КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395312 томов
Объем библиотеки - 513 Гб.
Всего авторов - 166933
Пользователей - 89828
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Бреннан: Таинственный мир кошек (История)

Детская образовательная литература и 18+

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Symbolic про Таттар: Vivuszero (Боевая фантастика)

Читать однозначно! Этот фантастический триллер заслуживает высочайшей оценки и мне не понятно, почему Илья Таттар остановился на одном единственном романе. Он запросто мог бы состряпать богатырский цикл на тему кинутых попаданцев и не только. С такой фантазией в голове Илья мог бы проявить себя в любом фантастическом жанре с описанием жестоких сражений.
Есть опечатки в тексте, но они не умоляют самого содержания текста. 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Верхотуров: Россия против НАТО: Анализ вероятной войны (Документальная литература)

В полководческом азарте
Воевода ПалмерстонВерхотуров
Поражает РусьНАТО на карте
Указательным перстом...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Когда прилетит эсхатудра (fb2)

- Когда прилетит эсхатудра (а.с. Лукоморские рассказы) 58 Кб, 10с. (скачать fb2) - Светлана Анатольевна Багдерина

Настройки текста:



Светлана Анатольевна Багдерина Когда прилетит эсхатудра

Занавеска, отделяющая личный кабинет царевича Дмитрия от всего остального штаба лукоморских войск, приоткрылась. В просвет просунулась голова с торчащими ушами и короткими тонкими мышиного цвета волосенками и вопросительно кивнула.

— А, Граненыч, проходи, садись к нам! — оторвался хозяин кабинета от разговора и дружелюбно махнул рукой, приглашая старого генерала войти. — Ну, так что говорят твои разведчики?

Трое расположившихся вокруг штабного стола людей — двое бородатых офицеров и одна девушка — нетерпеливо повернулись и уставились на вошедшего в ожидании ответа.

Главком лукоморских войск князь Митрофан Грановитый старательно задернул за собой занавеску, не спеша отодвинул от стола свободный стул, присел боком, словно зашел на минутку, поставил локти на какой-то манускрипт, переплел тонкие пальцы и, глядя на них отстраненно, глухо откашлялся.

Судя по началу, продолжение приятностью не грозило, уныло поняли совещавшиеся.

Дмитрий вздохнул, в который раз окидывая кислым взглядом свой «кабинет» — крошечную, пропахшую сыростью и солдатами комнатку в самом большом земляном доме, как называли их сами асхаты. Для всего остального мира их жилища были землянками — большими глубокими ямами с бревенчатым потолком, покрытыми дерном. Из щелей дощатого настила и земляных стен постоянно вылазила и норовила забиться в складки одежды и обувь всякая дрянь вроде стоножек, мокриц и тараканов, и если бы не мышарики, как лукоморцы прозвали местных маленьких бурых зверюшек, похожих на меховые мячики с огромными глазами, житья от незлой, но вездесущей насекомости и вовсе бы не было.

Но это было еще самое лучшее, что усердные квартирьеры смогли отыскать в деревне, брошенной при бегстве под защиту крепости. Остальные «домишки» были в таком состоянии, что даже самый распоследний лукоморский деревенский забулдыга вышел бы из запоя, чтобы поправить стены, перекрыть крышу, застелить досками пол, рассмотреть получившееся, бросить зажженную спичку, и с чувством выполненного долга начать копить деньги на нормальный дом.

Ох, уж эти асхаты…

Хотя, если здраво подойти к вопросу, то воюй Лукоморье столько же и со всеми соседями, как они, еще неизвестно, в каких щелях жили бы наши крестьяне… Дурной народ. Язык — не пойми какой. На земле работать то ли не хотят, то ли некогда. За мечи хватаются раньше, чем за погремушки. На каждый чих — пророчества. На каждую деревню — генерал. На городишко — маршал. Что ни правитель — то милитарист оголтелый, в детстве с их крепостной стены головой вниз уроненный…

Царевич снова досадливо крякнул и поморщился.

Крепость.

Если хоть на этот раз они возьмут эту треклятую крепость и сменят правящую династию, скромно именующую себя регентами — хоть на кого, хуже не будет! — то, считай, лет пять мира на восточной границе себе обеспечат как минимум…

А тем временем Граненыч скучным суконным голосом заканчивал доклад, основная мысль которого была ясна с той секунды, как он заглянул в комнату.

— …и опираясь на все вышесказанное, прихожу к выводу, что штурмом крепость мы не возьмем, и осадой — тоже, потому что, имея столько продовольствия, у нас, кстати, награбленного, они им не то, что три года питаться, а еще и торговать при этом смогут. Допрос пленных… ну, насколько наш Капитоныч смог с их языком совладать, конечно… показывает…

Что показывал допрос асхатских пленных, военный совет узнать не успел, потому что шторка внезапно отдернулась, и в зал совещаний ввалился, улыбаясь во весь рот, светловолосый парень. Второй такой же — светловолосый и улыбающийся — остался на шаг позади.

— Иван!!! — подскочила и кинулась к первому вошедшему царевна Серафима. — Вернулся!!! А это с тобой… Я-а-а-акорный бабай!!! Агафон!!! Агафон, бродяга!!!..

И ошалевшая от первой радостной новости за последнюю неделю Серафима бросилась на шею довольно облапившему ее другу семьи — любимому и единственному ученику последнего мага-хранителя Белого Света.

История появления чародея на передовой осаждающей армии оказалась простой и вполне в духе его премудрия.

Учитель послал обучаемого по делам, а тот, справившись пораньше, решил на обратном пути заглянуть в Лукоморск, проведать друзей. Узнав по дороге, что и Серафима, и ее супруг сейчас находятся с армией, он свернул с пути и направился в царство асхатов. Остановившись ночью в первом попавшемся постоялом дворе их приграничного городка, утром он был приятно удивлен, обнаружив в соседней комнате царевича Ивана. Тот привез на Масдае, их ковре-самолете, полкового толмача Капитоныча посмотреть найденные в подвале воеводиного дома книги на предмет наличия словарей или еще чего-нибудь полезного на поле лингвистической и прочей брани. Но так как полезного там оказалось гораздо больше, чем ожидали, то Иван, пообещав переводчику забрать его дня через три, посадил на ковер друга и отправился в расположение части.

— Ну, так что там показывает допрос пленных? — когда все приветствия и представления были закончены, Дмитрий вежливо выдворил со своего стула двух шустрых мышариков с добычей в острых зубках, присел, и снова воззрился на главкома.

— А допрос показывает, — невозмутимо продолжил князь, словно его только что не прерывали, не обнимали, и по спине кулаками не колотили, — что сами асхаты в неприступности своего укрепления уверены. Заявляют, что воевать им велит верховный правитель. И в голос говорят, что крепость падет только после прилета эсхатудры.

— Че-го?.. — вытянул шею и ошарашено заморгал Дмитрий. — Чьего… прилета?..

Граненыч выудил из кармана бумажку, проконсультировался с написанным, и снова повторил, тщательно выговаривая по слогам непонятное иноземное слово:

— Эс-ха-туд-ры. Я так полагаю, что это — очередное их пророчество.

— А как она выглядит? — заинтересовался юный натуралист — Агафон.

— А пень ее знает… — пожал плечами князь, пошарил в кипе книг и бумаг на столе царевича, выловил толстый, расползающийся на составляющие том и плюхнул его перед магом. — Ищи, коль интересно. Тут все их пророчества записаны. Если Капитоныч не врет.

Присутствующие, не мешкая, дружно склонились над заслуженной книгой, и волшебник начал медленно, один за другим переворачивать хрупкие пергаментные листы, испещренные мелкими странными значками-буковками и щедро усеянные изображениями вселенских и локальных катастроф, мифических и настоящих чудовищ и батальных сцен.

— Если бы она еще не по-асхатски написана была… — разочарованно протянула царевна, придирчиво разглядывая очередного монстра, с виду достаточно противного, чтобы называться эсхатудрой, но явно пешеходного.

— Если бы Капитоныч был здесь… — вздохнул один из генералов.

— Если бы да кабы… — глубокомысленно сообщил ему маг, почесал в затылке, перевернул очередную страницу… и вдруг коллективное дыхание перехватило.

На весь разворот, черными-пречерными чернилами с большими-пребольшими зубами и мелкими-премелкими деталями было нарисовано крылатое чудище. Человечек у его лапы, изображенный вместо масштабной шкалы, казался сусликом рядом с коровой.

Сравнение было бы абсолютно точным, если бы у коровы, кроме рогов, имелось две пары кожистых крыльев, восемь ног, столько же голов, букет щупалец на груди и три хвоста, увенчанные булавами, вместо шипов которых торчали во все стороны истекающие ядом жала.

— Брахмапудра, — в один голос выдохнул военный совет.

Быстро пролистанный до конца фолиант доказал правильность коллективной версии, не представив больше ни одного существа, способного летать.

— Ну, брахотундра, — оторвал суровый взгляд от монстра и перевел его на советников Дмитрий-царевич. — Ну, и нам-то с этого чего?

— Димыч, да как это — чего?! — с горящими хулиганским пылом очами подскочила к нему Сенька. — Да мы с Агафоном и Масдаем такую лесотундру изобразим, что они всей бандой наперегонки к воротам побегут — открывать!

— А они что, ковер от этой… как ее… лесопудры… не отличат, что ли?

— Я им такую иллюзию повешу — на ощупь не разберутся! — заразился идеей царевны и азартно привстал с места маг.

— Д-да?.. Н-ну, попробуйте… — с сомнением повел плечом Дмитрий, стряхнул с коленок мышарика, и оптимистично добавил: — Хуже, надеюсь, не будет…

Но и улучшений в диспозиции даже на двадцатой минуте полета загримированного в асхатское чудо-юдище Масдая не наблюдалось.

Окутанный чарами ковер вынырнул около полудня следующего дня из-за дальней горы и неспешно — чтобы горожане успели заметить его, поднять тревогу и отыскать коробочку с символическим ключом — направился в сторону крепости. Через десять минут ковер с распластавшимися на животах Сенькой, Иваном и Агафоном пролетал над стенами. Два пункта из трех плана царевны осуществились на все сто: казалось, под крышами домов не осталось ни одного человека, способного сдвинуться с места: улицы, переулки, площади, крыши и стены были усыпаны асхатами самых разных сословий и возрастов, и все они, как по команде, стояли молча, опустив руки, задрав головы и открыв рты. Но почему-то ни один из них — ни купец, ни правитель, ни военачальник — не делали ни малейшей попытки не что отправиться на поиск заветного ключа, но и просто, по-соседски, открыть лукоморской армии хотя бы калитку.

Масдай, слабо покачиваясь из стороны в сторону, имитируя полет неизвестного науке чудовища, проплыл над огромной крепостью раз, другой, третий, по часовой стрелке, против, и снова по диаметру…

Народ безмолвствовал.

— Что-то они не торопятся сдаваться… — разочарованно проговорил Иван, задумчиво разглядывая по-прежнему остающихся неподвижными и безмолвными обитателей крепости.

— Может, мы их чересчур напугали? — с сомнением предположила Серафима.

— Или удивили? — запоздало пришло в голову Агафону. — Картинка ведь черно-белая была… Я-то эту… животную… коричневой сделал, но, может, она красная? Или синяя? Или в зелено-розовую полоску?

— Полосок там не было, — решительно мотнул головой царевич.

— Ну, в клеточку? Или в горошек? В сиреневый?

— Монстр в сиреневый горошек? При появлении которого должна пасть крепость? — резонно усомнилась царевна. — От смеха, разве что?

— А, может, он реветь должен? — высказал свое предположение Масдай. — Или огонь испускать? Или… что они там еще обычно делают?

— Воруют принцесс? — подсказал Иван.

— А у асхатского правителя есть дочь?

— Какая разница… Он же регентом именует себя, а значит, и дочь у него… кто?.. регентша? Регентесса? Регенточка? А где вы слышали про эска… эсма… эхма… здоровенных восьмиголовых монстров, крадущих не принцесс, а маленьких регентов… женского пола? — логично вопросил его премудрие.

— Если на то пошло, то где вы вообще слышали про здоровенных восьмиголовых монстров? — кисло уточнила царевна.

— А, по-моему, он всё-таки должен реветь, — упрямо не отступал от выдвинутой ранее версии ковер. — Может, и не громко, но как-то так…

Низкий рокот, сотрясающий воздух, землю, горы и самые стены огромной крепости, проникающий, казалось, в мозг, кости и кровь и заставляющий ныть и чесаться зубы, прокатился над долиною, словно исполинский камнепад загрохотал в обитое медью ущелье по гигантской стиральной доске.

Пассажиры ковра разинули рты.

— Ну, ты даешь, Масдай!.. — восхищенно покачал головой Иван.

— У меня бы так ни за что не вышло!.. — нервно гыгыкнул чародей.

— Что?! Что даю?! Что не вышло?!?! — визгливо вскрикнул ковер и испуганной ласточкой метнулся вбок. — Это не я!!!

— А… к-кто?.. — как-то самим по себе сошедшим на нет голосом задала ненужный вопрос Серафима.

Потому что глаза ее встретились… нет, не с глазами — с отверстой пастью, усаженной сотней острых кривых желтых зубов размером с короткий меч.

В глубине которой зарождался и клокотал кипящим гудроном черный огонь с неповторимым устойчивым запахом сероводорода.

— Экопудра!!! — взвыли четыре голоса истеричным хором.

Масдай метнулся вниз, и восемь зарядов смоляного жидкого пламени прошли мимо, едва не задев задние кисти ковра.

— Держитесь!!! — крикнул он своим пассажирам, чиркнув брюхом по макушкам опешивших асхатов при выходе из пике.

— Держите!!! — перекрывая его вопль, гаркнул Агафон. — Меня держите!!! Щас я ей покажу… щас я ей устро-о-о-ою…

Но, к несчастью, идентичная мысль одновременно посетила и все восемь голов возмущенной появлением самозванки эсхатудры, потому что она энергично взмахнула крыльями, рявкнула так, что черепица посыпалась с крепостных крыш вместе с не успевшими унести ноги зеваками, и бросилась вдогонку, нетерпеливо вытянув щупальца. Асхаты внизу ахнули: свершилось диво неслыханное! Прямо перед их не верящими себе глазами одна эсхатудра необъяснимо превратилась в огромный летающий половик, на котором, вцепившись в края и друг в друга, лежали люди!

Подлетев на расстояние прицельного залпа, тварь снова набрала полную грудь воздуха и плюнула огнем в отчаянно кидающуюся из стороны в сторону жертву.

Чародей, не говоря ни слова (если опустить непечатные магические выражения), тут же ответил ослепительной струей зеленого огня, ударившей преследовательницу точно над букетом щупалец, в покрытую серой чешуёй грудь.

В месте соприкосновения с заклинанием чешуя приобрела нежный желтоватый оттенок полуспелого банана. Других изменений ни в экстерьере, ни в самочувствии зверюги самозванцы не заметили. По крайней мере, на скорости и качестве ответного удара они не отразились.

Масдай сфинтил, шарахнулся влево, вывернул вправо, поднырнул под брюхо эсхатудры, проходя в считанных метрах от ее жутких полуметровых кривых когтей, едва успел уйти в пике, уклоняясь от проворных щупалец…

Удерживаемый друзьями Агафон выругался последними волшебными словами, извернулся в сторону остающегося над головой врага, из ладоней его вылетел поток стальных жал, ударил в синеватое пузо монстра…

И отскочил, едва не осыпав ковер и его пассажиров.

— Масдай, убираемся отсюда!!! — выкрикнула царевна. — Ее ничем не пробьешь!!!

— По прямой она догонит! Скорость выше! — прохрипел натужно ковер, сваливаясь в боковое скольжение и тем едва спасаясь от залпа возмездия.

— К-кабуча… — прорычал чародей, метнул в кровожадно щерившиеся морды искрящийся ледяной шар, но промахнулся, и заряд безвредно запутался в щупальцах чудовища.

— Кабуча габата апача дрендец!!!.. — исступленно взвыл маг, когда надежные руки друзей прижали его к спине ковра при очередной свечке в попытке уйти от всёпрожигающего черного пламени. — Да хоть что-то может взять эту скотину, или нет?!?!?!

Сенька в отчаянии глянула искоса на проносящуюся параллельным курсом эсхатудру, и сердце ее пропустило удар.

Щупальца!

Там, куда попал ледяной заряд, они стали короче — среди пучка извивающихся щупалец мелькнуло две или три покрытых льдом культи!

Не в силах вовремя затормозить, эсхатудра на ходу вывернула шеи, окатила соперников струями зловонного пламени, и только проворство Масдая, закрутившего замысловатую «бочку», теряя ориентацию в пространстве, да еще последняя капля удачи спасли их на этот раз. Небо, крыши, горы, стены, разинутые в беззвучном крике рты асхатов — все слилось в одну безумную смазанную картину…

Чудовище, чиркнув шипами булав хвоста по шершавой спине ковра, пронеслось мимо и пошло на разворот.

Последний для них, судя по его злорадным оскаленным мордам.

— Агафон!!! — проорала царевна в ту сторону, где, по ее мнению, должно было находиться ухо волшебника, даже не пытаясь больше сообразить, где у них сегодня верх, где низ, а где она сама. — Крылья!!! Бей льдом ей по крыльям!!!

— Масдай, с фланга обойди ее!!! — проревел чародей, отчаянно желая понять хотя бы, где находится сам монстр, не говоря уже о его географии. — С фланга!!!..

— А, может, вам ее еще завернуть?! — разъяренно прорычал ковер, но извернулся, едва не стряхнув экипаж, и сделал, как просили. Всего на секунду его премудрие оказался в прямой видимости эсхатудриного бока, перед тем, как она выстрелила снова, но новый искрящийся мириадами льдинок шар устремился к торжествующему близкую победу чудищу.

Увертываясь от липкого зловонного огня твари, ковер свалился в отчаянное пике к самым мостовым городка, но выпущенный заряд уже встретился с огромным кожистым полотнищем черного крыла, мгновенно окрасил его в белоснежный цвет, разбегаясь прожилками ледяного узора по всей площади.

Крыло хрустнуло и надломилось…

Оглянув со странной улыбкой тушу твари, изрубленную ликующими асхатами и азартно присоединившимися к ним лукоморцами, и разваленную ей до основания северную стену крепости, регент протянул принимающему капитуляцию Дмитрию на вытянутых руках застеленный домотканым полотенцем поднос с латунным ключом размером с топор и что-то сказал.

— Спасиб, — старательно выговаривая чужие слова, перевел асхатский толмач. — Мы вас благодарны за освободить от Верховного Правитель элалии.

— Верховного Правителя… чего?.. — непонимающе наморщил лоб Дмитрий.

— Верховный Правитель асхатов. Элалия, — еще более старательно повторил переводчик и для полной наглядности обернулся и ткнул несколько раз пальцем в гигантскую тушу за своей спиной.

— Элалия?.. — недоуменно переглянулись царевичи, Сенька, Граненыч и Агафон. — Как — элалия? Это — элалия?.. А разве это не… эсхатудра?

— Эсхатудра?.. — настал черед недоумевать регента и его придворных.

— Ну, да, — закивал Граненыч. — Ваши говорили, что крепость падет только после прилета эсхатудры. Вот, она прилетела, крепость пала… Пророчество?

— Пророчество?.. — изумленно запереглядывались теперь асхаты и затараторил толмач. — Нет пророчество. Элалия — наша Верховный Правитель. Чудо древний. Злая. Разумное. Заставлять асхаты воевать. Элалия сдохнуть — асхат рад! Не надо война!

— А эсхатудра?.. Как же эсхатудра? — озадаченно вытянулись лица лукоморцев.

— Эсхатудра?.. — нахмурился, соображая что-то, переводчик, и вдруг физиономия его радостно просветлела. — Эсхатудра — вот!

И он, проворно наклонившись, поймал у своих ног… мышарика.

— Не пророчество! Посказалка… поговорилка… Подговорка! Крепость пасть, когда… пойдет гора… петь камень… Понимаем?.. Когда железо цвести… гореть вода…

Усталые, измотанные физиономии лукоморцев расплылись в непроизвольных улыбках, и они в один голос договорили за него:

— Когда полетит эсхатудра!



загрузка...