КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406844 томов
Объем библиотеки - 538 Гб.
Всего авторов - 147521
Пользователей - 92628

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

vis-2-2 про Грибанов: Бои местного значения (Альтернативная история)

Интересно, держит в напряжении до конца.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Морков: Камаринская (Партитуры)

Обработки Моркова - большая редкость. В большинстве своем они очень короткие - тема и одна - две вариации. Но тем не менее они очень интересные, во всяком случае тем, кто интересуется русской гитарной музыкой.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Гнездо Горной Королевы (fb2)

- Гнездо Горной Королевы (а.с. Ниффт Проныра-5) 511 Кб, 262с. (скачать fb2) - Майкл Ши

Настройки текста:



Майкл Ши Гнездо Горной Королевы

Линде, нежной возлюбленной! Делле и Джейку, столь дорогим нам.

Предисловие Шага Марголда к повести «Гнездо горной королевы»

Мой старый друг Ниффт с искренностью, возможно непреднамеренной, выставил в своем повествовании на всеобщее обозрение один – два порока, присущих его натуре. Несмотря на это, память его все равно остается для меня священной. Доброе начало в нем всегда перевешивало дурное, и то же самое произошло здесь, в этом рассказе, который, невзирая на некоторые моральные несовершенства автора, содержит наиболее полный и яркий отчет о жизненном цикле Пожирателей из всех когда-либо написанных.

Хадаска Бруд, минускулонский историк, посвятил Пожирателям следующие прочувствованные, хотя и вряд ли заслуживающие звания высокой поэзии строки:

Кто жить отваживается там,
Где демонов кишат стада?
Кто пашет там и сеет?
Кто урожай снимать посмеет?
Кто в мир бессолнечный скорбей
С сохой и плугом вторгнуться решился?
Лишь Королеве то под силу!
И роет демонам она могилу
Клыками острыми, как два серпа,
Своей утробы ими заполняет закрома.
О, кто сравниться может с ней,
Пред кем весь демонов народ склонился?

Пристрастность Бруда к Пожирателям вполне понятна в человеке его национальности. Его родным Минускулонским островам, самому малому из всех крупных архипелагов, принадлежит выдающаяся роль в мировой торговле живицей, поскольку они – единственный в Агонском море участок суши между южным Кайрнгемом, где этот продукт добывают, и двумя крупнейшими зарубежными рынками его сбыта: Эфезионскими островами на юге и Великим Мелководьем на востоке. Сухая живица в виде лепешек славится как непревзойденный корм для тягловых и сельскохозяйственных животных по всему миру. На Эфезионском архипелаге, и на моем родном Пардаше в частности, ее используют и в жидком виде; раствором обрызгивают поля для повышения плодородия наших несколько бедноватых почв. Многие народы из числа обитающих на Великом Мелководье, чье существование полностью зависит от моря, подкармливают живичными лепешками плантации полипов, грядки морских прыщей, крабовые пастбища, гроты двуклапанников, многочисленные разновидности плавучих садов. Мореходы Минускулона, процветающие благодаря оживленной торговле живицей, все до одного знают стихотворение Бруда наизусть.

Учитывая, сколько пользы приносит Горная Королева человеку, – я говорю и об опустошениях, которые ее сыны творят среди демонов, и о прибыли от украденной живицы, – нет ничего удивительного в том, что ей посвящают настоящие гимны. Работы кайрнских ученых (еще одна нация, находящаяся в неоплатном долгу у Королевы) также изобилуют панегириками в ее адрес. Обе эти школы ее пламенных поклонников солидарны в главном. На вопрос о происхождении Королевы Гор авторитеты Минускулона и Кайрнгема дают единодушный ответ: Великая Горная Мать сама родилась от какого-то позабытого ныне человеческого колдовства.

Надеюсь, меня простят, если я позволю себе улыбнуться. Ведь если сама Королева-Мать не что иное, как порождение великого магического искусства, которое было подвластно некогда человеку, то насколько проще нам, вампирам, пробирающимся в святая святых ее Гнезд, пока ее дети сражаются в подземных глубинах с нашими общими врагами, избавиться от чувства вины перед нею! Ибо, если Горная Мать возникла в результате усилий некоего филантропически настроенного чародея, кто запретит нам получать от нее двойную пользу? Разве человек не имеет права извлекать выгоду из собственной повозки или тягловых животных?

Кайрнцы, должно быть, особенно нуждаются в этом бальзаме для больной совести; на северной оконечности их континента (как я уже упоминал в примечаниях к «Рыбалке в море Демонов») обитатели нижнего мира активно охотятся на обитателей мира верхнего, так что из года в год большое количество людей становится их жертвами. Тем временем в южном Кайрнгеме, где Пожиратели гнездятся под Горами Сломанной Оси, пока рати демонов неизменно отступают под натиском могучих легионов Великой Горной Матери, люди энергично крадут живицу из ее Гнезд.

Те же, кто придерживается противоположной точки зрения и утверждает, что Королева Гор – естественное порождение самой земли, ссылаются на форму ее тела, которое во всем, за исключением размеров, в точности повторяет облик многих живых существ, встречающихся почти повсюду в мире. Многие ученые, чья репутация эрудитов воистину безупречна, принимают в споре о происхождении Королевы именно эту сторону. Этиолатус Многодостойный замечает: «Как могут те, чей разум открыт восприятию земных феноменов, кто чувствует биение мощного пульса планеты подошвами ног, сомневаться, что Королева Земля в Мантии Звезд способна произвести из самой себя лекарство от любой немочи, что ей досаждает? Демоны населили ее, и она породила Мать Пожирателей».

Я же, со своей стороны, питая глубочайшее уважение к изобретательности Земли, предпочитаю все-таки считать ответ на вопрос о происхождении Королевы ненайденным и непознаваемым. Что нисколько не уменьшает моей любви и трепета перед гигантами. Я нахожу немалое утешение в том, что открытие всякой новой живичной шахты стоит чрезвычайно больших усилий и денег. Хорьки-камнееды, при помощи которых отыскивали раньше подземные личиночные камеры Гнезд Пожирателей и пробивали ходы в них, существа свирепые и потому чрезвычайно опасные в обращении. Они сродни некоторым типам паразитов, что водятся в гнездах великанов. Прямым следствием угрозы для жизни, которую представляют собой хорьки, стало то, что преимущественное право владения ими отошло к анклаву астригальских ведьм, располагающих средствами направлять в нужное русло устрашающую энергию животных. Нанять у них хорьков чрезвычайно непросто и к тому же дорого, в результате чего процесс развития новых шахт в Горах Сломанной Оси замедлился до такой степени, что практически сошел лишь к восстановлению старых, которые перестали действовать в результате феномена, известного под названием бродяжничества. Возможно, астригальские колдуньи вполне сознательно поддерживают таким образом естественный баланс. Как бы там ни было, ненасытной человеческой жадности поставлен предел, и мы грабим Королеву в гораздо меньшей степени, чем могли бы.

Все, что живет на этой земле, подвержено изменениям, поэтому вопрос, которым задается Ниффт, вызывает сильнейшее беспокойство и у меня: не могут ли демоны расплодиться до такой степени, что даже Пожиратели перестанут справляться с ними? Черная закваска демонической жизнестойкости, не переставая, бродит во внутренностях планеты; ее заразные испарения беспрерывно поднимаются в воздух, невидимые, как тончайшая копоть, и беззвучно обволакивают собою все, к чему прикасаются, неумолимо оскверняя и загрязняя его. Ее терпеливые прозрачные щупальца медленно, но верно находят свою цель… Возможно, читатель, ознакомившись с историей Гелиомфалодона Инкарнадина, а заодно и со страхами Ниффта по этому поводу, разделит мои опасения.

Коснувшись вопроса о человеческой жадности, не могу не сознаться, что публикация отчета Ниффта о так называемом напитке гигантов, производимом Королевой Пожирателей, и его мощи вызывает у меня дурные предчувствия. Два соображения убедили меня в том, что раскрыть секрет этого снадобья вниманию жадных до наживы предпринимателей будет вполне безопасно. Во-первых, рассказ Ниффта сам по себе должен обескуражить желающих воспользоваться снадобьем. А во-вторых, кто еще, кроме Ниффта и Барнара, вооруженных небывалым везением, сумеет когда-либо подоить Королеву?

Хотя я, естественно, стремлюсь по возможности не загромождать рассказ моего дорогого друга (а в том, что данная рукопись принадлежит перу самого Ниффта, у меня нет ни малейших сомнений) избытком собственных комментариев и толкований, некоторые лакуны я все-таки не могу оставить незаполненными. И, поскольку голос, предваряющий повествование, должен неизбежно изгладиться из памяти читателя по мере того, как развертывается история, то лучшим, на мой взгляд, способом прокомментировать ее будет вставить одно-два отступления в процессе развития событий. Таким образом комментарий окажется в непосредственной близости от того предмета, которого он касается.

Первое отступление Шага Марголда

Немногим более десятилетия до начала описываемых здесь событий Ниффту и Барнару довелось пережить совместное путешествие в подземный мир, к морю Демонов, – на него и ссылается Ниффт во время спуска в шахту. В процессе того инфернального погружения наша пара обрела друга на всю жизнь – оборотня Гильдмирта из Сордон-Хеда, которому они помогли освободиться из длительного заточения в гнусной бездне.

Пятью годами позже и примерно за такой же промежуток времени до настоящих событий Ниффт и Бернар стали владельцами небольшого плоскодонного суденышка, выиграв его за карточным столом в одном из стоящих на сваях городов Хидробани, что на Великом Мелководье. На следующее утро, позаимствовав у местных рыбаков несколько гарпунов, они вышли на нем на охоту за скульпами. Ближе к полудню они загарпунили (как им показалось) особенно крупного и симпатичного скульпа. Удар был основательный, острие гарпуна вошла глубоко в тело животного, так что охотники уже поздравляли себя с успешным исходом предприятия. И тут загарпуненный скульп растаял прямо у них на глазах, превратившись в гигантское морское чудовище, которое захватило абсолютно чистый, без капельки крови, гарпун в одну лапу и устроило им долгую увеселительную прогулку по Мелководью, на неправдоподобной скорости перескакивая через роскошные рифы, пламенеющие многокрасочной жизнью. Друзья не могли ни бросить гарпун, ни перерезать удерживавший его линь. Они оставили уже все попытки освободиться, когда гигантская ящерица вдруг разразилась мелодичными трелями на незнакомом языке, ни на миг не замедляя безумной гонки. Задолго до того как Гильдмирт принял свой обычный облик и взобрался на борт, низвергая потоки воды, друзья догадались, кто он такой.

За негаданной встречей старых друзей последовали важные события, которые вполне могут составить тему отдельного повествования, но в данном случае не должны отвлекать наше внимание. Однако именно в тот раз Ниффт услышал от Гильдмирта в высшей степени подробный рассказ о могиле Пелфера Несравненного, а также о Сандалиях, Плаще и Перчатках, похороненных там вместе с хозяином-архивором. Эти Совершенные Средства Вспоможения Преступному Обогащению давно уже стали притчей во языцех для всего света; даже неотесанные разбойники-горцы с островов Ингенской Плеяды клянутся «сапогами, колпаком и перчатками Пелфера».

Но Ниффту и Барнару редкостно повезло: они узнали всю правду об этих предметах от самого Гильдмирта Сордонского, и услышанное воспламенило их воображение. Считается, что Сандалии предоставляют своему обладателю целый спектр возможностей: от умения летать до способности бегать с такой скоростью, за которой не в состоянии уследить человеческий глаз; на самом же деле, как выяснили мои друзья, они призывают на своего владельца Благословение Скачкообразного Передвижения, под которым понимается способность совершать прыжки в одну лигу длиной. Вор, обутый в Сандалии Пелфера, всегда сможет уйти с места преступления.

Плащ делает того, кто его надевает, невидимым в широком смысле этого слова. Точнее говоря, призывает на надевшего его человека Благословение Слияния с Окружением, то есть делает его неразличимым на фоне окружающих предметов, что бы они собой ни представляли. Функцию Плаща прекрасно иллюстрирует рассказ о том, как Пелфер проник в Сокровищницу Произведений Искусства УррГурра Хапуги. Этот мерзкого вида стихийный демон внезапно вошел в Сокровищницу, когда Пелфер был за работой, но не различил его среди картин, ибо вор, облаченный в Плащ, обладал одномоментным неотличимым сходством по крайней мере с тремя живописными шедеврами эпохи: «Битвой в Трубной долине» Гууба. «Улыбающейся Мимостулой» Фазри Педофиластера и «Натюрмортом с Тыкмами и Силвами» Квонсонби – картиной, ознаменовавшей наступление новой эры в живописном искусстве. По одному этому факту можно судить об утонченном могуществе Плаща.

Что до Пелферовых Перчаток, то они призывают Благословение Раскрывающихся Запоров на любые руки, которые в данный момент покрывают. В отношении их популярные представления не столько грешат против действительности, сколько не отражают ее истинных масштабов. Надев эти Перчатки, вор одним прикосновением способен заставить любое препятствие – будь то замок, стена, массивная дверь или земляная насыпь – расступиться, так что никакая преграда в мире не в силах сокрыть от него предмет, на который он нацелился.

Из этого становится понятно, сколь жгучее меркантильное нетерпение охватило Ниффта. Вор, завладевший снаряжением Пелфера, обречен купаться в золоте.

Но и Барнар, со своей стороны, лелеет не просто сентиментальный замысел. Разумеется, преданность семье и романтический интерес к одной красавице из клана Магнас-Дриан являются главными мотивами его действий. Именно они порождают в нем непреклонность, которая делает его способным противостоять Ниффту, алчущему Средств Вспоможения Пелфера. Однако не надо забывать, что лесистая Чилия лежит среди Великого Мелководья, чуть в сторону от Колодрианского континента. И наряду с богатым лесами побережьем материка остров удовлетворяет спрос на строевой лес, существующий в Великом Мелководье, которое больше всего напоминает бульон из разных народов и культур, где процветает торговля и воды пестрят судами и суденышками разнообразных размеров и фасонов. Судовые верфи Мелководья – настоящая бездонная бочка во всем, что касается леса. Когда лесопильни клана, которому принадлежит Барнар, завывают во всю мочь, это значит, что золотой урожай им обеспечен, а чилитские лесорубы, владеющие обширными земельными наделами, пусть и не выпускают топора из мозолистых рук, богатеют не на шутку.

Шаг Марголд

Второе отступление Шага Марголда

Сазмазм, великий демон-воитель третичного мира, был обманут чародеем по имени Ванетка, которого он нанял, чтобы тот перенес его в первичный подземный мир в обход тех замков и запоров, что с незапамятных пор удерживают его титаническую расу в глубинных бастионах. Сазмазм планировал без особого труда завоевать меньший ад и основать там империю, которая должны была послужить базой для будущих грабительских набегов на мир людей. О том, как чародей перехитрил демона, рассказано в повести «Рыбалка в море Демонов».

Стремление Сазмазма подняться из своих сумрачных владений наверх продиктовано, как и в случае с Омфалодоном, жаждой солнечного света. И, хотя обитатели третичного мира, безусловно, чудовищны, отказать их роковой страсти в величии невозможно. Некоторые известные ученые доказывают самоубийственность подобных амбиций, ибо солнечный свет, по их мнению, в одночасье уничтожил бы обитателей глубочайшей бездны мироздания. До сих пор у нас не было возможности – слава богам! – проверить эти предположения на деле.

Лихорадочная одержимость Ниффта идеей проникновения в Дом Мхурдааля также являет собой, по всей видимости, некую разновидность светомании. Среди суровых, насквозь продуваемых ледяными ветрами вершин колодрианского хребта Гхаанак, этой крыши мира, построил Мхурдааль свой Дом на исходе Янтарного Тысячелетия. Внушающая благоговейный трепет цитадель была задумана исключительно с целью размещения в ней его драгоценной библиотеки.

Редкие и древние тома, из которых составлена легендарная книжная сокровищница Мхурдааля, – это лишь половина ее прославленных чудес. В особняке хранятся не менее ста Пергаментов Бродячих Текстов, известных также под названием Книг-Кочевников, или Vella Viatica. Эти фолианты нестареющего пергамента, лишенного каких бы то ни было постоянных надписей, посещают призраки великих книг, затерянных в забытых веках. Внутри вечных обложек этих Пергаментов эпохальные труды, стершиеся из человеческой памяти, снова обретают временное пристанище и словесную оболочку. Более того, читатель, раз взглянув на мигрирующий текст, может немедленно его прочесть, на каком бы исчезнувшем языке он ни был написан. А потому, когда о библиотеке Мхурдааля говорят, что она – самый запутанный лабиринт древнего знания, доставшегося в наследство человечеству от прошлых веков, головоломка окон, ведущих в мир более широкий, чем наш и открывающих восхищенному читательскому взгляду ландшафт из историй, давно завершенных и покрытых забвением, как дома – крышами, то всему этому следует безоговорочно верить.

Тем не менее вожделение, которым пылает к библиотеке Мхурдааля Ниффт, почти ничего общего не имеет с жаждой познания. Более того, краска стыда заливает мое лицо, ибо стремления, которые пробуждает в моем друге этот кладезь премудрости, носят преимущественно меркантильный характер.

Но ведь он всего лишь вор, в конце концов, бьющийся к тому же в припадке алчности.

Шаг Марголд

I

Едва у Смерти вырвавшись из пасти,

Мы золотых лугов узрели счастье.

Первые мои шаги по той дороге, что привела меня к обладанию крупнейшим в моей жизни капиталом, раздобыть равный которому в ближайшем будущем нечего и надеяться, были достаточно неприятны. Эта темная и запутанная история началась для нас, Барнара Руки-Молот и меня, с унижения, которое привело прямо к катастрофе.

Унижение заключалось в том, что мы подрядились на тяжелую и грязную работу в живичной шахте. Катастрофа произошла в море, на исходе второй недели нашего путешествия к месту малоувлекательного предприятия. Не сулившая славы цель уже маячила впереди, когда корабль, на котором мы плыли, заглотил глабруаз-самец.

Нередко приходится слышать, как люди, которым невероятно повезло в жизни, предваряют свой рассказ словами «начало не сулило ничего хорошего». Я твердо убежден, что Госпожа Удача, прежде чем обрушить на кого-то свои милости, предварительно отвешивает избраннику пару-тройку хороших оплеух. Тем ярче в сравнении с глотком желчи, опалившим нёбо вкусом злосчастья, кажется сладость фортуны.

Шахта, на которую мы направлялись, принадлежала племяннику Барнара Костарду. Наш скорбный подземный труд представлял собой в некотором роде услугу его семье, ибо молодой Костард написал, что предприятие испытывает трудности. Путь наш лежал к северу, вдоль островов Ангальхеймского архипелага, и северные ветра, которые полосуют его побережье все лето, знай себе похлопывали нашими парусами и подгоняли кораблик вперед. Бот уже повалился за корму Гадрон, и впереди замаячил Дольмен, самый северный остров цепи. За ним приоткрылся краешек Кайрнского континента. Там, в горах Сломанной Оси, и лежала наша цель.

Средством передвижения служил нам на этот раз каррак, принадлежавший торговцу сукном и маслом из Минускулона. Суденышко было крепенькое, хотя и мелковатое, всего каких-то двенадцать саженей от кормы до бушприта. Оно резво перескакивало с гребня на гребень, обгоняя качку, игривое, словно шимфин, когда тот выпрыгивает из воды от чистого избытка жизнерадостности. Скорость, пестрящее солнечными бликами море вокруг и ярко-голубое небо – им почти удалось развеять хандру, которая тем сильнее одолевала нас, чем ближе подходили мы к месту наших бесславных трудов.

Вдруг с дозорной площадки бизань-мачты раздался крик. Мы обернулись и увидели длинную черно-палевую полосу, которая рассекала вспененную зелень у нас в кильватере. От этого зрелища всех, кто был на борту, до последнего человека, бросило в холодный пот. Полоса в длину не уступала нашему кораблю, а между тем все мы отлично знали, что это лишь часть спинного плавника глабруаза, который вспарывает водную поверхность до тех пор, пока тварь, извиваясь, не примерится как следует к нашей корме.

Едва мы успели разглядеть грозящую опасность, как море взорвалось и тварь нависла над нами, вцепившись в корпус корабля своими громадными, кривыми, точно у краба, конечностями, с которых потоками хлестала вода, в то время как его скользкое, как у угря, тело все гнулось, и гнулось, и гнулось, похотливыми толчками отчаянно пытаясь притиснуть свои чресла вплотную к доскам. Необъятный выступ его тупой морды украшали целые пучки подвижных глаз на длинных ножках, и все они извивались и вращались в экстазе. У него явно был гон – худшей встречи с глабруазом и представить себе нельзя: верная смерть. В средней и кормовой частях корабля около дюжины человек уже погибли, раздавленные его лапами. Змеиный хвост животного так и ходил ходуном в предвкушении близкого утоления страсти, и корабль, повинуясь его движениям, продолжал стремительно мчаться вперед. Обрывистый каменный берег Дольмена приближался с невероятной быстротой.

Непроницаемость досок корабельного корпуса скоро привела пылкого гиганта в ярость. Одним движением швырнул он корабль на сушу; от толчка мы с Барнаром кубарем покатились назад с планшира, на который уже вскарабкались в надежде спрыгнуть наземь. Отчаянно скрипя, кораблик пролетел двадцать саженей по воздуху и врезался прямо в береговые скалы Дольмена. Но глабруаз не отставал: раззявив замшелую, источающую запах донной гнили пасть, он рванулся за несчастным суденышком и заглотил его целиком.

Он сделал это в порыве слепой, безрассудной ярости, которой славится вся его порода. Мы с Барнаром отлетели назад, к корме, когда нос судна со всего размаху грянулся оземь, и, подняв головы, успели увидеть, как нёбо чудовища нависло над нами и лязгнули зубы, откусив солнечный свет. Только крепкий бушприт кораблика остался торчать снаружи: ему не хватило места в чудовищной пасти. Он-то и стал для глабруаза роковым.

Уже проглотив нас, морское чудовище неслось на берег; бушприт заклинило между камней, и корпус судна вошел в его глотку на две сажени глубже, чем следовало. Глабруаз поперхнулся.

Челюсти монстра лихорадочно защелкали, взметнувшись к небу, – он пытался вдохнуть, – и в перемежающихся потоках света мы разглядели, что наш корабль стиснут в черном бархатном кулаке конвульсивно сжимающейся глотки так плотно, что при каждом движении обшивка трещит, как хворост в огне, а темно-бордовая кровь ручьями хлещет из разодранного гвоздями и щепками языка, уже подступая к нашим коленям.

Глабруаз, отчаянно карабкаясь навстречу воздуху, который никак ему не давался, выбросился на берег до половины и колотился о крутой каменистый склон, пока движения его не ослабели и наконец не замерли совершенно. Нас так швыряло и мотало, что выпрыгнуть из пасти животного, когда та распахивалась, мы просто не могли. Но вот челюсти его обмякли и захлопнулись окончательно.

В кромешной тьме мы слышали, что кровотечение из множества мелких и крупных ссадин в пасти чудовища продолжается. Сзади, со стороны измочаленной в щепы кормы, донесся было полузадушенный предсмертный стон человека, но тут же стих. А горячая густая кровь все прибывала, дюйм за дюймом поднимаясь по нашим ногам вверх, и в обступившей нас абсолютной черноте слышно было, как журчат ее струйки. Впрочем, не совсем абсолютной. Вскоре впереди показалась крохотная звездочка света. На ощупь побрели мы вверх по липкой от крови палубе. Мертвый воздух уже накалился, дышать было тяжело. Держась за бушприт, противный и скользкий, мы вслепую пробрались через пасть. Наконец наши пальцы коснулись громадных, покрытых мшистым налетом зубов глабруаза. Застрявший между ними обломок бушприта не давал им захлопнуться до конца.

– Думаю, мы как раз пролезем, – сказал я. – А потом придется прорубаться сквозь губу.

Клыки на ощупь напоминали щедро смазанные маслом валуны, от которых несло мертвечиной. Обдирая бока, мы все же протиснулись меж ними. Скользни обломок бушприта чуть дальше, и челюсти одной своей тяжестью раздавили бы нас в лепешку.

Пробравшись сквозь зубы, мы кубарем полетели прямо в лужу крови, скопившуюся под губами. Потом поднялись на ноги, по самые икры в крови, и ощутили, что стоим на подкладке из плотного пружинящего мяса. Для того чтобы раздвинуть эти губы, требовался титаноплод и лебедка, не меньше. Кончик бушприта, зажатый между ними, образовывал крохотную щелочку, сквозь которую внутрь проникал лучик света.

– По крайней мере, можно хоть прицелиться, – проворчал Барнар. – Я начну. Отойди подальше.

И я услышал, как Старый Кусач, его топор, впился в мясную преграду.

– Тьфу! – фыркнул Барнар, не переставая рубить. – Гадость какая! Слюнявая! Вот и посвободнее чуток стало. Хак!.. Хак! – кровищи-то сколько! Мне уже выше колена! Ладно, давай поменяемся, ты уже запыхался. Возьми мою руку и положи ее на раскол… так! А теперь на рукоятку Кусача… есть! Отойди. Хак!.. Хак!

В темноте ровно класть удар за ударом не удавалось. Приходилось рубить вслепую, а потом вырывать те куски кровоточащего мяса, которые поддавались моим усилиям. Пока я работал, Барнар размышлял вслух:

– Знаешь, Ниффт, смерть сама по себе штука неприятная. Но, клянусь Трещиной, после всего, что мы с тобой повидали, умереть на этой… пешеходной прогулке! Нет уж, благодарю покорно.

– Вынужден… согласиться… Подумай только… что будут говорить… в «Кружке и Крошке»…

– Или в «Голодном Мошеннике» за порцией пирога с пряностями. «Так ты, значит, не слыхал про этих бедолаг, Ниффта и Барнара? Похоже, им таки крышка. Как это произошло? По-моему, два недоумка направлялись на север, работать в кайрнских живичных шахтах». – «Что? Работать в шахтах, ты сказал? Стало быть, лучшие их годы уже миновали!»

– Тише, Барнар… ты расходуешь… воздух.

– Дай-ка мне Кусач, моя очередь.

Горячая кровь доходила нам до пояса, а удушливая тьма быстро свела на нет всякие разговоры. Мы рубили невидимое мясо, выцарапывали липкие лохмотья из раны. Под конец мы уже дышали с присвистом, и нам казалось, будто мы вырыли себе глубокую могилу из плоти. И тогда я наконец нанес тот благословенный удар, который впустил узкий клинышек света, а с ним и струйку соленого морского воздуха в наш смрадный склеп.

Со светом и воздухом дело пошло значительно веселее, и вскоре в стене плоти образовался туннель, через который мы оба смогли протиснуться на волю. Точно заново рожденные, мы повалились на песок под открытым небом и лежали, надрываясь от смеха, вызванного отчасти возвращением к жизни, а отчасти собственным видом, ибо нас с ног до головы покрывали слизь и кровь.

Но когда мы искупались, прополоскали свою одежду и снова облачились в нее, в головах у нас прояснилось и настроение резко упало. Кроме тощих кошельков да голых рук, которыми мы проложили себе дорогу из чудовищной усыпальницы, у нас не было ровным счетом ничего. Радость спасения скоро уступила место ощущению неудачи и неприятной уверенности в том, что для людей нашего возраста и жизненного опыта этого маловато. Больше десяти человек расстались с жизнью в глотке глабруаза, и все же потеря собственности представлялась нам в тот момент куда более важным обстоятельством, чем чудесное спасение из братской могилы. Человеческий дух, как море, тоже переживает свои приливы и отливы, а мы, судя по всему, вошли в самую низкую фазу еще до того, как нехотя согласились помочь племяннику Костарду с его шахтой.

Угрюмо потопали мы по берегу и к полудню достигли дольменской гавани. Она, как и большинство ангальхеймских портов, представляла собой не настоящую бухту, а небольшой раскол скалистой береговой линии острова. Большинство наблюдателей сходятся во мнении, что весь Ангальхеймский архипелаг есть не что иное, как горный хребет, медленно уходящий под воду, и, стало быть, все тамошние порты – это просто глубокие вертикальные складки его вершин. Сразу над доками в гору карабкались служебные постройки порта и жилые дома на сваях.

Найдя питейное заведение, где подавали мед, мы заказали порядочный кувшин этого жгуче-сладкого напитка, прославившего Ангальхейм на полмира. Мы пили, а уныние продолжало теснить наши сердца. Атмосфера таверны была подстать нашему настроению: это плохо освещенное помещение в былые времена, когда островитяне еще промышляли морским разбоем, служило залом собраний клана. Нынешние хозяева давно уже использовали его исключительно в коммерческих целях, но, гордясь буйным прошлым своего рода, сохранили закопченные потолочные балки и развешанное по стенам примитивное старинное оружие – выщербленные от долгого употребления круглые щиты и неподъемные мечи пиратской эпохи. На прочих островах архипелага жители испытывали не меньшее почтение к своим неугомонным предкам-авантюристам.

Торговля медом давно уже вытеснила пиратские набеги как основной способ добычи средств к существованию на этих островах, – глядя в окно, мы примечали многоцветное кипение хозяйственной деятельности. Нескончаемый поток людей с коробами ярких морских водорослей в руках и караванов запряженных титаноплодами телег с тем же соленым грузом беспрестанно тек в гору. Водоросли эти служили удобрением для высокогорных цветочных пастбищ, над которыми висели целые тучи дремотно жужжащих пчел, приносящих островам золотой урожай. Гавань внизу кишела торговыми судами; пока кайрнские корабли, груженные шкурами, солониной и живицей, стоя на якоре, дожидались, когда в порту освободится место для причала, ангальхеймские шхуны, низко сидящие в воде из-за тяжелых бочонков с медом, протискивались мимо них к выходу. В узком проливе, ведущем к гавани, ветер ерошил венчики белой пены на нефритово-зеленых волнах. Там, где на глубине ходили большие серебристые косяки, покачивались на якорях рыбацкие лодки, и нам были хорошо видны люди, которые втаскивали на борт сети, раздутые сверкающим уловом.

Но даже чарующее оживление моря и небес не в силах было вселить бодрость в наши сердца. Мы ощущали уныние, свойственное занятым не своим делом людям, получающим посредственную плату за скучную работу. Вообще-то с обязанностями откачника на живичной шахте мы были знакомы весьма поверхностно. Но уже того, что это была работа за плату, поденщина, хватило, чтобы поселить осень в наших душах и навести на грустные воспоминания о минувших годах да размышления о том, куда катится наша жизнь.

Барнар опорожнил третью кварту меду и тяжело вздохнул. Его мелодичный баритон нарушил долгое молчание.

– Дело не столько в самой работе, – произнес он раздумчиво, – сколько… в ее неблагородстве.

– К чему жонглировать словами? Шахтерам полагается заработная плата, и нет ничего удивительного в том, что все твое нутро бунтует против этого! Все, что мы можем сделать, это постоянно напоминать себе о благотворительном аспекте предприятия. Твой племянник попал в переделку, а его мать никогда бы не простила тебе, откажись ты ему помочь.

– Верно ли мое умозаключение, что вы, господа, обсуждаете откачку?

Гладкий сытый человечек в зеленой бархатной феске, сидевший на соседней скамье, всем корпусом развернулся к нам и, облокотившись на наш стол, задал свой вопрос, сопровождая его исполненной дружелюбного любопытства улыбкой.

– Буду откровенен, – ответил я, изо всех сил стараясь не выходить за пределы благовоспитанности. – Мой друг и я возражаем против любых ваших умозаключений, верных или неверных, относительно предмета нашей беседы.

– О! – Его рот озабоченно округлился. – Я помешал? Прошу меня простить! – И он отвернулся.

– Ангильдия свернула бы мне шею, – ответил на мое последнее замечание Барнар, возвращаясь к прерванному разговору, – если бы я не помог Костарду. Вот и весь сказ.

Я кивнул.

– Мудро с твоей стороны не забывать, что сил у нее для этого вполне достанет. – Барнарова грозная старшая сестрица года два тому назад перевела свою живичную шахту на сына и отправилась в море пиратствовать.

– Но вот от чего я не могу отделаться, – продолжал Барнар, – так это от сожалений: ну почему бедняга Костард такой пентюх! Заметь, я говорю это без всякого предубеждения против мальчика! Он всегда необыкновенно мило и тепло относится к своим родственникам, но при этом он такой наглый молодой осел!

– Да, – вздохнул я. – Но, по крайней мере, он останется на поверхности, пока мы с тобой будем вкалывать под землей. И заметь себе, что, в конце концов, плата нам положена весьма щедрая. Когда занимаешься воровством, то в половине случаев получаешь меньше.

Барнар отреагировал на это слабое утешение презрительным фырканьем – единственным ответом, которого оно заслуживало.

– Ну разумеется! Оплата далеко превосходит многие суммы, ради которых мне приходилось вкалывать вдвое против нынешнего, но тогда я, по крайней мере, воровал, а не пахал, как поденщик!

– Будет ли с моей стороны слишком большой смелостью намекнуть, – зеленая феска снова вынырнула по правому борту от моего плеча, – что если вы говорите о заработной плате откачника, то я знаю способ упятерить эту и без того симпатичную сумму, причем от вас не потребуется никаких дополнительных усилий, кроме как прогуляться немного по туннелям гнезда.

Барнар поднял руку, прерывая его вежливым жестом. Костяшки пальцев моего друга были сплошь покрыты давними рубцами от ударов мечей – так гладкие кварцевые прожилки испещряют иногда шероховатый гранит.

– Вы обрушили на нас такую лавину внимания, сэр, что я просто не вынесу дальнейших проявлений вашего великодушия. Прошу вас, обратите свой взор на кого-нибудь еще, кроме нас.

Лоб незнакомца под зеленой феской пошел морщинами усиленных извинений.

– В моем пылком стремлении услужить я оскорбил вас! Примите мои самые униженные мольбы о прощении! – И он снова отвернулся.

– Мало того, что работа в этих шахтах отнимает у человека всякое чувство собственного достоинства, она заставляет его ощущать себя настоящим клоуном! – подхватил нить прерванного было разговора Барнар. – Раздеться догола и вымазаться краской! Оранжевой! Да и сама откачка тоже… карикатура какая-то! Смехотворный процесс! Да к тому же мы будем новичками, и уж конечно всяких унизительных ошибок, свойственных началу любого поприща, не избежать.

– Но есть и еще кое-что, не так ли? – тихонько намекнул я. – По крайней мере про себя я твердо знаю, что мне просто не хочется спускаться глубоко под землю где бы то ни было в Кайрнгеме, вот и все тут.[1]

На это Барнар только вздохнул.

– Да уж конечно. Аж кости ноют, до чего не хочется туда лезть. Но на этот раз мы и близко не подойдем к подземному миру, это точно; да и демонов будем видеть только тех, которых Пожиратели принесут своим деткам на обед.

– Тысячу раз прошу прощения, но мое гостеприимство неудержимо просится наружу при одном лишь взгляде на вас! – Зеленая феска снова запрыгала возле нас. – Позвольте мне показать вам свои ульи!

Один удар сердца мы обалдело пялились на него.

– Пчелиные ульи! – добавил он тогда. На подбородке у него красовался клинышек черной растительности: она была так коротко подстрижена, что напоминала больше татуировку, чем бороду. Каждая складочка его холеного лица пылала гостеприимством.

– Сэр, – ответил я. – Вы вынуждаете меня говорить откровенно. Нам необходимо знать, почему ваше внимание так неотступно следует именно за нами.

– Наисправедливейший вопрос! Кроме той информации, которую я не мог не услышать, – а именно что вы, по-видимому, отправляетесь работать на живичную шахту, – меня склоняет к этому некое впечатление идеального сочетания дарований, которое вы производите. Вот вы, сударь, такой высокий и сухопарый, но в то же время подвижный, как ящерица (если мне будет позволено так выразиться), а вы, сударь, гора мускулов, способны переносить воистину непомерные нагрузки. Кроме того, от вас двоих веет – как бы это сказать? – духом предприимчивости. Я уверен, что вы – люди вдумчивые и неординарные, способные смотреть на вещи с разных точек зрения. Прошу вас, господа. Разрешите показать вам мои цветочные пастбища, а также угостить вас сотами моего Столетнего Улья.

Похоже, знакомства с ним было не избежать. Он представился как Ха Оли Бант, медовый магнат, обладатель собственных пасек, кооператива, бочарных мастерских и флотилии торговых судов; а также владелец семисот гектаров Алых Зернышек, Подвязок Дьявола и Коричневых Дандиний здесь, на Дольмене. Ему же принадлежали и без малого десять тысяч ульев, которые питали эти цветочные пастбища. Мы решили, что, вне зависимости от того, окажется ли его предложение прибыльным или нет, знакомство с ним, по крайней мере, развлечет нас и доставит новую информацию.

Его открытый экипаж, запряженный тройкой костлявок одной масти, стоял у дверей трактира. Мы забрались в него, хозяин щелкнул поводьями, и мы устремились по ведущей в гору дороге наверх, к цветочным лугам, покрывавшим хребет острова.

Тактично и дружелюбно Бант объяснил, что предложение, которое он намеревается нам сделать, раскроет одновременно некий секрет обогащения, ведомый ему одному. Чтобы убедиться, что его откровенность окупится, он попросил нас хотя бы в самых общих чертах обозначить место нашего назначения и род предполагаемых занятий. Снизойдя к его просьбе, мы подтвердили его догадку о том, что и в самом деле направляемся в горы Сломанной Оси, где нас ждет работа откачников в живичной шахте. Пока мы поднимались на перевал, к северу от нас, в прозрачной, исхлестанной ветрами Дали, за синей полосой моря, на краешке южного побережья Кайрнгема как раз показалась голубоватая сыпь невысоких пиков Сломанной Оси.

– Тебе следует узнать и еще кое-что, Мастер Ульев Бант, – заявил Барнар, – прежде чем ты посвятишь нас в суть своего дела. У нас с Ниффтом есть правило: никогда не оказывать никаких услуг незнакомцам без надежной гарантии в виде золотого песка или монет в количестве, отвечающем сложности требуемых действий.

– В высшей степени разумное и приемлемое правило! – восхищенно воскликнул Ха Оли. Затем, забыв на некоторое время о деле, он принялся любезно комментировать подробности раскинувшегося у наших ног и волнуемого ветрами пейзажа такой красоты, что мурашки бежали по коже. Северные ветра отполировали небо до стеклянной прозрачности, и оно горело неистовым голубым пламенем. На юге острова Ангальхеймского архипелага армадой шли по сияющему морю, рассекая каменистыми хребтами волны, точно огромный флот, возвращающийся в родной порт в подбрюшье Кайрнского континента. Вылизанные языками ветра проливы, окаймленные пенистой бахромой, имели цвет расплавленного серебра, чуть подрумяненного медью. Мы с Барнаром обменялись осторожными взглядами. Оба чувствовали, как жизнь снова обретает вкус. Золотые монеты (или песок), которые, в избытке предложенные в качестве платы за честный труд, наводили на нас тоску всего несколько минут тому назад, теперь вновь заискрились перед нами, маня к новым горизонтам.

Вся верхняя часть острова Дольмен, точно роскошным плюмажем, покрыта цветочными пастбищами. Как они радовали глаз в косых лучах золотого солнца, эти акры шелковистого дикого огня! Бант задернул вокруг экипажа прозрачную газовую занавеску. Каждый квадратный дюйм воздуха заполняли пчелы: они упрямо висели на ветру, непрерывным дождем обрушиваясь на цветы, живой ливень парил в воздухе, проливался, возносился и проливался опять.

Пока мы разъезжали по пастбищам, последние остатки недавнего уныния спали с нас, точно шелуха. Ровные дорожки то и дело открывали перед нами перспективы, от которых занимался дух, или погружали нас в луга, где мы катились, окруженные живыми радугами, в которых цвет соединялся с восхитительным ароматом и сонным бормотанием пчел, повергая нас в неземной восторг. Чужестранцы во множестве совершали экскурсии по тем же ароматным лабиринтам в точно таких же экипажах с гербами Пасеки Банта на дверцах, но тропинки были так хитроумно спланированы и искусно проложены, что мы практически не встречались с ними и наслаждались иллюзией полного одиночества в цветочных лугах.

– Моему Столетнему Улью нет равных здесь, на Дольмене, – рассказывал нам Бант. – Только на Астригалах найдутся пять-шесть таких, что смогут с ним потягаться. В нем живут семь династий пчел, самая молодая из которых насчитывает сто поколений.

Более молодые ульи, как мы убедились, представляли собой многогранные хатки, чьи стенки из темного, маслянистого гармониевого дерева покрывали роскошные резные орнаменты с повторяющимися мотивами пчел, медовых сот и цветов. Они были так велики, что по ним можно было ходить, – внутри глазу посетителя открывался лабиринт деревянных рамок, заполненных сотами, которые, казалось, поросли шерстью – так густо покрывали их занятые своим делом выводки пчел.

Столетний Улей своими размерами втрое превосходил любой из обычных. Внутреннее его пространство заливал приглушенный янтарный свет, проникающий сквозь забранные матовым стеклом отверстия в крыше: освещение было необходимо для работы пчеловодов. Тонкие, как осенняя паутина, сеточки отмечали тоннели, по которым мы продвигались сквозь сладкую мглу, оглушающую вековечной песнью неустанно вибрирующих крыл.

– Гадра-Аркония Шестнадцатая, – дрогнувшим голосом произнес Бант и потянул нас к глубокому гроту. Мы остановились, созерцая ее. Эта пчелиная матка была титаном своего племени, одно ее тяжелое, беспрестанно шевелившееся брюшко намного превосходило размерами мою ладонь. Из него с регулярностью часового механизма высовывался яйцеклад и выбрасывал семена, которым суждено было превратиться в рабочих пчел, в свежевыстроенные восковые ячейки. Вокруг матки кружили адъютанты, не достигавшие и десятой доли ее размеров. Они обступили ее льстивой толпой и, казалось, целовали ее бока, хотя на самом деле в этих беспрестанных касаниях жвалами и антеннами заключался пчелиный разговор; одни улетали, их место тут же занимали другие, и поклонение вечно возобновляющихся толп длилось бесконечно.

Если Бант и намеревался сопроводить это назидательное зрелище какими-то откровениями, то явно передумал. Пока мы ехали назад, к главному зданию медоварни, в нем совершалась какая-то борьба. Прибыв на место, мы погрузились в покойные кресла его личного кабинета, куда нам подали весьма впечатляющий мед. Он выпил вместе с нами и вздохнул.

– Господа. Я многое должен вам поведать, но необъяснимая сдержанность одолевает меня. Простите ли вы мою уклончивость, которая с легкостью может быть истолкована как недоверие? Простое обозначение того, к чему я стремлюсь, сделает цель моих поисков понятной любому вдумчивому слушателю.

Ну вот. Выслушайте же мое предложение. Работа откачников приведет вас прямо в личиночные камеры гнезда Пожирателей. Если вы будете просто исполнять предписанные обязанности, то никаких причин покидать их и двигаться дальше у вас не будет.

Но я надеюсь, что трехсот мер золотого песка на каждого хватит, чтобы убедить вас покинуть камеры и побродить немного по гнезду, пока вы не найдете Королевскую Родильную Камеру, где лежит Королева, занятая кладкой яиц, и принести оттуда около кварты некоей божественной субстанции, истекающей из пор ее тела, которую вы должны будете поднять на поверхность и передать мне, когда срок вашего пребывания в шахте подойдет к концу.

Мы с Барнаром переглянулись. Нам пришлось приложить усилия воистину нечеловеческие, чтобы скрыть то изумление и восторг, в который нас повергла только что упомянутая Бантом непомерная сумма.

– Давайте раз и навсегда оставим недомолвки, – сказал я. – Вы утверждаете, что заплатите нам три сотни мер золотом еще до того, как мы выйдем отсюда, по сто пятьдесят на каждого, только за обещание попытаться сделать то, о чем вы нас просите? И эти три сотни станут нашей неотчуждаемой собственностью за одну только попытку, а если мы в ней преуспеем, то получим вторую аналогичную сумму?

Бант быстро справился с колебаниями; мы успели заметить лишь легкую дрожь, пробежавшую по лицу негоцианта, – несомненное проявление подавленного желания поторговаться.

– Именно так!

Не без некоторой внутренней борьбы нам с Барнаром удалось скрыть охвативший нас восторг. Не далее чем сегодня утром одно движение глотки глабруаза отделяло нас от мучительного процесса превращения в фекальные массы чудовища. А в полдень мы уже стали богачами.

II

Так будем париться, раздоры отогнав,

И с банщицами гибкими, младыми

Познаем счастье в золотом Сейчас,

Не омрачаясь мыслями иными.

Пусть Будущее гнев не пробуждает в нас.

Мы отплывали с отливом, вскоре после наступления сумерек, и Ха Оли Бант отправлялся вместе с нами. Барнар и я предпочли бы послоняться вдвоем по городку да поспрашивать жителей о том о сем, чтобы составить свое представление о странной работенке, на которую мы подрядились. Но Бант оказался на редкость прилипчивым и ни за что не хотел расставаться с нами. Возможно, он опасался как раз наших вопросов и тех размышлений, на которые они наведут слушателей. Он взял нас с собой приглядеть за снаряжением принадлежавшего ему парома, который должен был доставить нас на кайрнское побережье, и поминутно спрашивал нашего совета относительно припасов и упряжки, на которой нам предстояло ехать от гавани Кайрнские Ворота до Костардовой шахты «Верхняя», что в Горах Сломанной Оси. Потом, когда солнце начало клониться к западу, он пригласил нас в свою впечатляющую резиденцию, из окон которой открывался вид на гавань.

Здесь, в полной безопасности, за охраняемыми стражниками дверьми, нас уже поджидали его крепкие слуги, чтобы передать в наше владение два компактных, но увесистых седельных мешка. Сам Бант, прежде чем подняться наверх и позаботиться о программе развлечений на вечер, предоставил в наше распоряжение свои роскошные бани. Кажется, он не удивился, хотя и поднял для виду бровь, когда мы заявили, что возьмем деньги с собой.

Гибкая, точно змея, банщица в полупрозрачном одеянии, умопомрачительно благоухая цитрусами, проводила нас в парную и, выполняя нашу просьбу, оставила наедине с амфорой воды и огромной жаровней, наполненной тлеющими углями. Наконец-то мы были одни. Скинув кожаные сумки мы разделись и принялись выпаривать последние остатки глабруазовой слюны из своих пор. Нетерпеливо дернув за шнурок, я развязал горловину своего мешка. Барнар последовал моему примеру.

– Бог ты мой, – только и смог вымолвить я. Посмеиваясь, я зарыл пальцы в золото, и гремучие монетки вторили, казалось, моему смеху. Мягкие отсветы рдеющих углей согревали их, придавая их блеску жирный маслянистый оттенок. – Барнар, ты только посмотри, – захлебывался я. – Колодрианские ликторы! И какая великолепная чеканка! – Допускаю, что причиной этого дурацкого восклицания стала безумная радость, которую я в тот момент испытывал, однако ухватистая восьмиугольная монетка с профилем Джаркела Седьмого, покорителя Ладгасской Тундры, и впрямь очень красива. Этот монарх был посредственным солдатом, победу ему добыли генералы, но его пухлые щеки преуспевающего человека как нельзя более уместно выглядят на монетах, оборотную сторону которых столь же удачно украшает изображение откормленного жертвенного животного, каурока (предка, по мнению большинства, кайрнских гнуторогов), с увешанными гирляндами рогами.

– И у меня тоже! – заливался Барнар. – Вперемешку с кайрнскими квадрунами! – Я не мог удержаться от смеха, до того мой друг походил на ребенка с корзинкой сластей во время эфезионского праздника урожая (хотя я и сам, надо полагать, мало чем отличался от него в тот момент). Глаза у Барнара дымчато-серые, цвета вечно подернутого дождливой пеленой небосклона его родной Чилии, но отблеск нашего золота зажег в них зеленые искорки, так похожие на зелень лесов, окутывающих его островную родину. Его широкий, плоский, неоднократно ломанный в драках нос раздувался, точно у быка, возбужденно втягивающего утреннюю свежесть. Кроме всего прочего, Барнар наделен отменным чувством юмора, но даже мне нечасто приходилось видеть, чтобы его тяжеловатое лицо так лучилось весельем, как в тот раз.

– Знаешь, старинный мой спутник, – обратился я к нему, – в этой славной, ядреной жаре мне начинает казаться, то мы вот-вот сольемся с нашим золотом воедино и превратимся в невиданные сияющие существа, лучистые и бессмертные.

– Сразу слышно, – отозвался он, – настоящего сумасшедшего. Хотя я, по правде сказать, и сам едва не спятил от радости, заполучив такое богатство. Такое огромное богатство, Ниффт, что теперь наконец-то мы могли бы… – Взгляд его стал сосредоточенным, он явно собирался перейти к серьезным материям, но я перебил его, в такое возбуждение привела меня внезапно мелькнувшая мысль.

– Барнар, отдаешь ли ты себе отчет в том, что теперь мы наконец-то можем приступить к великому деянию, совершить которое мы поклялись пять с лишним лет тому назад? – Его ответный взгляд был до такой степени лишен всякого выражения, что я невольно запнулся. – Ты что, не понимаешь, о чем я? Сандалии, Плащ и Перчатки Пелфера Несравненного! Которые можно получить, лишь взяв его могилу штурмом и укротив ее бессмертных хранителей.[2] Ну, теперь-то ты видишь, что, как только оставшиеся три сотни мер будут у нас в кармане, нам вполне хватит денег, чтобы нанять шесть надежных кораблей и сотню первоклассных солдат. С боями мы проложим дорогу через степь еще до того, как осень будет на исходе, если управимся на шахте твоего племянника не позднее чем через полмесяца.

К моему величайшему смущению, лицо Барнара приняло вдруг оскорбленное выражение.

– Возможно, ты и прав, намекая на несовершенство моей памяти, Ниффт, позволившей мне забыть, как ты жаждешь заполучить атрибуты могущества великого Пелфера. Но, как мне кажется, у меня, в свою очередь, есть еще более серьезные основания для упреков. Ибо разве это не мы два года тому назад, на Балу Карманников в Кархман-Ра, принесли торжественную клятву, что если когда-нибудь разбогатеем достаточно, чтобы позволить себе покупку Ведьминого Семени, то, не медля ни минуты, отправимся в Чилию и вновь засадим лесами Гам-Гадрианскую долину, издавна принадлежавшую моей семье, но жесточайшим образом лишенную лесного покрова за время пребывания в руках врага?

Я чуть было не рявкнул: «Ты что, хочешь поймать меня на слове, которое я дал на пьянке?» Ибо, как только он напомнил мне об этом событии, я сразу понял, что он имеет в виду: некоторый переизбыток горячительных напитков заставил меня принести сентиментальную клятву, что я буду считать возвращение молодости родной долине Барнара своей святой обязанностью до тех пор, пока благоприятные обстоятельства не помогут исполнению этого обета. И, разумеется, обещание помочь другу восстановить былую силу его земли и славу его клана связывало меня, и я на самом деле намеревался его исполнить, но только в другое, более подходящее время.

– Дружище, – начал я уговаривать его, – когда наши пути пересеклись с дорогой Гильдмирта во второй раз и этот великий маг открыл нам местоположение легендарной могилы Пелфера, разве не пять лет тому назад это было? Разве данный нами друг другу обет отыскать эту могилу, как только мы достаточно разбогатеем, чтобы потянуть такой расход, – иными словами, разве этот обет не предшествует другому обету – вновь засадить лесами твою родную долину? И потом, посуди сам! После того как Перчатки, Плащ и Сандалии окажутся у нас, мы очень скоро станем богатейшими ворами мира! А уж тогда заново засадить Гам-Гадрианскую долину лесом при помощи Ведьминого Семени будет для нас детской забавой!

Вместо ответа Барнар устремил на меня пристальный печальный взгляд. Он чувствовал, что с ним дурно обошлись, и ничего с этим поделать было нельзя. Я со своей стороны тоже ощущал острую обиду на друга, и бесполезно было скрывать это от себя самого. Как мог Барнар позволить золотому мигу нашей удачи налететь на мель его проклятого упрямства?

– Ладно, послушай, – вздохнул он наконец. – Остальные-то три сотни мы еще не заработали, верно? Да и вообще, навряд ли этот божественный напиток, который нужен Банту, так уж легко заполучить, а потому зря мы так уверены, что сможем это сделать. А иначе стал бы он предлагать такие деньжищи за то, что может прийти и взять всякий? Пошли мыться, и отложим разногласия на потом. Давай лучше порадуемся тому, что у нас есть, и мгновению, в которое мы этим обладаем.

– Правда твоя!

Как только мы вышли из парной – мешки с золотом по-прежнему покоились у нас на плечах, – откуда ни возьмись, возникли три хорошенькие банщицы: стройная, которая привела нас сюда, а с ней еще две, такие же соблазнительные и в таких же прозрачных платьях. Эти новенькие в мгновение ока убедили Барнара, что ему нужен массаж, который начался с того, что парочка принялась расхаживать взад и вперед по его распростертой туше, топча его босыми, умащенными благовониями ножками. Первая, красотка с глазами цвета терновой ягоды и мудрой улыбкой искушенной женщины, отвела меня к бассейну немного поодаль.

– О, жилистый странник, – поддразнила она меня (голос ее был густой зернистый мед), – ты, кажется, весь состоишь из одних сухожилий и крепких змеящихся мышц! Тебя нужно тщательно намылить и хорошенько поскрести, чтобы отмыть все впадины и выступы твоего тела…

Слегка надтреснутым голосом я ответил, что с глубокой благодарностью приму любую помощь гигиенического характера, которую она соблаговолит мне оказать.

Последовал восхитительный интервал.

Звали ее Хигайя. К тому времени, когда мы окончательно выполоскали друг друга, мы уже щебетали точно дети. Она рассказала, что вот уже три десятилетия нанимается работать в банные дома и танцевальные труппы по обе стороны Агонского моря, и было заметно, что она повидала мир и усвоила его сладкую мудрость. Зная, что до нашего отъезда мы уже не встретимся больше, я спросил, долго ли она намеревается пробыть на Дольмене.

– Вообще-то, – ответила она, – я уже чувствую приближение нового приступа охоты к перемене мест и подумываю посетить Минускулон. Но, полагаю, еще пару недель или около того я здесь задержусь.

– Ну тогда у меня есть надежда повидать тебя вновь. Может быть, мы даже на некоторое время составим друг другу компанию в пути.

У меня не было и малейших подозрений о том, как надолго задержит нас под землей предприятие, в которое мы ввязались.

С балкона столовой Банта, находившейся четырьмя этажами выше, открывался прекрасный вид на гавань и пролив за ней. Любуясь фиолетовыми в спустившихся сумерках волнами, вылизанными языками ветра, мы знатно пообедали. Бант предложил, чтобы мы представили его Костарду как случайного попутчика, оказавшегося торговцем живицей, которого мы пригласили с собой, чтобы Костард мог продать ему свой товар. При этом Банту не пришлось бы скрывать, что он пасечник. На пасеках используют титаноплодов, костлявок и прочую тягловую скотину для выработки и транспортировки меда и сопутствующих продуктов, а потому их хозяева закупают живицу в большом количестве в качестве корма. Между тем финансовые сложности могли подготовить Костарда к открытости и сотрудничеству. С помощью некоторых капиталовложений Бант мог бы получить постоянный доступ к нектару, которого он так жаждал, – субстанции, которую мы должны были добыть для него у Королевы и которую он называл иногда напитком гигантов.

Я терпеливо слушал, время от времени проводя пальцами ноги по заветному мешочку под столом, чувствуя, как вертлявые монетки приятно щекочут ногу сквозь кожаную поверхность. Утром я стоял по пояс в крови в зловонной пасти глабруаза; днем я очутился в головокружительном мире ласкаемых ветрами цветов; а вечером была Хигайя в бане, роскошный обед и богатство. Мне приходилось то и дело мысленно одергивать себя, чтобы не расплыться как-нибудь ненароком в дурацкой улыбке восторга и недоверия.

Но я то и дело встречался взглядом с Барнаром, точно наши мысли странным образом совпадали. И каждый раз, когда это происходило, между нами пробегал тот легкий холодок взаимного разочарования, который мы впервые ощутили в парной. Разногласия, послужившие причиной его возникновения, не только не покинули нас, но словно бы окаменели, превратившись в ледяной кристалл, из которого наши взгляды, встречаясь, высекали искры. Я знал, что Барнар держится за свою давно лелеемую мечту не менее упрямо, чем я за свою.

– Развлечения, которыми вы потчуете нас, столь роскошны, – шутливо обратился Барнар к Банту, – что я начинаю беспокоиться. Платите вы нам тоже по-княжески. И все же, хотя теперь, может быть, уже слишком поздно, я хочу задать самый важный вопрос. Насколько опасно проникновение в Королевскую Камеру Гнезда Пожирателей? Не говоря уже о сборе какого бы то ни было секрета, выделяемого телом Королевы? Никогда раньше не приходилось мне слышать о том, чтобы кто-нибудь хотя бы замыслил подобный подвиг, а тем более осуществил его. Разумеется, мы с Ниффтом считаем себя связанными обещанием, – здесь я кивком головы выразил свое согласие, – но все, что нам известно об этом предприятии, подсказывает, что и шестьсот мер золота могут оказаться не слишком щедрой платой.

В это самое мгновение в комнату бодрой походкой вошла рослая молодая женщина, закутанная в плащ для защиты от свежего вечернего ветра, который уже успел вытащить несколько задорных прядок из тяжелого узла медно-рыжих волос у нее на затылке.

– Ша Урли! Душечка! – воскликнул Бант. – Моя сестра Ша Урли, господа! Пожалуйста, отобедай с нами, дорогуша! – Раздражение заржавленным железом скрипнуло в его голосе, и даже медовые речи не смогли его полностью засахарить. Нас он представил как двух путешественников, которые согласились сопровождать его в прогулке по Кайрнгему. Он ведь так много работал в последнее время, что совсем закис, сидя на одном месте, пожаловался он, так что наша компания для него – как глоток свежего воздуха. Ша Урли отказалась снять плащ, но все же присела к столу и выпила с нами бокал вина в знак дружбы.

– Вид у вас вполне надежный и… привычный к путешествиям, – сказала она нам. В ее улыбающихся светлых глазах таилась ледяная искорка иронии. – Моему брату повезло, что он вас встретил. А уж кто, как не он, заслуживает хорошего отдыха за границей! Он слишком много занимается делами. Это наше семейное предприятие, которое наша мать вверила нашему совместному попечительству, но брат так боится взвалить на меня лишнюю обузу, что управляется со всем практически в одиночку. Дорогой братец! Ты из кожи вон лезешь, чтобы избавить меня от тягот, а к своему здоровью относишься просто по-варварски! Ты только посмотри, как ты растолстел! Но, что бы я ни говорила, ты все равно меня не послушаешь, разве не так? – С этими словами она поднялась и склонилась над братом, чтобы запечатлеть на его лице сестринский поцелуй, каковой он и принял с видом одновременно довольным и уязвленным.

У самых дверей она остановилась.

– Счастье еще, – сказала она, – что Ха Оли и во сне не приснится вложить во что-нибудь деньги, не посвятив меня предварительно в свои планы. Это меня вполне удовлетворяет. Рада была познакомиться, господа! Спокойной ночи всем!

III

Коль дел больших сиянье хотим еще увидеть,

Пора вставать и делать их. Чур, первое мое!

Мы поднялись на корабль вскоре после наступления темноты. Сначала была суета с погрузкой и отплытием, а потом, как только отдали швартовы, Бант убрался в свой гамак и захрапел. Спору нет, он принимал самое активное участие в истреблении меда и яств за давешним обедом, и все же его поспешное бегство в постель отдавало уклончивостью, ибо мы не оставляли попыток узнать правду об истинном характере нашей экспедиции в Королевскую Камеру гнезда Пожирателей и продолжали задавать наводящие вопросы.

Мы с Барнаром стояли у самого борта скрипучего суденышка, старой пиратской каравеллы, приспособленной для перевозки животных и клади наподобие нашей с кайрнского побережья и обратно. Половинка луны красовалась посреди недавно потемневшего небосклона, ее бледный свет превращал стоявшие в гавани корабли со спущенными парусами в призрачные статуи. Один за другим скрывались они за кормой, а яркие огни в окнах прибрежных домов постепенно сливались в полукруглую звездную туманность, облаком опустившуюся на посеребренные луной волны, пока ветер подгонял нас в сторону открытого моря. Мы облокотились на ограждение палубы и наслаждались каждым движением старого корыта, колченого приплясывавшего по мерно колыхавшейся груди океана.

– Н-да, – начал разговор Барнар, – напиток гигантов… Ты когда-нибудь слышал о таком?

– Мне доводилось слышать о том, что Пожиратели-работники словно бы кормятся или сосут что-то из боков Королевы, но случалось слышать и такое мнение, будто это не более чем миф.

– Вот и мне тоже так кажется, – отозвался Барнар. – Кто вообще бывал когда-либо в Королевской Камере и хотя бы видел Королеву? Если такое и было, то я никогда об этом не слышал.

– Что ж, постараемся вынуть из Банта все, что сможем. Остальное, полагаю, узнаем из первых рук на месте…

Мы еще долго стояли в абсолютном молчании, наполненном для каждого из нас оглушительным грохотом мечтаний, катившихся, подобно океанским валам, через наше сознание. Ночной ветер дул нам в паруса, заставляя нашу старушку каравеллу со стонами и вздохами карабкаться через невысокие волны. Прямо по курсу, чуть выше черного пятна кайрнгемского берега, звезды густо устилали бархатный небосклон, и даже яркая луна не могла затмить их сияния, точно они были раскаленными углями, которые раздувал свежий ветер.

– Барнар, – произнес я. – По-моему, нам крупно повезло. У меня такое чувство, будто удача собирается под нами, словно большая волна. Приливная волна. Мне следовало понять это еще утром, до того как мы заполучили золото, ибо разве люди, проглоченные глабруазом и невредимыми вышедшие из его пасти, не самые большие везунчики в мире?

Дай-ка я расскажу тебе одну историю, дружище, – продолжал я, – о человеке, которого мы оба знаем и который дорог моему сердцу, словно родной брат. У этого человека девять дядюшек и семь тетушек, несметное число двоюродных и тринадцать родных братьев и сестер, – Барнар хотел было меня перебить, но я вскинул руку в упреждающем жесте, – и все его дедушки и бабушки еще живы, а двоюродных теток и дядьев у него по меньшей мере десяток, и не менее четырех его прапрабабушек и прапрадедушек все еще топчут усыпанные хвоей тропинки, что вьются по склонам его родной Гам-Гадрианской долины, пропитанной бодрящим скорзовым духом, исконной вотчины Гам-Гадрианского клана. Можно ли после всего этого сомневаться, что человек, о котором веду я речь, – это Барнар Гам-Гадриан, называемый, лишь отчасти в шутку, Барнар Рука-Молот и Барнар Бычья Шея? Не отвечай! Слушай, что я скажу.

Этот самый Барнар, чьи возлюбленные родичи заселяют склоны его долины почти так же густо, как строевой лес, что дает им средства к существованию, любит свою землю, где он с ранней юности научился владеть топором, где правил завывающие полотна лесопилок своего клана, еще будучи голенастым подростком, и где потом и его усилиями в том числе не один гордый, точно лебедь, корабль был спущен на воду, не один дом поставлен на века и не одна надежная повозка покатилась по дорогам задолго до того, как он стал мужчиной.

А когда разбойный клан Крагфасстов с люлюмийского нагорья начал совершать набеги на Великое Мелководье и вонзил клинок войны в самое сердце Гам-Гадрианской долины, кто, как не наш Барнар, с яростной решимостью поменял топор дровосека на боевой топор? Девять лет войны превратили его из неопытного юнца в закаленного ветерана, крепкого, как топорище из железного дерева. Но в его внушающем трепет теле по-прежнему бьется нежное сердце, полное любви к родным по крови людям и отчизне.

Когда захватчики были наконец изгнаны, они оставили после себя голую пустыню, на которой не росло ни единого дерева, и эти обезображенные склоны стали пыткой для глаз того же Барнара Руки-Молот, так что он, сражавшийся за родную долину до полного ее освобождения, отвернулся от нее, как только она была возвращена законным владельцам. Пустился он куда глаза глядят и стал вором, ибо осквернение родной земли разбило ему сердце и он не мог там больше оставаться.

За прошедшие с тех пор десятилетия большую часть своей добычи он неизменно тратил на своих родичей, подновляя их приходящий в негодность инструмент, пополняя стадо плодов и всячески содействуя трудоемкому хозяйствованию на тех землях, где еще оставались скорзовые деревья.

Так как же нам не подумать, нам, тем, кто так любит и ценит этого самого Барнара Гам-Гадриана, что глаза его, возможно… слишком давно не отрывались от этой земли? Разумеется, задуманное им непременно когда-нибудь сбудется, Барнар Рука-Молот обязательно засеет склоны родных холмов Ведьминым Семенем. Он наверняка это сделает, и исчезнувшие было рати скорзовых деревьев, послушные его зову, восстанут из земли и снова вознесут свои гордые вершины к небу! Это сбудется! Но если, еще до того как это произойдет, представится случай овладеть неисчислимым богатством, если этот самый Барнар сначала…

– Довольно, Ниффт! Хватит. Неужели ты не понимаешь, друг мой, что мы с тобой настолько продвинулись в годах, что если предоставляется случай сделать по-настоящему значительное дело, то мы должны хвататься за него, не мешкая ни минуты? Мы ведь не вечные, верный мой спутник. И если мы действительно хотим совершить подвиг, который будет сиять в веках, то нужно браться за дело без промедления, как только возникает такая возможность. А что до Ведьминого Семени, то я мечтал о нем так долго, что не соглашусь отложить исполнение этого желания ради любого другого предприятия, теперь, когда стоит только протянуть руку, и оно окажется у меня в руках… ну, или почти в руках.

– Да послушайся ты голоса разума наконец, Барнар! Стоит нам только завладеть Перчатками, Плащом и Сандалиями Пелфера Несравненного, как мы разбогатеем настолько, что сможем засадить лесами хоть всю Чилию, так что даже голые каменные хребты покроются скорзовой зеленью и толстенные деревья полезут, как трава, на безлесных пустошах Магнас-Дриана.

Этот последний выпад заставил его чуть заметно вздрогнуть, ибо именно там, среди безлесных пустошей Магнас-Дриана все еще жила Марния-Дриан, которую Барнар любил с ранней юности. Она была дочерью гордого, но совсем не богатого деревьями клана. Разве же можно сомневаться, что ее расположение легко будет завоевать при помощи Ведьминого Семени, которое вмиг покроет лесами ее родные взгорья? Но вот мой друг овладел собой и слабо улыбнулся.

– Ты только посмотри, как мы тут с тобой лихо делим призрачное золото! – С этими словами он забросил свои мешки с золотыми монетами за спину и, прежде чем удалиться на покой в свой гамак, дружески хлопнул меня по плечу. Но я-то его хорошо знал: хотя он, со свойственной ему воспитанностью, и не подавал виду, в глубине его души поселилась обида.

Я постоял еще немного у перил, негодуя на непробиваемое упрямство друга. В конце концов раздражение мое достигло такого накала, что я сам удивился и приложил все старания к тому, чтобы успокоиться.

Немного погодя я уже смог признаться себе, что ощущаю то же самое печальное беспокойство, о котором говорил Барнар, свойственное всякому смертному в определенном возрасте. Еще утром, топая по берегу Дольмена и сотрясаясь после соленой ванны, которая все равно не смогла до конца истребить зловоние глабруазовой крови, я почувствовал, как костлявый палец Времени коснулся моего сердца, и бледногубый Призрак прошептал мне на ухо, что я всего лишь бродяга, который ничего не сделал в своей жизни и никогда уже не сделает.

Но, клянусь Трещиной, Котлом и Ключом, несмотря на это, я все равно чувствовал, что мне повезло. Неожиданная удача привалила нам и все продолжала прибывать. Я устремил взгляд на север, туда, где нас ждало будущее. Там, скинув пелену лунного света, звездное пламя горело над темным контуром Кайрнского материка. Звезды покрывали ночное небо так же густо, как, по моему представлению, должны были Пожиратели покрывать склоны подземного мира, преследуя по взгорьям и долинам сонмы разбегающихся врагов…

IV

Напитком, что гиганты пьют,

Кувшин до края пусть нальют.

Но, как набрать его внизу,

Признаться, не соображу.

С первым светом мы бросили якорь в гавани Кайрнские Ворота, а когда солнечный диск поднимался над горизонтом, наша бричка уже вовсю неслась по северной дороге прочь от города. Дорога представляла собой отличное ровное полотно из гладко обтесанных каменных плит, целые караваны повозок бодро катились по ней в обе стороны.

По изрезанным речными руслами равнинам Позднего Кайрнлоу мы неслись под свист кнута, которым Бант то и дело горячил своих чистокровных костлявок; медовые брызги первого утреннего света разлетались, казалось, от нашего движения в разные стороны. Колеса грохотали, ветер свистел и завывал у нас в ушах, так что задавать вопросы опять мы не могли.

Но я настоял, чтобы мы остановились посидеть в пивной, которую мы углядели в деревушке на берегу реки: Бант, без сомнения, предпочел бы проскакать мимо, но мы ему не дали. Заведение окружал приятный садик с изгородью из силвовых деревьев и тыкмяной лозы. Мы выбрали столик в уютном уголке среди благоухающей растительности и распили за ним кувшин изумительного меда, такого же золотистого, как травянистые прерии, что раскинулись на противоположном берегу реки.

– Похоже, это из наших же погребов, – пробормотал Бант, вдумчиво распробовав вино.

– А не могли бы мы поговорить о других напитках? – намекнул Барнар. – Например о напитке гигантов. Придется ли нам, к слову, доить Королеву Пожирателей, или как? Будьте любезны, поделитесь с нами всем, что знаете о предмете, за которым нас посылаете.

– Я не имею права называть источник моих сведений, – невозмутимо ответил Бант. – Прошу меня простить, но таким образом я выдал бы слишком много информации тем, кто захочет повторить мое начинание. Но вкратце я объясню вам, в чем суть, хотя, предупреждаю, этого будет недостаточно. Взрослые Пожиратели-работники, независимо от касты, непонятным образом кормятся у боков Королевы. Разумеется, они делают это не постоянно, а лишь время от времени, но тем не менее они все этим занимаются. Пьют из Ее тела.

Из документального источника, неведомого даже эрудитам, я узнал, что, по всей видимости, каждый Пожиратель впитывает из ее тела определенный тип эмульсии, соответствующий именно его размерам и функциям. Свой секрет, похоже, питает и поддерживает всех отпрысков Королевы, любой формы и вида. Я же хочу, чтобы вы раздобыли лишь одну его разновидность: ту, которую потребляет каста Фуражиров, самых крупных из всех работников, этого бича расы демонов. Что до того, как именно его раздобыть, то на сей счет я, признаюсь, не располагаю ровным счетом никакой информацией.

– Будет ли справедливо предположить, – отважился я после некоторой паузы, – что именно напиток гигантов придает касте Фуражиров громадные размеры? Могу ли я решиться на догадку еще более смелую: укрупняющая способность этого напитка и заставляет вас стремиться к нему столь самозабвенно?

– Предположим, я соглашусь подтвердить вашу догадку, но, окажите мне такую любезность, не задавайте больше никаких вопросов.

– Хорошо, Бант, замечательно. И все же, если предположить, что жидкость обладает теми свойствами, на которые вы надеетесь, какой от нее прок вне Гнезда?

– Г-м, – холодно улыбнулся Бант. – Это уже вопрос, не так ли?

Дорога, петляя, уходила к северо-западу, перерезая попутно хребет стремящихся прямо на север Гор Сломанной Оси. Это невысокая, бедная живописными видами горная цепь, с тупыми шишковатыми вершинами, древние кости земли, сглаженные миллионами зим.

И все же меня не оставляло ощущение, что глубоко под их источенными эрозией макушками происходит непрекращающееся движение, какое-то беспокойство. Эти древние горы жили изнутри, служа вместилищем бесчисленным Гнездам Пожирателей, каждое из которых само, в свою очередь, кишело жизнью. Все время, пока мы приближались к месту нашего ночлега, городу под названием Сухая Дыра, расположившемуся частично на равнине, а частично в отрогах горного хребта, мне казалось, что я чувствую легкое содрогание почвы, результат непрекращающейся подземной активности. Мы остановились в гостинице на верхней окраине города, и там, на самом склоне горы, я воображал, будто пол еле заметно вибрирует подо мной, и почти слышал, как целые реки никогда не спящих гигантов текут сквозь кости хребта.

Сухая Дыра (получившая свое название от живичной шахты, которая разорилась задолго до того, как город стал центром торговли скотом, да и вообще коммерческим перекрестком) – приятное место, в особенности если смотреть на нее сверху. Из окон нашей гостиницы мы могли наслаждаться видом суходырских крыш, сплошной волной стремящихся вниз, к равнине, где река Сломанной Оси, вырвавшись из-под каменного массива к северу от города, серебряной ниткой вышивает по подолу окраин. Большая часть скотных дворов, корралей, красилен и скотобоен расположена как раз на берегах реки, так что мы на вершине холма были избавлены от необходимости вдыхать ароматы навоза и запекшейся крови, а самое главное – сражаться с мухами, этим бичом всех скотопромышленных городов. Хотя и наверху городские ароматы давали о себе знать: порывы ветра то и дело доносили до нас запахи освежеванных туш, солонины или новых бочонков с коптилен, сена и конечно же сухой пыли, поднятой десятками тысяч копыт.

Мы наблюдали, как солнце опустилось за бескрайний, прямой как стрела горизонт прерий, видели, как колышущееся море золотой травы вспыхнуло огненной медью и остыло сначала до янтаря, а потом и до серебра, в то время как весь склон под нами покрылся веснушками огней и лампы на мосту через реку Сломанной Оси засверкали белыми искрами над серой, словно сталь, ниткой воды.

Потом я с удовольствием отправился в кровать. Прошлой ночью на корабле мой мозг был настолько воспламенен золотыми мечтами, что мне почти не удалось поспать, да и качка тоже мешала. Некоторое время я лежал прислушиваясь. Слух – самое обманчивое из всех человеческих чувств, ибо оно легче и незаметнее всех остальных стирает грань между мыслью и реальностью, и все же я мог бы поклясться, что гора подо мною чуть слышно жужжала. А потом я соскользнул в уютное забытье, как вброшенный в ножны меч.

V

Средь пиков гор лежат Ее сокровищ груды,

Где дом ее детей, бесчисленных, как звезды,

Как галька, что собою взморье устилает.

В глубинах Ее сыны воинственные рыщут,

И демонов орда бежит пред ними, кровью обливаясь,

Но среди пиков горных

Ее малютки спят…

Наше путешествие к вершинам хребта началось с первым светом. Виадук уходил в гору неподалеку от нашей гостиницы; местами, где это было необходимо, дорогу поддерживали высокие опоры или арочные мосты, так что наш экипаж продвигался наверх легко и быстро, без лишних усилий. Мы катили меж склонов, на которых лишь кое-где попадались рощицы черного скорза и карликовой сосны; выветренная, жидкая почва лысеющих старых гор чередовалась с большими каменными проплешинами, отполированные беспрерывными ветрами горные пики и перевалы были абсолютно голы.

Повсюду на склонах гор приютились живичные шахты. Это были незамысловатые, построенные без всякого плана сооружения из побелевшего от времени дерева, все на один манер. Обычно они состояли из главного здания, в котором находилась буровая установка, насосы и устройство для разлива живицы по бочкам, и ряда построек более мелкого масштаба, где располагались конторы и шахтерские бараки.

Все они вместе и каждая в отдельности производили впечатление довольно убогое, но их количество свидетельствовало о том, что внутренности горных пиков кишат Пожирателями. С наступлением темноты мы съехали с большой дороги в ложбину и устроились там на ночлег. Я лежал, завернувшись в одеяло, на мягком песке и слушал, как пульсирует напряженная жизнь колоссов глубоко в самых костях гор.

К середине следующего утра мы достигли Перевала Полных Бочонков. Здесь, на скрещении нескольких перерезанных седловинами горных хребтов, точнее на их изборожденных каньонами и ущельями склонах, процветало до полудюжины шахт. Никто не знал, сколько отдельных Гнезд служили источником их благополучия. Несмотря на то что расстояние между соседними шахтами было, как правило, не меньше мили, вполне могло статься, что некоторые из них питаются из одного источника, поскольку в любом Гнезде существуют дюжины своеобразных личиночных детских, над которыми, собственно, и строятся шахты.

Шахта, носившая название «Верхняя», была далека от процветания. Она застыла в абсолютном молчании. Мы направили свою повозку прямо в главное здание; цокот копыт животных и бряцание упряжи эхом отдавались в высоких потолочных балках. Задняя стена сооружения представляла собой фрагмент необработанного горного склона с врезанными в него гигантскими медными кранами, предназначенными для перекачки живицы в три медных чана, каждый величиною с дом. Под ними, выстроившись по росту, как солдаты в строю, стоял целый отряд бочонков.

Но никто ничего не перекачивал. Никого не было. На всем предприятии нельзя было найти ни одной живой души. В его наполненной отголосками эха тишине нам послышался звук, неясный, точно дробь призрачного барабана. Через мгновение мы смогли его распознать: это был шум работающего транспортера соседней шахты, оживленного предприятия, расположенного на противоположном склоне горы.

– «Затруднения с рабочими», – желчно буркнул Барнар. Именно так Костард описал вставшую перед ним дилемму в письме к своей матери, устрашающего вида Барнаровой сестрице. Она, Ангильдия, по-матерински слепо веря каждому слову своего единственного отпрыска, упросила брата оказать одаренному юноше помощь «на пару недель или около того», поскольку больше Костарду, чтобы «все опять стало тип-топ», явно не требовалось. – «Затруднения с рабочими», – повторил Барнар, чье отчаяние росло с каждой минутой.

– Дорогой дядюшка Барнар! О, вот это радость! – С этими словами вышеупомянутый молодой человек влетел в зал и с разбегу повис на шее моего друга гиганта. Я не мог не улыбнуться, видя, как шероховатый гранит обветренных щек Барнара пошел трещинками улыбки, несмотря на владевшее им раздражение. Возможно, в это мгновение он вспомнил, как Костард горластым долговязым мальчишкой вечно клянчил у него подарки и канючил, требуя, чтобы дядюшка покатал его на плече. По правде сказать, Костард и теперь, вися на шее Барнара, выглядел в сравнении с ним довольно мелким. Это был аккуратный молодой человек, лишь на ширину ладони не доросший до определения «высокий» и на десятую часть меры или около того полнее, чем худощавый. Волосы он носил коротко и стриг спиралью, по последней местной моде. Лоб его по диагонали пересекал внушительный шрам. Ранение было, однако, скорее броским, чем серьезным, к тому же во всю свою ширину шрам бугрился поджившими сухими корочками, готовыми вот-вот отвалиться. Костард вежливо поприветствовал меня, и мы представили ему Банта как встреченного по пути торговца, выехавшего прикупить живицы.

– Зная о твоих затруднениях, – добавил Барнар, – мы сообщили старине Банту, что ты, возможно, не откажешься продать ему живицу с небольшой скидкой, если он немного подождет здесь и станет твоим первым покупателем, когда мы спустимся вниз и начнем откачку.

– Ни под каким видом! – Отказ Костарда прозвучал неожиданно громко под пустынными сводами здания, заставив нас всех вздрогнуть. – И помыслить невозможно, чтобы продукция такой шахты, как «Верхняя», продавалась за цену меньшую, чем девяносто ликторов за четверть пинты! – Костард выпалил эту тираду, сверля собеседника взглядом из-под возмущенно поднятых бровей, что, по всей вероятности, должно было означать крайнюю степень негодования. Чувствовалось, что молодой человек хорошо отрепетировал свой ответ на случай возможной дискуссии о ценах. Очевидно Костард был поборником строгости во всем, что касалось ведения дел.

Смущенному Банту нужно было только найти предлог, чтобы задержаться на шахте до тех пор, пока я и Барнар проведем под землей достаточно времени для исполнения его тайного поручения. Поскольку по соседству были пять других шахт, где заказ на живицу готовы были исполнить в мгновение ока, то его терпеливое ожидание здесь наверняка показалось бы подозрительным при условии отсутствия хотя бы подобия сделки. И поэтому владелец пасеки торопливо проблеял:

– Ну конечно! Мне не однажды доводилось слышать самые горячие похвалы исключительному качеству продукции шахты «Верхняя», и я с радостью подожду начала добычи и заплачу назначенную вами цену!

Костард кивнул, несколько, впрочем, ошеломленный, даже уязвленный таким полным и безоговорочным согласием. Очевидно, ему не терпелось испробовать еще несколько своих излюбленных строгих методов на этом одиноком искателе продукции его парализованной шахты.

– Ну что ж, – добавил он, опомнившись. – Приглашаю вас ко мне на квартиру отдохнуть с дороги!

Главное здание шахты отличалось тонкими стенами и сильными сквозняками, заброшенные бараки, где некогда помещались шахтеры, выглядели еще более старыми и ветхими, но резиденция Костарда была щедро устлана коврами, увешана гобеленами и обставлена диванами и покойными креслами, состоявшими, казалось, из одних только подушек и подушечек. Потчуя нас яствами с позолоченного подноса, он, распаляясь с каждой минутой все сильнее, принялся описывать свои затруднения в работе.

– И как только мама управлялась с ними? Я сотню раз задавал себе этот вопрос. Скопище жадных идиотов! Я пытался заставить их понять, что сокращение заработной платы является жесткой необходимостью. Нынешний спад рыночных цен на живицу просто требует аскетизма… – еще маринованный квифл, дядя? Они совершенно восхитительны, привезены из Колодрии!.. – требует, чтобы мы положили зубы на полку и затянули пояса, фигурально выражаясь.

– Значит, рабочие снялись с места и были таковы все как один, так, что ли? – спросил Барнар. – И куда же они пошли?

– У них еще хватило нахальства угрожать мне! Они заявили, что пойдут наниматься к моим конкурентам!

– И так они и сделали? Все теперь работают на других шахтах? – Голос Барнара заметно потух: до нас стало наконец доходить, какого неподражаемого дурака свалял его родной племянник.

– И сколько, хотел бы я знать, продлится их работа? – фыркнул презрительно Костард. – Я один постиг долговременные тенденции развития живичного рынка; я один понял необходимость для шахтовладельцев накапливать буферный капитал, чтобы пережить надвигающиеся тяжелые времена! Когда «Верхняя» останется единственной действующей шахтой в регионе, мои рабочие сами вернутся ко мне, как шелковые, на коленях приползут!

– Понятно, – протянул Барнар. – Когда твоя шахта будет единственной действующей в регионе… – В наступившей тишине до нас снова долетел отголосок похожего на барабанную дробь звука, с которым двигались по бегущей ленте бочонки на соседней шахте.

Если бы не таинственное предприятие, сулившее верное обогащение, ради которого мы, собственно, и прибыли на шахту, мы повернулись бы спиной и тут же покинули «Верхнюю», и плевать на гнев Ангильдии. Эту устрашающую даму лучше, конечно, не сердить понапрасну, но, с другой стороны, наши с ней дорожки вряд ли когда-нибудь пересекутся. Некоторое время тому назад Ангильдия ощутила беспокойство среднего возраста, навязчивое желание испробовать новых путей в жизни, пока еще не поздно, и два года назад подалась в пираты. С тех пор Барнар получил от нее два восторженных послания, в которых она с энтузиазмом описывала мир и покой, снизошедшие в ее душу, стоило ей заняться рубкой голов и грабежом мирных торговцев в открытом море.

Однако ее интерес к шахтному делу стал угасать задолго до начала этой увлекательной карьеры, и потому сын получил в свое распоряжение шахту, питавшуюся из одной-единственной личиночной детской. Гнезда Пожирателей подвержены тому, что шахтеры называют бродяжничеством: детские, которыми благополучно пользовались при жизни трех-четырех поколений людей, вдруг, из-за каких-то таинственных приливов и отливов, случающихся в жизни каждого Гнезда, пустеют. При этом новую личиночную камеру неизменно устраивают рядом с заброшенной и обычно в зоне бурения той же шахты, то есть принадлежащего ей по закону куска земли.

Но спуск под землю нового подъемника для рабочих и новой проводной трубки требует больших капиталовложений и времени, которые Ангильдия не пожелала, а ее сын не смог потратить. А теперь, когда из-за собственной глупости и жадности Костард потерял всю рабочую силу и значительно сократил поступление текущей прибыли, его предприятию, казалось, и вовсе пришел конец.

Нам с Барнаром, преследуя собственный скрытый интерес, предстояло сделать все возможное, чтобы продлить агонию умирающей шахты. А в тот день мы отдыхали, набираясь сил для завтрашнего дня, и терпели попытки Костарда развлечь нас своими соображениями по поводу мировой торговли, воззрениями на эффективность ведения дел да и вообще мнениями по всем мыслимым и немыслимым предметам. Даже приятный вид на горы, открывавшийся с балкона кабинета, и обильное угощение лишь частично скрашивали пытку этим невыносимым монологом.

Учтивый Бант предпринимал время от времени попытки увести поток юношеского красноречия в более подходящее случаю взрослое русло обмена информацией и идеями. При упоминании о Пожирателях он рискнул снова:

– Невозможно удержаться, чтобы не задать себе вопрос о происхождении этих гигантов, не правда ли? Являются ли они нашими естественными союзниками, или же они результат трудов нашей расы? Есть ли они наши рожденные землей благодетели, развившиеся сами по себе с течением времени, или же они – живое орудие, выкованное нашими предками при помощи магического искусства, самые следы которого давно нами потеряны? Полагаю, что вопрос этот столь же древний, как…

– По мнению всех информированных людей, – объявил Костард, – Пожиратели были созданы чародеем, имя которого не сохранилось даже в легендах. – Ибо этот превосходный юноша всякий риторический вопрос или притворное недоумение, при помощи которых поддерживают разговор истинно воспитанные люди, понимал как повод козырнуть собственными познаниями и просветить других. Сделав это заявление, он уставился на пасечника, выискивая в его лице малейшие признаки несогласия; похоже, легкость, с которой тот согласился на его цену, все еще не давала ему покоя.

– Разумеется, высокочтимый Костард, – ответил Бант, закипая гневом вопреки лучшим своим побуждениям, – однако если вы склоняетесь к магической гипотезе, то тогда вы должны знать, что ее сторонники обыкновенно называют творцом Пожирателей великого Гермафрода. Его легендарные слова цитируют и по сей день: «Узрите моих Пожирателей, моих Сторожевых Псов, закусывающих демонами».

– Невозможно. – Костард безмятежно помотал головой с шелушащимся лбом из стороны в сторону. Из-за хохолка волос у него на макушке казалось, будто голова у него остроконечная, как яйцо. – Я никогда раньше не слышал этого имени.[3]

Тут я просто расхохотался, и лишь ценой невероятных усилий мне удалось снова овладеть собой. Я успокоил юношу:

– Возможно, добрый мой Костард, это всего лишь означает, что ты еще не все узнал по данному предмету.

Пока Костард, нахмурившись, пытался переварить это нахальное заявление, Бант овладел собой и попытался подольститься к юному владельцу шахты.

– Впрочем, каково бы ни было их происхождение, – предложил он в качестве перемены темы разговора, – ваша позиция здесь, в самом сердце их вотчины, более чем завидна, мой дорогой Костард! – И он исполненным восторга мановением руки указал на возвышавшиеся вокруг горные вершины, чью сморщенную наготу заходящее солнце только подчеркнуло тенями. – Эти пики словно топорщатся и выпучиваются под напором бешеной энергии Пожирателей! Их…

– Мы очень далеко от сердца их вотчины, – перебил его придирчивый молодой человек. – Все их огромное Гнездо лежит глубоко под нами. И только самые верхние и наиболее тщательно охраняемые из его камер находятся здесь, в пределах досягаемости пиков.

Ну кто же не знает, что Гнезда Пожирателей строятся снизу вверх? Что их ворота пробиты прямо в каменной стене подземного мира и через них гиганты спускаются туда, чтобы покормиться его обитателями и запасти их в качестве провианта для тех, кто остался в Гнезде, а камеры, где созревают личинки, помещаются внутри горных вершин, как можно дальше от царства демонов, которое разоряют взрослые особи? Мелочный педантизм Костарда сокрушил наконец все наши попытки перейти к взрослой беседе. Сосредоточив свое внимание на винах и яствах, мы позволили юнцу возобновить монолог, который и длился до тех пор, пока не настало время, когда можно было наконец встать и, не нарушая приличий, уйти.

VI

Титана я узрел на глубине предвечной,

Где Королева Гор рожает бесконечно,

Могуществом и силою сияя.

Но я сожрал наполовину королевское дитя.

Ну а потом (погибнете, боюсь, смеясь)

Я повстречал того, кто съел вторую часть.

Мы поднялись задолго до рассвета и приступили к сложным и утомительным приготовлениям к спуску в шахту. Попутно мы выспрашивали Костарда обо всем, что ему было известно о работе в Гнезде. Этот молодой человек и сам успел узнать, что такое откачка, в самом начале своих «затруднений с рабочими», пока под его командой еще находились несколько наемных работников, которые помогали ему наверху, когда он спускался в шахту. Разумеется, нас интересовало все, вплоть до мельчайших деталей, что имело хоть какое-то отношение к выживанию в подземном Гнезде.

Но Костард уклонялся от прямых ответов; в особенности не хотелось ему говорить о царапине на лбу, полученной им – мы были в этом уверены – во время откачки и потому представлявшей для нас особый интерес. Наконец терпение Барнара лопнуло.

– Выкладывай, Костард, не тяни! Рассказывай, при каких обстоятельствах ты заработал этот шрам, иначе мы немедленно разворачиваемся и уходим! – Костард разинул рот и захлопал глазами, дивясь силе дядюшкиного гнева. Мы как раз стояли у самого начала спуска – узкого ствола, уходившего круто вниз, прямо в личиночную камеру, куда нам предстояло добраться в специальной вагонетке, сильно смахивающей на ведро, к которому приспособили колеса.

Барнар и я были снаряжены в соответствии со стоявшей перед нами задачей и чувствовали себя смертельно оскорбленными полным отсутствием даже тени достоинства в этом наряде. На нас не было почти никакой одежды, кроме крепких сандалий на ногах, кожаных юбочек на бедрах да поясов с карманами, в которых лежали все необходимые инструменты и оружие. А еще мы были с ног до головы в краске. Волосы, кожа, одежда, оружие, каждый квадратный дюйм наших тел и всего, что их покрывало, был выкрашен в кричаще-оранжевый цвет. Нам пришлось окунуться в бочку с краской, наподобие титаноплодов, которых заставляют с головой заходить в бассейн, наполненный жидкостью от паразитов. Разумеется, об этой практике мы знали заранее, да и кто не знает? Не что иное, как эта странная «дыра в глазу» Пожирателей, полная невосприимчивость гигантами оранжевого (или того оттенка, который он принимает при голубоватом освещении Гнезда), делает возможной и саму откачку, да и всю живичную индустрию в целом. Этот дефект зрения Пожирателей с незапамятных времен обогащал человечество и обеспечивал вящее процветание его стад по всему миру.

Но знать – это одно, а стоять у спуска в шахту при ярком свете дня, льющемся внутрь главного здания сквозь дыры в потолке, практически голым и тыквенно-рыжим, точно карнавальный клоун, – это совершенно другое. Терпеть такой позор и надругательство накануне не менее унизительного спуска в ведре в недра горы, знать, что впереди тебя ждет тяжкий труд, сопряженный со многими опасностями, и быть не в состоянии получить у Костарда жизненно важную информацию – нет, от этого можно было просто сойти с ума.

– Или ты скажешь, – загудел Барнар, – каким образом ты заработал эту царапину на лбу, или мы отныне и навсегда предоставим твою шахту ее судьбе! Тебя заметили, так ведь? Несмотря на краску, Пожиратель увидел и схватил тебя? Почему это произошло?

– Я поскользнулся, – с холодным достоинством ответил молодой человек, – на экскрементах личинки.

Вскоре мы уже были в курсе основного содержания этой истории, как нам ее поведал раздражительный юноша. Поскользнувшись на экскрементах, он не позаботился о том, чтобы обтереть сандалии, движения которых стали заметны гигантам, поскольку краску на них частично скрывала грязь. Одна из вечно бодрствующих Нянек, которые кормят личинок и ухаживают за ними, бросилась на него с явным намерением сожрать, – очевидно, приняла его за паразита, – и Костард бросил свой флакон с сильно пахнущим веществом (средство предосторожности, которым снабжают каждого спускающегося вниз откачника) в самый последний момент. Умиротворенная ароматом, Нянька тут же принимает невезучего откачника за отпрыска своего собственного народа и заботливо водворяет его между остальных личинок. То, что Костард отделался лишь небольшой царапиной, свидетельствует о совершенстве устройства гигантских челюстей Пожирателей, которые способны с такой нежностью обращаться со столь мелким по их масштабам объектом, как человек.

Мы были чрезвычайно раздосадованы тем, что Костард предпочел бы принести полезный урок, извлеченный нами из этого происшествия, в жертву собственному тщеславию: мы должны зорко следить за тем, чтобы ни пятнышка грязи не пристало к нашим клоунским нарядам, ибо любая соринка делала нас частично видимыми для гигантов, которых мы обворовывали.

Слишком скоро наступил момент, когда мы должны были шагнуть в вагонетку-ведро и лишить себя счастья видеть небо и солнечный свет, наслаждаться ветром, дождем и звездами. И все же Барнар, прежде чем захлопнуть за нами крышку люка, не удержался от последних наставлений племяннику.

– Смотри, не упусти возможность воспользоваться помощью, щедро предложенной тебе Бантом, – поучал он. – Мы будем слишком заняты, обучаясь этому делу внизу, так что наверху все должно идти гладко. – Ледяной кивок Костарда показался нам не слишком обнадеживающим. Он все еще кидал на Банта полные непримиримого недоверия взгляды, – можно было подумать, что молодой осел подозревает скрытое коварство в неизменном миролюбии и доброжелательности пасечника.

– Слушай, Костард, – вставил я. – Прими помощь, которую предлагает Бант. Тебе нужна помощь. Разве упадок этого некогда величественного предприятия, – тут я высунул из ведра руку и взмахнул ею, указывая на окружавшее нас пустынное здание, – не подсказывает тебе, что ты, возможно, оказался не на высоте в качестве управляющего?

Костард стоял не шевелясь, точно громом пораженный: видно, мое причудливое предположение далеко превзошло самые дикие его фантазии.

– Хватит! – прогудел Барнар. – Давай спускаться, быстрее начнем – быстрее кончим. Запомни, племянник, две недели, не больше! Готов, Ниффт?

– Да, – вздохнул я. Барнар захлопнул дверь в шахту. Тросы пришли в движение, и мы с грохотом поползли в темноту.

Заглотивший нас каменный пищевод пропитывал едва ощутимый запах, выдававший присутствие какого-то животного, который становился тем сильнее, чем глубже мы опускались, пока не превратился наконец в резкую вонь звериного логова. Несколько лет тому назад в нескольких сотнях лиг от этого места мы с Барнаром уже спускались однажды в глубину гор Кайрнского континента (о чем рассказывается в «Рыбалке в море Демонов»), и теперь, погружаясь в скрипучую, гремящую тьму, мы оба вспоминали то приключение.

Однако теперь аура, в которую мы соскальзывали, была явно не демонического происхождения. Запах Гнезда был более жизнеутверждающим, оно дышало плодородием и неукротимой энергией. Наш спуск напоминал не погребение заживо, но вход в святилище божества, бурлящее и кишащее примитивной жизнью.

Мы давно были готовы к остановке вагонетки – и она наконец остановилась с громким металлическим лязгом, – ибо аура Гнезда стала настолько сильной, что воздух, казалось, гудел вокруг нас, и все же финальный толчок, свидетельствовавший, что путь вниз завершен, заставил учащенно забиться мое сердце.

Прямо перед нами призрачно светился прямоугольник тонких голубых линий: дверь в личиночную камеру. Пошарив, я нащупал задвижку и резким движением распахнул люк.

Только ощутив болезненный укол разочарования, я осознал, насколько напряженным было мое ожидание. Никаких гигантов там не было, дверь вела всего-навсего в наполненную инструментами подсобку, просторное естественное углубление в стене детской. Здесь, на нашей базе, лежали мешки с инструментами, стояли шкафчики с припасами, тюки и коробки с провизией, висела пара гамаков. Все было оранжевое, под стать нам самим, точнее, в бледном голубоватом свете подземелья мы и все нас окружающее приняли дымчато-серый оттенок.

– Вперед же! – выпалил я. И мы почти бегом устремились в камеру, так нам не терпелось встретиться лицом к лицу со своими страхами и превозмочь их.

Постройки, возведенные человеком, включая даже замки волшебников, ничто по сравнению с одной-единственной камерой, вырытой Пожирателями. Фосфоресцирующий грибок покрывал стены мраморными разводами, заполняя необъятное помещение неестественным синим свечением.

Гигантский провал, открывшийся на месте выбранного камня, ошеломил бы нас даже в том случае, будь он совершенно пуст. Но наполненный залежами личинок?.. Клянусь Ключом, Котлом и Трещиной! Да у нас по всему телу волосы дыбом встали! Каждая бледная веретенообразная форма была размером с торговый шлюп, и целые косяки их мерцали в этой гигантской лагуне голубого света, изобильная плоть громоздилась лоснящимися холмами, так что они напоминали греющихся на скалах тюленей. В густом полумраке подземелья, круглые, как бочонки, с маслянисто поблескивающими боками, бесчисленные личинки походили именно на то, чем они и были на самом деле: пузатые цистерны беспримесного питательного вещества.

– Взрослый! Нянька! – Барнар схватил меня за руку и развернул в другую сторону. Громада ее тела плыла к нам по морю личинок. Она была больше океанского галеона, а двигалась легко и изящно, как будто ничего не весила. Ее сложно устроенные челюсти – черные жвала, напоминающие оленьи рога, – беспрестанно двигались, измельчая какой-то кусок плоти. Она протанцевала между рядов своих подопечных, остановилась недалеко от нас и принялась перекладывать пережеванную массу в раскрытый клюв на конце одной из голодных личинок. Пищей, несомненно, служило мясо демонов.

Личинка с жадностью поглощала угощение. Только торчавшие с разных сторон заостренная головка и хвост могли двигаться относительно свободно; хвостик этой личинки так и ходил из стороны в сторону в такт деловитым движениям ее маленьких черных челюстей.

Долго-долго мы не могли двинуться с места, наблюдая за тем, как приходили и уходили Няньки, как Лизуны, величиной почти не уступавшие им, патрулировали стены камеры и кормили своей слюной святящийся грибок. В деятельности взрослых особей были свои приливы и отливы: иногда их бывало немного и они разбредались далеко друг от друга, временами, наоборот, они буквально переполняли камеру, кормя по дюжине личинок за раз.

Изорванные в клочья тела демонов, которые приносили Няньки, поступали, как нам было известно, через внешние туннели от могучих Фуражиров, которые собирали дань с подземного мира далеко внизу. Иногда фрагменты добычи были еще живы и подавали голос, болтая и хихикая на пути к месту вечного упокоения внутри тела личинки. Но, не считая их инфернального бормотания, вся жизнь гигантов протекала в относительном молчании и тишине, лишь изредка нарушаемых шелестом трения хитинового панциря о камень да приглушенным цоканьем когтей по полу пещеры.

Мы все смотрели и смотрели, пораженные. Зверский по своей жестокости грабеж, ради которого мы явились сюда, показался нам, в те первые мгновения, самым высокомерным бредом, с которым мы когда-либо сталкивались. Да как можно осмелиться убивать детенышей этих потрясающих гигантов прямо у них на глазах? Мы застыли, парализованные этой мыслью.

Поначалу, когда способность двигаться только вернулась к нам, мы были робки и скромны чрезвычайно. Потом постепенно осмелели. Наконец, когда наша самоуверенность возросла настолько, что мы отважились сплясать джигу, размахивая руками прямо перед носом одной из Нянек, которая стояла не более чем в двух саженях от нас, в ее черных фасетчатых глазах мы не увидели и тени подозрения: она нас не замечала.

Не оставалось никаких сомнений, что мы располагаем полной свободой заниматься тем, ради чего пришли. Но отлучиться по сулящему небывалые выгоды поручению Банта можно будет не раньше, чем мы поставим Костарду наверх немного живицы. И потому, испытывая страх и неприязнь к стоявшей перед нами задаче, мы все же принялись за ее выполнение.

Трубки для откачки, или «сосунки», как их еще называли (все восемь, разумеется, выкрашены в оранжевый цвет), расходились, точно паучьи ноги, из пробуренного в потолке камеры отверстия. Каждая трубка крепилась к вбитым в потолок камеры скобам при помощи крепкой эластичной тетивы, перехватывавшей ее через равные промежутки. При помощи длинного шеста с изогнутым концом, известного как крюк, откачник подцеплял трубку и подтягивал ее поближе к облюбованной им личинке; когда он выкачивал из нее все и отпускал трубку или когда той случалось каким-то образом выйти из-под его контроля, эластичные тетивы прижимали ее к потолку, от греха подальше, ибо, хотя шланги и оставались невидимыми для Нянек, те, повинуясь врожденному инстинкту уничтожать любой мусор, который попадался им по дороге, могли попросту оборвать и смести их, если бы вдруг случайно о них споткнулись.

Наша задача, короче говоря, сводилась к тому, чтобы залезть на личинку при помощи пары «когтей», подцепить на потолке шланг, подтянуть его поближе и вогнать его конец (или «рыльце сосунка») в спину личинки, а потом потянуть за висевший в подсобке сигнальный шнур, чтобы наши помощники наверху начинали качать.

Мы скинули тяжелые пояса с инструментами, оставив при себе только оружие, которое повесили за спину. Потом, неуклюже с непривычки, прицепили «когти» к ступням и лодыжкам и взяли в руки крючья на манер копий.

– Ну… – Голос мой прозвучал робко и безнадежно. – Как насчет вон той, что поменьше? Она и выглядит потише, не так дергается, как остальные.

– Согласен, – ворчливо одобрил Барнар. – Начнем помаленьку.

Хотя у нас было такое чувство, будто человеческий мир остался позади давным-давно, мы не вступили по-настоящему в мир Пожирателей, пока не коснулись впервые их плоти. Спина личинки была чуть шероховатая на ощупь, светящаяся и маслянистая, как старый пергамент. Мы скользили и теряли равновесие до тех пор, пока не научились вгонять в нее «когти» со всего размаха. Я все никак не мог поверить, что юная великанша подо мной останется безучастной к стальному укусу моих шипов. Взбираясь на нее, я ощущал толчки медленного, но мощного, как землетрясение, пульса, а вместе с ним и еще что-то: какое-то клокотание, словно у личинки были проблемы с пищеварением.

Но вот мы уже стояли, неловко балансируя, на спинном бугре личинки; пузыристая почва под ногами заставляла нас поминутно оскользываться, и потому первые опыты с крюком оказались не слишком удачны. Наконец я сумел подцепить ближайший шланг с металлическим наконечником. Я перехватил его ближе к середине, чтобы дать Барнару свободу маневра. Двумя руками он поднял наконечник высоко в воздух.

– Ну ладно, – буркнул он и со всего размаха воткнул наконечник в пузыристый бок личинки.

Можно только представить, с каким ужасом ждали мы, к чему приведет этот удар, равно как можно вообразить всю глубину нашего облегчения, когда мы убедились, что личинка под нашими ногами не шелохнулась. Ее сердце продолжало биться так же размеренно, как и раньше; в брюхе, правда, забурчало сильнее, чем прежде, но это была единственная ее реакция на внедрение постороннего предмета в ее плоть.

Один удар сердца… второй… третий. Мы перевели дух и, ухмыляясь, уставились друг на друга. И тут я увидел, как у Барнара упала челюсть. Я обернулся, взвизгнул от ужаса и выдернул Бодрого Парня из ножен, которые болтались у меня между лопаток.

Я почти опоздал: утыканный шипами черный жук, размером вдвое больше любого нормального ползуна, навис надо мной, оскалив клыки. Мне только-только хватило места, чтобы замахнуться мечом, и мой Парень отсек клык и переднюю ногу устрашающего личиночного паразита – а это была она, Сосущая Звезда, и мешочек в нижней части ее живота едва не лопался от переполнявших его яиц. Отступив едва ли на шаг, она встала на дыбы, полная боевого пыла, покрытые шипами щупальца метнулись ко мне. У Звезды не было никакого желания покидать гостеприимную хозяйку; нам посчастливилось напасть на паразита, полного яиц, готового зарыться в мякоть беззащитной личинки, чтобы там, подальше от глаз бдительных Нянек, устроить гнездо для будущего потомства. Яйца как раз созрели, ареал обитания для отпрысков найден, так что чудовищу не было смысла уходить. Барнар выдернул наконечник и послал шланг назад, к потолку, затем выхватил свою палицу, Веселого Громилу, и покалечил еще две ноги по левому боку паразита. И вдруг, заметив что-то у меня за спиной, заревел:

– Ниффт! Прыгай!

Не однажды мне доводилось избежать верной смерти только потому, что я слушался интонаций голоса моего друга. Сделав сальто назад, я перевернулся в воздухе и приземлился точно на ноги. Мы кинулись в тень между двух соседних личинок. Высоко над нами сверкнули полушария глаз Няньки. Вот ее голова качнулась вниз и тут же снова взмыла в воздух с зажатой во рту Сосущей Звездой, которая уменьшалась прямо на глазах, исчезая между работающих, точно ножницы, челюстей.

Но на этом усилия Няньки по наведению порядка отнюдь не закончились. Она снова опустила голову, точно принюхиваясь к обмякшей личинке, ее усики-антенны мелко дрожали, будто от любопытства. И вдруг при помощи передних ног и челюстей она оторвала личинку от земли и начала пожирать ее, не сходя с места. Та даже не пыталась сопротивляться; ее бледная мясистая туша нависла над нами, словно луна, и, подобно ночному светилу, таяла в свирепых объятиях Няньки, а живица дождем лилась на камни вокруг нас.

Такова была безжалостная в своем совершенстве экономия Гнезда: увечные и больные отпрыски шли в пищу более сильным и жизнеспособным, возвращаясь таким образом в коллективное тело племени; здесь ни одному импульсу энергии не давали пропасть даром. Нянька еще раз опустила голову и собрала с пола все до последней крошки. Ее глаз оказался всего в каких-то пяти шагах от нас. Луч ее взгляда скользнул по нам и не признал. Покончив со своим делом, она выпрямилась и заспешила прочь.

VII

Где Цель и Действие запутались в борьбе,

Там нетверда рука, что грабит колыбель!

Мы отправились в подсобку, где нас ждал безрадостный обед: отвратительное мясо, безвкусные, точно мел, галеты, кислое вино. По всей видимости, на шахте «Верхняя» считали каждый грош, когда речь заходила о провизии для рабочих. После этой трапезы мы с Барнаром отправились еще разок прогуляться вдоль личиночных отмелей. Но теперь мы были начеку и вскоре стали примечать важные детали.

Окинув личинок более опытным взглядом, мы поняли, что паразиты у них не такая уж редкость; теперь мы знали, что они имеют обыкновение прилепляться к нижним, затененным сторонам их туш, подальше от зорких глаз Нянек. К тому же страдающие от паразитов личинки нередко обнаруживали характерные признаки болезненного состояния: дряблость, потускневшую кожу, недостаточный размер. Другое открытие мы сделали, пройдя еще немного вперед и посмотрев внимательно по сторонам: оказывается, Няньки довольно часто хватали и поедали страдающих от паразитов личинок, когда симптомы заболевания у тех начинали бросаться в глаза. Таким образом, мы научились отличать здоровых личинок от больных и поняли, почему следует избегать последних.

Тут мы заметили еще одну отвратительную Сосущую Звезду: с полным мешком яиц, она деловито проедала дыру в боку хозяйки. Я невольно содрогнулся и заметил:

– Наших конкурентов красавицами не назовешь.

– Но деятельность их приводит к тому же результату, что и наша: пустой мешок вместо здоровой толстой личинки.

– Философствуй сколько тебе угодно, – отозвался я, – но наш вампиризм во всех смыслах куда элегантнее того, что вытворяют эти колючие мерзавки. Бр-р-р!

– Ну да. Точнее сказать, он был бы элегантнее, если бы мы взялись наконец за дело.

Но мы все откладывали начало нашего предприятия, бродя вместо этого вдоль залежей личинок и наблюдая за всем, что происходило вокруг. Мы поняли, что лучше избегать участков, где давно не убирали естественный мусор (экскременты личинок, наиболее жесткие фрагменты корма, такие, как рога, колючки, копыта, иглы и челюсти демонов). Няньки могли в любую минуту наведаться туда, чтобы подъесть мусор. Сходным образом, те части стен камеры, грибковый нарост на которых недавно получил дополнительную подпитку в виде слюны Лизунов, отдавали свет более интенсивно и потому были более привлекательны для Нянек.

Сделав все эти полезные наблюдения, мы решили больше не откладывать следующую попытку. На этот раз выбор пал на упитанную здоровую личинку, лежавшую в недавно очищенном уголке, подальше от яркого света, и окруженную столь же здоровыми с виду соседками.

Довольно уверенно мы взобрались при помощи «когтей» по ее крутому боку и, почти не шатаясь, зашагали по округлости спины. Решив бить прямо в середину, я нарисовал острием «когтя» крест на ее горбу. Снова наши крюки зацепили ближайший шланг. Снова Барнар подтянул его пониже и вогнал конец в намеченную точку. Личинка даже не вздрогнула. Я закрепил конец при помощи четырех металлических крюков, которые воткнул в ее шкуру.

Правила ведения откачки предписывали мне оставаться на личинке рядом с клапаном и наблюдать за ним, а Барнар должен был пойти в нашу подсобку и при помощи специальных шнуров подать наверх сигнал включать насосы. Я проводил его взглядом. Стоять одному на спине у личинки было не очень-то приятно, и я начал беспокойно озираться по сторонам. В памяти, как назло, начали всплывать самые неприятные описания Крабовой Крысы, главного конкурента Сосущей Звезды в борьбе за пропитание.

Барнар появился из подсобки и жестами показал, что дело сделано: на определенное количество рывков снизу, означавшее требование включить насос на шланг номер три, пришел ответ Костарда – комбинация щелчков.

Мгновения тянулись, но ничего не происходило. Этой паузы вполне хватило для того, чтобы у меня пробудились мрачные мысли о некомпетентности Костарда в наземной части работы. Я уже хотел было просить Барнара просигналить еще раз, как вдруг шланг зашипел и личинка подо мной ощутимо вздрогнула.

Насос включили на слишком большую мощность; он пил с такой ожесточенной жадностью, что спина личинки начала прогибаться вовнутрь, отчего я стал терять равновесие, да еще и гигантский младенец подо мной принялся отчаянно извиваться. Упав на четвереньки, чтобы не свалиться на пол, я заорал:

– Убавьте мощность! Убавьте мощность! У личинки судороги!

Как только крик вырвался из моей гортани, я буквально сжался от страха, ожидая последствий, которые, вкупе с настораживающим эффектом конвульсий личинки, должен был навлечь на меня этот вопль. Половину вечности я провел, пытаясь удержаться на содрогающемся холме маслянистой плоти.

И тут насос заглох, – похоже, вовремя, так как ни одна из работавших в отдалении Нянек пока еще не направлялась в мою сторону. Теперь наша жертва уже не была такой упругой, как вначале, ее объем уменьшился почти на четверть. Она все еще подергивалась, но уже гораздо слабее, чем раньше. Мы ждали, Барнар и я, ощущая напряжение друг друга через весь зал.

И снова шланг дернулся, правда на этот раз так, как будто хотел выскочить из личинки. Некоторое время я колебался, но страшное подозрение росло. Прошло мгновение, и я понял, что не ошибся. Личинка надувалась, причем быстро, мясистая почва у меня под ногами вздымалась прямо на глазах.

– Этот идиот продувает! – снова завопил я. – Разверни насос! Разверни насос! Он его продувает!

И снова Барнар нырнул в подсобку. Я обшарил взглядом камеру. Кажется, одна из Нянек вон там, вдалеке, повернула антенны в мою сторону? Показалось, наверное. Личинка продолжала угрожающе надуваться, поднимая меня все выше и выше. Я знал, что меха, приводимые в движение командой плодов, были устроены так, чтобы можно было нагнетать воздух в обратном направлении, если случится нужда прочистить засорившиеся шланги. И вот теперь пузырьки воздуха под сильнейшим давлением устремлялись во внутренности личинки, раздувая их и выдавливая еще остававшуюся в них жизненную силу. Ее голова и хвост некоторое время трепетали, потом замерли. Выше, выше, выше вспучивалась скользкая податливая оболочка. Вот личинка уже достигла половины размеров самых крупных своих соседей.

– Все еще дует! – взвыл я.

– Не отвечает! – прогудел Барнар. – Я уже четыре раза сигналил! Ты только посмотри на нее, Ниффт! Прыгай, Ниффт, клянусь Трещиной, прыгай!

И я прыгнул в ту же секунду. Потом собственное невежество показалось мне очевидным и смехотворным. Одного Удара меча хватило бы, чтобы спасти личинку, и у нас еще осталось бы довольно шлангов для работы.

Но тогда я был слишком взволнован и прыгнул, хотя и в последний возможный момент. Однако еще прежде, чем подошвы мои коснулись пола, личинка взорвалась, её спинная часть взлетела в потолок фонтаном лохматых клочьев мяса, сала и облаком кровавых жирных брызг, а мгновение спустя все это начало шлепаться вниз, точно содержимое какого-то отвратительного рога изобилия. Здоровенный кусок сала шмякнулся прямо на меня, пригвоздив меня к месту.

Побарахтавшись некоторое время под этой тяжеленной жирной мантией, я смог наконец выглянуть наружу. Едва я обтер лицо и огляделся, как крохотный клочок моего подземного неба заполнили, блестя глазами, шевеля усиками и челюстями, две Няньки.

Их решение было молниеносным. Не теряя ни секунды, они принялись подъедать клочки разорвавшейся личинки. Я сделал движение, чтобы встать, и тут же абсолютно ясно увидел, что одна из Нянек меня заметила. Я застыл на месте, сообразив, что произошло: перепачкавшись личиночным салом, я превратился в видимый кусок движущейся пищи. Впрочем, двигаюсь я или нет, а Нянька все равно меня съест, как только дойдет до того места, где я лежу.

Не двигаясь с места, я отважился начать соскребать жир – осторожно, полегонечку! – сначала с лица и волос, потом с шеи, дюйм за дюймом добрался до груди… И вот с головы до пояса я снова стал оранжевым, с оглядкой снимая с себя нечаянно приобретенный личиночный лоск.

Все это время громадные челюсти продолжали рвать, мять и пилить. Хватая, деля на части, всасывая пищу, челюсти Нянек служили рачительными руками Гнезда, которые подбирали мельчайшие крохи погибшего организма, чтобы напитать ими живущих. Величие этого зрелища, в котором не было ничего личностного, тронуло меня, несмотря на мою собственную переделку. Незримое присутствие Горной Королевы, ее неумолимое провидение были разлиты в воздухе, жизнь заполняла все туннели и камеры Гнезда, словно единый мощный дух, сверкающий в каждой паре глаз, приводящий в движение миллионы и миллионы челюстей.

Едва я успел стереть предательскую слизь со своих сандалий, как Няньки уже принялись очищать от ошметков еды соседний участок пола, их челюсти бряцали по камням, точно мечи и копья. Еще один маленький кусочек, и я был уже на ногах, а в следующее мгновение меня приняла спасительная тень личиночного косяка.

– Попытаемся еще раз, – проворчал Барнар, пока я, добравшись до подсобки, поливал себя водой из специального меха. – И, если этот идиот еще раз подвергнет нас хоть малейшему риску, отправимся по делу Банта. – Я подправил свой камуфляж из фляги с краской, которых у нас было великое множество, и мы отправились искать третью жертву.

С лихвой хлебнув неприятностей в этой профессии, я чувствовал себя опытным откачником, взбираясь на бок следующей личинки и рисуя крест на середине ее спины. Мы вогнали конец шланга в намеченную точку, закрепили его и оба спустились на пол.

– Будь я проклят, если соглашусь еще раз стоять у клапана, пока не увижу, что они там, наверху, в состоянии управляться с насосами! – проворчал я. Затем пошел вместе с Барнаром в подсобку, и сигнал «половину мощности на пятый» полетел наверх.

На приятном удалении от эпицентра новой возможной катастрофы я с отстраненным, хотя и не лишенным удовольствия любопытством ждал, что же будет делать шланг на этот раз.

Он слегка вздрогнул, еще раз, сильнее, и надулся. Вокруг его конца возникла небольшая ямочка, свидетельствовавшая о том, что откачка пошла. Личинка тоже чуть вздрогнула, но тут же успокоилась. Наш шланг осушал ее на подобающей скорости и потому совершенно безболезненно.

Барнар вздохнул.

– Полагаю, это означает, что пора приводить в действие остальные шланги. Чего тянуть?

VIII

Демон молил, глаз многоцветьем сверкая:

«В землю воткните меня, я вас летать научу!»

В процессе выкачивания сока личинка делается все более и более плоской, в результате чего возникает опасность, что одна из Нянек заметит ее и съест, приняв за мусор. Откачник может присоединить к шлангу одну личинку, потом пойти проколоть другую, даже третью, но рано или поздно ему все равно придется вернуться и отсоединить первую, пока она не сделалась чересчур худой. Поэтому мы только и делали, что карабкались то на одного громадного младенца, то на другого, и уставали ужасно. Когда мы впервые позволили себе лечь и уснуть, на нашем счету было всего семь обработанных личинок.

Несмотря на смертельную усталость, я довольно долго лежал в своем гамаке без сна. Лишенный звездного неба и мерцающей луны, человек не ощущает наступления ночи по-настоящему, и сон превращается для него в недвижное лежание внутри наполненной стоячим воздухом шкатулки, – состояние, которого бежит его душа. Однако с той самой поры и надолго слово «ночь» стало для нас всего лишь синонимом «усталости», а «день» означал работу до полного изнеможения.

Мы висели каждый в своем гамаке в полном молчании. В другое время, задержавшись ненадолго на грани бодрствования и сна, мы с Барнаром лениво перекидывали бы друг другу волан разговора, пока один из нас не соскользнул бы в забытье. Нынешнее молчание было слишком красноречиво. Ужасы Гнезда предстали перед нами и были побеждены. Результаты сегодняшнего трудового дня показали, что мы способны работать под землей и взять у Пожирателей то, ради чего мы сюда явились. Напиток гигантов тоже казался теперь вполне досягаемым, и мы, покачиваясь в полной тишине, думали о том, что чем ближе было вожделенное богатство, тем дальше разводили нас мечты.

Шести сотен мер золота, нашей общей добычи, только-только хватило бы на осуществление великого замысла Барнара. На эти деньги можно было купить Ведьминого Семени и нанять небольшой флот для доставки его со Стреги (самого мрачного в смысле колдовских практик и инструментов острова Астригальского архипелага). Остатков как раз достало бы, чтобы заплатить самим ведьмам за прокат гриф-грифа, ибо это чудовище должно помочиться на все до единого семена, лишь только их вобьют молотами в землю; без этого сила семян останется сокрытой и деревья не взойдут. Те же самые шесть сотен золотых мер покрыли бы и наем отряда болотных гуунов (обитателей кошмарных трясин Стреги), которые одни могли управлять гриф-грифом, приносить ему вовремя воду и вообще следить, чтобы он не отвлекался от работы.

То же самое было и со мной. Хотя Плащ, Перчатки и. Сандалии Пелфера могли сделать нас неприлично богатыми в самое короткое время, для успешного овладения ими требовался очень крупный начальный капитал. Нечего и надеяться пересечь степи Сидрила без поддержки как минимум трех сотен хорошо вооруженных солдат, да еще к ним следовало прибавить военных инженеров для использования тяжелого вооружения на марше и ведения осадных работ на месте, у Могилы. Притом для решения такой задачи подходят только высококлассные наемники, чью верность на период времени, достаточный для выполнения данного замысла, можно купить лишь за четыре сотни мер золота, никак не меньше. Сюда же прибавляем стоимость аренды кораблей, необходимых для транспортировки этой мини-армии; да и сама дорога от Великого Мелководья (где лучшие наемники) через Стремнину Таарга, а оттуда еще восемьсот лиг к северу, через море Сидрила, тоже влетала в порядочную копеечку.

Вот почему для приведения в исполнение любого из этих планов мы должны были действовать заодно. Но, осознавая, что ожидающее нас богатство рано или поздно кончится, мы продолжали дуться, не в силах забыть, что каждый дал торжественную клятву помочь в исполнении замысла другого. Притом злились мы и на себя тоже, ибо каждый ощущал себя виноватым, отодвинув на второй план дело, исполнить которое поклялся в первую очередь.

Работа по осушению личинок продвигалась чем дальше, тем быстрее и легче: во второй день их было пятнадцать, в третий уже восемнадцать. К концу третьего дня мы прихватили с собой вина и галет и пошли побродить по камере, жуя и оглядываясь по сторонам одновременно: это помогало, во-первых, не думать о гнусном вкусе провизии, а во-вторых, исподволь накапливать информацию о наших хозяевах.

Мы как раз соглашались, не без некоторого самодовольства, что уже вполне овладели премудростями новой работы и могли бы сойти за неплохих профессиональных откачников, как вдруг Барнар прервал свою речь восклицанием:

– Смотри!

Бурный поток еды убывал, прямо на глазах превращаясь в тонкий ручеек, – все, что осталось от добычи, недавно принесенной в Гнездо большой группой Фуражиров. Повсюду раздавалось чавканье: это личинки, бешено работая челюстями, разрывали предложенную им пищу. В хищную ораторию насыщения вторгались то резкие, то приглушенные вопли демонов, чьи жесткие тела подземных жителей уступали жадности личинок фрагмент за фрагментом. Внимание Барнара приковал громадный обрывок торса, черную плоть которого, точно глыбу мрамора, испещряли светящиеся зеленые прожилки; он продолжал извиваться в челюстях сгибавшейся под его тяжестью Няньки. Трудно было даже представить себе размеры существа, от которого его оторвали.

– Фуражиры и впрямь куда как сильны, – пробормотал я, – если способны убить то, частью чего было когда-то вот это. – Нам, конечно, говорили, что представители этой касты вырастают до таких размеров, рядом с которыми все их собратья по Гнезду кажутся просто карликами.

– Эй, вы! Лю-у-у-ди! Помогите!

Мы с Барнаром обернулись на крик, точно ужаленные. Позади нас как раз проходила другая Нянька, и на какое-то безумное мгновение нам показалось, что это она обратилась к нам с пронзительным призывом о помощи. Но, постояв с минуту в остолбенении, мы сообразили, что источником крика был комок исковерканной демонятины, который она тащила в пасти.

Из сжеванных в один клейкий шар обрывков демонятины высовывались голова, плечи и извивающаяся конечность все еще живой твари, чье тело Нянька перемолола челюстями – вместе с остальными. Его-то булькающий голос и достиг наших ушей. Голову его, словно какой-то диковинный шлем из драгоценных камней, покрывала корка глаз, которые сияли, пронзая пещерное мерцание настенного грибка.

– Могучие откачники! Сияющие герои! Спасите меня, и я подарю вам богатство, какое вам и не снилось!

Мы с Барнаром переглянулись. Интересно, у меня тоже было столь же изумленное, горящее неприкрытой жадностью лицо, как у него? Мы оба торопливо натянули подходящие случаю маски скептической серьезности.

– Ну да, а что еще он может сказать? – заметил я.

– Вот именно!

– К тому же, – покривил душой я, – как гласит старая пословица: «Кто верит демона речам?»

– «…Ни человек, ни демон сам», – поддакнул Барнар. Так мы и трусили вслед за Нянькой, убеждая друг друга, что лишь хотим удовлетворить свое любопытство: узнать, что именно предлагает демон.

– Мы не должны забывать, – настаивал я, – что у нас уже есть в высшей степени выгодное предприятие. Нельзя соблазняться обещаниями, данными в минуту отчаяния. К тому же почти наверняка все, что может предложить этот демон, находится в подземном мире, и нам, чтобы этим воспользоваться, придется его туда нести.

– Точно, – кивнул Барнар. – С другой стороны… что мы теряем, порасспросив его? Он и ему подобные хорошо знакомы с жизнью и повадками Пожирателей. Демоны знают о своих врагах все до мелочей. Так что мы сможем, по крайней мере, чему-нибудь научиться.

– Тогда давай поторопимся, – предложил я. – А то его, похоже, собираются скормить двум личинкам одновременно.

Нянька пристроила свою ношу между двумя личинками, и те принялись деловито жевать. Яркоглазый демон вертелся на верхушке комка пищи, но деваться ему было некуда: измочаленную заднюю часть его тела накрепко заклинило в питательной субстанции. Одной конечностью (щупальцем с тремя когтями) он отчаянно сигналил нам. Рот его представлял собой перепончатое отверстие в горле, откуда при нашем приближении снова раздался тот же воркующий голос.

– Скорее! О, поспешите, высочайшие! Неописуемое богатство обещаю я вам! О, торопитесь! Если они съедят мою голову, я ослепну!

– Скорее всего, так оно и будет, – подтвердил я. Нянька ушла, так что мы вольны были делать все что захочется. – Но, боюсь, сначала нам придется уточнить: что именно ты понимаешь под «неописуемым богатством»? И, по-моему, лучше тебе поторопиться с ответом.

Мгновение демон оторопело смотрел на нас. Сияющие созвездия у него на голове состояли из дикой мешанины разных по форме, цвету и размеру глаз, но, что хуже всего, У каждого глаза было свое выражение, и за каждым угадывался отдельный, независимый и непременно зловредный ум. Из его горлового отверстия вырвался стон, и демон возобновил мольбы:

– Снадобье для Полета! Я могу предоставить в ваше распоряжение Снадобье для Полета! Если я вас обману, скормите меня этим скотам!

Кто не назвал бы нас легковерными, узнав, как мы поступили дальше? Но разве большая удача не всегда кажется невероятной? Мы шагнули к комку пищи с мечом и топором – О да! – воскликнул демон. – Перерубите меня у ребер! О, скорее!

Я протянул демону левую руку, в которую он вцепился без промедления. Чавкающие челюсти личинок приближались к нему с двух сторон. Я рванул его на себя, а Барнар одним могучим ударом Старого Кусача рассек перекрученную ось его грудной клетки.

Мы унесли остаток демона за выступ стены и пристроили его на камне. Кровоточащий обрубок зарубцовывался прямо на глазах, через несколько мгновений его уже покрывала грубая сухая кожа, похожая на древесную кору. Голова и плечи, одна конечность – все это полеживало на камне и посверкивало на нас сонмом разнообразных глаз, каждый из которых горел индивидуальной жаждой. Горловое отверстие, влажное и подвижное, молило:

– Посадите меня в землю! Просто посадите, в любой участок подземной почвы! Я пущу корни! А Снадобье для Полетов раздобыть очень легко, оно находится под землей, совсем недалеко, и я знаю короткую дорогу туда. – Тут мы с Барнаром обменялись подозрительными взглядами. Демон забеспокоился. – Возьмите меня в проводники, о яркокрасочные, и я наделю вас способностью летать по воздуху! Я буду вашим покорным, нижайшим слугой, обожающим вас Острогалом!

Ну что же, чего-то в этом роде мы и ждали: нам предлагали прогуляться сначала к выходу из Гнезда, а потом и по подземному миру. А что взамен? Снадобье для Полетов, само по себе неоценимое сокровище, которое к тому же можно использовать как средство дальнейшего обогащения! От этого предложения за версту несло таким чистым, беспримесным безумием, что я немедленно поверил в его искренность.

– Все, что мы можем обещать, это подумать, – ответил я нашему усеченному собеседнику, этому укороченному Острогалу. – Тебе придется дать нам время на размышления, и побольше, а кроме того, поклясться, что, пока мы думаем, ты не будешь пытаться учинить какое-нибудь безобразие.

Острогал выразил пламенное согласие. Затем он принялся услаждать наш слух неслыханной доселе лестью, и, хотя стоило на него цыкнуть, как он немедленно умолк, само его присутствие, сотни недреманных очей, сверкавших в моей ослабленной перевязи для меча, лишали нас душевного равновесия. Поэтому, вернувшись в подсобку, я первым делом сунул Острогала (под аккомпанемент его многословных уверений, что ему будет «вполне удобно») в крепкий кожаный мешок из-под провизии и повесил его на вбитый в стену крюк.

IX

Сквозь годы и годы мальчишка мчит,

Коней погоняя, вскачь.

Но от судьбы ему не уйти,

Налетит и ударит, как мяч.

Мы опустились в гамаки, а молчание, ставшее уже привычным для этого времени суток состоянием, опустилось на нас. Однако в тот вечер мы прямо-таки слышали, как мчатся наперегонки наши мысли.

– Как иной раз умножаются шансы, – отважился наконец я, – и уводят людей прочь от первоначального намерения!

– Угу. Но разве не следует нам придерживаться направления на Королевскую Камеру и напиток гигантов, которые почти наверняка принесут нам солидное состояние?

– Разумеется! Но эта череда беспрестанно множащихся возможностей… У меня такое ощущение, Барнар, для которого я даже слов не подберу. Похоже, наш час пробил!

– Клянусь Трещиной, Ключом и Котлом, Ниффт, ты просто подслушал мои мысли! – Тут мы оба уселись в гамаках. Я увидел в глазах друга блеск невысказанного ликования. – Мы оба чувствуем одно и то же, правда? – продолжал он. – Здесь и сейчас должен пробить золотой час нашей профессии. Спускаясь сюда – нет, еще только подписывая контракт с моим злополучным племянником, – сделали мы первый непримечательный шаг к той самой заветной Двери, которая лишь однажды в жизни открывается перед художником. Не кто иной, как Госпожа Удача пригласила нас сюда, под землю, и здесь она собирается осыпать нас такими благодеяниями, какие нам и не снились!

– Вот и у меня такое же чувство, старина, – торжественно подтвердил я. – В точности такое.

Не следует слишком громко рассуждать об Удаче, в особенности когда она сама маячит где-то поблизости, но, как только мы снова улеглись, Барнар не удержался и позволил своему возбуждению вылиться в небольшой речи.

– А вдруг нам повезет даже больше, чем мы в состоянии представить сейчас? Скажем, мы заработаем не шестьсот мер золота, а на пару сотен больше? Восьмисот мер хватит не только на земли моего клана, но и на перевалы и горные пустоши, как ты и говорил, Ниффт. А потом, если кланы Гам-Гадриан и Магнас-Дриан в результате некоего союза объединят усилия, наши лесопилки сорвут с корабельных верфей Мелководья такой куш (смотри «Отступление Шага Марголда»), что твое паломничество к Могиле Пелфера станет возможным уже год спустя.

Я был уязвлен, обнаружив, что он по-прежнему со спокойной совестью ставит на второе место славный подвиг, который мне не терпелось совершить.

– Не очень-то благоразумно, по-моему, делать ставку на обещания доведенного до отчаяния демона, – позволил себе огрызнуться я. – Сейчас мы почитаем себя счастливчиками, однако, стоит спуститься в ад с этой глазастой мерзостью под мышкой, везение может и улетучиться.

– Я только хотел сказать, – ответил Барнар спокойно (но я-то знал, что и он тоже уязвлен), – что новые возможности открываются перед нами на каждом шагу, и вполне может случиться так, что одна из них сделает нас еще богаче, чем мы можем надеяться сейчас.

Мне не хотелось продолжать разговор. Но Барнар немного погодя заговорил снова.

– Дай-ка я расскажу тебе историю, Ниффт, о человеке, известном нам обоим, о человеке, который дорог мне как брат. Он известен как Ниффт Кархманит, но, хотя Кархман-Ра, жемчужина Пардаша, королевы Эфезионского архипелага, давно уже является его домом, родился он на самом деле в маленьком портовом городке в бухте Ладроны на Самадриосе, малом Эфезионском архипелаге, на южной его оконечности.

– Пощади, – взмолился я, зная, однако, что все бесполезно, – настал его черед.

– Вырывающиеся из Ледяных Водоворотов ветры охлаждают южный Самадриос, – продолжал Барнар, – но в малютке Ладроне, и в особенности в ее уютной бухточке на северном берегу, климат был хотя и бодрящий, но вполне умеренный, и торговля там процветала. Жестокая судьба, постигшая Ладрону, создала Ниффта. Чтобы понять этого человека, надо знать мальчика, который стал свидетелем гибели родного города.

Его семье принадлежала небольшая таверна в гавани, и Ниффту повезло, что в утро гибели города он поехал, как делал это каждую неделю, на пивоварню. Там он загрузил в отцовскую повозку бочонки с элем и молодым пивом, за которыми его посылали, и только тронулся в обратный путь по дороге, которая, извиваясь, сбегала вдоль горного хребта вниз, к гавани, как вдруг почувствовал, что земля содрогнулась под ним. Остров сделал несколько неверных шагов по танцевальному залу океанского дна, а морская поверхность вокруг передернулась, как кожа, по которой прошли мурашки.

Паренек застыл в изумлении, изо всех сил натягивая поводья отчаянно пятившейся упряжки. И тут он увидел, как океан поднялся огромной горой бесконечной ширины и пошел в наступление на его мир.

Он снова принялся нахлестывать лошадей, стремясь вниз, к гавани, а его разум, не в силах осознать случившееся, словно завис, отделившись от него, в небе, подобно высматривающему добычу ястребу, созерцая обширный фронт атакующей сушу влажной стены. В безумной спешке ему почему-то казалось, что если он достигнет дома раньше, чем на него обрушится волна, если только он успеет ворваться в таверну и закричать: «Отец! Мама! Океан идет!» – если только он успеет предупредить, то катастрофу можно будет задержать.

Он был еще на вершине холма, когда ревущая пенная пасть с грохотом обрушилась на Ладрону и поглотила город целиком. И все же Ниффт продолжал настегивать обезумевших животных, заставляя их мчаться вниз, точно им двигала та же неукротимая ярость, что и морем. Когда повозка уже катилась по пересекающей небольшую горную равнину дороге, море перемахнуло через вершину каменистого холма, лавиной обрушилось вниз, подхватило лошадей, повозку, возницу и закрутило их в бешено кипящем котле полной водорослей соленой пены.

Неправдоподобно долго удерживались лошади на гребнях лохматых волн, таща за собой повозку, покуда возница орудовал кнутом, уподобившись владельцу морской колесницы Бентодагону, герою легенд Аристоса. Но вот ярость океана начала ослабевать; взбесившиеся волны утихли, и на месте долины образовалось соленое озеро, в котором, бешено вращая глазами, раздувая ноздри, утонули наконец лошади, увлеченные на дно тяжелой повозкой, а Ниффт, в несколько секунд став на целую жизнь старше, выплыл, оглушенный, на сушу.

Ладрону смыло полностью, точно и не бывало никогда. От семейного предприятия не осталось даже фундамента. Вскоре после катастрофы Ниффт записался в подмастерья к странствующей труппе акробатов и никогда больше не возвращался на землю своей родины. С другой стороны, так же верно будет сказать, что он никогда и не покидал бушующего озера в горах над затонувшей Ладроной, никогда не прекращал нахлестывать рассекающих волны коней, пытаясь опередить потоп. Ибо разве переставал он когда-нибудь странствовать? Разве останавливался он, нетерпеливо стремясь от одного подвига к другому? Какими бы сокровищами ни владел Ниффт, он всегда мечтает о большем. И, зная эту его особенность, его добрый друг Барнар Гам-Гадриан предостерегает: рано или поздно наступает время, когда даже величайший художник должен остановиться и сказать: «Здесь я останусь, это место буду лелеять, как свой родной дом». Ибо что еще способны принести Сандалии Пелфера и все остальное, как не дальнейшие скитания, дальнейшие поиски? Тогда как на Чилии, в моих родных горах, нас ждет рай, который нам выпало на долю поднять из небытия, а затем и заселить!

Так я пал жертвой мною же изобретенной уловки, и мне пришлось приложить немало труда, чтобы удержать язык за зубами. Отвечая, я изо всех сил старался скрыть раздражение.

– Барнар, разве мало того, что мы сначала поклялись найти могилу Пелфера, а уж потом я дал обещание помочь тебе с Ведьминым Семенем? Неужели нельзя разрешить эту болезненную контроверзу на простом основании первенства?

– Если уж на то пошло, Ниффт, то почему более раннее обязательство более свято?

Спорить было бесполезно. Снова настала тишина. Снаружи, из личиночной камеры, эхом доносилось цоканье и шелест огромных хитиновых ног, плетущих кружева изысканного танца, влажное чавканье личинок и бредовое воркование демонов на пороге полного уничтожения. Размеренные звуки могучей жизни Гнезда мягко и ненавязчиво стерли мои мысли, и я погрузился в сон.

Однако немного погодя тонкий ручеек приглушенных звуков, точно щекотка, вытащил меня из глубин забытья. Некоторое время я лежал прислушиваясь. Затем крадучись поднялся и обнаружил, что Острогал высунул из горловины мешка всю конечность и его трудолюбивые коготки уже почти справились с завязками.

Я разбудил Барнара, и мы вместе принялись вершить суд над усеченным демоном. Извержение многословных извинений последнего иссякло, как только Барнар сделал движение топором.

– Ты уже предал наше доверие, – сказал я Острогалу. – Теперь клянешься, что готов понести любое наказание, чтобы только вернуться к изначальным условиям договора. Очень хорошо. Мы настаиваем на осторожности. Тебе придется расстаться и с этой конечностью, если ты и дальше намерен находиться здесь. Если это условие для тебя неприемлемо, мы готовы вернуть тебя личинкам.

Острогал согласился моментально.

– Договорились! Договорились, пусть так и будет. Мне нужна только шея и маленький кусочек грудной клетки, чтобы пустить корни, и все, при условии, что вы меня посадите. Покорнейше соглашаюсь с вашими мерами предосторожности. Только обещайте выслушать все, что я скажу о Снадобье для Полетов, когда у вас будет желание. Задавайте любые вопросы, и, клянусь, я сумею вас убедить. А как только вы встанете на крыло, как только, о великолепные, Снадобье будет у вас и вы будете свободно парить среди ветров, вы сами благословите день, когда наши пути пересеклись здесь. Вот увидите, мои благодетели!

С этими словами он протянул щупальце, и Барнар его оттяпал. Мы положили демона обратно в мешок, завязали еще туже, чем раньше, повесили повыше и вернулись к своим гамакам и прерванному сну.

X

Коль жаждешь к Груди Материнской припасть,

Чтоб Жизни великой вкусить,

Сторожко сквозь Гнездышко надо шагать!

С оглядкой из чашечки пить!

Утром нашего четвертого дня в подземелье я топтался по медленно оседающей спине огромной личинки, поджидая, когда наступит пора выдернуть шланг и вернуть его к потолку.

Пока личинка медленно, но верно опускалась подо мной, я разглядывал ее сородичей. Барнар, просигналив откачку третьей за сегодняшний день личинки, вернулся из подсобки и взобрался наверх, чтобы составить мне компанию.

– Здесь что-то большее, чем простое оживление, – говорил я ему. – Клянусь! Все вокруг просто… кипит! Смотри, вон уже и за пустыми пришли. – На расстоянии копейного броска от нас какая-то Нянька нависла над опустошенным свертком второй за день личинки и принялась пожирать его. Все в камере были чем-то заняты; кормление шло повсюду. Куда ни глянь, взгляд упирался в спешащую Няньку или Лизуна. Необычайное оживление царило в Гнезде с момента нашего пробуждения, не прекращаясь ни на секунду.

Барнар согласился.

– Больше всего меня поражают куколки. Наверное, это означает… что-то вроде резкого прироста населения, не так ли?

В глубокой задумчивости стояли мы на спине опадающей личинки. Что еще могло это означать? В первые дни нашего пребывания в подземелье Няньки лишь изредка выносили из камеры куколок. Они формировались постоянно; матерея, достигшие максимального размера личинки становились малоподвижными и покрывались толстым слоем блестящего секрета, который через день-другой затвердевал, превращаясь в кокон. Их-то и переносили Няньки в специальное укрытие (так нам рассказывали), где со временем из куколок вылуплялись и достигали размеров взрослой особи молодые Пожиратели.

Но сейчас, куда бы и когда бы ни устремили мы свой взор, повсюду он натыкался на Нянек, тащивших куколок. Соответственно, освободившиеся места немедленно занимали новые личинки, поступавшие из Инкубатора. Барнар поколебался немного, потом добавил:

– Наш друг в мешке настойчиво требует аудиенции у наших сиятельных особ. Пока я сигналил наверх, он все дудел сквозь мешок, убеждая меня, что в Гнезде происходят «многозначительные перемены».

Такая чувствительность демонического обрубка, упакованного в крепкий мешок, лишний раз напомнила нам о чрезвычайной прозорливости его сородичей во всем, что касалось поведения и образа жизни Пожирателей.

– Что ж, пойдем поболтаем с ним, – предложил я. Мы отцепили шланг от опустевшей оболочки, на которой стояли, забросили его под потолок и зашагали в подсобку.

Даже сквозь мешок, который лишал его возможности видеть, Острогал почуял наше приближение, хотя мы и подкрадывались как можно тише, специально, чтобы его проверить.

– О сиятельные! Осмелюсь ли обратиться к вам? Осмелюсь ли обременить вас почтительнейшей заботой о вашей безопасности?

Что мы теряли, согласившись выслушать его? Извлеченный из заточения и водруженный на каменный выступ, Острогал выглядел здоровым и свежим, как обычно. След недавно перенесенной ампутации зарубцевался чисто и гладко. Сотни глаз, точно чадящие масляные светильники, лучились чужеродным беспокойством.

– Господа, исключительно забота о вашем благополучии побуждает меня обращаться к вам столь бесцеремонно, ибо разве не в вашей безопасности залог моего собственного спасения? И не в вашем обогащении залог моей свободы? Я настаиваю лишь на одном: если вы вообще намерены пройти через Гнездо, то лучше сделать это прямо сейчас, не откладывая, ибо, вне всякого сомнения, здесь затевается крупное дело, я это чувствую. Фермент размножения принялся за дело, их число растет, я чую! А в такие времена, господа, движение в коридорах грохочет без остановки, подвергая путешественников наших с вами скромных размеров еще большей, нежели обычно, опасности!

– Похоже, ты намекаешь, – ответил я, – что наше путешествие с тобой вниз – решенное дело, но я, например, далек от какой-либо уверенности. Скажи мне вот что, Острогал: можно ли верить стихотворению Умбрала Младшего, описывающему Полет Вилобородого, где говорится, что Снадобье для Полета выжимают из неких трубочек, которые собирают в саду обитающего в трясине гиганта?

– Простите, – робко свистнул демонический обрубок, – но я не могу ответить на этот вопрос.

– Не можешь ответить? – Брови Барнара поползли вверх. – А как насчет дактилей Когитера? Верно ли в них сообщается, что Снадобье является продуктом некоего покрытого волосами пахучего плода, произрастающего на стенах пещеры на дне первичного подземного мира, как гласит следующий куплет: «Глубинных гротов стены мириадами набухли / плодов, которые полезней осушать, чем нюхать»?

– С невыразимым прискорбием вынужден сознаться, – еле слышно пропищал Острогал, – в собственном бессилии удовлетворить вашу любознательность.

– Так что же ты можешь нам сообщить? – не выдержал я, схватил его за обрубок шеи и выскочил вместе с ним в личиночную камеру. – Не вижу причин не закинуть тебя обратно в пасть личинкам, от которых мы тебя столь безрассудно спасли! Что скажешь, Барнар? Какая, по-твоему, самая голодная?

– Благородные спасители! Премудрые паладины! – заблеял Острогал. – Разве могу я так легко расстаться с единственным известным мне средством заручиться вашим содействием? Храбрецы, подобные вам, рискнут отправиться в путь и без меня, если будут точно знать, куда идти и где искать требуемое.

– Вон та личинка, – отозвался Барнар, – по-моему, достаточно проголодалась. Видишь, как челюстями щелкает? Нам ведь не нужно, чтобы демон долго мучился перед смертью, мы ведь не жестокие люди. Давай туда его закинем.

– Если вы желаете поступить так, повелители, мне не остается ничего, как смириться, – вопил демон. – Кишечник отвратительного создания превратит меня в мешанину микроскопических спор, которые выйдут наружу с фекалиями. Мало-помалу некоторые из этих спор, бывшие некогда мною, попадут сначала в коридоры Гнезда, а оттуда в почву подземного мира. Не исключено, что целое столетие пройдет, прежде чем я найду подходящий уголок земли, пущу корни, зацвету и зрение вновь вернется ко мне, но, если другого пути нет, я перенесу эту слепоту!

Дело кончилось тем, что мы снова запихали его в мешок. Пусть повисит в темноте еще чуток, глядишь, сговорчивее станет. Да и, сказать по правде, мы не могли не признать, что его отчаянное запирательство вполне походило на поведение того, кто обладает поистине бесценным сокровищем.

Однако красноречие Острогала достигло цели, хотя не совсем так, как ему хотелось. Он убедил нас в том, что учащение пульса жизни Гнезда и этот загадочный фермент таят для нас потенциальную угрозу. Чтобы обследовать Гнездо целиком, необходимо было приниматься за дело, не мешкая ни секунды и не дожидаясь, пока активность подземных гигантов станет еще более лихорадочной. Костарду придется пока довольствоваться тем, что мы уже послали наверх. Нам же пора приниматься за великую миссию добывания двух кувшинчиков эмульсии стоимостью в три сотни мер золота каждый.

Сборы в дорогу завершились, не успев начаться: оружие, смазанное и заточенное, висело на ремнях за спинами; два пояса, содержавшие кое-какую провизию, а в основном заполненные дюжинами пузырьков с оранжевой краской, которую все без исключения откачники постоянно носят с собой, чтобы подправлять маскировку, облегали бедра. Краски мы взяли побольше, так как сообразили, что ее можно будет использовать в огромных коридорах Гнезда для разметки пути. Кроме того, мы прихватили по две сотни локтей крепкой упругой веревки каждый и, как нельзя более кстати, две обтянутые кожей амфоры с плотными крышками, которые потихоньку сунул нам Бант.

Когда все было готово, Барнар при помощи шнуров послал наверх сигнал «перерыв на отдых». Ответом было не обычное уведомление о получении сообщения, но целый взрыв трескучих вопросов. Мы сочли ниже своего достоинства отвечать на них, однако судьба золота, которое оставалось в открытых ящиках для провизии, вселяла в нас беспокойство – а вдруг Костард в порыве негодования спустится вниз проверить, где это мы пропадаем. Поэтому, взвалив на плечи мешки с сокровищем, мы протащили его вдоль стены камеры с полмили или больше, пока не достигли укромного уголка, где и сочли возможным его оставить.

Так мы и оказались впервые в коридорах Гнезда. Мы вышли, чуть пригнувшись и напружинив колени, заранее готовые отпрянуть при встрече с любыми чудовищами, которые… просто не появились. Некоторое время мы стояли, пристально вглядываясь в окружающее пространство: пустота, точно потягивающаяся со сна кошка, выгнула над нами спину, по бокам распялила зевающие пасти синеватая мгла.

– Ну ладно, – произнес Барнар, – пошли. Где тут уклон, как ты думаешь? По-моему, тут все ровно, как блин. – Основываясь на общеизвестном факте, что наиболее оберегаемые камеры Пожирателей строятся обычно наверху, в самых пиках гор, мы приняли твердое решение в своих исследованиях не отклоняться от направления вверх. Согласно этой же логике, Королевская Камера должна находиться в самой крайней точке Гнезда, даже выше уровня личиночных камер.

– Вот в эту сторону чуть-чуть, тебе не кажется?..

– Да, похоже на то. Давай пошевеливаться, пока никого нет. – И мы пустились рысцой, через каждые несколько саженей разбрызгивая зигзаги краски на стены пещеры. Пустота туннеля сделалась гнетущей, почти непереносимой. Но вот… что это, земля задрожала под ногами?

– Барнар, ты чувствуешь?

– Ключ, Котел и Трещина! – Ныряй в расщелину!

Так произошло наше первое знакомство с представителями других, более крупных рабочих каст. Первым показался – мы уже начали различать их по внешнему виду, приобретя некоторый опыт, – Землекоп с громадными закругленными челюстями, которые легко крошили каменистую почву. Тело его было в полтора раза больше, чем у Няньки. Несколько мгновений спустя неестественная тишина, которой приветствовал наше появление подземный коридор, ушла в небытие под напором грохочущих толп Пожирателей, сновавших туда-сюда. Землекопы, Метельщики, Носильщики (последних отличал непомерный зоб, благодаря которому они и служили своеобразным транспортом для доставки пищи разным кастам работников) – впечатление, которое производили на нас эти подземные трудяги, лишь наполовину оправдывалось их размерами. Скорость была другой составляющей, скорость и безумная отвага. Двое работников, мчащиеся голова к голове в одном направлении, могли запросто кинуться навстречу трем другим, причем ни одна из сторон не выказывала ни малейшего колебания. Гремя, точно грозовые тучи, они на мгновение сливались в единую массу и тут же расходились вновь, причем во время этого маневра между их лоснящимися боками, которые с сухим хитиновым треском терлись друг о друга, не оставалось щелочки шириной даже в волос, а их гигантские ноги с острыми, как у кузнечиков, коленками, ни на секунду не переставая двигаться, чудесным образом выпутывались из неразберихи. Несмотря на то что такие встречи случались на наших глазах ежеминутно, мы не переставали поражаться неукоснительной точности их движений.

Трепет, в который повергало нас созерцание их стремительного бега, мог сравниться лишь с шоком, который мы испытывали каждый раз, когда они останавливались. Никогда бы не поверил, что мчащаяся на такой скорости махина способна замереть как вкопанная по первому требованию собрата-рабочего, если бы не увидел своими глазами. Мы узнали, что представитель всякой касты мог задержать любого другого, склонившись перед ним в некоем подобии поклона и вращая усиками в ритуальном жесте, означавшем, по-видимому, просьбу. Задержанный в таком случае либо делился с просящим запасом провизии, который он тащил в челюстях, либо отрыгивал ему в рот часть измельченной питательной кашицы из зоба. Таким путем собранный в царстве демонов урожай достигает всех до единого обитателей многомиллионного Гнезда.

Эти неожиданные паузы ставили под угрозу стабильность нашего собственного продвижения, однако постепенно мы научились двигаться не останавливаясь: пока никого не было, бежали изо всех сил, как только подошвы наших ног начинали посылать соответствующие сигналы, ныряли в ближайшую рытвину или вскарабкивались вверх по каменному желобу в стене, пережидая там очередное нашествие великанов. Постепенно мы настолько поднаторели, что могли угадать количество и направление приближающихся бегунов раньше, чем они оказывались в поле нашего зрения. Этот полезный навык помогал принимать решения еще до наступления опасного момента, что было очень кстати, поскольку угроза, внезапно выскочив из-за поворота, не оставила бы времени на раздумья.

Одолев таким образом что-то около двух миль, мы укрылись в небольшой расщелине в стене, где решили немного отдохнуть и выпить вина.

– Будь я проклят, – ворчал, тяжело переводя дух, Барнар, – если знаю наверняка… но, по-моему, мы прем… вниз по склону.

– …этот рваный ритм… я тоже не вполне уверен… но, пожалуй, согласен.

Некоторое время мы лежали, тяжело дыша. Мимо с грохотом проносились гиганты. Несколько глотков кислого вина огнем пробежали по нашим и без того разогретым жилам. Храбрость костром вспыхнула в наших душах.

– Ну и что, вернемся и попробуем другое направление?

– Почему нет? Знаешь, Барнар, если это худшее, с чем мы рискуем здесь встретиться, то, думается, нам оно по силам.

– Да и еще раз да! Смотри, вон идет Лизун. – Пританцовывая и поминутно кивая головой, как цирковой пони, он приближался к нам, смачивая слюной мох на участке стены вокруг нашего укрытия. Все, что от нас требовалось, это сидеть тихо так как вокруг входа в нашу пещерку никакого мха не было! Задрав голову на высоту бушприта океанского галеона, Лизун пронес над нами свой слюнявый поцелуй, а его ноги, точно две поддерживающие свод колонны, на мгновение замерли перед нами, будто вход в храм. Затем он протанцевал дальше.

– Подумать только, Ниффт! – проворчал Барнар. – С такими отпрысками, как этот, каковы же должны быть размеры самой Королевы?

Мы потрусили обратно, туда, откуда пришли.

– А что, если она окажется слишком большой и мы не сможем ни залезть на нее, ни подоить? – спросил я. – Что, если мы просто не сможем на нее вскарабкаться? Разве не… чудесно Снадобье для Полетов, если оно, конечно, в самом деле существует, вписывается в наш план? Умей мы летать, провернуть трюк с добыванием напитка гигантов было бы нам куда как по плечу.

– Представь себе, та же самая мысль и мне не давала покоя, Ниффт! Острогал, разумеется, имеет все основания врать, сколько ему заблагорассудится.

– Что ж… придется расспросить его с пристрастием, как только вернемся.

Резво петляя по полу гигантского коридора, мы с каждым шагом чувствовали себя в нем все более уверенно. Ощутив содрогания почвы под тяжестью необычайно крупных тел, мы оглянулись в поисках укрытия. Кварцевая жила ребром выступала из стены пещеры как раз перед нами.

– Полезли! – скомандовал я. Мы вскарабкались на верхушку выступа как раз вовремя: на том месте, где мы стояли совсем недавно, показался бойко напирающий Метельщик. Но не успели мы вздохнуть с облегчением, как с противоположной стороны ему навстречу скакнул титан Фуражир.

Мы еле удержались на своем насесте: это был первый Пожиратель таких размеров, которого нам довелось увидеть. Но мы все же не ослабили хватки, а, напротив, отчаянно цепляясь за шершавую каменную поверхность, полезли еще выше, чтобы избежать столкновения с этим гигантом. Одни только его челюсти размером были с половину Няньки! Поскольку Метельщик и не подумал сменить курс, Фуражиру пришлось приподняться на выпрямленных до предела ногах, и тот, слегка присев, прошмыгнул прямо под ним.

К несчастью, совершая этот маневр, Фуражир чуть заметно накренился в нашу сторону и шаркнул плечом по стене прямо под нами. Ударной волной нас сорвало с камня, и мы полетели вниз, прямо на его широченную спину, молотя руками и ногами по воздуху и отчаянно желая оказаться где угодно, но только не там, куда влекла нас неумолимая судьба.

XI

Седлайте коня мне, помчуся туда,

Где адских кубышек встает череда!

Скор мой скакун, и копыта гремят

Сквозь златом извечно потеющий ад!

Оказавшись на спине Фуражира, мы первое время шатались и спотыкались от ужаса, нас заносило то вправо, то влево, в зависимости от того, с какого боку дружно, словно весла, вскидывались колени нашего скакуна. Вскоре мы обнаружили, что держать равновесие на этой равномерно колышущейся спине не сложнее, чем стоять на палубе большого корабля, карабкающегося с одной волны на другую. Я имею в виду по-настоящему большой корабль, хотя даже самый крупный галеон из всех, на которых мне доводилось плавать, был едва ли в половину нечаянно оседланного нами существа размером. Его вздутая брюшная часть круглилась за нами, точно корабельная корма, края которой мы не могли рассмотреть; гигантский бушприт челюстей маячил впереди, полускрытый громадной сферой головы. Испускающие голубоватое свечение стены проносились мимо, скорость нашего полета превращала заросли мха на них в подобие морской пены.

– Крась! – раздался крик Барнара, и смысл, вложенный им в это слово, привел меня в чувство. Мы кинулись к прядущим воздух ногам, я влево, Барнар вправо, и, подобравшись к ним так близко, как только могли осмелиться, принялись выплескивать в пустоту содержимое наших бутылочек с краской. Маленькие знамена пигмента взмывали в воздух, изгибались дугой и тут же разлетались на куски, разорванные скоростью. То же самое произошло бы и с нашими телами, случись нам спрыгнуть или как-нибудь соскользнуть вниз; по меньшей мере мы переломали бы себе ноги.

– Если у него попросят еды и он остановится, – крикнул я через плечо, – прыгай в ту же секунду!

– Думаешь, зоб у него полный? – последовал через удар сердца ответ Барнара. В круговерти покрытых ядовито-синими мхами стен, разлетающихся в стороны, точно морская пена, распоротая стремительным килем, вопрос повис, полный невысказанного смысла. Если зоб нашего Фуражира полон демонического урожая, значит, он возвращается с жатвы и, вполне возможно, следует туда же, куда лежит и наш путь: в Королевскую Камеру. С другой стороны, если зоб его пуст, то он вполне может направляться в подземный мир, чтобы его наполнить.

Какое-то время мы неслись вперед, точно во сне, балансируя на краю неопределенности: если другой работник попросит у нас пищи и зоб нашего скакуна окажется полным, следует ли нам прыгать? Разве не может случиться так, что он со своим приношением отправится прямо к Королеве?

Но вскоре стало совершенно ясно, что дорога идет под уклон.

– Вниз пошел! – выкрикнул Барнар, когда спуск неожиданно сделался еще круче. Ни один Пожиратель не задержал нас по пути и уже не задержит, это мы поняли. Собратья по Гнезду наверняка чуют, что наш скакун пуст.

Всеми силами старались мы отогнать ужасную мысль о том, в какое страшное место направляемся, иначе мышцы наши оцепенели бы и мы попросту свалились бы со своего скакуна. Сложные разветвления туннелей непредсказуемо пролетали мимо, и на каждом таком перекрестке мы лихорадочно выпускали в воздух столько краски, сколько могли успеть, чтобы не пропустить поворот, когда – если нам повезет! – будем пешком возвращаться назад. Так, вертясь на спине Фуражира, точно два дервиша, мы лихорадочно помечали путь яркой сияющей лентой, а наш скакун грохотал вниз, к основанию горы, не встретив на пути ни единого собрата.

Спуск был так долог, что мы не могли не поразиться невероятной протяженности Гнезда, и все же дорога неумолимо влекла нас к тому, против чего восставала каждая пора наших тел, и не прошло, казалось, и минуты, прежде чем я воскликнул:

– Какие могут быть сомнения? Видишь вон там, впереди? Свет краснеет?

– Да! – тоскующим голосом ответил Барнар, и я знал, что его, так же как и меня, сотрясает непобедимый приступ чистой ненависти, слизняки отвращения проползают вверх и вниз по спине.

– Полагаю, – продолжал я, тщетно пытаясь придать своему голосу побольше оптимизма, – вряд ли можно попасть туда под более надежной защитой, чем мы с тобой имеем в данный момент.

– Несомненно, – угрюмо прогудел он.

– О, взгляни же, друг мой! Мы приближаемся! Забей пару колышков, надо натянуть веревку, чтобы было за что держаться!

Ветвящиеся коридоры слились в одну мощную галерею, залитую светом, который с каждым шагом становился все краснее. Вот еще один Фуражир возник по левую сторону от нас, двое по правую… и вот мы уже мчимся в грохочущем потоке, превратившись в часть неудержимо рвущейся наружу армады скачущих титанов. Упав на колени, мы спешно заколачивали в неподатливый хитиновый панцирь колышки, которыми закрепляли концы шлангов во время откачки. Я отмотал часть висевшей у меня на поясе веревки, сделал петлю и натянул ее между вбитыми колышками, чтобы удобнее было держаться.

– Вон они! – вырвался тут у меня вопль. – Вон они, мерзкие адские врата!

Выходное отверстие Гнезда обрамляло рваный овал рубинового света. Земли за ним не было видно, так что нам, казалось, предстоял скачок в пустоту. Но пронеслось еще мгновение, и за разверстой пастью выхода открылся вид: подземная равнина, пронизанная прожилками кровавых рек. Однако в отличие от других мест, где нам довелось побывать, на ней царила странная тишина.

Мы упали на четвереньки и ухватились за веревку.

– Держись!

– Держусь!

Фуражиры вырвались из Гнезда и нырнули вниз, вдоль головокружительной стены подземного мира. Вцепившись в веревку, мы тряслись и подскакивали на неровной поверхности жесткой спины. Долина и каменный небесный свод над ней представали чередой бессвязных отрывков, разворачивая вокруг нас свое гнусное великолепие. Но пол и потолок безмерного подвала потрясли нас: мы не ожидали ничего подобного. Холмистая долина была почти обнажена.

– Пожиратели обглодали ее дочиста, словно кость! – воскликнул Барнар, но тут, взглянув наверх, мы оба буквально завопили от изумления.

– Клянусь Трещиной и всем, что из нее выползает! – взвизгнул я. – Ты только погляди! Что это такое на нас смотрит?

Ибо данная часть каменного небесного свода подземного мира была обитаема: оттуда таращился чудовищных размеров малиновый глаз, плотно укорененный в каменных костях земли и не сводящий с раскинувшейся под ним долины пристального взгляда. Его зрачок, рваный провал непроницаемой черноты, кое-где покрытый, словно сыпью, мелкими, едва видимыми звездочками, окружало пурпурное полушарие почти прозрачного белка, внутри которого извивались или лениво пульсировали перламутровые силуэты, отдаленно напоминающие облака. Но – и это было страшнее всего – око и в самом деле взирало, тяжко ворочаясь в каменной глазнице, задерживая взгляд то на одном объекте, то на другом. Окружавшее его веко покрывал чешуйчатый панцирь, плавно переходивший в камень. Из глаза беспрестанно текли потоки кроваво-красных слез, которые непонятно каким образом удерживались на адском потолке и стенах, а потом, спустившись в обнаженную долину, сливались в реки и катили по ней свои волны, точно оплакивая царящее там запустение.

И в самом деле, единственное, чего там было в достатке, так это Фуражиров. Уменьшенные расстоянием, неслись они вперед, растянувшись по равнине мощным фронтом. Когда наш скакун вырвался вместе с нами на равнину и корни скал, из которых мы появились, остались далеко позади, мы обернулись и увидели, что они изрыты летками Гнезд, подобных нашему, точно оспинами, и из каждого отверстия наружу текут непрестанным потоком существа, несущие смерть всему роду демонов.

Мы стали каплей в широкой набегающей волне Фуражиров-завоевателей, – возможно, местами жидковатой, но зато простирающейся от горизонта до горизонта. Снова поднявшись на ноги, мы некоторое время в немом изумлении оглядывали опустошенную долину.

– Это же настоящая пустыня! – выдохнул я.

– Как будто паучье гнездо, выметенное гигантской метлой.

– Разве не заслужили они, – я кивнул на нашего скакуна и его собратьев, полирующих долину в стремительном беге, – нашей благодарности? Даже любви? Только посмотри, что сделали они с этим царством нечисти! Какую чистку провернули!

Однако нельзя сказать, что демонической жизни вовсе не было. Почва адской долины, точно сшитое безумной рукодельницей лоскутное покрывало, пестрела клочками живой материи, фрагментами панцирей: влажные осклизлые участки уступали место упругим бугоркам пластинчатой чешуи, от которых несло, как от быка-титаноплода в период гона; их, в свою очередь, сменяли луга, густо, точно мехом, поросшие черными шипами. Однако весь этот громадный анатомический препарат, сколько хватало глаз, не подавал признаков движения. Тем не менее то и дело мы наблюдали, как другие Фуражиры периодически останавливались и вонзали челюсти в землю. Их поведение не послужило нам уроком, и, когда наш собственный скакун замер как вкопанный и принялся острыми челюстями рвать почву у себя под ногами – мы как раз проносились через участок студенисто поблескивающих черных камней, – Барнар и я, зазевавшись, как два олуха, по сторонам, полетели кувырком, словно кегли, сбитые точным ударом, и едва не перелетели через его голову. Тут он отхватил здоровенный кусок упирающегося, стонущего камня и резко поднялся на дыбы, а мы заплясали У него на спине, стараясь не потерять равновесие среди его титанических трудов.

Оторванная им часть камня оказалась живой. Вообще-то это была огромная губа – так мы заключили, увидев выглянувшие из-под нее челюсти, утыканные разнокалиберными клыками. Но челюсти не шевелились. Из черного провала меж ними гейзером вырвался столб гнилостного смрада и Ударил нам в нос. Наш Фуражир принялся осторожно, точно примериваясь, раздвигать челюсти закопавшегося в землю существа, отрывать фрагменты ощетинившейся клыками челюстной кости, вытягивать огромный трехконечный язык. Но, по-видимому, приступа аппетита все это у него не вызвало.

Он бросил язык, от которого воняло, как от китовой туши, пару недель пролежавшей на берегу, взвился на дыбы и поскакал дальше.

– Где-то неподалеку кишат живые демоны, – мрачно заметил Барнар, – раз он брезгует падалью.

Я, прищурившись, вглядывался в линию горизонта, когда раздался зычный окрик моего друга. У меня едва сердце не остановилось, до того неожиданно он прозвучал:

– Осторожно, Ниффт, смотри под ноги! Прыгай назад!

С перепугу я оступился, а потом было слишком поздно, ибо я почувствовал, как что-то студенистое и холодное скользнуло по моей сандалии и голой ноге над ней. Навозного цвета полусфера, по форме и размеру напоминающая джаркеладский боевой шлем, метнулась от меня прочь и почти сразу затерялась среди покрывавших спину Пожирателя пестрых пятен.

И тут мы словно прозрели: оказывается, вся покрытая морщинами и складками грудная клетка Фуражира прямо-таки кишела этими тварями; особенно много их было вокруг маслянисто поблескивающих суставов, при помощи которых коленчатые ноги Фуражира крепились к бронированному туловищу. Бегло осмотрев их, мы убедились, что это обыкновенные кожные паразиты, питающиеся сальными выделениями и чешуйками отслаивающегося хитина.

Впереди текла пурпурная река, широкий извилистый поток, окруженный ореолом голубоватого тумана там, где его волны пенились, прорываясь сквозь живые берега. Наш Фуражир, ни на миг не сбавляя шага, пронесся сквозь него и взлетел на гребень противоположного обрывистого берега, откуда мы увидели цель его путешествия – гигантский акрополь в копошащемся кольце осады.

Пейзаж рвался ввысь, навстречу укрепленной вершине, исполосовавшие землю рытвины и овраги сходились вокруг крепости, как затянутые узлом жилы. Мы неслись вдоль хребта, откуда хорошо просматривался весь фронт Фуражиров, частью которого мы являлись. Цепь тянулась от горизонта до горизонта под кровоточивым тоскующим взглядом здешнего циклопического солнца.

Форма крепости и ее окружение становились с каждым шагом яснее. Многоярусные стены вздымались на полмили в высоту, шириной в три лиги или больше. На бастионах, расположенных уступами один над другим, кипела отчаянная битва. Наконец мы смогли различить колышущуюся мантию Пожирателей, накинутую на крепостные стены, да вспышки огня и град метательных орудий, которые местами прорывали шевелящийся покров.

– Пригнись! – взвыл вдруг Барнар. Я упал ничком, удивленный, – мы еще и близко не подобрались к потасовке. Но тут на нас и в самом деле посыпались атакующие, молотя воздух жилистыми крыльями.

Пока мы вновь собрались с мыслями, поднялись на ноги и вытянули из ножен мечи, безобидная истина открылась перед нами во всей красе. Ибо эти крылатые создания, вся их хриплоголосая, издающая нестерпимое зловоние стая, не обращала на нас ровным счетом никакого внимания. Это были демоны-паразиты, кормящиеся вшами, которых мы совсем недавно в больших количествах обнаружили вокруг ножных суставов нашего скакуна.

У этих новых паразитов были большие кожистые крылья и маленькие сухопарые тела, размерами немного уступающие человеческим. Голову каждого украшал всего один глаз, зато ротовое отверстие состояло из трех ветвеобразных отростков, которыми они очень ловко хватали вшей; для той же цели предназначались и жиденькие нижние конечности, снабженные кривыми длинными когтями. Твари шустро обирали с тел Фуражиров свою добычу, с акробатической ловкостью балансируя меж их взбивающих воздух колен. Зажав пару-тройку вшей в когтях и зубах, то одна, то другая гарпия взмывала вверх, трепеща крыльями, вскрывала насекомых, точно громадные лоснящиеся арбузы, и жадно высасывала их бледную студенистую мякоть. Прямо между бедер, там, где у человеческого существа находится признак половой принадлежности, у гарпий помещалось второе ротовое отверстие, маленькое, узкогубое, которым они пользовались не для еды, но для общения, состоявшего из верещания и пронзительных чаячьих воплей.

– Довольно сообразительные гаденыши, а? – проворчал Барнар мне в ухо. Я кивнул.

Одинокие пятиугольные глаза, украшавшие голые маленькие черепа гарпий, глядели бойко и проницательно. У меня сложилось впечатление, что они хотя и прекрасно видят, но не интересуются нами. Зато мы изучали их со все возрастающим любопытством. Я как раз начал поигрывать свободным концом моей веревки, когда Барнар, склонившись ко мне, снова зашептал мне на ухо:

– А как ты думаешь, – сказал он, – не могли бы мы немного… поудить рыбку при помощи одной из них? – Гениальность предложенной другом идеи потрясла меня, ведь и я, признаться, только что подумал о том же самом. Петля на конце моей веревки была готова, и мы с Барнаром придвинулись друг к другу поближе, чтобы скрыть ее от глаз паразитов.

Бастионы нависли почти над самыми нашими головами. Смрад обугленной плоти и свежей крови бил в нос, предсмертные крики звенели в ушах. Мы различали извивающийся лес демонических конечностей, которым ощетинились крепостные стены. Каждая лапа, рука, щупальце – все тянулось к напирающим Пожирателям, норовя ухватить их за ноги.

Через считанные секунды мы окажемся в самой заварухе, а там не так-то просто будет удержать равновесие… Вдруг одна из гарпий неосторожно порхнула рядом с нами, взмывая вверх с добычей в когтях. Не раздумывая, одним легким движением запястья, раскинул я веревочную петлю прямо у нее на дороге. Голова перепончатокрылого паразитоеда немедленно оказалась в ней, мы сдернули его вниз и навалились на него совместным весом наших тел.

В тщедушном теле омерзительного птероида обитала непредсказуемая сила, но нам удалось поймать его крылья, которые он наполовину сложил с перепугу, и, пока мы удерживали их плотно притиснутыми, я одной рукой зажимал ротовое отверстие между ног у летуна. Пока мы связывали нашего пленника, его собратья, видя, что намерения у нас оказались не вполне безобидными, слегка отпрянули, соблюдая безопасное расстояние между собой и нами. Сделав это, все они как один вернулись к прерванному было увлекательному занятию: ловле вшей.

Я освободил нижнее ротовое отверстие плененной гарпии и наклонился к нему, собираясь заговорить, а Барнар с топором наготове замер над ее головой, готовый по первому знаку тревоги оттяпать верхний рот.

– Мы не знаем, как долго еще нам придется загорать на спине у этой твари, – начал я. – Но мы уже проголодались, и если ты не предложишь никакой приемлемой альтернативы, то, боюсь, нам придется съесть тебя.

– Нет! Нет! Не надо! – зашипел рот между морщинистых ляжек гарпии. Оказалось, этот демон мог пользоваться человеческой речью только в очень ограниченном голосовом диапазоне, состоявшем из надрывного шепота. – Я принесу вам еду повкуснее, небесную еду! Я принесу вам золото!

– Отлично! – ответил Барнар. – По правде говоря, несколько сотен мер золота или аналогичную сумму в драгоценных камнях (которые легче и потому даже предпочтительнее) мы сочтем вполне удовлетворительной альтернативой тебе в качестве обеда.

Вообще-то мы бы скорее умерли, чем согласились проглотить хоть кусок этого вонючего гиперпаразита, но пыл, с которым он воспринял нашу сделку, заставил нас поверить в то, что ему это невдомек.

Крепостные стены приближались: мы уже видели, как покрытые колючками и присосками щупальца демонов закручиваются вокруг ног передних нападающих и ломают им хребты. Однако поверженные Фуражиры и уходя в смерть не переставали служить родному Гнезду: их тела стали гатью над копошащейся трясиной демонов, по которой их собратья шагали дальше. Еще мгновение, и хаос поглотит нас…

И все же именно в тот рискованный миг, не сводя глаз с гарпии, трепещущей в наложенных на нее путах, я испытал то, чему нет иного названия, кроме как перерождение духа. Вот лежит гарпия, покорный крылатый агент нашего обогащения, а вокруг простирается подземный мир, который, каждым своим вздохом порождая ужас и боль, равным образом извергает и богатство. Головокружительное изобилие золота и драгоценных камней, чистая, беспримесная нажива растекается водоемами и громоздится в сундуках, сообщая разлагающий аромат самому воздуху вокруг. Демоны потеют золотом, золото – их дерьмо и блевотина, и потому оно кучами валяется повсюду. Неудивительно, что похотливая жажда обогащения огнем начала жечь мое нутро.

И все же не одно только стремление к наживе сжигало меня; к нему примешивалось ощущение чуда. Преодолевая откосы бастионов верхом на невиданном скакуне, с плененной гарпией, лежащей у наших ног, я знал, что мы стоим на гребне высочайшей волны удачи, которую нам суждено увидеть в жизни. Я испытывал космический экстаз. Настал наш Час, то заветное мгновение, когда вся вселенная окружит нас своей любовью и нежной заботой. Отныне судьба сама будет на каждом шагу – наконец-то! – прямо-таки навязывать нам богатство.

– Взгляните вон туда! – прошипел наш отчаявшийся пленник. – Туда, куда мы сейчас поднимемся, я знаю это место! Я найду для вас много ценного!

Огромными скачками, от которых мутилось в голове, продвигались мы вперед по спинам злосчастных Фуражиров, увязших в переплетении демонических конечностей. Ноги Пожирателей, вокруг которых мертвой хваткой сомкнулись торчащие из общей неразберихи огромные лапы и щупальца, дымились и крошились прямо на глазах; конечности нашего скакуна, хотя он и вырывал их из назойливых объятий вполне успешно, сплошь покрывали курящиеся рубцы.

– Пригнись! – раздался зычный рев Барнара. Клочья зеленого пламени, хлопая на ветру, точно птичьи крылья, спикировали на нас с укреплений, булыжники со свистом вспороли рубиновую мглу. Шел дождь из холодного оружия: дротики, стрелы, легкие копья, гудя, обтекали нас и соскальзывали дальше вниз, а кругом на миллион разных голосов всхлипывала, завывала и ревела ведьма Войны, устроив настоящий пожар звуков, в котором сгорели все наши мысли.

Но разве в этом кипящем котле опасных случайностей, в урагане на бреющем полете проносящегося рока и жалящих стрел смерти изменил я хотя бы на мгновение моей радости? Нет, нет и еще раз нет! Я знал, что пришло мое время. Фортуна принадлежала мне, и ничто дурное не могло меня коснуться. Со мной была сила, и мои неукрощенные желания, расправив дерзкие крыла, свободно носились над сияющими пиками заветных мечтаний, – теперь все это принадлежало мне! Нет, я не мог умереть!

Наш Фуражир достиг тем временем вершины бастиона, где гигантский жабообразный демон, до пояса замурованный в камень, борцовскими приемами крушил челюсти и ноги нападающих. Здесь и там мы видели, как подгибаются конечности Фуражиров и как сами они спотыкаются и падают с проломленными черепами. Однако и нападающие не дремали: своими мощными челюстями они превращали бородавчатых демонов в мелкое зеленое крошево. Щупальце обвилось вокруг левой передней ноги нашего скакуна. Он вздрогнул и забился, а мы подскакивали на его спине, точно во время землетрясения. Едкий дым заструился из-под щупальца. Нога хрустнула и отвалилась, а мы скакнули через стену.

Все кончилось. Мы прорвались. Наш скакун плавно несся вниз, навстречу широкой, опоясанной крепостной стеной долине, кишащей разнообразными породами демонов, и ритм его шагов, кажется, нисколько не изменился из-за потери одной конечности.

– Наше время настало! – проревел я Барнару. – Величайший наш Час начинается с этим подвигом!

XII

Гарпия, слушай и нам отвечай:

Добычу какую найдешь невзначай?

Наш Фуражир спешил сквозь фаланги демонических защитников, оставляя позади себя борозду вырванных клочьев мяса, разбрасывая в разные стороны длинные ленты внутренностей, которые разворачивались в воздухе, точно хвосты комет в ночном небе. Местность прямо по курсу хотелось иногда назвать городом, глядя на силуэты куполов и иззубренных шпилей, которые казались живыми, так плотно их покрывала шевелящаяся масса уменьшенных расстоянием тел. Однако повсюду меж ними, от одного строения до другого, простирались джунгли, где в громоздящихся друг на друга кронах деревьев шла непрестанная борьба, скрытая трепещущей листвой. За высокими оградами садов из сверкающей многокрасочной почвы ряд за рядом вставали растения с глазами и голосами, которые, вырываясь изо всех жил, тянули шеи, отчаянно пытаясь вымолвить хоть слово. По выложенным каменными плитами дорогам спешили караваны в сопровождении вооруженных охранников, седельные сумки на спинах многоголовых скакунов топорщились пищащей и подергивающейся поклажей. Красные реки змеились повсюду, то и дело скрываясь в пещерах под землей; их краснопенные быстрины кишели демонами: одни плыли в лодках, другие обходились собственной пригодной для подводной жизни наготой, и каждый участвовал в непрестанной ожесточенной борьбе, которая тут именовалась жизнью. А сверху громадное чуждое око горестно созерцало ад, проливая над ним слезы.

Повсюду курсировали Фуражиры, ровняя с землей купола и сбивая шпили, состригая своими огромными челюстями, точно ножницами, лохматую гриву джунглей, проламываясь сквозь стены плантаций, пожирая караваны вместе со стражниками и поклажей, взбивая своими громадными лапами красные волны и вновь выпрыгивая на сушу с истекающими водой галеонами в жвалах…

– Слушай меня, гарпия, – крикнул я нашему пленнику. – Что ты сможешь поймать для нас здесь? Предпочтительно что-нибудь ценное и относительно нетяжелое. На ум приходят драгоценные камни.

Чтобы разобрать ответное шипение гарпии, нам пришлось пригнуться как можно ближе к ее задней части и вдохнуть запах твари, который не слишком отличался от вони разлагающейся на солнце ящерицы.

– Прислушайтесь к голосу разума, господа! Разве я могу управлять этим чудовищем? Драгоценные камни и им подобные предметы раздобыть легко, их используют в садах в качестве подкормки для растений, – если, конечно, этот Пожиратель отнесет нас туда.

Тут нас основательно тряхнуло, и мы распластались на спине у нашего скакуна, едва успев прижать спутанную гарпию, которая иначе просто скатилась бы на землю. Фуражир остановился как вкопанный и принялся ожесточенно рвать землю челюстями.

Покатый склон, на котором мы оказались, весь пестрел каменными и стальными люками, державшимися на огромных петлях и забранными тяжелыми решетками, приземистыми башенками и массивными бункерами из кованого металла. Наш скакун деловито выковыривал косяк одного из люков.

Много других Фуражиров также атаковали заветные двери, но наше внимание привлек один: находясь на довольно большом расстоянии от нас, так что нам был виден лишь его силуэт, он поднялся на дыбы навстречу надвигавшемуся врагу. Конвульсивные рывки нашего скакуна, боровшегося с камнем, заставляли нас подпрыгивать и сотрясаться, но не в силах были ослабить наше внимание, прикованное к происходившей где-то у горизонта встрече, ибо теперь мы разглядели, кто был тем врагом, навстречу которому вздыбился Фуражир: размером он не уступал самому пожирателю, а по виду более всего напоминал многократно увеличенного паука-водомерку.

Но вот под нами открылся коридор, глубокий, ветвистый, озаренный болезненным желтоватым светом, полный многоглавых созданий, которые тут же брызнули в разные стороны. Туда и нырнул наш скакун.

Мы неслись по изжелта-зеленым гулким коридорам, преследуя орды чешуйчатых подкованных тварей, которые скакали впереди, оглушая нас трубными воплями, вырывавшимися из их ребристых глоток, похожих на металлические раздвигающиеся дудки. Но вот мы обогнули поворот и ворвались в просторный сводчатый зал, пол которого устилал богатый ковер, а стоявшие вдоль стен величественные статуи чередовались с дверными проемами. К нашему несказанному удивлению, Фуражир набросился на ковер и принялся отрывать от него большие лохматые куски. Из порванной ткани обильно хлынула ярко-красная жидкость. Пожиратель продолжал тянуть, и крупные кровоточащие куски один за другим проскальзывали, вздрагивая, в его зоб. По мере уничтожения ковра по стенам величественного коридора пробежала рябь; двери, статуи, сводчатые потолки – все содрогнулось и изменило форму, обнаружив в этом непроизвольном протесте свою принадлежность к единому организму. Статуи превратились в щупальца, робко пробующие воздух, двери сделались влажными мембрановидными клапанами, полы, стены и потолки вытянулись в единую извилистую клоаку хищной плоти. Поперечные мускулы перистальтическими движениями заходили под гладкой поверхностью демонической ткани, на которой в предсмертной агонии особенно ясно проступила сеть черных прожилок.

Если вес непомерного куска пищи, который заглотил наш Фуражир, и снизил сколько-нибудь его скорость, то мы этого не заметили, ибо он так внезапно повернулся кругом и кинулся к поверхности, что мы снова оказались сбиты с ног и растянулись у него на спине.

– Внемлите! О, внемлите же! – зловонно зашипела гарпия, и мы придвинулись ближе, вслушиваясь. – Его зоб заполнен как раз наполовину. Он еще поест, а после повернет назад. Если вы по-прежнему намереваетесь меня использовать, то приготовьтесь.

Мы накинули на нашего демона что-то вроде ошейника с длинным поводком и связали ему для верности ноги, ибо они, хоть и тощие, были достаточно сильны и гибки, чтобы освободить гарпию, как только она встанет на крыло. Наш скакун несся тем временем прямиком к садовой ограде.

– Собирать будешь зубами, – предупредил гарпию Барнар. – Одно неверное движение, и мы сломаем тебе шею. Набери нам сокровищ побольше, и мы отпустим тебя на свободу.

Тут мы с Барнаром украдкой переглянулись, ибо ему и мне в голову пришла внезапно одна и та же мысль: мы сообразили, как использовать демона дальше.

– Договорились! – выдохнула гарпия. – Посмотрите, он несется прямо на плантацию, так что ваши мечты о драгоценностях вполне могут осуществиться, о честные господа! Надеюсь, вы не обидитесь, если я нижайше попрошу торжественно подтвердить ваше намерение вознаградить мои искренние старания возвращением мне свободы?

– У нас и в мыслях не было отказать тебе, – рассеянно ответил я. Взятый нашим скакуном курс на сад привел нас достаточно близко к месту битвы двух гигантов, которая только начиналась, когда мы устремились под землю. Теперь она уже кончилась. Фуражир лежал парализованный, подогнув под себя неподвижные ноги. Нижняя часть туловища оседлавшего его паука так и ходила то вверх, то вниз, закутывая жертву в сероватый саван паутины. Мы содрогнулись было при этом зрелище, однако стена сада, выросшая внезапно прямо перед нами, заставила нас позабыть обо всем на свете.

– Ложись! – заорал я во всю мочь. – Держись!

Мы рухнули на колени и вцепились обеими руками в импровизированные поводья. Садовая стена взорвалась, куски каменной кладки загрохотали по хребту нашего дредноута, точно гигантские игральные кости. Не прошло и мгновения, как изгородь уже осталась позади, а мы продолжали мчаться вперед по земле, устланной чистейшей воды драгоценными камнями, которые хрустели под ногами нашего скакуна, точно обыкновенный гравий.

Настоящие демонические драгоценности, чистоту красок которых не в состоянии исказить даже винно-красный свет преисподней, красок, которым нет названия на земле, ласкали, кажется, глаз сладострастными прикосновениями к самому зрительному нерву.

Из ослепительной почвы рядами поднимались мускулистые саженцы. На ветках деревец в большом количестве росли головы, правда без ртов; ветви их шей напрягались, точно силясь облечь в слова вопль безмолвного горя; увешанные языками конечности понапрасну молотили воздух.

Нашего Фуражира эта поросль, похоже, не интересовала, он во весь опор несся к скоплению крупных фигур, маячивших примерно в середине плантации. Убедившись, что ни сворачивать, ни останавливаться он не собирается, мы развязали Гарпии крылья.

– Можно пропустить веревку с его плеча в отверстие между ногами! – прокричал Барнар. Хотя култышка оторванной ноги продолжала размеренно взбивать воздух в такт с остальными конечностями, открывшееся на ее месте зияние давало нам возможность беспрепятственно травить веревку. Гарпия взмыла в воздух на высоту примерно двухсот шагов, – именно такое количество веревки мы сможем легко и быстро втянуть назад, если понадобится.

– Только смотри, чтобы веревка между ногами не путалась, – прокричал я гарпии, – а не то они затянут тебя и растопчут. – Не удостоив меня ответом, демон кувыркнулся под брюхо Пожирателю, описав при этом широкую дугу. Распяленным ртом он загреб побольше драгоценностей и выскочил из-под его лап.

Снова и снова нырял наш демон-удильщик и, возвращаясь, каждый раз опускался рядом с нами и выпускал изо рта тонкую струйку цветных камешков. Пока Барнар управлялся с поводком, я принялся рассовывать камни по кожаным амфорам с притертыми крышками, предназначенным для напитка гигантов.

Наш скакун приближался к своей цели – демонам-агрономам или, по крайней мере, демонам-работникам этого инфернального сада. Ими были гигантские слизняки; сохраняя правильный строй, они медленно ползли параллельно друг другу каждый по своей полосе сопротивляющихся деревьев. Именно из их скользких, покрытых разноцветными пятнами боков были вырваны те клочья плоти, которые в нашем присутствии столько раз скармливали личинкам Няньки. Каждый слизняк плавно двигался вдоль одной линии саженцев, объедая их. Ног у этих тварей, разумеется, не было, они скользили на толстых, обильно покрытых смазкой подошвах, оставляя длинный язык слизи и черные обрубки там, где еще недавно было движение и кипела борьба; из анальных отверстий слизней то и дело вырывались струйки ярких свежих камешков.

– Приближаемся, – проскрежетала гарпия, паря над нами. Мы позволили ей приземлиться, чтобы пережить первый шок столкновения. Передний слизняк, чьи глаза-стебельки с опозданием заметили нашего Фуражира, тяжеловесно затормозил, пытаясь изменить курс в вихре взметнувшегося перегноя, но поздно: наш скакун уже налетел на него и одним ударом челюстей отхватил половину его гигантской моллюскообразной спины, обнажив влажно бьющийся шар сердца, который продолжал беззащитно трудиться в полуразрушенной пещере его тела. Гарпия, которая наблюдала молниеносную атаку из-за наших спин, яростно захлопала крыльями и зашипела.

Огромный паук приближался к нам, нижняя часть его тела подскакивала и опускалась при каждом танцующем шаге его изогнутых, словно арки, ног. Над двойным кошмаром его покрытых бахромой клыков возвышалась целая батарея черных, беспощадно блестящих жемчужин, самая крупная в середине.

– Ложись! – заорали мы с Барнаром одновременно, упали ничком и обнялись со своими драгоценностями. Гарпия прикрыла крылом кучку камней, которые я не успел спрятать. Наш Фуражир хотя и лишился ноги в недавней стычке, тем не менее величественно развернулся кругом и принял бой.

Приподняв головы так, что взгляды наши прошли под углом примерно в тридцать градусов над воздетой головой нашего скакуна, мы увидели, как вскинулся на дыбы огромный паук и качнулся вперед для удара.

Но не успел он опуститься, как лязгнули гигантские челюсти-ножницы Пожирателя. Их удар пришелся поперек клыков врага и отсек их начисто. Яд, хлынувший из обрубков, шипя и дымясь, потек по челюстям Фуражира, прожигая в их утыканной шипами поверхности страшные раны.

Но Фуражир, нисколько не устрашенный, увернулся и нырнул нападающему под брюхо. Паук, стиснутый в мощных объятиях как раз посередине туловища, где плоская грудная клетка присоединяется к выпуклому животу, нехотя оторвал от земли четыре передние лапы; не находя твердой опоры, квартет бесцельно молотил по воздуху.

Но и в таком невыгодном положении паук сумел дотянуться до спины Фуражира и ударить по его панцирю своими неровно подстриженными клыками. Не будь они повреждены, даже сверхпрочный наружный скелет нашего скакуна не выдержал бы их напора и лопнул. Но и так, когда брызнувшие из-под обломков клыков капли яда попали гиганту на спину, мощный панцирь дал местами глубокие трещины, рассевшись со скрежетом и стоном, точно деревянная обшивка напоровшегося на риф корабля.

Мы поспешили отползти назад, к середине туловища Фуражира, увлекая за собой россыпь сокровищ. Весь наш крохотный мирок содрогнулся, когда Фуражир, согнув туловище почти пополам, уперся задней частью в землю, ища опоры для контрудара. Под медленным, но неотвратимым, точно движения жерновов, напором его челюстей корпус противника лопнул посередине. Монстр успел нанести еще один удар, хотя сила его, так же как и яд, иссякала, однако неугасимая жажда убийства до самого конца продолжала полыхать в черных ледяных лунах его глаз.

Затем паукообразный демон сломался; его конечности превратились в букет неуверенно подергивающихся щупальцев. Их отшвырнули в сторону. Зато беззащитный волосатый мешок брюха наш Пожиратель подтянул поближе и вспорол одним движением изуродованных ядовитыми шрамами челюстей. Сунув голову в щетинистую полость, он принялся выволакивать оттуда длинные клейкие плети чего-то беловатого, что, по всей видимости, соединялось с прядильной железой у монстра на брюхе. Судя по всему, наш Фуражир с большим удовольствием обедал тем, что превратило бы в мумию его самого, не выйди он победителем из этого поединка.

Наконец он оторвался от лакомства и вернулся к распоротому слизню, который валялся рядом. Его моллюскообразной плотью он набил свой зоб до отказа. Мы тем временем заставили гарпию нырнуть еще несколько раз, но, как только Фуражир решил, что пора возвращаться, все, кроме единственной всеподавляющей цели – донести до Гнезда в целости драгоценную пищу – было им забыто, и он устремился вперед с такой самозабвенной энергией, что Барнар снова привязал гарпию и принялся помогать мне плести из обрезков веревки сетку, в которую мы и сложили нашу добычу, составлявшую сияющую кучку такого порядочного размера, что сердце заходилось от радости, на нее глядя.

– Такое впечатление… – не переставал изумляться ослепительной груде мой друг все время, пока мы работали, – такое впечатление, как будто мы захватили кусочек солнца!

XIII

Взгляни, лобзают материнский бок,

Из пор его вытягивая сок.

К громаде плоти Королевской льнут,

Как волны, что вокруг земли текут.

Крепостная стена промелькнула и осталась далеко позади, практически не замеченная нами, настолько нас захватило созерцание сияющей добычи. Наш скакун летел по подземной долине, не встречая сопротивления, точно воплощение нашего триумфального успеха. Три сотни мер демонических драгоценностей! Я чувствовал себя бессмертным. Куда бы ни обратился мой алчущий взор, повсюду рушились препятствия, а строгие законы Необходимости, раболепно кланяясь, исчезали. Теперь мы сможем позволить себе целый флот и пять сотен отборных наемников в придачу. Больше! Целую стаю гонтов можно будет нанять на Астригалах – нет, лучше даже стреганских или хагианских гонтов, и плевать на расходы! А уж с этими крылатыми кошмарами, покорными нашей воле, мы обдерем могилу Пелфера за день осады. Возможно, не пройдет и двух месяцев, а я уже буду обут в Сандалии!

А потом, с триадой Орудий Вспоможения Пелфера в руках, мы впишем наши имена, мое и Барнара, в Анналы Величайших Воров мира! Так ярко будут они сиять, что, когда сами мы давно уже обратимся в пыль, их будут вплетать в восхитительные мелодии хвалебных песен на языках, самые звуки которых еще не родились на свет.

Я поднял ликующий взгляд к одинокому луноподобному оку, красные реки слез которого омывали каждый уголок ада. Таинственной страстью горело оно, обволакивая все, что находилось внизу, теплой кровянистой дымкой. Мог ли я, простой смертный, надеяться разгадать чувства и мечты, жившие в глубине этого гигантского глаза? Черный колодец его зрачка был Мировой Дырой, отверстием в хрупкой скорлупе Человеческого Космоса, сквозь которое задували звездные ветра.

И все же в тот момент мне казалось, что я знаю, о чем оно думает и что чувствует. Мне думалось, что в глубине этого глаза я вижу ликование, подобное моему собственному. Я видел ликование, смешанное с яростным неутолимым голодом, которым горит взгляд ястреба, обшаривающего с высоты отдаленное поле в поисках добычи, – взгляд, исполненный жажды власти, одновременно неразборчивой и абсолютной. Мне казалось, что сама Удача, улыбаясь, смотрит на меня с адского свода сквозь это око и, кивая головой, говорит: «Да».

Украдкой я взглянул на Барнара, боясь прочесть на его лице одержимость совершенно иными мечтами, которые, я знал, должны были зажечься в его душе. Он, в свою очередь, тоже, кажется, не горел желанием смотреть на меня.

Гарпия, ноги которой все еще плотно стягивала веревка, а шея коротким поводком была притянута к колышку, вбитому в спину нашего скакуна, начала отрывистым шепотом умолять нас возвратить ей свободу. Барнар заговорил с ней по-доброму.

– К сожалению, о демон, мы обнаружили, что твоя помощь нужна нам еще в одном небольшом деле. От тебя потребуется лишь оказать нам дополнительную поддержку, после чего ты можешь рассчитывать на возвращение тебе свободы с полной уверенностью и всяческими…

Гарпия прервала его речь яростным потоком непристойностей. Свистящие замечания личного характера, вырывавшиеся из ее пасти, настолько изобретательно унижали наше достоинство, что я, не вытерпев, выхватил из ножен Бодрого Парня и в качестве предупреждения отхватил им фрагмент сложносоставного ротового отверстия гарпии. Ее пятиугольный зрачок сузился от боли.

– Считайте, мое молчание вам обеспечено! – прошипела она приниженно. – Жду ваших дальнейших указаний, ибо другого выхода у меня нет.

Мы с Барнаром переглянулись и ничего не сказали. К чему говорить вслух о надеждах, и без того безумных? И все же никакая надежда не казалась сумасшедшей людям, которые только что пронеслись через ад на спине Пожирателя и теперь, нагрузившись драгоценностями, возвращаются обратно. Граница ада уже замаячила на горизонте, темные пасти Гнезд Пожирателей глянули на нас из-под корней гор.

– В этой бездне достигнем апогея Удачи, – шептал я, точно слова молитвы. Мы нацепили на себя оружие и прочую амуницию и взяли в руки узлы с камнями. Наш Фуражир уже скакал вверх по стене.

– Как только он повернет в сторону от наших меток… – бросил Барнар, на что я односложно ответил:

– Да.

Стена уходила круто вверх. Мы висели на импровизированной узде, ухватившись за нее одной рукой, а другой держали мешки с сокровищами. От напряжения жилы у нас скрипели. В Гнезде, как только наш скакун оставит размеченную тропу, нам предстояло схватить Гарпию за поводок и прыгнуть, предоставив крепкому демону амортизировать падение при помощи крыльев.

Хотя, если подумать, путь Фуражира вполне мог лежать прямиком к вершине Гнезда, и, может быть, направится он туда той же самой тропой, по которой скакал до этого вниз…

Вот и входное отверстие нашего Гнезда, изрыгает и проглатывает гигантов, оно все ближе, ближе, распахивается, готовое переварить и нас… Вот мы уже внутри, прокладываем путь через водоворот входящих и выходящих. Вскочив на ноги, мы подхватили мешки и подтянули Гарпию за поводок к проему, где когда-то находилась левая передняя нога Фуражира. Вывернув демону шею, я полностью завладел его вниманием.

– Как только мы прыгнем, лети что было сил к стенке туннеля. Если мы переломаем ноги, то уж позаботимся о том, чтобы и тебя растоптали с нами вместе.

– Это наша отметина? – раздался крик Барнара.

– Да, клянусь Ключом и Котлом! И он поворачивает! Не произнося ни слова, следили мы за чудом, которое совершалось у нас на глазах. Фуражир шел точно по размеченному яркой краской пути, ни на шаг не сворачивая. Все выше и выше забирался он, ни на миг не покидая прежней тропы, так что мы уже и бояться перестали, что это когда-нибудь произойдет. Мы были внутри Гнезда, этого подземелья Силы, а Фуражир был ключом к нему, ключом, который сама судьба вложила нам в руки.

И когда наконец Фуражир свернул все же с размеченной дороги, мы не стали прыгать, зная, что поворот должен быть где-то совсем недалеко от нашей личиночной камеры. Да и зачем спешиваться сейчас, когда совершенно ясно, что цель Фуражира совпадает с нашей собственной? Вместо этого мы схватили оставшиеся пузырьки с краской и начали рисовать новые путеводные знаки.

Пол туннеля пошел круто вверх, а стены словно вдруг разбежались в разные стороны, открывая галерею за галереей, которые сливались с нашей. Водоворот рабочих был здесь даже гуще, чем у входа, но эта толпа состояла из более разнообразных по размеру и обличию существ, чем внизу, ибо здесь встречались представители всех каст, направлявшиеся – уж теперь-то у нас не осталось никаких сомнений – к своей древней Матери.

Мы продолжали пробираться наверх, однако теперь гораздо медленнее, чем раньше, ибо нам приходилось прокладывать путь сквозь потоки движущихся в противоположном направлении Пожирателей. Но вот перед нами разверзлись гигантские ворота, по сравнению с которыми даже огромные беговые дорожки сливающихся воедино туннелей казались карликовыми. Там, внутри колоссальной пещеры, в неземном синеватом свете лежала беловатая громада, и имя ей было Трецет.

Нам удалось нащупать центральное течение в этом гигантском водовороте, и оно пронесло нас сквозь ворота. Так мы вступили в поле зрения Матери Гнезда, а заодно оказались в пределах досягаемости ее Королевских челюстей.

Королева! Живая громадина более чем планетарного масштаба! Ребристый эллипсоид ее брюшной части, весь покрытый черно-белыми мраморными узорами, вздуваясь, терялся в голубоватой мгле. Она была подобна громадному острову, У берегов которого плескалось море ее отпрысков. Ее Королевская голова, черная, как лакированный боевой шлем, сначала показалась нам чуждой этому телу: можно было подумать, будто беспрестанно откладывающая яйца гора брюха заглотила какое-то совершенно иное существо, голова которого и торчит теперь наружу. Но вот нескончаемый поток придворных и просителей привел нас наконец в ее Королевское Присутствие.

И вот тогда, наблюдая, как Королева-Мать принимает лобзания своих сыновей, осознали мы истинные размеры ее головы. Фуражир за Фуражиром, кладя ей в рот свое подношение, оказывались настоящими карликами на фоне ее распахнутых челюстей. Когда мы подошли ближе, время исчезло, остались лишь трепет и благоговение, внушенные нам увиденным. А затем наш собственный скакун поднял свое подношение к Королевскому лику. Отрыгивая, он мягко содрогнулся под нами, точно какое-то шелковое землетрясение произошло в его внутренностях, и полупереваренная кашица из мяса демонов хлынула в Королевский рот, распяленный, как нам показалось, до небес.

От близости Матери Гнезда на нас повеяло вечностью. Эти челюсти служили воплощением аппетита всего Гнезда, они были устьем гигантской печи, сквозь которую маршировали армии демонов, чтобы Пожиратели могли жить, и строить, и размножаться, и еще чище выскребать адское дно.

Затем Королевская голова взмыла вверх: аудиенция была окончена, на наше место приглашался следующий. Наш скакун покорно отошел в сторону и смешался с потоком своих собратьев, который обтекал Королевский бок. Мы поплыли мимо сотен просителей-рабочих, тянущих голодные рты к тугим бокам Матери.

Именно они и помогли нам разглядеть нечто скрывавшееся среди черно-белых разводов, которые испещряли панцирь подбрюшья. Через все бока Королевы тянулись ряды пор, круглых, как горловины глиняных кувшинов, окаймленные аккуратными хитиновыми кольцами.

Поры эти, как я уже говорил, благодаря своей пестрой клоунской окраске играли с нами в прятки, но постепенно мы научились их различать и даже обнаружили некую закономерность: поры одного размера располагались горизонтально приблизительно на одной линии; более мелкие находились в нижней части брюха, тогда как верхняя полоса состояла сплошь из пор наибольшего диаметра.

– Видишь их, Барнар? – с дрожью в голосе спросил я. – У каждой касты – свой уровень. Похоже, мы выиграли у Банта пари, а?

– Ты только посмотри, какая осторожность, – выдохнул мой друг, и я не мог не разделить его удивление. Чтобы попить, Пожиратели стискивали свои жвала и прижимали их кончик к порам: подобно тому, как заточенный кончик птичьего пера тянет за собой чернила, их сомкнутые челюсти извлекали из пор какую-то жидкость.

– Какая нежность, – восхитился я в свою очередь. Приступая к трапезе, гиганты вставали на дыбы, упирались передними ногами в Королевский бок и так, замерев в неподвижности, точно статуи, бережно-бережно пили.

– Ага, взгляни сюда, Ниффт. Взгляни, дружище. Одни Фуражиры, не так ли?

Он имел в виду скопление пор, к которому приближался наш скакун. Одни Фуражиры кормились возле них, впитывая, возможно, эмульсию, предназначенную только и исключительно для них.

Мы предусмотрительно прикрепили наши рассованные по сетчатым мешкам сокровища колышками к панцирю своего скакуна. Он поднялся на дыбы, его спина превратилась в крутой и скользкий холм. Побарахтавшись немного, мы снова обрели равновесие, а его сомкнутые челюсти тем временем окунулись в густой липкий секрет, по консистенции похожий на белый мед, который, как нам хорошо было видно с нашего наблюдательного пункта, истекал из пор.

– А теперь, демон, слушай внимательно! – рявкнул Барнар и сам на мгновение замер ошеломленный. Мы оба были поражены тем, как странно и неуместно прозвучал в хтоническом царстве Королевы Гор человеческий голос. До восклицания Барнара нам и в голову не приходило, что нас окружает тишина: вокруг все время раздавалось цоканье когтей о пол, шелест марширующих суставчатых ног, влажный шепот кормления, медленные торжественные удары величественного Королевского сердца. Все это не казалось тишиной, пока обыкновенный человеческий голос не прозвенел столь пронзительно и чуждо в безмолвной кузнице гигантов. Мы вслушивались в его эхо, по-прежнему висевшее в необъятной пустоте, – отчетливое, пугающее, печальное. Так мог бы звучать голос призрака. Да мы и были призраками, о существовании которых и не подозревали эти титаны; вечно жаждущие духи, преследующие их.

– Давай быстрее, – буркнул я гарпии. Мы уже пересыпали камни из амфор в сетки. К кожаным кувшинчикам мы прикрепили длинные веревки, концы которых я вложил в замысловатые ротовые отверстия гарпии. – Ноги мы не развяжем, – предупредил я пленницу. – Ты и одними челюстями легко управишься с этими веревками. Подтягивай кувшины туда, откуда стекает эмульсия; только погрузи в нее края, и сразу наберешь полную посудину. Постарайся наполнить их с двух попыток. И помни о близости свободы! Сделай как следует то, о чем мы просим, и можешь убираться на все четыре стороны. Давай поднимайся и вперед.

Гарпия все покорно выслушала, но взлетать не торопилась. По-видимому, ее сотрясал гнев.

– Безжалостные господа, – прошипела она, – я повинуюсь! Повинуюсь! Но это жестоко! Разве вы не видите опасности…

– Гарпия, – ответил я, вежливо беря демона за глотку, – будь у нас крылья, мы бы рискнули встретиться с ней и сами. Но, поскольку их у нас нет, тебе придется рискнуть за нас или умереть на месте.

Гарпия взлетела, хватаясь за воздух зловонными крыльями, точно большими жилистыми руками. Все выше и выше карабкалась она, а кувшины свисали на веревочках у нее изо рта. Когда она поднялась на высоту примерно в четыре сажени, мы натянули поводок. Демон принялся дергать за веревку, жестами умоляя дать ему больше свободы, но нам не хотелось отпускать конец длиннее, чем мы были в состоянии контролировать, так как мы боялись, что он каким-нибудь образом вывернется и удерет.

Демон завис на месте, приглядываясь к поре, из которой все еще кормился наш скакун.

– О нет! – возопил Барнар. – Мы же его не покрасили!

Нас точно громом ударило. Гарпия висела, хлопая крыльями, здоровая и безобразная, прямо перед отливающими синевой полушариями глаз кормящегося Фуражира. Открытие настолько поразило нас, что мы стояли, опустив руки, точно два идиота, и глазели, как двое праздных зевак.

Но ничего не случилось. Фуражир продолжал поглощать свой нектар, нисколько не обеспокоенный.

Гарпия осторожно спустилась пониже и стала пристраивать болтавшийся на веревке кувшин к поре. Потом опустилась еще и начала окунать края посудины в сок; мгновение спустя ей удалось полностью утопить края в густой молочной струе.

Теперь гарпии нужно было протянуть кувшин прямо через струю, для чего ей пришлось еще напряженнее поработать крыльями. Чтобы удержаться в воздухе под тем именно углом, которого требовало это действие, демону пришлось спуститься еще ниже и зависнуть в неполных двух саженях от брюха Королевы. Паря на этой высоте, он легкими подергиваниями погружал горловину кувшина в сок.

Вдруг на брюхе возникло какое-то шевеление, и что-то громадное и черное, как ночь, взметнулось в воздух. Лохматый кусок тьмы сжал гарпию в своих щетинистых объятиях и утянул за собой вниз.

Пока монстр – наверняка какой-нибудь эктопаразит, – громко чавкая, закусывал нашим злосчастным слугой поневоле, мы все пытались его разглядеть, но так и не смогли: пестрая окраска Королевского бока надежно скрывала его от наших глаз. Все, что мы увидели, это колючую щетину, наподобие той, что покрывала бока Сосущей Звезды, да толстые, как древесные стволы, щупальца. Гарпия еще раз издала пронзительный чаячий крик, которыми она обменивалась со своими собратьями до того, как мы ее пленили; в этой меланхоличной песне демон постарался излить всю агонию своего уничтожения.

Мы перерезали поводок и отпустили его на свободу. Фуражир, который из-за нашей оплошности словно получил отставку, тут же перестал сосать и попятился прочь от Королевского бока. Затем он повернулся кругом и слился с толпой насытившихся рабочих, покидавших зал. Весь долгий путь прочь от громады Королевы-Матери мы изучали ландшафт ее чрева, и, хотя сумрак скрывал детали, наш настороженный взгляд примечал то здесь, то там существ, которые жили и передвигались по ее телу.

Угрюмые и молчаливые, мы присели на корточки возле проема, где была когда-то нога нашего скакуна, готовые прыгнуть, как только представится удобный случай. У нас обоих было такое чувство, будто Удача, которую мы уже считали всецело на своей стороне, предала нас, отшлепав предварительно, как двух шкодливых мальчишек. Три сотни мер Бантова золота, только что уплывшие у нас из рук, более чем окупались совокупной стоимостью драгоценных камней, которые мы заполучили ранее, но это меня не утешало. Неудача осквернила гладкую восходящую кривую нашего везения. Ощущение предательства не оставляло меня. Теперь я краснею, вспоминая об этом детском капризе, но тогда дело обстояло именно так.

Не успели мы и на четверть мили отойти от Королевского Зала, как шедший навстречу Лизун отвесил нам низкий поклон и, шевеля усиками, попросил у нашего Фуражира пищи. Как оказалось, его зоб не совсем еще опустел. Он остановился и опустил голову, чтобы удовлетворить просьбу собрата. Мы с Барнаром спихнули вниз свой сверток с камнями и сами прыгнули следом.

XIV

Смотри, неверная Фортуна кровоточит

И гибель будущему нашему пророчит…

Смотри, смотри, Фортуна исцелилась!

Как сразу перспектива прояснилась!

С какой легкостью нес нашу поклажу Фуражир! И как жестоко та же самая кладь терзала наши хрупкие тела; нам казалось, будто мы сжались до размеров крохотных трудолюбивых жучков, которые дюйм за дюймом ползли по тем самым коридорам, где совсем недавно мчались семимильными шагами гигантов. Кряхтя и обливаясь потом, шатаясь и спотыкаясь, ругаясь на чем свет стоит, тащили мы нашу увесистую добычу. Хорошо, что хотя бы о направлении беспокоиться не приходилось: сделанные краской отметины на стенах вели нас куда надо. Зато смерть от истощения или перелома шеи вследствие неверного шага казалась все более и более вероятной.

Тяжесть стала меньше, когда мы распределили поклажу равномерно по нашим сомкнутым плечам, – так ее можно было тащить без остановки гораздо дольше. Однако это было опасно: нагибаться, уворачиваться и нырять в укрытие стало труднее, чем раньше. Вскоре мы с ног до головы покрылись синяками и царапинами и два или три раза едва не столкнулись с летевшими нам навстречу Пожирателями. Каждый раз, прячась в укрытие, мы падали на землю и лежали, тяжело переводя дух, не в силах двинуть ни рукой, ни ногой, пока сердца наши не начинали биться в нормальном ритме.

Мы угрюмо тащились дальше. Удивительно, но к концу пути наша совокупная воля возобладала над страданиями, и мы обнаружили, что ворочаем свою неподъемную поклажу с новыми силами и выдержкой. Стиснув челюсти в яростной решимости, мы рысью преодолели последнюю милю, которая отделяла нас от личиночной камеры, без единой паузы. Торжествуя, перевалились мы через порог и тут же с восторженным хрипом рухнули на пол.

– Какая выносливость… для двух старых кобелей… а? – сиял Барнар.

– Клянусь Ключом и Котлом! – хвастливо вторил я, свистя, как продырявленный кузнечный мех. – Можно подумать, что мешок… с каждым шагом становился все легче!

И тут мы замерли. Точно ледяной палец коснулся моего затылка. Мы схватились за мешок.

Он и впрямь сделался легче – на целую треть! Один уголок слегка надорвался, возможно в тот момент, когда мы спрыгивали на землю. Мы выползли в туннель. С пола на нас глядел сверкающий драгоценный камень. Я поднял его и тут же заметил другие, подмигивающие издалека. Барнар застонал:

– Они рассыпаны по всему туннелю!

Неужели наша Удача оказалась намотанной на катушку ниткой, которая размоталась во всю длину, а теперь сворачивается обратно? Оставшиеся камни, которые мы припрятали вместе с золотом, стоили, разумеется, целого состояния, но горечь поражения продолжала пожирать нас.

Мы улеглись в гамаки, но сон не шел к нам, и мы лежали, раздумывая об одном и том же.

– Подберем все до камешка, – проворчал наконец я, – первым делом, как только встанем… Знаешь, Барнар, гарпия нам попалась демонически невезучая, но все же пара крыльев – штука полезная, а?

Мой друг задумчиво кивнул.

– По-моему, я знаю, к чему ты клонишь. – Понизив голос, он добавил: – Знаешь, Ниффт, я начинаю склоняться в пользу путешествия за мифическим Снадобьем. По крайней мере та часть подземного мира, где мы с тобой побывали, не грешит перенаселенностью.

– Именно так. Читаешь мои мысли. Давай-ка вынем нашего дружка из мешка.

Мы выудили Острогала из мешка и прислонили его к камню. Хотя мы бесцеремонно заткнули ему рот, задушив чрезмерные изъявления радости в самом зародыше, ненавистные самоцветы его глаз продолжали умащать нас сотнями маслянистых потоков притворного восхищения……

– Мы намерены подвергнуть более пристальному изучению твое недавнее предложение относительно так называемого Снадобья для Полетов, – сообщил я ему. – Замечу для начала – надеюсь, тебе это не покажется чрезмерно прямолинейным, – что от тебя осталась лишь небольшая часть. Что же заставляет тебя, в таком случае, столь страстно стремиться к выживанию?

– О да, господа мои, я хочу жить, отчаянно хочу! Только посадите меня до подбородка в мою родную почву. Я выпущу глазные споры, они полетят по ветру на тонких паутинках и проскользнут в глазные отверстия моих сограждан. Скоро я уже буду выглядывать из глазниц сотен осемененных мною демонов и увижу много чудес, пока, не зная сна, я буду потихоньку расползаться по подземному миру.

– Хватит! – оборвал его Барнар. – Нет нужды столь подробно посвящать нас в твои методы выживания. Мы с Ниффтом поспорили тут по одному поводу и хотим, чтобы ты прояснил для нас этот вопрос. Витрол Скопец в своем «Фабуларии» пишет о Снадобье для Полетов, что это

«…демона слюна и пот,
что рук пожатьем он передает,
и более никак никто его неймет».

Мы хотим услышать твой комментарий относительно точности этого пассажа.

Повисла пауза, в течение которой волна извиняющихся взглядов захлестнула глаза Острогала. Тишину нарушило энергичное кряканье сигнального шнура – звук, который повторялся уже несколько раз с нашего возвращения в пещеру. Мы проигнорировали его.

– О благодетельные спасители, – заблеял обрубок демона, – для меня настоящая пытка под давлением обстоятельств отказывать…

– Умолкни! – ответил я. – Мы испытывали тебя. Мы расположены вскоре совершить предложенный тобою шаг. Как нам приготовиться?

– О щедрые, благодетельные, прекрасные мои спасители! Ваше доблестное оружие да несравненная отвага, что бежит вместе с кровью по вашим жилам, вот и все приготовления, в которых такие люди, как вы…

– Довольно! Теперь ты знаешь о нашем намерении. Будь уверен, любая попытка предательства, как только мы отправимся в путь, будет сурово отомщена. Поскольку даже в усеченном состоянии твой организм способен к регенерации, то мы предупреждаем: в случае любого злодеяния с твоей стороны мы вымажем тебя дегтем и сожжем до золы. Молчи! Никакие дискуссии на настоящий момент нам не нужны.

– Молю вас лишь об одном: посадите меня в какое-нибудь укромное местечко без мешка, чтобы я мог хоть что-нибудь видеть в ожидании.

Ничего дурного в этой просьбе не было. Мы пристроили его на выступе, откуда была видна часть личиночной камеры, за что он осыпал нас преувеличенными изъявлениями благодарности. Я подумал, что зрение и впрямь ему жизненно необходимо, раз он так радуется виду, который для него и для всех его сородичей должен быть воплощением непрерывного кошмара.

Барнар послал при помощи сигнального шнура наверх лаконичное сообщение, смысл которого сводился к тому, что откачники запирают лавочку и ложатся спать. Костард, который уж не знаю сколько времени не получал от нас ни живицы, ни вестей, должно быть, взбесился. Бант мог, по крайней мере, догадаться, что мы отлучились по его делу; если так, то он постарается успокоить юношу. Ну а если ему это не удалось, так пусть Костард кипятится сколько душе угодно. А мы вернулись к гамакам.

– Неужели у нас и вправду все получится, а, дружище? – сонно пробормотал я. Надо сказать, я был уверен в благополучном исходе нашей затеи, и решимость, приправленная малой толикой сомнения, как-то утишала боль, которая терзала меня всякий раз, когда я вспоминал о наших драгоценностях, рассыпанных по милям и милям подземных туннелей.

– Неразумно из-за одного маленького невезения разувериться в Удаче, Ниффт. Сейчас наше время. Нам суждено победить…

И мы оба отплыли в страну снов. Мысль о том, что несовместимые амбиции неизбежно вновь встанут между нами, едва мы поднимемся со своей добычей наверх, настолько утомила нас, да и текущие события как-то отодвинули ее на второй план, что мы благополучно позабыли на некоторое время о ней. За стеной раздавалось привычное шуршание ног, тихое влажное чавканье тысяч жующих челюстей, еле слышная болтовня умирающих демонов… все эти шумы казались нам музыкой, привычными домашними звуками. Великая Прародительница, заботясь о благе своих чад, и нас пригрела в избытке благодетельной силы. И я уснул, ярко-оранжевая блоха в логове терпеливого колосса, который не только кормит, но и защищает ее.

Разбудил нас голос Острогала. Тон его был тревожным и умоляющим, негромкой мелодией торопливого увещевания. Как только до моего затуманенного сном мозга дошло, что он разговаривает не сам с собой, я подскочил в гамаке как ужаленный.

В неполных пяти шагах от наших гамаков три ярко-оранжевые фигуры сидели на четвереньках вокруг говорливого фрагмента демона и безмолвно ему внимали. Переливчатая сыпь Острогаловых глаз влажно взывала к их доверию, а ротовое отверстие так и ходило ходуном.

Двоих мы опознали сразу: Костард и Бант, оба в коротких кожаных юбочках, с ног до головы вымазанные оранжевой краской. На худощавом Костарде довольно откровенный костюм из юбки, высоких сандалий и широкого пояса с кармашками смотрелся совсем неплохо. А вот Ха Оли Бант был человеком дородным, и его дряблая оранжевая плоть невольно наводила на мысли о пухлых личинках.

Нашим третьим посетителем оказалась красивая молодая женщина, широкоплечая, пышногрудая и более чем щедро одаренная природой в области бедер. Ее костюм, состоящий из юбчонки с сапогами, прямо-таки радовал глаз, хотя носила она его без малейшего намека на жеманство. Крутая волна ярко-оранжевого узла волос придавала ее горбоносому лицу сходство с каким-нибудь крылатым хищником, однако выражение быстрых глаз, которые она устремила на нас, заметив, что мы не спим, отличалось приятным радушием.

– Добрый вечер, господа! Крепкий сон – свидетельство хорошей работы, хотя, судя по всему, к откачке живицы она не имела никакого отношения. – Я узнал ее приятный альт. Это была Ша Урли, сестра Банта, которая ненадолго составила нам компанию за ужином перед тем, как мы покинули бухту острова Дольмен.

– Дядюшка! – запищал Костард, подскочив на ноги и забыв об Острогале. – Я только что узнан! То есть я только что узнал, чем вы на самом деле тут занимаетесь. Как ты мог не сказать мне о напитке гигантов? Как ты можешь… воровать у меня?

– Ах ты, наглый недоносок! Как я могу воровать, спрашиваешь ты? Да очень просто, ведь я вор! – Уже одно то, что Барнар не нашелся с более резким ответом, выдавало всю степень ярости и негодования, которые он испытывал. Я вполне разделял его чувства. Что за возмутительное вторжение, да у этих троих перевозбужденных землевладельцев прямо тик начался, до того разыгрался в них собственнический инстинкт! И причем именно сейчас, когда нам просто необходимо сосредоточиться перед началом чрезвычайно щекотливого мероприятия, эта неуправляемая толпа самодовольных идиотов сваливается нам на голову.

– Ты просто не хочешь понять, – упрекал Костарда Ха Оли Бант, – что добыча напитка гигантов не воровство. – Усталость и презрение в его голосе подсказали нам, что с того момента, как мы спустились под землю, между этими двумя произошло уже немало словесных баталий на данную тему. – Любому шахтовладельцу принадлежит лишь его оборудование и право на ведение добычи под землей. Но Гнездо, равно как и все, что в нем находится, не принадлежит никому! Любой, кто сможет отыскать хоть что-нибудь под землей, становится законным владельцем находки!

– Что же тогда, интересно, мне вообще принадлежит, – севшим от волнения голосом саркастически поинтересовался Костард, – если не то, что находится в Гнезде? Что, хотел бы я знать, следует вообще понимать под словом «собственность», если не…

– При всем уважении к тебе вынуждена напомнить, – перебила молодого человека Ша Урли, – что согласие принять от меня в качестве инвестиции в твое предприятие значительного капитала в золотых монетах, который покоится теперь в твоих подвалах наверху, превращает нас в равноправных партнеров и гарантирует нам свободный доступ в твои подземные владения. Так что оставим пока словопрения, мой честный Костард, и спросим лучше наших откачников, – тут она повернулась к нам с Барнаром, – что это за новое дело такое, я имею в виду Снадобье для Полетов? Вы и в самом деле замышляете спуститься в подземный мир, чтобы добыть его?

Все трое уставились на нас. Мы в свою очередь злобно воззрились на Острогала.

– О сиятельные! – задудел обрубок, правильно интерпретировав угрозу в наших глазах. – Я вынужден был говорить, чтобы прояснить ситуацию, иначе они убили бы меня. Я должен был объяснить свое присутствие в непосредственной близости от вас, спящих!

Я перевел взгляд на непрошеных гостей.

– Если вы будете столь любезны объяснить, зачем вы спустились сюда, – объявил я им, – то мы, возможно, согласимся перейти к обсуждению вопроса о том, куда мы намереваемся направиться.

Эти сведения мы получили не без труда. Обрушившийся на нас словесный поток поминутно разбивался о подводные камни вражды Ха Оли Банта и Костарда и взрывался тысячами оживленных перепалок. К счастью, Ша Урли владела полезным даром успокаивать их обоих и поддерживать некое подобие порядка среди хаоса. Из ее лаконичного рассказа, разбавленного многословными отступлениями Банта и Костарда, мы узнали, что произошло наверху за последние несколько дней.

Еще до того как Ха Оли покинул вместе с нами Дольмен, Ша Урли, всегда с подозрительностью относившаяся к братниным затеям (по всей видимости, она испытывала дружеское презрение к его деловым талантам), почуяла, что он влез в какую-то дорогостоящую авантюру. Прихватив с собой двух верных помощниц, доверенных дам, давно и небезуспешно махавших мечами у нее на службе, села она на корабль, идущий в гавань Кайрнские Ворота, и последовала за нами. На шахту «Верхняя» она прибыла через какие-то несколько часов после того, как мы с Барнаром прогромыхали вниз в вагонетке-ведре.

Только угроза разоблачения, таившаяся в предостерегающем взгляде сестры, заставила Банта смириться с ее вмешательством в его дела. Костарду она представилась предпринимательницей из Сухой Дыры, которая, прослышав о финансовых затруднениях шахты «Верхняя», ухватилась за представившуюся возможность вложить капитал в производство, давно служившее предметом ее мечтаний.

Несмотря на беспрестанную игру глазами и неловкость, наверняка ощущавшуюся между братом и сестрой при этой первой встрече, а также невзирая на малую вероятность появления некоего бродячего инвестора, который подойдет и запросто предложит деньги ему, Костарду, этот молодой человек, исполненный, как обычно, неколебимой уверенности в собственной важности, выслушал их, рассудительно кивая головой, и поверил всему до последнего слова. Ша Урли, в конце концов, не уступала своему брату по части хороших манер и умения уламывать несговорчивых клиентов.

Кстати, мы узнали, что катастрофа, которой завершились наши первые опыты с откачкой, была вызвана именно появлением на шахте Ша Урли.

Костард мгновенно принял от нее тугой кошель с золотом и предоставил взамен легальный инструмент партнерства – только что составленный и замысловато подписанный им договор.

Новоявленная партнерша немедленно выразила живейшее намерение лично провести инспекцию работ в шахте. Костард фатовским тоном отказался подвергнуть представительницу «прекрасного пола» ужасам подземного путешествия. Ша Урли, уязвленная, немедленно напомнила Костарду о неумолимой реальности: во-первых, отныне шахта принадлежала ей не меньше, чем ему, а во-вторых, у нее в услужении состояли две решительные молодые женщины, искусно владевшие холодным оружием, тогда как у него, Костарда, такого преимущества не было.

В тот вечер все трое разошлись на покой недовольные друг другом. Ша Урли с братом отправились побродить перед сном по главному зданию шахты, и не успели оглянуться, как их разговор перешел в дискуссию столь горячую, что отголоски ее эхом отдавались в пустых углах строения. Бант кипятился в основном из-за того, что сестра, не веря в его деловые способности, сама тем не менее глупейшим образом переплатила за пай в умирающем предприятии. Зачем закреплять за собой источник напитка гигантов еще до того, как будет установлена его истинная ценность? Ша Урли в свою очередь припомнила, сколько наличности ее брат извлек со счетов семейного предприятия, чтобы заплатить нам с Барнаром. Она заявила, что приобрела пай всего за долю той суммы и что теперь, если напиток окажется действительно полезным, они немедленно сделают на нем состояние, ибо ведь не станет же ее брат отрицать, что, как только эффект нового средства скажется, утаить его от конкурентов будет невозможно?

Тем временем, продолжала она, если они вдвоем спустятся сейчас в шахту и соберут драгоценный напиток сами, до того как мы с Барнаром отправимся за ним, то смогут сэкономить на второй огромной сумме, обещанной нам.

Дело, разумеется, кончилось тем, что Костард, услышав, как они пререкаются, вышел потихоньку из своих покоев, подкрался к ним, подслушал их разговор и все узнал.

После этого все трое погрязли в непримиримых противоречиях, которые кончились ничем, поскольку Ша Урли отказалась отозвать свое капиталовложение и могла, с помощью своих наемниц, силой удержать свой статус партнера. Ссора кипела несколько дней. И только замеченное ими наконец прекращение нашей деятельности смогло подвигнуть их на какие-то согласованные действия. Они представили себе, как мы тут внизу разливаем в бутылки напиток гигантов; возможно, им даже пригрезилось, что мы каким-то образом обворовываем их, припрятывая драгоценную жидкость. Костард, по-прежнему не соглашаясь допустить Бантов к сотрудничеству в разработке напитка, согласился взять их с собой вниз, оставив наемниц Ша Урли сторожить наверху.

Выслушав все это, мы с Барнаром, извинившись, уединились для приватного разговора.

– Вот это вляпались, а? Все, что мы планировали, стало вдруг казаться в десять раз тяжелее! – вздохнул Барнар.

– Но, возможно, и прибыльнее. Посмотри на них. Они спустились сюда, раздуваясь от сознания собственной значимости. Однако видишь, как они озираются теперь по сторонам? До них начинает доходить, куда они попали. А что, если они увидят Королеву собственными глазами? Как думаешь, сколько еще заплатят они нам за напиток, когда осознают истинные масштабы задачи? Давай предложим провести их в Королевскую Камеру за дополнительные сто мер золота. А по дороге соберем свои камни. – Эта идея здорово нас подбодрила; перспектива легкой наживы грела душу, подобно солнечному лучу.

– А как насчет Снадобья? – спросил Барнар. – Что, если они захотят пойти с нами на поиски?

– Разве они похожи на людей, которые по доброй воле согласятся спуститься в ад? Нет, они администраторы, адепты счетов, обшитых деревянными панелями кабинетов и чеков.

Под нашими взглядами троица сбилась в тесную кучку, бессознательно поеживаясь по мере того, как грозное величие этого места пронимало их все больше и больше. Костард, кроме того, припоминал, наверное, весь ужас того унизительного происшествия, которое положило конец его краткой карьере откачника.

Барнар и я превратились в радушных хозяев. Мы навязали им угощение из вяленого мяса и кислого вина, заботливо усадили их на сдвинутые тюки и ящики, которые предложили им вместо кресел и диванов. Когда все уселись, Барнар, сияя, обратился к ним:

– Вот что мы с Ниффтом решили по поводу нашей маленькой проблемы, господа. Три сотни мер золота, полученные нами от Банта, мы считаем честно заработанными, так как вошли в Королевскую Камеру, где и попытались, прилагая все возможные старания, выполнить возложенную на нас миссию с риском для жизни. Естественно, мы опечалены потерей второго платежа такого же размера, который должен был ознаменовать успешное завершение данного предприятия. И все же в настоящий момент о второй попытке добыть напиток гигантов и речи быть не может. Сейчас наши мысли занимают более близкие цели. Тем не менее мы все-таки можем помочь вам в добыче искомой жидкости. Мы проводим вас в Королевскую Камеру за вознаграждение в сто мер золота, если вы согласитесь пойти все вместе и выдадите нам пятьдесят авансом… что это, вы, кажется, колеблетесь?

– Почтенные воры, – заговорила Ша Урли, – мой брат начал с того, что заплатил вам несоразмерно большую сумму. Погреба Банта – почтенный и процветающий торговый дом. Наш мед изготовляется на как минимум семи медоварнях по всему Ангальхеймскому архипелагу. Но оперировать с такой легкостью, как это делаете вы, сотнями мер золота – значит серьезно переоценивать как объемы нашего состояния, так и предполагаемую ценность напитка. Вам придется основательно снизить ваши притязания.

– Но мы этого не сделаем, – ответил я ей со всем доступным мне дружелюбием. – Скорее уж мы займемся своим собственным делом, если на то пошло, так что, боюсь, цена наша изменению не подлежит и вам остается либо принять ее, либо отказаться. Надеюсь, вы не сочтете меня грубым. Просто так случилось, что в последнее время мною и моим другом овладели собственнические настроения.

Последовала торговля, в ходе которой нам предложили двадцать пять мер аванса, затем потребовали больше времени на подготовку к дороге, и все это на фоне непрекращающихся жалоб на размер запрошенной суммы, настойчивых сомнений по поводу истинной ценности напитка и тому подобного. Они уже знали, что мы не уступим. В глубине души они жаждали только и исключительно отсрочки, чтобы свыкнуться с мыслью о том, куда им предстоит идти. Когда наконец разговор исчерпался, у всех троих был слегка ошарашенный вид: они изо всех сил пытались переварить тот факт, что согласились уплатить огромную сумму денег только за то, чтобы их пешком отвели в полную невообразимых опасностей Королевскую Камеру.

– Ну что же, – заключил я, – значит, решено. Прежде чем мы разойдемся, добавлю, однако, несколько слов об этом самом Снадобье для Полетов. Мы, вырвавшие этого демона из самых челюстей личинки, рассматриваем его как свою исключительную собственность наряду со всей той информацией о местонахождении Снадобья, настоящего или вымышленного, которой он обладает.

– О сияющие! – задудел Острогал. – Подтверждаю, что я – ваш! Лишь вам двоим, о почтенные, открою источник Снадобья!

Без сомнения, демон говорил вполне искренне, вверяя свою судьбу тому из двух возможных эскортов, который отличался наибольшей боеготовностью. С другой стороны, он нисколько не навредил себе, вызвав в наших коллегах сопернический интерес к делу, который наверняка должен был подтолкнуть нас к скорейшему началу экспедиции. Костард пропищал:

– Я уверен, добрый дядюшка Барнар, что этого демона принесли в мою личиночную камеру мои Няньки-Пожиратели, а потому он в такой же степени мой, как и твой! Более того, из этого следует, что случись ему и впрямь привести тебя к Снадобью для Полетов, то и оно тоже в такой же степени мое, как и твое.

– Твои Няньки-Пожиратели, – эхом откликнулся Барнар и тут же заревел: – Что? Может, ты тогда кликнешь одну из них к ноге? Вон ту хотя бы. Это ведь твоя Нянька? Так заставь ее сделать что-нибудь! Вели ей станцевать джигу, что ли, в знак твоей августейшей власти над ней! Что? Не можешь? Племянник, я буду краток. Вы с нами на поиски Снадобья не пойдете. И если мы его найдем, то оно все, до последней крохи, будет принадлежать нам двоим и никому больше. А теперь, если никто из вас не отправится наверх и не принесет наш аванс, у нас лопнет терпение и мы займемся своими делами.

Итак, Костард и Ха Оли загромыхали в ведерной вагонетке наверх, чтобы принести пятьдесят мер золота и предупредить наемниц Ша Урли о том, что мы покидаем камеру. Барнар занялся чисткой и смазыванием оружия. Я же решил, что мой меч еще не потерял остроты с тех пор, как я последний раз готовился к экспедиции. И, хотя мне очень хотелось быть вежливым и гостеприимным с Ша Урли, меня не покидало желание посмотреть на припрятанные в личиночной камере сокровища. Поэтому я попросил извинения и сказал, что хочу прогуляться.

Но не успел я сделать вдоль стены камеры и сотни шагов, как меня окликнула Ша Урли.

– Не покажешь ли мне все это хозяйство, честный вор? Ну же, будь полюбезнее, добрый Кархманит. Переговоры пока окончены.

– Ну что ж, почему бы и нет? Пойдем, я проведу тебя в мир наполненных живицей мехов и их чудесных Нянек.

Так и случилось, что я стал показывать Ша Урли то одно, то другое. В этой части Гнезда все еще не схлынула волна повышенной трудовой активности, позволившая нам совершить недавнюю вылазку. Повсюду вносили новых личинок, спешно вытаскивали куколок, распределяли мясо демонов, и все это в такой суматохе, которая совершенно ошеломила бы нас с Барнаром, случись нам увидеть такое в первый же день.

Ша Урли понравилась мне тем, что не скрывала своего потрясения от увиденного, хотя правила игры требовали, чтобы она продемонстрировала нарочитое пренебрежение к опасностям, с которыми мы здесь столкнулись. В то же время от моего внимания не ускользнуло, что глаза ее, встречаясь с моими, каждый раз затевали какую-то веселую игру.

«Интересно, – спросил я себя, – заметила ли она, что во время переговоров я то и дело позволял своему взгляду задержаться на очаровательных округлостях ее тела?» Она остановилась возле одной личинки и обернулась ко мне. Глаза ее вновь играли с моими.

– А что, трудно, должно быть… залезать на эти раздутые штуковины?

– Некоторые вздрагивают, когда вставляешь в них конец, но в основном все они чувствуют себя под нами вполне комфортно.

– К несчастью для себя, – улыбнулась она. – О, что это за удивительные создания, Ниффт! Для нас, людей, завладеть даже теми крохами, что падают с их гигантского стола, и то уже благословение.

– Настоящее чудо, что мы похищаем так много и все же не причиняем им вреда. Здесь, внизу, всякие разговоры о праве собственности теряют смысл: единственное, о чем здесь можно вести речь, это об успешном воровстве.

– Верно. И поскольку мы говорим начистоту, Ниффт, то не вижу, почему бы мне не сказать, что мужчины твоего типа, худощавые и жилистые, всегда разжигают во мне зверский аппетит к плотским удовольствиям. – И она посмотрела мне прямо в глаза.

– Равно как и я не могу скрыть, – каркнул я, – своей тяги к женщинам столь привлекательного сложения, как ты.

– Да уж, скрыть ты точно не можешь, – широко улыбнулась она, – по крайней мере в этой короткой юбочке. Как думаешь, вполне ли тут безопасно предаваться радостям, хотя бы вот в этом уголке мягкой земли?

– О да! Совершенно безопасно! – отозвался я, ибо к тому времени мы уже снова вернулись на периметр камеры, где и нашли отверстие в стене, гарантировавшее нашу сохранность в ближайшие несколько минут.

Я думаю, что самые большие удовольствия, которые в силах доставить нам жизнь, заключены в таких вот простых, легко дающихся радостях, как та, которую мы вкушали с Ша Урли, пока Няньки скользили мимо нас и громадные белые булки живой плоти вспухали и поднимались в благодатной утробе Гнезда! Вместе пропели мы славословие жизни, и никогда я еще не был так удивлен испытанным наслаждением. Все закончилось счастливой возней и смехом, но наконец мы поднялись на ноги и, удовлетворенно вздыхая, принялись препоясывать чресла. И я совершенно отчетливо помню, что в тот самый момент на меня вдруг снизошел дар ясновидения и я подумал: «Еще долго со мной не произойдет ничего столь же приятного».

Снова мы пошли дальше, изумляясь, как прежде, чудесам Гнезда. Ша Урли дружески ткнула меня кулаком в подреберье.

– Давай договоримся, Ниффт, что отныне мы с тобой не будем чопорными и официальными по отношению друг к другу. Поговорим без обиняков, как и пристало добрым друзьям. Не кажется ли тебе, что плата, которую вы требуете с нас за услуги проводников, немного… как бы это сказать… высоковата?

– Милая моя Ша Урли! Дорога туда не так уж и длинна в пересчете на мили, но зато неизмеримо долга, если учитывать опасности. А когда ты своими глазами увидишь Королевскую Камеру, то сразу поймешь, за что мы требуем такую княжескую плату.

XV

Взгляни, твое дитя короны жаждет,

В величие твое облечься спешит.

Отправь ее, вооружив, в полет отважный

Иль в ткань замысловатую опять вплети.

Когда мы шестеро тронулись наконец в путь (считая усеченного, но от этого не ставшего менее общительным Острогала, который, упрятанный для верности в мешок, чтобы поменьше болтал, ехал на моем бедре), туннели и сновавшие по ним туда и сюда титаны произвели на обоих Бантов и Костарда такое впечатление, что они, порядком отстав от нас, еле-еле ползли вперед, прижимаясь к стене. Мы возложили на них обязанность помечать и без того уже размеченный путь штрихами краски, и это задание отвлекло внимание наших спутников. Некоторое время мы собирали рассыпанные накануне камни без всяких помех с их стороны.

Но, пережив первые наплывы Пожирателей, попривыкнув к неизменному ужасу этих встреч и адаптировавшись к прерывистому ритму нашего путешествия, попутчики наши стали соображать, чем мы заняты. Костард, заметив пропущенный нами камешек, кинулся на него, как кошка на мышь. Барнар взревел:

– Руки прочь! Тебе что, не ясно? Эти камни, для сбора которых у нас, как ты видишь, есть все необходимое, были обронены здесь нами же всего несколько часов тому назад!

– Вами, дядюшка?! – завизжал тот в ответ. – С каких это пор всякая мелочь в моей шахте принадлежит вам?

Пришлось нам остановиться в укромном уголке и рассказать навязавшимся на наши головы попутчикам все о своем последнем визите в ад.

– Так, значит, вы его уже видели, – задумчиво произнесла Ша Урли. – Подземный мир. И как там, много обитателей?

– Мы побывали там не однажды, – ответил я холодно. – И в этой его части, по крайней мере, огромные пространства превращены в пустыню, где не встретишь никого, кроме спешащих к Гнезду и из Гнезда Фуражиров. – Неувядающий интерес решительной дамы к рывку за Снадобьем для Полетов не давал мне покоя.

– Надеюсь, наша главная мысль ясна, или нет? – обратился к троице Барнар. – Если хотите заполучить немного демонических камешков наподобие этих, ступайте в ад и раздобудьте их сами, как сделали мы.

После этого наше право владеть камнями более не обсуждалось, хотя все время, пока мы собирали их с пола, наши спутники самым бестактным образом не спускали с нас полных мрачного упрека глаз. В какой-то момент под их взглядами я испытал страннейшее ощущение: мне показалось, будто я, энергично собирая принадлежащие мне камни, превратился в смехотворную фигуру, а в моем усердии мне самому почудилось что-то… животное, даже скотское! Но этот причудливый обман чувств вскоре миновал.

Движение становилось все напряженнее, галереи просторнее, и вскоре содрогание почвы от тысяч и тысяч гигантских ног сделалось беспрерывным. Задолго до того, как мы должны были, по нашим расчетам, достичь заветной Камеры, вибрация резко усилилась и нам в лицо ударил запах беспримесного плодородия. Вместе с ним навстречу неслись многократно усиленные эхом звуки, вырывавшиеся из сводчатой громады переполненного подземным населением зала. Забившись в небольшую щель в стене туннеля, где для всех нас едва-едва хватало места, чтобы стоять лицом друг к другу, мы провели последний инструктаж.

– Сейчас вы поймете, сколь многим мы рискнули, просто приведя вас сюда. Вы все увидите собственными глазами и после этого, надеюсь, перестанете упрекать нас в том, что мы чрезмерно завышаем цену, – сообщил нашим спутникам Барнар. – Как только войдем в зал, сразу же поворачивайте влево и все время придерживайтесь левой стены. Когда будем пересекать открытое пространство, дуйте во всю мочь. И не думайте о том, где находитесь, иначе от страха ноги прирастут к месту, и тогда вас наверняка затопчут.

В следующее мгновение мы уже покинули наше укрытие и, мгновенно заразившись лихорадочным движением, кипевшим вокруг, кинулись вперед. Через несколько ударов сердца громадная комната, служившая чем-то вроде прихожей Королевскому Залу, приняла нас в себя, погрузив в водоворот ног, которые взбивали подземную мглу, точно ряды весел вдоль бортов военных галер. Высоко над нашими головами отраженный свет голубыми молниями вспыхивал в многогранных глазах Пожирателей, чья зрительная сеть была слишком крупна, чтобы уловить наши крошечные образы.

И вот Королевская Родильная Камера перед нами. Внутри, среди настоящего моря обожающего потомства, казавшегося непропорционально мелким по сравнению с нею самой, колыхалась Королева-Мать. Мы пересекли порог и помчались вдоль стены. Сумасшедшие нырки, отчаянные прыжки, позволяющие в самый последний момент избежать столкновения с набегающими толпами, ноги бегут, бегут, бегут вперед, легкие и сердца готовы разорваться, – на какое-то время мы и думать забыли о том, чтобы смотреть и слушать, что происходит вокруг.

Вдруг ребристый хрящ более твердой породы встал у нас на пути.

– Наверх! – воскликнул я, и мы полезли наверх.

Шершавая вершина, выдававшаяся над уровнем пола, предоставила нам надежное и даже довольно уютное убежище, откуда мы без помех могли наслаждаться головокружительным видом Королевы в окружении бесчисленных поколений потомков. Дольше долгого слова казались святотатством. Безмолвно я указал пальцем туда, где работники Гнезда, разделившись на касты, упирались носами в материнский бок и впитывали каждый свою пищу. Мы продолжали взирать, упиваясь нектаром чистейшего благоговения. Лишь однажды, наблюдая, как из тьмы, окружающей хвостовую часть тела Королевы, течет неиссякаемый поток работников, которые, высоко подняв головы, несут в челюстях снесенные великой Матерью яйца, подала голос Ша Урли. Яйца, точно огромные жемчужины, чьи очертания колеблются, размытые неверным подводным светом, стремились к Инкубатору, чтобы занять место личинок, которые Няньки перенесут в камеры для дозревания. Я удивился, услышав, как Ша Урли цитирует:

«Святая Мать, бессмертный Демиург, 
Страх Преисподней, людям Друг, 
В твоем горниле надежды наши живут!»

– Клянусь Трещиной! – выдохнул вдруг Барнар. – Что это такое они ей несут?

Мы разом повернулись в направлении его вытянутой руки, и челюсти у нас буквально отвисли. Целая река рабочих втекла в зал, неся создание, по крайней мере раз в десять превосходившее размерами самого крупного Фуражира. Лежа на спине, безвольными зигзагами, точно парусник без руля и без ветрил, приближалось оно к августейшей Матери. Вне всякого сомнения, то был Пожиратель, но такой породы, которую нам еще не приходилось видеть, и дело тут было не в одном только размере. Его брюхо сужалось в хвостовой части, постепенно сходя на нет; сложенные ноги отличались непропорциональной длиной и массивностью. Кроме того, из задней части грудного сегмента существа выступала пара удлиненных, похожих на два клинка, крыльев; за них-то и несли его работники.

Носильщики едва не падали под своим тяжким бременем. Толпа расступалась перед ними только затем, чтобы еще плотнее сомкнуться у них за спиной, точно проталкивая процессию как можно ближе к Королеве. У той, в свою очередь, челюсти задрожали, а голова, точно от любопытства, повернулась навстречу приближающимся Носильщикам и их подношению.

Я вытащил Острогала из мешка и прервал его неумеренные изъявления благодарности.

– Скажи нам, демон, – спросил я, – известно ли тебе, что это приближается сейчас к Королеве?

– Клянусь всеми силами! – продудел елейный фрагмент. – Да ведь это же церемония представления Потомка! Неужели вы и впрямь не понимаете, что происходит сейчас на ваших глазах? В корпусе мифов, отражающих существование наших злейших врагов, именно эта сцена, нарисованная в самых мрачных тонах, описана как наиболее ужасная. И вот теперь я выясняю, что все это истинная правда! О, горе моей истерзанной отчизне! Горе всем моим страждущим, безвинно убиенным сородичам! Горе и злосчастье!

– Церемония представления Потомка… – пробормотал Костард. – Ты хочешь сказать, что это… это принцессу несут к Королеве?

– Это будущая Королева, – отвечал демон. – Одобрит ли Королева ее формальное введение в должность или нет, никто не знает, так как исход церемонии определяется закономерностью, раскрыть которую не дано никому. Но, как бы то ни было, именно во время таких встреч она определяет, кто из ее царственных Отпрысков возглавит армию завоевателей, которая раздвинет границы владений ее рода на моей беспомощной земле, создав еще одно Гнездо! Так вот чем объясняется неумеренная активность Гнезда последних дней! Армия Новой Королевы готовится к полету!

Тем временем Королевское Дитя оказалось в единственном месте Камеры, где оно могло показаться маленьким, а именно прямо под челюстями Матери. Была ли на самом деле та рябь напряжения, которая, как мне показалась, пробежала по коллективному телу толпы, запрудившей зал? На самом ли деле море гигантов, состоявшее из сотен тысяч особей, занятых своими делами и целями, вздрогнуло, как одно тело, – или мне лишь почудилось? – головы беспокойно вскинулись, прядающие ноги на мгновение пульсирующим трепетом наполнили воздух, точно мурашки пробежали по одной громадной спине? Затаив дыхание следили мы за хтонической мистерией, разворачивающейся прямо у нас на глазах.

Сфера Королевской головы качнулась сначала вправо, затем влево, голубой огонь сверкнул в гранях выпуклых глаз. Казалось, взгляд ее сферических глаз способен пронзать пространство и время. Челюсти ее зашевелились, точно пробуя воздух вокруг лежащей навзничь дочери на вкус, пока та с бессознательной младенческой настойчивостью пыталась освободиться от хватки своих Носильщиков. Ужасающая красота ее тонких, похожих на клинки крыльев надрывала мне сердце – каждая жилка в них пульсировала мятежным напором зарождающейся силы. Ее громадные ноги грациозно вздрагивали, точно перебирая невидимые воздушные струны. Королева склонила голову.

Она склонила голову и объявила свою Королевскую волю, оторвав и с громким влажным хрустом пожрав голову своей дочери. В три приема поглотила она ее грудь вместе с ногами, которые, будучи лишенными привычной опоры, еще некоторое время подергивались меж материнских челюстей, прежде чем многообъемные челюсти перемололи их.

– Итак, Молодой Королеве быть не суждено, – торжественно изрек Острогал. Я был настолько захвачен зрелищем, что даже не обратил внимания на непрошеную риторику демона, разглагольствовавшего у меня на бедре. – Дочь должна снова стать частью вечно растущего тела Гнезда. Она превратится в челюсть и ногу, Фуражира, Няньку и прожорливую личинку, ее плоть станет их плотью! Королева тысячами извергает их из своего чрева и тысячами пожирает.

Барнар с усилием вырвался из охватившего нас транса.

– Предлагаю все-таки заняться делом. Обратите внимание, что поры на боках Королевы расположены в определенном порядке. Вы, разумеется, уже постигли, что представители разных каст питаются на уровнях разной высоты?

– Это внушает большие надежды! – отозвался Бант. – Совершенно очевидно, что эмульсия, предназначенная именно для касты Фуражиров, существует!

– Еще неизвестно, – строго заметил я ему, – является ли впитываемая ими эмульсия настолько же специфичной, насколько поры, из которых она выделяется. И даже если так, можем ли мы быть уверены, что размер – это именно та характеристика, которая определяет состав? Не только в отношении Фуражиров, но и в отношении… других живых существ тоже?

Я говорил со всей доступной мне на тот момент прямотой и честностью, ибо выгода моя, в конце концов, заключалась не в том, чтобы отбить у наших компаньонов жажду заполучить заветный напиток. Но она, по всей видимости, нисколько не утихла, несмотря на все наши напоминания и увещевания.

– Все, что касается свойств данной эмульсии, – продолжал я, – вызывает сомнения, тогда как опасность, которой подвергает себя всякий, кто рискнет сделать попытку ее достать, несомненна. Прежде всего, как взобраться на Королеву? И даже если это можно сделать, то как потом уцелеть? Ибо я замечаю, что вы столь же слепы в отношении самой большой опасности, как и мы с Барнаром в свое время. Вглядитесь внимательнее в королевские бока. Ищите движение, особенно в темных частях.

И тут стайка низко летящих созданий описала над Королевой случайную петлю, а в следующее мгновение лохматый кусок тьмы взметнулся за ними следом и утащил одну пронзительно вопящую тварь вниз. Наши спутники точно проснулись.

– Клянусь Трещиной, – ошеломленно прошептала Ша Урли. – Да она просто кишит… паразитами! Смотрите, вон там! И там, в гуще пятен!

Вскоре наши спутники уяснили суть проблемы: выделяющие питательное пюре поры на Королевских боках, может, и были источниками чистого богатства, – а может, и нет, – но вокруг них совершенно точно обитали армии чудовищ.

– Что ж, наши дальнейшие действия вполне ясны, – решительно, хотя и не без дрожи в голосе объявил Ха Оли Бант. – Снадобье для Полетов – вот единственное средство, способное помочь нам собрать напиток великанов.

– Почему вы упорно отказываетесь нас понимать? – рявкнул, не выдержав, Барнар. – Никто не приглашает вас на поиски упомянутого Снадобья. Этот демон – наш, и он сам готов это подтвердить!

– А что ты сделаешь, добрый Чилит? – сухо осведомилась Ша Урли. – Если мы пойдем за вами, вы что, погоните нас назад, обнажив клинки? Убьете нас, если мы к вам присоединимся?

А что, в конце концов, могли мы поделать?

– Мы достигли момента, – объявил я после некоторого раздумья, – когда настала пора провести четкие границы. Разумеется, мы не можем запретить вам отправиться вместе с нами в подземную экспедицию, цель которой представляется нам самим весьма сомнительной. Помолчи! – (Последнее относилось к попыткам Острогала протестовать.) – Но, навязав нам свое присутствие, не рассчитывайте на нашу поддержку на протяжении пути и потому в случае непредвиденных ситуаций готовьтесь защищать себя сами. Кроме того, вы должны понять, что Снадобье для Полетов принадлежит нам и только нам – мне и Барнару. Конечно, если его там будет в изобилии, никто не запретит вам набрать и для себя немного. Но на случай, если доступ ограничен, мы заранее объявляем себя единственными полноправными владельцами.

– Ты знаешь, Ниффт, – отозвалась Ша Урли, – даже оставляя в стороне вопрос о правах и притязаниях, не кажется ли тебе, что это несколько неблагодарно, несколько бесчестно, даже, я бы сказала, подло с твоей стороны отказать мне в крупице Средства, хотя бы в знак признательности за те ласки, которыми мы с тобой обменивались?

– Да будет небо свидетелем того, что я лелею эти воспоминания с нежностью не меньшей, чем ты! – запротестовал я. – Но ты преувеличиваешь. Прежде всего, какими гарантиями существования этого Снадобья мы располагаем? Ну и потом, даже если предположить, что оно вполне реально, то надобно вам знать, что есть такая особая лихорадка, которой очень подвержены все воры, – может быть, деловые люди наподобие вас ею никогда не болеют, – и лихорадка эта носит название неудержимой алчности. Барнар и я, дорогая моя Ша Урли, сейчас как раз бьемся в одном из характерных для нее приступов. Приращение уже достигнутой нами личной выгоды – вот та всепоглощающая цель, которой мы одержимы в данный момент.

– Твоя очаровательная искренность просто обезоруживает, – ответила она с легким поклоном и ледяной улыбкой. – Принимаю ваши условия, ибо выбора у меня нет. Что до отсутствия защиты и поддержки с вашей стороны, то для меня это небольшая потеря. Меч я ношу не для красоты. Брат? Партнер Костард? Едины ли мы во мнении по данному поводу?

Они были едины, хотя нельзя сказать, чтобы вид у них был очень счастливый или жизнерадостный. Да и что в этом удивительного или постыдного? Кто же с легким сердцем соглашается на путешествие в ад?

– Смотрите, – пропищал вдруг Острогал, – они несут Королеве другого Отпрыска!

Когтистые лапы новой принцессы так же царапали воздух, как незадолго до этого лапы ее сестры. Крылья подергивались в могучей хватке Носильщиков, – может, ей снилось, что она летит? Или ведет легионы своих подданных на охоту, грозящую войной и разграблением царству демонов, чтобы потом, набравшись сил, вырыть новое Гнездо в глубине ада? Но еще больше, чем размеры принцессы, – а она могла бы поднять на своих крыльях целый город и перенести его на другое место, – потрясала та не знающая пределов плодовитость, способная создать такое чудо, а потом, повинуясь лишь своему королевскому капризу, поглотить его без остатка. Так она и плыла, не прекращая вяло сопротивляться, пока не оказалась прямо перед могучими челюстями Матери.

Королевский осмотр, как и в первый раз, затянулся. Мелко перебирая челюстями, Мать словно пробовала дочернюю ауру на вкус. Затем медленно, очень медленно опустила она голову и коснулась своими челюстями меньшего ротового отверстия Отпрыска, на краткую долю мгновения дотронувшись до него словно поцелуем.

– Она избрана! – воскликнул Острогал, его проникновенный воркующий голос был исполнен невысказанного ужаса. – Избрана! Сейчас она пьет материнскую отрыжку, которая сделает ее всесильной. После этого ее поместят в отдельную Королевскую Камеру, где она быстро достигнет своих настоящих размеров. Не пройдет и двадцати дней, как, окруженная крылатыми Принцами-консортами, вырвется она во главе своей армии из Гнезда, и алая борозда завоевания перережет надвое мой мир, и так будет продолжаться, пока чудовища наконец не насытятся, а Королева не совокупится со всеми крылатыми Принцами. Только тогда опустятся они на землю, и в почве моей беззащитной родины будет свито новое Гнездо Смерти. О мой истерзанный войной народ! Горе моей отчизне, чарующей глаз!

Коронация завершилась материнским поцелуем, после чего признанную Наследницу – уже не сопротивляющуюся, точно умиротворенную или спящую, – вынесли прочь.

– Быстрее! – выкрикнул я, и Барнар, вторя мне, тут же завопил:

– Пошли посмотрим, куда они ее понесли! – Наши честолюбивые надежды и тут совпали, ибо нам обоим в одно и то же мгновение представилось, какое неисчислимое богатство оказалось бы в руках любого, кто смог бы последовать в арьергарде армии Пожирателей, завоевывающих подземный мир. Какое сопротивление устоит перед их напором? И какие сокровища, презренные гигантами, не выпадут только из расколотых сундуков и не будут лежать, соблазняя глаз своим блеском, лишенные всякой охраны?

– Успокойтесь! – увещевал нас мудрый обрубок. – Я понимаю, как хочется вам оказаться поблизости, когда она пустится в свой Полет Гнездования. Но не волнуйтесь, благосклонные мои господа! Все Королевские Инкубаторы расположены совсем недалеко от Родильной Камеры. Вы легко найдете ее снова и последуете за ней, когда вернетесь… на крыльях.

– Ну что же, – сказал я. – Похоже, что нам всем теперь по пути. Есть ли какая-нибудь причина, которая мешает нам отправиться в дорогу?

XVI

Гелиомфалодон Инкарнадин

Мечтал под солнце угодить…

У выхода из Гнезда, мы знали, свет подземного мира затмевал свет туннелей. На всем долгом пути вниз это был самый опасный участок. Мы продолжали уворачиваться, нырять в расселины, стремительно кидаться вперед, и все это время мысль о том, что ждет нас там, впереди, не покидала нас ни на мгновение. Останется ли наша оранжевая окраска невидимой для Пожирателей и после того, как мы покинем голубоватый сумрак Гнезда? В прошлый раз, когда мы с Барнаром выезжали верхом на Фуражире, само наше положение гарантировало безопасность. Однако теперь, когда мы пешком топаем по дну туннеля, куда обычно устремляют свои взоры все Пожиратели в поисках паразитов, послужит ли слой краски, покрывавший наши тела, такой же надежной защитой? Прежде чем начать беспокоиться о том, как уцелеть в царстве демонов, следует подумать о том, как вообще выйти из Гнезда.

Позади остался полный день, который мы провели на марше, и тяжелый сон в узкой каменной расщелине, а также еще один почти полный день довольно-таки быстрой (судя по общей одеревенелости наших мышц) ходьбы, когда во время небольшого привала, пока мы отдыхали, сгрудившись вплотную друг к другу на корточках, Барнар вдруг сказал:

– Нет сомнений, мы уже близко. Запах чувствуете? Ибо характерный запах Гнезда, хотя и чрезмерно резкий и даже удушливый местами, был все-таки животворным запахом, ароматом громадной духовки, в которой, точно пышные хлебы, поднимается сама жизнь; однако теперь к нему совершенно отчетливо примешивался ядовитый запах падали, который, как холодная рептилия в теплую живую утробу, вполз сюда из царства демонов.

И мы зашагали вдоль последнего отрезка спуска с чувством обреченности, от которого неприятно холодеет в животе, как бывает всегда, когда знаешь, что так же не властен поменять траекторию своего движения, как выпущенная из лука стрела.

Миновав поворот, мы очутились в атриуме, грохотавшем сотнями и сотнями ног, омытом багровым светом, который лился из выхода, громадного неправильной формы отверстия в противоположной стене. За ним простиралась подернутая кровавой дымкой пустыня царства демонов.

– Можете еще бежать изо всех сил? Полмили, даже больше? – обратился я к Бантам и Костарду. Состояние троицы было именно таково, как и можно было предполагать с самого начала: глаза стеклянные от усталости, ноги – одна сплошная мозоль, дыхание свистящее. Тем не менее все они, включая и мягкотелого Ха Оли, ответили задорным кивком, и я проклял их в душе. Так и норовят возложить на нас ответственность за свою смерть! Ибо – да ошпарит их Котел! – мы с Барнаром скорее останемся в аду навечно, чем позволим им задержать себя хотя бы на один шаг! – Тогда прижмитесь к стене, – проскрежетал я, – склянки в руки и вперед!

Дорога шла вниз, и это облегчало нам задачу, а также помогал ужас, который накатил откуда-то со спины и буквально приподнял нас над землей, точно большая волна. От гигантов, которые мчались вниз одновременно с нами, тоже исходила какая-то увлекавшая нас вперед сила, точно ветер, который они поднимали, проносясь мимо. Но все равно мы прорывались сквозь винно-красный воздух, точно сквозь воду, наши ноги и сердца с трудом преодолевали лобовое сопротивление усиливающегося страха. Я не мог поверить, что нас не заметили, несмотря на то что Пожиратели проскакивали мимо, взбивая коленями воздух, и не обращали на нас внимания.

– Быстрее! Почти добежали! – Я обернулся, чтобы крикнуть, и увидел Землекопа, который догонял нас с полным ртом мусора, но вдруг бросил свою ношу и подозрительно скосил глаза на Ха Оли и Ша Урли, замыкавших арьергард.

Ужас нахлынул на меня, остановил и развернул лицом к опасности. Банты все еще были должны нам пятьдесят мер золота, и, случись нам потерять эту парочку, с бестолкового Костарда такую сумму не взыщешь. Бросившись назад к ним на выручку, я заревел что было мочи: «Быстрее! Быстрее!» – а потом, оказавшись с Землекопом лицом к лицу, запустил своей «пахучей склянкой» прямо ему между глаз.

Склянка взорвалась, обрызгав гиганта своим содержимым, а я, не дожидаясь исхода, повернулся к нему спиной и бросился бежать, спасая свою жизнь.

Землекоп грохотал прямо за мной, его челюсти едва не касались моего тыла (обернуться я не осмеливался, но чувствовал давление воздушной струи, которую гигант толкал перед собой), как вдруг сзади раздались звуки какой-то возни, и я почувствовал, что ускользаю от преследователя.

Немного не добежав до порога, я набрался храбрости и посмотрел назад. Двое Фуражиров тащили упирающегося Землекопа в своих челюстях. Смотреть, как они пыхтели, было смешно, ведь Землекоп и сам не намного уступал размерами среднему Фуражиру. Но вдвоем они все же справились и, пошатываясь под тяжестью своего груза, потащили его вверх по туннелю, уверенные (под влиянием запаха), что возвращают заблудившегося младенца в безопасную детскую.

Выпрыгнув из входного отверстия Гнезда, мы заскользили вниз по отвесному склону адской стены. Небольшую вечность камень пожирал нас заживо. Но наконец, как и обещал Острогал, трещина, пересекающая наш путь, прекратила этот безумный полет.

Сначала глубины расселины с трудом хватало, чтобы спрятаться в ней упав на четвереньки, но постепенно, продвигаясь вниз по склону, мы обнаружили, что она становится глубже. Наконец мы смогли, сидя на корточках, перевести дыхание. Фуражиры, выливаясь из Гнезда, перескакивали через наши головы, громко клацая когтями о камень. Я вынул Острогала из чехла на моем бедре, чтобы поговорить с глазу на глаз.

– До сих пор все твои предсказания сбывались, о усеченный демон. Надеюсь, и дальше будет так же, в противном случае тебя ждет быстрое превращение в золу.

– Невыразимые благодетели! Даже не принимая во внимание моего восхищения и моей благодарности, вы все равно остаетесь незаменимым орудием моего скромного выживания! Доверьтесь моей безграничной преданности. Продолжайте свой путь и пользуйтесь рекомендованными мною средствами.

Ничего другого нам, разумеется, и не оставалось. Складка в горной породе, спускаясь в долину, постепенно превратилась в умеренной глубины каньон, который, петляя, уходил настолько далеко, насколько хватало глаз. С одной стороны, каньон скрывал нас от глаз спешащих по своим делам Фуражиров, с другой – трудно было назвать его надежным убежищем, ибо его стены, точно медовые соты, сплошь покрывали забранные решетками, люками и дверями входные отверстия демонских жилищ. Однако Острогал предложил контрмеру и на этот случай, и мы не замедлили ее применить.

Как уже говорилось, набор инструментов всякого откачника в обязательном порядке включает несколько склянок с пахучей жидкостью. Содержимым одной из них и намочил Барнар обмотанный тряпкой конец кнута, заранее заготовленного именно на этот случай. Держа эту ароматическую дубинку высоко над собой, он первым шагнул в каньон, а мы, с оружием наготове, последовали за ним.

Ароматический факел, который для всякого взрослого Пожирателя означал только одно: личинка находится не там, где ей полагается, и должна быть срочно возвращена в безопасное место, – для демонов не содержал никакой специфической информации, кроме того, что враг близко. И, надо отметить, чувствительность адских выродков к этому запаху оказалась чрезвычайно острой: можно было подумать, что Барнар гонит своим лишенным пламени факелом невидимого Пожирателя, расчищающего нам дорогу. Этот не воспринимаемый глазом, но лишь обоняемый Пожиратель сеял панику среди обитателей каньона, которые иначе могли бы открыть на нас охоту. Но мы с ними даже не встретились, а только видели, как далеко впереди в ржавом полумраке оживленно снуют какие-то фигуры, да слышали, как с грохотом захлопываются и запираются изнутри крышки люков. Когда мы подходили ближе, нас встречала лишь пустота да забаррикадированные двери.

У нашей уловки был только один недостаток: запах то и дело привлекал внимание какого-нибудь Фуражира, отрывая его от насущного занятия добывания пищи. К счастью, их приближение никогда не бывало внезапным: мы всегда узнавали о нем по грохоту и характерному дрожанию земли у нас под ногами. Тогда Барнар просто выбрасывал факел из расселины, а мы прятались и пережидали, пока Пожиратель послушно умчится к Гнезду, нежно сжимая в челюстях крохотного деревянного найденыша, после чего обмакивали в жидкость новый кнут и двигались дальше.

Попадались, однако, и такие твари, которые замечали нас раньше, чем чувствовали наш запах, в особенности это касалось летучих созданий. Гарпии, более крупные и похожие на волков, чем наша покойная помощница, с пронзительными воплями пикировали на нас сверху. Тогда я выхватывал из ножен Бодрого Парня и начинал со свистом выписывать им широкие круги у себя над головой, в то время как боевой топор Барнара и удивительно проворный меч Ша Урли подобным же образом сеяли панику в рядах нападающих. Эта крепкая молодая женщина, когда дошло до дела, чрезвычайно хорошо зарекомендовала себя. Держа свой широкий меч обеими руками, она выписывала им у себя над головой мощные восьмерки, на манер джаркеладских кочевников, и отрубленные когти гарпий градом сыпались вокруг нее в дождевых струях дымящейся крови; эти упрямые конечности продолжали хватать нас за ноги даже после того, как их подстриженные обладатели с воплями убрались восвояси.

Долог был наш путь через ущелье. Мы поспали, проснулись, опять пошли, пока наконец наши усталые тела не взмолились снова об отдыхе. Найдя углубление в стенке каньона, мы бросились наземь, счастливые тем, что можно наконец дать отдых налившимся свинцовой тяжестью рукам и ногам.

Кислое вино, входившее в рацион рабочих рацион шахты «Верхняя», грело нёбо не хуже какого-нибудь многолетней выдержки напитка, так ненавистно нам было все, что окружало нас под землей, и так сильна была тяга ко всему, что родилось под солнцем. Мы с Барнаром вызвались первыми нести стражу, и остальные немедленно заснули.

– Приближение к Снадобью для Полетов пока что проходит довольно гладко, – заметил я Острогалу. – Я хочу сказать – гладко, учитывая придуманную тобой великолепную уловку с запахом.

Уклончивая рябь пробежала по самоцветам многочисленных глаз демона.

– Приближение к Снадобью, – подхватил он, – не грозит существенными опасностями со стороны моих сородичей, по крайней мере с тех пор, как в этой местности распространились Пожиратели. Однако туннели, ведущие к когтям Омфалодона, – ибо теперь я могу поведать вам, что именно они являются источником искомого снадобья, – так вот, сами когти Омфалодона зорко охраняются демонами из вторичного подземного мира.

Услышав это, мы скорчили самые угрожающие мины, на которые были способны, и склонились над ним, но демон торопливо проблеял:

– Доступ к Снадобью легко купить, о лучезарные повелители! Вторичные просто взимают дань со всякого искателя этого сокровища. И хотя я вынужден признать, что мне неизвестно, в чем именно она заключается, одно я знаю наверняка: любой может заплатить ее и остаться в живых!

Барнар задумчиво кивнул.

– Но это отнюдь не значит, – сказал он, – что заплатить ее легко. Быть может, старина Острогал, ты все же поделишься с нами тем, что тебе известно относительно Снадобья для Полетов?

– Душевно рад, что могу наконец это сделать! Дело обстоит так: не прошло и одной эры с тех пор, как Гелиомфалодон Инкарнадин, демон из третичного мира, распалился мифами и легендами о солнце настолько, что возжелал присвоить себе это око, чье тепло омывает весь мир. Омфалодон рассудил, что тепло солнца, если найдется такая великая и смелая душа, которая вырвет его из глазницы неба и принесет в подземный мир, растопит связующие заклятия и прочие чародейские приемы, что сковывают его род в глубочайших внутренностях земли. Вера в то, что солнце, захваченное в смелом рейде, сможет освободить весь его погибельный хтонический род и выпустить его на свободу, вершить свою зловещую волю на просторах земли, которая будет принадлежать им отныне и навсегда, его и погубила.

Демон, разумеется, знал о судьбе, постигшей его знаменитого соотечественника Сазмазма (смотри Второе отступление Шага Марголда), как и о том, что побег из третичной темницы, в которой он появился на свет, смертельно опасен. Тем не менее соблазн стать героем, совершив единственное великое деяние, которое заставит его имя сиять в веках, по-прежнему владел великим сердцем Омфалодона.

Все естественные проходы в каменном своде третичного мира много тысячелетий стояли запечатанными, но Омфалодон решил, что на поверхность можно выбраться прямо сквозь каменную кость мира, насильственно преодолев преграду между двумя мирами. Долго он думал, пока не составил наконец хитрый бальзам, который, пропитав его конечности и члены, придал им растапливающую энергию, чтобы с помощью нее он мог проникнуть сквозь лиги и лиги первичного камня так же легко, как угорь плавает в воде.

Необузданна была воля, старо, как мир, искусство и безгранична храбрость Гелиомфалодона Инкарнадина! Когда в решительном порыве рванулся он к солнцу, тело его буквально воспарило сквозь твердый камень, преодолев преграду между третичным и вторичным мирами, и устремилось наверх, к массивным сводам.

Но тут, увы, его яростная энергия начала иссякать, запутавшись в густой паутине колдовства, внедренной вашими чародеями в самые основы мироздания. Однако воля Омфалодона, переполнявшая каждую часть его тела, была несгибаема, и магические препоны разорвали его на куски, так что одни фрагменты взлетели выше других, прежде чем сила торможения уловила их в свои сети. Так и случилось, что его жаждущий света глаз, подхваченный испепеляющим желанием, укоренился в центре свода и сам превратился в некое подобие солнца для этой части подземного мира. А когти одной из лап почти прорыли пол. Эта-то лапа, вмерзшая в камень прямо под нашими ногами, все еще покрыта, разумеется, левитативной мазью, чьи камнепроницающие свойства на открытом воздухе наделяют способностью ступать прямо по небесам. Вот ее, эту мазь, и называет весь мир Снадобьем для Полетов.

Мои сородичи, можете быть уверены, очень скоро до нее докопались. Однако демоны вторичного мира, не мешкая, поднялись наверх и присвоили все наши находки. И хотя не возникает никаких сомнений в том, что когти Омфалодона расположены столько же в полу нашего мира, сколько и в потолке их, тем не менее всякий раз, когда между нами возникают диспуты, решаются они почти неизменно в пользу наших более глубоко живущих родственников.

Молча взвешивали мы слова Острогала. Пока мы молчали, до нас откуда-то доносились приглушенные, искаженные расстоянием звуки сражения, бесплотное стрекотание и пронзительные вопли демонов, разгневанных и умирающих. Тут до нас дошло, что, выбравшись из каньона, сквозь который лежал наш путь, мы скорее всего увидим в отдалении еще одну осаждаемую крепость.

– Твои знания данного предмета поражают глубиной, Острогал! – нарушил наконец молчание Барнар. – Тем страннее на фоне знания всех деталей выглядит твоя уклончивость относительно природы пошлины, которую нам придется заплатить.

– А меня беспокоят, – ввернул я, – твои заверения о том, что наше путешествие будет относительно коротким.

– Да ведь оно таким и было, о лучезарные! – продудел демонический обрубок. – Мы практически пришли. Давайте поднимемся на край оврага, и я вам покажу!

Так мы и сделали. Оттуда мы увидели источник слышанного нами ранее шума, – это точно была удаленная крепость, как мы и думали. Но Острогал, приподняв подбородок, сказал:

– Посмотрите вон туда, вдоль каньона. Видите вон там небольшое возвышение?

– Ты имеешь в виду вон тот низкий холм? – переспросил я.

– Не холм, а бугор, – возразил демон, – возникший на том месте, где когти гиганта едва не пронзили пол нашего мира, но остановились, вмерзнув в камень почти эру тому назад.

Хотя, конечно, стоило подвергать сомнению каждое слово нашего демона, должен признаться, при одной мысли о том, что могло покоиться под этим холмом и какую власть могли мы получить вскоре, я совсем потерял голову.

Барнар вызвался караулить первым, и я уснул, но, когда я резко, словно от толчка, проснулся (кто знает, сколько прошло времени?), он лежал и храпел вместе с остальными. Острогал, этот покрытый переливающимися глазами сфероид, был нашим часовым. Наверное, у него были причины опасаться своих сородичей не меньше нашего.

XVII

…И больше не бери, чем полагается тебе,

Иначе страшные конвульсии придут, и быть беде.

Выходить на равнину не понадобилось даже на мгновение. Когда мы приблизились к низкому холму, скрывающему загнанные в камень когти Омфалодона, каньон, по которому мы шли, разлился неглубокой долиной. Мы отшагали по ней еще с полмили и оказались у склона холма, где сразу же обнаружили один из проходов, ведущих к когтям.

Точнее говоря, мы обнаружили то, что этот проход заполняло – заполняло целиком и даже выпучивалось из него.

Сборщик Пошлин, или, по крайней мере, та его часть, что открывалась нашим взорам, более всего напоминал громадный бутон, плотно сжатые лепестки которого состояли из вязкой темно-багровой плоти, источавшей запах долго лежавшей на солнце падали. Он и лежал неподвижно, как падаль, до тех пор пока Острогал, заставив меня вздрогнуть от неожиданности, не испустил пронзительный вой, очевидно служивший приветствием на языке демонов.

Тут бутон едва заметно задрожал. Один из лепестков шевельнулся, отделился от остальных и длинным зловонным языком высунулся вперед. На нем лежал похожий на крысу демон, который был скорее пленником, чем изначальной анатомической составляющей этого организма, ибо разветвленная сеть фиолетовых кровеносных сосудов пронизывала его плоть и накрепко соединяла ее с плотью хозяина. Демон разинул усатую беззубую пасть и издал неземную трель, которая соответствовала Острогаловой по высоте звука и голосовым модуляциям.

Повинуясь моментально пробудившемуся во мне недоверию, я натянул мешок на голову Острогала и закричал:

– Тихо, обрубок! Здесь мы задаем вопросы! Сообщи нам, о Сборщик Пошлин, что мы должны сделать, чтобы получить Снадобье для Полетов?

Полагая, что этот демон владеет человеческой речью не хуже Острогала, я был поражен готовностью Вторичника служить любым клиентам. Лепесток втянулся обратно, вновь похоронив лежавшего на нем мелкого демона в утробе цветка, другой тут же занял его место.

У меня за спиной ахнула Ша Урли. Возможно, мы все ахнули. Прекрасная молодая женщина лежала наполовину погрузившись в демонский язык, по рукам и ногам связанная сквозной сетью сосудов. Ее бледное лицо и очаровательная грудь влажно блестели, словно она только что вышла на свет из материнской утробы. Однако наиболее пронзительный ужас внушали ее глаза: темные и сияющие, они полностью осознавали наше присутствие, выдавая живой, но давно утративший всякую надежду разум. Голос ее звучал эхом в давно покинутом жилище.

– Пошлина, которую должен заплатить любой соискатель, – звучно, но без всякого выражения произнесла она, – его рука или нога. Вас пятеро, значит, вы можете пожертвовать одним из вас, который заплатит за остальных. – Тут вперед выехал еще один лепесток вторичного демона, на этот раз самый нижний из всех. Он распахнулся, явив нашим взорам пышущую жаром клыкастую пасть, из которой брызгала едкая слюна. Очевидно, это и было то ненасытное отверстие, в которое следовало опустить требуемую конечность.

Несколько ударов сердца мы ошеломленно молчали, переваривая это предложение. Наконец я ответил:

– Ты ошибаешься, о прекрасная злосчастная пленница! Нас шестеро. У демона, который с нами, может, и не хватает пары-другой конечностей, зато с головой все в полном порядке. Он вполне живой, его гнусный изворотливый ум и воля – все при нем. Что, если мы предложим в жертву его? Наверняка его должно хватить в качестве платы за нас всех? Ну или, по крайней мере, за моего партнера и меня?

– Умственное здоровье не имеет ни малейшего значения для моего хозяина, – провозгласила она. – У него нет ничего, кроме головы. Значит, он платит за одного.

Ничего другого я и не ожидал; тем временем мое предложение привело наших спутников в ярость и исторгло полузадушенный вопль из вышеупомянутой головы Острогала.

– Тише, вы все! – крикнул я. – Надо же почву прощупать! Барнар придвинулся ко мне. То, что он шепнул мне на ухо, оказалось чистейшим откровением. Я просиял и стиснул его руку. Пока мой друг шепотом переговаривался с нашими компаньонами и брал что-то из рук у каждого из них, я вновь обратился к нашей трагической переводчице.

– Несчастная молодая женщина! – сказал я. – Сообщи своему владельцу, что его адская несговорчивость пробудила мой гнев. Я решил убить его и не платить никакой пошлины!

– Мой повелитель воспринял твое сообщение равнодушно, – последовал невыразительный ответ.

– Что ж, посмотрим, – задиристо ответил я, скидывая с плеча колчан, с которым никогда не разлучался, полный метательных орудий. В нем были четыре копья с утяжеленными наконечниками для большей пробойной силы и четыре длинных копья с древками, на три четверти обмотанными кожей для удобства обращения, – их треугольные наконечники я особенно люблю, так как они глубже проникают в плоть, а короткие бронзовые шейки на них так уменьшают удар при столкновении с поражаемой поверхностью, что правильно брошенное копье само найдет дорогу в глубь самого жесткого участка. Я взял метательное копье и взвесил его в руке, изо всех сил делая вид, что готовлюсь к броску. Тем временем Барнар и Ха Оли, стараясь не привлекать к себе внимания, переместились туда, откуда они могли с легкостью подняться на противоположную стену углубления и незаметно подобраться к Сборщику Пошлин сзади. Оказавшись в нужном месте, они должны были пустить в ход свое оружие.

– Клянусь всеми силами, о прекрасная! – Это была Ша Урли, прямо у меня за спиной, и, судя по нежности в голосе, она не просто стремилась помочь мне отвлечь нашего Мытаря, но говорила от чистого сердца. – Кто ты? О бедная моя сестра! Как случилось, что ты попала в столь гнусное рабство?

Такое обращение несколько ошеломило прекрасную заложницу демона-кукольника. Ее изумленные глаза, казалось, вглядывались в бездну времени, измерить которую мы не могли и надеяться, и она будто только впервые с ужасом вспомнила, что когда-то у нее было имя, родной дом, душа…

– Меня звали Ниасинт… – ответила она удивленно. – Я родилась в Сарадоне, на весь мир прославленном своими моряками и кораблями…

– Увы, несчастная красавица, – выдохнула Ша Урли. Уж не слезы ли блеснули в ее глазах? – Я не знаю такого названия.

– Я приехала в порт Сводня, известный распущенностью своих нравов… Там я легла в постель с красивым незнакомцем, а он опоил меня и продал демону-работорговцу…

– Прекрасная страдалица! – воскликнул я. – Твое освобождение близко! – Произнося эти слова, я уже знал, что лгу, если только не считать освобождением мгновенную смерть. Мощным толчком я послал копье вперед и вверх. Оно скользнуло в крохотное отверстие между сомкнутыми лепестками и полностью скрылось из виду, не произведя на гору демонятины никакого впечатления.

– Мой повелитель поручает мне выразить насмешку над ничтожностью твоих попыток причинить ему вред, – вновь без всякого выражения сообщила Ниасинт.

– Вот как! – взъярился я и взялся за копье потяжелее. В это мгновение на противоположной стороне ложбины, прямо над демоном, показались Барнар и Ха Оли. – Так передай этой куче вонючего мяса, – продолжал бушевать я, – что сейчас он заплатит за свою гнусную жестокость! – И я потряс копьем, давая друзьям время соотнести свое нападение с тем кратким моментом беспокойства, которое, как я надеялся, причинит Собирателю мой удар.

Мое копье почти на всю длину вошло между челюстей демона, куда предполагалось опустить дань. Пасть приняла мое оружие, даже не вздрогнув, но тут мои коллеги выдали содержимое четырех склянок с личиночным запахом прямо на спинную поверхность демона.

Несколько ударов сердца я ждал, натянутый как тетива, приступа паники, когда волна запаха нахлынет на демона и он спрячется, почуяв Пожирателя. Без сомнения, столь мощный порыв характерного аромата, долетающий сзади и сверху, должен вызвать у демона только одно отчаянное желание – скрыться. Но он не пошевелился. Странно: хотя это и вторичный демон, но разве может он быть совершенно невосприимчив к запаху Пожирателя?

Тут Бант и Барнар кубарем скатились обратно в ложбину. Растерявшись, я начал готовиться к третьему броску, не переставая издавать восклицания, свидетельствовавшие о моем гневе и решимости. Но не успел я сощурить глаз для прицела, как земля под ногами задрожала знакомой дрожью. Что-то большое быстро приближалось к нам. Я швырнул копье, надеясь, что оно сможет как-нибудь отвлечь демона, и бросился ничком на землю, ища укрытия. Сверху в ложбину уже просунулись огромные челюсти и ухватили демона прямо за то место, где его пузыристая масса выходила из камня.

В тот момент единственной целью Фуражира, несомненно, было поднять и утащить обратно в Гнездо то, что он принимал за заблудившуюся личинку. Но бешеное сопротивление, которым отреагировал на такое обращение демон, быстро пробудило в нем ответную ярость. Да и вкус демонятины – демон поранился, отбиваясь, – разрушил созданную запахом личинки иллюзию. Голодный Фуражир потянул изо всех сил, так что камень завизжал под когтями. Шесть саженей извивающегося демона были вытянуты из шахты, в которой он угнездился. Но сила этого подземного жителя была просто невероятна, ибо он продолжал артачиться и отбиваться, несмотря на все усилия Пожирателя.

Но тут второй Фуражир прискакал, высоко подбрасывая коленки, и приложил к выкорчевыванию демона и свои челюсти. Еще несколько рывков, и сопротивляющийся комок мышц выскочил из земли.

Третий Фуражир замаячил сверху. Мы бросились из ложбины вон в поисках более отдаленного убежища, пока гигантские челюсти рвали, кровь хлестала во все стороны, а червеобразный Мытарь извивался, бился и молотил о камни своим все уменьшающимся торсом. Ну разве удача была не на нашей стороне? Вслепую набрести на такой успех!

Вскоре, наполнив добычей зобы, наши громадные помощники устремились прочь. Вернувшись в ложбину, мы обнаружили, что она сплошь залита пурпурной жидкостью и завалена кусками вырванной плоти, а вход в туннель открыт и свободен.

– Смотрите! – воскликнула вдруг Ша Урли. – Ниасинт жива!

Да, она была жива, но надолго ли? Бедная рабыня, несчастная марионетка! Хотя кусок адского мяса, с которым она срослась, и впрямь каким-то чудом избег хищного внимания Пожирателей, вокруг него уже натекло целое озерцо пурпурной крови, и сама девушка, кажется, тоже сжалась от кровопотери. Ша Урли, опустившись рядом с ней на колени, принялась лезвием меча потихоньку отделять демонскую плоть от тела девушки, но из перерезанных сосудов демона, пронизывавших ее всю, вытекала собственная кровь страдалицы. Даже голос ее сделался мечтательным и дремотным от недостатка сил.

– Спасибо, дорогая сестра, но я скоро умру. Выслушайте меня, жители земли. Каждый из вас имеет право соскрести с неприкрытой плоти Омфалодона ровно столько Снадобья, сколько поместится в одной из тех чаш, что вы найдете у входа. Если кто-нибудь возьмет больше, об этом тут же станет известно. Чары вторичных демонов опутывают когти. Страшные конвульсии и мгновенная смерть последуют сразу же, стоит только кому-нибудь из вас пожадничать. По одной чаше на каждого, не больше. От всего сердца благодарю вас за сладкое… сладкое… освобождение смерти.

– И мы тоже радуемся вместе с тобой. Пошли! – крикнул я.

– Сначала помогите мне! – настаивала Ша Урли. – Я думаю, ее еще можно спасти!

– Увы, тщетная надежда! – воскликнул я. Дух мой уже рвался вниз, трепеща в предвкушении близкого, рукой подать, восторга. Вчетвером бросились мы в отверстие туннеля, но Ша Урли осталась подле истекающей кровью Ниасинт, продолжая вырезать ее из плоти демона лезвием своего меча с хирургической точностью и нежностью.

Сначала нас приняла передняя, где отблески пламени висящих на стенах факелов смешивались с размытым, винного оттенка светом, который просачивался сверху. Здесь, где его глаза могли сослужить нам службу, а вероломные выходки уже не в силах были повредить, я вынул Острогала из мешка.

– Пожалуйста, господа! – завопил он немедленно, – примите ее предупреждение как можно ближе к сердцу! Ибо о малейшем избытке Снадобья, взятом вами, немедленно станет известно. А дикая гордыня вторичных демонов такова, что они скорее предпочтут разрушить туннель, чем смириться с мелкими кражами, нарушающими их распоряжения!

Слушая его одним ухом, мы всматривались в надпись, высеченную на стене, прямо над грудой сваленных на полу каменных чаш. Эти строки на верхнеархаическом были нам известны. Лучше всего их содержание передано в «Ямбических песенках» Финника Минускулонского:

Омфалодон Инкарнадин
Был любопытный господин.
Во мгле рожденный, солнцем грезил он
И был с младых когтей в него влюблен,
Хотя в третичном мире обитал,
Где неба отродясь он не видал.
Во мраке вечном, где зубовный скрежет слышен,
И о Вселенной знают только понаслышке,
Мечту свою глодал он, точно кость,
Испытывая призрачного солнца злость.
И длилось так, пока звезда легенд не стала
Реальней для него, чем тьма подземных залов.
Мечтой влеком, сквозь камень он поплыл,
Но сил не рассчитал и угодил
В Ад первый любопытный господин
Гелиомфалодон Инкарнадин.

Я поднял одну чашу. Возможно, она была довольно вместительной, – трудно судить, не зная мощности Снадобья. Однако я не мог избавиться от мысли, что она наполовину меньше тех кувшинчиков, которые припасли для сбора Снадобья мы с Барнаром. Вероятно, Острогал ощутил мое разочарование, ибо тут же пустился в объяснения:

– Вторичные демоны, о сверкающий повелитель, наложили на когти Заклятие Спускового Крючка. На йоту больше, и когти моментально высвобождаются из-под власти удерживающей их колдовской силы. Они выстреливаются вверх. Одно движение стирает все туннели в порошок. Поверьте, за все это время никто, даже самые решительные из моих соотечественников, не осмелились попрать железный закон. Если хотя бы один из вас позволит жадности взять верх, всех ждет мгновенная и неминуемая смерть.

Мы четверо переглянулись и торжественно покивали головами.

– Ну что ж, – произнес Барнар, окидывая взглядом устья нескольких туннелей, которые брали начало в передней, – мы с Ниффтом пойдем в эту сторону, а вы в ту, кто первый дойдет до цели, позовет остальных.

Как только огни факелов Банта и Костарда начали меркнуть в глубине центрального туннеля, мы повернули налево. В путь мы пустились рысью, движимые не требующим слов согласием: уверен, что Барнар, так же как и я, всю дорогу прикидывал время и расстояние.

Вырытые искусными демонами туннели изнутри были такими гладкими, словно их вытопили в камне, а их диаметр с легкостью позволил бы пройти по ним существам более крупным, чем мы. Дорога вниз, хотя и несколько крутоватая, не была ни трудной, ни длинной.

Своды пещерной галереи, в которую мы вскоре попали, были столь высоки, что пламя наших факелов не могло осветить их целиком. Одну ее стену полностью покрывала чешуя, похожая на змеиную.

Однажды мы с Барнаром уже стояли перед вывернутой на изнанку беспредельной наготой другого гиганта, Сазмазма. Возможно, закованный в камень Омфалодон и был существом более мелкого масштаба, но в своей целостности открывшаяся нашему взгляду конечность, собранная в горсть, точно для того, чтобы ухватить что-то, производила впечатление не менее внушительное. Наверху, у рваной границы света наших факелов, мы разглядели складку в чешуйчатой ткани, такие образуются обычно у людей на сгибах ладоней.

Окаменевшая в полете к солнцу, эта жадная конечность могла бы послужить прекрасным воплощением несгибаемой воли великого демона; сами его мечты, отлитые в пластическую форму, нависали над нами. Ужас и восхищение в равной мере переполняли нас, и одинаковые озарения посетили нас одновременно.

– Давай попробуем! – воскликнули мы едва ли не хором.

– Что нужно делать? – спросил я у Острогала.

– Смажьте ладони и подошвы. И, пожалуйста, помните, что эта порция вычитается из того количества Снадобья, которое вы унесете с собой.

Наверное, мы боялись, что гигант почувствует наше прикосновение и как-нибудь отреагирует на него, потому что очень робко приложили ладони к лаково блестевшей чешуе, покрытой чем-то, на ощупь похожим на воск, и провели по ней сверху вниз. Но чешуя оказалась неподатливой и жесткой, точно камень; не она, а мы сами вздрогнули, соприкоснувшись с ней.

Согнувшись, чтобы намазать подошвы, мы впервые почувствовали силу Снадобья, – нас подбросило на полсажени вверх.

– Не делая осознанных волевых усилий, чтобы приблизиться к земле, – предупредил нас Острогал, – вы с каждым движением будет отталкиваться от нее и подниматься все выше.

Умастив подошвы наших сандалий, визжа и хохоча, точно школьники, молотя руками и ногами по воздуху, мы вскарабкались в пещерную тьму, куда почти не доставал свет факелов. Какую редкую, неистовую радость испытывали мы в тот момент! Мы скоро освоили движения наподобие плавательных, которые переносили нас в желаемую точку пространства, с каждым разом все точнее.

– Давай попробуем в туннеле, на скорость, – позвал я. Была ли это подготовка к тому, что последовало позже?

Не думаю, во всяком случае, в тот момент нам так не казалось. Мы обнаружили, что плывем вверх по туннелю, который совсем недавно привел нас вниз, гораздо быстрее, чем любой из нас мог бы преодолеть его бегом.

Жажда обладания этим могуществом в больших количествах вскоре заставила нас повернуть к пещере. Опускаясь на землю, мы заработали несколько новых синяков, так как выяснили, что просто захотеть оказаться на земле недостаточно, надо еще загадать определенную скорость. Итак, с чашами наготове мы повернулись лицом к чешуйчатой стене и… замерли.

– Знаешь, Барнар, – начал я, – что могло быть проще для Вторичников, чем взять да и распустить слух о серьезных последствиях? Таким образом, ценой одних лишь сплетен они могли снизить количество снадобья, выдаваемое каждому соискателю и продлить существование кровожадного предприятия, из которого сами же извлекают пользу.

– Та же мысль и меня гложет! – тут же воскликнул мой друг.

Острогал заблеял протестующе, но я немедленно засунул его в мешок, заглушив его вопли.

– Буду с тобой полностью откровенен, Барнар, – продолжал я. – Я совершенно, непоколебимо убежден в том, что мы можем абсолютно безнаказанно наполнить свои кувшины этой славной мазью. В конце концов, вряд ли Вторичники действительно решатся уничтожить столь солидный источник дохода всего лишь ради предотвращения мелкого воровства!

Барнар энергично закивал головой, блестя глазами.

– Ты облекаешь в слова самые мои заветные мечты и желания, старина! Скажу больше. Признаюсь, что в этой необъяснимой, но тем не менее всепобеждающей уверенности, которую я разделяю с тобой, я узнаю один из тех моментов истины, которые даются всякому человеку, один из тех судьбоносных шансов, которые душа не должна упускать, чтобы подняться к участи более великой, чем та, что была уготована ей изначально!

Острогал буквально зашелся от визга в своем мешке, и я прикрикнул на него:

– Умолкни, ты, адский фрагмент! Ты сам признался, что никто никогда не осмеливался преступить этот хваленый предел! Это простая угроза, жупел, все могущество которого заключается исключительно в том, что никто и никогда не пытался его свергнуть! А теперь молчи, не то умрешь на месте!

Наверное, какой-то обрывок еще сохранившегося в нас бессознательного благоразумия заставил нас переглянуться, а потом начать действовать одновременно, сократив насколько возможно акт сбора снадобья. Орудуя мечами, как цирюльник бритвой, мы соскребли со стены по две полосы восковой массы и стряхнули их в свои посудины. Раз, еще раз… четыре раза провели мы по стене, наполнили свои контейнеры, заткнули их, вбросили мечи обратно в ножны, схватили факелы и поплыли по воздуху к туннелю.

Поспешность оказалась весьма кстати. Почти сразу же изогнутый каменный потолок застонал, покрылся трещинами и мощно содрогнулся. Рябь движения прошла по чешуйчатой стене демонической кожи.

Мы бешено гребли вверх по туннелю, вопя на ходу:

– Бант! Костард! Наружу, скорее! – Выкрики эти свидетельствовали скорее о дружеских чувствах, которые мы испытывали по отношению к своим компаньонам, чем о нашем собственном здравом смысле, ибо визг крошащегося камня и грохот пролетающих обломков лишали смысла любые словесные предупреждения.

Наш туннель обрушился, как только мы ворвались в переднюю, а выжатый из него воздух заставил нас перекувырнуться несколько раз в пространстве и задул наши факелы, точно свечи. Тут Бант и Костард вывалились из своего туннеля, который тоже немедленно осыпался, а стены передней уже вздрагивали, вздыхали, трескались, роняя огромные осколки, грозившие похоронить нас под собой. Мы метнулись к поверженной парочке. Чаши со Снадобьем, вырвавшись у них из рук, запрыгали по содрогающемуся в конвульсиях полу, когда мы схватили их за ремни, я – Костарда, Барнар – Банта, и поплыли, гребя одной рукой, к выходу.

Оказалось, что дополнительный груз в лице компаньонов не так уж и замедлял скорость движения. В любом случае мы летели по воздуху быстрее, чем человек мог бы бежать даже по ровной земле, не говоря уже о камне, который оседал и вспучивался на каждом шагу.

И все же сложенный манящей буковкой «О» рот входа в подземелье был еще далеко, слишком далеко. Тут потолок, стены и пол галереи резко сошлись вместе, словно сжавшиеся в кулак пальцы. И снова волна вытесненного внезапным сокращением воздуха подтолкнула нас сзади, так что мы буквально вылетели из рушащегося прохода, точно стрела из духовой трубки.

Впереди, всего в каких-то ста шагах от нас, Ша Урли ковыляла по пляшущему полу подземного мира, таща на себе обмякшую, ярко-красную от крови Ниасинт.

– Хватайтесь за них, когда будем пролетать мимо! – прокричал я Костарду и Банту. Обеими руками они крепко, хотя и несколько неуклюже, вцепились в женщин, и мы подняли всех четверых. Отталкиваясь одной рукой от ржавого воздуха, мы все же рискнули оглянуться. И вовремя: мы увидели, как проклятый каменный холм взорвался веером булыжников, который на мгновение скрыл от нас небо.

Четыре черных титанических когтя выросли из земли. Отряхивая с себя мелкие камни, они тянулись, тянулись, тянулись вверх, пока не одолели почти треть расстояния до подземного небосвода. Укорененное в земле запястье прервало их полет, но они продолжали раскачиваться, наслаждаясь свободой движения, которой не знали все эти тысячелетия погребения.

А гигантское око с усеянным звездами зрачком, кровавое солнце этого дьявольского мира, казалось, с надрывной радостью созерцало фрагмент своего былого «я», восставший из небытия векового плена.

XVIII

Свой коготь подними!

Подняться миром выше, и жить

По-прежнему в слезах,

И вместо неба свод из камня видеть.

– Вот так, – показывала нам Ша Урли. – Выдергивайте их, как корешки… видите, как быстро и гладко зажила ее плоть там, где я их уже убрала?

Мы уложили Ниасинт в небольшом углублении в стенке каньона, в нескольких милях от когтей. Когти Омфалодона закрывали собой половину неба, лениво царапая воздух, точно все еще не в силах до конца поверить в свое освобождение из могилы. Любому, кто придет теперь за Снадобьем для Полетов, понадобятся навыки скорее альпинистские, нежели спелеологические.

Обрывки кровеносной системы демона, внедренной в тело девушки, сочились ее собственной кровью до тех пор, пока мы не извлекли их. В то время как мы, четверо мужчин, сосредоточенно выдергивали мелкие сосудики, Ша Урли острием своего кинжала осторожно сбривала последние комки демонской плоти с рук и ног Ниасинт. Как только зловонная субстанция Вторичника отваливалась, кожа девушки, хотя по-прежнему бледная и бескровная, снова обретала сияние юности, особый лоск, который, должно быть, отличал ее много столетий тому назад. Так молодая женщина вновь обрела красоту, которой суждено было обратиться в прах в незапамятные времена, если бы не вмешательство святотатственного бессмертия. Наконец стоны Ниасинт умолкли, морщины боли на лбу разгладились, и она, здоровая и чистая, погрузилась в сон. Мы отошли от нее и приступили к неотложному разговору с глазу на глаз. Бант, очевидно, приготовился предъявить нам суровые упреки, но Костард, опередив его, проблеял:

– Дядюшка Барнар, клянусь Трещиной, как ты мог? – И голос изменил ему.

Признаюсь, мы с Барнаром обменялись мимолетным взглядом, подумывая, не ввести ли наших компаньонов в заблуждение, но тут же отказались от этой мысли, отдав предпочтение мужественной прямоте. С улыбкой соболезнования я похлопал Костарда по спине.

– Что делать, мы рискнули и проиграли.

– Да, вы рискнули, а мы потеряли наше Снадобье для Полетов! – Этот наглый молодой болван и впрямь рисковал сорвать себе голос, так он звенел, а его крохотные крысиные глазки грозили выкатиться из-под тяжелого козырька бровей. – Вы двое вылетели из туннеля! Да вы и сейчас еле на ногах стоите!

– Непросто научиться контролировать каждый свой шаг, племянник, – объяснил Барнар. – Поскольку конечности наши умащены, любое неосторожное движение отрывает нас от земли. Мы пока еще только учимся твердо ступать по ней, не думая о каждом шаге.

– Давайте перейдем прямо к делу, – решительно вмешалась Ша Урли, единственная, кому удалось сохранить сравнительно дружелюбную улыбку. – Вполне понятно, что вы прикарманили чересчур много Снадобья, иначе откуда катастрофа? И вот это?

Она показала в сторону громоздившихся на горизонте когтей. Мы все взглянули туда и тут же увидели трех Фуражиров, которые подскочили к конечности Омфалодона и принялись карабкаться по ней. Мы увидели, как сверкнули их небольшие на таком расстоянии челюсти, как яркими ручейками брызнула кровь демона, а потом произошло то, что вполне можно было предвидеть, но от чего тем не менее у нас глаза на лоб полезли: Фуражиры, молотя ногами, словно цепами, взмыли в небо.

В воздухе гигантов охватила паника: ничто в их природе и образе жизни не подготовило их к такому повороту событий. Лихорадочно взбивая воздух длинными конечностями и кренясь то на одну сторону, то на другую, скрылись они в рубиновой мгле, не понимая, что каждая отчаянная попытка дотянуться до твердой почвы уносит их еще выше. Тем не менее, пока мы наблюдали за ними, еще около дюжины Фуражиров собрались вокруг когтей, привлеченные, вероятно, запахом крови Омфалодона. Двое или трое из них, ступая на те места, где плоть уже была сорвана или омыта потоком крови, удержались на ногах и покормились. Тем временем мы заметили, что широкий фронт Пожирателей, стремившихся до сих пор исключительно к маячившей в отдалении крепости, раскололся, обретя вторую путеводную звезду – когти Омфалодона.

Но, как ни потрясающ был этот спектакль, меркантильные вопросы собственности вскоре вновь завладели умами наших компаньонов.

– Итак, единственный вопрос, который еще имеет смысл задавать, заключается в следующем: поделитесь ли вы Снадобьем для Полетов с нами, лишившимися из-за вашей жадности своей доли, или откажетесь? – подвела итог Ша Урли.

– О каких долях можно говорить, – возразил я, – когда речь идет о предмете, обладание которым напрямую зависит исключительно от удачи? Ты, например, задержалась не из-за нас, а из-за Ниасинт, которая попала в беду, что, конечно, свидетельствует о твоем благородстве! Тогда как почтенный Ха Оли и молодой Костард лишились своей доли Снадобья из-за того лишь, что не сумели удержать его и равновесие одновременно, когда земля под ногами закачалась. Надеюсь, вы согласитесь, что мы сделали все возможное, чтобы помочь вам во время возмущения почвы, однако первое правило авантюриста, если говорить без обиняков, гласит: «Свою добычу каждый бережет сам».

Костард долго еще продолжал верещать, а Бант – заниматься казуистикой, но мы были непоколебимы, хотя сохранять твердость и вежливость одновременно становилось все труднее и труднее. Шаря глазами по сторонам, чтобы немного отвлечься, я заметил, что вся нижняя часть когтей Омфалодона покрылась, словно мхом, Пожирателями, в то время как их верхние суставы скрыло облако Фуражиров, неожиданно для себя взлетевших в воздух. Громадные пальцы яростно дергались, снова и снова, и до нас доносились сухие щелчки, – это раскалывались и мелким мусором летели вниз панцири Пожирателей, столкнувшихся с громадными цепами. Но, несмотря ни на что, Фуражиры все прибывали и прибывали. Я взглянул на небо.

В самом ли деле проливающий кровавые слезы глаз, это мрачное светило здешнего вечно темного неба, слегка дрогнул, или мне это только показалось? Правда ли, что взгляд, устремленный им на давно погребенную и вдруг снова воскресшую к жизни часть самого себя, сделался более пристальным, чем обычно? А слезы полились еще чаще, чем раньше, ведь неполным было освобождение, произошедшее одним небом ниже того прокаленного солнцем рая, к которому стремился он издревле?

– Довольно, Костард, – воскликнула Ша Урли, ибо он один продолжал разглагольствовать перед нами. – Ты лишь попусту сотрясаешь воздух! Разве не ясно, что наши друзья скорее голышом в огонь прыгнут, чем расстанутся хотя бы с малой толикой своей поживы? – И она обратилась ко мне. – Знаешь, Ниффт, глядя на тебя сейчас, я не могу удержаться от улыбки, нет, даже от смеха… – И она и впрямь сначала улыбнулась, а потом и расхохоталась, вполне непринужденно, на мой взгляд. – Прости мои слова, – продолжила она, как только смогла, – но я так и представляю, как у тебя от свинской жадности кишки до самой задницы свело при одной мысли о том, чтобы расстаться хотя бы с десятитысячной частью своих богатств!

– Я и впрямь слегка опечален, – был мой сдержанный ответ, – что ты считаешь, будто я достоин столь резких выражений. Простая истина заключается в том, что все, что мы делали, мы делали и ради вас тоже. Вот и сейчас мы готовы – если, конечно, такое транспортное средство вполне отвечает вашим требованиям, – вернуть вас всех назад, в относительную безопасность Гнезда. Ведь, в конце концов, разве не ждет нас там задача, выполнить которую мы подрядились с самого начала и из которой вы, если не ошибаюсь, намеревались с нашей помощью извлечь прибыль? Ибо теперь мы вполне в состоянии отработать обещанную тобой, Ха Оли, плату. А? Королеву-Мать никто не подоит, пока мы тут стоим и переминаемся с ноги на ногу.

Это их проняло, но Костард так и не успокоился, и все время, пока мы вязали веревочные петли для воздушной транспортировки наших компаньонов, он продолжал ныть.

– Это просто немыслимо несправедливо, дядюшка! Вы украли кусок демона из моей камеры, вы воспользовались моей собственностью, чтобы определить местонахождение и приобрести чудесное Снадобье, а теперь (и это не говоря уже о том, что своей жадностью вы лишили всех остальных возможности получить его), теперь вы отказываетесь…

Тут Барнар мягко зажал рот и затылок юноши между двумя огромными, испещренными шрамами лапами.

– Послушай меня хоть разок, Костард, – с нежным беспокойством в голосе заговорил он. – Гнездо тебе не принадлежит. Запомни раз и навсегда, ты владеешь только спусковым оборудованием, шлангами и насосами, при помощи которых ты грабишь Гнездо. Преподнеси тебе этого демона кто-нибудь на блюдечке, тебе бы и в голову не пришло, как можно им воспользоваться. И, даже расскажи он тебе об этом Снадобье, тебе ни за что не добраться бы до него в одиночку. А если бы и добрался, то скажи честно, отдал бы ты Сборщику Пошлин собственную руку или ногу в уплату?

Так что послушай, что я тебе скажу. Если ты промолвишь еще хотя бы слово – одно-единственное словечко! – я отправлю тебе назад пешком, и добирайся как знаешь. – Желая проверить, возымело его внушение какое-нибудь действие или нет, он убрал руку со рта Костарда. Никаких звуков не последовало.

Для Бантов и Костарда мы связали веревочные петли, на которых они могли сидеть. Для Ниасинт пришлось соорудить более сложные качели, в которых она могла бы лежать. Когда мы укладывали ее в них, она открыла глаза.

Девушка пригубила немного вина, заботливо поднесенного к ее губам Ша Урли. Как только земной напиток проник в ее горло, по лицу девушки пробежала судорога, точно от сладкой боли. Почувствовав вкус вина, она распахнула полные удивления глаза, точно припоминая запахи земли, простор небесного свода, жар солнца. Слезы затуманили ее взор и потекли по щекам.

– О божественные силы, на что я стала похожа в этом вечном аду? На меня еще можно смотреть без отвращения?

Ша Урли с улыбкой склонилась над ней. По правде говоря, очаровательная дольменитка была довольно-таки мягкосердечна, несмотря на все свои гневные вспышки.

– Да, милая Ниасинт, ты прекрасна, как и прежде. Твоя краса, утонченная и коварная, сверкает, точно ты не встретила еще и тридцатой своей весны. Выпей еще. Вот так. А теперь отдыхай. С тобой друзья. Мы поднимем тебя на землю, и ты снова будешь жить под солнцем…

Я привязал веревки двоих мужчин к своему поясу спереди, а Барнар сделал тоже самое с женщинами. Воспользовавшись возможностью, я на мгновение отошел в сторонку и достал из мешка Острогала. Созвездия его разномастных глаз сверкали обидой и гневом, но с уст, как обычно, стекали сплошь мед и млеко.

– О невыразимые! Вот и настала пора нам возрадоваться, разве нет? Вам – тому чуду, которым вы теперь обладаете, а мне – возвращению в родную почву, в какой-нибудь укромный уголок на дне пересохшего ручья неподалеку отсюда, может быть?

– А мы и радуемся, почтенный обрубок! – ответил я. – И испытываем глубочайшую благодарность к тебе. Ну что, полетели, Барнар?

– Полетели конечно! – отозвался мой друг. Мы учились оставаться на земле, не отпуская полуосознанную мысль о том, что это необходимо, своего рода умственный якорь, который, удерживая нас от полета, позволял думать о других вещах. Теперь одного взмаха рук, как при плавании, и одного желания взлететь хватило, чтобы плавно воспарить в винно-красную мглу. Мы двинулись вдоль каньона на высоте примерно пяти саженей над ним.

– Прошу вас отметить, господа, – дрожащим голосом вновь заговорил демон, – что я честно служил вам. Я доставил вас сюда безопасным путем и способствовал вашему обогащению, о светлейшие мои благодетели! После этого вы, конечно, не откажете мне в простой, несложной пересадке, которую я…

– Тише, о частичный! – перебил я его. – Все дело в том, Острогал, что теперь, когда мы вплотную подошли к исполнению условий контракта, в наших сердцах поднимается волна непреодолимого отвращения при одной только мысли о том, чтобы шевельнуть хотя бы пальцем ради продления твоей отвратительной демонской жизни, пусть даже на одно мгновение, тем более что Снадобье, которого нам так хотелось, уже у нас и путь назад в Гнездо мы можем отыскать самостоятельно.

– Это глубокая инстинктивная ненависть, – пояснил Барнар, – которую люди искони питают к демонам. Мы обнаружили, что просто не в состоянии, как бы нам того ни хотелось, противостоять этому атавистическому чувству.

– С другой стороны, – добавил я, – нечестно навлекать на тебя что-либо иное, кроме той судьбы, которая ждала тебя с самого начала и от которой мы тебя спасли. Таким образом, приличия ради, а также в знак признания твоей заслуживающей всяческого уважения честности по отношению к нам мы возьмем на себя труд доставить тебя обратно в детскую, в челюсти той самой личинки, которой ты был предназначен.

Признаюсь, произнося все это, мы с Барнаром преследовали определенную цель. Глазастый демон, кажется, сильно расстроился. Флейта его голоса дала трещину.

– Должен сказать, о лучезарный Кархманит и августейший Чилит, должен сказать, и, разумеется, принести нижайшие извинения за свои слова, должен сказать, что вы – и поверьте, я говорю это в духе самого раболепного почтения, – что вы самым низким, отвратительным, мошенническим, одиозным, постыдным и неподдающимся описанию образом пользуетесь моей относительной беззащитностью. Я говорю это с глубочайшим и почтительнейшим уважением к вам, разумеется.

– Разумеется. – Я кивнул, проплывая по воздуху, точно мы разговаривали лицом к лицу, как на земле. Беседы с этой чудовищной, покрытой коростой глаз головой, свисавшей с моего бедра, уже вошли у меня в привычку. – Тем не менее я не думаю, что кто-нибудь сочтет меня слишком уж большим негодяем, взяв на себя труд рассмотреть со всех сторон следующий вопрос: чем я, строго говоря, могу быть обязан многоглазому пузырю демонической слизи, наподобие тебя, чью никчемную жизнь я спас, вырвав из готовых сомкнуться челюстей смерти?

Фуражир со свистом пронесся над нами, молотя ногами по воздуху, как безумный. Далеко впереди падали еще двое, описывая длинные сплюснутые параболы. То небольшое количество Снадобья, которым они испачкались, карабкаясь по ладони Омфалодона, казалось, теряло свою силу тем быстрее, чем больше двигал конечностями летун. И в самом деле, мы тоже почувствовали, что с каждым взмахом рук и ног удерживаться на определенной высоте становится все труднее. Несмотря на то что каждый из нас нес двоих взрослых и около пятидесяти мер драгоценных камней, лететь в начале пути было куда легче, чем, скажем, плыть с аналогичным грузом в воде. Но сопротивление воздуха усиливалось с каждым шагом, и, чтобы не терять высоту, приходилось прилагать значительно больше усилий, чем раньше.

– Такое впечатление, – поделился наблюдением Барнар, – что расход Снадобья напрямую зависит от поднятого веса.

У меня даже сердце закололо, когда я понял, что нам неминуемо придется забраться в драгоценные горшочки со Снадобьем, чтобы завершить путь. Однако с умеренной гордостью могу сообщить, что мне удалось победить сильнейший соблазн отправить наших компаньонов в обратный путь пешком ради сохранения нашего сокровища. Мы продолжали пыхтеть, – а процесс делался все более трудоемким – и наконец вынуждены были запустить руку в драгоценный запас и заново намазать ладони и подошвы ног.

Тем временем Острогал отнюдь не утратил дар речи.

– Вы только рассудите, почтенные! – настаивал он. – Как буквально исполнил я свое обещание! Разве тем самым я не принес вам несомненную пользу? Посмотрите, ведь вы же летите! Подумайте, к каким еще сокровищам сможете вы теперь подобраться без всякого риска для жизни! Как же так получается, что в вас не шевельнется ни малейшего… ну, давайте не будем говорить о благородстве, давайте назовем это чувством справедливости? А?

– Заверяю тебя, мы отнюдь не забыли о перспективе, которую открывает перед нами Снадобье, – отвечал Барнар. – Но мы с Ниффтом просто не в состоянии превозмочь врожденное отвращение к тебе, ко всей твоей породе! Ну вот, к примеру, просто чтобы не быть голословным, рискну утверждать, что вся твоя жизнь до сегодняшнего дня представляла собой беспрерывное и самое что ни на есть отвратительное паразитирование и беззастенчивую эксплуатацию других живых существ. Пожалуйста, поправь меня, если мое предположение грешит против истины.

– Ну разумеется, – бросил демон нетерпеливо. – А как бы иначе я стал взрослым? Личинки, которые переносят мои споры через пустыни, вгрызаются в лобную долю мозга своих хозяев, и кошмары, которые посещают их владельцев, являют столь же желанное угощение для их крохотных глазок, как и мозговые ткани – для челюстей. Что до червеобразных форм жизни моего рода, приспособленных для обитания в водной стихии, то они, поднимаясь по позвоночнику хозяина, съедают его спинной мозг. Более крупный хищник, случись ему проглотить пустую оболочку такого хозяина, унаследует от него звездчатую россыпь моих малюток, которые и его начисто выгрызут изнутри, прежде чем разлететься, подобно пушинкам чертополоха, по ветру и выбрать для себя место дальнейшего укоренения.

Ну и что с того, господа? Разве не все, кто живет и дышит на земле, удовлетворяют голод и жажду, одеваются, обуваются и препоясывают чресла за счет других существ? Есть ли хотя бы одно живое существо, здесь или в верхнем мире, самая кровь которого не была бы жизненным соком другого?

– Уверен, – ответил я, – что каждое твое слово – правда. Но, видишь ли, доводами рассудка ты пытаешься победить в нас то, что к рассудку никакого отношения не имеет, а есть лишь примитивное, безотчетное отвращение. Хотя, знаешь… Мне тут пришло в голову, что это мрачное реакционное предубеждение, с которым нельзя поспорить, можно все-таки слегка смягчить, ну как бы откупиться от него, что ли. Может быть, ты вспомнишь еще о какой-нибудь услуге, которую ты мог бы оказать нам, чтобы пребывание здесь стало еще более прибыльным для нас?

Это предложение заставило-таки моего подземного спутника замолчать. Да и то, что Острогал по-прежнему послужит нашим проводником в окрестностях внушающей благоговейный ужас Королевской Камеры, было ясно без дальнейших разговоров.

По мере приближения к корням гор почва начала подниматься. Мы обернулись, чтобы бросить прощальный взгляд на когти Омфалодона. Даже с такого расстояния нам было хорошо видно, что они буквально кишат Фуражирами, облепившими их, точно мох. Громадные когти продолжали сражаться с неубывающей, внушающей трепет энергией: сжимаясь и разжимаясь, они давили Фуражиров сотнями, потом вдруг начинали раскачиваться из стороны в сторону, с оглушительным грохотом молотя по дну долины. Но, хотя от каждого удара погибали целые армии Пожирателей, их поток не редел и не прекращался.

– А что, Фуражирам уже случалось приносить в Гнездо мясо демонов из третичного мира? – раздался снизу задумчивый вопрос Ха Оли Банта. В голосе его, как нам показалось, звучало что-то вроде страха. Ответа никто не знал.

Мы обратили прощальный взор к оку Омфалодона. Дыра его черного зрачка с рваными краями сжалась, точно от боли, в то время как реки алых слез еще быстрее побежали из стеклянно блестящего глаза по складчатому потолочному своду и оттуда вниз, в покрытую сетью ручейков долину.

Затем мы повернулись к вставшей перед нами стене и, напрягая волю, поплыли наверх, набирая скорость, чтобы поскорее миновать опасный участок.

XIX

Не пойти ли нам опять

Мир подземный обдирать?

Не закинуть ли нам сеть,

Сокровищ больше заиметь?

Наша личиночная камера – какой по-домашнему уютной показалась она нам теперь, после испытанных недавно ужасов более широкого мира! Пока Барнар устраивал наших гостей в подсобке, я потихоньку пробрался к нашему тайнику и прибавил к лежавшим там камням собранные по дороге. Затем, не тратя больше времени, мы перешли прямо к делу.

– Вот как обстоят наши дела на данный момент, – радостно объявил Барнар. – За две амфоры напитка гигантов мы требуем не более трехсот мер золотых монет – цена, оговоренная ранее, – учитывая неприятность, случившуюся с вами при сборе Снадобья. Однако в добавление к этому нам кажется вполне справедливым потребовать для себя ежегодную десятину, выплачиваемую в виде пожизненной ренты, со всех доходов от использования упомянутой эмульсии.

Они разинули рты все хором, как я и думал, настолько предсказуемы были они в своих мелочных приемах торговли. Но мы, разумеется, стояли как скала, и им, разумеется, пришлось уступить. Тем не менее возмущение и негодование они сыграли весьма убедительно, и, даже зная, что все это не более чем уловки, мы были несколько оскорблены посыпавшимися на нас упреками.

Между собой они торговались отчаянно. Мы галантно воздержались от подслушивания, но, судя по приглушенному блеянию безденежного Костарда, можно было предположить, что из него безжалостно выжимали единственное, чем он еще владел, – саму шахту – в обмен на наличность, которую взялся предоставить Бант и которую мы, разумеется, затребовали авансом.

Случилось так, что множество бочонков с медом производства медоварен Банта лежало на складах в Сухой Дыре, и их можно было реализовать в считанные дни. Требуемая сумма могла оказаться в наших руках уже через три дня.

– При условии, что мы будем скакать без сна и отдыха, – холодно заключила Ша Урли.

– Нас это вполне устраивает, – доброжелательным тоном отозвался я. – Мы не возражаем, если придется немного подождать, пока вы соберете золото, но сушить в этом подземелье пятки дольше, чем это совершенно необходимо, не намерены. – На самом деле мы уже задумали следующее, сулившее еще большее обогащение, предприятие, и нам не терпелось остаться в одиночестве.

Когда Костард и Ха Оли потопали к спусковому ведру, я послал Ша Урли нежный взгляд, сигнализировавший о необходимости разговора наедине. С непроницаемым лицом она сделала несколько шагов следом за мной.

– О прекрасная дольменитка, – улыбнулся я, – будет ли это расценено как слишком большая смелость с моей стороны, если я напомню тебе о радостях, которые мы вкушали здесь еще совсем недавно?

Она ответила мне не поддающимся определению оскорбленным взглядом и с минуту не сводила с меня глаз. Лицо ее отражало борьбу разнообразных эмоций. Наконец она разразилась смехом, несколько, на мой взгляд, скрипучим.

– Дорогой мой Крохобор, – ухмыльнулась она. – Неужели ты и в самом деле предлагаешь мне заняться с тобой любовью? Позволь, я объясню тебе, как мало я к этому расположена. Позволь, я опишу тебе то, что я с большей охотой проделала бы над тобой. Не бить тебя по голове дубиной, пока ты не испустишь дух, нет, разбивать тебе череп мне все же не хотелось бы. Но вот, связав тебя по рукам и ногам, поставить на колени, а потом обеими руками взять здоровенную тухлую рыбину, которая сдохла два-три дня тому назад, и провести полчаса, смачно шлепая ею по твоей лошадиной длинноносой жадной морде, вот это да, с удовольствием.

– Прошу прощения. Я выбрал неудачный момент.

– Пойдем, поможешь мне погрузить Ниасинт в ведро, чтобы поднять ее наверх вместе с нами. Мы вернемся с вашим золотом, как только сможем.

Ниасинт, наша бледная спутница в путешествии по подземному миру, уже сидела, а не лежала, и взгляд ее был устремлен прямо на нас, а не бродил потерянно по пустошам кошмаров, все еще теснившихся в ее сознании. Глядя нам с Барнаром прямо в глаза, она произнесла чуть дрогнувшим голосом:

– Я снова увижу солнце, – и протянула нам руки. Как холодны и бесконечно хрупки были ее изголодавшиеся по солнцу ладони!

Когда они покинули нас, я даже пожалел, что не пошел с ними. Как я жаждал солнечного света, как не хватало мне высокого лазурного неба над головой и его свежего дыхания, холодящего щеки, как тосковал я по усыпанному бриллиантами звезд черному бархату ночи и хрупкому кораблику луны, бороздящему безграничный темный океан… Но мы с Барнаром еще раньше решили, что выработавшаяся у нас привычка к подземному пространству – вещь незаменимая, и глупо было бы прерывать акклиматизацию здесь приятной, но выбивающей из колеи вылазкой наверх.

– Ну а теперь в кровать, и выспаться как следует, – бодрился Барнар, доставая свой гамак.

– Да, – отозвался я, – только сначала пойду скормлю остатки демона личинке, у которой я его отнял.

Острогал с момента нашего возвращения в Гнездо хранил полное молчание, что для него было равносильно неконтролируемой вспышке ярости. Мы положили его в тот угол, который он занимал и раньше, и он торчал там и глазел по сторонам, немой, как рыба.

– Да, пожалуй, – скучающим тоном откликнулся Барнар. – Осторожнее клади его личинке в пасть, как бы она тебе руки не отхватила.

– Хорошо, что ты об этом подумал. Знаю! Насажу-ка я его на копье, уж тогда-то мои руки точно уцелеют.

– Прекрасная мысль.

Я нарочито долго выбирал копье подлиннее. Потом сунул Острогала в мешке под мышку, взял копье наперевес и зашагал по ближайшей дорожке в глубину скопления личинок. И тут демон прервал молчание.

– Исключительно в информативных целях напоминаю, что если ты… возобновишь прерванное когда-то тобою кормление личинки, то я снова явлюсь на свет в виде микроскопических глазных спор, перемешанных с фекалиями. Мое существование в качестве мелкой детской инфекции будет продолжаться до тех пор, пока какая-нибудь взрослая особь или несколько таковых не вынесут меня на своих конечностях на дно подземного мира. Не пройдет и столетия, как я вновь взойду на равнине, приветствуя радостным взглядом око Омфалодона!

– Искренне рад за тебя! – ответил я. – Каким утешением должны служить такие мысли в затруднительной ситуации, в которую ты попал!

Пауза.

– Не скрою, – вздохнул Острогал, – что предпочел бы скорейшее возвращение к своей прерванной жизни, и желательно без обработки того, что еще от меня осталось, этими омерзительными челюстями.

– Как кстати, Острогал, что ты упомянул об этом! Только недавно мы с Барнаром размышляли, как сильно твои познания в области жизни и быта Пожирателей могли бы помочь в нашем следующем путешествии по Гнезду. И даже решили предложить тебе возвращение в родную почву в качестве платы за эту услугу . Единственное, что удерживало нас от того, чтобы обратиться к тебе с этим предложением, – это страх, что ты, испытывая к нам недоверие, откажешься.

– Недоверие? – продудел Острогал. Голос его дрогнул от старания вернуться к прежним медовым ноткам. – Недоверие к вашим безупречным особам? Я колеблюсь, не стану отрицать. Ваши недавние решения, безусловно, заставляют меня… задуматься. Но как могу я испытывать недоверие к таким образцам прямоты и высокой нравственности, к таким моделям, воплощениям ее, как ваши несравненные персоны? И все же, могу ли я питать хотя бы слабую надежду на то, что вы и впрямь пересадите меня на родную почву, если я помогу вам с, э-э, доением Королевы-Матери?

– Острогал, если ты поможешь нам в нашем следующем набеге, то, клянусь, ни на земле, ни под землей ничто не сравнится в твердости с этим нашим намерением!

Мы с Барнаром проспали не знаю сколько, но вполне достаточно для того, чтобы наши умы и тела очистились от ржавчины усталости. Проснувшись, мы жадно накинулись на завтрак, во время которого обнаружили, что мысли наши занимает не столько предстоящее доение Королевы-Матери, сколько тот более выгодный проект, который мы задумали – осмелились задумать! – на потом. Мы решили следовать за Молодой Королевой и ее армией через ад. Вопрос, не дававший нам покоя, вкратце сводился к следующему: какое количество сокровищ сможем мы унести? Поначалу у нас просто голова кружилась от надежд и планов, ведь мы видели, как летали перепачкавшиеся Снадобьем Фуражиры.

В качестве эксперимента мы накинули веревочные петли на заостренные концы одной личинки и попробовали ее поднять. Она не двинулась с места. Тут с шестка, на котором примостился Острогал, донеслась трель:

– Утверждают, что Снадобье позволяет летуну поднять в воздух груз, в десять раз превосходящий его весом, и, будь он сам легок или тяжел, изменить этот предел невозможно. Я воздерживался от этого замечания, пока вы сами не попробовали, будучи уверен, что вы все равно настоите на личной проверке.

Нас порядком разозлили преграды, поставленные нашей жажде наживы, но мы все же нашли в себе силы примириться с ними, решив, что при известной избирательности более тонны подземных сокровищ на каждого должны вылиться в состояние, громадное по любым меркам, а в особенности в соединении с тем, что нам уже удалось добыть.

Но любая мысль о том, что можно приобрести на эти деньги, неизменно воздвигала между нами преграду. Воздушная разведка Гнезда показалась нам предпочтительнее таких размышлений.

Незримыми крылатыми духами проникли мы сначала в соседнюю детскую, а оттуда в несколько Инкубаторов, наполненных грудами похожих на жемчужины яиц, которые Няньки без конца поворачивали с боку на бок, очищая от паразитов. Существа, которые из них вылуплялись, были уменьшенными копиями уже знакомых нам личинок, и Няньки доводили их до нужных размеров, подкармливая пухлыми кусками какого-то продукта, отдаленно напоминающего сыр. Проследив за одной из них, мы обнаружили камеру, откуда поступал этот продукт. Ее целиком заполняли какие-то наросты, по-видимому грибкового происхождения, но другого рода, нежели та плесень, которая давала Гнезду свет. Дурно пахнущая масса образовывала дряблые раздутые плоды, по виду похожие на волосатую клубнику-переростка. Эти-то плоды, предварительно растертые челюстями Нянек, и служили источником пищи только что вылупившимся из яиц личинкам. Грибок рос на подстилке из демонских отходов, мешанине нарезанных крупными кусками тел, костей, лап, крыльев, плавников, черепов и бородавчатых морд (некоторые из них продолжали подергиваться и шевелиться, настолько они были живучи). Все это постепенно таяло, пожираемое неторопливым пламенем грибкового роста. Тут и там бормотал нечленораздельные проклятия оплавляющийся рот, а кусок морды вполне осознанно сверкал на нас огарками глаз…

– Наверное, этот грибок сохраняет все свойства полноценной пищи, – высказал предположение Барнар.

– Стоит ли удивляться, что диета из одной демонятины должна поначалу как-то приспосабливаться к нежным организмам? – ответил я.

Мы экономили Снадобье и потому решили не затягивать обследование Гнезда. Кроме того, вернувшись в подсобку, мы обнаружили, что готовы поспать еще, так измотали нас недавние приключения. В следующий раз нас разбудили уже голоса партнеров.

XX

Воздушный акробат в угодьях Королевских,

Где пища и прибыль бок о бок растут,

Будь осторожнее, снимая пенки,

Иначе поймают и вниз увлекут!

Брюшная поверхность тела Королевы напоминала дно океана; между широкими глянцевитыми выступами ребер неглубокими долинами и бугорками, впадинами и курганами распределялась пестрая шкура совершенно другого строения. Пролетая над ней, мы не переставали изумляться ее воистину планетарному величию.

Черно-белое домино ее наряда кишело – мы это уже знали – паразитами и гиперпаразитами.

– Вон они! – предостерег меня Барнар. Развернувшись в воздухе, мы устремились влево, чтобы обойти небольшую впадину, откуда, переливаясь рябью панцирных спин, вспорхнула стайка крылатых ракообразных. Летучие вши низким плотным облаком потянулись к соседней болотистой низине, где, как мы знали, они осядут снова, так как пищей им служил секрет сальных желез, который обильно выделяла колоссальная спина Королевы, и особенно много его скапливалось во впадинах. Полет их напоминал медленное волнообразное движение старлов, когда те кочуют зимой с одного поля на другое, точно гонимые ветром сухие листья.

Было в этом зрелище некое призрачное очарование. Да и избегали мы не самих вшей, а тех, кто охотился на них, более крупных серьезных хищников, троица которых уже устремилась следом за стаей. Похожие на змей, пасти которых были обильно утыканы клыками, эти крылатые охотники обедали прямо на лету, и каждый раз, когда одному из них удавалось схватить трепещущую жертву, куски разорванной острыми зубами вши – осколки панциря, окровавленные ноги – сыпались дождем.

Чем дольше мы летали, тем больше узнавали. Незадолго до этого, когда мы непредусмотрительно близко держались к стае вшей, на нас напал один из зубастых паразитов. Мы с Бодрым Парнем отхватили ему половину челюсти, а Барнар с Кусачом проломили макушку, но сила нанесенных ударов была такова, что нас самих закрутило волчком. Мы кувыркались так отчаянно, что едва удержали в руках оружие, а Острогал завывал от ужаса в своем опасно накренившемся чехле у меня на поясе.

После этого происшествия мы решили немного попрактиковаться в фехтовании на лету. Скоро нам стало ясно, что каждое действие требовало обязательного противодействия. Так, нанося удар правой рукой, одновременно нужно было так же резко взмахнуть левой, иначе мы начинали вертеться вокруг своей оси или раскачиваться вверх-вниз, точно обезумевшие лодчонки на крупной волне. Мы довольно быстро научились стоять в воздухе и резко подтягивать колени к животу, нанося обеими руками направленный сверху вниз удар; конечно, несмотря на симметрию жестов, нас все равно встряхивало, как при езде по неровной дороге, но зато мы довольно уверенно держались на ногах.

Итак, мы осторожно скользили над Королевой, внимательно изучая ландшафт ее туши, и сознательно откладывали – пожалуй, даже специально оттягивали – выполнение своей основной задачи.

В какой-то степени мы были раздражены (если уж говорить всю правду) тем, как плохо Банты исполнили свое обязательство. Они вернулись всего с двумястами пятьюдесятью мерами золота вместо обещанных трехсот, уверяя, что цены на мед в Сухой Дыре временно упали из-за выброса на рынок избытка продукта с других ангальхеймских медоварен, в результате чего им пришлось реализовывать свой товар с большим убытком.

– Но ведь это не является камнем преткновения, не так ли, господа? – мягко настаивал Ха Оли. – Недостающая сумма, на которую вы можете с уверенностью рассчитывать в течение этой недели, составляет всего шестую часть того, что мы вам должны, воистину ничтожная доля.

– Пропорциональный способ оценки дефицита, – ответил я, – в данном случае совершенно неуместен. – Мне стоило большого труда не сорваться на грубость. – Пятьдесят мер золота следует рассматривать прежде всего с точки зрения их абсолютной ценности, выраженной в конкретных терминах. На пятьдесят мер человек может, к примеру, нанять четверку стреганских гонтов для осадных работ в степях Сидрила.

Наступила пауза. Банта мой пример явно озадачил.

– Или на те же самые пятьдесят мер можно купить услуги пары болотных гуунов, – столь же пылко ввернул Барнар, бросая на меня косой взгляд, – и они будут четыре месяца подряд удерживать в упряжке гриф-грифа и следить за тем, чтобы монстру было чем мочиться.

Тут наши компаньоны буквально выпучили глаза. Ша Урли, первой придя в себя, резонно возразила:

– Вне всякого сомнения, недостающая сумма, пока она у нас в руках, находится в месте, по крайней мере столь же надежном, как и ваш тайник, где и без того припрятано уже с полтонны камней и золота и который к тому же подвергается постоянной опасности разорения со стороны беспокойных гигантов, вечно перерывающих свои владения. Тогда как на нашу надежность вы можете положиться. Я не без оснований назвала ваши требования чрезмерными. Однако я никогда не утверждала, что медоварни Банта не могут удовлетворить их, причем в самые краткие сроки. Мы даже согласились ссудить вашего племянника двадцатью мерами золота в кредит, чтобы профинансировать дело, в которое он мечтает вложить свою долю напитка гигантов.

– И что же это за дело такое, а, племянник? – поинтересовался Барнар.

– Увы, – отрезал, поджав губы, Костард, – в высшей степени меркантильные настроения, которые ты, дядюшка, продемонстрировал в последнее время, вынуждают меня хранить свои дела в секрете.

Тут меня будто что-то кольнуло, и я подумал, что, если от эмульсии наверху и в самом деле будет какой-нибудь толк, то продавать хотя бы малую толику Костарду – большая ошибка. Можно оказать, по меньшей мере, медвежью услугу ближайшим соседям этого молодого человека. Но я немедленно отогнал эту мысль. И, как выяснилось впоследствии, напрасно: это был как раз один из тех случаев, когда предвидение, пролетая мимо, коснулось меня кончиком своего крыла.

Но не одна лишь мысль о деньгах не давала мне покоя, пока мы скользили над брюхом Королевы, подальше от ее оживленных боков, где находились выделявшие эмульсию поры.

– Меня это раздражает! Я не могу не думать об этом! – взорвался я наконец. – Посмотри, ведь мы же летим. Ты только подумай, не прилагая ни малейших усилий, мы получили доступ к таким чудесам и к богатству, не поддающемуся счету! И среди всего этого, в самый разгар немыслимой удачи, невероятного везения, я не могу радоваться! Я исхожу горечью, в то время как мое сердце могло бы парить на крыльях восторга! А все из-за чего? Все из-за твоего проклятого бычьего упрямства, Барнар! Все из-за того, что ты не можешь потерпеть каких-нибудь два месяца, ну три, самое большее, три жалких месяца! Твое мрачное, воинственное, животное упрямство не терпит ни малейших отлагательств, как только речь заходит о твоей мании заколачивать в землю семена и валить деревья! Ну как ты можешь быть таким эгоистом!? Ты только подумай, чего мы лишаемся из-за твоей одержимости! Сандалий Пелфера! Его Плаща!

Барнар фыркнул, в точности как бык, на мой взгляд.

– Да ты и впрямь нахальный крысеныш, коли решаешься попрекать меня верностью данному слову и привязанностью к родне, клану и домашнему очагу! Ниффт, мне на самом деле очень жаль, что ты оказался таким скользким гадом, извивающимся в надежде отвертеться от раз данного слова! Ускользнуть от обязательств, которые ты сам взял на себя, поклявшись!

– Барнар, да я же был просто пьян! А сколько раз ты сам, размякнув от выпивки, давал сентиментальные клятвы? Так почему же ты заставляешь меня выполнять именно этот обет? Да и потом, я ведь не отрекаюсь от него, я в самом деле собираюсь сдержать свое слово! Но только почему именно это дело должно идти в первую очередь?

Под нами, на светлой части бока Королевы, обозначилась тоненькая голубоватая сеточка сосудов, утонувшая в маслянистой прозрачности ее плоти. Уже несколько мгновений стайка каких-то длинноногих тварей, с загнутыми назад, как у кузнечиков, коленками и украшенными пучками щетинистых щупальцев челюстями, бежала вровень с нами, изучая нас металлически поблескивающими болтиками глаз. Мы как раз нырнули за вовремя подвернувшийся в спинной топографии хребет ребра, когда наши пути пересеклись и твари бросились на нас.

Ножищами своими они пихались просто адски; нам пришлось поднапрячься, чтобы отскочить подальше, когда парочка их нацелилась на наши собственные нижние конечности. Оттолкнувшись ногами от воздуха в целях сохранения равновесия, я сжал рукоять Бодрого Парня обеими руками и нанес крестообразный удар сначала слева направо, потом наоборот, справа налево. Щупальца и обрубки ног дождем посыпались в мраморную долину, где их тут же проглотила и, громко хлюпая, переварила полупрозрачная жидкая масса, похожая на амебу.

– Как ты можешь, – продолжил я препираться с Барнаром, – закрывать глаза на возможности, которые даст нам обладание Средствами Вспоможения Пелфера!? С Сандалиями, Плащом и Перчатками мы могли бы проникнуть в Дом Мхурдааля. Мы могли бы украсть… его библиотеку.

От этих слов я сам содрогнулся; до той минуты я не позволял себе взглянуть прямо в лицо заветной мечте, которая теплилась в моем сознании, постепенно разгораясь в яркое пламя (как я теперь понимал), с тех самых пор, как Снадобье для Полетов попало в наши руки и нам открылся истинный масштаб богатства, которым мы могли бы с его помощью овладеть. Да и на Барнара прекрасная, но безумная, как сон маньяка в лунную ночь, идея похищения библиотеки Мхурдааля тоже произвела впечатление, это было видно по его лицу. Но он, под влиянием владевшего им эгоистичного нетерпения, только пожал плечами, словно отодвигая благородную мысль в сторону.

– Ты просто помешался на легендах, Ниффт! Это безумие, не способное принести плоды!

– Господа! Сиятельные благодетели! – прогнусавила с моего бедра голова демона. – С вашего позволения, умоляю вас проявить благоразумие! Такая буря эмоций, и все из-за будущего? Господа, да посмотрите же, где вы находитесь! Даже для меня, для кого это место является средоточием ада, где куются армии, которые грабят дома моих сородичей и лишают нас жизни, даже для меня это место – сверкающий зал чудес, и каждый мой глаз жадно впитывает количество и качество всего, что меня здесь окружает! Позвольте мне настоятельно порекомендовать вам жить настоящим и не упускать величия момента!

– Полагаю, ты прав в своих настояниях, – вынужденно согласился я. Под нами, в складках ландшафта, вокруг лужиц и небольших озер Королевского пота, стайки крылатых существ то и дело затевали дружелюбную возню с многоглавыми соперниками: нечто подобное можно наблюдать в Люлюмийской саванне, когда звери собираются на водопой. Более крупные существа черного цвета хоронились на темных участках шкуры, совершенно неразличимые на их фоне, если бы не конвульсии, вызванные, должно быть, слюноотделением при виде добычи. Сквозь белые пятна проступали вены, под ними, в дымчатой прозрачности более глубоких слоев Королевской плоти, гигантские разветвленные артерии содрогались в конвульсиях, беспощадных и всевластных, как землетрясение, а еще глубже ее колоссальное сердце пульсировало неистребимой жизненной силой.

– Как, по-твоему, Острогал, – задумчиво произнес я, – откуда пошли Пожиратели?

– Мой народ, господин, полагает, что человечество не могло бы создать орудие столь мощное, как Она. А потому мы придерживаемся мнения, что Пожиратели – порождения земли, а раз так, то в свое время и они будут наполовину завоеваны, наполовину заселены демонами, как это произошло и с самой землей.

– Эта идея не добавляет мне любви к тебе, о фрагментарный демон, – заметил Барнар, – но все равно спасибо за откровенность.

– Но, господа, – мелодично упрекнул нас головастый гид, – мы ведь тоже часть универсальной Жизни и существуем по ее законам! Взгляните вот хотя бы на это! Живое доказательство прямо у нас перед глазами! Вон те настрахааги, видите? Они тоже демонической породы! И живут на самом боку заклятого врага всей нашей расы!

Он имел в виду зеленоватую лепешку наподобие толстого куска лишайника, сплошь покрытую стебельками, каждый из которых увенчивался пучком липких красных капелек. Эти капельки метались из стороны в сторону, ловко хватая крылатых вшей и мгновенно прилепляясь к ним, а когда это происходило, стебелек наклонялся над лишайником, чтобы опустить добычу в провал одного из множества ртов. Мы подлетели ближе и, зависнув прямо над лепешкой, разглядели на верхушке каждой липкой капельки по глазу. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы уяснить их демоническую принадлежность. Острогал издал трескучую трель, точно кузнечик, вздумавший выводить йодли на своих хитиновых коленках, и тогда демон-лишайник внизу распахнул сразу несколько ртов, и все они разразились ответной трелью.

Пока мы парили, наблюдая эту беседу, две огромные фигуры перемахнули через горный хребет соседнего ребра. Они оказались парой миниатюрных Пожирателей, очень похожих на Землекопов видом и строением челюстей, но раз в десять меньше. Тем не менее в сравнении даже с крупнейшими паразитами они были достаточно велики. В мгновение ока навалились они на собеседников Острогала, разрывая в клочья плотные зеленые лепешки и аппетитно хрустя липучими капельками, точно конфетами. Тут безобразные рты завели другую песню, погромче. Третью часть лепешки Пожиратели сожрали на месте, а потом понеслись дальше патрулировать территорию необъятного брюха Королевы.

Я не удержался от небольшой толики злорадства и воскликнул:

– Вот! Полюбуйся, сколь безгранична в своих стратегиях твоя могучая Немезида! Убедись, что Королева Пожирателей угадывает даже затаенные помыслы вашего рода, выслеживает и уничтожает вас, где бы вы ни прятались!

И все же вид демонов, процветающих как ни в чем не бывало на самых боках Королевы, мне совсем не понравился: коленки у меня сразу ослабели, точно я ступал по прогнившему полу, который вот-вот должен был провалиться подо мной, – так всегда бывает, стоит только всерьез задуматься о многочисленности демонов и их способности просачиваться буквально повсюду.

Однако сколько можно бороться с непознаваемым?

– Пошли, – сказал Барнар, – пора доить.

Дойка шла как по маслу, пока мы не совершили глупость, о которой я до сих пор не могу вспоминать без содрогания и краски стыда.

Мы зависли над боком Королевы. Под нами качался прибой ее отпрысков. Сверху мы определили местоположение пор, дающих эмульсию гигантов: Фуражиры тянулись к ним нескончаемым потоком. Выбрав пору, только что покинутую насытившимся гигантом, мы, описывая в воздухе осторожные круги, снизились на расстояние пяти или шести саженей над истекающим питательной жидкостью отверстием.

Соблюдая всяческие предосторожности, мы опустили подвешенные на бечевках кувшинчики из особо прочной кожи (выкрашенные, разумеется, в оранжевый цвет). Я первым окунул свой в тягучий поток. Сначала я лишь зацепил краем сосуда немного эмульсии и вытянул его наверх. Потом повторил попытку. С каждым разом кувшинчик становился все тяжелее, упрощая мою задачу. В четыре приема сосуд был наполнен доверху.

Затем мое место занял Барнар. Как только он принялся макать свой кувшинчик в поток, к той же самой поре подошел другой Фуражир и стал пить.

Места обоим было достаточно, и Барнар с непревзойденным хладнокровием продолжал заниматься своим делом; однако, инстинктивно стараясь не попадать в поле зрения глазищ Пожирателя, мой друг подался немного назад к стене Королевского брюха, так что закидывать кувшинчик ему теперь приходилось под более острым углом, нежели раньше. Он работал слишком близко к поверхности, точно так же как наша покойная гарпия, а я проявил недостаточную наблюдательность и не сообразил, какими последствиями это чревато. И, как только мой друг сделал этот неосторожный шаг, существо из породы тех же самых шипастых ужасов, что пожрало нашу гарпию, взмыло с поверхности Королевского брюха, целясь ему в ноги. Предупреждающий писк Острогала немедленно дал Барнару понять, в чем дело, и он, мощно оттолкнувшись ногами, устремился к потолку.

Ему не хватило буквально доли секунды, ибо паразит успел-таки зацепиться кончиком волосатой лапы за его левую лодыжку.

Я подскочил к Барнару сзади, ухватил его за воротник и рванул изо всех сил. Вместе мы кое-как оторвали упрямого паразита от родной для него почвы Королевского бока и подняли в воздух. Сандалии у Барнара были самые что ни на есть прочные, и все же боль от хватки чудовища была непереносимо остра.

– Без толку! Спустись и отруби его, – прохрипел он.

Стоило мне разжать пальцы, как Барнар, увлекаемый немалым весом чудища, начал неумолимо терять высоту. Я нырнул, завис возле вцепившегося в ногу моего друга щупальца и рубанул по нему Бодрым Парнем. Мне удалось удержать равновесие, но удар получился не столь сильным, как если бы я стоял на твердой земле. Мой меч вошел в щупальце всего на глубину двух пальцев. Монстр задергался, Барнар застонал, забился что было сил, пытаясь сохранить высоту, и, разумеется, спустился еще ниже.

Челюсти занятого едой Пожирателя были в каких-то двух саженях под нами, и мы падали прямо на них.

Я размахнулся и ударил еще раз, на этот раз сильнее, но щупальце все же уцелело. И тут Фуражир под нами подпрыгнул.

Он, конечно, давно уже заметил паразита – тот болтался прямо у него перед глазами, – и вот теперь громадные ножницы его челюстей с лязгом разрезали воздух. Я кувырнулся вперед, Барнар, неожиданно освобожденный от веса чудовища, ракетой рванулся к потолку. До сих пор он прилагал такие усилия к тому, чтобы подняться как можно выше, что теперь, когда вес чудовища сократился до обрывка щупальца, обмотавшегося вокруг его лодыжки, он едва не вышиб себе мозги о своды зала, прежде чем ему удалось затормозить. Я перерубил извивающийся обрывок щупальца пополам, и оно камнем упало прямо Фуражиру в рот. Тот слопал еще одну крошку и вернулся к прерванному процессу кормления, а Барнар, спустившись вниз, обмакнул свой кувшинчик еще несколько раз в тягучую эмульсию, наполнил его доверху и плотно закрыл крышкой.

– О сияющие благодетели, – зачирикал Острогал, – могу ли я теперь набраться смелости и попросить вас отнести меня к выходу из Гнезда, а оттуда прямо к тому месту, где вы вновь посадите меня в землю? Мне известен кратчайший путь туда, и, когда этот вопрос будет разрешен, моя скромная персона перестанет наконец обременять вас.

– Дело вот в чем, – задумчиво ответил Барнар, – за время этой экспедиции мы выслушали от тебя одну рекомендацию нравственного порядка, несколько теоретических рассуждений и получили одно своевременное предупреждение. Но все остальное мы сделали самостоятельно. Ты даже не перевел для нас содержание воплей, которыми вы обменялись с той заплесневелой родней некоторое время тому назад.

– Тысяча извинений! Они сообщили, что добычи тут много, что им ничто не угрожает и что их семейство осваивает спину Королевы повсеместно. Из их предсмертных восклицаний я понял, что порода Пожирателей, уничтожившая их, не встречалась им раньше. По всей видимости, ваши слова о том, что Королева изобретает все новые и новые стратегии, о сиятельные, и быстро приспосабливает своих отпрысков к любым нуждам Гнезда, оправдались. Но, почтеннейшие господа, позвольте напомнить, что именно я первым оповестил вас своим криком о приближении Колючей Звезды, и потому умоляю вас не отказывать мне в пересадке, которую я вполне заслужил, разделив с вами все опасности этого путешествия.

Некоторое время мы молча летели, прощаясь с залом гигантов, прежде чем покинуть его навсегда. Наконец мы вступили в туннель, где уже чувствовали себя вполне уверенно, преодолевая его зигзагообразными бросками, как рыба стремнину. Острогал погрузился в напряженное молчание.

– Мы считаем, что ты не внес существенного вклада в дело нашего обогащения, – мягко произнес я, обращаясь к демону.

– Господа, – невыразимо грустным тоном заговорил после некоторой паузы демонический обрубок, – позвольте мне предвосхитить ход ваших мыслей. Могу ли я… забежать немного вперед в нашем разговоре? Ибо что-то подсказывает мне, в чем заключается суть вопроса, к которому мы приближаемся. Не могли бы мы найти ответ на него прямо сейчас, без предварительного визита к одной из омерзительных личинок?

С одной стороны, я был так тронут, что едва не улыбнулся в ответ на предложение демона, с другой стороны, его циническая уверенность в том, что он может читать наши мысли, уязвила меня.

– Боюсь, – начал я, – твой тон кажется мне излишне…

– Прошу вас, о невыразимые спасители! Выслушайте прежде, что я вам предложу!

– Ладно, говори.

– Вы двое совершенно правильно полагаете, что для воздушных пиратов, которыми вы являетесь сейчас, в подземном мире открываются невиданные возможности обогащения. Кроме того, рискну предположить, что вы уже разглядели уникальную возможность совершения грабительского рейда через мой мир, которая открывается перед вами. Ибо вскоре Новая Королева отправится в свой Полет в сопровождении армии Фуражиров и представителей прочих каст, грохочущих в арьергарде.

Их шествие оставит кровавый след грабежа и насилия, изобилующий драгоценностями, как борозда на весеннем поле – червями. Сокровища потекут из-за обрушенных стен, вывернутых наизнанку подвалов и выпотрошенных подземных тайников, и некому будет их охранять, ибо защитники исчезнут, словно уничтоженные беспощадным пламенем. То, что вы там увидите, превзойдет самые смелые ожидания любого вора, извиняюсь за выражение.

Вопрос, о котором я упоминал, заключается в следующем: смогут ли мое присутствие во время этого грабительского набега и познания в области демонической жизни, коими я обладаю, помочь вашему обогащению? Мой ответ, почтенные хозяева, – да! Соглашусь ли я помочь вам, спросите вы? И вновь мой ответ – да! Я сделаю это, если вы поклянетесь и впрямь пересадить меня в родную почву, как только с этим делом будет покончено! Могу ли я, о, могу ли я надеяться, что вы искренне пообещаете сделать это?

Уязвленные несколько нелестной для нас формулировкой этого предложения, мы долго медлили с ответом. Но в глубине души мы уже давно дали согласие.

Когда Ха Оли и Костард принесли наши деньги, вместе с ними под землю спустилась и Ниасинт в сопровождении Ша Урли. Как они ни укрывали спасенную наверху, солнечный свет все же утомил ее, и девушка вернулась в шахту для небольшой передышки. Придя в подсобку с добычей, мы нашли сестру Банта бодрствующей рядом с ископаемой молодой женщиной. Бант и Костард храпели в наших гамаках, измотанные ночной скачкой и поспешными сделками. Мы поздоровались с Ниасинт, которая полулежала на кровати, наспех сооруженной для нее Ша Урли. Я ощущал что-то вроде родства с этой бледной молодой женщиной, воскресшей из бездны, в которую вновь уводила нас судьба. Мы не хуже нее знали, что такое Время в подземных мирах.

– Я рад, сестра, – негромко и серьезно произнес я, глядя прямо ей в глаза, – что мы послужили орудием твоего освобождения.

– И моего тоже, мне кажется, – улыбнулась Ша Урли. – Поверишь ли, но я в одночасье излечилась от странных амбиций, которыми одержим мой брат. По какой-то мне самой не вполне понятной причине я уступила ему права на все доходы от семейных предприятий. Так что давай попрощаемся, Ниффт, просто как друзья, а не как деловые партнеры.

И мы заключили друг друга в теплые объятия, хотя, признаюсь, ее неожиданное дезертирство порядком встревожило меня. Что это, Банта ждет несчастье, а его сестра чувствует это? Не следует ли мне настоять на получении оставшихся пятидесяти мер, прежде чем передать напиток гигантов из рук в руки?

Мы помогли ей погрузить Ниасинт в подъемник; рыжеволосой дольменитке пришлось буквально обнять девушку, ибо та была все еще страшно слаба и едва могла стоять без чужой помощи.

– Я знаю, что поначалу это, должно быть, трудно вынести, – обратился я к древней нимфе, – но разве не прекрасно вновь почувствовать ласку солнечных лучей на своей коже?

Она сжала мою ладонь в своих, поднесла ее к губам и поцеловала. Как холодны были ее руки и ладони! И как шелковисты!

– Эта радость столь свирепая, – ответила она, – что она наполняет меня ужасом: мне кажется, мое тело никогда уже не сможет вместить столько жизни и мое сердце разорвется!

Перед тем как попросить нас закрыть за ними дверь подъемника, Ша Урли кивнула в сторону спящих Банта и Костарда.

– Они уже близки к осуществлению своих планов относительно напитка. Что задумал мой брат, догадаться несложно, хотя меня это отныне не касается. Костард, несмотря на свою скрытность, все же проговорился как-то и упомянул, что его интересы лежат в области «разведения крупного рогатого скота», как он выразился. Мне не хотелось душить его начинание в зародыше, произнося слова дурного предзнаменования. Скажу только, что я рада, что у нас с Ниасинт другие планы.

Потянув за рычаг, который приводил в действие противовес, мы стояли и слушали, как ведро с грохотом уползает наверх, а сами не сводили глаз со спящих Банта и Костарда. Гладкие и сияющие от краски, они, казалось, покрылись ярко-оранжевым потом, видя кошмарные сны. И на мгновение необъяснимый страх овладел мною, так не хотелось мне будить их и отдавать им кувшины, в которых была заключена Магия Гнезда.

Но и разбудив их, мы продолжали медлить. Мы выклянчивали у них оставшиеся пятьдесят мер; снова и снова твердили о своих правах на десятую часть всех их будущих доходов; настаивали, чтобы они прислали за нами людей, которые помогут нам спокойно выйти из шахты.

– Мы уже наняли двоих с соседней шахты, – успокоил нас Бант. – Шкивы, блоки, веревки, все будет как надо. Они знают, что вы должны появиться чуть позже; мы сказали им, что вы принесете с собой личиночные поскребыши для продажи на парфюмерных фабриках Великого Мелководья. Ну, давайте же, получим мы наконец то, что так дорого нам досталось?

– Да, дядюшка, – подал голос Костард, – давайте, по-честному, так по-честному!

Делать было нечего. Я нащупал горлышко кувшина: оно было липким, и внушающий трепет запах Королевской Родильной Камеры снова ударил мне в нос. Чистое, умопомрачительное колдовство! Вверять его этим двоим казалось истинным кощунством, причем опасным: Бант расплывался в благодарных улыбках, но огонь честолюбия тлел в глубине его глаз, Костард мерил нас мстительным взглядом, улыбка юношеской самоуверенности играла на его губах…

– Все чисто, без обмана, – просиял Бант, от восторга несколько подзабывший о правилах приличия. – Я чувствую, как сила могучей Матери гудит в напитке богов! Вы замечательные люди, друзья мои, – подумать только, какой подвиг вы совершили!

– Наши величайшие дела, мы надеемся, еще впереди! – поклонился я.

– И наши тоже! – с поклоном ответил мне Бант.

XXI

Крыла Избранницы мечами воздух рвут,

И, обреченны, демонов вожди падут.

Из ничего свою Империю создаст

И будет всем владеть, на что положит глаз.

В последние несколько часов перед началом Полета Молодую Королеву усиленно обхаживали воздыхатели. Эти самцы были настоящими безумцами. Любой из них был в четыре раза меньше потенциальной возлюбленной; они были темнее, тела их, более узкие в брюшной части и тонкие в талии, сильнее отливали блеском. Их крылья (которые должны были помочь по крайней мере одному из них подняться к восторгам совокупления с Королевой во время Полета) напоминали узкие кинжальные лезвия, а их движения своей лихорадочной стремительностью во много раз превосходили суету подданных вокруг Молодой Королевы, несмотря на то что представители рабочих каст выглядели карликами рядом с взволнованными женихами.

В целом поведение молодых Принцев сильно напоминало придворных щеголей на джаркеладском свадебном пиру: шляпы лихо заломлены набекрень, яркие, украшенные драгоценными камнями рукоятки коротких мечей многозначительно сверкают у пояса, глаза горят от вина и задорной готовности броситься в драку, пуститься в пляс или совершить еще какой-нибудь подвиг.

Молодая Королева, напротив, сидела подчеркнуто спокойно, храня достоинство. Она едва ли не до отказа заполняла собою половину титанического зала, отведенного ей для предсвадебного роста. И, вне всякого сомнения, она выросла, да настолько, что туннели, по которым ей предстояло выбираться из Гнезда, вполне могли оказаться недостаточно широкими для этого. Но Принцев это отнюдь не смущало. Они продолжали беспрерывно ухаживать за ней; по очереди приближаясь, они почтительно кланялись, обменивались с предметом своего вожделения быстрыми чувственными поглаживаниями усиками, потом устремлялись дальше вдоль ее тела, прикасаясь к ней, ласковыми покусываниями пробуя на вкус ее нога, грудь, элегантно закругленное брюшко. Казалось, они не в силах насытиться ее божественным ароматом.

Знак, возвестивший о скором начале Полета, был не слишком приметным. Крылья Молодой Королевы завибрировали. Амплитуда их колебаний была крошечной, но движения тем не менее отличались редкой мощью. По залу прошел легкий гул.

Кипение прислуги вокруг нее еще усилилось. Женихи тоже забегали быстрее.

Тем временем скорость, с которой трепетали ее крылья, все возрастала. Они отливали серебристо-голубым блеском, то и дело вспыхивая в неестественно-синем мерцании зала. Женихи засуетились еще больше, а вассалы, и прежде всего Землекопы, бросились в туннель и принялись атаковать его стенки, орудуя огромными челюстями, словно совковыми лопатами.

Нота, которую выводили трепещущие крылья Королевы, поднялась до пронзительной высоты, как будто кто-то потянул серебряную струну лютни, в то время как сами крылья пылали отраженным светом. Женихи заметались в толпе вассалов: похоже было, что они торопливо сбивают их в кучу и подталкивают в сторону туннеля. Там уже колыхалась масса рабочих, огромный бурав из тысяч челюстей. Наполняя землей свои зобы, они с невероятной быстротой поедали стены туннеля, оставляя за собой проход более величественный, чем прежде.

Молодая Королева пошевелилась. Ее неподвижные дотоле ноги изогнулись и приподняли ее тело. Мгновение она стояла неподвижно, чудо природы, созданное, однако, с такой скульптурной точностью, что невольно напрашивалось сравнение с хитроумной военной машиной вороненой стали.. Затем Королева устремилась вслед за своей армией.

И сразу же она погрузилась в полутьму, ибо ее вассалы, прокладывая путь для своей госпожи, почти полностью истребили светящийся грибок, который покрывал стены подземелья. Кипящий авангард рабочих и Принцев глодал кромку света далеко впереди, а Молодая Королева превратилась в бегущую тень, призрачный силуэт которой то и дело вырисовывался во тьме: вот вспыхнет огромное колено, мелькнет продолговатый корпус грудины, лазурной молнией сверкнет граненое полушарие глаза.

Так продолжалось до тех пор, пока уровень туннелей не снизился и они не начали сливаться воедино. Тогда под высокими голубыми сводами армия Королевы стала собираться вокруг нее. Плечом к плечу, плотно, точно микроскопические частицы сверкающей жидкости, армия рабочих облила свою повелительницу с флангов, длинным шлейфом протянулась позади нее, затопила все пространство перед ней до самого горизонта. А она все бежала, горделиво вздымаясь над ними, точно корабль над волнами, серебряные крылья мерцают, как мечи, которым не терпится окунуться в битву. Легионы, окружавшие ее непосредственно, состояли преимущественно из Землекопов и Фуражиров. Авангард, возглавляемый Принцами, представлял собой пеструю мешанину из работников разных каст, и все они, как один, мчались вперед, захваченные яростным ритмом атаки.

Вот прямо на них выскочило и стремительно понеслось навстречу устье Гнезда, ярко-алое окно с видом на холмистую долину. Армия, не колеблясь, бурным потоком хлынула сквозь него наружу. Принцы немедленно взвились в воздух, разорвав его своими трепещущими крыльями, точно остро отточенными саблями, на тысячу кусков.

Юная Королева устремилась к порталу. Око Омфалодона вспыхнуло на далеком своде. Оно совершенно точно повернулось немного в своей каменной глазнице и, устрашающе огромное, непостижимое в своей неземной загадочности, следило, как Молодая Монархиня воспарила в воздух преисподней, раскинув свои величественные крылья, которые запели, точно спущенные тетивы миллионов луков.

А за ней наружу вылетели и мы с Барнаром, пикируя параллельно отвесной адской стене и стараясь держаться как можно ближе к армии. Далеко впереди нас, в океане инфернального неба, Королева, охваченная экстазом чистого восторга, выписывала громадные петли и причудливые арабески. Женихи, ловкие черные акробаты, носились мимо нее туда и обратно, туда и обратно, точно мальчишки, наперебой добивающиеся внимания. Казалось, они решили завоевать ее, соревнуясь в комическом усердии. Вдохновленная их игривой задиристостью, Юная Королева выделывала пируэты еще более головокружительные. И пока в воздухе разворачивался спектакль царственного ухаживания, внизу, по ложу долины, громадным сверкающим потоком растекалась спешащая вослед Королеве армия.

Так вот как надо перепахивать ад, наконец-то и мы этому научились! У каждого из нас при себе было по нескольку мотков веревки и прочные сети для добычи. В то же время руки и ноги у нас оставались свободными для полета, так как мешки и прочее снаряжение крепились к широким кожаным поясам. Оружие наше включало в себя колчан легких гарпунов и острог, принесенных наемницами Ша Урли из Сухой Дыры в качестве небольшой услуги, стоимость которой мы вычли из тех пятидесяти мер золота, что задолжал нам Бант. Вооружившись таким образом, мы отыскали Брачный Покой, где и успели семь раз выспаться, прежде чем долгожданный час пробил. Но мы и не спешили, а набирались сил, положившись на вечно бодрствующего Острогала, который должен был разбудить нас в решающий момент.

Армия под нами заполонила всю ширь равнины, а арьергард еще продолжал вытекать из Гнезда. Две мили Пожирателей протянулись по дну подземного мира.

– Вы стали свидетелями самой страшной катастрофы, которая только может постичь мой род, – провыл Острогал из своего гамака у меня на бедре. – Взгляните! Взгляните только на когти Омфалодона!

Хотя когти и находились довольно далеко, у самой линии горизонта, они просматривались просто замечательно, – конечно, только там, где их можно было различить под шевелящимся покровом Пожирателей, – поскольку теперь они стали белыми. Колоссальный скелет продолжал сжиматься и разжиматься и молотить по земле во всех направлениях, так что его запястье совсем утонуло в груде осколков панцирей и мертвых Фуражиров. Напрасные усилия! Плодовитость Королевы Пожирателей, как мы убедились, была воистину неистощима, и, несмотря на устрашающую жизнеспособность когтей третичного демона, которая нисколько, видимо, не пострадала от потери ножен плоти, рой Фуражиров, как нам было хорошо видно, начал уже вырывать куски из самих костей.

– Каждое Гнездо на сто лиг в округе получает теперь мясо из этого источника, – заметил Барнар. – В наше Гнездо плоть третичного демона попадает вот уже пять или семь дней.

– Думаю, желудок Пожирателя вполне в состоянии переварить то, с чем справились его челюсти, – ответил я.

И все же кто мог знать наверняка? Полагаю, в тот момент мы оба оплакивали несчастный случай, невольной причиной которого мы стали абсолютно без всякого на то намерения с нашей стороны, и который открыл почитаемым и почти уже любимым нами Пожирателям доступ к столь опасному источнику жизненных сил.

– О сияющие господа, – воскликнул Острогал, – в чем, по-вашему, может заключаться польза поедания Пожирателями этого мяса для моего народа? Взгляните на око Омфалодона, разве вы видите в нем триумф? – И в самом деле, кровавый глаз слезился, как никогда прежде, рубиновые ручейки и реки, пронизывающие всю равнину, как кровеносные сосуды кусок плоти, разлились, будто в половодье, и, пенясь, разрывали свои русла. И лишь значительно позже эхо ответного словесного удара хитрого демона навязчивым шепотом стало снова и снова отдаваться в моем сознании. Ведь, если здраво рассудить, ему была прямая выгода убедить нас в том, что Пожиратели безжалостно теснят его расу по всем направлениям и, следовательно, не будет никакого вреда, если мы вновь посадим одного конкретного демона на указанное им место, с тем чтобы он продолжил свое существование.

Но в тот момент тоскливый взгляд одаренного демона утишил наши страхи и заставил воспарить сердца, точно так же как изобретенное им Снадобье заставляло парить наши тела. Мы умудрились похитить эту благодать из самого логова третичного демона, так есть ли в этом мире что-нибудь или кто-нибудь, кого нам следовало бы опасаться?

Грохотавшее под нами войско окутало всю долину подвижной сияющей мантией. Первой добычей армии стал караван гигантских повозок длиною в милю. Каждая повозка была нагружена одним-единственным гигантским мягким коконом, не уступавшим, пожалуй, размером залу ангальхеймского трактира.

Караван шел нам навстречу. При появлении армии он попытался повернуть в сторону, но атака была столь стремительной, что замыкающие повозки только теперь начали медленно разворачиваться, а их чешуйчатые возницы изо всех сил настегивали тягловых жаб, пытаясь загнать их в укрытие.

– Это яйца А'Рака, приобретенные во вторичном мире для защиты крепостей, – пояснил Острогал.

– Приобретенные в обмен на какие товары? – осведомился я.

– Я, э… По правде говоря, не знаю.

– Приобретенные в обмен на людей-пленников, надо полагать, – высказал догадку Барнар.

– Совершенно искренне заявляю, мне это неизвестно, о сиятельные!

Но авангард армии Пожирателей уже раскололся, словно громадная волна о каменный берег, подмяв под себя передние повозки; громадные коконы покатились на землю и тут же скрылись под телами нападающих. Тысячи челюстей мгновенно располосовали их, и целый выводок крохотных паучков – всего-то с колесницу вместе с упряжкой каждый – высыпал из коконов и кинулся врассыпную.

– Когда они вырастают, то начинают охотиться и на моих сородичей, и на Пожирателей без разбора, – продолжал просвещать нас Острогал, – но мы миримся с этим, потому что по крайней мере один раз из четырех они берут над Фуражирами верх.

Что за пир тут начался! Похоже, для Пожирателей эта добыча была изысканным угощением – каждого паучка хватало ровно на четыре укуса, – и они заглатывали ее с явным удовольствием.

Тем временем Королева и ее эскорт продолжали кувыркаться в воздухе, совершенно безразличные ко всему, что творилось под ними, и не испытывая никакого голода, кроме любовного; совершая гигантские скачки в небе подземного мира, Женихи то пикировали поближе к своей вожделенной подруге, то, напротив, отдалялись от нее, в то время как Юная Мать Гнезда, точно одержимая каким-то величественным безумием, еще распаляла их все более и более головокружительными трюками. Как зачарованные, любовались мы могуществом наших великих проводников и союзников. Над нами проливало слезы око Омфалодона, и нам казалось, что все демоны как один уже лежат брюхом кверху, готовые отдаться на милость победителя.

XXII

Тьма упала к ногам,

Точно сброшенный плащ.

Ветер бодрый лицо холодит.

Что радость бывает такой простой,

Я в мире подземном успел позабыть.

Не могу сказать, чтобы у нас отваливались ноги, когда мы устало подгребали к Гнезду, возвращаясь из своего последнего набега, за время которого обчистили, кажется, всех демонов, какие только водятся на свете. Второй такой самозабвенной фуги с вариациями на тему грабежа мне, думается, не сыграть уже никогда в жизни.

С момента нашего вылета из Гнезда в арьергарде армии Молодой Королевы прошло около двух месяцев, как мы прикинули впоследствии. Но в тот момент мы знали лишь одно: интервал, проведенный нами в подземном мире, складывался из последовательности маленьких вечностей, каждая из которых пряталась внутри следующей, наподобие тех хитрых коробочек, что изготовляют искусные ремесленники Минускулона.

Нет, ноги у нас определенно не отваливались. Но все прочие части тела, до последней жилки, ломило немилосердно. Ибо мы были нагружены до крайнего предела, который только позволяло Снадобье. С наших поясов свисали сплетенные из прочной пеньковой веревки сети с мелкими ячейками. Их так и распирало от награбленной в царстве демонов добычи, по весу в десять раз превосходившей нас самих. Думаю, больше всего мы походили на две стрелы грузовых подъемников, с которых, наподобие маятников, свисали тюки инфернального добра.

Лететь с таким грузом было так же тяжело, как и плыть, да притом плыть, добавлю, в ледяной воде, которая вытягивает из тела последние капли тепла, ибо и наши собственные силы, и подъемная мощь Снадобья иссякали с ужасающей скоростью. Отдохнуть можно было, лишь повторно умастив конечности очередной щедрой порцией Снадобья. Каждый раз, когда мы проделывали эту операцию, продвигаться вперед становилось немного легче, и тогда мы ненадолго переводили дух.

Но наш вес постоянно тянул нас книзу, и много Снадобья уходило просто на то, чтобы не упасть на землю, вне зависимости от того, висели мы в воздухе или плыли сквозь него. Поэтому передышки мы старались сокращать до предела, а в остальное время пыхтели как могли, приберегая Снадобье до того момента, когда окончательно выбьемся из сил. Лига за лигой мы пробирались сквозь рубиновую мглу, кряхтя и напрягая и без того одеревеневшие мышцы, цепляясь за тающий в руках воздух, точно две мартышки, которые упорно ползут по милям невидимых лиан.

Все это нисколько не походило на расхожие представления о полете. Как ясно вспоминал я в минуты самого тяжкого труда то самозабвенное ликование, от которого быстрее забилось мое сердце, когда мы впервые поднялись в воздух подле похороненной в камне лапы Омфалодона. С тех самых пор ничего похожего мы не испытывали.

И вот впереди, не слишком далеко от нас, снова возникли корни хребта Сломанной Оси; мы даже различали некое отливавшее красным пятнышко тьмы, которое вполне могло оказаться входом в наше Гнездо.

Но нас, меня и Барнара, переполняла такая неудержимая злоба друг на друга, что мы, можно сказать, и не обратили внимания на знак конца пути, замаячивший в отдалении. Я и самих гор практически не видел, поскольку скотское, несдвигаемое упрямство бывшего друга стеной стояло у меня перед глазами. И об эту стену я колотился лбом уже несколько недель подряд.

– О Кодексе Корсирена говорить не буду, – убеждал я его. – Давай забудем о том факте, что, по единодушному мнению посвященных, именно в Кодексе Корсирена находится Звездная Лестница. Ну да пусть ее, эту Звездную Лестницу, как я уже сказал! Нам нет нужды бродить по Галактическим Тропам, равно как и незачем лезть на Мельницу Времени, раскаленные добела жернова которой перемалывают Вечность и где поднаторевший в своем ремесле вор может зачерпнуть лишних годков голыми руками…

Но бог с ними со всеми, как я уже сказал, – быть может, все это ничего не стоящие пустяки. Давай лучше поговорим о другом томе, который, как и Кодекс, находится в библиотеке Мхурдааля. Давай сосредоточим все наши помыслы на одной-единственной книге: «Карманном справочнике Гапидамноса». Именно в нем Дастардостенс записал заклинание, вызывающее Золотоносную Чуму.

Ты только взвесь вместе со мной эту возможность, хотя бы на одно мгновение, Барнар, пожалуйста! Нарисуй в своем воображении такую картину. Целый город, громадный притом, поражен Золотоносной Чумой. Болезнь сваливает всех до единого жителей в считанные часы! Ни один мужчина, ни одна женщина не устояли перед тяжким недугом, все слегли в лихорадке и, беспомощные, потеют золотом! Крохотные самородки бусинками выступают из их пор! И так они лежат день за днем, роняя яркие золотистые крупинки на простыни, пока доски кроватей под ними не застонут от тяжести! А теперь вообрази, как мы ходим с каким-нибудь достойным доверия компаньоном от одной постели к другой и набиваем кошельки, сумки, мешки чистейшим золотом, помогая почтенным гражданам и заодно прибирая к рукам золотой выпот всего городского сообщества. Подсчитать невозможно, какой доход способна принести всего одна эпидемия! А больные выздоравливают и встают себе с постелей как ни в чем ни бывало, правда голодные и отощавшие, через каких-то три дня. Такая вот благодетельная форма грабежа, да к тому же прибыльная до умопомрачения!

Барнар, при всем моем уважении, я просто настаиваю, чтобы ты еще раз как следует подумал о том, какое богатство ты столь безапелляционно отвергаешь! Разумеется, вызвать Золотоносную Чуму дорогого стоит, охотно признаю. Ее переносит только ветер, и, следовательно, нам придется нанять ведьму, которая высвистит для нас подходящий воздушный поток из Хараканских Холмов, что на острове Хагия. Но, раз начавшись…

– Прекрати, Ниффт! Уймешься ты наконец? У меня уже зубы сводит от одного звука твоего голоса! Избавь меня от необходимости выслушивать твой честолюбивый бред! Выжимать золото из других – призвание всякого вора и его основное искусство. Разница между нами, похоже, в том, что я – вор на время, вор, пока я должен им быть, тогда как ты – вор до мозга последней своей ящеричьей косточки!

Мы проплывали, уже с большими усилиями, над заболоченной равниной, где вокруг красных луж росли стебли наподобие коралловых, украшенные целыми султанами из щупальцев, которые беспрестанно извивались и моргали целыми россыпями глаз. Крылатые существа – многоголосая толпа птероидных демонов – кружили над долиной, то и дело пикируя к кровянистым лужам, чтобы зачерпнуть из них своими клювами винно-красной жидкости. Из водоемов выскакивали зубастые твари и утаскивали зазевавшихся на дно. Мы поднялись повыше, чтобы избежать толчков крыльями от жаждущих демонов и не оглохнуть от гвалта, который они подняли.

– С твоей помощью, – продолжал Барнар, избегая смотреть мне в глаза, но сохраняя твердый, хотя и выдававший утомление бесконечными дискуссиями на одну и ту же тему тон, – я смогу собрать достаточно средств для приобретения семян, которые превратят всю северную Чилию, не исключая самых оголенных вершин, в один огромный лес величественных деревьев. Это совсем другое искусство, нежели воровство, Ниффт, искусство созидания, и, избирая его, я кладу конец, порываю и ставлю крест на своей связи с гильдией воров. Тем самым я делаю всему миру большой подарок. Я дарую – не краду, а дарую – Великому Мелководью вечное чудо Строевого Леса, созидающего города и выпускающего корабли в море. Щедрый дар пиломатериалов из Чилии, вновь облаченной в зеленую мантию. Этот подвиг, это широкомасштабное восстановление лесных массивов ознаменует собой начало взаимовыгодных отношений между миром и мной. А к чему привела твоя одержимость? Как хочешь, Ниффт, но я просто не могу ничего с собой поделать и вынужден признать, что ты упал в моих глазах! Да ты просто живьем горишь в огне неутолимой жадности, которая тобой овладела, причем до такой степени, что готов изменить данному слову!

Тут мое терпение лопнуло.

– Ах ты, толстокожий…

– Господа! Умоляю! Пощадите! – Острогал завопил так пронзительно, что мы вздрогнули, решив, что как-то навредили ему по случайности. – Примите уверения в моем благоговении перед вами, – продолжал он, – в моем нижайшем почтении и неизменной верности! Но, пожалуйста, прислушайтесь к моему скромному замечанию, которое я с глубочайшими извинениями вношу… Ослепленный вашими добродетелями и выдающимися достоинствами, отважусь тем не менее обратить ваше внимание на то, что, углубившись в споры о будущем, вы рискуете упустить ту пользу, которую еще можно извлечь из данного путешествия! Конечно, ваши сети уже трещат от награбленного, но как же ландшафты, открывающиеся вашему взору, как же звуки, которые их наполняют? Увлеченные своими разногласиями, разве запомните вы все эти чудеса? Вы столь многое повидали в моем мире, гораздо больше, чем видел я, даже посредством самых далеко заброшенных глазных спор. Клянусь Трещиной, где только мы ни побывали, а, господа? Я и не подозревал, что мой народ настолько многочислен! Могу ли я говорить откровенно, досточтимые мои благодетели? Боюсь, что вы уже утратили, гм, вкус к обладанию этими богатствами, погрязнув во взаимных обвинениях.

Отчаянное убожество – вот все, что я замечал, бросая взгляд вокруг, и никаких чудес. Местность под нами изменилась, теперь мы летели над прерией, населенной гигантскими трубчатыми червями, чьи реснитчатые пасти беспрестанно лобзали воздух. Крылатые паразиты наподобие нашей покойной гарпии, только более крупные и хищные, кружили над ними тучами трупных мух, то и дело камнем бросаясь вниз, стараясь проскочить мимо подвижных плотоядных ртов. Прорвавшись в нижний ярус леса червей, они присасывались к их незащищенным корням и тянули из них кровь. Примерно каждая вторая-третья гарпия погибала, перехваченная в броске и разорванная червями на части. Однако выживало вполне достаточно: повсюду корневые мускулы червей бугрились, точно бородавками, бледными матовыми гроздьями отложенных гарпиями яиц.

– Я хочу отметить, о сиятельные, – снова заговорил Острогал, одновременно встревоженный и ободренный нашим молчанием, – что вы даже не полюбовались как следует своими сокровищами. Вы не смеялись торжествующе, окуная в золото руки, вы не прыгали, не скакали и не кукарекали от восторга. Вы стали сказочно богатыми людьми, но – я пресмыкаюсь перед вами в извинениях! – такое впечатление, что вы об этом даже не знаете! Ведь эти несметные богатства радуют вас, не так ли, господа? И вы, конечно, чувствуете, что я, вне всякого сомнения, содействовал вашему обогащению? Разве моя помощь, учитывая размеры полученного вами состояния, превосходящего всякие мыслимые пределы, не была воистину безграничной?

Уразумев, к чему он клонит, я немедленно понял, что чрезвычайно раздражен и не желаю соответствовать его ожиданиям.

– О невыразимые, – продолжал тем временем распевать Острогал, – о мои спасители, мудрые, могучие и справедливые, осмелюсь ли я, будучи смиренным слугой вашим, вымолвить это слово? – друзья!

– Прошу меня простить, – прервал его я, – но я запрещаю тебе произносить это слово. Ты – демон, часть Квинтэссенции Космических Испражнений. По-моему, ты самым оскорбительным образом злоупотребляешь той снисходительностью, которую мы проявили по отношению к тебе, когда спасли твою никчемную жизнь!

– О, прошу прощения, сиятельные, я немедленно беру свои слова назад! И как только я решился посягнуть на такое, должно быть, безумие охватило меня! Но умоляю, о сиятельные, не демонстрируйте же вновь нежелания выполнить свою часть заключенного нами соглашения! Пожалуйста, не надо возвращать меня в беспощадные пасти личинок. Вспомните, как я на каждом шагу содействовал процессу вашего обогащения советом и подсказкой!

И он говорил правду. Но в тот самый момент, как назло, наше богатство казалось нам не только желанным призом, за который пришлось побороться, но и тяжким бременем, которое тянуло нас к земле, опасным грузом, сторожить который нам предстояло еще много дней и ночей, забыв про покой и сон, пока наконец мы не достигнем того места, где наши маленькие кучки добра будут в безопасности. И вдобавок ко всему нам придется быть осторожными, предельно осторожными, со Снадобьем для Полетов, как только сокровища окажутся на поверхности. Ибо если в воздухе нас заметят воры, то не успокоятся, пока не выяснят, куда мы направляемся, а выяснив, последуют, скорее всего, за нами, какую бы конечную цель мы с Барнаром ни наметили. И это обстоятельство налагало на нас еще одну тягостную ответственность.

Над прерией мы сделали очередную остановку и, топчась в воздухе, достали Снадобье. На этот раз, чтобы вновь лишь слегка коснуться ладоней и подошв смоченными в волшебном средстве кончиками пальцев, пришлось запустить их довольно глубоко в кувшин. Пока мы доберемся до поверхности, емкости опустеют наполовину. Случай хитро выманил у нас дополнительные полеты, которые мы похитили у прежних владельцев, и в результате нам осталось ровно столько, сколько позволял соскрести с когтей Омфалодона Сборщик Податей с самого начала: две чаши.

– Ты прав, демон, – ответил наконец я, – отмечая, что мы не бьемся в экстазе. И, честно говоря, никакой благодарности к тебе я не чувствую, хотя твои советы в некоторых случаях и впрямь оказывались довольно дельными, надо признать…

– О, прошу вас, не уклоняйтесь от принятого вами правильного решения, господа! Моя естественная среда обитания совсем рядом. Вон те равнины, всего в какой-то миле от пиявочных полей, чуть вправо от вашего курса. Вы только высадите меня там, и я моментально пущу корни! И мы будем в расчете! Я буду вечно благословлять вашу священную память, о мои сверкающие спасители!

Долины, о которых он говорил, и впрямь были недалеко от заросших трубчатыми червями прерий, над которыми мы все еще парили.

– Все, что ты говоришь – сплошная бесстыдная лесть, – упрекнул его я, понимая, однако, что за словом этот демон в карман не лезет.

Почуяв, что сопротивление наше слабеет, Острогал буквально взорвался уговорами, причем голос его баюкал, как концерт для флейты и гобоя.

– О, не уничтожайте меня, молю. Разве само мое бытие не подобно тончайшей резьбы хрустальному кубку, вбирающему в себя окружающий его космос? Разве не заключен во мне, как и в каждом из вас, глоток пьянящего и, о, столь быстро выдыхающегося вина жизни? Так зачем слишком пристально всматриваться в дела и свершения каждого? Все мы экскурсанты, вышедшие на яркую праздничную прогулку из тьмы небытия. Все мы проносимся, каждый по своей орбите, сквозь круговерть форм и вновь пропадаем, будто и не бывали!

Да, признаюсь честно, он нас растрогал. Одним словом, мы прониклись сочувствием к демону. Просто невероятно, к чему может привести длительное общение. Острогалу удалось затронуть в нас нужную струну: жизнь и впрямь коротка, несколько столетий в лучшем случае. Переглянувшись, мы с Барнаром обнаружили, не без удивления, что готовы уступить его мольбам.

– Ну что ж, ладно, – произнес Барнар. – Давай его сюда, Ниффт. Сгоняю быстренько туда и обратно, незачем нам обоим тратить Снадобье.

– Отлично, – согласился я. – Держи.

– О вы, образцы человеческого совершенства! – завывал обрубок. – О вы, алмазы мудрости и силы, подобные небожителям… А-йиииии!

По-видимому, усталость вкупе с недостатком времени – мы не успели привыкнуть к новому, освеженному добавочной порцией Снадобья, уровню высоты – заставила меня оступиться и выронить голову Острогала в самый момент передачи: мои пальцы разжались раньше, чем Барнар успел как следует ухватить ее. Голова камнем полетела вниз.

Демон яростно вопил, пролетая сквозь тучи гарпий, которыми, точно мухами, кишела прерия:

– Чтоб вам сгнить и зажариться, отбросы человеческие! Лучше бы вы скормили меня личинке! Теперь мне придется ждать целых три сотни лет, прежде чем мои споры… – Тут трубочный червь разинул жадную пасть и проглотил нашего демона.

Несколько смущенные, мы продолжали полет. – Есть что-то горькое в том, что с ним случилось, ведь правда? – обратился я к Барнару. – Как он любил смотреть на мир! Свидетель по призванию. А теперь ему придется провести в слепоте в три раза больше времени, чем если бы его сожрала личинка.

– Да, ирония горькая, что и говорить.

Мы продолжали плыть, а окружавшая нас тишина, казалось, кричала о нашей невысказанной обиде друг на друга. Отсутствие демона только обострило скрытую напряженность между нами. Я не удержался и бросил последний упрек:

– Никогда бы не поверил, что Барнар Рука-Молот скажет мне в один прекрасный день, что он не вор, а я, выслушав это, не поклянусь, что он лжет. Но вот ты и произнес эти слова, а я со стыдом вынужден склонить голову и подтвердить: «Воистину, он не вор!»

Барнар ничего не ответил. Далеко по левую руку от нас, точно убитое морозом дерево, голые останки когтей Омфалодона, обглоданные почти до неузнаваемости, по-прежнему доблестно сражались с живой мантией Фуражиров, которые продолжали их пожирать. Я бросил беглый взгляд на око Омфалодона. Не так давно, пролетая совсем рядом, мы увидали в его темной глубине образы, воспоминания о которых не доставляли мне никакой радости. Теперь кровавая орбита явно выражала огорчение демона по поводу того, что бывшей части его тела так недолго довелось побыть на свободе; казалось, он оплакивал свою разрушенную конечность, которая однажды пылала желанием дотянуться до солнца.

Немного погодя я произнес:

– Теперь уже недолго осталось, – имея в виду черные созвездия Гнезд, к которым мы держали путь. Но впереди нас еще ждала трудная и смертельно опасная работа: нам предстояло протащить свою добычу через Гнездо.

Это был кошмарный труд. Под сводами гигантской входной камеры мы отыскали расселину, где при помощи железных крючьев и веревок подвесили один из тюков с сокровищами. Через Гнездо мы плыли, вцепившись во второй сверток каждый со своей стороны, так что грести приходилось лишь одной рукой. Обремененные грузом драгоценностей, мы еще должны были то и дело резко менять курс, чтобы избежать столкновения с мчавшимися во всех направлениях гигантами, – работа воистину убийственная. Наша маскировочная окраска изрядно пообшоркалась о потолок, а местами и вовсе стерлась. Так, спотыкаясь и обливаясь потом, буквально на ощупь одолели мы несколько миль подземных туннелей.

Наконец мы достигли знакомой личиночной камеры, где и припрятали свои сокровища. А потом снова полетели вниз и повторили все сначала, шаг за шагом.

Когда все было сделано, мы рухнули в свои гамаки. Вообще-то, можно было бы немедленно выбраться наверх, подышать свежим воздухом, погреться на солнышке… Но мы не двигались с места. Мы ведь стали умопомрачительно богатыми людьми, а над нашими головами лежал мир, населенный ворами. Так что лучше сначала выспаться, а потом осторожно выйти наружу. По правде говоря, мы ощущали себя какими-то троглодитами, низкорослыми и скрюченными, как и подобает жителям пещер, для которых небо и солнечный свет – пугающие призраки, знакомые только по преданиям. Поэтому мы предпочли остаться под землей, где и проспали еще не знаю сколько времени в полной темноте, убаюканные непрекращающейся возней Пожирателей.

XXIII

Вот Ад остался позади,

Но страх по-прежнему в груди,

И жаждет темноты душа,

А ужасы предстать спешат

Пред взором внутренним моим.

Уже ли я есть я?.. И невредим?

Все было готово. Я полностью вооружен. Сокровища сложены в подсобке, куда я пошлю Барнару упаковочный материал, а, когда все будет сложено и завернуто как следует и подходящий транспорт найден, он отправит их наверх.

Он наблюдал за мной, пока я, стоя у входа в подъемник, колебался, прежде чем ступить в ведро. Думаю, он понимал. Я жестом указал на груды драгоценных камней, которые горели мрачным огнем, точно глаза посаженных в клетку хищников, и даже мертвенно-синий свет Гнезда не в силах был затмить их неземной блеск, на тюки подземных сокровищ, ребристые и угловатые, точно трупы неведомых чудищ, завернутые в холщовые саваны.

– Мне все кажется, что они реальны только здесь, в темноте, – поделился я с Барнаром. – Готов поверить, что, как только мы поднимем их на поверхность, они исчезнут, растают на солнце.

– Не волнуйся, Ниффт. Я собственными глазами видел демонические камни при свете солнца. На базарах Мелководья они иногда идут вместо денег, и на один такой камешек можно купить целый корабль со всей командой и грузом! – Произнося эту тираду, Барнар улыбался, так как знал, что это лишь внешняя причина моего беспокойства, а истинная тревога лежит куда глубже. Он знал, что больше всего в тот момент я боялся за себя: трансформированный слишком долгим и насыщенным событиями пребыванием на дне мира, не уйду ли я сам легким облачком пара в небо, не выдержав испепеляющего дневного света.

Мне уже доводилось – нам обоим доводилось – возвращаться из ада около десяти лет тому назад. Но тогда путь с берегов моря Демонов наверх был для нас сплошной битвой за выживание. Всю дорогу мы только и делали, что рубили, кололи, спасались бегством, и наши отчаянные усилия уберегли нас от демонической заразы.

Теперь же мы возвращались домой после длительной самозабвенной вакханалии грабежа. Из глубокой кровоточащей колеи убийства и разрушения, оставленной на адском дне армией завоевателей, мы подняли богатства просто непристойные в своей огромности, причем большую часть времени мы спокойно висели в воздухе, наблюдая творившиеся внизу ужасы с безопасного расстояния. Почти без всякого риска нам удалось сорвать адский плод и вкусить его. В результате зловещий полумрак царства демонов проник в наши сердца и души глубже, чем в прошлый раз; мне казалось, что я все еще плыву, подобно голодному угрю, сквозь эту мглу, вынюхивая инфернальные сокровища.

– Ну ладно, – тяжело вздохнул я, – пошлю тебе весточку, если вдруг начну подтаивать. – С этими словами я шагнул в ведро, а Барнар, подмигнув мне, закрыл люк и потянул задвижку. Противовес пошел вниз.

Лязг и грохот ползущего наверх ведра напоминал скрежет лебедки, вытягивающей тяжелый якорь. И тогда я стал представлять себя упрямым тысячелетним корнем, который можно выдернуть из земли, лишь приложив невероятную физическую силу.

Все мое существо и впрямь льнуло к земле, жаждало темноты. Запах камня стал для меня запахом родного дома, моя душа бунтовала, не желая покидать его. Я молился, чтобы наверху оказалась ночь, чтобы звезды, подобно глазам уменьшенных расстоянием демонов, пристально рассматривали меня издалека, – все что угодно, но только не пылающее солнечное око!

Солнце! Когда я наконец с отчаянной решимостью самоубийцы откинул крышку подъемника, все мои колебания вспыхнули и превратились в золу в горниле его очистительного пламени. На один удар сердца свет стал болью, а потом сразу же, без всякого перехода, превратился в чистейшую радость и сделался частью меня самого.

На земле было раннее утро, и первые лучи солнца, приветствовавшие мое появление, золотыми копьями падали сквозь потолочные балки главного здания шахты.

Я ступил на деревянные сходни, которые вели от подъемника вниз; утренняя свежесть приняла меня в свои объятия. Легкий ветерок, смешанный с тонкими ароматами разогретого на солнце камня и скорзового дерева, гулял по зданию. Слезы счастья выступили у меня на глазах. Слезы облегчения. Я сбежал по сходням, кинулся к ближайшему выходу, выскочил на улицу и снова замер под открытым небом.

Я вскарабкался на полмили вверх по склону горы и долгое время стоял там, не в силах оторвать глаз от панорамы горных хребтов, изрезанных долинами и ущельями, где еще клубились бархатистые ночные тени, и вызолоченных лучами молодого солнца вершин. А надо всем этим громадный голубой колокол неба заливался беззвучным звоном, вибрирующей лазурной нотой безбрежности.

Пронзительная красота раннего солнечного утра вырвала меня из времени, я совершенно позабыл о том, откуда пришел и куда намеревался пойти. У меня начисто вылетело из головы, что я – владелец сокровищ, способных потрясти королей. Ветер свободы возносил мою душу к небесам, я был новым, только что рожденным человеком в только что сотворенном мире.

Еле слышная музыка достигла моего слуха и привела меня в чувство. Это был обрывок плясовой мелодии, которую кто-то неумело наигрывал на грошовом свистке. Я повернулся и пошел назад, к главному зданию.

Снаружи, под балконом Костардовой конторы, где Ангильдия разбила когда-то небольшой газон, расположились на отдых двое вооруженных мужчин. На земле между ними был расстелен плащ, на нем лежали несколько ломтей хлеба и сыр. Ребята они были дюжие, но в тот момент явно расслабились, отложив пики и круглые щиты в сторону. Да и вообще воинами они скорее всего были весьма посредственными, так как даже не заметили моего приближения. Ну ничего, в дороге сгодятся. Правда, они наверняка получили приказ оставаться на своем посту, но ведь их, подумал я, нанял крохобор Костард. Улыбнувшись, я развязал самый маленький кармашек своего пояса.

– Привет вам, молодцы! – сердечно воскликнул я. Они подскочили; музыкант едва не проглотил свою свистульку. – Почтенный Костард, – при упоминании его имени я вскинул руку в салюте, который сделал бы честь и королевскому двору, – послал меня к вам с первой половиной вашей увеличенной платы и новыми инструкциями.

Они уставились на меня, ярко-оранжевого дикаря в коротенькой кожаной юбочке, которая больше подошла бы кочевнику, в кожаном поясе со множеством карманов и вооруженного чуть ли не до зубов. Эфес Бодрого Парня выглядывал из-за моего левого плеча, рукоятка Старого Кусача – из-за правого, четыре копейных древка высовывались из колчана на пояснице. Кроме того, на поясе у меня висел кинжал, дубинка с рукояткой в виде кастета для ближнего боя и праща с мешочком свинцовой дроби. Они перевели было взгляд на свое оружие, но тут же отказались от этой мысли. Однако стоило мне положить по стопке тяжеленьких ликторов в ладонь каждого из них, как тревога тут же улетучилась из их глаз.

– Костард послал тебя с новыми распоряжениями для нас, – эхом повторил один из них мои слова, робко кивая. Я видел, что ему не терпится спросить, где сам Костард, – тоже в шахте, откуда, совершенно очевидно, только что вышел я? Но, почувствовав приятную тяжесть золота, он кивнул более решительно.

Его звали Класкат, он был поспокойнее своего напарника. Они с Клоппом носили прически, модные среди молодежи лучших скотоводческих семейств Сухой Дыры: по всей голове волосы сбриты начисто, и только на самой макушке коротенький ежик стоит дыбом, точно у короткошерстной древесной кошки. Класкат припомнил, что, кажется, Мастер Костард упоминал о каких-то товарищах, которые еще остались в шахте.

– Но он ничего не говорил, то есть я не помню, чтобы он говорил о новых приказах…

– Отбросьте сомнения. Вот эта добавка к вашей изначальной плате – о, пожалуйста, пожалуйста! – должна компенсировать необходимость совершения небольшого путешествия. Нам нужно доставить тяжелый груз в гавань Кайрнские Ворота. Вы поедете с нами в качестве вооруженной охраны. Кстати, погода стоит как раз для путешествий, просто лучше некуда. Так свежо! И солнечно к тому же!

– А-а, э-э, да, день и в самом деле замечательный. А как нам называть вас, господин?

– Ниффт, просто Ниффт. А моего товарища будете называть Барнар, его так зовут. Наша первая задача – послать ему вниз как можно больше прочного полотна и веревок для упаковки груза. А он отправит нам наверх тюки, которые мы и повезем. В них – восковые выделения, которые мы соскребли с боков личинок. Этот продукт входит в состав экзотических притираний и благовоний. – Ребята со знанием дела кивнули. Я продолжал: – Скажу откровенно: наша поклажа стоит почти сто мер золота, – видите, насколько я вам доверяю? – потому-то нам и требуется пара вооруженных сопровождающих.

– Что ж, почтенный Ниффт, мы с Клоппом уже успели два-три раза обежать вокруг корраля, – скромно улыбнулся Класкат, из чего я заключил, что на жаргоне обитателей Сухой Дыры это означает, что они уже побывали в кое-каких переделках и знают, почем фунт лиха.

– Я понял это сразу, как только вас заприметил, – ответил я.

XXIV

Дыру Сухую страшно наказали:

Перевернули, истоптали и навозом забросали.

У Класката и Клоппа в Сухой Дыре было много родственников и знакомых, которые работали на окрестных шахтах, – там, собственно, Костард и нанял их самих. Первым делом мы отправили их через ближайший горный хребет на шахту «Счастливый Сальник», где, с присущим выросшим в скотоводческом городе людям здравым смыслом, они взяли напрокат девять костлявок, шесть – чтобы запрячь в тяжеленный грузовой фургон шахты «Верхняя», и еще троих – под седло. Костлявками в тех краях величают миниатюрных титаноплодов, достаточно быстроногих для верховой езды, но в то же время широких в плечах, что позволяет использовать их для транспортировки довольно значительных грузов.

Тем временем мы с Барнаром познали радости омовения в чистейшей воде горных ключей и опьянение небом и солнцем, чье тепло облачало наши тела в истинно королевские одежды, к великолепию которых мы никак не могли привыкнуть. Даже принявшись за погрузку в фургон поднятых из шахты сокровищ, мы все никак не могли перестать глазеть по сторонам, и, то и дело отвлекаясь от своего занятия, размахивали руками и громко восхищались сиянием утра. Класкат и Клопп наградили нас двумя-тремя странными взглядами, но промолчали и продолжали старательно делать свое дело. Мы с Барнаром взяли на себя всю работу по погрузке, и все же массивные тюки, полные драгоценных артефактов из кованого металла, камней, монет, золотых и серебряных слитков, оказались чрезмерно шумными: все время, пока мы их поднимали, переносили, укладывали в фургон и привязывали для надежности веревками, они не переставали греметь, звенеть и брякать, ударяясь обо все подряд. Короче говоря, звуки, которые они производили, менее всего напоминали о восковой массе, собранной с боков личинок. Наши помощники тактично делали вид, будто ничего не заметили, но почтения к работе у них явно прибавилось, что сказывалось в каждом их движении.

Во второй половине дня мы тронулись в путь: Барнар на облучке фургона, с поводьями в руках, я – впереди, во главе нашего маленького отряда, Класкат и Клопп замыкающими. Мое состояние, мое умопомрачительное богатство, от которого меня самого бросало в жар, наконец-то обрело четыре колеса. И теперь даже шайка бандитов-малолеток могла завладеть им при благоприятных обстоятельствах. Вот когда я в полной мере познал, что такое страх перед ворами. Ярким солнечным днем на пустынной горной дороге я чувствовал себя менее защищенным, чем в самом мрачном уголке мира демонов до того.

Мы наняли двух посредственных воинов стеречь состояние, которого вполне хватило бы на покупку целого архипелага вместе с деревнями, крепостями, торговыми судами и прочим; да что там, такого состояния – при условии, что оно так и останется неразделенным, – достанет даже на воплощение самых безумных моих фантазий. При таком положении вещей заурядность наших наемников была нам даже на руку, поскольку, окажись они предателями, справиться с ними будет не так уж сложно; с другой стороны, случись нам стать жертвами разбойничьего нападения, особой доблести от них ожидать тоже не приходилось.

Ах, вот если бы можно было взмыть со всем этим высоко в воздух, насколько увереннее чувствовали бы мы себя тогда! Но нам жалко было тратить драгоценное Снадобье на перетаскивание тяжестей, да к тому же поскольку вес нашего совокупного богатства превышал грузоподъемную способность Снадобья, то нам пришлось бы дважды летать на побережье и обратно, оставляя сокровища без присмотра в том или ином конце маршрута. Более того, случись кому-нибудь увидеть нас в воздухе, и известие об этом, как на крыльях, облетело бы окрестность, лишая нас анонимности, которой мы пользовались в данный момент и в которой заключалась наша лучшая защита.

День клонился к вечеру. Крупные темнокрылые кроки кружили в безупречной синеве неба над каньонами, в которых уже заклубились лиловые тени. Золотой глаз солнца, чей взгляд обладает властью облагораживать все, на что ни упадет, и жалким подражанием которому торчит в каменном своде подземного неба око Омфалодона, сверкал в предзакатном великолепии, но я не мог уделить ему ни секунды внимания. Засады мерещились мне на каждой миле горной дороги, которая то и дело ныряла в овраги и ущелья. Напряженная готовность к действию не оставляла меня ни на мгновение, так что до меня не сразу дошло, что местность как-то подозрительно пуста. А вот наши попутчики из Сухой Дыры заметили это куда раньше.

– Ни одной живой души за целый день! – воскликнул Класкат. – Это очень странно, почтенный Ниффт.

– А вы знаете, – вмешался Клопп, – что за те несколько дней, пока мы ждали вас у шахты, никто не проехал наверх? Парни со «Счастливого Сальника» тоже это заметили, если я ничего не путаю.

На ночлег мы устроились в песчаном русле пересохшей реки. Я сидел на страже, иногда отвлекаясь, чтобы полюбоваться яркими звездами, но неизменная пустынность широкой, гладкой, залитой лунным светом дороги занимала меня все больше и больше. Когда мы окажемся в Сухой Дыре, лишь полуторадневный переход будет отделять нас от побережья, где всего за четыреста ликторов можно приобрести легкий минускулонский каррак. Но почему же из Сухой Дыры никто не идет и не едет? Ведь там сосредоточена вся торговля этой горной страны. Пустынная дорога приобретала в моих глазах вид все более зловещий.

Наш фургон тронулся в путь с первым светом, а на заре мы наконец повстречали другой экипаж – еще один фургон, полный бочонков с живицей, который возвращался наверх, не доставив по назначению свой груз. Мы сразу поняли, что произошло что-то нехорошее, еще до того, как поговорили с возницей, краснорожим деревенщиной в дурном расположении духа.

– Дорога развалилась! Больше чем в лиге над городом! Мост через Ущелье Мертвого Плода обвалился, и, похоже, все опоры до одной лежат грудами щебня на дне каньона! А мне пока еще не так много платят, чтобы я таскал эти бочки в город на собственном горбу!

На все наши настойчивые вопросы нелюбопытный возница отвечал лишь пожатием плеч. Кто знает, как это случилось? Только не он. Кипя гневом и нежеланием брать на себя дальнейшую ответственность за судьбу груза, он, нахлестывая упряжку, поспешил дальше, вслух репетируя избранные фрагменты беседы со своим работодателем, когда тот станет распекать его за привезенные обратно бочонки.

Торопясь узнать самое худшее, мы гнали изо всех сил. Навязчивая идея, будто наше непомерное богатство кричит сквозь окутывающий его полотняный саван, завладела мною. Одного веса этих сокровищ достаточно, чтобы ввергнуть нас в беду, накликать несчастье соответствующего масштаба. Какая-то ужасная катастрофа поджидала нас впереди, и в ту минуту встреча с мощнейшими проявлениями Злосчастья казалась мне вполне логичной и даже неизбежной платой за взятый нами приз. Каждый немой вопль, вырывавшийся из холщовых тюков, заставлял меня ежиться и втягивать голову в плечи, точно я ждал, что в ответ с неба вот-вот сорвется что-то страшное.

Сразу после рассвета наши худшие опасения получили подтверждение, которое явилось в виде разлапистого скрипучего фургона с высокими бортами из тех, что служат для перевозки сена. Но этот был загроможден мебелью, завален тряпьем и заставлен клетками с квохчущей домашней птицей.

Даже молочные поросята в сооруженной на скорую руку загородке из оконных ставен старательно гадили в дальнем углу. В гамаках, подвешенных между наиболее массивной утварью, трое взъерошенных перепачканных ребятишек спали непробудным сном доведенных до последнего предела усталости детей. Низенький лысый человечек сидел на облучке, натягивая на диво жилистыми руками вожжи. Груда одеял в коробе рядом с ним была, должно быть, его спящей без задних ног супругой. По правую руку от кучера с того же короба свисал набор столярных инструментов и старый меч, который, судя по всему, давно не бывал в деле.

Класкат взволнованно воскликнул:

– Ты колесник Браттл из Двойного переулка, ведь так?

– Ага, был! – гаркнул возчик так громко, что мы только диву дались, почему это никто из его семейства не проснулся. Лицо у него было бледное, точно обескровленное усталостью, но натянутое как струна тело дрожало от напряжения, а во взгляде сквозило безумие.

– Что слышно в Дыре, друг? – продолжал расспрашивать Класкат. – Мы повстречали возчика, который сказал, что дорога на город разрушена.

– Так оно и есть. Точнехонько! Ни одного пролета, ни одной опоры не осталось, все рухнуло как есть! – Браттл ухмыльнулся, глаза вспыхнули безумным весельем. – От самой Дыры на три мили в гору одни развалины. Это еще во время первого пробега было, уже неделю тому! Мы уехали на следующий день. Пять дней волок я остатки нашего добра по руслам пересохших ручьев, где раньше мыли золото, да по заброшенным старательским тропам. Прошлой ночью только на дорогу и выбрался! Но уж теперь-то я наверстаю упущенное, оглянуться не успеешь, как богом проклятая Сухая Дыра, загаженная по самое дальше некуда, останется позади! Где-нибудь меня и мое семейство ждет новая жизнь, и, клянусь Трещиной и всем, что из нее выползает, я найду это место! Посторонись! – Доведя себя своими же речами до белого каления, он привстал на облучке и так страшно щелкнул кнутом, что все четверо его плодов, уставшие, но еще сохранившие достаточно сил, рванулись вперед; Барнар едва успел свернуть с его дороги.

Мы пропустили Класката и Клоппа вперед, полагаясь на их знание местности. Они резво припустили по направлению к городу, волнуясь за родственников и имущество. Я все пытался угадать, какое такое несчастье могло породить «богом проклятую Сухую Дыру, загаженную по самое дальше некуда».

Вдруг я осознал, что уже некоторое время звуки нашего движения смешиваются с отдаленным гудением и откуда-то потягивает тухлятиной; тут дорога сделала поворот, и мы оказались на краю Ущелья Мертвого Плода. От перекрывавшего его некогда моста остались две обгрызенные каменные опоры; пропасть в сто футов глубиной, бывшее русло давно пересохшей реки, зияла меж ними.

– Что это за запах такой? Навоз, что ли? И звук какой-то, мухи или что?

– Он говорил про какой-то пробег…

– Как нам с поклажей одолеть эти последние мили? – обратились мы к Класкату и Клоппу.

– Одолеем. Можно кружным путем проехать.

– Тогда мы нагрузим животных, – решил я, – а вы двое пойдите и разведайте, как нам спуститься в ущелье и выбраться из него.

Когда они убрались, мы снова принялись за свои тюки. Каждой из наших девяти костлявок досталось по четыреста мер груза: тяжесть достаточная, но не чрезмерная. Пока мы распределяли и заново упаковывали свою подземную добычу, камни то и дело зловеще вспыхивали, при свете солнца их блеск казался ненатуральным и бесстыдным. С невидимого дна каньона накатывали волны одуряющей вони и жужжание, точно от мириад мух, – явление для скотоводческого края в общем довольно заурядное, но в тот момент нам почудилось в нем что-то устрашающее, и мы никак не могли сосредоточиться на работе. Едва мы закончили, как до нас донеслись изумленные вопли наших спутников, которые поднялись на противоположный склон ущелья и оглядывали местность за ним.

– Ключ, Котел и Циркуль! – раздался отдаленный рев Клоппа. – Это же… это же гнуторог! Только величиной с кита!

Мы встретились с ними на дне ущелья, и они помогли нам вывести наш небольшой караван наверх. По дороге они подготовили нас к тому, что нам предстояло увидеть на поверхности, но впечатление, которое произвела на нас открывшаяся нашему взору картина, от этого нисколько не ослабело.

На дне следующего оврага, среди развалин виадука, гнило умопомрачительных размеров жвачное животное. Чуть дальше разлагался еще один колосс. Однако черный полог мух (а их тут было больше, чем пчел над лугами Дольмена!) колыхался не только над титаническими останками, но также и над курганами бычьего навоза, чей тошнотворный аромат привлекал все новых и новых участников крылатой вакханалии.

Прочие каньоны и ущелья тоже полны были каменных обломков и дохлятины. Гнутороги, паломино, крестороги – представители самых обычных пород заполняли все складки местности наряду с руинами мостов, не выдержавших, очевидно, их совокупного веса. При жизни животные были, кажется, вполне здоровы, хотя чуть перекормлены, – ну и, конечно, размеры поражали воображение. Их ноздри, широкие, как амбарные двери, заполняла белая пена, выступившая, очевидно, в момент смерти. Дважды нам пришлось использовать гигантские трупы в качестве виадуков, чтобы одолеть особенно сложные участки местности, хотя наши костлявки явно неуютно чувствовали себя на такой почве. Нам с Барнаром хватило одного взгляда, чтобы понять, что произошло. Суть маленького предприятия, в которое вложил Костард свою долю напитка гигантов, прояснилась. С помощниками мы своей догадкой делиться не стали.

Наконец впереди показалось последнее ущелье, и вскоре Сухая Дыра уже лежала у наших ног.

XXV

В Коровий Город свой скот веди,

Но только осторожней!

Коров в дороге сильно не корми,

А то и не добраться можно!

Мне сразу вспомнилось, каким был этот вид всего несколько недель тому назад, когда аккуратные деревянные домики Сухой Дыры весело сбегали по склону горы навстречу реке, а закатное солнце щедро золотило их крыши. Ныне упадок и гибель отметили город своей печатью. Черная завеса мух, жужжа, колыхалась над ним; в лоскутном одеяле городских крыш там и тут зияли прорехи рухнувших зданий, повсюду валялись обломки и громоздились кучи навоза, такие огромные, что запросто могли похоронить под собой целые дома. Класкат и Клопп, не выдержав, застонали.

– Там, за рекой, на равнине, что это за кучи такие и какие-то облака над ними? – спросил Барнар. – Кишат, как мухи, но с такого расстояния мух не разглядишь, – наверное, падальщики или еще что-нибудь в этом роде? Трупы поедают? – Но Класкат и Клопп, ни на что не обращая внимания, вглядывались в свои районы города. Боясь, как бы они совсем не забросили службу у нас, мы согласились спуститься вместе с ними вниз, чтобы найти их семьи и узнать, не случилось ли с ними чего. Они в свою очередь пообещали, что не бросят нас, если только смогут. По правде говоря, их компания становилась опасной, ибо они могли проболтаться, что мы связаны с Костардом, чье имя, вне всякого сомнения, было теперь для жителей Сухой Дыры горше отравы; с другой стороны, кто мог быстрее провести нас через город и его окрестности, чем двое местных уроженцев?

Повязанные на лица платки предохраняли наши носы и рты от мух, но назойливые насекомые бомбардировали все прочие части наших тел, налетая на нас, точно подгулявшие на карнавале весельчаки, которых шатает от избытка выпитого. Наш путь лежал через лабиринт уцелевших улиц, где единственным препятствием были тучи мух и завалы на дорогах. Мы теряли время, пробираясь через обломки разрушенных зданий или уступая дорогу фургонам, доверху нагруженным коровьим навозом. Не переложи мы предусмотрительно поклажу на спины наших костлявок, пройти через город оказалось бы и вовсе невозможно. Однажды, когда мы в очередной раз сошли на обочину, чтобы пропустить караван груженных обломками и мусором повозок, Клопп окликнул какого-то человека – лишившегося крова торговца снедью, судя по бочонкам, кулям и тазам с провизией, загромождавшим его телегу:

– Эй, Роддл! Что стряслось? Твоей лавки больше нет?

– Нижний этаж уцелел! Зато весь верх откусили! Чертовы скоты паслись по всему городу, а потом спятили! Уминали и соломенные крыши, и черепицу, и каменные плиты без разбору, деревянные стены хряпали, как солому!

– Но что произошло? Откуда они взялись?

– Один вонючий болван, чужеземец проклятый, шахтовладелец, спустился с гор и взял в аренду кусок пастбища в Долине Лысых Лугов сразу за городом. Купил несколько голов скота у разных людей, – по-моему, и дядя твой ему пару гнуторогов продал, – говорил, что хочет поэкспериментировать с небольшим стадом смешанных пород. Но, похоже, еще раньше дурак приобрел какое-то магическое средство. Неделю тому назад его коровы вышли из долины, спустились к реке и начали пить, все никак не могли остановиться. А мы на них глазели да потешались! Они росли прямо на глазах, час от часу становились все больше и больше! Но мне пора; конюшни твоего дяди уцелели, пусть он тебе расскажет!

Жизнь в Сухой Дыре напряженно пульсировала. Кругом жители скребли, чистили, чинили, демонстрируя недюжинную смекалку и сплоченность. До конюшен Гебнеба, дяди Клоппа, мы добрались за два часа. Они стояли на возвышенности, но из-за плотного полога мух разглядеть, что происходит в долине, было так же невозможно, как и с городских улиц. Правда, мы все же разобрали, что громадные холмы, вокруг которых кипела какая-то деятельность, были, вне всякого сомнения, трупами гигантских животных.

Лысый коренастый Гебнеб и трое его сыновей только что выпрягли покрытых клочьями пены усталых плодов из навозного фургона и теперь пристраивали на их место свежих. Вместо приветствия владелец конюшни окинул племянника острым взглядом и, оставив свое занятие, подошел к нам.

– Это все твой наниматель, Клопп! Брэгг спустился из «Счастливого Сальника» и рассказал, что ты нанялся к этому идиоту Костарду, который уже довел до разорения «Верхнюю». Шахту сторожить ты подрядился, что ли? Чтобы этот ненормальный мог прийти сюда и учинить тут погром?

– Да, но, дядя, я… откуда мы могли… я и понятия не имел, что… то есть мы просто сторожили шахту, дядя Гебнеб! А теперь мы работаем вот на этих людей, а они тоже работают на Костарда!

– Действительно, – вежливо подтвердил я, – мы работали на молодого Костарда. Мы были откачниками на его шахте, а когда он – к вящему нашему раздражению, уверяю вас – оказался неплатежеспособным, мы согласились принять ароматические выделения личинок в качестве платы за работу. Мы сами только что поднялись на поверхность и, уверяю, представления не имели о том, что он как-то связан со скотоводством. Мы полагали, что он уважаемый шахтовладелец, по крайней мере до тех пор, пока не настало время получать расчет.

– Напыщенный молокосос! – Жилы и без того толстой шеи хозяина вздулись от негодования. – Я сам продал ему двадцать гнуторогов со своих пастбищ, что внизу по реке. Подумать только, наш собственный скот, вот этими руками выкормленный и выращенный, крушит наши дома и гадит на улицах! И твой отец ему тоже кое-что продал, Класкат, – он сейчас у Третьего Моста, где коптят мясо. Этот дурак ко всем приходил и купил по нескольку голов у дюжины скотовладельцев и везде с таинственным видом намекал на чудеса, которые скоро сотворит! Недоучка зеленый! Откуда нам было знать, что у него и впрямь есть какая-то сила? Уж мы в «Пыльном Копыте» от души над ним посмеялись. «Я хочу попробовать себя в производстве мяса», – говорит он мне. Производство мяса! «Начну с оценки, э, реактивности и потенциала распространенных пород», – заявляет! Кто бы мог подумать, что от этого недоумка столько вреда будет? Первую неделю или около того он приходил в городские таверны ужинать, и прямо-таки раздувался от важности да таинственности, и все намекал на свои чудеса. И почему мы не порасспросили его как следует? Если бы хоть кому-нибудь из нас пораньше пришло в голову пойти на Лысые Луга да поглядеть, что там творится! Но нет, мы все ждали, пока десять дней тому назад кресторог величиною с хороший дом не вышел из-за холмов! Тут-то мы, конечно, к нему и побежали, да только что мы могли с ним поделать, когда он запустил в нас фургоном сена!

– Что?! – завопил Барнар.

– Он… эй, стой! Гарв! Дай ему пятнистых! Тяжеловесы понадобятся для фургонов с обломками!

И Гебнеб поспешно вернулся к работе, так как на конюшенный двор вкатились еще два фургона; вокруг одного из них, все еще полного навоза, танцевала настоящая мушиная метель. Мы съежились, пытаясь закрыться от их ураганного натиска, пока Клопп заручался согласием дяди отпустить его с нами под тем предлогом, что заработанные им деньги придутся кстати в тяжелые времена, которые поджидают город впереди.

Стойкие, закаленные обитатели Сухой Дыры работали не покладая рук и на все наши расспросы отвечали односложно, и все же, пока мы добрались до реки, картина произошедшего в общих чертах прояснилась. Когда толпа горожан, взволнованных явлением гигантского кресторога, отшагала полпути по направлению к Долине Лысых Лугов, еще три-четыре десятка животных аналогичного размера появились из-за холмов, поедая деревья, которые они обгладывали до самых корней, подбирая крестьянские дома и целые ранчо, деревянные стены и черепичные крыши которых пришлись им очень даже по вкусу. Люди, которые вышли из Сухой Дыры, сгорая от любопытства, прибыли на Лысые Луга вне себя от бешенства.

– Мы готовы были повесить этого телка безрогого на первом суку, – сообщил нам один седельник. – Но на месте его пастбища мы не нашли ничего, кроме здоровенных коровьих лепешек, над которыми бесновались мухи, леса вокруг словно и не бывало, одни пеньки обглоданные из земли торчат. Дом треснул и раскололся на части, как яичная скорлупа, а этот Костард, сам величиной с дом, обхватил руками амбар и пытается сесть. Мы, как его увидели, окаменели на месте! «На помощь!» – брызжет он слюной. Больше всего в ту минуту он походил на громадного младенца, такой же голый и в складках весь, одежда ведь на нем давно по швам разошлась. «Помогите мне! Я проглотил немного случайно! Руки не помыл!» Его собственные слова, если, конечно, вы хоть что-нибудь можете из них понять. Чистое сумасшествие! Некоторые люди, которые потеряли собственность, начали на него кричать, кулаками размахивать, грозиться – да что толку, я вас спрашиваю? Но тогда мы просто не соображали, что делали. И тут глаза у него стали совсем бешеные – позже мы видели такие же у его скотины. Изо рта у него пошла пена, он зарычал и швырнул в нас фургон с сеном, прямо на вершину холма, где мы стояли, забросил!

Больше о Костарде ничего разузнать не удалось. Спасение Сухой Дыры потребовало участия всех горожан до последнего. Гигантских коров отогнали сначала к реке, где они оставались чуть больше суток, почти не отрывая морд от воды. Они все были какие-то медлительные и вялые, даже для жвачных животных, совершенно не смотрели под ноги, наступали на что попало, без разбора, и постоянно росли, прямо на глазах. Пока они жались к воде, население испробовало на них самострелы, факелы и катапульты; результатом этого натиска стало совершенно нехарактерное для коров поведение: они хватали нападающих в зубы и начинали их жевать. Затем гиганты стали разбредаться по пастбищам; в основном их привлекала равнина, где они сравнивали с землей ранчо и коррали и распугивали стада нормальных копытных, но сотня или около того двинулась прямо на город и принялась поедать дома. Тогда задачей номер один для жителей стало спасение частной собственности.

– Люди в панике тащили движимое имущество куда попало, иногда совершенно напрасно, – объяснил нам тот же седельник, – ведь коровы наступали на что-нибудь только по случайности. Помните Клааги, кузнеца? Так вот он собрал целый фургон всякого барахла, даже переносную наковальню с горном погрузил, и рванул вверх по улице Сидрила, нахлестывая упряжку. Он уже почти до самого конца доехал, как вдруг хлоп – бедняга Клааги, его фургон, упряжка, все заживо похоронены под коровьей лепешкой, а кузня уцелела, ни одной царапины!

А затем настало утро, когда гигантами овладело безумие, причем всеми разом, похоже. С ревом, с пеной у рта, с остекленелыми глазами ударились они в страшный галоп, то рассыпаясь по равнине, то вновь сбиваясь в кучу, точно надеясь убежать от терзавшей их жестокой боли. Некоторые кинулись по виадуку в горы; его мощные опоры какое-то время выдерживали вес стада, пока вызванная поступью колоссов вибрация не обрушила сразу несколько миль дороги. Многие животные убились, свалившись в пропасть, остальные околели на равнине к вечеру того же дня.

Но решимость жителей Сухой Дыры справиться с несчастьем открылась нам во всей своей полноте, лишь когда мы добрались до тянувшейся вдоль берега реки дороги и увидели, что громадные трупы животных, устилавшие долину, превратились усилиями обитателей города в мясные каменоломни. Коршуны, кроки и гузлары толпились в небе, возмущенные поведением двуногих, лишающих их законной добычи. Вооруженные всеми мыслимыми мясницкими орудиями, пилами и мечами люди копошились на громадных лесах, выстроенных вокруг мертвых животных. Шкуру сдирали и разрезали на лоскуты с корабельный парус величиной. На решетках, на скорую руку сколоченных из переломанных пополам столбов, служивших некогда опорами загородкам корралей, коптились громадные шматки мяса, вырубленные из мраморных стен плоти. На южной дороге творилось настоящее столпотворение повозок, которые подвозили к жаровням бочонки, соль, пряности для маринада, древесный уголь. Такой же мощный транспортный поток тянулся и в другом направлении, в сторону гавани Кайрнские Ворота, откуда копченое мясо отправится на продажу в другие города и страны, чтобы хоть как-то окупить убытки гражданского населения Сухой Дыры.

Класкат нашел своего отца на одном из его складов, где тот принимал товар, собирал квитанции на отгрузку, отправлял своих помощников показать погонщикам дорогу к месту назначения на оживленной, как никогда, равнине. Звали его Клистер, он был крупным, властным мужчиной с пронзительным взглядом живых блестящих глаз. По всему было видно, что он человек состоятельный, привычный к власти.

– Работали на Костарда, значит? Что ж, не мне вас винить, когда мой сын совершил ту же ошибку. Да, фургон в аренду я вам дам, заодно сын на обратном пути захватит соли и бочонков. Говорите, Костард заплатил вам ароматическими поскребышами? Никогда о таких не слыхал.

– И мы тоже, хотя, конечно, для нас ремесло откачников вообще в новинку. Он убедил нас, что эта воскообразная субстанция, соскребаемая с боков личинок, высоко ценится парфюмерами на Эфезионских островах. – Мое сердце колотилось, точно кузнечный молот, пока я изо всех сил изображал обведенного вокруг пальца простака, которого вдруг обуяли сомнения. – Но ведь это не может быть… неправдой?

Клистер пожал плечами; ему было на руку послать с нами своего сына с фургоном, чтобы он потом вернулся с поклажей, да еще оправдал поездку арендной платой.

– Не сомневаюсь, что о шахтовом деле он знает побольше, чем о разведении скота. Может быть, вам еще доведется с ним повстречаться, – говорят, он ползет через холмы к югу. Если так, то передайте, что мы намерены обучить его основам нашего ремесла, продемонстрировав на нем самом, что значить метить скот, кастрировать, пороть и, наконец, забивать на мясо, – не обязательно именно в такой последовательности. Пусть знает, что обучение начнется, как только мы сможем выкроить немного свободного времени.

Дорога серебристо змеилась в рыжевато-коричневой траве, то и дело сбегая с невысоких холмов и снова взбираясь на них. Вскоре она достигнет отвесных утесов побережья, сделает поворот и побежит вдоль них, пока они не опустятся широкими ступенями к гавани Кайрнские Ворота. Еще до наступления ночи наше добро будет лежать в трюме аккуратного маленького каррака, причаленного на безопасном расстоянии от берега.

Наконец впереди показался поворот. А прямо рядом с ним мы увидели толпу путешественников. Побросав телеги и экипажи на обочине, они внимательно рассматривали что-то в узкой долине, дальний конец которой приходился вровень с вершинами прибрежных утесов. Позади них не было ничего, кроме сверкающего моря да просторного неба.

– Что это они там разглядывают? – Но, задавая этот вопрос, я уже знал на него ответ и со страхом ожидал подтверждения своей догадки.

Костард, громадный, словно кит, отвратительный в своей перемазанной кашей из земли и давленых листьев наготе, вскарабкался до середины приморского склона долины. Судя по дрожанию его рыхлых конечностей, он напрягал все силы, пытаясь дотянуться до вершины утеса, но не мог двинуться с места. Барнар натянул поводья, я, Класкат и Клопп спешились. Некоторое время мы просто стояли и глазели вместе с остальными. А что еще нам оставалось делать?

Вдруг остекленелый взгляд Костарда, бесцельно блуждавший между небом и землей, упал на толпу. В нем появилась сосредоточенность.

– Дядя Барнар! Ниффт! – загудел он. – Помогите! – Ну и голосище же у него стал! В толпе на нас как-то странно покосились. Никогда в жизни не испытывал я такого унижения!

– Но чем мы можем тебе помочь? – в отчаянии проревел Барнар в ответ.

– Подтяните меня, совсем чуть-чуть, а дальше я сам покачусь! О, поспешите, пока я не вырос еще больше! Мне необходимо добраться до моря! Я не могу дышать! Мне нужно плавать! Иначе я задушу себя собственным весом!

Громадный грузовой фургон, полный каменной соли и древесного угля, вне всякого сомнения направлявшийся в Сухую Дыру, встал рядом с нашим.

– Он, похоже, ваш родственник. С удовольствием пособлю вам, и даже денег за это не возьму, если только вы поможете ему утопиться, как он того хочет. – И возчик кинул нам конец толстого каната.

Мы отогнали свой фургон с дороги и свернули на травянистую кромку утеса. В двадцати шагах по правую руку от нас седобородый океан ворочался на дне четырехсотфутовой пропасти. С другой стороны прямо под нами белело лицо Костарда, точно обозленная луна, которая свалилась в грязь и теперь, истекая потом, пытается вернуться на свое законное место. Его громадные ноги вяло месили грязь, он то поднимался на сотую долю фута вверх по холму, то снова скатывался назад.

– Клянусь всеми силами, – не удержался Барнар, – что ты с собой сотворил, идиот несчастный?

– Это был несчастный случай, дядя Барнар! Я не помыл руки после напитка гигантов, и он проник в хлеб и маринованные квифлы, которыми я обедал… О, поспешите, молю вас, поспешите, если я еще подрасту, то мне уже ни за что не достичь моря.

Грубая, раздутая нагота Костарда служила дополнительным, и весьма мощным, стимулом эстетического свойства, чтобы сбросить его в море как можно скорее и убрать таким образом с глаз. Предложивший нам свою помощь возчик, рыжеволосый мужичок, забавлялся в открытую, хотя его веселье было не лишено горечи. Он переплел два каната буквой «У» и обмотал ее рожки вокруг осей своего и нашего фургонов.

– Твоя мать, а моя сестра Ангильдия, – погребальным голосом продолжал отчитывать юнца Барнар, – убьет меня за это. В буквальном смысле. Никогда в жизни больше не отважусь я поглядеть ей в глаза!

– Слушай меня, Костард, – заговорил я, готовясь перебросить ему длинный конец каната. – Выпусти канат прежде, чем полетишь вниз. Не забудь. – Он кивнул, но, судя по его лишенному всякого выражения взгляду, вряд ли понял, о чем я ему толкую. Ухватившись за канат, он несколько раз обмотал его вокруг запястья. Класкатт и Клопп, от чьих седел к тележным осям также тянулись веревки, приготовились помогать, но я был свободен. Вытащив из ножен Бодрого Парня, я испробовал остроту его лезвия. Мы развернули фургоны вдоль вершины утеса и хлестнули плодов. Животные тронулись, и Костард наискосок пополз на вершину.

Животные напрягались изо всех сил, так что каждая жилка обозначилась под кожей. Пальцы и ступни обезумевшего Костарда месили травяной склон. То ли наша помощь действительно пришлась кстати, то ли поддержка пробудила последний резерв воли несчастного бестолкового юнца, но он медленно подтягивался наверх, дрожа и сотрясаясь, пока наконец не смог ухватиться свободной рукой за вершину. Тогда он подтянулся еще разок и свесился через утес.

– Отпусти канат! – заорал я. Но он меня не слышал или не слушал. Его вторая рука тоже взметнулась вверх, таща за собой скрипящие фургоны и упирающихся, вопящих от ужаса животных.

Вся моя воровская карьера промелькнула перед моим внутренним взором в тот момент, когда я увидел наш фургон, танцующий на краю пропасти. Каждая большая удача, каждый провал пронеслись передо мной, точно призраки, гонимые ветром, но все они вместе и каждый по отдельности были ничто по сравнению с той жалкой, корячившейся задом к краю обрыва телегой, на передке которой Барнар отчаянно натягивал поводья.

Я пришпорил своего плода. Костард потянул еще раз и уцепился за скалу покрепче, поставив фургоны на самый край утеса. Подскакав к нему, я одним могучим ударом Бодрого Парня перерезал натянутый как струна канат. В тот же момент Костард перевалился через скалу и обрушился в пропасть.

Мне показалось, что он целую вечность висел в воздухе, неописуемо переливаясь всей своей жирной наготой, на мгновение напомнившей мне извивающуюся личинку Пожирателя.

– Как ты думаешь, он поплывет? – со страхом спросил Класкат, прежде чем Костард вздыбил поверхность океана тысячей брызг и затонул, словно камень. Мучнистая бледность его тела еще некоторое время просвечивала из черно-синих глубин, но наконец растаяла совершенно.

XXVI

О, дайте, дайте мне покоя обрести

На Океана ласково вздыхающей груди!

Там ни пожар, ни воры не страшны

И можно мирно спать и видеть сны!

Гавань Кайрнские Ворота навсегда останется в моей памяти, одетая сиянием надежности, как вечером того дня, когда мы добрались до нее с нашим сокровищем. Вода облачилась в цвета заката, и вся маленькая бухточка выглядела как одна золотая монета. На верфи, хозяина которой мы поймали буквально с ключами в руках, нашлась крепенькая маленькая каравелла, только что из ремонта, а на ее борту – основательный четырехвесельный ялик. Мы позволили хозяину содрать за них целых пять мер золота, так нам не терпелось скорее погрузить свои сокровища на борт и отогнать их подальше от берега.[4]

Класката и Клоппа мы отослали назад, дав им по двести ликторов на брата. Можно было бы и не расставаться с такими деньжищами, но, снедаемые нетерпением, мы попросили недавних охранников помочь нам погрузиться; работая, они всем своим видом выражали сомнение в том, что наш груз – и впрямь личиночные поскребыши. Кули с сокровищами они перетаскивали без всякой осторожности, только звон стоял. Отсюда и размеры вознаграждения. И все равно, получив деньги, они уходили нога за ногу, то и дело задумчиво оглядываясь.

Нашу каравеллу мы назвали «Подарок», и, когда на небе взошла горбатая луна, она уже прочно стояла на якоре в одном из наименее оживленных уголков бухты. С балкона припортовой харчевни, где мы решили отужинать, ее было видно замечательно. Кувшинчики со Снадобьем висели у нас под куртками, так что при первых признаках опасности мы оказались бы на борту «Подарка» в считанные секунды.

К берегу мы гребли молча, в молчании выбрали столик на переполненном балконе, заказали еду, дождались, пока ее принесут, и поужинали, не произнося ни слова. Сокровище было нашим и лежало на борту принадлежащего нам корабля. Теперь настало время обладать и тратить. Теперь, когда бы мы с Барнаром ни взглянули друг на друга, нашим глазам открывалась огромная пропасть, разверзшаяся меж нами. Поэтому мы предпочитали смотреть в разные стороны.

Внизу, в трюмах нашей малютки «Подарка», покоившейся на поверхности гладкой, точно оловянное блюдо, бухты, лежали несказанные чудеса. А в них, словно зародыш в материнской утробе, спали подвиги, способные навеки прославить наши имена в анналах воровской профессии.

Эти-то нерожденные сокровища и терзали меня так неотвязно. Я уже видел, как мои руки в перчатках Пелфера касаются ворот Дома Мхурдааля (сверху донизу увешанных трупами потерпевших неудачу воров, все еще свежими и кровоточащими, несмотря на то что со времени их убийства прошли века); я уже слышал железный стон расходящихся створок, видел черный провал меж ними. Картины библиотеки Мхурдааля, этого лабиринта мудрости, и зачумленных городов, жители которых потеют золотом, вставали перед моим внутренним взором…

А против меня сидел Барнар и тоже глазел на «Подарок», видя, вне всякого сомнения, сплошные скорзовые деревья и упорно мечтая о рощах строевого леса, сам такой же закореневший в своем безумном упрямстве, как старое дерево. Неважно, чего мы могли бы достичь поодиночке, каждый со своей половиной состояния. Только целиком обещало оно стать мостом к славе, к подвигам бессмертия. Половина моста не ведет никуда, только в бездну. Барнар клялся помочь мне в этом свершении, и я не мог, не желал отказаться от задуманного. Так мы и сидели, избегая глядеть друг на друга, а молчание присутствовало за нашим столом, точно невидимый третий.

До тех пор пока Барнар не произнес:

– Та женщина, у перил… разве мы с ней не знакомы?

– Уж не Ниасинт ли это?

– Да, похоже, она! – Древняя молодая женщина была одета для путешествия: короткий плащ, туника, сапоги, короткий меч на поясе. Она сидела, повернув голову к морю, и не отрывала взгляда от того места, где небо встречается с водой. Необъяснимое спокойствие, многовековая невозмутимость окутывали ее, и мы не решились нарушить ее уединение. Наблюдая за ней, мы незаметно погрузились в воспоминания о собственном странствии по подземной вечности, так что женский голос, раздавшийся прямо над нашими головами, буквально заставил нас подпрыгнуть.

– Какая приятная встреча, дорогие воришки! – У нашего стола стояла Ша Урли. – Ну давай обнимемся и поцелуемся, Ниффт, ах ты, скупердяй, прижимистая твоя задница! – Мое недовольство не самым приличным способом выражения своего восторга, который выбрала наша старая знакомая, не помешало мне заключить ее в дружеские объятия. Она села и выпила с нами. Одета она была точно так же, как и Ниасинт, к которой на протяжении всей нашей беседы то и дело устремлялся ее взгляд.

– Как удачно, что мы повстречались именно здесь! – сказал я. – Может быть, мы могли бы уладить то дельце о пятидесяти мерах золота прямо сейчас, и тогда нам не придется заезжать на Дольмен.

– Увы, боюсь, что вам придется там побывать и поговорить с Ха Оли. Дело в том, что я официально уступила брату все свои права на обладание и распоряжение любыми доходами, которые он когда-либо получит от напитка гигантов. Все деньги, которые у меня сейчас есть, понадобятся нам с Ниасинт в дороге.

– Собираетесь путешествовать? – спросил я, но мы все поняли раньше, чем она успела ответить.

– Ей предстоит познакомиться с совершенно новым миром, – объяснила Ша Урли. – А когда я попробовала рассказать ей о нем хоть что-нибудь, то обнаружила, что и сама знаю не больше. Так что мне предстоит познакомиться с тем же самым миром, что и ей. А между прочим, вы двое отчасти ответственны за мою тягу к странствиям. И куда только вас не заносило! Ваш пример стал для меня не больше и не меньше, как откровением!

– Нет ничего лучше, чем идти куда глаза глядят! – отозвался я в тон нашей собеседнице. Почему-то мне было слегка завидно, хотя сам я был столь же легок на подъем, как и она. – Прими наши поздравления. Но, дражайшая Ша Урли, позволь задать тебе еще один вопрос касательно финансовых обстоятельств твоего брата. У него ведь есть эти самые пятьдесят мер золота, не правда ли?

Ша Урли рассмеялась.

– Какие бы затруднения ни испытывал он в данный момент, недостаток наличности к ним не относится. Медоварни Банта были и остаются одним из ведущих предприятий Ангальхеймского архипелага.

– Прошу прощения, если я покажусь навязчивым, – вмешался Барнар, – но как развивается задуманное им дело с эмульсией?

– Честно говоря, дорогой Барнар, я прилагаю все старания, чтобы знать об этом как можно меньше. Мы с братом расстались здесь почти месяц тому назад, и с тех пор я ни разу его не видела. Мы путешествовали по северному Кайрнгему, пока Ниасинт набиралась сил. Здесь мы дожидаемся – лишь утреннего прилива, а тогда поставим парус и пойдем на Минускулон. Я избегаю любых новостей с Дольмена, исключая лишь те, которые застают меня врасплох. «Хочешь научиться летать – сразу вставай на крыло».

– Дражайшая Ша Урли, – ввернул я, – поверь, я уважаю полет твоего благородного духа и нисколько не хочу тебе перечить, но…

Улыбаясь, она подняла ладонь в запрещающем жесте.

– Умолкни, милый воришка. Я знаю, какие у тебя основания для страха. Слухи о делах Костарда и о постигшей его судьбе докатились и до нас.

– И даже то, что он погиб в море?

– Нет, мы лишь слышали, что он ползет к берегу. Выслушав наш детальный рассказ о недавнем броске Костарда в морские глубины, расцвеченный самыми яркими красками, она прикрыла на мгновение лицо руками, стараясь скрыть нахлынувшие эмоции, от которых слегка вздрагивали ее плечи.

– Ну, – произнесла она наконец с торжественным выражением, – могу лишь заверить вас, что… небрежность бедняги Костарда не тот недостаток, который сближает его с моим братом. Если из этой эмульсии можно извлечь какую-то прибыль сверх обычной, то, будьте уверены, Ха Оли это сделает, последовательно и методично. – При этих словах тень пробежала по ее лицу. – Нельзя не заметить, что в последние несколько дней на Дольмене царит какое-то беспокойство. И, глядя сегодня утром через пролив, я обратила внимание на какие-то тени над родными высотами, наводящие на мысль о возмущении в воздухе. Но ничего больше я сказать не могу и знать не хочу. И вообще, через час мы поднимемся на борт нашего корабля и останемся там до самого отплытия, чтобы не слышать никаких новостей.

Мне не удалось подавить вздох разочарования.

– Н-да, ужасно не хочется заходить в порт, где не все спокойно! С другой стороны, пятьдесят мер золота – не пустяк.

– Прости мне мою улыбку, – ответила Ша Урли. – И прости, если я ошибусь, сказав, что сумма по крайней мере в десять тысяч раз большая лежит в трюме вон той каравеллы, что стоит на якоре прямо под этим балконом и от которой ты не отрываешь глаз ни на мгновение.

– Так же как и ты от Ниасинт? Она ухмыльнулась.

– Да. Именно так. Надеюсь, твое увлечение заставляет воспарять твое сердце так же высоко, как и мое каждый раз, когда я гляжу на мою дорогую Ниасинт. Однако подумайте сами, друзья мои, почему бы вам не поставить на тех пятидесяти мерах крест? Не ради моего брата, разумеется, но хотя бы в качестве простого суеверия, отступного Госпоже Удаче? Только вспомню, как вы рвали и метали там, внизу, сами одержимые, как демоны… По-моему, вам пора ослабить хватку и поостыть немного. Забудьте об этих пятидесяти мерах, хотя бы в порядке нравственного упражнения.

Очевидно, на сердце у Ша Урли было так легко, что и разум тоже ослабил вожжи. Я тут же приписал ее странное предложение причудливому полету фантазии и позабыл о нем.

Мы еще некоторое время посидели вместе за стаканом вина, а потом с большой теплотой расстались, и все это раньше, чем Ниасинт успела выйти из своего транса. Казалось, она находится так далеко от этого мира, что наши голоса не в силах достичь ее слуха. Скорее всего ее мозг в состоянии реагировать пока лишь на речь, состоящую не из одних только слов, и с такими речами обращается к ней, вне всякого сомнения, Ша Урли.

XXVII

Приди, златая сладость! Фортуны

Медовых сот головоломку собой заполни!

Взрасти! Одной блестящей каплей стань

И опустись, божественная, на мой язык,

Что стать твоей могилой жаждет!

Время летних северных ветров прошло. Легкий юго-западный бриз, по-осеннему свежий, поднялся за несколько часов до рассвета, и мы поставили парус и взяли курс на Дольмен. Восход солнца застал нас посреди пролива, разделяющего Кайрнский континент и Ангальхеймы; наша каравелла резво неслась вперед, сбивая килем пенные барашки с гребней волн. Своей беззаботной игривостью «Подарок» точно пытался соблазнить меня идти прямо в открытое море. Забудь о Дольмене, забудь обо всех сложностях. Правь прямо в Агонское море; через двадцать дней твоя нога ступит на землю Минускулонского архипелага, а еще через двадцать ты бросишь якорь на Пардаше, в гавани Кархман-Ра. Возможно, утренний ветерок нашептывал то же самое и Барнару.

Но потом я задал себе вопрос: какой здравомыслящий человек откажется от пятидесяти мер золота, если все, что от него требуется, лишь сделать три или четыре шага в сторону от намеченного пути? Не глупо ли отказываться от того, на что имеешь все права? Не сомневаюсь, теми же вопросами задавался и Барнар.

Ветер утих, когда пики Ангальхеймов встали на горизонте, но течение продолжало увлекать нас вперед. Весь Дольмен был окутан туманной дымкой, и мы уже подобрались довольно близко, когда полуденное солнце наконец растопило небосвод и набравшийся новых сил ветер очистил сверкающую драгоценность острова. В небе над нагорьем и впрямь наблюдалось какое-то беспокойное движение; дым клубами поднимался в воздух, где его тут же подхватывали и разрывали в клочья воздушные течения. Кроме того, в воздухе постоянно висел какой-то запах, знакомый и тревожный одновременно, похожий на тошнотворную вонь горелого мяса и все же немного другой… И что за обрывки свирепой музыки то и дело доносил до нас ветер? Уж не человеческие ли голоса взмывали так пронзительно и надсадно, точно во время боя, на фоне неизменной басовито гудящей ноты?

– Дым. Интересно, что дальше? – с горечью произнес я. – Неужели препятствиям и осложнениям на нашем пути никогда не будет конца?

– Смотри, какая в гавани суета!

Убрав паруса, мы обогнули скалу в северной оконечности бухты. Долго и внимательно всматривались мы в толчею судов, толпы на набережной, тяжело груженные фургоны, которыми запружены были все ведущие в гору дороги, пока наконец с облегчением не пришли к выводу, что вся эта суматоха вызвана скорее оживлением деловой активности, чем несчастьем.

Тем не менее мы осмотрительно поставили «Подарок» на якорь подальше от корабельной сутолоки, спустили на воду ялик, сели на весла и поплыли к докам.

– Может, зайдем вон в ту таверну? – предложил Барнар. – Если займем столик на улице, то не потеряем ее из виду.

Стоявшие на якоре корабли громоздились над нами, высокие, словно башни. Среди них было немало грузовых судов Банта, больших, но изящных кораблей, с гербом Банта на фоке. Почти все они освобождали свои трюмы от содержимого и ничего не брали на борт. Погонщики ставили свои запряженные плодами фургоны поближе к кораблям и нагружали их бревнами, досками, бочонками со смолой, связками факелов, охапками соединенных между собой металлическими петлями досок, которые в собранном состоянии вполне могли оказаться подъемными кранами или осадными машинами, и еще какими-то пакетами, содержимое которых я, приглядевшись, опознал как дротики для большой баллисты, каждый снаряд почти в человеческий рост высотой.

– Похоже, коммерция приняла здесь исключительно военный характер, – заметил Барнар задумчиво. – В то же время местными жителями овладела, по всей видимости, тяга к странствиям. – И точно, кроме грузовых судов в порту полно было и других кораблей, которые брали на борт пассажиров, а на набережной между фургонами сбившиеся тесными кучками люди дожидались своей очереди взойти на палубу. Почти все они были одеты в длинные плащи для защиты от свежего морского ветра, и каждый зорко стерег свой багаж.

– Да. Что-то явно затевается, – согласился я. – Но «Подарок» надежно стоит на якоре вдали от всей этой суеты, и если Бант и впрямь попал в переделку, то тем более надо получить с него денежки без промедления, пока он не пошел ко дну. Думаю, надо сначала сходить к нему домой.

Барнар поднялся на набережную и занял столик на улице возле таверны, откуда удобно было наблюдать за каравеллой. Снадобье для Полетов было у него с собой, на обычном месте под курткой, так что в случае чего лодка ему не понадобится; я сел в нее и поплыл на другую сторону гавани, то и дело виляя и уворачиваясь, чтобы избежать столкновения с более крупными судами. Но даже так я все равно продвигался вперед быстрее, чем если бы отправился в путь пешком, лавируя в запрудившей набережную толпе.

Работая веслами, я пытался разобраться в ситуации на острове. Что бы ни происходило в горах, без военных действий и осады там дело не обошлось. Движение беспрерывной рябью, точно ползущая змея, покрывало горную дорогу. Возвращались телеги и фургоны преимущественно порожняком, наверх шли с поклажей вроде связок факелов, бочонков со смолой и тому подобного.

– Э-хой, худощавый Кархманит! Милый Ниффт! Дай отдых своим натруженным рукам, мой дорогой проныра! – Веселое приветствие прогремело у меня над головой, как трубный глас. Поглядев наверх, я увидел на носу одного из принадлежавших Банту грузовых судов Хигайю, проворную банщицу, – она была при оружии и выглядела просто ослепительно. Плотно прилегающая пластина из меди, точно повторяя форму ее небольших, но аппетитных грудей, являла взору их очаровательные скульптурные копии. Багор с крюком для перетаскивания грузов на конце лежал у нее на плечах – так солдаты на привале носят иногда копье на манер ярма, придерживая его обеими руками, чтобы дать отдых спине, – но тут стрела грузоподъемника на ее судне начала со скрипом поворачиваться, целиком завладев ее вниманием. Она повернулась ко мне спиной и принялась размахивать своим крюком, точно жезлом. – Тише, там! Полегче, на той лебедке! Вира помалу, Хуфа! Вира помалу! – Корабль Хигайи был одним из немногих, которые брали груз на борт, а не наоборот.

Я привязал свой ялик к веревочному трапу, который она бросила мне, и поднялся по нему на борт. Пока мы с Хигайей обнимались – не без взаимного удовольствия, – я разглядел поверх ее иссиня-черной макушки закутанный в парусину широкий и плоский сверток, который опускали в трюм ее корабля.

А корабль и вправду принадлежал ей, по крайней мере наполовину. Она выполняла обязанности каргомастера, начальника над всеми грузами, ответственного за их погрузку и транспортировку, должность в торговом флоте Банта по значению не уступающая капитанской. Капитана этого корабля звали Радула, он был суетливым дружелюбным человечком с необычайно светлой кожей, которая наверняка в мгновение ока покрывалась медно-красным загаром и густой россыпью веснушек, – не самый подходящий вариант для дальних морских рейсов. Он очень вежливо поздоровался со мной, а потом дрожащим голосом обратился к Хигайе:

– Мне бы хотелось оказаться как можно дальше отсюда уже через час, дорогая. Можно ли это устроить?

– Нет ничего легче, Радди, нет ничего легче. Я только спущусь посмотреть, хорошо ли привязаны соты. Пойдем, Ниффт. Ты тоже направляешься на юг? Мы идем на Минускулон.

– И мы тоже, а потом к Эфезионскому архипелагу. Вон там стоит наша каравелла, «Подарок». Мы зашли сюда, чтобы забрать у Банта пятьдесят мер золота, которые он нам задолжал.

Хигайя остановилась у трапа, бросила взгляд сначала на «Подарок», потом посмотрела на меня, очень внимательно, и начала спускаться в трюм. В корабельных недрах царил благоуханный полумрак; ароматы морской соли и медовой сладости стремились пересилить друг друга. Голос Хигайи донесся снизу:

– Пятьдесят мер, конечно, не пустяк… Только тебе придется идти за ними в луга.

– Ты хочешь сказать, что это сложно или опасно?

– Позволь я тебе кое-что покажу.

Она подвела меня к обернутому парусиной брусу, который только что уложили поверх дюжины других таких же, – вообще-то ими был забит весь трюм, – вытащила из-за пояса кинжал, наточенный остро, как бритва, и распорола парусину в одном месте крест-накрест. Внутри лежали медовые соты, примерно в пол-локтя толщиной. В каждой их ячейке с легкостью уместилась бы человеческая голова. В полутемном трюме лощеная восковая поверхность сот еле заметно мерцала, а заполнявшее их жидкое золото выглядело темным, как янтарь. При одном взгляде на эти богатства мурашки побежали у меня по коже.

– Именно за сбор этого урожая, – сказала Хигайя, – меня и перевели сюда из бани. Дело в том, что пчелы, пока они производили соты такого размера, все еще могли летать, пусть даже на небольшие расстояния, несмотря на собственную величину. И они начали бросаться на людей. Банту неожиданно понадобились вооруженные воины. За плату втрое больше той, что я получала в бане, я обнаружила свое умение обращаться с мечом.

– Я знал, что ты танцуешь. Неудивительно, что и в искусстве танца с мечом ты тоже не новичок, – рассеянно ответил я, пытаясь вообразить те ужасы, которые приключились недавно на цветочных лугах Банта. – Так, значит, эти гигантские пчелы, – продолжал расспрашивать я, – пытались защитить свой мед от сбора?

– Нет. Их атаки производили впечатление спонтанности, что-то вроде охоты. За неделю до этого они сожрали все цветы до самых корней, так что на лугах теперь нет ничего, кроме грязи. Похоже, пчелы пытались уничтожить своих врагов, но их рты не годятся для такой работы. Однако даже попытка пчелы такого размера съесть кого-нибудь все равно приведет к фатальному исходу.

– Ты, должно быть, отличилась, раз тебе доверили такой высокий пост.

– Ты совершенно прав, дорогой мой. Я одинаково хорошо управляюсь и с топором, и с дубинкой, и, хотя здесь приходилось орудовать щитом и факелом, я отличилась во многих сражениях. Банту просто повезло, что эти твари, стоит только полить их немного смолой, горят легко, как солома. Как только битва поутихла, он подрядил нас на эти корабли, вывезти урожай с острова, – ему необходимо подкрепить свою казну, порядком обескровленную убытками, которые он потерпел в результате этого чудовищного превращения.

– Так, значит, сражение подошло к концу?

– Не совсем. Скорее, обороняющаяся сторона нуждается в некотором подкреплении, ибо когда новое, еще более громадное поколение вышло из ульев – а ими теперь служат огромные пещеры под землей, вырытые на том месте, где раньше стояли хатки, – так вот, когда это новое, нелетающее поколение вышло из-под земли, мы выяснили, что их можно забаррикадировать – окружить чем-то вроде плотины – и сжигать десятками, потому что двигаются они крайне медленно, будто во сне. Но их так много, что наше поредевшее войско едва с ними управляется.

– Каких же размеров достигли они теперь? – спросил я, чувствуя, как по спине у меня словно бежит ледяная струя.

– Здоровые, как титаноплоды, ну или около того. Ноги им больше почти не служат, но сил хоть отбавляй, так что они передвигаются ползком, наподобие личинок. Наши войска приспособились, пользуясь подходящими участками местности, опрокидывать на пути у фронта наступающих пчел сделанные на скорую руку баррикады и, пока они выбираются из-под завалов, обливать их смолой и поджигать.

– Ты хочешь сказать, что Бант держит ситуацию под контролем?

– Похоже на то. Но поводы для беспокойства имеются. Как я уже говорила, старые ульи для этих пчел не годятся, и они зарываются в землю. Последние два дня я пробыла здесь, но люди говорят, что почва в горах стала ненадежна. Все в один голос твердят, что земля вокруг ульев то поднимается, то опускается, то вспучивается, как будто под ней движется что-то огромное. Дорогой, могу я дать тебе один совет? – Тут она протянула руку и нежно коснулась моей щеки. Теперь ее голос звучал успокаивающе, точно я был больным, мечущимся в лихорадочном бреду, а она старалась облегчить мои страдания. – У тебя есть замечательная маленькая каравелла, милый Ниффт, и твой пояс, когда я обнимала тебя, показался мне весьма увесистым. Оставь эти пятьдесят мер. Во-первых, Бант сейчас и сам почти банкрот. Его пчелы вытоптали все цветочные луга, включая и те, что принадлежали его соседям, так что, когда все кончится, ему придется выплачивать громадную компенсацию. А во-вторых, я костями чувствую, что самое худшее еще впереди, и страшно рада, что могу убраться отсюда через каких-то полчаса. Уходи с нами, Ниффт! Пойдем вместе через Агонское море, и через две недели ты и я будем уминать знатную коврижку в одной таверне в Квинсиполисе, которую я знаю!

Оставить пятьдесят мер золота и вот так, по доброй воле, отступиться? Что за повальное безумие поразило всех моих знакомых женщин? Было в этом что-то почти зловещее, и я уставился на нее, буквально разинув рот. Но вдруг встревоженные голоса зазвучали наверху. Хигайя кинулась к трапу, я за ней.

Крупный разговор между столпившимися у левого борта грузчиками и кучкой наемников на набережной был как раз в разгаре. Солдаты – и в особенности их капитан, угловатый мужчина с изборожденным шрамами лицом, – громко требовали чего-то, а грузчики отказывались удовлетворить их просьбу. Хигайя подошла к ним, успокоила свою команду и поприветствовала капитана:

– Утро доброе, Хоб. С чем пожаловал?

– Нам нужно с полдюжины твоих носильщиков, Хигайя. В Южной Дандинии не хватает людей.

– Поднимайся на палубу, поговорим.

Пока угловатый ветеран карабкался по трапу, Хигайя пояснила:

– Южной Дандинией называется одна из пасек Банта Она находится почти у самой дороги, сразу за перевалом.

Хигайя велела своим людям заканчивать погрузку сот, и мы проводили Хоба в носовой кубрик, чтобы беседа наша прошла без помех.

– Это Бант тебя послал? – спросила Хигайя. – Когда он в последний раз был здесь, то настаивал, чтобы этот груз был отправлен без промедлений, – ему нужны деньги.

– Прежде всего ему нужна сотня человек в Южной Дандинии, а уж потом все остальное. Я его не видел, а пойти спросить времени не было. Вся земля трясется, а вокруг ульев вырос целый холм! Если оттуда полезут пчелы больше прежних, то нам нужны люди, чтобы успеть построить вокруг них большую стену, и много факельщиков! Бант на центральных полях, на баррикадах вокруг старейших ульев. Спуститься сюда быстрее, чем ходить туда и обратно.

– Ну ладно, бери их, если, конечно, они пойдут. Но если кто захочет остаться и поднять парус вместе со мной, то я помех чинить не буду. – Мгновение она и Хоб мерили друг друга взглядами. Взгляд жестких, как кремень, глаз ветерана, казалось, потеплел.

– Я бы и сам не отказался пойти с тобой, – промолвил он наконец, – да только не люблю бросать дело на полдороге.

Я слушал их разговор, и сердце мое заныло: ясно, что осаждаемый несчастьями Бант не в силах будет выплатить пятьдесят мер из своего кармана. И тут меня осенило.

– Добрый Хоб, позволишь ли мне последовать за тобой в горы, где я могу отыскать Банта?

– А как же? Только двигаться надо быстро.

– Мне нужно всего одно мгновение! Дорогая Хигайя, если я вернусь с векселем, подписанным Бантом, могу ли я надеяться, что получу по нему часть выручки от продажи твоего груза?

– Если документ у тебя будет подходящий, так почему же нет, мой дорогой жадина?

Хобу потребовалось еще немного времени, чтобы нанять людей с других судов Банта, так что корабль Хигайи уже был на пути к выходу из гавани, когда наш отряд поравнялся с первым поворотом дороги. Пока мы лавировали между заваленными охапками факелов и бочонками со смолой фургонами, я все оглядывался на Хигайю, которая стояла на фордеке и что-то оживленно обсуждала с Радулой; воздух был столь прозрачен, что, несмотря на расстояние, мне была хорошо видна каждая черточка их лиц, включая и обгоревший докрасна на солнце нос капитана. Но тут другой корабль, не принадлежавший Банту, закрыл их. Эмигранты сгрудились на палубе вдоль левого борта, тревожно вглядываясь в берег, который они покидали: одни пытались в последний раз увидеть родной дом, другие смотрели на вершины гор, где все еще развевались потрепанные знамена дыма и откуда по-прежнему доносился шум напряженной то ли работы, то ли битвы, то ли и того и другого вместе.

С Хобом пошли добрых шесть десятков человек. Мне сразу бросилось в глаза, что, несмотря на всю разницу в вооружении, обмундирование на них было очень похожее: тяжелые куртки или полукамзолы из плотной кожи, такие же штаны. Более того, обязательной составляющей костюма каждого был солидный головной убор – обычно шлем или, на худой конец, плотно прилегающая маленькая шапочка с нашитыми на нее металлическими пластинами, и все они в обязательном порядке были снабжены тяжелым кожаным клапаном, прикрывавшим шею. По всей видимости, Бант снабдил такой униформой всех своих наемников в последние недели все усиливающегося несчастья.

Сначала я старался держаться в хвосте колонны, чтобы послушать, о чем говорят наемники, но они в большинстве своем оказались неразговорчивы: похоже, подъем в гору утомил их, да и неудивительно, ведь они уже отработали долгую смену в порту, перетаскивая тяжести, а перед этим провели немало дней на «поле боя». Один только беспокойный юнец сразу же отреагировал на мою попытку завести беседу.

– Мастер Бант, должно быть, не скупится на ликторы, раз вы нанимаетесь к нему на такую работу? – закинул я удочку.

– Да уж конечно! Если бы не расчет каждый второй вечер да не настоящее золото в моем поясе, я бы уж давно сел на первый попавшийся корабль и отчалил отсюда! Разве не видел я собственными глазами, как Тарку оторвали голову? Вот этими вот глазами видел! Ну скажи, Веппель, разве не так?

А? – Последний вопрос был обращен к трусившему прямо перед нами мужчине и сопровождался тычком в его спину.

Веппель передернул плечами и, не оборачиваясь, огрызнулся:

– Ну видел ты, видел! Мы все видели! И хватит об этом! Сейчас уже такого риска нет. Чудища больше не держатся в воздухе и не смогут навалиться на нас сверху. Хватит!

– Я просто хочу сказать, – заныл юнец, – что разве пять ликторов за смену плюс кормежка и расходы на содержание – это справедливая плата за оторванную голову? Думаешь, бедняге Тарку пришлось по вкусу, когда эта чертова пчела свалилась ему на голову и оторвала ее так… так неуклюже?

– Прочь с дороги, сосунок, коли тебе плата не нравится! Эта отповедь прилетела не от Веппеля, а от погонщика, мимо которого мы проходили. Его упряжка, обливаясь потом, тащила в гору фургон, на котором громоздилась целая пирамида бочонков со смолой.

– Прекратить болтовню! – рявкнул сверху Хоб. Я подумал, что, в конце концов, только он сможет дать мне всю необходимую информацию, и принялся проталкиваться в начало колонны. Всего четверть мили отделяло нас теперь от перевала, кипящая народом и кораблями гавань осталась далеко внизу и казалась очень маленькой. Я еще раз подивился глубине небольшой бухты: узкое сероватое полукольцо мелководья тянулось только вдоль доков, сразу за ним дно отвесно уходило вниз, в черно-синюю тысячефутовую бездну. У самого края глубокой воды покачивался на волнах наш «Подарок».

– Я так понимаю, капитан Хоб, – бодро заговорил я, поравнявшись с ним, – что Бант держит при себе большой запас наличности, чтобы платить наемникам каждый второй день.

Он лишь чуть-чуть повернул в мою сторону свой исполосованный шрамами кислый профиль и проворчал:

– Правда. Но сколько у него осталось и сколько он заплатит тебе, это еще вопрос.

– Разумеется. Но, если с наличностью у него плоховато, долговой расписки мне вполне хватит. А как ты думаешь, есть у него хоть какие-то шансы спасти свое предприятие, – строго между нами, как солдат солдату?

При этих моих словах Хоб на мгновение повернул голову и взглянул мне прямо в лицо. Глаза его были полны удивления.

– Ты, похоже, повидал мир, сударь, – проворчал он, снова возвращаясь взглядом к перевалу и убыстряя шаг. – Что ты сам думаешь? – Мы почти добрались до вершины, и вместе с клубами дыма до нас все более отчетливо доносились запахи смолы и горелого нечеловеческого мяса, а гул голосов пронзила отчаянная нота.

И тут, словно в ответ на мой вопрос, из-за перевала выскочил пустой фургон и загрохотал вниз по дороге. Возчик, словно безумный, настегивал свою упряжку и в панике выкрикивал что-то нечленораздельное. Почти сразу же он налетел на поднимавшуюся в гору телегу с армейским провиантом, и его животные немедленно запутались в упряжи тащивших ее плодов-тяжеловесов.

Хоб выкрикнул команду, и мы понеслись в гору во всю прыть. Нагнав перепуганного возчика, Хоб выдернул его с козел прежде, чем его вопли стали более связными, и, умело замаскировав удар, стукнул его дубинкой по голове так, что тот немедленно обмяк у него на руках, после чего оттащил его в сторону от дороги и положил наземь. Затем Хоб отдал своим людям команду распутать постромки двух упряжек и отвести пустую повозку на обочину. Когда все было закончено и затор на дороге ликвидирован, мы двинулись дальше с удвоенной скоростью. Фургоны и телеги, остановившиеся было ненадолго, снова поползли в гору. Так бывалый ветеран умело подавил искру готовой разгореться паники. Но вот мы взобрались на первый перевал, и просторы пчелиных пастбищ раскинулись перед нами.

Мой ужас при виде их был тем сильнее, что впечатление многоцветного великолепия, которое эти самые поля произвели на меня считанные месяцы тому назад, когда я наблюдал их из окошка Бантова фаэтона, не потускнело за все время моего пребывания под землей. Радужное сияние цветов, точно крыло какой-то невозможной гигантской бабочки, покрывало тогда эти холмы. Их округлые вершины переливались алым, солнечно-желтым, лазурно-голубым, розовым и фиолетовым, и всю эту роскошь пропитывал выскобленный ветром до абсолютной прозрачности медово-золотой солнечный свет! Теперь клубы вонючего дыма стлались по изрытой, превращенной в сплошную грязь земле, и каждый раз, когда ветер отдергивал на мгновение черную завесу, нашим глазам открывались одни причиненные войной разрушения: гигантские обугленные трупы дотлевали среди обломков баррикад;, перепачканные копотью солдаты в опаленных местами кожаных одеяниях устало хромали от одного оборонительного сооружения к другому, которые беспрерывный поток фургонов снабжал смолой и факелами. В одном месте дымовой полог вдруг расступился, и мы увидели громадную баллисту, которая изрыгнула горящую стрелу в человеческий рост длиной и тут же снова скрылась в облаках копоти.

В этот кавардак Хоб и его люди кинулись прямо с разбега, и мне ничего не оставалось, как последовать за ними, иначе я ни за что не нашел бы Ха Оли Банта. Но на самой вершине холма я, словно повинуясь внутреннему голосу, внезапно затормозил и обернулся, чтобы в последний раз взглянуть на гавань. От того, что я там увидел, кровь застыла у меня в жилах.

В проливе, всего лишь на расстоянии полета стрелы от входа в бухту, громадное бледное нечто всплывало на поверхность из сине-черных глубин. То был Костард.

За тот короткий промежуток времени, что прошел с момента нашей с ним последней встречи, он стал еще массивнее и безобразнее. Его конечности, утонув в раздавшейся в ширину дряблой туше, сделались шире и короче. Челюсти выпятились, и если какое-то человеческое выражение еще мелькало в его искаженных глазах, то оно появлялось и исчезало так же быстро, как тень сознания в глазах безумца. А потом я заметил, что его преследуют. Огромные черные хаггарды целой стаей окружили его сальные бока, один из них вырвал кусок плоти из его ягодицы. Кровь Костарда окрасила воду вокруг, ее запах моментально пробудил в морских хищниках голод.

Но боль точно гальванизировала обрюзгшего мутанта; разгневанный, он выпустил в воздух целый гейзер пены, повернулся к преследователям лицом и пустил свои утыканные острыми зубьями челюсти в ход с такой энергией, что куски перекушенных пополам хаггардов только летели в разные стороны. Теперь уже их кровь смешалась с водой и пробудила в нем голод столь сильный, что он затмил изначальную ярость гиганта и тот принялся пожирать останки растерзанных им преследователей.

Подводный спектакль продолжался всего несколько мгновений. Костард, не насытившись, беспокойно искал, что бы ему еще съесть, как вдруг до его сознания, по-видимому, дошло, что поблизости находится гавань, а в ней полно кораблей.

В это самое время на поле поднялся страшный крик, особенно плотная стена черного дыма выросла у меня за спиной и в мгновение ока окружила меня, лишив возможности и дышать, и видеть, в то время как земля содрогалась у меня под ногами, и поверх сотен и сотен перепуганных голосов я слышал грохот, как во время землетрясения, и сдавленный стон треснувшего холма.

И тут, когда я неожиданно погрузился в ночь, пелена жадности упала наконец с моих глаз. Что делаем мы здесь, на этом раздираемом опасностями острове? Мы не должны были приводить свой драгоценный «Подарок» ближе чем на лигу к нему!

Задыхаясь и кашляя, со слезящимися от дыма глазами кинулся я бежать туда, откуда пришел, моля всех богов помочь мне отыскать дорогу, почувствовать наконец под ногами ее твердое полотно и скатиться по нему к гавани.

Петляя, прокладывал я себе путь между фургонами. Тягловые животные надсадно ржали, пока возчики изо всех сил старались повернуть их обратно. Я прыгал по спинам людей и животных, перескакивал через повозки, опасно накренившиеся и готовые опрокинуться в водовороте беспорядочного отступления. Далеко подо мной чудовищный левиафан, бывший некогда Костардом, – красные клочья недоеденных хаггардов маленькими водоворотиками вращались вокруг него – вынюхивал что-то в воде, зигзагами подбираясь ко входу в гавань. Пассажиры и матросы на кораблях еще не заметили его, все глаза были устремлены к докам, хотя мне показалось, что я различаю, как люди начинают поднимать головы и показывать на меня пальцами. Сверху и сзади вершина холма содрогалась от колыхания чего-то непомерно огромного, и я чувствовал эту дрожь земли подошвами ног. Хотя я, ни на секунду не останавливаясь, продолжал мчаться вниз, минуя один поворот за другим, толчки приближались, и вскоре лавина человеческих голосов накрыла меня: это спасались бегством наемники, и в их пронзительных воплях рефреном повторялось одно и то же слово – «королева».

Поверит ли кто-нибудь, что я оказался способен на такую глупость? Согласится ли кто-нибудь допустить, что мой разум совсем отказался мне служить? Я, ветеран, переживший на своем веку тысячи катастроф, потерял голову в толчее и суматохе. Совершив два воистину акробатических скачка с одного отрезка дороги на другой, я миновал поворот и после сальто в сажень длиной приземлился, как кошка, точно на ступицу колеса опрокинутой повозки! Мир еще плясал у меня перед глазами, но я уже бросил взгляд сначала на гавань, прикидывая, когда в нее войдет чудовищный Костард, потом стремительно развернулся в сторону перевала и увидел, как огромная стена дыма надвинулась с лугов, точно что-то колоссальное двигалось за ней, толкая ее впереди себя. На самом деле я оценивал расстояние, которое мне еще удастся покрыть, прежде чем произойдет неминуемая катастрофа, и пытался вычислить, сумею ли я оказаться в пределах слышимости от Барнара (который вместе с другими наверняка скоро обратит внимание на паническое бегство людей с вершины горы) и крикнуть, чтобы он скорее мазал ладони и подошвы Снадобьем, летел к «Подарку», перерезал перлини и выводил каравеллу в открытое море…

И тут меня как будто кто ударил: я вдруг понял, что надлежало мне сделать с самого начала, как только я ощутил приближение Рока. Сунув руку за пазуху, я быстро намазал собственные конечности и взмыл в воздух!

Не успел я это сделать, как с перевала скатился еще один клуб дыма и тысячей узких вымпелов затрепетал на ветру, а из-за него показалась, с трудом балансируя на самом краю долины, Королева Пчел.

Ну, клянусь Трещиной и всем, что из нее выползает! В десять раз больше любого Фуражира – вот какая она была! Похоже, что Ее Королевское Величество, несмотря на свою принадлежность к другой породе живых существ, извлекла непропорционально много полезных веществ из напитка, произведенного ее пусть очень отдаленными, но все же родственниками.

Однако это не принесло Ее Величеству ничего хорошего. Лес янтарно-желтых шерстинок, покрывавших ее черную бронированную голову и грудь, победным золотом сиял на солнце, зато обрубки крыльев и неуклюжие веретенца ног, торчавшие в разные стороны, не в силах были даже приподнять ее раздутую тушу над землей. Черно-золотые пластины, предназначенные для того, чтобы защищать ее громадное, как воздушный шар, брюхо, бессильно разъехались под его напором, так что в щели между ними проглядывала натянувшаяся, как барабан, кожица. Впечатление было такое, будто черные с золотой чеканкой геральдические щиты висят на белой стене на значительном расстоянии друг от друга. Тем не менее Королева неуклонно приближалась, конвульсивно извиваясь всем телом, как личинка. Я не мог оторвать глаз от этой массы, опасно балансирующей на самом краю долины. Спиной вперед я полетел к гавани, на манер человека, который оступился и падает, так что мой отчаянный крик был устремлен в небо:

– Барнар! Отвязывай «Подарок», Барна-а-ар!

Я был все еще слишком высоко, и он не мог меня услышать, но когда я вывернул назад шею, чтобы поглядеть, что происходит внизу, то увидел, как он летит над поверхностью воды от набережной к «Подарку», а толпа разбегается по набережной и докам, освобождая дорогу Королеве на случай, если она упадет.

Она громоздилась, покачиваясь, а ветерок ерошил ее ярко сверкающую шерстку, и солнце высекало из нее золотые искры и рисовало радужные сполохи в огромных многогранных глазах.

За мгновение до того, как мои глаза это увидели, я услышал, как кто-то подо мной закричал: «Вон она падает!» Но я уже изо всех сил рвался вниз, навстречу волнам. Устрашающе накренившись вперед, Королева Пчел повалилась со своего насеста, заслонив на мгновение солнце и отбросив гигантскую тень прямо на то место, куда направлялся я.

Я кинулся к «Подарку», на корме которого Барнар со Старым Кусачом в руках потел над последним тросом. Королева величественно кувыркалась в сверкающем воздухе, ее зачаточные крылья жужжали понапрасну, взблескивая, как тысяча мечей разом. На полпути вниз она с грохотом ударилась о склон горы и, описав в воздухе огромную петлю, полетела дальше.

Я подлетел к Барнару, как раз когда он могучим ударом перерубил трос, и в ту же секунду из-за кормы поднялся, обдав нас с ног до головы водой, чудовищный Костард.

Злосчастный левиафан хотел, вероятно, поздороваться, заключить нас в теплые объятия. Должно быть, его здоровенные бестолковые глазищи заприметили Барнара, пока тот трудился над канатом, и родственные чувства взыграли в нем. Но он подобрался к нам слишком близко, так что Барнар и я за ним отпрянули со страхом и снова поднялись в воздух. Но Костард уже позабыл о нас, его внимание приковало что-то необычное у нас за спиной, и он уставился на это чудо не мигая, пока мы с Барнаром изо всех сил выгребали как можно выше, стремясь уйти из-под накрывшей нас сзади огромной тени, которая в следующую секунду ударилась о воду.

Охваченные ужасом, мы гребли так отчаянно, что через несколько секунд оказались на большой высоте и с безопасного расстояния наблюдали за этим ужасающим затоплением. Целая башня воды и пены взметнулась в небо над тем местом, куда обрушилась Королева, увлекая за собой на дно с десяток судов, включая и наш бедный «Подарок». Она смахнула их небрежно, как рука игрока сметает с зеленого сукна выигрыш. Сверху нам было хорошо видно, как огромный белый кулак, окруженный облаком пузырьков воздуха, с зажатыми в нем кораблями и Костардом скользил вдоль склона затонувшего горного пика, становясь все меньше и меньше, растворяясь в темно-голубой мгле, пока наконец не скрылся в тысячефутовой бездне.

Мы висели в небе, продолжая мысленно следить за этим падением, даже когда оно давно перестало быть видимым. Мы представляли себе, как Королева, точно гигантский плуг, вспахивает облепленный илом отвесный склон и оставляет в этой борозде свой посев – наш возлюбленный «Подарок». Так все наши неизмеримые богатства превратились в маленькое золотое семечко, похороненное там, где солнечный луч не коснется его еще миллионы лет.

XXVIII

Туда, где ветер облака пасет,

Где молнии в лазурных ножках дремлют,

В тот светлый край мой дух меня зовет,

О нем крылатые мечты лелеет.

Все Королевы Банта отведали его рокового угощения. Они вырвались из-под земли почти одновременно на всех полях сразу, и их появление, так же как и в случае с коровами Костарда, предвещало смерть. Королева, упавшая в бухту, пережила остальных своих сестер не более чем на час.

Нагорья Дольмена начисто лишились изобиловавшей на них некогда пчелиной жизни, превратившись в огромную лепешку спекшейся грязи, которая отдаленно напоминала свежезарубцевавшуюся рану на теле острова. Растерянные солдаты спустились с гор и принялись помогать в гавани, где не менее растерянные обитатели острова уже взялись за ликвидацию причиненных падением Королевы разрушений.

Значительная часть порта и пара таверн исчезли в глубине гавани вместе с Ее Королевским Величеством. Однако она довольно долго раскачивалась на краю высокогорной долины, и это дало людям внизу возможность ее заметить и отойти на безопасное расстояние, поэтому смерть Королевы сопровождалась потерей лишь нескольких десятков человеческих жизней. Мы с Барнаром тоже приняли участие в восстановительных работах. На лодках и баржах мы выходили в гавань и баграми вылавливали из воды мусор, поднимали тела погибших (где это было возможно), заколачивали сваи, прибивали доски, помогали тем, кто потерял родных или имущество.

К чести Ха Оли Банта надо сказать, что он тоже пришел и работал наряду с остальными, только взгляд у него был еще более потрясенный, чем у других, исключая, пожалуй, Барнара и меня. Примечательно, что пасечник двигался среди своих сограждан словно окруженный невидимой защитной сферой: где бы он ни появлялся, люди расступались, отводили глаза и прекращали всякие разговоры, как обычно бывает в присутствии человека, предназначенного в жертву богам, Избранника Несчастья.

Не думаю, что все хорошо представляли, какова именно была его доля ответственности за произошедшую катастрофу, но не потому, что он сознательно держал свои дела в секрете, – по крайней мере не теперь, когда все рухнуло. В тот вечер, сразу после трагедии, мы оказались с ним за одним столом в том самом трактирном зале, где когда-то состоялась наша первая встреча. Десятки людей занимались тем же, что и мы: напивались до полного бесчувствия, заливая в себя хмельной напиток до тех пор, пока головы сами собой не опустились на руки и все не погрузились в крепкий тяжелый сон.

До сих пор вижу Банта, каким он был в тот вечер, так ясно, словно это произошло только вчера: усталая голова поникла над столом, едва не задевая стоящую перед ним фляжку, потухший голос слабо возмущается, точно выражая протест какому-то невидимому небесному суду:

– Я ведь совсем понемногу клал в их крохотные ротики! Я всего лишь окунул в эмульсию булавочную головку и ею легонько коснулся каждой! Легонько! И всего однажды! Много недель тому назад! У меня еще остался практически непочатый кувшин этого коварного, предательского снадобья!

– Возможно, само по себе, в том мире, которому оно принадлежит, – тускло возразил я, – оно вовсе не предательское и совсем не коварное, но взаимодействие с ненасытной алчностью делает его таким.

Он ответил мне взглядом столь безжизненным, что я сразу понял всю бесполезность любых словесных пикировок. Из всего доступного человеку спектра эмоций он в тот момент не испытывал ничего, кроме сильнейшего удивления.

– Ведь так мало, Ниффт! Но на них будто дыханием Горной Королевы повеяло, точно она нашептала им что и они по ее подсказке стали гигантами и пожрали меня на корню! Какая силища! По крайней мере у меня еще осталось довольно напитка, чтобы вернуть хотя бы часть пропавшего капитала. Нет могущества столь опасного, чтобы не нашлось охотников им завладеть.

От этих слов даже впавший в отупение Барнар содрогнулся.

– Куда же ты собираешься его продать, о честный негоциант? Поведай, чтобы мы знали, каких мест следует остерегаться.

– Пока я еще и сам не знаю. Вы, кажется, не одобряете моих намерений, господа? Что поделать, я – деловой человек. Но в одном можете не сомневаться: как только мое состояние хотя бы частично восстановится, я щедро возмещу ущерб каждому потерпевшему на этом острове и исправлю все, что еще можно исправить…

Я и не думал сомневаться в его искренности, как не сомневаюсь и теперь. Мне было все равно. Свет навеки погас для меня, всякая надежда покинула сердце. Я пил, пока моя голова не отяжелела, точно чугунная, и не опустилась постепенно на стол. И тогда я заснул.

Мы проснулись ранним утром. Никогда в жизни у меня не было настроения столь серьезного и мрачного, как тогда, и в то же время я чувствовал себя странно посвежевшим, точно хроническая усталость, которой я неведомо для себя страдал, вдруг прошла. Мы уже знали, что делать дальше. В мелочной лавочке в порту мы купили два траурных венка, какие бросают в воду матросы во время похорон в открытом море.

Потом мы пошли вдоль берега гавани. Южный его край истончался до узкой скалы, с двух сторон омываемой волнами; мы проходили этот мыс в самое первое утро своего пребывания на острове, еще мокрые от слюны и крови глабруаза, тишина и уединенность этого места врезались нам в память. Когда мы добрались туда, то обнаружили, что ветер с моря заглушает даже шум строительства, все еще кипевшего в порту.

Сначала мы разделись, чтобы выкупаться. Раскладывая на камнях оружие, одежду и прочие причиндалы, я приветствовал каждый предмет с такой теплотой, как будто он был частью меня самого; впрочем, до некоторой степени так оно и было, ведь в них заключалось все мое имущество, все, чем я владел в этом мире, а именно: мой старый добрый меч Бодрый Парень, изрядно потрепанный, с выщербленным эфесом, в ножнах из упырьей кожи, купленных мною в Кьюнитском заливе; толстая кожаная куртка, которая спасала меня от пронизывающих горных ветров и могла, при некотором везении, уберечь и от ножа; мой старый пояс с карманами для денег, довольно увесистый (если, конечно, не вспоминать о потерянном!); мои сандалии, крепкие, но гибкие; поножи, надежные и жесткие, в которых так легко, однако, бегать; и кожаный кувшинчик со Снадобьем для Полетов.

Оставив все это на прибрежных скалах, я бросился в море. Мы проплыли с четверть мили, и я осознал, что вплоть до настоящего момента продолжал пребывать в подземном мире, ибо нельзя освободиться от него до тех пор, пока не окунешься в морскую волну, не нахлебаешься соленой воды, которая одна способна вымыть последние остатки адской вони из ноздрей! Утреннее солнце пригрело наши тела сквозь влажную ткань воды, и мы снова почувствовали себя дома в наземном мире.

Накупавшись, мы вернулись на берег и оделись, а потом принялись за исполнение простого скромного ритуала, ради которого, собственно, и пришли. Бок о бок стали мы у самой кромки прибоя лицом к глубокой части бухты, на дне которой покоился наш милый «Подарочек», и Барнар своим звучным, удивительно красивым баритоном запел «Гимн Былому Обладанию»:

О, как блистала ты в моих объятьях,
Красой пленительной маня!
И я уж был готов поверить,
Что счастье есть и для меня!
Сияла ты, пока любила!
Была и пламень, и фитиль.
Но скоро как взяла тебя могила,
И близость наша обратилась в пыль!
Дней прожитых из невозвратной дали
Все манит свет;
Но к прошлому, как мы бы ни мечтали,
Возврата нет.

Мы бросили в воду венки и наблюдали за ними, пока они, промокнув, не пошли ко дну. И, думаю, только тогда моя душа полностью смирилась с окончательной и бесповоротной потерей богатства. Мне показалось, будто целая призрачная империя невидимых чудес промелькнула в небе у меня над головой и тут же растаяла навеки: замки и шпили, башни и крепостные стены Подвига, возвышающегося над плоским горизонтом истории… все это покоилось на глубине многих и многих миль у меня под ногами, в непроглядной тьме.

В тот самый миг, когда венки скрылись под водой, какая-то тяжесть покинула мое сердце. Сколь малым владел я теперь, по сравнению с недавним прошлым! Зато я снова стал самим собой.

– Добрых сорок мер золота в поясах у каждого, – начал Барнар. – Да оружие, да снаряжение… И по двадцать мер Снадобья на брата…

Как здорово, что мы снова могли смотреть в глаза друг другу, Барнар и я, и смеяться!

– А что, старина Бычья Шея, – предложил я, – не полететь ли нам на Минускулон?

– Отличная мысль!

Мы намазали ладони и ступни Снадобьем для Полета и вскарабкались в воздух.

Помню, в подземном мире, пролетев несколько дней в арьергарде армии завоевателей, но еще недостаточно отяжелев от награбленного, мы с Барнаром оказались вдруг прямо под полярной звездой, которая по совместительству служила и мрачным светилом царства демонов, – рыдающим красными слезами оком Омфалодона Инкарнадина.

И тут нас посетила шальная мысль подобраться к чудовищной глазнице поближе и заглянуть в нее.

Зрачок демона разверзся над нами, подобный черному зубчатому колесу. Сама его огромность так поражала, что мы, не долетев до него четверть мили, застыли в воздухе, оцепенев от страха. Но и на таком расстоянии ощущалось невероятной силы притяжение, которое исходило из этого глаза, точно он был водоворотом, неудержимо засасывавшим нас.

А еще мы увидели, что черная бездна кишит красными тенями, которые то распускаются, то тают, делая глубину похожей на земное небо в звездную ночь. И еще мне показалось – хотя при одной мысли об этом волосы у меня на голове и сейчас еще встают дыбом, – мне показалось, демон нас заметил и понял, что мы – люди. Он знал, что нам по праву рождения принадлежит то самое солнце, тот сияющий Грааль его подвига, ради которого он разрушил самого себя.

Но я считаю, и всегда буду считать, что видел больше: я видел солнце, каким оно представало Омфалодону в мечтах, каким оно запечатлелось в необъятной черноте его зрачка: гневно дрожащий уголек рубинового света, обжигающего и безрадостного, горящий, как подобает гиганту, ибо оно и было титаном в этом кроваво-красном мире. Я увидел мечту Омфалодона воочию и пожалел его. Этот подернутый кровавой пеленой раскаленный прыщ, яростная мощь которого порождала только жар и очень мало света, – вот все, чего смогло достичь воображение демона, рожденное, как и он сам, глубоко в аду.

И вот мы с Барнаром взмыли с южной оконечности полуразрушенной гавани Дольмена в небо и устремились прямо к солнцу. Из своих неистощимых кладовых омыло оно нас единственным истинным золотом, в сравнении с которым ничто не имеет цены, – желанным светом! Разве может существовать радость, если нет света?

И так мы плыли в безоблачном полудне, по выскобленному ветрами до голубизны небу. Несмотря на все лиги, что мы налетали под каменными сводами подземного мира в погоне за богатством, теперь мы впервые отдавались полету всей душой, ну, быть может, за исключением того раза, когда оторвались от земли подле стены погребенной плоти Омфалодона.

В струях ветра мы чувствовали себя легко и свободно, точно рыбы в воде; мы парили, захватывая полные ладони воздуха. Почерневшая макушка Дольмена, с которой все еще тек дым от тлеющих трупов, осталась далеко внизу.

Презрев злосчастный остров, мы взобрались еще выше, и он скрылся за горизонтом, уступив место остальным Ангальхеймам, которые поднимались к Кайрнскому континенту с юга, точно флотилия возвращающихся домой кораблей; зеленая поросль на их боках сияла и переливалась на солнце, как новенький клинок, только что сошедший с точильного камня ветра. Здесь и там проглядывали более мирные цветочные поля нагорий, похожие на осколки радуги, затерявшиеся в вершинах островов.

Ошеломленные, глядели мы на всю эту красоту, потом переглянулись. Мы жили и летели, и наш срок под безумно богатым и щедрым солнцем Мира Света еще не подошел к концу.

– Мы богаты! – выкрикнул я.

– Вперед! – откликнулся Барнар, и мы забрали круто вверх, прямо к зениту.


Примечания

1

Путешествие Ниффта и Барнара к морю Демонов началось в горах Костяного Топора в Северном Кайрнгеме, где расположен Темный Путь, один из входов в подземный мир.

(обратно)

2

Смотри отступление.

(обратно)

3

Ниффта вполне можно извинить за то, что он рассмеялся в ответ на это высказывание Костарда. Человек, который вообще что-нибудь читал, не может не знать имени Гермафрода к тому же он является героем целого ряда народных баллад. Например вот эта, «Обет Гермафрода», и в наши дни пользуется большой популярностью как на Люлюмийском, так и на Колодрианском континентах:

Однажды в плен попался
К подземной своре маг.
С оторванной рукою
Ушел от них кой-как.
Вот пал он на колени,
Клянется отомстить:
На недругов свирепых
Свою орду спустить!
«Титанов сотворю я,
Пусть вас они едят!
И белыми костями
Покроется весь ад!
И вечно им, могучим,
Кровь вашу пить и пить,
Но не дано им будет
Свой голод утолить!»

(Примечание Шага Марголда.)

(обратно)

4

Ради читателя, незнакомого с платежными средствами, преобладающими на торговой оси, которая соединяет мои родные Эфезионские острова с Кайрнским континентом, пересекая лежащую между ними Минускулонскую Цепь, а также читателя, затрудняющегося хотя бы приблизительно подсчитать размеры добычи Ниффта, считаю необходимым вмешаться. О произведениях демонического искусства и артефактах в их поклаже сказать ничего не могу, но, на основании только приблизительной оценки драгоценных камней, заверяю читателя, что груз каравеллы Ниффта и Барнара составлял не менее десяти миллионов ликторов, а скорее всего многократно превышал эту сумму. Справедливость по отношению к Ниффту и его другу требует отметить, что, в соответствии с текущими кайрнскими тарифами оплаты труда, Класкат и Клопп получили едва ли не вдвое больше против того, на что могли рассчитывать, учитывая соотношение количества дней и проделанного расстояния.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие Шага Марголда к повести «Гнездо горной королевы»
  • Первое отступление Шага Марголда
  • Второе отступление Шага Марголда
  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • IX
  • X
  • XI
  • XII
  • XIII
  • XIV
  • XV
  • XVI
  • XVII
  • XVIII
  • XIX
  • XX
  • XXI
  • XXII
  • XXIII
  • XXIV
  • XXV
  • XXVI
  • XXVII
  • XXVIII