КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415359 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153543
Пользователей - 94613

Впечатления

Serg55 про Осинская: Хорошо забытое старое. Книга 3 (Космическая фантастика)

хорошая трилогия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Калинин: Начало (СИ) (Боевая фантастика)

как-то много роялей даже для альтернативки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Наложница для рига (Любовные детективы)

Предупреждение 18+ стоит , но ради интереса просто пролистнула после пяти страниц чтива, все остальное. Жесткое насилие над гг и остальными девами…... Это наверное , для мазохисток……Тебя насилуют во все места, да не один мужик, а много, а ты потом его и полюбишь. Ну по крайней мере обложка со страстным поцелуем наверное к этому предполагает.
Похоже аффторши таких «шедевров» заблокированных мечтают , что ли , чтобы их поимели во все места, куда имеют гг, а потом будет большая и чистая любофф. Гадость какая то .Удалила всю папку и довольна.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Подарки для блондинки. Свекровь для блондинки (Фэнтези)

Начав читать не эротику этого к слову сказаь аффтора, поняла . что читать про тупую блондинку с чуть менее тупым магом просто не в состоянии из-за непроходимой тупизны гг. Скушно , тоскливо и совершенно неинтересно.
Удалила всю папку с этими «шедеврами». И хорошо, что ЭТО заблокировано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варшавский: Человек, который видел антимир (Научно-фантастические рассказы) (Социальная фантастика)

Варшавский - любимый советский фантаст, а рассказ "Человек, который видел антимир" - это прямо про меня! :)

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Заклятая невеста (Фэнтези)

бытиё здорово определяет сознание. эти две курицы под одной непроизносимой фамилией сами не поняли, что написали. ну, кроме откровенных зверств без причин (я, что ли, должен догадываться и объяснять??! ну, тогда отстегните мне часть гонорара, курицы), дошёл я до подготовки к балу после которого будет свадьба.
и тут этой чумичке, которая героиня, РАСКАЛЁННОЙ иглой протыкают мочки, чтобы вдеть серьги. и с обжигающей болью - от проткнутых ушей, и - от тяжести серёг, эта чумичка должна идти на бал, который продлится ВСЮ НОЧЬ, а утром, без сна - свадьба. с болью этой непреходящей.
МИР - МАГИЧЕСКИЙ!!! вввашу маму. не пригласили в гости.
что МАГИЕЙ боль убрать НЕЛЬЗЯ???
бросил. ну что за дурдом-то?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Умягчение злых сердец (fb2)

- Умягчение злых сердец (и.с. Уральский следопыт, 1990 №08) 782 Кб, 105с. (скачать fb2) - Валерий Иванович Повалихин

Настройки текста:



Валерий Привалихин Умягчение злых сердец Повесть

Часть первая

1

Рис. Владимира Ганзина


Путь по сумеречному густому пихтачу продолжался с раннего утра почти до полудня. Потом он незаметно перешел в березовый жидкий лесок. Тошнотворный запах нагревшихся в летних лучах хвойных лап исчез, и путники с удовольствием вбирали в легкие сладковатый воздух березника.

Путников было трое. Тот, что шел впереди, узкоплечий, высокий, по возрасту самый старший, лет тридцати, вынул из нагрудного кармана брезентовой куртки карту-верстовку, развернул ее и закурил сигарету. Напарники тоже закурили.

В звенящей тишине послышался хруст сухих веток. Все трое переглянулись, уставились в сторону, откуда донесся звук. Долго томиться не пришлось. Не очень крупный медведь вынырнул из-за берез. Так близко, что без труда можно было разглядеть на светло-коричневой свалявшейся шерсти комочки репейника.

Появление зверя ни в испуг, ни даже в замешательство, однако, ходоков не привело. Стоящий по правую руку от того, который держал карту, смуглолицый крепыш скинул с плеча охотничье ружье, мигом взвел оба курка.

— Ефим, это мой будет, — азартно произнес он, целясь.

Узкоплечий быстрым движением перехватил двустволку, придавив курки ладонью. Выплюнул недокуренную сигарету и вдруг коротко рявкнул. Замерший от неожиданной встречи хозяин лесной глухомани в следующую секунду улепетывал прочь. Только хруст валежин и веток разносился, затухая.

— Вот так лучше. Без лишнего шумового оформления. — Узкоплечий снял руку с ружья спутника. — Царская гать рядом.

— На подходе, значит?

— Да. — Узкоплечий кивнул, складывая верстовку. — Как ты меня назвал только что?

— Ефим…

— А надо?..

— Роман.

— А его? — Старший в компании кивнул на третьего. Третий был красивым русоволосым парнем с ухоженными пышными усами. Левый глаз у него косил еле уловимо, и все-таки эта чуточная косинка делала красоту ущербной.

— Клим.

— А самого тебя как величать?

— Без величаний. Глеб.

— То-то. Запомнили намертво: Роман, Клим, Глеб. И никак иначе, пока в этом медвежьем углу ошиваться будем… Дробовик-то не держи на боевом взводе, — прибавил владелец карты-верстовки. Рассеянно проследил, как будет выполнено распоряжение.

Спустя еще полчаса ходьбы старший, велевший именовать себя Романом, предложил сделать остановку для перекура. Курить разрешил вволю, но впредь после? этого о сигаретах временно забыть. Скоро будут близки к избам, а кто знает, какой нюх на табачный дым у их обитателей.

И Клим, и Глеб взяли из протянутой Романом пачки «Явы» лишь по одной. В иных условиях, может быть, и по две, и по три, но не в теперешних. Присесть не на что, под ногами болотистая сырь, зыбун. Успевай менять место, иначе засосет через минуту-другую до колена. Давили на плечи рюкзаки, сказывалась усталость почти двухдневного перехода. Так что затягивались сигаретным дымом без удовольствия.

— Потопали уж до места. — Клим первым кинул под ноги окурок.

С ним молча согласились.

Прошли еще километра полтора, пока ступили на сухую твердую почву. Предстал перед глазами омут, окаймленный привольно растущими разлапистыми кедрами. Ни мостка, ни лодчонки на берегу, будто не приходят к таежному водоему люди. А должны наведываться, если карта правильная. Да! Всмотревшись, заметили среди лозняка тропку. Она убегала от воды на невысокий холм, где проглядывалась тесовая крыша.

— Вот и к месту пришли, — сказал удовлетворенно Клим.

— Подожди расхолаживаться, — отозвался Роман, — еще таких мест пять. — Властно прибавил: — Идем. И себя не обнаруживать.

Еще с четверть часа потратили на то, чтобы обогнуть омут и взойти на холм.

На полянке, обнесенной ветхими жердями, стоял просевший в землю на добрых три венца домик с крохотными оконцами, с навесиком у входа. Около навесика на пеньке, или чурбачке, сидела, склонившись, старуха в кофте и юбке, в платке, повязанном так, что голова открыта лишь от подбородка до бровей. Старуха возилась с чугунком, очевидно, оттирала, от копоти. Роман из кустов долго глядел в бинокль на ее морщинистое остроносое лицо, удивительно белое, светящееся в темной кайме платка, словно осколок зеркала.

Вышла из убогой избенки другая пожилая женщина, неся перед собой ступу с пестиком. Устроившись неподалеку, вторая обитательница вросшего в землю жилища принялась толочь что-то в ступе.

— Две бабульки, — сказал Глеб.

— Первая, вроде бы, однорукая, — прибавил Клим. У него тоже был бинокль, и он, как и напарник, внимательно наблюдал за старухами.

— Она и есть однорукая. Пошли, — властно сказал старший и попятился в гущину кустарника.

Все трое возвратились к омуту, расположились шагах в пятидесяти от него, под кедром с низко нависающими лапами.

— Час отдыхаем, — сбрасывая рюкзак и стягивая сапоги, тем же повелительным голосом заговорил Роман, — и в путь.

На земле, засыпанной прошлогодней хвойной иголкой, вновь появилась карта-верстовка. Зелеными штрихами на ней были обозначены болота и гари, коричневыми кружками — острова среди этих богатых топями мест, красными пунктирами — проходы от острова к острову. Их на верстовке значилось шесть, и в центре каждого броско выделялась римская цифра.

— Клим пойдет на третий и пятый острова, — тыкал кончиком голой ветки в каргу Роман. — Я — на второй и четвертый, Глеб — на шестой. Рюкзаки, оружие здесь, на дереве, подвесим. Сигареты мне отдайте. Брать с собой только фонарики и еду, возвращаться особенно не спешить…

Клим, когда воцарилось молчание, вынул из кармана штанов помятую неначатую пачку «Столичных», кинул на Романову куртку.

— Пойду. Все равно идти, — сказал он.

— А еда?

— Возьму с собой. — Клим, не просидевший под деревом и десяти минут, поднялся.

— Тоже отдыхать не буду, — сказал Глеб.

— Ладно. Берите, что нужно, и рюкзаки подавайте мне, — Роман, как был босой, подошел к кедру, вскарабкался на нижний сук, ждал, пока спутники подадут ему поклажу, оружие.

Через четверть часа местечко под кедром близ омута обезлюдело, каждый шагал по заданному маршруту.

Старший в рассеявшейся группе, Роман, обогнув остров, быстро отыскал тропу в болотистой пружинящей почве. Тропа была хорошо наторена, ходили по ней достаточно часто, и Роман время от времени останавливался, чутко вслушивался в звуки тайги. Заботило, как бы не столкнуться с идущим навстречу человеком. Слышались лишь птичий щебет да нудящее непрерывное гудение комаров. Гнус донимал укусами, утяжелял и без того нелегкий путь. Временным спасением от комаров — одеколоном «Гвоздика» — еще утром пользовались, но из-за резкого запаха отказались, как и от сигарет.

До второго острова было около четырех километров. Прибрасывая на усталость, на частые остановки, на то, что ступает, как по деформированной кроватной сетке, рассчитывал быть через полтора часа.

Так и вышло. Он свернул с тропы влево, когда сырость под ногами исчезла и впереди, в просвете между елями и пихтами, мелькнула лужайка, стожок на ней. Сделав еще с сотню шагов, увидел ульи и домик. Построенный давно, он, однако, не был таким ветхим, как на первом острове. Оконца хоть и крохотные, но нижний край их высоко над землей; и стены, и желобовая крыша добротные. Сараи, около которых поленницы дров, омшаник, поодаль избушка без окон, скорее всего, банька, хлев. Жили здесь более устроенно.

Не домик, не надворные постройки интересовали сейчас — хозяева. Их не было. Отлучились куда-то или же в разгар дня, в жару, в избе.

Постояв и десять, и двадцать, и тридцать минут, Роман всерьез подумывал: не сделать ли ходку к следующему острову. Два километра. Пока обернется, пока понаблюдает там, два часа минет, самое малое. И к месту общего сбора, к омуту, возвращаться ближе, и тутошние жильцы, глядишь, объявятся. Задержало лишь желание перемотать портянки перед дорогой. Управившись с этим, увидел около сарая низкорослого сухонького старикашку в темных штанах и серой свободной рубахе навыпуск. На вид лет семьдесят-семьдесят пять, реденькие волосенки на непокрытой голове сплошь седые и торчат в разные стороны, отчего голова на тонкой, как стебель, шее похожа на пушистый, тронутый ветром, но не облетевший еще одуванчик.

Хозяин острова на таежном болоте, значившегося на верстовке под цифрой «II», поворачивая голову то к растворенной двери сарая, то к ульям, что-то говорил.

Совершенно не слышно — что. В воздухе царил гул роящихся пчел да вялых в это время дня комаров. Вышла из сарая и засеменила к домику старушка, под стать Одуванчику низенькая и сухонькая. Одуванчик — следом. Дверь за ними закрылась.

Незачем было ждать, когда выйдут. Вторая половика дня. Ясно, что никуда нынче не отлучатся…

К четвертому острову Роман приближался со всеми привычными предосторожностями. И как оказалось, зряшными.

Увидел у самой двери высоко вымахавшую траву и прямиком, не таясь, направился к избушке. Мелькнул вдруг на самом краешке полянки у ельника изжелта-белый деревянный крест, свежий, не успевший покрыться налетом пепла под лучами, и Роман понял, в чем дело. На кресте наверняка стояла дата смерти бывшего обитателя острова. Романа это не интересовало.

Он помнил, жившего здесь старика звали не то Куприян, не то Киприян. Что и зачем еще нужно знать? Он продолжал двигаться к избушке. Дойдя, носком сапога откинул бревешко, подпиравшее дверь.

Она сама беззвучно приоткрылась, и Роман вошел в избушку. Там было совершенно пусто.

Фонариком он осветил темные, заросшие снизу доверху паутиной углы, заглянул за печь. Ни стула, ни кровати, ни посуды, ни тряпья. Непонятно, на чем тут сидели, спали, из чего ели-пили. Впрочем, одна вещица была. Он под^ нял с пола самодельную деревянную миску с трещинкой в донышке, чуть подержал и с брезгливостью кинул за печь.

Ни в избушке, ни на острове оставаться дальше не было никакого смысла, и он зашагал прочь, не оглядываясь.

Возвратившись ко второму острову, он застал Одуванчика среди ульев в хлопотах с пчелами.

Старушка возле избы растапливала летнюю печку. Дымок поднимался из трубы, навершием которой служило перевернутое, без дна ведерко.

Роман про себя похвалил стариков: словно по заказу на виду крутятся. Впереди у таежных отшельников ужин, сон. Что караулить? Постоял еще, от нечего делать считая ульи, и побрел устало своей дорогой.

2

В условленном месте встречи, под кедром у омута, Роман застал одного Глеба. Он тоже только-только отмаял свой крюк и, лежа на спине, жевал шоколад, запивая его водой из фляжки.

Рассказ Глеба был коротким: шестой остров обитаем, две бабки там, наподобие тех, от которых сейчас отделяет несколько сотен метров. Только тамошние старухи еще старше. Роман молча выслушал: ничего для него нового.

Оставалось ждать, какие вести принесет Клим.

…Клим вернулся на рассеете, веселый, бодрый. Ночь он провел на дальнем острове, помеченном на карте римской пятеркой. Живет там бородач лет этак пятидесяти, с женой, или кем она ему там приходится, не уточнишь. Крепкий, крупный мужчина. Клим застал эту пару островитян за окучиванием картошки. Василий, так мужика окликала женщина, тянул вместо лошади одноконный плуг, а женщина этот плуг вела между бороздами. Потом бревна в одиночку ворочал, нужно видеть, какой толщины и длины… А с восьми стали к празднику готовиться… Клим, рассказывая, держал перед собой круглое зеркальце и ножничками подравнивал усы.

— Подходил? — Роман посмотрел пристально, недобро.

Клим замялся, убрал в карман зеркальце и ножнички.

— На секунду… Совсем незаметно..

— Незаметно. — Роман скривил в ухмылке губы. — На вокзале по перрону он прошелся. Это для тебя незаметно.

— Керж необычный. Узнать хотел, вдруг ружье держит. — Клим оправдывался, в глаза старшему в группе не смотрел.

— Брось ты про ружье! Знаешь же, не держат, вера не велит.

— Да не заводись, Ефим, — вмешался Глеб.

— Опять?! — Роман метнул на него злой взгляд.

— Ну, помню, помню имя, — со вздохом сказал Глеб, — не заводись.

Клим, по его дальнейшему рассказу, заглядывал в окна после полуночи, потом, соснув часа два, отправился в обратный путь. Заворачивал он и на третий остров, самый ближний от их теперешнего местонахождения. Там в кособокой избенке — одинокая старуха, еще довольно подвижная, деятельная.

— И к ней в окна глаза пялил. — Роман не спрашивал, говорил утвердительным тоном.

— Ну, заглядывал. — Клим посмотрел исподлобья. — Тоже к празднику подготовилась.

— В двух местах наследил. Невтерпеж было ему. — Роман с досадой хлопнул себя по бедру.

— Отвянул бы ты от него, — опять вступился за Клима Глеб. — Что уж слишком осторожничать. Ты сам по их тропам ходил? Ходил. Думаешь, не заметят чужих следов, если в гости пойдут друг к другу?

Против такого неотразимого довода Роману сказать было нечего. Он привалился спиной к кедровому стволу, некоторое время молчал.

— Ладно. Прекратим, — заговорил наконец. — Но чтоб самодеятельности больше не было. Никто никуда нынче не идет. Отдых до завтра.

3

С приходом Клима еще почти сутки не покидали облюбованного места. Днем отдохнули, отоспались как следует. В вечерних сумерках собрались было все вместе пойти опять проведать бабок-островитянок, однако Роман в последний момент передумал: незачем, куда они денутся.

Часа полтора вздремнули после полуночи, потом сон больше не брал» Свежий легкий ветерок дул со стороны, где стоял дом. Глеб и Клим принялись дружно, напористо просить у Романа разрешения закурить. Он в конце концов сдался, сам в несколько жадных затяжек сжег сигарету. Глеб с Климом, лежа, тихо разговаривали. Глядя на темное, в редких звездах небо, думали о своем…

Поднялись перед самым восходом. Рюкзаки, ружье, подвешенные на сучьях, перекочевали на землю. После завтрака Роман велел собрать пустые консервные банки и кинуть в омут. Обрывки бумаги сгреб в кучку, поднес зажженную спичку. Перемешанная с сухой иглой бумага занялась огнем и быстро превратилась в пепел. Пламя скоротечного костерка потонуло в первых солнечных лучах, заполнивших таежную глухомань.

Напоследок Роман придирчиво осмотрел покидаемую стоянку, распорядился:

— Пошли!

После этого отрывистого слова не теряли даром ни секунды. Обогнув омут, сразу же ступили на тропу и, миновав взгорок, устремились к домику. На ходу Роман надевал солнцезащитные очки, натягивал до самых бровей кепку. То же проделывали и спутники.

Быстрым шагом приблизились к избе, и Клим с силой рванул дверь на себя.

Таежные отшельницы на ночь закрывались, но запор изнутри был хлипким, больше существовал для того, чтобы дверь сама ненароком не раскрылась. От Климова чрезмерного усилия она едва не слетела с петель. Роман придержал дверь носком сапога, шагнул через порожек.

Бросилось в глаза — русская с полатями печь едва не в пол-избы, окованный железом сундук на некрашенном, выскобленном добела полу, иконостас в переднем углу.

Старухи, несмотря на рань, не спали. Одетые, сидели рядышком на широкой лавке у стены. От неожиданности обе вскочили. Оторопело уставились на пришельца с темными глазами-очками. Испуг прибавился, когда следом свалились в избу еще двое. Старухи попятились к печи.

Роману, впрочем, не было особого дела до ощущений хозяек. Он впился взглядом в подсвеченные лампадками образа. Клим и Глеб — тоже.

Так длилось с минуту. Этого хватило, чтобы однорукая старуха немного оправилась от испуга. Незваные гости не проронили ни слова, однако она поняла цель их вторжения, шагнула, встала лицом к Роману, загородив собой иконостас.

— Уйди! — выкрикнула срывающемся голосом.

Роман беззлобно оттолкнул ее и приблизился к образам.

— Не дам! — Однорукая вознамерилась было опять кинуться на защиту иконостаса. Клим крепко схватил ее за культю.

— Ты что, старая. Брысь на лавку. Ну!

Вторая хозяйка избы вела себя тихо. Стояла, испуганно сжавшись, губы ее беззвучно шевелились. Она хотела перекреститься, но рука не слушалась.

Строптивая сожительница, вроде притихла, смирилась. Но когда Роман снял со стены одну икону, вторую, положил в кармашки подставленного Глебом рюкзака, снова попыталась воспротивиться, подала голос:

— Разбойники…

На сей раз вмешался Глеб. Подошел к ней, сказал внушительно:

— А ну, дщерь Евдокии, Феодосии. Еще разок у меня пикнешь: считай, в последний.

Как бы намекая, что будет, поправил ружье за спиной.

— Агафья… — еле слышно окликнула однорукую вторая хозяйка. Мольба не противиться пришельцам звучала в интонациях.

Похоже, увечная старуха и без того поняла, что попытки защитить иконы бесполезны. Ее остроносое, светящееся в полумраке кельи лицо приобрело выражение безразличия, отрешенности.

Клим тем временем заглянул в сундук. Ничто там его не заинтересовало. На столешне лежали пухлые книги в кожаных потертых обложках. Остановившись у стола, Клим листал книги и краем глаза следил за старухами. При этом не забывал поглядывать и в оконце, и на занятых делом приятелей.

Всех икон в избе было десятка два. Роман осматривал их и, недолго размышляя, передавал Глебу. Иные водружал на место.

— Закончили, — сказал, отстраняясь, снимая перчатки.

Четыре иконы Роман оставлял.

— Все бери, потом отсортируем, — сказал Глеб.

— Не учи. Не хватало Богатенко таскать.

— Это посмотри. — Клим поднял над столом книги.

Роман подошел, заглянув под обложки.

— Пусть изучают, — сказал и, не удостоив старух прощального взгляда, вышел. Следом — Клим.

Глеб покидал ограбленное жилище последним.

— Если жизнь не надоела, от избы не уходить. Рядом буду. Понятно говорю?

Старухи молчали. Он и не ждал ответа.

— Теперь так, — сказал Роман, когда чуть отдалились от избы, — Одуванчика божьего навестим, потом Василия, потом одинокую бабку, а там… — Роман хотел, видимо, упомянуть про последний обитаемый остров, помеченный на верстовке римской шестеркой, но не стал излагать план до конца. — Там — поглядим.

— Может, Василия напоследок оставим, — предложил Клим. — Боюсь, повозиться с ним придется.

— А ты не бойся. — Роман усмехнулся. — Все. Хватит слов.


…Бабка Агафья затихла, словно впала в забытье, пока еще в избе хозяйничали грабители. И после их ухода не шелохнулась, сидела, сгорбившись, безучастно скорбно глядела перед собой. Вторая хозяйка кельи, Настасья, плакала, причитала, призывала кары на головы унесших иконы — до Агафьиного сознания будто не доходило.

— Ты чё, ты чё? — принялась допытываться Настасья, напуганная ее поведением.

Попытки растормошить Агафью оказались тщетными. Она оставалась безмолвной, неподвижной. Настасья ухаживала за ней, как за больной.

Не вывело из состояния оцепенения, отрешенности Агафью и появление Афанасия. Растерянный, жалкий старикашка с распухшим от слез лицом ерошил дрожащими руками сивые волосы и сбивчиво, захлебываясь, рассказывал о том, как вместе со своей Анной отлучились подоить корову. Возвратились и застали у себя разгром: берестяной короб с засоленной черемшой опрокинут, мед из полуведерного туеса по полу разлит; шастал кто-то по кухонному закуточку. Но главное — образа со стен сгинули. Все! И «Шестиднев», и «София Премудрость божия с праздниками», и «Микола». Все, все. Один махонький образок нашел у порога, ликом кверху лежал. Каблук на нем отпечатался. Треснула иконка та, загублена…

Старик, всхлипывая, перекрестился. Повествуя о своей беде, он, кажется, не замечал, что и у тех, кому жалуется, ой как неладно.

Едва закончил свой рассказ Афанасий, появилась запыхавшаяся, распотевшаяся от быстрой ходьбы, от бега бабка Липа. И ее избенку-келью не обогнули очкастые разбойники. Налетели, что коршуны, поснимали иконы, деньги забрали, какие за грибы, за бруснику в прошлом году выручены.

— Господи, господи. — Бабка Липа осеняла себя двуперстием, размазывала ладонями слезы и пот на морщинистом загорелом лице и говорила, говорила.

Разбойники велели ей ни на шаг не уходить от избы. Она не послушалась, побежала за защитой к Василию, а его самого еще допреждь…

— Василия?! — До сих пор Агафья, кажется, вовсе не замечала творившегося вокруг. Но от такой вот новости дернулась, как от толчка. Голос ее прозвучал сурово, недоверчиво.

Бабка Липа закивала: его, его. И отволтузили так, подняться сил нет. Мария его отхаживает теперь.

— Господи, господи, какие лиходеи. — Опять бабка Липа принялась креститься.

Весть, что у Василия отняли образа да к тому же излупцевали — это при его-то силище — более всего потрясла Агафью. Снова, в который раз, она живо вспомнила ввалившихся на зорьке в избу троих злодеев. Вспомнила, как один оттолкнул ее, а другой швырнул на лавку да еще ружьем стращал, — и от лютой ненависти горло перехватило. Уйдут очкастые с болот, нынче же уйдут, а там где их сыщешь, не тутошные, поди. Нужно помешать им! А как? Захар Магочин! Агафья вспомнила про него. Всегда в эту пору косит траву на Старицинском лугу. Мотоцикл у него. Отсюда через клюквенное болото бежать напрямик, пересечь Царскую гать, колок березовый недолгий одолеть — у Захарова покоса очутится. Бог даст, там он. Только поспешать надо, день уж на другой половине.

Агафья решительно поднялась.

4

В половине пятого вечера Клим, Глеб и Роман, нагруженные туго набитыми вещмешками, выбрели к Царской гати. Перед тем как ступить на гать, Роман скинул рюкзак, вытащил из него увесистый, тщательно увязанный сверток. Бритвенным лезвием перерезал шпагат и размотал сверток. Там был разобранный автомат. Неспешными точными движениями собрал его. На тряпке-обертке остался запасной рожок. Роман сунул рожок в боковой карман брезентовой куртки. Тряпку отряхнул от налипших хвоинок, комом запихал в рюкзак.

— Не такая уж заброшенная дорога, ездят по ней, — сказал Глеб. Пока Роман возился с оружием, он вышел на узкое ухабистое полотно гати.

Будто в подтверждение слов, издалека донесся гул мотора. Он приближался. Роман спешно застегивал рюкзак и напряженно вслушивался, по звуку пытался определить, какой транспорт катит. Вроде, мотоцикл? Да. Тяжелый трехколесный мотоцикл с водителем и пассажиром, подпрыгивая на неровностях, стремительно мчался в их сторону. Такой транспорт — то, что нужно. Роман надел темные очки, поспешил на дорогу. Втроем встали на проезжей части так, чтобы обогнуть водитель их не мог.

Мотоциклист метрах в сорока-тридцати стал притормаживать. Ждали: вот-вот остановится, как вдруг он сделал резкий бросок на преградивших путь, потом круто обогнул их, мастерски провел свой транспорт по самому краю обочины. Спустя секунды, сидящий за рулем вновь наращивал скорость.

В пассажирке, которая сидела в люльке, узнали старуху с остроносым бледным лицом.

— Однорукая, — крикнул Глеб. Он подтолкнул Романа. — Бей по колесам, уйдут.

Роман стрелять не решился. Мотоцикл подпрыгивал на выбоинах старой гати, поднимал за собой густую завесу пыли, так что прицельные выстрелы по колесам исключались.

— Километров двадцать пять до села. Через полчаса будут там. Еще через час-полтора жди тут граждан в погонах, — сказал Роман.

— До лежневки меньше часу ходьбы. Перейдем на нее, — предложил Клим.

— И куда дальше? — Роман все глядел в сторону, куда умчался мотоцикл с коляской. — Ближе к ночи все дороги будут перекрыты. На юг пути не будет.

— Ну, слишком быстро. Собраться не успеют…

— Успеют… Возвращаемся на болота. Левее пятого острова, где Василий обитает, брошенные остяцкие юрты, гам недалеко проход в болоте. За ночь, если шевелиться будем, выскользнем к реке, к автомобильным дорогам.

Роману не перечили, смотрели на него с надеждой, сейчас особенно охотно признавали в нем вожака.

Путь от Царской гати до остяцких юрт по болотам составлял примерно пятнадцать километров. Оставалось преодолеть с четверть этого расстояния, когда в воздухе заслышался стрекот вертолета.

Винтокрылая машина замыкала круг где-то в районе третьего острова. Это ничуть не уменьшало тревогу: не исключено, те, кто на борту, разгадали замысел уходящих от погони, по крайней мере не исключают, что от Царской гати они подадутся обратно в топи.

— Может, зря всполошились, — глядя вслед удаляющемуся вертолету, высказал предположение Клим. — Почтовый или пожарный?

— М-г, чуть макушки не бреет, высматривает, какому медведю письмецо вручить, — съязвил Роман. — Чего доброго еще один круг, пошире, сделает, пока светло.

— Проклятый север! Бывает здесь темнота когда-нибудь? — Клим выругался.

— Бывает. Но не по заказу. — Роман наклонился, пальцами расковырял влажный мох на кочке. Она сплошь была усыпана белой крупной клюквой. Распрямляясь, сорвал несколько ягод, подкинул их на ладони, сказал задумчиво: — Урожай будет хороший. Через месяц созреет.

— К чему ты это? — раздраженно спросил Глеб.

— Так. К слову. Ну, идем.

Чем дальше по болоту, тем больше воды. Местами проваливались едва не по пояс. Боялись сбиться с тропы, боялись нового витка вертолета, но нет, обошлось.

Под сумерки выбрели, наконец, на сухое место, к остяцким юртам (на карте было указано их название — Пыжинские). Гнилые жерди-остовы двух юрт — все, что уцелело от нехитрого жилища кочевников.

Разделись, выжали штаны и вылили из сапог воду, лежа выкурили по сигарете. На отдых Роман времени почти не дал: пинкертоны сидеть сложа руки не будут. Как ни устали, нужно двигаться и двигаться, уходить как можно дальше от болота, от юрт, пробираться в многолюдные места, раствориться там, в этом спасение.

…На рассвете чудом не натолкнулись на «амфибию». Как ни настороже, трудно было ее заметить. Темно-зеленая, она стояла впритирочку к хвойному молодняку. В пустой кабине была включена рация, настроенная на волну общей связи. Ома и спасла. Кто-то с кем-то переговаривался. Рядом с машиной находился молодой милицейский сержант в потертой кожаной куртке. Где-то близко еще люди, прибывшие на «амфибии».

— Обложили. Возвращаемся к юртам, — шепнул Роман.

Бесшумно попятились, побежали…

5

— Местных среди налетчиков не было. Местных бы потерпевшие узнали. Они хоть и староверы, живут обособленно, но это по инерции считается, будто в глухих урманах в собственном соку и молитвах варятся, с людьми не общаются. Еще как общаются. Торгуют, меняются. Дети к ним приезжают, они к детям. Этого вера им не запрещает…

Сидели втроем в кабинете участкового в Уртамовке, самом близком от места происшествия поселке: от райцентра — сто десять километров, от скитов — сорок с небольшим. Начальник Нетесовского районного ОУРа, круглолицый, с родинкой на правой щеке, лейтенант Поплавский вводил в курс событий командированных сотрудников краевого управления внутренних дел, оперативников майора Шатохина и лейтенанта Хромова. Так вышло, вчера, когда получили известие о нападении на скиты, в Нетесове ни начальника райотдела, ни прокурора не было. Поплавский оказался главной фигурой. Помощи, указаний не ждал. Сам искал транспорт, поднимал людей и отправлял в спешном порядке на заброшенные проселки, тропы, ставил заслоны. В Уртамовку вернулся, чтобы встретить представителей из края.

— Еще почему думаю, что чужие, — продолжал начальник Нетесовского ОУРа, глядя то на Шатохина, то на Хромова. — У Василия налетчики обращались друг к другу Клим и Глеб. У бабки Липы имя третьего названо было — Роман. У нас здесь ни одного Глеба. Клим не один, но несерьезно кого-то подозревать.

— Клим, Глеб, Роман, — повторил имена Шатохин.

— Парней, чтоб запросто скрутить Василия могли, — тоже нет. А эти уверены в себе были. Даже автомат не подумали вынуть, чтоб сразу, для острастки, наставить.

— Точно был автомат? — спросил Шатохин.

— Наверное. — Лейтенант Поплавский потрогал лежавшую перед ним ракетницу. — Захар Магочин не ручается, он рулил. А бабка Агафья видела.

— В оружии разбирается?

— Во всем разбирается. Грамотная. Бригадиром у охотников была, даже депутатом крайсовета.

И подалась в богомолицы?

— Да. В тайге прострелила руку, кисть распухла, посинела. Помощи неоткуда ждать. Топор наточила, раскалила на огне и сама себе руку отхватила почти по локоть… Потому и прозвище Ящерица, потому и от мирской жизни ушла.

— Подозреваете кого-нибудь?

— Нет. Пока некогда толком с людьми говорить, версии отрабатывать. Ищем. По тайге спи с таким грузов далеко уйти не могли. Ясно только, что навел кто-то. Факт. Без посторонней помощи по болотам ке пройдешь.

— Сколько икон взяли?

— Около восьмидесяти. — Поплавский тут же уточнил. — Семьдесят шесть. Больше половины.

— В пяти скитах?

— Даже в четырех. К Варваре и Агриппине не заходили.

— Так много икон.

— Единственная ценность. Еще книги некоторые. От прапрадедов все по наследству переходит, накапливается.

— Что ж, потерпевшие совсем не слышали, что на это наследство охотники развелись?

— Не только слышали. Я еще мальчишкой был, лет восемь назад пытались ограбить. Раньше, все что ни есть, по стенам развешивали. Теперь, как правило, складень и две-три иконки в избе держат. Остальное — в тайничках, по праздникам вынимают.

— Сейчас праздник?

— Да. Большой…

Пока лейтенант Поплавский давал пояснения, отвечал на вопросы, рация была включена, сквозь потрескивание слышались отдельные фразы. Лейтенант ни на секунду не переставал интересоваться эфиром. Он был в затруднительном положении. Явно ему не по душе, не ко времени был этот разговор в кабинете. На карте района жирно помечены возможные пути ухода грабителей от домиков, обозначены места блокировки этих путей. Что делать, он знал, в помощи не нуждался. Но как-никак прибыли представители из края с куда большими полномочиями. Шатохин со своей стороны понимал: начальник районного ОУРа на своем месте, как вести розыск налетчиков, знает. Стоять около, надзирать за его действиями — что может быть нелепее? И в то же время его с Хромовым командировали действовать. Пора сворачивать разговор. Пусть лейтенант едет, действует по своему усмотрению. Но его, Шатохина, и Хромова роли? Он не мог сразу сориентироваться.

Выручил позвавший Поплавского по рации хрипловатый мужской голос:

— Женя! Лейтенант! Ты где? Как у тебя?

— Это Коротаев, начальник милиции из соседнего района. Назарьевцы тоже в розыск включились. Утром их оперативно-следственная группа вместе с прокурором в скитах была, — пояснил Шатохину Поплавский. По рации ответил: — В Уртамовке. Новостей нет, товарищ майор.

— Тогда приезжай в Силаитьевку.

— Что там?

— При встрече поговорим.

— У меня из края товарищи.

— Тем более. Вместе с ними приезжай. Жду через полчаса.

Начальник Назарьевской районной милиции Коротаев, низкорослый, широкий в кости и плотно сбитый мужчина лет пятидесяти пяти, одетый в тесноватую помятую форму, тотчас после коротких крепких рукопожатий перешел к делу. Он узнал: силантьевские женщины три дня назад издали мельком видели у границы болот — это часах в полутора-двух ходьбы от староверческих скитов — Анатолия Бороносина. Живет Бороносин почти за семьдесят километров отсюда в деревне Нарговка. Родственники, знакомые у него в Силантьевке есть. Но проходил около села, и даже на полчаса не заглянул отдохнуть. Можно подумать, сознательно обогнул село. Какая нужда, спрашивается, занесла его в такую даль? Вокруг Нарговки своя такая же тайга, болота… Не в одном этом, однако, дело. Поблизости от места, где женщины видели Бороносина, люди майора Коротаева нашли пустую пачку из-под «Явы». Пачка смятая, валялась в сыром мху. Эксперты дадут точное заключение, но он, майор Коротаев, уверен: три-четыре дня назад пачка кинута. Бороносин, как все местные курильщики, признает лишь папиросы, да и не завозят сюда «Яву». Так что не исключено, пачка выброшена грабителями. Если так, не слишком ли тесно смыкаются пути Бороносина и налетчиков? Просторы все-таки ой-ё-ёй, есть где разминуться.

Начальник райотдела, умолкнув, щурился от слепящих. солнечных лучей, выжидательно глядел на командированных, на Поплавского.

— Где сейчас этот Бороносин? — спросил Шатохин.

— Связывались с Нарговкой. Дома нет. Пять дней назад последний раз видели. Куда ушел, спросить не у кого. Живет один, работает не в Нарговке.

— Где же?

— В крайцентре, на железной дороге, — ответил Поплавский, — электриком в поездах дальнего следования.

— Не близко до работы добираться, — заметил Хромов.

— А он месяца два-три подряд на колесах. До Риги, Владивостока, Ташкента катает. Потом прилетает, месяц-полтора тут. Рыбачит, охотится.

— Давно так?

— Сразу после армии. Лет двенадцать-тринадцать.

— Много таких работников в районе?

— Есть еще трое вахтовиков-нефтяников. На Ямал летают. А на железной дороге один Бороносин.

— Интересный человек, — отмахиваясь от комаров, сказал Шатохин.

— Да, — серьезно согласился Поплавский. — Повозились с ним.

— Судимости имеет?

— Лет пять назад за хулиганство два года отсидел. С тех пор все в норме. Не так давно вот только трения возникли. Мать у него умерла, дом ему остался. Предложили за дом две тысячи. Домик так себе, большего не давали. Взвился: лучше сожгу, чем за гроши. И вправду сжег. Судить его хотели за этот костер. Вывернулся: «Может, не я спалил, вы докажите». Не удалось…

— Денег много?

— Не думаю. По рублю, конечно, не считает. От тайги большой приварок имеет. Характер у него… — Лейтенант щелкнул пальцами. Дескать, дурной характер.

— Не улетел ли на работу? — спросил Шатохин.

— Нет, — уверенно ответил начальник Назарьевского райотдела. — Самолетом отсюда выбраться непросто. Очередь. У него билет на рейс через две недели заказан.

Десять лет назад, когда работал в отдаленном Нежемском районе, трудно было выбираться на материк, и теперь нет перемен. Шатохин подумал об этом с обидой за северян: откупились от них почти двойной надбавкой к зарплате, а вот об удобствах быта ни у одного чиновника голова так и не болит…

— Нужно найти Бороносина, — сказал Шатохин.

— Ищем уже, — ответил Коротаев.

— Как считаете, могли успеть грабители выскользнуть из зоны поиска?

— На моем участке все известные тропы-дороги заблокированы в глубину до сорока километров от места, где их видели вчера вечером, — сказал майор Коротаев. — Могут с грузом да усталые пройти столько?

— Я не гадалка, но девять против одного ставлю: в тайге они, — в свою очередь ответил Поплавский. — Лес бы прочесать, да людей не хватит.

— Куда сейчас считаете нужным ехать? — спросил Шатохин у Поплавского.

— В Марковку, на хутор. — Лейтенант раскрыл планшетку, показал на карте.

— Поезжайте. Лейтенант Хромов — с вами.

— Есть, — Поплавский козырнул.

— Найдется кому проводить меня на болота, к потерпевшим? Лучше, если наш, сотрудник, будет.

— Участкового пришлю, Сергея Красникова. Он в скитах бывает, староверы — его подопечные. — Последние слова лейтенант говорил, уже забираясь в кабину. Хромов тоже вспрыгивал на ступеньку машины.

— Связь пусть захватит, — сказал Шатохин.

— Хорошо. Он скоро, сейчас вызову его… — Заведенный двигатель взревел.

— Остаетесь здесь? — спросил майор Коротаев, проводив взглядом вездеход.

— Пока да.

— От меня что-нибудь требуется?

— Нет.

— Тогда уезжаю в Бирюлино. Это на юго-запад тридцать километров. Связь через Женю, через Поплавского. Все, кажется?

— Появятся сведения о Бороносине, прошу немедленно информировать.

— Обязательно.

Через минуту Шатохин остался один на окраине крохотного поселка.

6

Шатохин, попросив информировать его о Бороносине, не случайно не сказал про налетчиков на скиты. Он не исключал вовсе, что удастся обнаружить их при хорошо организованном поиске, однако минули уже почти сутки. Розыск идет не по свежему следу. Судя по всему, налетчики в лесной глуши не тычутся, как слепые котята, в таком случае даже заблокированная территория в полторы тысячи квадратных километров для них — надежное укрытие. Вот почему Шатохин не настраивался на скорую удачу, считал важным повидаться с потерпевшими.

Участковый — веснушчатый, рыжеволосый, такой же молодой, как и Поплавский, — добрый час возил на милицейском «Урале» Шатохина, петляя по лесу, пока не остановился, не заглушил мотор. Дальше путь пеший, болотом.

— Видите, товарищ майор, банку на сосне, — говорил участковый Шатохину, выпуская воздух из камеры переднего колеса мотоцикла. — Потом еще банки будут. Проход ими к кельям обозначен. Скоро у Анны Поповой будем. Полтора километра ходу.

— Я просил сначала к Агафье провести, — сказал Шатохин, глядя на прикрепленную к сосновой ветке, отливающую на солнце серебром консервную банку.

— А она и есть Агафья. В мирской, так сказать, жизни Анной Поповой была. — Участковый спрятал насос в кустах цветущей пахучей жимолости.

— Вот как. Занятно. А Василий какое имя носил? В миру?

— То же. И Афанасий — то же. Они обряд посвящения не прошли. Жены с ними, в скитской жизни так нельзя. Сами по себе живут. Можно сказать, простые отшельники. Вот Настасья, Липа, Варвара, Агриппина, был еще Кипрян, три недели назад умер старик, — у этих не настоящие имена, не с рождения. Идемте, товарищ майор! — участковый сделал несколько шагов вперед, махнул рукой Шатохину.

— Банки — ваше изобретение, Сергей? — продолжал уже на ходу разговор Шатохин.

— Не-ет, — Красников улыбнулся. — Они сами так проход обозначили. Специально для меня. Я же у них бывать обязан. По службе. Просто хотя бы знать, как живы-здоровы.

— Давно в последний раз бывали?

— Да несколько часов назад. Из Назарьевского района группа приезжала. Их провожал.

Как-то нескладно, нескоординированно расследование началось. Следователь из края должен прибыть — пока нет. Территория Нетесовского района — работают назарьевцы. Нужно бы, прежде чем на болота отправляться, с назарьевцами из следственно-оперативной группы увидеться. Хотя так или иначе с потерпевшими встречаться.

Показались кедры, облепленные смолистыми шишками, за ними — озерцо. Приблизились к самому берегу.

— Вот сюда, — указывая место, Красников бросил в воду затвердевший комочек земли, — банки из-под тушенки побросали налетчики. Семь штук вытащили. А вон под тем кедром, у которого ветки низко свисают, — видите? — стоянка у них была.

— Около кедра нашли что-нибудь?

— Ничего. И в избах они голыми руками ничего не трогали.

— Далеко еще?

— Рядом. Только вы, товарищ майор, первым не начинайте разговор. Вы для них — власть, а они этого над собой не признают.

— А вы — не власть?

— Я — другое дело. Ко мне они привыкли. Даже первыми, бывает, в разговор вступают.

— Со мной могут вообще не вступить?

— Могут. Но вряд ли. На грабителей злы. А вот показания, вообще любую бумагу не подпишут — это наверняка»..

За две-три сотни шагов от избы Красников умолк. Когда подошли совсем-совсем уж близко, выразительно кашлянул.

Мелькнула тень в окошке, и сразу три старухи гуськом вышли из домика.

— И ты здесь, бабка Липа. Молодец! — сказал участковый круглолицей, часто моргающей старухе, после чего Шатохину не нужно было объяснять, которая из двоих других Агафья.

— Второй раз на день проведываю вас. Привел вот человека, — продолжал участковый. — За тысячу километров ехал сюда. Специально вам помочь. Но и вы должны помочь.

Красников сделал паузу:

— Бабка Агафья, как ты?

По выражению лица однорукой нельзя было понять, какое впечатление произвели на нее слова участкового. Красников тем не менее выразительно посмотрел на Шатохина, дескать, спрашивайте.

— Не ошиблись, автомат держали грабители, когда вы мимо на мотоцикле проезжали? — обратился к однорукой Шатохин.

С ответом Агафья не поспешила, прежде села на чурочку возле навеса.

— Сестра Настасия, — обратилась она ко второй хозяйке избы, — не достала-ка бы ты мою коробку?

Настасья скрылась в избе и вернулась с плетеным из соломы ящичком. Агафья приняла его, поставила на колени, откинула крышку и, порывшись в содержимом, протянула Красникову фотографию. Участковый показал ее Шатохину. На давней фотографии был снят в полный рост ефрейтор. Он стоял по стойке «смирно», прижимая к груди автомат системы Калашникова, Кто снят, когда, кем приходится Агафье, можно было не спрашивать. Шатохин угадал, с какой целью показана карточка.

— Точно такой автомат был? — спросил он.

— Такой, — сказала Агафья. Ответ был адресован участковому.

Сомнений не оставалось. Теперь, будь его единоличная воля, Шатохин бы немедленно отдал приказ снять заслоны. Больше половины участвующих в поиске — промысловики-охотники, дружинники. Шатохин не желал, чтобы кому-то из них выпало «везение» столкнуться с потрошителями скитов. Вчера на Царской гати грабители показали уже, что безоглядно не применят автомат, сделают это в самом-самом крайнем случае, столкнувшись с сидящими в засаде лоб в лоб. Боевое скорострельное оружие в руках налетчиков — слишком серьезно. Едва ли оправданно рисковать жизнью гражданского населения, не тот случай. Пусть бы лучше Глеб, Роман, Клим ушли со своим грузом восвояси, без помех, из тайги. Куда бы ни направились, затеряться не сумеют, если хорошенько искать. Мир тесен.

— Вспомните, как они вели себя? Что говорили? Имена, может, какие-нибудь называли? — Шатохин сел на крупное полено напротив Агафьи, пытливо глядел ей в глаза. Теперь Агафье, если решила общаться с незнакомым ей приехавшим издалека человеком через участкового, трудно было это сделать.

— Чего вспоминать-то. Говорила, поди-ка, уже, — помолчав, пробормотала она.



— Дщерью Евдокии, Феодосии называли тебя, так? — напомнил участковый.

— Так…

— Еще Богатенко какого-то вспоминали?

— Да.

— Когда у меня были, один из бродяг этих тоже говорил про Богатенко, — встрела в разговор бабка Липа.

— Как именно? Что говорил?

— Не помню. Так влетело, страх… — Бабка Липа кончиками платочка вытерла навернувшиеся слезы, отвернулась, перекрестилась.

«Дщерь» — по-старому «дочь». Но почему один из налетчиков сказал Агафье «Дщерь Евдокии, Феодосии», кто такой Богатенко? — ответить старухи не могли.


…В обществе староверок провели около двух часов — и напрасно. Даже крохотной новинки к уже известному у Шатохина не прибавилось.

Зряшным оказался поход к Варваре и Агриппине — владелицам единственного домика, который грабители оставили в покое. От встречи с сотрудниками милиции бабки увильнули. Шатохин своими глазами наблюдал, как отделились от избушки сгорбленные фигурки и спешно скрылись в гуще деревьев.

В покинутую хозяевами келью все же вошли. Запах свежесгоревшего лампадного масла царил в избушке. Буквально минутами прежде, несомненно, горели лампадки. Красников дотронулся до одной: остыть не успела, наверняка не пустой угол освещала. Но ни единого образка на виду в избе не было.

— Утром так же «встретили». Теперь хоть сутки, хоть десять жди — без толку, — констатировал Красников. — Будут, как это наш фельдшер говорит, бегати и таитися.

Безрезультатным был и визит к Афанасию. Там, правда, в бега не ударились. Пожилая женщина вышла навстречу.

— Болеет брат Афанасий, — негромко сказала она. — Нельзя к нему.

— Утром здоров был, бабка Анна. И какой тебе он брат, — попытался урезонить старуху Красников.

— Слег брат Афанасий, болеет, — словно не слыша реплики, повторила бабка Анна.

— Обманываешь, поди? — Участковый посмотрел испытующе.

Анна недолго колебалась, потом, сделав знак Красникову следовать за ней, направилась к домику. Подол ситцевой юбки волочился по густой траве.

Участковый возвратился скоро.

— Вправду заболел, в глаз кровоизлияние, и нога отнялась. Не до нас им сейчас, — сказал Шатохину. Примолк, видимо, размышляя над причиной внезапной болезни Афанасия, прибавил: — Так обобрали. Шутка ли… И лечиться не хотят ни в какую.

— Эго их дело. А врача вызвать нужно, — машинально проговорил Шатохин. Он думал о том, что послеобеденная часть дня проходит впустую. Оставался еще один пострадавший от вторжения налетчиков скит, где не побывали, — скит Василия. Не хотелось откладывать последний визит на завтра. Но тогда нужно поторапливаться, день на исходе.

— До жилья Василия сколько километров? — спросил Шатохин.

— Семь, восемь от силы.

— Тогда идем, Сергей, — приказал Шатохин.


Спешили, рассчитывали, пока закатное солнце не успело еще приклониться к зубцам ельника, быть у Василия.

Тропа проходила мимо осиротелого Киприянова пристанища. Мелькнул деревянный крест, бревенчатая избушка с тесовой крышей.

— Талант у мужика был, — кивнул в сторону могильного креста Красников. — Отдельные листы у рукописных книг истреплются, он так скопирует, под старину подладит, — не отличишь, где подлинник, где Куприянова рука. Много таких рукописей было.

— Сейчас где? — спросил Шатохин.

Не интересовался. Соседи, наверное, забрали. Я последний раз после смерти Киприяна сюда приезжал, изба уже совсем пустая была.

— Когда-когда в последний раз? — уточнил Шатохин.

— Полмесяца назад. С группой из Назарьева здесь мы не были.

— Тогда кто же? — Шатохин указал на пробитую в высокой траве тропку, ведущую к избе.

— Не знаю… — Участковый явно был обескуражен.

Руками раздвигая перед собой траву, Шатохин направился прямиком к тропе, ступил на нее. Следы резиновых сапог на влажноватой земле были сравнительно свежие, двух- или трехдневной давности.

— Чужой ходил, товарищ майор, — наклонившись, заговорил приглушенным голосом Красников. — У здешних обутки кожаные, самодельные, Васильева изготовления.

Шатохин не откликнулся. Думал, почему вышло так, что следственно-оперативная группа обошла стороной Киприяново жилище. Скорее всего, подвела логика мышления, сработал автоматизм: Киприян умер, дом его опустел, в близлежащих деревнях это известно, стало быть, осведомлены и грабители. Но они-то как раз могли и не знать. Следовательно, если действительно в избу заглядывали потрошители скитов, информацией о старообрядцах они располагали давней. Бороносин! Шатохин вспомнил о нем. Вернулся с очередной своей затяжной железнодорожной вахты уже после смерти Киприяна. И если служил провожатым…

Шатохин отворил дверь. На покрытом пылью полу хорошо были заметны следы сапог. Не входя в избу, вместе с Красниковым изучали их, потом Шатохин осторожно ступил через порожек.

Пауки в Киприяновой обители постарались. Лучик фонарика заскользил по затканным тончайшей пряжей уголкам, пока вдруг в проеме между стеной и печкой не наткнулся на рваную дырку в этой пряже.

Шатохин приблизился, посветил. Два каких-то полу-диска валялись в узком проеме. То, что это расколотая пополам деревянная чашка, Шатохин понял, лишь когда с помощью прутика выудил обе половинки посудины из-за печки.

Половинки чашки брали голыми руками, и было это сравнительно недавно, налет пыли в местах, где заметно касание пальцев, — тончайший. Из бокового кармана Шатохин вынул свернутую газету — купил в крайцентре в аэропорту утром в дорогу да забыл о ней, так и осталась непросмотренной, — завернул в нее половинки чашки.

— Товарищ майор, взгляните, — раздался голос Красникова.

Во дворе он обнаружил медную литую иконку размером чуть больше спичечного коробка и два папиросных окурка с изжеванными мундштуками.

— Вчера, в крайнем случае позавчера, курили, — сказал Красников, рассматривая их.

— Похоже, — отозвался Шатохин.

Солнце закатывалось. Багровый его диск вот-вот скроется за макушками елей. После заката сумерки нахлынут не сразу, и все равно надо спешить. Находки, сделанные в Киприяновой избе и возле нее, волей-неволей заставляли изменить планы.

— К Василию пока не пойдем, Сергей, — сказал Шатохин. — Здесь поглядим. Может, еще что обнаружится.


Работали на совесть до сумерек, однако больше ничего не нашли. Пора было позаботиться о ночлеге. В Киприяновой избе расположиться негде, да и не особенно хотелось. Раструсили бочок копны около избы, легли, не раздеваясь. Перед сном Шатохин по рации связался с начальником Нетесовского ОУРа. У Поплавского все оставалось по-прежнему. Он не выезжал из тайги, поиск продолжался. Пока безуспешно. То же и у майора Коротаева.

Шатохин устал, но уснуть сразу не мог.

— Сергей, первый раз кто староверов грабил? — спросил после продолжительного молчания.

— Приезжие какие-то. — Участковый пошевелился, зашуршало сено. — Сначала продать уговаривали, а потом просто украли несколько штук. Может, и не так. Слышал только, что те уже на продаже попались, в крайцентре. Фельдшер наш может рассказать, Иона Парамонович. Он и об истории икон, у кого какого века, какие самые почетные, — все по полочкам разложит.

— Он уртамовский?

— Уртамовский. Корзилов фамилия.

7

Василий от разговора с сотрудниками милиции не отказывался, но отвечал нехотя, односложно, глаз от пола почти не поднимал. Ему стыдно было, что его, пятидесятилетнего здоровяка, славившегося даже за пределами района богатырской силой, одолели какие-то мальчишки, причем одолели с обидной легкостью, почти мгновенно. Шатохин немного наслышан был о Василии. Еще три года назад он на славу хозяйничал в районной кузне, в свободное время иногда на потеху детям да и взрослым завязывал в узлы стальные прутья и перекусывал гвозди; вспыхнет вдруг драка где, его звали разнимать, причем значения не имело число драчунов, он и с медведем мог голыми руками схватиться. Что-то с ним внезапно стряслось, невыясненное, личное: узнал вдруг, что есть бог, а счастье ненадежно и мимолетно, стал замкнутым и в конце концов подался на жительство в тайгу. Жену с собой не звал и даже прогонял, сама со скандалом вытребовала право находиться рядом. Женщина с характером, преданная мужу до конца, не назвавшая ни блажью, ни нездоровьем его поведение — просто шагнувшая следом за ним навстречу превратностям судьбы.

Какие уж там в душе Василия произошли передвижки — неведомо, но силы физической прежней он не растерял, и в новой, отшельнической жизни, имея силу, никого, кроме бога, не боялся, силой продолжал гордиться, на нее рассчитывал, как на главный козырь. И вот налетчики продемонстрировали Василию цену этому, казалось, непобиваемому козырю.

Вопросы о том, как именно охотники за иконами одолели Василия, были особенно неприятны бывшему кузнецу. Шатохин и рад бы щадить самолюбие, однако как раз эта часть визита нежданных гостей интересовала главным образом. Ясно, что ломовой силе бывшего молотобойца противопоставили приемы какой-то борьбы, действующие безотказно. Но какие конкретно приемы? Кто участвовал в «выключении» Василия?

Из рассказа следовало, что гостей Василий встретил перед избой. Приблизились двое. Один — высокий и узкий в плечах, другой — пониже, усатый, глаз у него чуть косит (на секунду снял темные очки, и жена Василия эту ущербинку подметила). Первый протянул руку, вроде как для пожатия, со словами: «Здравствуй, хозяин». И Василий сразу осел, как мешок. С такой быстротой все случилось — ни сам Василий, ни жена не узрели замаха и удара. Одно точно: бил высокий. Усатый чуть поодаль стоял, не делал выпада вперед. Позднее, когда Василий очухался, пошевелился, усач тоже внес свою лепту: ребром ладони поддал по шее и завязал руки Василию за спиной. После повторного удара он пришел в себя лишь под самый уход налетчиков.

— От первого удара где боль чувствуется? — уточнял Шатохин.

— Тут. — Василий ткнул себе пальцем в окладистую бороду и по-детски доверчиво синими глазами недолго поглядел на Шатохина. Заметно было, Василий не понимал, для чего это нужно так дотошно выспрашивать, куда его ударили, как ударили. Кажется, и участковый не может разобраться, для чего оперативнику из края так скрупулезно, до мельчайших деталей нужна картина нападения на Василия. А существенно. Неизвестно, как другие, но старший по возрасту в преступной группе, Роман, несомненно, разбирается в живописи, возможно, даже профессионал. Плюс к этому владеет приемами какой-то — какой же? — борьбы, Свободно. Дилетант, подхвативший где-то впопыхах два-три приемчика на всякий случай, так вольготно себя чувствовать не будет перед нападением на молотобойца, одно телосложение которого уже должно внушать отношение уважительное.

— Не замечали, за несколько дней, недель ничего подозрительного? — Шатохин перешел на менее неприятные для хозяина скита вопросы.

Василий не ответил.

— У Тольки Бороносина спросите, — улучив минуту, когда участковый попросил у Василия воды напиться, полушепотом сказала жена бывшего кузнеца. — Он тут терся поблизости.

— Когда?

— Да днями. Позавчера утром видела. И раньше.

Опять вахтовик-железнодорожнкк. Опять имя его упоминается. Случайно ли?


С Василием и его женой расстались около восьми утра. А к полудню были уже в Уртамовке. Успели к пассажирскому самолету, летевшему из Западной Якутии в крайцентр с посадкой через день в Уртамовке. С милиционером-порученцем Шатохин направил в управление находки, сделанные во владениях Киприяна.

Проводив борт, Шатохин вышел на связь с начальником краевого розыска Пушных. Доложив обстановку, высказал свое мнение о засадах.

— Считаю, товарищ полковник, ошибкой продолжать группам блокировать дороги, — сказал Шатохин. — По крайней мере, гражданское население не должно в этом участвовать.

Говоря, Шатохин не мог избавиться от впечатления встречи на пути от скитов к поселку с одной из поисковых групп. Из семи человек в ней двое — совсем мальчишки, лет по шестнадцати. Как попали в группу — непонятно. Скорее, просто никто не включал, но и не возражал. Сами взяли ружья да отправились за компанию. Из любопытства, ради острых ощущений. По присутствию мальчишек, по поведению всей группы легко было заключить: о возможном внезапном столкновении с грабителями, о том, какую опасность это таит, мало кто всерьез думает. Был брошен клич, и, как сознательные граждане, таежные жители согласились участвовать в мероприятии. Ошибка Поплавского в том, что в спешке он принимал добровольцев без особого разбора.

— Медлить нельзя, товарищ полковник. Плохо может кончиться, — наседал Шатохин.

— Убрать всех гражданских? — обдумывая слова Шатохина, повторил начальник краевого розыска.

— Да.

— Это фактически свернуть поиск в тайге.

— Да. Оставить сотрудников на близлежащих пристанях, авто- и железнодорожных станциях. Разрешите?

Шатохин ожидал услышать в ответ что-нибудь вроде: «Свяжись чуть позднее», и это было бы оправданно: в управлении полковник не единовластный хозяин, над ним тоже начальство. Однако Пушных после долгой па» узы ответил:

— Действуй по своему усмотрению, Алексей Михайлович. Желаю удачи.

Связь с крайцентром закончилась. Не медля, Шатохин отдал распоряжение лейтенанту Поплавсксму и майору Коротаеву прекратить поиски. Приказывал, испытывая удовлетворение. Единственное, за что отныне тревожился, как бы столкновения с вооруженными налетчиками не произошло именно в часы эвакуации группы из дальних урманов.

8

Фельдшер Иона Парамонович Корзилов, по рассказу участкового, был коренным уртамовцем. За долгую жизнь, а теперь он пенсионер по возрасту, правда, работающий, всего лишь раз покидал родные края на пять лет, учился в Ленинграде в медицинском институте. Учился отлично, однако врачебного диплома так и не получил. Отца укусил энцефалитный клещ, парализовало, и Иона Парамонович поспешил домой. Не потому, что некому было ухаживать, в семье и братья, и сестры, — вернулся, чтобы вылечить отца. Ему твердили, что медицина бессильна, советовали бросить бесполезную затею. Он, однако, мимо ушей пропускал. Устроился фельдшером, книг медицинских перевернул горы; чтобы в курсе зарубежных новостей по специальности быть, английский не хуже родного языка выучил; ни одной травинки-корешка целебных тутошних не осталось для него неизвестных. Поставил-таки на ноги отца. Можно было возвращаться в институт, но около четырех лет минуло. Не два оставшихся семестра, а и все прежние нужно заново пройти. Уже и семьей обзавелся. Иона Парамонович подумал и, к радости односельчан, решил, что фельдшером тоже можно прожить.

Иона Парамонович в середине дня был дома. Застали его во дворе, в загончике около стайки за малопривычным для мужчины занятием: сидя на детском стульчике, он доил корову. Дневная дойка заканчивалась, подойник на две трети был полон пенистым парным молоком.

— Здравствуйте, Иона Парамонович, — сказал Красников.

Фельдшер обернулся. Толстоносый, рыжебородый, в выгоревшей кепке-шестиклинке, из-под которой выбивались длинные вьющиеся волосы, в латаном двубортном сером пиджачишке, он меньше всего походил на интеллигента, бегло объясняющегося по-английски, отменного лекаря, к которому в затруднительных случаях врачи райбольницы советовали пациенту с глазу на глаз обращаться за помощью, краеведа, знатока истории живописи вообще, и иконописи в частности. Не слышал бы ничего о нем Шатохин, одно бы и подумал: старый крестьянин-бобыль, каких тысячи. Всего-то.

— Здравствуйте, — отозвался фельдшер. Еще несколько струек брызнуло в подойник, молоко иссякло, вымя у коровы было пустым. Корзилов поднялся со стульчика.

— За помощью к вам, Иона Парамонович. — Участковый снял форменную фуражку, вытер пот.

— Что такое? — Фельдшер быстро с головы до ног окинул взглядом Шатохина.

— Нет-нет, не по врачебной части, — Шатохин улыбнулся.

— Ну пойдемте, — сказал Корзилов и провел Шатохина и Красникова на уютную летнюю веранду. Жестом пригласил их садиться на диван. — В избу не зову, Вера Григорьевна у меня расхворалась. Так за какой помощью пожаловали, Сережа? — обратился к Красникову.

— Алексей Михайлович из краевого уголовного розыска. Майор, — представил Шатохина участковый.

Корзилов наклонил голову непринужденно-почтительно. Можно было понять: так он выказывал свое отношение к сравнительно молодому возрасту и высокому званию Шатохина. Заметно было в то же время, что сообщенное Красниковым для фельфшера не новость.

— Очень приятно. Чем могу быть полезен? — Доброжелательный взгляд Ионы Парамоновича устремился на Шатохина.

— Об ограблении вам, конечно, известно?

— Безусловно. Но только о самом факте, не больше.

— Сергей говорит, вы о старообрядцах абсолютно все знаете.

— Так уж. Абсолютно все, скажу по секрету, я и о себе не знаю. — Иона Парамонович улыбнулся: достал из шкафчика полулитровые глиняные кружки, прямо из подойника налил в них молока, подал гостям. — А что конкретно вам нужно?

— В келье около озера один из налетчиков сказал старухе Агафье: «А ну, дщерь Евдокии, Феодосии…»

— То есть обратился так? — уточнил фельдшер.

— Да. Потом угрозы посыпались.

Иона Парамонович поерошил свою густую короткую бороду.

— Любопытно. Дщерь Евдокии, Феодосии… Знаете суриковскую картину «Боярыня Морозова»?

— Видел. Не раз. Репродукции, правда, — ответил Шатохин.

— Может быть, помните: по правую руку от саней идет молодая женщина в бордовой зимней одежде, светлом полушалке на плечах. Это княгиня Урусова, родная сестра Морозовой. Вы о старообрядчестве знаете?

— Так, понаслышке. Где-то, кажется, еще в петровские времена церковный раскол получился.

— Даже раньше. При отце Петра, царе Алексее Михайловиче, за год до воссоединения России с Украиной раскол возник, появилось старообрядчество. Богослужебные книги перевели с греческого при крещении языческой Руси и с тех пор переписывали одну с другой, часто всяк по-своему толкуя отдельные места. Царь вместе с патриархом Никоном решил провести церковную реформу, исправить по греческим оригиналам накопившиеся за семь веков неточности. Попутно решили изменить детали обряда: вместо земных поклонов поясные класть, «аллилуйя» петь трижды вместо двух раз, креститься щепотью, как греки. Царь, конечно, реформой прежде всего хотел накрепко подчинить себе церковь, укрепить личную власть. Вот тут-то смута и началась…

Женский голос из избы позвал Иону Парамоновича, и он, извинившись, оставил Шатохина и Красникова на веранде. Вернулся через две-три минуты.

— Да, я отклонился, — продолжал он. — О дщери Евдокии, Феодосии. Имя боярыни Морозовой — Феодосия. Феодосия Прокопьевна. Сестра ее — Евдокия. Морозова — богатейшая вдова, имела восемь тысяч душ крепостных, и дом ее был московским центром раскола. Царь долго терпел ее. Из-за дружбы Феодосии с царицей. Но в итоге сослал вместе с сестрой в городок Боровск. Там они кончили жизнь в земляной тюрьме. И прослыли старообрядческими страдалицами. Вот так…

Иона Парамонович умолк, недолго на веранде царило молчание.

— В том же скиту грабители упоминали какого-то Богатенко. Потом еще раз эта фамилия прозвучала. В избе Олимпиады. Может, это их знакомый, а может…

Шатохин собирался было подробно объяснить, при каких обстоятельствах прозвучала фамилия. Фельдшер снова потеребил бороду, с легкой улыбкой хмыкнул:

— Просвещенный народ, однако, в нашу местность наведывался. Сейчас.

Опять он скрылся в избе и возвратился с кипой тонких журналов в руках.

— Вот. Начала века старообрядческие издания. «Щит веры» и «Старая Русь». Здесь где-то, помнится. Поглядим.».

Иона Парамонович положил кипу на широкий подоконник, неторопливо брал один за другим журналы в сереньких бледных обложках, пролистывал последние страницы.

— Пейте молоко, не стесняйтесь. Сережа, наливай, — не отрываясь от своего занятия, предлагал он. — Вот! Почему-то думал в «Щите»… — Уртамовский фельдшер подал развернутый журнал Шатохину. — В правом верхнем углу взгляните. В волнистой рамочке объявление.

Шатохин взял, прочитал:

«Старообрядческая мастерская иконописи Якова Алексеевича Богатенко (Москва, Таганка, Дурной переулок, д. 20, кв. № 8).

На 1-й Всероссийской выставке икон в С.-Петербурге апреля 1904 г. удостоен большой серебряной медали.

Принимаются работы по иконам в различных стилях: Греческом, Новгородском, Московском и Строгановском с полным соблюдением духа старообрядчества.

Иконы (целыми иконостасами) находятся в гг. Казани, Варшаве, Кузнецке. Отдельные же — во всех местностях России».

Шатохин передал журнал участковому. Только что прочитанное в «Старой Руси» было неожиданным. Потерпевшие утверждали, будто в коротком споре грабителей, брать все образа подряд или на выбор, прозвучало: «Не хватало для Богатенко таскать».

Почти не было сомнений, что грабители нечаянно назвали фамилию знакомого им человека. Шатохин рассматривал фамилию как важную зацепку. Он даже нашел истолкование фразе, оброненной старшим в группе налетчиков: Роман противник того, чтобы таскать иконы, которыми интересуется Богатенко. И вот что на поверку оказывается. Спасибо фельдшеру, сразу внес ясность.

Чуть не ударились в розыск владельца мастерской, удостоенного за иконописные труды свои в самом начале века большой серебряной медали.

— Богатенковские образа не тронули? — спросил фельдшер.

— Не знаю. Не разбираюсь в них. Несколько штук осталось, — ответил Шатохин.

— А книги какие взяли?

— Ни одной. Нигде.

— Хоть вниманием удостоили книги?

— Старухи говорят: смотрели.

— Да-а, привередливый народ. В Нетесово у меня знакомый. У него несколько рукописных книг. Редчайших. От бабки наследовал. Одну из них археографы купили у него за полторы тысячи. Точь-в-точь такую, какая есть у Афанасия.

— Может, они цены не знали, — неуверенно сказал участковый, возвращая Корзилову журнал.

— Сережа, — с укоризной в голосе сказал фельдшер, — ты же участковый инспектор, староверы на твоей территории, твои подопечные. Не поленился бы хоть однажды заглянуть ко мне. Я бы рассказал тебе, что наиболее чтимые иконы в келье у Агафьи и Настасьи — Богоматерь Печерская и Богоматерь Умягчения Злых Сердец — в крупном городе среди определенной публики будут оценены в десяток моих годовых жалований. А еще для нескольких икон Богоматери различных изводов цена… — Иона Парамонович махнул рукой. — Это уже цифры, близкие к тем, которыми пользуются астрономы. Все — в одной избушке на курьих ножках.

— Самый лакомый скит? — сказал Шатохин.

— Это вы точно выразились, самый лакомый, — согласно кивнул Корзилов. — По числу и ценности древних икон разве что скит Великониды может соперничать. Но это в другой колонии староверов.

— Какое имя торжественное — Великонида, — не удержался от замечания Шатохин.

— Она ему соответствует. — Фельдшер бегло посмотрел на часы.

По краткому взгляду, по лаконичному ответу Шатохин понял: времени у собеседника больше нет, тем более на досужие отвлечения для обсуждения достоинств или недостатков звучания имен. Вопросов было несколько. Шатохин, чувствуя, что вот-вот придется расстаться, быстро сформулировал, задал важный на текущий момент:

— Лучшие иконы были, вы сказали, у Агафьи и Настасьи. А самый бедный домик в этом отношении?

— У Варвары, у Агриппины. Правда, в последний месяц их келья расцвела. За Киприяном ухаживали. Все его к ним перекочевало. Теперь опять… Жаль, если не найдете.

Иона Парамонович опять взглянул на часы.

— Вам некогда? — спросил Шатохин.

— На хутор в Марковку через полчаса ехать. У женщины там роды прошли трудно. Жене лекарство успеть приготовить нужно… Завтра приходите. В любое время. Можно хоть в пять утра. Я встаю рано.

— Спасибо, Иона Парамонович.

Шатохин скользнул взглядом по журналам на подоконнике, поднялся с дивана. Участковый — тоже.

Едва отошли от корзиловского дома, Шатохин спохватился: забыл спросить, кто участвовал в ограблении скитов в предыдущий раз, восемь лет назад. Фельдшер наверняка знает, помнит.

Шатохин приостановился, обернулся. Можно бы возвратиться. Нет, не стоит. В другой раз справится. Потом, и без помощи фельдшера легко установить, поднять дело из архива. Сейчас и так сведений предостаточно получил.

9

Со вчерашнего дня неотвязным был вопрос: почему, побывав во всех скитах, грабители обогнули один-единственный, стоящий не так уж и на отшибе от остальных? Объяснение было такое: в четырех прежде опустошенных кельях охотники за иконами взяли так много, что дополнительный груз сделал бы рюкзаки неподъемными. Не думал он до встречи с уртамовским фельдшером и о том, почему налетчики заглянули перво-наперво именно в скит около озера, не усматривал в этом какой-то скрытой закономерности. Просто посчитал, нужно же откуда-то начинать. Ошибался. Все у грабителей было предусмотрено, выверено, ни одного лишнего движения не сделали. Нет, без хорошего проводника не обойтись, чтобы вот так свободно, быстро передвигаться от острова к острову среди болот. Где же этот вахтовик-железнодорожник Бороносин, которого видели поблизости от Силантьевки и около скита экс-кузнеца Василия? Если связан Бороносин с налетчиками, меньше всего ему сейчас выгодно где-то прятаться, привлекать к себе этим внимание. И где лейтенанты Поплавский и Хромов? Три часа назад приказал им выехать в Уртамовку. Пора уж быть. Начальник Назарьевской милиции тоже должен приехать сюда. Нужно договориться о дальнейших действиях. Поиски в тайге прекращаются, но это не означает, что грабителям будет обеспечена возможность беспрепятственно уходить.

Гул тяжелых мотоциклов огласил тихую центральную улицу поселка. Это возвращались пробывшие двое суток в засадах уртамовцы. Поднимая пыль, мотоциклы промчались мимо Шатохина и Красникова. Вид у находившихся в колясках и на задних сидениях был воинственный.

На подходе к поселковому совету, где находился кабинет участкового, Шатохина с Красниковым нагнал вездеход. Пропыленные, с усталыми от бессонной ночи глазами, вылезли из кабины Поплавский и Хромов.

— Думал, из управления вам был приказ прервать поиск, — обращаясь к Шатохину, выпалил Поплавский. — А это вы, товарищ майор, настояли. Э-эх… — В голосе начальника Нетесовского ОУРа слышалось осуждение.

— Так надо. Людей беречь надо. — Понятна была горячность лейтенанта, желание отличиться.

Считая лишними дальнейшие объяснения, Шатохин направился в кабинет участкового, остальные — следом.

— Сколько от Бирюлино езды? — спросил Красникова, садясь за стол, на котором по-прежнему лежала карта района с пометками Поплавского.

— Часа четыре ехать, товарищ майор, — ответил участковый.

Раньше, чем через час, Коротаев не будет, — подумал Шатохин. Вместе с ним после встречи уедет в Назарьево. Пора, наконец, встретиться с теми, кто побывал до него в скитах, прежде его осмотрел места происшествий. Что-то там у криминалистов — районного и из крайуправления?

— По вашему мнению, лейтенант, они все еще в тайге, на территории района? — спросил Шатохин начальника ОУРа.

— Так точно. Убежден, отсиживаю гея.

— Предположим, отсиделись, пошли. Покажите, где, по-вашему, должны выбраться из тайги. Территорию, прилегающую к Назарьевскому району, в расчет не берите.

Поплавский помолчал, глядя на карту.

— На их месте постарался бы выйти к реке. По лесу. Потом обогнул бы Тасеевский луг.

— Километров семьдесят, — прикинул по карте расстояние Шатохин. — Почему к реке?

— Катера ходят, буксируют лесовозные баржи. Плотик из двух бревешек сколотить, ночью доплыть до баржи — и все, вырвались.

— Так. А участок, где могут выйти на берег?

— Вот. Примерно от сих до сих, — Поплавский указал отрезок километров в двадцать пять.

Участковый закивал, все верно, он так же думает.

— Два поселка, две пристани здесь, — сказал Шатохин.

— На «Ракету» не рискнут садиться.

— По крайней мере, ваши люди и там должны быть. И бассейн реки должен находиться под наблюдением день и ночь. Пусть сотрудники выедут, порыбачат. Общественность привлекать запрещаю. Не тот случай. Понятно?

— Так точно.

— Еще где?

— Мост железнодорожный, автовокзал, разумеется…

— Все? — спросил Шатохин. Не услышав дополнений, сказал: — Поезжайте с Хромовым в Нетесово. Надолго там не застревайте. Прошу помнить про автомат. И других предупредить.

В Назарьево на транспорте Коротаева добрались из-за поломки в пути лишь около девяти утра. Полночи лил дождь. Чиня машину, изрядно промокли.

Районный эксперт-криминалист доложил, что на двух из семи консервных банках, несмотря на то, что побывали в воде, обнаружены отпечатки пальцев. В одной банке из-под тушенки нашли крохотный газетный клочок. Разумеется, бумага раскисла, но прочитать текст на обрывке можно. Вот только название газеты и за какое она число — этого в местных условиях не определить. А тушенка изготовлена на Липецком мясо-молочном комбинате. Возможно, и газета липецкая.

— Издалека десант, — сказал майор Коротаев. Он был доволен своим подчиненным.

— Когда все это установили? — спросил Шатохия криминалиста.

— Позавчера. Через час после возвращения от староверов данные были готовы. На смятой пачке следов никаких.

— Знали свои возможности и держали у себя. Зачем? — спросил Шатохин, поморщившись. Он не разделял восторга Коротаева, считал упущение прежде всего своей недоработкой. Не предусмотрел, что вещественные доказательства могут осесть в райотделе мертвым грузом.

Самолет улетал через час с минутами. Шатохин распорядился упаковать и отправить находки в крайуправление.

Настроение поднялось, когда связался с краевым ЭКО и полковником Пушных.

Дактилоскопический анализ показал, что отпечатки на окурках и литой иконке принадлежат Бороносину Анатолию Васильевичу. Пушных уже на всякий случай позаботился, чтобы сведения о Бороносине были собраны. Ничего нового, правда, Шатохин почерпнуть из них не мог.

На расколотой пополам деревянной чашке и жердочке тоже обнаружены узоры. Но не бороносинские. Чьи — выясняется. Отпечатки все свежи, брали в руки предметы в один и тот же день, три дня назад. К сведению, следователь, эксперт-криминалист и кинолог краевого УВД только что выехали из Нетесово в Уртамовку.

Придется брать понятых и обходить снова с ними все скиты, составлять протоколы и писать под ними «От подписи отказался по религиозным мотивам», — подумал Шатохин. Дня на два еще здесь придется задержаться. Долгонько же ехали. На совещание по обмену опытом так еще простительно подъезжать. Кинологу вообще на болотах делать нечего. Теперь, после дождя, подавно.

— Товарищ полковник, лет шесть-восемь назад на скиты уже было нападение. Хорошо бы узнать, кто участвовал, — попросил на прощание Шатохин начальника розыска.

Столовая была на другой стороне улицы, наискосок от помещения райотдела. Собирались пойти позавтракать, как раздался телефонный звонок. Лейтенант Поплавский сообщал: полчаса назад в Силантьевке местными нештатными инспекторами милиции обнаружен Бороносин. Из кармана набитого травой рюкзака у него торчала свернутая карта района. Между прочим, на подробнейшей карте обозначены все до единого ограбленные скиты, проходы между ними, все возвышенности и топи. Мало того, отмечена не менее детально группа старообрядческих скитов на востоке района.

— Куда и откуда путь держал? — спросил Шатохин.

— С ними объясняться не желает. Говорит: штатных милиционеров прорва, чтоб еще с их подголосками язык мозолить.

— Собирается куда-нибудь?

— В баню.

— То есть?

— У тетки родной остановился. Баню для него топит.

— Значит, надолго расположился?

— Похоже.

— Пусть парится на здоровье. Не нужно мешать, — Потрогав свою волглую одежду, Шатохин подумал, как хорошо было бы окунуться сейчас в жар парной, и даже позавидовал Бороносину. — Я выеду в Силантьевку. Занимайтесь своим.


Бороносин» худой, лобастый распаренный после бани, сидел на крылечке избы в одних спортивных штанах и курил папиросу. Махровое розовое полотенце валялось рядом.

Первым делом вахтовик-железнодорожник потребовал объяснить, кто такой Шатохин, зачем пришел. Хотя многое и так было ясно: заляпанная грязью машина с сидящим за рулем милиционером в форме остановилась почти у самой калитки дома родственницы Бороносина. Не тратя лишних слов, Шатохин предъявил удостоверение.

— Даже майор. Такая честь, — сказал Бороносин безразличным тоном. — А дальше что?

— О происшествии слышали?

— Про доски, которые увели из скитов, что ли?

— Да.

— Говорила нынче утром Василиса.

— Только нынче. Не вчера, не позавчера?

— Не вчера, не позавчера. — Щелчком Бороносин отправил окурок с изжеванным мундштуком в наполненный дождевой водой бочонок. Мелькнула на кисти руки между большим и указательным пальцами наколка — изображение железнодорожного локомотива и под ним буквы «М.П.С.».

— Скажите, Бороносин, где вы последние дни проводили? Дом далеко, там вас не было.

— Брал обязательство быть?

— Нет.

— Тогда какой разговор?

— Семьдесят километров только от села до села пешком прошли. Пешком.

— Ух, расстояние. — Бороносин небрежно откинул к самому порогу полотенце, под которым лежала начатая пачка «Беломора» и спички. Опять закурил. — У меня условия работы какие? Месяцами живу под тук-тук-тук. Купе — как конурки, проходы в вагонах узкие, много не находишься. Так что мне эти семьдесят километров — против гиподинамии лекарство на один прием. Иногда еду, в окно гляжу, о людях, которые собак в городских квартирах держат, думаю. Сплошное варварство! Да за такое…

Поездной электрик от слова к слову говорил все охотнее, явно решил покуражиться.

— Так вы не ответили, где последние дни пропадали? — перебил Шатохин.

— Допрашиваете? — мигом переменил тон и мимику Бороносин.

— Да, это допрос.

— И в качестве кого же?

— В качестве свидетеля. В день ограбления вас видели на болотах поблизости от скитов. И вы могли кого-то заметить.

— Кто видел? — Бороносин чуть подался вперед. — Я никого…

— Видели — и все.

— Ладно, был, не отрицаю, — второй окурок полетел в бочонок с водой. — Но какой я свидетель? Никого не встречал.

— Значит так и запишем в показаниях. — Шатохин окинул взглядом железнодорожника-вахтовика. — И вместо того, чтобы разглагольствовать о собачьей гиподинамии, вы бы лучше оделись. Ради приличия.

Бороносин молча поднялся: подобрав полотенце, ушел в баньку. Вернулся в брюках и в клетчатой рубашке с широким воротом, в домашних тапочках.

— Дома есть кто-нибудь? — спросил Шатохин.

— Один. Тетка за молоком ушла. В избу пойдем.

В кухне тикали ходики, пахло медом. На столе, застланном клеенкой, был лишь цветок герани в горшке. Бороносин переставил его на подоконник, сел. Шатохин — напротив.

— Значит, в день происшествия на болотах вы были, но никого не видели и ничего не слышали? — спросил, вынимая из портфеля бумагу, ручку. — Так?

— Так.

— А в этих местах как оказались?

— Тетку проведать.

— Раз за пять лет. И то зашли не сразу, обогнули поселок стороной. На болота-то зачем подались?

— А что, нельзя? Гулял по болотам, — огрызнулся Бороносин.

— И все же, свидетель, давайте посерьезней. Вы оказались вблизи от места преступления. Чужие здесь раз в десять лет появляются.

— По личным делам был.

— Точнее?

— Белозор собирал.

— Что за белозор?

— Трава такая. Мочегонная. Или ветрогонная. Мне без надобности знать.

— Собираете, не интересуетесь что. Для чего?

— Для денег. Врач один попросил в поезде. Он народной медициной занимается. Травами лечит.

— Ближе нигде нет мочегонно-ветрогонной?

— Я не нашел.

— Врач-то заплатить обещал, адрес оставил?

— А как же. В Харькове живет. Все записано. Дома у меня.

— Хорошо. А вот это, — Шатохин наклонился к портфелю, достал и развернул рисованную от руки карту, переданную ему нештатными инспекторами, — ваша?

— Моя.

— Кто ее делал?

— Сам.

— Когда?

— Ну, — Бороносин замялся, — зимой.

— Нынешней?

— Да.

Явно не сходились концы с концами у Бороносина. Пять лет не наведывался в Силантьевку. По памяти, что ли, рисовал? Или тайно периодически бывал на болотах? Возможно. По крайней мере ходит по ним уверенно. Тогда зачем вырисовывать в подробностях болота? Нелепо. Шатохин решил пока не касаться этих несоответствий.

— Как вы объясните, что на карте отмечены все ограбленные дома староверов?

— Причем «ограбленные». Просто дома. Старые юрты есть — и они на карте. А больше и помечать нечего там.

— Хорошо. Вот еще «просто дома», — Шатохин указал ка обозначенные на карте крестиками староверческие скиты. — Это совсем в другом конце района. И около них проходы в болотах отмечены. Зачем?

Бороносин отреагировал быстро.

— А что вы одни скиты выделяете? Выгодно? Ну, есть. А Уртамовка, Царская Гать, гривы, лежневки, Силантьевка, где мы сидим, — это все тоже есть. Полрайона отмечено, а нужны скиты — за них уцепились.

Бороносин умолк, нервно, коротко побарабанил пальцами по столу, убрал со стола руки, демонстративно уставился в окно.

— Не горячитесь.

— Хэ, спокоен.

— Близко от скитов были?

— В один входил даже. К Киприяну. — Бороносин медленно отвел взгляд от окна. — Дед дуба… Умер, короле, дед.

— Не показалось, что в доме Киприяна до вас был кто-то? Следы, может…

— Да говорил же, не свидетель я.

— Что уж есть. Изложите все письменно. В какое время были на болотах, цель. О карте своей… й, если можно, давайте посмотрим, что за траву вы там насобирали.

— Пожалуйста, рюкзак в сенях валяется.

Решительно с момента приезда Шатохина в район происшествия события складывались так, что больше часу хоть в одном населенном пункте ему задерживаться не удавалось.

После допроса вахтовика-железнодорожника Бороносина он выехал в Уртамовку, куда, наконец, прибыли следователь Тиунов, эксперт-криминалист Рахманов и кинолог Казаркин со своей любимицей — трехгодовалой восточноевропейской породы овчаркой Альмой. Тиунов, Рахманов и Казаркин вылетели в Нетесовский район буквально следом за оперативниками, через полтора часа, но в аэропорту пересадки застряли почти на двое суток.

Не успел Шатохин рассказать следователю и десятой доли того, что хотел, как Хромов по рации сообщил исключительной важности новость: в 10.35 в зоне, которую его группе поручено держать под контролем, раздались выстрелы. Кинулись на звук этих выстрелов. Через полтора часа в лесу, примерно на полпути между окраиной Тасеевского луга и берегом реки, обнаружили убитого волка. Стреляли из автомата. Двумя короткими очередями. Шагах в двадцати от трупа зверя кашли в траве гильзы. Безусловно, дело рук грабителей. Сейчас они в десяти-двенадцати километрах от места, где прикончили волка. Может, даже меньше. Хромов назвал точные свои координаты. В какую сторону отправились грабители? А черт их знает, следов нет, не видно. Был бы пес. Позарез нужна розыскная собака. По крайней мере он, Хромов, считает: налетчики вышли на берег реки. Туда и направляет всех сотрудников милиции. Сам тоже…

— Сам оставайся на месте, — приказал Шатохин, — И по одному людей не отправляй к реке. Осторожность максимальная. Скоро буду. Жди.

Шатохин засобирался. По инерции продолжал еще говорить следователю:

— Магочин Захар неопрошенным остался. Он хоть мельком, но видел всех… Фельдшер местный…

— Шутишь? — перебил Тиунов. — Не сейчас, так через час иконщики попадутся, а я буду уточнять их приметы. Тоже еду.

Водитель, получив приказание гнать как можно быстрее, не жалел ни себя, ни пассажиров, ни вездехода. Зато всего сорок минут болтанки по сорокакилометросому бездорожью — и машина вылетела ка полной скорости на просторный, в добрых пятнадцать квадратных километров» Тасеевский луг, замкнутый со всех сторон лесом. Буйнотравный луг недавно скошен, отава едва пошла в рост, густо-густо поставлены стожки молодого сена.

Пересекли луг напрямую на восток, въехали в лес. До берега реки лесом — километр. А Хромов в считанных сотнях метров. Подкатили к нему. Лейтенант стоял с пистолетом в руке. Спрятал пистолет, козырнул подъехавшим, сделал кивок в сторону убитого волка. Зверь лежал на боку, поджав передние лапы, оскалив пасть; на серой шерсти в нескольких местах видные крупные темные пятна — запекшаяся кровь.

— Вот здесь гильзы, — лейтенант указал. Рахманов пошел посмотреть, остальные нетерпеливо ждали, когда Казаркин со своей овчаркой приступит к работе. Кинолог не спешил. Альма порывалась к волку, Казаркин не распускал натянутый поводок.

— В чем дело? — с нескрываемым раздражением в голосе спросил Тиунов.

— Чей след брать? Альме хоть что-то нужно, — Казаркин не договорил, все так поняли: Альме необходимо дать понюхать что-то, принадлежавшее грабителям, чтобы пойти по их следу.

— Что ж раньше молчал?

Кинолог не ответил.

— А если удалиться? Начать от места, где они одни шли? — У Тиунова, как ему показалось, мелькнула удачная мысль. Он повернулся к Хромову: — Откуда шли, лейтенант?

— Думаю, к реке. А откуда — не знаю, — ответил Хромов. — Наших шестнадцать человек, кроме этих троих, ходили, пока на убитого волка наткнулись.

— Да, — следователь махнул рукой. — Чуть не взвод прошел. Как будто Альме твоей известно, кто ловец, кто убегает.

Следователь досадовал на Хромова: мог бы, услышав выстрелы, не бросаться в поиск, не приближаться к волку, а сообщить сразу в Уртамовку. Тогда бы следы возле убитого зверя сохранились. Но Хромов действовал верно: во-первых, он сразу не мог точно сказать, кто стрелял, потом, откуда ему было знать о появлении служебно-розыскной собаки?

Куда они теперь денутся, — вмешался Шатохин. — Уверен, у реки. Ближняя пристань — Ореховый мыс?

— Восемнадцать километров, — назвал расстояние Хромов.

— «Ракета» во сколько там будет?

Хромов посмотрел на часы.

— По расписанию через тридцать три минуты.

— Надо связаться с причалом.

— Там дежурят. По вашему указанию.

— На всякий случай, еще раз предупредить надо. — Шатохин сам пошел к рации.

— Вертолет вызови, Алексей Михайлович. Теперь назарьевских сотрудников поближе нужно перебросить, — сказал Тиунов.

Милиция двух райотделов вела поиск. Низко-низко над лесом, над рекою кружил вертолет. Остаток дня результатов не дал. Ночь и весь следующий день — тоже. Следователь, эксперт-криминалист, кинолог уехали из зоны поиска. Им предстояло еще раз пройти, по возможности более тщательно, по тому кругу, по которому уже прошел Шатохин.

Шатохин не выезжал из тайги. Неизвестно, сколько бы еще длился поиск, если бы не вызвал на связь Пушных.

— Может, есть смысл прекратить, Алексей Михайлович? — Полковник как будто бы советовался, но Шатохин уловил, что в случае несогласия последует приказ.

— Еще день, если считаешь нужным, твой, — добавил начальник краевого розыска.

— Мне вылетать? — Шатохин поскреб щетинистую, искусанную гнусом щеку.

— Вылетать.

— Есть. Завтра утром буду. Если авиация не подведет.

Часть вторая

1


У начальника отдела краевого уголовного розыска за время отсутствия Шатохика накопилась информация по делу об иконах. На запрос был ответ из Москвы: грабежей, сходных с теми, что произошли в Нетесовском районе, в прошлом не отмечено. Но была под рукой поднятая из архива папка.

— Посмотришь, — полковник подал ее Шатохину. — Плиточники-мозаичники Валошин и Катков отличились. Девять лет назад были в командировке в тех краях, отделывали столовую в деревне Большой Тотош. Забрались на болота, украли иконы в одном старообрядческом дому. Иван Игнатьевич Парфенов занимался этим перед самым уходом на пенсию. Жаль, с ним уже не встретишься…

— А плиточники?..

— По-прежнему работают в девятом РСУ. Теперь о Бороносине. Как с ним?

— Полный туман… Во-первых, белозор. Действительно растет такая трава на болотах. Но Бороносин багульник со мхом вперемешку напихал в рюкзак. Говорит, перепутал. Потом, адрес врача, для которого, якобы, траву собирал, так и не назвал. Листок с адресом потерял, говорит. Если совпадение, что оказался рядом с местом происшествия, то исключительно редкостное. Я в такие совпадения слабо верю. Еще его эта карта.

— У тебя она?

— Передал экспертам.

— Бороносин много ездит, — полковник недолго помолчал. — Мог в разговорах с пассажирами рассказывать без всякого умысла о родных краях, о староверах, иконах и таким образом попасть в поле зрения заинтересованных людей.

— Я побываю, Виктор Петрович, на его работе, поговорило нем.

— Добро. — Веселый огонек вспыхнул в глазах у Пушных. Он спросил: — Грабители-то, как считаешь, по сегодняшний день комаров кормят?

— В тайге, — уверенно ответил Шатохин.

— Ну-ну… — Полковник кивнул, напомнил: — Папку не забудь.

Шатохин просматривал архивное дело. Ничего сходного с нынешним. Почерк, уровень — не те. Плиточники-мозаичники выждали, когда хозяева покинут избу, второпях, без разбора сняли иконы в верхней части стены правее центральных в иконостасе образов. А сбывали украденное на толкучке. Там и были задержаны. Какие уж связи с собирателями, с перекупщиками… Нет-нет, не они. А кто провел Валошина и Каткова через топи? В деле почему-то нет. А важно. Пусть-ка лейтенант Хромов повстречается с мозаичниками-плиточниками, слетает еще раз в Нетесовский район. Большой Тотош от Силантьевки всего в получасе езды, вдруг да окажется, что доброхотом-проводником был девять лет назад Бороносин.

Сам чем займется? Нужно сначала повидаться с начальником пассажирского поезда Померанцевым. Железнодорожник-вахтовик из Нарговки чаще всего ездит в бригаде Померанцева. На восемнадцать часов договорились о свидании около депо. Шатохин взглянул на часы, скоро пора отправляться. А Хромов пусть оформляет командировку. Он набрал телефонный номер лейтенанта: «Володя, зайди». Маловероятно, чтобы Клим, Глеб, Роман, если издалека, совершенно никого знакомых в крайцентре не имели, без остановки проследовали в таежный район. Обратиться за помощью к собирателям? Да. Еще нужно, сразу после встречи с начальником поезда…

На четвертушке листа Шатохин делал беглые сокращенные пометки.

Начальник поезда, худой, в возрасте мужчина с техникумовским «поплавком» на лацкане форменного пиджака имел привычку переспрашивать, а потом надолго умолкать. Как будто взвешивал вопрос на невидимых весах. Отвечал, правда, по существу.

Общительный ли Бороносин?

Не чурается людей. Любит посидеть, поболтать. Пока не обсудит все поездные новости, не перескажет, что в газетах прочитал, по радио услышал, — не поднимется. Приходится напоминать, что не пассажиром едет.

Часто ли рассказывает о родном селе, о староверах?

Еще бы. Он, Померанцев, на что уж, кажется, не часто в поездных посиделках участвует, начальник все-таки, а и то наслушался вдосталь. Сам целую лекцию о старообрядцах благодаря Анатолию прочитать может.

Конкретно что?

ну, среди болот дома их стоят. Вера у них, например, на казанскую разделяется и ярославскую. Кто казанской веры держится, деньги не признает, тайгою кормится. А ярославские вовсю деньгами пользуются… Вот… Или наоборот, ярославские это без денег…

Начальник поезда сбился, умолк. Шатохин, искоса глянув, подумал, что собеседник, пожалуй, преувеличил свои возможности: целая лекция о старообрядцах ему не под силу.

— С пассажирами в поездах Бороносин общается? Или только со своими?

На этот раз Померанцев не переспросил, ответил сразу:

— Весь обслуживающий персонал в дороге непрерывно среди пассажиров. Работа такая. Анатолий часто проводников подменяет.

Они медленно шли вдоль железнодорожных путей от депо к товарной станции. Рядом сновали маневровые тепловозы, слышался лязг буферов сцепливаемых вагонов, перекликивались между собой сцепщики в оранжевых жилетах.

— Об иконах Бороносин тоже, наверно, рассказывал? — спросил Шатохин.

— Как же. О самих старообрядцах речи меньше, чем об их иконах.

— Что?

Помня, видимо, как только что потерпел неудачу с «целой лекцией», Померанцев отвечал сдержаннее, проще, и выходило у него толковее.

— Уйма икон. Дорогие. Святят их по праздникам, на любимые сутками молятся» Почувствует кто приближение смерти, ищет, кому передать. Некому, кет единоверцев рядом, так в землю закапывают.

Шатохин впервые слышал о таком.

— Это Бороносин говорил? — спросил он.

— Да. Рассказывал, позапрошлым летом экспедицию проводил по тайге, на избушку наткнулись. Дверь открыта, на пороге труп старика. Полуистлевший. А за порогом — несколько икон, краска уже начисто облезла. Молельня там была. Старик все вынести успел, закопал. С последней охапкой на пороге споткнулся и больше не встал…

— Правда, было?

Начальник поезда усмехнулся, закурил:

— Кто знает. У него пойми, где правда, где вымысел. Проводницы его рассказы северными фантазиями называют.

«Что же сейчас вахтовик из Нарговки нафантазировал, а что сделал?» — подумал Шатохин.

Он задал еще несколько вопросов начальнику поезда и простился.

Встречу удачной, кажется, не назовешь. Хотя не особенно на нее и рассчитывал.

Хромов тоже ничего неожиданного не получил от свидания с плиточниками-мозаичниками. Валошин и Катков рассказали, девять лет назад шофер оленеводческого совхоза повез их на хорошие черничники. Километрах в двадцати пяти от Большого Тотоша. Там, собирая ягоду, увидели среди деревьев одинокую избушку. Дорогу запомнили, вдвоем через неделю тайно пришли к отшельническому обиталищу. Фамилию шофера строители-отделочники забыли, но это не Бороносин. Шоферу, возившему в ягодное местечко, тогда было под пятьдесят…

— Правду говорят. Все быльем поросло. Зачем им сейчас что-то запутывать, кого-то выгораживать, — подытожил лейтенант.

Шатохин согласился.

— Разыщи все-таки шофера, — сказал он. — И поинтересуйся в райцентре, работала ли в прошлом году экспедиция, кто ее сопровождал?

— Есть. — Хромов помолчал. — Пусть даже Бороносин был проводником на болотах, все равно с ним Роман и компания не сразу встретились. Если высадились из «Ракеты», из поезда, долго шли по тайге. Самостоятельно? И кто-то должен был видеть в месте высадки.

— Выясняют. Занимайся своим делом. Билет взял?

— На первый рейс.

— Тогда по домам, — предложил Шатохин.

2

Криминалистическая экспертиза ка месте, в крайцентре, мало прибавила к известному.

Специалисты по дактилоскопии дали заключение, что из всех консервных банок, извлеченных из таежного омута, отпечатки пальцев, с которыми можно работать, сохранились лишь на одной. Человек, которому они принадлежат, брал в руки также и расколотую деревянную чашку. На территории края дактилоскопирование к этому человеку не применялось… По обрывку газеты установили ее название, дату выхода в свет — центральная отраслевая газета «Водный транспорт» за июнь, отпечатанная в московской типографии (для оперативников это было косвенным подтверждением, что налетчики прибыли издалека: газета тиражируется с матриц и в сибирских городах, экземпляры, печатаемые в столице, рассылаются лишь в близлежащие области). Выстрелы по волку произведены из автомата системы Калашникова, патроны изготовлены примерно 43–45 лет назад. Из автомата стреляли много, возможно, АК имел военную биографию. С применением именно этого оружия преступления в границах края прежде не совершались. Все. Окончательное слово было за Москвой.

Москва сумела дополнить — и очень существенно — информацию насчет оружия. Четыре года назад в одном из районов Карельской АССР было совершено нападение на инкассаторскую машину. Преступник, двадцатипятилетний Алексей Иннокентьевич Кортунов, уроженец города Вышний Волочек Калининской области, очередью из автомата тяжело ранил инкассатора и убил водителя. Нападавшему удалось забрать деньги и пистолет шофера-охранника и скрыться. Спустя двое суток он был задержан и арестован в доме родителей. Инкассаторская сумка с деньгами и пистолет при обыске были обнаружены, автомата не оказалось. Преступник утверждал в ходе следствия, что разобрал автомат и части разбросал в лесу, где именно — забыл. И вот по типичным следам на пулях специалисты по судебной баллистике дали заключение: при нападении четыре года назад в Карелии на инкассаторскую машину и неделю назад в тайге стреляли из одного и того же оружия…

В кабинете у начальника уголовного розыска сидели следователь Тиунов и майор Шатохин. Полковник знакомил их с содержанием поступивших документов.

— Гильзы, сами пули со следами от полей нарезов в каналах ствола — нам. А автомат продолжает стрелять, — невесело заметил следователь.

— Да, автомата нет, — сказал полковник. — Кортуноза не спросишь, куда девал. Приговорен к исключительной мере.

— Сообщники?

— Действовал один.

— Поверили ему на слово, что выкинул, — с досадой сказал Тиунов.

— Не смогли доказать. Мы — перед фактом, что не выбросил.

От внимания полковника не ускользнуло, как Шатохин сделал непроизвольный жест рукой. — Что, Алексей Михайлович?

— Поразительная особенность ненайденного оружия, — ответил Шатохин, — обязательно появляется вновь.

— К несчастью… У Кортуиова остался младший брат. Игорь. Игорь Иннокентьевич. Пока о кем известно, что дважды судим по двести двадцать восьмой статье. Совсем не показатель того, что причастен к ограблению скитов. Но Кортунов-младший — пока единственная зацепка в деле. Еще, правда, Бороносин, но…

— Игорь, — повторил имя Кортунова-младшего Шатохин.

— Глеб, Клим, Роман — совсем не обязательно подлинные имена, — проговорил Тиунов.

— Все-таки против младшего кое-что есть, — продолжал полковник. — Старшего арестовали буквально через полтора часа после появления в родном доме. Не ожидал, что так скоро разыщут, ни денег, ни пистолета не прятал. Следствием прохронометрирован путь от места преступления к дому. Нигде не задерживался. Так что очень большая вероятность: Игорь Кортунов осведомлен об автомате.

— Прежде всего нужно установить, где находился Кортунов-младший в дни ограбления, — сказал Шатохин. — Дальше: предъявить его снимок потерпевшим. Если был среди троих, не верю, чтоб не опознали. Все-то прикрытие лиц — очки.

— Кто опознавать будет? — спросил с иронией следователь.

— Агафья, Василий… Бабка Липа.

— Агафью, к сведению, теперь строжайше наказали. Будет поститься и молиться неопределенно долгое время, искупать свой грех.

— Кто наказал? — вырвалось невольно у Шатохина.

— Ну не я же епитимью наложил. — Следователь посмотрел на Шатохина, как на неразумного ребенка, шумно вздохнул и перевел взгляд на полковника. — Община, совет. Кто у них там главный — не знаю и изучать особого желания не испытываю. Важно, что потерпевшие не помощники нам, показаний от них не жди.

— Можно вопрос, Виктор Петрович? — спросил Тиунов. — У инкассатора большая сумма взята?

— Очень.

— Вы верите, что убийца, имея крупные деньги, стал бы связываться с продажей оружия?

— Нет.

— И я — нет. Скорее всего, поберег бы для новых подвигов, вовремя укротили, — сказал следователь. — Значит, Кортунов-младший так или иначе посвящен в тайну оружия.

— Не подводите ли вы, Дмитрий Степанович, к тому, что нужно допросить Кортунова?

— По крайней мере, не исключаю этого, — ответил Тиунов.

— Не исключаете? — Тень неудовольствия пробежала по лицу Пушных.

— Нет, не исключаю, — твердо повторил следователь.

— Хорошо, Дмитрий Степанович. — Полковник не счел нужным продолжать. — Дело пока в уголовном розыске. Я переговорю с вашим начальником и с генералом Ломакиным.

Тиунов поднялся, простился кивком и вышел.

— Ситуация. — Полковник вынул из стаканчика красный карандаш с отломившимся графитным кончиком. Не найдя бритвенного лезвия, поставил карандаш на место. — Хромов что сообщает? — спросил.

— Шофера в Большом Тотоше нашел. Твердохлебов фамилия. Помнит он ту поездку. Рассказывает, просто решил городских командированных поразить обилием ягоды в тайге, сам позвал…

— Значит, Бороносин в том случае отпадает.

— Напрочь. Никакой экспедиции в прошлом году в районе не было. В последний раз пять лет назад мелиораторы приезжали. Бороносин к мелиораторам касательства не имеет.

— Очередная его северная фантазия?

— Возможно. И еще. У Ионы Парамоновича Корзилова есть несколько слайдов. Снимки с наиболее ценных икон. Старухи втихую все-таки подлечиваются у фельдшера, хотя сами — каждая лекарка. Не посмели отказать ему в просьбе пофотографировать. Тоже в глубокой тайне, разумеется.

— А фельдшеру зачем фотографирование?

— Ведет среди них агитацию не уничтожать ни при каких обстоятельствах произведения искусства. Это правда: староверы в одиночестве, почуяв близкую смерть, зарывают в землю образа. Или по воде пускают. Куприяновы иконы, не будь Варвары и Агриппины, ждала такая участь.

— Фельдшер передал слайды Володе?

— Четырнадцать штук, с указанием размеров. На время.

— Сфотографированные иконы все исчезли?

— Нет. Две — бывшие Киприяновы. А к новым владелицам грабители не заходили. Три — из скита старухи Великониды. Это в другой группе скитов, на востоке района. Дотуда просто руку не дотянули.

— Что ж, Иона Парамонович, возможно, облегчит работу нам. И таможенникам тоже. Теперь нужна подробная информация насчет Кортунова.

— Я составлю текст запроса, — сказал Шатохин.

— Не надо. Письменный — долго. Торопят. Из-за автомата. Главное сейчас — он. Суббота, иди отдыхать. В понедельник в восемь ноль-ноль жду вместе с Хромовым. И со слайдами. Хромов вылетел?

— В семнадцать нынче должен быть.

— Хорошо. До понедельника.

3

В кабинете у полковника утром в понедельник разговора не было, сразу отправились к заместителю начальника управления Зайченко. По пути зашли в отдел к экспертам-криминалистам, отдать слайды.

— По три экземпляра с каждого, пожалуйста, — попросил Пушных у молодого, неторопливого в движениях старшего лейтенанта, прекрасного фотографа Саши Белецкого.

— Когда нужно?

— Полчаса достаточно? И еще просьба, Саша: в тридцать второй кабинет занесите.

Зайченко и Пушных были ровесники и друзья. Жизнь, судьба их складывалась почти одинаково. Оба в милицию пришли в начале пятьдесят третьего, накануне знаменитой, печально-памятной амнистии. Оба буквально через три месяца службы ранены были, у обоих теперь на плечах полковничьи погоны и близкая пенсия.

Пушных докладывал старшему по должности другу по привычке старого службиста стоя. Одновременно это был рассказ и для Шатохина и Хромова.

Информацию о Кортунове начальник розыска собрал немалую.

Освободился Кортунов восемь месяцев назад. Живет в Калинине, за Тверцой. Энергетический переулок, дом-один. Снимает флигель у пенсионеров. Работает на полставки фотографом на обувной фабрике, имеет патент на занятие индивидуальной трудовой деятельностью. Фотографирует туристов, приезжих на фоне городских достопримечательностей. Постоянного места нет. Между индивидуальщиками конкуренция. Месяца два назад фотографировал у памятника купцу Афанасию Никитину. Оттерли. Теперь, по сведениям, в Березовой роще. Родители по-прежнему проживают в Вышнем Волочке, замужняя сестра — в Торжке. Относительно старшего брата. О нем Игорь Кортунов не упомнинает, словно и не было.

— Когда видели фотографа в последний раз? — спросил Зайченко.

— В пятницу. А до этого долго не появлялся. Но на фабрике у него отпуск был. Фабрика старая, ежегодно на месяц закрывается на ремонт.

— Спортподготовка, знакомства?

— Пока неизвестно. Не давал повода справляться.

— Иконы?

— В торговле не был замечен.

— Так. — Зайченко смотрел перед собой в одну точку на полированном столе. — Будем надеяться, Кортунов — кратчайший путь к автомату, про который нам с Виктором Петровичем чуть не каждый час…

Зайченко не стал продолжать при подчиненных, но в сказанном смысл угадывался яснее ясного: у полковников непрерывно справляются, какие* предпринимаются меры по розыску боевого скорострельного оружия. Потому и план разрабатывается необычно, непривычно. Не в стенах отдела.

— Лучшее — завязать знакомство с Кортуновым, — после короткого молчания продолжал Зайченко. — Каким образом?

— Кротунов тщеславен, представляется при знакомстве не иначе как «фотохудожник». Не скрывает цели стать богатым. Можно сыграть на этом, — сказал Пушных.

— Можно, — согласился Зайченко. — Но как? Виктор Петрович, ты садись. А вы, майор, лейтенант, здесь не для кворума. Высказывайте свои соображения.

— То, что снимает на улице, делает его доступным для знакомства, — сказал Шатохин.

— В определенной мере — да. А если многоуважаемый индивидуал Игорь Иннокентьевич сфотографирует, запишет координаты, возьмет деньги — и прощайте? Снова приходить сниматься?

— Всего не предусмотришь, — сказал Шатохин. — На месте по ситуации лучше действовать.

— Это не разговор, — не согласился Зайченко. — Кто гарантирует, что автомат не у Кортунова? Тогда выйдет непродуманное импровизированное знакомство с вооруженным преступником. А за ним еще двое.

— Вообще нужно четко определиться, как, в каком качестве прийти к Кортунову, — сказал Пушных. — Как я понимаю его, человек он деловой, и ему интересны люди деловые. Из этого нужно исходить…

Секретарша вошла, положила на стол перед Пушных пакет с фотографиями, поверх — слайды в коробочке.

Пушных в разговоре забыл о снимках, теперь, взглянув на часы, похвалил про себя Белецкого: «Молодец, Саша, уложился в тридцать минут».

Он вынул из пакета фотографии, разложил на три стопки, брал из одной, разглядывал и передавал Зайченко. Замначальника управления — Шатохину. Фотографии — переснятые иконы — заходили по рукам. На некоторых письмо еле проступало сквозь черноту, на иных рисунок был чистый, светящийся, фон золотился.

— Нужно пометить, какие чьи, названия написать, — сказал Пушных.

— Сделаем. На рамочках слайдов указано… — Лейтенант Хромов, не выпуская из рук очередную, переданную ему фотографию, живо взглянул на Пушных: — Кортунов сидел за изготовление и сбыт порнографии?

— Да.

— Значит, если и не фотохудожник, то прилично снимает? За халтуру мало кто согласится платить.

Никто из присутствующих пока не понимал, к чему клонит Хромов, уточняя известное.

— Виктор Петрович говорит, что Кортунову интересны деловые люди, — продолжал лейтенант: — Значит, нужно подойти к нему с делом. Как к фотомастеру…

В нескольких фразах Хромов объяснил, что он конкретно предлагает.

— А хорошо, лейтенант, — одобрил заместитель начальника крайунравления. — Подумать еще нужно, кое-что изменить, но в целом согласен. Как, товарищи?

У Пушных и у Шатохина тоже не было возражений по существу.

— Добро, — полковник Зайченко поднялся. — Все свободны. В шестнадцать соберемся здесь еще раз. Европейский вариант вчерне обговорили, теперь — сибирский^.

4

В древней Твери было пасмурно, прохладно. Августовское солнце временами ненадолго озаряло город, неспокойную, продутую ветром воду Волги и вновь зарывалось в темно-серые облака. Без дела редко кто выходил, на улицах малолюдно. Нечего было и мечтать, чтобы кому-то из фотографов-индивидуалов взбрело в голову поджидать по такой погоде желающих сняться на память около достопримечательностей.

Дождь прекращал моросить, и Шатохин покидал гостиничный номер. Отлучался недалеко и ненадолго. По уцелевшему уголку старого города брел мимо дома-музея писателя и местного вице-губернатора Салтыкова-Щедрина, заходил в антикварный магазин, потом в кафе «Аквариум» с видеосалоном и возвращался в свою 268-ю комнату.

Одиночество не тяготило, но куда веселее было бы коротать дни вдвоем. А предполагалось, что вылетят вместе с Хромовым, билеты были уже заказаны. Однако замначальника Управления отменил командировку лейтенанта: Калинин Калинином, туда обязательно нужно, однако и на месте дела есть. Крайцентровские связи грабителей нужно выявлять, должны они быть, о вахтовике-железно-дорожнике Бороносине забывать нельзя.

Ненастье, а с ним и вынужденное ничегонеделанье длилось три дня, а на четвертый погода, наконец, установилась. С утра в жарких лучах подсыхал асфальт, ветерок обдувал влагу с листьев. Шатохин был доволен и в то же время немножко нервничал. Кортунов находился в городе, регулярно в первой половине дня на два-три часа наведывался на фабрику, ночевать приходил в свой флигелек, однако первое погожее утро — субботнее, и кто знает его планы. Вдруг да надумает съездить в Торжок или Вышний Волочек, к сестре или к родителям. Не должен никуда уехать. Патент отрабатывать должен, место свое оберегать от соперников.

Шатохин не спешил. К открытию спустился в ресторан позавтракать, вернулся в номер. Сидел в кресле перед включенным телевизором, поглядывал на часы, на телефон.

Звонок раздался за полдень. Лейтенант-оперативник Изотов, один из двух калининских сотрудников милиции, с кем Шатохин, приехав, встречался и кто помогал все эти дни, сообщил, что фотограф в роще, расположился там недавно, народу вокруг него пока не видать.

— Понял, — Шатохин положил трубку.

Черный кожаный «дипломат» с наборным цифровым замком лежал на виду, на тумбочке около кровати. Шатохин обулся, надел темно-серый в тон брюкам пиджак. Из внутреннего кармана вынул бумажник, еще раз на всякий случай просмотрел его содержимое, положил на место. Взял «дипломат», выключил телевизор и вышел из номера.

Заочно, по снимку, он был знаком с Кортуновым и узнал его сразу. Смуглолицый, невысокого роста, крепко сбитый, одетый в коричневые вельветовые штаны и полосатую рубашку, он что-то писал в блокнотик, держа его перед собой на весу. Если участвовал в налете на скиты, то под именем «Глеб». Из двоих других у одного, Клима, косоглазие, Роман — высокий и узкоплечий.

Девочка лет пяти-шести, молодые мужчина и женщина были рядом. Видимо, Кортунов только что сфотографировал их и теперь выписывал квитанцию. Девочка со смехом бегала вокруг высокой треноги, на которой была прикреплена рамка со снимками-образцами. Опасаясь, как бы шустрая, самая юная представительница семейства не уронила треногу, Кортунов оборачивался, бросал короткие недовольные взгляды. При этом фотоаппарат с расчехленным объективом мотался ка животе.

От пятачка, на котором расположился Кортунов, до ближней скамейки было шагов пятнадцать. Шатохин прошел мимо индивидуала и его клиентов, сел на скамейку, положил рядом «дипломат».

Щурясь от солнечных лучей, открыто наблюдал, как рассчитываются сфотографировавшиеся, как удаляются, потом сосредоточил внимание на Кортунове. Тот наклонился, поднял из травы плюшевого медвежонка, целлулоидную куклу в пестром сарафане и с пунцовыми щеками, положил игрушки на раскладной алюминиевый стульчик с матерчатым сиденьем.

К Кортунову еще подошли. Две женщины. Просто взглянули на образцы и отправились дальше.

Фотоиндивидуал закурил сигарету, сделал несколько затяжек, выкинул окурок. Шатохин продолжал смотреть в его сторону.

Трудно было не реагировать на близкое соседство. Кортунов сделал несколько шагов в сторону Шатохина.

— Снимемся на память, — предложил. — Можно с видом на Волгу.

— Стоит ли? — ответил Шаюхин.

— Дело хозяйское, — не стал уговаривать, вернулся на свое место Кортунов.

Шатохин поднялся, приблизился к кортуновской треноге, окинул взглядом образцы.

Снимки были обычные, средненькие. Да и кто сумел бы показать мастерство, щелкая кадр за кадром с одной точки? Отсутствие колоритного фона, подтверждающего, что снимок сделан именно в Калинине, восполняла надпись в левом нижнем углу, выполненная буквами в старинном начертании «Грдь ТверЬ».

— Хочешь заработать? — спросил Шатохин.

— Как?

— Переснять кое-что нужно.

— С собой?

— Да. — Шатохин кивнул на «дипломат».

— Если порно, я сразу — пас, — твердо сказал Кортунов.

— Зачем такие страсти, — Шатохин засмеялся. — Предметы искусства. Нужны точные фотокопии. Сумеешь быстро сделать?

— Смогу… Какие предметы?

— Снимать будешь, увидишь.

Кортунов помолчал. Возможно, прикидывал, кем может быть незнакомец и стоит ли иметь с ним дело. Снро сил:

— Когда надо?

— Сегодня.

— А размеры, штук сколько?

— Пять. Каждый снимок в трех экземплярах. Формат… — Шатохин взял со скамейки свой «дипломат», провел пальцем сверху вниз по середине крышки.

— Дорого тебе обойдется. У меня цена…

— Договоримся, — небрежно оборвал Шатохин. Кивнул на узкопленочный кортуновский «Никон». — Им, что ли, снимать будешь?

— Это уже моя забота.

Складные тренога, стульчик, рамка с образцами, игрушки оказались во вместительной спортивной сумке. В минуту от кортуновского «фотосалона» не осталось следа.

— Пойдем, — сказал Кортунов.

При конторе обувной фабрики в Верхневолжском переулке Кортунов имел фотолабораторию — комнатку в полуподвале с отдельным входом. Шатохин знал о ее существовании, был уверен, что Кортунов приведет его именно сюда. Так и случилось.

— Ну, что снимать? — Кортунов щелкнул выключателями, и яркий свет залил квадратную комнатку без окон. Широкопленочный «Киев» появился на столе.



Шатохин вынул из «дипломата», раскутал упакованные в пушистую хлопковую бумагу свертки. Иконы — пять штук — одна за другой легли возле «Киева».

Украдкой Шатохин наблюдал, какой будет реакция Кортунова на появление икон.

Внешне, по крайней мере, остался спокоен. Указательными пальцами взял за уголки одну, на расстоянии вытянутых рук рассматривал, повернул тыльной стороной к себе.

— Николай Угодник? — спросил.

— Власий…

— Похож на Угодника. — Кортунов поставил икону к глянцевателю, убавил освещение, прибавил, слегка изменил положение иконы, взялся за фотоаппарат. Он приступил к работе.

Больше почти не разговаривали до того самого момента, когда Кортунов протянул пачку готовых снимков.

— Двести пятьдесят, — назвал сумму. — У меня цены, я предупреждал…

— Нормально, — рассеянно глядя мимо хозяина лаборатории, остановил Шатохин, вынимая и раскрывая бумажник. В одном отделении были пятидесяти- и сторублевки, из другого выглядывали двадцатидолларовые бумажки.

— Нормально, — повторил он, делая вид» будто не замечает, с каким жадным вниманием азучает Кортунов содержимое бумажника.

Шатохин отсчитал двести пятьдесят рублей, положил бумажник обратно в карман, но рассчитываться помедлил, прежде поставил условие:

— Негативы тоже мои.

— Пожалуйста…

Быстро, заученными профессиональными движениями Кортунов скатал и завернул пленку, отдал Шатохину и тут же получил деньги.

Дела с фотографом были закончены, иконы в прежней упаковке уложены в «дипломат». Оставаться в нагретой осветителями, непроветриваемой комнатке не было больше нужды.

— Духота, — сказал Шатохин. Вынул из бокового кармана пиджака носовой платок вытереть вспотевший лоб. Никелированный ключик, прицепленный к плексигласовому брелочку, на котором было оттиснуто буквами «Г-ца «Тверь» и ниже крупно «268», лежал в том же кармане, что и платок, и выпал, звякнул об пол. Поспешно Шатохин наклонился, подобрал ключик.

— Спасибо за снимки, — поблагодарил он и вышел из кортуновской лаборатории на улицу.


Пешком, с задержками у киосков «Союзпечати», с заходом в сувенирный магазин «Тверские умельцы», он через час с небольшим добрался до гостиницы.

В номере, не снимая пиджака, сел в кресло, положил «дипломат» на пол, придвинул ближе к себе телефонный аппарат. Ослабил узел галстука, расстегнул верхнюю пуговицу сорочки и с четверть часа сидел неподвижно с полузакрытыми глазами. Потом, достав фотографии, принялся перебирать их. Прилично сделано. Только вот пользы от снимков, если…

Телефонный звонок нарушил тишину, заставил отложить фотографии.

Звонил лейтенант Изотов. После прощания с Шатохиным фотограф вскоре покинул свою каморку в Верхневолжском переулке. В рощу не возвратился, на трамвае поехал в свой флигелек. Так и не выходил оттуда пока.

Семнадцать. С минутами даже. Если и через полтора, самое большее через два часа, он, Шатохин, будет сидеть вот так же в одиночестве, то зряшной, пожалуй, была и встреча в Березовой роще, и пересъемка. Нужно будет на ходу изобретать что-то другое. Что? Не нужно заранее настраиваться на плохое. Лучше сходить перекусить, с утра не ел.

Шатохин спустился в ресторан. Выпил бутылку пива с кальмарами. Официантка поставила перед ним второе, когда знакомая фигура фотографа-индивидуала возникла вдруг в дверях.

Обведя взглядом просторный, наполовину свободный зал, Кортунов пошел по ковровой дорожке в проходе между столиками. Шатохин не сомневался: исключительно ради него, в поисках его, фотограф заглянул в ресторан, и сейчас обязательно окажется рядом.



Он не стад делать вида, будто не замечает появления недавнего своего знакомого. Резал ка кусочки запеченный в тесто шницель и посматривал на приближающегося Кортунова. Радоваться преждевременно, мало ли зачем пожаловал фотограф. Однако пока события развиваются по разработанному заранее, в Сибири, в кабинете у заместителя начальника крайуправления Зайченко, сюжету.

Фотограф остановился перед шатохкнским столиком, ногой подвинул свободный стул, сел.

Сумка была у него в руке. Не прежняя, вместительная, рабочая, а небольшая, из мягкой кожи. Кортунов положил ее на край столика.

— Не помешаю? — спросил.

Шатохин посмотрел холодно, отчужденно и промолчал.

— К вам… По делу, — сказал Кортунов.

От внимания Шатохин а, конечно же, не ускользнуло обращение на «вы». Он не спешил уделять внимание фотографу. Неторопливо съел кусочек шницеля, из второй, откупоренной, но пока не начатой бутылки налил себе полстакана пива, отхлебнул глоток. Лишь после этого спросил приглушенным голосом и с раздражением:

— Кто-то кому-то что-то задолжал?

— Нет, — поспешил с ответом Кортунов.

— Тогда еще какое дело? И нашел меня как?

— Вы, перед тем как уйти, помните…

— Мм, — Шатохин покривил губы. Вынул ключик, подержал его на ладони и положил обратно в карман пиджака. — Понятно. Ну, и дальше?

— С предложением к вам.

— С предложением?

— Да. Хочу показать икону. — Кортунов дотронулся до сумки.

— А зачем?

Ответ явно обескуражил Кортунова. Такого оборота он не ожидал, не сразу нашел, что сказать.

— Зря вы так… — выдавил наконец из себя.

Легкое беспокойство, как бы не перегнуть, не испортить удачно начавшуюся игру, овладело Шатохиным. Следовало, пожалуй, ослабить возникшую натянутость.

— Как тебе кажется, зачем мне иконы? — спросил он.

— Ну, собираете их, — после заминки ответил Кортунов.

— Будем считать, угадал, собираю. Но не все подряд.

— Не видели моей, а говорите — «подряд». Эта, — Кортунов придавил ладонью сумку, — старше ваших.

— Вот как. Ты что же, хорошо разбираешься в них?

— Немного… У вас из всех пяти самой старой полтораста лет от силы.

— А твоей?

— Семнадцатый век. Начало.

Шатохин покосился на короткопалую, покоившуюся на сумке руку собеседника:

— Хм. Ладно. Подожди немного, поговорим.

Он взялся за отложенные было вилку и нож.

Через четверть часа сидели в номере.

— Показывай, — сказал Шатохин фотографу, и тот, расстегнув «молнию», вынул из сумки, передал из рук в руки Шатсхину икону.

Из скита Афанасия! «София, Премудрость Божия». Из тысячи прочих — Шатохин узнал бы, выделил ее. Дело даже не в том, что икона эта в числе других наиболее ценных была ка слайдах уртамовского фельдшера, и Шатохин имел возможность изучить, запомнить ее. Это еще мало что значило. Могли существовать повторения «Софии…». Но на афанасьевской — крылатая, с огненным лицом София имела характерную отметину: краска в среднике на кончике левого крыла отколупнута, а в дереве на этом месте — глубокая ромбовидная вмятина. Было даже предание о ее происхождении. Больше трех веков назад, когда староверы общиной подвигались на восток в дикий край, на них напал отряд сибирского князька Тохтамыша. Мета на иконе — след наконечника татарской излетной стрелы. Перед тем, как Шатохину вылететь в древнюю Тверь в командировку, фельдшера приглашали в крайцентр для консультации с ним, и он обращал внимание майора, в частности, и на эту деталь…

Слабо верилось, что пригодится знание. А вот ведь держит в руках именно «Софию…» с отметиной.

Строго-настрого Шатохину было запрещено поддерживать, а тем более самому заводить разговоры о достоинствах и содержании икон, при случае лишь молча рассматривать. Сейчас он мог позволить себе, ничем не рискуя, чуть-чуть нарушить инструкцию.

— София. Символический образ божьей премудрости, — проговорил он, разглядывая шпонки на обороте. — Сколько за нее?

— Две.

— Полторы, — назвал Шатохин свою цену.

— Если бы вы согласились, — осторожно начал Кортунов. — Можно в долларах. Двести семьдесят…

— А ты уверен, что умеешь ими пользоваться? Не попадешься? Да и не тянет эта на доллары. Другое нужно. Еще есть?

— Есть.

— Приноси, посмотрим. А за эту — советскими.

Раскрытый желтый бумажник опять, пока Шатохин отсчитывал пятнадцать сотен, помаячил перед глазами фотоиндивидуала.

Раздался телефонный звонок. Пожалуй, не ко времени. Шатохин почти наверняка знал, кто набрал номер. Можно было ответить: «Я не один, перезвони позднее», и это выглядело бы вполне естественно. Откровенное любопытство — чей звонок? о чем будет разговор? — уловил Шатохин в глазах фотографа и переменил решение. Почему, собственно, некстати звонок? Есть желание у Кортунова, пусть послушает.

— А, Сергей Иванович, — Шатохин заговорил в трубку с улыбкой, непринужденно. — Уже собираюсь… Конечно, как договорились… — Пакет с неубранными со стола кортуновскими снимками попался на глаза. По ходу разговора он выудил из пакета одну фотографию, приподняв, смотрел на нее. — Лучше об этом при встрече… — импровизировал, заканчивая. — До скорого.

«Не переборщил, вроде бы?» — подумал, поглядев на Кортунова.

— Что у нас еще? — спросил.

— Насчет встречи не договорились, — напомнил Кортунов.

— Да-да. Нынче не получится. Давай завтра в полдень. Кстати, к тебе как хоть обращаться?

— Игорь. А вас зовут?

— Дмитрий Дмитриевич… Все. Мне некогда.

5

«София, Премудрость Божия, с праздниками» из скита Афанасия лежала на тумбочке. Ликом кверху. Шатохин, чуть наклонившись, всматривался в клейма, в центральный образ.

Победа! И еще какая. Принеся икону, Кортунов продемонстрировал прежде всего то, что оружие старшего брата перешло-таки к нему. Участвовал ли Игорь лично в нападении на скиты? Пока твердо сказать нельзя. Но если и нет, хорошо знаком с грабителями. Наверно, все-таки был в Нетесовском районе. Сомнительно, что за прокат автомата с ним расплатились одной из самых дорогих икон. И сколько их у него? Прилично, если участники ограбления поровну поделили добычу. Вопросы важные, но главное пока — автомат. Он должен быть где-то рядом. Независимо от того, захочет, нет ли продолжить деловое знакомство Кортунов, а оружие, приятелей-налетчиков найдут. Почему вообще-то не появиться завтра Кортунову? Должен. Уж очень доллары для него притягательны, такой взгляд в их сторону!..

Ладно. Нужно передать «Софию…» в местное управление, пусть поглядят отпечатки на ней. Заодно сдать на хранение в УВД иконы, которые переснимал Кортунов. Казенные, ценные.

Срочно связаться с Пушных.

Шатохин поднял и медленно положил трубку. Из номера лучше не звонить. Счет с указанием города, куда звонил, придет на адрес гостиницы. Кортунов в расследуемом деле, бесспорно, не первой величины фигура. Но не стоит принимать совсем за простака, чтоб уж совсем не интересовался жильцом из 268-го.

…Разница во времени с Сибирью четыре часа, там уже поздний вечер, и Шатохин первым делом, добравшись до управления, позвонил на квартиру полковнику. Передал, не вдаваясь в подробности, события сегодняшнего дня.

— Молодец, — похвалил Пушных.

— Да, но завтра передо мной могут положить пять или даже десять штук.

— Хорошо бы. Правда, сомневаюсь в такой глупости, — послышалось в ответ. — Если все же будет несколько, возьми одну-две. Для поддержания отношений. Мы здесь еще подумаем. Утречком, в семь Москвы, позвоню.

— Как у Володи? — справился Шатохин, подразумевая дела не одного Хромова, а весь ход работы там, в крайцентре, в таежной глубинке.

Пушных понял точно.

— Все живем без новостей. До завтра…

В сумерках, около одиннадцати, Шатохин подкатил на такси к гостинице. Едва захлопнул дверцу, из полумрака, где в тени деревьев стояли скамейки, его окликнули. По голосу Шатохин узнал старшего лейтенанта Валиулина.

— Заставляете ждать Сергея Ивановича, — тихо, с наигранной укоризной сказал старший лейтенант.

— Что-нибудь случилось? — спросил Шатохин.

— Случилось. — Валиулин начал докладывать.

Покинув гостиницу, фотограф вскоре оказался на центральном переговорном пункте. Звонил в Коломну. 7-93-73 телефон. Возможно, предпоследняя в номере — шестерка. Кортунов настойчиво уговаривал собеседника что-то отдать ему. Готов купить или позднее возместит другим. В разговоре Кортунов называл одно имя — Ефим. Судя по тому, с каким лицом вышел, как хлопнул дверью Кортунов, уходя с переговорного пункта, ни до чего не договорился. Сразу домой уехал…

Не скажешь вот так немедленно — ценная, малозначащая ли информация, пока не наведешь справки в Коломне. Лучше туда самому съездить. Вместе с Валиулиным. Шатохин прикинул, когда удобнее. Если ничего не переменится — завтра во второй половине дня.

— Возьми два билета до Коломны, Витя, — сказал Шатохин. — Позвони в восемь.

— Понял. — Валиулин поднялся со скамейки, не прощаясь, пошел прочь.

Кортунов появился на другой день в назначенное время с двумя иконами. Это свидетельствовало: все в порядке, нет причин для беспокойства.

За последние дни Шатохин перевидал множество икон, снимков и фотокопий с них. Иконы, сходные по сюжету с принесенными, встречались. По дереву, по красочному, в обильных паутинках трещин, слою видно: вновь предлагаемые — старые. Другого Шатохину не нужно было знать. Он не собирался торговаться. Недолго подержал одну, другую, сказал:

— Меня лично не интересуют.

— Не берете? — спросил переминавшийся с ноги на ногу в ожидании Кортунов. Прозвучало так, что нетрудно понять: по ценности каждая из новых двух уступает «Софии…» с отметиной.

— Оставь, — Шатохин поглядел на гостя, на иконы. — Есть интересующиеся люди, покажу.

Кортунов заметно заколебался. Все-таки две иконы стоили недешево, вместе, пожалуй, подороже Софии-Премудрости, чтобы вот так запросто оставить их по существу незнакомому человеку.

— Оставь, — повторил Шатохин, — не пропадут.

Заранее у него было приготовлено несколько сертификатов разного достоинства. Вынул и протянул Кортунову два пятисотрублевых:

— Вот. В залог.

С видимой неохотой Кортунов взял.

— Во вторник приходи в… — Шатохин чуть было не сказал: «В девятнадцать». Вовремя остановился. Почти наверняка был бы прокол: штатские так говорят в очень редких случаях, внимание это задерживает.

— Приходи в семь вечера, — продолжал Шатохин. — Там решим окончательно с твоими досками.

— Буду.

— Буду, — передразнил Шатохин. — Носишь по чайной ложке. Чувствую же, есть еще.

— Ну, может, и есть, — после продолжительного молчания сказал Кортунов.

— Дело хозяйское, распоряжайся, как хочешь. Но если есть желание в люди выбиться…

— Сколько бы вы могли купить?

— Это не разговор. Подумай сам, что имеешь, что предложишь. До вторника есть время.

В предыдущую встречу Шатохин быстро свернул разговор, и сейчас решил не затягивать.

— Обо всем переговорим во вторник.

6

Владельцем телефона 7-93-63 в Коломне оказался старик в возрасте под восемьдесят. Кроме врачей, которым он сам о себе напоминал, давно все про него совершенно забыли. Аппарат с номером, отличающимся от номера пенсионера предпоследней цифрой, установлен в соседнем подъезде в квартире портнихи швейного ателье Творожниковой. Женщина одна воспитывает малолетних сына и дочку, муж на принудительном лечении от алкоголизма…

Никаких деловых отношений с этими людьми у калининского фотоиндивидуала, конечно, существовать не могло. Оперативники и не заблуждались. Кортунов, когда связывался с Коломной, первый раз поговорил очень коротко, скорее всего, просил позвать нужного ему человека.

— Соседей Творожниковой знаете? — спросил Шатохин у участкового инспектора после того, как тот закончил свой рассказ о престарелом пенсионере и портнихе.

— Всех, — уверенно ответил участковый. — Двадцать первый год на одном участке.

— Всех не нужно…

Шатохин подробно описал приметы Романа и Клима.

— Зимаев, — назвал фамилию участковый. — У него глаз косит.

— В одном подъезде с портнихой живет?

— Дверь в дверь.

— Чем занимается Зимаев?

— Гравером работает. В мастерской около площади Двух революций.

— Не видели случайно Зимаева в компании с этим парнем? — Валиулин показал снимок Игоря Кортунова.

— Нет. Не приходилось…

— Есть у нас один знаменитый Ефим, — вмешался в разговор заместитель начальника горотдела, в кабинете которого находились. — Домовладелец. Похож на второго разыскиваемого. За тридцать ему, высокий…

Увидев, что Валиулин записал в блокноте «Ефим Домовладелец», поспешил пояснить:

— Лоскутов фамилия. Ефим Леонидович Лоскутов. Домовладелец — это между собой прозвали. Дома покупал. Под Рязанью, под Липецком. Присматривал, в которых иконы. Подыщет, что требуется, обязательное условие ставит: он, дескать, человек суеверный, вывозить из избы можно что угодно, а только домовые иконы не трогать, иначе счастья в таком жилье не будет. Для вящей убедительности осенит себя крестом, так старухи к нему со всем почтением. Оставляли, естественно. А через месяц-другой Лоскутов дом продавал. Без икон, разумеется.

— Знаток?

— Да уж наверно, если статьи о древнерусской живописи печатает.

— Так даже? — Шатохин обменялся взглядом с Валиулиным.

— Не в нашей газете. В более солидных изданиях.

— И чем кончилось?

— Ничем. Как говорится, что не запрещено — разрешено. Во-вторых, на тетушек оформлял свои домовладения. Предупредили, что в случае повторения возбудим дело.

— Лоскутов в Коломне живет?

— В Голутвино. В Коломне работает. Рисование и черчение в школе преподает.

— Давно его домовладельческую деятельность прикрыли?

— В прошлом году. В октябре.

— А что с иконами?

— Продал.

— Не выясняли — кому?

— Зачем? Не все же иконы — сверхценность. Просто предупредили.

— Больше не встречались?

— Нет.

— Важно все-таки выяснить, кому Лоскутов продал иконы. Вообще, основное внимание сосредоточить на нем. Где был, с кем, какие отношения с гравером…

Шатохин хотел перечислить все, что требуется проделать, но при участковом не стал.

Легко было сказать: основное внимание сосредоточить на Лоскутове. В городе его нет. Уехал еще в начале июня, на другой день после прощального школьного звонка. Так и не появляется? Где? Ни на работе, ни с соседями планами не делился. С женой в полуразводе: несколько месяцев назад жена, забрав сына, уехала в Брянскую область к родителям. Может, и Лоскутов там сейчас, а может… Куда только не может отправиться тридцатилетний, не обремененный заботами отпускник.

Интерес к учителю рисования у Шатохина увеличился, когда полюбопытствовал, о чем конкретно пишет Лоскутов в своих статьях по искусству. Одни названия говорили за себя: «Некоторые черты стиля старообрядческих икон», «Сокровища таежных скитов». Вчитываться особенно недосуг, но и по беглому просмотру нетрудно понять: о скитах Лоскутов знает не понаслышке.

Хотелось успеть сделать как можно больше, завтра обязан возвратиться в древнюю Тверь, выезжать утром. Но в заботах день сгорал с быстротою, как тоненькая свечка на шандале.

Успели еще установить, что с гравером Лоскутов знаком (насколько близко, пока осталось под вопросом), что гравера точно не было в Коломне в дни ограбления скитов в Нетесовском районе. Накануне событий на болотах был свободен: в мастерской три человека, и, сменяя друг друга, работают в месяц по десятидневке. Сейчас Зимаев заступил на свою очередную вахту, по полсуток не выходит из мастерской.

Сходи к нему. Пусть какую-нибудь надпись черкнет на этой штуковине. Придумаешь по пути текст. — Шатохин протянул Валиулину купленный в сувенирном гостиничном киоске портсигар.

Старший лейтенант понял, что к чему. Ушел и вернулся через час.

— На добрую память Алексею Михайловичу в день рождения, — сказал, возвращая завернутый в газету портсигар.

— Спасибо, — буркнул Шатохин, — у меня в октябре этот день.

7

— С тебя причитается. Как будешь расплачиваться? — Такими словами встретил фотоиндивидуала Шатохин.

Недоуменное выражение возникло на смуглом лице Кортунова.

— Проданы твои доски. Хорошо проданы. — Шатохин сделал шаг к гостю, вложил в руку незапечатанный конверт. — Половину получил, теперь вторая половина. Доволен?

Шатохин знал, что делает. По заключению специалистов обе взятые под залог иконы принадлежат к псковской школе, написаны во второй половине восемнадцатого века. Музейная закупочная комиссия определила бы цену каждой пятьсот — семьсот рублей. А уж на черном рынке могут дать и в два, и в три, и в пять раз больше. В зависимости от того, кто и кому продает. Хочешь не хочешь, нужно со всем этим считаться. Пока у Кортунова не притупилось желание побыстрее перевести иконы в деньги.

Лишним был вопрос, доволен ли Кортунов. И без слов видно, понятно: да, и еще как.

— Так что, Игорь, шампанским угощаешь? — подсказал Шатохин, какого именно расчета ждет.

— Да, да, конечно. — Кортунов вдруг засуетился, сунул конверт в один карман, вынул, переложил в другой.

…В ресторане заняли тот самый столик, за которым четыре дня назад фотограф застал Шатохина.

Кортунов не скупился, к закускам заказал целых три бутылки. Шатохин не удерживал: пусть. Затевать деловой разговор не торопился.

— Как у тебя с фотографированием? — спросил, лишь бы не молчать, пока откупоривал бутылку и разливал по бокалам вино Кортунов.

— Нормально…

Ни в воскресенье, ни в понедельник, ни нынче, несмотря на погожие дни, Шатохин знал, в Березовой роще фотоиндивидуал не появлялся. Провел вчера полдня на фабрике, потом в обществе двух девиц был на пляже.

— Надпись на снимках — это ты удачно придумал.

— «Город Тверь»?

— Да.

— Аа-а… — Беспечно, дескать, было бы о чем говорить, отмахнулся Кортунов. Поднял свой бокал, предложил тост: — За вас.

Он был в настроении, все ему нравилось. Чем дольше сидели, тем уютнее чувствовал себя в ресторанной обстановке Кортунов. Единственное неудобство, с которым приходилось мириться, — нельзя курить.

Шатохин решил, что самое время возобновить прерванный им самим в воскресенье разговор.

— Так, Игорь, — начал он, — в прошлый раз не договорили. Не забыл, надеюсь, о чем?

— Нет, конечно, — быстро отозвался Кортунов.

— И сколько можешь предложить?

На сей раз с ответом фотоиндивидуал помедлил.

— А если я скажу: двадцать? — вопросительно посмотрел на Шатохина.

— Хм. Однако же… Откопал ты где-то золотую жилу.

Шатохин делал вид, будто для него неожиданно количество предлагаемого, хотя как раз в этом именно меньше всего было внезапного. Грабителями взято семьдесят шесть икон. У Кортунова — треть. Значит, поделили поровну? Четвертого в доле не было?

— Солидно — двадцать, — продолжал Шатохин, — хорошо бы еще не хуже прежних трех.

— За это будьте спокойны, — ответил Кортунов, — лучше есть.

— Лучше?

— Даже намного.

— Тогда, может, смотаемся, посмотрим?

— Далеко ехать.

— Такси возьмем.

— Да не в городе они.

— Хорошо. До завтра, до второй половины дня отложим.

— Не получится. Через две недели, не раньше.

— Шутишь? Мне уезжать, а ты — через две недели.

— Все равно раньше не выйдет. Сейчас даже пути туда кет.

— А через две недели дорогу достроят, — съязвил Шатохин.

— Ягода созреет. На вездеходах ездят за ней.

— Слушай, Игорь, — Шатохин подался вперед, — а может, никуда и ехать не надо? Более выгодного покупателя ищешь?

— Нет никого, и не ищу. Был один деятель да сплыл.

— Что, в ценах не сошлись?

— Теперь во всем сошлись. — Глаза Кортунова злорадно вспыхнули. — С любовницей катался под газом, «КамАЗ» его поддел так, что с моста навернулся.

Нужно было прекращать «деловую» часть. Чего доброго, выйдет перебор. Фотоиндивидуал может насторожиться.

— Немного подвел ты меня. — Шатохин отодвинулся от края стола. — Досадно, конечно.

— Как подвел? — недоуменно спросил Кортунов.

— Да ты ни при чем, — махнул рукой Шатохин. — Сам поспешил. Рассчитывал, у тебя есть запасец. Договорился уже. На завтра.

— Но можно попозднее? — Кортунов поерзал на стуле. — Сам привезу, куда скажете.

— Можно. Не переживай, — покровительственным током сказал Шатохин. — И хватит пока о делах. Давай лучше выпьем.

8

Кто тот человек, который попал в автокатастрофу, на личной, очевидно, машине столкнулся с «КамАЗом»?

В Калинине и области дорожно-транспортных происшествий, похожих на описанное Кортуновым, ни в прошлом, ни с начала нынешнего года не зарегистрировано.

Где тогда?

С первым автобусом на другой день Шатохин выехал в Москву, а через четыре часа после прибытия в столицу держал в руках нужные, кажется, сведения: 28 июля текущего года в 22 ч. 10 мин. на мосту через р. Оку при въезде в гор. Серпухов управлявший в нетрезвом состоянии автомашиной «Волгой» гр. Тандетников Виталий Васильевич, 1936 г. р., кандидат наук, старший преподаватель Московского инженерно-строительного института, совершил столкновение с грузовым автомобилем «МАЗ», следовавшим в Тулу. В результате удара «Волга», разрушив мостовое ограждение, упала в реку и затонула. Вместе с сидевшим, за рулем гражданином Тандетниковым В. В. погибла находившаяся в машине гражданка Гольцова Виктория Степановна, 1967 г. р., студентка третьего курса МИСИ…

Тандетников проживал в центре Москвы, на Кропоткинской улице. Теперь квартиру занимала лишь вдова. Был домашний телефон, и Шатохин позвонил.

— Татьяна Ильинична?

— Слушаю. — Женский голос в трубке был молодой, усталый.

— Это из милиции. Майор Шатохин. Хотел бы встретиться с вами. Речь о вашем муже.

— Разве есть еще о чем говорить? — после продолжительной паузы послышалось в ответ. По интонациям Шатохин уловил: никакого желания встречаться вдова не испытывает, поспешил продолжить:

— Есть о чем. Подъеду сейчас. Очень ненадолго.

— Хорошо, — поколебавшись, согласилась вдова и тотчас положила трубку.

Тандетникова — стройная худощавая женщина с сухими карими глазами, одетая в деловой темно-серый костюм, жестом пригласила Шатохина в гостиную, показала на кресло, сама села в другое — напротив.

Шатохин хотел начать с выражения сочувствия. Тандетникова опередила его.

— Так что вы еще собрались выяснять? — спросила она.

— Погибли два человека…

— Что ж из этого? Вы читали заключение?

— Моя обязанность еще раз проверить.

Хозяйка квартиры недоверчиво посмотрела на Шатохина.

— Неужели матушке даже в этой ситуации понадобилось выгораживать сына?

— Ошибаетесь. Никто не пытается.

— Не ошибаюсь. Дело закончено. Виновность одного Виталия Васильевича доказана безусловно, родители этой несчастной Вики смирились. И вот — вы. Словно у милиции нет других забот, как копаться в очевидном.

— Просто еще раз потребовалось перепроверить, — попытался возразить Шатохин.

— По заявлению Елены Викентьевны. — Вдова поглядела мимо Шатохина. — Неужели до нее до сих пор не дошло, что она хоть косвенно, но причастна к гибели сьша. Подготовила эту гибель.

— Как?

— Сколько Виталию Васильевичу лет было? — тоном экзаменатора спросила Тандетникова.

— За пятьдесят, — ответил Шатохин.

— А его подружке?

— Девятнадцать.

— У нас дочери двадцать семь… Кроме погибшей Вики, у Виталия Васильевича были и другие. Такие же молоденькие. При его внешности — дорогое для него удовольствие. Мотели; бордели, подарки. Получай он в десять крат больше — все бы не хватило. Матушкины щедрые дары питали «молодую» любовь.

— У него состоятельная мать?

— Наверно, если могла давать сыну. Ничего о ее доходах не знаю. С первых дней знакомства с Виталием сторонилась ее. Ни ее, ни от нее мне ничего не нужно было. Она кичилась своим происхождением.

— То есть?.

— Не из простых. Отец с размахом занимался фрахтом судов на Черном море. До революции. Потом все рухнуло. Было, может, припрятано что-то от того времени. Не интересовалась. Это их с сыном тайна.

— Дадите мне адрес Елены Викентьевны, телефон, если есть? — попросил Шатохин.

— Телефон? — раздельно, по слогам проговорила хозяйка. — Вы серьезно?

— Вполне. А что?

— У нее ни адреса, ни тем более телефона.

— Как?

— Вышла на пенсию и удалилась от мира, поселилась в немыслимой глуши. Вместо Елены Викентьевны появилась Великонида.

— Великонида? — Шатохин кашлянул в кулак, чтобы не выдать волнения.

— Да. Старуха с причудами. Все у нее не просто. Из Москвы — на самый край света, в таежный тупик…

Тандетникова о свекрови говорила едко, зло и охотно. Можно было расспрашивать еще и еще. Но довольно. Пришел получить дополнительные сведения, касающиеся автомобильной катастрофы. Шатохин перевел разговор на это.

Две новости ждали Шатохина в Твери. На лике Софии-Премудрости криминалисты обнаружили отпечатки паль» цев. Они совпадали с теми, что оставлены на пустой консервной банке и на расколотой пополам деревянной чашке. Один и тот же человек — не Игорь Кортунов, не Петр Зи~ маев — прикасался ко всем трем предметам. По-прежнему оставалось загадкой — кто? Ни в коем случае не Л оскутов. Учитель рисования с начала отпуска поселился и безвыездно по ^ей день живет в двадцати километрах от Коломны, в дачном местечке на речке Северке помогает строить дом приятелю-москвичу. Это абсолютно точно, в перепроверке не нуждается.

Еще недавно такая стройная цепочка выстраивалась! Едва ве каждое звено в ней высвечено. Фотоиндивидуал и гравер — друзья: родители Зимаева давным-давно в разводе, и он с детства попеременно жил то у матери в Коломне, то у отца в Вышнем Волочке. Зимаев в свою очередь связан с учителем рисования, а тот — судить по публикациям — тонкий знаток старообрядчества, иконописи, пути в глухие таежные скиты для него не заповедны, бывал не однажды.

Совсем недавно Шатохин был убежден, что дело подвигается к концу, остается лишь найти Лоскутова, теперь недоумевал, как ему могло прийти в голову посчитать учителя рисования главарем разбойной группы. Изобретательный мошенник — да, ни в коем случае не вооруженный налетчик.

То, что получилась ошибка, сейчас, после встречи с Тандетниковой, однако, не намного, по мнению Шатохина, усложнит дело. Безусловно, связь Кортунова с погибшим сыном Елены Викентьевны Тандетниковой — Великониды — не случайна. Но фотоиндивидуал, скорее, лично даже не был знаком с погибшим, а вот третий, Роман, чьи отпечатки так щедро представлены, — этот третий не мог не быть в кругу тех, с кем более или менее регулярно общался владелец «Волги». Роман — фигура колоритная, наверное, заметен в кругу знакомых погибшего преподавателя института.

…Полковник Пушных выслушал короткий доклад о разговоре с Тандетниковой.

Имя Великонида он услышал сегодня второй раз. Лейтенанту Хромову удал ось-таки отыскать свидетеля, который накануне ограбления скитов видел, как по охотничьей тропке, пересекающей район с востока на запад, шли четверо. Откуда и куда — неведомо. Свидетель узнал в рассветных сумерках одну лишь старицу Флору. При чем Флора? А при том, что делит кров с Великонидой. Другого пока Хромову выведать не удалось, но шатохинский рассказ о Елене Викентьевне Тандетниковой, о ее сыне, о какой-никакой, но его связи с Кортуновым, вносит существенное дополнение. Есть о чем подумать.

— Считаю, товарищ полковник, выбрались они из наших краев налегке. Основную часть добычи спрятали до лучших дней. Решили вернуться, когда многолюднее на пристанях, станциях будет. Ягодники, грибники наедут.

В подкрепление своих слов Шатохин передал разговор с фотоиндивидуалом в ресторане.

— Резонно. Что про автомат думаешь?

— Не знаю. Тоже, считаю, не рискнули брать с собой.

— Какие у тебя еще дела с Кортуновым?

— Пока все. Распрощались вчера. На восемнадцать дней. Завтра могу приступить к поискам Романа.

— Нет. Другие этим займутся. Возвращайся.

— Вас понял, — ответил Шатохин. — Выезжаю.

Часть третья

1

Поездка в Коломну, как оказалось, была хоть и необходимой, но совершенно напрасной. Вслед за Лоскутовым отпал, как участник ограбления, гравер. У Зимаева, как и у учителя рисования, твердое алиби.

А подлинные имена тех, кого во время налета на староверческие домики называли Романом и Климом, установили пока предположительно. Роман — это Игольников Ефим Александрович. Тридцать два года, архитектор Союзкурортпроекта, выпускник института, в котором работал погибший Тандетников. Мастер спорта по самбо и кандидат в мастера по легкой атлетике. Клим — двадцатипятилетний без определенного рода занятий Могнолин Сергей Юрьевич.

К снимкам Могнолина и Игольникова был приложен цветной фотобуклет под названием «Знаменитости на Ваганьковском».

— Обратите внимание на авторов, — сказал Шатохину и Хромову начальник уголовного розыска. — Похоже, и десантники за иконами — они же. В полном составе.

На обороте буклета внизу мелкими буквами было написано: «Текст и худ. оформление Е. Игольникова. Фото И. Кортунова, С. Могнолина».

— Неудачная попытка заработать, так сказать, травоядным способом, — добавил Пушных. — Могнолин продает буклеты.

— А отпечатки? На миске, банке, «Софии…»? — спросил Шатохин.

— Не кладбищенского продавца. А архитектор в недельной командировке, — ответил полковник.

Шатохин взял снимки предполагаемых налетчиков.

— С Агафьи запреты не сняты? Не согласится говорить? — спросил у Хромова.

— Бесполезно. Не подступиться к ней, — ответил лейтенант.

— Красников?

— Не помощник.

— Жаль. Может, Иона Парамонович возьмется быть посредником?

— Ну, это реальнее, — Хромов кивнул.

— Мы слетаем завтра в Уртамовку? — спросил Шатохин разрешения у полковника.

— Не возражаю, — сказал Пушных, — И не лишне побывать в обители Елены Викентьевны Тандетниковой, — Великониды.

— Повод?

— Профилактика. Предупредить: соседей ограбили, и вы начеку будьте. Культовые свои предметы не раскладывайте особенно. Снимки заберите, отдайте размножить.

Уртамовский фельдшер Корзилов помочь милиции согласился охотно; безотлагательно отправиться в скиты он, однако, не мог, его ждали больные.

Шатохин решил перед поездкой в скит Великониды и Флоры предъявить для опознания фотографии Захару Магочину, подвозившему Агафью на мотоцикле до поселка, и сотрудникам Нетесовского и Назарьевского райотделов.

Магочин не узнал никого: не до разглядывая лиц было. А вот дежуривший на причале Ореховый Мыс сержант Шкаликов уверенно выбрал из многих снимков фото архитектора:

— Он садился на «Ракету».

— Когда?

Сержант назвал дату. Если ничего не путал, Игольников уплыл на другой день после того, как прозвучали выстрелы из автомата. Появился Игольников на пристани примерно за полчаса до прибытия «Ракеты», медленно вспоминал сержант, купил билет и в ожидании сидел на берегу на бревнышке около дебаркадера. Курил, читал газету. Во что одет? Прилично, в костюм темный. Портфель кожаный был…

Пристанская кассирша тоже запомнила высокого, одетого в темно-серый костюм мужчину с портфелем.

, От одного из милиционеров, находившихся на соседней от Орехового Мыса пристани — Куролино, — услышал о парне в вельветовых джинсах и свитере. Появился он за считанные минуты до того, как пришвартоваться «Ракете». Парень тоже был с легкой поклажей, и на пристань пришел в сопровождении местного пасечника Борило. Оживленно разговаривали, и пасечник нес в сетке две банки меда, которые передал парию, когда тот уже стоял на борту «Ракеты». Подумали: родственник Борило.

Шатохин допросил пасечника. «Зашел в избу, попросил продать меду с диких неотравленных трав. Потом до пристани попросил поднести: ключицу он недавно ломал, тяжести таскать нельзя пока…»

От слов «уголовный розыск», «опознание», от предложения взглянуть на снимки пасечник робел. Ткнул пальцем в фотографию, на которой Кортунов…

Можно было пока не доискиваться, в каком месте ускользнул третий. Скорее всего, тем же способом, из Куролино или Орехового Мыса.

Невероятно! Но сам виноват. Сам отдал приказ: искать, задержать троих в брезентовых куртках, с рюкзаками. Ни на секунду тогда в голову не пришло, что могут разделиться, оставить поклажу, переодеться. И скомандовать проверять документы у всех без исключения отъезжающих молодых мужчин не додумался.

2

Тандетникова явно пристрастна была к свекрови, одними причудами объясняя отъезд Елены Викентьевны из Москвы в таежную глухомань. На самом деле все было иначе. В возрасте под шестьдесят Елена Викентьевна вдруг заболела милиарным туберкулезом, более известным как скоротечная чахотка. Врачи отмеряли ей недели, в лучшем случае месяцы. Тогда она приняла решение покинуть столицу.

Нетесовский район выбрала не случайно. После гражданской войны вся семья Такдетниковых, как контрреволюционная, буржуйская, выслана была в эти места на поселение. Елена Викентьевна прожила с родителями в забытом богом селении с шести лет почти до совершеннолетия. Умирать ли, в поисках ли исцеляющих средств вернулась в края детства и юности — неизвестно, только через полтора года от болезни не осталось следа, а еще через два произошло превращение Елены Викентьевны в Великониду…

Обо всем этом рассказывал оперативникам уртамовский фельдшер. О том, что у Великониды есть сын и бывал у нее в гостях не однажды, Мона Парамонович слышал, но встречаться не приходилось.

…«Амфибия» катила к обители Великониды по пологому склону гривы между соснами, подминая беломошник и густо-густо разросшийся брусничник, обсыпанный уродившейся зреющей ягодой. Наконец показалась впереди опушка. За ней виднелся неширокий разнотравный луг, а дальше — кедры, кедры. Между ними мелькнул домик с тесовой крышей в четыре окна.

— Великонидин, — указал на домик начальника Нетесовского ОУРа лейтенант Поплавский.

, — Останови, пешком дойдем, — велел Шатохин водителю, и машина встала, мотор заглох.

— Евгений, — Шатохин позвал с собой Поплавского и, раздвигая высокую траву, зашагал к приютившемуся возле кедров отшельническому пятистенку.

Трава вокруг жилища тщательно, ггод самый корень, была срезана. По всей стене снизу доверху тянулись связки сушившихся грибов. Шатохин постучал. Ответа не дождался, отворил дверь, переступил порожек.

Высокая старуха, с ног до головы одетая в черное, осанистая, стояла посреди комнаты, В левой руке у нее была трость, на которую она чуть опиралась. Голубые глаза на светлом, сравнительно не дряблом для возраста лице обращены к вошедшим, взгляд вопрошающе строгий.

Шатохин поздоровался.

В ответ прозвучало сдержанное и негромкое:

— Здравствуйте.

— Здесь живут Елена Викентьевна Тандетникова и Ольга Ивановна Ожигова?

— Нет. — Старуха еле приметно отрицательно повела головой.



— Хорошо. Пусть будет по-другому, — сказал Шатохин. — Здесь живут Великонида и Флорида?

— Здесь. — За словом последовал чуточный наклон головы. — Великонида перед вами.

— Майор милиции Шатохин. Из краевого уголовного розыска.

Взгляд Великониды оставался вопрошающе строгим, выражение лица спокойно-хмурым.

— Разрешите присесть? — спросил Шатохин.

Справа от двери у стены была скамейка, и Великонида указала на нее:

— Прошу.

Сама, опираясь на трость, прошла к окну, тяжело опустилась на стул.

Скит Великониды отличался от всех других, в которых Шатохину довелось побывать по долгу службы. В нем не было убогости. Полы покрашены и убраны самотканными дорожками. Стол, комод, тумбочка, несчетное количество полочек, на которых помещались образа — все застелено белыми скатертями и скатерочками. Печь и закуток за ней закрыты плотной полотняной занавесью. Было и то, что совсем уж не ожидал встретить в подобном жилище: лимонное или апельсиновое дерево в кадке.

Впрочем, прежде всего его интересовали обитательницы. Всматривался в непроницаемое лицо Елены Викентьевны, Великониды, и пытался понять: известно, нет ли ей о том, *гго стряслось с сыном? На похоронах, по крайней мере, не была… Сын в последний раз навещал мать позапрошлым летом. Прожил меньше недели.

— А где Флорида? — спросил Шатохин.

— Занемогла, лежит.

— Встать не может?

— Сестра Флорида, — кликнула Тандетникова.

— Я-аа, — отозвался слабый голос из-за полотняной занавески.

— Покажись.

— Зачем это еще. Нездоровится мне, — голос звучал жалобно, с легким подвывом.

— Покажись, покажись, — добродушно, однако не без повелевающих ноток сказала Великонида.

За полотном раздалось шевеление, ткань отодвинулась, и из-за нее выглянула низкорослая сухая старуха, курносая, с глубоко посаженными мелкими глазками.

— Ну вот она я. Хворая я… — запричитала Флорида.

— Ложись, коли болеешь. — Тандетникова одной лишь кистью руки коротко взмахнула, и Флорида моментально исчезла из виду.

— По делу к вам, — Шатохин устремил взгляд на Великониду. — Известно, наверное, об ограблении домиков на Тангауровских болотах?

Тандетникова на вопрос не ответила. Поднялась, опираясь ка трость, прошествовала в дальний от двери красный угол, где почетное место занимали внушительных размеров икона и складень. Слова молитвы ли, еще что-то ока произнесла — шепот ее звучал неразборчиво.

— Обязательно найдем преступников. Иконы будут возвращены, — сказал Шатохин, когда наконец старуха отошла от образов.

— Дай бог…

— Ищем и найдем. Ко заехали не за тем, чтобы это сказать, — продолжил Шатохин. — У вас много икон. Налеты могут повториться. Так что просил бы быть предусмотрительнее. Обязательно все постоянно держать в избе?

— Спасибо. Я поняла, — промолвила Великонида.

Шатохин, а вслед и лейтенант Поплавский поднялись.

— Болеет бабка Флора, как же, — первым заговорил Поплавский, когда отдалились от дома. — Просто струхнула, спряталась. Свежие низки грибов заметили?

. — Заметил.

— За час, может, до нашего приезда собраны, подвешены. Бабкой Флорой. Она у Великониды как служанка у госпожи. И обстирывает, к варит, и все-все. От зари до зари вертится. Великонида ею же и помыкает.

Шатохин и без Поплавского был хорошо информирован о Флориде. Смалу глубоко набожная, она подолгу на государственных предприятиях не могла удержаться, потому что по религиозным праздникам не выходила на работу. Мыкалась с места на место, изгоняемая за прогулы; Тандетникова, едва не сорок лет назад было, подобрала, взяла ее к себе в д омработницы. За право молиться и иметь личные отдельные немногие дни Флорида считала хозяйку благодетельницей и угождала как могла. А уже после того, как Елена Викентьевна решила удалиться от суетного мира, посвятить остаток жизни богу и позволила Флориде быть рядом с собой, почитание переросло в безудержное преклонение…

Вопрос о том, осведомлена или кет о сыне Великонида-Тандетникова, не переставал занимать Шатохииа.

— Великонида всегда такая? — спросил он у лейтенанта.

— Какая?

— Угрюмая. В черном.

— Зимой заезжал. Тоже в черном была. И встретила так же. Все они тут «весельчаки».

— Понятно, — сказал Шатохин, хотя ясности слова лейтенанта не прибавили ни на йоту.

— Вы серьезно говорили о возврате икон? — спросил Поплавский.

— Почему бы нет?

— Не возьмут они. В чужих руках побывали если, у них, считается, осквернены, опоганены.

— Их личное дело. Кроме есть заботы.

— Автомат?

— Именно. И автоматчики. Сколько здесь домиков, Женя?

— Еще семь.

— Придется объехать все, предупредить об иконах.

3

Свидетелем того, как бабка Флора на рассвете шла по охотничьей тропке в обществе троих людей, был лесничий Мохов. Он же в этот день у Метляева озера, несколько часов спустя, видел Флориду уже одну. От начала, от села Пыи1 кино-Троицкого до Тангауровских болот, протяженность тропки около ста двадцати километров. Лесничий видел старуху-отшельницу в пятидесяти двух километрах от Пышкино-Троицкого. Значит, Флорида была провожатой лишь половину пути. Кто вел дальше? Хромов и Поплавский считали, что вахтовик-железнодорожник из Нарговки Анатолий Бороносин. Однако веских улик, указывающих на причастность к ограблению, не было. Он улетел в крайцентр, заступил на очередную вахту.

Нужно заняться вплотную Бороносиным, установить, виновен или нет, но пока ка очереди два срочных дела. Во-первых, попасть в Уртамовку. Иона Парамонович Корзилов, наверно, уже повстречался с пострадавшими староверами, о чем просил его Шатохин. Потом, обязательно побывать в селах Отяево и Боровки. Они ближе других находятся от Великонидиного дома, там почтовые отделения, и Великонида, если вела переписку с сыном, получала и отправляла письма в тамошних узлах связи. Кто знает: вдруг да перед внезапной смертью Виталий Васильевич Тандетников отправил письмо матушке. Учитывая, что письма в отдаленные села плетутся по полмесяца, а востребуют их обитатели скитов не каждый день, может что-то и лежать на почте для Елены Викентьевны, интересное и оперативникам.

Фельдшера, когда приехали в Уртамовку, дома не застали; как отправился на болота к старообрядцам-потер-певшим, так не возвращался. Шатохин распорядился, чтобы Поплавский и Хромов ехали в деревни за почтой для Великониды.

Иона Парамонович объявился лишь к полуночи. Просьбу Шатохина он выполнил.

Долго не укладывались слать. За самоваром говорили о раскольниках, иконах, листали «Старую Русь», «Щит веры», «Старые годы»…

А около восьми хозяева позвали к телефону. Звонил Хромов и просил ни в коем случае не отлучаться. Они уже на полдороге к Уртамовке, горючее на исходе, сейчас дозаправятся и поедут дальше. Новость есть, но разговор совершенно не телефонный.

— Жду в кабинете участкового, — сказал Шатохин.

Под новостями подразумевалось письмо. Только не для Великониды, а адресованное в Москву.

Сбросили его либо вчера поздним вечером, либо ночью-рано утром. Заведующая Отяевским пунктом связи всегда перед закрытием заглядывает в почтовый ящик. Вчера в двадцать часов не было, а нынче в полседьмого лежало.

Не требовалось даже вынимать письмо из конверта, чтобы сразу ответить на вчерашний вопрос: ясно, что о трагедии на мосту через Оку Великонида не оповещена. Адресовано Тандетникову В. В., указано почтовое отделение и абонентский ящик — № 1742. На месте координатов отправителя только крючковатая неразборчивая подпись.

На тетрадном в клеточку листке довольно твердой рукой, с первого взгляда не подумаешь, что старческой, было написано:

«Мальчик мой дорогой!

Пишу, а на душе смута. Нынче поутру приезжали двое офицеров из органов. В два часа пополудни пишу, а все не могу сердце унять. Приезжали якобы лишь предупредить, чтобы опасались воров, прятали ценности. Но офицер, который давал такой совет, двоекратно сказал, что ищут и найдут (ты знаешь, о чем это). Спроста ли сказал? И нужно слышать, с какой твердостию. Дай бог, чтобы слова остались словами. Не ведаю, что им известно.

Будь здоров, мой голубчик.

Молюсь за тебя».

Все. Ни подписи, ни даты.

Заверяя Великониду в том, что налетчиков ищут и найдут непременно, Шатохин не преследовал никакой цели. Он даже не помнил, что произнес обещание дважды. Что ж, тем лучше. Как знать, возможно, не будь сказано этих слов, не было бы и письма.

— Взяли с почтарей подписку об ответственности за разглашение? — Шатохин строго поглядел на лейтенантов.

— Там одна заведующая.

— Взяли подписку у заведующей?

— Так точно, товарищ майор, — отчеканил Хромов.

— Часто посылают по этому адресу письма?

— В прошлом году одно. Так же в ящик было опущено. Больше не помнит заведующая.

— А получают?

— Ни разу… Мы же только в Отяево были. Может, в основном через Боровки идет переписка.

— Да, в Лиственничное нужно съездить. Тоже…

— Не нужно, — прервал Шатохин. — Ни в Лиственничное, ни в Боровки. Почта оттуда все равно мимо райцентра не идет.

— Письма для Великониды могут быть адресованы кому-то из местных жителей, — сказал Поплавский.

— Могут, — согласился Шатохин. — И все равно мелькать по району больше не следует. Сейчас же выезжаем в Нетесово. Всякую работу по этому делу прекращаем.

4


— Я Тимоненко Алла. Работаю проводницей. — Женщина лет тридцати вошла в кабинет Шатохина буквально следом за ним. — За что вы хотите посадить Анатолия?

Женщина была настроена решительно. Голос ее звенел от волнения и раздражения. Не назови она своей профессии, Шатохин едва бы понял, что речь о Бороносине.

— Посадить я вообще никого не могу. Не в моей власти.

Можно было одернуть проводницу, прекратить разговор в таком тоне. Легче всего. Но что-то ведь ее привело. Просто выплеснуть раздражение в уголовный розыск не ходят.

— Сядем, поговорим спокойно, — предложил Шатохин, указывая женщине на стул. — Вы Бороносину кем приходитесь?

— Любовницей, — ^ ответила проводница.

— Мг… Ваш друг не подозреваемый и не обвиняемый. Свидетель.

— Не надо… Сама была свидетельницей. И никто в меня, как в Толю, мертвой хваткой не вцеплялся.

— А в него кто вцепился?

— Вы! Поезд наш вчера вечером ушел в Кисловодск. Толе за три часа до отправления велели оставаться в ремонтной бригаде. Я из Померанцева вытряхнула, что из милиции звонили, рекомендовали его пока в рейсы не посылать. А сегодня Толя мне признался, что его из Нетесово из аэропорта выпускать не хотели.

— Кто конкретно не выпускал?

— Поплавский.

— А звонил по месту работы?

— Он же.

— А говорите — я.

— Вы — это милиция, — проводница с досадой махнула рукой. — Толя рассказывал, из-за чего все это. Как вы допрашивали его, тоже рассказывал. Только что называли свидетелем, а подразумевали-то: он тоже… Толя говорит*, если настоящих преступников не найдете, на нем отыграе* тесь.

— Это зря.

— Не зря, — возразила проводница. — Теперь и говорят, и пишут о таких случаях. Ну, он сидел, ну, не для всех он хороший… Понимаете, все зти староверы, иконы — он о них говорит много. Ко это для него безразлично.

— Безразлично, а Говорит много, — заметил Шатохин.

— Ну и что, так разве не бывает? Считал бы иконы ценностями, с бабкиными бы так не поступал.

— Как?

— Прошлой зимой в сенцах стекло разбилось, он дыру иконой прикрыл, чтобы снег не летел. Приколотил гвоздями. Другую раньше за так Померанцеву отдал. Еще одна была, я забрала. Жалко ведь… Люди на нее молились.

— В сенях приколотил, это в Нарговке? — спросил Шахотин, про себя отмечая, что при встрече начальник поезда о подарке Бороносина не упоминал.

— Где ж еще, у меня сенцев нет.

— Так там до сих пор?

— Ну да.

— А Померанцеву дарил при вас?

— Какая разница… Вы лучше скажите, почему Толю не пустили в Кисловодск?

— Посидите, пожалуйста, в коридоре. Я позову. — Шатохин взялся за телефонную трубку.

Через минуту в кабинете был Хромов.

— Известно, что Поплавский позвонил руководству Бороносина и рекомендовал до поры не выпускать его в поездки? — спросил Шатохин.

Лейтенант знал: начальник Нетесовского районного ОУРа звонил в его присутствии.

— Надеялись, что вахтовик быстро из свидетелей передвинется в обвиняемые? Дальше бы все шло законным путем, — так? — Шатохин говорил тихо и зло.

Хромов отмалчивался.

— Потом напишешь рапорт, а сейчас… — Шатохин открыл дверь, пригласил проводницу, спросил у нее: — С другой бригадой можете в рейс выехать?

— Хоть сегодня. Людей не хватает.

— Вот и поезжайте. С Бороносиным вместе. Если он, конечно, нужен будет, как работник, в другом поезде.

— Нужен. — Живые огоньки вспыхнули в глазах проводницы. — А вы справку дадите, что Анатолий не виноват?

— Не нужно никаких справок. И спасибо, что зашли.

Оставшись один, Шатохин раскрыл деловой ежедневник, которым почти не пользовался, начертил прямую линию, поставил на ней три жирные точки. Под каждой написал название: Пышкино-Троицкое, Метляево озеро, Тангауровские болота. В сторонке, выше линии, крестиком обозначил скит Тандетниковой.

Налетчики добрались рейсовым пассажирским автобусом до села Пышкино-Троицкого. Дальше дорог нет, шли пешком. В Пышкино-Троицком или где-то поблизости их поджидала бабка Флора. Встретились, и вчетвером проделали путь чуть дальше Метляева озера. Прямиком. С Великонидой не встречались: незачем попадаться на глаза староверам-соседям Елены Викентьевны, да и пришлось бы делать крюк с лишнюю сотню километров.

Итак, грабители расстались с бабкой Флорой за Метляевым озером. Кто же дальше взял на себя роль провожатого?

Написал: «Бороносин». Тут же зачеркнул фамилию вахтовика-железнодорожника, поставил вопросительный знак. Подумав, зачеркнул и его. Поднялся из-за стола и пошел к Пушных.

— Давайте предположим, товарищ полковник, что после расставания с Ожиговой, с Флорой то есть, у налетчиков не было больше провожатых. Самостоятельно шли.

— Трудно поверить.

— И все же.

— Хорошо. Что это меняет?

— Дополняет. По сведениям, ни один из преступной группы от роду не бывал в тайге. Допустим, Тандетников снабдил их всеми маршрутными картами, старуха назвала тайные ходы в болотах между островами, ориентиры, и им этого оказалось достаточно. Не хватает одной мелочи: совершенно кет страха перед тайгой. А отрезок, на котором шли без Флоры, — самый опасный. Урман, хищного зверя много. Местные охотники туда стараются не ходить. А этой компании хоть бы что. Почему? — Шатохин сделал паузу.

— Слушаю внимательно, Алексей Михайлович, — велел продолжать Пушных.

— Помните, вчера докладывал: Иона Парамонович показывал потерпевшим снимки трех купленных у Кортунова икон? Своей признали только «Софию-Премудрость», две другие — чужие. Но тоже, по мнению специалистов, старообрядческие. Не в другом ли раскольничьем поселении взяты?

— То есть грабили и раньше?

— Именно! И не раз, не два. Профессионалы. Специализируются на ограблениях скитов.

— Но ни одного подобного преступления не зафиксировано.

— Чему удивляться. Тандетников перво-наперво усвоил, что к властям староверы не обращаются ни при каких обстоятельствах. Детально знал жизнь раскольников, точные даты их религиозных праздников. И здесь бы все сошло с рук, не взбунтуйся ненадолго Агафья?

— Предложения?

— Нужно проверить, не осталось ли после Тандетникова-сына сбережений. Мне почему-то думается, он не все истратил на девочек.

— Согласен. Заодно нелишне доходами Игольникова, Кортунова, Могнолина поинтересоваться. А что у нас с искателем болотных трав?

— Сейчас разговаривал с его подругой. По-моему, Бороносин… Можно чуть позднее о нем?

— Можно.

5

Поступили, наконец, данные дактилоскопической экспертизы: расколотую миску, икону «София, Премудрость Божия», консервную банку держал в руках Роман — Ефим Александрович Игольников. После проведенного на пристанях Куролино и Ореховый мыс опознания по фотографиям другого результата и не ожидали.

Куда эффективней была новая информация о погибшем сыне Великониды.

На абонентский ящик № 1742 в московском почтовом отделении связи поступала корреспонденция для Вйталия Васильевича Тандетникова не от одной матери. В ящике было обнаружено письмо. Без обратного адреса. По штемпелю — из Архангельска. Неизвестный из портового города, подписавшийся скромно буквой «Т», сообщал о затяжных дождях и обострении ревматизма из-за скверной погоды, о том, что нужно поехать основательно полечиться на водах, что обойдется недешево. Несмотря на недомогание и стесненность в средствах, он тем не менее рад будет встретить у себя старого приятеля 14 августа, но заранее предупреждает, что расходовать на покупки более 75 рублей для него слишком большая роскошь. Страдающий ревматизмом адресат выражал уверенность, что Виталий Васильевич не будет ставить его при свидании в неловкое положение, настаивать сделать покупки сверх означенной суммы.

Установили уже накануне изъятия и ознакомления с этим письмом, что Виталий Васильевич Тандетников был классным и заядлым бильярдистом, в ставках не мелочился.

29 июня, ровно за месяц до трагического для него исхода, проиграл пятьдесят тысяч.

В Сбербанке, расположенном неподалеку от его квартиры на Кропоткинской, обнаружили всего один вклад на его имя на двенадцать тысяч рублей. Но должны быть еще, и не мало, просто хорошо спрятаны. Судить можно хотя бы по тому, что даже у несостоявшегося кладбищенского продавца буклетов Могнолина, недавно купившего «Жигули», в четырех сберкассах хранилось на сохранных свидетельствах облигаций еще не на одну такую машину. А Сергей Могнолин пешка по сравнению с сыном Великониды.

Сотрудники столичной милиции истолковали письмо из Архангельска так: написано постоянным партнером Тандетникова. Упоминаемые семьдесят пять рублей, это, конечно, — учитывая хотя бы сумму проигрыша на бильярде, — семьдесят пять тысяч. Если отбросить витиеватую преам* булу о погоде, ревматизме, лечении на водах, выйдет: куплю товару на эту сумму, и не требуй, чтоб хоть на копейку больше истратил. Не случайно очерченное ограничение? Тандетников пытался договориться с неведомым пока корреспондентом о более крупной сделке? Других поселений староверов, обладателей древних икон, у Тандетникова не было на примете, и проигрыш подтолкнул на рискованный шаг — отправить группу в Нетесовский район, грабить в непосредственной близости от пристанища матери?

Картина прорисовывалась все четче. Единственное, что оставалось совершенной загадкой: прежние маршруты десантников за старинными образами.

— Виктор Петрович, мне кажется, в Коломну ездили не зря, — сказал Шатохин.

— Вот как? — Пушных посмотрел вопросительно.

— Помните Ефима Лоскутова?

— Который дома покупал, статьи писал?

— Да.

— Заодно с ними?

— Не уверен. Вряд ли. По-моему, когда предупредили, урок впрок пошел. Не о том речь. Я еще, когда первый раз просматривал его статьи, обратил внимание, как он подробно описывает свои путешествия в скиты. Вот. Теперь выписки сделал. — Шатохин положил лист на стол полковнику.

Было пять коротких отрывков.

«В Мадоге — окраинном населенном пункте района, где всего двенадцать жилых домов и куда хоть с трудом, но можно добраться автотранспортом, — пересаживаемся на коней. Едем верхом до Ергайского ельника, — там спешиваемся. Теперь путь пешком, но уже недолгий, семь километров на северо-запад», — прочитал Пушных первую выписку.

«В Мадоге», «до Ергайского ельника», «семь километров на северо-запад» — было подчеркнуто. После пробела — новый текст, из другой статьи.

«Трудовая пчелка» — отделение колхоза. Нарекли его так потому, что занимаются здесь исключительно пчеловодством. Сюда уже от центральной усадьбы колхоза нет пешего пути, а нашей этнографической экспедиции и от этого тупикового местечка шагать да шагать прямиком через Весеневское болото до Маяка — фосфоресцирующего в темноте, догнивающего ствола дерева с единственным суком-обрубком…»

И здесь были подчеркивания.

— Прямо-таки путеводитель по скитам, — прочитав вторую выписку, сказал Пушных.

— Да. Будто боялся: заподозрят его, что не был там с экспедицией.

— Наверно, все же другое, — возразил полковник, продолжая читать дальше. — Сильные впечатления и желание поделиться ими.

— Мне потому и кажется: если скиты и там ограблены, он ни при чем. Просто, может, не имел права так конкретизировать.

— Почему, собственно, не имел права? — опять не согласился Пушных. — Был в экспедиции, на своей земле.

— Вы же сами сказали: путеводитель, — напомнил Шатохин.

— Сказал. Но если он обязан шифровать, то для чего мы? Ладно. По всем этим «л секу томским» местам сделаем срочные запросы. Пока имеем одни предположения. Возможно, там и ограблений не было.

Ограбления в старообрядческих поселениях, путь к которым с точностью описал учитель рисования Лоскутов, были. В трех кз пяти. В Тюменской и Пермской областях. Воссоздать в деталях, как развертывались события, кто налетчики, не удалось: тамошние потерпевшие тоже с милицией разговаривать не пожелали, на снимки Игольникова, Кортунова, Могнолина взглянуть отказались. Но в близлежащих от раскольничьих обиталищ деревнях кое-что знали. По рассказам, в предыдущих ограблениях участвовали в двух случаях по три человека, а однажды — это было неподалеку от угодий «Трудовой пчелки», — вчетвером орудовали.

— Еще и четвертый в честной компании. Сам Тандетников, конечно, не мог быть, — получив эту весть, сказал Пушных утвердительно.

— Даже при желании, — поддержал Шатохин. — Он больше чем до гаража, полкилометра по асфальту, пешком не ходил.

— Кстати, напомни, Алексей Михайлович, как ты вышел на Лоскутова?

— Фотоиндивидуал позвонил по межгороду Зимаеву, а тот знаком с учителем.

— После твоего предложения еще приносить иконы позвонил?

— Да. Сразу.

— Зимаев, Зимаев, — повторил полковник фамилию гравера из Коломны.

— Может, зря с него так быстро сняли подозрения, — сказал Шатохин.

— Может. Не главное. У тебя до встречи в Калинине с фотографом десять дней. Оставим ему дня четыре на обратную дорогу. Буквально через два-три дня должен выехать к нам. Если не передумал иметь дела с тобой.

— Не передумал, но…

— Какие сомнения?

— Вдруг Кортунов в другом месте взять иконы рассчитывает?

— Еще один налет?

— Да.

— Нет уж. Не так просто организовать. Тем более теперь, без Тандетникова. Да и дрожат за оставленное. Вдруг пожар в тайге, дожди проливные… А потом, не забывай: все под тщательным наблюдением.

— Известно о дате выезда?

— Сообщат.

6

Сообщили о том, чтобы готовы были встретить «гостей» спустя два дня после этого разговора.

А в тот же после разговора день произошло событие, заставившее еще раз прибегнуть к помощи фельдшера из Ур^гамовки.

Участковый Сергей Красников ходил на болота. Без задания. Просто проведать так и не встававшего после кровоизлияния полупарализованного старикашку Афанасия, бывшего кузнеца Василия.

Километрах в двух от Василиевой избы участковый заметил в траве и поднял тонюсенькую, длиной сантиметров тридцать, щепку. Хотел было ее бросить, но на миллиметровом ребрышке приметил краску. Участковый инспектор присмотрелся и сообразил, что в руках у него — отчлененная частичка иконы. На месте, где поднял щепу, обнаружил и мелкие древесные кусочки.

Красникова не посвящали, что грабители ускользнули налегке. Он не знал, что и подумать. А вот для лейтенанта Поплаеского и для прилетевшего в Уртамовку Шатохина большой загадки не составило: скорее всего, среди тех немногих икон, которые налетчики унесли-таки с собой, была и крупная по размерам. Появляться с ней, даже с завернутой, на людях означало привлекать к себе внимание. Икону, но всей видимости, раскололи. Если, уходя с трудом от заслонов милиции, предпочли именно ее уносить, значит, стоила того.

Что за икона?

Иона Парамонович Корзилов долго изучал находку. Измерял, через лупу рассматривал красочный слой, пролистывал свою тетрадку с описаниями икон.

— «Богоматерь Умягчение Злых Сердец». От нее осколок, — сказал он.

— Из скита Агафьи, Настасьи? — уточнил Шатохин.

— Да. Точных размеров иконы не знаю. Примерно шестьдесят пять на пятьдесят сантиметров.

— На слайдах в числе четырнадцати ее нет.

— Любимая Агафьина. Рассматривать разрешала, а прикасаться, фотографировать — ни под каким видом. Я упоминал об этом образе. Забыли?

— Забыл, — признался Шатохин.

— Между Куролино и Ореховым Мысом стоял Иветский острог. Казаками-первопроходцами основан был. Как все официальные остроги Российского государства, имел даже свой герб с изображением росомахи. По преданию, первый воевода получил одну из икон в дар Крестовоздвиженской церкви из рук самого царя Бориса Годунова.

— Икону Богоматери Умягчения? — спросил Шатохин.

— Нет. «Троицу Животворящую». Но Богоматерь принадлежала кому-то из основателей острога, может, воеводе, и она даже древнее «Троицы».

— Острог на реке был?

— Конечно. На яру. И ничего не сохранилось. В километре от берега Тасеевский луг начинается. Вся память об остроге. Луг этот — и не луг вовсе. Кус тайги, первыми служилыми людьми под хлебную пашню взятый.

«Значит, волка убили на территории прежнего острога», — отметил про себя Шатохин.

Решение разрубить на части ценнейшую, но «габаритную» икону налетчики приняли, надо думать, одновременно с решением избавиться до лучших времен от основной поклажи. Значит, награбленное в отшельнических домиках схоронено поблизости от места, где валялся отщепок от иконы? Отрезок, ограниченный домом Василия и остяцкими, Пыжинскими, юртами. Здесь более или менее сухая площадка, в диаметре всего пять-шесть километров. Но даже и на этой площадке пригодных для тайников точек немного. Так что тщательный поиск, пожалуй, мог бы увенчаться успехом.

Возможно, в первые после совершения налетов дни считалось бы крупной удачей отыскать тайник. Но не сейчас. Разговоры вокруг ограбления староверов поутихли, личности налетчиков известны, и они должны вскоре объявиться за своей добычей.

Находка участкового инспектора теперь, при изменившихся обстоятельствах, была очень своевременной. Оперативникам не было нужды гадать, где в тайге спрятан груз, координаты обозначались довольно точно: неподалеку от Пыжинских юрт и от избы Василия.

Невозможно предусмотреть, как будут складываться события, пусть столичные гастролеры приедут в крайцентр, там яснее будет, но обязательно нужно им дать возможность забрать из тайника иконы. А наиболее важные для оперативников точки — Пышкино-Троицкое, Куролиио, Ореховый Мыс, Тасеевский луг.

— Сушь сейчас, товарищ полковник. Лесоавиаохрана летает. Нужно договориться, чтобы в том районе не кружили, — высказал предложение Шатохин.

— Добро, — Пушных сделал пометку на листке. — Еще?

— Транспорт нужен. Вездеход, — Хромов привстал.

— Это само собой. По-моему, пока вам не отказывали. Вот где поставить его?

— В Уртамовке, Или ближе к Тасеевскому лугу.

— Лучше в Уртамовке. Или около села…

Тем временем, когда в кабинете начальника краевого уголовного розыска проходило оперативнее совещание, в московском аэропорту «Домодедово» заканчивалась регистрация билетов на самолет, вылетающий в краевой центр. Известно было, что в Сибирь отправляется лишь один из участников ограбления скитов — Ефим Игольников. Напарники — Кортунов и Могнолин — остаются, но их места в «ТУ-154» займут, составят компанию архитектору Союзкурортпроекта некие Мустафин и Середец.

— Сколько же их всего! — сказал следователь Тиунов, когда полковник объявил об этом.

— Мафия настоящая. — Лейтенант Хромов хлопнул рукой об руку.

— Не знаю, как насчет мафии, но солидная компанийка…

Пушных рассказал: в абонентский ящик № 1742 на имя Тандетникова поступило еще одно письмо, теперь из Казани. А вечером того же дня взломали ящик, забрали письмо. Забрал приезжий из столицы Татарии. Похоже, сам автор письма. С большим запозданием узнал, что Тандетникова нет в живых, и поспешил явиться за своим посланием. Казанец, в отличие от архангельского старого приятеля Тандетникова, был краток: вложить пятьдесят-сто рублей в искусство он не против.

— Настоящая мафия, — повторил Хромов.

— Может, майору вообще не стоит принимать участие в захвате? — сказал Тиунов.

— Почему? Фотограф не прилетает, — возразил Шатохин.

— Да, но вы уверены, майор, что Игольников не видел вас вместе с Кортуновым? — Тиунов взял со стола снимок архитектора. — Или не знаком заочно, по фотографии, как вы — с ним?

— Уверен. Кортунову выгодно иметь своего покупателя, не афишировать его.

— Даже если не так, — вмешался полковник, — не вижу причин выводить Шатохина из операции. Встречи лицом к лицу в любом случае нужно избегать.

— До определенного момента.

— Разумеется.

7

Роман, он же архитектор Союзкурортпроекта Ефим Игольников, и два его приятеля Мустафин и Середец, сведения о которых пока исчерпывались тем, что оба прописаны в Мытищах, прибыли в крайцентр в 20.20 по местному времени, а в 00.15 уже покинули город с пассажирским поездом, идущим на север края. Билеты до конечной станции. Семь часов езды. Там — пристань. Успевают на «Метеор», проходящий через Куролино и Ореховый Мыс и отплывающий в 8.00. В одном из этих сел должны покинуть борт. Не исключено, что проделают путь по всей линии «Метеора», до Лосиного Брода, который связан автобусом с Пышкино-Троицким. Но вряд ли. Если и устремятся на Пышкино-Троицкое, то уже забрав все спрятанное в тайге.

Сопровождавший участников второго десанта сотрудник из Москвы передал в аэропорту снимки Середца и Мустафина. Лет им немногим более двадцати, лица у обоих не яркие, не запоминающиеся.

Игольников и компания примчались к пристани на легковой машине частника, когда начиналась посадка, и штурман в рупор предупреждал толпу не имеющих билетов, чтоб не мешали посадке: сколько мест на судне, столько человек уедут, ни одним больше все равно не возьмут. Инструкция предписывает. Итак «Ракету» заменили на более вместительный «Метеор».

Московские гастролеры заметались между билетной кассой на высоком берегу и дебаркадером, где швартовался «Метеор», с тщетными уговорами и посулами. Деньгами сверх стоимости билета северян не удивишь. Едва не любой из толпы остающихся согласен переплатить, лишь бы не торчать здесь, не томиться ожиданием.

— Уехать хочешь? — Небритый мужик в рабочей куртке с ромбом «Спецтехмонтаж» на рукаве бухнул на плечо Игольникову пятерню, дохнул в лицо свежим перегаром. — Бутылку и деньги гони, уедешь. До Оекобы, — назвал спецтехмонтажник последнее на водкой линии село перед Лосиным Бродом.

— Три билета нужно.

— Три бутылки и… — хмельной спецтеххмонтажник лениво оглянулся. — И тридцатку за три билета.

— Спирт пойдет? Ректификат.

— Годится.

Рыскавшие по пристани спутники Игольникова уже стояли тут как тут. По его кивку один из них сунул плоскую литровую фляжку и деньги сиецтехмонтажнику.

Он, прежде чем отдать билеты, отвинтил пробку фляжки, понюхал.

— Порядок. — Фляжка скользнула в боковой карман куртки.

Билеты наконец были у Игольникова. Он и компаньоны заспешили к «Метеору».

После почти шестичасового плавания «специалисты» по староверческим скитам высадились в Ореховом Мысу. В село не входили. Направились в лесок близ пристани — и с концом. Оперативники другого и не ожидали. Все-таки, наверно, стрелял по волку из автомата, прятал его потом Роман — Ефим Игольников. На отрезке: забытый Иветский острог — предместья Орехового Мыса.

Теперь, если расчеты верны, Игольников и его спутники должны вынырнуть на Тасеевском лугу. Появятся или нет? Сидели в томительном ожидании на ничейной заимке около Уртамовки.

Появились! Прошли по лугу, и в центре его устроились на отдых. Сообщили по рации об этом через три часа после того, как «Метеор»» высаживал и брал пассажиров в Ореховом Мысу. При них ли автомат?

— Шустро ноги переставляют, — заметил Поплавский.

— Прилично, — согласился Хромов, — Спешат до темноты попасть к тайнику.

— Не успеют. Дальше болото, труднее топать.

— Тренированные, успеют. Если тайник в том районе, где Красников щепку нашел. Треть, даже больше, прошли уже.

Шатохин слушал разговор лейтенантов рассеянно. Мысли были заняты предстоящей операцией. Пока развитием событий он был доволен, ждал продолжения.

А уходить с Тасеевского луга десантники не спешили. Минул час, другой, третий — все оставались на месте.

— Чего торчат? — первым не выдержал, с сердцем сказал Поплавский.

Шатохин сам давно недоумевал: не может быть, чтобы целью сегодняшнего дня Игольников поставил такую малость — достигнуть луга. Что-то замыслил. Что? Важно бы разгадать, пока архитектор с подручными на лугу. Снимутся с места, проследить за их дальнейшим передвижением невозможно. Опять тогда поиск вслепую?

Шатохин глядел на карту, где карандашом было очерчено, заштриховано предполагаемое местонахождение тайника — территория, захватывающая остяцкие юрты и дом Василия. От луга приблизительно двадцать пять — тридцать километров. Теперь не успеют, а могли бы при желании нынче засветло быть там. Что же сдерживает? Если предположить, что первая цель Игольникова — не тайник? Что же? Скит Великониды? Вполне возможно. У Тандетниковой самые лучшие иконы в здешней округе. Взять — никакого риска. Защиты у Елены Викентьевны теперь, после смерти сына, абсолютно никакой. Все так. Но жилище Великониды и Флоры почти за сто пятьдесят километров от Тасеевского луга, и если туда стремление попасть, то не отлеживались бы в сене, а шагали бы да шагали, А может, причина задержки самая что ни на есть прозаическая: кто-то из троих сбил, натер ногу, не способен пока идти? Нет. Для кого угодно серьезно было бы, только не для профессионалов. С ними такого не случится. Мустафин и Середец профессионалы? Несомненно, Как фотоиндивидуал и кладбищенский продавец, как сам архитектор. Почему все-таки Игольников не приехал с прежними своими партнерами? Шатохин мало задумывался над этим. Объяснение было простое, убедительное: архитектор опасался, как бы Кортунов и Могнолин не примелькались, А вдруг иное? Что иное?

Где-то за час перед закатом, когда уже не ждал новостей, сообщили вдруг: Игольников и его спутники покидают луг, держат путь к болоту.

— Именно к болоту? — переспросил Шатохин.

Именно к болоту! В бинокль хорошо видно. Быстро, без остановки, без оглядки идут. Вот-вот исчезнут из поля зрения в кустарнике. Уже исчезли, доложил участковый инспектор Красников.

Еще раз Шатохин посмотрел на карту, где в центре заштрихованной площади краснел крупный овал — место, на котором Сергей Красников нашел отщепок иконы. Мысленно, в который раз, прикинул расстояние между Тасеевским лугом и отшельническими строениями на островках среди болота. Кажется, он разгадал замысел Игольникова. Никакой особой сложности. Скиты в Нетесовском районе — первое, но единственное место, где преступная группа получила слабое, но сопротивление со стороны староверов. Тайник где-то поблизости от домиков. Доброго новая встреча не сулит. В пору сбора зрелой ягоды на болоте встреча особенно вероятна. Игольников хочет избежать ее, приблизиться к тайнику ночью, забрать спрятанные иконы и тотчас же уходить, чтобы на рассвете быть уже далеко от скитов. И уходить от тайника будут тем же путем, каким пришли. То есть вернутся на Тасеевский луг. Не могут же они, черт побери, знать всех болотных троп, свободно разгуливать по ним в темноте!

Лейтенанты Хромов и Поплавский, еще семь сотрудников Нетесовского райотдела милиции ждали после доклада участкового распоряжений Шатохина.

— Через два часа выезжаем к Тасеевскому лугу. Утром, часов в девять-десять, они опять будут там.

Коротко Шатохин изложил свои соображения.

— Хотите брать их на лугу? — спросил Поплавский.

— На лугу.

— А если не мешать им? — предложил начальник Нетесовского районного ОУРа. — Дать возможность выбраться из тайги. На пристани, или даже в лучше в «Ракете» взять?

— Нет, — твердо сказал Шатохин, — Нет гарантии, что не столкнутся с кем-нибудь в тайге. Нужны им очевидцы?

8

Расчет Шатохина оказался точным: четырнадцать часов спустя, в половине десятого утра, Игольников, Мустафин и Середец вновь появились на Тасеевском лугу. Вышли из кустарника немного правее того места, где вечером скрылись, покидая луг. У каждого за плечами по рюкзаку. Автомат на груди у идущего впереди. Скорее Есего, у Игольникова, Чуть позже точно можно будет сказать: пока расстояние около четырех километров, лиц не разглядеть. Еще, кажется, охотничье ружье несут. Очень медленно движутся, но не шатаются от усталости, не валятся с ног.

Об этом докладывал Шатохину по радиосвязи лейтенант Поплавский. Он, Хромов и милиционеры расположились в лесу на территории бывшего Иветского острога. А сам Шатохин не видел ни луга, ни выбредших на него, хотя преступная группа, выйдя с болота, находилась от него намного ближе, чем от Поплавского. Вездеход, в кабине которого Шатохин сидел вместе с участковым Красниковым и сержантом-водителем Болтиным, приткнулся в густом пихтаче на расстоянии равно не далеком как от Тасеевского луга, так и от болота.

Через пятнадцать-двадцать минут операция должна быть закончена. Шатохин посмотрел на сержанта-водителя, на Красникова. Оба молчали, у обоих лица сосредоточены, спокойны.

— Проверь зажигание, — велел Шатохин водителю.

Тот включил и выключил: в порядке.

— Товарищ майор, — голос Поплавского по рации за^ звучал неожиданно и необычно. — Здесь дети.

— Какие дети? Где?

— Рядом с нами. Восьмиклассники. Из Куролино. У них сегодня день юного краеведа, и…

— Сколько их? — оборвал Шатохин.

— Пятнадцать. Вместе с учителем.

— Пешком пришли?

— Нет, автобус, «ПАЗик», недалеко.

— Немедленно пусть садятся в автобус и убираются… Подожди, дай Хромову связь.

— Троих детей нет… Он с учительницей искать побежал.

— А эти? Икононосцы далеко?

— Теперь километра полтора будет, меньше даже.

— Ясно. Шум пока не поднимать, себя не обнаруживать. В крайнем случае будешь созывать потерявшихся через мегафон. Но не сейчас. Вспугнешь, иконщики вбок куда-нибудь рванут, к лесу. Мы сейчас на луг выедем, к Игольникову.

— А нам что делать?

— Ждать, — Шатохин захлопнул дверцу вездехода. Сержант последовал его примеру, закрыл дверцу со своей стороны, вопросительно смотрел на Шатохина.

— Давай!

Взревевший мотор после полсуток глубокой, не сравнимой ни с чем тишины тайги, оглушил. Хвойные лапы забили, застучали по кабине, по бортам.

Красников вытащил из-за сиденья два скорострельных карабина, один положил на колени Шатохину.

Вот-вот должны возникнуть впереди фигуры грабителей.

— Женя, далеко еще они? — спросил Шатохин.

— Метров пятьсот. Чуть правее взять нужно…

Голос Поплавского, дающего координаты, еще звучал, а грабители уже появились перед глазами.

Игольников стоял лицом к несущемуся навстречу вездеходу. Автомат держал в руке. Напарники находились чуть-чуть подаль, около зародов. Лица их тоже обращены были к машине.

— Гони, не сбавляй пока! — крикнул водителю Шатохин.

Сержант, крутнув руль вправо, мчал прямо на грабителей, разметывая колесами сенные встречные вороха.

Считанные мгновения езды — и очутятся рядом, Шатохин уже ухватился за ручку дверцы, готовясь выпрыгивать возле Игольникова. И тут архитектор вскинул автомат.

Очереди выстрелов прозвучали негромко. Шатохин почувствовал, как мотнуло вездеход.

Игольников, выведя из строя машину, тотчас скрылся за копной. Приятели тоже пропали из виду. Вездеход еще продолжал движение, но все тяжелей. Шатохин припал к рации:

— Новости, лейтенант? Хромов где?

— Здесь я, — ответил сам Хромов.

— Что с детьми?

— Двоих нашли. Говорят, третий на берегу, в палатке. Послал за ним.

— Игольников на тебя сейчас пойдет. Не вздумай людей навстречу выводить, метко стреляет.

— Понял, Алексей Михайлович… Глядите, горит!

Шатохин и без подсказки заметил: зароды, возле которых только что стояли Мустафин и Середец, охвачены пламенем.

Архитектор и приятели решили обезопасить себя.

скрыться, отгородившись от преследователей завесой дыма и огня.

Расчет верный. Достаточно искры, чтобы пересохшая скошенная отава, положенная в рядки, заполыхала. А рядки да валки тянутся по всему Тасееведому лугу, где в промежутках между копнами и стожками, где вплотную подступая к ним. Шатохин мог представить себе, во что превратится луг в самом недалеком времени.

Нужно бы отдать распоряжение, чтобы отправляли автобус с куролинскими школьниками. Без него сообразят Хромов, Поплавский. Он выпрыгнул из подбитой машины.

— Товарищ майор! — Рация в пустой кабине оставалась включенной, его запрашивали, а он уже бежал, увлекая за собой участкового и сержанта-водителя, туда, где занимался пожар.

Жаром дохнуло, когда оказались у гудящей огневой линии. Огонь торжествовал. Горели уже несколько десятков копен. Красные языки ползли по дорожкам из несметанного сена, взмывали вверх, и над этими языками клубился белесо-черный едкий дым. Он заслонял пространство впереди.

Сделав глубокий вдох, Шатохин кинулся вперед. Огонь был опасен, но больше — густой дым. Рассчитывал на одном дыхании пробежать всю охваченную пожаром полосу, не тут-то было. Закашлялся, глотнул дыма, заслезились глаза.

От жара, быстрого бега все тело стало липким. Удушье вызывало желание сделать выдох и набрать новую порцию воздуха в легкие. Он пересиливал себя, потому что знал: будет еще хуже.

Наконец дым и огонь перед глазами пропали, он выскочил ка неохваченную пожаром часть луга. Появились следом сержант и участковый. У Болтина пиджак на спине горел. Красников два раза хлопнул по спине водителя, сбить привязавшийся огонь не удалось. Сержант выхватил из карманов пистолет, документы, снял и кинул пиджак на землю. Все делал быстро.

Шатохин тем временем высматривал, где архитектор, двое других грабителей. Они мелькали шагах в двухстах от линии наступавшего огня. Середец и Мустафин бежали прямиком к месту, где их поджидала засада; Игольников — то ли условились так, то ли почуял, что в лесу на территории бывшего Иветского острога не исключена возможность попасть в западню, — забирал в сторону, бежал по лугу наискосок. Тоже к лесу, но туда, где оперативников не было.

— Ваши эти двое, — Шатохин указал на Середца и Мустафина.

— Товарищ майор, я с вами. У этих одна двухстволка, — попытался возразить Красников.

— Ты их карманы, рюкзаки проверял? — парировал Шатохин. — Выполнять!

…Архитектор бежал медленно, тяжело. Мешал груз, сказывалась усталость ночного похода по болоту. Шатохин быстро догонял.

Игольников обернулся, когда их разделяло всего-навсего около сотни шагов.

Увидеть за собой преследователя, тем более так близко, не ожидал. Однако прореагировал тут же. С автоматом в руках всем корпусом повернулся к Шатохину.

В нескольких шагах от Шатохина был жиденький сенной зарод. Шатохин метнулся к нему, чуть упредив автоматную очередь.

Очень уж какой-то короткой, ущербной была она, эта очередь. На слух Шатохин уловил это. Кончились патроны?

Он выглянул. Так и есть. Архитектор откинул пустую обойму и теперь пытался достать запасную, опрометчиво засунутую в вещмешок.

— Брось! Застрелю! — Шатохин кинулся к архитектору.

Тот подхватил рюкзак, побежал.

— Брось автомат! — Предупредительный выстрел грохнул в воздух.

Игольников не бросил, не остановился. Ближайшая от него копна метрах в сорока. Если спрячется за копну, может успеть достать и переставить обойму. Нельзя допустить. Шатохин бежал изо всех сил.

Считанные шаги оставались Игольникову до стожка, и столько же Шатохину до Игольникова. На бегу Игольников су мел-таки развязать тесемки рюкзака, вытащил запасной рожок. Оставалось только приладить его к автомату. Шатохин размахнулся, кинул карабин под неги Игольникову.

Архитектор споткнулся, кувырком полетел вперед. Автомат, обойму, рюкзак — все выпустил из рук, падая. Несколько икон, помазок, зеркальце, зубная паста посыпались из раскрытого мешка. Но это секундой позднее. А в момент падения архитектора Шатохин услышал выстрел. Левую ногу выше колена обожгло так, что он присел, обеими ладонями накрыл обожженное место. Между пальцами сразу просочилась кровь.

Выстрелил карабин. Шатохин недоумевал, как могло случиться. Вроде, перед тем, как бросить, ставил на предохранитель. Без толку было гадать, ставил или нет. Факт, что карабин выстрелил и ранил владельца.

— Витя Войцеховский! Немедленно беги к реке. Беги на солнце и выбежишь к реке, — зазвучал усиленный мегафоном женский голос, наверно, куролинской учительницы.

Игольников посмотрел в сторону, откуда раздавался голос, потом взгляд его скользнул по карабину.

— А ну, отползи дальше, — Шатохин вынул из оперативной кобуры пистолет, поставил на боевой взвод.

Игольников подчинился.

— Вот так… — Шатохин подвинулся вперед, подобрал карабин. — А теперь вставай, пойдем.

Шатохин сумел сделать несколько шагов. Острая боль в ноге остановила, усадила около рюкзака.

— Подожди, — велел он.

Игольников обернулся. Страх промелькнул у него в глазах.

— Подожди, — повторил Шатохин. Рукой, в которой был пистолет, тыльной стороной ладони вытер со лба пот.

— Я не стрелял. Не я ранил. Я не виноват, — быстро заговорил Игольников.

Шатохин молчал.

— Я пойду… Пара минут — и все. Поздно будет. Видите, что творится, — продолжал Игольников. Глаза его смотрели то ка бушующее невдалеке пламя, то на оружие в руке Шатохина. — Можно? — С опаской еще раз взглянув на пистолет, не дождавшись разрешения, Игольников отступил, побежал прочь.

— Стоять! — голосом, не подчиниться которому нельзя, остановил Шатохин.

— Что, скучно одному? В компанию берешь? — Игольников овладел собой. Голос был спокоен, насмешлив.

— Слышишь голоса?

— Ну?

— Туда и беги.

Игольников кивнул, побежал. Шатохин недолго со странным безразличием смотрел вслед.

Голос учительницы, обращавшейся к Вите Войцеховскому, умолк. Мегафон перешел к Хромову.

— Алексей Михайлович! Товарищ майор! — звали теперь Шатохина.

Можно было откликнуться выстрелами. Нет! Поздно. Даже если бы теперь же сумели отыскать его, все равно поздно. Ему не помогут, и сами не сумеют уйти от огня.

Среди высыпавшихся из Игольниковского рюкзака икон была сверху икона Божьей Матери. Лик Богородицы с прильнувшим к ней, обвившим ее шею ручонкой младенцем был четок и полон скорби.

Шатохин смотрел и смотрел на этот образ. Пламя бушевало рядом.

— Алексей Михайлович! Товарищ майо-о-ор! — Несся и несся над горящим Тасеевским лугом зовущий голос.


Оглавление

  • Часть первая
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  •   8
  •   9
  • Часть вторая
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  •   8
  • Часть третья
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  •   8