КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400200 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170195
Пользователей - 90955

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Синхронность. Файл №419 (fb2)

- Синхронность. Файл №419 (а.с. Секретные материалы-419) 175 Кб, 42с. (скачать fb2) - Антон Иванович Первушин

Настройки текста:



Антон Первушин Синхронность Файл № 419

«Будущее всегда где-то рядом».

Специальный агент ФБР Фокс Малдер

Кембридж, штат Массачусетс 13 апреля 1997 года, 23:30

Тёплым весенним вечером двое молодых людей возвращались в кампус Массачусетского технологического института. Нам следует поближе познакомиться с ними, потому что и эти двое, и этот вечер вполне могли бы войти в Историю, если бы госпожа История допускала по отношению к себе сослагательное наклонение.

Одного из молодых людей звали Джейсон Николс. Ему было двадцать семь лет, восемь из которых он провёл в стенах Технологического института, занимаясь вопросами эффективного замораживания живых организмов с последующей реанимацией и восстановлением всех жизненных функций.

Что привело его в эту область научных изысканий? Разумеется, наиболее полный и достоверный ответ известен лишь Господу Богу, но мы вполне можем предположить, что в основе выбора, сделанного когда-то Николсом, была его юношеская увлечённость приключенческой фантастикой. На те деньги, которые ему удавалось заработать в школьные годы подстрижкой газонов или развозом газет, он покупал не жвачку или колу, а малоформатные журналы с яркими обложками типа «Азимовз мэгэзин» или «Аналог». Пятнадцать лет назад тема криогеники и анабиоза активно обсуждались на страницах журналов фантастики. Некоторые авторы называли анабиоз своеобразной машиной времени, помогающей человеку переместиться в далёкое будущее. Другие сходились на том, что эта технология должна стать обязательной компонентной межзвёздных путешествий. И тех и других объединяло убеждение, что у прикладной криогеники есть перспектива, и фундаментальные открытия в этой области — не за горами. Кроме того, Николс, несмотря на юный возраст должен был понимать, что любое серьёзное открытие в области криогеники принесёт человеку, сделавшему его, славу и богатство, а о чём ещё может мечтать мальчишка из неблагополучной и многодетной семьи, едва сводящий концы с концами?…

Впрочем, вряд ли юный Джейсон смог надолго зафиксировать свой выбор: подростки, как мы знаем, не склонны к последовательности с своих увлечениях, и тогда вся наша теория о его побудительных мотивах неверна, хотя одно известно точно — когда из двух десятков предложений, поступивших по почте в дом Николсов, три обещали предоставить юноше, только что сдавшему выпускные тесты, хорошее образование за государственный счёт, Джейсон выбрал колледж Массачусетского института и никогда не пожалел об этом.

Выбор второго молодого человека, составившего весенним вечером Джейсону Николсу компанию по пути в кампус, тоже нельзя назвать случайным. Он, как и Джейсон, занимался биохимическими процессами, происходящими в живом организме при замораживании и размораживании, но проявлял в исследованиям в области криогеники сугубо теоретический интерес. Звали этого молодого человека Лукас Менанд, и он был единственным сыном хозяина огромного ранчо на юге страны. Кроме того, семья Лукаса владела дюжиной скотобоен и имела долю в акциях сети ресторанов «Техасский рейнджер». Менанд-старший видел своего сына наследником «Мясной Империи Менандов», продолжателем дела и носителем традиций, но Лукас не хотел быть ни тем, ни другим, ни третьим. А хотел он жить самостоятельно и заниматься «чистой» наукой. Конфликт между поколениями был неизбежен, но Лукас, с детства отличавшийся незаурядным умом, нашёл изящное решение. Он сумел доказать вспыльчивому отцу, что принесёт «Империи» гораздо больше пользы не в качестве ковбоя, а как «белый воротничок», разрешивший раз и навсегда проблему консервации мяса. Об этой проблеме он знал не понаслышке, и на отца, который, понятное дело, тоже был в курсе, прочувствованная речь сына произвела впечатление.

Разумеется, Лукас собирался обмануть его, подобрав себе после колледжа что-нибудь поприличнее — космическую механику, например. Но так получилось, что он сам увлёкся проблемами криогеники, частным случаем которой и является собственно создание идеального консерванта. В результате Лукас оказался в той же научной группе, что и Джейсон и Николс, разрабатывая сходную тему. И именно тема их исследований была предметом обсуждения в этот вечер, который для одного из двух молодых учёных стал роковым.

— …Ты что, не знаешь, на что он способен? — спрашивал Джейсон, горячась. — Мак Фарлинг опять устроит «охоту на ведьм». И кого в очередной раз ждут у позорного столба?

— Надо было думать прежде, чем печатать статью, — спокойно отвечал Лукас.

Он чувствовал свою правоту в обсуждаемом вопросе, а потому даже не прислуживался к тому, что говорит коллега. Лукас и так заранее знал, что тот может сказать.

— Надо было предупредить меня, прежде чем идти к Фарлингу! — голос Джейсона зазвенел в преддверии самой настоящей истерики.

— Я предупреждал тебя, — откликнулся Лукас. — И не один раз.

— Ты врёшь! Ты всё врёшь! Пошёл и донёс за моей спиной!

— Ты преувеличиваешь своё значение для проекта…

Ни Лукас, изображавший ледяное спокойствие, ни тем более разгорячённый Джейсон, не обратили внимания на пожилого и болезненно худого человека, увязавшегося за ними с минуту назад. Но человек не стал дожидаться и сам постарался обратить их внимание на себя. Он быстро обогнал молодых учёных и преградил Менанду дорогу. Лукас был вынужден остановиться.

— Что вам? — неприязненно спросил он.

Наследник «Мясной империи» не любил случайных встреч и знакомств.

— Я хочу поговорить с вами, — сказал старик. — Это очень важно.

— Мы заняты, — Лукас отстранил незнакомца и проследовал дальше.

Но старик не отставал.

— Эта улица опасна, — сообщил он.

— Я понял, — отозвался Лукас. — Большое спасибо. Мы это учтём, — он чуть повернулся к Джейсону и подчёркнуто громко спросил у коллеги: — Ради тебя я должен был лгать Фарлингу?

— Кто тебя просил лгать? — возразил Джейсон, который был слишком поглощён своими проблемами, чтобы замечать какого-то старика.

— Я прибыл издалека… — снова попытался вмешаться в их беседу старик.

— Опять вы? — удивился Лукас. — Что вам нужно? Наверное, денег? — он покопался в кармане и извлёк серебряную монету. — Вот возьмите. Здесь доллар.

Но незнакомец пренебрёг монетой. Резким движением он схватил Лукаса за грудки. Он неожиданности Менанд выпустил из рук кожаную папку с бумагами. Она раскрылась, и с десяток страниц разлетелись по асфальту.

— Поймите же! — в отчаянии крикнул старик. — Я пытаюсь спасти вам жизнь!

— Да вы сумасшедший! — сообразил Лукас. — Маньяк!

Он стал вырываться, пытаясь освободиться от цепкого старика, и тут ему помог Джейсон. Несмотря на то, что молодой учёный не испытывал особенно тёплых чувств к Лукасу, которого считал своим конкурентом и стукачом, видеть, как избивают коллегу, он не мог, а потому поспешил на выручку, обхватив «маньяка» со спины. Старик сразу же обмяк и выпустил Лукаса.

— Псих какой, — пробормотал наследник «Мясной империи», присел на корточки и дрожащими руками принялся собирать рассыпавшиеся бумаги.

Рядом резко затормозил патрульный «бьюик», дверца со стороны водителя открылась, и из машины вылез полицейский при полном обмундировании.

— В чём дело? — спросил он, освещая место происшествия сильным переносным фонарём.

— Вон тот старик напал на меня, — сердито заявил Лукас, отрываясь от своего занятия по сбору выпавших листков и указывая на незнакомца.

— Он просто переволновался, — сказал сердобольный Джейсон.

Полицейский подошёл ближе и посветил фонариком старику в лицо. Тот на секунду зажмурился, а потом быстро и сбивчиво заговорил:

— Послушайте меня, послушайте… Я хотел помочь… Этот молодой человек… он не должен идти… иначе умрёт… Он умрёт сегодня… ровно в одиннадцать сорок шесть… под автобусом…

Полицейский опустил фонарь. Ему было всё ясно. Этот старик — сумасшедший бродяга. Возможно, сбежал из психушки или из дома для престарелых. Таких бродяг в Америке пруд пруди, но в Кембридже ему не место. Старика следует доставить в участок, сфотографировать и послать запрос по линии поиска пропавших без вести.

— Пойдём, папаша, — сказал полицейский, беря старика под локоть. — Прокатимся.

— Вы не понимаете, — старик тяжело дышал, как после длительной пробежки, а потому сглатывал окончания произносимых слов. — Этот мальчик… он умрёт…

— Все там будем, — философски отозвался полицейский, увлекая «сумасшедшего бродягу» к своему «бьюику».

— Нет! — воскликнул старик. И полицейскому пришлось обхватить его за талию, чтобы тот не вырвался и не убежал.

— Успокойся, папаша, — сказал полицейский. — Мы во всём разберёмся.

— Джейсон! — позвал старик, обращаясь к молодому учёному. — Останови Лукаса. Следи за ним, не давай переходить дорогу. Помни, в одиннадцать сорок шесть его собьёт автобус! Не допусти этого! Спаси Лукаса!

— Всё будет сделано, папаша, — успокаивающе приговаривал полицейский, заталкивая старика на заднее сиденье «бьюика». — Не беспокойся.

— Помни, Джейсон! В одиннадцать сорок шесть!..

Лукас тем временем собрал рассыпавшиеся бумаги в папку и выпрямился.

— Откуда он знает наши имена? — спросил у него Джейсон.

Он был немало заинтригован случившимся, а особенно — последними словами старика. Лукас пожал плечами:

— Возможно, он слышал, как мы обращаемся друг к другу.

— Но я не помню, чтобы мы обращались друг к другу.

— Тогда не знаю, — Лукас сунул вновь обретённую папку под мышку. — Меня это, видишь ли, мало интересует.

Наследник «Мясной империи» пошёл по аллее, а Джейсон ещё задержался, провожая взглядами отъезжающий «бьюик». Он увидел, как старик, прижав морщинистое лицо к боковому стеклу, что-то вновь пытается сказать ему, но слов за шумом двигателя слышно не было.

Впрочем, догадаться не составило большого труда. Скорее всего, старик лишь повторял уже сказанное. Все сумасшедшие зациклены на своих безумных идеях и всегда распаляются, когда их не принимают всерьёз.

Джейсон взглянул на часы. Было одиннадцать сорок две. Оставалось четыре минуты до… До чего? До того, как Лукаса собьёт автобус?… Всё это немыслимый бред!

А если не бред? Если этому старику действительно известно, что произойдёт в ближайшем будущем? Откуда, например, он узнал наши имена?

Юношеская увлечённость фантастикой давала себя знать и сегодня: Джейсон верил, что чудеса существуют, что пришельцы посещают землю, что динозавры не вымерли, а среди людей живут экстрасенсы, способные передвигать предметы взглядом и видеть будущее. Кто-то назовёт это «застарелым инфантилизмом», но сам Джейсон предпочитал думать, что подобная вера расширяет кругозор и приносит настоящему учёному больше пользы, нежели вреда, а потому её нужно холить и лелеять, прислушиваясь к малейшим подсказкам, идущим из подсознания.

Вот и сейчас молодой биохимик ощутил совершенно необъяснимую с рационалистических позиций уверенность, что в зловещем предупреждении странного старика есть доля правды, и если Лукаса не остановить, он погибнет.

Повинуясь импульсу, Джейсон побежал и довольно быстро нагнал коллегу.

— Лукас, подожди, — позвал он. — Постой! Давай поговорим.

— Нам не очень больше говорить, — отрезал Лукас, даже не замедлив шаг.

Он был очень зол и на Джейсона, и на безумного старика, напугавшего его до полусмерти, — оба они на какое-то время соединились в его сознании, и наследник «Мясной империи» не хотел их не видеть, ни слышать. Это стоило ему жизни.

Джейсон почти сразу отстал. Пренебрежение Лукаса обидело его. У молодого биохимика и без того хватало причин не любить этого надутого богатея из Техаса, возомнившего себя великим учёным. Мало того, что он претендовал на ту же тему, которой уже восемь лет занимался Джейсон, он посмел обвинить его в подтасовке данных! Понимает ли он, что для Джейсона подобное обвинение — это не просто лишение гранта или отстранение от работ на институтском оборудовании? Понимает ли он, что для Джейсона это крах всех надежд, конец жизни? Нет, не понимает. И никогда не поймёт.

В одно мгновение Джейсон забыл и о предупреждении старика, и о своей вере в чудо — обида и злость вытеснили всё. Молодой биохимик развернулся и пошёл в противоположном направлении. Конкретной цели у него пока не было, но он точно знал, что в кампус сегодня вернётся нескоро.

Стал накрапывать мелкий холодный дождик, но внимание Джейсона было привлечено большим городским автобусом, выворачивающим с шоссе ему навстречу. Молодого биохимика словно ударили. Настроение его вновь переменилось. Джейсон оглянулся и увидел, как в стоне ярдов от него Лукас переходит дорогу, на которую и выезжал автобус. Всё складывалось один к одному, а тут ещё наследник «Мясной империи» попытался раскрыть зонтик, спасаясь от дождя, и вновь выронил свою папку. Ругаясь, он наклонился, чтобы собрать рассыпавшиеся листки, и Джейсон понял, что сейчас произойдёт непоправимое.

— Лукас! — закричал он и побежал к коллеге.

Лучше бы он оставался на своём месте. Потому что немолодой водитель автобуса, очень уставший за этот длинный рабочий день и непростительно рассеянный, отвлёкся от дороги ещё больше, будучи захваченным зрелищем бегущего по тротуару и кричащего человека. Водитель подумал: наверное, что-то случилось, раз этот юноша бежит и кричит. Он притормозил, уравнивая скорость автобуса со скоростью бегущего, но тот скрылся за стоявшими у обочины машинами, и на короткий отрезок времени водитель потерял его. Теряясь в догадках, водитель перевёл взгляд на дорогу и с ужасом увидел, что прямо перед автобусом, на дороге, находится другой человек — он сидит там в нелепой позе и…

Ничего больше водитель автобуса разглядеть не успел. Он резко нажал на тормоз, но любая система имеет задержку срабатывания, и глухой удар, последовавший за этим, был предопределён.

Джейсон в подробностях видел, как это случилось. Только что его коллега Лукас Менанд, ничего не замечая вокруг, собирал свои листки с асфальта, а в следующее мгновение на него накатила громада автобуса, и наследника «Мясной империи» отбросило ярдов на пятнадцать.

Джейсон бросился к нему, всё ещё не веря, что это произошло на самом деле, и в надежде, что Лукас, возможно, жив, но беглого взгляда на распластанного биохимика и его залитое кровью лицо оказалось достаточно, чтобы понять: мрачное пророчество, услышанное Джейсоном несколько минут назад, сбылось.

Лукас погиб, и лишь трубы Судного дня способны вернуть его к жизни.

Как зачарованный, Джейсон обнажил запястье и вновь посмотрел на часы. Одиннадцать сорок шесть вечера. Ровно одиннадцать сорок шесть!..

Хлопнула дверца, и к Джейсону подбежал водитель автобуса. Увидев изломанное тело, он отшатнулся, а потом поднял на Николса потрясённый взгляд. Напряжённая работа мысли отразилась на побледневшем лице, а потом в глазах водителя мелькнуло понимание.

— Ты убийца! — крикнул он, указывая ан молодого водителя обвиняющим перстом. — Это ты толкнул его под колёса!

Наверное, в любой другой ситуации Джейсон, услышав такое обвинение, на чистом инстинкте просто кинулся бы бежать, но сейчас он был слишком потрясён всем случившимся, чтобы совершить этот бессмысленный и противозаконный поступок…

Отдел «Секретные материалы» Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия 14 апреля 1997 года, 9:03

— …Его звали Лукас Менанд, — сообщил Малдер, — научный сотрудник Технологического института. Вёл перспективное исследование. Жизнь, посвящённая науке, оборвалась из-за нелепой случайности…

Пропустив мимо ушей последнюю высокопарную фразу, Скалли раскрыла папку со свежим грифом «X-Files» и росчерком Скиннера на титуле. В папке обнаружилась копия полицейского отчёта о ночном происшествии в Кембридже. К отчёту прилагались довольно страшноватые фотоснимки. Скалли перебрала их и углубилась в отчёт.

— Причина смерти — тяжёлая травма черепа, — заметила она по ходу изучения обстоятельств происшествия. — Установлено на месте. Если верить водителю автобуса, это не было случайностью.

— Да, — Малдер кивнул. — Водитель утверждает, что Менанда толкнули под колёса. Подозреваемый — доктор Джейсон Николс, коллега Менанда.

Он протянул напарнице цветную фотографию «подозреваемого», сделанную в полиции: анфас, профиль. Скалли отметила, что этот молодой учёный совершенно зря носит очки — если бы пользовался контактными линзами, выглядел бы исключительной душкой.

— Здесь сказано, — продолжила Дэйна, листая страницы полицейского отчёта, — что в тот вечер они поссорились, но Николс отказался сообщить причину ссоры.

— Похоже. Это мотив? — подытожил Малдер со значением.

— Допустим, — согласилась Скалли. — Но при чём тут мы?

— Хочешь узнать, какое у Николса алиби?

Скалли насторожилась, а Малдер взял в руку пульт дистанционного управления и включил видеомагнитофон. На экране ожившего телевизора появился Джейсон Николс, который, сидя в кабинете полицейского детектива, давал весьма эмоциональный показания:

— …Если бы я хотел его убить, — говорил Николс, — то неужели вы думаете, я не нашёл бы другого способа?

— А что же вы там делали, мистер Николс? — спрашивал оставшийся за кадром детектив.

— Я пытался его спасти! — горячо отвечал Николс.

— От чего? От автобуса?

— Я же вас рассказывал. К нам подошёл старик и предупредил Лукаса, что это может случиться. Он знал точное время и место, знал причину и последствия… Такое ощущение, словно старик знал будущее!..

Малдер искоса посмотрел на Скалли. Но лицо Дэйны оставалось бесстрастным, будто бы последнее фантастическое признание молодого учёного ровным счётом ничего не значило.

— Это ты называешь «алиби»? — глядя на экран, невинно поинтересовалась она у напарника. — Какой-то старик предупредил его о близкой смерти коллеги?

— Показания Николса выглядят довольно убедительно, — Малдер остановил запись. — Тем более что он подробно описал внешность старика.

— Попробую угадать, — сказала Скалли с иронией. — Этот старик был одет в длинный чёрный капюшон, а в руках держал косу?

Малдер улыбнулся, но белый флаг поднимать не спешил:

— Полицейский, арестовавший старика, ничего такого не заметил. Это следует из его радио доклада, запись которого имеется в докладе.

— Старика арестовали? — удивилась Скалли.

— За несколько минут до наезда, — подтвердил Фокс. — Во время допроса Николс упомянул, что старик вёл себя агрессивно, и патрульный полицейский забрал его в участок.

— Со стариком кто-нибудь уже беседовал?

— Нет.

— А с полицейским?

— Тоже нет.

— Почему? — строго спросила Скалли.

— Видишь ли, — Малдер потупился, — он умер.

Медицинский исследовательский центр Бостон, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 11:35

— …Я не смог установить время и причину смерти, — нехотя признался патологоанатом Исследовательского центра по фамилии Крайтон. — И вообще мы не знаем, как нам подступиться к этому делу.

— Вы имеете в виду вскрытие? — уточнила Скалли.

— Да, подтвердил Крайтон. — Мы не знаем, то ли его резать, то ли пилить. Впрочем, взгляните сами.

Он поманил специальных агентов за собой и через лабораторный зал подвёл к столу, на котором лежало тело убитого ночью полицейского. Труп был накрыт белой полиэтиленовой лентой, и Крайтон одним привычным движением сдёрнул её.

Малдер присвистнул.

— Вот, — сказал патологоанатом. — Даже холодильник не понадобился.

Холодильник и на самом деле был мертвецу не нужен. Перед агентами предстала обледеневшая статуя. Глаза полицейского были приоткрыты, что добавляло жути. Ноги подтянуты к животу, руки со скрюченными пальцами выставлены вперёд, словно в последние мгновения своей жизни полицейский пытался защититься.

— Скалли, ты когда-нибудь видела подобное обморожение? — спросил Малдер, оглянувшись на Дэйну.

— О чём ты говоришь?! — воскликнула Скалли потрясённо. — Это же просто кусок льда!

Она обошла тело, потом её внимание привлекло лёгкое повреждение на ухе мертвеца.

— Посмотри сюда, Малдер, — обратилась она к напарнику. — В него как будто что-то вставляли.

— Так и есть, — вмешался Крайтон. — Я измерял температуру. Не знаю, верить ли термометру, но он показал шестнадцать градусов. Представляете?

Патологоанатом протянул смущенной Скалли электронный термометр, чтобы она могла проверить его слова, а Малдер тем временем спросил:

— Где его обнаружили?

— В патрульной машине, — ответил Крайтон. — Она была припаркована на Адамс-авеню. Под сиденьем нашли пустую бутылку из-под джина. На клиническом разборе высказывалось предположение, что он перебрал спиртного и замёрз. Однако ночью температура не опускалась ниже двадцати восьми…

— Да… — Малдер покивал, — непохоже, чтобы причиной смерти были ночные заморозки.

Вставив термометр в обледенелое ухо, Скалли считала показания, появившиеся на жидкокристаллическом дисплее.

— Это невероятно, но температура тела опустилась до восьми градусов! — сообщила она в растерянности.

— Ты хочешь сказать, он всё ещё замерзает?

— Именно так. Я ничего не понимаю.

— Мы будем вам очень благодарны, — сказал Крайтон, — если вы прольёте свет на эту загадку. У вам уже есть рабочая гипотеза?

— Нам нужно время, чтобы подумать, — отозвалась Скалли.

— О'кей, — согласился Крайтон. — Тогда, если позволите, я вас оставлю.

— Да, да, пожалуйста. Если будут новости, мы сообщим.

Крайтон ушёл по своим делам, а специальные агенты вновь склонились над телом.

— Ну, Скалли, — Малдер повернулся к напарнице, — что ты можешь сказать как врач?

— Очень похоже, — ответила Дэйна, 0 что этот патрульный попал под струю мощного химического охладителя — возможно, жидкого азота. Или даже проглотил капсулу с таким охладителем…

— Вот что может случиться, если пить за рулём… — прокомментировал циничный Малдер.

— Даже не знаю, что ещё сказать, — Скалли развела руками. — В любом случае, алиби подозреваемого достовернее от этого не стало.

— Остаётся спросить самого Джейсона Николса.

— А если он не сможет объяснить?

— Тогда будем надеяться, что старик ещё жив и мы сумеем найти его. Выбирать не приходится, не так ли?

Скалли тяжело вздохнула. Возразить по существу ей было нечего.

6-й полицейский участок Кембридж, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 12:22

Малдер подошёл к стеклянной стенке кабинета, за которой сидел Джейсон Николс, подозреваемый в убийстве Лукаса Менанда. В кабинете он был не один. Напротив Джейсона расположилась тёмноволосая и, к сожалению, совершенно Малдеру незнакомая красавица.

— …Я потратил на эту тему восемь лет! — говорил Джейсон, и его слова были хорошо слышны из коридора. — Восемь лет!

— Джейсон, — отвечала девушка, — обвинение более чем серьёзное. Тебе хотят навесить убийство второй степени…

Тут биохимик заметил движение за стеклом и взмахнул рукой, призывая свою визави к молчанию Девушка повернулась и посмотрела на Малдера. Малдер кивнул ей, показывая, что он здесь не просто так стоит, а по делу. Несмотря на то что девушка была одета в поношенный джинсовый костюм, специальный агент решил, будто Николс разговаривает с адвокатессой, на встречу с которой он имеет право сразу после предъявления обвинения. Но предположение не подтвердилось. Девушка взглянула на Фокса. Потом на Джейсона, потом снова на Фокса и закончила беседу с подозреваемым так:

— Я приду к тебе, как только переговорю с адвокатом.

Выходя из кабинета, тёмноволосая красавица смотрела исключительно в пол. Малдер проводил её долгим взглядом, но не окликнул. Вместо этого он открыл дверь и переступил порог кабинета.

— Вы из ФБР? — сразу же спросил Малдер.

— Да, — подтвердил специальный агент, подходя к столу и протягивая руку. — Меня зовут Фокс Малдер.

— Очень приятно, — Николс ответил на рукопожатие.

— Кем приходится вам та девушка? — поинтересовался специальный агент, усаживаясь в кресло.

— Это моя невеста, — не стал скрытничать биохимик.

Малдер одобрительно покивал.

— Спасибо, что согласились встретиться со мной, — сказал он, переводя беседу в более практическое русло. — Ваш адвокат наверняка посоветовал бы вам этого не делать…

— Я хочу, чтобы хоть кто-нибудь меня выслушал, — заторопился Николс, — и, может, попытался бы найти того старика.

— Его поисками уже занимаются, — сообщил Фокс.

— Кто? — в глазах биохимика блеснул огонёк надежды.

— Те, кому положено заниматься этим по роду службы, — уклончиво ответил Малдер. — Кстати, раз уж мы заговорили о старике, вы знаете, что полицейский, арестовавший его, умер?

Губы Николса задрожали. Надежда растаяла, как дым от сигареты «Морли» под порывом холодного ветра, и стало видно, что молодой биохимик находится в том состоянии, когда человеку кажется, будто весь мир ополчился против него и выхода нет — только в петлю.

— Этого полицейского… — Николс закашлялся и с трудом сглотнул, восстанавливая дыхание, — его тоже повесят на меня?

— Никто не собирается никого на вас вешать, — заверил Малдер. — Если только вы не признаетесь, что способны заживо заморозить человека.

— Как вы сказали?…

— Тело полицейского сейчас в морге. Его температура чуть выше, чем у снеговиков, которых по зиме лепят дети.

В первый момент Николс изумлённо выдохнул, но затем его лицо закаменело, а взгляд под очками стал ледяным и колючим.

— По-вашему, это смешно?! — спросил он громко.

— Что смешно? — не понял Фокс.

Молодой биохимик порывисто вскочил, навис над столом:

— Вы думаете, это смешно — морочить мне голову какими-то бреднями?

Малдер уже привык к тому, что его слова часто называют «бреднями», и внешне остался невозмутим. На самом же деле спецагента очень позабавило, что человек, рассказывающий совершенно невероятную историю о гибели своего коллеги, тем не менее отказывается верить в очевидный, хотя и не менее фантастический факт. Малдер решил сделать скидку на перевозбуждение, которое испытывал подозреваемый, а потому не стал вступать в дискуссию, продолжив допрос.

— Это происшествие имеет отношение к вашей ссоре с Лукасом Менандом? — спросил он.

Надо отдать должное Николсу: он почти сразу же переключился на основную тему.

— Да поймите же вы! — воскликнул он. — Это Лукас угрожал мне!

— Вашей жизни?

— Моей репутации.

— Каким образом?

— Пригрозил во всеуслышанье заявить, будто данные моих работ фальсифицированы.

— Это правда?

— Нет.

Повисла неловкая пауза. Малдер даже не пытался изобразить доверие к словам Николса или как-то поддержать его — это не входило в его планы. Но биохимик сам нарушил молчание.

— Видите ли, — сказал он, опустив глаза, — сама теория вполне обоснована. Если в интерпретации некоторых данных и есть какие-то натяжки, то лишь потому, что меня очень торопили с результатами. Мне обещали новую субсидию от Агентства национальной безопасности, и Лукас знал, как мне навредить.

— Он сам хотел получить эту субсидию? — уточнил Малдер.

— Не совсем так… — Николс выглядел растерянным, словно впервые задумался о мотивах Менанда. — Он был достаточно богат, чтобы оплатить любые расходы на проведение исследований без помощи АНБ. Просто… просто Лукас понимал, что если я получу грант, эта тема будет официально закреплена за мной, и ему не найдётся места в лаборатории.

— Что же это за тема?

Тут Николс почему-то сделался невнятен:

— Я… и он… занимались… криобиологией… изучали влияние низких температур на живые организмы… от этого лежит путь к анабиозу… к созданию идеальных консервантов… к решению других практических задач…

— Понятно, сказал Малдер.

Он хотел задать следующий вопрос, но во внутреннем кармане плаща запиликал сотовый телефон, и специальный агент был вынужден прервать допрос. Извинившись перед Николсом, он покинул кабинет и вытащил трубку:

— Малдер слушает.

— Что говорит Николс? — спросила Скалли.

— Пока ничего существенного он мне не сказал, — признался Фокс. — Но я с ним работаю.

— Очевидно, придётся обвинить Николса ещё в одном убийстве.

— Патрульного офицера? — удивился Малдер.

— Именно, — подтвердила Скалли. — Но форме полицейского имеются отпечаток большого правого пальца Николса. Кроме того, его отпечатки обнаружены внутри патрульной машины. Я думаю, Николс и есть тот старик. Вернее, станет им, когда отсидит двадцать пять лет за убийство.

Разумеется, её последнее заявление было лишь своеобразной метаморфозой. Таким образом Скалли намекала Малдеру, что в лице Николса они имеют дело с серьёзным расстройством психики, и старик, предсказывающий будущее, — лишь плод больного воображения.

Скалли и не догадывалась, насколько её метафора оказалась близка к истине…

Отель «Джеймс Монрой» Бостон, штата Массачусетс 14 апреля 1997 года, 18:06

К стойке регистрации отеля «Джеймс Монрой» подошёл среднего роста господин с монголоидными чертами лица. Администратор сразу отметила и его гордую осанку, и уверенную манеру держаться, и хороший дорогой костюм от Ферретти. Было ясно, что перед ней не случайный прохожий, заглянувший разжиться бесплатными журналами, и преуспевающий бизнесмен из Японии или Южной Кореи.

— Меня зовут Йонечи, — представился господин с лёгким акцентом уроженца Азии. — Я приехал из Японии на научную конференцию. Но моё имя должен быть забронирован номер.

— Одну минутку, сэр, — улыбнувшись, попросила администратор, набирая названное имя на клавиатуре компьютера.

Прочитав надпись, появившуюся на экране, она вновь повернулась к «бизнесмену» и, всё так же мило улыбаясь, сообщила:

— К сожалению, сэр, вашего имени нет в списке.

— Меня зовут Йонечи, — упрямо повторил господин. — На моё имя должен быть забронирован номер. Проверьте ещё раз.

— Хорошо, сэр.

Но и повторный запрос не принёс желанного результата.

— Как же так? — возмутился японец. — Мне сказали, что я буду жить здесь.

— Извините, сэр, но свободных номеров сейчас нет, — отрезала администратор.

Японский «бизнесмен» выглядел растерянным, но тут его окликнул седой худощавый старик, подошедший сзади:

— Доктор Йонечи?

Японец повернулся:

— Да.

— Произошло недоразумение, — сказал старик. — Моя секретарша забронировала номер в другом отеле. Я приехал, чтобы исправить ошибку и позаботиться о вашем размещении. У вас будет номер с видом на реку.

— Вы доктор Николс? — уточнил осторожный Йонечи; он представлял себе двадцатисемилетнего учёного, пригласившего его на конференцию, совсем другим.

— Доктор Николс приносит свои изменения, но он не смог приехать.

Йонечи подумал, что это вполне в духе взбалмошных американцев: напутать с гостиницей, да ещё и не приехать на встречу. Николс даже не понимает, что тем самым нанёс серьёзное оскорбление гостю. Впрочем, и сам японец принадлежал к поколению «кругосветных путешественников» и не держался за старые представления об этических нормах, бытовавшие в Японии до начала войны.

Он окинул старика более внимательным взглядом, и у него появились новые вопросы. Всё-таки даже самые взбалмошные из американцев с определённого возраста выбирают более строгий стиль, чем тот, которому отдал предпочтение встретивший Йонечи старик. Мятая мохеровая рубашка, джинсы, истоптанные ботинки — разве так должен выглядеть учёный в летах?

— Простите, а вы кто? — поинтересовался Йонечи подозрительно.

— О, я большой поклонник ваших трудов, — заявил старик и располагающе улыбнулся.

Отель «Капитан Морган» Бостон, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 18:39

Коридорный открыл дверь, распахнул её и сделал приглашающий жест:

— Прошу вас, сэр!

Йонечи с достоинством переступил порог, а старик, сопровождающий его, прислонился к косяку.

— А вы, сэр? — спросил коридорный у старика.

Тот покачал головой. Выглядел он неважно, задыхался, глотая воздух раскрытым ртом, и коридорный подумал, что старику самое место не здесь, а в госпитале, под надзором хорошего врача-терапевта. Впрочем, каждый сам выбирает, где ему быть и что делать, и, кивнув, коридорный удалился, тут же выбросив старика из головы.

Йонечи, наоборот, проявил присущее его нации внимание к ближнему.

— Вам плохо? — спросил он у задыхающегося старика.

— Нет, нет, — отозвался тот. — Всё хорошо, спасибо.

— Может быть, дать вам воды? — предложил вежливый японец.

— Если нетрудно, — согласился старик.

— Заходите, пожалуйста.

Старик оторвался от косяка и шагнул в номер, прикрыв за собой дверь. Йонечи сразу прошёл в ванную комнату. Там над раковиной была закреплена специальная полочка, на которой среди других туалетных принадлежностей, обнаружилась стопка из дюжины одноразовых пластиковых стаканов. Йонечи выбрал один из стаканов и наполнил холодной водой.

— Честно говоря, — сказал старик, заходя следом, — эту путаницу с отелями устроил я.

— Вы? — японец в недоумении оглянулся. — Но к чему это?

— Я вам стольким обязан, — сообщил старик.

— ?!

— Вы внесли огромный вклад в мою работу.

— Каким образом?

— Вы один из первых разрешили проблему замещения сахара в крови искусственными полисахаридами.

Йонечи стало интересно, и он задумался.

— Вы что-то путаете, — заявил он после паузы. — Эта проблема ещё не решена. Хотя да, я размышлял о возможных путях её решения.

— Не скромничайте, — отозвался старик. — Ваша работа произвела революцию в прикладной криогенике.

Тут японец заметил, что всё ещё держит в руках стаканчик с водой, и протянул его старику. Тот потянулся навстречу, и между пальцами у него блеснула сталь. Йонечи ощутил резкую боль в руке и выпустил стакан.

«Он уколол меня», — понял японец в потрясении.

Жгучая боль волной покатилась к локтю и выше, и Йонечи инстинктивно поднял руку, чтобы посмотреть на рану. Он увидел след от инъекции, а потом рука вдруг разом побелела, и на пальцах выступил иней.

— К сожалению, это единственный выход, — сказал старик, и в его глазах заблестели слёзы.

И тогда Йонечи закричал.

Отель «Капитан Морган» Бостон, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 21:14

Чтобы увидеть лицо жертвы, Скалли пришлось присесть на корточки. Превратившееся в одну сплошную ледышку тело выглядело довольно страшновато. Японец стоял на коленях, одна рука его была прижата к животу, другая — выставлена вперёд. Рот японца был открыт в беззвучном крике, а с нижней губы свисали сосульки.

«Абсолютно идентичный случай, — отметила Скалли. — Характерная „поза боксёра“, лёд на теле… Такого просто не может быть! Но это есть».

Наклонившись ближе, Скалли заметила, что на руке обледеневшего японца имеется глубокая рана — словно кто-то воткнул туда большую и тупую иглу. На этот раз рядом не было патологоанатома с электронным термометром, и Дэйна решила, что эту рану жертва получила ещё при жизни.

В ванную комнату вошёл Малдер.

— Я переговорил с коридорным, — небрежно сообщил он. — С тем, который доставил багаж в номер. Он показал, что мистера Йонечи сопровождал старик. Возраст — далеко за семьдесят. Сейчас коридорный работает с художником над словесным портретом.

Скалли выпрямилась.

— Наверно, у Джейсона Николса был сообщник? — предложила она.

— Похоже на то, — согласился Малдер, однако в его глазах плясали знакомые искорки, и Дэйне сразу стало ясно: её напарник готов придерживаться любой версии при условии, если она вступает в противоречие с рационалистическим мировоззрением.

Скалли решила охладить его пыл.

— Не просто «похоже», Малдер, — сказала она поучающим тоном, — а почти наверняка. Прикладная наука — это игра с высокими ставками. Николс убирает конкурентов, и весьма успешно.

— А если его подставили?

— Николс — биохимик и занимается криогеникой. Специалистов в этой области можно пересчитать по пальцам, и он прекрасно знает об этом.

— Николса мог подставить любой из тех, кто боролся за этот грант.

Убедившись, что словами Малдера не пронять, Скалли поменяла тактику, зайдя с другого конца.

— Ладно, — сказала она. — Сейчас я кое-что тебе покажу.

Дэйна раскрыла свой кейс и вытащила из него сложенную вчетверо диаграмму.

— Здесь диапазоны ядерно-магнитного резонанса. С их помощью мы пытаемся определить химический состав вещества, введённого патрульному полицейскому.

— У вас есть образцы?

— При осмотре тела мы обнаружили рану, нанесённую большим шприцем. Взяв скол, нам удалось выделить миллиграмм этого вещества. Точно такая же рана имеется и у мистера Йонечи. Думаю, результаты анализа совпадут.

— Что же это за вещество?

— В лаборатории только разводят руками. Но представляется очевидным, что именно оно стало причиной моментального замораживания пострадавших, а следовательно, имеет отношение к криогенике. Я возьму на себя смелость утверждать, что его синтезировал Джейсон Николс.

— Смертельный укол? — медленно, как бы пробуя словосочетание на язык, уточнил Малдер.

— Спроси об этом Николса, — посоветовала Скалли.

— Нет, — Малдер покачал головой. — Слишком рано. Но я знаю ещё одного человека, который сможет дать мне ответ…

Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 22:22

Когда специальные агенты ФБР вошли в лабораторию, Лиза Ианелли работала. Перед ней на экране вращалась трёхмерная модель молекулы хладагента, способного заморозить живую клетку, не разрушив её структуры. Модель пока ещё была далека от совершенства, эксперименты проваливались один за другим, но Лиза не предавалась отчаянию. Ведь нигде не сказано, что путь в науке должен быть лёгок — скорее наоборот, сплошь и рядом мы видим, сколь тернисты и запутаны дороги, ведущие в истине.

Подойдя к Лизе ос спины, Малдер кашлянул, и молодая сотрудница биомедицинской лаборатории резко обернулась, едва не столкнув со стола чашку с остывшим кофе.

— Простите, что напугал вас, — тут же извинился Малдер.

— Ничего, — откликнулась Ианелли. — Я сама виновата. Когда работаю, ничего вокруг не вижу и не замечаю.

Федеральные агенты Малдер и Скалли, — представил Фокс себя и свою напарницу. — Мы хотели бы задать вам несколько вопросов по поводу вашего жениха Джейсона Николса.

— Слушаю вас, — сказала Лиза.

Сейчас она уже не показалась Малдеру столь привлекательной, как при первой встрече. Наверное потому, что сильно волновалась, а душевные переживания не красят любого человека.

Скалли выступила вперёд и достала свои диаграммы:

— Что вы можете сказать по этому поводу?

Лиза была настоящим профессионалом своего дела, и ей хватило беглого взгляда, чтобы понять, какое значение имеют ломкие линии, вычерченные самописцем на бумаге.

— Где вы это взяли? — спросила она, даже не пытаясь скрыть своего глубочайшего изумления.

— Узнаёте? — Скалли сразу же уцепилась за её последнюю реплику, почувствовав, что находится на верном пути.

Лиза явно пребывала в замешательстве, и тогда Скалли надавила посильнее:

— Имейте в виду, либо вы всё расскажете сейчас, либо вам придётся давать показания в суде — мы в любом случае доберёмся до правды.

Лиза сморгнула и наконец ответила:

— Это катализатор.

— Катализатор чего?

— Самопроизвольной эндотермической реакции. Он способствует мгновенному замораживанию…

Специальные агенты переглянулись.

— …Джейсон много лет пытается синтезировать катализатор, — продолжала Лиза. — Это одна из серьёзнейших проблем биологической криогеники. При обычном замораживании организма внутриклеточная жидкость превращается в кристаллы, которые буквально раздирают клетку изнутри. Но если процесс ускорить до нескольких микросекунд, то вместо кристаллов формируется гладкая стекловидная структура, и при оттаивании клетка оживает.

Подумав, Скалли задала новый вопрос:

— Скажите, а Джейсон ещё не опробовал это соединение?

Лиза покачала головой:

— Нет. Ведь этот катализатор существует только на бумаге и на жёстком диске компьютера. Пока наша работа сводится к изучению виртуальных моделей. Например, вот таких…

Лиза отошла в сторону, чтобы Скалли могла взглянуть на дисплей её компьютера. Дэйна всмотрелась в экран, но увиденное мало что ей сказало. На чёрном фоне вращалась вокруг вертикальной оси симметрии странная фигура, состоящая из десятка слившихся в единое целое сфероидов — синих, зелёных, коричневых.

— А Джейсон не мог синтезировать катализатор без вашего ведома? — спросили Скалли, переводя взгляд с экрана на Лизу.

— Ни в коем случае, — заявила Ианелли уверенно. — Такая технология появится лет через пять-десять. Это дело будущего.

— Как видно, — обронил Малдер, — будущее уже наступило.

— Что вы хотите этим сказать? — удивилась Лиза.

Тут инициативу снова перехватила Скалли:

— Следы этого вещества обнаружены в организме человека, который вчера вечером был найден мёртвым — окоченел.

— Должно быть, это ошибка!

— А сегодня точно так же в своём номере отеля замёрз доктор Йонечи.

Лиза была буквально ошарашена этим известием. Ведь имя японца, занимавшегося одной из серьёзнейших проблем биологической криогеники, было ей хорошо знакомо. Более того, только позавчера она получила от него письмо по электронной почте, в котором Йонечи окончательно подтверждал своё намерение принять участие в конференции по прикладной криогенике, которая не далее как завтра начнёт работу в стенах Технологического института. Правда, за всеми неприятностями с Джейсоном Лиза совершенно забыла о японце, но теперь, видно, придётся вспомнить. Ведь если эти двое говорят правду, и Йонечи действительно «замёрз» под действием катализатора эндотермической реакции, тогда получается… получается…

— В каком часу вы обнаружили тело? — спросила Ианелли у агентов.

— Два часа назад, — сообщил Малдер.

На лице Лизы появилось очень странное выражение — смесь радости и озабоченности.

— В таком случае, — медленно произнесла она, — Йонечи ещё жив…

Реанимационное отделение, Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 9:18

— Какая температура? — спросила Лиза Ианелли.

— Девяносто шесть и восемь, — ответила процедурная сестра.

— Вынимаем, — распорядилась Лиза. — на счёт три. Раз! Два! Три!

Йонечи был аккуратно извлечён из тёплой ванны, в которой он находился последние сорок минут, и помещён на стандартную госпитальную каталку. Теперь японец не походил на ледяную статую — тело его размякло, конечности гнулись в суставах, кожа порозовела.

— Что теперь? — поинтересовался врач — реаниматолог.

— Теперь мы попробуем его оживить… — отозвалась Лиза.

Она сама встала к каталке, чтобы перевезти тело в соседнее помещение — к стойке системы реанимации.

— Ничего у неё не получится, — шепнула Скалли Малдеру.

Специальный агенты стояли в сторонке, наблюдая за работой реанимационной бригады.

— Почему ты так думаешь?

— У него была температура семь градусов, а нижний предел для выживания — семьдесят.

— Но если он всё равно мёртв, — заметил Малдер, — то ему терять уже нечего.

— О’кей, — сказал врач — реаниматолог, — давайте начинать.

В горло японца вставили интубационную трубку, через шланг подключив её к аппарату искусственной вентиляции лёгких.

— Доктор Ианелли, вы готовы?

Лиза кивнула.

— Начнём с трёхсот джоулей и ампулы адреналина внутрисердечно.

Процедурная сестра сделала укол, а врач — реаниматолог взял в руки пластины электродов и наложил их на обнажённую грудь японца.

— Приступим, — объявил он. — Разряд!

Тело Йонечи дёрнулось.

— Пульса нет, — доложила сестра, бросив взгляд на экран кардиомонитора.

— Поднимаю до трёхсот шестидесяти. Разряд!

Никакой реакции.

— Её кубик адреналина. Снова триста шестьдесят. Разряд!

На идеально прямой горизонтальной линии, пересекающей экран кардиомонитора вдруг появился излом, за ним — ещё один и ещё один. Всплески, свидетельствующие о сердечной деятельности, участились, амплитуда пульсаций увеличивалась на глазах.

— Появился ритм, — отметила процедурная сестра невозмутимо.

Будучи не в силах больше сдерживать себя, Скалли импульсно подалась к операционному столу.

— Доктор Йонечи, — позвала Лиза, наклонившись к японцу, — вы слышите меня?

Тот захрипел, всасывая кислород через интубационную трубку.

— Вы находитесь в Бостоне, в госпитале, — продолжала Лиза. — Вы двенадцать часов были без сознания.

Веки у Йонечи задёргались. Ещё через секунду он открыл глаза. И забулькал, словно пытаясь ответить Лизе.

— Пока вам лучше помолчать, — вмешалась Скалли. — У вас в горле трубка аппарата искусственного дыхания. Не сопротивляйтесь ему — пусть аппарат дышит за вас.

Однако Йонечи продолжал дёргаться и хрипеть. Он явно не чувствовал себя комфортабельно на этом столе.

— Что-то не так, — озабоченно сказала Ианелли.

— Взгляните на термометр! — крикнул Малдер.

На панели реанимационной системы, показывающей температура тела пациента, светилась надпись «100». Тут же сменившаяся на «105».

Не поверив своим глазам, Скалли тронула ладонью лоб Йонечи и тут же отдёрнула руку.

— Боже мой! — воскликнула она. — Он весь горит!

«110»… «120»… «130»…

— Такого не может быть! — заявил врач-реаниматолог, опуская руки.

Тело Йонечи забилось в конвульсиях и едва не свалилось со стола.

«140»… «150»… «160»…

— Держите его!

Процедурная сестра и Скалли попытались удержать японца, но тут его тело вспыхнуло ярким и жарким пламенем, словно лист бумаги, упавший в костёр.

Реанимационное отделение, Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 10:03

— Надо же, — пробормотал Малдер, разглядывая обуглившееся до полной неузнаваемости тело. — А ведь он почти уже был жив.

Реанимационное отделение выглядело так, будто здесь взорвалась небольшая бомба. Стойка аппарата искусственного дыхания была свёрнута, экран кардиомотора разбит, под ногами хрустело стекло, на полу и стенах были видны потёки от пены.

Пожарники деловито сматывали шланги, а Скалли допрашивала доктора Ианелли:

— Что произошло, Лиза? Что могло вызвать такую бурную реакцию клеток?

Лиза в расстройстве качала головой:

— Я не знаю. Наверное, соединение, с помощью которого заморозили Йонечи, нестабильно.

— И повышение температуры тела вызвало обратную реакцию — внутренний перегрев?

— Да. Может быть, не стоило вынимать его из ванны… Мы могли его спасти…

— По-моему, — сказал подошедший Малдер, — основной вопрос состоит в том, откуда взялось несуществующее в природе соединение?

Лиза почувствовала, как на ней скрестились подозрительные (и почти обвиняющие) взгляды двоих спецагентов. Это добавило смятения в её душу. Краска залило лицо, и, опустив глаза, Ианелли сказала:

— Извините, но мне срочно нужно переговорить с Джейсоном…

Бостон, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 10:42

Лиза ещё а автобусе поняла, что за ней следят. Ощущение чужого буравящего взгляда вызывало зуд между лопатками, и девушка, не выдержав, оглянулась. Худой, болезненного вида старик, расположившийся у задней двери, поспешно отвернулся, но Ианелли уловила его интерес, и ей сразу всё стало ясно.

На ближайшей остановке она выскочила из автобуса, перешла проспект и лёгким быстрым шагом направилась к Бостонской публичной библиотеке. Задержавшись у лотка торговца шляпами, Лиза сделала вид, будто бы разглядывает себя в зеркале, но на самом деле — изучала улицу у себя за спиной. Простейший, знакомый оп фильмам приём, но всегда действенный. Сработал он и на этот раз. Старик шёл следом, а значит, его интерес не был случайным.

Продолжив путь к библиотеке, Лиза задумалась о том, кем может быть этот старик. Его лицо показалось ей смутно знакомым, но сразу вспомнить, где она его видела, девушка не смогла. Вряд ли он из ФБР: таких древних и дряхлых там не держат. Но тогда получается, что за ней идёт тот самый «прорицатель», о котором рассказывал Джейсон. А если ещё приплюсовать услышанное от агентов Малдера и Скалли, то это означает, за ней идёт сам убийца!

Впрочем, Лиза была не из робкого десятка и полагала, что способна справиться с семидесятилетним стариком, несмотря даже на то, что тот умудрился убить полицейского офицера и доктора Йонечи. Наверняка это получилось у него только потому, что он застал их врасплох, а Лиза была готова к встрече. Кроме того, её разбирало любопытство — ведь загадочный «прорицатель» использовал вещество, которое при правильном применении способно перевернуть мир. Где он взял его? Почему мы ничего не знаем о том, что проблема, над которой вся лаборатория бьётся уже несколько лет, кем-то успешно разрешена? Это секретный эксперимент правительства? Но кто в таком случае допустил, чтобы уникальный и дорогостоящий препарат использовался в столь низменных целях?…

Вопросов больше, чем ответов, и Лиза понимала, что если сейчас они обратится за помощью в полицию или в ФБР, то никогда не услышит эти ответы.

«Мне нужно поговорить со стариком», — решилась Ианелли.

Она буквально взлетела по парадной каменной лестнице Публичной библиотеки, знаю наверняка, что старик последует за ней. Оказавшись в холле, девушка огляделась, соображая, куда направиться дальше, и свернула направо к двери с надписью: «Служебное помещение: вход только для персонала библиотеки». За дверью обнаружился длинный и пустой коридор. Лиза сочла, что это подходящее место для «засады».

Она заняла место за дверью, и вовремя — та распахнулась, и в коридор, тяжело дыша, ввалился престарелый преследователь. Он торопился вперёд, но тут Ианелли окликнула его:

— Кто вы такой?

Старик на секунду приостановился, а потом, не оборачиваясь, зашагал дальше по коридору. Лиза нагнала его.

— Я к вам обращаюсь! Кто вы такой? Зачем вы меня преследуете?

— Извините, конечно, — откликнулся старик, — но мне кажется, это вы меня преследуете.

— Я вас давно заметила, — наседала Лиза.

— Вы меня с кем-то перепутали, — не сдавался старик.

Лиза ухватила его за рукав, и старику пришлось повернуться к ней лицом.

— Джейсон тоже видел вас, да? — спросила Ианелли. — Это ведь вы убили патрульного полицейского и доктора Йонечи?

Она тут же пожалела о том, что вызвало старика на откровенность. Его морщинистое лицо исказилось. Рот растянулся в зверином оскале. Старик перехватил руку Лизы, и притянул девушку к себе.

— Я и тебя могу убить, — сообщил он безжалостно. — И убью. Ведь я пришёл сюда именно за этим.

Лиза попыталась вырваться, но старик оказался крепче, чем она думала. Он поднял свободную руку, и Ианелли увидела, что убийца сжимает в кулаке стальной цилиндр с карандаш величиной, заканчивающийся большой и острой иглой.

Однако Лиза не позволила волне слепого ужаса взять над собой верх.

— Кто вы? — тихо спросила она.

С лицом старика произошла новая метаморфоза. Ожесточение исчезло, сменившись выражением отчаяния и боли. Он вдруг отпустил Лизу, спрятал своё оружие в карман и, закрыв лицо руками, бросился прочь.

Бостон, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 11:21

— Очень похож, — сказала Лиза, возвращая Скалли словесный портрет, сделанный полицейским художником на оснований показаний коридорного из отеля «Капитан Морган».

— Возьмите себе, — разрешила Скалли. — Может быть, пригодится.

Они сидели на скамейке в сквере перед Публичной библиотекой. Рядом, внимательно слушая рассказ Ианелли, расхаживал Малдер. Когда Лиза, устав говорить, сделала паузу. Фокс немедленно остановился и, повернувшись к ней, спросил:

— Итак, он преследовал вас от самого автобуса?

— Да. В библиотеке я его подкараулила. Он вошёл за мной в дверь. А потом схватил за руку.

В подтверждении своих слов Лиза закатала рукав плаща, и федеральные агенты получили возможность «полюбоваться» на багровые синяки у неё на запястье.

— И что он сказал? — спросила Скалли.

— Что мог бы меня убить, — ответила Лиза. — Для того он меня и преследовал.

— А потом взял и отпустил?

Лиза неуверенно кивнула. Скалли взглянула на Малдера. Тот воздел брови, показывая напарнице, что тоже не верит в искренность этого свидетеля.

— Лиза, — обратилась Дэйна к девушке, стараясь говорить как можно мягче, — поймите одну простую вещь. Если вы о чём-то умалчиваете, если вы скрываете правду, вас могут счесть сообщницей Джейсона.

Лиза в отчаянии оглянулась вокруг, но наткнулась лишь на суровый взор Малдера.

— Хорошо, я скажу вам, — решилась она. — Джейсон ни в чём не виноват! Это я… Это я скорректировала данные, чтобы получить тему и грант. А Джейсон просто прикрывает меня… В тюрьму за меня пошёл…

— Поэтому вы и скрытничаете?

— Да.

— Но есть люди, которые могут раскрыть тайну? Лукас Менанд, доктор Йонечи… Поэтому вы их убили?

Это было серьёзное обвинение, но Ианелли не дрогнула.

— Нет, — сказала она, — вы неправильно меня поняли… Я подделала данные, но никогда никого не убивала!

— Вы ведь знаете, кто такой этот старик, верно?

Лиза пожала плечами:

— Даже не берусь предположить. Клянусь, это правда!

— Тогда Джейсон должен знать. Потому что старик делает то, что сейчас Джейсону не под силу: охраняет вашу тайну.

— Он дал мне слово, что никому не скажет о фальсификации данных.

— Джейсон лжёт, чтобы спасти вас. Следовательно, он мог соврать и по другому поводу.

Лиза в растерянности заморгала. Такая мысль, по всему, не приходила ей в голову.

— Скалли, отойдём? — попросил Малдер.

Оставив Ианелли на скамейке, спецагенты отошли в сторону.

— Скалли, это нелогично, — вполголоса сказал Малдер. — Если старик охраняет тайну Лизы, зачем ему угрожать ей?

— Это не только её тайна, — упрямо заявила Дэйна. — Это и его, Джейсона, тайна. А старик защищает Джейсона.

— С помощью шприца?

Скалли вздохнула.

— Орудие убийства и впрямь странное, — признала она.

— А что если это не орудие убийства? — предположил Малдер. — Погоди, не перебивай! Что если «шприц» старика предназначен для другой цели?…

Беседу федеральных агентов прервал подошедший полицейский детектив:

— Агент Малдер? — спросил он у Фокса.

— Слушаю вас.

— Мы прочёсываем район, — сообщил детектив. — Управляющий отеля, расположенного в нескольких кварталах отсюда, кажется, опознал вашего старика. Это на Макини — стрит, отель называется «Майами».

— Передайте, чтобы старика не выпускали из виду, — распорядился Малдер. — И отвезите мисс Ианелли домой.

— Слушаюсь, сэр!

Лиза слышала всё, что сказал детектив, но пока не придала его словам особого значения. Оставшись одна, девушка вернулась к словесному портрету, и ей вновь почудилось, что она уже где-то видела этого старика.

Внезапное воспоминание пронзило её, подобно молнии. Да! Она знает это лицо! Именно так выглядел отец Джейсона, Николс-старший, на фотоснимке, сделанном за две недели до его смерти…

Отель «Майами» Бостон, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 11:52

Сверив номер на двери с записью, сделанной управляющим, Малдер решительно постучал. С той стороны никто не отозвался, и тогда Фокс провозгласил громко:

— Немедленно откройте, здесь ФБР!

Но вновь тишина и молчание были ему ответом.

Вытащив из кармана ключ, также переданный ему управляющим, Малдер открыл замок и толкнул дверь; пропуская Скалли вперед. Она вошла и сразу остановилась на пороге.

— Ты уверен, что мы попали в нужный нам номер? — спросила она у напарника. Фокс пожал плечами:

— Управляющий сказал, что старик живет здесь уже пятый день.

Скалли потянула носом воздух, после чего резюмировала:

— А у меня складывается впечатление, что в этом номере никто никогда не жил.

Помещение действительно не производило впечатление жилого. Отель был из числа дешевых и третьесортных. Весь интерьер номера ограничивался спальной кроватью, тумбочкой, шкафом-купе и безыскусной репродукцией картины Рембрандта на стене. Но даже при такой бедности, как правило, сразу видно, обитает в ком нате кто-нибудь или нет: на присутствие человека указывают его личные вещи, складки на покрывале плохо застеленной кровати, сдвинутый в сторону коврик для обуви, рожицы, нарисованные пальцем в пыли, осевшей на зеркало… — Ничего даже похожего в этом номере не было. Он выглядел так, словно горничная только что провела здесь уборку выжидании нового постояльца, который так и не приехал.

Впрочем, первое впечатление оказалось ложным. При более внимательном осмотре номера агенты все ж таки обнаружили следы человеческого присутствия. Заглянув в ванную комнату, Скалли нашла большой блокнот с весьма примечательной надписью на первой странице, а Малдер, открыв ящики тумбочки, наткнулся на цветную фотографию.

— «Трансокеанский рейс, номер 17–01», — вслух зачитала Скалли запись, сделанную в блокноте. — Ты меня слышишь, Малдер? Здесь данные о рейсе Йонечи. Старик ждал его!

Малдер не отозвался. Он сидел на застеленной кровати и как зачарованный смотрел на фотографию.

— Что там такое? — Скалли присоединилась к нему.

— Взгляни сама.

На фотографии, найденной Малдером, были запечатлены трое знакомых людей: Джейсон Николс, Лиза Ианелли и доктор Йонечи. Все трое широко и радостно улыбались, соединив бокалы с шампанским, — явно отмечали какое-то событие. Еще Скалли отметила, что этот снимок выглядит очень старым: цвета поблекли, углы истрепались, а кроме того, его неоднократно сгибали и складывали. Ориентируясь по сгибам, Дэйна попробовала воспроизвести результат, и у нее получился плотный пакетик размером дюйм на дюйм. Кому только в голову могло прийти так обращаться с фотографией?…

— Когда же это снято? — озадачилась Дэйна.

— И по какому случаю? — добавил вопросов Малдер.

— Они что-то празднуют… Но вот что?…

— То, чего еще не было, — вдруг заявил Малдер-.

— Как это? — Скалли в изумлении воззрилась на напарника.

Не ответив, Малдер встал и направился к двери,

«Очередная безумная теория, — подумала Скалли. — Как это похоже на тебя, Фокс».

— Малдер, — Дэйна нагнала напарника уже в коридоре, — фотография — это документ, на котором запечатлено прошлое.

— А в будущем кто-то упорно стремится этому помешать, — отозвался Малдер, нажимая кнопку вызова лифта.

— Что?!

— Вдумайся, Скалли! Если бы Лукаса Менанда не сбил автобус, жалоба на Николса поступила бы в Комиссию по субсидиям. Джейсона лишили бы ассигнований, и он не смог бы сотрудничать с доктором Йонечи. В итоге снимок не был бы сделан, а событие не было бы отмечено…

— Не слишком ли много сослагательных наклонений, Малдер? — спросила Скалли скептически.

Малдер проигнорировал ее замечание.

— … Старик не смог спасти Менанда, — продолжил он, — и поэтому ему пришлось убить Йонечи.

— Значит, снимок все-таки не был сделан. И когда же, по твоему мнению, он не был сделан?

— Я полагаю, не раньше, чем через пять лет от сегодняшнего дня. Помнишь, Лиза говорила, что именно столько понадобится, чтобы синтезировать катализатор эндотермической реакции. По-видимому, на фотографии запечатлено именно это событие…

Лифт не шел, а табло подсказывало, что он застрял на первом этаже. Терпение Малдера лопнуло, и специальный агент направился к лестнице.

— Однако соединение уже существует, — напомнила Скалли, наступая Малдеру на пятки. — Ты же сам это видел.

— Оно существует только потому, что старик принес его с собой.

— Откуда принес?

— Правильнее спросить, из какого времени?

— Ты всерьез полагаешь, что старик явился из будущего?

— У тебя есть другое объяснение? — вопросом на вопрос ответил Малдер. — Откуда он знал, как и когда погибнет Лукас Менанд? Как оказались в патрульной машине отпечатки Николса? И кто сказал старику о тайне Лизы Ианелли?

Спецагенты вышли на улицу; и Скалли осенило.

— Из твоих слов получается, — сказала она, — что старик — это…

— Джейсон Николс, — подтвердил Малдер. — Путешествия во времени противоречат здравому смыслу, но законы квантовой физики их не исключают. Это написано в твоей дипломной работе. Прежде ты не была такой консервативной.

Скалли театрально закатила глаза:

— Малдер, я и тогда, и теперь утверждаю, что по законам физики путешествия во времени теоретически допустимы, но их не допускают возможности человеческого организма. Любое живое существо погибнет, если попробует перемещаться вне времени.

— Есть способ проверить теорию практикой.

— Какой?

Малдер протянул напарнице найденную в номере фотографию:

— Покажи этот снимок Лизе Ианелли и спроси, когда он был сделан.

Отель «Майами» Бостон, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 12:46

В какой-то момент старик понял, что умирает. Воздух обжигал легкие, словно в песках Сахары. Пот катился градом, пропитав собой всю одежду. Идти было тяжело, но он все-таки дошел. Открыв дверь, упал на колени перед застеленной кроватью, сунул руку под матрац и достал оттуда пластиковую обойму с ампулами.

Теперь главное — не перепутать. Справа — жизнь, слева — смерть. Ничего уже не видя вокруг, старик ощупью нашел нужную, разломил ее в пальцах и слизнул с ладони капли вылившегося катализатора. К счастью, он не допустил роковой ошибки, и это оказалось то, что нужно, — не концентрат, а разбавленная смесь для тех, кто живет вне своего времени.

Когда приступ прошел, старик увидел, что он в комнате не один. Рядом, глядя на него со страхом и любопытством, стояла Лиза.

— Джейсон? — спросила она, не веря своей догадке. — Ты ведь Джейсон? Но ведь этого не может быть! Это невозможно!

— Будущее сделало это возможным, — ответил старик. — Ты сделала это возможным.

— Расскажи мне, — потребовала Лиза. — Я хочу все знать о будущем!

— Будущее… — проворчал старик, поднимаясь на ноги. — Там нет ничего интересного. Мы многому научились… Продлять жизнь, летать к другим планетам, модифицировать собственные организмы, путешествовать в прошлое… Не научились главному — любить и ценить жизнь… в себе и в других…

— Но как вы путешествуете во времени?

— Ты сделала это открытие. Тридцать лет назад. С сегодняшнего дня пройдет десять лет, и ты поедешь на конференцию в Цюрих. Там ты встретишь человека по фамилии Макгвайдер, который зафиксирует тахионы — субатомные частицы, способные двигаться быстрее скорости света и перемещаться назад во времени. Эта встреча натолкнет тебя на одну мысль, а потом ты сделаешь открытие. Оно, это открытие, изменит ход истории,…

— Тогда почему ты… — голос Лизы прервался, но она собралась с силами, чтобы задать главный вопрос: — Тогда почему ты сказал, что вернулся убить меня?

— Я не смог этого сделать, — отозвался старик невпопад. — Увидел тебя и не смог.

На лице Лизы расцвела робкая улыбка. Она потянулась, взяв пальцы старика в свою ладонь и не заметив, как другая, свободная, рука старика нырнула в карман.

— У тебя ледяные руки, Джейсон, — сказала Лиза.

— Да, — подтвердил тот и с размаху воткнул иглу в предплечье девушки.

Ианелли вскрикнула и оттолкнула старика. Но было поздно. Ноги у нее Подкосились, и Лиза упала на пол. В течение нескольких секунд глаза девушки закатились и покрылись инеем…

6-й полицейский участок Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 1:49

Дежурный полицейский выложил на стойку пакет, сорвал печать и извлек из пакета личные вещи Николса: бумажник, блокнот, ключи.

— Проверьте и распишитесь вот здесь, — сказал он бывшему заключенному.

— Джейсон? — окликнули молодого ученого.

Тот обернулся и без всякого удовольствия обнаружил за своей спиной федерального агента Малдера.

— Зачем вы пришли? — спросил он, забыв поздороваться.

— Я внес залог, — сообщил Малдер.

— Вот как? — Николс сразу стал более доброжелателен. — А я думал, это Лиза…

— Нет. Я потому и пришел за вами. С доктором Ианелли случилось несчастье.

— Какое несчастье?

— Думаю, вам лучше самому посмотреть. Она в госпитале.

Позабыв про бумажник и ключи, Николс сорвался с места. Кивнув дежурному полицейскому, специальный агент устремился за ним.

— Это старик? — спросил на бегу Джейсон.

— Да, — кротко отозвался Малдер.

— Почему его до сих пор не поймали?

— Ловим.

— Кто он такой?

— Знаете, Джейсон, пока вы еще не в состоянии этого постичь.

— Что?!

Биохимик сразу же остановился.

— Я вас не понимаю, — заявил он сердито. — Я что, по-вашему, недееспособен? Говорите все до конца.

Малдер подчинился.

— Старик, которого мы ищем, — сказал он, — это вы…

Потом, уже в машине, Малдер показал Николсу загадочный фотоснимок. Это было вещественное доказательство, документ, опровергающий всякие сомнения, но даже после того, как Джейсон увидел его, он не смог поверить Фоксу. Слишком уж все это напоминало те фантастические рассказы, которые Джейсон читал в юности.

— …Если снимок отражает действительное событие, — говорил специальный агент, ведя автомобиль по ночной, залитой дождем автостраде, — вы будете следующей жертвой. Как известно, у человека нет врага злее, чем он сам.

— А мне кажется, все намного проще, — отвечал Николс, уцепившись за первую пришедшую на ум рациональную гипотезу, — Наши фотографии легко найти в научных журналах. Кто-то просто сделал монтаж, используя самые новейшие достижения в области обработки фотографических изображений.

— Я консультировался у фотографа, — сообщил Малдер. — Он сказал, что это не подделка.

— Обратитесь к другому специалисту, — посоветовал Николс. — Я вашей истории не верю.

— Это не моя история, Джейсон, — застил Малдер невозмутимо, — это ваша история.

— Это не история, — огрызнулся Николс. — Это полная чепуха, бред, ненаучная фантастика.

— Такая же, каким был ваш катализатор два дня назад… Хорошо, давайте смотреть с точки зрения науки и здравого смысла. Вы можете объяснить, откуда у нищего старика химикат, которого, по вашему утверждению, не существует в природе?

— Ну, допустим, — нехотя согласился Николс, — но почему тогда старик препятствует моим разработкам?

— Я в этом не уверен.

— Но у вас есть версия?

— Есть, — кивнул Малдер, не отводя глаз от дороги, бегущей под колеса его автомобиля, — По-моему, все дело в практическом применении вашего катализатора, хотя я пока не знаю, что это такое и зачем он нужен…

— Равно как и путешествия во времени! — обиделся Николс.

— Путешествия во времени вполне возможны. В восьмидесятые годы физики выдвинули теорию «червоточин» — так называют особые разрывы в ткани пространственно-временного континуума, через которые материя может перемещаться назад во времени. Позже теоретик Стивен Хокинг показал, что все пространство вокруг нас состоит из таких микроскопических «нор». Еще позже было высказано несколько предложений о способе управления «червоточинами». Однако ни один организм не пережил бы перегрева от выделяющейся при этом энергии.

— А свойства моего катализатора делают это возможным?

— По-видимому, да.

— Но для чего старик препятствует моему открытию?

Малдер отметил для себя, что его спутник уже не спорит. Значит, даже если он и не согласился с гипотезой специального агента — зерна сомнения в его душу заронить удалось.

— Я очень надеюсь на то, — сказал Малдер вслух, — что старик нам сам все объяснит…

Реанимационное отделение, Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 2:38

У стойки охраны Джейсон приостановился и положил раскрытую ладонь на сканер системы идентификации. Стопор «вертушки» ушел вниз, и дорога была открыта.

— Мы в криолабораторию, — сообщил биохимик скучающему охраннику, проходя мимо.

— Постойте, — окликнул его охранник, привстав. — Вы доктор Джейсон Николс?

— Да.

На лице охранника появилась растерянность.

— Здесь написано, — сказал он, тыча пальцем в экран своего терминала, — что вы уже в здании!

Николс и Малдер переглянулись.

— Послушайте, Джейсон, — быстро заговорил Фокс. — Вам нужно отыскать агента Скалли и сказать ей, что он уже здесь. Она находится в криолаборатории вместе с Лизой. Скажете?

— Конечно, — кивнул Николс.

— Очень хорошо. А я попытаюсь отыскать старика.

Реанимационное отделение, Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 2:58

— Разряд!

Тело Лизы дернулось под мощным ударом тока. Врач — реаниматолог взглянул на экран кардиомонитора, но сердце пациентки молчало.

— Еще один кубик адреналина, — распорядился врач, — и снова — триста шестьдесят.

Скалли, стоявшую рядом, охватило четкое как никогда ощущение дежа вю. Она уже видела это и слышала все, что говорит врач — реаниматолог. Вот сейчас процедурная сестра скажет: «Готово».

— Готово, — сказала процедурная сестра.

«Но мы же знаем, чем закончится реанимация, — подумала Скалли. — Почему же мы делаем это?»

— Разряд!

Горизонтальная линия на экране переломилась, потом появились пики.

— Вроде бы есть пульс… — отметила процедурная сестра.

— Следите за графиком, — велел врач и повернулся к Скалли: — Что теперь?

Скалли взглянула на табло температуры и прикусила губу. Температура медленно росла, но Дэйна знала, что пройдет всего несколько секунд и показания будут увеличиваться скачкообразно.

Лиза, помнится, говорила о нестабильности катализатора и о том, что Йонечи можно было спасти, оставив его в ванне… Что ж, похоже, у девушки есть шанс. Призрачный, но ведь это шанс!

— Кладем ее обратно в ванну, — приказала Скалли. — Скорее!

Врач — реаниматолог согласно кивнул. Его одолевали те же самые мысли.

— Отключайте прибор и немедленно в ванну.

Лизу переложили на каталку и повезли.

— Готово!

— Лейте холодную воду. Что на термометре?

— Пока сто пять и восемь…

— Подождем…

Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 3: 23

На пороге лаборатории Малдер остановлен и огляделся вокруг. Ага, Лиза сидела вон там. Фокс пошел в выбранном направлении и обнаружил, что за компьютером Ианелли сидит какой-то незнакомец. Услышав шаги специального агента, он обернулся. Малдер дал ему лет тридцать пять, из особых примет отметил аккуратную бородку и седые виски — нет, никогда раньше он этого человека не встречал не видел.

— Что-нибудь случилось? — спросил незнакомец, вставая навстречу и открывая стеклянную дверь.

— Здесь кто-нибудь проходил за последний час? — поинтересовался Малдер, предъявляя свой жетон.

— Монтер прошел… — ответил человек раздумчиво. — А кроме него только я.

— Я ищу старика, — сказал Малдер. — На вид — лет семидесяти, семидесяти пяти.

— Нет, сэр, такого здесь не было. А что, это как-то связано с доктором Николсом?

— Вы с ним работаете?

— Да, я его помощник.

— У вас есть допуск к его файлам?

— Да, разумеется.

— Мне нужны данные относительно катализатора быстрого замораживания.

— Сейчас посмотрим, — помощник вернулся к компьютеру.

Раздался сигнал вызова. Фокс вытащил из кармана сотовый телефон и поднес трубку к уху:

— Малдер слушает.

— Мы ее воскресили, Малдер! — торжествующе объявила Скалли. — Температура все еще высокая, но быстро приходит в норму.

— Джейсон вам помог?

— Нет, он не приходил.

— Как?! Он должен был появиться десять минут назад!

— Смотрите! — воскликнул бородатый помощник.

В его интонациях прозвучало нечто такое, что заставило Фокса на время забыть и о Скалли, и о Джейсоне.

— Что?

— Все файлы доктора Николса стерты! Кто-то удалил их с жесткого диска!

— Откуда еще можно войти на компьютер Николса?

— От системного администратора. Это в вычислительном центре…

В ту же самую минуту в вычислительный центр, крадучись, вошел Николс. Перед одним из компьютеров он увидел старика, склонившегося над компьютером. Старик быстро, работал — пальцы так и порхали над клавишами.

Николс постоял, приходя в себя после первого шока. Господи, он столько раз читал в фантастических рассказах о том, как путешественник во времени встречается со своим более молодым двойником, но и представить себе не мог, что это когда-нибудь случится с ним самим!..

— Я так и знал, что ты здесь, — сказал Джейсон громко, за резким окриком стараясь скрыть свое волнение.

Старик вздрогнул, но продолжил работу.

— Что ты делаешь? — Николс подошел ближе. — Отвечай, когда я с тобой разговариваю.

— У меня мало времени, — откликнулся старик. — Джейсон, пожалуйста, дай мне закончить.

— Ты стираешь файлы! — понял Николс, взглянув на монитор. — Ты разрушаешь мою работу!

— Не забывай, это и моя работа тоже.

— Но она мне нужна! Я еще не сделал главного!

— Знаю.

В глазах у Николса потемнело от ярости и обиды. Он перехватил руку старика.

— Тогда скажи, как восстановить данные! Прошу тебя!

— Ты все равно не поймешь, — старик отвел взгляд.

— Чего не пойму?! — Джейсон сорвался на крик.

— Того, что она сотворила с твоей… нашей помощью… — сказал старик печально. — Мир без будущего, без надежды… Где каждый выбирает время, где жить и куда сбежать. Никто не хочет жить в настоящем… Это страшный мир, Джейсон. И я видел этот мир…

Но на самом деле Николс не хотел слушать. Он толкнул старика к стене, прижал, больно ударил кулаком в грудь. Тот не сопротивлялся.

— Скажи, как вернуть данные!

— Не могу…

— Ты скажешь! Говори!

— Джейсон, попытайся понять…

Возникла какая-то помеха. Николс оглянулся, пытаясь понять, что отвлекает его от главного. За стеклянной стеной стоял Малдер. Он кричал и размахивал руками, пытаясь привлечь к себе внимание. Потом сорвал со стены огнетушитель и с размаху ударил им в стену, но толстое стекло выдержало.

— Говори! — Николс вновь навалился на старика.

— Джейсон! — звал федеральный агент. — Отпустите его! Если он погибнет, мы никогда не узнаем правды!

Малдер не успел. Старик не отбивался, но уже принял свое последнее решение. В руке у него сверкнул стальной шприц с катализатором и, не колеблясь более, он опорожнил его на куртку своего молодого двойника.

— Лучше бы нам не рождаться! — крикнул старик.

И в ту же секунду тело Николса охватило яркое жадное пламя…

Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 4:01

Каталку подвели к машине «скорой помощи». Скалли, которая шла рядом, заметила, как свежий воздух пробудил Лизу к жизни. Веки девушки затрепетали, и она открыла глаза.

— Лиза? — позвала Дэйна. — Это Скалли. Вы меня слышите?

Ианелли едва заметно кивнула.

— Все будет хорошо, — приободрила Скалли девушку. — Вы скоро поправитесь. Мы поддерживали температуру вашего тела в ванной. И не допустили того, что случилось с доктором Йонечи. Ваша гипотеза о нестабильности катализатора эндотермической реакции оказалась верна. Можно сказать, вы доказали ее собственным примером.

Лиза сухо закашлялась, а потом сообщила слабым шепотом:

— Старик — это Джейсон…

— Да, я знаю. Но затрудняюсь объяснить…

— Это он… Агент Скалли, это Джейсон… Нужно остановить его…

Скалли подумала, что, наверное, не стоило бы сейчас говорить девушке всю правду до конца, но с другой стороны — она и так обо всем узнает, и лучше раньше, чем позже.

— Лиза, — сказала Скал ли, — Джейсон умер. К компьютерном центре вспыхнул пожар… Выражаю свои соболезнования…

Лиза вновь закашлялась и в бессилии закрыла глаза.

— Я навещу вас в больнице… — пообещала Скалли..

Каталку загрузили, и машина «скорой помощи» уехала.

— Все нормально? — поинтересовался подошедший Малдер.

Скалли повернулась к нему. Смерила с ног до головы тяжелым взглядом, потом сказала так:

— Теперь в ее жизни ничего не будет нормально. Ты хотя бы представляешь, что это такое — потерять жениха?

Малдер независимо пожал плечами:

— Не пробовал.

Скалли сменила тему:

— Нашли второй труп?

— Нет и, скорее всего, не найдут.

— Ты дал ориентировку на старика?

— А какой в этом смысл? Джейсон погиб, а значит, должен был исчезнуть его двойник из будущего. И он исчез. Я верю им глазам, Скалли. И я понимаю, что произошло.

— Но ты никогда не сможешь этого доказать, — заявила Дэйна.

— Никогда? — переспросил Малдер. — Никогда — слишком долгий срок, Скалли. Это твои слова: «Хотя многомерное пространство подразумевает огромное количество вариантов для вселенной, у нашей вселенной может быть только один вариант».

— Я это написала, когда мне было двадцать три года от роду.

— Да. И под этим ты подразумевала, что будущее изменить невозможно. Стало быть, попытка Джейсона Николса положить конец собственной работе не удастся. Рано или поздно и катализатор, и путешествия времени будут открыты. По крайней мере, я надеюсь на это…

Вычислительный центр, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 5:19

Суета была где-то далеко. Весь этот чужой и замшелый в предубеждениях мир был где-то далеко.

На самом деле этого мира давно не существует — он исчез, уйдя в землю, в пыль, его следы затерялись в ворохах старых фотографий. Но чтобы спасти собственный мир, ей пришлось вернуться в этот…

Открыв дверь своим ключом, в вычислительный центр шагнула бедно одетая старуха. Здесь было пусто, пахло гарью, но компьютеры работали, и этого ей было достаточно. Она выбрала ближайший, уселась в кресло, двинула «мышкой», сгоняя с экрана картинку скринсейвера, набрала пароль и вошла в локальную сеть института. Потом начала работу.

Джейсон не успел закончить свое дело — он только удалил заголовки файлов, но их содержимое при известной сноровке вполне можно восстановить. Через две недели Лизу Ианелли выпишут из больницы, она придет в центр и обнаружит, что все файлы остались на своих местах. Более того, среди них она наткнется на несколько новых, в которых содержится ключ к технологии производства катализатора эндотермической реакции.

Старуха, сидевшая за компьютером, знала, что так оно и будет. Знала наверняка, потому что Лизой Ианелли была она сама…


Оглавление

  • Кембридж, штат Массачусетс 13 апреля 1997 года, 23:30
  • Отдел «Секретные материалы» Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия 14 апреля 1997 года, 9:03
  • Медицинский исследовательский центр Бостон, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 11:35
  • 6-й полицейский участок Кембридж, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 12:22
  • Отель «Джеймс Монрой» Бостон, штата Массачусетс 14 апреля 1997 года, 18:06
  • Отель «Капитан Морган» Бостон, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 18:39
  • Отель «Капитан Морган» Бостон, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 21:14
  • Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 14 апреля 1997 года, 22:22
  • Реанимационное отделение, Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 9:18
  • Реанимационное отделение, Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 10:03
  • Бостон, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 10:42
  • Бостон, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 11:21
  • Отель «Майами» Бостон, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 11:52
  • Отель «Майами» Бостон, штат Массачусетс 15 апреля 1997 года, 12:46
  • 6-й полицейский участок Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 1:49
  • Реанимационное отделение, Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 2:38
  • Реанимационное отделение, Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 2:58
  • Биомедицинская лаборатория, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 3: 23
  • Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 4:01
  • Вычислительный центр, Массачусетский технологический институт Кембридж, штат Массачусетс 16 апреля 1997 года, 5:19

  • загрузка...