КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391572 томов
Объем библиотеки - 503 Гб.
Всего авторов - 164443
Пользователей - 88989
Загрузка...

Впечатления

IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Колесников: Доминик Каррера (Технофэнтези)

очень хорошо,производственно-попаданческий роман.читаю с интересом.автору - успехов и не забывать о продолжении.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
time123 про Коваленко: Ленточка. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Это такая поебень, что слов для описания мне просто не подобрать.

Могу лишь пожелать автору начать активней курить, и увеличить дозу явно принимаемых наркотиков, дабы поскорее избавить этот мир от своего присутствия.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Олег про Данильченко: Лузер (Альтернативная история)

Стандартный набор попаданца с кучей роялей и женщин всех рас.
В принципе задумка не плохая, но избыток событий и некоторая потеря логики (или забывчивость автора), убивает все удовольствие от прочтения. Множественные отступления вызывают лишь желание просто листать дальше, не вникая в содержание (касается обеих частей). Пройдя мимо ничего не потеряете.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
загрузка...

Где пустуют храмы, пустуют и души (Судьба Старицкого Свято-Успенского монастыря) (fb2)

- Где пустуют храмы, пустуют и души (Судьба Старицкого Свято-Успенского монастыря) 392K, 216с. (скачать fb2) - Александр Владимирович Шитков

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



ПРЕДИСЛОВИЕ

Невозможно представить город Старицу без Свято-Успенского монастыря. Он стоит в низине в северной части древнего города, где природа редкой красоты. Надо отдать должное нашим предкам: они умели выбирать для церкви или монастыря - не просто видное и красивое, но располагающее к возвышению ума и души. Но когда оказываешься внутри Свято-Успенского монастыря, вся «лирика» отходит на задний план. Обиженный и поруганный, он похож сегодня на израненного воина, перенесшего и татаро-монгольские стрелы, и осаду польских интервентов, и жестокую оккупацию немецко-фашистских войск. Похоже, в нашем, ушедшем двадцатом веке воин получил смертельную рану...

Говорить об истории Старицы, это значит, по большей части говорить об истории Свято-Успенского монастыря. Город вырос вокруг монастырских стен, и долгое время монастырь являлся основным духовным стержнем города. Да, пожалуй, не только духовным, но и, что тоже важно, экономическим, и стратегическим. Однако не это главное в монастыре.

Основываясь в IV веке преподобным Пахомием Великим, монастыри задумывались как место совокупного духовного подвига разрозненных по разным местам отшельников. Такими они остаются на протяжении всей своей истории даже до сего дня. Поэтому лучшим историческим описанием жизни монастыря во все времена были и теперь остаются патерики, или, что тоже, жизнеописания подвижников,- эти бесценные свидетельства великой любви и преданности человека делу Христа Спасителя.

Старица и ее обитель славна многими именами. Среди них - это основатели нашего Успенского монастыря - Трифон и Никандр. Именно они в 1110 году придя из Киевских пещер поставили в глухом лесу для себя келью и часовню и начали здесь жительствовать. Тем самым, можно сказать, что корни Старицкого Свято-Успенского монастыря восходят в преемстве своей традиции через своих основателей к традициям Киево-Печерского монастыря и даже к Афонской горе.

Почти за девятьсот летнюю свою историю Старицкий Свято-Успенский монастырь вписал совершенно особую и неповторимую страницу в историю Русской Православной Церкви. Связана она, конечно, с именем величайшего русского святого, перед памятью которого преклоняется не только Старицкая земля, но и вся Россия, который по праву именуется светильником Русской Церкви - перед именем первого Патриарха Московского святителя Иова.

Здесь, в Старицком Свято-Успенском монастыре, суждено было встретиться трем ярким звездам русской святости - святителю Герману, святейшему Патриарху Иову и преподобному Дионисию. Все они воспитывались и получили первоначальное свое духовное развитие в Старицкой обители. А сколько подвижников веры вышло из стен древнего монастыря? Старица по праву гордиться многими славными именами: инок Феодорит, начавший строительство храма «в честь Успения Божией Матери»; первый архимандрит Леонид, при котором Тверской епископ Симеон откроет в Старице вторую кафедру; игумен Серапион, погибший на стенах монастыря от татарских стрел вместе с 124 иноками; летописец-схимник Дорофей, составивший первое повествование об основании обители; архимандрит Исайя, соорудивший на свои средства церковь Иоанна Богослова; епископ Старорусский, викарий Новгородский Арсений 2-й; епископ Могил евский Иоасаф; преподаватель в Академии художеств архимандрит Серафим; архимандрит Валаамской обители Дамаскин; епископ Екатеринославский Иннокентий; последний архимандрит Старицкого монастыря Павел, умученный на Соловках, и многие, многие другие...

Старицкий Свято-Успенский монастырь, воспитавший многих великих подвижников православия, был не только оплотом веры. Обитель вошла в историю и как крупное хозяйство - монастырская братия неплохо выращивала хлебные злаки, овощи и фрукты, разводила домашний скот, знала многие ремесла. Монастырь был рассадником грамотности и культуры среди населения.

Но размеренная жизнь Старицы и Свято-Успенского монастыря была нарушена революционными событиями 1917 года. В истории древней обители наступил долгий период разрушения. Здесь надо признать, что большевики нанесли основной удар по святыням Русской Православной Церкви - монастырям. В Старицкой Успенской обители издавна хранились православные реликвии: иконы, панагии, кресты, принадлежавшие видным религиозным деятелям прошлого, которых почитала Церковь. Теперь все эти предметы реквизировались и передавались органам новой власти. Но расчет на «бесчисленные богатства церкви» провалился, и вся вина переносилась на духовенство. Сперва выгнали престарелых монахов, потом разграбили все монастырское имущество. Вскоре были сброшены и разбиты колокола. Перед самой войной варварски уничтожили монастырскую стену...

А сколько памятников церковной истории было уничтожено за это время? Только в городе Старице из десяти действующих церквей осталась одна - Ильинская церковь. Навсегда исчезли Богоявленская, Предчетенская, Семионовская, Васильевская церкви. От отдельных - Вознесенская, Воскресенская - сохранились лишь полуразрушенные остовы, да стены с пустыми глазницами.

Сегодня, осмысляя историю, мы понимаем: трагедия России кроется прежде всего в разрушении нравственных начал общественной жизни. Пример Старицы наглядно показывает, как город, из которого вынули духовный стержень (мы уже говорили, что центром всей жизни в Старице был монастырь), неотвратимо становится на путь духовного вымирания.

Предвидя массовое разрушение памятников церковного зодчества, народный художник СССР С. Т. Коненков еще в двадцатых годах рекомендовал вернуть храмы Православной Церкви. Но это произошло лишь спустя семьдесят лет.

Наступило время говорить и время строить - во имя нашего общего будущего. «Россия нуждается в новых деятелях на всех поприщах жизни: государственной - для осуществления реформ, экономической - для поднятия народного хозяйства, культурной -для работы на пользу русского просвещения, церковной - для поднятия сил учащей церкви, ее клира и иерархии. Новые люди, если дождется их Россия, будут, конечно, искать и новых практических путей для своего служения и помимо существующих программ, и в глухом лесу для себя келью и часовню и начали здесь жительствовать. Тем самым, можно сказать, что корни Старицкого Свято-Успенского монастыря восходят в преемстве своей традиции через своих основателей к традициям Киево-Печерского монастыря и даже к Афонской горе.

Почти за девятьсот летнюю свою историю Старицкий Свято-Успенский монастырь вписал совершенно особую и неповторимую страницу в историю Русской Православной Церкви. Связана она, конечно, с именем величайшего русского святого, перед памятью которого преклоняется не только Старицкая земля, но и вся Россия, который по праву именуется светильником Русской Церкви - перед именем первого Патриарха Московского святителя Иова.

Здесь, в Старицком Свято-Успенском монастыре, суждено было встретиться трем ярким звездам русской святости - святителю Герману, святейшему Патриарху Иову и преподобному Дионисию. Все они воспитывались и получили первоначальное свое духовное развитие в Старицкой обители. А сколько подвижников веры вышло из стен древнего монастыря? Старица по праву гордиться многими славными именами: инок Феодорит, начавший строительство храма «в честь Успения Божией Матери»; первый архимандрит Леонид, при котором Тверской епископ Симеон откроет в Старице вторую кафедру; игумен Серапион, погибший на стенах монастыря от татарских стрел вместе с 124 иноками; летописец-схимник Дорофей, составивший первое повествование об основании обители; архимандрит Исайя, соорудивший на свои средства церковь Иоанна Богослова; епископ Старорусский, викарий Новгородский Арсений 2-й; епископ Мо-гилевский Иоасаф; преподаватель в Академии художеств архимандрит Серафим; архимандрит Валаамской обители Дамаскин; епископ Екатеринославский Иннокентий; последний архимандрит Старицкого монастыря Павел, умученный на Соловках, и многие, многие другие...

Старицкий Свято-Успенский монастырь, воспитавший многих великих подвижников православия, был не только оплотом веры. Обитель вошла в историю и как крупное хозяйство - монастырская братия неплохо выращивала хлебные злаки, овощи и фрукты, разводила домашний скот, знала многие ремесла. Монастырь был рассадником грамотности и культуры среди населения.

Но размеренная жизнь Старицы и Свято-Успенского монастыря была нарушена революционными событиями 1917 года. В истории древней обители наступил долгий период разрушения. Здесь надо признать, что большевики нанесли основной удар по святыням Русской Православной Церкви - монастырям. В Старицкой Успенской обители издавна хранились православные реликвии: иконы, панагии, кресты, принадлежавшие видным религиозным деятелям прошлого, которых почитала Церковь. Теперь все эти предметы реквизировались и передавались органам новой власти. Но расчет на «бесчисленные богатства церкви» провалился, и вся вина переносилась на духовенство. Сперва выгнали престарелых монахов, потом разграбили все монастырское имущество. Вскоре были сброшены и разбиты колокола. Перед самой войной варварски уничтожили монастырскую стену...

А сколько памятников церковной истории было уничтожено за это время? Только в городе Старице из десяти действующих церквей осталась одна - Ильинская церковь. Навсегда исчезли Богоявленская, Предчетенская, Семионовская, Васильевская церкви. От отдельных - Вознесенская, Воскресенская - сохранились лишь полуразрушенные остовы, да стены с пустыми глазницами.

Сегодня, осмысляя историю, мы понимаем: трагедия России кроется прежде всего в разрушении нравственных начал общественной жизни. Пример Старицы наглядно показывает, как город, из которого вынули духовный стержень (мы уже говорили, что центром всей жизни в Старице был монастырь), неотвратимо становится на путь духовного вымирания.

Предвидя массовое разрушение памятников церковного зодчества, народный художник СССР С. Т. Коненков еще в двадцатых годах рекомендовал вернуть храмы Православной Церкви. Но это произошло лишь спустя семьдесят лет.

Наступило время говорить и время строить - во имя нашего общего будущего. «Россия нуждается в новых деятелях на всех поприщах жизни: государственной - для осуществления реформ, экономической - для поднятия народного хозяйства, культурной -для работы на пользу русского просвещения, церковной - для поднятия сил учащей церкви, ее клира и иерархии. Новые люди, если Дождется их Россия, будут, конечно, искать и новых практических путей для своего служения и помимо существующих программ, и я верю - они откроются их самоотверженному исканию». Так писал еще в 1911 году, до принятия священства, известный философ С. Булгаков в своей книге «Два града». Удивительно современные строки, так и кажется, что написаны они для нас всех, для нашего сегодня и ради нашего завтра. Но способны ли будем все мы прислушаться к ним?

Надеюсь, что предлагаемая книга поможет читателям ознакомится с историей уникального памятника церковного зодчества - Старицким Свято-Успенским монастырем.

Считаю своим долгом выразить признательность всем сотрудникам Государственного архцва Тверской области, предоставившим необходимые материалы для работы, работникам Старицкого муниципального архива Валентине Яковлевне Соколовой и Елене Петровне Цветковой, завучу педагогического училища Татьяне Евгеньевне Тепленковой, милым и прекрасным друзьям Виктору Васильевичу и Валентине Васильевне Хотулевым, Олегу Викторовичу и Надежде Владимировне Авдошиным, Виктору Ивановичу и Нине Николаевне Семеновым, Главе администрации Старицкого района Сергею

А СНАЧАЛА БЫЛО ТАК

Если вдуматься в историю зарождения Руси, то перед мысленным взором предстанет смиренный, но одновременно мощный и цельный образ РУССКОГО ИНОКА. Он олицетворяет русскую православную культуру - столь уникальную, что ею и сейчас одухотворяется весь мир. Начало же ее- Православная Русь. Русская культура выросла из естественного восприятия христианства русским народом.

Первым ее создателем был русский инок. Однако не по собственному произволению, а по великому Божьему соизволению. Инок жаждал Бога, уединения, молитвы. Он уходил в леса, пустыни, дебри, овраги, пещеры... На деле получилось как раз противоположное: «мир пошел за ним». «Любите друг друга», - сказал Христос (Ин. 13,34). Инок не смел нарушить главный завет Господа, не смел оттолкнуть приходивших к нему. Общий труд и молитва породили православное духовное братство. Так один за другим возникали древнерусские монастыри, трудами которых просвещались Северная и Западная Русь.

Первое зафиксированное в летописях упоминание о Старице относится к 1297 году, когда «срублен бысть городок на Волзе, ко Зубцеву, на Старице». (1) Духовным же фундаментом древнего городища явилась Свято-Успенская обитель, основанная в 1110 году. Этот факт ставит ее вровень с такими монастырями, как Киево-Печерский (середина XI века), Муромский (1096 год), Новгородский Антониев (1117 год). В помяннике Свято-Успенского монастыря, который, к сожалению, не сохранился до нашего времени, читаем: «... именно в 1110 году, пришли на урочище Старый бор два инока из Киевских пещер Трифон и Никандр и стали там жить и слову Божию учить приходящих к ним...» (2) Чтобы в полной мере попытаться осознать силу этого подвига, можно в качестве иллюстрации привести следующие примеры.

Хотя через Тверскую землю и проходит великий водный путь по реке Днепр к верховьям рек Волги и Тверды, в начале XII века она относилась к числу глухих и малонаселенных мест. Именно этим водным путем через Смоленск и Вязьму прибыл в начале XI века в будущий город Торжок преподобный Ефрем, который основал Борисоглебский монастырь. Первоосвятители Киевские благословляли и направляли доблестных тружеников туда, «где особенно была нужда в их святой деятельности, - в места малопросвещенные светом веры Христовой, к людям, сидевшим во тьме и сени смертной». (3) Именно этим же великим водным путем прибыли, без сомнения, с благословения Киевского митрополита на урочище Старый Бор в 1110 году два инока - Трифон и Никандр.

Москвы, последнего из княжеств по наследованию, входившего в состав Киевской Руси - еще не было. А если даже она и была, то представляла из себя небольшое поселение, равно как и Тверь, не представлявших из себя большого военного и административного авторитета.

Цифры, приводимые по Киевскому периоду у профессора Е.Е.Голубинского, наглядно показывают общую тенденцию образования монашеских общин. По его подсчетам, в первой половине XIII века известно было до 70 монастырей, причем большое их число насчитывалось в крупных городах (4), и были ктиторными, то есть содержащимися на средства, поступившие от князя и других именитых людей, основавших монастыри. Настоящие же монастыри, которые имели в своем основании подвиг, были весьма немногочисленны. Подвижники, уходившие в глубь лесов, бежавшие от городов и жительствовавших там ктиторов добровольно обрекали себя на жесточайшую борьбу с дикой природой, а нередко с племенами язычников.

Издавна, с первобытных времен, здесь жили люди. О тех далеких, долетописных годах напоминают древние городища и курганы. Старицкая земля - место древних поселений славян-кривичей -скотоводов, охотников, рыбаков, землепашцев. Наиболее ранние из археологических памятников здесь относятся к эпохе неолита, примерно к четвертому тысячелетию до нашей эры.

К более.позднему времени относятся кремневые наконечники копий, четырехгранные дротики, кремневые пилы, найденные в Родне, Дягунине, Черепкове и Молокове.

Вблизи деревень Неклюдово, Дягунино и Абалешково обнаружены фатьяновские могильники, относящиеся к третьему-второму тысячелетию до нашей эры. О возросшей культуре людей этого времени говорят найденные в могильниках мастерски выточенные изделия из кости, изящные наконечники стрел, глиняные сосуды с красивым орнаментом.

Кажется, все исторические эпохи оставили след на старицкой земле. Открыты, но не исследованы пока досконально прямые предшественники средневековой культуры - дьяконовские городища, встречающиеся у Козлова, Бабина, Юрьева, Пентурова и Змиевых Горок. Мощный культурный слой, в которой найдены кости домашних животных, зернотоки и металлические серпы, принадлежности гончарного дела и детали простейшего ткацкого станка, говорит о том, что здесь существовала дьяковская культура.

Во многих местах Старицкого района в одиночку и группами разбросаны сторожевые и могильные курганы, насыпанные нашими предками тысячу и более лет назад.

Раскопки подтвердили, что в VIII-X веках Верхневолжье было уже частью торгового пути, берущего начало в Киевской Руси и на Ближнем Востоке. Откуда же еще было появиться витым бронзовым кольцам, бусам, шейным гривнам, монетам арабской чеканки?

Волга сыграла решающую роль в развитии края. И не удивительно, что именно на ее берегах обосновались наши предки. Волга была для них и кормилицей, и торговой дорогой, и защитным рубежом. В условиях постоянной вражды между общинами и племенами люди выбирали для своих поселений труднодоступные места на высоких берегах рек и озер.

Неукрепленное поселение на левом берегу Волги, видимо, могло уже быть в XII столетии, расположившись напротив мужского монастыря. «Древнейшим из памятников, находящихся на территории современной Старицы, по праву считается Успенский монастырь, - пишут археологи М. Левин и Е. Хворостова. (5) В летописных сводах о городе Старице применительно к этому времени мы не находим никаких записей. Поэтому можно только предполагать, что данного городка, о котором говорит летопись под 1297 годом, в XII веке еще не существовало. Следовательно, Успенский монастырь «является первым колонизатором этих земель со стороны Владимиро-Суздальского княжества». (6)

Основание Старицкой обители было не на том месте, где располагается монастырь ныне, почти на самом берегу реки Волги, а выше, на современной площади перед районным Домом культуры. Здесь потом стояла Богоявленская церковь, рядом с которой находилось кладбище. И как писал в начале XX века местный краевед Иван Крылов, «на этом кладбище отыскиваются надгробные старинные камни с надписями иноков». (7)

Два инока - Трифон и Никандр - поставили для себя келью и часовню в глухом лесу. Историю русских монастырей и вообще-то невозможно представить беззаботной или хотя бы чисто созерцательной - изнурительный физический труд выпадал на долю преподобного Сергия Радонежского и преподобного Пафнутия Боровского, преподобного Серафима Саровского и преподобного Корнилия Псково-Печерского... А послушанием в монастыре называется всякое делание с благословения начальствующих и старших.

Исполняя послушание, инок отсекает свою волю, терпит многие скорби и труды, - потому и приравнивается монастырское послушание к добровольному мученичеству. Зато и может послушливый монах взывать ко Господу словами Псалмопевца: «Виждь смирение мое, и труд мой, и остави вся грехи моя» (Пс. 24,18).

Постепенно, но не всегда, вокруг этих уединенных жилищ селились другие, искавшие подвига. Так образовался монастырь, вокруг монастыря - селение, и ранее пустынный край оживал под неутомимыми руками работников, зачастую вооруженных только крестным знамением и верою во все могущество и милосердие Христа и Спасителя.

При Трифоне и Никандре была построена небольшая деревянная церквушка, которая «необходима была для них; как место общественной молитвы и обучения приходивших людей слову Божию». (8)

После построения деревянной церкви, строили кельи. В густом лесу, спиливая деревья, корчуя пни, рыли ямы для фундамента, терпели мошкару, спали и питались как придется и дружно, с молитвою, не празднословия, молча возводили корпуса построек, расчищали место под огород, сад, прокладывали, «в бдении, пощении, молитве и неусыпных трудах» они строили «Русь святую». Количество братии множилось. «Видя строгую подвижническую жизнь, не стяжательность и любвеобильное отношение к ближним новых тружеников веры, простые люди с доверием смотрели на них и охотно шли к ним, чтобы поучиться от них слову Божию и богоугодной жизни». (9).

Ночь они стояли на молитве, днем таскали тяжелые бревна с молитвою и без празднословия - обычные правила монастырской жизни. Никто никого не заставляя, наоборот, уговаривая не брать таких тяжестей и сами же беря еще больше. (10).

Все они, и крестьяне, и посадский, носили лычную обувь и заплатанную одежду; так же ходили и сами первые настоятели монастыря - Трифон и Никандр, ничем не выделяясь среди прочих. И в такой одежде ходили до самой смерти. Смирение и покаяние они обнаруживали всем своим видом.

Через 16 лет, а именно в 1127 году, скончался Трифон. В древнем монастырском помяннике было записано: «Помяни Господи инока Трифона и братию умершую при его животе». (11)

Спустя 26 лет, в 1153 году скончался второй основатель Свято-Успенской обители Никандр. (12)

Таким образом, в летописных сводах о городе Старице применительно к этому времени мы не находим никаких записей. Следовательно, Свято-Успенский монастырь является первым колонизатором этих земель со стороны Владимиро-Суздальского княжества. И здесь можно сделать вывод о том, что будущий город-крепость Старица вырос вокруг монастырских стен, и долгое время монастырь являлся основным духовным стержнем города. Да, пожалуй, не только духовным, но и что тоже важно, экономическим и стратегическим центром края. Обитель росла как в численности, так и в неведомых миру духовных подвигах.

Память о первых иноках - Трифоне и Никандре - будет увековечено в построении храма «в честь Успения Божией Матери, да похвалы Пресвятые Богородицы» при иноке Феодорите. (13) Может быть, создатель храма так же происходил из Киевских пещер и хорошо знал, что именно оттуда и пришли первые основатели иноческого братства на урочище Старый бор, а имя «Успения Пречис-тыя» носила и носит до сих пор церковь Киево-Печерской Лавры.

За один год храм был построен. При его освящении присутствовал великий суздальский князь Андрей Боголюбский. Произошло это в 1165 году.

Наша Старицкая земля в то время входила в состав Владимиро -Суздальского княжества, или Залеской Руси, как называлась она в древности. Именно этому княжеству суждено будет стать преемницей Киева. В Х-ХП веках здесь возникли города Суздаль, Муром, Ростов Великий, Владимир, Москва, Дмитров, Переславль Залес-ский, Углич, Тверь, Торжок, Бежецкий Верх.

При великом суздальском князе Андрее Боголюбским градостроительство на Владимиро-Суздальской земле дало основание потомкам назвать Русь «страной зодчих». Народными мастерами Владимиро Суздальской Руси были созданы многие выдающиеся памятники церковного зодчества и иконописи. Например, великолепен был выстроенный при князе Андрее Боголюбском в 1158-1161 годах Владимирский Успенский собор. Дорогу в город Владимир открывают Золотые ворота (1164). По своему значению они были подобны Золотым воротам Константинополя или Золотым воротам Киева, от которых начиналась дорога к сердцу столицы- к монастырям и Софийскому собору. Выстроенный князем Андреем Боголюбским в 1165 году на берегу реки Нерли церковь Покрова по словам Дмитрия Сергеевича Лихачева «принадлежит к лучшим произведениям русской архитектуры».

Невиданное по размаху строительство, развернувшееся в 1158-1165 годах, соответствовало стремлению Андрея Боголюбского превратить Владимир в политический и духовный центр Руси.

Наибольшую роль он отводит Церкви, и поэтому не случайно великий суздальский князь оказывается при освящении первого старицкого храма в честь Успения Божией Матери.

Вскоре после этого обитель стала управляться игуменами, то сеть обрела не только монастырский «статус», но и некоторые преимущества перед другими малыми обителями.

Первым игуменом становится Иринарх, который следил за тем, чтобы никто не отклонялся от монастырской дисциплины, чтобы не было «бесчинно глаголющих» или смеющихся, или праздно проводящих время. Поздно вечером игумен обходил келья и, если где еще слышал беседующую братию, тихонько стучал в окно, давая знать о себе, и уходил. За некоторые нарушения накладывались дополнительные послушания.

Успенский храм не отапливался. И в самую суровую зиму, даже когда птицы падали на морозе, молитва шла своим чередом, долгая, многочасовая. Некоторые не выдерживали такую суровую жизнь и уходили в другие монастыри.

В 1272 году настоятель Свято-Успенского монастыря Леонид был возвышен в сан архимандрита. (14) Поводом к этому послужили не только личные достоинства настоятеля, но и окончание строительства храма Пресвятой Богородицы. Его освятил епископ Тверской Симеон. (15) В это же время, при благоверном великом князе Ярославе Тверском, Успенская обитель- перешла из Новгородской епархии, которой до сих пор принадлежала, в Тверскую. В этих же местах располагались епископские владения, называемые «волостью Святого Спаса». (16) Интересы церковных и светских властей совпали. Решение тверского епископа об открытии второй кафедры в Старице, с включением названия города в титул, служило большому оживлению в ней. Таким образом, судьбы города и монастыря оказались тесно связаны с тверским епископатом.

Надо сказать, что в связи принятия статуса архимандрии Старицкого Свято-Успенского монастыря, резко увеличивается и число братии. Так, после имени архимандрита Филарета в большом синодике перечислено 26 имен иноков, а после имени архимандрита Леванида написано 154 имени. (17)

Совсем немного правили Успенской обителью архимандриты. После архимандрита Мефодия следуют опять игумены. Среди них, игумен Симеон совершил обновление Успенского храма, который к этому времени, как деревянный, пришел в ветхость. (18)

Но мирной жизни обители помешало татаро-монгольское нашествие. Как повествует летопись, в 1292 году татары убили игумена Се-рапиона и с ним 124 инока Свято-Успенского монастыря.Убитых бросили в реку Волгу, «но волны речные не смогли унести телеса иноческие». Река не приняла страдальцев, и ночью, оставшиеся в живых верные христиане, «погребоша я честно в доме Пречистая». (19)

После страшного татарского погрома, обитель, обагренная кровью невинных страдальцев, не исчезла с лица земли, «так как дом Пречистыя не был истреблен от поганых и сама обитель оставалась ненарушенного...» (20)

Между особенностями иноческого послушания было- списывание с древних списков сказания о своем монастыре, об его настоятелях и братии. Одним из известных таких летописцев был схимник Свято-Успенской обители Дорофей, который жил, очевидно, в конце XIII- начало XIV столетий и списал с древнего помянника, писанного на «сосновой скорлупе», историю повседневной службы монастыря. Именно этот помянник и дошел до нашего времени и послужил основанием нашего повествования о первоначальной судьбе Свято-Успенской обители. Конечно, письменные труды старицкого летописца не имеют никакого значения для истории государства Российского, и даже для всей русской церкви, но они весьма дороги для первоначальной истории Стариц-кой обители. Старицкий летописец схимник Дорофей принял на себя очень скромную задачу: он списывал со старого помянника на «сосновой скорлупе» и тем самым оставил в памяти потомства повествование об основании и первоначальной службе своей обители в самых кратких чертах.

Древний помянник, впоследствии, переписывался несколько раз и дошел до конца XIX века, по всей видимости, в измененном состоянии. Вот как об этом писал игумен Арсений в конце XIX столетия: «Находящийся под руками нашими список принадлежит к концу прошедшего, или даже к началу нынешнего столетия; писан на серой, грубой картонной бумаге, и не пером, а палочкой или лучинкой, - весьма крупным полууставом, писан с ошибками... Имя, например, одного из первых основателей Старицкой обители написано: на первой странице Трифон, а на следующей странице Трофим. Из почерка письма, из этих ошибок, и из всего внешняго вида помянника так и видно, что его переписывал какой-нибудь . малограмотный послушник, которому поручено было это переписывание в виде послушания, и который производил свою работу, как подневольную с крайним небрежением и нерачением». (21)

Далее игумен Арсений писал, что помянник предназначался для повседневной «Божией службы», вот почему он упоминает кратко только о настоятелях обители, а имен братии не перечисляет, так как: «Старцы-иеромонахи, большею частию, имевшие плохое зрение, требовали, чтобы для ежедневного поминовения на проскомидии иметь им перед глазами краткий помянник, и притом написанный крупными славянскими буквами... Поставив его к стенке на жертвеннике, иеромонахи, совершая проскомидию, могли легко и удобно поминать по нему прежде почивших своих отцев и братии ежедневно... Оригинал этот (древний помянник схимника Доро-фея - А. Ш.), вероятно, для нас навсегда утрачен; и мы должны довольствоваться тем, что от него осталось». (22)

Кстати, исследователь тверской старины XIX века Николай Дмитриевич Квашнин-Самарин сделал об этом помяннике следующий отзыв: «Помянник довольно любопытен, хотя автор его и предполагается человеком малограмотным; жил он, по всей вероятности, недавно; но быть может, имел для составления помянника какой-нибудь древний источник, нам неизвестный». (23)

Помянник вместе с большим синодиком Старицкого Успенского монастыря служил единственным источником сведений для истории основания и первоначальной судьбе этой обители. В 1930 году, будучи директором музея, который располагался на территории бывшего Старицкого монастыря, Дмитрий Александрович Цветков видел эти древние документы. К сожалению, после Великой Отечественной войны помянник исчез, может быть, сгорел в монастыре во время немецко-фашистской оккупации в 1941 году, а может,- он хранится на каких-либо архивных полках?..

Многолетние поиски древнего патерика ни к чему не приводили. И вот, клубок счастливо и удачно начал разматываться в Государственном архиве Тверской области. Листая пожелтевшие страницы журналов «Тверских епархиальных ведомостей», я с надеждой выискивал хотя бы скупые строки, относящиеся к древнему Старицкому патерику. И вдруг, нашел то, что искал. «Тверские епархиальные ведомости» за 1889 год опубликовали большую статью в трех номерах журнала «Краткие сведения об основании и первоначальной судьбе Старицкого Успенского монастыря». (24) В третьем номере журнала был опубликован старинный помянник. Его открытие - одна из чудесных находок, волнующих и увлекательных, которые составляют радость исследователя. И его напечатание на страницах книги, конечно же расширяет наши знания об первоначальной истории Старицкой обители. Думаю, он будет интересен и нашим читателям.

На обороте заглавного листа написано очень крупными буквами: «Помянник для вседнейной Божией Службы».

В заглавии написано: «Помянник дому Успения Пречистыя, что зовомо Урочище Старый-Бор на берегу реки Волги».

Далее шел такой текст:

"Помяни, Господи, души умерших настоятелей дому Пречистыя, и братию и благотворителей обители святыя; Господи, упокой души в недрах Авраама, Исаака, и Иякова и в селениях праведных.

1110 году. Пришедши на се место от Киевских пещер два иноки  Трифон и Никандр; и зде нача жити и слову Божию люди учити приходящия к ним.

Инока Трофима и братию, умершую при животе его. 1127 года.

Инока Никандра, 1153 года умре.

инока Мисаила, инока Порфирия и братию, при животе его умершую. 1164 года умре.

Инока Феодорита. Благовернаго Великого Князя Андрея Боголюбского. Епископа Гавриила Ново-града иже святишое дом Пречистыя Успения. 

Ижебо нача здати дом пречистыя Успения да Похвалы Пречистыя. 1193 года умре.   ,

Инока Александра. Священно-игумена Иринарха и братию, умершую при его животе. 1203 года умре.

Священно-игумена схимника Александра. Священно-игумена Герасима. Священно-игумена Симеона, и братию, умершую при его животе. 1220 года умре.

Священно-игумена Варсонофия. Священно-игумена Ионы. Священно-игумена Никандра. Священно-игумена Кирилла. Священно-игумена Исайя и братию, умершую при его животе. 1240 года умре.

Священно-игумена схимника Варлаама. Священно-архимандрита Леванида. Священно-архимандрита Филарета и братию, умершую при его животе. 1272 года умре.

Священно-архимандрита Мефодия. Священно-игумена Лаврентия Г, Дом Пречистыя ветх.

Священно-игумена Антония. Священно-игумена Ионы. Священно-игумена схимника Феодосия. Священно-игумена схимника Саввы. Священно-игумена Симеона, и братию, умершую при его животе Священно-игумена Варнавы Священно-игумена Киприана 1283 года Дом Пречистыя возобновлен.

Священно-игумена Иосифа и братию, при его животе умершую. 1288 года умре.

Священно-игумена Арсения. Священно-игумена Боголепа. Епископа Тверскаго Семиона. Великого князя Ярослава Тверскаго  Святил дом Похвалы Пречистыя.

Священно-игумена убиена Серапиона со всею о Господе братию  1292 года от поганых.

Священно-игумена Дорофея. 1304 года. 

Священно-игумена Иакова и братию дому Успения Пречистыя, иже славляше веру православну отца, и Сына, и святаго Духа. Аминь.

Списывал есмя летописец дому Пречистыя Успе... да Похвалы Пре... схимник инок Дорофей октоврия к. (20) день». (25)

В этом же номере журнала «Тверские епархиальные ведомости» напечатана короткая повесть об убитых игумене Серапионе и его братии татаро-монголами, разорившими монастырь в 1292 году.

«Повесть, иже избиени быша иноки при священно-игумене Серапионе.

Телеса их быша брошены в реку Волгу. Волны речныя не могли унести тела иноческия. По уходе поганых благочестивые христиане принесоша я в дом Пречистыя, и погребоша честно; избиенных быша ... РКД (124) тела. Господи, напиши имена их в книге жизни и во царствии Твоем». (26)

В заключении журнальной статьи делается анализ еще одного источника Старицкой обители - это большой синодик Старицкого Успенского монастыря. Вот что мы можем узнать об этом памятнике церковной старины: «... Синодик - книга в поллиста и содержит в себе 276 полулистов... Для нас особенно прискорбно, что в синодике утрачены те поллисты, на которых написан род братии обители сея. После 80 поллиста, на котором после игумена Исайи записано восемь имен иноков недостает семь поллистов и осьмой поллист начинается именем схимника Иова. С этого поллиста идет запись другим почерком - позднейшим.

Синодик писан крупным полууставом, за исключением приписанных в позднейшее время поминаний, писанных более мелким полууставом и скорописью, заглавия статей синодика, заглавия родов, внесенных в него, и заглавныя буквы писаны киноварью.

Судя по именам царей, внесенных в синодик и писанных тем же почерком, каким писаны синодик вначале, можно заключить, что он составлен в конце XVII столетия.

Синодик переплетен в кожу с досками, и на верхней стороне оттиснуто изображение агнца с хоругвию; вверху звезды, а кругом надпись: «Агнец Божий, вземляй грехи мира».

По внутреннему своему содержанию Старицкий синодик, как и все другие синодики, разделяются на два отдела; в первом отделе излагается догматическое учение о состоянии душ в загробной жизни, и о потребности поминовения усопших. Здесь, кроме указаний на места св. писания и выписок из святоотеческих творений, ... помещаются нередко рассказы и повести из жизни как людей благочестивых, так и нечестивых,- иллюстрированные разными рисунками, ... все картины раскрашены.

С поллиста 135-го начинается второе отделение его, или собственно поминовение усопших. На этом поллисте, в виде заглавия написано: «Помяни, Господи, души усопших раб твоих и рабынь прежде почивших века сего и т. д.»... На обороте 135 поллиста и на поллистах следующих за ним записаны имена Митрополитов и патриархов всероссийских, великих князей Московских и всея России, а также Царей всероссийских... После 145 поллиста, идет список Тверских епископов... род князя Андрея Старицкого, ... имена великих князей Тверских, потом княгинь Тверских, род Иова, Дионисия, Кобылина, Измайлова, Панафидина, Бернова,... имена братии Старицкой Успенской обители. Всего 354 имени начиная с Трифона». (27)

Таким образом, документальные свидетельства прошлого доказывают нам о том, что Старицкий Свято-Успенский монастырь начал свое существование с 1110 года. После выделения Тверского княжества из Владимиро-Суздальских владений в конце первой половины XIII столетия расширенный и укрепленный Успенский монастырь, по всей видимости, стал выполнять функции форпоста на границах с Новгородской землей. Это дает право предположить, что на противоположном берегу в месте впадения в Волгу речки Верхней Старицы могло возникнуть небольшое укрепленное поселение.

Конец XIII столетия был временем подъема Тверского княжества. Историк В. В. Мавродин пишет, что к «концу 2-ой половины XIII века Тверь стала самым сильным княжеством Северо-Восточной Руси». (28) «С этого времени /конец XIII в./ Тверь выдвигается как наиболее значительный экономический и политический центр многочисленных феодальных княжеств Северо-Восточной Руси», - соглашается с высказанным тверской историк X. Д. Сорина. Более того, отмечает она, «тверское княжество выступает с притязаниями на подчинение остальных русских земель...» (29)

Стало быть, возникновение нового укрепленного городища легко объясняется. По мнению А. М. Сахарова, укрепление Старицы нужно поставить в связь с заботами тверских князей об усилении обороны своей земли. (30) Как и все тверские крепости, Старица являлась опорой независимости княжества в феодальной борьбе XIII-XV веков, защищала водную и параллельную ей древнюю сухопутную дорогу. Город возникает как оборонительный пункт-форпост на юго-западных рубежах Тверского княжества.

Первое упоминание о Старице в письменных источниках встречается в Тверской летописи под 1297 годом: «В лето 6805. Срублен бысть город на Волзе, ко Зубцову, на Старице», (31) заметим здесь, что основателем старицкой крепости был тверской князь Михаил Ярославич /1271-1318/, племянник Александра Невского. Княжеские города Х1-ХШ веков - результат сознательной строительной деятельности князей - были основаны с учетом условий местности. Крепость обычно строилась на естественном возвышении, чаще всего на мысу, при впадении одной реки в другую. Старица располагалась на мысовом городище площадью 51 850 квадратных метров, (32) поднимающемся над уровнем воды до 42 метров и обрывающемся к рекам Волге и Верхней Старице очень крутым -45-50 градусов - неприступными склонами. (33) Михаил Ярославич Тверской отстраивает заново и Успенский монастырь, упоминание о котором мы находим под 1304 годом.

После смерти Михаила Ярославича обширное тверское княжество было поделено между его сыновьями. Старица с прилегающими землями отошла к Константину, (34) который в свою очередь, завещал ее своему младшему сыну Семену. (35) Бездетный Семен Константинович, умирая, отказал свой удел Михаилу Александровичу Тверскому, который получив новые земли, стал еще сильнее и опаснее для своих врагов. Именно он в 1366 году «нарядил городок новый на Волзе», (36) перестроив и укрепив Старицу, превратил ее в сильную крепость.

Московские князья неоднократно пытались завладеть Старицей. В 1375 году это удалось сделать Дмитрию Ивановичу, будущему Донскому. По всей видимости, именно в это время, как указывается в летописи XIV века Успенской обители, что «во время войны Тверских князей с Московскими, город Старица был разорен; вероятно в это время и был разрушен и Свято-Успенский монастырь окончательно, и о нем нигде не упоминается до XVI века, в период времени более 200 лет». (37)

В начале XV века Тверское княжество окончательно утрачивает свою ведущую роль во внутриполитической борьбе за великокняжеский стол на Руси. Ивану Михайловичу Тверскому становится все труднее бороться с усилившейся Москвой, объединяющей под собой феодальные княжества, но Старица в это время продолжает отстраиваться и укрепляться, превращаясь в сильную крепость на приграничных рубежах с Литвой, которая чувствуя ослабления Твери, начинает захватывать ее земли.

Из всех русских земель формальную независимость к середине 80-х годов сохраняла только Тверь. Но дни Тверского великого княжества были сочтены.

Между Москвой и Тверью фактически шла своего рода малая пограничная война, в которой участвовали феодалы обеих сторон, спорившие о землях. Но за спиной московских землевладельцев стоял государь всея Руси, а тверские никакой реальной помощи от своего великого князя получить не могли. И не удивительно, что они стали переходить на службу к более могущественному сеньору.

Вскоре войска Ивана III вторглись в тверскую землю. Михаил Борисович был вынужден просить мира. По новому договору ему пришлось признать себя «младшим братом» и «подручником» Ивана Васильевича. Тверь фактически впервые подчинилась Москве.

Таким образом, тверская земля во главе со своим «великим князем» стала частью единого Русского государства. Правда сохранились должность тверского дворецкого и служба феодалов по особому «тверскому списку». Но никакого принципиального значения это не имело. Московские писцы описывали Тверскую землю и клали ее по-московски в «сохи» и «Старицу город, и Зубцов, и Опоки, и Клин...» (38) Удельная система как основа политической структуры Русской земли была ликвидирована. Отныне речь могла идти об осколках этой системы.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕЙ ОБИТЕЛИ СТАРИЦКИМИ КНЯЗЬЯМИ

Особую, неповторимую страницу в патерик Старицкого Свято-Успенского монастыря вписал XVI век. И связана она, в первую очередь, с деятельностью старицких князей - одного из знатнейшего русского рода XVI века, потомков Рюриковичей.

Сегодня сложно сказать о том, какова была бы дальнейшая история Свято-Успенского монастыря и города Старицы, если бы по духовной грамоте великого князя Московского Ивана III в 1504 году не была отписана младшему сыну Андрею, который принял титул князя Старицкого. Но именно благодаря этому событию тверской городок на Волге, Старица, получит как бы второе рождение, по новой заявит о себе и будет играть особую роль в российском государстве XVI столетия.

В первой четверти XVI столетия князь Андрей Иванович Ста-рицкий возродил древний монастырь, перенеся его на новое место. Он поместил его напротив древнего городища, ближе к реке Волге, что было сделано в стратегических целях- монастырь охранял беззащитный посад правого берега реки Волги.

Сейчас, когда смотришь с холма на монастырские сооружения, они кажутся небольшими и приземистыми. Здания утеряли оборонительные признаки и имеют вполне мирный вид. Подойдя к ним, поражаешься четкой завершенности форм, какому-то стилистическому единству всех построек, хотя принадлежат они разным историческим периодам. Нас сразу же захватывает дыхание того большого и мужественного искусства, которым в совершенстве владели наши предки. Почти каждый век вносил свои черты в архитектурные формы ансамбля, который сегодня удивляет совершенством пропорций, затейливостью выдумки.

Искусство неизвестных русских мастеров XVI века поражает. Они словно спешили наверстать упущенное за почти три века иноземного ига.

Это была эпоха пробуждения творческих сил народа. Никогда прежде, пожалуй, не ощущалась так остро потребность в национальном самоутверждении и выявлении индивидуальности художника, причастности своего времени к истории России и личной за нее ответственности. К старому возвращались не более, чем в любое другое время. Вдохновенно искали новые пути.

Главная монастырская постройка- Успенский белокаменный собор, построенный в 1530 году. С него началось создание нового ансамбля Свято-Успенского монастыря, отвечавшего возросшему политическому, экономическому, культурному значению города Старицы.

Собор стоит в глубине двора, среди монашеских могил и каменных надгробий, в окружении более поздних сооружений. Исследовательница старины О. Д. Балдина писала: «При возведении собора, да и других зданий, княжескому зодчему пришлось решать нелегкую задачу - надо было поставить будущий собор так, чтобы он зрительно не потерялся рядом с высоким городищем, с его стенами и башнями, с его церквями и хоромами». (39) К тому же, как подобало преемнику древнего монастырского храма, собор должен был быть в меру торжествен и великолепен. Ведь сооружался он по заказу одного из сыновей великого князя Московского Ивана III -князя Андрея Старицкого.

Несмотря на то, что в плане собор был достаточно традиционен, несколько вытянут с запада на восток, имеет четыре довольно массивных внутренних столба и три апсиды, он представляет оригинальный памятник русского зодчего первой половины XVI столетия. Своеобразие собора заключается в его внешнем облике, который определяется сложной пирамидальной композицией. Зодчий выделил центральную главу храма, поставив ее на восьмигранный постамент, некогда украшенный килевидными кокошниками. Угловые же части храма он понизил, завершив их самостоятельными главами, также имеющими в своем основании декоративные кокошники.

Рассматривая декоративные детали в убранстве Старицкого собора, невольно подмечаешь общие черты с Успенским собором Московского Кремля. Много общего содержится, по словам той же исследовательницы монастыря О. Д. Балдиной, «в настенном поясе из тонких удлиненных колонок, в килевидном перспективном портале с сильно выдающимися вперед капителями». (40) Видимо, знаменитый Московский Успенский собор, возведенный отцом (1475-1479), еще с детства поразил воображение старицкого князя Андрея Ивановича.

Под собором - большой подклет, сложенный из белого камня, он предназначался, возможно, для погребения княжеской семьи и настоятелей. Позднее, во время пребывания царя Ивана Грозного в Старице, здесь был устроен подземный ход, прорытый, якобы, «под Волгой, с выходом к городскому Борисоглебскому собору». (41) Поиски потайного хода в XIX веке местным любителем древностей Иваном Петровичем Крыловым так и не увенчались успехом. (42)

Собор очень светлый и просторный. Сын князя Андрея Ивановича - князь Владимир Старицкий украсил внутри собора стены и устроил трехъярусный иконостас. В ризницу были даны вкладом ценные богослужебные книги, церковные сосуды и шитые пелены. В числе вкладов находилась плащаница, шитая золотом и серебром по красному шелку, с дарственной надписью от любимой царя жены Ивана Грозного - княгини Анастасии Романовой. (43)

Несколько позже Успенского собора, в 1570 году, по велению царя Ивана Грозного выстроена была Введенская церковь с огромной трапезной палатой в два этажа. Вверху расположен большой трапезный зал, к которому с северо-востока примыкает теплая церковь. Над ней возносится высокий каменный шатер. Внизу- обширные помещения для поварни, кладовых, погребов. Так же как в московской Грановитой палате, своды трапезной опираются на мощный квадратный столб. В 1802 году с севера к церкви пристроили паперть, а еще позже с южной стороны - палату, где находилась монастырская ризница.

По «Историческому описанию... «игуменом Арсением, в Ста-рицком Свято-Успенском монастыре в XVI веке были построены: «... церковь кирпичная над Святыми воротами во имя святого Василия Анкирского; деревянная колокольня, срублена была в клетку; три каменных корпуса для настоятеля и братии...» (44)

К сожалению, старицкому князю Андрею не суждено было дожить до окончательного устройства обители. В 1537 году он будет «уморен голодом» в тюрьме за непокорность великому князю малолетнему Ивану Грозному и его матери Елене Глинской.

Князь Владимир Андреевич Старицкий продолжил строительство монастыря. Он обнес его каменными стенами с зубцами, по углам поставил круглые башенки, крытые шатрами.

Только при нем была собрана братия и назначен настоятель. Здесь уместно остановится на деятельности старицких князей, которые сыграли исключительную роль не только в возрождении Свято-Успенского монастыря, но и способствовали в историческом плане поднять высокую планку самого города Старицы, удельной столицы княжества в XVI веке. О его былом могуществе и значении, не без доли преувеличения, писал в свое время местный краевед начала XX века Ф. И. Зубарев: «Старица существовала еще во времена царствования и княжения дома Рюриковичей. Она служила резиденцией князьям, правившим княжеством Старицким. Тут был особый княжеский двор, особый класс «псарей», «солдат» и разной челяди. Заботами князей построено было много храмов; возникли монастыри - мужской и женский. В те времена это было весьма заметный центр русской общественной, государственной и духовно-нравственной жизни. Вся тогдашняя русская земля очень хорошо знала, что такое Старица и где она расположена, ибо в ней нередко пребывал со всем своим двором такой грозный властитель, как Иоанн IV». (45)

Старицкие князья - один из знатнейших русских родов XVI века, потомки Рюрика. Недаром «разряды» неизменно выделяли их как вторые лица, после царя в государстве. История этого рода, пусть только векового, полна ярчайших событий и драматизма, и, несомненно, оставивших след в Российском средневековье.

Первым старицким князем станет Андрей Иванович, младший сын Московского великого князя Ивана III. Он занялся хозяйственным устройством своих владений, строительством монастыря и княжеского дворца, «тем самым заложив основу меценатству князей Старицких». (46)

В своем уделе старицкий князь распоряжался полновластно. В его ведении находился суд по земельным и «разбойным» делам. Он выдавал кормленные, тарханные и несудимые грамоты своим феодалам. У него имелся дворец с дьяческим аппаратом и дворцовыми селами. Существовала и удельная боярская дума.

Андрей Иванович Старицкий постоянно был в военных походах. В 1510 году он принимал участие в захвате Пскова. На следующий год вместе с князем К. Г. Заболоцким был послан оборонять южные границы России. В 1513 году старицкий князь участвовал в двух походах на Смоленск. Правда, третий поход проходил без участия Андрея, так как он был оставлен в Москве наместником. (47)

В 1517 году старицкий князь стоял с войсками в Серпухове заслоном татарскому войску, которое двигалось прямо на Москву, и «ходило их тысяч с двадцать». Русские воеводы неограничились обычной обороной, а смело перешли в наступление и отразили набег, «мало их пришло в Крым, говорят, тысяч пять, да и те пешие и нагие». Только в 1522 году крымские татары посмели вновь нарушить границы России, но вновь были отброшены русскими войсками, одним из полков которых командовал князь Андрей Иванович. После этого старицкий князь не раз посылается с войсками отражать вражеские нашествия. В свой последний поход против врага князь Андрей Старицкий выступил в 1535 году. (48)

Взаимоотношения между великим князем Василием III и его младшим братом Андреем в этот период можно считать достаточно благополучным. Но затем их характер меняется. Боясь перехода династических прав по боковым ветвям московского великокняжеского дома, государь запрещал своим братьям вступать в брак. Но после рождения сыновей - Ивана (будущего Грозного) и Юрия -запрет был отменен. В 1533 году Василий разрешил 43-летнему Андрею Старицкому жениться на Ефросиний Хованской. В этом же году Василием III внезапно «смертельно занемог». По духовной грамоте наследником престола провозгласили малолетнего Ивана, а пока, до его совершеннолетия, государством должен был управлять регентский совет, куда и вошел старицкий князь.

Как свидетельствует Воскресенская летопись, начало конфликтов Андрея Старицкого с правительством Елены Глинской, относится к январю 1534 года. Это произошло на сороковой день после смерти великого князя. Андрей Иванович потребовал «прибавки» к своей вотчине новых земель «сверх отца своего благословения и чрез духовную грамоту», то есть по завещанию покойного Василием Ш. (49)

Получив отказ, князь Андрей покинул Москву. Сидя безвылазно в своем уделе, старицкий князь, по-видимому, хотел постепенно отойти от «государевых дел». Вывезти его из бездействия могло только какое-нибудь необычайное событие. Таким событием была смерть брата Юрия Ивановича, которого под разными предлогами вызвали в Москву и посадили в темницу.

В Старице, действительно, произошел страшный переполох, когда туда дошла весть о смерти князя Юрия в тюрьме. Все были охвачены невольным страхом, так как Елена Глинская и ее боярское окружение не постесняются при случае захватить старицкого князя. Это было ясно всем. Недаром в Москву доносят, что он недоволен великою княгинею, а в Старицу то и дело приезжают люди с рассказами о том, что им недовольны в Москве.

Во время разгара этих толков неожиданно прибыл гонец из Москвы, и предстал перед князем. Звали в Москву. Для старицкого князя сразу же стала дилемма- беда просто: не ехать- горе, а ехать - живым не вернешься. Но бездействовать в этой обстановке было нельзя. Старицкий князь велел сейчас же отписать в Москву, что он крепко нездоров, а потому прибыть туда не может.

Через несколько дней из Москвы прибыл лекарь Феофил. Осмотрев «больного», он доложил Елене, что «болезнь пустая - болячка на стегне, а между тем, лежит в постели». (50)

К князю Андрею прибыли новые посланцы из Москвы и снова застали его в постели. Получился тот же ответ: нездоров и приехать не могу.

Послали за ним в третий раз. Очередной приказ из Москвы уже носил конфиденциальный характер, чтобы ехать непременно, несмотря на недуг. В ответ князь Андрей писал, что «ты не веришь болезни нашей и за нами посылаешь неотложно: а прежде, госу-Дарь, токо не бывало, чтоб нас к вам, к государям, на носилках волочили». (51)

Трудно сказать, был ли старицкий князь действительно болен? Возможно, легкое недомогание он хотел представить более серьезным, чтобы не ехать в Москву и не повторить злополучную судьбу своего брата Юрия. Но здесь также ясно одно - ехать уже сейчас действительно было опасно: в Москве считали старицкого князя злоумышленником. Действительно, та дипломатическая игра, которую затеяла Елена Глинская, полностью оправдала себя. Обе стороны как бы проверяли друг друга и одновременно ждали, кто первым не выдержит. Не выдержал старицкий князь Андрей.

2 мая 1537 года, на православный праздник князей Бориса и Глеба, старицкий князь Андрей со своим войском вышел из своего удела. Что это - мятеж? Неужто удельная столица Старица собиралась померяться силой с самой Москвой?

В Москве действительно поняли всю опасность и серьезность старицкого мятежа, ведь князь Андрей с мятежным войском двинулся в сторону Великого Новгорода. Великокняжеские силы бросились, в буквальном смысле слова, вдогонку, ведь новгородцы, объединенные со Старицей, представляли для Москвы очень серьезную силу.

Но новгородцы не поддержали князя Старицкого, после чего он оказался в безвыходном положении. Окруженный со всех сторон князь Андрей сдался на милость победителю". Недолго прожил в тюрьме мятежный князь: 10 декабря 1537 года он умер «страдальческую смертью». Перед тем как похоронить его, пришлось оттирать на теле умершего следы от железных оков. Его положили в усыпальнице великих и удельных князей - Архангельском соборе Московского Кремля, там, где покоились опальные, рядом с братом Юрием, умершим в той же тюрьме.

Через год скоропостижно скончалась Елена Глинская - мать Ивана Грозного. Восьмилетний мальчишка Иван IV - круглый сирота. Он восседает на троне в шапке Мономаха, со скипетром и державой, а вокруг - ожесточенная борьба боярских кланов за власть.

В декабре 1540 года княгиня Ефросинья и малолетний князь Владимир, по ходатайству митрополита Иосафа, были выпущены из «нятства» и получили двор отца в Москве - князя Андрея Ивановича Старицкого. (52) А 25 декабря 1541 года великий князь Иван Васильевич пожаловал князя Владимира и его мать, «очи свои им дал видети, да вотчину ему отца его отдал, и велел у него быти боя-ром иным и дворецкому, и детям боярским дворовым, не отцовским». (53) Таким образом, после бурных событий, проходивших в годы малолетства Владимира, старицкий удел сохранился, а его малолетний владелец, двоюродный брат Ивана IV, оказался единственным потомком Ивана III по боковой линии, имевшим право претендовать на великокняжеский престол в случае смерти государя.

Детство Владимира прошло, в основном, при дворе великого князя. Можно сделать вывод о том, что, оставаясь в Москве, старицкий князь, лишенный на некоторое время материнской любви, был лишен и детских забав. В чинных великокняжеских покоях испокон веку витал дух Домостроя, а это значит, что жизнь во дворце подчинена была раз и навсегда установленному порядку. Князь Владимир часами высиживал на долгих церемониях, послушно исполнял утомительные, бессмысленные в его глазах ритуалы. В мае 1542 года на целую неделю старицкий князь вместе с Иваном IV, боярами и князьями выезжал «к живоначальной Троице в Сергиев монастырь помолитися», а в декабре этот же кортеж выезжал молиться «в Боровеск, и в Можайск, и на Волок...» (54) И так продолжалось несколько лет. Как сообщает Постниковский летописец, Владимир побывает в 1546 году на Коломне, а на следующий год из Троице-Сергиева монастыря вместе с царем Иваном IV они приедут в город Старицу. (55) По всей видимости - это первый приезд великого князя в наш древний город.

Родственные доверительные узы Старицких с великокняжеским домом в это время были настолько крепки, что царь Иван Васильевич во время походов на Казань смело доверяет двоюродному брату командовать центральными полками русской армии.

Постепенно князь Владимир овладеет военным искусством и, как покажут дальнейшие события, царь Иван Грозный часто будет поручать самые ответственные боевые дела старицкому князю. Ум стратега сочетался в нем с большим личным мужеством, обстоятельной рассудительностью. Особенно это все проявится в последнем знаменитом походе на Казанское ханство в 1552 году.

Как известно, царь долго молился в своей полотняной церкви за победу русского оружия, и гонцы, один за другим призывавшие его к стенам города, а потом и в город, никак не могли отвлечь его от этого занятия. Старицкий же возглавил войска и привел их к долгожданной победе. Иван IV перед лицом поздравлявших его воевод вынужден был признать действительных героев взятия Казани:

ог сиа содеял твоим, брата моего, попечением и всего нашего воиньства страданием». Почти то же повторил он в своей речи перед митрополитом и всем Освященным собором по въезде в Москву в Сретенском монастыре. Там он объяснял победу Божьей милостью, а «такоже попечением и мужеством и храбростию брата нашего князя Владимира Андреевича и всех наших бояр и воевод и всего ... воиньства тщанием и страданием>>. (56)

И в дальнейшем Владимир Старицкий проявит себя неплохим воином: необходимость прибегать к Оружию в то опасное время возникала постоянно. В 1554 году старицкий князь хотя и не принимал участия в военных действиях против крымских татар, но находился с царем Иваном IV в Коломне, для общего руководства русскими войсками. (57) В 1556 году князь Владимир выполняет ответственное поручение царя: «во всех местах смотрите детей боярских и людей их. И свезли к государю списки изо всех мест, и государь сметил множество воинства своего...» (58) Следующие два года старицкий князь возглавляет войска в Коломне, и стоит заслоном татарскому войску «против крымского хана Девлет-Гирея». (59) В 1561 году в «разряде береговом от поля» вновь упоминается «в большом полку в Серпухове князь Володимер Андреевич». (60) На следующий год крымский хан Девлет-Гирей с пятнадцатитысячной ордой сжег посады Мценска, нападению подверглись Одоев, Новосиль, Белев и другие «украинские города». Ордынский набег чуть не сорвал поход русских войск к северу, на Полоцк. И только умелые действия пограничных воевод, которыми предводительствовал князь Старицкий, позволили отогнать хана. (61) «России пришлось фактически воевать на два фронта, - пишет историк В. Каргалов. - Из двадцати пяти лет Ливонской войны только в течение трех лет не было крымских нападений». (62) Не менее двенадцати раз крымский хан Девлет-Гирей предпринимал большие вторжения в русские земли. В том, что южный фронт выстоял против такого натиска, немалая заслуга командующего русскими войсками старицкого князя Владимира Андреевича.

В 1562 году князь Владимир Старицкий участвовал в знаменитом походе на западную крепость Полоцк; а с 1563 по 1569 года вновь возглавлял русские войска на южных рубежах. (63)

Подводя итоги военной деятельности князя Владимира Андреевича, надо признать, что он был одним из выдающихся полководцев XVI века. Старицкий князь поднялся до самых вершин тогдашней военной иерархии благодаря полководческому таланту и верной службе на благо Отечества. Он был воеводой большого полка, возглавлял оборону южных границ против крымских татар, сыграл определенную роль в победе над Казанью...

Так почему же его полководческий талант не стоит рядом со знаменитыми полководцами XVI века - Даниилом Щеня, Михаилом Воротынским, Дмитрием Хворостининым?.. Видимо, все дело в том, что на протяжении многих лет деятельность старицкого князя рассматривалась многими историками и исследователями как «знамя антиправительственных сил», (64) как «надежда на изменение правительственной политики», (65) то есть в первую очередь, как усилия претендента на великокняжеский престол.

Великие свершения предков живут только памятью народа, а память питается историческим знанием. Придет время, когда личность Владимира Старицкого будет рассматриваться историками, краеведами, любителями истории не только как лицо, покушавшееся на царскую власть, но и как личность, внесшая особый вклад в историю России, в первую очередь - как военный деятель.

Первое столкновение царя Ивана IV и князя Владимира Старицкого датируется 1553 годом. В марте царь сильно простудился, и многие думали, что вновь возникнет ситуация 1533 года, тогда придется присягать малолетнему наследнику престола и страной опять будет править регентский совет. Теперь же князь Владимир Андреевич наотрез отказался подписывать крестоцеловальную грамоту. Но болезнь царя отступила. «И оттоле бысть вражда великая государю с князем Володимером Ондреевичем, а в боярех смута и мятеж, а царству почала быти во всем скудость», - замечает русская летопись, откликаясь на события марта 1553 года. (66)

Князь Владимир Андреевич внес определенный вклад и в Тверскую культуру. В 1558-1561 годах он построил великолепный Борисоглебский собор - одно из замечательных и интересных сооружений шатрового зодчества. Интересно, что именно в эти годы в Москве закончилось возведение собора Покрова, прозванного в народе собором Василия Блаженного из-за погребения у его стен юродивого, носившего это прозвище. Неужели это случайное совпадение? Конечно же, нет. Два собора, два символа, два центра. И возникает вопрос: а не было ли здесь соперничества, молчаливого и глубоко символичного? Если да, то можно приветствовать, что такое соперничество подарило истории два грандиозных собора шатрового зодчества. И можно только сожалеть, что до нашего времени сохранился только один собор - собор Василия Блаженного в Москве. Кто знает, при условии сохранения двух этих соборов в Москве и Старице, символический спор сегодня продолжили бы и мы?

В это же время в удельном старицком княжестве развивается лицевое шитье. Здесь особая роль принадлежала Ефросиний, матери Владимира Старицкого. Организуя местную мастерскую, она как бы соревнуется с молодой царицей Анастасией. В мастерской изготовлялись различные шитые пелена, покрывала, плащаницы. Княгиня Ефросиния Старицкая собрала самых одаренных мастериц. Воспользовавшись близостью к царскому двору, она пригласила к себе лучших художников Москвы, украшавших в то время соборы столицы. По их рисункам и выполнялись вышивки.

Все известные плащаницы князей Старицких представляют выдающиеся памятники русского декоративно-прикладного искусства. Стилистическая однородность произведений, происходящих из мастерской лицевого шитья князей Старицких, четкость их художественных и технических характеристик позволяют исследователям говорить «о стиле Старицких»- таком же ярком явлении в русском декоративном искусстве XVI века, каким для XV века явилось шитье Софии Палеолог, а для XVII - произведения Строгановых светлиц.

Но, как показало время, и такое мирное сосуществование двух центров - столицы России Москвы и удельной столицы Старицы -не могло также долго продолжаться. Грянули новые политические события, которые и предрешили судьбу не только старицких князей, но и самого города. В июне 1563 года власти получили донос об измене, положивший начало розыску царского брата. Доносчик Савлук Иванов служил дьяком у князя Старицкого и за какие-то провинности был посажен ими в тюрьму. (67) Оттуда Савлук ухитрился переслать царю «память», в которой писал, что «княгини Офросиния и сыне ее князь Володимер многие неправды ко царю и великому князю чинять и того для держать его скована в тюрме». (68) Остается лишь гадать, как старицкий князь мог оставить в живых такого свидетеля и каким образом «память» дошла до царя из тюрьмы?

Обвинив брата в измене, Иван IV велел взять его под стражу и отправил в ссылку в Старицу. Более суровое наказание постигло мать Владимира. Ефросинию насильно доставили из Старицы на подворье Кирилло-Белозерского монастыря, и 5 августа 1563 года игумен Васьян постриг ее в монашеский чин. (69) В монашестве Ефросиния приняла имя старицы Евдокии.

Далее власти осуществили далеко идущие санкции. Двор князя Владимира Старицкого подвергся самой основательной чистке. Власти позаботились о роспуске удельной Боярской думы. (70)

В октябре 1563 года царь Иван Васильевич вновь ездил в Старицу, «пировал там и прохлаждался в удельно-дворцовых селах». (71) Как потом оказалось, этот приезд царя носил профилактический или как бы инспекционный, характер. Уже в ноябре этого же года Грозный проводит, на первый взгляд, безобидное, а на самом деле знаменательное мероприятие. Он выменивает у Владимира Андреевича город Вышгород с уездом и ряд волостей в Можайском уезде, отдав ему взамен город Романов на Волге. (72)

С введением опричнины начались казни и опалы на неугодных царю лиц, «изменников» и «заговорщиков», и, главным образом, против тех, кто в той или иной степени симпатизировал Владимиру Старицкому, поддерживал его притязания на царский престол.

К началу 1566 года опричный порядок настолько глубоко уже пустил корни, что можно было без особого опасения подвергнуть опричной ломке и самого крупного из удельных властителей - старицкого князя. Если в 1563 году у князя был «переменен» весь состав его двора, то в начале 1566 года царь Иван Грозный сменил территорию его удела. В виде компенсации двоюродный брат царя получил из казны обширные владения в других уездах страны. За «покинутые» удельным государем города Старицу, Алексин и Верею, Владимир Андреевич получил города Дмитров, Боровск, Ста-родуб Ряполовский и село Мошок под Муромом. (73)

В мае 1569 года Турция предприняла попытку захватить Астрахань. Князь Владимир Старицкий был назначен главнокомандующим русскими войсками и вскоре направился в Нижний Новгород. По пути он остановился в Костроме, где «духовенство да боярство давно недовольное опричными казньми», демонстративно устроили старицкому князю пышную встречу.

Встреча не осталась незамеченной царем Иваном Грозным, который в это время вынашивает решение покончить с мятежным Двоюродным братом. Такое решение выдвигало перед царем некоторые проблемы морального характера. В незапамятные времена церковь канонизировала Бориса и Глеба ради того, чтобы положить конец взаимному кровопролитию в княжеских семьях. Братоубийство считалось худшим преступлением. Прежние «провинности» князя Владимира были все же недостаточными, чтобы оправдать осуждение его на смерть - нужны были более веские улики. Так было положено начало сфабрикованному делу Старицких.

Улики вскоре нашлись. Во время пребывания князя Старицкого в Нижнем Новгороде, опричники, руководившие розыском, инсценировали покушение на жизнь царя Грозного. Опричники задались целью доказать, будто опальный князь замыслил отравить царя и его семью. Они арестовали дворцового повара, ездившего в Нижний Новгород за белорыбицей для царского стола, и обвинили его в преступном сговоре с братом царя. При поваре был «найден» порошок, объявленный ядом, и крупная сумма денег, якобы переданная ему князем Владимиром Андреевичем - все это должно было изобличить намерение «преступников»- «испортить государя и государевых детей». (74) Версия нимало не соответствовала характерам действующих лиц и поражала своей нелепостью. Но современники, наблюдавшие процедуру собственными глазами, замечают, что к расследованию были привлечены в качестве свидетелей «ближайшие льстецы, прихлебатели и палачи...» (75)

Вскоре царь выслал гонцов к Старицкому, приказав ему немедленно ехать в Слободу. В начале октября 1569 года ничего не подозревающий князь Владимир Андреевич прибыл на ямскую станцию Богану под Слободой и разбил там лагерь. Дав знать царю о своем приезде, Старицкий стал ждать ответа. Через некоторое время несколько сот вооруженных опричников окружили Богану. На двор к Старицкому явились судья В. Г. Грязной и М. Л. Скуратов. Они объявили князю Владимиру о раскрытии заговора против царя. Для очной ставки со Старицким были приведены доносчик-повар и другие свидетели.

После короткого судебного «разбирательства» князь Владимир 9 октября 1569 года был доставлен в царский лагерь. Вот как описывает сам ход расправы над Старицкими историк Н. М. Карамзин: «Ведут несчастного с женою и с двумя юными сыновьями к государю: они падают к ногам его, клянутся в своей невинности, требуют пострижения. Царь ответствовал: «Вы хотели умертвить меня ядом: пейте его сами!» Князь Владимир, готовый умереть, не хотел из собственных рук отравить себя. Тогда супруга его, Евдокия ... -видя, что нет спасения, нет жалости в сердце губителя - отвратила свое лицо от Ивана, осушила слезы и с твердостью сказала мужу: «Не мы себя, но мучитель отравляет нас: лучше принять смерть от царя, нежели от палача». Владимир простился с супругою, благословил детей и выпил яд: за ним Евдокия и сыновья». (76)

Одновременно царь жестоко расправился с ненавистной теткой Ефросиньей Старицкой, находившейся в заточении на Белоозере. Опричники забрали старицу Евдокию из Горицкого монастыря, на речных стругах повезли в Слободу, и 11 октября она была по дороге «уморити в судне в избе в дыму». (77)

Итак, прослеживая длительную борьбу царя Ивана Грозного с крупнейшим удельным князем XVI века - Владимиром Старицким, надо признать, что она осуществлялась совершенно сознательно с обеих сторон. И, если со стороны Ивана Грозного было главной целью «сломить противника, который стал знаменем антиправительственных сил», (78) то для Владимира Старицкого главное было - завладеть «шапкой Мономаха» по наследию. Ведь, во-первых, Иван IV был сыном невенчанного государя Василия III, а во-вторых, Иван IV был рожден от второго брака после неканонического расторжения Василием III брака с Соломонией Сабуровой. Женитьба Василия III на Елене Глинской вызвала многочисленные пересуды в конце 20-х годов и вряд ли получила одобрение позднее. При жизни Грозного, вероятно, ходили слухи о рождении царя от незаконной связи великой княгини с Телепневым-Оболенским, на что позднее намекал князь Андрей Курбский. (79) Наверняка об этом знал и старицкий князь. Талантливый полководец, он однако стремился не столько к воинским подвигам во время упрочения авторитета царя, сколько к спокойной мирной жизни. Даже в день взятия Казани, 2 октября, он, если верить Никоновской летописи, в поздравлении царю говорил: «И впред у Бога милости просим ум-ножити лета живота твоего, и покорит всех съпостат твоих под нозе твои и дасть ти сынове, наследники царству твоему, да и мы в тишине и покои поживем». (80) Но о покое современникам царя Ивана Грозного оставалось лишь мечтать...

СВЯТЫЕ УСПЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ

В жизни Святой Православной Церкви, в каждый известный период ее исторического существования выдвигались личности, которые являлись носителями и выразителями лучших идей и стремлений своего времени, к авторитетному голосу которых все прислушивались, и потому они неизбежно становились общественными руководителями духовной жизни. Влияние духовных руководителей и наставников чаще всего ограничивалось пределами своего отечества и своего времени.

В патерик Свято-Успенского монастыря XVI века вписана особая страница. Связана она, конечно, с именем величайшего русского святителя, перед памятью которого преклоняется не только Ста-рицкая земля, но и вся Россия, который по праву именуется светильником Русской Церкви- перед именем первого Патриарха Московского святителя Иова.

Вспоминая этого дивного святителя, невозможно не вспомнить и время, в которое он жил, и людей, живших и соприкоснувшихся с ним.

Россия времени царя Ивана Васильевича Грозного... Начало царствования ознаменовалось первым территориальным приобретением со времен Киевской Руси - завоеванием Казанского ханства. Молодое Московское государство стало выходить из отведенных ему татарским игом границ. Последовавший за казанскими походами поход на Астрахань позволил поставить под полный и нераздельный контроль важнейшую торговую артерию Европы -реку Волгу. Европа, сотрясаемая Реформацией и поражаемая творениями мастеров-гуманистов, неожиданно обнаруживает у себя под боком молодое, сильное государство, способное вести завоевательные войны, сокрушающее многочисленные восточные ханства, спорящее с ливонским орденом.

В это время и в самой России развернулась гигантская внутрен-ня работа. Проводится Стоглавый Собор, оставивший свой след на несколько веков. Следом за ним идет ряд соборов по организации жизни Русской Церкви, канонизации святых, выяснению спорных канонико-богословских вопросов. Разворачивается полемика между нестяжателями и иосифлянами, имевшая в своей основе такие религиозно-философские вопросы, как природа Церкви, отношение Ее к миру и к светской власти.

Время правления царя Ивана Грозного ознаменовалось также и большой кровью. Опричнина, оставившая неизгладимый ужас в истории, унесшая десятки тысяч жизней, среди которых был святитель Филипп, митрополит Московский, преподобный Корнилий Псково-Печерский.

Таков был общий фон XVI века.

...Маленький, затерянный в тверских лесах и болотах, Свято-Успенский монастырь и городок Старица, несмотря на свою географическую периферийность, отнюдь не считал себя находящимся на периферии жизни духовной. Здесь, в дворянском роду Садыревых-Полевых, родился отрок Григорий - будущий архиепископ Казанский Герман, впоследствии канонизированный Русской Православной Церковью как святой. Во время его служения архимандритом в Старицком Свято-Успенском монастыре сюда был принят на воспитание посадский отрок Иоанн, ставший по Божьей воле, как вы уже знаете, первым Патриархом Москвы и всей России Иовом.

Здесь же в Свято-Успенском монастыре начинал свое монашеское служение и будущий наместник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Дионисий, возгласивший в 1610 году освободительную борьбу против поляков и благословивший войска князя Пожарского на изгнание захватчиков из Москвы.

Таким образом, только в XVI веке были прославлены Церковью и внесены в святцы три имени Свято-Успенского монастыря - Герман, Иов и Дионисий. Спрашивается: эти три великих подвижника, получившие первоначальное свое духовное развитие в Старицком Успенском монастыре, могли ли быть воспитанниками юной, совсем недавно созданной обители? Это могло быть только там, где уже существовала преемственность поколений, которое воспитывалось в строгой и высоконравственной подвижнической жизни и вело свое начало от древних Киевских подвижников, и монастырь, возобновивший при князе Андрее Ивановиче Старицком, «вновь процвела яко кринь Божий». (81) Мы достоверно знаем, что при архимандрите Дионисие в Старицкой обители было 70 одних иеромонахов. Из таких монахов легко могли выдаваться очень светлые и высокие личности, таковыми были упомянутые нами личности: святитель Герман, святейший Патриарх Иов и преподобный Дионисий. Имена этих славных мужей являются не только достоянием церковной сокровищницы примеров благодатных даров Святого Духа, но и достоянием русской истории. Поэтому лучшим историческим описанием жизни монастыря во все времена бьши и теперь остаются патерики, или, что тоже, жизнеописания подвижников, - эти бесценные свидетельства великой любви и преданности человека делу Христа Спасителя.

«В русских святых мы чтим не только небесных покровителей святой и грешной России; в них мы ищем откровения нашего собственного духовного пути. Верим, что каждый народ имеет собственное религиозное призвание, и, конечно, всего полнее оно осуществляется его религиозными гениями. Здесь путь для всех, отмеченный вехами героического подвижничества немногих. Их идеал веками питал народную жизнь; у их огня вся Русь зажигала свои лампадки. Если мы не обманываемся в убеждении, что вся культура народа в последнем счете определяется его религией, то в русской святости найдем ключ, объясняющий многое в явлениях и современной, секуляризованной русской культуры»,- писал историк Г. П. Федотов в своей известной книге «Святые Древней Руси».

Первым архимандритом Свято-Успенского монастыря в XVI веке, после его второго рождения, становится Герман.

Святой Герман, в мире Григорий, был родом из города Старицы. Отец его Федор Афанасьевич Полев-Садырев происходил из рода Смоленских князей. (82) С ранней юности Герман бьш пострижен в монашество в обители преподобного Иосифа Волоцкого, где в то время подвизался родной его дед, строгий аскет Нил, (в мире Никифор Полев) и другие его родственники. В это же время в обители проживал невинный страдалец Максим Грек, который, вероятно, имел благотворное влияние на Германа в развитии в нем способности особой любви к просвещению, списыванию богослужебных книг и «свято-отеческих творений». Но самое благотворное влияние на духовное развитие оказывал настоятель Иосифа Волоцкого монастыря святой Гурий, в последствии первый Казанский архиепископ и просветитель Казанской области.

Слава о подвижнической жизни и духовной мудрости Германа дошла до родного города, и братия Старицкого Свято-Успенского монастыря в 1550 году избрали его в настоятели. Кроткий смиренный Герман со слезами отказывался от предложенной чести, «но братия победили смирение его и Тверской архиепископ Акакий в 1551 году рукоположил Германа в священный сан и возвел его в архимандриты». (83) Недолго Герман управлял Старицкой обителью. Он, тяготясь почестями, стремился в дорогой ему Иосифов Волоцкий монастырь, к любимым своим книжным занятиям.

В звании простого инока Герман возвращается в Иосифа Волоколамский монастырь, где вновь встретился со своим духовным руководителем святым Гурием, который также отказавшись от игуменства, «проживал в покое».

Известно, что царь Иван Васильевич Грозный с особенным уважением относился к подвижникам Иосифа Волоколамского монастыря, нередко вызывая их к себе для духовных бесед.

В 1555 году на Московском соборе возник вопрос об открытии в Казани святительской кафедры, на которую бьш избран святой Гурий и к нему в «сотрудники», то есть в помощники, бьш дан Герман.

По прибытии в Казань, архипастырь Гурий, указал Герману местожительство в городе Свияжске и для просветительской деятельности ему была назначена нагорная (правая) сторона Казанского края.

Первым делом Германа было устройство «на иждивение царской казны Успенского монастыря в городе Свияжске. При нем были там построены и доныне существующие Соборный храм в Честь Успения Пресвятой Богородицы и церковь Святого Николая, также каменная с колокольнею и трапезою». (84)

Новая обитель была обеспечена крестьянскою землею, рыбною ловлею, «царскими щедротами» и т. д. Сам же Герман жил в простой деревянной келье, под колокольнею церкви Святого Николая.

Он вел строгую аскетическую жизнь по образцу Волоколамской обители и был примером для всей братии монастыря. Вся его жизнь проходила в трудах по внешнему благоустройству Свияжского монастыря. Много заботился Герман и о духовном просвещении не только братии обители, но и в пределах своего миссионерского округа. В монастыре была собрана большая библиотека «в целях просвещения магометан и язычников». Также в обители его трудами была создана школа для обучения «инородческих детей». (85)

5 декабря 1564 года скончался святой Гурий, первый Казанский архиепископ. Собор Святителей в Москве 1564 года вместе с царем Иваном Грозным избрали на его место ближайшего помощника архимандрита Свияжского монастыря Германа. 12 марта он был «хиротонисан в сан Казанского архиепископа». (86)

На святительской кафедре архиепископ Герман проявил необычайную ревность в устройстве монастырей, в благоустройстве архиерейского дома и т. д. Но, к сожалению, слишком кратковременным была его служба на Казанской кафедре. Через два года Герман «принужден» бьш согласиться и «наречен бьш Московским митрополитом». (87)

6 ноября 1567 года святитель Герман скончался «от моровой язвы» в Москве. Митрополит (впоследствии Патриарх) Гермоген в составленном им житии святителя Германа писал: «... Преставися сей преподобный архиепископ Герман в царствующем граде Москве, в лето 7076, ноября в 6 день; пас церковь Божию три лета и месяцев восемь; б же тогда мор силен; повеле же себе положите в чину святительском, якоже поведают ученицы его, обаче тогда не сподобися святительски погребен быти, не сущу бо тогда митрополиту, ни иному кому обрестися, но тако просто погребен бысть архимандритами паствы своея Свияжским Иродионом и Казанским Иеремием, в чину святительском, якоже повеле, у церкви св. Николая, иже зовется Мокрый». (88)

Существует и другое мнение о том, что митрополита Германа убили опричники, так как он бьш яростным противником насилия в обществе и убеждал царя Ивана Грозного «удалить от себя опричников». (89)

Мощи Германа из Москвы по ходатайству митрополита Гермо-гена и с разрешения царя Федора Ивановича Годунова, в 1591 году были перенесены в Свияжский монастырь. Здесь 25 сентября мощи были торжественно отпеты митрополитом Гермогеном и положены в Успенском монастырском храме с правой стороны. С этого момента в Казанском крае стали чтить память святителя Германа.

В 1695 году, по распоряжению Патриарха Адриана, Казанский митрополит Маркелл переложил торжественно мощи святителя Германа в новую серебряную раку. (90)

В родном городе Старице в Свято-Успенском монастыре в Троицком соборе в 1898 году был устроен новый придел во имя святителя Германа, а в Селижаровском монастыре - построена новая теплая церковь в честь святителей Гурия, Варсанофия и Германа.

История распорядилась так, что в бытность архимандрита Ста-рицкого Свято-Успенского монастыря Германа в обитель бьш принят мальчик, который в дальнейшем станет одним из великих угодников Божиих - святитель Иов, первый Патриарх Московский. Только в 1989 году на Поместном соборе Русской Православной Церкви он будет канонизирован. Средневековые письменные источники характеризуют мотивы его поступков в соответствии с социальным статусом героя: выдающийся церковный писатель и политический публицист, знаток Священного писания и предания, русской литературы и музыки. Патриарх Иов, как церковный деятель, бьш очень своенравным по политическим взглядам складу характера. Его принято считать «крестным отцом» Московского государства, в жизни бьш полон страстей и гнева. Постараемся, оставаясь на твердой почве фактов, нарисовать его портрет.

Время рождения Святейшего Патриарха Иова условно можно отнести ко второй четверти XVI столетия, и определяется оно посредством косвенных письменных данных. Только в одном дореволюционном источнике тверского краеведа К. Орлова «Иов, первый русский патриарх Московский и Всероссийский» говорится, что «патриарх Иов родился приблизительно около 1525 года в городе Старице». (91) К сожалению, на современном этапе церковноисто-рической науки более точные сведения, касающиеся рождения и происхождения русского Первоиерарха, не обнаружены. Возможно, что эта страница его биографии так и останется неизвестной.

В мире «носил он имя Иоанна, а родители его числились между посадскими людьми». (92) О благочестии родителей Святейшего Патриарха Иова убедительно свидетельствует другой источник, содержащий перечень имен ближайших родственников Патриарха, в том числе и родителей: «Род Святейшего Патриарха Иова: инок Серапион (отец?), инок Кирилл, Матфей, инокиня Пелагея (мать?), князь Иосиф, священноархимандрит Авраамий, инок Феодосии, Феодор, Елиазар, Дионисий, Иона, Феодосии, Никифор». (93).

С юных лет Иоанн был отдан родителями на воспитание в Стариц-кий Свято-Успенский монастырь, где был обучен грамоте, получил воспитание и «божию добре обучен» настоятелем обители архимандритом Германом. По-видимому, годы обучения в монастыре произвели на благочестивого юношу глубочайшее впечатление, а главное -личность старца Германа, о котором на протяжении всей своей жизни сохранял благоговейную память и духовное общение с которым не прервалось и после блаженной кончины святителя Германа.

Обучение в монастыре содержало в себе чтение по церковным книгам, переписывание текстов Священных книг, клиросное пение, изучение молитв. Большое внимание уделяли развитию памяти. Целые отделы из Библии и святоотеческих творений, церковные молитвы, священные песни были заучены Иоанном наизусть, и он, будучи уже глубоким старцем, потеряв зрение, свободно совершал богослужение без книг. Чтобы быть у всех на виду, юноша принимает самое активное участие в жизни монастыря, особенно в богослужениях, в чтении и пении на клиросе, тем более, что природа наделила его звучным и весьма приятным голосом, которым Иоанн производил на всех сильное впечатление.

Несомненно, монастырское воспитание родило в сердце Иоанна и первое желание служения Богу в иноческом обряде. С годами эта мысль окрепла и преобразовалась в зрелое намерение принять монашеский постриг в Успенской обители. Об искренности и глубине этого настроения свидетельствует знаменательный факт, запечатленный в жизнеописании. По окончании обучения в монастыре отец Иоанна видел дальнейший жизненный путь сына в супружеском союзе. Все было готово к бракосочетанию. Однако в один из воскресных дней, когда должно было совершаться венчание, Иоанн, совершенно не чувствуя расположения к брачной жизни, просил разрешения у отца посетить монастырь для совета с духовным старцем. В обители, после Божественной литургии и молебна, он обратился к архимандриту Герману с горячей просьбой о пострижении в монашество. Просьба была исполнена. (94) В «Истории о первом Патриархе Иове» так передается это событие: «Иоанн изволили мира сего суетного отлучитися и восприяти святый ангельский образ ... и наречен бысть во иноцех Иов», что значит «Победитель», в честь ветхозаветного праведника Иова Многострадального. (95) Это произошло около 1553 года. Через некоторое время он был посвящен в иеромонахи.

В 1566 году царь Иван Грозный «менял со князем Владимиром Андреевичем землями - выменял город Старицу на город Дмитров». (96) С этих пор Старица стала одним из любимых городов царя, а Свято-Успенский монастырь местом его частых посещений. В городе был произведен «перебор людишек». Для многих он закончился плахой. «Старец» Иов, напротив, оказался в чести у царя и получил место архимандрита в Старицком Свято-Успенском монастыре. Вероятно, царя Грозного привлекли «внешние данные» будущего Патриарха, а также его покладистый нрав. Царю импонировало безоговорочное преклонение Иова перед самодержавной властью, забавляла простодушная наивность провинциала.

Это новое послушание подвигло архимандрита Иова на более трудное и жертвенное служение Церкви и родной обители. Как и прежде, он продолжал хранить евангельский образ доброго пастыря, благоустраивал обитель, улучшал формы церковного благочиния, словом и жизнью воодушевлял братию к духовно-нравственному восхождению. Здесь, в Старице, « созидалось и упрочивалось церковное видение и мировоззрение будущего Предстоятеля Русской Церкви, формировался и оснащался опытом талант незаурядного церковного деятеля и пастыря, одухотворенного жертвенной любовью к Церкви и Отечеству». (97)

Далее царь Иван Васильевич находит нужным приблизить его к себе, и поэтому в 1571 году переводит Иова в Москву настоятелем Симонова монастыря. Пройдет еще немного времени, и в 1575 году царь поставит его настоятелем Новоспасского монастыря, считающего в то время царским. С апреля 1581 года- Иов епископ Коломенский, а с января 1586 - архиепископ Ростовский. В этом же году, 11 декабря, Иов «митрополит Московский и всеа Руси». (98) Но смиренному Святителю предстояло воспринять и высшее иерархическое достоинство Русской Церкви, сообразное ее действительному значению в христианском мире.

В 1586 году царь Федор Иванович Годунов по совету своего щУрина Бориса Годунова высказал мысль об учреждении Патриаршества, чтобы упрочить престиж русской церкви и самого Иова. Без авторитетного руководства церковь не могла вернуть себе то влияние, которым пользовалась в былые времена. Между тем, обстановка острого социального кризиса требовала возрождения сильной церковной организации. В такой ситуации светская власть выступила с инициативой учреждения в России Патриаршества.

Однако, на пути ее реализации существовала преграда - позиция константинопольского Патриарха. Тот, опасаясь конкуренции и сокращения сферы своего влияния, издавна препятствовал учреждению Патриаршества на Руси.

В 1588 году в Россию неожиданно прибыл сам константинопольский Патриарх Иеремий. Подлинной же причиной путешествия Патриарха Иеремия в Москву были долги константинопольского Патриаршества. Переговоры по поводу субсидий сразу же зашли в тупик, поскольку русские власти потребовали предварительно решить вопрос об учреждении у них Патриаршества. Но Иеремий не собирался вести переговоры на эту тему.

Уяснив истинное положение вещей, московские политики решили добиться своей цели хитростью и силой. Царь Федор Иванович тонко рассчитал свои действия, проник в душу слабовольного и тщеславного Иеремии. Вскоре сломленный Патриарх во всеуслышание изъявил желание стать российским Патриархом. Тогда ему поставили условие: Патриарх должен жить не в Москве, а там, где был «древний престол русский - во Владимире-на-Клязьме». (99) Но Иеремий не пожелал переехать в захолустную бывшую столицу России. Отказ Патриарха ускорил развитие событий. Ему дали понять, что если он отвергнет условия московского царя, то будет до конца своих дней жить в России под арестом. Сломленный духом Иеремий согласился на все при одном условии: чтобы его самого «и его людей отпустили в отечество». (100)

26 января 1589 года Патриарх Иеремий возвел Иова на высший иерархический сан. В соборе заранее приготовили возвышение, на котором поставили три кресла - для царя Федора Годунова, Константинопольского Патриарха Иеремии и новонареченного Патриарха Московского Иова. В первом часу дня начался благовест и к собору стали стекаться духовная и светская знать. Первым прибыл святитель Иов и, поклонившись святым иконам и мощам, направился в придел Похвалы Пресвятой Богородицы для облачения.

Затем, повторив тот же церемониал шествия в собор, что и при наречении, прибыл Патриарх Иеремий, который торжественно облачился в центре собора. Только после этого открылось торжественное шествие государя Федора Ивановича.

Затем протопоп Ефимий и греческий архидьякон Леонтий ввели святителя Иова и поставили перед орлецом, расположенным у амвона. Поклонившись в пояс царю и Патриарху, новонареченный Патриарх прочел вслух свое исповедание православной веры и присягу. (101)

Патриарх Иеремий благословил Иова со словами: «Благодать Пресвятого Духа да будет с тобою». (102) После этого новонареченный взошел на уготованное для него место на возвышении и встал близ царя и Патриарха. Оба Патриарха приветствовали царя, а царь приветствовал Патриархов. Святитель Иов поклонился всему священному собору до земли и был отведен в придел Похвалы Пресвятой Богородицы, где оставался до времени посвящения.

Началась Божественная литургия. Во время пения Трисвятого он встал перед Царскими вратами, а затем был введен архиереями и протопопом в алтарь и, по благословению Патриарха Иеремии, трижды обошел вокруг престола при пении тропаря святым мученикам. У престола Патриарх возложил на его голову Евангелие, сослужившие архиереи возложили свои руки на его главу и трижды благословили новонареченного святителя Иова. Затем оба Патриарха совместно продолжали службу.

После литургии оба Патриарха вышли из алтаря. Архиереи возвели нового Патриарха на его первосвятительское место посреди собора и трижды посаждали в патриаршее кресло с пением многолетия по-гречески. Затем святитель Иов снял богослужебное облачение. Патриарх Иеремий возложил на него «золотую воротную икону», а также переданную от государя золотую панагию, украшенную драгоценными камнями, «да клобук вязан шолк бел с ка-мением с яхонты и с жемчюги...» (103)

Царь Федор Иванович произнес поздравительную речь и подал Патриарху Иову посох святого Митрополита Петра, украшенный позолотой и драгоценными камнями, для управления русским Патриархатом. (104) На царское слово Патриарх Иов ответил речью, в которой обещал молиться Богу о Русском государстве. В заключении Патриархи благословили народ на четыре стороны при пении многолетия.

Через несколько дней, 30 января, Патриарх Иов совершил первое возведение в сан митрополита на Новгородскую кафедру архиепископа Александра, а еще через несколько дней - архиепископа Варлаама на Ростовскую митрополию. Этими актами было завершено торжество установления Патриаршества в Москве.

Таким образом, Русское государство теперь и в церковном отношении стало совершенно самостоятельным и независимым, юридическая подчиненность Константинополю была отныне упразднена. Оставалось, правда, канонически утвердить русское Патриаршество признанием Православного Собора. На достижение канонического оформления осуществившегося акта и были направлены действия русской церковно-государственной власти в последующие годы.

Вскоре после вступления в сан Патриарха Иов позаботился о прославлении тех, кого считал своими духовными учителя - Иосифа Волоцкого и Филиппа Колычева. В 1591 году святитель Иов установил общерусское празднование памяти главы «иосифлян», сам написал ему канон и отредактировал церковную службу. В том году Патриарх санкционировал перенесение из тверского Отроча монастыря на Соловки мощей митрополита Филиппа.

В 1595 году Патриарх Иов почтил и более ранних своих предшественников- московских митрополитов Петра, Алексея и Иону. Он установил особый день 5 октября для празднования их общей памяти.

Первый Патриарх поначалу пытался навести порядок в среде московского приходского духовенства. Однако он не проявил в этой области должной настойчивости и твердости.

7 января 1598 года на 41-м году жизни скончался последний представитель правящей ветки «рюрикова дома» слабоумный царь Федор Иванович, который не оставил после себя духовного завещания. В ходе избирательной борьбы возникли различные версии насчет его последней воли. Носились слухи, будто царь Федор назвал в качестве преемника Романова, одного из своих братьев. Официальная версия, исходившая от Годуновых, была иной. Как значилось в утвержденной грамоте ранней редакции, Федор «учинил» после себя на троне жену Ирину, а Борису «приказал» царство и свою душу в придачу. (105) Окончательная редакция той же грамоты гласила, что царь оставил «на государствах» супругу, а Патриарха Иова и Бориса Годунова назначил своими душеприказчиками. (106)

Преданный Борису Патриарх Иов разослал по всем епархиям приказ целовать крест царице Ирине. Но Иов явно не рассчитал своих,сил. По словам очевидцев, в столице «важнейшие не захотели признать Годунова великим князем», в провинции также не все целовали крест «новому великому князю». (107)

Борьба за власть расколола Боярскую думу. Раздор в думе достиг такой остроты, что Борису пришлось покинуть свое кремлевское подворье и выехать за город. Покидая Кремль, Годунов оставил там в качестве доверенного лица Иова. Бесцеремонное вмешательство в политическую борьбу навлекло на Патриарха негодование знати. Впоследствии Иов не мог без горечи говорить о времени, предшествовавшем избранию Годунова. В те дни, вспоминал Патриарх, он впал «во многие скорби и печали» и на него «нападе озлобление и клеветы, укоризны, рыдания и слезы, сия убо вся меня смиренаго достигоша». (108)

17 февраля истекло время траура по Федору, и Москва тотчас же приступила к выборам нового царя. Патриарх созвал на своем подворье совещание, принявшее решение об избрании на трон Бориса. Церковь пустила в ход весь свой авторитет. По распоряжению Патриарха столичные церкви открыли двери перед прихожанами. Агитация церкви за Бориса сказалась положительно.

26 февраля народ встречал Бориса на поле, за стенами города. В Кремле Патриарх проводил Годунова в Успенский собор и там благословил на царство во второй раз. Присутствовавшие «здравствовали» правителя на «скифетроцарствия превзятии». (109)

Начало XVII века для Русского государства было тяжелым временем: обострились противоречия между царем Борисом Годуновым и высшей знатью - боярами и дворянами. Не менее напряженным было положение и в народной среде: на Дону, постоянно пополняемые беглыми крестьянами, скапливались казаки, которые таили в себе силу, готовую взорваться при каждой новой попытке правительства стеснить казачью вольницу. Обострившиеся социальные процессы усугублялись природными бедствиями. Затянувшиеся дожди холодного лета 1601 года помешали созреванию хлебов. Крестьяне использовали незрелые «зяблые» семена, чтобы засеять озимь. В результате хлеб на полях дал очень плохие всходы, которые погибли от морозов зимы 1602 года. В следующем году крестьянам нечем было засевать поля. В Россию пришел страшный голод. (110)

В народе возникло убеждение, что царствование Бориса Годунова не благословлено Богом, если с приходом его к власти страну постигло такое несчастье. Крестьяне в поисках пищи собирались в шайки; в разных уголках России появились разбойничьи группы. Царь Борис посылал дворянские отряды против «разбоев» в Коломну, Волоколамск, Можайск, Вязьму, Медынь и другие уезды. (111) Около Москвы особенно активизировался атаман Хлопко. Вся страна была наполнена слухами: о Борисе говорили, что он «уморил» царя Феодора Иоанновича, отравил царицу Ирину (свою родную сестру) и загубил их ребенка и свою племянницу Феодосию, до этого организовал убийство царевича Димитрия, сжег Москву, чтобы отвлечь внимание царя и столичного общества от угличского злодеяния, обманом и интригами венчался на царство. (112)

Российское государство стояло на пороге исторической национальной драмы, которую современники назвали Смутным временем, Смутой. Перед тем как на Россию обрушились походы польских и шведских интервентов, ей пришлось выдержать тяжкое испытание самозванством. Которое явилось не чем иным, как скрытой интервенцией Речи Посполитой.

Показательно, что в отличие от Западной Европы Российское государство до начала XVII века не знало ни одного самозванца, хотя в его историческом бытии ситуации, «предрасполагавшие» к самозванству, возникли многократно. Таковы и феодальная война XV века, когда боролись две линии потомков Дмитрия Донского, и схватка за престол между внуком и сыном Ивана III еще при жизни последнего, и в особенности конец царствования Ивана Грозного, когда от руки отца погиб царевич Иван Иванович. Зато в XVII веке самозванцы на Руси плодились во множестве. «Традиция» перешла и на последующие века.

Думается, что самозванство - как явление российской действительности Смутного времени - появилось по двум причинам. Во-первых, из потребностей широких масс народа в добром, справедливом царе, способном решить накопившиеся проблемы и хоть чем-то улучшить жизнь угнетенных. Во-вторых, из коварного стремления противников России использовать в борьбе против нее в своих прямых ставленников, надевших маску законной власти. А затем с помощью воцарившихся самозванцев завладеть русскими землями, богатствами огромной страны.

Самозванцы, выдававшие себя за сыновей и внуков Ивана Васильевича Грозного, на словах обещали удовлетворить любые народные чаяния. На деле же они выступали ловкими демагогами, защищавшими в конечном счете чуждые народы интересы. Прежде всего короля и крупнейших магнатов Речи Посполитой, католической церкви и боярской знати, предавшей в годину тяжких испытаний национальные интересы собственной страны.

Вошедший в отечественную историю под именем Лжедмитрия Первого человек русского происхождения под видом странствующего чернеца объявился впервые в Киево-Печерском, старейшем на Руси, монастыре в 1602 году.

Вскоре чернец Григорий попал в престижный кремлевский Чудов монастырь. Всего лишь один год понадобилось чернецу Григорию, отличившемуся среди монастырской братии знанием церковной литературы, высокой грамотностью и отличным почерком, чтобы сделать духовную карьеру в кремлевской святыни. Его взлет начался с того, что он красивым слогом сложил похвалу для проведения церковных служб московским чудотворцам Петру, Алексею и Ионе. Дальше все шло как по маслу.

Архимандрит Пафнутий берет чернеца жить к себе в келью и производит в чин черного дьякона. Вскоре Григорий переселяется на патриарший двор. У Патриарха Иова он не только занимался переписыванием церковных книг, но и сочинял каноны святым. Потом Иов будет оправдываться, что приблизил к себе «вора» Гришку лишь «для книжного письма». На самом же деле молодой дьякон благодаря своим способностям вошел в патриаршую свиту, которая окружала главу церкви во время заседаний священного собора и боярской думы.

Вскоре чернец Григорий был обвинен в крамольных речах. Патриарх Иов не стал выручать своего клирика. Попав под следствие, Григорий бежал из Москвы в Польшу, где и произошло его «чудесное превращение» в царевича Лжедмитрия.

Судьба беглого чернеца резко изменилась после 13 апреля 1605 года. В тот день царь «всеа Русии» Борис Годунов скоропостижно скончался в постельных хоромах кремлевского дворца. Причиной смерти явился апоплексический удар. Так не стало противника «царевича Дмитрия» - Григория Отрепьева в войне за «отцовский» престол.

Смута в Российском государстве вышла в своем развитии на новый виток.

Российское государство оставалось без царя три дня. Прямой наследник - царевич Федор Борисович, еще при жизни отца был «сделан сопровителем со званием государь «всеа Русии».

Собравшийся Земский собор, боярство и духовенство во главе с Патриархом Московским и всей Руси Иовом нарекли шестнадцатилетнего Федора на царство. Затем народ: бояре, дворяне, купцы, служилые люди и простой народ вызвали в Кремль, где привели к присяге на верность новому монарху. Православные целовали крест, а иностранцев и иноверцев приводили к присяге на шерсти в соответствии с их вероисповеданием и обрядами.

Династия Годуновых даже во времена Смуты смогла бы удержаться на российском троне. Но царь Федор в шестнадцать лет не имел опыта политической борьбы, которым обладал его отец.

1 июня 1605 года в Москве вспыхнуло восстание. Город быстро, оказался в руках сторонников Лжедмитрия. Восставшие умертвили молодого царя и его мать, а Ксению насильно постригли в монашество и отправили в монастырь.

Патриарх Иов для Лжедмитрия был особо опасной личностью. Кроме того, что святитель очень хорошо знал чернеца Григория, он за все полугодовое пребывание самозванца в России не только не сделал шага к примирению с ним, как поступили многие бояре, дворяне, посадские люди, крестьяне и даже некоторые из числа духовенства, но каждый день настойчиво объяснял всему народу истинную сущность Лжедмитрия как коварного врага России и Православной веры. Не случайно Отрепьев боялся войти в столицу, пока в ней находился Первосвятитель.

В эти роковые минуты, когда многие русские люди кощунственно попрали закон и государственный порядок, нарушив священную клятву верности Родине против изменников и самозванца, в Москве все еще оставался живой свидетель этого ужасного преступления - великий старец-Первосвятитель и молитвенник за весь русский народ, Святейший Патриарх Иов. Враги и недруги Патриарха уже готовили расправу над ним. Святитель Иов знал об этом, однако не страшился и покорно ожидал исполнения воли Божией. В то время, когда Святейший Патриарх совершал в Успенском соборе Божественную литургию, в него ворвалась толпа «с оружием и дреколием», прервав священнослужение, вытащила Предстоятеля из алтаря, сорвав с него святительское облачение. Патриарх Иов сам снял с себя панагию и, положив ее перед чтимой Владимирской иконой Божией Матери, громко произнес: « О, Всемилостивая Пречистая Владычица Богородица! Сия панагия и сан святительский возложены на меня, недостойного, во храме Твоем, Владычице, у честного образа Твоего, чудотворной иконы. Сию же я, грешный, исправлял слово Сына Твоего Христа Бога нашего 19 лет, сия Православная христианская вера нарушена была, ныне же грех наших видим на сию Православную христианскую веру нахо-дящу,еретичю. Мы же, грешнии, молим: «Умоли Пречистая Богородица, Сына Своего Христа Бога нашего, утверди сию Православную христианскую веру непоколебимо». (113)

Патриарха Иова поволокли на Красную площадь, на Лобное место, намереваясь казнить за борьбу против «законного государя» -«царевича Лжедмитрия». Однако в толпе оказались не только враги, но и доброжелатели Иова. «Тогда бо соборной церкви клирики во все церковные двери выбегоша, вопль и крик в плачем сотвори-ша о Иове патриархе, и моляще народ, бе бо опалилися от беснования». (114)

Само намерение казнить первого Патриарха многих привело в смущение. По этому поводу «распрение лютое бысть в народе». Между тем, начался погром патриаршего дворца. «Богат, богат, богат Иов - Патриарх! Идем и разграбим имения его!» - закричали в толпе. Известно было, что в голодные годы Патриарх прятал запасы хлеба. (115) Бросив полуживого от страха и побоев Иова, толпа устремилась в Кремль за добычей: «И в мале часе весь дом его разграбиша, И разнесоша все богатство». (116)

Самого же Патриарха Иова по распоряжению Лжедмитрия посадили на телегу и в простой монашеской рясе отправили туда, откуда некогда начал свой путь: в Старицкий Свято-Успенский монастырь.

Вскоре самозванец подыскал кандидатуру на патриарший престол. Им оказался архиепископ Рязанский Игнатий, который один из первых архиереев признал Лжедмитрия. Однако для соблюдения внешнего порядка и для предотвращения ненужной молвы самозванец послал Игнатия в Старицу просить у святителя Иова благословение на патриаршество. Патриарх Иов не согласился благословить Игнатия, «ведая в нем римские веры мудрования». Самозванец вторично посылал Игнатия в Старицу с той же целью и угрожал святителю Иову мучениями, если он не даст благословения. Но старец был непреклонен. Он сказал только, характеризуя Игнатия: «По ватаге и атаман, а по овцам и пастырь». (117)

Монастырским властям приказано было бывшего Патриарха «дер-жати в озлоблении скорбном». (118) В то время настоятелем Стариц-кого Свято-Успенского монастыря был преподобный Дионисий, который вопреки указаниям еретика, пришел с братией поклониться Патриарху-исповеднику и просил его распоряжений. В течение двух лет, которые святитель Иов провел в монастыре, архимандрит Дионисий всеми мерами старался поддержать невинного страдальца. Сам же Патриарх Иов, ослабленный и утративший зрение, молитвой и иноческими подвигами приготовлял себя к вечному упокоению.

Тем временем в мае 1606 года самозванец Лжедмитрий был убит. Патриарх Иов получил возможность вернуться в Москву. Но учитывая то, что новый царь Василий Шуйский, конечно, помнил о его дружбе с Борисом Годуновым, которого ненавидели все Шуйские, Иов решает остаться в Старицком Свято-Успенском монастыре. Тихая провинциальная Старица, с ее зелеными холмами и голубой лентой реки Волги, была идеальным местом для отдохновения после многих лет политической борьбы.

Однако 14 февраля 1607 года Патриарху Иову все же пришлось еще раз прибыть в Москву, так как в это время страну охватил пожар грандиозного крестьянского движения под предводительством И. И. Болотникова. Правительство Василия Шуйского решило прибегнуть к своеобразной церковно-политической демонстрации. Святитель Иов с новым Патриархом Гермогеном в назначенный прибыли в Успенский собор Московского Кремля. Иов в одежде простого чернеца, поклонившись образам и мощам угодников Бо-жиих, стал у патриаршего места. Стены собора не могли вместить всех каявших людей, которые пришли в этот день.

После произнесения народной челобитной архидиаконом, которою составлял от имени народа Василий Шуйский, где слезно просили святителя Иова отпустить именем Божиим все грехи, была прочитана еще одна челобитная, составленная от имени двух Патриархов. В ней, в частности, говорилось напоминание Иова: «... Я сказывал вам, как и когда убит царевич Димитрий, писал обо всем этом в полки к воеводам и воинам, и здесь в царствующем граде Москве по всем сотням разсылал подлинные грамоты, наказывал и укреплял всех вас, чтобы вы помнили Бога и крестное целование. Этого мало. Я сам давал вам на себя страшную клятву в удостоверение, что он самозванец, разстрига, а не царевич Димитрий, и вы все наши убеждения и заклинания презрели и сделали то, что от начала света в Божественном Писании не обретается... За прежние ваши преступления мы, Гермоген Патриарх и смиренный Иов, по данной нам благодати от Святого Духа, уповая на щедроты Божий, всех вас прощаем и разрешаем в сей век и будущий, и молим Господа подать всем, нам и вам, благословение, мир, любовь, радость и всякую благосты-ню...» (119) После того, как была зачитана разрешительная грамота, народ вновь упал на колени пред святейшим Иовом и кричал: «Во всем виноваты, честный отец! Прости, прости нас и дай благословение, да примем в душах своих радость великую». (120) Великий старец, так много пострадавший среди общих народных бедствий, но вместе с тем и духовно обновленный в эти минуты, с радостью благословлял коленопреклонный народ и давал свои последние наставления: хранить верность святому Православию.

После этого Патриарх Иов был отправлен, по его же настоятельной просьбе, обратно в Старицкий Свято-Успенский монастырь. Здесь 19 июня 1607 года он скончался. Для совершения чина погребения прибыли митрополит Крутицкий Пафнутий и архиепископ Тверской Феоктист. Во время службы, которую совершали архиереи совместно с преподобным Дионисием и «протчими свя-щенницы», на лице усопшего «бысть аки роса велика». Дионисий же ту росу «отираше и смочиша два полотенца», - повествует «история о первом Патриархе Иове». (121) В момент же самого погребения лицо святителя, как передает тот же документ, «бысть светло, яко живу ему сущу». (122)

Патриарха Иова похоронили у западной стены монастырского собора, выстроенного еще удельным старицким князем Андреем Ивановичем в 1530 году. Вскоре над его могилой появилась небольшая белокаменная «палатка». (123)

В 1652 году царь Алексей Михайлович приказал доставить в столицу останки Патриарха Иова. 27 марта ростовский митрополит Варлаам и боярин Михаил Михайлович Салтыков вывезли из Старицы эту небольшую реликвию. Прах первого Патриарха Московского и всей России Иова был торжественно помещен в Успенского соборе Кремля.

На память об Патриархе Иове в Старицком Свято-Успенском монастыре осталась лишь белокаменная плита с его могилы. В 1686 году на месте его первоначального погребения выстроили шатровую колокольню. В ее верхнем ярусе были устроены часы. Каждые четверть часа над рекой Волгой разносился их задумчивый перезвон, напоминавший о бренности человеческих тревог и волнений перед лицом всекрушающего времени.

История Свято-Успенского монастыря в XVI веке распорядилась так, что все три звезды - святитель Герман, святитель Иов и святитель Дионисий - были связаны между собой. Их духовная общность - тема, заслуживающая особого внимания. Не вдаваясь в детальный анализ этой важной, еще не получившей своего освещения в церковной и исторической литературы, темы, отметим основные вехи взаимоотношений этих столпов Православия. Поражает общность некоторых биографических данных, близость и единство их жизненных судеб. Все они родились на Тверской земле, в течение нескольких лет были настоятелями Свято-Успенской обители, несомненно, их связывала искрения и глубокая дружба, основанная на единстве мировоззрения, которое в свою очередь выражалось как в патриотическом служении Отечеству, так и в пастырском служении Церкви, испытавшей в те времена из-за недостатка просвещения большие беды...

Имя преподобного Дионисия, местночтимого святого в Ржеве и Старице, в наши дни мало кому известно: иконы и имущество церквей уничтожены и разграблены. А в смутное время начала XVII века его делами и молитвами оживала Русь. Историки С. М. Соловьев и В. О. Ключевский в работах о смуте и польско-литовском нашествии относили настоятеля Старицкого Свято-Успенского монастыря и Троице-Сергиевой лавры Дионисия к патриотам русской земли наравне с Мининым и Пожарским.

Родители Дионисия Федор и Ульяна «переселились из села Зоб-нина Кашинского уезда сначала в Ржев, а затем в Старицу, слыли по прозванию Зобнинскими, в крещении Давид, родился, вероятно, в этом городе». (124) Записей о рождении в Старице и Ржеве не оказалось. Прозвание Зобнинский навело историков на мысль, что Дионисий родился в Ржеве или Старице в 1570/71 году.

Отец Давида с переездом в Старицу исполнял обязанности старшины в Ямской слободе. Когда сын достиг школьного возраста, родители отдали его учиться в Старицкий Свято-Успенский монастырь,, который находился по соседству с их домом. Учителями кроткого мальчика были монахи: «ржевитятнин Гурий и стари-чанин Герман». Они обучили и воспитали своего ученика преданным Православной Церкви, родному Отечеству, умеющим исполнять церковные обряды.

При достижении зрелого возраста Давида женили на Вассе, девушке из старицких мещан. За добрый нрав и беспорочную семейную жизнь Давид был определен священником в церковь Богоявления Господня Старицкого Успенского монастыря в селе Ильинском, которое, по описи, находилось в Роменской волости «с двумя церквями: Богоявления Господня и Пророка Ильи». К приходу примыкало 22 деревни и 11 пустошей. (125)

На седьмом году службы в Богоявленской церкви и жизни в селе умерла Васса и сыновья Кузьма и Василий. Утрата жены и детей сделала светскую жизнь бессмысленной. Давид Федорович решил посвятить себя служению Богу. В Старицком Свято-Успенском монастыре он принял постриг под именем Дионисия. «При высоком уме, он был всегда бодр и весел, имел красивое лицо и высокий рост, бороду длинную до пояса и широкую, пением и чтением увлекал слушателей, был кроток и любвиобилен, терпелив и исполнителен в служебных обязанностях». (126)

Природные деловые качества, благочестие и кротость, прекрасное знание церковной службы молодого монаха были замечены архимандритом монастыря Пименом. Вскоре он стал исполнять обязанности казначея, а в 1605 году стал настоятелем Старицкого Свято-Успенского монастыря.

Годы смуты и тяжелых испытаний для России стали испытаниями и для архимандрита Дионисия. Когда в 1605 году, как уже отмечалось, Патриарх Иов был выслан в простой монашеской одежде в Старицкий обитель, архимандрит монастыря Дионисий не только проигнорировал приказ Лжедмитрия о строжайшем содержании святителя, но, более того, предпринял все меры к тому, чтобы смягчить страдания убеленного сединами старца. Стражники, доставившие Святейшего Патриарха Иова, были отправлены, а сам настоятель «со всею братиею и со многими горькими слезами, неведый, что сотворити великому пастырю, и молит, и просит, что повелит и что укажет еже о себе творити». (127) Так был встречен Патриарх в своей родной обители, где некогда начинал постигать под руководством святителя Германа великую школу иноческого смирения и нелицемерного братолюбия и где впоследствии настоя-тельствовал, преподавая братии уроки благочестия и духовного наставничества.

Как отмечают исследователи, именно в Москве, благодаря святителю Иову состоялась встреча святого Патриарха Гермогена и преподобного Дионисия, (128) положившая началу их совместному служению Церкви и Отечеству.

Блаженный Патриарх Гермоген весьма любил Дионисия и ставил его в пример другим: «Смотрите на Старицкого архимандрита; никогда не оставит он церковной службы, и он всегда на царских собраниях. Когда дурные люди волновали народ против царя Василия Ивановича Шуйского, Старицкий архимандрит уговаривал беспокойных людей помнить, что они христиане». (129)

События Смуты развивались по своей внутренней диалектике. Летом 1607 года объявился Лжедмитрий П,.'когда Крестьянская война под руководством Ивана Исаевича Болотникова уже затухала. Новый самозванец Дмитрий вошел в историю как «тушинский вор» или «таборский царь».

История не донесла до нас неоспоримых данных о происхождении «второлживого» самозванца, хотя после принятия им имени «царевича Дмитрия» его биография достаточно хорошо описана современниками. Поэтому до сих пор исследователи ведут безуспешный спор о действительно неоспоримой родословной «тушинского вора».

Никто в точности не знал, кем же был новый самозванец. Сохранившиеся документы не проливают полный свет на «темные» места его биографии. Власти царя Василия Шуйского презрительно именовали появившегося на южных рубежах Российского государства опасного противника «стародубским вором». Затем, когда тот перебрался с войском под стены царственной Москвы, в правительственных грамотах и на словах - «тушинским вором».

К началу 1609 года «тушинский вор» через свои разосланные во все концы отряды контролировал огромную территорию. Старича-не не захотели подчиняться Лжедмитрию П. Вскоре польский пан Зборовский и изменник князь Шаховский со своими войсками направились для расправы с непокорными. После взятия города-крепости Зубцова грабительское войско в полночь подошло к Старице. Воспользовавшись темнотой и перерезав часовых, нападавшие отворили ворота. «Малочисленные защитники и жители города, застигнутые врасплох, растерялись; после недолговременного сопротивления разбежались по церквям, где и были истреблены, а город сожжен и разграблен"- пишет об этих событиях монастырский патерик. (130) После этого страшного набега город Старица долгое время находилась в руках поляков и только по Столбовско-му миру 1617 года возвращена России.

О разрушении Свято-Успенского монастыря в Старице поляками в 1608 году и судьбе монахов сведений не сохранилось. Монастырский архив оказался в Москве. Вполне возможно, в ту кровавую ночь архимандрит Дионисий вместе с уцелевшими монахами сумел унести часть архива из обители.

Известно, что архимандрит Дионисий почти в это время находился при Патриархе Гермогене и «весьма много действовал на народе своими увещаниями от божественных книг». (131) В «Историческом описании... « игуменом Арсением говорится, что «Дионисий ездил в Ярославль на погребение какого-то вельможи, и на возвратном пути, 19 Июня 1610 года получил патриаршую грамоту о перемещении его в архимандрита Троицкой Сергиевой Лавры...» (132)

К этому времени, бесплодные политические страсти, бушевавшие на Руси не миновали и Троице-Сергиеву обитель. Дни, переживаемые Московским государством в действительности, были полны непредсказуемости, и только чудо, как полагали многие, могло спасти Россию, развеять отчаяние, которое поселилось в людях нестойких, «мнеша на Руси православию уже не быти».

Как же определить ту грань, которая отделяла Отечество от пропасти, как перебороть стыд, который скрывался в каждом поднявшем руку на святотатство, где найти исцеляющее средство от греховных деяний? Такие непростые вопросы мучали архимандрита Дионисия, когда польское войско, возглавляемое воеводой Сапе-гой и Лисовским, подошло к монастырю.

Самолюбивые и властные воители жаждали славы, легких побед, богатства и рассуждали так: Москва, раздираемая противоречиями изнутри, не сегодня завтра падет к ногам новоявленного Лжедмитрия II. Пока же можно вволю потешиться над смиренной обителью. Про ее славу и богатства ходили легенды, которые пьянили ловцов наживы, словно молодое вино. И хотя в речах изменивших России раздавались предупреждения, что монастырь вовсе не приграничный острожек, - это не принималось ими в расчет: перед всекрушающей силой многочисленной рати должны рухнуть любые стены.

23 сентября, когда монастырь, по традиции, готовился к Сергие-ву дню, войска Сапеги и Лисовского подошли к обители. С кем же им предстояло скрестить оружие? Число монашеской братии едва достигало трехсот человек. К ним присоединились крестьяне из ближайших вотчин монастыря, богомольцы, прибывшие на поминальные торжества, и только воевода князь Григорий Борисович Долгорукий и дворянин Алексей Иванович Голохвастов знали твердо, что у них под рукой не более двух с половиной тысяч воинов.

Посягнуть на святыню земли Русской не решался даже тать, не потому ли в предприятии «семени еретично и лютерн окаянии» отказались участвовать казачьи атаманы Степан Епифанец и Андрей Волдырь, ушедшие со своим воинством из-под монастыря.

Тем не менее беда от этого не уменьшилась, а лишь только усилилась огромной скученностью людей, которые не полагали, что окажутся в осаде. Это слово теперь было на устах как у врагов, так и в самом монастыре. Одни произносили его злобно*и кровожадно, для других оно выражало надежду на избавление. Но приблизить его осажденные могли только собственными силами. Ратное мастерство дворян, стрельцов, иноков, крестьян сомнений не вызывало- с помощью оставшихся в обители любой приступ мог быть отбит. Гораздо сложнее оказалось разрушить атмосферу безысходности, которая словно паутина, оплела обитель.

Архимандриты Троице-Сергиевого монастыря Дионисий и Иоа-саф прилагали к этому немалые усилия. Несмотря на обстрелы и приступы, обитель жила по заведенному распорядку с молебнами, звоном колоколов, крестными ходами, празднествами, но на них лежала прочная печать тревоги за дальнейшую судьбу.

Казалось, не существовало на свете таких испытаний, через которые не прошел бы Троице-Сергиев монастырь за долгие пятнадцать месяцев осады.

Рать Сапеги и Лисовского обстреливала монастырь калеными ядрами, вела подкопы, не позволяла пробиться к нему ни конному, ни пешему, а в лютую стужу пресекала всяческие попытки добыть дрова. Трудности воинской жизни тесно переплелись с бытовыми, а когда цинга стала вырывать одного за другим защитников и уносить в могилу десятки жителей, некоторые сочли, что наступил предел страданиям, и решились на измену. Сохранившееся письмо того времени Ксении Годуновой, любимой дочери царя Бориса, написанное в осажденном монастыре, говорит о тяжелом положении защитников: «с часу на час ожидаем смерти, потому что у нас в осаде шаткость и измена великая...» (133) Иудины сыны не сумели нанести вреда обители, но в памяти соотечественников осталась глубокая отметина, которую до сих пор хранит в своем названии одна из деревень невдалеке от Лавры.

«Курятник», «лукошко», «изба каменная»- какими только нелестными эпитетами не награждали враги монастырь, но он назло всему держался, хотя по свидетельству одного из сидельцев, защитников оставалась одна треть.

В конце 1611 года появляются первые троицкие грамоты. Настоятель ее, архимандрит Дионисий и Аврамий Палицын рассылают во все стороны одно за другим агитационные послания: «... Вспомните, православные, что все мы родились от христианских родителей, знаменались печатью, св. крещением, обещались веровать во Св. Единосущную Троицу. И, возложив упование на силу Животворящего Креста, Бога ради покажите свой подвиг: молите своих служилых людей, чтобы всем православным христианам быть в соединении и стать сообща против наших предателей и против вечных врагов Креста Христова - польских и литовских людей. Сами видите, сколько погубили они христиан во всех городах, которыми завладели, и какое разорение учинили в Московском государстве...» (134)

Проникновенные слова обращений к россиянам прервали глубокий гипноз, пробудили мысль, сознание собственного достоинства. Отстаивать его приходилось в кровавой борьбе, в звоне мечей и копий, среди которых не потонул глас архимандрита Троице-Сергиево монастыря Дионисия и келаря Аврамия. К словам духовных наставников пробуждающейся Руси прислушивались далеко за его пределами. «Люди русские! - обращались с амвонов священнослужители словами Дионисия и Аврамия. - Христиане православные! Бога ради, положите подвиг своего страдания, молитесь и соединяйтесь! Забудем всякое недовольствие; отложим его и пострадаем о едином спасении отечества; смилуйтесь над видимою, смертною его погибелью, да не постигнет и вас смерть лютая!» (135)

Весь свой публицистический дар архимандрит Дионисий и келарь Аврамий Палицын направлены на внушение необходимости быстрейшего избавления от внутренних потрясений, которые стали тормозом на пути развития государства, лишили возможности проявления созидательного гения народа, отбросили его на многие годы в тьму и невежество. Верой в будущее, достойное народа, великого, пронизаны их послания.

Троицкие грамоты попали в цель. Памятная руководящая роль трезвеющего народа выпала на долю нижегородцев с их торговым старостою Кузьмой Миничем Сухоруким, пригласившим на военное возглавление жившего в отставке князя Дмитрия Михайловича Пожарского.

18 августа 1612 года ополчение К. Минина и Д. Пожарского стояло около горы Волкуши вблизи монастырских стен. Архимандрит Дионисий говорил слова благословения ратникам поволжских поселений и Нижнего Новгорода на "изгнание поляков и литовцев из Москвы. Подобное было на этом месте в 1380 году. Тогда Сергий Радонежский благословлял воинов московского князя Дмитрия Ивановича против татар. Каждый ратник с надеждой победить и остаться в живых прикладывался устами к кресту троицкого архимандрита. Под звон колоколов, под «поюще песни духовныя» ополчение князя Пожарского выступило к Москве. Летописец записал, что в день сей вся Россия взирала на Троицкую обитель «яко на солнце». Не стал отсиживаться в монастыре и архимандрит Дионисий и отправился вместе с войском в поход.

Последствия этого шага оказали столь значительное воздействие на ход событий, что привели в конечном итоге к изгнанию поляков из Москвы. Под колокольный звон, под крики: «Сергиев, Сергиев!»- произошла жестокая сеча и закончилась она полным поражением войска Ходкевича. Гетман спасся бегством. На Воробьевых горах «браду свою кусая зубами и царапая лицо ногтями», он с сожалением в последний раз взглянул на Москву.

27 ноября архимандрит Дионисий, после изгнания чужеземцев из Кремля, на Лобном месте Красной площади, еще раз благословил заметное поредевшее ополчение.

Отгремели выстрелы под Москвой, в Кремле застучали топоры плотников и молотки каменщиков, потянулся в столицу торговый люд. Троице-Сергиев монастырь, по свидетельству очевидца, превратился «в больницу и богадельню». Шли нескончаемым потоком в обитель потерявшие кров, израненные и искалеченные в боях, и ни один из них не получал отказа ни в чем. Трудами и заботами архимандрита Дионисия строились избы и странноприютные дома, где страдальцы находили приют, утешение и пропитание. Не остались без внимания и сложившие голову за Отечество. Многие из тех, чьи кости валялись в окрестностях монастыря, обрели в нем последнее пристанище.

Затишье в боях, наступившее на Руси, вовсе не означало о спокойствии в умах и в политических страстях. Последствия польско-литовского нашествия вызвали к жизни одну из важнейших жизненных задач - снабжение храмов богослужебными книгами. Неудивительно, что именно преподобный Дионисий, наместник Трои-це-Сергиевого монастыря, получил благословение церковного священноначалия на редакторско-издательский труд. Общение с Патриархом Иовом и знакомство с его мыслями и планами относительно типографского дела (136) получили дальнейшее творческое развитие и реализацию в книго-издательской деятельности преподобного Дионисия. Конкретные исторические события, обусловившие эту генетическую духовно-творческую преемственность двух подвижников в области отечественного просвещения, вполне достойны самостоятельного очерка.

С небольшой группой грамотных монахов Дионисий взялся за это трудное дело. Оно требовало языковедческих, филологических и богословских знаний. Разночтений и ошибок было найдено много. Монастырские писцы не согласились с ними и вступили в открытую борьбу с архимандритом Дионисием.

На церковном соборе 1618 года за изъятия в «Требнике» и «огнем» из молитвы водоосвящения, архимандрита Дионисия признали еретиком. Его помощники были брошены в тюрьму, а сам он заточен в Кирилло-Белозерский монастырь.

За ересь в монастырях наказания были жестокими. Каждый день Дионисий должен был делать по тысяче земных поклонов. Подвижник Божий все переносил во славу Господня, и даже вместо «1000 клал ежедневно по 2000 поклонов, по своему усердию. Ему грозили Сибирью и Соловками, а он говорил: «Я рад тому, тое жизнь мне». (137) Так продолжалось около года.

Вернувшись из польского плена, отец царя Филарет, после избрания его Патриархом Руси на первом Соборе признал Дионисия невиновным и вновь поставил настоятелем Троице-Сергиевой Лавры.

Троицкой обителью правил преподобный Дионисий 23 года и скончался в 1633 году 10 мая. Отпевание архимандрита Дионисия совершил сам Патриарх Филарет в Москве, а мощи его были погребены в Троицкой Сергиевой Лавре. Русская Православная Церковь причислила преподобного Дионисия к лику святых. В городах Ржеве и Старице архимандрита стали чтить как местного святого.

В 1904 году церковь Богоявления село Глебово Старицкого уезда посетил Высокопреосвященный архиепископ Тверской и Кашинский Самбикин. Он посоветовал в честь Дионисия поставить часовню, а в самой церкви - престол его имени. В 1905 году рекомендации архиепископа были выполнены. Часовня была построена около перекрестка дорог Степурино - Старица и Десятины - Коко-нягино, в километре от бывшего села Ильинского, где когда-то начал свою церковную службу местночтимый Дионисий. Ежегодно 10 мая в день памяти Дионисия, до закрытия церкви в 1937 году, совершался крестный ход от села Глебово до часовни.

Состояние Старицкого Свято-Успенского монастыря при архимандрите Дионисии лучше всего понять из описи 1607 года, составленной по царскому указу Старицким городовым приказчиком Язвецом Ивановичем Жихаревым. Опись эта хранилась в подлиннике в Старицкой обители, и составлена была при сдаче монастыря архимандритом Пименом новому архимандриту Дионисию. По ней мы узнаем, что в монастыре проживало «иеромонахов и иеродьяконов было 73; послушников 32 человека; слуг монастырских 43». (138) Церквей в обители было три: соборная во имя Успения Божи-ей Матери, с приделом Похвалы Богородицы; трапезная - во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы и святые ворота - во имя священномученика Василия Анкирского. Колокольня была деревянная, « на ней четыре колокола, а в особом чулане часы боевые, а при колокольне на столбах висел большой колокол благовестник в 100 пудов, в 250 р., купленный при архимандрите Пимене». (139) Вокруг монастыря была каменная ограда.

ЗДЕСЬ НАША НАДЕЖДА И УПОВАНИЕ НА БОГА...

Успенский монастырь конца XVI - начала XVII веков являлся крупнейшим старицким духовным землевладельцем. Однако в дошедшей до нас подробнейшей описи монастырского архива 1607 года наиболее ранние документы относятся к первой трети XVI века и связаны с образованием Старицкого удельного княжества. Правда не исключено, что древнейшая часть монастырского вотчинного архива погибла в пожаре 1567 года, о чем имеется прямое свидетельство в жалованной грамоте Ивана Васильевича Грозного от 6 мая 1569 года - «И в прошлом де в семдесят в пятом году канун Вознесеньева дни на посаде храм Николы чюдотворьца от молнии загореся и у них де от того монастырь вы-горе и запасы всякие монастырьские и наши царьские жалованные грамоты погорели». (140)

В смутное время начала XVII века монастырский вотчинный архив был вывезен архимандритом Дионисием в Москву, где был захвачен и, по-видимому, уничтожен поляками. (141) В результате, из порядка 170 документов Старицкого Свято-Успенского монастыря, фигурирующих в описи 1607 года, до нашего времени дошла только упомянутая выше жалованная грамота царя Ивана Грозного 1569 года. В описи монастырского архива 1760-х годов она значится единственным Документом до 1613 года. (142) Вместе с тем, грамота 1569 года дает Уникальный хронологический срез, позволяющий судить об обширных земельных владениях Старицкого Свято-Успенского монастыря, того времени, располагавших в Старицком, Тверском, Клинском, Вельском и Кашинском уездах. Не менее интересна и судьба описной книги монастырского имущества 1607 года, содержащей опись вотчинного архива. Рукопись была найдена в 1693 году в замурованном тайнике при разборке обветшавшей надвратной церкви. В августе 1879 года во время объезда епархии на рукопись обратил внимание епископ Тверской и Кашинский Савва, при содействии которого она была немедленно издана. (143) Эта выдержка из переписной книги Старицкого Свято-Успенского монастыря полностью приводится в конце настоящей книги в разделе «Приложение». (144).

Как мы уже знаем, опустошительный набег в 1608 году поляков нанес просто убийственный урон монастырю, после которого он так и не смог восстановить свою былую славу. Из грамоты царя Михаила Федоровича от 1617 года явствует лишь, что казна монастыря, царские грамоты и другие крепостные акты были отобраны поляками. Впрочем, в монастырской летописи сказано, что впоследствии все настоятели монастыря заботились о приведении в порядок документов на монастырское имущество, отобранное поляками, и восстанавливали сгоревшие монастырские постройки.

При архимандрите Варлааме II в 1681 году был страшный пожар, который опустошил всю западную част-.> Свято-Успенского монастыря: «сгорели братские деревянные келий, все житницы, деревянная колокольня и каменная церковь священномученика Василия Анкирского над святыми воротами». (145)

Преемнику архимандриту Исайя предстояло великое и трудное работа по восстановлению значительной части обители. Собрав необходимые денежные средства и заготовив строительные материалы он приступил сначала к восстановлению каменной колокольни, «вместо бывшей деревянной, избрав для нея место на юго-западном углу соборного Успенского храма, - и в 1686 году совершенно окончил постройку ея». (146) На новую каменную колокольню повесили десять колоколов.

Потом настоятель монастыря Исайя с благословения Тверского архиепископа Сергия в 1693 году разобрал згоревшую церковь священномученика Василия АнкирсксЬ и в 1694 году «соорудил на место ея новую каменную же церковь, освятив ее во имя св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова», (147) которая существует и до настоящего времени.

В этот период времени с момента гибели Константинополя Московское государство приняло на себя высокую миссию «Третьего Рима» и стало духовным наследником Византии. Россия отныне воплотило в себе мировое православие и стало объектом бесконечной ненависти как «латинян-католиков», так всякого рода сектантов, внутренних и внешних. Под влиянием Православия и идеи «Святой Руси» выковывается могучий культурно-исторический тип русского народа, который и начал создавать Великую Империю. Однако этому миросозерцанию приходится выдержать нелегкую борьбу как с ересью «жидовствующих», соблазнившую в XV веке и некоторых представителей великокняжеской семьи, и немало простых мирян, так и тяжелые испытания Смутного времени. Но в период Петровских реформ наступает враг более мощный и коварный. Боярская прозападническая верхушка нашла в Петре выразителя своих интересов. Так казалось многим боярам: отнять власть у Церкви - и можно жить спокойно и в свое удовольствие. Эти тенденции вмешательства государственного, светского начала в дело церкви обнаружились уже в Уложении 1649 года, но наиболее ярко и драматически они проявились в судьбе Патриарха Никона.

Со смертью Патриарха Адриана (1700) кончается патриарший период и начинается синодский, канонически дефектный в управлении православной церковью. Особенно тяжелые потери понесло русское монашество. Известно, что Петр живо интересовался устройством религиозной жизни в протестанских государствах, во время своих путешествий по Европе, он посещал их соборы и встречался как с пасторами, так и раввинами. Он был бы не против вообще ликвидировать Православие, как ему неоднократно советовали пасторы и раввины. «Вы не знаете, что вы говорите», - отвечал Петр. Пойти на такую меру он не мог, боялся. (148) Трудно сказать, чего больше в доказательствах величия Петра у наших историков - нелюбви к России или любви к Петру?

После смерти Патриарха прошло 20 лет, а он все думал, на что решиться. И именно те из бояр, кто так активно нападал на Никона, посоветовали ему не назначать больше Патриарха. Среди русского духовенства у Петра I не было сторонников в проведении церковной реформы, и он обращается за помощью к духовенству малороссийскому, получавшему образование в Киево-Могилянской академии, где богословие было построено по католическому образцу, преимущественно иезуитскому. Феофан Прокопович стал подлинной находкой для Петра. Он полностью отверг ценность монашества, краеугольный камень Русской Православной аскезы, духовного опыта христианина. Особенно любопытно изданное в 1724 году «Объявление о звании монашеском», написанное Феофаном по заказу властей и содержащие резкие нападки на монашество. Во 2-й части «Духовного Регламента», составленного им же, читаем: «Не принимать в монахи ниже тридесятого году возраста. Женщин моложе 50-ти не постригать. Скитков пустынных строити не допускати. Монахам никаких писем, как и выписок из книги, не писать, чернил и бумаги не держать».

Запретив монаху держать у себя в келье перо и чернила и даже делать выписки из книг, новая немецкоязычная власть обнаружила свою враждебность духовным началам русского народа, враждебность, которая не может окупиться никакими представлениями ни о какой «сумма бонум». Что за ценность - эта «европейская цивилизация», ради которой можно прикончить и человеческую душу?

В 1723 году последовал еще один указ: «Во всех монастырях учинить ведомость, колико в них монахов и монахинь обретается, и впредь никого не постригать, а на убылые места определять отставных солдат».

В «Историческом описании Старицкого Успенского монастыря» игумен Арсений так писал по этому поводу: «По расчислению на долю Старицкого Успенского монастыря назначено бьшо 12 человек, которым и положено было отпускать и жалованье и провизию согласно с их чинами.

Очевидно из монастырей хотели сделать что-то в роде богадельни, где с молитвою соединялось бы и дело милосердия. Присылка в монастырь инвалидов продолжалась до отобрания от монастырей вотчин в 1764 году». (149)

В результате последующих правительственных реформ наследников Петра монастыри обезлюдели, богатые обители обеднели до крайности и, прежде небогатые, закрывались. Так, в «Историческом описании...» читаем: «В описи 1741 года о Введенской церкви сказано: «у оной церкви крыша деревянная ветха; а у сеней свод весьма ветх и подставлен деревянными столбами». При описании икон весьма часто встречается дополнение - «ветха». При описании ризницы, которая не особенно многочисленна, сделано замечание:  «риз весьма обветшалых, которых за ветхостию описать невозможно, четырнадцать...» (150)

Особенно выделяется по части издевательства над священниками правительство Бирона: их подвергают битью кнутами, многих казнят. Их утесняют административными воздействиями, порожденными изуверской мыслью европейского просвещения. Более 6000 священников отдано было в солдаты. Обнищание церковного притча было всеобщим, во многих и многих церквях некому бьшо служить.

Не хватало иеромонахов, в монастырях доживали свой век престарелые и больные. Игумен Арсений в своем сочинении «Историческое описание...» писал: «В 1746 году в Старицком монастыре оказался недостаток в служащих иеромонахов; вследствие того указом преосвященного предписано бьшо архимандриту Тарасию обязать городских священников служить в монастыре по очередно». (151) Случалось, и нередко, что все разбредались и монастырь закрывался. А ведь именно монастырские школы были главными очагами народного образования и грамотности. В результате реформ Петра общая грамотность народа резко упала и во времена Александра I была ниже, чем при царе Алексее Михайловиче, о чем, кстати, писал великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин.

В конце 30-х годов XVIII века в Старицком Свято-Успенском монастыре открылось духовное правление, находящееся введении настоятеля обители Тарасия, он правил монастырем с 1732 по 1763 годы. За многолетнюю постоянную заботу о монастыре, «относительно его благоустройства» архимандриту Тарасию братия присвоила звание «заказчика духовных дел». (152)

Из описи, составленной в 1741 году, видно, что до определения в Старицкий Свято-Успенский монастырь архимандрита Тарасия, обитель этот заметно клонился к упадку. При нем, отчасти, была исправлена новая ризница, куплено несколько новых облачений, «скоплено в монастырской казне 1900 рублей. Придел во имя св. Арсения он устроил, обратив в церковь бывшую братскую трапезу». (153)

В 1762 году архимандрит Тарасий вместе с монастырской братией отремонтировали крышу соборного Успенского храма, так как «доселе крыша была тесовая и от времени значительно изветшала; большая глава опаяна была жестию, а меньшие четыре главы покрыты были черепицею». (154) Указом преосвященного епископа

Тверского и Кашинского Афанасия 23 мая 1763 года, «старец архимандрит Тарасий вместе с настоятелями монастырей Иванишен-ского, Ржевского, Крестовоздвиженского, Селижаровского и Нило-вой Пустыни, был вызван в Тверь с лучшей ризницею для встречи Государыни Императрицы» Екатерины П. (155)

В 1764 году по указу Екатерины II была проведена конфискация всех имуществ церкви, были отобраны в казну даже все личные вклады, сделанные людьми из своих религиозных потребностей, и даже вклады на помин души усопших.

Следующий шаг наступления государства на церковь был предпринят в 1768 году, когда вышел царский указ «О введении нового штатного положения в монастырях». По новым правилам все монастыри были разделены на четыре разряда: «Лавры, монастыри 1, 2 и 3 классов. Каждому разряду монастырей назначен определенный оклад денежный на его содержание, и ограниченное количество в нем монашествующей братии». (156) Монастыри, не вошедшие в книгу штатов, были оставлены Заштатными. Они могли содержаться только за счет своих средств: от церковной службы и «жертвами от частных лиц». Все малые монастыри по новому указу закрывались.

Теперь по закону Старицкий Свято-Успенский монастырь причислялся к 3-ему классу монастырей по VIII штату. В нем «положено братии 12 человек, именно: настоятель игумен 1, казначей 1, иеромонахов 4, из коих быть и ризничему, иеродьяконов 2, пономарь 1, просвиряк 1, ключник, он же и хлебодарь 1, чашник 1». (157) Таким образом, указом Екатерины II вновь пресекается благочестивая преемственная цепь архимандритов, и управлением Свято-Успенской обителью передается игуменам.

Первым игуменом Старицкого монастыря после «реформы» стал бывший настоятель Тверского Малицкого монастыря Филимон. При нем был перелит большой разбитый, «с прибавкою новой меди», в 130-ти пудовый колокол. (158)

При игумене Свято-Успенской обители Христофоре в 1772 году был получен указ Святейшего Синода, о воспрещении епархиальному начальству подвергать духовных лиц телесному наказанию.

Через два года, а именно в 1774, близ соборного храма была построена небольшая надгробная часовня, четырехугольная с двумя окнами и дверью, стены из белого камня. Внутри часовни-усыпальницы надгробный камень без надписи. С наружной стороны, на стене надпись: «И. Ф. Г. Здесь почивает вечным сном родившийся лета 17... месяца Февраля 20 дня, преставивший лета 1774 месяца Июня 13 дня Генерал-Аншефом, Сенатором, Святых Апостола Андрея Первозванного и Александра Невского кавалером». (159)

Интересно, но это факт, до 1896 года никто не мог толком сказать, кому принадлежали инициалы «И. Ф. Г.» , никто не ухаживал могилу, никто из родных и близких ее не посещал. К этому времени все здание часовни-усыпальницы пришло в ветхость, «углы осыпались, крыша проржавела и дает течь, своды промокли и покрыты зеленью, в окнах нет рам, двери поломаны». (160)

И когда речь зашла о «сломке» этой часовни-усыпальницы по ветхости, игумен Свято-Успенского монастыря Арсений сделал представление в Тверскую духовную консисторию, которая, в свою очередь, предписала благочинному монастырей настоятелю Ново-торжской Борисоглебской обители архимандриту Макарию «освидетельствовать означенную часовню, действительно ли она ветха, и не имеет ли какого археологического значения». (161)

Архимандрит Макарий обратился с письмом к председателю Тверской ученой архивной комиссии И. А. Иванову, «исследовать, кто скрывается под инициалами И. Ф. Г., и выражая надежду, с Божьей помощью, при содействии и председателя восстановить и украсить означенный памятник, а не уничтожать его». (162)

В свою очередь И. А. Иванов обратился за помощью к члену ТУАК А. Ф. Селиванову, который и сделал запрос в Императорскую публичную библиотеку в Санкт-Петербург. Через некоторое время был получен ответ, что «в списке генералов со времен Петра I до Екатерины II включительно под 1762 год значится генерал-аншеф Иван Федорович Глебов». (163)

Тогда председатель комиссии ТУАК Иванов просит уже «Управление делами Капитула Российской Империи и Царских Орденов Н. Н. Панова об отыскании имени И. Ф. Глебова в списке умерших кавалеров ордена св. Андрея Первозванного». Управделами не заставил себя долго ждать с ответом. Письмо было отправлено 16 января 1896 года, где Н. Н. Панов уведомил: «Иван Федорович Глебов, по спискам кавалеров Александра Невского, значится пожалованным 25 ноября 1758 года, в чине генерал-лейтенант, а по спискам Андрея Первозванного - пожалован 1 января 1767 года, в чине генерал-аншеф, сенатора и Киевского генерал-губернатора». (164)

По формулярным спискам И. Ф. Глебова стало известно, что он служил генерал-поручиком при Империатрице Елизавете Петровне, а при Петре Ш был уже генерал-аншефом. В царствование Екатерины II он был пожалован званием сенатора и орденом св. Андрея Первозванного, также состоял депутатом от московской губернии в комиссии составления Уложения 1767 года. Умер Иван Федорович 13 июня 1774 года, в то самое число, которое высечено на стене часовни-усыпальницы в Старицком Свято-Успенском монастыре. (165)

Интересны также и некоторые данные его родословной. Генерал-аншеф И. Ф. Глебов оставил после себя сына- Федора Ивановича, который родился 31 декабря 1734 года и умер в чине генерал-аншеф 29 ноября 1799 года. Ф. И. Глебов имел детей: от первого брака дочь Александру, в последствии замужем за генерал-майором, князем Дмитрием Михайловичем Щербатовым; а от второго брака сыновей Петра и Дмитрия. Так как его вторая жена была Елизавета Петровна Стрешнева, то по указу Императора Александра I от 19 апреля 1803 года сыновьям была дана двойная фамилия - Глебов-Стрешнев. Дмитрий потомства не имел. Петр Федорович оставил после себя сына Федора и дочерей Наталью и Прасковью. (166)

Известно также, что Федору Ивановичу Глебову с XVIII века принадлежало имение Раек-Знаменское Новоторжского уезда. Сегодня сохранился усадебный комплекс, строителем которого был местный архитектор Ф. И. Буци при участии Н. А. Львова. Сам же Николай Алексеевич Львов спроектировал и возвел главный дом и церковь Знамения.

В 1783 году игумен Макарий произведен в архимандриты Новоторжского Борисоглебского монастыря, а на его место в Старицу был назначен иеромонах Арсений 2, с возведением его в сан игумена.

Арсений II, в мире Василий Москвин, из воспитанников Тверской и Лаврской семинарии. С 1774 года учитель низшего класса семинарии, потом - учитель высшего класса риторики. В 1778 году определен экономом при архиерейском доме и строителем Малицкого монастыря. На следующий год получил назначение преподавателя философии, а с 1783 года стал префектом семинарии. Настоятелем Стариц-кого Свято-Успенского монастыря Арсений II числился с 26 августа по 16 декабря 1783 года. Его место занял игумен Александр.

Дальнейшая судьба Арсения II сложилась так: в 1785 году был определен учителем богословия, а в 1786- назначен ректором семинарии и игуменом Желтикова монастыря. В 1789 году был возведен в сан архимандрита Калязинского монастыря. Ректором семинарии Арсений II был с 1786 по 1798 годы. 7 ноября 1798 года Арсений II назначен епископом Старорусским, викарием Новгородским; 17 сентября этого же года переведен в Пермь, а 1 октября - в Воронеж, где и умер 6 мая 1810 года. Погребен в Воронежском соборе. (167)

Игумен Александр правил Старицкой обителью три года, он скончался в марте 1785 .года. На его место был определен игумен Елпидифор из экономов архиерейского дома. В Старицком Свято-Успенском монастыре он сделал новый иконостас и новые полы в церкви Иоанна Богослова. В 1792 году игумен Елпидифор перемещен в Селижаровский монастырь. (168)

После этого Старицкой обителью стал править игумен Павел, при котором был получен «именной Высочайший указ от 31 августа 1793 года о воспрещении носить трости со вделанными в них ятаганами, кинжалами, клинками и другими орудиями, - и указ Святейшаго Синода от 31 марта того же года о том, чтобы в случае пожара и при других происшествиях в монастыре настоятели немедленно доносили епархиальному начальству». В 1795 году игумен Павел перемещен настоятелем в Тверской Желтиков монастырь. (169)

Почти год настоятелем Старицкого Свято-Успенского монастыря был игумен Варлаам. Ему в октябре 1795 года было поручено освящение придельного храма «Святителя Николая Чудотворца в Старицкой Преображенской церкви». (170)

Варлаам был перемещен настоятелем в Селижаровский монастырь в 1796 году, а в Старицкий определен игумен Иоасаф.

Иоасаф Сретенский из воспитанников Тверской семинарии, по окончании которой стал учителем архиерейских певчих в звании иродьякона. В 1795 году принял монашество и определен ризничим архиерейского дома. В 1796 году назначен настоятелем Старицкой обителью. Игумен Иоасаф устроил в Богословской церкви новый престол, а в 1798 году на соборной Успенской церкви обновил железную крышу. (171)

При нем в 1798 году в жизни Старицкого Свято-Успенского монастыря и города произошло знаменательное событие. По ходатайству Духовного правления и старицких жителей вышел указ Святейшего Синода «О восстановлении в Старицком Успенском монастыре архимандрии». В нем, в частности, говорилось: «... по губернским и другим знатнейшим городам, где имеются монастыри третьего класса для благолетия церковного служения, вместо игуменов посвящать архимандритов с тем только, чтобы оные на положенных по штатам игуменских окладах оставалися». (172) Таким образом, в силу означенного именного Высочайшего указа, по представлению Преосвященного Иринея, архиепископа Тверского и Кашинского, указом Святейшего Синода, от 29 августа, было определено: «Учредить архимандрии в двух третьеклассных монастырях Тверской епархии, а именно: в Успенском Желтикове, в коем почивают мощи Святителя Арсения, и потому бывает там немалое стечение народа, и в Успенском Старицком по древности и многолюдству города и по великому желанию граждан». (173)

Игумен Иоасаф 28 октября 1798 года был перемещен в Нилову Столобенскую пустынь, с возведением его в сан архимандрита. Отсюда 1 марта 1800 года он переведен в Ростовский Богоявленский монастырь, а затем 24 октября 1808 года- в Калязинский монастырь. С этого же времени архимандрит Иоасаф назначен и ректором Тверской семинарии, на каковой должности и пробыл до 10 октября 1810 года.

10 ноября 1810 года хиротонисан в епископы Старорусские, викарии Новгородские. Через три года переведен епископом в Смоленск, а 7 июня 1821 года- в Могилев, где и скончался 1 марта 1827 года. (174)

По указу Святейшего Синода на должность настоятеля Стариц-ким Свято-Успенским монастырем назначался архимандрит Нило-вой Пустыни Анастасий, с которого и начинается вновь служба благочестивых настоятелей-архимандритов, правивших непрерывно Старицкой обителью в течении почти 70 лет.

При архимандрите Анастасии была пристроена к теплой Введенской церкви с северной стороны каменная паперть.

8 ноября 1808 года архимандритом Свято-Успенского монастыря был определен Серафим, который прибыл в Старицу будучи иеромонахом Александровской Лавры, где «был законоучителем в Академии художеств».

При непосредственном участии архимандрита Серафима в Свято-Успенском монастыре в 1809 году открылось духовное училище, он же и стал его первым смотрителем. (175)

На следующий год весенним наводнением подмыло каменную стену с западной стороны монастыря и вода через ворота проникла в обитель, затопив погреба и кладовые. Настоятель Серафим пишет архиепископу Тверскому и Кашинскому Мефодию «всенижайшее прошение», в котором, в частности, говорилось: «Монастырские врата, устроенныя в нижней стене каменной ограды лежащей на западе по берегу реки Волги, крайне обветшали. Крюки железные, на коих они висят, также раскачались в своих местах: в чрезвычайное же реки Волги разлитие, бывшее в 1810 году, вода на три аршина в воротах возвысившись, сильным стремлением своим повредила основание нижней стены и по тому утвердить крюки в стене нельзя иначе, как перекладывать около их стену. 'А как река Волга, в половодье изливается из берегов, и затопляя у ограды нижнюю стену, заграждает вход в монастырь.

Того ради ваше, высокопреосвященство, Милостивый наш Отец и Архипастырь! Всенижайше просим, не благоугодно будет повелеть новые врата Монастырские для лучшей прочности на будущее время, и для безостановочного входа в Монастырь, устроить на удобнейшем месте в стене ограды лежащей на Юг на осмнадцать сажень вверх по горе от угла башни, а от реки Волги на двадцать и на три сажени...» (176)

Получив дозволение устроить вновь ворота в стене ограды, лежащей на юг, архимандрит Серафим «совсем заложил западные ворота». (177)

В 1811 году архимандрит Серафим перемещен в Краснохолмский Антониев монастырь, а настоятелем Старицкой обителью был определен Иоасаф, игумен Малицкого монастыря и «эконом Архиерейского дома, с возведением его в сан архимандрита». Через год он стал еще и ректором Старицкого духовного училища, находившегося при монастыре. Крайняя бедность учеников побудило епархиальное начальство к изысканию средств на пособие им. Теперь же Старицкий монастырь обязан был ежегодно вносить в училищную казну 50 рублей. (178)

В тяжелое для всей России время 1812 года, все сословия России, в том числе и духовные учреждения, старались жертвовать в пользу государства. Так, новый архимандрит обители Иосаф «пожертвовал на военные надобности лично от себя 100 рублей, а от монастыря серебра 1 ф. 77 1/2 золотников». Сверх того, в 1814 году настоятелем и братию Старицкого монастыря было пожертвовано 25 рублей в пользу пострадавших от нашествия врагов. (179)

Во время правления Свято-Успенским монастырем архимандритом Иосафом в обитель будет принят отрок Дамиан Кононов из села Чудово Старицкого уезда. Вскоре он принял монашество под именем Дамаскина.

Вскоре монах Дамаскин покидает родные края и поселяется в Валаамской обители. В 1829 году настоятелем Валаамского Спасо-Преображенского мужского монастыря становится игумен Дамаскин - личности сильной и незаурядной во всех отношениях. Он правил монастырем 42 года. Это время наивысшего расцвета Валаамской обители. Остров превращается в маленькое государство -крестьянское царство. По сути дела, практически все, что мы сегодня имеем, создано тщанием и заботами этого удивительного человека. В обители действовали небольшие заводы - смоляной, кирпичный, свечной, кожевенный, - и была своя ферма. В это время здесь существовало полтора десятков скитов и множество пусты-нек в разных частях архипелага. Почти все, что требовалось для жизни его, здесь же и производилось, а одиннадцатичасовой рабочий день был вменен в обязанность каждого монаха уставом. Многие до сих пор поражаются высочайшему качеству дорог, прорезавших Валаам вдоль и поперек во всех направлениях.

Слава монастыря, его изумительные красоты привлекали сюда многих художников, писателей. Здесь бывали: Иван Шишкин и Федор Васильев, Федор Тютчев и Николай Лесков, Петр Чайковский и Владимир Соловьев, Дмитрий Менделеев. Многие представители русской национальной элиты состояли в переписке с отцом Дамаскиным. Ректор Академии художеств Ф. Иордан под влиянием бесед с игуменом незадолго до смерти принял Православие.

Игумен открыл для всего мира великого архитектора Алексея Горностаева, для которого именно на Валаам пришлись наиболее творческие годы.

По официальным данным, годовой доход монастыря в 1871 году составил 95 000 рублей, а банковский капитал - 182 600 рублей.

Умер игумен Дамаскин в 1881 году.

В 1819 году, при архимандрите Иринее, богатый жертвователь генерал-майор Алексей Тимофеевич Тутолмин построил в Свято-Успенском монастыре новую двухэтажную каменную Троицкую церковь.

Надо сказать, что наши представления о дореволюционной благотворительности сейчас пока приблизительны, что легко объяснить - до самого последнего времени это интересное явление почти не изучалось, а если и упоминалось, то единственно для критики «фарисейской личины» господствующих классов дооктябрьской России.

Благотворительность как форма помощи имущего неимущему, проявление сострадания к ближнему была возведена христианством в нравственный принцип: «Кто одел голого, накормил голодного, посетил заключенного, тот Меня одел, Меня накормил, Меня посетил».

Здесь, хотелось бы подробнее остановиться на биографии старицкого мецената Алексее Тимофеевиче Тутолмине.

Он родился в 1769 году. Отец его - генерал-аншеф Тимофей Иванович Тутолмин - был первым наместником Тверской губернии, а позднее работал в должности градоначальника города Москвы.

Получив домашнее образование, Алексей в совершенстве знал французский и немецкий языки, «другим наукам также был обучен», уже семилетним мальчиком был отдан в службу.

Вот некоторые штрихи из его воинской биографии: 1778 год - принят сержантом в лейб-гвардии Преображенский полк. 1787 год - по именному Указу пожалован в прапорщики.

1790 год - подпоручик.

1791 год - поручик.

1793 год - 2 сентября выпущен в армию подполковником в Санкт-Петербургский драгунский полк под командованием генерал-майора Шепелева. Служа в этом полку, Алексей Тимофеевич 11 ноября 1798 года получает звание полковника, а 25 апреля 1799 года- генерал-майора. Во время службы участвовал в Шведской кампании 1790 года. Под Олонецком командовал дивизионом конных егерей. В 1792-1794 годах в Польше в разных сражениях находился при полку в сверхштатном положении. За боевые действия А. Т. Тутолмин награжден орденами Св. Анны II степени и Св. Владимира III степени. (180)

После отставки в 1799 году Алексей Тимофеевич с женой Варварой Михайловной (их брак заключен 3 мая 1794 года) приезжают в родовое имение сельцо Новое, которое было куплено еще отцом у подполковника Ивана Глебова, и находилось оно в Старицком уезде Тверской губернии. Деревня эта существует и поныне, но вряд ли что теперь напоминает о пребывании в этих местах отставного генерала.

В начале XIX века Алексей Тимофеевич Тутолмин близко сходится с молодым старицким зодчим Матвеем Алексеевичем Черня-тиным и приглашает его работать в ранге управляющего имением Новое. Между ними связываются очень доверительные отношения, о чем говорит их многочисленная переписка. Так, 5 мая 1810 года старицкий зодчий и управляющий имением получает письменные приказания: «Любезный друг, Матвей Алексеевич! Письмо твое от 28 апреля я сейчас получил, на которое здесь и отвечаю... Софья Петровна Тутолмина 20-го сего месяца выезжает из Петербурга в Дугино и, конечно, около 24-го или 25-го может быть в Новом, то прошу тебя приготовить для приезду ее все что нужно и для ночлега большой дом... Выпиши, мой друг, по сему времени повара Епишева, чтобы было кому изготовить обед или ужин...» (181)

Алексей Тимофеевич Тутолмин, глубоко верящий в Бога и справедливость, решает построить в своем имении домовую церковь, так как слушать «церковные славословия» вдали от дома из-за своего, а особенно здоровья жены, становится теперь трудно. Задуманная мечта реализовалась 19 декабря 1802 года, когда вновь построенная церковь, носящая имя «Богоматерей всех скорбящих», была освящена архимандритом Старицкого Свято-Успенского монастыря Ана-стасием. Думается, что это был первый совместный проект ставших впоследствии знаменитыми мецената и архитектора.

Первые десять лет начавшегося XIX века становятся для Алексея Тимофеевича годом потерь. 12 декабря 1805 года умирает жена его Варвара, урожденная Арсеньева. Генерал-майор А. Т. Тутолмин решает похоронить ее у стен монастырского Успенского собора с северной стороны.

Через три года скончалась его мать - Софья Петровна, которая вначале будет похоронена в Санкт-Петербурге, но ее муж - Тимофей Иванович- через некоторое время добивается перезахоронения: «Во исполнения онаго Его Императорского Величества Указа, означенное мертвое тело Госпожи Генеральши и Кавалера Тутол-миной нечиня вторительнаго отпевая, в Старицком Успенском монастыре того же апреля 9 числа земле предано». (182)

Сам же Тимофей Иванович пишет прошение, чтобы «в случае его смерти дозволено было тело его перевезти в Тверскую губернию в город Старицу для предания онаго земле рядом с родственниками...» Завещание покойного было исполнено 14 ноября 1809 года. (183)

Получив от отца своего в наследство огромные земли, Алексей Тимофеевич решает использовать доход с них на благородные нужды. В конце ноября 1809 года А. Т. Тутолмин подает «всеподданнейшую просьбу о позволении в Старицком Успенском монастыре соорудить Церковь Во имя Пресвятыя Троицы над телами Усопших Родителей моих...» (184)

В строительстве нового храма на территории Свято-Успенской обители активно помогает его настоятель Серафим. Вот что он писал по этому поводу тверскому губернатору Александру Ушакову: «Превосходительный Господин! Милостивый мой Государь! На отношение ко мне вашего Превосходительства, последовавшего за номером 1281, в коем изволении извещаю, что поснощении моему... касательно построения в оном церкви Г. Генерал-Майором Тутолминым над гробами родителей его, получили от него отзыв, что к производству нового строения гробы препятствовать не могут, потому что новый фундамент будет дальше стоять, и места для построения храму будет достаточно...» (185)

Через некоторое время архимандрит Старицкого свято-Успенского монастыря рапортует в Тверскую духовную консисторию: «Его императорского Величества Указ из оной консистории под номером 1028 от 16-го, о построении церкви во имя Пресвятыя Троицы над гробами родителей Г-на Генерал-Майора Тутолмина, погребенных в означенном Старицком монастыре, нами сего же Апреля 19 числа получен; ... Утеснение монастырю от пристроения новой церкви не будет; материалов к построению церкви вне монастыря заготовлено очень не мало... « (186)

Здесь уместно сказать о том, что многие русские монастыри охотно предоставляли свои территории для строительства родовых церквей-усыпальниц известным людям. Но, чтобы разрешили построить Троицкую церковь на территории Старицкого монастыря в притык с Успенским собором XVI века, является уникальным явлением. Доказать целесообразность такой постройки в таком месте мог действительно влиятельный человек. Таким и был Алексей Тимофеевич Тутолмин.

Но, к сожалению, дело о строительстве нового храма в Стариц-кой обители затянулось. Архитекторский ученик и управляющим имением сельца Новое Матвей Алексеевич Чернятин, разработав проект Троицкой церкви, по просьбе А. Т. Тутолмина пишет прошение Тверскому архиепископу Мефодию, чтобы он «учинил свое Архипастырское разрешение и снабдил храмоздательной грамотою для построения» церкви. (187)

По каким причинам архиепископ Мефодий не давал разрешение на строительство новой церкви в Старицком Свято-Успенском монастыре остается загадкой. В 1813 году генерал-майор Алексей Тимофеевич Тутолмин вынужден был обратиться за помощью в Священный Синод: «... чрез поверенных моих просил Тверскую Духовную Консисторию о снабжении меня храмоздательною грамотою, но она по сие время под разными предлогами ни малейшаго не зделали к тому подвига; ... Четыре года уже как изготовился я к построению и четыре года терплю убытки тратою заготовленных материалов; четыре года как неисполняется воля Государя Императора ... Обстоятельства сии вынудили меня прибегнуть к Вашему Высокопреосвященству с покорнейшею моею прозьбою о пастырском снабжении меня вышеписанною храмоздательною грамотою...» (188)

28 июня 1813 года храмоздательная грамота была получена. С этого момента ведется отчет строительства Троицкого собора в Свято-Успенском монастыре.

Освящение нового храма состоялось 5 июля 1819 года архимандритом местной обители Иринеем. Троицкий собор сохранился до настоящего времени. Он позволяет выявить собственный творческий метод и стиль старицкого зодчего - Матвея Алексеевича Чер-нятина. Достаточно взглянуть на своеобразное конструктивное решение собора. Ее нижний ярус выполнен из белого старицкого камня, верхний - из красного кирпича, а своды, перекрытия и главы сделаны из дерева и оштукатурены.

В середине 20-х годов XX века в Старице побывал один из учредителей Общества изучения русской усадьбы Алексей Николаевич Греч, который, в частности, написал о монастырском Троицком соборе «...Очень продумана была внутренняя архитектура церкви. Здесь, как в парижском Доме Инвалидов, в полу было устроено круглое отверстие, обведенное парапетом, позволяющее видеть надгробные памятники семьи Тутолминых. Собственно, первоначально находился здесь только один монумент- гранитный обелиск на цоколе с двумя саркофагами по сторонам его, отмеченный высокими бронзовыми аллегорическими фигурами. Этот памятник, не вошедший еще в историю русской скульптуры, должен занять в ней не последнее место, отличаясь и строгой продуманностью композиции, включающей в себя даже архитектуру храма, и высоким качеством исполнения строгих ампирно-классических статуй. Его скорее всего следует поставить в круг работ позднего Мартоса или Пименова Старшего». (189)

Удивительно, но это так, старицкий меценат генерал-майор Алексей Тимофеевич Тутолмин хотел одновременно с храмом построить первую в городе Старице больницу на территории монастыря! Но получил отказ. Вот как об этом докладывал в Тверскую епархию архимандрит Свято-Успенского монастыря Серафим: «... Господин Тутолмин предполагал устроить больницу на двадцать человек бедных и богатых для мужского пола на территории монастыря: но как в Монастырь построение больницы для женского пола не совместно, то для сего же купил в Городе Дом, где заведение сие устроить по зделанным на сие планом... « (190)

Недолго после строительства Троицкого собора-усыпальницы в Свято-Успенском монастыре прожил и сам Алексей Тимофеевич - в 1823 году Тутолмина не стало. Его последним пристанищем стало место под гранитной плитой рядом с усопшими родственниками.

Преемником Иосафа стал в 1816 году архимандрит Владимир, в мире Лев Сорокин, он из воспитанников Троицкой семинарии, Московской славяно-греко-латинской академии и Московского университета, где по распоряжению митрополита Платона готовился к должности учителя французского и немецкого языков. С 1812 года учитель Лаврской семинарии, а с 19 августа 1815 года инспектор и профессор философии в Тверской семинарии, при чем 8 ноября 1816 года возведен в звание архимандрита Старицкого Свято-Успенского монастыря. 30 октября 1818 года назначен лектором Орловской семинарии и одновременно был настоятелем Орловского Успенского монастыря. Через некоторое время архимандрит Владимир стал возглавлять братию Мценского монастыря. Умер в 1822 году. (191)

На освободившееся место в Старицкую обитель был назначен в 1818 году архимандрит Ириней. Он уроженец Астраханской епархии. Закончив местную духовную семинарию, был оставлен в ней учителем. После перемещения в Тверскую семинарию, где был инспектором и учителем философских наук, Ириней в 1818 году определен был настоятелем Старицкого Свято-Успенского монастыря. За три года настоятельства обителью он «исправил с западной стороны монастыря ограду и наложил на него другой этаж, для жительства братии». (192)

В 1821 году архимандрит Ириней переводится инспектором и учителем философии в Тверскую семинарию.

После Иринея настоятелем Старицкого монастыря был назначен архимандрит Иннокентий. Он окончил с отличием курс в Санкт-Петербургской духовной академии со и получил звание магистра. Иннокентий работал профессором и инспектором Новгородской семинарии. Старицкой обителью он правил два года, так как 31 августа 1823 года перемещен в Аврамиев монастырь Смоленской епархик. (193) Позднее архимандрит Иннокентий становится ректором Смоленской семинарии. 19 мая 1832 года он уже епископ Харьковский, с 22 июня 1835 года- Иркутский, а с 22 мая 1837 года- епископ Екатеринославский. В апреле 1838 года уволен на покой. Умер епископ Иннокентий 22 марта 1851 года. Похоронен в Списком монастыре. (194)

В дальнейшем чуть более года правил Старицкой обителью архимандрит Серафим, который по окончании курса в Московской духовной семинарии с званием магистра был определен при этой же академии бакалавром богословских наук. Умер архимандрит Серафим 9 июня 1824 года.

После него Старицкую древнюю обитель стал возглавлять Се-лижаровский игумен Антоний, который 6 ноября 1824 года был произведен в сан архимандрита. Антоний служил в Старицком Свято-Успенском монастыре меньше года, но много сделал: «оштукатурил стены внутри соборного храма, исправил настоятельские кельи и обветшавшие места каменной монастырской ограды. Скончался архимандрит Антоний 19 сентября 1825 года и был похоронен при монастыре. (195)

Во время правления обителью Антонием в истории Старицкого Свято-Успенского монастыря произойдет еще одно немаловажное событие - 20 августа 1824 года в городе Старице и обители побывает император Александр I. К сожалению, это будет последний приезд царствующей особы в наш город.

Каковы же причины пребывания столь высокой особы в наших краях?

Начиная с 1820 года, царя Александр I много путешествовал по России и Польше. Император ездил и днем, и ночью, в любую погоду, по ужасным дорогам. Путешествия были утомительными и изнуряющими. Что это могло быть? Тоска? Ранящие душу воспоминания? Многие исследователи жизни этого русского царя склоняются к тому, что Александр I всю жизнь переживал отцеубийство. И даже ежегодное служение заупокойной службы в память его отца, Павла I, по оценкам современников погружало Александра Павловича в мрачное отчаяние. С каждым годом он возвращался к мечте своей юности: отказаться от трона, удалиться от мира и кончить свои дни в уединении, посвятив себя служению Богу. Отсюда много поездок по городам и весям России, где непременно император останавливался почти у каждой церкви и посещал старинные монастыри на его пути. Он много молится перед иконами, «от чего на коленях его образуются мозоли».

В Тверском Государственном архиве хранится интереснейший документ- «Дело о предписании Тверской епархии городов В. Волочка, Торжка, Осташкова, Ржева, Зубцова, Старицы и Кашина протоиереям благочинным и прочим ... « от 8 июля 1824 года. В нем, в частности, говорится: «На случай предполагаемого в нынешнее лето путешествия Его Императорского Величества Государя Императора чрез Тверскую Епархию, консистория имеет предписать ... местным протоиереям и благочинным и прочим Священноцерковнослужителям дабы: 1) как в соборах, так и в церквях была наивозможнейшая чистота и опрятность, и особенно в церквях, где будет назначен тракт и станции. 2) Чтобы все священнослужители ожидали даже и в ночное время, в лучшем облачении со крестом на крыльце церковной той стороны, где будет лежать тракт, и когда Его Императорское Величество изволит проезжать осенить крестом шествующего, но на дорогу вне ограды не выходить. 3) Если ли благоугодно будет Его Императорское Величество остановиться и подойти ко кресту, то поднесь бы оный Протоиерей или старший из иереев на блюде, а в руках, сделав прежде оным осенение подходящему Его Императорскому Величеству. 4) Есть ли заблагоразсудит Государь войти в церковь, то прочитав эктению, помилуй нас Боже, и понию, помилуй нас Боже, и по отпуске и многолетия поднести крест таким же образом». (196)

И действительно, 20 августа 1824 года российский император с бельского тракта завернул в город Ржев. Позднее протоиерей Ржевского Успенского собора рапортовал Тверскую духовную консисторию: «Его Императорское Величество Государь Император прибыл в град Ржев сего Августа 20 дня по полудни в шестом часу и во время своего чрез град путешествия соизволил против Николаевской церкви из кареты выходить и не входя в церковь приложиться к держен-ному священником кресту, а в начале седьмого часа из дому градского Головы Василия Образцева благополучно отправиться в город Зубцов при колокольном же звоне». (197)

В город Зубцов Александр I прибыл « в 9-ом часу по полудни. Ни в одну из церквей ведомства моего войти не благоволили, токмо у соборной церкви приложился к Животворящему кресту», - так рапортовал в Тверь протоиерей Зубцовского Успенского собора Иван Филаретов. (198) Царь Александр I, видимо, очень спешил поскорее попасть в город Старицу.

Тревожная переполошенность ворвалась в спокойную, размеренную жизнь уездной Старицы и Свято-Успенского монастыря. Старица встречала царя. Особо избранная депутация, состоящая из Дмитрия Федоровича Филиппова, строителя городских рядов, Андрея Силантьевича Пирожникова, городского головы и его помощника, городничего Невицкого, который был обязан быть при встрече верхом на лошади. «Так как он ездить верхом не умел, то был привязан к седлу веревками»,- писал старицкий краевед Иван Петрович Крылов. (199)

Встреча была торжественная при большом стечении городского и сельского населения. Весь старицкий клир во главе с архимандритом Антонием встречали императора Александра I у монастырских стен. Как только царь появился, раздался колокольный звон. Духовенство поднесло Александру I подарки. Потом был отслужен короткий молебен в главном монастырском Успенском соборе. Император Александр Павлович был глубоко верующим православным человеком, почти весь молебен он стоял на коленях и молился Господу, выпрашивая у Него прощения.

В нашем городе царь остался ночевать в доме купца Д. Ф. Филиппова. Для старичан это тоже было событием, так как еще со времен царствования Ивана Васильевича Грозного никто из царствующих особ так и не удосужился погостить в городе Старице.

21 августа император отправился в сторону Твери. Об этом четко говорится в рапорте протоиерея Борисоглебского собора Алексея Трефильева: «Его Императорское Величество Государь Император ... в 8-м часу полуночи отправился из города Старицы и во время шествия изволил прикладываться ко кресту у вех лежащих на тракте градских церквей, как-то: Симеоновской, Богородицеро-ждественской, Богоявленской и Ильинской». (200)

Судьба распорядилась так, что в 1825 году Александр I умирает в городе Таганроге от тифозной горячки. Новый архимандрит Свято-Успенского монастыря Макарий возглавляет старицкую депутацию, для «провождения тела покойного Государя Императора Александра Павловича от Города Торжка до Вышнего Волочка, потом до Границы Новгородской епархии». (201) Список «заслуженейших из священников, бывших при встрече и препровождении печальных процессий» состоял из десяти священнослужителей Старицкого уезда -это Яков Гаврилов из села Васильевского, Емельян Степанов из села Емельянове, Федор Нехатьев из села Зиновьева, Степан Андреев и Иван Михайлов из села Берново, Степан Георгиев из села Красное, Иван Петров из села Чукавино, Филипп Кириллов из села Броды, Николай Иванов из села Новотроицкого, Алексей Иванов из села Алферьева. Всего же для препровождения тела Императора Александра I было назначено 64 священнослужителя Тверской епархии. (202)

После Макария управлением Старицким Свято-Успенским монастырем поручено было Старицкого протоиерею Борисоглебского собора Алексею Трефильеву, который, будучи вдовцом, пожелал принять монашество. После пострижения с именем Александра, он был произведен в архимандриты и управлял обителью 24 года.

Настоятель Александр много занимался хозяйственным благоустройством монастыря. Так, при нем была проведена капитальная реконструкция келий: «устроены новые полы, потолки, печи, оштукатурены стены и вновь покрашены крыши». В теплой Введенской церкви XVI века были заменены полы в приделе святителя Арсения и обновлен иконостас. (203)

При архимандрите Александре в обители было построено новое здание Духовного правления. Его автором стал старицкий архитекторский ученик Матвей Алексеевич Чернятин.

Имя старицкого зодчего М. А. Чернятина по счастливой случайности всплыло в истории русского искусства. Открытие мастера- одна из чудесных находок, волнующих и увлекательных, которые составляют радость исследователя. Клубок счастливо и удачно начал разматываться в государственном архиве Тверской области. Изучение творчества таких зодчих расширяет наше знание истории нестоличной архитектуры.

Матвей родился в городе Старице 9 июля 1771 года в посадской семье. В возрасте 12 лет был направлен в тверскую архитектурную школу для обучения. В команде губернского архитектора А. А. Трофимова будущий старицкий зодчий штудировал архитектурную грамоту, скрупулезно копировал, обмерял и составлял чертежи по поручению своего учителя. Конечно, не обошлось и без практической работы. По всей видимости, первая самостоятельная работа Чернятина - строительство в городе Старице на городище кузниц. Выложенные из крупных белокаменных блоков арочные фасады кузниц, огибая холм, примыкают друг к другу. На одном из каменных блоков археологи обнаружили вырезанную дату «1792». Видимо, это и есть дата постройки кузниц. (204)

Русский писатель-декабрист Федор Николаевич Глинка, путешествуя в 1810 году по Тверской земле в «письмах русского офицера» оставил такую запись: «В Старице кузницы, построенные в горе, возбуждают любопытство путешественника: кто ж избрал для них столь удобное место и произвел постройку оных? - Старицкий купец Матвей Алексеевич Чернятин, который потом, сообразно с талантами его, сделан архитекторским учеником». (205)

Как мы уже знаем, трудовая деятельность М. А. Чернятина продолжалась в ранге управляющего имением Новое Старицкого уезда генерал-майора Алексея Тимофеевича Тутолмина. Их совместное содружество вылилось в строительстве на территории Старицкого Свято-Успенского монастыря Троицкой церкви-усыпальницы рода Тутолминых в 1819 году.

Через год Матвей Алексеевич Чернятин заканчивает строительство еще одного старицкого храма- Борисоглебского собора на городище. Еще в 1797 году был издан указ: «... о Построении в Вышнем Волочке ... как равно и в городах Старице и Зубцове на место ветких, новых соборов ...» (206) В 1802 году шатровый Борисоглебский собор XVI века был полностью разобран, а с 1805 года началось строительство нового храма. Старицкий архитектор Матвей Чернятин при строительстве Борисоглебского собора выступил как бы соавтором Луиджи Руска, причем довольно самостоятельным. Он изменил облик храма, не уходя за рамки стиля, заданного петербургским зодчим. По всей видимости, каждый придел храма (а их было три) после строительства освещался отдельно, так как приезд Федора Глинки в Старицу совпал в 1810 году с освящением главного придела собора Бориса и Глеба. «Мы вошли в новую церковь, - писал Глинка,- которую назавтра собирались освящать. Архитектура в ней очень хорошая, резьба прекрасная; но живопись не соответствует прочему украшению. Если бы не блеск свежих красок, можно подумать, что иконостас писан за несколько сот лет. Ласковый архитектор, случившийся тут, объяснил нам загадку, сказав, что иконы писаны нарочно старинною кистью для того, что прихожане-старообрядцы отчурались бы от церкви, увидев святых, написанных по нынешним образцам». (207)

Матвею Чернятину принадлежит также создание проекта на теплую церковь-колокольню при Борисоглебском соборе. В 1817 году протоиерей храма Алексей Трефильев (впоследствии ставший архимандритом Александром в Свято-Успенском монастыре) писал в Тверскую духовную консисторию: «Означенная Борисоглебская Соборная Каменная церковь на казенную сумму хоты выстроена; но за нездачею оной строительницею еще не освящена, а при оной вновь выстроенной каменной Соборной церкви колокольни еще не имеется; почему и желательно нам для благоле-тия выстроить, по приложенному при семь прошении плану, каменную колокольню, а под нею теплую церковь во имя нерукотворного образа Господа нашего Иисуса Христа, на наличную и впредь имеющую поступить кошельковую церковную сумму, а в случае недостатка, обязуемся дополнить собственностию». (208)

Одновременно с храмом и колокольней Борисоглебского комплекса старицкий зодчий спроектировал церкви Рождества Богородицы. В фондах Тверской консистории хранится дело «О дозволении Города Старицы Церкви Рождества Пресвятые Богородицы прихожанам при Церкви построить ограду». В нем, в частности, мы находим просьбу настоятеля: «Храм великомученницы Праскевы ... так тесен, что оный в праздничные дни вмещаться Богомольцам совсем невозможно, и бывает крайняя сырость ... чтобы к оному приделу великомученницы Праскевы с Северной стороны сделать по приложенному при семь плану и фасаду пристройку во всем подобно и соответственную находящемуся при нашей церкви;... а к тому еще за нужное поставляем во избежание не чистоты, приходящей от останавливающийся близ самой церкви торговых людей, выстроить при церкви оной ограду ... Оное наше прошение и при нем план с фасадом доверяем подать лично к вашему Высокопреосвященству тоя ж церкви прихожанину, Архитекторскому ученику Старицкому мещанину Матвею Алексееву сыну Чернятину». (209)

В данном случае перед архитектором стояла задача пристроить к старому объему церкви приделы и окружить все оградою с часовнями. Трудность в создании единого комплекса вызвало соседство холма городища и перепад высот. Кроме того, на холме находился Борисоглебский собор с колокольнею.

Чередование мотивов и их повторяемость зрительно объединяют все самостоятельные части комплекса в единое целое, создают впечатление однородности различных архитектурных элементов. Поэтому оба комплекса дополняют друг друга, находясь в необходимом соподчинении: соборный храм как бы парит на холме, а приходская церковь стоит внизу у подошвы холма.

Много внимания старицкий зодчий уделяет и Свято-Успенского монастырю. Кроме строительства Троицкой церкви-усыпальницы в обители он спроектировал здание Духовного правления. Открытое еще в 1809 году, здание пришло в негодность, так как «вовся не удобное ни к хранению ни к производству в них дел, потому, что в оных бывает летом чрезвычайная сырость, гнилой воздух и проницательный холод, так, что в хороший летний день без теплаго платья нельзя просидеть более трех часов ... окна обращены на север, и сверх того заграждены церковными монастырскими строениями и садом...» (210)

Матвей Чернятин находит очень простое решение - построить новое здание Духовного правления в монастырской стене с южной стороны! Стена в том месте «имеет быть разобрана, а кирпич из оной может быть употреблен в оное же строение», - пишет в Тверскую Духовную консисторию архимандрит Свято-Успенского монастыря Александр, представляя на утверждение план-проект старицкого зодчего в 1823 году. (211) Позднее в здание Духовного правления будет переведено монастырское духовное училище.

В 1833 году в монастырь из домой церкви сельца Новое господ Тутолминых по распоряжению Тверской епархии была передана вся церковная утварь. В дошедшей до нас подробнейшей описи монастырского архива в документах числился «крест собственноручной работы Императора Петра I. Крест этот хранился в монастыре до 1895 года, в котором он, по Высочайшему соизволению, перенесен в С-Петербург, в домик Императора Петра I». (212)

В 1836 году было положено начало викариатства при Тверской епархии. Официально наименование «Викарий» введено было в Русской церкви в 1708 году, когда митрополиту Новгородскому был назначен помощник с титулом Викарий Карельского и Ладожского. Штат викарных архиереев учрежден был при императрице Екатерине II (1764 г.), а в 1835 году император Николай I повелел Священному Синоду войти в обсуждение вопроса об увеличении числа викариатств в епархиях, при чем в обширнейших епархиях разрешалось учредить до 4-х викариатств.

Тверская епархия в середине XIX столетия была одна из самых многолюдных центральной части России, «при том как ближайшая к столице, управляется архиереями, отлучающими из пределов епархии для присутствования в Священном Синоде. Поэтому она наиболее нуждалась в викарии, который, находясь в ней неотлучно, оказывал-бы местному архиепископу вспомоществование в отправлении дел и мог-бы без отлагательства и затруднения совершать рукоположения в священныя степени». (213)

Вот почему, архиепископу Тверскому и Кашинскому Гавриилу было предписано Синодом: «Войти в предварительное по сему предмету рассмотрения и соображения свои, как об удобнейшем местопребывании и помещении викарного епископа, так и о способах содержания его с необходимым штатом, без всякого излишняго обременения казны...» (214)

Уже в ноябре 1835 года Архиепископ Тверской и Кашинский Гавриил представил свои соображения по вопросу об учреждении викариатства в Тверской епархии, в котором предполагалось «назначить для место пребывания викарного архиерея третьеклассный Успенский Жолтиков монастырь вблизи города Твери, ... предпочтение ему было отдано по следущим основаниям: Жолтиков монастырь, в котором покоятся святыя мощи святителя Тверского Арсения, пользуется большим уважением среди народа...» (215) Затем, на содержания викарного архиерея Преосвященный Гавриил предполагал назначить 1000 рублей жалованья, 1200 рублей столовых и, сверх того, «отдать Жолтикову монастырю в управление с правом пользоваться всем тем, чем имеют право пользоваться от монастырей настоятели их. Всвязи с этим возвышением монастыря восвести его из третьего класса во второй». (216)

Но самое главное для нас, что Архиепископ Гавриил предложил викарному епископу именоваться Старицким. Это имя было дано отнюдь не случайно, так как именно в Старицкой Свято-Успенской обители получили первоначальное свое духовное развитие три великих подвижника: святой Герман, святейший Патриарх Иов и преподобный Дионисий. Какой еще Тверской монастырь мог вписать в свой патерик таких выдающихся церковных деятелей России?

После всех необходимых процедур, Священный Синод представил императору Николаю I всеподданейший доклад «Об учреждении викариатства в Тверской епархии». По этому докладу викари-атство положено было учредить в следующих основаниях:

«1) Викарному епископу именоваться Старицким и местопребывание иметь в Успенском Жолтиковом монастыре;

2) Дабы увеличить число братства сего монастыря для удобства и полноты в совершении архиерейского священнослужения, и дабы умножить монастырские способы для присяжнаго содержания викария, возвесь сей монастырь из третьяго во второй класс...

4) Жалованье Тверскому викарию назначить 1000 рублей из Государственного Казначейства.

5) Певчий хор учредить при нем из 8 человек...» (217)

На всеподданейшем докладе Синода император Николай I собственноручно 29 февраля 1836 года изволил написать: «Быть по сему». Этим и было положено начало викариатства при Тверской епархии. Первым Викарием Старицким Тверской епархии был преосвященный Иринарх (Попов), назначенный на эту должность 7 марта 1836 года.

С 1868 года на короткое время вновь обителью стали править игумены. На следующий год при игумене Поликарпе было закрыто Старицкое духовное правление, «во время своего существования помещавшееся в зданиях Старицкого монастыря». (218)

В феврале 1874 года настоятель Старицкого Свято-Успенского монастыря Гавриил был возведен в сан архимандрита.

Вот только несколько штрихов из его биографии. Архимандрит Гавриил, в мире Григорий Иванович Березин,- сын дьякона села Березки, Вышневолоцкого уезда, родился 9 ноября 1812 года. В 1833 году окончил курс семинарского образования с званием студента и 13 ноября рукоположен в сан дьякона на отцовское место, которое по просьбе прихожан было оставлено за ним. Прослужив 4 года в сане дьякона, Григорий Иванович стал проситься на священническое место. В 1837 году 15 ноября был рукоположен во священники в село Афимьево, где прослужил 29 лет. Затем, лишившись супруги, он пять лет провел в числе братства при архиерейском доме, приготовляя себя к иноческим подвигам. В сентябре 1871 года был пострижен в монашество и определен настоятелем Старицкого Свято-Успенского монастыря в звании иеромонаха, а в октябре был возведен в сан игумена. В 1875 году архимандрит Гавриил награждается наперсным крестом, а в 1879 году - орденом святой Анны Ш-й степени.

13 ноября 1883 года в стенах Старицкого Свято-Успенского монастыря праздновался пятидесятилетний юбилей служения в священном сане архимандрита этой же обители отца Гавриила. Тверские епархиальные ведомости того времени писали: «К концу торжественной литургии в храме собрались все городские священники... Старший из них - А. Волков поднес юбиляру священную икону Божией Матери от Старицкого духовенства и хлеб-соль... Смотритель духовного училища И. В. Васильев от имени «всех начальников, наставников и учеников»- поднес ему святое евангелие в прекрасном переплете... Затем, городской голова поднес юбиляру икону Спасителя...» (219)

Архимандрит Гавриил правил обителью 13 лет. За это время он исправил свод подвального этажа соборной Успенской церкви, построенный в первой половине XVI века, и перестроил обветшавший деревянный купол Троицкой церкви, покрыв ее железом. (220)

Последние два года своей жизни настоятель Гавриил серьезно болел. 26 марта 1884 года монастырский колокол возвестил городу о печальном событии - умер архимандрит Старицкого Свято-Успенского монастыря. В некрологе, опубликованном в Тверских епархиальных ведомостях, есть такие строки: «... В этой жизни и смерти о. архимандрита много есть поучительного. Он не был человеком учености, мало он был представителен и по внешнему виду; но между тем он привлекал к себе всякого человека. Есть люди известных специальностей, и они хороши только в сфере своей специальности; есть люди, которых нельзя отнести ни к одной специальности - они - только люди; они совмещают в себе только общечеловеческие качества; они в известном районе занимают центральное место, в нравственном отношении, и привлекают к себе все то, что в этом районе имеется обще-хорошего и доброго. Это - центры тяготения в нравственном мире, это- наши солнцы, которые сияют среди нас- темных планет, греют и живят нас. К этим людям и принадлежал почивший о. архимандрит Гавриил». (221)

Весной 1884 года в городе Старице было сильное наводнение, которое, «по отзывам старожилов случается раз в пятьдесят лет». Вот как об этих событиях сообщал журнал «Тверские епархиальные ведомости»: «... 25-го апреля утром вода достигла самой большой высоты. В некоторых местах Волга вышла из берегов. Так, на Петербургской стороне вода дошла до дома Конского и совершенно затопила Половинкину улицу. Здесь она достигла вторых этажей домов; один сарай в этой улице был почти совершенно покрыт водою, а потом ночью на 26-е число совершенно смыт. В монастыре, который стоит на правой стороне Волги, приблизительно третья часть его, то есть та, которая примыкает к Волге, была покрыта водою. Вода с этой стороны дошла до холодного собора; теплая церковь вся была в воде, из нижних ея частей было выбрано все имущество; училищный корпус, примыкающий с сеиера к монастырскому огороду и вмещающий в себе второй класс (деревянное здание) и четвертый (каменное здание), был окружен водою с трех сторон; в 4 классе вода поднялась на пол-аршина в высоту, а в первом классе плавали в воде все ученические столы; вода около каменного училищного корпуса, который одною своею стороною выходит на Волгу и в котором теперь помещаются первые и третий классы, настолько поднялась, что покрыла собою больше половины двери, которая ведет в этот корпус; ... по дороге, около монастыря, вода залилась за монастырские ворота, и сообщение с монастырем производилось посредством плота. Два огорода, из которых один примыкает к монастырю со стороны Воскресенской церкви, а другой к самой этой церкви, наполнены были водою... Волга несла много дров, а 24 числа, кроме того, много тесу, байдаку и бревень. Всего этого жители города Старицы наловили великое множество; есть такие, которые наловили дров возов 20. - таким образом, разлилась - разыгралась Волга-матушка, несет она великую мутную воду, кому горе, а иному радости...» (222)

Преемником Гавриила стал архимандрит Агафангел. Уроженец Вологодской губернии, он обучался в духовной семинарии. В монашество был пострижен в Троице-Сергиевой лавре, где исполнял потом должности: «гробового иеромонаха, Эконома Лавры и члена утвержденного собора при Лавре». Возведен в сан архимандрита в 1880 году и стал настоятелем приписанного в лавре Махрищского монастыря. 21 июня 1884 года определен настоятелем в Старицкий Свято-Успенский монастырь. (223)

Будучи богатым человеком он на свои деньги сделал новое каменное крыльцо к келиям, построил новую «двухъярусную башню и всю каменную ограду покрыл железом». (224)

Интересные воспоминания о годах учебы в это время в Стариц-ком духовном училище оставил нам Петр Волков, которые были опубликованы в журналах «Тверские епархиальные ведомости за 1907 год». Так, Старицкое духовное училище занимало три монастырских корпуса: «Два, внутри стен, были деревянные: один близ монастырских ворот, другой за Введенским теплым храмом. Третий корпус, вмещавший два класса и учительскую комнату, каменный, расположен в монастырской стене на западной стороне». (225) Надо сказать, что первые два корпуса, из-за ветхости, были разрушены. «Помнится, - вспоминает П. Волков,- это были низкие и узкие, аршин 12, комнаты с погнившими окнами, с истертыми, опустившимися полами, щели в которых так были велики, что мыши, которых почему-то особенно было много, свободно перебегали из под одной половицы под другую. А мы, бывало, этим мышин-ным просторам пользовались для ловли их. Для этого на маленький рыбный крючек насаживали кусочек хлебца и опускали его на ниточке в щель, и мышь скоро попадалась». (226)

С большой теплотой и любовью пишет Петр Волков о своих учителях - Дмитрии Илларионовиче Воскресенском, Якове Григорьевиче Божукове, Федоре Антоновиче Трисветове, Михаиле Яковлевиче Воробьеве и Федоре Ивановиче Исполатове. В частности, о последнем П. Волков писал: «Особенным удовольствием для нас было в теплую, ясную погоду встречать Федора Ивановича пред уроками с его квартиры, которая была недалеко от Предтеченской церкви, на высокой береговой горе. Тихо, бывало, идет он по крутому склону берега Волги к монастырю, а мы целой толпой бежим ему навстречу, окружаем его, и для каждого из нас найдется у Федора Ивановича ласковое слово, улыбка или шутка». (227)

Распорядок дня для учеников был такой: «утром должны были вставать в 7 часов, а ложиться спать не позднее 10 часов. Утром и вечером дежурный по квартире (до строительства в 1893 года нового Духовного училища в городе Старице все ученики жили на квартирах горожан - А. Ш.) читал по молитвеннику молитвы, после утренней молитвы был завтрак; после завтрака ученики шли в училище...» (228)

Бывший ученик Духовного училища Петр Волков не мог умолчать и о жизни самого монастыря: «Это поистине было духовное училище. Старинные высокие монастырские стены как бы закрывали нас - учащихся от всего мирского, а с другой стороны, величественная сень храмов Божьих, каждодневный звон к богослужению, монашествующие, богомольцы, - все это давало нам массу чистых религиозных впечатлений, которых не достичь никаким нравственно-религиозным режимом. Часто утром, до уроков, забегали в храм, где постоять несколько минут за богослужением и помолиться для нас было обыкновенным делом. А с какою верою и надеждою в молитвенную помощь мы ходили, при всех трудных минутах ученической жизни, в часовню под колокольнею, где была могила патриарха Иова! Брали в ней из под пола, под надгробием, песочек и обыкновенно частичку его сыпали себе на голову, а во время экзаменов и в книгу, непременно в то место, которое лучше всего знаешь и которое хотелось бы и отвечать.Часто и очень часто бывало: в каком месте посыпан был песок в учебнике, то доставалось отвечать и по билету. Господь видимо, по детской нашей вере, подавал желаемое». (229)

В 1888 году по распоряжению Тверской консистории архимандрит Агафангел был перемещен в число братства Ильинского монастыря Вологодской епархии. И опять, по каким-то неизвестным причинам Старицким Свято-Успенским монастьфем стали править игумены. В это время состав братства в Старицкой обители был следующий: «настоятель игумен 1, казначей, иеромонахов 4, иеродьяконов 3, монахов 2, из них один схимонах, послушников, проживающих по паспортам, 10 человек». (230)

Сохранились статистические сведения о городе Старице конца XIX века: «В городе Старице проживало 4600 жителей, в том числе:

мужского пола   женского пола

1. Потомственных дворян            30         37

2. Личных                                    90         56   

3. Духовенства белого                 28         38

4. Монахов                                   12         --

5. Почетных граждан и купцов    166       159

6. Мещан                                     1471     1676

7. Крестьян                                 130        123

8. Военного сословия                  173        91

9. Регулярных войск                    320        --

Итого:                                          2420      2180

Жилых домов в Старице было 782, в том числе 111 каменных, 53 полукаменных и 619 деревянных. Отдельных промышленных и торговых помещений 186, в том числе каменных- 137 и 49 деревянных.

Православных приходских церквей в Старице было 10:

1. Ильинская церковь, построенная на средства прихожан в 1804 году (на 2002 год единственная действующая в городе -А. Ш.).

2. Воскресенская церковь, построена на средства прихожан в 1784 году.

3. Богоявленская церковь, построена на средства прихожан в 1776 году.

4. Предтеченская церковь, построена на средства прихожан в 1803 году.

5. Борисоглебский собор, построенный в 1820 году на месте разрушенного шатрового одноименного собора 1561 года.

6. Преображенская церковь построена в 1784 году.

7. Симеона Столпника построена в 1777 году.

8. Вознесенская церковь построена в 1668 году. 

9. Богородице-Рождественская церковь построена в 1784 году. Ю.Васильевская церковь построена в 1837 году на средства старицких купцов В. П. Клушанцева и В. П. Чернятина-Конского». (231)

При настоятеле Свято-Успенской обители иеромонахе Алексии в 1895 году московская купчиха Мария Прянишникова пожертвовала в монастырь облачение, которое состоит «из Стихаря, Ризы и Воздухов, стоимостью онаго превышает ста рублей». (232)

В 1898 году при настоятеле монастыря игумене Николае в Троицкой церкви была проведена настенная живопись в Троицкой церкви. Игумен в мае писал в Тверскую епархию, что «желательно нынешним летом произвести с написанием 45-ти картин на масле, стоимостью 1200 рублей..» (233) 9 сентября этого года Викарий Тверской епархии епископ Старицкий Павел осмотрел фронт работ монастырской Троицкой церкви, в котором производилась настенная живопись. Расписывал Троицкую церковь старицкий художник Алексей Симбиров, который, как отмечал Викарий Тверской епископ Старицкий Павел, что «из 45 картин, предложенных к написанию, уже окончены следующие: 1, в куполе: живоначальная Троица с картины Академика Васильева; 2, восьмерик 10-ть пророков; 3, по углам - четыре Евангелиста; 4, выше карниза - восемь апостолов с образцом храма Христа Спасителя - профессора Кошеле-ва; 5, четыре картины из Нового Завета; Сошествие Св. Духа на Апостолов - Академика Сорокина; 6, Изгнание торгующих их храма; 7, Проповедь Иоанна Предтечи; Проповедь Апостола Павла-из библии Шнорра; 9, в среднем алтаре три картины вверху - Св. Дух с ангелами, с правой стороны- несение креста Спаситель, с левой, пред жертвенником - моление о Чаше - с картины профессора Верещагина. В пределах же Преподобного Сергия и Преподобного Дионисия, а равно и над папертью, картины были только начаты». (234)

В начале XX века, в процессе модернизации страны включается и Церковь. Это проявляется в расширении участия Православной Церкви в общественной жизни, в дальнейших успехах религиозно-философской мысли, в требованиях созыва Поместного собора, восстановления Патриаршества, переустройства Церкви на принципах соборности и в попытках обновления церковных традиций, в том числе в проведении новых торжеств.

Немалой была культурно-просветительская деятельность тверской церковной интеллигенции в конце XIX - начале XX веков. Речь идет о расширении сети церковно-приходских школ, деятельности Тверского братства святого благоверного великого князя Михаила Ярославича, активном участии в Тверской ученой архивной комиссии. Кульминацией можно считать образование и деятельность Тверского епархиального историко-археологического комитета. Он был создан по инициативе архиепископа Тверского и Кашинского Димитрия в июне 1902 года. В комитет сразу вступило 60 человек, из них 41 - духовные лица. В первый год работы комитет начал изготовление альбомов фотографических снимков церквей Тверской епархии, «разборку дел» архивов бывших духовных правлений...

Первое десятилетие XX века ознаменовалась для истории Ста-рицкого Свято-Успенского монастыря двумя ярчайшими событиями - 300-летие со дня кончины Первого Всероссийского Патриарха и 800-летие со дня образования обители.

В августе 1906 года Старицкая городская дума на очередном своем заседании рассмотрела предложение гласного Матвея Ивановича Самуйлова «О перенесении из Москвы в город Старицу мощей Патриарха Иова». Старицкая дума ходатайствовала перед Обер-Прокурором Святейшего Правительственного Синода, в котором говорилось, «что Патриарх Иов родился и воспитался в городе Старице, а затем, после доблестного своего служения Церкви и Отечеству, был заточен в Старицкий Успенский монастырь, где и умер и был погребен, прославленный нетлением мощей и чудотво-рениями, после чего, по велению Царя Алексея Михайловича, мощи его были перенесены в Московский Успенский Собор. В честь 300-летия со дня кончины Первого русского Патриарха, Старицкая Дума ходатайствует о перенесении из Москвы в город Старицу мощей Патриарха Иова». (235) Но Святейший Правительствующий Синод 31 января 1907 года отклонил ходатайство старичан, мотивируя свой отказ тем, «что смертные останки Всероссийского Патриарха Иова, запечатлевшего страданиями свою верность Престолу и Отечеству, должны оставаться к назиданию сынов России во всероссийском первоверховном соборе при кафедре почившаго святителя». (236) Время показало, что это решение было правильным. Наверное, Русская Православная Церковь уже тогда предвидела события, произошедшие в России через десять лет, когда до власти дорвались те, кто люто ненавидел Церковь и христианскую духовную культуру. В поисках ценностей большевики забирались в могилы русских монархов и святых, называя кощунство и всято-татство борьбой с «церковным мракобесием».

Для проведения в жизнь декрета об отделении Церкви от государства при Наркомате юстиции был образован специальный Ликвидационный, 5 (позже VIII) отдел, название которого говорило само за себя. Возглавил его П. Красиков, старый большевик, человек с ярко выраженными антирелигиозными взглядами, что во многом определило жесткий стиль работы отдела.

Наступил горький памятный для Церкви февраль 1919 года. Если до этого времени Советская власть произвела лишь четыре официальных вскрытия- гробниц Александра Свирского, Артемия Вер-кольского, Тихона Задонского и Митрофания Воронежского, то февраль «дал» сразу 25 публичных вскрытий. Атеистическое наступление началось на традиционные твердыни православия: Владимирскую и Тверскую губернии. Буквально за десять дней во Владимирской губернии бьши вскрыты гробницы таких известных святых, как князья Георгий, Глеб и Андрей (город Владимир), Петр и Феврония (город Муром), Ефросинья и Евфимий Суздальские и другие.

Массовый характер носила февральская кампания и в Тверском крае, где губернские власти, как и во Владимире, отличались подчеркнутой антирелигиозностью. За три недели в целях немедленного отвращения населения от Церкви и православных святынь публичному вскрытию подверглись священные останки князя Михаила Тверского и Арсения Чудотворца (город Тверь), Ефрема, Иулиании и Аркадия Новоторжских (город Торжок), Нила Столбенского (город Осташков) и Макария Калязинского (город Калязин).

Даже сегодня в нашем дехристианизированном обществе имена этих глубоко почитаемых в России святых владимирской и тверской земель говорят очень много. Они были основателями знаменитых монастырей, заложили непреходящие духовные традиции, внесли огромный вклад в формирование самосознания народа, стали духовными символами городов и местностей Русского государства.

Ведь невозможно было представить Муром без останков и гробниц святых Петра и Февронии Муромских (XIII век), имена которых прочно вошли в древнерусскую литературу. Точно так же нельзя представить историю русского монашества без Нила Столбенского и Макария Калязинского, основавших в XV и XVI веках одноименные монастыри, являвшиеся до революции крупнейшими историко-культурными центрами Европейской России.

Наступление на святые мощи было неразрывно связано с процессом закрытия и национализации православных монастырей, где они по большей части находились. Многосотлетние крепости Православия и оплоты национального самосознания были уничтожены Советской властью в первые же годы ее существования. Именно этот, начальный, ее период, когда, по утверждению некоторых исследователей, Церковь серьезным преследованиям будто бы не подвергалась, стал для русских монастырей подлинной Голгофой. В ходе этой широкомасштабной акции только с 1918-1920 годы было вскрыто более 60 мощей. (237) Так что, наверняка и гробницу Патриарха Иова не минула бы участь быть разграбленной старицкими безбожниками.

Впрочем, мы сильно забежали вперед.

Несмотря на отказ патриотического призыва старичан к Святейшему правительствующему Синоду, город Старица и Свято-Успенский монастырь особо подготовился к торжеству - 300-летию со дня блаженной кончины Всероссийского Патриарха Иова. Старицкая городская дума ассигновала деньги на ремонт часовни Патриарха Иова. Патриоты не только Старицкого уезда, но всей России, в честь этого знаменательного события делали свои посильные вклады в Старицкий Свято-Успенский монастырь. Совместно с Тверской епархией во главе с архиепископом Тверским и Кашинским Алексием была разработана специальная программа торжеств в Свято-Успенском монастыре.

Торжества начались 18 июня 1907 года, когда в Старицком Свято-Успенском монастыре собралось почти все духовенство Тверской епархии, и при многотысячном стечении народа Архиепископ Тверской и Кашинский Алексий в облачении Патриарха Иова отслужил всенощное бдение. На следующий день была отслужена заупокойная литургия и торжественная панихида на месте погребения Патриарха Иова.

После этого был совершен крестный ход из городской Вознесенской церкви, бывшего женского монастыря, где покоится прах матери Патриарха Иова схимонахини Пелагея, в Свято-Успенский монастырь. Потом в помещении обители начались «народные чтения о Патриархе Иове, с раздачею народу патриаршего жизнеописания Патриарха Иова, имеющаго быть изданным ко времени торжества Епархиальным Историко-Археологическим Комитетом». (238)

1910-й год для Старицкого Свято-Успенского монастыря стал юбилейным - 800 лет со дня основания. Среди сохранившихся древних монастырей на Тверской земле, самым старшим является Борисоглебский Новоторжский монастырь, расположенный в городе Торжке и основанный по преданию в 1038 году боярином Ефремом (конюшим князя Бориса Ростовского). За ним, вторым по рейтингу, и был Старицкий Свято-Успенский монастырь, основанный по преданию в 1110 году монахами Киево-Печерского монастыря Трифоном и Никандром в урочище «Старый Бор». Далее по возрасту идет Отрочь Успенский Пречистый монастырь, основанный в 1265 году при князе Ярославе Ярославиче и расположенный в городе Твери на левом берегу Волги, при впадении в нее Тверцы.

Юбилейное событие для Старицкого Свято-Успенского монастыря имело резонанс и за пределами Тверской губернии. В торжествах приняли участие от 50 до 70 тысяч богомольцев. Специально к этому событию вышли исторические статьи в журналах «Родина», «Тверские епархиальные ведомости», в губернских и уездных газетах.

К 800-летию памятника древнерусского зодчества в Старице Свято-Успенского монастыря местным краеведом Иваном Петровичем Крыловым были написаны две брошюры: «Исторический очерк Старицкого Успенского монастыря» и «Старицкий Успенский монастырь». В них автор описал всю 800-летнюю летописную историю Успенского монастыря. Читателю интересно было узнать о том, кто был основателем обители, когда впервые он был разрушен татаро-монгольскими отрядами, какие церковные постройки были на территории, как царь Иван Васильевич Грозный принимал римского посла Антонио Поссевино, биографии местночтимых святых, имена настоятелей... Надо признать, что за последние 90 лет истории Старицкого Свято-Успенского монастыря не написано ни одной (!) брошюры.

В публикациях последних лет все чаще стали появляться имена людей, оставивших заметный след в истории Отечества и способствовавших его процветанию, но волею событий революционных лет оказавшихся по ту сторону классовых баррикад. В течение долгих десятилетий эти имена находились под запретом, замалчивались официальной пропагандой. Среди них- и это несомненно так- знаменитый не только в Тверской губернии, айв России,

Иван Петрович Крылов. В городе и сегодня еще стоит уцелевшим здание, где когда-то помещались: метеорологическая обсерватория, типография, переплетная мастерская, книжный магазин, музей местного края и парикмахерская - у истоков всех этих дел и стоял старицкий журналист, издатель и исследователь старины, патриот, почетный гражданин города Старицы Иван Крылов.

Он не был ни героем сражений, ни мировой знаменитостью, ни даже толстосумом-жертвователем, но личность эта была по-своему незаурядная.

Годом рождения И. П. Крылова можно считать 1865, что вытекает как из справки о его смерти, где сказано, что он умер в 1918 году в возрасте 53-х лет, так и из его собственных слов в прошении Тверскому губернатору о взятии на себя редактирования газеты «Тверское Поволжье», где он, в частности, говорит: «при этом добавлю, что я русский подданный, имею 40 лет от роду, проживаю в городе Старице...» (239)

Родился Иван в крестьянской семье в Корчевском уезде, Куд-рявцевской волости, деревни Нестерово. Деревни Нестерово сегодня не существует, она затоплена Калязинским водохранилищем.

В 1886 году крестьянин Иван Крылов женится на старицкой мещанке Ольге Семеновой, и навсегда переехал в Старицу. Тихий купеческий городок еще жил спокойной жизнью, не подозревая о том, какой человек появился в нем и какую память оставит он о себе. Крылов, одним словом, становится для нашего края историческим явлением. Иван Петрович опирался только на свое нравственное влияние, безраздельно служил одному добру, ставил это добро главною целью своей жизни и широко отдавал ему и свою огромную работоспособность, и душевные силы, и материальные средства.

Очень богата биография И. П. Крылова общественной деятельностью. Сегодня сложно представить, что какое-нибудь мероприятие в дореволюционной Старице проходило без участия Крылова. Во многих делах его имя было первым. И так, перечислим некоторые из них: 1890 год основание Старицкой метеорологической обсерватории; не ошибемся, если пионером старицкой археологии назовем Ивана Петровича, произведший раскопки на старом городище еще в 1893 году; велика заслуга его ив создании краеведческого музея, и как писал он сам: «Мысль о создании своего Старицкого музея должна придти каждому человеку, мало-мальски

любящему свою родину и ее историю»; издатель первых старицких газет «Тверское Поволжье» (1906 год) и «Тверское Жало» (1907 год); издатель первого губернского историко-краеведческого журнала «Тверская Старина» (1911 год); при его активном содействии в Старице образовался в 1913 году местный «Отдел деятелей по средней и мелкой промышленности и торговле; постоянный участник Старицкого мещанского собрания; выступает с благотворительными инициативами. О некоторых других общественных делах Ивана Петровича Крылова мы расскажем ниже.

Большевистский переворот в России перечеркнул всю прошлую жизнь Ивана Петровича Крылова, все достигнутое им - не в счет. Крылов стал не нужен новой власти. Вся имевшая у него недвижимость была конфискована, в том числе и типография. 5 сентября 1918 года лидер большевиков Владимир Ульянов-Ленин благословит начало всероссийского «красного террора», а через два дня И. П. Крылова, в качестве заложника затолкали в тифозную тюремную камеру. Так почетного гражданина города Старицы «отблагодарила» новая власть за большую общественную работу. В тюремной камере его держали до тех пор, пока он не заразился и болезнь не приняла необратимый характер. И только тогда, уже обреченного, его отпустили домой, где через несколько дней, а именно 16 ноября он умер от сыпного тифа.

Прожив в нашем городе более 30 лет, Иван Петрович оставил здесь свою душу. Невидимая нить и сейчас связывает его с этим городом: КРЫЛОВ БОЛЕЕ 80 ЛЕТ ЯВЛЯЕТСЯ ЗАЛОЖНИКОМ НАШЕЙ ЭПОХИ. Где могила почетного гражданина Старицы? Где Память о нем неблагодарных потомков?

Восстановление исторической памяти сегодня в равной мере необходимо как погибшим, так и всем нам, живущим и продолжающим писать историю современной России. Ведь в политической неразберихе нынешней ситуации в России так непросто установить для себя ту единственную - ИСТИННУЮ сторону...

Огромным авторитетом среди русского народа пользовалось «Общество хоругвеносцев», которое существовало во многих православных приходах как «живая Христова рать» в защиту Царя и Родины.

19 января 1910 года Старицкий исправник В. Борисов шлет рапорт Тверскому губернатору, в котором, в частности, говорилось:

«Учредитель Старицкого Общества Хоругвеносцев Почетный Гражданин Иван Петрович Крылов 18 сего января заявил, что 23 сего января в деревянном здании Успенской церковно-приходской школы, после чтения, имеет быть собрание учредителей Старицкого Общества Хоругвеносцев, для избрания Старшины Общества, его помощника, казначея, делопроизводителя и к ним кандидатов, по окончании этого будет прием новых членов». (240)

В приложенном к рапорту Уставе Старицкого «Общества хоругвеносцев» видно, какие цели и задачи преследовала новая организация - «... а) для ношения* членами онаго хоругвей и святых икон при крестных ходах из Старицких - мужского Успенского монастыря и градского Борисоглебского собора; б) для устроения на средства общества, с надлежащего разрешения новых и исправлений пришедших в ветхость хоругвей, а также фонарей ... и вообще для поддержания благолепия в храмах города Старицы; в) для поддержания порядка при богослужении в Старицких - Успенском мужском монастыре в высокоторжественные дни, посредством особого наряда из членов Общества... г) для оказания помощи и призрения членам Общества, пришедшим почему-либо в бедственное положение, а равно их семействам; ... Общество заботиться об основании при Старицком Успенском монастыре благотворительных учреждений и школ». (241)

Члены общества носили особые белые кафтаны и утвержденный Синодом - особый нагрудный знак, на котором была изображена церковная хоругвь с восьмиконечным крестом. Хоругвеносцы были настоящими русскими патриотами, принимавшими участие во многих патриотических манифестациях, демонстрациях и, конечно, торжественных богослужениях и крестных ходах. Вот как описывает в рапорте Старицкий исправник Федоров мероприятие, проведенное «Обществом хоругвеносцев» 11 апреля 1914 года, о перенесении со станции Старица в городской Борисоглебский собор двух святых икон в дар Афона - «Скоропослушницы Божьей Матери» и «Великомученика Пантелеймона»: «... Встретив иконы и крестный ход на 7-ой версте от города, сопровождаемый массой простонаро-дия, я принял на себя наблюдение и направился вместе в город, где народная масса, вышедшая встречать, святые иконы, возрастала, достигнув приблизительно 5-6 тысяч человек не менее. Перейдя мост, святыни были встречены крестным ходом всех церквей с хором певчих и оркестром музыки 25-ого саперного батальона, игравшим «коль славен», при чем нижние чины батальона стояли по бокам шпалерами». (242)

Старостой старицкого «Общества хоругвеносцев» с самого его возрождения и до 1917 года был краевед и патриот Иван Петрович Крылов. Известно, что к концу 1914 года «Общество хоругвеносцев имело в своем распоряжении 52 форменных кафтана, из них 48 были сделаны на средства общества; две вышеназванные святые иконы и одна икона «Благоверного князя Михаила Тверского», которая 14 июля 1913 года была благословлена Архиепископом Тверским и Кашинским Антонием в Тверском Кафедральном соборе в присутствии старшины общества И. П. Крылова и 7 членов Старицкого «Общества хоругвеносцев». Кроме того, оно имело ценную, шитую шелками, хоругвь с изображением Старицких святых: на лицевой стороне святителя Германа, Архиепископа Казанского, на другой стороне - преподобного Дионисия, Архимандрита Троице-Сергиевой Лавры. К тому времени старицкое общество достигало 123 человека, из которых «8 почетных, 2 пожизненных, 84 действительных и 32 соревнователей». (243)

Поток информации, хлынувший в последние годы, заставил многое пересмотреть в наших представлениях о добре и зле. Наверное, мы не удивимся, если услышим, что среди членов «Союза русского народа» было немало искренних, благородных людей, увлеченных идеей, что их лидеры не так бездарны, жестоки, одиозны, как рисовала их большевистская печать. Вот почему сегодня важно знать всю правду о политической атмосфере не только в Тверской губернии, но и в нашем маленьком уездном городке Старице, включая экскурс в историю черносотенного движения.

С начала века возникла та путаница понятий, которая сопровождала нас все последующие годы. Возникают ругательные термины: «черносотенец», «погромщик», «националист». А ведь слово «черносотенец» раньше на Руси было почетным званием. Идеологи «черносотенства» хорошо знали действительную историю слова, ставшего их «кличкой»,- историю, прослеженную, например, в классическом курсе лекций В. О. Ключевского «Терминология русской истории», литографическое издание которого появилось еще в 1885 году. Словосочетание «черная сотня» вошло в русские летописи, начиная с XII века (!), и играло первостепенную роль вплоть до Петровской эпохи. В средневековой Руси, показывал В. О. Ключевский, «общество делилось на два разряда лиц,- это «служилые.люди» и «черные». Черные люди ... назывались еще земскими ... Это были горожане ... и сельчане - свободные крестьяне». А «черные сотни - это разряды или местные общества», образованные из «черных», «земских» людей». (244)

Итак, «черные сотни» - это объединения «земских» людей, людей земли,- в отличие от «служилых», чья жизнь была неразрывно связана с учреждением государства. И именуя свои организации «черными сотнями», идеологи XX века стремились тем самым возродить древний сугубо «демократический» порядок вещей: в тяж-ское для страны время объединения «земских людей»- «черные сотни» - призваны спасти ее главные устои.

Основоположник организационного «черносотенства» В. А. Грин-гмут в своей работе «Руководство монархиста-черносотенца» писал: «Враги самодержавия назвали «черной сотней» простой, черный русский народ, который во время вооруженного бунта 1905 года встал на защиту самодержавного Царя. Почетное ли это название, «черная сотня»? Да, очень почетное. Нижегородская черная сотня, собравшаяся вокруг Минина, спасла Москву и всю Россию от поляков и русских изменников». (245) И это тоже необходимо знать, так как вплоть до настоящего времени за именем черной сотни продолжает тянуться искусственно созданная репутация сборища этаких невежественных погромщиков с дубинками, осуждаемых не только евреями, но и широкими слоями самого русского народа.

Все основные правые политические организации были организованы в промежуток с осени 1905 года по лето 1906 года. Они создавались стихийно, как протест против бесчинства «красно-флажников», бандитских налетов на православные церкви и крестные ходы, против кощунственного глумления боевиков над святынями русского народа.

Подлинной массовой организацией, сплотившей и поглотившей многие другие провинциальные правые движения, стал «Союз русского народа». Создание этой партии связано с именем А. И. Дубровина. По профессии врач, он до 1906 года ничем не проявлял своей политической активности. Но постепенно он знакомится со многими правыми деятелями из Русского Собрания и «союза Русских людей», сам бывает на различных собраниях и митингах. Со временем вокруг него образуется кружок единомышленников. Это художник А. А. Майков (сын поэта), профессор римского права Б. Никольский, член Русского Собрания, специалист по иудаизму и масонству Бутми и другие. В конце октября 1905 года эта группа оформляется в «Союз русского народа». В течение 1906-1907 годов в различных городах страны были открыто более 3000 отделов. Союз объединил титулованную знать, дворян, церковнослужителей, служащих, рабочих и крестьян. В организацию входили многие видные тогдашние деятели культуры. Вот хотя бы несколько из этих имен: один из авторитетнейших филологов академик К. Я. Грот, выдающийся историк академик Н. П. Лихачев, замечательный музыкант, создатель первого в России оркестра народных инструментов В. В. Андреев, один из крупнейших медиков профессор С. С. Боткин, великая актриса М. Г. Савина, превосходные живописцы Константин Маковский и Николай Рерих, выдающийся книгоиздатель книгоиздатель И. Д. Сытин, будущий Патриарх архиепископ Ярославский и Ростовский Тихон и т. д. и т. п.

На протяжении 1906 года в Тверской губернии налаживаются контакты между местными праворадикалами, что в значительной степени бьшо облегчено совместной работой некоторых из них в Тверской ученой архивной комиссии.

Важную роль в формировании местных организаций «Союза русского народа» сыграла старицкая газета «Тверское Поволжье» и ее редактор-издатель, активный монархист Иван Петрович Крылов.

27 января 1907 года в Старице был открыт отдел «союза русского народа». Отдел был открыт трудами и усилиями Ивана Петровича Крылова. Еще в первой половине лета 1906 года в его квартире собрался «Организационный Комитет Союза». (246)

30 декабря 1909 года в Старице состоялся объединительный Совет, в результате которого был образован координирующий орган всех отделов «Союза русского народа» Старицкого уезда. Совет стал называться - «Административный Состав Старицкого Отдела Союза Русского Народа».                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                      . t

В него вошли:

Бухмейер Александ Федорович - председатель.

Почетные члены:

2. Высокопреосвященный Алексий. 

3. Архиепископ Тверской и Кашинский Алипий, Епископ Старицкий.

Состав Совета:

4. Председатель Старицкого отдела «Союза русского народа», Архимандрит Старицкого Успенского монастыря Павел.

5. Товарищ Председателя, Старицкий Смотритель духовного училища, священник Александр Соколов.

Члены Совета:

6. Преподаватель духовного училища Алексей Раевский.     :

7. Преподаватель духовного училища Платон Береснев.  8.                                        Почетный гражданин города Иван Крылов.

9. Старицкий мещанин Иван Крашенинников.

10. Старицкий мещанин Петр Жуков.                                                 < Состав Ревизионной комиссии:

11. Старицкий мещанин Михаил Фивейский. 

12. Старицкий мещанин Иван Гашунин.

13. Старицкий мещанин Михаил Жуков». (247)

К сожалению, почти не сохранились протоколы общих собраний членов Старицкого отдела «Союза русского народа». Но даже те, что есть, все же позволяют дать хоть и неполную оценку их деятельности. Так, в Тверском Государственном архиве в фонде 1166 имеется только одно дело - «Протоколы Общего собрания членов Старицкого Отдела «Союза Русского Народа» за 1909-1910 годы.

Политическая программа данной монархической партии известна - объединение русских граждан с целью незыблемого сохранения «православия, русского неограниченного самодержавия и народности...» Выполнять задачу воспитания патриотических и верноподданических чувств партия пыталась путем просветительской, религиозной и благотворительной деятельности. Так, в протоколе общего собрания отдела «Союза русского народа» от 30 декабря 1909 года отражено обсуждение вопросов о восстановлении архи-мандрии в Старицком Свято-Успенском монастыре, об определении времени и порядка празднования 800-летия обители, об учреждении при отделе: ссудно-сберегательного товарищества, столовой-чайной, библиотеки-читальни и воскресной школы. (248)

Старицкий отдел «Союза русского народа» под председательством архимандрита Свято-Успенского монастыря Павлом написал «доклад о восстановлении архимандрии в Старицкой обители»

Высокопреосвященнейшему Антонию, Архиепископу Тверскому и Кашинскому в котором, в частности, говорилось: «В последнее время благочестивые жители города Старицы двукратно в 1899 и 1907 годах обращались надлежащим порядком с ходатайством о восстановлении архимандрии в Старицком Успенском монастыре; ... Если обратиться к истории Старицкого Успенского монастыря, -этого древнейшего памятника благочестия жителей города Старицы, с самого начала его основания, то нельзя не усмотреть того, что больше исторических данных имеет монастырь за свое право иметь настоятелями архимандритов, нежели игуменов. Уже достаточно вспомнить только Грамоту Патриарха Адриана от 19 Января 1691 года и Указ Святейшего Синода от 29 Августа 1798 года, чтобы утвердить справедливость высказанного положения; но и помимо этих исторических документов факты ... имеют две эпохи: первая начинается от времени основания обители в конце XII века и продолжалась до XIV века, - времени междоусобной войны Тверских князей с Московскими, когда город Старица был разорен, а вместе с ним и монастырь, и вторая - с первой половины XVI столетия, времени восстановления Успенского монастыря Старицким князем Андреем Ивановичем, и до настоящего времени ... встречаются имена архимандритов...» (249) Но ходатайство председателя Старицкого отдела «Союза русского народа» архимандрита обители Павла было отклонено, так как «при означенном монастыре в настоящее время настоятелем сего монастыря состоит лицо в сане Архимандрита». (250) Кстати, в конце ходатайства была приложен список не только наличного состава братии, но и справка похозяй-ственной деятельности обители. Старицкий Свято-Успенский монастырь в 1909 году имел «2 десятины 1047 сажени под монастырскими зданиями, еще земельные участки в Старицком и Ржевском уездах, в общей сложности 204 десятины; означенные угодья отдаются в аренду разными лицами за сумму 350 рублей. Затем монастырь имеет два дома в Старице; из казны ежегодно отпускается 711 рублей 55 копеек. Монастырский капитал в Государственных бумагах составляет 31087 рублей. Доход церковных в 1908 году поступило 1600 рублей и в разделе братии 2310 рублей». (251)

Продолжая разговор о восстановлении архимандрии в Старицком Успенском монастыре, надо признать, что еще в 1899 году Священный Синод на своем заседании утвердил просьбы архиепископа Тверского и Кашинского Димитрия, братии Успенской обители и жителей города Старицы о статусе Старицкого монастыря. Но, как писал журнал «Тверские Епархиальные Ведомости» за 1899 год: «Хотя возбуждаемый вопрос и пришел ныне к благополучному разрешению, тем не менее судьбы Старицкой архимандрии очень любопытны и поучительны в том отношении, что наглядно показывают, насколько ограничены пределы человеческой памяти, и какую насущую потребность оставляет печатание исторических документов». (252)

Оказывается, что еще в бытность Патриарха Иова, им была написана грамота «на право настоятелей Старицкого монастыря на архимандрию». (253) В 1608 году город Старица и Свято-Успенский монастырь пережили страшное бедствие - опустошительный набег поляков. Из грамоты царя Михаила Федоровича от 1617 года явствует лишь, что казна монастыря, царские грамоты и другие крепостные акты были отобраны поляками. По всей видимости, тогда и исчезла грамота Патриарха Иова.

В конце XVII века Патриарх Адриан, побуждаемый глубоким благоговением к памяти святителя Иова, на которого он, по мнению некоторых исследователей истории Русской Церкви, «походил и по своему кроткому характеру и по образу мыслей», не только восстанавливает это право, но и утверждает архимандрию за монастырем «на вечные времена», «ради благословения первопрестольника свя-тейшаго Иова, патриарха Московскаго и всея России». (254)

Эта грамота Патриарха Адриана была найдена в монастырском архиве председателем Тверской ученой архивной комиссии Иваном Александровичем Ивановым в 1899 году, к ней была приложена «сургучная печать красная (которая была обломана), на шнурке, приклепленная к парче». Найденная грамота тут же была полностью опубликована в журнале «Тверские Епархиальные Ведомости» в первом номере за этот же год, которую мы также публикуем полностью в разделе «Приложение». (255).

Правом иметь своим настоятелем архимандрита Старицкий Свято-Успенский монастырь пользовался вплоть до введения «Высочайше утверждения 26 февраля 1763 года «Штатов о содержании мужских монастырей». По приложенному к штатам расписанию, «тем 100 мужским монастырям, которые положены в третьяго класса штат и в которых имеют быть игумены». В этот третий класс и были зачислены Старицкий Свято-Успенский монастырь, вместе с другими Тверскими монастырями - «Ржева-Володимирова Селижаровым и Желтиковым». (256) Очевидно, составлением штатов, данных монастырям взамен отобранных у них земель и крестьян, руководствовались не историческими заслугами древних православных обителей и их документами, «а единственно лишь выгодами казны, - экономией. (257)

Через сто с небольшим лет грамота Патриарха Адриана совершенно забывается как в самой старинной обители, например, в «Историческом описании Старицкого Успенского монастыря», составленной игуменом Арсением, о грамоте Патриарха не упоминается, так и в местном епархиальном управлении. Следующий столетний период повторяет полностью забвение указ Священного правительственного Синода о восстановлении в 1798 году архимандрии в Ста-рицком Свято-Успенском монастыре уже по другим основаниям.

В 1899 году, в который раз (!), игумен Николай был возведен в сан архимандрита. Посвящение его совершилось в старицкой обители 19 июня, в день последовавшей здесь в 1607 году блаженной кончины святейшего Иова, Патриарха Московского и всея Руси.

Вот почему, ходатайство председателя Старицкого отдела «Союза русского народа» архимандрита обители Павла было отклонено в 1907 году, так как «при означенном монастыре в настоящее время настоятелем сего монастыря состоит лицо в сане Архимандрита». (258)

На следующих заседаниях члены совета Старицкого отдела «Союза русского народа» обсуждали проблемы народного образования в Старице и уезде, о чем свидетельствуют ходатайства отдела министру народного просвещения, в частности об открытии в Старице реального училища и женской гимназии. «Еще 16 ноября 1908 года Совет обсудил всесторонне вопрос о соответствии находящихся в городе Старице и его уездах учебных заведений нуждам населения, - было зафиксировано в протоколе заседания Старицкого отдела «Союза русского народа», - Если есть на Матушке Руси много несчастных городов, в смысле отсутствия в них потребного количества школ, то к таковым можно вполне отнести город Старицу, с его уездом...» (259)

Немногочисленные архивные документы, конечно, не могут показать всю сферу деятельности Старицкого отдела «Союза русского народа» под председательством архимандрита Свято-Успенского монастыря Павлом, поэтому любой найденный архивный документ представляет для нас огромную ценность. Так, в фонде Канцелярии Тверского губернатора обнаружен уникальный документ, рассказывающий о том, что в 1911-1912 годах Старицкий отдел «Союза русского народа» проводил при Свято-Успенской обители народные чтения религиозно-нравственного и патриотического содержания. В документе-отчете говорится: « С 18 сентября 1911 года по 11 марта 1912 года (включительно), в городе Старице Тверской губернии с благословения Его Высокопреосвященства и с разрешения господина'начальника губернии в Старицком успенском монастыре, по воскресным дням, с 5 часов вечера, велись народные чтения религиозно-нравственного и патриотического содержания. Ввиду усилившегося интереса к чтениям со стороны посетителей оных и недостаточности помещения монастырской Успенской церковно-приходской школы, где были введены народные чтения в 1910-1911 году, отцом настоятелем Старицкого Успенского монастыря архимандритом Павлом, еще летом 1911 года было приспособлено для означенной цели обширное помещение под Введенской церковью в стенах самого монастыря. Здесь же в этом помещении, могущем вместить в себя более 1000 человек слушателей, устроены были особые места для сидения на скамьях во время чтений... Если же к этому прибавить довольно разнообразный выбор высылавшихся для чтения брошюр с туманными картинками, а также и то, что в чтениях, как обычно рядовых, так и Палистинских, приняли участие лучшие силы старицкого духовенства и других светских лиц, то неудивительно покажется присутствие на чтениях слишком большого количества слушателей, каковое иногда едва лишь могло вместить в себя приспособленное для означенной цели помещение...

Ко времени приезда в город Старицу Его Высокопреосвященства, отцом председателем отдела архимандритом Павлом, сделано было распоряжение по председательствуемому им отделу о прибытии в его покои депутации от Старицкого отдела «Союза русского народа» для приветствия Владыки и преподнесения Его Высокопреосвященству хлеба-соли на блюде из красного дерева, специально для этого случая изготовленном...» (260)

В МАССОВОМ БЕЗБОЖИИ КОРЕНЬ НАШИХ БЕД

История, к сожалению, движется не только благими порывами, и как ни призывали патриоты России русский народ к прозрению, революция все-таки разразилась. Размеренная жизнь города Старицы и Свято-Успенского монастыря была нарушена. Постепенно были закрыты и монастырь, и почти все городские храмы. Сегодня, осмысляя историю, мы понимаем: трагедия России кроется прежде всего в разрушении нравственных начал общественной жизни. Пример Старицы наглядно показывает, как город, из которого вынули духовный стержень (мы уже говорили, что центром всей жизни в Старице был монастырь), неотвратимо становится на путь духовного вымирания. Там, где пустеют храмы, пустеют и души. Не хоругви «Союза русского народа» опустошат русскую землю, не члены союза «Архангела Михаила» создадут систему массовых концлагерей и превратят всю великую страну в большой концентрационный лагерь. Это сделают другие люди, которые будут пугать всякими идеологическими страхолюдинами великовозрастных детей, чтобы те забыли, кто обрек на вымирание великий талантливый народ. Они призывали ... они призывали, чтобы не уничтожали русский народ, а его уничтожали.

Зарево, загоревшееся едва ли не с первых шагов юного Петра, разгоралось все ярче и ярче, пока не привело к гибели миллионов людей только за свою принадлежность к церкви и русскому народу. Пред тем были бомбы, подложенные под чудотворные иконы, но глумление над крестными ходами, попрание креста и икон в 1904-1905 годах, когда попытки защитить религию от поругания стали называться черносотенством и шовинизмом. Зарево неверия и зловерия в царство Князя Мира сего особенно ярко разгорелось после 1917 года. В качестве примера: 5 сентября 1918 года, лидер большевиков Владимир Ульянов-Ленин благословит начало всероссийского «красного террора», и в числе первых этот удар обрушится на представителей именно черной сотни, которых начнут расстреливать по всей стране-без всякого суда и следствия. Да собственно, это начнут делать еще раньше, не дожидаясь ленинского сигнала. В самом начале 18-го года епископ Дионисий (Соснов-ский) Измаильский был изрублен шашками на станции Вятка. Зимой 1918 года убит на мельнице протоиерей отец отец Павел (город Елабуга), а до этого были расстреляны трое его сыновей. 23 августа 1918 года, в Москве, на Ходынке, был расстрелян видный член крупнейшей в России черносотенной организации * «Союза русского народа»- протоиерей Иоанн Восторгов. Позже в числе заложников (а практика заложничества, похоже, стала к тому времени нормой жизни) был казнен известный литературовед-пушкинист Б. Никольский, глава этого «Союза» доктор А. И. Дубровин. Епископа Гермогена красноармейцы после долгих пыток утопили в речке Туре. 9 января 1919 года Архиепископ Тихон (Ни-каноров) Воронежский повешен на царских вратах в церкви монастыря святого Митрофана; вместе с ним было замучено еще 160 иереев. 19 января 1919 года были замучены пресвитер Андрей Зимин, его мать Доминика, жена Лидия, дочери Мария и еще две -13 и 17 лет, села Чернигова Никольско -Уссурийского края, при этом матушку и детей истязали и затем пристрелили, а самого батюшку раздавили, положив дверь на грудь и живот ... Архиепископ Петр (Зверев) Воронежский заморожен и скончался, таким образом приняв мученический венец, на Соловках 15 января 1928 года. В начале 1920 года протоиерей Владимир Цидринский, благочинный города Липсинска Семиреченской области был привязан к хвосту необъезженной лошади и пущен в поле. От него остались одни кости. Митрополит Одесский и Херсонский Анатолий (Грисюк) подвергся длительному издевательству в заключении, где и погиб. Погибли многие и многие тысячи. Называют цифру- 320 тысяч замученных, проколотых штыками, замороженных, раздавленных, расстрелянных, изрубленных шашками уже к 1919 году. Это еще до Соловков...

Первая революционная волна, докатившаяся до Старицы, казалось, ничего особенного сначала собой не произвела и не нарушила. В это время новая власть вроде бы показывает свою лояльность к православному народу. Так, в местной газете «Вестнике Исполнительного Комитета Старицкого Совета Солдатских, Рабочих и Крестьянских Депутатов» было напечатано, что «ввиду совпадения в 1918 году пролетарского праздника 1 Мая с Православной Пасхой, разного рода увеселения: спектакли и кинематографы по случаю страстной недели в этот день отменяются и переносятся на третий день Пасхи». (261) Однако период такого мирного сосуществования духовной и светской, а точнее - советской, властей продлился недолго.

25 августа 1918 года арестован и посажен в тюрьму архимандрит Старицкого Свято-Успенского монастыря Павел. Вот как об этом в рапорте Архиепископу Тверскому и Кашинскому Серафиму докладывала братия обители: «... в 6 часов вечера, по распоряжению Совета властей города Старицы, арестован и препровожден в тюрьму, наш настоятель Архимандрит Павел. Предполагаемая причина ареста- связь с Союзом русского народа, так как, при предшествующем аресту обыске, произведенном в настоятельских покоях, было потребовано знамя союза. - Более нам ничего не известно. Лично в тюрьму к нему никого не допускают, а также не сообщают и о времени его освобождения». (262)

Через три недели братия Старицкого монастыря вновь пишет рапорт Архиепископу Серафиму, в котором сообщалось, что «с 14 на 15 Сентября совершена кража из настоятельских покоев чрез разбитое ворами стекло с балкона помещения. Похищено много настоятельских вещей как одежды, белья и обуви, в том числе два серебряных креста с украшением и серебряными цепочками...» (263)

В свою очередь Тверской епархиальный совет пишет «протест» Тверскому губернскому трибуналу на незаконные действия по отношению к настоятелю Старицкой обители. Ответ не заставил себя долго ждать: «О причине ареста архимандрита Павла сведений не имеется, а посему и распоряжений об освобождении его из-под стражи Трибунал предпринимать не будет». (264)

Окончательный итог по делу архимандрита Павла мы узнаем из протокола заседания Старицкого уездного исполнительного комитета от 5 декабря 1918 года: «Старицкий Успенский монастырь, в котором было обнаружено Чрезвычайной Комиссией у Архимандрита знамя Союза Русского Народа и, что таковое служило гнездом контрреволюции - распустить. Архимандрита выселить из пределов Старицкого уезда». (265)

Здесь уместно напомнить о том, что еще 30 ноября 1917 года, по предложению А. М. Коллонтай Совнарком под председательством В. И. Ленина рассмотрел вопрос об изъятии у Православной Церкви монастырей и передачи их в ведение Наркомата призрения. (266) С этого времени закрытие монастырей, занятие их помещений государственными и коммунальными учреждениями стало приобретать системный характер.

Через некоторое время президиум Старицкого уездного исполнительного комитета заслушал Словоходова. «Пламенный революционер» предлагал ликвидировать Старицкий монастырь и устроить в нем гостиницу,столовую и постоялый двор. (267) Но, видчмо, тогда не пришло время воинствующего безбожия: старицкие большевики принимают постановление, по которому, все церкви монастыря остаются в пользовании религиозному обществу, а все жилищные постройки передаются в распоряжение жилищной комиссии для «представления таковых Отделу Социального Обеспечения под богодельню». (268)

На страницах местной газеты постепенно разварачивается истерия против Православной Церкви, в которой советская власть видела основного идеологического противника. Начались гонения на священнослужителей. Кто-то не выдерживал, и вступал ... в партию большевиков (!), мотивируя свой поступок «изменившейся идеологией нового общества». Так, в статье «Священник-Коммунист» из них писал: «... Партия коммунистов вернет учение Христа ... Я уверен, что коммунисты на фундаменте Иисуса, развалив современную церковь, построят крепкое, светлое, чистое здание, где будут чистые люди, где не будет слез, ибо не будет обиды, где не будет бедных, ибо не будет богатых, где раздастся могучая песнь свободного братского народа». (269)

30 августа 1918 года была обнародована инструкция Наркомюс-та по проведению в жизнь декрета СНК об отделении церкви от государства. Этот документ вызвал большую волну недовольства у духовенства.

Что же представляла собой эта инструкция и почему она не устраивала духовенство? Надо признать, что инструкция сильно ограничивала жизнедеятельность религиозных организаций. Инструкция, по сути (хотя она и не имела силы закона), закрепила положение о лишении религиозных организаций прав юридического лица. Теперь же все религиозные организации обязаны (!) были заключать договора с новой властью «о бессрочном бесплатном пользовании богослужебного здания» (!). В противном случае, если духовенство сопротивлялось, привлекалось к судебной ответственности, а это - по закону военного времени - к расстрелу.

Такой договор и был подписан между новой старицкой властью и Свято-Успенским монастырем в 1919 году. В нем говорилось: «Мы, нижеподписавшиеся, граждане города Старицы Тверской губернии, имеющие в нем свое местожительство, заключили настоящий договор с Старицким Уездным Советом Рабочих и Крестьянских Депутатов, в лице его полномочного представителя Инструктора Петра Антоновича Будаева, в том,' что сего 6 мая 1919 года, приняли от Старицкого Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов в бессрочное бесплатное пользование находящееся в городе Старице богослужебное здание Успенского монастыря с богослужебными предметами по особой, нами заверенной своими подписями, описи, на нижеследующих условиях...» (270) И далее шло 13 пунктов, по которым они не имели право владеть движимым и недвижимым имуществом.

В Государственном архиве Тверской области в фонде 1829 хранится папка «С материалами по проведению в жизнь декрета об отделении церкви от государства за 1919 год», в которой имеются описи всех старицких городских церквей, в том числе и Успенского монастыря. Ценность этих описей состоит в том, что вплоть до последних дней идет спекуляция о «фантастических сокровищах», якобы хранившихся в церквях и особенно в старицкой обители. Например, в районной газете за 1985 год в статье «Свидетельствуют памятники» мы прочитаем: «Перед революцией в русско-азиатском банке в Ташкенте Старицкий монастырь хранил 400 тысяч рублей своих средств... Успенский монастырь обогащался за счет невежества верующих... В целях наживы духовенство не брезговало и продажей мест для захоронения умерших на территории обители, в ограде монастырских соборов и церквей. Торговля могилами процветала вплоть до Октябрьской революции и оставила в память о себе много богатых надгробий купцов, помещиков, других состоятельных людей, тех, кто мог внести щедрый вклад в казну монастыря... В Старице соборы и церкви, в основном, построены из белого старицкого камня, который добывался в окрестностях города по берегам Волги. Труд каменотесов был нелегким. Промысел велся примитивным способом, ломом и киркой. И каждый камень церковных и монастырских построек служит убедительным подтверждением этой исторической истины, является обличительным «документом», так как каждое строение можно оценить, а за суммой средств, затраченных на возведение церкви, нетрудно увидеть и пути их приобретения: пот и кровь трудовых людей и преступления власть имущих, благодаря которым эти суммы накапливались». (271) Вот почему, мы приводим опись Старицкого Свято-Успенского монастыря за 1919 год при заключении «договора» со Старицким УКом, «о бессрочном бесплатном пользовании богослужебных зданий».

«Опись капиталов Старицкого Успенского монастыря за 1917 и 1918 гг. и по март месяц 1919 г., в заключающихся процентах бумагах, принадлежащих половине церкви и половине братии (притчу проценты).

A.  Непрерывно доходные 4 процента билеты: 

Итого 23 807руб в 38 билетах.

B. Государственной Комиссии погашения Долгов 4 процента билеты: Всего 22 билета на сумму 5 130 руб.

Г. Облигация Московского Кредитного Общества в 500 руб.

Д. Петроградского городского Кредитного Общества в 100 руб.

Ж. Два выигрышных 5 процентных билета второго внутреннего займа .... 200 руб.

3. Государственный 4 процентный ренты 4 листа на 400 руб.

Всего на сумму 13 600 руб.

И. Два листа 5 1/2 процента военного займа.  

Всего на сумму 350 руб.

8. По книжкам сберегательных касс: 

а). Старицкого уездного Казначейства на 1 341 руб 72 коп.

б). Старицкой почтово-телеграфной Конторы на 952 руб 73 коп.

Означенные капиталлы хранятся в Старицком уездном Казначействе всего на сумму 46 081 руб 45 коп.

На лицо: 3 594 руб 38 коп., из коих братских процентов притчи-вых 560 руб., находятся в монастырском казнохранилище.

Всего в процентах бумагах и наличными 49 675 руб 73 коп. (Сорок девять тысяч шестисот семьдесят пять рублей семьдесят три копейки)».

Полностью состояние Старицкого Свято-Успенского монастыря лучше всего понять из этой же описи за 1919 год, составленной местными большевиками, где очень подробно дается описание не только всех церквей, находящихся на территории обители, но и церковного имущества и утвари.

Полностью «Опись Старицкого Успенского монастыря: церквей, утвари и церковного имущества за 1919 год» мы публикуем в разделе «Приложение», так как именно по ней можно воссоздать подробную картину состояния старицкой древней обители в первые годы советской власти, когда решался вопрос р закрытии монастыря. (272)

Как мы уже говорили, новая инструкция Наркомюста сильно ограничивала жизнедеятельность Старицкого Свято-Успенского монастыря. Теперь же запрещалась всякая благотворительная, просветительская и педагогическая деятельность. Все имущество, включая храмы, передавалось на баланс местного Совета, которое принималось по описи, то есть все церковное имущество признавалось государственной собственностью. В то же время ремонт культовых зданий, согласно инструкции, верующие обязаны были осуществлять за свой счет. Все религиозные шествия, молебны на открытом воздухе без разрешения местных властей не допускались. У Свято-Успенского монастыря отбирались «не нужные ему» для богослужений: подворья, угодья, общежитие, дома в городе Старице, пасека. Все помещение духовной школы передавалось в ведение Старицкому отделу социального обеспечения. (273) Практически Старицкий Свято-Успенский монастырь теперь оставался без учебного заведения, то есть лишался возможности подготовки новых кадров духовенства.

Послужной список Старицкой обители к этому времени состоял:

«1. Казначей иеромонах Алексей (Гроздов) 47 лет. Обучался в Старицком духовном училище. Из духовного звания; в мире именовался Александр. Пострижен в монахи 17 марта 1902 года в Старицком Успенском монастыре. Определен послушником Старицкого Успенского монастыря 31 января 1888 года.

2. Ризничий и благочинный иеромонах Григорий 44 лет. Обучался в городском училище. Из мещан, в мире именовался Иван Трофимов. Пострижен в монашество 8 августа 1904 года в Старицком Успенском монастыре. Послушник с 1893 года.

3. Духовник иеромонах Нил 70 лет. Обучался в сельской школе. Из мещан, в мире именовался Николай. В монашество пострижен 3 апреля 1901 года в Тверском Отрочь монастыре. Послушник с 4 марта 1901 года.

4. Игумен Тихон 57 лет. Окончил курс в Земском училище. Из крестьян, в мире именовался Михаил Кудрявцев. Пострижен в монашество 12 августа 1892 года в Тверском Отрочь монастыре. Послушник с 1892 года 12 июля. Настоятель Старицкого Успенского монастыря с 23 декабря 1905 года. Настоятель Николо-Малицкого монастыря с 29 марта 1908 года. Награжден набедренником 4 января 1901 года. Награжден наперсным крестом в 1908 году. Определен в число братии Старицкого Успенского монастыря 16 января 1914 года. Награжден орденом Св. Анны III степени 10 марта 1917 года.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             ¦>

5. Иеромонах Геннадий 63 года. Домашнее образование. Из крестьян. В мире Григорий Конышов, в монашестве с 30 марта 1908 года в Николо-Столбенской пустыни. Послушник Николо-Столбенской пустыни с 17 февраля 1908 года. Перемещен в Старицкий Успенский монастырь 11 марта 1914 года.

6. Иеродьякон Тихон (Солтан) 39 лет. Окончил Вологодскую классическую гимназию. Из гражданских города Ярославля. В мире Павел Солтан. Пострижен в монашество 20 декабря 1914 года в Ниловой пустыни. Послушник с 14 января 1912 года. Уволен в Тегеран в Персии при настоятели Миссийской церкви. Исполнял обязанности дьякона Миссийской церкви с 15 октября 1916 по 25 марта 1917 годы. Возвратился в Россию в Нилову пустынь 25 мая 1917 года. В Старицком Успенском монастыре с 14 июля 1917 года.

7. Иеродьякон Аркадий 39 лет. Окончил Суворовское военное училище в городе Варшаве. Из крестьян Новгородской губернии. В мире Николай Бибиксаров. В монашестве в Ниловой пустыни с 14 августа 1912 года. Послушник в Ниловой пустыни с 1890 года. В Старицком Успенском монастыре с 6 января 1918 года.

8. Монах Кирилл 41 год. Домашнее образование. Из крестьян. В мире Палладий Кардоненко. В монашестве с 18 марта 1918 года в Старицком Успенском монастыре. Исполняет клироснопослушание.

9. Указный послушник Арефа Яковлев Толкунов 66 лет. Не грамотный. Из крестьян. Послушник с 1904 года в Старицком Успенском монастыре.

10. Гавриил Соловьев 35 лет. Домашнее образование. Из крестьян. Послушник в Старицком Успенском монастыре с 1918 года». (274)

Таким образом, выполнение новой инструкции Наркомюста позволяла большевикам постепенно, под различными предлогами вытеснять монахов из древней обители. В начале 1919 года президиум Старицкого уездного исполнительного комитета просит у жилищной комиссии при отделе городского самоуправления «мебель (шкафы, столы и стулья), находящуюся в бывших покоях архимандрита и братии Старицкого Успенского монастыря». (275) Через полгода заведующий подотделом по делам музеев, охране памятников старины и искусств Панов в своем докладе на коллегии уездного отдела народного образования не просит, а настоятельно требует отдать все церкви обители под музей: «В виду незаметного со стороны Социального Обеспечения поползновения к принятию мер к освобождению Монастырского здания от богадельни и предоставления онаго для музея... Монастырское здание нам необходимо сейчас же, необходимо сию минуту и никаких отлагательств быть не может... Я, как принял временное заведывание подотдела не могу ни одной минуты быть покойным... Прошу принять самые энергичные и решительные меры для выселения богадельни из здания монастыря и предоставления всех помещений для нужд музея. Для музея нужны как дом, так и все служебные постройки. Из здания монастыря уступлено может быть незначительная часть для обслуживания религиозных нужд группы верующих, с выселением которой не вызывать бы большой неприятности, а потому я прошу помещение, занимаемое братией, не касаться, а предоставить в распоряжение группы верующих... На мой взгляд для богадельни очень подходящим одно из зданий, находящееся недалеко от города в имении Зелино, удобств же для старичков будет много: и свежего воздуха много, и погулять есть где...» (276)

Открытый в 1919 году музей в городе Старице, расположился во «вполне удобном помещении» - в теплой каменной церкви во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, построенной царем Иваном Васильевичем Грозным в 1570 году. Три других монастырских храма- соборный во имя Успения Пресвятой Богородицы, церковь во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова и Троицкий собор - были холодными, без печей, и вряд ли Старицкий уездный исполнительный комитет был в состоянии, без больших затрат, приспособить их для каких-либо ведомственных нужд. Вот почему, закрытые церкви отдавали под склады, мастерские, что задевало, оскорбляло чувства верующих.

Не менее драматично складывались Отношения Церкви с большевиками в связи с реквизицией имущества. Сразу после окончания гражданской войны Россию ждало еще одно тяжелое испытание: ко второй половине 1921 года в обширных районах страны разразился страшный голод - бедствовало до двух с лишним десятков миллионов человек. Газеты сообщали, как в Поволжье, например, вымирали целые деревни. Религиозные организации не остались равнодушными к подобным событиям.

22 августа 1921 года Патриарх Тихон выпустил Возвание к верующим, в котором призывал помочь голодающим: «... к тебе, православная Русь, первое слово мое! Во имя и ради Христа зовет тебя устами моими святая Церковь на подвиг братский, самоотверженной любви. Спеши на помощь бедствующим с руками, исполненными даром милосердия, с сердцем, полным любви и желания спаси голодающего 6pata...» (277)

На этот призыв Патриарха Тихона откликнулось и духовенство Старицкого уезда. На территории Свято-Успенского монастыря состоялось «благочинническое» собрание, где присутствовало 5 протоиереев, 3 священника, 1 псаломщик и 8 представителей от мирян. На собрании стоял только один вопрос - оказание помощи голодающим Поволжья. Решение было принято единогласно: «Произвести тарелочный сбор в церквях в пользу голодающих Поволжья 6 раз». (278)

Однако большевики стали резко возражать против участия Русской Православной Церкви в оказании помощи голодающим, ссылаясь на инструкцию Наркомюста от 30 августа 1918 года, согласно которой религиозным организациям запрещалось заниматься благотворительной деятельностью. Вместе с тем к концу осени 1921 года в стране складывалось катастрофическое положение. Голод уносил все новые тысячи человеческих жизней. И вот тут-то и стали все настойчивее раздаваться призывы наиболее нетерпеливых и «решительных борцов с религией» отобрать все церковные ценности для обмена их на хлеб за границей. Например, на страницах старицкой уездной газеты «Плуг и молот» все чаще и чаще стали появляться статьи, направленные против Православной Церкви. Вот только две небольшие выдержки из газетных статей тех лет: «Не пора ли взяться за разум и вспомнить как те, на которых мы боимся указать пальцем, не так давно драли с нас шкуры... Проснись, Товарищ! Откройте глаза и вы увидите, что это вовсе не затруднение, а простая, законная, справедливая расплата», (279) или «У голодного много рождается мыслей в голове, но все преступного характера...» (280) Так, постепенно, разварачивается истерия против Русской Православной Церкви. В каждом номере-негативные статьи о Православной Церкви- социальный заказ власти. Очевидна и цель заказчика: настроить общественное мнение против Церкви, представив ее чуть ли не единственной ответчицей за страдания миллионов людей.

И в конце концов 2 января 1922 года Президиум ВЦИК принимает постановление «О ликвидации церковного имущества», при обсуждении которого уже делались первые наметки плана продажи церковных ценностей за границу. По подсчетам большевиков, в результате кампании по изъятию церковных ценностей можно «взять в свои руки фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть, и в несколько миллиардов)...» И одного этого, по их мнению, вполне достаточно, чтобы спасти миллионы человек от голодной смерти. Однако до конца февраля никаких крупных мер по изъятию церковного имущества по разным причинам не предпринималось.

26 февраля в «Известиях» появилось новое постановление ВЦИК, в котором сообщалось: «Ввиду неотложной необходимости спешно мобилизовать все ресурсы страны, могущие служить средством борьбы с голодом в Поволжье и для обсеменения его полей, Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, в дополнение к декрету об изъятии музейного имущества, постановил:

1. Предложить местным Советам в месячный срок со дня опубликования сего постановления изъять из церковных имуществ, переданных в пользование групп верующих всех религий по описям и договорам, все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие которых не может существенно затронуть интересы самого культа, и передать в органы Наркомфина, со специальным назначением в фонд Центральной комиссии помощи голодающим.

2. В целях планомерного проведения этого мероприятия, организации точного учета и передачи органам Наркомфина по особому счету для Центральной комиссии помощи голодающим вышеуказанных ценностей образовать в каждой губернии комиссию в составе ответственных представителей губисполкома, губкомотде-ла и губфинотдела, под председательством одного из членов ВЦИКа...»(281)

Это сообщение вызвало не только замешательство, но и острое недовольство в религиозных кругах. Особо неодобрительной была реакция духовенства на изъятие драгоценных предметов церковного назначения. На оговорку в постановлении ВЦИК о том, что не будут изъяты те предметы, которые могут «существенно затронуть интересы самого культа», мало кто надеялся. Слишком свежи были в памяти массовые реквизиции монастырского и церковного имущества, осуществленные в 1918-1920 годы, хотя и тогда было достаточно заявлений, что изымаются лишь предметы «монашеской роскоши», а все нужное верующим остается в неприкосновенности. Увы, множество богослужебных предметов бесследно исчезло.

Уже ДО марта 1922 года Президиум Старицкого уездного исполнительного комитета на своем неоче^едном заседании заслушал вопрос «О изъятии церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих для сдачи таковых в фонд ПОМГОЛА». Президиум постановил: «Создать Комиссию в составе: от УИКа тов. Друганов, У финотдел а тов. Зубарев, Укампомполгола тов. Красильников, которым немедленно приступить к работам». (282) Началась активная подготовка к изъятию церковных ценностей на местах. Для этого составляются списки церквей по уездам. Так, Тверской отдел управления делает запрос отделу Юстиции, чтобы те предоставили в кратчайшие сроки «количество церквей всех исповеданий», через неделю

Бежвцком уезде - 115 православных церквей и 1 монастырь.

Весьегонском уезде - 56 православных церквей.

Вышне-Волоцком уезде - 77 православных церквей и 4 монастыря.

Зубцовском уезде - 53 православных церквей.

Калязинском уезде - 59 православных церквей, 1 старообрядческая церковь и 2 монастыря.

Кашинском уезде - 119 православных церквей и 3 монастыря.

Кимрском уезде - 23 православных церквей, 9 старообрядческих церквей и 2 монастыря.

Краснохолмском уезде - 28 православных церквей и 1 монастырь.

Корчевском уезде - 46 православных церквей.

Новоторжском уезде - 85 православных церквей, 1 старообрядческая и 2 монастыря.

Осташковском уезде - 54 православных церквей и 6 монастырей.

Ржевском уезде - 79 православных церквей, 5 старообрядческих церквей, 1 римско-католическая церковь, 1 еврейская синагога.

Старицком уезде - 74 православных церквей и 2 монастыря.

Тверском уезде - 108 православных церквей и 5 монастырей, 1 римско-католическая церковь, 1 лютеранская церковь, 1 еврейская. Всего в губернии: 976 православных церквей, 28 монастырей, 2

римско-католические церкви, 1 лютеранская и 2 еврейские синагоги». (283)

Через два дня из города Старицы в Тверь приходит уточненный вариант о количестве церквей в уезде, «находится 81 церковь». (284) Далее приводился полный список названия церквей Старицкого уезда и города Старицы, который мы и приводим, так как многие из них будут стерты с лица земли в 30-80-е годы XX столетия. г

«СПИСОК ЦЕРКВЕЙ ГОРОДА СТАРИЦЫ И ЕГО УЕЗДА.

Церкви городские: 

1. Борисоглебский собор города Старицы. 

2. Богородицерождественская церковь города Старицы. 

3. Богоявленская церковь города Старицы.

4. Васильевская церковь города Старицы.

5. Вознесенская церковь города Старицы. 

6. Воскресенская церковь города Старицы.

7. Ильинская церковь города Старицы. 

8. Предтеческая церковь города Старицы. 

9. Преображенская церковь города Старицы.

10. Симеоновская церковь города Старицы.

Церкви сельские: 

1. Афанасия и Кирилла церковь с. Афанасово.

2. Афанасьевская церковь с. Алферове 

3. Богородицерождественская церковь с. Зиновьево.  .

4. Богоявленская церковь с. Глебово.

5.Борисоглебская церковь с. Мичково.

6.Васильевская церковь с. Васильево.

7.Введенская церковь с. Молоково.

8. Введенская церковь с. Хранево.

9.Владимирская церковь с. Чукавино.

10.Вознесенская церковь с. Борыково.

11.Вознесенская церковь с. Васильевское.

12.Вознесенская церковь с. Денежное.

13.Воскресенская церковь с. Боронкино.

14.Воскресенская церковь с. Буконтово.

15.Воскресенская церковь с. Кунганово.

16.Воскресенская церковь с. Лужково.

17.Воскресенская церковь с. Рясня.

18.Георгиевская церковь с. Гнезд ово.         • ..  •

19.Георгиевская церковь с. Юрьево.

20.Знаменская церковь с. Броды.

21.Знаменская церковь с. Судниково.

22.Ильинская церковь с. Глухово.

23.Ильинская церковь с. Ильинское.

24.Казанская церковь с. Арсеньево.'

25.Казанская церковь с. Городок.

26.Казанская церковь с. Дарьино.

27.Казанская церковь с. Заречье.

28. Константиновская церковь с. Мелтучи.

29.Михаилоархангельская церковь с. Микулино-Городшце.

30.Михаилоархангельская церковь с. Холмец.

31.Михайловская церковь с. Михаиловское.

32.Николаевская церковь с. Гурьево.

33.Николаевская церковь с. Емельянове.

34.Николаевская церковь с. Ушаково.

35.Никольская церковь с. Иверовское.

36.Никольская церковь с. Казнаково.

37.Покровская церковь с. Бороздино.

38.Покровская церковь с. Ладьино.

39.Покровская церковь с. Ново-Васильевское.

40.Покровская церковь с. Панихидино.

41.Покровская церковь с. Покровское.

42.Покровская церковь с. Покровское-Аршенское.

43.Покровская церковь с. Прасковьино.

44.Покровская церковь с. Щеглятьево.

45.Предтеченская церковь с. Горемыково.

46.Предтеченская церковь с. Ивановское-Ярильцево.

47.Преображенская церковь с. Красное.

48.Преображенская церковь с. Лотошино.

49.Преображенская церковь с. Мологино.   

50.Преображенская церковь с. Холохольня.

51.Рождественская церковь с. Станишино.

52.Рождественская церковь с. Страшевичи.       

53.Сергиевская церковь с. Раменье.

54.Спасская церковь с. Железниково.

55.Спасская церковь с. Ивановское-Ермолаево.

56.Спасская церковь с. Юрьево 

57.Толгской Божией Матери с. Байково.

58.Троицкая церковь с. Аннинское.

59.Троицкая церковь с. Бабино.

60.Троицкая церковь с. Калицино.     

61.Троицкая церковь с. Кошелево.

62.Троицкая церковь с. Нестеровское.

63.Троицкая церковь с. Новотроицкое.

64.Троицкая церковь с. Перхурово.

65.Троицкая церковь с. Ременево

66.Троицкая церковь с. Троицкое.

67.Успенская церковь с. Берново.

68.Успенская церковь с. Зарино.

69.Успенская церковь с. Иваниши.

70.Успенская церковь с. Нестерово.

71.Христорождественская церковь с. Луковниково». (285)

18 апреля поступила последняя инструкция-разнарядка из Губис-полкома. В ней, в частности, мы находим: «К фактическому изъятию приступить с 24-го Апреля и закончить таковую в двухнедельный срок. Работу ограничьте городом и монастырями. Первым шагом работы Комиссии является получение договоров, по которым сдано церковное имущество и подробных описей его... Работу по фактическому изъятию следует начинать с наиболее богатой церкви.

До начала изъятия церкви произвести следующее: 1) Провести в каждом приходе выборы представителей верующих от 3-5 человек... Отказ со стороны верующих от участия в работах Комиссии ни в коем случае не приостанавливает работы. В назначенный день Комиссия приходит в церковь, вызывая к этому дню священника, старосту и делегатов от верующих (3-5). Кроме лиц, предусмотренных работой Комиссии, в это время в храм никто не допускается. Имея у себя на руках опись церковного имущества, Комиссия начинает его фактическую поверку тщательно относясь к ценностям, составляя протокол, в который заносится все недостающее и все имеющееся сверх описи. Попутно с этим Комиссия отличает те предметы, кои надлежат отчуждению в фонд Голодающих Поволжья. Постановление свое Комиссия заносит в протокол. Представители верующих могут заносить свои мнения в протокол. В случае возбуждения со стороны верующих письменных протестов изъятия отдельных ценных предметов и предложения замены по равноценным по весу количеством золота и серебра, изъятие не приостанавливать, но сообщить верующим, что эти предметы будут взяты на особый учет и ходатайства верующих о замене немедленно будут переданы на разрешение Ц. К. ПОМГОЛ и в случае разрешения замены, предметы будут возвращены.

Сдача ценностей производится сейчас же, в тех случаях, когда изъятия требуют некоторой технической подготовки (например: снятие риз), сдача может быть отсрочена на 24 часа, но не более.

Все изъятие ценностей сдаются тут-же, по предварительному взвешиванию, подсчете и оценке Финотделу в лице его представителя в присутствии РКИ и Комиссии... О работе комиссии ведется строжайшая отчетность.

Раз в неделю Комиссия дает подробную сводку о проделанной работе в Губкомиссию. О всех шероховатостях доносить телеграфно. Все результаты работ обязательно опубликовываются в местной газете». (286)

В Старицком Свято-Успенском монастыре издавна хранились православные реликвии: иконы, панагии, кресты, принадлежавшие видным религиозным деятелям прошлого, которых почитала Церковь. Теперь все эти предметы реквизировались и передавались органам новой власти. В Тверском Государственном архиве хранятся «Сведения о количестве изъятия церковных ценностей» в городе Старице к 11 маю 1922 года. Приведем этот документ полностью, чтобы еще раз убедиться о проводимой кампании большевиков против Церкви:

«1. В Преображенской церкви изъято: серебра 10 пудов 22 фунта 72 золотника, жемчуга мелкого 40 золотников. Представителю Губмузея кроме этого передано серебра 2 фунта 75 золотников.

2. Пятого мая изъято серебра 5 пудов 12 фунтов 33 золотников, жемчуга 26 золотников 68 долей.

3. 6-го Мая изъято серебра И пудов 37 фунтов 95 золотников 72 доли, жемчуга 43 золотников.

4. Семеновской церкви изъято серебра 5 пудов 12 фунтов 33 золотников, жемчуга 26 золотни ков 68 долей.

5. В церквях Богородицы, Рождественской и Соборной серебра 11 пудов 37 фунтов 95 золотников 72 доли, жемчуга 43 золотников.

В Воскресенской и Кладбищенской церквях:

6. 7 мая изъято серебра 4 пуда 84 золотников, жемчуга 17 золотников 24 доли. С начала кампании изъято серебра 31 пуд 33 фунтов и 92 золотников 72 доли. Жемчуга 1 фунт, 30 золотников 92 доли.

7. 8-го мая изъято Воскресенской церкви и Успенским монастыре серебра 5 пудов 39 фунтов 65 золотников. С начала кампании изъято 37 пудов 33 фунта 61 золотников 72 доли, жемчуга 1 фунт 7 золотников 92 доли.

8. В Богоявленской и Предтеченской церквях изъято серебра 6 пудов 22 фунта 25 золотников.

Работы Комиссии еще не закончены. Сведения взяты из телеграммы, направленных в Тверь». (287)

Изъятие в 1922 году церковных ценностей- золота, серебра и драгоценных камней - для «оказания помощи голодающему Поволжью привело к сильнейшему ожесточению и взаимным обвинениям. Приблизительно в то же время церковь раскололась на последователей Тихона и приверженцев «живой церкви» (в которой позже тоже произошел раскол). Патриарх Тихон некоторое время провел под арестом и вынужден был подписать обязательство отказаться от всякой антисоветской деятельности.

Сельское духовенство равнодушно отнеслось к соперничеству между тихоновцами и «живой церковью»: у них хватало своих забот. Сельсоветы во многих случаях отбирали у священников землю и дома под предлогом, что те, как паразиты, «живущие нетрудовыми доходами», не имеют на них права. (288) Приходские священники традиционно получали очень малую финансовую поддержку от церкви, если вообще получали, и жили на то, что поступало от прихожан, главным образом на плату за требы.

Издавна считалось, что наиболее богатые церкви были в сельской местности, так что большевики очень надеялись изъять «бесчисленные церковные сокровища» у села.

К сожалению, мы пока не располагаем точными архивными данными о сопротивлении священников Старицкого уезда против изъятия церковных ценностей, но в нашем распоряжении имеется одна история, рассказанная старожилами села Бойково Старицкого района.

В восемнадцатом веке деревни Старицкого уезда Бойково, Фе-дорково и Змиева-Горки принадлежали состоятельному помещику Андрею Ивановичу Змиеву. Будучи еще не старым человеком, помещик внезапно лишился зрения. Надеясь получить от Бога исцеление, Андрей Иванович посетил многие святые места.

И вот в обители Толгской Божьей Матери, что находится в Ярославской губернии, Змиев услышал голос: «Вернем церковь, если построишь церковь».

Окрыленный надеждой, помещик приезжает в Старицкий уезд Тверской губернии и принимается за работу. Возведение храма, получившего имя Толгской Богоматери в честь места, где Андрею Ивановичу было обещано исцеление, ведется в двенадцати километрах к юго-востоку от города Старицы в деревне Бойково.

Мало того, что помещик вложил в церковь все свои сбережения, он сам активно трудился на строительстве, таская наверх тяжелые камни. И чудо совершилось. Как и было обещано, Змиев прозрел. А выстроенная им в 1777 году церковь стала одной из богатейших и красивых в уезде.

Когда Андрей Змиев умер, то был похоронен в склепе при бойковской церкви.

После большевистского переворота в стране начались, как известно, борьба с религией, разграбление, закрытие и разрушение храмов. Пришел черед и церкви Толгской Божьей Матери в деревне Бойково. Однако верные люди вовремя предупредили местных священников, что в деревню направляется старицкий отряд чоновцев (ЧОН- части особого назначения). Священники успели собрать церковные драгоценности и спрятать их в окрестностях Бойкова.

Предчувствуя худшее, пастыри доверили тайну клада маленькой крестьянской девочке Насте, глубоко верующей и часто посещавшей церковь.

Придя в деревню, чоновцы поняли, что их обманули. Они пытали священников, но те умерли, так и не выдав тайну церковного клада.

Шли годы. Девочка Настя выросла, став Анастасией Ивановной. Не раз доводилось ей переносить голод и нужду и в годы коллективизации, и во время военной разрухи. А ведь спрятанные церковные драгоценности были совсем рядом. Но набожная женщина считала, что разбазаривание принадлежащих церкви ценностей не принесет ей счастья.

Началась перестройка, изменилось отношение к религии. Пора, ох, пора было открыть клад, показать его людям. Но в деревне говорили разное: а вдруг это только понарошку, «чтобы было знать кого теперь надо сажать». И чудилось бабе Насте, что к сохраняемым ею сокровищам тянутся жадные руки вставших из могилы убийц-чоновцев.

И действительно, грянул 1991 год с танками в столице и «Лебединым озером» на телеканалах. А затем 1993-й, когда опять было непонятно, кто завтра придет и что это будет за власть. А потом по деревням стали рыскать новые банды охотников за иконами и старинной утварью брошенных крестьянских домов.

«Нет,- думала Анастасия Ивановна,- время еще не пришло. Сегодня еще нельзя доставать сокровища. Надо лишь передать тайну верному человеку».

И баба Настя стала размышлять, кому именно. В конце концов старушка приоткрыла свою тайну внуку. Знаю, дескать, где лежит церковное добро, но скажу только человеку смелому, грамотному и истово верующему в Бога. Привезите, дескать, мне такого человека, хоть из Старицы, хоть из самой Твери.

И казалось, вот-вот драгоценности вернутся в бойковскую церковь. Однако, видно, была тогда не судьба. Несколько лет назад Анастасия Ивановна оступилась, упала в собственный открытый для проветривания глубокий погреб и скоропостижно скончалась.

А церковные сокровища по-прежнему лежат, предположительно, в трех-пяти километрах от Бойкова и ждут своего часа.

Хочется надеяться, что сейчас, когда возрождение Русской Православной Церкви на Тверской стало необратимым процессом, бой-ковский клад будет найден. И откроется он непременно бескорыстному человеку, который передаст его церкви. Поскольку, исходя из логики произошедшего, счастья вору эти сокровища не принесут.

Однако первый этап кампании по изъятию церковных ценностей растянулся, и стало ясно, что она базировалась на, мягко говоря, неточных предварительных подсчетах ее инициаторов и вряд ли могла бы принести то количества золота, серебра, драгоценных камней, которое бы помогло обеспечить покупку за границей необходимого количества хлеба для спасения голодающих. Тем не менее инициаторы кампании продолжали пребывать в уверенности, что ценностей по-прежнему у церкви много, но изъятие, мол, идет чрезвычайно медленно, много благодушия и миндальничанья с духовенством и потому надо ускорить это дело, применив самые решительные меры. Расчет на «бесчисленные богатства церкви» провалился. Теперь вся вина переносилась на духовенство, которое мол, сумело перехитрить власти и спрятать золото. И вновь, в который раз за короткое время правления большевиков, основной удар пришелся по святыням Русской Православной Церкви - монастырям.

Такая красная атака и была предпринята на Старицкий Свято-Успенский монастырь 19 мая 1923 года. Вот специальное постановление Старицкого уездного исполнительного комитета:

«1.Признать Старицкий монастырь исторической музейной ценностью.

2.Все монастырское имущество передать введение У ОНО.

3.Предложить Коммунотделу выселить из монастыря всех монахов.

4.По принятию УОНО и КОМО монастырского имущества, богослужение в Успенском монастыре прекратить». (289)

В ответ на это 125 верующих общины при Старицком Свято-Успенском монастыре пишут прошение в местный УИК, в котором «усердно ходатайствуют пред местной Советской властью воздержаться пока от приведения в исполнение этого неожиданного постановления, то есть не прекращать богослужение в нашей древней обители и не изгонять из нее престарелых монахов, и вот по каким основаниям и мотивам:

1.Советская власть отделила церковь от государства, признала свободу и равноправие всех религиозных вероисповеданий и культов, но гонения на Православие пока еще не объявляла, и таким образом, совершенно ничем не вызванное закрытие старицкого древнейшего монастыря, основанного еще в XI веке, противоречит декрету Советской власти о веротерпимости и о свободе православно-христианского вероисповедания и культа;

2.Открытый еще в 1919 году в этом монастыре музей располагает самым лучшим, вполне достаточным и удобным помещением, и, в случае не обходимости, музей может быть значительно расширен в занимаемом им здании, так что другие какие-либо монастырские постройки для этой цели совершенно не нужны, да их, впрочем, и нет;

3.Монастырские три храма- без печей, совершенно холодные, и вряд ли УОНО найдет возможным и будет в состоянии эти храмы для чего-либо использовать без громадных затрат по их перестройке и приспособлению, а старинное здание, занимаемое братскими келлиями, так ветхо и неудобно, что, наверное, ни на что не пригодится УОНО;

4.Главное же и, по нашему мнению, самое важное основание нашего ходатайства пред Советской властью о разрешении продолжать богослужение, хотя-бы только в одном из монастырских храмов это - наше глубокое благоговейное религиозное почитание этой древней святой обители, в стенах которых погребены наши предки, о которых и постоянно молятся иноки монастыря, совершая поминовение усопших и в храме, и на могилах. У Исполком ценит древний монастырь как «музейный городок», а мы, верующие, искренно ценим и защищаем эту обитель, как исторический и религиозный памятник седой старины, где молились наши деды и прадеды, где лежит прах наших предков, куда и теперь идет помолиться и в радости, и в горе, и горожанин, и селянин. Это религиозное чувство верующих должно быть вполне понятно и не имеющим веры, и должно быть уважено, а не осмеяно, не оскорблено;

5.Следует пожалеть и не выгонять из монастыря престарелых монахов, живущих скудно, в больших лишениях трудами рук своих и братскою помощью верующих; некоторые из них живут здесь уже десятки лет, как, например, настоятель о. Алексей (служащий здесь уже 36 лет, и даже в этом монастыре и учившимся в духовном училище), о. Григорий (пробывший в монастыре уже 33 года).

Умоляем У. Исполнительный Комитет не запрещать совершения богослужения в Успенском монастыре, и не изгонять из него беспомощных монахов, оставить в их пользовании обрабатываемый ими монастырский огород, поддерживающий убогое существование 8 иноков.

Если же наше ходатайство почему-либо не встретит сочувствие со стороны УИсполкома, то усердно просим направить его на рассмотрение центральной Советской власти. 3 июня 1923 года». (290)

В 1923 году в Свято-Успенском монастыре служили восемь иноков: иеромонах Алексий 71 года, два семидесятипятилетних священника, Иван и Михаил, два дьякона- Ферапонт 65 лет и Палладий 78 лет, восьмидесятичетырехлетний пономарь Гавриил, певчий Иван в возрасте 76 лет и звонарь Арефий, которому было 54 года. (291) Куда выгнали престарелых монахов- неизвестно. Может быть, их выслали в отдаленные места или малолюдные районы, может- они сгинули в лагерях? По всей стране ходили толпы нищих, обездоленных, изгнанных из монастырей монахов и монахинь. Это накалило и без того острую ситуацию в обществе: усилились проповеди о скором наступлении «конца света» и «страшного суда». Но всех их, как и бесчисленное множество мирян, объединяло одно - самозабвенная любовь к Богу. Своими духовными подвигами эти люди обличали мир, призывая его вернуться в «объятия Отча из страны долеча». Но мир был глух к обличающей проповеди...

Что же происходило на территории Старицкого Свято-Успенского монастыря, можно судить по скупым сведениям-отчетам уездного музея, который находился на территории древней обители. Например, в отчете Старицкого музея за 1928 год мы под-черпнем интересные сведения об имуществе бывшего монастыря: «...Имущество б. Старицкого монастыря:

1. Имущество движимое - всякого рода церковная утварь, имеющая ценность и музейное значение, 3 января 1927 года представителем Тверского Государственного Музея старшим помощником хранителя музея тов. Н. Е. Фортунатовым изъято и перевезено в Тверской Государственный Музей. Оставшиеся при монастыре, музейного значения не имеет.

2. Имущество недвижимое:

а). Церковь «Успение» построена в 1530 году Старицким князем по образцу Храма, стоящего на Синайской горе. Храм весь сооружен из белого тесанного камня. Внизу- подвальное помещение, «катакомбы», из которого в древности бьш ход под реку «Волгу». Внутри храма имеется трехъярусный Византийского стиля иконостас.

б). Второй храм- церковь «Введения» построен в 1570 году Иваном IV.

в). Маленькая церковь Богослова под воротами, построена в 1694 году.

г). Храм Троицкий построен в 1819 году, имеет два этажа, в нижнем этаже имеются надгробные памятники из художественного Италианского ценного мрамора весьма художественной работы Итальянских скульпторов.

Все названные храмы имеют большое историческое значение и с большим удовольствием осматриваются посетителями. Они должны остаться для обозрения многочисленными экскурсиями.

Из жилых зданий - здание смежное с музеем 2-х этажное, нижний этаж каменный, верх- деревянный. Там только 3 комнаты и кухня, где ранее помещался Зав. музеем И. И. Фабрикант. После его переезда в Тверь квартиру эту заняли монахи (! - А. Ш.).

Этот этаж опять должен быть квартирой Зав. музея, 2 комнаты и кухня, а 3-я комната под канцелярию. Нижний этаж под жилье не годится - там сыро и темно.

Здание б. Правления Духовного Училища находится в монастырской стене, 2-х этажное, кирпичное. Требует большого ремонта.

Зав. Музеем Ф. Бачурина». (292)

Таким образом, по этому документу мы видим, что в монастыре вновь живут монахи. Кто и сколько их проживает - пока неизвестно. Впервые о монахах, проживающих в обители в это время, мы читаем в отчете заведующей Старицким музеем О. М. Епанечниковой в 1926 году, где она писала: «... 10. Музей охраняется сотрудником т. Толче-новым, проживающим в помещении музея, рядом с канцелярией; в охране также участвуют проживающие в стенах монастыря монашествующие, установившие ночное дежурство». (293) Тогда Тверской Государственный областной музей не сделал «надлежащих выводов».

Теперь же, то есть почти через два года (!), предпринимается беспрецедентная по масштабам атака на Старицкий Свято-Успенский монастырь. Активизация безбожников понятна - наступила горячая пора хлебных заготовок, и во всех центральных, областных и местных газетах появляются различные материалы о том, как кулаки в союзе с попами срывают хлебозаготовки. Это расценивается уже не только как саботаж, но и как контрреволюционные действия.

Областная тверская молодежная газета «Смена» в номере 63 от 21 августа 1928 года посвящает целый разворот Старицкому Свято-Успенскому монастырю. Большая статья писателя Бориса Полевого состоит из трех кричащих названий «ХЛЕБНЫЕ ЧЕРВИ. Трое комсомольцев помогли вскрыть контрреволюционное дело, которое вершили черные клобуки под сенью древних стен старицкого монастыря. МЫ ТРЕБУЕМ ПРИМЕНЕНИЯ ДЛЯ МОНАХОВ-СЛУХАЧЕЙ И СПЕКУЛЯНТОВ 107 И 58 СТАТЕЙ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА».

Начинается статья с публикации письма зубцовских комсомольцев, которые направили его секретарю Губкомсомола:

«Тов. Сергеев!

25-го июня 1928 года с пионерским отрядом гор. Зубцова была проведена экскурсия в Старицу. Во время посещения музея, находящегося при монастыре, мы были удивлены, что существует монастырь и по сие время. Узнали мы это от сторожа монастыря, старика 87 лет, Толкачева.

Заинтересованные этим, мы завязали разговор со сторожем, чем существует монастырь и что он из себя представляет.

При монастыре старик служит 21 год и нес почти всю работу: бьш и кучером, и дворником, и уборщиком, и с иконой ходил, получая за это гроши. После революции в монастыре осталось 8 монахов, которых старик охарактеризовал шайкой разбойников, которые находятся под руководством двух братьев - Арсения и Осипа ( Ивана и Михаила Самуйловых) и монаха Кирилла (Палладий Кра-доненко). Монастырь существует с помощью граждан, главным образом крестьян. Главные приношения бывают осенью в их престольный праздник «успенье». Благодаря этим приношениям, в амбарах монастыря, по словам старика, НАКОПИЛОСЬ ДО 500 ПУДОВ РЖИ, КОТОРУЮ МОНАХИ ДАЮТ ТОРГОВЦАМ ГОРОДА, ПОЛУЧАЯ ВЗАМЕН ДРУГИЕ ПРОДУКТЫ.

Старик приводит пример: ВЕСНОЙ ЭТОГО ГОДА БЫЛ ОТПРАВЛЕН ВОЗ РЖИ ОДНОМУ КУПЦУ, ФАМИЛИИ КОТОРОГО ОН НЕ ЗНАЕТ, НО ЗНАЕТ ЕГО АДРЕС. В КЛАДОВЫХ МОНАСТЫРЯ ИМЕЕТСЯ МНОГО И ДРУГИХ ПРОДУКТОВ, КОТОРЫХ ХВАТИТ НА НЕСКОЛЬКО ЛЕТ.

Образ жизни монахов почти не отличается от дореволюционного. Старик говорит: «Как жили, так и живут. Как сыр в масле катаются». Каждый монах готовит себе еду в комнате, - всевозможные заливные, котлеты и т. п. А на кухне, которую обслуживают сторож, кухарка и случайные рабочие, готовят щи, «капуста да вода», даже муки не бросят.

Для обеспечения себе большого заработка один из монахов ОСИП САМУИЛОВ, зарекомендовал себя пророком и занимается соборованием крестьян. «ОСИП СОБИРАЛ ПО 15-17 ЖЕНЩИН, ЗАПИРАЛ НА КЛЮЧ В МОНАСТЫРЕ И СОБОРОВАЛ, ПОБОРМОЧЕТ-ПОБОРМОЧЕТ С НИМИ И БЕР.ЕТ ПО РУБЛЮ С ГОЛОВЫ». Такие соборования осенью проходят ежедневно, а в настоящее время раза два в неделю, так что о заработке монахов можно судить по этому.

Заработок старика-сторожа ограничивается пятью рублями и то в данное время, после того как он стал грозить, что будет жаловаться. В период до 1922 года он получал по 2-3 рубля в месяц.

Монахи относятся к нему, как к «цепной собаке», и в то же время боятся его, чтобы он не выдал их проделок. Старик все время хотел жаловаться, имея знакомого председателя Павлова, но боялся монахов, даже и когда мы вели разговор, он все время оглядывался, боясь, что услышат монахи. И когда подходили ребята-пионеры, то он обрывал речь и тихо спрашивал: «Эти ребята не скажут им?».

Тов. Сергеев! Просим произвести расследование этого дела, так как, по словам старика, здесь дело нечисто, потому что местная власть совершенно не обращает внимание на монастырь.

ЧЛЕН ЗУБЦОВСКОЙ ЯЧЕЙКИ ВЛКСМ В.ЗНАМЕНСКИЙ. ЧЛЕН ВЛКСМ ПРИ ТВЕРСКОМ ПЕДИНСТИТУТЕ ДОКУЧАЕВА Ю.».

Секретарь Губкомсомола Сергеев переслал письмо в «соответствующие органы». После этого было проведено «расследование» и конечно, «все факты подтвердились». Таким образом, появилась в областной газете заказная статья Бориса Полевого, которая, наверняка, была написана на основе ведения «протокольного расследования религиозной контрреволюции в Старицком монастыре». А как «выбивались нужные свидетельские показания» в то время при большевиках, догадаться не трудно.

Нельзя не отметить крайне некорректный, грубый, разнузданно оскорбительный тон, взятый автором статьи по отношению к ста-рицким монахам, да и вообще к духовенству. Вот только несколько цитат: «Памятуя евангельскую формулу: не согрешив, не покаешься, - не покаешься, не спасешься, монахи с купцами устраивали попойки, и в данном случае монастырь выполнял роль загородного ресторана», или, «В то время как монахи делали свое божье дело, то-есть молились, жрали, блудили с приходящими, и на них денно и нощно работали батраки, создавая возможность тунеядцам рас-кошествовать...», «Теперь уже известно, что к чернецам из города частенько хаживали разные знакомые. Купчики тайком от своих жен выпивали с монахами. Жены их тайком от своих мужей тоже посещали монахов и нередко оставались ночевать в монастыре».

В статье Б. Полевой смакует опись обыска, проведенных в монастырских кельях: «И вот, когда нагрянул обыск, правда выплеснулась наружу из-за толстых монастырских стен, с монахов была сорвана маска благочестия, и мы увидели безобразную картину монашествующего Иосифа (Иван Павлов Самуилов), в его келье обнаружено: три банки варенья- 2 п. 20 ф., два горшка меду-22 фунта, пять фунтов чая китайского, 30 фунтов сахара, две коробки шоколадных конфет, сладкие пироги, печенье, рис, 34 тарелки, пять сахарниц, два самовара, 18 вилок, 12 ножей, 90 полотенец, 14 ряс, 7 пар новых сапог, шесть одеял, горы ситца, сатина, сукна. Келья Иосифа, меблированная мягкой мебелью, похожа на отдельные кабинеты ресторанов былых времен. У монаха Арсения (Самуилов Михаил Степанович) было найдено: 20 ряс, 3 флакона духов, несколько коробок пудры и т. д. У остальных монахов обнаружено не меньше этого. Это говорит протокол обыска, но протокол не рассказывает, как возмущены были старики-крестьяне -понятые. Наглядевшись на монастырские чудеса, один сухой, древний старик, шваркнув о пол картуз, с сердцем произнес:

- Всех их на одну осину, сволочей!»

Намек автора статьи были более чем прозрачны: монахов ста-рицкого монастыря надо судить по всей строгости советских законов- по 107 статье, карающей за спекуляцию хлебом, и 58-й, по пункту десятому, карающей за антисоветскую агитацию и распускание черных слухов.

Что стало с монахами Старицкого Свято-Успенского монастыря теперь догадаться не трудно - пока еще суд и несколько лет ссылки. В 30-е годы, вместо ссылок - расстрел.

По архивным свидетельствам того времени мы располагаем, что губернский музей, «узнав», что в Старицком монастыре проживают монахи, посылает запрос в «Прокурорский Надзор Губернии», который в свою очередь информирует Старицкий горсовет «О нарушении об эксплуатации церковных зданий и имущества Старицкого монастыря», где, в частности, находим:

«...2. Что группа верующих по Вашему сообщению в настоящее время состоит всего из 14 человек, из которых - 1 бывший торговец, 4 ремесленника, 1 огородник, 2 пенсионера и 6 домохозяев, что противоречит параграфу 6 инструкции Н. К. Ю. от 24 Августа 1928 года, по коей число местных жителей, получающих в пользование богослужебное имущество не может быть не менее 20 человек.

3. Помимо того группа верующих допустила проживание б/монахов, кои фактически ввели монастырские порядки и ряд других действий, нарушающих правила пользования имуществом, переданным группе верующих, вплоть до действия уголовного характера, за которые несколько лиц из б/монахов привлечены к уголовной ответственности.

На основании изложенного Общий Надзор Губпрокуратуры просит Вас в срочном порядке обсудить вопрос на предмет расторжения договора с группой верующих и о порядке использования указанного имущества в дальнейшем». (294)

Получив запрос от прокуратуры 1 ноября Старицкий горсовет на очередном заседании 29 ноября 1928 года рассмотрел вопрос «О закрытии Старицкого Успенского монастыря». Ими было принято постановление: «В виду того, что группа верующих монастыря распалась, т. е. часть выехала из пределов города Старицы, некоторые умерли, а часть оставшихся дала подписку об отказе их права пользования богослужебными зданиями в Монастыре с богослужебными предметами заарендованными ими по договору от 6 мая 1919 года, просить Ржевский Уисполком о закрытии монастыря для передачи одной церкви в пользование Губмузею, а другой поместить клуб комсомольцев и медсотрудников, а остальные постройки отдать под общежитие служащим больницы». (295)

В конце 20-х годов усиливается антирелигиозная пропаганда, особенно среди молодежи. Примером этому служит статья в губернской газете «Пролетарская правда» от 21 февраля 1929 года «Среди молодежи 79 процентов неверующих, но религиозные обычаи все же сидят крепко, - необходимо усилить антирелигиозную работу». В статье приводится опрос, проведенный в Старицком уезде: «Среди старицких допризывников проведена анкета об отношении их к религии. Из опрошенных 434 человек, причисливших себя к верующим 21 процент. Религиозно настроенная молодежь преимущественно населяет деревни, отдаленные от центра и наименее культурные. Много браков совершается в церкви (две трети). Но еще хуже обстоит дело с крещением детей (90 процентов), здесь огромное влияние оказывают родители... Хотя процент неверующих и не посещающих церковь довольно значителен, но все же надо признать, что безбожная работа в районе Старицкой, Панинской и Луковниковской волостей ведется слабо». (296)

28 февраля 1929 года президиум Тверского губернского исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов утвердил на своем заседании представление Старицкого горсовета «О закрытии церквей б. Успенского монастыря в городе Старице». Таким образом, в истории Старицкого Свято-Успенского монастыря почти на 70 лет прервется монашеская жизнь и наступит долгий варварский период разрушения.

Одним из основных объектов нападок большевиков в это время стали церковные колокола. Вообще «война с колоколами» требует отдельного рассказа. Драматичная эта кампания началась еще в первой половине 1920-х годов и достигла своего апогея в период индустриализации. В борьбу с колоколами включились не только безбожники на местах, но и наркоматы юстиции и внутренних дел, разославшие весной 1926 года всем облисполкомам инструкцию «О порядке пользования колокольнями». Уже не церковь обладала правом колокольного звона, а местные власти получали почти неограниченные права в его регламентации. Инструкция гласила, что звон, нередко не связанный с отправлением культа, «нарушает нормальное отправление общественного правопорядка и особенно стеснительно отражается на жизни городских поселений». Инструкция запрещала совершение набатных тревог «для созыва населения в целях возбуждения его против Советской власти», не допускалось и пользование колоколами для звона непосредственно не связанного со службами в дни великих христианских праздников - на Пасху, Рождество. Производство красного звона с употреблением большого колокола разрешалось лишь при воскресных и праздничных службах. И наконец, инструкция гласила: «При ликвидации молитвенных зданий, имеющиеся при них колокольни разбираются или же при соответствующем переустройстве приспосабливаются под противопожарные наблюдательные пункты, водонапорные башни...» (297) Колокольни с колоколами в значительной мере отчуждались от еще действовавшего храма, а старинные традиции колокольного звона были серьезно подорваны.

Крестный час самих колоколов пришел в 1928-1929 годах. Именно в это время на церковь, ее институты, священнослужителей обрушилась волна репрессий, началась массовая ломка храмов. Дело усугублялось и тем, что наряду с воинствующими атеистами, колокола с колоколен пытались снять и хозяйственники. Страна, объявившая безудержную, не обеспеченную ничем индустриализацию, требовала и огромное количество цветного металла. Так что идеологи-атеисты, руководители промышленности, местные власти были заинтересованы в скорейшей ликвидации храмов, утилизации церковного имущества, в первую очередь колоколов.

Центральные, областные и местные газеты были заполнены резолюциями и решениями о переливке колоколов на трактора и прочие цели индустриализации. Публиковались и подсчеты, в которых обосновывалась необходимость переплавки всех колоколов, под-считывалась реальная польза от колокольней бронзы.

Поистине драматическими можно назвать события, происходившие почти во всех монастырях России. Казалось, устройство в Старицком Свято-Успенском монастыре в первые годы советской власти историко-художественных музеев должно гарантировать неприкосновенность из замечательных по звону колоколов. Но случилось как раз наоборот. Музейное дело в 1920-1930-х годах в значительной степени было лишено бюджетного финансирования и подпитывалось спецсредствами. Немалая часть этих средств складывалась за счет распродажи так называемого «немузейного имущества», попросту говоря имущества монастырей, состоящего из предметов XIX-XX, а иногда и XVIII веков. Таковы были циничные требования финансовых органов, отражавшие позиции государства в отношении национального достояния.

В Старицком Свято-Успенском монастыре была построена единственная колокольня в 1686 году, на которой было десять колоколов. К сожалению, пока не найдены документальные свидетельства о весовых размерах всех монастырских колоколов, но некоторая любопытная информация о них имеется. Так, член Тверской ученой архивной комиссии Александр Петрович Шебякин писал в 1900 году председателю этой комиссии Ивану Александровичу Иванову: «Сегодня я лазил на колокольню Старицкого Успенского Монастыря и, хотя с трудом, но прочел надпись на колоколе («полоненный»)... «Петр ванг-ден Шейн меня вылил. 1583 года». Я полагаю, что эта надпись на голландском языке, тем более, что «ванг-ден» приставляется при голландских фамилиях... Быть может, шведы отняли этот колокол голландцев, а русские - взяли его у шведов... На этой же колокольне висит большой колокол, на нем надпись славянскими буквами: «лил мастер Тверской купец Федор Козмин сын Богданов. 1768 год октября 6 дня». (298)

И вот, президиум Старицкого горсовета 30 марта 1929 года постановил: «... Для приема имущества Успенского монастыря выделить комиссию из 3-х человек от Президиума Горсовета Иванова И., от Коммунального хозяйства секции т. Самуйлова и Председателя от ВИКа. По окончании приема имущества имеющиеся колокола с согласия ЦИКа передать металторгу». (299) Как говорится - комментарии излишни.

Процесс ликвидации колоколов растянулся на несколько лет. Каждая республика и область, в зависимости от учтенной колокольной бронзы получала ежегодную разверстку на заготовку колокольней бронзы. Как это реально воплощалось в жизнь, можно проследить на примере документа, опубликованного в журнале «Источник» в 1994 году:

«... В соответствии с протоком заседания от 21 Декабря 1933 года, настоящим сообщается Вам заготовка колокольной бронзы по районам Треста «МЕТАЛЛОМ» за 1933 г. и план на 1934 год (в тоннах).

Районы

Исполнение 1933 г.

План 1934 г.

1. Центральный Комбинат (Москва)    2.110   1.900

2. Сев. Западный ... (Ленинград)           751     700

3. Юго-Западный ... (Харьков)               200     280

4. Южный ... (Днепропетр.)                   256     206

5. Уральский ... (Свердловск)                657     750

6. Кавказский ... (Ростов-Дон)               445     600

7. Юго-Восточн. ... (Сталинград)         1.469  1.385

8. Волжский ... (Горький)                    1.581   1.000

9. Сибирский ... (Новосибирск)              156      170

10. Д. Восточная К-ра (Владивосток)         -       5

11. Ср. Азиатск. ... (Ташкент)                   2       5

ВСЕГО по СССР

Нач. Спецсектора Руководитель плановой части

                                                             7.627  7.000

(300)

После тех страшных событий прошло почти семь десятилетий, но трагедия смолкнувшего голоса Православной Руси еще долгие годы будет сказываться на возрождаемой церковной жизни. Можно восстановить разрушенные здания храмов по фотографиям, изготовить паникадила, лампады и купели, наконец, можно, наверное, отлить и колокола внешне напоминающие старые. Но ведь главное в колоколе - его звон, а до нашего времени почти не сохранились ни записи звонов (их тогда не делали), ни многие тонкие секреты мастеров, придававших при отливке колоколам неповторимое звучание, рождавшее у верующих благоговейное и трепетное отношение к храму и службе.

В старину при эпидемиях и страшных морах, неурожаях и прочих бедствиях предписывалось непрерывно звонить в церковные колокола. Долгое время это считалось обычными предрассудками. Недавно же в печати были опубликованы результаты научных исследований, согласно которым тембр и частота колокольного звона влияет на весь живой окружающий нас мир. Издавна было замечено, что его боятся низшие животные: мыши, крысы, ряд насекомых. Не вынося этого звука, многие переносчики болезней убегают подальше от колокольни и населенного пункта. Очистительный звук благовеста и трезвона оказывает благой звук благовеста и трезвона оказывает благое воздействие и на людей. Не случайно его так любили наши предки.

Колокола - грандиозный оркестр под открытым небом, концерт для всех. Древняя Русь складывала песни, поговорки, изречения о колокольнем звоне. Созвучные голоса колоколен встречали воинов из походов и провожали их в далекий путь. На звон колокола шли в ночи путники. Представляю, какой громкий звук был у Старицкого Борисоглебского большого колокола. По рассказам очевидцев, его сладкозвон разносился не только во всем городе, но и в окрестных деревнях, более чем на десять-верст.

На склоне старинного городища, будто бы прислонившись к горе, стоит церковь Параскевы Пятницы - покровительницы торговли. Каменный хор ее колоколов прекрасно вошел в жизнь Старицы, как нечто само собой разумеющееся. И тогда никто из жителей не мог представить, что когда-то церковь Параскевы Пятницы замолчит не от того, что исчерпает все свои возможности, а окажется перемолотой жерновами нового строя в годы культурной революции. А ведь ее поочередные перебои, удары в несколько колоколов, так полюбились старичанам. Приятным гулом прокатывался перезвон по Старице, сливаясь с людскими голосами, колыхал воздух, объединял всех. Но «замолчала» Пятницкая колокольня, и тут же исчезла торговая площадь.

Как-то, гуляя по Старице и любуясь красотой церквей, я неожиданно для себя открыл одну интересную закономерность. Если смотреть на Свято-Успенский монастырь и Борисоглебский собор, Параскевы Пятницы, Николопреображенскую и Ильинскую церкви, то окажется, что все они расположены по высоте таким образом, что если бы одновременно зазвучали их колокола, то это было бы равнозначно эффекту органа и Старица уподобилась бы одному целостному музыкальному инструменту под открытым небом. Еще раз убеждаешься в изощренности и смекалке старицких градостроителей. Ведь это ими создан этот редкий по строению, достаточно эффектный и уютный камерный архитектурный ансамбль.

И вот сегодня немо и мертво стоят они в нашем городе, не слышен их колокольний перезвон.

Наш долг, после многих десятилетий гонения и разрушения национальных Русских святынь, позаботиться о возрождении колокольных традиций, вернуть былую славу колокольного звона. От нас с вами зависит заполнить наши города и села забытым многими мелодичным и торжественным перезвоном, с которым рождались, жили и умирали наши отцы и прадеды. Кто знает, может быть, православная музыка поможет очистить и наши души от злобы, зависти и нетерпения, поможет нам достойно пережить эти трудные для Отечества годы?

Осколки древних колоколов до сих пор можно найти у стен церковных построек. А невидимые осколки засели в сердцах каждого русского. И пока мы не глухие к этой боли, у нас останется надежда, что рано или поздно мы еще услышим забытое чудо колокольного звона. И поплывет вновь над Старицей мелодичный перезвон колоколов.

В 1920-х годах в Москве было создано Общество изучения русской усадьбы. Основную свою задачу члены ОИРУ видели в комплексном изучении усадеб. Председателю Общества - Алексею Николаевичу Греч- пришлось пережить со своим детищем наиболее драматический период его истории: гонения, а затем и разгон ОИРУ, заключение и гибель многих его членов. Греч - человек глубоких и разносторонних знаний, он известен специалистам как знаток живописи и усадебного искусства XVIII-XIX веков. Памятником русской усадьбе XX века, этому уникальному явлению отечественной истории и культуры, и стала работа Алексея Николаевича «Венок усадьбам». Осознав в 20-е годы обреченность историко-культурного наследия дореволюционной России, бывший председатель не существующего уже Общества стремиться сохранить хотя бы на бумаге то, что составляло гордость русской культуры.

Под названием «Венок усадьбам» объединено 47 очерков с подробным описанием отдельных усадеб или беглым обзором усадеб. Один из очерков посвящен городу Старице, в котором исследователь побывал на рубеже 20-30-х годов XX века. Вот каким он увидел Старицкий Свято-Успенский монастырь: «За понтонным мостом, на берегу - живописная группа храмов и построек монастыря, вся в зелени. Стены с зубцами, круглые башни, не суровые и не грозные, старинная церковь с шатровым завершением, большой пятиглавый собор, где в мощные плоскости стен, расчлененные лопатками, превосходно вписаны перспективные порталы, красиво выделяющиеся цветным пятном среди спокойной белокаменной кладки, по-московскому украшенной поясом колоннок и арочек.

Внутри эти храмы XVI века ободраны и опустошены - их помещения заняты под склады... Историко-художественные ценности частью вывезены, частью сосредоточены в бывших архимандритских покоях. Здесь, в музее - прекрасные иконы, шитье и утварь из монастырской ризницы, частично связанные с именем патриарха Иова, жившего в монастыре, археологические раскопки, монеты Ста-рицкого княжества и арабские деньги, свидетельствующие о когда-то доходивших сюда торговых путях по Волге с Дальнего Востока. Старые и старомодные предметы домашней утвари, костюмы и ткани, и среди них - очаровательный портрет старицкой купчихи -молодое лицо в богатом окружении своеобразного наряда. В других комнатах, занятых музеем, - мебель, фарфор, гравюры, картины, вывезенные из окрестных имений. Случайно, верно, сюда попала небольшая, с исключительным мастерством написанная композиция кого-то из поздних венецианцев, близких к Тьеполо, и, настолько помнится, подписной русский жанр неведомого мастера, предвосхищающего подобные работы Тропинина. В одной из комнат- десяток портретных холстов, большей частью принадлежавших кисти одного и того же, несомненно доморощенного, художника, несколько портретов семьи Чаплиных, вывезенных из неподалеку находящегося, ниже по Волге, имения «Холохольня». Библиотека, составившаяся также из усадебных поступлений, находится в нижнем этаже бывших покоев архимандрита. Исключительный интерес представляют здесь частично автографированные масонские книги, русские и иностранные, составлявшие библиотеку Лаб-зина, известного мистика александровских времен.

Степановское, Первитино, Холохольня, Малинники, Берново и Павловское Вульфов, где бывал Пушкин, Раек Глебовых, усадьбы Лабзиных, Тутолминых - все это тянется к Старице, оставив след в музее и ... на кладбище. Ибо кладбище каждого почитаемого монастыря - место вечного упокоения для многих окрестных дворянских семей. (О современном состоянии монастырского кладбища речь пойдет ниже - А. Ш.).

Около южной стороны собора в высокой траве сохранился такой оригинальный надгробный памятник - целое барочное четырехугольное сооружение под круглящейся кровлей, где на белой плите, окруженной лепной гирляндой, вырезано имя покоящегося здесь генерал-аншефа Глебова. Нежно-зеленая выцветшая окраска и белокаменные детали, сочно прорабатывающиеся на солнце в тени - все это создает впечатление нарядного и стильного надгробия середины XVIII века...

Однако печальны судьбы памятников старого искусства. Еще давно не в меру рачительный архимандрит застелил досками отверстие в полу Троицкого собора, не постеснявшись срезать для этого выступавшую вершину гранитного обелиска, а позднее, верно движимый добрыми намерениями, местный заведующий пытался перенести бронзовые статуи в музей. Одна из них, поверженная на землю, осталась лежать на полу склепа, оказавшись чрезмерно тяжелой для переноски; другая еще украшает памятник, ободранный и никчемно разрушенный. Да и стоит ли он еще сейчас? - не взяты ли на слом в пресловутый «утиль» обе аллегорические фигуры - ведь весовая ценность бронзы в наши дни гибельна для многих памятников старого искусства...

В темной глубине усыпальницы Тутолминых среди других более ремесленных надгробий начала прошлого столетия доживает свои последние дни произведение искусства, погибающее на наших равнодушных или, может быть, слишком усталых глазах... Старица ... Город умирающего прошлого русской провинции». (301)

Развернулась широкая кампания за вступление граждан в ряды «Союза воинствующих безбожников» (СВБ- массовая организация, существовавшая в 1925-1947 гг.). Он издал появившуюся несколько ранее газету «Безбожник» (1922-1941 гг.) и имел Центральный совет во главе с Е. М. Ярославским, руководивший в 30-е годы 96 тыс. первичных ячеек на местах. С 1929 по 1932 годы ряды СВБ выросли с 465,5 тыс. до 8 млн. человек. (302) Пропаганда безбожия велась под лозунгом «Борьба с религией есть борьба за социализм». Нравственные и материальные утраты тех лет трудно восполнимы. Ведь происходило не только угнетение и уголовное преследование миллионов людей, исчезновение образцов церковного искусства (колокола, иконы, утварь и мн. другое), а вместе с ними и секретов колокольного литья, иконописи и т. д. Стране был нанесен огромный моральный урон, выразившийся прежде всего в снижении нравственного уровня населения.

Вот только некоторые статистические данные о закрытии церквей по Старицкому району, взятые из архивной папки «Материалы по вопросам религиозных культов»:

Пятницкая церковь закрыта в 1920-1921 гг. Склад Старицкого райпотребсоюза.

Бориса и Глеба в Старице закрыта в 1918 году. Молочно-мясной павильон колхозного рынка.

Вознесенская церковь города Старицы закрыта в 1935 году. Склад Старицкого райпотребсоюза.

Церковь Холохольня закрыта в 1935 году. Для хранения сена, под склад.

Братковская (Спасская) закрыта в 1937 году под склад колхоза «Труд Ленина».

Мелтучи закрыта в 1937 году под склад колхоза «Россия».

Иваниши закрыта в 1937 году под склад зерна колхоза «Красноармеец».

Юрьевская- закрыта в 1939 году. Склад колхоза и склад сельпо. Следует отметить, что в церкви сохранилась настенная роспись ,на библейские темы, выполненная, по свидетельству священника Ушакова, знаменитым художником Шишкиным.

Гурьевская церковь закрыта в 1939 году под зерносклад.

Ивановская церковь закрыта в 1935 году под зерносклад.

Красновская церковь закрыта в 1931 году. После проведения ремонта здание может быть использовано в любых целях.

Глебовская церковь закрыта в 1936 году под склад колхоза.

Романовская церковь закрыта в 1935 году, используется под склад.

Первитино закрыто в 1941 году. Подлежит сносу.

Родня закрыта в 1946-1947 гг. Используется под зернохранилище колхоза «Волга».

Бойковская закрыта в 1935-1936 гг. под зернохранилище колхоза.

Покровская церковь закрыта в 1934-1935 гг. Использовать пустующее помещение нельзя, оно развалено, стены и свод разва-лилися совсем.» (303)

Сталинский тезис об усилении классовой борьбы по мере продвижения к социализму развязал руки не только НКВД, но атеистам. Прокатилась лавина репрессий против верующих и особенно служителей культа. Каждый из них обязан был теперь пройти через всеохватывающее анкетирование, которое определяло степень терпимости режимом этого лица. Жизнь приходов контролировалась инспекторами по наблюдению и негласными осведомителями НКВД. При составлении регулярных докладов им предписывалось подробно освещать даже такие вопросы, как: «Откуда религиозные общества приобретают просвирки и свечи, месячный их разход и куда распределяются полученные деньги за проданные просвирки и свечи». При подозрении в уклонении от установленных правил религиозной деятельности или по любому доносу священнослужители подвергались аресту, а в лучшем случае выводились за штат. По данным правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий в 1937 году было арестовано 136900 православных священнослужителей, из них расстреляно - 85300; в 1938 году арестовано 28300, расстреляно- 21500; в 1939 году арестовано 1500, расстреляно- 900; в 1940 году арестовано 51, расстреляно 1100; в 1941 году арестовано 4000, расстреляно - 1900. (304)

В одной Тверской области было расстреляно только в 1937 году более двухсот священников. Осень и зиму 1937 года сотрудники НКВД едва успевали ставить свои подписи под «следственными» бумагами, а в выписках из актов о проведении в исполнение смертного приговора секретарь Тройки всегда ставил 1 час ночи, потому что написание этой цифры тратилось меньше всего времени. И получалось, что все приговоренные в Тверской области были расстреляны в одно и то же время.

Как производились аресты, допросы, с какой скоростью Тройки выносили постановления о расстрелах - обо всем этом довольно подробно рассказано в пяти томах «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия», подготовленной игуменом Дамаскиным (Орловским). Православный читатель найдет в них подробные жизнеописания многих сынов и дочерей Церкви, пострадавших за Господа Иисуса Христа при советской власти.

Среди тех, кто пролил кровь и отдал самое дорогое - жизнь - за Бога и ближних, а значит, и за нас с вами, есть старицкие священ-номученики. Вот их имена, чей исповедческий подвиг новомуче-ников, отделенный от нас сравнительно небольшим промежутком времени в 50-60 лет, является тем не менее прямым продолжением подвига мученичества христиан первых веков.

Священномученик Николай (Верещагин)

20 сентября 1937 года был арестован священник села Глебово Николай Верещагин, лишь после того, когда один из колхозников колхоза «Рабочий путь» согласился лжесвидетельствовать против настоятеля местной церкви. В этот же день в тюрьме города Ржева о. Николай был допрошен:

-Следствие располагает данными о том, что вы систематически проводили контрреволюционную агитацию, направленную на срыв мероприятий партии и правительства. Признаете ли вы себя виновным в этом? - спросил следователь.

-Нет, виновным себя не признаю, так как контрреволюционную агитацию я не проводил.

-Почему вы не хотите дать справедливых показаний? Следствие располагает данными о том, что вы в июле 1937 года среди колхозников, которые забирали камень от церковной ограды, вели контрреволюционную агитацию, указывая, что скоро настанет крах советской власти, и тому подобное.

-Да, действительно, в июле сего года забирали камень, но среди работающих я контрреволюционную агитацию не проводил.

-Вы упорно не даете справедливых показаний, между тем следствие располагает данными, что вы систематически проводили контрреволюционную агитацию. Вы признаете себя виновным в этом?

-Нет, виновным себя не признаю и больше показать ничего не могу. (305)

15 октября 1937 года Тройка НКВД приговорила о. Николая к расстрелу. Священник Николай Верещагин был расстрелян 17 октября 1937 года. (306)

В 1935 году в село Степурино прибыл новый священник о. Фео-дор. Степуринский храм Флора и Лавра был одним из самых вместительных в Старицком районе, и поэтому местные власти были недовольны растущей популярности о. Феодора среди прихожан. Он жил и действовал как православный пастырь и христианин, пока Господь давал время. А время служения священника в селе Степурине было недолгим.

14 ноября 1937 года власти арестовали о. Феодора и заключили в тюрьму города Ржева. Через некоторое время начались допросы.

-Следствие располагает данными о том, что вы систематически проводили контрреволюционную агитацию. Признаете ли себя виновными в этом? - зачитал готовый вопрос в протоколе следователь.

-Нет, виновным себя не признаю, контрреволюционную агитацию я не проводил, - ответил священник.

-Вы не даете правдивых показаний, следствием установлено, что вы систематически проводили контрреволюционную агитацию, клеветнически дискредитировали советское правительство, распространяли провокационные слухи о войне. Признаете себя виновными в этом?

-Нет, виновным себя не признаю, вторично заявляю: контрреволюционную агитацию я не проводил.

-Следствием установлено, что вы в июле месяце сего года возле церковной ограды среди населения с контрреволюционной целью высмеивали конституцию СССР. Признаете себя виновным в этом?

-Нет, виновным себя не признаю.

-Следствием установлено, что вы бродяжничали по колхозам, занимались вымогательством продуктов и вели антисоветскую агитацию, направленную на срыв мероприятий партии и правительства. Признаете себя виновным в этом?

-Нет, виновным себя не признаю. (307)

25 ноября 1937 года священник Феодор Баккалинский был приговорен к расстрелу. 27 ноября расстрелян. (308)

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК МИХАИЛ (НЕКРАСОВ)

О иных мучениках остались в качестве свидетельства об их подвиге только драгоценные мученические акты: анкета, заполненная следователем при аресте, листы допроса, неправедный приговор и документ о расстреле. Одним из таких мучеников был священник Михаил Некрасов.

Священномученик Михаил родился 1 ноября 1883 года в селе Сергино Старицкого уезда Тверской губернии в семье церковнослужителя Алексея Некрасова. Михаил окончил два класса Старицкого духовного училища; 12 февраля 1908 года он был рукоположен в сан диакона ко храму села Арсеньева Старицкого уезда, а затем в сан священника и служил в селах Тверской епархии.

В 1929 году ГПУ начало кампанию против крестьянства и Православной Церкви. 10 февраля 1930 года священник был арестован, приговорен к заключению в исправительно-трудовой лагерь и отправлен на Беломорско-Балтийский канал. 25 октября 1932 года о. Михаил был освобожден и вернулся в Тверскую епархию. В 1934 году он получил место священника в храме в селе Дегунино Старицкого района.

Когда начались новые гонения на Православную Церковь, имевшее целью едва ли не полное ее уничтожение, о. Михаил 15 ноября 1937 года был арестован и заключен во ржевскую тюрьму. Следствие продолжалось три дня. Обвинительные материалы против священника отсутствовали, и были вызваны двое крестьян того же села, которые подписали составленный следователем протокол допроса. Получив подписи под нужным ему протоколами, следователь на третий день вызвал на допрос священника, требуя от него признания в антигосударственной деятельности.

- Следствие располагает данными о том, что, будучи враждебно настроены, вы систематически проводили контрреволюционную агитацию, направленную на дискредитацию советского правительства. Признаете себя виновным в этом?

- Нет, виновным себя не признаю, контрреволюционную агитацию я не проводил.

-Следствием установлено, что вы в августе месяце сего года возле церкви дискредитировали среди населения конституцию СССР и вождей советского правительства. Признаете себя в этом виновным?

-Нет, виновным себя не признаю и повторяю, что контрреволюционную агитацию не проводил.

- Вы не хотите дать правдивые показания, хотя следствием установлено, что вы систематически проводили контрреволюционную агитацию, что подтверждено свидетельскими показаниями.

- Снова заявляю, что контрреволюционную агитацию я не проводил, виновным себя не признаю и показать больше ничего не могу.

- Следствие располагает данными, что вы имеете тесную связь с благочинным Соколовым, через которого получаете контрреволюционные установки, направленные на срыв мероприятий партии и правительства. Вы признаете это?

- Благочинного Соколова я знаю хорошо, за последнее время я дважды посещал его квартиру, но никаких контрреволюционных установок не получал и виновным себя не признаю. (309)

На этом следствие было закончено, оставалось ждать решения Тройки НКВД. 25 ноября священник Михаил Некрасов был приговорен к расстрелу и через день, 27 ноября 1937 года, расстрелян. (310)

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АЛЕКСАНДР (ЧЕКАНОВ)

В 1931 году в село Железниково Старицкого района для службы в местной церкви приехал вместе с семьей новый священник о. Александр. Он знал, что в государстве, которое исповедует в качестве новой религии воинствующее безбожие, будет всегда гоним и в любой момент может быть арестован. Таким образом, о. Александр готовил себя к исповедничеству, а если Господь призовет, то и к мученичеству.

21 ноября 1937 года, после богослужения в день празднования памяти собора архистратига Михаила и прочих сил бесплодных, НКВД арестовал священника. 23 ноября о. Александр был допрошен.

-Следствие располагает данными о том, что вы систематически проводили контрреволюционную агитацию, признаете ли вы себя виновным?

-Нет, виновным себя не признаю. Контрреволюционной агитации не проводил.

-Следствием точно установлено, что вы дискредитировали вождей ВКП(б) и советское правительство. Признаете себя виновным в этом?

-Нет, виновным себя не признаю.

-Следствием установлено, что вы, посещая общественные места, распространяли провокационные слухи о гибели населения и войне. Признаете себя виновным в этом?

-Нет, виновным себя не признаю. Были случаи, когда я говорил, что скоро грядет война, тогда добра не будет, а о гибели населения нигде ничего не говорил.

-Вы не даете правдивых показаний, тогда как следствием установлено точно и вас уличают показания свидетелей, что вы систематически вели контрреволюционную агитацию, поэтому настаиваю на даче правдивых показаний.

-Виновным себя не признаю. (311)

25 ноября, Тройка НКВД приговорила его к расстрелу. 27 ноября 1937 года, священник Александр Чеканов был расстрелян. (312)

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАНН (ВЛАДИМИРСКИЙ)

Священномученик Иоанн родился 21 марта 1877 года в селе Бо-ронкино Старицкого уезда Тверской губернии в семье священника Михаила Владимирского. Образование получил в Духовной семинарии, в 1906 году он был рукоположен в сан священника ко храму родного села Боронкина, где служил его отец. В 1924 году власти лишили о. Иоанна избирательных прав, как священника. (313)

В 1930 году местные власти, ставя своей целью закрытие храма в селе, потребовали от священника уплаты непосильных налогов. Отец Иоанн не смог выплатить их и был в 1931 году арестован. Районный суд приговорил его к пяти годам ссылки, то есть без права проживать в родном селе. (314) Священник Иоанн вынужден был переехать в соседнюю область и здесь стал служить в храме. По окончании ссылки в 1936 году он вернулся в родное село, где оставались жить его супруга, Мария Федоровна, и сын, которому было тогда десять лет.

Прошло немногим более года после возвращения священника, как началось новое гонение, еще более жестокое и кровавое.

15 ноября 1937 года о. Иоанн был арестован. Как обычно, были вызваны «дежурные свидетели», в этот раз - председатель сельсовета и заведующий избой-читальней, которые согласились подписать приготовленные следователем документы об антисоветских высказываниях священника, будто тот говорил, что до революции жилось лучше, чем при советской власти, всего было много, а теперь и тот хлеб, что есть, у колхозников отбирают, и они голодают. Дали они показания и о том, что священник был против закрытия храма на селе.

На следующий день следователь допросил о. Иоанна. Выслушав перечисленные «свидетелями» обвинения, священник ответил:

- Виновным себя в агитации против партии и советской власти я не признаю. Контрреволюционной агитации и пропаганды против советской власти я не веду. О скорой войне, падении советской власти и роспуске колхозов я не говорил. О том, что ранее жили лучше, а сейчас ничего нет, я не говорил. Якобы колхозы созданы для гибели народа, колхозникам дают непосильные посевы, колхозники работают много, а хлеб у них берет государство бесплатно, и колхозники голодают, этого я нигде не говорил и не слышал. О том, что выборы в Верховный Совет давно проведены и подготовка к выборам делается для успокоения народа, что рабочие и колхозники бессильны в выборах, этого никогда не говорил. Агитации и пропаганды против партии и советской власти я не веду. (315)

29 ноября дело было закончено и передано на решение Тройки НКВД. 5 декабря Тройка приговорила священника к расстрелу.Священник Иоанн Владимирский был расстрелян 8 декабря 1937 года. (316)

Сегодня работа по извлечению из мрака забвения славных имен новомучеников земли Российской продолжается. Буквально по крупицам приходится ныне восстанавливать картину поистине беспрецедентных в истории Церкви гонений на христиан. Многие важные документы той страшной эпохи лихолетья безвозвратно исчезли или подверглись тенденциозной идеологической обработке. Но как видимое небо не ограничивается видимыми звездами, так и история таит в себе еще немало подвижников веры, коих имена будут явлены в день испытания дел человеческих. Сколько их, кто пострадал за веру Христову: был расстрелян, замучен, убит, умер от болезней и голода в лагерях? Всех их -объединяет одно -всецелая, до забвения себя любовь к Богу и к людям. День за днем восходя на свои подвиги, эти люди обличали ими мир, призывая его вернуться в «объятия Отча из страны долеча». Но мир бьш глух и слеп, а порой затыкал себе уши и закрывал глаза на эту обличающую проповедь.

«Взирая на кончину жизни наставников ваших, подражайте вере их» (Евр. 11, 7)- учит ап. Павел. Старица по праву гордится многими славными именами. Но что значит- гордится? Думается, это значит быть достойными тех подвигов, которыми жили они, верить той верой, которой верили эти светильники земли Русской, любить Бога и людей так, как любили они.

Говоря о возрождении Святой Руси, необходимо помнить, что оно может начаться только с покаяния каждого человека, с возрождения многочисленных храмов человеческих душ. История неоднократно доказывала эту простую истину. Взирая на светлое созвездие старицких святых, Церковь учит восследовать им в жизни, вере, в любви и тогда милостью Божией будут явлены новые сонмы святых, а сам город сможет называться Домом Пресвятой Богородицы.

Какова же дальнейшая история Старицкого Свято-Успенского монастыря, в котором теперь расположился местный историко-краеведческий музей? Директор музея М. И. Шалепина в 1936 писала в Калинин, что «отдельные помещения музея, как-то Введенская церковь находится в арендном пользовании Старицкой Артели «Пищевкус». Успенский собор в аренде Старицкой конторы «Зо-готзерно». (317)

В конце 1936 года М. И. Шалепину переводят в распоряжение Московского ОБЛОНО и музей временно закрывают. Составляется «приемно-сдаточная ведомость инвентаря Старицкого музея». Из интересующихся нас экспонатов музея в описи были: «Колокол Ивана Грозного - 1. Надгробная запись о Иове - 1. Портрет патриарха Иова - 1. Митра Дионисия в футляре - 1. Крест Дионисия резной работы- 1. Фото-снимки с видом монастыря- 16. Посох Дионисия - 1. Знамя русского народа вышитая - 1. Писцовая книга - 1. Опись имущества церквей- 1. Летопись Воскресенской церкви- 1. Книг на иностранных языках, церковно-славянских и русских до 3 тысяч». (318) Акт описи имущества составлен в 9 комнатах музея. Уезжая работать в Московскую область, М. И. Шалепина писала: «Проработав в Старицком Музее 3 года я смело скажу, что в настоящий момент Старицкий Музей имеет все предпосылки к тому, чтобы стать показательным районным музеем, только для этого необходимо 1/. Капиталовложение. 2/. Правильное руководство. 3/. Выращивание специальных кадров и увеличение штата». (319)

В примечаниях М. И. Шалепина добавила: «Считаю необходимым отметить, что Старицкий музей обнесен древней каменной оградой времен Елизаветы, но к сожалению крыша стены местами (на половину всей стены) сорвана на нужды Горсовета еще в 1932 году при постройки Городской бани». (320) Таким образом, здесь приоткрывается некая «тайна», связанная с разрушением монастырской стены. Сегодня пока еще не найдены документальные свидетельства о варварском уничтожении памятника XVI века. Местные старожилы говорят, что монастырская стена была разрушена перед самой войной. Хороший красный кирпич тут-же грузили на баржу, которую отправили в Тверь, поговаривали, что из них и был построен тогда знаменитый областной кинотеатр «Звезда». Древняя кладка монастырской стены в некоторых местах не поддавалась и ее просто взрывали.

Интересный материал содержится в годовом производственном плане Старицкого историко-краеведческого музея за 1940 год. В котором планировалось открыть часть подземного хода, идущего из бывшего Успенского собора под Волгу, и открыть тюремную камеру под церковью Иоанна Богослова. В свою очередь, Калининский областной музей не рекомендовал строить самостоятельный антирелигиозный отдел, так как «вся экспозиция, построенная на научной основе, должна воспитывать в зрителе отрицание религии. Чаще всего случается так, что антирелигиозные отделы районных музеев не искореняют религию, а возбуждают к ней интерес». (321)

Почти все старичане и туристы, посещающие сегодня Свято-Успенский монастырь обязательно спрашивают, или же сами начинают рассказывать о существовании подземного хода, соединявшего в свое время обитель с Кремлем, когда-то находившимся на противоположном берегу Волги.

В чем же дело? Откуда пошла легенда о таинственном подземном ходе? Дело в том, что с XVI и до XVIII веков из Свято-Успенского монастыря к Волге действительно существовал «тай-ниший» ход, для того, чтобы в- случае осады защитники не испытывали недостатка в воде. В XIX веке он обвалился.

Конкретно, такой «тайниший» ход существовал в большом под-клете, сложенного из белого камня, под Успенским собором, постройки XVI века. Об этом нам рассказал в свое время известный старицкий краевед Дмитрий Александрович Цветков, который в 1930 году работал в местном музее. «Я несколько раз спускался в подклет, - вспоминал Д. А. Цветков, - и всегда задавал себе такой вопрос: «Зачем под собором был устроен такой высокий и обширный подклет? Освящался он пятью окнами, причем окно с восточной стороны имело весьма значительные размеры. Именно с западной стороны подклета находился подземный тайник, который был проложен до Волги». (322) Несколько раз спускался Дмитрий Александрович по белокаменным ступенькам вниз, и всякий раз, через метров 15-20 спуска, начиналась вода. Кстати, по этому поводу, еще исследователь старины А. Ратшин в своей книге «Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях», изданной в 1852 году, писал: «что в 40-х годах XIX столетия в тайник проникла вода и начала заполнять подклет. Воду выкачали, а вход в тайник наглухо замуровали». (323)

Что интересно, почти такие же выходы к воде существовали в XVI-XVIII веках и из Кремля находившимся на городище в то время. Только здесь было два «тайниших» хода. Один из них вел из Тайнишинской башни к колодцу на Верхней Старице, другой, в восточной части городища, к Волге. Именно остатки этих ходов были обнаружены в 1914 году полковником Ф. П. Зубаревым во время рытья окопов на городище и исследованы. «Тайнишие» ходы, по свидетельству Зубарева, были устроены из дубовых балок, частью обожженных, частью залитых известью с глиной. Своды ходов были выложены разномерным кирпичом. В связи с тем, что строительство таких «тайниших» ходов было связано с большими трудностями, своды часто давали провес или даже совсем обрушивались, а затем устраивались по частям заново.

Материалы исследований Ф. П. Зубарева сопоставлялись им с описанием старицкого Кремля, сделанными в писцовых книгах в 1687 году, и полностью совпали с ними. Несомненно, для более подробного исследования этих «тайниших» ходов нужно будет провести вскрытие одного из них.

Если же говорить о существовании подземного хода под Волгой, то, на мой взгляд, придется разочаровать любителей старины. Никакого перехода с Свято-Успенского монастыря в городище не было и не могло существовать. Не говоря уже о том, что перепад высот между уровнем городища и Волги делает строительство такого рода непосильным; и с точки зрения обороны города такой ход не давал бы дополнительных преимуществ защитникам Кремля. Если же принять во внимание уровень строительной техники того времени, то сооружение тоннеля под руслом такой реки, как Волга, делается просто невозможным.

6 и 7 июня 1941 года в городе Старице побывал ученый секретарь областного музея И. Таубин, который обследовал районный музей и как проводится охрана архитектурных памятников. По приезду в Тверь он составил «Отчет о командировке в город Старицу», в котором мы находим некоторые детали состояния бывшего Свято-Успенского монастыря за две недели до начала Великой Отечественной войны. «Комплекс архитектурных памятников, -писал в отчете И. Таубин, - состоящих на централизованной охране, требуют немедленной реставрации: Надвратная церковь, Введенская церковь, Успенский собор, единственная уцелевшая угло-патриотическая позиция, занятая Русской Православной Церковью с первых дней войны, оставалась предметом пристального внимания зарубежных исследователей. Одни из них стремились объяснить данное явление сцеплением случайностей, другие упрекали ее за то, что она не выполнила своего религиозного долга и не стала на сторону тех, кто шел на Россию под лозунгом «С нами Бог». Отечественные же историки, как правило, хранили молчание по поводу позиции церкви в войне. Лишь в отдельных работах атеистического характера отмечалось, что духовенство использовало тогда людское горе для усиленного насаждения религиозных чувств. Что же произошло на деле?

Казалось бы, что начавшаяся война должна была обострить противоречия между государством и церковью. Однако именно этого и не произошло. Складывавшиеся веками национальные и патриотические корни русского православия оказались сильнее предубеждений.    И    патриотическая    деятельность    Русской Православной Церкви в годы войны явилась не только заметной, но существенно   необходимой,   выражала   естественные   чувства принадлежности граждан к Родине и ~реализовывалась по многим направлениям.  Русская  Православная  Церковь  воспитывала  в верующих мужество и самоотверженность, поощряя ревностное участие в боевых операциях на фронте и в партизанских отрядах; требовала полной самоотдачи от трудившихся в тылу; призывала верующих на временно оккупированных врагом территориях к стойкости и сопротивлению; оказывала материальную помощь Красной Армии (сбор средств на авиационную эскадрилью имени Александра Невского, танковую колонну имени Дмитрия Донского, в Фонд обороны, на подарки бойцам и многое другое); проявляла заботу о раненых, инвалидах, вдовах и детях-сиротах.

Уже 22 июня 1941 года митрополит Сергий обратился к верующим с посланием «Пастырям и пасомым Христианской Православной церкви». Сергий выступил в Богоявленском соборе с обращением к народу:

«Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину... Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой... С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу... Вспомним святых вождей русского народа, например Александра Невского, Дмитрия Донского, полагавших свои души за народ и Родину... Вспомним неисчислимые тысячи простых православных воинов... Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь... Нам, пастырям Церкви, в такое время, когда Отечество призывает всех на подвиг, недостойно будет лишь молчаливо посматривать на то, что кругом делается, малодушного не ободрить, огорченного не утешить, колеблющемуся не напомнить о долге и о воле Божией. А если, сверх того, молчаливость пастыря, его некасательство к переживаемому паствой объяснится еще и лукавыми соображениями насчет возможных выгод на той стороне границы, то это будет прямая измена Родине и своему пастырскому долгу... Положим же души свои вместе с нашей паствой... Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины. Господь нам дарует победу». (329)

С аналогичным посланием к пастве обратился 26 июня митрополит Ленинградский Алексий (будущий патриарх Московский и всея Руси). Оба иерарха, не задумываясь о последствиях, фактически нарушили закон, который строго запрещал вмешательство церкви в дела государства. За годы войны Патриарший Местоблюститель обращался к верующим с патриотическими возваниями свыше 20 раз, откликаясь на все основные события в военной жизни страны.

Важной стороной деятельности Русской Православной Церкви во благо Родины явилась забота о повышении боевой мощи Красной Армии. 30 декабря 1942 года митрополит Сергий, призвав духовенство и верующих к сбору средств на строительство танковой колонны, обратился с телеграммой к Сталину, в которой высказал просьбу об открытии банковского счета для зачисления пожертвований на колонну имени Дмитрия Донского. В ответной телеграмме председатель Государственного комитета обороны дал на это согласие. Такая, вроде бы неожиданная, перемена отношения к Русской Православной Церкви со стороны властей была не случайной. Патриотическая деятельность церкви и ее возросшее в народе влияние были замечены и получили соответствующую политическую оценку.

Война со всей очевидностью показала духовную силу большинства священнослужителей, клира и верующих Русской Православной Церкви.

4 сентября 1943 года состоялась встреча митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича) со Сталиным. С утра следующего дня НКГБ СССР по приказу Сталина выделил в распоряжение митрополита Сергия автомашину с шофером и горючим. Один день потребовался НКГБ для приведения в порядок особняка, отданного патриархии, и 7 сентября митрополит Сергий со своим небольшим штатом переселился в Чистый переулок. И уже на одиннадцать часов следующего дня было назначено открытие Собора епископов и возведение митрополита Сергия в сан Патриарха.

Таким образом, советское правительство демонстрировало миру перемену в своем отношении к Русской Православной Церкви, впрочем всю свою лояльность исчерпав пустой декларацией. Если на территории, захваченной немцами, храмы продолжали открываться и восстанавливаться, то ни Сталин, ни советское правительство не собирались открывать храмы-, ограничившись выгодами представительской деятельности Русской Православной Церкви за рубежом. Во все время Великой Отечественной войны не прекращались аресты духовенства. В 1943 году было арестовано более 1000 православных священников, из них расстреляно 500 человек. (330)

После своего избрания Патриарх Сергий прожил недолго. В 1944 году, после его смерти, на новом Поместном соборе был избран Патриархом митрополит ленинградский Алексий, занимавший потом патриарший престол до своей смерти 1970 года.

Вскоре Поместный собор разработал систему управления церковью и структуру органов этого управления. При Патриархе Алексие был учрежден Синод, церковь была разделена на епархии, состоящие из отдельных приходов.

В 1946 году Совет по делам Русской Православной Церкви представил в Политбюро отчет о своей работе и о положении Русской Православной Церкви и верующих в Советской России:

«...Как известно, православную религию в нашей стране исповедует значительное количество населения, в связи с чем русская православная церковь в целом является наиболее мощной по сравнению с прочими существующими в СССР религиозными объединениями.

Причем практика показала, что, хотя за 29 лет достигнуты несомненные и большие успехи в части резкого снижения религиозности в стране, с религиозными предрассудками и с религией еще далеко не покончено, а методы грубого административного, применявшиеся часто в ряде мест, мало себя оправдали...

Если в период войны, по ряду причин, в том числе и по психологическим мотивам, посещаемость церквей была особенно значительной, так в большие религиозные праздники (Пасха, Рождество и др.) достигает размеров военного времени...

О степени религиозности говорят и факты ходатайства верующих об открытии церквей. Достаточно сказать, что за три последних года поступило 16275 заявлений об открытии церквей и молитвенных домов...

Отдельные заявления об открытии церквей имеют более 3000 подписей верующих.

Многие верующие, не находя положительного разрешения вопроса о церкви на месте, обращаются с заявлениями в Верховный Совет СССР, в адрес членов Правительства и депутатов Верховного Совета, посылают специальных ходоков в Москву и областные центры... (331)

Необходимо отметить также, «что по Союзу учтено было в это время около 17000 недействующих церковных зданий, из которых около 14000 переоборудовано и занято для хозяйственных и культурных надобностей, и до 3000 - ничем не занятых, официально не закрытых имеющих церковный инвентарь, и даже в большинстве случаев ключи от этих храмов находятся у групп верующих (за их счет, прежде всего, и идут ходатайства об открытии)...» (332)

В Старицком районе из 81 действующих до большевистского переворота церквей в послевоенное время, а именно в 1946 году, работали только 3 церкви - Ильинская церковь города Старицы и Успенские церкви сел Берново и Родни.

Впервые Старицкий исполком районного Совета на своем заседании 16 апреля 1946 года рассмотрел вопрос «О восстановительных ремонтных работах памятников архитектуры - в бывшем Успенском монастыре», где, в частности, было принято решение: «В первую очередь согласно утвержденной смете, намечено произвести ремонт зданиям: трапезной (постройки времен Ивана Грозного), надвратной церкви (постройки 1694 года) и колокольни.

Ввиду того, что памятники архитектуры находятся без крыши, и дальнейшее оставление их в таком состоянии грозит разрушением, что впоследствии осложнит восстановление этих древних памятников архитектуры, как русского народного творчества, необходимо безотлагательно произвести ремонт означенных зданий летом текущего года. На ремонт отдел по делам архитектуры отпускает 60 тысяч рублей». (333)

Интересно, что сам музей располагался в сильно разрушенном помещении, то есть в бывших архимандритских покоях. В наличии музея в то время имелось 137 экспоната и 491 фонд. «Музейных ценностей нет. Научные архивы в 54 папках. Имеется музейная библиотека, насчитывающая 610 книг. Оборудование нет никакого», -находим мы в отчете заведующего Старицким музеем Завьялова.

В тоже время в протоколах Старицкого исполкома райсовета мы найдем такие решения:

«О безвозмездной передаче бездействующего и полуразрушенного здания бьшшей Пятницкой церкви в городе Старице Старицкому Райпромкомбинату под валено и прочее производство от 18 февраля 1946 года» (334), или «О передаче полуразрушенного здания бьшшей церкви «Никола» в городе Старице Райпотребсоюзу под строительство хлебоперкани», в котором мы прочитаем: «В связи с отсутствием в городе Старице свободных помещений и пригодных коробок для строительства хлебопекарни исполком решил:

1. Передать безвозмездно Старицкому Райпотребсоюзу под строительство хлебопекарни полуразрушенное здание бывшей церкви «Никола» города Старицы (зимняя часть церкви), как не имеющей исторической ценности и не могущей быть восстановленной...» (335)

В решении исполкома райсовета от 3 февраля «О строительстве начальной школы в Старице в 1949 году» чцтаем: «...Просить Облисполком и Областное Архитектурное Управление разрешить разбор на кирпич колокольню бьшшей Предтеченской церкви на московской стороне в городе Старице». (336) Но кирпича для строительства начальной школы окажется маловато, и на слом пойдет уже основной храм.

Через год точно такое же решение будет принято по Кошелев-ской церкви для строительства зерносушилки «Заготзерно» на станции Старица: «Для строительства стационарной зерносушилки на станции Старица при складах «Заготзерно» в ближайших пунктах, тяготеющих к станции Старица, отсутствует строительный камень, в то же время в четырех километрах от станции Старица в селе Кошелево сохранились останки бывшей Кошелевской церкви (колокольня и торцовая стена), восстановлению которой, по заключению комиссии от 18 ноября 1950 года невозможно.

Учитывая важное значение для района строительства стационарной зерносушилки исполком райсовета решил:

1. Признать целесообразным разборку бывшей Кошелевской церкви кирпич и камень от которой предоставить Старицкой межрайонной конторе «Заготзерно» для строительства зерносушилки на станции Старица...» (337)

И опять кирпича для строительства не хватит, и тогда вновь принимается решение «О разборе на строительный материал здания бьшшей Алферьевской церкви», часть кирпича которого пойдет «на проведении капитального ремонта Интерната Красновской средней школы...» (338)

Таким образом, в последние годы жизни Сталина произошли поистине разительные (по сравнению с 30-ми годами) перемены во взаимоотношениях государства и церкви. От шумных судебных процессов над священнослужителями - «пособниками врага» и т. д. до признания важной роли церкви в жизни миллионов советских людей и установления весьма теплых личных контактов Сталина с церковными иерархами во второй половине 40-х годов-такова была здесь «амплитуда колебаний». Однако от либерализма и терпимости было далеко. Наступала новая эра гонений на Русскую Православную Церковь, которое принято называть хрущевскими.

ПОСЛЕДНИЙ НАСКОК АТЕИЗМА

После смерти Сталина в числе первых постановлений  ЦК КПСС под руководством Никиты Хрущева по идеологическим вопросам стали в 1954 году два весьма знаменательных решения о проблемах и задачах атеистической работы. 7 июля 1954 года партия принимает постановление «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения» (339), а спустя четыре месяца, 10 ноября того же года, другое - «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения». (340)

Оба постановления не только признавали рост религиозности в массах и весьма критически оценивали состояние атеистической работы партийных организаций, но и, по существу, пересматривали, перечеркивали сложившиеся при Сталине в 40-х годах новые, довольно доверительные взаимоотношения государства и церкви.

Многие идеи и формулировки этих документов явно перекликались с антирелигиозными материалами 30-х годов. «Церковники и сектанты,- отмечалось в постановлении ЦК КПСС от 7 июля 1954 года, - изыскивают различные приемы для отравления сознания людей религиозным дурманом... Празднование религиозных праздников, нередко сопровождающееся многодневным пьянством, массовым убоем скота, наносит большой ущерб народному хозяйству, отвлекает тысячи людей от работы, подрывает трудовую дисциплину». (341) Верующие характеризовались как «наиболее отсталая часть населения». Говорилось, что одним из серьезнейших препятствий на пути скорого построения коммунистического общества в СССР является религиозное сознание части населения.

К концу 50-х годов очень большой процент населения России продолжало праздновать религиозные праздники. Их отмечали также широко, как и новые - революционные. Больше всего докучали местным властям религиозные праздники, имевшие место в летние месяцы, когда, по логике сельскохозяйственного календаря, крестьяне должны были интенсивно трудиться. Вместо этого колхозники устраивали себе выходные, напиваясь на местных ярмарках. Череда религиозных праздников в июле, включавшая день Ивана Купала 7 июля и Петров день 12 июля, вызывала наибольшие опасения, поскольку проходила в пору сенокоса.

Сильнейшее пьянство, составлявшее неотъемлемую часть сельского праздника, служило поводом и оправданием для разного рода антиобщественных выходок. Драки и пожары были обычным явлением во время подобных праздников, происходили даже убийства.

17 августа 1957 года состоялось внеочередное заседание Ста-рицкого исполкома райсовета, на котором рассматривался вопрос «О состоянии борьбы с преступностью и охраны общественного порядка в районе». В постановлении было протокольно записано, что «уголовная преступность в районе остается высокой, особенно много хулиганских проявлений и нарушений общественного порядка допускается в дни религиозных праздников. В районе отмечается всего 60 религиозных праздников, большинство религиозных праздников отмечают 30-40 населенных пунктов, а так называемый «Ильин день» 2 августа отмечают 52 населенных пункта. Большинство религиозных праздников отмечаются в летнее время, 3-4 дня во время полевых работ колхозники на работу не выходят, чем самым наносится большой ущерб народному хозяйству колхозов. Ко всем религиозным праздникам население готовит самогон. Религиозные праздники сопровождаются массовым пьянством. Нередко допускаются хулиганство, поножовщина, а в ряде случаев и убийства. Например, 14 августа сего года в деревне Подвязье на религиозном празднике, так называемом «первый Спасе» убит был учащийся училища механизации Иванов. 12 июля 1957 года в деревне Чупруново в религиозный праздник «Петров день» нанесено тяжелое телесное повреждение Бахареву. Всего в районе в дни религиозных праздников порезано 10 человек. Исполком Райсовета считает нетерпимым, когда сельские Советы, депутаты и сельский актив мирится с этим позорным явлением, не ведут с колхозниками никакой работы против религиозных праздников... Хуже того, отдельные депутаты сельских Советов сами готовят самогон и отмечают религиозные праздники. Например, депутат Болдыревского сельсовета Данилова Вера Егоровна в дневное время 15 августа 1957 года в населенном пункте Ивановское на виду у всех колхозников готовила самогон, не принимая участия в уборке урожая. В селе Красное 16 августа сего года колхозники не работали на уборке урожая, а организовано в населенном пункте недалеко от сельского Совета на трех аппаратах готовили самогон, однако, председатель сельского Совета Гадалова не вмешивалась в это дело и не запретила выгон самогона». (342)

Старицкий исполком райсовета требует, чтобы на сессиях сельских советов, собраниях колхозников постоянно обсуждался вопрос «о вредности для общественного хозяйства отправление населением религиозных праздников».

Усиливается атеистическая пропаганда и на страницах районной газеты. Так, местная печать почти в каждом номере печатает небольшие заметки с мест: «Наша партийная организация,- пишет секретарь парторганизации колхоза «Волга» Иван Яковлев, - активно ведет борьбу с пережитками прошлого в сознании людей. На партийных собраниях обсуждался вопрос об отмене религиозных праздников - самого большого зла на селе... Во всех бригадах отменены религиозные праздники, а это позволило колхозу значительно лучше справиться с сельскохозяйственными заботами». (343)

Впрочем не все коммунисты и советские работники готовы были вести «борьбу с пережитками прошлого». Например, председатель колхоза Александра Михайловна Павлова в деревне Холо-хольня по время празднования «Пасхи» несла икону, за что и была исключена с руководящей должности. (344) По праздничным и базарным дням прекращали работу не только крестьяне, сельские Советы, но и колхозное правление. Например, предметом такого разбирательства на исполкоме райсовета города Старицы был вопрос «Об отмене решения правления колхоза «Труд Ленина» от 1 июля 1959 года «О предоставлении колхозникам 8 и 9 июля выходных дней». Оказалось, что председатель колхоза Александров и правление колхоза во главе Градова, Лебедева, Лукинова, Спиридонова, Москалева, Михайлова, Орлова,, Данилова, Петрова и Морозова на своем заседании вынесло решение о предоставлении колхозникам. 8 и 9 июля выходные дни. «Заведомо зная, что эти дни являются 2-м и 3-м днем религиозного праздника «Иванов день», - отмечает в постановлении исполком райсовета, - правление колхоза встало на путь способствования подготовки к их празднованию, о чем свидетельствуют факты самогоноварения в 3-х домах колхозников, в том числе ветфельдшера колхоза Горшкова... Председатель колхоза т. Александров наряд бригадирам на эти дни не давал и сам 8 и 9 июля праздновал - находился в нетрезвом состоянии». (345)

Календарь религиозных праздников мог представить еще один способ уколоть существующую атеистическую власть, оправдывая сопротивление вызвавшим столь глубокое возмущение распоряжениям райкома партии и райисполкома относительно времени сева, сенокоса, уборки урожая и так далее. Сельские труженники призывали на помощь целый набор народных примет на этот счет: так, скот следовало выгонять на пастбище не раньше Егорова дня, 6 мая, косить сено только начиная с Петрова дня, 12 июля, сеять озимые после Аленина дня, 3 июля. Вот и в колхозе «Труд Ленина» Старицкого района при проверке работы правления с антирелигиозной деятельностью, выяснилось, что председатель «... т. Александров постоянно настаивал, чтобы начинать пахать в день Ере-мея-Запрягалыцика, сеять лен на «Алену - сей лен», а гречиху на Акулину-Гречишницу. (346) Трудно определить, действительно ли это соответствовало старинным традициям или представляло собой плод недавнего изобретения. Однако в любом случае можно предположить, что «новый календарь религиозных праздников» приобретал в глазах верующих-крестьян особую силу, когда последние получали настойчивые указания из районного центра.

Однако у читателя не должно складываться мнение о том, что только религиозные праздники служили поводом и оправданием пьянства. В 70-е годы борьба с пьянством и алкоголизмом развара-чивается с новой силой. А ведь это время считается наивысшем «расцветом» атеистической пропаганды в стране. 16 мая 1972 года выходит постановление Совета Министров СССР «О мерах по усилению борьбы с пьянством и алкоголизмом». Почти ежеквартально на заседаниях Старицкого райисполкома рассматривается вопрос «О мерах по усилению борьбы с преступностью и пьянством». В постановлениях мы не найдет ни одной (!) строчки о пьянстве в религиозные праздники. Вот только малая толика этих решений за различные года: «Об убийстве, совершенном в Доме культуры ст. Старица», где отмечалось, что «данное происшествие явилось следствием того, что со стороны исполкома Старицкого сельского Совета, участкового инспектора отдела внутренних дел не принималось необходимых мер по усилению борьбы с пьянством и правонарушениями на территории сельсовета». (347) В феврале 1976 года рассматривается вопрос «О фактах пьянства и хулиганства в колхозах «Дружба» и им. Ленина». (348) В следующем месяце этого же года такой вопрос о колхозе «Правда», здесь мы прочитаем, что «на Степуринском льнозаводе процветает пьянство, имеют место нарушения трудовой дисциплины, уголовные преследования. В 1975 году 4 человека осуждены за кражи, 12 человек привлечены к ответственности за пьянство и мелкое хулиганство». (349) В апреле 1977 года мы находим решение: «В леспромхозе, лесокомбинате, маслосырзаводе, ПМК-30 на почве пьянства рабочими совершено более 170 прогулов». (350) В постановлении 1979 года найдем такие статистические данные: «В 1978 году по сравнению с 1977 годом общее число преступлений увеличилось на 16,5 процента. В первом полугодии текущего года в сравнении с соответствующим периодом прошлого года преступность возросла на 9,2 процента, по линии уголовного розыска на 42,1 процента. Наиболее опасные преступления возросли на 11,1 процента. Основной причиной преступности остается пьянство». (351) В 1981 году прочитаем: «За первое полугодие 1981 года подобрано на улицах и других общественных местах в сильной степени опьянения 426 человек. За управлением транспортом в нетрезвом виде лишено водительских прав 44 человека». (352)

Как мы уже знаем, на территории Старицкого Свято-Успенского монастыря в здании архиерейских покоев располагался местный музей. Все же церковные монастырские здания были заняты под склады различных организаций района. Именно в это время областные власти решают закрыть Старицкий музей из-за нехватки финансирования. Конечно, сам же местный музей находился в тесных, не оборудованных помещениях. Крайне ограничено пространство залов и комнат под экспозиции. И обладая огромными духовными ценностями музей не мог полностью использовать их.

Здесь стоит сказать и о том, что в послевоенное время в стране создалась кризисная ситуация вокруг музеев, и дело не только в недостаточном финансировании их. Еще в середине 30-х годов закрывается научно-реставрационный центр- центральные государственные реставрационные мастерские. Теперь же обязанности по охране и реставрации памятников изобразительного искусства возлагаются на художественные музеи, которые в силу своей малочисленности и отсутствия условий не успевают справляться с огромным массивом памятников, в результате чего происходит их ветшание и гибель. Газета «Правда» 30 марта 1956 года констатирует, что «только в местных музеях РСФСР в срочной реставрации нуждаются несколько тысяч произведений живописи и десять тысяч произведений прикладного искусства».

Известны многочисленные случаи уничтожения произведений выдающихся русских художников В. Сурикова, И. Репина, Д. Левицкого, В. Серова, М. Врубеля, К. Маковского и других.

В 30-50-е годы погибли тысячи великолепных резных иконостасов и церковных росписей, а также миллионы икон от XV до XX века, выполненные лучшими мастерами. Совершенно безжалостно уничтожались иконы второй половины XIX века, которые огульно объявлялись не имеющими художественной ценности. Это также было трагическим заблуждением. Изучение каталогов торговых фирм Сотби и Кристи показывают, сколь высоко оценивают коллекционеры Америки и Западной Европы памятники русской иконописи этого времени.

При закрытии церквей большая часть икон сжигалась на кострах или разрубалась на дрова. В некоторых местах была организована добыча золота из икон.

Листаю пожелтевшие подшивки газеты «Правда». Вот похожий сюжет- в номере от 8 января 1930 года: «В фабричном и городском районах Твери с большим успехом прошли антирелигиозные карнавалы. На «Пролетарке» в карнавале участвовало 7 тысяч человек. Сожжено свыше 1000 икон». (353) Некоторые старожилы города Старицы вспоминают, что точно такая акция проводилась в районе в 50-е годы. Пионерские организации школ проводили мероприятия под девизом «Пионер - икону в костер!». Собранные иконы были сложены в огромный шатровый костер, вокруг которого позднее пионеры с песнями водили хороводы.

В 60-70-е годы появляются новые методы уничтожения памятников и исторической застройки, преподносимые под видом заботы о ней. В частности, установилась практика сноса под различными предлогами - «разборка с последующим восстановлением» или «снос с заменой сгораемых конструкций на несгораемые», что является фактическим уничтожением памятника. Нередко после сноса организация-арендатор ставит вопрос о нецелесообразности восстановления и находит поддержку в Управлении госконтроля охраны и использования памятников.

Появился еще один метод - так называемый «третий путь». Призывая якобы к сохранению памятников, сторонники «третьего пути» предлагают при реконструкции исторической застройки сохранять только парадный фасад, переднюю стену, декорацию здания, встраивая его в современную новую постройку, созданную индустриальным методами. При этом, как правило, разрушается структура памятника, а также структура окружающего его пространства.

В тех случаях, когда обставить снос памятника под видом заботы о нем не удается, делаются попытки обосновать его «малоцен-ность» и «ветхость».

Ярчайшим примером «коллективной заботы» историко-архитектурных памятников является решение Старицкого райсовета «О списании здания Семеновской церкви» в 1965 году.

20 мая 1965 года специальная комиссия в составе председателя исполкома городского совета Н. Н. Кулешова, архитектора района Л. И. Алексеевой и представителя Райфо 3. С. Хитеевой «составили акт на предмет оценки и списания здания Семеновской церкви, находящейся в городе Старице по ул. К. Маркса, которое находится в разрушенном аварийном состоянии. Ремонту и реставрации не подлежит, так как восстановить ее первоначальный вид нет возможности, а для отдела Культуры здание не представляет собой памятника архитектуры». Комиссия предлагала, «списать Семеновскую церковь с баланса Старицкого Райфо, как здание развалившееся и разрушенное, которое длительное время находилось без кровли, из-за чего пришло в ветхое состояние». (354)

Через десять дней (какая оперативность по данному вопросу!), Исполком райсовета принимает решение «О списании здания Семеновской церкви», так как «с учета памятников архитектуры снято, находится в разрушенном состоянии, ... кирпичные стены разрушены и обломки кирпича в качестве стройматериала не пригодны». (355)

Исходя из приведенного текста, у всех читателей, читающих сегодня данное решение Старицкого райисполкома, должно сложиться впечатление об именно «благородной» цели, ведь для отдела Культуры бывшая церковь не представляет собой памятника архитектуры, тогда как в основе решения о разрушении здания лежит гораздо более прозаическая причина, хорошо видимая по следующему решению районного Совета: «На месте бывшей Семеновской церкви начать строительство Старицкой пожарной части». (356)

Точно такие же решения будут приняты по окончательному уничтожению Воздвиженской церкви, приблизительно на этом месте сегодня возвышается «саргофак» районного Дома культуры, Иоанна Предтечи и кладбищенской Васильевской городских храмов. Усадебного комплекса в селе Первитино, церкви Толгской Богоматери в селе Бойково, Преображенской церкви в селе Холо-хольня, «так как вышеназванные памятники архитектуры имеют большую степень разрушения и провести реставрационные работы на них или консервацию не представляется возможным». (357)

К началу 60-х годов в Старицком районе действовало только две православные церкви - городская Свято-Ильинская и села Берново Успения Божией Матери.

В 1963 году умер священнослужитель Берновской церкви и верующие этого прихода обратились уполномоченному по церковным делам Куроедову, чтобы прислали нового священника. Ответ не застал долго ждать: «Церковь закрыть и передать безвоздместно часть имущества (лента, отрезы ситца) Старицкому детсаду номер 1. Остальное имущество (полотенца, половые дорожки и т. д.) разрешить продать Старицкому Дому инвалидов». (358)

Уже 19 июня 1964 года был составлен акт представителем Старицкого райисполкома в лице председателя Берновского сельского совета Н. Ф. Степановым, экономистом совхоза «Берново» А. П. Смирновым, депутатом сельсовета В. М. Бекреневой о передаче безвозмездно Успенской церкви совхозу «Берново» стоимостью 8000 рублей. (359)

Таким образом, в 1964 году в Старицком районе работала только одна городская Свято-Ильинская церковь. Чтобы понять в каких условиях приходилось работать верующим в эти годы, достаточно взглянуть на папки дел «Материалы по вопросам религиозных культов», хранящихся в Старицком муниципальном архиве Тверской области.

Еще в 1961 году в соответствии с решением исполкома Облсо-вета «Об усилении контроля за выполнением законодательства о культах» при Старицком райисполкоме была создана «группа содействия в деле усиления контроля за выполнением законодательства о культах» в составе 12 человек. (360) Как правило эту группу возглавлял секретарь исполкома Старицкого райсовета. Комиссия должна была изучать формы и методы деятельности религиозных организаций в Старицком районе, строго контролировать их финансово-хозяйственную деятельность, посещать все основные религиозные праздники и на основании увиденного делать докладные, сообщать о проповеднической деятельности священнослужителей, «их приспособленчество к современной обстановке» и т. д.

Особый же контроль возлагался за деятельностью священнослужителей. В 1961 году в Старицкую Свято-Ильинскую церковь был прислан священник Борис (Борис Александрович Ясинский). Его неординарная деятельность послужила очередной докладной уполномоченному при Совете Министров СССР по Калининской области Б. Шантгай. Вот что, в частности, писала секретарь райисполкома: «Священник Ясинский ведет неправильный общественный образ жизни. Он катает на своем мотоцикле детей, угощает их конфетами и пряниками, приглашает их смотреть у себя дома телевизор. На своем мотоцикле возит женщин в лес за ягодами и грибами. Купается до поздней осени в реке Волге. Я дважды приглашала его к себе в кабинет на беседы. За неправильное поведение Ясинский строго предупрежден». (361)

А вот еще один любопытный случай, произошедший в городе Старице. Приведем полностью этот документ:

«Уполномоченному Советов по делам русской православной церкви и религиозных культов при Совете Министров СССР по Калининской области тов. Шантгай Б. В.

Настоящим сообщаю Вам, что в редакцию районной газеты «Верный путь» поступило устное заявление-просьба от гражданки Монаховой Анны Васильевны, работающей бригадиром колхоза им. Жданова Ново-Ямского с/с, проживающей в дер. Сельцо, через районную газету выразить благодарность священнику Ильинской церкви Ясинскому за спасение ее сына Вовы во время ледохода на р. Волге.

Произошло это при следующих обстоятельствах : Во время весеннего половодья и ледохода на р. Волге, 19 апреля 1964 года, около г. Старица на берегу играли дети. Среди них был девятилетний мальчик-Вова - сын Монаховых. Мальчик оказался, как неизвестно, на льдине, приставшей к берегу. Через некоторое время льдину от берега оторвало и понесло по, течению. На берегу в это время был народ, среди них священник Ясинский. Увидев, что льдина с мальчиком поплыла и ее несет на середину Волги, присутствующие при этом закричали, а Ясинский разделся и бросился в воду. Плыть пришлось далеко, т. к. льдина была на середине. Подплыв к льдине, Ясинский начал ее толкать по направлению к берегу и таким образом причалил ее, сняв находившегося на ней мальчика Вову и отправил его домой. Все это видели и, стоявшие на берегу люди.

Я беседовала с матерью Монаховой, она сказала, что ей обо всем рассказали очевидцы и она решила выразить свою благодарность через газету. Я ей объяснила, что этого делать не будем, но я поставлю обо всем этом в известность соответствующие органы. Она со мной согласилась.

Отец мальчика Монахов Константин Александрович работает рабочим Межколхозстроя». (362)

Вот так ретивые борцы с религией стремились замалчивать подвиг простого священника. Справедливости ради надо отметить, что через некоторое время Московский Патриарх Алексий наградил священнослужителя Ясинского Бориса Александровича церковным орденом св. Владимира третьей степени.

Большая роль в борьбе с религией на местах отводилась членам исполкомовской комиссии, которые ретиво исполняли контроль законодательства о культах. Именно они стояли внутри храма и переписывали почти всех пришедших на религиозный праздник. Буквально уже на следующий день на стол секретаря исполкома (как правило - руководителя комиссии) ложилась докладная. За это члены комиссии получали дополнительные выходные за «отработанное время». И через некоторое время на заводах, фабриках, учебных заведениях, райкомах комсомола вовсю начиналась «проработка» тех лиц, которые «засветились» в церкви на религиозном празднике. Особо подчеркивались в докладных члены ВЛКСМ и КПСС.

Приведем, например, нашим читателям докладную записку, написанную членами комиссии по религиозным культам за 1972 год:

«Доводим до Вашего сведения, что нами с 8 апреля на 9 апреля (праздник Пасхи) была посещена Ильинская церковь с 22 час. до 2 час.

На богослужении присутствовало примерно человек 500. В основном были жители г. Старицы, близлежащих деревень Сельцо, д. Ямская, ст. Старица, Кореничено, с. Луковникова, а также приезжих из г. Ржева и Зубцова.

Более 80 процентов присутствующих составляла молодежь с лет 17-18 до 32-35 и остальные лет с 50 и старше. Среднего возраста было меньше.

Очень много работающей молодежи было с города Старицы, причем они принимали самое активное участие в богослужении: покупали свечи, держали их в руках горящими, участвовали в крестном ходе. К ним относятся такие, как рабочие механического завода Матвеев, Трахачевский и многие другие, фамилии не знаем.

Общественное питание и торговля - Лысова, Алексеева, продавец магазина по ул. Красноармейской, повара со столовой 1, 2, ресторана.

Рабочие из МСО - фамилии не знаем, кроме Емельяновой Юлии, которая следует отметить вела себя очень безобразно, выражалась во все услышанье нецензурными словами, на замечания отвечала грубостью.

С дорожного отдела (ПДУ- 1346) Печатникова, мастер дороги, комсомолка, и Пашков, которые держали свечи. С РРЭС - Демидова-член КПСС со своим мужем. С аптеки - Селиванова, Виноградова, Горшенкова Ира. С ДОСААФ - Рождественский В., а также были рабочие с овощесушильного завода, со швейной фабрики, со строительных организаций, с правления Старицкого сельпо.

С учебных заведений учащихся не было, кроме Горшкова д. Сельцо (Заволжская школа) и Которева со средней школы». (363)

Ежегодно в область председателем атеистической комиссии посылались отчеты о деятельности религиозных организаций в Старицком районе, где мы можем прочитать характеристики священнослужителей, которые давали местные власти. Например, «... Священник Ясинский судя по имеющимся данным, религиозным фанатиком не является и большой активности в церковной службе не проявляет. Проповеди в церкви не произносит. Распущенный в быту человек, злоупотребляет спиртными напитками, живет без жены, увлекается мотоциклами. Посещает общегородские митинги, демонстрации 1 мая, 7 ноября, в день Победы и призывает к этому верующих. Все это в известной мере ослабевает его авторитет среди верующих...» (364), или «Довожу до вашего сведения, что священник Захаров грубо вмешивается в хозяйственно-финансовые дела религиозного общества. Считает себя полновластным хозяином церкви, исполнительный орган игнорирует. Для подкармливания церковного актива установил оплату певчим по 15-20 рублей. Под его влиянием находятся помощник старосты Митрохина, председатель ревкомиссии Борисова и казначей Рожков, которые поддерживают священника во всех его делах и с ним вместе делят барыши... Исполком райсовета просит Вас немедленно принять меры и убрать из Ильинской церкви зарвавшегося священника Захарова, который попирает советское законодательство». (365) И вскоре меры были приняты - священник Захаров отбыл служить в другое место.

В этих же отчетах мы находим сведения о религиозных службах, проводимых не только в городе Старице, но и в районе. Так, в отчете за 1966 год, в частности, читаем: «... В отдельных населенных пунктах ... дер. Илейкино и дер. Маслово Старицкого района ... есть почитаемые невежественными людьми «святые» колодцы и родники, откуда некоторые местные жители берут воду домой или пьют ее на месте... Поскольку религиозные фанатики и кликуши пытаются использовать для нелегальных богослужений здания бывших часовен, нужно принять меры к тому, чтобы все пустующие здания бывших церквей и часовен, закрытых в разное время, были использованы под культурные или хозяйственные цели». (366) 

Вскоре такой учет был произведен Старицким отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (!). Вот только некоторые сведения из него «ревнителей культуры»: «Здание церкви села Первитино подлежит сносу в виду его постепенного обрушения... Казнаковская церковь развалена, использоваться не может. Подлежит сносу... Покровская церковь в настоящее время передана колхозу в хозяйственных целях: под складирование зерна и мастерскую для тракторной бригады... Бродовская церковь в настоящее время переоборудована под мастерские сельхозтехники... Чукавинская церковь передана в Старицкое сельпо, где в настоящее время находится пекарня... Предложения по дальнейшему использованию церкви села Берново. В связи с тем, что здание церкви в селе Берново было передано в 1965 году на баланс совхоза «Берново», последний использует это здание под хранение зерна. Здание церкви является памятником архитектуры 17 века и здесь же рядом находятся могильные камни - памятники пушкинских времен, которые представляют большой интерес для туристов. Место красивое, но эта красота нарушается шумом тракторов, которые привозят и отвозят зерно. А если бы в здании церкви организовать комнату - музей А. С. Пушкина, то было бы очень удобно для туристов, и для сельского Совета... Здание Кушниковской часовни используется под магазин...» и т. д. (367)

Таким образом, в послевоенные пятидесятые-шестидесятые годы, когда страна залечила военные раны, Русская Православная Церковь снова попала под тяжелый политический пресс, испытанный ранее в годы разрушительной революции. Новая волна безбожия и прикрытого гонения беспощадно обрушилась на служителей Церкви, поставив их в самое бесправное положение.

Каковы же масштабы гибели церковных и культурных ценностей России? Только по самым заниженным подсчетам погибло или превращено в руины 25-30 тысяч церквей и соборов, около 500 монастырей, не менее 50 тысяч ценных городских зданий, около 2 тысяч усадеб. (368)

За семьдесят лет насаждаемого безверия общество потеряло нравственные ориентиры. А это настоящая культурная катастрофа, которая резко нарушила преемственность поколений, подорвала накопленные веками традиции и духовность.

Наши дни наглядно показывают, что без веры в Бога и любви к ближним жить совершенно бессмысленно. И надо оглядеться вокруг, увидеть, что храмы, часовни, монастыри, украшающие просторы нашего Отечества, как путеводные звезды, несут свой основной глубокий и жизненный смысл. Именно они обращают внутренний взор человека единственно на то, что для него должно быть истинным, прекрасным, действительно богатым, что питает и радует его сокровенный дух, где вечность и истинное блаженство.

Сегодня история ставит нас перед выбором: либо продолжающаяся деградация культурного наследия с трагическими непредсказуемыми результатами судьбы перестройки, либо создание благоприятных условий для его сохранения, использования и возрождения. В этом залог будущего процветания, экономического, социального и политического могущества нашей страны.

ВЕРА БЕЗ ДЕЛ МЕРТВА

Во что превратился Старицкий Свято-Успенский монастырь к началу третьего тысячелетия христианства? Что представляет он собой сегодня? Пройдем по оставшимся строениям древней обители. Обидно и горько видеть здесь следы вандализма. Ведь монастырь с его соборами и церквями - это не просто памятник архитектуры. Это был, хочется .еще раз напомнить, эпицентр духовности, из которого, как волны колокольного звона, шли культура и нравственность. Даже в пустом, обезлюдевшем храме, давно забывшем о мерцании свечей и запахе ладана, душа наполняется каким-то неизъяснимым трепетом, откликаясь на голоса потерянных в глубине истории предков. Так у кого же поднялась рука намалевать на его стене гадкие картинки, выломать мраморные блоки, нацарапать на колонне непристойное слово? А в Троицком соборе? Железных дверей нет, лестничная площадка, выложенная из старицкого белого «мрамора», варварски разрушается - камень берут для строительства дачных домов. Разве думал старицкий меценат генерал-майор Алексей Тимофеевич Тутолмин (напомним, основавший в 1810 году 12 декабря на свои средства первую в городе Старице больницу для неимущих), что потомки так неблагодарны, так варварски отнесутся к его усыпальнице - Троицкому собору?

С тоской хожу по шатким переходным галереям, боясь провалиться в огромные зияющие дыры. С болью смотрю на гигантские трещины в стенах, на облупившиеся древние фрески. Разваливается старая кладка. Ничего не осталось от внутреннего убранства. Уныло глядят на новое поколение с исписанных матерщиной стен плоские лики святых чудотворцев и апостолов. И какой Мамай прошелся по чудо-монастырю?! Если бы жил царь Иоанн Васильевич Грозный сейчас, не миновать бы еще одной опричнины, но уже не за измену престолу, а за развал и бесхозяйственность. Пусть Бог будет судьей, который долго терпит, да больно бьет.

Часто можно наблюдать такую сцену, когда экскурсоводы стремятся сгруппировать туристов на ... некотором расстоянии от памятников истории и архитектуры. Почему так неохотно откликаются они на предложения заглянуть внутрь старинных соборов, церквей, усыпальниц? Ответ уже напрашивается сам собой - стыдно показывать гостям современные «граффити». В Старицком Свято-Успенском монастыре безнаказанно портили и разрушали все, что поддавалось силе человеческих рук. Кто-то почти стер ножом или острым камнем резьбу на усыпальнице, выполненную в стиле классицизма, повредил узор на каменных памятниках, свидетельствующих о великом мастерстве наших предков. Трудно прочесть на соборах и церквях памятные даты и имена на старо-славянском языке.

Пройдем по монастырскому кладбищу. Где она, «любовь к отеческим гробам», о которой с таким почтением писал великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин? Где-то под поросшим бурьяном мусором находятся могилы и самих строителей монастыря, и сваленные в кучу надгробья с могил других жителей города Старицы. Под этим бурьяном обрывается не просто родовая память, обрывается гражданская традиция. Ладно, нам внушали: купцы и священники - самодуры, толстосумы, невежды, кровопийцы. Но сегодня-то спали шоры с глаз, и мы знаем, что если бы не эти «самодуры и невежды», не было бы той Старицы, которую они оставили нам в наследство, - города с храмами, гимназией, духовным училищем, телефонами и многим другим.

Вот валяется на земле опрокинутый памятник купцу Ладыгину, построенному в свое время на личные деньги богадельню для неимущих при городской Ильинской церкви. Вот выглядывает из травы лежащее на боку надгробие поручика Смирнова, сереют мхом мраморные плиты с именами купцов Чирьевых, Тулуповых, Веревкиных, Епанечниковых, Щукиных и многих других почетных граждан города Старицы, либо проливавших за нее кровь в военных походах, либо содействовавших своим мирным трудом и личными средствами ее процветанию.

Известно, что дошедшее до наших дней в руинированном состоянии здание церкви Вознесения было построено в 1763 году на территории Вознесенского женского монастыря, основанного в XVI столетии в годы царствования Иоанна Грозного, на месте более древней деревянной церкви. В описи Вознесенской церкви за 1903 год, хранящейся в Государственном архиве Тверской области, говорится, что внутри Знаменской церкви с правой (южной) стороны «лежит могильный камень... на верхней стороне камня имеется надпись, которая может быть прочтена лишь с пропусками, благодаря поврежденности высеченных букв: «В лето ... в день ... пре-ставися раба Божия инокиня Пелагея дочь Ланяевых». Погребенная здесь Пелагея с незапамятных времен считается схимонахинею, и память ее всегда чтилась и чтится до сих пор не только старичана-ми, но и окрестными жителями. В делах бывшего Старицкого духовного правления (за 1768 год) сохранился документ, в котором эта Пелагея называется матерью первого Патриарха Иова (Старицкого уроженца)». (369)

Из обзора документов, найденных в ГАТО, мы располагаем дополнительными источниками по этому вопросу. Например, в 1777 году Тверское духовное правление делает запрос в Старицу по поводу «служения панихид, а может и молебнов над гробницей инокини Пелагеи». Священник Вознесенской церкви Иван Матвеев показал: « ... по схимнице, по инокине Пелагеи - служение панихи исправляли, потому что прежде бывшие священники деды и отцы их пооное инокине панихидах справляли ... гробница по 1755-го была в не церкви, накоторыя имелась вдреве часовня ... И по присланному преосвященного Вениамина Епископа Тверского Старицкого Успенского монастыря архимандриту Тарасию Указу велено с помянутою Вознесенском монастыре каменную церковь с приделом разобрав, и на той же церковью иметь вновь каменную церковь с приделом именование постройки... А инокине гробницу опустить в землю, и сровнять с полом церковным, которая и опущена, а панихиды петь созвали...» (370)

Почти такое же объяснение дала игуменья Ксанфиппа, только добавив, что «...часовню сломали и церковь обложили инокини Пелагеи гробницу вместили внутри церкви за правую клиросом, а панихиды как впрежние служения так и нынешние служения по упомянутой инокине Пелагеи справляли, а молебнов не служили...» (371)

Что происходило далее вокруг могилы схимонахини Пелагеи нам известно лишь отрывочно из архивных документов. Так, в 1925 году директор Старицкого музея Н. Суворов писал в губмузей: «... Временно оставлены в церквях на хранение следующие предметы: 1. Вознесенская церковь:

а) гробница схимонахини Пелагеи- представляющая массивную каменную плиту пудов 25 весом, доставить которую в музей чрезвычайно трудно и сопряжено с большими расходами...» (372)

Разрушения, которые были причинены церкви Вознесения после 1917 года, коснулись и гробницы схимонахини Пелагеи. Был утрачен надмогильный камень с надписью, на его месте были проведены перекопы грунта, могила, как и все внутреннее пространство храма, оказались засыпанными толстым слоем мусора. Геофизическая разведка с помощью георадара, предпринятая по ходатайству районной администрации банком «Солидарность» в феврале 2002 года, показала, что близ южной стороны основного объекта храма, напротив центрального оконного проема, имеется локальная аномалия, которая может соответствовать остаткам гробницы схимонахини Пелагеи.

31 июля 2002 года Общественная комиссия, созданная по инициативе Администрации Старицкого района Тверской области и наместника Старицкого Свято-Успенского монастыря игумена Гермогена, произвела освидетельствование места захоронения схимонахини Пелагеи, матери первого Патриарха Московского и всея Руси Иова. В состав комиссии вошли:

Будаков Николай Петрович, советник председателя правления банка «Солидарность» по специальным вопросам - председатель;

Игумен Гермоген- наместник Старицкого Свято-Успенского монастыря;

Журавлев Сергей Юрьевич - Глава Администрации Старицкогорайона;

Звягин Виктор Николаевич - профессор, доктор медицинских наук, зав. отделом Российского Центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ;

Соколов Валерий Николаевич - председатель Старицкого отделения Всероссийского общества автомобилистов;

Станюкович Андрей Кириллович- член-корреспондент РАЕН, доктор исторических наук, зав. Отделом археологии и этнографии Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея;

Шитков Александр Владимирович - председатель Старицкого отделения Российского общества историков-архивистов, преподаватель Старицкого педагогического училища, краевед.

В освидетельствовании участвовала старший научный сотрудник Отдела археологии и этнографии Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея, реставратор I категории Елкина Ирина Игоревна.

Исследовательская группа ученых, прибывших в Старицу, уже проводила археологические освидетельствования мощей пяти святых, до последнего времени по разным причинам пребывавших под спудом:

-преподобного Никиты Столпника, Переславского Чудотворца, в Никитском монастыре города Переславля-Залесского;

-священномученика   Александра   Вышегородского,   в   Наро-Фоминском районе Московской области;

-праведного Алексия Мечева, на Введенском кладбище в городе Москве;

-преподобноисповедника  Георгия, Даниловского  Чудотворца (архимандрита Георгия Лаврова), на Бугровском кладбище Нижнего Новгорода;

-блаженной старицы Матроны (М. Д. Никоновой), позже причисленной к лику святых, на Даниловском кладбище в городе Москве.

Общественной комиссией на глубине 1,7 метра были обнаружены кости человеческого скелета, лежащего вытянуто на спине головой к западу. На костях стопы правой ноги сохранились останки погребальной обуви из тонкой темно-коричневой кожи. Кости скелета перекрыты тонкой прослойкой древесного тлена от крышки гроба. Его дно, сохранившееся в виде слоя древесного тлена располагается на материке - плотном однородном белом песке. Рядом с изголовьем гроба найдено три фрагмента керамических сосудов, которые датируются XVI-XVII вв.

По окончания расчистки захоронения и его графической и фотофиксации, обнаруженные останки по решению Комиссии были изъяты для дальнейшего лабораторного исследования, а данный участок храма приведен в первоначальное состояние.

После проведения медико-антропологического осмотра костных останков выяснилось, что они принадлежали пожилой женщине (свыше 70 лет). На черепе имеются следы механической травмы. На левой теменной кости в заднем ее отделе обнаружен дырчатый дефект правильной округлой формы, размерами 16x18 мм. Судя по характеру краев, данный дефект возник от ударного воздействия тупого твердого орудия округлой формы в направлении сзади наперед и несколько слева направо и снизу вверх. Кости тонкие, небольших размеров, без выраженного костного рельефа, что указывает на их принадлежность скелету женщины небольшого роста субтильного телосложения.

Останки кожаной погребальной обуви, найденной в захоронении, имеют многочисленные аналоги в русских городских и, в особенности, монастырских некрополях XIV-XVI вв. Факт создания в XVIII веке надмогильного сооружения над значительно более древним захоронением означает, что оно особо почиталось.

С учетом изложенного выше, с высокой степенью вероятности можно опознать захоронение как останки схимонахини Пелагеи Ланяевой. Наличие на черепе погребенной механических повреждений, если они носят прижизненный характер, свидетельствуют о ее мученической кончине, что вполне согласуется с особым почитанием захоронения.

28 августа 2002 года, в день Успения Богородицы наместнику древней обители игумену Гермогену был торжественно передан фрагмент кожаной сандалии, которая была найдена в ходе раскопок и принадлежала подвижнице веры и благочестия, схимонахине Пелагеи. Теперь эта святыня, до восстановления Старицкого Свято-Успенского монастыря, будет принадлежать местному Ильинскому храму, и прихожане смогут прикоснуться к ней.

Таким образом, мы постепенно возвращаемся к тому, когда чудотворные образы и мощи святых, хранившиеся в монастырях, привлекали к себе неисчислимые потоки богомольцев. Чтобы возродить полноценную духовную жизнь, мало восстановить внешнюю красоту поруганных стен, надо вернуть туда святыни, веками почитавшиеся русским народом. Но главное, восстановить к ним благоговейное уважение, с каким относились к святыням раньше, с каким преклоняются перед ними истинно верующие люди.

Сегодня в Старицком Свято-Успенском монастыре обитают один монах и один послушник, включая самого наместника игумена Гермогена. У самой Старицы сегодня есть отличная возможность оживить душу города, помогая восстановлению обители, разрушенной, кстати сказать, дедами нынешних же старичан.

Желание восстановить этот изумительный, уникальный монастырь - памятник славы, духовной земли русской, побудило вице-премьера правительства России Виктора Борисовича Христенко, который впервые побывал в нашем родном городе в 2001 году, создать общественный фонд «Возрождение Старицкого Успенского монастыря». Туда вошли учредителями не только представители властей, но и директор Магнитогорского металлургического комбината, московские, московские, тверские предприниматели. На середину 2002 года в этом фонде уже имеется около 10 миллионов рублей. В настоящее время решается вопрос по выбору подрядчика, подготовке проектной документации, вопросы газификации.

Монастырь открыт, теперь нужно сделать так, чтобы он стал составной частью жизни всего города. Потому что он - это сердце Старицы, а забьется сердце, оживет и весь город.

НАСТОЯТЕЛИ Свято-Успенского Монастыря



Настоятели


1. Инок Трифон 1110-1127 гг.

2. Инок Никандр 1110-1153 гг.

3. Инок Мисаил 1110-? гг.

4. Инок Порфирий ?-1164 гг.

5. Инок Феодорит 1164-1193 гг.

6. Инок Александр 1193-1203 гг.

7. Священно-игумен Иринарх 1203 -1203 гг.

8. Священно-игумен Александр 1203-? гг.

9. Священно-игумен Герасим ?-? гг.

10. Священно-игумен Симеон ?-1220 гг.


11. Священно-игумен Варсонофий 1200-? гг.

12. Священно-игумен Иона  ?-? гг.


13. Священно-игумен Никандр ?-? гг.

14. Священно-игумен Кирилл ? - ? гг.

15. Священно-игумен Исайя ?-1240 гг.

16. Священно-игумен Варлаам 1240-? гг.

17. Священно-архимандрит Леонид ?-? гг.

18. Священно-архимандрит Филарет ? - 1272 гг.

19. Священно-архимандрит Меофодий ?-? гг.

20. Священно-игумен Лаврентий ?-? гг.

21. Священно-игумен Антоний ?-? гг.

22. Священно-игумен Иона ? - ? гг.

23. Священно-игумен Феодосии ?-? гг.

24. Священно-игумен Савва ?-1283 гг.

25. Священно-игумен Симеон 1283 -1289 гг.

26. Священно-игумен Варнава 1289-7 гг.

27. Священно-игумен Киприан ?-? гг.

28. Священно-игумен Герман ?-? гг

29. Священно-игумен Иосиф ?-? гг

30. Священно-игумен Арсений ?-? гг

31. Священно-игумен Боголеп ?-? гг

32. Священно-игумен Серапион ?-1292 гг. 

33. Священно-игумен Дорофей 1292-1304 гг.

34. Священно-игумен Иаков 1304-1312 гг.

35. Священно-архимандрит Герман 1551-1553 гг.

36. Священно-архимандрит Игнатий 1553-1559 гг.

37. Священно-архимандрит Иов 1559-1571 гг.

38. Священно-архимандрит Пимен 1601 -1607 гг.

39. Священно-архимандрит Дионисий 1607-1610 гг.

40. Священно-архимандрит Мефодий 1617-1623 гг.

41. Священно-архимандрит Иосиф 1623-1653 гг.

42. Священно-архимандрит Леонид 1653-1655 гг.

43. Священно-архимандрит Тихон 1655-1658 гг.

44. Священно-архимандрит Исайя-1-й 1658-1662 гг.

45. Священно-архимандрит Варлаам 1662-1669 гг.

46. Священно-архимандрит Сергий 1669-1672 гг.

47. Священно-архимандрит Варлаам-2-й 1672-1683 гг.

48. Священно-архимандрит Исаия-2-й 1683-1697 гг.

49. Священно-архимандрит Корнилий 1697-1716 гг.

50. Священно-архимандрит Иоаким 1716-1719 гг.

51. Священно-архимандрит Мельхиседек 1719-1722 гг.

52. Священно-архимандрит Иона 1722-1732 гг.

53. Священно-архимандрит Тарасий 1732-1769 гг.

54. Священно-архимандрит Варфоломей 1763-1768 гг.

55. Священно-игумен Филимон 1769-1770 гг.

56. Священно-игумен Христофор 1770-1776 гг.

57. Священно-игумен Макарий 1776-1783 гг.

58. Священно-игумен Арсений 1783-1783 гг.

59. Священно-игумен Александр 1783-1785 гг.

60. Священно-игумен Амфилохий 1785 -1785 гг.

61. Священно-игумен Елпидифор 1785-1792 гг.

62. Священно-игумен Павел 1792-1795 гг.

63. Священно-игумен Варлаам 1795-1796 гг.

64. Священно-архимандрит Иоасаф 1796-1798 гг.

65. Священно-архимандрит Анастасий 1798-1806 гг.

66. Священно-игумен Антоний 1806-1807 гг.

67. Священно-архимандрит Иоанникий 1807-1808 гг.

68. Священно-архимандрит Сергий 1808-1808 гг.

69. Священно-архимандрит Серафим 1808-1811 гг.

70. Священно-архимандрит Иоасаф 1811-1816 гг.

71. Священно-архимандрит Владимир 1816- 1818 гг.

72. Священно-архимандрит Ириней 1818-1821 гг.

73. Священно-архимандрит Иннокентий 1821-1823 гг.

74. Священно-архимандрит Серафим 1823-1824 гг.

75. Священно-архимандрит Антоний 1824-1825 гг.

76. Священно-архимандрит Макарий 1825-1832 гг.

77. Священно-архимандрит Александр 1832-1856 гг.

78. Священно-архимандрит Феодор 1856-1858 гг.

79. Священно-архимандрит Адриан 1858-1865 гг.

80. Священно-игумен Меофодий 1865-1866 гг.

81. Священно-архимандрит Гавриил 1866-1867 гг.

82. Священно-игумен Поликарп 1868-1871 гг.

83. Священно-игумен Марк 1871-1871 гг.

84. Священно-архимандрит Гавриил 1871-1884 гг.

85. Священно-игумен Виталий 1884-1884 гг.

86. Священно-архимандрит Агафангел 1884-1888 гг.

87. Священно-игумен Арсений-1-й 1888-1894 гг.

88. Священно-игумен Алексий 1894-1894 гг.

89. Священно-игумен Арсений-2-й 1894-1896 гг.

90. Священно-архимандрит Николай 1896-1905 гг.

91. Священно-игумен Тихон 1905-1908 гг.

92. Священно-архимандрит Павел 1908-1918 гг.

93. Священно-игумен Тихон 1918-? гг.

94. Священно-игумен Алексий 7-1923 гг.

95. Священно-игумен Кирилл ?-1928 гг.

96. Священно-игумен Гермоген 1997-7 гг.


Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • А СНАЧАЛА БЫЛО ТАК
  • ВОЗРОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕЙ ОБИТЕЛИ СТАРИЦКИМИ КНЯЗЬЯМИ
  • СВЯТЫЕ УСПЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ
  • ЗДЕСЬ НАША НАДЕЖДА И УПОВАНИЕ НА БОГА...
  • В МАССОВОМ БЕЗБОЖИИ КОРЕНЬ НАШИХ БЕД
  • ПОСЛЕДНИЙ НАСКОК АТЕИЗМА
  • ВЕРА БЕЗ ДЕЛ МЕРТВА
  • НАСТОЯТЕЛИ Свято-Успенского Монастыря

  • загрузка...