КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424127 томов
Объем библиотеки - 577 Гб.
Всего авторов - 202030
Пользователей - 96178

Последние комментарии

Впечатления

poruchik_xyz про Крапивин: В ночь большого прилива (Детская фантастика)

Для всех, кто ищет "грязненькие" мысли в произведениях Крапивина: педофил - это не тот, кто детей любит, а тот, кто их трахает! Поэтому говорю всем любителям клубнички: не пачкайте, пожалуйста, своими грязными липкими ручками имя и произведения замечательного детского писателя! С детства зачитывался его произведениями и ни разу у меня не возникло таких гнилых мыслей. Не судите по себе, господа!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Альтернативная история)

Отстой, кстати и стиль изложения такой же. Добила реакция ГГ на эльфов: "так и хочется подойти и зарядить в красивую дыню, чтоб сбить спесь. А чё? Россия, щедрая душа!"(с) Вот так просто. И довольно показательно. В общем,после прочтения около тридцати процентов книги, дальше ее читать пропало все желание. Стиль подачи событий просто раздражает.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
каркуша про ДжуВик: Мой любимый монстр (Любовная фантастика)

Аннотация производит такое впечатление, что книгу читать как-то стремно. Особенно поразила фраза "огонь из внутри"...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
владко про серию Неизвестный Нилус [В двух томах]

https://coollib.net/modules/bueditor/icons/bold.jpg

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Солнцева: Коридор в 1937-й год (Альтернативная история)

Оценку "отлично", в самолюбовании, наверное поставила сама автор. По мне, так бредятина. Ходит девка по городу 1937 года, катается на трамваях, видит тогдашние машины, как люди одеты, и никак не может понять, что здесь что-то не то! Она не понимает, что уже в прошлом. Да одно отсутствие рекламных баннеров должно насторожить!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Наследница Асторгрейна. Книга 1 (Фэнтези)

вот ещё утром женщина, которую ты 24 года считала родной матерью так дала тебе по голове, что ты потеряла сознание НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ! могла и убить, потому что "простая ссадина" в обморок на часы не отправляет. а перед тем, как долбануть (чем? ломиком надо, как минимум) тебе по башке, она объяснила, что ты - приёмыш, чужая, из рода завоевателей, поэтому отправишься вместо её родной дочери к этим завоевателям.
ну и описала причину войны: мол, была у короля завоевателей невеста, его нации, с их национальной бабской способностью - действовать жутко привлекательно на мужиков ихней нации.
и вот тебя сажают на посольский завоевательский корабль, предварительно определив в тебе "свою", и приглашая на ужин, говорят: мол, у нас только три амулета, помогающие нам не подвергаться "влиянию", так что общаться в пути ты и будешь с троими. и ты ДИКО УДИВЛЯЕШЬСЯ "что за "влияние"???
слушайте две дуры, ггня и афторша, вот это долбание по башке и рассказ БЫЛО УТРОМ! вот этого самого дня утром! и я читаю, что ггня "забыла" к вечеру??? да у неё за 24 тухлых года жизни растением: дом и кухня, вообще ничего встряхивающего не было! да этот удар по башке и известие, что ты - не только не родная дочь, ты - вообще принадлежишь к нации, которую ненавидят побеждённые, единственное, что в твоей тухлой жизни вообще случилось! и ТЫ ЗАБЫЛА???
я не буду читать два тома вот такого бреда, никому не советую, и хорошо, что бред этот заблокирован.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Ивановская: От любви до ненависти и обратно (Фэнтези)

это хорошо, что вот это заблокировано. потому что нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Стихи (fb2)

- Стихи (пер. Анатолий Уткин, ...) 53 Кб, 13с. (скачать fb2) - Владимир Семенович Короткевич

Настройки текста:




Владимир Короткевич Стихи

Иней


Никогда уже! Снежком хрустят полозья,
Зимний лес проносится назад…
Смотрит он в твои, такие звездные,
Мною так любимые глаза.
Синь очей твоих принадлежит другому,
Голос нежный для других поет…
Как в бездонный, беспросветный омут,
Я гляжу в грядущее свое.
Погляди и ты из-под ладони,
Но не в омут, лучше просто в даль,
Не мое ли сердце топчут кони,
Не мою ли песню и печаль?
Сани мчатся, сани улетают,
В брызгах снега их не видит глаз…
Я вдогонку песню посылаю,
Может, хоть она догонит вас,
Может, догоняя, поцелует
Губ тепло, ресницы, холод век,
Всю тебя, извечно дорогую,
Но потерянную мной навек.
И потом, запутавшись, немая
В соснах, где царит мертвящий свет,
Ветви голубые покачает,
Засыпая инеем ваш след.

Я помню 


Темные, как сажа, ночи лета,
Прядь тумана в поле пролегла…
До щеки моей коснулся ветер
Легким дуновением крыла.
Кто это? Зачем меня ласкает?
Вздохи чьи тихонько пронеслись?
Может, это вышла дорогая
Навестить меня из-под земли?
Превратилась в нежное дыханье,
В тихий полуночный ветерок
И пришла избавить от страданья
Друга, что остался одинок.
Милая, прижмись хоть на мгновенье.
Вижу. Пью. Без горя и без слез
Нежное твое прикосновенье,
Мягкое, как шелк твоих волос.
Где ты? Где ты? Где твое дыханье?
Может, ты осталась навсегда
Одинокой прядкою тумана,
Что ушла неведомо куда?
Что это? Откуда эти звуки?
Вздохи, улетевшие навек?
. . . . . . . . . . . . . . . . .
Протянув навстречу ветру руки,
Вслушиваясь, замер человек. 

Беларусская песня 


Где мой край? Там, где вечную песню поет Беловежа,
Где закаты над Нёманом, словно пролитая кровь,
На холмах Наваградка, где дремлют суровые вежи,
Где вишневые кроны глядятся в широкий Днепро.
Ты лежишь там, где синяя Припять так ласково вьется,
Где София, как белая лебедь, плывет над Двиной...
Там, где сердце мое с первым шагом, как молот, забьется,
Даже если б слепым я пришел на свиданье с тобой.
Что слепым! Даже мертвым я вспомню высокие звезды,
Над рекою багряной и темной полет кожанов,
Белый парус на синих озерах, широких и гордых,
И боры-океаны, и небо – цветение льнов.
Где мой край? Там, где люди вовеки не будут рабами,
За похлебку влачащими жизнь в безнадежной тюрьме,
Где мальцы-удальцы молодыми взрастают дубами,
А мужчины, как скалы: ударишь – сломается меч.
Где мой край? Там, где мудрые предки средь сосен уснули,
Там, где женщины – сон во стогах под июньской зарей,
А девчата, как дождь золотой. А седые бабули,
Как жнивье с паутиньем, как солнце осенней порой.
Там бессмертные песни звенят, несказанное чудо,
Там от века звучит мой язык, словно звонкий булат.
Этот гордый язык – мы его и тогда не забудем,
Когда солнце с землею в последний погрузятся мрак.
Ты – наш край. Ты – цветущая груша над дедовским домом,
Метеоров осенних густых фосфорический рой,
Ты – наш стяг, и тебя никому ни за что мы
Не дадим опоганить, забыть иль попрать чужеземной ногой.
Мы клянемся тебе бороздой своей первой на поле,
И последним дыханьем своим, в небытье уходя,
Мы клянемся тебе, что ни в горькой, ни в радостной доле –
Никогда,
Никогда,
Никогда
Не покинем тебя. 

Братья по несчастью


Ай, Аю-Даг, что ты делаешь с морем?
Думаешь выпить до дна, оглашенный?
Брось, набухторишься только с горя
И не напьешься, ведь море соленое.
Брось эту пьянку, лихая головушка,
Чтобы наутро с тоски не повеситься:
Лодка с твоею любовью-соловушкой
Очень далеко, у лодочки месяца.
Лучше давай я вина раздобуду,
И под кефаль усидим его разом...
Выпьем за губы моей златокудрой
И за измену твоей черноглазой.

Зимняя элегия


Сегодня что-то тишина такая,
Что хочется присесть и погрустить.
Звезда печально над землей мерцает,
И липа чуть от