КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400398 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170264
Пользователей - 90995
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

pva2408:не можешь понять не пиши. У автора другой взгляд на историю, в отличии от тебя и миллионов таких как ты, и она имеет право этот взгляд донести окружающим. Возможно, автор пользуется другими фактами из истории, нежели ты теми, которые поместила тебе в голову и заботливо переложила ватой росийская госмашина и росийские СМИ.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
pva2408 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

Никак не могу понять, почему бы американскому историку (родилась 25 июля 1964 года в Вашингтоне) не написать о жертвах Великой депресссии в США, по некоторым подсчетам порядка 5-7 млн человек, и кто в этом виноват?
Еврейке (родилась в еврейской реформисткой семье) польского происхождения и нынешней гражданке Польши (с 2013 года) не написать о том, как "несчастные, уничтожаемые Сталиным" украинцы, тысячами вырезали поляков и евреев, в частности про жертв Волынской резни?

А ещё, ей бы задаться вопросом, почему "моримые голодом" украинцы, за исключением "западенцев", не шли толпами в ОУН-УПА, дивизию СС "Галичина" и прочие свидомые отряды и батальоны, а шли служить в РККА?

Почему, наконец, не поинтересоваться вопросом, по какой причине у немцев не прошла голодоморная тематика в годы Великой Отечественной войны? А заодно, почему о "голодоморе" больше всех визжали и визжат западные украинцы и их американские хозяева?

Рейтинг: +3 ( 6 за, 3 против).
Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Приносящие рассвет (fb2)

- Приносящие рассвет (пер. А. Савинов) (а.с. Сэкетты-6) 404 Кб, 188с. (скачать fb2) - Луис Ламур

Настройки текста:



Луис Ламур
Приносящие рассвет
(Сэкетты-6)

Глава 1

Мой брат, Оррин Сэкетт, был такой здоровенный, что мог бы бороться с медведями, а я такого же роста, как брат, но тощий, как говорится, «кожа да кости». Оррин пел как ангел, точнее как настоящий уроженец Уэльса, а там поют даже лучше ангелов. Это понятно — ведь наши деды и бабки приплыли в Новый Свет из Уэльса. Несмотря на большой рост и вес Оррин был на удивление ловким парнем.

В Теннеси, где мы выросли, люди говорили, что я спокойный, Но если выпадал случай подраться, со мной обычно не связывались. Хотя Оррин был сильнее чем я и запросто мог свалить быка, ему не хватало того, чем природа наделила меня.

Может, помните кровавую вражду между Сэкеттами и Хиггинсами? В то время, о котором я рассказываю, мы, Сэкетты, только что покончили с нашими врагами.

Длинный Хиггинс — злой, подлый человек — был последним из своего клана. Он хотел добыть шкуру Сэкетта, имея при себе лишь винтовку для охоты на белок. Длинный Хиггинс давно охотился за Оррином и в тот день ничего не боялся, прекрасно понимая, что Оррин не возьмет оружия на свадьбу, куда его пригласили.

Конечно, Оррин не думал о Хиггинсах, ведь на свадьбе его ждала Мэри Трипп, на которой он хотел жениться, поэтому я решил, что именно мне надо встретить Длинного Хиггинса по дороге к дому, где отмечали торжество. Только я собрался остановить его, как между нами на своей повозке проехал проповедник Майрик, а когда пыль улеглась, Длинный Хиггинс уже держал на мушке моего брата.

Женщины завизжали, Хиггинс выстрелил, но Мэри оттолкнула Оррина и спасла от смерти, сама попав под пулю.

— Длинный!

Он резко развернулся на мой голос, наведя на меня винтовку. Губы его решительно сжались. Длинный Хиггинс хорошо стрелял с бедра и реагировал быстро… Даже чересчур быстро.

Когда я убрал свой старый шестизарядник в кобуру, Длинный Хиггинс лежал в дорожной пыли. Я направился вверх по склону к лесу, и этот путь показался мне самым длинным в жизни, если не считать еще одного, который я проделал много позже.

Ведь на свадьбе мог оказаться Олли Шеддок, а я знал, что если он меня окрикнет, то придется обернуться. Ведь Олли был шерифом и представлял Закон, а к тому же приходился нам дальним родственником.

Когда мама увидела меня, то сразу поняла — что-то стряслось. Мне хватило минуты для рассказа о случившемся. Мама сидела в старом кресле-качалке и пристально смотрела мне в глаза.

— Тай, — произнесла она строгим голосом, — когда ты пристрелил Длинного Хиггинса, он стоял к тебе лицом?

— Смотрел прямо на меня.

— Возьми серого в яблоках, — сказала мама, — он в наших краях самый быстрый. Поезжай на Запад. Найди холмы с хорошей землей и оленями. А потом попроси кого-нибудь написать письмо, и мы с мальчиками приедем к тебе.

Она оглядела нашу захудалую ферму. Как мы ни работали — а мы, Сэкетты, умеем работать, — все равно чего-нибудь не хватало. Жили мы бедно, поэтому мама с тех пор, как умер отец, все время заводила разговор о переезде на Запад.

О тех краях ей часто рассказывал отец, который немало путешествовал и много знал. Он никогда не задерживался дома надолго, но мама все равно любила его, и мы, сыновья, тоже. Отец говорил, как истинный валлийец, и знал много красивых слов. Папа рассказывал о далеких плодородных землях, которые только и ждали, когда туда придут люди и их возделают.

Мама взглянула на меня своими проницательными голубыми глазами. Смотреть в них было тяжелее, чем в глаза Длинного Хиггинса, когда он целился в меня.

— Тай, ты мог бы убить Олли?

Я никому не сказал бы такого, но маме выложил всю правду.

— Мне не хочется этого, потому что мы родственники, но если возникнет необходимость — смогу. Похоже, я стреляю быстрее и точнее многих.

Она вынула трубку изо рта.

— Восемнадцать лет я вижу, как ты взрослеешь, Тайрел Сэкетт, двенадцать из них ты только и делаешь, что упражняешься в стрельбе из револьвера. Когда тебе было пятнадцать, отец сказал, что не видел ничего подобного. Стой на стороне закона, Тай, и никогда — на другой. — Мама поправила одеяло на коленях. — Бог даст, мы снова встретимся на землях Запада.

Я выбрал тропу, ведущую через границу штата на юг, а потом на запад. Олли Шеддок не покинет пределы штата, поэтому я постарался выбраться из Теннесси до того, как холмы укроют сумерки.

Тропа вела через дикие пустынные земли Арканзаса на запад в штат Канзас. Когда я наконец въехал на улицу маленького городка Бакстер-Спрингс, местные жители подумали, что прибыл еще один беглец с гор, который будет помогать им отгонять от этих мест зараженные клещами стада, принадлежащие техасцам. Однако я мечтал не о таком деле!

Техасцы держали свой скот в восьми милях от Бакстер-Спрингс, и я направился туда, не рассчитывая на теплый прием, потому что был здесь чужаком. Обогнув стороной ковбоев, объезжающих стадо, я остановил коня у костра. От запаха пищи потекли слюнки, ведь я не ел дня два, — денег не было, а просить то, за что невозможно было уплатить, не позволяла гордость.

Приземистый, широкоплечий, усатый человек с квадратным лицом окликнул меня:

— Эй! На сером! Чего тебе надо?

— Работы, если имеется. И поесть, если найдется. Меня зовут Тайрел Сэкетт. Я из Теннесси направляюсь на Запад к Рокки-Маунтинс, но если предложите работу, поеду с вами.

Он придирчиво оглядел меня, а потом сказал:

— Слезай с коня, парень, и иди сюда. Еще ни один человек не уходил от моего костра голодным. Меня зовут Белден.

Привязав Серого, я подошел к огню. Около костра отдыхал высокий симпатичный мужчина с золотистой бородой, как у викингов, о которых рассказывал отец.

— Черт побери! — добродушно воскликнул он. — Да это фермер!

— А что в этом плохого? — спросил я. — Ваш живот не был бы сейчас набит бобами, если бы их не выращивали фермеры.

— У нас были неприятности с фермерами, мистер Сэкетт, — пояснил Белден. — Не так давно в перестрелке они убили моего человека.

— Поэтому, — произнес чей-то голос, — может, нам убить этого фермера?

Тот, кто произнес эти слова, прямо-таки нарывался на неприятности. Мне приходилось встречаться с людьми такого сорта. Незнакомец был среднего роста с узким лицом и сросшимися на переносице бровями. Правое плечо его было ниже левого. Если он действительно хотел неприятностей, то выбрал правильный путь.

— Мистер, — сказал я, — если думаете, что сможете убить этого фермера, начинайте в любую минуту.

Он удивленно взглянул на меня поверх пламени костра, видимо, подумал, что я испугался. Моя одежда — старая, залатанная рубашка из домотканого полотна, джинсы, заправленные в грубые сапоги — подтверждала, что я родом с гор. Внешне я ничего из себя не представляю, и только по револьверу можно было определить, что из него выпущена не одна сотня фунтов свинца.

— Хватит, Карни! — резко оборвал его мистер Белден. — Этот человек — гость у нашего костра!

Мне принесли еду, которая пахла так аппетитно, что я моментально опустошил тарелку… А потом еще одну… И проглотил три кружки горячего черного кофе. У нас в горах любят крепкий кофе, но такого я никогда не пробовал: густой и необыкновенно вкусный.

Человек с золотистой бородой наблюдал за мной, а потом сказал мистеру Белдену:

— Хозяин, найми этого парня. Если он работает так же, как ест, из него получится отличный помощник.

— Вопрос только в том, — вмешался Карни, — умеет ли он драться?

У костра все затихли, когда я отставил тарелку в сторону и встал.

— Мистер, я не убил вас до сих пор, потому что, уезжая из дома, дал обещание маме быть осторожнее с оружием, но вы меня уже порядком разозлили.

Карни действительно из кожи вон лез, чтобы вывести меня из себя, и когда он посмотрел мне в глаза, стало ясно, что рано или поздно придется отправить его на тот свет.

— Обещал мамочке, да? — презрительно усмехнулся Карни. — Придется сейчас нарушить обещание.

Он слегка выставил вперед правую ногу, а я чуть было не рассмеялся ему в лицо. Но неожиданно позади меня раздался приятный, густой голос:

— Мистер, — произнес кто-то четко и ясно. — Я не позволю Тайрелу прямо сейчас снять с вас шкуру, поэтому садитесь и остыньте.

Это был Оррин, который наверняка держал Карни на прицеле.

— Спасибо, Оррин. Мама взяла с меня обещание вести себя осторожнее.

— Она мне говорила. Будем считать, что этому человеку повезло.

Оррин спешился — прекрасно сложенный, могучий, красивый парень с плечами такими широкими, как у двоих крепких мужчин. На нем был оружейный пояс с револьвером, и я знал, что он умеет им пользоваться.

— Вы братья? — спросил Белден.

— Братья с холмов Теннесси, — ответил Оррин, — направляемся на Запад, ищем новые земли.

— Беру вас обоих, — сказал мистер Белден, — мне нравятся, когда люди работают в паре.

Вот так все началось. Этот день стал началом событий, которых никто не мог себе представить. Симпатичного человека с бородой звали Том Санди. Он был старшим на перегоне стада. С того момента, как он заговорил со мной, наши жизни оказались переплетены, но никто не может читать следы судьбы…

Оррина все сразу полюбили. Он покорял добродушием, широкой улыбкой, смелостью и юмором, которого хватило бы на троих. Оррин выполнял свою работу, и даже больше, а вечерами у костра пел или рассказывал байки. Когда он, напевая, объезжал стадо, все прислушивались к его красивому баритону.

На меня мало кто обращал внимания, ковбои быстро поняли, что работать я умею, и оставили в покое. Когда Оррин сообщил, что его брат крутой парень, они лишь посмеялись. Промолчали только двое: Том Санди и Кэп Раунтри — худощавый, жилистый старик с моржовыми усами, весь вид которого говорил, что он за свою жизнь проехал по многим тропам.

На третий день пути меня нагнал Том Санди и поинтересовался:

— Тай, что бы ты сделал, если бы Рид Карни схватился за револьвер?

— Убил бы его, мистер Санди, — ответил я.

Он изучающе взглянул на меня.

— Да, пожалуй, убил бы. — Он немного отъехал, а потом повернулся в седле. — Зови меня Том. Не люблю длинных имен, а тем более никому не нужного «мистера».

Вы когда-нибудь бывали на канзасских равнинах? Видели, как простирается трава до самого горизонта? Трава мягко колышется под сильными ветрами, словно беспокойные морские волны. Только кое-где попадаются цветы, да белеют бизоньи кости.

На пятый день, когда я, разведывая местность, оказался далеко впереди стада, из ближайшего оврага появилась группа всадников — человек десять — двенадцать. Я сразу почувствовал беду, поэтому направил коня навстречу.

День выдался просто замечательный, воздух был напоен ароматами лета, по голубому небу плыло только одно облачко, словно отбившийся от стада белый бизон медленно брел по бескрайней равнине.

Когда всадники подъехали, я натянул поводья и стал ждать, перекинув свой «спенсер» 56-го калибра через седло и держа палец на спусковом крючке.

Они остановились — грязные мужчины, выглядевшие как бандиты… Их главарь на первый взгляд казался таким подлым и мерзким, что при его приближении, должно быть, в округе у хозяек скисали сливки.

— Мы забираем часть вашего стада. — Главарь банды, похоже, не любил тратить слов понапрасну, — причем сейчас же. По пути вы прихватили много наших коров, к тому же пасли свой скот на чужой траве.

Взглянув на него, я возразил:

— Ну, это вряд ли.

И вроде как невзначай нацелил «спенсер» на пряжку его ремня, не снимая указательного пальца с спускового крючка. -

— Вот что, малыш… — угрожающе начал он.

— Мистер, — произнес я, — этот «спенсер» совсем не малыш, а я как раз поспорил с приятелем. Он уверен, что такую большую пряжку на ремне, как у вас, пуля не пробьет. Ну, а по-моему, кусок свинца 56-го калибра вгонит эту пряжку в живот до самого позвоночника. Если не возражаете, мистер, мы можем прямо сейчас разрешить наш спор.

Он побледнел, и если бы кто-то из его людей в тот момент сделал одно неверное движение, я бы уложил главаря и столько бандитов, сколько успел бы.

— Бэк, — сказал вдруг кто-то из-за спины главаря. — Я знаю его. Он из Сэкеттов, известный малый.

Это был парень из никчемной семьи Айкенов с Терки-Флэт, которого выгнали из родных мест за кражу свиней.

— Да? — Бэк криво улыбнулся. — Понятия не имел, что вы друзья. Ладно, малыш, — произнес он, — отправляйся со своим стадом дальше.

— Спасибо. Мы так и сделаем.

Бандиты развернули коней и скрылись, а через пару минут послышался стук копыт, и ко мне галопом подскакали мистер Белден, Том Санди, Кэп Раунтри и Рид Карни, явно настроенные на драку. Увидев, что банда воров исчезла, они искренне удивились.

— Тай, чего хотели эти люди? — спросил мистер Белден.

— Собирались отобрать часть стада.

— Что произошло? — Они передумали.

Он вопросительно поглядел на меня, а я шенкелями повернул Серого к стаду.

— Ну и что вы скажете? — послышался вопрос мистера Белдена. — Могу поклясться, это был Бэк Рэнд.

— Он самый, — сухо произнес Раунтри, — но наш парень не промах.

Когда Оррин той же ночью у костра спросил меня о встрече с бандитами, я всего лишь сказал:

— Там был Айкен. С Терки-Флэт.

Нас услышал Карни.

— Айкен? Кто такой Айкен?

— Жил в нашей местности, — ответил Оррин, — и знаком с малышом Таем.

Рид Карни больше не произнес ни слова, однако пару раз я заметил, что он оценивающе смотрит на меня.

Нам предстояло немало пережить, но человек рождается, чтобы бороться с невзгодами, и лучше всего встречать их лицом к лицу, не мучаясь ожиданием бед и напрасными переживаниями. Только не все в жизни проблемы — неприятности. За бескрайними травянистыми равнинами высились горы — высокие дикие горы, где я когда-нибудь оставлю свой след и, если даст Господь Бог, найду себе дом.

По скольким дорогам мне придется проехать? Как много пыли проглотить? Долго ли страдать от одиночества? Сколько пройдет времени…

Глава 2

Для нас не существовало ничего, кроме прерии и неба, солнца днем и звезд ночью… ничего, кроме стада, продвигающегося на Запад. Если проживу тысячу лет, то и тогда не забуду могучую красоту лонгхорнов[1], на рогах которых поблескивало солнце. У большинства коров и быков размах рогов достигал шести — семи футов, у старого огромного пятнистого быка-вожака стада, рога раскинулись на девять с лишним футов.

Рыжие, коричневые, пестрые спины лонгхорнов и их рога раскачивались как море. Быки и коровы — огромные, полудикие, легко впадали в ярость и были готовы атаковать любую божью тварь, которая двигалась по земле. А мы ехали рядом с этими животными, обожали их и ненавидели, ругали и проклинали, но все же вели вперёд — на Запад, к цели, которой не знали.

Иногда ночью, медленно объезжая улегшееся на отдых стадо, я смотрел на звезды и думал о маме, о том, что сейчас происходит дома. Иногда я мечтал о девушке, которую когда-нибудь полюблю.

Мы с Оррином почувствовали, что перед нами расстилается белый свет без конца и края. Раньше мы не видели ничего, кроме узких долин, пологих гребней холмов, тесных городишек и деревень. Теперь наш мир стал таким же огромным, как сама земля, и даже еще больше, потому что там, где кончалась земля, начиналось небо.

Мы не встретили ни души. Равнины были безлюдными. До нас их пересекали лишь бизоны и индейцы, ступившие на тропу войны. Не было и деревьев — только бесконечное, постоянно шепчущее море травы. Здесь водились антилопы, а ночью, глядя на звезды, жалобно пели койоты.

Большую часть пути каждый работал сам по себе, но иногда я ехал рядом с Томом Санди или Кэпом Раунтри и учился у них основам скотоводства. Санди получил неплохое образование, но никогда этим не хвастался.

Время от времени, когда я ехал вместе с Томом, он читал стихи или рассказывал истории из древних времен. Слушать было интересно. Древние греки, о которых он всегда говорил, напоминали людей с родных холмов, и у меня появилось желание научиться читать и писать.

Раунтри разговаривал очень мало, но, когда что-нибудь произносил, к его словам стоило прислушаться. Он хорошо знал повадки бизонов… И я многому у него научился. Он был крепкий старик и работал столько же, сколько любой из нас. Я так и не выяснил сколько ему лет, однако его жесткие серые глаза, должно быть, повидали многое.

— Если захотеть, — сказал однажды Раунтри, — в предгорьях западного Канзаса и Колорадо можно сделать кучу денег. Там полно бесхозных коров из испанских поселений на юге.

Если Раунтри заводил разговор, значит, он что-то задумал. Я сразу понял, что в его голове появилась какая-то идея, но в первый раз он больше ничего не сказал.

Мы с Оррином обсудили идею Раунтри. Нам хотелось бы найти место для дома, где можно поселить маму с младшими братьями. Огромное количество никому не принадлежащих коров. Звучит неплохо.

— Для такого дела понадобится несколько человек, — решил Оррин.

Я был уверен, что Том Санди с удовольствием к нам присоединится. Из наших разговоров во время ночных объездов стада я понял, что Том честолюбив и строит планы на будущее, а поскольку он получил хорошее образование, то имел все шансы стать большим человеком. И время от времени он заводил разговор о политике… На Западе можно стать кем угодно — лишь бы хватило способностей, а Тому Санди ума не занимать.

— Мы с Оррином, — сказал я Раунтри, — подумали о твоем предложении относительно бесхозных коров. Может быть, поедем туда втроем или пригласим еще и Тома Санди, если он согласится?

— Почему бы и нет? В этом и состоит мое предложение. Дело в том, что я уже поговорил с Томом, наша затея ему понравилась.

Мистер Белден отвел свое стадо от границы Канзаса и Миссури на травянистые равнины. Он решил не спешить с перегоном и дать скоту время попастись на богатых пастбищах, а потом продать его в Абилине; там было много покупателей, которые отправляли скот на Север по железной дороге.


Всякий, кто считал, что Абилин большой город, ошибался, но нам с Оррином, не видевшим ничего больше Бакстер-Спрингс, он показался огромным. Да, Абилин приятное местечко, и мы все время вертели головами, чтобы все хорошенько рассмотреть.

Основной достопримечательностью тут являлась железная дорога. Я и раньше о ней слышал, но никогда не видел. Да вроде и смотреть-то особенно не на что: два убегающих вдаль стальных рельса, уложенных на шпалы из оструганных бревен. Рядом находилось несколько коровников и около дюжины деревянных хибар. В одном доме располагался салун, а напротив высился новенький, только что построенный трехэтажный отель с верандой во всю стену, выходившей на железнодорожные пути. В наших горах рассказывали, что есть такие высокие здания, но я никогда не думал, что увижу нечто подобное.

В Абилине был и другой отель на шесть комнат, называвшийся «У Бреттона». Рядом с отелем находились салун, в котором хозяйничал толстый мужчина по имени Джонс, двухэтажная станция дилижансов, кузница и магазин, где продавали всякую всячину, необходимую на границе освоенных территорий.

В кафе «Дроверс Коттедж» готовила женщина, там тоже сдавалось несколько комнат, а возле кафе всегда можно было найти трех-четырех покупателей скота.

Мы сбили стадо поплотнее недалеко от города, и мистер Белден поехал разузнать, сможет ли он выгодно продать скот, хотя ему здесь не очень понравилось. Недавно построенный Абилин напоминал декорации, к тому же в Канзасе нас до сих пор встречали не слишком гостеприимно.

Потом вернулся мистер Белден и сообщил, что нанял местных ковбоев охранять стадо, пока мы будем гулять в городе… Пусть не в таком уж большом… Но тем не менее повеселиться не помещало бы…

Мы с Оррином ехали вдоль железной дороги, Оррин пел — голос у него был красивый — и когда поравнялись с «Дроверс Коттедж», то увидели на веранде девушку.

У нее были светлые волосы, кожа, которая, казалось, никогда не знала солнечного света, и голубые глаза, глядя в них можно было подумать, что эта девушка — самое красивое существо, когда-либо встречавшееся тебе в жизни. Однако когда я присмотрелся к незнакомке поближе, она напомнила мне нашего чалого мустанга с одним голубым глазом — отвратительного по характеру коня, у которого между близко посаженными ушами и глазами, наверное, не осталось места для мозгов. Так вот, поглядев на красавицу поближе, я решил, что она похожа на чалого не только внешне.

Девушка взглянула на Оррина, и я понял, что наше дело плохо. Если я когда-нибудь и видел откровенно кокетливый взгляд, то это было сейчас.

— Оррин, — сказал я, — если хочешь еще пару лет погулять на свободе без клейма и мечтаешь повидать земли на Западе, держись подальше от этого крыльца.

— Малыш, — брат положил мне на плечо свою большую руку, — только посмотри на ее белокурые волосы!

— Напоминает мне, нашего бестолкового чалого мустанга. Папа всегда говорил: «Оценивай женщину так, как оцениваешь лошадь при покупке». Не забывай, Оррин.

Он рассмеялся.

— Ну-ка отойди в сторонку, мальчишка, — воскликнул Оррин. — Смотри, как надо знакомиться с девушками.

С этими словами он подъехал к крыльцу и, встав в стременах, произнес:

— Добрый вечер, мэм! Какой прекрасный сегодня день! Нельзя ли мне немного посидеть с вами?

Может, Оррину не помешало бы побриться и помыться, как и всем нам, но было в нем что-то, заставляющее женщин оборачиваться ему вслед.

Прежде чем девушка успела ответить, на крыльцо вышел высокий мужчина.

— Молодой человек, — бросил он довольно резко, — буду благодарен, если вы не станете беспокоить мою дочь. Она не принимает ухаживаний от ковбоев.

Оррин широко и дружелюбно улыбнулся.

— Извините, сэр. Я никого не хотел обидеть. Просто проезжал мимо и решил, что такая красота заслуживает внимания, сэр.

Затем он улыбнулся девушке, развернул коня, и мы направились к салуну.

В нем не было ничего особенного: стойка длиной футов десять, пол, посыпанный опилками и не более полудюжины бутылок в баре. А мы на многое и не рассчитывали. Виски из бочонка был отвратительный. У нас дома любой фермер делает кукурузный виски намного лучше, но мы с Оррином выпили такой, какой есть, и пошли искать бочки на заднем дворе.

В те времена во многих местах помыться можно было только в бочке. Раздевшись, надо залезть в бочку и попросить кого-нибудь облить тебя водой. Затем намылиться, смыть с себя грязь.

— Будьте осторожнее, — предупредил нас владелец салуна, — вчера один парень пристрелил у меня на заднем дворе гремучую змею. Она тоже хотела помыться.

Оррин намыливался в одной бочке, Том Санди в другой, а я тем временем брился, приладив осколок зеркала к стене салуна. Когда они закончили, я разделся, залез в бочку, а Том с Оррином ушли. Только я опрокинул на себя ведро воды, как в дверях салуна появился Рид Карни.

Мой револьвер лежал рядом, но на него упала рубашка, и у меня не было ни единого шанса быстро схватить оружие.

И вот я сижу в чем мать родила в бочке, заполненной на две трети водой, а передо мной стоит гаденыш Рид Карни, пропустивший два-три стаканчика виски и имеющий на меня большой зуб.

Положение незавидное, надо было что-то делать, рассчитывая каждое движение; ибо полагаться на револьвер глупо. Следовало, как-то выбраться из бочки, но я сидел весь в мыле — пена сползала по волосам на лицо и капала мне в глаза.

Чистая вода стояла под рукой в деревянном ведре, и я, как бы не обращая внимания на Карни, поднял его и плеснул на себя, чтобы смыть мыло.

— Оррин, — Карни ухмыльнулся, — пошел в отель, оставив тебя одного разбираться со своими делами. Нехорошо он поступил: кто же защитит братика?

— У Оррина свои проблемы, у меня — свои, обойдусь без него.

Рид подошел к бочке на три-четыре фута, в его глазах блеснуло нечто, чего я не замечал раньше. Стало ясно, что Карни собирается меня убить.

— Очень интересно. Посмотрим, как ты выкрутишься без братца.

В ведре оставалось еще много воды, и я приподнял его.

В глазах Карни загорелся отвратительный огонек, он сделал шаг вперед.

— Ты мне не нравишься, — начал он, — и…

Его рука опустилась на револьвер, и в этот момент я выплеснул остатки воды ему в лицо.

Карни отшатнулся назад, а я выскочил из бочки. Он протер глаза и схватился за револьвер. Я двинул Карни ведром по голове и услышал, как рядом с моим ухом свистнула пуля. Однако ведро было дубовое, а значит, тяжелое: Карни отключился.

В салуне послышался топот. Я начал вытираться полотенцем из мешковины и одновременно скинул рубашку с револьвера.

Теперь можно защищаться. Если кому-либо из друзей Карни захочется пошутить, что ж, возражать не буду.

Первым выскочил высокий блондин с узким жестким лицом, губы которого пересекал старый шрам. Кобура у него была подвязана низко к бедру как на маскараде.

Следом за ним появился Кэп Раунтри, тут же отскочивший вправо и положивший руку на револьвер.

Выбежавший Том Санди отошел на другой конец крыльца, а к блондину со шрамом присоединились два незнакомых ковбоя.

— Что случилось?

— Карни решил со мной пошутить, но у него не получилось.

Блондин уже готовился продолжить то, что не удалось Риду Карни, когда Кэп Раунтри сказал свое веское слово.

— Мы подумали, что ты можешь попасть в переделку, Тай, — произнес он своим сухим и твердым стариковским голосом, — поэтому решили проследить, чтобы шансы у той и другой стороны оказались равными.

Настроение у незнакомых ковбоев резко изменилось. Блондину со шрамом на губе — позднее я узнал, что его зовут Феттерсон — ситуация явно не понравилась. Я стоял прямо напротив него, а двух его сообщников держали в поле зрения Санди и Раунтри.

Феттерсон поглядел сначала в одну сторону, потом в другую, и я почувствовал, что гонора у него поубавилось. Он выскочил из салуна, чуть ли не роя носом землю — такое воинственное у него было настроение, но вдруг стал смирным. Это меня сразу насторожило.

— Лучше убирайся подальше, пока Карни не пришел в себя! — воскликнул Феттерсон. — Он сдерет с тебя шкуру.

К этому времени я Натянул штаны и надевал сапоги. Можете мне поверить: очень не люблю попадать во всякие переделки без штанов и обуви.

Я застегнул пряжку ружейного пояса и поправил кобуру.

— Скажи Карни, чтобы побыстрее рассчитался и проваливал отсюда. Я не ищу неприятностей, но он сам напрашивается. Даже слишком напрашивается.

Затем мы втроем пошли ужинать в «Дроверс Коттедж» и увидели Оррина, сидящего рядом с той самой белокурой девицей, которая смотрела на него, как на бочонок с золотом. Но это было еще полбеды. Главное — вместе с ними, слушая монолог Оррина, сидел ее отец. Мой брат обладал уэльским красноречием и мог уговорить белку, чтобы та бросила грызть орехи и спустилась с дерева к нему в охотничью сумку. Никогда не видел ничего подобного.

Мы сели, заказали вкусную еду и стали увлеченно обсуждать, что будем делать на западных землях, как соберем бесхозных коров и сколько там можно заработать, если, конечно, команчи, кайова или юты не снимут с нас скальп.

Сидеть за столом казалось странным — мы ведь привыкли есть на земле и чувствовали себя неловко перед белой скатертью и приличной посудой. Во время перегона скота обычно приходится есть охотничьим ножом и вытирать тарелку куском хлеба.

Тем вечером мистер Белден выдавал деньги в конторе отеля, и ковбои входили туда по одному. Вы должны понять, что ни у меня, ни у Оррина никогда прежде не было в кармане больше двадцати пяти долларов. У нас, на холмах Теннесси одежду шьют дома, а расплачиваются вещами.

Мы договаривались работать за двадцать пять долларов в месяц, так что нам с Оррином предстояло получить за два полных месяца и один неполный.

Как только подошла моя очередь, мистер Белден положил ручку и откинулся на спинку кресла.

— Тай, — начал он, — здесь в тюрьме находится заключенный, который ждет суда. Некто Айкен, он был с Бэком Рэндом в тот день, когда они повстречались с тобой на равнинах.

— Да, сэр.

— Я поговорил с Айкеном, и он сообщил, что если бы не ты, Бэк Рэнд забрал бы мое стадо. Во всяком случае попытался бы… Ты спас скот. Похоже; Айкен знает вас, Сэкеттов. Он предупредил Рэнда, и этого оказалось достаточно, чтобы тот бросил свою затею. Я благодарный человек, Тай, поэтому добавляю к твоему заработку двести долларов.

Двести долларов — большие деньги, а нам в то время всегда не хватало наличных.

Когда мы вышли на крыльцо «Дроверс Коттедж», в город въезжали шесть фургонов. Первые три — бывшие армейские повозки, окруженные дюжиной мексиканцев в костюмах из оленьей кожи с бахромой и в широких мексиканских сомбреро. Еще дюжина человек сопровождала три замыкающих грузовых фургона. Мы никогда не видели ничего похожего.

Куртки у мексиканцев были короткими, только до пояса, а брюки, расклешенные книзу, на бедрах сидели, как влитые. Колесики на их шпорах напоминали мельничные жернова, у всех были новенькие винтовки и револьверы, и тонкие шнурки вместо галстуков, такие, как носят техасские ковбои. Мексиканцы выглядели, словно артисты из гастролирующего шоу.

А какие у них лошади! Вы никогда не видели таких лошадей! Тонконогие, ухоженные и вычищенные до блеска. Каждый из этих мексиканцев выглядел великолепно, теперь я понял, что никогда не встречал отряда настоящих бойцов.

Первый фургон остановился напротив «Дроверс Коттедж», и из него спустился высокий, красивый старик с седыми усами, а затем он помог сойти девушке. Не могу точно сказать, сколько ей было лет, потому что не разбираюсь в возрасте женщин, но выглядела она лет на пятнадцать — шестнадцать. По-моему, это была самая очаровательная девушка на свете!

Отец как-то рассказывал нам об испанских донах и сеньоритах, которые жили вокруг Санта-Фе, а эти люди, скорее всего, направлялись именно в ту сторону.

Тогда мне пришла в голову одна мысль. Если путешествуешь через земли индейцев, то чем больше винтовок тебя сопровождает, тем лучше, а в этой команде насчитывалось винтовок сорок, а то и больше, и никакой индеец не осмелился бы связаться с ними ради грабежа всего шести фургонов. Наша четверка могла прибавить этому отряду силы, да и двигались они туда же, куда направлялись мы.

Ничего не говоря Санди и Раунтри, я вошел в кафе. Еду здесь подавали отличную. Поскольку кафе «Дроверс Коттедж» находилось возле железной дороги, здесь заказывали и получали любые продукты, к тому же тут одинаково принимали и ковбоев и покупателей скота, у которых водились деньги. Позже, в разговорах со мной люди с Востока признавались, что в жизни не ели более вкусных блюд, как в таких маленьких отелях на Западе… И менее вкусных тоже.

Дон и красивая девушка сидели за одним столом, и я сразу понял, что с плохими намерениями к ним лучше не соваться: за столами вокруг расположились люди, одетые в оленью кожу, и, когда я направился к столику старика, четверо мексиканцев тут же вскочили со стульев, как будто сидели на пружинах. Они встали в ожидании приказа.

— Сэр, — начал я, — судя по всему, вы едете в Санта-Фе. Мы с друзьями — нас четверо — тоже направляемся на Запад. Если мы присоединимся к вам, то вы получите четыре лишние винтовки, да и мы будем чувствовать себя безопаснее.

Старик холодно посмотрел на меня, лицо его оставалось непроницаемым. У него были красивые седые усы, смуглая кожа и жесткие карие глаза. Дон начал говорить, но девушка прервала его и стала что-то объяснять, однако я уже догадался, что он ответит.

Она взглянула на меня.

— Прошу прощения, сэр, но мой дедушка говорит, что это невозможно.

— Я прошу прощения, — ответил я, — но если хотите что-то узнать о нас, спросите мистера Белдена, который сидит вон за тем столиком.

Девушка перевела, старик посмотрел в сторону мистера Белдена, сидевшего в другом конце кафе. На какой-то момент мне показалось, что он может передумать, однако дон покачал головой.

— Сожалею. — Казалось, девушка действительно сожалела. — Дедушка не любит менять своих решений. — Она задумчиво помолчала, а затем добавила: — Мы знаем, что кто-то из ваших, точнее из англосаксов, собирается напасть на нас.

Я поклонился… Скорее всего мой поклон выглядел неуклюжим, тем более что я вообще кланялся впервые в жизни, но в тот момент ничего другого не пришло в голову.

— Меня зовут Тайрел Сэкетт, и если вам когда-нибудь понадобится помощь, мы с друзьями всегда придем на помощь. — Я говорил серьезно, хотя эту фразу запомнил из какой-то книжки. Меня такая любезность, надо сказать, впечатляла. — Хочу сказать, что моментально примчусь, если вы попадете в переделку.

Девушка улыбнулась, а я повернулся и пошел к выходу. Голова кружилась, словно меня огрели кувалдой.

Пока я разговаривал, в кафе появился Оррин, который сел за столик вместе с блондинкой и ее отцом, но мне расхотелось к ним подходить, потому что эти двое так посмотрели на меня, словно я только что отнял у престарелой несушки единственное яйцо.

Спустившись с крыльца, я мельком взглянул на фургон, в котором ехала девушка. Никогда не видел ничего подобного и вряд ли увижу еще — шикарная штука, настоящая маленькая комнатка на колесах. Во втором фургоне ехал старик, а потом я узнал, что третий вез припасы для путешествия: продовольствие и все прочее: запасные винтовки, патроны, одежду. Остальные три фургона были тяжело нагружены всякой всячиной для их ранчо в Нью-Мексико.

Следом за мной из кафе вышел Оррин.

— Откуда ты знаешь дона Луиса?

— Его так зовут? Просто подошел потолковать.

— Приттс говорит, что соседи о нем плохо отзываются. — Оррин понизил голос. — Дело в том, Тайрел, что народ собирается его тряхнуть.

— Кто этот Приттс? Тот человек, с которым ты разговаривал?

— Джонатан Приттс и его дочь Лаура. Очень приличные люди из Новой Англии[2]. Он покупает и продает землю под постройки для переселенцев. Лаура не слишком довольна, что пришлось переехать, оставив свой прекрасный дом и влиятельных друзей, но мистер Приттс счел своим долгом отправиться на Запад, чтобы помочь честным людям освоить эти земли.

Что-то в словах брата показалось мне лживым, да и на Оррина это было непохоже. Но вспомнив, как гудела у меня голова после встречи с молоденькой испанкой, я подумал, что он должен почувствовать себя точно так же после разговора с этой узколобой блондинкой.

— Вряд ли, Оррин, кто-то оставил бы дом и приехал сюда, если это не сулит выгоды. Мы направляемся на Запад, потому что наша ферма не может нас прокормить. Похоже, и у Джонатана Приттса те же причины.

Оррин выглядел потрясенным.

— О, нет. Ничего подобного. Дома Приттс был очень большим человеком, а если бы остался сейчас, его могли избрать в сенат.

— По-моему, кто-то наговорил тебе ерунды про влиятельных друзей Приттса и прекрасный дом, — сказал я. — Если он покупает и продает землю, то наверняка не от доброты душевной, а потому что можно заработать неплохие деньги.

— Ты ничего не понимаешь, Тайрел. Они приличные люди, и тебе не помешает с ними познакомиться.

— Когда мы начнем сгонять скот в стадо, времени для знакомств не останется.

Оррин замялся. Было видно, что он чувствует себя неловко.

— Мистер Приттс предложил мне работать его помощником. Он собирается покупать землю под новые поселения. Говорит, что скоро освободится много земель, на которых сейчас находятся старые испанские ранчо.

— У него много людей?

— Около дюжины, но скоро будет больше. Пока я познакомился только с одним из них. Его зовут Феттерсон.

— Со шрамом на губе?

— Ну да! — Оррин с любопытством посмотрел на меня. — Ты его знаешь?

Тогда я рассказал Оррину о стычке на заднем дворе салуна, когда Риду Карни досталось по голове дубовым ведром.

— Значит, — тихо произнес Оррин, — я откажусь от работы. И расскажу мистеру Приттсу о Феттерсоне. — Он помолчал. — Хотя не хочу терять связи с Лаурой.

— С каких это пор ты начал бегать за девушками? Мне кажется, обычно они тебе не давала прохода.

— Лаура другая… Я никогда в жизни не был знаком с девушкой из города. Она очень приятная. Манеры, воспитание… Ну, ты меня понимаешь…

В тот момент я подумал, что лучше бы он вообще с ними не знакомился. Дурацкие городские манеры и городская одежда совсем вскружили голову моему брату.

И еще одно беспокоило меня. Джонатан Приттс говорил, что скоро освободятся земли, где были испанские ранчо. А мне стало интересно, что же случится с испанскими донами, владевшими этой землей.

Вспомнив всадников дона Луиса, я подумал, что никакая банда, собранная из проходимцев типа Феттерсона, не сможет вытеснить испанцев с их земель. Хотя нас эти проблемы не должны волновать. Начиная с завтрашнего дня, мы начинаем сгонять в стадо бесхозных коров.

Как бы то ни было, Оррин на шесть лет старше, и ему, всегда везло с девушками, на меня же они никогда не обращали внимания, поэтому я не спешил давать брату советы.

Лаура Приттс — вроде бы симпатичная девица. Однако мерзкий чалый мустанг никак не шел у меня из головы. Они точно в чем-то были схожи.

Оррин отправился обратно в кафе, а я зашагал по улице. Возле фургонов бродило несколько мексиканцев. В городе было спокойно.

Вдруг послышался голос Раунтри:

— Осторожнее, Тай.

Я оглянулся.

По улице в мою сторону шел Рид Карни.

Глава 3

Дома, на холмах Теннесси, Оррина любили все, но я ему не завидовал. Не то, чтобы меня недолюбливали или я чем-то обижал соседей, просто ни с кем не сходился близко. В этом, наверное, моя вина, я люблю людей, но мало с ними общаюсь. Дикие животные, нехоженные тропы и горы мне нравятся больше.

Отец однажды сказал: «Тайрел, ты не такой, как все. Хотя не вздумай об этом жалеть. Ты не очень легко сходишься с людьми, но если у тебя появятся друзья, они будут настоящими друзьями и всегда поддержат тебя в трудную минуту».

Тогда я думал, что он ошибается, потому что никогда не видел своего отличия от других. И только сейчас, глядя на идущего по улице Рида Карни и зная, что он жаждет моей смерти, я ощутил в себе нечто, чего никогда не чувствовал раньше. Даже когда Длинный Хиггинс прицелился в Оррина.

На меня навалилось что-то яростное, ужасное, и едва не задушило, но затем вдруг это ощущение исчезло, и я почувствовал необыкновенное спокойствие.

Показалось, что время остановилось, секунды растянулись на целую вечность, все происходящее виделось ясно и отчетливо, не осталось ни единой эмоции. Я полностью сконцентрировался на приближающемся человеке.

Карни был не один.

С ним шел Феттерсон, а чуть позади те двое, что выскочили из салуна, когда я уложил Карни, огрев его деревянной бадьей.

Оррин сидел в кафе, а на улице оставался только этот крепкий старик с волчьими глазами. Он-то знает, что нужно делать, ему не надо подсказывать, с какой карты ходить в такой ситуации… Мне, правда, тоже.

В неожиданно нахлынувшей волне грусти и обреченности я осознал, что рожден именно для риска.

Некоторым дано писать, некоторым рисовать, а некоторым — вести за собой людей. Мне же суждено… Не убивать, нет, хотя в последующие годы придется убить гораздо больше людей, чем хотелось бы. Мне суждено постоянно искать выход из ситуаций, подобных нынешней.

Рид Карни шел сейчас по улице и думал, что будут говорить о нем у походных костров и в ковбойских лагерях после того, как произойдет эта история. Он думал, как будут расписывать его, Рида Карни, когда он шел убивать Тайрела Сэкетта.

Ну, а я ни о чем не думал, просто стоял и ждал, зная, что в этой жизни некоторых событий не избежать.

Справа от меня хлопнула дверь, и я догадался, что на крыльцо вышел дон Луис. Было очень тихо, и я даже услышал, как он чиркнул спичкой, прикуривая сигару.

Рид находился на расстоянии сотни ярдов от меня. Я подождал, пока он пройдет половину пути и двинулся навстречу.

Рид остановился.

Похоже, он не ожидал, что я приму его условия игры. Он рассчитывал, видимо, что охотником будет он, а я попытаюсь избежать перестрелки. Пока Рид шел эти пятьдесят ярдов, с ним что-то произошло. И это не удивительно — пятьдесят ярдов могут стоить целой жизни.

Вдруг я понял, что его не обязательно убивать. Может быть, в эту секунду я перестал быть мальчиком и стал мужчиной, разобравшись наконец в своей натуре. Самая сложная часть поединка правильно оценить противника. Быстро выхватить револьвер из кобуры и даже метко выстрелить не так важно. Некоторые ганфайтеры, быстрее всех выхватывавшие оружие, и умирали быстрее всех.

Теперь я начал понимать, в каких ситуациях убивать необходимо, а в каких — нет.

Рид Карни хотел выиграть поединок, однако у меня были совсем другие намерения.

Глядя на Рида, идущего по середине улицы, я знал, что мне не нужен револьвер, чтобы с ним справиться. Неожиданно возникла мысль — ведь Рид Карни — просто возомнивший о себе юнец. Он считал себя закаленным ганфайтером, но на самом деле побаивался, что в него могут выстрелить. Если пытаешься завоевать репутацию лихого парня, следует иметь в виду — обязательно наступит час, когда нужно будет показать себя в деле. Представлять себя кем-то и быть им — не одно и то же.

В поединке нет ничего волнующего или захватывающего. Требуется лишь холодный расчет, ведь один из противников будет либо убит, либо тяжело ранен, а могут пострадать оба…

Некоторые бросают вызов будучи уверенными в своей исключительности или надеются; что пуля пощадит их. Они думают, что погибнет другой.

Но только это не так. Умереть можешь ты. И это твоя жизнь кончится, словно тебя не было вовсе, через несколько минут после твоих похорон никто о тебе не вспомнит, кроме, может быть, жены или матери. Если опустить палец в воду, а потом вытащить? Что останется?.. То же останется после твоей смерти в памяти живых.

Рид Карни думал о себе, как о человеке, с которым опасно связываться, а потому и решился на поединок.

Наверное, я уловил нечто в его походке или во взгляде. Я почувствовал это, а не увидел, поскольку был не таким, как все. Внезапно мне стало ясно, что после десяти шагов желание драться у Рида стало пропадать. Впервые Карни начал осознавать, что я тоже буду в него стрелять. Стрелять, чтобы убить.

Он, наверное, запаниковал. Наверное. Нельзя все время блефовать, ведь противник может разъяриться, и тогда предстоит настоящая перестрелка-поединок не на жизнь, а на смерть.

Те, кто собирались посмотреть, как он со мной расправится, высыпали на улицу. Я не сомневался, что о них позаботится Кэп, и думал только о Карни. Он хочет моей смерти. Или, скорее, горит желанием прославиться тем, что он меня убил.

Я шел навстречу Риду. Мой противник сначала наверняка был настроен серьезно, однако сейчас просто замер на месте. И все. А затем до него дошло — если не выхватить оружие сейчас, потом будет поздно.

По лицу Рида струился пот, хотя вечер не был жарким. Я медленно шел ему навстречу. И вот наконец он сделал шаг назад, раскрыв рот, словно ему было трудно дышать.

Я остановился на расстоянии вытянутой руки от Карни. Он дышал, как будто долго бежал в гору.

— Я мог бы убить тебя, Рид.

Я в первый раз назвал его по имени. Он посмотрел мне в глаза, ошарашенно и смущенно, словно мальчишка.

— Ты хочешь стать большим человеком, Рид, но этого невозможно добиться с помощью револьвера. Ты просто не рожден для таких поступков. Если бы ты дернулся за своей пушкой, то был бы уже мертв, валялся бы в пыли, грязный и окоченевший с последним воспоминанием о такой боли, как будто тебе в живот вгрызлась крыса. Так что, Рид, осторожно и медленно поднимай руки, расстегивай оружейный пояс и бросай на землю. А затем поворачивайся и шагай прочь.

Все вокруг замерли. Легкий ветерок поднял пыль и тут же стих. На крыльце «Дроверс Коттедж» скрипнула половица — кто-то переступил с ноги на ногу. Далеко в прерии пел жаворонок.

— Расстегивай пояс!

Рид пристально смотрел на меня широко раскрытыми глазами. По его щекам ручейками стекал пот. Затем он провел языком по пересохшим губам, начал расстегивать пряжку пояса. Кто-то из зевак шумно выдохнул. В какое-то мгновение Карни мог попытаться выхватить револьвер, но он не стал искушать судьбу и разжал пальцы. Оружейный пояс упал на землю.

— На твоем месте я бы оседлал коня и смотался отсюда. Земля большая, есть куда поехать.

Карни попятился назад, потом повернулся и пошел прочь. Когда до него дошло, что случилось, он зашагал быстрее. Один раз Карни споткнулся, чуть не потерял равновесие, но удержался и двинулся дальше.

Через секунду я левой рукой поднял оружейный пояс и обернулся.

На крыльце стояли Оррин, Лаура Приттс, ее папочка, дон Луис… И его внучка.

Там же торчал и Феттерсон, судя по всему, злой, как собака. Он надеялся проучить меня, но затея сорвалась. И как сорвалась! Хотя он наверняка не хотел связываться с Кэпом Раунтри… Никто не решился бы иметь дело с матерым старым волком, однако ненависть в холодных, темно-серых глазах Феттерсона испугала бы кого угодно.

— Выпьем за мой счет, — сказал я.

— Мне только кофе, — произнес Кэп.

Я посмотрел на Феттерсона.

— Вас я тоже угощаю.

Он хотел сказать что-то неприятное, но вместо этого произнес:

— Будь я проклят, если не выпью за ваш счет. Знаете, мистер, в смелости вам не откажешь.

Дон Луис вынул изо рта сигару, стряхнул длинный столбик пепла, затем взглянул на меня и что-то произнес по-испански.

— Он предлагает ехать вместе с ним, — перевел Кэп. — И еще говорит, что ты храбрый человек… А главное — мудрый.

— Gracias[3], — произнес я единственное слово, которое знал по-испански.


В 1867 году дорога на Санта-Фе была уже старой и изъезженной, тяжелые фургоны, везущие грузы из города Индепенденс, штат Миссури, пробили кое-где глубокую колею. Вообще-то это была не совсем дорога в общепринятом смысле слова, а широкий тракт с несколькими, колеями, которые фургоны оставили за пятьдесят с лишним лет. Кэп Раунтри говорил, что впервые проехал здесь в 1836 году.

Мы с Оррином горели желанием увидеть новые земли и все время ждали, когда на горизонте покажутся вершины высоких гор.

Мы ехали, чтобы найти в этих краях место, где можно построить ранчо для мамы. Рассчитывали на удачу. Дома остались два младших брата, а старший, Телль — не объявлялся целую вечность. Мы знали только, что он жив и скоро должен вернуться с войны. Когда началась Гражданская война[4] он пошел добровольцем в армию, а потом остался воевать с индейцами сиу в Северной и Южной Дакоте.

Мы ехали на Запад, по ночам устраивали общий лагерь и, поверьте, это было здорово — сидеть и слушать, как поют спутники-испанцы. А они пели часто.

Попутно я внимательно слушал рассказы Раунтри. Старик много повидал за свою жизнь, жил у сиу и у других племен индейцев. Для начала он научил меня правильно произносить трудное название одного племени: не-персе. От Раунтри я узнал много нового об обычаях и традициях индейцев, о прекрасной породе лошадей, называвшейся аппалуза, — черно-белых пятнистых красавцах.

Одежда моя износилась, поэтому я купил у одного испанца полный комплект и щеголял теперь в красивой замшевой куртке с бахромой. Из старых вещей у меня остался только револьвер. За три месяца после ухода из дома я поправился фунтов на пятнадцать. Но не растолстел, а как бы возмужал. Жаль, что меня не могла увидеть мама.

В первые дни мы не встречались ни с доном, ни с его внучкой. Правда, однажды, когда я подстрелил бегущую антилопу с трехсот ярдов, дон Луис случайно увидел это и похвалил меня.

Иногда его внучка садилась на лошадь и ехала рядом с фургонами, а где-то через неделю после начала путешествия она подъехала ко мне на гребень холма, откуда я осматривал окрестности.

В этих краях никогда нельзя верить тому. что видишь. С вершины холма поросшая травой земля выглядела ровной и открытой, но там могло быть не меньше полдюжины мелких оврагов, или лощин, в которых прячутся индейцы.

Девушка подъехала ко мне, когда я разглядывал местность. У нее были прекрасные темные глаза, длинные ресницы, и мне она показалась самым очаровательным созданием на свете.

— Не возражаете против моего общества, мистер Сэкетт?

— Я-то не возражаю, а как дон Луис? По-моему, ему не слишком понравится, если его внучка будет общаться с каким-то бродягой из Теннесси.

— Он мне позволил, но велел спросить и вашего разрешения. И еще дедушка говорит, что вы не позволите мне сопровождать вас, если это опасно.

На холме, где мы стояли, было прохладно и ветрено, а потому не пыльно. Вереница фургонов и вьючных лошадей тянулась в полумиле к юго-западу. В тот день девушка дала мне первые уроки испанского.

— Вы едете в Санта-Фе?

— Нет, мэм, собираемся ловить одичавших коров в Пергетори.

Девушку звали Друсилья. Ее бабушка была ирландкой. Vaqueros[5] были не мексиканцами и не испанцами, а басками и, как я предполагал, славились выдающимися боевыми качествами. Нас всегда на всякий случай сопровождал один из них.

Впоследствии Друсилья часто ездила со мной, я обратил внимание, что vaqueros постоянно осматривали дорогу, по которой мы только что проехали, причем очень внимательно, словно искали следы пребывания индейцев, а иногда несколько человек срывались с места и скакали обратно.

— Дедушка считает, что нас преследуют, точнее, какие-то люди хотят напасть на нас. Его предупредили.

Слова Друсильи напомнили мне о том, что говорил Джонатан Приттс Оррину, и, не осознавая важности этого сообщения, я попросил ее все рассказать дону Луису. Мне казалось, что земля, отданная давным-давно одной семье, ей и принадлежит, и никакой человек, вроде Приттса, не имеет права на чужую собственность.

На следующий день Друсилья от имени дедушки поблагодарила меня. Джонатан Приттс когда-то действительно бывал в Санта-Фе, где с помощью друзей-политиков добивался, чтобы у семьи Альварадо отобрали права на владение землей, которую в дальнейшем он собирался продавать переселенцам с Востока.

Раунтри беспокоился.

— В этих местах мы уже должны были не раз столкнуться с индейцами. Не отъезжай далеко от каравана, Тай, слышишь? — Несколько минут он ехал молча, а потом сказал: — Люди на Востоке много болтают о благородстве краснокожих. Индейцы хорошие воины, это у них не отнимешь, но я еще не видел ни одного из них, если не считать не-персе, который не пожелал бы проехать пару сотен миль, предвкушая хорошую драку. Индейцы никогда не владели землей. Никогда. Они охотятся на ней и постоянно воюют с другими племенами именно за право охотиться. Я сражался с краснокожими и жил рядом с ними. Если ты окажешься в индейском поселении, они будут кормить тебя и позволят остаться столько, сколько ты захочешь — таков обычай. Но тот же самый индеец, в чьем вигваме ты ночевал, выследит тебя и убьет едва ты покинешь их поселение. У них совсем другие жизненные принципы, не как у белых. Им не вдалбливают с детских лет, что нужно проявлять милосердие и доброту, как это делается у нас. Мы все время слышим подобные разговоры, хотя большинство людей все же не придерживаются таких правил. Индеец не предан никому, кроме своего племени, а любого чужака всегда рассматривает как врага. Если ты сражался с индейцем и победил его, тогда он, может быть, будет иметь с тобой дело.

Индейцы уважают только таких воинов, как они сами. Человека, который не в состоянии защитить себя, презирают, убивают и тут же забывают о нем.

Ночью вокруг походных костров было много разговоров и смеха. Оррин пел старые уэльские и ирландские баллады, когда-то от отца он слышал и испанские песни, а когда исполнил их, надо было видеть, с каким восторгом реагировали vaqueros! А на далеких холмах песни подхватывали койоты.

Старик Раунтри обычно находил себе место подальше от огня и сидел, вглядываясь и вслушиваясь в ночную тьму. Человек, который неотрывно смотрит на костер, на несколько минут ослепнет, если отвернется от огня и посмотрит в темноту. Отец научил нас этому… еще дома, в Теннесси.

Вокруг была земля индейцев, а мы прекрасно понимали, что положение воина в племени зависит от количества одержанных побед. А победа для индейца — это умение первым ударить врага, причем считается особой доблестью добить упавшего человека, потому что тот иногда может лишь притворяться мертвым.

Индеец, особенно преуспевший в конокрадстве, выбирает себе жену из лучших девушек племени. За жену надо платить выкуп, и поэтому индеец может позволить себе столько жен, насколько хватит богатства, которого как правило хватает лишь на одну. Редко на две-три.

Оррин не забыл Лауру и к тому же злился на меня, что я отговорил его работать на Приттса.

— Он платит неплохие деньги, — сказал Оррин однажды вечером.

— Деньги за кровь, — добавил я.

— Все может быть, Тайрел. — В голосе брата не слышалось дружелюбия. — Ты что-то имеешь против мистера Приттса? А может и против Лауры?

«Ну-ка, полегче, брат мой, — сказал я себе, — это опасная тема».

— Я о них ничего не знаю. Только то, что ты мне рассказал. Они вроде бы собираются заполучить чужую землю.

Оррин хотел что-то сказать, но тут встал Том Санди.

— Пора спать, — прервал он наш спор. — Завтра рано вставать.

Мы с братом улеглись, у обоих на языке вертелись невысказанные слова, но лучше бы мы их и не говорили друг другу.

Однако Оррин задел меня за живое. Мне действительно не нравились ни Приттс, ни его дочь. По-моему, она была какая-то неестественная, а таких двуличных проходимцев, как Джонатан Приттс, я всегда не любил.

То, как он свысока поглядывал на окружающих с видом новоанглийского превосходства, не обещало ничего хорошего тому, кто с ним не согласится. И я верил в то, что говорил Оррину. Если Приттс у себя дома был такой большой шишкой, то что он делает здесь?

На рассвете мы доверху наполнили фляжки водой, потому что неизвестно, где встретится следующий источник. По траве гулял сухой ветер. В Мад-Крик, около которого мы разбили лагерь, вечером было достаточно воды, чтобы напоить лошадей, но когда мы уходили, там не осталось ни капли. До источников в Уотер-Хоулс предстояло пройти семь миль, и если воды там не окажется, нас ждал дневной переход до речки Литтл-Арканзас.

Солнце пекло нещадно. От копыт лошадей и мулов высоко поднималась пыль и долго висела в воздухе. Если где-нибудь поблизости находились индейцы, они нас непременно заметят.

— В этих краях, чтобы плюнуть, надо как следует постараться, — заметил Том Санди. А как в тех землях, куда мы направляемся, Кэп?

— Хуже… Но надо знать местность. Одно радует — там, кроме команчей, никто больше не путешествует, так что вся вода будет в нашем распоряжении.

Теперь Друсилья ездила со мной ежедневно. И каждый раз я ждал ее все с большим нетерпением. Мы уезжали на полчаса, самое большее — на час, но как-то само собой получалось так, что я радовался, когда мы были вместе, и не находил себе места, когда Друсилья не появлялась.

Дома я редко общался с девушками, сторонился их, не желая лезть в петлю, из которой не смогу выбраться… Но Друсилья вызывала у меня совсем другие чувства.

Ей было лет шестнадцать, а испанские девушки выходят замуж именно в таком возрасте или даже раньше. Правда, и у нас, на холмах Теннеси, тоже. Однако я был беден, не имел ничего, кроме серого в яблоках коня, пары мулов, старой винтовки «спенсер» и револьвера в кобуре. Не слишком много.

Тем временем я постепенно знакомился с vaqueros. Раньше мы общались только с белыми американцами, к другим же у нас дома относились настороженно. Так вот, познакомившись с людьми дона Луиса, я понял, что они хорошие ребята и настоящие ковбои.

Мигель был сухим жилистым парнем и лучшим наездником из тех, кого мне вообще приходилось видеть. Он был года на два старше меня — красивый, улыбчивый и всегда готовый ехать на разведку местности.

Командовал всеми vaqueros Хуан Торрес — ладный человек небольшого роста лет сорока с лишним. Он редко улыбался, но всегда был приветлив. Из всех моих знакомых он лучше всех владел винтовкой и револьвером. Торрес начал работать у дона Луиса Альварадо еще ребенком и относился к нему, как к богу.

Пит Ромеро ничем особенным не отличался, а в жилах худощавого дьявола Антонио Баки — текла не баскская кровь. Мне показалось, что он считает себя даже лучшим стрелком, чем Торрес. Было в нем еще кое-что, правда, сначала я думал, что это всего лишь мои домыслы, но неожиданно об этом упомянул Кэп.

— Ты обращал внимание, как на тебя смотрит Бака, когда ты говоришь с сеньоритой?

— Заметил. Похоже, ему это не нравится.

— Будь поосторожнее. В нем слишком много злости.

Вот и все, что сказал Кэп, но я запомнил его слова. Судя потому, что я слышал об испанцах, они люди очень ревнивые, хотя вряд ли какая-нибудь девушка относится ко мне серьезно, когда рядом такие ребята, как Оррин или Том Санди.

Человек может убедить себя во многом, и по-моему, самые серьезные неприятности между мужчинами возникают не из-за денег, лошадей или женщин, а именно из-за того, что люди о себе вообразили. Одному человеку почему-либо может не понравится другой. Просто так, без всякой причины. А если возникла антипатия то вот тогда сразу появляется или лошадь, или женщина, или выпивка… И как следствие — драка, перестрелка, поножовщина.

Вот Ред Карни. Он решил, что может справиться с кем угодно. И из-за этого чуть не умер.

На Литтл-Арканзасе мы остановились около утеса, где бил родник и маленький ручеек стекал в реку. Вода была отличная, только чуть-чуть солоноватая.

После того, как на ночь поставили часовых, я, взяв винтовку и флягу, вышел из лагеря и спустился к Литтл-Арканзасу. Наступили сумерки, но еще не стемнело. Подойдя к берегу речки, в которой было больше песка, чем воды, — я прислушался.

Надо полагаться на свои чувства, и быть очень внимательным. Я никогда не считал эту местность безопасной, поэтому не только прислушивался, но и принюхивался, и вглядывался в вечерний воздух. В прерии запахи ощущаются гораздо острее, поэтому быстро начинаешь чувствовать, что где-то поблизости индеец, лошадь или медведь.

Вдалеке сверкали зарницы и доносились отголоски громовых раскатов.

Я терпеливо ждал, вслушиваясь в тишину. Через некоторое время на другом берегу реки стукнул камешек, а потом из густых зарослей кустарника потянулась цепочка всадников, которые спустились к реке.

Скорее всего их было человек двенадцать, может быть и двадцать, и, несмотря на плохую видимость, я различил на их лицах белые полосы, означавшие боевую раскраску.

Всадники пересекли реку ярдах в шестидесяти — семидесяти ниже по течению и направились в прерию. Я понимал, что они не стали бы разъезжать так поздно, не будь рядом их стоянки. Стало быть, индейцы расположились где-то поблизости, а это уже опасно.

Когда они скрылись из виду, я вернулся в лагерь и рассказал об увиденном Кэпу Раунтри. Потом мы вместе с Торресом и обсудили, что можно сделать.

На рассвете по совету Торреса Друсилья осталась в своем фургоне. Мы двинулись в путь медленно, стараясь не поднимать пыли.

Было сухо. Трава побурела, пожухла, и, кажется, стала горячей. Когда мы подъехали к Оул-Крик, обнаружили, что в нем нет ни капли воды.

Два ручья — Литтл и Биг-Кау, тоже пересохшие, лежали в двадцати милях от места нашей последней стоянки, а до излучины Арканзаса нам предстояло пройти еще двадцать.

— Там будет вода, — сказал Раунтри хриплым голосом, — в Арканзасе всегда есть вода.

К тому времени я вообще сомневался, осталась ли хоть капля жидкости во всем штате Канзас. Мы ненадолго остановились у Биг-Кау-Крик, и я смочил губы своему серому в яблоках коню мокрым шейным платком. Мои губы потрескались от жажды, и даже Серый стал менее жизнерадостным. Такая жара и сухой воздух даже верблюда, наверное, довели бы до теплового удара.

От коричневой травы поднимались клубы пыли, на солнце белели бизоньи кости. Мы проехали мимо остатков сожженных фургонов, рядом с которыми валялся череп лошади. Вдалеке собирались огромные облака, похожие на высящиеся башни и зубчатые стены призрачных замков. По прерии перекатывались жаркие волны нагретого воздуха, на горизонте голубело дразнящее озеро, созданное миражем.

С вершины невысокого холма я оглядел раскинувшееся вокруг коричневое пространство, над головой в великом просторе неба сияло разбухшее, громадное солнце. Я снова намочил платок водой из фляги и протер Серому губы. У меня же во рту было так сухо, что я при всем своем желании не смог бы даже сплюнуть.

Далеко внизу тонкой цепочкой тянулись фургоны. Холм был пологим, но к нему вели четыре мили постепенного подъема.

Горизонта не было — нас окружала лишь дымка жары. Кони медленно и понуро шли вперед только потому, что всадники погоняли их.

Небо опустело, земля притихла. В воздухе повисла пыль. Было очень жарко.

Глава 4

Раунтри сгорбился в седле и, казалось, вот-вот упадет с коня, но я-то знал, что из любой передряги он выйдет целым и невредимым в отличие от нас. Старик был сделан из стали и обтянут сыромятной шкурой.

Оглянувшись, я увидел вдалеке шлейф пыли и показал на него Оррину, а тот дал знак Торресу. Мы с Оррином спешились и повели коней, чтобы дать им отдохнуть.

— Мы должны как можно скорее найти то место, где можно построить ранчо, — сказал я, — маме осталось жить не так уж много. Будет здорово, если она проведет остаток лет в удобном собственном доме. Она оборудует все так, как ей хочется.

— Мы найдем такое место, — заверил меня брат.

С каждым шагом поднимались клубы пыли. Остановившись, чтобы оглянуться, Оррин сощурился, морщась от яркого солнечного света и стекающего со лба пота.

— Нам надо учиться, Тай, — неожиданно сказал он. — Мы с тобой безграмотные, а в этом нет ничего хорошего. Посмотри на Тома. Человек с таким образованием как у него может пойти очень далеко.

— Том рассуждает верно — здесь, на Западе, можно достичь многого.

— Эта бескрайняя земля заставляет задумываться. Даже мысли о ней и о своем будущем становятся бескрайними.

Когда мы снова сели на коней, кожа на седлах так нагрелась на солнце, что я чуть не вскрикнул.

Через несколько часов путешествия при такой страшной жаре, начинаешь чувствовать себя, как в трансе: все делаешь почти бессознательно. Когда мы почувствовали запах зеленых деревьев и прохладу журчащей воды Арканзаса, уже стемнело и на небе высыпали звезды. У меня во фляжке оставалось немного солоноватой воды, которую я сразу вылил. Не зная, что нас ждет дальше, я сполоснул фляжку и наполнил свежей водой.

Я повез флягу к фургону Друсильи и по дороге почувствовал злой взгляд Баки. Однако ни я, ни он не были для нее подходящей парой.

Мы с Оррином, Кэпом Раунтри и Томом Санди развели костер отдельно от испанцев, потому что хотели обсудить наши дела,

— Торрес говорит, у дона место очень хорошее. Много земли — горы, луга, леса… И полно скота. — Кэп долго разговаривал с Торресом. — Дон Луис также разводит овец. Есть у него две шахты и лесопилка.

— Я слышал, он человек прижимистый, когда дело касается земли, — произнес Оррин. — Если бы он дал разрешение, многие построили бы там дома.

— А ты бы не стал прижимистым, Оррин, если бы владел таким количеством земли? — мягко спросил Том.

— Никто не имеет право на столько земли, — продолжал настаивать Оррин. — Как бы то ни было, он не американец.

Раунтри не умел спорить, но был справедливым человеком.

— Дон Луис владеет этой землей на протяжении сорока лет. Он унаследовал ее от своего отца, который обосновался здесь в 1794 году. Похоже, у дона свое представление о том, имеет ли он право на эту землю или нет.

— Может, я ошибаюсь, — ответил Оррин. — Но мне говорили именно так.

— Дон Луис не неженка и не мальчишка, — сказал Раунтри. — Я слышал о нем, когда впервые приехал на Запад. Он и его отец дрались с ютами, навахо и команчами. Затем освоили эту землю, привезли овец и коров из Мексики, построили шахты и лесопилку. В общем, каждому, кто захочет отнять у него землю, придется сильно постараться.

— Мне кажется, Джонатан Приттс будет действовать только в рамках закона, — возразил Оррин. — Не станет он отбирать землю, если она по праву принадлежит другому.

Следующей нашей остановкой должна была стать скала Пони-Рок. К костру подошел Торрес и сказал, что дон Луис решил объехать Пони-Рок стороной, но Оррину хотелось посмотреть ту местность, да и мне тоже, поэтому мы вчетвером договорились ехать прямо, в то время как весь караван отправился в объезд.

Около Пони-Рок мы увидели лагерь, человек сорок-пятьдесят — разношерстная, шумная, пьяная толпа с запасом виски.

— Похоже, ребята собрались с кем-то воевать, — произнес Раунтри.

У меня неожиданно появилось неприятное ощущение, что это люди Приттса, потому что я не смог придумать ни одной причины, по которой эти ребята собрались здесь без фургонов и женщин. К тому же я заметил парня из шайки Бэка Рэнда, с которым встречался по пути в Абилин.

Увидев нас, несколько человек встали.

— Привет, вы откуда?

— Мы проездом. — Том Санди посмотрел мимо вышедших нам навстречу людей на лагерь, который был на удивление грязным и замусоренным. — Направляемся в верховья Симаррона, — добавил он.

— А почему бы вам не остановиться? У нас есть предложение.

— Мы торопимся, — сказал Оррин и так посмотрел на их лица, словно хотел запомнить.

Не спеша подошли еще несколько человек, и мне показалось, что они собираются зайти нам за спину, поэтому я развернул Серого так, чтобы оказаться лицом к этим людям.

Вышедшим из лагеря ребятам это совсем не понравилось, и какой-то рыжий парень решил, что пора брать быка за рога.

— В чем дело? Ты кого-нибудь боишься?

Когда стоишь лицом к липу с такими подонками, разговоры или бегство ни к чему не приведут, поэтому я, не говоря ни слова, тронул Серого в его сторону, положив правую руку на бедро, в нескольких дюймах от своего шестизарядника. Все замерли, ожидая, что произойдет дальше.

Рыжий парень отошел в сторону, но Серый был настоящим ковбойским конем, на котором отец всегда загонял скот, и раз Серый увидел цель, будь то человек или животное, то ни за что не даст ей уйти.

Рыжий попятился, а я прекрасно знал, что если человек начинает пятиться, ему трудно остановиться и броситься вперед. В какую бы сторону этот парень не дернулся. Серый шел прямо на него. Рыжий от безнадежности схватился за револьвер, и в этот момент я пришпорил коня. Серый встал на дыбы, и рыжий тяжело грохнулся о землю, выронив револьвер, который упал в нескольких ярдах от него.

Рыжий лежал на спине, мой конь стоял прямо над ним, а я не произнес ни единого слова.

Пока все наблюдали за разыгравшимся спектаклем, Оррин вынул револьвер и теперь держал его в правой руке, а Том Санди и Кэп Раунтри приготовили винтовки.

— Как я уже говорил, — заметил Кэп, — мы всего-навсего проезжаем мимо.

Рыжий начал подниматься, но мой Серый переступил с ноги на ногу, и рыжий оставил эти попытки.

— Встанешь, когда мы уедем. Ты слишком торопишься очутиться в могиле.

Еще несколько человек, видевших, что происходит, двинулись от лагеря к нам.

— Ну как, Тай?

— Поехали, — сказал я, и мы поскакали прочь.

Кэп задумался, и я знал о чем: если бандиты пристально наблюдали за нами, то не должны были заметить фургоны. Так и получилось.

Мы напоили коней в Кун-Крик и направились в Форт-Додж.

Дилижанс компании «Барлоу и Сандерсон» подъехал, когда мы были в Форт-Додже. Наверное, неплохо путешествовать, откинувшись на мягкие подушки и беседуя с приятными людьми, сидящими рядом с тобой.

Мы стояли, глядя на дилижанс, когда его кучер сказал сержанту:

— Похоже, назревает драка между испанскими донами и скваттерами, которые хотят занять их землю.

Оррин отвернулся.

— Хорошо, что мы не ввязались в эту потасовку, — сказал он. — Давайте лучше собирать одичавших коров.

Когда мы подъехали к лагерю дона Луиса, все суетились, складывая вещи в фургоны. К нам подошел Торрес.

— Мы отъезжаем, сеньоры, пришли неприятные вести. Отсюда мы двинемся на юг по безводному пути. Вы поедете с нами?

— Нам нужно в Пергетори.

— Тогда адиос[6]. — Торрес взглянул на меня. — Я знаю, что дон Луис хотел попрощаться с вами лично, сеньор.

Я не встретил дона Луиса у фургонов, но зато увидел Друсилью. Заметив меня, она бросилась вперед.

— О, Тай! Мы уезжаем! Я увижу тебя еще раз?

— Я приеду в Санта-Фе. Мне можно навестить вас?

— Конечно.

Мы стояли в темноте, а вокруг, готовясь к спешному отъезду, бегали люди, звенели цепи упряжки, слышались крики.

Я чувствовал себя так, словно от меня уходила частица жизни, что раньше испытывать не приходилось. И в тот момент мне расхотелось собирать одичавших коров. Мне хотелось в Санта-Фе. Неужели Оррин чувствовал то же самое по отношению к Лауре Приттс?

Но с какой стати так расслабляться? Я простой парень с гор, едва умею читать и не могу ничего написать, кроме своего имени.

— Вы будете мне писать, Тайрел?

Мне стыдно было признаться, что я безграмотен.

— Напишу, — сказал я и поклялся себе, что научусь писать. Попрошу помощи у Тома.

— Мне будет скучно без вас.

Я, как дурак, стоял, крутя в руках свою шляпу. Если бы только язык у меня был подвешен так, как у Оррина! Но я никогда не разговаривал на серьезные темы ни с одной девушкой или с женщиной и не имел ни малейшего представления, что нужно сказать.

— Ездить с вами по равнинам было ужасно интересно.

Друсилъя придвинулась ближе ко мне, и у меня возникло непреодолимое желание поцеловать ее, но какое имел право простой парень из Теннесси целовать дочь испанского дона?

— Мне будет не хватать поездок с вами, — сказал я для того, чтобы не молчать. — Точно будет этого не хватать.

Она неожиданно поднялась на цыпочки, поцеловала меня и убежала. Я тут же развернулся, шагнул вперед и наткнулся на дерево. Вдруг из-за деревьев появился Антонио Бака с ножом в руке. Не говоря ни слова, он бросился на меня.

Разговаривать с девушками — одно дело, а разбираться с такими, как Бака, — совсем другое. Отец воспитал меня правильно: я, не думая, сделал то, что надо, — левой рукой саданул ему по запястью, чтобы отвести от себя нож, а затем ударил еще раз и одновременно поставил подножку. Бака развернулся и стукнулся о ствол дерева.

Нож вылетел из его руки. Я поднял его и пошел своей дорогой, даже не оглянувшись. По-моему, он один раз застонал, но точно остался жив. Просто сильно ударился.

Том Санди был уже в седле, мой Серый приплясывал рядом с ним.

— Оррин с Кэпом уехали. Мы встретимся у форта.

— Ладно, — согласился я.

— Мне показалось, что тебе захочется попрощаться с внучкой дона Луиса. Не просто покидать такую красивую девушку.

Я посмотрел на него и сказал:

— Это первая девушка, которая обратила на меня внимание. Я не избалован женщинами.

— Если такая девушка, как эта, тебя любит, то не о чем беспокоиться, — спокойно произнес Том. — Она настоящая леди. Ты должен гордиться.

Затем он увидел нож в моей руке. Все, кто хоть раз подъезжал к фургонам, знал его. Бака постоянно доставал нож и демонстрировал окружающим.

— Начинаешь собирать коллекцию? — сухо спросил Том.

— Вообще-то не думал, — я засунул нож за пояс, — вроде как случайно наскочил на него.

Мы проехали несколько шагов, и Том спросил:

— Ты убил его?

— Нет.

— А надо было, — сказал он, — потому что рано или поздно тебе придется это сделать.

Похоже, это был мой первый серьезный конфликт в этих краях, о котором я тут же забыл, потому что думал только о Друсилье Альварадо и о нашей разлуке. Мне казалось, что я полный дурак. Она не для меня. Но это не имело никакого значения, зато с этого дня я стал лучше понимать Оррина и даже пожалел его.

Хотя ничто не изменило моего отношения к этой узколобой блондинке. Наш жеребец, который был на нее похож, оставался для меня таким же никчемным, мерзким и упрямым.

Впереди виднелись огни форта, а позади слышался стук колес каравана фургонов, звон цепей и перекликающиеся голоса мексиканцев.

— Том, — сказал я, — нам с братом надо учиться.

— Учиться обязательно надо, — ответил он серьезно. — Буду рад помочь тебе.

— Научишь читать?

— И читать тоже.

Некоторое время мы ехали молча, затем Том сказал:

— Тай, земля, по которой мы едем, — большая, и на ней не могут жить мелкие людишки. Она дает каждому одинаковые возможности. Ты такой, каким себя представляешь. Но если хочешь чего-либо добиться в этой жизни и готов работать, то получишь это наверняка.

Я догадался, что имел в виду Том. Можно стать достойным даже внучки дона Луиса. Он хотел мне это сказать, но я вдруг понял все сам. Да, он, конечно, прав. На этой земле человек мог сделать многое. У любого тут действительно есть шанс выбиться в люди.

Ярко светили звезды. Лагерь остался далеко за спиной. В поселке, который лежал впереди, кто-то засмеялся, где-то упало ведро и, загрохотав, покатилось по ступенькам.

Подул легкий ветерок — свежий и приятный. Итак, первый шаг сделан. Пора собирать одичавших коров.

Мы ехали в Пергетори.

Глава 5

Те края, куда мы направлялись, Кэп Раунтри исшагал вдоль и поперек, охотясь на бобров. Он был там с Китом Карсоном, Дядей Диком Вуттоном, Джимом Бриджером и братьями Бентсами[7]. Раунтри знал ту землю так же хорошо, как индеец знает свои охотничьи угодья.

Том Санди… Я часто задумывался, кто же он такой. Том рассказывал, что родился в Техасе, занимался скотоводством и очень хорошо знал это дело.

Ну, а мы с Оррином всю жизнь имели лишь то, что росло на земле или добывалось на охоте, да еще с детства нас учили жить в лесу и разбираться в травах и растениях.

Мы направлялись на земли, где издавна обитали индейцы. Там жили, охотились и дрались между собой команчи, юты, арапахо и кайовы, да и шайены тоже не обходили те места стороной. А иногда заглядывали и апачи, совершающие набеги на север. В тех краях несколько минут расслабленности могли стоить жизни тебе и всем твоим товарищам. Здесь нечего было делать лентяям и разгильдяям.

И всегда над собой мы видели небо. Городские жители редко обращают внимание на небо или на звезды, но у нас не оставалось выбора, потому что от края до края горизонта простиралась бесконечная, усыпанная звездами ширь, всегда сопровождавшая нас.

Том Санди знал великое множество стихов, и в дороге часто читал их нам. По сути мы были одинокими бродягами и, Том, по-моему, больше всего скучал по книгам. В те времена книги считались редкостью и ценились чрезвычайно высоко, отыскать их было нелегко. Из-за книг и газет часто вспыхивали драки;

В то время газеты не продавали на ближайших перекрестках. Почтальоны также не доставляли их по адресам. Я был знаком с ковбоями, которые заучивали надписи на этикетках консервных банок, потому что больше читать было нечего.

Кэп не просто знал эту местность: ему был знаком каждый ручеек и каждая долинка. В то время все надо было держать в голове, карты отсутствовали, а дорогу спросить было не у кого, поэтому люди волей-неволей старались запомнить особенности тех мест, по которым проезжали. Кэп знал что, где и как на тысячах квадратных миль. Даже лучше, чем многие помнят расположение вещей на своей кухне.

В последние дни по утрам становилось все холоднее и холоднее, в воздухе чувствовалась свежесть — явный признак того, что мы поднимались все выше в горы. И вот однажды рано утром мы проехали совсем немного, когда увидели семь сожженных и почерневших фургонов. Мы осторожно приблизились к ним, держа наготове винтовки, медленно делая шаг за шагом, стараясь держаться дна неглубокого оврага, и наконец оказались совсем рядом.

Люди на Востоке много говорят о несчастных индейцах, но они никогда не дрались с ними. Индеец — прирожденный воин, и жалость ему не присуща.

Жалости и снисхождению учат. У индейцев никто не станет проявлять жалость к врагу — они знают одно — друзья только в сроем племени, все остальные — враги.

Никто их не учил иначе. По обычаям индейцев, враг должен быть убит, а затем изуродован так, чтобы при встрече в последующей жизни, он не смог отомстить своему убийце. Многие индейцы верили, что изуродованный враг вообще не попадет на небеса.

Двоих мужчин из разгромленного каравана оскальпировали, утыкали стрелами и четвертовали на фургонных колесах. Вокруг лежали окровавленные трупы женщин в разорванной одежде. Тела мужчины и женщины мы нашли в ложбине, судя по всему им удалось там укрыться и отстреливаться.

— Их не тронули? — удивился я. — Наверное, они умерли, когда индейцы ушли.

— Нет. — Кэп показал на следы вокруг мертвецов. — Они покончили с собой, когда не осталось патронов. — Кэп ткнул носком сапога в пятна обгоревшего пороха на платье женщины и на виске мужчины. — Он убил ее, а потом застрелился сам.

На счету человека, который засел в ложбине, было несколько индейцев. Мы обнаружили на траве следы крови четырех или пяти воинов, но точно сказать было невозможно, потому что индейцы всегда уносят своих убитых.

— Их трупы не изуродовали, потому что мужчина хорошо дрался. Индейцы уважают бойцов и только бойцов, но иногда и их тоже четвертуют.

Мы похоронили тех двоих, которых нашли в ложбине, отдельно, — в стороне, а остальных закопали в общей могиле поблизости, пользуясь лопатой, обнаруженной в одном из фургонов. -

Кэп нашел несколько уцелевших писем и положил их в карман.

— По крайней мере отправим. Родственники погибших захотят узнать, что случилось.

Санди стоял чуть в стороне, осматривая место схватки.

— Кэп, подойди-ка сюда на минутку.

Индейцы подожгли фургоны, но один из них почти не обгорел, если не считать обугленного брезентового покрытия.

— Понятно, — кивнул Оррин. — Похоже, у этого фургона довольно глубокое дно.

— Слишком глубокое, — согласился Санди. — По-моему, двойное.

Лопатой он чуть отодвинул доску, а потом мы оторвали ее руками. Подо дном оказалось свободное пространство, а в нем — железный несгораемый ящик, который мы вскрыли.

Внутри лежали несколько мешочков с золотом и два с серебром, в общей сложности более тысячи долларов. Там же было несколько писем.

— Намного лучше, чем сгонять в стадо коров, — решил Санди. — Денег хватит на всех.

— А может, эти деньги кому-то нужны? — решительно произнес Оррин. — Давайте Лучше прочитаем письма и посмотрим, сумеем ли отыскать наследника.

Том Санди, улыбаясь, поглядел на него, но похоже, что ему было совсем не смешно.

— Ты серьезно? Тот, кому принадлежат деньги, мертв.

— Если мы с Тайрелом пошлем деньги маме, она обрадуется, потому что они ей очень нужны, — продолжал Оррин. — Но может статься, кто-то тоже очень нуждается в этих деньгах.

Сначала я подумал, что он шутит, однако Оррин говорил совершенно серьезно, и то, как он смотрел на эти деньги, заставило меня призадуматься. Конечно, надо узнать, кому принадлежат монеты и послать их наследнику…

Ну, а если мы никого не найдем, тогда можно поделить их.

Кэп Раунтри стоял в сторонке, набивая свою старую трубку, и внимательно наблюдал за Оррином, словно видел что-то чрезвычайно интересное.

Мы четверо не наскребли бы сейчас на всех и пяти долларов. А нам предстояло еще купить вьючных лошадей и снаряжение. Заработанные деньги мы с Оррином отослали матери из Абилина. И теперь нас ждали несколько месяцев тяжелой работы. Мы рисковали скальпами, а предсказать, что нам предстоит, было трудно.

— Оррин, эти люди мертвы, — раздраженно отозвался Том Санди. — Если бы мы их не нашли, могли пройти годы, прежде чем кто-нибудь на них натолкнулся. А к тому времени любое письмо рассыпалось бы от ветхости.

Наблюдая за двумя своими товарищами, я еще не понимал, что этот, на первый взгляд, незначительный спор на долгие годы определит наши отношения.

— Никогда в жизни у нас не будет тысячи долларов золотом. Больше такой удачи не выпадет. А ты предлагаешь искать владельца?

— Давайте-ка решать все вопросы где-нибудь в другом месте. Поблизости могут быть индейцы, — предложил я.

В сумерках мы разбили лагерь в зарослях на берегу Арканзаса и вдоволь напоили лошадей. Все молчали. Сейчас было не место и не время выяснять отношения. Я не забывал, что Оррин мой брат и, кажется, он был прав.

Но, честно говоря, я не знал, как поступить с этими деньгами. Может, я и вставил бы слово, если бы имел собственное мнение. Раунтри тоже все время молчал, слушая Тома и Оррина, и покуривал свою трубку.

Все сидели у костра и пили кофе, когда Том снова заговорил о золоте.

— Мы сваляем дурака, если не оставим деньги себе, Оррин. Откуда мы знаем, кому их посылать? Может быть, они попадут к родственнику, который ненавидел убитого. Они никому не нужны больше, чем нам.

Оррин сидел, просматривая письма.

— У погибших людей есть дочь на Востоке, — сказал он. — Ей всего шестнадцать. Она живет с друзьями и ждет, когда родители пришлют за ней. Если мы заберем деньги, что будет с девочкой?

Вопрос здорово разозлил Тома. Лицо его покраснело, он закипел от ярости.

— Можешь отослать свою долю, а я забираю одну четверть… Прямо сейчас. Если бы я не обратил внимания на тот фургон, деньги все еще валялись бы там.

— Насчет этого ты прав, Том, — попытался урезонить его Оррин, — но ведь деньги-то не наши.

Том медленно поднялся. Он еле сдерживался, и было видно, что он готов броситься в драку. Я тоже встал.

— Малыш, — сказал Санди, — держись-ка подальше. Мы с Оррином сами разберемся.

— Это наше общее дело, и мыс Кэпом имеем такое же право обсуждать, что делать с деньгами. Мы собирались вместе сгонять скот, а если начнем со ссоры, то нам успеха не видать.

— Если бы деньги принадлежали мужчине, — сказал Оррин, — я бы, скорее всего, не стал их возвращать. Но неизвестно, что случится с девушкой, оставшейся сиротой, да к тому же без средств. Деньги могут изменить всю ее жизнь.

Том — человек гордый и упрямый, был готов с нами драться. Но в этот момент все решил Раунтри.

— Том, — мягко сказал он, — ты не прав, и знаешь это. Нас четверо, а я принимаю сторону Сэкеттов. Ну что, Том, нас большинство…

— Что ж, ваша взяла. Если уж и ты так ставишь вопрос, я уступаю. Но все равно, по-моему, мы все — проклятые дураки.

— Думай, как хочешь, Том, но такой уж я человек, — сказал Оррин. — Когда мы соберем коров, если ты не изменишь своего мнения, можешь забирать мою часть стада.

Том взглянул на Оррина.

— Чертов идиот. Если так пойдет и дальше, мы не успеем оглянуться, как будем в церкви исполнять псалмы.

— Я знаю пару псалмов, — ответил Оррин. — Садитесь, пока Тайрел готовит ужин, спою вам.

Этим все и закончилось… Вернее, в тот момент нам. казалось, что закончилось. Иногда я спрашиваю себя, у всего ли есть конец в этой жизни. Слова, произнесенные сегодня, остаются в памяти человека или в мыслях других людей. Любой поступок — это все равно, что камень, брошенный в воду: круги от его падения расходятся и расходятся, пока не затронут жизни людей, находящихся далеко от нас.

Итак, Оррин спел псалмы, а потом исполнил «Черный, черный, черный», «Лорд Рэндол», «Барбара Эллен» и «Красавица Бетси». Когда Оррин закончил последнюю песню, Том протянул руку, а Оррин усмехнулся и пожал ее.

Больше о золотых монетах не говорили, их положили на дно седельной сумки и с тех пор о них не вспоминали. Настолько, насколько возможно не вспоминать о таком количестве золота.

Мы приближались к той местности, где Кэп Раунтри когда-то видел одичавших коров. Эти животные отбились от стада в испанских поселениях на юге, потерялись или в панике разбежались, когда индейцы нападали на караваны переселенцев, направлявшихся в Калифорнию.

Конечно, индейцы охотились на одичавший скот, но все же предпочитали бизонов. В 1867 году бизонов было множество, так что индейцы убивали коров только в исключительных случаях.

Те края, в которых мы собирались работать, лежали к югу от горной цепи, пересекающей дорогу на Санта-Фе, между Пергетори и Ту-Баттс-Крик, южнее Маль-Паис. Это была необжитая, суровая земля. Мы проезжали по равнинам, покрытым шалфеем и меските, по холмам, поросшим можжевельником и соснами.

У Кэпа было на примете одно надежное место — каньон у подножия горы, где из скал вытекал ручей с холодной и вкусной водой. На дне каньона было акров двести сочной травы — высокой, достающей коню до брюха. Судя по всему тут никто не появлялся с тех пор, как Кэп Раунтри покинул эти края двадцать лет назад.

Первым делом мы укрепили наше пристанище. С одной стороны нависал утес, который обеспечивал прикрытие сверху. Перед каньоном лежала маленькая долина в четыре или пять акров с хорошей луговой травой, ограниченная на дальней стороне большими валунами и редколесьем. Далее находилась широкая низина, в которой можно было пасти наше будущее стадо.

Первый день мы провели, собирая топливо, укрепляя камнями наш «форт» и разведывая местность. Мне удалось подстрелить оленя, а Кэпу — бизона. Мясо мы закоптили.

На следующее утро с восходом солнца мы выехали на работу. И за час собрали шестьдесят или семьдесят голов. Я еще никогда не видел таких животных. Один бык был огромный, — футов семь в высоту, а весил не меньше тысячи шестисот фунтов. А какие рога! Острые как кинжалы.

К вечеру у нас в ложбине оказалось приличное количество коров и еще немало находилось на подходе. На третий день мы согнали больше сотни голов, и уже стали подсчитывать возможный доход. Собирать скот — медленная, изнурительная работа. Если гнать коров слишком быстро, они могут разбежаться по всей округе, поэтому мы старались делать это осторожно, чтобы они не догадывались о своей участи.

Перед нами стояло две задачи: собрать побольше скота и остаться при этом в живых. Я имею в виду не только индейцев. Некоторые быки так и норовили боднуть тебя, да и коровы, если им удавалось застать врасплох пешего человека, тоже от них не отставали. По ночам мы рассказывали разные истории или страдали животами после очередного проявления чьего-либо поварского искусства. Готовили все по очереди.

Мы поддерживали огонь в костре так, чтобы его не было видно издалека, использовали самое сухое топливо, какое только могли найти и передвигались лишь по крайней необходимости. Распорядка в нашей жизни не было, чтобы индейцы не смогли устроить засаду. Мы всегда возвращались в лагерь не по той дороге, по которой выезжали, и все время были настороже.

Мы потели, ругались, глотали пыль, но собирали скот: в один день шесть голов, в другой двенадцать, потом девятнадцать, а как-то — лишь три. Невозможно было предугадать численность нашего стада.

Мы сгоняли скот в низину с сочной травой и водой, где коровы хорошо набирали вес. Постепенно одичавшие животные привыкали к людям.

Затем пришла беда. Оррин ехал верхом на гнедом жеребце, которого купил в Додже. Он направлялся вниз по склону крутого холма и неожиданно гнедой упал. Конь быстро поднялся, но брат еще не успел вынуть ногу из стремени. Жеребец потащил бы его по земле. У Оррина оставался только один способ остаться в живых — застрелить гнедого. Это одна из причин, почему ковбои всегда носят при себе револьверы.

К вечеру Оррин в лагерь не вернулся. Мы обычно специально заканчивали пораньше, чтобы при несчастном случае суметь до наступления темноты что-нибудь предпринять.

Мы отправились на поиски. Том поехал на юг, затем повернул на восток, Кэп — на запад, а я поднялся вверх по каньону, на север, в сторону плато, где встретил брата — он шагал в сторону лагеря с седлом на плече и винчестером в руке.

Оррин, увидев меня, опустил седло на землю.

— Долго же ты до меня добирался, — проворчал он, но в его глазах не было злости. — Я уже хотел прятать седло.

— Мог бы выстрелить.

— Совсем рядом индейцы, — ответил он.

У костра Оррин рассказал нам о случившемся. Он стащил седло с мертвого гнедого и двинулся к лагерю, но поскольку был осторожным человеком, то пошел не напрямик, а спустился с холма, и двигался под прикрытием скалистого уступа.

В боевом отряде индейцев было девять или десять воинов. Оррин заметил их прежде, чем они его, бросился на землю и затаился, пока индейцы не проехали. Они направлялись в другую сторону и вряд ли видели его мертвого коня.

— Они его все равно найдут, — сказал Кэп. — Сейчас уже темнеет, индейцы остановятся на ночлег где-нибудь поблизости. Скорее всего рядом с ручьем. А на рассвете увидят стервятников.

— Ну и что?

— Конь подкован. Вряд ли индейцы упустят шанс добраться до одинокого пешего человека.

В любое другое время мы бы удрали отсюда как ошпаренные, и не оставили бы индейцам ничего, кроме следов, но теперь мы обладали собственностью, а собственность связывает человека по рукам и ногам.

— Думаешь, они найдут нас?

— Думаю, найдут, — вздохнул Кэп. — Придется день-два отсидеться в лагере. К тому же лошадям надо передохнуть.

Мы хмуро сидели вокруг костра, понимая, что индейцы рано или поздно нас обнаружат. Это означало, что наши шансы собрать побольше скота приближаются к нулю.

— Мое мнение таково. — Все молча ждали, что я скажу. — Пора кончать игру. Надо гнать коров в Санта-Фе, продать их и купить настоящее снаряжение. Чтобы продолжить начатое дело надо по три-четыре лошади на человека.

Том Санди воткнул нож в землю, вытащил его и задумчиво поглядел на лезвие, взвешивая мои слова.

— Неплохая мысль, — отозвался он.

— Кэп?

— Если Оррин согласен, — Кэп нерешительно помолчал, — я бы смылся отсюда хоть на рассвете.

— Я предлагаю иное, — возразил я. — Надо уехать немедленно… До того как индейцы найдут гнедого.

Я не спрашивал мнения Оррина, поскольку знал, о его желании как можно скорее увидеть ту светловолосую девушку, да и мне нетерпелось кое с кем встретиться.

Но все же дело было не в этом. Обыкновенный здравый смысл подсказывал: если индейцы обнаружат здесь наше присутствие, перегон стада станет почти невозможным. А так, воины нападут на наш след через день-два, к этому времени мы уже окажемся за много миль отсюда.

Поэтому я без лишних слов пошел седлать своего коня. Иногда нельзя долго раздумывать и тратить время на споры. Поднять стадо посреди ночи — не простое дело, но в противном случае мы можем стать легкой добычей для индейцев. Надо было собираться в дорогу как можно скорее.

Мы быстро оседлали коней, свернули лагерь и двинулись в путь. Отъевшийся скот не был настроен путешествовать, но мы погнали коров и быков вперед и, оставив Полярную звезду за спиной, тронулись на юг, к Санта-Фе.

К тому времени, когда на серое небо вырвался первый луч солнца, мы уже проделали шесть миль.

Глава 6

Пришлось здорово помучаться. Когда коровы стали соображать, в чем дело, это им не понравилось. С наших коней падала пена, но мы гнали стадо целый день — и чтобы оторваться от возможных Преследователей и чтобы вымотать коров. К тому же внимательно следили за местностью, но индейцев не видели.

Санта-Фе оказался поменьше, чем мы ожидали, — множество глинобитных хибар, выстроенных вокруг выжженной солнцем площади. Но все же это был самый большой город, который нам с Оррином приходилось видеть.

В дверях большинства домов стояли люди и, прикрыв глаза от солнца ладонями, смотрели, как мы гоним своих коров, а затем нам навстречу направились три всадника. Все испанцы. Они неслись легким галопом, не сводя с нас глаз, потом пришпорили лошадей и рванули во весь опор, оглашая воздух дикими криками, которые чуть не разогнали наше стадо. Это были Мигель, Пит Ромеро и парень по имени Абреу.

— Привет! — Мигель улыбался. — Как здорово снова встретить тебя, амиго. Мы вас ждали. Дон Луис приглашает вас к обеду.

— Разве он знает, что мы здесь? — удивился Оррин.

Мигель взглянул на него.

— Дон Луис знает почти все, сеньор. Новость принес человек из Лас-Вегаса.

Vaqueros сопровождали нас до самого города.

Мы остановились у «Ла Фонды» и привязали своих коней в тени. Внутри нас ждала прохлада и спокойствие. Потолок был высоким, сводчатым, как в церкви, только «Ла Фонда» — это не церковь, а что-то вроде салуна и отеля одновременно.

В основном сюда заходили мексиканцы, они разговаривали на своем языке. В атмосфере этого заведения мне представилось, будто я путешествую где-то в далеких краях — чудесное ощущение. Два посетителя очень вежливо с нами заговорили.

Мы сели и выскребли из карманов всю мелочь. Не так уж много, но должно хватить на несколько стаканов вина и, может быть, даже на еду. Мне нравилось слушать тихие голоса, легкий перезвон стаканов и стук каблуков по каменному полу. Где-то внутри дома засмеялась женщина, и мне. это тоже пришлось по душе.

Пока мы сидели и пили вино, в кафе вошел высокий офицер, лет тридцати, аккуратный, в ладно сидевшей форме, с причудливыми усами.

— Это ваш скот на окраине города?

— Хотите купить? — спросил Оррин.

— Зависит от цены.

Офицер сел за наш столик и заказал стакан вина.

— Буду откровенен с вами, джентльмены. Из-за сильной засухи много скота погибло. Тот, что остался, чрезвычайно изможденный. Ваши коровы хорошо откормлены, я впервые вижу таких за последние несколько месяцев.

Том Санди улыбнулся.

— Мы просим по двадцать пять долларов за голову.

Капитан не удостоил его взглядом.

— Конечно, нет, — сказал он, затем улыбнулся нам и взял стакан. -Ваше здоровье…

— А как дела у дона Луиса Альварадо? — неожиданно спросил Оррин.

Лицо капитана застыло, потом он спросил:

— Вы люди Приттса?

— Нет, — ответил Том Санди. — Мы встретили дона на равнинах. Между прочим, ехали вместе с ним на запад из Абилина.

— Он один из тех, кто приветствовал нас в Нью-Мексико. Перед тем, как мы появились здесь, мексиканское правительство было не в состоянии послать воинские части на защиту населения своих колоний от индейцев. К тому же, торговля, по большей части, шла между Санта-Фе и Соединенными Штатами, а не между Санта-Фе и Мексикой. Дон Луис одобрил наш приход, так же как и большинство местного населения.

— Джонатан Приттс привозит сюда переселенцев, — сказал Оррин.

— Мистер Приттс — энергичный и решительный человек, — объяснил капитан, — но у него ложные представления о сложившейся обстановке. Если Нью-Мексико стал владением Соединенных Штатов, точнее частью Соединенных Штатов — то это не значит, что можно попирать права испано-язычных граждан.

На некоторое время воцарилось молчание.

— Все переселенцы, если вам угодно так их называть, которых приглашает Джонатан Приттс, везут с собой только оружие, а не семьи.

Я выпил еще один стакан вина, откинулся на спинку стула и слушал разговор капитана с Томом Санди. Кажется, капитан был выпускником знаменитой военной академии Вест-Пойнт и прочитал уйму книг. Люди редко понимают, как мало они знают, пока не услышат подобный разговор. Там, откуда я родом, была только одна книга — Библия, да порой кто-нибудь привозил газету. Ничего другого мы не видели.

Но у нас в горах очень ценилась политическая деятельность. Любое политическое выступление всегда было крупным событием и собирало всю округу. Люди брали с собой корзины с едой. Там можно было встретить человека, которого ни за что не увидишь в другом месте. В те дни любой парнишка знал о политике столько же, сколько о повадках енотов — и то, и другое вызывало одинаково пылкий интерес.

Мы с Оррином сидели и слушали разговор Тома с офицером. Многое можно понять, если умеешь слушать, и пусть до меня дошло немногое, главное, я начал сознавать, как мало знаю. Мне жутко захотелось учиться, и одновременно я злился на себя за то, что не подумал об этом раньше.

По пути на юг мы собрали еще немало бычков и коров, и у нас выходило, что при теперешнем раскладе каждый получит больше тысячи долларов. На следующий день Оррин с Кэпом пошли на станцию дилижансов, чтобы договориться об отправке на Восток найденного в фургоне золота.

Меня одолевало желание повидать город, поэтому я вышел осмотреться. Местные черноглазые сеньориты способны свести с ума любого мужчину. Если бы Оррин как следует посмотрел на одну из здешних девушек, то сразу забыл бы свою Лауру. Ничего удивительного, что он в нее влюбился. После того, как парень несколько месяцев подряд видит только мужиков, даже самая страшненькая девица покажется ему необыкновенно привлекательной.

Больше всего сейчас мне захотелось помыться и побриться. Кэп пошел со мной.

— Похоже, в этом городе есть что посмотреть, — предложил я ему.

— Вот что я тебе слажу, Тайрел: если ты задумал то, что я предполагаю, как следует изучи местность и не оставляй следов, прежде чем начнешь действовать. Если собираешься приударить за испанкой, готовься заодно подраться с ее парнем.

— Кажется, дело того стоит.

Был полдень, время сиесты[8]. Лежащий на дороге пес приоткрыл один глаз и махнул хвостом, как бы говоря, что он будет очень благодарен, если я его не побеспокою. А я пребывал не в том настроении, чтобы кому-либо осложнять жизнь.

Я не спеша прошелся по пыльной улице. Город затих. Дверь какого-то дома — просторного, со множеством ванн — была распахнута, внутри не было никого. Заглянув, я увидел мыло, изготовленное домашним способом, и колонку для перекачивания воды прямо в доме. Надо же! Люди становятся все ленивее… Не могут выйти на улицу, чтобы набрать воды.

Это, должно быть, общественная баня. Но кому платить за мытье? Я наполнил ванну, разделся и забрался в нее, и когда уже намылился с головы до ног, в дом вошли три женщины со свертками белья на головах.

Вначале я уставился на них, а они на меня. Потом я заорал. И тут до меня дошло, что это не баня, а прачечная.

Мексиканские девушки завизжали, и сначала я подумал, что они испугались, однако они не убежали, а просто стояли передо мной и хохотали.

Хохотали!

Схватив ведро с водой, я опрокинул его на себя и цапнул полотенце.

Они выскочили, на улице послышались их вопли, и, можете мне поверить, никогда в жизни я не натягивал на себя одежду быстрее. Накинув на бегу ремень с кобурой, я со всех ног бросился к своему коню, словно спасал свою жизнь.

Представляю это зрелище — я сижу намыленный в ванне, голый как новорожденное дитя. Серый галопом понесся из города. А меня еще долго преследовал смех. Никто никогда не поймет женщин — это точно.

Но Мне все же удалось помыться.

Утро было яркое и солнечное, как и всегда в горной пустыне. Мы встретились с капитаном и передали ему стадо, ибо в конце концов договорились о цене по двадцать долларов за голову. Хорошая цена для того времени и для того места.

Когда мы въехали в город, нас увидела какая-то девушка. Она показала на меня пальцем, задохнулась от волнения и возбужденно заговорила со своей подругой, а затем они обе принялись хохотать, не сводя с меня глаз.

Оррин был озадачен, поскольку девушки обычно обращают внимание на него и никогда не замечают меня.

— Ты их знаешь?

— Я? Вижу впервые в жизни.

Но тут я понял, что меня ждет. История с прачечной к этому времени, скорее всего, разошлась по всему Санта-Фе.

Прежде чем мы добрались до «Ла Фонды», не менее дюжины девушек удостоили меня вниманием, при этом от души повеселившись.

Том Санди с Оррином не могли понять, что происходит.

В «Ла Фонде» как всегда было прохладно и спокойно, мы заказали вино и еду. Девушка, принимавшая наш заказ, посмотрела на меня и тут же засмеялась. Когда она пошла на кухню передать заказ повару, оттуда выскочили поглазеть на меня еще две или три девицы.

Подняв стакан с вином, я постарался выглядеть самодовольным и искушенным в мирских делах, но на самом деле чувствовал себя последним дураком.

Оррин начинал злиться, не понимая, с какой стати девушки вдруг стали проявлять ко мне такой интерес. Он одновременно испытывал любопытство, интерес и ревность. А мне оставалось лишь терпеть смешливые взгляды или прятаться в кусты.

Санта-Фе — маленький, но дружелюбный город. Приезжие появлялись здесь нечасто, и горожане любили поглазеть на них и посудачить. В те годы этот город находился почти на краю земли, однако основан был достаточно давно, чтобы стать своего рода центром. А девушки обожали фанданго[9] и присутствие американцев.

Здесь жила маленькая симпатичная мексиканочка с огромными черными глазами, которая, увидев меня, всякий раз обдавала жарким взглядом. И, поверьте, кровь у меня волновалась.

На ее фигурку стоило посмотреть. Каждый раз, проходя мимо меня по улице, мексиканка чуть больше, чем обычно, крутила подолом юбки, и, по-моему, мы могли бы познакомиться поближе, если бы я знал, как это делается. Звали ее Тина Фернандес.

Вечером второго дня в дверь «Ла Фонды» постучали, и через секунду на пороге мы увидели Феттерсона.

— Вас хочет видеть мистер Приттс. Всех четверых. Надо поговорить о деле.

Мы поглядели друг на друга, затем Оррин встал, собираясь идти. Мы последовали за ним. Мексиканец, стоящий у бара, повернулся к нам спиной. Друзей Джонатана Приттса в Санта-Фе не жаловали.

Но не это меня беспокоило, а мой брат Оррин.


Снаружи глинобитного дома, где жил Джонатан Приттс, стояли четверо и еще двое или трое парней ошивались у кораля. Заглянув в открытую дверь барака, я увидел еще несколько вооруженных человек.

«Однако, Тайрел, надо остерегаться человека, которого окружает столько вооруженных людей», — сказал я себе. Они бы ему не понадобились, если бы он не собирался использовать их в деле.

Раунтри взглянул на меня. Он был силен, как старый кабан, и хитер, как лис. Санди задержался на крыльце и вынул сигару; когда он чиркнул спичкой о брюки, в темноте разом скрипнули три кресла, потому что сидевшие в них люди потянулись к револьверам. Том сделал вид, что не заметил этого, но на его губах заиграла довольная усмешка.

Нас вышла встретить Лаура, в голубом платье, которое подчеркивало голубизну ее глаз, она выглядела словно ангел. Но она так протянула Оррину обе руки и так посмотрела на него… Этого было достаточно, чтобы нормальный человек подавился. Только Оррин не подавился. Выражение лица у него было такое, словно его огрели дубиной по голове.

Кэп выглядел необычно угрюмым, а Санди — всегда умевший обходиться с женщинами — широко ей улыбнулся. Иногда мне казалось, будто Тома раздражал выбор Лауры: почему Оррин, а не он.

Лаура взглянула мимо Оррина на меня, и, похоже, наши ощущения совпали. Мы друг друга на дух не переносили.

Вошел Джонатан Приттс в сюртуке и воротничке проповедника, что заставило меня задуматься, будет ли он сейчас читать нам молитвы или предложит купить по дешевке золотой кирпич.

Он угостил всех дорогими сигарами из коробки, и я обрадовался, что не курю. Оррин не отказался от сигары, и после короткого замешательства Том тоже взял одну.

— Не курю, — произнес я.

— Не хотите ли выпить?

— Не пью, — сказал я.

Оррин покосился на меня, зная, что хотя спиртное действительно мне не нравится, я не прочь иногда выпить с друзьями.

— Вы, ребята, неплохо заработали, продав свое стадо, — начал Приттс. — А мне нравятся предприимчивые люди. Однако интересно знать, как вы собираетесь поступить с вырученными деньгами. Мне нужны парни, которые готовы вложить в одно дельце сообразительность и небольшой капитал, то есть суметь кое-что начать и довести дело до конца.

Все промолчали, он смахнул пепел с сигары и с минуту изучал ее.

— Первое время могут быть маленькие неприятности. Люди, живущие на этой земле — не американцы и, вероятно, воспротивятся нашему появлению.

Медленно заговорил Оррин:

— Мы с Тайрелом пришли на Запад за землей. Хотим построить дом.

— Хорошо! Нью-Мексико теперь является частью Соединенных Штатов и пора нам, американским гражданам, получать от этого выгоду. — Он глубоко затянулся сигарой. — Кто не успел к столу, тот опоздал.

— Похоже, — сказал я, — вы хотите вытолкнуть тех, кто пришел первым, и усесться за стол самим!

Приттс чуть не взбесился. Он не привык, чтобы ему говорили правду в лицо… И меньше всего — такие люди, как мы. Секунду он молчал, а тем временем Лаура села возле Оррина, и я уловил запах ее духов.

— У мексиканцев нет прав, — ответил Приттс. — Земля принадлежит нам, свободнорожденным американцам, и если вы сейчас присоединитесь ко мне, то получите долю в организуемой компании.

— Нам необходим дом для мамы, — повторил Оррин, — для этого много земли не нужно.

— Если мы получим землю вашим способом, на ней будет кровь, — добавил я, — но сначала мы хотим увидеть письменное предложение мистера Приттса, где он изложит свои планы и объяснит, как собирается распорядиться нашими деньгами.

Это говорил во мне отец. Он всегда твердил: «Что написано пером, не вырубишь топором, сынок».

— Слова джентльмена достаточно, — напыщенно ответил Приттс.

Я встал. Не знаю, что собирались делать остальные, да мне, в общем-то, было все равно. Этот двуличный старый козел хотел украсть землю у тех, кто жил на ней десятилетиями.

— Человек, готовый с помощью оружия отнимать землю, — произнес я, — не может называть себя джентльменом. Эти люди теперь такие же американские граждане, как и все мы.

Повернувшись, я направился к двери, за мной пошел Кэп Раунтри. Том Санди, будучи вежливым человеком чуть поотстал, но мы путешествовали и работали вчетвером, поэтому Он последовал за нами. Оррин немного задержался, но и он вышел следом.

— Вы еще вспомните этот разговор! Те, кто не со мной, те против меня! Убирайтесь из города и больше не появляйтесь! — орал Приттс дрожащим от ярости голосом.

Мы не вчера родились на свет и знали, что люди на крыльце занимались не вышиванием, поэтому когда остановились, внимательно смотрели по сторонам.

— Мистер Приттс, — воскликнул я, — у вас слишком великие идеи для такой маленькой головы. Не вздумайте устраивать нам неприятности, или мы отправим вас обратно на Восток, туда, откуда вас уже выгнали.

Он шел к нам, но остановился как вкопанный, остановился так, словно ему двинули кулаком в челюсть. И я тут же понял, что прав — его откуда-то действительно выгнали.

Приттс был высокомерным человеком, считал себя важной персоной, и в большинстве случаев ему удавалось убедить в этом окружающих. Но теперь он был просто вне себя.

— Вот это мы посмотрим! — закричал он. — Вильсон, взять их!

Раунтри как раз смотрел в сторону того парня, который начал подниматься с кресла, наверное это и был Вильсон. И в тот момент в старике Кэпе не было жалости. Он с размаху ударил Вильсона револьвером по голове, и тот, сложившись пополам, завалился в кресло.

У Оррина со своим противником проблем не возникло: он уже прижал к его животу шестизарядник, а я смотрел на Приттса поверх дула револьвера.

— Мистер Приттс, вы человек, который любит командовать вооруженными людьми. Ну, так прикажите им продолжать и окажетесь мертвым, не успев договорить последнего слова.

— Лаура смотрела на меня с такой ненавистью, которую я никогда не видел на женском лице. Эта девица была очень высокого мнения о своем отце и всякий, кто не разделял его, не мог быть ничем иным, кроме как воплощением зла. И кто бы ни стал ее мужем, он навсегда будет лишь жалкой копией ее папочки.

Приттс выглядел так, словно страдал несварением желудка. Он смотрел на мой огромный револьвер и понимал, что я не шучу. А я действительно не шутил.

— Ладно. — Он чуть не задохнулся. — Можете идти.

Мы молча подошли к лошадям, и, когда сели верхом, Оррин повернулся ко мне.

— Будь ты проклят, Тай. Что ты наделал? Ты по сути обозвал его вором.

— Эта земля принадлежит Альварадо. Мы поубивали уйму Хиггинсов за много меньшее, чем попытку отобрать нашу землю.

Той ночью я почти не спал, стараясь решить, правильно ли поступил. С какой бы стороны я не оценивал ситуацию, получалось, что правильно. И не считаю, что на мое решение повлияло отношение к Друсилье. Хотя, конечно, в ту ночь я думал и о ней.

На следующее утро шайка человек в сорок во главе с Феттерсоном выехала из города и направилась на северо-восток. С ними был и Вильсон, только шляпа на его голове сидела как-то криво — наверное, из-за огромной шишки.

Когда они миновали последний дом, по холмам пронесся мексиканский мальчишка на гнедом жеребце, который скакал так, будто за ним гнался сам дьявол.

Похоже, у дона Луиса налажена своя система предупреждения, и он успеет как следует подготовиться к приему Феттерсона. Гоня жеребца с такой скоростью, мальчишка не мог ускакать далеко, значит, его где-то ждала подмена лошадей. У дона Луиса много людей, достаточно лошадей и еще больше друзей.

На улицу, заправляя рубашку в брюки, вышел Оррин — злой, как медведь с больным зубом.

— Зря ты вчера накинулся на мистера Приттса.

— Был бы он честным человеком, я бы промолчал.

Оррин сел. Одно про него можно было сказать точно: мой брат — человек справедливый.

— Тайрел, — проговорил он наконец, — нужно думать, прежде чем открывать рот. Мне нравится эта девушка.

Чувствовал я себя в тот момент довольно погано. Ведь я любил и уважал Оррина, во многих отношениях он был умнее меня, но насчет Приттса, по-моему, ошибался.

— Извини, Оррин. Мы с тобой мало заработали в этой жизни, но то, что имеем, получено честным трудом. Мы хотим построить дом для мамы, но ей не захочется жить на земле, политой кровью.

— Ну… Черт возьми, Тайрел, ты, конечно, прав. Просто мне жаль, что мы так грубо разговаривали с мистером Приттсом.

— Извини. Это я был груб, а не ты. Ты не должен отвечать за поступки брата.

— Тайрел, не говори так. Если бы не ты, тогда, на свадьбе, меня бы давно похоронили, и никто не знает этого лучше, чем я.

Глава 7

Необжитая, нехоженая, суровая земля породила новый тип людей. В Техасе одичавший скот, стали называть лонгхорн. Эта порода отличалась огромными рогами и длинными ногами, потому что на техасской земле выживали крупные животные, которые хорошо дрались и могли пройти три дня без остановки в поисках воды. Точно так же и люди, рожденные техасской землей, отличались храбростью и выносливостью, которыми не всегда обладали переселенцы с Востока.

Многие люди до самой смерти так и не понимают, из какого теста они сделаны, потому что для этого надо столкнуться с бедой. Всякие хитроумные штучки, на которые на Востоке будут смотреть сквозь пальцы, здесь не пройдут. То есть не прошли бы в те годы. В толпе можно скрыться, но в малонаселенных краях, человек всегда на виду.

Правда, это не значит, что у нас не было собственных мошенников и шельмецов.

Джонатан Приттс был одним из тех, кто воспринимал свободу, как вседозволенность, думая, что ему все сойдет с рук. Хуже всего было то, что он считал себя большим человеком, а это, конечно, невероятное преувеличение. Но на самом деле Приттс являлся обыкновенным подлецом.

Мы положили наши деньги в банк «Экспресс компани», оседлали лошадей и отправились обратно в Пергетори, но на этот раз с нормальным снаряжением. Серый все еще оставался со мной — о лучшем коне не мог мечтать никакой ковбой — но теперь у каждого из нас было еще четыре сменных лошади, и я чувствовал, что могу собой гордиться.

Первым моим подменным конем стал грулья — мышиного цвета мустанг, который, судя по нраву, происходил от миссурийского мула и горной пумы с больным зубом. Этот грулья был самым сварливым и вздорным животным с четырьмя копытами, которых я когда-нибудь видел, а лягался он почище любого осла, забравшегося в муравейник с большими рыжими муравьями. С другой стороны, мой мустанг мог скакать без передышки весь день и всю ночь, а воды и еды при этом ему требовалось меньше, чем верблюду. Я назвал его Сат — сокращенно от Сатаны.

Второй мой конь, каурый, привычный к трудной пустынной местности. Его звали Бак. Пожалуй, надежнее коня я никогда не имел.

А Келли — большая рыжая кобыла, отличалась выносливостью. За каждую лошадь я заплатил из собственного кармана, хотя Сата мне отдали почти задаром— по-моему, желая от него поскорее избавиться.

В первый раз, когда я сел на Сата, он решил меня немного покатать, поэтому когда мы остановились, внутренности у меня перевернулись, а из носа текла кровь. Но спешился я именно там, где хотел, и с тех пор Сат знал, кто из нас кем командует.

Четвертого сменного коня я купил у индейца.

В тот день от нечего делать мы большую часть дня болтали с испанцами, а этот индеец сидел в стороне, глядя на нас. Это был высокий не-персе из Айдахо, что на севере, ближе к Монтане.

Он сидел у кораля с рассвета до полудня, я заметил, что он даже не перекусил.

— Ты забрался далеко от дома, — сказал я, отрезал кусок мяса, приготовленного к ленчу, и предложил его индейцу.

Он внимательно посмотрел на меня, потом взял мясо. Индеец ел медленно, как изголодавшийся человек, которому нельзя есть много, потому что желудок у него ссохся.

— Ты говоришь по-английски?

— Я говорить.

Разделив ленч, я отдал половину индейцу, и мы вместе поели. Проглотив последнюю крошку, он встал.

— Идти со мной — увидеть коня.

Это было прекрасное животное — чалый с белыми и рыжими пятнами. Таких лошадей называют аппалузами. Тощий, как и его хозяин, конь был высоким — около двух ярдов в холке. Похоже, индеец и конь проделали долгий путь на голодном пайке.

Я отдал ему свою старую винтовку (перед этим купив себе новую, «генри» 44-го калибра) и немного еды, добавив в придачу старое одеяло.

Мы были примерно в неделе пути от Санта-Фе, когда нашли удобное место для стоянки в излучине ручья среди скал. Устроившись, я отправился выполнять возложенные на меня обязанности — охотиться, потому что мы решили поберечь запасы продовольствия как можно дольше.

Умный индейский конь из Монтаны к тому же хорошо шел. Антилоп мы с ним пропускали, потому что у них самое невкусное мясо во всех горах Рокки-Маунтинс. Старики скажут, что лучше всего — мясо когуара. Это утверждали Льюис и Кларк, Джим Бриджер и Кит Карсон, Дядя Дик Вуттон, Джим Бейкер. Они все сходились в этом.

Утро… Яркое солнце только что поднялось над далекими холмами, в ложбинах еще лежат тени, солнечный свет играет на листьях тополей и искрится в ручье, где-то высоко поет жаворонок… Нам с моим конем из Монтаны утро нравилось. Мы нашли старый след оленя и направились по нему, поднимаясь все выше и выше. Плато сменили длинные хребты с можжевельником и мексиканскими соснами на склонах.

Вдруг я увидел оленя, потом другого и, привязав Монтану, двинулся к ним.

Пасущиеся олени — легкая добыча, если приближаться осторожно и с подветренной стороны. Когда олень опускает голову, к нему можно подойти близко, но только очень тихо.

Когда он начинает дергать хвостом, это означает, что он сейчас поднимет голову, вот тогда надо застыть на месте. Олень может смотреть прямо на вас и смотреть долго, но если стоять спокойно и не шевелиться, он подумает, что вы — нечто безобидное.

Я подобрался на пятьдесят ярдов к большому оленю, затея поднял винтовку и всадил ему пулю под левую лопатку. Чуть дальше стоял другой, и, сделав первый выстрел, я развернулся в тот момент, когда второй олень прыгнул. Не успели его копыта коснуться земли, как моя пуля перебила ему позвоночник.

Быстро разделав оленей, я завернул лучшие куски в шкуры, забрался на Монтану и, выехав через пару миль на открытое пространство, вдруг увидел полдюжины бегущих бизонов. А бизоны просто так, без причины, не бегают.

Я натянул поводья и остановился на опушке, зная, что нас трудно будет заметить, поскольку чалый и я в своей замшевой куртке сливались с деревьями. В этих краях люди, насколько возможно, стараются не выезжать на гребни, чтобы их силуэт не вырисовывался на фоне неба.

Иногда случается так, что тот, кто первый шевельнется, первым же и умрет, поэтому я ждал. Ярко сияло солнце. Конь стукнул копытом и махнул хвостом. Где-то рядом в кустах прожужжала пчела.

Их было Девять человек, и они двигались цепочкой. По тому, что мне рассказывал Кэп об индейцах, я понял, что это юты. Они выехали из леса и двигались по склону передо мной.

В большинстве случаев я предпочитаю драться лицом к лицу, потому что убегающий человек представляет собой отличную мишень, но иногда надо сражаться, а иногда и убегать, и разумный человек тот, кто выбирает правильное решение.

Вначале я сидел тихо, но индейцы подъезжали все ближе и если даже они не увидят меня, то мое присутствие почувствуют их лошади. Попытайся я ускользнуть обратно в лес, они обязательно меня услышат.

Вынув винтовку, я помолился ангелу-хранителю и проскакал, наверное, ярдов тридцать, прежде чем юты меня заметили. Один из индейцев, должно быть, заговорил, потому что все они посмотрели в мою сторону.

Индейцы, как и все, могут ошибаться. Если бы они развернули лошадей и кинулись на меня, мне пришлось бы удирать через кусты и песенка моя была бы спета. Но. какой-то индеец не утерпел и схватился за винтовку.

Увидев, как он нацеливает оружие, я пришпорил Монтану и в тот же момент выстрелил. Все было рассчитано точно, и выстрел попал в цель.

Я уложил не того индейца, который собирался стрелять, а другого.

Мы помчались, и я не преувеличиваю: действительно помчались как бешеные. Здесь не было ничего, что могло нас задержать, больше всего на свете мне хотелось уйти как можно дальше от этого места.

Я здорово разозлил индейцев, подстрелив одного из них, и теперь им позарез нужен был мой скальп, но Монтана любил ютов не больше моего. Он прижал уши, вытянул хвост и стелился по земле, как перепуганный заяц.

Моя следующая пуля прошла мимо, потому что конь мчался так быстро, будто что-то забыл в Санта-Фе, и у меня почти не было шансов попасть в цель. Индейцы, стреляя на ходу, рванули за мной, и я понял, что, если не предприму что-нибудь решительное, мне конец, поэтому развернул коня и напал на ближайшего преследователя. Он вырвался вперед ярдов на пятьдесят, я стрелял три или четыре раза и уложил его лошадь.

Я видел, как моя пуля выбила пыль на боку лошади, она грохнулась, перебросив седока через голову. Он упал в траву, и промчавшись мимо него, я на полном скаку для верности всадил в него еще пару пуль.

Минуту или две индейцы сталкивались друг с другом, меняя направление. За это время я уже перескочил через маленький ручеек и был в открытой прерии.

До нашего лагеря было около десяти миль, но я не собирался вести индейцев к своим друзьям.

В критический момент я увидел небольшую выемку на вершине невысокого холма.

Чуть замедлив галоп, мы с Монтаной скользнули в ложбинку, я выпрыгнул из седла, уперся в грудь коня, ухватив его за ногу, и только хотел повалить его на землю, как он сам, словно зная, что от него требуется, лег и перевалился на бок. Похоже, Монтана был выученный конь — ведь индейцы не-персе используют аппалузу как боевую лошадь.

Встав на колено и вытянув другую ногу перед собой, я тщательно навел мушку на грудь первого юта и плавно нажал на спуск.

Сперва мне показалось, что я промахнулся, потому что индеец продолжал скакать, но затем его конь развернулся и сбросил мертвого седока на траву. На боку коня расплылось яркое пятно крови.

Утро было теплым и тихим. Похлопав Монтану по крупу, я сказал:

— Отдыхай спокойно, малыш, мы выкарабкаемся.

Ни за что нельзя было подумать, что секунду назад здесь стреляли и убивали. Неожиданно все стихло. Склон холма опустел, индейцы спрыгнули с коней и исчезли в траве быстрее молнии. Лежа на вершине, понимая, что каждое мгновение может стать последним, я наслаждался горячим солнышком, греющим мне спину, запахом пожухлой коричневой травы и пыли.

Трое ютов лежали мертвыми, оставалось шестеро. Шесть к одному — большое преимущество, однако если у человека достаточно выдержки и он по натуре боец, численный перевес не означает выигрыша. Главное, нельзя теряться и полагаться на удачу в драке. Все, что необходимо для победы, нужно делать самому.

У меня была полная фляга с водой, немного вяленого мяса в седельных сумках и много свежего мяса, достаточно патронов.

Индейцы попытаются напасть сзади. Противоположный склон ложбины скрывал гребень, находящийся всего в паре футов от меня, поэтому я вытащил девятидюймовый охотничий нож такой острый, что им можно было бриться, и с бешеной скоростью начал окапываться на краю ложбины.

Чтобы выкопать себе укрытие на гребне, откуда можно было бы обозревать окрестности, ушло несколько минут, и выглянул я как раз вовремя. По склону, пригнувшись, бегом поднимались четверо ютов. Первый выстрел в цель не попал — я слишком торопился. Они залегли. Там, где только что бежали индейцы, лишь ветер шевелил траву.

Теперь они будут ползти, подбираясь все ближе и ближе. Я рискнул вскочить, заметил ползущего индейца, выстрелил и опять упал в ложбину. Пули прошили воздух там, где я стоял мгновение назад. Повторить такой трюк нельзя: индейцы к нему будут готовы.

Высоко в небе зависли перистые облака. Повернувшись, я заполз в укрытие и вовремя. Вверх по склону поднимался индеец, надо подпустить его поближе, пора сократить численное преимущество противника. Я положил винтовку на гребень и расстегнул ремешок, удерживающий револьвер в кобуре, на случай, если вдруг придется стрелять с небольшого расстояния или они кинутся все сразу. Поднимающийся по склону индеец достигнет ложбины при следующей перебежке.

Кого-то из них я ранил, но убил, скорее всего, только одного. Я привык подсчитывать скальпы лишь тогда, когда они были у меня в руках.

Медленно тянулись минуты, по щекам и шее стекал пот. Я чувствовал запах собственного тела и нагревшейся на солнце пыли. В небе кружил орел. От пота и грязи чесалась кожа, а когда на Монтану сел большой овод, мой шлепок громко прозвучал в нагретой солнцем тишине.

Люди на Востоке могут назвать это приключением. Однако одно дело читать о приключениях, сидя в кресле со стаканом пива в руке, и совсем другое — лежать, уткнувшись в горячую пыль, в то время как к тебе подкрадываются четверо или пятеро индейцев с единственным намерением во что бы то ни стало тебя прикончить.

Ярдах в пятнадцати ниже по склону в траву прыгнул кузнечик и вдруг тут же выпрыгнул обратно. Это предупреждение. Подняв винтовку, я приготовился выстрелить в то самое место, но решил оглянуться. И в этот момент из травы, как чертенок из табакерки, выскочил индеец.

Я оказался прав — он поднялся как раз там, откуда выпрыгнул кузнечик. Мушка винтовки была у него на груди, и я нажал на спуск. Индеец упал.

Позади в сухой траве послышался шорох. Перевалившись на спину, я выхватил револьвер и дважды выстрелил, прежде чем почувствовал удар пули. Юты исчезли, я снова остался один. Левое плечо онемело, одежда стала пропитываться кровью.

Убравшись подальше от гребня, ощущая тошнотворную слабость, я прижал к ране платок. Пуля прошла насквозь, и левая сторона куртки уже намокла от крови. Я разорвал платок и заткнул дыру от пули с обеих сторон, понимая, что теперь мое дело худо.

Моргая от жары и головокружения, я перезарядил винтовку и револьвер. Затем вынул пробку из фляги и прополоскал рот. Вода была теплой и солоноватой.

В голове тяжело стучало, чтобы перевести взгляд, требовалось сделать усилие. Запах пота и высохшей травы стал сильнее, небо над головой пожелтело и стало горячим как расплавленная бронза. Где-то неизмеримо высоко появился стервятник.

Внезапно мне до смерти надоели запахи, надоела жара, надоел кружащий надо мной терпеливый стервятник, знающий, что рано или поздно умирает каждый. Если стервятник вообще может быть терпеливым…

Я подполз К краю ложбины и оглядел равнину, над которой танцевал раскаленный воздух. Я попытался сглотнуть, но не смог. Прохладные холмы Теннеси показались мне очень далекими…

В бреду я увидел мать, сидящую в старом кресле-качалке, Оррина, поднимающегося к дому с ведром самой холодной и чистой воды в мире.

Лежа в пыльной яме на разогретом солнцем холме в Колорадо, с дырой от пули в левом плече, и ютами, готовящимися закончить свое дело, я неожиданно вспомнил какой сегодня день.

Прошел час… А может быть больше? Прошел по меньшей мере час после последней атаки ютов. Как и стервятникам, теперь им было нужно одно — время, а что значит время для индейца?

Сегодня мой день рождения… Мне исполнилось девятнадцать лет.

Глава 8

Следующий глоток воды я сделал, когда от высоких сосен уже потянулись длинные пальцы теней. Дважды я смачивал губы своему коню, который становился все нетерпеливее и удерживать его на земле становилось не просто.

Мне нельзя было вздремнуть или хоть на минуту закрыть глаза, потому что я знал, индейцы до сих пор ждали своего шанса, возможно догадываясь о моем ранении. Дико болело плечо. Бежать я не решился, поскольку понимал, что далеко мне не уйти — ведь Монтана слишком долго пролежал на земле и быстро скакать не сможет.

И в этот момент я увидел, что по склону поднимаются мои друзья. Они как ни в чем не бывало подъехали прямо к ложбине и, усмехаясь, остановились у гребня. Как же я обрадовался, увидев их!

— Вы поспели как раз к чаю, — сказал я, — двигайте стулья поближе. Я поставил чайник, он вот-вот закипит.

— У него температура, — сказал Том Санди, — или он просто сошел с ума.

— Жара, — согласился Оррин. — Поглядите, как Тай окопался, можно подумать, он оборонялся от индейцев.

— Ему что-то привиделось, — добавил Раунтри, — в прерии такое часто случается.

— Если один из вас слезет с лошади, я его хорошенько отделаю, — заявил я, — и при этом одной рукой. Где вы были? Сидели в тенечке и спокойно рассказывали друг другу байки?

— Он спрашивает, где мы были, — воскликнул Том Санди. — Он сидит в ямке и мечтает, а мы, дураки, до седьмого пота надрываемся на работе.

Первым перестал паясничать Раунтри. Он осмотрел местность вокруг ложбины и, когда подъехал обратно, сказал:

— Похоже, ты принимал гостей. Судя по крови на траве, удалось подстрелить как минимум двух.

— Можешь проехать по моим следам, — я чувствовал себя отвратительно, как ребенок, которого дразнят взрослые. — Если я не выбил пять из девяти ютов, ставлю вам всем выпить.

— Когда мы здесь появились, бежали только трое, — согласился Санди.

Ухватившись за луку, я уселся в седло. Впервые с тех пор, как увидел индейцев, я мог рассчитывать по крайней мере на один день жизни.

Следующие три дня меня оставляли в лагере готовить еду — обычное дело для ковбоя на перегоне стада или гуртовке, если он не может работать, как все остальные. Кэп, который умел делать все, прочистил мою рану древком стрелы с намотанной на ней тряпкой, смоченной виски. Если думаете, что мне это доставило удовольствие, попробуйте на себе. Потом Кэп сделал примочку из разных трав.

На пятый день я опять был в седле, но на Сата не садился, решив, что в моем состоянии это делать рановато. Поэтому чуть не загнал Серого и Бака, а закончил работу на Монтане, который постепенно становился настоящим ковбойским конем.

Вокруг была первозданная земля. Мы прочесывали овраги и сгоняли скот в наскоро сооруженный кораль. Можете не сомневаться, работа эта тяжелая, пыльная и изматывающая. Частенько попадался скот с клеймом — когда-то бежавший с перегонов или угнанный индейцами.

— Может стоит на этот раз попробовать продать скот в Абилине? — предложил я. — Там дадут лучшую цену. В Санта-Фе нам просто повезло.

Мы погнали стадо в семьсот голов, а с таким количеством коров могут управиться четверо, если будут работать как проклятые при условии, что им еще и повезет.

Как и в первый раз мы не спешили, по дороге пасли наших коров, чтобы к продаже они нагуляли жир. В тупиковом каньоне росла хорошая трава, воды там тоже хватало и наше стадо спокойно отъедалось и отдыхало на солнышке.

После долгого перегона мы остановились на ночь. Через некоторое время ко мне подошел Оррин.

— Мне бы хотелось, Тайрел, чтобы вы с Лаурой получше относились друг к другу.

— Главное, чтобы она нравилась тебе. Я не смогу относиться к ней иначе, что-то в ней мне кажется фальшивым. По-моему, Оррин, ты на всю жизнь останешься для нее вторым — первым будет отец.

— Неправда, — возразил он, но не слишком убедительно.

Через некоторое время мы снова заговорили.

— Мама не становится моложе, — сказал он, — а ведь прошел уже год, как мы покинули дом.

Где-то вдалеке койот беседовал со звездами, больше не слышалось ни звука.

— Если мы продадим это стадо, у нас будет столько денег, сколько не доводилось иметь ни одному Сэкетту. Купим землю и построим собственное ранчо. А потом нужно учиться. Особенно тебе, Оррин. Ты мог бы сделать себе имя в политике.

Пару минут Оррин не отвечал, мысли его бродили где-то далеко-далеко по завтрашней тропе.

— Я и сам об этом думал, — сказал он наконец.

— Ты умеешь говорить с людьми, а значит, можешь стать губернатором.

— У меня не хватает образования.

— Дэвид Крокетт[10] дошел до конгресса. Эндрю Джонсона[11] учила читать и писать его жена. По-моему, и мы сможем выучиться. Черт возьми, если уж юнцы изучают науку, то мы и подавно сможем. А тебе надо заняться правом: язык у тебя подвешен как у настоящего валлийца.

Мы миновали Додж и прибыли в Абилин. Этот городок разросся, салуны стояли один на другом, все были открыты двадцать четыре часа в сутки и битком набиты людьми. Вокруг города повсюду паслись техасские стада.

— Мы приехали не туда, куда следовало, — хмуро заметил Кэп. — Надо было продать скот в Додже.

Мы собрали стадо поплотнее и увидели, что к нам направляются четверо всадников. Двое из них были похожи на покупателей, а двое — на бандитов. С первыми двумя — Чарли Инглишем и Розй Розенбаумом разговаривал Оррин. Розенбаум был толстым человеком с добрыми голубыми глазами, и по тому, как он поглядывал на наш скот, я понял, что он знает толк в коровах.

— Сколько у вас голов? — спросил он Оррина.

— Прошлым вечером было семьсот сорок, — ответил Оррин. — Мы хотим побыстрее продать его.

Двое других оценивающе рассматривали нас и наше стадо.

— Еще бы вам не хотелось, — заявил один из них. — Скот-то краденый.

Оррин сурово взглянул на него.

— Меня зовут Оррин Сэкетт, и я в жизни ничего не украл. — Он помолчал. — И у меня тоже ничего не крали.

Лицо незнакомца потемнело.

— В этом стаде есть коровы с ранчо «Ту-Бар», — сказал он, — меня зовут Эрни Уэбб, я управляющий этого ранчо.

— Да, у нас есть скот с клеймом «Ту-Бар», мы подобрали его в Колорадо. Если хотите, позовите хозяина, и мы все обсудим, но ему все равно придется заплатить за перегон.

— Обойдемся без хозяина, — ответил Уэбб, — я привык сам решать все проблемы.

— Послушайте, — спокойно вмешался Розенбаум, — ссориться вам ни к чему. Сэкетт говорит достаточно разумно. Позовите хозяина, а когда все уладится, я куплю это стадо.

— А вы не Суйтесь не в свое дело. — Уэбб не отводил взгляда от Оррина, в его глазах читалась наглая решимость. — Мы забираем это краденое стадо.

К нам, как бы между прочим, приближалось несколько всадников довольно грубого вида. Я догадывался об их намерениях.

От Уэбба и его напарника меня закрывал Том Санди, они меня не видели, а я их видел так же хорошо, как в тот раз, на равнинах восточного Канзаса.

— Кэп, — сказал я, — если ребята захотят подраться, составь им компанию. — Том, — я развернул коня и объехал Санди, оказавшись сбоку от Уэбба, — может, этот человек и был когда-то управляющим ранчо «Ту-Бар», но он ездил вместе с Бэком Рэндом.

Раунтри спешился, поставив коня между собой и приближающимися всадниками и положив на седло винтовку.

— Вам, ребята, стадо не достанется, — заверил их Кэп, — или придется заплатить очень дорого.

Всадники остановились.

Розенбаум находился между двух огней, но похоже, не боялся. Это был не его спор, и вел он себя молодцом.

Уэбб повернулся в мою сторону, а Оррин как ни в чем не бывало продолжал:

— Мистер Розенбаум, вы покупаете это стадо и переписываете всех клейменых коров. Думаю ваш список совпадет с нашим. Мы же вывешиваем объявление с ценой скота и договариваемся с любым, кто имеет законное право. Но просто так мы свой скот никому не отдадим.

Эрни Уэббу ясно выложили все условия, и теперь наступила его очередь раскрыть карты. Если он хочет сыграть ва-банк, мы четверо не станем отказываться.

— Будь проклят этот мальчишка, — сказал Уэбб. — Рано или поздно кто-нибудь отучит его трепать языком.

— А вы попробуйте, — предложил Оррин. — Можете выбирать любого из нас, но этот мальчишка выбьет вас из седла так быстро, что не успеете и глазом моргнуть.

Мы продали стадо по тридцать два доллара за голову, и Розенбаум признал, что это были самые упитанные коровы, которых в этом году пригоняли в Абилин. Наше стадо двигалось не спеша и по дороге паслось на сочной траве, да и воды -было вдоволь. Нам повезло во второй раз, но мы чувствовали, что удача вот-вот может отвернуться от нас.

Получив наличные, мы приоделись в черные суконные костюмы, белые рубашки, новые шляпы и, больше ни на что не рассчитывая, выглядели довольными.

В тот же день к нам подошел Джон Райан.

— Это вы братья Сэкетты?

— Да.

— Слышал, что в вашем стаде есть коровы с клеймом «Тамблинг-Р»?

— Да, сэр. Садитесь, пожалуйста. — Предложил ему Оррин и рассказал все как есть. — Семь голов, включая пятнистого быка с обломанным рогом.

— Этот старый дьявол до сих пор жив? Пару раз я из-за него чуть не потерял стадо и, если бы его нашел, пристрелил бы на месте. Пугается любого звука, даже если уронишь шляпу, несется сломя голову и уводит за собой всех коров.

— Мы вам должны кое-какие деньги, мистер Райан. По тридцать два доллара за голову выходит…

— Забудем про это; Черт возьми, такие смышленые ребята, как вы, которые сумели собрать коров и пригнать их из Колорадо, могут получить их задаром. Кроме того, я только что продал два стада в шесть тысяч голов — семь коров меня не разорят.

Он заказал выпить.

— Я хочу с вами поговорить: как насчет того, чтобы провести мое стадо по тропе Боузмена?

Оррин посмотрел на меня.

— Том Санди лучше нас разбирается в скотоводстве и перегонах. А мы с Оррином хотели подыскать землю себе под ранчо.

— Дело ваше. Мы начнем перегон в Ньюсесе, штат Техас, закончим в Масселшелле, в Монтане. Как, Санди?

— Нет, спасибо. Я поеду с ребятами.

Я заработал около шести тысяч долларов, и еще тысяча ждала меня в Санта-Фе. Впервые в жизни мне было что терять, и меня это пугало.

По-моему мнению, если человек не знает, чего добивается, он вообще ничего не добьется. У нас была цель: свое ранчо, дом для мамы и образование, чтобы приспособиться к меняющимся временам. Следовало серьезно над этим подумать.

Мои мысли прервал голос:

— Вы случайно не Тайрел Сэкетт? — Это говорил управляющий «Дроверс Коттедж». — У меня для вас письмо.

— Письмо?

Я непонимающе поглядел на него. Никто никогда не писал мне писем.

«Может, мама…» Я забеспокоился. С какой стати кто-то будет мне писать?

Письмо было написано женским почерком. Я осторожно развернул его, до смерти боясь, что это плохие вести из дома.

Хуже всего, что написанные буквы скакали то в одну сторону, то в другую и приходилось с трудом их разбирать. Но я высунул язык, и принялся за дело, решив, что парень, который смог пригнать стадо из Колорадо, сможет и прочитать письмо — если очень постарается.

Прежде всего мне бросился в глаза город отправления: Санта-Фе. И дата. Оно было написано примерно через неделю после нашего отъезда.

«Дорогой мистер Сэкетт!»

Ну и ну! Кто же называет меня мистером? В основном меня звали Тайрелом, Таем или просто Сэкеттом, без мистера.

В конце письма стояла подпись: «Друсилья».

Я почувствовал, как у меня начинают краснеть шея и уши, и украдкой оглянулся, не заметил ли кто этого. Но на меня никто не обращал внимания.

Дон Луис и Друсилья узнали, что мы были в Санта-Фе и удивлялись, почему я не заехал навестить их. На ранчо опять возникли проблемы, какие-то люди пытались захватить часть земли, но их разогнали. Всех, кроме четверых, которых похоронили. А потом дон Луис ездил в город повидаться с Джонатаном Приттсом. Я представил встречу двух стариков, ее стоило бы увидеть, однако я поставил бы на семью Альварадо. Друсилья закончила приглашением посетить их, когда я в следующий раз заеду в Санта-Фе.

У времени есть один недостаток: оно бежит слишком быстро, его всегда не хватает. Едва ли можно стать человеком, не обучившись грамоте. Каждый день люди обсуждали прочитанное или происходящие события. Я старался впитывать знания, прислушиваясь к чужим разговорам, а этого недостаточно, чтобы все правильно понять.

Как-то я нашел газету, и на то, чтобы прочитать четыре страницы, у меня ушло целых три дня.

Один человек в городе распродавал вещи. Я купил у него револьвер, несколько коробок патронов, и когда увидел в его фургоне книги, заплатил за них не глядя.

— Вам не интересно знать, какие книги вы покупаете?

— Мистер, это не ваше дело, но признаюсь, что не отличу одну от другой. По-моему, если я прочту их, то чему-нибудь научусь. Короче, постараюсь разобраться.

Этот человек, как мне показалось, умеет и читать и писать.

— Я бы не рекомендовал их для начинающего, однако вы можете узнать немало полезного.

Он продал мне шесть книг, и я взял их с собой.

Ночь за ночью я сидел у лагерного костра, изучая страницу за страницей. Мне много помогал Том Санди, объясняя, что означают те или иные слова. И главное, я искренне удивился, что человек может из книг узнать что-то новое о своей жизни. Одну написал армейский офицер, капитан Рэндольф Марси для тех, кто собирался переезжать на Запад в фургонах. В этой книге было много того, что я уже знал, но и много мне неизвестного.

Кэп Раунтри делал вид, что недоволен моими занятиями.

— Для всего этого хлама придется покупать вьючную лошадь. Первый раз вижу человека, который берет с собой на тропу книги.

Глава 9

Когда мы въехали в Санта-Фе, город лениво грелся на солнце. Казалось, ничто здесь не изменилось, но я ощущал перемены в самом себе. К тому же тут была Друсилья, и на этот раз я навещу ее. Мне еще никогда не доводилось ездить к девушкам в гости.

Я никому не рассказывал о письме Друсильи, даже Оррину — мне и в голову такое не приходило.

Я не ответил на ее письмо, поскольку не умел писать по-настоящему, а если бы попытался изобразить буквы… Словом, мужчине не положено писать, как ребенку.

Первым делом, я решил съездить к Друсилье, а потому достал, почистил, отгладил свой новый костюм и ближе к вечеру отправился на ранчо. У ворот с винтовкой на коленях сидел Мигель.

— Сеньор! Как я рад, что вы приехали! Сеньорита каждый день спрашивает, не встречал ли я вас.

— Она у себя?

— Хорошо, что вы вернулись, сеньор. Хорошо для нас и хорошо для них. — Он показал на дверь.

Внутри дома был дворик, а сам дом окружала глинобитная стена высотой футов пятнадцать с бойницами для тридцати человек. Вдоль стены шла дорожка, по которой можно было обойти вокруг.

Дон Луис работал за письменным столом. Он поднялся.

— Добрый день, сеньор. Рад вас видеть. Ваше предприятие закончилось успешно?

Мы сели, и я рассказал дону Луису о нашем путешествии. На нескольких коровах стояло его клеймо, мы сохранили полученные за них деньги, и я отдал их.

— У нас возникли сложности, — сказал дон Луис. — Боюсь, это только начало.

Мне показалось, что за короткое время, пока мы не виделись, он очень постарел. Я неожиданно понял, что мне нравится этот строгий, непреклонный старик с седыми усами.

Откинувшись в кресле, он принялся рассказывать мне, как люди Приттса сделали первый ход. На равнине, принадлежащей дону Луису, появились человек сорок, застолбили заявки на землю и приготовились к обороне. Зная, какие люди ему противостоят, дон Луис сначала придержал своих vaqueros.

— К победе ведет много дорог, сеньор, и не все связаны с насилием. Если бы я напал на них, могли пострадать и мои ребята, а этого я старался избежать.

За захватчиками стали наблюдать и заметили, когда Приттс с Феттерсоном поехали по делам в Санта-Фе, тут же в лагере появились бутылки и к полуночи бандиты перепились. Дон Луис оказался поблизости и успокаивал рвавшихся в драку vaqueros.

К трем часам ночи в лагере бандитов все заснули пьяным сном, и тогда люди дона Луиса приступили к делу.

Захватчиков привязали к лошадям и погнали их по дороге к Санта-Фе. Палатки и снаряжение либо сожгли, либо конфисковали, оружие разрядили и вернули владельцам. Они были на полдороге к городу, когда на них натолкнулись несколько бандитов, возвращавшихся из Моры. Началась перестрелка. Четверо головорезов были убиты, еще несколько ранены. Из людей дона Луиса ранили двоих, причем не очень серьезно.

— Преимущество было на нашей стороне, — объяснил дон Луис, — но Джонатан Приттс хитер и старается завязать знакомства, к тому же он не тот человек, чтобы забыть свое поражение. С людьми, которых он нанимает, — добавил дон, — трудно иметь дело. Они слишком наглые и озлобленные.

— Дон Луис, — сказал я, — разрешите мне повидать мисс Друсилью.

Он встал.

— Конечно, сеньор. Боюсь, что если откажу вам, будет еще одна война, которую мне не выиграть. — Он на секунду замолчал, а затем продолжил: — Мы в Нью-Мексико гораздо ближе к вашему народу, чем к своему. До Мехико далеко, поэтому мы в основном торговали с вами, наши обычаи стали походить на ваши. Моя семья не одобрила бы моего поведения, но на границе освоенных территорий не остается времени на соблюдение формальностей.

Стоя в гостиной прекрасного старого испанского дома, я ощущал себя неловко в новой одежде. В Абилине я к ней привык, но сейчас, ожидая Друсилью, снова чувствовал себя не в своей тарелке.

Я услышал стук каблучков по каменным плитам пола и повернулся к двери. Сердце мое судорожно билось, во рту вдруг пересохло, я не мог сглотнуть.

Друсилья остановилась в дверях, глядя на меня. Она казалась выше ростом, чем я помнил, а глаза стали еще огромнее. Друсилья была красива, слишком красива для такого человека, как я.

— Я думала, вы нас забыли! — воскликнула она. — Вы не ответили на мое письмо.

Я мял в руках шляпу.

— Мне казалось, что удастся вернуться раньше, чем доставят ответ, к тому же пишу я с большим трудом.

Вошла индианка с кофе и маленькими пирожными, и меня пригласили к столу. Друсилья сидела выпрямившись и держа руки на коленях. Я решил, что она смущена не меньше меня.

— Мэм, мне никогда не приходилось ходить в гости к девушкам. Наверное, я выгляжу неуклюже?

Друсилья рассмеялась.

— А я никогда не принимала молодых людей.

После этого мы почувствовали себя свободнее. Я рассказал о нашем путешествии, о том, как собирали скот, о встрече с индейцами.

— Вы, должно быть, очень смелый.

Я обрадовался, что она так считает, однако тогда, в ложбине, мне хотелось одного — посильнее вжаться в землю, чтобы меня не подстрелили. И еще выбраться как можно скорее…

Я ничего не имею против испуганного человека, пока он поступает так, как положено… Страх помогает людям выжить и часто делает из них хороших бойцов.

Мы сидели в прохладной просторной комнате с каменными полами и темной массивной мебелью. Надо признаться, чувствовал я себя чудесно. Никогда в жизни я не был в таком доме, поэтому все казалось здесь большим и богатым.

Друсилья беспокоилась о дедушке.

— Он стареет, Тайрел, и я боюсь за него. Он стал плохо спать, а иногда всю ночь расхаживает по комнате.

Когда почти через час я вышел, меня ждал Торрес.

— Сеньор, — осторожно начал он, — дон Луис любит вас, сеньорита тоже. Нашим людям вы нравитесь. — Он пристально посмотрел на меня. — Сеньор Приттс нас ненавидит и пытается завести друзей среди вашего народа. Он тратит много денег, по-моему, он все у нас отнимет.

— Пока я жив, не отнимет.

— Здесь нам нужен шериф — человек, который следил бы за соблюдением законов. — Он взглянул мне в глаза. -Мы хотим лишь справедливости.

— Вы правильно говорите. Нам действительно нужен шериф.

— Дон Луис уже стар, он не знает, что делать, но я всю жизнь был с ним, сеньор, и не думаю, что все решают драки и перестрелки. Этого недостаточно, надо предпринять что-то еще, как сделали бы ваши люди. Пока здесь мексиканцев больше, чем англосаксов. Возможно, если состоятся выборы…

— Шериф-мексиканец не подойдет, Хуан, американцы его не признают. По крайней мере те, кто идет за Приттсом.

— Понимаю, сеньор. Но мы еще вернемся к этому разговору.


Когда я тем же вечером пришел в «Ла Фонду», у бара со стаканом в руке стоял не кто иной, как Олли Шеддок. Это был плотный человек с гривой белокурых волос и широким, улыбающимся лицом.

— Выпей, — сказал он. -Я отказался от должности шерифа, чтобы привезти на Запад твою маму и младших братьев.

— Ты привез маму?

— А что в этом удивительного? К ней поехал Оррин. — Он наполнил мой стакан из своей бутылки. — Не думай обо мне как о бывшем шерифе. Ты правильно поступил, что прикончил Длинного, и то, что уехал, — правильно, иначе пришлось бы арестовать тебя. Хотя суд был бы на твоей стороне, ведь Хиггинс собирался выстрелить, когда ты его убил.

Больше мы об этом не говорили. Я обрадовался, что Олли приехал сам и привез маму. Мне не терпелось ее увидеть, но Олли собирался поговорить о чем-то другом.

— Люди хорошо о тебе отзываются, — начал он.

— Да нет, все любят Оррина, а не меня.

— Знаешь что, Тайрел? С тех пор, как я здесь оказался, не перестаю думать об Оррине. По-моему он должен выдвинуть свою кандидатуру на выборах.

Похоже, все вокруг собирались выдвигать свои кандидатуры. Действительно, здесь, на новых землях нашей страны, соблюдение закона просто необходимо.

— У него тоже возникала такая мысль, — сказал я.

— Я всю жизнь в политике: в семнадцать стал заместителем шерифа, в девятнадцать — шерифом, в двадцать четыре — мировым судьей, а в конгресс штата меня избрали еще до тридцати. Потом я снова стал шерифом.

— Знаю.

— По-моему, твой брат — тот человек, за которого будут голосовать. Людям он нравится, у него хорошо подвешен язык, а если Оррин немного подучится, то наверняка выйдет в люди. При условии, что мы ему поможем.

— Мы?

— Тайрел, политика почти не отличается от айсберга, о котором ты наверняка слышал. Наверху лишь небольшая часть. Не важно, хороший ли ты человек, какие у тебя идеи или даже честен ли ты, главное, какую программу выдвинешь. Это и есть политика. Выберут тебя или нет на десять процентов зависит от твоих хороших идей и побуждений. И на девяносто найдешь ли ты поддержку своей программе. Теперь-то я знаю, что надо делать, чтобы человека избрали, и ставлю на Оррина. А ты можешь здорово ему помочь.

— Меня не очень любят.

— Не скажи. Похоже, большинству мексиканцев ты нравишься. Они знают, что вы с Оррином отказали Приттсу, когда он пригласил вас присоединиться к нему, а vaqueros с ранчо Альварадо отзываются о тебе, как о друге. — Он засмеялся. — Кажется, здешние женщины от тебя просто в восторге. Говорят, однажды ты развеселил их так, что воспоминаний хватит на несколько лет.

— Эй, послушай-ка… — я почувствовал, как у меня краснеют уши.

— Не волнуйся. Подумаешь, немного развлек девушек, они же тебя любят, и не спрашивай, почему.

— Ты, похоже, много разузнал, а ведь появился здесь совсем недавно.

— Каждый человек должен заниматься своим делом, а мое дело — политика. Сначала надо выслушать людей, узнать, что происходит, что каждый из себя представляет, за кого люди стали бы голосовать, а за кого нет.

Олли Шеддок сделал глоток виски и поставил стакан на стойку.

— Тайрел, здесь небезопасно, и причина тому Приттс. У него лихие ребята, в один прекрасный день они напьются и кого-либо прикончат. Скорее всего начнутся беспорядки или что-то еще хуже.

— Ну и что?

— А то, что ты, я и Оррин должны оказаться в то время и в том месте, где начнутся неприятности. Если возникнут проблемы, Оррину придется их улаживать.

— Он не шериф.

— И тем не менее, если что-то случится, никто не захочет брать на себя ответственность. Вот тут-то Оррин и должен проявить себя.

Он опять одним махом опрокинул свой стаканчик.

— Послушай… Приттс хочет убить Торреса и еще несколько ключевых фигур с ранчо Альварадо. Если начнется стрельба, это будет означать, что бандиты и скотокрады Приттса зашли слишком далеко. Оррин должен взяться за дело, тем более, что американцы поддержат его. Ты убедишь мексиканцев, что Оррин тот человек, который стоит на страже их интересов. Когда твоего брата изберут городским шерифом, выдвинем его на пост шерифа округа, а там недалеко и до конгресса штата.

Олли говорил правильно, но я не переставал удивляться, как ему удалось за несколько недель так много узнать. Мой брат действительно может стать большим человеком, хотя есть еще Том Санди.

— А как насчет Тома Санди?

— Том считает, что пост шерифа для него, но он не может разговаривать с людьми так, как Оррин. Он не умеет ладить со всеми так, как Оррин. Твой брат любит людей, они это чувствуют… Так же, как ты любишь мексиканцев, и они это знают. Как бы то ни было, — добавил он, — Оррин наш человек. Есть и еще повод в пользу твоего брата: нам не придется врать.

— А ты бы стал врать?

Олли смутился.

— Тайрел, политика есть политика, и когда человек ею занимается, он хочет победить на выборах. Поэтому немного привирает.

— Мы будем вести себя честно, — заверил я. — Послушай, я не вчера родился, мне не нужно ничего добиваться с помощью обмана или лжи. Так нас воспитала мама, и я благодарен ей за это.

— Да ладно тебе. Честность — это хорошо, к тому же если человек никогда не обманывает, люди это ценят. Что ты думаешь насчет Оррина?

— По-моему, ты прав.

Только когда я вышел и направился к дому, чтобы встретиться с мамой, я подумал о Томе Санди. Том наш друг, и затея Олли ему придется не по душе. Он немного ревновал Оррина. У Тома было отличное образование, однако люди больше обращали внимание на моего брата.


Мама постарела…

Она сидела в своем старом кресле-качалке, которое Олли привез в фургоне, на коленях у нее лежала все та же старая шаль. Когда я вошел, она дымила своей любимой трубкой. Мама внимательно оглядела меня с головы до ног.

— Возмужал. Отец бы тобой гордился.

Мм долго сидели и говорили о родных холмах Теннесси, о знакомых, и я рассказал маме о наших планах. Я знал, как ей тяжело пришлось в жизни, и хотел сделать как можно больше для нее и младших братьев. Бобу исполнилось семнадцать, а Джо пятнадцать лет.

Мама не просила многого, но любила, когда ее окружали цветы и деревья. Ей нравилось смотреть, как колышется под ветром луговая трава, и слушать, как стучит дождь по крыше дома. Огонь в камине, кресло-качалка, собственное ранчо и сыновья поблизости — вот что ей нужно.

Олли Шеддок времени не терял. Он сразу же выехал в Мору, собираясь приобрести магазин, салун или что-нибудь подобное, где могли бы собираться люди. В те времена салун был единственным местом встреч и общения.

Из купленных мною книг я вначале прочитал наставления Марси для переезжающих на Запад, потом историю про Зверобоя. Хорошую историю. Затем я прочел книжку Вашингтона Ирвинга о путешествиях по прериям, а сейчас осваивал «Торговлю в прериях» Грегга.

Книги научили меня правильно говорить, больше обращать внимания на окружающих, видеть то, что видел Ирвинг или Грегг. Мне было очень интересно.

Однажды мы с Оррином направились в горы искать место для будущего дома. Сат, застоявшись в конюшне и откормившись на овсе, решил порезвиться, но я рассчитывал, что наше путешествие сделает его чуть посмирнее. Сат слишком любил выгибать спину и брыкаться.

Мы ехали, наслаждаясь ясным, погожим днем, и разговаривали о земле, стадах и политике. Эти края сильно отличались от наших зеленовато-голубых холмов, воздух здесь был таким чистым и прозрачным, что поднимающиеся над нами горы отчетливо просматривались до самых вершин, покрытых сосновыми лесами. Я никогда не видел более красивых мест.

Сат больше не взбрыкивал, а шел так, словно знал, куда направлялся. Довольно скоро у меня возникло не очень приятное ощущение.

Иногда человек что-то видит или слышит, но настолько смутно, что сознание его не реагирует, зато реагируют чувства. Может быть, в этом и есть инстинкт либо своего рода настороженность, которая появляется, когда едешь по опасным местам. Одно я знаю точно: иногда вдруг начинаешь слышать звуки, которые не воспринимаются в обычном состоянии.

Неожиданно в воздухе запахло пылью. Ветра не было, но тем не менее пыль где-то поднялась.

Мы вели коней шагом, и я не отрывал взгляда от головы Сата. Вот конь поднял уши, он что-то почуял.

Я заметил следы и направил Сата туда, где с ветки была содрана кора. На земле вокруг куста виднелись отпечатки копыт.

— Трое или четверо, как по-твоему, Тайрел?

— Пятеро. Эти следы отличаются от других. Четыре лошади стояли здесь часа два, а затем подъехала пятая, но всадник не спешивался.

Недалеко от куста, где были. привязаны лошади, под деревом валялись окурки нескольких сигарет и одной черной сигары.

Мы уже заехали в северном направлении дальше, чем хотели, и неожиданно меня осенило:

— Оррин, мы на земле Альварадо.

Он осмотрелся, взглянул на тропу, по которой мы ехали, и сказал:

— Кажется, они ждали Торреса. Кто-то устроил засаду.

Оррин повел коня по следам. У одной из, лошадей были маленькие копыта и легкий, почти танцующий шаг. Мы оба знали, чья это лошадь. Человеку, умеющему читать следы, так же легко их различать, как банкиру узнавать клиента по подписи. Маленькие копыта и гарцующий шаг принадлежали лошади Рида Карни.

Должно быть, он присоединился к шайке Феттерсона и Приттса, они ждали его здесь. Это означало, что он следил за дорогой и сообщил бандитам, что появился тот, кто им нужен.

Наверное, мы многое придумали. Наверное. Но в этих местах не было ничего, за чем могли бы прискакать несколько всадников… В те дни не было;

Оррин вынул из чехла винчестер.

Начался сосновый лес. Теперь тропа вела по склону вверх, петляя между деревьями. Мы снова остановились, когда забрались довольно высоко, почти до самого гребня. Воздух казался таким прозрачным, что все отчетливо просматривалось на несколько миль.

Мы увидели их.

Четверо всадников и впереди еще один чуть ниже по склону. А далеко в долине стелился шлейф пыли — похоже, приближался тот, за кем они охотились.

Бандиты расположились ниже нас, ярдах в ста над долиной, и готовились к стрельбе по участку тропы, который находился ярдах в шестидесяти. Жертва окажется на открытом пространстве, и бандиты спокойно расстреляют ее.

Мы с Оррином оставили коней в лесу. Прямо перед нами стелился пологий откос высотой ярдов в семьдесят, который затем круто спускался вниз, где притаились пятеро бандитов. Лошадей они привязали к кустам на расстоянии ста с лишним ярдов.

Снизу бандитов не было видно, однако и путей отступления у них оставалось только два — направо или налево. Убийцы не могли ни подняться вверх по отвесной стене, ни спуститься вниз, потому что там был обрыв.

Оррин спрятался за огромным камнем, а я изучающе рассматривал огромный валун и кое-что придумал. Валун находился на самом краю и запросто мог обвалиться… если ему немного помочь…

Вообще-то скатывать с гор камни одно удовольствие. Знаю, звучит глупо, но мне нравится смотреть, как они летят вниз по склону, увлекая за собой мелкие камни и всякий мусор. Поэтому я подошел к краю обрыва, оперся спиной о ствол старого, корявого дерева, а согнутыми ногами — о камень.

Всадник, которого ждали бандиты, находился уже почти рядом. Постепенно выпрямляя ноги, я стал толкать валун. Он медленно поддался, закачался, хрустя мелкими камешками, словно нехотя перевернулся, с тяжелым стуком ударился о склон, еще раз перевернулся, набрал скорость и покатился вниз. Бандиты оглянулись и сначала оцепенели от неожиданности, но когда поняли в чем дело, как овцы побежали в разные стороны.

В тот же момент Оррин выстрелил из винтовки по кустам, где были привязаны лошади. Один из полудиких мустангов встал на дыбы, а когда. Оррин снова выстрелил, он мотнул головой, сломал ветку, и понесся прочь, склонив голову в сторону.

Одинокий всадник стал подниматься на гору. Я узнал его по светло-коричневому сомбреро и замахал шляпой. Это был Торрес. Он нерешительно поднял руку, не в состоянии распознать нас на таком расстоянии.

Один из бандитов побежал к лошадям, Оррин выпустил пулю ему под ноги, и тот немедленно нырнул в кусты. Брат еще раз выстрелил по скалам, где исчез бандит, потом уселся и закурил испанскую сигару.

Было жарко. Устроившись за кучей камней, я сделал глоток воды из фляги и подумал, что бандитам еще жарче, потому что они находились на солнце, а мы укрылись в тени.

— Кажется, тем парням придется идти домой пешком, — сказал Оррин. — Может быть, это немного охладит их пыл.

Прошло с полчаса, прежде чем один из бандитов внизу захотел отличиться. Я положил пулю так близко к нему, что она, должна быть, обожгла ему бакенбарды, и он снова скорчился в скалах. Самое смешное, что бандиты были перед нами, как на ладони. Возникни у нас желание перебить их, это не составило бы никакого труда. Через некоторое время мы услышали за деревьями стук копыт и зашагали навстречу Торресу.

— Что случилось, сеньор? — Он переводил настороженный взгляд с Оррина на меня.

— Похоже, вас здесь ждали. Мы с Оррином присматривали себе землю под ранчо и обнаружили следы, а когда пошли по ним, встретили пятерых, которые лежали в засаде ниже по склону. — Я показал ему место и объяснил, что мы хотели сделать с их лошадьми, и Торрес согласился.

— Это мое дело, сеньор.

Он спустился с горы, и через некоторое время я увидел, как Торрес отвязал лошадей и разогнал их.

Когда Торрес вернулся, к нам подошел Оррин.

— Вы многое для меня сделали, — сказал Торрес, — Я этого не забуду.

— Пустяки, — ответил я. — Кстати, одного из них зовут Рид Карни.

— Gracias, сеньор Сэкетт, — продолжал Торрес. — Я думал, что так далеко от гасиенды мне ничего не угрожает, но кажется, настали времена, когда вообще нельзя чувствовать себя в безопасности.

По дороге обратно к Море я молчал, давая возможность Оррину и Торресу познакомиться поближе. Торрес — порядочный человек, я знал, Оррину он понравится. Как и мой брат должен прийтись по душе мексиканцу.

Торрес свернул к ранчо, а мы поехали в Мору. спрыгнули с лошадей напротив салуна и вошли вовнутрь. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, кто здесь собрался. Во-первых, в баре не было ни одного мексиканца, во-вторых, я увидел много лиц, запомнившихся при встрече с Пони-Рокс. Мы нашли место у стойки и заказали виски.

В салуне находилось, наверное, человек сорок, — грязных, запыленных, с сальными, давно не стриженными волосами, увешанных шестизарядниками и охотничьими ножами. В дальнем конце бара сидел Феттерсон, но он нас не заметил.

Мы допили виски и стали протискиваться к выходу, когда лицом к лицу столкнулись с рыжим — тем парнем, которого я проучил у Пони-Рокс.

Он хотел что-то сказать, но прежде чем успел раскрыть рот, Оррин хлопнул его по плечу.

— Рыжий! Старый бродяга! Давай-ка выйдем и поболтаем!

Рыжий соображал туговато, он пару раз моргнул, стараясь догадаться, о чем говорит Оррин, но мы выпихнули его на улицу до того, как он решил заорать. Рыжий пришел в себя и разинул рот, но Оррин громко засмеялся и с такой силой хлопнул его по спине, что чуть не вышиб из него дух.

Оказавшись за дверью, я приставил к груди рыжего нож, и у него тут же пропало всякое желание издавать звуки. То есть он немного успокоился.

— Погодите, погодите, — запротестовал рыжий, — я вам, ребята, ничего плохого не сделал, только…

— Шагай спокойно, не нервничай, — велел я, — мне не по душе неприятности. Спина болит и ужасно не хочется стрелять, так что не вынуждай.

— Я и не вынуждаю.

— Рыжий, — серьезно сказал Оррин, — ты такой парень, с которым всегда приятно встретиться. Красивый, заметный… и живой.

— Живой! — подхватил я. — Но из тебя получится не менее симпатичный труп, рыжий.

К этому времени мы отвели его в укромное место подальше от друзей. Он перепугался, глаза у него стали большими, величиной с песо. Он был похож на енота, загнанного ночью на дерево.

— Что вы собираетесь со мной делать? — запричитал он. — Послушайте…

— Рыжий, — продолжал Оррин, — на севере лежит великолепная земля. — Просторная и красивая. Там текут реки и прозрачные ручьи, а трава такая высокая, что наполовину закрывает высокого лося. Вот это земля, я тебе скажу.

— И знаешь что, рыжий? — вставил я, — мы думаем, тебе стоит на нее поглядеть.

— Да, точно. — Оррин говорил совершенно серьезно. — Мы будем скучать, если ты уедешь от нас. Но если останешься, то скучать не будем.

— У тебя есть лошадь, рыжий?

— Да, конечно. — Он переводил взгляд то на меня, то на брата. — Конечно, у меня есть лошадь.

— Тебе понравится та земля на севере, а то здесь становится слишком жарко, рыжий, да и атмосфера тут тяжелая… со свинцом. Ну, ты понимаешь, о чем я говорю. Мы считаем, что тебе надо забраться на свою клячу и ехать, не останавливаясь, пока не доберешься до Пайкс-Пик или до Монтаны.

— Се… сегодня? — запротестовал он.

— Конечно. Ты же всю жизнь мечтал повидать те благодатные места. Тебе просто не терпится отправиться в дорогу.

— Мне… Мне надо забрать вещи и…

— Не делай этого, рыжий. — Оррин с сожалением покачал головой. — Не делай. — Он придвинулся поближе. — Виджиланты, рыжий. Понимаешь, виджиланты.

Рыжий дернулся под моей рукой, потом провел языком по губам.

— Знаете… — горячо воскликнул он.

— Климат здесь плохо, рыжий. Говорят, от него люди умирают. Я знаю людей, которые поставят последний цент на то, что ты не доживешь до рассвета.

Мы подошли к симпатичной маленькой лошадке.

— Эта серая твоя?

Рыжий кивнул.

— Забирайся в седло. Нет… револьвер держи при себе. Если кому-нибудь придет в голову застрелить тебя, нужно, чтобы револьвер был на месте, иначе игра окажется нечестной. В безоружного человека стрелять нехорошо. Ну, а теперь не хочется ли тебе прокатиться?

К этому времени рыжий, похоже, начал соображать, иначе он не двинулся бы с места. Как бы то ни было, он развернул лошадь и поскакал из города быстрым галопом.

Оррин посмотрел на меня и усмехнулся.

— Настоящий путешественник! — Он стал серьезным. — Не думал, что мы сможем выбраться оттуда без стрельбы. Они все перепились и с удовольствием линчевали бы нас или на худой конец расстреляли.

Мы поехали обратно к Кэпу и Тому Санди.

— Вы немного задержались. Том уже начал беспокоиться, что ему придется вытаскивать вас из-под какого-нибудь пайщика, — сказал Кэп.

— Что значит — пайщика?

— Джонатан Приттс организовал компанию, которую назвал «Переселенец». Предлагает купить акции. А если нет денег, можете заработать акции револьвером.

Оррин ничего не сказал, он всегда молчал, когда упоминалось имя Приттса. Сев на кровать, Оррин стал стягивать сапоги.

— Знаешь, — задумчиво произнес он, — разговоры о земле на севере убедили даже меня. По-моему, нам надо отправляться именно туда,

Глава 10

Мора лениво лежала, купаясь в жарком солнце. На единственной улице не было ни души. С крыльца пустовавшего дома, где мы остановились, я оглядел улицу, ощущая напряжение, которое скрывалось за спокойствием города.

Оррин спал в доме, а я чистил свою винтовку «генри» 44-го калибра. Назревали беспорядки, и мы все это знали.

В городе находились человек пятьдесят — шестьдесят из компании «Переселенец», которым не терпелось начать какое-нибудь дело. Однако у меня были собственные планы, и я не собирался менять их из-за какой-то паршивой шайки заезжих смутьянов.

На крыльцо вышел Том Санди и встал под навесом, где я возился с «генри». Он вынул сигару и закурил.

— Ты сегодня куда-нибудь едешь?

— На наше место, — ответил я. — Мы нашли землю под ранчо милях в восьми-девяти отсюда.

Том помолчал и вынул изо рта сигару.

— Я тоже хочу найти для себя кусок земли, но вначале посмотрю, что тут произойдет. С моим образованием вполне можно заняться политикой, а вдруг я выйду в люди?

Не дождавшись ответа, Том пошел на улицу.

Том был не дурак; он понимал, что Море в скором времени потребуется шериф, и собирался занять эту должность. Но я-то знал, что шерифом изберут Оррина.

Меня беспокоили мысли о том, что случится, когда мой брат и Том обнаружат, что добиваются одного и того же, хотя и сомневался, что Оррин станет перечить другу.

Закончив чистить винтовку, я оседлал коня, положил за седлом скатку одеял и уже собрался уезжать, когда Оррин вылез из постели и подошел к двери.

— Я или Кэп подъедем попозже, — сказал он. — Хочу понаблюдать за здешними событиями. — Он подошел к моему коню. — Том что-нибудь говорил?

— Он собирается стать городским шерифом.

Оррин нахмурился.

— Черт побери, Тайрел, этого-то я и боялся. Он больше подходит для этой должности, чем я.

— Трудно сказать. Все решат выборы, но, по-моему, ты можешь их выиграть. Мне будет неприятно видеть, как вы столкнетесь друг с другом. Том хороший парень.

Некоторое время мы молчали, стоя на солнце и обдумывая сложившуюся ситуацию. В такое прекрасное утро трудно было поверить, что в округе зреют крупные неприятности.

— Мне надо поговорить с ним, — сказал наконец Оррин. — Нельзя действовать втихую от Тома.

Я думал о том, что два года мы были вместе. Не хотелось, чтобы наша дружба разрушилась, потому что в этой жизни настоящие друзья встречаются не так уж часто. Мы вместе исколесили много нехоженых троп, подняв по дороге не одно облако пыли, вместе нюхали порох, а ничто не связывает людей так крепко, как пот и запах пороха.

— Ладно, Оррин. Завтра поговорим с Томом.

Я собирался присутствовать при разговоре, потому что Том хорошо ко мне относился и во всем доверял. Они с Оррином были в чем-то слишком похожи, а в чем-то совсем разные. Места здесь хватит и тому, и другому, но я был уверен, что Том захочет стать первым.

Чуть больше двух часов я потратил, чтобы добраться до места, которое мы выбрали для ранчо. Вдоль реки там росли деревья, луга зеленели густой сочной травой. Остановившись Б скалах в стороне от устья каньона, я стреножил Монтану, сменил сапоги на мокасины и пошел изучать местность, чтобы отметить место для дома и коралей.

Уступ, на котором будет стоять дом, находился всего в двадцати футах над рекой, но с него контролировались все источники воды. За уступом отвесно поднимался утес — лучшего места для дома не придумаешь.

Сняв рубашку, я проработал почти до сумерек, расчищая будущий фундамент от камней и кустарника, а затем шагами обмерил его. Потом срезал жерди и соорудил кораль для лошадей, потому что он нам понадобится в первую очередь.

Позже, когда стало темнеть, я вымылся в ручье, оделся, развел костер, приготовил кофе и, пожевав вяленого мяса, вытащил книжку из седельной сумки и устроился почитать. Время от времени я вставал и оглядывался или просто прислушивался, отойдя от огня. Когда костер почти догорел, я раскатал одеяла в нескольких ярдах от него. Дул легкий ветер, на звезды набежали небольшие облака.

Захватив винтовку, я пошел проверить Монтану, который пасся поблизости, и перевел его на свежую траву. В ночи ощущалось что-то угрожающее, и я пожалел, что не подъехали Оррин и Кэп.

Звук был едва различимым, но Монтана тоже услышал. его. Он дернул головой, насторожился и раздул ноздри, пытаясь уловить новые запахи. Я похлопал его по шее, приговаривая:

— Все нормально, мальчик. Успокойся.

Кто-то в ночи выкрикивал мое имя.

Нельзя сломя голову бросаться в темноту, можно оказаться с пулей в животе. Осторожно ступая, я двинулся стороной. В этих местах у меня было гораздо больше врагов, чем друзей.

Прошло совсем немного времени, и я увидел стоящую лошадь, до меня донесся тихий стон. На земле лежал человек, который, похоже, был тяжело ранен.

— Сеньор, — послышался слабый голос. — Прошу вас… Это Мигель. Я пришел к вам… принес беду.

Я поднял его и посадил на лошадь.

— Держись, — сказал я. — Надо проехать всего несколько ярдов.

— Сеньор, за мной гонятся, хотят убить. Из-за меня у вас будут неприятности.

— Я с ними разберусь, — пообещал я. — Почитаю главы из Библии.

Мигель потерял сознание, но я довез его до своего лагеря и снял с лошади. Ему здорово досталось: одна пуля застряла в бедре, другая прошла насквозь высоко на правой стороне груди. Он был в плохом состоянии.

Осталось немного горячей воды, поэтому я сразу стянул с него одежду пропитанную кровью и принялся за дело. Прежде всего промыл раны и наложил примитивную повязку, чтобы остановить кровотечение. Утром, если Мигель доживет, надо будет заняться ранами всерьез.

Кончиком охотничьего ножа я надрезал кожу на бедре и вынул застрявшую пулю, затем промыл рану и перевязал, как сумел. Я слышал, как с горы в каньон спускаются всадники, которые, очевидно, охотились за Мигелем. Рано или поздно они заметят огонь, и тогда мне придется вступить в игру.

Оттащив Мигеля в сторону, я хорошенько укрыл его, и почти сразу услышал приближавшихся галопом всадников.

— Эй, у костра!

— Слышу. Давай, говори.

— Мы ищем раненого аборигена. Ты его видел?

— Не только видел. Он здесь, но вы его не получите.

Они подъехали к костру, и я вышел на границу освещенного пространства. Беда была в том, что один из всадников держал винтовку, которая была направлена на меня, а расстояние не превышало пятнадцати футов.

Эта винтовка меня беспокоила. Я немного разволновался. Тот, кто быстро выхватывает револьвер и кто быстро стреляет, может опередить противника, который, прежде чем выстрелить, должен успеть среагировать. Но первая пуля должна непременно попасть точно в цель.

— Это Сэкетт. Его называют ганфайтером.

— Значит, Сэкетт. — Говорил мужчина со светлыми волосами и двумя подвязанными к бедрам кобурами, похоже, он изображал из себя очень крутого парня. — Мне что-то не попадались могилы его врагов.

— Поезжайте своей дорогой. Мигель останется со мной.

— Разговаривать-то ты умеешь, — вступил Чарли Смит, бородатый здоровяк, про которого говорили, что с ним лучше не связываться.

Человек с винтовкой был худым, угловатым, с большим выступающим кадыком и хищным огоньком в глазах.

— Он ранен, — продолжал я, — и нуждается в помощи.

— А зачем он нам живой, — сказал Смит, — он нам нужен мертвый. Отдай его, не лезь не в свое дело.

— Извини.

— Ну и хорошо, — согласился светловолосый. — Ты мне нравишься. Так даже лучше.

Светловолосый не беспокоил меня, я опасался человека с винтовкой, хотя, возможно, у него есть еще и револьвер. Не исключено, что он может обращаться с оружием достаточно быстро. А это следовало иметь в виду.

В одном я был уверен: проблема не разрешится с помощью разговоров. Надо выбирать — или отойти в сторону и наблюдать, как убивают Мигеля, или драться.

Я вообще-то не курю, но у Мигеля выпали из кармана табак и бумага, и я подобрал их. Теперь я вынул табак и стал сворачивать самокрутку, не переставая говорить.

Надо было что-то срочно придумать. Против меня: человек с винтовкой, Чарли Смит и светловолосый парень, который считал себя ганфайтером. Не исключено, что в темноте прятался кто-то еще, но думать следовало об этих троих.

— Мигель, — я пытался тянуть время, — хороший человек. Мы с ним друзья. Я не стал бы ввязываться в чужую драку, но не очень приятно смотреть, как стреляют в раненого, который не имеет возможности защищаться.

Смит был настороже и все время оглядывался. Я догадался, что Смита тревожит мысль об Оррине. Он знал, что мы почти всегда ездили вместе, более того, нас обычно видели вчетвером, и теперь боялся, что где-то рядом могут находиться мои друзья.

Я лихорадочно думал. Человек, который держит на мушке другого — напряжен и готов к немедленному выстрелу только в первые мгновения. Напряженные мышцы быстро устают, и через некоторое время реакция становится замедленной. Более того, этих парней трое, а я один, у них численное преимущество, поэтому они вряд ли считают, что я буду с ними сражаться. Это мне на руку. Они вроде как внутренне расслабились, если вы понимаете, о чем идет речь.

Главное — каждое мое движение должно быть тщательно рассчитано, а их надо заставить сосредоточиться на чем-то другом.

Если они убьют раненого Мигеля в моем лагере, я себе этого никогда не прощу… Если останусь живым.

— Мигель, — произнес Смит, — человек Альварадо, а мы их скоро выгоним из этих мест.

— Где твой брат? — вдруг спросил человек с винтовкой, поглядывая на сгустившуюся над деревьями темноту. На его месте я сделал бы то же самое.

— Где-то поблизости. Эти ребята всегда держатся вместе.

— Здесь только одна скатка одеял. — Лучше бы светловолосый не раскрывал рот. Как я понял, человек с двумя револьверами хотел убить меня. Интересно, как бы он разговаривал, если бы встретился со мной один на один.

Чарли Смит тоже желал моей смерти, потому что знал — если я останусь жив, то обязательно найду его.

Я закончил сворачивать самокрутку, нагнулся за горящей веточкой, чтобы прикурить, и держал ее в руках, продолжая разговор.

— Мы четверо, — сказал я, — всегда рядом. Мы вместе работаем, вместе боремся и вместе побеждаем.

— Их здесь нет, — отозвался светловолосый парень. — Скатка одеял одна… Только две лошади — его и мексиканца.

Наверху зашумели сосны, и поскольку я весь вечер прислушивался к звукам, то знал, что это пробегает ветер по гребню хребта, но бандиты замолчали и стали прислушиваться.

— Я Сэкетт, — продолжал я как бы между прочим, — из теннессийского клана Сэкеттов. Пару лет назад у нас закончилась междоусобица с Хиггинсами. Шестнадцать лет назад один из них убил нашего родственника, и мы не прекращали охотиться на убийц, пока не отомстили всем Хиггинсам, а их было девятнадцать человек. У меня есть брат — Телль Сэкетт — лучший стрелок в Америке…

Я продолжал говорить, а ветка — гореть. На это обратил внимание Чарли Смит.

— Эй, сожжешь себе…

Пламя коснулось пальцев, я взвыл от боли, бросил ветку и в то же мгновение выхватил револьвер и выстрелил в человека с винтовкой.

Светловолосый потянулся к своему шестизаряднику, когда я в него прицелился, и дважды молниеносно взвел курок так, что два выстрела слились в один. Он опрокинулся на круп лошади и упал, словно его стукнули по лбу топором.

Наведя револьвер на Смита, я увидел, что он сидит на земле и держится за живот, а из леса выезжает Том Санди с винтовкой «генри» наперевес.

— Хитро придумано, — сказал он, глядя на Смита. — Когда я увидел, что ты прикуриваешь, то понял: сейчас что-то будет. Мне-то известно, что ты не куришь.

— Спасибо. Ты действительно подъехал вовремя.

Санди спешился и подошел к человеку с винтовкой. Он был мертв, пуля прошла сквозь сердце. Светловолосый тоже получил две пули в сердце. Санди взглянул на меня.

— Я видел, как ты стрелял, но до сих пор не могу поверить, что такое возможно.

Заталкивая патроны в барабан револьвера, я подошел к Мигелю. Он лежал, опершись на локоть, его лицо было белее снега, глаза широко раскрыты.

— Gracias, амиго, — прошептал он.

— Оррин объяснил, куда ты поедешь, — сказал Том, — а мне что-то не сиделось дома, поэтому решил составить тебе компанию. Когда увидел тебя среди бандитов, стал думать, что предпринять, лишь бы они не начали палить в тебя. И тут ты сам все сделал.

— Иначе они бы убили нас.

— Приттс сочтет твою помощь Мигелю как объявление войны.

В темноте опять раздался топот копыт, и мы отошли подальше от костра.

Подъехали Кэп и двое vaqueros с ранчо Альварадо — Пит Ромеро и незнакомый мне сухощавый узколицый человек в богато украшенном кожаном пиджаке. Судя по одежде, он был самым настоящим пижоном, однако шестизарядник с перламутровой рукояткой лежал у него в кобуре явно не для украшения.

Взгляд его мне не понравился. Звали этого человека Чико Крус.

Крус подошел к трупам и посмотрел на них, затем вынул серебряный доллар и положил на раны в груди светловолосого. Через несколько секунд он положил доллар в карман и поглядел на нас.

— Чей?

Санди мотнул головой в мою сторону.

— Его… И второй — тоже. — Том объяснил, что произошло, не забыв добавить, что я стоял под дулом винтовки, но опустив мою хитрость с горящей веточкой.

Крус внимательно посмотрел на меня. Появилось ощущение, что он любит убивать и гордится своим умением пользоваться револьвером. Он присел на корточки у костра и налил себе кружку кофе. Кофе настоялся и был крепким и очень вкусным. Крусу, похоже, это понравилось.

В темноте, помогая Ромеро, усадить Мигеля в седло, я спросил:

— Кто он?

— Из Мексики. За ним послал Торрес. Плохой человек. Много убивал.

Крус смотрел на меня, как гремучая змея, которая кидается с быстротою молнии и легко убивает. В этом парне не было ничего, что вызвало бы симпатию, тем не менее я мог понять дона Луиса, вызвавшего его. Семье Альварадо предстояла битва за все, что они имели на этой земле. Ситуация тревожила дона Луиса, он понимал, что стареет, и не был уверен, что выйдет победителем в схватке с Приттсом.

Когда я вернулся к костру, Чико Крус взглянул на меня.

— Не люблю хвастаться, но в этой ситуации можно было выстрелить лучше.

— Может быть, — ответил я.

— Когда-нибудь убедишься, — произнес он, глядя на меня сквозь дым своей сигареты.

— Когда-нибудь… — спокойно согласился я.

— Буду с нетерпением ждать, сеньор.

Я улыбнулся.

— А я вспоминать.

Глава 11

Мы ждали неприятностей со стороны Приттса, но, как оказалось, напрасно. Все было спокойно. С помощью Кэпа и Тома, а также двух человек, присланных доном Луисом, мы начали строить дом. На второй день, сразу после работы, сидя у костра, Оррин завел разговор о должности шерифа.

Санди налил в кружку кофе, его лицо как бы окаменело, однако он рассмеялся.

— Почему бы и нет? Из тебя получится хороший шериф, Оррин… Если тебя, конечно, изберут.

— Я думал, ты тоже хочешь стать… — начал было Оррин, но Том лишь отмахнулся.

— Забудем. Городу нужен закон, и кто бы не получил место шерифа, он выполнит возложенные на него обязанности. Если им станешь ты, я тебе помогу… Обещаю. А если я — можешь помочь ты.

Оррин с облегчением вздохнул, и я знал, что он не притворяется, потому что ситуация его действительно беспокоила. Только Кэп, держа в руке кружку с кофе, молча смотрел на Тома. А Кэп был мудрым стариком.

Не надо быть ясновидящим, чтобы понять — в городе и вокруг него неспокойно. Каждый день на улицах случались пьяные драки, у Элизабеттауна убили человека, около Симаррона прокатилась волна ограблений. Вопрос стоял только в том, как долго люди собирались с этим мириться.

Тем временем мы продолжали строиться. Были готовы уже две комнаты, и мы с Оррином начали мастерить мебель. Закончив третью комнату, я, Кэп и Оррин отправились на земли испанцев и купили пятьдесят молодых бычков. Дома мы загнали их в каньон, перегородили вход, и поставили на скот наше клеймо.

Работали много — от зари до зари, и у меня не оставалось времени, чтобы повидать Друсилью. И вот однажды я собрался на ранчо Альварадо. У ворот дежурили Антонио Бака и Чико Крус. Это была первая встреча с Бакой после той ночи, когда он напал на меня с ножом.

Бака остановил меня.

— Чего тебе надо?

— Повидать дона Луиса, — ответил я.

— Его нет.

— Тогда повидать сеньориту.

— Она не желает тебя видеть.

Внезапно я словно взбесился, и тем не менее сознавал, что Бака только и мечтает затеять ссору и уничтожить меня. К тому же я заметил кое-что новое в его поведении: он стал наглее и самоувереннее.

Влияние Чико Круса? Или дон Луис стал слишком старым, а Торрес не поспевает повсюду?

— Передай сеньорите, что я здесь. Она захочет со мной поговорить.

— Не обязательно. — Его глаза вызывающе блестели. — Сеньорита не интересуется такими, как ты.

Чико Крус стоял, привалившись к стене. Он оттолкнулся от нее и медленно подошел к нам.

— По-моему, тебе лучше делать то, что говорит Антонио, — порекомендовал он.

С этими парнями штука со сгоревшей веткой не пройдет, к тому же я не хотел ссориться с людьми дона Луиса — у него хватало своих проблем, не следовало добавлять к ним еще и мои. Поэтому я развернул коня и хотел уехать, но в этот момент услышал, что меня зовет Друсилья.

— Тай! — Голос ее звучал так радостно, что я почувствовал, как внутри что-то перевернулось. Тай, почему ты там стоишь? Заходи!

Но я продолжал сидеть на коне.

— Сеньорита, вы не возражаете, если я буду приезжать к вам? В любое время?

— Ну, конечно, Тай! — Она подошла к воротам и увидела стоящего там Баку с винтовкой. Ее глаза вспыхнули. — Антонио! Сейчас же убери винтовку! Сеньор Сэкетт наш друг. Он может приходить и уходить, когда захочет. Ты понял?

Бак медленно повернулся, наглость его тут же испарилась.

— Si[12], — сказал он. — Понял.

Но когда он взглянул на меня, в глазах у него сверкала ярость. Я посмотрел на Круса, и тот беззаботно поднял руку. Мы вошли в дом, и Друсилья обернулась ко мне.

— Тай, почему ты не приезжал? Дедушка скучает и хочет поблагодарить за помощь Хуану Торресу и Мигелю.

— Они мои друзья.

— А ты — наш друг.

Она взглянула на меня, взяла за руку, провела в другую комнату и позвонила в колокольчик.

Мне показалось, что за то короткое время, пока я ее не видел, Друсилья повзрослела. Она стала сдержаннее, одновременно более обеспокоенной — последнее бросалось в глаза.

— Как поживает дон Луис?

— Не очень хорошо, Тай. Дедушка очень постарел. Знаешь, ему ведь за семьдесят. Он и на коня уже садится с трудом. Дедушка боится, что американцы отнимут землю. У него здесь много друзей, однако большинство ваших людей возмущается, что наше ранчо такое большое, а дедушка хочет сохранить его для меня.

— Оно и так твое.

— Помнишь Абреу?

— Конечно.

— Его убили. Пит Ромеро нашел его мертвым на прошлой неделе. Абреу выстрелили в спину из крупнокалиберного «шарпа».

— Жаль. Он был хорошим человеком.

Мы пили чай, и Друсилья рассказывала мне, что произошло в мое отсутствие. Иногда дону Луису трудно было даже подняться из постели, а Хуан Торрес часто ездил в дальние участки ранчо. Некоторые vaqueros стали ленивыми и неуправляемыми. То, что случилось сегодня, явно не было исключением.

Дон Луис постепенно переставал быть хозяином на ранчо. Он отчаянно нуждался в поддержке, чтобы выиграть битву с Приттсом, а его сын — отец Друсильи — давно умер.

— Если нужна моя помощь — только позови.

Она опустила глаза и ничего не сказала, а я почувствовал себя виноватым, хотя не знаю почему. Я никого не любил так, как Друсилью, никогда ни с кем не говорил о любви и даже не представлял, как начать этот разговор.

— В Море возможны беспорядки, — сказал я, — лучше держите наших людей подальше от города.

— Знаю. — Она помолчала. — Твой брат видится с сеньоритой Приттс?

— Последнее время нет. — Я запнулся, не зная, что сказать дальше, но потом рассказал о месте, которое мы нашли для дома, и поблагодарил Друсилью за помощь, оказанную людьми дона Луиса, когда мы готовили глиняные кирпичи для укладки стен. Рассказал о Томе Санди и Оррине. Друсилья слушала, задумчиво и отрешенно. Все мексиканцы были заинтересованы в скорейшем избрании городского шерифа, для них это было очень важно. Его ответственность будет ограничиваться городскими пределами, но не исключено, что в дальнейшем городской шериф станет шерифом всего округа. В любом случае выбор человека на эту должность будет иметь большое значение для мексиканцев, которые торговали в Море, а многие там и жили.

Я говорил совсем не о том, о чем хотел сказать, искал слова, но они не приходили.

— Друсилья, — решился я, — знаешь…

Она ждала, а я лишь покраснел, рассматривая свои руки. И наконец, разозлившись на себя, встал.

— Мне надо идти, — сказал я. — Только…

— Да?

— Можно, мне вернуться? То есть приезжать почаще?

Она посмотрела прямо мне в глаза.

— Да, Тай. Приезжай, пожалуйста, как можно чаще.

Уходя, я злился на себя за то, что ничего ей так и не сказал, девушке, о которой мечтал. Я не умел общаться с женщинами, но Друсилья, скорее всего, думала, что у меня есть опыт в этих делах и если бы я хотел сказать что-нибудь важное, то сказал бы это.

Наверняка она решила, что мне нечего говорить, и была вправе так думать, потому что мужчина, который в такой момент не выскажет все, что у него на душе, вовсе не мужчина. Хотя она вообще могла обо мне не думать…

Возвращался я в отвратительном настроении, настолько занятый собственными мыслями, что если бы в тот вечер кто-нибудь устроил на меня засаду, то убил бы с первого выстрела. Подъехав к дому, я увидел у коновязи лошадь Олли.

Олли приехал с человеком, который держал в Море магазин. Его звали Уилсон.

— Время пришло, Оррин. Ты должен появиться в городе и остаться на несколько дней. Чарли Смит и его светловолосый дружок попортили горожанам немало крови. Люди рады, что Тайрел расправился с бандитами.

— Так то был Тайрел, а не я.

— Люди это знают, но все говорят, что вы с Тайрелом похожи.

— Только… — Олли виновато посмотрел на меня. — Только они считают, что Оррин не такой жестокий, как брат. Я хочу сказать, что они одобряют действия Тая, но хотят, чтобы убийств в городе больше не было.

Оррин взглянул на него.

— У Тайрела не было другого выхода, и вообще никто не смог бы сделать то, что сделал Тай.

— Я это знаю, и ты знаешь. Однако факт остается фактом: люди хотят, чтобы убийц наказывали по закону. Мексиканцы понимают ситуацию лучше американцев. Они знают, что, когда человек взял в руки оружие, он его не сложит, даже если ему подарят букет роз. Исповедующий насилие, склоняется только перед насилием.

Оррин уехал в город, а я два дня работал на ранчо, расчищая с помощью мулов землю от камней, оттаскивая их в, сторону и складывая в кучу, чтобы потом использовать при постройке конюшни.

На следующий день я отправился в город и, похоже, прибыл как раз вовремя. У магазина Олли собралась толпа, а Олли стоял на крыльце, впервые после приезда в Мору одев оружейный пояс с револьвером.

— Получается так, что честные люди уже не могут жить в. этих местах, — говорил он. — Нам нужен городской шериф, который разогнал бы смутьянов. Нам необходим человек, которому мы доверяем и который сделает все, как полагается.

Он помолчал, и в толпе послышался одобрительный гул.

— Мне кажется, Мора может стать прекрасным тихим городом. Ведь большинство подонков заявились к нам из Лас-Вегаса.

На другой стороне улицы, на скамейках расселись некоторые из «переселенцев» и наблюдали за происходящим. Они ничуть не беспокоились, казалось, что для них это был лишний повод повеселиться, поскольку до сих пор в городе всем заправляли они.

Я вошел в салун и увидел там Тома Санди. Он хмуро поглядел на меня.

— Хочешь выпить? — предложил я.

— Хочу.

Он допил стоявший перед ним стаканчик, и бармен налил нам виски.

— Вы, Сэкетты, нападаете на людей всей стаей, — провозгласил Том. — На Оррина работает полгорода. Возьми хотя бы Олли Шеддока. Я считал его своим другом.

— Он и есть твой друг, Том. Он прекрасно к тебе относится. Только Олли наш родственник и приехал оттуда, откуда и мы. Олли всю жизнь занимается политикой и хочет, чтобы Оррин тоже попробовал себя на этом поприще.

Том некоторое время молчал, а потом сказал:

— Человек, желающий достичь чего-либо в политике, должен быть образованным. Оррин неуч, это ему не поможет на выборах.

— Он учится, Том.

— А эта дурочка — дочь Приттса? Она же никого, кроме Оррина, не видит. Даже не взглянула ни на тебя, ни на меня.

— Женщины вообще не обращают на меня внимания.

— В Санта-Фе они на тебя только и смотрели.

— Это другое дело.

Тома надо было немного развеселить, поэтому я впервые рассказал о своем приключении в прачечной. Он, несмотря на свое настроение, усмехнулся.

— Не удивительно, что ты стал известным. Эта история, должно быть, разнеслась по всему городу в течение получаса. — Он засмеялся. — Оррин даже расстроился из-за твоей популярности. — Санди одним глотком допил виски. — Ладно, может быть, это и к лучшему, если ему удастся стать шерифом.

— Что бы ни случилось, Том, нам четверым нужно держаться вместе.

Он посмотрел на меня и сказал:

— Ты мне всегда нравился, Тай, с самого первого дня, когда подъехал к нашему костру. И в тот же день я понял, что в драке ты никому не уступишь.

Том снова наполнил стакан. Мне хотелось сказать ему, чтобы он не пил, но Том был не тем человеком, который принимает советы, особенно от младших.

— Слушай, поехали со мной, — предложил я. — Сейчас на ранчо Кэп, мы могли бы все спокойно обговорить.

— Стараешься выманить меня из города, чтобы предоставить Оррину свободу действий?

Наверное, я покраснел, хотя у меня и в мыслях такого не было.

— Том, прекрати говорить глупости. Кстати, если хочешь получить должность шерифа, тебе стоит воздержаться от виски.

— Когда мне потребуется твой совет, — холодно произнес он, — я тебя спрошу.

— Если появится желание, — сказал я, — приезжай. Сегодня я отвезу на ранчо маму.

Он искоса взглянул на меня, потом сказал:

— Передай ей привет, Тай. И пожелай счастья на новом месте.

Я знал, что он говорит от чистого сердца.

Том был очень гордым человеком. Он стоял у стойки бара, а я смотрел на него и вспоминал ночи у костра, когда он читал наизусть стихи или пересказывал Гомера. Я чувствовал себя потерянным и одиноким, видя, как рассыпается наша дружба. Гордость и виски — плохие спутники. Наверное, понимание того, что он сможет не получить должность шерифа, заставляло Тома пить.

— Поехали, Том. Мама обрадуется, увидев тебя. Мы много рассказывали ей о нашей дружбе.

Он резко повернулся и вышел из салуна, оставив меня у стойки. На крыльце Том остановился.

На улице собралось человек шесть-восемь из банды Приттса, среди которых были Дюранго Кид и Билли Маллин.

Больше всего мне хотелось, чтобы Том Санди пошел домой и отоспался или поехал к нам на ранчо. Я знал, что он раздражен и сердит, а в таком настроении с ним почти невозможно найти общий язык.

Странная штука жизнь. Олли изо всех сил старался подтолкнуть горожан, чтобы они выбрали Оррина. Оррин нравился людям, и более того, умел с ними разговаривать лучше, чем кто-нибудь другой.

Но самое интересное, что сделал его шерифом не кто иной, как Том Санди — в ту самую минуту, когда вышел из салуна и остановился на крыльце. После нескольких выпитых стаканчиков в нем играла гордость, обида и злость. Том спустился с крыльца и остановился напротив Дюранго Кида — худого, узкоплечего парня лет двадцати.

На месте Кида в тот момент мог оказаться любой другой. Тот, кто знал Тома, не стал бы с ним связываться, когда он находился в таком состоянии, но Кида интересовали лишь зарубки на рукоятке револьвера, которыми он отмечал убитых людей. Ходили слухи, что в Колорадо за ним числилось три или четыре убийства, он угнал не одну дюжину голов скота и несколько лошадей. В компании «Переселенец» Кид подчинялся только Феттерсону.

Все могло быть по-другому, и Том спокойно прошел бы мимо, но Дюранго Кид решил воспользоваться моментом. Он не знал Санди так хорошо, как я.

— Он мечтает стать шерифом, Билли, — громко произнес Кид. — Хочется мне на это поглядеть.

Том Санди повернулся к нему. Как я уже говорил, он был высоким и красивым, и независимо от количества выпитого всегда держался прямо и гордо. Одно время Том служил в армии и в тот момент выглядел как настоящий офицер.

— Если я стану шерифом, — сказал он спокойно, отчетливо выговаривая слова, — то перво-наперво арестую тебя. Я знаю, что ты вор и убийца, и ты ответишь за смерть Мартина Абреу.

Не представляю, откуда Том это узнал, но стоило взглянуть на лицо Кида, чтобы убедиться — Том сказал правду.

— Врешь! — завизжал Кид и потянулся к револьверу.

Но к тому времени, как Дюранго Кид выхватил оружие, Том Санди — я никогда не видел его в поединке — уже всадил в него три пули одним грохочущим раскатом револьвера.

Кида откинуло назад, он ударился спиной о поилку для лошадей и грохнулся в пыль.

Билли Маллин резко повернулся. Он не пытался достать оружие, но с выпившим Томом было опасно связываться. Это резкое движение дорого обошлось Маллину, потому что Том заметил его краем глаза и тут же выстрелил Билли в живот.

Я не говорю, что на его месте поступил бы так же. Может, и не выстрелил бы, но не стоило Билли дергаться в такой момент, ведь он был врагом Тома и другом Кида… Короче, Том ранил его.

Люди, собравшиеся на другой стороне улицы, все видели, и Олли в том числе. Дюранго Кид убит, а Билли Маллин проваляется в постели пару месяцев и никогда уже не будет таким, как раньше. Но Том навредил и себе: его навсегда вычеркнули из возможных кандидатур на пост шерифа.

Кид убит… Все знали, что Кид плохо кончит, однако то, как Том обошелся с Билли Маллином, — хоть он вор и мерзавец — настроило против Тома даже тех людей, которые раньше относились к нему хорошо.

А зря. На той стороне улицы вряд ли нашелся бы человек, способный на такой поступок.

Именно один из друзей Тома в ту минуту повернулся к нему спиной и сказал:

— Давайте поговорим с Оррином Сэкеттом насчет должности шерифа.

Том Санди услышал его. Он перезарядил револьвер и пошел по середине улицы к дому, в котором жил вместе с Оррином, Кэпом и мной, когда мы останавливались в Море.

Тем вечером Том Санди уехал из города.

Глава 12

В воскресенье мы заехали за мамой и младшими братьями. Мама оделась по-праздничному — во все черное, — и с нетерпением ждала момента, когда впервые увидит свой новый дом.

Оррин сидел рядом с ней в повозке и правил лошадьми. Мы с Кэпом ехали впереди, а Боб и Джо на индейских лошадках замыкали процессию. Кэп разговаривал мало, но по-моему, волновался не меньше нашего. Он знал, как тщательно мы планировали этот день и как много работали, чтобы его приблизить. За бесстрашной наружностью Кэпа, холодными глазами и хриплым голосом скрывался глубоко ранимый человек, однако мало кто об этом догадывался.

Событие действительно стало волнующим, и мы были рады; что выпало подходящее время года: деревья и луга ярко зеленели, на пастбищах пасся скот — все выглядело потрясающе. А дом мы построили намного лучше того, в котором раньше жила мама. Все, включая Кэпа, оделись подобающим образом — в черные костюмы из плотной шерсти.

Мы спустились в долину. У дома нас должен был ждать Олли и еще несколько друзей, потому что мы хотели устроить новоселье.

Праздник омрачало отсутствие Тома Санди. Ведь он так долго был рядом с нами, многому нас научил, особенно меня. Если мы с Оррином выбьемся в люди, то это будет заслуга Тома.

Мы миновали рощу, пересекли вброд ручей, и когда въехали во двор ранчо, то увидели, что там собралось человек пятьдесят.

Первым, кого я заметил, был дон Луис, а рядом с ним стояла Друсилья, более похожая сегодня на ирландку, чем на испанку. Наши глаза встретились, и на секунду во всем белом свете не было людей ближе нас. Мне захотелось тут же подъехать к ней и объявить, что я никогда и никому ее не отдам.

Среди гостей были Хуан Торрес, Пит Ромеро и Мигель, который, несмотря на бледность, крепко стоял на ногах и выглядел просто великолепно.

Заиграла музыка, и гости начали танцевать. Мама сидела в повозке и плакала, Оррин одной рукой обнял ее, и так мы проехали через двор до крыльца дома. Вперед вышел дон Луис, он предложил маме руку, чтобы помочь спуститься, и поверите, нам было так приятно видеть, как мама приняла его руку и сошла с повозки, словно была английской королевой, а не простой женщиной с никому неизвестных теннессийских холмов.

Дон Луис провел маму к старому креслу-качалке и укрыл ей колени серапе. Наконец-то мама приехала в свой дом.

Новоселье удалось на славу. Еды хватило всем: целиком зажаренный на вертеле бычок, и много всякой всячины на любой вкус. Было легкое вино, но крепких напитков не привез никто. Нам очень хотелось, чтобы мама порадовалась.

Здесь находился и Висенте Ромеро, а в толпе я заметил Чико Круса.

Веселье было в самом разгаре, когда мы услышали, как через ручей кто-то скачет. Во двор въехал Том Санди и, оглядываясь, остановился. К нему подошел Оррин.

— Рад, что ты появился, Том. Без тебя праздник не праздник. Милости просим к столу, но прежде поздоровайся с мамой.

И все. Никаких лишних слов, никаких объяснений. Да, Оррин именно такой. У него были не только широкие плечи, но и широкая душа, к тому же он любил Тома и хотел видеть его на новоселье.

Танцующим подыгрывала скрипка, а Оррин взял свою старую гитару и исполнил несколько песен, потом спел Хуан Торрес. В общем, мы веселились. И я танцевал с Друсильей.

Когда я подошел и пригласил ее на танец, она посмотрела мне в глаза, согласилась, потом мы минуту или две танцевали молча, но сбились с шага. И неожиданно я сказал:

— Мне бы хотелось танцевать всю жизнь… с тобой.

В глазах у нее засверкали смешинки, и она ответила:

— По-моему, ты быстро проголодался.

Олли воспользовался моментом и поговорил с доном Луисом и Торресом. Он свел Торреса с Джимом Карпентером, а потом познакомил их обоих с Элом Бруксом. Они обсудили местные дела, Торрес сказал, что мексиканцы поддержат Оррина, и таким образом, брата фактически уже избрали…

Оррин подошел ко мне, и мы пожали друг другу руки.

— Все, Тайрел, — сказал он. — У мамы теперь есть дом, а у мальчиков возможность выбиться в люди.

— Надеюсь, без оружия.

Оррин взглянул на меня.

— Я тоже надеюсь. Времена меняются, Тайрел.

Вечер подошел к концу. Гости расселись по повозкам или по коням и отправились домой, а мама прошла в дом, чтобы все хорошенько рассмотреть.

Мы кое-что купили из тех вещей, о которых мама иной раз упоминала и которые хотела бы иметь дома: старинные напольные часы, настоящий туалетный столик, красивые столы и стулья, большую кровать с балдахином. В доме пока было только три комнаты, но мы собирались пристроить еще несколько. Правда, мы с Оррином так привыкли спать под звездами, что в доме чувствовали себя неуютно.

Я проводил Друсилью до повозки, где мы на минуту остановились, и сказал:

— Сегодня я был счастлив.

— Ты привез маму домой. Это очень хорошо. Мой дедушка восхищается тобой, Тай. Он говорит, что ты заботливый сын и хороший человек.

Глядя вслед повозке, которая увозила Друсилью, я снова подумал о деньгах. Деньги— конечно козырь, когда ухаживаешь за девушкой. Но у меня их не было. Да, у нас с Оррином есть ранчо, однако этого недостаточно. В те времена земля ценилась мало, скот — тоже, а наличных постоянно не хватало.

Брат теперь будет очень занят, поэтому вопрос с деньгами придется улаживать мне.

Оррин старательно изучал Блэкстоуна[13].

Откуда-то он достал книгу Монтеня[14] и «Жизнеописания Плутарха» и подписался на две газеты восточного побережья. Он читал все политические новости, много ездил по округе, разговаривая с людьми, выясняя, какие у них проблемы. Мой брат умел слушать и всегда был готов помочь любому, кто нуждался в помощи.

Но это было потом, после того первого вечера, когда Оррин показал, кто шериф Моры; после того первого вечера, когда он вступил в должность. И можете мне поверить — если брат берется за дело, он доводит его до конца.

На закате Оррин прошелся по улице со звездой шерифа на груди, а «переселенцы» нарочито внимательно рассматривали его и провожали взглядами. Город еще не привык к новому шерифу, а «переселенцы» воспринимали эту должность как шутку. Они наблюдали за Оррином и решали, где его лучше подстеречь.

Первым делом Оррин пошел в салун и прикрепил на видном месте объявление, написанное на английском и испанском языках.

Запрещается обнажать оружие и стрелять в пределах города.

Запрещаются драки и шумное поведение.

Запрещается скакать на лошадях галопом и прогонять скот по улицам.

Запрещается досаждать жителям города или приставать к ним.

Пьяных будут препровождать в тюрьму.

Лица, повторно нарушившие закон, будут выдворены из города.

Каждый горожанин либо приезжий обязан по первому требованию отчитаться о средствах существования.

Последнее требование напрямую относилось к подонкам, которые без дела ошивались на улицах, приставая к горожанам и затевая драки. Они надоели всем.

Булли Бен Бейкер, в свое время плававший на пароходах по Миссури и Платту, слыл известным задирой. Он был на несколько дюймов выше Оррина и весил двести сорок фунтов. И вот Булли Бен решил поиздеваться над Оррином. Он подошел к объявлению, прочитал вслух и сорвал его.

Оррин встал из-за столика.

Весело ухмыляясь, Бен протянул руку и ухватил за горлышко стоявшую на стойке бутылку.

Оррин, не обращая на него внимания, поднял объявление и снова прикрепил к двери салуна, затем резко обернулся и ударил Бена в живот.

Когда Оррин проходил мимо него и вешал на место свое объявление, Булли Бен ждал, что будет дальше, опустив бутылку, потому что привык к перебранке перед дракой. Удар Оррина застал его врасплох. А удар пришелся ему прямо в солнечное сплетение. Бен, задыхаясь, едва стоял на подгибающихся ногах.

Немного погодя Оррин хладнокровно и сильно двинул его в подбородок, Бен упал на колени. Бен и сам не раз действовал в драках внезапно, но он не ожидал такого от моего брата.

Бен одним прыжком вскочил на ноги, размахнулся бутылкой, и, между прочим, свалял дурака. Оррин левым плечом блокировал удар и той же левой ударил сам. Затем, не торопясь, он схватил Бена и бросил его через бедро. Тот тяжело грохнулся на пол, а Оррин отступил, ожидая, пока противник поднимется.

Все это время Оррин действовал небрежно, словно драка его вовсе не интересовала. Просто ему нужно было поучить наглеца уму-разуму.

Оглушенный и ошарашенный Бен начал подниматься. С подбородка у него капала кровь. Оррин подождал, когда Бен размахнулся, схватил его за запястье и перебросил через плечо двойным нельсоном. На этот раз Бен вставал гораздо медленнее. Не успел он выпрямиться, как Оррин снова сбил его с ног.

Булли Бен сидел на полу и глядел на Оррина.

— Ну, ты даешь, — наконец произнес он. — Удары у тебя что надо.

В те годы мало кто умел драться. Многие, за исключением таких типов, как Булли Бен, выясняли отношения только с помощью револьверов. Бен побеждал в драках, потому что был высоким и сильным, и к тому же многое освоил, плавая на пароходах.

Отец специально учил нас драться и учил превосходно. Он хорошо знал корнуоллскую борьбу и научился драться на кулаках у какого-то боксера, которого повстречал во время своих путешествий.

Бен был в замешательстве. Его силу оборачивали против него, и чтобы он ни делал, брат без труда с ним справлялся. Будь вечер попрохладнее, у Оррина на лбу не выступило бы ни единой капельки пота.

— С тебя достаточно? — спросил Оррин.

— Еще нет, — сказал Бен и встал.

И опять он свалял дурака — ничего глупее придумать было нельзя, потому что сначала Оррин лишь преподал ему урок, а теперь взялся за противника всерьез. Как только Бен выпрямился, но не успел еще приготовиться к драке, Оррин изо всех сил двинул ему в лицо сцепленными кулаками. Бен попытался рвануться и свалить брата, но он, держа левой рукой Бена на расстоянии, три раза сильно ткнул кулаком ему в живот, затем мощным боковым перекрестным правым сломал ему нос. Бен. попятился, сел на пол, а Оррин, приподняв его за волосы, добавил еще три или четыре удара в лицо. Затем Оррин прислонил Бена к стойке бара и сказал:

— Дайте ему выпить. — Он бросил на стойку монету и вышел из салуна.

Брат показал всем, кого нужно уважать в городе. Пьяных Оррин отправлял в тюрьму, правда, утром отпускал.

Оррин всегда сохранял спокойствие, но времени на лишние разговоры не тратил. К концу недели в тюрьме уже сидели двое из шайки, которую мы повстречали у Пони-Рок, осмелившиеся стрелять в пределах города. Обоим присудили по двадцать пять долларов штрафа плюс судебные издержки. Оррин велел им найти работу или убираться из Моры.

Мы с Бобом и Кэпом Раунтри съездили в Руидосо, где купили почти сто голов скота для ранчо.

Олли Шеддок нанял в свой магазин молоденькую продавщицу, а сам большую часть времени проводил в разговорах о достоинствах Оррина. Он съездил по делам в Санта-Фе, Симаррон и Элизабеттаун, и в каждом из этих городов не забывал хвалить Оррина и повторять, что его пора избрать в законодательное собрание штата.

С того момента, когда Оррин стал шерифом, в Море не было ни одного убийства, только одна поножовщина. «Переселенцы» большей частью перебрались в Элизабеттаун или в Лас-Вегас. Об Оррине говорили повсюду — от Сокорро до Силвер-Сити.

На ранчо Альварадо убили еще одного человека. Застрелили двоюродного брата Абреу… в спину. Два работника с ранчо уволились и уехали обратно в Мексику.

Чико Крус убил в Лас-Вегасе одного из «переселенцев».

Джонатан Приттс приехал с дочерью в Мору и купил здесь дом.

Через две недели после новоселья у меня появилась возможность навестить Друсилью. Она встретила меня у двери и отвела к деду. Он лежал в постели и выглядел похудевшим и хрупким.

— Хорошо, что вы приехали, сеньор, — почти прошептал он. — Как ваше ранчо?

Пока я рассказывал, он внимательно слушал и задумчиво кивал. Мы имели три тысячи акров пастбищ — по всем меркам довольно маленькое ранчо, но на нем было много источников воды.

— В наши дни недостаточно просто владеть собственностью, — наконец сказал он. — Надо иметь силы, чтобы защитить ее. Если нет сил, значит, нет и надежды.

— Вы скоро поправитесь и забудете о болезни, — заверил я.

Дон Луис улыбнулся, и я понял, что он знает, как тяжело болен. Я просто старался подбодрить старика, хотя не поставил бы и цента на то, что он проживет еще месяц.

Дон Луис рассказал, что Джонатан Приттс настаивал на новой ревизии земель его ранчо, утверждая, что в действительности границы отведенной земли были гораздо меньше занимаемой ранчо площади. Приттс решил подойти с другой стороны, зная, что раньше границы земельных участков определялись на глазок: от такого-то хребта до такой-то вершины или до такого-то холма, а то, как был составлен документ, позволяло владельцу участка самому выбирать вершины и хребты. Если бы Приттсу удалось послать на ревизию своего землемера, тот наверняка обмерял бы так, что дону Луису не досталось бы ни клочка земли.

— Мы ждем серьезных неприятностей, — сказал он наконец. — Пока все успокоится, я собираюсь отослать Друсилью к родным в Мексику.

Что-то во мне оборвалось. Если она уедет в Мексику, то никогда не вернется, потому что ее деду эту драку не выиграть. У Джонатана Приттса совести не было, он не остановится ни перед чем.

Я сидел в комнате дона Луиса, сжимая в руках свою шляпу и жалея, что ничего не могу сказать в ответ. Кто я такой? Что могу дать Друсилье? В то время я думал, где раздобыть деньги на текущие расходы нашего ранчо и не помышлял о свадьбе. Даже если девушка относилась ко мне благосклонно — ведь она привыкла совсем к другой жизни, чем я мог предложить ей.

Заканчивая разговор, дон Луис взял мою руку, хотя рукопожатие его было очень слабым.

— Сеньор, я люблю вас как сына, в вас есть те качества, которыми можно только восхищаться. Жаль, что мы с внучкой видим вас так редко. Боюсь, сеньор, что долго не протяну, а я последний мужчина в нашей семье. Осталась лишь Друсилья. Если вы сможете что-нибудь для нее сделать… Позаботьтесь о ней, сеньор.

— Дон Луис, мне… то есть… Сейчас у меня нет денег, дон Луис, точнее, они мне нужны для того, чтобы привести в порядок ранчо.

— В жизни есть не только деньги, сынок. У тебя твердый характер, ты молод. Что еще человеку надо! Если бы у меня были силы…

Мы с Друсильей сидели за столом в огромной гостиной. Нам прислуживала индианка. Я старался не смотреть на Друсилью, но мое сердце принадлежало только ей, мне так хотелось сказать, что я люблю ее. Но что я мог сделать? Между нами всегда что-то стояло.

— Дон Луис говорит, что ты собираешься в Мексику?

— Он хочет меня отправить. Здесь стало опасно, Тай.

— А Хуан Торрес?

— Он сильно изменился… Что-то с ним случилось, по-моему, он боится.

«Чико Крус…»

— Я буду скучать.

— Мне не хочется уезжать, но я должна слушаться дедушку. Я беспокоюсь за него, но если уеду, может быть, он сделает то, что надо сделать.

— Я могу как-нибудь помочь?

— Нет!

Она ответила быстро и резко. Я понял, что она имела в виду: необходимо уволить и отослать обратно Чико Круса. Друсилья не знала, что «надо сделать», она думала обо мне и боялась за меня.

«Чико Крус…»

Мы знали друг друга — он и я — и оба испытывали вполне определенные чувства по отношению друг к другу.

Если требуется его выгнать, это сделаю я и никто другой. Не было никакой надежды, что дон Луис скоро поправится, поэтому когда мы расстались сегодня вечером, то понимали, что, вероятно, больше не увидимся. Дон Луис лежал без сил, а его выздоровление — если оно возможно — займет недели или месяцы.

Я догадывался, что здесь происходит. Торрес боялся Круса, остальные это знали и работали спустя рукава. На ранчо не было хозяина, но Крус в этом не виноват, сомневаюсь, что он вообще о чем-то подобном думал. Всему виной сидевшее в нем зло и желание убивать.

Разобраться с ним надо немедленно, сейчас же. Поэтому, пока мы ужинали, я обдумывал, как лучше все провернуть.

Дело касалось меня лично. Оррин, Кэп или кто-то другой не должны вмешиваться. Я покончу с Крусом, пока не поздно.

Может быть, тогда Друсилья останется. Я боялся, что, если она уедет, мы больше никогда не увидимся.

В дверях я взял ее за руку… впервые найдя в себе достаточно смелости, чтобы прикоснуться к девушке.

— Дру, я люблю тебя…

А потом быстро ушел, стуча каблуками по каменным плитам двора. Но направился не к своему коню, а в комнату Хуана Торреса.

Никогда бы не поверил, что человек может так сильно постареть за три года с тех пор, как мы с ним познакомились. За три года? Нет, он изменился за несколько месяцев. Я знал, что причина этому — Чико Крус. Торреса мучило постоянное присутствие Круса на ранчо.

— Хуан?

— Сеньор?

— Пойдем со мной. Необходимо уволить Чико Круса.

Он выпрямился за столом, молча посмотрел на меня и медленно встал.

— Думаешь, он захочет уйти?

Хуан не отрывал от меня пристального взгляда. А я сказал то, что думаю:

— Мне все равно, захочет он уйти или нет.

Мы подошли к комнате Антонио Баки. Собравшаяся там компания — и среди них Пит Ромеро — играла в карты. Мы остановились у двери и я произнес:

— Начнем с него. Объясни Хуан, в чем дело.

Торрес, чуть поколебавшись, зашел в комнату, я последовал за ним.

— Антонио, седлай своего коня и уезжай… Не вздумай возвращаться.

Бака взглянул на него, потом на меня.

— Ты слышал, что сказал Торрес, — повысил голос я. — Один раз ты попробовал спорить со мной в темноте, когда я стоял к тебе спиной. Предупреждаю, на этот раз тебе повезет меньше.

Бака аккуратно сложил карты на стол, и впервые я увидел, что он растерялся.

— Я поговорю с Чико.

— С Чико разговаривать будем мы, тебе пора ехать. — Вынув из кармана часы, я добавил: — Торрес не будет повторять дважды. В твоем распоряжении пять минут.

Мы вышли в коридор, прошли мимо ряда дверей и остановились у комнаты, где света не было. Торрес снял с крюка лампу, зажег ее и высоко поднял. Я отворил дверь.

Чико Крус сидел в темноте. Хуан сказал:

— Мы больше не нуждаемся в твоих услугах, Чико. Можешь собирать вещи. Прямо сейчас.

Темные глаза Круса жестко посмотрели на Торреса, затем на меня.

— Здесь достаточно своих проблем, — продолжил я, — а вы их только усложняете.

— Вы заставляете меня уехать? — Крус внимательно смотрел на меня.

— Думаю, этого не понадобится. Вы уедете сами.

Левой рукой он оперся на стол, играя с патроном 44-го калибра. Правая лежала на коленях.

— Я же говорил, что когда-нибудь мы встретимся.

— Дурацкий разговор. Хуан объяснил, что вы уволены. Для вас на ранчо нет работы, да и комнат не хватает.

— Мне здесь нравится.

— Тебе и там понравится. — Торрес говорил резко, к нему возвращалась смелость. — Ты уедешь сейчас же… Сию минуту.

Крус не обращал на него внимания, он холодно смотрел на меня.

— Кажется, мне придется убить вас, сеньор.

— Дурацкий разговор, — повторил я небрежно и тут же носком сапога сильно ударил вверх по краю стола, опрокинув его. Крус прыгнул и, споткнувшись, растянулся на полу. Прежде чем он успел дотянуться до своего шестизарядника, я отбил его руку, затем одним быстрым движением схватил за ворот рубашки, приподнял, отобрал оружие и оттолкнул в сторону.

Крус знал, что я предпочитаю револьвер, и не ожидал подобного нападения, но мне не хотелось в него стрелять. Чико, прижав к груди руку, смотрел на меня не мигая, как гремучая змея.

— Я предупреждал тебя, Крус.

Хуан подошел к лежанке и начал запихивать в седельные сумки одежду Чико, потом скатал одеяла. Чико все еще держался за запястье.

— Если я уеду, они нападут на гасиенду, — сказал Крус, — вы этого хотите?

— Нет, но придется рискнуть, а терпеть твое присутствие на ранчо мы не можем. От тебя слишком много зла.

— А от тебя — нет?

— Может и да… Однако меня здесь скоро не будет.

На дворе послышался стук копыт, и, выглянув в окно, мы увидели, что Пит Ромеро выводит коня Чико.

У двери Крус посмотрел на меня.

— Что насчет моего револьвера? — спросил он и прыгнул в седло.

— Можешь его забрать, — ответил я. — Мне бы не хотелось, чтобы ты ездил безоружным.

Я отдал Крусу шестизарядник, даже не разрядив его. Он покрутил барабан, затем несколько секунд без всякого выражения смотрел на меня, держа револьвер в руке.

Не знаю, о чем думал Чико. У него были причины ненавидеть меня и желать моей смерти. Он молча смотрел, а мой револьвер все так же оставался в кобуре.

Крус сел на коня.

— По-моему, мы больше не встретимся, — сказал он. — Вы мне нравитесь, сеньор.

Мы с Хуаном Торресом молча стояли, пока вдали не стих стук копыт.

Глава 13

Джонатан Приттс привез кое-что гораздо более опасное, чем оружие. Он привез печатный станок.

В тех краях, где нечего читать, а люди интересуются новостями, любую газету будут перечитывать от корки до корки. И все верят: то, что написано в газетах, правда. Иначе это не стали бы печатать.

Большинство даже не задумывается, что автор книги и издатель газеты может преследовать свои цели или находиться под влиянием других людей, а может не обладать полной и достоверной информацией по той или иной теме.

Дон Луис узнал о печатном станке Приттса раньше других, и это послужило одной из причин, по которой он хотел отослать внучку подальше отсюда, ведь газета может спровоцировать беспорядки. К тому же многое изменилось, и не в лучшую сторону.

Дон Луис передал, что хочет снова меня увидеть. Он продал мне четыре тысячи акров своих пастбищ, граничащих с нашим ранчо. Идея принадлежала ему, а в оплату он просил лишь расписку.

— Этого достаточно, сеньор. Вы человек слова, а эти пастбища вам понадобятся. — В этот день дон Луис сидел на постели. Он улыбнулся мне. — Больше того, сеньор. Эту землю у меня уже не смогут отобрать, а с вами никто связываться не станет.

Примерно в то же время я купил на ранчо Альварадо — тоже под расписку — триста голов молодняка. В обоих случаях кредитором была Друсилья.

Дон Луис был умен и беспокоился о будущем. Ясно, что ничего, кроме неприятностей, ему ожидать не приходится. Поражение разъярило Джонатана Приттса, он не успокоится, пока не уничтожит семью Альварадо или не погибнет сам.

Его шайка, действующая под «крышей» компании «Переселенец», перебрался в Лас-Вегас, однако часть бандитов осталась в Элизабеттауне и Симарроне — из-за них стало неспокойно. Но дон все продумал: землю и скот, который он мне продал, люди Приттса у меня не отнимут, дон Луис был уверен, что дела на нашем ранчо пойдут хорошо и деньги вернутся к Друсилье.

В те дни я мало видел Оррина. Теперь у нас было примерно с тысячу голов скота, в основном молодняк, который скоро должен принести приплод. Я рассчитывал ничего не продавать по меньшей мере года три, а к тому времени за него нам могут дать неплохие деньги.

Мы с Оррином и младшими братьями часто говорили о будущем. Мы не собирались содержать огромные стада или скупать большие участки земли. Нам хотелось иметь среднего размера ранчо, с официально оформленными правами на него, среднего размера стадо, чтобы на пастбищах всегда хватало травы.

Друсилья уехала.

Дону Луису стало немного лучше, ноу него снова начались неприятности. Одну из долин в восточной части ранчо Альварадо заняли скваттеры, разгорелись скандалы, но тут же появился Приттс со своей газетой, и скандалы переросли в беспорядки.

Затем Оррина выбрали окружным шерифом, и он попросил Тома стать его помощником.


Жизнь на ранчо вошла в свою колею. Нам нужны были деньги, мне предстояло выплачивать долг дону Луису. Младшие братья отлично справлялись с работой, поэтому я решил подзаработать на стороне.

Однажды на ранчо приехал Кэп Раунтри. Он спешился и присел рядом со мной на ступеньки крыльца.

— Кэп, — спросил я, — ты когда-нибудь был в Монтане?

— Ага. Хороший край: пастбища, кругом горы, навалом индейцев и мало народа. Если не считать Вирджиния-Сити. Там нашли золото.

— Это было несколько лет назад.

— Золото добывают до сих пор. — Он бросил на меня острый, проницательный взгляд. — Тебе тоже не сидится на месте?

— Деньги нужны. Мы в долгах, Кэп, а я не люблю быть кому-то обязанным. По-моему, надо податься на север, вдруг что-нибудь найдем? Хочешь, поедем вместе?

— Можно. Мне здесь стало надоедать.

Мы поехали повидать Тома Санди, который к тому времени пристрастился к виски. Он купил себе ранчо милях в десяти от нас с хорошей травой и приличным домом, однако хозяйство у него было, мягко говоря, запущенным, что совсем не соответствовало опыту такого первоклассного скотовода, как Том Санди.

— Я никуда не поеду, — ответил он. — Оррин предложил мне работать помощником шерифа. Но я попробую сам стать шерифом на следующих выборах.

— Оррин жалеет, что ты не согласился, — сказал я. — Хороших людей мало.

— Черт побери, — резко воскликнул Том, — это он должен работать на меня. Должность шерифа по праву принадлежит мне.

— Может и так. У тебя был шанс стать им.

Он сел за стол и уныло уставился в окно.

Кэп встал.

— Поехали. Том, — продолжал он. — Не найдешь золота, так повидаешь красивые земли.

— Спасибо, — ответил он. — Я лучше останусь здесь.

Мы сели на коней, и Том положил руку на мое седло.

— Тай, — сказал он, — я ничего не имею против тебя. Ты хороший человек.

— Оррин тоже, Том. И он любит тебя.

Том не обратил внимания на мои слова.

— Удачи вам. Если попадете в беду, сообщите — я тут же приеду и вытащу вас.

— Спасибо. А если у тебя будут неприятности — посылай за нами.

Том провожал нас, стоя на крыльце, и, когда мы отъехали достаточно далеко, я оглянулся. Его смутно различимая фигура все еще стояла у дома.

— Знаешь, Кэп, — сказал я, — первый раз за все эти годы я увидел Тома небритым.

Кэп бросил на меня холодный взгляд.

— А револьвер-то он почистил, — сказал он. — Этого Том не забыл сделать.


Осины на зеленых холмах были похожи на пучки золотистых свечек. Мы ехали на север, в неизведанный мир.

— Недели через две начнутся такие холода, что у нас с тобой отвалятся уши, — заметил Кэп.

Глаза его остались острыми и проницательными, как прежде он принюхивался к утреннему ветерку, будто охотящийся на бизонов волк. Кэп словно заново родился, да и я тоже. Может быть, именно для этого я живу на свете — чтобы бродить по нехоженым землям, жить в лесу, продвигаясь все дальше и дальше в глушь.

В Дюранго мы решили подзаработать и две недели сгоняли скот и клеймили молодых бычков. Затем поехали на запад к горам Абахо, которые иногда называют Голубыми. В тамошней земле царил хаос — так, наверное, выглядит ад, если потушить в нем пламя, однако для ночевки мы выбрали неплохое место среди прохладных сосен.

Наш маленький лагерный костер был единственным огоньком в обширной, покрытой кромешной темнотой местности. Куда бы мы ни посмотрели, повсюду видели лишь ночь и звезды.

Вкусно пахло кофе и дымком костра. За три дня путешествий по Голубым горам мы не встретили ни единого всадника, а следы попадались только звериные.

В окрестностях Пайочи мы с Кэпом опять нанялись на работу: Кэп правил лошадьми на дилижансе, а я исполнял обязанности охранника. Занимались мы этим месяца два.

Наш дилижанс попытались ограбить только один раз, потому что мое имя в тех краях, похоже, знали. Нападавшим не повезло: я соскочил с козел, выстрелом вышиб винтовку у одного бандита — по чистой случайности, поскольку, приземляясь, поскользнулся на камешке — и сделал две дырки в другом.

Мы отвезли их обратно в город, и раненый выжил. Выжил, но выводов не сделал… Через шесть месяцев его поймали за кражей лошадей и повесили на воротах ранчо.

В Саут-Пасс-Сити мы задержались, пережидая метель. Я прочитал в газете, что Оррин выдвинул свою кандидатуру на выборы в конгресс штата. Отзывались о нем хорошо. Оррин был молод, но и время наступило подходящее — как раз для молодых. Моему брату было столько же, сколько Александру Гамильтону[15], в 1876 году он был старше Уильяма Питта[16], когда тот стал премьер-министром Англии. Наполеон в таком же возрасте, как и Оррин, завершил итальянскую кампанию.

Мне попались две книги: одна Жомини про Наполеона, другая Вегеция о тактике боя римских легионов. А в основном я изучал глупые грошовые книжонки, потому что читать больше было нечего, если не считать классических романов в бумажных обложках, которые компания Билла Дерхема раздавала бесплатно в обмен на купоны, лежавшие в упаковках их товаров. Эти романы пользовались популярностью на Дальнем Западе, многие ковбои прочитали всю серию из трехсот шестидесяти книг.

Мы останавливались у горных ручьев, рыбачили, охотились и жили в свое удовольствие. Пришлось столкнуться с индейцами. Один раз мы едва удрали от шайки черноногих, во второй сцепились с сиу. В результате я лишился кончика уха, а Кэп лошади, так что в Форт-Ларами мы приехали, сидя вдвоем на Монтане.

Приближалась весна, мы двигались на север вместе с меняющейся погодой.

В конце концов мы застолбили золотоносный участок в Айдахо, но мне этого было мало. Нам хватало на жизнь, но не более того. Потом раздобыли партию мехов и удачно ее продали. Я отослал деньги дону Луису и немного отправил домой.

Неподалеку находился захудалый городишко. То есть города как такового не было, стояло лишь несколько десятков хибар и салун под вывеской «Розмари». Хозяйничал в нем крупный мужчина с красным квадратным лицом, светло-рыжими волосами и маленькими голубыми глазками. Обычно он клал на стойку бара свои толстые ручищи, покрытые старыми шрамами от многих драк, а его маленькие глазки жестко и внимательно изучали посетителя, словно прикидывая, сколько долларов можно из него выжать.

— Что будете пить, джентльмены? Хотите промочить горло после пыльной дороги?

— Налейте из той бутылки, что стоит у вас в шкафу, — сказал я, обратив внимание, что он себе наливает именно из нее.

— Могу предложить бочковое виски.

— Другим предлагайте, а нам налейте из своей бутылки.

— Это мое виски, я не продаю его, но для вас сделаю исключение.

За дальним столиком сидели двое. Они обернулись и принялись рассматривать нас. Я обратил внимание, что эти люди не платили хозяину. Если они работают на него, то что они здесь делают?

— Меня зовут Брейди, — представился хозяин салуна. — Мартин Брейди.

— Это хорошо, — отозвался я, — у человека должно быть имя. — Мы положили деньги на стойку. — Не убирайте эту бутылку. Речную воду, которую вы называете бочковым виски, мы уже пробовали. Она нам не по вкусу.

Дня через три работы на участке мы нашли одну-две чешуйки золота. Я выпрямился, держа в руке кирку.

— Знаешь, Кэп, говорят, нужно купить осла, отпустить его и идти за ним следом. И вот в том месте, где он начнет рыть землю копытом, и лежит золото. А иногда поднимаешь камень, чтобы швырнуть в осла, а это — самородок.

— Не верь всему, что слышишь. — Кэп сдвинул шляпу на затылок. — Я внимательно изучил местность. Вон там, — он показал на ложбину, похожую на высохшее русло ручья, — веками текла вода. Если в песке есть золото, оно должно скапливаться под тем скальным карнизом.

На самом карнизе мы срубили деревья и соорудили желоб для проточной воды и промывочный ящик. Старатели не просто собирают в лоток золотоносный песок и промывают его в ручье. Таким способом много не добудешь, столько же можно заработать, гоняя бычков по пастбищам или сидя на козлах дилижанса с ружьем в руках.

Золото добывают так: вначале определяют место в ручье или реке, где встречается много чешуек. Затем выгребают породу до самого скального основания, промывая ее в поисках драгоценных крупиц. Золото тяжелое, на протяжении многих сотен лет оно постепенно опускалось вниз и там оставалось. Когда мы прошли глубину шесть футов, то появилось приличное количество металла, начиная с этой отметки мы стали обрабатывать всю вынимаемую породу. Вечерами я сидел у костра и читал все, что попадалось под руку.

На соседнем участке работал парень по имени Кларк, который дал мне несколько книг. Обычно, уезжая из дома, люди брали с собой хорошие книги, никому не хотелось возить так далеко всякую муру.

Однажды вечером Кларк подошел к нашему костру.

— Кэп, ты печешь самый вкусный хлеб, который мне довелось пробовать. Мне будет его не хватать.

— Уезжаешь?

— У меня достаточно глубокая шахта, копать дальше не имеет смысла. Завтра возвращаюсь на Восток к жене и детям. До того, как стать старателем, я около семи лет работал в магазине и мечтаю купить собственный.

— Будь осторожен, — предупредил Кэп.

Кларк оглянулся, затем понизил голос:

— Вы тоже слышали про убийства?

— На прошлой неделе нашли труп Уилтона, — сказал я. — Его закопали, но неглубоко, и могилу разрыли койоты.

— Я знал его. — Кларк взял тарелку мяса с бобами и продолжал: — Я верю тому, что говорят. Уилтон вез с собой много золота, но он не был болтуном. — Кларк зачерпнул ложкой бобы, затем помолчал. — Сэкетт, говорят, ты здорово владеешь револьвером.

— Преувеличивают.

— Если вы поедете со мной, я заплачу вам по сотне долларов.

— Деньги хорошие, но что станет с нашим участком?

— Ребята, это золото — для меня все. Я поговорил с Дики и Уэллсом, они надежные парни и согласились присмотреть за вашим участком.

Кэп раскурил трубку, а я налил всем кофе. Кларк беспокоился не зря. Большинство старателей, которые проиграли свои деньги в салуне «Розмари», уезжали без всяких хлопот. Охотились на тех, кто вез приличный груз. По меньшей мере три человека в округе сидели на своих шахтах, забитых золотом, и гадали, как им выбраться из этих мест живыми и сохранить все заработанное.

— Кларк, — сказал я, — хотя нам с Кэпом нужны деньги, мы поможем тебе, даже если тебе нечем будет заплатить.

— Поверьте, ребята, вы не пожалеете.

Я поднялся с земли.

— Кэп, пройдусь-ка в город, потолкую с Мартином Брейди.

Кларк вскочил.

— Ты сошел с ума!

— Почему? Я не хочу, чтобы он в нас сомневался. Доложу ему, что мы завтра уезжаем, и объясню, что с ним будет, если кто-нибудь попытается нас тронуть.

Когда я вошел, в «Розмари» сидело человек тридцать — сорок. Брейди подошел, вытирая ручищи о передник.

— У меня кончился бурбон, придется вам пить бочковое виски.

— Я просто зашел сказать, что завтра утром Джим Кларк уезжает и увозит все золото, намытое за это время.

В салуне стало так тихо, что звон упавшей монеты показался бы грохотом. Я нарочно говорил громко, чтобы все слышали. Брейди перекатил во рту сигару, лицо его побелело, но я смотрел на двоих парней, околачивавшихся у стойки/

— Зачем вы мне это говорите? — Он уже догадался, что в ответ не услышит ничего хорошего.

— Кое-кто может подумать, что Кларк едет один, — продолжал я, — и попробует убить его, так же, как убил Уилтона, Джекса и Томпсона. Но я подумал, что с моей стороны будет нечестно сопровождать Кларка и по дороге прикончить тех, кто попытается на него напасть. Понимаете, Кларк обязательно доедет целым и невредимым.

— Вот и хорошо. — Брейди снова перекатил сигару, глаза его сверкали ненавистью. — Он хороший человек.

Хозяин салуна хотел отойти, но я остановил его.

— Брейди?

Он медленно обернулся.

— Кларк доедет невредимым, потому что я лично за этим прослежу. Но потом я вернусь.

— Ну и что? — Брейди положил руки на стойку бара. — Что вы хотите сказать?

— Хочу сказать, что если у нас возникнут неприятности, я вернусь в салун и либо вышибу вас из города, либо похороню.

Кто-то ахнул, а Брейди просто побелел от ненависти.

— Звучит так, будто вы называете меня грабителем. — Он держал обе руки на стойке. — А где доказательства?

— Доказательства. Всем известно, что разбои и убийства организованы вами. Здесь нет судьи, кроме шестизарядника, но я с ним обращаюсь получше многих.

И ничего не случилось. Я так и предполагал: после того, как я публично обвинил Мартина Брейди, ему предстояло убрать меня, но сделать это сразу он не решался. Мы посадили Кларка в дилижанс и поехали обратно к своему участку.

К тому времени мы уже дошли до скальной породы и хотели побыстрее выбрать с нее золото и отправиться восвояси. Нам не терпелось снова повидать Санта-Фе и Мору. Кроме того, меня не покидали мысли о Друсилье.

Когда мы вернулись на участок, там сидел Боб Уэллс с винтовкой на коленях.

— Я уже начал беспокоиться, — сказал он. — Брейди тебе такого не простит.

Со своего участка к нам подошел Дики и еще несколько старателей, двоих из которых я видел в салуне «Розмари» в тот вечер, когда предупредил Мартина Брейди.

— Мы тут посоветовались, — сказал Дики, — и подумали, что тебе надо стать городским шерифом.

— Нет.

— Ты можешь предложить кого-нибудь еще? — резонно заметил Уэллс. — Это месторождение истощается, но некоторые шахты будут продолжать работу, я и сам планирую здесь остаться и завести собственное дело. Но хочу жить в городе без преступников.

Остальные его поддержали, и наконец Дики заявил:

— Сэкетт, мы тебя уважаем и считаем, что ты обязан нам помочь.

Теперь я, кажется, начал понимать, куда могут завести человека умные книги. Я читал Локка, Хьюма, Джефферсона, Мэдисона и с уважением относился к долгу перед обществом.

Насилие — зло, но когда оружие находится в руках людей, безразличных к человеческой жизни и правам других, вот тогда наступают действительно тяжелые времена.

Людям, живущим на Востоке страны, легко рассуждать о том, что нельзя поддерживать правопорядок с помощью насилия. Те, которые так говорят, всегда первыми кричат «Полиция! Полиция!», предварительно убедившись, что блюстители порядка находятся рядом.

— Ладно, — согласился я. — Но у меня два условия: Первое. Когда я очищу город от этих мерзавцев, шерифом станет кто-нибудь другой. Второе. Вы соберете достаточно денег, чтобы выкупить салун Мартина Брейди.

— Выкупить? Да его надо гнать поганой метлой!

Я не заметил, кто это закричал, и обратился ко всем:

— Вот и хорошо. Кто это предложил? Тот пусть и выгоняет.

Наступила тишина, и, когда собравшиеся поняли, что кричавший не объявится, я продолжал:

— Если мы его выгоним, чем мы будем лучше него?

— Ну ладно, — согласился Уэллс, — выкупим.

— Не торопись, — сказал я, — я не говорил, что мы должны выкупить салун, я сказал, что мы предложим Брейди продать его, а там уж его дело — согласится он или нет.

На следующий день в городе я соскочил с коня напротив магазина. Ветер разносил пыль и разбрасывал сухие листья по деревянным тротуарам. Я глянул вдоль улицы, и у меня появилось ощущение, что городок долго не протянет.

Не важно, что происходило здесь раньше, важно, что я собираюсь сделать. И не только для этого города, а пожалуй, для всех людей на свете, потому что обществом должен управлять только закон и никогда — сила. Нельзя позволять силе творить беззаконие и произвол. Запад менялся. Раньше здесь виджиланты — члены общества борьбы с преступниками — устраивали самочинные казни, теперь выбирают шерифов. Следующим шагом станет собрание граждан и выборы судьи или мэра.

Мартин Брейди заметил меня, как только я вошел. Двое его подручных, стоявших у бара, тоже меня увидели, и один из них тут же повернулся так, чтобы кобура оказалась под рукой, а не под стойкой.

Я не боялся и не суетился. Наоборот, чувствовал себя спокойно, воспринимая четко и ясно каждую деталь: тень и свет, фактуру дерева на стойке бара, пятна, оставленные мокрыми стаканами, легкое подергивание щеки одного из людей Брейди, стоявшего в сорока футах от меня.

— Брейди, эта земля меняется. Сюда приезжают люди, которым нужны школы, церкви и спокойные города, где они могут гулять по вечерам на улицах, никого не опасаясь.

Брейди не сводил с меня глаз, и я понял: он знает, что сейчас последует. В тот момент я даже жалел Мартина Брейди, хотя люди, подобные ему, переживут таких, как я. Для большинства, тайное мошенничество, воровство и грабежи предпочтительнее открытого насилия, даже если это насилие приносит очищение.

Многие говорят о зле, царившем в те годы на Диком Западе, но этой земле требовались жесткие люди, и развлечения их были соответствующими. Эти люди приехали со всего мира: младшие отпрыски благородных семей, неудачники, солдаты, бродяги, банкроты, мошенники и воры. На границе освоенных территорий не задавали вопросов, там побеждал сильнейший.

Может, такие, как Мартин Брейди со своими грабителями и разбойниками, здесь тоже нужны, чтобы построить город и освоить место. Мне в голову пришла любопытная мысль: почему он назвал салун и городок «Розмари»?

— Как я сказал, на этой земле все меняется, Мартин. Ты продавал людям отраву вместо виски, обманывал их, сдирая за свое пойло три шкуры, грабил и убивал. Ты зашел слишком далеко, Мартин. Люди не хотят, чтобы их убивали, они начинают бороться.

— К чему ты клонишь, Сэкетт?

— Меня выбрали шерифом.

— Ну и что?

— Предлагаю тебе продать салун, Мартин Брейди, за разумную цену. Продавай и убирайся отсюда.

Он левой рукой вынул изо рта сигару.

— А если мне не хочется?

— У тебя нет выбора.

Брейди улыбнулся и наклонился ко мне, якобы желая что-то сказать по секрету, и в этот момент прижег мне сигарой руку.

Я дернулся и слишком поздно понял, что попал в ловушку — два головореза у бара начали стрельбу.

Рука моя дернулась, и тут же загрохотали револьверы. В меня ударила пуля и развернула боком к стойке, а еще две прочертили длинные борозды на дереве в том месте, где я только что стоял.

Я ощутил еще один удар пули и начал падать, но успел выхватить револьвер, перевернулся на полу, уворачиваясь от пуль, и выстрелил в грудь высокого темноглазого бандита, шедшего ко мне. Он резко остановился и, развернувшись, упал.

Я опять перевернулся, вскочил на ноги и краем глаза заметил, что Мартин Брейди стоит с сигарой в зубах за баром, положив обе руки на стойку, и наблюдает за мной. Я прицельно выстрелил во второго бандита, пуля попала ему в рот.

Подручные Брейди были мертвы. Я посмотрел на хозяина салуна и сказал:

— У тебя нет выбора, Мартин.

Его лицо расплылось, я почувствовал, что падаю, и вспомнил, как мама спрашивала меня о Длинном Хиггинсе.


По потолку бежали трещины. Мне казалось, что я смотрю на них целую вечность, и вспомнил, что давным-давно не был под крышей дома. Не брежу ли я?

В комнату вошел Кэп Раунтри, я повернул голову и посмотрел на него.

— Если это ад, — сказал я, — то лучших прислужников найти невозможно.

— В первый раз вижу человека, который находит так много оправданий, чтобы отлынивать от работы, — проворчал Кэп. — Долго еще мне трудиться за двоих?

— Ты, старый разбойник, и дня честно не проработал.

Кэп вернулся с тарелкой бульона и начал меня кормить.

— Последнее, что помню, — меня нашпиговали свинцом. Ты заштопал дырки?

— Не бойся, бульон не выльется. А вот песок из тебя высыпался.

На своей руке я увидел почти зажившую ранку от ожога сигарой. Да, на этот раз меня перехитрили. О таком фокусе отец мне не рассказывал, пришлось пробовать на своей шкуре, оказалось, не очень приятно.

— В тебя всадили четыре пули, — сказал Кэп, — ты потерял больше крови, чем входит в нормального человека.

— А что с Брейди?

— Он смылся, пока искали веревку, чтобы его вздернуть. — Кэп сел. — Странная штука. Вчера вечером он заходил сюда.

— Сюда?

— Зашел поинтересоваться, как ты себя чувствуешь. Сказал, что ты чертовски хороший парень, чтобы вот так умереть, а еще добавил, что вы оба — дураки, но люди созданы такими, какие они есть, и каждый идет своим путем.

— А другие?

— Ты о его парнях? Мертвее не бывает.

Каждый день за окном я видел солнце, отражающееся в бегущем ручье, слышал журчание воды по камням и думал о маме и о Друсилье. Через несколько дней, когда я смог сидеть, я спросил Кэпа:

— На участке что-нибудь осталось?

— За несколько недель не набрал ни грамма золота. Если думаешь продолжать мыть золото, нужно искать другой ручей.

— Поедем домой. Утром оседлаем коней.

Он с сомнением взглянул на меня.

— А ты сможешь забраться в седло?

— Если двинемся к дому — да. Я смогу забраться в седло, если поедем в Санта-Фе.

На следующее утро мы с Кэпом отправились в дорогу и поехали строго на юг, насколько позволяла местность, но от штата Айдахо до штата Нью-Мексико предстоял долгий путь.

Время от времени мы слышали известия о Сэкеттах. Люди встречаются на дорогах и передают друг другу новости, каждому хочется услышать, что где случилось. Известия о Сэкеттах касались исключительно Оррина… Происшествие в Розмари еще не получило широкой огласки, а по мне, так лучше бы там вообще ничего не произошло. Однако имя Оррина оказалось у всех на устах. Плохо только то, что он собирался жениться.

Кэп сообщил об этом, потому что узнал раньше меня, и больше мы о свадьбе брата не говорили. По отношению к Лауре Приттс Кэп чувствовал то же самое, что и я. Мы боялись, что именно она невеста брата.

Наконец показалось ранчо.

Навстречу нам вышел Боб, за ним Джо. Мама увидела нас, когда мы скакали по дороге, и вышла на крыльцо. Она выглядела хорошо, как никогда за последние несколько лет — наверное, результат спокойной, размеренной жизни и благоприятного климата. Сейчас по дому ей помогала индианка из племени навахо.

Впервые жизнь мамы стала полегче.

В гостиной стояли полки с книгами, мои младшие братья увлекались чтением.

Были и другие новости. Умер дон Луис. Его похоронили всего два дня назад, а банда из компании «Переселенец» уже начала захватывать его земли. Торрес несколько месяцев назад попал в засаду, и, как я понял, вряд ли оправится от ранений.

Друсилья вернулась в город.

А Оррин женился на Лауре Приттс.

Глава 14

Оррин приехал на ранчо утром. Он бросил вожжи и подошел ко мне с протянутой для приветствия рукой — высокий, красивый парень. Черный костюм сидел на нем так, словно Оррин в костюме и родился.

Он повзрослел, казался более уверенным в себе, в его голосе появилась властность. Оррин выбился в люди, это точно, но по сути оставался тем же самым парнем с теннессийских холмов, как и прежде. Разница заключалась в том, что сейчас он получил какое-никакое образование и приобрел жизненный опыт.

— Рад тебя видеть, малыш. — Он оценивающе смотрел на меня, и я невольно усмехнулся, потому что видел его насквозь.

— У тебя были проблемы, — вдруг сказал Оррин. — Тебя ранили?

Я рассказал ему о Мартине Брейди, о городишке под названием Розмари, о недолгой работе шерифом и о перестрелке.

Когда Оррин понял, что меня едва не прикончили, он побледнел.

— Тайрел, — медленно произнес он. — Я представляю, что тебе пришлось пережить. Здесь нужны люди, необходим честный помощник шерифа. Я уверен, что ты никогда не достанешь револьвер без причины.

— Кто-то утверждает обратное? — тихо спросил я.

— Нет… конечно нет, — торопливо произнес он. Я понял, что Оррин просто не хочет говорить об этом. — Правда, о людях, которым приходится применять оружие, все время ходят какие-нибудь сплетни. Многие их просто не понимают. — Ты знаешь, что я женился?

— Слышал. Лаура приезжала на ранчо повидать маму?

Оррин залился краской.

— Лауре не нравится мама. Она считает, что женщине неприлично курить, а курить трубку — тем более.

— Может оно и так, — осторожно ответил я. — Здесь не увидишь курящих женщин, но мама есть мама.

Оррин мрачно поддел носком землю.

— Ты можешь подумать, что я поступил неправильно, Тайрел, однако я люблю эту девушку. Она… Она не как все — красивая, нежная, благородная… Ну и все прочее. Человеку, который занимается политикой, нужна именно такая жена. И что бы ты ни говорил о Джонатане, он сделал все возможное, чтобы помочь мне.

«Еще бы! — сказал я про себя. — Еще бы он не помог. Ведь за это он потребует твоей помощи. Пока я не заметил, чтобы Джонатан Приттс отдавал что-нибудь даром, кроме чужой земли».

— Оррин, если Лаура тебе подходит, если она тебя делает счастливым, тогда не важно, кому она нравится, а кому нет. Человек должен жить своей собственной жизнью.

Мы с Оррином вышли из кораля, облокотились на огораживающие его жерди и разговаривали, пока не село солнце и не появились звезды на небе. Он многому научился за то время, пока я был на севере. Оррина выбрали в конгресс штата, причем благодаря мексиканским избирателям, однако в последнюю минуту за него проголосовали и люди, поддерживающие Приттса. Брат мой выиграл у соперника с большим преимуществом, а в политике человек, который смог собрать много голосов, становится видной фигурой.

Ходили слухи о том, что Оррина изберут в сенат США или он даже станет губернатором. Глядя на Оррина и слушая, как он разговаривает с мамой и братьями, я представил его в роли сенатора и вынужден был признать, что сенатор из него получится.

Мой брат — умный парень, а со временем он еще и приобрел жизненную хватку. У него не было никаких иллюзий относительно того, как приобретаются голоса избирателей или как надо удерживаться на должности. Он был честным человеком и не искал для себя особой выгоды, кроме той, которую мог получить законным путем.

— Я приглашал Тома Санди работать заместителем шерифа, — говорил Оррин, — но Том не согласился, заявив, что подачки ему не нужны. Я его люблю и уважаю, а к тому же здесь нужен сильный человек.

— Конечно, Том мог бы справиться, — сказал Кэп. — Плохо, что он затаил обиду.

Оррин кивнул.

— Нехорошо получилось. А знаешь, Кэп, Том очень изменился. Он слишком много пьет, но это еще не все. Он сейчас как старый медведь с больным зубом, я боюсь, что если так будет продолжаться и дальше, он кого-нибудь убьет. Или убьют его. — Брат посмотрел на меня. — Том всегда любил тебя, Тай. Если кто и сможет помочь ему, то только ты. Любого другого, кто попытается поговорить с ним, и меня в том числе, он просто застрелит.

— Хорошо, поговорю.

На второй день к нам приехал Мигель, и мы долго с ним разговаривали. Друсилья не хотела меня видеть — он приехал, чтобы сообщить об этом.

— Почему, Мигель?

— Из-за той женщины, на которой женился твой брат. Сеньорита считает, что дона Луиса погубил Джонатан Приттс.

— Я не нянька своему брату, — медленно ответил я. — И не я выбирал ему жену. Мигель, я люблю сеньориту.

— Знаю, сеньор. Знаю.

Наше ранчо процветало. Скот нагулял жир, и в тот год мы продали часть стада.

Шерифом в Море был Билл Секстон. Он мне сразу понравился, хотя я понял, что ему больше подходит канцелярская работа, вращающееся кресло и письменный стол.

Здесь меня все знали, и работы особой не находилось. Один раз пришлось гнаться за парой конокрадов, но я обезвредил их без стрельбы: вначале по следам дошел до их логова, затем — после того, как они легли спать, — подкрался, взял оружие и разбудил.

С Томом Санди мы встретились лишь однажды. Он приехал в город, небритый и неряшливо одетый, но когда увидел меня, расплылся в улыбке и протянул руку. Мы несколько минут поговорили, выпили кофе, и мне показалось, что вернулись старые времена.

— Об одном можешь не волноваться, — сообщил он, — Рид Карни умер.

— Что случилось?

— Чико Крус убил его в Сокорро.

Мне вдруг стало не по себе от известия, что этот мексиканский ганфайтер находится где-то рядом. Откровенно говоря, я надеялся, что он будет держаться подальше от наших мест.

Я проработал с неделю и в один прекрасный день сидел на крыльце нашего дома, когда увидел, что к дому подъезжает черная блестящая повозка. Лошадьми правила Лаура.

Я спустился по ступенькам, чтобы ее встретить.

— Как поживаете, Лаура? Рад вас видеть.

— А я не рада, — зло ответила она и сжала губы. В тот момент ее лицо стало просто уродливым. — Если ты хоть немного любишь своего брата, то уедешь отсюда и никогда больше не вернешься!

— Здесь мой дом.

— Уезжай, — настаивала она. — Всем известно, что ты злобный убийца. Ты обманом выманил работу у Секстона и сидишь здесь только для того, чтобы разрушить карьеру Оррина и нашу жизнь.

Она так меня разозлила, что я ответил:

— Есть разница, когда человек убивает сам и когда нанимает для этого других?

Разозлившись, Лаура попыталась ударить меня, однако я отступил, и она чуть не вывалилась из повозки. Поймав ее за руку, я удержал ее, но Лаура вырвала руку.

— Если не уберешься по-хорошему, я заставлю тебя. Ты ненавидишь меня и моего отца, от тебя только одни неприятности.

— Извините, я остаюсь.

Лаура резко развернула повозку, едва не опрокинув ее, и уехала, а я подумал, что Оррин наверняка никогда не видел жену в таком состоянии. Оказывается, она непохожа на того узколобого жеребца, о котором я рассказывал, у коня характер намного лучше.

Мама мне ничего не говорила, но я видел, что она скучает без Оррина, ведь он стал все реже и реже навещать нас. Лаура обычно придумывала для него срочные дела или организовывала встречи всякий раз, когда он собирался выбраться на ранчо.

Эд Фрай, ранчо которого находилось рядом с домом Тома, начал распускать слухи, что у него пропадает скот; на Тома Санди поступило несколько жалоб. Как бы не изменился характер Тома, но в его честности я не сомневался. И вот однажды я оседлал Келли — крупную рыжую кобылу — и поехал к Тому.

Хозяйство у него было сыромятное — так говорят на Западе, когда хотят объяснить, что нечто разваливается и держится только на ремешках из сыромятной кожи.

Когда я подъехал, Том Санди вышел из дома и прислонился к дверному косяку, наблюдая, как я привязываю Келли.

— Хорошая кобыла, Тай, — произнес он. -У тебя всегда были хорошие лошади.

Он присел на корточки и начал сворачивать самокрутку. Пристроившись рядом, я завел разговор о пастбищах и наконец спросил, почему он не ладит с Фраем.

Том пристально посмотрел на меня.

— Слушай, Тай, это мои проблемы. Не суйся, куда тебя не просят.

— Я здесь представляю закон, — мягко ответил я. — И должен следить за порядком.

— Мне не нужна ни твоя помощь, ни твое вмешательство.

— Ладно, Том, давай посмотрим на эту проблему с другой точки зрения. Со всеми делами на ранчо справляются братья, поэтому я взялся за работу помощника шерифа. Если ты будешь мне мешать, я потеряю работу.

В его глазах заблестела ироническая насмешка.

— Не старайся перехитрить меня, Тай. Ты приехал, потому что услышал сплетни и забеспокоился. Это — поганое вранье, и ты это знаешь.

— Я-то знаю, Том, а другие нет.

— К черту других.

— Ты можешь послать их к черту, а я не могу. Я приехал по двум причинам: во-первых, разобраться, что здесь происходит, во-вторых, повидать тебя. Мы вчетвером настоящие друзья, и я хочу, чтобы так оставалось и дальше.

Он хмуро уставился на меня.

— Я не очень-то лажу с твоим братом, Тай. Он последнее время зазнался и считает себя лучше других.

— Ты забыл об одном, Том. Именно ты помог ему выбиться в люди, научил его читать, так же как и меня. Если он достиг чего-нибудь в этой жизни, то во многом благодаря тебе.

Я думал, ему приятно будет это услышать, но он, похоже, даже не обратил внимания на мои слова. Том выбросил окурок.

— Пойдем выпьем кофе, — он поднялся и зашел в дом.

За кофе мы почти не разговаривали, просто сидели друг против друга и молчали. На перегонах и при сборе скота мы с Томом часто проезжали вместе по много миль в таком же молчании и не потому, что нам нечего было сказать, а потому что мы и без слов ощущали связывающее нас чувство товарищества.

На столе у Тома лежала книга Диккенса «Холодный дом». Я читал некоторые романы этого автора, печатавшиеся с продолжением в газетах.

— Ну и как книга? — спросил я.

— Хорошая… чертовски хорошая. — Он с хмурым видом отпил кофе. — Кажется, ты подъехал к нашему лагерю возле Бакстер-Спрингс давным-давно.

— Пять лет назад, — согласился я. — Да, Том, мы давно дружим. Нам с Кэпом в последнем путешествии тебя очень не хватало.

— Вы с Кэпом нормальные парни, а твой брат мне не нравится. Но Оррин все же сделал себе имя, — неохотно признался Том. — Он далеко пойдет, по сравнению с ним мы все скоро будем выглядеть нищими неудачниками.

— Оррин же предлагал тебе работу, вы ведь так договаривались: если выборы выигрывает он, ты идешь к нему на работу, а если ты становишься шерифом, то он тебе помогает.

Том резко повернулся.

— Мне не нужна его проклятая работа! Черт побери, если бы не я, он и не подумал бы выставлять свою кандидатуру на выборах!

Это была неправда, но спорить не хотелось. Через пару минут я встал и сполоснул чашку.

— Поеду. Приезжай к нам, Том. Кэп будет рад тебя видеть, мама тоже. — Потом я добавил: — Оррин последнее время редко бывает на ранчо.

Глаза Тома заблестели.

— Да у него жена… Ты точно угадал ее характер. Если я и встречал когда-нибудь бесчестную, никчемную женщину, то это она. А ее старик… Ненавижу.

Усевшись в седло, я повернулся к нему, чтобы сказать на прощание:

— Том, не цепляйся, пожалуйста, к Эду Фраю. Избавь меня от неприятностей.

— Как скажешь. — Он усмехнулся. — Ладно, я от него отстану, хотя он у меня в печенках сидит. — Когда я уезжал, Том произнес: — Передавай привет маме, Тай.

По дороге в город мне стало грустно, как будто я что-то безвозвратно потерял. Глаза Тома Санди были воспаленными, он давно не брился, но главное, его ничто не волновало. Кроме пастбищ, конечно. Проезжая по его земле, я понял, несмотря ни на что, Том первоклассный скотовод. Эд Фрай и другие всегда с подозрением говорили об увеличении поголовья в стадах Тома, однако для меня это не удивительно: на пастбищах росла хорошая трава, скота на ней паслось не слишком много, на что Эд Фрай со своей компанией не обращал внимания, источники воды постоянно чистились, а на речке Том построил плотину, чтобы вода перед ней дольше не пересыхала.

Дождей не было. Проходил месяц за месяцем, но с неба не упало ни единой капли. Скотоводы беспокоились, но скот Тома Санди по-прежнему выглядел отменно. Для человека, чей дом и постройки находились в таком запущенном состоянии, он тем не менее сделал очень много; более того, в некоторых местах ему удалось задержать часть воды после весеннего половодья, а дамбы на ручьях и протоках направили воду по лугам, и теперь трава там росла густая и сочная, намного лучше, чем у соседей.

Эд Фрай все время был чем-то недоволен. Он относился к тому типу людей, которые придираются ко всему и всем. Когда-то он служил в армии, но ни разу не участвовал в сражениях, да и в жизни бойцом не был, а в здешних краях если не можешь подкрепить свои слова кулаками, лучше вообще не раскрывать рот. Эд — здоровенный парень, да и голос у него громкий, однако он был слишком самонадеянным и не верил, что с ним могут случиться неприятности.

Однажды утром я вошел в контору шерифа, сел в свое кресло и сказал:

— Билл, ты сослужишь нам обоим хорошую службу, если поговоришь с Эдом Фраем.

Секстон положил на стол бумаги, которые держал в руках, и перекатил во рту сигару.

— Он опять трепался не по делу?

— Еще как. Я сам не слышал, но мне передали, что вчера вечером он назвал Тома Санди вором. Если об этом узнает Том, жди перестрелки. Вообще-то, если об этом узнает даже Кэп, нас ждет то же самое.

Секстон взглянул на меня.

— Ты такой же, как твои друзья, — грубовато сказал он. — Да и Оррин тоже.

— Если я надумаю что-то предпринять, то сначала сниму значок шерифа. На работе нет места личным обидам.

Секстон некоторое время сидел, размышляя.

— Я поговорю с Эдом. Хотя не уверен, что он меня послушает, наверняка станет еще упрямее. Фрай будет говорить, что ты не расследование проводишь, а покрываешь своего друга Санди. Вы с Оррином якобы его защищаете.

— Он врет, и ты это знаешь лучше меня, Билл. Том Санди — лучший скотовод в округе, не важно пьяный или трезвый. Эду Фраю за всю жизнь не стать таким, как Том,

Секстон пятерней провел по волосам.

— Пусть Фрай предоставит доказательства или заткнется. Объяснит, каких коров у него не хватает, и почему он обвиняет Тома Санди. Надо выложить карты на стол.

— Сделай это сам, — возразил я, — мне он ответит какой-нибудь гадостью. Эд просто дурак и не понимает, что его болтовня может дорого ему обойтись.

С тех пор, как я взялся за работу помощника окружного шерифа, одновременно исполняя обязанности городского, у меня не было причин прибегать к оружию; Мне хотелось, чтобы так продолжалось и дальше, но беспокоил Том Санди: только бы не было беды.

Но иногда человек бессилен что-то предпринять.

Эд Фрай — твердолобый болван — не унимался. В последний раз он громогласно высказал свои обвинения в баре отеля «Сент-Джеймс» в Симарроне, а народу там в этот день хватало.

В их числе был Клей Аллисон[17], он за выпивкой договаривался о покупке мулов. Продавцом был Том Санди.

Там же находился и Кэп Раунтри, который все видел. Кэп словно что-то почувствовал, когда услышал, что Фрай направился в Симаррон. Он знал, что Том Санди уже там, поэтому помчался в город, меняя в пути лошадей, но перехватить Фрая по дороге в Симаррон не успел.

Когда Кэп Раунтри вошел в отель «Сент-Джеймс», Эд Фрай громко разглагольствовал:

— Он ничего из себя не представляет, просто скотокрад, а Сэкетты его защищают.

Том Санди уже пропустил пару стаканчиков, он медленно повернулся и пристально посмотрел на Эда Фрая.

Вероятно, Фрай до того момента не знал, что Санди находится в баре, потому что, как рассказывал Кэп, лицо его посерело, и на нем моментально выступили капельки пота. Фрая предупреждали, до чего может довести его болтовня, и вот пришло время расплачиваться.

Том казался очень спокойным, когда заговорил. Стало так тихо, что голос его звучал чрезвычайно громко.

— Мистер Фрай, до меня дошли сведения, что вы неоднократно называли меня скотокрадом. Ваши обвинения не имеют под собой оснований, и тем более у вас нет никаких доказательств. Вы это делали потому, что сами вы ленивый, никуда не годный скотовод, а к тому же, глупец.

Спьяну Том часто переходил на высокопарный, вычурный язык, которым владел просто замечательно.

— Не имеете права…

— Вы утверждали, что я скотокрад, а Сэкетты меня защищают. Я никогда не воровал, мистер Фрай, и ни разу в жизни не взял ничего чужого, а к тому же я не нуждаюсь в защите Сэкеттов или еще чьей-либо. Всякий, кто говорит, что. я вор и что меня защищают, безмозглый, глупый лжец.

Он не повысил голоса, но его слова звучали как оскорбление. Он словно кнутом отхлестал ими Фрая.

Эд вскочил на ноги, а Том стоял, не сводя с него глаз.

— Клянусь Господом Богом…

Эд Фрай схватился за кобуру. Он был крупным мужчиной, но неуклюжим, и, вытаскивая револьвер, чуть не уронил его.

Санди не шевельнулся, пока Фрай не ухватился покрепче за рукоятку, и начал наводить оружие. И только тогда Том выхватил свой револьвер и застрелил его.

Все это Кэп Раунтри рассказал через два дня в офисе шерифа Биллу Секстону, Оррину и мне.

— У Эда были все шансы выиграть поединок, — сказал Кэп, — Том просто стоял и смотрел, на секунду мне показалось, что он позволит Фраю выстрелить. Том прекрасно владеет оружием, Тай, и стреляет очень быстро.

И я не забуду, как он в тот момент посмотрел на меня.

Глава 15

Только через несколько дней я поехал повидать Друсилью. Я думал о ней все это время, но выбраться раньше не было никакой возможности.

На этот раз никто меня не останавливал, и я натянул поводья перед открытыми дверями дома. Друсилья стояла в гостиной — высокая и стройная — ив тот момент, когда я появился в дверях, она повернула голову и увидела меня.

— Дру, — начал я, — я люблю тебя.

Друсилья смутилась и отвернулась.

— Пожалуйста, уходи, — попросила она. — Ты не должен так говорить. — Но я все же вошел в комнату, она вновь повернулась ко мне. — Тай, тебе не следовало приезжать и говорить мне такие слова.

— Ты ведь знаешь, я говорю серьезно.

Она кивнула.

— Да… знаю. Но ты любишь своего брата, а семья его жены ненавидит меня. И я… я тоже их ненавижу.

— Однако ты ведешь себя так, словно стараешься сделать им приятное. Они думают, что взяли верх над тобой и доном Луисом, потому что ты живешь и ни о чем не думаешь.

— Быть может, ты прав.

— Дру, что с тобой случилось? Тебе плохо? Сегодня я приехал заплатить долг, но рад видеть тебя совсем по другой причине. Дон Луис умер. Он был прекрасным человеком и мечтал о твоем счастье. Ты красивая девушка, Дру, у тебя много друзей. Одно твое присутствие в Санта-Фе заставит Лауру и Джонатана Приттса забеспокоиться больше, чем мы можем себе представить. Кроме того, хочу пригласить тебя потанцевать. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Ее глаза светились добрым и мягким светом.

— Тай, я всегда мечтала выйти за тебя замуж. Если бы в тот раз, когда ты впервые приехал к нам в Санта-Фе, попросил моей руки, я бы согласилась…

— У меня не было ничего. Кто я? Бродяга с лошадью, револьвером и без гроша за душой.

— Ты Тайрел Сэкетт.

— Мне много хотелось тебе сказать, но я не находил слов.

Она предложила мне кофе, мы сели, как и прежде, за стол, и я рассказал Друсилье об отношении Лауры к маме. Это ее возмутило.

— Нас ждут беспокойные времена, Дру. Не знаю, когда и где именно, мне и самому не все понятно, однако Приттс готовится к решающему сражению. Может случиться многое, поэтому я хочу, чтобы ты была рядом со мной.

Мы проговорили до захода солнца, и только когда я собрался уходить, вспомнил о деньгах.

Она оттолкнула мою руку.

— Нет, Тай, пусть деньги будут у тебя. Если хочешь, вложи их во что-нибудь. Дедушка оставил мне целое состояние, я не знаю, что с ним делать.

Ее предложение было разумным, поэтому я не спорил.

И тут она сказала о том, что могло предопределить дальнейшие события.

— У меня есть дядя, Тай, он адвокат. Мы собираемся добиться постановления суда, которое восстанавливало бы все права собственности на нашу землю. Когда мы получим решение суда, то вызовем представителя федерального правительства, чтобы он выселил всех скваттеров.

Вот как… Что я мог ответить? Конечно, рано или поздно это придется сделать, но сейчас судебное постановление и тем более приезд федерального представителя может поднять такую бурю, с которой нам не справиться.

Джонатан Приттс уговорил многих своих людей сделать заявки на землю, принадлежащую ранчо. Альварадо, затем скупил их участки и теперь владел более чем сотней тысяч акров. Вероятно, Приттс думал, что когда умрет дон Луис, ему не о чем будет беспокоиться… Теперь же он увяз по самые уши: если подтвердятся права собственности на ранчо Альварадо, у него не останется ни единого клочка земли. Его ждет банкротство.

Мне не было его жалко. Он не волновался за дона Луиса или за его внучку, а думал лишь о том, как бы побыстрее получить их землю. Но решение суда по этому вопросу взбудоражит всю округу.

— На твоем месте, я бы уехал в Мексику и жил там, пока все не уляжется, — посоветовал я.

— Здесь мой дом, — спокойно ответила Друсилья.

— Дру, ты не понимаешь. Тут будут стрелять. Тебя убьют… по крайней мере, попытаются.

— Могут попытаться, — произнесла она, — но я не уеду.

Уезжая, я думал только о Друсилье. Если бы я так о ней не беспокоился, то подумал бы о себе.

Приттс и компания наверняка решат, что именно я подсказал ей обратиться в суд.

С того дня, как только это станет известно, я превращусь в призовую мишень в тире.

Время шло, я ожидал начала событий, но ничего не происходило. К северу от наших мест было совершено несколько убийств. В том числе погиб один человек из банды Приттса, порвавший с компанией «Переселенец». Однако убили его не на моей территории, и хотя преступление дурно пахло, оно так и осталось не раскрытым.

Джонатан Приттс жил в Санта-Фе, Лаура почти каждый день принимала именитых гостей на своих вечеринках и танцах. Сложилось убеждение, что Приттс сосредоточил в своих руках немалую политическую власть. Я относился к этим утверждениям скептически, потому что люди, встречающиеся на вечеринках, не обязательно становятся политическими единомышленниками.

Однажды в субботу после обеда я ехал по городу на Сате, как вдруг рядом со мной остановил свою повозку Оррин. Он взглянул на меня и усмехнулся.

— Я думал, ты продал этого коня, — сказал он, — у него отвратительный характер.

— А мне нравится, — ответил я. — Хоть он и упрямый, как осел, и злости в нем хватает, все равно он мне по душе.

— Как мама?

— Хорошо.

День был жаркий, по моему лицу струился пот. На главной улице Моры царило оживление. Я заметил Феттерсона и еще одного парня по прозвищу Пайсано, потому что он напоминал птицу, которую на юге Нью-Мексико называют пайсанос. Пайсано я не любил — что-то в нем настораживало.

— Мама скучает, Оррин. Ты бы ее навестил.

— Знаю… знаю. Черт побери, Тайрел, почему с женщинами так трудно иметь дело?

— С мамой всегда было легко, она такая же, как раньше. Правда, до сих пор курит трубку.

Оррин промокнул лицо платком, он выглядел несчастным и измотанным.

— Лаура к этому не привыкла. — Брат нахмурился. — Она устраивает скандал каждый раз, когда я собираюсь на ранчо.

— Иногда с женщинами надо быть построже, — посоветовал я. — Дай им закусить удила, как они тут же заставят страдать всех вокруг, да и им самим придется несладко. А если крепко держать поводья и заодно немного баловать, то никаких проблем не будет.

Оррин, слегка прищурившись, посмотрел на залитую солнцем улицу.

— Давать советы легче всего, Тайрел. Но здесь все взаимосвязано… Когда Нью-Мексико станет полноправным штатом, я хочу баллотироваться в сенат, а до этого осталось всего лишь несколько лет.

— Ты ладишь с Приттсом?

Оррин взял вожжи и не ответил. С моим братом легко иметь дело, но он не тот, человек, которым можно помыкать. Если только вы не женщина.

— Нет. — Он посмотрел мне в глаза. — Это между нами, Тайрел, я бы не сказал даже маме. Мы с Джонатаном Приттсом не ладим, а с Лаурой… с ней иногда тоже не просто.

— В свое время ты умел объезжать мустангов, Оррин.

— Что это значит?

— Ну, — я сдвинул шляпу на затылок, — это значит, что ты не привязан к стременам и седлу, Оррин. Ты не получишь медаль за то, что пытаешься удержаться на коне, зная о бессмысленности этой затеи. Возьмем, к примеру, Сата. — Я почесал коню шею, и он тут же прижал уши. — У него есть характер, он может скакать без воды и корма хоть до захода солнца, но знаешь, Оррин, если бы мне вдруг пришло в голову продать всех лошадей, кроме одной, я никогда бы его не оставил. Оставил бы Серого или Монтану. Да, на норовистом коне ездить интересно, но только тогда, когда не приходится делать этого каждый день. То же самое… с некоторыми женщинами.

Оррин опять взял вожжи.

— Жарко… Увидимся позже, Тайрел.

Он уехал, а я долго смотрел ему вслед. Оррин был отличным парнем, перед которым открывалась широкая дорога, однако он совершил большую глупость, женившись на Лауре.

Оглянувшись, я увидел, как Феттерсон что-то передал Пайсано, и это «что-то» на мгновение сверкнуло на солнце, а затем исчезло в кармане Пайсано. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: это золотые монеты. Занятно!

Иногда человек интуитивно чувствует: что-то должно случиться. Он не может объяснить это, но шестое чувство гложет его изнутри. То же самое происходило и со мной.

Что-то должно было случиться! В воздухе носилось предчувствие надвигающейся беды, и, как выяснилось позже, предотвратить ее можно было одним брошенным вскользь замечанием. К сожалению, я не знал, что на ранчо возвращается Торрес, решивший работать на Друсилью.

Если бы я знал это, то смог бы предугадать реакцию Джонатана Приттса. Если бы Друсилья в разговоре со мной хоть мимоходом упомянула, что Торрес поправился и сейчас возвращается на работу, я бы встретил его и проводил до ранчо.

Хуан Торрес ехал с двумя мексиканцами, которых нанял в Сокорро. Они миновали проход в горах в четырех милях от Моры, и их расстреляли в упор.

Горный воздух чист, потому звук разносится далеко. Долина, пролегающая между холмистыми предгорьями, была узкой, случилось это утром, когда в городе было очень тихо.

Оррин приехал из Санта-Фе на лас-вегасском дилижансе и оттуда верхом направился в Мору. Мы вышли на улицу вместе, потому что ночь я провел не на ранчо, а в дальней комнате конторы шерифа.

И тут мы услышали выстрелы — стреляли из четырех-пяти винтовок, затем, почти полминуты спустя, раздался последний выстрел.

На охоте никто не стреляет залпом, значит, это перестрелка. Мы кинулись к повозке Оррина. В повозке лежал его винчестер, у нас обоих были револьверы.

Пыль улеглась, но запах ее по-прежнему чувствовался.

Убийцы уже сбежали, сейчас их не поймать, тем более в повозке, поэтому я сразу бросился к убитым.

Хуан Торрес лежал на спине, в его груди зияли три раны, четвертая пуля вошла ему в переносицу, вокруг этой раны виднелось кольцо несгоревшего пороха.

— Соображаешь, что это означает?

— Кто-то хотел удостовериться в его смерти. Вспомни последний выстрел. На дороге раздался топот копыт, и, оглянувшись, я увидел младшего брата Джо и Кэпа Раунтри на неоседланных лошадях. От ранчо до этого места было ближе, чем от города, они услышали выстрелы и тотчас же примчались, не успев оседлать лошадей.

Джо и Кэп остановились в стороне, не мешая мне работать.

На мой взгляд Хуан Торрес был уже мертв, когда прозвучал заключительный выстрел, потому что как минимум два ранения в грудь были смертельными. Двое мексиканцев погибли.

Я начал искать следы. Меньше чем в тридцати футах от тропы несколько человек, судя по всему довольно долго ждали. На примятой траве были разбросаны окурки.

Оррин лишь взглянул на трупы и тотчас отошел к повозке, где стоял, уставившись на небо, а потом посмотрел на руки так, словно впервые их видел.

По дороге из города подъехал знакомый мексиканец, он сидел на лошади, глядя на тела убитых.

— Бандиты? — спросил он, но в глазах его вопроса не было.

— Нет, — ответил я. — Наемные убийцы.

Он медленно покачал головой.

— Это грозит бедой. Он, — мексиканец указал на Торреса, — был хороший человек.

— Он мой друг.

— Да.

Я оставил мексиканца и Джо охранять дорогу возле места убийства. Оррин и Кэп, погрузив трупы в повозку, повезли их в город. Джо смотрел на меня широко раскрытыми глазами.

— Не позволяй никому ни к чему притрагиваться, пока я все не выясню, — попросил я.

Перво-наперво надо вернуться к тому месту, где ждали в засаде убийцы, и не торопясь, внимательно обследовать все вокруг. Обстановка накалилась до предела. Хуана Торреса здесь знали и любили, теперь он погиб, его же спутников убили случайно. Но не это главное. Главное, я беспокоился о своей семье и своем будущем. К тому же, меня волновало, что известно Оррину. Я понимал, что только у одного человека были весомые причины желать смерти Хуана Торреса.

Как выяснилось, один из убийц докуривал сигареты не спеша почти до конца. Я нашел место, где он, прицеливаясь, встал на одно колено, при этом остался отчетливый отпечаток сапога. Я прикинул, что рост его небольшой четыре-пять футов. Итак, первый подозреваемый у меня есть: коротышка, полностью докуривающий сигарету. Не слишком много. Но это лишь начало.

Я твердо знал одно: здесь хладнокровно расстреляли людей, у которых не было ни единого шанса на защиту; Все это произошло на моей территории, и я не остановлюсь, пока не выловлю всех, и не важно, куда приведут следы преступления.

Убийство произошло совсем рядом со мной, погиб мой друг. Однажды мы с Оррином предотвратили преступление, во второй раз Торреса все же убили.

Я выловлю всю эту шайку.

Здесь их было пятеро, и прежде чем уехать, они собрали все гильзы… Все ли?

Я тщательно обыскал примятую траву и мне повезло — удалось найти совершенно новую гильзу от патрона 44-го калибра. Я положил ее в карман и решил, что займусь ею попозже.

Пятеро… А в Торреса одновременно попало четыре пули, но выстрелов было по крайней мэре девять, не считая последнего.

Согласен, что многие могут передергивать затвор и стрелять очень быстро, но вряд ли из пяти человек хотя бы двое способны мгновенно всадить в цель четыре пули.

Торрес, вероятно, двигался, возможно, упал после первого залпа, и все же кто-то выстрелил в него, когда он был уже мертв. Ответ прост: убийц было не пятеро, а больше.

Я задумчиво посмотрел на холм с кедром на вершине, который возвышался за спинами ожидавших в. засаде. Там наверняка находился наблюдатель, сообщивший о приближении Торреса.

Часа два я обыскивал местность. Удалось обнаружить место, где убийцы привязывали лошадей, и выяснилось, что их было семь. На вершине холма остались следы еще двух бандитов, которые тоже курили сигареты. Один из них спускался к лошадям по крутому склону холма: на траве виднелись отпечатки каблуков.

Через некоторое время на помощь мне приехал Кэп, потом появился Оррин.

К этому времени я еще кое-что выяснил: человек, который выстрелил в Торреса последним, был высоким и обут в новые сапоги. После убийства он случайно наступил в лужицу крови.

Хотя Оррин держался в стороне и не вмешивался, дабы не затоптать следы, он прекрасно понимал, что тут произошло хладнокровное, заранее подготовленное убийство.

Для начала хотелось понять, боятся ли бандиты погони, а если боятся, далеко ли ушли? Хорошо ли они знают местность? Собираются ли затаиться где-нибудь у друзей на ранчо или решили скрыться в горах?

Кэп привел мне оседланную Келли, поэтому когда я обыскал всю округу, то собрался в погоню. Джо расстроился, узнав, что ему пора возвращаться на ранчо, но я решил не вмешивать младших братьев в неприятности и тем более не хотел подставлять их под пули.

— Что думаешь, Тайрел? — Оррин внимательно смотрел на меня.

— Наемные убийцы, — сказал я, — семь человек, которые знакомы с Торресом и знали, что он едет в Мору. Преступление заранее спланировано, потому что бандиты поджидали жертву часов шесть-семь. Двое из них появились позднее, наблюдая с холма, чтобы убедиться, что Торрес не свернет с дороги и не сделает привала.

Оррин не отрываясь смотрел на свои руки, а я не стал говорить о возникших подозрениях. Кэп тоже. Впрочем, они были достаточно очевидны.

— Ладно, — сказал Оррин. — Отправляйтесь за ними и привезите в город. Не важно, как много времени это займет и сколько денег понадобится.

Я нерешительно помолчал. Кроме Оррина, Кэпа и меня здесь никого не было.

— Вот что, — начал я, — ты взял меня на работу, ты же можешь меня уволить. Передай дело Биллу Секстону или кому-нибудь другому.

Оррин редко выходил из себя, но тут он в бешенстве уставился на меня.

— Тайрел, прекрати идиотские разговоры. Делай все, что нужно.

Никто из нас не сомневался, куда приведет след, но даже в этот момент брат надеялся, что здесь замешан в крайнем случае Феттерсон, но никак не Приттс.

Подъехал Билл Секстон.

— Тебе, наверное, понадобится помощь? — спросил он. — Могу собрать надежных людей.

— Нет, не понадобится, — ответил я, — мы с Кэпом сами справимся.

— Ты сошел с ума? Их по меньшей мере семеро…

— Послушай, если в погоню отправится много людей, кому-нибудь обязательно захочется выстрелить, а мне этого не надо. Бандитов возьмем живыми.

— С тебя снимут скальп, — с сомнением произнес Секстон, — хотя это твоя голова, так что делай как считаешь нужным.

— Хочешь, я поеду с тобой? — спросил Оррин.

— Нет, — ответил я, хотя прекрасно понимал, что с братом будет в десять раз безопаснее. Однако, чем меньше он будет вовлечен в это дело, тем лучше. — Только Кэп и я.

По моим соображениям, опасаясь погони, едва ли все семеро долго будут держаться вместе, кто-то из них попытается скрыться самостоятельно, а это значительно облегчит нашу задачу.

Над ранчо Альварадо нависли низкие серые облака, там было тихо и спокойно. Когда мы с Кэпом подъехали к двери дома, нас встретил Мигель и я рассказал, что случилось с Торресом.

— Я поеду с вами, — тут же решил он.

— Ты останешься здесь. — Я объяснил ему в чем дело. — Бандиты думают, что убив Торреса, лишили сеньориту последнего шанса. Торрес мертв, но ты-то жив. И займешь его место, Мигель. Ты будешь управляющим ранчо Альварадо.

Казалось, он растерялся.

— Но я…

— Будешь защищать сеньориту, — сказал я, — и наймешь по меньшей мере дюжину хороших ребят. Тебе придется собрать в одно стадо оставшийся скот и как следует охранять его. Мне кажется, это убийство только первый шаг. Кто-то хочет заставить сеньориту отойти от дел.

Я торопливо зашел в дом, где меня встретила Друсилья, и как можно деликатнее рассказал о смерти Хуана Торреса и о своем разговоре с Мигелем.

— Он отличный парень, правда не знает себе цену. Но ничего, мы заставим его поверить в свои силы. Новая должность придаст ему авторитет и чувство ответственности. Можешь на него полностью положиться.

— Что ты намерен делать?

— Как что? То, что должен делать помощник шерифа, — арестовать убийц.

— А что сказал твой брат?

— Велел найти их. Не важно, сколько времени пройдет, как дорого это будет стоить. И кто бы они ни были…

— Тайрел… будь осторожен.

В ответ я усмехнулся.

— Ну конечно, мэм, — сказал я, — я самый осторожный человек в мире и не хочу, чтобы меня убили. Потому что собираюсь вернуться к тебе.

Она внимательно смотрела на меня.

— Знаешь, Дру, мы ждали достаточно долго. Когда поймаю этих людей, подам в отставку, и мы поженимся… И никаких отказов я не приму.

Ее глаза смеялись.

— А кто отказывается?


В долине мы с Кэпом быстро нашли след и несколько миль без труда шли по нему. Здесь бандиты торопились и гнали лошадей, видимо опасаясь преследования.

Вокруг была чудесная земля с зелеными горными лугами, с кедрами и соснами на склонах гор. Для ночлега выбрали место, где можно было разжечь костер, не выдавая своего присутствия.

Мы рассчитывали, что вдвоем не должны привлечь внимания убийц, ожидавших многочисленной погони. По этой же причине я ехал на Келли, хотя обычно сидел в седле Серого или Монтаны, Келли редко видели.

Кэп заварил кофе, сел в темноту и несколько минут подкидывал веточки в костер. Так было всегда, когда он хотел что-то рассказать.

— По-моему, Тай, тебе надо кое-что знать. Приттс ездил к Тому Санди.

Я чуть не подавился похлебкой, и когда сделал глоток, посмотрел на Кэпа и переспросил:

— Приттс ездил к Тому?

— Ага. Заехал вроде как ненароком, но оставался у него довольно долго.

— Тебе Том говорил?

— Нет… У меня друг живет поблизости.

— Что же произошло?

— Разговаривали они долго, а когда закончили, Том вышел проводить Приттса к лошади. Судя по всему расстались они по-дружески.

Джонатан Приттс и Том… Это не имело смысла. Или наоборот, имело?

Чем больше я над этим думал, тем больше беспокоился, потому что Том Санди и раньше был непредсказуем, а теперь, когда много пил, и вовсе мог натворить все, что угодно.

Оррин не ладит с Приттсом, — в этом сомнений не оставалось, — а Приттс нанес дружеский визит Тому Санди. Ничего хорошего. Мне это совсем не нравилось.

Глава 16

Когда мы потушили костер и оседлали лошадей, небо над восточными горами уже окрасилось бледно-желтым светом. Келли не терпелось отправиться в путь, потому что она любила путешествовать и с удовольствием шла по любой местности. В этом она могла сравниться только с Монтаной.

Я запасался терпением, готовясь к долгой дороге. Лежащая перед нами тропа сулит неприятности. У людей, которых мы преследуем, есть друзья. Они постараются не допустить, чтобы мы поймали убийц. Но в те времена мы не думали о том, что ждет впереди, — просто делали свое дело.

Стояла абсолютная тишина. В этот предрассветный час все вокруг замерло. Несмотря на теплую куртку, я дрожал от холода, во рту ощущался неприятный привкус, меня раздражала щетина на лице. Живя в городе и работая помощником шерифа, я привык каждый день бриться. Избаловался.

Даже в предутреннем неярком свете мы легко различали примятую траву, по которой проехали бандиты. Неожиданно след нырнул в заросшую деревьями ложбину, и мы обнаружили место их ночлега.

Теперь стало ясно — бандиты уверены, что их никто не догонит, поэтому не принимают никаких дополнительных мер предосторожности и даже не стараются скрыть следы своего присутствия.

Мы не торопясь обыскали лагерь, поскольку из мелочей складывается общее впечатление о людях, а когда идешь по следу, чем больше знаешь о человеке, тем лучше. Нам с Кэпом Раунтри придется долго преследовать убийц, если мы хотим взять их живыми.

Бандиты хорошо поели, так как привезли много провизии. Как минимум двое выпили: в стороне мы нашли пустую бутылку… Похоже, те, кто пил, не хотели, чтобы их подельники знали об этом, и поэтому засыпали бутылку сухими листьями.

— Свежая, — сказал я, передавая бутылку Кэпу.

Он задумчиво понюхал ее.

— Пахнет хорошим виски, это не самогон для индейцев.

— Они ни в чем не нуждаются, путешествуют в свое удовольствие.

Кэп внимательно на меня посмотрел.

— Ты тоже не спешишь…

— Они сделали свою работу, и с ними должны расплатиться. Мне в первую очередь нужен человек, который привезет деньги.

— Подозреваешь кого-нибудь?

— Нет… Я надеюсь, что убийцы приведут меня к месту встречи. Хуана пытались убить дважды, и вот теперь это удалось. Думаю, они на этом не остановятся, единственный способ предотвратить дальнейшие убийства — арестовать человека, который платит бандитам.

Внезапно я вспомнил, как Феттерсон передавал Пайсано золотые монеты. Это может быть связано с убийством.

— Они идут на запад, — вдруг сказал Кэп. — По-моему, к конкретной цели.

— Трес-Ритос?

— Скорее всего. — Кэп задумался. — Теперь… Насчет пьющего парня. Допустим, у него закончилось виски? Мне представляется так: он любит приложиться к бутылке, а остальные этого не одобряют. Пьяницы — хитрый народ, когда дело касается выпивки. Им кажется, что они самые умные и всех надувают, но надувают-то они самих себя, потому что людям и так все ясно. — Он помолчал. — Давай предположим, что этот парень или парни считают: раз работа закончена, можно отдыхать, а ближайшее подходящее для этого место — Трес-Ритос.

— Отсюда до города примерно два часа езды. — Я посмотрел вперед, разглядывая след, оставленный бандитами. Ты прав — их цель Трес-Ритос.

Тем не менее мы не отклонялись от следа. Ни меня, ни Кэпа не оставляло беспокойство. Если живешь на дикой неосвоенной земле, появляется особое чувство, которое подсказывает, когда что-то не так.

До сих пор все шло гладко, но теперь я вынул винтовку и держал ее в руках, готовый к неожиданностям. Поверьте, оружие могло понадобиться в любой момент. Впереди нас ехали семеро убийц, которым не хотелось быть пойманными. Мне казалось, что они расслабились, думая, что погони нет. Однако только дурак полагается на то, что ему кажется.

Когда тебе противостоят такие противники, нельзя терять бдительность, надо продумывать каждый шаг, предвидеть чужие действия и вообще быть осторожным. Мне еще не встречались по-настоящему храбрые люди, которые вели себя безрассудно. Безрассудные краснокожие мне тоже не попадались… Может быть потому, что все безрассудные мертвы.

Кэп натянул поводья.

— Надо перекурить, — сказал он и спешился, не выпуская винтовку.

Он остановил коня под деревьями подальше от открытого пространства, и я подъехал к нему. Правда нас здорово подводила Келли. Рослая рыжая кобыла выделялась на фоне зелени, как лесной пожар.

Мы сидели, осматривая местность и молчали, пока Кэп не докурил трубку. Перед нами высоко над тропой, которая шла в Трес-Ритос, находился длинный скальный уступ.

— Можно поехать по нему, — предложил я. — Меня пугает эта тропа.

— Если они повернут, мы их потеряем.

— Тогда вернемся и снова пойдем по следу.

Мы двинулись легким галопом через деревья вверх по склону, огибая нагромождения камней. Где-то через милю Кэп винтовкой указал в сторону.

Внизу, недалеко от тропы в маленькой рощице Виднелись привязанные лошади. Среди них был темный жеребец, показавшийся мне знакомым. Кажется, на таком ездил Пайсано, а он взял у Феттерсона деньги, что наводило на определенные мысли.

Мы добрались до Трес-Ритос незадолго до захода солнца, так как провели много времени, разведывая и запоминая местность, и сразу направились в конюшню. Заспанный конюх, походивший на индейца навахо, сидел на земле, привалившись спиной к стене. У него на голове красовалась яркая красная повязка. Мы проследили, чтобы он отвел наших лошадей и насыпал им овса. Кэп прошелся между рядами денников и сказал:

— Никого. Мы приехали раньше них.

Барменом в салуне был немытый метис со шрамом над левым глазом — как будто его огрели по лбу топором. Мы попросили кофе, он повернулся и что-то прокричал в заднюю дверь. На его крик в зале появилась Тина Фернандес, аккуратная и элегантная, как новенькая булавка. Она хорошо меня знала. Правда ничего удивительного, все девушки из Санта-Фе знали меня прекрасно.

Только она сделала вид, что мы не знакомы. Тина принесла кофейник и пару чашек и, разливая кофе, прошептала что-то вроде cuidado — испанское слово, означавшее, что нам следует быть настороже.

Мы выпили кофе, съели острое мясо с бобами и кукурузными лепешками, при этом я постоянно наблюдал за дверью на кухню, а Кэп — за улицей.

Еда была очень вкусной, кофе превосходным, поэтому мы заказали еще один кофейник.

— Когда стемнеет, — прошептала Тина, — ждите за коралем.

Кэп пожевал седые усы и посмотрел на меня жесткими, проницательными глазами.

— Сочетаешь приятное с полезным?

— Это по делу.

Мы допили кофе, встали, и я расплатился с барменом, в то время как Кэп по-прежнему наблюдал за улицей. Бармен внимательно посмотрел на меня и произнес:

— Ваше лицо мне знакомо. Мы встречались раньше?

— Даже если встречались, — ответил я, — забудьте об этом.

Улица была пустынной. Исчезли даже бродячие собаки. Неужели мы ошиблись? А вдруг бандиты обогнули Трес-Ритос стороной? Или они приехали незаметно и готовят нам засаду?

Стоя на тихой, темнеющей улице, я чувствовал, как во рту у меня пересохло и тяжело бьется сердце. Мне приходилось видеть людей, изрешеченных пулями, и я ни при каких обстоятельствах не собирался попадать в их число.

Примерно через час мы услышали, как бандиты въехали в город. Скорее всего, если они действительно устроили засаду, им надоело нас ждать. Бандиты двигались по улице, как индейцы на тропе, а мы лежали на сеновале конюшни и не видели их, а только слышали топот копыт.

Они направились прямо к салуну и спешились, почти не разговаривая. Поскольку мы подъехали к Трес-Ритос с другой стороны, то они не должны заметить наши следы. Так что если бармен нас не выдаст, бандиты не узнают, что мы в городе.

Лежа на мягкой соломе, прислушиваясь к звукам, которые могли подсказать, что к нам подкрадываются, я думал об Оррине, Лауре, Томе Санди, Друсилье и о себе.

Джонатан Приттс не стал бы разговаривать с Томом Санди, если бы не пытался извлечь для себя какой-нибудь тайной выгоды, потому что Приттс тот человек, который ничего не делает просто так. Я знал, что у Тома с Приттсом не было общих интересов, однако с того дня, когда Джонатан послал за нами в Санта-Фе, Том мог найти с ним общий язык. А вдруг Санди заколебался, понимая, что Приттс влиятельный человек и станет еще могущественнее?

Что задумал Джонатан? Эта мысль не давала мне покоя, я прикидывал и так, и эдак. В одном не было сомнений: его планы не сулят ничего хорошего.

Через некоторое время Кэп сел и вынул трубку.

— Ты волнуешься?

— Не нравится мне все это.

— Ты обязан довести дело до конца. Если хочешь спокойной жизни, нужно добраться до главарей. — Несколько минут он молча курил. — Время от времени мне приходилось встречаться с людьми вроде Приттса… Раз уж они вышли на тропу войны, то они не видят ничего, кроме нее, и чем больше на тропе препятствий, тем они упрямее. — Он опять помолчал. — Такие люди с возрастом станут только злее. Они хотят получить то, за чем отправились, и понимают, что время их на исходе.

От сеновала пахло свежей соломой и стоявшими внизу лошадьми. Шум конюшни успокаивал и навевал сон, но я не мог уснуть, хотя устал до смерти.

Если я и мог доказать, что стою чего-то в этой жизни, то только сейчас. Когда я пройду этот путь до конца, то сразу уволюсь, женюсь на Друсилье и буду строить дом для своей семьи.

У нас никогда не было настоящего дома, и мне не хотелось, чтобы мои дети росли так же, как я. Пусть у них будет родной дом, куда они будут рады возвращаться, — и которым будут гордиться.

Поднявшись, я отряхнул солому, поправил оружейный пояс и пошел к лестнице.

— Будь осторожен.

— Я всегда осторожен.

Обогнув кораль, я присел на корточки, прислонился к жердям и стал ждать.

Медленно тянулось время, и наконец я услышал мягкое шуршание шагов по траве и почувствовал присутствие женщины

— С тобой все в порядке?

Я прошептал слова едва слышно, но она сразу же подошла ко мне, а я встал, скрываясь за угловым столбом кораля.

— Они уехали, — сказала Тина.

— Что?

— Они уехали, — повторила она. — Я боялась за тебя.

Тина объяснила, что в деревьях за салуном для бандитов были приготовлены лошади, и пока они пили в баре, лошадей оседлали, и убийцы по одному скрылись в лесу.

— Они нас обманули… Попросту надули.

— Но один остался. Он на втором этаже, и утром, по-моему, тоже уедет.

— Кто?

— Человек, который привёз деньги. Блондин.

Феттерсон? Возможно.

— Ты видела, как он платил им?

— Да, сеньор, видела своими глазами. В основном там было золото. Этот человек сказал, что это остаток.

— Тина, они убили Хуана Торреса… Ты его знала?

— Да… Он был хорошим человеком.

— Ты бы стала свидетельствовать в суде? Ты могла бы рассказать, как этот человек платил бандитам деньги? Для тебя это опасно.

— Я выступлю в суде. Мне не страшно. — Она не шевелясь стояла в темноте. — Я знаю, ты любишь сеньориту Альварадо, но, пожалуйста, помоги мне. Помоги убежать отсюда. Этот человек в салуне, с которым ты разговаривал, он мой… Как это сказать? Он женился на моей матери.

— Отчим.

— Да… Но моя мать умерла, а он держит меня тут и заставляет работать. Так и состарюсь здесь. Я хочу уехать в 'Санта-Фе, но он меня не пускает.

— Ты уедешь. Обещаю.

Итак, бандиты исчезли, мы их не видели, но Тина сказала, что один из них — Пайсано. Он знала еще одного — приземистого, крепкого и очень нахального парня по имени Джим Дуайер. Я видел его у Пони-Рок. Однако Феттерсон находился все еще тут, а он-то мне был нужен больше всех.

Мы немного поспали, незадолго до рассвета поднялись и стряхнули с одежды солому. Я чувствовал себя грязным и неряшливым, мне страшно хотелось помыться и побриться, но мы проверили оружие и зашагали к отелю. На кухне светилось окно, и мы вошли через заднюю дверь.

В комнате стоял бармен в нижнем белье и в носках. На полу лежал грязный матрас и скомканные одеяла. Вокруг были разбросаны ботинки, сапоги и грязные носки, на стенах висела одежда, на гвозде болтался револьвер в кобуре. Я вынул его, крутанул барабан и вынул патроны. Бармен мрачно наблюдал за мной.

— Что это значит?

Развернув бармена, мы вытолкнули его в темный холл. Фонарь в руках Кэпа бросал блеклый, рассеянный свет.

— В какой он комнате?

Метис лишь посмотрел на меня, а Кэп, подмигнув, поинтересовался:

— Ну что, кончим его сейчас или выведем во двор? Там труп найдут позже.

Бармен переступил с ноги на ногу.

— Послушайте, не надо! — заартачился он. — Я ничего не сделал.

— Зачем он нам нужен? Только мешается, — задумчиво сказал я. — Так что давай лучше выведем.

Кэп выглядел достаточно сурово, чтобы выполнить обещанное, а глядя на меня люди всегда думают, что я убиваю чаще, чем улыбаюсь.

— Погодите, погодите минуту… Этот человек для меня ничего не значит. Он в шестой комнате наверху.

Не отводя от него взгляда, я распорядился:

— Кэп, держи его. — А затем пригрозил бармену. — Смотри, если наврал.

Я на цыпочках поднялся по лестнице, осторожно ступая на каждую ступеньку, а наверху, загородив фонарь полой куртки, прошел по коридору и распахнул дверь шестого номера.

Увидев свет фонаря, находившийся там человек открыл глаза и потянулся к лежащему на столике револьверу, но я предупредил:

— Давай, Феттерсон, хватай оружие, чтоб я смог убить тебя без зазрения совести.

Его рука зависла над оружием и медленно отодвинулась.

Феттерсон сел на кровати — крупный, ширококостный мужчина с гривой спутанных светлых волос и узким, как лезвие ножа, лицом. Глаза его, надо сказать, не светились радостью.

— Сэкетт? Мне следовало догадаться, что это будешь ты. — Осторожно, чтобы я не сомневался в его намерениях, он взял кисет и начал сворачивать самокрутку. — Чего. тебе нужно?

— Я предъявляю тебе обвинение в убийстве, Фетт. Если у тебя хороший адвокат, попробуй отвертеться, но если сделаешь хоть одно неверное движение, то от пули точно не уйдешь.

Он чиркнул спичкой и прикурил.

— Ладно… Я не Рид Карни. Будь у меня хоть один шанс, я бы выстрелил, но если револьвер застрянет в кобуре, мне крышка.

— Не обольщайся, не успеешь и руку протянуть.

— Ты приехал меня арестовать?

— Да. Одевайся.

Феттерсон не спеша оделся, а я его не торопил, считая, что так спокойнее: он, не сопротивляясь, поедет в Мору, в тюрьму. Он знал, что Приттс не оставит его, а с такой поддержкой дело едва ли дойдет до суда. У меня почти не было улик — только то, что расскажет Тина, и то, что я видел сам. Но этого слишком мало.

Одевшись, он прошел вперед, и мы спустились в холл, где Кэп держал на прицеле бармена. Забрав коня Феттерсона, мы отправились в Мору. С убийцами Торреса дело не закончено, что ж, им придется обождать, но я от своего не отступлю.

Обратная дорога заняла немного времени, хотелось доехать побыстрее, так как не исключено, что бармен сообщит о случившемся людям Приттса. Поэтому к полудню следующего дня Феттерсон уже сидел за решеткой. Город бурлил.

Когда я вошел, Феттерсон стоял, держась за стальные прутья решетки.

— Я здесь долго не задержусь, — сказал он. — Я ни в чем не виноват.

— Ты заплатил убийцам, а недавно выдал Пайсано аванс.

У Феттерсона задергалось веко. Я заметил этот тик еще в Абилине, когда он попал в безвыходное положение и понял, что живым не выберется.

— Не волнуйся, — успокоил я его, — пока дело дойдет до суда, у меня будет достаточно улик, чтобы тебя повесить.

Он презрительно рассмеялся, однако в его голосе чувствовалось натянутость.

— Ты до этого дня не доживешь! — воскликнул он. — Меня просто подставили.

Когда я выглянул на залитую солнцем улицу, напротив конторы шерифа слезал с повозки Джонатан Приттс.

У Джонатана Приттса была единственная положительная черта: действовал он без промедления.

Глава 17

Давненько я не стоял лицом к лицу со своим заклятым врагом. Приттс вошел в открытую дверь и остановился напротив меня в тесном кабинете. Его светло-голубые глаза сверкали гневом.

— У вас в тюрьме мистер Феттерсон. Освободите его.

— Извините, не могу.

— Какое обвинение ему предъявили?

— Соучастие в убийстве Хуана Торреса.

Приттс с яростью смотрел на меня.

— Вы арестовали этого человека из-за ненависти ко мне. Он невиновен, у вас нет улик. Какое вы имеете право держать его в заключении? Если вы не освободите Феттерсона, я добьюсь вашего увольнения.

Приттс даже не догадывался насколько глупо звучала его угроза. Он любил власть и не понимал, что я не держусь за эту работу, более того, уйду со своего поста с удовольствием.

— Он просидит здесь до суда.

Джонатан Приттс изучающе посмотрел на меня.

— Я вижу, что вы не склонны к благоразумию, — сказал он, чуть понизив голос.

— Совершено преступление, мистер Приттс. Вы же не думаете, что я освобожу подозреваемого только потому, что ко мне подошел первый встречный и попросил об одолжении. Пришло время покончить с преступлениями и насилием, — внушительно произнес я. — И с заказными убийствами.

Я рассчитывал, что это заденет Приттса, может, так и было, однако он не подал вида и лицо его осталось бесстрастным.

— Что вы этим хотите сказать?

— У нас есть свидетельства, что Феттерсон заплатил убийцам Хуана Торреса.

Ясное дело, я блефовал. У нас не было почти ничего, что можно предъявить в суде. Более того, нечем оправдать содержание Феттерсона в тюрьме. Я видел, как он передавал деньги Пайсано, а Тина сообщит, что он заплатил бандитам в Трес-Ритос. Можно еще доказать, что он встречался с убийцами.

— Это невозможно.

Взяв пачку бумаг, я принялся их раскладывать. Приттс привык, чтобы ему уделяли внимание, и мои действия его разъярили.

— Мистер Приттс, — продолжал я, — по-моему, вы тоже имеете отношение к этому преступлению. Если мои подозрения подтвердятся, будете висеть рядом с Феттерсоном и всей компанией.

Тут он меня удивил. Я надеялся, что Приттс бросится на меня с кулаками, но он лишь спросил:

— Вы говорили об этом со своим братом?

— Он знает, что я исполняю свои обязанности и вмешиваться не будет. Я в его дела тоже не лезу.

— Каков размер залога за мистера Феттерсона?

— Это дело судьи, однако обвиняемых в убийстве не выпускают под залог.

Приттс не стал мне угрожать или спорить, а просто повернулся и вышел. Если бы он знал, как мало у меня улик, то остался бы сидеть в конторе. Но меня не надо учить, как обращаться с такими людьми: если на них нажать, они начинают действовать слишком быстро и необдуманно, а потому допускают много ошибок.

Вошел Билл Секстон, за ним Олли. Оба выглядели встревоженными.

— Твое дело против Феттерсона крепкое? — спросил Секстон.

— Придет время, будет крепкое.

Секстон почесал подбородок и вынул сигару. Он молча изучал ее, а я смотрел на него, зная, что последует дальше. Мне было смешно смотреть, как Секстон подбирается к главному, и в то же время я чувствовал раздражение.

— Феттерсон, — сказал Билл, — близок к Джонатану Приттсу, нехорошо получится, если мы повесим на него убийство. У него есть доказательства, что он не был на месте засады.

— Есть еще одно обстоятельство, Тай, — сказал Олли. — Именно Джонатан помог Оррину на выборах.

— Ничего подобного. — Ноги у меня лежали на письменном столе, сказав это, я опустил их на пол и выпрямился в кресле. — Просто Приттс встал на нашу сторону, когда понял, что Оррин наверняка выиграет. Или Феттерсон остается в тюрьме, или я подаю в отставку.

— Это твое последнее слово? — спросил Олли.

— Ты меня знаешь.

Мне показалось, что он облегченно вздохнул. Олли Шеддок был в общем-то неплохим человеком, и если он принял решение, то своей позиции не изменит, а сейчас я делал то, что мы оба считали верным.

— Хорошо, — согласился Секстон, — раз ты считаешь, что дело в суде не провалится, мы тебя поддержим.

Кэп вернулся в контору шерифа. Почти стемнело. Я сидел, не зажигая света и кое-что обдумывал.

Кэп присел на корточки у стены и закурил трубку.

— В городе появился человек по имени Уилсон, — начал он, который любит приложиться к бутылке. Несколько дней назад он ходил без цента в кармане, а теперь у него куча денег.

— Какое красиво небо, — отозвался я. — Человек, который назвал эти горы Сангрэ-де-Кристос[18], должно быть, такими их и видел. Алое небо и вершины гор… Напоминает кровь.

— Он напился, — продолжал Кэп.

Я перестал покачиваться в кресле, встал, открыл дверь, отделяющую кабинет шерифа от камер и подойдя к решетчатой двери, посмотрел на лежащего Феттерсона. Я не видел его лица, различал лишь большой черный силуэт на фоне стены и ботинки. И еще светился огонек от сигареты.

— Когда тебе принести поесть?

Он опустил ноги на пол.

— Все равно. Когда хочешь.

— Ладно. — Я повернулся, затем, как бы между прочим, спросил: — Ты знаешь Уилсона?

Он вынул изо рта сигарету.

— Не припоминаю. А что, должен знать?

— Должен… Он слишком много пьет, по-настоящему пристрастился к бутылке. Есть люди, которым не следует давать деньги.

Когда я закрыл за собой дверь, Кэп зажег лампу.

— Человек, которому есть что скрывать, имеет повод для беспокойства.

Феттерсон никак не мог знать, что разболтает Уилсон, а воображение способно на самые фантастические варианты. Как там говорится в Библии? «Виновный бежит от своей тени»?

Самое тяжелое — ждать. В камере Феттерсону не оставалось ничего, кроме как думать с утра до вечера, а значит, скоро он начнет беспокоиться. А Джонатан Приттс не выразил желания повидаться с ним. Неужели Приттс хочет обрезать все ведущие к себе ниточки и оставить Феттерсона на произвол судьбы? Если это могло прийти в голову мне, то Феттерсону тем более.

Кэп остался в конторе, а я пошел в кафе перекусить. Неожиданно в дверном проеме возник Том Санди. Он был небрит и выглядел так, словно давно не отрывался от бутылки. Войдя, Том зажмурился от яркого света, пару раз моргнул, и увидев меня шагнул вперед. По-моему, его немного пошатывало… Или, может быть, я ошибся?

— Значит, ты взял Феттерсона? — ухмыльнулся он с легким презрением. — Ну и что собираешься делать с ним?

— Осудить за соучастие в убийстве, — ответил я. — Мы знаем, что он заплатил убийцам.

— Метишь в родственников, — утвердительно произнес Том с насмешкой в голосе. — А мнением братца поинтересовался?

— Его мнение значения не имеет. Но вообще-то он предложил мне действовать на свое усмотрение, ни о чем не беспокоясь.

— Это на него похоже, двуличный сукин сын.

— Том, — спокойно произнес я, — это определение относится и ко мне, мы, между прочим, братья.

Он долго смотрел на меня, и на какую-то секунду я решил, что он разозлится, и молил Бога, чтобы этого не произошло. Мне не хотелось драки с Томом.

— Извини, — сказал он. — Я забылся. Черт возьми, к чему нам ссориться? Мы столько пережили вместе.

— И я так думаю, вот что, Том, хочешь верь, хочешь нет, но Оррин тоже тебя любит.

— Любит? — с открытой издевкой произнес Том. — Конечно, любит. Да так, что хочет выпихнуть отсюда. Когда я впервые его встретил, он едва мог писать и читать… Сколькому я его научил! Он ведь знал, что я собираюсь выдвигать свою кандидатуру на выборах, и тем не менее обскакал меня, а ты ему помогал.

— Места хватило бы и для тебя и для него. И сейчас тоже есть.

— Как же есть! Что бы я ни пытался сделать, он всегда вставал у меня на пути. На следующих выборах Джонатан Приттс его не поддержит, это я тебе точно говорю.

— Его поддержка не много значит.

Том презрительно засмеялся.

— Слушай, малыш, поделюсь с тобой кое-чем. Без Приттса не видать Оррину победы на выборах, а Джонатан им сыт по горло.

— Похоже, ты хорошо осведомлен о планах Приттса.

Он усмехнулся.

— Знаю, что Оррин надоел и ему и Лауре тоже. Они больше не хотят иметь с ним дела. Подожди, сам увидишь.

— Том, совсем недавно мы вчетвером были очень близки друг другу. Оррин к тебе хорошо относился. Да, вы оба метили на одно и то же место, но Оррин обязательно помог бы тебе, как когда-то сделал ты.

Некоторое время Том ел молча, затем произнес:

— Против тебя, Тай, я ничего не имею, ничего.

После этого мы довольно долго молчали. Наверное, пытались отыскать друг в друге хорошее, поскольку нас многое связывало. Мы вместе столько прошли, пережили беды, видели кровь на своем пути, а эта связь крепче других. Однако когда Том встал, мы оба почувствовали необъяснимую грусть, как будто что-то потеряли.

Том вышел и немного постоял на улице, а я не представлял, что делать дальше. Он был хорошим парнем, однако никто не может затаить обиду и крепко выпивать, оставаясь при этом нормальным человеком.

Той ночью я арестовал Уилсона, но не отправил его в тюрьму, где с ним мог поговорить Феттерсон, а отвел в домик на краю города, где мы останавливались с Кэпом и Оррином, когда в первый раз приехали в Мору.

Я оставил Уилсона с Кэпом, который должен был присматривать за ним и держать подальше от бутылки. Охранять Феттерсона приехал Джо, а я оседлал коня и направился к лесу, но не просто так… Мигель сообщил, что в окрестностях города разбили лагерь два человека, один из которых очень похож на Пайсано.

С вершины холма я стал рассматривать их стоянку в бинокль. Бандиты нашли укромное местечко среди валунов, густо заросшее соснами, мимо которого можно было проехать раз пятьдесят, ничего не заметив; Мигель тоже не знал об этом месте, пока о нем не рассказал один мексиканец.

Вторым в лагере был Джим Дуайер — невысокий, плотный мужчина, который все время сидел на корточках и не выпускал из рук винтовки.

Спешить было некуда. У меня появилось подозрение, что эти двое остановились здесь, выжидая удобный случай освободить из тюрьмы Феттерсона. Значит, мне нужно захватить. их во что бы то ни стало, но обязательно живыми, а это будет трудно, потому что они опытные крепкие ребята, не раз побывавшие в передрягах.

Примерно в пятидесяти ярдах протекал ручей, невидимый из лагеря. Судя по всему, они не первые пользовались этим укрытием — под соснами был грубо сплетенный шалаш, стенами которого служили два валуна. Остаток дня я провел, наблюдая за бандитами. Время от времени один из них вставал, и выходил на узенькую тропинку, ведущую к Море.

Еды им хватало, имелись даже две бутылки, но ни тот, ни другой к ним не притронулись.

К тому времени, когда стемнело, я уже знал каждый камень, каждое дерево, каждую ложбинку, которую можно было использовать в качестве прикрытия, отметил, как можно в темноте незаметно и бесшумно подкрасться, где лежат сухие ветки, где кусты растут пореже.

Эти парни очень осторожные, с ними можно допустить только одну ошибку — для второй возможности уже не будет.

С наступлением темноты я напоил коня из ручья, вывел его на свежую траву, затем немного перекусил и потихоньку подобрался к лагерю бандитов, оказавшись ярдах в ста.

Они развели маленький костер, поставили вариться кофе и говядину, которая пахла невероятно вкусно. Я лежал, глотая слюнки и дожевывая сухой бутерброд, который захватил с собой утром. Было слышно, как они переговаривались, но звуки доносились очень невнятно.

Я рассчитывал, что пока Феттерсон находится в вынужденном бездействии, Приттс объявится сам.

Приттс — осторожный человек, и всегда действовал через посредников, но сейчас ему нужно освободить Феттерсона.

Мне казалось, что Приттс не доверяет никому. Вряд ли он рассчитывает, на то, что Феттерсон возьмет вину на себя, ведь тот, сдав Приттса, спасет собственную шкуру. У Джонатана есть причины для беспокойства.

Феттерсону тоже надо было крепко подумать. Он знал, что мы задержали Уилсона, а Уилсон за глоток виски расскажет все. Если он заговорит, Феттерсону из этого дела не выпутаться. Его единственный шанс заговорить самому. Лично я не верил, что Феттерсон выдаст Приттса: этот парень если шел кому-то служить, то оставался верным до конца, к тому же в его характере чувствовался железный стержень, который нелегко сломать.

Я рассчитывал на то, что Приттс никому не верил, был сверх меры подозрительным и всюду видел предательство. Но не учел его хитрость, хладнокровие и решимость, хотя и обязан был это сделать. Я не ожидал, что Приттс решится на обходной маневр.

Лежать ночью в кустах и не смыкать глаз, наблюдая за бандитами, занятие довольно жалкое. Они спали урывками, вскакивали, подкидывали сучья в костер и опять засыпали. Так прошла ночь.

Наступил рассвет и, хотя солнце еще не взошло, алая заря уже окрасила полнеба — хороши рассветы в Нью-Мексико, ничто не сравнится с их красотой и величественностью.

Пайсано внезапно вскочил и прислушался. Он находился ниже меня, и звуки до него доносились лучше.

Неужели появился Джонатан Приттс? Если это он, я немедленно буду брать всех троих. Это будет нелегкой задачей, поскольку надо захватить их живыми. Но надо — значит надо.

Не знаю, что заставило меня повернуть голову.

В кустах, — футах в пятидесяти от меня смутным силуэтом вырисовываясь на фоне светлеющего неба, не двигаясь, стоял человек. Я не имел понятия, давно ли он здесь, но испугался, удивившись, что он незаметно так близко подобрался ко мне. Как я мог такое допустить! Видимо, пытаясь ничего не упустить, я слишком увлекся наблюдением.

Неожиданно темная фигура в кустах двинулась вперед. Человек был выше меня и к тому же стоял, поэтому прекрасно видел, что происходит внизу в каньоне. Винтовку я приготовил, однако мне были нужны не покойники, а свидетели в суде. К тому же я устал от убийств и не хотел применять оружие.

Становилось светлее, человек в кустах продвинулся ближе к открытому пространству, словно собираясь спуститься в лагерь. Затем он повернул голову, я отчетливо увидел его лицо и… узнал.

Это был Оррин.

Глава 18

Оррин…

Я замер от неожиданности, не в силах ничего предпринять. Немного собравшись с мыслями, я понял, что не могу в это поверить. Да, Оррин женат на дочери Приттса, но он никогда не шел против своих принципов. Я знал его как себя — мы были друг для друга больше чем братья.

Ну и что? Наши жизни связывало родство, но если Оррин замешан в преступлении, мне придется арестовать его. Пусть он мой брат, пусть родная кровь, но я доведу до конца расследование этого убийства.

И тогда у меня мелькнула другая мысль. Какой же я дурак! Оррин по другой причине хотел подобраться к убежищу бандитов. Моя вера в брата была гораздо сильнее глупых подозрений, вызванных его неожиданным появлением.

Поэтому я встал.

Оррин настолько увлекся происходящим в лагере, что я сделал три шага, прежде чем он меня заметил. Оррин повернул голову, мы посмотрели друг другу в глаза, и я бросился к нему.

Брат предостерегающе поднял руку, не дав произнести ни слова.

— Подожди! — прошептал он, и в наступившей тишине я услышал то, что слышали бандиты внизу, — стук подъезжающей повозки.

Мы молча ждали. Небо заливалось розовым и красным, далекие вершины горных хребтов окрасились светлым золотом, но в ложбине еще лежали черные тени.

Мы стояли плечом к плечу, как стояли раньше против Хиггинсов, против темных демонов засухи и неурожая, которые досаждали нам на родных холмах Теннесси, против индейцев и подонков вроде Рида Карни. Мы стояли вместе, и в этот момент я вдруг понял, почему мой брат здесь. Я знал, кого увижу в повозке.

Внизу на тропе показались лошади. Повозка, которой правила Лаура, остановилась.

Пайсано и Дуайер вышли ей навстречу и первым делом получили от нее деньги, а потом принялись разгружать припасы.

Я как-то не думал, что встречу здесь женщину, и тем более — Лауру. На Западе в те годы женщин уважали, и мне даже в голову не приходило арестовать женщину, хотя я был убежден, что в Лауре ничего нет, кроме злобы и отвратительного характера.

Арестовать Лауру? Да, я должен выполнить свой долг, но в первую очередь мне нужны улики против ее отца. Да, Приттс оказался еще хуже, чем я предполагал, если послал дочь с таким поручением.

Конечно, никто не поверит, что эта нежная и хрупкая девушка доставила деньги убийцам.

Оррин переступил с ноги на ногу и вздохнул. Я никогда не видел его таким — побледневшим, осунувшимся, с пустыми глазами, как будто его здорово избили.

— Мне нужно было увидеть ее собственными глазами, — сказал он. — Нужно было убедиться самому, чтобы поверить. Прошлым вечером я кое-что заподозрил, но доказательств не было.

— Ты знал, где их лагерь?

— Вчера Джонатан весьма обстоятельно ее проинструктировал.

— Мне придется ее арестовать, — сказал я.

— Делай что хочешь.

— Но с другой стороны, мне Лаура ни к чему. Она ничего не скажет.

Оррин некоторое время тихо стоял, затем произнес:

— Пожалуй, я перееду на ранчо, Тайрел. Сегодня же.

— Мама обрадуется, она очень постарела за последнее время.

Мы чуть отодвинулись в кусты, Оррин вернул самокрутку и прикурил.

— Тайрел, — сказал он немного погодя, — за что Приттс им заплатил? За Торреса?

— Нет, — ответил я. — За Торреса рассчитался Феттерсон.

— За тебя?

— Может быть… Но сомневаюсь.

И в этот момент мне захотелось уехать отсюда. Этих двоих поймать не трудно — их в округе знали, а нужный мне человек слишком хитер, чтобы попадаться в компании с бандитами.

— Оррин, Лауру я арестовывать не буду, пусть едет домой, но знает, что попалась, а раз нам все известно, им придется попереживать.

— И поэтому ты держишь Уилсона в домике?

— Да.

Утро было замечательное: яркое и свежее. Мы прошли к лошадям, спустились по склону холма, выйдя на тропу, по которой поедет Лаура в миле от лагеря, стали ждать.

Когда показалась повозка, я сначала подумал, что Лаура собирается задавить нас, но она все же остановилась.

Лаура побледнела, лицо ее застыло как маска, в глазах полыхала ярость.

— Теперь вы за мной шпионите! — В ее грубом сердитом голосе не чувствовалось и намека на нежность.

— Не за вами, — ответил я, — за Пайсано и Дуайером.

Она сморщилась, словно я ее ударил, хотела что-то сказать, затем поджала губы.

— Они убили Хуана Торреса, — продолжал я. — Вместе с Уилсоном.

— Если вам так кажется, почему вы их не арестуете? Боитесь?

— Жду. Иногда на мелкую рыбешку, которую оставляешь на крючке, клюет большая рыба. Вы, например, привезли им деньги и продукты, а это делает вас сообщницей. Вас будут судить за соучастие в убийстве.

И тут она не на шутку испугалась. Лаура слишком много мнила о своём положении в обществе — правда с моей точки зрения она не заслуживала вообще никакого положения — поэтому ареста очень боялась.

— Вы не осмелитесь!

Хотя Лаура произнесла это, однако ни на секунду не верила сказанному. Она прекрасно понимала, что меня ничто не остановит, и испугалась до обморока.

— Ваш отец слишком долго покупал наемных убийц, для таких людей здесь больше нет места. Все, больше нам говорить не о чем.

Лицо Лауры исказила злобная гримаса.

— Дайте мне проехать! — потребовала она.

Мы шагнули в сторону, и Лаура посмотрела на Оррина.

— Когда мы встретились, ты был ничем, ничем и останешься.

Мой брат снял шляпу.

— Учитывая обстоятельства, позволительно ли мне забрать свои вещи?

Она хлестнула лошадей кнутом и уехала, а мы направились по холмам к городу.

— Хочу переехать. Пока она не вернулась домой, — сказал Оррин.

Когда я вернулся в город, там было спокойно. Феттерсон, увидев меня, подошел к решетчатой двери камеры. Он знал, что я отсутствовал, и беспокоился, поскольку не мог предположить, чем я занимаюсь.

— Пайсано с Дуайером ждут на окраине Моры, — объяснил я. — Но они тебя из тюрьмы не освободят, однако Приттс. им за что-то заплатил. Догадайся, за что?

Феттерсон вопросительно посмотрел мне в лицо и вдруг повернулся к маленькому окошечку. За ним в трех сотнях ярдов поднимался лесистый склон холма, а справа, меньше чем в шестидесяти ярдах, виднелась крыша магазина.

Он снова посмотрел на меня.

— Тай, я не должен здесь оставаться.

Феттерсон не дурак и знал, что Приттс никому не доверяет. Феттерсон скорее умрет, чем заговорит, однако Приттс в это не верил и намеревался устранить подручного, причем как можно быстрее.

— Фетт, — сказал я, — твое дело подходить или не подходить к этому окну. Или… — я помолчал и дал ему самому возможность догадаться, что от него требуется, — можешь рассказать все, что произошло.

Он резко отвернулся, отошел к своей койке и лег. Стало ясно, что теперь его, кроме Уилсона, будет беспокоить и это окно.

— Расскажешь все — спасешь свою шкуру, — продолжал я. — Уилсон не пил три дня и выложит все, что знает, с часу на час. Тогда нам на тебя будет наплевать.

Затем я отправился к Серану Сент-Рену, самому влиятельному человеку Моры, куда пригласил Винсенте Ромеро, Олли Шеддока, Билла Секстона и Оррина. Мы долго говорили.

— Мне нужно десять временных заместителей шерифа, — сказал я. — Пусть пятерых выберет Серан, а пятерых — Ромеро. Нужны солидные, уважаемые люди, не важно владеющие оружием или нет, но непременно достойные и солидные.

Они их назвали, и мы все обсудили. Я, ничего не утаивая, обрисовал ситуацию. Без прикрас.

Уилсон заговорил. Он рассказал, что участвовал в убийстве Торреса и еще нескольких человек, назвал остальных преступников.

Кстати, я сообщил, что Пайсано и Дуайер скрываются на холмах и скоро их предстоит взять. Я сдержал слово, данное Тине Фернандес, а Серан предложил отправиться за ней с двумя всадниками. Серана любили, уважали и боялись.

Про Джонатана Приттса я старался упоминать как можно меньше, рассказал только о нашей встрече в Абилине, о разговоре в Санта-Фе, о людях, собравшихся у Пони-Рок, о том, что случилось после. Сент-Рен был старым другом семьи Альварадо и многое знал.

— И что вы, сеньор, собираетесь делать?

— По-моему, Феттерсон тоже скоро заговорит, — ответил я, — у нас есть показания Уилсона и Тины, мы с Кэпом расскажем, как проследили убийц до Трес-Ритос.

— А что же с миссис Сэкетт? — спросил Сент-Рен.

Вот тут я заколебался.

— Не стоит вмешивать женщину в такие дела.

Все согласились, и собрание закончилось. А мне предстоял последний разговор с Феттерсоном.

Так, значит, дело идет к концу. Во мне больше не было гнева. Хуан Торрес умер, и еще одна смерть не воскресит его. Джонатан Приттс будет страдать, видя, как рушатся его хитроумные планы. Я знал, что Винсенте Ромеро был самым уважаемым человеком среди испаноязычного населения, а Сент-Рен — среди англосаксов. Как только они выскажут свое мнение, Приттс потеряет влияние и здесь, и в Санта-Фе.

Мы с Оррином шли обратно к тюрьме; и мне было приятно идти рядом с ним. Мы братья не только по крови, но и по духу.

— Тебе тяжело, я знаю о твоих чувствах к Лауре, — начал я, — но, Оррин, ты любил то, о чем мечтал. Люди часто сначала создают мечту, но когда дело доходит до свадьбы, они понимают, что та девушка существует только в фантазиях.

— Может быть, — хмуро отозвался Оррин. — Мне не стоило жениться.

Мы остановились напротив конторы шерифа, к нам вышел Кэп.

— В городе Том, — предупредил Кэп, — он пьян и ищет драки.

— Пошли поговорим, — сказал Оррин.

Кэп поймал Оррина за рукав.

— Только не ты, Оррин. Ты подействуешь на него, как красная тряпка на быка. Если он тебя сейчас увидит, наверняка произойдет перестрелка.

— Перестрелка? — Оррин недоверчиво улыбнулся. — Кэп, да ты, наверное, с ума сошел. Ведь Том мой лучший Друг!

— Послушай, — коротко ответил Кэп, — ты не глупый человек. Много ли ты видишь смысла в двух третях здешних убийств? Случайно толкнули человека и пролили его виски; кто-то сказал не то, что следует… Убийства чаще бывают бессмысленными.

— Том мне не угрожает, — спокойно настаивал Оррин. — Я поставлю на эта свою жизнь.

— Совершенно напрасно ты так поступаешь, — ответил Кэп. — Этот человек теперь не тот Том Санди, который перегонял с нами коров. Он стал злым и имеет зуб против тебя. С тех пор, как Том стал жить один, он постоянно пьет.

— Кэп прав, — согласился я. — Том зол на тебя.

— Ладно, мне не нужно неприятностей ни с ним, ни с кем-нибудь другим.

— У тебя скоро выборы, — добавил Кэп. — Устроишь с кем-нибудь перестрелку, и многие переметнутся к твоему противнику.

Оррин неохотно сел в седло и отправился на ранчо. Впервые в жизни я обрадовался, что брат уехал. Из месяца в месяц происходили различные события, но Том Санди оставался в стороне. Меньше всего мне хотелось столкновения между Томом и Оррином.

Любой ценой этой перестрелки следует избежать как ради сохранения добрых отношений между Оррином и Томом, так и ради будущего моего брата.

Олли появился у конторы сразу после отъезда Оррина.

— Приттс в Санта-Фе, — сказал он. — И, похоже, ничего не добился. Там были Винсенте Ромеро и Сент-Рен, и кажется, после их визита у него ничего не выйдет.

Тина оставалась в городе вместе с Друсильей, а с Уилсона мы взяли заверенные под присягой показания. Мне кажется, он собрался признаться во всем, потому что в сущности Уилсон был неплохим парнем, только попал в скверную компанию, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Он рассказал все, вплоть до сборища у Пони-Рок, и мы записали его показания перед семью свидетелями — тремя мексиканцами и четырьмя англосаксами. Когда подойдет время суда, я бы не хотел, чтобы адвокат утверждал, будто показания выбиты силой. Но Уилсон не сопротивлялся и выложил все, что знал.

В среду вечером я пошел повидать Феттерсона. Он выглядел изможденным и испуганным. Фетт — крепкий парень, однако никому не нравится быть призовой мишенью в тире.

— Послушай, — сказал я, — не могу тебе ничего обещать, кроме поблажки на суде, но чем больше ты будешь с нами сотрудничать, тем лучше. Если хочешь выйти из этой камеры, говори все как есть.

— Ты тяжелый человек, Тайрел, — хмуро сказал он, — если уж во что вцепишься, то не отпустишь.

— Фетт, — продолжал я, — время таких, как мы, прошло. Люди теперь предпочитают улаживать дела в суде, а не на поединках. Женщины и дети, переезжающие на Запад, хотят ходить по улицам без боязни быть задетыми шальной пулей. Человек должен меняться вместе с временами.

— Если я заговорю, меня повесят.

— Может и нет. Люди мечтают покончить с беззаконием, и может, не станут наказывать за прошлое.

Он все еще колебался, поэтому я оставил его и вышел на прохладную улицу. Хорошо, что Оррин был на ранчо, в случае чего мне поможет Кэп, который находился где-то недалеко.

Из здания тюрьмы вышел Билл Ши.

— Если хочешь, можешь прогуляться, Тайрел, — предложил он, — нас здесь трое.

Оседлав Монтану, я поехал повидать Друсилью. Ночью в высокогорной пустыне небо чистейшее, а звезды висят так низко, что, кажется, можно сбить их палкой. Друсилья продала большой дом недалеко от Санта-Фе и проводила большую часть времени в маленьком, но уютном домике рядом с Морой.

Она встретила меня, мы вместе прошли в дом, и я рассказал ей о встрече с Ромеро и Сент-Реном и о Феттерсоне.

— Тайрел, переведи его в другое место, где он будет в безопасности. Нельзя его там держать.

— Я хочу, чтобы он дал показания.

— Переведи его, — настаивала Друсилья. — Ты обязан так поступить. Подумай, как ты себя будешь чувствовать, если его убьют.

Конечно, она была права.

— Хорошо. Это первое, что я сделаю завтра утром.

Иногда человек меньше всего говорит о самых значимых для него вещах. Так было и у нас с Друсильей. Не проходило ни дня, чтобы я о ней не думал, она всегда была со мной, но когда мы оказывались рядом, слов не находилось. Да и не надо, мы все понимали без слов.

Самыми счастливыми часами в своей жизни я считаю те, которые провел с ней в поездках или за столом в ее доме. И я всегда буду помнить ее лицо при свечах — кажется, такой я видел ее всегда — мягкий шелест юбок, звон столового серебра и хрусталя… и голос Дру -всегда ровный и немного взволнованный.

В этом старом испанском доме с толстыми глинобитными стенами царило спокойствие и умиротворение. Входишь в такой дом и тут же попадаешь в другой мир, оставляя все проблемы, сомнения и тревоги дня снаружи.

— Когда все закончится, Дру, — сказал я, — мы не станем больше ждать. А дело идет к концу.

— А по-моему, вообще не нужно ждать. — Она отвернулась от окна и стояла, глядя на меня. — Я готова.

— Дело есть дело. Надо завершить расследование. Осталось совсем немного, потом я сниму значок шерифа и оставлю все должности Оррину.

Внезапно у меня возникло нехорошее предчувствие и я заторопился.

— Мне надо ехать.

Друсилья проводила меня до двери.

— Иди с Богом, — попрощалась она и ждала, пока я не скрылся из вида.

Этой ночью в городе произошло событие, но не то, которое я ожидал.

Глава 19

Это случилось, когда я оставил коня напротив салуна, чтобы в последний раз обойти город. Было где-то около десяти — для Моры время позднее. Я вошел в салун и попал в переделку.

В центре стояли двое, глядя друг на друга, остальные прижались к стенам.

Небезызвестный Чико Крус, мерцая пустыми черными глазами, напряженно и одновременно беспечно, улыбался.

Лицом к нему стоял Том Санди. Огромный, светловолосый, небритый, как обычно в последнее время, отяжелевший, но по-прежнему мощный и уверенный в себе.

Никто из них меня не заметил. Их внимание было сосредоточено друг на друге. Смерть повисла в воздухе, как отблеск молнии на скалистом горном утесе. Как только я вошел, они выхватили револьверы.

Я видел все собственными глазами. Мелькнула рука Чико Круса. Трудно поверить, что человек может двигаться так быстро. Вдруг Чико странно дернулся, и его тело переломилось, револьвер выстрелил в пол, а Том Санди шагнул к поверженному противнику.

Чико пытался поднять оружие, а Том остановился и с мрачным видом, беспощадно и жестоко дважды выстрелил.

Револьвер Круса упал, гулко ударившись об пол. Чико повернулся, в этот момент наши глаза встретились, и он отчетливо сказал в возникшей после грохота выстрелов тишине:

— Это не ты…

Затем рухнул как подкошенный, его шляпа покатилась по полу. Чико Крус был мертв.

Том Санди повернулся и уставился на меня, его глаза пылали страшным огнем.

— Хочешь меня взять? — с вызовом спросил он.

— Это был честный поединок, Том, — спокойно возразил я. — Зачем же тебя арестовывать…

Он, оттолкнув меня, вышел, а салун взорвался возбужденными голосами.

— Никогда бы не поверил…

— Самый быстрый выстрел, который я видел…

— Чико! — голоса были наполнены изумлением. — Он убил Чико Круса!

Раньше я полагал, что если дело дойдет до стрельбы, Оррин сумеет за себя постоять в поединке с Томом Санди. Теперь я засомневался.

Оррин на редкость хладнокровен, это я знал, как никто другой, но он не шел ни в какое сравнение с Томом по быстроте реакции. К тому же у него была слабость, которая могла оказаться смертельно опасной. Оррин на самом деле любил Тома Санди.

А Том?

В последнее время мне почему-то казалось, что у Тома вообще не осталось чувств по отношению к людям, кроме, возможно, меня.

Нашей дружной четверки больше не существовало. Том замкнулся в себе, стал обидчивым и жестоким.

Когда убрали тело Чико, я пытался выяснить, с чего начался скандал, но это была одна из множества драк в салунах, возникающих спонтанно. Два вспыльчивых человека не пожелали уступить друг другу. Может быть, причиной послужили слова, может, опрокинутый стакан или что-то еще… А как следствие — пошли в ход револьверы.

Том уехал из города.

Когда я подошел к тюрьме, Кэп, Бэбкок и Ши сидели на ступеньках. Через окно я увидел Феттерсона и вошел в коридор, отделяющий камеры.

— Это правда? То, что они говорят?

— Том Санди убил Чико Круса… Опередил его в выстреле.

Феттерсон не верящее покачал головой.

— Никогда бы не поверил. Я думал, Чико Крус самый быстрый… не считая тебя. — Феттерсон вдруг ухмыльнулся. — А как насчет Тома? Вы по-прежнему дружны?

Его слова меня разозлили, я резко обернулся, и он отступил от решетки; но все еще ухмылялся.

— Ну, я просто спросил! — воскликнул Феттерсон. — Некоторые так и не поверили, когда ты выгнал Круса с ранчо Альварадо.

— Том мой друг, — ответил я, — и мы останемся друзьями.

— Может быть, — согласился он, — может быть. — Феттерсон снова подошел к решетке. — Похоже, проблемы не у меня одного.

Выйдя в темноту, я повторил те же слова Кэпу. Он слушал, задумчиво покачивая головой.

— Тайрел, — сказал Кэп, — пыль съеденная на перегоне, связывает крепче крови, но будь осторожен с Томом Санди. Не расслабляйся ни на секунду. Он не в себе, словно старый бизон, покинувший стадо. — Кэп вынул трубку изо рта и выбил ее о столб навеса. — Помяни мои слова, Тайрел! Сегодня он начал убивать, и теперь его ничто не остановит. Следующим будет Оррин, за ним — ты.

Ночью я сел в седло и поехал на ранчо, чтобы переночевать там. По пути остановился лишь у реки, вспомнив погибшего Хуана Торреса. Мы живем в стране с жестокими нравами, но пришло время начать спокойную жизнь. Я не хотел признаваться себе, что Кэп был прав, но боялся. Очень боялся.

Этот поединок, который не имел отношения к Приттсу, Альварадо или ко мне, спровоцировал целый ряд событий от Санта-Фе до Симаррона. Началось чуть ли не светопреставление. А может, Приттс оказался слишком хитер и, чувствуя, что его влияние уменьшается, решил воспользоваться происшедшим?

Приттс с дочерью переехали обратно в Мору и, казалось, решили там остаться.

Приближался день суда над Уилсоном и Феттерсоном, обвиняемым в убийстве Хуана Торреса. Ночью мы перевезли Феттерсона в старый глинобитный дом в начале улицы, построенный как крепость, а перед рассветом положили в камеру чучело, хорошо видное в окно. Со склона под нами раздались выстрелы, и мы погнали коней, чтобы перехватить стрелков. У них были винтовки «шарп» для охоты на бизонов. Оба стрелка увидели, как мы спускаемся с холма, отрезая им путь, но ничего не могли поделать.

«Шарп» хорошая винтовка, но однозарядная. Прежде чем эти люди смогли добраться до лошадей или перезарядить винтовки, мы уже держали их под прицелами винчестеров.

Пайсано и Дуайер. Казалось бы, пойманы с поличным, однако нам нечего было предъявить им, кроме двух пуль в чучеле.

Но именно это стало последним событием, сломавшим Джонатана Приттса. Мы захватили четырех из семерых убийц Хуана Торреса, а спустя несколько часов поймали еще двоих. Седьмой же больше не причинит никому вреда. Похоже, однажды вечером он напился, и по дороге домой его лошадь понесла. Он вывалился из седла и потерял револьвер, а его нога осталась в стремени. Его нашли застрявшим в кустарнике, и смогли опознать лишь по новым сапогам, седлу и лошади. Человека, которого протащила по земле лошадь — не слишком приятно видеть, к тому же он был мертв не менее десяти-двенадцати часов.

Олли приехал в контору шерифа с Биллом Секстоном и Винсентом Ромеро. Они готовили политическое собрание, где собирался выступить Оррин. Должны были приехать несколько видных деятелей из Санта-Фе. Для Оррина этот день очень много значил.

Место и время были подходящие. Люди собирались с самых дальних ранчо как на праздник, одетые в воскресную одежду.

Готовясь к событию, я обошел отпетых смутьянов и дал им на этот день выходной. То есть объяснил, что они могут ехать наслаждаться красотами Лас-Вегаса, Сокорро или Симаррона и как можно быстрее.

Они послушались.

— Ты слышал разговоры? — спросил меня Ши.

— Какие?

— Говорят, Том Санди придет рассчитаться с Оррином.

— Том Санди и Оррин друзья, — возразил я. — Знаю, Том стал другим, но не верю, что он зашел так далеко.

— Зря так думаешь, Тайрел. Можешь поверить, у Санди не осталось ни единого друга. Он дурной, как гризли среди зимы без берлоги, к нему люди опасаются подходить. Он изменился, каждый день по несколько часов стреляет из револьвера. Люди боятся проезжать мимо его ранчо, потому что пули летают там, словно пчелы.

Том никогда не думал об Оррине как о ганфайтере. К тому же Том не знает его так, как я.

— Это еще не все. — Ши положил сигару на край стола. — Ходят разговоры о том, что случится, если с Санди встретитесь вы.

Вот тут я разозлился, встал, прошел по кабинету и выругался. Такое происходит не часто. И между прочим, большинство ганфайтеров не выносят ругательств, виски и многословия.

Но одно я знал точно: Оррин не должен встретиться с Томом Санди. Даже если Оррин выиграет поединок, он потеряет голоса избирателей. Еще несколько лет назад не имело бы значения участвовал Оррин в перестрелке или нет, но времена изменились, и теперь это могло разрушить карьеру моего брата.

Если бы Оррин смог уехать из города… Но это невозможно. Он готовит речь для большого политического собрания. А Том появится в городе как раз в это время.

— Спасибо, — поблагодарил я Ши, — спасибо за предостережение.

Оставив Кэпа в конторе, я поехал на ранчо. Оррин был там, и мы сели обедать с мамой. Так хорошо снова сидеть за одним столом. Мама расцвела и много говорила за обедом, совсем как в старые времена.

На следующий день, в воскресенье, мы с Оррином решили отвезти маму в церковь. Утром светило ленивое ласковое солнце, Оррин вез маму на повозке, а я с младшими братьями ехали рядом верхом.

Мы были одеты в черные шерстяные костюмы, и представляли внушительное зрелище — четверо рослых сыновей вокруг хрупкой маленькой женщины, тоже в черном. Друсилья также приехала в церковь и стояла рядом с мамой. Я был горд и счастлив.

Эту службу я не скоро забуду, потому что и Олли был с нами и мы вместе пели и слушали.

Доходили ли до Оррина слухи о Томе или нет, не знаю, но я счел необходимым предупредить его, и если думал, что он отнесется к ним легкомысленно, то ошибался. Он выслушал все до конца и казался совершенно серьезным.

— Но я не могу уехать, — сказал он, — ведь все будут знать, почему я так сделал, и сочтут мой поступок трусостью. Из-за этого я потеряю не меньше голосов, чем из-за участия в перестрелке.

Конечно, он был прав, мы ждали от Оррина серьезной речи, которая станет его стартом в политику и готовились к большому политическому событию не без страха. На собрание должны были приехать люди из Санта-Фе, а некоторые даже из столицы.

Все знали о выступлении Оррина и каждый догадывался, что обязательно появится Том. И никто не мог ничего сделать. Все ждали.

Джонатан Приттс понимал, что его не пригласили намеренно. Теперь он не сомневался, что развод Лауры с Оррином ничуть не повлияет на карьеру брата.

Джонатану стало известно, что скоро состоится суд, и прежде чем адвокат приступит к перекрестному допросу Уилсона и остальных убийц, откроется его неблаговидная роль в деяниях на территории штата. Разоблачения можно избежать, лишь убив Оррина и меня, да еще совершив нападение на тюрьму…

Он не осмелится.

Или осмелится?

Глава 20

Солнце пригревало уже в те ранние часы, когда я выехал с ранчо. Городок отдыхал. Ленивый дворовый пес, который лежал в пыли, при моем приближении небрежно помахал хвостом, словно говоря: не трожь меня и я не трону тебя.

Кэп Раунтри тщательно оглядел меня своими проницательными стариковскими глазами.

— Сделал боевую раскраску, малыш? Если нет — то скорее начинай. У меня сегодня плохие предчувствия.

Осторожно спешившись, я встал рядом с Кэпом и посмотрел на склоны холмов, вырисовавшиеся на фоне неба. Люди в городе начали подниматься с постелей или только собирались сделать это, думая о предстоящем мероприятии. Сегодня Оррин должен произнести речь, потом состоится концерт местного оркестра, многие принесут с собой корзинки с едой для семейного пикника во время знаменательного события.

— Надеюсь, он не появится.

Кэп набивал трубку табаком.

— Он придет обязательно.

— Что произошло, Кэп? Когда все началось?

Он прислонился худым плечом к столбу, поддерживающему навес.

— Можно сказать, что все началось у сгоревших фургонов, когда они с Оррином поспорили о найденных деньгах. Никто не любит, когда доказывают, что ты не прав. Или все началось у ручья Бакстер-Спрингс. А может, в тот день, когда они родились. Иногда встречаются люди, которые не могут переносить друг друга с момента встречи… Или ненависть возникает ни с того, ни с сего. Трудно сказать.

— Они гордые люди.

— Тайрел, не забывай — Том превратился в убийцу. Для некоторых эта заразная болезнь, как бешенство. Они убивают до тех пор, пока их самих не уничтожат.

Мы некоторое время стояли молча, погрузившись каждый в свои мысли. Что сейчас делает Друсилья? Встала, умылась, причесала свои длинные темные волосы и завтракает?

Повернувшись, я вошел в контору шерифа и начал просматривать накопившуюся за день почту. Меня ждал сюрприз: пришло письмо от нашего старшего брата Телля. Он находился в Вирджиния-Сити, штат Монтана, и собирался навестить нас. Мама очень обрадуется, ведь мы так давно не видели Телля.

Было и еще одно письмо — от девушки, которой мы послали деньги, найденные в сожженном фургоне… Она собиралась переезжать на Запад и хотела повидать нас. Письмо было переправлено из Санта-Фе, где пролежало несколько недель, значит, к этому времени она должна находиться где-то поблизости.

Я испытал странное чувство, получив это письмо именно сегодня, думая о временах, когда наступили наши разлады.

Вошел Кэп, и я сказал:

— Собираюсь попить кофе с Друсильей. Останешься за меня?

— Давай, мальчик, давай.

К этому времени на улицах стал собираться народ, некоторые несли флаги штата и США. То там, то здесь стояли повозки, нагруженные корзинами с ленчем. Вокруг ходили крепкие, широкоплечие мужчины в воскресных одеждах и женщины в чепчиках и нарядных платьях из клетчатой ткани. Мальчишки бегали и резвились, в то время как матери ругали их, а девочки — накрахмаленные, в ленточках и кружевах — посматривали на мальчишек с завистью и презрением.

Хорошо ощущать себя живым и невредимым. Но все вокруг, казалось, движется замедленно. Неужели так человек чувствует себя в свой последний день? Неужели приближается мой конец?

Когда я постучал, Друсилья открыла дверь сама. В ее голосе звучало беспокойство.

— Как насчет чашечки кофе для бедного бродяги? Я проходил мимо, а ваш дом выглядел таким гостеприимным.

— Заходи, Тай. Тебе не нужно спрашивать разрешения.

— Сегодня в городе — большой день. Никогда не видел столько народа на улицах. Я заметил приезжих из Санта-Фе, Ратона и Дюранго.

Служанка принесла кофе. Мы сидели за столом, глядя через широкое окно на город и склон холма. В конце концов я встал, Друсилья проводила меня до двери и положила ладонь на мой рукав.

— Оставайся здесь, Тай… не ходи.

— Мне надо идти. Думаю, день будет тяжелым.

Народу на улицах было много, особенно в том месте, где Оррин должен был держать речь. Стояли фургоны, люди заранее занимали места, чтобы быть поближе к выступающим. Когда я дошел до конторы шерифа, Оррин уже находился там — в черном сюртуке и узком галстуке. Он улыбнулся мне, но глаза его оставались серьезными.

— Ну иди выступай, — сказал я, — сегодня ты представляешь всю нашу семью.

Я остался в конторе. Кэп на улице выяснял, что, где и как происходит. Как хорошая охотничья собака шел по следу тех или иных слухов.

Тома Санди никто не видел, вокруг тюрьмы все было спокойно. Джонатан Приттс также не появлялся. Мои помощники нервничали, у большинства из них были семьи, им хотелось провести праздничный день с ними.

Мама с младшими братьями приехали около полудня в повозке, которой правил Джо. Олли занял для них место, откуда было хорошо слышно выступающих. Мама никогда раньше не слышала публичные выступления Оррина. В те времена вообще любое политическое собрание становилось грандиозным событием, и человек, умевший говорить внятно и убедительно, пользовался всеобщим уважением.

В тот день на мне были сапоги и черные шерстяные брюки навыпуск, стиль, входивший в моду, — серая рубашка с узким галстуком, вышитая мексиканская куртка и черная шляпа. И конечно, оружейный пояс с кобурой, а запасной револьвер я заткнул за пояс так, чтобы его не было видно.

Около полудня Ши увидел, как в город въезжают Карибу Браун и Даблаут Сэм. И тут же доложил мне. Я направился в салун, где они привалились животами к стойке.

— Привет ребята. Заканчивайте пить и уезжайте отсюда.

Они повернулись, мы к тому времени уже были хорошо знакомы.

— Ты тяжелый человек, — сказал Браун. — Мы что, не имеем права развлечься?

— Извините, не имеете.

Мои слова не понравились, но когда они допили виски, я по-прежнему стоял у стойки.

— Если вы, ребята, поедете сейчас, к вечеру доберетесь до Вегаса, — сказал я. — Если же думаете, что сможете остаться, то отправитесь в тюрьму и выйдете в следующем месяце в это же время.

— По какому обвинению? — поинтересовался Сэм.

— Бродяжничество, сопротивление представителю власти, торговля без лицензии — чего-нибудь придумаю.

— Будь ты проклят! — воскликнул Браун. — Поехали, Сэм.

Они направились к двери.

— Эй, парни!

Они обернулись.

— Не вздумайте вернуться в город другим путем. Мои помощники внимательно следят за порядком в городе, а вы ребята известные, поэтому если появитесь снова, прикажу стрелять на поражение.

Они уехали, а я искренне обрадовался. Когда-то они входили в банду Феттерсона и участвовали не в одной перестрелке.

Улицы опустели, все направились к месту собрания, где играл оркестр. Я медленно шел по тротуару, мои шаги гулко отдавались в тишине. Дойдя до дома, где держали Феттерсона, я остановился. У входа дежурил Ши.

— Привет, Фетт.

Он встал и подошел к решетке.

— Это правда? Правда, что стреляли в камеру, где лежало чучело?

— Для тебя это неожиданность? Ты можешь отправить Приттса на виселицу, о чем он прекрасно знает. Значит, ему надо было что-то предпринять или бежать из города.

Феттерсон потер подбородок. Он выглядел обеспокоенным.

— Неужели человек способен на такую подлость? — спросил он вдруг. — Черт побери, я всегда играл с ним честно.

— Он подлец, Фетт, и использовал тебя, пока ты был ему нужен. А ты неплохой парень, по-моему, не стоит отправляться на тот свет… Ты предан человеку, который не понимает, что такое преданность.

— Может быть… может быть.

Он прислушался к оркестру, который играл «Моя дорогая Нелли Грей».

— Похоже, там весело, — произнес он с сожалением.

— Мне надо идти, — сказал я, — собрание начнется через несколько минут.

Когда я выходил, он все еще стоял у решетки. Ши догнал меня на улице.

— Ждешь неприятностей?

— В любую минуту.

— Ладно. — Он поднял ружье. — Не хочу пропустить самые интересные события.

Из-за домов послышался голос Олли, который представлял деятеля из Санта-Фе, а за ним предстояло выступать Оррину.' Я услышал его голос, но так как находился слишком далеко, слова различать было трудно.

И в этот момент внезапно произошло то, чего я никак не ожидал.

Восемь пеших человек, вооруженных винтовками, выскочили на улицу из-за здания тюрьмы. Они явно прятались всю ночь где-то в городе, поэтому и застали меня врасплох. Каждого я знал в лицо, все из банды Приттса.

Они остановились возле тюрьмы, а внутри, очевидно, находились еще один или два человека. За моей спиной Ши ничего не мог сделать, я закрывал ему поле обстрела. Надо было что-то предпринять. Я вышел на середину улицы и встал к ним лицом. Нас разделяли шестьдесят ярдов. Глядя на их винтовки и ружья, я понял, что мое дело худо, но ведь я и не ждал сегодня ничего хорошего.

Их было восемь, они не сомневались в собственных силах тем не менее им было известно, что я сумею выстрелить по меньшей мере один раз, убив одного из них… И никто не хотел стать этой жертвой.

— Ребята, сколько вы за это получили? — спросил я спокойно. — По пятьдесят долларов? Даю голову на отсечение, от Джонатана больше не дождешься… Надеюсь, у вас хватило ума получить деньги авансом?

— Нам нужны ключи! — Говорил человек по имени Скотт. — Бросай их сюда!

— Ты, Скотт, научился разговаривать… А думать? Вам же не выбраться из тюрьмы.

— Ключи!

«Скотта я убью первым. Он у них главный. И еще столько, сколько успею».

Краем глаза я заметил движение за спинами бандитов, но не осмелился отвести глаз от их лиц. Поэтому я пошел прямо на них, надеясь подойти настолько близко, чтобы при стрельбе попасть наверняка. Кто-то приближался к зданию тюрьмы незаметно для бандитов. А когда я понял, кто, замер. В этот момент в меня можно было стрелять наверняка. Я не смог бы сдвинуться с места.

Это была Друсилья.

И не одна. Ее сопровождали шесть затянутых в замшу всадников, вооруженных винчестерами, которые выглядели так, словно стрельба — это единственное для них удовольствие.

— Все, — крикнул я, — шутки в сторону. Бросайте оружие и расстегивайте оружейные пояса.

Скотт взбеленился.

— Что ты себе… — Позади него одновременно взвели затворы семи винчестеров, и он резко оглянулся. Все сразу успокоились. Кому хочется умирать? Бандитов разоружили и отправили в тюрьму.

Друсилья подвела лошадь к зданию тюрьмы.

— Их увидел Мигель, — объяснила она, — и мы поспешили на помощь.

— На помощь? Да если бы не вы, помогать было бы некому.

Мы немножко поговорили, а затем пошли к месту собрания. Когда закончится праздник, я арестую Джонатана Приттса. Арестую непременно, но — странно — мне не хотелось сажать его в тюрьму. Старику нынешнее поражение послужит достаточным наказанием, ему уже не оправиться. Если Сент-Рен, Ромеро и другие согласятся, надо изгнать его из города вместе с дочкой. Они друг друга стоили.

Представили Оррина. Он встал и начал спокойно говорить приятным звучным голосом. Причем мой брат не использовал никаких ораторских приемов в отличие от предыдущего выступавшего, просто общался с собравшимися, разговаривал как с друзьями в собственном доме. Постепенно его голос набирал силу и уверенность. На меня его слова произвели сильное впечатление.

Стоя в тени дома я слушал и гордился. Это мой брат Оррин, рядом с ним я вырос, с ним ушел из родных мест, с ним перегонял стада и дрался с индейцами.

Теперь в моем брате появилась какая-то странная сила, рожденная мыслью, мечтой и волшебством его голоса. Он говорил с собравшимися о том, в чем они нуждались и как сделать их жизнь лучше. Его понимали все, он говорил на языке ковбоев, языке жителей гор и пустынь. Моей гордости не было предела.

Повернувшись, я медленно пошел между домами, а когда вышел на залитую солнцем улицу, увидел Тома Санди.

Я остановился. Его глаза были неразличимы под тенью полей шляпы, мерцали только огоньки.

Он был огромный, крепкий, сильный, но грязный и небритый.

Никогда я еще не видел столько первозданной физической силы в человеке.

— Привет, Том.

— Я пришел за ним, Тайрел! Прочь с моей дороги!

— Он строит свое будущее, — сказал я, — а когда-то, Том, ты помог ему начать новую жизнь. Оррин будет большим человеком, и отчасти благодаря тебе.

Сомневаюсь, что Том вообще меня слышал. Он смотрел на меня как на пустое место.

— Я убью его, — зарычал он, — я давно должен был уничтожить твоего брата.

Я пытался что-то говорить Тому, однако шестое чувство предупреждало меня быть настороже. Что сказал о Томе Кэп? Он убийца и будет убивать, пока кто-нибудь его не остановит.

Этот человек хладнокровно убил Дюранго Кида, Эда Фрая и Чико Круса. Чико не успел даже сделать выстрела.

— Убирайся с дороги, Таи, — сказал Том, — я ничего не имею против тебя, я…

Я понял, что он может убить меня, и не сомневался, что скоро умру.

Только он тоже не должен выйти из поединка живым. Тогда у Оррина будет будущее. Я должен предоставить ему шанс.

Один раз я спас Оррину жизнь, спасу его и сейчас.

На улице никого не было — лишь Том Санди, человек, который был моим лучшим другом. И я. Раньше он защищал меня, мы пили воду из одних и тех же ручьев, вместе дрались с индейцами.

— Том, — произнес я, — помнишь тот пыльный холм в Пергетори, где мы…

По моей спине и лицу градом катился пот. Рубашка Тома была расстегнута до пояса, и я видел волосы на его широкой груди и широкую пряжку ремня… Его шляпа была надвинута на лоб, лицо ничего не выражало.

Это был Том Санди, мой друг, но сейчас он стал незнакомцем.

— Уйди с моей дороги, Тай, — твердил он. — Я хочу убить его.

Том говорил ровно и спокойно. Я знал, что он собирается сделать, но ведь этот человек помог мне научиться читать, одалживал книги, мы столько ездили вместе по прерии.

— Ты не сделаешь этого, — возразил я. И в этот момент он опустил руку к револьверу.

За мгновение до этого, я почувствовал, что сейчас он выхватит оружие. Одно мгновение — крохотный промежуток времени, но я моментально среагировал.

Моя рука упала на рукоятку револьвера, но рука Тома уже поднималась, в его глазах пылал холодный огонь. Я увидел, как расцвело пламенем его оружие, в тот же момент почувствовал, как подпрыгнул в руке мой револьвер, и, шагнув влево, снова выстрелил.

Том нажал на спуск, но пуля прошла мимо. Взведя курок, я воскликнул:

— Проклятье, Том, — и выстрелил ему в грудь.

Он все еще стоял, но рука с оружием опустилась.

Том смотрел на меня так, как будто хотел о чем-то спросить. Затем, шагнув вперед, бросил револьвер.

— Тайрел… Тай, что же… — Том протянул руку, но когда я бросился к нему, он тяжело упал лицом в пыль и, ударившись о землю, застонал. Затем Том перевернулся, а я, встав на колени, схватил его руку и крепко сжал.

— Тай… Тай, черт побери… — Он хрипло дышал, на его рубашке расплывалось красное пятно. — Книги… — прошептал он, — возьми книги.

Том умер, сжимая мою руку, а когда я поднял глаза, то увидел множество людей, среди которых были Оррин и Друсилья.

А чуть дальше в толпе стоял Джонатан Приттс.

Я поднялся, прошел сквозь толпу к Приттсу.

— Убирайтесь из города, — приказал я. — Уезжайте из штата. Если вы не покинете город в течение часа, либо по какой-то причине вернетесь, я убью вас.

Он молча повернулся и гордо зашагал прочь. Однако минут через тридцать они с Лаурой уехали на повозке.

— На твоем месте, Тай, должен был быть я, — спокойно сказал Оррин. — Это моя схватка.

— Нет, моя. Только моя. По-моему, Том знал, что так получится, наверное, мы оба знали… И Кэп тоже. Кэп Раунтри понял это раньше всех.


Мы с Друсильей живем на холме за Морой, иногда приезжаем в Санта-Фе. У нас шестьдесят тысяч акров земли в двух штатах и много скота. Оррин сейчас заседает в сенате штата и мечтает о большой политике.

Иногда по вечерам, когда затягиваются тени, я думаю о двух мальчишках, уехавших с холмов Теннесси, чтобы построить себе дом на Западе.

Мы его построили. У нас есть земля и скот. Однако с того дня на улице Моры, когда погиб Том Санди, я больше не вынимал оружия.

И не возьмусь за него никогда.

Примечание

1

лонгхорн — (англ.) длиннорогий; порода скота.

(обратно)

2

Новая Англия — район на северо-востоке США, включающий штаты Коннектикут, Мэн, Массачусетс, Нью-Хэмпшир, Род-Айленд и Вермонт.

(обратно)

3

Спасибо (исп.).

(обратно)

4

Гражданская война — 1861-1865 гг. — война между Севером и Югом США.

(обратно)

5

Пастух, ковбой (исп.).

(обратно)

6

Прощайте (исп.).

(обратно)

7

Кит Карсон, Дядя Дик Вуттон, Джим Бриджер — американские первооткрыватели и первопроходцы.

(обратно)

8

Сиеста — послеобеденный отдых в южных странах.

(обратно)

9

Фанданго — национальный испанский танец.

(обратно)

10

Дэвид Крокетт (1786-1836) — американский первопроходец и политик.

(обратно)

11

Эндрю Джонсон (1808-1875) — семнадцатый президент США (1865-1869).

(обратно)

12

Да (исп.).

(обратно)

13

Блэкстоун, Уильям (1723-1800) — английский юрист и правовед.

(обратно)

14

Монтень, Мишель (1533-1592) — французский философ и эссеист.

(обратно)

15

Гамильтон, Александр (1757-1804) — американский государственный деятель, первый министр финансов США.

(обратно)

16

Питт, Уильям (1759-1806) — возглавлял правительство Англии в 1783-1801 и 1804-1806 гг.

(обратно)

17

Аллисон, Клей — историческое лицо, легендарный ганфайтер.

(обратно)

18

Сангрэ-де-Кристос — кровь Христа (исп.).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20


  • загрузка...