КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474453 томов
Объем библиотеки - 699 Гб.
Всего авторов - 221069
Пользователей - 102791

Впечатления

Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Шеф-повар Александр Красовский 2 (Альтернативная история)

неплохая дилогия, довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Усманов: Охота (Боевая фантастика)

Может быть, кто-нибудь скажет(подумает, представит, и ещё что-нибудь сделает)...
Это кредо. Главного героя. И через страницу. И постоянные объяснения того или иного поступка, чаще всего - нелицеприятного. Паходу, ГГ - тварь ещё та. А все вокруг него настолько тупы и беспомощны, что можно главу клана на хер посылать.
Я пропускаю все характеристики персонажей в ЛитРПГ, я их просто пролистываю. Когда я начал читать этот цикл, то пролистывать пришлось по пять-шесть страниц. На пятой книге я сломался. Окончательно меня добило "надеть-одеть".
Больше ничего из творчества этого творца читать не стану.
ПыСы. Но что характерно - не противно было. Просто он меня заебал постоянными объяснениями на три листа, почему же он в очередной раз кого-нибудь подставил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Кир про Фарг: Дом Ростовых. Новая Тень. Том 1 (Боевая фантастика)

Млиииннн... Авторы, да когда же вы научитесь думать о том что пишете? Достали перлы типа "вырезать аппендицит

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

да, жаль нет продолжения

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Тьма внутри [ Kurinoone] (fb2) читать онлайн

- Тьма внутри (пер. Зелёный чай, ...) (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн» ) 2.61 Мб, 823с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Kurinoone

Настройки текста:



Название: «Тьма Внутри» («The Darkness Within»).

Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/2913149/1/

Автор: Kurinoone.

Переводчик: Зелёный чай (с 1-13 главы); Amella6888 (с 14-64)

Бета: Ann-Lee (с1-13); Робин (с 14-62).

Размер: макси.

Рейтинг: PG -13.

Персонажи: ГП, ЛВ, БЛ, ДП, ЛП, ГГ, РУ, АД и ещё куча светлых магов и УПсов.

Жанр: Action/Adventure/Angst.

Дисклеймер: все принадлежит Дж. К. Роулинг, и вообще, я только перевожу.

Саммари: У Тёмного Лорда есть наследник, верный последователь своего отца. Он ненавидит врагов Волдеморта, но больше всего - Джеймса Поттера.

Разрешение на перевод: получено.

Статус: закончен

Разрешение на размещение: получено.

Сиквел: Часть меня

Глава 1

Пустая колыбель

«Он просто до жути похож на Джеймса», - подумала Лили. Гарри, её сыну, исполнился только годик, но он уже был вылитый отец. Его непослушные вихры торчали на макушке - точно как у Джеймса, подумала Лили с хитрой улыбкой. Она постоянно говорила мужу, что ему нужно причесаться, но тот лишь ослепительно улыбался и продолжал ерошить волосы, приводя их в ещё больший беспорядок.

«По крайней мере, у него мои глаза, - довольно подумала Лили, глядя на играющего малыша. Черноволосый мальчуган сидел на коленях у матери, радостно вертелся и жевал игрушки, то и дело оглядываясь вокруг, словно надеясь кого-то найти.

- Кого ты ищешь, мой сладкий? - заворковала Лили, крепче прижимая Гарри к себе. Она прекрасно знала, кого ищет её сын. Это повторялось каждый вечер, около семи часов. Что бы не происходило вокруг, Гарри упорно ждал, когда его отец вернётся с работы. Конечно, обычные годовалые малыши не умеют определять время, но Гарри не был обычным мальчиком. Он и его родители были семьёй волшебников. Джеймс чистокровный, тогда как Лили - магглорождённая, однако вряд ли кто-то мог бы поспорить с тем, что она одна из самых талантливых волшебниц своего времени.

Тут, как по заказу, в дом вошёл Джеймс, выглядевший слегка обеспокоенным, однако при виде Гарри и Лили карие глаза зажглись радостью, и он позволил себе улыбнуться.

- Эгей, как тут мой маленький мужчина? - спросил он, подходя к Лили и подхватывая на руки Гарри, который громко агукал, чтобы привлечь внимание отца.

- Джеймс! Сколько раз тебе говорить, что Мальчик - это не Мужчина? - немного раздражённо заметила Лили. Джеймс лишь пожал плечами и ответил:

- Мальчик - это так… Не знаю, это звучит так странно, как будто я его отчитываю. Нет, он - мой маленький Мужчина.

Лили улыбнулась мужу. По её мнению, Джеймс просто не хотел вести себя как «папочка» в свои двадцать три года. Она уже собиралась встать и начать накрывать на стол, когда раздался стук в дверь. Джеймс мгновенно посерьёзнел. Он молча пересадил Гарри на руки Лили и, вытащив палочку, подошёл к двери, жестом велев жене идти вместе с сыном в другую комнату. Она кивнула и быстро вышла. Обычно Лили не подчинялась ничьим приказам, даже если они исходили от Джеймса, но с тех пор, как было сделано это мерзкое пророчество, всё страшным образом изменилось. Они переехали в Годрикову Лощину и лишь несколько верных людей знали о том, где они теперь живут. Лили, содрогаясь от страха, ждала, по прежнему держа Гарри на руках. Она прокляла бы любого, кто хотя бы попытался причинить вред её сыну. Она услышала, как Джеймс пробормотал заклинание, позволяющее видеть, кто стоит на крыльце. Тут входная дверь открылась, и снизу донёсся смех и хорошо знакомый голос. Она выдохнула - даже не заметила, что задержала дыхание - вышла из своей комнаты и стала спускаться вниз по лестнице. Ну, конечно, это старые приятели мужа, Сириус и Питер.

Сириус внушал Лили беспокойство ещё со времён их совместной учёбы в Хогвартсе: он вечно бил баклуши на пару с Джеймсом и постоянно втягивал его во всевозможные переделки. Разумеется, Джеймс и сам далеко не невинный младенец, но с тех пор, как Лили стала его женой, она предпочитала винить во всём Сириуса. Питер же всегда вёл себя так тихо, что Лили иногда диву давалась: что он-то делал, будучи мародером? Ремус был единственным, с кем можно было поговорить серьёзно. К сожалению, сегодня вечером он не пришёл, поскольку у него была, по меткому выражению Сириуса, «маленькая меховая проблемка».

- Мог бы предупредить, что вы собираетесь заскочить, Мягколап, - заметила Лили, передавая Гарри его крёстному. Тот с энтузиазмом протянул руки и крепко обнял малыша, но так, чтобы не повредить ему.

- Какое же тогда веселье? - осведомился он со своим обычным лающим смешком.

Гарри уже вовсю размахивал руками и хихикал, глядя как Сириус строит ему рожи. Лили с любовью посмотрела на сына; он действительно обожал крёстного. Питер тоже наблюдал за этой сценой, и Лили показалось, (она не поняла до конца: так это, или нет), что Червехвоста переполняли эмоции, в его глазах плескалась едва ли не боль.

- Червехвост, ты в порядке? - спросила она, кладя руку ему на плечо.

Червехвост быстро отвёл взгляд и нервно вздрогнул.

- Я, э-э-э… Я просто… Трудный день, только и всего.

Он выглядел почти больным.

- Не говори мне о трудных днях, - вмешался Джеймс. - Мой день прошёл в высшей степени ужасно.

- Что случилось? - быстро спросил Сириус, в то время как Гарри дёргал его за длинные тёмные волосы, спадавшие до плеч.

- Ну, учитывая, что по нам бьют со всех сторон, не знаю, сколько мы ещё продержимся до тех пор, пока не случится худшее.

Карие глаза Джеймса, обычно такие живые, погрустнели. Джеймсу нравилось быть аврором, хоть он и признавал, что стал им только потому, что такую карьеру избрал для себя Сириус. Впрочем, идея что он - борец со злом, быстро его захватила.

Однако после того как появилось пророчество о Гарри, Джеймс всё больше и больше становился параноиком. Ему совсем не улыбалось, что его сын должен столкнуться с такой огромной ответственностью, как Спасение Мира. Это его работа, а не Гарри. Так что Джеймс трудился день и ночь, чтобы ослабить силы Волдеморта. Но это становилось всё тяжелее. Казалось, что Тёмный Лорд постоянно на шаг опережает авроров.

Сириус, глядевший на грустное лицо друга, выглядел немного расстроенным. Они оба, как и Питер, служили в аврорате, но Джеймс единственный воспринимал эту войну как жизненную цель. Он хотел покончить с войной, дать Гарри нормальную жизнь.

Лили вздохнула, забрала у Сириуса играющего Гарри и, слегка укачивая его, понесла наверх, в детскую. Там она осторожно уложила его в кроватку и погладила по волосам, в очередной, безуспешной попытке сделать их хоть немного аккуратнее.

- Может быть, сейчас ты думаешь, что это смешно, но поверь мне, Гарри, когда ты вырастешь, твоя причёска уже не будет казаться тебе забавной, - сказала она хихикающему черноволосому малышу, который пытался схватить её за пальцы.

Лили повернулась и вышла, оставив своего мальчика весело играть в кроватке.

Она уже спускалась вниз, как вдруг поняла - от осознания этого её затошнило - что что-то не так. Не то чтобы её насторожил какой-то посторонний звук, напротив, в доме стояла мёртвая тишина, а ведь в гостиной находилось три человека! Воспоминание о том, что она увидела, войдя в комнату, будет потом преследовать её до конца жизни. Джеймс на полу, от его головы расползается лужица крови. Рядом валяется разбитая бутылка из-под огневиски. Чуть в стороне, тоже без сознания, лежит Сириус.

- О, Боже!.. Джеймс…Ох, Джеймс… Сириус!.. О, Мерлин…

Лили бросилась к мужу, совершенно забыв, что в комнате есть ещё один человек. Если бы она заметила, что он стоит прямо за дверью, то, возможно, предотвратила бы последовавшую вслед за этим трагедию. Она устремилась к Джеймсу, но прежде чем добежала до лежащего без сознания мужа, Питер направил палочку ей в спину.

- Ступефай! - проревел он.

Лили мгновенно потеряла сознание и упала. Питер смотрел на своих бывших друзей. Они лежали на полу собственного дома, израненные и преданные своим другом. Червехвост судорожно вздохнул и попытался успокоить отчаянно бьющееся сердце. Он не сомневался: не наложи он на дверь «Силенцио», Лили услышала бы, как его сердце громыхает у него в груди - так громко, гораздо громче звона разбивающейся о головы Джеймса и Сириуса бутылки.

Бросив последний взгляд на друзей, Питер, неуклюже шагая, отправился в детскую, повторяя шёпотом «прости меня, Гарри…прости, Джеймс…Сириус, мне так жаль». Он не думал, что зайдёт так далеко, надеялся, что Джеймс, или Сириус, или даже Лили смогут его остановить, но они не ожидали от него предательства, оставили Гарри одного, беззащитного… Он не хотел этого, но сделать то, за чем он пришёл, можно лишь одним способом.

Приказ совершенно однозначен. Мальчишка примет смерть от рук самого Тёмного Лорда…

Он чуть приоткрыл дверь и обнаружил, что Гарри мирно спит, обнимая плюшевого гиппогрифа. Питер посмотрел на спящего малыша, и его окатило ужасное чувство вины. Он обрёк этого ребёнка на смерть. Гарри, которому едва исполнился год, даже не успел сказать своё первое в жизни слово. Когда у Джеймса с Лили родился сын, Питер радовался, как и остальные мародеры, но когда всплыло это пророчество, всё изменилось. Этому ребёнку суждено одолеть Тёмного Лорда…нет, это невозможно, эту войну должен выиграть Тёмный Лорд. Питер получит такую силу, о какой можно только мечтать. Мальчик должен уйти со сцены. Убеждая себя, что обеспечивает собственное прекрасное будущее, он осторожно вынул Гарри из кроватки и, выйдя из комнаты, понёс его вниз; миновав гостиную и, на сей раз, не глядя на три тела, распростёртые на полу, открыл дверь и навсегда покинул Годрикову Лощину.

Добежав до места, где кончалось действие охранных чар, он аппарировал в логово своего Господина. Трясущимися руками положил он Гарри на каменный пол у ног Лорда Волдеморта. Как ни странно, мальчик всё ещё спал и даже не пошевелился. Питер поспешно встал на колени и, склонившись перед Волдемортом, поцеловал край его плаща, проговорив тихим дрожащим голосом:

- Господин, я сделал всё, что вы велели, вот Гарри, Господин.

Волдеморт взглянул на спящего ребёнка и придал своим чертам подобие довольной улыбки. Это был привлекательный мужчина с длинными тёмными волосами; в юности он, должно быть, был очень красив. Только дьявольские красные глаза, будто обжигавшие всякого, кто осмеливался глядеть на этого человека, выдавали скрывавшегося в нём монстра. Он перевёл взгляд с Гарри на скорчившегося шпиона.

- Поднимись, Червехвост, ты исполнил всё в точности, хоть раз ничего не перепутал и завершил задание.

Он смотрел как эта мерзкая крыса в человеческом обличье, дрожа и бормоча благодарности, поднимается на ноги, слушал разглагольствования о том, как «велик его Лорд».

- Довольно!

Червехвост тотчас умолк.

- Бэлла, возьми мальчишку и дай мне взглянуть на щенка поближе.

Волшебница немедленно подошла, подняла Гарри с холодного пола и поднесла к Тёмному Лорду. Волдеморт пристально разглядывал малыша. Он ненавидел детей. До сих пор не забыл, как дети в том ужасном приюте дразнили и высмеивали его. Однако у этого ребёнка была такая магическая аура, что казалось, будто она парит вокруг него как сфера. Вне всяких сомнений он обладал огромной силой, и если Волдеморт не уничтожит его, это дитя станет причиной его падения. «Что за напрасная трата магической энергии», - подумалось Волдеморту. Он вытащил палочку и услышал как, задерживая дыхание, тихо ахнули несколько присутствующих здесь верных Упивающихся Смертью. Он улыбнулся: это будет замечательно, и он насладится каждым мгновением.

Он направил палочку в голову Гарри как раз в тот момент, когда мальчик раскрыл ярко-зелёные глаза и обратил на него невинный взгляд. Прозвучало сказанное вполголоса заклинание, и внезапно ослепительная зелёная вспышка заполнила всё вокруг.

Питер закрыл глаза за мгновение до того, как было сказано заклятие, но увидел зелёное зарево даже сквозь сомкнутые веки. «Прости, Гарри», - только и успел подумать он, прежде чем полыхнул невыносимый свет, и всех накрыла тьма.

Глава 2

Убийца

Лили вздохнула и отложила бумаги, которые безуспешно пыталась проверять. Не многие отдают себе отчёт, что Зельеделие - гораздо более сложный предмет, чем кажется. Она устало откинулась на спинку стула, потёрла затёкшую шею - опять заработалась допоздна - и огляделась вокруг. Её рабочий кабинет в Хогвартсе выглядел по-домашнему уютным, невзирая на то, что находился в подземельях. Разумеется, во всём чувствовалась женская рука, даже каменные стены не казались мрачными. На письменном столе теснились колдографии дорогих ей людей. Так приятно, подняв взгляд от бумаг, видеть любимое лицо. Впрочем, колдографию Джеймса она видела гораздо чаще, чем его самого. Она преподавала Зельеделие, он исполнял свой долг аврора и, потом, оба состояли в Ордене Феникса. Это занимало почти всё их время. Ей удавалось побыть с семьёй только в выходные.

Она бы отдавала работе на Орден всё время без остатка, если бы не Дэмиен. Он поступил в Хогвартс два года назад, а она заняла должность преподавателя Зелий, как только получила такое предложение. Лили знала, что Дэмиен будет стонать: дескать, нельзя будет выкинуть ни малейшей шалости у матери под носом, но на её решение это, конечно, не повлияло. Она опять вздохнула и взяла в руки колдографию сына. Снимок сделали, когда мальчик учился на первом курсе. В отличие от старшего брата, Дэмиен не был точной копией Джеймса. Его чёрные волосы не торчали во все стороны. Глаза тёмно-карие, как у отца и он, как и отец, частенько придавал им жалобное выражение бездомного щенка, чтобы избежать неприятностей. В остальном он походил на Лили: рот, нос и взрывной характер. В общем, в нём перемешались черты обоих родителей. Сириус взялся сделать из Дэмиена второго такого же нарушителя спокойствия, каким был в своё время Джеймс. Надо ли говорить, что мальчик показал себя достойным учеником Мародера?

Лили взглянула на колдографию Джеймса, и её сердце сжалось от острого чувства разлуки. Но эта боль не шла ни в какое сравнение с той болью, которая охватывала её всякий раз, когда она смотрела на соседний снимок. Его сделали всего за три дня до того, как малыша… забрали. Она перевела взгляд на портрет своего старшего сына Гарри. Он хихикал, указывая на неё пальчиком, и посматривал вокруг. При взгляде на её ребёнка сердце пронзила острая боль.

В уголке карточки стояла подпись: 31 мая. У неё перехватило дыхание. «Два месяца», - подумала она, - ещё ровно два месяца и ему бы исполнилось шестнадцать, и он учился бы на шестом курсе Хогвартса».

Всякий раз, стоило ей подумать о Гарри, она возвращалась к этой мысли. Джеймсу было тяжело слушать, когда она заводила разговор о Гарри и о том, что бы он делал, останься он в живых. Потеря ребёнка стала для него более тяжёлым ударом, чем он ожидал. В конце концов, это ведь его друг выкрал их сына прямо из дома и отдал его чудовищу. Джеймс поклялся отомстить Питеру и Волдеморту за убийство Гарри. Джеймсу повезло: той ночью он выжил. Правда, потерял много крови и после удара по голове пролежал без сознания две недели. Он постоянно винил себя за то, что не смог защитить сына. Прошли месяцы, прежде чем он перестал бормотать: «Прости меня Гарри…я не смог тебя спасти».

Когда через три года появился Дэмиен, Джеймс словно и сам заново родился. Он опять стал самим собой. Он трясся над Дэмиеном ещё больше, чем Лили. При этом он позволял сыну очень многое, и даже Лили признавала, что такого набалованного ребёнка как Дэмиен ещё поискать. Впрочем, мальчик обладал добрым нравом и никогда не принимал заботу о себе как что-то само собой разумеющееся.

Лили потёрла глаза, встала и прошла в соседнюю маленькую комнатку, служившую спальней. Она уже собиралась свернуться калачиком и заснуть, когда раздавшийся тихий стук в окно выдернул её из полудрёмы. Из-за овальной оконной рамы на неё смотрела коричневая сова. Женщина улыбнулась и кинулась к окну, чтобы впустить маленькую посланницу. Та радостно ухнула и протянула лапку, с привязанным к ней свитком. Лили нетерпеливо отвязала письмо, даже не заметив, как птица отправилась восвояси. Она знала, что письмо от Джеймса - он всегда посылал министерских сов. Торопливо развернув свиток, она начала читать:

Дорогая Лили

Как ты, солнышко? Надеюсь, ты держишься подальше от неприятностей. Кстати о неприятностях - как там наш нарушитель спокойствия? Надеюсь, ты не слишком загружаешь его взысканиями. Скажи Дэйми, что я достал билеты на Чемпионат Мира, так что мы обязательно поедем. Болгария и Ирландия! Не могу дождаться! Ну, так вот… как ты там, дорогая?

Надеюсь, что в эти выходные приеду повидаться с тобой; может быть, мы даже сходим в Хогсмид.

Береги себя, радость моя, и передавай привет Дэйми.

С любовью Джеймс.

Лили улыбнулась и отложила письмо. Джеймс и Квидиш - разделить их казалось невозможным. А Дэйми будет рад, за последние три недели он ей про эти билеты все уши прожужжал. Она знала, что Джеймс болеет за Ирландию, а Сириус и Дэмиен всегда были фанатами Болгарии. «Хм, это будет интересно», - подумала Лили, залезая в постель и натягивая одеяло до подбородка. Она так устала, что заснула мгновенно. Но перед тем как провалиться в сон, всё же успела подумать: «а за кого болел бы Гарри?»

В тёмной комнате всё было перевёрнуто вверх дном: повсюду присутствовали следы борьбы. Среди разбитого стекла и изломанной мебели лежало тело человека лет тридцати. Татуировка на его левой руке свидетельствовала, что это последователь Тёмного Лорда. Поэтому могло показаться странным, что его убили по приказу этого самого Лорда. Человек был слишком самоуверен, жаден до власти и ему не посчастливилось обнаружить некие интересные факты, касающиеся Лорда Волдеморта. Он попытался использовать их, чтобы добиться более высокого положения по сравнению с другими членами Круга Упивающихся Смертью, но вместо этого испытал на себе гнев самого беспощадного из убийц Тёмного Лорда.

Этот убийца стоял сейчас над телом, всё ещё держа в руке палочку. Он опустил свою серебряную маску, закрывая лицо, стремительно подошёл к окну. Тёплый ветерок взъерошил его чёрные волосы, ярко-зелёные глаза обежали разгромленную комнату, задержались на мёртвом теле. Удовлетворённый своей работой, он вскочил на подоконник и выпрыгнул в окно; взметнулся в воздухе плащ и человек исчез.

Бэлла мерила шагами главный холл. Костлявые руки она сцепила за спиной, низко опустила голову и что-то бормотала. В этом не было ничего странного, ведь Бэлла была немного сумасшедшей, а, как известно, если человек разговаривает сам с собой, это первый признак безумия. Но выражение, застывшее на её красивом лице, действительно казалось странным: брови нахмурены, глаза прикованы к главным дверям.

- Должен был уже вернуться…в самом деле, сколько это занимает…может быть, возникли трудности…нет, нет…не могло такого случиться…но тогда, где же он, - бормотала она еле слышно.

Лорд Волдеморт презрительно улыбнулся. Он и не предполагал, что у Бэллы такие материнские задатки, но она печётся о мальчике, это очевидно. Коли на то пошло, он и сам не до конца представлял, что будет настолько связан с мальчишкой. Он всегда гордился тем, что у него нет сердца, и ему нет дела до таких чувств, как Любовь или Привязанность. Как бы то ни было, стоило ему провести с Гарри какое-то время, и Тёмный Лорд обнаруживал, что мальчишка каким-то образом пробрался в его несуществующее сердце. «Это всё его глаза», - подумал он.

Он обнаружил, что очарован этими глазами с тех пор, как впервые в них посмотрел. Они так походили на его собственные глаза, какими они были до того, как от чрезмерной одержимости чёрной магией сделались красными. Он тогда сразу решил, что Гарри не умрёт, но будет жить и станет его наследником. Гарри достаточно могущественный волшебник и достоин стать наследником Слизерина.

Волдеморт не сомневался, что мальчик способен постоять за себя - ведь его с семи лет воспитывал сам Тёмный Лорд - и, однако, он начинал беспокоиться. В самом деле, Гарри уже следовало бы вернуться.

Приблизившись к Бэлле со спины, он услышал, как она обеспокоено бормочет, и опять улыбнулся. Это получалось у него, только когда дело касалось Гарри.

- Если ты собираешься вытирать своим плащом пол, советую тебе пойти в другое место, здесь ты уже отполировала целую дорожку.

Волдеморт подавил уже готовый вырваться у него смешок, глядя, как женщина резко оборачивается, и у неё на лице появляется испуг.

- Простите, Господин… Я просто…ждала, - выдавила она наконец, кланяясь и целуя край его одеяния.

- И кого же ты столь нетерпеливо ждала, Бэлла? - спросил он, прекрасно зная, каким будет ответ.

- Гарри, Господин, - ответила она, немного запинаясь. - Вот уже четыре часа как он ушёл, и я начинаю немного… - она оборвала фразу, так как огромные дубовые двери открылись, и вошёл Гарри.

Бэлла поспешно придала своему лицу безучастное выражение и обернулась, чтобы посмотреть на своего приёмного сына. Гарри остановился и снял серебряную маску, открыв их взглядам красивое лицо. Он улыбнулся и гордо повернулся к Лорду.

- Всё сделано, отец, Райли замолчал навсегда, - тихо произнёс он и увидел в глазах старшего волшебника то, что всегда так жаждал видеть - гордость. Волдеморт улыбнулся и положил руки на плечи сыну; теперь в его глазах читалось удивление. Гарри только шестнадцать, но уже сейчас его силе и умениям может позавидовать любой взрослый маг. Райли был старше мальчика в два раза, но всё же Гарри удалось убить его, не получив при этом ни царапины.

- Что так задержало тебя? - спросил он, когда они шли во внутренние покои.

- Грязный Орден был там, - выплюнул Гарри слово «орден» так, словно это было ругательство. - Я не мог привлекать к себе внимание, поэтому мне пришлось переждать, чтобы добраться до Райли.

- Что ж, хорошо, что они тебя не заметили.

Волдеморт всегда боялся, что Орден схватит Гарри. Он не страшился, что они получат от Гарри информацию, так как знал, что мальчик скорее умрёт, чем предаст его. Нет, он боялся того, что они могут сделать с его наследником.

Волдеморт держал Гарри в секрете очень долго, но теперь, когда мальчик начал выполнять его задания, кто-нибудь непременно узнает о его сыне - это лишь вопрос времени. О Гарри не знали и Упивающиеся Смертью, Волдеморт прекрасно понимал, что большинство его последователей надеялись заполучить его силы и занять его место, когда придёт время. Они бы пошли на всё, и избавились от любого, кто встал бы у них на пути. Поэтому личность Гарри хранилась в секрете, и лишь горстка Упивающихся Смертью, из числа его ближайших сторонников, знала Гарри в лицо. Всё остальное время он постоянно носил серебряную маску.

Как бы то ни было, о существовании Гарри стало известно только десять месяцев назад, и реакция его последователей чрезвычайно порадовала Тёмного Лорда. Они не могли осознать, что мальчик, которому едва исполнилось пятнадцать лет, возглавит их ряды. Его уже называли «молодым Господином», а некоторые даже «Тёмным Принцем». Только Люциус Малфой с самого начала знал о его существовании.

- Гарри, сейчас ты должен отдохнуть, а затем мы поужинаем, - Волдеморт знал, что Гарри ни за что бы не признался в том, что устал или голоден.

-Да, отец, - ответил юноша и покинул комнату.

Бэлла, поспешно извинившись, вышла следом за ним.

Его комнаты были спрятаны в той части замка, где обитал сам Лорд Волдеморт. Случай, произошедший, когда Гарри было семь лет, научил мальчика, что он не должен никому показываться. Так что отец отвёл ему целое крыло. Ребёнком он провёл много времени, исследуя его.

Гарри открыл дверь и вошёл в свои покои. В огромной комнате было всё, для того чтобы он мог заниматься, отдыхать и делать, что придёт в голову. Он подошёл к огромному гардеробу и открыл его руками, без использования палочки. Вытащил свободную тёмно-синюю мантию, чтобы сменить тёмно-зелёную, в которую был одет. Взгляд его упал на отражение в зеркале и с минуту он разглядывал себя. Он никогда не придавал большого значения своей внешности, да этого и не требовалось - он всегда хорошо выглядел. Пробежал ладонью по растрёпанным волосам, смахнул с глаз чёлку. Свет упал на его необычный шрам. Гарри медленно провёл по нему пальцами. Шрам в виде молнии был у него с тех пор, как он себя помнил, это было единственное, что ему нравилось в своей внешности. Его лохматые чёрные волосы, блестящие зелёные глаза и остальные черты принадлежали кому-то, кого он презирал всей душой. Отец не позволил ему изменить внешность, хоть он всегда об этом умолял. Юноша слегка наклонил голову и улыбнулся, стягивая зелёную мантию. Хоть ему всего шестнадцать, его тело уже такое, какое подобает воину. Руки и грудь мускулистые, и он постоянно работал в этом направлении. В результате бесконечных часов практики и тренировок у него было прекрасно сформированное тело, которым он чуточку гордился. Если бы он ходил в школу, как все нормальные мальчики, девчонки бегали бы за ним табунами. Гарри как раз собирался идти в душ, когда услышал, как кто-то вошёл.

Резко обернувшись, он увидел стоящую в дверях Бэллу. Гарри ухмыльнулся ей, но ничего не сказал. Она подошла, в то время как он вытащил большое полотенце и повернулся в сторону ванной. Женщина положила руку на его обнажённое плечо и мягко повернула его к себе. Гарри посмотрел на Бэллу и узнал знакомое выражение в её глазах.

Он вздохнул.

- Что тебе нужно, Бэлла? - спросил он, выворачиваясь из-под её руки.

- Просто убедиться, что с тобой всё в порядке, - ответила она, глядя ему в глаза. Гарри обошёл вокруг неё и опять двинулся в сторону ванной.

- А почему я не должен быть в порядке? - спросил он, не оборачиваясь.

Он ненавидел, когда Бэлла начинала вести себя с ним как любящая мамочка. Честное слово, ей это совсем не идёт.

- Ты выглядишь немного изнурённым, и тебе понадобилось четыре часа, чтобы завершить задание, которое ты мог бы выполнить за час, - она действительно беспокоилась за него.

- Как я уже сказал отцу, мне пришлось затаиться, пока члены Ордена не ушли.

Он остановился на пороге ванной и обернулся, встретившись с ней глазами.

- Честное слово, Бэлла, ты бы перенесла своё драгоценное внимание на кого-нибудь другого. Я сам могу о себе позаботиться.

Женщина слегка покраснела и холодно посмотрела на своего воспитанника.

- Прошу прощения, молодой Господин. Прошу вас, отдохните и присоединяйтесь к нам за ужином.

Она повернулась и вышла.

Гарри усмехнулся и направился в ванную. Он не хотел грубить Бэлле, просто слишком устал и очень хотел принять душ. Он помирится с ней попозже.

Глава 3

План поимки

Лили было вовсе не до смеха. Она целых две недели ждала встречи с Джеймсом, а не успел он приехать, как профессор Дамблдор назначает экстренное собрание Ордена, в результате, они с мужем не успели и парой слов перемолвиться. Джеймс даже не повидался с Дэмиеном. Она сидела, скрестив руки на груди, пытаясь не выказать своего отвратного настроения. Честное слово, всё, чего ей хотелось - провести пару минут с мужем, неужели это так много? Её мысли были прерваны внезапно наступившей тишиной. Джеймс сел рядом и нежно сжал её руку. Она улыбнулась ему, немного сердито. Оглядев комнату, она обнаружила вокруг знакомые лица - уставшие и немного растерянные. Вечный параноик Шизоглаз Хмури сидел рядом с аврором Кингсли Кандальером. Вон ярко-розовая шевелюра - Тонкс. Слева от Джеймса Ремус и Сириус. Профессор МакГонагалл и Снейп бросали на Дамблдора испытывающие взгляды. Два места рядом с ними пустовали, но Лили старалась туда не смотреть. Она бы не вынесла опять думать об этом. Оглядевшись, она увидела много незнакомых ей членов Ордена, многие из которых, как она знала, работали в Министерстве.

Её внимание привлёк Директор, который теперь стоял перед всем собранием. Альбус Дамблдор выглядел крайне уставшим и измотанным, как, впрочем, и все остальные. Он прокашлялся, и воцарилась полная тишина. Она оглядела присутствующих: большинство выглядели утомлёнными, некоторые - взволнованными, были и такие, кто, казалось, готовится услышать очередные страшные новости. Наконец, Дамблдор решил поделиться с ними причиной внеочередного собрания.

- Дамы и господа, благодарю вас за то, что пришли так быстро. Боюсь, многих из вас оторвали от важных дел, поэтому постараюсь не отнимать у вас много времени, - он со значением посмотрел на Лили, которая покраснела и опустила взгляд. - К сожалению, у меня печальные новости, которые, впрочем, могут дать нам и преимущество в этой войне.

Дамблдор обвёл глазами комнату - теперь все взгляды были устремлены на него. Он глубоко вздохнул и продолжил.

- Сегодня со мной пришёл гость, пожелавший поделиться некоей информацией, касающейся Волдеморта.

Внезапно раздался резкий вздох, многие опустили глаза. Все знали, что не нужно бояться этого имени, но становилось всё труднее и труднее не содрогаться при одной только мысли о нём, не говоря уж о тех моментах, когда оно произносилось вслух. Дамблдор, не обращая внимания на реакцию зала, отступил в сторону, пропуская вперёд своего гостя. Вошедший коротышка выглядел нервозным и, казалось, съёжился ещё больше при виде взглядов, которые бросали на него некоторые авроры. Он остановился рядом с Дамблдором и оглядел аудиторию с таким видом, словно хотел сбежать, но понимал, что это ему не удастся. Тёмный Принц нашёл бы его, куда бы он ни направился. Дамблдор заговорил вновь.

- Полагаю, многие из вас узнали мистера Ларри Ханта, - сказал он, заметив полные ненависти взгляды и перешёптывания.

- Узнали! Да мы годами гонялись за этой грязной крысой, - рявкнул Шизоглаз Хмури, в то время как его волшебный глаз дико вращался, осматривая Ханта, без сомнения проверяя его на предмет спрятанного оружия.

- Аластор, пожалуйста, держи себя в руках, как я уже сказал, мистер Хант сегодня наш гость, потому что он решил поделиться с нами информацией о Волдеморте.

После этих слов все замолчали. Хант выглядел так, словно вот-вот упадёт в обморок. Он весь взмок и оттягивал воротник рубашки, как будто она его душила.

- Эм… Спасибо, Дамблдор. Я только хотел сказать… э… Я правда не хотел никого обидеть…

Тут он вынужден был отпрыгнуть за спину Дамблдору - к нему рванулись сразу четыре аврора.

- Извиниться решил! Я тебя сейчас так извиню…

- Да как ты смеешь! Ты, кусок дерьма!

- Ну, погоди, я до тебя доберусь…

- ТИХО! - проревел Дамблдор. Зал вмиг притих, четверо авроров неохотно вернулись на свои места, испепеляя Ханта яростными взглядами.

- Повторяю, мистер Хант сегодня наш гость, я никому не позволю причинить ему вред, пока он не подаст для этого повода.

Зал безмолвствовал, Хант бочком вышел из-за Дамблдора и вновь встал на середину.

Лили чувствовала отвращение. Она слышала от Джеймса о том, что собой представляет Хант. Он пытал и убивал многих магглов. Он даже убил несколько авроров. Неудивительно, что он выглядит жалкой развалиной. Большинство Упивающихся Смертью храбрецы только когда нападают по двадцать человек, но в одиночку они просто трусы.

Хант снова нервно оглядел комнату. Он несколько раз открывал и закрывал рот, но не издал ни звука.

- Да говори уже, что собирался! - рявкнул Сириус, и неожиданно Хант повиновался.

- Да, верно. Я здесь потому что, как сказал Дамблдор, я хочу помочь вам побороть Тёмного Лорда. У меня есть некоторая…некоторая…некоторая информация, которая могла бы вам помочь… - тут его снова прервали, на этот раз не выдержал Джеймс.

- А с чего это ты решил помочь нам, Хант? Вина душу гложет? Ну, так я в это не верю, души у тебя нет.

Это заявление вызвало одобрительный шёпот присутствующих.

- Нет, дело в том, что… Я… в общем, похоже, я стал мишенью для Тёмного Лорда и я желаю помочь Ордену, если вы обеспечите мне…

- Защиту? - закончил Сириус.

- Да.

Присутствующие молчали, переваривая услышанное. Неважно, какую информацию сообщит им Хант, его нельзя защищать: и Орден и Министерство охотятся за ним вот уже три года. Его дожидается камера в Азкабане.

Видя смущённые и недоверчивые взгляды членов Ордена, Хант оглянулся на Дамблдора, как бы прося о помощи.

Старый волшебник подошёл к Ханту и положил руку ему на плечо.

- Я думаю, вы оценили щекотливость ситуации. Прежде чем просить кого-то из вас защищать мистера Ханта, думаю, нужно определить, насколько важна его информация.

По залу снова пробежал одобрительный шепоток и Дамблдор с облегчением вздохнул. Он не думал, что удастся так легко убедить Орден выслушать Ханта.

- Что ж, я ещё раз повторю то, что уже знаю. Пожалуйста, дослушайте до конца и не перебивайте. Потом мистер Хант ответит на все ваши вопросы.

Он обвёл взглядом присутствующих и продолжал:

- Уверен, что все собравшиеся здесь члены Ордена обеспокоены последними нападениями. Эти атаки стоили нам многих жизней, и если мы не будем действовать быстро, боюсь, положение только ухудшится.

Он остановился на мгновение, глядя на то, какую реакцию вызвали его слова. У многих на лицах застыло выражение боли.

- В этом месяце было несколько нападений Упивающихся Смертью, многие погибли, некоторые серьёзно ранены, но были оставлены в живых. Многие из тех Упивающихся, кто был заключён в Азкабан, добровольно позволили дементорам запечатлеть Поцелуй. Все нападения были совершены по одной и той же схеме. Мистер Хант, не будете ли вы так любезны и не просветите ли нас на этот счёт?

Тут Дамблдор опять замолчал; глядя на обращённые к нему озадаченные лица. Он только надеялся, что они готовы услышать правду.

- Похоже, что приказу Тёмного Лорда этими нападениями руководил никто иной, как его собственный сын.

Зал взорвался шумными восклицаниями.

- ЧТО?! ЭТО НЕВОЗМОЖНО!

- ОН ЛЖЁТ, БЫТЬ ТАКОГО НЕ МОЖЕТ!

- ЭТО ЛОВУШКА!

Но едва Дамблдор поднял руку, как все разом умолкли.

- Уверяю вас, это правда. У Волдеморта в самом деле есть наследник, который организовал эти атаки. Его существование было обнаружено только в этом году и лишь несколько человек видели его. Волдеморт усиленно оберегает его, и только члены его Внутреннего Круга встречались с ним. Предположительно он несовершеннолетний, скорее всего - подросток.

- Но Альбус, наверняка кто-то знал о нём, просто невозможно, чтобы этого мальчика хоть раз не заметили бы. Это просто невероятно! - недоверчиво сказала Макгонагалл.

- Однако, это так. Если уж о нём не знали служители Волдеморта, то уж наши люди - тем более.

- Прости, Альбус, но зачем тогда сын Волдеморта убивает самих Упивающихся Смертью, тем самым, оказывая нам услугу? - критически заметил Хмури.

- Ну, похоже, - начал Хант, - что Волдеморт посылает сына только на такие, как он их называет, задания, которые не доверил бы никому другому. Все, кто подвергся нападению, так или иначе досадили Тёмному Лорду, а Тёмный Принц отомстил им.

- Хм, Тёмный Принц, - протянула Тонкс, ухмыляясь.

- Мы так его называем, так как никто не знает его имени.

- Подождите, Альбус, вы сказали, что мальчик ещё несовершеннолетний и ему меньше семнадцати, а он при этом убивает и пытает людей, которые вдвое его старше! Это просто нелогично, - сказал Джеймс.

- Хотелось бы напомнить всем вам, что Тому Реддлу не было ещё и одиннадцати, а он уже мучил старших детей.

Наступила зловещая тишина. Если это правда, то Магический мир в ещё большей опасности, чем они думали.

- Когда ты сказал, что стал мишенью для Тёмного Лорда, то имел в виду, что ты теперь первый в чёрном списке его сыночка? - осведомился Сириус.

Хант шумно сглотнул и кивнул.

- Чем же ты так достал Сам-Знаешь-Кого? - снова вмешалась Тонкс.

- Ну, это не я, а Райли, он что-то узнал о Тёмном Лорде и пытался…ну…вроде как…шантажировать его, - он умолк, выглядя крайне смущённым.

Секунду никто не издавал ни звука, а потом все разом захохотали.

- Что он сделал?!

- Мерлин, а ты ещё удивляешься, что он за тобой охотится?

Хант густо покраснел.

- Так, что тебе нужно, Хант? - выдавил сквозь смех Кингсли.

- Я знаю, что я - следующий; я расскажу вам всё, что знаю о Волдеморте, если вы все защитите меня от Тёмного Принца.

- Проще говоря, ты хочешь, чтобы мы защищали тебя от мальчика, которому примерно пятнадцать лет? - спросил, посмеиваясь, Джеймс.

Раздался ещё один взрыв смеха, даже Лили не могла сдержать усмешку.

- Ну, после того, как Тёмный Принц вчера убил Райли в его собственном доме - да, я хочу защиты! - не сдержался Хант.

Почему они не желают понять, как опасен Тёмный Принц?

Смех моментально прекратился.

- Как это «убил Райли»? Мы видели его вчера, мы наблюдали за ним и не потеряли бы из виду, если бы нас чуть не переехал дурацкий Грандулёт! - Хмури свирепо уставился на Ханта, как будто последний осмелился ему перечить.

- Ах, да, если бы вы поймали его, он ещё был бы жив, а у меня бы не было таких неприятностей! - огрызнулся Хант, сторицей возвращая Хмури злобный взгляд.

- Мистера Райли нашли мёртвым в его доме соседи магглы, - печально проинформировал Дамблдор. - Там, несомненно, имело место борьба, но оставшаяся в доме кровь принадлежит одному лишь Райли.

Собравшиеся вновь замолчали, обдумывая услышанное.

- Ладно, Хант, дай нам хоть одну причину, по которой мы должны тебя защищать. На мой взгляд, нам бы следовало позволить этому вашему Тёмному Принцу поубивать вас всех - это облегчило бы нам жизнь, - сказал Сириус, нехорошо глянув на Ханта.

- Тебе нужна причина, Блэк? Ладно, как тебе такое: вы защищаете меня, а взамен получаете того, кто виновен в убийстве Длиннопоппов! - выкрикнул Хант.

Лили громко ахнула, как и большинство присутствующих в зале. Дамблдор печально покачал головой и перевёл взгляд с Ханта на два пустых места перед ним. Все остальные тоже смотрели туда.

Хант решился продолжить:

- Это Тёмный Принц пытал и безжалостно убил Длиннопоппов. Я был там и знаю, он всем нам велел мучить Фрэнка и Алису Длиннопоппов, а потом предал их самих и их дом огню! Он использовал волшебное пламя, убивающее медленно, они сгорели заживо!

Когда Хант закончил, напряжение в зале достигло предела. Внезапно, все авроры забыли о Волдеморте с его Упивающимися Смертью, им нужен был Тёмный Принц, чтобы заставить его заплатить за зверскую расправу над Длиннопоппами. Фрэнк сам служил аврором, а его жена Алиса состояла в Ордене. Их смерть потрясла всех и теперь, когда они знали, кто несёт за неё ответственность, пошли бы на всё - лишь бы виновного настигло возмездие.

Лили сжимала руку Джеймса, борясь с подступающими рыданиями. Фрэнк дружил с её мужем. Когда Гарри пропал пятнадцать лет назад, Фрэнк и Алиса поддержали их с Джеймсом. Эти милые, добрые люди и не заслужили такой судьбы. Огонь, охвативший их дом, полыхал сорок восемь часов, и когда его, наконец, удалось потушить, от тел осталась одна зола.

Дамблдор тихонько покашлял, чтобы привлечь внимание собравшихся.

- Уверен, что выскажу сейчас общее мнение. Мы защитим вас от Тёмного Принца, если вы поможете нам поймать его, а потом дадите всю информацию, какую знаете.

По залу прошёл очередной одобрительный шепоток.

- Погоди, Альбус, зачем ждать его поимки, пускай Хант расскажет всё, что знает прямо сейчас, - потребовал Хмури.

Хант снова громко сглотнул, его уверенность вновь испарилась, сменившись страхом.

- Я открою всю информацию только тогда, когда Тёмный Принц будет у вас в руках, а я - защищён от Министерства и Азкабана, - выдавил он, глядя на Хмури.

- Эй, погодите! Это просто… - начал старый аврор, но Дамблдор опять прервал его, подняв руку.

- Аластор, нам придётся согласиться на требование мистера Ханта. А теперь мы должны решить, как захватить Тёмного Принца.

Орден погрузился в обдумывание планов поимки зловещего наследника Лорда Волдеморта.

Глава 4

Мир Принца

Гарри вздохнул и опять попытался сконцентрироваться. Сосредоточиться на идиотском заклятии мешала ноющая боль в шраме. Он снова постарался перенести всё внимание на Бэллу, вновь и вновь повторявшую, что нужно направить сознание на боль и, особенно, на кость, которую он должен сломать. Только в таком случае костедробильное заклятие сработает. То что она говорила о боли, заставляло его голову болеть лишь сильнее. Казалось, ей нравится, что в кои-то веки ему не даётся что-то, в чём сама она была экспертом. Он метнул в неё яростный взгляд.

- О, в чём дело, Принц, вы сегодня взяли выходной? - похихикивала она, глядя, как он разочарованно потирает лоб.

- Хватит, Бэлла, я не в настроении смотреть на троё глупое кривляние, - огрызнулся он, с силой вдавливая в лоб костяшки пальцев.

Она мгновенно перестала улыбаться и подбежала к юноше.

- Гарри, с тобой всё в порядке? Снова твой шрам? Прости, я не сообразила.

Продолжая извиняться, она отвела его руки от лица, пытаясь определить, насколько ему больно. Гарри раздражённо сопротивлялся. Он ненавидел это. Его уже тошнило оттого, что по нему можно определять настроение его отца, как будто он барометр. Когда он был моложе, Малфой и другие члены Ближнего Круга всегда спрашивали его, не болит ли у него шрам, прежде чем предстать перед Лордом Волдемортом. Если шрам не болел до, то почти всегда болел после того, как они отправлялись на те встречи.

Гарри стиснул зубы и попытался освободиться от Бэллы. Он может справиться с этим и без неё.

- Бэлла, со мной всё прекрасно, просто оставь меня в покое, мы можем продолжить тренировку позже, когда отец успокоится.

- Хорошо, Гарри. Просто позови меня, когда будешь готов.

Бэлла отпустила Гарри и направилась к дверям. Уже на пороге она обернулась и увидела, что он опять трёт шрам. «Слишком гордый», - подумала она.

- Гарри, я сейчас вернусь с болеутоляющим зельем и не желаю слышать, что тебе оно не нужно!

Юноша слабо улыбнулся ей и кивнул. Сейчас он не отказался бы ни от чего, что могло бы немедленно облегчить боль. Ему действительно нравилась Бэлла, только становилось не по себе, когда она начитала вести себя как любящая мамочка. Она обучала его - она и отец. Волшебница была хорошим учителем, и он видел, что дорог ей. Правда, юноша сомневался, мудро ли это. Отец всегда внушал ему, что любовь и привязанность делают тебя слабее. На самом деле, он и сам любил Бэллу. В конце концов, она ведь его вырастила.

Задумавшись, он даже не услышал, как женщина вернулась.

- Вот, - сказала она, - вкладывая ему в руку маленький флакончик.

Гарри благодарно принял его и осушил единым духом. Эффект был мгновенный, но боль в шраме лишь немного притупилась. Полностью она могла уйти только когда его отец перестанет злиться.

- Почему он вечно решает волноваться или сердиться, когда я нахожусь поблизости? - печально вопросил юноша.

- Проявляй уважение, Гарри! - резко сказала Белла.

Он нашёл в себе силы хихикнуть, прежде чем мрачно посмотреть на неё.

- Что ж, прости меня за то, что я не испытываю радости когда моя голова раскалывается надвое!

- Он делает это не специально, Гарри, он никогда бы не повредил тебе.

Юноша уже открыл было рот, чтобы ответить, когда особенно сильная вспышка боли заставила его прижать руки ко лбу и зашипеть сквозь зубы. Бэлла немедленно подскочила к нему, обеспокоенная тем, что же могло вызвать у её хозяина такой гнев.

- Ну, всё! Я пойду, посмотрю, из-за чего он так выходит из себя, - заявил Гарри, поднялся на ноги, схватил серебряную маску и пулей вылетел из комнаты.

* * *

К десяти годам он досконально изучил все секретные ходы и переходы Реддл Мэнор, так что уже через пару минут стоял перед дубовыми дверями отцовских покоев. Он надел маску и, постучав, вошёл, не дожидаясь ответа. Лорд Волдеморт удивлённо посмотрел на своего наследника, торопливо вошедшего в зал, но быстро понял причину такой спешки. Он немедленно начал повторять привычную мантру, помогающую умерить кипящую злобу. Кроме того, он снял с Крэба Круцио. Упивающийся Смертью с трудом поднялся, руки и ноги у него сильно дрожали.

- Господин…п-простите меня…Господин…это н-никогда не повторится…

- Молчать! - прошипел Волдеморт, жестом велев Крэбу убираться.

Благодаря небо за то, что Тёмный Принц изволил так своевременно пожаловать, Крэб торопливо вышел. Как только он ушёл, Гарри снял маску и посмотрел на своего отца. При виде сына Лорд Волдеморт почти сразу же успокоился. Улыбнувшись, он поманил юношу к себе и тот приблизился. Гарри был единственным, кого отец не заставлял кланяться себе.

- Гарри мальчик мой! Что случилось? - прошелестел Волдеморт.

Его наследник изогнул бровь.

- Я просто подумал: пойду, посмотрю, что рассердило тебя, отец, пока голова не взорвалась, - сказал он ядовито.

Лорд Волдеморт убил бы на месте любого, осмелившегося заговорить с ним в таком тоне. Но для Гарри было сделано исключение. В конце концов, он ведь единственный сын Лорда Волдеморта.

- Гарри, я не знаю, что сказать! Этот идиот Крэб принёс неприятные новости. Оказывается, у Райли был сообщник.

Злость и недовольство Гарри моментально испарились, он внутренне изготовился к бою.

- Каковы будут твои приказания, отец? - бесстрастно спросил он.

Лорд Волдеморт подошёл к сыну, только вчера вернувшемуся с задания. Положил белые костлявые руки на плечи Гарри, пристально всматриваясь в глаза юноши.

- Прикончи крысу! - сказал он, и глаза молодого человека мгновенно стали холодными, не выражающими ни чувств, ни эмоций.

Мысленно коснувшись сознания отца, он увидел всё, что ему нужно было знать для выполнения задание. Теперь у него было имя, адрес и внешность жертвы. Большего ему не требовалось.

Гарри уже хотел повернуться и уйти, но отец сильнее сжал его плечи, длинным пальцем приподнял за подбородок.

- Я огорчён из-за того, что причинил тебе неудобство, Гарри. Ты знаешь, мне очень неприятно заставлять тебя испытывать на себе мои эмоции.

Гарри улыбнулся, взгляд слегка потеплел.

- Я знаю, отец, просто сегодня это длилось немного дольше обычного, так что я зашёл посмотреть, всё ли в порядке.

Волдеморт взглядом проводил Гарри до дверей. Когда он наградил мальчишку этим шрамом, то и представить себе не мог, что между ними возникнет такая связь. Иногда он даже жалел малыша. Он страдал, когда Лорд Волдеморт радовался или сердился. Любая его сильная эмоция вызывала у Гарри боль. Волдеморт пообещал себе сдерживать свой нрав, когда Гарри поблизости. Конечно, когда мальчик отправлялся на задание, можно было дать волю чувствам, не опасаясь повредить ему. Похоже их связь действовала разрушительно, только когда Гарри находился в непосредственный близости от Тёмного Лорда. Если же Гарри был далеко, то по-прежнему мог определить настроение отца, испытывая при этом лишь ноющую боль, которую мог заблокировать. Лорд Волдеморт сел на свой трон и стал думать о Ханте. Ему следовало предвидеть такое. Жалкая крыса заплатит! Гарри об этом позаботится.

* * *

Гарри вбежал в свои покои и уже начал собираться на задание, которое ему дал отец, когда дверь приоткрылась, и показалась голова Бэллы.

- Гарри, Тёмный Лорд хочет увидеть тебя перед уходом.

- Ладно, - коротко ответил он.

Гарри пристегнул к мантии кинжалы, которые отец вручил ему после его самого первого задания. Вложил палочку в специальные ножны у бедра. Потом достал вторую палочку и бережно спрятал её в складках мантии. Надел чёрные одежды с капюшоном, который всегда носил вместе с серебряной маской. Он никогда бы не позволил никому увидеть своё лицо - так приказал отец. Вытащив маленькую коробочку с зельями, он уменьшил её и положил в карман.

Бросил последний взгляд в зеркало. Он выглядел как настоящий воин. Всклокоченные волосы и ярко-зелёные глаза придавали ему устрашающий вид - Гарри не сомневался, что от одного его вида все, кто попадётся ему на пути, разбегутся прежде, чем дело дойдёт до драки. Улыбнувшись своему отражению, он отправился к отцу.

Волдеморт сидел в своих комнатах, ожидая Гарри. Он напряжённо думал о своём юном наследнике. Он действительно гордился Гарри. О такой силе, какой он обладал, большинство магов могли только мечтать. Волдеморт почувствовал эту силу, едва только увидел мальчика. Вероятно поэтому он и решил, что Гарри достоин носить имя Марволо, потомка самого Слизерина.

Раздался стук в дверь. Волдеморт поднял глаза - вошёл Гарри. Он поманил юношу к себе. Гарри приблизился. При виде его одежды и светящихся предвкушением глаз, Волдеморт почувствовал прилив гордости. Мальчишка был настоящим бойцом.

Волдеморт извлёк из складок своей мантии Кулон на золотой цепочке. Во взгляде Гарри мелькнуло любопытство, и Лорд усмехнулся.

- Гарри, я хочу, чтобы ты взял это.

Он наблюдал, как глаза юноши расширяются от изумления. Гарри разглядывал кулон. Он был отлит в форме свернувшейся кольцом двухголовой змеи. Глаза у змеи мерцали зелёным и, казалось, Гарри почти заворожён ими.

- Эта вещь передавалась в нашем роду из поколения в поколение, а изначально принадлежала Салазару Слизерину, одному из великих Основателей, - ответил Волдеморт на невысказанный вопрос. - Я хочу, чтобы отныне она находилась у тебя.

Теперь Гарри взирал на золотую вещицу с благоговейным трепетом. Волдеморт усмехнулся: ему нравилось время от времени заставлять Гарри почувствовать себя маленьким мальчиком.

- Но у этого кулона есть и другое, особое свойство, посему я хочу, чтобы он находился у тебя постоянно. Он содержит в себе маленькую часть моей души, так что носи его у сердца.

Волдеморт закончил говорить и теперь наблюдал, как Гарри пытается и не может подобрать нужные слова. Он видел, что юноша потрясён услышанным.

- Но отец, что если его повредят, когда я буду сражаться, или кто-то украдёт его?

- Не бойся, сын, на кулон наложены чары, в том числе и неразрушаемости. И только ты и я можем снять его. Независимо от того, в каком ты будешь состоянии, никто не сможет забрать его у тебя.

Глядя, как беспокойство исчезает из ярко-зелёных глаз, Волдеморт снова улыбнулся. Поднявшись, он надел цепочку на шею юноши. Кулон пришёлся почти в вровень с тем местом, где было сердце.

- Благодарю тебя, отец, я никогда не сниму его и поверь, не позволю никому дотронуться до него.

Гарри улыбнулся отцу, ему показалось, что в красных глазах на мгновение вспыхнуло чувство…

Тут распахнулась дверь и вбежал Упивающийся Смертью. Юноша быстро отвернулся от двери и надел серебряную маску. Упивающийся не успел даже взглянуть на Гарри, как уже корчился на полу по Круцио. Спустя несколько минут Лорд снял проклятие.

- Господин… П-простите меня, Господин, - рассыпающийся в извинениях, низко кланяющийся Упивающийся Смертью, был ни кто иной, как шпион Волдеморта, Северус Снейп.

- Снейп…А я-то надеялся, что хотя бы ты продемонстрируешь хоть каплю здравого смысла и не станешь врываться ко мне, в то время когда я беседую с сыном, ну или по крайней мере проявишь уважение и постучишь.

Волдеморт уже начинал звереть, но, бросив быстрый взгляд на Гарри, уже поднёсшего руку ко лбу, постарался успокоиться. Он разберётся со Снейпом, когда Гарри отправится на задание.

- Я глубоко сожалею, мой Лорд, и умоляю простить моё крайне неучтивое появление, но я прямо с собрания Ордена. Они разработали план поимки Тёмного Принца, - в словах Снейпа сквозила едва уловимая настойчивость. - К несчастью Хант переметнулся на сторону Дамблдора. Теперь Орден знает о Тёмном Принце и готовит ему ловушку, используя Ханта как приманку.

Снейп вглядывался в две фигуры, стоящие перед ним. Он впервые видел Тёмного Принца во плоти. Но слышал он о сыне Тёмного Лорда неоднократно: Люциус не уставал твердить, что с самого начала знал о его существовании.

Снейп проверил мысленные щиты - Волдеморт ни на секунду не должен заподозрить, что ему сообщили лишь часть правды. Когда заварилась вся эта каша с поимкой Принца, двойной шпион наотрез отказался участвовать в разработке плана. Ведь если Орден поймает сына Волдеморта, а Снейп предварительно не предупредит своего Хозяина, его карьере шпиона, как и ему самому, придёт конец. Достаточно уже и того, что все в один голос обвиняли его в том, что он не рассказал о Тёмном Принце раньше. Снейп в ответ огрызался, что сам не верил слухам: в день, когда Тёмного Принца представили Ближнему Кругу, Снейп не присутствовал на собрании Упивающихся. Слишком опасно принимать на веру всё, о чём порой говорят в кругу последователей Волдеморта, и Снейп хотел получить более весомые доказательства, прежде чем обо всём сообщить Ордену.

Лорд Волдеморт обернулся к сыну, но не успел что-либо сказать: Тёмный Принц заговорил сам.

- Всё в порядке, отец, пусть грязный Орден приводит в исполнение свои планы, я всё разно выполню задание. Его нельзя оставлять в живых.

Снейп, впервые услышавший голос Тёмного Принца, с изумлением понял, что тому никак не может быть более пятнадцати - шестнадцати лет. Работая в школе, он приобрёл некоторые весьма полезные навыки.

- Но что ты намереваешься делать с Орденом? - спросил Волдеморт, и Снейпа потрясли нотки неподдельного беспокойства, прозвучавшие в голосе Господина.

- Если Орден будет там, я заставлю их истечь кровью и отправлю следом за Хантом.

Лорд одобрительно кивнул и отступил в сторону, пропуская сына к дверям.

Снейп слегка поклонился сыну Тёмного Лорда, когда тот прошёл мимо, направляясь (Снейп в этом не сомневался) навстречу своей гибели.

Глава 5

Задание выполнено

Джеймс осматривал пустое здание. Лучшего места для засады и не придумаешь. На старой фабрике, заброшенной и полуразрушенной, нашлось множество мест, где могли спрятаться члены Ордена. План был прост. Снейпу следовало отправиться к Волдеморту и сказать, что Хант предатель. А также сообщить, где прячут Ханта и намекнуть, что Орден собирается устроить Тёмному Принцу ловушку. Таким образом Орден мог нанести удар, не выдав шпиона. Не то чтобы Джеймс волновался за Снейпа. Он считал, что тот знал о сыне Волдеморта и раньше. Даже если бы он пропустил одну встречу, на которой впервые появился Тёмный Принц, казалось невероятным, что об этом никто не упоминал впоследствии.

«Скользкий мерзавец», - подумал Джеймс. Он всегда считал, что Дамблдор слишком доверчив, но верить Соплеусу - это уже чересчур. От размышлений его отвлёк Сириус, жестом призвавший друга пригнуться пониже. «Наверное, наш гость рядом», - подумал Джеймс, крепче сжимая палочку.

Едва Сириус вернулся в своё укрытие, на каменном полу появилась чья-то тень. Джеймс осторожно выглянул из-за выступа, за которым прятался. При виде пресловутого Тёмного Принца он порядком удивился. Мальчик был одет во всё чёрное, за исключением серебряной маски, полностью скрывавшей лицо. Двигался он быстро, но бесшумно - как будто наложил на себя «Силенцио». Если бы Джеймс не увидел его, то ни за что бы не узнал о его появлении.

Мужчина наблюдал, как мальчик идёт прямо к Ханту, который сидел неподалёку, опустив голову на руки. Джеймс весь напрягся, он знал, что должен действовать быстро и не может допустить, чтобы с Хантом что-то случилось - предатель ещё не сообщил им всей информации. Джеймс вытянул шею, пытаясь увидеть, вытащил ли Тёмный Принц палочку, и с изумлением понял, что руки мальчика пусты. «Немного глупо прийти в незнакомое место без палочки наготове», - подумал Джеймс. Может, это из-за того, что Хант один и далеко не лучший боец, или же дело в чрезмерной самоуверенности? Джеймс не мог не признать, что паренёк произвёл на него впечатление. Он держался спокойно и с достоинством - не хуже любого аврора или Упивающегося Смертью во время поединка. Аврор безмолвно наблюдал, как Хант медленно поднимает голову и смотрит на Тёмного Принца.

- Я знал, что ты найдёшь меня здесь, - прохрипел еле слышно предатель.

- А где ещё я стал бы искать крысу? - зловеще прошептал Тёмный Принц.

«Забавно, именно так мы с Мягколапом его и называли», - изумлённо подумал Джеймс. Что-то в голосе паренька внушало беспокойство, но он отогнал эту мысль. Прежде всего, надо сосредоточиться на том, чтобы Хант остался в живых, ну и, разумеется, поймать этого мальчишку.

- Так ты собираешься убить меня вот так, не дав сказать ни слова в свою защиту? - вопросил Хант, явно вне себя от страха.

- Тебе нечего сказать, а я уже потратил на тебя достаточно времени, - проговорил юноша, доставая из складок мантии палочку. Его бесстрастный голос не выдавал никаких эмоций, однако Джеймс почувствовал скрытую в нём ярость. Мальчишка определённо ненавидел Ханта также сильно, как ненавидел его сам Орден.

- Почему ты хочешь убить меня? Что я сделал тебе?

- Ты предал моего отца, а значит и меня. Он не забывает, а я не прощаю, - с этими словами юноша направил палочку прямо в лоб Ханту. Джеймс тихо поднялся, готовый в любую секунду броситься к юноше. Нельзя позволить Ханту умереть, во всяком случае, пока.

- Ты говоришь это, хоть и знаешь, что он даже не твой настоящий отец...

Джеймс замер. Почему негодяй умолчал о том, что мальчик не родной сын Волдеморта, какого дьявола Хант не сказал об этом на собрании Ордена?

- ЗАТКНИСЬ! - прорычал юноша.

- Тебя п-просто исп-пользовали для…

- Хватит нести чушь, приготовься умереть, - зло перебил юноша, целясь Ханту в голову.

Если я собираюсь его остановить, мелькнула у Джеймса мысль, то сейчас самое время. Он вскочил на ноги, в то же мгновение из своих укрытий выбежали Кингсли и Сириус. Они одновременно атаковали юношу, с криком «Ступефай!» послав в него три красных луча. В следующую секунду все три заклятья рикошетом отскочили от магического щита. Юноша, казалось, совсем не удивлён, напротив, скорее ждал нападения. Прежде чем Джеймс с Сириусом успели хоть пальцем пошевелить, он подпрыгнул, перекувырнувшись в воздухе, и нанёс Кингсли, стоявшему ближе всех, сокрушительный удар ногой прямо в грудь. Чувствуя нечто, весьма похожее на шок, Джеймс проследил взглядом, как аврор отлетает на несколько метров.

- Ступефай! - выкрикнул он, но юноша с невозмутимым видом сделал шаг в сторону, словно уклонялся не от сногсшибателя, а от резинового мячика. Ошарашено глядя, как заклятие пролетает в нескольких дюймах от цели, Джеймс вспомнил, как Хант расписывал необыкновенные способности мальчика. Лицом к лицу с тремя взрослыми аврорами он вёл себя так, словно всё это ему трын-трава, и, похоже, так оно и было.

- Инсендио! - выкрикнул юноша, целясь прямо в надвигающегося на него Сириуса. Плащ аврора загорелся.

- Сириус! - закричал Джеймс, но его друг спокойно погасил огонь одним взмахом палочки. Тут подоспели ещё двое авроров. Джеймс полагал, что для того, чтобы справиться с пятнадцатилетним, трёх авроров вполне достаточно. Но Хант настоял, чтобы число охранявших его людей увеличили. Теперь Джеймс и сам хотел, чтобы их было больше. Он побежал к Ханту, который от страха застыл на месте.

- Ступефай! Петрификус Тоталус! - прокричал юноша, повернувшись к нападавшим. Один аврор тут же упал, второй успел создать щит, но был сбит с ног ударом в живот. Мужчина согнулся пополам от боли, его противник ударил его по шее ребром ладони, и бой был окончен. Теперь подростка сдерживали только Сириус и Кингсли - Джеймс выводил Ханта из здания. Орден наложил Антиаппарационные чары, чтобы Тёмный Принц не сбежал. Но сейчас эта мера предосторожности обернулась против них. Чтобы спасти Ханта, нужно было вывести его наружу и добежать до черты, за которой можно было аппарировать. Джеймс предпочёл бы сражаться, но приказ есть приказ: за безопасность Ханта отвечает он. Они уже почти добрались до выхода, когда прозвучало неизвестное Джеймсу заклятие, а затем раздался ужасный крик боли. Он обернулся. Кингсли лежал на земле, причём выглядел так, словно у него переломаны все кости. Против юноши стоял один Сириус. Мужчина был намного выше подростка и, казалось, должен легко одолеть его. Он схватил его за правую руку, в которой была палочка, а другой рукой сжал шею противника. В следующую минуту он поднял молодого человека в воздух, держа перед собой наподобие щита, по-прежнему сжимая его шею, как будто пытаясь задушить. Мальчишка не делал никаких попыток освободиться. Почти с суеверным ужасом Джеймс наблюдал, как юноша резким движением откидывает голову назад, ударяя Сириуса по лицу, тот ослабляет хватку, парень выворачивается и бьёт мужчину в лицо кулаком… Сириус пошатнулся, но всё ещё пытался сражаться. Его режущее проклятье разбилось о магический щит. Сам он едва успел уклониться от летящего в него заклинания… Джеймс очнулся. Надо вывести Ханта отсюда. Теперь уже совершенно ясно, что они недооценили мальчишку. Если они не скроются сейчас, предателю конец.

Джеймс схватил трясущегося болвана за руку и побежал к дверям, так быстро как мог. Они выскочили из здания старой фабрики, но не успели пробежать и нескольких метров, как услышали, что двери распахнулись - створки со стуком ударились о стены. Джеймс продолжал бежать, ещё несколько минут, и они достигнут границы аппарации. Он ненавидел Ханта, но не мог позволить, чтобы с негодяем что-то случилось - сейчас это его долг. До заветной черты оставались какие-то метры, когда в воздухе просвистело заклятье, ударившее Ханта в спину. Тот тяжело рухнул на землю. Джеймс резко остановился и обернулся - коротышка ещё дышал, а юноша спокойно приближался. Аврор подбежал к Ханту и загородил его собой. Юноша остановился в нескольких шагах от них. Он непринуждённо вытащил палочку и холодно глянул на Джеймса.

- Прочь с дороги, Поттер! Тебя это не касается.

Мужчину снова окатила волна неуверенности. Вызывающе усмехнувшись, он нацелил палочку прямо мальчишке в сердце.

- Думаю, касается, коль скоро ты отправил в нокаут всю мою команду.

Джеймс зло смотрел на юношу, одновременно ногой подталкивая Ханта к границе аппарации. Тот начал медленно ползти. К сожалению, Тёмный Принц это заметил и прежде, чем Джеймс успел наколдовать щит, его отбросило в сторону. Он упал, больно ударившись о бетонное покрытие, и почувствовал, что не может двигаться. Мужчина пытался подняться, но когда это ему наконец удалось, Тёмный Принц уже стоял над скорчившимся Хантом с палочкой наизготовку.

- Нет…нет…пожалуйста…мой господин…сжалься, - заикался предатель, отползая назад.

Юноша спокойно проговорил:

- Авада Кедавра.

Джеймс ахнул, глядя как из палочки вырывается зелёная вспышка и ударяет Ханта в грудь. Тот упал навзничь, и даже на расстоянии можно было безошибочно определить, что он мёртв. Ярость захлестнула Джеймса, когда он увидел, что мальчишка спокойно удаляется прочь от тела, как будто ничего не случилось. В следующую секунду мужчина преградил ему дорогу, целясь в него палочкой. Парень подходил ближе и ближе, было так трудно угадать его реакцию из-за этой жуткой маски. Джеймс видел только глаза, но сейчас это было бесполезно: ещё не рассвело, к тому же от сильного удара о землю всё вокруг расплывалось в неясных очертаниях.

- Уйди с дороги, Поттер, у меня сегодня нет на тебя времени.

- Да что ты? Ну, так давай назначим встречу, а? В пятницу днём тебя устроит? - издевался Джеймс, чувствуя, что звереет. Малыш в самом деле был просто нечто. Он только что собственноручно размазал по стенке пятерых авроров и убил одного человека, не получив при этом ни царапины. Джеймс никак не мог поверить, что сила, заставившая его отлететь на несколько метров, исходила от этого подростка.

- Шевелись, Поттер!

- Заставь меня, маленький засранец!

В глазах юноши зажёгся нехороший огонёк. Он убрал палочку и подошёл ещё на шаг. Джеймс не знал, что и думать. Почему он спрятал палочку, во что он играет? Этого секундного промедления для его противника оказалось достаточно.

- Как пожелаешь.

Ярко-зелёные глаза встретились с карими. Во мгновение ока Джеймса буквально подбросило в воздух. Он жёстко упал на спину. Превозмогая боль и скрипя зубами, поднялся и увидел, что мальчишка бежит к границе антиаппарационных чар. Нельзя позволить ему уйти.

- Сорупто, - прошипел Джеймс, и струя жёлтого света ударила мальчишку по руке. Тот вскрикнул от боли, причинённой режущим заклятием, и обернулся. Палочка Джеймса снова была нацелена ему в сердце.

- Ступе… - но закончить проклятие он не смог. Что-то врезалось ему в грудь, дыхание прервалось, и слова застряли в горле. Джеймс посмотрел вниз, и взгляд наткнулся на серебряную рукоять кинжала, торчащую из груди. Он даже не понял, когда мальчишка успел его метнуть, только видел, как тот потянулся куда-то в складки мантии, всё что произошло потом, потонуло в тумане. Он упал на землю, задыхаясь и ловя ртом воздух, глядя, как мантию и руки заливает тёмно-красная жидкость. Откуда-то доносились крики, Джеймс посмотрел вверх, но не увидел, кому принадлежали голоса. Мир погрузился во тьму, и больше он ничего не помнил.

Глава 6. Хогвартс

- Это так несправедливо! - ныл Дэмиен, пребывавший в несвойственном ему мрачном расположении духа.

Разговор происходил за завтраком в Большом Зале.

- Я знаю, приятель, это страшная подстава, но что ты можешь сделать? - сочувствующе сказал Рон, скидывая себе на тарелку сразу пол дюжины оладий и поливая их золотистым медовым сиропом.

- Этот матч будет лучшим в истории, я ждал этого неделями, а он просто взял и не приехал. Неужели трудно было послать сову и написать, что не можешь?

- Всё ещё хнычешь из-за этого Дэмиен? Я хочу сказать, это всего лишь игра. Ты же знаешь, у твоего отца много других обязанностей, - Гермиона Грейнджер села за гриффиндорский стол рядом с Джинни Уэсли и серьёзно посмотрела на Дэмиена Поттера.

- Много ты понимаешь в Квидише, Гермиона! Всё, что ты знаешь об этой игре, ты просто вычитала в книжках! - огрызнулся Дэмиен.

Обычно он не вёл себя так грубо ни с кем, но Гермиона порой так раздражала, поучая то одним, то другим… Похоже, полученный недавно значок старосты вскружил девушке голову.

- Ой, ладно тебе, Дэйми, у твоего папы есть веская причина, я уверена. Бывший лучший гриффиндорский Ищейка ни за что бы не пропустил такую игру, - успокаивающе заметила Джинни. - Ведь в Трофейной на третьем этаже до сих пор находится кубок, который он завоевал ещё в школьные годы.

- Он мог бы прислать сову, - промямлил Дэмиен, теперь уже начинавший беспокоиться. Когда они виделись последний раз, отец выглядел очень уставшим и почти сразу же умчался обратно на работу; он был не из тех, кто жалуется. Мальчик надеялся, что он просто «забыл» про игру и сейчас отсыпается после тяжёлого рейда. Стоп, надо отвлечься от мрачных мыслей. Он обвёл глазами лица друзей.

- Так чем вы, ребята, собираетесь сегодня заниматься? - спросил он. В субботу занятий не было, и студенты могли делать всё, что им заблагорассудится (разумеется, в разумных пределах).

- Наверное, сходим к Хагриду, - с энтузиазмом откликнулся Рон. Дэмиен сразу повеселел.

Дэмиен с Роном были друзьями, несмотря на три года разницы в возрасте. Рон, младший из шести братьев Уэсли, полагал, что лучше иметь младшего брата, чем сестру. И его привязанность к Джинни не мешала ему считать, что младший брат - это круто. Дэмиен же, будучи единственным ребёнком, жаждал иметь любых «не взрослых» родственником. Семейство Уэсли относилось к нему как к родному сыну.

- Звучит заманчиво, думаю, я пойду с вами, - решил мальчик. Раз уж он не сможет сегодня посмотреть матч, то, по крайней мере, сам наиграется до одури.

- А ты, Джинни, хочешь с нами? - спросил он у рыжеволосой девочки, которая, перегнувшись через стол, о чём-то оживлённо шушукалась с Гермионой.

- Что? Я… э… нет… нет, спасибо, Дэйми, у меня есть дела в библиотеке, - ответила Джинни, слегка краснея.

Дэмиен переглянулся с Роном, мальчишки демонстративно вздохнули и закатили глаза.

- Джин, старушка, брось, ты его не найдёшь, - попытался увещевать упрямицу старший брат.

- А хоть бы и так, Рональд! Занимайся своими делами, - парировала младшая сестра.

Рон опять вздохнул и снова повернулся к Дэмиену. Последние два месяца оба мальчика развлекались вволю, безжалостно высмеивая девочку, но теперь уже жалели дурёху.

Всего два месяца назад Джинни едва не рассталась с жизнью. Всё случилось во время очередного похода в Хогсмид. Её семья тоже приехала туда, и они собрались вместе пообедать. Они как раз сидели в трёх мётлах, как вдруг снаружи раздались страшный шум и крики. В Хогвартс нагрянуло несколько Упивающихся Смертью, они стреляли заклятиями направо и налево и явно кого-то искали. Джинни велели бежать обратно в школу вместе с остальными студентами. Её отец и два старших брата выскочили на улицу и вступили в схватку с Упивающимися.

Но не успела Джинни добежать до дверей, как в паб ворвались пятеро Упивающихся Смертью. Джинни и Гермиона сделали единственно возможное в этой ситуации: сбежали через чёрный ход. Они петляли между домами не представляя, куда бегут. К несчастью, в очередной раз повернув за угол они наткнулись на четверых Упивающихся, глумливым улыбки которых недвусмысленно говорили о том, что две девочки идеально подходят для того, чтобы немного развлечься.

Джинни с Гермионой, вбежали в находящийся у них за спиной старый заброшенный дом и помчались вверх по лестнице, перепрыгивая через несколько ступеней, в попытке спастись от страшных преследователей. Наконец, задыхающиеся и обессиленные, они добрались до последнего, двадцатого этажа. Они выбрались на плоскую крышу и поняли, что оказались в ловушке: из единственной двери уже выходили люди в масках, они издевательски ухмылялись и подходили всё ближе, заставляя девочек отступать к краю. Обе были готовы разрыдаться, не видя никакой надежды на спасение. Обе вытащили палочки, но даже Гермиона не знала ни одного боевого заклинания, которое могло бы их защитить.

Но спасение внезапно пришло в виде четырёх юношей во главе с Чарли Уэсли, которые выскочили на крышу и атаковали Упивающихся Смертью. Джинни, стоявшая у самого края крыши, увернулась от летящего прямо в неё заклинания (сказалась ловкость, развитая во время занятий Квидишем), но потеряла равновесие и полетела вниз. В последний момент она сумела ухватиться за торчащий из стены провод. Она вцепилась в него изо всех сил, но кабель не был предназначен для того, чтобы выдержать её вес. Над краем крыши появился Чарли, он потянулся к ней, пытаясь схватить за руку, но тут одновременно произошли две вещи.

Один из Упивающихся набросился на Чарли, а провод, за который цеплялась Джинни, лопнул. Девочка падала с двадцатого этажа. Она закричала и закрыла глаза, не желая видеть, как вместе со стремительно приближающейся землёй ей навстречу мчится смерть. Но удара не последовало, вместо этого её подхватили чьи-то крепкие руки. Голова оказалась прижата к чьей-то груди, и она изо всех сил вцепилась в держащего её человека. Её волосы трепал ветер, и она поняла, что летит. Заставив себя открыть глаза, она посмотрела на человека, спасшего её от поистине ужасной смерти. Карие глаза встретились с зелёными. Джинни сморгнула слёзы, выступившие не то от ветра, не то от страха. Лицо её спасителя закрывала серебряная маска и видны были только глаза. До неё наконец дошло, что они летят на метле, причём с огромной скоростью. Она не могла говорить, слишком сильно бил в лицо воздух. Тогда она зарылась лицом в складки мантии таинственного незнакомца. Рядом с этим человеком она чувствовала себя на удивление спокойно. Одной рукой он придерживал её за талию, а другой уверенно управлял метлой.

Не успела Джинни опомниться, как они приземлились, её аккуратно сняли с метлы, и под ногами оказалась твёрдая почва. Девочка подняла голову и поняла, что сидит на земле перед воротами Хогвартса. От замка к ней бежали несколько учителей. Она посмотрела на своего спасителя снизу вверх. Он слез с метлы и наклонился над ней, как будто желая убедиться, что с ней всё в порядке. Джинни вдруг осознала, что её трясёт, и мысленно возблагодарила небо за то, что она сидит, попытка подняться, скорее всего, закончилась бы падением.

- Ты в порядке?

Джинни мысленно ахнула: голос звучал совсем молодо, она-то думала, что поймать на лету человека мог только взрослый. «Он же всего на год на два старше меня», - подумала девочка. Прежде чем она смогла ответить, парень оглянулся и увидел бегущих к ним учителей. Не говоря не слова, он оседлал метлу и оттолкнулся от земли.

- Подожди! - закричала Джинни, но было слишком поздно, юноша с ярко-зелёными глазами исчез. Джинни плохо помнила, как к ней подбежала профессор Макгонагалл и отвела в замок.

С тех пор Джинни помешалась на своём спасителе. Она часами говорила о нём с Гермионой и любым, кто соглашался её слушать. Говорила о том, какие у него красивые глаза, какие сильные руки, как мягко звучал его голос. Гермиона жалела её, видя, что Джинни без памяти влюбилась в таинственного парня, в конце концов, почему бы и нет, ведь он спас ей жизнь. Она даже решила, что любым способом поможет подруге найти это «зеленоглазое чудо».

Джинни пребывала в уверенности, что раз юноша ненамного старше её, он ещё учится, следовательно, он из Хогвартса. Кроме того, она была убеждена, что уже где-то видела эти зелёные глаза; может быть, это студент со старшего курса, и они сталкивались в школьном коридоре? Или он из выпуска Билла или Чарли и когда-то приезжал в Нору? Она искала всё более отчаянно и использовала каждую свободную минуту, роясь в старых альбомах с колдографиями выпускников, хранящихся в библиотеке. Гермиона попыталась указать на тот факт, что Джинни не видела его лица, поэтому вряд ли узнает своего спасителя по фотографии, но та упорно твердила что «везде узнает эти зелёные глаза».

В тот злополучный день Рон не ходил в Хогсмид, потому что накануне получил бладжером по голове и отлёживался в больничном крыле. Он не видел воочию, в какой страшной опасности находилась Джинни, и без конца дразнил сестру её «таинственным парнем».

- Может он просто такой страшный, что вынужден носить маску, - посмеивался он, пока Джинни не выхватывала палочку и не грозилась так его проклясть, что хватит до конца жизни. Но прошло уже два месяца, а Джинни по-прежнему была одержима идеей поисков, и Рон начал её жалеть.

- Брось, Джин, посмотри, какой день замечательный, в самый раз для игры. Продолжишь своё бессмысленное расследование позже, - сделал он ещё одну попытку, без сомнения считая, что выбрал верный подход.

Джинни смерила его убийственным взглядом и махнула рукой Гермионе, призывая уйти вместе с ней. Не успели они покинуть Большой Зал, как в дверях появилась Лили Поттер, встревоженная, с красными, опухшими глазами. Она быстро отыскала взглядом Дэмиена и бросилась к нему, столкнувшись с выходящими девочками.

- Ох…Простите девочки… Простите! - пробормотала она на бегу.

- Дэмиен!.. Мне нужно поговорить с тобой…пойдём со мной, - быстро проговорила она, не обращая внимания на остальных гриффиндорцев, с любопытством наблюдающих за происходящим.

- И тебе доброе утро, мама, - нахально ответил Дэмиен, но тут же умолк, увидев её взволнованное лицо и заплаканные глаза.

- Мам! Что… что случилось? - спросил он вскакивая.

- Профессор Поттер, у вас всё в порядке? - смущённо поинтересовался Рон. Он тоже встал.

Однако Лили либо не услышала его, либо не удостоила ответом.

- Дэмиен, пошли со мной, немедленно! - она схватила сына за руку и потащила прочь из зала. В главном холле она остановилась и поспешно достала из кармана разноцветный шарик.

- Портус, - прошептала она, велев Демиену взяться за шар. Мальчик коснулся разноцветной поверхности и спустя три секунды ощутил привычное чувство, как будто его дёрнули за пупок. Мамин портключ уносил их прочь из Хогвартса.

Ноги ударились о землю, и Дэмиен упал, потеряв равновесие. Он поднялся, посмотрел вокруг и почувствовал, как внутри всё перевернулось. Они находились в больнице Святого Мунго.

* * *

- Как вы думаете, что всё это значит? - подал голос совершенно сбитый с толку Рон.

- Не знаю, но я никогда раньше не видела профессора Поттер в таком состоянии, - откликнулась Гермиона, не сводившая глаз с открытых дверей зала.

- А вам не кажется, что это касается… мистера Поттера, а? - тихонько подала голос Джинни.

Все дружно уставились в тарелки, боясь продолжить эту мысль. Война набирала обороты, и потери светлой стороны становились всё больше.

- Полная подстава! - пробормотал Рон, и остальные промолчали, соглашаясь.

Глава 7. Хвала убийце.

- Мама, что происходит? Почему мы в Святом Мунго? Мама!

Дэмиен старался не паниковать, но слёзы, навернувшиеся на глаза матери, и её прерывистое дыхание пугали его.

- П-просто пойдём со м-мной, - выдавила Лили, взяла сына за руку и повела к лифтам в другом конце зала. - Дэмиен, сегодня ночью пострадал твой папа.

Дэмиен почувствовал себя так, как будто небо упало ему на голову. Его отца и раньше ранили, профессиональный риск аврора, ничего не попишешь, только он ещё никогда не оказывался в палате «СЕРЬЁЗНЫХ ПОВРЕЖДЕНИЙ ПРИЧИНЁННЫХ ЗАПРЕЩЁННЫМИ ПРОКЛЯТИЯМИ». И он никогда не видел, чтобы мама так убивалась; наверное, отцу очень плохо.

- Что произошло? - спросил он, когда лифт поехал на шестой этаж.

- Этой ночью он был на дежурстве и его ранили во время боя, - ответила Лили, изо всех сил стараясь, чтобы голос не дрожал. Незачем пугать Дэмиена ещё больше.

- На каком дежурстве? - спросил Дэмиен, зная, что мама поймёт, о чём он хотел узнать на самом деле: выполнял ли отец задание аврората или Ордена?

- Второе, - она никогда не произносила слова «Орден Феникса» там, где существовала даже малейшая опасность быть подслушанным. А её сын всегда называл Орден второй работой Джеймса.

Дэмиен сцепил руки и медленно выдохнул. Он ненавидел проклятый Орден, который запросто мог подставить человека и бросить без прикрытия. В этот раз расплачивался его отец.

Двери открылись, мать с сыном выскочили из лифта и опрометью бросились к палате номер пять. Их совсем не удивило присутствие усталого, измочаленного Сириуса, пристроившегося на стуле рядом с постелью Джеймса. Дэмиен вздохнул с облегчением увидев, что отец сидит и оживлённо беседует с другом. Он выглядел бледным, грудь покрывали бинты: Дэмиен успел разглядеть их прежде, чем отец застегнул верхнюю пуговицу пижамы. Джеймс казался невероятно утомлённым, но в целом выглядел неплохо. Он посмотрел на вошедших, и его лицо расцвело в улыбке. Сириус, который тоже выглядел так, словно его перед этим долго и обстоятельно били, также заставил себя улыбнуться при виде своего малыша Дэйми.

- О, заходите, ребята, - возопил Джеймс, протягивая руку бросившейся к нему Лили. Дэмиен всё ещё стоял, прислонившись к дверному косяку, пытаясь успокоить отчаянно бьющееся сердце - отец и крёстный выглядели страшно измордованными.

- Эй, иди сюда, малыш, - поманил его Сириус и кривовато ухмыльнулся. Дэмиен медленно подошёл, и сел рядом с отцом.

- Ой, да бросьте вы, со мной всё прекрасно, - воззвал Джеймс к жене и сыну, которые выглядели так, словно он уже умер, и они присутствуют на его похоронах.

- Прекрасно?! Ты считаешь, что это «прекрасно»? Господи, Джеймс, тебя могли убить, тебя… - Лили резко оборвала себя и посмотрела на потрясённого Дэмиена, уставившегося на синие спирали, украшавшие постельное покрывало. - Дэмиен, прости, не надо было забирать тебя из школы вот так. Я только что узнала о папе и действовала не подумав.

Дэмиен посмотрел на мать.

- Ты правильно поступила, мама. Я бы никогда тебя не простил, если бы ты не взяла меня с собой. Только не кричи на папу, а то он как будто прошёл через ад.

- Спасибо, сын, я это запомню! - улыбнулся Джеймс, делая вид, что обиделся.

Дэмиен улыбнулся в ответ.

- Так вы расскажете нам, что с вами случилось? - спросил он, уже зная, каким будет ответ.

- Нельзя, малыш, сверхсекретно и всё такое, сам понимаешь, - откликнулся Сириус почти скучающим тоном, к которому всегда прибегал, отвечая на вопросы Дэмиена про Орден.

Мальчик посмотрел на отца.

- Пап, а ты мне скажешь?

Джеймс грустно улыбнулся.

- Честное слово, сынок, это такая скукотища, ничего интересного.

Дэмиен немного попыхтел и снова сел, скрестив руки на груди. Немного погодя мама велела ему пойти перекусить в буфете на девятнадцатом этаже. Мальчик встал и вышел, радуясь, что наконец-то избавлен от этих бессодержательных разговоров.

Как только он ушёл, Лили наложила на комнату чары против подслушивания и повернулась к Джеймсу с Сириусом.

- А теперь колитесь. Что произошло прошлой ночью? Как вышло, что всё зашло так далеко?

Мужчины выглядели почти пристыженными.

- Ну, мы вроде как недооценили врага, полагаю, по-другому не скажешь, - признал красный как рак Сириус.

- Что значит «недооценили», там что, была толпа Упивающихся Смертью? Сколько их было? - поразилась Лили. Перед её мысленным взором предстало видение пяти авроров, отбивающихся от отряда из пятнадцати, если не больше, Упивающихся. Это определённо объясняло все полученные аврорами раны.

- М-м…один, - ответил Джеймс, стараясь не встречаться с женой глазами.

- Один, - повторила Лили.

- Ага, один, - хором откликнулись приятели.

- Так! Я не понимаю, как один Упивающийся мог победить пятерых авроров и отправить двоих из них в больницу? - тревожно спросила она.

- Троих, - пискнул Сириус.

- Извини? - Лили определённо начинала волноваться.

- Ну, Кингсли тоже здесь.

- Погоди, Кингсли Кандальер, здоровый парень, с которым не сладят три человека? - переспросила Лили, уже не на шутку встревоженная. - Что случилось?

- Случился проклятый мальчишка! - рявкнул Сириус, явно не в силах смириться с недавним поражением.

- Мальчишка? Какой мальчишка? О Бо… Упивающийся Смерть, который так вас отделал, это был… Тёмный Принц? - Лили взмолилась про себя: только бы оказалось, что не пятнадцатилетний подросток отправил троих авроров в Святой Мунго.

- Да, - ответил Джеймс.

Лили посмотрела на одного, потом на другого. Оба известные шутники. Может это просто розыгрыш, чтобы позлить её. В таком случае, у них получилось

- Будьте добры, объяснитесь, пока я не скончалась от шока, - Лили продолжала надеяться, что её просто бессовестно разыгрывают.

- Ну, помнишь, на том собрании Хант рассказывал про супермальчика, которого невозможно победить? Так вот, он не врал, - пояснил Джеймс. - Мне временами казалось, будто я сражаюсь с тенью. Парень так быстро двигался, что я не мог предугадать его следующее движение.

- Причём речь не только о магической дуэли, самое смешное в том, что сын Тёмного Лорда отметелил нас примитивным маггловским способом, - проинформировал Сириус слушавшую с открытым ртом женщину.

- И он не то чтобы испугался, столкнувшись с пятью взрослыми аврорами, он и бровью не повёл! Он просто вытер нами пол, - добавил Джеймс, его бледные щёки порозовели.

- А…А Хант? Что с ним? - Лили боялась услышать ответ.

Джеймс помрачнел, карие глаза потемнели от гнева.

- Он его убил, прямо у меня на глазах, - прошептал он.

Лили ахнула и прикрыла рот ладонью.

- О, Джеймс, мне так жаль, - она потянулась к мужу и нежно сжала его руку.

- Он невероятно силён, я ничего не смог сделать. Он без палочки отшвырнул меня на несколько метров, а когда он занялся Хантом, то действовал так хладнокровно, без малейших колебаний, просто взял и убил его, - Джеймс посмотрел в глаза жены, в них светилось сочувствие. Он знал, что ей жаль не Ханта, а его - он ведь с таким позором провалил задание.

- Но больше всего мне показалось странным то, что в этом мальчишке что-то не так.

- Что ты имеешь в виду? - не поняла Лили.

Сириус подвинулся поближе, чтобы ничего не пропустить.

- Ну… я не знаю… вот, например, когда он дрался, то не использовал непростительные проклятия, только стандартные заклинания, вроде Ступефай или Инсендио. Он ведь никого не убил, кроме Ханта. В этом просто нет смысла. Упивающиеся Смертью убивают и пытают всех, кто попадает к ним в руки. А этот парень просто обезвредил нас и принялся за Ханта. Не причинив больше никакого вреда.

- А мог бы, - вставил Сириус, кивнув на Джеймса. - Тебе просто повезло, что кинжал прошёл в нескольких сантиметрах от сердца, а иначе…

- Да, я знаю, но видишь ли, в чём весь фокус… На самом деле он не хотел меня убивать. Раза три велел уйти с дороги, и только когда я напал, сам ударил в ответ. Я ведь здорово его поцарапал…

- С какой стати ты его защищаешь? - воскликнула его жена.

- Он пытался тебя убить, а ты говоришь о нём так, будто его заставили это сделать, - раздражённо добавил Сириус.

Джеймс закрыл рот и повесил голову; в самом деле, с какой стати? Он видел ярость в глазах мальчишки. Он знал, что тот напал на него, чтобы убить, но что-то внутри него просто не хотело в это верить. Кроме того, мальчик казался странно знакомым, Джеймс был уверен, что уже где-то его встречал. Эти глаза и голос… Не хотелось признавать это, но голос мальчика напоминал голос Дэмиена. Впрочем, он не собирался делиться своими соображениями с Лили и Сириусом - они и так уже смотрели на него, как на сумасшедшего.

- Думаю, я просто не хочу верить, что ребёнок может быть таким плохим, - сказал он.

Лили обняла мужа, а Сириус уставился в пол и погрузился в задумчивость. Он понял, что хотел сказать его друг. Мысль, что юноша сражается и так безжалостно убивает, не просто задевала - она причиняла боль.

Вошёл Дэмиен с охапкой сладостей. Глазам его предстала удручающая картина: мама обнимала выглядевшего очень несчастным отца, дядя Сириус тоже казался крайне расстроенным.

- У вас всё в порядке? - спросил он, высыпая конфеты отцу на кровать.

- Теперь уже в полном, раз ты принёс шоколадные лягушки и шипучие шмельки, - ответил отец и потянулся к своим любимым сладостям, глядя на сына как на Деда Мороза.

Дэмиен вздохнул и, разорвав упаковку шоколадной лягушки, стал смотреть, как она скачет по одеялу. Честное слово, его отец никогда не повзрослеет.

* * *

Гарри улыбнулся и откинулся в кресле, слушая, как светловолосый юноша без передышки повествует о проделках, учинённых им в школе. Они с Драко Малфоем дружили с восьми лет. Утром Гарри вернулся с нового задания и обнаружил, что Драко его ждёт. Ему всегда хотелось общаться со сверстниками, поэтому он не прерывал Драко, который уже битый час взахлёб рассказывал обо всех, кому он навешал тумаков или просто доставил неприятности.

-…а потом этому придурку Хагриду пришлось идти и спасать малявку, пока того не затоптали, но всё равно приятно было послушать весь этот хаос, - самодовольно глядя на Гарри, закончил Драко.

Гарри, улыбаясь, продолжал молча смотреть на приятеля.

- Что? - спросил блондин.

- Просто удивительно, до чего ты похож на Люциуса, - пояснил Гарри.

Драко сморщил нос и сердито зыркнул на него.

- Вовсе нет! Почему ты так говоришь?

- Потому что вы оба обожаете устраивать полный хаос и никогда не думаете о последствиях. Ты бросаешься в авантюры очертя голову, а в результате оказываешься в проигрыше.

Гарри улыбнулся, с удовольствием наблюдая, как бледные щёки приятеля розовеют. Однако блондин подавил резкий ответ, готовый сорваться с языка, и слегка пожал плечами.

- У меня всегда всё под контролем. Ты не в курсе и половины моих планов. Я, знаешь ли, настоящий слизеринец. Сортировочная Шляпа завопила «Слизерин» даже не коснувшись моей головы.

Гарри снова улыбнулся, на этот раз чуть-чуть печально. Он понимал, что не может быть таким как другие подростки, да и не хотел жить как они, просто ему не хватало общения, которое могла бы дать школа.

Он всегда выслушивал все истории о Хогвартсе, которые рассказывал Драко. Несмотря на то, что, по словам последнего, школа катится в тартарары, она наводнена грязнокровками и магглолюбами, над которыми, впрочем, можно неплохо поиздеваться, было очевидно, что Драко привязан к Хогвартсу. Гарри знал, что с тех пор как он начал выполнять задания отца, уже никогда не сможет пойти в Хогвартс и всё равно в глубине души мечтал об этом.

- Как бы я хотел пойти с тобой на задание, - вздохнул Драко.

- Ты, в бою! Хотел бы я на это посмотреть, - фыркнул Гарри, насмешливо глядя на оскорблённое выражение, появившееся на лице друга.

- А что? Почему бы и нет? Я прекрасно умею сражаться, - с достоинством ответствовал тот.

- Ты, пожалуй, без конца будешь спрашивать противника, не растрепались ли у тебя волосы, - хохотнул Гарри.

- Хорошо выглядеть - это не преступление, хотя, что ты об этом знаешь! Когда ты в последний раз пробовал причесать эту половую швабру, которая у тебя вместо волос? - парировал блондин, напуская на себя оскорблённый вид.

Гарри лишь пожал плечами и пригладил волосы рукой.

- Не все же помешаны на внешности, как ты, Драко.

Юноша опять откинулся на спинку кресла, слушая, как его лучший друг бурчит, стараясь придумать достойное ответное оскорбление. Но прежде, чем он успел что-то сказать, дверь отворилась, и вошла Бэлла, в сопровождении Люциуса Малфоя.

Оба юноши встали, приветствуя вошедших. Люциус Малфой знал Гарри с тех пор, как малыша принесли к Лорду Волдеморту. Он чрезвычайно гордился дружбой своего сына с наследником Тёмного Лорда - когда последний будет править магическим миром, она окажется весьма полезной. Он знал, что Гарри неоднократно выгораживал Драко перед Волдемортом; юный слизеринец обладал заносчивым и непокорным нравом и частенько попадал в неприятные переделки. Хорошие отношения с Тёмным Принцем делали жизнь семейства Малфоев проще, а их гордыню (если это только возможно) ещё больше.

- Должен сказать, Тёмный Принц, вы сегодня показали себя во всей красе. Разделались с противниками практически собственноручно, - заметил Люциус Малфой.

Гарри одарил мужчину ответной улыбкой.

- Это говорит не в пользу Упивающихся Смертью.

Серые глаза Малфоя сузились. Мальчишка только что оскорбил его, но возразить было нечего - факт есть факт. Если уж один юноша может разобраться с целым отрядом Ордена, то от Упивающихся можно было бы ожидать большего.

- Должен сказать, я согласен, - раздался высокий холодный голос у Малфоя за спиной.

Все четверо обернулись, трое из них немедленно опустились на колени. Гарри посмотрел на них с лёгким отвращением. Его никогда не привлекали все эти разговоры, вроде «подчиняйся и веди себя так, как будто я Бог». От одной мысли, что скоро люди станут вести себя так и в его присутствии, ему становилось неловко.

- Мой Лорд, я приношу глубочайшие извинения за наше недостойное поведение. Уверяю вас, мой Господин, в будущем… - Волдеморт поднял руку, и Люциус Малфой умолк на полуслове.

- Достаточно, - Лорд окинул взглядом обоих коленопреклонённых Малфоев и Бэллу. - Оставьте нас, - резко приказал он, и все трое едва ли не наперегонки устремились к двери. Но когда очень бледный и испуганный Драко Малфой, выходящий последним, уже шагнул было за порог, Лорд остановил его. Он смотрел на юношу сверху вниз с явным отвращением на лице.

- Юный Малфой. Я так понимаю, ты приехал домой на каникулы. Хотелось бы напомнить тебе, что это не твой дом, так что я не желаю видеть здесь твоё лицо, - он выдержал паузу, глядя на Гарри, наблюдавшего за этой сценой с непонимающим выражением на лице.

- Ты можешь приходить сюда только тогда, когда этого захочет Гарри, в остальное же время держись подальше отсюда. Понятно?

- Д-да, мой Господин, - выдавил Драко и, не оглядываясь, поспешно ретировался

Когда за ним закрылась дверь, Волдеморт повернулся к гневно смотрящему на него юноше. Гарри никогда не выказывал непочтения отцу при других, они выясняли отношения только наедине.

- Что? - спросил Волдеморт, так как Гарри по-прежнему молча прожигал его взглядом.

- Я с твоими друзьями так не обращаюсь, - ответил юноша, не отводя взгляд.

- Потому что у меня нет друзей, они мне не нужны и тебе тоже, особенно бесполезные трусы вроде молодого Малфоя.

Гарри скрестил руки на груди.

- Мне не нужен Малфой, но приятно поболтать с кем-то, кто не старше тебя на несколько десятков лет.

Лорд Волдеморт с улыбкой подошёл к сыну, положил руки ему на плечи и какое-то время молча взирал на него. Гарри смотрел на отца и чувствовал, как злость испаряется. «Вечно он делает это одним взглядом», - подумал юноша.

- Почему у тебя проблема с Драко? - сбавив тон, поинтересовался он.

- У меня нет проблем с Драко, просто я считаю, что это - неподходящая компания для моего сына. Мне не нравится неуважительный тон, в котором он с тобой разговаривает.

Лорд Волдеморт подслушал достаточно бесед и знал, как именно Драко обращается к Гарри, как поддразнивает его, а иногда и посмеивается над ним. Только благодаря бесконечному терпению Лорда (и вмешательству Гарри) Драко Малфой пока ещё сохранил в целости все свои конечности.

- Ну, это касается только меня и Драко, - вздохнул Гарри - от споров с отцом он всегда уставал. Интересно, с чего отец вообще пришёл сюда? Это было довольно необычно для него - вот так появиться в комнате сына. Когда он хотел видеть Гарри, то обычно посылал за ним.

- И вообще, почему ты здесь, отец, тебе что-то нужно? - спросил он напрямик.

Волдеморт помолчал с минуту.

- Нет, Гарри, мне ничего не нужно, я просто хотел увидеть тебя.

Гарри помрачнел, он знал, что у отца есть занятия поважнее, чем лично прийти и убедиться, что с его сыном всё в порядке.

Что-то ему докучало, и Гарри прекрасно знал, что именно.

Он не убил Джеймса Поттера. Весть, что Поттер полностью оправился и уже вернулся к работе, стала для Волдеморта неприятным сюрпризом.

Юноша глубоко вздохнул и встретился взглядом с отцом.

- Спрашивай, если ты пришёл задать вопрос, отец, - тихо сказал он, желая поскорее избавиться от болезненной темы.

Лорд Волдеморт смотрел на юношу и чувствовал, что его начинает охватывать ужас. Он собрался с мыслями.

- Ты сделал это специально, Гарри?

Гарри вскинул голову, зная, что отец имеет в виду Джеймса Поттера, но вдруг обнаружил, что не может ответить - мысли путались в голове. Он отвёл взгляд.

- Ты пощадил его специально? - повторил Волдеморт, в красных глазах сверкнула злоба.

Казалось, юноша ошеломлён.

- Почему ты это говоришь? Как ты вообще мог такое подумать? - подавляя гнев, воскликнул он.

- Ну, так уж случилось, что он твой настоящий оте… - начал Волдеморт, но Гарри отпрянул назад, вскидывая руки.

- Не говори так! Я в это не верю! Он мне никто, я твой и только твой сын. Я никогда не буду Поттером! - Гарри трясло от гнева, он сжимал кулаки, на глазах выступили слёзы.

Волдеморт успокоился. Эта мысль тревожила его с того момента, как он узнал, что Джеймс Поттер остался жив. Если бы мальчишка выказал малейший признак любви или привязанности к Джеймсу, все планы Тёмного Лорда оказались бы под угрозой, а затраченное время потрачено впустую. Реакция юноши убедила его, что подозрения необоснованны. Эту войну выиграет Лорд Волдеморт и неважно, какой ценой. Но потерять Гарри сейчас нельзя, ведь он - ключ к победе.

Он подошёл к Гарри и положил руки на его трясущиеся плечи.

- Гарри, я это знаю. Ты всегда будешь моим сыном. Никто не отнимет тебя у меня. Я не хотел причинить тебе боль.

Гарри закрыл глаза и глубоко вздохнул, успокаиваясь. Волдеморт подумал, что ребёнок выглядит измученным. Он велел юноше лечь и отдохнуть, и тот немедленно подчинился.

Лёжа в постели Гарри смотрел, как его отец выходит из комнаты, и вдруг зарылся лицом в подушку. От осознания того, что он не убил Джеймса Поттера, всё в нём вскипало. «Я не собирался оставлять его в живых, разве не так?» Он помотал головой, решив, что действительно должен поспать и постарался расслабиться. «Что ж, в следующий раз я уж позабочусь о том, чтобы он не выжил». С этой мыслью он и заснул, ощутив напоследок, что в нём шевельнулась неуверенность.

Глава 8. Снова план поимки.

Дело шло к ночи, и членам Ордена хотелось только одного: пойти по домам. Лили сидела между Сириусом и Джеймсом, который неделю назад вышел из больницы и вернулся к службе. Во вчерашней провальной операции он не участвовал. Ещё одна попытка схватить Тёмного Принца окончилась полным фиаско; к счастью никто не погиб, но многих ранили.

Внимание усталых авроров привлёк Альбус Дамблдор; он вышел вперёд и покашлял.

- Спасибо всем, что пришли. Уверен, вы уже знаете о вчерашней неудаче. Однако я хотел бы подчеркнуть, что, несмотря на эту неудачу, нам удалось получить крайне важную информацию…

- Лучше бы он перестал произносить слово «неудача», - раздражённо прошептал Сириус. Джеймс ответил ему заговорщической улыбкой.

-…теперь, увидев, как сражается Тёмный Принц, мы можем представить себе его возможности и разработать лучший план, - продолжал тем временем директор. По залу прошёл недовольный шепоток.

- Альбус, Орден сталкивается с ним во второй раз и, уж извини, но мы не смогли даже ранить его, не говоря уже о том, чтобы поймать. Он использует такие заклятия, о которых мы и не слышали. Не думаю, что у нас получится спланировать его поимку, - раздосадовано заметил Кингсли.

Мрачное настроение, и так уже владевшее всеми присутствующими, сменилось откровенным унынием.

- Как бы то ни было, я чувствую, что мы можем узнать больше. Я знаю, это будет трудно, но мы должны изучить этого мальчика, а затем разработать план его поимки, - закончил Дамблдор.

Джеймс встал, и все взгляды обратились на него.

- Видите ли, в том-то и проблема. У нас нет времени.

- Что ты имеешь в виду, Поттер? - рявкнул Снейп.

Сириус злобно заворчал, но Лили предостерегающе тронула его за руку, и он умолк.

- Очень просто. Мальчишка размазал нас по стенке, а ему нет ещё и семнадцати, и он явно продемонстрировал не все свои возможности. Представьте, что из него получится, когда он станет совершеннолетним?

На лицах авроров отразилось беспокойство.

- Он прав, - раздался хриплый голос Шизоглаза Хмури, - надо действовать сейчас.

- Но что ещё мы можем сделать? - подал голос Ремус Люпин, который после вчерашней операции выглядел изрядно помятым.

Дамблдор снова покашлял, чтобы привлечь внимание.

- Нужно больше узнать о нём, выяснить, каковы его слабости, потому что они есть у всех, - с этими словами он посмотрел на Северуса Снейпа.

Шпион понял намёк и встал.

- Я полагаю, это должно быть очевидно для всех. Речь о Тёмном Лорде, - он сделал паузу.

Аудитория затаила дыхание.

- Я выяснил, что Тёмный Лорд очень привязан к Тёмному Принцу. Я никогда не видел, чтобы Лорд вёл себя с кем-нибудь так, как он ведёт себя с Принцем. И, кажется, Принц также привязан к Тёмному Лорду. Если Лорд попросит, он с радостью пожертвует своей жизнью.

- А каковы наши шансы уговорить Сам-Знаешь-Кого это сделать? - громко спросил Сириус.

Лили сердито посмотрела на него, вот уж у кого ни капли здравого смысла!

- Кроме того, - продолжал Снейп, метнув в Сириуса разъярённый взгляд, - я узнал, что Принц близок ещё с одним человеком. С Беллатриск Лестранг, - он выделил последние два слова, посмотрев прямо Сириусу в глаза.

Тот помрачнел, краска бросилась ему в лицо. В детстве они с Бэллой были очень дружны, но, повзрослев, Бэлла продолжила семейную традицию и получила на руку Смертный Знак, а Сириусу пришлось буквально сбежать из дома, спасаясь от собственной семьи. Джеймс заметил, как его друг стиснул кулаки. «Он мог бы сказать это по-другому, - подумал он. - Скользкий мерзавец»

Снейп довольно ухмыльнулся.

- Оказывается, Беллатрикс вырастила мальчика и очень заботится о нем. И хотя он этого и не показывает, но тоже любит её. Пришлось потратить немало времени, чтобы получить эту информацию.

Снейп слегка позеленел, вспомнив, как надоела ему личина Люциуса Малфоя. Он извёл на неё весь свой запас Оборотного Зелья.

- То есть, чтобы изловить мальчишку, надо сперва поймать Сам-Знаешь-Кого или же Беллатрикс Лестранг? - слегка насмешливо поинтересовался Кандальер.

Снейп одарил его убийственным взглядом и сел, не удостоив ответом. Дамблдор грустно обвёл взглядом приунывших авроров. Джеймс снова заговорил.

- Кстати, мы выяснили что-нибудь о настоящих родителях мальчика?

После минутного молчания Дамблдор ответил:

- Нет, боюсь, пока мы не продвинулись в разрешении этой загадки.

Джеймс опустил голову. Подлый ублюдок Хант так и не сказал, что Волдеморт на самом деле усыновил мальчика. Если бы он не услышал, как Хант перед смертью проболтался мальчишке, они бы до сих пор ничего не знали.

- Должен быть способ это узнать, я хочу сказать, дети не исчезают просто так. А этот мальчик наверняка из волшебной семьи, не думаю, что Сами-Знаете-Кто сделал бы своим наследником сироту, - сказала молчавшая до сих пор Лили.

- Я проверила документы в архивах, там нет записей о семьях тёмных волшебников, потерявших ребёнка. Их всех уничтожили. Что же до семей тех, кто сражался за Светлую сторону… Никто никогда не отказывался от ребёнка, и нет упоминаний об исчезновениях детей, - подвела итог Минерва Макгонагалл.

Сириус опять повернулся к Снейпу.

- Как вышло, что ты никогда не видел лица мальчишки, неужели он разгуливал в этой жуткой маске днём и ночью?

- Я не мог лезть ему на глаза, он бы что-нибудь заподозрил, потому что слишком хорошо знает Малфоев, - скучным голосом ответил Снейп.

- Спасибо, Северус, я знаю, как непросто тебе приходилось, пока ты узнавал всё это. Теперь мы должны выработать надёжный план, - заключил Дамблдор.

Присутствующие разделились на группы и погрузились в обсуждение. Спустя пол часа Сириус медленно поднялся со стула и посмотрел на Дамблдора.

- У меня есть идея, - протянул он.

Все как по команде повернулись к нему.

- Но мне кажется, она вам не понравится.

Глава 9. Поймали!

День не задался с самого утра. Гарри проснулся с ужасной головной болью (спасибо какому-то Упивающемуся, умудрившемуся принести отцу плохие новости). Потом он провёл большую часть утра, разыскивая Бэллу, в результате ему сказали, что она отправилась на задание.

- Как всегда, - пробурчал он.

Становилось холоднее - приближалась середина августа. Гарри спрятал руки в рукавах мантии и отправился побродить по Имению. Серебряную маску он засунул в карман. Упивающихся поблизости не наблюдалось, очевидно, отец отослал их куда-то, после того как получил тревожное известие утром.

Гарри шёл на тренировочную площадку, где занимался каждый день. После того как паршиво прошло утро, он был на взводе и намеревался отвести душу путём физических упражнений. Но до спортплощадки он так и не дошёл, так как услышал знакомый звук. Опавшие листья тихонько шуршали, как будто что-то передвигалось по ним. Гарри быстро понял, что это. Он медленно обернулся - к нему ползла огромная змея.

- Нагини, - прошипел он на серпентарго.

- Молодой гос-сподин, - откликнулась змея.

Гарри подошёл к гигантской рептилии и ласково похлопал её по голове. Он её очень любил, почти как отца. Последний пообещал Гарри, что когда тому исполнится семнадцать, он подарит ему такую же змею. «Всего год осталось потерпеть», - подумал юноша, поглаживая чешуйчатую голову. Ему стукнуло шестнадцать две недели назад, но празднования как обычно никто не устроил. Единственным его Днём Рождения, который отпразднуют, будет его семнадцатилетие.

Гарри заглянул в огромные глаза и спросил:

- Что ты здесь делаешь? Обычно ты выползаешь только в сумерках.

- Мне с-стало с-скучно, и я решила поймать с-себе маленькую…закус-с-ску! - откликнулась змея.

Гарри слегка поморщился, он-то знал: то, что для Нагини маленькая закуска, для обычного человека, как правило, нечто довольно крупное. Аппетит змеи являлся причиной исчезновения с близлежащих ферм лошадей, коров и нескольких овец. Частенько пропадали даже люди, но Гарри предпочёл сейчас не думать об этом.

Прежде чем он успел ещё что-нибудь сказать Нагини, лоб ожгла сильная боль. Рука инстинктивно дёрнулась к шраму, и он на мгновение ослеп от накрывшей его горячей волны, перед глазами заплясали белые пятна. Он поморгал и, пробормотав: «Хотел бы я знать, что на этот раз?» двинулся по направлению к замку.

Обернувшись к Нагини, он прошипел ей «до-свидания» и ускорил шаг. Боль исчезла также внезапно, как и возникла, осталась только тупая пульсация, к которой Гарри привык с детства - Лорд Волдеморт редко бывал в прекрасном настроении. Наконец он оказался перед дверями отцовских покоев, постучал и вошёл.

Лорд Волдеморт поднял голову, увидел Гарри и жестом велел ему подойти ближе.

- Гарри, у нас возникла непредвиденная ситуация, я только что получил призыв о помощи. Похоже, сегодняшняя операция провалилась.

Гарри кивнул, не сводя глаз с отца.

- От кого пришёл призыв?

- От Бэллы, - почти прошептал Волдеморт.

Гарри почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он ждал, что отец прикажет отправиться на помощь Бэлле, но Волдеморт лишь ещё раз взглянул на сына и отвернулся, явно подавляя кипящую злобу.

- Отец, что ты прикажешь? - настойчиво спросил юноша.

- Ничего, я не хочу, чтобы вы что-то делали.

- Но, отец, мы должны что-то предпринять.

- Гарри, хотя я и желал бы, чтобы мои ближайшие сторонники - включая Бэллу - благополучно вернулись, я не собираюсь ради этого рисковать тобой, - отрезал Волдеморт, по-прежнему стоя спиной к сыну.

Теперь уже Гарри и сам начал сердиться.

- Отец, лишиться Ближнего Круга мы тоже не можем, создавать новый слишком долго. И Бэлла… - тихо закончил он. Невозможно даже думать о том, чтобы потерять её.

Волдеморт обернулся, он колебался между необходимостью сохранить людей и опасностью подставить под удар своего сына. Судьба каждого отдельно взятого Упивающегося (как и сумасшедшей Бэллы) его не волновала, но Гарри был прав. Потеря Ближнего Круга чревата множеством ненужных хлопот, не говоря уже о том, что это отдалит победу в войне. Он глубоко вздохнул и пристально посмотрел Гарри в глаза, мысленно передавая координаты места.

Получив указания, Гарри резко развернулся и почти бегом кинулся к выходу.

- Гарри! - позвал Волдеморт.

Юноша затормозил и круто обернулся.

- Забирай её и сразу возвращайся, ты меня понял?

- Да, отец, - выпалил Гарри, и спустя мгновение уже мчался к главным воротам, за которыми находилась граница аппарации.

* * *

Гарри аппарировал у старой, разрушающейся постройки и быстро огляделся вокруг. Повсюду присутствовали следы сражения - прямо у входа на земле виднелись пятна крови. Он вошёл в заброшенное здание. Видимо, когда-то здесь находился склад, от которого теперь остались одни развалины.

Лицо его как обычно скрывала маска, он шёл, настороженно озираясь. Откуда-то, возможно с верхних этажей, доносились крики. Стараясь держаться в тени, он тихо начал подниматься по лестнице. Добравшись до второго этажа, он понял, что сражение всё ещё продолжается - повсюду лежали тела убитых, большинство из них в масках Упивающихся Смертью. Он выругался сквозь зубы, быстро пересёк комнату и спрятался за грудой кирпича, ища среди убитых Бэллу. Он отметил, что, несмотря на раздающиеся где-то взрывы и голоса, выкрикивающие заклятия, людей видно не было.

Видимо они прячутся за развалинами, подумал он, оглядывая валяющиеся повсюду обломки. Чувствуя молчаливую угрозу, повисшую в воздухе, он тихо двинулся к выходу. И вдруг увидел Бэллу. Она лежала в углу - мантия разорвана, красивое лицо в крови. Гнев охватил Гарри, его затрясло от ярости.

Он подошёл к ней, обходя скрюченные тела, в голове было пусто. Опустившись на колени, он осторожно попытался нащупать пульс на шее женщины. «Надеюсь, ты жива», - прошептал он. Под пальцами забилась жилка, и юноша наконец выдохнул.

- Бэлла, - тихо позвал он. Бэлла открыла глаза и, к величайшему изумлению Гарри, оскалила зубы в широкой улыбке.

- Привет, красавчик.

Он шарахнулся назад. На него смотрело лицо Бэллы, а голос принадлежал мужчине. Голос, который Гарри слышал много раз. Фальшивая Бэлла села и улыбнулась, глядя на его ошарашенное лицо. Юноша вскочил, но прежде, чем успел вытащить палочку, вдруг понял, что голоса, которые раньше выкрикивали заклинания в отдалении смолкли, а на месте «мёртвых» тел теперь стоит целая толпа, полностью отрезавшая ему путь к бегству.

* * *

Волдеморт восседал на своём троне. Рядом свернулась Нагини, но Лорд не обращал на неё внимания. Закрыв глаза, он массировал виски, пытаясь успокоиться. Его сосредоточение нарушил стук в дверь и шум голосов.

Открыв дверь взмахом руки, он замер, поражённый: в его покои вошли все члены Ближнего Круга, чрезвычайно довольные собой, целые и невредимые. Все они опустились на колени, находившаяся ближе всех Бэлла, улыбнулась и встала.

- Господин, операция успешно завершена, теперь мы… - она осеклась, заметив, каким взглядом смотрит на неё Волдеморт.

- Мой Лорд! - ахнула она.

Волдеморт поднялся и, шагнув вперёд, угрожающе навис над ней. Посмотрев ей в глаза, он понял, что его одурачили. Бэлла не посылала призыва о помощи, сомнений нет, он отправил Гарри прямиком в ловушку!

- Нет! - прошептал он. Отступил назад, потом вдруг рванулся вперёд и, схватив Бэллу за руки, стал трясти её, как тряпичную куклу.

- Верните его! Верните Гарри сейчас же! - ревел он.

Бэлла в ужасе едва смогла кивнуть. Лорд вошёл в её сознание и показал, как Гарри отправился якобы спасать её.

Повернувшись, она направилась к выходу, молча приказав остальным следовать за ней; Люциус не отставал от неё ни на шаг.

Волдеморт смотрел им вслед, усилием воли подавляя душившую его ярость: сейчас Гарри как никогда нужна ясность мыслей.

* * *

Гарри огляделся: его окружало как минимум с десяток авроров, все они целились в него палочками. Те из них, кто прежде изображал мёртвых Упивающихся Смертью, теперь сбросили маски и чёрные плащи, оставшись в одеждах авроров. Фальшивая Бэлла издала лающий смешок. Кипя от злости, Гарри наблюдал, как её лицо и тело медленно меняются, обретая очертания высокого темноволосого Сириуса Блэка.

Знаменитый аврор откинул назад лезущие в глаза тёмные пряди и снова широко ухмыльнулся гневно взирающему на него Гарри.

- Что ж, Принц наконец-то вы появились. Я уж подумал, что придётся носить платье в стиле моей старушки кузины до конца дней моих.

Он вытащил палочку и направил на Гарри.

- А теперь будь хорошим мальчиком и держи руки так, чтобы мы их видели.

Гарри проигнорировал приказ и снова обернулся: авроры ловили каждое его движение.

- Хм, одиннадцать против одного, никогда бы не подумал, что ты на такое способен, - издевательски заметил он, поворачиваясь к Сириусу.

Некоторые авроры покраснели, и руки, держащие палочки дрогнули.

Гарри улыбнулся, медленно передвинув вторую палочку, спрятанную на предплечье вниз, к ладони. Она ему понадобится.

- Потрудись объяснить, как ты это сделал? - обратился он к Сириусу, чтобы отвлечь его, а сам мысленно наложил на палочку «Ассио».

- Как я сделал что? - спросил Сириус, с раздражающим выражением триумфа на лице.

Гарри скрипнул зубами и прошипел:

- Как ты подделал призыв Бэллы о помощи?

- О, это просто, как выпить стакан воды, если конечно имеешь вот это, - мужчина помахал рукой, демонстрируя надетое на палец маленькое колечко.

Приглядевшись, Гарри понял, что это точная копия кольца, которое всегда носила Бэлла. Сначала юноша почувствовал замешательство, но быстро сообразил, что произошло.

На кольце был фамильный герб Блэков. Гарри знал, что магический призыв о помощи обычно содержит лишь очень ограниченную информацию, ведь у попавшего в беду чаще всего нет времени на длинные послания. Как правило, важно назвать своё местонахождение и характер угрозы. Личность отправившего призыв определяется по его зарегистрированной палочке, или по принадлежащей ему магической вещи, которую он должен иметь при себе на момент отправления призыва. Палочка Бэллы не зарегистрирована, как и у остальных Упивающихся, а кольцо использовали, чтобы подать сигнал бедствия от человека из семьи Блэков. Вряд ли его отец ожидал, что у него попросит помощи Сириус, так что, получив сигнал, сделал единственный возможный вывод - призыв послала Бэлла.

- Значит, ты украл её кольцо. До чего ты докатился, Блэк? - посетовал Гарри, с удовольствием наблюдая, как щёки мужчины заливает краска.

- Что бы ты не подумал, я ничего не крал! Кольцо принадлежит мне. Я получил его, как и она, по праву члена семьи, просто никогда не пользовался им до сего дня, - раздражённо закончил Сириус.

- А Оборотное Зелье?

- Осталось немного с тех пор, когда я изображал дорогую кузину в последний раз. Удачно, что я его сохранил. Хотя в этот раз эффект от его применения куда лучше, чем тогда, - Сириус сделал несколько шагов по направлению к Гарри. - А теперь, когда ты получил ответы на свои вопросы, пора перейти к процедуре ареста, не находишь?

Гарри не ответил.

- Ну же, парень, не пытайся выкинуть какую-нибудь глупость. Ты же знаешь, что не справишься со всеми нами, - Шизоглаз Хмури медленно двинулся к юноше.

Гарри повернулся к нему, чувствую, что палочка у него в руке. Он снова улыбнулся из-под маски.

- Не справлюсь? - протянул он и резким движением выхватил вторую палочку.

Прежде чем кто-то отреагировал, он прокричал, направляя обе палочки себе под ноги:

- МОМЕНТУМ ЭКСПУР!

Земля сотряслась от мощного внутреннего толчка. Авроры определённо не ожидали ничего подобного и почти все упали, не удержав равновесия. На ногах остались только Джеймс, Кингсли и Сириус, но ходящая ходуном почва не позволяла им толком прицелиться в стоящего перед ними юношу. Который, тем временем, по-прежнему направляя одну палочку в землю, взмахнул второй палочкой и из неё заструился красный луч. Этим лучом юноша начертил на земле круг, оказавшись в его центре. А потом, на глазах у изумлённых авроров, провалился сквозь пол.

Земля перестала трястись, одиннадцать мужчин с секунду потрясённо взирали на идеально круглую дыру в полу, потом вскочили на ноги и один за другим стали прыгать в вырезанное отверстие. «Как, во имя всего святого, ему удалось сотворить два заклятия одновременно? Это же невозможно» - подумал Джеймс, приземлившись на пол первого этажа. Мальчишка бежал к дверям, авроры начали стрелять в него заклинаниями.

Гарри пригнулся и упал на пол, спрятавшись за грудой строительного мусора. Убрав палочку обратно в ножны, пристёгнутые к предплечью и вытащив два кинжала, осторожно выглянул из-за кучи щебёнки. И тут же был вынужден нырнуть обратно: над головой просвистел десяток красных и жёлтых проклятий. Но всё же одного мгновения ему хватило, чтобы увидеть двух ближайших к нему авроров. Он глубоко вздохнул и, выскочив из укрытия, метнул оба кинжала, каждый из которых достиг цели, вонзившись аврорам в правые руки. Мужчины упали, выронив палочки, Гарри каким-то чудом рухнул за кучу щебня, невредимый.

- Не делайте этого! - раздался крик. - Он нужен нам живым, только оглушите его, но не убивайте, понятно?

Гарри узнал голос Джеймса Поттера. Он помнил обещание, данное самому себе всего несколько дней назад. «Я определённо прикончу его», - подумал он, крепче сжимая следующий кинжал. Раздались шаги, кто-то шёл к его укрытию, прятаться здесь дольше нельзя. Его взгляд, метавшийся вокруг, в поисках выхода, наткнулся на дверь, слева от него, ведущую в соседнее помещение. Дверь висела на петлях, пол перед ней был усеян битым стеклом. Гарри нехорошо улыбнулся.

- Брось, парень, кончай с этими детскими играми! Выходи и, обещаю, мы не причиним тебе вреда! - попытался убедить его Кингсли Кандальер.

Гарри фыркнул и громко ответил:

- Это вы играете в игрушки, а я показываю вам, как выигрывать.

С этими словами Гарри выскочил из укрытия и стрелой понёсся к двери, выпустив одновременно три заклятия в троих ближайших к нему авроров. Авроры с криками упали на землю: едва коснувшись кожи, заклятие стало разъедать плоть как кислота. Гарри бежал, слыша, что за ним бегут вдогонку, услышал свист летящего в него заклятия и шарахнулся вправо. Мимо просвистел сногсшибатель. Он кинулся влево, на этот раз уклонившись от Петрификус Тоталус. Последний рывок и он у двери.

- Ассио осколки стекла! - выкрикнул он, падая на пол.

Осколки просвистели у него над головой как ножи, поразив ещё трёх авроров.

Раздались крики боли и шум падающих тел, но Гарри, не оглядываясь, перекатился по земле к двери и успел прыгнуть в дверной проём. В каком-то сантиметре от его плеча просвистело заклятие. Он окинул взглядом комнату и, увидев лестницу, бросился к ней. Позади ещё четверо авроров, да и те, кого он ранил, тоже могут представлять опасность. Нужно выбираться отсюда как можно скорее.

Лестница привела его на то же место, где он нашёл Сириуса, притворявшегося Бэллой. В другом конце зала он увидел ещё одну лестницу и побежал к ней. Он уже взобрался почти на самый верх, когда кто-то схватил его за ногу, и он упал на жёсткие ступеньки. Он покрепче упёрся руками и со всего размаху ударил схватившего его человека по лицу свободной ногой. Тот выронил уже занесённую палочку, а Гарри ударил снова, на этот раз узнав в нападавшем Кингсли. Хватка, сжимающая его щиколотку, ослабла, он рывком высвободил ногу и ударил в третий раз. Кингсли скатился к подножию лестницы, обливаясь кровью из сломанного носа, а Гарри уже взбежал наверх по ступеням. Точно в дурном сне он увидел в дальнем конце зала ещё одну дверь и помчался к ней. За спиной раздавались тяжёлые шаги и крики.

Когда он выбежал в дверь, ему бросились в глаза зияющие в полу дыры и строительные леса - похоже, эту развалюху когда-то пытались отреставрировать. Больше дверей в помещении не было, он оказался в ловушке.

Снизу послышались шум и крики, он подбежал к окну и, выглянув наружу, увидел, что в здание врывается человек десять Упивающихся Смертью. Он вздохнул с облегчением - подоспела помощь. Теперь ему нужно каким-то образом спуститься вниз, выбраться из здания и добраться до границы аппарации, которую наверняка наложили авроры. Раздался свист летящего заклятия, и он резко пригнулся. Обернувшись, он увидел Сириуса Блэка, направляющего на него палочку.

- Больше тебе некуда бежать, малыш, так что опусти палочку, - приказал он.

Гарри лишь крепче сжал палочку и прыгнул на Сириуса, целясь ногой ему в живот. Мужчина почувствовал, что его как будто со всего размаху ударили тяжеленной кувалдой. Он отлетел к стене и рухнул на землю, ощутив, как сотрясся ветхий дощатый пол от падения его тела.

Он с трудом поднялся на ноги, но недостаточно быстро - мальчишка стремительно подошёл к нему и с размаху врезал кулаком по лицу. Потом подпрыгнул и выбросил вперёд ногу, целясь Сириусу в грудь, но мужчина перехватил его ногу обеими руками и с силой вывернул. Юноша потерял равновесие и упал. В следующее мгновение Сириус изо всех сил пнул его по рёбрам. У юноши вырвался крик боли, и у Сириуса ёкнуло сердце. Его окатило чувство вины. Несмотря на то, что парень сражался и многих ранил, для Сириуса Тёмный Принц был прежде всего ребёнком. Эта секунда промедления позволила Гарри вскочить на ноги.

- Ты за это заплатишь, Блэк, - выплюнул он.

Ещё через секунду Сириус лежал на земле, сбитый с ног.

Гарри стоял над ним, целясь палочкой мужчине прямо в лоб. Но прежде чем он успел произнести заклинание, бок ожгла режущая боль. Он отшатнулся от Сириуса, прижимая ладонь к поврежденному месту. Пальцы нащупали что-то влажное, он поднял руку к глазам и увидел, что она вся в крови. Он обернулся, превозмогая боль.

В дверном проёме стоял Джеймс с палочкой наизготовку.

Гарри вздохнул.

- Поттер, ты так и не научился держаться подальше от дел, с которыми не можешь справиться?

- От некоторых привычек трудно избавиться, - ответил Джеймс, не сводя глаз с юноши.

- Также как и от тебя, - и Гарри метнул в мужчину кинжал. Джеймсу удалось уклониться, так что клинок только оставил глубокий порез на руке. Рукав его синей мантии окрасился красным. Гарри вскинул палочку, но прежде, чем он напал, в него ударили три жёлтых луча.

- Риктусемпра! - одновременно прокричали три голоса.

Гарри подбросило в воздух и ударило об землю. На место схватки прибыло ещё трое авроров. Гарри выругался сквозь зубы.

Сириус, Хмури и Кингсли держали его на прицеле, готовые в любую секунду ударить. Гарри осторожно поднялся и повернулся к своим врагам.

- Ну ладно, посмотрим, что вы можете, - глухо проговорил он с угрозой и приготовился поставить щит.

Первые четыре проклятия он отразил легко, тихо рассмеявшись при виде удивления на лицах авроров. Созданный им щит закрывал его полностью - он стоял внутри мерцающего синего шара. Гарри быстро снял щит и послал в противников два Инсендио, разбившиеся о магические щиты Сириуса и Хмури. Поставить щит второй раз он не успел - ему в грудь врезались четыре заклятия Риктусемпра. Юношу подбросило в воздух и впечатало в стену. Он упал на деревянный пол, ветхие доски с треском проломились под тяжестью тела, и он полетел вниз. Четверо авроров, подбежавшие к краю образовавшейся дыры, как раз успели увидеть, как пол этажа под ними также не выдерживает веса обрушившегося сверху тела, и юноша падает на каменный пол первого этажа.

Секунду четверо мужчин, застыв, смотрели на образовавшуюся дыру. Потом Джеймс очнулся и помчался по лестнице вниз. Подбежав к куче досок, под которой оказался погребён юноша, он начал судорожно раздвигать и отбрасывать обломки. Спустя минуту, к нему присоединились остальные.

«Пожалуйста, только бы он не умер, только бы он не умер», - лихорадочно думал Джеймс. Мысль, что он убил подростка, ужаснула его. Наконец, подняв очередную доску, он увидел мальчика, лицо которого по-прежнему закрывала маска.

- ВИНГАРДИУМ ЛЕВИОЗА! - выкрикнул он одновременно с Сириусом, убирая оставшиеся обломки. Трясущейся рукой Джеймс нащупал на шее подростка пульс и выдохнул - он не заметил, что задержал дыхание.

- Он жив, - сообщил он остальным. На их лицах отразилось облегчение. Внезапно дверь с треском распахнулась, и в помещение ворвалось трое Упивающихся Смертью.

- Что вы наделали?! - прорычал один из них. Одного взгляда на длинные светлые волосы Джеймсу хватило, чтобы понять: под маской скрывается Люциус Малфой.

Авроры вскочили на ноги и атаковали нападавших Упивающихся.

- Забираем Принца и уходим! - скомандовал Малфой своим людям.

- Сириус! Хватай парня и тащи в штаб-квартиру! Давай! - рявкнул Джеймс.

Его лучший друг кивнул и, нагнувшись, поднял юношу. Тот застонал, и у Сириуса снова сжалось сердце. Он ненавидел это ужасное чувство вины.

- Прости, малыш, - пробормотал он, перебрасывая безвольное тело через плечо. Ему удалось выбраться из здания: друзья прикрывали его, а враги не отваживались стрелять - слишком боялись попасть в сына Хозяина. Крепко придерживая свою ношу, он аппарировал прямо в штаб-квартиру Ордена Феникса.

Глава 10. Гарри?

Сириус аппарировал в огромную прихожую дома номер 12 на Площади Мракэнтлен. Быстро огляделся - никого. Торопливо поднявшись на второй этаж, он опустил мальчишку прямо на пол в одной из спален и кинулся к камину. Бросил туда щепотку дымолётного порошка и выкрикнул:

- Хогвартс, кабинет Дамблдора!

Сунув голову в камин, он ждал, пока уляжется крутящийся вокруг вихрь. Наконец его глазам предстал кабинет профессора Дамблдора.

- Альбус! Альбус, вы здесь? - позвал он. Надо торопиться, мальчишка может скоро очнуться.

- Сириус, мой мальчик, что случилось? - в поле зрения Сириуса появился опустившийся на колени Дамблдор.

- Альбус, мы поймали его! Мы схватили Тёмного Принца! - Сириус подумал, с каким воодушевлением звучит, наверное, его голос.

- Отлично, мальчик мой! Где он?

- Здесь, в штаб-квартире, вы должны прибыть как можно скорее вместе с медсестрой, - Сириус слегка съёжился под взглядом старого волшебника.

- Он сильно ранен? - из глаз старика исчез даже намёк на веселье.

- Э-э-э… Я… я не знаю. Во всяком случае, ему нужна медицинская помощь, - теперь уже Сириус чувствовал, что вина давит на него как пресс.

- Я буду у вас с мадам Помфри так скоро, как смогу.

Сириус вытащил голову из камина и подождал, пока пройдёт головокружение. Бросив взгляд на мальчика, он с удивлением обнаружил, что в комнате находятся Хмури и Кингсли.

- Привет, ребята, а я и не слышал, как вы вошли. Где Джеймс и остальные?

- В министерстве, конвоируют пленных Упивающихся, - ответил Хмури, не сводя глаз с лежащего на полу мальчика.

- Дамблдор скоро будет здесь, - сообщил Сириус, наблюдая, как Хмури подходит к находящемуся без сознания пленнику и проверяет пульс.

- Ослаб, но ещё дышит, - подытожил он. Потом вдруг заломил юноше руки за спину и с помощью палочки принялся связывать их. Начавший приходить в сознание юноша издал полный боли крик. Сириус вдруг вскочил на ноги.

- Подожди, Аластор, что ты делаешь? - вмешался он, подходя к Хмури - тот невозмутимо проверял крепость пут, не обращая внимания на вскрик мальчика и его хриплое дыхание.

- Хочу убедиться, что щенок не сбежит и не проклянёт нас без палочки, - теперь старый аврор обыскивал связанного врага, извлекая спрятанное под одеждой оружие. Сириус с уважением покосился на вытащенные и отброшенные в сторону кинжалы.

Он заметил, что мальчишка пришёл в себя и тоже смотрит на них. Юноша инстинктивно попытался остановить Хмури, но понял, что не может пошевелиться. Дёрнулся, чтобы освободиться, но тут же вновь закричал от боли в сломанных руках и запястьях. С болью в сердце Сириус наблюдал, как парень начинает паниковать, зелёные глаза, в прорезях маски мечутся по комнате. Потом эти глаза встретились с его собственными, и Сириус содрогнулся - в них плескалась боль.

Тем временем Хмури не проявлял ни капли сострадания. Он встал, сгрёб в кучу найденное оружие и внезапно со всего размаху пнул связанного пленника в бок. Тот застонал, пытаясь сдержать крик, и сжался в комок, чтобы защитить и так уже сломанные рёбра.

- Хмури! Достаточно! В этом нет нужды, - Сириус схватил аврора за руку - тот уже собирался пнуть лежащего юношу ещё раз - и оттащил в сторону.

- Нет нужды, говоришь? А я думаю, есть. Этот… этот маленький кусок дерьма виноват в том, что Алиса и Френк… Этот монстр сжёг их дотла! Он ранил наших товарищей… Я его убью!

Хмури вырвался из хватки Сириуса, нагнулся над юношей и, схватив его за волосы, заставил встать на ноги. Лицо мальчика исказилось от боли. Хмури дёрнул его за волосы и прорычал, наклонившись к его лицу:

- Ты сейчас заплатишь, парень, даже если это будет последнее, что я сделаю в этой жизни!

Сириус быстро взглянул на Кингсли, но аврор стоял поодаль с непроницаемым выражением лица. Его лицо и мантию покрывала засохшая кровь из сломанного носа, и, похоже, его совершенно не волновало, что Хмури сделает с израненным ребёнком.

Сириус мысленно взмолился: пусть Дамблдор поскорее придёт, только он мог совладать с нравом Хмури. Он снова шагнул к старому аврору.

- Хмури, в самом деле! Ты считаешь, это правильно? Он заплатит за все свои преступления. Ты не должен этого делать, - он старался говорить спокойно - крик всё равно не действовал.

Хмури повернулся к Сириусу, отпустив волосы юноши; тот мешком упал на пол.

- Правильно? Тут ничего не правильно! Разве правильно, что Длиннопоппов убили в их собственном доме? Разве правильно, что Невилль так рано осиротел? Разве правильно, что Джеймс едва не расстался с жизнью? А? Отвечай!

При упоминании Джеймса Сириусом внезапно овладели ярости и злость. Он вспомнил свои чувства, в тот момент, когда нашёл своего лучшего друга лежащим на земле в луже крови. Вспомнил, какой страх пережил, увидев тот страшный кинжал, торчавший у него из груди. Джеймс мог умереть! Ослеплённый гневом, Сириус шагнул к юноше, которого держал Кингсли - сам он стоять не мог. Он пробежал пальцами по угольно чёрным волосам мальчика и рывком запрокинул ему голову, не обращая внимания на вырвавшийся у того хриплый вздох.

- Думаю, пора нам посмотреть на твоё хорошенькое личико, не возражаешь? - издевательски проговорил он.

Глаза юноши в ужасе расширились, он забился, пытаясь вырваться.

- Н-нет! - выдавил он.

Сириус рассмеялся и выпустил волосы юноши, тот попытался отклониться, но Кингсли толкнул его обратно.

Сириус сорвал серебряную маску, закрывавшую лицо мальчика. То, что произошло потом, он помнил до конца жизни.

Он задохнулся и отшатнулся назад. Кингсли удержал юношу, но, бросив взгляд на его лицо, почувствовал слабость в ногах. Хмури застыл, в шоке открыв рот.

Сириус смотрел на точную копию человека, который был ему ближе, чем брат. Смотрел в ярко-зелёные глаза - без этой жуткой маски сразу стало ясно, что они точно такие же, как у Лили. Других доказательств не требовалось, Сириус точно знал, кто этот юноша. Сын Джеймса и Лили, его крёстный сын.

- Гарри? - выдохнул он.

Гарри не ответил. Он злобно смотрел на Сириуса, стараясь не поддаваться боли, терзающей его тело.

- Гарри? Ты…ты - Гарри Поттер, - Сириус шагнул к крестнику.

Услышав своё полное имя, юноша поднял голову и глухо, с трудом произнёс:

- Меня зовут Гарри Марволо!

Сириусу показалось, что небо упало на землю. Шагнув к юноше, он схватил его за плечи. Гарри вздрогнул от боли, но не издал ни звука.

- Нет! Ты - Гарри Поттер. Ты сын Джеймса и Лили. Гарри Поттер, - Сириус наивно полагал, что от мальчика скрыли правду.

Не обращая внимания на острую боль в руках, Гарри с силой передёрнул плечами, сбрасывая ладони Сириуса.

- Нет! Я - Гарри Марволо, сын Лорда Волдеморта!

- Гарри, пожалуйста… - Сириус не договорил: вспышки зелёного света возвестили о прибытии новых действующих лиц. «О, Мерлин, только бы это оказался не Джеймс, пожалуйста, только не сейчас!» - взмолился Сириус. Круто развернувшись, он увидел чрезвычайно озадаченного и поражённого Дамблдора и Мадам Помфри, стоящих у камина.

Снова повернувшись к Гарри, Сириус вздрогнул - с такой ненавистью юноша смотрел на Директора.

Дамблдор же, смотрел на Гарри с непередаваемым выражением лица и, казалось, настолько шокирован, что потерял дар речи.

Наконец заговорил Хмури.

- Альбус, вряд ли такое возможно. Должно быть, это ловушка, - он подозрительно покосился на Гарри, точно ожидая, что тот сейчас выпрыгнет из кожи или выкинет ещё какой-нибудь фокус.

- Это Гарри Поттер, я не могу ошибаться, - решительно объявил Сириус, делая шаг вперёд.

- Развяжите его, - спокойно велел Дамблдор Хмури.

- Что? - озадаченно переспросил Хмури. До Сириуса не сразу дошло, что Дамблдор говорит о магических путах.

- Ах, да… - проворчал Хмури и, пробормотав освобождающее заклятье, взмахнул палочкой.

Гарри тут же прижал повреждённую руку к груди и, не сдержавшись, застонал от боли. Кингсли вздрогнул и отпустил юношу, тот, будучи не в состоянии держаться на ногах, упал. Сириус и Дамблдор одновременно бросились к нему, чтобы помочь, но Гарри, метнув в них разъярённый взгляд, отшатнулся. Дамблдор смотрел на ребёнка, которого когда-то считал «избранным». Он до сих пор не мог поверить в случившееся. Гарри Поттер жив! Это просто чудо.

Гарри быстро, прерывисто дышал. Здоровую руку он осторожно прижимал к боку, чувствуя, что сломанные рёбра буквально торчат наружу. Он ощущал страшную слабость. Голова раскалывалась от боли, к горлу подкатывала тошнота. Он боролся с грозящей поглотить его темнотой.

- Гарри, всё в порядке, мы просто хотим помочь, - предпринял ещё одну попытку Дамблдор.

- Мне так жаль, Гарри, я не знал… Пожалуйста… - Сириус умолк: Гарри опять резко отшатнулся и тут же, приглушённо охнув, закусил губу - движения причиняли неимоверную боль.

Сириус и Дамблдор поспешно отпрянули.

- Кингсли, отправляйся в аврорат, задержи Джеймса. Скажи ему что хочешь, только проследи, чтобы он не появлялся здесь! - велел Сириус. Тот, белый как полотно, поспешно повиновался, явно чувствуя облегчение оттого, что избавлен от этой неловкой сцены.

- Аластор, ты отвлеки министерских. Нам надо уладить пару вопросов, до того, как они перехватят инициативу, - обратился Дамблдор к Хмури. Старик в ответ заворчал, что это будет довольно трудно.

Никто не обратил внимания на побледневшую Мадам Помфри, которая подошла к Гарри, осторожно помогла ему подняться, довела до кровати и уложила на неё, не встретив ни малейшего сопротивления. Она отвела непослушную чёлку, лезущую ему в глаза, и смущённо улыбнулась.

- Всё будет хорошо, Гарри, Я позабочусь о тебе, - ласково прошептала она. Гарри наконец-то позволил себе скользнуть в спасительную черноту.

Медсестра выпроводила Дамблдора и Хмури из комнаты и велела Сириусу заблокировать камин, чтобы ей никто не мешал. Выполнив её просьбу, тот поспешил присоединиться к Дамблдору и Хмури, которые спорили в главной столовой - старый аврор артачился, не желая отправляться в Министерство. Наконец Директор одержал верх и Хмури отбыл.

Какое-то время они сидели молча, наконец Сириус спросил в отчаянии:

- Альбус, что нам теперь делать?

- Что ты имеешь в виду?

Огромным усилием воли Сириус удержался от того чтобы вскочить и начать трясти старого маразматика как грушу.

- Что я имею в виду? Я имею в виду, что мы будем теперь делать? Мы же не можем просто сдать Гарри Министерству - его приговорят к поцелую дементора без суда! И мы не можем вечно его прятать! Не говоря уже о том, что он вряд ли захочет добровольно с нами остаться. И мы, чёрт возьми, не можем отослать его обратно к этому монстру Волдеморту!

Дамблдор ошеломлённо посмотрел на Сириуса - тот впервые произнёс имя Волдеморта без запинки. Старик еле слышно вздохнул и попытался улыбнуться своему бывшему студенту.

- Сириус, мальчик мой, пожалуйста, успокойся. Нам просто нужно поговорить с Гарри. Бедный мальчик одурачен Волдемортом. Как только он узнает, правду о себе, он поможет нам уладить всю эту неразбериху, я уверен.

Если Директор надеялся таким образом успокоить молодого волшебника, он жестоко ошибался. Сириус вскочил, опрокинув стул.

- Поможет нам! Гарри хочет нам помочь! Мерлин, Альбус! Вы что, не видели, что с ним стало, когда вы появились? Парень не одурачен, он знает, кто он есть, знает, что его настоящий отец - Джеймс, и всё равно напал на него. Он ранил Джеймса и оставил умирать! Гарри не собирается нам помогать, он ненавидит нас и постарается сбежать обратно к Волдеморту, и не важно, какую правду мы ему расскажем!

Сириус тяжело дышал, руки у него тряслись от злости. Почему Дамблдор не желает понять, в какую историю они влипли? Ведь пока всё идёт к тому, что Джеймс и Лили во второй раз навсегда потеряют сына. От чувства безысходности хотелось плакать. Он рухнул на пол и закрыл лицо руками. Дамблдор приблизился и положил руку ему на плечо.

- Мой дорогой мальчик, я понимаю твои чувства. Это будет трудно для Джеймса и Лили, но обещаю тебе, что не позволю им потерять Гарри снова.

Мужчина поднял взгляд, в глазах его блестели слёзы.

- Как? - сдавленно проговорил он.

Дамблдор улыбнулся.

- Ты, вероятно не заметил, но когда Поппи уложила Гарри на кровать, то отвела волосы у него со лба, и я увидел кое-что. Кое-что, могущее спасти Гарри.

- Что…что вы увидели? - почти прошептал Сириус, по-прежнему сидя на полу.

- Волдеморт пометил его.

Сириус ахнул от ужаса.

- Он… заклеймил Гарри Смертным Знаком?

- Нет, он отметил его по-другому, - Дамблдор смотрел прямо Сириусу в глаза. - Тёмный Лорд отметит его как равного себе, - медленно произнёс он и умолк, видимо считая, что последняя фраза всё объясняет.

Сириус непонимающе уставился на него.

- Видишь ли, Сириус, избранный - это не Невилл Длиннопопп, а Гарри. Очевидно, именно поэтому его похитили пятнадцать лет назад. Волдеморт не убил его, как мы думали раньше. Вместо этого он решил использовать избранного. Он вырастил Гарри как сына и заставил полюбить себя, как отца. Гарри не понимает, что любовь его отца - а он думает, что это любовь - всего лишь хитроумная тактика. Волдеморт разрушил невинность Гарри, превратил его в безжалостного убийцу, так, чтобы у него не осталось шанса на искупление. План оказался хорош, Гарри стал очень могущественным волшебником, и Волдеморт использовал эту мощь. Руками Гарри он прикончил своих врагов, устроив всё так, чтобы Светлая Сторона сама расправилась бы со своим спасителем, случись ему попасть к нам в руки. Скажи мне, Сириус, если бы этот мальчик оказался не Гарри, а кем-то другим, разве сейчас он не страдал бы? Ты бы не задумываясь бросил его дементорам. Гарри до сих пор жив только потому, что он оказался сыном твоего лучшего друга и твоим крестником, - Дамблдор вновь замолчал, давая Сириусу время осознать только что сказанное.

Слегка позеленевший Сириус всё же нашёл в себе силы кивнуть.

- Я глубоко убеждён, что сама судьба привела Гарри тебе в руки. Его мог поймать любой другой аврор, и тогда сейчас его было бы уже поздно спасать. Гарри попал к нам, значит, мы можем спасти его. Я знаю, это будет непросто, и общаться с Гарри будет трудно, но я действительно верю, что у нас получится.

- А что насчёт Министерства? - уныло спросил Сириус. - Фудж не верит в Пророчество, да и никогда не верил.

Сириус знал, что Министерство наверняка захочет использовать факт поимки Тёмного Принца для поднятия своего авторитета - последние нападения Упивающихся его изрядно подпортили. Но не успел он открыть рот, чтобы высказать свои соображения вслух, дверь открылась, и вошла Мадам Помфри - очень бледная и измученная.

Сириус и Дамблдор поспешно поднялись на ноги и усадили женщину в кресло.

- Как он, Поппи? - мягко поинтересовался Дамблдор.

- Ну, жить он будет. Но травмы у него прескверные. Сломаны правая рука и запястье, а также левая лодыжка. Вся спина в страшных кровоподтёках - ему повезло, что позвоночник цел. Плюс два сломанных ребра и одно треснувшее. Из-за этого он и дышал с таким трудом. Я срастила все сломанные кости и дала ему обезболивающее питьё. Кроме того, я оставила в комнате несколько зелий, которые он должен принимать - для заживления ушибов и болеутоляющее.

Теперь уже у Сириуса на лице был написан самый настоящий ужас. Что если бы Гарри не пережил этого страшного падения? Он постарался унять пробравшую его дрожь, представив, как снимает серебряную маску и видит мёртвое лицо.

- В самом деле, о чём вы только думали, нападая на него вот так! Он упал со второго этажа! Ваше счастье, что он жив! - разъярённая медсестра повернулась к Сириусу, который почему-то подумал о профессоре МакГанагалл.

- Это произошло случайно… Погодите! Как вы об этом узнали?

Поппи мрачно поглядела на него и, чуть помолчав, ответила:

- Он сказал мне.

Сириус потерял дар речи.

- Что? ОН вам сказал? С чего бы это? Почему он стал разговаривать с вами?

Поппи на мгновение замялась, но потом, очевидно, решилась.

- Потому что… Потому что я его знаю.

- ЧТО?! - взорвался Сириус. - Вы… Вы его знаете?! Откуда? - он инстинктивно потянулся за палочкой, но Дамблдор остановил его.

- Поппи, будь добра, объяснись, - устало и в то же время настороженно попросил он.

- Что ж. Вы помните, как около полугода назад напали на мой дом? Мы с моим мужем Полом сидели в саду и оказались абсолютно беспомощны - Упивающиеся Смертью наложили на нас Полный Телобинт, и мы могли только смотреть, как наши двое детей погибнут в горящем доме. И Упивающиеся кричали мне в лицо, что я это заслужила, потому что лечила магглорождённых детей в Хогвартсе. Потом они просто ушли, но нам никто не помог, даже немногочисленные соседи… Из страха перед Упивающимися… А потом откуда ни возьмись появился этот мальчик и просто вбежал в горящий дом. Он вытащил из пламени Дженни и Дэвида и снял с нас двоих заклинание. Спросил меня, что случилось. Я рассказала ему о нападении Упивающихся и до сих пор помню, каким гневом зажглись его глаза. Он сказал, что мы можем не волноваться, потому что на нас больше никогда не нападут. Он сразу же ушёл, а когда я спросила его, кто он такой, он улыбнулся и сказал, что его зовут Гарри. С тех пор я не видела его, до сегодняшнего дня, - закончила медсестра со слезами на глазах.

Рассказ потряс Сириуса. Гарри спас двух малышей от смерти. Но почему? Пошёл против собственных людей. Рисковал своей недолгой жизнью ради детей своих врагов.

- Поппи, вы хорошо рассмотрели его лицо? Я хочу сказать, это точно был Гарри? Он не скрывал лицо под маской? - вкрадчиво поинтересовался молодой волшебник.

- Нет. Никакой маски не было и в помине. Его лицо мог увидеть любой.

- Так почему ж вы никому не сказали, что видели человека, как две капли воды похожего на Джеймса?! - Сириус почти кричал.

- Потому что, мистер Блэк, до сего дня я никогда прежде не видела мистера Поттера, так что никак не могла предположить, что они состоят в родстве.

Сириус тупо уставился на неё, а потом до него дошло. Конечно, она никогда не встречала Джеймса. Поппи - школьная медсестра, и пока не состояла в Ордене. Джеймс частенько заезжал в Хогвартс, но главным образом для того, чтобы увидеть Лили, и в том, что он ни разу не столкнулся с Поппи не было ничего странного. Сириус забормотал извинения, чувствуя себя круглым идиотом. Медсестра замахала на него рукой, дескать, забыли.

Дамблдор, впрочем, улыбался.

Глава 11. Познакомьтесь с вашим сыном.

Сириус мерил шагами комнату. Дамблдор отбыл в министерство, решать свалившуюся на них проблему. В доме осталась только мадам Помфри - она дежурила у постели Гарри на случай, если тот проснётся.

Сириус паниковал. Как рассказать Джеймсу правду? Почему эту обязанность возложили именно на него? Он ведь находился там, в ночь, когда Питер похитил Гарри. До сих пор помнил, какой удар испытал Джеймс, очнувшись в больнице, и как боролся с депрессией, как носился с Дэмиеном, изливая на младшего сына любовь, которую не успел подарить старшему... Сириус снова вздохнул. И что обо всём этом подумает Дэмиен? Малыш всегда считал, что его старшего брата убили в возрасте пятнадцати месяцев. А Лили? Две недели назад она заперлась у себя в комнате в день рождения Гарри - тому исполнилось бы шестнадцать. Джеймс отправился с Дэмиеном на долгую прогулку, с которой они вернулись только под вечер - чтобы мальчик не заметил отсутствия в доме мамы. А Лили весь день рассматривала фотографии своего первенца и размышляла о том, как могла бы сложиться её жизнь, если бы… если бы…

Сириус вздохнул и яростно взъерошил волосы. Это жестоко: подразнить Лили и Джеймса, показав им живого сына, которого они считали умершим, и тут же отнять, как конфету у ребёнка. И ведь Гарри далеко не в безопасности здесь, в штаб-квартире Ордена. В любое время может заявиться Фудж и просто забрать его. Или заявится Волдеморт, чтобы «вызволить» сына. Сириус безрадостно рассмеялся такой иронии: спасать ребёнка от собственных родителей…

Он рухнул на постель и постарался упорядочить хаотично мечущиеся мысли. Сейчас нельзя раскисать. Нужно быть хладнокровным и собранным - ради Джеймса и Лили, - скоро им больше чем когда-либо понадобится его поддержка.

Внезапно снизу донёсся какой-то посторонний звук, и Сириус мгновенно вскочил на ноги. Кто-то пришёл. Джеймс? Или пожаловали незваные гости? Возьми же себя в руки, рассердился он. В конце концов, это же штаб-квартира Ордена. Покрепче сжав в руке палочку, он отправился вниз, стараясь ступать неслышно, но всё-таки испытал невероятное облегчение, обнаружив на кухне Ремуса Люпина.

- Ремус, слава Мерлину, ты здесь! - Сириус быстро пересёк кухню и порывисто обнял друга.

- Что? В чём дело? - ошарашено поинтересовался оборотень, высвобождаясь из медвежьих объятий.

Сириус, не откладывая в долгий ящик, тут же выложил всю историю поимки Тёмного Принца, и рассказал, кем в действительности оказался их враг. В результате Ремус спал с лица, сел прямо на кухонный стол, чтобы не упасть, и схватился за голову.

- …и теперь Дамблдор отправился пообщаться с Фуджем, Поппи наверху, присматривает за ним, а я должен рассказать Джеймсу, - беспомощно закончил Сириус.

- Рассказать мне что? - раздался позади них раздражённый голос. Приятели резко обернулись: в дверном проёме стоял очень сердитый Джеймс.

- Скажи мне, в чём дело, Мягколап? - повторил он, делая шаг по направлению к друзьям. Сириус почувствовал, что кровь отхлынула от лица. Вот дерьмо, ну почему Джеймс именно сейчас в таком отвратном настроении? Или он уже знает? Сириус попытался подавить панику, охватившую его при виде лучшего друга.

- Джеймс! Я… Я не слышал, как ты вошёл, - выговорил он, стараясь, чтобы голос звучал ровно.

Джеймс поглядел на побледневшие физиономии друзей и понял: что-то стряслось.

- Мягколап, Луни, в чём дело? На вас обоих лица нет, - Джеймс пересёк кухню и уселся на стул так, чтобы видеть обоих приятелей.

- Да ничего… Просто устали. А с тобой-то что? Ты выглядишь раздражённым, - Сириус особо не надеялся, что отвлекающий манёвр сработает, но прежде чем сообщить другу такую правду, его в самом деле следовало хоть немного успокоить.

В глазах Джеймса вновь зажёгся гневный огонёк.

- А-а-а… Это всё Кингсли. Нашёл время. Я только с задания, а он всего-навсего хочет, чтобы я заполнил необходимые бумажки. Потребовал, чтобы я написал протоколы задержания на каждого пойманного Упивающегося, и только когда я закончил, позволил мне уйти. Нет, каково?

Сириус не смог сдержать досадливый рык. Прося Кингси задержать Джеймса, он никак не предполагал, что тот по ходу дела ещё и приведёт последнего в такое невменяемое состояние. Идиот.

- В общем, я уж думал, что там и скончаюсь! Так, что произошло? Где он? Вы уже что-нибудь выяснили? - Джеймс внимательно вглядывался в лица друзей. Друзья с каждым новым вопросом становились всё бледнее и бледнее. Да ещё и отводили глаза.

- Эм… Да, он… он наверху и, знаешь, Джеймс, мне надо… надо тебе объяснить… кое-что, - Сириус мысленно стукнул себя.

Джеймс выглядел озадаченным.

- Мягколап, что стряслось? С мальчишкой всё в порядке? Я хочу сказать, мы ведь не очень сильно его помяли? - Джеймсу подумалось: вдруг парень умер, и поэтому друзья такие мрачные. Даже если мальчишка - Упивающийся Смертью, убийство шестнадцатилетнего подростка так просто с совести не сбросишь.

- Он сломал пару костей и здорово избит, но со временем будет в полном порядке. С ним мадам Помфри, - угрюмо ответил Сириус.

Джеймс мысленно выругался. Иметь на совести такое ему тоже не хотелось.

- Ну, тогда я пойду, перекинусь с ним парой слов, - Джеймс медленно поднялся, но не успел сделать и шагу, как друзья сорвались с мест и повисли у него на руках.

- НЕТ! Пусть себе полежит пока!

- Он не в том состоянии, чтобы разговаривать!

- Так, какого чёрта тут происходит?! С каких это пор нам есть дело до того, в каком состоянии находится пленный Упивающийся? - Джеймс с подозрением уставился на Сириуса.

- Ладно, Сохатый, мы должны тебе кое-что сказать, - сдался Сириус.

- Сириус! Ремус! Да что происходит? Вы уже практически вывели меня из себя.

Сириус глубоко вздохнул и посмотрел на Ремуса, тот кивнул и сжал его руку.

- Джеймс, сейчас я тебе кое-что скажу, это станет для тебя шоком, но всё же постарайся принять это спокойно и… помни, что, в конце концов, всё образуется.

На скулах Джеймса заиграли желваки - плохой признак.

- Сириус, предупреждаю тебя, скажи, наконец, какого дьявола тут происходит.

- Этот парень, Тёмный Принц… Мы знаем, кто он. Он из семьи не тёмных магов, а… светлых, - Сириус надеялся, что вот сейчас Джеймс сам всё поймёт и избавит его от необходимости произносить страшную правду вслух. Напрасно.

- Кто он? - тихо спросил Джеймс, явно заинтригованный.

Бросив отчаянный взгляд на Ремуса, Сириус, наконец, посмотрел Джеймсу в глаза.

- Это Гарри.

Джеймс слышал, как друг произносит имя, но решил, что, должно быть, чего-то не понял. Сириус же не мог иметь в виду… Это невозможно. Мало ли волшебников с таким именем.

- Что за Гарри, какой Гарри? - переспросил он, стараясь унять растущую панику.

- Джеймс, это наш Гарри, - в глазах Сириуса светилось сочувствие.

Джеймс сидел не двигаясь, пытаясь усвоить полученную информацию. Открыл рот, намереваясь задать какой-то вопрос, но в этот момент сверху донёсся полный боли крик. Трое мужчин вскочили на ноги и бросились по лестнице на второй этаж.

Когда они уже добежали до комнаты, крик повторился. Второй голос за дверью бормотал что-то успокоительное. Джеймс первым влетел внутрь, но сразу же замер на пороге: на кровати лежал темноволосый юноша. Он прижимал ладони к лицу и кричал так, словно его жгли калёным железом.

Мадам Помфри пыталась отвести руки юноши от лица, но безуспешно. Услышав звук открывающейся двери и торопливые шаги, она рывком подняла голову, и замерла, встретившись глазами с Джеймсом, но быстро взяв себя в руки.

- Не поможете мне? - ей пришлось повысить голос, чтобы перекрыть пронзительные вопли подростка. - Подержите его руки, мне нужно посмотреть, что с ним.

Джеймс повиновался. Подойдя к кровати, осторожно взял юношу за перебинтованные запястья и, стараясь не причинить тому боли, отвёл его руки от лица. Это удалось ему не сразу - мальчишка яростно отбивался.

У мужчины перехватило дыхание. Лицо мальчика являло собой точную копию его собственного лица, только цвет глаз определить пока что не представлялось возможным - подросток зажмурился от боли. Джеймсу показалось, что он прямо сейчас упадёт в обморок. Сердце колотилось так сильно, словно собиралось выскочить из груди.

- Гарри? - выдавил он.

Гарри, его сын, не ответил - он ничего не видел и не слышал от ослепительной боли и, хоть и пытался сдержать крики, ничего не мог с собой поделать. Никогда ещё его отец, Лорд Волдеморт не гневался так страшно.

«Наверное, он узнал, что меня поймали», - предположил Гарри каким-то дальним уголком сознания.

В ужасе Джеймс наблюдал, как его сын бьётся в агонии, закусив губы, в попытке сдержать рвущийся наружу крик.

- Гарри! Гарри, что с тобой? - услышал он голос мадам Помфри. Он хотел рявкнуть, чтобы она не задавала глупых вопросов, но, к его удивлению, Гарри ответил.

- Мой…мой шрам…болит! - прохрипел он сорванным от крика голосом, по-прежнему не открывая глаз.

Мадам Помфри отвела со лба юноши чёлку. При виде зигзагообразного шрама Джеймс почувствовал, как внутри всё вскипает от ярости. Фельдшерица осторожно прикоснулась к шраму, и Гарри зашипел от боли. Джеймс подавил желание заорать, чтобы она прекратила мучить мальчика - всё-таки Поппи профессионал и, наверное, знает, что делает.

- Да ты весь горишь, - пробормотала медсестра. Она потянулась к своей сумке, которая лежала на полу у кровати, и достала два маленьких флакончика. Осторожно приподняв голову Гарри, она заставила его выпить их содержимое. Юноша подчинился; впрочем, даже если бы он вздумал вырываться, Джеймс всё ещё держал его за руки. Спустя несколько минут искажённое болью лицо подростка расслабилось и он заснул.

- Что такое с ним было? - спросил Джеймс медсестру, когда минут через пятнадцать они все спустились в кухню.

- Я не вполне уверена. Скорее всего, дело в этом шраме от проклятья. Они встречаются довольно редко…- устало ответила фельдшерица, наколдовывая всем четверым чаю.

- Но почему шрам заболел? - спросил Сириус.

- Я не знаю. Мальчик крепко спал, а потом вдруг схватился за голову и принялся кричать.

Джеймс нянчил в ладонях чашку с остывающим чаем, к которому так и не притронулся. Голова шла кругом, он никак не мог прогнать образ Гарри, бьющегося в агонии. Когда Поппи встала и вернулась наверх, он попросту этого не заметил. Остывшую чашку забрали у него из рук.

- Ну, ты как, приятель? - Сириус опустился на соседний стул.

Джеймс поднял глаза и грустно покачал головой.

- Плохо.

Он повернул голову - Ремус тоже смотрел с сочувствием, и Джеймс подумал, как здорово, что у него такие друзья. Они всегда поддерживали его, несмотря ни на что.

- Что же мне теперь делать? Что я скажу остальным? Мой сын - наш враг. Тёмный Принц на самом деле - моя плоть и кровь! А Лили? Как рассказать ей? И Дэмиен! Мерлин, это какой-то кошмар.

Джеймс закрыл лицо руками, яростно борясь со слезами. «Лили этого не переживёт», - подумалось ему.

- Сохатый, тебе лучше всё рассказать им до того, как это сделает кто-то ещё, - тихо заметил Ремус.

Джеймс поднял голову и посмотрел на друга.

- Как? Что я скажу? Мы с Лили всегда мечтали о чуде, мечтали, что нам вернут сына, но я и представить не мог, что всё так обернётся, - он попытался незаметно смахнуть слёзы.

Сириус не знал, что делать. Единственный раз он видел Джеймса плачущим, когда украли Гарри. Он потянулся, чтобы похлопать друга по плечу, но тот оттолкнул его руку.

- Сохатый, он всё равно твой сын, - продолжал Ремус. - Тот невинный Гарри, которого мы все так любили, всё ещё жив. Его просто воспитывали так, чтобы он стал таким, каков он сейчас.

Джеймс сидел, не поднимая головы, пытаясь придумать, как сказать Лили о Гарри.

И решил, что всё расскажет сегодня же.

* * *

Гарри проснулся, чувствуя сильную боль во всём теле. Оглядевшись, он запаниковал: обстановка была незнакомой. В следующее мгновение он уже вспомнил, как попал сюда. При одном воспоминании об этом всё внутри него заклокотало от гнева. Попытавшись встать, он понял, что едва может приподнять голову; малейшее движение причиняло невыносимую боль. Он тихо застонал, но даже это незначительное усилие причинило боль - по горлу словно прошлись наждачной бумагой.

- Гарри, хорошо, что ты очнулся, - к кровати подошла мадам Помфри. - Как ты себя чувствуешь? Неважно, я полагаю?

Юноша молча смотрел, как она перебирает флакончики с зельями на прикроватном столике. То, что она задала вопрос и сама же на него ответила, позабавило его.

- Где я? - хрипло выдавил он.

- Не волнуйся, Гарри, ты в безопасности.

- Мне надо домой, - юноша вновь попытался подняться, но боль в спине вынудила его снова откинуться на подушку.

- Лежи спокойно, - фельдшерица мягко удержала его, пресекая следующую попытку встать с кровати.

Гарри сдался и снова оглядел комнату. Она выглядела голой - кровать с пологом, на которой он лежал, два гардероба в дальнем углу, небольшой столик и стул, маленькая софа у камина.

- Где я Поппи?

- В доме Сириуса Блэка, - ответила медсестра, стараясь не смотреть Гарри в глаза.

Юноша вновь ощутил дикую ярость

- Мне надо выбраться отсюда, пожалуйста, Поппи, ты должна меня отпустить, - предпринял он ещё одну попытку, прекрасно понимая, что в своём теперешнем состоянии далеко не уйдёт.

- Прости, Гарри, но пока что ты не сможешь даже ходить. Просто отдыхай, мы поговорим об этом позже, хорошо?

Гарри кивнул, закрыл глаза и попытался заснуть, борясь с клокочущей внутри яростью. Он в доме врага, у них в руках.

«Дело плохо», подумал он, проваливаясь в беспокойный сон.

* * *

Лорд Волдеморт выглядел как никогда плохо: согбенный, голова низко склонена. Поодаль от кресла господина стояли Люциус Малфой и Бэлла, по щекам которой катились слёзы. Она вновь и вновь твердила про себя: «Пожалуйста, пусть с ним будет всё в порядке, пожалуйста, пожалуйста, пусть они не причинят вреда моему Гарри»

Волдеморт поднял голову и устремил тяжёлый взгляд на своих слуг, стараясь не давать волю гневу: нельзя, чтобы это повредило Гарри. Неизвестно, в каком он сейчас состоянии. Когда Люциус Малфой сообщил ему, чем закончилась для Гарри встреча с Орденом, он и так пришёл в ярость. Они ранили его сына! Никогда ещё лорд Волдеморт не был так взбешён.

Наконец Тёмный Лорд заговорил.

- Вы знаете, что мне нужно и знаете, что делать. Я не желаю видеть ваши жалкие физиономии до тех пор, пока вы этого не выполните, - в тихом голосе сквозила злоба.

- Да, господин, - два голоса прозвучали в унисон.

Поднявшись, Волдеморт удалился в свои покои. Он не потеряет Гарри, не теперь. Гарри нужно вернуть любой ценой, и сделать это нужно быстро.

Глава 12. Второй шанс.

Джеймс сидел рядом с Лили и держал её за руку. Она выслушала его спокойно, ни разу не перебив, и теперь всё так же молча обдумывала услышанное.

Дэмиена они отправили в Нору, с тем, чтобы он провёл там остаток летних каникул. В любое другое время мальчик пришёл бы в восторг - он всегда жаловался, что летом ему скучно и уж лучше пожить у Уэсли. Но теперь он прекрасно понял, что его отсылают из дома, потому что что-то не так. Попытался было выяснить у взвинченного, измотанного отца, что случилось, и получил краткий ответ: его ждут в Норе уже сегодня вечером, так что надо отправляться немедленно.

Лили порадовалась, что Джеймс отправил сына в Нору, сейчас она бы не смогла отвечать на его вопросы. Она старалась не поддаваться отчаянию, но безуспешно. Гарри жив! Её сын, воспоминания о котором наполняли её мысли постоянно, жив, она увидит его, сможет прикоснуться, услышит его голос.

Наконец-то её молитвы услышаны, благодарение Мерлину! О том, что её сын оказался Тёмным Принцем, она старалась не думать.

- Я хочу его видеть, - наконец прошептала она.

- Лили, мы можем пойти к нему завтра…

- Нет! Я хочу видеть его сейчас.

- Лили, он сейчас спит и потом… он не станет с нами разговаривать, - с болью в сердце сказал Джеймс.

- Откуда ты знаешь? Может, он как раз сейчас проснулся! Мне всё равно, я хочу видеть своего сына.

Сдавшись, Джеймс кивнул. Они отправились в штаб-квартиру Ордена.

* * *

Мадам Помфри чувствовала себя бесконечно уставшей. Ей наконец удалось уложить своего пациента так, чтобы он не испытывал сильной боли. Но не успела она присесть на диванчик, как снизу послышались приглушённые голоса.

- Честное слово, - пробормотала фельдшерица, - неужели нельзя потише? Бедняга только-только уснул.

Она встала и поспешно вышла, тихонько прикрыв за собой дверь. И, обернувшись, столкнулась нос к носу с Поттерами. Лили, с которой Поппи дружила ещё со школьных времён, выглядела зарёванной и очень сердитой.

Бедняжка. Даже думать не хочется, через что ей сейчас придётся пройти. Узнать спустя пятнадцать лет, что сын жив… да ещё при таких печальных обстоятельствах… Лили не успела и рта раскрыть, как Поппи положила ей руку на плечо и отступила от двери.

- Только постарайся не разбудить его. Он с таким трудом заснул.

Лили вымучено улыбнулась и благодарно кивнула.

Открыв дверь, она тихо вошла в комнату. Посмотрела на спящего подростка, и у неё перехватило дыхание. Сделала несколько маленьких шажков к кровати. Она тысячу раз представляла, как мог бы выглядеть Гарри, если бы остался в живых. И всегда останавливалась на мысли, что мальчик походил бы на Джеймса. Когда малыш ещё только родился, стало ясно, что у него, такие же, как и у отца, густые чёрные волосы, изящный носик, та же форма губ. Но ей и в голову не приходило, что Гарри будет точной копией её мужа.

Джеймс тоже вошёл, но остановился у двери и грустно наблюдал за женой. Она мечтала об этом моменте пятнадцать лет. Как бы ему хотелось, чтобы всё произошло по-другому, чтобы они могли забрать сына домой. С тех пор как Дамблдор отправился в министерство, от него не было ни слуху, ни духу, а это означало, что для Гарри всё может обернуться очень плохо.

Лили смотрела на спящего сына, жадно вглядывалась в каждую чёрточку лица, смотрела, как мерно поднимается и опускается его грудь в такт дыханию. Он так мирно спал, что у неё бы рука не поднялась его разбудить. Она села прямо на пол у кровати, не сводя глаз с сына.

- Гарри, ох, Гарри, - еле слышно прошептала она и заплакала. Слёзы текли по щекам, а в памяти вспыхивали воспоминания: вот Гарри только родился, Гарри исполнилось три месяца, Гарри научился ползать, Гарри девять месяцев и он в первый раз сказал «па» и «мама», его первый день рождения, и, наконец, Гарри в возрасте пятнадцати месяцев, когда его забрали.

Джеймс подошёл в ней, помог подняться и обнял, бормоча что-то успокоительное.

Так они и стояли, обнявшись, смотрели на спящего сына и тихо плакали - от радости, что их ребёнок жив, и от страха того, что ждёт его впереди. Но чтобы ни готовило будущее, оно не могло омрачить радости настоящего. Они оставались в комнате всю ночь, и просто смотрели, как спит их сын.

* * *

Гарри проснулся внезапно и не сразу понял, что его разбудило. Откуда-то издалека доносился звон посуды и аромат свежей выпечки. Юноша огляделся и обнаружил, что он в комнате один. Наверное, Поппи ушла ночью.

Он опять закрыл глаза и глубоко вздохнул. Сейчас он чувствовал себя намного лучше, чем вчера. Медленно открыв глаза, выбрался из постели и осторожно встал. Лодыжка ещё болела, но если пару дней попить восстанавливающее и заживляющие зелья, всё быстро придёт в норму. Ничего, бывало и похуже. Избитая спина немилосердно заныла, когда он выпрямился, но Гарри не обращал на это внимания. Сейчас большинство членов Ордена, скорее всего, завтракают, самое время делать ноги.

Он с трудом доковылял до двери и приоткрыл её. Выглянул в коридор - никого - и быстро направился к лестнице. С каждым шагом спина болела всё сильнее. Дойдя до лестницы, Гарри прислушался - тишина. Он осторожно начал спускаться вниз. На каждой второй ступеньке повреждённая лодыжка отзывалась сильной болью. Но теперь отступать поздно. Спустившись на один пролёт, он снова прислушался. За закрытой дверью справа от него раздавались голоса. Внизу никого не было. Гарри, болезненно морщась, продолжил спуск.

«Слишком просто, - подумал он, добравшись до входной двери. - Почему нигде нет охраны? Может, они думали, что у меня не хватит сил добраться до выхода?»

Он глубоко вздохнул и коснулся дверной ручки.

В следующее мгновение его с огромной силой отбросило назад. Он ударился о противоположную стену и тяжело рухнул на пол, приземлившись на и так уже повреждённую спину. Из горла вырвался болезненный стон. Несколько мгновений он просто лежал, дыша очень осторожно, чтобы уменьшить боль в сломанных рёбрах.

- Следовало предупредить тебя об этом, - раздался голос позади него.

Юноша быстро обернулся и увидел крайне смущённого Дамблдора и нескольких авроров. Гарри не смог сдержать тихого рычания. Альбус Дамблдор был последним человеком, которого он хотел бы сейчас видеть, особенно в его нынешнем состоянии. Прикусив губу, чтобы не заорать от боли, он сделал попытку встать.

Дамблдор наблюдал, как подросток морщится и, осторожно прижимая руку к груди, пытается подняться, прожигая директора злобным взглядом. Больше всего на свете старик хотел помочь, но знал, каким будет результат. Поэтому он просто стоял и ждал. Наконец Гарри встал на ноги и гордо поднял голову. Дамблдор снова заговорил.

- На дом наложены очень сильные чары, Гарри. Только члены Ордена могут свободно входить и выходить, все остальные нуждаются в сопровождении. Идём Гарри, я уверен, ты ещё не совсем оправился, - в голосе старого волшебника звучала вина. Он не одобрял идею Сириуса схватить юношу обманом, и ещё меньше одобрял тот факт, что молодого человека оглушили четырьмя заклятиями одновременно.

- Я никуда с вами не пойду! - выплюнул Гарри, смерив директора убийственным взглядом. Голос всё ещё звучал хрипло.

Дамблдор печально смотрел на юношу. Ненависть, исходящая от молодого человека, причиняла почти физическую боль. Прежде, чем старик успел сказать что-то ещё, Гарри медленно подошёл к лестнице и стал подниматься наверх.

- Гарри, тебе не кажется, что, учитывая всё случившееся, нам следует поговорить?

Гарри обернулся.

- Мне нечего вам сказать и я не хочу выслушивать всякую ерунду.

Трое авроров, стоявших у Дамблдора за спиной, вскинули палочки, целясь в юношу.

Тот на мгновение замер, захваченный врасплох. Хмури, Кигсли и Артур выглядели разъярёнными, - никто и никогда не разговаривал с Альбусом Дамблдором в таком тоне. Однако старик поднял руку, делая знак опустить палочки. Гарри, не говоря ни слова, повернулся и, добравшись до двери своей комнаты, с оглушительным «БУМ» захлопнул её за собой. Дамблдор в глубокой задумчивости вернулся в столовую.

Гарри ничего не оставалось, как только вернуться в постель. Он осторожно уселся в изножье кровати и глубоко вздохнул. У него проблемы. В любой момент могут прибыть представители министерства и арестовать его. Скорее всего, уже к вечеру он окажется в Азкабане! Нужно выбираться отсюда, но как? Из мрачных мыслей его выдернул стук в дверь. Он уже открыл рот, чтобы встретить вошедшего оскорблением, но передумал, увидев усталую Поппи. Гарри слабо усмехнулся, наблюдая, как женщина всплеснула руками и подбежала к нему.

- Гарри! Что, во имя Мерлина, ты делаешь? Ложись немедленно!

Медиковедьма заставила его лечь и принялась укутывать одеялом. Потом стала водить над ним палочкой, проверяя состояние его ран и, наконец, в изнеможении рухнула на стул.

Гарри снова сел и улыбнулся.

- Ну, что, закончили?

Поппи кивнула.

- Хорошо. Тогда скажи мне, как отсюда выбраться?

Женщина грустно покачала головой.

- Гарри, прошу тебя. Ты же знаешь, что не можешь уйти.

- Поппи, ты не понимаешь. Я не могу здесь оставаться, это опасно. Если я сейчас не сбегу, то уже вечером буду сидеть в Азкабане, - Гарри перевёл дух.

Женщина нервно переплела пальцы, с болью глядя на него. Наконец она встала и приблизилась к его кровати.

- Гарри, если бы всё зависело от меня, я помогла бы, я у тебя в долгу. Но сейчас даже я не могу ничего сделать. Я не член Ордена, поэтому не могу вывести тебя из дома.

Юноша помрачнел, и у Поппи сжалось сердце. Конечно, Дамблдор не хочет причинять Гарри вреда, но хватит ли у директора власти, чтобы спасти мальчика от Азкабана? Пока она предпочитала об этом не задумываться.

- Мне действительно жаль, Гарри.

В ответ молодой человек просто пожал плечами и уставился на свои руки, сложенные на коленях. Придётся придумать другой план.

* * *

Тем временем в столовой собрались члены Ордена во главе с Дамблдором. Многие из присутствующих в комнате с нетерпением ждали возвращения директора из министерства, чтобы узнать, какая участь ожидает Гарри. Тонкс и Молли мыли тарелки, в то время как Артур, Джеймс, Сириус и Ремус что-то тихо обсуждали. Дамблдор что-то говорил Лили, та неверяще смотрела на старого волшебника покрасневшими, опухшими глазами. Хмури и Кингсли молча сидели в углу.

Дамблдор встал и подошёл к Хмури, а Лили осталась сидеть, размышляя над словами старика. Тот уверял её, что Гарри не причинят вреда, а когда юноша узнает правду о своём происхождении и об истинном лице Волдеморта, то обязательно вернётся на сторону Света. Но до этого последнего пункта Лили сейчас не было никакого дела. Больше всего ей хотелось пойти наверх и увидеть сына. На рассвете Джеймс чуть ли не силой увёл её из комнаты Гарри, чтобы она немного отдохнула.

Лили медленно встала и начала готовить поднос с завтраком. Джеймс это заметил и поспешно подошёл.

- Лил, я не думаю, что он…

- Не надо, Джеймс, пожалуйста, не надо, - нервно попросила Лили.

Джеймс умолк и, понимающе улыбнувшись, налил стакан тыквенного сока для Гарри. Вдвоём они вышли из комнаты, провожаемые неуверенными взглядами. Хмури что-то проворчал и снова погрузился в задумчивость.

Все остальные решили проигнорировать «завтрак в постель» для Тёмного Принца и разошлись по своим делам.

Супруги тихо поднялись по лестнице; оба нервничали. Остановившись перед дверью, они, переглянувшись, приоткрыли дверь и замерли на пороге: Гарри, их Гарри сидел в кровати и разговаривал с Поппи.

- А в этом что? - спрашивал юноша, указывая на флакончик с чёрной жидкостью внутри.

- Крылья стрекоз, растёртые коготки жуков и…- принялась объяснять Поппи.

- Ладно, ладно, лучше не знать.

- Тогда зачем ты спросил?

- Просто любопытно, - нахально улыбнулся Гарри и осушил склянку одним глотком. Потом театрально содрогнулся.

- Фяяя… Надеюсь, ты понимаешь, какая это гадость?

Лили с Джеймсом не смогли сдержать улыбок. Лили впервые слышала голос сына и испытывала лёгкое потрясение от того, насколько его голос походил на голос Дэмиена. Джеймс и раньше слышал, как Гарри говорит, но прежде в голосе юноши всегда звучали угрожающие нотки. Сегодня Гарри впервые говорил нормально.

Супруги открыли дверь и вошли. Гарри и Поппи обернулись: женщина радостно улыбнулась, а юноша помрачнел, злобно глянул на родителей и отвернулся.

Поппи это заметила и, пробормотав что-то вроде «выйду на минуточку», поспешно вылетела из комнаты. Лили с Джеймсом переглянулись, чувствуя себя крайне неуверенно: Гарри даже не смотрел на них, пристально разглядывая свои руки. Лили шагнула вперёд, Джеймс, неохотно последовал за ней. Молодая женщина поставила поднос на прикроватный столик, жадно глядя на сына. Юноша не удостаивал её взглядом, но теперь она видела, что глаза у него определённо зелёные - в точности, как у неё самой. Джеймс тоже подошёл и поставил стакан с соком на поднос.

Лили больше не могла сдерживаться. Она протянула руку, чтобы коснуться лица сына. Гарри отшатнулся и так зыркнул на женщину, что она отступила назад.

- Гарри, что…- Лили не успела закончить фразу: юноша отбросил покрывало и вскочил с кровати.

- Гарри, пожалуйста, ложись, ты ещё не оправился. Ты сделаешь себе только хуже, - попытался образумить сына Джеймс.

- А вы и расстроились, да? - ядовито протянул Гарри.

Лили вздрогнула.

- О чём ты? - потрясённо прошептала она.

- Не ожидали, что я выживу, не так ли? - выкрикнул Гарри. В зелёных глазах странным образом перемешались боль и ярость.

- Гарри, как ты можешь такое говорить? Ты же знаешь, всё случившееся - это просто несчастный случай. Я никогда не напал бы на тебя, если бы знал, что ты мой…- тут Джеймс запнулся. Он всё еще не мог заставить себя произнести, что Тёмный Принц, человек, ответственный за столько смертей и пыток, его сын.

Теперь Гарри смотрел на Джеймса с такой ненавистью, что Лили отвела взгляд от его искажённого злобой лица.

- Наконец-то дошло, Поттер! Я не твой сын. Твой сын умер много лет назад. Я - сын Лорда Волдеморта.

Супруги онемели. Они ожидали от Гарри грубости, молчания, но к такому оказались не готовы. Однако оба шагнули вперёд.

- Гарри, прошу тебя, выслушай нас. Я знаю, ты очень сердит и сбит с толку, но мы - твои родители. В-волдеморт тебе не отец, - отчаянно воскликнула Лили.

Гарри холодно посмотрел ей в глаза.

- Может вы так и не считаете, но во всех смыслах он мой истинный отец. Он меня вырастил. Если вы произвели кого-то на свет, это ещё не значит, что вы стали родителями.

У Лили на глаза навернулись слёзы, и Гарри внутренне усмехнулся. До чего же здорово указать им на их истинное место. Не говоря больше ни слова, юноша, с трудом передвигая ноги, дошёл до ванной, захлопнул за собой дверь и осел на пол. Он вовсе не собирался воспользоваться ванной, просто хотел избавиться от Поттеров.

Лили с Джеймсом медленно и печально вышли из комнаты.

* * *

Хмури наблюдал за Дамблдором - старик что-то говорил Артуру и Кингсли. Волшебный глаз быстро прокрутился в глазнице, и старый аврор увидел, как у него за спиной чета Поттеров с убитыми лицами спускается по лестнице и скрывается в соседней комнате. Значит, теперь Принц остался один: мадам Помфри объясняла Ремусу с Сириусом, какие зелья следует принимать её пациенту. Хмури поднялся и тихо вышел.

Через минуту он уже стоял перед дверью в комнату Принца. Старый аврор знал, что надо делать и был готов на всё, чтобы преуспеть в задуманном. Он открыл дверь, прихрамывая, вошёл и огляделся. Сидящий на кровати Гарри рывком поднял голову, ожидая увидеть мадам Помфри, зло сощурился при виде Хмури и отвернулся к окну. Он игнорировал аврора, пока не почувствовал, что тот стоит у самой кровати. Вздохнув, Гарри оторвал взгляд от окна.

- Что? - отрывисто спросил он.

Хмури не ответил. Он разглядывал Гарри так, словно с трудом сдерживался, чтобы не придушить молодого человека. Не говоря ни слова, он опустил руку в карман мантии и извлёк оттуда палочку и маленький флакон. Гарри нерешительно взглянул на палочку, потом перевёл взгляд на маленький пузырёк с зельем, неверяще поднял глаза на Хмури и издевательски поинтересовался:

- Ты что, действительно считаешь, что я добровольно это выпью?

- Либо ты выпьешь сам, либо я тебя заставлю! - рявкнул Хмури.

Гарри вскипел от ярости. Выбравшись из постели, он выпрямился, глядя аврору в лицо.

- Думаешь, ты всесилен, раз можешь применить силу к раненному подростку? Тебе придётся меня связать, прежде чем ты рискнёшь меня избить, так что извини, что не дрожу от страха перед трусом.

Гарри говорил тихо, несмотря на огромное желание наорать на аврора.

Теперь Хмури буквально трясло от злости. Он наклонился вперёд, так что теперь его лицо находилось в каких-то дюймах от лица юноши.

- Лучше бы тебе придержать свой поганый язык. Я не Дамблдор, и не позволю разговаривать с собой в таком тоне. Может ты и сын Джеймса, но мне это без разницы. Ты - проклятый хладнокровный убийца, и обращаться с тобой я буду вот так!

В следующее мгновение Хмури рванулся вперёд и схватил Гарри за горло. Тот молниеносно крутанулся волчком и двинул аврора локтем в живот. Хмури задохнулся и ослабил хватку. Гарри вырвался и отскочил. Аврор не успел и глазом моргнуть, как оказался поднятым в воздух и отлетел к стене.

В ярости он выхватил палочку и заорал:

- РЕДУКТО!

Луч жёлтого света вырвался из его волшебной палочки и ударил Гарри в грудь.

Юношу отбросило назад и с силой ударило о стол. Перед глазами заплясали багровые пятна, а в следующую минуту аврор уже схватил его за плечи, грубо отшвырнул к кровати и связал юношу магическими путами. Гарри в бессильной ярости смотрел на Хмури. Со связанными руками он не сможет даже защищаться.

Старый аврор склонился над своей жертвой и открыл флакон. Гарри не стоило труда угадать, что именно его сейчас заставят выпить. Веритасерум, сыворотка правды. Гарри прошиб холодный пот. Он знал, какие вопросы ему зададут. Местонахождение его отца, члены Внутреннего Круга, их приметы. Юноша задёргался, пытаясь вырваться из пут - безуспешно. Хмури жёстко схватил Гарри за подбородок и поднёс флакон к губам юноши. Гарри крепко сжал зубы. Нельзя позволить старику влить в него это зелье.

- Ты выпьешь это, парень, и взахлёб будешь рассказывать обо всех грязных тайнах Волдеморта, - прошипел аврор, пытаясь заставить юношу открыть рот. Однако сделать это одной рукой оказалось нелегко. Тогда Хмури наотмашь ударил молодого человека по лицу.

Гарри почувствовал, что на глаза наворачиваются слёзы. Левая щека горела, и, похоже, старый урод вот-вот вывихнет ему челюсть. Казалось, ещё немного, и измученные мышцы не выдержат. Внезапно с громким стуком распахнулась дверь, и в комнату влетел взбешённый Сириус. Ему хватило секунды, чтобы понять, что происходит. В следующее мгновение он уже оттаскивал Хмури от связанного Гарри; в руке аврор по-прежнему сжимал пузырёк с веритасерумом. Гарри едва не закричал от облегчения. Сириус прижал отбивающегося Хмури к стенке и заорал:

- Как ты посмел? Что, во имя Мерлина, ты творишь? Убирайся отсюда! Вон!

Вбежали Джеймс и Дамблдор. Старый волшебник быстро окинул взглядом разгромленную комнату и одним взмахом руки освободил Гарри от невидимых верёвок. Тот быстро сел, пытаясь успокоить отчаянно бьющееся сердце. Дамблдор жестом приказал Хмури, Сириусу и Джеймсу следовать за собой. Выходя, Джеймс задержался, с тревогой глядя на юношу.

- Гарри, ты в порядке?

Гарри вдруг осознал, что весь дрожит. Он обхватил себя руками за плечи, глядя мимо Джеймса, и отшатнулся от протянутой руки. Мужчина печально посмотрел на юношу и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Гарри рухнул на кровать, сердито зарываясь лицом в подушки. Никогда в жизни он ещё не был так зол. Никто до сего дня не смел поднять на него руку вот так. Отец никому не позволял причинять боль своему сыну. Гарри перекатился на спину. Правда состояла в том, что он ещё никогда так не пугался. Дело не в страхе перед болью. Физическая боль всегда была частью его жизни. И уж конечно он не боялся за себя. Выдать врагу тайны отца, его планы, его секретное убежище - вот чего он страшился.

«Нет, я не могу этого допустить. Отец не должен оказаться под ударом».

Голова раскалывалась от боли, рёбра и лодыжка ныли. Юноша перевернулся на бок и позволил себе задремать.

«Я не позволю им подлить мне веритасерум».

* * *

Джеймс чувствовал, что готов убить Хмури.

- Какого чёрта, Хмури?! - набросился он на старого аврора, едва они вошли в столовую. - Чего ради ты так с ним обращаешься?

Дамблор тоже выглядел рассерженным. Однако Хмури это не смутило.

- Я обращаюсь с ним так, как он того заслуживает! Он творил страшные зверства! Может ты и склонен оправдывать его, потому что он твой сын, но остальные должны поступать по справедливости!

Воцарилась тишина. Джеймс пожирал Хмури глазами, Сириус и Ремус выглядели шокированными. Лили смотрела в пол, тщетно пытаясь скрыть слёзы.

- Хмури, я никогда не говорил, что его надо оправдывать, ты не имеешь права обвинять меня в этом. Фрэнк был и моим другом! Я тоже оплакиваю его смерть. Но это не значит, что ты можешь до такой степени терять над собой контроль.

Хмури сердито рыкнул и направился к двери.

- Я-то контроль над собой не теряю. Это ты позволяешь убийце свободно разгуливать по штаб-квартире как у себя дома!

Джеймс и Лили молчали, поражённые. Убийца. Гарри - убийца. Они до сих пор не приняли страшную правду. В этом мире Гарри не на что надеяться. Его ждёт Азкабан. Лили не выдержала и разрыдалась.

Джеймс будто прирос к месту, в отчаянии глядя на закрывшуюся за Хмури дверь. Дамблдор и Сириус практически насильно заставили его сесть.

Молли, Артур, Кингсли и Тонкс поспешно ушли, давая возможность семье побыть наедине. Все знали, что Сириус и Ремус всё равно что члены семьи Поттеров. Наконец заговорил Дамблдор.

- Джеймс, Лили, пожалуйста, постарайтесь не потерять надежду. Я знаю, вам сейчас очень нелегко, но вы должны проявить мужество ради Гарри.

Сириус быстро посмотрел на старого волшебника. Это не правильно, зачем напрасно их обнадёживать? И так ясно, что будет дальше. Министерство заберёт Гарри, и даже Дамблдор не сможет его защитить.

- Дамблдор, на что нам надеяться? - убито спросил Сириус. - Министерство не оставит Гарри в покое, и вам это прекрасно известно.

Дамблдор улыбнулся, и теперь уже четверо молодых волшебников смотрели на него с досадой.

- Мой дорогой Сириус, надежда всегда есть, потому что без надежды невозможно ничего. Можете считать меня старым дураком, но я всё же верю, что Гарри избегнет карающей длани министерства.

Джеймс поднял голову и посмотрел старику в глаза.

- Дамблдор, чем закончилась ваша встреча с Фуджем? Почему они до сих пор не пришли за Гарри?

Дамблдор устало улыбнулся.

- Что ж, решение ещё не вынесено. Министру нужно время, чтобы ознакомиться с докладом. А ему доложили, как Гарри сражается, какова его сила. Доложили о его способности к невербальным заклятиям. А всё это свидетельствует об уникальности Гарри. Все вы знаете, как министр относится к Пророчеству. В его глазах Гарри может и не «избранный», но всё же очень могущественный волшебник, обладающий выдающимися способностями. Очевидно, что тот, чью сторону примет Гарри, получит значительное преимущество в войне.

- Кстати, Дамблдор, у вас есть объяснения тому, что Гарри в столь юном возрасте уже обладает такими способностями? - поинтересовался Сириус, потирая рёбра (и вспоминая, как юный волшебник отправил нескольких тренированных авроров в свободный полёт одним ударом).

- Ну, у меня есть одна теория. Понимаете, Гарри - прямой наследник Годрика Гриффиндора. Это могло сделать его гораздо сильнее его сверстников. Однако, когда Волдеморт (все присутствующие тихо ахнули, услышав страшное имя) отметил его, как своего наследника, он, таким образом, сделал его наследником Салазара Слизерина.

Джеймс и Лили, казалось, пришли в ужас. Их сын - наследник Слизерина.

- Теперь Гарри - наследник двух Основателей. В шестнадцать лет он уже обладает силой взрослого мага. Когда он достигнет совершеннолетия, его мощь станет легендой. А вот как именно Гарри распорядится своей силой, зависит от того, примет ли он правду.

Он посмотрел на готовую снова заплакать Лили.

- Министр не так глуп, чтобы бросить Гарри в Азкабан. Фудж хочет выиграть эту войну.

Он достаточно претерпел от Волдеморта и хочет повергнуть его. Если есть шанс, что Гарри поможет ему в этом, Фудж такой возможности не упустит.

- Когда вы узнаете решение министра? - дрожащим голосом спросил Джеймс.

- Скоро. А до тех пор постарайтесь успокоиться. Попытайтесь найти к Гарри подход. Крайне важно заставить его понять, что мы ему не враги.

- Пффф! Ну, Хмури нам в этом здорово помог, - прошептал Сириус.

Глава 13.

Откровения.

Раздался звук открывающейся двери, и Джеймс повернул голову. Вошла Лили. В руках она держала очередную нетронутую тарелку с едой. Джеймс вздохнул.

- По-прежнему без изменений? - безнадёжно спросил он.

Лили покачала головой и поставила тарелку на стол.

Гарри находился в штаб-квартире уже три дня и всё это время не притрагивался ни к еде, ни к питью. Он не сказал ни слова с тех пор, как Хмури напал на него.

- Джеймс, так больше не может продолжаться. У него три дня во рту маковой росинки не было! Если и дальше так пойдёт, он совсем ослабнет, а ему нужны силы, он же ранен! - в голосе Лили слышались истерические нотки. Она битый час уговаривала Гарри поесть. Вначале он отвечал фразами вроде: «Оставь меня в покое» и «Убирайся», потом вообще замолчал и только неподвижно сидел на каменном полу, прислонившись к стене. Под глазами у него залегли тёмные круги, лицо осунулось, однако Лили не удалось убедить его вернуться в постель.

Джеймс устало посмотрел на жену.

- Чего ты от меня хочешь, Лили? Чтобы я поднялся наверх и накормил его насильно?

Не хотелось срываться на Лили, но ситуация просто выходила из-под контроля. Когда Гарри в первый раз отказался от еды, Джеймс не придал этому серьёзного значения, решив, что юноша поест, когда проголодается. Однако прошло уже три дня, а Гарри и не думал сдаваться, и Джеймс с ума сходил от беспокойства.

- Не надо так со мной, Джеймс! Сейчас не время выяснять отношения, мы должны решить эту проблему вместе.

Джеймс снова вздохнул, встал, подошёл к жене и обнял её.

- Прости, Лил, но я просто ума не приложу, как нам быть с Гарри. От министра ничего не слышно, Упивающиеся Смертью рыщут повсюду в поисках Гарри, а у нас на руках подросток, решивший уморить себя голодом. И он не поддастся ни на какие уговоры.

Вошёл необычайно встревоженный Сириус, глянул на Джеймса и заметно побледнел.

- Что стряслось, Мягколап? - Джеймс резко выпрямился.

Сириус подошёл и плюхнулся на диванчик рядом с друзьями.

- Ничего, Сохатый, наверное, просто устал, - откликнулся он, пристально глядя в пол.

Джеймс прищурился. Его друг ни за что и никогда бы не признался, что устал.

- Мягколап, если что-то не так, скажи.

Сириус шумно вздохнул.

- Ладно, но пообещайте, что не взбеситесь, иначе будет только хуже.

Супруги переглянулись, но нехотя кивнули.

- Значит так. Я только что заходил к Гарри, думал, смогу его образумить. Он выглядит очень плохо, я хочу сказать, он едва не теряет сознание, и он ничего мне не ответил, даже не сказал «убирайся». Так что я потихоньку наложил на него чары Gondume - просто проверить, в каком он состоянии, - Сириус умолк.

- И что? Что ты обнаружил? - еле слышно прошептала Лили.

- Он не принял ничего из тех зелий, что оставила Поппи, - мрачно ответил Сириус. - Никаких признаков улучшения. Он по-прежнему страдает от боли и… похоже он совсем не спал. С самой первой ночи, как он здесь.

Джеймс сжал кулаки, на щеках у него заиграли желваки, и Сириус сразу пожалел о своих словах. Лили ахнула и прижала ладони ко рту. Она подозревала, что Гарри плохо спит, но ей и в голову не приходило, что он будет сознательно лишать себя сна.

Джеймс вдруг вскочил, кинулся к буфету, распахнул створки и принялся извлекать оттуда разнообразные бутылочки. Найдя, наконец, нужную, он решительно направился к двери. Сириус и Лили разом сорвались с мест и преградили Джеймсу путь.

- Ты куда? - испуганно воскликнула Лили. - Что ты собираешься делать?

- То, что уже давно должен был, - прошипел её муж сквозь зубы. Он попытался обойти Сириуса, загораживавшего выход.

- Сохатый, старина расслабься, ты же пообещал держать себя в руках.

- С дороги, Мягколап! - Джеймс грубо оттолкнул Сириуса. - С меня достаточно! Да что он о себе возомнил? Думает, я позволю ему умереть от истощения? Я положу этому конец!

С этими словами Джеймс вылетел в коридор, взбежал по лестнице на второй этаж и распахнул дверь в комнату Гарри.

Юноша рывком поднял голову и мутным взглядом посмотрел на Джеймса. Глаза у него слезились. Уже какое-то время он, чтобы не заснуть, сидел на полу, стараясь не опираться спиной о стену. Он специально выбрал самую неудобную позу, потому что стоило ему обо что-то опереться, как он тут же начинал засыпать. По ночам он сидел на полу, мучительно борясь со сном.

Гарри не сомневался: стоит ему заснуть, как Хмури накачает его веритасерумом. Зелье правды подействует, даже если сам он будет без сознания. Он ничего не ел и не пил, опасаясь, что зелье подмешают в еду или лекарство. Нельзя выдать им никакой информации об отце. И не важно, какой ценой.

Джеймс быстро пересёк комнату, наклонился, сгрёб юношу в охапку, поднял на руки и швырнул на кровать.

Потом протянул маленький флакон. Судя по цвету - зелье для сна без сновидений, навскидку предположил Гарри.

- Пей! - скомандовал Джеймс.

Молодой человек слабо помотал головой.

Джеймс окончательно потерял терпение. Одной рукой удерживая Гарри, другой он открыл флакон и уже собирался влить зелье в рот юноши, однако тот с неожиданной для его состояния силой взмахнул рукой. Джеймс в бессильной ярости наблюдал, как пузырёк падает на кровать, и зелье выливается на покрывало. В дверях, не решаясь войти, застыли Лили и Сириус.

Джеймс схватил Гарри за воротник рубашки, рванул на себя, вынуждая юношу сесть, и заорал:

- Да что с тобой такое? Ты что, хочешь умереть? Почему ты с таким упорством делаешь себе только хуже?!

Джеймс разжал пальцы и по привычке поднял вверх руку, чтобы взъерошить волосы. Гарри зажмурился и отшатнулся.

Рука Джеймса замерла в воздухе. «Он подумал, что я собираюсь его ударить». От одной мысли ему стало нехорошо. Джеймс медленно опустил руку и почувствовал, что вся злость куда-то ушла.

Под глазами у Гарри чернели круги, сухие губы потрескались, в лице ни кровинки, казалось, он вот-вот упадёт в обморок. Он прерывисто дышал, прижав руку к груди.

- Гарри, - мягко заговорил Джеймс, - ты должен понять. Если ты не будешь есть, пить и, главное, если не будешь принимать зелья, тебе станет намного хуже.

Ноль реакции.

- Гарри, если ты думаешь, что подобным шантажом вынудишь нас отпустить тебя, то ты ошибаешься. Можешь заморить себя голодом, но я не отпущу тебя обратно к этому чудовищу.

Гарри с ненавистью посмотрел Джеймсу в глаза и хрипло проговорил:

- Я и не пытался.

- Что не пытался? - не понял Джеймс.

- Шантажировать вас. Я знаю, вам плевать, что со мной будет, - спокойно ответил юноша.

Джеймс уже было открыл рот, чтобы возразить, но вмешалась Лили.

- Гарри, это не правда. Нам не наплевать.

Гарри устало посмотрел на неё.

- Если это не шантаж, то как это называется? Почему ты так себя доводишь?

- Поттер! Блэк! - прогремел снизу голос Хмури. - Спускайтесь сюда, на два слова.

Гарри вздрогнул и сжал кулаки, взгляд его метнулся к двери. Джеймс озадаченно проследил за его взглядом: Гарри не боится Хмури, но такая реакция…

- Гарри, что?.. - Джеймс осёкся. Внезапно всё обрело смысл. Последнее столкновение Гарри и Хмури, во время которого старый аврор пытался напоить юношу веритасерумом; Гарри отказывается от еды, питья и лечебных зелий, отказывается спать, вздрагивает при звуках голоса Хмури. Гарри боится, что Хмури подсунет ему веритасерум!

«Мерлин, что же Хмури наделал».

Джеймс глубоко вдохнул, чтобы успокоиться.

- Гарри, ты опасаешься, что тебе что-то подмешают в еду?

Юноша поднял взгляд, и Джеймс понял, что прав. Он снова глубоко вдохнул.

- Гарри, с чего тебе взбрело в голову, будто мы позволим кому бы то ни было отравить твою еду? Гарри, ты должен нам верить, мы же твои родители.

Ответом ему стал ещё один недоверчивый взгляд. Нужно показать их сыну, что он может им доверять, хотя бы в малом. Джеймс вытащил волшебную палочку, и Гарри мгновенно напрягся. Лили смотрела на мужа с беспокойством. Джеймс взмахнул палочкой и чётко произнёс:

- Ассио веритасерум!

В открытую дверь вплыли семь бутылочек и плавно опустились на кровать.

Гарри казался смущённым. Он с тревогой следил за каждым движением Джеймса.

Снизу послышался хриплый вопль Хмури:

- Что за дела?

Джеймс указал палочкой на бутылочки:

- РЕДУКТО.

Пузырьки взорвались, забрызгав постельное покрывало. Гарри в удивлении смотрел на Джеймса. Тот пробормотал высушивающее заклятье, убирая остатки зелья.

- Ну вот, Гарри, теперь в доме не осталось ни капли веритасерума. Можешь спокойно спать. И в твоей еде, питье и зельях веритасерума тоже не будет. Если, хочешь, я наложу оповещающее заклятье на твою еду, и она будет перечислять все компоненты, из которых приготовлена.

Гарри всё ещё выглядел обескураженным.

- Спи, Гарри, ты никогда не поправишься, если не будешь спать. Я призову ещё сонного зелья.

Джеймс снова взмахнул палочкой:

- Ассио сонное зелье!

К нему по воздуху подлетел маленький флакончик с пурпурным зельем. Джеймс повернулся к кровати, чтобы дать Гарри зелье, но обнаружил, что юноша уже спит глубоким сном.

* * *

С этого дня положение дел немного улучшилось. Гарри начал понемногу есть, принимать зелья и быстро пошёл на поправку. Он по-прежнему почти не разговаривал с ними и не выходил из комнаты. Однако когда Сириус упомянул о старинной библиотеке дома Блэков, Гарри сразу же отправился туда.

Юноша решил, что раз уж он вынужден здесь оставаться, то должен продолжать заниматься. Лили и Джеймса такое поведение их сына только радовало, даже несмотря на то, что вёл он себя с ними всё также отвратительно.

На седьмой день пребывания юноши в штаб-квартире Ордена, Дамблдор сообщил, что министр наконец принял решение относительно дальнейшей судьбы Гарри.

Джеймс и Лили ужасно нервничали. Что ждёт их сына, есть ли для него какая-то надежда? В довершение всего они чувствовали вину по отношению к Дэмиену. За прошедшую неделю они только раз связались с Норой через камин, чтобы проведать как там их младший сын. Дэмиен прекрасно проводил время с Уэсли, однако столь долгое молчание родителей вызывало подозрения. Несколько раз он пытался выпытать у мистера и миссис Уэсли, что происходит, но так ничего и не добился.

Джеймс ходил из угла в угол, в то время как Сириус и Люпин чуть насмешливо наблюдали.

- Сохатый, у тебя голова закружится! Лучше сядь, - пошутил Сириус.

- Терпение, Сохатый, - поддержал Люпин, - они скоро будут здесь. Уверен, если бы новости были плохими, Дамблдор не стал бы объявлять об этом перед всем собранием, не сказав сначала вам с Лили.

Джймс вздохнул и наконец-то сел.

- Думаю, ты прав. Но почему нельзя сначала рассказать всё нам, мы ведь его родители! Зачем это собрание? Мы имеем право узнать о судьбе нашего сына первыми! - Джеймс нервно взъерошил волосы.

Вошла Лили.

- Ты ему сказал? - нервно спросила она у мужа.

Тот непонимающе моргнул.

- Кому и о чём?

Лили выглядела обеспокоенной.

- Ты сказал Гарри, что он должен оставаться в комнате, пока идёт собрание?

- А, ну да, то есть нет, ещё не сказал.

Сириус и Люпин не смогли сдержать ухмылок. Джеймс теряет дар речи пред лицом супруги - на это стоит посмотреть. С другой стороны, кто угодно растеряется, когда Лили вот так сверкает глазами.

- Джеймс, ты же обещал. А собрание уже через десять минут. Пожалуйста, пойди и предупреди его.

- Лил, золотко, ты действительно считаешь, что это необходимо? Я хочу сказать, можно просто запереть дверь и ничего не объяснять. Может он даже не заметит…

Лили сердито нахмурила брови, и Джеймс умолк на полуслове. Потом пробормотал, что пойдёт поговорить с Гарри, и поспешно вышел.

Он постучал и, войдя, увидел, что Гарри сидит на кровати и читает какую-то книгу - по виду - самую что ни на есть тёмномагическую.

«Здорово», - мрачно подумал Джеймс.

- Привет, Гарри. Я просто хотел сказать, что внизу намечается небольшое собрание.

- Ладно, - ответил Гарри, не поднимая глаз от книги.

- Просто там собралось несколько членов Ордена, и я не хочу, чтобы они знали о твоём присутствии в доме.

- Ладно, - повторил юноша скучным голосом.

- Боюсь, мне придётся тебя запереть.

- Ладно.

- Только на время собрания, а когда все разойдутся, я опять открою дверь.

- Без разницы.

- Хорошо. Тогда я пойду.

- Ладно.

- Я сейчас тебя запру.

- Не сомневаюсь.

Судя по голосу, юноша приходил в бешенство от одной только мысли, что его запрут. По правде сказать, Джеймс и сам бы взбесился, если бы так поступили с ним. В последний раз взглянув на Гарри (тот по-прежнему не поднимал взгляда от книги), Джеймс закрыл дверь. Дотронувшись волшебной палочкой до двери, он пробормотал запирающее заклинание. Ужасно, что приходится держать Гарри взаперти, большая часть Ордена и так знает, что юноша в доме. Но большинство согласны с Хмури. Они считают, что нельзя выказывать Гарри никакого снисхождения, даже если он и оказался Поттером. Джеймс начал медленно спускаться по лестнице, погружённый в печальные мысли. Лучше будет, если Гарри посидит в комнате - для его же блага.

Когда он вошёл в комнату, где должно было состояться собрание, то обнаружил, что уже пришли все, кроме Уэсли. Он улыбнулся Лили и коротко кивнул, давая понять, что Гарри в безопасности наверху. Она улыбнулась в ответ. Однако их улыбки моментально исчезли, когда они увидели, как пламя в камине вспыхивает зелёным и из него один за другим появляются все Уэсли, и последним - Дэмиен.

- Мам, пап, привет.

Мальчик подошёл к родителям и поочерёдно обнял их.

- Вы что, не рады меня видеть? Меня же не было целую неделю!

- Ну конечно рады, - быстро нашлась Лили, целуя сына в лоб. - Просто мы тебя не ждали.

Дэмиен покраснел и пробормотал «ну не при людях же». Лили улыбнулась. За неделю она успела соскучиться по сыну и в то же время нервничала. Гарри сейчас в одном доме с Дэмиеном, но ничего о нём не знает. Она с беспокойством посмотрела на Джеймса, который о чём-то беседовал с мистером Уэсли.

Тут налетела Молли и выгнала подростков из комнаты. Она отвела их в одну из спален на втором этаже и запретила выходить. Когда она ушла, собравшиеся в комнате Фред, Джордж, Рон, Дэмиен, Гермиона и Джинни незамедлительно начали собственное совещание.

- Как думаете, что случилось на этот раз? - спросила Джинни, плюхаясь на одну из кроватей.

- Должно быть что-то серьёзное. Никогда ещё не видел, чтобы собиралось столько народу, - протянул Фред, усаживаясь на стул и кладя ноги на стол.

- Ага, ну так и собраний давно не было. Может, они будут обсуждать последние нападения? - задумчиво предположила Гермиона.

- Не, тут что-то важное, - хмыкнул Джордж.

- Почему ты так думаешь? - спросил Дэмиен.

- Слышал, как мама утром говорила папе, что сегодняшняя встреча «определит будущее» и что «Дамблдор затевает очень опасную игру», - Джордж шутливо поклонился.

- Как тебе удалось? - восхитился Рон.

- С помощью этого, - Джордж вытащил из кармана нечто, похожее на длинные шнурки телесного цвета.

- Ух ты! Что это? - ахнул Дэмиен, спрыгивая с кровати и подходя поближе, чтобы рассмотреть необычный предмет.

- Подслуши, - гордо ответил Фред, подмигивая.

- Я подсунул их под дверь комнаты и слышал весь разговор. Правда, потом заявился Великолепный Персик и велел мне убираться, урод этакий, - Джордж скорчил зверскую рожу.

- Вообще-то ты не должен был подслушивать… - начала Гермиона, но умолкла, заметив сердитые взгляды Дэмиена и Рона.

- Хм. «Определит будущее» и «опасная игра». Интересно, что это значит? - пробормотала Джинни.

- Что ж, почему бы нам не пойти и не выяснить? - Фред вскочил и раздал каждому по паре подслушей.

- Да уж, подготовился, - фыркнула Гермиона.

- Ага, а едва началось собрание, как в доме обнаружилась огромная стая пикси, так что мы не пропустим начало, - Фред и Джордж довольно захихикали.

- Как вы это устроили? - Джинни не знала, хмуриться или улыбаться.

- И как мы от них избавимся? - поинтересовался Рон.

- Не бойся, они временного действия, скоро рассосутся, - Фред отвесил шутовской поклон.

Джинни и Дэмиен захлопали в ладоши.

- Но это же очень сложная магия, как вам удалось, - Гермиона не успела договорить: снизу донёсся чей-то гневный крик.

Четверо подростков переглянулись и гурьбой кинулись к дверям.

* * *

Гарри едва не дымился от злости. Как только за Джеймсом закрылась дверь, юноша спрыгнул с кровати и на цыпочках подкрался к двери. Он услышал, как щёлкнул, закрываясь, замок. Несколько минут прошло в тишине. Потом мимо его комнаты прошла шумная компания - человек шесть или семь. Опять тишина. Юноша отошёл на шаг и прижал ладонь к двери. Закрыл глаза и сосредоточился на магии, запечатавшей замок. Он изучал беспалочковую магию с четырнадцати лет и активно ею пользовался. Через минуту замок щёлкнул и дверь открылась.

Гарри не смог сдержать улыбку. Он отправляется домой. В доме сейчас много народу, чары должно быть сняли. В прошлом году он изучал донесения шпионов и знал, что когда здесь собираются члены Ордена, они часто приходят с родственниками, которые ждут их в других комнатах. И, хотя на собрания их не допускают, охранные чары на время снимают, иначе в дом просто не попасть. Именно такого шанса Гарри и ждал.

Юноша вышел в коридор и быстро огляделся. Никого. Тогда он тихо спустился по лестнице и крадучись направился к дверям. Риск, конечно, велик: палочки нет, и он ещё не совсем поправился. Он тихонько прошёл мимо комнаты, где проходило собрание. На дверь, скорее всего, наложили Силенцио, чтобы никто не смог подслушивать. Вот, наконец, и входная дверь. Положив дрожащую руку на дверную ручку, он нажал, - и дверь открылась. Из груди едва не вырвался крик радости, когда ему в лицо подул прохладный ветерок. После целой недели взаперти голова слегка закружилась. Но не успел юноша шагнуть за порог, как плечо сдавила сильная рука, и его втянули обратно в дом. Дверь захлопнули и заперли заклятьем, и Гарри оказался лицом к лицу с взбешенным Джеймсом Поттером. Гарри моргнул. Он даже не услышал шагов. Как же он так глупо попался? В душе поднялась волна злости. Джеймс Поттер всё испортил, помешал вернуться домой, сбежать из этого ужасного места.

Джеймс с силой отпихнул Гарри от двери и прошипел:

- Иди наверх, сейчас же!

Гарри попытался вывернуться из крепкой хватки, но тут Джеймс направил на него палочку.

- Отпусти меня! - заорал юноша.

- Наверх! - и Джеймс поволок Гарри вверх по лестнице.

Гарри снова закричал, пытаясь вырваться.

- Пусти! Пусти, Поттер!

Джеймс подтащил упирающегося юношу к двери его комнаты, втолкнул внутрь, вошёл сам и захлопнул за собой дверь.

* * *

Ребята тихонько вышли в полутёмный коридор. С первого этажа доносились сердитые крики. Перегнувшись через перила, они увидели Джеймса Поттера, который тащил за собой отчаянно сопротивляющегося юношу. С громким стуком захлопнулась дверь. Разглядеть молодого человека ребята не успели. Ничего не оставалось, как только вернуться обратно в комнату.

- Что это было? - спросил Рон, подозрительно глядя на Фреда и Джорджа, словно подозревая, что всё увиденное - их рук дело.

- Что это за парень? - поддержала Джинни.

- Да, и почему твой отец так грубо с ним обращался? - закончила Гермиона, поворачиваясь к Дэмиену.

- Не знаю, папа никогда бы не стал ни с кем так обращаться. Я не понимаю, - тихо ответил мальчик.

- Ну, есть только один способ всё выяснить. Дэмиен, карта с тобой? - решительно заявил Фред.

Дэмиен вытащил из кармана кусок пергамента, коснулся его волшебной палочкой и прошептал:

- Торжественно клянусь, что не замышляю ничего хорошего в доме Блэков.

На бледной поверхности пергамента появились линии и чёрточки, сложившиеся в карту дома Блэков. Единственным белым пятном осталась комната, где проходило собрание. Когда Сириус вручал Дэмиену эту карту, то объяснил: всё, что касается Ордена должно оставаться в секрете.

Шесть голов склонилось над пергаментом. На карте они нашли комнату, в которой находились - шесть маленьких точек, рядом с каждой подписано имя. А вот и интересующая их комната - этажом ниже. В ней было две точки. Дэмиен ахнул: над одной - имя его отца, зато над другой…

Гарри Джеймс Поттер.

Глава 14

Соглашение

Шестеро ребят снова и снова перечитывали имя на пергаменте.

- Кто такой Гарри Поттер? - наконец спросил Рон.

Все взгляды устремились к Демиану, но тот, будто не замечая этого, продолжал изучать карту. Он всегда хотел знать о своей семье больше и, будучи единственным ребёнком, отчаянно хотел иметь хотя бы кузена. Но родители сказали, что единственным его кузеном был сын тёти Петунии, Дадли Дурсль. Дурсли были крайне неприятными людьми, магглы, они призирали всё, что так или иначе касалось волшебства. Даже родные сёстры - Лили и Петуния почти никогда не общались. Со стороны отца так же не было ни одного родственника.

Демиан уже в который раз перечитал имя. Кто это был? И если этот мальчик - Поттер, тогда почему папа так груб с ним? Оторвавшись, наконец, от карты, он посмотрел на друзей.

- Мы должны узнать кто он.

Фред и Джордж ждать себя не заставили и немедленно бросились к двери. Демиан, Рон, Гермиона и Джинни поспешно отправились следом. Как только все они достигли первого этажа, Джордж принялся раздавать указания.

- Наш план таков: Рон, мы и Демиан идём к той комнате. Джинни, Гермиона, вы останетесь здесь.

Девочки, конечно же, принялись возмущаться.

- Шшш, ради всего святого, потише! Вы предупредите нас, если кто-нибудь станет подниматься, - когда же Фред наконец спровадил девочек и обернулся, Рон и Демиан уже стояли возле указанной двери.

- Прекрасно.

Они взяли себе по удлинителю ушей и стали слушать.

- Убежать прямо посреди собрания!! Ты всерьёз вознамерился умереть?! - раздался сердитый голос Джеймса.

- Единственное моё желание - выбраться из этой несчастной дыры, ада, дома!!

Демиан почувствовал, что его сердце пропустило такт. Голос мальчика до странности походил на его собственный.

«Это всё настолько жутко» - подумал он.

- Дом! Гарри, когда ты наконец признаешь, что это и есть твой настоящий дом?! - Джеймс казался полностью растерянным. Мальчики переглянулись и продолжили слушать. По крайней мере, слова Джеймса подтверждали, что этот Гарри действительно член семьи Поттеров.

- Никогда! Слышишь, независимо от того, как долго вы меня здесь продержите, я не стану называть это место домом! Так что прекрати нести бред, Поттер!

Демиану казалось, что ему не хватает воздуха, почему этот мальчик так ведёт себя с его папой?

Он посмотрел на братьев Уизли, те тоже выглядели весьма сбитыми столку.

- Я предупреждаю тебя Гарри, никогда не говори со мной так.

Дамиан мог поклясться, что отец сейчас сжимает зубы.

«Нехороший признак» - подумал он.

- Как так? Я называю вещи своими именами, не более того! - голос мальчика звучал не менее раздражённо, чем у Джеймса.

- Ты отлично знаешь о чём я! Ты можешь называть меня как-то ещё! Ты ведь тоже Поттер!

И прежде чем Демиан сумел услышать ответ, снизу донёсся сердитый крик. Мальчики быстро убрали удлинители ушей и кинулись ко второму этажу. Забежав в комнату, они едва успели сделать вид, что заняты чем-то, когда дверь открылась. В комнату вошли смущённые Джинни и Гермиона, сопровождаемые миссис Уизли.

- Ребята, чем вы думали, посылая их вниз? - спросила бледная Молли.

Мальчики растерянно смотрели то на неё, то на девочек. Прежде, чем кто-то из них успел открыть рот, она продолжила.

- Гермиона была здесь всего один раз! Как вы могли попросить её пойти за едой?! Вам же сказали, что обед будет после собрания! Вы вообще слушаете меня?!

Ребята переглянулись и снова посмотрели на девочек.

- Извини мам, - пробормотал Рон, в то время как остальные кивнули головами, соглашаясь с ним. Миссис Уизли вышла из комнаты, пообещав, что обед будет через полчаса. Как только она ушла, ребята набросились на девочек.

- Мы послали вас за едой?! - спросил Рон Гермиону.

- Вы не придумали нам никаких оправданий, нужно же было что-то сказать! - Гермиона покраснела.

- Могли бы что-нибудь получше придумать, - с сарказмом заметил Фред.

- Неважно, скажите лучше, что вы узнали? Кто этот мальчик? - Джинни взволнованно посмотрела на братьев.

Весь рассказ занял не более пяти минут. Девочки слушали молча, когда же ребята закончили говорить, Гермиона первой нарушила молчание.

- То есть этот Гарри Поттер говорил, что его вынуждают оставаться здесь? - спросила она Рона, тот смущённо кивнул.

- Это объясняет, почему он так разговаривал с мистером Поттером. Они говорили про побег и желание умереть... Почему кто-то в этом доме хочет навредить твоему кузену? - Фред посмотрел на поражённого Демиана.

- Мой? Мой кто? - растерянно спросил мальчик.

- Твой кузен, а кем ещё он может быть!

Демиан задумался, это имело смысл. Неужели это мог быть их давно потерянный родственник, о котором даже родители не знают? Впрочем, может именно поэтому они ничего ему не рассказали? Ведь не стали бы они что-то скрывать от сына. Демиан погрузился в свои мысли, а ребята строили всё новые и новые предположения относительно того, кем мог оказаться таинственный Гарри Поттер. Никто из них, однако, даже близко не подошёл к правде.

Гарри сидел на кровати, пока Джеймс вышагивал по комнате, все еще разглагольствуя на тему того, как опасен побег и почему Гарри был настроен навредить себе. Когда Джеймс затащил его обратно в комнату, Гарри был настолько зол, что казалось, готов был убить его. А сейчас от этой злости остались лишь раздражение и усталость.

Джеймс, наконец, прекратил мерить шагами комнату и подошел к сыну. Немного помедлив, он присел рядом и посмотрел ему в глаза.

- Гарри, почему ты не понимаешь, я не хочу навредить тебе, - взволнованно начал он.

- Почему? - тихо спросил мальчик, - Почему ты заботишься о том, что со мной случится? Я больше не твой сын, почему?! - его прервал мягкий стук в дверь. В комнату заглянула Лили.

- Что случилось? - спросила она, увидев раздражённого мужа рядом с Гарри.

- Ничего, просто обсуждали кое-что…

Гарри удивленно посмотрел на Джеймса, пытаясь понять, почему тот солгал. Наконец, он отвёл взгляд и посмотрел в окно. Всё чего он хотел, это чтобы Поттеры ушли. Его тошнило от их заботы, от их лжи и этого дурацкого желания защитить. Он закрыл глаза и попытался успокоиться.

- Собрание закончилось, Дамблдор просил, чтобы вы с Гарри спустились.

Что-то было не так и Лили это чувствовала. Почему Джеймс сейчас здесь, с Гарри? Он никогда бы не пропустил собрание просто так. Она встряхнула головой…

«Я спрошу у Джеймса позже» - подумала она, когда все они уже спускались вниз.

На кухне оказались только мистер и миссис Уизли, Ремус и Сириус, все остальные ушли. Дамблдор внимательно посмотрел на вошедших. Взволнованный и усталый Джеймс и совершенно невозмутимый Гарри. Директор усмехнулся про себя. Ведь кто как не Гарри должен был волноваться, разговор пойдёт о его будущем.

Как только Поттеры сели, Дамблдор кашлянул и заговорил.

- Я уверен, ты поскорее хочешь узнать, чем закончилась моя встреча с министром, - обратился он к мальчику.

Джеймс кивнул, Гарри только смотрел на свои руки, словно бы впервые видел их.

- Я рад сообщить, что министр согласился на большую часть моего предложения, - он сделал паузу, чтобы увидеть, имели ли его слова какой-нибудь эффект на Гарри. Подросток продолжал исследовать свои руки и делать вид, будто не слышит Дамблдора.

- Но есть несколько условий, с которыми я не полностью согласен. Правда мы надеемся, что обстоятельства, в которых были бы задействованы эти условия, не возникнут, - продолжал директор.

Гарри вздохнул и наконец поднял голову.

- Вы собираетесь говорить нам, чем является ваш план, или будете всю ночь нести чушь? - Спросил он, его скучающие зелёные глаза встретились с небесно голубыми.

Все были поражены грубостью Гарри. Казалось, миссис Уизли не хотела ничего больше, чем подойти и дёрнуть его на ухо за подобную дерзость.

Гарри ухмылялся и продолжал смотреть на Дамблдора. Директор школы выглядел на мгновение растерянным, но быстро преодолел себя и немного наклонился вперёд.

- Прошу прощения, Гарри. Я действительно должен был начать с моего предложения. Позволь, я объясню сейчас, - теперь, когда он мог смотреть мальчику в глаза, говорить стало значительно проще.

- Видишь ли, Гарри, я отправился к министру в тот день, когда тебя доставили сюда. Я объяснил мистеру Фаджу кто ты и попросил пересмотреть решение о передаче тебя дементорам без суда. Я рассказал ему правду о том, что тебя обманывали и ты не осознавал тех вещей, которые совершил… - Дамблдор запнулся, потому что Гарри закричал:

- Это ложь! Я отлично понимал, что делал! Как вы смеете говорить, что меня обманывал мой собственный отец?!

Гарри подался вперед, пытаясь схватить Дамблдора за шею, но Сириус, Артур и Джеймс немедленно усадили его на место.

- Мистер Поттер, пожалуйста успокойтесь, или мы сами вас успокоим, - холодно сказал мистер Уизли.

Гарри прекратил вырываться и бросил на Артура злой взгляд. Он не мог допустить, чтобы его привязали. Мальчик попытался оттолкнуть от себя Джеймса, но тот только сильнее сжал руку.

Всё это время Дамблдор оставался спокоен, он даже не вздрогнул, когда мальчик попытался на него напасть. Гарри отреагировал именно так, как и предполагал директор, но маскировать слова он не собирался. Мальчик должен узнать правду о своём так называемом отце.

- Гарри, я понимаю что ты чувствуешь. Тебе кажется мы пытаемся обмануть тебя и отнять у человека, которого ты называешь отцом. Но это не так, уверю тебя. Мы лишь хотим, чтобы ты узнал правду. Мальчик мой, тебе лгали на протяжении всей твоей жизни.

Дамблдор остановился, потому что Гарри снова попытался вырваться и схватить его.

«Нет, это не работает». Директор школы посмотрел на Гарри снова и на сей раз наклонился ещё ближе. Гарри перестал вырываться и нахмурился, смотря на осмелившегося приблизиться Дамблдора.

- Хорошо Гарри, ты победил. Пожалуйста, позволь мне закончить рассказ относительно твоего будущего.

Гарри открыл было рот, чтобы сказать что это его не заботит, но Джеймс сильнее сжал его руку, предостерегая от этого.

- Ты останешься под охраной Министерства, не будет никакого суда, поскольку не будет никакого ареста.

Джеймса настолько поразило услышанное, что он отпустил руку сына. Гарри не отправят в Азкабан! Его не обвиняют в убийствах! Это было, наверное, лучшей вещью, которая могла случиться. Джеймс хотел чуда, которое позволило бы Гарри остаться с ними и вот оно произошло.

«Однако так ли всё было на самом деле? Должна быть и тёмная сторона этому» - неожиданно подумал он.

- Но Гарри, это не значит, что ты свободен и можешь вернуться домой. Ты останешься под моей опекой, пока тебе не исполнится семнадцать, - продолжил Дамблдор, глядя на потрясенные лица Гарри и Джеймса.

- В этом и заключалось моё предложение министру. Я просил дать мне опеку над тобой Гарри, теперь я ответственен за тебя.

Джеймс прервал его.

- Прошу прощения, Дамблдор, но как вы могли это сделать? Ведь Лили и я ответственны за Гарри, мы его родители! Если кто-то и должен заботиться о мальчике, то это мы! - Джеймс смотрел на Дамблдора так, будто тот предал их, пытаясь отобрать сына.

- Джеймс, мальчик мой, министр был против этого. Оставшись с вами, Гарри будет достаточно просто сбежать обратно к Волдеморту.

- Я вернусь домой в любом случае, останусь ли я с вами или с ними, - прошипел Гарри, - а если я не смогу добраться до дома, мой отец сам придёт за мной.

Дамблдор улыбнулся ему и ответил достаточно тихо.

- Именно поэтому, Гарри, ты едешь в Хогвартс.

Гарри был потрясён. Что себе думает этот старый дурак, ему нельзя в Хогвартс! Гарри знал, что оттуда невозможно будет сбежать и это, наверное, единственное место, куда отец не сможет за ним прийти. Тем не менее, Дамблдор как будто не понимал всего риска ситуации.

Ведь директор не подверг бы опасности всю школу, не так ли?

- Но как это возможно?! - Джеймс, казалось, был потрясён не меньше Гарри.

- Возможно, и министр дал согласие на то, чтобы Гарри записали на шестой курс в Хогвартс, - Дамблдор улыбнулся.

- Теперь позвольте объяснить, почему министр дал своё согласие. К сожалению не всё так просто, как я уже говорил, есть ряд условий. Гарри остаётся под моей опекой, пока ему не исполнится семнадцать. Если к тому времени он не предпримет попыток вернуться к Лорду Волдеморту и быть Тёмным принцем, то ему простят все совершённые преступления. На всё станут смотреть как на случай действия под Империо. Но если Гарри возвратится к Волдеморту или будет противиться жизни в магическом мире в качестве добропорядочного волшебника, его обвинят во всех совершённых убийствах и, скорее всего, приговорят к пожизненному заключению в Азкабан.

А если признают виновным во всех преступлениях, вполне возможно, его будет ждать поцелуй дементора, - Дамблдор остановился на пару секунд. Поттеры растерянно переглянулись.

- Я намерен показать тебе, Гарри, что твои суждения ошибочны. Я хочу, чтобы ты увидел мир таким, каков он есть. Я знаю, тебе говорили много плохих вещей обо мне, о моих взглядах. Я даю тебе шанс лично в этом убедиться, - эти слова директор адресовал только Гарри.

Мальчик вопросительно посмотрел на Дамблдора.

- Почему вы настолько полны решимости показать мне ваши взгляды? С чего вы взяли, что я стану вас слушать?! - спросил он у него.

- Потому что, Гарри, ты не тот, кем хочешь казаться. Я могу видеть дальше той маски, которую ты носишь. Я могу видеть истинное лицо, прикрытое иллюзией Тёмного принца. Ты не злой, хотя и хочешь, чтобы мы считали тебя таким.

Гарри только фыркнул на слова директора.

- Кто вам сказал, что я злой? - он посмотрел на смущённые лица окружающих. - Всё это не имеет значения Дамблдор, есть только сила. Сила зависит от того, кем вы являетесь. И в конце концов всё сводится к тому, кто достоин этой силы. Вы можете считать, что то, что я сделал - зло. А я могу сказать тоже самое вам. Ваш Орден и Министерство приговорят человека вне зависимости от последствий, они не боятся пинать тех, кто слабее. И поэтому они ни чем не лучше любого Пожирателя смерти.

Он замолчал и взглянул на покрасневшего Сириуса. Разумеется тот не мог не помнить день, когда Гарри поймали и привезли сюда. Как он и Муди издевались над ним, и как Муди яростно ударил беспомощного Гарри в уже сломанные рёбра.

«Разумеется я прав» - подумал он и улыбнулся про себя, увидев как Сириус неловко заёрзал на стуле.

- Гарри, это не твои слова. Я покажу тебе правду и затем ты примешь своё собственное решение. - Дамблдор был потрясён, вновь услышав эти слова. Много лет назад, тоже самое ему говорил волшебник с красными глазами.

Гарри снова фыркнул.

- Моё собственное решение, хм, дайте подумать. Азкабан или домашний арест, большой выбор! - с сарказмом заметил он.

- Я знал Гарри, что ты выберешь второе но, к сожалению, твоё мнение здесь не играет большой роли. Ты приедешь в Хогвартс первого сентября как и все другие дети и ты узнаешь правду этой войны, - немного утомлённо закончил Дамблдор.

- Что будет, если я откажусь? - спросил Гарри, уже заранее зная ответ.

- Ты пойдёшь со мной Гарри, так или иначе, - в голосе старика послышалась угроза.

- Отлично! Но как, позвольте спросить, вы помешаете другим детям, выступить против меня. Или как насчёт родителей? Ни один нормальный человек не позволит своему ребёнку находиться рядом с Тёмным Принцем, - Гарри был уверен, что загнал Дамблдора в тупик, однако тот лишь рассмеялся в ответ.

- Это не проблема Гарри, поскольку ты оказал нам огромную услугу, скрывая лицо под маской. Никто никогда не видел тебя без неё. Несколько студентов, которым будет раскрыта правда о твоём прошлом, будут держать информацию в тайне под угрозой исключения.

Гарри недоверчиво посмотрел на директора. Неужели он готов был выгнать из школы детей, если они раскроют его тайну? Он вообразил лицо своего друга. Драко наверняка растрезвонит правду всем вокруг. Гарри, Тёмный Принц и наследник Тёмного Лорда его лучший друг.

Он встряхнул головой, чтобы прогнать эти мысли.

- Что если я раскрою кому-то свою истинную личность? - Спросил Гарри. Ведь он, конечно же, не может быть исключён как другие дети.

- О, я уверен ты сумеешь держать это в тайне, поскольку поцелуй дементора не самая приятная вещь. Я не хотел бы для тебя такой судьбы Гарри, но если ты не оставишь мне выбора…я вынужден буду передать тебя министерству, и они подвергнут тебя поцелую без колебаний.

Дамблдор улыбнулся, когда Гарри бросил на него полный ярости взгляд.

- Отлично, раз это всё, то мне уже пора. Я пришлю документы и список необходимых принадлежностей с приближением учебного года. - Дамблдор встал и двинулся к камину.

Прежде чем Гарри успел сказать что-то, Джеймс подошёл к директору.

- Могу я спросить, Альбус?

Дамблдор остановился и с улыбкой посмотрел на Джеймса.

- Мы можем привести Гарри домой хотя бы на пару дней? На Рождество или другие праздники? - осторожно спросил он.

Сложно было смириться с тем, что он не увидит Гарри так долго. Он только что обрёл сына, а сейчас его снова отнимали.

- Конечно Гарри может приехать домой на Рождество, если захочет этого. Я уверен, вы сможете обсудить это всей семьей в Хогвартсе. - глаза Дамблдора блеснули.

- Что вы имеете ввиду? - растерянно спросил Джеймс.

- Разве я не упоминал об этом, Джеймс? Ты тоже едешь в Хогвартс.

Лорд Волдеморт с трудом мог сдерживать гнев. Орден поймал его сына неделю назад, и до сих пор не было никаких сдвигов по его спасению.

Волдеморт знал, что Гарри держат в штабе Ордена, и это не давало ровным счётом ничего. Было бы проще вытащить мальчика, если бы он был в Министерстве или даже Азкабане, но шансов спасти его пока он в штабе, почти не было.

Волдеморт постарался задвинуть все мысли о Дамблдоре подальше, это только раздражало его. Он должен найти Гарри, он должен вернуть сына.

Только сейчас Лорд Волдеморт понял, насколько зависим от мальчика. Не только как помощника, но и просто близкого человека. Когда Гарри был младше, он часто раздражал Волдеморта своими ребяческими попытками добиться внимания. Тогда он с трудом сдерживался, чтобы не запустить в мальчишку каким-нибудь заклинанием, но сейчас… Сейчас Тёмный Лорд понял, насколько глубоко Гарри проник в его сердце. Мальчик стал его частью, он стал кем-то, кто был нужен ему. Если бы Тёмный Лорд когда-нибудь потерял Гарри, это стало бы адом.

Мысли Волдеморта были прерваны тихим стуком. Дверь открылась по взмаху его руки, и перед ним предстал Пожиратель смерти с длинными сальными волосами. Пожиратель упал на колени перед своим господином, дожидаясь приказа. Волдеморт поприветствовал своего «шпиона».

- Я надеюсь Северус, ты принёс мне какие-то важные новости о моём сыне?

Северус Снейп вздрогнул.

«Проклятье, о чём думает Дамблдор, посылая меня сюда с такими новостями?» - подумал он.

Северус поднялся с пола и попытался найти в себе храбрость продолжить.

- У меня есть новости о Тёмном принце, мой Лорд, - начал он.

Лорд Волдеморт поднялся с трона и подошёл к Снейпу, теперь он возвышался над Пожирателем.

- Какие новости ты принёс, Северус?

- Мой Лорд, Тёмного Принца собираются перевести в другое место.

Снейп колебался несколько секунд, мысленно проклиная Альбуса Дамблдора.

- Мой Лорд, Тёмного Принца привезут в Хогвартс.

Снейп закрыл глаза, едва сдерживая крики от посланного в него Круциатуса. Он испытывал это проклятье и прежде, много раз, но никогда раньше оно не было настолько сильным.

«Мерлин, я надеюсь, Альбус знает что делает» - проскользнула последняя мысль, прежде чем Снейп потерял сознание.

Глава 15

Первая встреча братьев

Ребята всё ещё обсуждали произошедшее, когда в комнату вошла миссис Уизли и объявила, что обед готов. Спускаясь вниз по лестнице, они снова посмотрели в сторону двери, за которой должен был находиться Гарри Поттер.

Впрочем, Демиан надеялся, что его там уже нет. Он изо всех сил пытался убедить себя, что родители только из-за собрания не рассказали ему о новом члене семьи. А сейчас, за обедом, они обязательно должны это сделать. Но его ждало разочарование: на кухне оказались только Сириус, Ремус, мистер Уизли и его родители...

Рон и Демиан переглянулись, и младший Поттер решил во что бы то не стало выведать у родителей всё о своём таинственном кузене.

Усевшись за стол напротив отца, Демиан отметил, что тот выглядит ужасно уставшим, казалось, он даже немного постарел. Джеймс разговаривал с Сириусом, и Демиан мог поклясться, что несколько раз они упомянули Хогвартс.

Джеймс взволнованно посмотрел на жену. Ему предстояло поехать в Хогвартс в качестве охраны Гарри. Мальчик, как того и следовало ожидать, этому не особо обрадовался и принялся кричать на него и Дамблдора. Но возразить ему никто не успел, потому что Гарри внезапно схватился за голову и убежал наверх. В итоге поводов для беспокойства только прибавилось.

Демиан отвёл взгляд от отца и посмотрел на друзей. Ребята увлечённо поглощали пищу, но у него аппетит пропал. Всего несколько минут назад он хотел поговорить с родителями наедине, но сейчас почему-то передумал.

- Папа…

- Да, Дэми?

Мальчик глубоко вздохнул.

- Кто такой Гарри Поттер?

За столом повисла напряжённая тишина, все прекратили есть и уставились на Поттеров.

Джеймс на несколько секунд потерял дар речи, поражённый этим вопросом.

- Что? - растерянно прошептал он.

- Я спросил, кто такой Гарри Поттер? - повторил Демиан, не понимая, почему все так удивлённо смотрят на него.

- Откуда ты взял это имя?

Демиан начинал нервничать. Он задал простой вопрос, а вместо того, чтобы дать простой ответ, папа вёл себя так, будто Демиан сказал что-то запрещенное. Младший Поттер посмотрел на отца и нерешительно достал из кармана карту Блэк-менора.

- Я увидел его рядом с твоим именем.

Под гневным взглядом Лилиан, Сириус заёрзал на стуле. Он знал, что эта карта всенепременно втянет Демиана в какую-нибудь неприятность.

- Кто он? Почему он наверху? Почему вы ничего о нём не говорите?

Родители грустно переглянулись, и это не укрылось от взгляда мальчика.

- Демиан, мы хотели поговорить с тобой, когда у нас будет больше времени. Только не смогли найти нужный момент, - было похоже, что Лили подбирает каждое слово.

- Скажите мне кто он, - упрямо продолжал мальчик.

Всё это было неправильно. Он думал, что родители расскажут ему об их дальнем родственнике, который приехал всего пару дней назад. Но почему же все ведут себя так, будто на них обрушилось небо?

Лилиан нерешительно посмотрела на миссис Уизли и та, верно растолковав её взгляд, принялась выпроваживать всех из кухни. Ребята ушли, не переставая громко возмущаться, всем хотелось знать правду.

И когда в помещении не осталось никого, кроме Поттеров, правда была раскрыта.

Демиан совершенно растерялся от услышанного. У него был старший брат, которого похитили в детстве и до недавнего времени, все считали его мёртвым. Родители рассказали ему о том, как Гарри был пойман, затем пытались оправдать все те преступления, совершённые Тёмным Принцем…

Не сложно было понять, как должен чувствовать себя Демиан. Больше всего на свете их сын мечтал о брате, а теперь, его самое сокровенное желание окрасилось в чёрные цвета. Они рассказали ему, как Гарри спас детей Помфри, рассказали о решении Дамблдора и Министра. Всё что они могли, это дать сыну немного надежды на то, что однажды все они все станут одной семьёй. Но, как бы обнадёживающе это не звучало, Джеймс с трудом мог поверить в подобный исход, стоило только взглянуть на поведение Гарри.

Лили и Джеймс закончили рассказ новым назначением Джеймса и приездом Гарри в Хогвартс.

Демиан смотрел на свои руки и молчал, за весь рассказ он не произнёс ни слова. Лили встревожено посмотрела на мужа, а затем обратилась к сыну.

- Дэми, я понимаю, какой это для тебя удар, и ты, конечно же, очень зол на нас. Пойми, мы не могли сказать, пока ничего не знали наверняка. Только сегодня на собрании определилось будущее Гарри...

Демиан медленно поднял голову, а потом без единого слова встал и направился к двери.

- Демиан, куда ты? - спросила Лили.

- Наверх, хочу увидеть Гарри, - не оглядываясь, ответил он.

Родители вскочили на ноги и преградили ему путь даже прежде, чем он успел повернуть дверную ручку.

- Нет Демиан, ты не можешь туда идти! - в один голос закричали они.

- Почему нет?! - в ответ крикнул мальчик.

- Демиан, он…он опасен…не сейчас, - Лили едва сдерживала слёзы.

- Мам, он мой брат, он не навредит мне.

Демиан говорил это спокойно, удивленный тем, что родители не понимают таких простых вещей.

- Дэми, ты слышал хоть слово, из того, что мы говорили? Гарри не считает себя членом этой семьи! Он не считает тебя братом! - произносить это было больно, и Джеймс понимал, чего стоит Демиану слышать подобное.

Но Поттеры знали, на что способен Гарри, они были с ним рядом целую неделю. И если уж с ними он вёл себя настолько грубо, что будет, когда он узнает о Демиане?

- Возможно, если бы вы считали его частью нашей семьи, он был бы в состоянии принять нас! - укоризненно сказал Демиан.

Джеймс растерянно посмотрел на сына.

- О чём ты говоришь?

- Во-первых, не запирайте его в комнате! Во-вторых, расскажите ему о семье! Я уверен, раз вы не говорили мне о нём, значит, и он обо мне ничего не знает!

Джеймс и Лили переглянулись. Они и в самом деле ничего не говорили Гарри о брате. А после слов сына, вина тяжёлым грузом опустилась им на плечи.

- Демиан, мы не держим его взаперти, дверь закрыли только на время собрания. Большинство членов Ордена агрессивно настроены по отношению к нему, а сам он ничего не делает, чтобы нам помочь!

Демиан совсем отчаялся.

- Мам, пап, послушайте. Вы только что сказали, что у меня есть брат, он всего в паре шагов от меня, но я не могу с ним встретиться. Вы не можете так поступить, это жестоко! Пожалуйста, позвольте мне увидеть его, - умолял мальчик.

Поттеры с сожалением посмотрели на сына, но что им оставалось? Гарри ужасно разозлился, когда узнал о Хогвартсе и об охране. Сейчас было не самое подходящее время для знакомств.

Лили вздохнула.

- Нет, Демиан, и это моё последнее слово. Не желаю больше ничего об этом слышать. Заканчивай свой обед и возвращайся к Уизли. Ты встретишься с Гарри позже.

Никогда ещё Демиан не был так зол на родителей. Он переводил взгляд с одного на другого, в надежде найти хоть какую-то лазейку, но, казалось, всё было бесполезно.

- И когда же я его увижу, в Хогвартсе?! Вы думаете, это справедливо? Я впервые увижу своего брата в школе! Вы шутите?

- Нет, Демиан, первое сентября всего через неделю! Заканчивай обед и возвращайся в Нору! - лицо Лили приобретало оттенок, схожий по цвету с её волосами, это было нехорошим признаком.

Но Демиан благополучно унаследовал её пламенный характер и не собирался уходить просто так.

- ПРЕКРАСНО! Значит, вы уже всё решили! Это глупо, вы же всё испортите! Я впервые увижу Гарри в своей чёртовой школе, я в восторге! Большое спасибо!!

С этими словами младший Поттер бросился в комнату собраний и захлопнул дверь.

Даже не взглянув на испуганных друзей, мальчик схватил горсть летучего пороха и шагнул к камину.

- Нора, - произнёс он сквозь сжатые зубы и, прежде чем кто-то мог его остановить, перенесся в пустой дом.

Следующие несколько дней прошли более-менее спокойно. Поттеры немедленно отправились в Нору вслед за сыном, но тот проигнорировал их визит.

- И что нам теперь делать с ними обоими? - спросил Джеймс, после того, как они возвратились в штаб.

Семья Уизли даже не знала, как реагировать. Все они были потрясены, узнав правду о Гарри, но в отличие от Демиана, увидеть его не стремились. Более того, мальчики Уизли поверить не могли, что человек, который убил стольких людей, приедет в Хогвартс и останется безнаказанным. Как будто мало было и этого, на следующий день Дамблдор посетил Нору и попросил их всех быть вежливыми с Гарри.

Демиан держался из последних сил, больше всего проблем было с Перси. Работая в министерстве, он получал несказанное удовольствие, поливая грязью Тёмного Принца. Однажды Демиан не выдержал.

- Знаешь что, Перси, всё это звучит так, будто Гарри помог твоему министерству! Надо же, уничтожил опасных преступников, с которыми не смогли справиться авроры!

После этих слов Перси заткнулся. Но оставалось ещё одно, то, чему даже Демиан не смог найти оправдания. Убийство Лонгботтомов… Невилл был ему другом, и вся эта ситуация казалась просто ужасной. Отчаявшись, Поттер попытался не думать о Гарри, как о Тёмном Принце, не думать обо всех этих преступлениях. Его брат не мог этого сделать, его просто обманули, его заставили.

В штабе дела шли не лучшим образом. После разговора с Дамблдором, Гарри снова закрылся в комнате, не желая никого видеть.

Забираясь однажды вечером в кровать, Джеймс поделился с Лили своими опасениями.

- Не знаю, смогу ли я всё время быть рядом с ним, он настолько холоден. Я начинаю думать, что назначить меня его охранником, было не самой лучшей идеей.

- Не волнуйся, Джеймс, - попыталась успокоить его Лили, - Всё наладится, как только Гарри окажется в Хогвартсе. Ты же знаешь, это место всех меняет, подожди и сам всё увидишь.

- Запомнили, что сказать, если миссис Уизли что-нибудь спросит? - Демиан повернулся к Рону и тот кивнул.

- Хорошо. Гермиона, вы с Джинни должны как-нибудь отвлечь её, надеюсь, я скоро вернусь. - Демиан посмотрел на друзей и вздохнул, понимая, каким будет вопрос.

- Дэми, ты уверен, что хочешь сделать это? - осторожно спросила Джинни.

- В сотый раз, ДА! Ну поймите же, ребята, я не хочу впервые встретиться с братом в школе.

Разумеется, он понимал, что друзья хотят помочь ему, но сдерживаться было сложно.

Пару дней назад он был уверен, что тот скандал подействует на родителей, и они разрешат ему увидеть Гарри. Но это не сработало и теперь, когда до школы оставался всего день, он обязан был увидеть брата.

Демиан, в который уже раз, мысленно пробежался по своему плану. Он отправляется домой и «заимствует» у отца мантию-невидимку. Затем придётся дождаться дядю Сириуса, ведь без сопровождения ему в штаб не попасть.

Подавить волнение оказалось не так просто, а думать о том, что случиться, если его поймают, и вовсе не хотелось. Но с другой стороны, если всё получится, он, наконец, увидит брата.

Гермиона была уверена: Сириус заметит, что в камине он не один. Рон сказал, что даже если Демиану удастся проникнуть в штаб, сумеет ли он вернуться? Джинни упорно твердила, что ничего не выйдет: штаб слишком хорошо охраняют, тем более сейчас, когда там Гарри.

Проигнорировав протесты друзей, Демиан шагнул в камин. Оставалось дождаться сигнала.

- Во имя Мерлина! Фред! Джордж! Что вы сделали?! - раздался крик с нижнего этажа.

Не теряя напрасно времени, Демиан швырнул в камин горсть летучего пороха.

- Годрикова Лощина, - проговорил он и исчез в зелёном пламени.

Рон, Джинни и Гермиона молча смотрели туда, где секунду назад стоял их друг. Оставалось лишь надеяться, что план сработает.

Через пару минут, ребята бросились вниз, чтобы увидеть, что натворили Фред с Джорджем. Когда они вошли, миссис Уизли всё ещё кричала на близнецов. Не рассмеяться было довольно сложно: у посуды выросли ножки, и теперь она бегали по кухне, сражаясь с ложками и вилками. Чайник поливал растения, которые в ужасе отпрыгивали в сторону, а счастливые близнецы стояли напротив сердитой матери. Молли, в свою очередь, пыталась утихомирить тарелочный бунт. Ребята заговорчески переглянулись, их план вступил в силу.

Полчаса спустя, Демиан уверенно вошёл на кухню и застал там кричащую миссис Уизли. Фред и Джордж с самыми честными глазами пытались убедить маму, что не хотели ничего плохого. Поттер подмигнул им и сел за стол. Мантия была аккуратно свёрнута под рубашкой и теперь нужно было ждать Сириуса, сегодня он должен был привести им билеты на поезд.

Около семи вечера, Сириус, наконец, появился.

Младший Поттер обижался и на крёстного тоже, уж кто-кто, а он то должен был рассказать ему правду. Все попытки Блэка помириться с Демианом не увенчались успехом, и сегодня он только улыбнулся мальчику, не желая рисковать.

Когда все они уселись за стол, Демиан глубоко вздохнул и повернулся к своему крёстному.

- Дядя Сириус, передай картофель, пожалуйста.

Сириус резко прервал разговор с близнецами и посмотрел на крестника. Демиан едва не рассмеялся, такой удивлённый у него был вид. Оправившись, Сириус принялся передавать картофель с таким энтузиазмом, что пара картофелин упало с тарелки.

- Спасибо, - Демиан улыбнулся и поставил тарелку возле себя.

После обеда все отправились во двор, поиграть в квиддич. Сириус и Демиан устроились на крыльце и принялись наблюдать за игрой ребят.

- Я люблю квиддич, - осторожно начал Сириус, - ты знаешь, Дэми, мы с твоим папой стали друзьями на квиддичном матче.

- Да, я знаю, вы с папой рассказывали мне эту история тысячу раз, - Демиан улыбнулся.

- Ох, извини, просто...это хорошая история.

- Дядя Сириус, а ты рассказал её Гарри? - неожиданно спросил мальчик.

Как и ожидалось, глаза Сириуса потемнели, и улыбка медленно сползла с его лица.

- Нет, не было подходящего момента, - ответил он.

- Чтобы рассказать эту историю или поговорить с ним вообще? - Демиан не хотел сердиться на крёстного, но это оказалось не так просто.

- Дэми, всё не так как ты думаешь. Мы пытались говорить с Гарри, но он ничего не хочет слушать. Просит уйти или вовсе игнорирует. Ему будут безразличны любые истории, чтобы я не рассказал, - устало объяснил Сириус и Демиан немедленно перестал злиться.

- Жаль, - пробормотал он и почувствовал, как крёстный обнял его за плечи. Демиан опустил голову на грудь Сириуса и на мгновение закрыл глаза.

Ему стало неловко, ведь если его поймают, достанется и Сириусу. Мальчик быстро откинул эту мысль и открыл глаза. Нет, он обязан это сделать. А уж если его засекут, он всё свалит на родителей, ведь это они не позволяют ему увидеть брата. Он вскочил на ноги и, пробормотав «доброй ночи», бросился в дом.

Забежав внутрь, Демиан накинул мантию и бросился к камину, которым всегда пользовался Сириус. Благо камин был большим, и два человека спокойно могли здесь поместиться. Вжавшись в стену, чтобы Сириус случайно не задел его, мальчик принялся ждать. Прошло минут десять, прежде чем он, наконец, услышал, как Сириус прощается со всеми. Плащ крёстного едва не задел его, когда мужчина заходил в камин, но в итоге он так ничего и не заметил.

- Площадь Гримо, 12, - громко произнёс Сириус, и через секунду их обоих охватило зелёное пламя.

Демиан посильнее схватился за мантию, чтобы не потерять её и едва сумел удержаться на ногах, когда они достигли цели. Сириус вышел из камина и направился в соседнюю комнату, а Демиан ещё несколько секунд стоял, не двигаясь.

«Не могу поверить! Я сделал это! Я пробрался в штаб незамеченным! Наверное, нужно будет сказать об этом папе, если уж ребёнок смог проникнуть сюда в мантии невидимке, может им стоит улучшить защиту?» - подумал мальчик, вылезая из камина.

Он подождал ещё минуту, прежде чем двинуться к лестнице, а, поднимаясь по ней, молил, чтобы Гарри находился в той же комнате, и чтобы дверь была не заперта. В противном случае, он не сумеет найти брата, ведь мама отобрала у него карту Блэк-менора.

Демиан уже стоял возле нужной двери, а сердце всё никак не желало успокаиваться. Он осторожно опустил ладонь на дверную ручку и едва не запрыгал от радости, когда дверь открылась.

«Я наконец-то увижу его» - подумал он и медленно просунул голову внутрь.

Комната была пуста.

Тогда он вошёл и закрыл за собой дверь. Убедившись, что здесь и вправду никого, мальчик скинул мантию.

- Проклятье! - разочарованно воскликнул Демиан.

Это не могло быть правдой. После всего, что он сделал, он так и не встретит Гарри. Демиан готов был кричать от разочарования и уже собирался поднять мантию, когда что-то, лежащее на столе, привлекло его внимание. Не сумев побороть любопытство, мальчик направился туда. На столе обнаружилось множество книг, перьев и пергаментов, а на стуле, как нечто ненужное, валялась школьная форма.

Демиан поднял открытую книгу и посмотрел на обложку.

«Тёмные искусства и запрещённые проклятья».

Разумеется, на школьный учебник это не было похоже. Задавшись вопросом, где Гарри достал эту книгу, он начал переворачивать страницы, как вдруг чья-то рука схватила его за плечо и развернула.

Младший Поттер уронил книгу и оказался лицом к лицу с сердитым мальчиком. Холодные зелёные глаза, будто приковали его к месту.

- Кто ты, чёрт возьми?!

Глава 16

Вот такая семья

«Мерлин, он смотрит точно как папа» - подумал Демиан.

Впрочем нет, настолько сердитым своего отца он видел всего пару раз в жизни.

- Эм…привет Гарри…я Демиан, - в конце концов, пробормотал он.

Гарри вопросительно приподнял бровь.

- Это должно мне о чём-то говорить?

Демиан покраснел. Ну конечно же, если родители ждали тринадцать лет, прежде чем рассказать ему о брате, они не станут говорить Гарри о Дамиане спустя всего одну неделю.

- Извини, я…я Демиан Поттер, твой брат, - не очень-то уверенно сказал он.

Только сейчас он понял, что совершенно упустил это. Продумав всё до мелочей, он совершенно не задумывался о том, что скажет брату.

На короткий миг, в глазах Гарри мелькнуло удивление, которое он тут же скрыл под маской безразличия. Он ближе наклонился к Демиану и прошипел ему в лицо:

- Я не твой брат!

Несмотря на то, что родители и крёстный предупреждали его, Демиан всё равно не был готов к такому. Похоже, ему придется потрудиться. Мальчик сделал глубокий вдох и ответил.

- Даже если ты так думаешь, Гарри, это вовсе не значит, что ты прав.

Гарри молча подошёл к столу и принялся собирать книги, он и не думал тратить время на этого ребёнка. Для всех будет лучше, если он его проигнорирует. Всё же, у него не было желания выслушивать лекцию Поттеров, на случай если он что-нибудь сделает с их драгоценным чадом.

Гарри собрал книги и подошёл к кровати. Только сейчас Демиан заметил рядом с ней небольшой чемодан.

Не долго думая, он подошёл к брату.

- Гарри, тебе не кажется, что мы должны поговорить?

Гарри стиснул зубы и повернулся к ребёнку. Он терпеть не мог, когда ему указывали, что делать.

- Нет, нам не нужно говорить, потому что нам не о чем говорить. Почему бы тебе не быть хорошим маленьким мальчиком и не убраться отсюда?

Вместо того чтобы обидеться, Демиан усмехнулся, чем совершенно озадачил Гарри.

- Быть «хорошим маленьким мальчиком»? Нет, это не про меня. Если, ты думаешь, что я подхожу под это описание, будешь удивлён, - хихикнул Демиан.

У Гарри кончалось терпение.

- Послушай, ребёнок! Я сейчас не в самом лучшем настроении, так что если ты ценишь свою жизнь, убирайся отсюда! - раздражённо проговорил он. Когда мальчик рассмеялся, больше всего на свете, Гарри захотелось его придушить.

- Мерлин, Гарри, я всего на три года младше тебя, не называй меня ребёнком! Ты можешь звать меня Дэми, как все остальные.

На этом терпение лопнуло. Гарри схватил удивлённого мальчика за локоть и вытолкнул из комнаты, захлопнув дверь перед его носом. Но он даже к кровати подойти не успел, когда ребёнок, ухмыляясь, вернулся в комнату.

Гарри зарычал так, что ему бы и Сириус позавидовал.

- Кажется, ты ничего не понял, УБИРАЙСЯ ИЗ МОЕЙ КОМНАТЫ!

Улыбка Демиана стала ещё шире, и Гарри уверился в том, что у этого ребёнка не всё в порядке с головой.

- Ты хочешь позлить меня или и вправду не понимаешь? - спросил Гари сквозь сжатые зубы.

- Нет, всё просто замечательно, мы сейчас говорим как братья.

Увидев непонимание во взгляде Гарри, он пояснил.

- «Убирайся из моей комнаты» и «пошёл вон», именно так обычно говорят старшие братья.

Гарри взглянул на Демиана так, будто у того на голове выросли рога.

- Ты псих, - уверенно сказал он мальчику, на что тот лишь пожал плечами.

- Может быть, но я прав…про старшего брата.

Гарри отвернулся от «сумасшедшего мальчика» и продолжил упаковывать вещи. Демиан встал рядом с ним.

- Ты не понимаешь намёка, Поттер? Я хочу, чтобы ты ушёл! - Гарри даже не повернулся, произнося это.

Демиан только указал на книги.

- Что ты делаешь со всем этим?

Гарри замер и всё же повернулся.

- Тебя не касается, что я делаю. Ты уйдёшь или мне снова вышвыривать тебя?

Этот ребёнок не воспринимал его всерьёз, что ужасно раздражало.

- Знаешь, ты немного не такой, как я ожидал, - спокойно продолжил Демиан.

Гарри приподнял бровь.

- Неужели! И чего же ты ожидал?

- Ну, после всех историй, которые я слышал про Тёмного Принца, я думал ты будешь более…злым.

Гарри показалось, что он ослышался.

- Что? Более злым? Ты думаешь, пока я был добрым? Да что с тобой? - теперь у Гарри совсем не оставалось сомнений, что ребёнок сошёл с ума.

- Нет, добрым ты не был, но и злым тоже. Всё что ты сделал, это накричал и вышвырнул меня из комнаты, хотя и вправду мог навредить. - Демиан улыбнулся, поскольку Гарри, наконец, понял, о чём речь.

Его проверяли, и он попался. Кажется, мальчик нарочно пытался разозлить его, чтобы понять, что Тёмный Принц может сделать с ним.

- Я не причиняю вред детям, - вызывающе сказал Гарри.

- Да, я слышал об этом, - ответил Демиан, очевидно, имея в виду детей Мадам Помфри.

Прежде чем Гарри мог что-то сказать, в дверь громко постучали. Демиан подпрыгнул и бросился к мантии, лежащей у двери. Гарри был поражён, когда ребёнок бесследно исчез под ней.

«Классная мантия!» - подумал Гарри.

В комнату вошли Поттеры. Гарри немедленно отвернулся, продолжив собирать вещи и услышал, как к нему подошёл Джеймс.

- Ну что, всё собрал? - спросил Поттер и Гарри поёжился, от поддельного энтузиазма в его глоссе.

- Всё, - ответил он и, обойдя Джеймса, двинулся к ванной.

Демиан нервно наблюдал за братом.

«Так вот где он был, когда я вошёл», - подумал мальчик.

Через несколько секунд Гарри вновь появился в комнате с какими-то пузырьками. Было похоже на обезболивающее и Зелье сна без сновидений. Гарри положил их в чемодан.

Демиан надеялся, что он не сдаст его. Ему вовсе не хотелось, чтобы родители кричали на него в присутствии брата.

Он увидел, как его родители подошли к Гарри, и папа нерешительно положил руку ему на плечо. Гарри обернулся и совершенно безразлично на них посмотрел.

- Гарри, нам нужно поговорить, - осторожно начала Лили, но мальчик снова отвернулся.

- Пожалуйста, дай нам пару минут, мы поможем тебе собраться, - попытался Джеймс.

- Я уже сказал, что не нуждаюсь в вашей помощи! Я не нуждаюсь ни в чём от вас! - раздражённо ответил Гарри.

Демиан удивился холоду в голосе брата, с ним он тоже был резок, но не настолько.

В отличие от их сына, Поттеров это нисколько не удивило, и Демиан понял, что Гарри не в первый раз разговаривает с ними так.

- Гарри, если ты можешь справиться сам, это прекрасно. Мы только хотели сказать тебе кое-что, перед отъездом, - объяснил Джеймс.

Гарри, казалось, сдался и сел на кровать.

- Хорошо, продолжайте, - сказал он с тем же безразличием.

Джеймс и Лили наколдовали себе стулья и сели напротив сына, в то время как Демиан медленно двинулся к открытой двери. У него был шанс уйти незамеченным, мистер Уизли планировал прийти сюда, значит, он сможет вернуться в Нору тем же путём. Уже у самой двери, мальчик услышал своё имя и решил дослушать разговор.

- Мы хотели сказать тебе раньше, но всё никак не могли найти момент. Гарри, ты должен знать о Демиане, у тебя есть брат, - Джеймс замолчал, ожидая реакции.

Однако Гарри никак не отреагировал, его лицо вообще ничего не выражало. Поттеры неловко переглянулись, они ожидали хоть какой-то реакции. Лили неуверенно продолжила.

- Демиан, ему тринадцать, он на третьем курсе в Хогвартсе, вы увидитесь завтра. Он хотел увидеть тебя перед поездкой, но мы подумали, что будет лучше, если вы встретитесь в школе.

Гарри поднял голову, что ж, это всё объясняло. Вот почему ребёнок спрятался под мантией: он пришёл встретиться с ним против желания родителей.

- Он похож на сопливого, носатого, испорченного, надоедливого ребёнка? - спросил Гарри, как только Лили и Джеймс закончили говорить.

Демиан сморщил нос и сердито посмотрел на Гарри. Похоже, тот знал, что Демиан всё ещё в комнате и говорил это нарочно.

Поттеры были удивлены. Что заставило Гарри прийти к подобному выводу?

- Ну, может быть немного избалован, но он хороший ребёнок, - Лили не хотела сильно возражать Гарри, ведь он, наконец, заговорил с ними.

«Вовсе я не избалован!» - сердито подумал Демиан.

- Хм, хороший ребёнок, интересно, а он с этим согласен? - Гарри слегка улыбнулся, чем ещё больше озадачил родителей.

- Мы просто хотели попросить тебя не обижать Демиана. Скорее всего, он захочет поговорить с тобой. Он очень взволнован тем, что у него есть старший брат, - осторожно сказала Лили.

- Вы сказали ему обо мне? - Гарри посмотрел на Джеймса.

- Да, он хорошо это воспринял.

Джеймс радовался от того, что сегодня Гарри был так отзывчив к ним.

«Интересно, почему?» - подумал он, но тут же отбросил эти мысли. Достаточно уже того, что сын разговаривает с ними, остальное не важно.

- Я думал, вы попросите его не подходить ко мне, ведь это не безопасно, - Гарри усмехнулся и в его глазах появился странный блеск.

Джеймс почувствовал раздражение, но быстро совладал с собой.

- Гарри, он всего лишь ребёнок! Он не ожидает ничего плохого! Мы попросим его не слишком тебя беспокоить, но не допустим, чтобы с ним что-то случилось! - Джеймс пытался говорить спокойно, но выходило плохо.

Гарри приподнял бровь и, ухмыльнувшись, откинулся назад на кровати.

- Поттер, это была угроза? С каких пор, ты не допускаешь насилие?

Джеймс смущённо посмотрел на сына. Что он имел в виду? Только то, что он аврор, не означает, что он наслаждается насилием. Но прежде, чем он мог сказать это, у двери что-то загремело.

От стоявшей неподалёку вазы остались одни осколки, а Джеймс услышал чьи-то торопливые шаги. Понадобился один момент, чтобы всё понять. Поттер достал палочку и выкрикнул:

- Акцио мантия невидимка!

Мантия оказалась в руках Джеймса и все увидели Демиана. Тот стоял у двери и смущённо смотрел на родителей.

- Всем привет.

Гарри закатил глаза и отвернулся.

А когда Поттеры принялись кричать на ребёнка, он ощутил себя в этом деле просто любителем.

Прошёл час, а они всё ещё кричали. Гарри чувствовал, что у него начинает болеть голова. Сначала это казалось забавным, но теперь раздражало.

«Господи, он не сделал ничего плохого!» - подумал Гарри, наблюдая за красным от гнева Джеймсом.

- Никогда бы не подумал, что ты можешь совершить подобную глупость! Уизли в шоке от твоего поступка! Ты пожалеешь об этом! - голос Джеймса эхом отдавался в комнате.

Последние слова ошеломили Гарри. Он смотрел на Джеймса и чувствовал необъяснимый гнев.

«Хватит! Достаточно!» - думал он, хотя даже не мог понять, почему это злит его.

По неизвестной и самому себе причине, Гарри поднялся на ноги и двинулся к дивану, на котором сидели Джеймс, Лили и Демиан.

- Уже слушать ваши разглагольствования в течение часа, должно быть достаточным наказанием! - сердито обратился он к Джеймсу.

Поттеры растерянно уставились на Гарри. Первым оправился Джеймс.

- Гарри ты об этом понятия не имеешь, так что, пожалуйста, не вмешивайся!

Гарри удивлённо приподнял бровь, но промолчал.

После слов Гарри, Джеймсу стало неловко, но Демиан должен был получить наказание.

Поттер снова повернулся к младшему сыну, который, казалось, всё ещё был в шоке от того, что брат поддержал его.

- Демиан, я разочарован, ты взял на себя совершенно не нужный риск, обсудим твоё наказание завтра.

- Папа, это нечестно! Я нисколько не рисковал! И вообще это ваша вина,- заявил мальчик. - Если бы вы позволили мне увидеть брата, я бы так не поступил! - выслушивать их крик это одно, но теперь, когда дело сводилось к наказанию, он должен был указать родителям, что и они ответственны за это.

Поттеры удивлённо посмотрели на сына и разразились новой тирадой. Демиан вздохнул, проще было смириться.

Что до Гарри, то он и подумать не мог, что ребёнок пошёл на такое, ради того, чтобы увидеть его. Изначально ему казалось, что Поттеры могли подослать сына, чтобы тот попытался разговорить его, но то, что он услышал, заставило его смутиться.

Джеймс поднялся на ноги.

- Я не желаю больше ничего слышать Демиан! Твоё наказание будет решено завтра, а теперь отправляйся вниз! - Джеймс собирался уходить, когда Гарри остановил его.

- И как именно ты собираешься наказать его? Тоже сбросишь со второго этажа?!

Джеймс застыл. Лили и Демиан смотрели на них, ожидая, пока кто-нибудь опровергнет эти слова.

- Гарри, я уже говорил, что это был несчастный случай. Я бы никогда не сделал подобного намеренно!

В ответ Гарри лишь закатил глаза.

Теперь Демиан поднялся на ноги и встал между отцом и братом.

- Что? Ты сбросил Гарри со второго этажа? Как ты мог?!

Гарри удивился, насколько его слова разозлили мальчика. Но этот гнев был ничем в сравнении с реакцией Лили. Гарри едва сумел подавить улыбку, когда увидел, как Джеймс сжался перед ней.

- Ты никогда не упоминал об этом Джеймс. Ты сказал, что Гарри ранили в сражении, но не сказал, как и кто это сделал, - она говорила тихо, но в её словах слышались опасные нотки.

Джеймс растерянно посмотрел на жену, и Гарри отвернулся, чтобы никто не видел его улыбку.

Лили сложила руки на груди.

- Скажи мне, что произошло, - она села на диван и выжидающе посмотрела на мужа.

- Сейчас? Ты хочешь, чтобы я сказал тебе сейчас?

- Да, сейчас!

Джеймс посмотрел на сыновей и снова повернулся к жене.

- Тебе не кажется, что сейчас не то время и место?

Лили несколько секунд смотрела на Джеймса, прежде чем взять его за руку и вывести из комнаты, на выходе она повернулась к Демиану.

- Дэми, через две минуты ты должен быть в Норе.

Мальчик кивнул и благодарно ей улыбнулся.

- Спасибо Гарри, - сказал Демиан, когда родители вышли

Нет, это было невыносимо. За всю свою жизнь, он так не смущался, как за время, проведённое с этим ребёнком.

- Спасибо за что? - спросил он.

- За то, что поддержал меня и отвлёк их, - Демиан снова улыбнулся и, подойдя ближе, добавил шёпотом. - Он ведь на самом деле не сделал этого с тобой, правда?

Гарри предположил, что под «он» Демиан подразумевал Джеймса, а под «этим» падение со второго этажа.

Он ухмыльнулся и ближе наклонился к Демиану.

- Конечно сделал.

Демиан вздрогнул, невыносимо было думать о том, что папа мог причинить Гарри вред.

С первого этажа донёсся крик Лили:

- Что вы сделали?! Четверо! Вас было четверо!! Вы могли убить его!!

Гарри улыбнулся, Джеймсу сейчас не сладко приходилось. Однако, поймав заинтересованный взгляд Демиана, он поспешил нахмуриться.

- Ну и чего ты ждёшь? Иди!

Демиан снова улыбнулся и, подобрав мантию, направился к двери. У выхода он остановился и посмотрел на Гарри.

- Завтра увидимся, спасибо ещё раз, Гарри.

- Послушай ребёнок, я никому не помогал! Единственная причина, по которой я что-то сказал, так это желание разозлить и поссорить Поттеров. Так что выкинь дурацкие мысли из головы! - огрызнулся Гарри.

Ребёнок не переставал улыбаться.

- Я знаю правду, Гарри, не важно, что ты говоришь.

Демиан покинул комнату, позволив раздражённому брату собирать вещи.

Глава 17

Добро пожаловать в Хогвартс

Гарри вышел из камина и оказался в кабинете Дамблдора. Он даже не обернулся, когда следом за ним появился Джеймс. Только сегодня утром его просветили, что в Хогвартс он поездом не поедет. Нет, не то, чтобы ему хотелось прокатиться, просто это был последний шанс на спасение.

Отряхнув мантию от сажи, Гарри принялся рассматривать кабинет, предварительно набросив на себя маску безразличия. Но, не так то просто было оставаться равнодушным: никогда прежде он не видел ничего подобного. На стенах висело множество портретов с бывшими директорами, большинство из них, даже не смотря на время, притворялись спящими. Весь кабинет был заполнен какими-то неизвестными приборами, а на столе лежали конфеты.

«Мерлин, ему, наверное, уже за сто пятьдесят, а он всё ещё ест конфеты» - подумал мальчик.

- На самом деле, Гарри, мне всего сто сорок семь, - раздался голос позади него.

Гарри обернулся. Дамблдор, в тёмно-синей мантии и такой же шляпе, стоял возле двери и радостно улыбался.

«Как старик сделал это? Как он сумел применить легилименцию?!» - раздражённо подумал Гарри. Он даже ничего не почувствовал. Этот факт расстроил его, и он поспешно поднял все свои щиты, в конце концов, он был очень хорош в оклюменции.

Всё ещё улыбаясь, директор занял своё место и жестом пригласил Поттеров присесть. Гарри сел неохотно и немедленно отвёл от старика взгляд. Дамблдор поднял кулёк с лимонными дольками и предложил мальчику. Тот в ответ так передёрнулся, что директор едва мог сдержать смешок.

Стараясь не обращаться на него внимания, Гарри посмотрел в окно. Огромные свободы замка, тёмное озеро и даже часть запретного леса. Драко много рассказывал ему об этом лесе, включая тот раз, когда на него напал гиппогриф.

Мальчик улыбнулся про себя. Он был безумно зол из-за того, что его привезли сюда и держат как заключённого, но какая-то его часть была взволнованна этой поездкой. После всех историй, он много раз представлял себе, на что похож этот замок, ведь даже его отец учился здесь. Гарри мысленно ударил себя, нет, он никогда не позволит Хогвартсу хоть как-то затронуть его.

Увидев на губах Гарри едва заметную улыбку, Дамблдор ощутил прилив гордости. Хогвартс всех меняет в лучшую сторону. И пусть даже улыбка эта была мимолетной, и мальчик тут замаскировал её под одной из своих масок.

- Я надеюсь, Гарри, ты помнишь наши условия. Ты обязан слушаться и следовать школьным правилам, как и все прочие студенты. Никто не должен узнать кто ты, а если навредишь кому-либо, понесёшь наказание.

Глаза Гарри вспыхнули, когда Дамблдор упомянул наказание. Резко вскочив на ноги, он наклонился к директору так близко, что его лицо оказалось всего в паре сантиметров от него.

- Наказание? Нет, не думаю. Я буду делать что хочу! Вы не можете мне ничего сделать, и вы знаете это! - прошипел мальчик.

Джеймс вскочил на ноги, готовый достать палочку, если вдруг Гарри вздумает напасть на директора. Но сын уже сел обратно и теперь просто прожигал Дамблдора взглядом.

А директор, между тем, продолжил говорить, будто бы ничего и не произошло.

- Ты будешь посещать все уроки и разделишь спальню со своими одноклассниками...

Гарри снова вспыхнул.

- Разделить? Ну нет, я не собираюсь ни с кем ничего делить, Дамблдор!

И Гарри, более чем удивился, когда Джеймс поддержал его.

- Дамблдор, не думаю что это хорошая идея. Гарри нужно выделить отдельную спальню, - немного смущённо проговорил Поттер.

Он не понимал, почему директор идёт на такой риск, ведь речь шла о безопасности других учеников. Но Дамблдор только улыбнулся в ответ.

- Всё будет прекрасно, Джеймс, уверяю тебя. А теперь, думаю, настало время банкета, нам всем лучше пойти в Большой зал.

Всё ещё неуверенный в правильности решения, Джеймс поднялся на ноги и последовал за директором. Гарри, однако, не двинулся с места.

- Гарри, пожалуйста, идём с нами, - мягко попросил Дамблдор.

Мальчик раздражённо посмотрел на него и поднялся на ноги.

- Я не голоден, покажите мою тюремную камеру, и я пойду туда.

«Ну почему он всё усложняет?» - подумал Джеймс, пытаясь справиться с раздражением.

- Ты же весь день ничего не ел, думаю, ты должен хоть что-то съесть перед сном, - попытался уговорить его Джеймс.

- Мне плевать на то, что ты думаешь, Поттер! Покажите мне мою чёртову комнату!!

- Отлично! Если собрался изображать из себя избалованного ребёнка, я буду считать тебя именно таким! - не остался в долгу Джеймс. - Куда вы его отправите? - немедленно спросил он у Дамблдора

- В Гриффиндор, конечно же, - с улыбкой ответил директор.

Нет, это было уже слишком. До последнего момента, Гарри был уверен, что его распределит та сумасшедшая шляпа, о которой рассказывал Драко. А там бы уже не оставалось сомнений, что попадёт он в Слизерин. А куда ещё мог попасть наследник Салазара Слизерина?

- Что? Какой Гриффиндор?! Вы лучше меня знаете, что я не должен быть там! - закричал Гарри.

- Нет, Гарри, тебе место в Гриффиндоре, вся твоя семья училась там, - спокойно ответил Дамблдор.

- Я наследник Слизерина! Я должен быть в Слизерине! - он с трудом подбирал слова, из-за переполнявшего его гнева.

- Ты и наследник Гриффиндора тоже. Прости, но прежде чем стать наследником Слизерина, ты уже был наследником Гриффиндора, - возразил Дамблдор.

Гарри сложил руки поперёк груди и яростно посмотрел на директора. Тот лишь улыбнулся и сообщил Джеймсу пароль к гостиной.

Напрочь проигнорировав их обоих, Гарри направился к выходу и уже у самой двери обернулся.

- Можете запрятать меня куда угодно, Дамблдор, но я останусь наследником Слизерина.

Слабая улыбка подёрнула губы директора.

- Спокойной ночи, Гарри.

Гарри не смотрел по сторонам, пока они с Джеймсом шли по коридору, он был слишком сердит.

«Как этот старый дурак мог засунуть меня в Гриффиндор! Это худшее что он мог сделать!»

Через несколько минут они оказались возле портрета толстой тётки в жутком розовом платье.

Гарри поморщился.

«Мерлин, даже картина здесь омерзительна, у Слизерина всё должно быть намного лучше!»

- Виммблемодия, - произнёс Джеймс, и картина отъехала в сторону. Гарри шагнул в образовавшийся проём и оказался в красно-золотой комнате, которая выглядела достаточно уютной. Не желая хвалить что-либо, относящееся к Гриффиндору, мальчик сделал вид, будто ему омерзительно это место.

Джеймс же наоборот, радостно осматривался.

- Боже, как я соскучился по этому месту, - пробормотал он, не думая, что Гарри услышит его, но тот, разумеется, услышал.

«Теперь у меня есть ещё одна причина ненавидеть Гриффиндор» - подумал он, поднимаясь по винтовой лестнице. Если уж Поттер учился здесь, то ему это место никогда не сможет стать домом.

В спальне обнаружилось пять платяных шкафов и пять кроватей. Возле самой ближней к окну, Гарри заметил свой чемодан. Простояв несколько секунд на пороге, он обернулся к Джеймсу.

- Здесь?! Я должен жить здесь?! Эта комната крошечна, и мне ещё делить её с кем-то! Ты с ума сошёл!

Джеймс, едва сдерживая смех, посмотрел на сына и того, разумеется, это разозлило ещё больше

- Извини, Гарри, ничем не могу помочь. Комната вовсе не крошечна, тем более что здесь ты будешь только спать. Время, свободное от занятий, студенты обычно проводят в общей гостиной.

Реакция Гарри, Джеймса весьма позабавила, на какое-то мгновение он стал похож на обычного подростка. Подростка, который не желает делить с кем-то свою территорию. Поттер улыбнулся.

- Гарри, ты уверен, что не хочешь есть?

Он сказал это просто так. Всё чего ему хотелось, это поговорить с Гарри. Хотелось подойти и убрать непослушные волосы с его лица, посмотреть в глаза и прижать к себе. Так, как это было много лет назад.

Но, Джеймс понимал, что Гарри не позволит этого сделать. Тогда он просто положил руку на плечо сына. Тот вздрогнул и немедленно отскочил от него.

Оставалось только уйти. У двери Джеймс обернулся и увидел, что мальчик копается в своём чемодане. Пожелав сыну спокойной ночи, он оставил его.

Как только Джеймс ушёл, Гарри упал на кровать и задёрнул полог. Он чувствовал себя ужасно из-за того, что попал в Гриффиндор. Ведь он и подумать не мог, что всё так получится. Гарри хотел попасть в Слизерин, там учился его отец и сейчас там был Драко. Отец всегда называл гриффиндорцев глупцами. Правда в данной ситуации, от этих воспоминаний становилось только хуже.

Главной причиной, по которой Гарри не пошёл на банкет, был едва уловимый страх. Он боялся встречи с множеством детей.

Мальчик почувствовал голод и повернулся на живот. Гордость не позволяла ему признать это.

«Проклятая гриффиндорская гордость!» - подумал он, прежде чем заснуть.

Рон, Невилл, Дин и Симус, как можно тише зашли в спальню мальчиков. Перед банкетом Дамблдор предупредил Рона о прибытии Гарри, и сейчас он проклинал всё на свете. К тому же директор попросил проследить, чтобы ребята хорошо отнеслись к новенькому, и чтобы никто не узнал о его прошлом. Рон не думал, что такое может случиться, но на всякий случай кивнул.

Всю дорогу до гостиной, он донимал Гермиону своими жалобами. Однако та не согласилась с ним.

«Если уж Дамблдор верит в Гарри, то и все мы должны постараться принять его», - сказала она и Рон притих. Ему не хотелось ссориться с Гермионой накануне урока трансфигурации.

Полог пятой кровати уже был задёрнут, когда ребята вошли в спальню. Гриффиндорцы с любопытством переглянулись. Рон упоминал о новом мальчике, переведённом из-за границы. Они знали, что он был старшим братом Демиана, и что сюда его привезли из соображений безопасности.

«Это почти правда», - думал Рон. Может, Гарри и не был за границей, но жил в таком мире, который недоступен ребятам его возраста. Тихо перешептываясь, мальчики двинулись к кровати.

- Мы должны посмотреть.

- Нет, вы разбудите его и он разозлится!

- Да мы только посмотрим, я хочу знать, как он выглядит.

Что ж, Рону тоже было интересно, как выглядит Тёмный Принц. Вчера Демиан рассказал, что Гарри точная копия отца.

Наконец, любопытство пересилило и Рон, наплевав на возможную опасность, присоединился к своим товарищам. Очень медленно и, насколько возможно, спокойно, Уизли отодвинул полог. Их ждало разочарование. Даже несмотря на то, что комнату освещал лунный свет, лица мальчика не было видно, он лежал к ним спиной. Они уже собирались уходить, когда холодный голос заставил их подпрыгнуть.

- Если вы не хотите лишиться глаз, вам лучше перестать пялиться на меня!

Хватило нескольких секунд, чтобы понять, кому принадлежал голос. Гарри даже не повернулся, когда говорил это. Рон пробормотал «Извини» и торопливо задёрнул полог. Ребята поспешили разойтись по своим кроватям.

- Он кажется немного агрессивным, - услышал Гарри чей-то шёпот.

«И вы даже понятия не имеете насколько», - подумал он и снова погрузился в сон.

Гарри проснулся от какой-то возни и не сразу понял, где находится.

По крайней мере, этой ночью ему удалось нормально поспать, чего не было с того дня, как его поймали. Гарри отдёрнул полог и увидел, что ребята уже встали и теперь одеваются. Жить с ними в одной комнате, что может быть ужаснее? Он поднялся, достал из чемодана одежду и, пока его никто не заметил, направился в ванную. У самой двери на него налетел рыжеволосый мальчик и Гарри предположил, что это один из Уизли, слишком много он слышал о них от Малфоя. К тому же, если он всё правильно помнил, мальчика звали Рон, они должны быть с ним одного возраста.

Уизли растерянно посмотрел на Гарри и тот ухмыльнулся. Мерлин, похоже он даже глаза на него боялся поднять. Видимо, этот рыжий один из тех, кто знает о его прошлом. А к Рону, между тем, вернулся дар речи, потому что он шагнул к Гарри и протянул руку.

- Рональд Уизли, - неуверенно представился он.

Гарри даже не посмотрел на протянутую ладонь, что ужасно разозлило Рона. В конце концов, он первый сделал шаг на встречу, ради Демиана. К тому же, если Гарри предстоит жить здесь, нужно хотя бы попытаться установить дружеские отношения с приёмным сыном Того-Кого-Нельзя-Называть.

Сходство Гарри и Джеймса, в самом деле, поражало. Если бы не холод в глазах, Рон мог бы поклясться, что перед ним стоит шестнадцатилетний Джеймс Поттер. Но в этих зелёных глазах было столько льда, сколько просто не могло появиться во взгляде Джеймса.

«Драко был прав, этот идиот совершенно не умеет скрывать эмоции», - подумал Гарри.

- Если ты злишься из-за вчерашнего, извини. Мы не должны были подкрадываться, просто хотели посмотреть, как ты выглядишь, - тихо проговорил Рон.

Гарри наклонился к мальчику, чтобы только он мог слышать его слова.

- Ты знаешь, что любопытство может убить, не так ли?

Рон побледнел и немедленно выбросил из головы все мысли о дружбе с этим человеком.

«Дамблдор ошибается, Гарри никогда не станет нормальным» - подумал Рон, направляясь к двери. Одной неудачной попытки подружиться было достаточно, чтобы понять это.

Гарри взглядом проводил испуганного шестикурсника и улыбнулся.

«Это было просто. Если они так реагируют на обычные слова, то, что будет дальше?»

Этой ночью он думал о том, как испортить им всем жизнь.

Гарри уже собрался зайти в ванную, когда к нему ещё кто-то подошёл. Этот кто-то тоже протянул ему руку и представился, но Гарри уже не слышал ничего, кроме стука собственного сердца. Этот мальчик…круглое лицо, большие карие глаза. Гарри изо всех сил пытался дышать, но воздух вокруг него словно исчез. Первой его мыслью были проклятья в адрес Альбуса Дамблдора. Старый дурак поселил его в одну комнату с Невиллом Лонгботтомом, прекрасно зная, что Гарри сделал с его родителями.

- Привет, ты, наверное, Гарри Поттер, я Невилл Лонгботтом, - снова представился мальчик.

Нет, этого он вынести не мог. Гарри скрылся за дверью ванной, прежде чем Невилл мог ещё что-то сказать.

- Странный мальчик, - пробормотал Невилл себе под нос.

Гарри прислонился к стене и попытался успокоиться.

«Как Дамблдор мог так поступить?!»

Ответ, однако, пришёл сам собой.

«Он хочет, чтобы я почувствовал себя виноватым».

Ярость наполнила каждую клеточку его тела, нет, он не позволит Дамблдору победить! Мальчик подошёл к раковине и умылся холодной водой.

Если уж он вынужден жить здесь, нужно контролировать эмоции.

Быстро переодевшись, он взглянул на себя в зеркало.

- Я похож на идиота! - простонал он и попытался пригладить растрёпанные волосы. - Хоть один раз, вы можете выглядеть нормально?! - спросил он в пустоту. Словно в ответ на это, волосы ещё больше растрепались.

- Великолепно!

Ему предстояло пройти через ад. Все станут смотреть на «новенького», а он будет похож на идиота.

Он хотел вернуть свою чёрную мантию, ботинки из драконьей кожи и больше чем когда-либо в жизни, он хотел, чтобы на нём была серебряная маска. Поттер так и не вернул её ему, он сжёг её и сказал, что Гарри больше не должен скрывать лицо.

Маска сгорела, а вместе с ней словно часть его пропала в огне. Долгие годы он носил её, а теперь вынужден был открыть лицо.

Снаружи послышались голоса, и Гарри открыл дверь. За ней оказался Джеймс Поттер в окружении студентов. Увидев Гарри, он не смог сдержать улыбку.

Весь путь от спальни до гостиной они проделали молча но, наконец, Джеймс не выдержал.

- Ну, как тебе первая ночь в Хогвартсе?

Гарри упорно продолжал молчать. Джеймс попытался ещё раз.

- Ты отлично смотришься в форме, почти похож на обычного подростка.

Гарри резко остановился и яростно посмотрел на Джеймса.

- Не пытайся быть забавным Поттер! Не могу сказать ничего хорошего о твоём чувстве юмора. Если ты собрался контролировать меня, тебя ждёт куча проблем.

Джеймс улыбнулся. Он понял, что единственный способ общаться с Гарри, это воспринимать его как обычного подростка…возможно с немного тяжёлым характером.

- Нет, я серьёзно, Гарри, ты отлично держишься в свой первый день, - Джеймс едва сдержал смех, казалось, Гарри готов был испепелить его взглядом. - Ты знаешь, я помню свой первый день в школе. Просто ужас, что со мной творилось. У меня были жуткие очки, совершенно огромные! - Джеймс замолчал и посмотрел на сына. - Я всё хотел спросить, Гарри, ты не носишь очки?

- Ух ты! Твоя наблюдательность не перестаёт поражать меня! Ты всегда так умело замечаешь очевидные вещи? - с сарказмом спросил мальчик.

Джеймс покраснел.

- Я имел в виду, носил ли ты когда-нибудь очки?

Усмешка растворилась, теперь ненависть в глазах сына не забавляла, а пугала Джеймса.

- Ты невозможен, знаешь это, Поттер?! - прошипел Гарри и быстро направился к двери. Джеймс догнал его.

- Что случилось? Это всего лишь вопрос.

Гарри повернулся и Поттер вздрогнул от поразившего его холода. В этих глазах было столько злости и…чего-то ещё… Джеймс не был уверен, но ему показалось, он разглядел боль среди ненависти и злобы.

- Хочешь знать, Поттер? Хорошо, я объясню тебе! Мой отец исправил мне зрение! И сейчас я ни в чём не нуждаюсь! Мой отец сделал это для меня!! - Гарри тяжело дышал и его голос почти срывался.

Джеймса поразила эта реакция. Почему простой вопрос так разозлил мальчика? Поттер постарался не придавать значения слову «отец», сорвавшемуся с губ сына, но его лицо, кажется, говорило само за себя. Гарри торжествующе ухмыльнулся и выскочил из гостиной, прежде чем Джеймс мог что-то сказать.

Джинни опаздывала на завтрак. Она проснулась довольно рано и всё это время провела в библиотеке. С того случая в Косом переулке, девочка не могла думать ни о чём другом, кроме поисков своего спасителя. Но, сколько она ни старалась, так и не смогла ничего найти.

А вот если она опоздает на завтрак, значит, не узнает расписание, значит придётся объясняться с профессором МакГонагал. Джинни была слишком поглощена своими мыслями, поэтому не заметила, как кто-то бежит вниз по лестнице. Какой-то студент врезался в неё, и они оба упали на пол.

Джинни открыла, было, рот, чтобы обругать «слепого идиота», но слова застряли у неё в горле, поскольку она увидела ярко-зелёные глаза. Она сидела в коридоре, на полу и молча смотрела на растрепанного мальчишку. Его глаза были точно такими же, как у её таинственного спасителя.

Гарри узнал её, но виду не подал. Он не хотел, чтобы она его узнала, впрочем, ведь она не могла разглядеть его лица, да и, скорее всего, уже не помнит тот случай.

Гарри поднялся с пола, а девочка всё продолжала смотреть на него.

Наконец, она вышла из оцепенения и тоже поднялась на ноги. Нога немедленно отозвалась болью.

- Ты в порядке? - услышала они тихий голос.

Джинни застыла, сколько раз она представляла, каким он может быть. Сердце бешено забилось.

«Это, это, его голос!»

Она окончательно встала, игнорируя боль.

- Да..я..я отлично, - Джинни хотела, чтобы её голос перестал дрожать. - Извини, я не смотрела куда иду.

«Боже, теперь он подумает, что я идиотка, которая не видит куда идёт» - обругала она себя.

- Нет, всё хорошо, я тоже не смотрел куда иду, ты точно в порядке? - Гарри видел, как вздрогнула девочка, когда поднималась на ноги.

Теперь Джинни была уверена, что она, наконец, нашла его. Именно эти зелёные глаза с беспокойством смотрели на неё, когда она упала с крыши. Но почему он не узнаёт её?

- Прости, мы прежде не встречались? - спросила она, точно зная, где и когда это произошло. Но прежде чем Гарри смог ответить, с лестницы раздался крик:

- Гарри! Куда ты делся?!

Джинни обернулась и увидела Джеймса Поттера. Он пробивался к ним, пытаясь не сбить с ног спешащих в Большой зал студентов. Джинни вовремя обернулась, чтобы увидеть с какой ненавистью мальчик смотрит на Поттера.

Ей понадобилось всего пару секунд, чтобы осмыслить всё. Джеймс Поттер только что назвал его «Гарри», именно так звали Тёмного Принца. Джинни посмотрела на стоящего перед ней мальчика и поняла, насколько тот похож на Джеймса. Что-то холодное и скользкое наполнило её сознание.

Это Гарри Поттер! Тёмный принц! Человек, ответственный за множество смертей и разрушений. Джинни вконец растерялась. Её спасителем не мог быть Гарри Поттер!

Джеймс, наконец-то, сумел пробиться сквозь толпу и теперь стоял рядом с сыном.

- Почему ты убежал? - спросил он, но Гарри лишь молча переводил взгляд с него на Джинни.

Удивительно, как быстро изменилось поведение этой девчонки. Сначала она смотрела на него со страхом и удивлением, а теперь её глаза были полны холода.

«Что всё это значит?» - подумал он.

- Значит, ты Гарри Поттер? - спросила Джинни, ругая себя за несообразительность, ведь видела же она, как он похож на Джеймса.

- Лучше просто Гарри, - ответил подросток, с интересом разглядывая девочку.

Джеймс только что заметил Джинни и улыбнулся ей.

- Доброе утро, Джинни.

- Доброе утро, мистер Поттер.

Джеймс посмотрел на подростков и понял, что они разговаривали, пока он не пришёл.

- Вы…знаете друг друга? - спросил он, понимая, что это невозможно.

Джинни нагнулась за сумкой, которая всё ещё валялась на полу, а потом окинула Гарри холодным взглядом.

- Нет, я приняла его за другого, я ошиблась, - немедленно отозвалась девочка.

- Да, ты ошиблась, я не общаюсь с подобными тебе, - Гарри подарил ей одну из своих фирменных ухмылок.

Джинни нахмурилась и, отряхнувшись, поспешила в Большой зал, проклиная Тёмного Принца. Теперь то она точно опоздала.

Гарри раздражённо посмотрел ей вслед.

«Почему сперва она была такой доброй, а потом вдруг резко изменилась?» - растерянно подумал он.

Джеймс внимательно посмотрел на сына.

- Гарри, что случилось в гостиной? Почему ты так отреагировал на мой вопрос?

Но мальчик даже не взглянул на Джеймса. Он повернулся и молча направился к Большому залу.

- Гарри…

- Поттер, я хочу есть! И надеюсь получить нормальную еду, чтобы выдержать ту пытку, которую вы приготовили для меня сегодня, понятно?!

Слова Гарри задели Джеймса, и он почувствовал, что его терпение подходит к концу.

- Хорошо, и как же ты собрался есть, если даже не знаешь куда идти?

Гарри обернулся к нему и раздражённо указал на поток студентов, направляющихся в Большой зал.

- Я собираюсь следовать за ними. Разве такой аврор как ты, не может решить столь простой задачи? - настроение Гарри немного поднялось, потому что Джеймс покраснел.

Поттер кивнул, и они двинулись вперёд.

«Это будет долгий день», - устало подумал Поттер, открывая двери Большого зала.

Глава 18

Брат и друзья

Гарри замер у входа в Большой зал. Его сердце отчаянно забилось, когда он увидел множество студентов. Они радостно поглощали завтрак и приветствовали друг друга, после летних каникул. За всю свою жизнь, Гарри не видел так много детей. Он застыл, немедленно вспомнив о своих растрёпанных волосах и неудобной школьной форме.

Джеймс подошёл к сыну, не понимая, что было не так, но мальчик, словно, не замечал его.

- Пойдём, Гарри, стол Гриффиндора здесь, - он указал рукой направо.

Ощущая на себе множество глаз, Гарри всё-таки двинулся с места и, добравшись до стола, сел как можно дальше от всех.

Джеймс оставил Гарри и направился к преподавательскому столу, за которым уже сидела взволнованная Лилиан.

Гарри уткнулся взглядом в тарелку. На него смотрели, он мог чувствовать это, и единственным его желанием было, чтобы все они исчезли. В конце концов, он вздохнул и принялся лениво жевать тост. Вся эта ситуация заставляла его напрячься, чего он никогда себе прежде не позволял. Ведь он убил стольких Пожирателей смерти, не говоря уже о стычках с министерством и Орденом и за всё это время, ещё ни разу он не чувствовал себя неуверенно. Гарри решил, что всё это потому, что он находится на неизвестной территории. Ведь когда его посылали на задания, он знал, что от него требуется, знал, что должен делать и как действовать. А теперь, теперь не он контролировал ситуацию.

Гарри вздохнул и попробовал не думать об этом. Первое, что ему необходимо сделать, это найти Драко, он должен послать сообщение отцу. Его взгляд скользнул по другим столам и, наконец, выделил среди прочих студентов светловолосого слизеринца, сидящего за самым дальним столом. Видимо, вражда этих двух факультетов была настолько сильной, что даже столы поставили как можно дальше друг от друга. Драко разговаривал с друзьями и не замечал его. Гарри мысленно улыбнулся.

«Что скажет Драко, когда увидит меня здесь?»

Мальчик собирался вернуться к завтраку, когда внезапное движение заставило его вздрогнуть. Напротив него приземлился Демиан.

- Доброе утро, Гарри, - радостно сказал он.

Гарри зарычал в ответ.

- Ну, что ты думаешь о Хогвартсе? Здесь классно, правда?! Ты пока ещё не всё видел, но это поразит тебя! - Демиан остановился, увидев, что брат раздражённо потирает виски.

- Может, ты пойдёшь доводить кого-нибудь ещё? - устало спросил Гарри.

- Но ты здесь новенький. Кто-то должен рассказать тебе о Хогвартсе, почему не я? - он снова улыбнулся.

Гарри вздохнул и позволил Демиану продолжить галдёшь на тему Хогвартса. Похоже, с игнорированием не вышло, а ничего больше он пока придумать не мог. Гарри посмотрел на половину тоста и понял, что потерял аппетит. Повернувшись, мальчик увидел, что Джеймс и Лили внимательно наблюдают за ними.

«Пришло время небольшой неприятности для Поттеров» - мысленно ухмыльнулся Гарри.

Он наклонился ближе к Демиану и поманил его к себе. Демиан замолчал и приблизился к брату, чтобы услышать, что тот хочет ему сказать.

- Значит так, ребёнок, как насчёт небольшой экскурсии специально для меня?

- Серьёзно? - удивлённо спросил мальчик.

- Кто-то же должен сделать это, почему не ты? - повторил Гарри, уже сказанные ранее слова.

- Тогда хорошо! Но мы не можем идти прямо сейчас. МакГонагал скоро будет раздавать расписание, - Демиан выглядел разочарованным нехваткой выделенного им времени.

- Хорошо, тогда почему бы тебе пока не показать мне комнату мальчиков, мне всё равно нужно туда перед началом занятий.

Демиан кивнул, и они вместе направились к выходу.

Увидев это, Джеймс вскочил со стула и бросился за ними. Они с Лили с самого начала наблюдали за ребятами и Джеймс ужасно волновался. Он никак не мог забыть взгляд Гарри, когда он узнал о Демиане. Поттер помнил, на что способен Гарри даже без палочки, и он не хотел, чтобы Демиан или любой другой ребёнок оставались с Гарри наедине. Но пройти через толпу семикурсников, которые только что пришли в зал, оказалось задачей не из лёгких. Он увидел Гарри и Демиана у двери, они эту толпу уже успешно миновали. У самого выхода Гарри обернулся и посмотрел на Джеймса. На губах мальчика появилась ухмылка, он подмигнул аврору и вышел из зала.

Джеймс почувствовал, как кровь стынет у него в жилах. Что Гарри собрался делать с Демианом? Он ведь не станет обижать его прямо под носом Лили и Джеймса, верно?

Когда, наконец, Джеймс пробился сквозь толпу, мальчиков уже нигде не было. Поттер запаниковал. Ну почему он ждал так долго? Почему не подошёл к столу, как только Демиан заговорил с Гарри?

Джеймс достал палочку и прошептал.

- Укажи…

Его палочка завертелась, указывая по очереди то направо, то налево. Джеймс выругался про себя, это заклинание не работало в Хогвартсе из соображений безопасности. Он осмотрелся, куда ребята могли пойти? И как Демиан мог быть настолько глуп? Поттер планировал устроить сыну серьёзный выговор, но для начала нужно было его найти. Джеймс побежал направо, но ноги не слушались его. Наверняка Гарри сделает что-то ужасное с Демианом.

Уже собираясь повернуть за угол, Джеймс услышал позади себя знакомый голос.

- …комнаты мальчиков есть на всех этажах, а комнаты девочек только четырёх, кому-то это кажется несправедливым.

Джеймс обернулся и увидел своих сыновей. Они только что вышли из туалета и направлялись обратно к Большому залу.

- Какого чёрта, мне нужно знать, сколько здесь дамских комнат? - немного рассеянно спросил Гарри.

Джеймс почувствовал, как пол уходит у него из-под ног. Туалет! Конечно! Демиан всего-навсего показывал Гарри туалет! Поттеру стало стыдно за свою панику. Разумеется, Гарри не стал бы вредить Демиану сейчас.

Джеймс направился к мальчикам, подавляя желание обнять младшего сына.

- Папа? Что ты здесь делаешь? - спросил Демиан, увидев отца.

Джеймс подошёл к сыновьям и понял, что не знает что сказать. Да и как бы это выглядело?

«Демиан, я думал, Гарри пошёл убивать тебя».

Джеймс смутился ещё больше. Гарри посмотрел на его бледное лицо и улыбнулся, своего он добился. Демиан тоже заметил, что папа чем-то встревожен.

- Пап, что случилось? Ты не очень-то хорошо выглядишь.

- Ничего, Дэми, всё хорошо..эм..где это вы двое пропадали? - Джеймс надеялся, что его голос звучал спокойно.

- Я только показывал здесь всё Гарри, перед началом занятий.

- Да, Поттер, а ты что подумал? - спросил Гарри. Голос мальчика звучал спокойно, но Джеймс понимал, что сын смеётся над ним. Он специально напугал его. Мальчик решил поиграть с ним, а он так просто купился.

Поттер сожалел, что не остался за столом. Он предостерегающе посмотрел на Гарри и проводил мальчиков обратно в Большой зал.

Как только они вернулись на свои места, Джеймс подошёл к столу преподавателей. Лили успокоилась, поскольку оба её сына вернулись в зал.

Деканы стали раздавать расписания. Профессор МакГонагал на короткий миг задержалась перед Гарри. Мальчик, не глядя, засунул расписание в карман. Зачем ему помнить его, если Поттер и без того будет повсюду за ним ходить?

Через секунду, Гарри увидел двух девочек, они хихикали и смотрели на него. Обернувшись, он понял, что весь стол Гриффиндора с подозрением на него уставился. Не теряя даром времени, Демиан принялся вводить всех в курс дела. Гарри сохранял спокойствие и даже проигнорировал несколько «приветов», но вздрагивал каждый раз, когда Демиан представлял его «Гарри Поттер». Со всех сторон посыпались вопросы. Студенты хотели знать, где Гарри был все эти годы и почему его тайно перевезли сюда? Демиан сам отвечал на все вопросы, даже не смотря на то, что большинство из них были адресованы Гарри. Один шестикурсник спросил: «А он не немой?»

Гарри собирался, было, открыть рот, чтобы поставить этого идиота на место, но поймал умоляющий взгляд Демиана и промолчал. Возможно, он сделал это, потому что Демиан, хоть и не осознано, помог ему поиздеваться над Поттером.

- Отвали Дэвид, у Гарри недавно была ангина, вот и всё, - ответил за него ребёнок.

Хихикающие девочки подошли к Гарри, и одна из них спросила:

- Гарри, почему ты не был вчера на банкете?

«Мерлин как можно быть такими любопытными?» - подумал Гарри.

- Я плохо себя чувствовал, - ответил он, не глядя на них, тем самым, полагая, что они уберутся.

Однако, девочки снова хихикнули и принялись что-то обсуждать.

- Прекрасный голос…великолепные глаза…он восхитителен!

Гарри дёрнулся и обернулся. Напрасно, потому что теперь на него уставились и остальные девочки.

«Глупые девчонки!»

Гарри встал из-за стола и тут же почувствовал, как на его плечо опустилась рука Джеймса. Он раздражённо стряхнул её и двинулся к выходу. Демиан неуверенно посмотрел на отца и попробовал подойти к ним, но Джеймс только покачал головой и сказал, что они встретятся за обедом. Демиан немного разочарованно кивнул и, пожелав Гарри удачи, присоединился к остальным третьекурсникам. Гарри закатил глаза, как будто он нуждался в чьей-то удаче.

«Какой сейчас урок?»

Он достал расписание и увидел, что у него сдоенный урок Истории магии.

«Отлично, напрасная трата времени», - подумал он, когда они с Джеймсом вышли из Большого зала.

Прежде чем Гарри присоединился к своему курсу, Джеймс отвёл его в сторону и протянул сумку с учебниками.

- А как насчёт моей палочки? - спросил мальчик.

- Ты получишь её, но не сегодня. На твоих сегодняшних уроках она не потребуется.

Гарри собирался возразить, но передумал. Он хотел уйти, когда Джеймс схватил его за руку.

- Гарри, я не хочу, чтобы ты что-нибудь натворил в классе. Не знаю, что ты пытался доказать сегодня за завтраком, но я не хочу, чтобы ты снова исчез, понятно? - Джеймс старался не показывать своё раздражение.

Гарри спокойно посмотрел на него.

- Да ладно тебе, Поттер, говори как есть. Ты не хочешь, чтобы я снова исчез или не хочешь, чтобы я снова исчез вместе с Демианом? - Гарри улыбнулся, потому что при упоминании младшего сына, Джеймс побледнел.

Гарри продолжил.

- Разве ты не видишь, Поттер, Демиан - твоя слабость. Ты боишься, что я использую его в своих интересах, не так ли?

Джеймс потерял терпение.

- Прекрати играть, Гарри, не трогай Демиана! Ты выиграл, не смей его трогать, понятно?!

- Я выиграл, даже не трогая его, Поттер. Как оказалось, я могу заставить тебя паниковать, даже не притрагиваясь к нему. Ты считаешь, что я могу навредить ему и пока этого достаточно, посмотрим, что будет дальше, - Гарри забавлялся испуганным выражением Поттера.

Класс открыли, и студенты хлынули внутрь. Гарри присоединился к ним, оставив поражённого Джеймса в коридоре.

- Нет, Дамблдор, не получается! Становится только хуже! Он открыто мне угрожал! Он слишком опасен! Мы не должны были привозить его сюда! - Джеймс вышагивал по кабинету Дамблдора. После разговора с Гарри, он никак не мог успокоиться.

Дамблдор напротив, невозмутимо молчал, позволяя Джеймсу выплеснуть эмоции. Он знал, что аврору нужно успокоиться, прежде чем что-то объяснять.

Наконец, после двадцати минут крика, Джеймс устало опустился на стул. Дамблдор увидел в его глазах печаль.

- Я сразу сказал тебе, Джеймс, что это будет не просто. Гарри трудно, его поведение вполне естественно. Он сопротивляется и бросает нам вызов, мы не должны так просто сдаваться.

Джеймс устало посмотрел на директора.

- Я не сдаюсь, но вы не понимаете насколько это сложно. Для меня, Лили, Демиана. Мы не желали бы ничего больше, возвращения Гарри в семью, но я не хочу, чтобы кто-то пострадал при этом.

Дамблдор улыбнулся и встал из-за стола.

- Верно, Джеймс, верно. Но никому невиновному Гарри не навредит.

Увидев непонимание в глазах Поттера, директор пояснил.

- Видишь ли, я попросил профессора Снейпа узнать побольше о Тёмном Принце и как оказалось, он не такой безжалостный убийца, каким мы его вообразили вначале. Он придерживается некоторых правил, по одному из которых, никогда не вредит невиновным. Под невиновными, Гарри подразумевает детей.

Поверить в услышанное было не просто, как такое возможно? Ведь Волдеморт ни за что бы не поддержал в этом Гарри! Что всё это значит?!

- Но, Дамблдор, как насчёт Вы-Знаете-Кого, почему он допускает эти его правила?

- Гарри очень успешно справляется с так называемыми «Заданиями». Я полагаю, Волдеморт позволяет ему выбирать любой путь для достижения цели. Мальчик для него не просто обычный наёмник. Северус рассказал мне, что Гарри не кланяется Волдеморту, как это делают остальные Пожиратели. Более того, мальчик рассматривается как кто-то почти равный Тёмному Лорду. Именно поэтому, я считаю, Волдеморт допускает эти правила.

Догадка пришла к Джеймсу неожиданно.

- Дети Мадам Помфри! Именно поэтому он спас их! Он считает детей невиновными, поэтому рисковал жизнью, чтобы спасти их!

С души Джеймса упал огромный груз, Гарри не навредит никому, кто будет положе семнадцати, значит, все дети в Хогвартсе в безопасности. Поттер облегчённо вздохнул, Гарри обманул его, когда угрожал сделать что-то с Демианом. Он только хотел напугать.

«И это сработало».

Джеймс почувствовал уважение к Гарри. Мальчик вырос в руках самого злого волшебника, которого когда-либо видел мир и умудрился сохранить в себе нечто хорошее. Однако, что-то всё равно не сходилось. Гарри было всего пятнадцать месяцев, когда его похитили. Совершенно очевидно, что тогда он не видел ни малейшего отличия между добром и злом. И почему Волдеморт поддерживает его? Ведь это могло доставить ему проблем в будущем.

Джеймс внимательно посмотрел на директора.

- Кое-что не совсем складывается, Дамблдор. Гарри не мог вырасти с таким представлением о добре, это невозможно. Почему он не трогает детей? Как бы грустно это не звучало, но я думаю, Волдеморт заставил бы его навредить любому живому существу, как только мальчик научился держать палочку. Какой бы у него не был статус, я не думаю, что он позволил бы существовать в душе Гарри состраданию. Пожиратели смерти не щадят никого, я не вижу смысла во всём этом, - закончил Джеймс.

- Я думаю, Гарри не считает нас невиновными. Так он думает только о детях, но ты прав, Джеймс, всё это лишено смысла. Именно поэтому своей целью Северус имеет узнать как можно больше по этому поводу. А пока мы можем быть спокойны, Гарри не тронет никого из детей.

Джеймс рассеяно кивнул. Сам он не доверял Снейпу, врятли тот будет заинтересован в обнаружении какой-либо информации относительно Гарри. Поттер решил, что доберётся до сути самостоятельно, узнает как можно больше о воспитании своего сына. Почему он никогда не вредит детям? В конце концов, разве беззащитные дети, не любимые мишени Пожирателей смерти? И если бы Джеймс сумел доказать, что Гарри спасал людей в качестве Тёмного Принца, он мог бы добиться полной амнистии от министерства.

Джеймс растерянно двинулся к двери, когда внезапно понял кое-что.

- Когда вы узнали об этом, Дамблдор? - спросил он директора.

- Вскоре после того, как схватили Гарри, почему ты спрашиваешь?

Джеймс улыбнулся директору. Дамблдор действительно был весьма хитрым стариком.

- Так вот почему вы не волновались, когда Гарри привезли в Хогвартс, вы знали, что он не тронет никого из детей. Меры предосторожности так же были приняты, я полагаю?

Дамблдор только улыбнулся и немного наклонил голову.

- Джеймс, я отношусь к безопасности студентов очень серьёзно, и никогда бы не позволил ситуации выйти из-под контроля.

Джеймс улыбнулся и, выйдя из кабинета, направился к классу, чтобы проводить Гарри на следующий урок. Он не мог сдержать улыбку, у Гарри была надежда.

Оставшаяся часть дня прошла без инцидентов. Гарри вместе с Джеймсом пришёл в Большой зал и сел за стол. У него только что были его первые в жизни школьные уроки. Дома его обучением занимались Белла, Люциус и отец. Вспомнив о них, Гарри сразу стало грустно. Он пожалел, что не может поговорить с Драко, но Поттер не выпускал его из виду. Сегодняшние уроки у Гарри были с Рейвенкло и Хаффлпаффом, так что Драко он пока не видел. Мальчик посмотрел на стол Слизерина, пытаясь разглядеть среди прочих студентов Драко, но так и не нашёл его. Гарри опустил взгляд на свою тарелку, он хотел есть, но не мог себя заставить.

Гарри увидел Демиана. Тот вошёл в зал вместе с мальчиками Уизли, девочкой с густыми каштановыми волосами и девочкой, с которой Гарри столкнулся сегодня утром. Теперь, когда Гарри видел её с остальными Уизли, он понял, что она их сестра. Рон и девочка с густыми волосами, которая как предположил Гарри, является грязнокровкой Гренджер (Драко рассказывал о ней) на всех уроках были в одном классе с Гарри. Кажется, большинство преподавателей были не согласны с Дамблдором по поводу перемещения Гарри в Хогвартс, многие старались его просто игнорировать. Гарри это вполне устраивало, поскольку он всё время думал о том, как ему убежать и не желал отвлекаться на уроки.

Гарри отвёл взгляд, надеясь, что Демиан и его друзья не станут садиться к нему. Он действительно не хотел с ними общаться. Однако, удача сегодня отвернулась от него, и Демиан поспешил сесть рядом с братом, остальные подростки последовали за ним. На их недовольные лица, как и на них самих, Гарри постарался не обращать внимания и сконцентрировался на еде. Демиан, казалось, не заметил поведения брата и заговорил с ним.

- Эй Гарри, как уроки? Наверняка скука смертная, как обычно?

Гарри даже не успел отрыть рот, когда Демиан поспешил представить друзей.

- О, это мои друзья. С Роном и Гермионой ты уже знаком, - Гарри ухмыльнулся, увидев смущение Рона, - Это Фред и его близнец Джордж, а это Джинни, - гордо закончил мальчик.

Гарри оставался спокойным. Пятеро подростков неловко переводили взгляд с него на Демиана. Гарри поймал пристальный взгляд Джинни, она холодно посмотрела на него и принялась заполнять свою тарелку едой. Гарри повернулся к Демиану.

- Когда мы продолжим нашу экскурсию? - спросил он.

- Эм, когда скажешь.

- Сейчас, - сказал Гарри.

- Сейчас? Ты разве не хочешь сначала пообедать? - спросил Демиан, с тоской глядя на полную тарелку еды.

- Нет, я не голоден. Если ты не хочешь, я пойду один, - Гарри поднялся на ноги, но Демиан вскочил следом.

- Нет, Гарри, я пойду с тобой!

- Демиан, ты разве не хочешь есть? - спокойно спросил Рон, в его глазах появился гнев, когда он посмотрел на Гарри.

- Нет, спасибо, Рон, я тоже не голоден.

Демиан и Гарри быстрым шагом направились к двери. У выхода Демиан обернулся и помахал маме с папой, показывая, что он уходит с Гарри. Какое же разочарование ждало Гарри, когда он увидел, что Джеймс улыбается и машет им в ответ. Понять почему аврор не пытается их остановить, он так и не смог и решил оставить эти размышления. В конце концов, так даже лучше, у него будет больше свободного времени.

Гарри сказал Демиану, что сначала хотел бы посмотреть на Хогвартс снаружи. Как только они вышли, Гарри увидел нужного ему человека. Драко Малфой, вместе с остальными слизеринцами торопливо шёл к двери, очевидно они возвращались с Узмс, поскольку на их лицах отчётливо читалось отвращение. Его лучший друг выглядел хуже всех, и громко жаловался на «маленьких грязных существ» которыми они должны были заниматься.

Гарри почувствовал волнение от возможности поговорить с Драко. Он повернулся к Демиану.

- Подожди здесь, ребёнок, - сказал Гарри и двинулся по направлению к слизеринцам.

- Что? Почему? - озадаченно спросил Демиан.

- Просто сделай, как я сказал! - не оборачиваясь, огрызнулся Гарри.

Гарри оставил расстроенного Демиана и спустился вниз, чтобы встретить слизеринцев. Драко был настолько поглощен жалобами, что даже не заметил, как к нему приблизился черноволосый мальчик. Гарри сумел подойти к нему сзади, а Драко всё продолжал ныть.

- Это всё пустая трата времени! Отец всегда говорит, что предметы, которые преподают в Хогвартсе, бесполезны! Для чего нам заботиться о каких-то бесполезных существах и изучать их свойства?! - он усиленно пытался очистить руки.

- Не знаю, Малфой, некоторые из них, могут использоваться для спасения твоей жизни, - сказал Гарри, заставив блондина вздрогнуть.

Гарри улыбнулся лучшему другу, наслаждаясь удивлением на его лице. Драко стоял как вкопанный, не веря своим глазам.

- Г-гари? Как ты…что ты здесь делаешь?

Драко взволнованно огляделся вокруг, словно ища кого-то.

- На Хогвартс напали? - нервно прошептал блондин.

- Нет же, идиот! Если бы напали на Хогвартс, думаешь, я бы стоял сейчас здесь и спокойно говорил с тобой? - Гарри встряхнул головой, - честное слово, почему его друг должен быть таким идиотом?

Драко покраснел.

- Эй! Кого ты назвал идиотом? Я только хотел узнать, почему ты сейчас в Хогвартсе!

Гарри помрачнел, бросив взгляд на двери Хогвартса.

- Я бы тоже хотел это знать, - Драко велел Кребу и Гойлу уйти и оставить их с Гарри одних.

- Гарри, что случилось? - Драко был по настоящему удивлён, что Гарри находился здесь и его странному ответу.

Гарри внимательно посмотрел на друга.

- Ты не знаешь, что случилось?

- О чём ты говоришь? Что случилось? - теперь Драко выглядел растерянным.

- Две недели назад меня схватил Орден!

Глаза Драко расширились от удивления и он, казалось, стал ещё бледнее обычного.

- Ч-что? - заплетающимся языком спросил он.

- Почему ты ничего не знаешь? Твой отец не говорил об этом?

Драко неловко посмотрел на друга.

- Хм…нет…наверное, потому что меня не было рядом. Мы с мамой были в Испании в течение двух недель, нужно было несколько проблем решить.

Гарри понял в чём дело. У Нарциссы и Люциуса были проблемы с браком уже несколько лет. Драко всегда уезжал с мамой, когда обстановка особенно накалялась, семья Нарциссы жила в Испании. Гарри понял, что Драко, скорее всего, приехал в Хогвартс прямо из Испании и ещё не успел поговорить с отцом.

- Я посылал тебе нескольких сов, объясняя то, что произошло, но ты видимо был… - Драко запнулся, не зная как сказать о том, что Гарри был в руках Ордена.

Гарри улыбнулся, но ничего не сказал. Он увидел что к Демиану приблизилось несколько фигур и вспомнил причину, по которой он хотел поговорить с Драко.

- Драко, послушай, мне нужно, чтобы ты передал сообщение. Скажи моего отцу, что я в безопасности, чтобы он не предпринимал никаких попыток меня спасти. Это как раз то, чего хочет Дамблдор. Скажи, что единственный способ убежать, это ослабить защиту в Хогвартсе, всего на пару минут, мне этого хватит.

Драко изумлённо посмотрел на Гарри.

- Гарри, ты с ума сошёл? Нельзя сбить защиту! Хогвартс - одно из наиболее безопасных мест!

- Драко, это возможно сделать! Защита не стол надёжна, как ты думаешь! На неё уже воздействуют по последнему заданию моего отца, рано или поздно всё получится. Сломать невозможно, но можно ослабить! Мне нужно всего пару минут, чтобы выйти за ворота, тогда Пожиратели смерти помогут мне вернуться домой. Если на это уйдут месяцы, пусть будет так! Я готов ждать несколько месяцев, только чтобы отец не рисковал!

Драко недоверчиво посмотрел на него, но сообщение доставить пообещал.

Гарри собирался уходить, но Драко остановил его и спросил, почему Орден не отправил его в Азкабан. Гарри сказал, что объяснит ему позже, когда у него будет больше времени, после чего, направился назад к Демиану и его друзьям.

Демиан с любопытством смотрел на Гарри. Тот пять минут разговаривал с Малфоем, они были знакомы, это казалось очевидным. Но о чём они могли говорить? Демиан с трудом удержал себя от того, чтобы подойти и узнать. Увидев друзей, он удивился.

- Что вы здесь делаете, ребята? - спросил Демиан, удивлённый тем, что друзья так быстро пообедали.

- Мы не голодны, - ответил Рон, выискивая глазами Гарри.

Демиан фыркнул.

- Такое у тебя впервые, - пошутил он.

Улыбка исчезла с лица Рона, поскольку он увидел, как Гарри говорит с Драко.

- Что, чёрт возьми, он делает рядом с Малфоем? - рассерженно воскликнул Рон.

- Не знаю, - Демиану стало неловко от сложившейся ситуации.

Он увидел, как Драко скрылся в боковом входе в Хогвартс, а Гарри направился к ним. Как только брат подошёл ближе, Демиан спросил.

- О чём ты разговаривал с Малфоем, вы с ним дружите?

Гарри резко посмотрел на Демиана.

- А в чём дело? Если ты дружишь с подобными ей, то почему я не могу дружить с Малфоем? - говоря это, Гарри кивнул головой в сторону Гермионы.

Подростки отреагировали так, будто слова Гарри обожгли их. У Рона, казалось, лопнуло последнее терпение, поскольку он закричал.

- Что ты имеешь в виду? Гермиона стоит десятерых таких как Малфой! Не смей их сравнивать! Ты просто смешон! Ты не имеешь никакого права говорить с нами так, будто мы чем-то хуже тебя! - Рон покраснел и инстинктивно приблизился к Гарри.

- Но вы и вправду хуже меня, - спокойно ответил Гарри.

Ребята выглядели изумлёнными, а Гарри наслаждался ситуацией. Лица Уизли стали схожи по цвету с их волосами и они, казалось, не могут найти слов. Гермиона в упор смотрела на Гарри. Демиану пришлось хуже всех, он оказался между братом и лучшими друзьями. Беспомощно смотря то на Гарри, то на Рона, он умолял их остановиться. Рон собирался ответить Гарри, когда Гермиона положила руку ему на плечо.

- Рон перестань, он того не стоит, - сказала она, сердито глядя на Гарри.

Гарри вспыхнул, слова Гермионы задели его.

- Не стою этого? Теперь ты смеешь сравнивать мою ценность с такой грязью как ты! - прошипел мальчик.

Эффект был мгновенным. В то время как девочки задохнулись от его слов, Рон вытащил палочку и направил её на Гарри. Демиан закричал.

- РОН, НЕТ! У него нет палочки! Рон, не делай этого! - но Рон был настолько сердит, что не слышал ничего.

- INCARTO! - Крикнул Рон и из его палочки вырвался жёлтый луч.

Гарри двигался настолько быстро, что никто не успел ничего заметить. Он увернулся от луча, одной рукой перехватил руку Рона с палочкой, а второй с силой ударил его по лицу. Рон закричал и схватился за сломанный нос. Он изо всех сил старался вырвать руку с палочкой, а второй пытался оставить кровь. Ещё одним движением Гарри заломил Рону запястье. Громкий хруст заставил Демиана, Джинни и Гермиону вскрикнуть от ужаса. Рон снова закричал. Гарри схватил Рона за воротник и притянул к себе так, что окровавленное лицо Уизли оказалось всего в дюйме от него.

- Никогда не смей нападать на меня, Уизли, или я так же легко сверну твою шею! - прошипел Гарри, прежде чем отпустить его.

Обе девочки с ужасом взглянули на Гарри и помогли раненному мальчику подняться по лестнице.

Чувство страха в их глазах удовлетворило Гарри, по крайней мере они больше не встанут на его пути. Ребята исчезли из виду, а Демиан всё ещё поражённо смотрел на Гарри.

Наконец, он отвернулся и молча последовал за друзьями, оставив Гарри одного у дверей замка.

Глава 19

Классы

На следующее утро, Гарри ожидал длинную лекцию от Джеймса по поводу инцидента с Роном. Но, к удивлению мальчика, Поттер даже не упомянул об этом, пока они шли на завтрак.

Гарри вошёл в зал и сразу же отыскал взглядом Драко. Слизеринец кивнул ему, это говорило о том, что сообщение доставлено. Гарри незаметно кивнул в ответ и сел за стол, увидев неподалёку красного Рона, а рядом с ним Джинни, Гермиону и Демиана. Все они смотрели на Гарри, и выражение их лиц заставило его улыбнуться.

Расположившись подальше от всех, Гарри даже не успел коснуться еды, когда кто-то сел прямо напротив него. Он поднял глаза и увидел Демиана.

- Я должен с тобой поговорить, - серьёзно начал мальчик.

- А ты когда-нибудь можешь со мной не говорить? - спросил Гарри, потянувшись к блинам.

- Гарри, что вчера произошло? Ты не можешь так относиться к окружающим! Ты не можешь называть людей такими отвратительными словами! И ты не можешь обижать других так, как ты поступил с Роном! - Демиан говорил как мог спокойно.

- С чего ты решил, что я должен тебя слушать? - прошипел Гарри сквозь сжатые зубы, наклонившись ближе к лицу Демиана. - Только потому, что ты испорченный маленький ребёнок, который получает всё чего хочет и не хочет от своих ужасных родителей, не значит, что ты можешь говорить мне, что делать!

Демиан выглядел потрясённым этими словами. Он вздохнул и постарался успокоиться, перед тем как продолжить разговор.

- Гарри, во-первых, я не испорченный ребёнок, который получает всё чего захочет. Во-вторых, я не позволю тебе говорить так о наших родителях!

Гарри едва мог сдержать смех, услышав эти слова.

- Ты думаешь, прежде чем говоришь? Ты действительно считаешь, что можешь угрожать мне? Слушай сюда, ребёнок, я покалечил больше людей, чем ты встречал в своей жизни. Я не знаю, что тебе рассказывали обо мне, но видимо это неправда, потому что ты не понимаешь, сколько я могу причинить боли. Если у тебя есть хоть капля мозгов, и если ты хоть что-то чувствуешь, ты должен понимать, что я опасен!

- Я нисколько тебя не боюсь! Я знаю, что должен бояться, особенно после вчерашнего, но я не боюсь! А что касается моих чувств, нравится тебе или нет, но ты мой брат, и я не могу ненавидеть собственного брата, не важно, что ты говоришь или делаешь!

Демиан встал, не сводя с него глаз.

- Между прочим, мы не рассказали никому о том, что случилось, и ты тоже не должен!

Гарри был шокирован этими словами.

- Почему? - спросил он.

- Это бы доставило кучу проблем! И тебе и Рону, ведь это он напал на тебя. А у тебя не было палочки, и ты не мог защитить себя.

Демиан вернулся обратно к друзьям, оставив растерянного брата одного.

Перед Лордом Волдемортом стояли два его самых преданных Пожирателя Смерти. Люциус только что закончил читать письмо Драко, в котором мальчик передавал сообщение от Гарри. Белла стояла рядом, они оба склонили головы, ожидая приказа своего повелителя.

Белла была в ярости. Да что же он делает?! Просит их не предпринимать попыток спасти его! Ха! Он что действительно считает, что они оставят его в Хогвартсе?! Особенно в компании этого старого предателя крови, Альбуса Дамблдора!

Белле нужна была лишь команда, чтобы пойти, вытащить Гарри оттуда и вернуть его Лорду Волдеморту.

Белла бросилась бы в Хогвартс без единого сомнения, если бы был шанс вернуть Гарри. Она тяжелее всех перенесла его похищение и всё время винила в этом себя. Если бы только она тогда добралась до Гарри раньше, ничего этого не случилось бы! Белла оторвалась от своих мыслей, потому что Лорд Волдеморт обратился к Люциусу.

- Люциус, как далеко вы продвинулись с проектом защиты Хогвартса?

Люциус нервно сглотнул, прежде чем ответить.

- Мой Лорд, мы распознали две трети защитных заклинаний, но всё ещё не можем понять как ослабить их.

Красные глаза Волдеморта гневно вспыхнули.

- Как долго, Люциус?

- Мой Лорд, по моим оценкам два или три месяца.

Люциус даже не успел подготовиться, когда заклятье Круцио ударило его в грудь. Он закрыл глаза и сжал зубы, чтобы помешать крику вырваться наружу. Спустя минуту проклятье было снято, и Волдеморт снова прошипел:

- Как долго, Малфой, два или три месяца?

- Т-т-три месяца, мой Лорд, - пробормотал Люциус, пытаясь отдышаться.

Лорд Волдеморт снова погрузился в свои мысли, обдумывая полученную информацию. Если бы он послушал Гарри, то смог бы вернуть его через три месяца, но что случится за это время! Волдеморт доверял Гарри и знал, что тот не признает Дамблдора, но, находясь рядом с Поттером, Гарри может захотеть остаться там! Нет! Это не выход! Он не может ждать три месяца, чтобы снова увидеть сына!

- Гарри нужно вернуть немедленно! Я не стану ждать три месяца, чтобы вновь увидеть сына. За это время он может пострадать!

У Беллы перехватило дыхание, когда она услышала о возможной опасности. Драко указал в письме, что с мальчиком всё в порядке, но как ему показалось, Гарри выглядел немного больным. Белла знала, как чувствует себя Гарри. Он наверняка не заботится о себе должным образом.

Гарри был прав, иногда Белле действительно казалось, что она его мать.

- Мой Лорд, я согласен, что это слишком долго, но мы не можем идти в Хогвартс прямо сейчас!

Люциус получил очередной Круциатус.

- Никогда не говори мне, что я могу, а что нет, Люциус, в следующий раз это может плохо кончиться для тебя! - прошипел Волдеморт, снимая заклинание.

- Я-я прошу прощения, мой Лорд, я говорю о том, что Дамблдор без сомнения усилит защиту если мы придём за Гарри. Мой Лорд, Тёмный Принц прав, Дамблдор вероятно делает это для того, чтобы поймать вас. Он использует Гарри, как средство добраться до вас. Принц не хочет стать причиной вашей поимки, прошу вас, мой Лорд, Гарри прав. Единственный способ вернуть его, это ослабить защиту.

Люциус надеялся, что не получит снова Круцио. Его ноги уже дрожали, и он никак не мог выровнять дыхание. Лорд Волдеморт, казалось, обдумывает эти слова.

- Что ж, хорошо, но я хочу, чтобы ты, Белла, Эйвери и другие члены Внутреннего круга отправились в Хогсмид. Я хочу, чтобы замок всегда была под наблюдением. Меня не волнует, как ты это сделаешь, но чтобы десять замаскированных Пожирателей, постоянно находились в Хогсмиде. Если будет возможность добраться до Гарри, я не хочу упустить её, тебе понятно?!

- Да, мой Лорд, - ответил Люциус и облегчённо вздохнул. Но его облегчение было недолгим, потому что Белла заговорила.

- Мой Лорд! Нет! Мы не может оставить Гарри в этом ужасном месте! Мы не знаем, что они могут сделать с ним! Они могут навредить ему, и мы не сможем помочь! Мы должны спасти Гарри, сейчас! Мы можем пустить в ход все силы, они не смогут убить нас всех! Пожалуйста, мой Лорд, мы должны вернуть Гарри!

Белла остановилась только тогда, когда Люциус схватил её за плечи и встряхнул, чтобы привести в чувства. Она упала на колени и разрыдалась.

Волдеморт, однако, не послал в неё проклятий. Лорд знал, что Белла была искренне предана ему, и редко её наказывал. Белла поднялась на ноги и последовала за Люциусом наружу, где они немедленно принялись готовить людей, для отправки в Хогсмид.

Первым уроком у Гарри сегодня были зелья. Он зашёл в класс и сразу же почувствовал раздражение, увидев за столом улыбающуюся Лили. С ней он не разговаривал с тех пор, как прибыл в Хогвартс. Гарри сел за последнюю парту и сосредоточил внимание на поверхности стола.

Класс был полон, Гарри заметил Драко в одном с ним ряду. Обычно единственными людьми, которые сидели недалеко от него были Гермиона, Рон и Невилл. У Гарри пока ещё получалось избегать Невилла. Он даже смотреть на него не мог, в памяти немедленно всплывала та ночь, когда Пожиратели Смерти напали на дом Лонгботтомов. Гарри мысленно дал себе пощечину.

«Хватит думать об этом» - велел он себе.

Мальчик крутил чёрно-серебренное кольцо на своём пальце, когда голос Лили вывел его из размышлений.

- Доброе утро, класс. Эту лекцию я решила посвятить повторению пройденного в прошлом году материала. Так как вы, разумеется, благополучно забыли за лето многие рецепты, я думаю, сперва нужно повторить то, что входит в уровень СОВ, прежде чем приступать к углублённому уровню ЖАБЫ.

Лили позволила себе на секунду задержать взгляд на Гарри. Он опустил голову, так что она не могла разобрать выражение его лица. Мальчик понимал, что это повторение было запланировано специально для него. Он улыбнулся про себя, представив, как она отреагирует, узнав, насколько силён Гарри в зельях. Отец настоял, чтобы Гарри начал изучать зелья в девять лет.

Гарри расслабился и принялся спокойно наблюдать за тем, как несколько рук взметнулось в воздух, чтобы ответить на самые лёгкие вопросы.

Гарри молчал и забавлялся, смотря на руку Гермионы, которая, казалось, ни разу не опустилась вниз. Все её ответы совпадали с текстом учебника.

«Мерлин, по крайней мере, скажи этот проклятый ответ своими собственными словами», - подумал Гарри, ему уже осточертело слышать бубнёшь Гермионы. В данный момент она рассказывала о десяти способах использования драконьей крови.

Гарри был вынужден отвлечься от мыслей, услышав своё имя. Он огляделся и понял, что все смотрели на него, в том числе и Лили, которая, кажется, дожидалась ответа. Гарри не слышал вопроса и смотрел на неё с полным безразличием. Позади него кто-то захихикал, а затем Рон с Гермионой на этого кого-то зашикали.

Лили повторила вопрос.

- Гарри, я спросила, известно ли тебе отличие между травами Хэрвинкор и Хамикорд, и для чего главным образом их используют.

Рука Гермионы в очередной раз взметнулась вверх, казалось, девочка вот-вот свалится со стула, если не получит шанс ответить.

Гарри повернулся к Лили.

- Хэрвинкор используется в зельях Мнения и может быть использован только однажды, потому что полностью растворяется в зелье. Хамикорд используется в зельях управляющих поведением, чтобы рассердиться, испугаться иногда для храбрости. Он может быть использован повторно, после приготовления зелья. Главное их различие в возможности многократного использования. И их главная цель в том, чтобы управлять мыслями и действиями. Как только человек выпьет такое зелье, обнаружить его можно будет, только в крови.

Гарри закончил и теперь наслаждался удивлением на лицах большинства студентов. Гермиона всё ещё держала руку поднятой, но только потому, что забыла её опустить. Рон и Невилл сидели с открытыми ртами и не могли отвести взгляд от Гарри. Даже Драко, и тот был удивлён. Зато Лили просто сияла от гордости, даже она не смогла бы столь полно ответить на вопрос.

- Десять балов Гриффиндору! - сказала она счастливым голосом.

Гарри простонал, если бы он знал, что за его ответ Гриффиндор получит баллы, он бы солгал или вовсе промолчал.

Когда урок закончился и все принялись собирать вещи, Драко осторожно передал Гарри записку и тот, насколько возможно незаметно, убрал её в карман. Прежде чем он смог уйти, Лили остановила его.

- Гарри, я впечатлена твоим ответом. У тебя, наверное, очень хорошие познания в зельях. - Лили улыбнулась, но в ответ получила лишь холодный взгляд.

- Да, я учился у лучшего, - небрежно ответил Гарри, не отводя от неё взгляда.

Лили постаралась не принимать эти слова близко к сердцу. Она вздохнула и положила руку на плечо сына.

- Гарри, я знаю, что всё происходящее тяжело для тебя и ты, наверное, ненавидишь нас за то, что мы заставляем тебя проходить через это, но ты увидишь, что всё это только для твоей пользы, - говоря это, Лили пыталась утешить сына, но её слова вызвали противоположный эффект.

Гарри скинул её руку со своего плеча и, прежде чем покинуть класс, бросил на неё полный ненависти взгляд.

Лили вздохнула и попыталась не расстраиваться. Лучше не становилось, Гарри лишь сильнее сопротивлялся родителям. Лили отбросила эти грустные мысли и подготовилась встречать третьекурсников. Она увидела, как Демин зашёл в класс и сел на то самое место, которое пару минут назад освободил его брат. Женщина улыбнулась и начала урок.

Записку Драко, Гарри сумел прочитать только за ужином. Он осторожно вынул её из кармана и, держа под столом, принялся читать. В ней было всего три слова.

«Библиотека, восемь часов»

Гарри вздохнул и посмотрел в свою тарелку. С прибытия сюда, он совсем потерял аппетит. Если он и брал что-то в рот, немедленно чувствовал дискомфорт и просто не мог заставить себя есть. Мальчик рассеяно пробежал пальцами по крестражу у себя на шее, как же он хотел прямо сейчас оказаться перед отцом. Гарри засунул в рот ложку картофеля и стал ждать Джеймса, который должен бы прийти за ним.

Поттер пришёл через пятнадцать минут и когда они оба поднимались наверх, Гарри заговорил.

- Я хочу пойти в библиотеку.

Джеймс подозрительно посмотрел на сына.

- Сейчас? Ты хочешь пойти сейчас?

- Да, сейчас, - Гарри ненавидел, когда ему задавали тупые вопросы.

- Зачем? - спросил Джеймс, не спуская с него глаз.

- А как ты думаешь? Если вы заставляете меня посещать классы уровня ЖАБА, мне нужно делать бесполезную домашнюю работу, а значит, мне нужны справочники.

Джеймс продолжал пристально на него смотреть.

- Почему ты не хочешь пойти туда утром? Ты не успеешь ничего сделать за этот вечер.

- Если ты собираешься говорить мне, когда мне делать домашнюю работу, можешь делать её сам, потому что я не…, - Джеймс прервал его.

- Хорошо, хорошо. Мерлин, я только предложил. Если ты хочешь идти в библиотеку, отлично, но поспеши, потому что она закрывается в девять.

С этими словами они оба направились к библиотеке. Джеймс позволил ему ходить по помещению и выбирать нужные ему книги, а сам остался поговорить с мадам Пинс.

Среди стеллажей, Гарри увидел светловолосую голову и сразу же направился туда. Он встал рядом с Драко и сделал вид, что просматривает книги. Друг передал ему сообщение.

Гарри нужно было оставаться в Хогвартсе и не ввязываться ни в какие неприятности, а в это время отец будет работать над ослаблением защиты. Несколько Пожирателей будут находиться в Хогсмиде под прикрытием, на тот случай, если появится возможность спасти Гарри.

Отец рассказал Драко, что Лорд Волдеморт и Белла не желали ждать ослабления защиты и были готовы немедленно отправляться за ним, но Люциус сумел убедить их в том, что Гарри прав. Защиту Хогвартса невозможно разрушить, но можно ослабить, тогда Пожиратели смогут проникнуть в Хогвартс и помочь ему сбежать.

Гарри почувствовал, как у него кольнуло сердце при упоминании отца и Беллы. Он, насколько возможно спокойно, рассказал Драко о том, как его поймали и как Джеймса Поттера приставили к нему в качестве охраны.

Когда он замолчал, Драко выглядел рассерженным.

- Я не понимаю, почему ты терпишь всё это?! Почему ты не дашь Джеймсу Поттеру то, что он заслуживает?! Я имею в виду, ты бы запросто победил его!

Гарри ухмыльнулся.

- Драко, я думал ты слизеринец, а ведёшь себя как тупой гриффиндорец.

- Возьми свои слова назад! - спокойно проговорил Драко.

Гарри снова ухмыльнулся.

- Подумай головой, Малфой! Какую пользу я извлеку, избив этого слюнтяя? Даже если я смогу вырубить Поттера без палочки, что я буду делать с тремя десятками авроров, расставленных по периметру замка?

Брови Драко взметнулась вверх

- Тридцать?! Тебя охраняют тридцать авроров?!

- Тридцать, если не больше, и не забывай про Дамблдора. Даже я, Тёмный Принц не сумел бы прикончить всех авроров и Дамблдора без моей палочки, но не волнуйся, я не собираюсь прохлаждаться и просто позволять им прогуливаться возле меня.

Глаза Драко вспыхнули.

- Что ты собрался делать?

Гарри наклонился ближе, так, чтобы только Драко мог услышать его.

- Я собираюсь превратить их жизнь в ад!

- Как? - в серых глазах Драко читалось неприкрытое любопытство.

- Я решил это, когда приехал в Хогвартс. Всё, что я должен делать, это играть. Я должен заставить их думать, что у меня нет другого выхода, кроме как следовать их указаниям. Я буду играть и я разрушу их жизни, это будет забавно. Конечно, к тому времени отец ослабит защиту и я смогу вернуться домой.

В глазах Гарри вспыхнул странный огонь. Драко удивлённо посмотрел на друга.

- Ты думаешь, что сумеешь управлять собой? Тебя могут поймать, если ты выкинешь что-то, похожее на вчерашнее.

Гарри не знал, что Драко известно об инциденте с Роном. Впрочем, Драко Малфой зачастую был в курсе всего происходящего в школе.

- Забини был в больничном крыле, когда туда привели Уизли. Он услышал весь разговор между этими тремя идиотами, - пояснил Малфой.

Гарри снова ухмыльнулся.

- Я тогда потерял контроль. Но у Тёмного Принца есть некоторые привилегии, я могу навредить кому-то и избежать последствий. Дамблдор будет счастлив до тех пор, пока я кого-нибудь не убью.

В глазах слизеринца появилось волнение.

- Драко, успокойся, ты то знаешь мои правила, но Дамблдор нет. Это правда будет забавно. - Гарри увидел, что Джеймс ищет его и понял, что пора заканчивать разговор. - Драко, просто дай отцу знать, что со мной всё прекрасно, и ещё, попроси его сдерживать эмоции, мне хотелось бы обойтись без головных болей.

Драко ошарашено взглянул на друга.

- Я не стану говорить ему, что делать, иначе он сделает что-то с моей головой.

Гарри рассмеялся, увидев испуганное лицо друга, и пошёл назад к Джеймсу. После просмотра множества ненужных книг, Гарри направился в гостиную и, не обращая ни на кого внимания, поднялся в спальню.

Многие гриффиндорцы, особенно девчонки попробовали заговорить с Гарри, но тот сумел избежать этого и теперь с удобством расположился на кровати, размышляя над тем, что он собирался делать. На этих приятных мыслях, он заснул.

Следующие несколько дней прошли спокойно. К удивлению Гарри, Демиан снова взялся за своё и теперь донимал его рассказами о школе. Друзья Демиана держались от него на расстоянии, и это было замечательно. Однако же, остальная часть гриффиндорцев, наоборот проявляла к нему интерес. Практически все девчонки пытались заговорить с «лохматым, зеленоглазым, таинственным мальчиком». Гарри игнорировал их, насколько это было возможно. Большинство девочек даже не говорили с ним, а просто тупо хихикали и шептались за спиной.

«Глупые девчонки» - бормотал Гарри и глубоко вздыхал.

Перед очередным завтраком, Джеймс отвёл Гарри в сторону и протянул ему палочку. Мальчик нахмурился, когда взял её, это была не его палочка…но было что-то ещё. Он вопросительно посмотрел на Джеймса.

- Палочка может быть использована лишь для простых заклинаний, её сделали специально для тебя. Это позволит тебе выполнять школьную программу, но на большее она не способна.

Гарри был в ярости, костяшки его пальцев побелели, настолько сильно он сжал палочку.

- Вы заменили палочку?- спросил он сквозь сжатые зубы.

- Да, это единственный способ, так будет безопаснее. Пока ты не доказал, что мы можем доверить тебе твою палочку, так что тебе придётся обойтись этим, - Джеймс надеялся, что Гарри не станет взрывать школу.

Гарри, однако, был близок к этому. Его по-настоящему разозлило, что ему дали палочку, обычно предназначающуюся детям. Предназначающуюся для того, чтобы контролировать волшебство. Гарри стиснул зубы.

- Когда я выберусь отсюда, Поттер, напомни мне, жестоко вас всех убить.

Джеймс только улыбнулся этой угрозе, он слышал подобное от сына каждый день.

- О, непременно, - небрежно бросил он, ещё больше разозлив Гарри. Мальчик вошёл в зал и сел за стол.

После завтрака должен был быть урок ЗОТИ, чего Гарри ждал с нетерпением. Он вошёл в класс и устроился где-то в середине, ожидая прихода профессора.

Снейп стремительно вошёл в класс, он двигался так быстро, что мантия позади него вздымалась. Гарри улыбнулся.

Снейп не знал как относиться к Гарри, конечно он не мог игнорировать его как большая половина преподавателей, но и рассматривать его как обычного студента тоже не мог. Мальчик наслаждался этим положением и, поскольку его настроении уже было испорчено, он нуждался в каком-то развлечении.

Снейп встал перед классом. Его взгляд остановился на Гарри и зельевар почувствовал, как его охватывает паника. Будучи шпионом, ему было достаточно тяжело находиться возле Волдеморта, и вот теперь, он должен был вести себя как преданный Пожиратель Смерти перед сыном Тёмного Лорда. Северус был рад, что выпил успокоительное зелье перед приходом сюда, это должно было хоть немного ему помочь.

Снейп поднял палочку и немедленно послал в нескольких студентов заклятье одурманивания. Гарри был удивлён, Снейп начал объяснять, как правильно защититься и использовать это заклятье. Мальчик не мог в это поверить, шестикурсники в Хогвартсе изучают заклятье дурмана на уровне ЖАБЫ, тогда как он овладел им, когда ему было всего двенадцать. Гарри наблюдал, как ребята возятся с заклинанием. Только двое успешно сумели справиться. Гарри почувствовал отвращение, увидев, что одной из них была Гермиона Гренджер. Снейпу, казалось, тоже не понравился этот факт и он отчитал Гермиону за хвастовство. Гарри едва мог удержать смех, увидев лица Рона и Гермионы. Снейп пока игнорировал Гарри и мальчик решил, что пришло время для небольшого развлечения. Конечно, любой другой профессор, немедленно пошёл бы жаловаться на Гарри директору, но со Снейпом была отдельная история. Он бы рассказал обо всё непосредственно Волдеморту.

Гарри знал, что ему делать, опыт в этом деле у него был. Он всегда ужасно раздражал Пожирателей Смерти. Мальчик сложил руки с палочкой на груди и откинулся на стуле, ожидая подходящего момента.

Снейп продолжил лекцию, он начал объяснять правильное произношение заклинания и спросил, есть ли у кого-то вопросы по этому поводу. Обычно, когда Снейп задавал подобный вопрос, он не ожидал, что кто-то откликнется. Никто и никогда не смел спрашивать его о чём-то. А для практики и непосредственно вопросов, был организован дуэльный клуб. Профессор Джон была чрезвычайно приятным человеком, она вела клуб, в который входили ребята с третьего по седьмой курс. То, что класс изучал в теории со Снейпом, они проверяли на практике с профессором Джоном. Сегодня, впервые за время преподавания Снейпа, студент осмелился задать вопрос. Северус вновь ощутил приступ паники, потому что вопрос задавал Гарри.

- У меня есть вопрос. Почему вы преподаёте ненужные заклинания, когда есть множество других, которым стоит научиться.

За вопросом Гарри последовала мёртвая тишина. Гриффиндор и Слизерин сидели с открытыми ртами. Мало того, что студент осмелился задать вопрос, так он ещё и высмеял преподавателя. Слизерин мысленно посчитал гриффиндорца мёртвым.

Бледное лицо профессора Снейпа покраснело. Он попытался справиться с собой, но у него ничего не получилось. Он медленно шагнул к Гарри и просто не мог сдерживать ненависть, потому что смотрел на человека, столь похожего на Джеймса Поттера.

- Мистер Поттер, вы новенький здесь и поэтому я дам вам второй шанс, чего не сделал бы для других студентов. Если у вас есть вопросы относительно заклинания, то прошу, задавайте их, но если вы говорит о моём учебном плане, то держите своё мнение при себе.

Лицо Снейпа искривилось в гневе, что заставило бы любого другого студента сжаться от страха, но для Гарри это не значило ровным счётом ничего. Он ухмыльнулся и ответил самым вежливым тоном, на который только был способен.

- Извините, если обидел вас, профессор, я просто считаю, что вместо бессмысленной траты времени, лучше заниматься защитой от тёмных сил. Именно защитой, а не заклинаниями, лишёнными смысла, я уже не говорю о том, что они бесполезны в бою. В конце концов, сейчас война и как, скажите, заклятье одурманивание может защитить нас?

Гарри услышал, как испуганно вздохнули его сокурсники. Кроме забавы, происходящее было выгодно для Гарри, ведь новое поколение волшебников, вполне возможно будущих сторонников отца, действительно не знало, как защитить себя. Но сейчас Гарри больше заботился не об этом, ему было интереснее позлить профессора Снейпа.

Зелёные глаза мальчика смотрели в чёрные омуты Снейпа. Профессор, казалось, не знал что ответить, но Гарри был уверен, дай Снейп волю своему гневу, он с удовольствием разорвал бы его на кусочки. Гарри изо всех старался изобразить на лице невиновность, в то время как Снейп пытался подобрать слова. Теперь весь класс смотрел на профессора, гадая, какое наказание ожидает Гарри? Но, к их величайшему удивлению, Снейп успокоился и…улыбнулся студенту. Класс решил, что улыбка профессора ещё страшнее, чем его разгневанное лицо.

- Хорошо, мистер Поттер, возможно вы могли бы сегодня задержаться и дать мне список тех заклинаний, которые необходимо изучать?

- Вы назначаете мне отработку? - спокойно спросил мальчик.

- Если хотите, то да, пусть будет так.

- Нет, - твердо сказал Гарри.

Студенты, затаив дыхание, наблюдали за храбрым гриффиндорцем. Впрочем, многие назвали его поведение, желанием умереть.

Снейп побледнел. Он облокотился на стол и наклонился так, что его лицо оказалось всего в нескольких сантиметрах от лица Гарри.

- Что значит ваше «нет», мистер Поттер? - прошипел Снейп.

- Я не собираюсь приходить на отработку, потому что я не сделал ничего, чтобы её заслужить. Всё, что я сделал, это высказал своё мнение относительно ваших методов преподавания. И вы не можете наказывать меня за это, - проговорил Гарри, а затем добавил более тихим шёпотом, так, чтобы его мог слышать только Снейп. - Но вы можете попробовать.

Снейп потерял дар речи, любой другой студент заслужил бы этими словами, отработок до конца года. Но Снейп ничего не мог сделать Гарри, и, к сожалению, мальчик знал это. Снейп отошёл от стола и повернулся к классу. Студенты были в шоке, от того, что Снейп не накричал на студента, осмелившегося так разговаривать с ним.

Свою злость профессор выплеснул на других студентов, наорав на них и в конце, дав огромное домашнее задание. Гарри вышел из класса, чувствуя, что его настроение поднимается. Он мог злить Снейпа и не беспокоиться о последствиях, разумеется, при желании он мог поступить так же и с другими преподавателями, но Гарри никогда не любил Снейпа. Из всех Пожирателей Смерти он никогда не доверял ему. Отец всегда говорил, что Снейп ценный шпион и заслуживает доверия, но Гарри чувствовал в нём что-то не то.

«Отлично, нашлась, по крайней мере, одна полезная вещь от моего пребывания в Хогвартсе, я смогу увидеть, какой на самом деле из Снейпа шпион» - думал Гарри, выходя из класса.

Глава 20

Дуэльный клуб

Время шло, и вскоре Гарри понял, что вот уже месяц находится в Хогвартсе. Он по-прежнему держался ото всех в стороне и лишь регулярно встречался с Драко, чтобы быть в курсе планов отца.

Демиан всё так же, подобно преданному щенку, следовал за Гарри, неважно насколько тот был груб с ним. Младший Поттер теперь редко виделся со своими друзьями и когда в Большом зале они приглашали его сесть с ними, он всё равно предпочитал компанию брата.

Гарри же, убедившись, что ребёнок не собирается от него отставать, на все его слова лишь пожимал плечами или давал односложные ответы. Казалось, Демиану было достаточно и этого. Порой Гарри даже жалел его из-за всех этих бесплодных попыток подружиться.

В отличие от Демиана, Джеймсу и Лили и вовсе не удавалось привлечь к себе внимание сына. Гарри не говорил ни с кем из учителей за исключением мадам Помфри и Снейпа. Школьная медсестра виделась с Гарри достаточно часто, поначалу просто выполняя свои обязанности, а затем, взяв за привычку, проводить несколько минут, общаясь с мальчиком.

Что касается Снейпа, для него встречи с Гарри были равносильны пытке. Мальчишка высмеивал всё, что бы зельевар не делал. Студентов поражало столь пассивное отношение к этому самого профессора. Над угрозами отработки Гарри смеялся, а больше, казалось, он ничего сделать не мог. К тому же, снятие баллов с Гриффиндора делало Гарри ещё более счастливым. Самый страшный профессор Хогвартса, постепенно терял свой статус.

В настоящее время профессор Снейп находился в кабинете директора и жаловался на Гарри.

- Я так больше не могу! Он практически смеётся надо мной, он смеётся, Дамблдор! И я никак не могу его напугать. На последней встрече Пожирателей, Тёмный Лорд спросил меня, как дела у Гарри и я ответил что превосходно. А он предупредил, что если кто-нибудь из преподавателей вздумает наказать его сына, то пострадает моя голова! Я не могу! - Снейп устало опустился на стул, сопровождаемый спокойным взглядом Дамблдора.

- Северус, я знаю, это очень сложно для тебя, но мы действительно ничего не можем поделать. Если ты накажешь его, это лишь создаст тебе проблем с Волдемортом. Просто постарайся не обращать на него внимание.

- Но это не работает. Очень скоро никто не будет меня бояться…то есть, студенты потеряют ко мне уважение.

Дамблдор хихикнул.

- Северус, я так понимаю, весь свой гнев ты выплёскиваешь на других студентов, так что теперь они наверняка боятся тебя ещё больше.

Снейп задумался и про себя решил, что это верно. С Гарри он ничего поделать не мог, но возможность третирования прочих учеников, похоже, воодушевила его.

Северус понимал, что всё это Гарри делает нарочно. Других профессоров мальчишка просто игнорировал. Снейпа же он злил, потому что знал, Волдеморт не допустит, чтобы один из его пожирателей наказал его сына.

Дамблдор снова заговорил, тем самым, возвращая Снейпа на землю.

- Есть ли какая-нибудь информация относительно планов Лорда о Гарри?

Снейп покачал головой.

- Боюсь, что нет. Я знаю, что есть какой-то план по спасению Принца, но не более того. Кажется, их доверие ко мне колеблется.

Дамблдор печально вздохнул.

- Если они стали подозрительны, Северус, будь осторожен, мой мальчик, я не хочу потерять тебя.

Снейп слабо улыбнулся. Ему нужно было успокоиться, через два часа ему предстояла лекция с Гарри.

Гермиона и Рон сидели в гостиной, пытаясь сделать домашнюю работу по трансфигурации.

- Для чего мне когда-нибудь понадобиться превращать совершенно хороший кубок в уродливую крысу? - спросил Рон, изо всех сил стараясь выполнить верные движения палочкой.

Гермиона вздохнула, перед ней лежало сразу пять справочников, и она пыталась запомнить всё, что сегодня говорила профессор МакГонагал. Не было времени отвлекаться.

В гостиную вошёл Демиан, и ребята немедленно позвали его к себе. До обеда оставалось всего полчаса, а там их друг как всегда будет сидеть с Гарри.

- Дэми, что делаешь? - спросил Рон, забрасывая своё эссе подальше.

- Только что закончились Предсказания, не понимаю, как происходящее в этом классе может иметь хоть какой-то смысл! - ответил Демиан, приземляясь в одно из кресел.

В ответ ребята рассмеялись. Предсказания, в самом деле, были ужасно скучны и сами они радовались, что у них этого предмета уже не было.

- Ну, а у вас что? - спросил Поттер, рассматривая кучу книг, разложенных перед Гермионой.

- Тщетно пытаемся сделать это глупое эссе по трансфигурации, - фыркнул Рон, указывая пером на лист пергамента.

- О чём оно? - искренне заинтересовался Демиан.

- Ничего интересного, ты помочь не сможешь, - ответил рыжий, игнорируя гневный взгляд Гермионы.

- Рон, если Демиан хочет знать, скажи ему, он не так уж часто интересуется учёбой.

Рон вздохнул и прочитал название эссе вслух. Демиан рассмеялся.

- Что? Почему ты смеёшься? Что здесь смешного? - озадаченно спросил Уизли.

- Нет, смешного ничего, просто вы считали, что я не смогу вам помочь, - усмехнулся мальчик.

- Дэми, это трансфигурация уровня ЖАБА, как ты можешь помочь? - Гермиона говорила осторожно, чтобы не обидеть друга, ведь он всего лишь предлагал помощь.

- Я не говорил, что знаю ответ, Гермиона, я в состоянии помочь найти ответ, - ответил Демиан.

- И как же ты собираешься сделать это? - Рону не терпелось поскорее избавиться от домашней работы.

- Я знаю человека, который закончил эссе ещё два дня назад.

- Кто? - в один голос спросили ребята.

Демиан улыбнулся.

- Гарри.

Лица ребят помрачнели.

- Ты рехнулся? Хочешь, чтобы мы попросили Гарри о помощи? Нет уж спасибо, я предпочту получить Тролля, чем просить у него что-то, - горячо отозвался Рон.

- Вам ничего не нужно у него просить. Я был рядом с Гарри, когда он дописывал эссе, я знаю, куда он его положил. Я просто принесу его вам, уверен, Гарри не будет против.

- Нет, я не хочу, чтобы ты это делал! Подумай, что он сделает с нами, когда узнает, что мы скопировали его работу. Не знаю как вы, но у меня нет желания повторить судьбу моего запястья и палочки! - лицо Рона покраснело.

Демиан попытался не рассмеяться и спокойно продолжил уговоры.

- Говорю тебе, Рон, он не будет против, но если вы боитесь, я могу сначала спросить.

- Кто сказал, что его эссе верное? Если уж Гермиона не может справиться, сомневаюсь, что кто-то ещё сумеет, - заявил Рон, не замечая румянца на лице девушки.

- Перестань, Рон! Ты лучше меня знаешь, как хорош Гарри по всем предметам. Он не получил ещё ни одной плохой оценки!

- Откуда ты знаешь? - подозрительно спросила Гермиона. Разумеется, они с Роном знали это, ведь Гарри был с ними на одном курсе. Но откуда это известно Демиану, ведь не Гарри же ему сказал.

- Папа сказал, - ответил мальчик, - все профессора докладывают ему об успехах Гарри. Мама удивилась, когда он сделал домашнюю работу, потому что он вообще не обращает внимания на то, что происходит в классе и ничем не интересуется. Папа считает, что он делает задания, чтобы показать - программа Хогвартса слишком низкая для его уровня, - немного неловко закончил Демиан. Все они знали, кто обучал Гарри, и ничего хорошего в этом не было.

- Спасибо за предложение, Демиан, но мы с Роном справимся сами, - спокойно сказала Гермиона.

Демиан пожал плечами и поднялся с кресла.

- Как знаете, - пробормотал он, прежде чем двинуться к спальне.

Рон с Гермионой провели ещё десять бесполезных минут, пытаясь закончить эссе. Когда Демиан вновь спустился вниз, шестикурсники присоединились к нему и пошли на обед. О домашнем задании никто не упоминал.

В Большом зале, Демиан сразу же увидел Гарри и обратился к друзьям.

- Ребята, вы ко мне не хотите присоединиться? - с надеждой спросил он.

Прежде чем друзья могли ответить, он продолжил.

- Пока вы не отказались, дайте закончить. То, что случилось, ужасно, но прошёл месяц и мне кажется, все мы должны забыть об этом. Сколько ещё вы, ребята, собираетесь злиться?

- Демиан! Он сломал Рону руку! - прошептала Гермиона.

- Я знаю…но, Рон, ты же знаешь, что не должен был нападать на него. У него ведь даже палочки не было, это была самооборона, - Демиан умоляюще посмотрел на друга.

Рон открыл, было, рот, чтобы возразить, ведь Гарри обозвал Гермиону, но Демиан так отчаянно смотрел на него, что он передумал. Что плохого могло случиться, если всё это время Гарри и Рон и так сидели за одним столом?

- Ладно, Дэми, но мы с Гермионой не станем говорить с ним, хорошо?

- Хорошо! - тут же отозвался мальчик.

Он практически побежал в сторону Гарри, а друзья спокойно последовали за ним. Пока они шли, Гермиона недовольно смотрела на Рона.

Гарри поднял голову и увидел, что к нему бежит Демиан.

«И как этот ребёнок не устаёт от меня?» - подумал он.

- Гарри, как дела? - спросил Демиан, усаживаясь за стол.

Гарри как обычно пожал плечами.

- Отлично, послушай, Рон и Гермиона сядут с нами? Только, пожалуйста, пожалуйста, не говори и не делай им ничего. Я очень тебя прошу, ты ведь можешь быть хорошим.

Гарри собирался возразить, но в это время два гриффиндорца подошли к ним и, мельком посмотрев на Гарри, уселись рядом с Демианом. Гарри даже не взглянул на них, продолжая есть. Прошла минута, прежде чем Рон и Гермиона немного расслабились и стали разговаривать. Гарри по-прежнему игнорировал их.

Когда с десертом было покончено, к столу подошла Джинни. Тот факт, что её друзья сидели рядом с Тёмным Принцем, её ужасно разозлил, и она со злостью посмотрела на Гарри, прежде чем обратиться к Гермионе.

- Ты должна была встретиться со мной в библиотеке!

Гермиона смутилась.

- Прости, Джинни, я делала трансфигурацию. И у меня ещё задание по Древним рунам не готово, обещаю, что помогу тебе на следующей неделе, хорошо?

Джинни расстроилась, но всё же сумела улыбнуться.

- Хорошо Гермиона, я понимаю. Я найду вас позже.

С этими словами рыжеволосая девочка покинула зал, намереваясь вернуться в библиотеку.

Гермиона повернулась к Рону.

- Я чувствую себя ужасно, обещала ей помочь найти его, а сама…

Рон ободряюще обнял её за плечи.

- Гермиона, не волнуйся об этом. Джинни должна понять, что никогда не найдёт его, она ведь даже не видела его лица! Как, во имя, Мерлина, она собирается узнать его?

Гарри всё ещё игнорировал их, но, услышав о Джинни, ищущей кого-то, чьего лица она никогда не видела, заинтересовался. Он и подумать не мог, что Джинни станет искать своего спасителя, по правде говоря, он считал, что она забудет об этом через пару дней. Прошло уже почти пять месяцев, нет, она не могла об этом помнить.

«Наверное, она говорила о ком-то другом», - подумал мальчик.

Да и если она говорила о нём, какая разница? О том, что случилось не узнает никто. Незачем забивать голову Дамблдору и Поттеру глупыми мыслями о том, что он поворачивается к Свету.

Гарри закончил обед и решил вернуться в гостиную, он устал сегодня.

- Рон, нам нужно доделать эссе, - сказала Гермиона, поднимаясь из-за стола.

Рон нехотя кивнул.

- Да, знаю, - ответил он.

- Рон, ты сказал, что пойдёшь со мной в Дуэльный клуб, это мой первый раз, я так долго ждал этого! - воскликнул Демиан.

Рон умоляюще посмотрел на Гермиону, но та только покачала головой.

- Рон, мы должны закончить эссе, профессор МакГонагал убьёт тебя, если ты снова не выполнишь домашнюю работу!

- Гермиона, я обещал Дэми ещё в прошлом году, я не могу нарушить обещание.

Гермиона раздражённо заявила, что потом не даст ему списать и вышла из зала.

Рон и Демиан обменялись идиотскими ухмылками.

- Просто дождаться не могу! Я буду сражаться с кем-то, это так здорово! - Демиан практически попрыгивал на месте.

- Спокойно, раз мы идём туда, давай я расскажу правила.

Гарри уже собирался уходить, но упоминание о Дуэльном клубе остановило его. Он не знал, что в Хогвартсе существует такой клуб, Драко никогда не говорил об этом.

Демиан нагнулся за сумкой, неожиданно вспомнив, что Гарри всё ещё тут.

«Проклятье, я совсем забыл о нём» - смущённо подумал Поттер.

- Гарри, а ты не хочешь пойти с нами? - спросил Демиан.

Гарри оценивающе посмотрел на ребёнка, будто пытаясь понять: шутит он или нет, но тут на ноги вскочил Рон.

- Ты…ты хочешь, чтобы он пошёл с нами? - Уизли будто обезумел.

- Да, почему нет? - смутился Демиан

- Потому что, ну…он…он не должен участвовать в поединке, ведь он…ты знаешь…он же…

- Каждому надерёт задницу, так? - закончил за него Гарри.

Рон выглядел раздражённым.

- Это не самое подходящее слово, но да, это я и имел в виду.

Гарри ухмыльнулся и обратился к Демиану.

- Ты действительно хочешь, чтобы я пошёл? - он не был уверен, действительно ли Демиан хотел этого, или просто позвал из вежливости. Гарри знал, что пойдёт туда независимо от ответа, но почему-то хотел знать.

- Конечно, я хотел бы увидеть, как ты сражаешься!

Гарри не знал, что ответить, поэтому пожал плечами и поднял сумку.

Демиан, казалось, был счастлив. Он помахал Лили, давая понять, что они уходят. Как только миссис Поттер кивнула в ответ, мальчики покинули зал.

Помещение, в котором проходили дуэли, оказалось значительно меньше тех комнат, в которых тренировался Гарри. Посередине находилась платформа, а возле неё стояли четыре серебряные чаши. Гарри подошёл ближе и увидел, что это гербы факультетов изображены на них.

Пока Гарри размышлял, для чего они предназначались, комната понемногу наполнялась людьми.

- Ну, Гарри, что ты думаешь? Здорово, да? Я не могу дождаться начала! - взволнованно проговорил Демиан.

Гарри несколько удивлённо посмотрел на него, он никогда не видел, чтобы кто-нибудь так волновался перед дружественной дуэлью. Почему-то, он сразу подумал о том, насколько их жизни отличны друг от друга, но поспешно отогнал от себя эти дурацкие мысли.

Гарри увидел Драко в привычном сопровождении Креба и Гойла.

«Это будет забавно»,- ухмыльнулся он про себя и подошёл к слизеринцам.

Увидев друга, Малфой немедленно прогнал своих телохранителей.

- Гарри! Как ты…что ты здесь делаешь? - спросил блондин.

Гарри закатил глаза.

- Я уже говорил тебе, Драко, что длительное пребывание перед зеркалом может навредить твоему, и без того не большому мозгу!

Драко недовольно на него посмотрел.

- Оставь свой сарказм! Что ты делаешь в дуэльном клубе? Не думал что Поттер позволит тебе участвовать.

Теперь уже Гарри выглядел недовольным.

- Поттер мне не указ, Драко, я думал, что ясно дал понять, я делаю что хочу!

Драко ухмыльнулся и собирался сказать что-то ещё, но внезапно двери открылись и в зал вошла профессор Джон.

Это была ведьма средних лет, с короткими фиолетовыми волосами и удивительно яркими голубыми глазами. У неё было круглое миловидное лицо и довольно изящная походка.

Профессор остановилась перед студентами и тепло улыбнулась.

- Всем добрый вечер!

- Добрый вечер! - ответили студенты.

- Для тех, кто сегодня пришёл к нам впервые, я - профессор Джон. Позвольте мне пробежаться по правилам Дуэльного клуба, прежде чем начать. Здесь будут проходить дуэли. Каждый, кто хочет участвовать должен кинуть листок со своим именем в соответствующую чашу. Чаши выберут двух оппонентов для дуэли. Я не допущу глупого поведения и выгоню из клуба любого, кто будет использовать заклинания не одобренные в Хогвартсе.

При последних словах смотрела она именно на Гарри. Мальчик ухмыльнулся, даже если бы захотел, он не смог бы ничего сделать, его палочка не способна творить Тёмную магию. Гарри посмотрел на Демиана, тот не обращал внимания на профессора, перекидываясь яростными взглядами с каким-то третьекурсником со Слизерина.

«Он наверняка даже не знает как блокировать простейшие заклятья» - подумал Гарри, представив себе дуэль этого ребёнка. Он с интересом наблюдал за студентами, которые старательно готовились к предстоящему поединку.

«Не удивлюсь, если им известны только простейшие проклятья разоружения» - вновь подумал Гарри.

И, как оказалось, подумал он верно. Большинство дуэлей состояло лишь из заклинаний «Экспеллиармус!» и неумения блокировать их. Только несколько ребят с горем пополам сумели блокировать заклинания, да и то их щитов надолго не хватало.

У Гарри поднялось настроение. Даже семикурсники, которые в скором времени должны были закончить школу, не могли нормально защититься. Против Тёмного Лорда у них не было ни единого шанса, их запросто можно будет перетащить на свою сторону.

Гарри и Драко бросили в чаши свои имена, и отошли в сторону, ожидая пока выберут следующих участников.

- Не могу дождаться! Хочу посмотреть на того идиота, который станет твоим противником, - ухмыльнулся Малфой.

- Да уж, я около шести недель ни с кем не сражался и собираюсь насладиться этим сполна, - ответил Гарри, разминая пальцы.

Драко усмехнулся, ему не терпелось увидеть Гарри в сражении. Несколько раз в Реддл-Мэноре ему это удавалось, но понаблюдать за дуэлью Тёмного Принца возможность действительно редкая.

Чаши Гриффиндора и Слизерина вспыхнули и комнату огласили имена следующих участников.

Драко едва не задохнулся, услышав: Драко Малфой и Гарри Поттер.

Он повернулся к Гарри, на лице которого застыло странное выражение.

- Странно, я написал просто Гарри, - сказал он, поворачиваясь к побледневшему слизеринцу.

Зал вежливо зааплодировал, заставив Драко ещё больше нервничать. Что ему теперь делать? Он не мог отказаться от дуэли, ведь чаша уже выбрала его, он не мог победить Гарри, и он не мог проиграть. Гарри ухмыльнулся ему, когда они подходили к платформе.

- Гарри, не забывай, я твой друг, твой единственный друг, не забывай это, - прошептал Драко.

Гарри лишь усмехнулся и ответил ему таким же шёпотом.

- Нет, Драко. Сейчас ты мой противник.

Мальчики поднялись на платформу. Рон с Демианом будто завороженные смотрели на них.

- Это будет интересно, - прошептал Демиан.

- Думаю, да, - Рон разрывался. С одной стороны он ненавидел Малфоя, и желал ему поражения, но с другой, ему хотелось того же и для Гарри.

Малфой и Гарри поклонились друг другу.

Гарри позволил другу нападать первым. Малфой же, попытался сконцентрироваться на том, что сказал ему Гарри.

«Он просто противник, не друг, даже не Тёмный Принц, просто противник».

- Ступефай!

Гарри легко отклонил заклятье и послал в Драко Экспеллиармус. Малфой слегка расслабился, блокировав заклятья разоружения, именно этого Гарри и добивался. Он послал в Драко заклятье «ватных ног» и тот едва успел выставить щит. Глаза блондина сузились и, увидев на губах Гарри усмешку, он решил, что пришло время действовать по-слизерински.

- Риктусемпра! - прокричал он, и яркий луч понёсся в сторону Гарри.

Мальчик дождался, пока заклинание максимально приблизиться к нему и, почти лениво выставил блок. Луч столкнулся с преградой и, полетев обратно, ударил Малфоя в грудь. Слизеринца подбросило в воздух, он упал на спину и застонал. Со стороны гриффиндорцев послышались радостные крики.

Драко, все же, немедленно поднялся на ноги.

- JABASCO! - в Гарри полетело заклинание, заставляющее плеваться Флобер червями. Мальчик, как и в прошлый раз, с лёгкостью отразил его. Зал взорвался очередными криками. Студенты Хогвартса ещё никогда не видели столь хорошей дуэли.

Драко начинал терять терпения, он просто не мог проиграть. Он Слизеринец, он не проигрывал ни в чём.

- SORUPTO! - прошипел он.

Заклятье понеслось к Гарри, но растворилось, столкнувшись с синим щитом. Студенты взволнованно зашептались, увидев, насколько мощной была защита. Щиты большинства студентов напоминали слабый белый туман и разрушались, встретившись с чем-то, более сильным, чем Экспеллиармус. Даже Профессор Джон была поражена. Она, конечно, знала всё о Тёмном Принце и ожидала от мальчика хороших навыков, но настолько мощный щит, даже её заставил затаить дыхание.

Гарри убрал щит и снова ухмыльнулся.

- Моя очередь, - прошипел он Малфою.

- CARNESTO! - белый луч ударил Драко в грудь, его отбросило назад и ударило о противоположную стену. Профессор Джон подбежала к нему и помогла встать. Драко покраснел от злости. Рон с Демианом аплодировали, как и большинство студентов. Лишь слизеринцы со злостью смотрели на Гарри.

Драко медленно вернулся на место и поднял палочку.

- RAGNAS…IMPENDO! - Выкрикнул блондин и два луча, синий и жёлтый, понеслись к Гарри. Одно заклинание было направлено мальчику в грудь, другое в голову. Гарри понимал, что не сможет блокировать сразу оба заклинания, и дальше действовал инстинктивно. Он создал полный щит тела, и оба луча, столкнувшись с ним, растворились в воздухе. По залу пронесся вздох удивления. Даже Драко понятия не имел, что Гарри способен на такое. Профессор Джон открыв рот, смотрела на Гарри, который стоял в синем мерцающем круге. Он убрал щит и ухмыльнулся, увидев пораженные взгляды. Затем мальчик взглянул на испуганного Драко и вновь поднял палочку.

- IMPEDIMENTA!

Драко сбросило с платформы, и он упал на пол. Зал вновь зааплодировал, а профессор Джон поспешно объявила Гарри победителем.

Все кричали и хлопали…ему, и Гарри не знал, как реагировать. В конце концов, он поспешно спустился с платформы и направился к выходу, когда профессор Джон остановила его.

- Гарри Поттер! Пожалуйста, пройдите в центр зала!

Мальчик послушно поплёлся туда, размышляя, выгонят ли его из клуба из-за Драко или нет. Ведь он не использовал Тёмную магию а то, что произошло в конце, лишь вызвало смех. В итоге, Гарри решил, что его это нисколько не волнует, совсем не интересно сражаться, если нельзя использовать более мощные заклинания.

Гарри остановился перед профессором и та внимательно посмотрел на него.

- Мистер Поттер, я бы хотела ещё раз посмотреть на ваш щит.

Этого мальчик не ожидал, он не думал, что профессор может участвовать в дуэли, но всё же отошёл на несколько шагов, приготовившись к нападению.

- Ступефай!

Всё с той же лёгкостью, Гарри поднял полный щит, и заклинание растворилось в нём. Лицо профессора сияло от радости. Она взволнованно обратилась к студентам:

- Это прекрасный пример того, какими я хочу видеть ваши щиты. Как вы видели, мистер Поттер делает это с легкостью. Я надеюсь, поупражнявшись, вы все сумеете достичь его уровня.

Гарри фыркнул, но промолчал.

«Эти идиоты никогда не достигнут моего уровня!» - подумал он.

А профессор Джон между тем продолжала:

- Мистер Поттер, надеюсь, вы придёте в следующий раз, потому что ваши навыки могут быть очень полезны для остальных.

Гарри повернулся к профессору, он не хотел помогать этим студентов, их слабость была ему только на руку. Их слабость очистит путь для его отца.

- Не думаю, профессор, я не желаю напрасно тратить время. Маловероятно, что большинство присутствующих способны выучить что-то, и я не вижу никакой выгоды для себя, в конце концов, учить их - ваша работа.

Профессор Джон покраснела, но попыталась взять себя в руки. Гарри ухмыльнулся, ему нравилось ставить на место учителей.

- Мистер Поттер, я не просила вас учить. Я только хотела, чтобы вы показали им хороший пример. Они же ваши сокурсники, разве вы не хотите помочь им?

Гарри приблизился к профессору и ответил настолько тихо, что никто кроме неё не слышал его слов.

- Я уверен, вы понимаете, что помощь людям это не то, к чему я стремлюсь.

Ещё раз ухмыльнувшись, Гарри покинул комнату, оставив поражённого профессора и смущенных студентов позади.

Но возле дверей, он фактически столкнулся с мёртвенно-бледным Джеймсом Поттером.

Глава 21

Ловец?

- Во имя всего святого, о чём ты только думал? - кричал Джеймс.

- Не вижу в чём проблема, это всего лишь дуэль!

Гарри уже устал наблюдать за перепалкой Джеймса и Демиана.

- Всего лишь дуэль? Всего лишь дуэль? Мерлин, Демиан, как ты мог так рисковать? Я и подумать не мог, что ты способен совершить подобную глупость!

Джеймс покраснел от злости и, казалось, забыл о том, что в комнате находится ещё и Гарри. Все они сейчас были в кабинете Джеймса. Демиан злился не меньше, отец буквально вытащил его из зала и принялся орать, потому что Малфой пострадал. Младший Поттер не видел в случившемся ничего плохого.

- Папа, пожалуйста, хватит говорить про риск, ничего плохого не случилось! Это Малфой бросил в Гарри два заклинания, и если бы Гарри не создал полный щит, он сам мог бы пострадать.

Джеймс замолчал и, будто только что вспомнив, что его старший сын тоже здесь, посмотрел на Гарри.

- Ты создал полный щит? - спросил он сына.

Гарри пару секунд молча смотрел на Джеймса, а затем отвёл взгляд.

- Что произошло? Тебе кто-нибудь что-то говорил об этом? - Джеймс раздумывал, как можно объяснить студентам, что шестикурсник использовал магию, доступную разве что очень сильным взрослым волшебникам.

- Профессор Джон! Я никогда не видел её такой счастливой. Она попросила Гарри прийти ещё раз, чтобы помочь ей учить студентов, - ответил Демиан, прежде чем Гарри успел открыть рот. Гарри зарычал в его сторону.

Джеймс не мог поверить в услышанное. Профессор Джон знала правду о Гарри и всё равно попросила его прийти, да она с ума сошла!

Джеймс в замешательстве посмотрел на Демиана, а затем снова повернулся к Гарри.

- Что ты ответил?

- Он сказал, что…

- Демиан! Я разговариваю не с тобой! Гарри ответь, мне.

Демиан недовольно посмотрел на отца, но промолчал. Джеймс вновь обратился к Гарри.

- Ну? - спросил он.

Гарри прислонился спиной к стене и скрестил руки на груди.

- Может быть, - ответил мальчик, наслаждаясь тем, как быстро лицо Джеймса меняет цвет.

- Что значит «может быть»? Ты не можешь пойти и учить студентов. Как ты объяснишь им свои навыки?- спросил Поттер.

- Правду, разумеется. Скажу, что Лорд Волдеморт научил меня, они всё равно не поверят, - Джеймс и Демиан вздрогнули при упоминании имени Тёмного Лорда.

Гарри наслаждался возникшей ситуацией. Он не собирался никого учить, но лицо Джеймса, который видимо уже во всех красках представлял студентов, изучающих Тёмную магию, того стоило. Демиан всё прекрасно понимал, но решил отомстить отцу, за то, что тот выставил его дураком перед всеми.

- Да, Гарри просто великолепен! Все говорят о его блестящей дуэли и хотят учиться у него! Профессор Джон сказала, что позволит каждому студенту сразиться с ним!

Мальчикам стоило огромного усилия, не рассмеяться, глядя на Джеймса. У него расширились глаза и он, по всей видимости, забыл закрыть рот.

- Она..она сказала что?

Демиан мельком взглянул на Гарри и продолжил.

- Да, и когда Гарри ответил, что подумает, она сказала, что позволит ему присутствовать на всех занятиях!

Теперь Гарри смотрел на Демиана с уважением.

«Этот ребёнок действительно старается для меня», - подумал он.

Джеймс, не говоря ни слова и спотыкаясь об собственные ноги, помчался к двери. Он пулей вылетел из комнаты, кажется, желая, поскорее переговорить с профессором Джон.

Оставшись в комнате одни, Гарри с Демианом уже открыто рассмеялись. Гарри впервый раз по-настоящему смеялся, с того момент как его поймали. А Демиан лишь спустя минуту, осознал, что слышит смех брата впервые. Смех затих и теперь ребята неловко смотрели друг на друга, не зная, что сказать.

- Это была всего лишь безобидная ложь, - наконец проговорил Гарри.

- Да, он заслужил это, ты только представь, что он скажет профессору Джон! И какого ему будет, когда он узнает, что мы его обманули! - Демиан хихикнул.

- Ты не боишься его? - Гарри внимательно изучал лицо мальчика, будто пытаясь поймать ложь.

- Боюсь? Папу? Почему я должен его бояться? Он, наверное, самый лучший отец, которого можно пожелать! Я знаю, что последние месяцы он был груб, но обычно он даже не ругает меня. Он хороший отец! - смущённо ответил Демиан. Он задался вопросом, что заставило Гарри считать отца страшным.

Гарри задумался, но по-прежнему смотрел на Демиана и младший Поттер увидел холод в его глазах. Таким он брата видел впервые, и ему показалось, что это была…зависть? Нет, не может такого быть! Но почему Гарри так смотрел на него? Демиан занервничал, потому что Гарри до сих пор молчал.

- Эм, Гарри, всё в порядке? - спросил он.

Тот отвлёкся от своих мыслей и едва заметно улыбнулся.

- Да, просто задумался.

Сославшись на усталость, Гарри поднялся, чтобы отправиться в гостиную. Демиан пошёл с ним, не переставая думать о странном выражении на лице брата.

На входе в гостиную они врезались в Джеймса и откровенно посмеялись над его красным лицом.

- Не вижу ничего смешного, Демиан Джек Поттер! - закричал Джеймс. Кажется, он только что выяснил, что никому преподавать Гарри не собирается. - А, по-моему, папа, это очень смешно!

Мальчики снова рассмеялись и, оставив поражённого Джеймса в коридоре, зашли в гостиную. Забираясь в кровать, Демиан понял, что, несмотря на то, что знаком с Гарри целый месяц, он понятия не имеет о жизни своего брата, о его детстве. Вещи, привычные для большинства детей, наверняка были чужды Гарри. Перед тем как заснуть, Демиан пообещал себе, что поможет брату восполнить всё, что тот упустил.

Настали выходные, а с ними и первая тренировка по квиддичу. Спускаясь на завтрак, Рон с Демианом увлечённо обсуждали игру. Рон являлся вратарём в команде Гриффиндора, а Демиана в прошлом году сделали охотником. Капитаном команды была шестикурсница Анджелина Джонсон, а загонщиками Фред и Джордж Уизли. Джинни досталась роль ловца. Нельзя сказать, чтобы Уизли плохо играли, но победа всё равно, раз за разом доставалась Слизерину. Перед каждой игрой, гриффиндорцы старались выложиться по полной, для того чтобы победить.

Рон ел пирожное, а Демиан намазывал джемом тост, когда к ним подбежала взволнованная Анжелина..

- Энжи, что случилось? - спросил Демиан, увидев её взгляд.

- Ребята не поверите, мы потеряли Келли Адамсон!

- Что? - одновременно воскликнули мальчики.

- Я знаю, это ужасно! Её родители развелись, и она уедет из Хогвартса на следующей неделе. Будет учиться в другой школе, за границей, это просто ужасно!

Ребята не смогли понять, что именно было ужасно. Развод родителей Келли, Келли, вынужденная учиться в другой школе или тот факт, что они потеряли охотника. Зная Анжелину, скорее всего, верным был последний вариант.

- Теперь нас придётся отменить тренировку, вместо этого сегодня в пять будем выбирать нового охотника. Я хочу, чтобы все вы присутствовали. Очень важно, чтобы выбор одобрила вся команда, - печально закончила девушка.

- Ем, Анжелина, думаю, ты не всё учла. Сколько людей придёт на пробы, если ты только что приняла решение отменить тренировку? - осторожно спросил Рон.

- Рон, у меня не было времени! Келли получила сову только вчера вечером, я не могла сказать вам раньше! До первой игры всего три недели, что нам ещё остаётся?!

Анжелина покраснела, поскольку поняла, что уже кричит на испуганного Рона. Демиан лишь рассмеялся, когда девушка убежала искать других членов команды, дабы сообщить им новость.

Ребята со вздохом посмотрели ей вслед, теперь Анжелина станет ещё хуже чем прежде.

Свободное после завтрака время, Демиан решил провести с Гарри, тем более что Гермиона утащила Рона доделывать домашнее задание. Поттер младший увидел брата в коридоре, он разговаривал с профессором Снейпом. Зельевар выглядел бледным, а вот Гарри напротив, говорил совершенно непринуждённо.

«Бог мой, я должен это слышать» - подумал мальчик, увидев ухмылку Гарри. Он постарался подойти как можно ближе, чтобы услышать разговор.

- Я не допущу подобного поведения, мистер Поттер, я не тот, кого вы можете напугать! - Снейп говорил сердито и в то же время несколько неуверенно.

- Конечно же нет, как я могу напугать профессора Защиты от тёмных сил. Я всего лишь говорю, что ваши лекции бессмысленны, - голос Гарри звучал совершенно невинно, от чего Демиана пробрал смех.

- Я предупреждаю вас, мистер Поттер, закройте свой рот! - гневно воскликнул Снейп, указывая пальцем на Гарри.

- Предупреждаете меня? А что ты сделаешь, Северус? Отправишь меня на отработку, снимешь баллы? Я думал, ты уже понял, что на меня всё это не действует, а теперь… Если вам дорог ваш палец, советую его убрать! - сказал Гарри ледяным голосом, от которого у Демиана мурашки побежали по коже.

Снейп с опасением посмотрел на мальчика, а затем повернулся и молча ушёл. Гарри обернулся и увидел Демиана.

- Мерлин, Гарри, и как ты его не боишься?

Демиану не хотелось признаваться, но сам он боялся Снейпа. Даже после рассказов отца о том, каким был этот «сальный мерзавец» в школе, страх не желал до конца покидать его.

- Всё что он делает, это корчит рожи. На что-то большее у него мужества не хватает. Чего его бояться? - Гарри пожал плечами. - Что ты вообще здесь делаешь?

- Искал тебя, - ответил мальчик.

Гарри застонал.

- Почему? Чего тебе надо?

- Ничего, просто я подумал, может ты хочешь поболтать или поиграть во что-то, - Демиан надеялся, что у Гарри хорошее настроение и он не прогонит его.

- Демиан, мне шестнадцать, я не стану играть во что-то, а тем более с тобой, так что убирайся!

Демиан улыбнулся.

- Я не говорю о детских играх, я имел в виду квиддич, - Поттер решил, что даже если тренировки не будет, всё равно это отличный день для игры.

Гарри покачал головой.

- Нет, я не хочу.

- Ох, да ладно тебе Гарри, будет весело!

- Слушай, Демиан, прекрати раздражать меня, - Гарри попробовал напугать мальчика, чего ему, впрочем, никогда не удавалось.

- Послушай, всего полчаса, а потом будешь делать, что пожелаешь. Я только хочу сыграть с тобой одну игру - умоляюще произнёс Демиан.

- Демиан! - Гарри попробовал уйти, но ребёнок следовал за ним по пятам.

- Одна игра, обещаю.

Гарри остановился и взглянул на мальчика.

- Хорошо, ты победил, но тебе не понравится играть со мной, - наконец сказал Гарри.

- Конечно понравится! - Демиан не помнил себя от радости, Гарри согласился сыграть с ним.

- Нет, Демиан, ты не понял, я никогда раньше не играл в квиддич, - голос Гарри ничего не выражал.

Демиан поражённо уставился на брата. Гарри никогда не играл в квиддич! Он не знает, как играть в квиддич! Как такое вообще может быть? Все умеют играть в квиддич! Это было что-то, что умели делать все. Способности к игре были не у всех, но любой волшебник так или иначе знал правила, это же лучший спорт в магическом мире! Слова Гарри повергли Демиана в шок. Гарри воспитывали не нормально, ему не позволяли быть нормальным ребёнком, которой бы играл в квиддич с друзьями.

«Мерлин, он наверное, даже не знает как летать на метле», - подумал Поттер и его сердце сжалось. Сам он начал играть, будучи ещё совсем маленьким, отец всегда поощрял это.

Поперёк горла у Демиана встал ком.

- Ты…ты никогда не играл в квиддич? - переспросил мальчик, чтобы убедиться, что верно всё понял.

- Нет, и я рад этому. Всего лишь глупая игра, с бессмысленными полётами, у меня есть дела поважнее, на которые не жалко потратить время.

Следующие действия ребёнка ошеломили Гарри. Ни слова не говоря, Демиан взял брата за руку и повёл к выходу. Гарри никогда никого просто так не держал за руку и не знал, как реагировать на этот жест. Наконец мальчик вывел его на улицу и, отпустив руку, исчез в маленьком здании. Когда он вернулся, в руках у него были две метлы.

Он протянул одну Гарри, и тот прочитал на рукояти «Нимбус 3000». Дома у Гарри была точно такая же, и его сердце вновь неприятно кольнуло. Гарри посмотрел на метлу Демиана и увидел, что она выглядит гораздо старее и потрепаннее, будто на ней летало уже много людей. Метла Гарри явно была новой, ни один прутик не был погнут. Демиан смущённо посмотрел на брата.

- Демиан, что…?

- Ты полетишь на моём Нимбусе 3000, это новая модель, папа купил её для меня.

Гарри посмотрел на дряхлую метлу в руках мальчика.

- Не волнуйся, я полетаю сегодня на школьной. Это чистомёт 500, древняя вещь, но всё ещё на ходу.

Демиан как-то странно посмотрел на Гарри и тот, кажется, понял в чём дело. Поттер неправильно понял его. Да, Гарри никогда не играл в квиддич, но это не значит, что он никогда не летал.

- Демиан, послушай ты не…, - начал Гарри, но Демиан оборвал его.

- Гарри не говори ничего, просто слушай меня, и очень скоро ты будешь отлично летать, - серьёзно сказал мальчик.

Всё, что теперь требовалось от Гарри, это не смеяться над Демианом, поскольку тут продолжал старательно объяснять технику полёта. Он покорно слушал объяснения мальчика о том, как надо взлетать и приземляться.

- Хорошо Гарри, ты готов? Отлично. Мы начнём медленно, сначала дыхание перехватит, но ты просто не забывай держаться и всё будет здорово.

Гарри наслушался достаточно, он установил свою метлу и принялся ждать, пока Демиан замолчит.

- Хорошо, Гарри, а теперь сделай, как я говорил: согни ноги в коленях и немного оттолкнись от земли.

- Вот так? - спросил Гарри, перед тем как с удивительной скоростью взметнуться вверх. Демиан так и остался стоять на земле с открытым ртом.

Гарри охватило ни с чем не сравнимое волнение, которое всегда бывало во время полёта. Он никогда не играл в квиддич, но летать начал с шести лет. Однажды, когда ему было семь, этот навык спас ему жизнь. Мальчик стал набирать высоту и почувствовал холодный порыв ветра. Сделав несколько петель в воздухе, он направился к квиддичным кольцам. Гарри, наверное, применил сразу все свои навыки, делая петли на огромной скорости. Прежде, чем он понял, что случилось, он увидел кого-то рядом и понял, что Демиан тоже взлетел и теперь висит в воздухе напротив него.

- Ты врал! Ты сказал, что никогда раньше не летал! - закричал он, но при этом улыбался.

- Неправда! Я сказал, что никогда раньше не играл в квиддич, про полёт ты додумал сам! - рассмеялся в ответ Гарри.

Демиан полетел к брату, чтобы в шутку напасть на него и мальчик резко отвёл метлу назад. Ребята гонялись друг за другом, не переставая смеяться, и не замечали группу студентов, собравшихся внизу. Все они смотрели на восхитительный полёт некоего Гарри Поттера. Мальчики так же не замечали Джеймса, что стоял возле трибун и наблюдал за смеющимися сыновьями. Глаза Поттера защипало от слёз, он представлял, какая жизнь могла бы быть у них, если бы в ту роковую ночь Хвост не украл Гарри.

Гарри первым заметил эту толпу. Он подал Демиану знак и они, как могли быстро, приземлились. Гарри встретили аплодисментами, многие спрашивали, где и у кого он научился летать и почему не состоит в команде по квиддичу. Профессор по полётам немедленно бросилась к ребятам и посмотрела на Гарри так, будто тот был сделан из золота.

- Мистер Поттер, это было великолепно! Вы непременно должны сегодня прийти на отбор.

Гарри изучающе посмотрел на неё, прежде чем ответить.

- Послушайте, мадам Пуч…

- Хуч, мадам Хуч, - поправила она.

- Неважно, я не подхожу для игры в команде, я не очень хорошо работаю с другими, - Гарри ухмыльнулся и хотел уйти, но она не желала так просто сдаваться.

- О, не волнуйтесь об этом. Ловцы в игре действуют самостоятельно.

В этот момент в разговор встрял Демиан.

- Но, мадам Хуч, у нас уже есть ловец, Джинни Уизли. Мы ищем охотника.

- Мистер Поттер, Джинни попросила отдать ей место охотника, она хотела его первоначально, так что теперь команде нужен ловец и мистер Поттер был бы отличной кандидатурой.

Демиан взволнованно посмотрел на брата. Мадам Хуч никогда ничего не предлагала командам, она никогда не выделяла фаворитов, а тут предлагала Гарри стать ловцом Гриффиндора. А уж дождаться от неё похвалы было почти нереально.

Она ещё раз взглянула на Гарри.

- Подумайте об этом, мистер Поттер, ваш талант пропадёт зря, если вы не согласитесь.

Гарри застыл, размышляя о том, как он ввязался в этот бардак, и, что более важно, как ему из него теперь выбираться.

- Пожалуйста, Гарри, пожалуйста, сходи на пробы, из тебя выйдет прекрасный ловец, - они уже были в гостиной, а Демиан всё не переставал упрашивать его.

- Нет! Ты виноват, что меня втянули во всё это! «Одна игра, Гарри, только одна» а теперь посмотри на это! - ругался в ответ мальчик.

- Мадам Хуч права, твой талант пропадает напрасно! В конце концов, какой толк от того что ты превосходно летаешь, если ты не играешь в квиддич? - Демиан вновь умоляюще смотрел на Гарри.

Тот уронил голову на руки, он не хотел играть за Гриффиндор. Чем больше он пытался отдалиться от этого факультета, тем больше он засасывал его. Слова Демиана прервали его мысли.

- Гриффиндор не выигрывал кубок долгие годы, а с тобой у нас бы появился шанс на победу.

- А кто выигрывал? - спросил Гарри, уже зная ответ.

- Вонючий Слизерин, - сказал Демиан скривившись.

Гарри улыбнулся про себя. А ведь в том, чтобы быть ловцом Гриффиндора была и некая польза.

- Хорошо, Демиан, я пойду на эти глупые пробы, - покорно сказал он.

Демиан закричал от радости и бросился к спальне мальчиков, чтобы собраться и пойти вместе с братом.

Гарри посмотрел ему вслед и снова улыбнулся.

Как только они приблизились к группе людей у квиддичного поля, Гарри ощутил волнение. Ему нужно было всего пару минут и должность ловца у него в руках. Мальчики подошли к стендам, и Гарри увидел, как все Уизли разом покраснели.

- Что он здесь делает? - обратился Рон к младшему Поттеру.

Гарри приподнял бровь и уже хотел что-то ответить, но Демиан опередил его.

- Гарри будет пробоваться на роль ловца.

Уизли громко рассмеялись и, Демиан почувствовал, что его лицо заливает румянец.

- Да пошли вы, ребята, вы ничего не понимаете, - огрызнулся он и направился к Анжелине.

Отбор начался. Гарри смотрел как дети, одним за другим взлетают в воздух и пытаются поймать крошечный золотой шарик. Он не понимал, почему всё происходит так медленно, ведь не было особого труда в том, чтобы найти его.

Когда, наконец, назвали имя Гарри, Демиан сунул ему в руки свой Нимбус. Проходя мимо трибун, мальчик случайно услышал, как Рон говорит Джинни:

- Он свою метлу никогда не позволял никому трогать…

Всё было слишком просто, Гарри три раза поймал снитч за рекордное время и спустился вниз, к пораженным зрителям. Проигнорировав всех, он двинулся к Анжелине, которая почти плакала от радости.

Она с энтузиазмом пожала ему руку, объявляя новым ловцом. Даже Уизли не спорили с ней, не к чему было придраться. Джинни чувствовала себя неловко, полёт Гарри показался ей весьма знакомым. Она покачала головой, прогоняя ненужные мысли и посмотрела как Гарри пожимает Анжелине руку.

Гарри возвращался в замок вместе с Демианом, тот бежал рядом и не переставал рассказывать о стратегии игры. Гарри не слушал его, полностью погружённый в собственные мысли.

«Эти идиоты даже не догадываются, что только что подписали себе приговор. Это худшее решение в их жизни. Кошмар для Гриффиндора начинается!»

Глава 22

Объяснения

Первая тренировка по квиддичу, Гарри особенно запомнилась. Джеймс расположился на трибунах, чтобы посмотреть на своих сыновей. Гарри с Демианом ушли в раздевалку и, едва попав внутрь, Гарри понял, что игра в этой команде будет непростой. Уизли угрожающе смотрели на него, а близнецы даже держали в руках биты. Гарри лишь подмигнул им, прежде чем начать переодеваться. Он их нисколько не боялся, в своей жизни он видел куда более жуткие вещи.

Гарри снял рубашку и уже потянулся к форме, которую Лили в тот же день купила в Хогсмиде, когда на пороге появились Анжелина и Джинни. Девушки уже переоделись и теперь, по всей видимости, зашли пожелать ребятам удачи.

Сперва Гарри не понял, на что же они уставились, но внезапно осознал, что стоит перед ними обнажённый до пояса и держит в руках форму. Пока девушки, совершенно растерянно смотрели на него, мальчик ухмыльнулся и натянул форму. Джинни с Анжелиной покраснели.

Покончив с разговорами о бодрости духа, Анжелина вывела команду на поле. Гарри опять держал в руках Нимбус Демиана, что совершенно его не устраивало, он не хотел быть Поттеру чем-то обязан. Забрать метлу ребёнок категорически отказался, аргументируя это тем, что Гарри необходима быстрая метла, чтобы поймать снитч.

Поднявшись в воздух так, чтобы охватывать взглядом всё поле, Гарри принялся искать снитч, но пока его не видел. Он смотрел, как ребята перебрасывают друг другу квофл, а Рон всеми силами пытается защитить ворота. Демиан летал на Чистомёте 500, но даже на этой старой метле держался отлично. Гарри ощутил нечто странное, чего, наверное, никогда не бывало с ним раньше. Это была…гордость? Гарри покачал головой и снова принялся искать глазами шарик. Он терпеть не мог, когда этот ребёнок заставлял его чувствовать что-то.

Внезапно в стороне от мальчика что-то промелькнуло, и он едва успел увернуться от бладжера. Поискав взглядом того, кто направил в него мяч, Гарри увидел ухмыляющегося Фреда Уизли. Он и представить себе не мог, что эти идиоты будут настолько глупы, что попытаются напасть на него посреди игры. Анжелина бросилась к Фреду и начала ему что-то кричать. В это же время, Джордж вновь послал в Гарри бладжер, но на этот раз мальчик был готов. Он полетел прямо на мяч, и резко поднял метлу, так что её хвост отбил бладжер обратно к Джорджу. Тот с трудом увернулся и покраснел от злости, когда Гарри ухмыльнулся ему.

Демиан подлетел к Джорджу и принялся ругаться с ним, Рон с Джинни отвлеклись и, казалось, игра застыла. Увидев, что Демиан ругается с Джорджем, у Анжелины лопнуло терпение и она дала свисток, велев всем спускаться. Тренировку пришлось прервать пока не будет выяснено по какой причине близнецы так рьяно пытаются навредить Гарри. Но они даже спуститься не успели, а Фред вновь отбил бладжер в Гарри, тот настолько разозлился, что слегка не рассчитал силы, посылая мяч обратно. Никто не заметил Джинни, спускающейся вниз. Бладжер сбил её с метлы и девочка стала падать с огромной высоты.

Реакция Гарри была мгновенной. Едва услышав крик Джинни, он бросился к ней. Он стал резко снижать высоту и, подхватив девочку у самой земли, тут же выпрямил метлу, чтобы не упасть.

Открыть глаза Джинни сумела лишь когда чьи-то руки подхватили её. Девушка уронила голову на грудь своего спасителя. Зелёные глаза встретились с карими и Джинни показалось, будто её сердце перестало биться. Гарри смотрел на неё точно так же как и пять месяцев назад. У Джинни заслезились глаза, не оставалось сомнений, что именно Гарри был её спасителем, он дважды рисковал жизнью, чтобы спасти её. Джинни отвела взгляд, потому что они приземлились. Девочка немедленно почувствовала себя виноватой за то, что так относилась к Гарри. Мальчик поставил её на землю как раз к тот момент, когда вся команда наконец приземлилась. Гарри отошёл в сторону, потому что Уизли немедленно бросились обнимать сестру, рассыпаясь в извинениях. Демиан с Анжелиной тоже пытались успокоиться испуганную девочку. Джеймс не замедлил накричать на Фреда за его глупый поступок, а Джинни, оторвавшись от братьев, стала искать глазами Гарри.

В этот момент они поняли, что мальчика нигде нет. Поттеры принялись оглядываться, не понимая, куда же пропал Гарри. Уизли выглядели пристыжено, они пытались навредить человеку, который только что спас их сестру.

- Где Гарри? - спросил Джеймс у сына.

- Не знаю, он исчез, - Демиан бросил взгляд в сторону раздевалок, надеясь увидеть брата там.

- Я пойду поищу его, - сказала Анжелина и направилась к раздевалкам.

- Это…это был он, - прошептала Джинни.

- Кто? - спросил Рон, обнимая дрожащую сестру за плечи.

- Он, Рон, это Гарри спас меня, - Джинни никак не могла оправиться, у неё стучали зубы.

- Я знаю Джинни, и он действовал очень быстро, - Рон виновато посмотрел на сестру.

Джеймс попытался отвести Демиана в сторону, чтобы дать Уизли возможность поговорить. Сейчас они сидели на земле, но аврор решил дать им немного времени, чтобы все могли оправиться от пережитого.

- Нет, Рон, не сейчас! Это был Гарри! Мальчик, который спас меня тогда, в Хогсмиде, это был Гарри! - в голосе девочки слышались истерические нотки.

Уизли поражённо переглянулись, Поттеры, ещё не успевшие отойти, выглядели так же. Это было невозможно, скорее всего Джинни по-прежнему была в шоке.

- Джинни, наверное у тебя просто дежавю. Ситуации похожи и ты подумала, что Гарри спас тебя и в тот раз, - попробовал успокоить её Демиан.

Джинни замерла, она была в ярости.

- Говорю вам, это он! Я подумала так сразу, когда увидела его, но узнав кто он, решила что это невозможно, но сейчас… То, как он смотрел на меня и как поймал. Это Гарри спас меня тогда!

Джеймс решил, что всем пора идти в замок. Там они смогут спокойно всё обсудить. Он заставил ребят подняться и пойти в школу, чтобы уже там продолжить разговор.

Когда Уизли, Демиан и Джеймс удобно расположились в кабинете аврора, Джеймс попросил Джинни объяснить. А выслушав её, решил что всё это вполне возможно.

- Ты уверена, что на нём была серебряная маска?

Джинни кивнула головой.

- Тогда это был Гарри, он всегда носил серебряную маску, когда выходил из дома, - обратился Джеймс к ребятам.

- Почему? - спросил Джордж.

- Ну, я полагаю, потому что любой, увидев Гарри, мог догадаться, что он мой сын, - осторожно проговорил аврор.

- Это ужасно, Гарри должен был почти всё время носить маску? Но это жестоко, - подал голос Рон.

Демиан с любопытством посмотрел на друга, ведь он знал, насколько Рон ненавидит Гарри.

- Я знаю, но теперь всё это в прошлом. Очень интересно, что Гарри спас тебя, Джинни, думаю, всё это имеет смысл, - ответил Джеймс.

- Какой смысл? - смущённо обратился к нему Фред.

- Ну, Гарри спас детей мадам Помфри от Пожирателей смерти, и я думаю, что и Джинни спас он.

Ребята тут же засыпали Джеймса вопросами, аврор улыбнулся им и ответил, что сейчас куда важнее понять где Гарри.

Поттер решил, что поговорит обо всём этом с Дамблдором. Эти факты могли подарить Гарри свободу.

Джинни нашла Гермиону, как всегда окружённую кучей книг, в гостиной. Когда девочка рассказала ей о случившемся, удивлению Гермионы не было предела. Сперва она не хотела верить, но выслушав ещё и Рона с Демианом и, узнав об инциденте с детьми Помфри, девушка сдалась. Нельзя сказать, чтобы она была рада этой новости, впрочем, никто не мог её в этом винить.

Подростки отправились вниз на обед. Зайдя в Большой зал, они сразу же увидели Гарри. Джинни немедленно кинулась туда и села напротив мальчика, пытаясь успокоить своё сердце. Гарри на неё не смотрел.

- Гарри?

Мальчик безразлично поднял взгляд.

- Почему ты ничего мне не сказал? - Джинни шептала, не в силах справиться с собой.

Гарри ухмыльнулся и положил ложку в тарелку.

- Мисс Уизли, вы сказали, что я не могу быть тем, с кем вы знакомы, почему я должен был возражать? Какое это имеет значение?

- Значение? Огромное значение! Мерлин, Гарри, ты спас мне жизнь! Я хотела поблагодарить тебя! - Джинни даже не думала, что для Гарри это неважно.

Мальчик молчал, словно пробуя эти слова на вкус.

- Я не нуждаюсь в благодарности, а тем более от тебя! - наконец, резко сказал он.

- Можешь сколько угодно делать вид, что тебе всё равно, Гарри, но я знаю, что это не так! Ты рисковал жизнью, чтобы спасти меня, а теперь считаешь, что я решу, будто тебе всё равно? - Джинни улыбнулась разозлённому мальчику.

- Оставь свои глупые мысли, Уизли. То, что я спас тебя, не означает, что не уничтожу после!

Гарри улыбнулся, девочку эти слова шокировали. Она, казалось, пытается найти ответ на его угрозу.

- Угрожай, Гарри, если тебе так хочется. Но ты дважды спас меня, не вижу смысла в этом, если ты после уничтожишь меня!

- Кто сказал, что для меня важен смысл? - снова ухмыльнулся мальчик.

Джинни решила, что говорить с ним, когда он в таком настроении бессмысленно и молча ушла. Но на её место тут же приземлились Рон с Демианом. Гарри почувствовал, что у него начинает болеть голова.

- Что? - огрызнулся он на гриффиндорцев.

- Я только хотел сказать…спасибо, за то ты спас Джинни, - Рон сделал паузу и посмотрел на Демиана. Как только младший Поттер кивнул, рыжий продолжил, - И я хотел сказать…мне жаль, что я напал на тебя…я не хотел…извини…

Было видно, что Рону трудно произносить эти слова. Гарри взглянул на Демиана и понял, что Уизли говорит это с его подачи. Что ж, Гарри не собирался упрощать им жизнь.

- Извинения…не приняты, - медленно проговорил мальчик.

Рон удивлённо на него уставился.

- Гарри, что ты говоришь? - прошептал Демиан.

Гарри спокойно повернулся к брату.

- Я говорю, что мне плевать на то, что говорит он и его сестра, так же как на его глупые извинения! Только потому, что я не хотел увидеть на земле кровавое месиво, не означает, что я хорошо отношусь к ней или к кому-то из вас!

Гарри впился в их испуганные лица, а затем встал и направился к выходу.

«Ну вот, теперь я чувствую себя хорошо!» - подумал мальчик, поднимаясь в спальню.

Прошло ещё несколько дней. Никто из Уизли больше не беспокоил Гарри, Джинни он видел только на тренировках. Она каждый раз пыталась поздороваться с ним, но он никогда не отвечал. Гарри начал замечать, что несмотря ни на то, Уизли стали хорошо к нему относиться. Что касается Демиана, тот как и прежде досаждал ему. Гарри не знал, откуда в нём взялось такое терпение, но только оно не давало ему убить этого ребёнка.

А вот первую, после того, как его сделали ловцом, встречу с Драко, Гарри запомнил отлично. Они встретились в библиотеке перед обедом. Гарри всегда считал, если не хочешь, чтобы тебя подслушивали, иди в многолюдное место. Там все слишком заняты своими проблемами, нет времени обращать внимание на других.

Как только Гарри приземлился возле друга, Драко впился в него взглядом.

- Что случилось, Драко? Выглядишь расстроенным, забыл намазать волосы гелем? - издевательски произнёс Гарри.

- Заткнись, Гарри! Как ты мог так со мной поступить? Сначала дуэль, теперь это! - со злостью проговорил блондин.

- Для начала, Драко, о чём ты?

- Как ты мог стать ловцом Гриффиндора? Я поверить не могу! Сперва побеждаешь меня в поединке, не смотря на то, что я твой лучший друг! А теперь, идёшь и становишься ловцом Гриффиндора и знаешь, что я думаю? Я думаю, ты наслаждаешься пребыванием в Хогвартсе и ты наслаждаешься тем что ты гриффиндорец!

Драко понял, насколько далеко он зашёл, только договорив, и теперь в ужасе смотрел на Гарри, весь его гнев мгновенно испарился.

Драко видел, что друг настолько сильно сжал кулаки, что костяшки его пальцев побелели.

- Во-первых, Драко, ты должен благодарить всех богов мира, что ты мой лучший друг, иначе ужасной смерти тебе не избежать! Во-вторых, дуэль это только твоя вина. Ты хотел поразить меня сразу двумя заклинаниями? Я лишь защищался. В третьих, оставь при себе свои домысли. И если я стал ловцом Гриффиндора, кто, как не ты обязан понимать, что этому есть серьёзное основание!

Драко пробормотал себе под нос какие-то извинения.

- Так, почему ты стал ловцом? - наконец спросил он.

- Ты узнаешь в игре, - уже спокойно ответил Гарри.

- Нет, Гарри, пожалуйста, скажи мне! Я ловец Слизерина, я не хочу снова быть твоим соперником! - закричал Драко.

Гарри не мог сдержать смех, увидев отчаянье на лице друга.

- Не волнуйся, Драко, просто подготовься к игре и удостоверься, что ты в хорошей форме, остальное предоставь мне.

С этими словами, Гарри покинул библиотеку, оставив взволнованного друга наедине со своими мыслями.

До игры Гриффиндор/Слизерин оставалось два дня, у Гарри была тренировка. Анжелина теперь устраивала тренировки каждый вечер, и Гарри начал уважать эту девушку, временами она пугала. Джеймс, наконец, перестал посещать тренировки, чему Гарри был безумно счастлив, сидя на трибунах, аврор его ужасно раздражал.

Гарри, Демиан и Рон возвращались назад с одной из вечерних тренировок, и Демиан не переставал рассказывать о тактике игры. Гарри мог бы остановить его, но сегодня был отличный вечер и он просто предпочёл не обращать на мальчика внимания.

Они уже подходили к портрету Полной дамы, когда Гарри внезапно ощутил в голове знакомую пульсирующую боль, нарастающую с каждой секундой.

Демиан понял, что что-то не так, услышав, как Гарри пробормотал что-то вроде «нет, не сейчас». Он обернулся в тот момент, когда Гарри схватился руками за лоб и упал на колени.

- Гарри! - закричал Демиан и бросился к брату. Рон обернулся и тоже подбежал к ним.

Гарри слышал, как Демиан что-то кричит, но не мог ничего разобрать из-за боли. Подобного никогда раньше не было. Шрам словно горел, а голова раскалывалась надвое, боль никогда ещё не была настолько сильной.

Демиан обнял Гарри, пытаясь понять, в чём дело, он видел как Гарри зажмурился, чтобы не кричать от боли. Мальчик начал паниковать. Что не так? Что случилось?

Гарри не мог больше терпеть и закричал, боль в шраме лишь усиливалась. Демиан сел перед ним на колени и увидел, что у Гарри из носа побежала струйка крови. Этого было достаточно, Демиан вскочил на ноги.

- Рон! Приведи моего отца! Быстрее, Рон! - закричал мальчик.

Уизли бросился к кабинету Джеймса. Демиан пытался помочь Гарри, но не знал, что ему делать. К счастью, Рон столкнулся с Джемсом уже на лестнице и рассказал, что произошло.

Демиан вздохнул с облегчением, увидев, что к ним бегут отец и Рон. Папа здесь, он поможет Гарри! Джеймс подбежал к сыновьям и немедленно посмотрел на Гарри. Мальчик сидел на полу, по его лицу текла кровь, он стонал от боли, и, казалось, что вот-вот потеряет сознание.

- Мерлин! Что случилось, Гарри? Гарри, как ты? Что случилось? - Джеймс наклонился, пытаясь понять, что с сыном.

- Я не знаю! Минуту назад всё было хорошо, а потом он схватился за голову и упал! У него из носа потекла кровь! - быстро заговорил Демиан.

Джеймс запаниковал, такое уже было, в самый первый день, когда Гарри поймали. Тогда у него болела голова, но крови не было. Джеймс не смог больше смотреть на страдания сына и, подняв его на руки, бросился в медпункт.

Джеймс распахнул двери медпункта, следом за ним туда вбежали Рон и Демиан.

- Поппи! Поппи, помоги! - закричал Джеймс.

Школьная медсестра тут же выбежала из кабинета.

- Мистер Поттер, что…о нет, Гарри! Что произошло? - она подбежала к ним и помогла положить Гарри на ближайшую кровать.

Мальчик уже не кричал, теперь он неподвижно лежал на кровати.

- Это его шрам, Поппи, - сказал Джеймс, в то время как медсестра водила палочкой над бессознательным мальчиком.

- Такого никогда раньше не было, - пробормотала она, увидев кровь на его лице.

- Что значит раньше? Ты имеешь в виду Штаб? - Джеймс подумал, что она говорит о случае в штабе Ордена.

Помфри отвела взгляд и принялась доставать из сумки какие-то пузырьки.

- Поппи? - Джеймс ждал ответа.

Медсестра вздохнула и посмотрела на него.

- Нет, я говорю о тех двух случаях, когда он ко мне приходил.

Джеймс застыл, такое уже случалось. Где он был, почему не видел, что Гарри плохо?

- Когда? - с трудом выдавил он.

- В последний раз, почти неделю назад. Он приходил ночью, оба раза, у него сильно болела голова. Я дала ему обезболивающее, - ответила медсестра, заливая синюю жидкость в рот Гарри.

Джеймс не мог поверить в услышанное. Гарри было плохо, а он даже не знал об этом.

«Хороший же из меня отец», - подумал он.

Он только заметил, что Рон с Демианом стоят возле двери, не решаясь войти. Джеймс велел им сходить за Лили и мальчики ушли. Аврор подошёл к кровати сына.

Гарри всё ещё не приходил в себя, и Джеймс стал волновался ещё больше.

- Поппи, что происходит? Почему он не просыпается?

Помфри устало посмотрела на него.

- Мистер Поттер, я думаю, профессор Дамблдор сможет ответить на этот вопрос лучше меня.

Джеймс растерялся.

- Профессор Дамблдор? Откуда он знает, что с Гарри? Я не понимаю…

В этот момент в медпункт зашла взволнованная Лили. Джеймс был рад, что мальчиков с ней нет.

- Джеймс, что случилось? Демиан сказал, что Гарри потерял сознание, что произошло? - она подбежала к мужу.

Джеймс обнял её, пытаясь успокоить. И теперь они оба беспомощно смотрели на Гарри.

В медпункт зашёл Дамблдор и заговорил буквально с порога.

- Я думаю, будет лучше, если мы поговорим в кабинете. Поппи, не желаешь присоединиться к нам?

Помфри покачала головой.

- Нет, директор, я останусь здесь, на случай если Гарри очнётся.

Оба родителя направились за Дамблдором в кабинет мадам Помфри.

Как только они вошли, Джеймс заговорил.

- Что происходит, Дамблдор? Гарри болен? Поппи сказала, что такое уже случалось дважды, с тех пор как его привезли сюда, что с ним?

Директор внимательно посмотрел на Поттеров, будто определяя, в состоянии ли они узнать правду.

- Джеймс, Лили, я хотел рассказать вам позже, когда у меня будет больше информации, но обстоятельства вынуждают меня. Сожалею, но у меня плохие новости.

Поттеры почувствовали, как их сердца бешено застучали в груди, предчувствуя опасность.

- Пожалуйста, скажите нам, что происходит, - прошептала Лили.

Дамблдор посмотрел в зелёные глаза Лили и вздохнул.

- Вы помните пророчество? - спросил он родителей.

Джеймс громко фыркнул, разумеется, они помнили. Это проклятое пророчество разрушило их жизнь, отняло сына и принесло Гарри столько горя.

- Вы помните, о чём там говорилось? «Ни один не может жить спокойно, пока жив другой…» Я думаю, стоит обратить внимание именно на эту часть. Вы видите, какую боль причиняет Гарри шрам, тот шрам, который оставил ему Волдеморт. Он отметил Гарри как равного.

Подарив мальчику этот шрам, Волдеморт не только сделал его своим наследником, но и погубил себя. «Тёмный лорд отметит его как равного себе…» Не менее важно и то место, куда ударило заклинание.

Дамблдор замолчал, собираясь с силами.

- Шрам находится на левой стороне лба. Это не просто отметина, но и путь к его душе, к его жизни, иными словами шрам непосредственно связан с сердцем Гарри.

Дамблдор снова сделал паузу, позволяя Джеймсу и Лили осмыслить то, что он сказал.

- Боль, которую испытывает Гарри, непосредственно связана с эмоциями Волдеморта. Так Гарри сказал Поппи, а ещё он сказал, что боль становится сильнее, когда он находится рядом с Волдемортом. Раньше, если Гарри находился далеко от Лорда, боль не мешала ему. Но поскольку пророчество говорит, что Волдеморт и Гарри не могут существовать вместе, эта боль усиливается. Гарри слабеет, потому что он не так силён, как Волдеморт. Таким образом, Тёмный лорд, не осознавая того, побеждает Гарри. И так как мальчик никогда прежде не терял из-за этого сознания, смею предположить, что положение ухудшается.

- Что это значит? Как мы можем прекратить это? - спросил Джеймс, ощущая страх, от того, насколько серьёзно звучал голос директора.

- Мы ничего не можем сделать. Мне жаль, Джеймс, Лили, но обратить это невозможно. Как я уже сказал, шрам это отпечаток не только на теле, но и на душе, а этого никак не исправить.

Джеймс не выдержал.

- Что вы говорите? Как это не обратимо? Нет ничего невозможного в мире волшебства! Должен быть какой-нибудь способ! - Джеймс кричал и в то же время понимал, что это не поможет, ведь если бы способ был, Дамблдор непременно нашёл его.

Лили была спокойна, только по её щекам медленно катились слёзы.

- Мне действительно жаль, Джеймс, - Дамблдор сочувствующе посмотрел на аврора.

- Что нам делать? - тихо спросила Лили.

- Единственное, что спасёт Гарри - это смерть Волдеморта.

Поттеры выглядели потрясёнными.

- Если…если Гарри не убьёт Того-кого-нельзя-называть, то…что случиться с ним? - Лили боялась услышать ответ.

- Если Гарри не выполнит пророчество, боюсь, с каждым разом боль будет расти. Если боль усилится, то очень скоро Гарри будет не в силах справиться с ней и…в конце концов это убьёт его, - печально закончил Дамблдор.

Джеймс встал, запустив пальцы в свои растрепанные волосы, и принялся мерить шагами комнату. Он едва сдерживал слёзы.

«Как же такое могло случиться?»

- Вы думаете Сами-знаете-кто, знает об этом? - неожиданно спросил Джеймс.

- Не думаю. Он не знает, что эта боль однажды убьёт Гарри. Из того, что Гарри сказал Поппи понятно, что Волдеморт старается сдерживать эмоции, когда мальчик рядом. Но он не знает, что, находясь здесь, вдали от него, боль Гарри усиливается.

Джеймс кивнул. Это было странно, осознавать, что самый злой волшебник сдерживает свой гнев ради Гарри.

«Он же убивает его!» - хотел закричать Джеймс.

Но прежде чем он успел сказать что-то, все они услышали голос Гарри и дружно отправились в палату.

Они увидели, что Гарри пытался встать, а Поппи останавливает его.

- Ради Бога, Поппи, я в порядке! Я не останусь на ночь! Я в порядке, дай мне уйти! - раздражённо говорил Гарри, пытаясь убрать от себя руки Помфри.

- Гарри, ты пострадаешь! Ты же весь в крови! Позволь мне посмотреть, нет ли у тебя каких-то повреждений!

Поттеры едва сдерживали слёзы, разумеется, повреждение было и всё только ухудшится, если Гарри не убьёт Волдеморта.

Мальчик остановился, но как только Поппи убрала руки, чтобы осмотреть его, он вскочил с кровати.

- Гарри! Немедленно вернись!- закричала медсестра.

- Я в порядке! Мерлин, ты ещё хуже чем Белла, - не подумав, сказал Гарри.

Медсестра побледнела.

- Извини, - пробормотал мальчик, - но вы обе относитесь ко мне так, будто я стеклянный!

Поппи промолчала и лишь отвернулась, чтобы взять несколько пузырьков, только сейчас она увидела троих взрослых. Гарри тоже обернулся, и на его лице немедленно появилась злость.

Джеймс собрался подойти к нему, когда услышал шёпот.

- Не говори ему ничего, мы должны быть осторожными, я скажу ему, когда придёт время…

Голос Дамблдора зазвенел в голове Джеймса и аврор едва заметно кивнул. Затем он двинулся к сыну, с трудом подавив желание обнять мальчика. Он смотрел в налитые кровью глаза подростка, видел засохшую кровь на его одежде, и его сердце сжималось. Гарри совершенно безразлично на него посмотрел и пошёл к двери, игнорируя Лили и Дамблдора. Поппи сочувствующе посмотрела на Джеймса и вручила ему обезболивающее и зелье сна без сновидений. Поттер вышел вслед за Гарри, твердо решив помочь сыну. Терять Гарри ещё раз он не собирался…

Глава 23

Гриффиндор против Слизерина

Было холодное серое утро, вполне типичное для конца октября, Гарри едва заставил себя вылезти из кровати. Сегодня был важный день, матч между Гриффиндором и Слизерином. Поднявшись, мальчик понял, что в спальне кроме него только Невилл. Гарри всё ещё старался игнорировать его, поэтому попытался сосредоточиться на одежде.

- Удачной игры, Гарри, - сказал Невилл, прежде чем выйти из комнаты.

Гарри с трудом подавил раздражение, в удаче он не нуждался, он точно знал, что собирается делать. Мальчик удивился, когда в спальню залетел Демиан, размахивая Нимбусом 3000.

- Гарри, смотри! Папа купил мне метлу! Теперь у нас обоих Нимбус 3000 и мы обязательно победим!

Гарри попытался отдать Демиану Нимбус, но мальчик ни в какую не желал забирать его, снова утверждая, что Гарри нужна быстрая метла. Очевидно, Джеймс посчитал, что Демиан заслужил новую метлу. Гарри хотел было сказать, насколько Демиан избалован, но тот так радостно трясся над своим подарком, что передумал. Через пару минут, братья отправились на Квиддичное поле.

Народу там было больше, чем Гарри когда-либо видел.

«Откуда взялись все эти люди?», подумал он, направляясь в раздевалку вместе с другими членами команды. Гарри чувствовал, что его сердце бешено забилось при виде множества студентов и профессоров.

Наконец, гриффиндорцы вышли на поле и встали напротив команды Слизерина. Анжелина приблизилась к капитану их команды. Гарри наблюдал за слизеринцами, Драко, кажется, был самым младшим в команде. Увидев Гарри, блондин попробовал ухмыльнуться, но тут же передумал, увидев серьёзное лицо друга. Мальчик пытался сосредоточиться на том, что он собирался сделать.

По свистку мадам Хуч, четырнадцать человек взлетели. Первыми в воздухе оказались Гарри и Демиан.

Демиан подмигнул брату и подал знак Джинни, чтобы та передала ему квофл. К Гарри присоединился Драко, одно мгновение они смотрели друг на друга, а затем разлетелись в разные стороны. Гарри видел, как какой-то слизеринец отнял у Джинни квофл, и через пару секунд забросил его в кольца, наслаждаясь ликованием слизеринских трибун. Но позже квофл перехватил Демиан, Гарри поразился его скорости, он с лёгкостью обошёл нескольких слизеринцев и бросился к кольцам. Комментатор объявил, что гриффиндор забил гол, счёт стал 10:10. С гриффиндорских трибун раздались радостные крики.

Гарри ощутил гордость, наблюдая, как третьекурсник обходит ребят, намного старших по возрасту и мысленно ударил себя. Почему он чувствует гордость за Демиана?

Гарри решил, что пришло время для первого удара по Гриффиндору. Он посмотрел вниз и выбрал Анжелину, она была самой быстрой, пусть станет первой. Без предупреждения, Гарри взметнулся в воздух и полетел в обратную, от указанной Анжелиной сторону. Драко немедленно двинулся за ним, Гарри только оставалось надеяться, что Малфой воспринял его вчерашние слова всерьёз.

Гарри резко повернулся, комментатор как раз предположил, что ловец Гриффиндора увидел снитч. Мальчик ухмыльнулся и полетел в сторону, ничего не подозревающей Анжелины, краем глаза заметив, что Кребб послал в него бладжер.

«Прекрасно», - подумал Гарри и, прежде чем бладжер достиг цели, быстро ушёл вниз. Всё случилось так, как он и планировал.

Бладжер врезался в девушку, весь удар пришёлся на руку, но на метле она удержаться сумела. Все члены команды, в том числе и Гарри, немедленно бросились к ней. Анжелина сказала, что с ней всё хорошо, и она будет продолжать игру. Через секунду Слизерин забил гол.

Спустя час счёт стал 60:50 в пользу Слизерина. Анжелина теперь летала медленнее. Драко взял с Гарри пример и ранил Джинни точно таким образом, с помощью бладжера Фреда. Гриффиндор практически потерял двух охотников. Демиан единственный был в порядке и Гарри направился к Драко, предупредить, чтобы тот не трогал Демиана. Убирать из игры всех охотников не имело смысла.

Так как бладжеры предназначались для других команд, мадам Хуч, не могла ничего поделать, хотя и понимала, что Слизерин ведёт нечестную игру.

Гарри даже не пытался искать снитч, впрочем Драко тоже был слишком занят. Счёт стал 80:50 в пользу Слизерина.

Обеспокоенная Анжелина подлетела к Гарри.

- Гарри, поймай снитч и останови этот ужас, пока не стало хуже! - сказала она страдальческим голосом.

Гарри кивнул и посмотрел вниз.

«Да, пожалуй, пора заканчивать», - ухмыльнулся он про себя.

Именно тогда Гарри увидел маленький золотой мячик, парящий возле колец. Мальчик моментально сорвался с места, Драко последовал за ним. Зрители не сводили с них глаз, все понимали, что ловцы увидели снитч. Мальчики летели бок о бок, пытаясь дотянуться до мячика. Снитч, казалось, понимал, что его собираются ловить, потому что летел всё быстрее.

Наконец, Гарри прибавил скорости и почувствовал, что его пальцы почти касаются снитча. Он обернулся, посмотрел в серые глаза Драко и неожиданно замедлил скорость. На лице Малфоя всё ещё читалось удивление, когда он приземлялся на землю с крошечным мячиком в руке. Гарри парил в воздухе, немного ошеломлённый криками толпы и игроками команд. Он приземлился и слез с метлы. Болельщики Слизерина кричали от радости. Гриффиндор, Рейвенкло и Хаффлпафф похоже не верили своим глазам. Все они видели тренировку Гарри и его блестящий полёт. Что случилось? Ведь он был так близок к победе, что заставило его проиграть?

Игроки Гриффиндора опустошённо смотрели на своего ловца. Анжелина, Фред и Джордж немедленно бросились в его сторону.

- Что, чёрт возьми, произошло? - закричала девушка.

Лицо Гарри ничего не выражало.

- Что я могу сказать, видимо Малфой оказался быстрее.

- Дерьмо дракона! - крикнул Рон и Гарри спокойно повернулся к нему, - Малфой не был быстрее! Ты сам позволил ему поймать снитч! - продолжал вопить Рон.

- Рон! - Анжелина побледнела после этих слов.

- Перестань, Энжи, не говори, что ты не видела этого. Он замедлил скорость, он позволил Слизерину победить!

Анжелина выглядела потрясённой, она повернулась к Гарри, чтобы понять правда ли это. Гарри оставался спокоен, наслаждаясь своим поступком.

- А это имеет смысл, - Фред поддержал брата.

- Это не так, Фред, - возразила Анжелина.

- Да ладно тебе, Энжи, тебе не кажется странным, что единственный не тронутый охотник, это его брат? - подхватил Джордж.

Глаза Гарри опасно блеснули, но он продолжал молчать. Только сейчас он заметил, что Демиана нигде нет. Он обернулся и увидел его рядом с Джинни, они стояли в стороне от всех. Младшая Уизли почти плакала, наблюдая, как Слизерин празднует победу, она осторожно держалась за раненное плечо. Но выражение лица Демиана заставило сердце Гарри дрогнуть. Мальчик не смотрел на слизеринцев, только на него, он смотрел на Гарри…

Сердце Гарри сжалось, когда Демиан отвёл взгляд и убежал с поля. В этот миг Гарри проклял всё на свете, он не подумал о реакции Демиана. Тогда это не казалось ему важным, но почему кажется теперь?

Атмосфера в гостиной Гриффиндора была такой, будто они сегодня проиграли войну. В некоторой степени всё так и было, Гриффиндор и Слизерин всегда враждовали и большинство проблем в Хогвартсе были именно из-за этой вражды. Игра закончилась счётом 230:60, а это означало, что у Гриффиндора нет ни шанса в этом году выиграть кубок. Гриффиндорцы выглядели убитыми, как они теперь будут смотреть на слизеринцев?

Гарри не мог поверить в то, что творилось вокруг, он знал, что Гриффиндорцы расстроятся, но не настолько же! Студенты практически оплакивали эту неудачу, а у некоторых идиотов в глазах действительно стояли слёзы. Гарри хотел бы наслаждаться их страданием, но не мог! А всё из-за этого сопливого, избалованного, надоедливого ребенка по имени Демиан.

Гарри не смог его найти. Он не знал, что собирается ему сказать, но был уверен, что ему необходимо поговорить с младшим Поттером. В отличие от Уизли, все гриффиндорцы считали, что Гарри отлично играл, просто Драко Малфою повезло больше. Оставалось лишь посмеяться над их глупостью, он намеренно отдал победу Слизерину и сделал это у всех на глазах, а они всё равно не видят правду.

Гостиная медленно опустела, и вскоре Гарри остался у камина один. Внезапно портрет отъехал в сторону и в гостиную вошёл подавленный Демиан. Он не видел Гарри пока не подошёл к лестнице. Заметив брата, он обернулся и посмотрел на него.

Гарри видел, что мальчика переполняет множество эмоций, он никогда ещё не видел никого настолько расстроенным.

«Мерлин, это ведь просто игра, а как они будут себя чувствовать, проиграв отцу войну?»

Гарри встал и подошёл к брату.

- Демиан, я…-, начал было Гарри, но Демиан поднял руку, прерывая его.

Гарри понятия не имел, почему он послушался этого знака и замолчал, может быть, виной всему был гнев, переполняющий этого ребёнка.

- Не надо, Гарри, просто не надо, - его голос был до странности напряжённым.

Гарри поразило его поведение. Мальчик со злостью посмотрел на Гарри и двинулся в сторону спальни.

- Демиан, послушай…, - снова начал Гарри, но тот опять остановил его.

- Нет! Я не собираюсь слушать, что бы ты не хотел сказать! - закричал в ответ мальчик.

Гарри потряс не крик, его потрясли слезы в глазах Демиана. Он не понимал, почему ребёнок так реагирует.

- Мерлин, Демиан, почему ты так расстраиваешься, это же просто игра! - сказал он.

Демиан вконец потерял контроль над собой.

- Мне плевать на чёртову игру! Мне плевать на то, что мы проиграли!

- Тогда почему же ты злишься?! - Гарри тоже закричал.

- Потому что ты предал меня! У тебя был выбор, Гарри. Или помочь своему другу или брату, и ты выбрал его! Вот почему я расстроен!

Гарри застыл, только теперь он понял истинную причину злости Демиана. Сегодня Гарри обманул его доверие.

- Знаешь что, Гарри, с тех пор как я узнал, что у меня есть брат, всё чего я хотел, это быть ближе к тебе. Так же как Рон со своими братьями! Я понимал, что после всего, что ты прошёл, тебе будет трудно, и я всё время пыталась подружиться с тобой! Только поэтому я терпел всё это дерьмо, что ты вываливал на меня! Поэтому я оправдывал тебя, когда все говорили, что ты плохой!

Гарри чувствовал, что не может ничего ответить на этот поток чувств.

- Когда ты первый раз увидел меня, то обошёлся как с мусором! Но я не обращал на это внимания, нет, я думал, ты удивлен тому, что у тебя есть брат! Когда ты приехал в Хогвартс, ты оскорблял моих лучших друзей! Друзей, которые для меня как семья! Ты ужасно обидел Гермиону и напал на Рона только потому, что он поддержал её! Я продолжал игнорировать это, я защищал тебя, потому что тогда у тебя не было палочки! Ты просто защищался! Я упускал из виду то, что ты обозвал Гермиону.

Гарри собирался ответить, но мальчик ещё не закончил.

- А потом, ты всё время оскорблял маму и папу, и я продолжал терпеть это! И знаешь почему? Потому что именно так поступают братья! Они прощают и всегда помогают друг другу! Я думал, что как только ты привыкнешь, как только поймёшь, что твоя семья здесь, всё изменится! Я хотел помочь, Гарри!

- Я никогда не просил помощи! - прошипел Гарри в ответ, его тоже наполнили гнев и раздражение.

- Нет, не просил, но я думал братья и не должны просить об этом! Они просто должны помогать! Но я должен был понять, что ты не способен что-то чувствовать! Я должен был знать, что ты предашь меня! И знаешь что, Гарри? С этим покончено! Я не могу больше выносить всё это дерьмо! Ты не хочешь быть моим братом? Прекрасно! Потому что я тоже не хочу быть частью твоей семьи! Поступай, как знаешь!

С этими словами Демиан повернулся и оставил Гарри одного.

Гарри считал, что Демиан позлится день или два, а потом продолжит, как и прежде доставать его, но мальчик оставался верен своим словам. С той дурацкой игры прошла неделя и с тех пор Демиан игнорировал его. Теперь никто не беспокоил его, не раздражал, не задавал глупые вопросы, но теперь никто не говорил с ним за обедом, никто не рассказывал глупые истории о Хогвартсе.

Гарри не хотел чувствовать себя одиноко, но только сейчас понял, насколько эта компания была важна для него. Несмотря на всё это, Гарри упрямо повторял себе, что не привяжется к Демиану. С чего этот ребёнок взял, что Гарри изменится? Ведь он никогда не давал ему повода для этого, и это было не его Гарри, ошибкой, что Демиан чувствует себя преданным. Мальчик старался отогнать от себя чувство одиночества, в конце концов, такое было не впервые, вместо этого он стал думать о Хогвартсе.

После проигранного матча у Гриффиндора было паршивое настроение, Слизерин наоборот хвастался победой на каждом углу. Репутация Драко, потерянная в дуэльном клубе была быстро восстановлена. Малфой показывал это при первой же возможности, особенно при гриффиндорцах.

Следующий матч должен был быть между Рейвенкло и Хаффлпаффом, и кто бы ни победил, играть с ними предстояло Слизерину. Поэтому не было никаких тренировок, чему Гарри был безгранично счастлив, ему не хотелось встречаться с Уизли и Демианом.

Джеймс больше находился с Гарри в последние дни, видя, что Демиан перестал общаться с ним. Гарри это ужасно беспокоило. Он старался игнорировать Поттера, но становилось всё более очевидно, что аврор раздражает его. Наконец, Джеймс решился поговорить с сыном.

- Гарри, почему ты так относишься ко мне? Я понимаю, вначале ты обижался на то, что мы обманом поймали тебя, но прошло почти три месяца! Почему у тебя ко мне такая неприязнь?

Джеймс заметил, что хоть Гарри и относился к Лили с холодом, но он давал на её вопросы адекватные ответы и не смотрел каждый раз с такой яростью. Кажется, гнев Гарри был целиком направлен на Джеймса, но аврор не мог понять почему.

А сейчас, Гарри даже не оторвал взгляд от книги, которую читал.

- Гарри, я задал тебе вопрос, ответь мне, - продолжил Поттер.

Внезапно Джеймс заметил, что с Гарри что-то не так. Он сидел на своей кровати, Джеймс расположился на кровати Рона. Сын не смотрел на него, но костяшки его пальцев побелели, при словах Джеймса, настолько сильно он сжал книгу. Изумрудные глаза потемнели, и Джеймс готов был поклясться, что Гарри сжимает зубы. Поттер был уверен, что теперь Гарри даст ему ответ. Мальчик опустил книгу и яростно посмотрел на него.

- Неприязнь? Неприязнь, Поттер, да я ненавижу тебя! Только то, что ты сидишь сейчас здесь и разговариваешь так, будто ничего не произошло, выводит меня из себя! Если бы я мог решать, то ты бы не сидел сейчас здесь, и не выводил меня из себя!

Джеймс молчал. Гарри ненавидит его! Но почему? Что такого могло произойти? Разумеется, Гарри был в ярости, когда они поймали его, но тут дело не в этом, было что-то ещё.

- Прости, Гарри, но я не совсем понимаю тебя. Ты всё ещё злишься, потому что Орден поймал тебя? Я уже извинялся за это, чего ещё ты от меня хочешь? - Джеймс замолчал, потому что Гарри вскочил с кровати и подошёл к двери.

Поттер немедленно бросился за ним, чтобы остановить. Он схватил Гарри за руку, но тот немедленно отскочил в сторону. Джеймс загородил выход, они всё должны решить сейчас.

- Мы должны поговорить об этом! Я должен знать, почему ты ненавидишь меня!

Гарри побледнел. Джеймс никогда не видел сына таким разозлённым.

- Ты настолько глуп, Поттер! Хочешь, чтобы я сказал, почему ненавижу тебя? Ты болен! - он попытался обойти Джеймса, но тот не двинулся с места, обескураженный этими словами.

- Гарри, о чём ты? Пожалуйста, только скажи, за что ты так меня ненавидишь! - умоляюще проговорил Джеймс.

Гарри посмотрел на него и Поттер почувствовал, что его сердце замерло…в глазах у Гарри блестели слёзы.

- Подумай, Поттер, разве ты не можешь найти причину, по которой я ненавижу тебя, попробуй вспомнить, - прошептал Гарри и Джеймс почувствовал, как у него захватило дыхание, так бывает, когда случайно пропускаешь одну ступеньку, спускаясь по лестнице.

- Гарри, пожалуйста, ты пугаешь меня. Просто скажи мне, я не могу вспомнить ни одной причины, почему ты можешь ненавидеть меня…

Джеймс говорил честно, он не мог вспомнить ничего, что могло вызвать подобную реакцию. Поттер в ужасе смотрел, как глаза Гарри наполняются слезами, но не отступал.

- Ну и прекрасно, - прошипел мальчик со смесью боли и гнева.

Гарри отошёл назад и снова сел на кровать, спрятав лицо за книгой, словно этого разговора и не было.

Джеймс застыл. Что, чёрт возьми, произошло? Сперва Гарри был зол на него, затем в расстройстве пытался выйти из комнаты, потом едва не плача пытался что-то услышать, а теперь читает книгу, будто ничего не произошло. Джеймс подошёл к сыну.

- Гарри, ты не хочешь объяснить мне, что произошло? - Спокойно спросил Джеймс, усаживаясь на кровать рядом с мальчиком.

Гарри, однако, даже не посмотрел на него и ответил безразличным голосом.

- Объяснить что? Ты говоришь, что ничего не было, а значит, не вижу смысла что-то объяснять.

В течение следующего часа, Джеймс пытался выяснить, что произошло, но так и не добился от Гарри ответа. Признав, наконец, поражение, он вышел из комнаты, всё ещё силясь понять.

Как только Джеймс вышел, Гарри отложил книгу и откинулся на кровати.

Сначала он думал, что будет лучше игнорировать Поттера, пока отец не заберёт его отсюда. Гарри не хотел, чтобы его поймали. Он ненавидел Поттера, но рисковать подобным образом было глупо. Но теперь он передумал, Поттеру придётся заплатить за всё, уж Гарри позаботится об этом.

Белла стояла недалеко от ворот Хогвартса. Она держала в руке письмо, полученное от Драко. Женщина смотрела на замок и задавалась вопрос, как там Гарри? Это было совершенно невыносимо, быть настолько близко к нему и не иметь возможности помочь.

«Скоро», - думала она, - «Очень скоро у нас будет возможность! Я не собираюсь ждать ослабления этой дурацкой защиты! Гарри вернётся домой очень скоро!»

Глава 24

Поход в Хогсмид

Пришёл ноябрь, а вместе с ним и первое посещение Хогсмида. Демиан всё ещё игнорировал Гарри, Джинни попробовала поговорить с ним насчёт этого, но мальчик оставался непреклонен.

Только одно ободряло гриффиндорцев: Слизерин проиграл Рейвенкло с ужасным результатом 230:20. А это значило, что Гриффиндор вновь был на плаву. Следующий матч будет между Гриффиндором и Хаффлпаффом, и если Гриффиндор наберёт достаточное количество очков, шанс выиграть кубок всё же будет.

Но прежде чем ловить снитч, команде необходимо будет получить отрыв хотя бы в 70 очков, то есть семь голов. Если бы всё так случилось, Гриффиндор мгновенно перешёл бы на второе место, а поскольку Хаффлпафф получил всего 20 баллов, Анжелина была уверена, всё получится! Сейчас Гриффиндор находился на третьем месте, последнее занимал Хаффлпафф, слизеринцы были вторыми, ну и Рейвенкло опережали всех. Иными словами, шанс выиграть кубок всё же был.

Анжелина продолжала поддерживать Гарри, говорила что он лучший ловец, которого ей когда-либо приходилось видеть и что он ни за что бы ни подвёл их. И это так раздражало! Оставалось только радоваться, что ловец не обязан взаимодействовать с другими членами команды, с ним разговаривали только эти двое.

После одной, особо ужасной тренировки, Гарри встретил в коридоре профессора МакГонагал. Кажется, она была единственной, кто не раздражал Гарри. Профессор неодобрительно посмотрела на мальчика и молча вручила ему конверт. Гарри с интересом взял его и тут же вскрыл. Внутри оказалась форма разрешения на поход в Хогсмид в эти выходные. Гарри взглянул на декана Гриффиндора, безуспешно пытаясь сдержать злость, в чём подвох?

- Это шутка? - наконец спросил он.

Однако МакГонагал вполне серьёзно посмотрела на него, прежде чем ответить.

- Я не имею привычки шутить со студентами, мистер Поттер. Я дала вам форму, заполните её и получите подпись одного из родителей… Конечно, если у вас есть желание отправиться на выходные в Хогсмид. - сказав это, профессор удалилась, оставив растерянного Гарри стоять в коридоре.

Мальчик встретил Джеймса на лестнице, когда поднимался в гостиную. Гарри бросился к нему и немедленно сунул в руку разрешение. Джеймс озадаченно посмотрел на листок и обратился к сыну.

- Что это? - немного смущённо спросил аврор.

- Я думал, это ты мне объяснишь.

Джеймс снова посмотрел на форму и только сейчас обратил внимание на слова «Хогсмид» и

«Разрешение».

- Это разрешение для похода в Хогсмид в эти выходные, - спокойно ответил Джеймс.

Гарри начинал сердиться.

- Это я уже выяснил. Я хочу знать, почему мне дали эту форму.

- А ты что, не хочешь пойти в Хогсмид? - небрежно спросил Поттер.

На этот раз растерялся Гарри.

- Ты позволишь мне пойти?

- С определенными правилами и условиями, да, - Джеймс слегка улыбнулся.

Гарри потерял дар речи, они позволят ему пойти в Хогсмид…но почему? Разве они не боятся, что он убежит? Гарри решил, что не упустит такую возможность, но всё это казалось подозрительным.

- С какими правилами и условиями? - спросил мальчик, чувствуя, что не услышит ничего хорошего.

Джеймсу стало неловко.

- Эти условия установит другой аврор, но если ты никому не доставишь неприятностей, я уверен, всё будет в порядке.

- Кто этот аврор? - спросил мальчик, боясь услышать ответ.

- Аластор Муди, - ответил Джеймс, стараясь не смотреть на сына.

Здесь, в Хогвартсе, Гарри никогда бы не позволил Муди даже подойти к себе, но поход в Хогсмид… Это был отличный шанс убежать. В деревне находились Пожиратели, Гарри знал это, и если бы ему удалось добраться до них, он вернётся домой.

Джеймс объяснил, что Гарри разрешили посетить Хогсмид, но Министерство настояло на дополнительной охране. Этот человек не должен быть членом семьи мальчика, поэтому Джеймс и Сириус не могли его сопровождать. Муди предложил свою кандидатуру и его одобрили.

Условия и правила были известно только самому Муди, и он не собрался раскрывать их до самого похода в Хогсмид.

Гарри ловил себя на том, что с нетерпением ждёт выходных. Он не мог поверить, что после трёх месяцев плена, он снова будет дома. И когда, наконец, долгожданный день наступил, Гарри вызвали в кабинет директора. Мальчик шёл туда вместе с Джеймсом и жалел лишь о том, что не успеет отомстить Поттеру, перед возвращением домой. Но эти мысли он решил отложить на потом, сперва ему нужно вернуться к отцу.

В кабинете оказались Муди, Сириус и Дамблдор. Гарри постарался набросить на себя маску безразличия, но это у него, кажется, не совсем получилось. Он всей душой ненавидел людей, находящихся сейчас в этой комнате.

- Добро пожаловать, Гарри, ты хорошо спал? - обратился к нему Дамблдор.

Гарри бросил на директора быстрый взгляд и встал у камина, не желая приближаться ни к кому из них.

Муди смотрел на Гарри, и, казалось, скрежетал зубами. Для него было очевидным то, что, пробыв здесь два месяца, мальчишка нисколько не изменился.

Дамблдор продолжил.

- Теперь о посещении Хогсмида. Думаю, ты понимаешь стоящие перед нами проблемы. Но я хочу, чтобы ты получил удовольствие от похода в Хогсмид. Аврор Муди всё время будет с тобой, Гарри. Он не может идти рядом, поскольку это вызовет подозрение твоих сокурсников, но он будет следить за тобой, думаю, ты понимаешь? - небесно-голубые глаза Дамблдора встретились с холодными зелёными.

Гарри молчал. Да они же практически позволят ему гулять по Хогсмиду, единственная проблема, это Муди за спиной. Отличная возможность убежать.

- Понимаю, - ответил мальчик.

- Отлично, отлично, а теперь, Аластор, объясни свои условия.

Гарри уловил горечь в словах директора, когда он произносил слово «условия». Мальчик обернулся и увидел как Джеймс с Сириусом в отвращении переглянулись. Что-то было не так.

Муди приблизился к Гарри и внимательно посмотрел на него. Гарри отступил назад, он не забыл как Муди обошёлся с ним. Мальчик, решил, что как только вернётся к отцу, позаботится о том, чтобы Муди стал одним из первых, кто встретит ужасную смерть.

Муди действовал настолько быстро, что Гарри ничего не успел понять. Аврор вынул свою палочку, и мальчик почувствовал, как что-то щёлкнуло у него на левом запястье. Он посмотрел на руку и увидел, что вокруг неё образовался тонкий красный обруч. Гарри непонимающе посмотрел на Муди, тот криво улыбнулся и объяснил.

- Это браслет Бартра, действительно стоящее изобретение. Он удерживает человека в определённых границах, я получил разрешение на Хогвартс и Хогсмид, это значит что пока браслет на тебе, ты не сможешь покинуть их границ. Если ты попробуешь пересечь их, то…, - Муди ухмыльнулся и указал палочкой на браслет.

Гарри снова отступил назад, готовясь к чему-то плохому, но он не был готов к тому, что произошло. Муди пробормотал заклинание, и Гарри ощутил острый поток боли, идущий от левой руки к груди. Казалось, будто кто-то тисками сжал ему сердце. Гарри задыхался, он схватился правой рукой за грудь, казалось, что по телу прошла волна электричества. Боль исчезла, оставив за собой неприятное чувство. Гарри недоверчиво посмотрел на Муди, он не мог поверить, что аврор применил к нему нечто подобное. Мальчик обернулся к Джеймсу и увидел, что тот яростно прожигает взглядом Муди. Через секунду, Поттер примирительно улыбнулся сыну. Мальчик понял, что Джеймс не одобряет подобного, но право голоса у него нет.

- Ты видишь, мальчик, что лучше не пытаться убежать, это только навредит тебе. Если каким-то образом тебе удастся пересечь барьер, то эта боль просто убьёт тебя. Не особо приятно, но я обязан предупредить тебя, - закончил весьма довольный собой Муди.

Гарри никогда ещё не чувствовал себя таким злым. Он приблизился к аврору и прошипел.

- Если вы думаете, что я позволю надеть на меня эту штуку, то очень ошибаетесь! Это смешно и если это и есть ваши условия, то я никуда не пойду, снимите это с меня!

Это было подобно оскорблению, браслет создавал рамки. Гарри чувствовал себя животным, которого посадили на цепь. Всё было бессмысленно, ему не убежать, значит нет смысла отправляться в Хогсмид.

Муди улыбнулся ещё шире и ближе наклонился к сердитому мальчику.

- И не подумаю, браслет останется у тебя на руке до конца дня, я не хочу рисковать, вдруг ты решишь убежать, пока половина школы будет в Хогсмиде. Так, что ты выбрал? Идёшь ты в Хогсмид или нет, браслет останется на тебе, - после этого Муди наклонился ещё ближе, - и если бы я мог решать, мальчик, браслет так и остался бы на тебе!

Это стало последней каплей, Гарри пытался справиться с собой, но последние слова вывели его из равновесия.

Гарри резко ударил Муди по лицу, послышался хруст сломанного носа. Следующий удар пришёлся в живот и аврор, тяжело дыша, приземлился на колени. Мальчик схватил его за воротник и снова хотел ударить, но неожиданно по его телу снова прошла боль. Гарри отпустил Муди и прижал руку к груди, изо всех сил пытаясь дышать. Боль уменьшилась, Гарри увидел взволнованные лица Джеймса, Сириуса и Дамблдора.

- Попробуешь снова, и этот браслет никогда не покинет твою руку! - прокричал Муди, вытирая кровь со сломанного носа.

Не говоря ни слова, Гарри выскочил из кабинета. Он бросился в комнату мальчиков, и приземлился на пол, пытаясь унять сердцебиение. Мальчик посмотрел на браслет и попробовал снять его, но тут же почувствовал очередной приступ боли. Кажется, снять его мог только тот, кто надевал.

Гарри проклинал всё на свете, он вынужден был носить эту гадость даже если не пойдёт в Хогсмид. В конце концов, он решил, что всё же пойдёт в деревню, так или иначе он сможет передать сообщение отцу.

Лицо Джеймса казалось белее мела. О браслете ему сообщили прямо перед тем, как послать за Гарри. Джеймс, Сириус и даже Дамблдор были против подобных мер, но за Муди стояло Министерство и сделать ничего было нельзя. Сириус и Джеймс в один голос твердили, что носить такой браслет, оскорбительно для любого человека. Конечно если на то нет серьёзных причин, а по мнению Поттера, его сыну этот браслет был не нужен. Он понимал, что мальчик будет против подобного решения, и даже не обвинял его, когда он набросился на Муди. Более того, кажется никто в кабинете не винил его за это, потому что никто не попытался помочь Муди.

Джеймс чувствовал, что предаёт сына, то, как мальчик посмотрел на него, когда Муди надел ему на руку браслет, заставляло сердце аврора сжиматься. Гарри и без того не доверяет ему, но даже то крохотное, чего, возможно Джеймсу удалось добиться, теперь ушло. И это не стоило каких-то пары чертовых часов в Хогсмиде. Но ему Муди сказал то же самое, браслет останется на руке Гарри, отправится он в Хогсмид или нет.

Нельзя было не любить Хогсмид. Магазины приколов, сладостей, товаров для квиддича, всевозможных книг. Гарри спустился на оживлённую улицу и огляделся. До этого он бывал в Хогсмиде дважды, но оба раза у него не было времени для похода по магазинам. Он много раз пролетал над деревней и всегда задавался вопросом, какого это, спуститься и спокойно пройтись по улицам или зайти в бар «Три метлы».

Однако и сейчас Гарри не мог радоваться. Он знал, что за ним следят, он видел Муди недалеко от себя. Браслет сжимал ему руку, даже не смотря на то, что это был всего лишь луч света. Гарри хотел, чтобы этот день поскорее закончился, так, чтобы он мог снять эту дрянь со своей руки. Гарри никогда ещё не чувствовал себя настолько беспомощным, он был уверен, что сумеет сбежать. А теперь, осознавая, что это невозможно, он готов был сломаться.

Джеймс присоединился к Лили и Сириусу и они вместе двинулись к магазину приколов. Вскоре Гарри увидел неподалёку белобрысую голову Драко. Малфой увидел его и резко затормозил, Гарри ухмыльнулся.

- Если ты собираешься спросить, что я здесь делаю, то, клянусь, Драко, ты лишишься возможности говорить на несколько недель! - опередил его Гарри.

Драко усмехнулся.

- Ой, ой, ты в плохом настроении сегодня? Оглянись, Гарри, ты в Хогсмиде! Не стоит унывать, в конце концов, тут столько знакомых лиц!

Гарри улыбнулся, похоже, Драко намекал на Пожирателей смерти.

Драко и Гарри пошли по улице вместе, Креб и Гойл плелись позади, с глупыми выражениями на лицах.

- Я не думал, что директор настолько глуп, чтобы позволить тебе так легко прийти в Хогсмид. Они забыли кто ты, или уверены, что уже приручили тебя?

Гарри печально улыбнулся.

- Если бы, - пробормотал он скорее для себя, чем для Драко. Он поднял рукав и показал другу браслет. После чего спокойно объяснил что это, и что случится, попробуй он убежать.

Лицо Драко покраснело.

- Эти…эти ублюдки! Как они..это же просто…о! Подожди Гарри…как только тётушка Белла разберётся с ними…они пожалеют что пальцем до тебя дотронулись!

Гарри улыбнулся. Да, Белла, наверное, живьём съела Дамблдора вместе со всем Орденом, если бы узнала, через что они заставляют его проходить. А о том, что бы сделал отец, Гарри даже думать не хотел.

«Мерлин, - подумал Гарри, - меня ждет нечто большее, чем кровотечение из носа, если он узнает. Мне нужно будет дать ему успокоительное, прежде чем рассказывать».

Гарри почувствовал, как сжалось его сердце, когда он подумал об отце и Белле. Он хотел снова увидеть их, он хотел домой, как бы по-детски это не звучало. Только бы этот кошмар скорей закончился, и он мог пойти домой.

Решено было зайти в «Три Метлы», внутри оказалось многолюдно. Студентов было много, но большую часть всё же составляли взрослые. В некоторых Гарри признал авроров. Он увидел рыжие головы и копну каштановых волос. У Гарри упало сердце, когда он увидел, что Демиан смеётся вместе с Уизли и грязнокровкой Гренджер. Он не знал, почему его так беспокоило, то, что Демиан больше не говорит с ним. Он не нуждался в нём, этот ребёнок только приносил неприятности.

Гарри отвернулся и двинулся с Драко и двумя амбалами к столику. Амбалы тут же отправились за напитками. Драко принялся говорить о том, какого низкого качества этот паб, но Гарри слушал вполуха, наблюдая за смеющимся Демианом.

Сейчас казалось невозможным, что этот ребёнок жертвовал дружбой с Уизли, ради того, чтобы просто побыть с ним, с Гарри. Но Демиан выглядел счастливым и без него, и Гарри это почему-то раздражало.

- Что с тобой? - услышал он раздражённый голос. Гарри повернулся, увидев Драко с бутылкой огневиски в руке, очевидно он предлагал Гарри выпить.

Гарри взял бутылку и пробормотал что-то вроде «ничего».

«Что со мной происходит? Почему меня беспокоит, то, что Демиан проводит время с Уизли? Почему я беспокоюсь о том, что ему плевать на меня, так же как и Поттерам?»

Гарри потёр глаза, у него начинала болеть голова. Он встал и направился к туалету, чувствуя, что ему снова становится плохо.

Мальчик зашёл внутрь и умылся, стараясь не думать о том, что именно он и виноват в ссоре с Демианом.

Гарри высушил лицо и посмотрел в зеркало. Он значительно похудел с тех пор, как его поймали, глаза выглядели усталыми, а лицо казалось значительно бледнее, чем обычно. Зелёные глаза теперь ещё больше контрастировали с кожей. Мальчик снова попробовал пригладить волосы, но в который раз потерпел неудачу. Гарри вздохнул и повернулся, подскочив от неожиданности. Выход преграждала странная фигура. Он схватил свою бесполезную палочку и посмотрел на незнакомца. Что-то знакомое было в этой фигуре, но Гарри был слишком взволнован, чтобы это заметить.

- Чего бы вы не хотели, забудьте! Прочь с моего пути, пока я не взорвал вас! - огрызнулся Гарри.

Незнакомец подошёл ближе и скинул капюшон. Гарри едва не задохнулся, перед ним стояла Беллатрис Лестрейндж.

Белла улыбнулась «своему мальчику». Было странно видеть его в магловских джинсах и чёрной куртке.

Она шагнула к нему и едва удержалась от объятий, но Гарри ненавидел объятия, она знала это.

- Тёмный Принц, я счастлива видеть вас снова, - Белла говорила сдержано, она не хотела показывать своих эмоций.

Гарри взглянул на свою «приёмную мать» и ответил:

- Я тоже, Белла.

У женщины перехватило дыхание, когда она услышала своё имя их уст Гарри. Конечно Тёмный Принц изменился, он выглядел усталым и бледным, наверняка он плохо ел и спал. Лицо Беллы оставалось непроницаемым, а голос лишённым эмоций.

- Идемте, Принц, мы сейчас уйдём, нам лучше скорее отправиться домой.

Гарри ещё никогда не чувствовал себя так ужасно. Он почувствовал, как вздрогнуло его сердце, при упоминании дома. Мальчик посмотрел на Беллу и глубоко вздохнул, это было настолько сложно.

- Белла, я…я не могу, - начал он. На лице женщины появилось удивление, которое тут же сменилось гневом.

- Что значит, не могу? Ты должен пойти со мной, прямо сейчас! Я наложила заклинание на эту комнату, сюда никто не войдёт. Как только они подойдут к двери, сразу вспомнят о каких-то важных делах, только ты мог войти. Пожалуйста, Гарри, пойдём со мной! - Белла видела в глазах мальчика боль и отчаянье. Она ещё никогда не видела Гарри таким уязвимым.

«Что не так?» - спросила она себя, мгновенно забывая о сдержанности.

Вместо ответа, Гарри поднял рукав. Белла в замешательстве уставилась на красный обруч, вокруг запястья Гарри. Мальчик надеялся, что Белла знала что это, и ему не придётся объяснять, как работает эта дрянь. Однако, когда женщина потребовала объяснений, Гарри вздохнул и рассказал всё. Белла выглядела разъярённой. Она немедленно вытащила палочку и, прежде чем Гарри сумел остановить её, выкрикнула заклинание.

- Редукто! - прошипела Белла.

Заклятье коснулось браслета, и Гарри попытался не закричать, поскольку его снова пронзила боль. Мальчик схватился за грудь, пытаясь дышать, через пару секунд боль исчезла. Гарри посмотрел на Беллу через застилающую глаза пелену. На этот раз боль была настолько сильной, что у него заслезились глаза. Белла застыла, поскольку поняла, что причинила Гарри боль. Она опустила палочку и теперь смотрела, как мальчик пытается восстановить дыхание.

Она немедленно упала на колени и закрыла лицо руками. Что ей теперь делать? Гарри стоял перед ней, но она не могла уйти и оставить его здесь. Браслет мог снять только Муди, но как ей заставить его сделать это? Он был слишком опытен, чтобы подчиниться Империо, к тому же вокруг было множество других авроров.

Женщина печально посмотрела на Гарри, когда тот опустился на колени рядом с ней, она ещё никогда не видела столько эмоций на его лице. Она знала, что Гарри заботится о ней, пусть даже и не показывает этого. Мальчик попробовал успокоить её.

- Всё хорошо, Белла. Эта штука будет на мне только сегодня, её снимут и всё будет прекрасно. Скоро защита ослабнет, и я вернусь домой, обещаю, - уговаривая Беллу, Гарри пытался успокоить и себя. Белла со слезами смотрела на него.

- Но, Гарри, как я буду смотреть в глаза Тёмному Лорду? Как я скажу, что подвела его сына? Тёмный Лорд разочаруется во мне! Я его фаворит и я не смогла вернуть тебя ему!

- Нет, не говори отцу. Защита ослабнет через несколько недель, и я вернусь домой. Отец не хотел бы знать, что мне плохо. Ты доставишь меня домой, это вопрос нескольких недель, - проговорил Гарри, они оба встали, отряхивая одежду.

- О, Белла и ещё одно. Я об отце номер один, я должен заняться этим.

Белла ухмыльнулась при упоминании этой темы, они так часто обсуждали её с Гарри.

- Гарри, что во имя Тёмного Лорда, ты задумал? - спросил она, осторожно вытирая слёзы.

Гарри рассмеялся, и Белла почувствовала что её сердце пропустило такт, она любила его смех.

- Доверяй мне, Белла, маггловская одежда не самое худшее, что они сделали со мной, - увидев гнев во взгляде Беллы, Гарри поспешно добавил, - нет, они не могут серьёзно навредить мне, эти идиоты не знают что делать.

Белла хотела сказать что-то ещё, но внезапно действие заклинания кончилось. Женщина быстро накинула капюшон и посмотрела на мальчика.

Гарри принялся мыть руки, потому что внутрь вошли несколько четверокурсников, Белла присоединилась к нему. Когда дети зашли в кабинки, Гарри прошептал.

- Скажи отцу, что я скоро буду дома и ещё, скажи, что у меня есть незаконченное дело, прежде чем я вернусь.

Белла в замешательстве посмотрела на мальчика, в его глазах она увидела ярость.

- Гарри, ты должен сосредоточиться на возвращении домой. Разберёшься с этим позже, я не хочу, чтобы тебя поймали, - в голосе Беллы слышалось беспокойство, она отчаянно пыталась убедить мальчика отказаться от плана.

Гарри покачал головой и прошипел.

- Я двенадцать лет ждал, Белла! Сначала я не хотел рисковать, но теперь решил, он заплатит за всё! Скажи отцу, что я сожалею, но закончу это дело, прежде чем вернуться домой.

Белла не могла спорить, в туалет снова кто-то вошёл. Теперь она должна была уйти, попрощавшись, она покинула туалет, напоследок ещё раз взглянув на Гарри.

Гарри вернулся к столу, игнорируя подозрительный взгляд Малфоя. Мальчик заметил, что Демиан и его друзья оставили паб. Гарри почувствовал себя немного лучше, он взял бутылку и сделал большой глоток. Ему это было необходимо после разговора с Беллой. Даже несмотря на то, что он не мог убежать, этот разговор приободрил его. Теперь отец будет знать, что у Гарри всё хорошо, и он не напрасно тратит время в Хогвартсе. Отец будет рад узнать, что Гарри устранит некоторые проблемы перед возвращением.

Однако мысли Гарри были прерваны ужасным криком с улицы. Он повернулся к окну и увидел, что люди в ужасе бегут куда-то, но он не мог понять, что их так напугало.

«Это ведь не пожиратели смерти, не так ли?» - подумал Гарри. Он посмотрел на Драко. Может быть, Люциус не пожелал возвращаться без него, боясь предстать перед его отцом с пустыми руками? Но Люциус не так туп, если бы Белла рассказала ему о браслете, он не стал бы делать ничего подобного.

Но вскоре причина паники была установлена. За окном показалась кучка людей в чёрных одеждах, Гарри знал кто это.

- Дерьмо! - выругался мальчик.

Хогсмид окружили Дейволкеры.

Сердце Гарри упало, когда он увидел, что Дейволкеры стали нападать на людей. Он услышал крики, когда один из них схватил женщину и вонзил клыки ей в шею. Гарри отвёл взгляд, когда тело женщины забилось в конвульсиях, и она ужасно кричала.

Гарри видел, что люди вокруг запаниковали, кажется, они не понимали, кем были эти существа. Он встретил пристальный взгляд Драко, его губы медленно шевелились:

«Дейволкеры?»

Гарри кивнул головой, и страх на лице Драко усилился. Драко слышал о них от отца и от Гарри, но никогда не видел их. Гарри изучал их, но тоже никогда не встречал прежде, и не имел желания встречать.

Дейволкеры были новой породой вампиров, они могли передвигаться и при дневном свете. Они были, куда боле сильными, чем обычные вампиры и победить их было сложно.

Гарри видел, что авроры бегут к Дейволкерам и швыряют в них заклинания. Мальчик пожелал, чтобы глупые авроры хоть раз в жизни включили мозги, они швыряли в Дейволкеров всё подряд, не задаваясь вопросом, какие заклинания могут быть полезны. Внезапно позади раздался громкий звук, Гарри обернулся и увидел, что в середине паба стоит Кингсли Бруствер и указывает палочкой в потолок.

- Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, здесь вы в безопасности! Они вампиры и не могут зайти в дом без приглашения хозяина, - Гарри видел, как большинство людей немного успокоились, какой-то светловолосый волшебник спросил:

- Если они вампиры, то почему не боятся солнечного света?

Все начали соглашаться, Кингсли заговорил громче.

- Это новая порода вампиров, они не боятся солнечного света, но в остальном у них всё те же слабости, пожалуйста, оставайтесь внутри и не паникуйте.

Гарри знал, что Кингсли прав, но Дейволкеры не так глупы, если они не смогут войти к вам, они выманят наружу вас.

Словно в подтверждение этого, раздался громкий шум, и дверь в паб отбросило в сторону. На пороге появилась чёрная фигура. Плащ опасно развивался позади вампира и он улыбнулся посетителям. Клыки угрожающе блеснули, и Гарри снова отвёл взгляд.

- В чём дело, Розмерта? Ты разве не собираешься предложить мне зайти и выпить? - проговорил он. Все присутствующие задрожали и обернулись к мадам Розмерте.

Она с ужасом смотрела на Дейволкера, очевидно пытаясь понять, откуда он знает её имя. Гарри хотел сказать, что оно написано на дверях паба, но передумал.

Кингсли Бруствер и ещё пятеро авроров встали напротив Дейволкера, угрожая ему палочками. Гарри закатил глаза, неужели они совсем ничего не знают? Дейволкер ухмыльнулся Кингсли.

- Ты действительно считаешь, что эта бесполезная палка может навредить нам?

Гарри видел, как Дейволкер достал из кармана маленький треугольник и поднял так, чтобы Кингсли мог получше разглядеть его.

- Волшебство бесполезно, - сказал Дейволкер, прежде чем швырнуть треугольник в паб. Гарри понял что это, в тот момент, когда треугольник столкнулся со стеной.

- Вниз! - Крикнул мальчик, одной рукой сталкивая на пол Драко, а другой, огораживая их обоих столом.

Треугольное устройство ударилось о стену, когда по крику Гарри все бросились на пол. Раздался взрыв.

Взрыв был невероятно мощным, всё вокруг оказалось в огне, полыхал даже край стола, за которым скрывались мальчики. Гарри услышал множественные крики и стоны, понимая, что не каждый сумел защититься. Паб наполнился чёрным дымом, и Гарри едва мог видеть Драко, не смотря на то, что блондин находился рядом с ним. Авроры засуетились, пытаясь потушить огонь и помочь раненым. Огонь был волшебным, во-первых такого бы не выдержал ни одни маггл, во-вторых, Гарри сам использовал это устройство, он постарался не думать о том, где это случилось в последний раз. Мальчик сосредоточился на необходимости выбраться отсюда живым, наощупь подтащив Драко ближе к себе, Гарри начал раздавать ему инструкции. Мальчики поднялись на ноги, но всё ещё нагибались, пытаясь защититься от огня.

Гарри вытащил Драко из разрушенного паба, готовый защищаться от Дейволкеров, но увидел, что здание уже окружили аврорами. Большинство людей находились снаружи, Гарри видел как два аврора несли обгорелого человека. Мальчик закрыл глаза, он не выносил вид горелой кожи, он попытался успокоиться.

Крики и волнения вокруг, заставили Гарри открыть глаза. Он увидел, что к ним приближались как минимум восемь Дейволкеров. Гарри приготовился сражаться, защищая Драко, ведь тот был его лучшим другом. Но прежде чем Гарри успел сделать что-нибудь, перед ними оказались множество людей. Гарри увидел, как Джеймс и Сириус встали перед ними вместе с другими аврорами, защищая студентов. Авроры начали сражаться.

Драко отвлёк Гарри, указывая на что-то в противоположной стороне. Мальчик посмотрел туда и увидел ещё одну группу людей, сражающихся с Дейволкерами. Поначалу Гарри не мог понять, на что указывает Драко, но вскоре понял, что Пожиратели смерти сражаются с вампирами наряду с остальными. Зелёные глаза мальчика удивлённо расширились, он ухмыльнулся. Впервые на его памяти Министерство, Орден и Пожиратели вместе сражались против кого-то ещё.

- Да, такое не каждый день увидишь, - попробовал пошутить он и Драко слабо улыбнулся, не переставая нервно оглядываться. Гарри видел, что его друг, не в самом хорошем состоянии.

- Драко, всё в порядке? - спросил он.

Малфой кивнул и продолжил оглядываться. Гарри понял, Драко никогда прежде не оказывался в подобной ситуации. Он всегда говорил о силе Пожирателей смерти, но сам никогда не был в ситуации угрожающей его жизни, Драко паниковал.

- Прекрати, Драко! Это твой шанс! Ты всегда говорил, что хотел ты отправиться со мной на одно из моих заданий. Только подумай, тебе выпала такая возможность, сражайся!

Драко испуганно посмотрел на друга.

- Я..я не могу, - заикаясь, проговорил он.

- Говорил же я, ты не годишься для этого дела, - начал дразнить Гарри.

- Нет…это..это…не так. У меня нет палочки! - ответил Драко.

Гарри недоверчиво посмотрел на Малфоя.

- Что? Ты рехнулся, Малфой?! На дворе война, а ты оставляешь палочку в школе?! Ты растерял последние мозги!

- Эй! Это не так! Я не оставлял, студентам запретили брать с собой палочки, в Хогсмиде слишком часто случаются драки между студентами. И преподаватели запретили! - принялся оправдываться Малфой.

Гарри уставился на Драко, что за глупое правило? Разве они не понимают, что опасно выходить наружу без палочки?

Это окончательно сбило Гарри с толку. Похоже, Филч не проверил его, потому что с ним был Муди.

«Ну прекрасно», - горько подумал мальчик.

Гарри увидел, как Профессор Снейп и МакГонагал уводят детей и, прежде чем он успел опомниться, оказался в толпе студентов. Декан Гриффиндора уводила детей подальше от сражения, и они продвигались к школе. Большинство студентов уже были у ворот замка, и профессор проверяла, нет ли раненых. Только четверо ребят имели серьёзные повреждения, и их сразу же отправили в больницу св. Мунго. Профессор МакГонагал взволнованно пробежала глазами по списку, её взгляд на секунду задержался на Гарри, и он понял что случилось. Кто-то отсутствовал. В подтверждение этого, МакГонагал назвала имена пропавших. Гермиона Гренджер, Джинни Уизли, Рональд Уизли и Демиан Поттер…

Глава 25

Спасённые люди

Профессор МакГонагал что-то шепнула Снейпу, и тот тоже обвёл взглядом толпу, в попытке увидеть пропавших. Гарри понимал, что происходит: все авроры, включая Орден, сейчас находились в сражении, никто не мог помочь детям.

В конце концов, плачущих и испуганных студентов отправили в Хогвартс. Гарри с Драко стояли в самом конце, и в душе Гарри шла нешуточная борьба. Он нисколько не хотел привязываться к Демиану и уж тем более к гриффиндорцам, так почему же он должен был заботиться об их благополучии?! Они достаточно взрослые, чтобы помочь себе… Но Гарри помнил о том, что Драко сказал ему про палочки. Мальчик понимал: даже если бы у Демиана была палочка, он бы не сумел защититься от Дейволкера.

«Дерьмо!» - мысленно выругался Гарри. Он понял, что не может позволить Демиану пострадать. Одна только мысль о том, что Демиан может столкнуться с Дейволкером, приводила его в ужас.

Он повернулся и побежал назад, в сторону Хогсмида, но неожиданно кто-то схватил его за плечо. Гарри обернулся, перед ним стоял сердитый Драко.

- Гарри! Куда ты собрался?! - закричал он.

Гарри только смахнул с себя руку слизеринца и снова побежал. Малфой догнал его и схватил за руку.

- Гарри, не делай глупостей! Ты не можешь сражаться с ними! Оставь это аврорам! Лучше спасай свою шею!

Гарри ухмыльнулся и выдернул руку.

- Ты не понимаешь Драко, есть кое-что, что я должен сделать.

Гарри оставил Малфоя и снова побежал в сторону деревни.

«Я знал, что эта его любовь к людям, однажды убьёт его!» - подумал Драко, направляясь к Снейпу, он знал, что Снейп так или иначе поможет Гарри.

Попасть назад в Хогсмид было достаточно просто. Сражение продолжалось и, кажется, Дейволкеры побеждали, повсюду лежали тела авроров. Гарри старался держаться в стороне, медленно продвигаясь в сторону «Трёх Мётел». Разрушенный паб всё ещё был охвачен огнём. Гарри посмотрел на разбитые окна и чёрный дым. Вокруг горело множество зданий, волшебный огонь невозможно потушить так быстро.

Гарри вытащил свою палочку, надеясь, что она в состоянии будет выполнить нужное ему заклинание. Он поднял её и прошептал: «укажи», думая о Демиане. Палочка завертелась и указала на север, Гарри бросился туда, пытаясь держаться подальше от сражения.

Пробежав мимо группы сражающихся, Гарри успел заметить Муди и Сириуса стоящих напротив трёх Дейволкеров. Они похоже до сих не поняли, что заклинания против них бессильны. Гарри вздохнул. И как только они собираются противостоять его отцу?

Гарри промчался мило них, уклоняясь от заклинаний, его взгляд был прикован к зданию, на которое указывала палочка.

- Это должно быть шутка! - подумал мальчик, осматривая полуразрушенное здание. Он стоял перед визжащей хижиной.

Гермиона понимала, что идти в Визжащую хижину плохая идея. Мальчики, однако, её мнения не разделяли, да и Джинни была с ними согласна. К тому же Демиан сказал, что если верить карте Мародёров, хижина ведёт прямо к Хогвартсу, так что если что-то случится, они мгновенно смогут попасть в замок.

Фред и Джордж отправились по своим делам после посещения «Трёх мётел», никто не знал куда пошли ребята и это тревожило Гермиону ещё больше.

- Теперь мы можем вернуться? - спросила она, когда они зашли ещё глубже в хижину.

- Гермиона, если ты скажешь это ещё раз, я выброшу тебя в окно! - пошутил Рон.

Гермиона нахмурилась и продолжила идти вперёд, когда какой-то шум заставил её обернуться.

- Что это было? - прошептала она.

- Что? - спросила Джинни.

- Вы ничего не слышали? - спросила девочка, как только трое ребят повернулись к ней.

Решив, что это только её воображение, она двинулась дальше, не прекращая прислушиваться.

- Всё ещё болит? - спросил Демиан, смотря на руку Рона.

- Да немного, эта дрянь укусила меня, - пожаловался Рон.

- Ну Рон, когда тебе говорят не трогай, значит действительно не стоит трогать! - выговорила ему Джинни.

- Замолчи! Это всего лишь небольшая царапина! - возмутился Рон, его уши покраснели.

Гермиона пыталась заставить их вернуться ещё тогда, когда произошёл этот небольшой несчастный случай в магазине приколов. Но гриффиндорец захотел показать какой он храбрый, что он не нуждается в медицинской помощи из-за маленькой царапины.

На этот раз сзади раздался громкий шум и подростки замерли. Это не было похоже на призраков, которые должны были жить здесь. Шаги были тяжёлыми и очевидно тот кто приближался, был не один. Шаги становились громче, наконец Демиан затащил друзей в ближайшую комнату. Шаги слышались совсем близко.

- Он действительно здесь? - раздался грубый голос.

- Да, я могу чувствовать запах, найдите его! - велел другой голос, и шаги стали громче.

Демиан и девочки посмотрели на Рона, видимо неизвестные чувствовали запах его крови. А это значило, что эти люди были…

«О Мерлин!» - подумала Гермиона и произнесла вслух - Вампиры! - ребята с ужасом посмотрели на неё.

Демиан немедленно достал карту, нужно было искать выход, немедленно!

- Торжественно клянусь, что замышляю только шалость!

Пергамент стал изменяться, но прежде, чем Демиан мог рассмотреть карту, дверь распахнулась и перед ребятами появились четверо мужчин, одетых в чёрное. Они улыбнулись, и испуганные дети с ужасом уставились на клыки.

Гарри забежал в старый дом.

«И почему из всех мест, Демиан, ты выбрал именно это?» - подумал Гарри, решив устроить Демиану хорошую взбучку, возможно, тогда он, наконец, будет думать прежде чем делать.

Гарри зашёл в дом, всё ещё не сводя глаз со своей палочки, хижина действительно была очень большой и старой. Он, конечно же знал, какие вокруг неё ходили слухи но не придавал им значения, сейчас его волновали более важные вещи. Он поднимался по лестнице, надеясь, что ещё не поздно. Если бы Демиан погиб… Гарри не знал, что бы он тогда сделал.

- Кто вы? - задал Рон достаточно глупый вопрос. Он, очевидно, не мог поверить, что вампиры бродят посредине дня.

Рыжеволосый чувствовал, что в этой ситуации он ответственен за всех. Он был самым старшим, а Гермиона хоть и была достаточно способной волшебницей, сейчас беспомощна без палочки. Он чувствовал себя виноватым, ведь это он подбил ребят пойти в хижину и теперь они стояли здесь, окружённые неизвестными людьми и никто не мог их услышать.

Человек, стоящий впереди всех, посмотрел на Рона и облизнул губы. Рона пробила дрожь и он отступил назад.

- Это он, - сказал человек, игнорируя вопрос Рона.

- Это тот, кого мы чувствовали, остальные могут пойти на закуску, как считаете?

Мужчины рассмеялись. Демиан с ужасом смотрел на вампиров, благополучно забыв о карте.

- О чём вы? - снова спросил Рон.

- Твоя кровь привела нас сюда, а твои друзья оказались здесь как раз кстати, тем больше крови для нас.

Рон испуганно посмотрел на вампира и снова отступил назад.

- Да, ты прав, мы вампиры. И пришли сегодня в Хогсмид, для того, чтобы попить свежей крови, она намного полезней для нас, чем кровь взрослого. Но, мы так и не смогли получить своё, эти трусы успели увести детей обратно в школу. Но я почувствовал твою кровь, здесь, в этом здании, и решил добраться до тебя. Теперь мы получим то, чего так долго ждали. Ваши жизни ничего не стоят, вы существуете только для того, чтобы послужить нам пищей, - Вампиры приблизились, теперь полностью блокируя выход.

Демиан поймали взгляд Джинни. Побледневшая девочка указывала на полуразрушенную стену позади него, Демиан немедленно всё понял.

Это было как раз вовремя, поскольку в этот момент вампир неожиданно прыгнул на Рона. Уизли только чудом удалось отскочить в сторону. Демиан тут же схватил его за руку, и четверо ребят бросились к шаткой стене. Ребята с разбегу врезались в неё, и она обрушилась. Кое как поднявшись на ноги, они бросились бежать. Удивлённые Дейволкеры понеслись за ними.

Демиан, Джинни, Рон и Гермиона что есть силы бежали вниз, пока не наткнулись на стену. Кажется для того, чтобы выйти, им нужно было идти туда, откуда они пришли. Демиан пробежал взглядом по карте, проход, ведущий в Хогсмид, располагался на самом верху.

Демиан быстро показал ребятам карту, и они бросились наверх. Если бы Демиан посмотрел внимательнее, он мог бы разглядеть точку с именем Гарри Поттер, уверенно приближающуюся к ним.

Ребята, наконец, достигли третьего этажа и остановились возле портрета с большим раскидистым деревом. За ним должен был быть проход в Хогвартс.

Проблема была в том, что Демиан не знал пароля. Ребята в ужасе уставились друг на друга.

- Что, чёрт возьми, они делают? - услышали они голоса.

- Мм, откройся…откройся сейчас…откройся сейчас же!

- Рон, замолчи! Ты когда-нибудь видел такой пароль? - закричала на него Джинни.

- Да ладно, может, никто и не думал ставить пароль! По крайней мере, я попытался!

У Демиана не было ни сил, ни желания кричать на Рона. В этот момент из-за угла появились Дейволкеры.

Ребята не могли пройти вниз и не могли открыть проход, единственное что оставалось, это бежать на крышу. И только когда они достигли цели, поняли, насколько глупо поступили. Бежать было некуда, ребята никогда прежде не попадали в подобную ситуацию. Даже притом, что Джинни и Гермиона уже однажды совершили подобную ошибку, сейчас они не могли мыслить настолько ясно, чтобы вновь не повторить её.

Дверь распахнулась, и ребята бросились к краю. Посмотрев вниз, они поняли, что находятся на четвёртом этаже.

- Может быть прыгнуть? Тут не так высоко, - предположил Рон.

- О, конечно! Если нас не убьют, так сломаем себе шеи! Или ещё лучше переломаем ноги, и преспокойно дождемся, пока они придут за нами! - огрызнулась Гермиона.

Рон собирался возразить ей, когда Демиан, наконец, вмешался.

- Ребята, как вы можете ссориться в такой момент?

Подростки вспыхнули, но ничего не сказали.

- И что теперь? - спросил Рон.

- Теперь вы умрёте, - послышался голос у них за спиной.

Ребята повернулись, оказавшись прямо напротив вампиров. Они поняли, что это конец. У них не было ни палочек, ни возможности убежать. Гриффиндорцы отступили к краю, насколько это было возможно.

- Начнём с самого молодого, насладимся им сполна, - произнёс лидер.

Демиан побледнел и почувствовал, что его вот-вот стошнит. Рон, Гермиона и Джинни загородили собой мальчика. Дейволкеры рассмеялись, увидев эту глупую попытку.

Вампиры приблизились и с лёгкостью оттащили ребят от Демиана. Те закричали и попытались вырваться, но противники были сильнее.

Демиан вырывался изо всех сил, пока один из Дейволкеров тащил его к своему лидеру. Но вампиры были намного сильнее любого взрослого волшебника, что уж говорить о третьекурснике.

Вампир швырнул Демиана к ногам главного вампира. Мальчик тут же поднялся на ноги и попятился назад, его трясло.

Главный Дейволкер усмехнулся, почувствовав страх мальчика.

- Сейчас я вдоволь наслажусь тобой, - прошипел вампир и бросился к мальчику.

Демиан закрыл лицо руками, успев увидеть, что какая-то сила отбросила от него вампира.

Ребята и Дейволкеры удивлённо смотрели на лидера, тот сидел на четвереньках, готовый атаковать. Все они уставились на того, кто помешал вампиру напасть на Демиана.

Гарри сидел на земле, точно так же как вампир, и смотрел на Дайволкера. Демиан не мог поверить своим глазам, наблюдая, как его старший брат поднялся на ноги и принял боевую позицию. Гарри спас Демиана от вампира, Гарри защитил его! Третьекурсник замер, поражённый этим.

Гарри выглядел яростным, его зелёные глаза были наполнены гневом, он готов был нападать, если Дейволкер двинется с места. Он видел, что вампиры держали троих гриффиндорцев, но его это не особо волновало. Всё о чём он сейчас думал, было защитой Демиана. Для чего он делает это, Гарри и сам не знал.

- Ну-ну и что же мы видим. Всё выходит даже лучше, - Дейволкер встал и направился к Гарри, для него он был не более чем дополнительной едой.

Гарри внимательно следил за Дейволкером, он знал, насколько быстро умеют передвигаться эти существа. Он также знал, что остальные Дейволкеры ничего не станут делать без приказа командира, в этом было их основное отличие от обычных вампиров.

Лидер Дейволкеров медленно приблизился к Гарри, в его голосе прозвучала угроза.

- Я вижу, ты очень хочешь умереть. Поэтому мне следует сначала убить тебя, правильно?

Гарри рассмеялся, заставив гриффиндорцев смотреть на него как на психа.

«Что смешного?» - подумал Демиан.

- Единственные, кто хочет умереть, так это вы четверо! - проговорил Гарри и Демиан вздрогнул от холода в его голосе. Он говорил как настоящий воин.

Гарри видел, что его слова подействовали, и лидер Дейволкеров с яростью посмотрел на мальчика.

- Неужели? Тогда мы, пожалуй, проверим.

С этими словами Дейволкер внезапно бросился на Гарри, его руки потянулись к шее мальчика. Гарри был готов, одним верным движением, он ударил вампира в живот, заставив того согнуться от боли. Хотя вампиры, конечно же, были мертвы, они всё ещё могли чувствовать боль. Вреда им это не нанесёт, но вот замедлить может. Увидев, что их лидер нуждается в помощи, Дейволкеры оставили ребят и двинулись к Гарри. Рон, Гермиона и Джинни подбежали к Демиану, стоящему у самого края крыши.

Лидер закричал.

- Нет! Назад! Он мой! - Дейволкер выпрямился и посмотрел на Гарри. Вампиры остановились в нескольких шагах от мальчика.

Гарри ухмыльнулся.

- Ты хочешь попробовать меня? Так подойди и возьми, - яростно сказал он вампиру.

Дейволкер снова бросился на Гарри, пытаясь ударить его, но мальчик опередил его и нанёс удар в лицо. Пользуясь заминкой со стороны вампира, мальчик снова ударил его в живот ногой.

Ребята испуганно наблюдали за развернувшейся картиной.

В этот момент, лидер подал сигнал и теперь четверо вампиров бросились на мальчика. Гарри был готов и яростно сопротивлялся. На лету, поймав направленный на него кулак, Гарри нанёс мощный удар, и Дейволкер упал на землю. Через секунду второй вампир разделил его участь. Мальчик увернулся от третьего вампира и ударил его в живот ногой, четвёртый получил удар в лицо.

Рон и Демиан были готовы кричать от радости, все вампиры лежали на земле.

- Может быть, помочь ему? - едва слышно прошептала Джинни.

- Не думаю, что ему нужна помощь, - ответил Рон, наблюдая, как Гарри в очередной раз нанёс вампиру фантастический удар.

В это время вампиры снова оказались на ногах и бросились к Гарри. Однако, каким бы хорошим бойцом не был Гарри, он не мог продержаться долго. Демиан достал карту, чтобы найти выход. Они могли вернуться в Хогсмид, но была опасность, что они столкнуться там с огромным количеством вампиров. Получается, единственной верной возможностью было выяснить пароль от прохода.

Убрав карту назад, Демиан поймал взгляд Гарри.

- Что, чёрт возьми, вы стоите? Убирайтесь! - закричал Гарри.

Однако, Демиан с друзьями не могли остаться в стороне от происходящей борьбы.

Гарри решил, что с него достаточно, пора было возвращаться в Хогвартс. Он отбился от очередной неудачной попытки нападения и достал палочку. Дейволкеры рассмеялись.

- Глупый мальчишка, твоё волшебство ничто по сравнению с нашей силой, - с гордостью проговорил один из них.

Демиан наблюдал за братом, затаив дыхание. Он знал, что палочка Гарри не способна воспроизвести что-то серьёзное, на что рассчитывал Гарри?

Гарри улыбнулся.

- Вы называете себя сильными? Вы просто грязные животные, которые до сих пор не могут победить волшебников, сколько бы лет вы не существовали.

Прежде чем Дейволкеры могли напасть, Гарри взмахнул рукой, и бесполезная деревяшка превратилась в блестящий серебряный меч.

Демиан подавился воздухом, Гермиона застыла с открытым ртом. Рон и Джинни не могли подобрать слов, которые были бы достойны подобного волшебства. Но интересней всего была реакция Дейволкеров. Они с ужасом смотрели на Гарри, кажется, только сейчас осознав, что перед ними не обычный ребёнок.

Гарри ухмыльнулся, увидев их испуганные лица, и поднял меч, позволяя солнечному свету отразиться в нём. Ребята наблюдали, как Гарри двинулся к самому ближнему вампиру и всего лишь царапнул мечом по его шее. Этого оказалось достаточно, вампир отпрыгнул в сторону, а его соратники принялись доставать ножи и кинжалы. Лидер встал перед Гарри с мечом в руках. Его голубые глаза столкнулись с зелёными.

- Ты заплатишь за это оскорбление, мальчик, - прошипел он.

Гарри пожал плечами.

- Я не оскорблял вас, но вы правы, мои действия могут навредить вам куда больше чем мои слова. - Гарри и Дейволкер бросились друг на друга.

Два меча столкнулись. Демиан зажмурился, потому что меч Дейволкера ударил по плечу Гарри. Мальчик только усмехнулся, меч вампира всего лишь порезал ему одежду.

- Спасибо, я всё равно ненавидел эту одежду, - проговорил Гарри и нанёс мощный удар мечом по руке вампира. Тот взвыл от боли и выронил оружие.

Трое вампиров немедленно бросились на Гарри. Дейволкер взмахнул кнутом и тот обвился вокруг левого запястья Гарри. Демиан в ужасе смотрел, как Гарри всё ещё не выпуская меч, прижал руку к груди.

- О, Мерлин, что с ним? - испуганно спросил Рон.

- Я не знаю, - испуганно прошептал Демиан.

Они видели, что Гарри поднял меч, поскольку другой вампир напал на него с ножом. В следующий момент он стряхнул кнут со своей руки и встал. Даже на расстоянии Демиан мог увидеть, что Гарри тяжело дышал и, кажется, чувствовал боль.

Гарри проклинал Муди. Кнут захватил браслет, и мальчик едва не закричал от боли. Он пытался восстановить дыхание.

В следующий момент Гарри увернулся от ножа и с силой ударил по шее вампира. Ребята вскрикнули, с ужасом наблюдая, как безголовое тело на секунду замерло, перед тем как упасть на пол рядом с головой и рассыпаться пеплом.

Гарри не мог видеть, почему кричали девочки, он был слишком занят, отражая очередное нападение. Вампир снова махнул кнутом и на этот раз он обвился вокруг шеи Гарри. Мальчик пытался освободиться, но вампир безжалостно натягивал кнут, заставляя Гарри приближаться к нему. Гарри упал на колени, внезапно кнут покинул его шею и мальчик почувствовал жгучую боль от удара. Гарри поднял руки, пытаясь защитить себя, меч он уронил, когда падал. Кнут опустился на его плечо и Гарри сжал зубы, чтобы не закричать. В третий раз Гарри поймал кнут рукой и потянул его на себя. Дейволкер столкнулся с мальчиком и Гарри нанёс удар ногой. Он чувствовал, что силы начинают покидать его.

Мальчик обернул кнут вокруг шеи Дейволкера и принялся затягивать. Через несколько секунд голова покинула тело вампира. Гарри отбросил кнут и нагнулся за мечом.

Прежде чем он мог дотянуться до него, почувствовал как что-то ударилось о его голову. Мальчик упал на колени, схватившись за голову. Вампир ударил его сзади рукояткой кинжала. Перед глазами у Гарри поплыло и он отчаянно пытался встать на ноги, но тут кто-то снова ударил его и мальчик упал на спину. Гарри попытался прогнать тёмные пятна, мелькающие перед глазами и увидел над собой двух оставшихся вампиров.

Гарри хотел встать, но один из Дейволкеров придавил его к полу ногой. Мальчик отчаянно пытался вырваться, то был беспомощен перед силой вампира. Тогда он поднял руку и попытался отбросить вампира заклинанием, но магия на них не действовала. Гарри понял, что они, скорее всего выработали некий иммунитет к заклинаниям. Лидер Дейволкеров нагнулся и схватил мальчика за волосы. Гарри стиснул зубы, но не произнёс ни звука.

- Игра окончена, мальчик, - прошипел вампир на ухо Гарри, перед тем как вонзить клыки ему в плечо.

Гарри едва сумел сдержать крик, когда клыки пронзили его кожу. Он снова попытался вырваться, но даже двинуться не мог, потому что другой вампир прижимал его к земле ногой и смеялся.

Гарри никогда не слышал такого крика… Это Демиан, увидев происходящее, бросился к нему. Гарри не мог понять, что происходит, пока не стало поздно. Джинни и двое других гриффиндорцев кинулись следом за Демианом. Ни один из них не знал, что делать, но они не могли спокойно стоять и смотреть, как Гарри умирает.

Рон с Гермионой набросились на вампира, который держал Гарри, Демиан накинулся на второго. Рон и Гермиона сумели отвлечь вампира, он отпустил Гарри. Демиан и Джинни старались ударить лидера Дейволкеров, чтобы тот отошёл от мальчика. Джинни подняла с пола какую-то палку и ударила вампира по голове, он отпустил Гарри и взвыл от боли. Схватив Джинни, он отшвырнул её в сторону, девочка упала на пол и теперь лежала не двигаясь.

Гарри почувствовал, как клыки вышли из его тела, и прижал руку к ране. Он опустил взгляд и увидел, что и пол и одежда покрыты его кровью. Гарри сел и тут же застыл, голова закружилась. «Видимо потеря крови» - подумал мальчик.

Когда, наконец, ему удалось сфокусировать зрение, он увидел что Джинни лежит на полу без сознания. Дейволкер схватил Демиана за шею и тянул к полу, мальчик пытался освободиться, но не мог ничего сделать, у него заканчивался воздух.

Гарри немедленно вскочил на ноги. Он не обращал внимания на пульсирующую боль в голове и плече, поднимая с земли меч. Гарри подошёл к вампиру сзади, но не нападал, это было не в его правилах нападать сзади, кем бы ни был противник.

- Отпусти его! - закричал Гарри, и вампир отпустил Демиана, повернувшись к Гарри. Третьекурсник упал на пол, жадно хватая ртом воздух.

Вампир посмотрел на Гарри и улыбнулся.

- Ты действительно особенный, не так ли? Не думал, что кто-либо способен подняться после такого ранения. Я передумал убивать тебя, ты станешь отличным дополнением к моей семье, - вампир ухмыльнулся.

Черноволосый мальчик поднял меч.

- Сожалею, но у меня уже есть две семьи, которые никак меня не поделят, не думаю, что мне нужна ещё и третья.

Гарри занёс меч и ударил вампира в сердце. Тот покачнулся, но оставался стоять, смотря на меч, торчащий у него из груди. Он не предпринял никаких попыток вытащить его и со скучающим видом посмотрел на Гарри.

- Ты действительно думаешь, что меня можно убить подобным образом? - спросил он Гарри.

Гарри улыбнулся.

- Нет, но это поможет мне достичь цели.

Гарри щёлкнул пальцами, и меч превратился обратно в палочку. Глаза вампира расширились, когда он понял, что произошло. Бросив последний взгляд на Гарри, вампир превратился в облако пыли.

Гарри повернулся к последнему Дейволкеру. Тот стоял у края крыши и держал Рона за шею. Но он видел, как Гарри расправился с его предводителем и понял, что остался один. Гарри, подняв бровь, посмотрел на одинокого вампира. Глаза того расширились от ужаса, когда он смотрел на мальчика.

Когда Гарри шагнул к последнему вампиру, тот спрыгнул с крыши. Гарри видел, как тот приземлился на ноги и пожал плечами, посмотрев на стоящего рядом Демиана. Он повернулся к Гриффиндорцам. Гермиона разбудила Джинни, и теперь они все стояли напротив него.

Гарри выглядел немного неловко.

- Мы должны уйти, - сказал он и, не дожидаясь ответа, направился к двери.

Прежде чем Гарри дошёл до двери, Демиан бросился к нему. Гарри изумлённо следил за мальчиком.

- О Мерлин, Гарри, прости меня! Я так сожалею, что накричал на тебя! Я не должен был говорить все те ужасные вещи! Не злись на меня, Гарри, пожалуйста! - Демиан почти плакал, смотря на брата.

К своему удивлению, Гарри увидев в глазах Демиана слёзы.

- Я не злюсь на тебя, - почти прошептал Гарри.

Демиан посмотрел на Гарри и понял, что тот говорит правду. Гарри не знал, почему он сказал это. Гораздо забавнее было бы сказать, что он безумно злится и никогда не простит его. Но Гарри почувствовал, что он не хочет врать Демиану, в конце концов, он бросился спасать его, когда то грязное существо укусило его.

Гарри слабо улыбнулся мальчику и снова повернулся к двери.

- Гарри, подожди, твоя палочка, - Демиан поднял с пола пыльную палочку и протянул её брату. Гарри как-то странно взглянул на него.

- Никогда не думал, что это вещь может быть так полезна, - пробормотал он, заставив Демиана улыбнуться.

Внезапно улыбка Демиана померкла, потому что он увидел кровь на одежде Гарри. Его глаза остановились на ране мальчика.

- Гарри, ты серьёзно ранен, нам нужно немедленно вернуться в замок! - сказал Демиан, пытаясь понять, насколько серьёзна рана брата.

- Действительно? Ты так считаешь? - Гарри пытался пойти в замок ещё пять минут назад, но Демиан тормозил его. Поттер младший примирительно улыбнулся и пошёл к выходу вместе с Гарри.

Демиан видел, что и он в крови Гарри, как такое могло произойти? Наверное, это случилось, когда вампир отпустил Гарри и схватил его. Три гриффиндорца всё ещё стояли у края крыши, желая дать братьям возможность поговорить.

Внезапно дверь распахнулась, и на крышу влетел Муди, в сопровождении четырёх авроров. Муди увидел палочку в руке Гарри, кровь на одежде Демиана и трёх подростков жавшихся к краю крыши, и сразу же пришёл к неправильному выводу.

Муди напал не задумываясь. Он швырнул в Гарри Экспеллиармус и, как только палочка вылетела из рук мальчика, швырнул Гарри на пол. Мальчик застонал от боли. Раненная кнутом спина нещадно заныла, когда он упал.

Прежде чем Демиан мог что-то сделать, один из авроров схватил его и потянул к другому краю крыши. Остальные авроры тут же бросились к детям. Они схватили их и потянули к Демиану. Ребята были шокированы реакцией авроров, неужели они не видят, что это Гарри ранен, почему они нападают на него? Никто не успел ничего сказать, когда Муди начал действовать.

Гарри попробовал встать, но сильный удар в бок, заставил его вновь упасть. Демиан вскрикнул и попытался вырваться из рук аврора, который водил по нему палочкой, пробуя найти повреждения.

- Остановитесь! Не трогайте его! Он ничего не сделал! Остановитесь!

Крики Демиана подхватили остальные ребята, они пытались отделаться от авроров и объяснить, что Гарри не виновен. Авроры, однако, не обращали на их крик внимания и продолжали искать повреждения.

Демиан видел, как Муди направил палочку на запястье Гарри и пробормотал заклинание. Гарри тут же вскрикнул от боли и схватился за грудь, так же как в тот раз, когда кнут обвился вокруг его руки. Демиан не мог понять, что с ним происходит. Что делал Муди, почему Гарри чувствовал боль? Демиан попробовал укусить руку аврора, держащего его, но тот только сильнее схватил его.

Кажется, авроры разделяли мнение Муди. Они считали, что Гарри убил множество людей и избежал наказания. По их мнению, подростки боялись мальчика и не хотели ещё больших неприятностей, поэтому они кричали что он невиновен и это вампиры напали на них. Как будто они могли выжить после нападения вампиров! Ни у кого кроме Гарри не было палочки. Тем более мысль о Тёмном Принце, спасающим кого-то была смехотворна. Поэтому они не обращались внимания на заверения подростков и позволяли Муди преподать мерзавцу небольшой урок.

Муди продолжал время от времени пинать мальчика по рёбрам, не снимая проклятье. Гарри было сложно дышать, он пытался хоть как-то защититься от ударов. Но боль в груди не позволяла ему даже думать адекватно, не говоря уже о том, чтобы защищаться. Муди, наконец, снял заклинание и, бросив яростный взгляд на Гарри, закричал:

- Ты думаешь, что можешь безнаказанно причинять вред студентам Хогвартса?! Я не позволю тебе!

Муди снова стал пинать Гарри. Неожиданно мальчик поднял руку и аврор, отлетев к противоположной стене, сполз по ней на пол.

Мальчик попробовал подняться на ноги, но боль в груди и плече, заставила его почти потерять сознание. Гарри опёрся на пол и попробовал сосредоточиться, когда неожиданно кто-то бросил его на живот и стал скручивать руки за спиной. Гарри задохнулся от боли в плече, от силы с которой кто-то связывал ему руки. Гарри чувствовал, как его схватили за раненную руку и куда-то потянули. Гарри не мог больше сдерживаться и вскрикнул от боли, падая к ногам Муди.

Демиан дико забился в руках аврора.

- Отпустите его! Вы же делаете ему больно, отпустите! - но эти слова нисколько не тронули аврора.

- Пойдём со мной, мальчик, - кричал Муди, таща за собой Гарри к двери и вниз по лестнице.

Авроры последовали за Муди, увлекая за собой кричащих ребят. На лестнице к Гарри более менее вернулось сознание, и он снова попытался вырваться из рук Муди. Однако, внезапное движение Гарри, заставило Муди отпустить его, когда они были на середине лестницы. Они оба потеряли равновесие и Муди схватился за перила, чтобы не упасть. Поскольку руки Гарри были связаны, он не мог ничего сделать, и упал с лестницы. И без того, уже, раненный Гарри приземлился на пол. Он не мог двигаться, только отчаянно пытался дышать. Мальчик почувствовал, как струйка крови побежала по его лицу. Он открыл глаза, и попробовал понять что случилось, он слышал крики, но не мог разобрать ни слова.

Демиан и Джинни вырвались из рук авроров и побежали вниз по лестнице, выкрикивая его имя. Демиан приземлился на колени рядом с братом. По лицу мальчика потекли слёзы, когда он увидел в каком состоянии Гарри.

- Гарри! Гарри, что с тобой?! О Боже, как ты?! - закричал Демиан и дотронулся до лица Гарри. Убрав руку, он увидел, что она вся в крови. Мальчик резко обернулся и яростно посмотрел на Муди. Тот стоял на лестнице, наблюдая за неподвижным телом Гарри.

- Посмотри, что ты сделал, подонок! Ты убил его! - закричал Демиан и хотел было броситься к Муди, но Джинни удержала его.

- Дэми, нет! Мы должны помочь Гарри! - крикнула Джинни, увидев, с каким трудом Гарри дышит.

Муди быстро спустился по лестнице. Он оттолкнул Демиана, чтобы подойти к Гарри, когда что-то отбросило его далеко от мальчиков.

Демиан обернулся и увидел отца. Он схватил Муди за воротник и прижал к стене. Джеймс был настолько зол, что Демиан подумал, он убьёт Муди. Поттер ударил Муди кулаком в живот, а когда тот согнулся от боли, нанёс ему удар в лицо.

- Если ты ещё хоть раз подойдёшь к моему сыну, Аластор Муди, то клянусь тебе, ты не выживешь, чтобы пожалеть об этом! - Джеймс ударил Муди в последний раз и тот упал на пол, зажимая рукой кровоточащий нос.

- Отпустите их! - закричал Джеймс. И авроры отпустили Рона и Гермиону. Ребята тут же бросились вниз.

Демиан увидел, что кто-то поднимает Гарри, он обернулся и увидел, что Сириус держит мальчика на руках. Демиан смотрел на дядю Сириуса и видел ужасную боль в его взгляде, когда он смотрел на теряющего сознание Гарри. Ему развязали руки, и только теперь Демиан увидел красный браслет, вокруг запястья брата. Мальчик не знал, что это, но был уверен, что именно эта штука причиняла Гарри боль. Джеймс подскочил к Сириусу и осторожно взял у него из рук окровавленного сына. Убедившись, что его младший сын не ранен, Поттер немедленно бросился на третий этаж, к проходу. Нужно было как можно быстрее попасть в больничное крыло в Хогвартсе. Остальные последовали за ним, не зная, что можно сказать.

Глава 26

Не всё так плохо

Джеймс сидел рядом со спящим Гарри и наблюдал, как вздымается и опускается его грудь. В голове не укладывалось, что Гарри мог так сильно пострадать. Мадам Помфри едва не убила Джеймса, когда тот вбежал в больничное крыло с, истекающим кровью, мальчиком на руках. У Гарри оказалась сломана рука, поранено запястье, сильный ушиб головы и в довершение - жуткая рана от укуса на плече. И это уже не говоря о всевозможных синяках и ушибах.

Демиан, Рон, Джинни и Гермиона немедленно объяснили Поттеру, что произошло. Как они пришли в Визжащую хижину, как там на них напали вампиры, и как Гарри рисковал своей жизнью, защищая их. Затем, как он убил троих вампиров и как убежал четвёртый. Джеймс слушал этот рассказ с ужасом. Его сын убил троих вампиров! Гермиона рассказала, насколько легко Гарри превратил деревяшку в меч и как он убил им Дейволкеров. Сказать, что это шокировало Джеймса, не сказать ничего. Мальчик, в самом деле, был ужасно талантлив.

Джеймс почувствовал, как чья-то рука опустилась на его плечо, и, повернувшись, увидел Лили. Она протянула ему чашку кофе, Джеймс принял напиток с благодарностью. Лили села рядом и, осторожно взяв Гарри за руку, принялась гладить его руку большим пальцем. Она не могла поверить, что Гарри пострадал, ведь они должны были защищать его. Хорошие же из них родители! Их сыновья едва не погибли вчера! Женщина покачала головой, прогоняя навернувшиеся слёзы. Она пыталась убедить себя, что теперь всё будет хорошо. Поппи сказала - Гарри поправится.

Было раннее воскресное утро, родители всю ночь просидели рядом с сыном. Двери больничного крыла мягко открылись и Поттеры обернулись посмотреть, кто пришёл сюда в столь ранний час. На пороге появился профессор Дамблдор. Лили с Джеймсом устало улыбнулись ему. Однако их улыбки исчезли, когда вслед за директором вошёл Аластор Муди. Глаза Джеймса опасно вспыхнули.

Вчера Поттер попал в хижину как раз в тот момент, когда Муди и Гарри спускались по лестнице. Прежде чем Джеймс смог подойти к ним, они потеряли равновесие, и его сын упал вниз. Этого было более чем достаточно, чтобы привести отца в бешенство. Он видел, что у Гарри связаны руки, мальчик был совершенно беспомощен. Именно тогда Джеймс окончательно потерял самообладание и набросился на Муди. Всё чего хотел Поттер, это бить Муди так долго, как только сможет.

Сейчас Джеймс был вынужден отвести взгляд от двери, поскольку желание закричать на Муди стало невыносимым.

- Джеймс, Аластор хочет тебе что-то сказать, - Дамблдор походил на воспитателя в детском саду, который заставляет извиняться одного ребёнка перед другим.

Поттер взял пример со своего сына и проигнорировал слова Дамблдора. Тем не менее, Муди шагнул вперёд и заговорил с Джеймсом.

- Слушай Поттер, я…я действительно сожалею. Я зашёл и увидел палочку в его руке. Другой твой мальчик был в крови, а дети стояли у края, и я пришёл к выводу... Я ошибся, мне правда жаль.

Джеймс всё ещё не оборачивался. Он знал, что обычно услышать от Муди извинений нереально, но сейчас ему было не до того. Демиан рассказал ему, как дети кричали и просили отпустить Гарри. Он сказал, что ни Муди, ни авроры не хотели ничего слушать. Он рассказал, как Муди продолжал бить Гарри, в то время как четверо ребят просили его остановиться. Джеймс ловил себя на мысли, что если бы не Сириус с Лили, он бы вчера убил Муди.

Лили с отвращением взглянула на Муди и вновь перевела взгляд на спящего сына. Когда стало понятно, что никто ничего не скажет, Дамблдор попробовал сам помирить авроров.

- Джеймс…, - начал Дамблдор, но Поттер прервал его.

- Дамблдор, пожалуйста, скажите Муди, чтобы он ушёл. Иначе я не смогу больше себя сдерживать и убью его.

Голос Джеймса звучал тихо, но в нём явно слышалась угроза. Дамблдор печально посмотрел на Муди и сказал, что сейчас ему действительно лучше уйти. Муди взглянул на Джеймса и хотел уйти, но женский голос остановил его.

- Прежде чем уйти, - Муди обернулся и посмотрел на Лили, - я думаю, ты должен убрать эту дрянь с руки моего сына! - глаза Лили яростно сверкнули, она с силой сжала руки в кулаки.

Муди посмотрел на браслет и нехотя подошёл к мальчику. Он остановился на расстоянии от обоих Поттеров, насколько это было возможно, и пробормотал заклинание. Браслет слетел с запястья Гарри и оказался в руке аврора. Он положил его в карман и молча покинул комнату. Дамблдор последовал за ним, не желая больше беспокоить разъяренных родителей.

Гарри открыл глаза, ему потребовалось несколько секунд, чтобы сфокусировать взгляд. Он осмотрелся и понял, что находится в больничном крыле. Мальчик чувствовал, что всё его тело болит. Он посмотрел на свою левую руку и первое что увидел, это, что браслета больше нет. Он облегчённо вздохнул, наконец-то эту ужасную штуку сняли. Но кто её снял и почему? Гарри заставил себя принять сидячее положение, больничное крыло пустовало. Он едва мог говорить, вероятно, от всех тех зелий, что Помфри влила в него. Он попытался найти взглядом школьную медсестру, но никого не было.

Гарри скинул ноги с кровати, в этот момент дверь открылась, и в больничное крыло вошли Джеймс и Лили с подносом завтрака. Увидев сына, активно пытающегося встать, они бросились к нему.

- Гарри! О, слава Мерлину ты очнулся! Нет, Гарри, не вставай! Ложись, ты ещё не до конца поправился! - Лили мягко попыталась уложить Гарри обратно в кровать.

Джеймс попробовал поддержать жену.

- Ты действительно должен оставаться в кровати. Поппи сказала, некоторые раны требуют больше времени, чтобы зажить. Ты ведь не хочешь навредить себе, ложись.

Гарри, однако, оттолкнул руки Лили и снова попытался встать. Оба родителя взволнованно переглянулись и снова посмотрели на сына.

Гарри встал и попытался не вздрогнуть от боли, пульсирующей в плече. Он оглянулся в поисках одежды и увидел школьную форму в углу комнаты. Мальчик подошёл к одежде и почувствовал головокружение. Наверное, он действительно потерял много крови. Взяв вещи, Гарри двинулся в сторону ванной, но Джеймс с Лили внезапно преградили ему путь. Гарри вздохнул, у него кончалось терпение.

- Что? - раздражённо спросил он.

- Гарри, тебе нужно лежать. Ты не можешь уйти прямо сейчас, ты только сделаешь себе хуже, - сказал Джеймс, недоверчиво смотрящему на него мальчику.

- Что? Ты так резко начал волноваться о моём здоровье?! Тебе же плевать на меня!

Гарри попробовал обойти Джеймса, но тот не пустил его.

- О чём ты говоришь? Конечно, я волнуюсь о твоём здоровье! Почему ты считаешь, что мне плевать? Я твой отец и я беспокоюсь о тебе!

Взгляд Гарри пугал. Мальчик выглядел так, словно готов был убить Джеймса. В глазах появились холод и ярость. Гарри шагнул к Поттеру.

- Во-первых, ты не мой отец! Сколько раз можно повторять?! Во-вторых, ты не тот, кто должен беспокоиться обо мне! Ты не имеешь никакого права говорить мне об этом! - глаза Гарри вспыхнули.

- О чём ты говоришь, Гарри, я не понимаю! Почему я не должен заботиться о тебе? - Джеймс снова попробовал поднять этот вопрос. Он хотел узнать, почему Гарри ненавидит его.

Гарри с насмешкой посмотрел на Поттера, а затем снова двинулся к ванной. Прежде чем Джеймс и Лили могли сказать ему что-то, он сам обернулся. Его лицо казалось спокойным, а голос звучал сдержанно.

- Знаешь что, Поттер? Всё это время я был с моим отцом, и он никогда не позволял появиться на моём теле ни единой царапине. С тобой я пробыл меньше трёх месяцев и побывал в больничном крыле больше, чем могу запомнить. Может быть, это заставит тебя задуматься?

С этими словами Гарри зашёл в ванную, громко хлопнув дверью.

Гарри вышел из ванной и с раздражением увидел, что Поттеры ждут его. Он проигнорировал их вопросы и собирался уйти, когда в больничное крыло зашла мадам Помфри.

Джеймс с Лили были потрясены, увидев, как мгновенно изменился Гарри. Он посмотрел на Поппи, и на его губах появилась робкая улыбка, именно так улыбался Демиан, натворив что-то. Лили не могла поверить, насколько похожи были её сыновья.

- Гарри! Что ты делаешь? - мадам Помфри поставила руки на бёдра, и строго посмотрела на мальчика.

Лили ощутила острый укол ревности, увидев, как Гарри реагирует на медсестру. Мальчик улыбнулся ещё шире.

- Это не я! Честно! Я пытаюсь уйти от неприятностей, но они сами находят меня!

Гарри рассмеялся над раздражённым взглядом Помфри.

- Я не это имела в виду! А теперь немедленно раздевайся и возвращайся в кровать! - велела женщина.

- Поппи, - Гарри вздохнул, но школьная медсестра не желала ничего слушать.

- Гарри, пожалуйста, ты должен отдыхать, чтобы поправиться. Я не позволю тебе уйти, пока твои раны полностью не заживут, - Поппи говорила с Гарри так, будто ни Джеймса, ни Лили не было в комнате.

- Я уже поправился! Ты же видишь, я чувствую себя прекрасно! - Гарри попытался обойти Поппи, но та не пропустила его.

- Гарри, тот укус ещё не зажил должным образом! Слишком опасно отпускать тебя сейчас. Ты останешься, по крайней мере до тех пор, пока рана не заживёт.

Она взяла Гарри за руку и мягко потянула к кровати. Гарри освободил руку и снова улыбнулся.

- Что ж, хорошо, но это укус Дейволкера, они могут заживать неделями, даже если использовать волшебство.

Джеймс, Лили и Поппи ошеломлённо посмотрели на Гарри. Недели, чтобы зажить! Как такое возможно? С волшебством раны заживали за три-четыре дня. Никогда не требовалось больше недели, чтобы до конца вылечить рану, откуда Гарри знает это?

Прежде чем Джеймс мог спросить, заговорила Лили.

- Откуда ты знаешь? - спросила она шёпотом.

Джеймс видел, как угрюмо Гарри посмотрел на Лили, но всё же ответил. Если бы Джеймс задал тот же вопрос, скорее всего, он не получил бы ответа.

- Клыки Дейволкеров имеют уникальный яд, Хакетен, он мешает ране закрыться. Если рану вовремя не обработать с помощью волшебства, жертва умрёт через пару дней. А так, рана будет заживать значительно дольше, чем обычная.

Лили снова готова была заплакать. Гарри ещё долго не поправится, она не могла всего этого выдержать.

Помфри посмотрела на Гарри, её голос звучал строго.

- Ты знал и собирался уйти, не сказав мне? - она повысила голос.

Гарри выглядел озадаченным.

- Я не знал, что тебе неизвестно о Хакетене, я думал ты знаешь о нём, как и я.

- Откуда ты об этом знаешь? - спросил Джеймс, желая, чтобы Гарри ответил ему.

Гарри, казалось, понимал это, и молча впился взглядом в Джеймса, перед тем как снова повернуться к Помфри. Медсестра тоже ждала ответа, но когда она увидела, что Гарри не собирается отвечать, поторопила его.

- Гарри?

Гарри вздохнул и обратился к Поппи, продолжая при этом игнорировать Джеймса.

- Я изучал Дейволкеров в прошлом году. Это новый вид вампиров, они всё ещё не до конца изучены, но мы знаем, что они гораздо сильнее обычных вампиров. Они не боятся дневного света, на клыках у них яд, и они почти не восприимчивы к волшебству.

Джеймс задохнулся, так вот почему так сложно было сражаться с ними вчера. Аврорам едва удалось прогнать их.

Прежде чем кто-то успел что-то сказать, дверь открылась, и вошёл смущённый Муди.

Все уставились на него, Муди посмотрел на Гарри. Черноволосый подросток попытался подавить в себе желание убить аврора.

- Поттер, я только хотел сказать…, - Муди не позволили закончить.

Помфри подошла к аврору и залепила ему пощечину. Если бы ситуация не была столь напряжённой, Джеймс бы рассмеялся. Муди в шоке посмотрел на медсестру. Помфри смотрела на аврора с ненавистью и отвращением. Она держала руку так, словно пыталась помешать себе, снова ударить его.

- Если вы когда-нибудь снова причините вред Гарри или кому-то из моих студентов, аврор Аластор Муди, то клянусь Мерлином, у вас даже не будет шанса добраться до больницы!

Выплюнула она в сторону потрясённого аврора, а затем вернулась к Гарри. Она взяла усмехнувшегося мальчика за руку и отвела к кровати, задвинув занавески.

Муди посмотрел на Поттеров, прежде чем покинуть больничное крыло. Он подумал, что ему лучше пока не сталкиваться с мадам Помфри.

Джеймс с Лили, оставшись одни, смущённо переглянулись. Они терпеливо ждали, пока Помфри закончит осматривать их сына.

Когда она, наконец, отодвинула занавески, Гарри стоял возле неё. Помфри ещё раз умоляюще посмотрела на мальчика, но тот только покачал головой и отошёл. Гарри даже не посмотрел на взволнованных родителей, прежде чем скрыться за дверью.

Демиан сидел в гостиной Гриффиндора. История с нападением вампиров распространилась по школе как пожар. Каждый подошёл к ребятам и потребовал полный отчёт о произошедшем. Рон единственный любил пересказывать всё. Джинни с Гермионой всё ещё были расстроены тем, что случилось с Гарри. Дамблдор просил их никому не рассказывать о поступке Муди, поскольку это было слишком сложно объяснить.

Демиан не желал ни с кем говорить. Родители просили его отдыхать и не волноваться, но он хотел быть рядом с Гарри. Он уже пробовал пробраться в больничное крыло, но отец поймал его и отправил обратно. Демиан должен был увидеть Гарри и убедиться, что с ним всё хорошо, он ведь потерял так много крови! Мальчик никогда не видел, чтобы кого-то так сильно ранили.

Демиан наблюдал за тем, как группа четверокурсников с открытыми ртами слушает рассказ Рона. Единственное, чего желал Демиан, это, чтобы все они ушли.

- А что с Гарри? - спросила у Рона какая-то девочка.

Этот вопрос задавали все, когда Рон завершал рассказ. Ребята волновались на этом вопросе. Они продолжали отвечать, что не знают, и что Гарри сейчас в больнице с укусом. Это тоже ужасно беспокоило Демиана, что теперь будет с Гарри? Неужели он тоже станет вампиром? Он мог спросить Гермиону, она точно знала ответ, но он сознательно не делал этого, потому что боялся услышать его.

- Дэми, ты идёшь? - спросила Гермиона.

Демиан поднял глаза. Гостиная уже опустела, кажется, все отправились на завтрак. Мальчик покачал головой.

- Нет, спасибо. Вы ребята идите, а я не голоден.

Гермиона села рядом с ним.

- Дэми, не волнуйся. Я уверена, с Гарри всё будет в порядке. Мы можем навестить его сегодня. Ты должен что-то поесть, вчера вечером ты не притронулся к еде. Пожалуйста, пойдём на завтрак, - попробовала уговорить его девушка.

Демиан снова покачала головой, но слегка улыбнулся Гермионе.

- Я действительно не голоден, честно. Идите, ребята, а я пока останусь здесь. Увидимся позже, хорошо?

После этого ребята отправились на завтрак. Демиан устроился в одном из кресел у огня. Мальчик погрузился в свои мысли, когда картинка отъехала в сторону, и в гостиную вошёл Гарри.

Он надеялся, что гостиная окажется пуста, ведь все должны были быть на завтраке. Он не ожидал увидеть здесь кого-то, а тем более Демиана.

Гарри застыл у входа и посмотрел на брата. Тот сидел в кресле, уронив голову на руки. Гарри встал напротив него, но даже теперь мальчик не замечал его присутствия. Гарри понимал, что Демиан расстроен, но отгонял от себя любые эмоции.

- Мерлин, кто-то умер? - наконец спросил Гарри, надеясь, что подросток его хотя бы услышит.

Демиан уставился на Гарри так, будто он был самым большим чудом на свете. Гарри рассмеялся, увидев выражение его лица. Демиан продолжал смотреть на Гарри, не в силах что-либо сказать.

- Гарри, о Мерлин, всё хорошо? - пробормотал он, наконец, смотря на вполне здорового брата. Это было для него чудом.

Гарри только пожал плечами.

- Я в порядке, насколько это возможно, поскольку я застрял здесь.

Гарри осмотрелся и понял, что Демиан действительно в гостиной один. Это казалось странным, ведь у него было очень много друзей.

- Почему ты один? - спросил Гарри, прежде чем сумел остановить себя.

Демиан пожал плечами и отвёл взгляд.

- Все ушли на завтрак, а я…не голоден, - ответил мальчик.

Гарри заметил замешательство Демиана и задал другой вопрос.

- Почему ты не голоден?

- Я волновался о тебе, - ответил мальчик немного смущённо.

- Я прекрасно себя чувствую, и не нужно обо мне волноваться. Было бы лучше, если бы ты волновался о себе и не влипал в неприятности. - Гарри всё ещё злился из-за того, что Демиан пошёл в Визжащую хижину.

Демиан внимательно посмотрел на брата. Гарри всё ещё был бледен, в его глазах читалась усталость. Демиан понимал, что Гарри требует объяснений за вчерашнее, но он хотел забыть обо всём и только восстановить отношения с братом. Вчера они едва не погибли, и Демиан понял, насколько незначительным был тот инцидент на квиддиче. И к тому же это показало, насколько Гарри заботится о нём. После вчерашнего, Демиану больше не нужно было доказательств.

Демиан проигнорировал раздражение Гарри и только пожал плечами на сердитое замечание. В конце концов, мальчики решили, что хотят есть и направились к Большому залу. Как только Гарри вошёл в зал, стол Гриффиндора взорвался аплодисментами. Гарри выглядел озадаченным, стол Рейвенкло и Хаффлпаффа присоединился к ним. Мальчик не понимал, в чём причина всего этого и вопросительно посмотрел на Демиана.

- Они знают о том, что вчера произошло. Теперь ты герой.

Гарри почувствовал, как его лицо заливает краска, поскольку аплодисменты усилились. Гарри посмотрел на Драко и увидел, что тот осторожно улыбнулся. Слизеринцы единственные не аплодировали. Гарри захотелось уйти, когда он услышал одобрительные крики в свой адрес. Они с Демианом подошли к орущему столу Гриффиндора. Гарри сел и немедленно был засыпан поздравлениями. Те девочки, которые прежде лишь хихикали, теперь смотрели на него в восхищении.

«Прекрасно!» - подумал мальчик, теперь они точно не оставят его в покое.

После того, как зал успокоился, к Гарри подошла профессор МакГонагал.

- Мистер Поттер, директор хотел бы видеть вас. Пожалуйста, зайдите к нему в кабинет после завтрака.

Гарри кивнул, и она ушла. Мальчик взглянул на преподавательский стол как раз в тот момент, когда Дамблдор поднялся с места. Гарри вернулся к еде, задаваясь вопросом, о чём директор хочет поговорить с ним. Это был первый раз, когда он вызывал его.

«Это должно быть забавно» - сухо подумал Гарри.

Гермиону, Джинни и Рона пришлось игнорировать. Они все пытались заговорить с ним, узнать о его самочувствии. Гарри молчал, ему не хотелось объяснять, что он вовсе не собирался их спасать, он всего лишь искал Демиана. Гарри решил поговорить с ними потом, сейчас он был слишком занят мыслями о предстоящем разговоре с Дамблдором.

После завтрака, Гарри отправился в кабинет к директору. Он увидел, что каменная горгулья, уже отодвинута в сторону и проход свободен. Гарри не потрудился даже постучать, проходя в кабинет. Мальчик почувствовал острую боль в плече и пожалел, что не остался в больничном крыле или хотя бы спальне.

Профессор Дамблдор как всегда сидел за своим столом. Он поприветствовал Гарри и пригласил его присесть. Гарри остался стоять.

- Что вы хотели? - нетерпеливо спросил мальчик.

- Гарри, я хотел поблагодарить тебя и извиниться, - ответил директор.

Гарри не ответил и Дамблдор продолжил.

- Ты рисковал жизнью, чтобы спасти четверых студентов Хогвартса. Я очень благодарен тебе, я всегда буду благодарен. Мне безумно больно от того, что после такого поступка, Муди так обошёлся с тобой. Я должен извиниться и очень надеюсь, что ты примешь мои извинения. - Гарри был настолько потрясён услышанным, что на мгновение забыл обо всём. Он только удивлённо смотрел на директора, - хотя, я должен заметить, что ты очень рисковал, сражаясь с этими вампирами, или Дейволкерами, как они любят называть себя. Я прошу, Гарри, пожалуйста, не рискуй так больше. Если бы не профессор Снейп, возможно Джеймс и Сириус не нашли бы тебя так быстро.

Эти слова вернули Гарри в реальность.

- Профессор Снейп? О чём вы? При чём тут он? - спросил Гарри, поскольку любопытство взяло верх.

- Ну, похоже, твой друг, Малфой, сообщил ему о твоём исчезновении. Профессор Снейп сумел вовремя добраться до Хогсмида и рассказать всё твоему отцу и крестному. Я не знаю, как они сумели найти тебя.

Гарри был немного зол на Драко, почему он не может держать свой язык за зубами? Мальчик ощутил знакомое чувство в голове и немедленно поднял свои щиты. Дамблдор хихикнул, это разозлило Гарри.

- Как долго это будет продолжаться, Гарри? Ты устал. Я только хочу помочь, пожалуйста, откройся, позволь мне помочь тебе.

Гарри отступил назад и, только убедившись, что его щиты в порядке, посмотрел в глаза директору. Яростные зелёные глаза встретились с голубыми глазами Дамблдора, и Гарри попытался успокоиться, так как гнев только разрушал щиты.

- Помочь мне?! Вы хотите помочь?! Поэтому вы позволили Муди надеть на меня этот ужасный браслет?! Поэтому вы позволили Муди охранять меня, зная, как он ко мне относится?! Вы держите меня здесь насильно! Унижаете, не позволяя пользоваться палочкой! Вынуждаете общаться с Поттером каждый день! А после пытаетесь влезть в мои мысли, чтобы использовать их против меня! Это не похоже на помощь, директор! - с сарказмом закончил Гарри. - И чтобы вы знали, я не хотел никого спасать! Я лишь хотел расправиться с Дейволкерами! Вы слишком долго держали меня взаперти, мне необходимо было развеяться! Я не виноват, что тупые гриффиндорцы тоже оказались там!

Профессор Дамблдор улыбнулся, он понимал, что Гарри лжёт. Мальчик желает поддерживать репутацию Тёмного принца.

- Гарри, ты не должен лгать мне. Я знаю, почему ты туда пошёл, и это не должно смущать тебя, ты совершил хороший поступок. Ты должен гордиться этим, - Дамблдор хотел показать Гарри, что он не должен стыдиться того, что совершил.

- Не смейте говорить, чем мне гордиться! Кто дал вам право, так говорить со мной?! Я не один из ваших студентов, Дамблдор! - Гарри повернулся, чтобы покинуть кабинет. Но он больше не мог управлять собой, и это ослабило его щиты, он почти чувствовал, как они рассыпаются. Гарри обернулся и посмотрел на директора.

- Я рад, что я не один из ваших студентов! В конце концов, посмотрите, что вы сделали с Лонгботтомом! Вы заставили его разделить комнату с убийцей его родителей! Я надеюсь, однажды вы поймёте, что влезать в чужие жизни, может быть опасно!

Гарри покинул кабинет, не дожидаясь ответа.

Лорд Волдеморт стоял у окна, смотрел на дождь и слушал Люциуса Малфоя. Он ловил каждое слово, относящееся к Гарри.

Люциус видел Гарри в Хогсмиде. Северус Снейп сказал, что он будет там, и Белла пообещала принять необходимые меры, чтобы гарантировать его спасение. Однако глупый браслет разрушил их планы и Гарри был вынужден вернуться в Хогвартс. Люциус не знал, как ликвидировать боль, которую причинял Гарри тот браслет. Таким образом, он сказал Волдеморту, что Гарри чувствовал себя неудобно, когда кто-то дотрагивался до браслета. При этих словах Лорд повернулся к Пожирателям смерти. Белла стояла, опустив голову.

- Что значит неудобно, Люциус?

Малфой сглотнул и попробовал управлять своим голосом.

- Мой Лорд, Тёмный Принц сказал, что браслет снимут, после того как он вернётся в Хогвартс. Но, если он пробовал снять его, мой Лорд…, - Люциус попытался набраться храбрости, чтобы сказать своему господину, что он и Белла оставили его сына в руках людей, причиняющих ему боль.

Лорд Волдеморт видел, что Люциус изо всех сил пытается подобрать слова. Он мысленно выругался. После двадцати секунд круцио, Лорд спросил у него снова.

- Это развязало твой язык, Малфой?

- Д-да, господин, - пробормотал Люциус и попытался взглянуть на Лорда, - господин, браслет причинял Тёмному Принцу боль, если он пытался выйти за границы, установленные им.

Волдеморт с силой сжал палочку. Он медленно подошёл к светловолосому волшебнику, заставив того вздрогнуть. Лорд Волдеморт остановился перед ним и направил палочку ему в сердце.

- Вы оставили Гарри с людьми, причиняющими ему боль? - прошипел Волдеморт.

- М-мой Лорд, мы ничего не могли сделать. Белла попробовала снять браслет, но ничего не вышло.

После этих слов Волдеморт повернулся и посмотрел на Беллу. Он в три шага приблизился к ней и впился в неё взглядом. Чёрноволосая женщина всё ещё не поднимала головы, шепча извинения своего господину.

- Белла! - прошипел Волдеморт, и женщина тут же упала на колени.

- Мой Лорд, простите! Простите, я подвела вас! Я сделала всё что смогла! Пожалуйста, мой Лорд! Дайте мне ещё один шанс! Когда защита ослабнет, мой Лорд, я верну Гарри! Я обещаю моему Лорду!

Волдеморт велел рыдающей женщине подняться на ноги. Как только она встала, он притянул её к себе и заглянул в тёмные глаза. Он желал увидеть её встречу с Гарри.

Волдеморт чувствовал боль и множество эмоций, наблюдая за своим сыном. Мальчик, которого он воспитал, стоял в грязной магловской одежде, выглядел усталым и недокормленным. Волдеморт пытался справиться с собой, пытался блокировать эмоции, он не хотел вредить Гарри ещё больше. Однако когда Лорд увидел своего сына и его реакцию на то, что Белла попыталась снять браслет, он проиграл схватку с собственным гневом. Увидев, как Гарри схватился за грудь, увидев повлажневшие, очевидно от сильной боли, глаза сына, Волдеморт закричал от злости. Он не хотел больше видеть этого, но по какой-то причине продолжал смотреть воспоминания Беллы снова и снова, с каждым разом увеличивая свой гнев ещё больше.

На расстоянии более чем ста миль, черноволосый мальчик закричал от боли, прижимая руку ко лбу.

Гарри вернулся в спальню, поскольку пульсирующая боль в плече усилилась. Как только он вошёл в комнату, сразу ощутил острую боль в шраме. Гарри прижал руку ко лбу и вскрикнул. Он считал, что его шрам не может болеть сильнее, чем в прошлый раз, но, кажется, ошибался. Голова готова была расколоться. Боль была настолько сильной, что мальчик почувствовал себя больным. Он вслепую двинулся к кровати и упал на неё, зажмурил глаза и попытался не кричать. Он не хотел, чтобы кто-то из студентов услышал его. Мало того, что это бы смутило его, так ещё и пришлось бы объяснять, в чём дело.

- Пожалуйста, только не теряй сознание, пожалуйста, - шептал себе Гарри. Он ужасно себя чувствовал в прошлый раз, когда потерял сознание, необходимо было научиться справляться с этим, он не должен был допустить, чтобы всё повторилось.

В тот момент, когда Гарри заставил себя сесть, в комнату вошёл Демиан.

- Гарри, я только хотел…, - Демиан замолчал, увидев, что Гарри сжимает голову руками и стонет от боли.

Демиан немедленно подскочил к брату.

- Гарри! Гарри! Что не так?! О, это снова твой шрам? Я пойду за помощью!

Прежде чем Демиан мог уйти, Гарри схватил его за руку.

- Нет… Демиан…только…не говори…никому, - Гарри задыхался от боли. Но он не хотел, чтобы кто-то узнал об этом, тем более Поппи, она бы заперла Гарри в больничном крыле навсегда!

Демиан в ужасе смотрел, как Гарри кусает губы, чтобы не кричать. Демиан понял, почему он так поступает. Младший Поттер достал палочку и наложил заклинание Силентио на комнату.

Гарри закричал. Демиан хотел сделать для брата что-то ещё, но не знал, чем может помочь.

После нескольких минут, которые больше походили на часы, боль понемногу начала отступать. Гарри открыл налитые кровью глаза и осмотрелся. Он был рад, что не потерял сознание, иначе бы Демиан позвал Поппи, и ему пришлось бы выслушивать длинные лекции о здоровье.

Гарри сидел, обхватив голову руками, словно ожидая, что боль может вернуться.

- Как ты? - спросил Демиан, протягивая Гарри стакан воды.

Гарри принял его с благодарностью, горло пересохло от крика. Гарри думал, что он будет чувствовать себя смущённым, потому что Демиан видел его боль, но вдруг понял, что ему только лучше от того, что мальчик рядом.

- Прекрасно, - ответил Гарри.

- Да, ты уверен? - с сарказмом спросил Демиан.

- Ты не понимаешь, - мягко сказал Гарри.

- Тогда сделай так, чтобы я понял, - попросил мальчик. Гарри опустил взгляд на свои руки, Демиан продолжил.

- Почему ты терпишь это? Я знаю, это странно, что Сам-Знаешь-Кто, твой отец, но я не понимаю…

Гарри посмотрел на удивлённого Демиана.

- Ты не понимаешь? - спросил Гарри.

- Нет, нет ничего необычного в том, что он вырастил тебя, я не понимаю, как ты оправдываешь ту боль, которую он заставляет тебя выносить?

Гарри отвёл взгляд, он знал, что говорить с Демианом бессмысленно. Он не понимает. Никто не может понять.

- Он не хочет этого, - почти прошептал Гарри.

- Не хочет чего? - спросил мальчик, надеясь, что Гарри, наконец, расскажет что-то о своём прошлом.

- Он не хочет причинять мне боль. Это выходит случайно.

Демиан оставался спокоен и позволил Гарри объяснить, почему его шрам болит. Он видел, как изменилось лицо Гарри, когда он говорил о Сами-Знаете-Ком.

- Ты действительно привязан к нему, не так ли? - спросил Демиан.

- Да, и мне плевать, что все считают это неправильным. Отец любит меня! - закончил Гарри, прерывая Демиана.

Демиан улыбнулся.

- Это хорошо, здорово, что у вас хорошие отношения. Сначала я переживал, что папы не было рядом с тобой, но теперь понимаю, что он у тебя был.

Демиан не мог поверить, что говорит это Гарри. Одна мысль о Волдеморте, как о любящем отце ужасала, но Демиан, наконец, заставил Гарри открыться. Он не хотел разозлить брата снова и спорить с ним. К тому же, он видел, что Гарри необходимо лечь. Гарри сказал, что у него хорошие отношения с Сами-Знаете-Кем и Демиан верил ему.

Но ещё Демиан увидел, как потемнели глаза Гарри при упоминании Джеймса.

- Почему ты ненавидишь его, Гарри? Папа действительно любит тебя, он заботится о тебе, - Демиан чувствовал, что важно было заставить Гарри понять это. Гарри фыркнул и с усмешкой посмотрел на мальчика.

- Да, я уверен в этом, - сказал Гарри.

- Это так! Когда папа увидел, что Муди сделал с тобой, он обезумел. Он избил его и сказал, что если он ещё раз тронет тебя, то не выживет!

- Нет, не так, - спокойно ответил Гарри. Демиан смог увидеть печаль в его глазах, прежде чем Гарри скрыл её за маской безразличия.

- Что ты имеешь в виду? Я был там, я слышал его! - закричал Демиан.

- Не спорю, - Гарри посмотрел в глаза Демиану, - он сказал Муди, что если он ещё раз тронет его сына, то пожалеет. Он ничего не говорил о том, что Муди причинил вред мне.

Демиан был потрясён, слова Гарри не имели смысла.

- Гарри, о чём ты? Муди оттолкнул меня, чтобы добраться до тебя, когда папа схватил его, - Демиан замолчал, он понял, что случилось.

Гарри был в сознании, когда папа кричал на Муди. Гарри решил, что Джеймс защищал Демиана, потому что Муди толкнул его.

Демиан с отчаяньем взглянул на Гарри.

- Нет, Гарри! Ты не понял! Папа говорил не обо мне, а о тебе! Поверь мне, Гарри, мама и папа действительно любят тебя! Ты должен мне верить!

Гарри покачал головой и отвёл взгляд. Демиан понял, что Гарри снова закрылся. Он готов был говорить с ним, но тема Лили и Джеймса вновь отдалила их друг от друга.

- Демиан, я устал. Эти выходные были очень тяжёлыми, я хочу спать.

Гарри лёг на кровать и повернулся спиной к мальчику.

Демиан велел Гарри отдыхать и вышел из комнаты. Просто необходимо было заставить Гарри поверить. Он видел, как Гарри любит Того-Кого-Нельзя-Называть, и нужно было вернуть Гарри в семью, пока не стало слишком поздно.

Глава 27

Отношения

После сражения с Дейволкерами, Гарри понял, что стал популярным. Он пытался держаться от студентов подальше, но с каждым днём это становилось всё сложнее. Его постоянно кто-то беспокоил, хвалил или выпрашивал новые подробности сражения. Хуже всего были девчонки, они смотрели на Гарри с таким восхищением и любовью, что всё чего он желал, это заставить их исчезнуть.

Демиан был счастлив, что все уделяют Гарри так много внимания, сам он постоянно находился рядом с ним. Единственные студенты, которые не радовались за него, это слизеринцы. Драко должен был поддерживать авторитет, если бы кто-нибудь узнал, что он и Гарри практически лучшие друзья, это вызвало бы ненужный шум, ведь Гриффиндор и Слизерин всегда враждовали. Об этой странной дружбе знали только Демиан, Рон, Гермиона и Джинни, но, разумеется, они никому не собирались раскрывать эту тайну.

Однажды вечером Гарри вместе с ребятами поднимался в гостиную, он был занят разговором с Демианом и не увидел группу слизеринцев, спускающихся вниз. Один из слизеринцев, проходя мимо, намеренно толкнул Гарри и задел больное плечо. Мальчик вздрогнул от боли. Гарри стремительно схватил слизеринца за плечо. Слизеринцы и Гриффиндорцы тут же достали свои палочки.

Глаза Гарри вспыхнули, когда он признал тощего слизеринца, это был Нотт. Его отец входил во Внутренний круг. Это, однако, нисколько не успокоило Гарри, потому что с этим Пожирателем Смерти у мальчика было много проблем. Слизеринец не мог вытащить палочку и боялся, что Гарри поранит его. Гарри лишь яростно посмотрел на него, прежде чем отпихнуть от себя, он не собирался отвечать на этот дешёвый выпад, это не было интересно.

Демиан, однако, закричал на слизеринцев.

- Вы идиоты! Не можете даже пройти, чтобы не вызвать неприятности!

- Считаю до трёх, чтобы вы успели убраться!

Слизеринцы собирались ответить, но в этот момент увидели Джеймса, поднимающегося по лестнице. Они ушли, бормоча угрозы в адрес Гарри, а заодно и всех гриффиндорцев. Гарри не заботили их угрозы, он разберётся с этим позже. Мальчик поднёс руку к плечу и выругался, когда ладонь покраснела от крови.

- Дерьмо, - прошептал Гарри, смотря на окровавленную одежду. Он попытался уйти, пока никто не заметил, но было уже поздно. Джинни увидела кровь и бросилась к нему.

- Мерлин! Гарри, как ты? - Джинни не знала что сказать, наблюдая, как кровь окрашивает школьную форму.

- Прекрасно, - ответил Гарри и двинулся к гостиной гриффиндора, он справился бы сам. Но Демиан схватил его за руку и развернул так, чтобы видеть рану.

- Гарри! Ты должен идти к мадам Помфри, давай! - Демиан попытался потащить его в больничное крыло, но Гарри выдернул руку.

- Всё отлично, Демиан, отпусти. Всё будет ещё лучше, когда я доберусь до своей комнаты, - Гарри отошёл от брата, вздрогнув при этом от боли.

В этот момент Джеймс, наконец, подошёл к взволнованным ребятам.

- Эй, ребята, в чём дело? - он посмотрел на Демиана, но потом его взгляд скользнул по одежде старшего сына, - Гарри! Что случилось?

Гарри покачал головой.

- Ничего.

- Это ты называешь ничего? Давай, мы идём в больничное крыло.

Джеймс попробовал взять Гарри за руку, чтобы отвести его в медпункт, но мальчик отскочил в сторону.

- Оставь меня, Поттер! Я не нуждаюсь в твоей помощи! - Гарри убежал, прежде чем кто-то сумел остановить его.

Джеймс стоял на лестнице, в шоке от того, что случилось. Почему Гарри ненавидит его настолько, что даже не позволяет притронуться? Джеймс печально посмотрел на ребят, но те, поспешно убежали, желая удостовериться в том, что с Гарри всё хорошо.

Гарри был в спальне, он снял рубашку и теперь сидел на кровати, ему нужно было обработать рану. Прошло всего четыре дня с тех, пор как Дейволкеру укусил его, и Гарри проклинал слизеринца, за то, что тому приспичило именно сейчас толкаться. Мальчик едва успел снять старую повязку, когда дверь открылась, и вошли Демиан, Рон, Гермиона и Джинни.

- Эй, я думал, что запер её! - возмутился Гарри.

Джинни и Гермиона покраснели, увидев, что мальчик раздет до пояса. Рон с Демианом уставились на рану.

- Запер, но мы её открыли, - сказал Демиан и взмахнул палочкой перед носом Гарри.

Гарри отвёл взгляд от Демиана и увидел, что обе девочки всё ещё смотрят на него. Гарри ухмыльнулся, девочки отвели взгляд только после того, как Рон сердито кашлянул.

- Чего вам надо? - спросил Гарри, продолжая осматривать рану.

- Помочь, - ответил Рон, усаживаясь рядом с ним. Тот покосился на Рона так, будто сама мысль о том, что Уизли может помочь, являлась смехотворной.

- Мне не нужна помощь, - рана продолжала кровоточить, Гарри начинал волноваться. Её обработали противоядием, так почему же она кровоточит как свежий укус?

Мальчик приложил к ране бинт, чтобы немного остановить кровь. Он не замечал взволнованные взгляды ребят.

Ткань мгновенно пропиталась кровью, и Гарри понял, что это плохо.

- Эм, Гарри, думаю, тебе стоит пойти в больничное крыло, - осторожно сказала Джинни.

Гарри проигнорировал её и снова приложил бинт к ране, вздрогнув, потому что в этот раз надавил сильнее, пытаясь остановить кровь.

Гермиона подошла к Гарри, чтобы получше рассмотреть рану.

- Ты не пробовал Эпискей? - спокойно спросила она.

Гарри открыл рот, чтобы ответить, но внезапно понял, что ему даже в голову не приходило использовать простейшее заклинание. В любом случае это врятли могло помочь. Укус Дейволкера нельзя вылечить обычным заклинанием.

- Нет, - ответил Гарри, убирая третий окровавленный бинт.

Гермиона вздохнула и села ближе к мальчику. Девушка достала палочку и направила её на рану Гарри. Мальчик немедленно отодвинулся в сторону.

- Что ты делаешь? - спросил он, подозрительно косясь на палочку.

- Если ты не пробовал, то откуда знаешь, что не получится? - Гермиона снова подняла палочку.

- Гарри, ты помог нам, позволь теперь нам помочь тебе, - сказал Рон.

- Я не помогал вам! Мне бы не было никакого дела, если бы вас всех сожрали Дейволкеры! - Гарри пытался сказать им это с самого нападения, но у него не было возможности.

Подростки переглянулись, видимо не зная, что на это сказать. Гермиона опомнилась первой.

- Хотел или нет, но спас, - мягко возразила девушка и нацелила на него палочку. - Эпискей!

Рана тут же перерастала болеть и кровоточить. Гарри удивлённо посмотрел на Гермиону, он и подумать не мог, что такое простое заклинание может помочь.

- Я не думал, что оно поможет, - спокойно произнёс он.

- Иногда самые простые вещи способны помочь, - мягко ответила Гермиона.

Гарри отвёл взгляд, он хотел остаться один. Было гораздо проще, когда вокруг не было друзей. А к нему был положительно настроен весь гриффиндор. Для Демиана Гарри делал исключение, потому что он единственный не судил его, не пытался изменить. Однажды он принял Гарри как Тёмного принца и не просил никаких объяснений. Но он не понимал, почему все остальные, кто знал его истинную сущность, так хорошо относились к нему. Ведь он этого не хотел. Даже Гермиона, которую он сразу же стал оскорблять, теперь помогала ему. Гарри знал, что Гермиона очень умная волшебница, но никогда бы не сказал этого вслух.

Гарри не стал возражать, когда гриффиндорцы бросились помогать ему. Джинни промыла рану а Рон перевязал. Демиан сказал, что Рон хочет стать целителем и судя по всему из него бы вышел хороший целитель. После того как всё было закончено, Гарри лежал на кровати и слушал о событиях, происходящих в Хогвартсе.

Гарри никогда не обращал внимания на Рона и Гермиону, но теперь он видел насколько они были близки.

Время от времени, Гарри крутил на пальце чёрное с серебром кольцо, Демиан видел, что брат часто делает это. Ему казалось, что кольцо очень интересное, и он заговорил.

- Классное кольцо, Гарри!

Гарри удивлённо посмотрел на Демиана, а потом перевёл взгляд на кольцо. Его глаза потеплели.

- Да, классное. Оно очень помогает мне иногда, - последнее Гарри добавил почти шёпотом и грустно улыбнулся Демиану. Демиан сказал себе, что обязательно потом спросит Гарри о кольце.

- Эм, Гарри, я хотел спросить тебя раньше, - Демиан неловко посмотрел на друзей и продолжил, - этот укус…значит ты тоже превратишься в одного из них?

Гарри несколько секунд смотрел на Демиана, а затем Гарри Рон и Гермиона взорвались хохотом. Демиан и Джинни растерянно переглянулись, что смешного?

- О Дэми, не могу поверить, что ты думал об этом! - Смеялась Гермиона, в то время как Рон пытался отдышаться. Гарри тоже перестал смеяться и теперь смотрел на двух гриффиндорцев, которые смеялись вместе с ним.

- Нет, Демиан, я не стану Дейволкером или вампиром, - наконец ответил Гарри.

Демиан замолчал и не смог сдержать улыбку, Гарри заметил это.

- А если бы и стал, какое тебе дело? - Гарри имел в виду, что так или иначе они с Демианом не будут жить вместе, значит его не должно это волновать. Он не ожидал ответа.

- Никакого, ты всё так же останешься Гарри.

Гарри не знал что ответить, поэтому он просто усмехнулся, глядя на Демиана. Гарри знал, что быть нечистью ещё хуже, чем грязнокровкой. Этих существ используют в войне как пушечное мясо, затем они становятся ненужными. Гарри содрогнулся от мысли, что он мог стать таким существом.

Гарри поймал взгляд Джинни но попытался игнорировать её. В конце концов, девочки и Демиан ушли, оставив Рона и Гарри одних.

- Скажи мне, если понадобится помощь в перевязке, - сказал Рон, забираясь в кровать.

- Хорошо, - ответил Гарри, не зная, что ещё тут можно сказать.

Ни о чём больше Гарри подумать не успел, так как его настиг сон.

Пришло первое декабря, а вместе с этим и сообщение о рождественском балле. Гарри, впрочем, не обращал на этого никакого внимания. Он надеялся, что защита скоро ослабнет, и он сможет вернуться домой. Балл назначили на 20 декабря, как раз перед рождественскими каникулами.

Однажды утром, Гарри завтракал, окружённый обычной толпой гриффиндорцев, в которой неизменно присутствовали Демиан, Рон, Джинни и Гермиона. Мальчик как всегда чувствовал себя неловко из-за присутствия Невилла. Внезапно в зал влетело множество сов, и когда перед черноволосым мальчиком приземлилась коричневая сова, он подумал что это ошибка. Гарри решил игнорировать её, чтобы та нашла своего получателя, когда рядом раздался грохот и перед ним опустилась ещё одна сова, уронив кубок с соком. Перед Демианом приземлилась похожая сова и мальчики переглянулись.

Гарри вытащил письмо из лапы совы и быстро раскрыл его, увидев аккуратные буквы. Кажется, письмо было послано из Хогвартса в Хогвартс. Гарри выглядел смущённым. Вскоре вокруг него образовалась целая куча одинаковых коричневых сов, и у каждой было письмо для Гарри. Гриффиндорцы заметили это и начали хихикать. Рон с Демианом откровенно смеялись над смущением Гарри.

- Что? - огрызнулся он.

- Ну, Гарри, ты популярен, - сказал Демиан, прежде чем они с Роном зашлись в новом приступе смеха. Джинни с Гермиона тоже начинали смеяться. К этому моменту уже весь стол Гриффиндора смотрел в их сторону.

- Что это? - спросил Гарри, отбирая у сов пергаменты, чтобы они могли улететь.

- Это приглашения, - Демиан пытался сдержать смех.

- Приглашения? Куда? - спросил Гарри.

- На рождественский балл, куда же ещё! Если ты боишься спросить кого-то лично, ты просто можешь послать сову с приглашением.

Демиан указал на многих студентов, перед которыми сидели точно такие совы. У кого-то было даже по три, но около Гарри сидело как минимум двенадцать. Гарри посмотрел на гору писем, лежащих перед ним. Открыв одно из них, он увидел приглашение от некой Вероники Ханн.

Гарри увидел, что на него смотрит множество глаз. Кто-то улыбался, а кто-то хихикал. Гарри быстро отобрал оставшиеся письма у сов и оставил их лежать на столе. Он не имел ни малейшего желания их читать. Он не собирался волноваться об этом дурацком балле. Мальчик почувствовал жар, он бросил убийственный взгляд на Демиана и тот прекратил смеяться. Перед Гарри приземлилось ещё около восьми сов.

- Дьявол, - прошептал Гарри и попробовал отодвинуться от назойливых птиц. Демиан с Роном принялись забирать у них письма, чтобы избавить Гарри от этого ужаса. Уже весь зал смотрел в сторону Гарри. Некоторые мальчики с восхищением, а некоторые с завистью. Драко выглядел растерянно. Многие девочки приняли холодность Гарри за загадочность, Драко ожидал, что его другу придут письма. Сам он получил три приглашения но Гарри, несомненно, побил все рекорды.

Гарри быстро выбежал из зала. Многие девчонки смущённо смотрели на него, видимо они были ответственны за какие-то из приглашений. Демиан сгрёб письма в сумку и бросился за братом.

- Что ты делаешь? Избавься от них! - огрызнулся Гарри.

Демиан рассмеялся.

- Ни за что! Это будет забавно! Если ты не хочешь знать кто твои поклонницы, то я хочу знать, кто они такие!

Гарри только раздражённо посмотрел на него. Мальчик знал, что нравится студенткам, но не до такой же степени! В любом случае это не имело значение, Гарри не собирался идти на рождественский балл, в его планы не входило торчать в Хогвартсе ещё три недели.

Как будто мало было ему сов, на выходе из замка, Гарри оказался окружённым девочками, которые лично хотели пригласить его на балл. Гарри не хотел грубить, но велел им всем оставить его в покое. Однако девочки, казалось, заинтересовались ещё больше. Он услышал, как одна из них сказала, что Гарри нелегко заполучить. Он постарался уйти от них как можно дальше.

Как только девчонки убежали на обед, Гарри столкнулся с Невилом. Мальчик сидел у озера, очевидно дожидаясь Симуса. Гарри был настолько обескуражен нападением студенток, что не заметил его, и практически об него споткнулся.

- Ты в порядке? - спросил Невилл.

- Да, извини, я не заметил тебя, - ответил Гарри, прежде чем осознал кто перед ним.

- Это хорошо, - Невилл улыбнулся удивленному Гарри. Мальчик постарался не показывать свой дискомфорт, но Лонгботтом, кажется, уже заметил.

- Гарри, всё хорошо? Ты странно выглядишь, - Невилл даже не мог предполагать, что именно он является причиной этого.

- Да, просто это был долгий день, - ответил Гарри и попытался уйти.

До этого времени он пытался игнорировать Невилла. Кроме всего прочего он был просто копией своей матери, то же круглое лицо и те же глаза. Гарри старался не думать об этом, всё, чего он хотел, это уйти отсюда. Однако Невилл остановил его.

- Гарри, я могу кое-что тебе сказать?

Гарри сжался, почему Невилл хочет поговорить с ним?

- Эм, да, наверное, - он неуверенно сел рядом с Невилом, погружаясь в свои мысли.

- Я только хотел узнать, всё ли хорошо между нами?

Гарри удивлённо посмотрел на него.

- Почему ты спрашиваешь?

- Я не знаю, мне кажется, что ты избегаешь меня. У меня такое чувство, что тебе неприятно находиться со мной рядом.

«Мерлин» - подумал Гарри, - «Он что, хочет, чтобы все были его друзьями?»

- Почему мне должно быть неприятно? Я даже не знаю тебя. Просто у нас нет ничего общего, вот мы и не общаемся, - ответил Гарри.

«Как и с остальными обитателями Хогвартса» - добавил про себя мальчик.

- Я думаю у нас много общего, - возразил Невилл и Гарри растерялся от холода в его голосе.

- Что? - Гарри не смог скрыть любопытства

- Мои родители, Гарри.

Гарри почувствовал, что по телу прошёл холод. Сердце дико забилось в груди, как он узнал! Это был вопрос времени, но Гарри искренне надеялся, что Невилл ничего не узнает.

- О чём ты? - голос Гарри прозвучал очень тихо.

- Мы оба потеряли семью из-за одного и того же человека. То, есть ты, конечно, не терял родителей, но провёл почти всю жизнь вдали от них, - пояснил Невилл.

Гарри почувствовал облегчение. Невилл говорил о той лжи, которая объясняла исчезновение Гарри. Он и все остальные, считали, что Гарри вынужден был жить вдали от родителей из-за угрозы Лорда Волдеморта.

- О, да, - ответил Гарри неубедительно.

- Наши с тобой жизни так или иначе были затронуты Волдемортом. Из-за него ты жил вдали от родителей, от своей семьи. Из-за него погибли мои родители. - Невилл смущённо замолчал.

Гарри почувствовал, что кровь стынет в его жилах при каждом новом слове Невилла. Что он сказал бы, узнай, что вовсе не Волдеморт виновен в смерти его родителей? Что это он, Гарри, отнял у него маму и папу и из-за него, теперь его воспитывает бабушка.

Гарри отвёл взгляд от круглолицего мальчика и попробовал успокоить своё сердце.

- Извини, я не хотел говорить об этом, - извинился Невилл.

- Нет, не извиняйся, - Гарри было жаль, что он не может сказать большего, но не знал, как утешить мальчика, ведь в его потери повинен был именно он.

Гарри увидел, что к ним подошёл Симус и был рад, что внимание Невилла переключилось на что-то другое. Мальчик немедленно ушёл, проклиная Дамблдора за его манипуляции.

Анжелина тренировала команду Гриффиндора для игры с Хаффлпаффом. Гарри было сложно, он не хотел играть. Он сказал Демиану, что намеренно позволил Слизерину победить, в надежде, что мальчик попросит его оставить место ловца. Но Демиан ответил, что он и так знал это, ведь Малфой никогда бы не поймал снитч, соревнуясь с Гарри. Он также сказал, что о том случае давно уже все забыли, и теперь Гарри нужно сосредоточиться на предстоящей игре.

Гарри решил, что на этот раз он станет играть честно. В прошлый раз, он хотел, чтобы Слизерин победил, но теперь, играя против Хаффлпаффа, он намерен был победить. Поэтому он сконцентрировал своё внимание на тренировках, впрочем, он не нуждался в них. Всё что ему нужно было сделать, это дождаться отрыва Гриффиндора в 70 баллов, а затем поймать снитч.

Наступил день игры, и даже холодный декабрьский ветер не мог охладить пыл команды Гриффиндора. Несмотря на множественные тренировки, команда продолжала спорить и кричать. Близнецы Уизли махали битами, когда кто-то начинал спорить с ними.

После того как все, наконец, успокоились, Анжелина вывела их на замерзшее поле. Гарри пытался не обращать внимание на приветствие трибун, оттуда кричали его имя. Вместо этого он постарался сосредоточиться на встрече двух команд. Ловцом команды Хаффлпаффа был шестикурсник Пол Петерсен. Пол был намного выше Гарри. Обычно для ловца лучше быть маленькими и ловкими, так проще управлять метлой, однако в таких погодных условиях Пол имел явное преимущество. Его не будет относить ветром назад.

Раздался свист и Гарри метнулся вверх. Для Гриффиндора игра началась по-настоящему ужасно. Хаффлпафф почти сразу же забил два гола, счёт стал 20:0. Гарри уже дважды видел снитч, но помнил, что Гриффиндору нужно забить хотя бы семь голов. Самое сложное было заставить Пола не поймать мячик. Он кружил вокруг колец, временами резко меняя направление, чтобы увести Пола подальше от снитча. К счастью гриффиндорцы начали играть, и вскоре счёт стал 50:20 в пользу гриффиндора. Гарри наблюдал за игрой, временами осторожно переводя взгляд на снитч.

В конце концов, команда Гриффиндора добилась того, чего хотела. Счёт стал 90:20 в пользу Гриффиндора и Гарри, наконец, мог поймать снитч.

Гарри бросился за мячиком, они почти два часа играли при ужасной погоде, и теперь мальчик хотел, чтобы игра закончилась. Пол приблизился к нему. Гарри не думал о нём, у ловца Хаффлпаффа не было ни единого шанса.

Гарри почти схватил снитч, когда его шрам взорвался от боли. Мальчик едва не свалился с метлы, с трудом выравнивая её. Одной рукой он с силой сжал ручку метлы, а второй схватился за лоб.

- Не сейчас, пожалуйста, не сейчас, - умолял Гарри, пытаясь справиться с болью.

Команда Гриффиндора видела, что с Гарри что-то случилось, но только двое из них могли понять, в чём дело. Демиан и Рон в панике смотрели друг на друга. Что теперь делать? Демиан бросился к Анжелине, чтобы та, объявила перерыв. Мальчик понимал, что Гарри может упасть с метлы, если ему не помочь. Но в этот момент, Анжелина поймала квофл и бросилась к кольцам. Демиан знал, что не может оставить поле посреди игры, но у него не было выбора.

Демиан немедленно бросился к Мадам Хуч. Судья стояла на земле и наблюдала за игрой. Мальчик приземлился возле неё.

- Мистер Поттер! Что вы делаете?! - начала она, но Демиан прервал её.

- Мадам Хуч! Мадам Хуч, вы должны остановить игру! Гарри не может продолжать! - Демиан понимал, что его слова не имеют смысла, но не было времени, что-то объяснять, он только хотел, чтобы игра прекратилась. Мадам Хуч выглядела испуганной, он быстро нашла глазами Гарри и увидела, что Гриффиндорец держится за голову, пытаясь управлять метлой одной рукой.

Прежде чем мадам Хуч могла объявить перерыв, она увидела, что Гарри резко развернул метлу. Было похоже, что он уже чувствует себя лучше и может продолжать. Судья держала свисток в руке, готовая остановить игру, если Гарри снова станет плохо.

Гарри чувствовал, что его голова вот-вот расколется, глаза слезились от боли. На мгновение боль покинула его, и Гарри открыл глаза, увидев, что Пол метнулся к снитчу. Гарри рванулся вперёд, заставляя себя лететь быстрее, он не мог проиграть, когда находился так близко к победе.

Через секунду Гарри оказался рядом с Полом. Ловец Хаффлпаффа заметил его и попытался лететь быстрее. Снитч несся впереди них с ужасной скоростью. Мальчик почувствовал, что боль возрастает с новой силой. Он закусил губу, чтобы не закричать, перед глазами всё плыло, но он смог увидеть руку Пола, протянутую к мячику. У Гари не было другого выхода, он не собирался проигрывать Хаффлпаффу. Собрав последние силы, Гарри протянул руку и выхватил снитч буквально из рук Пола. Это было последней каплей, Гарри свалился с метлы. К счастью он летел не так высоко. Мальчик упал на землю и вскрикнул, спину пронзила боль. Гарри прижал руку ко лбу. Было похоже, что к голове приложили раскаленное железо, боль ещё никогда не было такой сильной. Трибуны взорвались аплодисментами.

Гарри почувствовал, как снитч трепыхается в его руке, и провалился в темноту.

Гарри открыл глаза и проклял всё на свете, увидев белый потолок. Сколько можно просыпаться в больничном крыле? Мальчик сел и увидел, что он снова один. Это его не особо беспокоило, большую часть своей жизни он был один. Гарри вздохнул и встал с кровати, почувствовав пульсирующую боль в голове. Он ненавидел эти глупые головные боли.

Как только Гарри встал, дверь открылась, и вошёл Демиан. На нём всё ещё была квиддичная форма, и он выглядел бледным. Гарри улыбнулся удивлённому мальчику.

- Гарри, что ты делаешь? Не вставай, ты упал с огромной высоты. Ложись в кровать, пока мадам Помфри тебя не увидела!

Гарри усмехнулся над тем, с каким страхом Демиан произнес имя Поппи.

- Что случилось? - спросил Гарри, усаживаясь на кровать.

- Ну, у тебя снова заболел шрам, - Демиан встревожено смотрел на брата.

Гарри закатил глаза.

- Это я понимаю, что случилось потом, мы победили? - спросил Гарри, надеясь, что не напрасно мучился.

- Да, мы победили, - ответил мальчик, и на его лице появилась широкая улыбка. - Весь Гриффиндор сходит с ума от радости! Теперь у нас есть шанс выиграть кубок, окончательный счёт 250:20. Энжи забила ещё один гол, перед тем как ты поймал снитч.

Гарри улыбнулся взволнованному Демиану. Он искренне хотел, чтобы Демиан выиграл этот кубок, но ещё больше он хотел уйти из Хогвартса намного раньше финального матча.

Гарри и Демиан говорили о матче, когда вошла Поппи. После длительных уговоров, она позволила Гарри пойти в гостиную Гриффиндора. Как только Гарри вошёл в гостиную, она взорвалась аплодисментами. Мальчик смотрел на эти сияющие лица и не знал, как реагировать. Он не хотел, чтобы кто-то трогал его. Пробившись сквозь толпу, он уже поднимался по лестнице, когда чья-то рука легла на его плечо. Гарри обернулся и увидел Рона.

- К тебе пришли, - прошептал Рон и Гарри хмуро оглядел гостиную.

- Нет, он ждёт тебя снаружи, - сказал Рон и отвернулся от него.

Гарри снова прошёл через толпу и направился к выходу. Он поймал взгляд Демиана и подал ему знак не следовать за ним. Как только Гарри вышел в коридор, он почувствовал облегчение. От шума в гостиной, голова у него болела ещё больше.

- Что такое? Не нравится праздник? - услышал он холодный голос.

Гарри оглянулся и увидел светловолосого слизеринца. Убедившись, что никого нет рядом, Гарри быстро подошёл к Драко.

- Я думал, что ясно объяснил, Малфой, не приходить ко мне так! - прошипел Гарри.

Драко только ухмыльнулся и отступил в тень, Гарри ближе подошёл к нему. Теперь если бы кто-то прошёл мимо, он увидел бы только Гарри.

- Ты захочешь услышать это, Гарри, поверь мне, - в тихом голосе Драко, слышалось волнение.

- Что? - спросил Гарри. Он не хотел, чтобы его увидели с Малфоем, это могло всё испортить.

- Всё готово, они нашли решение. Теперь это вопрос трёх-четырёх дней. Ты вернёшься домой к концу недели.

Гарри застыл. Защита! Они наконец-то нашли решение. Теперь осталось только дождаться, пока она ослабнет настолько, что Пожиратели Смерти смогут войти в Хогвартс. И тогда Гарри, наконец, сможет вернуться домой. Сердце мальчика учащённо забилось. Спустя четыре месяца, он снова увидит отца. Он ещё ближе подошёл к Малфою.

- Ты действительно уверен? - прошептал Гарри. Он не хотел допустить ошибки.

- Да! Я получил сообщения от отца прямо в гостиной. Он скажет точную дату и время, чтобы ты смог подготовиться, - ответил Драко взволнованным шёпотом.

Теперь Гарри понял, почему болел шрам. Сначала это была радость, а затем гнев от того, что придётся ждать ещё несколько дней.

Гарри посмотрел на скрытое тенью лицо Драко.

- Спасибо, - прошептал Гарри.

Драко, казалось, был потрясён словами друга. Гарри никогда прежде не благодарил его.

- Н-не за что, - ответил слизеринец.

Гарри повернулся и направился к гостиной. Три или четыре дня! Скоро он покинет Хогвартс. Это время он должен потратить на то, чтобы разобраться с Джеймсом Поттером. Перед тем как войти в гостиную, Гарри услышал, как открылись главные двери. Мальчик подошёл к лестнице и ухмыльнулся, увидев вошедшего человека.

- Прекрасно, - пробормотал Гарри, увидев, что Сириус Блэк направился к комнатам Поттеров.

- Убью двух зайцев сразу, - прошептал Гарри и вернулся в гостиную.

Глава 28

Причина моей ненависти

Гарри не находил себе места, для осуществления плана, ему необходима была мантия Демиана.

- Демиан, я должен попросить у тебя кое-что, - сказал Гарри третьекурснику, сидящему в Большом зале напротив него.

Демиан с любопытством посмотрел на брата.

- Мне нужна твоя карта и мантия, - спокойно сказал Гарри.

Демиан пытался не казаться поражённым. Он бы сделал для Гарри всё, но дать ему карту и мантию…это могло принести неприятности.

- О, я не знаю, Гарри, - Демиан взволнованно взглянул на стол преподавателей. Родители убили бы его, узнай ,что он собирается дать Гарри.

- Дэми, я не собираюсь убегать, если ты об этом подумал.

Демиан выглядел удивлённым, Гарри впервые назвал его Дэми.

- Хорошо, но при одном условии, - сказал Демиан, и продолжил, увидев любопытный взгляд Гарри.

- Я пойду с тобой, - уверенно произнёс мальчик.

Глаза Гарри расширились, он покачал головой:

- Нет! Ни за что!

Его нельзя было брать с собой. Это бы всё испортило.

Демиан сложил руки поперёк груди и выжидательно посмотрел на Гарри.

- Отлично! Тогда я ничего тебе не дам! Если ты хочешь получить мантию и карту, тогда ты должен взять меня с собой, - Демиан был упрямым и не собирался отступать, независимо от того, что Гарри будет говорить.

Гарри смотрел на Демиана. Он не мог взять его с собой. Демиан и не подозревал, кем был Гарри до встречи с ним и когда он узнает всё, будет уже слишком поздно.

- Прекрасно! Но ты должен пообещать, что никому ничего не скажешь, хорошо? - спросил Гарри.

- Я клянусь, так что мы будем делать? - взволнованно спросил подросток.

- Мы собираемся позаимствовать кое-какое зелье, - ответил Гарри.

Поздно вечером, Гарри всё ещё не мог поверить, что Демиан шёл вместе с ним к подземельям. Оба мальчика благополучно спрятались под мантией, которую Демиан в очередной раз «одолжил» у отца. Гарри держал перед собой карту Мародёров. Демиан понятия не имел, какое зелье нужно Гарри.

Мальчики пробрались в кабинет зелий и скинули мантию. Гарри подошёл к шкафу и, проверив его на наличие охранных заклинаний, спокойно открыл дверцу.

Он велел Демиану оставаться с картой возле двери, на случай если кто-нибудь пойдёт. Демиан наблюдал, как его старший брат роется в буфете, понятия не имея, что он там ищет. Наконец Гарри победно улыбнулся и вытащил маленькую бутылочку. Зелье в нём было фиолетовое. Гарри закрыл дверь и вернулся к Демиану, накинув на них обоих мантию. Демиан подождал пока они вернутся в гостиную, и уже там спросил про зелье.

- Что это за зелье?

Гарри улыбнулся.

- Это не твоё дело, - ответил он и стал подниматься по лестнице. Прежде чем войти в спальню, Гарри повернулся к мальчику.

- Ты никому об этом не скажешь, верно? - спросил Гарри, внимательно наблюдая за Демианом.

Тот кивнул и Гарри исчез в спальне, напоследок ещё раз улыбнувшись.

На следующий день у Демиана был урок зелий. Мальчик едва мог дождаться, пока мама закончит давать указания, чтобы подойти к буфету и узнать какое зелье взял Гарри. Он увидел, что шкаф заперт, вчера Гарри использовал палочку Демиана, чтобы открыть дверь.

Мальчик уже собирался уходить, когда увидел, точно такую же фиолетовую бутылочку с краю на полке. Демиан с удивлением прочитал название. Что Гарри собрался делать с Оборотным зельем?

- Ну, у тебя есть какие-нибудь хорошие новости? - спросил Гарри слизеринца, делая вид, что ищет книгу. Драко стоял возле соседнего стеллажа.

- А как ты думаешь! Конечно у меня хорошие новости! Всё готово! Они придут завтра ночью! Ты должен быть у выхода в восемь вечера, хорошо?

Гарри не мог не улыбаться. Завтра он будет дома. Он наконец-то сможет покинуть Хогвартс и вернуться к Лорду Волдеморту. Гарри сказал Драко, что он будет готов, и покинул библиотеку. Забираясь в кровать, Гарри думал, что это его последняя ночь в Хогвартсе. И если всё пойдёт по плану, это касается и Джеймса Поттера.

Демиан хотел поговорить с Гарри насчёт Оборотного зелья, но нигде не мог найти его. В конце концов, он решил, что поговорит с братом за завтраком.

Однако, подойдя к столу Гриффиндора, Демиан не увидел Гарри.

- Рон, ты видел Гарри? - Демиан начинал паниковать.

- Когда я видел его в последний раз, он всё ещё спал, - ответил Рон с набитым ртом.

- О, - только и смог сказать Демиан. Он постарался успокоиться. Что это с ним? Он никак не мог избавиться от чувства, что сегодня должно произойти что-то плохое.

У Демиана не был возможности увидеть Гарри в течение своих первых уроков. Перед Чарами, Демиан решил увидеть брата. Он врезался в Гермиону, и та сказала, что Гарри не было сегодня на уроках. Демиан побежал в спальню мальчиков, чтобы увидеть, нет ли там Гарри.

Открыв дверь в спальню, Демиан застыл. Гарри лежал в кровати и казался бледным, похоже, он спал, но странным было не это. Над кроватью Гарри стоял Сириус и вертел в руках кольцо Гарри. Это поразило Демиана больше всего. Мальчик знал, как Гарри дорожит этим кольцом, и ему не нравилось, что Сириус берёт его вещи.

- Дядя Сириус? - прошептал Демиан, стараясь не разбудить Гарри.

Сириус поднял глаза, он казался немного растерянным, будто его поймали на каком-то преступлении. Увидев Демиана, он расслабился и поприветствовал его.

- Эй, малыш, что ты здесь делаешь? У тебя нет уроков?

Демиан удивлённо взглянул на дядю. Он никогда не отчитывал его за прогул уроков, скорее наоборот. Сириус утверждал, что вместо бессмысленных лекций можно потратить своё время на нечто более важное.

- Я просто хотел увидеть Гарри, его нигде не было, - ответил Демиан, переводя взгляд на спящего мальчика.

- У него температура. Я вошёл и увидел, что он болен. Поппи только что была здесь и дала ему снотворное, - сказал Сириус тихим голосом.

Демин кивнул и снова посмотрел на кольцо в руках Сириуса.

- Что ты делаешь с ним? - спросил мальчик.

- Просто смотрю, - ответил Сириус, продолжая вертеть кольцо в пальцах.

Демиан не знал почему, но его это раздражало.

- Положи его! Оно принадлежит Гарри, поэтому положи! - Демиан не понимал, почему он был так расстроен тем, что кто-то взял вещи Гарри без его согласия.

- Хорошо, успокойся, я только посмотрел, - Сириус положил кольцо на тумбочку и улыбнулся Демиану, - всё хорошо?

- Да, извини, просто…оно дорого Гарри, и я думаю, он не хотел бы, чтобы его трогали.

Сириус снова улыбнулся и обнял Демиана за плечи, уводя от спящего Гарри.

Как только они подошли к классу Чар, Демиан снова заговорил.

- Дядя Сириус, что ты делаешь в Хогвартсе?

- Мерлин, сколько же у тебя вопросов сегодня, - сказал Сириус, спускаясь по лестнице вместе с мальчиком, - у меня дело к твоему отцу.

Демиан вопросительно посмотрел на Сириуса, и тот пояснил.

- Задание в Хогсмиде. С недавними событиями я никак не мог встретиться с твоим отцом. Я просто хочу провести немного времени с лучшим другом.

Демиан улыбнулся. Джеймс и Сириус действительно часто встречались. Но Сириус прав. С тех пор как Гарри привезли в Хогвартс, у них и вправду почти не было времени.

Демиан скрылся в классе, обещая себе, что он обязательно узнает как там Гарри, после урока.

Джеймс удивился, когда Сириус вошёл к нему в комнату вместе с Кингсли Бруствером. Ещё больше он удивился после того, как Сириус сказал, что Кингсли сегодня останется с Гарри, а Джеймс пойдёт с ним в Хогсмид.

После длительных уговоров, Джеймс всё-таки согласился пойти. Он не хотел уходить, особенно после того, как узнал, что Гарри плохо, и он не пойдёт сегодня на уроки. Но, в конце концов, Сириус своего добился и мародёры направились к Хогсмиду.

Деревню всё ещё восстанавливали после нападения Дейволкеров, но Сириус заверил его, что в конце деревни есть один целый паб. Джеймс не знал дороги и позволил Сириусу вести себя. В основном говорил Поттер, а Сириус терпеливо слушал. После получасовой ходьбы, Джеймс понял, что они пришли в самую дальнюю часть Хогсмида, здесь были только пустырь и холмы. Не было похоже, чтобы тут жил кто-то и Джеймс попытался выяснить, что Сириус здесь забыл.

- Бродяга, где мы? - спросил Джеймс, осматриваясь.

- Мы сократим путь, это немного дальше, - ответил Сириус, продолжая идти к холмам.

- Но, тебе не кажется, что здесь вообще никого нет! Ты уверен, что знаешь куда идти? - Сириус не в первый раз указывал дорогу, но никогда прежде они не терялись.

Они шли ещё около двадцати минут, и Джеймс начинал беспокоиться. Они шли к холмам, а вокруг по-прежнему не было никаких признаков жизни.

Джеймс поднялся по холму и остановил Сириуса.

- Сириус, мне кажется, мы заблудились! Тут нет спуска, а мы стоит на утёсе высотой не меньше трёхсот фунтов! Ты был неправ! - произнёс он сердито. Джеймс не злился из-за того, что они заблудились или из-за того, что Сириус ошибся, но его раздражало, что друг ничего ему не говорит. - Сириус, послушай, ты ошибся! И я думаю, нам стоит вернуться! - закричал Джеймс.

Сириус повернулся и посмотрел на Джеймса, со странной улыбкой.

- Неправда, Поттер! Мы именно там где нужно!

Демиан не мог избавиться от неприятного предчувствия, но не мог понять, что было неправильно. Сразу после уроков он пропустил ленч и отправился к Гарри. Мальчик выглядел таким бледным и больным, что Демиан должен был убедиться, что с братом всё хорошо.

Демиан вошёл в спальню и разочарованно увидел, что Гарри всё ещё спит. Демиан надеялся, что, он уже проснулся. Младший Поттер подошёл к брату и положил ладонь ему на лоб, с удивлением заметив, что жара нет. Демиан хотел поправить одеяло, когда увидел, что к руке мальчика присоединено какое-то устройство с двумя колбами на конце.

Демиан растерянно смотрел на руку Гарри, пытаясь понять что это. Может быть, это сделала мадам Помфри, чтобы помочь ему? Демиан встал на колени, чтобы получше рассмотреть эти пузырьки. Одно зелье он немедленно узнал, это было снотворное. Верно, Сириус сказал, что мадам Помфри дала Гарри это зелье, но что это за устройство?

Второе зелье Демиан так и не смог узнать, но что-то было не так. Из-за этого устройства Гарри не просыпался, но, разве это было правильно? Мальчик немедленно убрал зелья от брата.

Демиан посмотрел на Гарри, но тот всё ещё спал. Тогда мальчик вытащил палочку и направил её на голову брата. Гарри, конечно, не обрадуется, узнав, что Демиан использовал на нём пробуждающее заклинание, но ему нужно было поговорить с ним. Демиан не знал, как сказать Гарри, что он вынужден был спать, похоже, против собственного желания.

- Энервейт, - прошептал Демиан.

Гарри немедленно открыл изумрудные глаза и растерянно осмотрелся. Его взгляд остановился на Демиане, и мальчик снова почувствовал, что что-то не так.

- Малыш?

Сердце Демиана замерло, когда он услышал это слово.

- Как ты меня назвал? - шёпотом спросил Демиан.

Гарри не ответил, вместо этого он сел и стал осматривать комнату, будто видел её впервые.

- Что…где я? - спросил Гарри и Демиан почувствовал больной толчок, хотя человек сидящий перед ним и был похож на Гарри, но это был не его брат. Он больше походил на…

- Дядя Сириус?

Гарри посмотрел на Демиана и нахмурился.

- А кем ещё я могу быть?

Демиана охватил ужас, он понял, что было во втором пузырьке. Оборотное зелье. Сердце мальчика пропустило такт. Но, если Сириус превратился в Гарри, значит тот Сириус в комнате, был настоящим Гарри.

Джеймс смотрел на лучшего друга и не мог понять, что же с ним произошло. Сириус смотрел на него с ненавистью. Поттер отступил от него.

- Сириус, о чём ты? Зачем мы пришли сюда?

Сириус только ухмыльнулся в ответ. Он отвернулся от Джеймса и посмотрел вниз.

- Здесь действительно красиво, правда? Так пусто. Если здесь что-нибудь случиться, никто даже не узнает, - Сириус обернулся и Джеймс увидел палочку в его руке.

Поттер едва успел схватить собственную палочку, когда заклинание Сириуса выбило её у него из рук. Джеймс схватился за раненную руку. Он услышал, что Сириус прошептал Акцио, и палочка Джеймса оказалась у него в руке.

Поттер потрясённо смотрел на улыбку Сириуса, кажется, тот наслаждался его болью.

- Кто ты? - спросил Джеймс, мысленно ругая себя за то, что не понял что перед ним не Сириус. Вокруг слишком много Пожирателей Смерти, любой мог принять облик Блэка.

Сириус рассмеялся.

- О, да ладно, неужели ты ещё не понял? Хорошо, я помогу тебе.

Фальшивый Сириус направил на себя палочку и произнёс Финита Инкантатем.

Длинные волосы Сириуса тут же стали уменьшаться, а лицо меняло форму. Джеймс потрясенно смотрел, как волосы Сириуса становятся лохматыми, а карие глаза меняют цвет на изумрудный.

- Гарри? - Джеймс задохнулся, увидев перед собой своего старшего сына.

- Удивлён? - спросил мальчик. Джеймс заметил, что, несмотря на то, что Гарри снова принял свою внешность, голос Сириуса остался. Гарри ухмыльнулся и направив палочку на горло, снова произнес Финита Инкантатем.

- Так намного лучше, - сказал Гарри уже своим голосом. - А теперь начнём, у нас много дел, - добавил мальчик, прежде чем ударить Джеймса.

Демиан застыл, смотря на своего дядю в облике Гарри.

- Я не понимаю, что произошло? - спросил Демиан.

- Ну, я зашёл сюда, чтобы посмотреть как Гарри, и он напал на меня. Больше ничего не помню, я потерял сознание и очнулся только что.

Демиан смотрел на человека, сидящего перед ним. Ему было больно видеть, что Сириус похож на Гарри.

- Сделай что-нибудь, ты знаешь, как вернуть внешность? - спросил Демиан.

- Да, Финита Инкантатем. - Ответил Сириус и потянулся за палочкой, но вдруг понял, что он мало того, что был в одежде Гарри, так к тому же его палочка пропала. - Моя палочка! - крикнул Сириус и перекинулся с Демианом паническим взглядом.

«Гарри с папой Мерлин знает где, да ещё с палочкой дяди Сириуса, это плохо!» - подумал Демиан.

Демиан вытащил палочку и указал на Сириуса. В тот момент, когда Демиан произнёс заклинание, Сириус заметил кольцо, лежащее на тумбочке. Оно действительно казалось необычным.

Демиан произнёс заклинание, и Сириус снова стал похож на себя. На его лице был здоровенный синяк, видимо это сделал Гарри. Но что-то по-прежнему было не так.

Сириус держал что-то в руке и смотрел на это с ужасом. Демиан увидел кольцо Гарри, но в нём была какая-то серебряная жидкость.

- Что это? - спросил Демиан.

- Похоже на…кажется, здесь воспоминания Гарри, - прошептал Сириус.

Теперь Демиан понял, почему Гарри так дорожил кольцом. Оно было чем-то вроде омута памяти, Гарри мог спрятать там свои воспоминания.

- Что такого страшного случилось в жизни Гарри, что он предпочёл спрятать это? - громко спросил Демиан.

- Мы узнаем это позже, а пока нам нужно найти твоего отца, - сказал Сириус и оба они выскочили из комнаты.

Джеймс упал спиной на замерзшую землю и едва удержался от крика. Гарри смотрел, как Поттер пытается встать, без палочки у него не было ни единого шанса защитить себя. Джеймс не был специалистом по дракам, и даже если бы и был, не сумел бы сравниться с Гарри.

- Почему…почему ты делаешь это, Гарри? - спросил Джеймс, прижимая руку к рёбрам.

Гарри взмахнул палочкой, и Джеймс почувствовал жгучую боль в груди. Он снова упал на колени и попытался дышать.

Гарри наклонился и посмотрел в лицо Джеймсу. Поттер явственно видел ненависть в изумрудных глазах.

- Это я хочу знать, Поттер! Почему?! - голос Гарри дрогнул.

- Гарри? - всё, что успел сказать Джеймс, перед тем как мальчик снова отшвырнул его на землю.

Джеймс снова упал и на этот раз вскрикнул от боли в ноге. Он смотрел, как сердитый подросток подходит к нему.

- Я задавал этот вопрос много раз, но ты никогда не отвечал мне! Сначала я думал, что тебе просто нравится причинять людям боль! Но когда я увидел тебя с Демианом! И теперь я спрашиваю снова, Поттер, почему?! Почему я?!

Джеймс изо всех сил пытался сесть. Он чувствовал вкус крови во рту.

- Гарри, пожалуйста! Я не понимаю, о чём ты! Пожалуйста, скажи мне! - умолял Джеймс, пытаясь найти хоть какой-то смысл в словах сына. Мальчик яростно смотрел на него.

- Конечно, ты не понимаешь, не помнишь!! Это замечательно, Поттер, потому что сегодня, я тоже, наконец, смогу забыть! - он нацелили палочку на голову Джеймса.

- Гарри, у тебя будут неприятности! Тебя поймают! - отчаянно закричал Джеймс. Он не хотел умирать от руки собственного сына, и он не хотел, чтобы Гарри попал в Азкабан.

Гарри холодно рассмеялся и опустился на землю перед беспомощным Джеймсом.

- О, нет, Поттер, не я убил тебя. Множество людей видело, что ты пришёл сюда с Блэком! Это Блэк привёл тебя сюда и жестоко убил! Это из палочки Блэка были посланы все заклинания!

Гарри поднял палочку так, чтобы Джеймс действительно мог увидеть, что у него в руке палочка Сириуса.

- Я думаю, это будет прекрасным концом вашей прекрасной дружбы! Ты так не думаешь? - насмешливо спросил Гарри.

Джеймс почувствовал, как в нём закипает гнев. Мало того, что Гарри собирался убить собственного отца, так он ещё планировал свалить вину на Сириуса.

- Никто в это не поверит! Сириус никогда бы не причинил мне вред, все знают это! - сердито возразил Джеймс.

- Зависть может привести и не к такому. У тебя семья, у Блэка нет, у тебя дети, у Блэка нет, у тебя отличный дом, а у Блэка только полуразрушенная лачуга, которую ваш проклятый Орден использует как штаб! Ты видишь, Поттер, у Блэка нет ничего того, что есть у тебя! Ты даже по званию выше него. Этого достаточно, чтобы один человек захотел убить другого, - холодно закончил Гарри.

- Лили и Демиан! Они никогда в это не поверят! Они знают, что Сириус никогда не навредит мне! - Джеймс отчаянно пытался доказать Гарри, что его план не сработает. Он надеялся, что тогда Гарри передумает убивать его.

Джеймс смотрел на сына, и на мгновение ему показалось, что взгляд мальчика смягчился при упоминании Демиана.

- Демиан может и не поверит, но смирится со временем. Ты должен быть мне благодарен, Поттер. Если бы не Демиан, твоя жена присоединилась бы к тебе! Но кто-то же должен заботиться о ребёнке.

Услышав угрозу в адрес Лили, Джеймс потерял последнее терпение и, не беспокоясь о последствиях, бросился на Гарри, пытаясь отнять у него палочку. Гарри отразил нападение и послал в Джеймса ещё одно проклятье. Джеймс снова упал на землю, кажется, теперь обе его ноги были сломаны. Аврор был весь в крови и не мог нормально дышать из-за сломанных рёбер.

Гарри яростно смотрел на Джеймса.

- Я думаю, пришло время заканчивать, Поттер, - холодно произнёс мальчик.

Он нацелил палочку на голову Джеймса и собрался произнести смертельное заклинание, когда карие глаза столкнулись с зелёными.

- Прежде чем ты убьёшь меня, тебе не кажется, что я имею право знать почему? Почему меня убил мой собственный сын?

Джеймс понимал, что умрёт, но он не хотел умирать, не узнав почему так случилось.

- Хочешь сказать, что ты ничего не знаешь? Хорошо, но я не собираюсь тратить на тебя больше времени, Поттер! Я хочу, чтобы ты знал, я мог убить тебя гораздо раньше! Я четыре месяца находился рядом, и у меня было множество возможностей! Я мог перерезать тебе горло, пока ты спал, я мог голыми руками разделаться с тобой в Хогвартсе. Но я не хотел страдать из-за тебя! Ты сам во всём виноват, Поттер! Всё это время ты притворялся, что беспокоишься обо мне, что ты скучал без меня, ты делал вид, что заботишься! Я хотел убить тебя, но сдерживался! И знаешь почему? Я хотел заставить тебя страдать! После двенадцати лет ожидания, я наконец-то смогу отомстить!

Гарри поднял палочку и прицелился.

- Гарри, пожалуйста, - отчаянно прошептал Джеймс.

- Не надо! Не смей просить у меня милосердия! Ничего не выйдет! В конце концов, ты никогда не давал мне его! - спокойно закончил Гарри, продолжая направлять палочку на Джеймса. - Прощай, Джеймс Поттер.

Гарри послал заклинание, Джеймса подбросило в воздух, и он упал с утёса.

Гарри закрыл глаза и попытался успокоить своё сердце. Он сделал это! Он, наконец, убил Джеймса Поттера!

Гарри возвращался в Хогвартс. Он был рад, что взял с собой мантию невидимку, но теперь нужно было вернуть её, теперь она принадлежит Демиану.

Гарри зашёл в гостиную и, убедившись, что она пуста, снял мантию. Он хотел, было, пойти в спальню и узнать как там Сириус, когда проём открылся и прибежал взволнованный Демиан. Он увидел Гарри и бросился к нему.

- Гарри! Где ты был, я чуть с ума не сошёл, пытаясь тебя найти! - Демиан взволнованно смотрел на брата.

- Дэми, что случилось? - спросил Гарри, заметив панику в глазах мальчика.

- Пожалуйста, Гарри, скажи, что ты не делал этого, - Демиан умоляюще смотрел на него.

- О чём ты? - Гарри почувствовал, как по его груди расползается страх.

Прежде чем Демиан мог ответить, проём открылся, и внутрь завалились студенты. Было пять вечера, кажется, у них только что кончились занятия. Гарри посмотрел на Демиана и безмолвно согласился пойти с ним.

Ребята вышли из гостиной и стали искать пустой класс, когда Гарри врезался в профессора МакГонагал.

- Мистер Поттер, я искала вас. С вами хочет поговорить профессор Дамблдор, - мягко произнесла она.

Гарри взглянул на Демиана и решил, что нет ничего плохого в том, что он увидит директора в последний раз. В конце концов, он будет дома через три часа.

- Прекрасно, - ответил Гарри и повернулся к Демиану. - Ты подождёшь, пока я вернусь?

Демиан кивнул и направился к Большому залу. Он не был голоден, но ему нужно было заняться чем-то до возвращения брата. Демиан отчаянно пытался понять, зачем Гарри нужно было превращаться в Сириуса? Явно не для побега, ведь он вернулся. Тогда зачем ему понадобилось оборотное зелье? И где его отец?

Гарри направился за профессором МакГонагал к кабинету директора. Как и в прошлый раз, проход уже был открыт.

Гарри зашёл в кабинет и застыл. Он ожидал, что Дамблдор будет сидеть за столом, но вместо этого, старик стоял перед Гарри с палочкой в руке. Мальчик огляделся. Он увидел испуганную и бледную Лили, такого же Сириуса и самое главное раненного Джеймса Поттера. У всех них были палочки, направленные в сторону Гарри.

Мальчик почувствовал, что его сердце застыло! Это невозможно! Он убил Джеймса! Он сбросил его со скалы! Как Поттер мог выжить?! Но мальчик не успел задать свои вопросы, поскольку сразу два заклинания врезались в него. Первое заставило его застыть, а второе было ошеломляющее. Как только оно коснулось Гарри, мальчик погрузился во тьму.

Гарри очнулся в неизвестной комнате. Он попробовал осмотреться, но понял, что не может двигаться, потому что привязан к стулу. Мальчик запаниковал и попробовал освободиться, но у него ничего не вышло. Верёвки, вокруг его запястий, рук, ног и лодыжек были слишком тугими. Гарри снова попробовал оглядеться и понял, что он находится в комнате Джеймса и Лили. Он посмотрел на стол и в отвращении отвёл взгляд, как же много там было фотографий.

В этот момент дверь открылась, и вошли Джеймс, Лили и Сириус. Гарри почувствовал, как в нём закипает злость. Джеймс выжил! После всего, что сделал Гарри, ему удалось выжить! И вдобавок ко всему произошло то, чего никак нельзя было допустить! Гарри не знал, сколько сейчас времени, но был уверен, что не сумеет убежать к восьми часам.

Гарри отвёл взгляд от Поттера. Тот всё ещё был в крови, рука перевязана. Кажется, Поппи срастила ему кости, потому что двигался он свободно. Джеймс поставил перед Гарри стул и сел, оказавшись прямо напротив мальчика.

- Я думаю, ты должен объясниться, - спокойно проговорил Джеймс.

Гарри не мог смотреть на Джеймса. Ему было стыдно. Стыдно за то, что он не смог убить его, он упустил шанс.

Джеймс взял Гарри за подбородок и поднял его голову, заставив смотреть на себя.

- Я хочу знать, почему ты напал на меня. Что означали те обвинения? Когда я причинял тебе боль, Гарри? Ответь мне!

Джеймс старался сдерживаться, он не хотел набрасываться на Гарри. Но, его собственный сын пытался убить его! И если бы не Сириус, он, скорее всего, погиб бы!

Гарри как будто прочитал его мысли.

- Как ты выжил?

Джеймс взглянул на лучшего друга.

- Сириус успел как раз вовремя. Когда ты сбросил меня со скалы, Сириус оказался с другой стороны. Он взял палочку Демиана, чтобы помочь мне, - Гарри с ненавистью уставился на Сириуса.

- Ну, Гарри, я ответил на твой вопрос, а теперь ты ответь на мой, почему ты хотел убить меня? - повторил Джеймс.

Гарри снова посмотрел на него и Поттер был потрясён, увидев в глазах сына сердитые слёзы.

- Если не хочешь отвечать, тогда скажи вот что. Почему ты вернулся в Хогвартс, когда ты мог убежать, почему вернулся? - спросил Сириус. Он надеялся, что Гарри начнёт говорить и постепенно ответит на все вопросы.

- Я хотел увидеть, как тебя арестуют! - Гарри посмотрел на Сириуса. - Я должен был вернуться, чтобы освободить тебя, а ещё… Я хотел увидеть её реакцию на смерть мужа! - Гарри кивнул головой в сторону Лили.

У Лили на глаза навернулись слёзы.

- Зачем? - прошептала она.

Гарри снова отвёл взгляд и не ответил.

Джеймс терпел достаточно. Он встал и заговорил напряжённым голосом.

- Ты не оставляешь нам выбора. Боюсь, если ты не ответишь на наши вопросы, мы будем вынуждены передать тебя Министерству.

Гарри никак не отреагировал на эти слова, но Лили испуганно посмотрела на мужа, Сириус также выглядел удивлённым. Убедившись, что Гарри продолжает молчать, Джеймс вышел из комнаты. Лили и Сириус отправились за ним, оставляя мальчика в комнате одного.

Никто не понял, что Демиан стоит в комнате под мантией невидимкой. Как только все ушли, он сбросил её и подошёл к брату. Тот, похоже, не был удивлён.

- Должен был догадаться, что ты здесь, - произнес Гарри, не смотря на мальчика.

Демиан, однако, смотрел на Гарри со смесью ужаса и отвращения.

- Как ты мог, Гарри?! Как ты мог напасть на папу?! Что он тебе сделал?! - закричал он.

Гарри не отвечал. Он смотрел в пол и отказывался поднимать взгляд.

Демиан встал на колени, чтобы смотреть Гарри в глаза.

- Ты нас обманывал! Всех нас! Ты обманывал меня этим утром, когда притворялся дядей Сириусом! Ты делал всё это, зная, что собираешься пойти убить нашего папу! Почему, Гарри?!

Гарри всё ещё не отвечал, но теперь он хотя бы смотрел Демиану в глаза.

- Ты должен следить за тем, что говоришь Демиан. Ты сам сказал мне всё, что необходимо, для того чтобы я мог правдоподобно сыграть Блэка.

Демиан знал, что Гарри прав. Всё это время он ходил за Гарри и выкладывал ему информацию обо всех, он знал.

- Гарри, почему ты напал на папу? Почему ты ненавидишь его? Он действительно любит тебя! Ты понятия не имеешь, сколько значишь для него! Мама рассказала мне, что когда тебя похитили в детстве, он сходил с ума от горя! Прошли месяцы, прежде чем он смог вернуться к нормальной жизни. Как ты можешь причинять боль человеку, который так сильно любит тебя?!

Демиан замолчал, поскольку Гарри резко поднял голову.

- Что? Что ты сказал, Демиан?! Меня никто не похищал, когда я был ребёнком! Я убежал из дома, когда мне было четыре!

Джеймс метался по кабинету директора. Лили и Сириус сидели рядом. Как они могли быть так слепы? Почему никто не видел, насколько сильно Гарри ненавидит Джеймса? Джеймс перестал ходить и опустился на стул, положив голову на руки. Нужно было придумать, как заговорить с Гарри. Необходимо было заставить его назвать причину.

Дверь открылась, и вошёл Дамблдор, держа в руках омут памяти. Сириус рассказал Лили и Джемсу о кольце Гарри. Это безусловно было важно, но сейчас были дела поважнее какого-то кольца.

- Мы можем посмотреть воспоминания позже, Дамблдор, сперва нужно разобраться с Гарри, - сказал Джеймс.

Лили удивлённо посмотрела на Джеймса.

- Ты…ты не сдашь Гарри Министерству? - спросила она дрожащим голосом.

Джеймс устало посмотрел на жену.

- Нет, я не собираюсь делать ничего подобного. Я сказал это, чтобы испугать Гарри.

- Да, и это не сработало, - услужливо напомнил Сириус.

- Я заметил! - Джеймс хотел лечь и отдохнуть. Но он не мог сейчас уйти, когда в их комнате сидел подросток убийца, а по совместительству ещё и его сын.

- Вы позволите? - вмешался Дамблдор, - мы должны посмотреть эти воспоминания, я думаю, они ответят на многие вопросы.

Только сейчас Джеймс увидел, насколько бледным и взволнованным был Дамблдор. У него в руках находился омут памяти и Джеймс понял, что директор уже посмотрел воспоминания Гарри.

- Вы уже посмотрели это? - спросил Джеймс.

- Да, мне жаль, мой мальчик, но я должен был убедиться, что мои опасения верны. Гарри спрятал эти воспоминания, он не хотел, чтобы кто-то увидел их. Я должен был знать почему. - Дамблдор выглядел так, будто не было ничего важнее этих воспоминаний.

- Что вы видели? - испуганно спросил Джеймс.

- Я думаю, будет лучше, если ты сам увидишь. Лили, Сириус, вам тоже нужно посмотреть.

Джеймс начинал паниковать, он со страхом смотрел на омут памяти.

Как только все они встали вокруг омута, Дамблдор дотронулся до серебряной жидкости палочкой.

- Ранние детские воспоминания, - произнёс Дамблдор.

Джеймс, Лили и Сириус окунулись в воспоминания. Как только туман рассеялся, Джеймс огляделся и понял, что стоит в собственной гостиной, в Годриковой лощине.

Комната выглядела точно так же как и пятнадцать лет назад. Но, Гарри похитили, когда ему было пятнадцать месяцев, какие тут могли быть воспоминания?

Сириус, Джеймс и Лили принялись оглядываться. Если это воспоминания Гарри, то он должен быть где-то поблизости.

Как будто прочитав мысли Джеймса, в комнату вошёл маленький растрёпанный ребёнок. Джеймс не мог успокоиться, смотря на мальчика, безусловно, это был Гарри. Волосы мальчика торчали в разные стороны, а зелёные глаза находились за большими круглыми очками. Мальчику можно было дать три года. Лили смотрела на ребёнка так, словно хотела запомнить каждую деталь. Они пропустили детство Гарри и всегда хотели знать, как рос их мальчик.

Ребёнок вошёл в дом и закрыл дверь. На нём была старая грязная