КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 372029 томов
Объем библиотеки - 448 Гб.
Всего авторов - 157812
Пользователей - 83228
Загрузка...

Впечатления

Настя Вол. про Алферьева: Сбежавшая игрушка (Любовная фантастика)

Хороший женский роман. Человек, работавший с текстом (автор или редактор), дружит с "магией слова" - читается легко, текст не "царапает". Повествование ведется от лица ГГ, поэтому мужчинам, наверное, книга может и не понравиться. Категорически противопоказана "прыщавым" юнцам - здесь нет драк, сражений, порно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Foggycat про Лабунский: Зима стальных метелей (Альтернативная история)

"Солдату ведь немного надо — дай ему на мертвого врага посмотреть, и он умрет счастливым" - это что-то из советского агитпрома, так может думать тот, кто никогда не воевал. Поверь, Станислав, посмотреть на убитого врага хочется в самую последнюю очередь...Могу воспринимать это, как стёб......книгу ещё не прочитал, первое впечатление...
"Повезло, пошли Львов освобождать" - от кого вы пошли освобождать Львов, который жил лучше, чем любой город России??? я так понимаю, от жителей Львова, коих в 39 году пачками отправляли в Западную Сибирь, а то и дальше...по сто человек в каждую деревню...
Некоторые здешние товарищи, которые мне не товарищи, уверяют в том, что Лабунский демократ и им страшный враг, а не брат...Если бы они могли посмотреть на всё со стороны, то несомненно заметили бы...разницы нет...Успокойтесь, товарищ Лабунский истинный Сталин под демократическим соусом...с учётом ошибок прошлого...Хи ))) ...с расстановой читаю дальше...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Summer про Шаров: S-T-I-K-S. Баньши (СИ) (Боевая фантастика)

Продолжение "Машиниста", ещё хуже оригинала, чуть не стошнило. Дочитать не смог, пролистал мельком. Мери Сью встречает Марти Стю, скребберы жалобно пищат от ужаса и бьются головой об стену, выпив яду...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Анисимов: За день до послезавтра (Боевая фантастика)

Такое забавное чтиво с на редкость бессвязным патриотическим уклоном. Вроде бы автор и не дурак, четко понимает, что за деньги и власть Путина и Медведева будут воевать только их охранники и Лавров с Рогозиным. А с другой стороны ему хочется, чтобы люди встали на защиту Руси все как один. Определился бы уж, что ли. Все сюжетные линии замечательны своим кретинизмом, то ли врожденным, то ли приобретенным. Ну, кто в армии служил, тот в цирк не ходит, после замполитов (офицеров-наставников) клоуны не смешат. Шпиона готовили, готовили, а он сразу попался. Пограничников всех сразу танками задавили. НАТО на Калининград напало. Еще бы понять – зачем? Смешная книжка не о чем. Не читать.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Summer про Шаров: S-T-I-K-S. Машинист (СИ) (Боевая фантастика)

Да, это S.T.I.K.S. И плюсов больше нет. То, что ГГ - Марти Стю, который музыкальный синтезатор в кустах нашел, ещё как-то можно простить. А ужасающую краткость рассказа нет. Это какое-то предисловие от нормального романа. Размах - на фунт стерлингов, а текста - на пенни...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Бешанов: Танковый погром 1941 года. В авторской редакции (История)

Так сколько танков было у товарища Сталина?
Здесь уже простая арифметика — 25 866. Понятно, что часть из них была потеряна во время освободительных походов, в Финляндии и на Халхин-Голе, вышла из строя в процессе эксплуатации. Тем не менее на 22 июня 1941 года, по официально подтвержденным данным, в наличии имелось 22 600 танков. Кроме этого, в составе РККА было более 5000 бронеавтомобилей, в том числе 3258 средних, вооруженных 45-мм пушкой.

Вот такие цифры...

Как они скрепколюбам не нравятся. Простые правдивые цифры...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
котБасилио про Романовская: Брачный контракт на смерть (Фэнтези)

Замените обложку!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Сотворение Святого (fb2)

файл не оценён - Сотворение Святого (пер. Виктор Анатольевич Вебер) (и.с. Классический английский роман) 758K, 198с. (скачать fb2) - Уильям Сомерсет Моэм



Сомерсет Моэм Сотворение Святого

Юность, юность, ты чудесна,
Хоть проходишь быстро путь.
Счастья хочешь — счастлив будь
Нынче, завтра — неизвестно[1].
Лоренцо де Медичи. Триумф Вакха и Ариадны

Предисловие

Перед вами мемуары блаженного Джулиано, монаха ордена святого Франциска Ассизского, известного в миру как Филиппо Брандолини. Я, Джулио Брандолини, последний отпрыск его рода. После смерти фра[2] Джулиано рукопись передали его племяннику, Леонелло, ставшему, согласно завещанию, наследником, и с тех пор она переходила от отца к сыну как семейная реликвия, хранящая память о человеке, чье благочестие и добрые дела до сих пор прославляют фамилию Брандолини.

Вероятно, есть необходимость объяснить причину, по которой мы решились обнародовать эти мемуары. Будь моя воля, я бы оставил их среди прочих семейных документов, но моя жена настояла на обратном. Покинув Новый Свет, чтобы стать графиней Брандолини, супруга проявила живой интерес к тому факту, что один из моих предков прославил себя добрыми делами и папа римский причислил его к лику блаженных. Произошло это по настоятельным просьбам внучатого племянника вскоре после смерти фра. Если бы наша семья по-прежнему процветала, как в пятнадцатом и шестнадцатом столетиях, его бы, несомненно, канонизировали, потому что документально засвидетельствованы необходимые для канонизации чудеса, совершенные как мощами фра Джулиано, так и благодаря молитвам, вознесенным у его могилы. Но поместья наши приходили в упадок, и мы не смогли позволить себе дополнительные расходы. Теперь моя жена вернула прежнее великолепие нашему дому, да только времена, увы, изменились. Старые, добрые обычаи наших отцов забыты, и нет никакой возможности возвести достойного человека в святые за наличные деньги. Однако моя жена пожелала опубликовать мемуары своего благочестивого предка. Проблема заключалась в том, что описываемые события не имеют никакого отношения к той жизни, которую вел фра Джулиано после ухода во францисканский монастырь в Кампомассе, да и очевидно, что из добрых дел, молитв и постов не сложится очень уж интересная история. Поэтому нам пришлось оставить за кадром его благочестие и рассказать о его грехах. Тем более что в оставленных мемуарах их можно найти на любой вкус.

Не ограничившись описанием собственной жизни, фра Джулиано начинает свое повествование с упоминания загадочного консула Римской империи, который и положил начало нашему роду постыдной связью с чужой женой. И продолжает рассказ сквозь бесчисленные столетия, пока не добирается до собственного зачатия и чудес, сопровождающих его рождение, которое он расписал в мельчайших подробностях. Далее он вспоминает годы детства и юности, проведенные при дворе Бентивольо, правителя Болоньи, и службу в неаполитанской армии под командой герцога Калабрии. Но по объему мемуары невероятно велики, с множеством отступлений и подробностей, зачастую не связанных друг с другом. Поэтому даже тщательное редактирование не позволяло добиться ясного и последовательного изложения событий.

Фра Джулиано сам разделил свою жизнь на две части. Первую назвал «Временем меда», то есть годами ожидания, вторую — «Временем горечи», поскольку ожидания эти не стали явью. «Время горечи» начинается с его прибытия в город Форли[3] в 1488 году, и именно эту часть мемуаров мы решили опубликовать, потому что, несмотря на краткость, этот период его жизни наиболее насыщен событиями, и рассказ о них получился очень ярким. Центральное место в нем занимает заговор, результатом которого становится убийство Джироламо Риарио, а в финале повествования автора принимают в орден святого Франциска. Эту часть мемуаров я публикую в том самом виде, в каком она и написана, не добавляя и не убавляя ни слова. Не буду отрицать, я бы с удовольствием чуть подправил бы эту историю, ибо англосаксы — нация идеалистов, что подтверждено многими их деяниями как в международной политике, так и в торговле, и правду они всегда находят в какой-то степени нелицеприятной. У меня есть друг, который недавно написал роман о лондонских бедняках[4]. Так критики пришли в ужас, потому что персонажи опускали букву «эйч», с их губ часто срывались ругательства, да и вели они себя не столь элегантно, как могли бы, если бы брали пример с представителей высшего общества. И нашлось немало читателей, которые испытали шок, обнаружив, что в этом мире существуют люди, не обладающие утонченностью и интеллигентностью, и что эти качества не относятся к числу врожденных. Автор забыл, что правда — обнаженная женщина, а нагота всегда постыдна, если только не поучает. Раз уж правда нашла себе пристанище на дне колодца, она отдает себе отчет (в этом нет никаких сомнений), что ей не место в компании приличных людей.

Я прекрасно понимаю, что персонажей этой драмы побуждали к действию не высокие моральные принципы, которыми они могли бы руководствоваться, получив образование в престижной английской частной школе. Но возможно, читатель найдет оправдание поступкам героев, помня о том, что события эти происходили более четырехсот лет назад, и участвовали в них не убогие бедняки, а люди высокого происхождения. Если они грешили, то грешили изысканно, и многое можно простить тем, чья родословная безупречна. И автор, словно не желая оскорбить чувства своих читателей, позаботился о том, чтобы заклеймить презрением только одного