КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 375106 томов
Объем библиотеки - 456 Гб.
Всего авторов - 159646
Пользователей - 84225

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

IT3 про Аксёнов: Самозванец (Фэнтези)

увлекательная и добротно написанная вещица,
только нужно преодолеть скучноватое начало,все эти "ТИ","АБы" и прочие "ишибы".
так автор обозначил составляющие магии ну и самих магов.
также все дворянские звания(почему то кроме короля)звучат по другому.сперва режет слух,
но затем привыкаешь.а так обычный попаданец в
мире меча и магии.в меру
ороялен,сперва совсем не крут,
но растет.в чем-то похоже на
раннего Ясинского,
когда его "ник" еще можно было читать с интересом.
любителям подобных историй рекомендую.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Холмогоров: Проклятие Галактики (Космическая фантастика)

Продолжаю комментировать свою «книжную библиотеку». Вторая купленная мной книга серии «Портал» оказалась (по восприятию) гораздо лучше первой (книги другого автора) и немного исправила впечатления о всей серии в целом. Т.к большинство ее авторов мне ранее не знакомы делаю субъективный вывод о нем, как о некой «доп.площадке» (издательстве) для «раскрутки» начинающих авторов... А тут (как и везде) но (наверное) с большей вероятностью будет попадаться «некондиционка» просто в силу непричастности к уже сложившимся жанрам или поджанрам (так космос тут у каждого сугубо индивидуален и встретить тут например представителя ранее знакомой темы «Сообщества миров из Eve-вселенной» думаю маловероятно). А так в целом впечатления (для начинающей серии книг) в целом вполне удовлетворительны - на фоне разнокалиберности книг любой другой серии любого другого издательства. Конкретно в данной книге пойдет речь о неком противостоянии двух основных монополистов в человеческом космосе и о том к чему оно (как и во все прочие времена) может привести... Весь сюжет построен на впечатлениях двух «равноудаленных» ГГ, чья жизнь в финале неминуемо должна пересечься, что бы...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Кошкодамский: Николай 2. Правильный вариант. (Альтернативная история)

Очередной тупой обрывок. Проект 2012 года, завершен явно не будет...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
CTOrpammBODKu про Светлый: "Самый первый" - 3 (СИ) (Современная проза)

ну с 22

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Март: Механики (24 части) (Альтернативная история)

ГГ, не мелочась, собирает РОЯЛЬ: 3(три) КАМАЗ'а набитых под завязку + Механик + Программист с ноутом, все от Бога. Сразу после попаданства - БОНУС: пара вооруженных профи на своём транспорте. Да плс оказалось, еже ли чего забыл, то в "Облаке" можно добыть ВСЁ ( проблема - патронов сильно много сжигается, явно придумана для антуража, боеприпасы добываются в том же "Облаке" с коэффициентом >>1) и т.д. и т.п.
На 2й части заскучал, а как прикинул... нет, не доживу до 24й, Засунул в долгий ящик.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Михайловский: Смоленский нокдаун (Альтернативная история)

Возможна ли была война «малой кровь на
чужой территории»?

Дык, конечно возможна!!! Надо было найти необитаемый ничейный остров и напасть на него...
Не додумался товарищ Сталин, дурачок...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Foggycat про Шкляр: Елементал (Классический детектив)

Проглотил за вечер...чудесный язык...обложка книги никудышняя

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Рассеянные мысли [сборник] (fb2)

файл не оценён - Рассеянные мысли [сборник] (пер. Татьяна Викторовна Китаина) (и.с. xx век. the best) 799K, 202с. (скачать fb2) - Уильям Сомерсет Моэм



Сомерсет Моэм Рассеянные мысли Сборник

Из шести входящих в эту книгу эссе три были напечатаны в журнале «Корнхилл». Еще одно — лекция, прочитанная на философском коллоквиуме в Колумбийском университете, но я переработал ее, чтобы сделать легче для восприятия. Часть последнего эссе публиковалась много лет назад в журнале «Лайф энд леттерз».

У. С. М.

ОГАСТЕС

I

Думаю, сейчас не осталось почти никого, кто знал Огастеса Хейра. Когда вышел мой первый роман, Огастес попросил нашего общего знакомого, младшего каноника собора Святого Павла, пригласить меня на обед, чтобы мы могли познакомиться. Мне тогда только-только исполнилось двадцать четыре года, я был молод и застенчив, но он проникся ко мне теплым чувством, поскольку я, хоть и промолчал весь вечер, слушал его рассуждения с искренним интересом. Вскоре он написал мне письмо с приглашением приехать в его загородное поместье Холмхерст на выходные. Довольно быстро я стал там завсегдатаем.

Поскольку теперь никто так не живет, мне представляется небезынтересным описать его распорядок дня. Ровно в восемь утра горничная в шуршащем платье из набивной ткани и наколке с широкой лентой вносила в комнату чашку чая и два тоненьких кусочка хлеба с маслом и ставила на столик у кровати. Зимой следом за ней являлась другая служанка, тоже в набивном платье, но уже не в таком шуршащем и сияющем; она выгребала из камина вчерашние угли, раскладывала дрова и разжигала огонь. В половине девятого горничная заходила снова, держа в руках маленький бидон горячей воды. Она опорожняла таз, в котором вы слегка ополоснулись накануне вечером, перед тем как лечь в постель, выливала туда содержимое бидона и накрывала полотенцем. Пока она этим занималась, вторая служанка расстилала белую клеенку, чтобы вода не проливалась на ковер, и устанавливала на нее — прямо напротив горящего камина — сидячую ванну. По обе стороны размещались два больших кувшина — с горячей и холодной водой, мыльница на подставке и банное полотенце. Затем горничные удалялись. Нынешнее поколение, наверное, никогда не видело сидячей ванны. Это была круглая лохань около трех футов в диаметре и примерно восемнадцати дюймов глубиной со спинкой, доходившей до лопаток. Снаружи она была покрыта темно-желтой эмалью, а изнутри выкрашена в белый цвет. Поскольку места для ног не хватало, они свисали наружу и, чтобы их помыть, требовалось проявить чудеса гибкости и сноровки. А со спиной дело обстояло и того хуже: ее можно было лишь полить водой из губки. В таком положении не понежишься, вытянувшись во весь рост, как в обычной ванне, и, если отсутствие комфорта лишает вас привычных пятнадцати минут приятных и плодотворных размышлений, то в девять часов, когда звонит звонок к завтраку, вы уже полностью готовы спуститься к столу, и это единственное преимущество данной конструкции.

Огастес обычно уже восседал во главе стола, накрытого для обильного завтрака. Перед ним лежали огромная семейная Библия и молитвенник, переплетенный в черную кожу. Когда он сидел, вид у него был торжественный и, я бы даже сказал, внушительный. Однако стоя Огастес не производил такого впечатления, поскольку у него были короткие ноги и длинный торс, и он выглядел немного странно. Едва только гости рассаживались по местам, в комнату входили слуги. Для них был отведен ряд стульев около буфета, уставленного разной снедью. Кроме превосходной ветчины и парочки холодных фазанов, там располагалось множество накрытых крышками серебряных блюд, под которыми горели синие огоньки спиртовок. Огастес читал молитву. У него был скрипучий, немного металлический голос, и в тоне ясно слышалось, что подшучивать над собой он не позволит никому, даже Богу. Случалось, что кто-то из гостей опаздывал. Провинившийся осторожно открывал дверь и старался как можно незаметнее, на цыпочках, проскользнуть внутрь. Огастес не поднимал глаз от книги, но прекращал чтение на середине фразы и ждал, пока опоздавший сядет, а затем продолжал с того самого места, на котором остановился. В воздухе повисал немой укор. Но на этом все заканчивалось: Огастес больше ни разу не упоминал об опоздании. Прочтя несколько молитв, Огастес переходил к Библии. Он читал намеченные на этот день отрывки и, закончив, произносил:

— А теперь давайте помолимся.

По его знаку мы опускались на колени, гости — на подушечки, слуги — на персидский ковер, и хором читали «Отче наш». Потом все поднимались на ноги, кухарка и прочая прислуга выходили, а горничная вносила чай и кофе, забирала Библию и молитвенник и ставила на их место кофейник и чайник.

Я заметил, что многие из молитв, которые читал Огастес, звучали как-то непривычно. Уже потом я обнаружил, что в молитвеннике, по которому он читал, часть строк аккуратно вымарана. Я спросил его об этом.

— Я вычеркнул все фразы, прославляющие Бога, — ответил он. — Бог, разумеется, джентльмен, а ни одному джентльмену не понравится слушать славословия в свой адрес. Это бестактно, неуместно и вульгарно. Я думаю, такое преувеличенное низкопоклонство для него оскорбительно.

Тогда это замечание показалось мне странным и даже комичным, но со временем я пришел к убеждению, что оно не лишено смысла.

После завтрака Огастес удалялся в свой кабинет для работы над автобиографией, которую тогда писал. Он никогда не курил в доме и не позволял этого гостям, поэтому тем, кому не терпелось выкурить первую трубочку, приходилось выходить на улицу. Хорошо, если