КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 480549 томов
Объем библиотеки - 715 Гб.
Всего авторов - 223200
Пользователей - 103724

Впечатления

kiyanyn про серию Мартин Нэгл

Если "Уровень шума" — вполне достойный рассказ, то вот что касается "Коммерческой тайны"...

Я сам вроде как работаю в науке, но всегда были мысли как раз строго противоположные — не что нужно разрешить патентовать физические и математические законы, грубо говоря, как того решительно требует положительный ГГ, а что напротив — сейчас патентная система (которая, возможно, когда-то и была "движителем прогресса") вкупе с системой грантов науку быстро и надежно убивает...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
kiyanyn про Дмитраковский: Комсомолец поневоле (Альтернативная история)

Думал, что хуже "Паши-конфиската" автор уже все равно ничего не напишет, и взял поглазеть это творение.

Как оказалось, я глубоко был неправ в своих ожиданиях.

Совершенно нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
DXBCKT про Бояндин: Привкус Древности (Научная Фантастика)

Крайний рассказ в данном сборнике (который я читал с большими перерывами уже наверно месяца 2-3). В нем как и в прочих «во главу угла» поставлено нежданное ОБРЕТЕНИЕ мечты, в которую уже устал верить.

Единственным отличием (пожалуй тут) является что на этот раз эта неожиданная находка принесла не сколько горе, а некое счастье... Конечно все здесь можно отнести к простой удаче: мол жил некий неудачник, которому внезапно «свезло»... И зажил он припеваючи, богато и сытно... Нда... только вот все (как всегда не так уж просто). С одной стороны «сбыча мечт» помогла ГГ почувствовать себя «удачником», который еще не обрел приставки «не..» С другой стороны — вместо вполне обоснованного счастья все же остались некие сомнения и некая тревога... И здесь автор (как всегда) ставит многоточие... Я же (лично) думаю что основная мысль тут отнюдь не в финале, а в размышлениях «неудачника» (каким ГГ чувствовал себя в начале рассказа)

Цитата дня)): «...старость — это не когда тебе требуется клюка, что бы передвигаться и во рту недостает большинства зубов. Старость — это когда недостаточно смелости что бы бросить выбор судьбе и начать сначала. Не трястись над жалкими крохами, оставшимися от последних неудач... От этого откровения Фаддервел поседел. Мысль была простой и убийственно верной. Ты постарел Фаддервел. Все что ты можешь теперь — жаловаться на превратности судьбы кувшину с вином. Потому что всем остальным собеседникам ты уже осточертел... Тусклый рассвет, тусклый день. Фаддервел некоторое время боролся с малодушием, но в конце концов малодушие победило. Как и прежде».

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Все в полном порядке (Фэнтези: прочее)

Ещё одна странная история от автора, поставленная так — словно в «рейтинге» рассказов (данного сборника) с самого начала идут просто откровенные сказки, а ближе к финалу книги — уже более цельные произведения...

Конкретно в данном рассказе (в отличие от первых «набросков», которые то и к миру «Ралиона» можно отнести вполне условно) все проработанно куда как более детально, хоть и... по прежнему неоднозначно))

Прочитав рассказ, я так и не понял (до конца) в чем именно была суть проклятия — однако как бы там ни было, сработал вполне «знакомый уже прием» (автора) по обретению некоего дара (он же проклятие) который наряду с некими возможностями приносит самое настоящее горе...

Что же касается чисто логических причин — то я в данном случае их просто не нашел (или так и не понял их «логику»)) Итог — очередной герой бегущий в никуда из ниоткуда...

P.S атмосфера рассказа очень напомнила мне ранние произведения Дячен'ков «Привратник», «Шрам»)) Субъективная оценка — на порядок выше «первых рассказов» данного сборника.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: И никаких вопросов! (Фэнтези: прочее)

Стараюсь читать «на ночь» по одному коротенькому рассказу)) Не всегда получается — но иногда, «почему бы и нет»)) Тем более что я (лично) всегда отчего-то не любил сборники, предпочитая их (пусть и плохим) но более обьемным романам... А так — и книга не залеживается на полке по 5-10 лет и субьективные предпочтения не нарушены)).

Что касается собственно рассказа — то как всегда по автору, получается история не совсем предсказуемая с не совсем понятным финалом... Впрочем — полным полно других рассказов, чей ход понятен «с полбуквы», а финал скучен и ожидаем. Здесь же все не «совсем так»...

По сюжету коротенького (почти детективного) рассказа (с привкусом магии) автор мало что поймет, однако главная мысль здесь (как всегда в большем — чем простая «сказка унд мораль»)) Думаю что это некоторый намек на «обратную сторону медали», которую мы (все порой) так жаждем получить... В общем — сюжет для автора не новый, достаточно вспомнить (его же) коротенький (предыдущий) рассказ «Безвозмездный дар»...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Жернова Победы: Антиблокада. Дробь! Не наблюдать!. Гнилое дерево (Альтернативная история)

Комментируемый роман-Антиблокада

Увидев «заветную стопку» книг в формате трехтомника («Военная фантастика-Коллекция» я просто не мог пройти мимо и не взять пару-тройку томов)) При всем моем «скептицизме» к последним творениям автора — я все же не мог не дать ему еще «один шанс»)) И хотя в этой серии порой попадаются творения из разряда «не очень» (одна «клонированная» эскадра «адмирала Ларионова» чего стоит)), но в целом произведений «на конкретную двойку» я там все не встречал... В конце концов кто-то поклонник АИ, а кто-то «попаданцы»...

В общем я подумал что так будет и здесь, а то что я так часто «ругал» автора... так это как у Корчевского)) Много критики, но все читают)) Другое дело что многие обьективные моменты «хромают» все сильней и сильней... Взяв же эту книгу и начав ее читать (с данного романа) я в очередной раз поразился «сухости изложения»... Вначале это все производит впечатления неких набросков или основы («скелета повествования»), но никак не законченного текста... И если вначале его вообще невозможно читать, то ближе к середине он все таки несколько «раскручивается» и дает все-таки немного больше...

Но как бы там ни было (и как бы это все не планировалось) помещать его в качестве ПЕРВОГО РОМАНА (в трилогии) это ошибка явная и неоспоримая... Если бы я (к примеру) читал бы этого автора впервые (что не так) я бы 100% поставил «жирный крест» на его творчестве (а как раз именно такое впечатление производит первая часть данной трилогии). Так что «просьба передать» это составителям...

P.S однако я не я, если буду только «хулить»)) Ради справедливости стоит сказать что несмотря на все «грехи», рано или поздно все творчество автора все же перечитывается и не раз)) Так что если обобщить все эмоции сказать одной фразой (без обиды), то только словами киношного Суворова (из к.ф «Гусарская баллада»): «...А вот и ты! Твои люблю я слушать враки!!!»))

P.S «Фраза дня» из книги: «...Старший по возрасту из адмиралов просканировал меня взглядом и представился: — адмирал ГАЛЬДЕР, заместитель наркома флота по строительству и пополнению флота»)) Надо ли пояснять что несмотря на АИ-шную линию победы в ВОВ (здесь) имелся совсем другой адмирал... Лев Юлий Александр Филипп фон ГАЛЛЕР))

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: По лезвию ножа (Героическая фантастика)

Автор пишите чаще, у Вас получается очень хорошо

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Самозванцы [ Magenta ] (fb2) читать онлайн

- Самозванцы (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн» ) 71 Кб, 20с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Magenta

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Magenta: Самозванцы

Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.

Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Самозванцы

Автор: Magenta Бета: Тамариск Рейтинг: R Пейринг: СС/ГП, персонажи фильмов Алана Рикмана: Метатрон, Распутин, Судья Терпин, Александр Дэйн, Синяя Гусеница Жанр: AU, PWP Отказ: Ни на что не претендую. Починкой примуса не прикрываюсь. Аннотация: Театр Абсурда. Пьеса для рикманьяков. Посвящается ценителям творчества Алана Рикмана — тем, кто знаком с его фильмографией. Без Рикмана не было бы того Снейпа, которого мы любим.

Syllyfic. Стеб. Девиз: Дадим ООСщикам по рукам!

Комментарии: К фику "Сексология с профессором Снейпом" не имеет ни малейшего отношения. Разумное, доброе, вечное не ищите, они тут не пробегали.

WARNING: Не рекомендуется читать тем, кто не видел ни одного фильма с участием Рикмана, кроме ГП. Каталог: Пост-Хогвартс, AU Предупреждения: слэш, ненормативная лексика, OOC, AU Статус: Закончен Выложен: 2012-06-07 13:22:52 (последнее обновление: 2012.06.07 02:09:39) просмотреть/оставить комментарии Дом номер двенадцать по Гриммаулд плэйс трудно узнать после ремонта. Стены заново оштукатурены, на кровле — добротная черепица, в новехоньких рамах — свежевымытые стекла. Дом обнесен резным штакетником, на калитке черная дощечка. Надпись на ней гласит:

«Профессор Сексологии и Сексопатологии, Северус Т. Снейп. Приемные дни: пн - пт, 9:00 - 18:00»

Профессор Снейп сидит в высоком кресле за черным дубовым столом. На столе ничего лишнего — настольная лампа, чернильница, журнал записи посетителей в кожаном переплете, графин с водой на серебряном подносе. За спиной профессора — ряды книжных полок. На корешках видны фамилии мэтров психологии и сексологии.

За небольшим столиком у окна — молодой человек в очках. Это ассистент профессора Гарри Поттер. Его столик беспорядочно захламлен бумагами и книгами. Видны названия: «Психопатии у подростков», «Снитч как стимулятор эрогенных зон», «Волшебная Палочка для женщин», «Сексуальная терапия. Иллюстрированное руководство». Согнувшись над столом и прикусив от усердия язык, Ассистент рисует наброски для книги «Секс сквозь века».

Тяжелые зеленые шторы приспущены, в кабинете приятный полумрак.

Ассистент: Профессор, может, открыть шторы? Я ни черта не вижу.

Профессор Снейп: Не вздумайте, Поттер. Я не гинеколог. Клиенты почувствуют дискомфорт. Из них и так приходится клещами тянуть подробности.

Ассистент: Профессор, а как лучше нарисовать? Вот послушайте: «Затылок как эрогенная зона. Партнер закидывает свое левое бедро на правое плечо партнерши, выгибает назад позвоночник и пролезает между ногами женщины так, чтобы ее лобок коснулся его затылка. Зажимая бедрами голову партнера, женщина начинает ритмичную стимуляцию затылка, одновременно применяя оральные ласки его гениталий». Профессор, я пытаюсь нарисовать, но выходит очень неубедительно. По-моему, так изогнуться может только акробат.

Профессор Снейп: Если руки растут из ж... из анальной зоны, то ничего удивительного, что не можете нарисовать. Поза очень удобная, не роняет достоинства и доставляет обоим партнерам непередаваемое наслаждение.

Ассистент (с сомнением): Что-то с трудом верится, профессор. Мне трудно рисовать то, что я не могу себе представить.

Профессор Снейп (хватает ассистента за руку): Идемте! Я докажу вам, что вы неправы.

(Уходят.)

*****

Ассистент (со стоном падает в кресло): Профессор, умоляю, дайте мне ваш корсет. У меня смещение позвонков пояснично-крестцового отдела!

Профессор Снейп (шипит): Тихо, Поттер. Еще раз услышу про корсет… Я сделаю вам массаж. Вытяните руки вперед, расслабьтесь.

Ассистент (стонет): Ах… Другое дело… А вообще хорошая позиция, профессор… Только кровь к голове приливает.

Профессор Снейп: Приток крови к голове вам только на пользу, Поттер.

(Стук в дверь. Профессор молниеносным прыжком пересекает комнату и садится за свой стол, сложив руки в замок.)

Профессор Снейп (сурово): Войдите.

(Входит первый посетитель — русоволосый мужчина в коричневом сюртуке с белым шейным платком, завязанным бантом. В руках у него мешок. Это — Месмер.)

Месмер (кланяется): Доброе утро, профессор Снейп. Меня зовут Франц Месмер. Мне назначено на десять.

Профессор Снейп: Доброе утро, садитесь, герр Месмер. Или лучше мосье?

Месмер (с легким кивком): Лучше «мосье», профессор. Слово «херр» я слышу в свой адрес постоянно.

Профессор Снейп: Итак, что вас привело ко мне? Я весь внимание.

Месмер (озирается на Ассистента, придвигается ближе к Снейпу): Я могу говорить при нем?

Профессор Снейп: Это мой ассистент. Неоценимый помощник. Он делает для меня записи в ходе разговора. Не обращайте на него внимания.

Месмер: Тогда я совершенно спокоен. Дело в том, профессор… у меня самого нет проблем. Я сам — маг, целитель и изобретатель. Я принес вам кое-какие свои разработки для лечения сексуальных недугов.

Профессор Снейп (хмуро): Мосье Месмер, я не нуждаюсь ни в каких дополнительных…

Месмер (достает мешок, вынимает из него слипшийся комок магнитных подков и кладет на стол. Металлические пуговицы на мантии профессора со свистом вырываются из петель и пулеметной очередью прилепляются к магнитам. Туда же с быстрым щелканьем приклеивается связка ключей и несколько сиклей из карманов Снейпа): Вот, чудеса магнетизма!

Ассистент (тянет голову): Можно посмотреть?

Месмер (довольно): Видите, юноша уже заинтригован. (С силой отдирает подкову и направляет на ассистента. Тот широко раскрытыми зелеными глазами заглядывает в лицо Месмеру, медленно садится к нему на колени и обнимает рукой за шею.) Видите, животный магнетизм!

Профессор Снейп (вскакивает, с яростью): Вон отсюда, мсье! На двери написано «Дистрибьюторам вход запрещен!» Проклятый шарлатан!

Месмер (встает со стула, печально смотрит на Гарри): Юноша, а я бы вылечил тебя от слепоты… (косится на кипящего злобой профессора) Я бы открыл твои глаза, и ты бы увидел, с каким носатым сальноволосым ублюдком ты живешь… Ты слеп, потому что в душе ты закрываешь глаза на правду… (Делает пассы рукой. Гарри, как сомнамбула, идет за ним.)

Профессор Снейп (вне себя): Стой, сволочь! Отдай мне моего ассистента! Гарри! Не уходи!

(Бросается за уходящим Поттером и Месмером. Мантия на его груди расстегнута, видна голая бледная грудь. Он хватает Поттера за воротник и, задыхаясь, успевает втащить в дверь.)

Профессор Снейп (вслед Месмеру): Чтоб тебя мантикора разорвала! Чтоб все твои магниты были однополюсными! Чтоб твои мозги нах… размагнитились!

(С треском захлопывает дверь.)

Профессор Снейп (Поттеру, мрачно): Мистер Поттер, вы слишком внушаемы. Сядьте на место. Вы не дорисовали набросок. (Шарит в карманах.) Чертов шарлатан! Двадцать сиклей! И пуговицы… (Взмахом палочки воссоздает новый ряд пуговиц на своей мантии.)

(Ассистент плетется на свое место, профессор возвращается в кресло. Громкий стук в дверь, будто бьют кувалдой.)

Профессор Снейп (заглядывает в журнал посетителей): Это еще кто? Войдите.

(Дверь распахивается с такой силой, что ударяется о стену, отбивая пласт штукатурки. В дверном проеме стоит неопрятный заросший бородач в красной рубахе, подпоясанной бечевой, на ногах — хромовые сапоги. В одной руке у него бутылка водки, в другой — гармонь. Это — Распутин.)

Распутин (кланяется до земли и, пошатнувшись, выпрямляется): Земной всем поклон! (Засовывает бутылку за голенище сапога, растягивает гармонь и поет.) Ра-Ра-Распутин, Раша'з грэйтэст лав машин… (Сгибает ногу в колене, проворно отхлебывает водки, опять сует бутыль в сапог.) Хи дрэнк ит олл энд хи сэд, Ай фил файн…

(Ассистент Поттер начинает пританцовывать, двигая бедром и щелкая пальцами.)

Профессор Снейп (ассистенту, раздраженно): Поттер, прекратите немедленно! (посетителю) Сэр, вы пьяны! Покиньте кабинет. Я не принимаю нетрезвых клиентов!

Распутин (перебирая ногами, пританцовывает «Казачок»): А когда Гришка трезвый-то был, ась? (плюхается на стул, перебрасывает гармонь ассистенту): Лови, парниша!

(Ассистент ловит инструмент на лету.)

Профессор Снейп (морщась от запаха перегара): И все же, предлагаю вам прийти в другой раз, сэр.

Распутин (хмурит кустистые брови): Какой я вам «сэр», батюшка? Я — Распутин. (Бьет себя кулаком в грудь.) И у меня проблемы интимного свойства.

Профессор Снейп: Хронический алкоголизм? Я кодированием не занимаюсь.

Распутин (хрипло): Нет, родимый. Разве это проблема, алкоголизм? Я пью, как все. У меня другая беда. Подсоби, батюшка.

Профессор Снейп (тяжело вздыхает): Хорошо, рассказывайте.

Распутин (задумчиво ковыряет в носу): Оно вона какая гиштория. Знаете, родимый, я ведь и сам целитель. При Николашке. Там у нас этикет притворный и все такое прочее. Бывает, барышень десять-пятнадцать за один вечер обслуживаю… Как не пил, так и по тридцать мог, вот-те крест… Но не это беда. Беда у меня другая, голубчик. Как, бывает, начнется у нас там пир горой, ну я ж как водится, лезу на стол…

Профессор Снейп (подозрительно): А это еще зачем?

Распутин (удивленно): Ну а как же иначе, обычай такой русский.

(Кладет грязный сапог на стол профессору.)

Профессор Снейп (раздраженно): Уберите ногу, я не ортопед.

(Распутин убирает ногу, заодно отхлебывает из своей бутыли порядочный глоток.)

Распутин: Так вот, о чем я. Случаются у нас праздники в Александровском. Я, конечно, человек святой, вот-те крест. Но бывает, как найдет на меня, как накатит… особливо когда дам много собирается. Меня как бес за подрясник тянет. Эх, думаю, покажу им всем! Вот как покажу…

Профессор Снейп (поднимает бровь): Что покажете?

Распутин: Р-русское оружие!

(Вскакивает с ногами на стул, задирает красную рубаху и вытягивает огромный член.)

Ассистент: Вау!

Профессор Снейп (ассистенту, нервно): Поттер, вернитесь на место! Не мешайте.

Распутин (поворачивается лицом к ассистенту): Да чего там, смотри, сынок.

Ассистент (хлопая глазами, восхищенно): Вот это да… Вот это я понимаю… оружие.

Профессор Снейп (шипит): Гарри, сядь на место! (Распутину) Ну что вам сказать, господин хороший. Эксгибиционизм у вас.

Распутин (чешет бороду): И с чем его едят, эксгы…гы… Али намазывать куда надо?

Профессор Снейп (строго): Я назначу вам лечение, Григорий. Но, прежде всего, надо решать проблему алкоголизма.

Распутин (хмуро): Не лечится, сударь. Я уж чем ток не лечился: и цианистым калием, и мышьячком, давеча вот князь Юсупов инъекции свинца порекомендовал… авось поможет. (Достает из-за голенища водку, делает большой булькающий глоток.) Эх, где моя гармошка?

(Ассистент возвращает Распутину гармонь, глядя на гостя с интересом и уважением.)

Распутин (поет): Не ходите, девки, замуж, ничего хорошего. Утром встанешь, сиськи набок, и п...да взъерошена!

Профессор Снейп (вскакивает): Хватит паясничать, сэр! Вы пьяны! Лечитесь по методу Юсупова, а потом приходите!

Распутин (дико блестя глазами): Эх вы, господа…

(Шатаясь, уходит, подмигнув на прощание ассистенту.)

Профессор Снейп (мрачно): Вот подлец. И не заплатил, мошенник.

Ассистент (с сожалением): Да это мы ему должны заплатить. За показ и танцы.

Профессор Снейп: Поттер, вы нарисовали сто двадцать шестую позицию? Нет? Вот и займитесь!

(Садится в кресло, устало отирает пот со лба. Раздается стук в дверь.)

Профессор Снейп: Войдите.

(В кабинет входит подтянутый стройный мужчина в фиолетовом трико. На голове у него аккуратно зачесанные назад розовые щупальца осьминога, на висках — фиолетовые жабры. Это — Александр Дэйн.)

Александр Дэйн (с легким театральным поклоном): Добрый день, доктор Снейп.

Профессор Снейп (делает вид, что не замечает щупалец): Здравствуйте, сэр…?

Александр Дэйн (с готовностью): Доктор Лазарус… то есть, простите, заработался. Меня зовут Александр Дэйн. Доктор Лазарус — мой сценический имидж. И вы знаете, весьма прилипчивый имидж… (трет жабры на висках).

Профессор Снейп (вежливо): Присаживайтесь, мистер Дэйн. Чем могу вам помочь?

(Ассистент смотрит на жабры Дэйна с ужасом.)

Александр Дэйн: Я очень рассчитываю на вашу помощь, профессор Снейп. Дело в том, что я — актер. Более того, без ложной скромности скажу, что я … (многозначительно играет бровями) хороший актер. Много лет я работал в Британском Королевском театре. Боже мой, какие роли… Я играл Ричарда третьего, да… И вот… (делает безнадежный жест рукой) Посмотрите на меня теперь!

Профессор Снейп: Я правильно понял, щупальца — это грим для роли Доктора Лазаруса?

Александр Дэйн: Сэр, позвольте мне договорить! (Зачесывает щупальца за ухо.) Вот уже восемнадцать лет мне приходится играть роль Лазаруса. Естественно, этот грим фактически стал моей второй кожей, именно ему я обязан пробудившимся во мне пси-способностям. И я даже скажу вам, каким именно «пси»! (рычит) Я стал полным психом! Две тысячи триста восемьдесят четыре серии в роли Доктора Лазаруса! Во имя молота Граптора! Молот Граптора в зад режиссеру, помрежу, сценаристу и…

Профессор Снейп: Мистер Дэйн, пожалуйста, успокойтесь. Я понял, вам надоела эта роль. Но я не понимаю, каким образом я, как сексолог, могу…

Александр Дэйн (хватает профессора за руку, с жаром): Я верю, вы можете! Именно как сексолог! Потому что… надоевшая роль — не единственная моя проблема. Понимаете, дело в том, что я сам не знаю, как это произошло… То ли полет в желатиновой капсуле имел негативные последствия, то ли слишком долгое нахождение на борту звездолета «Протектор», или это результат стресса после войны с Саррисом… (задумчиво чешет жабры на виске) Дело в том, что эти щупальца и жабры… они не только у меня на голове, профессор.

Профессор Снейп (сурово): Разденьтесь, пожалуйста.

Александр Дэйн (озирается на ассистента): При нем?

Профессор Снейп: Это мой помощник, не волнуйтесь.

(Ассистент с любопытством придвигается поближе. Александр Дэйн делает глубокий вдох и с видом «Эх, была не была!» — со свистом расстегивает молнию на фиолетовом трико.)

Ассистент (в ужасе): М-мерлиновы яйца!

Александр Дэйн (мрачно): Мои они, а не мерлиновы. Если это вообще можно назвать яйцами. Они похожи на двух каракатиц.

Профессор Снейп (смотрит на длинного фиолетового червя с большой головой и печальными глазами): А это еще кто? Он живой?

Александр Дэйн (спокойно): Это — молот Граптора. В принципе, размер меня устраивает. Только вот глаза… Если б еще не подсматривал. А то зацепится щупальцем за ширинку, расстегнет и смотрит, смотрит… Неловко, знаете ли.

Ассистент (с интересом): А почему одно яйцо розовое, а другое фиолетовое?

Профессор Снейп: Поттер, сядьте. Вы застите свет, мне не видно.

Александр Дэйн (раздраженно): Да черт с ним, с цветом. Вот что с щупальцами делать? Отрезать нельзя, они очень чувствительные.

Профессор Снейп (задумчиво потирает подбородок): С кем вы последний раз имели половой контакт?

Александр Дэйн: Какой еще контакт! Я ни к одной приличной даме подойти не могу. Последний… да вот, с термианкой одной…

Профессор Снейп: Очевидно, новообразования вызваны инфекцией. Я дам вам зелье, чтобы рассосалось…

Александр Дэйн (с сомнением): А вдруг ВСЁ рассосется?

Профессор Снейп (высокомерно): Я тоже мужчина, мистер Дэйн. И я понимаю вашу проблему. Мы постараемся сохранить размеры, но убрать цвет, глаза и щупальца.

Александр Дэйн (задумчиво): Глаза… Жалко как-то. Он мой друг. Он иногда так смотрит… Может, не стоит убирать глаза? Он умеет зажмуриваться, если что.

Профессор Снейп (хмуро): Хорошо. Глаза оставим. Только не жалуйтесь потом. (Открывает какой-то шкаф, достает пузырек и дает мистеру Дэйну.) Вот, смазывайте на ночь то, что хотите удалить. В перчатках. Смотрите, чтоб в глаз не попало. Ему, не вам. В принципе, вам тоже.

Александр Дэйн (радостно): Спасибо, сэр! Боже мой, какая удача. Спасибо! (Роется в карманах, достает деньги и кладет на стол.) До свиданья, доктор Снейп!

Профессор Снейп: И да, мистер Дэйн, попробуйте сыграть другую роль. Вам не мешало бы переключиться.

Александр Дэйн (в дверях): Да-да, вы правы! (напевает) Во имя молота Граптора, во имя сынов Варвана… (Уходит.)

Профессор Снейп (берет в руки купюру, подносит к глазам): А это еще что такое?

Ассистент: Валюта? (читает) Двадцать Термианских псевдо-пси-Каракатонгов.

Профессор Снейп (злобно): Каракатонги! Сволочь, а я ему настойку поющих лилий отдал! Молот Граптора тебе в зад, Лазарус-Дэйн!

Ассистент: Успокойтесь, профессор, хотите, я вам тоже массаж сделаю?

Профессор Снейп: Хочу… Поттер. Расслабляющий массаж… (Расстегивает верхнюю пуговицу мантии. Стук в дверь.) Черт возьми, один за другим. Войдите!

(Застревая крыльями в дверях и роняя перья, в кабинет входит Ангел в темно-коричневом костюме с капюшоном. Это — Метатрон.)

Метатрон (переводит дух): Профессор Снейп?

Профессор Снейп: Добрый день, сэр…

Метатрон (с четкой дикцией): Метатрон, Глас Божий. Можно просто Мэт.

Профессор Снейп: Проходите, мистер Мэт. Присаживайтесь.

Метатрон: Можно у вас где-то тут крылья пристроить? (Отстегивает крылья и ставит в угол.) Фу-ух. Сорок пять килограммов весят.

Профессор Снейп (вежливо): Зачем же тогда таскать за собой такую тяжесть?

Метатрон (садится, расставив ноги): Бог сказал — носите бремена, вот и ношу.

Профессор Снейп: А позвольте спросить, чем я могу помочь, если ваш Бог…

Метатрон (морщится, как от зубной боли): Бог — клёвый чел. Или не чел. Впрочем, неважно. Зачем перекладывать на Бога то, что можешь сделать сам?

Профессор Снейп (дипломатично): Не могу сказать, что я большой специалист в теологии. Но я согласен, что если что-то можешь сделать сам, то надо это сделать. Итак, чем могу помочь, мистер Мэт?

Метатрон (вытирает под глазами тушь): Не буду пересказывать всю мою печальную историю, скажу вкратце. На Землю я попал, чтобы сорвать коварные планы демона Азраила. Поначалу боролся с грехом, как мог. Противостоял мирским соблазнам. Познакомился с девушкой, Вифанией, в абортарии работает. Не все любят божьи дары, но это дело вкуса… И почему в абортарий одни симпатичные ходят… (вздыхает) Ну и не устоял. Нет, это все словами не расскажешь. Вы лучше сами посмотрите, доктор.

Профессор Снейп (Ассистенту): Мистер Поттер…

Метатрон: Нет-нет, пусть видит, к чему приводит грех. (Спускает штаны до колен, задирает пиджак и рубашку.) Вот.

Профессор Снейп (нахмурившись): Не вижу никакого греха. Вообще ничего не вижу.

Ассистент (с ужасом): Вообще ничего! Гладкое место…

Метатрон: А-а, это? Раньше — да, было гладкое место, пока был безгрешен… А сейчас — пластиковый корпус. (Стучит по корпусу.) Минутку, доктор, я сейчас его сниму. (Снимает, со стуком кладет на стол.)

Профессор Снейп (вглядывается): М-мерлин, а это еще что такое?

Ассистент (в сторону): Лучше б не снимал.

Метатрон: Знаете ли, сначала ничего не было, а теперь вот начал расти, все длинней и длинней, как нос у Пиноккио. С каждым контактом удлиняется. Вот уже третий корпус меняю, не помещается.

Профессор Снейп (задумчиво прищурившись): Может, это м-м… божья кара?

Метатрон: Нет никакой кары. Бог — клёвый чел. Шутка, может.

Профессор Снейп: Сколько метров вашей шутке?

Метатрон (мрачно): Полтора. С каждым контактом подрастает на сантиметр.

Профессор Снейп: Но разве возможны какие-то контакты при такой-то длине?

Метатрон (гордо): Разве для Бога есть что-то невозможное?

Профессор Снейп (задумчиво): Боюсь, не мне тягаться с вашим Богом. Обращайтесь к нему. Знаете, как говорят, Бог дал, Бог взял.

Метатрон (с обидой): Не берет! Я скоро ходить не смогу с этим корытом между ног! А еще крылья…

Профессор Снейп: А зачем оно вообще вам?

Метатрон: Ну я же Ангел. Мне по статусу положено бесполым быть. Так что вы мне посоветуете?

Профессор Снейп (хмуро): Могу дать Укорачивающее Зелье.

Метатрон (оживляется): Давайте, профессор. Чем черт не шутит.

Профессор Снейп (с сарказмом): Вы сказали, это Бог пошутил.

Метатрон (удивленно): Я сказал? Я?

Профессор Снейп: Ну, вы же Метатрон. Глас Божий. Что ж вы, то одно говорите, то другое. Сами себе противоречите.

Метатрон: Я не от себя говорю, но от Отца.

Профессор Снейп: Непоследовательный человек, ваш Отец.

Метатрон: Что поделать, таковы творцы. (Берет зелье.) Спасибо, профессор Снейп. Ну, до встречи. Все там будем.

Профессор Снейп: Вы забыли крылья!

Метатрон: Ах да! (Волочит за собой крылья. Они застревают в дверях, он дергает сильнее, наконец, ему удается вытащить их, теряя перья.)

Профессор Снейп: Погодите, а оплата?

Метатрон (удаляясь): Бог воздаст. И вообще, легче верблюду войти в игольное ушко, чем богатому в царство божье…

Профессор Снейп (смотрит на Ассистента): Нет, ну что за день такой сегодня?

Ассистент (подходит к профессору, нежно кладет руку ему на плечо): Не расстраивайтесь, профессор.

Профессор Снейп: (с отвращением): Он оставил свои пластиковые трусы у меня на столе!

Ассистент: Ну вот и хорошо. Может, другому священнику пригодятся. Или ревнивой жене, вместо пояса верности для мужа.

(Берет из угла совок, сметает выпавшие ангельские перья.)

Профессор Снейп: Поттер, вы иногда говорите дельные вещи. Хорошо, несите в кладовку.

Ассистент: Профессор, у меня вопрос по зарисовке двести тринадцатой позиции. Партнер ставит левую ногу на скамеечку, а согнутую в колене правую кладет партнерше на плечо. Мне кажется это маловероятным, профессор. Непонятно, какой высоты скамеечка. Если маленькая, то он не достанет, а если слишком высокая…

(Стук в дверь.)

Профессор Снейп (раздраженно): Войдите.

(Входит небритый немолодой мужчина. На нем коричневый сюртук с черным шейным платком, из кармана торчит судейский парик, в руке — трость с набалдашником.)

Судья Терпин: Добрый день, господа. Вы — профессор Снейп? Я — судья Терпин.

Профессор Снейп: Да, это я. А это — мой ассистент, мистер Поттер. Располагайтесь, мистер Терпин.

(Судья садится в кресло для посетителей, кладет ногу на ногу.)

Судья Терпин: Профессор Снейп, мне известно, что вы — талантливый зельевар, сэр.

Профессор Снейп: Простите, но вы… (бросает взгляд в журнал) записались ко мне на консультацию по сексологии, мистер Терпин.

Судья Терпин: Да, сэр, все верно. Но моя проблема несколько деликатного свойства. Дело в том, что мне нужно некое зелье, чтобы решить проблему… э-э… личного характера.

Профессор Снейп: Давайте поговорим о вашей проблеме. Не всегда есть необходимость травить организм зельями. Большинство сексуальных проблем являются проблемами чисто психологического свойства.

Судья Терпин (качает головой): Боюсь, не в моем случае. Надеюсь, все это останется между нами, профессор?

Профессор Снейп: Вне всякого сомнения, сэр.

Судья Терпин: Я бы не пришел к вам, если бы прежде всего не услышал много лестных отзывов, профессор Снейп.

Профессор Снейп (с легким кивком): Благодарю вас, сэр. Итак?..

Судья Терпин (понижая голос): Профессор Снейп, мне нужно зелье, ускоряющее рост волос на лице. О, не удивляйтесь, я понимаю, это звучит странно. Но дело в том, что с некоторых пор у нас на Флит-Стрит открылась замечательная цирюльня. Ее хозяин, мистер Тодд, — совершенно уникальный человек.

Профессор Снейп: Да, я знаком с мистером Тоддом. Он регулярно покупает у меня формалин.

Судья Терпин: Да, мистер Тодд весьма предприимчивый молодой человек. Столько талантов — и брадобрей, и шеф-повар, и рачительный хозяин. Мы с ним сошлись в последнее время так близко, что я уже не могу представить себе свою жизнь без этих визитов к Суи… к мистеру Тодду.

Профессор Снейп: И что же именно вас так сблизило с ним, господин судья?

Судья Терпин (задумчиво): Если бы я знал… Есть нечто, что нас связывает. Можете называть это мужской дружбой… (немного раздраженно) Впрочем, вы сексолог, а не я, вам виднее, как это назвать. А я просто получаю удовольствие, общаясь с Тоддом. Каждый раз, я прихожу, мы угощаемся его чудесными пирожками, и я поднимаюсь в его мансарду, сажусь в кресло… Знаете, мы вместе поём. Мистер Тодд начинает насвистывать песенку, приставляет к моему горлу лезвие бритвы, и по моему телу пробегает священный трепет… Это так возбуждает, профессор, я не могу вам передать. Его ловкие руки мягко наносят пену на мое лицо, порхают у горла, он нежен и заботлив, и в его пении есть что-то такое… Нет, я не в силах передать вам всю эту гамму ощущений.

Профессор Снейп: Простите за такой вопрос, но это важно, сэр. Это оргастические ощущения?

Судья Терпин (сурово): Они самые, сэр. Вы сказали то, что не осмелился сказать я.

Профессор Снейп: А мистер Тодд? Он тоже?..

Судья Терпин: Да, профессор. Он впивается пальцами в мои плечи, покрытые белой накидкой, судорожно сжимает в руке бритву, и его дыхание над моей покрытой пеной щекой… О праведные боги… (Прикрывает глаза, улыбается краем губ.)

Профессор Снейп: Я полагаю, вы хотите приобрести зелье для роста волос, чтобы иметь возможность чаще посещать парикмахерскую на Флит-Стрит?

Судья Терпин: Да, сэр, вы абсолютно верно меня поняли. Приятно иметь с дело с умным человеком, профессор.

Профессор Снейп (слегка хмурится): Мне кажется, вам не следует часто пользоваться гостеприимством мистера Тодда. Откровенно говоря, я боюсь, что чрезмерное употребление его пирожков вызывает некую эйфорию. Состав пирожков…

Судья Терпин (отмахивается): Я человек холостой, мне все равно, чем питаться. Если пирожки — нездоровая пища, то несварение желудка — не слишком большая плата за удовольствие от общения с Суи… с мистером Тоддом.

Профессор Снейп: Мой профессиональный совет, если вы пришли за ним, — не ходите в эту цирюльню. В момент оргазма человек собой не владеет, и может произойти несчастный случай…

Судья Терпин (высокомерно): Вам меня не напугать, профессор. Итак, я покупаю у вас зелье для роста волос.

Профессор Снейп (спокойно): У меня нет такого зелья, господин судья.

Ассистент: Но профессор…

(Профессор бросает на Ассистента уничтожающий взгляд.)

Судья Терпин (взрывается): Как это нет? Вы смеетесь надо мной? Я плачу любые деньги! Я не какой-то там прохвост! И я всегда добиваюсь того, чего хочу!

Профессор Снейп: От меня вы ничего не добьетесь. Есть зелья, замедляющие рост волос, есть зелья для депиляции. Дело не в этом. Вам не стоит посещать Флит-стрит. Поверьте мне, мистер Тодд — человек… м-м… несколько неуравновешенный и…

Судья Терпин (встает, с негодованием): Я был о вас лучшего мнения. Вы полны предубеждений против мужской дружбы и неспособны понять ваших клиентов. Всего доброго, сэр!

(Хватает трость и уходит. С минуту профессор задумчиво молчит.)

Ассистент (спохватывается): Профессор, он забыл под стулом свой парик!

Профессор Снейп (мрачно): Брось в кладовку.

Ассистент (уносит парик, бормочет): Ну и трофеи у нас сегодня…

(За дверью слышится шорох, из щели тянется тонкая струйка сизого дыма.)

Профессор Снейп (прислушиваясь): Кто-то стучал? Или мне послышалось?.. И что за странный запах?

(Открывает дверь. Сначала никого не видит, случайно опускает взгляд и замечает на пороге Синюю Гусеницу, курящую кальян.)

Профессор Снейп (отступает, протирает глаза): А это еще что? Я сплю?

Синяя Гусеница (поправляет монокль в глазу, отчетливо выговаривает каждое слово): Не что. А кто. Жизнь — это сон. Я записан на консультацию. Моё имя Абсалем.

Профессор Снейп : Проходите… гхм… сэр Абсалем. (Возвращается к столу. Незаметно щипает себя за руку, но Гусеница не исчезает.)

Синяя Гусеница (взбирается на стул, с раздражением): Помогите поднять кальян, вы видите, что мне тяжело! Нет, вы — не тот Снейп.

Профессор Снейп (кладет кальян на сиденье): Вам следовало бы оставить его дома, мистер Абсалем.

Синяя Гусеница (сурово): Нет уж, еще чего. Единственное, чем можно прочистить мозги.

Профессор Снейп (иронично): Так-таки единственное?

Синяя Гусеница: Не иронизируйте, сэр. Жизнь — иллюзия. Все вокруг — иллюзия. Зависит от того, с какой стороны гриба посмотреть.

Профессор Снейп: Ах вот оно что, грибы… Это сильнейшие галлюциногены, мистер Абсалем, я бы на вашем месте задумался…

Синяя Гусеница (с расстановкой): Это мое основное занятие — задумываться. Остальные от этой привычки не страдают.

Профессор Снейп (с подозрением): Я с вами знаком, сэр? Я уже где-то слышал эти слова.

Ассистент: Эти слова вы сказали вчера мне, профессор.

Синяя Гусеница: Что ж, приятно узнать, что наши мнения сходятся, сэр. От всей души надеюсь, что наше сходство поможет вам понять мою проблему. Возможно, вы тот самый Снейп.

Профессор Снейп: И в чем заключается ваша проблема? Я не специалист по…

Синяя Гусеница: Да. Вы ничего не понимаете в красоте. Это меня не удивляет, сэр.

Профессор Снейп (поднимает бровь): Вы о чем?

Синяя гусеница: Мир вульгарен. Все любуются красотой бабочки, но давят ногой гусеницу. Да, этот мир вообще несправедлив.

Профессор Снейп: Какие знакомые слова.

Ассистент (встревает в разговор): Вы мне их неоднократно повторяли ещё на пятом курсе.

Профессор Снейп: Я могу чем-то вам помочь, мистер Абсалем?

Синяя Гусеница (затягивается кальяном, выпускает синий дым): Да, только если вы тот самый Снейп.

Профессор Снейп (кашляет, разгоняет рукой дым): Откуда мне знать, что вы под этим понимаете. И вообще, злоупотребление мухоморами…

Синяя Гусеница: Если вы встали на сторону Бармаглота…

Ассистент: Вы хотите сказать, Волдеморта, сэр?..

Синяя Гусеница: Молчите, юноша. Вы не тот самый Поттер… да, вы неправильный Поттер…

(Кабинет заволакивает синим дымом. Профессор и ассистент кашляют. Дым рассеивается, и видно, что Синяя Гусеница повисла на спинке стула вниз головой.)

Профессор Снейп: Что с вами, сэр Абсалем? Вы вверх ногами, то есть хвостом…

Синяя Гусеница (приглушенно): Трансформация началась… Я не успел… Бармаглот… нет, вы не тот самый Снейп… До встречи в другой жизни…

(Превращается в кокон и засыхает.)

Профессор Снейп: Вот черт. Что это было, Гарри?

Ассистент (пожимает плечами): Очередной борец с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Ишь ты, Абсолют тут выискался. Не тот ему Поттер, не тот Снейп. Не ваше дело, мистер! (Щелкает ногтем по кокону).

Профессор Снейп (хмуро): Он не успел рассказать о своей проблеме.

Ассистент (швыряет в кладовку кальян): Да знаем мы его проблемы. С одной стороны откусишь — увеличится, с другой — уменьшится.

Профессор Снейп: Что увеличится?

Ассистент (неохотно): Что, что. Эрекция.

Профессор Снейп (взвивается): Гарри, если я узнаю, что ты балуешься грибами…

(Ассистент невинно хлопает глазами.)

Ассистент: Ох, чуть не забыл. Вам тут письмо принесли, анонимное.

Профессор Снейп: Дайте сюда.

(Вскрывает конверт, хмурится.)

Ассистент (заглядывает через плечо): Что пишут?

Профессор Снейп (недоуменно, читает вслух): "Профессор Снейп, Вы - ООС!"

Ассистент: Профессор, а что такое ООС?

Профессор Снейп (пожимает плечами): Не знаю. Особо Очаровательный Снейп.

Ассистент: Особо Отвратительный Снейп!

Профессор Снейп: (возмущенно): Очень Оригинальный Снейп!

Ассистент (ехидно): Омерзительный Отпетый Снейп!

Профессор Снейп: Отличный Одухотворенный Снейп!

Ассистент (после раздумья): Остроносый Офигевший Снейп!

Профессор Снейп (сердито): Одаренный Обворожительный Снейп!

Ассистент: Озабоченный Обормот Снейп!

Профессор Снейп: Образцовый Огнестойкий Снейп!

Ассистент (снисходительно): Осатанелый Обидчивый Снейп!

Профессор Снейп: Остроумный Отважный Снейп!

Ассистент: Обеспокоенный Ополоумевший Снейп!

Профессор Снейп (с жаром): Оперативный Освободитель Снейп!

Ассистент: Окаменелый Очерствелый Снейп!

Профессор Снейп: Отверженный Однолюб Снейп!

Ассистент (вдруг, нахмурившись): А вы однолюб, профессор?

Профессор Снейп: Отпетый Однолюб.

Ассистент: Фух, слава Мерлину. А то подумал, что вы — Очерствелый Охладевший Снейп.

Профессор Снейп (устало): Общенародный Отредактированный Снейп. Все, Поттер, ты победил. Плохих ООС больше, чем хороших.

Ассистент (целует профессора в губы): Обалденный. Офигенный. О-о-очень любимый.

(Стук в дверь.)

Профессор Снейп: Да, войдите.

Дверь распахивается. На пороге, скрестив руки на груди, стоит профессор Зельеварения Северус Снейп — сальноволосый, хмурый, суровый, высокомерный.

Профессор Снейп (хрипит): Гарри… мы надышались.

(Ассистент молча хватает ртом воздух.)

Профессор Снейп (севшим голосом): Кто вы, сэр?

Снейп (холодно): Я — это я. А вы — самозванец!

Профессор Снейп: Я уже это от кого-то слышал. Буквально только что.

Снейп (отчетливо): Профессор Снейп, вы обвиняетесь в присвоении чужого имени. Воспользовавшись моим именем, вы получили лицензию на частную практику и обманули… (рывком хватает профессора за воротник, шипит) и обманули ВСЕХ.

Профессор Снейп (пытается высвободиться): Да никого я не обманул! Уберите от меня руки!

Снейп (с тихой яростью): Где Дамблдор? Где он, я вас спрашиваю!

Профессор Снейп: Понятия не имею, где ваш дурацкий Дамблдор.

(Снейп бросается к стулу и хватает кокон.)

Снейп (нахмурившись, всматривается в кокон, с негодованием): Вы убили его! Это должен был сделать я! Вы, вы… (Стискивает горло профессора.)

Ассистент (срывается с места): Отойдите! Отпустите его! Вы его убьете!

Снейп (молниеносно разворачивается к Ассистенту, злобно): А-а, Поттер. Такой же козёл, как отец!

Ассистент (возмущенно): Вы забыли текст, сэр! Это уже отсебятина!

Снейп (злорадно): Ага, вы не настоящий Поттер!

Профессор Снейп (пытаясь прикрыть Ассистента): Я не знаю, кто вы, но Снейп — это я! И никакого Дамблдора тут не было!

Абсолем (высовывается из кокона, поблескивая моноклем-половинкой): Прошу тебя. Сделай это. Они — не те. Они — не канонические. Прошу тебя, Северус.

Снейп (хватает профессора за грудки): Обоснуйте правомерность вашего существования!

Профессор Снейп (хрипит): Любовь нельзя обосновать.

(Вырывается, обнимает Ассистента.)

Снейп (презрительно): Канон не предусматривает такую любовь!

Оба Снейпа выхватывают палочки и направляют друг на друга. Их проклятия звучат одновременно.

Профессор Снейп: Подавись своим каноном!

Снейп: Авада Кедавра!

(Все трое падают. Снейп еще несколько секунд хрипит, хватаясь за горло. Наконец, все стихает.)

Альбус-Абсолем (разматывает кокон, который на поверку оказывается бородой, оглядывается, задумчиво): С какой стороны гриба я сегодня откусил?

(Стук в дверь. Входит Алан Рикман, профессионально улыбаясь.)

Алан Рикман (поставленным голосом, с хорошей артикуляцией): Профессор Снейп? Можно войти?

Альбус-Абсолем: Вы опоздали, сударь. Они мертвы. Всех убило проклятье.

Алан Рикман (отклеивает улыбку): Какое проклятье?

Альбус-Абсолем: ООС. Обоснуй, замешанный на трупном яде канона. Убивает наповал.

Алан Рикман (поднимает левую бровь): Не понял. Это опасно?

Альбус-Абсолем: Вам ничто не угрожает. Ваши герои были убедительны. В отличие от этих.

Алан Рикман: Сразу трое — это ужасно.

Альбус-Абсолем: А где вы тут видите троих?

Алан Рикман (удивленно оглядывается): Где первые двое, уползли? А этот Снейп таки мертв? Или ему еще можно помочь?

Альбус-Абсолем : Каноническому — нельзя. (Качает головой.) Вряд ли вы тот самый Рикман. (в сторону) Уж явно не тот, что в первом фильме, хе-хе. (Рикману) Увидимся в другой жизни, сэр.

(Обматывается бородой и закукливается намертво.)

ЗАНАВЕС

*****

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"


Оглавление

  • Magenta: Самозванцы
  •   Самозванцы