

— Глупости! Вы можете сидеть впереди, вместе с нами. Я попрошу Джека.

И не успела Брайони остановить ее, как девочка вскочила и побежала к двери павильона.

Помоги мне, Боже… Брайони встала с Гарри на руках. Что теперь делать?

Ведь она обещала Джеку доставить девочку к площадке для состязания собак! Теперь Мадди убежала, а площадка — на другой стороне территории ярмарки.

— Мадди, подожди меня, Мадди…

Но сапоги Брайони не предназначались для бега, а Гарри, казалось, весил целую тонну. К тому времени, когда Брайони доковыляла до площадки, Джек Морган уже слушал рассказ дочери. С первого взгляда Брайони поняла, что он в ярости.

— О! — Джек сурово взглянул на нее. — Как мило с вашей стороны присоединиться к Мадди.

— Она убежала вперед! — Брайони остановилась футах в двадцати от него, тщетно пытаясь отдышаться. Презрительный взгляд Джека давал понять, что здесь ей больше делать нечего. Надо уходить. — Еще встретимся, Мадди, — крикнула Брайони между вдохами. — Наверно, на следующей собачьей выставке. Спасибо, что помогла найти Гарри.

— Вы не посмеете явиться на следующую собачью выставку! — прорычал Джек.

Девочка вцепилась в руку отца.

— Нет! — В голосе ее слышалось требование. — Я говорила тебе. Мы должны отвезти Брайони домой, потому что она пахнет.

Правильно, она пахнет, вдруг вспомнил Джек. Она так хорошо пахла…

— Солнышко…

— Плохая собака всю ее вымазала в коровьих лепешках, а потом мужчина поливал ее из шланга, и теперь она и Гарри пахнут так плохо, что мама Фионы не позволила ей даже сесть в машину. Брайони должна сидеть среди коров, пока не приедет кто-то с грузовиком. А он не приедет и через сто лет, а у нас есть грузовик!

Джек уставился на свою дочь. Потом медленно перевел взгляд на Брайони. И только тут понял, что именно Мадди пыталась объяснить ему. Волосы у женщины слиплись. Светлая одежда, покрытая зелеными подтеками, выглядела омерзительно. Собака, которую она держала на руках, стала просто гадкой…

Девушка стояла, с вызовом вздернув подбородок, зеленые глаза сверкали… И Джек вдруг подумал, что никогда не видел ничего более красивого. Или более нелепого.

— Она говорит, что может ехать в одном из собачьих домиков, но она может ехать и впереди, вместе с нами. Ведь правда?

Он пожал плечами.

— В таком виде вам ходить только по пустыне.

— Спасибо.

Она повернулась на каблуках.

— Мисс Лестер!

Брайони упрямо зашагала к выходу. В сапогах хлюпала вода. Через три секунды ее остановила большая рука, уверенно легшая на плечо. Брайони обернулась. Гарри яростно извивался, пытаясь вырваться и поприветствовать Джессику, стоявшую рядом с хозяином.

— Это поможет?

Джек достал из кармана потерянные в суматохе событий ошейник с поводком Гарри.

— Кто-то нашел это на трибуне и отдал мне. — И, не обращая внимания на запах, Джек потянулся и надел на собаку ошейник. — Вкус на женщин у тебя, может быть, и безукоризненный, но выбор лосьона после бритья оставляет желать лучшего, — сказал Джек, опуская Гарри на землю. Обе собаки явно обрадовались встрече. Лосьон после бритья, очевидно, соответствовал вкусу Джессики — ведь она была ближе к земле.

— Можем мы отвезти Брайони домой? — раздался голос Мадди, настойчивый и умоляющий.

— Спасибо, Мадди, но мне, пожалуй, лучше пойти к коровам, и ждать Йэна там.

— Йэн — это кто?

В голосе Джека прозвучала тревога.

— Макферсон.

У Джека прояснилось лицо. Итак, за Брайони приедет мужчина, который прочно женат. Напряжение, словно висевшее в воздухе между ними, несколько разрядилось.

— Йэн Макферсон сегодня сеет ячмень, — сообщил он. — Я проезжал мимо его поля на пути сюда.

— Я знаю, — вежливо ответила Брайони. — Закончив, он приедет и заберет меня.

— Раньше темноты он не закончит.

— Значит, буду ждать до темноты.

Джек вздохнул и, чуть приподняв шляпу, провел рукой по волосам. Наступила напряженная пауза. Что-то в Брайони Лестер было такое, что говорило ему: забирай Мадди и Джессику, и беги, приятель! Уноси ноги! Но дочка настойчиво дергала его за руку.

— Мне нравится Брайони, — упрямо повторила Мадди.

А ему, Джеку Моргану, эта женщина совсем не нравится! Бесполезное украшение, к тому же дурно пахнущее… Правда, у нее потрясающие глаза. И еще потрясающие ноги. У нее сказочные волосы! О Боже!..

— Пойдемте, — прорычал Джек. — Я отвезу вас домой.

Брайони прикусила губу. Приглашению не хватало вежливости. Надо отказаться.

Но она вся такая грязная, да к тому же, мокрая… Наверно, не стоило становиться под шланг. Несмотря на пробежку, ей было холодно. Не хватало только простудиться!

— Предложение действует две минуты, — сказал Джек, заметив ее колебания. — Мы собираемся домой. Или вы едете с нами, или ждете Макферсона. Выбирайте!

Что же делать? Оставаться здесь еще на два часа? Даже если Джек Морган дерзкий грубиян, то он чертовски привлекательный, дерзкий грубиян! С великолепной улыбкой… Когда ему не лень улыбаться. И он любит дочку. Так что он не может быть плохим во всех отношениях.

Ей удалось состроить улыбку.

— Спасибо, — покорно проговорила она. — Гарри и я будем сидеть сзади, так что ветер отнесет от кабины запах.

— Нет, я хочу, чтобы вы сидели впереди со мной, — упрямо настаивала Мадди. — Ничего, что Брайони немного пахнет, правда?

— Грузовик за главной трибуной, — равнодушно бросил Джек, позвал собаку, взял за руку Мадди и зашагал, не оглядываясь. Будто ему все равно, идет ли следом Брайони.

По настоянию Мадди Брайони села в кабину. И, уже удобно устроившись, осознала, как от нее ужасно пахнет и что она испортила чехлы на сиденьях. Неудивительно, что Джек Морган считает ее наказанием Божьим, неизвестно за какие грехи ниспосланным ему.

Собаки поместились в домиках в задней части грузовика. К концу поездки Брайони горько сожалела, что не поехала вместе с ними.

Она дала краткие указания, как найти ее коттедж на окраине города, и сосредоточилась на мысли — не шевелиться. От каждого ее движения по кабине прокатывалась волна свежего запаха навоза. Пока они ехали, Джек опустил оба окна. Наконец добрались до ее дома. Брайони открыла дверцу и выскочила из кабины раньше, чем грузовик остановился.

— Спасибо вам большое за то, что подвезли, — натужно улыбаясь, поблагодарила она. — Я сейчас заберу Гарри… — Брайони замерла.

Джек предусмотрительно поместил Джессику в один домик, а Гарри в другой. Теперь собаки лежали в одном, тесно прижавшись друг к другу, и зловоние уже исходило от обеих. Джек, выпрыгнувший из кабины, чтобы помочь достать Гарри, остолбенел.

— Что?.. — прорычал он. — Кто?..

— Не я! — взвизгнула Брайони. — Клянусь, когда я видела их последний раз, они были в разных домиках!

— Это я… — раздался детский голосок. Мадди осторожно выбралась из кабины. — Я это сделала, когда ты уже посадил собак в кузов и разговаривал с тем мужчиной, — стала объяснять Мадди. — Джессика выглядела такой одинокой!..

Сраженный Джек закрыл глаза. Кричать на Мадди он не мог. Но он имел право быть раздраженным.

— Ну, значит, Джессика не будет спать сегодня ночью в твоей постели, юная леди. От нее несет почти так же, как от Гарри. Мы вымоем ее утром.

Лицо Мадди будто опрокинулось.

— Послушайте, вы можете вымыть ее сейчас, — предложила Брайони.

— Потребуются часы, чтобы она высохла, — фыркнул Джек.

— Воспользуйтесь феном.

Мадди и Джек уставились на нее так, будто она заговорила на иностранном языке.

— Феном?

— Знаете, такой маленький электрический прибор, который дует горячим воздухом на мокрую голову?

— По-моему, у нас такого нет. — Мадди вопросительно взглянула на Джека. — Или есть?

— Нет.

— Хорошо. У меня два, — призналась Брайони. — Вам лучше зайти, и мы вымоем Джесс здесь. Но сначала помоюсь я. Мне надо встать под горячую воду.

— Два фена? — Джек вытаращил глаза. — Ради Бога, зачем вам два фена?

— Вы, очевидно, не заметили, я чрезмерно снабжена волосами, — усмехнулась Брайони. — Я держу по одному фену у каждого уха, и волосы взлетают вверх почти как в «Звездных войнах». Потрясающее ощущение, и голова сохнет гораздо быстрее, чем если пользоваться одним.

Перед мысленным взглядом Джека тут же возник образ Брайони, сушащей волосы. Только что из душа, голая и сияющая, с фенами в каждой руке, рыжая грива взлетает к потолку… У Джека закружилась голова.

— Не знаю… — после долгой паузы пробормотал он.

— Ох, перестаньте! Моя собака измазала вашу, и я должна это исправить. — Брайони легко вспрыгнула на подножку грузовика, выпустила собак из клетки, соскочила вниз и взяла Мадди за руку. — Заходи, — от души пригласила она. — Если ты дашь мне десять минут, чтобы я могла привести себя в порядок, я вымою обеих собак. Ты поедешь домой с приятно пахнущей Джесс и с чистой совестью. Это самое малое, что я могу сделать.

Она и Мадди зашагали к дому, собаки потрусили сзади. Джеку самому предстояло решить, пойдет он за ними или нет. Он пошел.


Собак Брайони оставила снаружи, а Мадди и Джека провела в гостиную, сама же отправилась в душ. Когда она появилась вновь, Джек выглядел совершенно растерянным. Куда он попал? Может, это сумасшедший дом?

Коттедж Брайони не походил ни на один из тех, что он видел раньше. Снаружи дом казался вполне обычным. Если не считать двух слоновых ног по обе стороны входа — они словно показывали, что дверь здесь.

А внутри…

Эта леди оказалась заядлым коллекционером всякого барахла, и вещи выбирает самые невероятные! А мебель, наверно, свезла со всех уголков мира.

Во-первых, все предметы слишком велики, во всяком случае, для такого крохотного коттеджа. Софа для отдыха и кресла явно не подходят друг другу. На полу пышные, мягкие подушки громоздятся одна на другую. А сам пол покрыт коврами — в несколько слоев, причем все ковры из разного материала и разной выделки. Впечатление такое, будто это кокон какого-то гигантского насекомого.

И, во-вторых, картины.

Фантастические, невероятные картины. Одни поражали, другие заставляли буквально застывать от восхищения. А две… Если бы это было во власти Джека, он повернул бы их лицом к стене, пока в комнате Мадди…

Сколько же здесь разных вещей!.. Скульптуры. Большие и маленькие. На полках целый ряд бокалов, все какие-то необычные. Маленькие пластинки экзотического дерева с резьбой и морскими раковинами на них. Странного вида стручки с семенами…

Пока Мадди, открыв рот, бродила по комнате, Джек, в изнеможении, опустился в просторное кресло. Эта особа чокнутая! Совершенно чокнутая! Какой нормальный человек положит на пол с десяток ковров, если там едва ли находится место для одного?

Эта «чокнутая особа» за соседней дверью принимала душ. Стоял такой шум, будто в ванной плескалась пара китов. Вот она уронила мыло, вот пытается его поднять. Девочка начала хихикать.

— Заткни уши, Мадди! — прорычал Джек. — Не смей слушать такие слова!

— Как же я могу их не слушать?

Мадди вообще была в восторге. Обстановка гостиной соответствовала ее вкусам. Она проверила каждое кресло и выбрала самое высокое. Взобралась на него и словно погрузилась в глубину. Именно так! Сидеть на мебели Брайони — нельзя, только утопать в ней.

— Это самая лучшая комната, какую я когда-либо видела… — вздохнула Мадди. — Помнишь, ты говорил, что мы можем украсить мою спальню? Мне бы хотелось, чтобы моя комната была такая, как эта. — Она засмеялась. — Джек, сними шляпу! Видишь этот рог? По-моему, это вешалка для шляп.

Девочка слезла со своего трона, сняла с Джека шляпу и водрузила на некий предмет, напоминающий охотничий рог, прикрепленный к бамбуковому шесту. Смешно!

В комнату влетела Брайони. В джинсах и огромного размера белой футболке. На груди крупными красными буквами написано: «Ничего не боюсь». Удивительные волосы убраны под тюрбан из белого махрового полотенца. Вид свежий, отмытый, босоногий и… абсолютно ослепительный.

Джек моргнул.

— У вас замечательная комната, — затараторила Мадди, прежде чем Брайони успела открыть рот. — А все остальное такое же?

— Остальное немножко загромождено.

— Вы хотите сказать, что эта комната не загромождена?

Джек с ужасом огляделся.

— Видите ли, я собираю вещи, — засмеялась Брайони. — У меня есть уверенность, что когда-нибудь я буду жить в большом доме, и они все мне понадобятся. Когда уезжала из Нью-Йорка, я пыталась кое-что продать. Продавать вещи, в принципе, вполне нормальное дело. Но когда вы начинаете выбирать, вспоминаете, где вы эту вещицу нашли, как она вам дорога, расстаться с ней становится невозможно. А убрать в шкафы… Знаю, мне бы следовало некоторые из этих ковров запихнуть в кладовку, но они здесь для забавы.

— Вы все это привезли из Америки?

— Мм… Не могла же я оставить их там! — Она снова засмеялась и посмотрела на Мадди. — Хочешь посмотреть мою спальню?

— О, да! — Мадди пролетела через комнату и схватила Брайони за руку. — Пожалуйста…

— Если вам интересно, вы тоже можете посмотреть, — с улыбкой предложила Брайони Джеку. — Или возьмите в кухне пиво, дверь прямо из холла. Простите, мне надо бы предложить вам еще до того, как я пошла в душ. Но я ни о чем не могла думать, только бы поскорей избавиться от запаха.

Джек простил ее. Или был близок к этому. Он встал и, к своему изумлению, обнаружил, что идет не за пивом. Вместо кухни, он почему-то очутился на пороге спальни, вытаращив глаза на постель Брайони.

Огромная, впору самому королю, с резьбой по темно-красному дереву. С высокими столбиками на каждом углу, украшенными золотом. С пурпурными драпировками, с балдахином, похожим на шатер султана.

— Нелепая штуковина? — засмеялась Брайони. — Я ее продам. Роджер говорит, что не сможет спокойно на ней спать. А для гостей она едва ли подходит.

— Роджер?

Джек обнаружил, что ему трудно дышать.

— Мой жених.

Жених? Да, конечно! Джеку кое-как удалось восстановить дыхание. По необъяснимой причине все было расставлено по своим местам.

— Я бы хотела спать в ней! — объявила Мадди. — Очень, очень хотела бы!..

— Конечно, если Джек позволит, ты можешь провести ночь здесь, со мной и Гарри.

— Гарри тоже спит здесь?

Мадди широко открыла глаза.

— По правде говоря, да, — призналась Брайони, — Гарри и я плаваем в этой кровати. — Она взъерошила маленькие конские хвостики девочки. И Мадди, которая обычно вся съеживалась, когда ее трогали, прикрыла глаза, наслаждаясь прикосновением. — Хорошо, мисс. Теперь давай займемся собаками. Сначала Гарри, а потом твоей Джесс.


Что за этим последовало, не поддается никакому описанию. Если бы кто-нибудь сказал Джеку, что он будет радоваться, занимаясь купанием, а затем сушкой двух вонючих собак, он бы решил, что разговаривает с душевнобольным. Не переставая хохотать, они вымыли собак и, все пятеро, вернулись в эту безумную гостиную. Вместе с мокрыми собаками утонули в коврах и принялись их сушить фенами.

Собаки восприняли это с восторгом. Мадди тоже. Лишь Джек чувствовал какой-то дискомфорт. Черт возьми, что из себя представляет Роджер? Наконец Джек не выдержал.

— Так скажите мне, — спросил он, когда чистые и высушенные собаки вместе с Брайони и Мадди катались по коврам, — что, черт возьми, вы делаете здесь, в Гамилтоне? Роджер разве местный?

Смех Брайони чуть стих.

— Роджер живет в Сиднее.

— Но, вероятно, вы приехали из Нью-Йорка, чтобы выйти замуж за Роджера?

— В какой-то мере. — Брайони схватила щетку и с остервенением начала расчесывать шерсть Гарри. — Роджер и я знаем друг друга вечно. Он предлагал пожениться уже давно, но я хотела сначала увидеть мир. И уехала в Америку. Я ведь дизайнер по интерьеру, — она усмехнулась, — если вы еще не догадались.

Молчание. Брайони украдкой взглянула на Джека. Какой хмурый!

— В Нью-Йорке я создала агентство, занимающееся дизайном интерьера, но очень скучала по Австралии, — продолжала она. — Роджер постоянно навещал меня, и все уговаривал выйти за него замуж. И тогда Мирна… Мы с Мирной познакомились в университете и вместе начали наш бизнес. Так вот, Мирна написала, что у нее родились двойняшки и что придется закрыть ее дело, если не найдется человек, который пока займется им. И я рассчитала, что на определенный период могу приехать домой. Двенадцать месяцев поживу здесь. Привыкну к тому, что я не в Нью-Йорке, а потом поеду в Сидней и выйду замуж за Роджера.

— Но… я думала, вы американка.

Мадди не понравился такой поворот событий. Брайони уедет… Брайони австралийка…

— Я полуамериканка, — пояснила Брайони. — Мама американка. Она давным-давно вышла замуж за папу. А он австралиец.

— О! — Лицо у Мадди прояснилось. — Значит, вы такая же, как я.

— Да.

— Но… вы собираетесь жить в Сиднее?

В голосе девочки звучало горькое разочарование. Брайони обняла ее. Джек, не веря собственным глазам, уставился на них. Мадди позволила обнять себя?

— Пока я не хочу в Сидней, на тот берег.

— Что значит — на тот берег? — озадаченно спросила Мадди.

— На тот берег — это что-то в далеком будущем. Не хочу об этом думать.

— Вы не хотите выходить замуж за Роджера?

— Конечно, я хочу выйти замуж за Роджера, — словно защищаясь, возразила Брайони. — Он очень умный.

— Как Гарри, — вставил Джек.

— Да, — улыбнулась она. — Но у Роджера есть определенные преимущества перед Гарри.

— Какие? — спросила Мадди.

— Ну, для начала он богатый адвокат.

Зеленые глаза Брайони сверкнули.

— Джек тоже богатый, — заметила Мадди. — Вы могли бы выйти замуж за него.

Ага, правильно! Повисло молчание. Брайони почесала лодыжку.

— Чай? — предложила она. — Я проголодалась. А вы?

— Я тоже, — оживилась Мадди.

— Нам пора ехать, Мадди.

Джек решительно встал и взял девочку за руку.

— Я не предлагаю ужин из семи блюд, — улыбаясь, сказала Брайони. — Чего нет, того нет. Стряпня не самая сильная моя сторона. Я могу предложить лишь тосты с сыром.

— Сэндвичи с сыром — мои самые любимые!

Джек взглянул на дочь и вздохнул. Ему-то точно нечего здесь делать. Эта женщина красивая. Эта женщина интеллигентная и остроумная. Эта женщина эксцентричная. И она обручена с другим мужчиной.

Надо бежать отсюда. И прямо сейчас.

Да, но Мадди как ожила! Дочь была с ним уже три месяца — скучная, вялая, не выказывая к чему-либо никакого интереса.

А Брайони заставила ее смеяться. Можно многое простить женщине, которая заставляет смеяться вашу дочь.

— Если у вас хватит хлеба и сыра… — услышал Джек свой тихий голос.

Глава третья

— Так сколько времени он провел здесь?

В понедельник утром Мирна и Брайони решили обсудить потребности Гамилтона в украшении местных интерьеров. Мирна и Гарри расположились на софе. Брайони утопала в подушках на полу. Впрочем, разработка интерьеров незаметно отошла на задний план.

— Около четырех часов. Мы вместе пообедали.

Мирна оттолкнула Гарри. Тот млел в тепле, с благоговением глядя на подругу хозяйки.

— Ты кормила его?!

— Да.

— И чем ты его кормила? — недоверчиво спросила Мирна, прекрасно знавшая, как ее подруга готовит.

— Сэндвичами с жареным сыром. Первые два противня я сожгла. Мы скормили их собакам, а потом Джек взялся за дело сам.

— Не могу поверить! — Мирна возвела глаза к потолку.

— Не можешь поверить, что я сожгла сэндвичи?

— Этому я как раз охотно верю. Удивительно, что ты еще не сожгла весь дом! Твоя неспособность сосредоточиться на готовке просто уникальна. Но я не о том. Брайони, Джек Морган!..

— Ну и что? Джек Морган привез меня домой, зашел ко мне и поел сэндвичей с сыром — что тут такого ужасного?

— Потому что он не заходит!

— К кому не заходит?

— Ни к кому! Он отшельник, — усмехнулась Мирна. — Особенно с женщинами. У этого мужчины есть только прошлое.

— А у нас его нет?

— Говори только о себе. — Мирна обняла колени и с восторгом оглядела гостиную. — Потрясающая комната — никаких пеленок перед глазами. Я сюда перееду! Послушай, Брайони, вчера вечером у тебя в доме был Джек Морган, а он, Брайони, очень сексуальный мужчина, это серьезно.

— Сексуальный, несексуальный…

Брайони покраснела и принялась играть кофейной кружкой.

Мирна искоса посмотрела на нее, потом еще раз, и решила не обращать внимания на зардевшиеся щеки. Пока. У нее, аппетитно полной, хорошенькой и потрясающе счастливой со своим Йэном, жених Брайони, Роджер, не вызывал восторга.

— Так что там с Мадди? — спросила она, ловко меняя тему.

— Там что-то есть, чего я не понимаю. Расскажи мне о ней, — оживилась Брайони. — Такое впечатление, что эта девочка видела настоящее горе.

— Да, в этом ты права. У нее нарушено равновесие, — вздохнула Мирна. — Мадди родилась здесь.

— В Австралии? Я думала, она американка.

— Ее мать из Штатов. А если точнее, она была гражданкой мира. Джорджия всегда разъезжала, у нее повсюду контракты. Джек встретил ее в Штатах еще совсем молодым, женился на ней и привез ее сюда. Но она ненавидела ферму, ненавидела Австралию. А потом, возненавидела Джека. Жаловалась и ныла до тех пор, пока не опротивела нам всем до смерти. Родилась Мадди. Джорджия покинула страну и забрала с собой Мадди, когда девочке не исполнилось и трех месяцев.

— Джек не хотел оставить себе девочку? — нахмурилась Брайони.

— У Джека не было выбора. Как-то он уехал на важную фермерскую конференцию, а когда вернулся, они исчезли. Он помчался в Штаты, и, говорят, пытался там отсудить дочку, но не добился успеха. Вернувшись сюда, погрузился по уши в дела. Потерю дочери он постарался компенсировать работой. У Джека племенная ферма, одна из самых прибыльных в стране. Разведение овец, а еще собак-пастухов. Собаки у него легендарные. Джек Морган очень богатый человек. Но удовольствия от своего богатства он не получает ни на цент. Джек словно изолировался от людей. А три месяца назад приехала Мадди.

— Насовсем?

— Вроде бы… Джек не говорит. А Мадди… Ну, школу она посещает, но держится особняком, ни с кем не общается. Я вчера остолбенела, когда она прижалась к тебе. Ты увидишь ее снова? — осторожно спросила Мирна.

— Да.

— Когда?

— Сегодня, ближе к вечеру, — сказала Брайони и покраснела до корней волос. Потом посмотрела на Мирну. — Это не то, что ты думаешь. Всего лишь работа.

— Только не говори, что будешь обсуждать с Джеком Морганом, как оформить его дом, — усмехнулась Мирна и мечтательно добавила: — Дом у Джека пустой. Если мы выполним такую работу, можно уходить на пенсию. И жить на Багамах.

— С двойняшками или без? — рассмеялась Брайони. — Вчера вечером Мадди сказала, что хочет спальню точно как у меня.

— Как у тебя? — Мирна заметно побледнела. — Ты имеешь в виду, что она видела твою спальню?

— Да.

— И Джек видел твою спальню?!

— Да.

— А ты сказала ему, что обручена? — продолжала допрос Мирна.

— А в чем дело?

— Если он видел твою спальню, у него сложится о тебе неверное впечатление, — мрачно заключила Мирна.

Брайони на секунду задумалась.

— Нет. У каждой девушки должна быть такая спальня, как у меня.

— Если бы у каждой девушки была такая спальня, как у тебя, производство в этой стране упало бы до нуля. Только рождались бы дети. Ты чокнулась. Наверняка он решил, что ты изголодалась по сексу.

— Ради Бога, почему?

— Брайони, у тебя черные атласные простыни! Насколько мне известно, черных атласных простынь нет ни у кого. Кроме девиц, у которых над дверью висит красный фонарь. Хорошо, что там была Мадди. Иначе, тебя изнасиловали бы прямо на этой кровати.

— А я бы и не возражала… — Даже под угрозой смерти Брайони не сумела бы скрыть нотки томления в голосе. — Быть изнасилованной Джеком Морганом в таком своеобразном месте? Это очень забавно.

— Брайони!

— Хорошо, хорошо! — Она подняла вверх руки и засмеялась. — Знаю, я обручена с Роджером. Но я не видела его уже месяц.


Дом Джека оказался настоящим поместьем. Огромный, прочный, со всех сторон он был окружен верандой. В душистом, чересчур заросшем, саду слышалось пение птиц, среди зелени яркими пятнами выделялись красные маки и розы. Гигантские английские дубы служили границей сада, окружавшего дом. А дальше шли загоны для пасущихся овец, бегущие к реке ручьи и река, служащая северной границей фермы. Короче, это был рай.

Мадди явно ждала Брайони. Девочка повела ее через дом в кухню.

— Джек испек сдобные булочки с джемом, — озабоченно сообщила девочка. — Вам нравятся сдобные булочки?

— Сдобные булочки? — Брайони покачала головой. — Я не ела их с тех пор, как была девочкой. Тогда их пекла моя бабушка. Нет, Мадди! Они мне не нравятся — я просто их обожаю. И они обожают меня. — Тут Брайони нахмурилась. — Ты сказала, что их испек Джек?

— Да. И сам сделал джем. Клубничный.

Мадди распахнула дверь в кухню. И первое, что увидел Джек, — смеющаяся Брайони. Именно такая, какой она ему запомнилась. В этот момент, он как раз вынимал булочки с джемом из духовки. Потом выпрямился и повернулся, чтобы поставить противень с булочками на раковину. Джек даже попытался улыбнуться, но не особенно преуспел.

Ее вид лишил его дыхания. Буквально. Сегодня Брайони появилась в голубой юбке, доходившей почти до щиколоток, и в маленькой белой вязаной блузке, высоко закрывавшей шею, но без рукавов. Огненные локоны спускались до плеч. Лицо сияло, зеленые глаза искрились. Всего этого было слишком много для Джека. Удивительно, что он не уронил противень себе на ноги.

— Привет.

— Привет.

Двое взрослых людей вроде бы исчерпали лимит тем для разговора.

— Вы без затруднений нашли ферму? — попытался завязать светскую беседу Джек.

— Да. Но я думала… — Брайони запнулась. — Мирна говорила, что вы разводите пастушьих собак. Только Джесс…

— Вы ожидали, что вас встретит стая голодных псов? — Рот Джека скривился в ухмылке. — На ферме работает несколько человек. И каждый из них присматривает за одной или двумя собаками. У меня есть программа разведения. Но это собаки моих работников. А Джесс моя.

— О! Понимаю. — Брайони посмотрела на булочки с джемом, которые Джек накрывал полотенцем. — Мадди сказала, что вы их сами испекли?

— Мм…

— И джем?

В ответ на этот вопрос он только кивнул.

— Вы хотите сначала спланировать мою комнату, а потом есть булочки или сначала покушать? — все так же озабоченно спросила Мадди.

Брайони уселась за кухонный стол и потянулась за тарелкой.

— И то и другое, — торжественно произнесла она и расслабилась.

Потом посмотрела на Джека и одарила его улыбкой. Мужчина, который умеет готовить! Хотелось бы мне знать, где он был, когда я приняла брачное предложение? Определенно, Роджер начинает отходить на второй план.

Джек шел рядом с ней по лестнице в комнату Мадди, и Брайони, в какой-то момент, почувствовала, что ей совсем не помешал бы холодный душ.

Он такой большой, такой… такой мужественный. Роджер всегда пах дорогим лосьоном после бритья. Джек пах… Джек пах Джеком! Роджер всегда выглядел безупречно ухоженным. У Джека рубашка порвана на рукаве. И джинсы у него испачканные и старые.

Брайони начала задыхаться. Но лестница тут была ни при чем. Сосредоточься на работе! — яростно приказала она себе. Невозможно. Тогда уходи. Быстро! Но она нужна здесь, потому что спальня Мадди и правда, почти, пустая. Пожалуй, более подходящее слово — «мрачная». Брайони остановилась на пороге, чуть ли не в отчаянии оглядывая комнату.

Жалкий вид для детской. Сама по себе комната довольно милая. Но! Бежевые стены. Коричневый ковер. Бежевое покрывало на кровати. Одно окно смотрит на север, где открывается великолепный вид на пастбища с пасущимися овцами и рекой вдали. Это единственное подкупающее достоинство. Но нигде, ни единой игрушки. Никаких мишек, зайцев и других пушистых зверей. Ничего не говорило, что это комната ребенка.

На стуле стоял маленький потрепанный чемодан, набитый до отказа. Брайони подошла к комоду и открыла ящик. Пусто. Готовый в любой момент уехать, ребенок держал все вещи в чемодане.

— Дайана предложила покрасить комнату в розовый цвет, и купить Мадди новую одежду. Но Мадди ничего не хочет!

Брайони услышала в голосе Джека почти отчаяние.

— Дайана?

— Моя ближайшая соседка.

— Мне не нравится розовый, — упрямо буркнула Мадди. — И мне не нравится Дайана.

Вполне справедливо.

— Я сама не поклонница розового, — заметила Брайони, подошла к кровати, села и подпрыгнула. — Хорошо, начнем отсюда, — объявила она. — Постель мягкая и пружинит. Мягкая — это прекрасно.

— Это плохо для спины. — Джек обхватил руками плечи. — Дайана сказала, что надо бы ее заменить.

— Мягкая — это великолепно. — Брайони с вызовом посмотрела на Джека, снова подпрыгнула, и голубая юбка взлетела вверх. — Мягкая постель убаюкивает, особенно если человек одинок. И на мягкой постели можно прыгать.

— Мне нравится мягкая, — тихо объявила девочка.

— У меня тоже мягкая постель, — будто подводя итог, заключила Брайони, не оставляя места для сомнений.

Они обе, объединившись, создали подпрыгивающий фронт.

И Джек, побежденный, сдал свои позиции.

— Хорошо, пусть останется мягкая.

— У вас удивительная постель, — мечтательно протянула девочка.

Брайони огляделась и задумалась.

— Знаешь, если Джек поставит столбики в каждом углу кровати, мы сумеем сделать твою постель такой же, как у меня. Конечно, меньше. Будет такая миниатюрная копия.

— Вы шутите, — недоверчиво произнес Джек.

— Вовсе нет! Мы можем заказать пурпурную шелковую чесучу, — Брайони жалостливо посмотрела на него, — или атлас, если у нас ограниченные средства, и сделать балдахин. Достанем розовато-лиловые кружева и пришьем их по краям. Сделаем огромные пурпурные банты и прикрепим их изнутри к атласу. Так что ночью ты будешь спать в удивительном пурпурном шатре.

— Вот это здорово! — выдохнула Мадди.

— А еще нужно золотое покрывало, — вдохновенно продолжала Брайони. — Я знаю, где можно такое купить. Оно будет выглядеть потрясающе! Представляешь, на золотом поле — голубые звезды. И мы покрасим стены в мягкие золотистые тона, а вокруг тоненький бордюр, пурпурный и голубой.

— Что?.. — ошеломленно пробормотал Джек.

— Этот ковер надо убрать, — не обращая на него внимания, развивала свою идею Брайони, с отвращением глядя на мрачный ковер. — Простите, но он безобразный.

— Его выбрала Дайана. Он очень практичный.

— Не сомневаюсь, но спальня не должна быть практичной. Если он нравится Дайане, отдайте его ей. Нам нужен кремовый с золотистыми крапинками. И пушистый. Лохматый ковер. Такой, чтобы утопали ноги. И нам нужно несколько картин. Это уже сложнее. Мадди, ты поможешь мне выбрать? Скажешь, что тебе нравится. Как насчет люстры?

— Как насчет люстры? — повторила Мадди, не отрывая восхищенных глаз от Брайони.

— Лампы с хрустальными подвесками, — пояснила Брайони. — С тысячью подвесок. И бледно-голубые с кремовым шторы на золотых оконных рамах. Потом мы поместим на потолок флюоресцирующие звезды. Так что, когда ты ляжешь ночью в постель, будет на что смотреть. Что ты об этом думаешь?

Мадди могла и не отвечать на этот вопрос. Глаза у нее стали огромными, как чайные блюдца.

Следующий шаг? Брайони покосилась на чемодан, стоявший на стуле в нескольких шагах от нее. Гм!..

— Я не хочу его распаковывать, — объяснила девочка, заметив этот взгляд.

— Не хочешь? Понимаю. — Брайони нахмурилась. — Но коричневое не подходит к пурпурному. Ага, по-моему, я нашла ответ. Ты видела когда-нибудь корабельный сундук?

— Корабельный…

— Он похож на гигантский чемодан, но, когда ты его ставишь на бок, он превращается в комод со множеством ящиков. Вещи всегда упакованы, даже когда ты открываешь и закрываешь ящики. Можно такой заказать. Его сделают из мягкой кожи. И на боку выпуклыми, большими золотыми буквами будет написано: МАДДИ МОРГАН. Так что, когда поедешь домой навестить маму, тебе не придется укладывать вещи. Достаточно просто взять с собой сундук.

— Я… я…

Мадди потеряла дар речи. И Джек тоже.

— Я столько здесь наговорила! Потребуется слишком много денег? — Брайони вдруг встревожилась. А Мирна считала, что он богатый. А если есть необходимость потратить деньги, то это как раз подходящий случай. — Кое-что я постараюсь достать по приемлемой цене производителя, можно найти и подержанный корабельный сундук. Я составлю смету, и тогда вы сами решите, что вы хотите здесь сделать.

— Что ты хочешь, Мадди? — тихо спросил Джек.

— Меховой ковер? — медленно проговорила Мадди.

— Пушистый, толстый ковер, — подтвердила Брайони. — Если не считать нескольких слоев ковров, то это единственный способ летать.

— А как по-вашему, Джессике будет нравиться спать здесь, если мы все переделаем? — встревоженно спросила Мадди.

— Не вижу, почему бы ей не понравилось. — Джек огляделся. — Кстати, где Джесс?

— Со мной приехал Гарри. — Брайони заискивающе улыбнулась Джеку. — Они в саду. Я проверила — все ворота закрыты. Они не могут убежать.

— Вы привезли…

— Гарри любит Джессику, — поспешно сообщила Брайони. — И у него нет других друзей среди собак.

— Хотел бы я знать, почему?

— Вовсе не обязательно плохо думать о моей собаке. — Она достала из кармана рулетку. — Если вам, мистер Морган, понравился план, будьте добры, подержите конец сантиметра. Мне надо кое-что измерить.

— Но мы еще не сделали заказа, — возразил по-прежнему сердитый Джек.

— Я знаю. — Брайони одарила его нежнейшей профессиональной улыбкой. — Я возьму измерения с собой и сделаю для вас полный расчет. Тогда вы решите, делать заказ или нет.

— Но в любом случае мы заплатим за ваш совет?

— Нет. — Теперь ее черед показать характер. — Мадди мой друг, поэтому я даю совет бесплатно. Вы можете воспользоваться моей идеей и все сделать сами. Если вы захотите, я даже помогу вам с покраской. А если закажете у нас то, что вам нужно, то наши комиссионные — десять процентов стоимости. Впрочем, вы можете прямо сейчас попрощаться со мной.

— Вот что я скажу вам, — неуверенно начал Джек. — Давайте сделаем измерения и все обсудим после того, как прикончим булочки с джемом.

Брайони улыбнулась и победно подпрыгнула на мягкой кровати.

— Прекрасно!

Булочки с джемом кончились быстро, и времени обсудить все, что они хотели, не хватило. Брайони собралась уезжать. А Джек вдруг обнаружил, что пытается придумать причину, почему ей надо остаться.

— Давай покажем Брайони ферму, — пришла на помощь Мадди. — Мы можем поехать верхом на лошадях. Вы умеете ездить верхом?

— Умею… — Брайони осеклась, потому что Джек изумленно вытаращил глаза на свою дочь.

— Мадди, ты же не любишь лошадей!

— Я не люблю пони, на котором, как сказала Дайана, я должна ездить, — запротестовала Мадди. — Он толстый и не хочет идти. А когда пытаешься потрепать его по холке, кусается.

— Дайана привела его, чтобы ты научилась ездить верхом.

— А мне не нравится! — Осталось неясным, что Мадди имела в виду — пони или Дайану. — Я уже умею ездить. Мне нравится маленькая серая кобыла, которую ты называешь Иезавель.

— Иезавель… — Джек покачал головой. — Мадди, Иезавель норовистая, быстрая и…

— Я знаю. Но она очень хорошая и любит меня.

— Но… Ты когда-нибудь ездила на лошади, похожей на Иезавель?

Он ничего не знает о дочери, подумала Брайони. Ни-че-го.

— У бабушки была лошадь, похожая на Иезавель. Ее звали Флис. — Голос у Мадди стал бесцветным. — Я ездила на ней верхом и правила, когда ее запрягали в телегу. Но потом бабушка умерла, а мама сказала, что Флис нужно продать.

— Ты и твоя мама жили с бабушкой, когда она умерла? — нахмурился Джек.

Тишина повисла такая, что можно было бы услышать падение булавки. Брайони показалось, что она перестала дышать. Неужели Джек первый раз хоть что-то узнал о своей дочери?

— Нет, — Мадди покачала головой. — Бабушка и я жили на бабушкиной ферме одни. А мама только иногда навещала нас. Но бабушка говорила, мол, только тогда, когда ей нужны были деньги. Потом бабушка умерла, и мама сказала, что теперь я должна жить с тобой. Потому что она не собирается связывать себя ребен…

— Мадди! — вырвалось у Брайони.

Это невыносимо! Но Мадди упорно продолжала.

— Мама сказала, что когда-нибудь она заберет меня у тебя и докажет свое. И это послужит тебе уроком, теперь, когда я тебе больше не нужна, ты будешь связан по рукам и ногам. Она сказала, что надеется, я устрою тебе ад.

— Твоя мама сказала, что ты мне не нужна?

Голос у Джека стал хриплый.

— Да.

Заложив руки за спину, Мадди с вызовом смотрела на него, вздернув подбородок. Она будто ждала удара.

Джек взял девочку на руки, прижал к себе и зарылся лицом в ее волосы.

— Мадди, когда ты родилась, я был самым счастливым человеком в этой стране, — сдавленным голосом бормотал он. — И когда твоя мама увезла тебя в Америку, я чуть не сошел с ума. Я потратил годы, все искал тебя. Но твоя мама и близко меня не подпускала.

Мадди по-прежнему настороженно смотрела на отца. Джек вздохнул.

— Мадди, твоя мама была танцовщицей, — продолжал он. — Красивой балетной танцовщицей. Самой лучшей. И когда она повредила ногу и не могла больше танцевать, она решила: раз нельзя танцевать, значит, надо выйти замуж. А это, поверь мне, плохая причина для замужества. Из-за того, что не может танцевать, твоя мама сердилась на всех. Она даже начала сердиться на меня и, в конце концов, увезла тебя. Но, Мадди, это не значит, что ты не нужна мне. Я повторял тебе снова, и снова, и говорю сейчас. Не было утра, чтобы я просыпался и не думал, где моя девочка. И день, когда твоя мама позвонила и сказала, что ты летишь сюда на самолете, был самым счастливым днем моей жизни. — Джек взял ее маленькие руки в свои и посмотрел дочери прямо в глаза. — Это правда, Мадди, — нежно проговорил он. — Ты моя девочка. И всегда ею будешь.

Мадди еще боялась поверить. С немым вопросом она повернулась к Брайони. «Скажи мне, что делать?» — без слов спрашивала она.

Боже, помоги мне, в отчаянии подумала Брайони. Что я должна сказать? Как убедить девочку, что отец ее любит?

— Знаешь, Мадди, Джессика очень любит твоего папу, — начала она. — Я всегда верила, что собаки знают людей лучше, чем мы сами. Джессика думает, что твой папа самый лучший из тех, кто ходит на двух ногах. Она сама бы сказала тебе об этом, если бы могла.

Мадди задумалась. Посмотрела на Брайони. Потом на Джессику. Потом повернулась к Джеку, и коснулась губами его щеки. И все.

Но этого было достаточно. Джек прижал ее к себе.

Брайони расплакалась.


Потом они нашли пару больших носовых платков, чтобы Брайони вытерла слезы, доели булочки с джемом и отправились кататься верхом. Юбка Брайони абсолютно не подходила для верховой езды, поэтому она подоткнула ее под трусики и села в седло. К счастью, Джек нашел для нее спокойную лошадь.

Лошадь Мадди назвать спокойной было нельзя.

У Джека хватило здравого смысла дать девочке шанс. Мадди взлетела на спину кобылы с легкостью опытной всадницы. Испустила оглушительный крик радости и направилась через луг к реке. Джек и Брайони на своих лошадях, с восторгом наблюдая за девочкой, неторопливым шагом тронулись следом.

Солнце пригревало лицо Брайони. Никогда еще она не чувствовала себя такой счастливой и полной жизни. И все из-за Мадди, мысленно убеждала она себя, прекрасно понимая, что это только часть правды. Главная же причина заключалась в том, что Джек ехал рядом с ней и смотрел на нее, как на чудотворца. Все прекрасно. Да, все было бы прекрасно, если бы не тихий голосок совести, напоминающий ей о Роджере.

О Боже…


Мадди обогнала их, наверно, на милю. К тому времени, когда они подъехали к берегу, девочка сидела на бревне и мечтательно смотрела на воду.

— Надо было взять с собой купальники и полотенца.

Брайони спешилась и пошла по песку. Потом сбросила босоножки и ступила в воду.

— Ох! — Она сморщилась и запрыгала на одной ноге. — Вода холодная!

— Я не боюсь холода, — с жаром произнесла Мадди. — Вода красивая.

— Здесь безопасно?

Джек все еще сидел верхом на лошади. Он смотрел вниз со спины своего черного жеребца и снисходительно улыбался.

— Безопаснее, чем на пляже. Давайте вернемся, а поплаваем в другой раз.

— Сейчас тоже приятно поплавать, — настаивала Мадди.

— Тогда пошли в воду, — крикнула Брайони и тут же нырнула. Вода и правда холодная! Она вынырнула и, открыв глаза, обнаружила, что мужчина и девочка смотрят на нее так, словно она сошла с ума.

— Вы же в одежде, — вытаращила глаза Мадди.

— Ага. — Брайони перевернулась на спину, шлепнув по воде ладонями и послав во все стороны брызги.

— Ваша юбка…

— Она слишком тяжелая, — согласилась Брайони. Она снова нырнула, ухитрилась расстегнуть пуговицы и освободилась от юбки. — К счастью, у меня вполне приличные трусики, — весело объявила она оторопевшим зрителям. — Они даже приличнее, чем мое бикини. — Она протянула юбку, чтобы кто-нибудь взял ее.

— Представляю, — заметил Джек, пытаясь подавить улыбку. Потом спрыгнул на землю, связал вместе лошадей, перебрался на бревно к Мадди и взял у Брайони юбку. — Хотите, чтобы я ее повесил?

— Если можно. — Она улыбнулась, покраснела и снова нырнула.

— Я тоже хочу! — Мадди от возбуждения прыгала на бревне.

— Там холодно, — предупредил ее Джек.

— Брайони позаботится обо мне.

Джек посмотрел сверху вниз на свою дочь, затем снял рубашку и помог Мадди освободиться от коротких брючек на бретельках.

— Пойдем, Мадди, — голос звучал твердо. — Мы оба позаботимся о тебе.

Глава четвертая

Домой они возвращались уже в сумерках. Усталые и мокрые, но абсолютно довольные. Брайони, ведя строптивую кобылу Мадди, пыталась вспомнить, когда еще она так радовалась. И не могла. Мадди сидела перед Джеком на его черном жеребце. Ее маленькая фигурка прижималась к груди.

Чего-то я здесь все-таки добилась, удовлетворенно подумала Брайони. Чего-то удивительного!

Рядом с ее машиной стоял припаркованный «рейнджровер». С веранды навстречу им спустилась женщина. Лет тридцати, стройная, в кремовых полотняных брюках, в такой же блузке, с жемчугом на шее. Стильная короткая стрижка, на темени солнечные очки, хотя лучи солнца давно уже потухли.

— Джек…

Тут она заметила Брайони и замолчала.

Да, лучше бы люди знакомились с ней, когда она не в таком ужасном виде, с сожалением подумала Брайони. Юбка потеряла форму и обтягивала колени. Мокрые волосы слиплись, вьющиеся пряди падали на спину. Брайони догадывалась, что в них запутался речной тростник с чем-то еще. И лицо у нее все в пыли…

— Привет, Дайана.

Джек спрыгнул с лошади и снял дочь.

— А я удивлялась, где ты.

Похоже, что Дайана не заметила ребенка.

— Мы были на реке. — Джек показал на Брайони. — Дайана, это Брайони Лестер. Самый новый в Гамилтоне дизайнер по интерьеру. Брайони, моя соседка, Дайана Коллинз.

— Привет.

Брайони состроила подобие улыбки.

Ответного приветствия от Дайаны не последовало. С изумлением она разглядывала Брайони.

— Я читала о вас… в «Новом интерьере». А еще я собиралась попросить вас посмотреть мой дом…

Собиралась… Прошедшее время. О-го-го, подумала Брайони. Мирне это бы не понравилось. И, правда, пора заняться своим имиджем.

— Я услышала, что Мадди сегодня не пришла в школу. — Дайана снова обратилась к Джеку, исключив Брайони из разговора. — И приехала узнать, не случилось ли чего.

— Ничего не случилось. — Джек посмотрел на сонное лицо дочери и улыбнулся. — Мадди вместе с Брайони занималась дизайном спальни. Пурпурной и золотой спальни…

— По-моему, мы решили покрасить ее в розовый цвет, — нахмурилась Дайана.

Мы! Она говорит так, будто это в некотором смысле ее собственность.

— У Брайони другие идеи.

Безусловно, другие. Брайони, оцепенев от ужаса, уставилась на открытую калитку в сад.

— Джек, калитка открыта. — Она спрыгнула с лошади, привязала ее к забору и быстро зашагала в сад. — Гарри, Гарри…

— Если вы имеете в виду маленького, толстого серого дворнягу, то он убежал с Джессикой, едва я открыла калитку, — сообщила Дайана.

Ох, нет…

— Ведь в этом нет проблемы, правда? — Сладкий тон Дайаны соперничал с патокой. — Я имею в виду… собаки Джека не охотятся за овцами.

А Гарри может! Судя по его прошлому поведению. Вздохнув, Брайони вернулась к своей лошади.

— Я должна найти его, — сказала она Джеку. — Вернусь, как только смогу.

— Позвольте мне поехать с вами.

Это вступила Мадди. Она извивалась на руках у Джека и рвалась на землю. Джек опустил ее.

— Тебе нужна ванна, — с отвращением в голосе объявила Дайана. — Сейчас мы с Джеком искупаем тебя, пока…

— Я поеду с Брайони.

Сна ни в одном глазу. Сплошная решительность.

Джек вздохнул, улыбнулся, снова вспрыгнул на лошадь и протянул руки, чтобы Мадди могла сесть перед ним.

— Прости, Дайана. Мы вроде бы едем за охотничьей собакой. — Улыбка исчезла. — Если он охотится на овец…

Брайони невольно съежилась. Она все детство провела на овцеводческой ферме и знала, что могут наделать собаки.

— Я не могу остаться, — предупредила Дайана.

— …то это позор, — закончил фразу Джек и кивнул Дайане: — Я позвоню тебе позже.

Дайана смотрела им вслед.

Гарри и, правда, охотился на овец.

Сначала они увидели отару. Огромное скопище животных в панике металось по дальнему пастбищу. Брайони видела такое и прежде. Однажды, еще маленькой девочкой, она гостила на ферме у родственников. Услышав, как залаяли собаки, ее дядя взял ружье и вышел во двор. Брайони на расстоянии следовала за ним. Именно тогда она увидела панику среди овец, вроде этой. А потом разглядела стаю из трех собак. И дюжину мертвых и искалеченных овец. Дядя застрелил тех собак…

— Пожалуйста, пожалуйста! Позовите Джессику, — с жаром попросила Брайони.

— Я хочу увидеть, что она будет делать, — покачал головой Джек.

Он хотел знать, будет ли она убивать овец.

Джек направил лошадь вперед. Брайони осталась позади. Быстро темнело. Она поднялась на холм и привстала в стременах, чтобы лучше видеть… И вытаращила глаза. Ни одной задранной овцы.

В середине пастбища собралась небольшая кучка овец, а вся отара мельтешилась возле изгороди. Джесс, распластавшаяся на земле, сторожила маленькую кучку.

А где же Гарри? Вот он бегает между овцами, которые жались к изгороди, и по одной гонит к середине. Туда, где образовалась маленькая отара под наблюдением Джессики. Создавалось впечатление, что Джессика научила Гарри собирать овец в кучу. Они будто бы работали на пару.

У Брайони отвисла челюсть. Набравшись смелости, она взглянула на Джека, ожидая увидеть его гнев. Но увидела лишь изумление на его лице.

— Ну, будь я проклят! — Джек провел рукой по еще влажным вьющимся волосам. — В жизни не видел ничего похожего. Она собрала больше дюжины овец! Смотрите, он пригнал еще одну.

А Гарри, тыкаясь носом в задние ноги овцы и рыча, гнал к Джессике очередную жертву. К ее группе прибавилась еще одна ярочка. Шнауцер, будто ожидая одобрения, посмотрел на колли и помчался назад, чтобы присоединить следующую.

Как пастушья собака, он выглядел нелепо. Наверно, он действительно толстый, нехотя признала Брайони. Но быстро бегает…

Джек засмеялся. Залилась смехом и Мадди, и отец крепче прижал ее к себе.

— Знаешь, я мог бы сделать из Гарри пастушью собаку, — усмехнулся Джек. — Он перестал бы быть неженкой.

— Ты мог бы! — обрадовалась Мадди. — Ты мог бы помочь Брайони, и она приезжала бы к нам каждый раз…

Над этим еще надо подумать. Джек пронзительно свистнул. Джессика подняла голову, увидела хозяина — и моментально забыла о своей игре. Колли буквально взлетела на холм. Бросив последний взгляд на овец, Гарри неохотно последовал за ней.

Обе собаки радостно приветствовали хозяев. Джесс осталась у ног лошади Джека. Но Брайони не стала рисковать. Она соскочила, взяла Гарри на руки и снова залезла в седло.

— Здесь у тебя не будет неприятностей.

Гарри с обожанием смотрел на нее, извивался и вздрагивал от возбуждения. Для городской собаки это лучшие часы жизни.

— Давно он у вас? — спросил Джек, наблюдая, как шнауцер устраивается на руках у Брайони.

— Два месяца.

— Два месяца? — Джек нахмурился. — Но он не щенок.

— Я увидела его в витрине зоомагазина. — Брайони любовно погладила свое вредоносное сокровище. — У него родословная с милю длиной. Но последние владельцы сказали, что с ним слишком много хлопот. — Лицо у нее стало сердитым. — По-моему, они его били. Первые несколько недель он прятался под кровать, если я поднимала голос или быстро подходила к нему. Он почти месяц сидел в витрине зоомагазина, ожидая, когда его кто-нибудь купит.

— И потом пришли вы…

— Я не могла оставить его в витрине, — с вызовом произнесла Брайони. — И, кроме того, продавец сбавил цену.

— Не сомневаюсь. Но лучше бы он уменьшил вес этого бегемота.

— Вовсе не обязательно так плохо отзываться о моей собаке! — Она повернула лошадь. — Я еду домой.

— Может, сначала я приготовлю обед?

Джек так и не сумел понять, что дернуло его за язык. Он вовсе не собирался приглашать ее.

— Я бы с удовольствием пообедала! — выпалила она.

О Боже!.. В какую историю она попадет теперь?

На обед Джек подал запеченных в тесте цыплят.

— Каждое воскресенье я готовлю очень много еды, — объяснял он, доставая цыплят из холодильника.

— Вы хотите сказать, что готовили сами?..

Брайони не сумела скрыть изумление.

— Конечно!

— Женитесь на мне!

Эти слова вырвались у нее так быстро, что Джек засмеялся.

— Представляю, что сказал бы по этому поводу ваш Роджер.

— Мм… Лучше бы научился готовить. Нет, серьезно! — Брайони, моментально забыв о Роджере, задумчиво разглядывала свои голые ступни. — Но прежде чем обедать… не могли бы вы одолжить мне рубашку и джинсы?

— Вы утонете в моей одежде, — растерялся Джек.

— В этой я тоже словно все еще плаваю, — призналась она. Мокрая юбка неприятно липла к ногам. — У вас найдется кусок шпагата? Я подпояшусь, и тогда все будет в порядке.

— Это можно устроить.

— Джек Морган, вы мужчина на миллион!

Джек поставил цыплят в духовку, быстро принял душ и занялся салатом. И все время прислушивался к шуму, доносящемуся из ванной, куда отправились принять душ Мадди и Брайони.

Джек представил себе стоящую под струями воды Брайони и тут же мысленно дал себе пинок. Оставив салат, прошел по коридору, прислушался.

На большом китобое они взяли курс
К Гренландии ледяным берегам…
— громко пела Брайони.

Ее красивому густому контральто аккомпанировала бегущая вода.

Она замолчала, затем послышалось:

— Давай, Мадди! Это потрясающая песня! Слова я подскажу, а тебя оболью холодной водой, если не будешь петь. Пой!

Джек затаил дыхание. И Мадди запела:

Когда мы уходили в плавание, храбрые парни…
Мы думали, что пройдем школу китов…
Джек оцепенело отступил в кухню. Брайони как взрыв бомбы, подумал он. Взрыв бомбы, взорвавшейся в его жизни, осколки которой разлетелись во все стороны.

Да, но эта бомба обручена с другим мужчиной. И очень хорошо! Ему в жизни не нужна женщина. Еще раз: не нужна!

Конечно, Мадди нужна мать. Но если он еще раз женится, то уже на разумной женщине. Похожей на Дайану. С Дайаной всегда знаешь, что тебя ждет в следующую минуту. У нее такие же, как у тебя, ценности, такие же разумные цели. Это партнер в работе. Но будет ли Дайана петь в ванной песни про китов? Маловероятно.

Джек приготовил салат и усмехнулся, обнаружив, что тоже поет песню про китов. Его низкий баритон поплыл по коридору, проник в ванную и душ:

Теперь не для вас, не для вас Гренландия,
Храбрые парни,
Не для вас, не для вас.
В джинсах и рубашке Джека Брайони выглядела еще более потрясающе, чем в своей обычной одежде. Если такое вообще возможно. Правда, все было страшно велико, но шпагат удерживал джинсы на талии, полы рубашки обозначали линию бедер. А мокрые локоны выглядели просто фантастически.

Для Джека это было уже слишком. Весь обед он не мог оторвать от Брайони глаз и все смотрел, и смотрел. Но обед, увы, не мог продолжаться бесконечно. Мадди почти засыпала над цыпленком в тесте.

— Пойдем, дочка, — произнес Джек, когда она, наконец, допила молоко. — В постель.

— Не хочу!..

Каждый вечер одно и то же. Каждый вечер начинались капризы. Похоже, что ночь для Мадди наполнена страхами.

Держу пари, она боится остаться одна, подумала Брайони. А как еще должен себя чувствовать шестилетний ребенок, которого отправили через полмира одного к отцу? К отцу, о котором она ничего не знала, кроме того, что он чудовище?

— А если я расскажу тебе сказку? — Брайони встала и протянула девочке руку. — Я знаю замечательную сказку. Я читаю ее Гарри каждый вечер. Правда, книжки с собой у меня нет… Но я знаю ее наизусть.

— Вы читаете Гарри книгу?

Мадди широко раскрыла глаза.

— А как еще он научится читать, если я не буду этого делать?

Девочка засмеялась.

— И Гарри тоже будет слушать сказку?

— И Гарри, и Джессика.

Брайони подошла к черному ходу и позвала собак.

— А я?

Голос у Джека прозвучал чуть ли не встревоженно.

Брайони с сомнением взглянула на Джека. Но Мадди так умоляюще посмотрела на нее, что Брайони сдалась.

— Хорошо, приходите.

Минуты через три Мадди уже лежала укрытая одеялом, под мышками у нее устроились собаки. Двое взрослых сидели на краю кровати. И Брайони рассказывала сказку под названием «Гадкая собака Гарри».

Напряжение дня собрало свою дань. К тому моменту, когда сказка подходила к счастливому концу, и гадкую собаку Гарри извлекли из грязной лужи, и она вернулась в свою семью, Мадди, Джессика и Гарри крепко спали. Голос Брайони постепенно затихал и, наконец, замер.

Она встала. Джек тоже поднялся. Он стоял в нескольких сантиметрах от нее и улыбался.

— Спасибо, Брайони, — тихо проговорил он. — Вы сотворили чудо.

— Подождите радоваться, пока не увидите счет за пурпурную спальню.

Она посмотрела на Гарри, лежавшего на покрывале, прижавшись к Джессике. Одна рука Мадди лежала на Гарри, другая на Джессике.

— Вроде бы даже нечестно будить его, — пробормотала Брайони.

— Оставьте Гарри. Завтра утром я отвезу Мадди в школу и доставлю его к вам в коттедж.

И сам остолбенел от собственной ловкости. Какой замечательный предлог заехать!

— Я… Спасибо.

Брайони сделала шаг к двери. Шаг ближе к Джеку. Посмотрела на него. Они выключили верхний свет. Только маленький ночник над детской кроватью рассеивал по комнате приглушенное серебристое сияние.

Лицо Джека оставалось в тени. Совершенно потрясенное. Она взглянула на него, в глазах стоял немой вопрос.

Брайони застыла. Но только на мгновение, на какую-то долю секунды, когда его руки прижали ее к себе. Теплая волна прокатилась по всему телу.

Его рот коснулся ее губ.

Она издала звук, похожий на плач и на мольбу. Потом что-то случилось с ее мозгами — они отключились. Теперь она чувствовала только мужчину, который прижимал ее к себе, такого большого, такого сильного… Его рот — подвижный, требующий — хотел ее, пробовал, владел ею. Весь мир исчез. Она забыла обо всем. Ее пожирал огонь, разраставшийся с каждой секундой.

Милостивый Боже, она хотела этого мужчину! Руки вцепились в его спину. Рот раскрылся. Пусть он возьмет ее. Джек…

— Гав!

Впервые в жизни Гарри решил попробовать стать сторожевой собакой. Или попытаться, как собственник своей хозяйки, отстоять свою территорию. Не слезая с покрывала Мадди, он неуверенно гавкнул. Чуть извиняясь, но твердо заявляя о своих правах.

Заключенная в объятия Джека Брайони расхохоталась.

— Эй ты, сонная собака! Нет! Ты разбудишь Мадди.

Джек засмеялся и покачал головой, все еще крепко прижимая ее к себе.

— Это не страшно. Мадди теперь разбудит лишь землетрясение.

Потом он посмотрел на нее и, нехотя, опустил руки.

— Хотя Гарри прав. — В голосе его звучало смятение. — Это безумие. Вы обручены.

Действительно. Только почему она сама не вспомнила об этом?

— Я…

— И я не хочу иметь никаких любовных отношений. — Он сделал шаг назад.

— Забавно. А мне показалось другое. — Брайони покачала головой. Она оглядела себя. — Я соберу свои мокрые вещи и уеду. Вы оставите на ночь мою собаку?

Долг выполнен. Гарри снова устроился возле Джессики.

— Да. Если Мадди проснется…

Вопреки здравому смыслу он по-прежнему хотел утром видеть эту женщину.

— Прекрасно. Я отдам вам вашу одежду.

Брайони неуверенно посмотрела на него, потом встала на цыпочки и нежно поцеловала его в губы. Поцелуй прощания.

— Джек Морган, не принимайте это близко к сердцу, — решительно сказала она. — Ведь это только поцелуй.


— Ты обручена с Роджером, и ты целовалась с Джеком Морганом! Брайони Лестер, ты сошла с ума?

Голос Мирны в трубке взвизгивал от изумления.

— Да, но…

— Он хоть хорошо целуется?

— Замечательно!

Брайони уютно устроилась на кушетке. Часы показывали десять вечера. Она только что добралась домой.

— Ты что, потеряла остатки своих крошечных легкомысленных мозгов?! Ради Бога, как ты теперь собираешься выходить замуж за Роджера?

— Послушай, он всего лишь поцеловал меня. Это же не конец света.

Мирна вздохнула.

— Брайони, душа моя, я не обвиняю тебя в неверности. Я не говорю о кольце, которое подарил тебе Роджер, и обо всем таком. Я говорю о другом… Как ты можешь целовать Джека Моргана — и выходить замуж за Роджера?

Мирна с таким отвращением произнесла имя Роджер, что Брайони расхохоталась.

— Ох, ради Бога… Мирна, Роджер приятный человек.

— Как тот ужасный плод, который ты купила в тропиках. Дюриен[2], что ли? Говорят, он воняет, даже когда просто проходишь мимо. А о Роджере ты подумала?

— Я обручена с ним всего два месяца. И потом, это не твое дело.

— Правильно. Не мое. Но если ты собираешься шататься по стране, и позволять мужчинам вроде Джека Моргана, целовать тебя… — Мирна вздохнула. — Брайони, проснись. Начинай нормальную жизнь. И веди себя с Джеком Морганом так, будто завтра не будет.

Брайони с минуту помолчала, переваривая сказанное. Она пошевелила на полу пальцами ног, инстинктивно поискав Гарри, лучшую грелку. И тут вспомнила, где он остался. И что Джек утром привезет его.

— Мирна, даже если меня интересует Джек, то там есть леди по имени Дайана…

— Дайана Коллинз?

— Да. У нее на Джека свои виды. На меня она смотрит с превосходством.

— Превосходства ей не занимать. — Мирна вздохнула. — Я всегда встречаю на улице Дайану в тот момент, когда у меня потекла с ресниц тушь, или один из близнецов срыгнул на плечо молоко. Она смотрит на меня как на ничтожное насекомое. Если хочешь состязаться с Дайаной, ты должна стать магнетически привлекательной, чтобы аж колокольчики звенели у коров.

— Не знаю, хочу ли я соревноваться с Дайаной. — Брайони поджала под себя ноги. — Мирна, позволь мне немного подумать, ладно? Дай мне чуть-чуть передохнуть.

— Сейчас мне надо кормить близнецов, на это время тебе даруется свобода. Но не надейся, что я забуду о нашем разговоре. Я серьезно заинтересована, Брайони Лестер. Тобой и Джеком Морганом…

Глава пятая

Ночью Брайони долго не могла уснуть. Она лежала в просторной постели и чувствовала себя одинокой.

Это потому, что нет Гарри, успокаивала она себя. Но в глубине души знала, что это не так. Одиночество — не ее стиль.

Она познакомилась с Роджером на своем первом танцевальном вечере в школе. Роджер два раза протанцевал с десятилетней Брайони и объявил, что она та девочка, на которой он женится.

С интеллигентным, внимательным, симпатичным Роджером Харпером, у Брайони никогда не возникало потребности спорить. Им не о чем было спорить. Брайони встречалась с другими мужчинами — Роджер не возражал. Основательный и надежный, он оставался на заднем плане, строя свою адвокатскую карьеру. И она, пережив несколько любовных приключений, вернулась к нему.

Роджер.

Все годы ее отсутствия он оставался ей верен. Потом пришло письмо от Мирны. Она сообщала, что у нее родились близнецы и ее дизайнерский бизнес рухнет, если Брайони не возьмет его в свои руки. В Нью-Йорке стояла холодная зима. Ее агентство не обещало ничего нового и захватывающего. Клиенты хотели черное, белое и хром. Один вид этих элементов дизайна вызывал у Брайони отвращение.

Два дня спустя, после получения письма Мирны, появился Роджер и заявил, что он ждал долгие годы, а теперь пришло время обручиться по всем правилам. Первый раз Роджер что-то просил у нее, и она не смогла отказать.

Роджер…

Брайони попыталась вызвать его образ. Но перед мысленным взглядом возникали только итальянские костюмы, которыми он так чертовски гордился. И она тоже. Ей нравились итальянские костюмы. «Купи костюм и повесь у себя в шкафу», — откомментировала Мирна. Брайони печально улыбнулась. Может быть, Мирна и права.

Брайони решительно нажала на кнопку лампы над кроватью, прошла к комоду и нашла свою, одну-единственную, фланелевую пижаму.

Она всегда спала голой на атласных простынях, ей нравилось ощущать телом прохладную гладкую ткань. Брайони купила пижаму два года назад, когда ездила в гости к друзьям на Аляску. В розовой фланели она чувствовала себя такой же сексуальной, как холодная грелка. А сейчас она должна заставить себя выглядеть именно так!

Она посмотрела на фотографию, стоявшую на комоде. Из серебряной рамы ей самодовольно улыбался Роджер. Похоже, он улыбался ее фланелевой пижаме. А носит ли Роджер итальянские фланелевые пижамы? Может быть, и носит.

А Джек?

Судя по всему, Джек вообще не носит пижамы. Очень печально!

Роджер по-прежнему самодовольно улыбался. Почему она до сих пор не замечала в его улыбке это самодовольство?

Брайони показала своему жениху язык, и повернула снимок лицом к стене.

— Так и будешь стоять, пока я не приведу в порядок свои мысли, — с вызовом заявила она. — По-моему, я попала в беду.


В четырех милях от нее в такую же беду попал Джек Морган. Сон не приходил. Наконец он сбросил простыню и натянул джинсы. Брайони была права насчет пижамы — Джек Морган не носил их.

Он открыл затянутую сеткой дверь, и две тени выступили из темноты и присоединились к нему.

Гарри и Джессика.

— Ладно, ребята. Я хотел побыть один, но если вы обещаете не болтать…

Они пообещали. Босые ноги холодила мокрая трава, голую грудь обвевал ветерок. Джек был рад прохладе — следовало немного остудиться. Собаки шли рядом. Джессика подняла голову и озабоченно смотрела на хозяина.

— Все в порядке! — обратился к ней Джек.

Но тревога в больших карих глазах не проходила. Джек ласково почесал у собаки за ушами. Гарри подошел к Джессике, и лизнул ее в нос. Джесс в ответ лизнула Гарри, а потом руку Джека. Собаки стали неразлучными. Какая нелепость!

— Джесс, девочка, этот парень тебе не подходит, — строго предупредил ее Джек.

Он сел на мокрую траву, потом лег на спину. Обе собаки смотрели на него с явным недоумением.

— Она бы тоже так сделала, — объяснил им Джек. — Мне жарко, и я ложусь на мокрую траву. Так бы сделала и Брайони. Много ты знаешь женщин, которые, измазав одежду в коровьем навозе, попросили бы облить их из шланга водой? На людях?

Джессика преданно смотрела ему в глаза.

— Черт!

Джек глубже зарылся в мокрую траву. Собаки плюхнулись рядом с ним. Они не могли понять, но могли сочувствовать.

— Со мной такое бывало и раньше, — простонал Джек. — Голод. Вот что это такое. Просто она самая великолепная…

Но ведь так он думал и о Джорджии. Бывшей жене.

Усилием воли Джек вернулся в прошлое — к тому вечеру, когда впервые увидел свою жену. Он остановился в Штатах у друзей. Они объявили, что собираются на балет. Джек никогда в жизни не бывал на балете. Он пошел с ними и увидел Джорджию. Парень из их компании знал ее. Заметив обомлевшее от восхищения лицо Джека, он познакомил их, когда закончился спектакль.

Джорджия была самым изысканным существом, которое Джек когда-либо встречал. Она вся лучилась смехом и весельем. И была такая крошечная! Совсем не похожа на Брайони. В Брайони, наверно, метр семьдесят шесть или семьдесят восемь.

— Впрочем, они одинаковые, — громко произнес он.

Когда он встретил Джорджию, ему было двадцать пять. На втором их свидании он предложил ей выйти за него замуж. Она отказалась из-за своей балетной карьеры, и безутешный Джек вернулся в Австралию. А через двенадцать месяцев карьере балерины пришел конец. И если он все еще хочет жениться на ней…

Конечно, он хотел.

Видно, разум покинул его, если он решился на такой шаг. Джорджии не место на ферме. Она была здесь словно экзотическая рыба, выдернутая из тропических вод. Оплакивала свою погибшую карьеру. Тосковала по свету рампы и славе, которой так долго упивалась. И Джек стал средоточием ее беды. Причиной…

Потом Джорджия забеременела и еще больше, чем Джека, возненавидела ребенка. Когда она уехала, между ними уже не осталось ни капли любви. С ее стороны — только разочарование и горечь. С его — печаль.

Джорджию сломила тоска по утраченным радостям жизни. Она потеряла способность логически мыслить. Знала теперь только одно: надо больнее ударить Джека. И поэтому забрала Мадди.

Шесть ужасных лет…

— Вот так! Я не собираюсь опять мечтать об экзотической женщине, — разгневанно одернул себя Джек. — Когда мы первый раз встретились, Джорджия бурлила весельем, и я подумал, что она великолепная… Нет, она не похожа на Брайони.

При этих словах образ Брайони возник перед мысленным взором.

Брайони, испачкавшая свитер в навозе, мокрая и смеющаяся. Брайони, в одежде ныряющая в реку. Брайони верхом, рыжие волосы развеваются на ветру.

Брайони сидит на краю кровати Мадди и рассказывает его дочери историю гадкого пса Гарри. Голос нежный, глаза любящие. Губы Брайони…

Джек встал и задел двух уже крепко спавших собак.

— Простите, ребята. Мне нужен холодный душ. Нужен лед, целый погреб льда…

Он зашагал обратно к дому, оглянулся. Обе собаки, склонив набок головы и насторожив уши, озадаченно глядели на него.

— Если здесь когда-нибудь появится женщина, то это будет рассудительная, здравомыслящая и привыкшая к жизни на ферме особа, — твердо объявил он. — Кто-то вроде Дайаны. Она всю жизнь провела на соседней ферме. Она никогда не надумает вернуться в Нью-Йорк, и не превратится в незнакомое создание.

Дайана… Брайони! Пора принять холодный душ!


На следующее утро с видом делового человека Джек постучал в парадную дверь дома Брайони. Надо вручить Гарри, заказать отделку спальни Мадди и быстро уйти. Решимости хватило аж на две секунды.

Дверь распахнулась словно от небольшого смерча. Первая мысль Джека — пожар. Брайони в алом исполнении. Алое и ярко-розовое. Конечно, известно, что розовый не слишком подходящий цвет для рыжих. Но тот, кто так считает, не видел Брайони.

На ней были какие-то удивительные, свободные, шелковые брюки, висевшие мешком и широкими складками спадавшие к лодыжкам. Глубокие темно-красные полосы просвечивали сквозь прозрачный материал, сверкая каким-то внутренним пламенем.

Брюки дополняла маленькая розовая блузка с золотыми пуговицами, не доходившая до талии. Под ее грудями оставалось добрых пять сантиметров голой кожи. Поясом служила золотая цепь, свисавшая до пола. Огненные волосы свободно падали на плечи. На каждой руке над локтями виднелось по пять золотых браслетов. Из-под брюк выглядывали пальцы с пурпурными ногтями.

Джек ошеломленно моргал.

Не успел он отдышаться, как Брайони стала подталкивать его к кухне. Она уже держала на руках взволнованного шнауцера. Приветствуя хозяйку, Гарри без колебаний выполнил свой коронный номер.

— Вы как раз вовремя. Мирна и я испекли отличные оладьи.

— Вы…

— Точнее, — Брайони уловила сомнение в его голосе и усмехнулась, — Мирна пекла, а я наблюдала. — Она засмеялась и потащила его дальше по коридору. — Вам нравятся мои шаровары? У меня такое чувство, будто я вылезла из кувшина арабского мага. Я почему-то утром проснулась в дрянном настроении, наверно, скучала без Гарри, и оделась ярко. Мирна пришла и объявила, что одежда не помогает. Помогает только еда. Вот мы и решили, что испытаем оба средства. И она испекла столько оладий, что можно накормить целую армию, и даже ее двойняшек. Ведь вы еще не ели?

Тараторя, она втолкнула его в кухню. Джек застыл на пороге, почувствовав неловкость. Он давно не бывал в гостях. Шесть лет он не знал, что такое вечеринка или званый обед.

— Вы знакомы с Мирной? Великолепно. Где Джессика? — Брайони не давала ему и секунды, чтобы опомниться. — В грузовике? Ох, Джек… Мирна, накорми мужчину оладьями, пока я приведу собаку. Джесс тоже заслуживает оладий.

Она ушла. Будто пылающий огненный шар выкатился в дверь.

Джек остался с Мирной. Оба с напряженным вниманием разглядывали друг друга. Мирна улыбнулась первой.

— Знаете, вам все-таки придется съесть оладьи, — предупредительно заметила она. — С Брайони так легче. Лучше уступить и сделать, как она хочет. А потом можно продолжать жить по-своему.

— Она деспотичная…

Джек произнес эти слова очень тихо, но Мирна услышала и тут же кинулась на защиту подруги:

— Ох, нет! Иногда кажется, что она хватает через край. Но это случается, когда она нервничает.

— А сейчас она нервничает?

— Да.

Молчание продолжалось целых пять секунд. Мирна изучала его с ног до головы. Обычно она видела этого мужчину только издалека. Он казался ей холодным и замкнутым. Но Йэн говорил, что Джек прекрасный товарищ, в устах Йэна это было высшей похвалой. И еще Йэн говорил, что жена Джека… Мирна даже мысленно не могла бы повторить такие слова. И она решила простить Джеку его замкнутость.

— Ешьте оладьи, — радушно предложила она и поставила перед ним тарелку.

Гостиная готова, сказал паук мухе… Мирна словно прочла его мысль и засмеялась.

— Успокойтесь. Мы не собираемся вас есть. — Тут вернулась Брайони, Гарри, и Джесс с обожанием следовали за ней по пятам. — Иди и надень носки, — приказала Мирна, с усмешкой глядя на подругу. — Ты до смерти напугала мистера Моргана. А, как я догадываюсь, он наш клиент. Я же твой босс. Иди и оденься прилично!

— Прилично?

— Надень жакет. Или что-нибудь деловое.

— Вы у нас по делу?

Брайони не обратила ни малейшего внимания на приказ, села за стол и придвинула к себе недоеденный завтрак.

Джек с усилием взял себя в руки. Его реакция на эту женщину напоминала безумие. Она захватила над ним такую власть, что, казалось, могла бы отнять и дыхание. Впрочем, сейчас она сосредоточилась на оладьях. Мирна что-то там говорила, будто Брайони нервничает. Ха! В этой комнате нервничает только один человек. И это явно не Брайони.

— Сегодня утром, по дороге в школу, мы с Мадди потолковали о ее комнате, — сказал Джек.

— Ммм?

Надо думать, ему повезло, что он получил хоть такой ответ. Трудно произнести что-то членораздельное, если рот набит оладьями с кленовым сиропом.

— Мы бы хотели, чтобы вы взялись за работу.

— Это замечательно! — Брайони, наконец, кивнула. — Но подождите. Ведь мы еще не договорились о цене. Мирна и я как раз заканчивали расчеты, когда вы приехали. Приблизительная цифра…

Она подвинула к себе ручку и блокнот, лежавшие перед Мирной, и назвала цифру.

Джек вытаращил глаза.

— Столько будет стоить, если для работ мы используем профессионалов и сделаем драпировки из шелковой чесучи, — объяснила она. — Мы всегда вначале сообщаем плохие новости. Но если вы покрасите стены сами, если мы воспользуемся вместо шелка атласом, если я сошью все сама…

— Вы?!

— Да. Я умею шить. — Брайони улыбнулась, заметив мелькнувшую на его лице тень недоверия. — Если вы позволите, я с удовольствием это сделаю. Как подарок Мадди по случаю ее приезда в Австралию.

Джек по-прежнему сидел оцепенев. Мирна положила на его тарелку еще несколько оладий и две бросила на пол собакам.

— Знаете, Брайони неплохо шьет, — ласково проговорила она. — Она не совсем бесполезная. Конечно, она не умеет готовить…

— Я умею готовить!

— О да! — Мирна оценивающе поглядела на подругу. — Что ты умеешь готовить?

— А тосты? — выпалила Брайони.

— Только если я установлю температуру на тостере. — Мирна саркастически улыбнулась и повернулась к Джеку. — Во всяком случае, цифра будет более приемлемой, если вы сами займетесь покраской. Брайони все, что надо, сошьет, и мы воспользуемся атласом.

И она назвала цифру вполовину меньшую, чем первая.

Джек, раздумывая, ел оладьи. Его поразили эти две женщины. Обе веселые, доброжелательные, вокруг них — словно теплое сияние. Он даже не предполагал, что женщины могут быть такими. По правде говоря, он вообще не знал женщин.

Совершенно неожиданно перед ним возникла картина его собственной кухни на ферме, кухни, какой она могла бы быть. Полной женщин, детей и собак… Милостивый Боже!.. Он съел еще одну оладью. Брайони играла с собаками, скармливая им оладьи. У Гарри заметно раздулись бока.

— Джессика ничего не должна есть, пока я сам не покормлю ее, — произнес Джек.

Джесс с упреком подняла на хозяина глаза, потом снова занялась оладьей.

Один из близнецов проснулся и захныкал. Мирна вынула его из коляски, расстегнула блузку и, нисколько не смущаясь, дала ему грудь. Если обстановка станет еще более домашней, Джек утонет в ней. Он так резко встал, что стул перевернулся и упал. Обе женщины вздрогнули.

— Вам неприятно? — спросила Мирна, посмотрев на сосущего младенца.

— Нет. Конечно, нет…

— Это не может быть неприятно, — моментально кинулась на защиту подруги Брайони.

Она всегда радовалась, когда Мирна кормила двойняшек у нее в кухне. И если Джеку это не нравится, то он может убираться!

— Простите… Мне надо было спросить… — От неловкости Мирна отвернулась. — Я не сомневалась, что вы привыкли к этому, когда ваша жена кормила Мадди…

Джорджия никогда не кормила Мадди, с горечью подумал Джек. И даже не собиралась! Кормление грудью могло бы испортить фигуру. К тому же она вообще не любила детей. С бутылочками и искусственным питанием, с кормлением в два часа ночи возился Джек.

— Послушайте, это и правда вовсе мне не мешает… Просто я должен идти. Когда вы начнете работать над спальней?

— А какой вы сделали выбор? — Брайони озадаченно наблюдала за ним. — Хотите покрасить комнату сами? Вы доверите мне сшить драпировки?

— Я покрашу сам. — Ему удалось выдавить улыбку. — И я высоко оценю вашу любезность, если вы все сошьете. Для Мадди в этом будет что-то особенное. Но…

— Но?

— Но я бы хотел, чтобы вы заказали шелковую чесучу, — твердо объявил Джек. — Мадди хочет спальню как у вас. И, по-моему, атлас тут не совсем годится.

— По-моему, тоже, — согласилась Брайони. — Однако чесуча чертовски дорогая.

— Но не дороже счастья Мадди.

Брайони улыбнулась. Ей вдруг стало тепло от его слов.

Ее ослепительная улыбка совершенно выбила Джека из седла. Эта женщина забросила крючок на такую глубину, что он почувствовал — ему опять необходим холодный душ. Прямо сейчас, сию же минуту. Интересно, сколько раз в день мужчина может становиться под холодный душ?

— А как насчет картин и корабельного сундука? — спросила Брайони. Мирна молчала, убаюкивая сына, и, довольная, следила за разговором, не вмешиваясь в него. — Знаете, — неуверенно продолжала Брайони, — было бы идеально, если бы Мадди могла поехать со мной в Мельбурн и выбрать все сама.

Джек знал, что Мадди придет в восторг от такой поездки. И если кто-то умеет заставить его маленькую дочь улыбаться, так только эта женщина. Но Джек все равно сомневался.

— Только если я тоже поеду, — проворчал он и заморгал.

Боже милостивый! Что это он ляпнул? Ведь он ненавидит большой город!

— Вы хотите поехать с нами в Мельбурн? — Улыбка пропала. — Но… дорога займет два дня.

— Я знаю. Мы можем остановиться в «Виндзоре». Я заплачу за всех.

Мирна перестала смотреть на ребенка и вытаращила глаза на Джека. В «Виндзоре»?.. О-го-го!..

— Когда вы хотите ехать? — осторожно спросила она.

Брайони выглядела слишком ошеломленной, чтобы говорить.

— В любое время, когда сможет Брайони. — Джек повернулся к ней. — Брайони?

— Брайони? — повторила Мирна. Никакого ответа. Мирна тихонько толкнула под столом подругу. — Брайони, дорогая, человек задал тебе вопрос.

Брайони с шумом втянула воздух. Хорошая ли это идея? Вряд ли. Но и выбора, похоже, нет. Она предложила взять Мадди в Мельбурн. Едва ли будет правильно сказать Джеку, что его компания для них нежелательна. Тем более если он везет ее в «Виндзор».

Брайони прибегла к профессиональной уловке и схватила рабочий календарь с назначенными встречами и делами.

— В следующий… следующий понедельник и вторник? — Она взглянула на Мирну. — Тебе подойдут эти два дня? Ты сможешь отвечать по телефону и откладывать встречи с клиентами до моего возвращения?

— Конечно. — Невероятно озадаченная, Мирна переводила взгляд с Джека на Брайони и обратно. — Я справлюсь, — бормотала она.

— Ладно, пусть так и будет! — Брайони схватила ручку и, пока никто из них не передумал, большими черными буквами быстро написала: «Джек и Мадди. Мельбурн». — А ничего, что Мадди пропустит школу? — вдруг нахмурилась она. — Вчера ведь уже пропустила день.

— Ну, если она в первом классе пропустит три дня, то не сможет поступить в колледж, — мрачно пошутил Джек. — Но какого черта? Пусть в жизни будут приключения!

И, правда, какого черта! Пусть в жизни будут приключения!

— Должно быть, я сошла с ума!

Как только за Джеком и Джессикой закрылась дверь, Брайони уронила голову на стол, крепко стукнувшись лбом.

— Ты вымажешь волосы в кленовом сиропе, — предупредила подругу Мирна.

— Знаешь, мне нужно перемесить мозги, чтобы привести их в порядок. Ох, Мирна, ради Бога, что я наделала?

— Назначила день поездки с Джеком и Мадди в Мельбурн — вот что ты сделала. — Мирна положила спящего сына в коляску и начала собирать посуду. — На мой взгляд, это не совсем мудрое…

— «Я справлюсь»… — Брайони передразнила подругу. — Если ты думала, что это не мудро, почему не сказала, что мне нельзя ехать? Что ты не можешь отвечать на телефонные звонки?

— Но я же могу.

— А солгать нельзя?

— Ты уже взрослая девочка. Сама можешь защитить себя. И, кроме того, ты ведь хочешь поехать.

— Нет, не хочу!

— Бред собачий. — Мирна поставила тарелки в раковину и повернулась к подруге. — Теперь так. Я испекла тебе оладьи, а посуду уж помоешь сама. — Она вздохнула и ласково заговорила: — Брайони, зачем ты показывала этому мужчине свою постель, целовала его и оделась так, будто сбежала из гарема? После всего этого не говори мне, что он тебя не интересует!

— Джек Морган меня не интересует!

Мирна пристально смотрела ей в глаза.

— Ты уверена? Ты покрасила ногти пурпурным лаком ради меня? Или сделала это ради него?

— Не знаю, — прохныкала Брайони. Потом схватила Гарри, прижала к себе. — Гарри, я просто не знаю…

— Ты должна знать. Джек привлекательный мужчина.

— Он шовинист. — Брайони с усилием прогнала мысль о Джеке как привлекательном мужчине и сосредоточилась на его несовершенствах. — Ему не понравилось, что ты кормишь Люка грудью.

— Ему понравилось. — Мирна умиротворенно, по-матерински улыбнулась. Улыбка Моны Лизы. — Это был шок, вот и все. Наверно, его жена не кормила Мадди грудью и он не видел такого раньше. Он был потрясен.

— Извращение…

— Нет. — Мирна покачала головой. — Большинству мужчин это нравится. Они чувствуют себя защитниками, отцами-покровителями. А Джек выглядел так… словно хотел, чтобы его жена кормила его ребенка.

— Ему повезло, у него есть Дайана.

— Он целовал тебя. Он едет с тобой в Мельбурн.

— Я обручена с Роджером.

— Ну, знаешь, на твоем месте я бы что-нибудь сделала, — сочувственно произнесла Мирна. — И побыстрее. То, что ты обручена с Роджером, может стать в некотором роде препятствием.

— Мирна!..

— Лишь предположение. — Мирна вскинула брови и толкнула коляску к двери. — Дело в том, что я тебя люблю и желаю тебе только хорошего. Ты моя самая лучшая подруга. Сейчас я ухожу. У тебя будет время подумать. Пока меня нет, вы с Гарри продолжите спор.

— О чем? — удивленно посмотрела на нее Брайони.

— О том, хочешь ли ты провести остаток жизни, будучи замужем за хорошо сшитым костюмом, за плоской, как камбала, личностью. Или предпочтешь воспользоваться другим шансом, подаренным тебе.

Глава шестая

Понедельник наступил слишком быстро. Брайони была еще не готова ответить на поставленный вопрос.

Она все еще обручена с Роджером. Во второй половине дня воскресенья он звонил.

Позже Брайони не могла вспомнить, о чем они говорили. Вроде о том, что мать Роджера купила им в качестве свадебного подарка фарфоровый сервиз. Бог мой, подумала Брайони. Да, еще партнер Роджера по адвокатской фирме настаивал на уточнении даты свадьбы. Оказывается, заморским клиентам фирмы, которых она не знала, надо знать день свадьбы за полгода или даже раньше. И самое важное, Роджер повысил свои показатели в гольфе на десять пунктов.

Остаток дня Брайони провела, решая, что надеть и что взять с собой в Мельбурн. Когда в понедельник Джек с дочкой заехал за ней, лицо Мадди вытянулось от разочарования.

— Я думала, вы не носите черные вещи!

Мадди подбежала к ней раньше Джека. Брайони подхватила девочку на руки и обняла.

— Черное и белое. Белая блузка. Черные брюки. Городская деловая одежда. Ведь мы едем в Мельбурн по делам.

— Значит, мы не сможем повеселиться?

— В чемодане у меня есть красная юбка, — с улыбкой призналась Брайони.

Джек показался ей тоже разочарованным. Им не нужен профессиональный дизайнер по интерьеру, подумала Брайони. Им нужен партнер по бегству от повседневной жизни. И тут уж ничего не исправить, твердо сказала она себе. Джек Морган вызывает в ней такое чувство, что надень она гаремные шаровары, и ее помолвка с Роджером к концу дня не будет стоить и долларовой сосиски.

Но помолвка — самое важное в ее жизни, убеждала себя Брайони. Роджер — ее будущее. Он надежный друг. Джек Морган не может дать будущее ни одной женщине. Разве что Дайане.

— А Гарри поедет? — спросила Мадди и еще более расстроилась, когда Брайони сказала, что пес останется у Мирны.

— Джек говорит, что Джесси тоже должна остаться дома. А вы действительно положили в чемодан красную юбку?

— Действительно.

Она, наконец, спустила Мадди на землю и, прежде чем поздороваться с Джеком, поправила блузку. Они обменялись вежливыми приветствиями и банальными замечаниями о погоде.

Какая машина! «Пежо»! Широкая, сверкающая, быстрая, дорогая. Роскошные кожаные сиденья. Мадди села на откидное кресло сзади, и Брайони, свободно вытянув ноги, поудобнее устроилась на мягкой коже. Она вдруг почувствовала себя кошкой. Лоснящейся, ухоженной кошкой.

— Вам нравится моя машина?

— Очень красивая, — сдержанно отозвалась Брайони.

— Лучше грузовика?

Он засмеялся.

— Да.

Она взглянула на него.

Джек сменил потертые джинсы и рабочую рубашку на прекрасно сшитые свободные брюки и мягкую полотняную рубашку с открытой шеей. Черные вьющиеся волосы сияли в лучах солнца, заливавших машину с открытым верхом. Темные глаза с нескрываемым удовольствием смотрели на Брайони.

— Значит, все в порядке, — улыбнулся он и взглянул на дочь. Улыбка тут же пропала. Девочка застенчиво сжалась на своем откидном кресле. — В нашей компании только Мадди не одета для города. Не могу убедить ее надеть что-нибудь другое, кроме комбинезона.

— Комбинезон купила мне бабушка!

В детском голосе прозвучали нотки отчаяния. Казалось, девочка в любую минуту готова расплакаться.

— Мадди, а что, если ты износишь бабушкин комбинезон, надевая его каждый день? — задумчиво протянула Брайони. — Может, мы сделаем так? Первая наша остановка будет в магазине в Карлтоне. Я знакома с его хозяйкой. У Джоди самые красивые платья…

— Мне нравится мой комбинезон!

Брайони вздохнула. Она-то знала, как справиться с упрямством девочки. Но это значило отказаться от делового костюма, отказаться от своей брони.

— А я скажу тебе вот что, — осторожно продолжала она. — Ведь тебе не нравится мой костюм, правда?

— Не нравится, — без колебаний подтвердила Мадди. — В этом костюме вы — вылитая Дайана.

Боже упаси! Может быть, мысль о Карлтоне вовсе не так уж плоха?

— Джоди, моя подруга в Карлтоне, продает одежду для людей всех возрастов. По-моему, просто сказочную. — Брайони засмеялась. — Давай сделаем так. Вытрясем карманы Джека и купим два великолепных, подходящих для веселья в городе платья. Одно для меня и одно для тебя.

— Но мой комбинезон…

— Если у Джоди найдется платье, которое тебе понравится, мы завернем комбинезон в красную бумагу, обвяжем красной лентой и привезем домой. Чтобы его нечаянно не испортить! А?..

Мадди сосредоточенно думала.

— А Джоди продает черное и белое?

— По-моему, она даже не слышала о черной и белой одежде. Ее любимый цвет — танжериновый.

— Что значит танжериновый?

— Необыкновенно оранжевый. Подожди — и увидишь. Если захочешь.

— Я захочу!

Брайони улыбнулась, повернула голову и обнаружила, что Джек наблюдает за ней. На лице такое выражение, какое она уже видела несколько раз. Такое, будто она вышла из «летающей тарелки».


Затем последовал очень деловой и очень счастливый день.

Первое событие — поход к Джоди.

Джоди, подруга Брайони с детских лет, радостно встретила всю компанию. Мадди — дружелюбно и с уважением, как взрослую, а Джека — с нескрываемым любопытством.

Джек принялся бродить по магазину, снимая с вешалок одно потрясающее платье за другим. И не только детское.

Стесняясь и смущаясь, в любую минуту готовая снова влезть в свой комбинезон, Мадди вышла из примерочной в ярко-красных брюках и в красной с белым блузке. Увидев отца, она вытаращила глаза. Он держал в руках маленькое платье. Черное с серебром. С декольте почти до талии и с подолом, заканчивающимся тоже почти у талии.

— Брайони, это для вас, — мрачно пробубнил он.

Мадди с шумом втянула воздух, а Брайони закашлялась.

— Вы, должно быть, шутите! Джоди, кому ты продаешь такие платья? Ни одна уважающая себя женщина ни за что на свете не наденет его.

— Тебя это удивит, — улыбнулась в ответ Джоди, — но я продаю их кипами. Главным образом женщинам за сорок, которые часто посещают торжественные обеды. Их мужьям нравится такой фасон.

— Мне тоже, — объявил Джек.

— Счастье, что вы не мой муж, — стрельнула в него взглядом Брайони.

— Роджеру бы тоже понравилось, — вмешалась Джоди.

— Роджер бы тут же отправил меня домой переодеться!

Конечно бы, отправил. Роджер, наверняка, одобрил бы скромный черно-белый деловой костюм, который сейчас на ней. От платья, которое Джек держал в руках, Роджер пришел бы в ужас.

— На тебе оно будет сидеть потрясающе, — вдохновенно продолжала Джоди, — для такого платья нужна женщина с твоей фигурой.

И тут раздался детский голосок:

— Вы можете надеть его сегодня вечером, когда Роджер не увидит. Для нас…

Просьба Мадди подействовала. Девочка просила о развлечении. Жизнь швыряла малышку из стороны в сторону, но веселья в ней было мало. Через несколько месяцев Брайони предстоит стать женой адвоката. Вряд ли они когда-нибудь увидятся.

— А что ты скажешь, Мадди, о своем наряде? — в свою очередь спросила Брайони.

— Он аккуратный, — признала та, — мне нравится.

— Он выглядит прекрасно, — поддержала ее хозяйка бутика. — И у меня в подсобке есть целая гора ярко-красных лент, — продолжала она. — Можно распустить твои косички, завязать волосы лентой на затылке, а локоны будут свободно падать — как у Брайони.

«Как у Брайони». Магические слова.

— У меня не такие волосы, как у Брайони, — печально проговорила Мадди. Очевидно, девочка заплетала свои косички сама. Одна, потоньше, висела перед ухом, а другая спадала на спину.

— Нет, твои волосы похожи на волосы Брайони, — настаивала Джоди. — Я ведь помню, какой была Брайони в семь лет. У нее были точно такие же косички, как у тебя. И выглядела она как ты. Только лицо всегда было грязное, а платье порвано. Брайони даже в воскресенье не могла дойти от дома до церкви, не порвав платья. И волосы у нее ярко-рыжие, а ты рыжеватая блондинка, но в остальном вы — два сапога пара.

— Правда?

Такое сравнение ошарашило девочку.

— Джоди, а у вас есть такое же сверкающее вечернее платье для Мадди? — спросил Джек, все еще держа платье размером с носовой платок. Он словно не хотел с ним расставаться. — Что-нибудь такое, что сделало бы вечер по-настоящему праздничным.

— Конечно, есть. — Джоди протянула девочке руку. — Пойдем, посмотрим. Ведь ты хотела бы купить вечернее платье?

— Только если Брайони купит это!

— Мадди, я не могу позволить себе такую покупку.

— Не беспокойтесь. — Глаза у Джека сверкали явным злорадством. — Его покупаю я. Мой свадебный подарок Роджеру.

— Вы шутите. И потом… оно недостаточно респектабельное.

— Брайони Лестер, последний раз ты была респектабельной задолго до моего рождения, — мрачно заметила Джоди. — С тех пор что-то изменилось?


Не изменилось.

Вечером Брайони стояла перед зеркалом в номере отеля и с неодобрением разглядывала себя. Платье абсолютно ничего не оставляло для воображения. Оно прикрывало ее — и только. Она надела черные колготки и туфли на высоком каблуке. Крохотное, черное с серебром платье не нарушало приличия. Но двоюродная бабушка Брайони, Берта, судя по всему, перевернулась в могиле.

Брайони посмотрела на девочку, стоявшую рядом.

— Мадди, я знаю только одно. Это платье втянет меня в неприятности.

— Нет, не втянет. — Девочка успокаивающе улыбнулась. — Мы всего лишь пойдем пить чай с Джеком. Он присмотрит за нами.

Гм!.. Брайони взглянула на Мадди, не зная, что и сказать. Чем больше девочка доверяла отцу, тем больше настораживалась Брайони. У него опасные глаза. И вообще этот мужчина опасен.

Брайони и Мадди разместились в одной комнате. Дверь вела в смежную комнату Джека. И они слышали, как он насвистывает, одеваясь.

— Как по-вашему, Джеку и правда нравится мое платье? — застенчиво спросила Мадди.

Брайони присела, обхватила Мадди за талию и обняла.

— Джек любит тебя, Мадди, и, конечно, твое платье ему очень понравилось.

Юбку платья цвета радуги украшали оборки, оборки и оборки. Сверху донизу. Каждая маленькая девочка мечтает иметь такое платье. Джоди добавила к нему белые с золотом ленты для волос, и крохотная Мадди выглядела словно украшение с рождественской елки.

Свист в соседней комнате прекратился. Раздался стук в дверь. Брайони бросила в зеркало последний панический взгляд и выпрямилась. Осторожно! Она распустила волосы по плечам, в напрасной попытке отвлечь внимание от ложбинки между грудями. Ничего не вышло. А Мадди тянула ее за руку.

— Джек ждет нас. Пора идти!

Брайони же сейчас хотелось одного — нырнуть под простыню и остаться в номере.

Дверь открылась. Глаза Джека застыли на Брайони. И все вокруг исчезло.


Большой обеденный зал в «Виндзоре» выглядел волшебно. При появлении Джека в смокинге обедающие повернулись в его сторону.

Казалось, весь зал уставился на прибывшую троицу. На Джека. На Мадди. На женщину в крохотном серебристо-черном платье с огненно-рыжими локонами.

— Так и есть, — объявил Джек, когда они сели, и он наполнил три бокала шампанским. — Мадди, я знаю, что закон запрещает шестилетнему ребенку пить алкоголь. Сейчас ты перейдешь на лимонад. А шампанское для первого тоста. Сегодня я потратил больше денег и получил больше удовольствия, чем за все прошедшие годы.

Каждый из них мог бы сказать то же. Брайони тратила деньги Джека так, словно купюры завтра выходили из обращения. Она и Мадди выбрали для детской спальни самую дорогую и удобную мебель. А Джек стоял сзади и наблюдал за обеими с благосклонностью доброго волшебника. Мадди сияла от счастья, а это стоило больше того, что он заплатил.

— За твою спальню! — поднял Джек бокал. — Нам осталось найти только корабельный сундук, и мы закончим.

— Джек…

Голос у Мадди дрогнул.

Джек улыбнулся дочери. И от этой улыбки у Брайони екнуло сердце. Так мог улыбаться только мужчина, который до боли в сердце любит свою дочь.

— У моей бабушки был большой такой комод с ящиками…

— Ты хочешь его вместо корабельного сундука?

Голос у Джека стал невероятно нежным. Брайони боялась вздохнуть.

— Бабушка умерла, а маме я не нужна. — Девочка побледнела. — А тебе?.. Тебе я по-прежнему буду нужна?

«Тебе я по-прежнему буду нужна?» Крик из сердца. Брайони потерла виски. Только бы не расплакаться. Джек закрыл глаза, но она успела заметить в них боль. Когда он снова открыл их, взгляд выражал одну лишь уверенность.

— Ты мне всегда будешь нужна, — твердо произнес он, потянулся через стол и обхватил лицо дочери большими ловкими руками. — Ты мне всегда была и будешь нужна. Ты моя дочь. Теперь и на все оставшиеся мне дни.

Мадди кивнула и сглотнула.

— И… и я могу называть тебя папой? Как… как Фиона называет своего папу?

— Конечно, можешь, солнышко. Ничего большего мне и не надо. Но у нас проблема. Мисс Лестер, могу я предложить вам носовой платок?

— Да, — подавленно согласилась Брайони. — Вы втягиваете меня в сцену вроде этой, а у меня нет даже бумажного платка. В этом абсурдном платье негде спрятать что-либо. Быстрей! — Она закрыла лицо рукой и в отчаянии помахала растопыренными пальцами.

Джек еще шире улыбнулся и вложил ей в пальцы большой клетчатый платок. Брайони вытерла слезы, высморкалась и попыталась вернуть ему платок.

— Нет, нет, оставьте его себе!

— И куда я должна, его положить?

Голос натянутый, как струна, которая вот-вот лопнет.

Он взял платок и засмеялся. Потом поднял бокал и подождал, пока дочь и Брайони возьмут свои.

— За великолепный день, — мягко проговорил он, — за двух прекрасных леди и за то, что я теперь, папа Мадди.

И все трое выпили.


После обеда начались танцы. И когда первая пара вышла на площадку, глаза девочки засверкали.

— Я умею танцевать, — с жаром заявила она. — Умею! И это платье как раз для танцев.

— Пойдем. — Джек моментально встал и протянул обе руки дочери. — Если вы простите нас, мисс Лестер…

Минуту спустя, отец с дочерью кружились на паркете, а Брайони с веселым изумлением наблюдала за ними. Джек танцевал прекрасно. Девочка, несомненно, врожденная танцовщица. Ну, конечно! Следовало бы помнить. Жена Джека, мать Мадди, была известной балериной. Джорджия никогда бы не вышла замуж за человека, который не умеет танцевать. Руки Джека держали девочку, легко вели ее, а она, интуитивно чувствуя музыку, грациозно вальсировала.

Брайони сидела, крутя за ножку бокал с шампанским, тщетно пытаясь избавиться от комка, сжимавшего горло. Стоило ей посмотреть на эту пару, на отца и дочь, как она начинала плакать… Что с ней произошло? Раньше она такого за собой не замечала. Никогда! Надо завтра же удирать в Сидней, чтобы больше никогда не видеть этого мужчину и его дочь! Иначе у нее разобьется сердце!

Музыка смолкла, Джек и Мадди вернулись к столику. Брайони встретила их с вымученной улыбкой.

— Теперь ваша очередь, — бросилась к ней девочка. — У вас тоже платье для танцев!..

— Я в этом не уверена, — пробормотала Брайони. — Как бы мне во время танца не выпасть из платья!

Мадди плюхнулась на стул и посмотрела на отца.

— Заставь ее, папа!

Оркестр начал играть. Танго? Ради Бога!.. Джек не отводил от нее глаз.

— Ваше платье слишком красивое, чтобы весь вечер прятать его половину под столом, — заметил он.

— Прятать его половину?.. — в отчаянии повторила Брайони. — Этой половины просто не существует!

— Мисс Лестер, разрешите, я покажу вам, как двигаться.

— Благодарю, — с достоинством ответила Брайони. — Я умею танцевать танго.

— Вас научил Роджер?

— Да, Роджер прекрасно танцует.

Брайони вздернула подбородок.

Это было правдой. Роджер танцевал правильно, технично, но как-то скучно.

— Браво, Роджер! — Держа за талию, Джек поднял Брайони со стула и уверенно повел на танцевальную площадку. — Теперь посмотрим, можно ли меня сравнить с Роджером.


Сравнения не получилось. Просто нечего было и сравнивать. Брайони пробыла в объятиях Джека не больше двадцати секунд, и Роджер уже отошел куда-то на задворки.

Неужели Джек Морган — всего-навсего фермер?! Он танцевал так, будто родился на танцевальном паркете. Движения интуитивные, возникающие сами собой. Техничному и правильному Роджеру не добиться подобного искусства, даже если он всю жизнь будет брать уроки танца. Джек держал партнершу уверенно, но в то же время легко, естественно, будто она была продолжением его самого. Музыка словно растворялась в его теле, и уже в четких, красивых движениях танца выплескивалась наружу.

Он смотрел ей прямо в глаза, взгляд ласковый, ободряющий. Никакой сосредоточенности на сложных па. Сосредоточенность только на девушке, которую он держал за талию. Это было уже мастерство, ведь танго — требовательный танец.

Они остались на танцевальном паркете одни. Танго требует выносливости и сосредоточенности. Остальные пары уже вернулись к столикам. Брайони и Джек продолжали танцевать. Ее стройная фигурка, ведомая уверенными руками, грациозно выполняла все движения. Джек был великолепен, невольно привлекая всеобщее внимание. Люди перестали есть, перестали болтать и просто смотрели.

Брайони забыла обо всем, наслаждаясь танцем и Джеком. И в какой-то момент ее словно током ударило. То, что она чувствовала раньше, было нечто, похожее на бутон, спящий в ожидании, когда он раскроется и расправит свои лепестки. И вот теперь цветок распустился и, похоже, навсегда лишил ее покоя.

Брайони влюбилась в Джека Моргана. Любовь заполнила ее с головы до пяток.

Глава седьмая

Все на свете имеет свое время. И вот музыка смолкла с последним звучным аккордом. Раздались аплодисменты.

— Вы правы, — выдохнул Джек. — Вы умеете танцевать танго.

Она засмеялась и повернулась, по-прежнему заключенная в объятия Джека, посмотреть на Мадди. Девочка хлопала в ладоши. Джек крепко, как собственник, взял Брайони за руку и уверенно повел к столу.

— Это было лучшее танго, какое я видела, — с жаром заявила Мадди, с благоговением разглядывая их. — Даже лучше, чем на танцевальных видео, которые бабушка мне показывала. Вы были такие красивые. — Она вздохнула. — А когда официантка принесла мне второй лимонад, знаете, что она сказала? Она сказала, что я счастливая девочка, потому что у меня такие мама и папа, потому что приятно видеть людей, которые так сильно любят друг друга. — Мадди замолчала, чтобы набрать воздуха. Брайони вообще перестала дышать. Но Мадди еще не кончила. — Мне приятно, что она думает, будто у меня есть мама и папа, которые любят друг друга, — призналась девочка. — Чувствуешь себя особенной. — Она посмотрела на Джека, потом на Брайони, потом снова на отца. — Официантка права? Вы любите друг друга?

Брайони покраснела от кончиков пальцев ног до корней огненных волос. Джек поднял Мадди высоко в воздух и улыбнулся ей, стараясь снять неловкость.

— Танго — танец влюбленных, — объяснил он дочери. — Когда танцуешь танго, ты должен забыть обо всем и только испытывать любовь к леди, с которой танцуешь.

— Значит… значит, ты притворялся? Ты не любишь Брайони?

— Я бы так не сказал. — Джек натянуто улыбнулся и быстро поменял тему: — Мадди, ты, должно быть, устала. По-моему, тебе пора в постель. Правильно, мисс Лестер?

Мисс Лестер…

Жар потух. Брайони вздрогнула.

— Да. — Она одернула свое платье, пытаясь сохранить хладнокровие. — Пойдемте.


Мадди уснула, едва доплетясь до постели.

Брайони начала было рассказывать девочке историю гадкого пса Гарри, но, увидя, что та заснула, замолчала и неуверенно подняла голову. Джек наблюдал за ней.

— Сейчас только девять часов, — сказал он. Глаза задумчивые, чуть ли не настороженные. — Не посмотреть ли нам в моей комнате фильм?

Это опасно. Брайони с сомнением поглядела на свой наряд. Ей была видна только ложбинка между грудями. Она не так одета, чтобы провести вечер наедине с Джеком Морганом. Идти в постель не хотелось, но перейти в соседнюю комнату — сущее безумие.

— Не в этом платье, — наконец решительно объявила она.

— Почему не в этом платье?

— Потому что я обручена с Роджером.

Он улыбнулся, но ее неуверенность отразилась и в его глазах. Он тоже сомневался?

— Так вы снова наденете деловой костюм?

— Нет. — Ей удалось состроить улыбку. — У меня в сумке есть костюм для утренней пробежки. Иногда я встаю на рассвете и бегаю.

— Неужели?

— Однажды я так и сделала, — призналась она. — Давно, в 1995 году. Четырнадцатого июня. В пять тридцать семь утра, если быть точной. Я бегала до пяти пятидесяти восьми.

— Но привычка не сформировалась.

Улыбка тронула его губы.

— А могла бы!.. Но на следующее утро я назначила встречу с подушкой. Поэтому мне так и не удалось выяснить, обзавелась я привычкой или нет. Но разве знаешь, когда тебе снова захочется бегать? — пояснила Брайони. — Я люблю быть ко всему готовой. И видите, я оказалась права. Костюм для пробежки — самая подходящая вещь, чтобы смотреть кино в гостинице.

Джек будто бы погрузился в размышления.

— А вам не кажется, что это лишняя формальность для людей, живущих в семейном номере? По-моему, мы могли бы смотреть кино и в пижамах.

— В пижамах?..

Только в твоих мечтах, парень!

— Хорошо. — Мелькнула непокорная улыбка. Он поднял вверх руки, признавая свое поражение. — Пойду, просмотрю киноканал и что-нибудь выберу. А вы наденьте свой целомудренный костюм или…

— Джек…

— Знаю. — Продолжая держать руки поднятыми вверх, он вздохнул. — Полностью вы доверяете только себе. Думаете о своем Роджере, и у вас при этом слабеют колени.

Он снова улыбнулся. И от этой улыбки Брайони и правда почувствовала слабость в коленках.


На столе в ведерке со льдом стояло шампанское.

Она увидела его еще на пороге. И чуть не попятилась в свою спальню. За вечер она уже выпила бокал шампанского и бокал вина. Вполне достаточно! У нее уже кружилась голова.

— Очень мило! — Джек одобрительно окинул взглядом ее стройную фигуру. Он снял смокинг и галстук и расстегнул воротник рубашки. Брайони же полностью переоделась. Теперь от шеи до пальцев на ногах ее закрывал спортивный темно-красный костюм. — Очень скромно. Жаль только, цвет не тот!

— Чем вам не нравится цвет?

— Красный. С вашими волосами…

— Красный мой любимый цвет.

— Я об этом догадался. — Он покачал головой. — Хотя не знаю, мисс Лестер. Директриса в моей старой школе не позволяла девочкам приходить в красном на школьные танцы. Она говорила, что красное разжигает страсть.

Страсть?..

Брайони глубоко вздохнула.

Отнесись к этому легко.

Она опустилась на кушетку рядом с ним.

— Я сняла лакированные туфли, если это может утешить.

— Лакированные туфли?..

— Еще одна вещь, которую нам не разрешали надевать на школьные танцы. Они блестят и отражают трусики. — Брайони потянулась за шоколадом. Он словно по мановению волшебной палочки появился на столе вместе с шампанским. — Вы не можете рассказать о вас, мужчинах, ничего нового. — Она вздохнула от унылых воспоминаний. — Мы доверчиво смотрели на мир, невинные, двенадцатилетние, а мисс Моррисон открывала нам глаза на ужасающие факты. Мы думали, что мальчикам всего лишь нравится смотреть на наши блестящие туфли. А вы все время пытались увидеть нечто другое.

Джек расхохотался и налил им обоим шампанское.

— Нечто другое… Ну-ну… — Но он не стал вредничать, продолжая эту тему. — Мисс Лестер, вы можете выбрать фильм.

— Да?

Вторая шоколадка последовала за первой. Нервы. Когда нервничаешь — ешь!

— У нас есть «Бесстрашные вампиры-убийцы», «Офицер и джентльмен» и «Спятившая Банни».

— Никакой конкуренции, — уверенно объявила Брайони. — «Офицер и джентльмен».

— Я думал, вы выберете «Бесстрашных вампиров»…

Он удивленно вскинул брови.

— В «Бесстрашных вампирах-убийцах» герой — Ричард Гир?

— Нет, но…

— Что «но»? — настороженно спросила она. — Вы хотите сказать, что вампиры могут соперничать с моим Ричардом?

— С вашим Ричардом?..

— Я влюбилась в Ричарда Гира в «Красотке», — объяснила она. — Помните тот момент, когда Джулия Робертс выглядывает в ванне из-под пены? Как представлю, что вместо нее выныриваю я, сразу начинаю млеть. Так что, если мы будем вместе смотреть фильм, молчите, подвиньте мне ближе шоколад и смотрите, как я млею.


Джек так и сделал. К тому моменту, когда фильм кончился, Брайони уже сомлела настолько, что, как ей казалось, она уже никогда не сможет стоять прямо. Правда, все ли дело в Ричарде Гире, она не знала.

Конечно, Ричард невероятно красив. Когда он в роли молодого лейтенанта убаюкивает на руках свою леди и уносит в туман — устоять невозможно. Но, кроме Ричарда, было еще шампанское и удивительный шоколад.

И Джек.

Брайони заставила себя встать с кушетки и покачнулась. Определенно покачнулась. Джек поднялся и обхватил ее плечи сильными руками.

— Сколько вы выпили шампанского?

— Три бокала, — с достоинством ответила она. — Я не пьяна. И не собираюсь садиться за руль.

Ей всего лишь надо дойти до двери в другом конце комнаты. Но как раз этого Брайони и не хотелось. Ей хотелось остаться. И чтобы Джек держал ее за плечи. Что делает леди, когда не хочет уходить? Покачнется еще сильнее.

Она откинулась назад и позволила Джеку подхватить ее.

— Брайони…

— Я не пьяна, — повторила она.

— Может быть, вам лучше пойти в постель?..

Голос звучал натянуто. Постель. И вправду замечательная идея. Прямо позади нее постель. Широкая!

Джек снял им семейный номер. Одна большая кровать для мамы и папы в первой комнате и две кровати для детей во второй.

Брайони должна вернуться в детскую комнату, лечь в свою постель и мечтать о Роджере. А Джек будет спать в своей большой кровати один, и мечтать о Дайане… Святые небеса!..

— Джек…

— Отнести вас?

О Боже! Он и вправду думает, что она пьяна. У девушки должно быть чувство собственного достоинства. Она отодвинулась от него и выпрямилась. Ни капельки не качаясь.

— Нет.

Брайони вздернула подбородок и посмотрела на него. Он тоже смотрел на нее. Ошибка. Огромная ошибка! По десятибалльной системе эту ошибку можно оценить в сто двенадцать баллов! Потому что все вдруг стало невыносимым. Невыносимо, что он стоит рядом с расстегнутой верхней пуговицей на рубашке и видны волосы на груди. Невыносимы закатанные рукава, открывавшие побронзовевшие на солнце руки.

Позже Брайони так и не вспомнила, кто сделал первое движение. И вот она уже в его объятиях.

Во Вселенной остались только мужчина и женщина, и их взаимная жажда. Их потребность друг в друге.

Руки Джека яростно сжимали ее. Брайони подняла голову в отчаянных поисках его рта. И в этот момент его губы нашли ее. Брайони забыла обо всем на свете. Лишь одно желание поглотило ее — познать этого мужчину, словно никого до этого она в своей жизни и не знала. Джек Морган завладел ее душой. Он улыбался, и его улыбка проникала прямо в ее сердце. Он смеялся, и его смех был для нее самой желанной лаской. Он с любовью и гордостью держал на руках свою дочь, и у Брайони от нежности замирало сердце.

А сейчас… Сейчас он наполнил ее тело буйным желанием, какого она никогда раньше не знала. Словно бросил ее в пламя. Руки Брайони обвились вокруг него, притягивая все ближе и ближе. Она чувствовала сквозь тонкую ткань рубашки жар его тела.

— Джек… Джек…

Все тело растворилось в тумане любви и желания. Она хотела стать частью его. И он хотел ее.

Его руки блуждали под свитером костюма для пробежки, ощупывая тонкие кружева лифчика.

Каким-то образом свитер взлетел вверх, лифчик исчез где-то на полу. А они оба, упав на волшебную роскошь постели, словно утонули в ней.

Губы Джека скользили по всему ее телу. Он целовал груди, ласкал языком атласную кожу до тех пор, пока Брайони не услышала собственные стоны. Его руки обхватили ее бедра и подтянули к себе в яростном, собственническом акте любви. Брайони почувствовала, как возбуждена его плоть.

Брайони проскользнула ладонями вниз, к ремню на его брюках и расстегнула пряжку. Она провела рукой вниз — почему бы нет? — еще дальше, ведь она хотела его так сильно, что думала, умрет от желания…

— Джек…

Застежка на брюках побежала вниз. И именно это движение остановило Джека. Звук расстегивающейся молнии прозвучал, словно щелчок курка пистолета. Он откинулся назад и навис над Брайони. В глазах — шок, желание и — удивление. Все три эмоции в мгновение сменили друг друга. Ему удалось заговорить, и голос прерывался от желания и отчаяния.

— Брайони… я не… не могу…

Она знала. Она знала! С коротким победным стоном Брайони скатилась с кровати. Мужчины! Они совершенно не способны предвидеть!

— Жди, — приказала она таким же бодрым тоном, словно давала команду Гарри.

Непонятно как, но ей удалось тихо перейти в комнату, в которой спала Мадди. Им повезло, что девочка так устала. Ее и бомбой не разбудишь.

Куда она это засунула? Куда?.. Брайони пошарила в косметичке… Один есть! Она вернулась в большую спальню. Он ждал. Она разорвала фольгу на маленьком пакетике и вручила его любимому…

— Я же говорила, что люблю быть ко всему готовой.

Она произнесла слова так беззаботно, но уже мгновение спустя пожалела об этом, выражение глаз Джека изменилось. Минуту назад там читались шок, любовь и желание. А сейчас?.. Сейчас остался только шок…

Он сидел и смотрел на нее.

— Вы принесли презерватив…

Милостивые небеса, она узнала этот тон. Он обвинял!

— Я…

Внезапно Брайони почувствовала неуверенность. Должно быть, она ошиблась. Он не мог обвинять! Это безумие! Надо вернуться к тому моменту, когда она уходила…

Брайони подошла и поцеловала Джека в губы, долго и томительно. Нет, она не ошиблась. Все стало по-другому.

Джек не ответил на ласку. Руки не обняли ее. Рот оставался закрытым. Казалось, он не понимал, что она делает. Он вдруг будто окаменел.

Брайони встала. Достоинство! Нужно вернуть свое достоинство. И быстро! Она вздернула подбородок, схватила спортивный костюм и прикрыла им грудь. Она не готова носить ярлык распутной женщины.

— Вы все запланировали!

Теперь голос был ровный, жесткий.

— Я не планировала…

— У вас всегда с собой презервативы? Или… только в случае, если вы прыгаете в постель к очередному встреченному мужчине? Или вы планировали это специально для меня?

В голосе звучал уже гнев. Яростный, откровенный. Будто Джек поймал ее, когда Брайони ставила ловушку… Ловушку?.. Если он думает, что она все подстроила, пыталась соблазнить его… Милостивые небеса, тогда у нее только один выход — немедленно уйти.

Она подняла пальцы левой руки, и на свету заискрилось бриллиантовое кольцо, которое надел ей Роджер.

— Я обручена и собираюсь выйти замуж. И я не готова иметь детей. — Голос сильно дрожал. Голос, за которым прятались слезы, но Джек не должен об этом знать. — Поэтому я всегда ношу с собой презервативы. Я не привезла их сюда специально.

Лицо у Джека стало холодным, как осколок льда.

— Как вы можете демонстрировать мне кольцо другого мужчины и в то же время презерватив?

Невероятно! Она и себе не могла бы ответить на этот вопрос.

— Не знаю. — Ей даже хватило смелости вложить в голос нотку злости. Как он смеет так поступать с ней? Заставлять ее испытывать унижение? — Я забываю, что обручена, когда вы рядом. Это правда. Вы, очевидно, думаете, что мы оба сошли с ума. Вы, наверное, правы. Должно быть, это шампанское. Должно быть, я все же была пьяна. Потому что нет другого пути в тот дикий мир, в котором я хотела целовать вас, Джек Морган. Никакого пути.

Что ж, последняя, фраза прозвучала достаточно эффектно. Это дало Брайони силы вернуться в свою комнату и закрыть дверь, и только потом она разрешила себе расплакаться. Чуть позже, она раз пятнадцать, если не больше, подставляла лицо под холодную воду и окончательно сдала позиции, спрятавшись под простыней и сгорая от стыда.

Смотри, куда прыгаешь! Сколько раз в нее вдалбливали эту мудрость родители, учителя и друзья? Но Брайони Лестер всегда действовала импульсивно, держала сердце открытым и весело шагала по жизни.

А теперь жизнь поставила ее на место. Она переступила границу, и знала об этом.

Милостивые небеса, куда ей теперь бежать отсюда?..

Глава восьмая

Всю следующую неделю она усердно трудилась и старалась быть благоразумной и практичной. Нельзя поддаваться унынию, а то потеряешь способность ясно думать. И еще Брайони пыталась не забывать о помолвке с Роджером.

Но последнее было выше ее сил. В глубине души она уже знала, что нужно делать. В субботу Брайони оставила Гарри кучу еды. Ей не хотелось говорить Мирне или кому-нибудь еще, куда она едет и зачем. Она просто села в самолет и полетела в Сидней, а в воскресенье вечером вернулась. Но уже без обручального кольца на пальце.

Роджер был больше раздосадован, чем огорчен, но злился он сильно.

— Брайони, ты понимаешь, что мы забронировали для нашего приема лучший ресторан в Сиднее, и я уже пригласил людей? Как ты можешь так поступать? Если это одна из твоих легкомысленных причуд… — Потом он перешел к угрозам. — Брайони, мне необходимо быть женатым. Если ты сейчас не выйдешь за меня замуж, мне придется найти кого-то еще.

Что ж, шести месяцев до приема в ресторане на это хватит с лихвой, удовлетворенно отметила Брайони.

Несмотря на досаду Роджера, они, тем не менее, вместе пообедали в субботу вечером. А в воскресенье, когда Брайони уезжала, голова ее уже была занята поисками особы, способной ее заменить.

Дело не в том, что Роджер был абсолютно предан Брайони. Просто она ему подходила, и он даже не утруждал себя раздумьями об альтернативе. Таким он был человеком. Оставалось только надеяться, что в будущем уже никакая шаровая молния не ударит в его жизнь, и не нарушит ее удобств.

Брайони поцеловала Роджера и пожелала ему счастья. В жизни не чувствовала она себя такой одинокой, как в самолете, уносившем ее назад в Гамилтон.

* * *
В среду к Брайони пришла Мирна. Вместе они весело кроили и шили занавески и драпировки. Обе получали истинное удовольствие, работая с дорогой и прекрасной тканью.

Брайони к тому же предвкушала момент, когда ей придется отвезти законченную работу.

Она решила, что поедет в следующую субботу. К тому времени все будет готово, да и Мадди вернется из школы.

— Хочешь, чтобы я позвонила и назначила время встречи? — спросила Мирна, не на шутку встревоженная состоянием подруги, она никогда не видела ее такой спокойной.

— Нет.

Мирна сморщила нос, стараясь не смотреть на след от кольца, оставшийся на пальце Брайони.

— Потому что тогда Джек приедет сюда и заберет сам, — попыталась объяснить Брайони, — а я хочу видеть Мадди. А Гарри хочет видеть Джесс, ведь он так любит Джессику.

Это уж слишком!» Мирна больше не могла молчать.

— А ты любишь Джека?..

— Мирна!..

— Знаю! — Та всплеснула руками. — Это не мое дело. Только, дорогая, я желаю тебе всей удачи, какая есть в мире.

— Да. Она мне очень понадобится, — пробормотала Брайони. — Он думает, что я легкомысленная женщина.

— Да? — Мирна усмехнулась. — Он не прав. Или прав?

Лицо Брайони стало печальным. Усмешка Мирны исчезла без следа. Она подошла к подруге и быстро обняла ее.

— Тебе предстоит научить его любить легкомысленную женщину! — уверенно произнесла она.

— А ты не думаешь, что я могу измениться? Начну носить жемчуг и читать книгу кулинарных рецептов…

Мирна покачала головой.

— Это путь к катастрофе. Или Джек Морган любит тебя такой, какая ты есть, или вовсе не любит тебя.

— По-моему, он вовсе не любит меня, — печально заключила Брайони. — Конец истории.

— Но ты все равно поедешь?..

— Я хочу видеть Мадди, — ответила Брайони. — И Гарри хочет видеть Джесс. Может быть, Джека Моргана и не будет дома.


— Джессику пора случать.

Йэн Макферсон, муж Мирны, стоял под жарким полуденным солнцем, прислонившись к своему трактору, и озадаченно смотрел на друга.

Да, конечно, Джессику пора случать. Джек Морган проехал десять миль, чтобы попасть на ферму Йэна. Потом трясся на грузовике по дальним пастбищам, чтобы найти хозяина. И все это только для того, чтобы сообщить, что Джесси пора случать? Разве телефонного звонка не хватило бы?

Йэн потер пыльный подбородок и, сощурив от солнца глаза, посмотрел на горизонт.

— Я думал, ты и Джесс готовитесь к Австралийскому чемпионату.

— Мы перенесли это на будущий год. Мадди и я все обсудили. Джесс уже побывала на многих выставках. Мадди считает, что щенята лучше, чем очередная медаль.

Может быть, с появлением щенят Мадди перестанет каждые две минуты спрашивать о Брайони?

— Ага, понятно. Бен всегда готов сделать одолжение леди. — Йэн щелкнул пальцами. Самец колли, очень похожий на Джесси, подошел к его ногам. — Уверен, ты хочешь случить ее с Беном.

— Бен лучшая собака в округе и почти такой же хороший работник, как Джесс. — Джек тоже прислонился к трактору рядом с Йэном, и также уставился на горизонт, стараясь не встречаться взглядом с другом. — Нам надо договориться о щенятах. Что ты хочешь? Право первого выбора из помета?

— Возможно… У Мирны будет обморок, если я заведу вторую собаку. Но, черт возьми, Фионе пора иметь питомца и дрессировать его! — Он помахал рукой, отгоняя мух. — Хотя в прошлом сезоне Джессика так и не подпустила Бена. Ты уверен, что она теперь его подпустит?

— Но ведь другие суки не прогоняли Бена, — пожал плечами Джек. — Надеюсь, в этот раз и с ней будет все в порядке.

— Некоторые женщины просто слишком нервные. — Йэн наклонился и погладил пса. — Бен нелегко воспринимает обиду и всегда хочет попытаться снова. — Йэн усмехнулся. — И снова, и снова, и снова! Когда он тебе нужен?

— Джессика только входит в пору. Может быть, дня через два. Если хочешь, я заберу его, а потом привезу назад.

— Я был бы благодарен. Мне надо сделать навес для сена.

— Да, конечно.

Разговаривая, оба смотрели на горизонт. Они давно знали друг друга. Есть что обсудить, но чертовски трудно начать. Йэн искоса стрельнул взглядом. У Джека напряженный и усталый вид, отметил он. Парень пережил настоящий шок, когда вернулся домой, а там ни дочери, ни жены. Он потерял ребенка и остался с разбитым сердцем. Но это случилось шесть лет назад. Теперь девочка вернулась к нему. Вряд ли Мадди причина его состояния.

— Хочешь, поедем в дом и выпьем пива? Я здесь почти закончил. А то, что осталось, может подождать до завтра.

— Нет, — покачал головой Джек. — Мне пора возвращаться.

Но он даже не шелохнулся. Так и стоял неподвижно, уставясь на отдаленные холмы, будто в них таилось что-то по-настоящему важное. Йэн прокашлялся.

— Вроде бы здесь не только Джессика заинтересована в том, чтобы найти себе пару, — спокойно произнес он, разглядывая свои сапоги.

— Кто тебе это сказал?

В голосе Джека явно звучала натянутость.

— Мирна. — Йэн усмехнулся. — А ты думал — кто? Она рассказала, что ты и Брайони вместе ездили в Мельбурн.

Мирна сообщила мужу, что Брайони отправилась в Мельбурн, сияя, как торт на дне рождения. А вернулась — как проткнутый воздушный шарик. Вся радость из нее ушла… Она влюблена в него, утверждала Мирна. И Йэн поверил.

— Да, — прорычал Джек. — Ездили.

Подобный ответ не подталкивал к продолжению беседы. Но человек проделал долгий путь, чтобы задать простой вопрос о случке собаки. Такому человеку необходимо поговорить.

— Она девушка что надо, наша Брайони, — заметил Йэн.

— Да.

Черт! Это все равно, что выжимать кровь из камня. Но потом она все же пошла. Полилась!

— Да, что надо, если тебе нравятся легкомысленные, декоративные пушинки, которые перелетают от одного мужчины к другому.

— Постой, — озадаченно пробормотал Йэн, — мы говорим об одной и той же девушке?

— О Брайони Лестер, — сквозь зубы процедил Джек. — Здесь есть только одна Брайони. Слава Богу!

— Ну, я знаю Брайони почти так же долго, как Мирну. — Йэн усмехнулся. — И да, она легкомысленная. И декоративная… — Широкая улыбка растянула его губы. — Определенно декоративная. Но что касается пушинки, которая перелетает…

— Она обручена и собирается замуж!

Джек произнес слово «замуж» таким тоном, будто сообщал, что у девушки сифилис.

— Мм… — Йэн ковырнул носком землю. — Я слышал об этом. Мирна говорит, что он зануда.

Джек пропустил слова друга мимо ушей. Еще не хватало думать об этом Роджере — зануда он или нет!

— Тогда какого черта она меня целовала? — рявкнул он. — Если обручена!

— Она тебя целовала? — Глаза Йэна сверкнули. — А ты?

— Йэн…

— Так какого черта ты целовал ее, если она обручена и собирается выходить замуж? — ровным голосом спросил Йэн, но слова прозвучали как пистолетный выстрел.

— Потому что я хотел этого. Черт, она самая роскошная… самая желанная… Достаточно посмотреть на нее, и тотчас захочешь…

Стон прервал его излияния.

— Значит, ты хотел ее поцеловать, — кивнул Йэн. — И если она тебе ответила, то я понимаю так, что она тоже хотела поцеловать тебя. Вы оба взрослые. Я не вижу в этом проблемы.

— Говорю тебе, она обручена!

— Но Роджер твердит о любви к ней с десяти лет. — Йэн пожал плечами. — А она еще не замужем. Я бы на твоем месте занялся этим.

— Йэн…

— Знаешь, мы с Мирной поженились через четыре недели после того, как встретились. Мы это сделали побыстрей, чтобы все было законно. А Брайони и Роджер раздумывали над помолвкой семнадцать или восемнадцать лет.

— Ты считаешь, она не хочет выходить за него замуж?

— Я считаю так, что если она целовала другого мужчину, то определенно имеется повод для сомнений. — Йэн усмехнулся. — Черт, Джек, действуй! Она превосходная женщина. Не представляю другой, на которой мне бы больше всего хотелось видеть тебя женатым.

— Нет!

Отрицание прозвучало как взрыв.

— Нет? Почему?

— Потому что она похожа на Джорджию.

Лицо Джека исказила гримаса страдания.

Йэн снова задумался. Он наклонился, поднял соломинку, пожевал ее. Стая белых какаду с визгом поднялась с заросшего эвкалиптами берега ниже по реке, сделала широкий круг над пастбищем и снова уселась на берегу.

— По-моему, нет, — наконец высказался Йэн. — Джорджия меньше ста шестидесяти сантиметров, блондинка с голубыми глазами. Как дрезденский фарфор.

— Правильно. А Брайони выше ста семидесяти и рыжеволосая. Но обе они не созданы для наших мест.

— Если Брайони выйдет за тебя замуж, она у нас приживется.

— Как прижилась Джорджия?..

— Джорджия другая, — мягко возразил Йэн. — Черт, дружище, теперь-то ты понял, что Джорджия не хотела выходить за тебя замуж. Она хотела оставаться на сцене, быть в центре внимания. Ты же был всего лишь запасным вариантом, да и то, неудачным.

— Джорджия экзотичная, непохожая на других женщин, которых я знал раньше, — хрипло пояснил Джек. — Как и Брайони. Йэн, я поклялся больше не иметь дела с женщинами. Я дал обет много лет назад. Теперь под моей опекой Мадди. А Мадди нужна мать. Но если я снова женюсь, то только на благоразумной женщине.

— Например? — сощурился Йэн.

— Например, на Дайане. — Голос Джека звучал твердо. — Она создана для наших мест. И умеет делать все, что мне надо…

— Да?

Йэн еще немного пожевал соломинку, теперь размышляя над кандидатурой Дайаны. Он так же давно знал ее, как и Джек. Когда-то даже встречался с ней. Слишком часто встречался.

— Понимаю, — с сомнением протянул Йэн. — Если мы говорим об умениях, то Дайана научилась коротко стричь волосы и носить на макушке солнечные очки еще в двенадцать лет. Потом научилась ходить на вечеринки. Она создана для той жизни, какую хочет вести. Я, правда, не уверен, что она научилась чему-нибудь еще. Если это тот сорт женщин…

— Черт! — Джек оттолкнулся от трактора и зашагал к грузовику, припаркованному шагах в трехстах. — Если ты собираешься оскорбительно говорить о женщине…

— О женщине, которую ты любишь? — спокойно проговорил Йэн, изучая лицо друга. — Это правда, Джек?

Джек, мрачный, как грозовая туча, не ответил, взобрался в грузовик, с грохотом захлопнул дверцу и завел мотор.

— Черт возьми, надеюсь, он отправился не к Дайане, — пробормотал Йэн, наблюдая за удаляющимся грузовиком. — Надеюсь, у него хватит ума не делать этого.


Джека дома не оказалось. Брайони появилась на ферме в субботний полдень и нашла Мадди и домоправительницу, женщину лет сорока. Та мыла в кухне пол и вообще не заметила Брайони. Мадди явно скучала и чувствовала себя одинокой и брошенной. Но ей приказали не мешать важному делу — мытью кухни.

— Папа уехал повидаться с мистером Макферсоном, а потом еще с кем-то, — сообщила Мадди. — Мне не хотелось ехать с ним. А миссис Льюис говорит, чтобы я не болталась под ногами, и не отрывала ее от дела.

— Понимаю, — протянула Брайони, хотя вовсе ничего не понимала.

Не болтаться под ногами? Мадди меньше всего нуждалась в таких приказах.

— И я даже не могу поиграть с Джессикой, — уныло продолжала Мадди, глядя на Гарри, который носился по саду в поисках запахов, ведущих к любимой. — Она в клетке под навесом для сена. Папа говорит, ее нельзя выпускать, а то она может встретить неподходящих псов.

— Она в поре?

— Да, так папа говорит. Джессика должна несколько дней сидеть взаперти. Он позволяет ей утром и вечером выходить на прогулку, но сам следит за ней, пока она снова не войдет в клетку. Папа говорит, что через пару месяцев у нее могут быть щенки.

Лицо у девочки просияло.

— Щенки?!

— Да. Он говорит, что один станет моим. Тогда я буду спать с двумя собаками: Джессикой и моим щенком. — Девочка даже подпрыгнула, не скрывая безмерной радости от такой перспективы. — Медаль на выставке не так важна, ведь у нас будут щенки! Щенки лучше. Это все для меня? — Она с восторгом посмотрела на маленький фургон, на котором приехала Брайони. — Мы можем отнести все в мою спальню?

— Сначала главное. — Брайони закатала рукава. — У заднего борта фургона четыре банки с краской, еще я привезла малярные кисти, скипидар и комбинезоны.

Вообще-то Брайони втайне надеялась, что Джек дома. Тогда бы они все вместе покрасили стены. Но в отсутствие Джека они могут повеселиться и вдвоем.

— Хочешь помогать красить?

— Здорово! — выдохнула Мадди. — Да, пожалуйста.


Дневную работу они выполнили вполне удовлетворительно.

Миссис Льюис, без сомнения довольная, что Мадди не болтается под ногами, вежливо одобрила их занятие. Часов в пять, как раз когда они закончили красить оконный переплет, она принесла чай, лимонад и шоколадный кекс.

Мадди и Брайони с жадностью накинулись на еду. Когда они доедали по второму куску кекса, вошел Джек и остановился в дверях, будто его хватил удар.

Мадди, увидев отца, в восторге вскочила на ноги. Радостная, она не заметила его замешательства.

Но Брайони заметила.

— Папа, тебе нравятся мои красивые золотые стены? Мы покрасили их сами. Брайони говорит, она привезла все, что надо повесить над кроватью. Она не предполагала, что ты уже поставил столбики для балдахина. И она была очень довольна, что ты уже поставил, и мы можем повесить этот красивый шелк, и я сегодня буду спать в постели, как у Брайони.

— Сегодня? — ошеломленно повторил Джек.

Брайони покачала головой.

— Только если разрешит папа. Ведь еще надо повесить драпировки. А на это уйдет почти час. Мы можем заняться ими и в другой день.

— В комнате пахнет краской, — неуверенно возразил Джек. — По-моему, Мадди не сможет спать здесь сегодня.

— Сможет, если мы оставим окно открытым, — собирая кисти, произнесла Брайони деловым тоном. — Но это вам решать, хотите ли вы ждать. Стены необходимо покрыть вторым слоем краски. Вы и Мадди сумеете сделать это позже. Я заказала мастера для ковра на четверг, так что у вас еще четыре дня.

Она выпрямилась и повернулась к двери.

Она сейчас уйдет? Джек на секунду прикрыл глаза.

— Вы прекрасный организатор, — пробормотал он.

— Командир, — поправила она и встретилась с ним взглядом. — Ведь вы имели в виду то, что я люблю командовать?

— Хорошо, командир. — Джек почти искренне улыбнулся. — Согласен. Мисс Лестер, вы знаете, что у вас на носу золотой мазок?

Золотой краской она запачкала не только нос. В краске были джинсы и старая майка. Еще больше вымазалась Мадди. Для работы миссис Льюис нашла ей старую рубашку Джека.

— И у меня тоже, — с гордостью объявила Мадди, показывая на золотую кляксу на кончике маленького носа. — Сначала я покрасила нос, потому что он зачесался. Я забыла, что у меня в руке кисть. Потом Брайони сказала, что это выглядит очень экзотически, и тоже капнула себе кляксу, чтобы мы были одинаковыми. И она сказала, что теперь мы двойняшки. Две двойняшки!

— Две двойняшки. — Джек широко улыбался. — Да, в этом мисс Лестер определенно права. — Он перевел взгляд с дочери на Брайони, а потом снова на дочь. Два золотых носа сверкали перед ним. «Двойняшки» еле сдерживали смех. И Джек неожиданно для себя почувствовал, что и его втягивает в водоворот веселья. — Капля скипидара сделает ваши носы чистыми.

— Нам нравятся золотые носы, — возразила Брайони и подняла кисть. — Вы завидуете? Я могу раскрасить и третий нос.

— Вы рискуете, мисс Лестер.

— Поможете нам превратить кровать в ложе под балдахином? Пожалуйста, мистер Морган! — Брайони улыбнулась самой ангельской из своих улыбок и сделала угрожающий шаг к нему, золотая краска капала с поднятой вверх кисти.

Мадди засмеялась и подняла свою кисть.

— Да! Да! Я все сделаю!

В шутливом ужасе Джек поднял руки вверх.

— Вот и хорошо.

Брайони опустила кисть и покраснела. Она почувствовала, как в глубине ее снова загорается пламя.


Это пламя горело больше часа — пока не приехала Дайана. Очевидно, Дайана была приглашена на обед — она появилась ровно в шесть. Позвонила в дверь, но ей никто не ответил. Миссис Льюис ушла, как только приехал Джек. Дверь оказалась открытой, и Дайана вошла в дом, поднялась по лестнице и направилась в комнату, откуда доносились взрывы хохота. Остолбенев, она застыла в дверях.

Комната преобразилась. Почти все было закончено. Оставалось только сделать бордюр и повесить драпировки. Кроме того, покрасить второй раз стены и закрыть пол ковром. Но Мадди уже все и так казалось безукоризненным и прекрасным. Девочка сияла от удовольствия.

Ее комната выглядела великолепно. Она мерцала и манила золотым и пурпурным сиянием. Постель будто бы выросла. Не какая-то аскетичная, узкая кровать, а волшебная пещера, за которую любая девочка отдала бы все свои сокровища. Довольный Гарри устроился на самой середине роскошного золотого покрывала, деля ложе с плюшевыми игрушками.

В Мельбурне Брайони обнаружила, что Мадди явно привлекает отдел игрушек. Мать, отправляя ее к отцу, не положила в чемодан ни одной. Джек встретил дочь с плюшевым медведем и, как истинный мужчина, решил, что этого вполне достаточно. В Мельбурне Брайони настояла, чтобы Мадди купила себе игрушки, и та выбрала обезьяну и слона. Теперь Брайони добавила к ним целое стадо своих плюшевых зверей, в том числе и потрепанных.

— Я в жизни не выбросила ни одной игрушки, — заявила Брайони, — и постоянно покупаю новые. — И в ответ на изумленный взгляд Джека добавила: — Разве они не смотрят на вас, мистер Морган? Разве, когда вы проходите мимо витрины игрушечного магазина и видите этих мохнатых малышей, они не просят вас купить их?

— Но ведь я…

— Ну а со мной именно так и бывает! — перебила его Брайони. — И могу вам даже сказать, во сколько мне обошлась перевозка сюда из Нью-Йорка всех моих друзей. Должно быть, я предвидела, что здесь есть Мадди, которой они очень нужны.

Мадди, слушая Брайони с открытым ртом, восхищенно огляделась вокруг. Комнату наполняли ярко-красные гориллы в шляпах, большой шерстяной осел, потрепанный лев и много других зверушек. Верные друзья на время сна. Гарри сосредоточенно грыз ухо льва.

— Он пугает зверя и сам пугается своей смелости, — объяснила Брайони.

Над их головами поблескивала люстра, еще не зажженная. Она давала совершенно особенный свет, специально для спальни. Чтобы полюбоваться на зажженную люстру, пришлось временно повесить и шторы.

— Их нужно снять, когда вы будете красить стены второй раз. Но, черт возьми, я хочу сейчас видеть, как все выглядит.

Она задернула шторы, комната погрузилась в сумрак. Люстра медленно крутилась. Брайони нажала на клавишу выключателя. Из тени выплыла луна, звезды засверкали вверху на бледно-золотистом потолке.

Потрясающе!

Дайана так не думала. Она замерла на пороге, и брови у нее поднялись, чуть ли не до макушки. Она оделась для обеда — просто, но в то же время элегантно. Конечно, в черное. Дверная рама еще не высохла. Дайана коснулась ее пальцами и в отвращении отдернула руку.

— Краска еще влажная, — сообщила она, глядя на свои пальцы.

Брайони не нравилась эта женщина. Но, может быть, в этом вина не Дайаны? Может быть, причина в том, что Джек и Дайана слишком подходящая пара?

Брайони выпрямилась и протянула тряпку, намоченную в скипидаре.

— Привет! Вам нравится спальня Мадди?

— Нет. Совершенно не нравится. — Дайана не обратила внимания на протянутую тряпку и сердито прошла к кровати. — Джек, ради Бога, что это такое?

— Это кровать. — Он вскинул брови. Потом посмотрел на Мадди, которая с Гарри на коленях подпрыгивала на постели. — Это очень пружинистая кровать.

— Ты что, сошел, с ума? — Она потрогала шторы и покачала головой. — Джек, это же шелк!

— Конечно, шелк.

В голосе прозвучало еле заметное неодобрение. Но Дайана не услышала упрека.

— Истратить такие деньги на шелк в спальню ребенка! Это абсурд… Она же все сломает или порвет… А что, если ее мать передумает и заберет девочку назад в Штаты? Ты напрасно…

Мадди побледнела.

— Мне надо в туалет, — громко объявила она и, схватив Гарри за загривок, стащила его с постели.

Через секунду Мадди и Гарри исчезли, скрылись от глаз Дайаны.

Бегство! Прекрасный выход из положения. Дайана выглядела как женщина, которая собирается остаться здесь на ночь. И роль третьей лишней вовсе не улыбалась Брайони.

— Мне пора домой, — заявила она Джеку, не обращая внимания на гневные взгляды, которые тот метал в Дайану. — Я соберу вещи, а краску оставлю. Кисти вернете, когда все сделаете. Или включишь их в счет?

— Брайони…

Джек перевел на нее взгляд. Что он выражал? Мольбу о помощи?

Прости, приятель, печально подумала Брайони. В этом она ему не помощник.

— До свидания, — проговорила она и подняла свою стремянку.

— Я помогу вам донести до машины.

— Нет. — Брайони покачала головой. — К вам приехала гостья, очевидно, у вас на сегодняшний вечер планы. Я и так вас задержала. Счет будет прислан по почте, — с несчастным видом закончила она, выходя из дома в сгущавшуюся темноту.


Однако она не могла уехать без Гарри. Брайони вернулась в дом, чтобы забрать собаку. Но ни Мадди, ни Гарри не нашла.

Джек с Дайаной были в кухне. Проходя мимо кухонной двери, она услышала их смех. И этот звук камнем лег на сердце. Надо забрать собаку и побыстрей уезжать. Сердце переполняли рыдания.

— Мадди? — поднявшись по лестнице, окликнула она малышку. Никто не ответил. — Гарри?

Тишина.

Брайони заглянула в туалет, он оказался пустым. Ладно. Наверно, они ушли из дома. И она вышла в сад. Смеркалось.

— Гарри!

Никакого Гарри. Но зато она увидела маленькую фигурку, медленно идущую к ней из-под навеса для сена.

— Мадди?

Девочка, сгорбившись, приближалась. Брайони заметила, что она плакала, и подождала, пока Мадди подойдет. Та сделала еще несколько шагов и остановилась.

— Она говорит, что моя мать может приехать и забрать меня.

Мадди стоило больших усилий произнести эти слова.

Брайони подошла и обняла девочку, потом плюхнулась прямо на землю и притянула Мадди к себе.

— Чепуха! Если ты думаешь, что Джек позволит тебе уехать, то ты просто огрызок сандвича после пикника. Чушь и ерунда! Мне неприятно это говорить, Мадди, солнышко, но, по-моему, Джек любит тебя гораздо больше, чем мама. И теперь, когда ты с ним, он никогда не отпустит тебя. — Она улыбнулась. — Джек потратил целое состояние на твою спальню. Думаешь, он стал бы это делать, если бы собирался позволить тебе уехать в Штаты?

Мадди задумалась, и взгляд ее потеплел, зажегся надеждой.

— Он и правда много потратил…

— Без сомнения, много!

Брайони благословляла шелковые шторы и балдахин.

Мадди вздохнула.

— Дайана говорит, что моя спальня глупая. Она думает, я глупая…

— Все правильно. Мы глупые.

— Мы?..

— Двое близнецов. Ты и я. Такие уж мы есть! Нам бы надо создать общество друзей кроватей, на которых можно прыгать, золотых носов и пурпурных пещер…

Мадди тихонько засмеялась.

— И вам это тоже нравится?

— Конечно. — Брайони крепче прижала к себе девочку. — Ты же знаешь, что именно мне нравится. Если ты глупая, тогда я тоже глупая. Бывает, что глупость — это хорошо. Бывает, что глупость — это разумно. Твой папа не позволит Дайане поменять все в твоей спальне. Так что не беспокойся. А сейчас посмотри вверх.

— Вверх?..

— Тогда я смогу видеть твой нос.

Мадди выглядела озадаченной.

— У тебя очень симпатичный золотой нос, — серьезно сообщила ей Брайони. — Знаешь, как эскимосы целуются?

— К-как?

— Они трутся носами. Золото к золоту. Правда. Об этом мне сообщил Гарри, а собаки о носах знают все. — Брайони наклонилась вперед и торжественно потерлась носом об нос Мадди. Девочка засмеялась. — Так-то лучше. Я тебе вот что скажу, — предложила Брайони. — Если Дайана будет здесь часто бывать, тебе надо научиться подбадривающей технике. Для тех моментов, когда она или миссис Льюис скажут тебе что-нибудь разумное.

— Какой технике?..

— Прижмись к Джессике или обними папу — лучший способ.

— Дайана — папина подруга.

— Да, но папа внутри такой же глупый, как и мы, — продолжала Брайони. — Ты даже можешь сделать его благородным близнецом. Ему поневоле приходится быть разумным среди разумных людей, делающих разумные вещи.

— Но сейчас они с Дайаной разумные, — проворчала Мадди. — Джессика заперта, а вы уезжаете домой.

— Знаешь что? — Брайони поднялась и взяла девочку за руку. — Я покажу тебе, какой у меня в шесть лет был любимый способ взбодриться.

— А что вы делали?

— Я влезала на дерево.

— На дерево?

— Да, но непростое дерево. Оно должно быть самое большое, самое замечательное! Абсолютный король всех деревьев в округе, на которые можно залезть. Есть здесь где-нибудь такое?

— Не знаю…

— А как ты смотришь на это?

— На это…

Мадди повернулась туда, куда показывала Брайони, и у нее перехватило дыхание.

Она увидела огромный красный эвкалипт. Нижние ветви тянулись близко к земле, на них можно поставить ногу и лезть дальше. А верхние росли так высоко, что приходилось закидывать назад голову, чтобы разглядеть их.

— Я знаю, что можно увидеть с вершины дерева, — задумчиво протянула Брайони. — Держу пари, ты сможешь увидеть оттуда Америку. Или небеса. Держу пари, ты сможешь поговорить с бабушкой, если сядешь вон на ту ветку.

— Вы думаете?..

— Конечно, я так думаю! Пойдем.

И Брайони побежала к дереву. А Мадди с замиранием сердца последовала за ней.


Поставив ногу на нижнюю ветвь, Мадди тут же забыла о нервах. Она карабкалась, как опоссум. Брайони была впереди, но не намного. Они лезли и лезли. Толстый ствол оказался удобным, но ветви росли друг от друга далеко и требовали сосредоточенности. В некоторых местах образовались развилки, будто специально для отдыха на пути вверх. Широкий густой шатер из листьев вместе с заходящим солнцем, пока еще теплого вечера, живописно нависал над ними.

Примерно в тридцати футах над землей Брайони сделала остановку.

— Еще очень далеко, — глядя вверх, объявила она.

— Оно ужасно высокое!

Это правда. Многие считают, что позволять ребенку лазить на такое высокое дерево опасно. Но Брайони выросла среди фермеров, не зная запретов и страха. Деревья созданы для того, чтобы на них залезать. И чем выше, тем лучше.

— Посмотри на закат, — приказала она.

Стоял ранний вечер — ее любимое время суток. Сидеть на дереве и смотреть на сверкающее пламя заходящего солнца на горизонте — что может быть лучше? Весь мир под тобой. Именно здесь человек ближе всего к небесам. В прошлом, в такие моменты, она всегда находила покой.

Мадди, казалось, тоже успокоилась. Она сидела на ветке рядом. Брайони смотрела на умиротворенное лицо девочки и чувствовала удовлетворение. Неважно, какую мышиную возню устроит Дайана. У Мадди есть спальня, а теперь и это дерево. На вершине эвкалипта Дайана не сможет ее достать. Дайана на дереве? Невероятная картина. Некоторые женщины рождаются занудами.

— По-моему, пора спускаться, — нехотя, проговорила Брайони. — Гарри будет удивляться…

Она повернулась, посмотрела вниз… и замерла. Ошибка! Огромная, фатальная ошибка! Последний раз Брайони влезала на такое высокое дерево лет в пятнадцать. Тринадцать лет назад она была бесстрашным подростком. Тринадцать лет назад она не знала, что такое боязнь высоты. А теперь?..

Она посмотрела сквозь ветви на землю, и вдруг все начало кружиться. Завертелось вихрем. Брайони быстро закрыла глаза. Милостивые небеса!..

— Что случилось?

Мадди озабоченно уставилась на нее.

— Ничего. Ничего, солнышко.

Как трудно бывает выговаривать слова!

Она вцепилась в ветку.

— Брайони, вам плохо?

Нет! Это недопустимо! Она испугала ребенка. И себя тоже!

Это смешно, мысленно убеждала себя Брайони. Лазила же она по таким деревьям с двух лет.

Спускаться легко, Брайони. Надо только попробовать!

Но как спускаться с закрытыми глазами? А если их открыть, то она упадет.

Мадди смотрела на нее и ничего не могла понять. Мадди сидела на ветке, даже не держась. Девочка в полной безопасности, потому что не боится.

У Брайони пересохло во рту.

Надо смотреть вниз, чтобы найти место, куда поставить ногу. О Боже! Остаться бы здесь, на ветке. Вечно. Или позвонить в пожарную часть.

Брайони сдавленно истерически хохотнула, и крепко ухватилась обеими руками за ветку, на которой сидела, за свою драгоценную жизнь.

— Мадди, я понимаю, это и вправду глупо, — с трудом проговорила она. — Но у меня такое странное чувство, будто голова кружится, как веретено. У тебя тоже?

— Нет, — спокойно ответила Мадди, покачивая ногами над пропастью. — Я чувствую себя замечательно. Я никогда в жизни не была так высоко. Будто бы стала птицей. Вы тоже чувствуете себя птицей?

— Нет. — Брайони крепче обхватила ветку. — Птицей не чувствую. Мадди, ты не знаешь, у кого здесь есть пожарная машина?

— Нет.

— Я так и думала.

Больше ничего сделать нельзя. С душевным стоном Брайони бросила на ветер свое достоинство и смотрела, как оно падает. Теперь она вцепилась в ветку и руками, и ногами.

— Мадди, нужно найти твоего папу, — прошептала она. — По-моему, я нуждаюсь в помощи. И быстро!

Глава девятая

Прошло всего две минуты, и маленькая фигурка Мадди уже мелькнула на земле. Почему же Брайони не в силах спуститься следом?

Абсолютно нелепое положение! Но стоило ей открыть глаза, как чувство тошноты возвращалось и грозило раздавить ее. Она даже не могла проследить, как Мадди помчалась к дому.

— Папа, Брайони застряла! Иди быстрее. Она говорит, что ей нужна пожарная машина!.. — вопила девочка во всю силу легких.

Мадди кричала так громко, что ее голос был слышен и за рекой. Но именно это дало мгновенный результат. Приоткрыв один глаз на долю сантиметра, Брайони увидела, как через черный ход выскочил Джек. Он мчался так, будто его звали на пожар в буше. Дайана спешила за ним. Оба выглядели озабоченными.

— Где огонь? Мадди, где Брайони? — доносился снизу голос Джека. Требовательный, настойчивый. И такой надежный, успокаивающий. Если нет пожарной машины, то все сделает Джек. Дайана лишь зритель. Брайони могла бы обойтись и без нее.

— Черт возьми!

Когда Джек увидел ее на верхушке дерева, он невольно выругался.

Должно быть, Мадди показала туда, где страдала Брайони. Только небеса знают, как она сейчас выглядит. Брайони лежала на ветке, обвив ее руками и ногами, словно виноградная лоза.

— Ради Бога, почему?..

Теперь в голосе Джека звучало только бесконечное изумление.

— Брайони учила меня влезать на дерево, — дрожащим голосом объясняла Мадди. — Я уже была наверху, и там так красиво! Брайони сказала, что на дереве я смогу поговорить с бабушкой. Но потом она стала очень странной, начала обнимать ветку и просить пожарную машину.

Детский голос пронзительно звенел в еще теплом вечернем воздухе.

Унижение заполнило Брайони до самых пяток. Но она ничего не могла сделать. Только ждать и цепляться за гладкий ствол.

— Святые небеса… — Это уже Дайана. — Почему она не спускается вниз?

И Брайони в этот момент попросила Бога, если уж она упадет, то пусть прямо на Дайану.

— Она не может, — сердито бросила Мадди. Критика в адрес ее замечательной Брайони не разрешалась. — Она странно себя чувствует.

— Она действительно странная, — сказала Дайана.

Мадди с удвоенной яростью кинулась на защиту своей подруги.

— Она и должна быть странной! Глупой. Мы с ней два близнеца. Мы двойняшки. Брайони говорит, что иногда разумно быть глупой. Я снова полезу туда.

Мадди вспрыгнула на нижнюю ветку, но Джек тотчас снял ее.

— Нет, Мадди, девочка моя. Ты подожди здесь. Дай я займусь этим. — Он задрал голову. — Брайони, держитесь! Я уже лезу.

Джек добрался до нее через две минуты. А она даже не видела, как он появился. В тот момент, когда он осторожно тронул ее за плечо, она чувствовала такую тошноту, какую не испытывала никогда в жизни.

— Брайони?

— Нет… — прошептала она. В животе все закрутилось, и она еще крепче сжала веки. — Только не говорите, чтобы я спускалась. Я понимаю — надо. Но не могу. Это и вправду глупость. Я залезала на миллион деревьев.

Слезы слабости выкатились из-под закрытых век. Она не могла их вытереть, потому что изо всех сил держалась за ветку. Это сделал Джек. Он наклонился над ней и вытер ей лицо платком. Потом взял за плечи, нежно растирая шею.

— Послушайте, Брайони, вы никак не можете упасть. — Голос бесконечно нежный, бесконечно успокаивающий. — Дерево безопасное. Я залезал на него в двухлетнем возрасте. У этой ветки широкий и прочный ствол, и там, внизу, еще одна, такая же широкая и прочная.

Джек не говорил ей ничего нового. Но страх немного отпустил ее.

— Не открывайте глаза, — приказал он. — Пока еще нет. Я хочу, чтобы вы сели. Я хочу, чтобы вы отпустили ветку и позволили мне держать вас. И потом мне надо, чтобы вы смотрели на небо. Уже появились вечерние звезды. Вы увидите их, если посмотрите наверх.

Он обхватил руками ее спину. Испытание смелости. Испытание доверия. Через такое она еще никогда не проходила.

Каким-то образом сила державших ее рук и нежность голоса подействовали. Она перестала сжиматься от безумного страха. Расслабила мертвую хватку и прислонилась к Джеку. Ноги еще цеплялись за ветку, но она уже сидела, а Джек был сзади, его руки крепко держали ее.

Одна рука показала вверх. И прежде чем она снова впала в панику, он заговорил. Слова звучали резко, как команда:

— Смотреть на звезду! Брайони, взгляните.

Она посмотрела. Свет звезды мерцал среди веток, купавшихся в нежном сиянии мягких золотистых тонов заката.

— Здесь нечего бояться. Это самое красивое место на земле, и я с вами. Вы не упадете. Ни в коем случае. Через минуту мы вместе начнем спускаться. Но сначала вы должны перестать дрожать. Так что смотрите на звезды и позвольте мне держать вас. Медленно, глубоко дышите. Медленней, глубже.

— Д-Джек…

— Нет, сосредоточьтесь на вашей звезде.

Молчание. Проходили минуты, Джек ничего не говорил. Дрожь, мучившая ее тело, прошла. Ей не хотелось шевелиться. Ей вообще больше не хотелось двигаться. Лучше остаться здесь на всю жизнь.

Но они должны ползти вниз.

— Все хорошо, голубушка. Мы спускаемся, — произнес он, наконец, где-то около ее уха. — Вы только не должны смотреть вниз. Понимаете?

— П-понимаю.

— Умница. Смотрите вверх или вдаль, или закройте глаза, или смотрите на мою рубашку. Что выбираете?

— Вашу рубашку.

— Хорошо, повернитесь.

Одним ловким движением он перевернул ее. Теперь она устроилась у него на груди, будто младенец в колыбели.

— Так, положите руки на ветку. Не смотрите на нее, только ощущайте. Я держу ваши плечи. Спускайте ногу вниз, пока она не коснется нижней ветки. Правильно. Я рядом. Другая нога тоже касается нижней ветки. Мы оба спустились. Теперь вместе перейдем на следующую ветку и там сядем. Потом таким же способом — на следующую. Брайони, голубушка, давайте это сделаем.

И каким-то чудом все получилось. Каждый сантиметр спуска Джек сопровождал ласковыми уговорами. Брайони уставилась на его широкую грудь. На рубашке не хватало одной пуговицы. В расстегнутом месте, на покрывавших мускулистую грудь волосах, сверкала капелька золотой краски. К тому моменту, когда они достигли земли, девушка так хорошо изучила эту золотую звездочку, что теперь она будет ей сниться. В этом Брайони не сомневалась.

Когда она, наконец, добралась до нижней ветки, Джек спрыгнул на землю. Потом принял Брайони в свои объятья. Пальцы ее ног коснулись земли. Она бессильно повисла в его руках, сгорая от стыда и одновременно от ошеломляющего чувства облегчения.

Джек все еще держал ее. Открыв глаза, она опять увидела золото на его груди. Но под ногами была твердая земля, мир перестал кружиться, и Бог вернулся на небеса. Она внизу! Больше никаких разговоров с бабушкой!

— Спасибо, — прошептала она все еще прерывающимся голосом.

Джек легко коснулся губами ее волос. Успокаивающий поцелуй. Не больше. Но Дайану он, конечно, вывел из себя.

Поджав губы, она недоверчиво наблюдала за происходившим. И, наконец, дала себе волю. Словно прорвалась плотина, сдерживавшая злость.

— Ради Бога!.. И она, как говорят, знаменитый дизайнер интерьеров! Не верю. У этой женщины хватает здравого смысла только на то, чтобы лазить с детьми по деревьям… Джек, на твоем месте я бы заплатила ей и поскорей избавилась от нее!

— Ага, — рассеянно протянул он, будто отгоняя муху. Джек все еще не отпускал Брайони. Лишь чуть отодвинул ее от себя и держал на расстоянии вытянутой руки. — Брайони, теперь все в порядке?

— Я… Да. Все в порядке. Простите. Дайана права. Я сделала глупость.

— Это не глупость, — твердо возразил он. — Так бывает. Думаешь, что контролируешь свою голову, и вдруг — бац. Однажды со мной случилось то же самое. Я ходил изучать пещеры. Нас было четверо. Мы, словно кроты, прорывали ходы. Проползали целые мили на животе с фонариком на лбу. Первым — наш лидер, Крис Робертс, потом помешанная на пещерах девушка, Энджела Ирвайн, потом я и замыкающий Сэм Картер. Я побывал во множестве пещер и привык к ним. — Он нахмурился. — Совершенно неожиданно… До сих пор не могу вспомнить, как я одолел сотни ярдов до того момента, как что-то встревожило меня. Позади меня кто-то есть, и впереди меня кто-то есть, а я не могу пошевелиться. Ни за что на свете. Я даже не могу повернуться. Выступил холодный пот, не могу дышать. Энджела впереди что-то кричит, Сэм толкает меня сзади, а я словно окаменел. Как они вытащили меня из пещеры — не знаю. До сих пор мне чертовски неловко за тот случай. И до сих пор он вызывает кошмары.

Брайони поймала взгляд его темных глаз и поняла, это правда. Он знал. Он понимал. И поэтому снял ее с унизительного крючка. Она почувствовала такую благодарность, что могла бы поцеловать его. Или заплакать. Мадди обнимала ее за талию, с тревогой заглядывая в лицо, все еще не уверенная, что опасность миновала. И лишь Дайана смотрела на нее так, будто перед ней был прокисший суп. Короче, пора уходить.

— Спасибо. — Слово прозвучало формально, но в глазах Брайони светилась искренняя благодарность. Ей даже удалось сложить дрожавшие губы в улыбку. — А сейчас я поеду. Пока не натворила еще чего-нибудь.

— Вы сможете вести машину? — забеспокоился Джек. — Если хотите, останьтесь и пообедайте с нами.

Остаться и превратиться в прокисший суп? Она посмотрела на Дайану и отвела взгляд.

— Нет, спасибо. — Брайони глубоко вздохнула и собрала порванную в клочья гордость. — Я только найду Гарри. — Она нахмурилась. — Минутку. Мадди, по-моему, Гарри был с тобой.

— Да.

Мадди вздернула подбородок.

— Где он, Мадди? — Джек ласково, но твердо сжал плечо дочери. — Ты спрятала его, потому что не хочешь, чтобы он уезжал? Ты же знаешь, Гарри должен ехать домой. Гарри собака мисс Лестер.

— Раньше он оставался.

— Да. Но сегодня поедет домой.

Брайони прекрасно это понимала. Зачем теперь Джеку оставлять Гарри, а потом отвозить его к ней домой! После сегодняшнего вечера им нет необходимости снова видеть друг друга.

— Правда?

Мадди вздохнула.

— Правда.

— Ладно. — Еще один вздох. — Он в клетке с Джесси.

— Он в клетке… — почти безжизненным тоном повторил Джек.

— …с Джесси, — подтвердила девочка.

— Ты имеешь в виду… под навесом с Джесси.

— В клетке с…

Мадди не докончила фразу. Джек повернулся и помчался по двору. С занывшим сердцем Брайони последовала за ним.

Слишком поздно! Что случилось, то уже случилось.

Джек принесся к навесу первым. Брайони подбежала второй. А замыкали процессию Мадди и Дайана. Они все остановились у входа под навес и уставились на собак. Ох, нет!..

Первой прервала молчание Мадди. Она протолкнулась вперед и встала впереди отца, зачарованно открыв рот.

— Папа, почему Джесс прижалась к Гарри? Папа, с ними случилось что-то плохое?

Ничего плохого не случилось. Ни для Джесси. Ни для Гарри. Брайони в жизни не видела пару таких довольных собак. Надежда на то, что они просто побыли вместе, моментально исчезла. Их страсть прошла. Когда появились зрители, они как раз нехотя разделились. Утомленный Гарри отвалился в сторону. Джесси легла рядом с ним на солому и начала лизать своего возлюбленного.

Стоявший рядом с Брайони Джек закрыл глаза.

— Что случилось?

Теперь и Мадди встревожилась. По виду взрослых она поняла — произошло что-то важное. Она была сообразительная девочка.

— Мадди… — чуть слышно начал Джек, — разве я не говорил тебе, что Джесс должна оставаться в клетке? Что надо держать ее дверь запертой?

— Говорил. — Мадди выглядела по-прежнему озадаченной. — Но я так и делала. Я только впустила Гарри.

— Но я сказал…

— Ты сказал, что она в поре и что мы должны оберегать ее от не… — Мадди запнулась на этом слове, — от нежелаемых собак. Пока мы не найдем такую, которая может стать отцом ее щенят. Но разве Гарри нежелаемый?

Джек посмотрел на толстого Гарри, на его кустистые черные брови, на самодовольую морду и застонал.

— Это будет потрясающе, если Гарри станет отцом щенят Джесси, — уверенно заключила Мадди. — Гарри любит Джессику.

— Маделин! — Голос Дайаны подействовал на всех словно холодный душ. Даже собаки вздрогнули. — Ты ничего в этом не понимаешь. Джессика стоит тысячи и тысячи долларов. Если ее спарить с рабочей собакой с хорошей родословной и перед продажей вытренировать щенков, они тоже будут стоить тысячи. А сейчас… сейчас она спарилась с беспородным псом!

— Гарри не беспородный, он шну… шна…

— …шнауцер, — мрачно закончила Брайони, открыв клетку и вытаскивая свою собаку. Гарри устало махнул хвостом и устроился у нее на руках. — Мне очень жаль, — обратилась она к Джеку. — Если будут щенки…

— Щенков не будет! — оборвала ее Дайана. — Джек избавится от них. Но теперь придется ждать следующей течки, чтобы спарить Джессику.

— Что вы имеете в виду? — Мадди уперла маленькие руки в бока, лицо покраснело от гнева. — Вы имеете в виду, что хотите убить щенков Гарри и Джесси?

Это уже слишком! Брайони закрыла глаза, тщетно пытаясь собраться с мыслями.

— По-моему, мне лучше уехать, — пробормотала она. Голос прозвучал почти как шепот. — Простите.

Она посмотрела на них. Никто не сказал ни слова. Мадди была в ужасе. Дайана злилась и презирала всех. Джек… Джек казался слишком потрясенным.

— До свидания. — Ничего лучшего она так и не придумала. Больше сказать нечего. Брайони повернулась и пошла к своему фургону. Никто не попытался остановить ее.


Прошло несколько недель. Брайони не видела ни Джека, ни Мадди. Скудные сведения о них изредка приносила Мирна.

— Учительница Мадди считает, что теперь девочка выглядит более счастливой, — рассказывала Мирна. — А Фиона говорит, что она всюду носит с собой льва с оторванным ухом и называет его Гарри.

Хоть это она успела дать Мадди, с горечью подумала Брайони. А сколько еще могла бы дать, если бы ей разрешили! Она без памяти влюбилась в Джека Моргана. Но и его дочку полюбила всем сердцем. Мысль о том, что Дайана станет мачехой девочки, была поистине ужасающа. Нет, нет и нет! Хватит ли у Джека здравого смысла?

— Они нашли общий язык, — печально сообщила Мирна. Подруга должна знать правду, какой бы горестной она ни была. — Йэн говорит, что Джек серьезно подумывает о женитьбе.

— Ну и черт с ним!

— Ох, Брайони. Вы двое, казалось… ну такая пара…

— Перестань!

Они сидели на лужайке перед домом на ферме Мирны и ели жареную рыбу с чипсами. Брайони привезла еду из города. Горячие чипсы — самая любимая еда Гарри. Он уже усвоил систему: один чипс Брайони, один — ему.

— Я даже не умею готовить, — мрачно вздохнула Брайони.

— Брак — это больше чем готовка.

— Нельзя жить только на рыбе с чипсами.

— Не уверена, — задумчиво протянула Мирна. — Ведь ты и Гарри прекрасно живете на рыбе с чипсами. Брайони, перестань кормить его! Он и так жирный, как кит. — Она помолчала. — Знаешь, люди похожи на собак. Они не любят тебя за что-то. Они любят… они любят тебя потому, что это ты. Если Джек любит тебя, кулинарное мастерство не имеет значения.

— Попытайся сказать это Джеку! Он сгорает от желания иметь благоразумную невесту. — Брайони растянулась на траве и съела шесть чипсов подряд. — К тому же, кто говорит, что он меня любит? Я ему даже не нравлюсь. Я легкомысленная.

— Но ты любишь его! — Мирна взяла руку подруги в свои. — И не думай, будто я не заметила, что ты уже не носишь обручального кольца. Даже Фиона знает. Прошлой ночью я укладывала ее спать, и она сказала: «Как это получилось, что тетя Брайони больше не носит обручального кольца?» Нельзя носить месяцами камень и думать, что люди не заметят его исчезновения.

— А ты до сих пор не замечала.

— Нет, я сразу заметила, — ласково возразила Мирна, — только ждала, что ты сама мне расскажешь, когда захочешь.

Мирна улыбнулась и налила Брайони бокал вина. Йэн уехал на два дня на сельскохозяйственную конференцию. И женщины устроили себе нечто вроде пикника.

— Что об этом говорить? — вздохнула Брайони. — Мы больше не обручены.

— Из-за Джека?

— Из-за Джека, — снова вздохнула та.

— Но ты и Джек…

— Знаю. — Брайони мрачно смотрела на дно своего бокала. — У нас с Джеком нет общего будущего. Но ты права, когда говоришь, что я люблю его. Не важно, какие у него чувства. У меня страсть к этому мужчине. Смотрю на него, и колени подгибаются. Словно превращаюсь в желе. Если бы он попросил меня завтра выйти за него замуж… Черт возьми, Мирна, если бы завтра он попросил меня лечь с ним в постель… Он чувствует… он чувствует…

— Можешь мне не говорить, — ласково сказала Мирна. — То же самое я испытываю к Йэну.

— Понимаешь, я не могу быть обрученной с Роджером, когда у меня такая тяга к другому мужчине, — проговорила Брайони. — Это несправедливо. И Роджер, по правде говоря, не возражал. Я для него что-то вроде приятной многолетней привычки. Теперь же он собирается серьезно подумать о невесте. Я просто оказала Роджеру услугу, не выйдя за него замуж.

— Ясно. — Мирна встала, чтобы посмотреть на спящих в коляске близнецов. Двое старших детей прыгали под деревом на батуте. — Так, когда ты теперь уезжаешь? Ты же собиралась побыть здесь, пока я не перестану кормить грудью двойняшек, а потом выйти замуж за Роджера. А что теперь? Вернешься в Нью-Йорк?

— Не знаю…

— Оставайся! Будешь моим партнером столько времени, сколько захочешь, — предложила Мирна.

— Нет. — Брайони покачала головой, и яркие локоны разлетелись в стороны. — Не говоря уже о том, что агентство маленькое, оно не может обеспечить тебя и меня работой…

— Оно обеспечивает!

— Нет! Мне нужно больше, чем работа на полдня. И чтобы быть честной…

— И чтобы быть честной, ты предпочитаешь уехать, — спокойно закончила фразу Мирна. — И знаешь почему? Тебя просто убивает эта парочка — Джек и Дайана…

— Нет. — Брайони опять покачала головой. — Ты еще кормишь грудью и не можешь справиться с агентством без меня. Я обещала тебе несколько месяцев, и ты их получишь. Это даст мне время подумать, чего же я хочу. Может быть, открыть агентство в Мельбурне?..

— Ох, Брайони!..

— Не смей жалеть меня! — Брайони съела очередной чипс, откусив его чуть ли не вместе с пальцем. — Не смей!

Глава десятая

Решение Брайони не думать о Джеке Моргане и заниматься собственной жизнью продолжалось целых три дня.

На четвертый, когда она сидела на своих коврах в гостиной и рисовала цветовую схему для очередного клиента, в парадную дверь постучал Джек Морган. Она только взглянула на него, и все ее благие намерения тут же испарились.

Она открыла дверь, и Джек прошагал в гостиную, абсолютно не обращая внимания на протуберанцы восторга, излучаемые Гарри. Невыносимо! Милостивые небеса, она любит этого мужчину.

— Джесси беременна.

— О, понимаю. — Брайони судорожно сглотнула. — Это Гарри.

— Конечно, Гарри! Я даже не стал утруждать себя, случая мою собаку с каким-нибудь другим псом. Вы стоите мне тысячи долларов.

Не совсем справедливо. Брайони рассмотрела его заявление со всех точек зрения и решила не вешать нос.

— Это ваша дочь свела их вместе, — мягко напомнила она. — Но если вы хотите предъявить иск…

Может, у Джека трудности с деньгами? Тогда она придумает какой-нибудь способ компенсации. Правда, Мирна уверяла, что Джек очень богат, что деньги, заработанные на его программе выведения рабочих собак, для него просто мелочь.

— Вы намекаете, что во всем виновата Мадди? — взорвался Джек, подпитывая собственную ярость.

Лицо мрачное, как гроза.

— Да.

— Как вы смеете!..

— Ох, перестаньте! — Брайони плюхнулась на одну из своих кушеток и с легкой насмешкой поглядела на бушевавший перед ней предмет своей страсти. — Вам никогда не выиграть этого дела в суде. Вы сами знаете! Дети и собаки всегда шалят и причиняют неприятности. Так было, и так будет. Ваша дочка пустила мою собаку в клетку к Джесси. А Гарри выполнил положенное ему природой. Гарри и Джесси остались вполне довольны друг другом. И случившееся злостью и криками не исправить. Перестаньте рвать и метать! Лучше скажите, что вы собираетесь делать! Избавиться от щенят?

— Нет.

Джек озадаченно разглядывал Брайони. В это утро она была цыганкой. Красная юбка металась вокруг лодыжек. Обтягивающая маленькая вязаная блузка без рукавов открывала шею и подчеркивала совершенство фигуры. На запястьях позвякивали, наверно, пять золотых браслетов, и парой больше — на лодыжках. Из-под рыжих волос, распущенных по плечам, выглядывали два широких золотых кольца, висевшие в ушах.

Она была такая очаровательная, что любой мужчина мог потерять голову! Но совершенно непрактичная. Джек сжал губы. Он знал, что должен сказать, и он это скажет, черт побери! А потом уйдет.

— Если бы не Мадди, я избавился бы от щенят, — хмуро бросил он. — Но ребенок уже привязан к ним.

РЕБЕНОК.

У Брайони окаменело лицо. Фраза Дайаны. Именно так она говорит.

— Одного из щенят Мадди может оставить себе. Других… Видимо, мы сможем продать их тем, кто хочет иметь в доме питомца. Если они не получатся чересчур нелепыми. И половина из них будет на вашей ответственности.

РЕБЕНОК…

— Прекрасно. — Сверкая глазами, Брайони встала, взяв на руки своего пса. — Гарри и я очень серьезно подходим к нашей ответственности. Он отец. Так что, конечно, мы вырастим нашу половину щенят… Если хотите, мы вырастим их всех… И мы ни разу не назовем ни одного из них «ребенок».

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду, что когда вы называете Мадди ребенком, то становитесь похожим на подкаблучника! — выпалила она. — Вы говорите как Дайана. Или как миссис Льюис. И выглядите таким же холодным. Как мокрая рыба. Ради Бога, Джек Морган, не позволяйте им влиять на вас, иначе Мадди будет несчастна.

— Не понимаю, о чем вы говорите…

— Нет, понимаете! — пошла она в атаку. — О, они очень организованные, обе. Они будут управлять вашим домом и вашей жизнь и создадут гармонию, порядок. Вам не придется ни о чем заботиться. Вы не поймаете их на том, что они лепят в ванной пирожки из глины…

— Пирожки из глины… в ванной?.. — изумленно повторил Джек.

— Однажды у меня был грипп и мне много дней не разрешали гулять. Мама позволила мне лепить пирожки из глины в ванной, — стала торопливо объяснять Брайони. — И папа пришел в ванную помогать мне. Это был лучший день! Я запомнила его навсегда. Разве ваша Дайана будет помогать Мадди делать в ванной пирожки?

Джек не сводил с нее глаз.

— Нет. Конечно, не будет! — продолжала Брайони. — И миссис Льюис не позволит вам пронести ведро с глиной над ее полом в кухне.

— А вы позволите?

— Конечно, позволю. — Брайони взяла Гарри поудобнее. Пес сдвинул кустистые брови и выглядел сейчас очень солидно, как задумавшийся государственный муж.

Джек сделал шаг назад.

— Я слышал, что вы расторгли свою помолвку, — ровным тоном проговорил он, меняя тему разговора. — Фиона в школе сказала Мадди.

— Что?

Брайони стало не по себе.

— Вы расторгли помолвку? — опять прозвучало холодное требование подтвердить или отвергнуть факт.

— Расторгла.

Больше тут нечего сказать. Джек стоял злой, с холодным, даже брезгливым лицом.

— Вам не следует надеяться, будто это что-то меняет.

Лицо стало еще более жестким.

Брайони в гневе подбоченилась.

— Заносчивость, деспотизм, самомнение всех родов!.. А что, Джек Морган, заставляет вас думать, будто моя помолвка имеет к вам какое-то отношение?

— Не имеет никакого отношения, — согласился он.

— Правильно. И хватит об этом!

— Хорошо, хватит. — Он искрился от гнева не меньше, чем она. — Но вы дура, если не выходите замуж за вашего Роджера!

— Ради Бога, что вы можете знать о Роджере? — воскликнула она.

Боже, помоги ей держаться достойно.

— Только то, что рассказали мне вы, а еще Мирна и Йэн. Я знаю, что он благоразумный, работящий человек, который годами сохранял вам верность. Он не заслуживает того, чтобы ему швырнули в лицо обручальное кольцо.

— Я не швыряла…

— Брайони… — У Джека дрогнул голос. Неожиданно он шагнул к ней и схватил за руку. — Этот момент в отеле… — как-то сдавленно сказал он.

— Вы имеете в виду момент, когда… вы поцеловали меня?

— Да.

— И что?

Она сверкнула глазами.

— Это была ошибка, — мрачно объявил он. — Поцелуй ничего не значит. Ни тогда, ни сейчас.

— Тогда почему мы говорим об этом?

— Потому что вы из-за него порвали с Роджером…

— Я порвала с Роджером не из-за того, что вы поцеловали меня. Точнее, не только из-за этого. — Брайони, наконец, почувствовала почву под ногами. Теперь у нее был выбор: она могла промолчать или сказать то, что лежало на сердце. А Брайони всегда слушалась своего сердца. — Я порвала с Роджером, потому что влюбилась в другого мужчину, — проговорила она. Злость прошла, осталась нежность. — Я влюбилась в вас, Джек Морган. И не очень честно выходить замуж за Роджера, когда я люблю другого. Правильно?

— Брайони!.. — прохрипел Джек.

— Да? — почти шепотом спросила она.

Он отпустил ее запястье. Брайони разглядывала руку, на которой остались следы от его пальцев. Мелькнула мысль, следы пройдут, и она останется ни с чем.

— Я не люблю вас, — глухо сказал он.

Голос ровный. В нем отчаяние и беззащитность.

— По-моему, вы лжец, Джек Морган. — Брайони опустила Гарри на пол, подошла к Джеку и ладонью погладила его лицо. — Уже в момент нашей встречи мы оба знали, что между нами есть что-то особенное.

— Да. Так оно и было, — признался он с полустоном-полурыком. — Черт возьми, Брайони, я желаю вас, но вы не подходите мне в качестве жены.

— Так чего же вы вообще хотите? — Она в упор взглянула на него, и Джек побледнел. — Вы не хотите взять меня в постель. Вы не хотите поцеловать меня. Вы не хотите жениться на мне. Чего вы от меня, в конце концов, хотите?

— Я хочу лишь… — Сбитый с толку, Джек покачал головой. — Послушайте, это не имеет смысла. Я завяз поверх головы и должен уйти.

— Назад к Дайане?

— Да! — Это был почти крик. Удивленный Гарри вскочил и угрожающе тявкнул. — Да! Дайана благоразумная…

— Дайана скучная.

— Она не уйдет от меня.

Брайони закрыла глаза. Когда же снова открыла их, то уже знала, что должна сделать. Она подошла к двери и распахнула ее.

— Поверите вы или нет, Джек Морган, мне уже все равно, но я бы тоже не ушла.

— Это вы говорите сейчас. Джорджия тоже так говорила…

— Значит, Дайане вы верите, а мне — нет. — Она пожала плечами. — Джек, это безнадежно. Если вы не верите, значит, не любите. Тогда не о чем говорить. Конец истории. А знаете, я открылась перед вами больше, чем перед кем бы то ни было за всю жизнь. Но теперь откровения кончились. Я понимаю, когда проигрываю. Пожалуйста, уходите, Джек Морган. Вы больше не желанны в моем доме. Вы больше не желанны в моей жизни.


— Дрессировать вашу собаку одно удовольствие, — говорил Брайони управляющий местной кинологической школы.

В следующие несколько недель Гарри сбросил два килограмма, научился ходить на поводке, не выкручивая Брайони руки, идти рядом, сидеть, ловить, приносить и отдавать предметы. Короче говоря, научился поведению цивилизованной собаки. Похоже, он даже наслаждался, выполняя команды.

— Ты помогаешь мне оставаться в здравом уме, — призналась Брайони, однажды вечером, своему послушному любимцу.

Впрочем, она несколько преувеличивала. Гарри не помогал ей оставаться в здравом уме. Он помогал ей быть занятой.

Брайони абсолютно ничего не знала о Джеке.

— Во всяком случае, о помолвке не слышно, — озабоченная видом подруги, говорила на следующий день Мирна. — И Мадди в школе выглядит вполне счастливой.

— Мм…

— Ты хочешь уехать отсюда раньше, чем собиралась?

— Я пробуду здесь четыре месяца, — ответила Брайони. — Я обещала, что останусь здесь, пока ты не кончишь кормить близнецов грудью. И выполню свое обещание. И, кроме того, — призналась она, — я не представляю, куда мне ехать.

Мирна обняла подругу, потом поставила на стол кофейник. Пока они пили кофе, она изучала Брайони. Не только Гарри терял вес.

— Ведь ты не собираешься опускаться, любовь моя?

Брайони задумалась.

— Опускаться? Мне это не приходило в голову. — Мысль приободрила ее. — Мой единственный белый костюм уже не так хорошо смотрится — после коровьего навоза. Ты думаешь, без него я выгляжу бледной, потускневшей, слоняющейся без дела?

— Подруга моя, носимая ветром по округе, словно бездомная, ищет лодку, полную цветов, и озеро, где найдет свой конец, — предложила свой вариант Мирна. — С трудом представляю. Нет, по-моему, до этого ты не дошла.

— Почему же? Потрясающая картина, я умираю, потому что у меня разбито сердце.

— А кто будет кормить Гарри?

— Действительно, — встревожилась Брайони. Потом взяла на руки собаку и усмехнулась. — Ладно. Не хочу опускаться. Буду дрейфовать, пока моя лодка не утонет или не унесет меня куда-нибудь. Конечно, есть и другие способы. Да, пистолеты — слишком громко, от шума у меня болит голова. А веревочное ожерелье определенно не соответствует моде. Я знаю, как я умру. Голод. Гарри и я уже несколько недель не ели чипсы.

— И это пошло вам на пользу, — откровенно признала Мирна и улыбнулась. Но у нее еще оставались сомнения. — А как идет дрессировка?

— Замечательно. Давай, Гарри! Покажи тете Мирне свои фокусы.

Гарри выполнил все команды, будто участник цирковой труппы.

— Милостивые небеса! — изумленно воскликнула Мирна. — Никогда не думала, что он так талантлив. Должна признаться, я считала, что этот пес хорош только в еде и сексе.

— Ну, мы оба живем без еды и секса, — засмеялась Брайони. — Для таких трезвенников, как мы, не остается ничего другого, как показывать фокусы.

Мирна уже не слушала. Она думала вслух.

— Брайони, на следующей неделе в субботу будет еще одна собачья выставка в Хоршеме. Почему бы тебе не попытаться снова выставить Гарри?

— Должно быть, ты шутишь! Вспомни, сколько неприятностей я получила в прошлый раз.

— Тогда ты имела дело с недрессированной собакой. Но сейчас… Брайони, родословная у Гарри безукоризненная, он сбавил вес и умеет себя вести. Если он победит… Во всяком случае, это поможет продать щенят, которыми Джек нагрузит тебя.

— О да! Мать и отец — чемпионы, хотя и не одной породы.

— И все равно поможет, — упрямо настаивала Мирна. — Одного хочет взять Фиона. Но Йэн не позволит, пока не убедится, что Гарри приличная собака. Ты должна доказать, что его можно выдрессировать. Иначе нам придется искать щенка для Фионы.

— Мирна, это шантаж! — вспыхнула Брайони.

— Правильно. — Мирна одарила подругу нежнейшей улыбкой. — Как раз в шантаже я преуспеваю. Спроси у Йэна. Прошедшие несколько недель, гуляя со своей проклятой собакой, ты ходила по одному и тому же кругу возле одних и тех же стен. А выставка заставит тебя уехать из дома. Ты встретишься со многими людьми. — Она просияла. — Кто знает? Там, может быть, прямо рядом с твоим рингом — собака с племенной фермы вместе с хозяином племенной фермы.

— Да?

— Да. Над этим стоило подумать.


Брайони три раза заполняла и рвала анкету для участия в выставке — пока, наконец, не набралась отваги послать ее. В глубине сознания таилась сокровенная мысль. Что, если там будет Джек? Он приедет не с Джессикой. Это она знала. Джесс дохаживает свой срок. Но ведь он может выставить и другую собаку.


Все получилось не так. Колли выполняли упражнения на другой стороне площадки.

Получив голубую ленточку, Брайони и Гарри могли бы отправляться восвояси. Чего ради, сидеть здесь и смотреть на стены? Так можно дойти до тихого помешательства!

Но они не завоевали голубую ленточку. Они выиграли красную. Красная — это вторая премия. Брайони оделась консервативно — серые брюки и белая блузка. Чтобы не пугать судей.

— Им не нравится, когда кто-то выделяется, — сказала Мирна.

Гарри был так начищен, аж лоснился! Но первую премию увезла, маленькая ловкая шнауцериха с самодовольным выражением физиономии и владелицей с голубыми волосами и «мерседесом».

Но это не имело значения. Вторая премия — тоже замечательно! Брайони так переполняла гордость за Гарри, что она чуть не лопалась. Мирна с Йэном и детьми стояли в толпе и аплодировали до тех пор, пока у них не задымились ладони.

— Брайони! Брайони! Гарри занял второе место. Он был потрясающий!

Этот отчаянный вопль раздался у самого ринга. Брайони застыла. Она узнала голос Мадди. Через секунду девочка оказалась рядом, опустилась на колени прямо в пыль и обняла Гарри, позволив ему вылизать все лицо. Она выглядела поправившейся, и здоровой, и очень аккуратной в тех самых красных брюках, которые они выбрали вместе с Брайони.

— Умная собака, — говорила девочка, крепче прижимая к себе Гарри. — Я знала, что ты ловкий. Я скучала по тебе.

И Мадди осуждающе поглядела на Брайони. Но та не клюнула. Вместо этого, она тоже осуждающе посмотрела на девочку.

— Тебе не следовало приходить сюда одной. Где твой папа, Мадди Морган?

— Здесь, — раздался глубокий мужской голос.

Брайони чуть не подпрыгнула. Когда ноги снова почувствовали твердую почву, Джек Морган стоял прямо за спиной Мадди. С прицепом — Дайаной.

— Ох! — Брайони вздрогнула. — Привет.

Джек не ответил, предоставив сделать это леди, стоявшей возле него.

— Привет, Брайони, — произнесла Дайана в своей обычной покровительственной манере. Она откинула волосы с лица и поправила солнечные очки. — Вы видели собаку моей матери? — любезно спросила она. — Ту, что победила?

Ну конечно! Это была ее мамаша!

— Но Гарри и правда выступил отлично, — с гордостью возразила Мадди.

— Да, дорогая, он хорошо выступил. — Дайана взяла Мадди за руку и заставила встать. Твердо. — Пойдем, Маделин. Ты же знаешь, мы собирались взглянуть на изделия ремесленников.

Мадди бросила умоляющий взгляд на Брайони. Потом посмотрела на Мирну и ее выводок, всем скопом приближавшихся к ним.

— Брайони, можно мне немножко побыть с вами? — страстно зашептала девочка. — Я не хочу идти смотреть изделия.

Дайана уже открыла, было, рот, чтобы сказать «нет», когда Фиона увидела подругу и восторженно закричала. Подошел Йэн и заговорил с Джеком. И каким-то образом так получилось, что Джек и Йэн решили вместе пойти посмотреть быков. А Дайана и Мирна возьмут двойняшек и отправятся взглянуть на изделия ремесленников. Брайони же и старшие дети, Мадди, Фиона и Питер, покатаются на «чертовом колесе».

Пока вокруг шли организационные хлопоты, Брайони молчала. Все прекрасно. Земля не разверзлась и не поглотила ее только потому, что Джек Морган не сводил с нее глаз.

Она чувствовала себя так, будто ее пропустили через пресс для отжима белья. Джек не сказал ей ни слова.

Не имеет значения. Брайони решила, она и трое детей будут веселиться, даже если она несчастна. Даже если Джек притащил на выставку Ледяную Дайану.

И они повеселились на славу. Ели сахарную вату. Кидали пинг-понговые шарики в рот клоунам, и выиграли какую-то ерунду. Потом дети держали Гарри, а Брайони кидала пинг-понговые шарики и не выиграла ничего. Потом опять ели, но уже яблочный пирог с орехами. И, наконец, пошли поглядеть на «чертово колесо». Дети решили, что оно выглядит неопасно.

Брайони была другого мнения. С недавних пор, она с уважением относилась к высоте.

— Тетя Брайони, знаете, чего мы по-настоящему хотим? — спросила Фиона, заметив ее нежелание идти на «чертово колесо». — «Туннель судьбы».

— «Туннель судьбы»…

Едва Брайони произнесла эти магические слова, как шесть рук с энтузиазмом подхватили ее и повели.

Она поняла свою ошибку, когда увидела, куда ее притащили. Она почти с ужасом разглядывала этот «Туннель судьбы». Впрочем, с небольшой площадки перед входом, аттракцион выглядел довольно безобидно. Всего лишь аккуратный маленький поезд с десятью вагончиками. Только проволочные сетки на крыше каждого открытого вагона и ремни безопасности с тройным креплением говорили, что это может быть не так невинно, как кажется на первый взгляд.

Затем Брайони осмотрела туннель. Он походил на огромную гусеницу, широкими кольцами поднимавшуюся в воздух. Повороты изгибались под углом сто восемьдесят градусов. В шесть лет она бы умерла, если бы вошла в такой туннель. Да, но в шесть лет она ловко лазила по деревьям…..

— Если вы думаете, что я пойду на это… А вам одним нельзя. И Гарри не пустят…

— Нет, мисс, собак можно, — бодро успокоил ее служитель. — Собаки очень любят этот аттракцион. Мы привязываем их вместе с вами или отдельно. Посмотрите на моего Буффа! — Он показал на огромного черного лабрадора, привязанного в одном из вагончиков. — Целый день ездит вокруг и никогда не устает. Садитесь, испытайте этот вихрь.

Вихрь? Милостивые небеса…

Брайони вдруг обнаружила, что покупает билеты на всех. Они заняли два вагончика. В переднем — сияющие Питер и Фиона. В заднем — Мадди и Гарри. И Брайони, сосредоточенно уставившаяся вперед. Она чувствовала себя столетней, нет, даже старше ста лет. Поезд тронулся, и дети перестали сиять. Теперь они визжали.

Гарри тоже визжал. Брайони не сомневалась, что слышит его повизгивания. Хотя как она могла что-нибудь слышать, кроме звука, который издавала сама?

Наконец поезд подкатил к площадке и затормозил. Дети выскочили и тут же начали снова сиять.

— Это фантастика! Клево! Классно! Можно мы поедем еще раз? Тетя Брайони? Пожалуйста!

— Н-нет, — пролепетала она, не вставая с сиденья. Благодатно устойчивого сиденья на твердой земле. И никаких ужасных маленьких колесиков, или проволоки, или туннелей. — Слава Богу, у меня больше нет денег.

У Брайони подгибались ноги. У Гарри тоже. Он лежал у нее на коленях, и даже усы у него обвисли. Одним глазом он поглядывал на лабрадора, который по-прежнему кротко занимал свое сиденье, пока служитель размещал по вагончикам следующую группу пассажиров. Наверно, Гарри думал, что это черное чучело нарочно посадили здесь, чтобы пугать невинных шнауцеров.

— Вот вы где! — раздался голос Мирны. — А мы повсюду вас искали.

— Мы были в «Туннеле судьбы»! — в унисон закричали дети.

Брайони видела радость прыгавшей Мадди. Поистине поразительно, какая перемена произошла в девочке за последние два месяца. Мадди поняла, что Джек любит ее! И в Брайони произошла бы перемена, если бы она знала, что Джек любит ее…

Ради любви Джека, она бы даже еще раз проехалась по «Туннелю судьбы»!

Теперь Мадди настойчиво тянула за руку отца.

— У Брайони кончились деньги, а мы хотим поехать еще раз. Пожалуйста, папа!

— А Брайони хочет поехать еще раз?

Джек посмотрел на нее и улыбнулся.

— Теперь ваша очередь. Ни за что на свете я не стала бы лишать вас этого удовольствия, — проговорила позеленевшая Брайони. — У Гарри и у меня было уже достаточно удовольствий для одного дня.

— Нам всем достаточно, — твердо объявила Дайана. — Не думаю, что поездки вроде этой полезны детям. Они расстроят себе желудки.

— Не говорите о желудках! — взмолилась Брайони.

— Гарри хочет поехать снова. — Мадди схватила пса на руки. — Ты не хочешь, Гарри?

Гарри не хотел. Он кашлял. Мадди задумчиво разглядывала его.

— Опусти собаку, — приказала Дайана.

— Почему? — повернулась к ней Мадди. — Вам не нравится Гарри? Он симпатичный пес. Посмотрите на его брови. У него самые лучшие брови среди всех собак, каких я знаю.

И она поднесла его к Дайане, чтобы та полюбовалась лохматыми бровями.

Гарри снова кашлянул. О Боже!.. Видимо, кто-то из детей накормил его сахарной ватой. Кремовые брюки Дайаны… или, вернее, брюки Дайаны, бывшие кремовыми…

Дайана визжала громче, чем Брайони в «Туннеле судьбы». Она визжала долго и пронзительно. Потом наступила тишина. Молчание продолжалось целую вечность.

Брайони закусила губу, втянула щеки — делала все в попытке остановить хохот. Нельзя смеяться. Она не должна.

— Ох, нет…

К счастью, первой заговорила Мирна. Голос подрагивал.

Теперь самое мудрое, решила Брайони, закрыть руками и глаза, и рот. Иначе, посмотрев на Мирну…

— Ух! — возмутился пятилетний Питер. — Я же говорил тебе, Фиона, не корми его сахарной ватой!

— По-моему… по-моему, нам пора ехать домой.

Голос Джека дрожал даже сильнее, чем у Мирны.

— Нет! — раздался хор детских голосов.

— Ничего страшного, мы можем смыть это здесь, — бодро предложила Мадди. — Когда Брайони вымазалась в коровьем навозе, один из фермеров облил ее из шланга с тонкой струей.

— Джек… — прозвучало зловещее предупреждение Дайаны. — Отвези меня. — Дайана посмотрела на свои испорченные брюки и направила жало злости на Брайони. — И поскорее! Избавь меня от этой женщины. Куда она приходит, там одни неприятности. Чем скорее она уедет из города, тем лучше для всех нас.


Брайони и сама уже начинала так думать. Той ночью она сидела дома и нянчила выздоравливающего Гарри. Вообще-то Гарри чувствовал себя прекрасно. Избавившись от сахарной ваты, он моментально приободрился.

— Такая удача, что я люблю тебя, — несчастным голосом проговорила Брайони и полезла в свою просторную и одинокую постель, захватив с собой бокал муската, большую плитку шоколада и Гарри. — К чертям диету! — решила она.

Незадолго до полуночи, когда им обоим полагалось спать, Брайони все еще лежала без сна, уставясь в потолок, погруженная в мысли о своей несчастной жизни. В этот момент зазвонил телефон. У нее упало сердце — беда. Дизайнерам интерьеров не звонят в полночь.

Должно быть, это родители. Она так испугалась, что понадобилось целых две секунды, чтобы зажечь свет и поднять трубку.

Оказалось, не родители. Голос на другом конце линии принадлежал Дайане. Что-то случилось с Мадди?

— Я подумала, что вам надо знать о вреде, который вы принесли.

Голос злой, раздраженный.

— Вред? — Брайони тупо уставилась на телефон. — А-а, вы имеете в виду брюки! Простите, Дайана, я заплачу за них…

— Я не имею в виду брюки, тупица! — оборвала ее Дайана. — Я имею в виду Мадди. Я же говорила вам, что от этой поездки дети заболеют.

— Заболеют? Мадди заболела? — Брайони села.

— За чаем, она не могла есть, — с удовлетворением сообщила Дайана. — Потом ее тошнило, и не один раз. Нам с Джеком пришлось отвезти девочку в больницу. И вина на вас, мисс Лестер! Так что, надеюсь, вы можете быть довольны собой.

Раздались гудки. Дайана швырнула трубку. А Брайони осталась сидеть, уставясь в стену. Она просидела целых три минуты. Потом вскочила, натянула теплый тренировочный костюм и помчалась в больницу.

Глава одиннадцатая

К Мадди ее не пустили.

Брайони рвалась в отделение скорой помощи, словно маленький бульдозер. Но на медсестру маленький бульдозер не произвел никакого впечатления. Она остановила Брайони в приемном покое. Через эту линию фронта не пробилась бы даже танковая армия.

— Простите, — вежливо, но строго объясняла сестра. — В данный момент Мадди делают процедуры. — Она кивнула головой на бежевые двери за спиной. — Поэтому, боюсь, вы не сможете ее увидеть.

— Но что случилось?

— Я не знаю. Пока еще не готовы анализы. Милостивый Боже!

— Вы можете мне сказать, что произошло? — прошептала Брайони. — Пожалуйста…

— Нет, — покачала головой сестра. — Послушайте, если хотите, вы можете посидеть в комнате ожидания. А я спрошу мистера Моргана, выйдет ли он к вам.

— Да, пожалуйста, — оцепенело, произнесла Брайони и села.

И сидела. Несколько часов. Сегодня, в субботнюю ночь, в отделении скорой помощи царила тишина. Леди Дракон писала за столом и уголком глаза наблюдала за Брайони.

Зазвонил телефон. Леди Дракон ответила.

— Дайана… Привет, как вы?.. Нет, пока ничего нового. Позвонить, когда что-нибудь узнаю?.. Нет? О, понимаю… Да, надеюсь, вы будете более полезны, если выспитесь. Тогда до утра? Хорошего сна.

Очень ты беспокоишься, Дайана Коллинз, с горечью подумала Брайони. Тебе надо бы быть здесь! Если ты собираешься стать Мадди матерью… — Эта мысль словно ножом резанула по сердцу.

Что происходит за бежевыми дверями? Это совсем не похоже на обычное расстройство желудка. С каждой минутой страх все более и более овладевал Брайони. Она положила голову на руки и закрыла глаза. Когда же открыла их, над ней стояла сестра с чашкой.

— Выпейте чаю.

В сестре произошли какие-то перемены. Она явно смягчилась.

— Спасибо, — пробормотала Брайони и ухитрилась улыбнуться.

— Я слышала о вас, — продолжала леди Дракон. — Брайони Лестер. Дизайнер по интерьеру. Правильно?

— П-правильно.

— Дайана говорит, что вы охотитесь за Джеком Морганом… Правда?

Прямой вопрос, не в бровь, а в глаз. Брайони поморгала, прогоняя слезы, взяла предложенный чай. Надо отвечать.

— Я люблю их обоих, — прошептала она. — Там действительно что-то серьезное?

— Может быть. Я знаю, что доктор Хилл позвонил консультанту-педиатру, так он встревожен. — Потом сестра долго-долго смотрела на Брайони. — Дайане следовало бы быть здесь, — некстати произнесла она.

Брайони промолчала.

— Я не имею права оставлять свое место, — наконец, сказала сестра. — Но, черт возьми!.. Это так же касается меня, как и вас. Отвечайте на телефонные звонки, приводите в сознание тех, кто появится, не позволяйте пьяным топать по чистому полу, а я пойду, посмотрю, что можно узнать…

Она ушла. Три минуты спустя из бежевых дверей вышел Джек Морган, за ним следовала леди Дракон. У Брайони упало сердце.

Лицо Джека без слов говорило, что дело серьезно. Он выглядел усталым, даже измученным. Словно слепой, он шагнул к Брайони и остановился. Леди Дракон шла за ним, будто боясь, что он упадет.

Брайони вскочила. Пустая чашка, не разбившись, со звоном стукнулась об пол. Брайони пробежала три шага, чтобы взять его за руки. Поддержать. Посмотреть в глаза…

— Джек… — В голосе сплошной ужас. — Ох, Джек, что с ней?

— Брайони… Вы давно здесь?

— Три часа, — вместо Брайони ответила леди Дракон. — Она здесь уже три часа. И выглядит так же плохо, как и вы.

Джек закрыл глаза и ссутулился. Брайони обняла его и крепко прижала к себе. Не как любовница. Как человек, отчаянно, желающий помочь другому человеку.

— Джек, это случилось… в туннеле, на выставке? Она что-то повредила?..

Джек отрицательно покачал головой. Он прижимался лицом к ее волосам, словно черпал силу в этом прикосновении.

— Нет. Это не ваша вина. Врачи говорят… Они сделали анализы. У нее инфекционный менингит.

— Менингит!

Брайони откачнулась назад, конвульсивно ухватившись за Джека. Менингит! Она знала, что это такое. Болезнь-призрак, которая бьет без предупреждения. Ребенок весело играет, а через несколько часов уже может быть мертв.

— Ох, Джек… Как… это узнали? — наконец, выговорила Брайони.

— Ей сделали спинномозговую пункцию. Теперь врачи уверены.

— Что они могут сделать?

— Врачи напичкали ее антибиотиками. Аппарат помогает ей дышать… Они начали лечить даже раньше, чем получили результаты анализов. Ей так быстро стало плохо, что они заподозрили менингит. Сейчас… она впала в кому. — Голос Джека дрогнул. — Не уходите, — попросил он.

Брайони кивнула.

— Я буду здесь, если нужна вам. Я никуда не уйду.

— Да. — Наконец-то он избавился от сомнений. И знал теперь только одно, она нужна ему. Нужна здесь, рядом.

— Оставайся с нами, — проговорил он и потянул ее к бежевым дверям раньше, чем она успела возразить. — Останься с Мадди. Останься со мной.


Наступила самая долгая ночь в жизни Брайони. Она сидела в углу реанимационной палаты, а Джек — на краю кровати Мадди. Брайони произносила про себя все молитвы, которые когда-то учила, и сотни других, которые придумывала сама. Она давала обещания и посылала угрозы. Просила прощения за угрозы и снова давала обещания. Она умоляла. Плакала. Но вслух не произносила ни звука.

Врачи и сестры входили и выходили. Серьезные мужчины и женщины в белых халатах со стетоскопами, висевшими на шеях, и лицами, мрачными, как сама смерть. Среди них — молодой человек, вроде бы дежурный врач. Но были и другие, специалисты, сестры…

Брайони видела, что все они боролись за жизнь Мадди. Шли настойчивые разговоры о самолете, чтобы доставить больную в Мельбурн. Потом из их тихих переговоров Брайони поняла, что риск слишком велик.

На постели хватало места только для Джека. Он сидел с каменным лицом и держал безжизненную руку дочери. Но время от времени, его взгляд в отчаянии скользил по комнате, и он убеждался, что Брайони по-прежнему здесь.

Теперь он не один на один со своим ужасом.

Мадди лежала без сознания так неподвижно, будто уже ушла от них. На подушке белое пятно лица. А рядом — еще одно пятно, но яркое — на подушке лежал старый плюшевый лев, подарок Брайони.

Вскоре после рассвета, а может быть, была уже середина утра — кто знает и кого это заботит? — пришел ответ на молитвы Брайони.

Сначала все сомневались. Сестра в сотый раз померила Мадди температуру. Нахмурилась и показала термометр доктору. Он тоже нахмурился и проверил температурный лист. Сестра снова померила температуру. Потом робко улыбнулась, точно боялась надеяться.

Пятнадцать минут спустя, она снова померила температуру. Брайони насторожилась. Появилась надежда? Но медики еще не хотели пробуждать ее в Джеке. Слишком жестоко, если появившаяся надежда снова умрет.

Затем на бледном лице девочки вдруг дрогнули веки. Чуть-чуть. Но это могла быть всего лишь игра воображения.

Доктор поднял веки Мадди, посветил своим фонариком. Потом взял ее руку из руки Джека. Теперь надежда была не только в его глазах, но и в голосе.

— Давай, Мадди, возвращайся! Ничего…

— Уверен, что она не в глубокой коме, — объяснил доктор. — Температура падает, а это значит, начали действовать антибиотики.

Он посмотрел на часы.

— Но может быть поврежден…

Джек не закончил фразу, но Брайони поняла, что он имеет в виду. Менингит наносит вред мозгу. Глубокий сон опасен. Если Мадди не сможет вернуться к ним…

Брайони смотрела на неподвижное хрупкое тельце, лежавшее на постели, веки девочки снова дрогнули.

Джек сидел, не шевелясь. Но Брайони уже не сомневалась. Она не могла больше оставаться в своем углу. Сделав три неуверенных шага к постели, Брайони схватила обе руки девочки.

— Давай, солнышко! — Голос твердый, сильный, требовательный. — Давай, Мадди, любовь моя! Открой глаза. Я здесь. И твой папа здесь. Открой глаза, и ты увидишь нас.

И Мадди открыла глаза.

Потом все происходило словно в тумане. Брайони рыдала, Джек обнимал ее и, в то же время, обнимал Мадди. Брайони казалось, что он тоже рыдает. Конечно! Не могла же она одна так намочить слезами его рубашку!

Мадди слабо улыбалась. Бесспорно, это была улыбка! И потом снова уплыла от них. Но теперь доктор сказал, что это нормальный сон.

— Мы вовремя взялись за дело, — произнес он. За усталостью в его голосе слышалось торжество победителя. — Если бы мы ждали результатов анализов… — Врач покачал головой. — Болезнь так быстро развивалась. Иногда единственный способ остановить ее — сразу же дать антибиотики.

— Спасибо, доктор.

Джек сжал руку врача и закрыл глаза. Потом опустился в кресло, освобожденное Брайони. Она посмотрела на доктора, проведшего их через эту страшную ночь, и в его глазах тоже заметила слезы.

Это уже слишком! Ей надо где-то запереться одной и вволю поплакать.

— Тогда я пойду…

— Нет!

Джек резко поднял голову.

Мадди спала. А леди Дракон заглянула в дверь, и в глазах стоял вопрос.

— Ей лучше? Сестра Родни говорит, что она вышла из комы и уже поправляется. Это правда? Я не уйду с дежурства, пока не узнаю.

Глаза доктора дали полный ответ. И леди Дракон исполнила воинственный танец индейцев с такой точностью, на какую способна медицинская сестра средних лет, в накрахмаленном халате. Она улыбалась. Она сияла. Она вздыхала. И, наконец, перешла к вестям, которые принесла.

— Там Дайана Коллинз, она хочет войти. — И сестра с сомнением посмотрела на Брайони. — А в комнате ожидания Мирна Макферсон спрашивает о вас, мисс Лестер. Она здесь уже час.

Мирна здесь? Да, конечно. Среди маленького сообщества фермеров вести разносятся со скоростью молнии. Сейчас все в ужасе, и ждут новостей.

— Джек, они хотят знать. Мирна напугана. И Гарри дома, — неуверенно начала Брайони. — Я должна рассказать ему.

Она наклонилась и нежно поцеловала спящую девочку в лоб. Потом, раньше, чем Джек успел остановить ее, вышла. Пусть он остается со своей Дайаной.


Когда Брайони появилась в комнате ожидания, ее встретили не две женщины, а маленькая толпа. Друзья Джека со всей округи примчались помочь ему.

Но первой ее «поприветствовала» Дайана.

— Что вы здесь делаете? — гаркнула она.

Даже Дайана не могла испортить этого утра…

— Мадди идет на поправку, — тихо проговорила Брайони и обернулась. Возле нее стояла Мирна. — Ох, Мирна…

Дайана не успела открыть рта, как Мирна отодвинула ее в сторону и вывела Брайони из комнаты.


Пока они ехали домой, Мирна не сказала ни слова. Только увидев свой коттедж, Брайони сообразила, что ее машина осталась возле больницы.

— Позже Йэн пригонит ее, — командным тоном сообщила Мирна. — Не хочешь же ты сказать, что способна вести машину?

— Нет, но…

— Не говори мне «но». — Мирна обошла автомобиль и открыла для подруги дверцу. — Выходи! Программа: душ, завтрак, постель. В таком порядке.

— У меня на утро назначены встречи, — пробормотала Брайони.

— Неужели? Полагаю, ты собираешься выехать прямо сейчас? — вкрадчиво спросила Мирна. — Красные пушистые шлепанцы и глаза в тон им. Это не на пользу репутации нашей фирмы.

Брайони уставилась на свои ноги. Шлепанцы, прощальный подарок подруги в Нью-Йорке, напоминали боа из перьев.

Она примчалась в больницу в домашних тапочках!

— Ох, Мирна…

Лицо ее исказилось от гримасы боли.

— Все в порядке. — Мирна крепко обняла подругу. — Все в порядке, Брайони. Мадди поправится.

— Да, она поправится, — всхлипнула Брайони. — Но я люблю их обоих так сильно, что не могу вынести своей любви. Что я должна делать?..

— Я скажу, что тебе делать, — решительно прервала ее Мирна. — Ты будешь спать остаток дня и всю ночь. Потом позвонишь в больницу и, если узнаешь, что Мадди проснулась, поедешь и навестишь ее. А потом заберешь ее оттуда. Каждый раз будешь делать по одному шагу.

— Дайана не хочет, чтобы я ходила туда…

— Брось! — Мирна держала подругу за руку. — Я что-то пропустила? Мы влюблены в Дайану?

— Нет. Но…

— Тогда выбрось мисс Коллинз из уравнения, — приказала Мирна. — Прямо сейчас.

Но, естественно, она не могла выбросить Дайану, ни из уравнения, ни из жизни Мадди и Джека.

В тот же вечер Брайони поехала в больницу и нашла там Дайану, принимавшую посетителей Мадди. Джек крепко спал в соседней палате. И Дайана заявила, что Брайони здесь не нужна.

— Не сомневаюсь, вы успокоили свою совесть, оставшись на ночь, — ехидно заметила Дайана. — Но ваша помощь больше не требуется. Маделин спит. Я сказала Джеку, что посижу с ней. Но даже если она проснется…

Брайони догадалась. Даже если бы Мадди не спала, Дайана и так третий угол в их прочном треугольнике. А Брайони посторонняя. И она поехала домой.


На следующее утро она позвонила в больницу раньше, чем начинали пускать посетителей. И, слава Богу, ее соединили прямо с Мадди. Телефон стоял у ее постели.

— Брайони! — Голосок слабый, но веселый. — Хотите поговорить с папой? Он только что ушел приготовить мне лимонад, но вот-вот вернется.

— Мадди, я хочу поговорить только с тобой. Можно приехать к тебе?

— Да, пожалуйста.

Голос Мадди прозвучал так уверенно и радостно, что у Брайони прибавилось отваги для перестрелки с Дайаной, если та и в этот раз встанет на пути.

— Чего ты хочешь? Что тебе привезти?

— Привезите Гарри, — решительно попросила Мадди. — Папа отказывается привозить Джессику, потому что та ждет щенков. Папа говорит, что она может родить прямо у меня в постели.

— Ну а для чего нужна больница? Большинство леди рожают детей в больницах.

— Я тоже так думаю, но папа все равно стоит на своем, а я и правда хочу видеть Гарри. — Голос жаждущий, настойчивый.

— Солнышко, не знаю, впустят ли в больницу соба…

— А если вы постараетесь?

Боже милосердный! Возможен только один ответ.

— Да.

Леди Дракон несла стражу. Брайони подошла к ее столу и приветствовала как старую знакомую.

— Как Мадди?

Сестра уставилась на талию Брайони и, зачарованная, уже не сводила с нее глаз.

— Прекрасно. — Женщина улыбнулась, по-прежнему разглядывая талию Брайони. — Улучшение идет просто стремительно. Если все будет хорошо, на следующий уикенд девочка вернется домой.

— Это замечательно. — Брайони расправила плечи и обеими руками поддержала раздувшийся живот под пальто. — Можно мне ее видеть?

Леди Дракон задумчиво подняла бровь.

— Я и не догадывалась, мисс Лестер, что вы беременны.

— Ох, я не беременна! — Брайони небрежно улыбнулась и с мольбой и надеждой посмотрела на сестру. — Я выпила слишком много пива. Можно сейчас пройти к ней?

Молчание. Живот у Брайони начал шевелиться.

— По-моему, вам лучше сделать это поскорей, — начала леди Дракон, словно загипнотизированная глядя на пальто Брайони, — а то живот выпрыгнет из вас.

Кроме Джека, визитеров у Мадди не было. Отец и дочь играли в лото. Когда Брайони вошла, девочка подняла голову и завизжала от восторга. Через две секунды Гарри уже извивался в ее руках.

— О, вы принесли его! Гарри…

Джек встал с таким выражением, какого Брайони никогда раньше не замечала. На появление Гарри он не обратил никакого внимания.

— Брайони!

Одно слово. Только ее имя. Но он так его произнес, что у нее мурашки забегали по спине. Она взглянула на него — и мурашки забегали по всему телу. Джек смотрел на нее, словно перед ним была такая же драгоценность, как и Мадди. Должно быть, ей почудилось. Ночь без сна делает странные вещи с человеком.

Ночь без сна прошла двадцать четыре часа назад. И с тех пор Брайони успела поспать. Она вспыхнула и шагнула к кровати, обнять девочку.

— Ты потрясающе выглядишь, Мадди Морган. Врачи говорят, что болезнь вызвана не «Туннелем судьбы», хотя у меня есть сомнения.

— Конечно! — с негодованием запротестовала Мадди. — Просто Дайана так говорит, потому что она вас не любит.

— Гарри тоже не одобряет «Туннель судьбы», — назидательно заметила Брайони, меняя тему. Она старалась не замечать странный взгляд Джека. — Гарри очень разумная собака. Когда мы проходили сюда, он сидел тихо.

— Люди видели вас… — как завороженный, протянул Джек.

— Да. Я даже думала, что меня по дороге поймают и направят в родильное отделение. Но я прошла. — Она с сомнением взглянула на дверь. — Но, Мадди, любовь моя, лучше, чтобы наш визит был кратким. Если кто-нибудь войдет…

— Никто не войдет, — уверенно возразила Мадди и спрятала Гарри под одеялом, чтобы пошептаться с ним.

Брайони ничего не оставалось, как посмотреть на Джека.

— Спасибо, что ты осталась здесь в ту ночь, — медленно проговорил он. Взгляд его не изменился. — Ты так была нужна мне!

Боже! Это признание. У Брайони перехватило дыхание. «Ты тоже мне был нужен», — хотелось ей сказать. Но она не сказала. Один раз она и так слишком многое открыла этому мужчине.

Теперь пусть решает он.

— Мадди вернется домой в пятницу, — продолжал Джек. — Ты приедешь в субботу к нам обедать?

— Мне бы хотелось…

Но тут Мадди высунула голову из-под одеяла и укоризненно посмотрела на отца.

— А Дайана говорила, что на уикенд обед будет готовить она.

— Говорила? — вяло переспросил Джек и рассеянно провел рукой по волосам.

— Оставим это, — ласково проговорила Брайони. — Возвращайтесь домой, устройтесь. Потом все решишь.

— Я не…

Джек не договорил. Распахнулась дверь, и появилась Дайана.

— Вы?!

На какой-то миг, Брайони даже почувствовала жалость к этой девушке. Дайана, должно быть, тоже влюблена, если так реагирует на нее.

В этот момент, Дайана увидела Гарри и практически перешла на визг.

— Опять идиотские выходки?! Вы принесли сюда собаку? Неужели не понимаете, как близко к смерти был ребенок? Меньше всего ей сейчас нужны собаки, покрытые микробами!.. И в постели, ради Бога…

Она шагнула к кровати, схватила Гарри за ошейник и с яростью вышвырнула за дверь. Он приземлился в коридоре. В голове зазвучало эхо воспоминаний. Эхо сердитых голосов, пинков и боли. За месяцы жизни у Брайони, это эхо почти заглохло в памяти пса, но остались его следы. Гарри знал, что значит злость.

Он зажал между ногами обрубок хвоста, и засеменил по сияющему полу коридора с такой скоростью, на какую только были способны его короткие ноги.

— Нет!

— Дайана!

— Гарри!

Три голоса прозвучали почти в одновременном протесте. Но, прежде чем Дайана успела продолжить свои обвинения, Брайони нырнула в открытую дверь и помчалась за любимой собакой. Гарри быстро скрылся из виду. Добежав до угла, Брайони увидела, что он влетел в открытую дверь, на которой написано «Для отдыха сестер». Потом другой маленький коридор и еще одна дверь…

Брайони, запыхавшись, ворвалась в эту дверь и обнаружила трех престарелых леди, разглядывавших ее горевшими от любопытства глазами. Две леди сидели в креслах перед телевизором. А третья — крошечная и высохшая от старости — хрупким комочком притулилась в углу кровати.

— Вы не видели собаку? — Пытаясь отдышаться, Брайони прислонилась к двери. — Маленькую серую собаку…

— Кто, мы? — спросила одна из леди перед телевизором.

Она завозилась с пультом управления, будто бы убирая звук, но на самом деле старалась придать лицу подобающее выражение. Потом взглянула на Брайони, безмятежными, невинными глазами.

И Брайони не смогла сдержать улыбку. Роль лгунишки старушка играла плохо.

— Вы не против, если я проверю? Он мог вбежать, пока вы смотрели телевизор.

— Проверьте, дорогая.

— Гарри!

Нет ответа. Краткий осмотр ящиков и шкафов не дал результата. Брайони решительно посмотрела на леди, притворявшуюся обманщицей.

— Его зовут Гарри, — сказала Брайони. — Он испугался. Гарри обидели. Это мой пес. Я люблю его.

Молчание. Все три леди приняли информацию к сведению, и оглядели девушку с ног до головы. До сих пор крошечная старушка на кровати не шевелилась. Сейчас же костлявая сухая рука поднялась над одеялом и упала. Искривленный палец показал под кровать. Брайони нагнулась и замерла. Из дальнего угла на нее с ужасом смотрели два сверкающих глаза.

Брайони забралась под кровать, подползла и обняла Гарри, крепко прижав к себе.

— Ох, Гарри, она ушибла тебя, — ласкала она своего питомца.

Пес дрожал, как осиновый лист.

Брайони зарылась лицом в его шерсть и почувствовала, как брызнули слезы. Они оба — она и Гарри — страдали от душевных травм. Из коридора донеслись тяжелые шаги, кто-то остановился у двери.

— Никто не видел пса? И его хозяйку? Девушку с ярко-рыжими волосами?..

Джек. Это был Джек!

У Брайони сердце ушло в пятки.

— Кто, мы? — повторила свой вопрос та же старая леди.

Джек обдумал ситуацию и ласково, но твердо произнес.

— Пес напуган. Его обидели. Клянусь, это не я! Я не мог бы обидеть его. И девушку, которая с ним. Мне нужно найти ее. Я люблю ее. Я люблю их обоих.

Мертвая тишина. Брайони затаила дыхание. Гарри тоже затаил дыхание. И потом снова над одеялом поднялась сухонькая рука и показала вниз. Прямо туда, где прятались беглецы.

Джек вытаращил глаза. Потом, озадаченный, подошел к кровати.

— Брайони?

Он нагнулся и заглянул под кровать. Двумя секундами позже, Джек Морган уже был там и обнимал Брайони и Гарри с такой силой, будто собирался никогда больше не выпускать их.


Когда он чуть ослабил объятия, Брайони, наконец, смогла чихнуть.

Целоваться и чихать в одно и то же время — дело трудное, но не невозможное. Когда Брайони чихнула третий раз, Джек еще чуть-чуть ослабил объятия. И сделал это очень неохотно.

— Здесь клубы пыли, — едва улучила момент Брайони, чихая прямо в грудь Джека. — Надо пожаловаться, что уборщицы плохо работают.

— Не надо, — пробормотал Джек ей в волосы, снова крепче прижимая к себе. — По-моему, клубы пыли — это великолепно.

— Не скулите, — приказал голос с кровати. Скрипучий от возраста, раздражительный, но все еще полный юмора. — Я не позволяю пылесосить у меня под кроватью чаще одного раза в неделю. Меня это нервирует.

— Мы вас тоже нервируем? — спросил Джек, улыбаясь.

Он опять крепко обнял Брайони. Места под кроватью было явно недостаточно для троих, но им хватало.

— Кого, меня? — спросил тот же голос. — Нет. Я люблю компанию. Если вы станете надоедливыми, я пропущу между пружинами вязальную спицу.

Брайони поперхнулась, а Джек, широко улыбаясь, снова принялся ее целовать.

Некоторое время они не вылезали из-под кровати. Брайони решила, что пока еще не хочет выходить на люди, она обнимала Джека.

Кругом явно происходили чудеса. Сверху не доносилось ни звука. С любезным терпением три старушки ждали, когда влюбленные вылезут на свет Божий.

Гарри перестал дрожать, стиснутый с двух сторон мужчиной и женщиной. Легкие волны, проходившие по его плотной спине, свидетельствовали, что ему нравится поворот событий под кроватью.

— Джек…

— Мм…

На долю секунды он отпустил Брайони, но потом снова принялся ее целовать.

— Я правильно расслышала? — прошептала она, наконец. — Ты сказал, что любишь меня?

— Он так и сказал! — прокрякал над ними скрипучий голос. Пружины кровати опустились так низко, что Брайони и Джек совсем пригнулись. — Я слышала.

— Мы тоже слышали, — в унисон подтвердили леди у выключенного телевизора.


Но счастье не длится вечно.

Над ними раздались голоса. Дайаны и кого-то еще, похожего на старшую сестру.

— Я говорю вам, она принесла в больницу собаку! Вместе со своей дурацкой дворняжкой она должна быть где-то здесь.

— Если мы найдем ее, то попросим уйти, — отвечала старшая сестра. — Это все, что мы можем сделать. Кто-нибудь из вас, леди, видел женщину с собакой?

— Кто, мы?

Брайони прижалась к Джеку, цепенея от мысли, что Дайана и сестра вытащат ее отсюда и вырвут из его объятий. Но на этот раз все получилось по-другому. Старушка на кровати заговорила.

— Нет, сестра, за все утро никто не заходил. О, мисс Коллинз… Я вас помню. Как поживаете? Как ваша матушка и отец? А двоюродная бабушка, Мод? Когда мы были девочками, мы с ней дружили. Помогите, пожалуйста, вспомнить, что стало со всеми ее внуками. Проходите, садитесь рядом и расскажите мне о них. Джерард, должно быть, уже вашего возраста. И Луиза, и Марианна, и Питер, и Сэм…

Дайана побыстрей рванулась к двери. Вслед за ней ушла и сестра.

Брайони задыхалась от смеха в объятиях Джека.

— Выходи за меня замуж, — потребовал Джек.

Весь мир замер. Брайони тоже.

— Что… что ты сказал?

— Он сказал, чтобы вы выходили за него замуж, — пробубнил голос сверху. Обитательница второго этажа на мгновение дала волю слабости. — Предполагается, что глухие мы, а не вы.

— Он не это имел в виду, — возразила Брайони.

В темноте Джек крепко прижимал ее к себе, и она слышала биение его сердца у своей груди.

— Именно это я и имел в виду, — с нажимом произнес Джек. — И ничто в моей жизни не имело такого значения.

— Неважно, — продолжал голос, и пружины заскрипели. — Сначала примите предложение, а потом задавайте свои дурацкие вопросы! Джек Морган, девушка, правильный парень. Его дед тоже был правильным парнем. Я сама когда-то подумывала о том, чтобы выйти за него.

Брайони стала печальной.

— Нет, Джек.

— Что ты имеешь в виду под «нет»? — Он обхватил ладонью ее подбородок и при тусклом свете вглядывался в глаза. — Ты должна выйти за меня. Должна, Брайони Лестер. Я люблю тебя.

— Но… ты любишь меня вопреки собственному здравому смыслу.

— Это неправда!

— Ты думаешь, что Дайана стала бы более разумной женой.

— Я так не думаю!

— Конечно, он так не думает, — снова вступил голос сверху. — Мужчина должен быть дураком, чтобы жениться на этой холодной рыбе…

— Джек, ты устал и потерял равновесие…

— Я теряю равновесие, когда смотрю на тебя…

— Тебе надо выспаться…

— Вы хотите, чтобы я освободила постель?

Леди наверху явно получала огромное удовольствие. Пружины кровати заскрипели.

Это уже слишком! Брайони с Гарри, безопасно угнездившимся у нее на руках, вылезла из-под кровати и смотрела, как вслед за ней появляется Джек.

Брови его были покрыты пылью. Боже милосердный, она любит его больше жизни! И поэтому знает, что должна сказать.

— Джек, я не хочу такого предложения, — прошептала она. — Не сейчас, когда ты устал и не способен ясно мыслить.

Он выпрямился и смотрел ей прямо в глаза.

— Сейчас я мыслю яснее, чем во все прошлые годы.

Голос глубокий, настойчивый, уверенный, полный любви.

— Нет. — Она глубоко вздохнула. Завтра утром он проснется и придет в ужас. Почувствует себя в ловушке. — Никто не делает разумных предложений под кроватью в палате для престарелых.

— Нет, делает! — подпрыгивая на скрипучих пружинах, вмешалась старая леди. — Он только что сделал. Мы слышали. Мы, девушка, трое свидетелей. Теперь он не может отвертеться.

— Джек, ты женился на Джорджии и совершил ошибку, — печально продолжала Брайони. — Я не позволю тебе вступить в новый брак вопреки собственным здравым суждениям. И неважно, как сильно я тебя люблю. Забери домой Мадди. Ясно все продумай. И… и после этого, если ты не изменишь своего решения, тогда… ― Она замолчала, Джек шагнул к ней. Брайони выставила вперед, словно щит, Гарри. — Нет, — попятилась она. — Меня почти убивают мои же слова, но, Джек Морган, я не хочу выходить за тебя замуж, пока ты не обдумаешь этот шаг.


— Что ты сказала ему? — Мирна мерила шагами комнату. — Брайони, ты сошла с ума? На этот раз ты и правда чокнулась. «Пока не обдумаешь этот шаг»! Что это за ультиматум? Надо иметь мозги гусыни… Это нелогичный, дурацкий план…

— Я должна была так поступить.

— Но почему?..

— Потому что я его люблю.

Глава двенадцатая

В пятницу вечером, тотчас после заката, позвонила Мадди. Не Джек — Мадди.

— Брайони, вы должны приехать, — прошептала она.

— Что случилось? Мадди, у тебя все в порядке?

— Папа привез меня домой из больницы сегодня в полдень, и со мной все хорошо. Но сейчас мы думаем, что у Джессики идут щенята. Папа с ней. Он говорит, что вы должны срочно приехать. И, по-моему, вам следует взять Гарри.


Хорошо, что между коттеджем Брайони и фермой Джека не было камер слежения за скоростью, иначе она нарвалась бы на приличный штраф. Правда, безумные шлепанцы она успела снять, дополнив джинсы и свитер приличными теннисными туфлями. Пятнадцать минут спустя, запыхавшись, разлохмаченная, она уже стучала в дверь фермы.

Открыл дверь Джек. Напряжение упало. Брайони стояла на пороге и не могла вспомнить, зачем, собственно, приехала.

— Брайони…

— Джек…

Она глубоко вздохнула и пыталась подумать. Гарри дергался у нее на руках, потом все-таки вырвался и умчался в дом.

— Ты привезла собаку, — пробормотал Джек. И выругался. Очарование исчезло. — Послушай, Брайони, Джессика рожает. Суки в таком состоянии не подпускают кобелей и близко.

И Джек поспешил за Гарри.

Опять то же самое… Брайони закрыла глаза. Мадди попросила привезти Гарри, и она привезла.

— Вся твоя беда, Брайони Лестер, что ты не думаешь, — вслух упрекнула она себя и пошла вслед за Джеком и Гарри в гостиную.

Она остановилась на пороге. Джек тоже. Сцена, которую они застали, свидетельствовала о полной гармонии.

В камине горел огонь. Верхний свет выключен. Только языки пламени в очаге и маленькая лампа возле корзины с собакой. Джессика спокойно лежала у камина в корзине и ждала рождения щенят.

Закутанная в одеяла, Мадди крепко спала на софе.

Гарри прыгнул к Джессике. Та встала и приветствовала Гарри со спокойным достоинством. Затем снова опустилась в корзину.

Два человека благоговейно наблюдали за встречей влюбленных. Гарри растянулся на полу прямо рядом с корзиной, уткнувшись носом в передние лапы.

— Ну, что ты об этом думаешь? — Джек обхватил Брайони за талию. — Вот мужчина, который знает, где его место.

— Про… прости. — Трудно совладать с голосом, когда рука Джека обнимает ее. — Мне не следовало привозить его. Когда Мадди позвонила, она попросила привезти Гарри.

— Я надеялся, что щенята родятся быстро. Поэтому поставил корзину возле огня, чтобы Мадди могла наблюдать. Пока я возился, Мадди и позвонила тебе. Она сама решила, что Гарри должен приехать.

— Но… — Брайони окинула взглядом комнату, чтобы только не смотреть на Джека, — Мадди спит.

— Она устала. Мы приехали домой всего два часа назад. Она пыталась дождаться тебя. Но не смогла. Я обещал разбудить ее, когда начнется.

Довольный и спокойный Гарри полизывал лапы. Джессика дремала. В камине потрескивали дрова. И в свете пламени Брайони и Джек стояли и смотрели друг на друга.

— Я полагала… я полагала, что сегодня вечером здесь будет Дайана.

— Нет.

— Почему?

— Она ударила Гарри, — ласково пояснил он, глаза улыбались. — Бывают непростительные поступки. Дайана была моей соседкой всю жизнь. Какое-то время я считал, что она могла бы стать больше чем просто соседкой, но…

— Джек…

— Я все обдумал. — Он приложил палец к ее губам. — Позволь мне закончить. Позволь сказать то, что я должен. — Джек взял ее руки в свои. Крепко и уверенно. — Я обдумал твои слова о том, что женитьба на тебе противоречит моим благоразумным суждениям. Это неправда.

— Это… — Брайони сглотнула, — это правда.

— Нет! Я пытался убедить себя, что лучше жениться на Дайане, что так будет благоразумнее. Брайони, — Джек вздохнул и сжал ее рук, — в прошлом я делал ошибки, это правда. Я женился на Джорджии, и наш брак обернулся катастрофой. Но… катастрофа случилась не потому, что я не любил ее. Катастрофа произошла потому, что Джорджии не удалось достигнуть своей мечты. Приехав сюда, Джорджия изменилась. Она позволила своему горю разъесть душу и, тем самым, убила наш шанс на счастье. А это убило и нашу любовь. У Дайаны и у меня нет даже такого шанса. Мы не любим друг друга и никогда не любили. В то время как ты и я…

Ты и я…

Откуда-то со двора донеслось пение соловья. При чем здесь соловей? Она в жизни не слыхала соловья. И, конечно, в Австралии их точно нет. Но сейчас Брайони слышала любовную песнь этой птицы.

— Ты и я… — прошептала девушка.

— Брайони, ты говорила, что любишь меня. — Джек закрыл глаза. — Брайони… это еще так?

— Да.

Вот и все, что она сказала. Что могла сказать. Одно простое слово, которое, словно эхо, снова и снова звучало в комнате. В глазах Джека плясало пламя, будто отражение огня в камине. В них светилось счастье.

— Правда?..

— Правда, Джек. Я полюбила тебя с первого взгляда, как только увидела. И люблю все время, без остановки, сейчас и всегда. Независимо от того, нужна я тебе или нет.

— Я тоже всегда любил тебя. — Джек заключил ее в объятия. — Любимая Брайони. Все в тебе любимое: и твой безумный и очаровательный способ сталкиваться лбом с миром, и твой радостный бег по жизни. Я любил тебя всегда, но боялся показать. Брайони, я хочу тебя… хочу тебя так сильно, что ночами не сплю, мучаюсь.

Брайони упала ему на грудь, крепко прижалась. Радость струилась в ней волшебным светом. Она обхватила руками его лицо, встала на цыпочки и поцеловала. Он поднял ее на руки и закружил по комнате, а Брайони смеялась и плакала в его объятиях, полная чистого, возносящего к небесам счастья.

Кружение остановилось. Они опустились на ковер.

— Ковер не очень мягкий, — пробурчал Джек. — Можем мы привезти сюда твои ковры? Все?

— Все?..

— Все!

— Я подумаю об этом, — пообещала она, нежно целуя его лицо и скользя губами вниз к голой коже, видневшейся в вырезе рубашки.

— И я подумаю обо всем, что тебе нравится. Завтра…

А руки забрались под рубашку.

— Брайони…

— Мм…

— Брайони, ты захватила свой запас презервативов?

Она села, будто услышала выстрел.

— Ты шутишь, Джек Морган? Теперь я не помолвлена. Поэтому я не ношу с собой презервативы. Я все их спустила в унитаз.

— Спустила в…

— Единственный приличный способ, — объяснила она. Только ямочки на щеке обозначились четче. — А я, чтобы ты знал, всегда поступаю прилично.

— Но ты помолвлена!

— Я?

Она запустила пальцы в его волосы.

— Ты. Ты определенно помолвлена. Йэн говорил, четыре недели. Четыре недели — это законный минимум для того, чтобы мы могли пожениться, как полагается.

— Я еще не сказала «да».

Он поднял ее свитер и теперь целовал по очереди ее соски. Дразнил. Мучил. Потом, когда она оказалась под ним, смеясь, потребовал.

— Скажи «да»!

— Да.

— Брайони…

Смех замер. Осталась только любовь.

И вдруг раздался слабый писк. Джек и Брайони бросились к огню, чтобы посмотреть, что там происходит.

В отблеске каминного пламени тяжело вздымалось тело Джессики. Гарри стоял рядом и озабоченно смотрел в корзину.

Снова писк.

Джек разулыбался. Потом поцеловал Брайони в нос и поднял с кушетки дочь. Мадди, полусонная, лежала на руках отца и смотрела на него затуманенными сном глазами.

— Только что родился Гарри-младший, — сказал он дочке. — Смотри! А это, наверно, Гарриета.

Это была Гарриета. Они благоговейно наблюдали, как появлялись на свет один за другим пять крохотных комочков. Серых, черных, белых. Потрясающе красивая смесь Джессики и Гарри. Удивительные, уникальные щенята. Щенята, которых молниеносно раскупят. Конечно, если Джек, Брайони и Мадди найдут в себе силы расстаться с ними.

Не со всеми, мечтательно подумала Брайони. Один нужен Мадди сейчас. А один, может быть, будет свадебным подарком…

Поистине великолепные щенята! Поистине великолепная ночь. Ночь чудес!

Гарри сидел рядом с корзиной и, Брайони могла бы поклясться, сиял от отцовской гордости.

— Гарри любит Джессику, — ласково заметила Брайони, потирая его влажный нос. — По-настоящему.

— Конечно, любит, — сонно пробормотала Мадди, когда отец опять укладывал ее на кушетку. — Гарри любит Джессику. Это все знают.

— А я люблю тебя, — сказал Джек дочери, нежно целуя ее. — И знаешь, Мадди… я люблю Брайони. Тоже. Мы могли бы стать семьей. Тебе бы это понравилось?

— Мне бы понравилось. — Мадди почти засыпала, и слова прозвучали невнятно. — Конечно, понравилось бы. Гарри любит Джессику. Папа любит Брайони. Я люблю Брайони…

Брайони закрыла глаза. Жизнь уже не может быть лучше, чем в этот момент.

— И я люблю вас всех, — прошептала она.

А потом Джек взял ее на руки. Как она могла подумать, что жизнь не может быть лучше? Может!

Примечания

1

Последний четверг ноября, официальный праздник в США в честь первых колонистов. — Здесь и далее прим. перев.

(обратно)

2

Дюриен — большой овальный плод с неприятным запахом и колючей кожурой.

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • *** Примечания ***