КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 480289 томов
Объем библиотеки - 714 Гб.
Всего авторов - 223103
Пользователей - 103678

Впечатления

kiyanyn про Дмитраковский: Паша-Конфискат 1 (Альтернативная история)

Рыдалъ.
С другой стороны, читатель предупрежден сразу же: Исторические и военные события, изложенные в книге могут не совпадать с реальными событиями, на то она и фантастика. Увы, предупреждали бы сразу, до какой степени фантастика.

Лично я после

золотишка в слитках мы минимум пару тонн [Все золото НСДАП, хранившееся в одном хранилище возле рейхсканцелярии — kiyanyn] перекинули, не считая всего прочего. Золотой запас страны сразу увеличился, наверное, вдвое

читать дальше пока не стал. Не готов к таким веселостям. Впрочем, после некоего подземного (!) склада площадью 2.5 гектара (!!), в котором вагонами стоят неучтенные (!!!) материальные ценности — это так, мелочи. И кого колышет, что золотой запас СССР в то время был порядка 700-1000 тонн?...

Вобщем, если будет настроение вернуться к этому боевику для подростков, может, и вернусь. Но пока — все же оценка "плохо"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про серию Петр

Прочлось легко, под настроение очень быстро. Не без роялей, но...
К тому же эпоха (Петр II, времена Анны Иоанновны) практически неизвестная, так что судить о степени достоверности лиц и событий трудно.
Но вполне читаемо...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OMu4 про Аким: Что говорят двери (Детские стихи)

Если у вас есть эта книга, пожалуйста, помогите доделать её до конца. Во всех просмотренных мною ресурсах интернета отсутствует разворот книги со стихотворением "Боец-удалец". Свяжитесь со мной через личное сообщение, если вы можете предоставить скан этого разворота (стр. 46-47).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

доллары зачем покупал, непонятно?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Koveshnikov про Blaize Clement: Curiosity Killed The Cat Sitter (Детектив)

исправить

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Немного о героях (Фэнтези: прочее)

Очередной рассказ из мира Ралиона, который (в принципе) мог быть написан и без всякой привязки конкретно к этому миру... Но поскольку в нем упомянуты некоторые вещи (из данного мира), будем условно считать что, «все условия» соблюдены))

На самом же деле — пока все прочитанные мной рассказы (написанные после основного романа) можно считать практически сказками... в которых вольно или невольно скрыт некий подтекст... Так и здесь: начав чтение «в библиотеке» читатель внезапно окажется в статусе наблюдателя, перед которым развернется трагедия (или история одного подвига) изложенная одновременно и «сухим канцелярским языком» и «настоящим повествованием от первого лица»... Причем сразу — не совсем понятно кто и кого читает))

Но поскольку у этой истории быстрый финал, все «акценты» рано или поздно окажутся «на своем месте»... И как всегда итог написанный протокольным языком (и лицом реально присутствующим), окажутся весьма не схожими... И как всегда, время «затрет» все плохое, оставив только скупые (и мало кому нужные) строки официальной истории... При том что «правда» (узнай мы ее) звучала бы куда более драматичней... и интересней))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

«Если», 2002 № 10 [Владимир Гаков ] (fb2) читать постранично

- «Если», 2002 № 10 (пер. Людмила Васильева, ...) (и.с. Журнал «Если»-116) 2.73 Мб, 359с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Владимир Гаков - Филип Киндред Дик - Джо Холдеман - Грегори Бенфорд - Олег Вячеславович Овчинников

Настройки текста:




«ЕСЛИ», 2002 № 10


Роберт Хейсти
СЕДЬМОЕ ЧУВСТВО

Иллюстрация Андрея БАЛДИНА

Мы отстегиваем ремни безопасности и блаженно откидываемся на спинки кресел. Я мечтаю о двух вещах: убраться подальше от серого дождливого чикагского неба и закончить доклад для совещания в Балтиморе. Но к тому времени, как мы достигаем полетной высоты, становится ясно, что надеждам не суждено сбыться. В облаках ни единого разрыва, и я уже понимаю: мой сосед, тот старик, что сидит у окна, трепач редкостный.

Я почти ожидал этого, когда он ввалился в салон, протянул посадочный талон блондиночке-стюардессе и сказал что-то такое, отчего у нее на щеках появились милые ямочки. Вероятно, подобное вам знакомо, если впереди не меньше пятнадцати пустых мест, но вы почему-то уверены: пассажир пройдет мимо каждого и с легкой улыбкой брякнется рядом с вами, хотя вы берегли это место для какой-нибудь Мисс Галактики.

Собственно говоря, он и не делает ничего, просто сидит на месте. Почему же я ни с того ни с сего на него уставился? При ближайшем рассмотрении он и не выглядит таким уж старым, скорее, замшелым. И настороженным. Короче, представьте себе бдительную черепаху, пристально взирающую на галопирующего в ее направлении щенка датского дога.

В ответ на мой взгляд он с ухмылочкой кивает:

— Много путешествуете?

— Не слишком, — неохотно бормочу я. — А вы?

— О, да, немало. Я постоянно в пути.

После этого он некоторое время сидит тихо, и я с возродившимся оптимизмом начинаю приводить в порядок заметки к докладу. Но Как только стюардесса приносит джин и тоник для него, водку с мартини для меня и слабый запах флердоранжа для нас обоих, он опускает спинку кресла и начинает:

— Да, — говорит он с некоторым нажимом, словно кто-то может усомниться в его словах. — Путешественник я бывалый.

И голос у него из тех, что кажутся ненавязчивыми, даже тихими, однако почему-то перекрывают рев двигателей. Трудно игнорировать такого человека. И я тут же, словно он Старый Мореход, откладываю свои бумаги и развешиваю уши.

— Вот что я скажу вам: когда всего за год побываешь в стольких городах, как я, все схватываешь на лету. И много чему учишься. Я когда-то прочел: «Вечный путешественник ищет предложения, неуловимые для описания. Слишком мимолетные для ответа. Он знает вещи, о которых другие не подозревают».

— Например?.

Да-да, я недоверчиво закатываю глаза к небу, подыгрывая ему. Но он не обращает внимания ни на меня, ни на мой вопрос.

— Сам я пришел к этому постепенно, — говорит он. — Бог знает сколько одиноких завтраков я проглотил, прежде чем понять себя. Тридцать лет такой жизни еще не утолили щемящей утренней тоски, раздирающей внутренности. Это самое одинокое время. Не ночь. По ночам люди тянутся друг к другу. Возникает ощущение уюта. Мы покорили ночь мягким электрическим светом и коктейлями. Старые путешественники собираются в тихих маленьких барах и коротают ночи. Мы много не говорим. Зачем?

Вечный путешественник замолкает и вытаскивает из кармана апельсин, безжалостно вонзая шишковатый палец в кожуру. Аромат напоминает о стюардессе, и я жалею, что не заказал две порции выпивки. Он предлагает мне дольку, и я невольно тянусь за ней, но меня останавливает его реплика.

— Эй! — восклицает он. — Это у вас от рождения?

— О чем вы?

— Три пальца!

Он перегибается через кресло, чтобы взглянуть на мою левую кисть.

— На каждой руке?

— Конечно.

— Да будь я проклят! И вам это не мешает?

— Нет.

— Что же, — смеется он, — раз вы не пианист…

— Мне, что называется, медведь на ухо наступил.

Наверное, не стоило этого говорить, потому что его взгляд немедленно перебегает на мои уши, и я вижу, как беззастенчиво он их изучает.

Он хочет сказать что-то еще, но почему-то отказывается от этой мысли.

— Черт, да будь я трижды проклят… — повторяет старикашка.

Я снова пытаюсь зарыться в бумаги, но это не так легко.

— Но вы-то, — говорит он, — тоже часто путешествуете. Неужели не замечали разницы в последнее время?

— Какой?

— Что-то словно носится в воздухе.

Я качаю головой, но не удерживаюсь от вопроса:

— И что же вы чувствуете?

Лучше бы я не спрашивал.

* * *

Не так давно я был в Новом Орлеане. Да, в конце лета, одной душной сырой ночью, когда воздух можно было мешать палкой. А мы сидели на веранде бара, слушая печальные гудки речных судов, пытаясь разогнать тоску спиртным, но вместо этого еще больше впадая в