КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 375404 томов
Объем библиотеки - 457 Гб.
Всего авторов - 159770
Пользователей - 84285
Загрузка...

Впечатления

Любопытная про Velichayshiy: Бабка Рая в другом мире собирает гарем (СИ) (Юмористическая фантастика)

ЭТО, даже и не знаю, как назвать… Хватило пары страниц. Это с каким же воспаленным мозгом ( если конечно он есть) , можно написать подобную ерунду?? Мат-перемат через каждое предложение. Н-да, больше слов нет …

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
SubMarinka про Веллер: Перпендикуляр Зиновьев (Современная проза)

Как всегда, по-веллеровски зло... (((

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
time123 про Смекалин: Лишний на земле лишних (Альтернативная история)

Писатель мало того что не читал оригинал перед "сотворением" этой хренотни, так и не имеет никаких познаний в технике оружии и окружающем мире.
К "Земле лишних" ЭТО не имеет никакого отношения, это тупо говнофентези.

Андрей Юрьевич Хамидулин, в просторечьи А. Круз, переворачивается в гробу после скачивания этого бреда.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
PhilippS про серию Эмиссары

Калька с Дмитриева "Еще не поздно" (в "Фагоците" даже есть фраза - "Пока не поздно"). В отличии от DXBCKT , я бы отнес эти произведения к АИ в жанре "Спасти СССР". Отличия: в "Фагоците" Косыгин привлекает к сотрудничеству Шелепина, в "Еще не поздно" Шелепин опирается на Косыгина. У Величко ГГ пороялистей - тащит, с ограничениями, все из современности, во всю пользуется интернетом. А у Дмитриева - с чем попал с тем и крутится.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Дмитриев: Еще не поздно (Альтернативная история)

Продолжаю комментировать свою книжную библиотеку. Когда-то давно прочитав всю СИ данного автора, я смело отнес ее к поджанру попаданства «производственный роман». На самом деле книг, где тот или иной «иновременный представитель» решает облагодетельствовать своих «несовременников» новой более продвинутой технологией — полным полно, другой вопрос, что этот процесс бывает порой так нудно затянут что... если его «не спасает художественная часть», то это означает ее полную «и безоговорочную капитуляцию» (перед читателем). Ну а поскольку я по случаю приобрел первую часть данной СИ на бумаге, то я немедленно взялся «обновлять свои впечатления» по второму разу... В целом впечатления остались вполне благодушные, если не считать практически полного «вырождения» СИ в дальнейших (2-3) частях в «чистую АИ» (что читать собственно дальше не очень и тянет). Сам попаданец здесь не носит той (почти привычно эпохальной роли) и «больше путается под ногами» серьезных дядей из ЦК (постоянно вспоминая что-то «ненужное» и пытаясь в очередной раз что-то заново «изобрести»...). Поклонникам компьютерных технологий (в стиле «Ю.Никитин-Баймер») должно особо понравиться... Аналогичная по сути (производственный роман), но несколько иная СИ по техноукладу (иной внедряемой технологии) была написана Маришиным «Дизель решает все» (и кстати получилась намного интересней).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Сафонов: Целитель (СИ) (Фантастика)

roservi,узи точно было и пиво я пивал с отцом в буфете(точнее сдувал пену,но умудрялся сделать глоток-другой).саму книгу не читал,без комментов...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
roservi про Сафонов: Целитель (СИ) (Фантастика)

скажите в 1982 году, согласно текста, УЗИ было? школьники пьют пиво с родителями) 1981 год, сомневаюсь..не то воспитание было в те времена. впечатление, что ГГ мечется между 15 и 35 годами.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Секс с незнакомцами (fb2)

файл не оценён - Секс с незнакомцами 385K, 79с. (скачать fb2) - Эвангелина Андерсон

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Эвангелина Андерсон

Секс с незнакомцами


Перевод: Rina _Marina

Аннотация:

Ли сс а была вынуждена стать порно звездой. Чтобы выплатить карточные долги дяди ей приходится сниматься в порнофильмах для одного веб - сайта. Трогать себя перед и нтернет аудиторией ужасно, но чего Ли сс а действительно боится, так это того, что об этом узнают Адам и Кэл.

Адам и Кэл – двое обычных мужчин (по крайней мере для оборотней). Они были парой на протяжени и последних пяти лет, и Ли сс а – единственная женщина, которая может сделать их союз заверш енным . Они просто пока не выяснили, как открыть ей их истинную сущность, не отпугнув ее навсегда.

Решение приходит в День Святого Валентина, когда Ли сс е предлагают сделку: все долги ее дяди будут выплачены при условии, что она согласится на единственное представление для вебсайта «Связать и заставить». Последнее, что хочет Ли сс а, это секс с незнакомцами, но она настолько отчаялась, что соглашается. Однако она не знает, что двое мужчин, с которыми по сценарию у нее будет секс, не незнакомцы. Они – Адам и Кэл, и так совпало, что этот День Святого Валентина приходится на полнолуние.

Предупреждение: в тексте присутствуют: откровенные сексуальные сцены, сквернословие, действия, унижающие достоинство героини и отношения м/ж/м.

Глава 1

- Детка, раздвинь ноги шире. Давай, покажи нам свои сокровища.

Лариса Вокер, для друзей просто Лисса, поморщилась от грубой команды. Не так хотела она провести свой Валентинов день, и если на то пошло, любой другой день тоже, но у нее не было выбора. Положение было таково, что либо она делает то, что говорит Норман Скаддер, либо мирится с последствиями. Прикусив губу, она протянула руку к побритому местечку между бедер и раскрыла себя двумя трясущимися пальцами, показывая свой клитор Интернет зрителям.

- Видишь это? – услышала она слова Скаддера, говорящего мужчине рядом, держащему камеру, - Это первоклассное влагалище. Убедись, что все отлично видно: так близко, словно ты смотришь вживую.

Лисса услышала жужжание камеры в режиме увеличения изображения и постаралась не думать обо всех извращенцах, сидящих дома, дрочащих на ее унизительную демонстрацию. Она была не против порнографии в целом, просто против порно с ее личным участием. Иногда это могло быть даже эротично и со вкусом, если снималось правильно. К сожалению, то, что заставлял ее делать Скаддер, таковым не являлось. Она лежала голой на искусственной шкуре зебры, с широко раздвинутыми ногами, трогая себя. В этом не было никакого намека на вкус. Она чувствовала себя деградировавшей дешевкой и ненавидела себя за то, что делала.

- Вот так, хорошо, детка. Теперь давай добавим пальчики. Поласкай этот маленький, симпатичный клитор. Заставь мальчиков, сидящих дома попускать слюни, – напутствовал Скаддер.

Лисса сделала, как было велено, лаская чувствительный, маленький узелок нервов и почувствовала, как нежелательное наслаждение начинает зарождаться внизу живота. Так было всегда, а точнее, это происходило каждый раз на протяжении последних 6 месяцев, с тех пор, как подлый местный криминальный авторитет, режиссирующий сейчас грязную сцену, заставил ее выплачивать карточный долг ее дяди. Однако, не смотря на то, что она ненавидела то, чем занималась, Лисса не могла найти сил для ненависти к своему дяде. Он и тетя Вивиан воспитывали ее с 16-ти лет, и все это время они поддерживали и любили ее. Дядя Дон был хорошим человеком, но он был немного не в себе, после того как ее тетя умерла от рака груди. Легкое увлечение покером с друзьями по пятницам переросло в серьезную зависимость в его попытках найти утешение и не думать о смерти горячо любимой жены.

Лисса переживала свою личную трагедию, оплакивая женщину, заменившую ей мать, и не замечала, как проблема начала набирать обороты. До тех пор, когда однажды вечером дядя Дон заявился к ней в квартиру с заплывшим глазом и рукой, сломанной в трех местах. По дороге в больницу, ей удалось вытянуть из него всю историю. О том, как его вышвырнули из местного бара за пьяный дебош, как обнаружил себя играющего в покер в дальней комнате одного из подпольных заведений Нормана Скаддера, где играют по-крупному. Как к нему сначала шла карта, и он не мог остановиться и уйти, а потом полоса удачи закончилась. Как он занял у Скаддера, оставив в залог чуть ли не душу, и не смог отдать долг. Проблема заключалась в том, что Норман Скаддер был абсолютно беспощаден. Найдите в словаре определение фразы «одинокая акула» и увидите его мелкие свиные глазки, уставившиеся на вас. Лисса убедила дядю Дона пройти лечение от алкогольной и игровой зависимости, но это не остановило вышибал Скаддера от еще одного «визита» к нему. Они угрожали сломать ему вторую руку, если он не выплатит криминальному авторитету огромную сумму денег, теперь обросшую налогами.

Переживая за жизнь своего дяди, Лисса решилась на встречу со Скаддером, в надежде выторговать отсрочку для Дона. Она предложила поработать в одном из его ночных клубов официанткой или помочь ему со счетами. Она работала младшим бухгалтером в одной из крупнейших юридических фирм города, и хорошо знала свое дело.

Скаддер рассмеялся ей в лицо.

- Черт, детка, ты меня за дурака принимаешь? – спросил он. – Ты действительно думаешь, что я допущу тебя к своим счетам?

- Я… Я не знаю. Извините, - заикаясь, произнесла Лисса. – Я просто пыталась найти способ выплатить долг моего дяди.

- Ну что ж, такая симпатичная девочка как ты, с этими длинными черными волосами и этими большими голубыми глазами… Может мы и пришли бы к некоему соглашению. – Скаддер оглядел ее так, что ей захотелось немедленно содрать свою кожу, и Лисса поняла, что у нее возникла проблема. Если бы она знала, что это за проблема, она бы убежала на милю[1], но к моменту, когда она поняла, было уже поздно.

Скаддер сделал ей предложение, которое дословно звучало так: Если она будет позировать для его еженедельной пятничной веб-трансляции, то и сама не заметит, как отработает долг дяди, или как-то так.

Неохотно и не совсем понимая, что имеется в виду, Лисса согласилась. Она обнаружила подвох, как только вошла в убогую дальнюю комнату принадлежавшего Скаддеру бара «Первый», место, где он снимал свои он-лайн развлечения и фильмы для взрослых. Когда она поняла, что должна была снять одежду и мастурбировать перед Скаддером, оператором и сотнями или тысячами извращенцев в Интернете, Лисса расплакалась.

Она пыталась уйти, конечно, но Норману Скаддеру было не свойственно сострадание. Он пригрозил убить ее дядю так, что все подумают, что это несчастный случай, если она не исполнит свою часть договора. Оказавшись в безвыходном положении, Лисса была вынуждена подчиниться. Со слезами, беззвучно катящимися по щекам, она разделась в первый и далеко не в последний раз, и следовала наставлениям Скаддера, когда он говорил что делать перед камерой. Единственной отрадой было то, что гнусный криминальный лорд не пытался ее лапать. Лисса думала, она бы умерла, если бы он попробовал, но он казался довольным тем, что наблюдал и играл роль постоянного вуайериста, пока она ублажала себя каждую пятницу в девять вечера.

Сначала она плакала каждый раз, и первые несколько пятниц она приходила домой и принимала обжигающий душ, пытаясь соскрести грязь от того, что она была вынуждена делать. Но постепенно она привыкла. Не то, чтобы она не чувствовала стыд и унижение, она скорее просто онемела. С момента, когда она заходила в темную комнату «Первого» и снимала одежду и до момента, когда она одевалась после часового представления, эмоции Лиссы были словно покрыты слоем льда, сквозь который ничто не могло проникнуть.

Ей пришлось стать сильнее, так как этому не было видно конца. В начале их соглашения,

Скаддер обещал, что она расплатится с долгом дяди за считанные дни, но каким-то образом дни превратились в недели, а недели – в месяцы. Когда она отважилась попросить взглянуть на цифры, полагая, что должна была с лихвой выплатить и сам долг и проценты, Скаддер перешел к угрозам.

- Ты перестанешь выплачивать, когда я скажу, что долга больше нет, - выплюнул он, - И не забывай, что ты могла бы заниматься более ужасными вещами по пятницам, чем просто раздеваться, детка.

Испугавшись, Лисса отступила. Она свыклась с мыслью, что ужасным пятничным веб-шоу не будет конца. Скаддер обвел ее вокруг пальца, и никогда не отпустит ее. Это будет длиться, по крайней мере, до тех пор, пока есть зрители, желающие платить за ее представления. А зрители были всегда. Лисса слышала, как он говорил одному из своей команды, что она собрала для него больше денег, чем любая другая девушка на сайте, и она поняла, что он не отпустит ее, пока касса пополняется.

У Лиссы не было никаких трюков, которые бы сделали ее настолько популярной. Она не стонала, и не вздыхала, не имитировала оргазмы и не претворялась, что наслаждается собой. На самом деле, во время каждого представления на протяжении первых четырех месяцев по ее щекам текли молчаливые слезы, и даже сейчас, зачерствев, она никогда не улыбалась и не флиртовала с камерой. Она смотрела прямо, с отсутствующим взглядом выполняя распоряжения Скаддера.

Сам факт, очевидного нежелания Лиссы играть в эротические игры перед камерой не был новинкой, но он отлично вписывался в тематику сайта, принадлежащего Скаддеру. Он назывался «Пожалуйста, Не Заставляйте Меня!» и в большинстве своем показывал девушек, не желающих сексуальных представлений, которые они давали. Это не был худший из сайтов Скаддера, худшим, с точки зрения Лиссы, был платный сайт, который назывался «Связать и Заставить». На этом сайте крутились ролики грубого секса, на грани изнасилования, и он специализировался на групповых сессиях. Лисса вздрагивала, когда думала о нем. Что бы она сделала, если бы Скаддер настаивал на ее участии в одной из тех скандально известных Интернет оргий? Смогла бы она выжить? Она не могла даже думать об этом. Обычно она просто появлялась каждую пятницу и пыталась представить себе, что она где-то еще, до того момента, когда приходило время надевать одежду и уходить.

- Хорошо, время для письменных запросов, - объявил Скаддер, почесывая пузо, которое вываливалось через край его слишком тесных слаксов. Он одевался в стиле «диско навсегда», нося кричащего цвета рубашки, открытые настолько, чтобы было видно мириады золотых медальонов и дряблую, волосатую грудь, от которой Лису выворачивало. Она старалась не смотреть на него, когда он открыл миниатюрный ноутбук и начал подергивать ногой, читая e-mails, которые присылали ее зрители, наблюдающие, как она себя трогает.

Запросы онлайн были фишкой пятничного вечернего представления, которую Лисса ненавидела больше всего. Скаддер придумал это несколько месяцев назад, и они пользовались огромным успехом у Интернет аудитории. По существу, зрители писали предложения и запросы по ходу просмотра и Лисса должна была выполнять все, что они хотели увидеть.

- Вот, вроде, ничего, - пробормотал Скаддер, продолжая читать.

Лисса напряглась. Что будет на этот раз? Фалоимитаторы? Двойное проникновение? Что-нибудь хуже? Каждый раз находились больные придурки, которые предлагали скотоложство и поливание мочой. Пока что Скаддер не заставлял проделывать такое, но Лисса боялась, что если он увидит достаточно запросов такого рода, он может изменить мнение. Ничто, из того, что приносило деньги, не было запредельным для подлой одинокой акулы.

- ПохотливыйСамец657 из Огайо предлагает использовать вибратор 2000 размера экстра для двойного проникновения, объявил Скаддер, жестом подзывая Стивена, ветерана-алкоголика, который был у него на побегушках, - Сходи принеси, и побыстрее, - он улыбнулся Лиссе, - Что скажешь детка? Готова для такого большого, твердого, резинового члена, проникающего в обе твои сладкие, маленькие дырочки?

Лисса не ответила. Вместо этого, она закрыла глаза и постаралась думать о чем-нибудь еще, о чем-нибудь приятном и настолько далеком от этого грязного притона насколько это возможно. Она представляла место, в котором бы оказалась, если бы не была здесь, в «Первом», представляла как бы она проводила свой День Святого Валентина, если бы не снималась для этого веб-шоу. Для начала, на ней было бы намного больше одежды, и она бы не сидела дома одна. Ее друзья и соседи, Адам Карвер и Кэл Дейнс, пригласили ее отметить праздник с ними, и по опыту Лисса знала, парни знали толк в праздновании.

Они подружились сразу, как только она въехала в свою квартирку, два года назад. Носильщики, нанятые ею, потребовали плату больше, оговоренной ранее суммы, из-за количества тяжелых книг, принадлежащих Лиссе. Когда она попробовала объяснить, что больше денег у нее нет, они просто побросали все на тротуар и исчезли. Лисса присела на свой любимый, обтянутый денимом диванчик, и уронила голову на руки, раздумывая как ей перенести все свои пожитки на третий этаж без лифта. Она была ростом 5 футов, 7 дюймов[2] и в довольно хорошей форме, но даже этого не было достаточно, чтобы поднять сундук с фарфором, доставшийся ей от тети Вивиан.

Вдруг, словно из ниоткуда, появились двое невероятно привлекательных мужчин.

Один был классически высоким, темноволосым и красивым. Его гладкая, загорелая кожа под черной футболкой, бугрилась мускулами. Другой был ниже его сантиметра на два с половиной, блондин с не сходящей с лица улыбкой, от которой подрагивали уголки его полных губ. Они бросили взгляд на Лиссу и немедленно бросились на помощь, поднимая тяжеленный сундук с фарфором так, словно он весил не больше перышка.

- Привет, я – Кэл, а это – Адам. А теперь скажи, где бы ты хотела это поставить? - спросил блондин. Его мускулы не уступали мускулатуре друга, однако цвет его кожи был ближе к теплому цвету меда, в отличие от более темного загара Адама.

- Я… Предполагается, что я въезжаю в квартиру 316, - Лисса улыбнулась и постаралась не выглядеть слишком обнадеженной. Она нажила слишком много вещей, а на дворе стояла середина августа, и было изнуряющее жарко.

- Отлично. Ты наша новая соседка по этажу, - усмехнулся ей Кэл, - У тебя есть ключи, чтобы мы сразу занесли все вещи внутрь?

- Ключи? О… да, конечно, - Лисса покопалась в сумке и выудила их с характерным звяканьем, - Но… видите ли, боюсь, у меня нет денег. Я израсходовала весь свой бюджет на переезд на тех носильщиков, а они запросили больше, но у меня не было и…

- Не переживай из-за этого, - сказал мужчина с темными волосами, Адам, заговорив впервые, - Соседи должны помогать друг другу.

- Но я чувствую себя неловко, - Лисса неосознанно крутила ключи в руках, - У меня столько вещей, а на улице так жарко сегодня…

Кэл засмеялся:

– Эй, не волнуйся, красотка. Мы просто рады новой соседке в возрасте до 60-ти. До того как ты появилась, мы с Адамом начали думать, что снимаем квартиру в доме престарелых.

- Правда? – спросила Лисса, шествуя впереди по тротуару, а двое мужчин следовали за ней с тяжелым дубовым сундуком, - Менеджер комплекса просто сказал мне, что это милое тихое местечко.

- О, это так, - заверил ее Кэл, - Или было бы, в любом случае. Тебе стоит послушать как старый мистер Харнер, наш сосед снизу, долбит в потолок, если мы увеличиваем звук телевизора на лишний децибел. Правда у него нет проблем с хрипами Синатры, которые длятся всю ночь, когда к нему приходит подружка. Не так ли, Адам?

Темноволосый Адам закатил глаза в подтверждении:

- Если мне надо будет прослушать «My Way» еще раз, я покончу с собой.

Всю дорогу до квартиры друзья рассказывали Лиссе чего ей стоит ожидать от других, в основном престарелых, соседей, кого ей следует избегать и кто был лучшим источником, как выразился Кэл, «бабушкиных печений».

К моменту, когда вся ее мебель была занесена и расставлена, Лисса и ее новые соседи стали крепкими друзьями. Кроме того, она пришла в выводу, что не смотря на то, что они были лучшими друзьями, они были настолько разными, насколько могут быть двое людей. Кэл был самым разговорчивым. Он был смешным и общительным, и не лез за словом в карман, и всегда мог рассмешить Лису. Его волосы спадали на высокий лоб в восхитительном беспорядке светлых волн в противоположность всегда опрятно подстриженному Адаму. Адам был более спокойный и задумчивый в этой паре, но когда он говорил, его всегда стоило послушать. Была в нем глубина и сила, которые завораживали Лиссу – тлеющая сексуальность, от которой у Лиссы дрожали колени, стоило ему посмотреть на нее.

Вообще-то, единственное, что объединяло обоих мужчин, был цвет глаз. У обоих были яркие светло-зеленые радужки, что сначала навело Лиссу на мысль, будто они братья. Однако это было простым совпадением, правда Кэл признался, что люди часто обращали на это внимание.

С тех пор и до последнего времени (шесть месяцев назад, когда возникла проблема с ее дядей Доном и Норманом Скаддером) Лисса проводила в их квартире столько же времени, сколько и в своей. Она отмечала с ними дни рождения и праздники, так как у них, похоже, не было семьи, и заботилась об обоих. Кэл оказался гурманом и отличным поваром и готовил ей особые угощения, а Адам был мастером на все руки. Он чинил машину Лиссы последние три раза, когда она ломалась, и научил ее проверять масло и давление в шинах.

Иногда Кэл становился слишком ребячливым, а Адам, наоборот, слишком задумчивым, но в целом, оба мужчины были совершенством. Лисса часто сидела между ними на диване и мечтала соединить их в одного мужчину, такого, с которым она могла бы встречаться, вместо того, чтобы просто проводить время. Она не думала, что могла бы выбрать одного из них, а перспектива обидеть одного, чтобы встречаться с другим была невыносима.

Порой, когда они сидели вместе, и оба мужчины обнимали ее, руки Адама – за плечи, а Кэла – за талию, Лисса ловила себя на мысли, что испытывает удовлетворенность, правильность, которую не могла объяснить. Было так хорошо ощущать себя между двумя большими мужскими телами, ощущать заботу и защищенность. Иногда она даже задумывалась каково это было бы, заниматься любовью с ними обоими одновременно, но это было дерзкой фантазией, которая, она знала, никогда не осуществится.

Самой мысли о том, что они оба, одновременно будут в ней, заполняя ее, двигаясь в ней, было достаточно, чтоб возбудить ее и намочить трусики, и ей было интересно знать фантазировали ли об этом когда-нибудь Адам и Кэл. Наиболее близко к своему первому сексуальному опыту с ними обоими Лисса подошла за неделю до начала всех ее проблем. Ее тетя проиграла борьбу с раком груди, а дядя топил свои печали в баре. Остро ощущая потерю и одиночество, Лисса пришла к друзьям, за утешением. Предполагалось, что это будет ночь угощений и веселья – Кэл сделал пиццу с инжиром и прошутто[3] с хрустящей пармезановой корочкой, а Адам достал игру Монополию. Но где-то между пиццей и настольной игрой Лисса больше не смогла сдерживать свое горе. Она расплакалась и не могла остановиться, ненавидя себя за слабость.

Она до сих пор помнит, как Адам подхватил ее на руки, отнес в свою комнату и осторожно уложил на двуспальную кровать. Потом лег позади нее, обернувшись вокруг ее тела. Кэл расположился спереди и обнял обоих – ее и Адама – притянув к себе.

Четыре мускулистые руки обернулись вокруг нее и теплый, пряный аромат их кожи заполнил ее сознание. Твердая грудь Адама позади и Кэла напротив нее были как прочная стена. Ни один из мужчин ничего не сказал, только теплые руки Адама поглаживали ее по бокам, а Кэл перебирал ее волосы и мягко стирал слезы. Лисса не могла вспомнить, когда в последний раз она чувствовала тепло, любовь и защиту. Они уснули в том же положении, а проснувшись посреди ночи, Лисса почувствовала два твердых члена. Один упирался ей в попку, а другой – в бедро. Она не открыла глаза, не заговорила, ожидая действий от кого-нибудь из них. Если бы они решились, она не имела ни единого намерения их останавливать. Находясь так близко к ним обоим, она вспомнила все свои наиболее яркие фантазии, и она не упустила бы шанс окунуться в любовные игры и забыть о своей трагедии, хотя бы ненадолго.

Но ни один из мужчин не пошевелился. Лиса сохраняла спокойствие, претворяясь спящей. Спустя какое-то время она услышала над головой шепот Кэла Адаму.

- Эй, ты не спишь?

- М-угу, - проурчал Адам, и от его голоса тело Лиссы завибрировало.

Кэл вздохнул, его теплое дыхание всколыхнуло ее волосы:

- Она так чертовски красива.

- Она - совершенство, - тихонько согласился Адам.

Лиза поняла, что они говорили о ней. Совершенство? Красива? Они флиртовали с ней постоянно, но это было как игра для них троих. Она никогда даже не думала, что двое мужчин не шутили, а действительно имели в виду все те мелочи, которые говорили, пока они проводили время вместе.

- Что бы ты сделал сейчас, если б она знала? Если бы мы уже были вместе? – спросил Кэл.

- Что бы я сделал? – Адам издал мягкий рык, наполненный желанием, - Сначала, я бы хотел прикоснуться к ней, везде… исследовать это прекрасное тело и услышать как она стонет и задыхается, когда я довожу ее до оргазма, - его большая теплая рука ласкала бок Лиссы и ей пришлось подавить внутренний трепет, - Потом я бы хотел оказаться внутри нее, мой член глубоко в ее влагалище. И я бы хотел чувствовать твой ствол, трущийся рядом с моим и знать, что мы привязываем ее к себе навсегда.

Кэл издал низкий звук согласия.

- Я тоже этого хочу. Но сначала я бы хотел ее попробовать. Хочу раздвинуть ее кремовые бедра, раскинуть их широко, припасть к ней губами и остаться на час, - он вздохнул, - Я почти ощущаю ее маленькую щелочку, всю влажную и готовую для меня.

Адам зарычал, одобряя:

- Я бы хотел посмотреть на это. Я бы сидел позади и держал ее, пока ты бы ублажал ее. Я мог бы ласкать ее соски, увеличивая удовольствие.

- Ты мог бы в это время быть внутри нее, - сказал Кэл низким от желания голосом. - Твой член, погруженный до самых яичек в ее киску. Я бы сосал ее клитор, пока ты входил бы в нее, медленно и нежно до тех пор, пока она не кончила бы с тобой глубоко внутри.

- Боже, прекрати это. Ты только больше разжигаешь мое желание, а мы не можем, пока, все это с ней сделать.

Голос Адама охрип от желания, и Лисса почувствовала, что оба члена, упирающиеся в нее стали еще тверже с момента начала разговора. Она знала, что должна быть оскорблена откровенно сексуальной природой их желаний по отношению к ней, но, положа руку на сердце, она не была задета ни в коей мере. Она истекала соками от желания, после того как услышала, что они хотели бы с ней сделать, и почти поддалась искушению открыть глаза и позволить им превратить фантазии в реальность. Но потом Кэл опять заговорил.

- Как бы мне хотелось все ей рассказать, - прошептал он в темноте, - Чтобы она узнала, что принадлежит нам.

- Сейчас еще не время, - глубокий голос Адама был наполнен сожалением и уверенностью, - Сейчас она переживает сложный период в жизни. Рассказать ей сейчас означает добавить еще больше проблем к тем, с которыми она сейчас справляется.

Рассказать мне что?Хотела спросить Лисса. Но она лежала словно в коконе между двумя мужчинами, ее окутывало тепло, и это было настолько замечательно, что против своего желания она все больше проваливалась в сонное состояние. Уже засыпая, она решила, что спросит одного из них об этом утром, и она действительно собиралась так поступить. Однако при пробуждении все воспринималось волшебным сном, навеянным разбушевавшимися гормонами. Она обладала хорошей фигурой и хорошеньким личиком, но не была моделью. Адам и Кэл же выглядели так, словно сошли с экрана телевизора. Кэл мог бы быть выбран на роль сильного и прекрасного сёрфера, а Адам мог стать опасным, задумчивым героем с темным прошлым. Сама мысль о том, что оба они видели в ней больше чем просто друга, казалась ей настолько глупой, что Лисса решила оставить ее. Любой, не знающий их человек мог бы предположить, что Кэл и Адам больше чем просто друзья, так как они ни с кем не встречаются и проводят вместе больше девяноста процентов времени. Но их всепоглощающая страсть к ESPN[4] и несколько эротических журналов, которые Лисса нашла запрятанными на книжной полке, убедили ее в обратном. Им было комфортно друг с другом, но они не проявляли собственнических замашек. Она часто задавалась вопросом, почему двое красивых мужчин проводят свои праздники и выходные с ней вместо того, чтобы зажигать в барах, но когда она спросила, Кэл просто рассмеялся.

- О, Адам и я просто еще не нашли правильную девушку. Так, Адам?

Его друг серьезно кивнул:

- Еще нет. Но мы сразу узнаем ее, как только она войдет в наши жизни.

- Или появится вся в слезах, на пороге в нашу квартиру, - Кэл слегка ткнул локтем Лисе в бок и ухмыльнулся.

Лисса попыталась усмехнуться в ответ, но она не могла не думать каким странным выглядел этот обмен репликами. Выглядело так, словно парни искали девушку для них обоих. Но эта догадка не могла быть верной - или могла?

Эй, Стив! Где этот чертов вибратор? Мы заставляем ждать клиента, оплатившего услугу, - гнусавый голос Скаддера оборвал попытки Лиссы представить себя в другом месте. По возвращении в реальность, она поняла, что даже если бы она могла принять приглашение Кэла и Адама отметить этот День Святого Валентина, она бы этого не сделала. Она едва разговаривала со своими друзьями в последнее время из-за усиливающегося чувства стыда от того, что она была вынуждена делать для выплаты дядиного долга. Они думали, что она давала Скаддеру бесплатные бухгалтерские консультации, так как Лисса просто не могла сказать им правду. Она постоянно боялась, что они обнаружат это самостоятельно, наткнувшись на ее представление на сайте Скаддера.

Одной мысли о том, что ее друзья узнают и увидят ее голой, согласной на те извращения, которыми она занималась, было достаточно, чтобы ее затошнило. Ей становилось еще хуже, когда она размышляла о том, что они о ней подумают. Она начала избегать их, опасаясь, что однажды она посмотрит в их бледно-зеленые глаза и увидит отвращение и жалость вместо понимания. Они оба спрашивали ее в чем дело, при случайных встречах, но Лисса не могла им ответить – не могла рисковать их дружбой, в случае, если они узнают кем она стала.

- Я сказал, принеси мне этот чертов вибратор! – закричал Скаддер.

- Простите, босс. Его надо было смазать, - Стив, ассистент, наконец вернулся, держа вибратор ярко розового цвета с двумя головками, одна венчала длинный и тонкий член, другая – длинный и толстый.

Обе головки уже блестели от геля, заставляя желудок Лиссы сжаться, словно в кулак. До того, как она во все это ввязалась, ее единственным сексуальным экспериментом было оставить свет включенным во время занятий любовью с ее парнем из колледжа. Она была бы не против поэкспериментировать с теми игрушками, которые приходилось использовать во время этих трансляций, но только в уединении, в своей комнате. А в принудительном порядке ублажать себя перед тысячами зрителей было просто ужасно. Однако, как всегда, у нее не было выбора.

Принимая двуглавый прибор из рук Стива, она раздвинула ноги и расположила вибратор у входа во влагалище и анус.

- Вот так, хорошо, - Скаддер одобрительно кивнул, - А теперь начинай, детка. И не вздумай просто водить им туда-сюда: ребята дома хотят увидеть как ты кончишь.

Лисса закусила губу от расстройства. Как будто она могла кончить по команде! Она пыталась имитировать оргазм, но каким-то образом Скаддер всегда угадывал, что он не настоящий. В отсутствии выбора, она закрыла глаза и сосредоточилась на своей любимой фантазии – единственной, которая бы сработала в этой ситуации. Уйти в себя и претвориться, что она была в другом месте, занималась чем-то отличным от ужасного порно-шоу, было единственным, что могло довести ее до оргазма. Не то чтобы ей хотелось кончить, но ей никогда не удавалось изобразить это достаточно хорошо, а Скаддер начинал орать, если ему не нравилось ее представление.

Два скользких ствола скользили внутри нее, а она представляла себе, что это Адам и Кэл. Она представляла себя зажатой между ними, представляла глубокий голос Адама у нее над ухом…

* * * * *

Откройся еще немного, милая. Хочу войти в тебя на всю длину. Хочу трахнуть твою сладкую попку сегодня.

А я хочу быть в твоей киске, - шептал Кэл в другое ухо, - Откройся, Лисса, впусти нас.


Четыре руки ласкали ее тело. Чьи-то сжимали ее грудь, прищипывали ее соски, заставляя Лиссу стонать от удовольствия, другие ласкали ее скользкий от желания вход во влагалище, заставляя раскрыться, растянуться шире. Это было божественно, так правильно было находиться между ними. Она никогда не представляла, что это может быть так, что она может отдаваться больше чем одному мужчине. Но сейчас, до тех пор, пока этими мужчинами были Кэл и Адам, это казалось правильным,.

- Тихо, дорогая, - шептал Адам, пока его толстый член протискивался в ее девственную розовую дырочку сзади, - Просто расслабься и прими меня. Просто откройся и позволь нам войти в тебя.

- Хочу войти в тебя на всю длину, Лисса, - Кэл мягко поцеловал ее в губы, пока его член входил глубоко в тесное влагалище, - Мы хотим заполнить тебя до отказа. Наполнить тебя нашей спермой.

- Пожалуйста! – Лисса задыхалась, раздвигая ноги шире, пытаясь быть максимально открытой, чтобы дать мужчинам, которых она любит, доступ к ее влагалищу и попке, - Пожалуйста, глубже… Я хочу почувствовать вас глубже!

- Боже, ты такая тесная! – Адам толкнулся сильнее, глубже, как она его умоляла. Лисса чувствовала его толстый ствол, входящий дюйм за дюймом в ее попку. Вскоре она почувствует его подтянутые, мускулистые бедра и будет знать, что он вошел до конца.

- Здесь тоже тесная, - простонал Кэл, продвигаясь во влагалище, - Так хорошо чувствовать, как ты стискиваешь мой член, Лисса. Мне нравится тебя заполнять. Нравиться заниматься с тобой любовью.

Лисса тоже застонала, ощущая оба мощных ствола, двигающихся внутри. Она чувствовала, как они трутся друг о друга, разделенные только тонкой перегородкой, проникая в нее одновременно. Она ощущала себя наполненной до отказа, разве можно было хотеть большего? Однако она хотела, хотела чувствовать их полностью внутри себя, заполняющих ее, любящих ее, берущих ее так, как она желала. Оба мужчины проникли в нее до конца, наполняя своей спермой, и Лисса почувствовала начало своего оргазма. Она закричала, зажмурив глаза, а ее влагалище и анус сжались вокруг двух членов…

* * * * *

Вот так, детка. Кончи для зрителей, - одобрил Скаддер. Его безобразный, гнусавый голос ворвался в ее фантазию, и Лисса распахнула глаза. Наслаждение схлынуло так же быстро, как пришло, оставляя ее чувствовать себя пустой и использованной. Она услышала Скаддера, заставляющего продолжать, говоря, что она еще не закончила. Господи, сколько же еще? Она боялась смотреть на часы, боялась, что прошло всего несколько минут с тех пор, как она смотрела на них в последний раз. Прикусив нижнюю губу, Лисса молилась, чтобы время текло быстрее. Она просто хотела пойти домой, принять ванну и постараться забыть то, как ужасно она встретила День Св. Валентина.


Глава 2

- Она не может быть здесь, - Адам осмотрел мигающий неоновый кулак над дверью и ряды мотоциклов, припаркованных перед баром, - Лисса ни за что не пришла бы в подобную дыру. Это чертов сортир, а не бар.

- Дыра или нет, это именно то место, где ее можно найти. Мой нос не лжет, - Кэл дотронулся указательным пальцем до своего носа для большего эффекта. - Пойдем, я чую ее.

Он направился к главному входу, держа голову высоко, чтобы легче улавливать запах.

- Не в ту сторону, - Адам поймал руку своего партнера по бондингу и покачал головой. Иногда Кэл просто не включал голову.

- Мы не можем просто войти в дверь и начать спрашивать всех подряд не видели ли ее. А что если у нее проблемы с кем-нибудь из тех, кто внутри. Мы можем все усугубить.

- А что если она просто с кем-то? – спросил Кэл, нахмурившись. - Мы знаем, что с ней в последнее время что-то происходило. Могла она быть вовлечена в какие-нибудь извращенные отношения, о которых не хотела бы нам рассказывать? Может с каким-нибудь мужиком.

- Заткнись, - жестко оборвал его Адам.

Одной мысли об их Лиссе с другим мужчиной было достаточно чтобы разжечь в нем белую ярость. Он попробовал успокоиться, глубоко вздохнув. Он терял выдержку, когда случалось что-то с людьми, которых он любил, именно поэтому он всегда старался быть сосредоточенным и осторожным.

- Извини. Черт, Адам, соберись, - Кэл покачал головой.

Адам снова глубоко вдохнул:

- Не может быть, чтобы у нее кто-то был. Мы учуяли бы запах другого мужчины на ней за милю.

- Действительно, - подтвердил Кэл, кивая. - Просто… происходит что-то нехорошее. Я это чувствую. Она была такой тихой в последнее время, такой замкнутой.

- Я знаю, - тихо сказал Адам, - Ей больно, но она не думает, что мы должны об этом знать.

Кэл нахмурился:

- Знаешь, возможно она бы не побоялась довериться нам, если бы мы все ей рассказали о нас, как я и предлагал.

Адам уставился на своего партнера:

- Ну конечно, как будто раскрытие того, кто мы на самом деле, подтолкнет ее к тому, чтоб она начала делиться своими секретами. Она бы решила, что мы рехнулись, Кэл. Либо так, либо собрала бы вещички и смылась посреди ночи. И я бы ее ни в чем не обвинил. Кто мы и что хотим от нее - для человека слишком пугающая информация.

- Она не просто человек, она нашчеловек, - возразил Кэл. - она принадлежит нам вне зависимости от того знает она это или нет. С моей точки зрения, если бы она узнала

- Если бы она узнала, что мы выбрали ее как нашу самку? – прервал его Адам, - Что мы ей должны сказать? «Послушай, Лисса, Кэл и я любим тебя и мы хотели бы, чтобы ты жила с нами, в союзе на троих до конца наших жизней. О, и кстати, еще мы отращиваем меховые шкурки раз в месяц. Надеюсь, ты не будешь против.» Этомы должны ей сказать?

- Лисса – умная девушка, и сильная, к тому же, - сказал Кэл, скрестив руки на груди, - Ты должен больше ей доверять.

- Забудь о доверии. Прямо сейчас я хочу ее найти, чтобы отвезти домой, - вздохнул Адам и посмотрел на темное небо, где облака разошлись, открывая полную серебристую луну, - Я говорил тебе, что это действительно не самое лучшее время для поисков? Лисса вела себя странно на протяжении нескольких месяцев. Почему у тебя возникло чувство, что мы должны найти ее именно сегодня?

- Потому, что ей больно, и это невыносимо! – выпалил Кэл, - Я устал слышать сквозь эти чертовы тонкие стены, как она плачет, пока не заснет, и наблюдать ее подавленное состояние. Это проблема больше чем смерть ее тети, и мы оба знаем это. Что-то не так, и я сойду с ума если не пойму что это и как это исправить.

Адам понимал чувства своего партнера. Скорбь Лиссы сжигала и его сердце, заставляя его желать заключить ее в свои объятья и утешить. Еще больше он хотел почувствовать ее нагое тело между ним и Кэлом, пока они бы помогали ей избавиться от горя. Он хотел держать ее пока они бы одновременно входили в нее, заполняя ее влагалище и попку своими членами, соединяясь с ней навсегда. Но это было невозможно до тех пор, пока они не откроют ей свою сущность.

Кэл хотел рассказать ей все когда умерла ей тетя. Он всегда действовал импульсивно, когда любил кого-то, и он очень хотел помочь Лиссе справиться с ее болью. Адам же не думал, что она была готова узнать правду. У него с Кэлом вышла ужасная драка по этому поводу, самая большая с тех пор как они стали парой пять лет назад. Они до сих пор не уладили до конца все разногласия, особенно после того, как Адам отказался пересматривать свою позицию. Про себя он думал, что они никогда не преодолеют это до тех пор, пока что-то не случится с их женщиной. Боль Лиссы, о которой она молчала, негативно сказалась на их отношениях, которые теперь могли быть вылечены только ее присоединением к их союзу.

Он втянул носом холодный февральский ветер, чтобы почувствовать присущий только Лиссе сладковатый и женственный запах, и уставился на полную луну. Может Кэл был прав, может Лисса могла бы пережить предъявление их прав на нее и научиться любить их обоих? А что, если он ошибался? Адам уже видел, как случались ужасные вещи в его родной стае, где оборотни были напуганы, а соединенные пары были вынуждены искать свою женщину среди людей.

Для каждой пары была предназначена только одна единственная женщина, единственная, способная завершить их, создать из несовершенного дуэта безупречное трио или Триаду, как это называли его люди. Если связанная пара не могла найти самку среди стаи, что стало довольно распространенной проблемой, так как число оборотней сокращалось, они должны были искать ее среди людей. И если они слишком торопились и пугали свою потенциальную женщину… что ж, на этом все заканчивалось. Они оба страдали до конца своих дней. Иногда пара распадалась, и мужчины искали других себе в пару, чтобы попробовать снова создать трио, но это не приносило того счастья и удовлетворения.

У Адама было чувство правильности и настолько идеального совпадения с Кэлом, что он знал, он возможно никогда не сможет сойтись с другим мужчиной, и он знал, что Кэл чувствовал то же самое. Но, не смотря на их чувства друг к другу, они никогда не могли сравниться по силе с пьянящей радостью и чувством абсолютной завершенности, когда Лисса была между ними. Рискнуть всем этим, потерять единственную возможность на счастливое будущее только из-за того, что открылся слишком рано, это было идиотизмом с точки зрения Адама. Он понимал, что Кэл не переживал так сильно потому, что вырос в стае, где женщин было в достатке. Он был счастливчиком, так как его воспитывали все трое родителей, которые нежно любили друг друга, в отличие от Адама, который был детенышем из распавшейся триады. Тем не менее, возможно, пора было решиться и рассказать Лиссе кто они на самом деле и об их чувствах к ней. Он понимал, что Кэл планировал откровенный разговор или, по крайней мере, хотел приблизиться к раскрытию их тайны, когда пригласил Лиссу на специальный ужин в честь Дня Святого Валентина этой ночью. Его партнер был разбит, когда услышал невнятную отговорку девушки, после чего она сбежала. Она избегала их компании? До сих пор оплакивала свою тетю? Или была более глубокая проблема, которую было необходимо решить?

Адам был склонен согласиться с партнером, что то, что беспокоило Лиссу было глубже, чем семейная драма. И он хотел выяснить что это было, так же сильно как и Кэл. Только неужели нельзя было избежать появления на публике в полнолуние? Тихий романтический ужин только для них троих не был бы проблемой, но эмоции зашкаливали в ночи как эта, увеличивая возможность неконтролируемого превращения.

- Сюда, на задний двор, - мягкий шепот Кэла прервал ход его мыслей.

Адам вздохнул:

- Хорошо, веди. Просто будь осторожен.

Кэл поднял голову, улавливая прекрасный свежий запах их женщины в морозном воздухе. Господи, он был великолепным, как и все в Лиссе. С самой первой минуты как увидел ее в слезах с мебелью, раскиданной вокруг нее на тротуаре их квартирного комплекса, он знал, что она та единственная, предназначенная им.

Адам подтвердил, что почувствовал то же самое – шок распознавания, когда он увидел ее, мгновенное чувство завершенности, абсолютную правильность нахождения рядом с ней. Поэтому Кэл не понимал почему его партнер не торопится рассказать их женщине правду.

Лиссе нравились они оба – Кэл понимал это по ее аромату, который смягчался, когда она была рядом с ними, по тому, как она смотрела на них обоих, когда думала, что они не видят. Она, возможно, согласилась бы на секс втроем, если бы он и Адам подошли к этому вопросу аккуратно. Проблема состояла в том, что им было нужно больше, чем одна ночь с ней. И их другой проблемой было то, что он и Адам были оборотнями. Была вероятность, что предложение на участие в mйnage a trois[5] она приняла бы гораздо спокойнее, чем тот факт, что ее будущие любовники превращались в волков в полнолуние каждого месяца.

Но несмотря на препятствия, Кэл верил в их женщину. Лисса была здравомыслящей и независимой, и не принадлежала к тем, кто прятал голову в песок и отрицал предоставленные факты. Если бы он и Адам обратились перед ней – осторожное и контролируемое превращение в ночь, когда луна была немного больше, чем тонкий серп на небе – все было бы хорошо. Лисса бы не убежала и не подумала, что сходит с ума. Она бы была в замешательстве сначала, но Кэл считал, что она легко бы приняла это. А после они бы присоединили ее к себе узами, принятыми в стае и всегда заботились бы о ней. Одной мысли о том, что он будет держать ее и заниматься любовью с ней, когда Адам будет делать то же самое, было достаточно, чтобы заставить его член увеличиваться. Боже, он хотел ее, и знал, что его партнер чувствовал так же. День, когда Лисса примет их, будет самым счастливым днем в их жизни.

Кэл просто надеялся, что сегодня с ней все будет хорошо. Ему не нравился вид бара, в который они собирались войти, полагая, что они могли бы придумать, как проникнуть внутрь через заднюю дверь и вытащить ее, не будучи замеченными.

Словно в ответ на его надежды, когда они обогнули бар, в поле его зрения появилась щербатая, зеленая боковая дверь. Запах Лиссы усилился и Кэл сразу понял, что она вошла в здание именно здесь. Посмотрев на Адама, Альфу в их паре, для подтверждения, он кивнул в сторону двери.

- Хорошо, - прошипел Адам, - Но тихо.

Кэл опять кивнул и потянулся к ручке. Он открыл дверь так тихо, как смог, но судя по громоподобной музыке гудящей в центральном зале бара, не стоило беспокоиться об осторожности. Щербатая, зеленая дверь вела в темный коридор с искореженным линолеумом на полу, который был настолько старый и грязный, что было сложно определить какого цвета он когда-то был.

Сквозь вонь пота и кислого, острого запаха пролитого пива Кэл все еще мог учуять чистый женственный запах Лиссы. Задирая нос, чтобы лучше его уловить он бесшумно скользнул внутрь. Адам последовал за ним, тихо, словно тень, и на этот раз не было нужды обсуждать что делать дальше. Бесшумно продвигаясь вперед, Кэл и его партнер следовали за соблазнительным ароматом их женщины дальше по коридору.

Путешествие было коротким, и закончилось у другой щербатой, зеленой двери, приоткрытой так, чтобы тонкий луч света просачивался на грязный линолеум. Кэл тихонько согнулся на полу, располагаясь так, чтобы можно было заглянуть в небольшое отверстие, оставленное открытой дверью и увидеть что происходит внутри. Адам принял подобную позу над ним и оба замерли наблюдая.

Сначала все, что Кэл мог видеть было туша человека, одетого в пару тошнотворно-зеленых, слишком тесных штанов из полиэстера. Блин, кто-то должен сказать этому мужику, что стиль ретро не для всех, думал он. Потом человек заговорил.

- Вот так, детка, продвинь его глубже. Вот, что мы хотим увидеть, - у него был раздражающе гнусавый голос, который скреб по нервам Кэла.

Потом толстяк с раздражающим голосом сдвинулся, и он забыл обо всем, потому, что увидел Лиссу.

Не ту Лиссу, к которой он привык в ее сдержанном бизнес костюме младшего бухгалтера, и даже не в ее пижаме, усыпанной розовыми кроликами, в которой она ходила по дому, и подходящих к ней тапочках-кроликах, которые они с Адамом подарили ей на последний день рождения. Нет, в девушке, на которую он сейчас смотрел, не было ничего от бизнеса или домашнего уюта. На ней не было ни кусочка одежды, и она лежала на черно-белом ковре - слишком очевидной подделке под шкуру зебры.

Это была Лисса, и она проталкивала ярко розовый вибратор в тесную, влажную глубину ее влагалища.

- Боже мой, - Кэл прошептал сам себе. Над собой он почувствовал, как напрягся Адам, каждый мускул на его теле вдруг натянулся как проволока.

- Какого чертаздесь происходит? – спросил Адам тихим голосом.

- Еще бы я знал! Смотри и поймешь, - прошептал в ответ Кэл.

Он не был уверен, что понимал, что происходит в дальней комнате «Первого», но он знал как это выглядело, а выглядело это так, словно Лисса снималась в порно. Оставался один вопрос – почему? Это было так не похоже на Лиссу. Она принадлежала к девушкам, которые краснели, если ее юбка задиралась слишком высоко, когда она садилась. Ее чрезвычайная скромность всегда интриговала Кэла, в основном потому, что он хотел, чтобы он и Адам были теми мужчинами, которые сломают ее барьеры. Но вот сейчас она лежала, раскинувшись под раскаленными лампами, которые кто-то закрепил на голых балках потолка, трахая себя секс-игрушкой.

Что, черт возми, происходилои почему?

Мужчина в тошнотно-зеленых штанах повернулся к держащему камеру, которая выглядела дорогой, и сказал:

- Увеличь ракурс и приблизь так, чтобы было видно как каждый дюйм этого вибратора растягивает и раскрывает ее вагину. – затем он скомандовал Лиссе – Глубже.

Лисса подчинилась его приказу, но Кел понял, что она не получала от этого никакого удовольствия. Действуя как робот, она надавила на толстый, ярко-розовый фалоимитатор, погружая его глубже в скользкое отверстие, пока камера шумела над ней. Ее лицо не отражало никаких эмоций, но Кэл увидел единственную слезинку, скатившуюся с уголка ее правого глаза, когда секс игрушка вошла в нее по рукоять.

- Посмотри на ее лицо, - прошептал он Адаму, - Она не желает этого делать: она плачет.

- Должно быть это Норман Скаддер, тот, которому ее дядя задолжал наличные, - Адам указал на толстяка, руководящего съемкой.

- Эй, да! – нахмурился Кэл, - Она сказала нам, что просто помогала ему с учетными книгами.

- А мы, придурки, поверили ей, - голос Адама напоминал низкий, зловещий рык, - Смотри, что он вместо этого заставляет ее делать. Я убью его. Я, черт возьми, убьюего.

- О нет, друг мой. Ты никого не будешь убивать здесь, - мягкий, угрожающий голос с южным прононсом [6] прямо за ними испугал Кэла так сильно, что он чуть не закричал. Его остановило то, что он почувствовал что-то твердое и холодное у виска: дуло пистолета, понял он, чувствуя тошноту. Пистолет держал человек, который стоял в тени слева, его лицо скрывала темнота.

- Убери от него свои руки, - голос Адама упал на октаву, до нечеловеческого, глубокого тона, а его глаза опасно мерцали, переливаясь от бледно зеленого до золотого.

- Извини, сынок, не могу, - сказал мужчина с пистолетом почти веселым тоном, - И я бы на твоем месте подумал дважды, прежде чем что-либо предпринять. В этом пистолете до фига серебряных пуль, и я готов биться об заклад, что на одной из них твое имя.

- С чего ты взял, что серебряные пули какие-то особенные? – спросил Адам, глубоко в его груди зарождался рык.

- Я не знаю, - мужчина, чье лицо все еще было скрыто тенью, пожал плечами, - Но очевидно мистер Скаддер так думает. Он приказал мне охранять этот коридор почти полгода назад. Сказал, что вы двое, мальчики, однажды появитесь, и поглядите-ка: он был прав!

- Почему ты… - Адам потянулся вперед, но мужчина с пистолетом покачал головой.

- А-а-а, ребята. У меня приказ взять вас живыми, но если мне покажется, что вы хотя бы наполовину такие опасные, как говорит мистер Скаддер, я не раздумывая нажму на курок.

- Не надо, Адам, - сказал Кэл, поднимая голову, чтобы увидеть своего партнера, - Давай сначала послушаем, чего он хочет.

Он боялся не только за себя, была еще Лисса, о которой надо было помнить. Если Норман Скаддер знал, что они придут, тогда ему известно и причина. Но как вообще он мог пронюхать, что они интересовались Лиссой? Или что серебро может навредить им?

- Хорошо. Чего ты хочешь? – спросил Адам мужчину с пистолетом.

- Не имеет значения чего хочу я. Это мистер Скаддер, ребята, о ком вы должны беспокоиться.

Сжав губы, он низко и протяжно свистнул, очевидно это был условный сигнал.

Голова толстяка повернулась на толстой короткой шее в сторону задней двери:

- Я вернусь через минуту, - сказал он человеку с камерой, - Продолжайте.

Двигаясь быстрее, чем по предположениям Кэла, может двигаться человек его комплекции, Норман Скаддер поспешно проскользнул через зеленую дверь и предстал перед ними.

- Добрый вечер, мальчики. Прежде, чем вы что-то сделаете, думаю стоит предупредить, у меня в кармане пистолет полный серебряных пуль.

Так как Кэл до сих пор стоял на коленях, он мог подтвердить, что Скаддер говорит правду. Комок в кармане его тошнотворно-зеленых штанов не был его пальцем. Чувствительный нос Кэла уловил запах хорошо смазанной стали, а под ним, обжигающий металлический запах серебра – те же запахи, который исходили и от пистолета, до сих пор прижатого к его голове. Очевидно Адам тоже почувствовал, что он говорит правду, так как, не смотря на то, что все его большое тело подрагивало от непрерывного рычания, он не пытался атаковать.

- Чего тебе от нас надо? – выдавил Адам, в его глазах, теперь полностью золотых, плескалась лютая ненависть.

Скаддер засмеялся, уродливый звук, словно кто-то перемешивает бетон:

- Вы узнаете, когда я этого захочу.

- Лучшего времени не найти. Поговорим сейчас. – Кэл старался, чтобы его голос был низким и спокойным. Он чувствовал, что еще одно неверное слово и Адам сорвется на неконтролируемое превращение, что станет катастрофой, учитывая двоих мужчин, держащих направленные на них пистолеты с серебряными пулями. Его долг, как Беты в их паре, состоял в том, чтобы попытаться разрядить ситуацию, пока она не вышла из под контроля.

- О, конечно, мы поговорим. Просто не здесь, - Скаддер уродливо им улыбнулся и дернул головой в дальнюю сторону коридора, - Проходите в мой кабинет, мальчики.

Медленно, так как пистолет все еще упирался ему в висок, Кэл поднялся на ноги.

- А что такого особенного в твоем офисе? – спросил он, глядя с прищуром на толстяка.

- Увидишь, - Скаддер до сих пор улыбался, - Кроме того, я не хочу, чтобы вы мешали моему маленькому шоу. Вам обоим нравится как выглядит ваша подружка, с раскинутыми перед камерой ногами? У нее еще и тесное влагалище, достаточно тесное, чтобы сжимать ваши члены.

Адам издал низкое рычание и начал надвигаться вперед, но Кэл удержал его:

- Он лжет, - сказал он тихо своему партнеру. - Мы бы учуяли его на ней, как бы она не пыталась смыть его запах. Ты бы не пропустил такую вонь, - он кивнул в сторону Скаддера, у которого был характерный запах немытого потного тела, дешевого одеколона и полиэстера.

- Следи за языком, сынок, - нахмурился Скаддер, - И помни, именно я тот, у кого пистолет.

Кэл поднял руки вверх:

- Эй. Ты мне спасибо должен сказать. Я просто пытаюсь удержать его от того, чтобы порвать тебя на кусочки.

- Мы еще посмотрим кто кого порвет, - Скаддер бросил на обоих тяжелый взгляд, - Так, марш!

Они прошли вглубь по узкому темному коридору, на этот раз закончившемуся деревянной дверью, которая вела в просторную комнату, большую часть которой занимал стол из красного дерева. Точнее стол занимал бы большую часть пространства, если бы оно не было «съедено» огромной металлической клеткой в центре комнаты.

- Какого черта? – зарычал Адам, свирепо уставившись на серые металлические прутья.

- Два дюйма[7] толщиной и из твердой стали, - Скаддер подошел к клетке и постучал по одному из прутьев ногтем, издавая глухой лязг. - даже оборотень не сможет от сюда выбраться. – Доставая из кармана ключ, он открыл дверь и указал пистолетом, - забирайтесь внутрь, мальчики.

- Что, если мы откажемся? – Золотистые лаза Адама сверкали ненавистью.

Кэл мог поклясться, что его собственные глаза тоже были больше золотыми, чем зелеными, но ему пока удавалось сдерживать нрав. Кто-то должен был следовать голосу разума, если Адам потеряет голову, а это может произойти в любое время.

Скаддер взвел курок: - Я сказал, входите, если вы не хотите, чтобы я проветрил ваши кишки, - Он улыбнулся. - Или я должен сделать несколько отверстий в вашей маленькой подружке? У меня есть предчувствие, что для нее не будет иметь значения серебряные пули или нет.

- Давай Адам. Подумай о Лиссе. – Кэл успокаивающе положил руку на широкое плечо друга и направил его к клетке. Адам по-прежнему отчаянно рычал, но он позволил завести себя в клетку.

Минута, и они оба были внутри, Скаддер с лязгом захлопнул дверь и закрыл ее. Затем, он сунул ключ в карман и усмехнулся:

- Итак, мой личный маленький зоопарк. Я наблюдал за вами, мальчики, в течение нескольких месяцев, знаете? Надеялся, что вы покажетесь здесь раньше. Ваша подруга была звездой моего пятничного веб-шоу протяжении последних шести месяцев. Что же вас задержало?

- Шесть месяцев? – Кэлу стало плохо. Лиссе приходилось делать, что они видели, в течение шести месяцев? Не удивительно она была так расстроена и замкнута. Рядом с собой он чувствовал Адама, раздувающегося от ярости.

- Клянусь Богом, если ты причинил ей боль, если дотронулся до нее хотя бы пальцем… - он сердито зарычал.

- О, я не собирался причинять ей боль, я оставлю это вам, - Скаддер злобно усмехнулся, - Я знаю вас, животные, знаю как вам хочется убивать после превращения в ... во что вы там превращаетесь. И это именно то, на что я рассчитываю.

- Что? О чем ты говоришь? - Кэл спросил требовательно.

- Об этом, - Скаддер щелкнул пальцами, и Кэл увидел, что мужик с южным акцентом сменил пистолет на видео-камеру. Скаддер указал пальцем на них. - Вы двое будете основными персонажами в моем первом садистском фильме[8].

Глава 3

- Не так быстро, детка. Куда это ты собралась?

Голос Скаддера испугал ее так сильно, что Лисса чуть не уронила юбку, которую пыталась надеть. Наполовину раздетая, она чувствовала себя ужасно уязвимой, но все равно заставила себя к нему повернуться.

- Я ухожу домой. Мое время закончилось, - она старалась, чтобы голос звучал сильно и четко, но выражение получилось скорее вопросительным, чем утвердительным.

- Ну, да, ты могла быпойти домой, - Скаддер задумчиво кивнул, - Или мы могли бы заключить одну последнюю сделку и положить конец нашим отношениям... навсегда.

Лисса снова начала натягивать юбку отрывистыми движениями, но его слова остановили ее:

- Что именно ты имеешь в виду, говоря «навсегда»? - Спросила она осторожно, стараясь не казаться слишком обнадеженной.

- Я имею в виду, что больше никаких пятниц, - Скаддер подарил ей улыбку акулы, - Ты даешь мне еще одно представление сегодня и мы полностью списываем все долги твоего дяди.

Это звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой, но Лисса не могла не согласиться. Она так хотела освободиться, так жаждала покинуть это отвратительное место и никогда сюда не возвращаться. Забыть о стыде и унижениях, которые мучили ее, и просто продолжать жить.

- Хорошо, - сказала она осторожно, - Что я должна сделать?

Скаддер кивнул, - Я знал, что тебя это заинтересует. Что ж, кажется, девушка, которая должна была сниматься для моего другого сайта не смогла прийти, а так как другие актеры уже на месте, мы готовы начинать…

- Актеры? – Лисса сглотнула, - То есть… больше чем один?

- Конечно, детка. О какой групповухе может идти речь, если в ней только один парень, - Скаддер опять ухмыльнулся, - Но не волнуйся, у меня их только двое. Ты же можешь принять двоих одновременно, не так ли? Я же видел как ты толкала в себя тот двуглавый вибратор. Это будет пустяшным делом.

Пустяшное дело . Конечно. Лисса зажмурила глаза, ее желудок сделал медленный кульбит. Это было именно то, чего она всегда боялась. Она боялась, что Скаддер заставит ее сниматься для этого сайта.

- Ну? – Скаддер был нетерпелив, - Пойдем детка. Время – деньги.

- Как… насколько грубыми они будут? – Лисса не могла поверить, что фактически решилась на это, но если у нее действительно появится шанс освободиться…

Скаддер пожал плечами:

- Это будет зависеть от них.

- Откуда мне знать, что это действительно в последний раз? – требовательно спросила Лисса. - Хочу что-то типа письменного подтверждения, бумагу, где будет говориться, что долг дяди выплачен и ты оставишь меня и его в покое навсегда.

- Я предполагал, что ты скажешь это, - Скаддер щелкнул пальцами, и один из его лакеев появился рядом с ним, держа в руках лист бумаги, - Вот, пожалуйста, детка. Это было написано специально для тебя.

Лисса взяла плотный лист и просканировала его с возрастающим волнением. Выглядело так, что все в порядке. Неужели Норман Скаддер действительно собирался ее отпустить? В контракте была только одна странность – он был датирован задним числом несколько месяцев назад. Когда она указала на это Скаддеру, он лишь пожал своими жирными плечами.

- Ээ… Ну, я уже давно об этом подумывал. Просто хотел найти правильную комбинацию парней, для съемки с тобой.

Происходило что-то подозрительное, но Лисса слишком хотела освободиться от их договора, чтобы думать об этом. Даже мысли о сексе на камеру с двумя совершенными незнакомцами не могли отпугнуть ее. То, что она собиралась сделать, было ужасно, но она сказала себе, что, как только вернется к нормальной жизни, заблокирует это в далеком, крошечном, темном уголке своей памяти и никогда не будет думать об этом. Но что, если ролик увидит кто-то с работы?Шептал тонкий голосок в голове. Даже хуже, что, если Кэл и Адам увидят это?

Лисса проигнорировала этот голосок. Если это был е единственный шанс избежать отвратительных лап Нормана Скаддера, она должна была его использовать. И если ей необходимо ползать в грязи, чтобы получить свою свободу, пусть будет так. Она посмотрела на Скаддера, который с нетерпением ждал ее ответа.

- Я сделаю это. Где подписать?

* * * * *

- Адам, мы в полном дерьме. Как он узнал кто мы такие? Как он узнал, что серебро может нанести нам увечья?

- Черт его знает, - Адам беспокойно мерил клетку шагами, пока его партнер забрасывал его вопросами.

Где-то на подсознательном уровне он знал, что это хорошо, что друг был достаточно спокоен, чтобы сесть и обдумать ситуацию. Адаму было трудно сосредоточиться на чем-то кроме красного тумана ярости, застилающего глаза. То, что этот мудак Скаддер запер их в клетке, было достаточно плохо, но понимание того, что у него на крючке была и Лисса тоже, было почти достаточно, чтобы заставить его переступить черту. Зверь внутри него отчаянно искал выход, все его защитные инстинкты проснулись от возникновения угрозы их женщине:

- Этот ублюдок, - прорычал он, - Не могу поверить, что он заставил ее делать это.

- Да, он ублюдок. Но как много он знает? - было очевидно, что Кэл размышлял вслух, ища выход из этой путаницы. Так было всегда: он пытался разобраться в ситуации, в то время как Адам был более склонен к действию. Но в данном случае не возможны были никакие действия.

Скаддер и его охранник/оператор вышли из комнаты, оставив их одних в большом офисе. Адам был абсолютно уверен, что он мог бы согнуть железные прутья их клетки так, чтобы протиснуться между ними, но только если он сначала примет форму зверя. Это само по себе не является проблемой. Переход от одной формы в другую мог занять какое-то время, иногда он длился добрых десять минут, но он был Альфой, и мог бы сделать это гораздо быстрее при необходимости. Но обращение и освобождение не спасет Лиссу, а Адам начал думать, что ей реально угрожала опасность. Один тот факт, что Скаддер сказал, что они должны были сниматься в садистском фильме, заставлял его бояться за ее жизнь. Но если жирный мудак в брюках из полиэстера думал, что он может заставить их убить свою женщину, у него были другие соображения на этот счет.


Видимо Кэл думал в том же направлении:

- Я думаю, что у него на наш счет какие-то соображения, но на самом деле его информация не полная, - сказал он задумчиво. - Он, кажется, считает, что после превращения мы настолько сходим с ума, что поддаемся жажде убийства и набрасываемся на первого, кто попадется на пути. Как думаешь, может он видел нас обращающимися и охотящимися, когда-нибудь в прошлом?


- Думаю, это возможно. Черт, он человек, но он знает о нас. Все что угодно – возможно. - Адам нахмурился от мысли, что Норман Скаддер мог увидеть их обращение. Превращение из человека в зверя и обратно было интимным процессом. Единственным человеком, перед которым он когда-либо обращался, был Кэл, и узнать о том, что Скаддер был свидетелем такой глубоко личной части его жизни было все равно, что узнать, что порно мафиози видел, как он занимался любовью или мастурбировал.

- Слушай, если он думает, что мы займемся сексом с Лиссой, а затем убьем ее, потому что достигли нужного состояния для обращения, мы могли бы использовать это в своих интересах, - отметил Кэл, - Как думаешь, ты сможешь согнуть их, если изменишь форму? - Он кивнул в сторону прутьев.


- Уверен, что смог бы, - Адам схватил пару прутьев и проверил их надежность, - Хорошо, что в них нет серебра.

- Чертовски хорошо, - согласился Кэл, - Поэтому, если мы просто подождем пока…

- А вот и они – твои коллеги на сегодняшний вечер, - Гнусавый голос Нормана Скаддера прервал его, и мужчины вместе подняли головы, чтобы увидеть как Скаддер входит в свой кабинет. За ним с мрачным взглядом на лице с тонкими чертами следовала Лисса. Ее длинные черные волосы окутывали плечи, которые были опущены, что придавало ее общему виду смирение. Даже удрученная и расстроенная, она была прекрасна. Адам почувствовал, как его защитные инстинкты взбунтовались.


- Лисса! – он прильнул к решетке, просовывая руку сквозь прутья, - Ты в порядке?

Она замерла, когда увидела его и Кэла, ее рука накрыла рот, ее большие голубые глаза увеличились от шока и ужаса.

- Нет… оо, нет! – она начала пятиться, но Скаддер поймал ее за руку и грубо толкнул вперед.

- О да, детка. Я говорил тебе, что искал подходящих парней для этой сцены с тобой, и вот они! – он втащил пистолет и угрожающе направил его на клетку. - Назад, крепыш. Девочка входит.

Адам почувствовал, как в нем растет гнев, словно ядро расплавленной лавы, которое было готово взорваться.

- Оставь ее в покое, ты, сукин сын!


Скаддер улыбнулся ему:

- Я уже говорил тебе, яне тот, кто причинит ей боль.


- Лисса, милая, с тобой все в порядке? - Кэл поднялся и встал рядом с ним у решетки, глядя на их женщину с тревогой.


Но Лиза не ответила. Она опустила голову, и по ее раскрасневшимся щекам беззвучно катились слезы.

- Я сказал назад! – Скаддер внезапно перевел пистолет с Адама на Лиссу, - Назад, или я выстрелю.

Адам чертовски жалел, что он еще не изменил форму и не мог согнуть стальные прутья, чтобы вырвать с мясом жирное горло Скаддера. Но он знал, что сейчас это Лиссе не поможет. Неохотно он и Кэл отошли от решетки.

- Вот так-то лучше, - Скаддер вставил ключ в замок и каким-то образом умудрился открыть его, все время держа пистолет направленным на Лиссу.

Он грубо втолкнул Лиссу внутрь, она споткнулась и упала бы, если бы Адам не подхватил ее с одной стороны, а Кэл – с другой.

- Осторожно, дорогая, - пробормотал Кэл, гладя ее по волосам, - Все хорошо.

- Нет… не хорошо, - Лисса покачала головой и стерла слезы быстрыми, резкими движениями, - Он думает… он хочет, чтобы мы… занялись сексом вместе.

- Это именно то, что я хочу. И я всегдаполучаю, что хочу, - Скаддер улыбнулся им через прутья клетки, - А сейчас будьте хорошими детками и раздевайтесь.

Адам посмотрел на него:

- Ты не можешь заставить нас. Ни черта мы не будем делать для тебя!

- О, нет, будете, - Скаддер направил пистолет на него, - Вы будете делать, что я говорю, или я буду стрелять. И, сначала, я буду целиться в вашу хорошенькую подружку.


Вдруг Лисса скину с себя их руки и сделал шаг в сторону прутьев:

- Это то, что ты планировал с самого начала, - сказала она, глядя на Скаддера. - Вот почему


договор датирован задним числом. Каким-то образом ты знал, что они последуют за мной сюда.

Скаддер злобно усмехнулся:

- О, я полагал, что рано или поздно они покажутся.


- Но почему? - Лисса покачала головой, - Я не понимаю.


- У меня есть свои причины, и они вас не касаются. Прямо сейчас вы должны начать снимать одежду и готовится к действу, - Скаддер угрожающе размахивал пистолетом перед ней. - Тебе предстоит узнать, что у твоих друзей гораздо больше за душой, чем кажется на первый взгляд.

- Что… о чем ты говоришь? – заикаясь, спросила Лисса.

Кэл распознал страх в ее голосе и его сердце сжалось в кулак. Боже, теперь она узнает о них самым отвратительным способом, потому, что ни при каких обстоятельствах они не смогут сбежать, если только Адам не обратится. И если Адам обратится, Кэл, вероятно, не сможет предотвратить и свое обращение тоже. Зов луны и зверя его Альфы будет слишком сложно игнорировать.

- Я говорю о том факте, что эти двое – звери, волки в овечьих шкурах, так сказать, - Скаддер переводил дуло пистолета от Адама к Кэлу, - факте, о котором ты узнаешь самым неприглядным способом, детка, - он засмеялся. - Кажется прежде, чем ночь закончится, у нас здесь будет собственная резня на День Святого Валентина. И я собираюсь все это заснять на камеру. - Он кивнул в сторону оператора, который сидел в углу комнаты.

- Мы не будем этого делать, - Голос Адама звучал уверенно, - Мы не собираемся позорить и унижать женщину, которую любим, просто потому, что тебе приспичило снять порно с больной фантазией.

- Я думал, что мы уже обсудили этот вопрос, - Скаддер снова направил дуло пистолета на Лиссу, - Если не хотите, чтобы я сделал из маленькой сладкой Лиссы гамбургер, вы будете делать, как я велю.

- Тебе придется сначала справиться с нами, прежде чем ты доберешься до нее, - Адам оттолкнул Лиссу за себя, а Кэл встал за ней, чтобы прикрыть ее спину.

- С этим у меня нет проблем. Как я и говорил, в этом пистолете полно серебряных пуль. И даже оборотень не сможет регенерировать быстрее, чем я выпускаю пули.

- Оборотень? Кэл? Адам? О чем это он? – Лисса дрожала между ними, и если верить чуткому нюху Кэла, пахла страхом.

- Позволь нам обсудить это с ней, - обратился Кэл к Скаддеру. Одной рукой он обвил Лиссу, а другую положил на плечо Адаму, пытаясь успокоить своего Альфу, - Нам нужно немного времени.

- Хорошо, - Скаддер наградил их мрачным взглядом, - Поговорите об этом. Но у вас есть пять минут до того, как начнете раздеваться, в противном случае мы увидим, сколько в действительности вреда вашим паршивым шкурам может нанести серебряная пуля, - он повернулся и пошел к углу, где сидел оператор, оставляя их троих в клетке.

Адам повернулся к ним лицом, его глаза опасно сияли золотым: - Не понимаю, зачем ты это сделал, - прорычал он, - Здесь не о чем говорить.


- Нет, есть, - настаивал Кэл, - Серьезно, Адам, нам нужно некоторое время, чтобы объяснить все Лиссе до обращения.


- Какое обращение? О чем вы говорите? Почему Скаддер упоминал оборотней? И что случилось с вашими глазами? – Лисса была сейчас практически в истерике.

- Мы расскажем тебе. Я обещаю, Лисса, мы все объясним, - Кэл уткнулся ей носом в щеку, - Все будет хорошо.


- Как? - слезы катились по ее щекам, - Как мы выберемся отсюда? Нам придется делать... делать то, что он хочет, и мы даже не знаем, отпустит ли он нас после этого.

- Я уверен, что он не собирается нас отпускать, - Адам послал Кэлу мрачный взгляд, - Я предлагаю нам обоим пройти через изменение, когда Скаддер отвлечется. Ты займешься разгибанием прутьев, пока я буду прикрывать Лиссу. Затем возьмешь ее и побежишь, словно за вами черти гонятся. Таким образом, по крайней мере, двое из нас выберутся отсюда живыми

- Ни за что, - Кэл затряс головой, - Даже если мне хватит силы их разогнуть, мы не оставим тебя. Мы уйдем только все вместе.

Не смотря на то, что готовность его пары принести себя в жертву, согревало его сердце, он знал, что должен быть другой выход.


- Ну, и как… - начал было Адам, но Лисса прервала его.

- О, Боже мой. Все эти разговоры про обращение и ваши глаза… - она переводила взгляд с Адама на Кэла, - Вы - действительнооборотни? Скаддер не врал?

Кэл вздохнул:

- Нет, не врал, дорогая. И поверь мне, мы хотели рассказать тебе раньше, но всегда казалось, что время не подходящее.

- Он говорит правду? – голос Лиссы дрожал, - Вы… вы действительно собираетесь измениться и разорвать меня на кусочки?

- Никогда! – пообещал Адам. В то же время, Кэл затряс головой.

- Ни за что. Послушай… - он притянул Лиссу ближе и Адам тоже придвинулся так, чтобы зажать ее между ними, в защитном порыве, - Правдой было только часть того, о чем говорил Скаддер. Мы - действительнооборотни, и мы меняем формув полнолуние. И после этого большую часть времени мы охотимся, но никогда - на людей, только на оленей и кроликов и подобных животных, - Он посмотрел в ее большие испуганные глаза, - Мы собираемся превратиться сегодня, Лисса, чтобы выбраться от сюда. Поэтому мне нужно, чтобы ты мне доверяла, и доверяла Адаму. Запомни, что ни при каких обстоятельствах, мы ни за что не навредим тебе.

- Он прав, милая, - Адам положил ей руки на голову и наклонился, чтобы поцеловать ее раскрасневшиеся щеки, - Мы любим тебя. Мы убьем или умрем сами, чтобы защитить тебя, но мы никогда не обидим тебя.


- Все ... все в порядке, - голос Лиссы звучал немного спокойнее. Кэл не был уверен, что она на самом деле поверила в то, что услышала, возможно, она просто была в шоке. Он чертовски хотел бы, чтобы у них было больше времени на разговор, но было слишком поздно. Скаддер уже начинал посматривать в их сторону и поглаживал пальцем пистолет. Пока он смотрел на их похитителя, в его голове начал формироваться план. На его воплощение потребуется время, и Адаму он не понравится, но они не смогут выбраться отсюда с помощью только грубой силы.

- Хорошо, - сказал он, понизив голос, и убедившись, что именно он, а не Лисса был в поле зрения Скаддера, - Мы должны начать раздеваться до того, как этот сукин сын осчастливит курок своим вниманием.


- Что? - нахмурился Адам, - Послушай, мы ни при каких обстоятельствах не будем этого делать. Мы любим Лиссу, мы не будем трахать ее на камеру, чтобы ублажить этого ублюдка.

- Нам, возможно, придется, - мрачно сказал Кэл, - Слушай, у меня есть план, но он не сработает, пока Скаддер не поверит, что был прав на наш счет. Мы должны позволить ему думать, что мы на самом деле животные, что мы не можем сопротивляться нашим инстинктам.


- Меня не волнует, что твой план включает в себя, я не собираюсь подвергать ее такому, - настаивал Адам, - Я не буду…

- О нет, ты будешь, - прервала его Лисса. Подняв подбородок выше, она посмотрела на них, - Я не понимаю, зачем Скаддеру это нужно, но мы намного увеличим свои шансы выбраться отсюда живыми, если заставим его поверить, что пляшем под его дудку. Я уже успела его изучить, он абсолютно безжалостный, но расслабляется, как только добивается своего. Поэтому, если мы должны ... должны сделать кое-что вместе... - она сглотнула, - Тогда именно это мы и сделаем.

Кэл порывисто поцеловал ее в губы, наслаждаясь их сладостью. Отстранившись спустя момент, он сказал:

- Лиса, ты самая смелая девушка, которую я когда-либо встречал. Я люблю тебя.


- Я тоже тебя люблю, - Адам наклонился, чтобы тоже поцеловать ее, захватывая ее мягкие, сладкие губы в еще более глубокий поцелуй, чем был у Кэла. Потом он поднял глаза, - Что ж, партнер, что за план?

Глава 4

Лисса не могла поверить, что она это делает. Уже во второй раз за этот вечер она снимала одежду, только в этот раз она делала это для того, чтобы заняться сексом с двумя своими лучшими друзьями. Ее двумя лучшими друзьями, которые также были оборотнями. Хорошо, что она не слишком акцентировала на этом внимание, иначе у нее был бы нервный срыв. Она все еще не знала, действительно ли верила в это, несмотря на то, что Адам и Кэл подтвердили обвинения Скаддера. Их красивые, нечеловечески золотые глаза убедили ее больше, чем их слова, но все же, было трудно поверить, что двое мужчин, которые были ей ближе, чем кто-либо во всем мире, на самом деле были мифическими существами. Или что, те, кого она до сих пор считала мифическими существами, могли быть реальными...

Опустив глаза, она сосредоточилась на снимании юбки и расстегивании блузки, стараясь не смотреть на соблазнительные, мускулистые мужские тела, пока Кэл и Адам также раздевались. Она всегда думала, что они будут хорошо выглядеть голыми, но она даже не мечтала о том, что когда-нибудь увидит это на самом деле. Оба они были удивительно мускулистые, с брюшным прессом похожим на стиральную доску, и с хорошо проработанными бицепсами. У Адама было немного вьющихся черных волос на груди между сосками, похожими на плоские диски меди, а кожа Кэла была совершенно гладкой. Пальцы Лиссы чесались от желания погладить щедро предоставленную на обозрение мужскую плоть, но в то же время она стеснялась своей наготы. Когда ее одежда была сложена в аккуратную стопку в углу клетки, она стояла с одной рукой, прикрывающей ее грудь, а другой – закрывала треугольник между ног.

-Эй, Лисса, ты в порядке? – мягкий, глубокий голос Кэла заставил ее поднять голову, и она поняла, что оба, и он, и Адам, смотрели на нее с беспокойством. Их глаза все еще блестели глубоким золотистым светом, который пугал.

- Я… - она кивнула, прикусив губу, - Просто я…, просто немного нервничаю, наверно.

- С нами тебе не стоит нервничать, - Адам положил руку на ее обнаженное плечо, - Ты же знаешь это, не так ли?

- Я просто… - Лисса опустила взгляд, - Думаю, я просто никогда не предполагала, что мы будем этим заниматься. То есть, я, вроде как думала об этом однажды или дважды, но… - она смолкла, смущенная тем, что раскрыла свою тайну.

- Мы тоже об этом думали, дорогая, - Кэл подарил ей ленивую улыбку, от которой в животе заплясали бабочки.

- Кэл прав. Мы думали об этом… часто – мягко признался Адам. - Мы хотели тебя с момента, когда только увидели. Но Лисса, я хочу, чтобы ты знала, Кэл и я постараемся не заводить все слишком далеко. Мы будем делать только то, что необходимо, чтобы убедить и отвлечь Скаддера. И ты знаешь свою роль, так?

- Э… ага, - Лисса кивнула. Она старалась не замечать, насколько близко они все теперь стояли, и насколько голой она себя чувствовала.

Широкая грудь Адама была всего в нескольких дюймах от нее слава, а полностью обнаженый Кэл стоял с другой стороны. У обоих мужчин были длинные толстые члены, способные посрамить фалоимитаторы и вибраторы, которыми ее заставлял пользоваться Скаддер, и Лисса не могла не думать о том, какими будут ее ощущения, когда они окажутся внутри нее… если дела зайдут настолько далеко. Не смотря на обещание Адама, что они будут делать только то, что необходимо, она побаивалась. Она знала Скаддера, и знала как он любит управлять процессом, и она очень сомневалась, что он позволит им делать то, что они сами захотят.

- Ну, в таком случае, все будет хорошо, - кивнул Кэл, - Если это все…

- Нет, подождите, - до сих пор Лисса закрывала свое тело руками, но внезапно поняла, что ей не надо от них больше прятаться. Она выпрямилась и неуверенно положила руку на плечо Кэла, - Это не все, - сказала она, поднимая глаза, чтобы встретиться с золотыми взглядами обоих мужчин.

- В чем дело, милая, - мягко спросил Адам.

Лисса облизнула губы, обдумывая как ей сказать то, что она должна была.

- Я просто… когда Скаддер привел меня сюда сегодня, я думала, что буду заниматься сексом с двумя совершенно незнакомыми мужчинами, - она покачала головой, стараясь сдержать слезы, - Я… Я не хотела, но я не видела другого выхода отвязаться от него. Освободиться.

- О, Лисса, нам так жаль, - Адам положил руку вокруг ее талии, притягивая ближе, а Кэл добавил свои объятья, и она оказалась между ними. На мгновение Лисса снова почувствовала себя неловко. Ее обнаженные груди терлись о широкую грудь Адама, и она чувствовала как длинные твердые члены обоих мужчин упираются ей в бедра и живот. Это же Кэл и Адам,напомнила она себе. Они беспокоятся обо мне и хотят позаботиться. Успокоившись, она расслабилась в их объятиях, прижимаясь к обоим мужчинам и наслаждаясь их близостью.

- Я так рада, что вы здесь, - прошептала она, посмотрев на обоих, - Не то, чтобы я была счастлива от того, что вообще кто-то из нас здесь. Я имела в виду…

- Мы знаем, что ты имела в виду, - промычал Кэл ей в волосы, - Нам с Адамом больше нравится быть здесь с тобой, встречая плечом к плечу любую опасность, чем знать, что ты борешься с ней одна.

- Или с двумя другими мужчинами, - мрачно добавил Адам, - Он заставлял тебя раньше делать что-либо подобное, Лисса?

Лисса почувствовала как ее щеки загораются от унижения: - Нет, никогда. В основном я должна была позировать для его веб-шоу каждую пятницу, - она почувствовала, как к глазам подкатывают слезы но постаралась сдержатся, - Я ненавидела это.

- Конечно, ты ненавидела, – успокаивающе прошептал Кэл, - И тебе больше никогда не придется этим заниматься.

- Чертовски правильно. Никогда, - Адам хмурился, - Как только мы отсюда выберемся, я позабочусь, чтобы больше никомуне пришлось заниматься подобными вещами для Скаддера. Его глаза мерцали, на мгновение став более глубокого оттенка золотого, чем у Кэла. Лисса задумалась было ли это очевидным признаком, указывающим на изменение настроения. Если рычание в голосе на что-то указывало, что и глаза тоже.

- Адам… - Кэл положил на него руку, - Сначала - спасение, месть – позже. Хорошо?

- Да, хорошо, - Адам провел рукой по своим коротким темным волосам, успокаиваясь, - Спасибо, Кэл. Из тебя вышел хороший Бета. Я просто слишком на взводе...

- Конечно, - Кэл улыбнулся ему и похлопал по плечу, - Лисса очень дорога нам обоим, а ты - Альфа с хорошо развитым защитным инстинктом.

Термины, которые они использовали, казались Лиссе странными, но она не могла не заинтересоваться взаимоотношениями двух ее любимых мужчин. Она иногда видела, как Кэл соглашался с решениями Адама, и также видела, как Адам прислушивался к рассуждениям Кэла, уважая его мнение, но она даже не представляла, что за их поведением скрывалось нечто больше, чем просто дружба. Теперь она видела, что отношения между ними были гораздо богаче и сложнее, чем она когда-то предполагала. Но прежде чем она смогла продолжить свой анализ, Адам снова заговорил с ней.

- Запомни Лисса, что бы не случилось, Кэл и я будем защищать тебя. Тебе просто надо доверять нам, не смотря ни на что.

- Я доверяю вам, - Лисса надеялась, что в ее голосе не слышно трепета. Внезапно ей захотелось сделать что-то дерзкое, что-то, способное показать им, что она чувствовала на самом деле.

Прижавшись сильнее к Адаму, она потерлась своей обнаженной грудью с затвердевшими сосками о его грудь. В то же время она выгнула спину, чтобы потереться мягкой попкой о толстый ствол Кэла.

- Поцелуйте меня, - прошептала она им обоим, - Не ждите, пока Скаддер придет и снова наставит на нас пистолет. Давайте просто попытаемся забыть о нем.


- Он уже забыт, - дыхнул Кэл в ее ухо, - Господи, Лисса, так хорошо ощущать твое тело между нами.


- Ты не представляешь как давно мы хотели тебя вот так, - одобряя пробормотал Адам и склонился, чтобы подарить ей поцелуй, от которого захватило дыхание.

Смутно Лисса услышала, как Скаддер ворчал по поводу того, что они начали до готовности камеры, но выбросила это из головы и сосредоточилась на своих ощущениях, будучи прижатой сзади и спереди к двум твердым, мускулистым мужским телам. Когда Адам целовал ее в губы, а Кэл потянулся, чтобы добраться до ее груди, она не могла не вспомнить разговор, состоявшийся между ними, когда думали, что она спит. Обо всех тех вещах, которые они хотели с ней сделать. Планируют они сейчас это воплотить в реальность?

Словно в ответ на ее вопрос, она почувствовала как Кэл, двинулся вниз, осыпая поцелуями ее спину. Его губы двигались в медленном, обжигающем ритме, заставив ее простонать в губы Адаму, который зарычал в знак одобрения и поцеловал ее сильнее, властно втянув ее язык. Она чувствовала горячую, твердую длину его члена, вжимающегося в ее живот, и вдруг захотела ощутить его внутри, не смотря на обстоятельства. Но прежде чем она смогла разорвать поцелуй, и сказать ему об этом, она поняла, что губы Кэла спустились еще ниже. До этого он уже лизал и сосал покалывающий след на пояснице и округлых изгибах ее попки, тем не менее, Лисса была застигнута врасплох, когда почувствовала, как его большие, теплые руки сзади раздвигают ее ноги. Она напряглась, схватившись за Адама, не зная, что и думать. Где именно Кэл планировал целовать ее дальше?

Ощутив ее тревогу, Адам прервал поцелуй и мягко прошептал ей на ушко:

- Все хорошо, Лисса. Просто впусти Кэла.

- Но что… почему…? – Лисса чувствовала себя косноязычной и неуверенной, но, кажется, Адам понял, что она хочет узнать.

- Кэл – Бета в нашей паре, - пробормотал он ей в ухо, - Это его обязанность подготовить тебя к тому, чтобы принять меня. Тебе надо просто открыться для него и позволить попробовать тебя, позволить увлажнить тебя и разгорячить для того, чтобы я смог проникнуть глубоко внутрь.

Лисса прикусила губу, стараясь побороть смущение. Стараясь вспомнить, что они делали все это только до тех пор, пока не смогут привести план Кэла в исполнение. Она, конечно же, могла открыться, достаточно, чтобы плыть по течению до нужного момента, ведь могла?

– Я попробую, - прошептала она Адаму, - Но… ты можешь мне помочь?

- Конечно, милая, - он снова нежно ее поцеловал, после чего, она почувствовала большие, теплые руки, путешествующие вниз по ее телу, чтобы накрыть округлые изгибы ее ягодиц. Осторожно подняв, он раскрыл ее, перенеся часть ее веса на себя, давая ей свободу действий, теперь она могла выгнуть спину, чтобы предоставить Кэлу доступ к области между бедрами.

Она услышала одобрительное урчание Кэла, а потом он открыл ее еще шире и прижался лицом к ее расщелине. Он развел пальцами пухлые, внешние половые губы, и Лисса, охнув, застонала, когда он начал нежно посасывать набухший бутон ее клитора.

- Боже, Лисса, ты так прекрасна, когда стонешь именно так, - пробормотал Адам, его веки отяжелели от вожделения, прикрывая золотистые глаза. – Скажи мне, что он сейчас делает, что так тебя заводит.

- Он… - Лисса прижала рот к его уху, слишком стесняясь, произносить это вслух, - Он лижет меня… сосет мою киску... мой клитор. Это так... о Боже, это так хорошо.


- Конечно, хорошо, - Адам прорычал одобрительно, - Скажи мне, Лисса, тебе нравится, когда Кэл облизывает твою киску? Он заставляет тебя стать мокрой?


Лисса почувствовала тепло румянца, подбирающегося к ее щекам, но она не могла отрицать истину.


- Я... да. Да, заставляет, - признала она, - Так хорошо чувствовать его губы на мне… так правильно.


- Потому, что это действительноправильно, - заверил ее Адам, целуя в шею, - Это то место, где ты должна быть - между Кэлом и мной, обнаженная и открытая для нас обоих, - Он снова поцеловал ее, - Что еще он делает? Он уже вошел своим языком или пальцами внутрь?

И словно в ответ на его слова, она почувствовала, как язык Кэла проникает в нее, дразня порхающими движениями вход во влагалище. Пока он, лаская, входил в нее языком, кончики его пальцев кружили вокруг клитора, подталкивая ее ближе и ближе к краю.

- Боже, да, - она тихо застонала, чувствуя, как зарождается удовольствие, готовое накрыть ее с головой.


- Он... его язык сейчас внутри меня. О, Адам, я думаю, я сейчас... я думаю, что я сейчас кончу.

- Хорошо, Лисса, кончи для нас. Просто откройся, и позволь Кэлу довести тебя, - его золотые глаза горели пламенем, и он усилил хватку, растягивая ее еще шире для языка Кэла.

С низким стоном, Лисса нырнула в оргазм, когда стремительно нарастающее удовольствие, которого она ни разу до этого не испытывала, поглотило ее. Это на много, на много отличалось от безрадостных оргазмов, которые она испытывала при использовании проклятых секс-игрушек Скаддера, играя на камеру, во время его веб-шоу. Этот оргазм был глубже, дольше и полнее, накрывая, как теплая волна океана, сбивая дыхание и оставляя ее ослабевшей от пережитого удовольствия и с тяжелой одышкой.

- Умница, - услышала она шепот Адама в ухе, - Отпусти себя Лисса, сдайся и кончи.

Она беспомощно вздрогнула, поддаваясь, как он и приказал, изысканным ощущениям, которые дарили губы и язык Кэла, гадая, что будет дальше.


- Эй, этого уже достаточно, - гнусавый голос Скаддера разрушил момент, напоминая Лиссе, что они были заперты в клетке, в ситуации, когда на кону стояли их жизни, а не находились в милом, удобном номере отеля, где они все могли исследовать свои чувства друг к другу в безопасности.

- Какого черта тебе нужно? – прорычал Адам, - Мы делаем то, что ты сказал нам делать.

Он отпустил ее, и Кэл перестал лизать и сосать и снова встал в позу, защищающую ее спину.

Скаддер нахмурился:

- Не думай, что я не знаю, что ты пытаешься сделать. Ты думаешь, что сосредоточившись на девушке, вы сможете устоять и не потерять голову, и не превратиться. Так вот, это не сработает. Давайте заведем вас двоих и посмотрим, что произойдет.

- Хочу быть внутри тебя, милая, - прошептал Адам ей на ушко, - Но думаю, что сейчас самое время начинать действовать по плану Кэла.

- Он прав, - тихо вздохнул Кэл позади нее. – Делай, то что требует Скаддер, и когда он отвлечется…

- Я поняла, - Лисса кивнула и поцеловала Адама еще раз в губы. Потом, повернула голову, и поцеловала Кэла, пробуя на вкус собственные соки на его губах. Он жадно поцеловал ее в ответ, и она захотела, чтобы у них было больше времени, но его не было. Неохотно она разорвала поцелуй, - Что бы не случилось, я люблю вас, обоих, - как только она произнесла эти слова, она поняла, что говорила правду. Кэл и Адам стали значить для нее так много. Она хотела, чтобы у них было больше времени, и они находились в более подходящей обстановке для выражения чувств, хотела, чтобы мужчины подробнее объяснили свои отношения, и рассказали как она в них вписывается, но сейчас на это у них не было времени. Они просто должны были доверять друг другу и попробовать выйти отсюда живыми.

Глава 5

Адам напрягся, наблюдая как Лисса изящно опустилась перед ними на колени. Жесткий металлический пол клетки должен был обжигать холодом голые ноги, но она не издала ни слова против дискомфорта, так как готовилась сделать то, что приказал Скаддер.


Потянувшись вверх, она взяла пульсирующий ствол Адама в свою мягкую маленькую ручку, и он вынужден был сдержать стон. Возможно многие факты, известные Скаддеру, быть искажены, но в одном он был прав: сильное возбуждение или эмоциональное потрясение действительно приводило к обращению в ночь полнолуния, а он сейчас испытывал и то, и другое.

Адам знал, что ему необходимо сосредоточиться и сдерживать обращение. Он должен был дождаться момента, когда все внимание Скаддера было бы сконцентрировано на Лиссе и Кэле, а затем обратиться так быстро и тихо, как только мог. Если бы он смог разогнуть прутья клетки до того, как Скаддер поймет, что произошло, у них был бы шанс выбраться и одолеть его, прежде чем он осознает кто нанес удар. А удар ему собирается нанести двухсот двадцати фунтов ый[9] сердит ый вервольф ,мрачно подумал Адам. И если от меня хоть что-нибудь зависит, он никогда больше не поднимется .

Он почувствовал мягкое тепло на кончике своего члена, посмотрел вниз и увидел Лиссу, сосущую его с осторожностью. Неуверенность в ее глазах смешанная с удовольствием от ее горячего, влажного рта вокруг его ствола только усилили его желание. Боже, она была прекрасна, стоя перед ним на коленях, со своими длинными черными волосами струящимися по спине как водопад и с глазами глубокого голубого цвета, смотрящими на него.

Ему так отчаянно захотелось, чтобы все они оказались в его с Кэлом квартире, чтобы он и его партнер могли, не спеша, исследовать ее прекрасное тело. Кэл едва успел подарить ей один оргазм, которого было недостаточно. Адам тоже хотел попробовать ее на вкус, хотел ощутить ее дрожь под своим языком, пока она будет кричать и стонать в кульминации. Он хотел попробовать ее соски и целовать каждый дюйм ее сливочной кожи. Хотел зажать ее между собой и Кэлом и протискиваться глубоко внутрь, когда Кэл будет делать то же самое. Он знал, что не будет удовлетворен до тех пор, пока он и его партнер не наполнят ее своей спермой, связывая с ними навсегда, и делая ее частью их Триады.

Возбуждающие картинки Лиссы, лежащей обнаженной в постели между ними, и наслаждение, которое дарили ее мягкие губы, обхватывающие его член, подводили его к грани оргазма. Он мрачно стиснул зубы, чтобы противостоять ему. Если он кончит сейчас, он, точно, обратится, и их единственный шанс для побега будет упущен.

К счастью Скаддер заскучал.

- Это занимает слишком много времени, - недовольно сказал он, беспокойно вышагивая рядом с оператором, - Лисса, начинай сосать другого, и поторопись на этот раз.

Лисса послушно перенесла внимание на Кэла. Но, даже понимая, что это к лучшему, Адам не мог сдержаться и не сжать кулаки от разочарования и сексуального возбуждения.


Когда-нибудь, очень скоро, они закончат то, что начали, пообещал он себе. А сейчас он начал медленно обходить Кэла, пока Лисса играла свою роль и вбирала член другого мужчины глубоко в рот.

Кэл тоже прекрасно справлялся со своей ролью, хоть и не все в его действиях было наигранным. Он застонал и запустил руки в длинные черные волосы Лиссы, мягко толкаясь между губами и трахая ее рот, пока она жадно сосала его, вбирая глубоко до гортани.

Смотря на это, Адам стал тверже, чем когда-либо: его член взмыл вверх к животу и пульсировал словно второе сердце. Он знал, что людям не понять, как он мог получать такое удовольствие, наблюдая, как женщина, которую он любит, ублажает другого, но факт состоял в том, что Кэл был его продолжением, а он – продолжением Кэла. Между членами связанной пары не было зависти. Это было все равно, что ревновать к собственному отражению – бесполезно. Поэтому вид его друга и партнера, получающего удовольствие от женщины, которая обоим была так дорога, только усилил его собственное удовольствие.

Он также усилил его нужду превратиться, и как только он очутился за Кэлом, почти полностью скрытый от Скаддера его телом, Адам выпустил зверя из клетки.

Черная шерсть, того же цвета, что и его волосы, заструилась по телу как течение реки, покрывая кожу за считанные секунды. В то же время, его пальцы укоротились и выпустили длинные и опасные когти, а его зубы превратились в смертоносные и острые, как бритва, клыки. Его нос удлинился, превращаясь в морду, и он немного согнулся, так как его колени перестроились и выгнулись в другую сторону.

Это был весьма болезненный процесс, который у менее сильного оборотня мог занять не меньше получаса. Адам уложился меньше чем в минуту и не произнес при этом ни звука, уместившись на небольшом пяточке, заслоненном телом его партнера, пока Кэл продолжал играть роль, которой бы гордился любой порно актер.

Как только превращение завершилось, Адам повернулся к прутьям решетки. Они


находились всего в нескольких футах[10] от задней стенки клетки а в форме зверя его передние конечности были длиннее. Схватив два параллельных прута, по одному в каждую руку, он напрягся, чтобы открыть путь к свободе, молясь, чтобы у него получилось, после чего он нападет на Скаддера, пока не стало слишком поздно.

Кэл почувствовал, что его Альфа обратился, и был вынужден бороться с зовом сильного зверя Адама, чтобы не обратиться тоже. Единственное, что удерживало его в человеческом теле, было понимание, что каждая дополнительная минута сохраняла его партнеру такой необходимый шанс на эффект неожиданности.

Лисса, стоящая на коленях перед ним и глубоко сосущая его член, также подогревала его желание обратиться. Не смотря на то, что он хотел вжаться в ее рот и кончить глубоко в ее горло, Кэл знал, что ему необходимо сдержаться. Сейчас Адам позади них трудился над стальными стержнями двухдюймовой толщины. Это было очень тяжело, и не под силу большинству оборотней, даже большинству Альф, Кэл знал, но он верил в своего партнера. Адам был чрезвычайно силен, и его решимость не знала границ, особенно когда дело касалось людей, которых он любит. Он пробьет путь на свободу через эту решетку или умрет, пытаясь это сделать. В этом случае они все умрут, мрачно подумал Кэл. Но он не позволял себе зацикливаться на таких отвратительных мыслях. Вместо этого он сосредоточился на сохранении контроля, в то время как внешне он делал вид, что его теряет.

- Боже, да, дорогая! – стонал он, продвигая свой толстый член дюйм за дюймом в сладкий, мягкий ротик Лиссы, - Так хорошо ощущать твои губы вокруг меня. Так жарко и влажно. Ты умеешь завести мужчину, я так хочу кончить!

Лиса играла свою роль просто прекрасно. Она приблизила лицо, жадно вбирая его, посасывая чувствительную головку члена и порхая языком вокруг его ствола, до тех пор, пока Кэл действительно не был готов взорваться. Боже, ну почему это не происходило при других обстоятельствах? Он хотел, чтобы они с Адамом воспользовались шансом и рассказали ей о себе раньше, а не ждали до тех пор, когда их заставили признаться. Учитывая обстоятельства, она относительно легко приняла их шокирующие откровения о своей истинной природе.

Конечно, предстояло еще выяснить, что из того было принятием, а что – банальным шоком. Кэл только надеялся, что их превращение не напугает ее слишком сильно, так как у них не было достаточно времени все обсудить. Будет жестокой иронией, если они все втроем выберутся отсюда живыми, но потеряют жизненно необходимую третью часть их Триады, из-за того, что Лиза не сможет справиться с истиной о том, что он и Адам настоящие оборотни.

Оборотни в своей звериной форме обладали даром телепатии, и не смотря на то, что он еще не обратился, Кэл чувствовал концентрацию сил своего партнера, а затем – и волну триумфа от Адама. Есть!

Хорошо , Адам!Кэл и сам почувствовал аналогичный всплеск, наряду с чувством гордости за свого Альфу. Весь процесс, от обращения Адама до успешного разгибания стальной решетки, едва ли занял минуту. Время было важно, потому что Скаддер в любой момент мог понять, что Адама не было в его поле зрения. И если бы он пригляделся, то никак не смог бы не заметить большую черную фигуру оборотня, притаившегося за Кэлом.

Еще немного, послал мысль Адам, и Кэл услышал низкий металлический лязг, когда прутья выгнулись. Скорее всего это слышали только он и Адам, с их усиленным слухом оборотней, но Кэл все равно застонала громче, чтобы скрыть это. Он только надеялся, что его партнер сделает отверстие в решетке достаточно широким для побега до того, как его игра превратится в реальность. Горячий ротик Лиссы на его члене ощущался так хорошо, что было практически невозможно сдержать свое собственное обращение.

Казалось, что Скаддер купился. Он и оператор оба были поглощены игрой Кэла и Лиссы. На самом деле, этот ублюдок, казалось, даже не заметил исчезновение Адама, на что Кэл и надеялся. Было глупо надеяться, что прочность клетки сохранит твою жизнь, особенно если в этой клетке сидят два разъяренных оборотня, готовых на все ради защиты своей женщины. И скоро Скаддер выучит этот урок.

Кэл надеялся.

Челюсть Лиссы начинала болеть, но она знала, что должна продолжать. К тому же, она не могла отрицать, что сама получала удовольствие. Кэл запустил руки в ее волосы, подстегивая ее, нежно двигался между ее губ, а его низкие стоны, когда она взяла его глубоко в горло, снова возбудили ее желание. Ей нравилось ублажать тем же способом, каким он недавно доставлял удовольствие ей, нравилось ощущение власти и понимание того, что она может подвести его к краю.

Смутно она хотела бы знать, что происходит с Адамом. Кажется он крадучись скрылся из виду, когда она и Кэл начали свое представление, и теперь она действительно не могла его видеть.


Конечно, мускулистый торс Кэла в значительной степени закрыло ей весь обзор, так что не удивительно, что ей больше ничего не было видно.


- Бож, дорогая! Да, так хорошо! - Кэл застонал.

Лисса чувствовала по усилившимся стонам и тому, насколько быстрее он стал толкаться между ее губ, что он был готов кончить, и она надеялась, что Адам заканчивал свою работу. Хотя, как кто-то мог согнуть стальные прутья двухдюймовой толщины, было за гранью ее понимания. Это было почти так же невероятно, как наличие проклятой клетки в кабинете Скаддера. Она даже задумалась, как давно он планировал все это, и были ли проигрыши дяди совершенно случайны.

Наконец она почувствовала, как Кэл напрягся. Он застонал, его пальцы впились в ее волосы, а затем ее рот наполнился густой, солоноватой спермой. Он дернулся еще пару раз, прежде чем освободить ее, а с кончика его члена по-прежнему выходили струи. Лисса сглотнула, стараясь не подавиться, она не могла поверить, что спермы было так много. Но в следующую минуту удушье было последнее, о чем она думала.

Потому что Кэл оборачивался.

Она опиралась на его мускулистые бедра, когда сосала, но сейчас, редкая поросль жестких волосков под ладонями превратилась в шкуру. Она была темно-золотистого цвета, как и волосы Кэла на голове, но теперь в ней не было ничего человеческого. Откуда она появилась? Когда она выросла? И что еще происходит с Кэлом?

Подняв глаза, она увидела как его тело меняется… перестраивается. Его лицо удлинилось, его зубы заострились, а уши передвинулись выше, и все в считанные секунды. Дикие, нечеловеческие, золотистые глаза идеально подходили его новому лицу, лицу зверя.

О Боже мой, они говорили правду: они на самом деле оборотни!Умом она восприняла то, что они ей рассказали, но теперь она всем своим нутром почувствовала правду, словно ее кулаком ударили под дых. Такие существа как оборотни, действительно существовали, и мужчины, которых она любила, оказались ими. Это было слишком странно, чтобы поверить, но доказательства были у нее перед лицом.

С криком Лисса упала на спину и попыталась отползти от существа, возвышавшегося над ней. У него были длинные острые когти, которые, казалось, тянулись к ней, а его зубы выглядели словно ножи. Она забыла, что зверь был Кэлом, забыла, что он и Адам обещали никогда не причинять ей боль. Первобытный ужас охватил ее, стирая все мысли, кроме необходимости бежать. За ее спиной она услышала нечеловеческий рев, а затем Скаддер что-то закричал.

- Какого черта? Стреляй! Застрели это чертово проклятое существо… - его слова были прерваны выстрелом, который оставил звон в ушах, и Лисса почувствовала, как что-то просвистело мимо плеча, так близко, что оставило узкий, пылающий след на своем пути. Его скорость напомнила ей о рассерженном шмеле, и на мгновение она задумалась не ужалило ли ее.


Обернувшись, она увидела еще одного зверя, который был даже больше, чем светловолосый Кэл. Оператор лежал обмякший на полу у ее ног, а камера была раздавлена на множество осколков, разбросанных по плюшевому красному ковру в офисе Скаддера.

Скаддер визжал и молотил руками, пытаясь освободиться. Мохнатые руки огромного черного зверя стискивали его, но каким-то образом ему удалось удержать пистолет. Пока Лисса наблюдала, он наставил дуло прямо на нее и спустил курок еще раз.

Все происходило как в замедленной съемке, и у Лиссы было время понять, что пистолет был направлен прямо в ее сердце. На этот раз не будет никакого жалящего ощущения, будет просто внезапный удар металла о плоть, а потом – темнота. Ей нужно было время, чтобы собраться, но его не было. Не было времени… Вдруг лохматая белая фигура оттолкнула ее с дороги. Черный зверь, стоящий за Скаддером завыл, а другой зверь навалился на нее сверху. Лисса еще успела запаниковать, а затем огромный вес прижал ее к полу. Она ударилась затылком о жесткий, металлический пол клетки, и все потемнело.

* * * * *

Очнувшись, она поняла, что лежит на чем-то мягком и теплом, и что-то это напоминало. Постель? Да, но не ее постель - простыни пахли иначе. Вместо слабого запаха кондиционера для белья у них был теплый, пряный аромат, который был ей знаком.


Был еще один запах, что-то тонкое и цветочное - розы? Ее руки скользнули по простыне и натолкнулись на маленький, бархатистый объект. Когда она принесла его к носу, цветочный запах усилился. Лепесток розы?подумала она сонно. Проведя рукой с одной стороны, она нашла еще и еще. Мысль, что она лежит в чужой постели, усыпанной лепестками роз разбудила ее сонный разум, и она стала думать.

Почему она была в кровати? И чья это была кровать? Лисса заставила себя открыть глаза, но комната, в которой она находилась была очень слабо освещена. Была ночь? С ней все в порядке?

Она пошевелилась, чтобы выяснить. На коже левой руки, сверху, она ощутила жжение, но кто-то заботливо перевязал больное место, и рана казалась несерьезной. Также болели глаза, а затылок был чувствительным, но кроме этого все было прекрасно.

Когда ее глаза привыкли к освещению, она поняла, что в комнате находилась не одна. Две больших мускулистых фигуры сидели в изножье кровати, на которой она лежала, и одна поддерживала другую.

- Тихо, - услышала она глубокий, знакомый голос, - Я знаю, что больно, но ты справишься.

- Больно – это чертовски сильное преуменьшение, - проворчал другой голос, - Словно кто-то воткнул в меня нож и поворачивает.

Мысли Лиссы прояснились, и она поняла, что двое мужчин были Адамом и Кэлом. Один из них был ранен? Она внезапно вспомнила обо всем, что произошло: зверя-блондина, накрывшего ее собой, ревущего черного зверя, только… только они не были зверьми, это были Адам и Кэл. И Кэл действительно пытался меня спасти. Он принял пулю за меня! С ним все хорошо?

- Думаю, от большего количества серебра ты уже избавился, - произнес Адам глубоким голосом, - Позволь мне залечить.

Кэл криво пожал плечами, скорее всего пуля попала ему в руку.

- Я в порядке.

- Ты не будешь в порядке, пока я не залечу рану. Ты перестанешь вертеться или мне придется тебя держать?

- Применишь ко мне свою силу Альфы? – голос Кэла звучал наполовину удивленно, наполовину рассержено.

- Если понадобится, - Адам был непоколебим, - Теперь ляг и позволь мне исцелить тебя.

Кэл вздохнул, но расслабился и лег на кровать без дальнейших жалоб. Он был полностью раздет, его гладкая, загорелая кожа хорошо просматривалась в темно освещенной комнате. На его груди сверху была рана размером с копейку, которая выглядела свежей и болезненной. Пулевое ранение ? Сегодняшнее ?Удивилась Лисса. Это казалось правдоподобным, но Лисса не была уверена.

Кэл лежал на матрасе перпендикулярно, его нижняя часть ног свисала с кровати. Если бы кровать не была такой огромной, он бы касался Лиссы, которая была скрыта под простыней и одеялом. Его голова почти касалась ее ног. Она хотела свернуться калачиком, чтобы дать ему больше места, но если бы она так сделала, мужчины узнали бы, что она проснулась. И по какой-то причине Лисса пока не была к этому готова. Она хотела еще немного подождать и послушать, возможно она узнала бы что-то точно так же, как она подслушивала ночью, когда заснула между ними.

- Так-то лучше, - проворчал тихонько Адам. Он тоже был голым, но без видимых ран. Несмотря на серьезность ситуации, оба мужчины были наполовину возбуждены. Лисса лежала спрятанной в плотном коконе из одеял, наблюдая за их мускулистыми телами и чувствуя себя вуайеристом. Но они были так красивы, что она не могла отвести взгляд.


Без промедления, Адам оседлал тело Кэла и склонил голову к ране. Он пробормотал что-то своим глубоким голосом, и Лисса едва уловила смысл.


- Как твой Альфа, я исцеляю тебя. Как твой друг, я забочусь о тебе. Как твой партнер, я люблю тебя.


Затем заключив Кэла в объятья, он стал мягко водить языком вокруг раны на груди своего друга. Головка его члена мимоходом касалась наполовину эрегированного ствола Кэла, но Адам, казалось, не возражал. Кэла тоже не беспокоил интимный контакт. Он сначала был напряжен, когда Адам только начал, но затем полностью расслабился в исцеляющих, теплых руках другого мужчины.

Вздохнув, он потянулся, чтобы обернуть руки вокруг Адама, притянув его вниз так, что одна мускулистая грудь встретилась с другой, и более крупный мужчина оказался полностью над ним сверху.

Для Лиссы зрелище было неожиданно эротичным. Она никогда не думала, ни об одном из них как о гее, и все еще была уверена, что они не такие. Это было больше похоже на то, что им было комфортно друг с другом на, телесном уровне. Пока Адам осторожно облизывал рану на груди Кэла, их члены откровенно терлись друг о друга. Оба члена стали тверже сейчас, но Лисса не думала, что «исцеление» было поводом для случайного сексуального контакта. Это была всего лишь часть процесса, и ни Кэл, ни Адам, казалось, не обращали на это внимание.

Наконец, Адам поднял голову и придирчиво изучил рану.

- Думаю, уже лучше, но за ней надо присматривать. Хорошо, что пуля застряла в ключице, иначе она бы пробила адскую дыру у тебя на спине.

- Да, - вздохнул Кэл, - Думаю, мы должны быть благодарны скупости Скаддера в вопросах серебра. Если бы те пули были немногим больше, я мог быть уже мертв.

- Не говори так, - нахмурился Адам, - Ты жив и ты не умрешь.

- Может и нет, но какой в этом смысл? – голос Кэла был низким и несчастным.

Лисса была удивлена, услышав его таким разбитым и подавленным. Кэл всегда был самым беззаботным в этой паре, которую она начала воспринимать как их союз с Адамом.


Что могло заставить его так грустить? Видимо Адам согласился с ней.


- Что ты имеешь в виду под «какой смысл»? - буркнул он, сжав Кэла за челюсть, - Смысл в том, что мы вышли из сложной ситуации живыми. Еще более важно то, что мы вытащили и Лиссу тоже. Сейчас она здесь с нами в безопасности. Это само по себе должно вселить в тебя чувство, что стоит жить дальше.

Кэл снова вздохнул:

- Ты не видел ее глаза после того, как я обратился, Адам. Она была напугана до смерти. Скаддер стоял там и направлял на нее пистолет, но именно от меняона пыталась убежать.

- Быть свидетелем превращения в оборотня впервые в жизни, всегда травматично для психики людей, - сказал Адам прагматично, - Лисса была просто застата врасплох.

- Она была в ужасе, - Кэл толкнул Адама в грудь и тот перелег на бок, позволяя ему сесть, - Говорю тебе, Адам, я не буду удивлен, если она откажется видеть нас после того, как проснется. А мы оба знаем, что она единственная женщина для нас. Если мы ее потеряем…

- Вы не потеряли меня, - Лисса не могла больше выносить отчаяние в его голосе. Она села в кровати и, как только простыни сползли до талии, поняла, что тоже полностью раздета.

Было странно сидеть с обнаженной грудью перед двумя мужчинами, смотрящими на нее, и на какой-то момент ей захотелось прикрыться. Но она заставила себя вспомнить, что буквально недавно, этим вечем, они делали гораздо больше, чем просто смотрели. Или сколько там прошло времени с тех пор, как они были в клетке – все, что Лисса знала, она превысила свой недельный лимит. Не смотря на это, она решила не закрываться руками. Вместо этого, она сидела и смотрела на них, чувствуя, как ее соски твердеют от прохладного воздуха.

- Лисса, милая? – Адам выглядел неуверенным, - Ты в порядке?

Она утвердительно кивнула, сморщившись от боли в голове:

- Все не так плохо. Учитывая, что я должна была умереть, если бы Кэл не получил ту пулю вместо меня.


- Так ... - Кэл посмотрел на нее неуверенно, - Ты помнишь? Все?


- Все, - утвердительно сказала Лисса, - И я не в ужасе от тебя, Кэл. Адам прав, я просто испугалась. Была не готова.


- Я знаю, мы раскрыли тебе правду о нас внезапно, - извиняясь сказал Адам, - Это была моя ошибка. Кэл хотел открыться тебе гораздо раньше, но я запретил ему.

- Чертовски упрямый Альфа, - пробормотал Кэл, но он улыбался, когда говорил это.


- Несдержанный Бета, - Адам легко толкнул локтем другого мужчину, а Кэл вернул толчок, все еще ухмыляясь.


- На самом деле я собирался подвести тебя к разговору о нас сегодня вечером, после ужина в честь Дня Святого Валентина, - Кэл кивнул на кровать, - Вот к чему все эти лепестки роз.


- Неужели… - Лиса прижала руку к голове, - Неужели День Святого Валентина еще не закончился? Я не была уверена, как долго я была без сознания.

Адам пожал плечами:

- Ну, это больше похоже на предрассветные часы после Дня Святого Валентина, но я думаю, что это все еще считается.


Лисса не знала, что еще сказать.

- Итак, розовые лепестки, да? - она зачерпнула горсть там, где они лежали на бледном бело-голубом покрывале, и позволила им проскользнуть сквозь пальцы алым потоком – И зачем они?


Глаза Кэла горели:

- Разве ты никогда не слышала о занятии любовью на кровати из роз, Лисса? Это то, что Адам и я надеюсь сделать с тобой.

- О? Вы оба? – ее пульс пустился вскачь, но она старалась говорить легким и любопытным тоном.


- Да, мы оба, - глубокий голос Адама был мягким, пока он перемещался ближе, садясь рядом с ней, - Лисса, ты видела, что мы из себя представляем – это часть нашей жизни. Кэл и я, мы должны делить женщину.


- Он прав. Одна женщина, двое мужчин. Так живет наш народ - Стая. Так было всегда, - Кэл плавно переместился, чтобы занять место с другой стороны от нее.

Лисса не знала, что сказать, во рту пересохло, а язык, казалось, скрутило узлом. Она не могла не заметить, что рана на груди Кэла практически залечилась, и она встрепенулась от перспективы сменить тему разговора. Тема, которая не была такой смущающей и интригующей.

- Ты больше не ранен, - она дотронулась пальцами до места, где был след от пули.

Кэл улыбнулся и поймал ее пальцы своими, целуя подушечки.

- Нет. Адам вылечил меня. Мы можем лечить друг друга, - он провел свободной рукой по марлевой повязке на ее руке, - Мы могли бы и тебя вылечить, если бы ты позволила.

- Как? – Лисса перевела недоуменный взгляд с одного на другого. Как и до этого, она вновь вспомнила, какими большими они были и какой уязвимой она себя чувствовала. У нее снова возникло желание прикрыть грудь, но она запретила себе.

Ответ Адама был незамедлительным:

- Связав тебя с нами, сделав частью нашей Триады.

Лисса нахмурилась и покачала головой:

- Триады? Что это вообще значит? И что я должна буду сделать, чтобы… связатьсебя с вами?

- Триада – эквивалент брачного союза, только в него вступают трое, вместо двоих, - объяснил Кэл, - Двое мужчин связанной пары ищут свою женщину, - он еще раз поцеловал пальчики Лиссы прежде чем выпустить ее руку, - Ты – наша женщина, Лисса. Ты завершаешь нас. Вот так… если ты хочешь.

Сердце Лиссы подскочило в груди, но, несмотря на все ее фантазии, она все еще не воспринимала его предложение.

- Так эта ... Триада ... это долгосрочное обязательство? - спросила она неуверенно.


Адам кивнул:

- В большинстве случаев, да. Иногда Триады распадаются. Это случилось с моими родителями, когда один из моих отцов умер, - печаль на мгновение наполнила его бледно-зеленые глаза, - Но в большинстве случаев все три члена остаются вместе на всю оставшуюся жизнь. Таким образом, Лисса, как ты понимаешь, мы не заинтересованы только в одноразовом сексуальном приключении. Мы хотим, чтобы ты осталась с нами навсегда. Мне жаль, если это пугает, но так как мы сейчас здесь открываем все карты, я должен быть честным.

Лисса прикусила губу, задумавшись. Она не сомневалась, что увлечена ими, обоими, но привязать себя к Кэлу и Адаму на всю жизнь… Могла она пойти на это? Прежде чем решиться ей было необходимо задать один вопрос.

- Говоря об эээ… сексуальных приключениях, - она прочистила горло и посмотрела на руки, которые запутались в простынях, - Как на самом деле это… эээ… будет?

- Секс, ты имеешь в виду? – глубокий голос Адама был мягким и соблазнительным, - Мы не будем торопиться поначалу, я тебе это обещаю.

- Да, но… но… вы оба должны будете… одновременно? – щеки Лиссы горели, но она не могла не задать вопрос, ей нужно было знать до того, как она примет решение.

- Будем ли мы оба внутри тебя одновременно? Ты это имеешь в виду? – с нежностью спросил Кэл.

Лисса кивнула, не доверяя своему голосу. Боже, как неловко! Она посмотрела вниз, на руки, не решаясь встретиться с ними глазами. Не смотря на ее фантазии и вещи, которыми ее заставлял заниматься Скаддер для своего ужасного веб-шоу, она, по сути, была все еще очень стеснительным человеком. И мысли об их длинных, толстых членах, проникающих в нее одновременно, ну… это немного пугало. Особенно, после того, как она убедилась, что двухголовый вибратор им и в подметки не годится.

- Ответ на твой вопрос – да, будем, - сказал Адам, - Но Лисса… - он нежно поднял ее подбородок, заставляя посмотреть на него, - Я обещаю, мы не будем торопиться. И Кэл и я никогда не причиним тебе боли, мы любим тебя.

- Я тоже вас люблю. Вас обоих, - Лиса переводила взгляд с одного на другого, ее сердце разрывалось от эмоций, - Просто… это немного пугает, вот и все. Я имею в виду, я прошла через многое в последнее время, и я боялась, что вы узнаете о… чем меня заставлял заниматься Скаддер. Так стыдно… Я думала, что вы отвернетесь в отвращении и возненавидите меня, если узнаете.

- Никогда, - Кэл рукой притянул ее ближе, а Адам гладил ее по спине, - Ты больше не должна об этом думать, Лисса. Мы никогда не возненавидим тебя.

- И тебе больше не надо беспокоиться о Скаддере, - Адам выглядел грозно, - Мы вывели его из игры, навсегда.

Лисса прикрыла рот рукой.

- Вы… вы убили его?

Кэл кивнул.

- Хотя, не раньше, чем получили от него немного информации. Похоже, он снимал фильм из разряда «порно на природе» в лесу и ему удалось поймать момент, когда Адам и я обращались в ночь на полнолуние. Он заинтересовался и начал обдумывать, как снять новый фильм.

- Садистский фильм с паранормальными элементами, - продолжил Адам тихим голосом, - Ему пришло в голову, что как только мы обратимся, мы тебя растерзаем.

- Мне ээ… и самой так сначала показалось, - согласилась Лисса, - Но когда я очнулась, я поняла, что ты вообще-то пытался меня спасти, а не атаковать, Кэл. Прости.

Кэл выглядел серьезным.

- Именно нам следует просить прощения, Лисса. Похоже, что Скаддер умышленно втянул твоего дядю в покерную игру. Он использовал его, чтобы добраться до тебя. А тебя использовал, чтобы добраться до нас, - он покачал головой, - Ублюдочный извращенец.

- Эй, никто из нас не виноват. Никто, кроме Скаддера, по крайней мере. А он – мертв, - Лисса подняла голову и улыбнулась им дрожащими губами, - Я рада, что вы убили его. Он получил то, что заслужил.

Адам нежно откинул волосы с ее лба:

- Я убил бы его еще раз, если бы мог, за то, что он сделал с тобой.

Лисса покачала головой:

- Все в порядке. Все кончено. И мы вместе, - она робко посмотрела на них обоих, - Только, ээ… не совсем так, как вы оба хотели бы, я думаю.

- Это твой выбор, Лисса, - мягко сказал Адам. – Кэл и я хотим тебя, но мы не будем тебя принуждать. Если бы мы это сделали, мы были бы не лучше Скаддера.


Кэл наклонился ближе и уткнулся носом в ее шею:

- Мы просто хотим любить тебя, - выдохнул он, - Хотим, чтобы тебе было хорошо.

Лисса глубоко вздохнула. Они оба были такими большими и находились так близко. Она чувствовала себя окруженной, но в хорошем смысле. Вообще-то ее соски уже затвердели, а половые губы припухли от желания позволить им сделать то, чего они хотели. Но соединиться с ними навсегда? Навсегда было долгим сроком. Чертовски долгим сроком, и было страшно решиться на это.

- Я хочу, - сказала она, наконец, - Я думаю, я просто… напугана.

- Конечно, ты напугана, - Адам склонился и легонько поцеловал ее в губы, - А как на счет такого: позволь мне и Кэлу исцелить тебя, для начала. Думаю, наша связь уже достаточно сильна, чтобы у нас получилось. И если тебе понравится, тогда, мы сможем продвигаться дальше. Как считаешь?

- Что… что подразумевается под исцелением? – спросила Лисса неуверенно.

- Мы будем касаться тебя. Возбуждать тебя, - глаза Кэла были наполовину прикрыты от желания, - И Адаму, вероятно, придется быть внутри тебя, поскольку он - Альфа.

Лисса нахмурился в замешательстве:

- А какое отношение к этому имеет то, что он Альфа?


- Альфа имеет право первым овладеть самкой, - объяснил Адам.


- А Бета, это я, подготавливает его для этого, - добавил Кэл, - и готовит самку к проникновению, конечно. Это то, что я делал до этого, в клетке. Делал тебя мокрой настолько, что член Адама смог бы легко скользнуть в тебя с первого раза.

Лисса живо вспомнила ощущение от его горячего рта между ее бедер и покраснела.

- А… а после этого?

- Ты должна кончить по крайней мере один раз с Адамом глубоко внутри тебя, - тихо сказал Кэл, - Это должно излечить тебя. А затем...


- Затем, если ты захочешь пройти через ритуал связывания, мы можем поменять позиции, - продолжил Адам. - Не имеет значения, кто из нас заполняет твое влагалище, а кто проникает глубоко в попку, если мы оба наполняем тебя своим семенем.

Лисса беспокойно заерзала. Просто слушать их описание ритуала, который они хотели провести с ней, было достаточно, чтобы сделало ее киску набухшей и горячей. Она размышляла будет ли ей больно, если она просто позволит им исцелить ее порез на руке.


- Может... - она прочистила горло, - Возможно, мы могли бы попробовать то, что ты сказал, и вы исцелили бы меня сначала.

- Это доставит нам удовольствие, - глубокий, урчащий голос Адама был наполнен желанием, и по горящим глазам Кэла, она могла сказать, что он чувствовал то же самое.


- И тебе тоже, - пробормотал он, улыбаясь ей, - Мы об этом позаботимся, Лисса. Я обещаю тебе.

Лисса поверила ему. То, как оба мужчины смотрели на нее, прикасались к ней, заставляло ее поверить, что эти двое ничего не хотели в целом мире так, как довести ее до оргазма. Это было пьянящее чувство, иметь рядом двух таких мощных мужчин, полностью сосредоточенных на ее удовольствии. Лисса была уверена, что могла бы привыкнуть к этому.

Она думала, что они заберутся к ней под одеяло, но вместо этого, Кэл настоял на том, чтобы она присоединилась к ним. Чувствуя смущение, не смотря на то, что они уже видели ее голой, Лисса выпуталась из теплых простыней, поежившись, когда холодный воздух коснулся ее кожи.

Но замерзнуть ей не дали, прежде чем она что-то осознала, оба мужчины прижались к ней, поглаживая большими теплыми руками, лаская ее тело томными, нежными движениями, которые заставляли ее стонать. Потом Кэл наклонился, чтобы захватить ее правый сосок горячим ртом, а Адам занялся левым. У Лиссы захватило дыхание, когда они начали лизать и посасывать их, посылая искры чистого удовольствия в горячую щелочку ее влагалища.

Два толстых члена уперлись в ее бедра, по одному с каждой стороны, и она подумала, что они собираются пропустить весь подготовительный процесс, такой важный, по их словам, и войти в нее немедленно. На удивление, эта мысль не была настолько пугающей, как несколько минут назад. Она ощущала такое тепло и любовь, что просто хотела наслаждаться и наслаждаться двумя большими телами мужчин, прижавшимися к ней, без остановки.

Но вместо того, чтобы перейти прямо к ритуалу связывания, оба мужчины отстранились на мгновение и сменили позиции. Когда Лисса подняла взгляд, она увидела Адама, прислонившегося к изголовью кровати с раздвинутыми ногами, его толстый член затвердел в очевидном ожидании.

Лежа на боку, она наблюдала, как Кэл опустился перед ним на колени:

- Ты готов к процессу подготовки? – спросил он официальным тоном, словно произнося ритуальные слова.

Адам кивнул: - Да.

Кэл кивнул в ответ и склонил голову. Он горячо и влажно поцеловал сливовидную головку члена Адама, а после Лисса наблюдала, как он втянул весь ствол между губами.

Пока он медленно вбирал и выпускал член Адама изо рта, Адам откинул голову назад и закрыл глаза. Его лицо выражало блаженство, а одна рука рассеянно покоилась на примятых волнах волос Кэла, лаская затылок другого мужчины.

Лисса не знала, что и думать. Это, кажется, выходило за рамки комфорта при простом телесном контакте, но все же зрелище было глубоко эротичным. Было очевидно, что Кэлу нравилось доставлять удовольствие своему другу… его Альфе, напомнила она себе. Так же как, очевидно, и Адам не имел проблем с получением удовольствия, наслаждаясь ртом его Беты на своем члене.

Она была зачарована видом длинного, толстого члена, скользящего вперед и назад в жаждущих губах Кэла, но, наконец, нашла в себе силы оторваться от этого зрелища. Когда она подняла взгляд, то поняла, что Адам наблюдал за тем, как она смотрит на него.

- Все хорошо? – спросил он нежно, все еще лаская волосы Кэла, - Ты выглядишь шокированной, Лисса.

- Ну…, - она прочистила горло, - Так и есть. Немного, я думаю. Я просто думала… Я никогда не думала, что вы двое… ну, ты знаешь…

Кэл поднял голову, позволяя блестящему члену выскользнуть изо рта:

- Геи? – спросил он веселым голосом.

- Ну… да, - Лисса чувствовала неловкость, но Кэл и Адам не выглядели задетыми нисколечко.

- Мы не геи, - Сказал Кэл все еще веселясь, - То есть, мы иногдапомогаем друг другу снять напряжение. Мы вместе уже пять лет, а это долгий срок для поиска единственной женщины. Поиска тебя, Лисса.

- Но наслаждение, доставленное ртом другого мужчины не сравнимо с наслаждением от пребывания внутри единственной женщины, - закончил за него Адам. Он посмотрел на нее полузакрытыми от вожделения глазами, - Не могу дождаться, чтобы проникнуть в тебя, Лисса. Кэл просто подготавливает меня. Это часть ритуала – часть его обязанности, как Беты.

- Правда? – Лиссе показалось, она начала понимать. Несомненно, их отношения не будут поняты многими за пределами своего круга людей, но, для них это было нормально. И она начинала думать, что это было нормально и для нее тоже. Наблюдая как мужчины, которых она любила, прикасаются и ублажают друг друга, она почувствовала, как сама стала такой мокрой, что была уверена, что внутренности ее бедер покрылись ее соками.

- Правда, - сказал Кэл отвечая на ее вопрос, - И я не возражаю, если именно это тебя беспокоит. Хотя, это не так приятно как ласкать твою маленькую, сладкую щелочку.

- О… - Сердце Лиссы забилось сильнее, и она попыталась выровнять дыхание.

- Вообще-то… - Кэл теперь двигался по направлению к ней, извиваясь, пересекая кровать на руках и коленях, - Твоя очередь, дорогая.

- Пп… правда? – Лисса перевела неуверенно взгляд с одного на другого.

- Правда, - Адам утвердительно кивнул, - Иди сюда, сядь у меня между ног, Лисса.

Лисса сделала как он сказал, опустившись между раздвинутых ног Адама, ощущая как горячий ствол его члена упирается ей в поясницу

– Так нормально? - спросила она, оглянувшись на Адама через плечо.

- Лучше, чем «нормально». Идеально, - Он нежно погладил ее по голове, также, как до этого гладил Кэла, - Теперь раздвинь ноги и позволь Кэлу попробовать тебя на вкус, милая. Позволь ему раскрыть твои губки и подразнить твою сладкую, маленькую щелочку, до тех пор, пока ты не будешь готова к тому, чтобы мой член скользнул в тебя.

Его возбуждающие слова отозвались сухостью во рту от внезапной страсти. Не в силах противиться, Лисса сделала так, как приказал Адам, облокотившись на него спиной, а Кэл расположился между ее ног.


Она тихо застонала, когда он раздвинул ее бедра, и у нее не возникло желания остановить его, когда он склонился и прижался сладким, горячим поцелуем к ее набухшим половым губам.

- Прекрасно, - прошептал он в ее складки. – Гораздо проще добраться до тебя отсюда, Лисса. Гораздо проще увидеть твою киску, – он нежно раскрыл ее большими пальцами и осторожно дотронулся языком до чувствительного клитора, заставив Лиссу снова застонать. Позади, она услышала Адама, производящего низкие одобряющие звуки глубоко в горле.

- Идеально, - сказал он нежно, когда она посмотрела на него, - Так прекрасно видеть, как ты открываешься для него, видеть как он растягивает твою сладкую дырочку, чтобы лизать, целовать и пробовать.

- Я не… не понимаю, - Лисса задохнулась, когда Кэл продолжил дразнить розовую жемчужину ее клитора кончиком языка, - Ты ... любой другой мужчина начал бы ревновать, если бы он увидел как его лучший друг, ээ, ублажает женщину, которую он любит.


- Так оно и есть среди людей, конечно, - Адам пожал плечами, - Но в Стае все иначе. Вид того, как Кэл возбуждает тебя, возбуждает меня, потому что это означает, что мой член скоро погрузится глубоко в тебя, как только он закончит. А смотреть, как я двигаюсь в тебе, будет возбуждающе для него, потому что он знает, как только ты кончишь с моим членом внутри, настанет его очередь заняться с тобой любовью.

Это были изумительные, хотя и с некоторым отклонением, отношения, но у Лиссы не было времени проанализировать их сейчас, так как она чувствовала, что приближается все ближе и ближе к краю. Талантливый язык Кэла беспощадно дразнил ее, в один момент кружа у ее пульсирующего клитора, а в следующий - погружаясь в ее горячую глубину, чтобы изобразить трахающий член. Но как только она была готова и уже собиралась кончить, он отстранился и кивнул Адаму.

- Она - готова. Она - почти на грани.

Лисса была. На самой грани, так, что, казалось, сейчас закричит.

- Пожалуйста… - она потянулась бедрами к Кэлу, умоляя, - Кэл, я была так близко.

- Я знаю, дорогая, - сказал он нежно, - Но ты должна кончить с Адамом внутри тебя, глубоко, по самый корень, чтобы исцелиться. Не волнуйся… - он улыбнулся ей, - Я с тобой еще не закончил, просто надо сначала поставить тебя в нужную позицию.

Позиция, о которой он говорил, была похожа, по представлениям Лиссы, на «развернутую наездницу». Она уже сидела в правильном положении - спиной к Адаму. Все, что ей нужно было сделать - оседлать его стройные, мускулистые бедра и приподняться вверх так, чтобы вход во влагалище оказался прямо над его членом. Затем, с помощью Адама, поддерживающего ее за бедра, она опустилась на него. Кэл помогал ввести его член, удерживая его, а Лисса оперлась руками на мускулистые предплечья Адама.

- Тихо, милая, - прошептал он ей в ухо, пока она опускалась, - Не впускай меня всего сразу. Позволь Кэлу помочь тебе открыться и не торопись, чтобы не пораниться.

Лисса сделала, как он просил, тихо застонав, когда Кэл провел головкой члена Адама по ее открытым складкам, прежде чем медленно ввести ее в ее скользкое влагалище. Она была признательна за помощь, как только первый дюйм вошел внутрь, потому что член Адама был определенно самым большим из всех, которые когда-либо проникали в нее.

- Не торопись, дорогая, - предостерег ее Кэл, когда она опускалась на толстый ствол его партнера, - Пусть Адам сам скользнет в тебя.

Лиса старалась следовать его указаниям, но это сложно, когда колени растекаются словно вода. Она не могла поверить, как возбуждающе было чувствовать одного из них внутри. Она ощущала, как растягивается, пока толстый ствол Адама проникал в нее, и не могла не желать большего... гораздо большего. Наконец, она почувствовала, как он достиг самого дна, и знала, что он не может продвинуться дальше. Со вздохом облегчения она откинулась спиной на его широкую грудь, положив голову ему на плечо, пока привыкала к полноте внутри.

- Бог мой, милая, ты такая красивая, - Адам выдохнул в ее ухо, потянувшись и заключив ее грудь в свои большие теплые руки, - Так чертовски восхитительна с моим членом, полностью погруженным в тебя, - он двинул бедрами, пока говорил, начиная долгий, медленный ритм, который был больше похож на скольжение, чем на резкие толчки, и его член скользил внутрь и наружу, каждый раз всего на несколько дюймов.

- Боже! – простонала Лисса беспомощно. Было так невероятно хорошо чувствовать, как Адам наполняет и трахает ее. Так правильно, но ей было просто необходимо немного больше стимуляции, чтобы достичь пика. Скользнув рукой между ног, она начала ласкать себя только для того, чтобы ощутить, как кто-то смахнул ее пальцы.

- Это моя работа, - Кэл смотрел на нее с вожделением в глазах, - Просто откинься на Адама, Лисса, и позволь ему любить тебя. А пока он это делает, я закончу то, что начал.

Лисса не была уверена, что поняла, что он имел в виду, пока он опять не встал на колени перед ней и начал дразнить языком ее наполненную киску. Боже!Лисса прикусила губу, ощущая, как внутри нее зарождается удовольствие. С ней никогда такого не было, чтобы ее лизали и трахали одновременно, и смотреть на это было так же возбуждающе, как и ощущать член Адама и рот Кэла.

Она не могла поверить как это было эротично, видеть язык Кэла, порхающий над ее заполненной киской, в то время как Адам входил в нее. Он пососал ее клитор, а затем лизнул ниже, нежно проведя языком место, где Адам растягивал ее до предела. Адам помог ему, подняв Лиссу за бедра, пока только половина его члена не была погружена в нее. Какое-то время язык Кэла ласкал не только влажные, открытые складки Лиссы, но и толстый, блестящий ствол Адама, что заставило их обоих застонать.

- Тебе нравиться Лисса? – прошептал Адам ей на ухо. – Тебе нравится чувствовать как мой член погружается в твое сладкое влагалище и трахает тебя, пока Кэл лижет твою киску?

- Ага, - наслаждение не позволило Лиссе ответить более связно. Она чувствовала, что ее оргазм был уже на подходе, готовый прокатиться по ней как глубокая, теплая волна и она приветствовала его с нетерпением.

Словно прочитав ее мысли, Адам отпустил ее, и она вернулась в прежнюю позицию, а Кэл снова всосал ее клитор. Ощущать абсолютную наполненность и посасывающие движения Кэла одновременно было слишком для нее. Тихо охнув, Лисса скользнула за черту и утонула в оргазме.

- Умница, вот так, - услышала она шепот Адама над ухом. - Кончи для нас. Кончи на мой член, пока Кэл лижет твою сладкую щелку. Хочу почувствовать, как ты кончаешь вокруг меня, Лисса.

Лисса не разочаровала его. Она почувствовала, как ее внутренние мышцы сократились и обхватили его толстый ствол, погруженный в нее до отказа, но к ее удивлению, Адам не присоединился к ней в разрядке. Вместо этого он продолжил ласкать ее грудь и пощипывать соски, пока шептал нежные, возбуждающие слова ей на ухо.

Наконец, чувствуя себя совершенно выжатой, Лисса пришла в себя. Она не могла поверить, чтотолько что сделала с мужчинами, которых она любила, но это казалось правильным… невероятно правильным. На самом деле, единственное, что могло быть еще более правильным, это то, что Кэл должен быть погружен в нее, одновременно с Адамом.

Минуточку, сказала она себе. Это действительно хорошая идея ? Ты действительно собираешься позволить связать тебя узами с ними навсегда?Да, поняла она. Да, собирается. Все время их знакомства, она переживала за них, хотела их, любила их. Она просто не могла выбрать кого-то из них. А сейчас, Кэл и Адам сказали ей, что выбирать не надо. Сказали, что у нее будут они оба, до конца жизни.

- Взгляни сюда, - Кэл разбинтовал марлевую повязку на ее руке, - Кажется, сработало. Ты исцелилась, Лисса.

Лисса посмотрела на свою руку и увидела, что он прав: ожог от пули, пролетевшей по касательной, который был там ранее, когда она очнулась в их постели, теперь пропал, даже не оставив следа.

- Это… это поразительно, - смогла она сказать, но глаза ее в это время были обращены вниз, туда, где член Адама все еще был погружен в нее. Этот вид разгорячил и завел ее, заставляя желать повторения, но в этот раз, включая Кэла. И видимо Адам и Кэл думали в том же направлении.

- Боже, Лисса, - ты выглядишь так чертовски возбуждающе с членом Адама внутри, - пробормотал Кэл, - Как себя чувствуешь?

- Потрясающе, - призналась Лисса, - Но… могло бы быть лучше.

- Как? – спросил Адам, шепча на ухо, - Ты хочешь попробовать в другой позе?

- Угадал, - Лисса одарила их шаловливой улыбкой, - Я хотела бы попробовать с Кэлом внутри меня... внутри моей киски на этот раз. И Адам... - она повернула голову, чтобы полностью увидеть его, - Я хочу, чтобы ты был сзади, - она наверное сошла с ума, раз предложила принять их обоих одновременно, учитывая, что член Кэла выглядел по меньшей мере таким же толстым, как и у Адама, но каким-то образом она чувствовала, что это правильно.

Потребовалось какое-то время, прежде чем до них дошло то, что она сказала, а потом она почувствовала, как Адам напрягся позади нее.

- Ты действительно этого хочешь, Лисса? - Мягко спросил он. - Ты действительно готова пройти через связывающий ритуал с нами?

- Я думаю, да, - она улыбнулась ему осторожно, - Если вы не будете торопиться. У меня никогда не было там настолько большого как твой, ээ, как ты.


- Я понимаю, милая, - Адам поцеловал ее в щеку, - И я обещаю, что мы будем продвигаться так медленно, как тебе нужно.

- Мы сделаем все возможное, чтобы тебе понравилось, - сказал Кэл, согласно кивая. Затем он посмотрел на Адама. - Как нам лучше это сделать?


- Я думаю, будет лучше, если ты ляжешь на кровать, и пусть Лисса оседлает тебя. Таким образом у меня будет больше места для маневров.


Лиссе понравился план. Осторожно, с помощью Кэла, она соскользнула со все еще твердого члена Адама. Затем, Кэл лег на кровать и направил ее вниз на свой ствол.


Адам помог, протянув руку между ее ног и раскрыв ее половые губы, бормоча поощрения, когда она вобрала толстый член его партнера глубоко во влагалище.

Как только Кэл заполнил ее до основания, она простонала, затаив дыхание, чувствуя, что вот-вот опять кончит. Но было ясно, что и он, и Адам не были намерены позволить ей этого, пока.

- Тихо, милая, - пробормотал Адам ей на ухо, стоя на коленях сзади, - Не торопись и наклонись немного вперед, чтобы мне было удобнее подобраться к этой сладкой, маленькой попке.

Лисса прикусила губу и сделала, как он приказал, наклоняясь вперед так, что ее полные груди оказались перед лицом Кэла, как спелые фрукты. Он жадно потянулся к ним и накрыл ладонями, притягивая ее еще ниже, чтобы он мог лизать и сосать ее соски. Лисса изогнулась над ним, когда он захватил в рот так много от каждой груди, как только смог, потом выпустил и начал жадно дразнить чувствительные бутоны. Боже, это было так хорошо, так правильно, она не знала, сможет ли вынести больше...


Именно тогда она почувствовала, как что-то прохладное и покалывающее размазывается по ее розовому бутону, а потом Адам входит в нее двумя длинными пальцами. Лисса застонала, ощущая, как он готовит ее, готовит открыться для него, чтобы дать ему возможность любить ее. Затем пальцы исчезли, чтобы смениться тупой головкой его члена.

- Вот так, - прошептал он ей на ухо, когда начал медленное продвижение вперед. - Просто попробуй открыться и принять меня, Лисса. Я знаю, это трудно, потому что твоя киска уже так заполнена членом Кэла, но просто попробуй расслабиться и позволить мне войти.

Лисса сделала, как он сказал, поддерживая себя над Кэлом, в то время как шире раздвинула ноги и старалась быть максимально открытой, чтобы принять Адама. Он вошел в нее, сначала медленно, проникая сквозь плотное кольцо мышц, которые охраняли ее бутон розы только головкой члена, и остановился на мгновение, давая ей время привыкнуть к новому вторжению.

Лисса прикусила губу, почувствовав, как он пронзил ее задний проход, размышляя, была ли она действительно готова принять его полностью. Впервые в жизни она была благодарна ее пятничным веб-трансляциям, в противном случае, она бы и не помыслила о том, чтобы вставить в себя что-то с той стороны. По крайней мере, она была готова к этому сейчас.

Спустя какой-то момент, Адам начал продвигаться дальше вперед, скользя в нее сквозь сморщенный бутон медленно, дюйм за дюйм, пока Лисса затаила дыхание, ожидая, когда он войдет в нее полностью.

Ее лицо, должно быть, выражало боль больше, чем удовольствие, потому, что Кэл обхватил ее щеки и посмотрел ей в глаза с беспокойством:

- Ты в порядке, Лисса? - пробормотал он, лаская ее.

Лиссе удалось кивнуть, хотя она не была уверена, что говорит правду.

- Все ОК. Просто он… такой большой. Я не привыкла к чему-то такому большому во мне… там.

Его взгляд потеплел:

- Я знаю, дорогая. Адам толстый сукин сын, и его трудно принять. Мне тоже было не легко.

Лисса посмотрела на него неуверенно:

- Ты хочешь сказать, что позволил ему…

Кэл засмеялся.

- Ничего не позволил. Это было частью нашего ритуального связывания. Альфа трахает Бету, и поверь, мне было больно в течение недели, после этого, - он улыбнулся и погладил ее по щеке, - Думаю, что с тобой он более осторожен, чем был со мной.

- Я… возможно, - Лисса задохнулась. Когда еще один дюйм толстого члена вошел в нее. Было похоже, что Адам был уже так глубоко в ней, насколько еще дальше ему надо продвинуться?

- Но я обещаю тебе, - продолжил Кэл, очевидно пытаясь отвлечь ее мысли от раздирающей боли в ее попке, - Что больше никогда не будет так больно.

- Нет? – Лисса нахмурилась. - Но… почему нет?

Потому что ты будешь связана с нами. После того, как ритуал связывания завершится, и мы оба наполним тебя своим семенем, твое тело будет более легко принимать Адама и меня, - его бледно-зеленые глаза были наполовину прикрыты вожделением. – Мы сможем скользнуть в твою горячую маленькую киску или попку в любое время, когда бы ты ни захотела, милая. А ты будешь частохотеть нас, по крайней мере, в первый год.

- Что происходит в первый год? – Лисса не была уверена, что хочет знать.

Кэл пожал плечами неуклюже.

- Это время когда твоя связь с нами и наша с тобой крепнет. Ты будешь нуждаться в том, чтобы почувствовать нас внутри, наполняющих тебя спермой, часто, чтобы получить удовлетворение. Поэтому я хочу, чтобы ты знала, в любое время, когда тебе потребуется, тебе достаточно просто найти одного из нас, или обоих, и мы дадим тебе, чего ты захочешь.

Когда он закончил говорить, Лисса почувствовала, как тугие бедра Адама прижались вплотную к ее ягодицам.


Она застонала, затаив дыхание, когда он вжался в нее, давая понять, что он уже там, и ему нравится заполнять ее.

- Боже, милая, - выдохнул он ей в ухо. - Ты такая чертовски тугая. Я с трудом выдерживаю.

- Но это так приятно, - сказал улыбаясь Кэл, - Кажется так правильно быть внутри тебя, Лисса. И еще я чувствую член Адама, которой трется о мой, глубоко внутри тебя.

- Совершенно верно, - согласился Адам хрипло, - Единственное, что было бы еще приятнее…

- Двигаться в тебе, – завершил Кэл за него. Он посмотрел Лиссе в глаза, - Готова, дорогая?

Лисса глубоко вздохнула. Она никогда не ощущала себя настолько наполненной или такой невероятно сексуальной. Вот она, полностью обнажена, зажата между двумя горячими парнями с членом Кэла во влагалище и членом Адама, растягивающим ее попку. Это было сенсационно, в отличие от всего, что она когда-либо себе представляла, и она жаждет большего. Жаждет, чтобы два толстых ствола, двигались внутри нее, жаждет, чтобы мужчины наполнили ее своей спермой, связывая всех троих навсегда.

- Я готова, - прошептала она им обоим, - Просто, пожалуйста,… не торопитесь.

- Так медленно, как ты захочешь, милая, - пообещал ей Адам.

- Мы хотим, чтобы тебе было хорошо, - пробормотал Кэл.

А потом оба мужчины начали двигаться.

Лисса подавила стон, когда они оба вышли почти полностью, а потом толкнулись в нее долгим, медленным движением, заставившим ее трепетать от наслаждения. Боже, это было невероятно, когда они брали ее вот так, невероятно быть настолько открытой для мужчин, которых она любила, позволяя им делать все, что они хотят, чего хотят все трое.

- Вот так, дорогая, - Адам дышал ей в ухо, пока они двигались в ней. - Просто откройся. Просто расслабься и позволь нам трахать тебя.


- Ты такая красивая, милая, - Кэл пробормотал ей в другое ухо. - Я никогда не забуду этот момент. Никогда не забуду самый первый раз, когда ты нам открылась. Так тебя люблю.


- Я тоже вас люблю, - Лисса задохнулась, - Вас обоих.

- Мы тоже тебя любим, милая, - заверил ее Адам. Они заключили ее в объятья, прижимая так близко, заставляя чувствовать их любовь и защиту, пока двигались в ней. Лисса думала, что пока живет, никогда не забудет возбуждающее, восхитительное чувство отдаваться двум мужчинам одновременно, не незнакомцам, как она когда-то боялась, когда Скаддер предложил ей свою сделку, но любовникам и друзьям, и партнерам в жизни.

Она не знала, сколько им потребовалось времени, чтобы достичь пика. Словно вечность прошла, и, одновременно, всего мгновение, прежде чем теплая волна оргазма начала накрывать ее. Она тихо застонала, содрогаясь и плача от наслаждения, захватившего ее, и почувствовала как Адам и Кэл ускорили свой восхитительный ритм.

- Вот так, Лисса, - она услышала Адама, входящего в нее, - Отпусти. Позволь нам почувствовать, как ты кончаешь.

- Адам прав, позволь себе кончить, - прошептал Кэл. Твой оргазм соединит нас вместе, так же как и наши. Кончи для нас сейчас, и позволь наполнить тебя.

Лисса полностью отдалась оргазму, позволяя наслаждению затопить ее. Когда она почувствовала, как внутренние мышцы сжимаются вокруг двух толстых стволов, пронзающих ее, она застонала еще громче, пока Кэл и Адам покачивались в полной гармонии, заполняя ее своими членами.


Наконец она услышала вздох Кэла и низкий стон Адама, и они тоже кончили. Две струи горячей спермы брызнули в ее все еще сокращающееся влагалище и в попку, наполнив ее до краев, и покрывая внутреннюю поверхность бедер теплой, восхитительно липкой массой. Лисса сначала удивилась, конечно, у большинства мужчин не было столько спермы, не так ли? Потом она вспомнила, как Кэл говорил, что она будет нуждаться в их семени, чтобы чувствовать себя связанной с ними. Может в этом была причина. Но как бы там ни было, ей это нравилось. Ей нравилось, как двое мужчин врывались в нее, нравилось чувствовать, как два члена выпускают струи горячей спермы глубоко в ее киску и в попку, нравилось, как два жестких мускулистых тела обнимают ее маленькое, заставляя чувствовать себя любимой, желанной и под защитой.

В этот момент Лисса ощутила необъяснимую связь. Это было похоже на теплое одеяло, которое укутало их троих, оставляя их вместе отныне и навсегда. Это было красиво, и совершенно и правильно, и крайне удобно. Ей больше никогда не придется остаться в одиночестве. Никогда больше ей не придется беспокоиться за свою безопасность, как было долгое время до этого, когда она согласилась на договор со Скаддером. Адам и Кэл будут заботиться о ней, защищать ее и любить до конца своей жизни, как и Лисса будет любить и заботиться о них.

- Боже! Это было потрясающе, - Адам тяжело дышал ей в ухо, но его голос был счастливее, чем Лисса когда-либо слышала.


- Больше чем потрясающе, - согласился Кэл. На его лице была такая теплая улыбка, что Лиссе тоже захотелось улыбаться.

- Мне надо прилечь, - осторожно двигаясь, Адам умудрился переместить их всех на бок, так, что и он, и Кэл остались внутри нее. Они лежали, прижимаясь друг к другу, разморенные и довольные, на усыпанной лепестками роз кровати, и Лисса счастливо покачивалась, все еще наслаждаясь обоими мужчинами, проникающими в нее. Кэл был прав, отметила она.

Теперь, когда она была связана с ними, на самом деле связана, больше не было распирающей боли. Вместо этого – только восхитительное блаженство. Как бы ни было трудно в это поверить, но она могла поклясться, что через несколько минут она захочет их снова, нет – будет нуждаться в них, поэтому не было смысла разъединяться. Но пока, она могла лежать и наслаждаться полным удовлетворением от того, что отдалась мужчинам, которых любит.

- Идеально, - прошептал Кэл ей на ушко, - С Днем Святого Валентина, Лисса.

- Дааа, с днем сердечек и цветов, - согласился Адам, - Извини, что не приготовили тебе никакого подарка. Ну… за исключением нас самих.

Лисса нежно засмеялась:

- Поверьте мне, этого больше, чем достаточно. Я люблю вас обоих, так сильно!

- И мы любим тебя, Лисса, - пробормотал Адам.

- Так сильно, - сказал нежно Кэл, - Мы так долго ждали этого дня, но он стоил каждой минуты ожидания.

Лисса была вынуждена согласиться с ним. Это мог быть просто День Святого Валентина, но для нее он был Рождеством и днем рождения в одной упаковке. Их любовь была лучшим подарком из всех, которые она когда-либо получала, и она не могла представить себе лучший способ отметить праздник, кроме как подарить себя мужчинам, которые заботились о ней, и любить их до конца их жизни.

КОНЕЦ


[1] Cухопутная миля - 1.609 км

[2] 5 футов, 7 дюймов = 170,18 см

[3] прошутто - сыровяленая ветчина

[4] ESPN - Entertainment and Sports Programming Network - американский кабельный спортивный телевизионный канал

[5] mйnage a trois - «шведская семья» или гражданский союз трех партнеров

[6] Южный акцент как правило более мягкий и тягучий, с множеством сокращений и с редуцированными окончаниями. (примечание переводчика).

[7] 1 дюйм = 2,54 см

[8] Имеется в виду snuff film – художественный фильм, где производится настоящее убийство, фильм с показом реальных сцен насилия, жестокости, иногда разг. название порно фильма с такими сценами.

[9] 220 фунтов =примерно 100 кг

[10] 1 фут = 30,5 см