КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 356348 томов
Объем библиотеки - 419 гигабайт
Всего представлено авторов - 142948
Пользователей - 79584
Загрузка...

Впечатления

юлина про Андреева: Вяжем сами (Хобби и ремесла)

По этой книжке,изданной еще до моего рождения, я самостоятельно освоила вязание крючком.Тут есть интересные модели одежды,которым можно придать чуть
более современный вид. Описание техники вязания и узоров очень понятны. Есть одежда для малышей до года и старше-варежки,носки,тапочки.
Уделяется внимание отделке-пояса,вязаные цветы и пуговицы,кружева,вышивка.Это пособие очень хорошо для начинающих.
К сожалению в данной книжке не сохранились рисунки моделей одежды,есть только фото образцов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
zizhd про Левин: Поцелуй перед смертью (Триллер)

Исходный текст был взят отсюда - http://samlib.ru/editors/s/smirnow_i_w/kiss_bf_d.shtml

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kutuzov_01 про Баковец: Создатель эхоров (СИ) (Альтернативная история)

Книгу можно отнести к бояръ аниме. Вполне понятный мир получился у автора, можно почитать. Что бы отвлечь читателя от довольно среднего содержания в тексте, автор утопил все в реке голых баб (пардон, женщин).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Ниффенеггер: Жена путешественника во времени (Современная проза)

Ну, так... на троечку. Из уважения к раскрутке :)

Откровенно - даже не дочитал. Прочел примерно две трети, понял, что рискую вывихнуть челюсть, быстренько узнал в Википедии, чем закончится (хотя и так было понятно) и все. Пометил как прочитанную, и хватит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Мишарин: Сибирский Робинзон (СИ) (Фэнтези)

Начало - даже за здравие: мужик в тайге, описание выживания, не без натяжек и роялей, ну да ладно...

Но потом начался полный за упокой: очередная Гиперборея, вечная жизнь (ну ладно, признаю́ - погорячился - на 700 тысяч лет...), и вишенкой на торте многомиллиардные алмазы.

Грустно, но без такого довеска авторы уже не видят, как спасти Россию от коррупции и преступности :)

Ну и как всегда - внутренняя цензура: о чем человек думает в тайге в свободные от выживания минуты? Конечно, о маме, папе и о том, какую пакость еще выкинут украинцы (цитата). А при постройке баньки? Конечно же, не о том, как будет здорово помыться, а о том, как русские всегда превосходили душевными качествами европейцев, которые никогда не мылись и воняли...

Грустно...

P.S. И кто догадался присвоить книге жанр научная фантастика?

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
romann про Зайцев: Наследники стали (Альтернативная история)

Много прочитал Альт.истории,но такого не ожидал- только вчера ходили в шкурах,жили в землянках, а сегодня ездят поезда,ходят пароходы,летают самолёты,РАДИО и ТВ в каждом городе и вещают на другие страны и всё это благодаря ОДНОМУ человеку!!! ВОТ ЭТО ПРОГРЕСС!!! Всего 50 лет(причём Гг,только начал, потом пропал,но аборигены продолжили его дело) Экспериментируют с реактивным двигателем!!!!!А ВОКРУГ 11век-красота- лошадки,лук,меч и кольчуга(кто по богаче) Читать только начал, но меня так поразило,что решил написать отзыв.Обязательно дочитаю и дополню.(А мог и в космос отправить,почему нет)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kamajii про Арсеньев: Ленка-пенка (О войне)

Некоторое количество анахронизмов в речи, IMHO.
Но в целом хорошо. Наверное неплохо было бы давать современным детям на внеклассное чтение. Книги советской эпохи их тяжело заставить читать, возможно это, более современное произведение, приняли бы лучше.

Для Joel
Снизьте дозу Резуна-Суворова.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Уйти, чтобы вернуться (fb2)

- Уйти, чтобы вернуться 1393K, 237с. (скачать fb2) - Winter

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Уйти, чтобы вернуться

Пролог

Высокая стройная блондинка с ямочками на щеках стояла около распахнутого окна, и прохладный ветерок обвевал ее до неприличия довольное лицо. Она зажмурилась от ярких лучей солнца и, услышав стук входной двери, обернулась навстречу гостю.

- Я так и думала, что ты заглянешь, - в ее голосе промелькнуло сочувствие, скрываемое неподдельной радостью. Но и мужчина не казался расстроенным.

- Итак, сестренка, - громогласно сказал он. - Твои карты биты.

Он гордо поднял голову, и девушка невольно залюбовалась им. Он и правда был хорош: высокий, атлетично сложенный, с аккуратно подстриженной темной бородкой и лукавыми карими глазами, которые в последнее время утратили поселившуюся было в них грусть. Девушке даже стало жаль его разочаровывать.

- О чем это ты толкуешь, братец? - осведомилась она, небрежно скрещивая на груди руки: жест, который она переняла у него. Мужчина усмехнулся.

- Она выходит замуж, - он плюхнулся в большое кресло, стоявшее у стены, и удобно развалился. - И ты еще будешь впаривать мне про вечную любовь? Побойся бога.

Девушка презрительно фыркнула.

- Тот, с которым я знакома, меня совершенно не пугает.

Мужчина махнул рукой.

- Валяй, я сегодня в отличном настроении, и испортить его тебе не удастся.

- Я все-таки попробую, - девушка откашлялась. - Ты хоть узнал, кто будет ее мужем?

- Нет, а зачем? - мужчина достал из-за голенища сапога тонкий кинжал и принялся чистить ногти. Девушка вздохнула.

- В этом ты весь, братик. Внимание к мелочам, - она назидательно подняла указательный палец, - иногда бывает очень важным.

Мужчина недоверчиво посмотрел на нее, прервав свое увлекательное занятие.

- О чем это ты?

Девушка довольно заулыбалась, не в состоянии больше сдерживаться.

- Догадайся, кто сестра у жениха?

На какую-то долю секунды в комнате воцарилось молчание, прерванное диким воплем и стуком кинутого в стену кинжала.

- Аааа!!! - мужчина одним движением соскочил с кресла и яростно забегал по комнате, опрокидывая все, что попадалось ему на пути. - Я так и знал!! Я был уверен, что все идет слишком гладко!! Слишком по-моему!! Опять сначала!!!

Девушка, поджав губы, внимательно наблюдала за его перемещениями, прикидывая, во что ей обойдется ремонт вон того стеклянного шкафчика, который раньше мирно стоял у северной стены.

- Ладно, - мужчина внезапно прекратил буйствовать, и его лицо вновь приобрело прежнее выражение. - Это твоя работа?

- Ну, - замялась девушка, опуская глаза.

- Значит, твоя, - тяжело вздохнул ее брат, потом поправил растрепавшуюся прическу, мельком глянув в каким-то чудом уцелевшее зеркало. - Ну, сестричка, не ожидал от тебя такого, - он уже почти улыбался. Глядя на него, улыбнулась и девушка.

- Так ты не сердишься?

- Конечно, сержусь, - мужчина скорчил гримасу и неуклюже обнял ее. - А ты как думала?

- Я ничего не думала, - честно призналась девушка, утыкаясь носом в его плечо. - Я просто следовала зову сердца.

- Сердце-шмерце, - проворчал мужчина, отпуская ее и направляясь к двери. - Кому оно нужно?

- Не скажи, - возразила девушка, - разве ты бы отказался от него сейчас?

Мужчина обернулся и открыл рот, собираясь что-то ответить, но, передумав, громко хлопнул дверью. Его шаги гулко раздались в тишине коридора. Девушка снова взглянула на солнце.

- Я так и знала.

Глава 1

Черная машина ехала по пыльной дороге. Мужчина лет 60, сидевший за рулем, глянул в зеркало заднего вида и, прибавив скорости, обогнал шедший впереди автомобиль.

- Осторожно, дорогой, - воскликнула женщина, занимавшая место рядом с ним. Мужчина дернул плечом.

- Я за рулем уже много лет. Со мной когда-нибудь что-либо случалось?

- Нет, но...

- Вот и сейчас не случится.

Женщина обиженно замолчала и, демонстративно отвернувшись, занялась осмотром своей сумочки. Светловолосый парень за ее спиной хмыкнул и уставился в окно, за которым не происходило ничего интересного.

    - Ну когда мы наконец доедем? - осведомился он, со вкусом зевая. Старший мужчина сверился с картой.

    - Часа через полтора.

    - Кошмар, - искренне возмутился юноша, пытаясь устроиться поудобнее. - Такая глушь! И зачем они туда забрались?

    - Джастин, - укорила его женщина, слегка обернувшись. - Ты ноешь всю дорогу. Бери пример со своей сестры.

    - Она думает тоже самое, мама, - Джастин подтолкнул локтем развалившуюся рядом с ним девушку и получил в ответ такой же толчок, моментально переросший в дружескую потасовку.

    - Прекратите баловаться, - прикрикнул на них отец. - Стыд и срам! Взрослые люди, а ведете себя хуже малолеток. Что подумает о вас Артур?

    Брат с сестрой притихли, но продолжали бросать друг на друга искрящиеся весельем взгляды. Им совсем не хотелось ехать в этот богом забытый городок, и у них были на то причины. Однако, родители настояли на своем, и они уже добрых три часа тряслись в машине, пытаясь придумать, чем себя занять. Но каждое придуманное занятие находило негативный отклик. Джастин в конце концов смирился с этим, а вот его сестра ловила себя на мысли, что готова выпрыгнуть прямо на дорогу и пешком вернуться домой. "Наверное, через пару минут я так и сделаю," - мрачно думала она, прекрасно зная, что все равно так не поступит и вскоре будет улыбаться семье друга своего отца. Она со вздохом закрыла глаза.


* * * * *

    Хорошенькая светловолосая девушка, сидевшая в тенистой беседке, откинулась на спинку скамейки и глубоко вздохнула. Ей было 17 лет, и она отчаянно скучала. Что толку быть старшей дочерью и наследницей лорда Макбрайда, если ты не можешь придумать, чем себя занять?

    Габриэль (а именно так ее звали) зевнула во весь рот, радуясь, что рядом нет никого, кто отругал бы ее за манеры, неприличествующие леди. Но она никогда не понимала этих нудных правил. Почему нож надо держать в левой руке, а вилку в правой, когда удобнее наоборот? Почему во время разговора девушка должна молчать, отвечая лишь тогда, когда к ней обращаются? Почему есть надо такими порциями, каких не хватит и птицам? И, наконец, почему замуж надо выходить не по любви, а за тех, кого выберут родители?

    Последнее удручало Габриэль больше всего, и она раздраженно сузила свои прелестные зеленые глаза. Лорд Артур Макбрайд уже сообщил о решении выдать ее за сына своего старого военного товарища герцога МакКуина. "Кстати, - подумала Габриэль, жуя травинку, - и почему это у большинства семейств из нашего города фамилии начинаются на "Мак"?" Она решила потом поразмыслить над этим вопросом. Сейчас же ее больше занимало другое.

    Сегодня, да, именно сегодня, этот герцог со своим семейством должен был прибыть в родовое поместье Макбрайдов для того, чтобы обговорить все нюансы предстоящей свадьбы, а заодно познакомиться с будущей невесткой. Габриэль недовольно скривилась. Что может быть хуже, чем просидеть весь вечер с приклеенной на губах улыбкой, слушая речи напыщенных индюков о мире и политике? А в том, что этот вечер пройдет именно так, она ни капли не сомневалась. Она прекрасно знала друзей отца и не думала, что МакКуин очень от них отличается.

    И вообще, на дворе 20 век, самая середина, а приходится жить, как в 19. Ни тебе развлечений, ни посмеяться вдоволь, ни сходить с подругами погулять без родителей. Их городок был маленьким, всего 3 тысячи жителей, и, естественно, все друг друга знали. Шагу нельзя было ступить. А правительство? Габриэль даже фыркнула при этой мысли. Кучка занудных стариков, думающих, что они все знают о жизни. А ведь где-то совсем другая жизнь. Телевизоры, кафе, музыка... "Ну почему так? - с грустью подумала девушка. - Кто придумывает эти правила, по которым мы обязаны подчиняться мужчинам всю нашу жизнь? Сначала за нас все решают отцы, потом им на смену приходят мужья. Когда же я смогу сама распорядиться собой?"

    "Интересно, какой он, мой будущий муж?" Габриэль вгляделась в безоблачное синее небо. "Такой же, как все мои кавалеры?"

    Дело в том, что все претенденты на руку девушки делились на две категории: либо нахальные разбитные гуляки, считающие, что делают ей большое одолжение, ухаживая за ней, либо донельзя скромные молодые люди, боящиеся взглянуть на ее грудь. Ни те, ни другие Габриэль не привлекали.

    Девушка с удовольствием вытянула ноги и поставила лицо прохладному ветерку, дующему с побережья. День был в самом разгаре, и солнце палило нещадно, однако, беседка позволяла скрыться от его жарких лучей. Габриэль задумчиво поколупала ногтем облезшую на скамейке краску и снова погрузилась в мечты.

    А их у нее было очень много. С детства обожающая древние мифы, Габриэль частенько грезила о том, каким должен быть ее избранник. Несомненно, высоким и сильным, чтобы он мог подхватить ее на руки и отнести к ожидающему их кораблю. Или коню, девушка никак не могла решить окончательно, и то, и другое казалось ей одинаково романтичным. Ну, конечно, у него должны были быть длинные волосы, которые развевал бы морской ветер, и белозубая улыбка. Он должен был бы защищать ее и подставлять свое плечо, когда ей захотелось бы поплакать. А еще он мог бы поплакать вместе с ней.

    "Ну, это ты совсем размечталась, - усмехнулась над собой девушка. - Даже если он умеет плакать, он тебе в этом никогда не признается. Такова мужская натура."

    - Габриэль, ты здесь? - звонкий голос младшей сестры развеял по ветру образ, нарисованный Габриэль, и она быстро выпрямилась.

    - Да, Роми.

    Роми, точнее, леди Ромэна Макбрайд, как она любила, чтобы ее называли, запыхавшись, влетела в беседку. Ей было 15 лет, но она всем говорила, что почти 16. Ее темные волосы слегка растрепались, но она этого не замечала. "Странно, - подумалось Габриэль, - обычно она больше внимания уделяет прическе." Она улыбнулась ей.

    - Ты летишь, как на пожар. Что-то случилось?

    Ромэна возбужденно хихикнула.

    - Твой жених приехал!

    Габриэль почувствовала, как сердце ее уходит в пятки. "Ну вот, - кисло подумала она, - стоило ему приехать, а я уже нервничаю. Что же будет, когда нас представят друг другу?"

    - Зачем же ждать? - сказала она вслух. - Идем скорее.

* * * * *

Несмотря на кажущееся желание познакомиться с суженым, Габриэль совсем не спешила оказаться дома, с каждым шагом замедляясь все больше. Ромэна ее ждать не стала и побежала вперед. Габриэль с тоской посмотрела ей вслед.

    - Да, не тебе выходить замуж за неизвестно кого, - пробормотала она себе под нос, вертя в руках какую-то ленточку. Но делать было нечего. Согласие получено, все готово, остались сущие пустяки. Габриэль глубоко вздохнула, пытаясь унять сильно колотящееся сердце. Ей почему-то казалось, что дома ее ожидает встреча с судьбой. "Быть может, он не так уж и плох, - убеждала она себя. - Вдруг он мне понравится, тогда все будет просто замечательно. Другое дело, если ему не понравлюсь я."

    Вот и ступеньки, одна, вторая, третья. Дверь. Гостиная, а там...

    - Вот и ты наконец, - громкий голос отца настиг ее сразу у порога. Габриэль вымученно улыбнулась и обвела взглядом комнату. Так, это ее мать с сестрой, они счастливы и возбуждены таким значимым событием. Вот стоит ее отец, его глаза тоже сияют гордостью за свою старшую дочь. Рядом с ним невысокий пожилой мужчина с неожиданно теплой улыбкой. Очевидно, будущий свекор. Чуть поодаль - небольшая полная женщина, пристально глядящая на Габриэль. Она кажется суровой, но в ее карих глазах мелькают искорки смеха. Похоже, ее забавляет все происходящее. Габриэль улыбается ей. "Моя свекровь."

    А рядом с окном стоит высокий молодой человек с коротко остриженными светлыми волосами. Его серые глаза не отрываются от Габриэль, и она понимает, что это - ее жених. Она довольна тем, что он не оказался уродливым коротышкой, но разочарована, что в нем так мало от образа, прочно укоренившегося в ее сознании.

    Однако в комнате есть кто-то еще. Габриэль слегка поворачивает голову и вздрагивает: справа от нее, прислонившись к стене и небрежно скрестив на груди руки, стоит женщина. На вид ей лет 25. Даже отсюда видно, какая она высокая, выше всех, находящихся здесь. Ее длинные черные, как ночь, волосы рассыпаны по плечам, и Габриэль вдруг ловит себя на мысли о том, что ей интересно, какие они наощупь. Незнакомка одета в брюки, плотно обтягивающие ее стройные ноги, и фланелевую рубашку мужского типа, доходящую ей до середины бедра. Сапоги с чуть загнутыми носами тщательно вычищены. На пальцах - никаких украшений. Тонкая серебряная цепочка на шее. Суровое красивое лицо. А ее глаза... Габриэль могла бы поклясться на Библии, что эти холодные голубые глаза способны вывернуть наизнанку ее душу, если дать им шанс. От них веет силой и умом, и Габриэль понимает, что ей совсем не хочется отводить взгляд. Со своей стороны темноволосая женщина тоже изучающе смотрит на нее. Габриэль становится неловко от такого внимания, и она опускает глаза, успев заметить, как легкая улыбка скользит по чувственным губам гостьи.

    - Габриэль, - леди Кларисса, мать Габриэль, окликнула девушку, и она обернулась к ней.

    - Да, мама?

    - Неприлично так долго смотреть, - женщина укоризненно покачала головой. Габриэль вспыхнула.

    - Ничего страшного, - низкий бархатный голос наполнил помещение, и Габриэль моментально поняла, кому он принадлежит. Она снова взглянула на высокую женщину, лениво улыбающуюся ей. Заметив это, гостья изогнула правую бровь, которая скрылась под челкой.

    - Меня зовут Зена, мисс Макбрайд. Скоро мы с вами станем родственниками.

    "Родственниками? - Габриэль пораженно уставилась на нее. - Она, наверное, сестра моего жениха. Но они же совсем непохожи! И какое странное имя."

    - Мисс Макбрайд, - мужской голос отвлек Габриэль от созерцания ухмылки брюнетки, и она посмотрела на высокого блондина.

    - Да?

    - Пока моя сестра окончательно не покорила ваше сердце, позвольте представиться, - он изящно склонился перед ней в поклоне. - Джастин МакКуин, ваш будущий верный муж.

    Он легко поцеловал ее руку, и она ему улыбнулась. "А он довольно мил."

    - Итак, - лорд Артур нарушил церемонию знакомства, - до ужина есть еще время. Могу ли я предложить вам небольшой отдых?

    - Это было бы чудесно, - важно кивнул герцог. - Мы очень устали с дороги.

    - Габриэль, - леди Кларисса встала, - будь так любезна, проводи мисс МакКуин в ванную, покажи ей, где что.

    "Я?!" Габриэль не понравилась мысль о времени, проведенном наедине с Зеной. Ей вообще Зена не очень понравилась. Девушка чувствовала в ней лидера, каковой считала и себя. Видимо, это выразилось у нее на лице, потому что Зена снова усмехнулась.

    - Не бойтесь, мисс Макбрайд, я не кусаюсь, - она вдруг оказалась совсем рядом с Габриэль. - Во всяком случае, на первом свидании.

* * * *

Зена поднималась по лестнице, глядя в спину маленькой блондинке, и думала о том, что ведет себя недопустимо. Флиртовать с невестой брата? До такого она еще не опускалась. Но она ничего не могла с собой поделать. Габриэль привлекла ее. До приезда сюда Зена скептически относилась к идее знакомства с будущей невесткой. Она представляла ее себе глупой напомаженной девицей, способной лишь на разговоры о платьях и прочитанных книгах. Даже специально надела свои любимые джинсы, чтобы смутить девушку. Да и вообще они жили по каким-то древним правилам. Допотопная община, таково было ее мнение. "Удивительно, как это у них школы совместные, и мужчины позволяют женам садиться за руль автомобилей." Как на нее смотрели мать и сестра Габриэль, будто у нее выросла вторая голова. Она ожидала подобной реакции и от невесты брата, но та оказалась не такой уж провинциальной дурой. Симпатичная мордашка, светлые волосы и чудесные зеленые глаза. Зена знала, что могла бы увлечься ею, хоть она и была предназначена Джастину. Но разве они уже женаты?

    - Знаете, вы были довольно милы, - Зена первой нарушила молчание. - Не сказали мне ни слова о моем наряде, хотя, я полагаю, желание у вас было.

    Габриэль покачала головой, открывая дверь в ванную комнату.

    - Если вы думали меня смутить, не стоило сил. Я считаю, человек должен одеваться так, как ему удобно.

    - Правда? - Зена осмотрелась. - Тогда почему ваша мать увидела во мне чудовище?

    Габриэль пожала плечами и достала из шкафчика чистое полотенце.

    - У нее старомодные взгляды на жизнь.

    - А у вас нет? - Зена с удовольствием потянулась, и Габриэль содрогнулась, услышав, как встают на место шейные позвонки. Она повернулась и смело посмотрела в насмешливые голубые глаза.

    - Почему вы стараетесь смутить меня?

    Зена моргнула.

    - Смутить? - она попыталась придать своему голосу максимально искренний тон. - С чего вы это взяли? Я просто немного удивилась, что вы не бросились с криком из комнаты, когда увидели меня. Единственная дочь герцога МакКуина в свои 26 лет еще не замужем, носит странное имя, одевается не как все, 5 лет провела на чужбине, откуда привезла непонятные идеи. Обычно люди не воспринимают меня всерьез, пока не знакомятся со мной поближе, - Зена выпрямилась, и Габриэль вдруг почувствовала себя очень маленькой.

    - Значит, - сказала Габриэль, отступая чуть назад, - вы можете быть убедительны?

    Зена очаровательно улыбнулась.

    - О, и еще как.

    Габриэль кивнула и, отвернувшись, открыла краны, глядя, как прозрачная вода наполняет ванную.

    - А почему вы не замужем? - спросила она, так и не поворачиваясь. Зена медленно улыбнулась. Она отлично знала, что Габриэль ее об этом спросит.

    - Я не создана для брака. Дочерей учат отлично готовить, вести хозяйство, воспитывать детей. Я же ничего этого не умею. Вряд ли я буду хорошей женой.

    - Значит, вот для чего всем нужны жены? - притворно надула губы Габриэль, не признаваясь, что тоже ничего из перечисленного не умеет. Она уже почти забыла, что Зена ей не нравится. - Я всегда это знала. Я просто буду служанкой в доме мужа.

    Зена поймала ее руку и поднесла к губам.

    - Не стоит гневаться, - со смехом сказала она, слегка целуя ее пальцы, - а то мой брат убедится в своем подозрении, что я плохо влияю на девушек.

    Габриэль открыла рот, удивленная ее действиями.

    - Почему? - невпопад спросила она

    Зена улыбнулась.

    - Потому что я плохая девчонка.

    Габриэль покраснела и выдернула руку.

    - Вы так очаровательно краснеете, - Зена понимала, что не стоит флиртовать с Габриэль, но она так давно не делала этого с кем бы то ни было, что просто не могла удержаться. К тому же, ей было интересно, как отреагирует девушка на подобные комплименты.

    Габриэль закрыла лицо руками. Она понимала, что надо поставить Зену на место. Зачем она говорит с ней подобным образом?

    - Прекратите, - глухо пробормотала она, не в силах найти другие слова, потом все-таки осмелилась взглянуть на гостью. Зена тоже смотрела на нее и усмехалась. Затем вытянула свою длинную руку и закрыла кран.

    - Готово.

    Она принялась снимать одежду. Поняв, что присутствие посторонних ее не смущает, Габриэль была вынуждена отвернуться сама. Она должна была уйти, ведь она уже все показала Зене, но тем не менее продолжала стоять на месте. Услышав через какое-то время довольный вздох и плеск воды, она рискнула вернуть себе прежнюю позицию.

    Зена лежала по грудь в воде, опустив руки на бортик и откинув назад голову. Габриэль снова покраснела, поняв, что разглядывает ее. На левом плече белой полосой змеился старый шрам, уходящий куда-то на спину. Интересно, откуда он? Зена слегка пошевелилась, и Габриэль заметила, как заиграли мускулы на предплечьях. "Наверное, она сильная," - подумала девушка и, подняв глаза, увидела недоуменно приподнятую бровь.

    - Видите что-то интересное? - спросила Зена, тщательно скрывая усмешку. Габриэль закашлялась.

    - Этот шрам. Где вы его получили?

    Зена вытянулась, с удовлетворением наблюдая, как Габриэль поспешно отводит взгляд.

    - Не сошлась во мнениях с одним парнем.

    Габриэль была поражена, хотя всеми силами попыталась скрыть это.

    - Что вас так удивило? - в голосе Зены послышалось раздражение. - То, что я дралась или то, что я дралась с парнем?

    Эти слова вызвали очередной пожар на лице Габриэль, и она буквально выбежала из ванной. Она никак не могла понять, как Зене удается читать ее мысли, но по правде сказать, ей и не очень-то хотелось прояснять этот вопрос. Она бросилась к лестнице.

    Зена усмехнулась, прислушиваясь к удаляющемуся стуку каблуков, и удобнее устроилась в воде. У нее было хорошее настроение, и ей хотелось немного поиграть с Габриэль. "Она так забавно на все реагирует. Я же не делаю ничего плохого, - сказала она себе. - Короткий флирт еще никому не вредил."


* * * * *

    - Да, Артур, - герцог МакКуин с удовольствием закурил сигару и, выпустив пару дымных колечек, проследил, как они поднимаются к потолку. - Должен сказать, твоя дочь просто прелесть. Я считаю, моему сыну очень повезло.

    Джастин усмехнулся, но говорить ничего не стал. Отец прекрасно знал его мнение насчет этого брака. Все уже давно было сказано.

    - Спасибо, Грегори, - лорд Макбрайд опустился в свое любимое кресло и тоже потянулся за сигарой. - Я тоже счастлив, что мы с тобой наконец-то станем родственниками.

    - И не говори, - засмеялся герцог. - Кто бы мог подумать лет 20 назад, что наши дети поженятся? Мы и о детях-то тогда не думали.

    - Хорошее было время, - мечтательно произнес Артур. Джастин, понимая, что мужчины сейчас погрузятся в воспоминания, тихонько отошел в сторону и занялся осмотром большой библиотеки, которую собрал лорд.

    - Кларисса совсем не изменилась, - Грегори закинул ногу на ногу. - Все такая же красавица и гостеприимная хозяйка. А вот моя Маргарет временами напоминает мне свою мамочку. Ты же помнишь, какие нас с тещей связывали отношения?

    Артур расхохотался.

    - Именно поэтому мы с Клариссой сбежали из дома, и я долгих 7 лет был избавлен от визитов родственников. Только после рождения Габби они сменили гнев на милость.

    Герцог снова затянулся.

    - Когда родилась Зена, Маргарет пригласила на крестины всех, кого было можно.

    - Почему вы дали ей такое странное имя? - полюбопытствовал лорд Макбрайд. Грегори улыбнулся.

    - Так получилось, что мы долго не могли решить, как ее назвать, но одна из дальних кузин Маргарет предложила окрестить ее Зеной. Нам показалось, что имя хорошее, хоть и необычное.

    - А что оно означает?

    - Чужая, - мужчины с удивлением оглянулись на подавшего голос Джастина. Он стоял около книжного шкафа с томиком стихов в руках.

    - Это по-гречески, - пояснил он. Грегори хмыкнул.

- Что же, очень правильно. Мне действительно иногда кажется, что моя дочь не от мира сего.

    - Она всегда так одевается? - Артур затушил окурок в пепельнице. Герцог тяжело вздохнул.

    - Увы, она говорит, что это ее стиль. Мы пытались втолковать ей, что надо быть женственной, иначе никто не посмотрит в ее сторону, но она только смеется и отвечает, что мужчины ей не нужны.

    Джастин хихикнул. "Сестренка даже не таится, а они все равно ничего не понимают."

    - Ну, это у нее пройдет, - пообещал лорд Макбрайд, твердо веря в свои слова. - Стоит ей влюбиться в какого-нибудь парня, и ты мигом станешь дедушкой.

    Грегори картинно закатил глаза.

    - Дедушка... А ведь когда-то мы были молоды!

    Артур хлопнул по плечу своего старого друга.

    - Мы в самом расцвете. Расскажи-ка мне, какие у тебя новости.

    Мужчины начали обсуждать дела. Джастин немного послушал их, потом покачал головой и, раскрыв книгу на нужной странице, погрузился в чтение.


* * * * *

    - Она такая высокая!

    Габриэль вздохнула.

    - Я заметила.

    Она вместе с Ромэной и несколькими ее подругами сидели в гостиной. Недалеко от них оживленно беседовали матери счастливой пары. Очевидно, у них нашлось много общих тем. Отцы и жених заперлись в кабинете, решив выкурить по сигаре до ужина: курить за столом леди Кларисса не разрешала.

    Разговор, вначале крутившийся вокруг жениха Габриэль и парней вообще, плавно перешел на обсуждение другой не менее заметной личности. Девчонок поражало все: какая Зена высокая, какая красивая, какой у нее голос, цвет глаз и то, как она себя держит. Габриэль сумрачно подумала, что про нее вообще все забыли бы, не выходи она замуж. "Ну хоть в чем-то польза от этого брака. Я не сгину во тьме истории на радость мисс МакКуин."

    - Она носит мужскую одежду, - сказала Полли, рыжеволосая девушка со слегка угловатым лицом, вечно кривившемся в недовольной гримасе. - Хотя, женщины так иногда одеваются.

    "А если бы ты читала газеты, то знала бы, что это теперь такая мода. И не самая плохая, должна заметить," - подумала Габриэль. Она терпеть не могла эту заносчивую девчонку, считавшую себя умнее всех, но отнюдь не оправдывавшую это утверждение. Впрочем, она могла так себя держать: ее отец был мэром города.

    - А о чем вы говорили в ванной? - спросила Джина, жизнерадостная толстушка в очках. Габриэль вздернула брови.

    - Я же уже сказала, ни о чем, - она никогда в жизни не призналась бы, что Зена умудрилась заставить ее покраснеть три раза подряд.

    - А она...

    - И почему у меня такое чувство, что я знаю, кого вы обсуждаете? - девчонки, за исключением Габриэль, взвизгнули, напуганные низким голосом, неожиданно прозвучавшим сзади. Габриэль же только усмехнулась, даже не думая оборачиваться.

    - Мне казалось, что вы должны уметь подкрадываться более бесшумно, - начала она и тут же замерла.

    - Просто я подумала, что сегодня можно обойтись без этого, - вкрадчивый голос Зены раздался совсем рядом с ухом девушки, которое немедленно запылало от такого контакта. Она быстро вскочила на ноги. Слегка пришедшие в себя Ромэна с подругами вернулись на свои места и теперь с любопытством смотрели на Зену. Габриэль решила, что ей тоже пора взглянуть на нее.

    Голубые глаза, смеясь, встретились с зелеными, и Габриэль вдруг почувствовала, как затягивает ее этот бездонный водоворот, грозя навсегда утянуть в свои владения. Ей стало жарко, но Зена все не отпускала ее взгляд, пытливо вглядываясь в ее лицо, словно надеясь что-то отыскать там, что-то, о чем Габриэль даже не подозревала.

    - У вас волосы мокрые, - сказала наконец Габриэль просто, чтобы хоть что-нибудь сказать. Зена кивнула.

    - Они всегда долго сохнут, - она тряхнула головой, и брызги полетели в разные стороны, попав на радостно засмеявшихся девушек. Габриэль улыбнулась вместе с ними.

    - Итак, - Зена огляделась по сторонам, - что вы здесь делаете?

    Ромэна хихикнула.

    - Обсуждаем парней, - про то, что они только что говорили о Зене, она благоразумно промолчала.

    Зена округлила глаза в притворном ужасе.

    - Какой кошмар, - она бесцеремонно дернула Габриэль за прядь светлых волос, привлекая к себе ее внимание. - Надеюсь, вы этим не занимаетесь?

    Девушка поняла, что Зена играет с ней в какую-то игру, но никак не могла разобрать правила. "Тогда я буду играть по своим", - решила она и улыбнулась как можно очаровательнее.

    - А если да? Вам это не нравится?

    Зена вскинула брови. "Она разгадала мои намерения? И не хочет останавливать меня? Это становится все интереснее."

    - Учтите, в гневе я страшна.

    - Ах, я вся трепещу, - Габриэль невинно захлопала глазами. Зена внезапно почувствовала, как знакомый жар заливает ее тело. "А теперь что? Перекинуть ее через плечо и унести в неизвестном направлении?" Поразившись своим мыслям, Зена отошла на пару шагов и откашлялась. Габриэль поправила юбку и посмотрела на сестру.

    - Ты говорила, что в субботу будет праздник.

    - Да, - Ромэна оживилась. - В этом году день города совпал с днем, когда официально объявляется о помолвках. Так что ожидается большое веселье.

    - Вы уже выбрали себе кого-то? - поинтересовалась Зена. Ромэна зарделась и перевела взгляд на большие напольные часы.

    - Я еще слишком мала для этого.

    - Понятно, - усмехнулась Зена и посмотрела на остальных девушек. - У вас та же история?

    Те смущенно засмеялись.

    - А вы, радость моя? - теперь Зена смотрела прямо на Габриэль, и та не могла сообразить, куда же ей укрыться от этого пронзительного взгляда. - Или мой брат соответствует всем вашим требованиям?

    "Она смеется надо мной, - подумала девушка и победно улыбнулась. - Но я все еще в игре."

    - Ах, я даже не знаю, - протянула она. - Вряд ли во всем городе найдется мужчина в моем вкусе.

    - Кто же тебе нравится? - поинтересовалась Джина. Габриэль потупила глаза, старательно играя роль.

    - Высокие, - начала перечислять она, - сильные голубоглазые брюнеты, которые могут завоевать для меня мир.

    Она полагала, что намек достаточно ясен, и оказалась права. Зена поняла, что краснеет. "А у девочки есть зубы. Это становится все более интересно."

    - Хм, мне кажется, у вас несколько завышенные требования, мисс Макбрайд, - сказала она, удивляясь тому, как непривычно слабо звучит ее голос.

    - Не знаю, не знаю, - почти пропела Габриэль, удовлетворенно улыбаясь. - Возможно, он ходит где-то рядом, мой идеал. Вы его не встречали?

    Молчание, воцарившееся после этих слов, поразило даже саму Габриэль. "Черт бы побрал мой болтливый язык, - подумала она, понимая, что игра зашла слишком далеко. - Надо срочно что-то придумать, чтобы выпутаться из такой щекотливой ситуации." Она открыла было рот, но тут Зена улыбнулась.

    - Не знаю, как по поводу мира, мисс Макбрайд, - сладко сказала она, - но насчет всего остального обращайтесь в любое время.

    Габриэль так и осталась стоять с открытым ртом, глядя в наглые голубые глаза, которые просто открыто смеялись над ней. "Ну все, - сказала она себе, - война так война."

    Зена смотрела на девушку и думала, нужно ли было говорить последнюю фразу. Но раз уж в бой пошла тяжелая артиллерия... "Посмотрим, кто сдастся первым, мисс Макбрайд. И почему я уверена в том, что это буду не я?" Ее невинное желание посмеяться над девушкой приобрело более масштабные очертания. Она слегка склонила голову и удалилась, вынашивая коварные планы. На губах ее мелькала улыбка.

    Ромэна толкнула сестру в бок.

    - Что она имела в виду, говоря про все остальное? - прошептала она ей на ухо. Габриэль пожала плечами. "Будь я проклята, если знаю."

* * * *



    Ужин проходил относительно спокойно, хотя Габриэль, конечно, предпочла бы поужинать в своей комнате. Но отцу приспичило показать ее во всей красе родителям жениха. Из-за этого мать заставила ее надеть лучшее платье и соорудила прическу, при виде которой в зеркале Габриэль чувствовала себя лет на 10 старше. Впрочем, были во всем этом и положительные моменты: заметив ее, спускающуюся по лестнице, Джастин застыл, открыв рот, да и в глазах мисс МакКуин промелькнуло нечто, похожее на восхищение. От этого Габриэль сразу же задрала нос. Она обожала находиться в центре внимания.

    Она благосклонно позволила Джастину довести ее до стола, где слегка приуныла, обнаружив, что будет сидеть напротив Зены. Смотреть весь вечер в эти невозможные насмешливые глаза? Габриэль согласилась бы пробежаться голой по центральной площади, лишь бы быть избавленной от этого взгляда. Но не скажешь ведь этого матери. Леди Кларисса гордилась своим умением правильно рассадить людей за столом и было бы некрасиво со стороны Габриэль просить о смене места. Стиснув зубы, она молча села на стул.

    Лорд Артур начал произносить какие-то тосты, говорить о том, как он счастлив, что его старшая дочь выходит замуж за сына его лучшего друга. Герцог МакКуин поддакивал, твердя, что и мечтать не мог о лучшей партии для сына. Леди Кларисса и герцогиня понимающе переглядывались, очевидно, уже мечтая о внуках. Ромэна искоса поглядывала на Джастина и думала о том, как бы поскорее вырасти и завести себе такого же сногсшибательного кавалера, чтобы все девчонки умерли от зависти. Джастин делал вид, что внимательно слушает будущего тестя, мечтая о той минуте, когда можно будет пойти прошвырнуться по городу и подцепить себе какую-нибудь красотку на ночь. Габриэль нервно ерзала, пытаясь понять, что можно сделать, чтобы Зена на нее не смотрела. Зена же смотрела на Габриэль и думала, как очаровательно та выглядит в этом платье с открытыми плечами. В общем, заняты были все.

    Исчерпав запас красноречия, лорд Макбрайд опустился на свое место.

    -Я думаю, - сказал ему герцог, - что не стоит тянуть со свадьбой. Не ровен час, дети не дотерпят до брачной ночи, сам понимаешь, дело молодое.

    - Ах, мой дорогой Грегори, я ведь думал об этом. Но сам посуди, когда нам еще ее устраивать? До субботы осталась неделя, а в день города никто не возьмется проводить церемонию. В воскресенье? Тоже нет. В будний день? Никто так не делает. Так что остается только следующая суббота.

    - Да, пожалуй ты прав, милый Артур, - со вздохом согласился герцог и поднял бокал. - Тогда выпьем еще за счастье наших детей.

    - За это, Грегори, не грех выпить.

    Они чокнулись.

    - Скажите, Кларисса, - обратилась герцогиня к леди Макбрайд, - свадебное платье уже готово?

    Леди Кларисса просияла.

    - О, Маргарет, вы бы его только видели! Такая прелесть! - и она пустилась в длинное описание той неземной красоты, что портниха приготовила для Габриэль. Девушка поморщилась. Она уже имела удовольствие видеть сей шедевр и не имела большого желания его надевать. Она терпеть не могла всякие рюшечки, оборочки, воланчики. Но все вокруг твердили, что лучшего платья не сыскать, и ей пришлось согласиться на него, скрепя сердце.

    - Мы с удовольствием сходим завтра на примерку, чтобы увидеть Габриэль в нем, правда, Зена? - Маргарет повернулась к дочери. Габриэль тоже взглянула на нее. Не то, чтобы мнение этой самоуверенной женщины было для нее важно, но ей хотелось его услышать.

    Зена окинула Габриэль взглядом с ног до головы, и от ее улыбки девушку вдруг бросило в жар.

    - Я думаю, - произнесла Зена, растягивая слова, - гораздо бОльшим удовольствием было бы увидеть ее без него.

    В комнате воцарилось растерянное молчание, поскольку она сказала это достаточно громко, чтобы слышали все. Никто не знал, как следует реагировать. Зена же, казалось, наслаждалась всеобщим замешательством. Она склонила голову набок, все так глядя на Габриэль.

    - Ну, разумеется, - добавила она, - для моего брата.

    Джастин хохотнул. Остальные тоже заулыбались. И только Габриэль хмуро молчала, прекрасно понимая, что последняя фраза Зены ничего не меняет. Их странная игра продолжалась.

    - Прошу простить мою дочь, - герцогиня бросила на Зену недовольный взгляд, но та сделала вид, что очень увлечена дегустацией того, что лежало у нее на тарелке. - Она иногда говорит такие вещи, от которых у людей волосы дыбом встают.

    - Я говорю то, что думаю, мама, - лениво ответила Зена. - Кажется, свободу слова у нас пока не отменяли.

    - Конечно, дорогая, но ты в гостях и могла бы вести себя более воспитанно. И не дерзи матери

    - Ничего страшного, - махнула рукой леди Кларисса. - Молодые на то и есть молодые, чтобы быть дерзкими. Вот доживут до наших с вами лет... - тут она сделала многозначительную паузу. Маргарет покивала, и их разговор переключился на другие темы.

    - Эй, - Джастин, сидящий рядом с Зеной, склонился к ней. - Я собираюсь после ужина прогуляться по городу. Пойдешь со мной?

    Зена обдумала это предложение и отрицательно мотнула головой.

    - Наслаждайся одиночеством, братец. Я сегодня не в ударе.

    - Не притворяйся, - Джастин хлопнул ее по плечу. - Ты намерена обработать мою нареченную? Я видел, как ты на нее сегодня смотрела.

    - Прекрати, - Зена поморщилась. - Ты пошлИшь.

    - Я называю вещи своими именами. Или я неправ?

    Зена задумчиво покрутила в руках салфетку. Она пыталась понять, чем ее так привлекает эта девушка, которая сейчас всеми силами старалась не смотреть в ее сторону. Габриэль совершенно очевидно была неопытна и не подозревала о возможности таких отношений, которые знала Зена. Но Зене нравилось флиртовать с ней и знать, что Габриэль не понимает значения этой игры. Она не была настроена заводить серьезные романы и собиралась остановить себя до того, как события примут ненужные обороты. А пока можно было не напрягаться. Но тогда почему ее вдруг потянуло обнять девушку, просто обнять, не претендуя на нечто большее? Почему ей показался знакомым взгляд этих зеленых глаз, словно она видела их раньше, когда-то давно и не в этой жизни? Почему рядом с Габриэль она почувствовала странное тепло и неясную боль внутри? Ответов на эти вопросы у нее не было.

    - Ты прав, - тихо ответила она. - Она мне нравится.

    Джастин уставился на нее во все глаза.

    - Эй, она пока что еще моя невеста.

    Зена усмехнулась, обретая свой прежний независимый вид.

    - Ты сам это сказал.

    - Что сказал?

    - Невеста. Не жена. А это значит, - Зена налила себе вина, - что нас может быть трое.

    Джастин сузил серые глаза.

    - Это вызов?

    Зена пожала плечами, равнодушно глядя в окно, за которым сгущались сумерки, и отпила из бокала.

    - Нет, я просто сообщила тебе свои намерения. Делай что хочешь, но не вставай у меня на дороге.

    Джастин хотел что-то сказать, но передумал. По большому счету, Габриэль не нравилась ему настолько, чтобы бороться за нее. Он был бы не против развлечься с ней, но вряд ли у него что-нибудь получилось бы. Эти девственницы всегда столько ломаются, что в конце пропадает всякое желание. Наверняка, Габриэль из таких. Если Зене хочется тратить на нее время, пусть тратит. Кто он такой, чтобы указывать ей? К тому же, он с удовольствием посмотрит на то, как Зена потерпит поражение. Она всегда была удачливее его на любовном фронте, и все девушки, заигрывавшие с ним, к концу вечера оказывались в ее постели. Он не знал, что там Зена делала с ними, но на следующий день они даже не обращали на него внимания, следя влюбленными глазами за его сестрой. Он постоянно поражался, как их родители еще ни о чем не догадались и пытаются найти Зене жениха. Зена вежливо посылала всех кавалеров, а чуть позже снова уводила очередную девушку из-под носа Джастина. Так что если она намеревается проводить вечера здесь, в поместье Макбрайдов, он только за. Во всяком случае, девушки в городе ее не узнают.


* * * * *


    Ужин шел своим чередом, и Габриэль потихоньку оживлялась, предвкушая окончание нудного вечера. В комнате ее ждала книжка, новый любовный роман, которыми она втайне обменивалась со своими подругами. Нет, не теми, что сидели сегодня в их гостиной. То были подруги Ромэны. У Габриэль были свои, правда, сейчас они находились далеко. В их институте наступили летние каникулы, и родители увезли дочерей кто куда. Город немного опустел, но Габриэль знала, что скоро он снова наполнится веселыми голосами. До конца лета оставалось меньше месяца.

    Она снова подумала о предстоящем чтении. Ей нравилось, когда авторы описывали, как главный герой подхватывал героиню на руки и уносил ее в закат. Или в восход, все зависело от времени суток. Это было так романтично, что Габриэль, бывало, откладывала книжку и принималась мечтать о том дне, когда ее реальный возлюбленный проделает с ней то же самое. "Интересно, - она остановила взгляд на руках Джастина, скрытых прекрасно сшитым пиджаком, - он мог бы поднять меня на руки?" Она не видела его рук, но ей хотелось бы, чтобы они были достаточно сильными. Как у Зены, например.

    Габриэль даже вздрогнула от неожиданности. Ну при чем здесь Зена? Неужели эта брюнетка теперь навечно поселилась в ее мыслях? Разве она не может подумать о своем женихе, который совсем скоро станет ее мужем?

    Кстати, о муже. Габриэль заерзала на стуле. Она всегда пролистывала те моменты, когда герой входил в в спальню героини, запирал дверь и поворачивался к ее кровати. Как-то раз она решилась прочесть это, но почти сразу же почувствовала, как запылали ее щеки. Книгу можно отбросить в сторону и дочитать потом, а разве поступишь так с супругом? Нет, все-таки нужно набраться смелости и посмотреть, что же делают герой с героиней за закрытыми дверями спальни. Леди Кларисса когда-то пыталась поговорить с дочерью на эту тему, но смутилась больше Габриэль и замолчала на полуслове. Обсуждать с подругами? Можно, но они неискушены в этом вопросе так же, как и сама Габриэль. Больше спрашивать не у кого. А время идет.

    Сославшись на головную боль, Габриэль поднялась к себе в комнату, быстро переоделась и, плюхнувшись в кровать, потянулась за книгой. Приходилось принимать всевозможные меры, чтобы спрятать ее от родителей, которые, мягко говоря, не одобряли наличие подобной литературы у себя в доме. Да еще Ромэна вечно рылась в ее ящиках. Не дай бог, натолкнется, ведь непременно расскажет матери.

    Итак, уютно устроившись под теплым одеялом, Габриэль погрузилась в мир любви. Герои как раз признались друг другу в обуревавших их чувствах и остались совсем одни на ночном пляже.

    "Его руки, дрожа от нетерпения, скользили по ее спине, опускаясь все ниже и ниже. Их пылающие от страсти тела были сплетены так крепко, что, казалось, между ними нельзя было просунуть и листка бумаги. И когда ее робкая ладонь коснулась пояса на его брюках, он не стал ее останавливать..."

    В дверь постучали. Подпрыгнув от неожиданности, Габриэль лихорадочно засуетилась, ища место, куда можно было бы спрятать вещественное доказательство. В конце концов она сунула книгу под одеяло, надеясь, что у стучавшего хватит такта туда не заглядывать.

    - Можно.

    - Леди Кларисса послала меня узнать, как поживает ваша голова, - бодрый голос Зены наполнил собой маленькое помещение, и Габриэль обреченно закрыла глаза. "У этой вообще его нет, такта."

    - Я в полном порядке, - сухо ответила она, подтягивая одеяло до уровня шеи. - Так и передайте маме. Спокойной ночи.

    Но Зена намека не поняла или сделала вид, что не поняла. В любом случае уходить она не собиралась. Вместо этого она с искренним интересом принялась изучать картины на стенах. Потом ее внимание переключилось на книжный шкаф. Она даже достала пару книг и пролистала их.

    - Давно не перечитывала Шекспира.

    - Можете взять и уходите, - Габриэль начинала нервничать. Что если Зена заметит, что она что-то прячет? Но ведь не полезет же она узнавать, что именно?

    - Вас так смущает мое присутствие? - поставив том на место, Зена подошла чуть ближе к кровати Габриэль. - Вы меня боитесь?

    Габриэль издала смешок, больше напоминающий мышиный писк.

    - Делать мне нечего вас бояться. Я просто хочу спать.

    - Неужели? - Зена пару мгновений изучала лицо Габриэль, потом ее рука метнулась в почти неуловимом движении и отдернула одеяло, предоставив ночной лампе возможность осветить яркую обложку книги, которую Габриэль судорожно прижимала к груди.

    - Итак, что тут у нас? - не взирая на попытки Габриэль остановить ее, Зена завладела романом. - "Страсть под луной"? И как, интересно?

    Она пробежала взглядом пару строчек и вскинула брови.

    - Вот уж никогда бы не подумала, что вы читаете эту чушь.

    - Отдайте немедленно, - звенящим от злости голосом сказала Габриэль, протягивая руку. От этого движения ее ночная рубашка распахнулась, явив миру то, чем природа не забыла наградить девушку. Взгляд Зены моментально перенесся туда. Ее сердце бешено забилось.

    - Прошу прощения, - голос выдавал ее состояние, и она откашлялась. - Я не хотела вас обидеть, - она вернула книгу Габриэль, и та порывисто схватила ее, пряча обратно под одеяло. - Я просто... просто хотела посмотреть, что же вы прячете.

    - Вам никто не давал права хозяйничать в моей комнате.

    Зена кивнула в ответ, но девушка прекрасно видела, что ее глаза устремлены куда-то вниз, туда, где... Осознав, что она сидит перед незнакомым человеком практически в нижнем белье, Габриэль жутко покраснела и нырнула под одеяло.

    Когда тело мисс Макбрайд скрылось из виду, Зена рефлексивно вздохнула и тут же тряхнула головой, прогоняя наваждение. "Что с тобой, Зена? Можно подумать, ты никогда не видела обнаженную девушку."

    Зена усмехнулась. "Эту? Не видела."

    - Что такого смешного, мисс МакКуин? - получив назад книгу, Габриэль вновь обрела уверенность. Непонятная растерянность брюнетки заинтересовала ее. "Значит, и у нее есть человеческие качества. Знать бы, что заставляет их появляться наружу."

    Зена смотрела на миниатюрную блондинку и понимала, что все больше попадает под ее влияние. Один взгляд на ее грудь - и все обещания, данные самой себе, забыты. Поднимаясь сюда, Зена клялась и божилась, что ничем не покажет свой интерес к девушке, и вот на тебе. Нет, так дело не пойдет.

    - Спокойной ночи, - она слегка склонила голову и почти бегом бросилась к двери. Уже в коридоре она прислонилась к стене и с шумом выдохнула. "Холодная ванна. Да, именно то, что мне сейчас нужно."

    Габриэль с недоуменным видом покачала головой. "И зачем она приходила? Что-то не верится, что мама послала ее. Она бы сама поднялась меня проверить." Габриэль вытащила на свет драгоценную книжицу и, забыв обо всем на свете, снова погрузилась в мир, созданный для двоих.

Глава 2

- Я не понимаю, неужели мне обязательно туда ехать? - Зена лежала на кровати и наблюдала за своей матерью, которая стояла около зеркала и пыталась подобрать шляпку к своему костюму. Маргарет вздохнула, отбросив в сторону уже четвертый вариант, и посмотрела на свою хмурую дочь.

    - Дорогая, в конце концов они скоро станут нашими родственниками. Это будет некрасиво с нашей стороны, если мы не пойдем на примерку платья.

    - Ну, мама, - почти застонала Зена, - ну зачем я там?

    - Как это зачем? - рассеянно ответила герцогиня, в задумчивости выбирая между тремя оставшимися шляпами. - Ты же один из главных участников церемонии. Может быть, и тебе подберем какое-нибудь платье.

    Зена фыркнула.

    - И быть похожей на розовый торт? Благодарю покорно, - она откинулась на спину и уставилась в потолок. То, что отвертеться от поездки не удастся, она уже поняла. Теперь осталось смириться с тем, что ее тоже попытаются заставить померить что-нибудь из богатых запасов портнихи. Впрочем, всегда была надежда, что не окажется ее размера.

    Возможно, Зена и не отказалась бы проехаться по городу, если бы ей не нужно было делать это вместе с Габриэль. Вчера вечером она долго отмокала в ванной, пытаясь выкинуть из мыслей прелестные формы невесты брата. Это ей не удалось, и спать она легла с больной головой и жаром в низу живота. Промучившись полночи, она поняла, что заснуть не удастся, и спустилась в кухню, чтобы съесть чего-нибудь. Кто бы мог подумать, что мисс Макбрайд одолеет то же желание. И, разумеется, она гуляла по собственному дому без халата, в одной ночной рубашке. Но и это Зена выдержала бы, в конце концов не зря родные частенько звали ее воином за стойкость характера. Но столкновение в темной гостиной с Габриэль привело к тому, что они обе очутились на полу. Почувствовав под собой нежное тело девушки, Зена пару секунд просто пребывала в ступоре, потом, вскочив, опрометью бросилась к себе в комнату, заставляя себя не думать о том, где по чистой случайности оказались ее руки. И какой, скажите, после этого сон???

    - Машина готова, - донесся снизу голос леди Клариссы, и Зена нехотя встала. Ей предстоял долгий день.

* * * * *

    Габриэль не выспалась. А невыспавшаяся Габриэль являла собой грозное зрелище. Сегодня утром от нее уже влетело Ромэне, она нагрубила садовнику, разбила свою любимую чашку, а теперь еще узнала, что ей весь день предстоит провести с Зеной. Кошмарнее ситуации было просто не придумать. Девушка поморщилась, вспомнив прошлую ночь.

Дочитав книгу, она решила спуститься вниз и что-нибудь съесть. На нее частенько нападал голод после того. как она долго не спала. И все было бы хорошо, если бы в то же самое время мисс МакКуин не вздумалось прогуляться. Столкновение с ней в темной гостиной уже не несло с собой ничего хорошего, но валяться с ней на грязном полу??? И ладно бы просто упали, так ведь нет, упали так, что бедная Габриэль оказалась придавленной и к тому же стукнулась головой о ножку стола. Сегодня утром там обнаружилась огромная шишка. А вчера ночью ушибленное место сильно болело. И какой, скажите, после этого сон???

    - Машина готова.

    Габриэль сумрачно вздохнула и поднялась на ноги, готовая ко всем испытаниям, что сулил ей этот солнечный радостный день. В планах ее матери было сначала заехать к портнихе, посмотреть, готово ли платье, потом нанести визит старым друзьям, познакомить их с будущими родственниками, а затем отправиться по магазинам. Габриэль предпочла бы совершить только последнее деяние, но ее никто не слушал.

    Сзади раздались шаги, и Габриэль усмехнулась. Она уже имела удовольствие видеть сегодня Зену и успела убедиться, что для нее ночь прошла так же тяжело, как и для самой Габриэль. Она, правда, немного недоумевала, почему же не спалось Зене, но радость от того, что страдать придется не одной, затмевала это недоумение. "А папа с мужчинами отправились на охоту," - вдруг вспомнила Габриэль и сожалением вздохнула. Она бы тоже от этого не отказалась, но ее, опять же, никто не спрашивал.

    Зена издалека заметила светлую голову девушки, и мысль о том, что придется провести весь день рядом с Габриэль перестала казаться ужасной. "Ты же всегда любила преодолевать трудности, - сказала она себе. - Смотри на вещи проще. Скоро свадьба, и ты сможешь уехать отсюда." Но в глубине души жила мысль о том, что ей совсем не хочется уезжать.

    Габриэль подняла голову, глядя на приближающуюся Зену. Она была одета, как и вчера, только сменила рубашку, и Габриэль вдруг подумала о том, что местные сплетницы сотрут языки, обсуждая новых родственников Макбрайдов. "Ну и пусть, - со злорадством решила она, - кто-то должен привести в движение этот сонный омут."

    Она продолжала наблюдать за идущей Зеной, и ее сердце внезапно забилось чаще, когда она встретила взгляд светлых глаз. Ей захотелось улыбнуться, но она сдержала свой порыв. "Не стоит этого делать."

    Зена видела, что Габриэль смотрит на нее, и ее охватило желание улыбнуться, но она побоялась, что в ее улыбке девушка может прочесть то, чего ей пока не следовало знать.


* * * * *


    Дорога к портнихе пролегала через весь город, и Габриэль воспользовалась шансом, чтобы немного подремать. Свернувшись калачиком на заднем сидении, она, игнорируя насмешливые взгляды Зены, сладко заснула.

    Зена вздохнула и, приспустив стекло, подставила лицо прохладному ветерку. Она не испытывала большого удовольствия от того, что приходилось ехать на примерку, но глобально спорить с матерью ей не хотелось. Она и так делала это слишком часто. Поэтому она попыталась выглядеть счастливой и принялась рассматривать места, мимо которых они проезжали, благо леди Кларисса вела машину так медленно, что это можно было сделать.

    Кинотеатр. Заметив вывеску с названиями фильмов, Зена негромко присвистнула, чем заслужила неодобрительный взгляд Маргарет. Не обратив на него никакого внимания, Зена усмехнулась. В их городе "Унесенные ветром" шли лет 15 назад. Здесь же, видимо, время остановилось надолго.

    Бар. Его местоположение Зена запомнила, чтобы в будущем наведаться сюда, если станет совсем невмоготу.

    Магазин одежды.

    Супермаркет.

    Одежда.

    Продукты.

    "Черт побери, они, наверное, только и делают, что ходят по магазинам."

    Церковь. "Это уже интереснее." Зена не верила в бога, но всегда с удовольствием посещала церкви и соборы. Ей нравилась атмосфера, царящая в них.

    Лавка с автомобильными принадлежностями. Стоящий возле нее старичок, заметив глядящую на него Зену, приподнял соломенную шляпу и улыбнулся. Зена улыбнулась в ответ.

    Школа. Куча детей разных возрастов, бешено галдящих каждый о своем. Зена еле заметно поморщилась. Она не любила шум.

    - Ну, вот мы и приехали, - леди Кларисса аккуратно припарковала машину. - Выходим.

    Габриэль обреченно открыла глаза.


* * * * *


    Последняя примерка платья прошла успешно. Портниха обещала, что к свадьбе доведет его до совершенства, а Габриэль с облегчением подумала, что больше не придется стоять на табуретке по 2 часа, ожидая, пока приколют все булавки. "Вот Зене повезло," - с завистью подумала она. Герцогиня пыталась заставить дочь померить что-нибудь, но односложный ответ Зены моментально пресек все попытки. "Вот бы и мне так," - вздохнула Габриэль.

    Она уже час сидела в машине, а ее мать все никак не могла закончить разговор с портнихой. "Наверное, обмениваются последними сплетнями."

    Еще раз вздохнув, Габриэль повернула голову, решив понаблюдать за прохожими, и почти сразу же изумленно округлила глаза: неподалеку от нее стояла Зена, мирно беседующая с каким-то темноволосым парнем, по виду наемным рабочим. "Она же только вчера приехала! Откуда у нее здесь знакомые?!"

    - Зена, я знаю, ты меня не послушаешь, но все-таки: банда Псов очень опасна, - мужчина, тревожно поблескивая карими глазами, смотрел на Зену. Она потрепала его по плечу.

    - Не волнуйся, Патрик, я обо всем позабочусь.

    Патрик Джеймисон с сомнением покачал головой. Они с Зеной не виделись больше 2-х лет и вряд ли рассчитывали встретиться здесь, но судьбе было угодно вновь свести их.

    Они познакомились 7 лет назад, когда Зена, тогда еще 19-летняя девчонка, приехала в его родной город на учебу в университете. О том, что она дочь герцога МакКуина, знали все, но она никогда не делала из этого события, и за это ее уважали. Патрик пытался было завести с ней роман, втайне рассчитывая на приданое, но, застав ее на заднем дворе университета в обнимку с девушкой, понял, что пролетел. Впрочем, его не волновало, с кем Зена предпочитает спать, и очень скоро они стали хорошими друзьями. Он познакомил ее со своими приятелями, и, казалось, все было хорошо. Но в один прекрасный день в город нагрянула банда Псов под предводительством Грея, который считал себя хозяином всех и вся. Именно тогда Зена уехала по делам, а вернувшись, узнала, что ее подруга лежит в больнице со сломанным позвоночником. Она отказалась пойти с ребятами из команды Пса, и те в отместку жестоко избили ее. Врачи сомневались, что она когда-нибудь сможет ходить.

    В тот вечер Патрик впервые понял, что такое ярость. Настоящая ярость, сметающая все на своем пути. Она была в глазах Зены, когда та, не сказав ему ни слова, подхватила свою куртку и исчезла в ночи. Она была в ее глазах, когда она вернулась через час с окровавленными руками и огромной раной на спине. И она осталась там на следующий день, когда газеты запестрели заголовками об убийстве членов банды Псов. Это посчитали пьяной дракой между своими, и только Патрик знал правду.

    Подруга Зены умерла через 2 недели. На ее похороны собрался весь университет. Диана - так ее звали - была чудесной девушкой, веселой и общительной. Многие искренне плакали. Но не Зена. Она лишь положила цветы на ее могилу и широкими шагами ушла с кладбища. Большинство знали, что они с Дианой любили друг друга, а некоторые не сомневались, что к гибели участников банды причастна именно Зена. Но вслух этого не произносилось, а Патрик молчал.

    После этого Зена углубилась в изучение восточных единоборств и различного оружия. Меньше, чем за 2 года она освоила кучу предметов, названия которых Патрик просто не знал. Она и раньше не была слабой, но он был поражен, когда увидел, как она без особого напряжения гнет железные пруты. В ее обманчиво тонких руках крылась невероятная сила.

    Так продолжалось несколько лет. Потом учеба закончилась, и, прощаясь с Зеной, Патрик не мечтал когда-либо вновь увидеть ее. Он уехал из столицы и обосновался в этом маленьком городке, подальше от суеты мегаполиса. И вот она стояла перед ним, все такая же высокая и уверенная в себе, ничуть не изменившаяся за прошедшее время. Патрик рассказал ей о том, что Грей теперь обитает поблизости, и в ее холодных глазах засверкал стальной оттенок. Она ничего не забыла и готова была мстить снова и снова, пока последний из них не подохнет у нее на руках.

    - Зена, - Патрик неловко переступил с ноги на ногу, - я прошу тебя, будь осторожна.

    Зена усмехнулась.

    - Разве я когда-то была другой? - она тепло обняла мужчину. - Было очень приятно увидеться в тобой.

    - Мне тоже, Зена, - он вздохнул, выпуская ее из объятий. - И помни: живой ты мне нравишься больше.

    Зена громко расхохоталась, не обращая внимания на удивленные взгляды прохожих, не привыкших, чтобы девушки так себя вели.

    - До следующей встречи, - Зена еще раз улыбнулась своему другу и направилась к машине, откуда на нее взирали 3 пары глаз. "О, боже, - подумала Зена, - только не это!"

    - Кто это был? - несчастным тоном осведомилась герцогиня. - Он собирается на тебе женится?

    Почти забравшаяся внутрь Зена подавилась кашлем.

    - Мама, это всего лишь старый друг из университета. Какая свадьба?

    Маргарет поджала губы.

    - Учти, принесешь ребенка, отец лишит наследства.

    - О, насчет этого не волнуйся, - уверила ее Зена. - Подобного не случится, я обещаю.

    Женщина вздохнула.

    - Хотелось бы надеяться.

    Леди Кларисса успокаивающе потрепала ее по руке и завела мотор.

    Через пару минут обе матери вновь занялись обсуждением предстоящего торжества. Габриэль, не принимающая участия в разговоре, внимательно смотрела на Зену. То, что не заметили остальные, не укрылось от взгляда девушки: после общения с тем мужчиной Зена изменилась. И Габриэль не понимала, с чем это связано. Она и раньше ощущала исходящую от Зены силу, но сейчас она была просто раздавлена ею. Она лилась отовсюду: из глаз, ставших ледяными и чужими, из того, как Зена сидела, как дышала, как смотрела на проносящиеся мимо дома. И Габриэль не удивилась, когда, коснувшись руки высокой женщины, ощутила под ладонью напряженные, как камень, мускулы.

    - Зена? - осторожно спросила она. - Что с вами?

    Зена обернулась, и на мгновение Габриэль показалось, что она ее не узнает. Но Зена пару раз моргнула, и все встало на свои места.

    - Все нормально, - чуть резковато ответила она. - Не о чем беспокоится.

    - Но я же вижу, - настаивала Габриэль. Зена усмехнулась и наклонилась к ней.

    - Не советую вам лезть в мою душу, - она сделала паузу. - Вам там не понравится.

    После этих слов она снова уставилась в окно, а Габриэль еще долго боролась с дрожью, прокатившейся сквозь ее тело. Она боялась.


* * * * *


    - Как прошел день? - лорд Артур поднялся с кресла, увидев входящих в гостиную женщин. Леди Кларисса вымученно улыбнулась, снимая шляпу и кладя на стул сумочку.

    - Начало было многообещающим, но концовка...

    - Ты же знаешь миссис Тернер, папа, - Габриэль без сил опустилась на диван. - Она должна знать все подробности и лучше, если ей их повторят раза три.

    - Бедные вы мои, - засмеялся Макбрайд, раскуривая сигару. - Через что вам пришлось пройти!

    - Вы напрасно иронизируете, сэр, - из соседнего кресла донесся голос Джастина, которого поначалу Габриэль совсем не заметила. - Однажды мне довелось побывать в доме у подобной особы. Я до сих пор благодарю бога, что мне удалось вырваться оттуда живым.

    Громкий хохот заглушил последние его слова. Габриэль для приличия тоже улыбнулась, хотя ничего особо смешного не заметила.

    - Наконец-то я дождался возвращения моей драгоценной невесты, - Джастин гибким движением вскочил на ноги, и Габриэль не успела и глазом моргнуть, как он уже оказался возле нее. - Надеюсь, никто не будет возражать, если я ее поцелую?

    - Действуй, мой мальчик, - благодушно махнул рукой лорд, и в ту же секунду губы молодого человека прижались к губам растерявшейся девушки. Все произошло очень быстро, и Габриэль не поняла, понравилось ей или нет, ведь это был ее первый поцелуй.

    Зена, мрачно наблюдающая за всеобщим весельем, громко кашлянула:

    - Надеюся, я сегодня никому не нужна? - и, не дождавшись ответа, она, перепрыгивая через 3 ступеньки, поднялась к себе в комнату.

    - Что с ней? - герцог МакКуин недоуменно посмотрел вслед дочери. Его жена лишь пожала плечами.

    - Ох, - спохватилась вдруг леди Кларисса, - Роми ведь еще у Полли. Габриэль, будь душкой, сбегай за ней.

    - Конечно, мама, - подавив недовольный вздох, девушка отправилась к двери. "Подумать только, я впервые поцеловалась и должна тут же идти за этой мелюзгой. Вот всегда так!"


* * * * *


    Оказавшись у себя, Зена, не раздеваясь, бросилась на кровать. Встреча с Патриком разбередила старые раны, и самым плохим было то, что нельзя было ни с кем поделиться. Никто не знал о случившемся, а рассказывать о том, что она собственноручно прикончила ублюдков, убивших ее возлюбленную, Зена не рвалась сама.

    Она перевернулась на живот, обхватив руками подушку. Перед ее глазами стояло лицо Дианы, такое, каким она его запомнила: доброе, открытое, веселое. Зена до боли закусила губу, чтобы не застонать. Она так любила эту девушку, что когда ее не стало, то показалось, будто мир тоже прекратил свое существование. Все вокруг слилось в один общий фон: голоса, люди, звуки. Осталась лишь пустота, наполненная горечью и желанием убивать.

    Зена помнила, как после смерти Дианы сбивала в кровь костяшки пальцев, лишь бы избавиться от мучительной жажды мести, пульсирующей у нее в висках. Тогда Патрик не отходил от нее ни на шаг, боясь за ее рассудок. Но она выдержала.

    Когда она вернулась домой, родные поразились перемене. Они знали ее, как веселую общительную девочку, всегда готовую посмеяться, а теперь перед ними стояла высокая мрачная женщина с холодным взглядом безжалостных синих глаз. Взглядом убийцы.

    Зена снова легла на спину, изучая ровный белый потолок. Боль от потери любимой со временем перестала быть постоянной, но жажда крови осталась. И если Псы вздумают явиться сюда, она напомнит им об их самом страшном сне.


* * * * *


    Спустя 20 минут она спустилась вниз, почувствовав голод. Стол был уже накрыт, и она с удовольствием вдохнула аппетитные ароматы.

    - Мы не будем ждать Габриэль? - поинтересовался Джастин, занимая свое место. Зене резко обернулась к нему.

    - А где она?

    Брат пожал плечами.

    - Пошла забирать сестру от подруги.

    Зена схватила его за лацканы пиджака.

    - И ты отпустил ее одну так поздно?! - "Черт, и именно тогда, когда Патрик рассказал мне о Грее!"

    - Зена, зачем так нервничать? - вмешалась леди Кларисса. - Это недалеко, через 3 дома, к тому Габриэль часто туда ходит, так что...

    Но Зены уже не было в комнате, лишь сиротливо поскрипывала распахнутая толчком плеча дверь.


* * * * *


    Габриэль знала, что настало время ужина, но сверкающие на небе звезды были так прекрасны, что она забыла об всем на свете. Ночное небо так редко бывало свободно от туч, что она просто не могла упустить такой шанс. "Ничего страшного не случится, если Ромэна побудет у Полли еще несколько минут, - подумала она, запрокидывая голову. - Я просто найду знакомые созвездия."

    Знакомых оказалось очень много, и она все стояла и стояла, обещая себе, что через минуту закончит. Увлеченная своим занятием, она не сразу обратила внимание на три темных силуэта, двинувшихся в ее направлении.

    - Эй, крошка, я к тебе обращаюсь.

    Габриэль повернула голову и недоуменно заморгала, стараясь разобрать, кто с ней говорит.

    - Это вы мне?

    - Тебе, кому же еще, - хрипло рассмеялся незнакомец. - Что такая милашка делает здесь в столь позднее время?

    Габриэль осторожно шагнула назад, и ее спина моментально уперлась в стену дома.

    - Жду своего парня, - она надеялась, что ее голос звучит достаточно уверенно. - Большого и сильного.

    - Неужели? - с издевкой произнес один из мужчин, перебросившись ухмылкой с остальными. - Ну, я так думаю, он не откажется, чтобы его девушка немного погуляла с нами.

    "Ну вот, - подумала Габриэль, вжимаясь в стену и зажмуривая глаза, - просто остановилась полюбоваться на звезды."

    И тут раздался крик. Нет, не крик, а, скорее, боевой клич. Это поняла даже Габриэль, вообще-то в боевых кличах не разбирающаяся. Она рискнула приоткрыть глаза и увидела, как откуда-то с крыши спрыгивает высокая фигура и знакомым голосом произносит:

    - Ее парень будет очень недоволен.

    "О боже," - задохнулась Габриэль. И сползла на землю.

* * * * *


    Зене хватило минуты, чтобы найти то место, где трое мужчин стояли перед Габриэль. Они в страхе отступили назад, когда фурия, носящая имя Зены, бросилась на них: она давно уже не позволяла причинять боль своим близким. Одного из нападавших она даже не коснулась: он просто напоролся на собственный нож, взвыл и, выронив лезвие, бросился в темноту. Зена позволила ему убежать и приготовилась к схватке с двумя оставшимися. Все происходило в относительной тишине, и она слышала дыхание Габриэль и стук собственной крови в висках.

    Когда бандиты, преодолев минутное замешательство, бросились на нее, Зена с силой оттолкнулась от земли и, прыгнув и перекрутившись в воздухе, аккуратно опустилась за их спинами. Каждый раз, применяя этот трюк, она знала, что рискует повредить себе. Вот и сейчас у нее сразу же заломило ноги и позвоночник, да так, что она на мгновение забыла обо всем, кроме боли, а через секунду уже лежала на траве, сбитая мужчиной. В голубые глаза Зены уставились налитые кровью глаза напавшего. Его руки сдавили горло Зены, пытаясь задушить, но она размахнулась и ударила. Удар был не очень силен, так как размах получился небольшим, однако, хватило и этого: мужчина выпустил Зену. Она моментально вывернулась из-под него, перекатилась и вскочила на ноги. Сразу же руки второго бандита обхватили ее, лишив возможности двигаться, и спина Зены прижалась к широкой мужской груди. Тем временем разбойник, которого она отшвырнула, оклемался, и голова Зены едва не оторвалась от сильнейшего удара. Она буквально тут же почувствовала, как на ее щеке расплывается синяк. Впрочем, она не была бы собой, если бы с ней было так легко справиться. Бандит согнулся пополам, когда Зена двинула его в самое уязвимое для мужчин место. Другому она со всей силы наступила на пальцы правой ноги, и он выпустил ее из своих объятий. Пока он прыгал, шипя от боли, Зена мощным ударом отправила его в глубокий и здоровый сон. Правда, и сама на мгновение скривилась от ломоты в кисти. Долго страдать не пришлось, поскольку на нее уже надвигался последний из соперников. Зена метнулась в сторону, подхватила упавший на траву нож, и, не теряя ни секунды, снова рванулась вперед. Вскоре бандиты позорно бежали, зажимая трясущимися руками свои раны.

    Быстро восстановив дыхание, Зена обернулась, ища глазами Габриэль. Девушка сидела около стены дома, съежившись и обхватив руками колени. "О господи, пусть она будет в порядке!"

    - Габриэль? - опустившись рядом с ней на корточки, Зена осторожно потрясла ее за плечо. - Все нормально?

    Габриэль взглянула на нее, и Зена поняла, что она плачет. Ее тело вздрагивало от тихих рыданий.

    - Ну, хватит, хватит, - забормотала мгновенно растерявшаяся Зена. Она могла уложить трех бандитов, но не знала, что делать с плачущей девушкой. - Все будет хорошо, Габриэль, я обещаю.

    Она протянула руку, чтобы коснуться светлых волос, и девушка вдруг кинулась ей на шею, рыдая уже в полную громкость.

    - Господи, они же могли... - ее голос прервался, и она снова заплакала. Зена осторожно обняла ее вздрагивающие плечи.

    - Шшш, не надо плакать, моя маленькая. Они больше тебя не обидят.

    Она хотела добавить что-то еще, но Габриэль внезапно принялась целовать ее лицо: брови, глаза, щеки.

    - Спасибо, - проговорила она, - спасибо, спасибо, спасибо!

    Зена хотела было поиронизировать над происходящим, но сердце у нее замерло, когда мягкие девичьи губы коснулись ее губ в почти незаметном поцелуе. Габриэль недоуменно отпрянула назад, не понимая, почему ее спасительница застыла, и в ту же секунду губы Зены вновь прильнули к ее рту в поцелуе, таком же горячем и уверенном, как и руки, обнимающие ее.

    В голове Габриэль вспыхнула и угасла мысль о том, что происходит что-то неправильное. Зачем Зена так целует ее?

    - Зена, - начала она, едва их губы разомкнулись, - Зена...

    - Да, - Зена снова притянула ее к себе, склонив к ней темную голову, и поцеловала. Ее губы были такими теплыми и настойчивыми. И Габриэль внезапно испугалась, когда сильные руки обхватили и сжали ее бедра.

    - Хватит! - она уперлась ладонями в плечи Зены, отталкивая ее от себя. - Перестаньте!

    Зена быстро отодвинулась, с испугом понимая, что ей не следовало целовать Габриэль. Поддаться сиюминутному желанию было так глупо!

    - Ну, вот, - хрипло сказала она, пытаясь сообразить, что бы такое придумать. - Зато вы больше не плачете.

    Габриэль прислушалась к себе.

    - Верно, - она почти рассмеялась от нахлынувшего облегчения. - Как же неприятно ощущать себя маленькой и слабой!

    Зена покачала головой.

    - Кто-то должен быть слабым, чтобы сильным было чем заняться.

    - Но почему я? - возмутилась Габриэль.

    - Потому что я не подхожу на эту роль.

    Зена не собралась шутить, но, видимо, Габриэль это показалось смешным, и она улыбнулась, потом подняла руку и несмело коснулась уголка рта Зены.

    - Что там?

    - Кровь. Крепко они вас.

    - Им не повезло больше, - Зена утерла лицо. Она бы никогда в этом не призналась, но у нее дико трещала голова, болела скула и ныли отбитые костяшки пальцев.

    - Плохо, если шрам останется, - задумчиво произнесла Габриэль. -Хотя, говорят, шрамы украшают.

    - Украшают, - согласно кивнула Зена. - Мужчин, а я, если вы еще не заметили, несколько другого пола.

    Девушка обдумала ее слова и покраснела, поняв, что сморозила глупость.

    - Пойдем домой? - спросила Зена, пряча усмешку.

    - Да, - ответила Габриэль, обрадованная тем, что ее промах не вынесен на обсуждение. - Пойдем.


Они забрали Ромэну и двинулись в обратный путь. Габриэль попросила Зену, чтобы та никому не рассказывала о случившемся, не желая быть предметом обсуждения всех сплетниц города. Зена на это согласилась легко, поскольку и сама не хотела, чтобы кто-нибудь еще узнал о ее познаниях в боевых искусствах. Хватит с нее и Габриэль. Габриэль...

    Зена все никак не могла успокоиться, пока они шли по пустым улицам. И почему она не сумела сдержать свой порыв? Что она теперь скажет Габриэль? Как обьяснит ей свои мотивы? Она не думала, что девушка поверила ей насчет истерики и методе ее излечения. А значит, дома ее ожидает трудный разговор. "Но у нее такие сладкие губы." Зена искоса взглянула на идущую рядом Габриэль. Она держалась за ее руку, и это легкое прикосновение наполняло душу Зены неизъяснимым блаженством. Она бы отдала все на свете, лишь бы снова поцеловать ее.


* * * * *


    Габриэль шла, слушая вполуха болтовню Роми и пытаясь сосредоточиться. Ей все казалось, что сегодняшний вечер - просто сон, который вот-вот кончится. Но вещью, убеждающей ее в обратном, была большая крепкая ладонь, которую она сжимала в своей руке, словно якорь. И ладонь эта принадлежала Зене.

    Еще вчера Габриэль с негодованием отвергла бы любую мысль о том, что будет спокойно идти рядом с мисс МакКуин и к тому же держать ее за руку. Но сейчас вся ее неприязнь к Зене казалась ей поступком, недостойным 17-летней девушки. "Она спасла меня," - подумала Габриэль, и эта мысль наполнила ее душу радостью. Кому-то она была небезразлична настолько, что он не побоялся вступить в схватку с хулиганами. И вдвойне приятно, что этим человеком оказалась Зена. "А как она дралась!" Габриэль даже зажмурилась, вспомнив те невероятные трюки, что выделывала темноволосая женщина. Где она этому научилась? А потом, как она была нежна, утешая плачущую Габриэль, обнимая ее, це...

    Габриэль чуть было не споткнулась на ровном месте. "Она целовала меня!" Даже в темноте можно было бы увидеть, как девушка покраснела. Для нее вообще это стало привычным делом с приездом семейства герцога МакКуина. "Целовала!" Габриэль задумалась, вспоминая Джастина. В поцелуе молодого человека не было ничего, о чем Габриэль могла бы рассказать своим подругам. С таким же чувством она целовала мать, отца, Ромэну. Но когда губы Зены приблизились к ее лицу... Габриэль тряхнула головой, отгоняя прочь смущающие ее мысли. "Я просто была в шоке, поэтому такие впечатления. Ничего больше." Она боялась признаться себе в том, что это волновало ее, вызывая дрожь в коленках и жар во всем теле. Она ничего не знала о подобных вещах, но смутно чувствовала, что в них есть что-то такое, о чем невозможно говорить с родителями или друзьями. И она запретила себе думать об этом. По крайней мере, этим вечером.


* * * * *


    Едва захлопнув за собой дверь, Ромэна помчалась в столовую. Зена же с еле слышным вздохом облегчения опустилась на ближайший стул.

    - Вам что-нибудь надо? - обеспокоенно спросила Габриэль, прикидывая, нет ли у Зены каких-нибудь внутренних повреждений. Зена отрицательно мотнула головой и вдруг притянула девушку к себе на колени.

    - Посидите со мной, - она спрятала лицо в золотых завитках волос Габриэль и шумно выдохнула. Габриэль слегка напряглась, но не решилась протестовать: все-таки она спасла ее.

    - С вами точно все в порядке? - Зена что-то невнятно пробормотала, и девушка, подумав, что это можно расценить как "да", несмело обвила руками плечи своей защитницы. Она наконец-то могла сделать то, что хотела с самого начала: коснуться этой черной гривы.

    Почувствовав, как нежные пальцы гладят ее волосы, Зена расслабилась и закрыла глаза. Она устала. Ей хотелось забраться в горячую ванну и забыть обо всем, что произошло. Однако, это было очень сложно. Грею непременно доложат, что в городе объявился защитник, и он быстренько сопоставит прошлое с настоящим. Следовало предпринимать решительные меры. "Завтра же я встречусь с Патриком, попрошу его достать мне какое-нибудь оружие. Но это завтра, а сегодня..." Зена подумала, что вполне можно на время оставить все это, и чуть крепче притянула к себе Габриэль, осторожно вдыхая аромат цветов, которым пахла девушка. Зена не знала, что это за цветы, однако, они ей уже нравились. "Могла бы я полюбить ее?" - руки Зены слегка задрожали. Она сомневалась насчет этого, но одно она знала точно: она хочет эту девушку. Хочет так сильно, как никого и никогда. Схватить, сжать в объятиях и не отпускать так долго, как это возможно. Услышать, как Габриэль шепчет в ночи ее имя, пока она покрывает поцелуями ее обнаженное тело, стремясь возвести ее душу на немыслимые высоты блаженства.

    Габриэль не знала, о чем думает Зена, но ей нравилось быть вот так с ней. Просто сидеть, обнимая, чувствуя, как расслабляется в ее руках сильное тело. Она даже забыла о том, что случилось часом раньше. Габриэль усмехнулась, подумав, что, наверное, в ней просыпаются материнские инстинкты.

    - Хотите, я приготовлю вам ванну? - прошептала она ей на ухо. Зена улыбнулась.

    - Вы просто читаете мои мысли, - ответила она. - Но ванна подождет. Побудьте со мной еще.

    Дверь в комнату распахнулась, и внутрь буквально влетела запыхавшаяся Ромэна.

    - Вы идете... - начала она и тут же осеклась. Слегка покраснев, она попыталась отдышаться, и, когда ей это удалось, продолжила:

    - Там десерт подают.

    - Когда входишь, следует стучать, - чуть суховато ответила Габриэль, вставая с колен Зены. Зена незаметно улыбнулась. Ее немного удивил подобный тон девушки. Она поднялась вслед за ней.

    - Попробуем узнать, оставили ли они что-нибудь для нас, - улыбнулась она, с удовольствием наблюдая ответную улыбку Габриэль. "Может быть, все не так уж плохо, - подумала Зена, идя за девушкой. - Может, я все делаю правильно."

    - Ну, вот и вы, наконец, - с облегчением вздохнула леди Кларисса, глядя на свою дочь. - Где вы были так долго? Мы уже начали волноваться.

    - Просто загулялись, - ответила Габриэль, предупреждающе посмотрев на Зену. Но та и не собиралась открывать рта: она ведь обещала молчать.

    В столовую быстрым шагом вошел лорд Макбрайд. По его было видно, что он чем-то очень взволнован.

    - Все в порядке, дорогой? - обратилась к нему леди Кларисса. Мужчина уселся на стул и залпом осушил бокал вина.

    - Ужасные новости.

    - Что случилось?

    Лорд Артур с сожалением взмахнул рукой.

    - Умер наш священник.

    - Боже, какая жалость, - леди Кларисса зажала рот ладонью. - Но ведь это значит...

    Ее муж кивнул.

    - Да, свадьбу придется отложить.

    - Почему? - быстро спросила Зена. Мужчина повернулся к ней.

    - Все дело в том, девочка моя, что нового священника нам смогут прислать лишь через полтора месяца. Я просил сделать это как можно скорее, но вы же знаете, как все затягивают эти чиновники.

    Джастин, внимательно слушающий разговор, улыбнулся.

    - Ничего страшного, сэр. За это время мы с Габриэль сможем узнать друг друга получше, правда, дорогая? - он поцеловал руку смутившейся девушки. "Да, - подумала Зена, наблюдая за братом, - я постараюсь, чтобы мы с Габриэль узнали друг друга поближе. Будь уверен."

    - Но у меня есть и хорошая новость, - лорд Артур с довольным видом откинулся на спинку стула. - Завтра к нам приезжает твоя сестра.

    Леди Кларисса удивленно изогнула брови.

    - Рина? Но я думала...

    - Да, она сначала хотела прибыть аккурат к свадьбе, однако, поезда в тот день нет. Пришлось менять планы.

    Его жена просияла улыбкой.

    - Но это же замечательно! Мы так давно не виделись! - она повернулась к герцогине. - Вам будет интересно пообщаться с ней. У нее есть дар ясновидения.

    - Она может предсказывать будущее?

    - К сожалению, нет, но зато прошлое лежит у нее на ладони.

    Маргарет передернула плечами.

    - Но ведь тогда она может узнать самые сокровенные тайны каждого из нас.

    Герцог МакКуин добродушно засмеялся.

    - Дорогая, ты хочешь сказать, что в твоем прошлом есть что-то, что мне неизвестно?

    - Конечно, нет, - с возмущением отозвалась Маргарет. - Иногда твои шутки абсолютно несмешны.

    Впервые в жизни Зена была согласна с матерью. Ей совсем не хотелось, чтобы ее прошлое вдруг выплыло наружу. Она представить себе не могла, что будет, если родители узнают о времени ее учебы в университете. Нет, избавьте ее от такого удовольствия.


* * * * *


    Ночью началась гроза. Лежа в кровати и закутавшись по горло в одеяло, Габриэль вздрагивала при каждой вспышке молнии и думала о том, когда же закончится это безумие. Она ненавидела грозы. Ну, ненависть, возможно, слишком сильное слово для описания ее чувств, но любовью тут и не пахло. Она прекрасно помнила, как в детстве они с Роми заблудились в лесу. Естественно, в сильнейшую грозу. А буквально за несколько дней до этого отец рассказал им о шаровых молниях, о том, как они якобы реагируют на любое, даже самое незаметное движение, и, подлетая к человеку, сжигают его дотла. Не в меру богатое воображение Габриэль моментально представило себе эту картину, и девочка еще долго не могла спать после такого рассказа. А на Ромэну он не произвел никакого впечатления.

    И вот в тот день, стоя посреди леса, Габриэль чувствовала, как бешено колотится ее сердце. Она боялась просто сдвинуться с места, не то, что куда-то идти. Роми схватила ее за руку и потащила за собой. Габриэль покорно шла за ней с плотно зажмуренными глазами, при каждом звуке грома втягивая голову в плечи и ожидая, когда же ее тело превратится в горстку пепла. С тех пор она не любила дождливые ночи, норовя при случае нырнуть под одеяло к леди Клариссе и, прижавшись к ней, потребовать рассказать какую-нибудь сказку. Но сейчас она уже выросла, а взрослые так себя не ведут.

    Очередной раскат грома заставил ее вскрикнуть. "Еще как ведут," - решительно сказала она себе и, соскочив с кровати, бросилась в коридор.

* * * * *


    Открывая дверь своей спальни в ответ на тихий стук, Зена совершенно не рассчитывала обнаружить за ней переминающуюся с ноги на ногу смущенную Габриэль.

    - Да? - Зена изогнула бровь. Девушка смутилась еще больше.

    - Там гроза, - пролепетала она, - и я подумала... - она окончательно замолчала, уже ругая себя за то, что пришла сюда. Но не к матери же ей в самом деле идти. Зена отошла назад, пропуская ее в комнату.

    - Прошу.

    Немного поколебавшись, Габриэль проскользнула внутрь. Уютно потрескивал камин, бросая на стены причудливые отблики, было тепло и, единственным, что огорчило девушку, оказалось распахнутое настежь окно, ничуть не скрадывавшее звуков грозы.

    - Я люблю дождь, - сказала Зена, заметив, куда устремлен взгляд Габриэль. Габриэль мотнула светлой головой. Ей было все равно, лишь бы не оставаться одной.

    - Итак, - Зена обошла ее, и теперь они стояли лицом к лицу, - вы хотите спать здесь?

    Говоря это, она почувствовала, как у нее замирает сердце. Лежать рядом с Габриэль и не иметь возможности обнять ее, прикоснуться губами к ее волосам, вдыхая их аромат... Возможно, это будет сложнее, чем кажется.

    - Если можно, - Габриэль замерла, не зная, что за ответ ее ждет. Она не знала также, какой ответ ее обрадует. Ее разум почему-то настойчиво предлагал ей уйти отсюда немедля, пока не стало слишком поздно. "Поздно для чего?" Габриэль недоуменно нахмурилась.

    Зена улыбнулась.

    - Можно.

    Она подошла к кровати и приглашающе откинула одеяло.

    - Забирайтесь.

    Габриэль с удовольствием воспользовалась приглашением и юркнула в тепло. Зена посмотрела на нее. Она совсем не ожидала, что эта девушка окажется в ее постели так скоро. Но может, так оно и должно быть?

    Зена последовала за Габриэль, устраиваясь на другой половине, как можно дальше. Сегодня она себе не доверяла.

    - Я прошу прощения, что ворвалась так внезапно, - шепот Габриэль нарушил тишину, воцарившуюся было в комнате. Зена тихо вздохнула.

    - Ничего страшного, я все равно не спала.

    Это было правдой. Она просто смотрела на темное небо, разрывающееся на части белыми ножницами молний, и слушала шум дождя, выкинув из головы все мысли.

    - Зена, - снова заговорила Габриэль, - спасибо вам за то, что вы меня защитили сегодня.

    - Не стоит благодарностей. Я сделала то, что должна была.

    - А как вы узнали, что случилось?

    - Я просто подумала, что уже слишком поздно для долгих прогулок. Что вы там делали?

    - Решила полюбоваться на звезды.

    Зена хмыкнула.

    - Я же не знала, что так случится, - начала оправдываться девушка. - В следующий раз возьму вас с собой.

    - Договорились.

    Габриэль ненадолго замолчала, потом робко спросила:

    - Можно, я придвинусь ближе?

    Зена задержала дыхание. Больше всего на свете она хотела бы сказать девушке правду, что ее красота затмевает здравый смысл, что ее глаза как два огромных моря, в которых хочется утонуть. Что Зена хочет быть с ней, прямо сейчас, когда небеса играют грохочущую музыку ночи. Но она знала, что не скажет этого, поэтому просто кивнула, ощутив, как внезапно пересохло горло.

    Габриэль нерешительно передвинулась. Странно, ей хотелось обнять эту женщину, с которой они никак не могли сойтись во мнениях. От Зены исходила уверенность, сила и что-то еще, чему девушка не могла подобрать названия. Словно они знакомы уже много лет, но не помнят об этом. И Габриэль поддалась своему желанию, ощутив, как напряглось и тут же расслабилось тело Зены, когда она прижалась к ней.

    - Расскажите мне что-нибудь, - Габриэль запрокинула голову, глядя в голубые глаза, такие серьезные сейчас. Зена усмехнулась.

    - А ваша мама говорила мне, что это вы любите сочинять истории.

    - Иногда, - призналась Габриэль. - Но не сегодня.

    - Я не умею этого, - попыталась Зена отвертеться от непривычного занятия, но Габриэль просяще улыбнулась.

    - Пожалуйста?

    И Зена сдалась. К тому же, ей вдруг подумалось, что она уже была в подобной ситуации. Только тогда сказку ей рассказывала Диана.

    - На Земле есть место, - начала она, - где не ступала нога человека. Там прекрасные синие озера, высокие водопады и зеленые луга. Там не бывает зим, лишь раз в году, в самый короткий день, выпадает снег. И на огромной равнине, что раскинулась посреди той страны, вырастают снежные цветы. Они ослепительно белые, но среди них обязательно есть один красный, словно капля крови. И в самую полночь, когда серебряная луна выползает из-за туч, чтобы посмотреть на то, что творится в ее владениях, на той равнине появляются призраки. Они приходят ниоткуда, из реальности, которой уже не существует, потому что она кончилась много лет назад вместе с их жизнями. Они парят в воздухе, среди вновь начавшегося снегопада, и на их бледные лица падает рассеяный свет луны. Их танец продолжается до самого рассвета, и с первым лучом солнца они уходят, чтобы однажды вернуться обратно...

    - Красиво, - сонно отозвалась Габриэль. Она уже свернулась калачиком около Зены, и ее теплое дыхание щекотало шею. - А говорили, что не умеете.

    - Я и не умею, - тихо сказала Зена. - Это рассказывала мне подруга. Она верила, что после смерти мы тоже окажемся там, и будем встречаться под медленно кружащими снежинками, чтобы потом снова расстаться.

    - Расставаться - это плохо, - Габриэль вздохнула. - Где теперь ваша подруга?

    Зена долго молчала, не желая отвечать

    - Она на той равнине, - ответила она, наконец, но Габриэль ее уже не слышала: она крепко спала. Зена осторожно провела ладонью по светлой голове, приткнувшейся к ее плечу. "Спи, - с нежностью подумала она, - и пусть твои сны будут хорошими."


* * * * *


    ...Я стою на полу в большой комнате, но, может быть, она кажется такой оттого, что я сама неожиданно маленькая. Вокруг меня снуют чьи-то тени, слышатся голоса, негромкий смех. Мне почему-то одновременно и страшно, и любопытно. Передо мной дверь. Обычная дверь, белая, с царапинами. А за ней - неизвестность. Я хочу войти, но что-то удерживает меня от этого шага, что-то очень неясное. Наконец, я пересиливаю себя и распахиваю дверь, замерев на пороге. За ней ничего нет, только серые тучи над головой да пустая серая земля, сливающаяся с низким небом. Почти абсолютная пустота: ни деревьев, ни одной живой души. Даже ветра нет. Я все стою на пороге, не решаясь сделать шаг вперед, но и пятиться назад тоже не хочу. Голоса за моей спиной становятся громче и отчетливее, я начинаю различать слова: "Она не сможет, она никогда не сделает этого и будет вечно пребывать по эту сторону," злобно шипит кто-то, но другой голос ему возражает: "Она уже стоит на распутье. Это трудно, но она сумеет." "Никогда, она слаба, она всегда была слабой и только пряталась за маской силы."

    Меня начинает злить столь открытое обсуждение моей персоны. Да, я не идеальна, но разве я стараюсь казаться сильной? Теперь мне думается,что вся моя жизнь прошла в этом состоянии, когда стоишь на узкой планке и не решаешься сделать шаг. Назад идти стыдно, да и тени не дадут этого сделать, а впереди - полная безвестность и серый полумрак.

    Я продолжаю стоять, лихорадочно ища выход из такой ситуации, но его нет: вперед или назад. Ни тот, ни другой варианты меня не устраивают, поэтому я стою. И у меня появляется ощущение, что мое нынешнее состояние будет длиться вечно..."


* * * * *


    Зена открыла глаза. Этот сон снился ей не первый раз, и она уже знала его наизусть. Она не понимала, с чем он связан, да ей и не особо хотелось вникать в него. У нее и без того было слишком много проблем, чтобы еще копаться в своих кошмарах. Внезапно ей вспомнилось, что Диана всегда хорошо толковала ее сны. "Диана..."

    - Зена, - тихий голос отвлек ее от тягостных раздумий, и она взглянула на Габриэль, свернувшуюся рядом с ней. - Зена, что вы делаете?

    - Я вам снюсь, - ворчливо ответила Зена. - Спите, - она не была настроена болтать.

    Габриэль опустила голову на подушку рядом с головой Зены и почувствовала, как Зена осторожно обнимает ее.

    - Спите, - шепотом повторила Зена. Дрова в камина затрещали, и стало темно, но Габриэль успела увидеть, как загорелись в глубине глаз Зены крошечные капельки слез, чей блеск был подхвачен искрами, вылетевшими из погасшего пламени...


* * * * *


    Габриэль еще долго не могла заснуть. Она лежала, свернувшись клубочком, и с каждой вспышкой молнии все крепче прижималась к Зене. Сильная рука притягивала ее к себе, и Габриэль старалась шевелиться как можно меньше, чтобы не потерять эту защиту. Она затаила дыхание, пытаясь понять, спит Зена или нет, но шум дождя мешал ей это сделать. Тогда она чуть отклонила голову. "Мне показалось или она действительно плакала?" - подумала девушка, разглядывая четкие черты лица мисс МакКуин. Ей не верилось, что эта сильная насмешливая женщина способна на такое. "Наверное, ей что-то приснилось." Габриэль и самой иногда снились такие сны, после которых она просыпалась в слезах, хотя и не помнила при этом, что конкретно ей снилось.

    Габриэль тихо улыбнулась. Ей было так спокойно лежать здесь, в этой комнате, в этой кровати, слушая мерное дыхание Зены и чувствуя тонкий аромат горького миндаля, исходящий от ее кожи. "Смотри, не привыкай, - шутливо сказала себе Габриэль. - Вряд ли Зена согласится делить с тобой постель каждую ночь."

    Поскольку она не знала, что именно это и входило в ближайшие планы Зены, то со спокойным сердцем закрыла глаза и отдалась во власть Морфея.

Глава 3

    Габриэль проснулась рано, что было удивительно, учитывая, что рано она просыпалась только два раза в год: на Рождество и в свой день рождения. В другие дни подарков ей обычно не дарили, а значит, и вставать чуть свет не было смысла.

    Габриэль моргнула, когда солнечный лучик весело запрыгал по сиреневым обоям комнаты. "Сиреневым? Странно, мне всегда казалось, что они у меня желтого цвета. Когда их успели поменять?" Она хотела встать, чтобы проверить, не обманывает ли ее зрение, но длинная рука, обнимающая ее за талию, не позволила ей этого сделать.

    - Еще рано, детка, поспи немного, - низкий хриплый голос заставил волоски на шее Габриэль встать дыбом, а горячее тело, прижавшееся к ее спине, окончательно убедило девушку в том, что она сошла с ума. Или ночевала не у себя.

    "Ну, конечно, - вспомнила она, с облегчением вздыхая, - вчера была гроза, и я пришла к мисс МакКуин. Значит, - тут девушка округлила глаза, - значит, это ее рука сейчас сжимает мою грудь!"

    Габриэль нервно дернулась, моментально припомнив и вчерашнее происшествие, и тот поцелуй, так ее взволновавший. А теперь еще и это... Она совершенно растерялась, почувствовав, как теплые губы касаются ее шеи.

    - Расслабься, - пробормотала Зена. - Все было замечательно. Я была бы непрочь это повторить.

    Брови Габриэль полезли на лоб, - "О чем это она?" - и она с визгом выскочила из постели, едва рука Зены двинулась ниже, по ее животу и дальше.

    - Мисс МакКуин, - злобно прошипела она, - что вы себе позволяете?

    Голубые глаза Зены открылись. Пару мгновений она просто смотрела на пыхтящую Габриэль, потом кашлянула.

    - Мне снился сон, мисс Макбрайд, - это было единственное, чем она надеялась объяснить свое поведение. - И я, кажется, приняла вас за другую... другого, - быстро поправилась она, но Габриэль этой оговорки не заметила.

    - Надеюсь, что это так, - ледяным тоном произнесла девушка, переступая с ноги на ногу, и Зена усмехнулась, поняв, что она стоит на холодном полу.

    - Идите обратно в постель, - она приподняла одеяло и, видя, что Габриэль колеблется, добавила: - Обещаю больше не спать и не видеть снов.

    Габриэль фыркнула и, надменно встряхнув волосами, приняла предложение, поскольку ей действительно было холодно. Уютно устроившись, она с удовлетворением вздохнула и посмотрела на Зену. Та лежала, подперев голову ладонью, с любопытством изучая лицо девушки.

    - Что?

    - Ничего, - Зена улыбнулась, но эта улыбка относилась скорее к ней самой, чем к Габриэль. После смерти Дианы она ни с кем не оставалась до утра, во всяком случае, не спала в одной постели. Бывали ночи безудержной страсти, длящиеся до восхода солнца, но свой сон она не делила ни с одной девушкой вот уже 4 года. Неудивительно, что, проснувшись, она не удержалась и попыталась притянуть к себе мисс Макбрайд. Она ведь даже не сразу сообразила, почему лежащая рядом с ней девушка не отвечает на ее прикосновения, а с воплем ужаса выскакивает из-под одеяла и пытается убежать. "Боже, Зена, скоро она начнет шарахаться от твоей тени. Нельзя же быть такой настойчивой, - сказала себе Зена и тут же ответила: - Можно."

    - Почему вы так на меня смотрите? - нервно спросила Габриэль, до горла натягивая одеяло. Она уже начинала жалеть, что пришла вчера в эту комнату. Мисс МакКуин продолжала улыбаться.

    - Я тут подумала, что грозы вы боитесь гораздо больше, чем меня. И это не может не радовать.

    Габриэль медленно покраснела, поняв намек. Она вновь слезла с кровати и, не оглядываясь, гордо прошествовала к выходу. Только, очутившись в коридоре, она позволила себе ускорить шаг. "Нельзя дать этой высокомерной дылде подумать, будто я стала лучше к ней относиться после того, как она спасла мне жизнь. Покажешь ей палец, а она откусит руку." С этой мыслью она вбежала к себе и с облегчением захлопнула за собой дверь. Надо было привести себя в порядок к приезду тетушки Рины.


* * * * *


    Леди Кларисса задумчиво раскладывала пасьянс. Сегодня у нее никак не получалось добиться желаемого результата, но она не оставляла попыток. Артур иногда смеялся, говоря, что только ее настойчивость заставила его жениться на ней. Отчасти он был прав. Против их брака были обе семьи, и им пришлось сбежать из дома, чтобы обрести свое счастье. Этот побег был полностью идеей леди Клариссы, и она ни разу еще не пожалела о принятом решении. Артур стал тем мужем, о котором она всегда мечтала: добрым, заботливым, хозяйственным, безмерно любящим ее и дочерей. Именно такого супруга женщина хотела для своих девочек. Особенно для старшей. И, кажется, скоро это желание сбудется.

    - Прошу прощения, - в дверь просунулась темноволосая голова дочери герцога МакКуина. - Вы не скажете, где у вас лежит телефонная книга?

Леди Кларисса оторвала взгляд от карт и сфокусировала его на Зене.

    - Конечно, дорогая, в тумбочке под телефоном.

    - Спасибо.

    Женщина проследила за тем, как закрылась дверь, и тихонько вздохнула. Она немного сочувствовала Маргарет. Иметь такую дочь... Нет, Зена нравилась леди Клариссе, однако, она не знала, что было бы, если бы Габриэль была такой же. "Она вся такая... необычная." Леди Кларисса воспитывалась в семье, где женщине отводилось определенное место матери и жены. Все остальное не приветствовалось. Но Кларисса с трудом представляла, какая жена может получиться из наследницы состояния МакКуинов. "Впрочем, - призналась она себе, - мне ведь тоже когда-то хотелось быть независимой от мужа и родителей. Так разве плохо, что Зена смогла этого добиться?"

    Она тряхнула головой и попыталась вновь сосредоточиться на пасьянсе. Но тут вокруг ее плеч обвились чьи-то теплые руки.

    - Доброе утро, мамуля, - жизнерадостно поприветствовала ее Роми, звонко целуя женщину в щеку.

    - Доброе, - улыбнулась Кларисса своей младшенькой. - Как спалось?

    - Просто великолепно, - Ромэна вся лучилась счастьем. - Ах, мам, я так рада, что сегодня приезжает тетя Рина!

    - Не ты одна, - в столовую, отчаянно зевая, вошла Габриэль. Она поморщилась яркому солнцу, бьющему прямо в распахнутое окно, и

    рухнула на стул.

    - Что у нас на завтрак? - осведомилась она, оглядывая почему-то не накрытый стол. Леди Кларисса собрала карты, потеряв надежду что-нибудь от них получить.

    - До завтрака еще больше часа.

    - Как? - в один голос воскликнули сестры.

    - Вы сегодня очень рано проснулись, - Кларисса встала и, подойдя в шкафу, положила колоду в верхний ящик. - Габриэль, ночью была гроза. Ты в порядке?

    Девушка скорчила гримасу. Всем домашним была известна ее "любовь" к этому явлению природы, хотя она и старалась ее скрывать.

    - Все хорошо, мама.

    Роми хихикнула в кулачок.

    - Я подозреваю, что она спала лучше всех.

    - Что ты имеешь в виду? - навострила уши Габриэль.

    - Я зашла к тебе в комнату ночью, - пояснила девочка. - Но тебя там не оказалось.

    Габриэль покраснела.

    - Я ходила попить воды.

    Роми отрицательно мотнула головой.

    - Я подождала тебя, а через полчаса вернулась к себе.

    Габриэль побагровела.

    - Боже, - ахнула леди Кларисса, - только не говори мне, что ты была с Джастином.

    Габриэль возмущенно фыркнула.

    - Еще чего не хватало!

    - Дорогая, - мать ей явно не поверила, - ты ведь знаешь, что может случиться, если юноша и девушка были вместе?

    - Да не была я с ним! - начиная злиться, повторила Габриэль. Роми снова хихикнула.

    - Неубедительно, сестренка.

    "Ну, я до тебя еще доберусь", - мстительно подумала Габриэль, а вслух сказала:

    - Я была с Зеной.

    - С кем? - удивилась леди Кларисса.

    - Ну да, - Габриэль потупила очи. - Мы разговаривали, а потом я заснула у нее в комнате.

    Кларисса все еще недоверчиво хмурилась.

    - Правда, - Габриэль вздохнула, - можешь спросить у нее.

    Это было не самым лучшим вариантом, но выхода не было. Быть заподозренной в том, что эту ночь она провела с Джастином - это еще хуже, чем во всеуслышание признаться, что боишься грозы. Впрочем, все и так об этом знают. Габриэль раздраженно прикрыла глаза. День начался хуже некуда.

* * * *



    Зена сидела за столиком в углу и нетерпеливо рассматривала все прибывающую публику. Несмотря на середину рабочего дня бар был полон. Зена, оказавшаяся единственной женщиной здесь, ловила на себе любопытные взгляды проходящих мимо мужчин. "Ну, разумеется, - с усмешкой подумала она, - разве в их приличном городке порядочные дамы посещают злачные места?" Она мило улыбнулась официанту, подошедшему принять заказ, и попросила виски с содовой. Паренек попытался было предложить ей что-нибудь другое, однако вскоре сдался и исчез из виду. Зена откинула со лба челку и снова принялась следить за выходом. Они с Патриком договорились встретиться здесь в час дня, но мужчина задерживался. "Обычно считается, что опоздания - это привилегия женщин", - Зена откинулась на спинку стула и скрестила на груди руки. Ей начинало надоедать пристальное внимание посетителей. К ее большому облегчению в этот момент в дверях появилась долговязая фигура Патрика. Повертев головой, он в конце концов увидел ее и, умело лавируя между столиками, через несколько секунд оказался рядом.

    - Прошу прощения, - выпалил он, плюхаясь на стул.

    Зена вскинула брови.

    - Что-то случилось? - поинтересовалась она. Патрик округлил карие глаза.

    - Не у всех же папа миллионер. Остальному миру приходится работать.

    Зена вскинула руки.

    - Сдаюсь, виновата.

    - Ладно, - Патрик осмотрелся, подозвал официанта и, заказав пиво, вновь повернулся к сидящей напротив брюнетке. - Вторая встреча за два дня. Как ты меня разыскала?

    Зена пожала плечами.

    - Было бы желание, а остальное приложится.

    Мужчина хмыкнул.

    - Я и забыл, что у тебя много талантов.

    - Безусловно, - невозмутимо кивнула Зена, отпивая глоток своего виски, и добавила: - Мне нужно оружие.

    Патрик подавился пивом.

    - Ты что! - возмущенно зашипел он. - С ума сошла? Еще громче скажи, не все слышали.

    - Успокойся, - Зена поморщилась, - а то и правда все услышат.

    Патрик с грохотом опустил стакан и наклонился к собеседнице.

    - Зачем оно тебе?

    Зена тоже склонилась к нему.

    - Ты не догадываешься?

    - Если бы, - мрачно отозвался Патрик. - Кажется, зря я рассказал тебе про Грея.

    Голубые глаза сузились.

    - Так ты достанешь или нет?

    Мужчина покачал головой.

    - Это не так легко, как кажется. Здесь все сложнее, чем в столице. Каждый интересуется твоей жизнью.

    - Я в курсе, - сухо сказала Зена. - Да или нет?

    Патрик побарабанил пальцами по столешнице, раздумывая.

    - Не раньше, чем через четыре дня, - ответил он. - И все-таки, зачем?

    Зена глубоко вздохнула.

    - Вчера я столкнулась с тремя шавками Грея, - будничным тоном сообщила она. Патрик побелел.

    - Где?

    - Недалеко от поместья Макбрайдов.

    - Они напали на тебя?

    - Не на меня, - неохотно отозвалась Зена. - На Габриэль.

    Патрик немного повеселел.

    - Габриэль? Кто это?

    - Невеста моего брата, - Зена поморщилась при этих словах.

    - Она тебе нравится, - Патрик не спрашивал, а утверждал. Зена нахмурилась.

    - С чего ты взял?

    Мужчина довольно улыбнулся и откинулся назад.

    - Догадался. Более того, - он замялся, - твои глаза снова горят тем огнем, который вызывала в них Диана. Значит ли это, что ты смирилась с потерью?

    Зена помолчала, словно не собираясь отвечать.

    - Возможно, - тихо сказала она наконец. - Знаешь, рядом с Габриэль я чувствую какую-то завершенность, которой у меня не было даже с Дианой. Впрочем, - она тут же встряхнула головой, - мы отвлеклись. Так ты достанешь оружие?

    - Да, - твердо сказал Патрик. - Мы не можем позволить Грею безнаказанно хозяйничать в городе.

    Он хотел добавить что-то еще, но заметил, как вытянулось лицо Зены, и обернулся, желая проследить за ее удивленным взглядом.

    - А она что здесь делает? - пробормотала Зена себе под нос, наблюдая за маленькой фигуркой, нерешительно застывшей около дверей. Патрик понимающе усмехнулся.

    - Это Габриэль?

    Ничего не сказав, Зена одним движением поднялась на ноги и в несколько широких шагов очутилась рядом с девушкой.

    Габриэль испуганно охнула, когда высокая тень выросла прямо перед ней. Она уже ругала себя за то, что осмелилась переступить порог этого заведения. "Видно, мало мне было вчерашнего происшествия."

    - Поразительно, мисс Макбрайд, у вас талант находить неприятности, - сказала тень до боли знакомым голосом. Габриэль пригляделась получше.

    - Мисс МакКуин, - с явным облегчением произнесла она. - А я вас ищу.

    Зена быстро оглянулась, подозвала Патрика, расплатившегося за выпивку, и, крепко схватив девушку за плечо так, что та аж вскрикнула, вместе с ними вышла на улицу.

    - Эй, - возмутилась Габриэль, освобождаясь от сильных пальцев. - Мне же больно.

    - Вам могло бы быть еще больнее, если бы вы там очутились одна, - в голосе Зены чувствовался гнев, и Патрик с удивлением понял, что она действительно беспокоится за эту светловолосую девушку. Он повнимательнее всмотрелся в юное лицо, пытаясь увидеть то, что привлекло Зену.

    - Что вы здесь делаете?

    Габриэль передернула плечами и отошла чуть-чуть в сторону.

    - Приехала моя тетя, и ваша мама послала меня за вами. Кстати, - она склонила голову набок, - не хотите представить мне своего друга?

    - Патрик Джеймисон - Габриэль Макбрайд, - буркнула Зена, гася в себе злость на безответственность девушки и стараясь не думать о том, что могло бы случиться, окажись Габриэль наедине с завсегдатаями бара. Зену в таких случаях выручал рост и холодный взгляд, ну, а если этого было недостаточно, в ход шли кулаки. Ее будущая невестка не обладала ни первым, ни вторым, ни третьим.

    - Очень приятно, - Габриэль протянула Патрику руку, и он бережно пожал ее.

    - Мне тоже, - искренне сказал он. И вдруг признался себе в том, что вполне мог бы влюбиться в эту девочку с такой милой улыбкой. Сам того не подозревая, он задержал ладонь Габриэль в своей чуть дольше, чем требовалось, а осознав это, смутился.

    - Зена права, - он кашлянул, скрывая краску на щеках. - Вы могли пострадать.

    Габриэль пожала плечами.

    - Что поделать, - ехидно сказала она, - я искала мисс МакКуин в библиотеке, в кафе, в магазинах, а нашла здесь. Вероятно, именно тут она чувствует себя, как дома. Вы негостеприимны, Зена.

    Зена вздохнула. "Ну почему она такая?"

    - Если хотите, можете вернуться, - холодно сказала она, - но тогда не рассчитывайте на мою помощь.

    Габриэль фыркнула и уселась на скамейку.

    - И вернусь. Обойдусь без вас, подумаешь, велика важность - уметь драться.

    Патрик испуганно съежился, предчувствуя бурную реакцию со стороны Зены, но она давно научилась не реагировать на подначки. Однако, пора было научить малышку мисс Макбрайд не ронять ее имидж.

    - Из-за вас у меня болит плечо, - продолжала плеваться ядом Габриэль. Зена спокойно, не обращая внимания на ее вопли, села рядом с ней и стянула сапог, чтобы вытряхнуть из него невесть как туда попавший камешек.

    - Вы меня слушаете? - чуть тише сказала девушка, видя, что Зена на нее не смотрит.

    - Нет, - невозмутимо ответила Зена. Габриэль открыла рот, потом закрыла.

    - Почему? - совсем тихо спросила она. Зена выдержала паузу, надела обувь и, потянувшись, встала.

    - Запомните, моя дорогая, - она решила сыграть на публику, - то, что я один раз спасла вашу драгоценную шкурку, еще не значит, что я время от времени буду повторять сей героический поступок.

    - Вы так не думаете, - заявила Габриэль, но в ее голосе не было уверенности. Зена усмехнулась.

    - Кто сказал? - она выпрямилась, угрожающе нависая над девушкой. - А если вы и дальше будете показывать свой отвратительный характер, я вас выпорю.

    Широко распахнутые зеленые глаза Габриэль уставились на металлическую пряжку ремня Зены, и она сделала такое движение, будто хотела сбежать отсюда подальше. Зена бросила быстрый взгляд на стоящего поодаль Патрика, убедилась, что он впечатлен, и, довольная результатом, пошла по дороге.

    - Эй, - сзади послышались шаги, и справа появилось недоумевающее лицо прихрамывающего Патрика. - Ты что, оставишь ее там?

    Зена кивнула, продолжая идти.

    - Но ты не должна так поступать! - мужчина схватил ее за руку. А вот этого Зена не любила.

    - Я никому ничего не должна, - холодно сказала она, продолжая играть свою роль. - Или ты хочешь поспорить?

    - Нет, нет, - испуганно замотал головой Патрик, отпуская ее локоть. Зена удовлетворенно хмыкнула и все-таки обернулась, чтобы посмотреть на оставшуюся позади Габриэль. Лучи солнца освещали маленькую фигурку, печально глядящую вслед уходящим людям. Жалость шевельнулась в груди Зены. "Наверно, я переборщила с внушением, - огорченно подумала она. - Не стоило так сверкать глазами."

    - Чего вы ждете? - бросила она, подходя к девушке и протягивая той руку. - Пошли.

    Габриэль отшатнулась. Зена непонимающе вскинула брови.

    - Что такое? Все еще боитесь меня?

    - Я знаю, что вы были бы счастливы, если бы я вас боялась, - вызывающе сказала Габриэль. Зена расхохоталась, ее позабавила серьезность девушки.

    - Что за глупости вы говорите?

    - Не знаю, вам виднее, - Габриэль нервным движением откинула со лба прядь светлых волос. Зена обреченно покачала головой.

    - Идем, - повторила она. Габриэль нехотя поднялась.

    - Ладно, - Патрик тряхнул головой, - мне пора возвращаться на работу, - он повернулся к Габриэль. - Было очень приятно с вами познакомиться.

    - Да, - улыбнулась в ответ девушка, - мне тоже. Надеюсь, еще увидимся.

    - Всенепременно, - говоря это, Патрик знал, что так и будет, потому что невозможно забыть это милое лицо. На его плечо легла чья-то рука.

    - Так мы договорились? - холодные глаза Зены испытующе смотрели на него. Он кивнул.

    - Конечно, позвони мне денька через четыре.

    - Хорошо. До встречи.

    - До встречи, - повторил мужчина и, не оглядываясь, пошел вперед. Но ему очень хотелось обернуться.

    Габриэль какое-то время смотрела ему вслед, потом спросила:

    - Вы давно знакомы?

    - Да, - кратко ответила Зена.

    - О чем вы договорились?

    Зена исподлобья глянула на нее.

    - Дом, мисс Макбрайд, в той стороне.


* * * * *


    ... Они не заметили, как недалеко от них появилась призрачная фигура высокого мужчины в черной одежде. Он подошел поближе, но никто не услышал его шагов, ибо его движение было движением ветра, его дыхание - дыханием ветра, а ветер был вне подозрений...

* * * *



    - Я всегда думала, что высоким людям трудно сохранять равновесие, но ты, видно, неплохо справляешься.

    Зена нахмурилась, глядя на стоявшую перед ней низенькую женщину в очках. В чертах ее улыбчивого лица отчетливо прослеживалось сходство с леди Клариссой, и было нетрудно догадаться, кто она такая.

- Долгие годы тренировки, - спокойно отозвалась Зена. Рина положила ладонь на ее руку.

    - Ради бога, прости, если обидела. Я такая - сначала говорю, потом думаю.

    - Все в порядке, - заверила ее Зена. Она и в самом деле не придала значения словам женщины, давно привыкнув к тому, что люди по-разному реагируют на ее рост. И она всегда понимала, кто желал подобными высказываниями ввергнуть ее в дискомфорт. Рина явно была не из таких.

    - Ну, вот и славно, - Рина улыбнулась еще шире, увидев в дверях свою старшую племянницу. - Габби, ты ли это?

    - Тетя Рина! - совершенно по-детски взвизгнув, Габриэль буквально повисла на шее женщины. - Я думала, что мы придем раньше тебя.

    - Ведьмы летают на метлах, не забыла? - засмеялась Рина. Зена вздернула бровь.

    - О, тетя практикует ведовство, - пояснила Габриэль, заметив ее недоумение. Сестра леди Клариссы подмигнула Зене.

    - Только ни слова хозяйке этого дома. Она съест меня живьем.

    - Договорились, - улыбнулась Зена. Ей начинала нравиться эта женщина.

    Габриэль, подпрыгнув от избытка чувств, отпустила Рину.

    - Пойду узнаю, скоро ли обед.

    - А ты не меняешься, дорогая. Еда для тебя на первом месте.

    Габриэль слегка покраснела и, бросив испепеляющий взгляд на усмехающуюся Зену, умчалась на кухню.

    - Она такая чудесная девочка, - вздохнула Рина.

    - Это верно, - согласилась с ней Зена.

    Женщина внимательно посмотрела на темноволосую девушку, сказавшую эти слова. Ей показалось или?.. В голубых глазах промелькнуло что-то, чему Рина не могла подобрать названия. Будь Зена мужчиной...

    Рина тряхнула головой.

    - Думаю, стоит последовать за ней, иначе, боюсь, нам ничего не достанется.

    Зена тщательно спрятала улыбку.


* * * * *


    Ужин в честь приезда гостьи затянулся, и Зена начала откровенно скучать. Воспитание в который раз не позволяло ей просто встать и уйти, хотя именно это ей и хотелось сделать больше всего на свете. Гоняя по тарелке маленькую горошину, она отвлеченно размышляла на тему Грея и его банды. Почему-то она не сомневалась в том, что довольно скоро ей придется столкнуться с ним. Впрочем, это ее не пугало. Месть была основой ее существования. Она поддерживала ее в форме. Во всяком случае, до недавних пор. И Зена призналась себе, что встреча с Габриэль заставила ее пересмотреть некоторые жизненные позиции. Раньше она без колебаний бы отправилась в логово Псов, чтобы расправиться с ними раз и навсегда. Раньше...

    Она взглянула на оживленно болтающую о чем-то девушку. Щеки Габриэль раскраснелись, она улыбалась, изредка поправляя выбивающуюся из прически прядь светлых волос, и Зене внезапно стало тепло на душе, словно она увидела нечто знакомое, что-то, что приносило ей радость уже очень давно.

    - Почему притихла? - голос Рины прервал ее размышления.

    - Я никогда не отличалась особой разговорчивостью, - ответила Зена, переключая свое внимание на сидящую рядом с ней женщину. Та похлопала ее по колену.

    - Привыкай, в этой семье разговоры стоят на первом месте.

    Зена ухмыльнулась, невольно снова посмотрев на Габриэль.

    - Да, - подтвердила Рина. проследив за направлением ее взгляда. - Эта девочка любит поболтать.

    - Быть может, это не так уж плохо.

    - Это совсем не плохо, но только не тогда, когда ты хочешь спать.

    Зена покачала головой. Ей нравилось слушать Габриэль.

    - Рина, - окликнула сестру леди Кларисса. - Ты не могла бы нам погадать?

    - Начинается, - проворчала женщина, снимая очки и убирая их в футляр. Зена подумала о том, что ей совсем не хочется принимать в этом участие и, встав, отошла к дальнему креслу, где и села. Вообще-то, можно было просто уйти, раз ужин закончился, но что-то заставляло ее остаться.

    - У меня только один вопрос, - герцогиня положила на стол салфетку. - Вы видите то, что случалось с нами в этой жизни?

    Рина отрицательно покачала головой.

    - Нет, я чувствую ваши прошлые жизни.

    "Уже легче", - подумала Зена, все еще отказываясь выдавать свое присутствие.

    Маргарет вздохнула.

    - Ну что же, тогда интересно узнать, кем же я была.

    Ее муж рассмеялся.

    - Нет, ты определенно что-то от меня скрываешь.

    Женщина от него отмахнулась и повернулась к Рине.

    - А как у вас это получается?

    - Не знаю, - честно призналась Рина. - Просто получается.

    - Ладно, - лорд Макбрайд потянулся. - Мне не очень хочется слушать, кем была моя жена до встречи со мной.

    Леди Кларисса шутливо стукнула его по плечу.

    - Ты никогда не интересовался моей жизнью, дорогой.

    - Оставляем вас, - усмехнулся Артур, целуя жену в щеку. - Секретничайте, сколько угодно.

    Мужчины встали и дружно направились в кабинет.

Глава 4

- Учтите, - предупредила Рина, усаживаясь поудобнее, - Я ведь не профессионал, поэтому ничего не гарантирую.

    Леди Кларисса рассмеялась.

    - Ах, моя дорогая, у тебя всегда была склонность к преувеличению.

    Рина пожала пухлыми плечами.

    - Это всегда замечала только ты, сестра.

    - Ладно, - вмешалась Габриэль, - зачем спорить, когда можно выяснить все на практике. Я бы предложила начать.

    Рина рассмеялась и потрепала племянницу по щеке.

    - Эта девочка всегда была скора на слово. Но устами ребенка... Итак, кто первый?

    Габриэль хотела было обидеться на "ребенка", но решила, что благоразумнее будет промолчать.

    - Пожалуй, я, - герцогиня Маргарет улыбнулась. - Никогда еще мне не рассказывали про мою прошлую жизнь. Что надо делать?

    - Всего лишь дать мне вашу левую руку.

    Рина принялась легкими круговыми движениями поглаживать ладонь женщины.

    - Я вижу, - нараспев начала она, - большую семью. Много детей, бегающих вокруг. Вы живете на ферме, рядом с вами любящий муж и взрослые сыновья. Вам 60 лет и вы прожили счастливую жизнь. Вам не на что жаловаться, вы любимы и любите.

    Она замолчала. Маргарет поджала губы.

    - Всегда подозревала, что была простой крестьянкой.

    - А когда это было? - с любопытством спросила Ромэна. Ее тетушка на секунду задумалась.

    - Ну, я не могу сказать точно, но приблизительно лет 100-150 назад.

    - Ничего себе, - восхищенно выдохнула девочка. - А можно теперь мне?

    - Конечно, дорогая, - Рина взяла ее ладошку. - Итак, ты - мужчина.

    - Я? - удивилась Роми.

    - Да. Не перебивай. Ты живешь на богатой вилле, одна, в окружении своих собак. Ты богата и известна. У тебя много друзей и еще больше подруг, но тебе никто не нужен. Ты довольна своим одиночеством.

    - Ну вот, - обиженно произнесла Ромэна. - Я угрюмый холостяк.

    - Но я ведь не сказала, что так было всю твою жизнь, - смеясь, выговорила Рина.

    Роми сразу повеселела.

    - Правда? А когда я жила?

    - Немного попозже, чем герцогиня, лет 70 назад. Кто следующий? Может быть, ты, Кларисса?

    Леди Кларисса вскинула руки.

    - Нет, нет, я еще помню то, что ты сообщила мне в детстве. Я была пиратом и грабила ни в чем неповинных людей.

    - Безгрешных людей не бывает, - сухо ответила Рина и посмотрела на Габриэль. - А ты? Тоже откажешься?

    - Ну нет, - засмеялась Габриэль, усаживаясь поудобнее. - Давайте покопаемся в моем прошлом.

    Рина кивнула ей, закрыла глаза и замолчала. Надолго. Настолько, что все остальные начали недоуменно переглядываться. Габриэль, сначала весело улыбающаяся, тоже забеспокоилась.

    - Тетя, - она осторожно потрясла женщину, - с тобой все в порядке?

    Рина медленно открыла глаза. Она всегда думала, что ее способность к ясновидению не более чем собственное желание видеть то, что все считали прозрением. Но она никогда не смогла бы придумать такую боль, какая сопутствовала в прошлой жизни ее старшей племяннице. Невероятно, но, кажется, она и в самом деле обладает этим даром.

    - Тетя? - Габриэль пристально глядела на нее. - Что ты видела?

    Рина откашлялась, выпуская ладонь девушки.

    - Не знаю, дорогая, все так смутно, - она не очень хотела рассказывать Габриэль о том, что могло бы расстроить ее.

    - И все же, - настаивала Габриэль, - мне хочется знать.

    - Хорошо, - Рина глубоко вздохнула. - Ты живешь в маленькой деревне с родителями и младшей сестрой.

    - Ах, - захлопала в ладоши Роми, - прямо как мы!

    - Почти, - криво улыбнулась Рина. - На вас напали работорговцы.

    - Какой ужас! - воскликнула леди Кларисса с неподдельным участием. Маргарет успокаивающе погладила ее по руке.

    - Это ведь не будущее, а прошлое.

    - Все равно, работорговцы - это ужасно.

    - Но, - продолжала Рина, - вас спасли.

    - Кто? - Габриэль уже начала верить в то, что это было на самом деле, и ей до смерти хотелось знать, что было дальше. Рина покачала головой.

    - Не знаю, - и это было правдой. - Я не видела лица. Знаю только, что это был воин. Потом ты ушла с ним.

    Маргарет вздохнула.

    - Как романтично!

    - Вы много путешествовали по разным странам, сражаясь с врагами.

    - Как? - воскликнула удивленная леди Кларисса. - Габриэль тоже?

    Рина кивнула.

    - Да, - она тряхнула головой. - Ты была принцессой амазонок.

    Габриэль только открыла рот. Она и амазонки?! Разве они не выдуманные персонажи?

    - У тебя была дочь, но она умерла. Я так и не поняла, кто был ее отцом.

    Ромэна хихикнула.

    - Наверно, тот воин, что спас ее деревню.

    - Нет, - Рина очень уверенно покачала головой. - Не он. Я вообще не до конца разобралась, какие вас с этим воином связывали отношения, но дочь родилась у тебя не от него. У него тоже умер сын, и после этого между вами что-то произошло.

    - Что? - Габриэль была готова заплакать от жалости к себе самой. Подумать только, дочь. И она ее лишилась. Что может быть хуже для матери, чем потерять собственного ребенка?

    - Не знаю, но все постепенно пришло в норму. Вы снова стали путешествовать. Ты записывала все происходящее с вами и потом рассказывала об этом людям.

    - Я была бардом? - сквозь слезы улыбнулась Габриэль. Детская мечта, так и не ставшая реальностью.

    - Да, - Рина коснулась ее щеки. - Так продолжалось много лет, - она помолчала. - А потом воин умер.

    - Почему? - голос Ромэны искренне дрожал от переживания за сестру. Рина вздохнула.

    - И этого я тоже не знаю.Но я знаю, что ты очень горевала, - она снова посмотрела на Габриэль. Девушка на мгновение прикрыла глаза.

    - Наверное, я любила его.

    - Может быть, - тихо отозвалась Рина. Она не стала рассказывать племяннице, какую боль та испытала после гибели своего любимого - а в том, что они любили друг друга, Рина уже не сомневалась. Она никогда не думала, что люди способны так любить - отдавая себя без остатка, забывая семью, родных, друзей.

    - Это так грустно, - всхлипнула Маргарет. Притихшая Зена, про которую все, казалось, забыли, потрясенно подумала, что это кажется ей очень знакомым, словно она была свидетелем той далекой жизни.

    - Когда это было? - чуть успокоившись, спросила Габриэль, - Когда я жила?

    Рина поморщилась.

    - Я не уверена.

    - И все-таки?

    - По моим ощущениям, - Рина вздохнула, - 2000 лет назад.

    Кто-то ахнул, но Габриэль не обратила на это внимания.

    - В прошлой эре? - потрясенно прошептала она. Ее душа такая древняя? Как такое может быть?

    - Я могу ошибаться, - пожала плечами Рина.

    - Не думаю, - все удивленно обернулись на Зену, впервые подавшую голос после начала вечера. - Если вы способны увидеть то, что рассказали нам, то и насчет всего остального вряд ли стоит сомневаться.

    - Спасибо, девочка, - благодарно улыбнулась ей Рина. - Ты не хочешь узнать свое прошлое?

    Зена отрицательно покачала головой.

    - Не думаю, что это хорошая идея.

    - Ну же, Зена, - сказала Маргарет. - Ты ведь не прячешь что-то страшное?

    Эта ее не слишком смешная шутка немного разрядила грустную атмосферу, воцарившуюся после видений Рины. Зена усмехнулась, но отвечать ничего не стала. Вместо этого она встала и пошла к столу.

    - Ладно, - она села и протянула левую ладонь. - Только без мелодраматических моментов, пожалуйста.

    Рина спрятала улыбку и закрыла глаза.


* * * * *


    ...Ночь. Огонь. Это пожар. Рина, стоящая в сени деревьев, там, где никто ее не видит, съеживается в ужасе. Как она очутилась здесь? Ее окружают крики, бегущие люди, жар пламени. А прямо перед ней, на большой золотой лошади, сидит женщина в тяжелых боевых доспехах. Ее черные волосы распущены по плечам, а невероятно светлые голубые глаза глядят в испуганные глаза Рины. Рина хочет спрятаться, но тут же понимает, что воительница не видит ее. За ее спиной - длинный меч в кожаных ножнах, на поясе - какой-то металлический круг. Наверное, тоже оружие. Но Рина не может оторваться от ее глаз. Равнодушные и полные жизни, затянутые льдом и полыхающие пламенем пожара, они словно смотрят сквозь вечность, видя что-то на века вперед. Рина откуда-то знает, что будущее не волнует эту сильную женщину, которая, возможно, погибнет в следующем бою. Она живет настоящим, каждым днем. Она несет за собой боль и смерть, в одиночестве оплакивая жизнь брата, покинувшего этот мир. Ею движет скорбь и жажда мести, которая заставляет ее ежедневно погружать руки в кровь. За ее спиной - покоренные города, сдавшиеся властители и поломанные судьбы. Она - Завоеватель, Гроза Миров и... просто женщина, ищущая покоя...

    День. Солнце. Лесная поляна. Золотая лошадь, аппетитно хрустящая зеленой травой, веселый костер, в котором потрескивают дрова. Рядом с ним - та самая женщина с невозможными глазами. Она улыбается. Ее взгляд направлен куда-то в сторону, на кого-то, кого Рина не может увидеть. Но до нее доносится звонкий смех и девичий голос, восторженно рассказывающий о чем-то. Воин продолжает улыбаться, и Рина понимает, что она не слушает невидимую девушку, просто наслаждаясь звуком чистого голоса. И в ее голубых глазах загорается искра тепла...

    Снова ночь. Какая-то пещера. Рина осторожно оглядывается, пытаясь понять, почему нет света. Откуда-то справа доносятся голоса, и Рина идет на них. Там, куда она заворачивает, горит костер, совсем крохотный, его не хватает, чтобы полностью озарить пространство. Однако этого слабого мерцания достаточно, чтобы Рина увидела тех, на чьи голоса она шла. Она медленно краснеет. Перед ней, на расстеленных на полу шкурах, сплетаются в любовном объятии два обнаженных тела. Рина понимает, что нужно уйти, но вместо этого продолжает стоять, словно завороженная наблюдая за двумя женщинами, чьи волосы - светлые и темные - скрывают от нее их лица. Но одну из них Рина узнает: это воин с глазами цвета неба. Через мгновение она видит и вторую девушку и замирает, округлив глаза. Зажав рот ладонью, она пораженно наблюдает, как мощно и мерно движется мускулистое тело воина, практически вдавливая в шкуры маленькую девушку, как смещается вниз темная голова Зены, как выгибается навстречу ее ищущим губам Габриэль. Рина отчаянно краснеет, слыша мягкий стон племянницы и ответное рычание дочери герцога МакКуина. Она закрывает глаза...

- Да, ты нашла искупление в своей подруге, которая стала твоей возлюбленной. Ты отдала ей свою душу, которая корчилась в агонии от свершенных злодеяний, и она смогла утешить твою боль.

    - Кем она была? - спросила Зена, но Рина лишь покачала головой. Она не собиралась рассказывать, что прошлые жизни ее племянницы и этой женщины были связаны. По крайней мере, не сейчас.

    - Как интересно, - прервала было затянувшееся молчание Ромэна, - среди всех нас только Зена и я были мужчинами.

    "Действительно, - усмехнулась Зена, - очень интересно. Так вот откуда все мои привычки."

    - Я не сказала, что Зена была мужчиной, - сухо произнесла Рина, и Зена удивленно вскинула бровь. "Еще интереснее."

    - Но, - нахмурилась Габриэль, - у нее же была возлюбленная... - тут она закрыла рот, краснея. Леди Кларисса недоуменно пожала плечами.

    - Я все равно не поняла.

    - Я тебе потом объясню, - улыбаясь, пообещала ей Рина.

    - И мне тоже, - встряла Роми. Зена хмыкнула и одним кошачьим движением поднялась на ноги.

    - Спасибо за увлекательный вечер, но я что-то устала, - и она стремительно вышла из комнаты. Габриэль какое-то время смотрела ей вслед, потом повернулась к Рине.

    - Тетя, а когда жила Зена?

    Рина провела ладонью по светлым волосам девушки.

    - Очень давно, деточка. 2000 лет назад.

    "2000... Тогда же, когда и я." В голову Габриэль закралась безумная мысль о том, что, может быть, именно Зена была тем воином, кого она так оплакивала, но она отбросила ее. Тот воин был ее любимым. Она не могла любить Зену.


* * * * *


    Выйдя на улицу, Зена полной грудью вдохнула ночной воздух и, пройдя еще несколько шагов, опустилась на качели, привязанные между двумя старыми, поскрипывающими на ветру деревьями. Она запрокинула голову и вгляделась в ночное небо. Видения Рины пробудили в ней странные ощущения. Всегда скептически относящаяся к различным мистическим проявлениям, сегодня Зена верила словам ясновидящей. Или же ей хотелось в них верить?

    Она скрестила на груди руки, слегка раскачиваясь. Ей почему-то казалось знакомой та жизнь, которую описала Рина. Кровь, страдания, смерть... Зена усмехнулась. "Конечно, она мне знакома. Я живу ею сейчас." Она прикрыла глаза. Наверное, нужно было возвращаться в дом и отправляться спать. Вместо этого она вдруг подумала, что было бы хорошо, если бы в той реальности Габриэль была ее. "Уж не влюбилась ли ты, Зена?" - спросила она себя. И эта мысль ее не испугала. Наверное, пришло время забыть о прошлом и отдаться настоящему. В ее памяти все еще жила Диана, но ее образ постепенно вытеснялся светловолосой девушкой, которая обожала отравлять Зене существование. И Зена понимала, что так будет лучше. Призраки не должны вторгаться в сны живых. Но тогда почему ей все чаще снится то туманное пространство, сквозь которое прорываются чьи-то крики? Быть может, это ее воспоминания о кровавом воителе, желавшем покорить мир? "Признайся, Зена, работа как раз по тебе."

    "Нет, - Зена решительно тряхнула головой, - хватит. Все это бред. Никаких прошлых жизней нет. Если всем остальным нравится так думать, это их проблемы. Нужно смотреть на вещи реально. Существует опасность, о которой не следует забывать. Опасность из плоти и крови. Грей. И им надо заняться как можно скорее."


* * * * *


    Примерно через час все разошлись по своим комнатам, и дом затих. Рина лежала, вытянувшись на большой, но не слишком удобной кровати, уставившись в потолок. Ей не спалось. Она все никак не могла поверить, что видела то, о чем поведала сегодня за ужином. Неужели такое возможно? Она вздрогнула, вспомнив ту боль, что сопутствовала жизням ее племянницы и дочери герцога МакКуина. Жизням, которые впоследствии соединились в одну. "Они любили друг друга." Рина перевернулась на бок. Вот что светилось в голубых глазах Зены, когда она смотрела на девушку. Любовь. "Знает ли она об этом? Что, если нет? Следует ли мне рассказать ей обо всем?" Перед женщиной мелькнуло лицо Габриэль. "Но она выходит замуж. Вдруг я разрушу ее будущее? Смогу ли я себя простить тогда?" Она закрыла глаза. "Я подожду. Да. Если она спросит меня об этом, то услышит мой ответ. Если нет... Значит, не судьба." И с этой успокоившей ее мыслью Рина уснула.


* * * * *


    Габриэль спала. И ей снился сон.


* * * * *


    ... Она сидит на большом, покрытом мхом камне. В ее руке - перо. которым она быстро записывает что-то в лежащий на ее коленях свиток. Чувствуя чей-то пристальный взгляд, она поднимает голову. Около костра, пылающего посреди поляны, стоит мужчина. Она не может разглядеть его лица. Он одет как воитель, хотя она и знает, что сражаться он не умеет. Он не защитил бы даже кролика, но она никогда не скажет ему об этом, потому что он ее друг. Она улыбается ему и видит, как его губы расплываются в ответной улыбке. Она незаметно вздыхает. Она знает, что он влюблен в нее, что он пожирает ее глазами, когда думает, что она не смотрит. Но она не может ответить ему взаимностью. Почему?

    Позади раздается легкий шорох, и она оборачивается, чтобы увидеть, как из-за деревьев выходит женщина. Высокая, темноволосая, с бездонными голубыми глазами и белозубой улыбкой. На ней кожаное платье и доспехи, за спиной - меч в потрепанных ножнах. Она смотрит на Габриэль, и сердце девушки сладко замирает. Этот воин - главная причина, почему она никогда не ответит на чувства мужчины. Это ее воин, и ей нравится, как это звучит.

    Она встает ей навстречу, понимая, что ждала ее всю свою жизнь. И, когда голова воина склоняется к ней, она закрывает глаза...


* * * * *


    - О, боже, - Габриэль резко села на постели, все еще чувствуя, как теплые губы женщины из ее сна касаются ее губ. Но ее волновало не это, а то, что она прекрасно знала, кто ее целовал. "Зена..."

    Габриэль со вздохом легла обратно, удобнее устраиваясь под одеялом. Похоже, мисс МакКуин прочно обосновалась в ее мыслях. И снах. Девушка густо покраснела, внезапно осознав, что именно ей снилось.

    - Невероятно, - жалобно простонала она. - Кажется, отец прав: воображение меня когда-нибудь погубит.

    Она тряхнула головой, словно отгоняя прочь смущающие мысли, но тут ее кое-что пришло на ум. "Ну, разумеется, - с облегчением подумала она, - это все тетушка Рина и ее рассказы о прошлом. Я просто приняла близко к сердцу историю о воине, которого любила. А Зена... Ну, она везде меня преследует, вот и в сны пробралась. Да, так все и было."

    Габриэль повернулась на бок и снова заснула, упорно отказываясь признавать, что этот сон заставил ее сердце биться учащеннее.


* * * * *


    На другом конце города Патрик Джеймисон беспокойно метался в постели. Ему тоже снились сны.


* * * * *


    ...Он стоит посреди поляны, около пылающего костра. Он - воитель, точнее, хочет им быть. Его взгляд устремлен на светловолосую девушку, что-то сосредоточенно записывающую в свиток. Словно почувствовав, что он смотрит, она поднимает голову, улыбается ему, и он счастлив. Он любит ее, любит всей душой. Он готов броситься к ее ногам, если она позовет. Но он знает, что она никогда этого не сделает, потому что ее сердце ему не принадлежит. Оно отдано выходящей из леса воительнице с мрачным прошлым и холодным взглядом льдистых голубых глаз.

    Заслышав шаги, девушка-бард снова улыбается, и это та улыбка, какой он хотел бы, чтобы она хоть раз улыбнулась ему. В ней все: нежность, доверие, надежда, любовь. Зеленые глаза девушки вспыхивают, когда она встает навстречу своему воину. Мужчина смущенно отворачивается, чтобы не быть свидетелем их встречи.

    Однажды он наблюдал за ними. Это вышло случайно: он собирался сделать сюрприз, появившись среди ночи, но не застал их у костра. Тогда он отправился к морю.

    Они думали, что одни, и он долго смотрел, как качаются на волнах обнаженные тела, ни на секунду не размыкая объятий. Ему хотелось плакать. Он любил эту девушку, а ее губы целовала другая женщина. Воин, а не он, шептала ей на ухо тихие слова, когда, после всего, она замирала, дрожа, в сильных руках. Воин смотрела в ее глаза, ища в них свое отражение. И он заплакал.

    Теперь он знает, что они любят друг друга, но от этого его собственная любовь не стала меньше. Он по-прежнему ловит улыбки девушки, наслаждается ее голосом, когда она разговаривает с ним, готов сделать все, о чем она его попросит. И у него по-прежнему щемит сердце, когда темноволосая голова воина склоняется к лицу его любимой, и их губы встречаются. Он знает, что воин тоже любит ее. По-другому, сильнее, чем он, более страстно. Их любовь ему не всегда понятна. Он не понимает, что сблизило этих двоих, таких разных, таких непохожих. Но он счастлив от того, что счастлива девушка. И, если понадобится, однажды он умрет за нее...


* * * * *


    Высоко в горах, там, где вечные снега, расположился замок. Его обветшалые стены все еще хранят те воспоминания, свидетелями которых были люди, некогда жившие в нем. Однако, и сейчас он не пустует. В одном из окон виднеется силуэт высокого мужчины в черных одеждах. Он стоит, скрестив на груди руки, и смотрит в ночное небо, словно пытаясь что-то в нем отыскать. Но далекие звезды равнодушны к его стараниям. Им безразличны дела смертных, которые рождаются, живут и умирают на их глазах уже сотни и тысячи миллионов лет. Но ведь этот мужчина не принадлежит к их числу. Он видел больше рассветов и закатов, чем любой, когда-либо живший на Земле. И он вспоминает.


* * * * *

    ...Он - бог. Один из тех, что живут на высокой горе, полускрытой облаками, и временами спускаются вниз, чтобы вмешаться в дела смертных. Он делает это чаще остальных, и совсем не потому, что он бог войны. Он возвращается на Землю, чтобы вновь и вновь видеть ту единственную, что владеет его бессмертным сердцем.

    Он встретил ее семнадцатилетней девчонкой, когда, раздавленная гибелью брата, изгнанная из своей деревни собственной матерью, она стояла на пустынной дороге, глядя на раскинувшуюся перед ней равнину. Он заговорил с ней, намереваясь просто позабавиться, но когда она взглянула на него, он понял, что все изменилось. Она была, как он: сильная, яростная, жаждущая битв. Она смотрела на него своими голубыми глазами, и он чувствовал себя мальчишкой рядом с ней, уже тогда зная, что не сможет ее отпустить. И оказался прав.

    Он поставил ее во главе своей армии, и она оправдала его надежды. Мир содрогнулся, когда узнал ее. Завоеватель... Так называли ее те, кто испытал на себе ее ярость. Или страсть. И в том, и в другом она была неумолима. Она проносилась по свету на радость ему, оставляя за собой разрушенные города, безутешных вдов и стискивающих зубы мужчин, клянущихся отомстить за поруганную честь своих жен и дочерей. И бог смеялся, глядя на это великолепие, на этот мир, столь ему угодный.

    Его счастье было не таким долгим, как он мог ожидать. Завоевателя не стало. Вместо него появилась странствующая женщина-воин, просыпающаяся по ночам от кошмаров, терзающих ее душу. Она больше не хотела убивать. Но бог был уверен, что рано или поздно она вернется к нему, поэтому не обратил внимание на маленькую болтливую блондинку, увязавшуюся вслед за воином. Он ждал, что воин наиграется с ней и выбросит прочь. Он ждал. И ждал. И ждал.

    А потом увидел, какими глазами смотрит на девушку-барда его воин. И не поверил сам себе. Как мог самый кровавый, самый безжалостный воитель в Греции влюбиться в это невинное создание, которое неспособно было удержать меч в своих руках?! И кровь бога вскипела. Он еще не знал, что ревнует, ему казалось, что он просто хочет вернуть то, что по праву принадлежит ему. Он создал этого воина, научил всему, что знает сам, дал цель в жизни, и где благодарность?

    Время шло. Маленькая девочка выросла и превратилась в прекрасную женщину, а голубые глаза воина все так же загорались при взгляде на нее. Все попытки бога разлучить их ни к чему не приводили. И он все больше влюблялся в ту, чье сердце никак не мог получить.

    Но в один из тех далеких дней она умерла, и богу показалось, что он умер вместе с ней, так сильна была его боль. Он долго метался по миру, ища утешения, а потом вспомнил о светловолосом барде. Что должна чувствовать она?

    Он перенесся к ней и остановился, незримый, в двух шагах от ее лагеря. Она лежала на тонкой шкуре лицом вниз, и ее плечи тихо вздрагивали. Она плакала. Вдруг, словно ощутив его присутствие, она резко вскинула голову. Их взгляды встретились всего на мгновение, но этой секунды хватило, чтобы бог понял: его боль не идет ни в какое сравнение с той болью, что испытывает бард.

    И он плакал, бессмертный мужчина, вспоминая о воине, потому что знал, что никогда не полюбит ее так, как любила ее эта девочка, девушка, женщина с глазами цвета морской волны...

Глава 5

    Утро выдалось дождливым. Габриэль долго валялась в постели, раздумывая, а стоит ли вообще подниматься. Особых дел у нее на сегодня намечено не было. Тетя Рина, как и сама Габриэль, любила поспать подольше, так что ради нее можно было не стараться. Хотя девушка была бы непрочь еще немного послушать о своей прошлой жизни. "Подумать только, 2000 лет назад!" Габриэль сладко потянулась. "Это ведь как раз время моих любимых мифов. И я была бардом." Она улыбнулась. Когда-то, когда она была немного помладше, у нее была мечта: создавать книги. А еще лучше выступать где-нибудь на радио со своими рассказами. Она даже успела написать первую главу. Конечно, местом действия была ее любимая Древняя Греция. Странствующий воин и его спутница, образ которой Габриэль списала с себя, путешествовали по миру и спасали невинных от разных злодеев.

    Заложив руки за голову, Габриэль зажмурилась от удовольствия, вспоминая, с каким энтузиазмом она придумывала подвиги для своего героя. Они словно сами рождались в ее разуме, оставалось их только записывать. Но легче всего ей далась внешность воителя: высокий, темноволосый, с пронзительно яркими голубыми глазами, и лишь его лицо было будто скрыто тенью. Одно время Габриэль думала, что этот облик приснился ей во сне, раз она не может описать его полностью. А потом она решила, что так будет даже интереснее: таинственный незнакомец, чьего лица никто не видит, но который невыразимо прекрасен.

    Девушка зевнула. "Да, голубые глаза, черные волосы..." Тут она нахмурилась. "Стоп. И почему мне кажется, что я уже где-то встречала подобное сочетание?" Ответ на собственный вопрос заставил ее резко вскочить с постели.

    - Нет, это невероятно, - бормотала она, пытаясь избавиться от ночной рубашки. - Мало того, что она нагло вторгается в мои сны, так еще выясняется, что, оказывается, я практически с нее писала портрет моего любимого персонажа.

    Габриэль с гневом отбросила в сторону попавшиеся под ноги тапки и, завернувшись по горло в халат, направилась в ванную. Весь сон как рукой сняло. Оставалось только привести себя в порядок и спуститься в гостиную к завтраку.

    Очутившись в ванной комнате, Габриэль предусмотрительно заперлась и, присев на бортик, уставилась в зеркало. Блестящая поверхность бесстрастно отразила ее странно бледное лицо, на котором единственно живыми казались зеленые глаза. Создавалось впечатление, будто девушка проплакала всю ночь. На самом деле, так оно и было. Габриэль опять снился тот сон, после которого она всегда просыпалась в слезах. И не могла вспомнить, что же ей снилось.

    "Я просто расстроилась после того, как Рина рассказала мне о смерти моей дочери. То есть, конечно, не моей, а моего прошлого воплощения." Габриэль со вздохом открыла краны и под шум воды принялась разоблачаться. Обычно по утрам она предпочитала принимать прохладный душ, чтобы получить заряд бодрости на весь день, но сегодня ей хотелось понежиться в горячей ванне.


* * * * *

    Зена спускалась по лестнице, перепрыгивая через две ступени. Она совершенно не выспалась и была полна решимости восполнить этот недостаток, сорвав на ком-нибудь злость. Вообще-то, так она никогда не делала, но с приездом сюда все ее привычки резко изменились. Она вошла в кухню и, подойдя к холодильнику, распахнула дверцу. Ей до смерти хотелось пить. А еще лучше выпить, поэтому она не стала долго раздумывать и взяла с полки пиво. Порывшись в карманах джинсов, она нашла зажигалку и легко сорвала крышечку, потом уселась на подоконник и сделала большой глоток. Она не слишком любила этот алкогольный напиток, но кроме него там ничего не было.

    Всю ночь ее мучили сны. Те самые, про крики в пустоте. Но теперь к этим крикам добавились еще и образы людей, которых Зена никогда не видела. Однако, все они утверждали, что пали именно от ее руки. И, самое странное, Зена откуда-то знала, что это было правдой.

    Она сделала еще один глоток и глубоко вздохнула. Жизнь, было показавшаяся ей не такой уж плохой, сделала новый виток. И он вел вниз, в темноту, откуда не было выхода. "Это все Рина с рассказами про мою прошлую жизнь!" Зена со злостью сдавила горлышко бутылки, но тут же ослабила хватку. "Спокойно, не хватало еще порезаться." Она обвела взглядом помещение, ни на чем конкретно не останавливаясь. Ей хотелось отвлечься, но придумать подходящее занятие она никак не могла. Топить все возрастающее раздражение в выпивке было не лучшим вариантом, и Зена решила, что сходит навестит Патрика. Она помнила, что они договаривались встретиться в субботу, но ей просто необходимо было встретиться с кем-то, кто знал про нее все. Ну, или почти все. Патрику Зена доверяла больше собственного брата и знала, что он точно так же относится к ней.

    - Дорогая, пить с утра? Я такого от тебя не ожидала, - насмешливый голос наполнил собой кухню, и Зена улыбнулась против своей воли. Хоть Рина и испортила ей настроение своими видениями, но Зене определенно нравилась эта женщина. Ведь она не виновата, что на руках Зены действительно много чужой крови.

    - Доброе утро, - отозвалась она, старательно пряча хмурое выражение лица. Рина кивнула ей и достала банку с кофе.

    - Сколько раз приезжаю сюда и кофе всегда стоит на этой полке. - со смешком сообщила она, всыпая несколько ложек в кофеварку. - На тебя делать?

    Зена отрицательно мотнула головой и подняла бутылку.

    - У меня свои утренние радости.

    Рина неодобрительно посмотрела на нее, но не стала ничего говорить. В конце концов, Зена сама может решить, что для нее лучше.

    - Неужели еще так рано, что никто не встал кроме нас? - ясновидящая уселась на стул недалеко от Зены. Голубоглазая брюнетка пожала плечами.

    - Во всяком случае я никого не видела.

    - Понятно, - вздохнула Рина. На какое-то время воцарилось молчание, прерываемое лишь мерным гудением кофеварки. Зена снова уставилась в окно, методично приканчивая пиво. Небо начинало проясняться, и появилась надежда, что выглянет солнце.

    - Ломаю голову, чем бы сегодня заняться, - раздался голос Рины, и Зена обратила свой взгляд в ее сторону.

    - Что?

    - Я говорю, может, сходить в кино? Как думаешь?

    Зена моргнула.

    - У них тут идут "Унесенные ветром". Не думаю, что на планете остался еще кто-то, кто не видел этот фильм.

    Рина приподняла брови.

    - Серьезно? Обожаю его. Кларк Гейбл такая душка, - она картинно закатила глаза. Зена хмыкнула.

    - Ну, тогда, конечно, надо сходить.

    - А ты не хочешь присоединиться ко мне?

    Зена открыла было рот, чтобы отказаться, но потом подумала: "Какого черта! Что мне еще делать в этом богом забытом городишке? Хоть проветрюсь."

    - Я с удовольствием.

    - Отлично, - обрадовалась Рина и налила себе кофе. - И Габби возьмем за компанию.

    Разумеется, говоря это, Рина преследовала свои собственные интересы. Она искоса посмотрела на Зену, желая увидеть ее реакцию на эти слова, но та лишь вежливо улыбнулась:

    - Втроем веселее.

    Рина разочарованно вздохнула и откинулась назад. Зена же скрыла улыбку, делая вид, что ничего не заметила. Она прекрасно поняла, что Рина вознамерилась выяснить, какие отношения связывают ее с Габриэль. "Мне самой хотелось бы это знать," - подумала Зена. А пока можно сходить в кино. Чем не свидание?

* * * *



    Честно говоря, Зена ожидала, что Габриэль откажется от планируемого похода, узнав, что идти надо будет вместе с Зеной, но девушка приятно ее удивила: она не только не скривила гримасу, а даже улыбнулась Зене при встрече. Увидев столь необычную реакцию, Зена чуть не свалилась с подоконника и лишь невероятно развитое чувство самообладание позволило ей усидеть на месте.

    А компания собирающихся в кино тем временем продолжала расти.

    Сначала присоединиться к ним пожелала Роми, отчаянно скучавшая после отъезда своих подружек. Они, правда, должны были вернуться через два дня, но энергичная девочка изнывала от безделья. Впрочем, все предложения матери о работе по дому она решительно отвергла.

    Следом за ней "Унесенными ветром" заинтересовался Джастин. Он, видите ли, без ума от Вивьен Ли и не может упустить шанс снова посмотреть на нее на большом экране.

    Зена уже прикидывала, а не отказаться ли, но Рина не позволила ей даже заикнуться об этом, так посмотрев на нее, что Зена не нашла слов. К ее огромной радости, родители предпочли остаться дома и предаться более спокойному занятию: игре в бридж. Их присутствия она бы не вынесла.

    В общем, веселой и шумной толпой (кое-кто, правда, не особо веселился) они направились в кинотеатр. Он находился совсем рядом, поэтому Рина запретила брать машину, заявив о пользе прогулок. В этом Зена с ней была согласна. Тем более, что на свежем воздухе она намеревалась хорошенько обдумать свои дальнейшие действия по отношению к двум людям, которые волновали ее сейчас больше всего. Однако, и этого ей не удалось сделать: отпустив вперед Джастина и сестричек, Рина подождала, пока Зена поравняется с ней, и взяла ее под руку.

    - Ты не против?

    - Конечно, нет, - Зена хотела улыбнуться, но побоялась, что улыбка может получиться неестественной, и оставила все, как есть. Рина хмыкнула.

    - Я понимаю, ты предпочла бы пообщаться с людьми своего возраста, но ведь можно один раз меня уважить?

    На сей раз Зена все-таки улыбнулась, уже совершенно искренне. Рина одобрительно кивнула ей.

    - Так-то лучше, а то твое кислое выражение лица заставляло меня думать, что я сделала что-то не так.

    Зена покачала головой. "Не рассказывать же ей, что меня беспокоят ее видения о моей прошлой жизни."

    - Вы правда занимаетесь магией? - спросила она вместо этого. Женщина вскинула брови.

    - Ну, магия - это слишком громко сказано, - она оглянулась по сторонам, словно проверяя, не подслушивают ли их, и зашептала на ухо предусмотрительно склонившейся Зене: - Но в некоторых заклинаниях я толк знаю. Так что если надо кого приворожить, обращайся.

    Последнюю фразу она многозначительно подчеркнула голосом, но Зена сделала вид, что не обратила на это никакого внимания.

    - Спасибо, я пока справляюсь собственными силами.

    - Ну, как знаешь, - поняв, что ее уловки не действуют, Рина принялась болтать на отвлеченные темы.


* * * * *


    Габриэль сидела, вжавшись в кресло и стараясь сделать так, чтобы никто не заметил, как она плачет. Она смотрела этот фильм не впервые, но каждый раз не могла сдержать слез при виде умирающей Мелани. Будь ее воля, она бы переписала и книгу, и сценарий.

    "Почему всегда погибают те, кому надо жить?"

    Девушка тихо всхлипнула, утирая лицо тыльной стороной ладони. И как назло, платка у нее с собой не было. Впрочем, с утра она не планировала заливаться слезами на виду у всего кинотеатра. И Зены.

    Габриэль глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, но Мелани продолжала умирать, и это было невыносимо. Закусив до боли губу, девушка вцепилась в подлокотники кресла и сидела так, пока не почувствовала легкое прикосновение к своей руке.

    - Возьмите, - Зена улыбалась, и в ее улыбке не было ничего, что могло бы не понравиться Габриэль. Она просто протягивала платок, и девушка нерешительно взяла его.

    - Спасибо, - Габриэль осторожно промокнула глаза и вдохнула аромат, тот самый аромат горького миндаля, который, как она не старалась это отрицать, сопровождал ее с грозовой ночи, когда она спала в объятиях Зены. Габриэль снова вздохнула. И отвела взгляд от экрана, на котором теперь уже прощались главные герои. Ей почему-то было очень важно посмотреть на Зену именно сейчас, на финальных кадрах, когда Скарлетт оставалась одна в большом пустом доме.

    Ее встретили серьезные голубые глаза, немного более темные, чем обычно, но столь же пронзительные, глядящие на нее так, что Габриэль забыла, как следует дышать. Она читала во взгляде Зены то, что ей часто грезилось в мечтах. И она боялась дать название этим чувствам.

    Она порывисто вдохнула в себя воздух, потянувшись, чтобы вернуть Зене платок. Их руки встретились, и Габриэль ощутила, как пальцы Зены сжались в почти незаметном движении, словно лаская своим прикосновением задрожавшую ладонь девушки. Габриэль с удивлением поняла, что отвечает на это невесомое рукопожатие. И она готова была сидеть так очень долго, не отпуская Зену, в этом темном зале кинотеатра, где создавалось впечатление, что остального мира не существует. Ей на ум почему-то пришел поцелуй, который сорвала с ее губ Зена в тот вечер, когда на нее напали бандиты. И Габриэль с ужасом поняла, что ей хочется снова пережить этот момент.

    Она выдернула руку и отвернулась, успокаивая свое бешено стучащее сердце.

    Зена лишь улыбнулась, когда Габриэль отпрянула от нее в сторону, понимая, какое смущение чувствует девушка, воспитанная на рассказах о прекрасных принцах и принцессах, живущих в мире и согласии до самой смерти. Но в этом мимолетном прикосновении Зена ощутила то, что уже давно хотела узнать: Габриэль тоже что-то испытывает по отношению к ней. Это было в той дрожи, которая пробежала по телу девушки, когда она робко ответила на пожатие; в том вздохе, вырвавшемся незаметно для Габриэль, но который не упустила Зена; в тех широко распахнутых зеленых глазах, в которые Зена готова была смотреть бесконечно. И она подумала, что время пришло. “Сегодня, - решила она. – Я скажу ей сегодня. А потом будь что будет.”


* * * * *


    - А вот и невеста, - громкий голос, достигнув слуха вернувшихся, заставил Габриэль вжать голову в плечи. Но было поздно: сияя улыбкой во все свои 44 вставленных зуба, на нее, расставив руки, надвигалась миссис Тернер. И она таки достигла своей цели, стиснув испуганно пискнувшую Габриэль в своих объятиях. Габриэль, которая по дороге домой почему-то вспоминала объятия Зены, была совсем не обрадована происходящим. Да еще удушливый запах того, что миссис Тернер по недоразумению называла духами... Габриэль ужасно захотелось чихнуть, но она даже этого не могла сделать: ее лицо уткнулось в необъятную грудь женщины.

    - Красавица, - прогудела миссис Тернер, отпуская вконец раздавленную Габриэль. Девушка без сил опустилась в кресло, умоляюще глядя на присутствующих, безмолвно прося их спасти ее от предстоящей участи. Она знала, что следующие три часа ей надо будет выслушивать бесконечные разглагольствования гостьи на тему свадьбы и всего, с ней связанного. Но Роми опустила глаза, леди Кларисса не поняла просьбы дочери, а Рина, поджав губы, гордо прошествовала к себе. Они с миссис Тернер друг друга не выносили, и ей не было необходимости присутствовать здесь. Оставалась одна Зена.

    Габриэль выжала из себя все, на что была способно. Ее улыбка могла бы получить первый приз на конкурсе молящих улыбок, но Зена словно и не заметила этого. Она вежливо поприветствовала миссис Тернер и, равнодушно пройдя мимо отчаянно старающейся привлечь ее внимание Габриэль, скрылась за дверью.

    Девушка зажмурилась, обхватывая плечи руками.

    - Дорогая, - обеспокоенно спросила ее Кларисса, - тебе нехорошо?

    - Я, - начала было Габриэль, но тут же осеклась. – Да, да! Мне очень жарко. Можно я выйду, попью водички?

    - Разумеется, - мать погладила ее по голове. – Только возвращайся поскорее. Миссис Тернер хочет с тобой поговорить.

    «Не сомневаюсь,» - мрачно подумала Габриэль, закрывая за собой дверь.


* * * * *

* * * *



    - Ну, - насмешливый голос Зены привел Рину в чувство, и она взглянула на нее. В голубых глазах светилось вежливое любопытство. Тех самых глазах, что вели Рину по ее видению. - И что же вы можете рассказать мне о моей прошлой жизни?

    Женщина моментально вспыхнула, вспомнив все то, чему была свидетелем. "Неужели это была она?" - она осторожно изучала лицо мисс МакКуин, такое спокойное и красивое, словно не оно только что было искажено страстью, а чуть раньше - энергией битвы. Эти изогнутые в улыбке губы несколько секунд назад ласкали губы Габриэль, шепча какие-то слова, эта рука с длинными пальцами сжимала меч, обагренный кровью.

    - Так что же? - снова напомнила Зена. - Неужели то, что вы увидели, так вас напугало, что вы не можете об этом рассказать?

    - Почему же? Я видела страх и боль, страдания и смерть, - Рина краем глаза заметила, как побледнели ее сестра и герцогиня. Они точно верили во все, что она говорила.

    - И все это исходило от тебя, - продолжила она, следя за реакцией Зены, но лицо той оставалось спокойным. - Ты была воином, жестоким и беспощадным. Перед тобой склонялись государства, ты сокрушала их правителей, забирая то, что тебе было нужно. Но, - ее голос смягчился, - в конце концов ты осознала, что творишь, и остановилась.

    - Какое облегчение, - с иронией сказала Зена.

* * * * *


    - Зена, вы не можете так со мной поступить! - почти рыдала Габриэль. Она выбежала вслед за Зеной, с трудом удерживая слезы, так и не оставившие ее после фильма. А тут еще незваные гости!

    - Я все могу, - прохладно отозвалась Зена, скучающе глядя в сторону. Она будто и не замечала страданий Габриэль.

    - Нет, не оставляйте меня с этим монстром! Она съест меня заживо, и вы будете плакать на моей могиле, но будет уже поздно.

    - Вы так в этом уверены? - Зена скрестила руки на груди. Габриэль недоуменно всхлипнула.

    - В чем?

    - Что я буду плакать?

    Видя, что Зену не уговорить, девушка решила пустить в ход последний козырь.

    - Я сделаю все, что вы попросите, - сказала она и тут же пожалела о своих словах, увидев, как в прищуренных глазах Зены заплясали нехорошие огоньки.

    - Правда? - мурлыкающим тоном осведомилась она, сокращая расстояние между ними. "О, я могу так о многом попросить тебя, моя малышка. И попрошу. Хватит игр."

    Габриэль нервно моргнула.

    - Ну, в пределах разумного, конечно, - предупредила она. Кто знает, что еще задумала Зена. Вон, какая ухмылка играет у нее на губах. Но в гостиной ее ждала миссис Тернер, и это было ужасно

    - Разумеется, - согласилась Зена, пряча довольную усмешку. - Разве я когда-то была неразумна?

    Габриэль хотела ответить что-нибудь язвительное, но не успела: длинные пальцы Зены крепко обхватили ее запястье, и она вдруг почувствовала на своей шее теплое дыхание.

    - Ну, и чего же вы хотите? - с дрожью в голосе спросила она, ощущая, как мягкие губы слегка касаются ее кожи. И, о боже, ей это нравилось!!!

    -Я хочу тебя.

    До Габриэль не сразу дошел смысл этих слов, которые Зена прошептала ей на ухо.

    - М-м-меня? - она начала заикаться, не замечая фамильярного обращения. - В-в-в каком смысле?

    - В том самом, - губы Зены уже занялись ее щекой, так близко от рта. И Габриэль поняла.

    - О боже! - она быстро отступила назад. - Я не могу! Я... не хочу!

    - Неправда, - глаза Зены сузились, - твое тело говорит совсем другое. Я почувствовала это там, в кинотеатре. Ты тоже меня хочешь.

    - Я ненавижу вас! - выкрикнула Габриэль, всей душой веря в то, что она сказала. Да как она смела сказать такое? Девушка выпрямилась.

    - Вы слышите? Ненавижу!!!

    И в следующее мгновение она вдруг очутилась прижатой к телу Зены так крепко, что едва могла дышать.

    - Отпустите меня немедленно! - прошипела девушка, тщетно пытаясь вырваться.

    - Дай мне поцеловать тебя, Габриэль.

    - Да как вы смеете!!

    Возмущенные реплики девушки не остановили губы Зены, которые сначала легко, потом более настойчиво прильнули к ее рту. Инстинктивно Габриэль закрыла глаза, по телу пробежала дрожь.

    Она хотела сказать Зене, чтобы та остановилась. Но разум отказывался повиноваться, руки ослабели. Когда Зена на секунду оторвалась от нее, Габриэль глубоко и судорожно вздохнула, изо всех сил стараясь побороть волну ответного желания, захлестнувшую ее при первом прикосновении. Откуда у Зены такая власть, эта способность заставлять терять контроль над собой... пленять ее?

    - Довольно! - выкрикнула она, отстраняясь.

    Зена чувствовала, с какой скоростью бьется пульс девушки, видела, как подрагивает жилка у нее на шее, когда Габриэль откинула назад голову. Глаза ее были зажмурены, губы слегка приоткрыты, и, несмотря на ее возглас, Зена знала: Габриэль не хочет, чтобы она останавливалась.

    - Ты не это имела в виду, - прошептала она, и Габриэль не возразила.

    Казалось, они отделены от всего мира, и Зена, не в силах совладать с собой, еще крепче обняла Габриэль, чувствуя, каким отзывчивым стало тело девушки и как неистово бьется ее сердце. Ее руки соскользнули со спины Габриэль на бедра, прижимая нежные формы к своему мускулистому телу.

    От смущения Габриэль готова была провалиться сквозь землю. Но она жаждала новых поцелуев, и собственная реакция испугала и поразила ее. Каким-то образом ее руки обвились вокруг шеи Зены, грудь прижалась к груди, а губы отвечали на поцелуи с такой страстью и пылкостью, о которых она и не подозревала.

    Габриэль удивилась себе не меньше Зены и, когда та повлекла ее куда-то в сторону, подчинилась беспрекословно. Она дрожала всем телом и могла думать лишь об охватившем ее неистовстве, заставлявшем ее страстно желать прикосновений губ Зены, ее ласк. На какое-то время она потеряла способность думать. Вцепившись обеими руками в плечи Зены, Габриэль не могла не почувствовать их силу. Мускулы под ее пальцами были тверды, будто изготовлены из стали, и девушка затрепетала, когда Зена не обратила внимания на ее слабую попытку отвести ее руки от груди. Зена могла делать с ней все, что угодно, и Габриэль не в силах была остановить ее. Сколько бы усилий она ни предпринимала, Зена с легкостью справлялась с любыми попытками отстраниться от нее.

    - Зена, нет, - отчаянно зашептала Габриэль.

    - Ты же не хочешь, чтобы я останавливалась, - от сиплого голоса Зены у Габриэль по спине побежали мурашки.

    - Да! Мой отец... все остальные... О боже, что ты делаешь?

    Голова Зены наклонилась, и губы повторяли путь, который до этого проделали руки; Габриэль инстинктивно выгнулась навстречу, вместо того, чтобы отстраниться. От этого движения она оказалась вплотную прижатой к Зене и могла чувствовать, как сильное тело вдается в в упругую поверхность ее живота. Руки Зены обвились вокруг нее, Зена обхватила ее за бедра и приподняла. Ртом она вновь нашла губы Габриэль, язык быстрым толчком проскочил мимо них.

    Габриэль все более недоумевала по поводу того, что с ней происходило. Это нехорошо! Это ненормально! В том, что они делали, был вкус греховности, но этот вкус был так сладок.

    Чувствует ли Зена хоть десятую долю того, что заставляет чувствовать Габриэль своими ласками и поцелуями?

    - Зена... Я не понимаю, что со мной, - Габриэль почувствовала, как от ее полувсхлипа руки Зены напряглись.

    Некоторое время Зена ничего не говорила. Она не могла. Ее желания достигли той остроты и силы, когда она не решалась сказать хоть что-нибудь, пока не возьмет себя в руки. Во имя дьявола, как Габриэль удалось так быстро привести ее в это состояние?

    Тяжело дыша, Зена ослабила тесное объятие. Когда она заговорила, ее голос звучал глухо и натянуто:

    - Я знаю, что не понимаешь. Но однажды, когда настанет срок и ты будешь готова, ты поймешь.

    - С тобой? - Габриэль не смогла удержаться от этого вопроса, хотя была не совсем уверена, что хочет получить на него ответ. Она не помнила, как они перешли на "ты", но после того, что случилось, было бы смешно обращаться к Зене по-другому.

    Зена слабо улыбнулась.

    - Если захочешь.

    - Но, Зена, как такое может быть? -Габриэль обессиленно прижалась лбом к груди Зены. - Я хочу сказать, ты женщина, и я тоже. Разве мы можем... - она замолчала, не зная, что следует сказать.

    Зена коснулась ладонью ее волос.

    - Мы можем все, что захотим, малышка, - она приподняла подбородок девушки. - Просто скажи, что будешь со мной, и я переверну для тебя мир.

    Габриэль почувствовала, как приятное тепло распространяется по ее телу после слов Зены. Эти голубые глаза, которые несколько минут назад выводили ее из себя своими насмешливыми искрами, сейчас глядели прямо и твердо, и Габриэль вдруг поверила Зене, в то, что она действительно может подарить ей весь мир. И она знала, что с этого дня все будет по-другому. Она уже не может думать о Джастине или о ком-то другом. Для нее существует лишь эта женщина, держащая ее в объятиях. "Неужели я когда-то терпеть ее не могла? Неужели меня не манили ее глаза, ее руки, ее прикосновения? О боже, что я скажу отцу, если он узнает? Быть может, я сошла с ума? Если так, то я не хочу излечения."

    - Я ведь могу влюбиться в тебя, - ее голос прозвучал неожиданно жалобно. Зена улыбнулась.

    - Это плохо?

    - Нет, но... Ты можешь не захотеть этого.

    Зена притянула Габриэль к себе.

    - Я хотела тебя с той минуты, когда увидела, - шепнула она, чувствуя, что так оно и было. Даже больше: она искала эту девушку уже тогда, когда еще не знала о ее существовании, словно они были созданы друг для друга. Зена не могла забыть о Диане, но она понимала, что отныне для нее будет только Габриэль. Только эти зеленые глаза, так доверчиво глядящие на нее.

    - Что теперь? - робко спросила Габриэль. Зена обольстительно улыбнулась.

    - Мы можем пойти ко мне в комнату.

    - А как же миссис Тернер? - невинно спросила девушка.

    Зена нежно засмеялась.

    - А знаешь, ты права, - она чмокнула Габриэль в кончик носа, потом легонько оттолкнула ее от себя, галантно согнув руку. - Позвольте проводить вас обратно, моя прелесть. Они нас уже заждались.

    Габриэль покорно подала ей трясущуюся ладонь, заранее изобразив на губах счастливую улыбку. Если миссис Тернер заметит, что что-то произошло, все пропало: вцепится, как клещ, и не отстанет, пока все не выпытает.


* * * * *


    - А вот и ты, - леди Кларисса удивленно вскинула брови, заметив входящую вслед за Габриэль Зену. – Ты разве не ушла?

    - Ушла, - подтвердила Зена, удобно устраиваясь в кресле, в котором еще недавно сидела Габриэль. Девушка этого даже не заметила, будучи погруженной в размышления о том, что только что произошло. И потребовалось время, чтобы осознать, что ей о чем-то говорят.

    - Что такое? – она подняла голову, удивляясь, почему она оказалась в кресле выше, чем обычно. Ответ подсказали теплые ладони, которые аккуратно легли ей на талию.

    - Ой, - Габриэль дернулась, но Зена держала ее крепко.

    - Габриэль, Зене же тяжело, - укоризненно покачала головой леди Кларисса. Девушка густо покраснела, стараясь соскочить с колен Зены, однако, сделать это было невозможно.

    - Я вынесу ее вес, не стоит волноваться, - заверил низкий бархатный голос, и только Габриэль уловила в нем интимные нотки. Она нервно хихикнула, боясь обернуться и встретиться взглядом с той, чьи руки еле заметно поглаживали ее бедра. Во всяком случае, Габриэль очень надеялась, что это было заметно только ей.

    - Ничего, совсем скоро девочка станет замужней дамой и уже не будет сидеть на коленях подруг, - вставила свою реплику миссис Тернер, и Габриэль вымученно улыбнулась ей, потом поерзала и успокоилась. Внешне, а внутри у нее продолжала пылать буря эмоций. "Ладно, - подумала она, - это можно пережить, а вот миссис Тернер..."

    Она глубоко вздохнула, сосредотачиваясь на том, о чем в стиле громкоговорителя вещала гостья.


* * * * *


    Три дня пролетели совсем незаметно, и наступила суббота. Естественно, весь город жил предвкушением праздника, и Зена шагу не могла ступить, чтобы не натолкнуться на разговор о предстоящей ярмарке. Она уже подумывала была заткнуть себе уши, но все откладывала, надеясь, что скоро это кончится.

    Все прошедшие дни Зена старалась как можно меньше общаться с Габриэль, чтобы дать девушке время на размышления. Она не хотела подтолкнуть ее к тому, о чем, быть может, она впоследствии пожалеет. Впрочем, Габриэль тоже не слишком рвалась навстречу Зене, предпочитая проводить дни в компании сестры и ее подруг. И вот наступил праздник.

    Ярмарка не произвела на Зену особого впечатления. Начать следовало с того, что она вообще не любила шумных сборищ, где каждый пялился на нее из-за высокого роста, возносящего ее над толпой. Но Габриэль была в полном восторге, и одно это могло заставить Зену побыть на этом увеселительном мероприятии подольше. Она как раз скучающе осматривалась по сторонам, когда девушка вдруг схватила ее за руку.

    - Ой, Зена, гляди, силомер!

    Зена усмехнулась.

    - Надеешься добросить шарик до вершины? - поддразнила она девушку. Габриэль вздернула нос.

    - А вдруг получится.

    - Не сегодня, - отрицательно покачала головой Зена, прекрасно зная, что это лишь подстегнет блондинку. И точно.


* * * * *


    - Давай, Габриэль, ты сумеешь, - в пятый раз прокричала Ромэна, пока Габриэль уже с заметным напряжением поднимала молот. Но сейчас у нее не получилось послать шарик даже до середины. Зена с возрастающим любопытством следила за ее попытками. Народ, собравшийся вокруг, тоже.

    - Брось, Габби, - сказала Ромэна, с жалостью глядя на пыхтящую сестру. - Это очень сложно. Не каждый мужчина сможет.

    - Мужчина не может, а я смогу, - Габриэль задрала голову. - Я хочу получить то колечко.

    Джастин, стоящий рядом с ней, нетерпеливо передернул плечами.

    - Так все дело в призе? Да я тебе его сам достану.

    Зена вскинула бровь. Она знала, что на подобных аттракционах всегда слишком тугая пружина, поэтому почти никто не забрасывает шарик в цель. Но ей было интересно, как с этим попробует справиться брат. Пусть позорится.

    - Ну, - подстегнул Джастина хозяин забавы, - неужели не сможешь порадовать свою девушку?

    Зене захотелось засунуть мужчине его слова обратно в глотку.

    Народ честно болел за Джастина, но у того, разумеется, ничего не вышло. И с третьего раза тоже. Зена удовлетворенно улыбалась. Габриэль расстроенно прикидывала, как бы ей заполучить кольцо. И, конечно, ее ищущий взгляд упал на скромно стоящую в тени Зену.

    - Зена, - молящий глас девушки достиг ушей Зены, однако, она не спешила на него реагировать. Заинтересованные зрители обернулись в сторону указующего перста Габриэль. И можно было слышать, как разочарованный вздох пробежал по толпе. К сожалению, не все поверили в возможности высокой женщины. Среди сомневающихся оказался и Джастин.

    - Ха, - громко сказал он, - раз я не смог, не сможет и она.

    И демонстративно напряг мышцы, скрестив руки на груди.

    Три очень изумленных взгляда впились в него. Ромэна поражалась его неверию. Габриэль мучительно думала, а не узнал ли Джастин про них с Зеной. Зена же решала гораздо более сложный вопрос: дурак ее брат или просто идиот?

    - Итак, еще один соискатель приза, - провозгласил хозяин, словно призом, по меньшей мере, было бриллиантовое колье. Зена взвесила молот, прикидывая, как ударить. Джастин хмыкнул.

    - Смотри, не надорвись.

    Его слова утонули в шуме апплодисментов, когда стальной шарик, пробив насквозь вертикальную шкалу, улетел куда-то в небо. Аккуратно положив молот, Зена протянула руку и, взяв кольцо у слегка опешившего хозяина, не нашла ничего лучшего, как самой надеть его на палец Габриэль.

    - О, - вскинула брови блондинка, глядя на подругу, - я так понимаю, это предложение?

    Она хлопнула Зену по плечу и убежала к зовущей ее Роми. Зена выпрямилась, глядя ей в спину, потом, что-то пробормотав себе под нос, отправилась следом.

    С того вечера, когда она впервые по-настоящему поцеловала девушку, все изменилось. Абсолютно все. Они с Габриэль словно поменялись местами. Теперь уже девушка не упускала ни одного удобного случая, чтобы подразнить Зену. И Зене это нравилось. Очень нравилось. Только вот продолжающиеся разговоры о свадьбе выводили ее из себя. И еще то, что на этом празднике она никак не могла, как хотела, остаться с Габриэль наедине. Она даже начала думать, что девушка специально избегает ее, чтобы заставить помучиться. "Ничего, - думала Зена, ища в толпе светлую голову, - придет мое время. А сейчас будем наслаждаться происходящим."


* * * * *


    Габриэль намеренно скрывалась от Зены, зная, что та ждет от нее ответа на беззвучный вопрос, заданный три дня назад. И она знала, что должна ответить. Ответить в любом случае. И все эти три дня она пыталась представить себе, что будет, если сказать "да". Что ждет ее потом? Разделит ли Зена ту нежность, которую - и теперь можно было себе в этом признаться - испытывает Габриэль, глядя на нее? Странную, не похожую ни на что нежность, желание обнять и не отпускать, желание быть вместе вечно, до самой смерти, а если повезет, то и в загробном мире тоже.

    Габриэль присела на скамеечку, задумчиво провожая взглядом текущую мимо толпу. Что она читает в глазах Зены? Любовь и обещание быть рядом или кратковременную страсть, которая пройдет через несколько недель? И ей нужно было узнать это.

    Она резко встала. Поезд тетушки Рины уже скоро отходит. Надо успеть добежать домой.


* * * * *


    Рина сидела за столом, рассеянно выводя пальцем на скатерти какие-то узоры. Ее поезд должен был прибыть через полчаса. Вещи давно были собраны и отправлены на станцию, но она желала еще хоть пару минут побыть в этом доме. Женщине не хотелось уезжать отсюда в пустое холодное поместье, где не было никого, кроме нее. Временами она жалела, что не поступила, как ее сестра: не сбежала из дома, лишь бы быть с любимым человеком, не пошла наперекор воле отца, да упокоится его душа. Впрочем, сожалеть поздно, молодость позади. Рина с горьким вздохом едва заметного разочарования собралась встать, но тут чьи-то теплые руки опустились на ее плечи.

    - Я хотела еще раз попрощаться с тобой, тетушка, - зеленые глаза Габриэль смотрели на нее. Рина улыбнулась. Она всегда по-хорошему завидовала Клариссе, что той удалось произвести на свет таких девчушек, как ее племянницы.

    - Да, моя дорогая, скоро я не буду вам надоедать, - со смешком сказала она. Габриэль замотала головой так, что ее светлые локоны разлетелись в разные стороны.

    - Ну, что ты, мы всегда с нетерпеним ждем твоего приезда.

    - Приятно слышать, - Рина поцеловала девушку в лоб, потом, отстранившись, вгляделась в ее лицо. - Ты хотела что-то мне сказать?

    Габриэль замялась. У нее действительно был вопрос, который ей бы хотелось прояснить. Но как задать его, она не знала.

    - Помнишь, - начала она, теребя бахрому скатерти, - ты рассказывала нам о наших прошлых жизнях.

    Рина засмеялась.

    - Как не помнить. Твоя мама жутко отругала меня за то, что я всех так расстроила.

    Габриэль тоже улыбнулась, но тут же посерьезнела.

    - Да, - она глубоко вздохнула, набираясь храбрости. - Так вот, ты говорила, что мы с Зе... с мисс МакКуин жили в одно и то же время. 2000 лет назад.

    Рина вскинула брови, но ничего не сказала.

    -Я хотела бы узнать, - продолжала Габриэль, все больше нервничая, - не могло быть так, что мы с ней... были знакомы, - она отчаянно покраснела при этих словах. Ее тетя немного помолчала, грустно улыбаясь. С того самого вечера она знала, что однажды Габриэль задаст ей этот вопрос. И она должна была на него ответить.

    - Она была твоим воином, - мягко произнесла Рина. - Тем, кого ты так оплакивала.

    Габриэль вздрогнула.

    - Значит...

    - Вы очень любили друг друга, - Рина погладила по голове смутившуюся племянницу. - Так сильно, что мое сердце едва не разорвалось от той боли, что вынесла ты, когда потеряла ее.

    Габриэль спрятала пылающее лицо на плече у Рины. Она чуть ли не кричала от радости, услышав признание женщины. Они с Зеной были вместе! Так вот откуда вся та нежность, которая вдруг захлестнула ее. Она появилась не просто так. Она всегда жила в ней и просто ждала того момента, когда сможет выйти наружу. "Мой воин, - подумала Габриэль, - мой воин."

    - Спасибо, - прошептала она, отстраняясь от Рины. На ее глазах выступили слезы. - Мне нужно было это узнать.

    Рина улыбнулась ей.

    - Зачем же плакать, моя дорогая? - она заговорщически подмигнула девушке. - Мне кажется, Зена будет счастлива услышать то, что ты любишь ее.

    Габриэль удивленно открыла рот.

    - Откуда ты?..

    - Откуда я знаю? - прервала ее Рина. - Я же ясновидящая, помнишь? - и продолжила уже серьезно: - Стоит только увидеть, как она на тебя смотрит, и все становится понятно. Беги к ней, - она подтолкнула Габриэль, - и будь счастлива.

    Девушка быстро поцеловала женщину в щеку и выбежала из комнаты. Рина, улыбаясь, глядела ей вслед. "Боже, сделай так, чтобы ей никогда не пришлось испытать той боли, которую вынесла та девочка много веков назад."

Глава 6

    Высокая девушка с ямочками на щеках остановилась за одним из больших деревьев, растущих прямо около поместья Макбрайдов, и улыбнулась, видя, как заливисто хохочет старшая дочь лорда, сидя на скрипучих качелях и болтая ногами. Рядом с ней, слегка склонившись, стояла голубоглазая брюнетка, и было совершенно очевидно, что именно она является причиной столь бурного смеха Габриэль. Там были и другие девушки, но затаившаяся блондинка ясно видела, что все внимание Габриэль отдано Зене. Она постояла еще немного, слушая веселый разговор, а потом тихо исчезла в тени деревьев.


* * * * *

    - Я предлагаю отправиться на пикник, - Зена небрежно откинула назад упавшие на лицо волосы и скрестила руки на груди. Ромэна переглянулась с подругами, посмотрела на сестру и пожала плечами.

    - Можно было бы, - ответила она за всех, - но вряд ли родители решат сорваться посреди недели.

Зена подмигнула ей.

    - Кто говорит о родителях?

    - В каком смысле? - непонимающе сказала Габриэль. Зена повернулась к ней.

    - Зачем родители, когда есть я? Я лучше.

    Роми взвизгнула и бросилась Зене на шею.

    - Да, уговори их отпустить нас с тобой! Ну, попробуй! Мне так хочется съездить куда-нибудь без них!

    Зена легко подняла в воздух хихикающую девчонку.

    - Будет сделано, - шутливо произнесла она и подбросила завизжавшую Ромэну вверх. Габриэль испуганно ахнула при виде взлетающей сестры, но руки Зены тут же поймали на мгновение потерявшую дар речи девочку и бережно опустили ее на землю. Роми перевела дыхание, потом стащила Габриэль с качелей и потянула ее куда-то в сторону. Габриэль кинула последний взгляд на усмехающуюся Зену, округлила глаза и побежала следом за веселящимися подругами.

    Где-то совсем рядом раздался тихий свист. Зена немедленно оглянулась, затем, убедившись, что девушки отошли на приличное расстояние, приблизилась к ограде.

    - Привет, Патрик, - кивнула она темноволосому мужчине, с нетерпеливым видом ожидающему, когда она подойдет. Патрик поднял руку.

    - И тебе привет, - он улыбнулся. - Развлекаешься?

    Зена пожала плечами.

    - Как видишь. Ты принес?

    Патрик помотал головой.

    - Тому человеку, что согласился достать оружие, требуется еще время. Это ничего?

    Зена поморщилась.

    - Пока ничего, но ты же сам понимаешь, что в случае с Греем нельзя расслабляться. Ладно, - она подавила вздох, - подождем.

    Патрик кивнул и затоптался на месте, словно собираясь сказать что-то еще. Зена вскинула брови.

    - Да?

    Мужчина покраснел.

    - Я тут совершенно случайно услышал, как вы говорили о пикнике, - смущенно забормотал он. - И хотел спросить: нельзя ли мне тоже поехать с вами?

    - Конечно, - Зена хлопнула его по плечу. - Только что с твоей работой?

    - Я взял отпуск на пару дней, - обрадованно отозвался Патрик. Он уже начал предвкушать то удовольствие, которое получит, проведя время вместе с Габриэль. И он тут же взглянул на Зену, вспомнив, что Габриэль нравится не только ему. "Интересно, она сказала ей о своих чувствах? Если да, то что остается делать мне?" Он растерянно покусал губу. Как назло, ничего не приходило в голову. И он решил разобраться со всем позже.


* * * * *

    - О, здорово, настоящий пикник! - радостно завопила Ромэна, вывалившись из машины прямо на большую поляну, на которую их привез Патрик. Следом за ней вылезли Джина с Полли, и Полли тут же скривила нос.

    - Ничего особенного. Вот помню, в прошлом году...

    - Слушай, - оборвала ее Роми, - ты можешь хоть ненадолго перестать занудствовать?

    Полли надулась и отошла в сторону.

    - Я думаю, что сначала надо развести костер, а уже потом подумать о еде, - обратился Патрик к появившимся Зене и Габриэль. - К тому же, - он потряс большой корзиной, - леди Кларисса дала столько, что нам не съесть.

    - Не зарекайся, - дернула его за рукав Ромэна, - у меня молодой растущий организм. Эй, - она взглянула на Габриэль. - Ты вся красная. Тебе нехорошо?

    Габриэль неловко улыбнулась. Проблема заключалась в том, что ей было очень хорошо. И виновата в этом была Зена, стоявшая сейчас рядом с ней и самодовольно усмехавшаяся.

    Поездка начиналась замечательно. Во-первых, Габриэль радовала сама идея пикника: солнце, лес, озеро. Во-вторых, уступив долгим уговорам Зены и Джастина, который в последнюю минуту отказался ехать, родители соизволили отпустить их одних, а это означало полную свободу во всем: смейся, купайся, сколько хочешь, и есть можно голыми руками. Итак, забираясь в машину, Габриэль предвкушала отличный день. Но все пошло не по плану. Места в машине оказалось не так много, как хотелось бы, поэтому на заднем сиденье устроилось сразу четверо, тогда как впереди сидели лишь Патрик и Ромэна. Впрочем, и это было нипочем, в конце концов, в тесноте да не в обиде. Но угадайте, кто находился рядом с Габриэль? Правильно, высокая, темноволосая и голубоглазая, которая тут же жестом собственника обняла Габриэль за плечи и принялась что-то обсуждать с девчонками. Те, естественно, пришли в восторг от того, что кто-то с серьезным видом разговаривает с ними, и трещали всю дорогу. Нет, Габриэль совсем не была против болтовни, она была против того, что рука Зены, та самая, что лежала у нее на плече, сменила свое расположение и каким-то образом завладела ее правой грудью. Сначала она была против. А потом все ее мысли были направлены только на то, чтобы не выдать своего удовольствия каким-нибудь звуком или движением. И вообще ей хотелось лишь одного: чтобы из машины исчезли все, и они бы с Зеной остались вдвоем. Осознав, о чем она думает, Габриэль попыталась отодвинуться и не смогла: некуда было двигаться. Зена же как-будто и не знала, что там вытворяет ее рука, сидела себе спокойно, беседовала на отвлеченные темы и даже не смотрела в сторону Габриэль. Габриэль в это время мучилась одним вопросом: не видит ли кто-нибудь того, чем занимается Зена? А если видит, то почему молчит?

    - Нет, со мной все в порядке, - ответила Габриэль, вынырнув из приятных воспоминаний. - Просто жарко.

    Зена вскинула брови.

    - Тогда предлагаю освежиться, - она кивнула на манящее прохладой озеро.

    Обрадованные девчонки с визгом кинулись к воде, на ходу скидывая одежду и совершенно не стесняясь смущенного Патрика.

    - Пойду наберу хвороста, - пробормотал он и скрылся в зарослях. Очень колючих зарослях, если судить по последовавшему почти сразу тихому шипению.

    Зена с усмешкой поглядела ему вслед, потом снова обернулась к Габриэль.

    - А ты? Тебе же было жарко?

    Девушка укоризненно покачала головой.

    - Только не говори, что не догадываешься, что тому послужило причиной.

    - Я и не собиралась, - Зена подошла к ней поближе и, склонившись, прошептала ей на ухо: - Я просто хочу увидеть тебя в купальнике.

    Габриэль шутливо оттолкнула ее.

    - Вот еще. Я настаиваю на том, чтобы ты отвернулась, когда я буду раздеваться.

    - И не подумаю, - Зена мотнула головой и одним плавным движением стянула с себя футболку. - Твоя очередь.

    Габриэль попыталась закрыть рот. Она, конечно, видела Зену без одежды, тогда, в самый первый день, но в тот раз она ведь не приглядывалась и вообще очень быстро отвернулась. Сейчас же ей можно было не смущаться. Именно по этой причине ее взгляд заскользил по телу женщины. Габриэль даже не смогла подобрать слов, чтобы описать его. Великолепное? Совершенное? Желанное? Последнее определение вызвало краску, вернувшуюся на ее щеки. Она еще взглянула на Зену. Ее тело не было таким мускулистым, как у мужчин, но Габриэль прекрасно помнила, какая в нем скрывается сила. И ей захотелось почувствовать ее на себе.

    - Нравится? - насмешливо осведомилась Зена. Она уже успела избавиться от всего остального и стояла перед Габриэль, слегка наклонив голову и уперев руки в бедра. - Тогда присоединяйся, - и она с почти бесшумным всплеском бросилась в воду, где ее ждали Роми с подругами. Озеро моментально наполнилось визгом и звонким смехом.

    Сбросив с себя оцепенение, Габриэль тоже разоблачилась и последовала за Зеной. Не так изящно, правда, да и плеска было побольше. Зато, окунувшись, она моментально почувствовала себя другим человеком. Она обожала плавать. Особенно, когда рядом не было родителей с их бесконечными воплями по поводу того, что их дочь может замерзнуть, заболеть, утонуть и умереть. Не обязательно в таком порядке.


* * * * *


    Патрик уже развел костер, и слегка замерзшие после купания девушки стайкой потянулись к его живительному теплу. Они даже не соизволили одеться, оставшись в купальниках, и бедняга Патрик краснел, пытаясь придумать, куда же ему смотреть. В конце концов Габриэль не выдержала и предложила надеть хотя бы юбки. Благодарно вздохнув, Патрик тем не менее еще долго старательно отводил глаза, когда кто-либо слишком уж наклонялся.

    Обед, а скорее, уже ранний ужин, проходил в дружеском молчании. Роми с подругами устали, их хватало только на то, чтобы донести до рта бутерброд ("Эту отвратительную гадость!", как сказала бы леди Кларисса, которая запрещала дочерям питаться всухомятку) и прожевать его, поэтому разговор, начатый Патриком, тек вяло. Габриэль тоже пребывала в задумчивости. Она сидела около Зены, прислонившись спиной к ее груди, и слушала, как мерно стучит ее сердце. Ей было уютно здесь, среди глухого леса. Она была вдали от правил, запретов и норм, и она могла бы остаться здесь навечно. Только бы Зена всегда была с ней.

    Потянувшись за очередным бутербродом, Патрик искоса посмотрел на Габриэль. Ему бы очень хотелось, чтобы она сидела рядом с ним, но она выбрала Зену, и он знал, почему. Зена еще ничего ему не рассказала, но он был уверен, что они с Габриэль теперь вместе. Он встряхнул головой, чувствуя, как в нем поднимается ревность. "Какое ты имеешь право ревновать ее? - спросил он себя. - Она никогда не выказывала тебе никаких знаков внимания, ты и знаком-то с ней всего ничего." И все же он знал, что любит ее. Он полюбил ее уже тогда, в первый день, когда она пришла к ним с Зеной в бар. Она была словно свет, в то время как Зена была тьмой. Тогда почему они вместе?

    Ромэна прожевала то, что откусила, и лениво откинулась на спину. Прямо над ее головой было вечернее небо.

    - Хорошо, - тихо произнесла она.

    - Хорошо, - отозвалась Джина и улыбнулась Патрику, который смутился и закашлялся. Он не привык, что девушки одаривают его знаками внимания. А тут он находился в компании сразу пятерых представительниц прекрасного пола. И не самых худших представительниц.

    Зена с усмешкой наблюдала, как заговорщически перемаргиваются Джина и Роми. Ей было совершенно очевидно, что девчонки намерены познакомиться с Патриком поближе. "Замечательно, - подумала она, - быть может, он забудет про Габриэль." Конечно, она не могла не заметить, какими глазами темноволосый мужчина смотрел на ее избранницу, когда Габриэль выходила из воды. Любому другому за подобное Зена оторвала бы голову, но какое-то шестое чувство подсказывало ей, что в случае с Патриком ей не о чем беспокоиться. С какой стати ей не доверять Габриэль?

    - Габриэль, - окликнула сестру Роми, - помнишь, ты как-то обещала рассказать мне про созвездия?

    - Сейчас?! - Габриэль очень не хотелось вставать со своего места, но Ромэна просяще сложила ладони.

    - Ну, пожалуйста, Габби.

    Девушка недовольно вздохнула и, ворча, перебралась поближе к девчонкам. Зена какое-то время смотрела на нее, потом повернулась к Патрику.

    - Ты достал? - ее голос был так тих, что его можно было не расслышать за движением ветра, но мужчина натренировался за те годы, что они были знакомы.

    - Да, - столь же тихо ответил он. - Он у меня дома. Когда ты его заберешь?

    - Во всяком случае не сегодня, - Зена вытянула ноги. - Может быть, завтра. Ты работаешь?

    - Нет, завтра я выходной, - Патрик прихлопнул на своей руке комара. - Буду ждать.

    - Договорились.

    Воцарилось молчание, прерываемое лишь негромким рассказом Габриэль и вопросами девочек. Патрик послушал их, однако на языке у него вертелся вопрос, который он не мог не задать.

    - Вы теперь вместе?

    Зена сощурила глаза и не стала отвечать, прекрасно понимая, что ее ответ не доставит Патрику никакого удовольствия. Мужчина пристально смотрел на нее, пытаясь что-то прочесть на ее непроницаемом лице, но это было бесперспективным занятием. Зена умела прятать свои чувства.

    - Пойдем, - позвала она Габриэль и встала, протянув ей руку.

    - Куда? - откликнулась девушка.

    - Увидишь.

    Хихикающие над чем-то девчонки даже не обратили внимания на их уход. У них были свои развлечения.

    Патрик посмотрел им вслед. Он знал, куда и зачем они отправились, и ему было грустно. Уже который раз он не выдерживал конкуренции, находясь рядом с Зеной. И самое обидное было то, что Габриэль ему правда очень нравилась. Он вздохнул и подбросил в костер сучьев. Но ведь он может побороться за нее, разве нет?


* * * * *

    Габриэль сначала не поняла, куда Зена ведет ее, но, дойдя до машины, которая стояла довольно далеко от берега, и увидев, как темноволосая женщина опускает сиденья, она залилась краской. И продолжала краснеть, когда Зена потянула ее внутрь.

    Она жутко застеснялась, когда Зена начала целовать ее, медленно, аккуратно, потом все более жадно и настойчиво; отводила от груди мягкие ладони, ласкающие ее. Но постепенно она убедилась, что в том, что она испытывает, нет ничего страшного. И когда рука Зены впервые проникла между ее ног, она не отстранилась, позволив ей осторожными поглаживаниями исследовать ее. А потом и сама решилась на то, чего никогда от себя не ожидала.

    Габриэль слышала, как участилось дыхание Зены, как напряглось мускулистое тело, когда ее пальцы неспеша скользнули по нему вниз. Когда Габриэль почувствовала, как Зена осторожно опустилась на нее, она подумала, что ни разу в своей жизни не испытывала ничего лучше. Она сообщила об этом Зене, но та лишь рассмеялась, пообещав, что будет еще лучше. "Еще?" - удивилась Габриэль, выгибая спину, пока горячие губы Зены неторопливо двигались по ее коже, отыскивая самые чувствительные места. Девушка ощутила, как крепко прижалась к ней Зена, как начали двигаться ее бедра, все более учащая ритм. Но в разгар страстных ласк Зена вдруг резко отстранилась от нее и перекатилась, на какое-то время застыв, не шевелясь.

    - Что с тобой? - обеспокоенно спросила Габриэль, но Зена только улыбнулась и снова притянула ее к себе. Ей не хотелось рассказывать девушке о том, сколько сил она приложила для того, чтобы удержать ту последнюю волну, готовую накрыть ее и унести с собой. Она хотела испытать наслаждение вместе с Габриэль, разделить его с ней, а потом уснуть, укачивая ее в своих объятиях. И она готова была ждать...

    - О чем ты думаешь? - чуть хрипловатый низкий голос разорвал тишину спустя несколько минут. Габриэль открыла глаза и улыбнулась.

    - Я люблю тебя. Нет, не говори ничего, - остановила она Зену, видя, что та собирается что-то сказать. - Я знаю, что, возможно, ты не испытываешь того же, и я не требую от тебя этого. Просто я хочу, чтобы ты знала о моих чувствах. Вот так.

    Зена, чуть усмехнувшись, коснулась кончиками пальцев щеки лежащей рядом с ней девушки.

    - Что-то мне подсказывает, что вскоре ты скажешь нечто другое.

    Габриэль обреченно вздохнула.

    - Вы чудовищно самоуверенны, мисс МакКуин.

    - Правда, - согласилась Зена, и Габриэль вдруг обнаружила, что смотрит на нее снизу вверх. - Но ведь тебе это нравится.

    Габриэль захихикала, когда мягкие губы щекочуще коснулись ее шеи.

    - Признаться, увидев тебя в первый раз, точнее, услышав, я подумала, что хуже быть не может.

    - О, я польщена, - промурлыкала Зена, и ее рука скользнула под верхнюю часть купальника девушки. Габриэль слегка шлепнула ее.

    - Прекрати немедленно.

    Зена, будто не слыша ее, продолжала свои действия.

    - Зена!

    - В данный момент вышеуказанная особа не может ответить в виду чрезвычайно сильного желания поцеловать свою девушку.

    Габриэль даже зажмурилась от удовольствия. "Моя девушка! Мне нравится, как это звучит." И тут она вспомнила, что хотела кое-что рассказать Зене.

    - Подожди, - попросила она. Зена нехотя подняла голову.

    - Я разговаривала вчера с тетей Риной, - Габриэль запустила пальцы в ее черные волосы, рассеянно поглаживая их. Зена вздохнула.

    - И?

    - Я спросила ее о том вечере, когда она видела наше прошлое.

    Зена напряглась, но Габриэль этого не заметила.

    - Она сказала мне, что мы были тогда вместе, - она робко заглянула в дымчатые голубые глаза, которые не отрывались от ее лица. - Ты была моим воином.

    Зена повернула голову и поцеловала ее ладонь.

    - Ты веришь этому?

    Габриэль улыбнулась.

    - Да. Мне кажется, я могу вспомнить, как я любила тебя тогда, - она закусила губу. - Рина сказала, что воин умер. Я думаю, я чувствовала бы ту же боль, если бы что-нибудь случилось с тобой сейчас.

    Зена посмотрела на светловолосую девушку. Она намеревалась исполнить до конца задуманное и отомстить Грею за Диану. Но такова была ее цель до того, как она встретила Габриэль. Разве может она сейчас оставить эти зеленые глаза, так доверчиво глядящие на нее? Предать то, чего так добивалась? После смерти Дианы она не думала, что ее оледеневшее сердце способно полюбить снова. Но, когда Габриэль несколько минут назад сказала ей, что любит ее, Зене показалось, что этого момента она ждала всю свою жизнь. И ее жажда мщение может подождать. "Прости меня, Диана, но ты бы поняла мои чувства. Габриэль, возможно, мой единственный шанс на счастье. И я не могу упустить его."

    - Рина сказала, что я была жестоким воителем, убивающим без разбора, - Зена снова наклонилась, чуть покусывая ухо Габриэль. - Неужели ты могла бы полюбить такого монстра?

    Задавая этот вопрос, она думала о том, что рано или поздно Габриэль узнает о тех убийствах, которые она совершила. Люди из банды Псов время от времени попадались на ее пути, и их жизни обрывались одна за другой. Зена была неумолима. И каждый предсмертный вздох наполнял ее сердце радостью. Как объяснить это Габриэль?

    Габриэль удобнее устроилась под теплым телом, прижимающим ее к мягким сиденьям, и обвила руками плечи Зены.

    - Наверно, у тебя была причина, чтобы стать такой. Но ведь потом ты изменилась.

    Это был не совсем тот ответ, которого ждала Зена, но она понимала, что еще рано. Она расскажет о Диане позже, когда будет уверена, что воспримет любую реакцию Габриэль. А сейчас...

    - Зена, они же нас увидят! - Габриэль попыталась оттолкнуть от себя темную голову. Она слышала смех оставшихся на берегу и подозревала, что их тоже могут слышать.

    - Зена!! Зена?! Зена...

    У Габриэль уже просто не было слов, да, если честно, то ей и не хотелось говорить. Забыв обо всем, она запрокинула голову, подставляя шею поцелуям, и тихо застонала, когда рука Зены вновь проникла между ее ног. Еще несколько дней назад она и подумать не могла, что ей может быть так хорошо. Ноги Зены зажали ее бедро, и Габриэль инстинктивно согнула колени. Зена отозвалась низким рычанием.

    - Мы должны остановиться, - пробормотала она.

    - Да, - согласилась Габриэль, целуя ее плечо.

    - Там твоя сестра и ее подруги...

    - Да...

    - Нас и так уже долго нет...

    - Да...

    - Плевать на них!

    - Да!!

    Габриэль облегченно вздохнула, когда Зена прекратила разговаривать, и их губы вновь слились в поцелуе.

    - Ребята, - веселый голос Роми прозвучал совсем близко, и оторопевшая Габриэль успела только повернуть голову, чтобы увидеть, как распахивается дверца машины. - Что-то вас давно...

    Она осеклась. Зена с Габриэль тоже замерли. Кажется, даже дышать перестали. Наконец, Зена очень осторожно освободила Габриэль от веса своего тела.

    - Я... - начала Габриэль, глядя на ошеломленное лицо сестры, - то есть, мы... в общем...

    - Я вижу, - протянула Роми, потом, округлив глаза, посмотрела на Зену. Ей было не очень понятно, почему это Зена так целовала Габриэль, да и то, как они лежали... Нет, в этом нужно разобраться!

    - Итак, - она с вызывающим видом скрестила на груди руки. - Я жду объяснений.

    Зена позабавил этот взрослый тон, но, взглянув на Габриэль, она отложила веселье на потом. Лицо у девушки было таким несчастным, словно она узнала, что ее всю жизнь обманывали и она приемная дочь своих родителей.

    - Роми, - сказала Зена, - тут нечего объяснять. Просто подумай.

    Роми нахмурилась. Через пару секунд ее лицо вытянулось от изумления.

    - Ты хочешь сказать, что вы..? - она не договорила. - Но вы ведь... А как...

    Габриэль не выдержала, попыталась сесть и тут же больно ударилась лбом, прикусив язык.

    - Оу! - взвыла она, хватаясь за ушибленное место. - Эта машина меня ненавидит. Каждый раз обо что-нибудь стукаюсь.

    - Я все еще здесь, - напомнила о себе Роми. Габриэль с мольбой посмотрела на нее.

    - Пожалуйста, ни слова родителям. Я сделаю все, что ты попросишь.

    Зена ухмыльнулась, вспомнив, как Габриэль говорила ей те же самые слова и во что все это вылилось. Девушка, видимо, тоже об этом подумала, потому что начала подозрительно быстро краснеть.

    - Пожалуйста, Роми, - она взяла сестру за руку. - Я очень тебя прошу.

    Девочка раздумывала. Не то, чтобы ей хотелось рассказывать маме о том, что она только что видела. Скорее, даже наоборот. Она уже не в первый раз замечала, с какой нежностью Зена смотрит на Габриэль, но ей было невдомек, почему. Теперь же все было ясно. Они любят друг друга. Ромэна было подумала о Джастине, но тут же мотнула головой. Кому нужен Джастин, когда есть Зена? Высокая, красивая, сильная, с ней можно обо всем поговорить. Конечно же, в первую очередь Роми думала о себе. Разве она могла бы плескаться в озере с мужем сестры так, как она делала это совсем недавно? Разумеется, нет. И поговорить с ним по душам тоже вряд ли получилось бы. Зена же совсем другое дело.

    - Ладно, - сказала она, наконец, и Габриэль с облегчением выдохнула. - Но с одним условием.

    - Каким? - тут же насторожилась Габриэль, прекрасно зная свою младшую сестру. Роми хитро улыбнулась.

    - Ты мне все потом расскажешь.

    - Эй! - возмущенно воскликнули Зена и Габриэль в унисон. Девочка, смеясь, показала им язык и убежала.

    - Ты ведь не собираешься и вправду сообщать ей о том, чем мы тут занимались? - спросила Зена, подозрительно косясь на Габриэль.

    - Ну, я не буду вдаваться в подробности, - невинно отозвалась девушка и моментально обнаружила себя лежащей на спине, опрокинутая легким толчком. Зена игриво чмокнула ее в нос и, встав, потянула за собой.

    - Давай, нужно возвращаться.

    - Ага, - Габриэль вылезла из машины и оправила смятую юбку. "Нет, в следующий раз надо не забыть снять ее."

* * * * *

Мрачный замок хранил торжественную тишину, пока не хлопнула большая кованая дверь, и каблучки не застучали по деревянному полу. Темноволосый мужчина, сидевший в кресле и глядевший в телевизор, выпрямился, прекрасно зная, кто сейчас появится на пороге.

    - Братик, - звонкий женский голос опередил свою обладательницу на целых три секунды. Мужчина усмехнулся. "Сестренка никогда не отличалась терпением."

    - Ты смотришь эту гадость? - едва очутившись в комнате, очаровательная блондинка наморщила нос, следя за тем, как огромные потные мужики с криками бросаются друг на друга и обмениваются такими ударами, от которых у них давно должны были бы вылететь последние мозги. Ее брат с хрустом потянулся.

    - Это весело.

    - Надеюсь, ты понимаешь, что это все игра? - насмешливо поинтересовалась девушка. Брюнет на мгновение замер, потом напустил на себя небрежный вид.

    - Конечно, понимаю, - он отвернулся. "Вечно она должна испортить настроение!"

    - Как у тебя дела? - поинтересовалась девушка, бесцеремонно выхватывая из-под носа мужчины последний кусочек печенья и опускаясь в соседнее кресло. Брат вздохнул.

    - А ты как думаешь?

    Блондинка кокетливо улыбнулась.

    - Полагаю, ты все еще злишься на меня.

    - Как ни странно, уже нет, - сознался мужчина, вытягивая длинные ноги. - Тем более, - на его лице заиграла довольная ухмылка, - у меня припасен козырь.

    - Какой такой козырь? - насторожилась девушка. Мужчина отрицательно покачал головой.

    - Так я тебе и сказал.

    Они долго смотрели друг на друга, потом мужчина не выдержал.

    - Ну ладно, ладно, - он нервно соскочил с кресла и зашагал по комнате. - Должен же я отстаивать свои интересы. Особенно после того, как ты вмешалась во все это.

    Девушка улыбнулась.

    - Таково мое призвание.

    - Да-да, - проворчал мужчина, подходя к окну и опираясь руками на подоконник. - Только я все равно тебе ничего не расскажу. Можешь даже не умолять.

    - И не собиралась, - надменно фыркнула блондинка. - Я и так все узнаю.

    Брюнет с подозрением взглянул на нее.

    - Каким образом?

    - У тебя свои тайны, у меня - свои, - ухмыльнулась девушка и, встав, направилась к двери. Мужчина следил за ней, пока она не исчезла в темноте коридора, потом глубоко вздохнул.

    - Как же иногда хочется, чтобы все родственники провалились в Тартар!

    И его внимание снова занял телевизор.


* * * * *

    До дома они добрались где-то часа через полтора: сначала завезли Полли, потом Джину. И везде им пришлось рассказывать любопытствующим родителям, как прошел день. Впрочем, все остались довольны услышанным. Распрощавшись с Патриком, Зена направила машину к знакомой усадьбе. Там тоже еще никто не спал.

    - Хорошо, что отец пока не вернулся, - леди Кларисса встретила их в прихожей, укоризненно глядя на Габриэль.

    - Мама, еще ведь не поздно.

    - Я-то это знаю, но Артур не любит, когда вас нет дома после девяти. Чем вы сегодня занимались?

    - Я устала, - быстро сказала Габриэль, нахально уклоняясь от третьего подряд рассказа об их приключениях. К счастью, вместо нее это согласилась сделать Роми.

    - Ты правда устала? - спросила ее Зена, когда они поднимались по лестнице. Девушка улыбнулась ей.

    - Конечно, нет. Я просто хотела отвязаться от мамы. А что?

    - У меня есть планы на тебя, - в голосе Зены прозвучало нечто такое, от чего коленки Габриэль задрожали. Еще тогда, на озере, она поняла, что Зена совершенно определенно намерена что-то сделать. И вот этот миг пришел.

    - Зена, - забормотала Габриэль, когда сильные руки затянули ее в комнату, - это не моя спальня.

    - Я знаю.

    - И не моя кровать.

    - Я знаю.

    - Зена, - выдохнула девушка, когда почувствовала, как длинные пальцы принялись за пуговицы на ее блузке. - Ты невозможна!

    - Я знаю, - невозмутимо отозвалась Зена, обнажая плечи лежащей под ней Габриэль и покрывая их поцелуями, постепенно опускаясь ниже. Габриэль тихо рассмеялась и выгнула спину, предоставляя губам женщины больше свободы.

    - Ты хочешь убить меня?

    Но Зена уже не слышала ее. То желание, которое она сумела заглушить на время, снова вернулось, и, следуя его зову, она, нетерпеливо сорвала с плеч Габриэль легкую блузку, потом избавилась от своей рубашки, забросив ее куда-то в дальний угол. Туда же полетело и все остальное.

    Габриэль и думать забыла о родителях, о собственном стеснении, о том, что будет завтра.

    - Прикоснись ко мне, - шепнула Зена, ведя ладонями по телу девушки.

    Ее глухой голос воодушевил Габриэль, и она начала ласкать Зену, сначала скованно, потом смелее, прислушиваясь к судорожному дыханию и сдавленным стонам, пока Зена не перешла от нежных, легких поцелуев к более настойчивым и страстным. Габриэль вдруг поняла, что совсем скоро она узнает на собственном опыте все то, о чем она когда-то прочла в книгах. Она безмерно удивлялась, что жила так долго и не подозревала о возможности подобного удовольствия.

    И тут постучали в дверь.

    Габриэль, не сразу сообразившая, почему Зена вдруг остановилась и выругалась, недоуменно открыла глаза.

    - Дорогая, ты не видела Габриэль?

    Девушка успешно подавила в себе громкий крик, услышав голос матери. "О боже!!! Второй раз за день! Я этого не вынесу!!!"

    - Да, она здесь, - ответила Зена прежде, чем Габриэль успела ее остановить. Габриэль отпихнула ее и, спрыгнув с кровати, заметалась по комнате, пытаясь найти свои вещи. "Господи, сейчас моя мать войдет сюда!"

    Дверь, однако, и не думала открываться.

    - Она может выйти?

    Зена хитро улыбнулась и откинулась на спину.

    - Нет, она неодета.

    Габриэль втянула голову в плечи. "Это конец!"

    За дверью воцарилось недолгое молчание.

    - Хорошо, - произнесла, наконец, леди Кларисса. - Тогда пусть, когда оденется, зайдет к отцу в кабинет.

    Было слышно, как она уходит. Переведя дыхание, Габриэль с разъяренным воплем кинула в Зену подушкой.

    - Ты спятила? А если бы она вошла? Ты представляешь эту картину: ты и я, в постели.

    О, Зена отлично ее себе представляла. Она потянулась, устраиваясь поудобнее.

    - Она бы не вошла.

    Габриэль подозрительно сощурила глаза.

    - Откуда ты знаешь?

    - Я заперла дверь.

    Понадобилось пару минут, чтобы Габриэль переварила эту информацию.

    - Ага, - сказала она просто, лишь бы не молчать и не выглядеть более глупо, чем она уже выглядела. - Ну, я же не знала.

    Зена усмехнулась, свесилась с кровати, нашла свои джинсы и, натянув их, сказала:

    - Ты думала, что я повешу в коридоре табличку: "Все желающие посмотреть, как я занимаюсь любовью с Габриэль, приходите в мою комнату"?

    - Ты злая, - сказала Габриэль, не зная, обидеться ей или рассмеяться. Но Зена поманила ее к себе, раскрывая объятия, и все было забыто.

    - Ах, - выдохнула Габриэль, устраиваясь в теплых сильных руках, - мне было так хорошо.

    - Мне тоже, маленькая моя, - ответила Зена, целуя ее в макушку. Она представила себе, что было бы, не помешай им леди Кларисса, и стиснула зубы. "В последнее время мне катастрофически не везет."

    - Иди, - она еще раз поцеловала Габриэль и легонько подтолкнула ее. - Твоя мать хотела с тобой поговорить.

    - Я слышала, - обреченно вздохнула девушка. У нее тоже не было желания покидать эту комнату. Она смутно подозревала, что ее мать прервала Зену на самом интересном месте.

    - А можно, я потом вернусь? - с надеждой спросила она, надевая блузку и глядя на Зену. Та улыбнулась.

    - Не думаю, что это хорошая идея. Сначала Роми, затем твоя мать... Мне совсем не хочется, чтобы к ним присоединился еще и твой отец. И потом, - она подмигнула девушке, - у нас впереди вся жизнь.

    - Да, да, да, - недовольно пробурчала Габриэль, подходя к двери. Она обернулась, бросила последний взгляд на Зену и вышла.

    Подождав, пока за ней закроется дверь, Зена уткнулась лицом в подушку и застонала.

    - Ну почему мне так не везет?!

* * * * *


    - Я здесь, - бодро поприветствовала всех Габриэль, легким шагом входя в кабинет. Там около окна, куря сигару, стоял лорд Артур, в кресле около книжного шкафа сидела леди Кларисса, а рядом с ней, к своему удивлению, Габриэль заметила Джастина. Заметила и покраснела, поспешно отведя глаза. От молодого человека это не укрылось, и он с интересом поднял брови, гадая, почему же его невеста так смущена его присутствием.

    - Наконец-то, - слегка раздраженно сказал ее отец, поворачиваясь к ней. - Почему так долго?

    - Она была у Зены, дорогой, - поспешила объяснить его жена и посмотрела на дочь: - Почему вы заперлись?

    - Ну, - промямлила Габриэль, думая, что еще немного - и она просто сгорит, - я мерила ее рубашки.

    "Конечно, - подумал Джастин, в котором вдруг вспыхнула ревность, - хотел бы взглянуть, как ты их мерила."

    - Не думаю, что тебе пойдет ее стиль, - с сомнением покачала головой леди Кларисса.

    - А мне понравилось, - с вызовом отреагировала дочь. Джастин негромко хмыкнул. "Могу поспорить, что так оно и было."

    - Сейчас речь не об этом, - лорд Артур потушил в пепельнице окурок и повернулся к Габриэль. - У меня для тебя новость.

    - Хорошая или не очень?

    - Помнишь, ты говорила, что тебе хотелось бы учиться не здесь?

    Габриэль побледнела.

    - Помню, - пролепетала она. "Нет, только не это! Пожалуйста..."

    Дверь в кабинет тихонько приоткрылась, и внутрь осторожно проскользнула Ромэна. Ее никто не приглашал, но ей очень хотелось послушать, о чем отец будет говорить с Габриэль. Она спряталась за ближайшим креслом, благо оно было достаточно большим, чтобы скрыть ее.

    - Я наконец-то получил ответ из университета столицы. Они ждут тебя с начала учебного года.

    - Но, дорогой, - леди Кларисса нахмурилась, - а как же свадьба? Новый священник приедет как раз в сентябре.

    Лорд Макбрайд махнул рукой.

    - Ничего страшного, подождем до Рождества. Джастин не против. Что скажешь? - спросил он дочь.

    - Я не поеду, - тихо, но твердо сказала она, глядя в пол. Мужчина удивленно вскинул брови.

    - Ты не можешь отказаться.

    Габриэль стиснула кулаки. Она очень редко спорила с отцом, но сейчас был не тот случай, когда она могла и хотела послушаться его. Сейчас, когда она узнала Зену, никто и ничто не заставит ее покинуть город.

    - Я не поеду, - повторила она, не поднимая головы. Леди Кларисса огорченно вздохнула. Она подумала, что ее старшая дочь отказывается от учебы, чтобы быть с женихом.

    - Милая, - сказала она, - но ведь свадьбу никто не отменяет. Ты вернешься на рождественские каникулы, и вы сразу же обвенчаетесь.

    На глазах Габриэль выступили слезы.

    - Нет.

    - Что значит нет? - вспыхнул лорд Артур. - Я тут расшибаюсь в лепешку, стараюсь выполнить твою просьбу, а когда все устроено, ты отказываешься. Так не пойдет. Ты едешь, и точка.

    - Не еду.

    - Не спорь со мной, - крикнул лорд Артур, и Габриэль вжала голову в плечи, стараясь сделаться как можно меньше. Даже Роми вздрогнула за своим креслом. Отец редко кричал на них, но если это случалось, это значило, что он крайне рассержен. "Не упрямься, Габби."

    - Доченька, - снова попыталась леди Кларисса, - но ты ведь так хотела поехать туда.

    - Ты не понимаешь, - горько всхлипнула Габриэль. Она не могла поверить, что все, что случилось с ней за прошедшее время, оборвется в один момент. И никто не поможет ей. Она никому не в силах поведать о своих чувствах. Только тетя Рина была способна понять ее состояние, но она уехала, и не осталось никого, кому Габриэль могла бы раскрыть свою душу.

    Лорд Артур вышел из кабинета, в сердцах хлопнув дверью. Леди Кларисса поспешила за ним. Габриэль продолжала плакать, закрыв лицо руками. Джастин хотел было утешить ее, но тут же вспомнил о том, что она была с Зеной, и ощущение того, что его предали, охватило его разум.

    - К чему слезы? - сказал он так насмешливо, что Роми, собравшаяся было тихонечко выбраться в коридор, решила задержаться еще ненадолго. Габриэль непонимающе взглянула на своего жениха.

    - Что?

    Джастин уселся в кресло и закинул ногу на ногу.

    - Я говорю, как тебе Зена?

    Габриэль даже плакать перестала.

    - О чем ты?

    Мужчина закурил и, выпустив колечки дыма, посмотрел на девушку.

    - О том, что вы мерили рубашки. Зена все их тебе показала?

    Габриэль покачала головой.

    - Я не...

    - О, брось, - раздраженно прервал ее Джастин. - Я прекрасно знаю, чем вы там занимались.

    Ромэна навострила уши. Разговор становился все интереснее и интереснее.

    Габриэль сглотнула и утерла слезы. Она не хотела показывать Джастину свою растерянность. Но его грубость сбивала ее с толку.

    - Ты не имеешь права так говорить со мной, - произнесла она дрожащим голосом.

    - Еще как имею, - Джастин вскочил со своего места и навис над замершей девушкой. - Ты спала с моей сестрой! - прошипел он достаточно громко, чтобы услышала Роми. Девочка нахмурилась. "Он-то откуда знает?"

    - Это тебя абсолютно не касается, братец, - дверь снова распахнулась, и Ромэна попыталась вжаться в пол: на пороге стояла Зена, и ее вид не предвещал ничего хорошего.

    - Зена! - выдохнула Габриэль и бросилась к ней. Зена обняла вздрагивающую девушку и снова посмотрела на Джастина. Ее холодные глаза высекали молнии.

    - Что случилось? - спросила она. Мужчина нервно хрустнул пальцами.

    - Случилось то, что моя драгоценная невестушка не хочет ехать в столичный университет. И готов спорить, я знаю, что, а точнее, кто удерживает ее здесь.

    - Это тебя не касается, - прошипела Зена, смерив его взглядом, но он не впечатлился.

    - Еще как касается. К тому же мне интересно. Эй, Габриэль, - окликнул он девушку, но та лишь сильнее прижалась к Зене, - тебе понравилось?

    - Заткнись, Джастин, - предупреждающе сказала Зена. Ее предупреждение осталось без внимания. Джастин склонил голову.

    - Что, Габриэль, не хочешь поделиться с будущим мужем ощущениями? Тебе понравилось, как Зена целовала тебя? А как она... - он не успел договорить, потому что яростно рычащая Зена метнулась к нему и, схватив за горло, оторвала от пола.

    - Я... сказала... заткнись!

    Габриэль испуганно вскрикнула и повисла на правой руке возлюбленной.

    - Не надо, Зена! Ему трудно дышать!

    Джастин скосил глаза, глядя, как приподнимается верхняя губа Зены, обнажая белые ровные зубы. И он подумал, что боится. Боится собственной сестры, которая запросто держала на весу его совсем не легкое тело, не обращая внимание на повисшую на ней Габриэль. "Она что, сделана из железа?" - мелькнуло у него в голове, пока он отчаянно пытался вдохнуть хоть немного воздуха.

    - Отпусти, - прохрипел он. Зена медленно, будто сомневаясь, опустила его. Когда его ноги коснулись пола, он чуть было не упал, но тут же выпрямился.

    - Зена, - Габриэль настойчиво взяла лицо Зены в свои ладони и повернула его к себе. - Пойдем отсюда. Пожалуйста, - добавила она, видя, что Зена не двигается. Наконец, глаза Зены сфокусировались на ней, и она кивнула, позволив девушке увести ее из кабинета. Немного подождав, Джастин последовал за ними, по пути пнув кресло, за которым пряталась Роми. Зажмурив глаза, девочка с облегчением вздохнула, когда осталась одна.

    - Ничего себе, - пробормотала она, вставая. - Дружная семейка.

    Она решительно тряхнула головой. "Да, Габби, трудно тебе придется."


* * * * *

    - Ты его чуть не убила, - сказала Габриэль, садясь на качели.

    - И убью, если еще раз услышу, как он говорит такое, - прорычала Зена, опускаясь рядом на корточки. Ее глаза с беспокойством взглянули на Габриэль, и она коснулась щеки девушки. - Ты в порядке? Что случилось?

    Габриэль рассказала ей о решении отца. Зена мрачнела с каждым словом, но не прерывала. Наконец, Габриэль вздохнула и замолчала.

    - А теперь еще Джастин знает о нас. Ума не приложу, что делать.

    - Джастин знает о нас с самого начала, - сказала Зена. - Я предупредила его, что собираюсь завоевать твое сердце. Он не был в восторге, но это его проблемы.

    - Тогда почему он ничего не сообщил родителям?

    - Потому что тогда папа узнал бы, как его любимый сыночек проматывает состояние в казино и тратит деньги на гулящих девок. Не думаю, что такой вариант развития событий пришелся бы ему по душе, - Зена улыбнулась. - А насчет учебы не волнуйся. Я знакома кое с кем, кто может вычеркнуть тебя из списков учащихся.

- Правда? - просияла Габриэль. - Но как?

    - Я ведь тоже там училась, остались связи, - Зена потянулась и коснулась губами губ девушки. - Тебе не холодно?

    - Нет, - мотнула головой Габриэль. Зена встала на колени между ее ног и, обняв, посмотрела снизу вверх.

    - Я завтра же отправлюсь в столицу, чтобы все решить.

    - А позвонить ты не можешь? - с надеждой спросила Габриэль.

    - Такие вопросы по телефону не решаются.

    - Жаль, - поскучнела девушка.

    - Что жаль, прелесть моя? - поддразнила ее Зена, дергая за светлый локон.

    - Ты знаешь, - смущенно сказала Габриэль и шлепнула Зену по плечу. - Перестань меня обнимать. Вдруг кто-нибудь увидит.

    - Никто не увидит, - уверила ее Зена. Хорошо, что Габриэль не обратила внимания, какой угрожающий взгляд послала Зена парочке проходящих мимо ребят, с неподдельным интересом воззрившихся на то, как рука Зены скользит по спине девушки вниз, прямо к... в общем, вниз.

    - Пойдем, - со вздохом сказала Зена через пару минут, отрываясь от губ Габриэль. - Уже поздно. Пора спать.

    "Уж не знаю, засну ли я," - подумала она, идя следом за Габриэль. Но от ее сожалений все равно ничего не изменилось, поэтому, проводив Габриэль до спальни, Зена попрощалась с ней и отправилась к себе. Ей предстояла долгая, долгая ночь.

Глава 7

    Утро для Габриэль снова было ранним. Похоже, это начинало входить в привычку. Сначала на рассвете быстрым поцелуем ее разбудила Зена, которая, не откладывая дел в долгий ящик, собралась в столицу. Услышав, как закрылась за ней дверь, Габриэль снова рухнула на подушку, собираясь досмотреть сон. Но не тут-то было: в комнату снова кто-то зашел.

    - Доченька, ты спишь? - тихо спросила леди Кларисса. Габриэль хотела притвориться, что не слышит, но потом все-таки решила отозваться.

    - Нет, мама, не сплю, - с громким вздохом, который она даже не потрудилась скрыть, девушка откинула такое манящее одеяло и села.

    - Вот и отлично, - леди Кларисса обрадованно отдернула шторы, и Габриэль поморщилась от яркого света. - Тогда вставай, у нас на сегодня много дел.

    - Каких таких дел? - недовольно пробурчала Габриэль, спуская ноги на пол. - Я ничего подобного не припоминаю.

    - Конечно, не припоминаешь, мы с папой только вчера вечером обсудили этот вопрос.

    - Что за вопрос? - зевнула девушка и почесала в затылке.

    - Артур хочет собрать самых близких друзей и родственников и отметить предстоящую свадьбу.

    Габриэль подавилась очередным зевком.

    - Свадьба только через месяц, он же сам сказал, - тут она вспомнила о вчерашнем разговоре. - И вообще, я вроде как уезжаю в столицу, значит, до Рождества никаких браков.

    Леди Кларисса подала дочери халат.

    - Да, но ему так хочется. Ты ведь знаешь нашего папу.

    Габриэль покачала головой. Если лорд Макбрайд что-то задумал, отговорить его от этого очень сложно. Не будь девушка так уверена в Зене, она бы уже билась в рыданиях по поводу предстоящего отъезда в университет.

    - Ну, раз такие дела, - начала Габриэль, но вдруг запнулась и посмотрела на мать. - А Вирджиния тоже будет?

    - Разумеется, дорогая, она ведь твоя кузина.

    Габриэль плюхнулась обратно на кровать, мученически закатив глаза. Вирджиния была сущим адом. Каждый ее приезд заканчивался для Габриэль нервным срывом. Более гадкого существа свет еще не видел. Нет, внешне, Джинни (так звали ее окружающие) была красива: блондинка, большие карие глаза, длинные ноги. Но вот характер... Габриэль подавила стон. Почему-то именно ее Вирджиния избрала своей жертвой и измывалась над ней в каждый свой приезд. Причем так изобретательно, что никто не догадывался о мучениях девушки. Габриэль прекрасно помнила, как пару лет назад Вирджиния выставила ее полной дурой перед подругами. Над ней потом месяц смеялись. И снова ее терпеть? "Нет, я не переживу," - подумала Габриэль, но потом просияла улыбкой: у нее ведь есть Зена. Она-то ее в обиду не даст.

    - Замечательно, - воскликнула она и хлопнула в ладоши, удивив леди Клариссу внезапной сменой настроения. - Итак, что там мы должны сделать?


* * * * *

    Габриэль задумчиво вертела в руках большой красный помидор. Она стояла посреди магазина, прикидывая, как бы смыться. Но, увы, такой возможности ей пока никак не представлялось. Не поймите неправильно, она обожала ходить за покупками, прикидывать, приценяться, торговаться, в конце концов. Но ведь не тогда, когда на нее нацелены десятки любопытных глаз. "Можно подумать, я единственная девушка на планете, которая выходит замуж," - мрачно размышляла Габриэль, одновременно мило улыбаясь очередной знакомой. Ну, или пытаясь сделать улыбку милой. Ее мать, не замечая страданий дочери, любезно раскланивалась с каждым, кто хотел высказаться по поводу предстоящего празника. А заодно напроситься на торжество.

    Сзади Габриэль пыхтел еще один участник будущего мероприятия. Леди Кларисса попросила Джастина помочь им, и он не нашел повода отказаться. Зато теперь глубоко и искренне сожалел о том, что не умеет отказывать дамам. И, если у Габриэль сводило челюсти от наклеенной на лице улыбки, то у него от беспрестанных похлопываний умиленных женщин горели щеки.

    - Габриэль, - тихо прошептал он, улучив момент, когда леди Кларисса была занята разговором, - ты меня извини, что я так вчера окрысился.

    Девушка, напрягшаяся было при его первых словах, улыбнулась.

    - Я все понимаю, Джастин, - мягко сказала она, кладя ладонь на его плечо. - Но у меня есть подозрения, что и ты не хранишь мне верность.

    Мужчина густо покраснел и огляделся по сторонам.

    - Не так громко, - шикнул он и склонился ближе. - Зена рассказала?

    Габриэль кивнула. Джастин закатил глаза.

    - Я так и знал, - он умоляюще посмотрел на Габриэль. - Но ты ведь будешь молчать?

    - Как и ты, - намекнула девушка. Джастин вздохнул.

    - Да, да. Знаешь, Габриэль, я был бы очень рад, если бы мне не пришлось жениться на тебе. Нет, не пойми меня превратно, - он испуганно вскинул руки, видя, как мрачнеет его невеста, - ты отличная девчонка, но мне рано связывать себя обязательствами.

    Габриэль недоуменно подняла брови.

    - Зачем же тогда ты согласился?

    Джастин поставил тяжелые пакеты с продуктами на пол.

    - Отец пригрозил, что если не послушаюсь, он перекроет доступ к деньгам. А в то время я был должен одному типу. В общем, попал в переделку, - он поморщился, вспоминая события не такого уж давнего прошлого. Тогда его здорово избили. Неделю отлеживался у друга, пока не прошли все синяки.

    - Знаешь что, Джастин, - решительно сказала Габриэль, - я думаю, нам надо подождать.

    - Подождать чего?

    - Я уверена, Зена найдет способ, чтобы избавить нас от предстоящей процедуры.

    - Ты так в нее веришь?

    - Сама удивляюсь, но да, - Габриэль склонила к плечу светлую голову. - Порой у меня складывается впечатление, что эта вера была у меня всегда, даже когда мы с Зеной были незнакомы.

    Джастин тихо хохотнул.

    - Родство душ.

    - Воможно, ты прав, - пробормотала девушка. Не станет же она ему говорить, что они с Зеной в прошлой жизни были вместе. Он только посмеется над ней.

    - Нет, ну какая же они чудесная пара! - зычный голос миссис Тернер заставил Габриэль вздрогнуть. Она посмотрела направо, потом налево, убедилась, что места для маневра недостаточно, и с присущим ей иногда героизмом решила пожертвовать собой. Она высоко подняла голову и снова прилепила на губы улыбку.

    - Здравствуйте, миссис Тернер, - воспитанно произнесла она. Пожилая женщина благосклонно кивнула ей.

    - Добрый день, Габриэль. Как настроение? С нетерпением ждешь свадьбы? - она довольно больно ущипнула девушку за щеку. Джастин сочувственно поморщился.

    - Конечно, - смиренно ответила Габриэль, - это будет лучший день в моей жизни.

    Леди Кларисса молчала, удивляясь тому, что ее дочь, обычно старающаяся уклониться от беседы с миссис Тернер, ведет себя по-другому.

    - Нам пора, дорогая, - позвала она Габриэль, опасаясь, как бы та не выкинула чего-нибудь. Габриэль еще раз улыбнулась миссис Тернер и с облегчением последовала за матерью. Джастин тоже не стал мешкать.


* * * * *

    Габриэль сидела, задумчиво глядя в окно. Прошло уже три дня, а от Зены не было ни слуху, ни духу. И Габриэль с удивлением (и удовольствием) поняла, что волнуется. Зена обещала позвонить еще вчера, но девушка просидела у телефона до полночи и легла спать, так ничего и не дождавшись. "Наверно, ей просто неоткуда позвонить," - успокаивала себя Габриэль, рассеянно водя пальцем по подоконнику. "Она ведь про меня не забыла, правда?"

    - Дорогая, - леди Кларисса вошла в комнату, толкая перед собой маленькую тележку, загруженную какими-то коробками. - Ты поможешь мне украсить дом к приезду гостей?

    Габриэль вздохнула. Судный день настал. Сегодня должен был состояться ужин в честь будущей свадьбы, и первые приглашенные прибудут поездом в 19.30. А леди Клариссе вдруг неожиданно захотелось украшать дом. Именно сейчас, когда все мысли Габриэль были заняты Зеной. Но не скажешь же об этом матери!

    Почти смирившись, девушка спустила ноги на пол, как вдруг ее глаза засекли на заднем дворе знакомую высокую фигуру.

    - Ой, мама, - радостно вскрикнула она, промчавшись мимо чрезвычайно удивившейся леди Клариссы. - Я на минутку!

    Может быть, женщина и хотела возразить, но ей просто не хватило времени на то, чтобы сформулировать мысль. Она растерянно посмотрела вслед дочери, потом покачала головой и принялась доставать из коробок украшения.


* * * * *

    - Добрый день! - радостно поприветствовала Габриэль топчущегося у калитки Патрика. Это его она увидела в окно и страшно обрадовалась, что он пришел сейчас, а не через полчаса. Только вот что это он руки за спиной прячет?

    - Здравствуйте, - смущенно ответил мужчина. Габриэль хихикнула.

    - Мы разве не переходили на ты?

    Патрик наморщил лоб.

    - Честно говоря, не припомню.

    - Тогда давай перейдем, - предложила девушка, и ее предложение было воспринято с энтузиазмом, хотя и не без некоторой неловкости. Покончив с формальностями, Габриэль потянула Патрика за рукав куртки подальше от любопытных глаз, могущих наблюдать за ними.

    - Ты ищешь Зену? - завернув за угол дома, она с любопытством уставилась на мужчину. Он мотнул головой.

    - Не то чтобы... - он замялся, не зная, говорила ли ей Зена об оружии. Что, если нет? Хорошо, что он додумался захватить с собой кое-что еще.

    - Это вам... тебе, - он неуклюже протянул Габриэль букет, купленный им по дороге сюда, надеясь, что она поймет, какие чувства он питает по отношению к ней. Конечно, существовала серьезная преграда в лице Зены, но ведь любую преграду можно преодолеть.

    Габриэль и сама смутилась не меньше Патрика. Перед отъездом Зена по секрету рассказала ей, что она нравится Патрику, и, лишь сейчас вспомнив об этом, Габриэль не знала, как следует себя вести. О том, чтобы ответить на безмолвное признание, не было и речи. Никто, кроме Зены, не мог заполнить сердце Габриэль. Даже Патрик, к которому девушка питала странную привязанность. Так любят младшего брата или школьного друга, помогающего решать задачки по математике. Он понравился Габриэль с первого взгляда, но она была уверена, что дальше этого никогда не зайдет. И не потому, что он был не ее типом. Просто жила на свете одна брюнетка с голубыми глазами, чьи поцелуи горели на устах Габриэль, и стереть их было не под силу никому.

    - Спасибо, - пробормотала она, наконец, вдыхая аромат роз. "И почему все парни думают, что розы - это единственный цветок, который следует дарить девушке? Ведь существуют еще пионы, лилии, кувшинки..." Самой Габриэль нравились маргаритки, но этого никто не знал. Может быть, однажды, она расскажет об этом Зене.

    - Ну, ладно, - Патрик, поняв, что сегодня ему рассчитывать не на что, решил откланяться. - Так, говоришь, Зены нет?

    Габриэль отрицательно мотнула головой, расправляя загнувшиеся лепестки.

    - Она вернется на днях.

    - Она уехала? - удивился Патрик. "И ничего мне не сказала?" Он улыбнулся. "Неужели она так сильно влюбилась, что забыла о своем друге?" Впрочем, его улыбка тут же померкла, когда он вспомнил, в кого она влюблена. Эта девушка, что стояла сейчас перед ним, смотрела на Зену так, как он мечтал, чтобы она взглянула на него. Он вздохнул. "Ну, что же, придется побороться." Он даже сам удивился своим мыслям. Соперничать с Зеной? Был ли в этом резон?

    - Я, пожалуй, пойду, - промямлил он, боясь поднять глаза, и не оборачиваясь, направился к калитке.

    - Еще раз спасибо за цветы, - крикнула ему в спину Габриэль, но он словно не услышал этих слов. Девушка поджала губы. Она догадывалась, почему у него внезапно испортилось настроение, но поделать с этим ничего было нельзя. Она еще раз поднесла букет к лицу и подумала о том, что надо поставить его в воду. А заодно можно еще немного поотлынивать от занятий, придуманных для нее матерью. К тому же совсем скоро приедут гости, а значит, надо будет готовиться к ужину. Времени почти не оставалось.


* * * * *


    Зена злилась. Был чудесный теплый вечер, но она упорно не желала этого замечать. Сначала все шло по плану. Прибыв в университет, Зена быстро нашла там нужного человека, и ей не составило никакого труда уговорить его исключить из списков Габриэль Макбрайд. Помогло ее природное обаяние и папины деньги. Конечно, Зена могла бы поступить гораздо проще, припугнув секретаря ректора, который, как и большинство, помнил, что случилось с подонками из банды, но ей не хотелось усложнять ситуацию.

    Итак, разделавшись со всеми делами, она отправилась обратно. Все это в итоге заняло у нее три дня. Она обещала Габриэль, что постарается вернуться до субботы, значит, у нее в запасе были еще сутки. И она с нетерпением ждала встречи со своей девушкой.

    Войдя в дом, она неприятно поразилась обилию совершенно чужих людей, которые с холодным любопытством принялись рассматривать ее и ее запылившийся дорожный костюм. Зена, впрочем, ответила им таким же взглядом.

    - Дорогая, - удивленный голос матери заставил ее обернуться. - Ты уже вернулась?

    - Кто это? - бесцеремонно спросила Зена, указывая на особо рьяно смотрящую на нее блондинку. Маргарет улыбнулась и отвела Зену в сторону.

    - Лорд Артур устроил прием в честь будущей свадьбы дочери. Это родственники с их стороны и просто хорошие знакомые, - она не поинтересовалась, куда ездила ее дочь, прекрасно зная, что все равно не получит ответа.

    - Понятно, - только и ответила Зена, и в ее душе закипела ярость. Она не без оснований считала Габриэль своей и не намерена была отступать. Но все эти люди видели в ней лишь сестру жениха. Быть может, стоит их разубедить?

    - Где Габ... мисс Макбрайд? - спросила она. Они с Габриэль решили придерживаться при посторонних прежней позиции общения. Даже при родителях.

    - Она одевается.

    Габриэль собиралась долго (Зена успела выпить три бокала вина), потом все-таки соизволила выйти. И тут Зену ждал первый сюрприз. Она совсем не ожидала, что в новом платье Габриэль будет выглядеть так... Зена долго подбирала нужное слово, просто неприлично пялясь на нее. Великолепно? Маняще? Сексуально? Да, пожалуй, именно, последнее определение подходило как нельзя лучше. И Зена не могла не сознаться себе в том, что ее это взволновало.

    Кое как справившись с взыгравшими гормонами ("Боже, Зена, о чем ты думаешь, впереди весь вечер!!!"), Зена попыталась удержать себя в руках, когда Джастин с довольной улыбкой склонился к губам Габриэль, чтобы запечатлеть на них поцелуй. Это был второй сюрприз, менее приятный. Впрочем, гости думали по-иному. Во всяком случае, они шумно заапплодировали в ответ на проявление нежности со стороны жениха. Джастин снова улыбнулся, но улыбка сползла с его губ, когда он увидел, что возле матери стоит знакомая высокая фигура, и ее прищуренные глаза не обещают ничего хорошего. Он нервно сглотнул.

    Особо интересующиеся начали оборачиваться, чтобы посмотреть, отчего же побледнел этот приятный молодой человек, так естественно смотрящийся в роли влюбленного. Вскоре в зале не осталось никого, кто не заметил бы Зену.

    Зена постаралась придать своему лицу максимум радости, но ей это плохо удалось.

    - Приветствую вас, мисс Макбрайд, - хрипло сказала она в наступившей тишине. - Чудесно выглядите.

    Габриэль слегка наклонила голову.

    - Вы тоже, мисс МакКуин, вы тоже.

    По правде сказать, у Габриэль просто перехватило дыхание, когда, спускаясь по лестнице, она увидела Зену. Она не ждала ее так скоро и сейчас была готова просто броситься в ее объятия, наплевав на приличия и все остальное. Эти три дня были просто пыткой. Она уже привыкла, что Зена рядом, и не видеть ее утром за столом было тяжело. К тому же, за прошедшее время Габриэль окончательно убедилась в своем желании быть с этой красивой женщиной. Быть так близко, как только возможно.

    Габриэль спустилась на одну ступеньку, все также глядя на сестру Джастина. По горящим глазам Зены она ясно читала, что та рассержена действиями брата, и кто знает, что она намерена сделать.

    По комнате побежал шепоток. Все, конечно же, знали, что у герцога МакКуина помимо сына есть еще и дочь, но мало кто удостаивался чести видеть ее. Только те, кто претендовал на ее руку и сердце. Однако, таких становилось все меньше и меньше, особенно, когда пополз слух о не совсем обычных пристрастиях наследницы в постели. Доказать это, разумеется, было нельзя, но разговоров от этого только прибывало. К тому же многие были прекрасно осведомлены о том, что Зена в драке не уступит ни одному мужчине. Это тоже никому не хотелось проверять на себе. И вот она стояла перед ними: высокая, уверенная в себе, не отводящая глаз от невесты своего брата. Некоторые ехидно заулыбались.

    Безусловно, Зена знала, что о ней говорят. И ей было на это наплевать. Но ей было не все равно, как отреагирует Габриэль, если она позволит себе что-нибудь, не согласующееся с правилами хорошего тона. Она вновь всмотрелась в зеленые глаза девушки, пытаясь найти в них ответ.

    Габриэль очень хотелось, чтобы Зена поцеловала ее. Прямо здесь и сейчас. Но она также хотела, чтобы родители получили то, для чего они созывали гостей. У них еще будет время, чтобы рассказать им обо всем.

    Зена поняла сомнения Габриэль и, вместо того, чтобы сокрушить ее в своих объятиях, неспеша поднялась по лестнице и легко поцеловала ее в уголок рта. Она готова была поклясться, что слышит разочарованные вздохи.

    - Привет, - тихо шепнула она, наблюдая, как осветилось улыбкой лицо девушки.

    - Привет.

    - Дорогие гости, - громкий голос лорда Макбрайда нарушил тишину, - прошу всех к столу.

    Мужчины и женщины дружной цепочкой потянулись в столовую, на время забыв о Зене и ее привычках.

    - Я все уладила, - сказала Зена. - Тебе не надо будет никуда ехать.

    - Правда? - обрадовалась Габриэль. - Это замечательно. Но если отец позвонит ректору и будет настаивать?

    Зена пожала плечами.

    - В списках тебя нет, а заново составлять их никто не будет. Даже ради лорда Макбрайда.

    - О чем речь? - вмешался Джастин. Зена грозно взглянула на него.

    - С тобой мы еще поговорим, братец, - пообещала она и, предложив Габриэль руку, вместе с ней направилась ужинать.

    - Знаешь, заходил Патрик.

    - Надо будет навестить его завтра.

    Джастин грустно поплелся за ними. И никто не заметил стройную блондинку, внимательно наблюдавшую за ними на протяжении всего разговора.


* * * * *

    ...Она стоит на пепелище, глядя невидящими глазами на дымящиеся остатки того, что еще совсем недавно было ее домом. Она потеряла все. У нее больше нет семьи, нет будущего. Все погибло в бездушном пламени, которое почему-то пощадило ее. Ей не хочется жить, ей не хочется умирать. Это оцепенение, овладевшее ею, ее устраивает. Но ее взгляд падает на синее безоблачное небо, и она вспоминает глаза, наблюдающие за тем, как горит ее деревня. И она понимает, что эти холодные кусочки льда отныне станут ее вечным проклятием, которое поведет ее по дороге мести. И в ее окаменевшем было сердце вновь разгорается пламя. Ненависть... Какое сладкое слово!

    Спустя несколько лет она снова возвращается на это место. Здесь уже ничего нет, только высокая трава скрывает боль земли. Светловолосая девушка с равнодушными карими глазами смотрит вдаль. Ей скучно. Она уже испытала в этой жизни все, что было возможно: деньги, власть, страх, страсть, ненависть и... любовь. Да, даже она не смогла пройти мимо этого чувства. Но Судьбы злобно посмеялись над ней. Ее любовь - ее вечная ненависть. Та женщина с прозрачными глазами, что разрушила ее жизнь. Именно она завладела ее сердцем. Девушка хочет убить ее. И сжать в объятиях. Увидеть страх на прекрасном лице. И ощутить прикосновение властных губ. Протащить по сырой земле за колесницей. И с блаженным вздохом вытянуться под мускулистым телом, дарующим ей наслаждение.

    Она продолжает безмятежно смотреть на горизонт, но в ее душе бушует пламя. Она разрывается на части. Она хочет умереть и хочет жить вечно, чтобы смотреть в эти глаза и чувствовать ненависть, сжигающую ее дотла. Или то любовь? Она никогда не разберется. Но ей и не надо. Завтра она причинит своей любимой самую большую боль. Она убьет ее подругу, а потом будет смотреть, как слезы бессильного отчаяния катятся из светлых глаз. И, быть может, она подойдет к ней, чтобы утешить. Или убить. Она пока не решила.

    Она сладко потягивается, слыша, как встают на свои места шейные позвонки. Ей все еще скучно. Почему бы не отправиться к барду прямо сейчас? Нет, сейчас у нее брачная ночь. Кто она такая, чтобы лишать девушку последнего удовольствия?

    Она запрокидывает голову, и ее смех проносится эхом над темными вершинами далеких гор. Завтра. Это случится завтра...


* * * * *

    - Здравствуй, Зена.

    Зена, потянувшаяся было за кусочком рыбы, недоуменно посмотрела на кареглазую блондинку, остановившуюся рядом с ней.

    - Мы знакомы?

    Девушка улыбнулась, и Зена нахмурилась: эта улыбка не обещала ничего хорошего.

    - Вряд ли ты знаешь меня, но зато ты мне известна. Мы учились вместе в университете.

    - Я не помню всех, с кем училась, - Зена повернулась спиной к девушке, теряя к ней интерес. - Тебе что-то нужно?

    Девушка зашла с другой стороны, чтобы иметь возможность видеть лицо Зены.

    - Мне кое-что нужно от тебя уже много лет, - она помолчала, продолжая усмехаться, потом склонилась к уху напрягшейся Зены. - Месть.

    Не будь Зена столь выдержана, она бы непременно уронила на пол все то, что держала в руках.

    - О чем ты? - спокойствию ее голоса мог позавидовать любой. Светловолосая девушка снова оскалила зубы - иначе ее ухмылку и нельзя было назвать.

    - Помнишь парня, которого ты убила первым?

    Конечно, Зена помнила его. Именно он оставил ей на память о себе шрам, застывший на ее плече вечным напоминанием о случившемся. Но откуда она знает об этом?

    - И что с того? - процедила Зена, разворачиваясь и прямо глядя в насмешливые глаза девушки. Не было смысла все отрицать.

    - Он был моим парнем, - блондинка перешла на шипение, похожее на шипение змеи. - А ты убила его!

Зена не меняла выражения лица, хотя инстинкт подсказывал ей, что спокойная жизнь закончилась. Во всяком случае, этим вечером ей не удастся не думать о своих ошибках.

    - Это все, что ты хотела мне сказать?

    Блондинка склонила голову набок, словно решая какую-то задачу.

    - Пока да, - отозвалась она. - Но помни: я нашла тебя, Зена МакКуин. И найду снова.

    Со стуком поставив тарелку на стол, Зена толчком плеча отодвинула засмеявшуюся девушку в сторону и растворилась в толпе гостей.

    - Джинни, - окликнула девушку ее мать. - Ты что, знакома с дочерью герцога МакКуина?

    Вирджиния раздвинула губы в ухмылке.


* * * * *

    - Ты много пьешь, - заметила Габриэль, присаживаясь на стул рядом с Зеной. Праздник продолжался, про жениха с невестой все забыли, разговоры у мужчин ушли в политику, у женщин - в воспитание детей. Габриэль не было интересно ни то, ни другое, поэтому она направилась прямиком к Зене, которая весь вечер молчала, не желая вступать ни в какие дискуссии.

    - Тебя это беспокоит? - отозвалась Зена. - Боишься, что я буду плохо себя вести?

    Габриэль покачала головой.

    - Знаешь, я рассчитываю на это.

    Зена медленно улыбнулась, моментально уловив намек.

    - Значит, ты...

    - Да, - быстро прервала ее Габриэль и вздохнула, собираясь с духом: - Я хочу быть с тобой.

    Сказав это, она покраснела: в ее представлении эти слова звучали по другому. Но, посмотрев на Зену, она поняла, что все сделала правильно. И все же...

    Габриэль прищурилась.

    - Что-то не так?

    Зена молчала. Ее действительно угнетала одна мысль, не дававшая ей покоя: как рассказать Габриэль о том, что было у нее в прошлом? Как сознаться ей в убийствах? Но сделать это было надо. И чем скорее, тем лучше. Она не сможет быть с Габриэль, если между ними останутся тайны. И та девушка... Что если она сообщит Габриэль обо всем? Этого нельзя допустить.

    - Послушай, - начала она, подбирая слова, - я знаю, ты была тогда маленькой, но, быть может, ты помнишь, как несколько лет назад газеты писали о жестоком убийстве членов одной банды?

    Габриэль ненадолго задумалась, потом кивнула.

    - Кажется, припоминаю. Они вроде бы избили какую-то девушку, и она умерла в больнице. Это тогда обсуждал весь город. А что?

    Зена опустила глаза.

    - Я знала ту девушку, - больше всего на свете ей хотелось сейчас убежать отсюда, чтобы Габриэль никогда не узнала, каким монстром может быть дочь герцога МакКуина.

    Габриэль прижала ладони к щекам.

    - О боже, - прошептала она, - как же тебе, наверное, было тяжело, когда ты потеряла ее. Это была та твоя подруга, о которой ты мне говорила?

    Зена покачала головой.

    - Еще тяжелее. Она была моей возлюбленной.

    Сердце Габриэль стукнуло и остановилось. "Вот и все, - с отчаянием подумала она, - сейчас она мне скажет, что не может забыть ее и поэтому нам нужно расстаться. Я знала это." У нее на глаза навернулись слезы.

    - Зена...

    - Подожди, - остановила ее Зена. - Это еще не все.

    - Не все? - голос почти отказал Габриэль.

    - Да, - Зена так и не смотрела на нее. - Те бандиты, - она сделала глубокий вдох. - Это я расправилась с ними.

    "Ну, вот и конец. Сейчас она скажет мне, что я ужасная убийца и она не хочет иметь со мной ничего общего. И она будет права." И когда ее склоненной головы коснулась маленькая ладонь, она не пошевелилась.

    - Мне так жаль, Зена, - услышала она тихий шепот. - Как же ты ее любила...

    И Габриэль крепко обняла своего воина. Она не была потрясена, узнав о том, что Зена убивала. Где-то в душе она была готова к подобной новости. Ей всегда казалось, что Зена скрывает нечто темное, что-то прячущееся в ее прошлом. И она не собиралась падать в обморок, хотя очень удивилась своему спокойствию. Словно она уже проходила через это когда-то давно.

    - Она умерла, Габриэль, - плечи Зены затряслись в безмолвных рыданиях, когда она поняла, что девушка не оставит ее. - Она умерла, а я ничего не смогла сделать!

    - Ты отомстила за ее смерть.

    - Я убивала их снова, - Зена отстранилась от девушки, пряча эмоции за маской равнодушия. - Каждого, кто попадался мне на пути. Я получала удовольствие от их мучений. И я продолжаю их убивать. Тебе страшно?

    - Нет, - ответила Габриэль.

    - Почему?

    - Я не боялась того воина в далеком прошлом, почему я должна бояться тебя?

    - Ты не страшишься того, что я могу причинить тебе боль? - Зена схватила ее за запястья и сжала их.

    - Что такое физическая боль по сравнению с болью душевной? Мне не больно, когда ты держишь меня вот так, но я не могу смотреть, как ты страдаешь. И пьешь. Не делай этого.

    Зена растерялась. Она не ожидала, что Габриэль воспримет все то, что она ей рассказала. Она ждала слез, криков, выяснения отношений, холодного презрения, но только не понимания. На это надеялось лишь ее сердце.

    - Просто иногда это единственный способ забыть, - сказала Зена, когда смогла снова говорить.

    - Что забыть?

    - Прошлое.

    Габриэль опустила глаза, не зная, что ответить. Она не хотела верить, что ее Зена была жестокой убийцей, но действительность была сурова: девушка помнила, что Зена плакала во сне той ночью, когда была гроза, и Габриэль до смерти хотелось вернуться туда, успокоить ее, прошептать на ухо любящие слова, молясь богу, чтобы страдания больше не искажали красивого лица.

    - Зена...

    - Иногда мне кажется, - Зена не слышала ее, - что я живу не своей жизнью, а мое настоящее "я" дремлет, изредка просыпаясь, чтобы напомнить о себе.

    - Нет! - Габриэль порывисто обхватила ладонями застывшее лицо Зены и почти испугалась того, какими холодными и чужими стали голубые глаза. - Нет! Даже не думай об этом, слышишь? Твоя жизнь здесь и сейчас, а то, что было тогда - надо забыть! Забыть, как дурной сон!

    - Сон? - криво усмехнулась Зена. -Мне все время снятся мои жертвы. Я вижу вновь и вновь, как они умирают, проклиная мое имя. Я была бы счастлива не вспоминать, но не могу. Я помню лицо Дианы в тот день, когда она умерла. Она ждала, что я приду к ней на помощь, а я не пришла... - ее голос прервался.

    Габриэль с нежностью погладила склоненную черноволосую голову.

    - Я понимаю, - тихо произнесла она. - Я бы так хотела быть с тобой рядом в тяжелые времена.

    Глаза Зены потеплели.

    - Я бы тоже этого хотела, - она дотянулась кончиками пальцев до щеки девушки. -Очень хотела бы...

    Их губы встретились, и Габриэль потянула Зену на себя, забыв про то, что они не одни. Но на них никто не смотрел. Зена не плакала, и Габриэль плакала за нее, роняя слезы за ту девочку, которая умерла, и за Зену, которая не сумела ее спасти. Она оплакивала любовь, которой не суждено было повзрослеть. "А достойна ли я любить эту женщину? - думала Габриэль, со всей имеющейся у нее силой прижимаясь к Зене. - Или я могу лишь по-детски боготворить то, чего не понимаю?" Теперь она знала, что Зена не оставит ее, и в душе у нее трепетала надежда, что однажды Зена полюбит ее так же сильно, как она любила ту девушку. И дай бог, чтобы Габриэль смогла ответить на эту любовь.


* * * * *


    - Да, я видела платье, - кивнула герцогиня Маргарет, отвечая на вопрос одной из женщин. - Оно просто чудесно.

    - Под стать невесте, - вставила миссис Тернер, отпивая глоток кофе. Ужин близился к концу, и гости постепенно начинали расходиться, но те, кому надо было ехать в другой город, оставались ночевать здесь. Миссис Тернер в другом городе не жила, но, кажется, тоже была бы не прочь остаться в этом доме на ночь. Во всяком случае, уходить она пока не собиралась.

    - Да, Габби просто великолепна, - согласилась кузина Габриэль, Марта. Она не принимала особого участия в беседе, но встать и уйти было выше ее сил. Она обожала находиться в компаниях, причем ей было все равно, о чем шла речь. Рядом с ней находилась Дороти, еще одна кузина Габриэль. Они с Мартой были близняшками, но, если первая не уходила по своему собственному желанию, то вторая лишь терпеливо дожидалась, когда же ее сестрица соизволит отправиться спать. Марта была старше на 15 минут, и Дороти подчинялась ей во всем.

    - А кто это та девушка? - Тиффани, дальняя родственница леди Клариссы, откинулась на спинку стула. - Ну, которая опоздала к ужину.

    - Ты разве не знакома с Зеной? - удивленно спросила Кларисса, наливая себе еще кофе. Тиффани покачала головой.

    - Значит, это и есть Зена. А ты не боишься оставлять с ней Габби?

    Кларисса недоуменно нахмурилась.

    - Почему я должна бояться? - она обвела взглядом остальных женщин, но те сами ничего не знали. Тиффани пожала плечами.

    - Ну, учитывая то, что о ней говорят...

    Миссис Тернер оживилась при этих словах и даже наклонилась вперед, чтобы не пропустить ничего важного.

    - И что же про нее говорят? - Кларисса порадовалась, что Маргарет вышла на минуту: наверняка, ей было бы неприятно услышать то, что сейчас расскажет Тиффани.

    Тиффани, смущенная вниманием, которое устремили на нее все присутствующие, опустила глаза.

    - Да, в общем, ничего особенного, - она уже явно жалела, что завела этот разговор, поскольку не хотела быть распространительницей непроверенных слухов. - Только то, что она дерется, как мужчина, ходит по барам и...

    - Довольно, - оборвала ее леди Кларисса не терпящим возражений тоном. - В моем доме попрошу больше не распускать сплетни ни о Зене, ни о ком-либо другом.

    Тиффани обрадованно замолчала, и только миссис Тернер осталась недовольна тем, что не узнала, что же еще говорят о Зене.


* * * * *


    Зена следила за девушкой весь остаток вечера. Она чувствовала, что Габриэль готова. Она видела это в ее глазах, когда девушка смотрела на нее через комнату, слышала в ее смехе, когда она обсуждала что-то с гостями, ощущала в движениях, когда Габриэль шла мимо нее. Признание освободило ее сердце, и ничто больше не мешало ей. И, когда вечером в ее дверь раздался тихий стук, она не стала медлить.

    - Зена! - только и успела сказать девушка до того, как была подхвачена любящими руками, и страстные поцелуи заглушили все ее слова. Немного поколебавшись, она ответила, обнимая Зену за плечи. Зена чувствовала, что она дрожит, и отчаянно хотела согреть ее, защитить от любой опасности, которая могла ей угрожать. Она была такой хрупкой в ее объятиях, такой маленькой, что Зена боялась сломать ее, причинить боль.

    - Пойдем в постель, - пробормотала Зена через какое-то время, понимая, что больше не может сдерживаться, и Габриэль кивнула. Бережно опустив девушку на одеяло, Зена скользнула следом. И все же, несмотря на пелену желания, застилающую ее глаза, Зена не могла не заметить тревогу, сквозившую в каждом движении Габриэль.

    - Ты не хочешь? - хрипло спросила она, затаив дыхание.

    - Хочу, - к ее огромному облегчению ответила девушка, и Зена коснулась ладонью ее светлых волос, рассыпавшихся по подушке.

    - Не бойся. Я буду нежна.

    Зене хватило нескольких секунд, чтобы сорвать одежду с себя, с Габриэль и вновь почувствовать, как теплая грудь касается ее тела. С трудом сдержав порыв наброситься на Габриэль, она поцеловала ее, стремясь разжечь в девушке тот же огонь, что сжигал ее. Габриэль притянула ее голову к своей шее. Зена могла бы целовать ее вечно, но только не сегодня ночью. Учащенное дыхание и тихие всхлипы Габриэль подводили Зену к краю быстрее, чем ей того хотелось. И, когда она почувствовала, что конец близок и что у нее нет сил бороться с его приближением, тонкие пальцы вцепились в ее плечи, отталкивая ее назад...


* * * * *

    Вирджиния кипела от злости. Весь вечер она не сводила пылающих яростью карих глаз с той, что была причиной всех ее страданий.

    Весь вечер она придумывала, каким образом лучше отомстить. И так и не смогла ничего изобрести. Все ей казалось слишком простым и недостойным этой... Она даже не знала, как назвать ту, что лишила ее всего. Затаившись в углу, она осторожно наблюдала за Зеной, мечтая, чтобы та вышла на улицу. А там они смогли бы... поболтать.

    "А это еще что такое?" Джинни вытянула шею, пытаясь расслышать, о чем Зена говорит с кузиной Габриэль, которая вдруг подсела к ней, отказавшись принимать участие в обсуждении свадьбы. Однако, они беседовали очень тихо, и девушка все больше выходила из себя, напрягая слух. А потом случилось то, чего она никак не ожидала.

    Вирджиния удивленно хмыкнула, увидев, как сливаются в поцелуе два человека, которых она ненавидела. "Очень интересно. И даже не скрываются." Она огляделась по сторонам, но, как назло, никто на них не смотрел. "Я могла бы обратить внимание." Она даже привстала.

    Но так никого и не позвала. Вместо этого она следила за ними до конца вечера и потом, когда Габриэль, крадучись, направилась совсем не в свою спальню, последовала за ней. "Вот и найден объект моих усердий, - блондинка прижалась к двери, с ухмылкой слушая, что же там происходит. - Посмотрим, как ты перенесешь эту боль, Зена."

    И с этими мыслями она, наконец, отправилась к себе.


* * * * *


    Идя в комнату Зены этим вечером, Габриэль прекрасно понимала, что там случится. Она ждала этого, была готова. Но какая-то неясная тревога жгла ее изнутри. Она всеми силами пыталась заглушить ее, и это ей почти удалось. Отдавшись на милость Зены, она позволила ей отнести себя на кровать и раздеть. Сладкое ощущение греха, жадные прикосновения и поцелуи Зены окутывали ее тело. Она слышала собственное тяжелое дыхание, эхом вторящее Зене, и до боли в пальцах стискивала края одеяла, пытаясь не застонать, когда губы возлюбленной касались ее напряженного тела. Ей вспомнились слова Зены о том, что она убивала и испытывала от этого удовольствие. Она почувствовала, как Зена двигается по направлению к ней, все быстрее и быстрее, как все крепче впиваются в нее горячие губы, и вдруг испугалась...


* * * * *


    - Зена!

    - Подожди...

    - Зена, остановись!

    - О, нет, Габриэль, только не сейчас, пожалуйста, - застонала Зена, продолжая двигаться. - Я больше не могу...

    - Зена! - проявив недюжинную силу, Габриэль спихнула Зену на пол и быстро отползла к стенке кровати, потянув за собой одеяло, на котором лежала. Зашипев от неудовлетворения и холода, Зена вскочила на ноги.

    - Что случилось? - резко спросила она. Глаза Габриэль широко распахнулись.

    - Мне... мне показалось, что за дверью кто-то есть.

    Хотя Зена подозревала, что Габриэль ничего такого не слышала, она для очистки совести все-таки выглянула в коридор, втайне мечтая снести кому-нибудь голову. Но там, разумеется, никого не было, только ветер гулял меж распахнутых окон. Она захлопнула дверь и вернулась к Габриэль.

    Габриэль знала, что Зена злится. Видела это в ее глазах, ставших вдруг такими холодными, в напрягшемся теле, в том, как она шла по комнате.

    - Там кто-то был, - неуверенно прошептала она, но Зена покачала головой.

    - Тебе показалось, - она вновь потянулась к девушке. Габриэль видела, что желание не покинуло ее, а напротив, стало сильнее, но ей не хотелось продолжать. А сказать, что она боится прошлого Зены, она не могла. И было что-то еще, что вынуждало ее сторониться близости.

    - Зена, не нужно, - попросила она, когда теплые ладони коснулись ее чуть дрожащих колен. - Я... я не готова.

    Глаза Зены яростно блеснули при этих словах.

    - Пять минут назад ты так не думала. Я так сильно хочу тебя, - горячий шепот влился в уши Габриэль, когда Зена резко подняла ее на руки и прислонила к стене, раздвигая ее ноги и опуская ее себе на бедро. Зена знала, что все это очень отличается от того, как она хотела провести сегодняшний вечер, но ситуация выходила из-под контроля. Зена чувствовала, что просто взорвется, если не получит Габриэль прямо сейчас. Габриэль испуганно вцепилась в ее плечи и сдавленно охнула, ощутив силу, с которой Зена прижалась к ней. Никогда прежде Зена так себя не вела. Исчезла нежность, владевшая ею несколько минут назад, остался лишь один чувственный голод, мерцающий в ледяных глазах. И Габриэль боялась.

    А потом, откуда-то извне, пришла боль. Боль, которая внедрилась в голову и принялась выгрызать разум, лишая способности мыслить.

    - Перестань, - беспомощно проговорила Габриэль, не зная, к кому обращается: к боли или к Зене. Она была уверена, что сказала это, но на самом деле она так ничего и не произнесла, не находя в себе сил не то что сопротивляться, а даже пошевелиться. Она не понимала, что происходит. Глаза Зены вдруг вспыхнули ярким пламенем, и боль ушла так же внезапно, как и появилась, а сознание девушки наполнили видения.

    - Обними меня, - шепнула Зена, впиваясь губами в шею Габриэль и начиная двигаться. Габриэль послушно обвила руками ее напряженные плечи, слушая, как учащается ее дыхание, чувствуя, как становятся сильнее и быстрее толчки бедра, расположившегося между ее ног, и не знала, что ей делать: отдаться на милость нарастающей волне наслаждения, которое испытывало ее тело несмотря на сопротивление разума, или же продолжать бороться. Она закрыла глаза.

    Она видела туман на лице моря, серый рассвет, поднимающийся над ровными водами, слышала зов бегущего прилива и песню ветра, что как отточенный нож. Видела белый парус далекого корабля, ощущала свежесть воздуха и вкус соленой воды на губах. Это были воспоминания, ее воспоминания, не из этой жизни, а из другой, которая кончилась много веков назад.

    Требовательные губы Зены сомкнулись на ее левой груди, дразня языком чувствительную плоть, и они вознеслись над землей, наверх, к звездам, изумительным, неправдоподобным, застывшим на небе сверкающими россыпями росы после ночного дождя. Бездонные глаза Зены вновь поманили Габриэль к себе. Она видела расцвет и падение империй, войны, унесшие жизни миллионов, бури, землетрясения, бесконечные рассветы и закаты. Она уже обессилела от нескончаемой смены этих видений и готова была просто рухнуть в пропасть глаз Зены, чтобы забыться, но Зена продолжала удерживать ее. Габриэль видела, как умирает старый мир и рождается новый: под звуки снега, скрипящего под ногами медленно бредущих солдат, в морозном воздухе, вырывающемся из уст распятых на крестах людей... Кресты?!

    Руки Зены конвульсивно сжали бедра девушки, прижимая ее еще крепче к мускулистому телу. Габриэль хотела взмолиться о снисхождении, не в силах более выносить происходящего, и тут все кончилось, лишь горькое слово "прощай" эхом витало в тишине. Спрятав голову на груди Зены, Габриэль почувствовала, как женщина толкнулась по направлению к ней еще несколько раз, потом выгнулась, запрокидывая голову, и низкое глухое рычание в совокупности с мгновенно задрожавшим телом подсказало Габриэль, что Зена получила облегчение. Она притянула ее к себе, и Зена зарылась лицом в ее волосы, прижимаясь задыхающимися губами к ее шее. Они пробыли так какое-то время, не шевелясь и не размыкая объятия. Габриэль чувствовала одиночество Зены и сама была одинока; одинока, как никогда прежде. Ее сердце плакало, а его слезы превращались в сотни и тысячи капелек, которые, кружась, падали с небес на спящую землю... За окном начинался дождь.

    - Боже, прости меня, - прошептала Зена, когда вновь смогла говорить. - Я не хотела, чтобы наш первый раз получился таким. Не знаю, что на меня нашло. Прости...

    Она подняла голову и увидела слезы в изумрудных глазах.

    - Я сделала тебе больно? - срывающимся от злости к себе голосом спросила Зена. Габриэль всхлипнула и обняла ее.

    - Отнеси меня на кровать.

    Зена выполнила ее просьбу. Очутившись на постели, девушка с плачем прижалась к ней.

    - Я чувствовала, что ты уходишь от меня, - прошептала она, слыша, как размеренно стучит сердце под ее ухом. - Уходишь далеко, туда, где нет ни мрака, ни света, только серый туман. Я зову тебя обратно, но ты не возвращаешься. И я иду за тобой, потому что знаю, что однажды ты не откликнешься и не вернешься назад..

    Зена судорожно вздохнула, крепче обнимая Габриэль.

    - Мне часто снится один сон, - она закрыла глаза. - Я вижу комнату, и себя в ней, и серые земли за дверью. И неясные тени что-то нашептывают мне на ухо. Я хочу пойти вперед и не могу, но и назад пути нет. Так я и стою на пороге, боясь двинуться, ибо любой шаг будет означать дорогу, по которой мне предстоит идти.

    Следующие несколько минут прошли в молчании, сквозь которое пробивалось лишь потрескивание догорающего пламени в камине. И вдруг Габриэль вскинула голову.

    - Мы пойдем вместе по той дороге, которую ты выберешь. Я никогда не оставлю тебя, Зена! Слышишь, никогда! Я всегда буду ждать тебя, что бы ни случилось!

    "Наверно, это и есть счастье, - Зена пристально вгляделась в скрытое полумраком дорогое лицо, - когда, возвращаясь, ты знаешь, что кто-то ждет тебя..."

    Она робко потянулась к девушке.

    "Наверное, это и есть счастье, - подумала Габриэль,- знать, что есть кто-то, чьего возвращения ты всегда будешь ждать."

    Она заглянула в голубые глаза.

    - Сделай меня своей...


* * * * *


    Габриэль только вздрогнула, когда обнаженное тело Зены прижалось к ней. Для нее все смешалось в единый водоворот, центром которого была ее возлюбленная. Габриэль могла лишь обнимать ее, теряя себя в жарких поцелуях и страстных ласках. Руки Зены ласкали талию девушки.

    - Не бойся. Я не причиню тебе вреда. Просто обними меня...

    Габриэль так и сделала и робко заглянула в потемневшие голубые глаза. Сначала, едва касаясь, она провела пальцами по плечам Зены, изучая мускулы, еле заметные шрамы от давно заживших ран, напомнившие ей о том, какую жизнь ведет Зена, потом по подбородку. Ей стало не по себе от заметного внутреннего напряжения Зены, от огня, горящего у нее в глазах, и Габриэль отвела взгляд, закусив нижнюю губу.

    - Все еще смущаешься? - прошептала Зена.

    - Нет, просто... Я не могу перестать дрожать.

    - Боже, как ты прекрасна, - Зена зарылась лицом в золотистые волосы Габриэль, согревая ее щеку своим дыханием. - Я хотела держать тебя вот так с первой минуты, когда увидела... Не бойся... Я никогда не обижу тебя. Разве ты не хочешь прикоснуться ко мне?

    Габриэль осторожно повела руками вниз по спине Зены, чувствуя гладкие мускулы, напрягающиеся и расслабляющиеся под ее ладонями. Она слышала, как тяжело дышит Зена, отзываясь на ее прикосновения, ощущала, как двигаются бедра, стремясь прижаться к ней еще ближе.

    Зена приподнялась.

    - Я буду твоей первой, - прошептала она, накрывая ладонью левую грудь девушки. Габриэль не совсем поняла, о чем речь, но ей было очень сложно думать в этот момент, поэтому она просто кивнула. Зена глубоко вздохнула, пытаясь хоть немного успокоить себя и думая о том, как долго она мечтала быть вот так с Габриэль: обнимать ее, целовать и просто смотреть, как загораются эти глаза невероятно зеленым светом.

    - Я верю тебе, - девушка крепче обхватила широкие плечи.

- Все будет хорошо, - хрипло прошептала Зена, опуская руку.

    Габриэль, замерев, ждала того неизбежного и желанного, чего жаждали все клеточки ее тела, и что она неосознанно стремилась отдалить, ведь все, даже самое прекрасное, неизбежно кончается. Она тихо вскрикнула, и Зена склонилась, ловя губами ее стон.

    - Я здесь, - пробормотала она.

    Они вновь слились в поцелуе, и мир взорвался, перестав существовать.

    Габриэль казалось, что она горит в огне, который вместо исчезнувшей боли дарит восторг и насладение, ибо то было не всепожирающее пламя костра, а всемогущий огонь любви. Она уже не чувствовала горячих объятий Зены, а ощущала ее всем телом, каждой клеточкой, словно став с ней единым целым, и эти новые частички ее плоти ласкали ее собственные огненным прикосновением. Габриэль не хватало воздуха, она судорожно вздыхала, и грудь ее высоко вздымалась. Ей хотелось увидеть лицо возлюбленной, и тогда она открывала глаза, но не видела ее, будто магией любви они перенеслись туда, где не существует ничего, кроме двух слившихся в любовном порыве тел, в мир, созданный специально для них...

    Кем? Ей было все равно...

    Зато Габриэль слышала дыхание Зены, и каждый выдох пробегал по ней волной обжигающей страсти, прокатывавшейся по готовому раствориться телу приступом острого наслаждения, лаская его восторгом слияния, не позволяя угаснуть огню желания. Ей казалось, что она раскачивается на качелях, которые то вздымаются вверх, к вершинам блаженства, то падают вниз, к тянущемуся вечно краткому мигу сладкого ожидания, и вновь вверх, к желанной боли, которую хотелось продлить навечно, и тут же вниз в негу отдыха, без которого не выдержать следующего взлета...

- Я люблю тебя...

Глава 8

    Зена проснулась рано, даже раньше, чем обычно. Несколько секунд она просто лежала, а потом повернула голову набок и посмотрела на светловолосую девушку, свернувшуюся рядом с ней. Душу Зены затопила нежность. Ей до смерти захотелось обнять Габриэль, разбудить ее жарким поцелуем и произнести вслух те слова, которые она шептала вчера. Но Габриэль так сладко спала, что Зена сдержала свои желания. У них впереди еще много времени, которое они разделят вдвоем.

    Зена долго смотрела на Габриэль, продолжая удивляться тому, как же она жила столько времени, не зная, что на свете существует эта девушка. За прошедшие дни Габриэль стала Зене ближе, чем когда-то была Диана, и это было хорошо. Просто замечательно. На самом деле, будь воля Зены, она бы схватила Габриэль в охапку и увезла ее очень далеко, туда, где им бы никто не мешал, где они были бы совсем одни. Зена представила пустынный пляж, жаркое солнце, море, лениво накатывающее на песок, и Габриэль, которая улыбается ей, качаясь на волнах. "Это у нас еще будет," - пообещала себе Зена, легонько касаясь светлых волос девушки.

    Женщина тихо встала с постели, не потревожив Габриэль. Та лишь перевернулась, причмокнув во сне губами. Зена усмехнулась и, потянувшись, подошла к окну. Занимался рассвет, узенькая розовая полоска уже осветила горизонт. Город спал вместе с Габриэль, и улицы были полны тишиной.

    Зена неспеша оделась и вышла из комнаты, напоследок еще раз обернувшись и посмотрев на девушку. "Она так красива." Глубоко вздохнув, Зена спустилась по лестнице и направилась прямиком на кухню. Ей страшно хотелось есть. Найдя в холодильнике большое красное яблоко, она уселась на табурет и принялась методично уничтожать фрукт.

    Не успела она закончить свое скромное пиршество, как дверь распахнулась, и на пороге появилась леди Кларисса.

    - О боже, - ахнула женщина при виде Зены. - Ты меня напугала.

    - Я?!

    - Я не ожидала увидеть тебя здесь так рано, - леди Кларисса запахнула халат. - Ты бы поела нормально, если хочешь.

    - Да нет, - Зена поглотила последний кусочек и бросила остатки яблока в мусорное ведро. - Я подожду завтрака.

    - Как хочешь, - женщина поставила вариться кофе. - Ты будешь?

    - Можно.

    Леди Кларисса достала еще одну чашку.

    - Ты всегда так рано встаешь?

    Зена пожала плечами.

    - Обычно. Не люблю долго валяться в постели.

    Кларисса вздохнула, присаживаясь рядом с ней.

    - Если бы тоже самое можно было сказать о Габриэль. Уж не знаю, будет ли она столько же спать, когда выйдет замуж, но порой ее бывает невозможно добудиться.

    На губах Зены появилась мечтательная улыбка.

    - Но она выглядит такой милой во сне, - она поспешно прикусила язык, но было уже поздно: леди Кларисса удивленно воззрилась на нее.

    - Откуда ты знаешь?

    "Черт, Зена, по-моему любовь отрицательно влияет на твои мозги."

    - Потому что она спит сейчас в моей постели, - Зена решила сказать правду, раз уж так дело пошло. Но Кларисса только улыбнулась, не уловив открытого намека.

    - Я рада, что вы подружились. Она не надоедает тебе?

    - Нет, что вы, - усмехнулась Зена, вспоминая прошлую ночь. - Совсем наоборот.

    - Чудесно.

    Какое-то время они сидели молча, потом мать Габриэль тронула Зену за руку.

    - Я могу попросить тебя об одолжении?

    - Конечно.

    - Понимаешь, я бы хотела, чтобы ты сегодняшний день провела с девочками.

    Зена непонимающе мотнула головой.

    - Габриэль не очень-то ладит с Вирджинией, - пояснила леди Кларисса. - Она думает, что я этого не замечаю, но все как раз наоборот. Я просто не хочу встревать между ними, вдруг все еще хуже сделаю. Ты бы присмотрела за ними, чтобы они не поссорились.

    - А кто это Вирджиния?

    - Та девушка, с которой ты вчера разговаривала.

    Зена слегка побледнела, прекрасно помня, что вечером общалась лишь с Габриэль и той блондинкой, которая грозилась отомстить ей за смерть одного из Псов. "Впрочем, так даже лучше. Она все время будет у меня на виду, и я смогу выяснить, какие у нее намерения."


* * * * *

    Габриэль открыла глаза и, перевернувшись на спину, посмотрела в распахнутое окно. Ласковые лучи солнца легонько коснулись лица девушки, и она зажмурилась, радуясь мысли о том, что не нужно никуда спешить. Она была дома. Габриэль вытянулась на кровати, наслаждаясь тишиной, потом ее взгляд упал на пустую половину кровати, которая все еще хранила тепло того, кто спал этой ночью рядом, держа Габриэль в своих объятиях. "Зена!"

    Девушка покраснела при одном воспоминании о том, что Зена делала с ней в течение многих часов. Покраснела и, натянув до подбородка одеяло, продолжала лежать в солнечном свете, пытаясь разобраться в своих беспорядочных ощущениях.

    Она покраснела еще больше, вспомнив, что происходило под покровом темноты, как прижимало ее к смятым простыням сильное тело, как ласкали большие ладони ее распаленную кожу, как шептали губы Зены ей на ухо путаные признания, которые уносил прочь ночной ветер.

    "А ведь должна была бы устыдиться, - думала сейчас Габриэль, теребя прядь светлых волос, - должна была бы бежать даже от воспоминаний! Нормальная девушка не могла бы людям в глаза смотреть после такой ночи." Но над чувством стыда торжествовала память о наслаждении, об экстазе, охватившем ее, когда она уступила ласкам подруги. Впервые Габриэль почувствовала, что живет полной жизнью.

    И она решила не думать о тех видениях, которые так напугали ее. Возможно, она просто перенервничала. Да, наверное, так оно и было. К чему позволять кошмарам вторгаться в реальную жизнь?

    А еще рассказ Зены о Диане... Нет, обо всем этом нужно забыть. Хотя бы на время.

    Она пошевелилась и улыбнулась, ощутив легкую боль внизу живота и вспомнив тот стон, который она не сдержала в ответ на действия Зены. Потребовалось немного усилий, чтобы заставить свое тело продолжить. И Габриэль не пожалела об этом.

    Зена любит ее! Во всяком случае, ночью она сказала, что любит, и разве можно сомневаться теперь?


* * * * *

    - Ты, наверное, ждешь не дождешься свадьбы?

    - И брачной ночи.

    Близняшки подтолкнули друг друга и захихикали.

    Габриэль недоуменно уставилась на них. Вообще-то, она их даже не слушала. Да ей просто не о чем было с ними говорить. Все ее мысли занимала прошлая ночь и человек, который разделили эту ночь с ней. "Где она?" Габриэль вся измучилась, ожидая, когда же Зена войдет в эту дверь и улыбнется ей. А пока леди Кларисса велела развлекать кузин. К счастью, к этим кузинам не относилась Вирджиния. Похоже, она еще не встала. "Могла бы сделать мне подарок и не появляться здесь вовсе".

    Но мечтам Габриэль не суждено было сбыться: едва она успела открыть рот, чтобы хоть что-нибудь ответить Дороти с Мартой, как дверь распахнулась, и на пороге возникла Джинни. Она явно пребывала в отличном настроении, лучась улыбкой, которую Габриэль называла не иначе как "акулья усмешка".

    - Всем доброе утро, - голосом ангела пропела блондинка, подходя к столу и сидящим за ним девушкам. Габриэль инстинктивно отпрянула назад, когда Джинни остановилась рядом с ней.

    - Ну же, Габби, - Вирджиния так и не перестала улыбаться, и Габриэль стало нехорошо. - Ты все еще дуешься на меня за то, что я рассказала твоим подругам кое-какие маленькие подробности твоей личной жизни?

    Габриэль покраснела, не зная, как отреагировать. И тут подоспела помощь.

    - Она просто привыкла видеть по утрам более приятные лица, - теплые сильные руки легли на плечи Габриэль, и она радостно обернулась.

    - Зена!

    Зена наклонила голову и взглянула на девушку, отметив новые искорки, зажегшиеся в зеленых глазах. И ей стало чрезвычайно приятно от сознания того, что причиной их появления была именно она.

    - Доброе утро.

    - Здравствуйте, - дружным хором поприветствовали Зену близнецы. Зена кивнула им и снова перевела взгляд на Джинни. Та, ухмыляясь, скрестила на груди руки.

    - Я знаю, чье лицо она предпочитает по утрам. И еще кучу разных частей тела.

    - Неужели? - пальцы Зены сжались, и Габриэль вздрогнула. Почувствовав это ее движение, Зена немного расслабилась. Садиться она не спешила и продолжала стоять, прищурив холодные глаза. Вирджиния сменила позу.

    - Я случайно проходила мимо твоей комнаты вчера вечером, Зена, - мило сообщила она, но голос ее выдавал. В нем ощущалась злость.

    - Вы знакомы? - удивилась Габриэль, поворачиваясь к Зене. Та кивнула, не отводя взгляда от Джинни.

    - Учились вместе.

    - Да, это было славное время, - блондинка подошла поближе. - Ты, я, Диана, Чарли. Помнишь?

    - Ты меня об этом уже спрашивала, - отозвалась Зена, внимательно наблюдая за девушкой. Она ждала, когда же Вирджиния будет готова нанести удар. Джинни захихикала.

    - Мне не понравился тот твой ответ. Я ждала большего, - она хрустнула пальцами. - А ты была так равнодушна.

    - Правда?

    Дороти с Мартой зашептались, бросая тревожные взгляды на Габриэль, которая сидела, съежившись, и порывалась встать, но руки Зены не отпускали ее. Девушка прекрасно поняла, чьи шаги она слышала вчера ночью около двери. И это было еще хуже, чем она могла себе представить.

    - Джинни, я думаю, тебе пора собираться домой, - предложила Зена. - Нам двоим тут тесновато.

    - Отчего же? - деланно удивилась Джинни, и ее глаза блеснули. - Мне показалось, что ты любишь тесноту. Между тобой и Габриэль листок бумаги было сложно просунуть. А мне казалось, что Диана была для тебя всем.

    Сдавленное рычание разорвало воцарившуюся было тишину, и Габриэль испуганно вскрикнула, увидев, как метнулось вперед длинное тело и как покатились по полу Зена и Вирджиния.

    - Правда глаза колет? - задыхаясь, прошипела блондинка, даже не пытаясь избавиться от рук, сжимающихся на ее горле. Дороти с Мартой, визжа, выбежали из комнаты, и Габриэль подозревала, что они отправились за родителями.

    - Зена! - девушка попыталась вразумить подругу, но та не слышала ее, будучи ведомая яростью, которая не появлялась с того времени, как они с Габриэль стали встречаться. Габриэль беспомощно оглянулась на звук открывающейся двери и с облегчением увидела отца и герцога, за которыми, ахая и охая, топтались близняшки.

    - Довольно! - крикнул лорд Артур, и совместными усилиями они сумели таки оттащить Зену от начинающей синеть Вирджинии. - Что здесь происходит? - рявкнул он, грозно обводя вглядом притихших женщин. Вирджиния, кашляя, поднялась на ноги.

    - Она сумасшедшая, - севшим голосом произнесла она, потирая горло.

    - Сумасшедшая здесь только ты, - выкрикнула Габриэль. И тут же пожалела об этом: Джинни перевела на нее взгляд горевших безумным огнем глаз.

    - Неужели, Габриэль? - вкрадчиво произнесла она и подступила чуть ближе. Зена дернулась, но мужчины крепко держали ее. - Знаешь, мне было очень интересно посмотреть, какой стала бы Зена, если бы ты отправилась на 6 футов под землю.

    Побледневшая Габриэль ничего не успела ответить, потому что лорд Артур внезапно крякнул и отлетел к дальней стене. За ним последовал и герцог МакКуин, а Зена, словно вырвавшийся на свободу дикий зверь, бросилась на Вирджинию. Дороти и Марта снова завизжали, когда сцепившиеся женщины вылетели сквозь окно, усеяв аккуратно подстриженную лужайку осколками стекла.

    Леди Кларисса, собравшаяся в магазин и стоявшая около машины, только всплеснула руками, увидев происходящее.

    - Не смей угрожать Габриэль! - прорычала Зена, сопровождая каждое слово сильным ударом по искаженному гримасой лицу Джинни и не обращая внимания на кровь, капающую у нее со лба. - Только попробуй приблизиться к ней, и я клянусь, что никто не узнает, на сколько кусочков будет разорвано твое тело!

    - Зена! - выскочившая на улицу Габриэль схватила ее руку, снова занесенную для удара. - Не надо! Прошу тебя!

    Ее слова каким-то образом сумели пробиться к здравому смыслу Зены, и она поднялась, все также яростно глядя на истерически хохочущую Вирджинию.

    - Боже мой, что случилось? - закричала мать Вирджинии, привлеченная шумом. Она подбежала к дочери, но та оттолкнула ее и запрокинула голову, продолжая смеяться.

    - Ты еще вспомнишь меня, Зена, - пообещала она, сверкая глазами и с трудом вставая. Она откинула назад спутавшиеся светлые волосы. - Я вернусь за тобой.

    - Буду ждать, - сквозь зубы процедила Зена, успевшая немного остыть. Габриэль продолжала держать ее за руку, словно боясь, что все начнется сначала. Мать Джинни, бросая на Зену ненавидящие взгляды, увела истерически хихикающую дочь в дом.

    - Да что же это такое! - лорд Артур, внезапно материализовавшийся рядом с Габриэль, резко развернул Зену к себе. - Что ты вытворяешь, девочка?

    Зена молча освободилась от его хватки.

    - Отец, - Габриэль умоляюще посмотрела на мужчину, - я потом тебе все объясню. Пожалуйста.

    - Нет, - твердо сказал лорд Макбрайд. - Сейчас.


* * * * *

    - У тебя кровь, - Габриэль попыталась дотянуться до лба Зены, однако, та отстранила ее руки.

    - Я просто порезалась стеклом. Ничего страшного.

    Они сидели на диване в кабинете лорда Макбрайда и пытались не обращать внимания на ходящих вокруг них отцов.

    - Зена, но ведь может начаться заражение...

    - Ничего не начнется, - Зена мягко, но решительно отодвинула от себя Габриэль. Герцог обеспокоенно посмотрел на рану дочери.

    - Зена, Габриэль права. Ты бы хоть продизенфецировала ее.

    - Потом, - пообещала Зена.

    - Да, - Артур встал прямо перед ней. - Это подождет. Сейчас мне хотелось бы услышать объяснения.

    Зена устало посмотрела на него.

    - Объяснения чему?

    - Ты прекрасно понимаешь, - мужчина чуть наклонился к ней. - Как можно было так избить бедняжку Джинни? Что она сделала тебе?

    - Конкретно мне? - Зена пожала плечами. - Ничего. Но она угрожала Габриэль, - голубые глаза потемнели от вновь нахлынувшей ярости, и Габриэль, заметившая это, поспешила успокаивающе положить ладонь на колено Зены.

    - Они все время ссорятся, - Артур отошел было в сторону, но тут же вернулся обратно. - Она наша гостья, и я не потерплю, чтобы с ней так обращались. Она ведь не могла дать тебе сдачи.

    Зена вскинула брови, однако ничего говорить не стала. Когда она боролась с Вирджинией, то почувствовала, что в тонких руках этой девушки скрывается немалая сила, и непонятно, почему она пытается казаться слабее, чем есть на самом деле.

    - Папа, - вмешалась Габриэль, - Зена ведь тебе уже сказала, что защищала меня. Что тебе не нравится? Было бы лучше, если бы Вирджиния продолжала издеваться надо мной?

    Лорд Макбрайд ласково провел рукой по светлым волосам дочери.

    - Было бы лучше, если бы ты все рассказала мне. Или Джастину, ведь он твой будущий муж. Он бы сумел защитить тебя.

    Зена стиснула зубы. Ей уже с трудом хватало терпения, чтобы выслушивать прогнозы на предстоящую свадьбу.

    Габриэль взглянула на свою возлюбленную, понимая, что все теперь зависит от нее. Она, конечно, не могла не заметить, как Зена реагирует на пожелания долгой и счастливой жизни в браке. Нужно было делать первый шаг. Девушка глубоко вздохнула, ощутив, как ушло в пятки сердце. Но тянуть дольше не было смысла. Да Габриэль и не хотела этого делать.

    - Папа, - ее голос предательски задрожал, и ей пришлось откашляться. - Папа, я не выйду за Джастина.

    Молчанию, воцарившемуся в кабинете, позавидовало бы любое кладбище. Три пары изумленных глаз уставились на Габриэль. И в самых дорогих голубых глазах читалась такая нежность, что сердце, затаившееся было где-то внизу, снова застучало в полную силу.

    Мужчины оторопело наблюдали, как Зена встает, подходит к девушке, склоняет голову, и их губы сливаются в поцелуе.

    Первым опомнился лорд Артур, и его возмущенный вопль эхом отразился от стен.

    - Что вы делаете? - он дернулся было, совершенно очевидно намереваясь разорвать объятия, но холодный взгляд Зены успешно остудил его отцовский пыл.

    - Что происходит?

    - Я люблю Зену, - с каждым словом уверенность Габриэль росла, и она уже не сомневалась, что поступила правильно.

    - Ничего себе! - окончательно растерявшийся лорд Артур без сил опустился в свое любимое кресло. - Что же получается: ты и она, - он указал слегка трясущимся пальцем на мрачную Зену, - вы...

    - Да, папа, да, - повторила Габриэль, беря Зену за руку. - Я люблю ее.

    - Да как ты можешь любить ее! - взорвался мужчина, вскакивая на ноги и принимаясь нервно ходить по комнате. - Она женщина! И ты скоро выходишь замуж!

    - Свадьбы не будет, - спокойно сказала Зена. Лорд Артур подскочил к ней, явно намереваясь сказать что-то резкое, но выражение лица Зены не обещало ничего хорошего, если он все-таки выскажется, поэтому он промолчал.

    Герцог МакКуин, про которого, казалось, все забыли, негромко кашлянул.

    - Я думаю, что ничего страшного в этом нет, - примиряюще произнес он. Отец Габриэль повернулся к нему.

    - Ничего страшного? - издевательски повторил он. - Конечно, твоя дочь всего лишь изнасиловала мою девочку.

    - Я бы попросил, - начал багроветь герцог.

    - Папа! - воскликнула Габриэль, вставая между мужчинами. - Никто никого не насиловал. Успокойся.

    Лорд Артур посмотрел на нее.

    - Ты говоришь, что добровольно отдалась ей? - он метнул грозный взгляд на Зену, выпрямившуюся и опустившую ладони на плечи девушки.

    - Я люблю ее, - Габриэль улыбнулась отцу, прекрасно зная, что он не может устоять перед ее улыбкой. Вот и сейчас он сразу отбросил свою суровость, хотя и не перестал поглядывать на Зену из-под насупленных бровей.

    - Господи, Габриэль, - вздохнул лорд Артур, - ну как я могу быть спокоен, когда ты сообщаешь мне такие новости? - он снова рухнул в кресло и закрыл лицо руками. Герцог успокаивающе потрепал его по плечу.

    - Дружище, это наша общая проблема. Думаю, я долго буду отходить от всего услышанного и увиденного сегодня.

    - Нет, а как вы собираетесь жить? - Артур посмотрел на дочь, потом на Зену.

    - Мы будем жить, как живут все, - ответила Габриэль. - Правда, Зена?

    Зена шагнула вперед и встала перед напрягшимся лордом Макбрайдом.

    - Я люблю вашу дочь, - тихо сказала она, и Габриэль замерла, услышав желанные слова. - И хочу и могу сделать ее счастливой. Дайте нам шанс.

    Лорд Артур какое-то время молчал, глядя на Зену, потом махнул рукой.

    - Благословения моего вы, конечно, не дождетесь, и у нас есть еще одна проблема: как рассказать всем остальным.

    Габриэль радостно взвизгнула и бросилась отцу на шею.

    - Не нужно, - сказала она, устраиваясь у него на коленях. - Джастин и Роми уже знают, а маме пока ничего не скажем.

- И Роми знает? - мужчина даже не удивился. Он просто немного посидел, подумал, потом поцеловал свою выросшую девочку в лоб и встал.

    - Зена, - он приобнял дочь своего друга за плечи, - ты должна мне рассказать, где научилась так драться.

    Зена сделала большие глаза, однако позволила себя увести и даже начала что-то там говорить, но закрывшаяся дверь не позволила Габриэль услышать, что именно. "Кто бы мог подумать, что он хорошо все воспримет." Габриэль совершенно не ожидала подобного развития событий. Она настроилась на непонимание, презрение, ярость, а тут...

    Девушка глубоко вздохнула и повернулась к герцогу. На лице мужчины сияла улыбка.

    - Вы так рады, что мы с Зеной вместе? - осторожно спросила Габриэль. Герцог добродушно расхохотался.

    - Я просто подумал, что будет с Маргарет, когда она узнает обо всем.

    Габриэль взяла его под руку.

    - Знаете, - вкрадчиво сказала она, - я думаю, с наших матерей пока достаточно того, что они обсуждают драку между Зеной и Джинни. Стоит ли расстраивать их еще больше?

    - Возможно, ты права, деточка, - подумав, ответил герцог. - Пойдем-ка, сегодня отличная погода, а я хочу узнать, как тебе удалось захомутать мою ненаглядную доченьку, так страшившуюся серьезных отношений.

    "Мне кажется, она и сейчас их страшится, хоть и не показывает вида," - печально вздохнула про себя Габриэль, но вслух принялась болтать совсем о другом.


* * * *


    - Ох, дорогая, мне так жаль! - герцогиня Маргарет беспомощно заламывала руки, глядя, как мать Вирджинии обрабатывает йодом порезы дочери. - Мелисса, могу ли я что-нибудь сделать?

    - Запереть свою дочь в психбольнице, - огрызнулась женщина, снова беря в руки пузырек и вату. - Что с ней такое?

    Маргарет всхлипнула.

    - Я не знаю, - дрожащим голосом произнесла она. - Такого раньше не было. Она была милой хорошей девочкой, пока не уехала учиться в этот гадкий университет. Там ее как-будто подменили, - герцогиня запнулась и перевела удивленный взгляд на Джинни, засмеявшуюся при этих словах.

    - В чем дело? - встревоженно осведомилась Мелисса, ощупывая девушку. - Где болит?

    Джинни потрясла головой, продолжая смеяться. Она оттолкнула руки матери и встала.

    - Мы еще встретимся с ней, - сказала она, глядя на Маргарет, и в глазах ее вспыхивали и гасли искорки. - Это лишь начало большой истории наших отношений.

    Она резко развернулась и исчезла из комнаты. Герцогиня растерянно посмотрела на Мелиссу, но та только пожала плечами. Она тоже ничего не поняла.


* * * * *

    Габриэль облегченно вздохнула, когда ей удалось отделаться от герцога МакКуина и его расспросов. Он словно не понимал, что ей неловко разговаривать с ним о Зене. И, когда поток красноречия у мужчины исчерпался, Габриэль с легким сердцем сбежала от него в сад. По дороге она случайно услышала, как мать разговаривает с герцогиней, и поняла, что Вирджиния уехала. "Слава богу, - с большой радостью сказала себе Габриэль, открывая дверь. – Еще одна встреча с ней была бы лишней. Вот уж никогда бы не подумала, что они с Зеной могут быть знакомы. Кстати, о Зене."

    Габриэль завертела головой, высматривая высокую фигуру, но сад пустовал, только ветер гонял по дорожкам рано опавшие листья. Девушка огорченно поджала губы. Она-то надеялась, что теперь им с Зеной никто не будет мешать, и они, наконец, смогут поговорить о том, что случилось. Габриэль, во всяком случае, очень хотелось услышать мнение Зены на этот счет. Конечно, Зена сказала отцу, что любит ее, но девушка мечтала услышать эти слова тогда, когда они останутся наедине, как это было прошлой ночью. Габриэль улыбнулась, вспомнив, как разрывал тишину неясный шепот и прерывистое дыхание. В тот момент она не пыталась услышать все, что бормотала Зена, ей было достаточно лишь того, что она была вместе с человеком, который значил для нее очень много.

    Габриэль тряхнула головой. “Ладно, у нас еще будет время, чтобы все прояснить. А пока, - и тут она тяжело вздохнула, - надо найти маму и попытаться объяснить ей, что Зена совсем не собиралась убивать Джинни. Ну, разве что, самую капельку.”


* * * * *

    - Так значит, она угрожала тебе? – переспросил Патрик, подпирая рукой подбородок. Зена мрачно кивнула, размешивая ложечкой кофе. Они сидели за одним из столиков в кафе на открытом воздухе, и официантка уже третий раз приносила им полный кофейник.

    - Если бы только мне, поверь, я бы это пережила, - Зена со звоном кинула ложечку на блюдце. – Так ведь еще и Габриэль сюда приплела.

    Патрик насторожился.

    - А что Габриэль?

    Зена пожала плечами, отпивая глоток успевшего остыть напитка.

    - Я пока с ней не говорила на эту тему. Мы с Вирджинией прямо с утра сцепились. Нет, ну надо же, - она со злостью брякнула чашкой об стол, - она еще и подслушивала!

    Мужчина приподнял брови.

    - Кто?

    - Вирджиния. Когда мы с Габриэль, - Зена осеклась, моментально вспомнив, как Патрик относится к Габриэль. Ему вряд ли будет приятно услышать, что они провели эту ночь вместе.

    Объяснять, однако, ничего не пришлось. Мужчина не был дураком, а счастливое выражение лица, которое Зена даже не попыталась скрыть при их сегодняшней встрече, рассказало ему о многом. Он улыбнулся.

    - Я рад за тебя. И за Габриэль. С тобой она будет счастлива.

    Зена знала, каких трудов ему стоят эти слова, поэтому просто сжала его руку.

    - Ты принес то, что я просила? – сменила она тему.

    - Да, - Патрик с радостью поддержал ее почин и, порывшись в рюкзаке, достал небольшой сверток. – Держи.

    - Сколько я тебе должна? – Зена чуть развернула материю, оценивающе глядя на блеснувший ствол пистолета. Патрик возмущенно фыркнул.

    - Когда это я брал с тебя деньги?

    - Все когда-нибудь бывает в первый раз, - Зена сунула оружие во внутренний карман куртки. – Так сколько? Если не тебе, то тому, кто достал это.

    - Нисколько, - твердо повторил Патрик. Но Зена продолжала выжидающе смотреть на него, и он нерешительно добавил: - Просто... люби Габриэль, ладно?

    Зена скрыла улыбку.

    - Это я тебе обещаю.

    Воцарилось дружеское молчание, в течение которого Зена расплачивалась по счету, а Патрик отрешенно смотрел куда-то в сторону.

    - Ну, пошли, - хлопнула его по плечу Зена. Мужчина вздрогнул.

    - Куда?

    - Куда скажешь, - Зена огляделась и склонилась к самому его уху. – Что ты знаешь о Грее? Он сейчас в городе?

    - Нет, - так же тихо ответил Патрик, потом взял Зену под руку и увлек ее под большой навес. Там никого не было и можно было говорить относительно свободно.

    - Где он?

    - Я слышал, он собирается вернуться сюда не раньше осени, - Патрик присел на скамейку, стоявшую около входа в лавку сувениров. – Ты заметила, что сейчас здесь нет даже его прихвостней?

    - Я поэтому тебя и спрашиваю, - Зена постучала носком сапога по какой-то железке, торчащей из земли. – Мне нужно знать, к чему и когда готовиться.

    Патрик вскинул голову.

    - Ты еще не отказалась от мысли отомстить?

    Глаза Зены покрылись льдом.

    - В данный момент это не является для меня первоочередной задачей, - прохладно произнесла она, - но о том, чтобы забыть, не может идти речь.

    - А как же Габриэль? – робко осведомился мужчина. Зена непонимающе взглянула на него.

    - А что с ней?

    - Она знает? – он не закончил фразу, но Зена его поняла.

    - Она знает. Я рассказала ей.

    - И о Диане?

    - И о ней тоже.

    Больше Патрик ни о чем Зену не спрашивал. Ему было понятно, что откровения Зены не оттолкнули от нее девушку, чьи глаза снились ему уже не первый день. И он не знал, радоваться ему или огорчаться.


* * * * *

    - Мама, - негромко окликнула Габриэль сидящую в кресле женщину. Леди Кларисса отложила в сторону вязание, сняла очки и внимательно посмотрела на остановившуюся на некотором отдалении дочь.

    - Да?

    - Я полагаю, нам нужно поговорить, - девушка прикусила нижнюю губу. Кларисса скрестила на коленях руки.

    - И о чем же ты хочешь поговорить?

    По тону матери Габриэль поняла, что та сердится. Впрочем, причина для этого у нее была.

    - Я хотела извиниться.

    - Начинай, - сухо отреагировала Кларисса. Девушка потупила глаза.

    - Мы не должны были обижать Вирджинию, - как заученный урок произнесла она, теребя край блузки. Леди Кларисса кивнула.

    - Очень хорошо, если ты это понимаешь, - ее голос немного смягчился, и она устало потерла переносицу. – А Зена?

    - Что Зена?

    - Это ведь она била бедняжку Джинни. Где она?

    - Нет, нет, - испуганно вскинулась Габриэль и, подбежав к креслу, в котором сидела женщина, опустилась рядом с ним на колени. – Зена здесь ни при чем. Она просто защищала меня.

    - Защищала? – с удивлением переспросила Кларисса. – От кого? Уж не от Вирджинии ли?

    Девушка энергично закивала.

    - Именно.

    Леди Кларисса рассмеялась, и Габриэль с облегчением поняла, что она больше не сердится.

    - Вот уж не ожидала, что Зена воспримет мою просьбу так буквально.

    Габриэль заинтересованно вскинула брови.

    - В смысле?

    - Сегодня утром я попросила ее присмотреть за тобой и Джинни, чтобы вы снова не поссорились, - пояснила Кларисса. – Но вышло не совсем так, как я себе представляла.

    «Вышло даже лучше, - подумала Габриэль, кивая, поскольку мать продолжала что-то там говорить. – Вирджиния получила то, что заслужила. Но маме мы об этом не скажем.»


* * * * *

    - Ох, Грегори, не знаю, как относиться ко всему, что я услышал и увидел сегодня, - лорд Артур стоял около распахнутого окна и вглядывался в темнеющее небо. – С одной стороны, я должен радоваться за Габриэль. Быть с человеком, которого ты любишь и который любит тебя – это счастье. Но с другой... – он сделал паузу. – Я не понимаю этого. Они ведь обе женщины. Как можно любить себе подобного? Целовать его, - он на мгновение запнулся, - заниматься с ним любовью, - он повернулся к сидящему на диване герцогу. – Как они это делают?

    МакКуин засмеялся, чем немало удивил своего старинного приятеля.

    - Не думаю, что нам необходимо это знать. Хотя, я пытался окольными путями выяснить это у твоей дочери, - сознался он с виноватой усмешкой. – Мне тоже стало любопытно.

    Артур покачал головой и снова посмотрел в окно.

    - Что за семья может получиться у них? Без детей.

    - Ну, почему же, - возразил Грегори. – Они обе могут родить.

    Артур с досадой махнул рукой.

    - Я не это имею в виду, - он помолчал. – Теперь надежда только на Роми. Хочется стать дедушкой.

    Грегори улыбнулся.

    - Значит, все-таки хочется?

    - Не хотелось до сегодняшнего дня, - сознался лорд, присаживаясь рядом с МакКуином. – Но, как только я подумал о том, чего могу лишиться...

    - Да, мы не так хотели породниться, - согласился с ним Грегори. – Однако, Джастин, честно говоря, никогда не горел желанием жениться на ком бы то ни было. Да и Зена замуж не хотела, - он хохотнул. – Подумать только, мы с Маргарет так долго ничего не понимали. Нам все казалось странным: и стиль ее одежды, и ее непонятные фразы, которые она могла отпустить, и взгляды, которые я иногда ловил. Зато сейчас все встало на свои места.

    - Угу, - буркнул Макбрайд. – Но Габриэль-то такой не была. Это твоя ее испортила.

    - Давай не будем выяснять, кто кого, почему и зачем, - примиряюще сказал герцог. – То, что случилось, совсем не плохо. Просто... необычно. Но мы привыкнем.

    - Привыкнем, - эхом отозвался лорд Артур и потянулся к бару. – За счастье наших детей.

    - За их счастье...


* * * * *

    - Что ты сегодня обсуждала с Патриком? - спросила Габриэль.

    Давно уже наступил вечер. Зена вернулась буквально полчаса назад, и сейчас они лежали на кровати, слушая тихое потрескивание дров. Зена выводила пальцем какие-то узоры на ладони девушки. Услышав вопрос, она неопределенно повела плечом.

    - Разные дела.

    - Какие дела?

    Зена подняла голову.

    - Неужели тебе интересно?

    - Мне интересно все, что связано с тобой, - серьезно ответила Габриэль. Зена усмехнулась и легонько коснулась губами теплой кожи плеча девушки.

    - К тому же, - продолжала Габриэль, - я волнуюсь за тебя.

    - Ммм, как приятно, - Зена прищурила светлые глаза. - Ты правда волнуешься?

    - Да, и не вижу в этом ничего смешного, - Габриэль оттолкнула руки Зены, занявшиеся ее ночной рубашкой. - Зена! Я хочу знать, куда ты сегодня ходила. И хочу знать это сейчас.

    Зена разочарованно застонала, откидываясь на спину.

    - Ты отказываешь мне?

    Габриэль мотнула головой.

    - Я хочу знать, - повторила она. Зена немного помолчала, глядя куда-то в сторону, потом тяжело вздохнула.

    - Я наводила справки, - нехотя сказала она. Габриэль вскинула брови.

    - Справки? Зачем? Или, точнее, о ком?

    Зена выразительно посмотрела на нее, и девушка моментально сообразила, что ее вопрос был излишним.

    - Ты ведь не бессмертна.

    - Иногда я тоже так думаю, - с усмешкой согласилась с ней Зена.

    - Зена, - Габриэль серьезно посмотрела на нее, - не надо. Это не шутки, если все, что ты рассказала мне о Грее, правда.

    - Правдивее не бывает, - отозвалась Зена, вставая с кровати и подкидывая дров в камин. Они уже успели обсудить все, что случилось сегодня. Габриэль узнала и о том, что Джинни жаждет мести, и что Патрик достал для Зены оружие. Она даже пересилила свой страх и подержала пистолет в дрожащих руках. Правда, Зена почти сразу отобрала его: мало ли что. И вот теперь нашлась новая тема для беседы.

    - Я жду, - напомнила о себе Габриэль, заворачиваясь в одеяло. Зена поморщилась.

    - Тебе нет причин волноваться. Грея все равно нет в городе.

    - Но ведь когда-нибудь он здесь появится, - благоразумно сказала девушка. Она подвинулась, уступая Зене место на постели. – Что ты будешь делать тогда?

    - Убью его.

    Габриэль вздрогнула, услышав этот холодный, лишенный эмоций, голос. Неужели ее Зена и этот равнодушно говорящий о смерти человек одно и тоже лицо? Как может сочетаться в ней страстная пылкость и ледяная отрешенность? «Она уже убивала, - Габриэль опустила глаза. – И я не могу винить ее за то, что она хочет отомстить за гибель Дианы. Кто знает, как бы я поступила на ее месте.»

    - Эй, - тихонько позвала она и, дождавшись, когда Зена повернулась к ней, шепнула: - Я люблю тебя, знаешь?

    Бесстрастная маска исчезла с лица Зены, уступив место бесконечной нежности.

    - Иди ко мне, - она протянула руку. Немного разочарованная тем, что не услышала в ответ желанных слов, Габриэль скользнула к ней и уютно устроилась в сильных объятиях.

    - Обещай мне, что не будешь рисковать понапрасну, - потребовала она, запрокидывая голову и вглядываясь в мерцающие в темноте серебряным светом глаза. Зена усмехнулась и легко поцеловала ее.

    - И ты поверишь, если я это скажу?

    - Поверю, - твердо ответила Габриэль. – Потому что я хочу верить.

    Она могла бы сказать еще много чего, но ей не дали этого сделать. И, обнимая целующую ее Зену, Габриэль решила, что можно на время забыть обо всем. Как там говорила Скарлетт? «Я подумаю об этом завтра...»

Глава 9

    Мужчина в черных одеждах долго наблюдал за уставившейся в одну точку блондинкой, пока не решил подойти. И очень удивился, когда она резко вскинула голову, заслышав его шаги.

    - Это снова ты? – прошипела она, сузив карие глаза. Мужчина шутливо поклонился, прижав руку к сердцу.

    - Только не говори, что не ожидала меня увидеть.

    - И не собиралась, - буркнула девушка, резко вставая на ноги. Отбросив назад непослушные локоны, она уставилась на гостя.

    - Ты обещал мне месть.

- Правда? – деланно удивился тот. – А я думал, что просто сделал тебе одолжение и помог отыскать предмет твоих желаний.

    - Как и твоих, - не замедлила с ответом девушка. – Ты обещал, что поможешь убить ее.

    Мужчина округлил глаза.

    - Неужели?

    - Прекрати паясничать, - девушка занесла руку, как для удара, но, передумав, опустила ее.

    - Она спит с этой святошей, - ее аж перекосило при этих словах. Мужчина ухмыльнулся.

    - Ты случаем не ревнуешь?

    - А ты?

    Он скорчил гримасу.

    - Сдаюсь, поймала.

    - Мне от этого не легче, - в глазах блондинки начала плескаться злость. – Я должна отомстить.

    - Ты зациклилась, дорогая, - он приобнял ее за плечи и не отпустил, когда она попыталась стряхнуть его руки. – У меня предложение.

    Девушка издевательски улыбнулась.

    - Такое же удачное, как и прошлое?

    - Еще лучше, - пообещал мужчина, склоняясь к ней. – Вот послушай...


* * * * *

    С того памятного ужина прошло два месяца. Наступил октябрь, заметно похолодало, и Габриэль уже приходилось натягивать на себя куртку, чтобы добежать до института. У нее даже появилась надежда, что в этом году Рождество будет белым. Ей бы этого очень хотелось. Покататься на санках, слепить снеговика, кинуть в Зену снежок.

    Габриэль тихо засмеялась, представив себе, как Зена вытряхивает из-за шиворота белых колючих ежат. Засмеялась и тут же ойкнула, почувствовав, как соседка по парте пихает ее в бок.

    - Мисс Макбрайд, - немедленно последовал вопрос преподавателя. - Что вам непонятно в вашем задании?

    Габриэль моргнула. По правде сказать, ей было непонятно все. Она абсолютно ничего не понимала в математике. Все эти синусы, косинусы, радикалы... Вот литература совсем другое дело. Там она ощущала себя в своей стихии. Ее сочинения не раз выставлялись на конкурсах и неизменно занимали одно из призовых мест.

    - Все понятно, - ответила она, мило улыбаясь учителю, симпатичному бородатому мужчине лет 35. Почти все студентки были влюблены в него. Почти.

    При этой мысли Габриэль снова захотелось засмеяться. Подумать только, она сидит сейчас здесь, пытается не получить двойку, а дома ее ждет Зена. И все то, что Зена неизменно предлагает ей. Девушку бросило в жар. И в этот момент прозвенел звонок.

    - Перерыв 10 минут, - провозгласил учитель, отбирая листочки у поднимающихся студентов.- Если вы еще не забыли, следующая пара тоже моя. Там вы и продолжите свои мучения.

    Габриэль удалось проскользнуть мимо него и не расстаться со своей контрольной. Она намеревалась разыскать одного из старшекурсников и попросить его решить ей задачки.

    - Габриэль! - раздался сзади запыхавшийся голос, и в поле зрения девушки возникла Лиз, соседка по парте. - Ты взяла условие?

    - Конечно, - Габриэль торжествующе потрясла листком, потом, спохватившись, спрятала его обратно. - Пошли, поищем Колина.

    Колин был тем самым старшекурсником, который обычно помогал им с математикой. Однако, на этот раз, кажется, его помощь им не потребуется.

    Сердце Габриэль сладко замерло, когда она увидела в конце коридора, среди шумной толпы, высокую стройную фигуру в черной кожаной куртке. Вот уж кого она меньше всего ожидала здесь увидеть.

    - Ой, кто это? - прошептала Лиз, тоже обратив внимание. - Новая студентка? Ты ее знаешь?

    Но Габриэль уже не было рядом: она на всех парах мчалась вперед. Туда, где улыбалась ей Зена.

    - Эй! - девушка с разбегу запрыгнула на руки своей любимой, наплевав на хорошие манеры. - Что ты здесь делаешь?

    Зена засмеялась, покрепче притягивая ее к себе.

    - А я-то надеялась, что ты обрадуешься, когда увидишь меня.

    - Я очень-очень-очень рада, - скороговоркой отозвалась Габриэль. - Потому что ты поможешь мне решить задачки.

    Зена вскинула бровь.

    - Вот зачем я тебе нужна. Я это подозревала.

    Габриэль улыбнулась и запустила пальцы в черные волосы.

    - Я весьма расчетлива.

    - Ага, - подтвердила Зена, и ее взгляд переместился с лица Габриэль на то, что происходило за ее спиной. - А твои друзья всегда так собираются меня встречать?

    Габриэль обернулась и приветственно помахала рукой оставшимся позади сокурсникам, потом недоуменно нахмурилась, не видя реакции. И почти сразу же покраснела, осознав, как она должна смотреться, сидя верхом на Зене и обхватив ее ногами за талию. Покраснела и быстро соскочила на пол.

    - Пошли, я познакомлю тебя с ними, - она потянула Зену за собой.

    Не то чтобы Зена рвалась знакомиться с друзьями Габриэль, но раз уж она сюда пришла, то надо быть вежливой.

    - Ребята, - оказавшись рядом с Лиз и остальными, Габриэль подтолкнула к ним Зену, как раз изогнувшую губы в своей лучшей улыбке. - Это Зена, сестра моего жениха.

    Народ немного помолчал, оценивающе оглядывая затянутую в черное женщину, потом Лиз протянула руку.

    - Я Лиз. Очень приятно.

    - Взаимно, - отозвалась Зена, бережно пожимая маленькую ладонь.

    - Барбара.

    - Шон.

    - Анита.

    - Саманта.

    Обменявшись рукопожатием с каждым, Зена вопросительно посмотрела на Габриэль.

    - Ах да, - спохватилась девушка, доставая задачи. - Вот. Посмотри, пожалуйста.

    Обступив присевшую на корточки Зену, ребята минуты три наблюдали, как она расправляется с математикой. Закончив, Зена подняла голову.

    - Готово.

    - Отлично, - Габриэль попыталась взять у нее решения, но не тут-то было: с дьявольской усмешкой Зена подняла листок повыше так, что Габриэль даже в прыжке не достала бы до него.

    - А что мне за это будет? - сладким голосом поинтересовалась она. Габриэль нервно оглянулась на хихикающих ребят.

    - Эээ, - сказала она, - ну...

    - Тебя покинуло твое обычное многословие? - Зена картинно приложила свободную руку к сердцу. - Я поражена. Но мне все еще хочется узнать, чем я буду вознаграждена за свой труд. Между прочим, я тоже не люблю математику.

    Конечно, Габриэль могла бы многое пообещать, но не при посторонних же! "Я всегда знала, что она садистка."

    - Любое желание, - проговорила она, наконец. Зена удовлетворенно ухмыльнулась и протянула ей задачи.

    - Я буду ждать тебя после занятия у выхода. Нужно поговорить.

    Габриэль выхватила у нее лист и вприпрыжку побежала в аудиторию. Она не оборачивалась, потому что знала, что Зена стоит и усмехается, глядя ей вслед.


* * * * *

    Контрольная закончилась на удивление благополучно, хотя, вряд ли могло быть как-то иначе: задачки-то Зена все решила. Списав их на свой листочек, Габриэль одной из первых вылетела из класса и пулей бросилась к выходу, не обращая внимания на окликающую ее Лиз.

    - Я уже тут, - немного запыхавшись, вымолвила она, выбегая на крыльцо и чуть не сталкиваясь с мирно стоящей у перил Зеной.

    - Тебя было бы сложно не заметить, - Зена насмешливо взъерошила светлые волосы девушки. – Такая спешка! Я польщена.

    Габриэль фыркнула.

    - Я спешила избавиться от математики. А ты что подумала?

    Зена качнула головой.

    - И ты еще говоришь, что любишь меня, - укоризненно сказала она. Габриэль рассмеялась и толкнула ее локтем в бок.

    - Ладно, хватит упражняться в остроумии. Ты тут зачем?

    - Если я скажу, что соскучилась, ты мне поверишь? – Зена придвинулась ближе, и ее теплые губы коснулись выемки на шее девушки.

    - Знаешь, поверю, - Габриэль нервно отодвинулась, оглядываясь по сторонам, чтобы убедиться, что никто не видел того, что сделала Зена, - поскольку за прошедшее время я убедилась в том, что ты можешь быть ненасытна. Ну, а если серьезно? Надеюсь, ничего не случилось?

    - Я бы не стала смеяться, если бы что-то произошло, - уверила ее Зена и снова прислонилась к перилам. – Ты хочешь поехать на пару дней на экскурсию?

    Габриэль широко распахнула глаза.

    - Спрашиваешь, - с жаром отозвалась она. – А когда?

    - Послезавтра. У тебя никаких зачетов не намечается?

    - А, - Габриэль махнула рукой, - даже если бы и были, что с того? Потом сдам.

    Зена покачала головой.

    - Мне не хочется, чтобы у моей девушки появились «хвосты».

    Габриэль довольно зажмурилась.

    - Как же мне нравится, когда ты говоришь «моя девушка». Может, еще разок?

    Зена игриво щелкнула ее по носу.

    - Хорошенького понемножку.

    - Ладно, ладно, - чуть обиженно пробурчала девушка, - пользуешься тем, что я ниже ростом и не могу дать тебе щелбан.

    Зена засмеялась и притянула ее к себе.

    - Так кого ты хочешь взять с собой?

    - Тебя, - невинно сказала Габби. Зена вскинула брови.

    - Хорошо, что ты про меня не забыла. А еще кого? Подружек своих не хочешь?

    - Подружек не хочу. А вот Роми и Джастина да. И Патрика.

    - Договорились, - Зена чмокнула девушку в макушку и отпустила. – Давай, вон твои тебя уже зовут.

    И правда, на некотором отдалении стояла Лиз и призывно махала руками. Габриэль вздохнула.

    - Ну, тогда, пока.

    - Пока, - кивнула Зена, и в ее глазах вдруг загорелись шаловливые огоньки. – И не забудь: ты должна мне одно желание.

    - Неужели только одно?

    Зена хмыкнула.

    - Не волнуйся, я найду способ его удвоить.

    Она еще раз потрепала Габби по голове и спустилась со ступенек.

    - Ооо, - протянула Габриэль, глядя вслед удаляющейся Зене, - похоже, этой ночью я опять не высплюсь.


* * * *


    - Ты просто обязана познакомить меня с ней, - безапелляционно заявил Шон, когда Габриэль вернулась в стены института. Девушка, не ожидавшая такого напора, отпрянула назад.

    - С кем познакомить? - непонимающе сказала она. Парень склонил голову.

    - С Зеной, разумеется. Как ты думаешь, я могу ей понравиться?

    Габриэль на полном серьезе оглядела невысокую, крепко сбитую фигуру сокурсника.

    - Не знаю, - честно призналась она. - Я не знаю, какие ей нравятся мужчины.

    "Зато отлично представляю, каких она предпочитает женщин".

    - Габби, - дернула ее за рукав Лиз, - зачем она приходила?

    Девушка неопределенно повела плечами.

    - Да так, кое-что мне сообщить.

    - Что-то важное? - не отставала подруга. Габриэль вздохнула. Ее начинал утомлять интерес ребят к Зене. Она совершенно не рвалась рассказывать им все подробности личной жизни дочери герцога МакКуина, учитывая то, что большинство подробностей было связано с ней самой.

    - Нет, - ответила она, наконец, и тут на ее счастье началась последняя пара. В аудиторию вошел преподаватель, и разговоры затихли. Вот только надолго ли?


* * * * *

    - Значит, ты друг Зены? - в третий раз спросил Джастин. А Патрик в третий раз кивнул. Из таких вопросов-ответов состоял весь их разговор. Они друг друга стеснялись. Наверное, со стороны это выглядело забавно: стоят два здоровых парня и переминаются с ноги на ногу, пытаясь придумать, что сказать. Однако, им самим эта ситуация забавной не казалась. Джастин хмуро поглядывал на дверь, потому что Зена обещала вернуться через полчаса, а сама отсутствовала уже гораздо больше. Патрик, которому Зена обещала то же самое, чувствовал себя не лучше. Он собирался обязательно дождаться ее, но отнюдь не предполагал, что делать это ему придется вместе с Джастином. До сегодняшнего дня он ни разу не встречался с братом Зены, хотя, безусловно, знал о нем довольно много. И вот теперь они стоят рядом.

    - Простите, ребята, задержалась, - хлопнула входная дверь, и парни в унисон с облегчением вздохнули.

    - Зена, - этот возглас у них тоже вышел синхронно. Зена с недоумением взглянула на них, но говорить ничего по этому поводу не стала. Вместо этого она сняла куртку, бросила ее на стул и открыла окно.

    - Как вы здесь находитесь? Духота такая.

    - Зена, - окликнул ее Патрик. - Зачем ты велела ждать тебя? Что-то случилось?

    Зена хмыкнула.

    - Ты уже второй человек, кто спрашивает, не случилось ли чего. У меня странное лицо?

    Джастин пожал плечами.

    - Просто такая таинственность. К чему она?

    - Да никакой таинственности, - Зена скрестила руки на груди. - Отец попросил меня съездить в соседний город.

    Джастин приблизился к ней.

    - Зачем?

    - Если ты не забыл, у нас там имеется кое-какое имущество.

    - Что за имущество? - встрял Патрик. Зена недовольно поморщилась.

    - Наш родовой замок. Ему уже лет триста, и он в таком состоянии, что отец боится, как бы он не развалился.

    - И он попросил тебя поддержать стены? - неуклюже пошутил Джастин. Зена вскинула брови.

    - Он хочет, чтобы я проверила, принадлежит ли он все еще нам. Помнится, на него в свое время положил глаз один из конкурентов отца.

    - Не поздновато ли? - скептически заметил Джастин, садясь в кресло. - Прошло уже больше двух лет, как мы были там в последний раз. Сдается мне, замком мы уже не владеем.

    - Именно это папа и поручил мне выяснить, - терпеливо, как маленькому ребенку, объяснила Зена. Брат поджал губы.

    - Почему не мне? Я мужчина.

    Зена подавила желание улыбнуться.

    - Это ты у него спроси.

    - Ладно, - вмешался Патрик. - Ты уезжаешь. Когда?

    - Через несколько дней, - Зена рассеянно провела рукой по волосам. - И я хочу, чтобы вы в мое отсутствие присмотрели за Габриэль.

    - За Габриэль? - не веря своим ушам переспросил Джастин. - Неужели ты нам ее доверяешь?

    Зена повернулась к нему.

    - Тебе - не очень, если ты это хотел услышать, но Патрику одному будет сложновато. Он, в отличие от некоторых, работает, - она взглянула на мужчину. - Ты не против?

    Патрик кивнул.

    - Я рад, что ты попросила меня об этом, - серьезно сказал он. Зена кивнула.

    - Разве могло быть иначе?

    На какое-то время в комнате воцарилось молчание, потом Зена тряхнула головой, и на ее губах появилась улыбка.

    - Ну, а теперь о более радостном. Вы не изъявляете желания прокатиться на пароме?


* * * * *

Габриэль полной грудью вдохнула свежий речной воздух. Буквально несколько минут назад они отплыли от берега, и девушка стояла на палубе, разглядывая удаляющиеся вечерние огни города. Где-то рядом она слышала голос Роми, восторженно рассказывающий что-то Джине. Сестренка не захотела бросать лучшую подругу, а Габриэль возражать не стала. Джина ей нравилась, не то что Полли. Не будь последняя дочерью мэра, она бы уже могла узнать о себе кучу нового. Но портить отношения с властями Габриэль не хотелось.

    - Так значит, договорились, - Габриэль обрадованно вскинула голову, заслышав знакомые шаги. Зена, однако, казалось, ее пока не заметила, продолжая разговаривать с Патриком и не обращая на Габриэль никакого внимания.

    - Конечно, - ответил ей мужчина, - занимайся спокойно своими делами. Мы со всем справимся.

    - Мне так не хочется уезжать, - вздохнула Зена, и Габриэль напряглась. - Но отец словно взбесился. Я пыталась убедить его, что будет лучше, если он поедет сам, но он продолжал твердить свое.

    - Поедет куда? - обозначила свое присутствие Габби, и на лице Зены, резко обернувшейся к ней, отразилось удивление.

    - Ты здесь? А я думала, ты в каюте.

    Патрик поспешно ретировался, понимая, что дальнейшее ему лучше не слушать.

    - Итак, - Габриэль уперла руки в бедра. - Куда это ты собралась?

    Зена попыталась обнять девушку, но безуспешно.

    - Я не уловила ответа, - в голосе Габриэль появились нотки раздражения.

    - Дорогая, - Зена выдала свою лучшую улыбку, - ты знаешь, тут так чудесно кормят. Не хочешь попробовать?

    - Не хочу, - упорствовала Габриэль, наступая на Зену. - Почему я не знала, что ты куда-то собралась?

    - Я? Милая, тебе послышалось. Это Патрик уезжает, - Зена не оставляла надежду переубедить Габриэль. Она прекрасно знала, что, если девушка узнает все подробности о предстоящей поездке, то придется брать ее с собой. А Зене этого делать не хотелось.

    - Я еще не оглохла, - Габриэль крепко схватила отступающую назад Зену. - И...

    - Вот вы где, - звонкий голос Ромэны прервал гневную тираду Габриэль, и Зена вознесла благодарственную молитву небесам. Казнь на время была отложена.

    - Чего тебе? - невежливо буркнула Габриэль, нехотя поворачиваясь к сестре. Девочка округлила глаза.

    - Ты чем-то недовольна? Неужели тем, что придется жить в одной каюте с Зеной? - она хихикнула.

    Габриэль что-то пробормотала сквозь зубы. Их общая с Зеной каюта стала притчей во язытцах. Помня, какие напряженные отношения связывали их в самом начале, Роми не преминула сообщить об этом Джине и всем остальным. Конечно, и Патрик, и Джастин, зная, что отныне все по другому, долго подшучивали над ними, чем в конце концов вывели из себя Зену. Но Джина восприняла слова Роми всерьез и правда забеспокоилась. Она уже несколько раз предлагала Габби поменяться местами. А Габриэль все мямлила что-то, пытаясь найти достойную причину для отказа. Вот и сейчас, глядя в темные глаза Джины, стоящей рядом с Ромэной, она открыла рот, собираясь что-то сказать, но вместо этого вдруг согнулась пополам и бросилась к лееру. Оттуда до Зены и остальных донеслись странные булькающие звуки.

    - Ты в порядке? - с тревогой спросила Зена, собираясь подойти, но движение руки Габриэль ее остановило.

    - Да, нормально. Идите ужинать, я к вам присоединюсь чуть позже.

    Роми посмотрела на Зену, та пожала плечами.

    - Ну, раз она так говорит...


* * * * *

    Ужин и впрямь выдался отменный. Ромэна, обычно вечно ноющая за едой, практически вылизала тарелку. Джина тоже от нее не отставала. Патрик с Джастином еще не подошли, их места пустовали. И только Зена угрюмо ковыряла вилкой свою порцию. Она волновалась за Габриэль. Той не было уже довольно долго, и Зена все никак не могла решить, что ей делать: идти за девушкой и снова начинать прерванный разговор или еще немного подождать.

    Минут через 10 она осталась одна, поскольку девочки, слопав десерт, отправились по своим делам. Зена тоже встала, но тут в поле ее зрения появилась знакомая фигура. Облегченно вздохнув, Зена отодвинула стул, помогая Габриэль присесть.

    - Что случилось?

    - Меня тошнит с того момента, как я оказалась здесь. Такое впечатление, что я беременна, - мрачно сказала Габриэль. Зена подавилась пивом и закашлялась, расплескивая жидкость вокруг себя и благодаря бога, что Роми с Джиной здесь нет. Рядом тут же оказался официант.

    - Что-то не так? - осведомился он, переводя взгляд с одной девушки на другую. Обе синхронно покачали головами.

    - Нет, все нормально, - ответила Зена и, дождавшись, пока он уйдет, повернулась к Габриэль.

    - Дорогая, и от кого же, позволь спросить?

    - Полагаю, что от тебя, - язвительно отозвалась Габби, демонстративно уставившись в иллюминатор. Зена усмехнулась.

    - Если бы это было возможно, боюсь, детей у меня было бы уже довольно много, - пробормотала она куда-то в сторону, но Габриэль все-таки ее услышала и подозрительно сузила глаза.

    - Что ты имеешь в виду?

    Зена приняла невинный вид.

    - Абсолютно ничего. У тебя просто морская болезнь. Ты что, раньше не знала об этом?

    Габриэль раздраженно вздохнула.

    - Откуда я могла это знать, если никогда не каталась даже на лодке?

    - Ладно, - примирительно сказала Зена, обнимая взъерошенную девушку за плечи. - Это пройдет, как только ты вернешься на твердую землю.

    Габриэль возмущенно фыркнула, выворачиваясь из рук Зены.

    - Спасибо, ты меня очень успокоила, - она стремительно поднялась из-за стола и, качаясь во все стороны, бросилась на палубу. Зена тяжело вздохнула.

    - Что случилось? - вернувшийся Патрик удивленно посмотрел вслед столкнувшейся с ним Габриэль. Зена скривила гримасу.

    - Ее все время тошнит.

    Патрик задумчиво покивал, все также глядя на дверь, за которой исчезла Габриэль, потом резко повернулся к Зене.

    - Тошнит? А она...

    - Нет, она не беременна! - повысила голос Зена, что сразу же привлекло внимание окружающих. Зене внезапно захотелось стать очень маленькой.

    - Кто беременный? - это Джастин плюхнулся на стул рядом с Патриком. Зена уронила голову на руки.

    - Я просто хотел спросить, нет ли у нее морской болезни, - Патрик пожал плечами. - А что, появился новый способ зачатия ребенка?

    Зена с грохотом отодвинула стул и широкими шагами направилась за Габриэль. Мужчины переглянулись.

    - Что с ней? - полюбопытствовал Джастин, забирая себе оставленное Зеной пиво. Патрик оглянулся в поисках официанта.

    - Наверное, трудные дни.


* * * * *

    - Эй, - Габриэль улыбнулась, услышав знакомый голос и, заставив себя оторваться от леера, повернулась навстречу приближающейся Зене. - Все нормально?

    - Ага, - девушка уткнулась в грудь Зены, крепко обнимая ее. - За исключением того, что мне плохо, плохо и еще раз плохо.

    Зена тихо улыбнулась и коснулась губами склоненной светлой головы.

    - Я знаю способ, как отвлечь тебя.

    - Правда? - оживилась девушка. - И что я должна делать? Прыгать? Бегать? Ле...

    Теплые губы, прижавшиеся к ее губам, заставили ее замолчать.

    - Да, - выдохнула Габриэль спустя пару минут. - Должна признать, этот способ весьма действенный.

    Зена усмехнулась и потянула ее за собой.


* * * * *

    - Тебе хорошо? - мурлыкающий голос Зены вывел Габриэль из приятного забытья, и она потянулась, обвивая рукой плечи возлюбленной.

    - Что если я скажу нет?

    Темная бровь взметнулась вверх.

    - Тогда я просто убью тебя, чтобы никто не узнал о том, что я была не на высоте, - пообещала она, коварно улыбаясь и захватывая губами ухо девушки. Габриэль захихикала.

    - Тогда ладно, мне хорошо.

    - Уже лучше, - удовлетворенно вздохнула Зена, теснее прижимая ее к себе. Габриэль улыбнулась. Она действительно была счастлива. Конечно, ее подруги бы сошли с ума, узнав о том, что произошло несколько минут назад, но их здесь не было, а горячие губы Зены заставили Габриэль забыть обо всем. Она была вместе с любимым человеком, и все остальное не имело значения. По крайней мере, сейчас.

    - Послушай, - начала она, поворачиваясь к Зене, и вдруг замолчала.

    - Что?

    - Кто-то идет.

    Зена тоже прислушалась.

    - Да, - спокойно подтвердила она. - Это твоя сестра и еще кто-то.

    - О, боже, - испуганно прошептала Габриэль и вывернулась из крепких объятий. - Лезь под кровать.

    - Куда прости? - поперхнулась Зена, но девушка могла действовать быстро, когда хотела. Она спихнула Зену на пол, не обращая внимание на недовольное ворчание подруги, и постаралась принять максимально невинное выражение лица. Едва она успела это сделать, как дверь распахнулась, и в комнату вошли Ромэна с Джиной.

    - Габриэль, - Ромэна остановилась и недоуменно воззрилась на сестру, по горло закутавшуюся в одеяло. - Ты спишь?

    - Эээ, - промямлила Габриэль, пытаясь что-нибудь придумать, - я что-то очень устала.

    Конечно, будь Роми одна, она могла бы ничего и не выдумывать, но ставить в известность еще и Джину ей совсем не хотелось.

    - Жаль,- заметно поскучнела Ромэна.- А мы хотели пригласить тебя прогуляться по палубе.

    Габриэль получше прижала к себе одеяло.

    - В другой раз, - пообещала она, молясь богу, чтобы они не заметили брошенную в углу одежду Зены. Джина вдруг прыснула от смеха.

    - Думается мне, что ее усталость кроется совсем в другом, - она указала куда-то в сторону постели. Габриэль проследила в заданном направлении и обмерла: странным образом Зена не поместилась под кроватью, и ее ноги стали предметом всеобщего внимания.

    Зена, с самого начала заметившая сей прискорбный факт, раздумывала над тем, что лучше сделать: вылезти и довести и без того хватающуюся за сердце Габриэль до обморока или остаться на месте, ожидая, не полезут ли хохочущие девчонки к ней. Выбор пал в пользу второго варианта, поскольку Зена все еще надеялась на продолжение, а с Габриэль, пребывающей без сознания, это было бы сложновато. Хотя... "Черт бы побрал этих родственников и их друзей, которые всегда приходят невовремя", - недовольно подумала Зена и тихо вздохнула.

    - Так, - сказала Габриэль, обретя наконец дар речи, - все вон.

    "Надеюсь, это ко мне не относится?" - подумала Зена.

    - Слушай, а у него красивые ноги, - Ромэна склонила голову, прикидывая, а не нагнуться ли ей. Она обожала издеваться над старшей сестрой. Габриэль, заподозрившая неладное, самоотверженно приспустила одеяло, скрывая из виду Зену.

    - Кто это? - полюбопытствовала Роми, как будто не знала. - Джастин? Я видела, как он на тебя сегодня смотрел.

    Зена уже практически была готова явить себя миру, слыша такое.

    - Не твоего ума дело, - огрызнулась Габриэль. Зена уловила в ее голосе раздраженные нотки и с грустью подумала, что счастье было так возможно. (И так возможно, и вот так возможно... (Прошу прощения, не удержалась - от автора ;-))

    Продолжая хихикать, Ромэна с Джиной вышли из каюты. Габриэль облегченно вздохнула и, свесившись вниз, посмотрела на Зену, почти привыкшую к мысли о том, что остаток вечера ей придется провести здесь.

    - Вылезай.

    - Может, я еще тут полежу? - осторожно ответила рассудительная Зена, не уверенная, в каком настроении пребывает ее возлюбленная. - Боюсь, второй раз сюда залезть у меня не получится.

    Габриэль вытянула шею и посмотрела в иллюминатор.

    - Они ушли, - сообщила она через пару секунд, провожая взглядом шушукающуюся парочку. "Прекрасно, - мрачно подумала она, - к утру все будут знать, что кто-то с красивыми ногами прятался под моей кроватью."

    - Ты уверена? - надежда Зены на счастливый конец вечера снова начала крепнуть.

    - Уверена. Вылезай, не то... - Габриэль не успела договорить, а Зена уже была рядом с ней.

    - Быстра, - усмехнулась Габриэль. Зена самодовольно улыбнулась.

    - Был бы стимул. Итак, - она расположилась рядом с девушкой, - где мы остановились?

    - Прямо здесь, - Габриэль отважно поместила ладонь Зены себе на грудь.

    - Да, кажется, я начинаю припоминать.

    - Ты что-то говорила о предстоящем путешествии, - сказала Габриэль, не к месту вспомнив услышанный разговор.

    - Да, - в голосе Зены послышалось недовольство, и она отодвинулась, вытянувшись на кровати. - Говорила.

    - Расскажи, - попросила Габриэль. Зена поморщилась.

    - Ничего особенного, просто отец хочет, чтобы я уладила кое-какие дела.

    - Что именно? - продолжала допытываться девушка.

    - У нас есть замок в соседнем городе, - нехотя пояснила Зена, не глядя на Габриэль. - Отец намеревается удостовериться, что он все еще принадлежит нам.

    - Ты собираешься поехать туда? - удивилась Габриэль.

    - Да, - резко ответила Зена, не желая вдаваться в подробности. - Хватит об этом, - в ее глазах, устремивших взгляд на девушку, заплясал озорной огонек. - К чему разговоры, когда можно заняться гораздо более приятными вещами?

    - Еще раз? - засмеялась Габриэль, позволяя ей прижать свои руки к постели и чувствуя на себе горячее сильное тело. Губы Зены захватили рот Габриэль в жарком поцелуе, и девушка подумала о том, что Зена, вероятно, не хочет брать ее с собой. И Габриэль предстояло решить, каким образом можно убедить подругу в обратном.

    Через какое-то время до сознания девушки дошло, что Зена ее о чем-то спрашивает.

    - Что такое? - всполошилась Габриэль, прикидывая, как долго она не отвечала.

    - Мне кажется, ты спишь, - выказала неудовольствие Зена. Габриэль фыркнула и с прищуром посмотрела в голубые глаза.

    - Вовсе нет.

    - Тогда побольше энтузиазма, а то я чувствую себя одиноко.

    Габриэль покраснела.

    - Прости, я задумалась.

    - Я заметила, - Зена снова склонила голову. Габриэль поняла, что пора действовать.

    - Когда мы уходим? - невинно осведомилась она.

    - Я ухожу завтра, - невозмутимо ответила Зена, целуя ее шею. - Куда и когда собралась ты, я не знаю.

    - Эй, - возмущенно возопила Габриэль, моментально забыв о том, что собиралась пустить слезу, если понадобится, - это не смешно!

    - Кто-то смеется? - деланно удивилась Зена, покрывая поцелуями плечи девушки и спускаясь вниз, к груди.

    - Нет, нет, нет, - твердо сказала Габриэль, отталкивая ее голову. - Мы так не договаривались.

    - Мы вообще ни о чем не договаривались, - слегка раздраженно произнесла Зена, явно нацеливаясь на бедра Габриэль. - И даже не думай об этом.

    Габриэль упрямо поджала губы.

    - Поздно.

    - Вовсе нет, - пробормотала Зена, и ее прикосновения и поцелуи стали более настойчивыми, но Габриэль, собравшись с силами, отпихнула ее и спрыгнула на пол. Руки Зены сомкнулись вокруг воздуха.

    - Значит, так, - заявила девушка, заворачиваясь в попутно стянутое одеяло и с вызовом глядя в прищуренные голубые глаза, - я здесь не останусь без тебя, так что либо ты берешь меня с собой, либо я сейчас ухожу.

    - Интересно куда? - осведомилась Зена. Происходящее ее явно забавляло.

    - Неважно.

    Коротко хохотнув, Зена перевернулась на спину и заложила руки за голову.

    - Это шантаж, - усмехнулась она. Габриэль гордо выпрямилась.

    - Как угодно. Решение за тобой.

    Потянулось томительное молчание, в течение которого Зена лишь улыбалась, откровенно рассматривая Габриэль. Но девушка была упряма. Стиснув зубы, она направилась к двери.

    - Последний шанс, - бросила она, не оборачиваясь. Ответа не последовало. Глубоко вздохнув, Габриэль взялась за ручку.

    - Ладно, - остановил ее низкий рокочущий голос, - твоя взяла.

    Довольно улыбаясь, Габриэль посмотрела на слегка помрачневшую Зену.

    - Спасибо.

    - Не благодари, - буркнула Зена, отводя глаза. Она была недовольна собственной слабостью. Возможно, в замке давно уже обосновались мародеры. Да и Грей может не упустить такого шанса напасть. Она готова была рисковать своей жизнью, но никак не жизнью девушки. Однако, мысль об оставшейся ночи без Габриэль сводила Зену с ума.

    - Спасибо, спасибо, спасибо, - скороговоркой выпалила девушка, плюхаясь обратно на постель. Зена нахмурилась, и Габриэль вздохнула.

    - Ну же, Зена, - она заглянула в голубые глаза, - не сердись. Я просто хочу быть с тобой.

    Высокая женщина прижала ее к себе так резко, что она вскрикнула от неожиданности.

    - Как же ты не понимаешь, - пробормотала Зена, зарываясь лицом в золотистые волосы девушки. - Это может быть опасно.

    Габриэль тихо рассмеялась.

    -Ты бы все равно от меня не отделалась, - она провела чуть дрожащей ладонью по руке Зены. - И мы обе это знаем.

    Зена закрыла глаза, слушая, как учащается дыхание Габриэль. Тонкие пальчики девушки трепетали на ее коже, губы чуть касались груди.

    - Я просто не могу отпустить тебя одну, - прошептала Габриэль, когда руки Зены заскользили по ее спине. - Я хочу, чтобы папа, наконец, понял, что его маленькая девочка выросла и может сама решать, как ей жить.

    Зена хотела поспорить с ней, сказать, что она не обязана ничего доказывать, но передумала. Габриэль нужно было понимание ее семьи. Ее отца. И если Зена может ей это дать, пусть так и будет.

    Она перевернулась, и ее теплые руки обняли девушку.

    - Я люблю тебя.

Габриэль улыбнулась, вытягиваясь под горячим уверенным телом.

    - Тогда почему ты так редко говоришь мне об этом? - она вскрикнула, когда зубы Зены чересчур сильно прикусили пульсирующую жилку на ее шее.

    - От частого использования слова теряют свою значимость, - Зена приподнялась, выпрямляя руки и нависая над бардом. Ее длинные черные волосы каскадом упали вниз, скрывая собой их лица.

    - Это не ответ, - возразила Габриэль, обвивая ногами талию Зены, не давая ей отстраниться совсем.

    Зена смотрела на нее так, словно теряла себя в зеленых глазах. И она знала, что это все больше пугает ее. После смерти Дианы Зена не позволяла кому бы то ни было владеть ее телом и душой. Она не разрешала себе любить. Быть может, именно это сохраняло ей жизнь.

    - Неужели ты не боишься, Габриэль? - хрипло спросила Зена, продолжая выдерживать дистанцию между ними. Девушка удивленно моргнула.

    - Чего я должна бояться?

    - Будущего. Нашего будущего.

    Габриэль нежно улыбнулась и сжала ладонями суровое лицо возлюбленной.

    - Это и есть наше будущее, Зена. Наше счастье. Мы обрели его и теперь не можем отказаться. Я не откажусь.

    В голубых глазах Зены треснул лед, и она склонилась, ловя губами дыхание девушки.

    - Любимая моя, моя девочка, - ее тихий шепот дрожью отозвался внутри Габриэль, и она крепко сомкнула руки на широких плечах, притягивая Зену к себе. - Моя Габриэль...

Глава 10

    - А это можно взять?

    - Нет.

    - Почему?

    - Потому.

    - Ну а это?

    - Нет.

    - Но почему??

    - По все той же причине.

    Габриэль со злостью швырнула свитер на кровать, где полулежала Зена. Зена, не меняя своего местоположения, аккуратно свернула вещь и отложила ее в сторону.

    Они спорили уже два часа. Точнее, спорила одна Габриэль, а Зена пыталась свести этот спор на нет и убедить девушку, что ей совершенно не нужно столько вещей, сколько она собиралась взять с собой.

    - Да, а Патрик с Джастином берут все, что хотят, - обиженно протянула Габриэль, с жалостью глядя на стопку одежды, отвергнутую Зеной. Зена кинула еще один взгляд на чемодан.

    - Хочу напомнить, что жить в одной комнате я буду не с ними, а с тобой. И мне совсем не улыбается проснуться однажды утром, погребенной под всем твоим багажом, - Габриэль надулась, а Зена продолжала: - К тому же, вспомни, кто потащит твои чемоданы?

    - Ну, Зена, - просяще протянула Габриэль, обнимая ее и преданно заглядывая ей в глаза. - Пожалуйста, мне очень нужен этот свитер. Уже ведь октябрь, холодно.

    - Я тебя согрею, - непреклонно ответила Зена, не спеша тем не менее освобождаться от рук девушки. Габриэль, прекрасно зная, что Зена не может видеть ее слез, попыталась заплакать. Ей, вообще-то, не так уж были нужны эти свитера и юбки, но тут было дело принципа, и она не собиралась отступать.

    Слез выжать не удалось, и она решила поступить по-другому.

    - Я исполню все твои желания, - шепнула она, потихоньку опуская Зену на постель. - Все-все...

    Зена тяжело вздохнула. Она с самого начала жалела, что согласилась взять Габриэль с собой. Ей было бы гораздо спокойнее, если бы девушка осталась здесь, под присмотром Патрика и Джастина. Патрик бы с нее глаз не спускал, в этом Зена не сомневалась. А так... Кто знает, что их ждет в этом чертовом замке? Пустует он или нет? И Грей. Неизвестно, где он сейчас, чем занимается. Зене совсем не хотелось бы столкнуться с ним в чужом городе. Да еще и с Габриэль под боком. "А ведь может так и случиться, - подумала Зена, позволяя Габриэль целовать ее. - Я, конечно, ее на шаг от себя не отпущу, но ведь все бывает. Нет, Зена, любовь точно плохо на тебя влияет." Она подумала, что правильно решила взять с собой еще и Патрика с братом. Больше шансов отбиться от Грея, если он надумает действовать открыто.

    - Зена, - вкрадчивый голос Габриэль влился в ее уши, и Зена обнаружила, что девушка сидит верхом на ней и улыбается.

    - Что?

    - О чем ты думаешь?

    - Ни о чем, - Зена потянулась, чтобы обнять ее, но Габби ловко ускользнула от ее рук.

    - И все же? - настаивала она. Зена прищурила глаза.

    - Можешь взять свой свитер.

    Габриэль обрадованно взвизгнула и, скатившись с Зены, кинулась к своему чемодану.

    - Но только этот, - добавила Зена, коварно усмехаясь.

    - Ну, Зена!..


* * * * *

    За окнами автомобиля мелькали деревья, кажущиеся очень большими в ночной темноте. Габриэль сонно молчала, подпирая руками подбородок и упорно отказываясь засыпать, хотя Зена уже не раз предлагала ей это сделать, напоминая, что раньше завтрашнего утра они до места назначения не доедут. Габриэль все время казалось, что засни она, и вокруг начнут происходить разные интересные вещи. Вот она и сидела, сражаясь сама с собой, и удивляясь тому, как это родители пересилили себя и отпустили ее. Отец-то, в принципе, не очень возражал. Он вообще стал относиться к Габриэль немного по-другому с тех пор, как узнал, что они с Зеной вместе. И она недоумевала, радоваться ей этому или нет.

    Против ее поездки активно выступала леди Кларисса. Ей не нравилось, что Габриэль поедет с Джастином. Но Зена и Габриэль совместными усилиями сумели ее убедить.

    Габриэль широко зевнула, не потрудившись прикрыть рот рукой, потом моргнула. Глаза вели себя так, словно в них песку насыпали. Девушка моргнула еще пару раз, убедилась, что не помогает, и решила, что не случится ничего страшного, если она на секунду прикроет их. Всего на секунду. А потом снова откроет, и...

    Зена с нежностью убрала упавшие на лоб посапывающей Габриэль пряди волос и устроила ее голову у себя на коленях.

    - Она заснула? - спросил Джастин, не оборачиваясь. Ведя машину, он никогда не позволял себе отвлекаться на что-то другое. Он еще помнил, как разбился его друг, всего лишь отвернувшийся на секунду, чтобы стряхнуть сигаретный пепел. Зена хмыкнула.

    - Я бы очень удивилась, если бы она не заснула. 24 часа без сна для нее слишком много.

    Патрик слегка улыбнулся.

    - Это для всех много.

    Зена шикнула на него.

    - Потише, а то она проснется.

    Но Габриэль и не думала этого делать. Она уютно свернулась в объятиях Зены и тихонько посапывала, не реагируя на разговоры.

    Зена выглянула в окно.

    - Скоро город?

    Патрик сверился с картой, потом с промелькнувшим справа указателем.

    - Судя по всему, часа через два будем там, - сообщил он, взглянув на Зену. Неожиданно для себя она вдруг зевнула.

    - Ты тоже поспи, - предложил Патрик. - Что еще делать?

    - Ты прав, - пробормотала Зена, потом покрепче обняла Габриэль и закрыла глаза. - Разбудите, когда приедем.

    Джастин молча прибавил газу.


* * * * *

    Заспанный хозяин маленькой гостиницы, расположившейся на самом краю города, с явным неудовольствием осматривал стоящую перед ним группу молодых людей. Разбуженный звонком, он долго не мог понять, чего от него хочет высокая молодая женщина, держащая на руках спящую светловолосую девушку. Только потом, заметив за спиной утренней гостьи двух мужчин с сумками, он сообразил, что они хотят остановиться в гостинице. Жестом отправив жавшуюся к нему жену обратно в спальню, хозяин достал гостевую книгу.

    - Что вы так рано? - пробурчал он, записывая новых постояльцев. - Еще и шести часов нет.

    Патрик достал деньги.

    - Сколько с нас?

    Увидев знакомые зеленые купюры, хозяин немного подобрел.

    - У меня найдется две комнаты, - благосклонно сказал он, хотя, конечно, у него было гораздо больше свободных комнат, чем он хотел показать этим иногородним. Просто осенью их городок никогда не мог похвастаться огромным количеством туристов. Да, собственно, что здесь было интересного для туристов? Пара старинных церквей, полуразвалившаяся библиотека и замок, стоящий на холме недалеко от города. Замку этому тоже было много лет, и никто не видел его владельца. Хотя, хозяин гостиницы мог бы поклясться, что пару годков назад приезжал какой-то лорд или герцог со своей семьей. Вот он, кажется, и заявлял о своих правах на древнее сооружение. Впрочем, думать сейчас об этом мужчине не хотелось.

    - Расплатитесь, когда будете съезжать, - он позвенел ключами. - Пойдем, я покажу вам, что где.

    Патрик с Джастином подхватили чемоданы и поднялись вслед за ним на второй этаж. Отперев одну из комнат, хозяин пропустил внутрь Зену.

    - Это ваша девушка? - спросил он, с любопытством поглядывая на Патрика. Тот густо покраснел.

    - Нет.

    - Значит, та, светленькая? - мужчина одобрительно кивнул. - Симпатичная.

    - Это не его девушка, а моя, - сообщила вновь появившаяся Зена. Пройдя мимо оторопевшего хозяина, она забрала у Джастина сумки.

    - Увидимся днем, - с этими словами она захлопнула дверь перед носом мужчин. Джастин хмыкнул и посмотрел на владельца гостиницы.

    - Ну, а наша комната? Мы тоже были бы непрочь отдохнуть.


* * * *


    - Итак, Зена? - мужчина, сидящий напротив голубоглазой брюнетки, отпил из своего бокала глоток белого вина. - Что скажешь?

    Зена мрачно взглянула на него, не торопясь с ответом.

    Они встретились полчаса назад, на одной из улиц этого маленького тихого городка. Выспавшись после утомительного переезда, Зена решила прогуляться, а заодно осмотреть замок, о котором отец прожужжал ей все уши. Замок был на месте и казался еще более мрачным, чем из окна машины ночью. Он внушал Зене какие-то смутные опасения, но на сей раз она предпочла не прислушиваться к настойчиво шепчущему голосу разума. У нее были дела поважнее.

    Ей уже давно хотелось подарить Габриэль цветы. Просто так, без всякого повода. Она ругала себя за то, что не додумалась до этого раньше. но, с другой стороны, она ведь не знала, какие цветы предпочитает девушка. Она не знала этого и сейчас, поэтому просто стояла перед лотком цветочника, в задумчивости глядя на разномастные букеты. И напряглась, когда слева появилась чья-то тень.

    Человек, отбрасывавший эту тень, сидел в данный момент перед ней и равнодушно глядел в сторону, словно и не интересовался тем, что ответит ему Зена. Но Зена знала, что это было не так, что он напряженно ловит каждое, даже самое незаметное движение, пытаясь угадать, что на уме у его собеседницы.

    Грей предложил ей вступить в его банду. Нет, он, конечно, назвал ее не бандой, а командой людей, которые задались единой целью. Какой именно, он не уточнил, однако, Зена догадывалась. И у нее не возникло желания присоединиться к ним. Вообще, она удивлялась себе: перед ней был человек, по вине которого погибла Диана, а она медлит, не решаясь нанести удар. Что с ней? Она стала мягче?

    - Зена? - Грей помахал у нее перед лицом ладонью. - Ты часом не заснула?

    - Я обдумываю твое предложение, как ты и хотел, - процедила Зена. - И, знаешь, пожалуй, я откажусь.

    Мужчина откинулся на спинку стула. Он улыбался.

    - Я предполагал такое развитие событий, - он старался говорить непринужденно, но Зена чувствовала, что он очень недоволен. "Зачем я нужна ему? - недоумевала она, разглядывая это холеное красивое лицо, обрамленное небольшой бородкой. - Он ведь прекрасно понимает, что я хочу отомстить. Или он любит играть с огнем?"

    - И все равно решил попытаться, - женский голос, раздавшийся совсем рядом, заставил Зену обернуться.

    - Привет, - Вирджиния остановилась около Грея, положив руки ему на плечи. - Что нового? Как Габриэль?

    - Мне следовало догадаться, что вы заодно, - устало сказала Зена. Ей хотелось встать и уйти, однако, она продолжала сидеть, ожидая, что же будет дальше. Джинни ухмыльнулась.

    - Я говорила Грею, что ты не согласишься, но он может быть очень упрям, знаешь ли, - она, наконец, освободила мужчину от своей хватки, и Зене показалось, что он вздохнул с облегчением.

    - Он сказал мне, что ты не помнишь, - вдруг произнесла блондинка, пристально глядя на Зену. Грей дернулся.

    - Вирджиния! - в его голосе послышалась угроза, но девушка ее проигнорировала. Зена удивленно вскинула брови.

    - Не помню чего?

    - Вирджиния, - повторил Грей. Джинни даже не посмотрела в его сторону. Все ее внимание было отдано Зене.

    - Кем ты была, - продолжала Джинни, делая маленький шаг по направлению к ней. - Кем стала. Кого убивала, чтобы достичь своих целей.

    Зена мотнула головой, не зная, что ответить. Ее замешательство очень порадовало блондинку, которая снова засмеялась.

    Грей схватил ее за руку.

    - Ну, хватит, - тоном, не терпящим возражений, сказал он. Вирджиния вырвала руку и наклонилась к инстинктивно отпрянувшей Зене.

    - Когда-нибудь, - прошептала она, глядя в спокойные голубые глаза, - когда ты все вспомнишь, мы снова встретимся. Будь уверена. Твой бард узнает, что значит терять любимых.

    Она хотела добавить что-то еще, но Грей схватил ее и оттащил от столика, за которым они с Зеной сидели. Воспользовавшись моментом, Зена встала и быстрым шагом направилась отсюда, не желая продолжать общение. Ей снова стало не по себе. Слова Джинни что-то всколыхнули в ней, что-то, чего она не знала. Или не помнила. "Странная встреча. И какой бард?". Зена тряхнула головой и, заметив пробегающую мимо знакомую девушку, остановила ее.

    - Ты работаешь в гостинице? Можешь выполнить мою просьбу?


* * * * *

    Открыв глаза, Габриэль долго лежала, пытаясь сообразить, где она находится. Потом, повернув голову, взглянула на зашторенное окно. Сквозь маленькие щелки пробивался солнечный свет, и девушка подумала, что день в самом разгаре. "Ну, правильно, - вспомнила она, - мы же ехали всю ночь. Наверное, мы уже в городе."

    С этой мыслью она спустила ноги с кровати. Взгляд ее упал на соседнюю, аккуратно застеленную, кровать. "Две кровати? Интересно. И, разумеется, Зена встала, - с некоторым неудовольствием подумала девушка. - Мне теперь придется совершенно самостоятельно ориентироваться здесь."

    За все время, что они с Зеной были вместе, она так и не привыкла к тому, что ее возлюбленная встает намного раньше, чем она сама. Потому что, проснувшись, Зена обычно будила и ее. Сначала Габриэль это нравилось, поскольку способы пробуждения Зена выбирала очень приятные, но потом сказалось недосыпание. Габриэль стала раздражительной, бурно реагировала на любое замечание. Заметив перемену, Зена исключила утренний ритуал с поцелуями, и первое время девушка наслаждалась покоем. Но потом и это ей надоело. В общем, она сама не знала, чего ей хочется.

    Погруженная в размышления, Габриэль не заметила, как тихонько приоткрылась дверь, и в комнату вошла невысокая худенькая девушка.

    - Добрый день, - поприветствовала она Габриэль. Напуганная неожиданным вторжением, Габриэль взвизгнула, ошеломив не ожидавшую столь бурной реакции девушку.

    - Простите, - начала извиняться та, - я не хотела вас пугать, но на стук никто не отозвался, вот я и решила...

    - Ничего, - ободрила ее пришедшая в себя Габриэль. - Я совсем не испугалась, просто не люблю неожиданностей. Ты горничная?

    Девушка смущенно улыбнулась.

    - Не совсем. Вообще-то я еще учусь в школе, но иногда помогаю дяде. Он хозяин этой гостиницы.

    - Ага, - сказала Габриэль. - А как тебя зовут?

    - Виола.

    - А я...

    - Я знаю, - радостно перебила ее Виола. - Габриэль.

    Габби удивленно подняла брови.

    - И откуда же тебе известна эта секретная информация?

    Девушка зарделась.

    - Мне сказала ваша подруга, такая высокая. Она просила разбудить вас и сообщить, что они будут ждать вас около замка. А еще поставить цветы в воду.

    "Цветы?" Только сейчас Габриэль заметила, что Виола держит в руках букет... маргариток. "Откуда? - оторопело подумала девушка. - Откуда она знает? Я ведь ей не говорила."

    - А где замок? - спросила она. Виола улыбнулась.

    - О, вы не его не пропустите, это точно.


* * * * *

    Пропустить такое и правда было бы очень сложно. Габриэль, наверное, полчаса стояла, открыв рот и смотря на махину, возвышающуюся прямо перед ней. "И ведь жили же люди в таких строениях." Сама Габриэль не выдержала бы там и пяти минут. Огромный, мрачный, из черного камня, он скорее всего был идеальным вместилищем для призраков. И девушке совсем не хотелось туда идти. Но Зена, пребывающая в непонятно почему плохом настроении, даже слушать ее не захотела, просто схватила за руку и затащила внутрь. Габриэль, намеревавшаяся позже отблагодарить ее за цветы, моментально передумала это делать.

    Внутри обстановка была такой же мрачной, как и снаружи: потрескавшиеся стены, завешанные паутиной углы, покосившиеся старинные картины со сломанными рамами, покрытая пылью мебель. И темнота, лишь слегка разбавленная тусклым светом из разбитых окон. Габриэль поежилась и осторожно сделала пару шагов по отчаянно скрипевшему полу.

    - Как здесь неуютно! - ее голос прозвучал в тишине комнаты неожиданно громко, и девушка в испуге зажала рот рукой, но эхо еще долго металось по замку.

    - Интересно, сколько лет тут никто не живет? - задумчиво сказал Патрик, оглядываясь по сторонам. Зена подошла к стоявшему в углу стулу и провела рукой по его спинке.

    - Лет сто, - сообщила она, демонстрируя испачканную ладонь.

    - Зачем вообще твоему отцу понадобилось проверять, в каком состоянии замок? Он ведь не собирается его продавать, - Патрик передернул плечами. Джастин хмыкнул.

    - Папа очень трепетно относится к своей недвижимости. Будь моя воля, я бы давно избавился от этого старья, - он обвел презрительным взглядом помещение, - раз мы здесь все равно не живем.

    - Вот поэтому ты и не владеешь состоянием, - оборвала его Зена и критически осмотрела весьма ветхие на вид ступеньки, потом осторожно поставила ногу на первую. Дико скрипнув, она тем не менее выдержала, и Зена уже более смело встала на вторую, затем на третью. Где-то на середине лестнице вдруг послышался тихий треск, который продолжал набирать силу. Зена невероятным прыжком очутилась внизу, и через пару секунд после ее приземления ступеньки просто сложились подобно карточному домику и с шумом и грохотом рухнули на пол.

    - Да, - протянул Джастин, разводя руками белую завесу, - здорово получилось, Зена.

    Зена поморщилась, но не стала ничего говорить, не желая затевать ссору. Хотя настроение после общения с Греем было как раз для этого. Габриэль, успевшая забыть о своей маленькой обиде, встревоженно коснулась ее плеча.

    - Ты в порядке?

    Не успев ответить, Зена внезапно почувствовала, как разъезжается пол под ее ногами. Послышался крик Габриэль, который заставил Зену быстрым движением притянуть девушку к себе. А потом началось падение.


* * * * *

    Зене потребовалось какое-то время, чтобы понять, может ли она шевелиться. Ей, как всегда, повезло: на ее спину упала Габриэль. Однако, судя по стонам, доносящимся сверху, было непонятно, кому из них больнее.

    - Какой кошмар! - донесся до нее голос Габриэль, как ни странно, бодрый и почти веселый. Она успела встать на ноги и теперь осматривалась в темноте, которую слегка разбавлял свет, слабо мерцающий из той дыры, что они проделали, свалившись сюда. Зена тоже поднялась и запрокинула голову, глядя наверх и пытаясь понять, насколько высоко им придется лезть, чтобы выбраться отсюда.

    - Что за черт! - ругнулся Джастин, отряхивая брюки. - Что случилось?

    Патрик, ощупывающий свои руки в поисках повреждений, пожал плечами.

    - Очевидно, это ловушка, которую соорудили бывшие хозяева замка, чтобы отвадить от него непрошенных посетителей.

    - Тогда почему в тот раз, когда были здесь, мы никуда не провалились? - задал резонный вопрос Джастин, но ответа на него ни у кого не нашлось.

    - Хотелось бы надеяться, что эта неприятность окажется единственной, встретившейся нам на пути, - пробормотала Зена, ни к кому конкретно не обращаясь. Она уже начинала жалеть, что привела ребят в этот замок. Однако, сделанного не воротишь, хорошо, что все остались целы. Теперь следовало искать выход.

 - Ты мне обещал! - голос блондинки становился все громче, и Грей нервно огляделся, проверяя, не привлекают ли они к себе внимания.

    - Тише, - он попытался обнять Джинни, но она гневно отбросила его руки.

    - Не смей говорить мне "тише", - прошипела она, сверкая глазами. - Она должна была согласиться. Ты сказал, что она согласится!

    - Мало ли, что я там сказал, - проворчал мужчина. - Ей неинтересно.

    - Что значит неинтересно? - взвилась Вирджиния, соскакивая со стула и опрокидывая его. Взгляды посетителей кафе как по команде обратились к спорящей парочке. Грей извиняюще улыбнулся негодующе качающей головой женщине в углу и снова взял девушку за руку.

    - Сядь, ты привлекаешь внимание.

    На этот она послушалась. Но ее молчание длилось недолго.

    - Она должна была все вспомнить, - снова заговорила она, заставив Грея вздрогнуть. - А я тогда могла бы отомстить ей сполна за все то, что она сделала.

    Грей поморщился.

    - Успокойся, - его голос внезапно стал очень холодным. - Она вспомнит, обещаю.

    - Когда? - жадно ухватилась за его слова Джинни. Он улыбнулся.

    - Скоро. Осталось совсем немного, Каллисто.

    Услышав из его уст это имя, блондинка удовлетворенно откинулась назад.


* * * * *

    - Боже, да кончится когда-нибудь это подземелье? - раздраженно вздохнул Джастин, в очередной раз стукаясь о потолок головой. Зена, которая тоже вынуждена была все время наклоняться, молчала. Но вовсе не из-за того, что ей нечего было сказать.

    По ее подсчетам они шли уже около нескольких часов, а тоннель все не кончался, то сужаясь, то расширяясь, то разделяясь на несколько ходов. Зена тоже предложила разделиться, однако, ее предложение было встречено бурей негодования и не принято большинством.

    Патрик, идущий впереди, вдруг резко затормозил.

    - Что это? - его голос внезапно дрогнул. Зена вгляделась в указанном направлении. И отступила назад.

    На них надвигалось какое-то голубоватое свечение. Оно было еще очень далеко, но Зене стало немного страшно. Неприятно, когда ты заперт в узком проходе, из которого нет выхода, а впереди - что-то непонятное. И, как назло, оружие Зена выронила при падении, а найти его в темноте было практически невозможно. Впрочем, было не так уж темно.

    Быстро осмотревшись по сторонам и заметив рядом небольшую нишу в стене, Зена втолкнула туда друзей и спряталась сама. Она не была уверена, что это поможет, но вариантов было немного.

    Свечение становилось все ярче, и Габриэль, не выдержав, прижалась к Зене, спрятав лицо у нее на груди. И, только, когда сильные руки уверенно обняли ее, девушка смогла вздохнуть чуть свободнее. Она была не одна.

    - Что же это? - еле слышно пробормотал Патрик, переглядываясь с Джастином. Тот лишь пожал плечами, покрепче стискивая подобранную по дороге палку. Зена шикнула на них и осторожно выглянула из-за угла, намереваясь все-таки рассмотреть того, кто надвигался на них. И замерла.

    Там, на некотором отдалении, шла она сама. Словно вышедшее из зеркала отражение. Такая же высокая, темноволосая, в каких-то древних доспехах, она вела под уздцы золотогривого коня. За спиной у нее виднелась рукоятка меча, на поясе висел круг с непонятным рисунком, а рядом... Тут уже пришла очередь Габриэль сдавленно охать, потому что в шагающей около двойника Зены девушке она узнала саму себя.

    - Как такое может быть? - она покачала головой, не отрывая взгляда от призрачных фигур, подходящих все ближе. Внезапно Зена вспомнила то, что некогда рассказывала Рина. "Прошлая жизнь..." Габриэль, будто завороженная, вышла из укрытия, не слыша возгласа Зены, попытавшейся удержать ее, и протянула руку, как бы желая коснуться той, что была так похожа на ее возлюбленную.

    - Габриэль! - Зена кинулась вперед, чтобы оттащить девушку назад, но не успела: голубоватое свечение окутало Габриэль с ног до головы, на секунду скрыв ее от глаз друзей.

    Невозможно передать словами то, что пережила за это мгновение Зена. Патрик тоже рванулся за ней, однако, необходимости в помощи уже не было: завеса вновь растаяла, и Зена с изумлением увидела, как ее двойник проходит сквозь Габриэль, замедляет шаги и оборачивается назад, словно чувствуя что-то. И сама Габриэль выглядит так, будто сумела прожить за эту секунду целую жизнь.

    Но внимание Зены переключается на другую Габриэль, которая внезапно сменила свой облик. Теперь она носит короткую прическу, у нее клинки вместо прежнего шеста. Зена протягивает руку, как только что это делала ее любимая, чтобы увидеть, как в ответ тянется к ней тот бард из видений Рины. И Зене кажется, что она чувствует тепло ладони давно умершей девушки, когда ее пальцы проходят через синеватую дымку. Впрочем, это ощущение исчезает почти сразу же, поскольку призраки медленно растворяются в воздухе, погружая коридор в прежний сумрак.

    Наступила долгая тишина, прерываемая лишь мерным стуком капель, падающих откуда-то с потолка. Никто не знал, что следует делать или говорить. Наконец, Зена повернула голову.

    - Вы тоже это видели? - спросила она у слегка ошарашенных мужчин. Патрик кивнул.

    - Это ведь были вы, да? - Джастин переводил взгляд с сестры на Габриэль и не мог решить, на ком же его остановить. Габриэль продолжала смотреть прямо перед собой, словно пребывая в трансе. Зена осторожно коснулась ее плеча.

    - Габриэль, - мягко позвала она, и девушка вздрогнула.

    - Что? - ее голос был хриплым, как если бы она плакала. Зена криво улыбнулась.

    - Ты в порядке?

    Девушка зябко передернула плечами.

    - Да. Что случилось?

    Зена нахмурилась.

    - Ты не помнишь?

    Габриэль позволила ей обнять себя.

    - Я помню, как меня охватил какой-то холод, - она сморщила лоб. - И наши двойники. Что с ними? - она огляделась. Патрик негромко кашлянул.

    - Они исчезли.

    - Куда?

    - Видимо, туда же, откуда пришли, - отозвался мужчина и тряхнул головой. - Ладно, не стоит задерживаться на одном месте, если мы хотим выбраться отсюда.

    И он бодро зашагал вперед. Джастин, немного посомневавшись, последовал за ним. Габриэль посмотрела на Зену.

    - Каким образом здесь появились наши призраки? Ведь мы живы.

    - Ты разве не поняла? - вопросом на вопрос ответила Зена. - Это наши прошлые воплощения, воин и бард.

    Габриэль хотела спросить что-то еще, но передумала.

    - Идем, - Зена потянула ее за руку. - Патрик уже зовет нас.


* * * * *

    - Я прошу тебя, - голос блондинки с ямочками на щеках звучал неожиданно жалобно. Она стояла перед своим братом и, запрокинув голову, вглядывалась в его карие глаза. - Пожалуйста, не делай этого.

    - Это уже от меня не зависит, - мужчина пожал плечами. Он чувствовал себя неуютно под пристальным взглядом сестры.

    - Ты ведь можешь остановить их, - девушка не теряла надежды. - Я знаю, что можешь.

    Брюнет усмехнулся.

    - Твоя вера в мои силы меня радует, но, - его улыбка померкла, - они уже на краю. Они вызвали к жизни свои воспоминания. Это переломный момент. Они должны сами разобраться во всем. Тут я им не помощник. И ты тоже, - оборвал он начавшую было что-то говорить девушку. - Наша задача - стоять в стороне и наблюдать.

    - Я не могу! - горячо воскликнула девушка и тут же сникла, потому что не знала, что следует делать. Мужчина обнял ее, позволяя плакать.

    - Они справятся. Ничего с ними не случится, - его глаза были сухими, а голос твердым. Он ждал.


* * * * *

    В полном молчании они продолжали идти, пока, наконец, впереди не забрезжил тусклый свет. Убедившись, что на этот раз он не несет с собой ничего странного, Зена шагнула в большой округлый зал. С его стен сошла позолота, оставшись лишь по углам, но узор сохранился. Когда-то здесь было красиво.

    Зена отошла в сторону, разглядывая помутневшее от времени старинное зеркало в тяжелой оправе. Оно было большим, Зена видела себя в нем целиком, но ей почему-то было неприятно смотреть в него, словно те призраки, которых она видела, снова могли появиться перед ней.

    Мужчины, немного задержавшиеся позади, вошли в помещение.

    - Эй, - махнула рукой Габриэль, и тут ее слуха достиг какой-то звук. Непонимающе мотнув головой, она увидела, как странно вздрогнул Патрик, моментально побледнев. Девушка с испугом вгляделась в его глаза, подернувшиеся пеленой боли, потом посмотрела ниже и похолодела: из его живота торчала рукоятка ножа. Из уголка рта мужчины тонкой струйкой потекла кровь, и растерявшийся Джастин едва успел подхватить друга, потому что колени раненого подогнулись, и он начал падать. Сработала еще одна ловушка.

    - Патрик! - в мгновение ока Зена оказалась возле них. - Патрик!

    Мужчина взглянул на нее.

    - Больно, - удивленно сказал он, вскинув брови. Зена отвела его руки от пропитавшейся кровью рубашки, и внутри у нее все сжалось: нож вошел по самую рукоятку, и, если его вынуть, они не смогут остановить кровотечение.

    - Лежи спокойно, - Зена постаралась придать своему голосу максимум оптимизма. - Все будет хорошо.

    Словно очнувшись ото сна, Габриэль подбежала к Патрику и упала на колени. Джастин стремительно встал и отвернулся. Кажется, на его глазах блестели слезы.

    - Патрик, - пробормотала девушка, сжимая руку друга, - не надо бросать нас. Как же мы будем без тебя?.

    - Ты права, - согласился он, часто и прерывисто дыша. - Я незаменим. Сегодня у меня несчастливый день, - он на секунду зажмурился.

    - Я умру, да? - внезапно спросил он. Габриэль вздрогнула и беспомощно посмотрела на Зену, но та лишь покачала головой.

    - Можешь не отвечать, я по твоему лицу вижу, - Патрик попытался усмехнуться, но у него это не вышло, и он закашлялся, выплевывая кровь. Немного успокоившись, он снова поднял лихорадочно блестевшие глаза.

    - Я хотел умереть за тебя, Габриэль.

    - Патрик...

    Но он не слышал ее.

    - Не получилось. В этой жизни не получилось.

    - О чем ты? - прошептала Габриэль. Зена отвернулась.

    - Я хотел, чтобы мы были вместе, - голос мужчины все слабел. - Но ты всегда любила только ее. И я умер, чтобы вы могли быть вместе вечно. Там, где вы были счастливы...

    - Не говори, - просила его Габриэль, а ее губы двигались, произнося "Джоксер", и это не удивляло ее. - Я не могу потерять тебя. Ты ведь мой друг.

    Патрик прикрыл глаза.

    - Я всегда был просто другом.

    Габриэль стиснула зубы. "Разве сложно признаться умирающему человеку в любви?"

    - Я люблю тебя.

    - Не лги... мне. Я знаю, кто владеет твоим сердцем. Ты отдала ей всю свою вечность, оставив мне лишь маленький кусочек. И она была с тобой.

    - Не умирай, - молила Габриэль. Она слышала тихие всхлипывания Джастина. Прислонившись спиной к каменному постаменту, потрясенно молчала Зена.

    - Не бойся, Габриэль, - его голос пару раз прервался. - Мне больше не больно, - он вдруг широко распахнул глаза, глядя на Зену. - Королева... воинов... и ее бард...

    Габриэль взяла его ладонь в свою, а потом просто сидела и ждала. Дыхание Патрика становилось все реже и реже, пока не прекратилось вовсе, но Габриэль продолжала сидеть, словно на что-то надеясь. Слез не было, а может быть, было слишком холодно для того, чтобы плакать.

    - Прощай, - Зена закрыла его невидящие глаза. - Прощай...

    И Габриэль услышала эту песню. Ту, что снилась ей по ночам. Теперь она знала, почему просыпалась в слезах. Она обернулась. Это пела Зена. Слова были непонятны, но они наполняли душу Габриэль какой-то неизъяснимой тоской. И она наконец заплакала, баюкая в своих руках мужчину, который хотел умереть за нее. А перед ее глазами пылал яркий костер, горящий где-то там, в глубине веков. Рядом с ним стояла высокая темноволосая женщина, и с ее губ слетали те же слова, которые слышала сейчас Габриэль. Чужие слова в чужом мире, чужие люди с чужой болью... Но почему тогда так ноет сердце, словно вырываясь из груди? Почему душа рвется из тела, чтобы вернуться туда, к бушующему пламени, и свернуться в руках у кого-то родного и теплого, который прогонит прочь тоску? Почему через несколько дней, когда они уже покинут этот замок, Габриэль потеряет покой?

    - Забудь, - будут шептать губы, ласкающие ее, и Габриэль захочется кричать. Но она не сделает этого, потому что будет знать, что в ее крике Зена услышит боль.

    Габриэль боится спать. Она боится своих снов, того, что они рассказывают ей. Эти странные путаные видения заполняют ее разум днем и ночью, но если днем она еще может спрятаться от них, то ночью она беззащитна. И они овладевают ею, медленно, настойчиво, и нет возможности скрыться.

    И, даже когда она будет обнимать Зену, ее руки будут помнить прикосновения к холодному металлу доспехов, которые носит женщина из снов. Призрак, повстречавшийся им в замке. Призрак из ее прошлого, в этом больше нет сомнений. Тот самый воин, о ней поведала ей Рина. Та, кого она любила тогда больше всего на свете. Но почему же она чувствует эту боль? Боль, разрывающую сердце, мешающую дышать... Боль, от которой хочется выть, скорчившись на холодной земле...

    Слезы покатятся из закрытых глаз Габриэль, и она будет крепче целовать женщину. Реальную, живую женщину из плоти и крови. И девушке будет невдомек, что она могла бы разделить с ней свои страхи.

    Потому что Зена тоже не будет спать по ночам. Она будет вспоминать и знать точно, что эти воспоминания однажды приведут ее туда, где, быть может, она совсем не хотела бы находиться.

    Ей будет грезиться девушка из ее прошлого, светловолосый бард с чудесными зелеными глазами, так похожая на ее Габриэль. Та, которая прошла вместе с ней через все, испытала такую боль, какую страшно себе представить. И сохранила свою чистую душу. Зена любила ее тогда и любит сейчас, больше жизни. Она отдаст за нее все сокровища мира, все, что есть на земле, лишь бы эта девочка с нежной улыбкой была счастлива. И, взрываясь на мириады осколков, возносясь к небесам и падая вниз, Зена прошепчет:

    - Даже в смерти я не оставлю тебя, - откуда-то зная, что это именно те слова, которые хочет услышать девушка, танцующая среди звезд вместе с ней...

Глава 11

    Тишина в комнате пугала своей глубиной. Светловолосая девушка, стоящая около окна, тщетно старалась скрыть от брата следы недавних слез. Она отвернулась, но не отстранилась, когда он подошел к ней и попытался обнять за плечи.

    - Зачем была нужна эта смерть? – тихо спросила она, глядя на заходящее солнце, окрашивающее землю в красновато-розовые тона. Мужчина еле заметно поморщился.

    - Ты забыла? Это решали не мы. Они с самого начала требовали одну душу в обмен на эти две. Просто пришло время платить по счетам.

    - Но ведь можно было поспорить! – девушка, наконец, повернулась к нему, и он поразился тому, каким заплаканным было ее лицо. Такой он видел ее лишь один раз, когда умер ее муж.

    - Почему ты отдал его без борьбы? – ее голос обрел прежние властные нотки. Мужчина со вздохом выпустил ее из своих объятий и отошел в сторону.

    - С судьбой не спорят, - отозвался он. Девушка упрямо топнула ногой.

    - Это не оправдание! Ты очень даже спорил с ней, когда искал свою любимицу. Что помешало тебе в этот раз?

    Мужчина ухмыльнулся.

    - Патрик не похож на нее.

    - Ты как обычно разбрасываешься жизнями других, - горько констатировала блондинка. – А мне он нравился.

    - Тебе все нравятся, - равнодушно заметил мужчина. Он уже понял, что сегодня им не о чем говорить. У них всегда были разные взгляды на жизнь и смерть людей. И как бы они не спорили, прийти к единому мнение им никогда не удавалось.


* * * * *

    Часы пробили 10 раз. Предрождественская неделя началась три дня назад, и город жил в ожидании праздника. Время от времени под окнами поместья слышались нестройные голоса детей, пытающихся распевать рождественские гимны. Леди Кларисса мирно сидела за своим обычным вязанием, когда дверь вдруг распахнулась, и в комнату ворвался запах хвои и радостный смех Роми.

    - Ну, хозяйка, принимай елку, - Макбрайд, объединивший усилия с герцогом МакКуином, втащил внутрь лесную красавицу. Хотя Кларисса подозревала, что нашли они ее вовсе не в лесу, она не могла не улыбнуться, глядя на пыхтящего мужа.

    - Замечательно! – искренне сказала она, вдыхая чудесный аромат. – Именно то, что я и хотела.

    - Ой, а можно я буду ее наряжать? – запрыгала Ромэна. – Ну, пожалуйста, мама! Папа, скажи ей!

    Артур добродушно рассмеялся, дергая младшую дочь за темный локон.

    - Конечно, можно. Иди и Габби пригласи.

    Роми немного потускнела.

    - Она еще не выходила.

    - Как? – Кларисса удивленно посмотрела на мужа. Тот пожал плечами. Заметив их переглядывания, Роми прикусила губу. Габриэль посвятила ее в подробности путешествия, и девочка долго плакала, думая о Патрике. Она пыталась обсудить это с Габриэль и Зеной, но они отмалчивались, хотя девочка знала, что они тоже горюют. Именно поэтому она совсем не рвалась сейчас тащить Габриэль заниматься приятными хлопотами. Во-первых, ее останавливало то, что после возвращения Габриэль демонстративно переселилась в комнату Зены, и девочка полагала, что в данный момент они вместе, поскольку Зена тоже не спускалась еще вниз. Леди Кларисса была немного удивлена подобным решением дочери, но протестовать не стала. «Ну, да, - усмехнулась Роми, - мы ведь так и не рассказали ей обо всем.»

    А во-вторых, Ромэна почему-то начала бояться общаться с сестрой. Ее пугала перемена в девушке, перемена, которая была не к лучшему. Роми подозревала, что там, в замке, произошло что-то еще, что-то, о чем Габби упорно молчала. Мрачность, прежде несвойственная общительной Габриэль, теперь практически не оставляла ее. Даже Зена не в силах была развеять ее грусть. Скорее даже наоборот. Роми иногда замечала, какими глазами сестра смотрит на свою спутницу. В этом взгляде была любовь, но проницательный человек сразу бы увидел, что за этой любовью прячется страх и вина. Чего боялась Габриэль, Роми не могла понять. Как не понимала она и то, за что корит себя Габби. Она хотела выяснить это у Зены, однако, одно холодно брошенное слово остудило ее пыл.

    И девочка все сильнее скрещивала пальцы, надеясь, что чудеса существуют, и Зена с Габриэль сумеют преодолеть ту стену отчуждения, что выросла между ними за последние дни.


* * * * *

    - Ты плачешь? - тихий голос Зены разорвал тишину, и Габриэль быстро утерла слезы, прекрасно сознавая, что все равно не отвертится от разговора.

    - Мне грустно.

    - Вспомнила Патрика? - Зена легким движением придвинулась ближе и обняла возлюбленную. Габриэль прижалась лбом к ее плечу.

    - Да, - солгала она, не имея сил, чтобы рассказать Зене правду. Прошло уже полтора месяца после того, как они вернулись из замка, скоро должно было наступить Рождество. Но Габриэль, для которой этот праздник раньше был любимым, не радовалась его приходу. И на то у нее имелись причины, о которых она не смела поведать Зене.

    - Не грусти, - Зена мягко поцеловала ее. - Говорят, мертвые слышат наши мысли. И я уверена, что Патрик не хотел бы, чтобы ты плакала.

    Габриэль негромко хмыкнула и перевернулась на спину. У нее не было никакого желания вести беседу. Честно говоря, ей и видеть никого не хотелось.

    Зена внимательно смотрела на лежащую рядом с ней девушку и раздумывала, каким образом она может вызвать Габриэль на откровенный разговор. Не будучи слепой и глухой, она понимала, что что-то происходит, и это что-то связано с ними обеими. "Это началось после посещения того чертового замка". Те странные призраки, которых они видели... Призраки, как две капли воды походившие на них самих. "Как такое возможно?" - отвлеченно подумала Зена, вспоминая свой сегодняшний сон о Габриэль. О той Габриэль, что жила 2000 лет назад. О барде, вошедшем в жизнь ее двойника и изменившем ее навсегда.

    - Что тебе снилось? - спросила Зена, нарушая вновь воцарившееся молчание.

    Габриэль вздрогнула. Это был именно тот вопрос, на который ей совсем не хотелось отвечать. Потому что ей снилась Зена. Опять. Не эта темноволосая женщина, сжимавшая ее ночью в своих объятиях, а суровый воин верхом на золотой лошади. Воин, ради одной улыбки которого Габриэль могла бы сделать что угодно. Ради мимолетного прикосновения тех губ девушка готова была отправиться в ад. И это было неправильно.

    "Вот же она," - думала Габриэль, украдкой разглядывая четкий профиль Зены. - "Это ее я люблю. Ее, а не давно умершего человека. Но тогда почему мне хочется очутиться там, на заре мира? Я хочу оставить ее, чтобы быть рядом с ней. Как такое может быть?"

    Пытаясь избавиться от мучительных видений, Габриэль сделала невозможное: она наплевала на приличия и перенесла свои вещи в комнату Зены, не взирая на непонимающие взгляды матери и укоризненно качающего головой отца. Ей было необходимо чувствовать Зену рядом, все время, а не только урывками. Она продолжала надеяться, что это поможет ей забыть прошлое.

    - Ты снова звала меня ночью, - Зена повернулась к девушке, и Габриэль глубоко вздохнула. Она знала, что должна поделиться с Зеной своими страхами, но как сказать ей, что...

    Габриэль побледнела. "Нет, нет, нет!!!" - почти закричала она, когда осознала то, о чем подумала только что. - "Я люблю Зену! Эту Зену! Та женщина ничто, прах, тлен!"

    "Но она нужна тебе, - подало голос сердце. - Нужна больше, чем кто бы то ни был. И не отрицай этого."

    Габриэль не собиралась отрицать. Вместо этого она подняла голову и вгляделась в столь любимые голубые глаза.

    - Я люблю тебя.

    Зена улыбнулась и хотела обнять Габриэль, однако, девушка отодвинулась.

    - И ее я тоже люблю.

    На лицо Зены набежала тень.

    - Кого? - ее голос был нейтрален, но Габриэль знала, сколько сил она прикладывает для того, чтобы казаться спокойной. Девушка съежилась, обхватывая руками колени.

    - Моего воина, - сказала она так тихо, что едва услышала сама себя. И ужаснулась своим словам.

    Зена опустила глаза. Наверное, следовало уйти, но не было сил шевелиться. "Она любит призрака," - вяло подумала Зена и неожиданно усмехнулась. Ей даже не к кому было ревновать. Она сама отбила у себя девушку. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Ее улыбка погасла.

    Зена тряхнула головой и посмотрела на безмолвную Габриэль. Их взгляды встретились, и на какую-то долю секунды обеим показалось, что напротив сидят те, кто разлучает их сегодня: темноволосая воительница и зеленоглазый бард. Давно умершие люди, вмешивающиеся в дела живых.

    - Мне надо идти, - Зена встала с кровати и наклонилась, чтобы поднять одежду, потом пошла к двери. Она ждала, что Габриэль окликнет ее, но до нее не доносилось ни звука. Поборов желание обернуться, Зена вышла в коридор и прислонилась к стене. "Ну, вот и все."

Оставшись в комнате одна, Габриэль закрыла глаза. Ей хотелось умереть.

    А за окном медленно падал снег.


* * * * *

    Зена неспеша брела по улице, не глядя по сторонам и не обращая внимание на окрики прохожих, с которыми она временами сталкивалась. Ей не хотелось ни о чем думать, но мысли сами возвращались к только что произошедшему разговору. Странно, но горечи больше не было. Все выглядело таким правильным. Где-то в глубине души Зена (и теперь она себе в этом призналась) всегда знала, что им с Габриэль не суждено быть вместе. Она не может быть для нее тем воином из видений, как Габриэль не в состоянии стать зеленоглазым бардом. Даже если вспомнить то, свидетелями чего они были в замке.

    Зена пнула попавшийся под ноги камень. И не удивилась, когда прямо перед ней выросла высокая мужская фигура.

    - Здравствуй, Зена, - мягко произнес Грей. Зена подняла голову, позволяя редким снежинкам падать на ее лицо.

    - Опять со своими предложениями? – вяло спросила она. – А где же Вирджиния? – она сделала попытку заинтересованно оглядеться по сторонам, но это у нее плохо вышло. Грей улыбнулся, беря ее под руку.

    - Она далеко и в этот раз не будет нам мешать.

    - Правда? – без особого энтузиазма откликнулась Зена, позволяя мужчине увлечь ее под навес.

    Грей стряхнул с волос снег.

    - Я слышал, вы с Габриэль расстались, - буднично сказал он. Зена и этому не удивилась. Ее вообще покинули эмоции.

    - Новости распространяются быстро, - она присела на скамейку, пряча замерзшие руки в карманы куртки. Грей хмыкнул.

    - Да уж, - он немного подумал. – Знаешь, а я ведь действительно пришел, чтобы позвать тебя с собой.

    - Кто бы сомневался, - Зена не смотрела на него. Но ее апатия Грея не устраивала. Он приподнял ее подбородок.

    - Ты веришь в судьбу, Зена?

    Зена заморгала.

    - Странный вопрос. Нет, не верю.

    - А раньше верила, - задумчиво произнес мужчина, как будто разговаривая сам с собой. Зена мотнула головой, избавляясь от его пальцев.

    - Когда раньше? – в ее голосе начали проявляться прежние нотки, и Грей довольно усмехнулся.

    - Раньше, значит раньше.

    - Я почему-то и не ждала другого ответа, - язвительно сказала Зена, снова вставая. – Знаешь, мне пора, - она повернулась, намереваясь уйти, но Грей заступил ей дорогу.

    - Жить надоело? – смерила она его холодным взглядом.

    - Ну, в общем и целом, - уклончиво произнес мужчина. Зена вскинула брови.

    - Что за дурацкий разговор? – нетерпеливо спросила она. Грей немного помолчал.

    - Скажи, как Габриэль отнеслась к тому, что ты убивала?

    Зена издала короткий лающий смешок.

    - Прекрасно, - отрывисто бросила она. – А разве не заметно?

    - Она простила тебя за это?

    Зена на секунду замерла.

    - Да.

    - Она сама тебе это сказала? – упорствовал Грей. Зена с силой выдохнула воздух сквозь стиснутые зубы.

    - Нет, - неохотно призналась она, не зная, почему откровенничает с тем, кто обрек на смерть ее близкого человека. Грей удовлетворенно вздохнул.

    - А ты себя простила? – он в упор посмотрел на нее. Зена отвела взгляд.

    - Нет, - почти неслышно произнесла она. Грей снова вздохнул.

    - А вот я тебя простил, - вкрадчиво сообщил он. Зена дернула плечом.

    - Вот радость-то!

    - Судьба привела тебя ко мне, - продолжал Грей, не обращая внимания на колкости. – Это она устроила так, что мы узнали друг друга.

    - Сомнительное удовольствие, - фыркнула Зена, отчего-то не двигаясь с места, чтобы уйти и оставить Грея наедине с его бредовыми идеями.

    - Да, - глаза Грея загорелись. – Я и только я могу понять, что ты чувствуешь. Ты жаждешь мести, и я поддерживаю тебя, - он придвинулся чуть ближе. – Будь со мной, и ты не пожалеешь.

    - Не пожалею? – переспросила Зена. Казалось, ее заинтересовало то, что так настойчиво говорил ей Грей.

    - Да, - мужчина чувствовал, что удача совсем близко. – Мы с тобой похожи, Зена. Будь моей, - при этих словах Зену передернуло, но он этого не заметил. – Габриэль никогда бы не смогла принять тебя такой, какой ты являешься. Она способна вынести физическую боль, но боль душевная ей не под силу. Я знаю, что ты не нанесла бы ей телесные раны, но твоя душа – это открытая могила. Ты не боишься, что однажды Габриэль упадет туда?

    Грей ждал реакции Зены, но, так и не дождавшись, продолжил:

    - Помни, Зена, ей нужна не ты, а воин из прошлого. Это в ее глаза она смотрит, когда говорит с тобой. Это ее она обнимает, когда занимается с тобой любовью. И это ее она готова спасать вечно. Ты – лишь копия, отголосок битв, в которых ваши души принимали участие. А ты хочешь быть на вторых ролях?

    Зена схватилась за голову. Она не понимала половины из того, что нашептывал ей Грей, но какие-то смутные обрывки фраз, чьи-то голоса, крики вдруг закружились возле нее, грозя ввергнуть в водоворот, из которого не будет спасения.

    - Иди к черту!! – закричала она, отталкивая Грея и бросаясь прочь отсюда, стремясь выбраться из нахлынувших ощущений.

    Проводив взглядом ее быстро скрывшуюся из виду высокую фигуру, Грей довольно вздохнул и скрестил на груди руки. Его работа была близка к завершению. Еще немного – и Зена придет к нему. Придет, когда поймет окончательно, что он ей нужен. Нужен больше, чем кто-либо другой.

    - Я в твоей крови, Зена, - пробормотал он себе под нос, потом поднял воротник черного пальто и медленно зашагал по мостовой, исчезая в кружащемся хаосе снежинок.


* * * *


    Жуя булочку с вареньем и напевая где-то услышанную песенку, Джастин спускался по лестнице. Сегодня у него было отличное настроение. Просто превосходное. Немногим раньше отец вызвал его к себе и сказал, что готовит для Зены сюрприз: пост замдиректора в его фирме. Еще он сказал, чтобы сын не обижался на него, но он считает, что его безответственность не может внушать доверие клиентам, большинство которых были прекрасно знакомы с семьей МакКуинов. Но Джастин и не думал сходить с ума по этому поводу. На самом деле, он никогда не горел желанием пойти работать на фирму. Если уж совсем откровенно, он вообще работать не хотел. И если Зена избавит его от этой обязанности, он будет только рад за нее. И, разумеется, за себя.

    Проходя мимо приоткрытой двери в комнату Зены, он замедлил шаги, услышав тихие всхлипывания. У него мелькнула мысль, что Зена плачет, но он отбросил ее: с самого детства, с того времени, как он себя помнил, он бы не смог назвать ни единого случая, когда старшая сестра плакала. Она как-будто и не знала, что людям иногда свойственно проливать слезы. Да и голос принадлежал не ей.

    - Эй, - позвал Джастин, осторожно заглядывая внутрь. Сидящая на кровати Габриэль быстро утерла глаза и попыталась улыбнуться.

    - Привет, Джас, - она на секунду прикрыла лицо руками, словно надеясь, что это поможет ей скрыть следы горечи, которая так и не оставила ее после ухода Зены.

    Парень присел на краешек постели.

    - Хочешь? - он протянул ей остатки булочки, чем несказанно насмешил девушку. Боясь, что смех перейдет в истерику, Габби резко остановила себя.

    - Спасибо, Джастин, ешь сам. Я не хочу.

    - Мое дело предложить, - он критически осмотрел кондитерское изделие, не нашел в нем ничего, что могло бы не понравитьчя Габриэль, и в один присест покончил с ним.

    - Я слышал, ты плакала, - напрямик сказал он, прожевав. - Зена тебя обидела?

    Габриэль улыбнулась. После того, как Джастин убедился, что жениться им не придется (хотя не все еще в доме считали также, как он), он начал относиться к девушке, как к младшей любимой сестренке и всегда вставал на защиту, если ему казалось, что ее несправедливо обидели. Он был готов защищать ее даже от Зены.

    - Нет, мой хороший, - она погладила его по руке, - я сама виновата в своем горе.

    Джастин осторожно поправил ее растрепавшиеся локоны.

    - А мне не расскажешь? - попросил он. Девушка тяжело вздохнула.

    - Не думаю, что тебе будет интересно это услышать.

    - Будет, - заверил ее мужчина. - Ты думала о Патрике и поэтому расстроилась?

    - И о нем тоже, - ушла от прямого ответа Габриэль. Она откинулась на подушки и подтянула колени к груди. Одна часть ее хотела поделиться с Джастином, а другая кричала, что от этого ничего не изменится. И все-таки...

    - Помнишь мою тетку? - она поглядела в серые глаза молодого человека, так не похожие на глаза его сестры. Джастин пожал плечами.

    - Это та ясновидящая?

    - Да, - Габриэль немного помолчала и начала рассказывать. А начав, уже не могла остановиться. Она поведала Джастину и о прошлых жизнях, и о своих снах, и о своих страхах. И, когда леди Кларисса, удивленная тем, что ее дочь так и не спустилась к завтраку, заглянула в комнату, то увидела, как Габриэль плачет навзрыд, а Джастин неумело обнимает ее, и на его лице написана боль. Женщина постояла немного на пороге и тихонько вернулась в столовую, так и не решившись потревожить молодых людей. Она чувствовала, что так будет лучше, хотя, материнское сердце и не могло выносить слез ребенка. Такого взрослого, такого большого, но все же ребенка.


* * * * *

    Зена шла вперед, не разбирая дороги, продираясь сквозь усилившийся снегопад. А в голове у нее не прекращали звучать слова Грея о том, что она мучает Габриэль. Она не хотела думать о том, что это правда, но выхода не было. "Кем она была до встречи со мной? Обычная девчонка, мечтающая о принце на белом коне, о вечной любви. И что я сделала с ней? Я заменила ее мечты своими, научила мыслить, как я, поступать, как поступила бы я. Как правильно сказал Грей, я выкопала себе могилу и собираюсь утянуть в нее и Габриэль. Она не заслужила того, чтобы вечно оправдывать мое стремление мстить за человека, которого она даже не знала. Я -убийца, и этого уже не исправить. Но я еще могу вернуть Габриэль то, что забрала у нее. Пока не поздно. Я уйду. Да, - Зена остановилась, ошеломленная решением проблемы. - Уйти и дать ей возможность жить самой. Она хочет быть с воином? Прекрасно. Пусть будет, если сумеет. Кто я такая, чтобы мешать? Я всего лишь двойник, оболочка для ее драгоценной возлюбленной из снов, - Зена отказывалась признавать, что подобными размышлениями заводит себя, вызывая гнев. - Мне больше нечего здесь делать."

    - Кого я вижу! - раздавшийся слева насмешливый женский голос заставил ее замедлить шаги. - Зена-Зена-Зена, одна и без охраны.

    Зена поморщилась, глядя, как из стены валящего с небес снега выходит Вирджиния. Вот эта встреча ей сейчас была особенно необходима.

    - Если тебе больше нечего мне сказать, то на этом можно попрощаться, - холодно сказала Зена и попыталась пройти мимо Джинни, но та заступила ей дорогу.

    - Куда ты так торопишься, дорогая? - приторно сладким голосом пропела она, протягивая руку, словно собираясь коснуться Зены. Та невольно отпрянула назад, чем вызвала у блондинки взрыв смеха.

    - Если бы я знала тебя чуть хуже, то подумала бы, что ты меня боишься, - сквозь смех проговорила она. Зена вскинула брови.

    - И насколько хорошо ты меня знаешь?

    - О, намного лучше, чем ты можешь представить, - ответила Джинни, пряча руки под пальто. - Тебе не холодно? Такая отвратительная погода.

    - Ближе к делу, - процедила Зена. Джинни хихикнула.

    - Только не говори, что ты торопишься домой. Какой кошмар, - искренне сказала она. - Зена, королева воинов, и дом. Две несовместимые вещи.

    Зена нахмурилась. "Королева воинов..." Она уже где-то слышала этот титул. "Ну да, - вспомнила она, - это произнес Патрик перед смертью. Быть может, так называла себя та женщина из снов Габриэль. Но откуда Патрик мог знать об этом?"

    - Грей говорил, что спрятал тебя далеко и надолго, - вслух сообщила она. Джинни обиженно надула губы.

    - А я оказалась хитрее, чем он, - ее губы снова изогнула улыбка. - Так он все-таки не отказался от мысли переманить тебя на свою сторону? Ой, ну какой же он упорный!

    Она продолжала говорить что-то еще, но Зена ее не слушала. Вместо этого она краем глаза наблюдала, как Джинни вытаскивает на свет тонкий кинжальчик, по виду напоминающий тот, которым разрезают бумагу.

    - Зена, Зена, - вздохнула Джинни, - можешь не притворяться, я знаю, что ты прекрасно видишь, что я делаю. Ты всегда умела просчитывать мои ходы. Но и я от тебя не отставала.

    Зена отступила назад, не зная, что может выкинуть эта психованная девушка в следующий момент. В каких бы расстроенных чувствах она не находилась, умирать ей пока не хотелось. "Твоим жертвам тоже не хотелось умирать," - тут же напомнил ей внутренний голос, и Зена стиснула кулаки.

    - Куда же ты? - продолжала звать ее Джинн, пока не двигаясь с места. - А как же наша любимая игра в "догони и убей"? - она вдруг запрокинула голову и рассмеялась странным, до боли знакомым смехом.

    - Я знаю тебя, - медленно, будто прилагая немыслимые усилия, выговорила Зена. Она сделала еще один шаг и замерла, почувствовав, что идти больше некуда: под ногами зияла какая-то пропасть. Откуда она здесь взялась, Зена выяснять не желала. В данный момент ее беспокоило то, что она действительно помнила Вирджинию. И совсем не потому, что они познакомились на ужине в доме Макбрайдов. Нет, она знает ее гораздо дольше. Несколько месяцев? Лет? Веков?

    Последнее пришедшее на ум слово заставило Зену вздрогнуть. "Что за вздор!" И вдруг перед ее глазами мелькнула непонятная картина: белокурая девушка, точная копия Джинни, только с короткими волосами, склоняется над ней, лежащей на земле. Ее губы двигаются, и, хотя Зена не слышит слов, ей известно, кто это такая.

    - Каллисто, - выдохнула Зена чужое имя, не понимая, откуда оно появилось в ее памяти. И в тот же момент быстрым размытым движением отпрыгнула в сторону: завизжав, Джинни бросилась на нее, выставив перед собой клинок. А потом наступила тишина.

    Очутившись после прыжка в снегу, Зена какое-то время сидела, прислушиваясь и не порываясь взглянуть, как там ее противница. Но невовремя обострившееся чувство жалости все-таки уговорило ее подойти в краю провала.

    Там, в метре от нее, на крошечном уступе стояла Джинни, судорожно вцепивщись побелевшими пальцами в почти отвесную скалу. Зена прищурилась, стараясь понять, как далеко до дна, но не смогла этого сделать, потом протянула руку.

    - Хватайся! - крикнула она. Девушка посмотрела на нее, и в карих глазах заплясали безумные огоньки.

    - Как в старые добрые времена, да, Зена? - высоким голосом произнесла она, не обращая внимание на предложение о помощи. И снова раздался ее неприятный смех. Зена свесилась чуть ниже.

    - Держись за мою руку, - повторила она. - Я тебя вытащу.

    Джинни повернула голову, глядя вниз.

    - Знаешь, Зена, наверное, больно падать с такой высоты, - задумчиво сказала она. - Скоро я это узнаю.

    - О чем ты? - Зена начала нервничать. Ей, наконец, удалось схватить кончики пальцев Джинни, и в это самый момент уступ под ногами девушки обломился, и Зена едва не свалилась вместе с ней, лишь каким-то чудом удержавшись наверху.

    - Здорово, Зена, да? - захихикала блондинка, не шевелясь. Зена отчаянно старалась оставаться на месте, но тяжесть тела Джинни тянула ее за собой.

    - Черт бы тебя, побрал, Каллисто! - снова закричала Зена, уже не думая о том, как называет девушку. - Сделай хоть один разумный поступок! Подтянись!

    Она крепче обхватила пальцами тонкое запястье блондинки, никак не находя упор для своих ног: ботинки скользили по снегу.

    Джинни ухмыльнулась.

    - Умирать не так уж страшно, поверь мне, Зена. Я большой знаток этого вопроса. Здесь ты постаралась на славу, - она еще раз посмотрела вниз. - Отпусти меня, Зена.

    - Что? - Зена не поверила ушам. - О чем ты?

    - Ты ведь знаешь, что так будет лучше, - голос Джинни звучал так убедительно, что Зена тряхнула головой. - Отпусти.

    - Нет!

    - Ты помнишь тот день, когда я убила мужа твоей ненаглядной подружки? - внезапно спросила Джинни. Зена, хотя и не могла припомнить ничего такого, кивнула. Джинни усмехнулась.

    - Я ведь хотела убить ее, ты знаешь. А потом смотреть, как горе съедает тебя. И, быть может, мы бы утешили друг друга.

    Разум Зены вдруг захлестнула злость, такая сильная, что она едва не захлебнулась в ней. Она все еще сжимала руку Джинни, кое как зафиксировав себя на снегу.

    - Ты ничуть не изменилась, Каллисто, - она не знала, почему говорит это, но слова сами вырывались из ее рта облачками белого пара. - Время не берется тебя лечить. Я бы тоже отказалась. Это бесполезно.

    На губах Джинни расцвела улыбка.

    - Ты вспомнила? - почти торжествующе шепнула она. - Отпусти...

    И Зена разжала пальцы.

    Раскинув руки, летела в бездну тонкая девичья фигура, и долго не затихал крик, метнувшийся эхом мимо Зены. Снова закружил снег, засыпая лежащий на земле оброненный кинжал.

    Зена медленно поднялась на ноги, потом запрокинула голову, и из ее горла вырвался хриплый стон.

    "Прощай. И... прости..."


* * * * *

    Мужчина, стоящий около распахнутого окна и не обращающий внимания на задувающий ветер, удовлетворенно кивнул. Девушка, свернувшаяся в кресле, тревожно посмотрела на него.

    - Что?

    - Минус одна болтливая блондинка.

    Лицо девушки покрыла мертвенная бледность, и она вскочила на ноги.

    - Ты не посмел, так ведь? - ее голос сорвался на крик. Мужчина поморщился.

    - Нет, твоя дорогая сказительница в полном порядке.

    - Тогда кто же? - его сестра непонимающе мотнула головой, но через секунду ее тревога сменилась равнодушием.

    - Каллисто, -бросила она, возвращаясь в кресло и протягивая руки к пылающему в разожженом камине огню. Мужчина удивленно вскинул брови.

    - Ты не собираешься оплакивать ее?

    Девушка пожала плечами.

    - Это ты ей симпатизировал, а не я. Мои предпочтения тебе известны.

    - Лучше, чем кому-либо другому, - проворчал он, плотно прикрывая окно и присоединяясь к девушке. Они оба замолчали, разделяя друг с другом то ожидание, которым наполнилась в последнее время их жизнь.


* * * * *

    - Как ты думаешь, что нам подарят на Рождество? - Марта, наматывая на палец золотую нить, посмотрела на сидящую рядом с ней Дороти. Та пожала плечами.

    - Никакого представления. Лишь бы не очередную лошадь.

    Девушки залились веселым смехом. Пламенная любовь отца близняшек к чистокровным арабским скакунам была известна всему городу, и он пытался привить такую же любовь и своим дочерям. Но те, в принципе не любившие животных, морщили нос, проходя мимо конюшен. Это не могло не расстраивать папочку, однако он не оставлял попыток.

    Габриэль, вполуха слушающая разговор кузин, рассеянно водила кисточкой по картону. Леди Кларисса все-таки уговорила ее принять участие в подготовке к Рождеству, и вот теперь она сидела рядом с Роми, старательно изображая бурную деятельность. Пока все шло не так уж плохо: никто к ней не приставал с расспросами, допытываясь, почему она все время молчит. Комнату наполнял густой аромат хвои, который источала установленная посреди помещения большая елка. Габриэль вдохнула приятный запах, надеясь, что он поможет ей взбодриться, но все было бестолку.

    Входная дверь со стуком распахнулась, и глаза присутствующих обратились к зашедшей Зене. Роми ахнула.

    - Зена, ты же окоченела!

    Зена разлепила посиневшие губы и выдавила улыбку.

    - Все нормально, малышка, - просипела она, вытряхивая снег из слипшихся мокрых волос. Ей не удалось сделать это с первого раза, и Габриэль с ужасом поняла, почему так получилось: у Зены дрожали руки. И не просто дрожали, а тряслись. Габриэль вскочила, намереваясь подойти к женщине, которая была ей небезразлична, но леди Кларисса ее опередила.

    - Девочка моя, разве можно выходить в такую погоду практически без всего? - она ахнула, ощупывая куртку Зены. - Да ты вся промокла! Я не удивлюсь, если ты схватишь грипп. Ну-ка, Роми, быстренько наполни ванну. Только не делай ее слишком горячей.

    - Ага, - Ромэна умчалась в мгновение ока. Габби тоже встала.

    - А мне чем помочь?

    - Ничем, - не оборачиваясь, отозвалась Кларисса. - Заканчивай то, что начали. Давай, Зена, снимай куртку, - она помогла Зене разоблачиться и осторожно повела ее наверх.

    Габби смотрела им вслед, и в душе ее бушевали противоречивые чувства.

    Уже на лестнице Зена повернула голову, и их взгляды встретились. Габриэль вздрогнула: глаза Зены были пусты.


* * * * *

    Буквально через полчаса Зена уже сидела рядом с ними, закутавшись по настоянию леди Клариссы в три кофты, и помогала Роми клеить фонарики. Они о чем-то весело болтали, и Габриэль внезапно ощутила укол ревности. За прошедшее время Зена ни разу не обратилась к ней, не сказала даже полслова, будто Габриэль не существовало вовсе. Или как если бы они не были знакомы.

Габриэль печально посмотрела на Зену. Она знала, что в сложившейся ситуации виновата только она. Их разговор тяжелым камнем висел над ее душой, и девушка не знала, как загладить свою вину. Она чувствовала, как все больше отдаляется от Зены, хотя ей хотелось этого меньше всего на свете. А сны не желали оставлять ее в покое.

    - Где ты была? - внезапно спросила она. Зена вздрогнула, как от удара, хотя и не перестала заниматься делом.

    - Там, где я была, меня уже нет. - спокойно ответила она. Все остальные разговоры в комнате стихли, но Габриэль это не волновало.

    - Могла бы предупредить, что задержишься, - девушка понимала, что не имеет права так говорить с Зеной, но ничего не могла поделать с собой. Спина Зены напряглась.

    - Мне показалось, что тебе это будет неинтересно.

    Дороти склонилась к Роми, спрашивая о чем-то, но девочка отмахнулась от нее. Ее внимание было отдано сестре и Зене. Что-то назревало.

    - Ты же знаешь, что это не так, - Габби опустила глаза.

    - После Рождества я уеду, - будничным тоном сказала Зена, не глядя на Габриэль. Ромэна выронила из рук стеклянный шар, и он разбился, усеяв пол тысячами осколков. Она с испугом посмотрела на сестру, увидев, как та резко побледнела.

    - О чем ты говоришь? - дрожащим голосом спросила Габриэль. В комнате стало так тихо, что было слышно, как падает снег за окном. Зена грустно улыбнулась.

    - Помнишь, я говорила тебе про то, что боюсь нашего будущего?

    Девушка кивнула, не в силах отвечать. Зена опустила голову.

    - Ты рассказала мне про своего воина, а я не могу избавиться от снов о светловолосом барде.

    Роми, с ногами забравшаяся в кресло, напряженно слушала разговор, понимая, что происходит что-то важное. Остальные во все глаза смотрели на Зену с Габриэль.

    Габриэль обхватила себя руками, словно ей было холодно.

    - Но ведь это же я тот бард, - она поразилась тому, как умоляюще прозвучали эти слова. Зена внимательно взглянула на нее.

    - А я тот воин, но ты говоришь мне, что любишь ее больше, - она с трудом заставляла себя оставаться спокойной. Все равно поздно что-либо менять. Их отношения не выдержали испытания временем. И самое обидное было то, что помешали им в этом они сами.

    Габриэль ощутила, как обреченно застыло сердце, отказываясь биться.

    - Не уезжай, - вымолвила она помертвевшими губами, и на ее глазах появились слезы. Зена хотела броситься к ней, но разум подсказывал ей, что лучше этого не делать.

    - Мне жаль, - она постаралась придать своему голосу бодрые нотки. - Но я так решила. У тебя все будет хорошо, Габби. Я тебе не нужна. Больше нет.

    Она хотела добавить что-то еще, но вместо этого стремительными шагами вышла из комнаты.

    Габриэль закрыла лицо ладонями. Ну почему все так плохо? Что ей теперь делать? Она знала, что не сумеет убедить Зену остаться. И она поняла, как больно было Зене, когда она поведала ей о той женщине из снов.

    - Габби, - Ромэна осторожно потрясла сестру за плечо, - о чем говорила Зена? Кто эти воин и бард?

    Габриэль пустыми глазами посмотрела на девочку, потом обвела взглядом застывших в ожидании подруг.

    - Она покинула меня, - девушка заплакала. - И воин никогда не будет со мной. Я потеряла их обеих.

    Она съежилась в своем кресле, не зная, как следует поступить. Видя ее состояние, Роми вывела из комнаты всех девушек и, последовав за ними, аккуратно притворила дверь.


* * * * *

    Абсолютно без сил, Зена прислонилась к стене и медленно сползла вниз. Ноги отказывались держать ее, и она, в принципе их понимала. Пережить столько всего за один день... Она взглянула на свои руки. Они все еще дрожали, хотя и не так заметно, как час назад. "Странно, что я пока не сошла с ума, - мрачно подумала Зена. - Или Грей был прав, и мое место рядом с ним?"

    - Как ты можешь! - раздался гневный голос, и Зена нехотя посмотрела на остановившегося рядом брата.

    - О чем ты? - вяло спросила она. Джастин мотнул головой.

    - Не притворяйся! Ты бросила Габриэль!

    Зена рассмеялась.

    - Я? А мне казалось, что все совсем наоборот.

    - Не паясничай, - мужчина встряхнул ее за плечи. - Это ты сбила ее с толку!

    - Да, конечно, - Зена освободилась от его рук и встала. - Вали все на меня, я не против. В конце концов, мне не следовало отбивать ее у тебя. Кто знает, быть может, вы стали бы отличной парой!

    С этими словами она развернулась и пошла по коридору, зная, что Джастин стоит и смотрит ей вслед. Но что она могла ему сказать?


* * * * *

    "Лучше бы я осталась ужинать в своей комнате," - думала Ромэна, разглядывая хмурые лица окружающих ее людей. Сидящая справа Габриэль гоняла по тарелке кусочек хлеба с самого начала трапезы. Зена бокал за бокалом пила красное вино, тоже почти не притрагиваясь к еде. Леди Кларисса, пытавшаяся было завязать разговор, махнула на все рукой и ушла куда-то, дабы заняться своими делами. Больше за столом не было никого: отец, герцог и Джастин уехали за подарками к Рождеству. И, честно говоря, Роми ждала их с большим нетерпением. Ей начинала надоедать атмосфера, воцарившаяся в доме.

    В дверь постучали.

    - Я открою, - радостно крикнула девочка и выскочила из-за стола. Зена мрачно проследила за ней взглядом и снова потянулась к графину с вином.

    - Ой, а вам кого?

    - Зена здесь?

    Услышав этот голос, Зена так сдавила бокал, что он лопнул у нее в руке, и по ладони побежали тонкие струйки крови.

    - Я слышал, ты помогла Каллисто покинуть этот негостеприимный город, - Грей, во всей его красе, стоял на пороге. Габриэль удивленно посмотрела на тяжело дышащую Зену.

    - Кто это? - спросила она. - И кто такая Каллисто?

    Мужчина приложил ладонь к груди.

    - О, нас ведь не представили, - не дожидаясь приглашения, он шагнул в дом. - Грей. А вы Габриэль, так ведь?

    "Грей?" Габриэль побледнела.

    - Да, - вздохнул незваный гость, - вижу, вам про меня уже наговорили всякого. Но не верьте слухам, они нагло врут.

    - Что ты здесь делаешь? - Зена поднялась из-за стола. Грей протянул ей платок.

    - Вытри, - он кивнул на ее окровавленную руку. Зена отбила его ладонь.

    - Выйдем, поговорим, - она направилась к выходу. Грей, пожав плечами, последовал за ней. Габриэль, немного подумав, тоже решила послушать, о чем они будут говорить.

    Очутившись на улице, Зена не стала медлить и схватила мужчину за грудки.

    - Как ты посмел заявиться сюда?

    - Осторожно, - он вырвался, - это эксклюзив. Таких больше не делают. Я пришел узнать, что ты решила.

    - Решила? - вмешалась подошедшая Габриэль. Зена обернулась к ней.

    - Тебя это не касается.

    Грей поднял в воздух указательный палец.

    - Как раз касается, - он тоже взглянул на девушку. - Дело в том, дорогая, что Зена намеревается работать со мной в будущем.

    - Я не верю, - напряженно сказала Габриэль. Она искала в глазах Зены подтверждение тому, что говорил мужчина, и не находила.

    - Из-за тебя умерла Диана. Зена никогда тебя не простит.

    Грей засмеялся.

    - Не говори о том, чего не понимаешь. Зена суждено быть со мной. Это я создал ее.

    Вокруг них потихоньку собирались привлеченные громким разговором соседи и просто прохожие. Зена снова посмотрела на Габриэль.

    - Не верь ему.

    - И не собираюсь. Зена, прости меня, - внезапно всхлипнула девушка. - Тогда, утром, я сама не знала, что говорю. Зачем мне какой-то воин, когда у меня есть ты? - она вскинула залитые слезами глаза.

    Зена осторожно коснулась ее руки.

    - Мы можем попробовать еще раз, ведь так?

    Габриэль счастливо засмеялась, видя, как улыбается в ответ Зена.

    Сзади раздались проклятия.

    - Да что же это такое! - Грей раздраженно топнул ногой. - Почему все мои планы рушатся в последний момент? - он хотел сказать еще, но в этот момент что-то пришло ему в голову. Что-то, заставившее его ухмыльнуться.

    Он склонился к застывшей Габриэль.

    - Ты ведь помнишь, блондиночка, не так ли?

    Габриэль хотела плюнуть в это усмехающееся красивое лицо, вцепиться ногтями, оставляя кровавый след, но вместо этого она шагнула назад, слыша, как смолкает вокруг нее шум толпы. Что-то холодное прошло сквозь нее, и словно ледяная рука сжала ее сердце. Моментально стало нечем дышать, и Габриэль, судорожно хватая ртом морозный воздух, упала на колени. А потом пришла тишина, которая обручем сдавила голову. Страшная, мертвая тишина. Кажется, Габриэль пыталась кричать, но не слышала ни звука. У нее из носа потекла кровь, и она, обхватив руками виски, рухнула лицом вниз, на равнодушную холодную землю.

Глава 12

    Габриэль почувствовала, как чьи-то руки переворачивают ее на спину, и уставилась в небо, на огромное багровое солнце, уже почти перевалившее за горизонт. Тишина исчезла, наполнив ее сознание звуками, а сердце продолжало сжиматься. Она лежала и слушала ветер, и редкие снежинки, медленно кружась, опускались на ее лицо. Она вспоминала...


    ...Вечер. Закат. Боль, проникающая в самые дальние уголки души, боль не физическая, но от этого она еще сильнее. И понимание того, что все кончено. Больше ничего не будет, как раньше. Она больше никогда не обнимет ту, что дарила ей радость, не почувствует ответное прикосновение сильных рук, которые могут быть такими нежными. Ей некому будет устраивать розыгрыши, и никто не будет будить ее рано утром. Бард сжимает в руках маленькую урну, последнее, что осталось от той, кого она так любила и продолжает любить, не взирая на то, что смерть разлучила их. Она смотрит на небо, и ей кажется, что откуда-то свысока ей улыбается та, встречи с которой она будет ждать. Ее любимая... Ее воин... Ее Зена...


    Пальцы Габриэль сжались, загребая в ладонь колючий снег. По ее щекам текли слезы, но у нее не было сил, чтобы остановить их. И она не хотела их останавливать.

    - Что ты сделал с ней, мерзавец? - Зена яростно взглянула на ухмыляющегося Грея. Она поддерживала голову Габриэль, в то время как леди Кларисса пыталась кружевным платочком стереть кровь с лица дочери. Женщина выбежала из дома на шум и, с несвойственной ей силой протолкавшись сквозь толпу, с ужасом увидела, как Габриэль корчится на земле, а Зена пытается привести ее в чувство. Естественно, она не могла уйти.

    Грей небрежно пожал плечами.

    - Она стала собой. Теперь твоя очередь, моя дорогая.

    Зена хотела броситься вперед, схватить мерзавца за горло и не отпускать, пока остатки этой кривой усмешки не сойдут с его лица, но не смогла, потому что через мгновение съежилась рядом с Габриэль, тщетно стараясь укрыться от боли, завладевшей ее телом. Она вспоминала...


    ...Море. Корабль. Воин стоит за плечом той, что была смыслом ее жизни и останется им даже там, за гранью реальности. Она поворачивается к ней, улыбается, сжимая в руках маленькую урну, и сердце воина готово разбиться на тысячи осколков, когда она видит, сколько усилий девушка прикладывает, чтобы не плакать. Воин хочет обнять ее, утешить, но знает, что тогда будет еще сложнее расстаться. Их вечность оказалась такой короткой. Когда-нибудь они снова будут вместе, а сейчас надо вынести боль, сделать усилие, чтобы не согнуться под ее тяжестью. Когда-нибудь девушка с зелеными глазами снова обнимет ее и прижмется светлой головой к ее плечу. Воин медленно растворяется в воздухе, и ей кажется, будто откуда-то издалека доносится звонкий смех той золотоволосой девочки, встречи с которой она всегда будет ждать. Ее любимая... Ее бард... Ее Габриэль...


    - Кто вы такой? - спросила леди Кларисса, стараясь смотреть прямо в глаза высокому красивому мужчине, даже не делающему попыток помочь. Он будто с интересом ожидал, что произойдет дальше, не реагируя на вопрос. Леди Кларисса со вздохом огляделась по сторонам. Толпа так и не расходилась, и женщина прекрасно знала, что завтра сплетницам будет что обсудить. Но ее это почему-то не волновало. Она вновь склонилась к дочери и с радостью увидела, что та окончательно пришла в себя и встряхивает головой, пытаясь сесть.

    - Мама! - откуда-то донесся голос Ромэны, и девочка вдруг очутилась рядом. Вместе они помогли Габриэль подняться на ноги.

    - Девочка моя, что случилось? - заботливо сказала леди Кларисса, но Габриэль не слышала ее. Ее взгляд был устремлен на медленно встающую Зену. На женщину, которую она любила тогда и которую она любит сейчас, спустя тысячелетия.

    - Как ты могла? - эти слова вырвались у нее помимо ее воли, и плечи Зены, прекрасно расслышавшей их, дрогнули.

    - Как ты могла? - уже громче произнесла Габриэль, не обращая внимание на притихшую толпу, старающуюся разобрать каждое ее слово. Они не понимали, что происходит между светловолосой девушкой, многим из которых она была знакома с детства, и высокой дочерью герцога МакКуина, но им очень хотелось это узнать.

    - Габриэль, пожалуйста... - попыталась Зена, протягивая руку.

    - Нет! - Габриэль попятилась назад, стараясь сохранить расстояние между ними. - Не подходи ко мне!

    Леди Кларисса изумленно смотрела на свою старшую дочь, губы которой дрожали, а на глазах блестели слезы.

    - Дорогая, что происходит?

    - Ты бросила меня! - голос Габриэль дрожал, но она продолжала: - Ты ушла! Ты обещала, что даже смерть не разлучит нас, и ушла!

    - Разве я не вернулась?

    Слова Зены прозвучали особенно громко в наступившей внезапно тишине. И таким же громким оказался звук пощечины, оставившей красный след на щеке воина. Толпа ахнула.

    Зена даже не покачнулась, когда Габриэль ударила ее еще раз. И еще. Только горечь все сильнее разгоралась в голубых глазах.

    - Какой пассаж! - насмешливо произнес мужчина, до сих пор молчавший. - Продолжай, Габриэль, мне всегда было интересно смотреть на то, как вы ссоритесь.

    Зена повернула к нему голову, и на ее лице расплылась гримаса отвращения.

    - Арес!

    - К твоим услугам, - он изящно поклонился, потом повернулся к барду: - Ты меня тоже помнишь?

    - Такое сложно забыть, - мрачно отозвалась Габриэль.

    - Я польщен, - Арес скрестил руки на груди и принял горделивую позу. Толпа, с неподдельным участием следившая за происходящим, насторожилась. Дело принимало интересный оборот.

    Взгляд Зены снова обратился к Габриэль.

    - Родная...

    - Не говори со мной, Зена, - предупредила девушка, прячась за спину Ромэны. - Не надо.

    Руки воина бессильно опустились. Она не знала, что надо сделать, чтобы вернуть свою Габриэль. Она чувствовала вину. Те 40000 душ, за которые она умерла... Как можно было поступить так с Габриэль? С единственной настоящей любовью всей ее жизни? Сейчас тот давний поступок казался Зене абсолютно нелепым, но было поздно.

    - Габриэль, прости меня.

    Габриэль быстро зажала уши руками.

    - Не желаю слушать!

    Леди Кларисса, поняв, что от дочери добиться внятного объяснения не удастся, посмотрела на Зену.

    - Быть может, ты поможешь мне разобраться в ситуации?

    Арес выступил вперед.

    - Это сделаю я, мадам.

    И в тот же момент леди Кларисса поняла, что уже не стоит на лужайке перед собственным домом.


    ...Впереди, насколько хватает глаз, раскинулась широкая равнина, поросшая зеленой травой. А справа от замершей в удивлении женщины чуть пофыркивает большая лошадь золотого окраса.

    - Ты отвезешь меня туда? - произносит звонкий девичий голос, и леди Кларисса знает, кому он принадлежит. Она поворачивается и видит свою дочь. Она странно одета: короткая коричневая юбка и зеленый топик, оставляющий открытыми плечи и часть спины. Ее волосы не собраны, как обычно, а распущены, и женщина находит, что ей это очень идет. Рядом с ней находится кто-то, кого леди Кларисса узнает не сразу, а, узнав, шумно вздыхает от изумления. Высокая, закованная в доспехи черноволосая женщина держит в объятиях ее дочь и улыбается. "Зена!"

    - Я отвезу тебя, куда ты только захочешь, любимая, - леди Клариссу смущает нежность, звучащая в низком, почти мужском голосе воительницы. Она чувствует себя так, будто вмешивается во что-то, чего ей не следует знать. Но ее никто не видит. Габриэль тихо смеется, проводя ладонью по загорелому лицу Зены.

    - Великая королева воинов ждет приказаний?

    Она хочет добавить что-то еще, и в этот момент губы воина накрывают ее рот в мягком поцелуе. Леди Кларисса беспомощно вскидывает руки, но картинка вдруг меняется, и вот она уже не на просторной равнине, а в темной пещере. Посередине ее - большой чан с водой, а рядом - три женщины, прядущие что-то.

    Женщины - дева, мать и старуха - задумчиво смотрят на целующихся Зену и Габриэль, чьи отражения колеблются на поверхности воды.

    - Они счастливы... - замечает дева.

    - У них впереди будет еще много всего, - вторит ей мать.

    - Горечь потерь и разлук, - говорит старуха.

    - Радость встреч, - возражает дева.

    - Жизнь, - добавляет мать.

    - И смерть, которая разделит их, - говорит старуха.

    - Но ведь сейчас...

    - Они счастливы,- заканчивает старуха и обрывает нить...


    Леди Кларисса тихо вскрикнула, когда поняла, что вновь находится у своего дома.

    - Что это было? - тихо прошептала она, поднимая трясущуюся руку и опираясь на плечо взволнованной Ромэны. Арес улыбнулся, и в его карих глазах заплясали золотые чертики.

    - Это была их жизнь, - он кивнул на притихших Зену и Габриэль, которые тоже видели это, - до того, как вмешались Судьбы.

    Зена сжала кулаки.

    - Судьбы? - хрипло спросила она. - Но при чем здесь они?

    Арес кивнул головой.

    - Я тоже долго спрашивал себя, при чем здесь они. Оказалось, очень даже при чем. Эти три сумасшедшие тетки решили позабавиться. Они выбрали себе пару жертв - и игра началась. А когда им показалось, что все уж слишком хорошо, они... - тут он поднял руку и сделал такой жест, словно обрезал что-то невидимое. - Надеюсь, всем понятно?

    Габриэль снова заплакала. Вся ее жизнь, ее любовь и смерть - все это всего лишь забава Судеб?! Все ее мучения, слезы, боль - прихоть равнодушных зрителей? Почему именно она?

    Зена стиснула зубы. Она чувствовала, что тогда, в Японии, что-то происходит. Она ощущала неестественность собственного решения уйти. И вот ее опасения оправдались.

    - Но, - продолжал Арес, - я, разумеется, не мог все так оставить. Ты, Зена, можешь отрицать это, но я люблю тебя. Возможно, иначе, чем она, - он указал на барда, - но настолько, что я 2000 лет уговаривал Атропос отдать мне ваши души. Да, - усмехнулся он, видя удивленный взгляд воина, - они оказались такими собственниками, эти Судьбы. Не хотели, чтобы вы отправились в свои следующие жизни. Уж не знаю, как мне удалось их уломать. Однако, у меня получилось, и вот вы здесь.

    - Зачем? - только спросила Зена. Арес пожал плечами. Он старался казаться бодрым, но в его глазах мелькнула горечь.

    - Я долго не мог смириться с твоей смертью и с тем, что ты любила не меня. Но быть богом тем и хорошо, что попытку можно повторить. Я ждал, что в этой жизни все будет по-другому. Спрятал душу твоего ненаглядного барда подальше. Нет Габриэль, нет вечной страсти, - он отступил назад, видя, как темнеет лицо Зены. - Спокойно. Моя сестренка Афродита тайком выкрала ее. Она, видите ли, считает, что такая любовь должна существовать вечно. И вот все началось заново, - он вдруг усмехнулся. - Ну, ничего страшного. У меня в запасе еще есть пара-тройка тысячелетий, чтобы добиться желаемого, - он погрозил пальцем Габриэль. - И не надейся, что я отступлюсь. Когда-то и мне должно повезти.

    Он расправил плечи, кивнул своим невесть откуда взямшимся соратникам, зовя их за собой, и совсем было собрался уйти, как вдруг остановился.

- Да, Зена, почти забыл. Не плачь больше по Диане. Ее душа спокойна. Я позаботился об этом.

    Толпа расступилась, позволяя пройти этому статному мужчине-богу с грустным взглядом искристых карих глаз, который через века пронес свою любовь к женщине, завладевшей его сердцем. И он будет всегда ждать ее.

    Зена смотрела ему вслед. Она могла столько ему сказать, но ее губы лишь шептали "спасибо" единственному богу, который не пожалел вечности, чтобы зеленоглазая девочка снова могла взять за руку своего воина. Хоть он и рассчитывал на другой результат.

    Леди Кларисса глубоко вздохнула. Она не совсем поняла, о чем говорил тот мужчина - "И почему он назвал себя богом?" - и то, каким образом она заглянула в другую жизнь, но одно ей было ясно: ее дочь не выйдет замуж за Джастина МакКуина, как бы этого не хотелось им с мужем. Душа Габриэль принадлежала высокой красивой женщине, так естественно смотревшейся в древних доспехах. И леди Кларисса вдруг от всего сердца пожелала им счастья. Пусть люди шепчутся за их спинами (а в том, что они будут шептаться, сомнений не было), их любовь чиста.

    Габриэль тоже смотрела на уходящего Ареса. Кто бы мог подумать, что в нем столько любви? И девушка почувствовала благодарность к своему вечному сопернику, который, сам того не ведая, исполнил то заветное желание, что шептали немеющие губы барда в ее последнюю ночь на Земле 2000 лет назад.

    А через мгновение Габриэль вдруг ощутила, как ее поднимают вверх. Она немедленно обхватила руками знакомые плечи и вгляделась в столь любимые голубые глаза.

    - Я ударила тебя, - шепнула она, не замечая взглядов и не слыша шепота людей, с которыми она жила долгих 17 лет. Зена мотнула головой.

    - Мы искали друг друга столько времени. Неужели это встанет между нами? Просто, - ее голос заискрился смехом, - за мной будет должок.

    И, когда их губы слились в поцелуе, Габриэль подумала, как ей повезло: ее любят сразу двое, держащая ее в объятиях женщина и та суровая королева воинов, не покорившаяся никому, но положившая свое сердце к ногам простой девчонки из Потейдии.

    - Я так и знала, что они будут вместе. И папа тоже - звонкий голос Ромэны достиг слуха леди Клариссы, мучительно соображавшей, что же ей следует сказать миссис Тернер, которая, открыв рот, наблюдала за страстными поцелуями Габриэль и Зены.

    - Что? - переспросила она дочь. - Прости, я не поняла. Ты знала, что они вместе? И Артур тоже знал? И вы не сказали мне?

    - Ну, мама, - надула губы девочка. - Это был их секрет, мы обещали Габи молчать. И кроме того, разве ты бы разрешила ей бросить Джастина?

    Леди Кларисса вздохнула. Роми была права. Еще вчера женщина пришла бы в ужас, узнав об их отношениях, но сегодня, после всего случившегося, она уже не могла думать иначе. Та воительница, что была в ее видении, смотрела на ее старшую дочь с такой любовью. И эта же любовь светилась во взгляде Зены. Они будут счастливы, и леди Кларисса последняя, кто встанет на их пути.

    - У нас только одна проблема.

    Женщина повернулась к сказавшей это Ромэне.

    - Какая?

    - Объяснить ей, - девочка кивнула куда-то в сторону, - почему они, - она снова посмотрела на все еще целующихся воина и барда, - это делают.

    Леди Кларисса мысленно (вслух она не могла этого сделать) застонала: в двух шагах от нее с открытым ртом и круглыми глазами стояла герцогиня Маргарет. "Да, - подумала женщина, - нам предстоит долгий, долгий разговор."


* * * * *

    Маргарет сидела, обхватив голову и руками и медленно раскачиваясь из стороны в сторону.

    - Боже мой, боже мой, - повторяла она через определенные промежутки времени. - Моя дочь!

    - Наша дочь, - поправил ее герцог МакКуин. Он стоял возле жены и успокаивающе поглаживал ее по плечу. Леди Кларисса тоже присутствовала в комнате, но старалась сделаться как можно более незаметной. Похоже, Маргарет не разделяла ее мнения насчет счастья дочери. А спорщица из Клариссы была плохая.

    - Боже, а как же свадьба? - вдруг вскинулась мать Зены. Грегори кашлянул.

    - Полагаю, что наш сын еще какое-то время побудет холостяком.

    - Это ты виноват! - Маргарет стукнула мужа по руке. - Вечно поощрял ее увлечение машинами и лошадьми. Это все твоя вина!

    - Ну, вот мы и нашли виноватых, - шутливо пробормотал мужчина. Он был уверен, что чуть погодя, когда Маргарет успокоится, то она поймет, что все случившееся не так уж и плохо. Нужно было только подождать.


* * * * *

    Габриэль пристально смотрела на высокую голубоглазую женщину, сидящую перед ней. Это была ее королева воинов, та, чью смерть она оплакивала всю свою короткую жизнь, окончившуюся на рассвете дня зимнего солнцестояния, когда пьяный солдат, перепутав барда с кем-то, всадил ей в живот нож. Она умирала, не сопротивляясь, молясь лишь о том, чтобы встретиться на Елисейских Полях с Зеной; чтобы еще раз почувствовать эти нежные губы, касающиеся ее собственных. И вот эта просьба наконец услышана.

    - Столько лет, - она услышала свой собственный хриплый шепот. - Мы были в разлуке так долго!

    Зена кивнула, не отрывая от нее взгляда.

    - Вечность, - ее голос был таким же хриплым от непролитых слез. - Вечность без тебя, - она криво усмехнулась. - Боги все-таки приготовили мне Тартар.

    - Не боги, - поправила ее Габриэль. - Судьбы.

    Зена помрачнела.

    - Да, - она дотянулась кончиками пальцев до щеки возлюбленной. - Странно. Я помню ту жизнь, но и эту тоже.

    Габриэль улыбнулась ей, и на ее глазах вновь появились слезы.

    - И я. Наша встреча, наши приключения, наши ссоры. Наши примирения. Распятие. Ева. Твоя смерть, - совсем тихо закончила она, потом добавила: - И Джоксер.

    Зена коротко усмехнулась.

    - Его не забыть, - она коснулась губами теплых губ барда.

    - Что стало с Каллисто? - спросила Габриэль чуть позже. Зена коснулась светлых локонов девушки.

    - Ты уже знаешь, что Каллисто - это Вирджиния?

    Габби мотнула головой.

    - Выходит, ее ненависть ко мне была вполне обоснована, - она не стала выпытывать у Зены, что все-таки произошло с Джинни-Каллисто. Все и так было понятно.

    Какое-то время в комнате стояла тишина, но Габриэль знала, что она должна развеять свои сомнения.

    - Значит, и наша любовь - это всего лишь выдумка Судеб? - тихо сказала она, ужасаясь собственным словам. Зена заглянула в ее глаза.

    - И ты веришь этому? Думаешь, я любила бы тебя сейчас, если бы то наше счастье оказалось фарсом, придуманным на потеху трем ошалевшим от скуки женщинам? - она нежно коснулась щеки барда, утирая слезы. - Я знаю лишь одно: если моя жизнь была вымыслом, то моя любовь - это единственная реальность, которая была нужна мне тогда и которая нужна мне сейчас. Судьбы могли управлять моими поступками, но мои чувства всегда принадлежали мне.

    Габриэль смотрела в голубые глаза, такие близкие, такие родные. "Какое мне дело до Судеб, - подумалось ей, - когда рядом со мной моя единственная настоящая судьба, способная затмить собой всю боль прошлого. Мы снова вместе и никто нас не разлучит. Я больше не позволю этому произойти."

    - Обними меня, - шепнула она, и Зена выполнила ее просьбу, прижав к сердцу свою девочку. И, когда они опустились на кровать, две души, слитые воедино, бог войны, незримо наблюдавший за ними, с горестным вздохом перенесся в свой замок.

    - Как дела, братишка? - навстречу ему поднялась из кресла высокая светловолосая девушка с ямочками на щеках. Она подошла и пытливо вгляделась в его сумрачное лицо.

    - Они вместе, - она не спрашивала, а просто подтверждала то, что уже давно было известно и ей, и Аресу. Он кивнул.

    - Ты ведь знал, что так и будет, - Афродита сочувственно погладила его по плечу. Арес горько хмыкнул.

    - Конечно, знал. Особенно, когда ты, сестрица, обманом завладела душой Габриэль. Мне ничего не оставалось, как вернуть им память, иначе они бы просто сошли с ума. И можешь мне поверить, я не испытал никакого удовольствия. Почему их любовь должна быть превыше всего? - он в раздражении стукнул кулаком по столу, но тот выдержал. - А я? Как же моя любовь? Или я недостаточно хорош для нее?

    Афродита покачала кудрявой головой.

    - Дело не в тебе, братик. Они были созданы друг для друга. И они не могут быть разлучены. Ты любишь ее, и твоя любовь может свернуть горы, но они, - она прищелкнула пальцами, пытаясь найти подходящие слова. - Они как день и ночь, свет и тьма. Без них не существовало бы единого целого, того, что мы привыкли считать нашим миром. Судьбы, сами того не зная, сотворили души, которые поддерживают равновесие именно тем, что любят друг друга, не взирая на то, что они абсолютно разные. И разлучить их невозможно.

    - Но я ведь могу попытаться? - сказал Арес, будто убеждая самого себя. Богиня любви улыбнулась ему.

    - Конечно, можешь. И, быть может, однажды, тебе повезет.

    Арес расправил плечи, поцеловал сестру и, не говоря больше ни слова, вышел из зала. Афродита, печально улыбаясь, смотрела вслед влюбленному богу войны, обреченному всю вечность ждать ту, чье сердце никогда не будет ему принадлежать. Ведь они будут вместе: Зена и Габриэль, королева воинов и царица амазонок, Завоеватель и девочка из Потейдии, воин и бард...


* * * * *

    Зена снова не спала. Она стояла у окна, за которым среди зимы бушевала гроза, и просто смотрела на небо, рассказывающее ей свою мрачную сказку.

    - Ты же боишься молний, - тихо произнесла она, заслышав шаги.

    - Рядом с тобой мне ничего не страшно, - и Габриэль, обойдя Зену, прижалась спиной к ее груди, обнимая себя ее сильными руками. - Снег растаял.

    - Да.

    - Расскажи мне что-нибудь, - попросила она, вспоминая их первую в этой жизни ночь под одним одеялом. Зена улыбнулась, касаясь губами ее щеки.

    - Ты слагаешь с себя свои полномочия, мой бард? - поддразнила она девушку. Габриэль покачала головой.

    - Просто у тебя это неплохо получается. Я хочу пополнить твою коллекцию талантов.

    Зена со смехом взъерошила ее волосы.

    - Где-то далеко-далеко, - начала она, - на краю радужного моста, там, где ворчливые гномы прячут свои горшки с золотом, есть озеро с кристально чистой и очень холодной водой. Ни один человек не найдет его, если только не сумеет пройти по радуге. Это озеро могут обнаружить лишь души влюбленных, которые спят, утомившись, в объятиях друг друга. И, пока тела набираются сил, души танцуют на поверхности воды среди белых лилий, распустившихся специально для них...

    - Красиво, - задумчиво сказала Габриэль. - А наши души тоже там бывают?

    - Конечно, - ответила Зена, - но не сегодня. Ведь мы не спим.

    - Как можно лишать их такого удовольствия? - возмутилась Габриэль. - Мы должны срочно заснуть.

    - Потом, - пообещала Зена и развернула девушку к себе лицом. - Первый танец принадлежит нам...

Глава 13

    Весна в этом году была ранняя. Еще не успел закончиться февраль, а на деревьях уже начала появляться листва. Горожане удивлялись происходящему, а Габриэль тихонько улыбалась и молча благодарила Афродиту, которая преподнесла ей этот подарок, помня, что бард всегда любила весну.

    Так что март выдался жарким. Настолько, что купальный сезон решили открыть, не дожидаясь лета. И местная детвора днями и ночами пропадала на пляжах, что расположились довольно далеко от города.

    Габриэль тоже пару раз туда наведалась, но без Зены там было нечего делать. А Зена вот уже два месяца находилась в отъезде. Герцог МакКуин сдержал обещание и познакомил своих сотрудников с новым замдиректора. Зена со смехом рассказывала Габби по телефону, что было довольно смешно наблюдать, как реагировали люди на дочь начальника, о которой ходило столько слухов. Парочку она даже подтвердила лично.

    Кстати, о телефоне. Габриэль со вздохом посмотрела на часы, висящие над доской. До конца пары оставалось чуть больше получаса, а Зена обещала, что позвонит в два. "Успею я домой до этого времени?" - размышляла Габриэль, покусывая кончик ручки. Она очень соскучилась по своей возлюбенной и просто считала минуты до ее возвращения. С того момента, когда Арес вернул им память, все было прекрасно. Конечно, никто так и не узнал, что две девушки, живущие с ними в одном городе - это древние души, которые бог войны выкупил у Судеб. Да и кто поверил бы, если услышал бы такое?

    Габриэль вздохнула и попыталась сосредоточиться на том, что бубнил преподаватель. Надвигался зачет, и следовало бросить последние силы на амбразуру знаний.


* * * * *

    Зена неспеша шла по улице, улыбаясь прохожим. У нее было отличное настроение. Она только что вернулась и теперь направлялась к институту, где училась Габриэль, что забрать ее после занятий. Однако, прежде, чем показываться на глаза своей любимой, воин все-таки решила зайти домой и принять душ. А заодно узнать последние новости.

    Новостей оказалась целая куча. Повизгивающая от радости Роми, повисшая у нее на шее, выпалила их как из пулемета. Зена, разумеется, мало что поняла, поэтому пришлось дождаться Джастина, который сумел перевести восторженную речь девочки.

    Во-первых, снова объявился Арес. Безусловно, никто не был в курсе того, кто он такой на самом деле. Личина Грея бога устраивала. Джастин, рассказав о короткой встрече, протянул Зене отлично известный ей круг.

    - Он оставил. Сказал, что ты знаешь, что это такое. Ты знаешь?

    - О, да, - пробормотала Зена, сжимая в чуть дрожащих руках шакрам. Она и не надеялась, что когда-либо снова увидит его. Честно говоря, ей не терпелось опробовать свое оружие, но она сумела дождаться, когда выйдет на улицу. И вот там уж она отвела душу.

    Во-вторых, Джастин, немного смущаясь, поведал ей о том, что, вполне возможно, они с Роми поженятся будущей весной. Ей как раз исполнится 17. Благословение родителей они уже получили.

    Зена сначала хотела поддразнить брата, но потом увидела, какими глазами он смотрит на болтающую ногами Ромэну, и передумала. Она знала, что точно также смотрела на Габриэль, и ей бы очень не понравилось, если бы кто-нибудь вздумал пошутить на эту тему. Чуть погодя ей пришлось выдержать встречу с матерью. Маргарет держалась холодно, и Зена с грустью поняла, что она так и не простила ей того, что случилось под Рождество. Извиняться Зена не собиралась.

    Зато леди Кларисса с радостью приветствовала ее. Незадолго перед тем, как отец увез Зену осваивать новую профессию, у нее с матерью Габриэль состоялся разговор. Убедившись, что у Зены в отношении ее старшей дочери самые серьезные намерения, женщина с легким сердцем благословила их.

    - Я всегда знала, что Габриэль встретит свое счастье там, где мне и в голову не пришло бы искать его, - сказала она, провожая Зену на вокзал. Зена усмехнулась, глядя на смущенную Габриэль, которая спрятала пылающее лицо у нее на плече.

    - Я тоже искала ее, Кларисса. Так долго, что вы себе даже представить не можете. И, найдя, уже не отпущу.

    Таким образом, вспоминая свой отъезд и радуясь тому, что вернулась, Зена все ближе подходила к воротам учебного заведения, за которыми ее ждала Габриэль.


* * * * *

    - Нет, нет, нет, - возмущенно сказал мужчина, для пущей убедительности мотая головой. - Даже не думай об этом.

    - Но почему? - капризно надула губы богиня любви. - Мне хочется увидеться с ними. Ты ведь ходил туда.

    - Я всего лишь принес ей шакрам, - Арес взял с тарелки кусочек торта. - К тому же, Зены там не было, - он громко вздохнул, чем вызвал у сестры смешок.

    - Да, - проворчал он с набитым ртом, - смейся, я опустился до того, что сам возвращаю смертным их вещи, - он закатил глаза. - Пора кого-нибудь убить. Я что-то начал терять форму.

    Афродита оглядела остатки торта, но брать не стала.

    - В общем, уже поздно, - сообщила она, на всякий случай отодвигаясь от брата. - Я вчера договорилась с Габриэль. Осталось дождаться, пока вернется Зена и...

    Тут она с криком соскочила со стула и бросилась из комнаты, потому что разъяренный бог войны со зверским выражением лица занес над ней десертный нож.

    - Ну, наконец-то, - Арес с довольным видом завладел последним куском торта. - Хоть поем в тишине.


* * * * *

    Едва дождавшись, когда большая стрелка остановится на двенадцати, Габриэль моментально покидала в сумку тетради и, забыв попрощаться с друзьями, выскочила во двор, намереваясь на всех парах домчаться до дома и устроиться перед телефоном.

    - Эй, - знакомые руки остановили ее на полпути, и девушка на секунду замерла, не веря в свое счастье. - Куда вы так торопитесь, мисс Макбрайд?

    - О, боги, - выдохнула Габриэль, бросаясь вперед, плача и смеясь одновременно. День засверкал всеми возможными красками. Не выпуская из объятий Зену, Габриэль оглянулась назад, на окна института, и победно улыбнулась сокурсницам, глазеющим на них со второго этажа. Воин тоже запрокинула голову и махнула им рукой.

    - Зена, я не ждала тебя сегодня!

    - Я знаю, - темноволосая женщина посмотрела на нее и нежно коснулась щеки своей любимой. - Я хотела сделать сюрприз.

    - Тебе это удалось. Самый лучший сюрприз в моей жизни.

    - Ну, у меня ведь...

    - Много талантов, - закончила за нее Габриэль, широко улыбаясь. Зена окинула взглядом ее лицо.

    - Как ты? - ласково спросила она. Девушка покачала головой.

    - Хуже, чем ты можешь себе представить. Почему тебя не было так долго?

    Зена пожала плечами и покрепче обняла барда.

    - Отец настоял на том, чтобы я как следует вошла в курс дела.

    - Так ты теперь у меня важная шишка? - хмыкнула Габриэль и тут же поскучнела. - Будешь часто уезжать, да?

    Зена хитро улыбнулась.

    - Я знаю, тебе хотелось бы этого, - за эти слова она получила удар от Габриэль, ойкнула и продолжила: - Нет, я предложила главный офис перенести сюда.

    Бард удивленно моргнула.

    - И никто не возразил?

    Зена сделала невинное лицо.

    - Почему же? Возразили. Но ведь я могу быть очень убедительна, помнишь?

    Девушка захихикала.

    - Еще как помню, - она обвила руками плечи Зены и сцепила пальцы у нее на спине. - А Джастин с Роми...

    - Они мне уже все рассказали, - прервала ее Зена. - Я сначала зашла домой.

    - Ладно, - протянула Габби, - тогда я скажу тебе то, чего ты точно знать не можешь.

    - И что же? - насторожилась Зена, ожидая подвоха. Габриэль триумфально улыбнулась.

    - Арес и Афродита зайдут к нам в гости.

    Зена издала непонятный звук, который при большом желании можно было расценить как смешок.

    - Тебя что-то не устраивает? - осведомилась бард. Зена выпрямилась.

    - Нет, что ты, просто представила себе эту встречу. Дорогие мама и папа, это Арес, бог войны. Мы с ним были знакомы еще в Древней Греции. Кстати, именно он убил мою бывшую подругу, чтобы заполучить мою душу. А это Афродита, большая поклонница моего барда и просто хорошая подруга. Кстати, именно она пыталась помешать Аресу завладеть моей душой. Да, родители, а я вам еще не сказала, что я бывший Завоеватель, Гроза Миров, Разрушитель Наций и вообще...

    - Ладно, ладно, - смеясь, оборвала ее Габриэль. - Я все поняла. Встретимся где-нибудь на нейтральной территории.

    - Это уже звучит лучше.

    Девушка качнула головой.

    - Я так по тебе скучала.

    Воительница мягко улыбнулась.

    - Знаю, потому что я тоже скучала. Ты даже не представляешь, как мне хочется поцеловать тебя, - призналась она. Бард вскинула брови.

    - Так в чем же дело?

    Зена усмехнулась.

    - Как скажешь.

    Спустя долгих несколько минут Габриэль с сожалением оторвалась от губ своего воина.

    - Ты ведь больше не уедешь, правда?

    - Никогда, - пообещала Зена, ближе притягивая девушку к себе. - Я ужасно тосковала.

    - Я тоже, - Габриэль запустила пальцы в волосы цвета вороного крыла. - Это были долгие месяцы, - она прищурилась. - Знаешь, я с детства мечтала, чтобы мой вернувшийся из далекого путешествия возлюбленный посадил меня на коня и увез туда, где заходит солнце.

    Зена обняла ее.

    - Ну, коня у меня нет, зато, - она подмигнула барду, - могу предложить кое-что другое.

    И с этими словами она подхватила на руки опешившую Габриэль.

- Зена! - девушка вцепилась в ее плечи. - Ты же надорвешься! Поставь меня!

    - Считай, что я прекрасный принц и его лошадь в одном лице, - ответила Зена, прижимая к груди драгоценную ношу. - Итак, куда держим путь?

    - Прямо.

    - Отлично, - Зена вышла за ворота института.

    - А ведь у меня есть еще одна мечта, - шепнула ей на ухо Габриэль.

    - Неужели? - хмыкнула Зена. Она широкими шагами шла через площадь, и люди уступали ей дорогу.

    - Да, - Габриэль взъерошила ее челку. - Ты, я и никого вокруг. Как тебе?

    Зена резко свернула в сторону.

    - Где, говоришь, это место?


* * * * *

    Воин несла барда на руках всю дорогу и, лишь ступив на влажный от набегающих морских волн берег, опустила ее вниз.

    - Ты устала? - спросила Габриэль, улыбаясь. - Или силы еще остались?

    Зена притянула ее к себе и чмокнула в нос.

    - Когда у меня не будет сил, чтобы заняться любовью с собственной девушкой, ты первая узнаешь об этом.

    - Кто-то говорил о любви? - деланно удивилась Габриэль. - Я такого не помню. Я просто хотела насладиться видом.

    Она со смехом бросилась прочь, прекрасно зная, что не пробежит и пары метров. И, когда сильное тело прижмет ее к нагретому за день песку, а горячие губы завладеют ее губами в страстном поцелуе, она закроет глаза, сдаваясь той бесконечной любви, которая никогда не рождалась и никогда не умрет...

Эпилог

Спустя несколько часов, Зена лежала на спине, глядя в вечернее небо. Голова Габриэль покоилась на ее плече, и ее дыхание быстрым ветерком пробегало по обнаженной коже воительницы. Зена была счастлива. Впервые за много лет ее жизнь снова была наполнена смыслом. "Я ждала этого так долго, - Зена улыбнулась. - Сотни веков мы были разлучены. Нашим душам не суждено было встретиться даже в вечности. Но теперь все по-другому. Судьбы больше не властны над нами. Да и помнят ли они нас, эти равнодушные свидетели чужих потерь? Мы были всего лишь одной ступенькой на их бесконечной лестнице, ведущей в никуда. Кто бы мог подумать, что именно Арес вымолит нас у них?"

    Зена провела ладонью по волосам барда.

    "Я больше не покину тебя, любовь моя. Ни в этой жизни, ни в следующих, а ведь Арес обещал, что их будет множество. И в каждой я буду находить тебя вновь, потому что без тебя я никто. Меня не существовало до той нашей встречи в Потейдии, лишь моя бездушная оболочка сеяла вокруг себя разрушение. Ты заставила меня поверить, что еще не все потеряно. Для меня, для нас. Ты любила меня за мои страдания, за мои мучения, за мою темноту.

    Только одно имело для меня значение - то, что мы были вместе. Это принесло мне больше радости, чем я заслуживала. Быть может, правильно, что Судьбы разлучили нас тогда. Та королева воинов не могла быть такой, какой ты хотела видеть ее, мой бард. Она убила в себе будущее, а прошлое подстерегало ее на каждом шагу.

    Сейчас все по-другому, Габриэль. Мы сможем быть вместе так, как ты всегда мечтала. Мне больше нет нужды убивать, и я знаю, что это радует тебя. В следующей жизни Арес снова попытается разлучить нас, но я верю, что ты сумеешь воскресить во мне ту любовь, которую мы пронесли сквозь века. Я всегда буду ждать тебя."

    Зена искоса посмотрела на девушку. Уловив ее взгляд, Габриэль усмехнулась.

    - Никак не можешь мной налюбоваться? - кокетливо спросила она.

    - Разве ты проживешь хоть минуту без моего внимания? - вскинула бровь воительница и вдруг притянула девушку к себе.

    - Ты права, - довольно зажмурилась Габриэль. - Но, согласись, без меня тебе было бы совсем не на кого положить глаз.

    Зена громко расхохоталась.

    - Я думаю, все будет прекрасно, - мечтательно сказал Габриэль, уютно устраиваясь в сильных объятиях своего воина, - куча приключений, и все такое. Как тогда, в Греции.

    - Ты уверена? - насмешливо спросила Зена и склонила голову, чтобы поцеловать своего барда. - Прошло столько времени...

    - Конечно, - выдохнула Габриэль, когда вновь смогла дышать, - ведь у нас впереди - вечность...


* * * * *

    ...А где-то далеко-далеко, совсем не в этой жизни, высокий темноволосый воин и маленькая зеленоглазая девочка, у которых все еще будет, взявшись за руки, идут туда, где солнце сливается с морем, и притихший бог войны, грустно улыбаясь, смотрит на них с небес...


    Конец.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Эпилог