КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 475123 томов
Объем библиотеки - 701 Гб.
Всего авторов - 221292
Пользователей - 102891

Последние комментарии


Впечатления

Rusta про Кири: Мир, где мне не рады (Юмористическая фантастика)

Весьма неплохо

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Ищенко: Город на передовой. Луганск-2014 (Политика и дипломатия)

какой бред несет эта баба.
и явно, не луганчанка, или писалось со слов, а аффтор, не зная местной специфики употребления слов, воткнул/ла отсебятину.
нечитаемо. и учить историю по этому опусу я бы детям не давал.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Бурмистров: Антология фантастики и фэнтези-23. Компиляция. Книги 1-13 (Боевая фантастика)

Спасибо за релизы произведений отличных авторов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Тишанская: Проклятье старинного кольца (Альтернативная история)

Ежели есть желание, задайте вопрос автору на Литнет)))

https://litnet.com/ru/book/proklyate-starinnogo-kolca-b374998

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Тишанская: Проклятье старинного кольца (Альтернативная история)

вопрос залившему
где тут альтернативная история?
RE:задайте вопрос автору на Литнет)))

сходил.у автора указано
RE:попаданка в другой мир_приключения_магия приключение фантастика приключения дружба становление героя

попаданцы-да, есть.

альт. история-нет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
a3flex про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Класс! Я думал авторов расстреляют, а им позволили преподавать))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Рокоссовский: Солдатский долг (Биографии и Мемуары)

Книгу, правда, не читал, а слушал :), но...

Порадовало, что маршал ни разу не ездил на Малую землю посоветоваться о том, как проводить ту или иную операцию, с полковником Брежневым... Да и Хрущев упомянут только один раз.

Зато постоянно прорывались его нестыковки с Жуковым. Рокоссовский корректен, но мы-то привыкли читать (и слушать :)) меж строк. Особенно грустно было ему, как я понимаю, отдавать в конце войны I Белорусский и взятие Берлина...

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).

Что за тень в твоей душе [ Delen (Dementor)] (fb2) читать онлайн

- Что за тень в твоей душе (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн» ) 1.44 Мб, 456с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Delen (Dementor)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Название: Что за тень в твоей душе?

Автор: DELEN

Бета: Вольха Р.

Гамма: Lavarie

Главные герои: Гарри Поттер, Лорд Воландеморт, Альбус Дамблдор, Новый персонаж, а также прочие герои, которых я решила мучить в своем фанфике.

Пейринг: ГП\??

Рейтинг: R

Жанр: AU\юмор, элементы - романса, дитектива, драмы - короче, полный фарш.

Размер: макси

Статус: закончен.

Отказ от прав на героев: Все герои принадлежат маме Ро, кроме Нового персонажа - он мой и только мой!

Аннотация: 6 год обучения в Хогвартсе. После событий в Министерстве Магии Гарри Поттер начинает по-новому смотреть на происходящее в магическом мире, а так же на свою роль во всем этом безобразии. И как результат - в нем происходят незапланированные кем-либо перемены. А тут и Темный Лорд что-то новое придумал, и Дамблдор, похоже, решил поменять свои стратегии. И к довершению всего на арену вышел «кто-то», кто решил сыграть в спектакле с названием: «Жизнь Гарри Поттера» главную и решающую роль!

Предупреждения: слэш! ООС абсолютно всех героев.

Комментарии автора: Фанфик написан в далеком 2007 году. На данном этапе он совершенствуется в плане стилистики. В целом это легкое произведение, без глубоких переживаний, морали, философии. Думать не придется особо)))

Чисто авторский юмор встречается (если до 7главы вы так и не поняли над чем смеяться, просьба: не занимайтесь мазохизмом - этот фик просто не для вас)

Писалось для борьбы с собственной депрессией, и прекрасно помогло. Поможет Вам - буду рада запатентовать как антидеприсант))))

ПРОЛОГ.

Лето. Конец пятого курса.

Дом № 4 на Тисовой улице вновь принял в свои стены Гарри Поттера. Как всегда без радости. Петунья и Вернон Дурсль решили просто игнорировать племянника: кормить, стирать за ним, убирать даже, но не замечать. Так было безопасней. Дело было даже не в том, что на вокзале к ним подвалила пестрая компания волшебников и ненавязчиво намекнула на свое вмешательство в их жизнь. Нет, тут было другое… В этом году мальчишка вернулся совершенно другим. Молчаливым, мрачным, злым. От его взгляда вяли цветы и трескались бокалы. Что-то в его жизни изменилось, и не в лучшую сторону. И им, Дурслям, лучше держаться как можно дальше от этого ребенка.

Рано утром сидя на террасе, Гарри лениво листал вчерашний «Утренний Пророк». Новостей было много, но они мало отличались друг от друга. Похищения, убийства, проклятия…. И стандартная передовица:

«Сами Знаете Кто вновь возродился, собрал огромнейшую армию и начал сеять хаос направо и налево».

Гарри задумчиво сложил газету и бросил ее на столик. Маглам тоже доставалось, и больше всех. Только они не знали еще кто и за что их так. Пожиратели отыгрывались за все годы вынужденного бездействия. Министерство магии наконец-то прозрело и начало всех предупреждать, включая Министра маглов, хотя тщетно. Поздно. А ему, Мальчику-который-выжил, отвалили столько почестей и поблажек, что никому не снилось за последние четыреста лет.

Вспомнив эту сцену в Кабинете Министра, Гарри прыснул.

Во-первых, ему разрешили пользоваться магией до семнадцатилетия, во вторых, ради спасения себя и близких ему людей сняли запрет на непростительные заклинания. Теперь Гарри Поттер смело мог выйти на улицу и запустить Авадой в прохожего, ссылаясь на то, что он был похож на знакомого Пожирателя Смерти. И ни фига ему за это не будет.

Дамблдор пришел в ужас от этих поблажек, хотел было воспротивиться, но мальчик ему не позволил. Впервые в жизни, он пошел против директора и твердым голосом сказал новому министру магии: «Давно пора. Спасибо», а про себя подумал: «Наконец-то хоть кто-то с головой на плечах».

За день до отъезда из Хогвартса он попросил Хагрида аппарировать с ним на площадь Гриммо. После смерти Сириуса этот дом достался ему в наследство, вместе с эльфом-предателем. И первое, что сделал Гарри, это выплеснул всю свою боль, ненависть и презрение на Кикимера.

- Кикимер, ко мне! Ты знаешь, что я теперь твой хозяин? Да? Наверное, расстроился, бедный, что не Белла или Цисси? - язвительно шептал Гарри, сидя на корточках перед скрючившимся от страха, домовиком. Тот увидел в глазах нового хозяина опасность, но магия принуждения не позволила ему сбежать.

- Круцио! - громко произнес Гарри. И дом наполнился криками существа. Они разносились эхом по этажам, отбивались от стен, заставляя обитателей портретов зажимали уши и прятались за рамками.

- Круцио! - продолжал Гарри, наслаждаясь мучениями предателя. О, теперь он понимал Малфоев и Лестрейнджей. Это действительно может приносить наслаждение и облегчение душе.

- Круцио! - твердо, холодно и беспощадно.

Спустя получаса пытки, эльф лишился чувств.

«Слабенький», - подумал Гарри. - «Ничего, привыкнет. Надо будет наведываться сюда почаще».

И оставив эльфа лежать на полу, убрался восвояси из дому.

Глава 1.

Лето пришлось вновь провести в обществе Дурслей. Директор тактично предупредил их о новой войне, об опасности, которая угрожает Гарри, о смерти его крестного - Сириуса. Но их это нисколечко не тронуло.

Видя равнодушие на их лицах, уже порядком поостывшее сердце Гарри затянулось ледяной коркой. Когда мальчик вошел в свою комнату, следовавшие за ним родственники, пытались съязвить:

- Ничего, что так скромно? Извините, пожалуйста, великий и могучий Гарри Поттер, что его бедные родичи-маглы не обустроили ему соответствующие апартаменты.

Дядя Вернон был на вершине блаженства. Он считал себя великодушным и милостивым с таким ничтожеством, как его племянник. И угрозы на Кинг Кросс ему не сразу вспомнились.

Но взгляд и ухмылка Гарри мигом стерла довольную мину с его лица.

- Да, что вы, дядя. Не волнуйтесь, я же ненадолго. Да и вы тоже вряд ли задержитесь… среди живых. Воландеморт любит убивать моих родственников, так что за вами дело не станет. Вы - последние из ныне живущих. И кстати, магия крови, наложенная Дамблдором на этот дом, защищает меня от него, а не вас!

Дальше Гарри наслаждался видом ужаса на их лицах, дрожи в коленках, истерического вскрика Петуньи и навернувшихся на глаза слез Дадли. «Да, так вам, сволочи, за все годы издевательств, так… Бойтесь спать, бойтесь выходить из дома, отвечать на телефонные звонки, бойтесь чужаков…». Он получил почти что удовольствие от этой сцены - ему стало легче, так же как и в случае с Кикимером.

Дни тянулись медленно. Гарри почти не выходил из своей комнаты, прогулки его не интересовали, да и не безопасно это было. Все время он посвящал учебе. Да-да, до Гарри Поттера, Мальчика-который-выживает-только-чудом, наконец-то дошло, насколько ему повезло в жизни, какой дар он имеет. Пять лет, он как слабоумный, совершенно не ценил его, тратил золотое время на всякие глупости, типа полетов на метле, заклинаний Отрыжки или Подножки, рассматривание зареванной Чжоу и драки с Малфоем. А теперь война, а он - главная надежда мира на победу в борьбе против сил зла, не может сварить элементарного противоядия - раз, залечить порез - два, в близком бою, кроме Экспелеармуса и Ступефай, и применить ничего не может - три. Позор! Как людям в глаза смотреть? Из-за его безответственности и наивности, глупости и расхлябанности (о, Снейпу икается!) страдают близкие и любимые люди. Так больше нельзя!

В доме, оставленном Сириусом, была огромная библиотека. Её специально не трогали, так как она была полна редких фолиантов, книг и свитков, хранивших на своих страницах давно потерянные знания. Такие важные и такие страшные. Черная магия. «А почему нет, - тогда решил Гарри, - раз мне придется иметь дело с самым сильным из ныне живущих черных магов, надо бы узнать поближе его оружие». Выбрав самые полезные на его взгляд книги и справочники, он забрал их с собой на Тисовую улицу. В подвале дома он распорядился, да именно распорядился - Петунья чуть не потеряла сознание от возмущения, но смиренно дала добро, - сделать лабораторию, где упражнялся в приготовлении наиболее важных лекарственных зелий и противоядий.

Теперь нужно наверстать все упущенное. Он спал всего по три-четыре часа в сутки, ел прямо в своей комнате или лаборатории, постоянно учился, совершенствовался, тренировался. Лишь изредка, чаще всего на рассвете, выходил отдохнуть на террасу дома, глотнуть свежего воздуха.

Времени не было даже отвечать на письма, впервые в жизни его раздражало, что ему пишут. Лучше бы было как в прошлом году, когда Дамблдор запретил с ним общаться. Но нет, в этом, похоже, старик дал разрешение всем его заваливать письмами. Рон, Гермиона, Хагрид, Джинни, Чжоу, какого-то фига, Симус, Невил, и половина курса, Люпин и Тонкс, Муди и Кингсли, даже Макгонагал и Помфри раз написали. Все интересовались как он. Как же его они достали!

«Одно и тоже: как ты, как ты, как ты?»- думал раздраженный подросток. - «А разве не ясно? Хреново. Тоскливо. Больно. Я потерял единственного человека, которого любил как отца, который стал отцом, он умер на моих глазах и из-за меня. - Взбесился Гарри, комкая, разрывая и сжигая груду ненужных теперь ему бумаг. «Надоели! Оставьте меня в покое!»

Спустя некоторое время, придя в себя, он написал всего одно короткое сухое письмо:

«Привет, я в норме. Налаживаю дружественные отношения с родственниками. Согрет теплом семейного очага. Не волнуйтесь. Пробуду здесь вплоть до первого сентября. Ваш Гарри»

Размножив его на десяток копий, парень разослал их всем жаждущим ответа. В этом году он не поедет в Нору, ему там просто нечего делать. У него неполных три месяца, чтобы усовершенствовать свою магию. Надо спешить. Воландеморт ждать не будет.

НОРА

За обеденным столом собралась большая компания. Почти весь Орден Феникса, семья Уизли, Гермиона и Дамблдор. Они праздновали… День рождения Гарри Поттера… Без Гарри Поттера. Посему в комнате не было слышно смеха, тостов и песен. Все тихо сидели на своих местах и лишь изредка перешептывались. Люпин мрачно уставился на огонь в камине. Директор тихо спорил о чем-то с мистером Уизли, Рон и Гермиона молча смотрели то на них, то на пустой стул напротив.

- Не верю, что он не приехал. Как так может быть? Почему? Его день рождения! Объясните. - Снова и снова повторял Рон, обращаясь по очереди то к директору, то к Люпину, то к отцу. Но те уже устали объяснять.

- Гарри не хочет праздновать. Он хочет побыть один. Душа желает волчьего одиночества, - в десятый раз за вечер повторил Ремус Люпин, при последних словах болезненно морщась. - Поймите его и простите, он пережил большую потерю.

- Но мы его друзья, мы его поддержим, утешим, поймем! - вставила Гермиона.

- Да, но сейчас ему это не нужно. У него, наконец-то, наладились отношения с тетей и дядей, они о нем заботятся, вы должны понять. - Вновь объяснил Ремус.

- Думаю, на этом можно закончить праздник. Дети, ступайте наверх, раз торта вы все равно не хотите, нечего вам тут делать. Взрослым надо поговорить. - Твердо высказала свое решение миссис Уизли. Рон и Гермиона нехотя встали из-за стола и побрели наверх. Спустя пару секунд, за ними последовала Джинни, окинув всех присутствующих обиженным взглядом. Они не верили, что это было решение Гарри. Они подозревали и винили взрослых за то, что его сейчас тут нет! Гарри никогда бы не отказался от приезда в Нору на собственные именины ради Дурслей. Им нагло врут. Да, все лгут: Люпин вот в глаза не смотрит, Дамблдор молчит в бороду, а у отца уши цвета моркови. Да, они врут.

- Это что-то. Как же тяжело с ними. Впервые в жизни я рад, что не женат и не имею детей. - С облегчением сказал Кингсли, когда молодежь удалилась к себе.

Взрослые оживились. Стали охотнее накладывать на тарелки куски торта, фрукты. Пошла беседа.

- Кто-нибудь объясните мне, что там с Гарри? А то прилетаю с подарками, а его нет, и не предвидится, и у всех лица, как будто он помер. Я слушаю. - Настойчиво потребовал объяснений аврор.

- А что объяснять? С Гарри не все в порядке. Похоже у него сильная депрессия. Он не желает ни с кем общаться, не отвечает на письма, а если и отвечает, то сухо и кратко. Он отказался ехать сюда, мотивируя улучшением отношений с родней. Короче, он не хочет никого видеть, кто бы напоминал ему лишний раз о Сириусе - высказался Муди.

Все в миг сникли. У Люпина на лбу появились складочки, а миссис Уизли взмахнула предательскую слезинку. « Бедный мальчик» - прошептала она.

- Ну, что ж, пожалуй, мне пора. - Встал из-за стола Дамблдор. - Я передам подарки Гарри, не волнуйтесь. Вскоре увидимся. Артур, не забудь о моей просьбе. Всем приятного вечера. До свидания.

Поклонившись всем присутствующим, он вышел из дома и аппарировал.

ХОГВАРТС

В кабинете Директора в глубокой задумчивости сидел брюнет. Он то и дело перебирал пальцами янтарные четки, смотрел на пламя свечей и ждал.

- Извини, Северус, немного задержался. Как прошла встреча? Ты в порядке? - с этими словами Альбус вышел из камина, отряхивая пепел.

- Да что со мной случится? - саркастически заметил гость, но встретив глубокий встревоженный взгляд, заговорил более сдержанно. - Все нормально, сегодня Круцио досталось Гойлу - он не выполнил поручение. Какое - не знаю, но вряд ли первостепенной важности. Этому тугодуму такого не поручают.

- Чаю, Северус? - кивок. - Лимон, сахар, молоко, как обычно? - снова кивок.

- А как наши дела? - потягиваясь в кресле, небрежно спросил зельевар. Получив чашку с чаем, он удобно устроился, закинув ногу на ногу.

- Сегодня не было собрания Ордена. В Нору съехались все те, кто хотел поздравить Гарри с шестнадцатилетием, - устало произнес директор, отпивая из чашки ароматный напиток.

- Ух-ты, наверное, повеселились! Песни, пляски, танцы. Вино рекой, Мальчик-который-таки-дожил-до-шестнадцатилетия носится на руках, море подарков и поздравлений. Он плачет от счастья и всех благодарит. О, да, я все это живо представляю! - злобно посмеиваясь, профессор Снейп закатил глаза в притворном восхищении.

- Ну, ты и язва, Северус. Недаром от тебя все студенты шарахаются! - прошипела старая волшебница с картины.

Снейпа меньше всего волновало ее мнение, он дальше попивал свой чай и посмеивался, представляя веселье в хибаре Уизли. Но странный усталый вздох вернул его с небес на землю.

- Было как на похоронах.

- Чего? Молли так плохо приготовила угощение? Или решили совместить поминки с именинами? - попытался съязвить Снейп. Опять шипение с картины.

- Нет, Гарри не приехал. Праздновали без него. - Грустно сказал Директор.

- Вот это да! Золотой мальчик пропустил такое! Почему? Объясните тупому? - вскинул брови зельевар. Чего-чего, а такого он не ожидал от Его Величества Грифиндорца.

- Он послал нас… всех с нашими идеями его именин! - услышав эти слова из уст директора Хогвартса, Снейп поперхнулся чаем и вылил его остатки себе на штаны. Тут же раздалось довольное хихиканье с картины напротив.

- Чего?! Послал? Как, прямым текстом? - не верил Снейп свои ушам.

- Именно, Северус, именно. Он воспринял приглашение к друзьям как личное оскорбление. Весь аж затрясся от гнева. Я даже не понял сначала. В его глазах плескалась такая ненависть к нам. Потом я уже догадался, в чем дело: он все еще горюет, и сильно. И видит в желании других веселиться то, что они забыли Бродягу. А он-то нет. Он стал затворником, Северус. Не пишет друзьям. Все время сидит у себя в комнате и читает. Так мне сказала Петунья. Тренируется в заклинаниях. Мало того, он обустроил в подвале дома лабораторию, где варит зелья, да-да, не таращи так глаза, он учится варить зелья. Я видел - лечебные, противоядия, некоторые довольно сложные. Он ушел с головой в совершенствование своей магической силы. - Закончил Дамблдор.

Снейп тем временем прочищал левое ухо, показывая тем, что не верит тому, что услышал. Картина слева вновь подала признаки жизни: «Мойся чаще, грязнуля».

- Да пош… Слышь, Альбус, мне тяжело представить Поттера с книгой, тем более с котлом, но все же если это правда, это совсем не плохо. Даже, хорошо. У него проснулся интеллект от зимней спячки. - Не скрывая удивления, сказал Снейп, принимая из рук старика новую чашку чая.

- Не только интеллект, но и другие качества. Злость, ненависть, ярость, жестокость. Я никому не говорил об этом. Перед отъездом домой, Гарри наведался на площадь Гриммо…

- Посмотреть наследство полагаю. Святоша, а говорил, что ноги его не будет в этом доме, где так страдал его блохастый друг. - Вновь съязвил Снейп.

- Не перебивай. Нет, не для этого. Гарри пошел туда с одной целью - наказать Кикимера. Он мучил его Круциатусом, пока тот не потерял сознание. Потом, бросив его как мусор на полу, молча ушел - закончил Дамблдор, глядя, как вытянулось лицо профессора Снейпа, и уже новая порция чая вылилась тому на брюки.

- Ни фига себе. О-го-го! Идем по следам Воландеморта. Ну, скажу тебе, неожиданно очень. - Ошарашено смотрел на директора Снейп.

- Да, это еще не все - он забрал часть книг по Черной магии из дома, и, судя по всему, их и изучает в данный момент. Я боюсь за него. Как бы из него второй Темный Лорд не созрел, - многозначительно глянув на Северуса, Дамблдор задумался.

- Да ладно тебе - пара книг еще не причина становится Темным Лордом номер два. Парень просто в отчаянии. Вернется в школу, к друзьям, квидичч и все такое и успокоится. Поверь мне. Так и будет, - успокоил старика зельевар.

- Надеюсь, надеюсь… - За окном пошел дождь, добавив уныния и так грустной остановке в комнате.

* * *

День выдался пасмурным, серым и мрачным. Дурсли ушли на кофе к соседям, чем несказанно обрадовали Гарри. Наконец-то тишина в доме: никаких бормотаний Вернона о новых дрелях, сплетен Петуньи, танцующего хип-хоп Дадли - туша под сто килограмм пляшет, что есть мочи, - шутка ли. От его танцев трясся весь дом.

Вчера у Гарри был День Рождения, и сам Дамблдор явился, чтобы препроводить его в Нору.

О, он отказался.

И рассвирепел. Как можно думать о каком-то Дне Рождения, когда пару месяцев назад… он в трауре! Кажется, он послал директора на… и вылетел из гостиной. На следующий день тот же Дамблдор, как ни в чем не бывало, притащил ему кучу подарков, кажись от всего Ордена, от каждого Уизли отдельно, и от всех, кого только можно. При желании, там, наверное, можно было бы найти презент от Снейпа или даже от Воландеморта. Но он не искал. Подарки так и остались не распакованными.

Позволив сегодня себе немного расслабиться, он лег на диван и включил телевизор. Бездумно переключая каналы, он отрешенно смотрел на меняющиеся картинки. Тут его привлекло рыжее пятно. Рон? Нет, это просто жутко рыжий ведущий, а он испугался. Странно, этим летом он не только не скучал по Гермионе, Рону и другим Уизли, но и вообще хотел забыть о них, с их навязчивой заботой.

Он не открывал их письма, не писал ответов, а просто складывал их в ящик. Как мусор. Сейчас он смотрел, как выпендривается рыжий ведущий на экране, что-то говоря про стиль и моду. Гарри увеличил звук.

Тем же вечером, Гарри стоял полностью обнаженный в ванной комнате и скептически рассматривал себя в зеркале.

«Да-с, герой хренов, вид у тебя как у полного дерьма. Тощий, на голове гнездо, лицо-то симпатичное вроде, да вот очки, как у придурка. Не удивительно, что вниманием слабый пол тебя не балует. Да и уважения ты мало у кого вызываешь, особенно у врагов. А они должны уважать тебя. Уважать и бояться. Надо обязательно заняться этим вопросом. Магия - великая сила, говорите?!» - хитро улыбнулся сам себе зеленоглазый мальчик. «Новая жизнь, да?» - отражение подмигнуло.

* * *

Гарри не выходил из подвала с вечера прошлого дня. Петунью этот факт сильно нервировал. Пару раз, занося ему в подвал еду, она наблюдала за жуткими реакциями в котле, и воображение ей тут же рисовало ядерный взрыв и котлован размером в два футбольных поля на месте ее чудного домика. Но она молчала.

К десяти часам на завтрак спустился Вернон, Дадли продолжал еще сладко спать. Наливая кофе мужу и себе, Петунья заговорила:

- Странный он последнее время.

- Кто? Наш придурок? Он таким родился, что забыла? - сухо заметил Вернон, пододвигая к себе чашку.

- Нет, что-то с ним не так. Как будто подменили. - Продолжила блондинка. - А вчера я кое-что заметила. Вечером, перед тем как спустится вниз, он вышел на задний двор. В сумерках я разглядела, что к нему «что-то» подошло, но это был не человек, вручило пакет, кланялось, чуть ли не до пола и исчезло прямо на месте. Потом он после ужина вручил мне конверты - один попросил срочно отправить, это был заказ в «Магазин на диване», ну помнишь ту передачу, а второй с деньгами, в конверте было более 2000 фунтов, Вернон!

- Что?! Где он взял? Украл!? - задохнулся от возмущения дядюшка.

- Я тоже так спросила. А он хитро ухмыльнулся и сказал, как-то странно растягивая слова, мол: «В своем сообществе я - уважаемый и очень обеспеченный человек, не то что некоторые», - продолжила блондинка с лошадиным лицом.

- Вот подлец! Вот скотина неблагодарная! И это после всего, что мы для него сделали! - вскипел Вернон.

- Я уже сомневаюсь, что это наш племянник. Совсем чужой человек стал. - Тихо зашипела Петунья, оглядываясь на дверь, ведущую в холл.

- Наш, чей же еще? Просто переходной возраст начался, вот и все. Не у всех так гладко проходит, как у Дадли. А у него и подавно, он же сумасшедший. Хоть бы дом не взорвал своими… экспериментами, - закончил раздраженно Вернон. Из подвала тем временем доносились тихие, но отчетливо слышимые булькающие звуки.

* * *

Гарри закончил. Он жутко устал, шею ломило, голова была словно набита ватой, но он был доволен. После долгих колебаний он решил за себя взяться.

Перво-наперво он написал письмо в Гринготтс и попросил прислать ему магловких денег. Вечером того же дня гоблин по имени Грохбух лично доставил ему энную сумму на задний двор дома. Весь вечер до этого, он просидел перед телевизором, смотря передачу «Магазин на диване». Таким оригинальным способом он решил заказать себе новую одежду. Негоже Герою ходить в обносках старшего брата, к тому же, на десять размеров больше, чем надо. Он долго не мог решиться со стилем, ведь он был далек от моды и всего такого, но пару наглядных демонстраций по голубому экрану, и он определился. Плюс повлиял какой-то фильм про крутого и супер самоуверенного голливудского героя. Попросив Петунью отправить заказ, он спустился в лабораторию. Всю ночь он варил зелья для улучшения внешнего вида: зелье «Мускулио» - для наращивания мышц. Он четко рассчитал пропорцию. Дабы лишь придать телу приемлемый вид, а не превратится в Шварценеггера. Зелье для быстрого роста волос на голове - надо было заняться прической. Плюс он заказал по совиной почте магические линзы. Они мало пользовались спросом из-за некоторых своих особенностей. В отличие от обычных, магловских, их не надо было вынимать каждый вечер и погружать в раствор, одно маленькое заклинание и порядок. Просто они делались с добавление волос Вейл и придавали одно интересное свойство линзам - глаза становились чересчур притягательными, даже сексуальными. Люди, смотрящие в них, часто вели себя неадекватно, старались понравиться, а некоторые почти влюблялись. Но Гарри это не мешало, наоборот, его это прикалывало. Что плохого, что на тебя начнут заглядываться девчонки?

«Что ж, теперь можно и отдохнуть. К вечеру зелье настоится и можно приступать к дегустации», - сонно потянулся Гарри, разминая затекшую шею, и стал подниматься наверх. Буркнув приветствие тете и дяде, он взял один бутерброд и под пристальные взгляды направился к себе.

* * *

- Как там Гарри? Почему он не пишет? А вдруг пришибленные на всю бошку родственнички опять замуровали его в чулан, отобрали палочку, заперли Буклю в клетке, вот он и не может нам написать. Надо спасать человека! - изливался в догадках Рон двум сидящим напротив девчонкам.

- Успокойся ты, Дамблдор часто наведывается на Тисовую улицу. С ним все в порядке. И палочку у него никто не забирал. Ему, между прочим, разрешили магией пользоваться, и не только… - успокоила его сестра.

- Что ты имеешь в виду под: «И не только»? - удивилась сидящая рядом Гермиона. Джинни замялась, с опаской глянула на двери в комнату и тихо продолжила:

- Ну, я кое-что подслушала… мама с папой увлеклись и не заметили меня на лестнице, и я смогла расслышать часть их разговора. Гарри разрешили пользоваться Непростительными заклинаниями, в случае крайней необходимости, конечно.

- Ух, ты! - воскликнул Рон, аж подпрыгнув на месте. - Малфоя бы Гарри под горячую руку, он бы его в…

- Рон, ты дурак! Это ж серьезно! - шикнула Гермиона. - Как Дамблдор такое позволил? Это ужасно. Непростительные!

- И правильно, что разрешил, - встал на защиту друга Рыжий. - А вдруг в город нагрянут Пожиратели? Да, к дому номер 4 они не подойдут, а вот соседние - пожалуйста. Вряд ли Гарри будет сидеть и спокойно смотреть в окно на то, как жгут, рушат и убивают через дорогу. Он обязательно вмешается. - Продолжал Рон.

- Министерство, Орден... - Пытались хором вставить девочки.

- Ага, сейчас, нашли силу. Да пока они соберутся, там половина улицы поляжет под Авадами, - закончил он. - Нет, я считаю это правильно.

В комнате повисла тишина. Все смотрели в окно. Но знакомой совы на горизонте никто не увидел.

* * *

Гарри, удобно устроившись на кровати, с увлечением читал очередную книгу по заклятиям. Раздел, посвященный болевым заклинаниям, поверг его в шок. Столько всего было, что он никак не мог понять, почему же так все боятся Круцио. Ведь есть вещи похуже. Но внимательно почитав, понял - Круцио был легче, другие тяжелее давались в обучении, не все маги могли освоить их. Только самые сильные. Гарри мысленно представил Беллатриссу, и его руки сжались в кулаки. «Я сильный, я овладею ими и тогда, Белла, поговорим о наслаждении в чистом виде. Я никого не представляю под их действием, кроме тебя».

Стук в дверь прервал его размышления.

- Да. Войдите! - громко сказал он.

Дверь открылась и в комнату вошла Петунья, держа в руках огромную посылку.

- Тебе пришел твой заказ. - Брезгливо сказала она, поспешно ставя коробку на стол, как будто там были живые мыши, а не вещи.

- Отлично. Подождите, тетя Петунья, заберите, пожалуйста, этот мусор и сожгите его. - Гарри указал на ворох одежды в углу, кучей свалянной прямо на пол.

Петунья перевела свой взгляд на то место и вскрикнула:

- Но это одежда Дадлика, которой мы прикрыли твои неблагодарные плечи… как ты смеешь называть ее мусором! - моментально рассвирепела Петунья, сверля глазами племянника.

- В МУСОР! - громко и отчетливо повторил Гарри, приправив свой голос оттенком презрения и ненависти.

Петунья задохнулась от гнева, но молча собрала вещи и быстро удалилась из комнаты.

Гарри резко сел, глубоко вздохнул и мысленно сказал сам себе: «Пора». Подхватив коробку, он удалился в ванную. Внизу были слышны гневные крики тетки, которая распылялась перед мужем и сыном. «Психичка» - подумал Гарри.

Наложив на двери ванной запирающее и заглушающее заклятие, он стал раздеваться. На столике уже стояли колбы с готовыми зельями.

Спустя полтора часа, дверь ванной открылась и дядя Вернон, все это время дежуривший под ней, дабы лично в глаза заявить очкастому нахалу, кто в доме хозяин, с криком упал на собственный зад. Тетя Петунья, услышав мужа, бросилась наверх, думая, что этот малолетний псих превратил ее супруга в жабу или крота, и замерла на ступеньках, увидев Гарри. Дадли выскочил на шум из своей комнаты и застыл в дверях.

Гарри Поттер молча обвел всех взглядом и неспешным шагом прошел в свою комнату, довольный произведенным эффектом.

Глава 2.

Проснувшись на следующее утро, Гарри долго нежился в кровати. Он решил, что заслужил законный отдых сегодня. Душа его пела: «Как же классно я себя чувствую!». Мальчик потянулся, поднял вверх руки и с радостным криком выпрыгнул из кровати.

Похоже, погода поддерживала его радостное настроение, так как на прежде пасмурном небе наконец-то показалось солнце.

Раздвинув шторы и открыв окно, он всей грудью втянул в себя свежий воздух.

«Да, определенно классно!»

Достав из тумбочки коробку с линзами, Гарри аккуратно вставил их в глаза. Сначала было неудобно, потекли слезы, но через пару минут все прошло. Потом пришла очередь шкафа. Внутри было большое зеркало в рост человека, которое вместо «худорбы» с патлами в разные стороны и очками в круглой оправе, отражало симпатичного парня с телом Бога, длинными до пояса волнистыми волосами и такими глазищами, что самому можно было влюбится. Гарри довольно зацокал языком.

«Мускулио», как и требовалось, не сделал из него тяжелоатлета, а лишь слегка прибавило мяса на костях, причем довольно удачно - он сразу стал шире в плечах, стройнее и ноги казалось, зрительно удлинились. Шея тоже заметно окрепла, лицо слегка изменило форму, придав чертам лица резкость, и в то же время сексуальность. Сильно удлиненные волосы идеально лежали на голове. «Ага, вот что мне нужно было - под своей тяжестью они больше не топорщатся в разные стороны, а плавными волнами падают на плечи. Наверное, надо их слегка укоротить, а то хоть в косу заплетай». Взмах палочкой, заклинание ножниц и дефект исправлен.

«Ну, что же, пошли смущать родственничков, Гарри?» - отражение смеялось.

«Что оденем-с?» Скрип второй дверцы шкафа. «Как на счет «все думают о розовом?» - Гарри засмеялся.

Выбрав все черное, он стал медленно одеваться, наслаждаясь процессом. Новая неношеная одежда совсем иначе чувствовалась на теле, чем обноски Дадли. Через пятнадцать минут он вновь взглянул на себя в зеркало.

«Красавец!»

И довольно насвистывая что-то, принялся расчесываться. Это получалось плохо, Гарри засмеялся, бросив это бесполезное дело. Взмах палочки и он готов сниматься в рекламе шампуней.

«Нет, сегодня я определенно не хочу сидеть дома. Куда податься бедному студенту?». С этими мыслями он спустился вниз и пошел на кухню.

Все семейство чинно восседало за круглым столом и жевало завтрак. При виде племянника дядя Вернон покраснел и стал быстрее жевать тост. Тетя Петунья машинально стала намазывать второй, потом третий слой арахисового масла на тост, затем механически положила на него ломоть бекона, накрыла помидором и подсунула на тарелку сыну. Дадли с невозмутимым видом все это сжевал, при этом делая вид, что ромашки, изображенные на чашках, это самый красивый рисунок, когда-либо нарисованный человеком. Гарри улыбнулся и прошел на свое место.

- Доброе утро! - поздоровался он.

- Доброе. - В один голос произнесли Дурсли, не поднимая глаз.

«Интересно, чего это они? Не отошли от вчерашнего шока, что ли? Я вроде не голым вышел, хотя не помню» - подумал мальчик и улыбнулся.

Неспешно завтракая, он пытался придумать, чем сегодня себя любимого занять. Ответ на мучавший его вопрос влетел в окно. Большая серая сипуха уселась на спинку стула и протянула ему лапку, к которой был привязан конверт.

«Хм, а где же вопль баньши: «Поттер, никаких сов в моем доме!». Что-то с ними не так сегодня. Может, я, и правда, голым вышел?» - думая об этом, Гарри вскрыл письмо.

Стандартное письмо из Хогвартса и список новых учебников.

- Прекрасно. Сегодня я покину вас на целый день. Я уезжаю в Лондон за учебниками... ничего, дядя Вернон? - сказал Гарри, вкладывая письмо назад в конверт, и глядя на родственничка.

- Как хочешь, нам то что… - прошипел дядя, даже не подняв глаз на племянника. У Гарри был шок. Что-то сегодня сдохло в Запретном лесу, и видимо в муках.

- Вызовите мне такси, я сам заплачу. Не волнуйтесь. - Вежливо попросил он и встал из-за стола.

* * *

Около полудня Гарри стоял у дверей Дырявого котла. Медленно потянув на себя дверцу, он вошел. В баре было непривычно пусто. Старик Том, бармен, лениво натирал бокалы.

«Бедный, из-за этих Пожирателей у него все клиенты разбежались. Надо подержать его» - и Гарри подошел к стойке.

- Чем могу служить молодой человек? - весело отозвался Том, не веря в свое счастье. «Ну, хоть один клиент за день».

- Фруктовый Глинтвейн… - Гарри решил пошутить, но, судя по взгляду Тома, тот его не узнал, и даже не возмутился тем, что подросток заказал себе спиртное.

Радостно нырнув под стол, он извлек оттуда запотевшие бутылки красного вина и коньяка, взмахнул палочкой, и на столе тут же возникли сахар, гвоздика, плоды аниса, корица, лимон и пара яблок.

У Гарри отпала челюсть, а Том, не замечая состояния молодого человека, мило все это смешал, нагрел, налил в изящную чашку и поставил перед дорогим клиентом. Пришлось пить.

- Ах, молодой человек, какие нынче времена настали тяжелые. Это ужасно. Мой бизнес разваливается. За день не больше десятка клиентов, почти нет постояльцев, все боятся. Ума не приложу, что и делать. - Начал изливать душу хозяин таверны. Гарри молча пил, слушал и сочувственно кивал. Старику понравился благодарный слушатель, и он предложил мальчику попробовать его фирменный коктейль. Гарри согласился, сам не зная почему.

Окончательно развеселившись, Том принялся за дело. Его, похоже, не смущал тот факт, что он спаивал ребенка. А Гарри уже немного дало в голову, чтобы его это смущало. Он вальяжно расположился на стуле, облокотившись на барную стойку, и стал наблюдать за приготовлением коктейля.

До него не сразу дошло, что бармен смешал со льдом водку, апельсиновую настойку, лимонный и апельсиновый сок, и просто добавил воды в бокал. Сверху посыпал сахарной пудрой и поставил перед мальчиком. Сам же уселся, напротив, с таким же напитком и поднял свой бокал: «За будущее, счастливое будущее. За Гарри Поттера!».

Гарри покраснел, поднял свой бокал и пробормотал: «За будущее, за меня!»

Через час Гарри соизволил почтить своим присутствием Косую аллею. Ему было уже хорошо, даже слишком. Он не был пьяным, так навеселе, и все еще соображал, только вот ноги плохо слушались. Том как узнал, что перед ним Мальчик-который-выжил чуть с ума не сошел от радости, отказался брать с него деньги, угостил еще одним коктейлем, и мало того назвал последний в честь своего юного героя. «Вспышка молнии - любимый напиток Гарри Поттера!». Эта вывеска тут же стала украшать барную стойку, вход и выход таверны. Гарри старался не думать, что он скажет Дамблдору и прочим. К тому же, в баре сова доставила ему письмо от Рона, в котором тот приглашал поехать с ними завтра за учебниками. Гарри коротко ответил:

«Спасибо, я уже все купил, сегодня.

До встречи на платформе 9 и 3\4.

Гарри»

Для начала он отправился за учебниками. Продавец, милейшая женщина подошла к нему сзади, когда он перебирал книги по трансфигурации. Она быстро учуяла специфический аромат, исходящий от клиента, и громко возмутилась:

- В этой книге вы не найдете заклинания как булыжник трансфигурировать в бутылку пива.

От неожиданности Гарри подпрыгнул и обернулся. Лицо напротив, имевшее вид акулы, тут же преобразилось и покрылось румянцем.

- Что тебе нужно, милый мальчик? Миссис Блотсс с радостью покажет тебе тут все, поможет найти все что угодно. - Защебетала женщина.

У Гарри чуть глаза на лоб не вылезли.

«Интересно, кто из нас пьян?» - подумал Гарри, и молча сунул ей список. Через полчаса он окончательно протрезвел, благодаря намекам миссис Блотсс, не самым приличным, конечно. Он просто вылетел из магазина, едва успев расплатиться. С него не хотели брать деньги, не только потому, что он Великий Поттер, а потому, что у него был очень соблазнительный… Хм, кажется, он перестарался с «Мускулио». Теперь ему стало страшно заходить к Мадам Малкин за мантиями. Но надо было.

К его счастью хозяйка магазина обслуживала клиентов, и он смог тихо прокрасться на диван в конце зала и закрыться газетой. Ему стало смешно, когда он вспомнил весь сегодняшний день с самого утра. Клиенты удалились, и мадам Малкин занялась Гарри.

- Чем могу служить, молодой человек. У нас новая коллекция праздничных мантий, на любой вкус, школьные… - мило защебетала женщина. Ох, лучше б Гарри не опускал газету…. Женщина глянула на него, потом в его глаза, облизнулась и уже совсем другим голосом добавила: - У нас также есть в продаже прекрасное белье.

Мальчик-Который-Выжил, захотел умереть.

- М-м-мне мантию, школьную и праздничную, п-пожалуйста,- пролепетал он, краснея. Нет, с «Мускулио» он точно перестарался.

Через час он вышел из магазина, не желая больше ничего. Он чуть ли не бегом добрался до Дырявого котла, потом на выход в магловсий Лондон и вызвал такси.

«Домой, домой, домой» - это было его единственным желанием.

* * *

Приехав на Тисовую улицу, и выйдя из такси, Гарри облегченно вздохнул.

День был веселеньким, нет, даже забавным. Единственное, что его волновало, так это то, что он не успел закупить ингредиенты для уроков Зельеварения и не зашел в магазин «Все для квидичча». А так, даже ничего.

Люди не узнавали в нем Гарри Поттера, спасибо линзам, длинной челке и новому телу. Но при этом он все равно притягивал к себе излишнее внимание, особенно женского пола. «Боже, что же будет в Хогвартсе!» - подумал Гарри, открывая входную дверь.- «Я и так сильно популярен благодаря статьям Пророка, плюс внешность поменял. Блин, не знаю, будут ли меня уважать и бояться, но любить-то точно будут…» - звуки, услышанные им, как только он перешагнул порог, вмиг оторвали его от мыслей.

Дикий вой, плач и проклятия неслись из гостиной.

«Пожиратели, Воландеморт, дементоры» - первое, что пришло в голову парню, и с палочкой наготове он влетел в комнату, чтобы тут же рухнуть на пол, запутавшись в каких-то нитках. Хотя нет, не в нитках, в волосах!

«Боже, да что тут происходит!?» - подумал Гарри, но вслух так ничего и не произнес, застыв в изумлении.

Картина поражала: вся комната была застелена волосами, тонной волос, вся мебель, полы, все-все в волосах. Белых… знакомых. А в центре сидел на стуле… Дадли, а рядом, с ножницами в руках, стояла зареванная Петуния, срезающая волосы с его головы. Похоже, она этим занималась, чуть ли не с утра, а сейчас уже полшестого вечера. Дядя Вернон сидел в обнимку с полупустой бутылкой вермута, и уставился на Гарри невидящим взглядом.

- Э-э-э, что тут у вас произошло? - спросил Гарри, едва не умирая от смеха и выпутываясь из кучи волос, когда-то принадлежавших Дадли.

Петунья опять начала реветь, Дадли визжать, а Вернон встал и направился к нему походкой разъяренного бульдога.

- Ты… ты, отродье, это всё из-за тебя! Чем ты… что там было… наш мальчик… он, ты его соблазнил… - ревел он в лицо Гарри.

- Чего?!! Кого соблазнил? - в ужасе вырвался Гарри из рук сумасшедшего дяди. Ему было плохо, но он не знал от чего: от выпитого в Дырявом котле, от перегара дяди Вернона или от мысли, которая возникла от словосочетания «Соблазнил Дадли».

- Он выпил зелье, которое ты сварил. Х-холтел похудеть и стать привлекательныммммм - заревела тетя Петунья, а Дадли ей подпел.

Тут до Гарри дошло. Видать, его братика так впечатлили метаморфозы, что и он решил попытать удачу. И ясное дело, никого не спросив, залез в подвал и отхлебнул не меньше половника зелья для быстрого роста волос, не иначе. А пить-то надо было от силы рюмку. А оно к тому же уже и перестояло.

Конечно, главной целью было зелье «Мускулио», но где тупому Дадли знать, что Гарри сварил его ровно 300 грамм, так как дорогое оно было жутко, и ясное дело - его не осталось.

Гарри подполз к креслу, сел и прикусил кулак, чтобы не скончаться от смеха, рвущегося наружу. Как это остановить, он подумает потом, а сейчас…

Звонок в дверь… дядя Вернон идет открывать. Петунья с ужасом смотрит ему в след, Дадли бледнеет. Звук открываемой двери, тихое приветствие, шаги и в комнату заходит Альбус Дамблдор собственной персоной, а следом за ним - Северус Снейп. Лица обоих требуют фотографа, особенно лицо Снейпа! Неверя во все происходящее Гарри Поттер начинает дико ржать.

НОРА

Сегодня был классный день. Семья Уизли в полном составе сидела в гостиной и пила чай с печеньем. К ним в гости зашел Ремус Люпин и Аластор Муди. Они принесли хорошие новости - удалось предотвратить нападение дементоров на один город и изловить парочку Пожирателей на горячем. Пока радушная хозяйка, Молли, угощала всех, ее младший сын, Рон, тем временем, с нетерпением торчал у окна и ждал чего-то.

- Рон, в чем дело? Ты сам не свой. - Спросил Аластор, от которого ничего не могло утаиться.

- Сегодня прилетели совы из Хогвартса, и он пригласил Гарри поехать с нами за учебниками. - Ответила за него миссис Уизли.

- О, да. Новый учебный год. - Мечтательно произнес Люпин, - Гарри он пойдет на пользу, надеюсь, он немного оправился от трагедии. Думаю, да. Все лето в полном одиночестве. Я его понимаю, порой это надо, но все же нельзя быть волком-одиночкой.

- Слышишь, Рем, почему у тебя одни волчьи сравнения, а? - спросил Муди, криво ухмыляясь.

- Догадайся сам, Шизоглаз. - ответил тем же Ремус.

- Летит, Стрелка летит, он ответил! - заорал во все горло Рон. Пока сова долетала до окна дома, вся семья Уизли, Гермиона и гости уже стояли внизу и готовы были оторвать письмо вместе лапами. Рон снял письмо, открыл его и молча прочел. Потом нахмурился и посмотрел на присутствующих с тоской.

- Ну, что ты молчишь? Что написал Гарри? Он приедет, да? Что за лицо Рональд Уизли? - выскочила вперед миссис Уизли и выхватила письмо из рук сына и прочитала вслух.

«Спасибо, я все уже купил, сегодня. До встречи на платформе 9 и 3\4. Гарри».

- ЧТО?!! - взорвало гостиную комнату.

- В смысле купил? Когда? Как? С кем? - кричал Аластор Муди, бешено вращая глазом.

- Сегодня? Почему не знали? А кто его сопровождал? Почему Дамблдор умолчал об этом вчера при встрече? - опешил Люпин.

- Так, где в этом доме камин, я переговорю с директором - единственное правильное решение принял мистер Уизли. И направился к камину. Все молча уставились на него.

Некоторое время вся честная компания наблюдала… спину мистера Уизли, в то время как его голова была в камине и общалась с кем-то.

Когда он, наконец, выпрямился, то на него в ожидании объяснений смотрели несколько пар глаз.

- Директор отправился на Тисовую улицу. Он ни сном, ни духом не ведает о поездке Гарри.- Сообщил бледный мистер Уизли черным от пепла ртом...

ХОГВАРТС

В кабинете директора Хогвартса обсуждались планы дальнейших операций Ордена Феникса. Были приняты кое-какие изменения в ходе доклада главного шпиона, и сейчас обсуждались необходимые меры по охране учеников во время поездки в Хогвартс. Разговор был прерван мистером Уизли, вернее его головой, без приглашения вылезшей из камина.

- Извините, Альбус, но это срочно. Тут такое дело, а почему вы не сказали нам ничего? - произнесла голова.

Лицо директора вытянулось в непонимании происходящего, Северус окинул Артура фирменным взглядом: «Ты - слабоумный, смирись!», а Макгонагалл тут же начала волноваться.

- А поточнее, мальчик мой, а то я не понимаю, что я должен был сказать вам? - удивленно произнес Дамблдор.

- Ну, про Гарри? - продолжил Артур.

Дамблдор нахмурился, Снейп сделал то же самое: «Оп-ля, опять проблемы с Поттером, давно не было», Макгонагалл побледнела.

- То есть, про Гарри? - переспросил директор.

- Ну, мы получили от него письмо, где он написал, что сегодня посетил Косую аллею. Почему вы не предупредили нас, что его туда сегодня повезут. Дети так хотели… - тут Артур замолчал, видя, как лицо директора стало пепельным, у Снейпа багровым, а Макгонагалл и вовсе парализовало.

- А его никто туда и не возил!! - вскочил Дамблдор, и голова от страха и неожиданности наелась пепла.

Температура в кабинете стремительно стала расти, Дамболдор заходил взад-вперед, Снейп вновь взял янтарные четки директора и попытался с их помощью успокоиться, Макгонагалл же пила валерьянку, причем в своей анимагической. форме. Масла в огонь добавил как всегда Хагрид, ввалившись в самый неподходящий момент.

- Я тока из Лондона. Все сделал-с. Того, ага, да. Вот, вспомнил… - Снейпу уже и четки не помогали, - был у Тома, у него кажись как его, бзик от стресса, вот. Говорит, что к нему сегодня приходил Гарри Поттер. При чем и не Гарри вовсе, пил с ним его коктейль, разрешил назвать того, коктейль, в честь его самого, Гарри, и еще что-то - забыл… - закончил тираду лесничий, устало сев в кресло, вернее диван, но для него это было кресло, и посмотрел на присутствующих. И сразу понял, что, что-то не так.

Немая сцена. Дамблдор с лицом больного на всю голову старика смотрел на Хагрида, Снейп с раскрытым ртом уставился на того же, причем зачем-то рвал любимые четки Альбуса, а рядом с ним какая-то кошара (тьфу ты, это ж Минерва!) судорожно лакала из миски, кажись, валерьянку (а может, что и покрепче, если по ее виду судить), и в довершение картины - из камина выглядывала голова Артура Уизли, перепачканная пеплом и с вытаращенными глазами.

- Я еду к нему, немедленно - прошептал Директор.

- Я с вами - попросил Северус Снейп.

- Мяуууу!!!! - пыталась что-то до них донести Минерва Макгонагалл, но, похоже, забыла, как стать снова человеком.

- Мы подождем - ляпнула голова в камине и исчезла.

Дамблдор и Снейп мигом покинули комнату, оставив в ней ошарашенного Хагрида и пьяную кошку. Наступила тишина.

«Пойду, обрадую Кикимера, кажись он опять без хозяина» - сказал чей-то портрет на стене.

И тут наконец-то кошка стала вновь профессором по трансфигурации и заорала на весь кабинет, да так, что Хагрид с ногами залез на диван от испуга.

- Идиоты! Северусу туда нельзя, дом под заклятием, у него же метка!

ТИСОВАЯ УЛИЦА.

Из ниоткуда прямо на проезжей части появились двое - старик и более молодой мужчина. Осмотревшись по сторонам, они быстрым шагом направились к дому номер 4.

- Северус, постой. Прости старого дурака. Я ж забыл о заклятье крови! - опомнился Альбус Дамблдор, когда они подошли к газону нужного им дома.

- Ну, спасибо, старый друг, удружил. А если б я помер там прямо на пороге? Поттер, наверное, в миг бы от депрессии излечился! - Саркастически заметил Снейп.

Пару минут директор что-то бормотал, пока вокруг Снейпа не закружили синие огоньки.

- Порядок, Северус, пошли. Будь наготове.

- Я всегда готов! - буркнул зельевар.

Подойдя к двери, Дамблдор нажал на звонок, а Снейп принял свою самую угрожающую позу. Послышались шаги, и дверь молча открыл… ло что-то в стельку пьяное.

Дамблдор промямлил что-то похожее на «Добрый вечер», а вот Снейп впервые примерил на свое лицо новый вид улыбки - «Снейп-идиот». То, что можно считать дядей Гарри Поттера, молча отошло и жестом пригласило их войти. В гостиную.

«Неудивительно, что парень такой баран, 16 лет расти с таким дауном в одном доме» - подумал Снейп и последовал за Дамблдором.

То, что они увидели, превзошло все их ожидания. Комната была похожа на сеновал, посреди которого на табуретке сидело что-то толстое и страшное, а главное, беспрерывно обрастающее волосами. Рядом с ним стояла лошадь с ножницами и обрезала всю эту волосистость с него, при этом без перерыва рыдая и причитая. А, напротив, в большом кресле сидело симпатичное до безумия Чудо мужского пола и пыталось себя задушить своими же руками. Узрев их, оно затряслось в припадке, и в комнате раздался дикий смех… Гарри Поттера.

* * *

К полуночи в доме номер 4 на Тисовой улице, наконец-то, наступил долгожданный покой. В гостиной в гордом одиночестве сидел Альбус Дамблдор, и устало потирал виски. У него жутко болела голова, нет, она просто раскалывалась. Теперь ему нужен был думоотвод, чтобы выкинуть из головы воспоминание о сегодняшнем вечере.

Спустя некоторое время из прихожей послышались шаги и в комнату вошел брюнет.

- Все. Закончил.

Северус Снейп никогда в жизни так не уставал. Да и не смеялся тоже, и в отличие от Дамблдора, он эти воспоминания в думоотвод не отправит.

- Господи, что он выпил? - устало пошептал директор.

- Зелье роста волос, причем перестоявшее положенный срок. Поттер так и остался расхлебаем. Неиспользованные зелья надо сразу выливать. - Спокойно сказал профессор зелий. - А где наш гений?

- Он уполз наверх, в свою комнату. Никак не мог успокоиться, уже начал икать от смеха. Кстати, Северус, ты заметил или мне показалось, что он изменился? - спросил директор собеседника.

- Кстати, о пчелках. Да, что-то в его облике было не то, пойдем, посмотрим. - Предложил Снейп.

Оба профессора поднялись наверх и вошли в комнату Гарри. Там уже было тихо. На столе горел ночник, а хозяин комнаты, даже не удосужившись раздеться, мирно посапывал в постели и мило улыбался во сне. Мужчины подошли ближе и наклонились. Да, это был их Гарри Поттер, только вот, он сильно изменился.

- Ну, теперь, по крайней мере, понятно для чего он варил это зелье... и на себе испробовал, и на брате... - зло заметил Снейп.

«Кормить стали лучше что ли» - удивился Дамблдор, - «хотя, нет, это ж мышцы, парень занялся спортом, решил отправить Тома в нокаут».

Дамблдор довольно ухмыльнулся и повернулся к Северусу, явно желая что-то сказать, но тут же осекся, увидев взгляд, каким тот осматривал своего студента.

- Северус, нам пора! - сказал он тихо и потащил своего коллегу к выходу.

* * *

- Успокоительное, Северус? - заботливо предложил Дамблдор своему явно перенервничавшему коллеге. Того, аж, трусило от избытка чувств. Сразу видно, что единственным желанием, мучившим его, было вернуться и придушить Поттера на месте.

- Да, какая ж он скотина малая! И как ты можешь его защищать?! Весь в отца! Тут с него пылинки сдувают, а он,… без разрешения… самовольно… рискуя собой и другими,… а что он с братом сотворил… уму не постижимо… и забери свои лимонные дольки, у меня нет аппетита, - казалось, сейчас Северуса удар хватит.

Дамблдор же сегодня постарел лет на пятьдесят, не меньше. Сначала перенервничав из-за Северуса, который на каждый вызов Воландеморта уходил, как в последний раз, потом заявление Артура, визит на Тисовую улицу и весь тот кошмар, что ему пришлось наблюдать, а потом и исправлять. Хорошо, что Северус помог, а то б он безвременно покинул этот мир.

Но больше всего его поразил Гарри. Парень действительно учудил. Надо же самому без охраны смотаться в Лондон покупать учебники, мало того, он надрался в баре - это уже точно (хозяину Дырявого котла перепало и от директора, и от Министерства, а завтра достанется от Молли), а потом Дадли. Но больше всего его поразила реакция на страдания кузена - он и не собирался помогать, это было видно, - он развлекался. И откуда в парне столько садизма?

«Хотя у него было у кого учиться», - косо глянул Дамблдор на Снейпа. Тот уже стал успокаиваться.

«Когда рядом нет Поттера - человек человеком, но как только тот показывается в поле его зрения, Северус превращается в неуравновешенного соплохвоста», - подумал про себя директор. - «Завтра, вернее уже сегодня, я поговорю с ним. Попробую отправить в Нору, там за ним хоть смотреть будут». - Решил директор, и устало откинулся в кресле. - «Гарри, что с тобой? Ты так стал напоминать Реддла…».

* * *

О, как ему было плохо!

Пробуждение началось тяжело. Сначала Гарри открыл глаза, потом пошевелился и понял, что лучше не шевелится - тело болело, его тошнило и в придачу жутко чесались глаза. Он попытался подумать, и голова тут же отозвалась на эту попытку страшной болью. «Ого», - пробилась мысль, - «Вчера я перегулял».

Гриффиндорец таки нашел силы и поднялся. Это было ужасно. Дрожащими руками с пятой попытки он взял палочку и с третьей попытки промыл линзы - видеть сразу стало лучше. Но о резких движениях лучше было и не помышлять.

Посидев так немного Гарри неожиданно повернулся к туалетному столику и взял фото в рамке. На нем - счастливые мама и папа кружились в вальсе, а рядом с ними прыгал черный лохматый пес. Грусть накатила на него приливной волной.

Вчерашний день показался ему чем-то нереальным. Он вспомнил свое приподнятое настроение, бар, магазины, Дадли и свой собственный смех. Кажется, у него был нервный срыв. Откинувшись назад на кровать, он потер лоб и попытался еще что-то вспомнить. Ах да - к нему приезжал Дамблдор и Снейп, хотя... Может, это ему приснилось? По крайней мере, он их помнил стоящими в дверях гостиной.

- Тьфу ты, - выругался Гарри и все-таки встал, подошел к окну и открыл его. Утро или уже день были просто чудесными, и свежий воздух немного улучшил его самочувствие.

- Ладно, справлюсь, где-то у меня был рецепт антипохмельного зелья. Расслабился немного, и хватит - решил Гарри и стал переодеваться.

С расчесыванием опять не вышло, и он обреченно швырнув расческу в угол, вновь воспользовался палочкой. На этот раз она заплела ему колосок. Гарри понравилось. В сочетании с белой рубахой на запах и бардовыми брюками он выглядел… эээ… просто отпадно.

- Интересно, меня сегодня накормят или съедят? - подумал парень, про себя засмеявшись. Первым делом он прошел в ванную, чтобы умыться и очистить зубы, по пути заметив, что в доме царит гробовая тишина. После он отправился в лабораторию и сварил себе антипохмельное зелье. Поттер довольно хорошо наловчился в искусстве зельеварения, и у него не возникло никаких проблем с приготовлением.

Налив в бокал готовое варево, он тщательно прислушался к дому - тихо, как в склепе. Поднимаясь в кухню и по пути отпивая довольно горькое, но в тоже время, несущее облегчение зелье, Гарри подумывал о сытном завтраке. Но…когда, открыв ногой дверь, он прошел на кухню, то застыл в изумлении. За столом сидели люди, которые просто не могли там сидеть, и пили кофе. Они дружно посмотрели на него, а он на них. Гарри втянул воздух и сделал еще один глоток

- Что, голова болит? - спросил Аластор Муди.

- Есть немного - ответил Гарри, допивая зелье и ставя бокал в раковину. Привычка заставила его тут же помыть и вытереть насухо. Гости за ним все это время молча наблюдали.

- У тебя есть что-нибудь к кофе? - спросил Ремус Люпин.

Гарри дернул неопределенно плечами и открыл буфет.

- Печенье, бисквиты, шоколад, что желаете? - спросил он равнодушно.

- Давай все! - сказал Муди и махнул палочкой. Все сласти мигом оказались на столе, сами развернулись и расположились на тарелках. - Кофе будешь?

- Нет, анти… то зелье, что пью нельзя сочетать с кофеином, начнется обратная реакция. Я лучше молока попью или йогурта, если Дадлиус все не выжрал, - спокойно сказав, Гарри залез в холодильник в поисках молока.

За столом никто не пошевелился, только в углу кто-то закашлялся от услышанного. Гарри показался знакомым этот кашель. «Не может быть!». Он обернулся.

На софе сидел Северус Снейп с чашкой кофе, а рядом с ним Минерва Макгонагалл. Снейп выразительно выгнул бровь, показывая, что он удивлен познаниями Поттера, а Макгонагалл нахмурилась, показывая, что реакция Гарри на их присутствие просто оскорбительная. К довершению всего раздался хлопок и посреди заднего двора возник из ниоткуда директор Хогвартса. Он прошел через задний вход прямо в кухню и добродушно так улыбнулся:

- Добрый день, Гарри! Вижу, ты уже выспался. - Гарри кивнул, и вновь заглянул в холодильник в поисках молока. Вновь возникла гробовая тишина.

В следующие полтора часа, Гарри выслушивал гневные речи Ремуса Люпина и Аластора Муди. Каждый из них старался вызвать в нем чувство вины, пробудить раскаяние и попытаться прислушаться к собственной совести. И каждая из их реплик разбавлялась глубоким вздохом величайшего из ныне живущих волшебников, т.е. Альбуса Дамблдора, многозначительным «хм-м» Минервы Макгонагалл и язвительными вставками мистера Никогда-не-видел-шампунь.

Мальчик-которого-смерть-в-упор-не-видит абсолютно спокойно при этом ел тосты, яичницу-глазунью, жареные помидоры, запивал все это теплым молоком и закусывал вафлями в шоколаде. В его душе никак не могла найтись эта самая совесть, так как она сильно затерялась после вчерашнего. Поэтому он нисколечко не обиделся на все слова, обращенные к нему. И даже не расстроился. Его волновал лишь один вопрос, который наконец-то он смог задать.

- А где Дурсли? - спросил он толпу, когда присутствующие закончили пугать его засадами Пожирателей Смерти. Все переглянулись между собой, потом вопросительно посмотрели на директора.

- Они повезли твоего кузена в парк развлечений, чтобы он мог развеяться после вчерашнего инцидента. - Сказал Дамблдор. - Они очень сильно попросили, чтобы ты… мы забрали тебя погостить к друзьям в Нору, мол, тебе надо развеяться от мрачных мыслей…

- Вчера я развеялся, за все лето.Поверьте - мрачных мыслей как небывало. А уезжать отсюда я не собираюсь, - спокойно сказал Гарри, наблюдая за вытягивающимися от изумления лицами присутствующих, - здесь безопасней для меня, и Уизли будет безопасней, если я буду подальше от их дома. К тому же, у меня есть незаконченные дела тут.

- Гарри, твои незаконченные дела - это часом не практические испытания черной магии на кузене? - хитро спросил Муди. Гарри и бровью не повел.

«Ага, про книжки они знают, что ж Дамблдор молчит, значит ли это, что одобряет?» - подумал он.

- Нет, на нем я не практикуюсь. А что, можно? - невинно спросил он, по-девчачьи захлопав ресницами.

Люпин поперхнулся вафлей, Минерва резко вскочила и попыталась дотянуться до его косы, а Снейп, без присущей ему оригинальности, вскинул бровь.

Но Альбус сделав всем знак «слушать внимательно», обратился к Гарри:

- Мальчик мой, ты нас беспокоишь. Мы понимаем, как тебе тяжело. Ты совершенно несправедливо винишь себя во всех грехах, и в первую очередь в смерти крестного. Но это не так. Сириус знал, на что шел, смерть могла настигнуть его в любой момент, ведь сейчас война. Он хотел умереть в битве, как воин, как герой, ведь он… - Дамблдор не закончил, так как Гарри резко встал и посмотрел на него с отвращением.

- Он хотел жить! И жить на свободе, а не в той конуре, в которую Вы его загнали. Его единственным желанием было жить свободным. Не думаю, что он мечтал о смерти из-за хрустального шарика с бредом сумасшедшей предсказательницы! - Крикнул он и направился к выходу. В дверях он притормозил, обернулся и напоследок холодно сказал:

- Помойте за собой посуду.

* * *

Вечером вернулись Дурсли из парка аттракционов. Они, конечно, сильно удивились, когда увидели Гарри, сидящего в гостиной, и как ни в чем не бывало смотрящего «Горца». Но ничего не сказали. Дадли со скоростью света ретировался в свою комнату, прихватив с собой воздушные шарики и кучу сувениров. Тетя Петунья и дядя Вернон уединились на кухне.

Досмотрев очередную серию про бессмертного Дункана Маклауда, Гарри выключил телевизор и поднялся к себе. На душе остался осадок после утреннего визита. Ему вновь разбередили старую рану в душе, вновь сделали больно. Как они могли? Хотелось выть от тоски. Хотелось выплеснуть на кого-то боль и злобу. Хотелось сделать кому-то больно. Кому-то, кого он ненавидит, кто виноват в его несчастье, кто предал его доверие… Кикимеру!

Рот Гарри растянулся в хищной улыбке. «Надо настроиться» - подумал он.

Герой, не спеша, принял ванну, оделся в шелковую пижаму и поудобнее устроился у себя на кровати. Щелкнув пальцами, громко сказал: «Кикимер, ко мне!», перед этим наложив на комнату Заглушающее заклятие. Тот не заставил себя ждать.

Скрюченное, трясущееся от страха существо низко поклонилось ему:

- Кикимер к вашим услугам, хозяин.

- И не только к моим, как мне известно. Как там поживают Малфои, а уважаемая миссис Лестрейндж, а? - улыбаясь, расспрашивал Гарри, накручивая прядку волос на волшебную палочку.

Кикимер попятился, сглотнул слюну и только тогда ответил:

- Кикимер не был у Малфоев, он не видел миссис Лестрейндж. Дамблдор не дает ему покидать дом Блэков, только если хозяин ему не прикажет.

Гарри показательно грустно вздохнул:

- Дамблдор - это конечно хорошо, но… я не верю тебе, Кикимер. И поэтому… поэтому ты будешь мне помогать здесь, в этом доме.

Кикимер насторожился:

- Что нужно делать Кикимеру в доме маглов?

Гарри сделал вид, что задумался.

- Понимаешь, до возвращения в Хогвартс осталось две недели, а я еще не все успел изучить, что хотел. Мало того, мне нужна практика, которой в школе у меня не будет. Поэтому ты мне и нужен. - Объяснил домовому эльфу его хозяин и взял с туалетного столика книгу, ранее специально туда положенную. Эта была книга, посвященная болевым заклинаниям. Кикимер, проживший в доме Блэков всю жизнь и знавший каждый гвоздь в этом доме, сразу ее узнал. И похолодел.

- Ну-с, приступим? - очаровательно улыбнулся Мальчик-которой-собирался-учиться-мстить.

В доме номер 4 по Тисовой улице было тихо.

Глава 3.

Солнце только-только поднялось над горизонтом, озолотив верхушки деревьев. Город Литл-Уингинг еще спал, и дом на знакомой нам улице тоже. В его окнах не горел свет, но один человек уже давно попрощался с Морфеем. Полностью одетый он стоял у окна и всматривался в восход солнца. Сегодня он покидал этот дом. Надолго, а может и навсегда.

Еще вчера Гарри приказал Кикимеру упаковать свои вещи и отпустил эльфа в дом Блэков, чему тот несказанно обрадовался. Правда, ему строго-настрого было запрещено кому-нибудь говорить, чем он был занят последние две недели. Даже портретам в доме.

Сейчас у Гарри Поттера осталось лишь одно незаконченное дело. На столе лежала груда еще нераспакованных подарков, присланных ему на день рождения друзьями. Все это время они лежали у него под кроватью. И теперь как никогда требовали внимания именинника - надо же будет что-то отвечать Рону, Гермионе и другим на их вопрос: «Понравился ли тебе подарок?»

Первый «презент» был от Рона. В коробке Гарри обнаружил набор по уходу за метлой. «Интересно, за какой шиш он его купил?» - подумал он, про себя усмехнувшись.

Вторая коробка была от миссис и мистера Уизли. Там, как всегда, был красный свитер, на этот раз со львом на груди. Почему-то Гарри побрезговал его одеть. А пакет с пирожками, которые, естественно, уже испортились и покрылись плесенью, выкинул в мусорное ведро.

Следующий подарок был от Гермионы. Еще не открыв его, Гарри знал, что там будет книга. Точно! Угадал! Никакой оригинальности. Хотя название интригующее: «Как стать анимагом». Наверное, он ее прочтет.

Подарок от Люпина представлял собой скатерть-самобранку. Гарри прыснул и подумал: «Он думает, что я недоедаю». Аластор Муди подарил ему карманный проявитель врагов. Парень только плечами пожал: «У кого что болит», как и на подарок Кингсли - магловский будильник.

Невилл Долгопупс преподнес ему какие-то семена, а Полумна Лавгут - грибы. Юноша закатил глаза, когда увидел подарок Дамблдора. СНИТЧ! Теперь, наверное, ему стоит ходить с ним по школе, ловить его перед носом учеников и научить Рона визжать от восторга, как это делал Хвост в воспоминаниях Снейпа.

Самый оригинальный подарок был, конечно, от Дурслей - веревка и мыло. Гарри рассмеялся: «Не дождетесь!» Наконец, остался последний подарок - от Хагрида.

Когда Гарри открыл коробку, то у него в горле застрял комок. В коробке была маленькая клетка, а в клетке - чей-то скелет. Кем бы ни было это существо при жизни, но умерло оно жуткой смертью, потому что Хагрид придумал наложить на подарок Заглушающие чары.

«Хе-хе, блеск. Он, наверное, спросит, как я его назвал. Дракула, по-моему, очень красивое имя, и подходит ему… сейчас», - подумал Гарри и закрыл плотно коробку. Запах из нее шел просто одуряющий.

Солнце было уже высоко. За дверью послышались шаги тети Петуньи, направляющейся на кухню. Дядя Вернон закрылся в ванной и, похоже, надолго. Дадли, ясное дело, еще спал - утро у него начиналось в обед.

* * *

Последний завтрак в доме Дурслей проходил в тишине - был слышен только хруст тостов и посербывание чая. Чемодан Поттера давно уже стоял у двери, Буклю он отправил своим ходом - задолбало её таскать в клетке и шокировать маглов на вокзале. Мальчик ждал, когда за ним придут орденцы или представители министерства - Дамблдор и министр никак не могли его поделить. В любом случае, он был счастлив - ему не надо было ехать с дядей Верноном. Это уже хорошо.

В 7.30 он услышал шум подъезжающей машины. Так рано по Тисовой улице никто из соседей не ездил, поэтому это могло быть только за ним. Звонок в дверь. Тетя Петунья с радостью пошла, нет, полетела открывать, и через минуту в кухню прошли четыре «шкафа» в костюмах.

- Кто из вас Гарри Поттер? - спросил шкаф с бородой.

Гарри офигел.

- Я, наверное.

- Ты не похож на Гарри Поттера. Предъяви шрам. - Сказал второй шкаф, без бороды.

- Чего предъявить? - оторопел Гарри Поттер. Такой фигни он и в страшном сне представить не мог. Нет, конечно, все могло быть. Вот, Фадж - вообще придурок близорукий, а министром стал. Чего уж просить от авроров.

- Вы не похожи на колдографию, выданную нам в Министерстве Отделом магического образования. Там мистер Поттер… - спокойно сказал третий шкаф, с лысиной и предъявил фотографию Гарри. Фото с первого курса, - в очках, и шрамом молнией.

«Идиоты!» - подумал Герой.

- На, смотри, могу еще родинку на бедре показать, она у меня в виде полумесяца. Надо? - съязвил подросток, убрав со лба челку. Когда аврор начал сравнивать шрам на лбу со шрамом на фото, Гарри матюкнулся.

- Все в порядке, мистер Поттер. Прошу пройти с нами, мы проводим вас на вокзал Кингс-Кросс, - сказал уже четвертый шкаф, с бакенбардами, и сделал знак Гарри следовать за ним.

- Чтоб вы сдохли!!! - вместо прощания выдал Гарри Дурслям. Хотя это и не им адресовалось.

* * *

Ох, лучше б он поехал с дядей Верноном.

Всю дорогу он был зажат между двумя шкафами на заднем сидении. Разговаривать не разрешалось, останавливаться тоже, и музыку включать эти уроды не согласились (похоже они не умели). Кстати, они предъявили ему свои удостоверения. Это были лучшие мракоборцы года и, кстати, однокурсники Муди. Это была его идея прислать их за Гарри. Муди сразу же перекочевал в список врагов Гарри Поттера, и стоял сразу за Филчем и миссис Норис.

Но, когда наш Герой вышел из машины на стоянке у вокзала, то обмер. Пятьдесят процентов присутствующих там людей были аврорами, кстати, неважно замаскированными под маглов. «На месте Волдеморта, я б уже атомную бомбу сбросил сюда - всех врагов одним махом», - подумал Гарри и несчастным взглядом посмотрел на шкаф с бородой - он был тут главный. Тот типа улыбнулся, за бородой не видно, и подтолкнул мальчика к входу на вокзал.

Гарри еле добрался до платформы 9 и 3\4, и прошел, вернее пара шкафов его пронесли, через барьер. А там, к счастью, его сдали орденцам - Кингсли и Тонкс. От счастья и избавления он чуть не заплакал, но сдержался. Выслушав пару приколов Кингсли, краем глаза наблюдая за Тонкс, которая давилась слюной, глядя на его фигуру, Гарри успокоился. Мимо него проходили его однокурсники - Симус, Невил, Дин, Лаванда и сестры Патил. Но ему ни до кого не было дела. Почему-то захотелось побыть одному или, на крайняк, поговорить с умным человеком о важных вещах. Гермиона не подходила, почему-то.

Поговорив с орденцами минут десять, Гарри без проблем добрался до последнего вагона - его никто не узнал и не окликнул. Там он занял двухместное купе - оно было не больно просторное, но зато желающих на него, почти всегда, не находилось. До отправки поезда оставалось 20 минут, семья Уизли как всегда опаздывала, к тому же, Рон и Герми - старосты, а значит, сначала будут исполнять свои обязанности. Поэтому Гарри расположился с удобством, заказал себе чай и принялся читать «Утренний Пророк». Он и не заметил, как поезд тронулся.

Вскоре чтение последних новостей ему порядком надоело, и он отложил газету. При виде выжженных жарким летним солнцем пейзажей, в его голове зароились мрачные мысли, а грудь сжала непонятная тоска. Он ехал в Хогвартс, когда-то такой любимый, а сейчас... Он даже не знал, хочет ли он туда возвращаться. Хочет ли увидеть Хагрида, Рона, Гермиону, других. «Может сбежать?» - посетила его мысль, но тут же была откинута. - «Везде найдут».

Гарри Поттер вздохнул и закрыл глаза.

- Почему не хочу туда ехать? Не понимаю. - Прошептал он в тишину.

Неизвестно откуда в голове возникла странная мысль, словно и не его, а кем-то подброшенная: «Меня там раскусят, обнаружат, и уничтожат. Не хочу ЕГО видеть».

- Что за глупость? - опять прошептал сам себе Гарри. - Похоже, у меня действительно…, как там Муди сказал - «суровая депрессия». И в Хогвартс я не хочу из-за нее.

В этот мир его вернул чей-то приятный голос:

- Можно присоединиться?

Глава 4

- Можно присоединиться? - вопрос, заданный приятным голосом, заставил Гарри Поттера вернуться в этот мир. Он вздрогнул от неожиданности и посмотрел в сторону покусившегося на его одиночество. В дверях купе стоял мужчина с чемоданчиком в руке.

- Если вас устраивает неразговорчивый сосед-подросток, тогда, пожалуйста, - безразлично ответил Гарри.

Незнакомец ухмыльнулся и прошел. Пока он закрывал двери купе, укладывал чемодан на верхнюю полку и устраивался в соседнем кресле, Гарри успел его хорошенько рассмотреть. Довольно привлекательный внешне и еще нестарый мужчина, возрастом около 35-40 лет, высокий и статный, с гордой осанкой. Идеально красивое лицо, выразительные лисьи глаза, прямой, с чуть заметной горбинкой, нос, чувственные губы. Одет с иголочки, естественно, волшебной. Длинные черные волосы собраны в хвост и перевязаны белой лентой, а в ушах - серьги. Весь из себя - одним предложением. Гарри он кого-то напомнил. А когда он вспомнил кого именно, то презрительно скривился: «Наверное, еще один чистокровный урод. Хм, Люциус Малфой в негативе».

- Ну-ну, неужели прямо такой и урод?! Интересное сравнение парень: Малфой в негативе. Хорошо, что не Дамблдор. А то б пришлось кончить жизнь самоубийством, - насмешливый голос ввел нашего Героя в ступор. Он изумленно смотрел на своего соседа и клипал глазищами, не в силах вспомнить английский алфавит. Незнакомец явно наслаждался происходящим.

- Елы-палы, я чё ляпнул это вслух? - промямлил Гарри, поражая соседа литературностью своей речи.

- Не ляпнул, только подумал, - расплылся в широкой улыбке незнакомец, наблюдая редкую трансформацию человека - лицо у Гарри Поттера вытянулось в ослиную морду. В памяти сразу всплыл урок окклюменции у Снейпа и его вердикт способностей своего ученика в этой области.

- Легимелент хренов! - обиженно надул губы Гарри и набычился. Сосед рассмеялся от души.

Через полчаса они уже мило беседовали.

Если бы случайно проходящий мимо студент заглянул в купе, то подумал, что тут встреча двух любящих родственничков, которые давно друг друга не видели. Между ними как-то легко и непринужденно развязался дружеский разговор, несмотря на разницу в возрасте, с первых слов они перешли на «ТЫ».

- А говорит «неразговорчивый», - мужчина расслаблено откинулся в кресле и закурил сигарету. - Да у тебя парень в языке костей нет. Как, кстати, тебя звать?

- Гарольд, но можно Гарри, - непонятно почему, Гарри решил не раскрываться. Он все-таки умудрился закрыть свой разум при помощи оклюменции, но, похоже, просто его новый собеседник больше не применял легимеленцию по отношению к нему.

- Гарри? Мило. А меня Маркус, - лениво выдохнул сигаретный дым мужчина и сквозь прикрытые глаза стал рассматривать мальчика. У Гарри почему-то по телу побежали мурашки, приятные, даже слишком.

- А фамилия, сэр? - продолжал вопросительно посмотрел на него сосед.

- А зачем? А вдруг - я действительно Малфой какой-то, и приятная беседа будет испорчена. - Улыбнулся Маркус, хитро смотря на Гарри. - К тому же ты тоже намеренно скрыл свою от меня, не так ли? И вот я не настаиваю.

- Правильно, - попытался уйти от неприятной темы мальчик. - Случайная встреча ни к чему не обязывает, завтра мы ее уже и забудем, зачем засорять голову лишней информацией. Долой условности!

Маркус снова улыбнулся и выпустил новый клуб дыма. Гарри явно нравился его случайный попутчик.

- В Хогсмит? По делам? - поинтересовался он.

- Да, деловая встреча. Многообещающее знакомство и целая гора проблем на мою голову, как мне кажется. А ты в Хогвартс? Новый учебный год? Ты, на каком курсе?

- Шестой. Предпоследний, а, может, и последний, - задумчиво сказал Гарри. Маркус удивленно поднял бровь. - В наше время нельзя быть уверенным, что проживешь до следующего дня, не то, что года. Я вот, не обольщаюсь сильно на этот счет. Хотя и не хочется умирать молодым, во цвете лет, так сказать.

- А ты «оптимист», - засмеялся мужчина. - Я вот, в свои-то «годы», планирую жить долго и счастливо, сделать карьеру, встретить кого-нибудь для совместной жизни и т.д. и т.п. Чего тебе о смерти думать, а? Ты б о девчонках помечтал лучше.

В последнем предложении явно слышался сарказм. Но Гарри и виду не подал, хотя в душе у него проснулась змея и уже наметилась на горло собеседника: «Ну, язвить и я умею, и еще как! Пять лет проучится у Снейпа и не научится этому искусству, это было бы неуважением к профессору».

- А чего мне о них мечтать. Это пусть они обо мне грезят по ночам. Я привлекателен, неотразим, соблазнителен и сексапилен (Гарри не знал значение последнего слова точно, но, похоже, оно подходило под его характеристику). Мне не о чем волноваться. Ходи, смотри, выбирай... - для пущего эффекта при этих словах он расстегнул пуговку на рубашке, пропустил собственные волосы сквозь пальцы, томно прикрыл глаза и очаровательно улыбнулся. - Бери!

ШОУ УДАЛОСЬ!

Маркус перестал курить и пораженно уставился на него, теперь уже его лицо трансформировалось в ослиную морду. А Гарри, видя эту реакцию, издевательски похихикал. Про себя, конечно.

- А ты Дон Жуан оказывается? Совращать едешь,а не учиться? Ну-ну, в знаниях, поди несилен - при такой мордахе мозги не нужны, - произнес его новый знакомый, с ноткой разочарования в голосе.

Гарри что-то больно укололо в области сердца - слова задели. Захотелось броситься на нового знакомого с кулаками, но вместо этого он вынул палочку и продемонстрировал Маркусу свои знания в области кулинарной трансфигурации.

Такому в школе не учат! Плюс, не постеснялся продемонстрировать владение беспалочковой магией - щелчком пальцев он запер двери, параллельно наложив на них заклинание Иллюзии. (Отныне, с обратной стороны двери, каждый проходящий видел пустое купе. Заклинание уровня ЖАБА, между прочим). БРАВО! БИС! Гарри Поттер сегодня звезда. Выражение глубокого шока на лице попутчика стало его наградой.

Маркус нескоро пришел в себя, для этого ему потребовалось выкурить еще одну сигарету. Пока он собирался с мыслями, Гарри молча и с очень довольным видом, откупорил бутылку вина и разлил его по бокалам. Маркус молча взял из рук мальчика бокал, насладился букетом и отпил. ЭЭЭ, это был явно не шмурдяк какой-то. Он постарался - вино было не хуже…

«Что он вообще делает в школе?» - единственная мысль пробежала галопом в его пустой в данный момент голове.

- Вынужден признать, что я поражен, - явно нехотя произнес эти слова Маркус. Гарри стал еще довольнее.

- Угу, я тебя понимаю. Меня многие недооценивают. Каждый видит только то, что хочет во мне увидеть, но никто не знает какой я на самом деле.

- Например?

- Вот, к примеру - Дамблдор. Для него я чистый с невинными полмыслами ребенок, не способный на плохой или жестокий поступок. Такая себе добродетель в штанах, ангел без крыльев. Но я же всего лишь человек, к тому же, подросток. Мне также присуще совершать ошибки, испытывать такие чувства, как ненависть и злость, мне тоже порой хочется ответить на подлость подлостью, жесткостью на жестокость. Но он все равно в упор этого не хочет замечать. Почему?

- Самообман, а может он действительно видит тебя насквозь, а эти твои желания считает побочным явлением переходного возраста. Ну, как?

- Мне самообман больше по вкусу. В этом году я стал много уделять внимания черной магии. Он знает, но ни слова не сказал. Хочешь сказать, что самого доброго волшебника в мире это нисколечко не волнует?

- Но ведь и он знает черную магию. И я, кстати, тоже, и в совершенстве. И знаешь, какое мое мнение - магия не бывает белой или черной. Мы сами окрашиваем ее в нужный нам цвет, когда используем ее в каких-либо целях.

- Ха-ха, скажи это тем, кто получил Круцио или Авада Кедавра, - съехидничал Гарри. - Они поспорят с тобой на тысячу галеонов, что это никак не белая магия, и выиграют!

Маркус снова закурил.

- Ты вообще знаешь историю появления этих заклинаний? Как и для чего их изобрели? - спросил он.

Гарри почесал затылок: - Нет, даже не интересовался. Да и так ясно - убивать и мучить.

- Э, нет. Это они такими стали, после применения, но задумывались они с другой целью. Более гуманной. Почитал бы в библиотеке литературу. Уверен, тебе понравится.

- Ладно. Может быть и почитаю. Только вот Гермиона не поймет меня, это точно.

- Это твоя подружка?

- Да какая на фиг подружка?! Это проклятье башни Грифиндор! - Маркус удивленно уставился на соседа. - Да однокурсница она моя, помешанная на учебе и одержимая идеей освобождения эльфов от тысячелетнего рабства. Представляю, что она мне сделает, когда узнает, что я практиковал на своем эльфе болевые заклинания. Убьет, наверное… - Гарри засмеялся.

- Да ты страшный человек, Гарри. Учитывая твои действия и предпочтения, полагаю, ты в Слизерене? Правда, твое выраженьице в начале нашего знакомства - «чистокровный урод» подсказывает мне, что это вряд ли.

- Шляпа полчаса пихала меня на Слизерин, но я отбился и пошел на другой факультет. Я не жалею, так как мне он больше подходит. И я не всегда был таким… жестоким.

- Что же стало причиной твоей... жестокости?

- Смерть… смерть дорогого, самого близкого человека. Единственного родного и любящего меня. Он был мне, как отец, и умер, защищая меня, …и из-за меня... - Гарри сам не понимал, почему рассказывает о наболевшем совершенно незнакомому человеку. Но потом понял - просто ему нужно было выговориться.

- А твоя семья, родители?

- Нет у меня никого, я сирота.

- Тогда все понятно. И твое состояние, и реакция Дамболдора. Действительно не стоит волноваться, это пройдет. Боль потери, одиночество, чувство вины и несправедливости. Вот что тебя сделало жестоким - ты так спасаешься о депрессии и полной апатии, - спокойно рассудил Маркус, глядя на Гарри. - Я был таким же и пережил это. Ничто не бывает вечным, мальчик мой. И эта боль тоже пройдет, раны затянутся, слезы высохнут. Жизнь продолжается.

Если бы это сказал кто-то другой, то Гарри, наверное, запустил бы в него тем же Круцио или придушил. Но, почему-то эти слова в исполнении Маркуса возымели совсем другой эффект... Дело, наверное, было в том, что он его не ругал, не успокаивал, как маленького и слабоумного ребенка, и не избегал ответа. Он говорил с ним, как с взрослым разумным человеком, у которого был тяжелый период в жизни, и которому просто нужно было понимание и поддержка, а не слепая материнская забота.

Гарри молча смотрел на попутчика, его опять охватила тоска, которая мучила все лето и не давала жить. Единственным способом избавиться от нее стало желание отомстить. Поэтому, он позволил темной стороне своей души подняться на поверхность, а светлую, наоборот, спрятал поглубже, дабы она могла оправиться от тех мучений, что терзали его сердце.

Он больше не говорил. Просто сидел и смотрел в никуда. Сейчас ему, как никогда, захотелось вновь увидеть Сириуса, чтобы тот похлопал его по плечу, крепко обнял, сказал, что они будут вместе и все преодолеют.

Маркус медленно достал волшебную палочку, направил ее на подростка и прошептал заклинание. Гарри даже не обратил на это никакого внимания. Он был глубоко в себе, но вскоре понял, что больше не один там, в темноте своей души, с ним кто-то есть, кто разделяет его боль, кто поддерживает его и помогает. Ему стало так спокойно.

До прибытия поезда на станцию оставалось не больше десяти минут. Мужчина и парень сидели за столом и молча пили вино. Первым нарушил молчание Маркус:

- Ты знаком с Поттером? - спросил он.

- Угу, я с ним учусь на одном курсе, а что? - Гарри врал, не краснея, сам не понимая своих мотивов.

- Что ты о нем можешь сказать? - любопытствовал Маркус.

- А что тебя интересует? Обычный, ничем непримечательный, - безразлично сказал Гарри.

- Слышал, что он самовлюбленный эгоист. Слишком высокого о себе мнения, любит, когда восхищаются его персоной, - выдал сосед.

Гарри засмеялся заливистым смехом.

- Это ты со Снейпом общался? Ага, это стандартная характеристика Мистера-Не-Мыл-Голову-С-Рождения, - при этих словах Маркус тоже рассмеялся. Напряжение между ними, вызванное недавним разговором, быстро улетучилось.

- Не имею чести быть знакомым с пресловутым Мистером-Неряхой, Гарри. Интересно, за что он так его любит? Хотя, ладно. О Поттере много слухов ходит среди людей - не знаешь чему верить. Для одних он герой, для других - жертва, для третьих - малолетний нахал. А интересно, ведь он один из самых знаменитых людей в нашем мире... - объяснял Маркус после того, как успокоился.

- Если серьезно, то каждый из обитателей Хогвартса имеет о Поттере свое собственное мнение, и оно сильно отличается от мнений других. Как и меня, его видят таким, каким хотят видеть, - ответил Гарри, при этом нахмурился.

- А ты что о нем думаешь?

Гарри помедлил с ответом, как бы переваривая свои собственные мысли на этот счет. Через некоторое время он сказал:

- Его участи я бы не пожелал врагу, даже самому ненавистному. Быть Поттером - это проклятье.

Громкий свист и торможение поезда возвестили о прибытии в Хогсмит. Пассажиры стали собираться на выход.

Уже выходя из купе, парень и мужчина обменялись прощальным рукопожатием. Гарри было очень жаль расставаться с новым знакомым. Он в нем увидел родственную душу. Но также прекрасно понимал, что встретиться вновь, шансов у них мало. Да и что их может объединить? Маркус зрелый и опытный мужчина, а Гарри - юнец с кучей проблем личного характера. Но все равно, жаль расставаться. С ним он смог стать самим собой, хотя бы на миг. С ним почувствовал себя живым. Прежним. А главное, что-то родное и теплое, что-то родительское было в этом человеке.

- Первокурсники, все за мной! - знакомый голос громыхал на перроне. Десятки малышей стремительно последовали за Хагридом к берегу озера. Там их ждали лодки. На Гарри нахлынули воспоминания… Он и Рон идут вот так первый раз, вдали виднеются огни Хогвартса, их несет лодка через озеро, сердце громко стучит от предчувствия чего-то нового и неизведанного, от радости и надежды на счастливое будущее.

Как же он ошибался... Наивный. Гарри Поттеру судьба отмерила слишком мало счастья и радости в этой жизни. Он рожден для страданий.

По коридору мимо него проходили студенты, а он не двигался с места, погруженный в себя. Он не видел заинтересованных взглядов. Не видел восхищенных улыбок, не замечал тихое перешептывание. Кто-то его узнал. Кто-то окликнул. Маркус положил ему руку на плечо и по-отечески обнял. Гарри очнулся.

Сойдя на перрон, Гарри Поттер в последний раз взглянул на попутчика. Тот ответил ему улыбкой. Сильный ветер сдул длинную челку со лба Гарри. Маркус странно на него посмотрел, но мальчик не обратил на это никакого внимания - он искал Гермиону и Рона, с которыми ему придется объясняться в скором времени.

Глава 5

«Толпа. Толпа. Толпа. Да где ж эти чертовы кареты, мне уже все ноги оттоптали, слонопотамы?» - ругался про себя Гарри, проталкиваясь сквозь живую стену.

Студенты создавали заторы, где только можно, с визгом кидались против течения, если видели кого-то из своих, кучковались посреди дороги, чтобы рассказать последние новости.

- Ну, придурки, приедете в школу, рассядетесь за столами и наговоритесь от души. Так нет же, понимаешь, сил нет терпеть, соскучились, - возмущался сквозь зубы наш герой, когда очередной раз получил чьим-то чемоданом по спине.

Нет, так больше нельзя. Гарри решил переждать и залезть в последнюю карету. Поэтому он двинулся к ближайшей колонне на перроне, спрятался за ней и начал рассматривать толпу. Народ плыл, а знакомых рыжей шевелюры и вороньего гнезда нигде не было видно.

Гарри даже стало немного грустно.

«Похоже, они просто не стали ждать. Еще бы, я целое лето их избегал, вот они и обиделись на меня. Ну и поделом» - Гарри вздохнул и направился к каретам.

Осталось всего две повозки. Гарри подошел к одной, где была пара молодых фестралов. Он ласково погладил их по тощим шеям, посмотрел на уродливые морды и тихо сказал им на ухо: - Все-таки вы симпатичные… чем-то.

- Я всегда так думала, - послышался знакомый голос позади.

Гарри обернулся и, к своей радости, увидел Полумну Лавгут, все такую же полоумную на вид, с немытыми волосами и «Придирой» подмышкой. А рядом с ней стоял Невил Долгопупс. Гарри не мог поверить своим глазам - тот обнимал девушку за талию. «О-го-го, Невил, растем-с. Кто б подумал - кто б представил, что гриффиндорская скромность номер один станет распускать руки». Невил некоторое время удивленно смотрел на него, а потом его глаза полезли из орбит, рот открылся, но ничего из него не вылетело.

- Гарри, Гарри Поттер? - издал он наконец-то булькающий звук.

Гарри рассмеялся. Вид у Невила был просто дебильный, под стать подруге, которая положила свою волшебную палочку за ухо и с интересом смотрела на своего бой-френда.

- Ну, конечно, это Гарри Поттер. Я сразу его узнала, а ты разве нет? Он совсем не изменился, только волосы отрастил и очки снял. Тебе, кстати, так намного лучше, Гарри. - Преспокойно обратилась сначала к Невилу, а потом к Гарри Полумна.

- Спасибо, спасибо. Я рад вас видеть. Э, вы давно вдвоем, а то что-то я не заметил в прошлом году, чтобы вы… начали встречаться.

- Мы начали этим летом, когда вместе отдыхали в Лондоне, в Дырявом котле. Кстати, твой любимый коктейль мне понравился, а вот у Невила от него сыпь пошла. Но ничего, он храбро все перенес, целых две недели, - гордо произнесла Полумна, с любовью глядя на Невила.

Тот моментально покраснел.

- Почему мучился? Ведь можно было принять противоаллергенное зелье, - не понимал в чем проблема Гарри.

- Ну, понимаешь, я не могу его сварить, пришлось бы просить эльфов или еще кого-то, а это означало, что моя бабушка обо всем узнала бы, и тогда мне пришел каюк. Это ж ты можешь себе позволить в шестнадцать пить коктейли, а я вот до тридцати не смею их нюхать, - объяснил Невил и обиженно посмотрел на подругу.

- О, Невил… Стойкость и мужество у тебя в крови, - гордо произнес Гарри, на самом деле умирая от внутреннего смеха. Невил расцвел, а Полумна подарила им обоим самый нежный свой взгляд, какой обычно дарила воображаемым морщерогим кизлякам.

- Ну, что, поедем? - спросил Невил. - А то опоздаем на пир. Вот правда неувязочка - последние кареты двухместные, кому-то придется ехать одному.

И он с надеждой глянул на Гарри. Тот ясное дело быстро понял, что к чему, и решил не мешать влюбленным.

- Я поеду в следующей, может еще кто-то подойдет. Не буду вам мешать, - улыбнулся он и подмигнул другу. Полумна покраснела:

- Ты такой милый, Гарри.

* * *

Напарника не предвиделось. - Гарри был последним. Хогвартс-экспресс пускал пары и готовился отправиться назад в Лондон. Постояв еще немного, гриффиндорец решил все-таки сесть в карету и ехать в замок, но тут чья-то рука обняла его и прижала крепко к себе, и в ухо проворковал знакомый голос:

- Привет, голубок.

- Люциус, - окаменел от неожиданности Гарри. - Что в Азкабане нет мест?!

Через секунду враги смотрели друг на друга, а в руках у обоих были волшебные палочки.

- Вот сюрприз, так сюрприз. Правая рука Лорда Воландеморта, какого-то лешего, лазит средь бела дня по Хогсмиту.

- Что, не рад меня видеть, герой? Малфои, чтоб ты знал, в тюрьмах не сидят и с заключенными не якшаются. - Как всегда высокомерно и растягивая слова, с неизменной фирменной ухмылочкой ответил Люциус Малфой.

- О, а как же Белла? Она там видать в гостях у родственников была? Кем она приходится дементорам - кузиной? - не смог не съязвить Гарри Поттер.

- Ах, ты, засранец, да как ты смеешь! Думаешь, раз шрам на лбу, то можешь чистокровным волшебникам дерзить, полукровка жалкая. - Пришел в бешенство Пожиратель.

- Ради всего Святого, Люциус, разве слово жалкий применимо ко мне? - И тут Гарри заулыбался, повернулся вокруг оси и застыл в картинной позе. Малфой не ожидал таких пируэтов от противника, изумленно распахнув глаза, сделал шаг назад.

- Куда ты дел свои уродливые очки? Избавился, да? Видать мешали постоянно слезы вытирать. Сколько бочек ты выплакал этим летом за своего блохастого друга? - Быстро пришел в себя блондин и решил бить по самым больным местам.

- Плакал? Да ты шутишь, наверное. Плакали те, кто жил со мной. И, кстати, не смей своим паршивым языком упоминать моего крестного, еще и такими словами, а то я все-таки немного не в себе, как бы не применил к тебе чего-то нехорошего. - Издевательски ответил Гарри, при этом скривил такую гаденькую улыбочку, что даже Снейп обзавидовался бы.

Люциус Малфой смерил его презрительным взглядом, давая понять, что он не боится мелких сопляков. В ответ Гарри гордо посмотрел на него, как на помойного жука.

- Ну, так чего ты забыл здесь? - спросил он погодя, отмечая про себя, что, как для беглого каторжника, Малфой уж больно чистый, хорошо пахнет, и одет был как на параде. Значит, паскуда, опять избежал наказания.

- У меня дела, не касающиеся такого выскочки, как ты. Я не обязан тебе отвечать, нахал. - Выплюнув последнее предложение и оттолкнув подростка, Малфой залез в карету.

«Фигня», - подумал Гарри.- «Мне с ним ехать в Хогвартс. Придется постараться и доставить ему удовольствие от этого путешествия. И… Стоп-стоп-стоп! А где же Авада Кедавра и другое?»

- Эй, блондинчик, ты сильно не разваливайся там, нам вместе путешествовать. Посунь свои маклаки в сторону! - крикнул он уже залезшему в карету Пожирателю, и подхватил чемодан. Малфой от такой наглости аж позеленел и заскрипел зубами. А Поттер, как ни чем не бывало, уселся в кресло напротив и крикнул «ТРОГАЙ!».

Карета двинулась так резко, что Люциус, не удержавши равновессия, плюхнулся на свой зад. Следующим его движением был рывок к Гарри и захват его горла в крепкие объятия. Герой не растерялся и двинул аристократа ногой по самым важным органам. Пожиратель застонал и отстал.

- Я знал, что меня многие хотят, но чтоб и ты, Люциус, я удивлен. Но извини, свои поцелуи я кому-попало не раздаю. Природная скромность и чувство брезгливости не дают. - Убийственным голосочком выдал Поттер. Люциус откинувшись на кресло, все еще сгибаясь пополам, подарил ему взгляд полный ненависти.

- Ну, и как ты, сволочь, избежала Азкабана на этот раз? Похвастаться не хочешь? - мило улыбаясь, спросил Гарри. Блондин уже пришел в себя после небольшой стычки с Героем магического мира и принял более подходящую для его личности позу.

- Для человека со связями и интеллектом, которых у тебя никогда не будет, это было не сложно. К счастью, Фаджа заменил еще больший идиот. Так что ты не сильно тут паясничай, сопляк. Темный лорд мало тебе преподал в этом году? Тебя это ничему, похоже, не научило. - Высокомерно заявил тот.

- Да, идиот так идиот. Похоже это болезнь всех чистокровных. Но ничего, все можно исправить. А на счет Воландеморта и его урока, то он усвоился и очень хорошо. Хочешь, продемонстрирую? Наверное, нет, но я настаиваю на показательном представлении. - Сказал вдруг поменявшийся в лице подросток - сидящий рядом человек был просто идеальной кандидатурой для выпускания пара. Малфою стало не по себе, взгляд уж больно напоминал взгляд Милорда, когда тот задумывал очередную воспитательную работу. Малфой приготовился защищаться, но реакция была слабовата, и в его тело полетело милое болевое заклинание.

Дорога до Хогвартса заняла около 20 минут.

* * *

Когда карета остановилась перед воротами Хогвартса, Гарри, довольный собой и светящийся от счастья, спрыгнул на землю. У самых ворот его встречали Аластор Муди и Тонкс, с явным беспокойством на лице.

- Гарри, ты что? Почему ты в последней карете ехал? Мы тут все уже на ушах! - завопил Муди.

- Я долго искал Рона и Герми, поэтому и опоздал, - радостно улыбнулся парень. - Извините за беспокойство, со мной все в порядке, я могу о себе позаботиться.

- Сомневаюсь, что можешь сам. А все старосты помогали Хагриду - в этом году первокурсников тьма, они плыли с ним, а… Что это за стоны из кареты? - услышала подозрительный звук Тонкс, и Муди завертел своим глазом.

- И-и-и, твою… Гарри, что ты с ним сделал?! - завопил аврор, и за воротник потянул назад Тонкс, которая уже намылилась всунуть свой нос в карету.

- Ничего. Мы побеседовали о событиях, произошедших этим летом. Всего-то. Ладно, я пошел. Есть хочу, просто умираю от голода. - Ответил побледневшему Муди довольный собой Поттер и направил свои стопы в замок, где его ждал праздничный ужин.

Когда Гарри Поттер скрылся в дверном проеме, Аластор Муди наконец-то отпустил воротник уже посиневшей от недостатка кислорода Тонкс.

- Аластор, ты кретин! Я чуть не задохнулась! - прохрипела она, параллельно пытаясь надышаться.

- Успокойся ты, - буркнул аврор. Его напарница на силу приняла вертикальное положение.

- Лучше давай посмотрим, кого это Гарри отделал, и может, даже узнаем чем, - шикнул на нее Муди и залез в карету. Там лежал, свернувшись калачиком и постанывая, какой-то блондин.

- Мать моя женщина, это ж Люциус Малфой! - от удивления вскрикнул аврор.

- Да, иди развопи это по всему Хогвартсу, идиот! - рявкнуло тело ему в ответ. - Я придушу этого сопляка. Возомнил себя Царем и Богом.

- Тихо-тихо, не забывай, с кем ты говоришь и где ты это говоришь. Министерство может и повелось на твои басни, но я и Дамблдор знаем, что ты за фрукт, поэтому не выпендривайся. А тронешь мальчишку хоть пальцем, быть тебе «Завтраком дементора», - самодовольно распоясничался Аластор Муди. Не каждый день «поимеешь» чистокровного сукиного сына.

Малфой, окончательно оправившись от неприятной поездки, вышел из кареты с гордо задранной головой - типа ничего не было, и смерил встречающих его презрительным взглядом. Он желал им мученической смерти в животе мантикоры, но… было одно «Но».

Это «Но», кстати, помешало ему скрутить нахала со шрамом тогда на перроне и отправить его к Темому лорду, или убить самому, или помучить хотя бы, а самое ужасное, он не смог от него защитится. Какой позор!

Что же это?

Как всегда, это ГЕНИАЛЬНЫЙ ПЛАН ДАМБЛДОРА!

Хотя в Министерстве поверили адвокатам и типа «свидетелям», что Люциус Малфой случайно оказался «ни в том месте, ни в то время» и к пойманным Пожирателям относится так же, как выхухоль к семейству моржовых, Дамблдор все же умудрился повлиять на Министра, кстати, редкостного болвана. Люциуса заставили дать Непреложный обет, что он не будет применять непростительных заклинаний к окружающим, а к Гарри Поттеру вообще никаких, несущих тому вред, включая щекотку. Мало того, Дамболдор посчитал забавным запретить ему аппарировать, и теперь он вынужден был путешествовать на метле, карете, машине, поезде и, к своему ужасу, пешком. Этим вечером, когда он отправлялся на вынужденную срочную встречу с Главой Хогвартса, он и не догадывался, что сильно пожалеет о том, что не попал в Азкабан. Там его уж точно не унизил бы какой-то малолетний урод.

Тонкс, которая уже приняла нормальный цвет лица и волос, светилась от счастья и гордости за своего мальчика: «Гарри, молодец, молодец! Так его, засранца!» Но гостю учтиво, но не без яда, сказала:

- Директор Хогвартса Альбус Дамблдор (типа тот не знал) ожидает вас в своем кабинете. Мы вас проводим, дабы вас… хм, вы не заблудились.

Муди довольно закрякал, а Люциус взглядом «десять раз убил Тонкс» и вошел в замок. Авроры, давившиеся от смеха, прошли за ним.

* * *

Гарри Поттер, безумно довольный своей выходкой, гордо вышагивал по коридору Хогвартса, направляясь в Большой Зал. Одна его мечта сбылась! Он замучил, жаль, что не до смерти, самого Люциуса Малфоя - Пожирателя смерти, правую руку Воландеморта, отца Драко и просто отвратительную личность. Он был на седьмом, нет на восьмом небе от счастья! Болевое заклинание, примененное к Малфою, было его любимым. Он долго отрабатывал его на Кикимере, а потом требовал от того точного описания ощущений. Правда, он все же был удивлен и сбит с толку этой встречей, вернее поведением Малфоя. Тот не только не пытался его проклясть или убить, тем боле доставить к Врагу номер один - в голове не укладывается! Но он даже не смог защититься от него. Это что-то. Хотя может Том слишком часто потчует подчиненого Круцио, и у того уже реакция не та. Или это он, Гарри, уже такой профессионал. Мысль, конечно приятная, но он сомневался. Да, скорее всего реакция не та. На досуге он это осмыслит, а пока - ужин!

Около входа в Большой Зал стояла Макгонагалл и…, о Господи, точно, тьма малявок. Человек 60-80, не меньше. Когда он поступал, их было человек 20 с напрягом.

«Вот это люди расслабились в тот год, может он был високосным или еще каким-то особенным, хе-хе», - подумал про себя Герой и стал пробираться, т.е. пытаться пробираться сквозь толпу малышни с разинутыми ртами. Минерва, увидев его попытки, снизошла к нему и рявкнула на порядком выведших ее из себя детей:

- Студенты, расступитесь, дайте пройти мистеру Поттеру, а то он задохнется раньше времени, а ему еще Сами-Знаете-Кого победить надо.

Детки вздрогнули, все разом посмотрели на Гарри и расступились, как море перед Моисеем. Гарри облегченно вздохнул, быстро попрыгал вверх по лестнице, бросив Макгонагалл слова благодарности, при этом подавив в себе желание ее расцеловать, и вошел в зал.

Сначала у него возникла ассоциация с пчелиным роем - зал гудел так, что стекла лопались. Студенты делились друг с другом впечатлениями, приключениями, новостями, идеями и т.д. Под потолком носились сумасшедшие приведения. Гарри прочистил уши и двинулся к столу Гриффиндора. Там, где он проходил, почти сразу же наступала тишина. Ах, да. Гарри забыл, вернее он уже привык, что выглядит иначе, чем прежде. Со всех сторон к нему обращались восхищенные взгляды, в основном девчачьи, слышалось шушуканье, аханье, присвистывание и вопросы: «Кто это? Не может быть? Какой классный», ну и в том же духе. По телу Гарри пробежала приятная волна, вызванная всеобщим восхищением. Он даже замедлил специально шаг, чтобы не выглядеть как несущейся галопом гипогриф. Самолюбие парня радостно вопило, сейчас он поистине получал удовольствие от внимания к своей персоне - Снейп, ку-ку, где ты?

Где-то посередине стола он наконец-то разглядел рыжий кошмар. Похоже, Рон и Гермиона вовсю цапались и не заметили его триумфального шествия. Гарри захотелось их удивить да посильнее. Он тихо подошел к ним и громко, чтобы соседи слышали, произнес:

- Влюбленные ссорятся. До чего милое зрелище! - Все в раз обернулись и посмотрели на пару за столом. Рон покраснел, аки рак вареный, а у Герми «гнездо» стало дыбом. Но потом, быстро поняв, чьи это были слова, с радостным воплем задрали головы. При виде своего друга, их глаза округлились, а из открытых ртов послышались знакомые по Невилу булькающие звуки.

- Гарри, это ты?! - наконец-то выдавил Рон.

- Нет, Рон, морщерогий кизляк! Что, не похож? Хотя, наверное, нет, в прочем их никто никогда не видел, кроме Лавгудов конечно. - Рассмеялся Поттер и залез между ними.

- Как ты… ты изменился. - Смущенно прошептала Гермиона, оглядывая Гарри с головы до ног. На другой стороне стола глотали слюни Лаванда Браун, Парвати Патил и Джинни Уизли.

- Конечно, изменился. Я вырос, Герми, типа возмужал, как говорит Дамблдор. Но хватит об этом - нам жрать сегодня дадут, я чуть не помер по дороге от голода. - Ответил быстро Гарри, прислушиваясь к урчанию желудка. Конечно, про аперитив в поезде он решил умолчать.

Тут уже Рон окончательно пришел в себя.

- Гарри, где ты был? Мы весь поезд облазили в поисках тебя? Ты что, другим способом добирался. Хотя Тонкс сказала, что ты садился в экспресс.

- Да, в последнем вагоне я сидел, в одном из двухместных купе. - Типа непонимающе ответил Гарри. Он-то знал, что его или не узнали, или не увидели из-за заклятия Иллюзии. Не мог же он сказать друзьям, что ему так же сильно хотелось их тогда видеть, как и Воландеморта.

- Мы были там три раза, но не нашли тебя. Ты случайно не в багажное отделение прятался от поклонниц? - пошутил Рон, хитро поглядывая на друга.

- Ах, да, раз я туда залазил! - отшутился Гарри, - но вернемся к ужину - где ЕДА!?

- Сегодня задерживается почему-то. И Дамблдора еще нет за столом, и некоторых преподавателей. А Макгонагалл воюет с первокурсниками. Это был ужас! Я впервые пожалела, что стала старостой. - Объяснила Гермиона, оглядываясь на учительский стол.

Там действительно пустовало четыре кресла, включая директорский. Пока Гарри прикидывал что к чему, с другой стороны стола послышался заискивающий голосок Парвати:

- Гарри, а у меня есть шоколадка. Могу поделиться, если хочешь.

Герой волшебного мира счастливо глянул на спасительницу, и та зарделась как мак. Но громкое покашливание Грейнджер возвестило его, что десерт раньше ужина пагубно отразится на его здоровье и принесет непоправимый вред его мозгам. И он вежливо отказался, давясь слюной. Но на зло Гермионе, он послал Парвати выразительный взгляд, от которого та чуть чувств не лишилась.

- Гарри, ты часом не в Казановы записался? - хитро спросила Гермиона, видя, что ее другу явно по вкусу внимание противоположного пола.

- Нет, - мило захлопал ресницами Герой, - в Дон Жуаны. - Рон тут же заржал, как конь гнедой, а Гермиона надулась.

И тут наконец-то зал услышал голос директора, который как всегда приветствовал, извещал об опасности и т.д. Но Гарри даже не глянул в его сторону, так как был занят шушуканьем с Роном. Тот рассказывал ему про лето, про магазин близнецов и все-все-все.

Когда двинулась процессия первогодок, Гарри подумал, что грохнется сегодня в голодный обморок. Он обессилено лег на стол и стал мысленно вызывать сочувствие у домашних эльфов на кухне. Все что он научился трансфигурировать дома в еду, так это вино, коньяк и шоколад. Вино, правда, марочное, коньяк пятизвездочный, а шоколад черный. Ну и бокалы к ним хрустальные. Но, во-первых, хватит с него аперитива в поезде, во-вторых, выгонят из школы. Еще у него была скатерть самобранка, подаренная Люпином, но она была в чемодане - раз, и это было бы тупо, расстелить ее здесь - два.

Наконец-то до его ушей достигла самая желанная фраза директора Хогвартса: «ОЛУХ! ПУЗЫРЬ! ОСТАТОК! УЛОВКА!». Стол тут же стал ломиться от яств, а Гарри выпустил волка - т.е. волчий аппетит. В ближайшие полчаса мир для него сошелся на битках, пюре, шашлыке и селедке под шубой.

- Ты наешься сегодня или нет? Я знаю, что Дурсли тебя не жалуют хорошей пищей, но чтобы аж так. Голодом морили, да? - подкалывал Рон друга.

- Уже наелся, - наконец-то сытый Гарри Поттер отодвинул тарелку от себя. - Ну, что там с Фредом и Джорджем? Говоришь, они в Румынию укатили вместе со своей идеей магазина.

- Да. Им Чарли поможет. В Англии сейчас не безопасно: из-за Сам-знаешь-кого и из-за мамы. Она в ярости, что они в школу не захотели вернуться. Тебя добрым словом вспоминала, - пояснил Рон.

«Ага, хорошо, что не поехал к ним летом» - подумал Гарри.

- В Косой аллее неспокойно, столько было летом стычек и странных происшествий, личности подозрительные лазят туда-сюда, а авроров не хватает катастрофически. Папа говорит, Пожиратели плодятся, как грибы после дождя, их все больше и больше, и вычислить их все труднее и труднее. Люпин в разведке сейчас, кстати, не жди писем до ноября. - Продолжал Рон, жуя пирожок с тыквой.

- Послушай, Рон, - тихо зашептал Гарри, чтобы девушки их не услышали, - как так случилось, что Малфой-старший избежал Азкабана? В Пророке ни слова не было.

- О, этого гада голыми руками не возьмешь. Он выкрутился. Но Дамблдор его сделал все же. - Захихикал Рон.

- То есть?

- Отец сказал, что в обмен на свободу Люциусу пришлось дать какой-то непреложный обед самому Дамблдору, правда, на что не знаю. Прикинь!

- Вот оно что! - сразу все понял в сегодняшней неразберихе с Малфоем Гарри. - Видать, он что-то ему запретил. Хорошо, а что Воландеморт сказал?

Рон моментально побелел.

- Ааа я почем зззнаю… - прозаикался он. Гарри махнул на него рукой. В голове стали роиться приятные мысли и догадки.

В общем, Гарри решил про себя, что возвращение в Хогвартс можно считать опять счастливым событием. «Спасибо, конечно, Маркусу, что избавил меня от депрессии в один сеанс. Да и друзья реагируют нормально и с пониманием. И другие люди хорошо реагируют, особенно девочки. Вот и хорошая новость - Малфой-старший безобиднее флоббер-червя. Что ж, возможно, ему удастся закончить свое образование, как надо. Надо переговорить с Макгонагалл о дополнительных занятиях, и с Флитвиком. С зельями он еще не решил - идти к Снейпу - это Голгофа. Защита о темных сил - читал он учебник, это был пройденный материал, лучше он своими книжками займется… И тут, не дав ему додумать, поднялся со своего места Дамблдор.

- Внимание, студенты! Как вам известно, каждый год у нас одна и та же проблема. Текучка учителей по ЗОТС. Этот год не исключение. Очень тяжело найти желающих вести этот предмет, - при этих словах Снейп сжал губки в ниточку и обиженно глянул на директора. - Но все же нам удалось пригласить специалиста из Франции, бывшего профессора ЗОТС из Шабатона. Но из-за причин административного характера, он не сможет присутствовать на занятиях еще две недели. А это значит, что предмет придется вычеркнуть из ваших расписаний.

В зале одобрительно загудели. Всем, кроме Гермионы Грейнджер, эта идея пришлась по душе. Директор переждал первое волнение и продолжил:

- Но я не могу позволить, чтобы в такое опасное время, как сейчас, студенты лишились возможности получать такие важные знания. - Разочарованный вздох студентов. - Поэтому этот предмет временно будет вести другой человек. Позвольте представить вам вашего нового преподавателя по ЗОТС… Люциуса Малфоя.

Воцарилась гробовая тишина, которая через пару секунд была взорвана шквалом оваций со стороны стола Слизерина.

Гарри не поверил своим ушам.

«Это шутка? Если да, то дибильная», - подумал он и посмотрел на друзей. Выражение их лиц Аля-Амбридж говорило обратное. Он медленно приподнялся и посмотрел на стол преподавателей. Оттуда на него, именно на него, смотрело четыре пары глаз.

Альбус Дамблдор смотрел на Гарри как на оборотня, который вот-вот начнет трансформироваться, Минерва Макгонагалл извинялась взглядом, как бы говоря: «Я тут не причем». Зато такой довольной морды у Северуса Снейпа не видел никто и никогда, тем более, когда его заветную должность в 101 раз отдали другому. Он уставился на Гарри, желая увидеть всю гамму чувств, отразившихся в этот момент на лице подростка.

Последнее лицо, смотревшее на него, было конечно Люциуса Малфоя. Что на нем было изображено, не описать словами: смерть, муки, пытки, садизм и море радости для последнего. Глаза его блестели, а улыбка могла заставить миссис Норис заново окоченеть, как на втором курсе.

Гарри почувствовал, как невидимый нож вошел в его спину. Темные стороны опять полезли наружу, отправляя уже достаточно надышавшиеся воздухом светлые назад, на дно. Лицо Поттера почернело так, что Гермиона и Рон отшатнулись от него в ужасе. Губы побелели, в глазах выступили красные жилки, во рту появился вкус горечи. Молча, он вытер губы салфеткой, и, не спуская глаз с Малфоя, встал из-за стола. Теперь ему был виден весь зал, а он - всему залу. Дети притихли. Назревала буря. Гарри понял, что еще мгновение и он… Но в тот же миг он резко повернулся и пошел к двери, ведущей из Большого Зала.

- М-мистер Поттер, вы куда? - проблеяла Минерва Макгонагалл.

Почти у входа Гарри замер и сказал:

- В совятню!

- Зачем? - одновременно десять голосов спросило его из зала.

- Отправлю письмо в клинику Святого Мунга о том, что директор Хогвартса окончательно тронулся умом! - мстительным голосочком ответил Мальчик-у-которого-нервы-на-пределе и вышел.

Глава 6

ЧАСОМ РАНЕЕ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА

Альбус Дамблдор сидел за своим рабочим столом и напряженно о чем-то думал. Вернее, о ком-то.

В данный момент, Мадам Максим, директор Шармбатона, вставляла ему палки в колеса. Они всегда относились друг к другу с прохладцей, а после треклятого Тримудрого турнира она заимела на него зуб. Ну? а после вынужденного путешествия в горы …к великанам… с Хагридом, она вообще поклялась его убить.

Кульминация наступила этим летом. Мадам Максим взбесилась! И все из-за преподавателя ЗОТС, который по непонятным ей причинам оставил пост, занимаемый им тринадцать лет, и решил перейти преподавать в Хогвартс. Это ее просто добило. И она начала мстить.

За пару дней до начала учебного года она устроила скандал, который закончился разборками между Министерствами магии Великобритании и Франции. Вот только этого Дамблдору и не хватала для полного счастья в этом году. Мистер Акане, который собственно и стал корнем зла в этой истории, вынужден был вернуться во Францию, так и не успев добраться до Хогвартса. Но он заверил, что решение этой проблемы займет не больше двух недель.

Альбус не сомневался в его словах, но это ж целых две недели, и кто будет вести занятия по ЗОТС в Хогвартсе все это время?

Северус Снейп, опять и опять, снова и снова, предлагал свою кандидатуру. Кончилось это тем, что он стал тенью директора и даже оставался спать в его кабинете.

И тут Дамблдора осенила блестящая идея! Его неизмеримый, с точки зрения науки, интеллект подсказал идеальную кандидатуру. Во-первых, он достаточно образован, во-вторых, не сможет ему отказать, в-третьих, это всего две недели, в-четвертых, он будет в поле зрения Альбуса, и это позволит его контролировать. Плюс это дает шанс выудить из него некоторую информацию. Конечно, многие не поймут, вернее, никто вообще не поймет причин такого решения, но и черт с ними. Пусть попробуют оспорить.

Наконец-то послышались шаги на лестнице и в дверь постучали. Альбус перекрестился и ответил:

- Войдите.

Дверь распахнулась, и в комнату вошел Люциус Малфой собственной персоной, а следом за ним Муди и Тонкс с такими счастливыми лицами, будто Рождество наступило на полгода раньше.

- А, Люциус! Я рад, что ты так быстро прибыл на мой зов, - дружелюбно поприветствовал гостя директор, жестом указывая, куда тому сесть.

- Быстро?! Да вы издеваетесь! Вы и ваши прихлебатели! - гневно заорал Малфой, при этом стоявшие сзади авроры прыснули от смеха.

Альбус опешил. Ну, на счет «быстрого» он-то догнал. Его идея с запретом аппарации, с точки зрения аристократа, была очень жестокой. Тот, наверное, и дома не ходил ногами. Но что же так развеселило Муди и Тонкс? Малфой при виде их веселья даже мохом от злости покрылся.

- Э, кажется, я чего-то еще не знаю? - переводил удивленный взгляд Дамболдор с одного посетителя на другого.

- Н-Н-Ничего-го-го плохо-х-охо-го-го-го! Ма-ма-малфой еха-ха-ха-л в одно-й-й-йй карете-е-е с Га-га-га-рри-и-и-и, - ржала, как лошадь, Нимфадора Тонкс, а рядом стоял и плакал, не то от смеха, не то от счастья Муди.

У Альбуса напряглось лицо. Он с подозрением посмотрел на Малфоя-старшего, пока тот «авадил» взглядом авроров.

- Не смотри на меня так, старый дурак! Ничего я твоему Избранному не сделал! Это он… мне… меня… Я его убью когда-нибудь, все равно! - обернувшись, рявкнул ему в лицо Малфой.

Гениальная идея Альбуса уже не казалась ему такой гениальной. Он плюхнулся в кресло и стал ждать, когда у Тонкс и Муди кончится энергия, а Малфой перекипит.

- Итак, ты ехал в Хогвартс в одной карете с Гарри Поттером, и по твоей реакции можно судить, что поездка была неприятной? - учтиво спросил директор.

- Хм, «приятная» и «Поттер» - два несовместимых слова. Эта жертва аборта пытала меня, между прочим, черномагическим заклинанием! А я, благодаря вам, не смог защититься от него, и моему здоровью был причинен серьезный ущерб! - возмущался Малфой, плюясь во все стороны.

- О-о-о! - удивился Дамболдор, хотя чему ему собственно уже удивляться - после Кикимера и Дадли. - Ну, его можно понять…

Это было все, что он ответил Малфою. У того морда лица стала похожа на унитаз.

- Но, я тебя не для этого позвал, - продолжил, как ни в чем не бывало Дамблдор. - У меня к тебе деловое предложение!

Уже опешивший Малфой тупо на него уставился. Он уже достаточно натерпелся от этого козла за всю историю своего существования, а этим летом тот вообще уничтожил понятие «счастье» в его жизни. Теперь еще и дал ему понять, что справедливость в Хогвартсе умерла вместе с Салазаром Слизерином.

- Поверь мне, - продолжал Альбус сладким голосом, - предложение очень заманчивое. Сроком всего на две недели. А в качестве вознаграждения за эту небольшую услугу, я разрешу тебе аппарировать.

Малфой напрягся.

ЧЕРЕЗ ПОЛЧАСА. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА

В кабинете ничего не изменилось, все вещи были целы и стояли на своих местах. Народу, правда, прибыло. И атмосфера сильно поменялась.

Директор Хогвартса сидел в своем кресле и в глубокой задумчивости сосал лимонную дольку.

Муди и Тонкс стояли невдалеке и буравили Альбуса взглядом, совершенно справедливо полагая, что он сошел с ума. Портреты на стенах их полностью поддерживали, кроме Финеаса, конечно.

Минерва Макгонагалл, которую уже известили о прибытии дорого гостя, пила валерьянку, опять же в своей анимагической форме. Ей было так удобно. Да и когти могли пригодиться.

Северус Снейп с самым что ни наесть мечтательным видом уставился в окно. Никто не мог понять, кроме Альбуса, почему это его так обрадовало назначение Люциуса Малфоя на должность преподавателя.

Последний же сидел напротив директора и с наслаждением пил кофе. На его лице застыла маска чистого блаженства.

«Прекрасно, просто прекрасно! Да за эти две недели я так поиздеваюсь над Поттером, что он сам побежит к Темному Лорду и будет его умолять поскорее его убить. Альбус - дурак! Решил пригреть у себя на груди уже вторую кобру по счету. Хозяин будет мною доволен, наконец-то. Северус обещал помочь по старой дружбе. Интересно, сейчас сказать Драко или удивить его вместе со всеми», - думал блондин, не веря, что удача повернулась к нему лицом.

- Ну, что ж, пора идти на праздничный ужин, - вернулся в этот мир Дамблдор и указал всем на двери.

* * *

Праздничный ужин. Изложение происшедшего от профессора Зельеварения и его студента.

POV Северус Снейп

«Этим летом я все чаще задумывался, что выбрал не ту сторону. Так издеваться над моими чувствами даже Воландеморт не позволял себе. Как только жаба Амбридж вынесла свою тушу за ворота Хогвартса, я лично положил заявление этому старому придурку на стол. Две недели он меня избегал - видите ли, дела: смерть Сириуса, Гарри Поттер и т.д. А потом он сообщил мне сногсшибательную новость - какой то баран из Франции жаждет этой проклятой должности, и он с радостью согласился, а мое заявление он не видел. Наверное, эльфы выкинули его, думая, что это мусор.

Козел!

Я после этого три дня ходил по школе и на трех языках матерился вслух. Когда меня случайно услышал Флитвик, то еще долго восхищался за каждым обедом «какой я полиглот».

Придурок!

Я, конечно, навел справки про этого мистера Акане… у старого друга.

Этот француз, чтоб ему пусто было, оказывается, является неплохим специалистом, преподает в Шабатоне с 20 лет - прям как я - и является самой доверенной особой у Мадам Максим, которая, судя по всему, к нему неравнодушна. По этой же причине Дамблдор попросил, чтобы приезд этого мистера оставался тайной до самого 1 сентября.

Как истинный слизеринец, я тем же вечером написал мадам Максим анонимку. Дальше я наслаждался летом и постоянной головной болью Альбуса. За три дня до начала учебного гола скандал разгорелся с такой силой, что дело шло к войне. Все эти дни я умолял старого маразматика забыть про этого Акане и обратить свой взор на меня, я даже отказывался уходить из его кабинета и оставался ночевать там, на софе - ну спать-то не приходилось особо, бывшие директора ночью вели активный образ жизни.

Сегодня утром, не свет не заря, он позвал меня к себе - я влетел в его кабинет прямо в пижаме.

Дурак!

Я!

Он поделился со мной своим гениальным планом заставить Малфоя две недели ишачить на благо народа, при этом я должен был за ним наблюдать в четыре глаза и доить из него информацию.

Блеск!

С тех самых пор как Малфой вышел из Азкабана, он ни разу не контактировал с Хозяином, а тот его и не думал призывать - знал уже от меня про приколы Дамблдора.

Целый час я отходил от этой новости, но потом решил для себя - раз мир так не справедлив ко мне, он будет несправедлив и к другим! В этом году я задам жару деткам, особенно Золотому мальчику и… Стоп! Стоп! Стоп! Люциус мне поможет, думаю, этим я смогу его убедить принять предложение Альбуса, хо-хо-хо, вместе мы сила!

В принципе так и вышло. Когда за полчаса до начала праздничного ужина я зашел в кабинет директора, все были в сборе. Меня встретили пять пар глаз, и каждая излучала надежду. Тонкс и Муди умоляли вылечить директора, Минерва дать ей валерьянки - она с утра знала про эту идею, Альбус умолял взглядом повлиять на Пожирателя, а Люциус просил растолковать, где подвох. Я спокойно подошел к Малфою сзади, положил руки тому на плечи и произнес:

- Друг мой! (у Тонкс и Муди отпали челюсти) не каждый день выпадает такой шанс разнообразить свою скучную жизнь! Каких-то две недели и получишь назад все, что у тебя отняли по несправедливой случайности. Мало того, две недели наблюдения за Драко тебе также не помешают - увидишь собственными глазами, чем он тут занимается. Плюс, покажешь другим ученикам свои лучшие стороны и, возможно, заставишь их стремиться к знаниям.

Дамблдор довольно закивал. Малфой округлил глаза, но я его тихонько пнул и дал понять - читай между строк, даун: «я ж тебе помогу, вернешься к Хозяину с важной информацией, плюс - Поттеру преподашь урок».

До него дошло.

Люциус весь ужин просидел, спрятавшись за огромной вазой с цветами, и только перед объявлением Дамблдора убрал ее в сторону.

Сейчас сидя за столом, я наслаждаюсь изысканным блюдом - «Поттер в шоке». Кажись, у мальчика начинается приступ бешенства. Интересно, что будет делать Альбус, когда тот запустит в Малфоя Авадой. И, похоже, он таки собирается - не надо было Люциусу делать такую хищную физиономию.

Так, пахнет жареным! Подпевалы Поттера раздвинулись в стороны, у того рука в кармане…опа, взгляд на Альбуса - что понял, как это, когда предают? Так, надо бы поосторожнее, а то я тут рядом, как бы в меня, что не пульнул.

Эээ, куда это он, топиться что ли? КУДА? В СОВЯТНЮ? ЗАЧЕМ?! Хе-хе, теперь кого-то выгонят из школы.

Спасибо Люциус!

POV Драко Малфой

«Ненавижу Хогвартс! Но нужно ехать.

Утро не задалось вообще. Папа злой, как собака, с утра на всех лаял, а потом укатил куда-то и даже не попрощался - я даже всплакнул от обиды. Потом я чуть не опоздал на поезд, следом обязанности старосты, молчу уже про поездку с Хагридом и первоклашками по озеру. У меня даже морская болезнь началась.

Сейчас я сижу в Большом зале, среди друзей и врагов. Хотел двинуть Уизли, да тот все на глаза не попадался, хотел Грейнджер в душу нагадить, а та в упор не видит, а Поттер, сволочь, вообще нигде не появлялся - вместе с Кребом и Гойлом я поезд три раза с начала в конец оббегал- бедные, даже похудели. Есть хочу, аж кишки сводит, а про бедных детей никто и не думает. Пенси набрала за лето килограмм с двадцать, фу, надо ее отшить, а то уже рядом садится, глазки строит.

В дверях стоит Макгонагалл и пытается справиться в одиночку с сотней малявок. Я ей не сочувствую, так ей и надо, маглолюбке. И к тому же… ой, а это кто?

Я его не знаю или знаю?

Да-а-а-а, никогда бы не подумал, что вот так в этом году посмотрю на Поттера. Надеюсь, никто не видел.А ему теперь только слепой не поверит, что Сами-знаете-кто возродился. С такой то з… Тьфу ты, что это я несу.

Да вы только посмотрите, какими взглядами этого павлина провожают барышни, тоже мне, красавец. Ох, упал в объятья Крысли и Грязнокровки. Блин, не видно ни черта. Праздник испорчен. Еда не вкусная, Поттер блистает, Дамблдор живой, отец меня не защитит, в Пожиратели не берут, подруга страшная. Может повеситься? Это шутка.

Кажется, сегодня меня хотят свести с ума. Там, за столом преподавателей, рядом с крестным, сидит мой ОТЕЦ! И он типа наш преподаватель по ЗОТС? И я узнаю это только сейчас? Да что за день то такой?!

А-А-А-А!!!!!

Поттер хочет убить моего папу… Поттер встает убивать моего папу… Поттер идет… к выходу? Зачем?

ЗАЧЕМ?

В КАКУЮ СОВЯТНЮ?

Придурок!

Но он прав, на все сто процентов прав!

конец POV

* * *

Гарри несся по коридорам Хогвартса, как торнадо, уничтожая все на своем пути. Сразу за дверями Большого зала он дал волю своему гневу и теперь Хогвартс был на грани разрушения. Картины слетали со стен, люстры падали, шторы горели, полы трескались… Гарри Поттер в припадке бешенства сыпался во все сторону отборнейшей руганью, которая в взаимодействии с волшебной палочкой, превращалась в новые никому ранее неизвестные заклинания хаоса.

Стоит ли говорить, что в абсолютной тишине, которая возникла после его ухода в Большом Зале, все это безобразие было слышно более чем отчетливо.

Альбус Дамблдор понял, что выпустил джина из бутылки и теперь не знает, как его засунуть назад. Макгонагалл, красная как рак, слушала доносившиеся звуки из коридора и пыталась понять, где ребенок мог набраться таких слов, если он все лето не выходил из дома. Снейп и Малфой-старший, довольные как слоны, предвкушали исключение Поттера и посему хихикали между собой, не стесняясь студентов. Гриффиндорцы, всем факультетом, думали, куда бы уйти сегодня ночевать из своих спален - безумный Поттер не лучший сосед. Первогодки тихо между собой пытались выяснить, что означает то или другое слово, сказанное Героем в коридоре. Драко Малфой пребывал в эйфории. Филч подсчитывал убытки, и надеялся, что миссис Норис хватило ума сейчас ловить мышей в лаборатории Снейпа, а не лазить по коридору.

Тем временем, за Мальчиком-Который-Сошел-С-Ума тихо крались Аластор Муди и Нимфадора Тонкс. Они были предупреждены директором о возможных трудностях с Гарри, но никто даже не представлял их масштаба. Сейчас авроры должны были проследить, куда он направится - это было просто: надо было всего лишь ползти в метрах ста от него по стеночке. Далее: проследить, дабы он никого не убил в ярости - для этого надо было всего лишь не показываться ему на глаза. И не дать тому покинуть школу - опасностей за стенами много. Как выполнить последний пункт они не знали.

На автопилоте Гарри как-то дошел до хижины Хагрида. Того дома не было, так как был он непонятно где, но не в Зале уж точно. Парень устало повалился на ступеньки и накрыл голову руками. «Весь мир против меня», - крутилось в его голове. Светлые стороны поняли, что выползать опасно и решили заснуть летаргическим сном. Темные же вольготно устроились в душе мальчика и начали подкидывать ему оригинальные идеи мести. Гарри очень внимательно их слушал.

Тонкс и Муди, затаившись в тени, наблюдали за метаморфозами парня. У них сложилось впечатление, что в того что-то вселилось.

- Послушай, я думаю надо парню все объяснить. Смотри, как он уже набедокурил. А что ему сейчас может в голову прийти, страшно представить.

- Предложила девушка напарнику. Тот ее поддержал, может впервые в жизни. Муди пугал вид парня, сидящего невдалеке. Как будто тот был не от мира сего.

- Только как мы это сделаем, он же сейчас швыряться будет заклинаниями? И я неуверенна, что отобьюсь. - Начала ныть Тонкс.

- Как-как, да очень просто - сказал твердо Муди и вышел из тени с палочкой наготове.

- Гарри? - крикнул он, и когда парень поднял голову, запустил в него Петрификус Тоталус. Тот так и замер с вопросом в глазах и сидя на корточках.

- Извини, Гарри, но это единственный безопасный для нас способ объяснить тебе, что к чему, - начал говорить Муди.

Около часа потребовалось аврорам, чтобы доходчиво объяснить «статуе» весь замысел Дамблдора. Только по глазам мальчика можно было понять, что он сейчас чувствует: ярость, обиду, непонимание, сменившееся пониманием и чувством стыда. Когда в глазах Поттера засветилась покорность судьбе, аврор снял с него заклинание. Тонкс моментально ретировалась за ближайшее дерево.

Вместо разбрасывания проклятий, Гарри устало вздохнул и разлегся прямо на крыльце.

- Вот, блин, придумали! Я же так и убить кого-то мог! - грустно сказал он. - А предупредить?

- Хе-хе, не сомневаюсь, сынок. Как по мне, Малфой должен был в штаны наложить от того шоу, что ты сегодня устроил. Ремонт Хогвартса обойдется в копеечку. - Засмеялся Муди. Его все происшедшее здорово развлекло.

- Ага, и платить буду я. Сразу как выйду из Азкабана, - апатично сказал Гарри. В голову лезли нехорошие мысли - как он будет теперь людям смотреть в глаза. А про Дамблдора вообще не мог спокойно думать - вся школа слушала его, эм-м-м, критику умственных способностей директора. Самое время его выставить отсюда, от греха подальше.

Муди заинтересовано смотрел на подростка, страдающего от угрызений совести.

- Могу предложить выход - парень посмотрел на него.- Иди просить прощение.

Гарри, с трудом поднявшись, встал на ноги и обреченно посмотрел на довольного собой аврора.

- Хорошо, пойду к Дамблдору! Но если встречу по пути Малфоя или Снейпа - замучаю обоих! - твердо сказал Поттер и целенаправленно двинулся вперед.

Муди засмеялся, а Тонкс тут же вылезла из кустов.

* * *

Расстояние от хижины Хагрида до входных дверей школы Гарри преодолел в шесть раз медленнее, чем до этого. Ноги его просто не несли туда.

Он умирал от стыда за сегодняшний поступок, пардон, поступки. Глупый подросток, эгоист, хам, наглец. Этими словами он сам себя наградил. Еще бы - он мог сорвать план Дамблдора по выуживанию важной информации из Люциуса. Видите ли, его глупое самолюбие было задето! Кретин! Да кто он такой? Пацан, глупый пацан! А Дамблдор - великий волшебник, на нем работа всей оппозиции, Орден Феникса, и Бог знает еще что. Он делает все, чтобы уничтожить Темного Лорда, чтобы защитить людей от Пожирателей, чтобы положить конец кошмару по имени Воландеморт.

Но тут же Поттера охватила обида. « Он должен был мне все рассказать, предупредить, я имею полное право, особенно после того, как на меня взвалили эту ответственность, это чертово пророчество. Он относится ко мне, как маленькому мальчику, которому излишняя правда может принести непоправимый вред».

Черт, опыт же показал обратное: как раз, не зная всей правды, Гарри и причинял этот вред себе и людям. Сириус… Седрик… «Ну почему все так сложно. И как тут не взбесится?»

Дойдя до входной двери, Гарри собрался с духом. Парень уже успел понять все и разобраться в своих чувствах. Его ожидал тяжелый разговор с директором, и он к нему приготовился. Но он не отступит с выбранного им пути, потому что это его Путь, его Выбор, и директору придется или смириться, или…

* * *

В замке было тихо. Ученики уже расползлись по норам, только Филч бродил по коридорам и подсчитывал убытки, нанесенные мальчишкой, поминая всю его родословную не самыми красивыми словами. Услышав кое-что из критики в сторону Джеймса Поттера, Гарри решил вмешаться - он тихо подкрался к смотрителю Хогвартса и почти по змеиному прошипел тому в ухо:

- Скажешь это еще раз, и твое тело навечно останется в Тайной комнате.

Филч заверещал от ужаса и бросился наутек, следом за ним полетела миссис Норис, которой существенно помог в этом ботинок гриффиндорца. А после, прямо за ближайшим поворотом, где собственно и находился вход в кабинет директора, Гарри наткнулся на двух самых горячо любимых преподавателей - Снейпа и Малфоя (ну что поделаешь). Мимо них только что пробежал Филч с воплем, что «он чудовище», и они решали между собой, кого тот имел в виду. А тут это самое чудовище и вылезло.

-О-о-о, - утробно произнес Гарри и замер на миг. -У-у-у, - в предвкушении закусил он губу и начал медленно по-кошачьи надвигаться на мужчин. Те смотрели на него с удивлением.

Гарри понял, что больше всего на свете волшебников пугает парселтанг, он им сразу же напоминал одного очень плохого дядю, и они обычно просто уписывались от страха. Поэтому он стал разбавлять свою следующую речь соответствующими звуками:

- К черту с-с-с Азкабан с-с-с. Не с-с-смею отказать с-с-себе в таком удовольс-с-ствии. Так, наверное, чувс-с-ствует с-с-себя Нагини, когда Том разрешает ей укус-с-сить новую жертву. Обещаю, это будет больно, очень с-с-с.

Его глаза в свете факелов светились безумным огнем, а в сочетании с его грациозной походкой, они просто наводили ужас. Удивление учителей сразу же сменилось шоком, который плавно перерос в желание убежать подальше.

Тем временем мальчик достал волшебную палочку. Волосы на затылке у мужчин зашевелились, а по спинам пробежал холодок. Это был не Гарри Поттер, которого они так хорошо знали. И обижали. И издевались. И хотели убить. Это было что-то сильно напоминающее их Хозяина в гневе, и оно надвигалось на них, желая не то покусать, не то сожрать, не то разорвать на кучу маленьких Северусов и Люциусов.

Их могло спасти только чудо, но, увы, никак не волшебство, так как от неожиданности они забыли, как палочки держать в руках. К их счастью появился Дамблдор.

- Гарри! - громко сказал он, и все присутствующие аж подпрыгнули от удивления.- Зайди ко мне.

Поттер замер и стал бешено раздумывать - на кого лучше броситься в первую очередь, так как обоим прикурить дать он не успеет, Дамблдор его остановит. Но тот, похоже, прочитав его мысли, схватил парня за шиворот и стал заталкивать в проход, где раньше была горгулья. Гарри стал яростно упираться, сверля глазами врагов, поскольку палочку Альбус уже успел у него отобрать.

Наконец-то Горгулья задвинулась на место.

- Что это было, с-с-с ним? - еле отошел от происшедшего Малфой и посмотрел на Северуса. Тот вытирал лицо платком.

- Припадок бешенства. Он теперь всегда такой. Видел бы ты, что он со своим кузеном сделал и домовым эльфом, который достался ему от Блека. Кажись, парня переклинило, и он решил, что убивать и мучить, это не так уж и плохо.

- Пояснил изумленному коллеге Снейп. Он еще был в шоке - чего-чего, а такого Поттера он и представить себе не мог. Наверное, Альбус прав, полагая, что тот может стать вторым темным Лордом. Ух, ну и тяжелый же год будет у него.

- Что? - зашипел Люциус, грозно надвигаясь на Снейпа. - И ты молчал? Ты уговорил меня согласиться на это предложение, давая понять, что я смогу сбить спесь с этого щенка. А теперь спокойно говоришь, что он, по сути, второй Темный Лорд и я ему нужен лишь мертвым и желательно на части разорванным.

- Я этого не говорил. И вообще, я и сам этого не знал. - Стал отодвигаться от него Северус. - Ладно, успокойся. Что мы, два взрослых волшебника, не справимся с пацаном. Тебе не стыдно? - взял себя в руки Снейп.

Но Люциус продолжал подавленно на него смотреть: Северус не знал о его путешествии в Хогвартс. Он уже понял, что вступил в такое дерьмо! Мерлин спаси его.

* * *

Финеас Найджелус сладко дремал в своей раме, когда его разбудил грохот открываемой двери и безумный вопль ребенка, которого тащил Дамблдор. Первое что пришло ему в голову, это была мысль: «Педофил!». Потом, конечно, он понял, как ошибался и обрадовался, что не сказал это вслух - коллеги по портретам его бы заклевали.

Дамблдор швырнул несчастного ребенка в кресло, зыркнул на того взглядом баньши и едва сдержал себя, чтобы не дать ему оплеуху. Мальчик понял, что директор на грани и стал успокаиваться сам.

Старый волшебник некоторое время стоял над Гарри, смотря тому прямо в глаза, затем подошел к столу и налил из графина два стакана воды. Один протянул мальчишке, второй стал пить сам, усевшись в кресло напротив. Спустя минуты две он привел в порядок свои чувства и эмоции. Со стен на них вопросительно смотрели десятки лиц.

Гарри, также немного успокоившись, смотрел выжидательно на директора. Желание признать свою вину и просить прощение умерло еще на пороге кабинета. Он первым решил нарушить молчание.

- Куда мне ехать? - спросил он, глядя в лицо Альбуса. Дамблдор удивленно поднял брови:

- В смысле?

- Куда ехать: к Дурслям или на площадь Гриммо? Я так понимаю, что я исключен. - Сухо объяснил Гарри.

Дамблдор устало закатил глаза под лоб.

- Никуда. Ты остаешься в школе. - Ответил он. Гарри от неожиданности выпрямился. Дамблдор продолжал:

- Но за твое поведение с Гриффиндора будут сняты баллы, ты будешь месяц отрабатывать наказание и часть убытков от разрушения коридоров школы ты покроешь за свой счет.

Гарри посмотрел на того с сочувствием.

- Знаете, кто вы? - язвительно сказал он.

- Уже да. Ты в полной мере сегодня известил меня об этом. Я даже не догадывался, что всеми этими качествами может быть наделен один человек.

- Грустно, и в тоже время оскорблено, посмотрел он на Гарри.

- Зато чистая правда! - огрызнулся Гарри, чувствуя, как в груди зашевелилась совесть. Дамблдор закрыл глаза и стал тереть виски. Похоже, в этом году он умрет от головной боли. Потом он принялся рассматривать мальчика.

Ничего общего с тем Гарри Поттером, который пришел в эту школу пять лет назад. От милого доброго ребенка не осталось и следа. Теперь его место занял подросток-садист, пылающий лютой ненавистью ко всем, кто прямо или косвенно виновен в его несчастьях.

«Неужели я виновен в этом?» - спрашивал себя Дамблдор. Макгонагалл сегодня упоминала о плохой наследственности мальчика, мол, Джеймс хоть и был хорошим человеком, но все же отличался некоторыми склонностями к жестокости и насилию. Снейп радостно это подтвердил - он же всегда был жертвой. Не стоит забывать, что весь прошлый учебный год, разум Гарри подвергался вторжению со стороны Лорда Воландеморта. Трагедия, произошедшая в Министерстве у него на глазах, также повлияла на мальчика. И если добавить в этот список счастливое детство у Дурслей, постоянные неприятности, в которые тот попадал, высмеивание его на всю страну с помощью Пророка и пророчество, которое он открыл ему несколько месяцев назад, то вот они причины его сегодняшнего состояния. От этого можно с ума сойти взрослому человеку, не говоря уже о хрупком подростке.

«Нет, таки он виноват во всем этом» - заключил Альбус Дамблдор. - «Пора спасать мальчика, иначе себе дороже будет».

- Гарри, я хочу извиниться перед тобой, - начал было Дамблдор, но его прервал неопределенный звук, издаваемый подростком. Тот сполз с кресла на пол, закрыв лицо руками. Дамблдор кинулся к Гарри, думая, что тому плохо, но тут же отскочил, так как мальчик, весь перекошенный от гнева, бросился на него.

Схватил директора за мантию, он со всей силы тряхнул старика и толкнул того в кресло. Портреты хором ахнули. Феникс заверещал от испуга. Директор не издал ни звука. А далее из мальчишки полилось все, что у него накопилось в душе за это лето. Кабинет подвергся такому же тотальному разрушению, что и после возвращения из Министерства. Дамблдор, все также молча, за этим наблюдал и слушал. На этот раз мальчик изъяснялся более связно, чем вначале лета, к тому же серьезности его монологу придавала целая связка слов «непристойного» характера. Подросток, что еще скажешь.

Когда он выговорился, то просто повалился в кресло, допил воду из стакана и уже абсолютно спокойно добавил:

- Я понимаю, что вы видите меня насквозь и у вас терпение просто ангельское, но может, хватит выставлять себя дураком в глазах окружающих. Вас же уважать перестанут.

Дамблдор счастливо заулыбался. Он был прав на счет мальчишки. Что ж, не все так плохо. И главное - вполне исправимо.

- Господи, Гарри, да я такой всю свою жизнь, и ничего - до Великого волшебника дожил, так что мне простительно. - Засмеялся он.

Гарри обреченно закусил губу. «Двинуть ему, что ли, между глаз» - пронеслась мысль.

Потом он обратил внимание на то, что портреты не двигались на стенах. ХА-ха, те онемели и их парализовало. Таких разборок тут не было с прошлого года, когда Дамблдор удрал из-под носа Фаджа.

Гарри усмехнулся. Дамблдор принял это как сигнал.

- Вот и отлично. Вижу, ты успокоился. Теперь ступай в свою башню, отдохни, поспи, а завтра все образуется. Малфой пусть себе выпендривается. Из моей идеи может что-то и получится, если ты, конечно, не будешь его на переменах пытать, а то он просто сбежит. - Хитро посмотрел на Гарри директор.

Тот довольно покраснел.

- Не обещаю. Вы же знаете, какой я неуравновешенный, а он и Снейп, да-да знаю, профессор Снейп тем и живут, чтобы унизить или оскорбить меня. Я буду защищаться. Непростительные постараюсь не применять, - торжественно поклялся Гарри Поттер.

Конечно, он имел в виду, что будет использовать все остальные заклинания, выученные им этим летом. Пожелав спокойной ночи, гриффиндорец направился к двери. Уже находясь на лестнице, он расслышал тихий голосок, обращенный, скорее всего к Альбусу Дамблдору:

- Ты больной!

7 ГЛАВА.

Ленивые солнечные лучи проникли сквозь занавески на окнах и заставили Гарри Поттера открыть глаза. Еще на Тисовой улице он привык просыпаться с восходом солнца. Он знал, что время - это золото, и глупо тратить его на всякие сновидения.

В комнате все еще спали. Тишину нарушал лишь негромкий храп Невила. Рон обычно храпел первую половину ночи, а Невил - вторую. Сговорились что ли? Гарри тихо отодвинул красный полог и встал с постели. Пока честной народ спит, он займется собой. Контрастный душ - то, что надо.

Вернувшись в комнату через полчаса, уже полностью одетым и причесанным, он на цыпочках подошел к кровати Рона. Тот самозабвенно обнимал подушку. Решив, что Рыжий точно не примет его распорядок дня, Гарри решил его не тревожить, хотя хотелось… жутко. Не торопясь, он спустился вниз, в гостиную Гриффиндора.

Так хотелось сейчас прогуляться по свежему воздуху, побродить у озера, пройтись босиком по траве, но, увы, все входы-выходы в замке были еще запечатаны. Что делать? Он открыл окна в гостиной, впуская свежий утренний воздух в помещение. «Надо будет попросить Добби, чтобы он делал это каждое утро», - подумал Гарри. Кстати, о домовиках. Пора Кикимеру в коллектив. А то уже с людьми разучился общаться. «Мамаша Блек, да Мамаша Блек». А здесь он будет учиться у других эльфов культуре общения, и ему помогать - «в учебе». При этой мысли парень хищно улыбнулся. Надо будет перетереть это с директором.

Гарри удобно устроился в кресле с очередным томиком, посвященным тем заклинаниям, которые в Хогвартсе станут изучаться, только если Воландеморт станет его директором и наколдовал себе бокальчик… Ну не любил он кофе, а другого просто не умел. Коньяк как-то уж слишком для утра в первый учебный день. На досуге он попробует трансфигурировать сухари в пироги, а пока ему сильно это не нужно.

Книга была интересной. В ней детально описывалось создание различных магических защитников. Патронус был одним из них и служил для отпугивания дементоров, а также для передачи информации. «Блин, - подумал Гарри, - а мой Сохатый-то еще не говорит. М-м, надо исправить сей дефект», и он начал практиковаться, согласно инструкций. За каких-то два часа его Патронус, бегающий по гостиной, научился реагировать на его приказы и говорить некоторые слова. Под конец занятия Гарри решил научить своего оленя кричать «Подъем». Что из этого вышло, Мальчик-который-выжил будет вспоминать до старости лет.

Без чего-то семь Гарри Поттер отправил Сохатого в свою спальню, чтобы разбудить одного рыжего соню. Тот «просветил» в указанном палочкой направлении и через пару секунд башню Грифиндора, а не только спальню, как предполагалось, взорвал его усиленный в сто крат голос: «Подъем!».

Отовсюду стали разноситься вопли, сулящие жестокую расправу шутнику. Гарри понял, что перестарался с громкостью, и его сейчас будут убивать всем факультетом. Так и вышло.

Первой в гостиную влетела Гермиона Грейнджер. У Гарри отпала нижняя челюсть, когда он увидел ее ночную рубашку. У Гермионы, в свою очередь, тоже, но при виде блистающего Гарри Поттера в кресле с бокалом явно не компота. С противоположной стороны гостиной показался Невил в пижаме в клеточку с перекошенным от страха лицом:

- А у нас в спальне олень кричит!

Через портретный проход влетела разъяренная как тигр Минерва Макгонагалл и, быстро обведши глазами комнату, наткнулась на неприлично одетую старосту, на перепуганного Невилла, а потом и на Гарри с подозрительным сосудом в руках. Несколько секунд Минерва переводила взгляд с Гарри на бокал, с бокала на книгу, с книги на бокал, с бокала на Гарри. Кто не проснулся от «Подъема Сохатого», проснулся уже от вопля декана.

Через пятнадцать минут Гарри Поттер уже стоял в кабинете директора. Тот был сказочно рад его видеть. Над парнем возвышалась злая, как соплохвост, Макгонагалл с вещественными доказательствами его преступления. Нет, не с оленем. С бокалом и с книгой подмышкой. А Мальчик-которого-хотят-уже-все-убить с самым невинным видом улыбался директору. И не только ему. В этот ранний час в кабинете сидел еще один человек, которого Гарри рад был видеть больше всего на свете. Хагрид.

- Гарри, что случилось, опять? - поразился столь раннему визиту Дамблдор.

- Альбус, это уже не в какие ворота не лезет. Мальчишка совсем от рук отбился. Мало ему вчерашнего безобразия, так он и сегодня с самого утра решил мир мучить. А главное, его даже совесть не мучает. Да ты только глянь, чем Герой занимается по утрам, - вопила разгневанная декан, передавая директору в руки бокал и книгу. Гарри заметил, что портреты опять шевелятся, а те, кто поближе к нему, спешат покинуть рамы.

Альбус изумленно рассматривал предметы у него в руках.

- Что ты с ними делал?

Минерва фыркнула:

- Что-что, Альбус, не строй из себя тролля. Пил это, при этом практикуя на однокурсниках черную магию.

- Э, это вы загнули, - вмешался Гарри. Так, Альбус его точно попрет со школы, прямиком в Азкабан. - Я просто хотел научить своего Патронуса говорить. Я не думал, что он будет так орать. - Гарри обиженно надул губки.

«Началось» - послышалось со стены. Портреты еще от вчерашнего шоу не отошли, а тут с утра пораньше снова Поттер.

Книгу у него забрали, мораль прочитали, новые отработки назначили, и отфутболили из кабинета, приказав идти на завтрак. К счастью, к нему присоединился Хагрид. Тот никак не мог поверить в происходящее. Когда на заре он вернулся в Хогвартс и зашел в помещение школы, то первой его мыслью было то, что на замок напали Пожиратели Смерти. Но встречающий его в коридоре Альбус успокоил лесничего. Все это было дело рук Гарри Поттера. А когда ему еще и пересказали, коротко конечно, монолог мальчика, он вообще офигел. Правда, узнав, что послужило поводом для такого поведения его самого любимого ученика, тут же встал на защиту последнего. Альбус Дамблдор ни капли не сомневался, что так оно и будет.

Гарри Поттер радостно слушал друга, который полностью его поддерживал относительно Малфоя. В самом что ни наесть приподнятом настроении он вошел в Большой Зал, где его уже ждал разъяренный факультет. Остальные три с интересом наблюдали за гриффиндорцами и предвкушали новое шоу. Особенно слизеринцы.

Гарри понял, что лучшая защита - это нападение.

- Чего уставились? Что пробуждение на пару минут раньше сильно травмирует вашу психику? - нарочито грозно заявил Герой Волшебного Мира, дав понять, что он ничего не боится. Те, кто был помладше его, сразу же стушевались. Те, кто постарше, все еще сердитые, пристально смотрели на него. Их главным представителем, естественно, была Гермиона Грейнджер. ( Рон хоть и был старостой, но обладал некой долей мозгов, чтобы не переходить дорогу Поттеру. Да и, друзьями они были).

Похоже у девушки на языке вертелась целая лекция. Гарри не мог позволить, чтобы его «сделали» свои же в присутствии врагов. С гордо поднятой головой он направился к ней, гневно сверкая глазами.

- Хм, Гермиона, совет друга - не выходи больше в белье, а то и желания могут возникнуть, не те, что надо.

Зал, довольно вскрикнув, встал на уши. Гермиона тут же сникла, покраснела и уставилась в тарелку. Гриффиндорцы, те что постарше, поняли, что битва проиграна. Гарри Поттер вновь победитель! Кто б сомневался.

За всем этим не без интереса наблюдал учительский стол, а вернее, сидящие там Флитвик, Снейп и Малфой-старший. Те заворожено смотрели на то, как строит свой легион Мальчик-который-выжил. И никак не могли понять, что он еще тут делает после вчерашнего. Похоже, Дамблдор, старый козел, опять все тому спустил с рук.

Хагрид, который стоял у двери, наконец-то решил, что можно и позавтракать - его любимый студент не нуждается в защите.

Гарри Поттер удобно устроился между своими друзьями и приступил к завтраку. На его мордахе играла такая лыбища, что весь зал понял, что вчерашнее всем им просто приснилось. Малфои заскрипели зубами в унисон. У Снейпа на месяц вперед испортилось настроение. А тут и Альбус Дамблдор с Минервой подошли, о чем-то весело шушукаясь.

- Рон, ты в порядке? Я тебя не сильно напугал? Я не хотел честно, это был неудачный эксперимент, - тихо прошептал другу Гарри, чтобы Гермиона не услышала. Тот хрюкнул с полным ртом.

- Нет, не сильно. Я просто подумал, что война началась, раз твой Патронус орет так, и упал с кровати. А потом Невилл завизжал и бросился наутек, Симус и Дин под кровати залезли - не представляю, как они смогли это так быстро проделать. Эти двое нигде не пропадут, - тоже тихо шептал Рон, давясь смехом и рыбой. Гарри тоже засмеялся.

- Слышь, а научишь меня так? - попросил он умоляюще друга. Гарри вопросительно на него посмотрел. - А кто твой Патронус?

Рон покраснел:

- Ну, он еще в проекте, пока он только облачко, но кажется, будет каким-то четвероногим животным. Гарри закатил глаза: «Слава Мерлину, что не червяком». Потом, оглянувшись по сторонам, Рон прошептал: - Что тебе было за вчерашнее?

Гарри молча жевал, потом глянул на друга и сказал:

- Скандал! Я разгромил два коридора, не видел еще? Сейчас увидишь. Потом напал на Снейпа и Малфоя, но Дамблдор успел их спасти. За это я разнес ему кабинет и повторно высказал в лицо все, что о нем думаю.

Гермиона ахнула.

- И что Дамблдор? - с ужасом представил реакцию директора Рон.

- В своем стиле. Попросил у меня прощение. - Констатировал Гарри. В радиусе пяти метров возникла тишина.

Ясное дело, подслушивали все, даже привидения. Гарри еще поразился своим однокурсникам. Им бы на Слизерене учиться. Кстати, о последнем. Там у всех шеи на сантиметров двадцать стали длиннее за время завтрака. А про ушные раковины молчу вообще. Неизвестно, каким Макаром они уговорили Кровавого барона подслушивать вместе с остальными привидениями, но тот впервые в жизни парил над гриффиндорским столом.

- Ладно, что у нас по расписанию, - спросил Поттер соседей, закончив свой завтрак.

- Защита от темных сил, вместе со слизеринцами. - Наконец-то подала голос Гермиона и ее ехидная ухмылка говорила, что это таки правда. Гарри повернулся лицом к учительскому столу и тут же встретился с пожирающим его взглядом нового преподавателя. Ну, как тут не взбесится опять.

- Ладно, успокойся ты уже, - понимающе посмотрел на него Рон. Гарри тем временем дарил новоявленному педагогу свои лучшие проклятия, мысленно, надеясь, что они будут иметь эффект. Дамблдор умоляюще косился на него. Герою ничего не оставалось, как признать поражение. «Ну, только попробуй из него ничего не вытянуть, Альбус Дамблдор».

И тут прибыла совиная почта. Гарри захотелось поскорее убраться из зала - ему не от кого ждать писем. И этот факт причинял ему немалую душевную боль.

- Ой, я совсем забыл. Мама наверняка что-то и отправила. Заберу письмо, и пойдем на экскурсию, - радостно сказал Рон. Гарри вопросительно на того уставился.

- По коридорам! - рассмеялся Рон. Гарри понял.

Да не тут то было.

На гриффиндорский стол спикировала стая сов. И все они направились к небезызвестному мальчику, глаза которого сразу же округлились. Минут с десять ему пришлось отгребаться от писем и посылок, жуя перья и чихая. Это было ужасно! Стол Слизерина при виде этого помирал от смеха.

Когда от Гарри отвалила последняя сова, он пораженно окинул взглядом кучу на столе, за которой невидно было соседа напротив. Рон присвистнул.

Как вы думаете от кого все это? Конечно от девушек! Наверное, от всей женской половины Хогвартса, ну от тех, кто свободен. С чего это взяли? Да все письма и посылки были кремового и розового цвета, с цветочками и розочками, щедро политы духами. По залу летало глупое хихиканье тех, чьи письма были в этой куче. Гарри взвыл. Так неудобно он в жизни себя не чувствовал.

- Я хочу домой. - Прошептал он.

- Ты что, дурак?! Столько внимания, столько девушек! Мне бы столько, - завистливо уставился на кучу Рон.

- Забирай! - махнул в ее сторону Гарри широким жестом. Да, с Мускулио он перестарался. И вообще, он же хотел, чтобы его боялись и уважали, особенно боялись, а вышло что? «Надо было себе морду, как Воландеморта сделать». - Подумал про себя новый-секссимвол-школы.

- Гарри что ты собираешься с этим делать? - обратилась к нему Гермиона.

Девушке явно понравилась комическая ситуация, в которой оказался ее друг. Гарри зыркнул на нее, желая придушить.

- Что-что, сушить на зиму буду или печку топить. Что еще можно делать с такой кучей бумаги?! - зло прошипел Гарри, понимая, что подруга с него прикалывается.

- Читать, конечно. Читать и отвечать. - Победоносно заявила та, улыбаясь на все тридцать два зуба.

- А не проще вывесить транспарант с именем счастливицы? - вступился за друга Рон. Гарри плохо это представлял, но идея ему понравилась.

- А как же Гарри выберет ее, если он не знает, кто и что ему написал, - Гермиона посмотрела на них, как на придурков.

- Чтобы выбрать, необязательно читать всю эту чушь! Гарри может выбрать по внешним качествам… - продолжал перепалку Рон, совсем позабыв спрашивать мнение Гарри, но того устраивал его «личный секретарь» - он пока рылся во всей этой куче в надежде найти нормальное письмо. И он его нашел!

Голубой конверт (по спине сразу прошел холодок: розовый - это девушка, голубой - ой-ой-ой). Но тут же успокоился - оно было из Министерства. С интересом он его открыл и начал читать. Через минуту в зале раздался вопль Гарри Поттера, от которого подавилась половина студентов.

- Дамблдор, это что за сумма такая?! - вопил он как резанный.

Альбус спокойно объяснил ребенку:

- Это счет за убытки, которые ты причинил Хогвартсу. Кстати, скажи спасибо, что я не включил туда моральный ущерб, - подмигнул он Гарри. У того отпала челюсть.

- Но-но, послушайте, эти побитые молью шторы никак не могут стоить таких денег, картины тем более. - Стенал мальчик.

- Гарри, они были живыми, двигались, говорили. А знаешь, как тяжело нарисовать такую картину, - продолжал объяснять директор.

- Не знаю, и знать не хочу. Пора быть современными. Колдофотографии намного круче и дешевле. И ковры не фиг стелить на лестницах, это пережиток древности! - не унимался Гарри.

- Когда я надумаюсь менять интерьер школы, то позову тебя, а пока молча расписывайся в чеке. - Подытожил невозмутимым тоном директор.

Гарри не знал что и сказать. Первое желание, которое у него возникло, было идти и дальше разрушать школу, но потом он понял, что денег на ремонт у него не хватит, даже если он пойдет сейчас на работу.

- Но я же несовершеннолетний… - с надеждой сказал он.

- Министерство магии, как ты знаешь, сделало для тебя исключение этим летом. Ты совершеннолетний! Так что пора принимать на себя ответственность за свои поступки. - Довольный гул в зале.

Гарри почувствовал себя вновь преданным. Так нечестно. Нет, он не был жадным, но все же …

- Что ты теперь на это скажешь?- с плохо скрываемой радостью спросила Гермиона. Гарри ее тут же возненавидел.

- Умри! - ответил ей Гарри и вылез из-за стола. Одним взмахом палочки отправив кучу макулатуры к себе в комнату, он пошел к выходу. Рон попрыгал за ним, полностью поддерживая его позицию. Девушка чуть не плакала.

Студенты балдели - это точно самый веселый учебный год в их жизни. Ну, они надеялись на это. За учительским столом рассуждали о конце света, который точно будет в этом году. Снейп ободряюще похлопал по спине коллегу, которому предстояло проводить свой первый урок со злющим Поттером в классе. Тому захотелось в Азкабан.

* * *

«Вам весело? О, это хорошо, потому что мне нет! Я злой! И хочу убивать!»

С такими мыслями Гарри Поттер выходил из Большого зала.

Утро было какое-то сумасшедшее, а что же будет дальше? До первого урока оставалось полчаса, а у него желание учится аж перло через край. К тому же у Малфоя. И чему он научит детей, за каких-то две недели? Хорошо, что две недели, а не два месяца. Настругал бы тут новых Пожирателей, козел облезлый. Как Дамблдор будет его контролировать? Его самого надо сиделкой снабдить.

Иногда Гарри казалось, что среди волшебников разумные люди встречаются крайне редко. Вот посмотрим на всех его знакомых через лупу.

Мистер Уизли и его любовь к магловским штучкам. Гарри не понимал, как в конце 20 века, когда в мире каждый день создается что-то грандиозное, можно не знать таких мелочей, как электричество, полеты в космос и даже резиновые галоши. Даже не слышать. Механизм существования волшебного мира, параллельно обычному, он не мог понять до сих пор.

Миссис Уизли. Ой, лучше молчать и не думать. Тот, кто считает ее милой женщиной, не попадал к ней под горячую сковороду, как Фред и Джордж.

Дамблдор. Тут мнение Гарри расходилось. С одной стороны это сильнейший колдун, мудрейший человек, справедливый и терпеливый, но с другой - полный придурок, прости Господи.

Снейпище. Редкое сочетание всех человеческих недостатков - урод, неряха, злюка, садист. Дальше можно не продолжать - все равно ничего хорошего в этом списке не встретишь. Но ведь должно же быть хоть что-то, иначе б Дамблдор не доверял ему. Интересно что? Надо будет устроить соцопрос.

Малфои и прочие. Эту чушь про чистую кровь он уже не мог слушать. Где логика? Как эту кровь проверить на чистоту? К тому же, вот вам пример - Гермиона, Том Ридлл и он сам. Между прочим, самых чистокровных переплюнули. Каждый на своем уровне, конечно. Он бы на месте Воландеморта выбирал себе сторонников по уму и способностям, а не по родословной. Хм, интересная мысль! Надо будет ее обдумать. А еще созвать Отряд Дамблдора вновь. Нельзя, чтобы самые сильные ученики…

Додумать ему не дали.

- Не хрена себе! - выразился на весь коридор Рон Уизли.

- Чего? А, это? Да. Это все я могу, а главное, совсем не помню как, - усмехнулся Гарри. Чек, который он должен подписать, тянул мертвым грузом. Шесть тысяч галеонов - это вам не шутка! Он и Рону не скажет, тот таких цифр просто представить не может.

- Ну, ты даешь, пацан! - восхищался тот - Мы вчера просто офигели. Нет, мы, конечно, представляли, что ты тоже можешь выходить из себя, на 5 курсе были случаи, но чтобы аж так! Видел бы ты лицо Дамблдора. А самое смешное, что половина львиных храбрецов нашего дома отказались идти спать в башню, боясь, что ты туда ворвешься. Ха-ха. Им бы на Пуффендуй, самое место. А когда ты вернулся? Я не выдержал и пошел дрыхнуть. Гермиона еще сидела, хотела мораль тебе читать, но, похоже, ее надолго не хватило. Блин, она со своей правильностью уже достала - вторая Макгонагалл…

Теперь Гарри понял, почему летом не хотел видеть Рона и Гермиону. От морали подруги хотелось повеситься, а от болтовни Рона утопиться, или проделать это с ними. Уже сейчас у него закипает все внутри.

Так они и дошли до класса, в котором будет проходить первый урок по ЗОТС. Около дверей толпились студенты. Кто-то из девушек рассуждал, какое убранство будет у комнаты.

- Ну, у Локонса портреты, у Амбридж - кошечки в розовом, у Муди железяки какие-то. А Малфой - это аристократ со вкусом и чувством стиля. - И понеслась вселенная. Девушкой была Пенси Паркинсон.

- Все будет белое, стерильное, а по углам клетки с хорьками, - не выдержал Гарри. Все ахнули. Послышалось шипение, и на него из-за угла выпрыгнул Драко Малфой.

* * *

Люциус Малфой стоял посреди своего рабочего места, т.е. класса, где ему предстоит преподавать Защиту от темных сил. Было дико как-то. Сразу после школы он пошел работать в Министерство магии (спасибо связям папаши), в его подчинении было целый отдел из 20 человек, не сразу конечно, но все же взрослых, а не детей. А потом он стал одним из Попечителей школы, а спустя пару лет и главой Попечительского Совета. Короче, вся его жизнь была связана с этой чертовой школой, но он никогда, даже в страшном сне, не мог представить, что будет в ней преподавать. Пусть даже всего две недели.

Он был одаренным волшебником, кто скажет что-то против - умрет на месте. Драко он смог обучить кое-чему нужному. Но как учить других? Особенно, если добрая половина из них его боится до обморочного состояния. Ну и не будем забывать про Поттера, который ясно дал ему понять, что сдохнет, но жизнь кошмаром наяву ему сделает. И многие ему помогут, как они там называются… а, Отряд Дамблдора. И как Северус с ними справляется? Может причина кроется в страшной внешности последнего?

- Ладно, прорвемся, и не таких мочили, - пытался подбодрить себя Малфой-старший и пошел открывать класс для партии имбицилов.

Лучше б он этого не делал.

Перед его глазами открылась страшная картина: его сын лежал в объятьях Гарри Поттера и на глазах у всех детей обнимал того за талию.

- Какого Темного Лорда вы тут делаете? - заревел он, как сигнализация. Мальчишки повернули головы в его сторону, а остальные студенты полезли на стены.

- Ох, - сказал Мальчик-который-был-сверху, - наконец-то мы узнали тайну происхождения Лорда Воландеморта. А я думал, что его родила какая-то дура ненормальная. Оказывается, этот монстр - продукт взаимодействия двух гомосексуалистов. Спасибо, мистер Малфой, за информацию. Я ему при встрече передам.

При этом парень засветился от радости, как неоновая лампочка. А Драко, что был под ним, наоборот, красным цветом. У Малфоя-старшего поплыло перед глазами, потому что он живо представил реакцию упомянутого Лорда на сие заявление. Но он быстро взял себя в руки. Это ж не он сказал, а проклятый мальчишка. Ему и держать ответ за свои слова.

- Пятьдесят баллов с Грифиндора! За бесстыдные речи, за драку, и за разврат в коридоре на глазах у всего класса. Все по местам! - рявкнул Пожиратель смерти, мысленно проклиная мальчика на полу. Не своего, конечно.

Гарри встал на дыбы. Драко тем временем, как змея, тихо уполз из-под него и спрятался за спиной отца, победно улыбаясь. Вы можете представить его счастье? Я нет.

- СКОЛЬКО? ЗА ЧТО? - проревел Гарри и его глаза заволокло пеленой. ( Справка - из-за него факультет Грифиндора за последние двенадцать часов лишился двести баллов, которых у них еще не было, т.е. их надо было как-то заработать, потом их снимут, и все сначала.) Количество его врагов в собственном Доме стремительно росло вверх. И все из-за белобрысого хорька!

- Еще пять за пререкание с учителем! - радостно констатировал Малфой и вошел в кабинет. Гарри так и остался сидеть на полу. Из класса послышалось:

- За опоздание тоже снимать?

Гарри нехотя встал и вошел в класс, мысленно отрывая голову горе-учителю, его отпрыску и директору Хогвартса.

Урок начался.

* * *

К огромному неудовольствию Гарри Поттера Люциус Малфой умудрился продемонстрировать такой профессионализм в проведении урока, что даже гриффиндорцы заслушались. (Участь Драко была решена.)

Первой темой урока были дементоры. Люциус начал с легенд их появления, плавно перешел к тому, как они встали на службу к волшебникам, и закончил тем, как они ее покинули и почему. Между строк его лекции явно читалось восхваление политики Темного Лорда, но бараны-студенты, ясное дело, этого не заметили. Не смотря, что не слушать было невозможно, Гарри всем своим видом показывал, что этого языка он не знает и соответственно не понимает о чем речь.

Люциус ясное дело заметил бойкот мальчишки и решил его опустить, еще раз, перед всеми его воздыхателями. Такой шанс выпадает раз в жизни!

- Что вы знаете о дементорах, мистер Поттер? Похоже, я не рассказал вам ничего нового. Может, вы что-то поведаете нам доселе неведомое? - встал над головой мальчишки новый Учитель по ЗОТС с презрительной улыбочкой. Слизеринцы засмеялись.

- Они классно целуются! - выдал Поттер, показывая змеям, что не на того нарвались. - Вам бы очень понравилось. Советую! Неземное наслаждение обеспечено. Другими словами, умрете от радости!

Класс задохнулся. Люциус буравил взглядом нахала со шрамом, а тот в ответ мило улыбался. Милее не бывает.

- Судя по вашему заявлению, с вами это уже произошло, только вместо души у вас мозги высосали. Пять баллов с Гриффиндора! - ответил хорек-переросток, ставший учителем по ЗОТС. Гарри скрипнул зубами.

Слизеринцы зааплодировали мистеру Малфою-старшему.

- Теперь поговорим о заклинании, способном защитить вас от дементора и не дать ему подарить вам «Неземное наслаждение», - продолжил преподаватель свою лекцию, передразнив на последних словах Гарри Поттера.

Класс захихикал. Внутри Гарри началась борьба двух желаний: убить Малфоя и мучительно больно убить Малфоя.

- Это заклинание Патронуса. Магия высшей категории, которую не изучают в школе в виду особой сложности заклинания. Оно бывает не под силу даже опытным волшебникам. Так что мы лишь слегка коснемся данной темы.

Класс разочарованно вздохнул.

«Ага, щас, ждите, что этот прихвостень змеезадого вас учить будет защищаться от них», - ехидно подумал Герой. До него донесся тихий ропот некоторых учеников, которые уже умели создавать Патронуса, и им ужасно хотелось это продемонстрировать - баллы были бы обеспечены.

И тут как всегда подняла руку Гермиона Грейнджер.

- М-да? - удивился Люциус Малфой.

- Почему Патронус долгое время причисляли к черной магии, когда как он - вид положительной силы, воплощение добра.

Класс пораженно уставился на Гермиону, включая Драко Малфоя. Люциус в это время судорожно соображал над поставленным вопросом.

Гарри впервые за весь урок захотел послушать лекцию. Его самого этот вопрос мучил. Когда сегодня утором он открыл книгу по магическим защитникам, первым в списке был, почему-то, Патронус. И тут Малфой насоображал ответ.

- Заклинание Патронуса было создано известным в древности темным магом и его целью было явно не защита от дементоров. Как и в случае с Авада Кедавра, на практике это заклинание изымало другой эффект. Считается, что Патронус может не только защищать, но и атаковать других существ, включая волшебников. Но я пока не слышал, что у кого-то это удалось, - закончил он.

В классе наступила тишина. Все, включая Поттера, переваривали услышанное. Правда, большая часть детей просто не могли смириться с мыслью, что Экспектро Патронус - черная магия, чудом посветлевшая. А вот Мальчик-который-выжил строил планы, как вернуть одну книжечку из кабинета директора. Там ведь должно что-то быть об этом. Сцена, где Люциус Малфой вылетает из окна подкинутый рогами Сохатого, стала его заветной мечтой номер сто одинадцать. Представляя это, Гарри расцвел довольной улыбкой, от которой Кикимер обычно падал в обморок.

Люциус Малфой не был хорошим легимелентом, но и так смог прочитать мысли Мальчика-у-которого-не-все-дома.

«Да, перспектива радует» - подумал Пожиратель смерти, которому второй раз за это утро захотелось в Азкабан. Надавав ученикам домашнего задания выше крыши, по совету Северуса, конечно, он велел всем убираться из класса.

* * *

- Знаете, а он не такой уж и плохой учитель. Мне понравилась его лекция. - Начала хвалить нового преподавателя Гермиона Грейнджер.

Рон от возмущения перестал смотреть под ноги и растянулся на полу под громкий хохот слизеринцев. Гарри, тем временем обдумывая план вторжения в директорский кабинет, сначала не придал ее словам должного внимания, но, когда он споткнулся об Рона и растянулся поверх того, смысл сказанного подругой дошел.

- ПРЕДАТЕЛЬНИЦА! - прохрипел Рон под тяжестью друга. Гарри же посмотрел на девушку взглядом-убийцей, быстро поднялся и презрительно добавил:

- Книжный червь влюбился в змея-искусителя. Мечтаешь пробиться в высшее общество? Зря! Ты забыла, что для Малфоев важна чистота крови.

Гермиона растеряно смотрела на друзей. Бывших друзей, потому что Гарри дал понять, что она ему сильно не нравится, а Рон, которому она нравилась, решил, что мужская дружба важнее первой любви. У девушки навернулись слезы от несправедливого обвинения. Она же имела совсем другое в виду, но сказать она ничего не могла. Ребята, окинув ее брезгливым взглядом, удалились. Остальные студенты были шокированы.

Новость, что Гермиона Грейнджер в немилости у Гарри Поттера мигом облетела Хогвартс. Женская половина школы ликовала.

Глава 8.

В течение дня на всех уроках Гарри и Рон специально садились позади Гермионы, дабы мучить ее колючими взглядами в спину. Девушка настолько была подавлена, что нигде не могла сосредоточиться. Она больше не подымала надо-и-не-надо руку, не задавала сверх-умные и сверх-оригинальные вопросы. Гарри ее ни капли не было жаль. Это ее вечное стремление к знаниям порядком нервировало его. Хотя раньше, когда ее обзывали зазнайкой, зубрилкой, занудой, он шел и бил всем морды, не смотря на то, что и сам так думал. Но сегодняшний ее прикол убедил его, что с ней каши не сваришь. Назвать Малфоя хорошим учителем - высшая степень слабоумия. И где, скажите, ее хваленая проницательность? Неужели мисс Конгениальность не увидела плохо скрываемой агитации вступить в ряды Пожирателей смерти?

«Нет, однозначно, на женщин нельзя полагаться» - сделал вывод Герой магического мира, параллельно наблюдая за своим другом.

В душе Рона, похоже, скребли кошки, так как за обедом он почти ничего не съел. Ну, то, что Рыженький втюрился в подругу еще на втором курсе, он догадывался. Хотя общего у них столько же, сколько у гипогрифа и василиска. Если за сутки они ни разу не погрызлись, этот день календаря становился «красным». Гарри не хотелось терять хорошего, не смотря на все недостатки, товарища, поэтому он решил бороться за него и выбить дурь по имени Гермиона из рыжей головы. Для этого нужно по-максимуму посвятить тому свое время.

- Слушай, Рон, если не считать проклятого ЗОТС, то домашнего задания не так уж много. Поэтому, может, уединимся в Выручай-комнате вечером и поработаем над твоим Патронусом?

- Что?! - не поверил своим ушам Рон. Гермиона вылетела из головы как пробка из бутылки. - Честно?!

- Конечно, брат. Ты же моя правая рука, а что это за рука без Патронуса, - засмеялся Гарри. - К тому же я хочу поделиться с тобой своими идеями, касающиеся победы над кое-кем змеемордым. Я все лето обдумывал, и кажется, к кое-чему пришел, - уже серьезно добавил шепотом.

Рон аж зарделся от удовольствия и гордости, охвативших его в этот момент.

Вот она - Мужская Дружба! Гарри ему доверяет и относится как к равному, а он то сомневался в друге все лето, думал, что тот его и в грош не ставит. Хотя если подумать, откуда у него такие мысли появились? Это ж версии Гермионы. Вот коза! А она ему еще нравилась. Нет, он за Гарри и в огонь, и в воду пойдет, а Гермиона пусть катится колобком к Краму.

- Ок, брат! Договорились, - уже совсем повеселевший Рон ответил Гарри. Дальше мальчишки с энтузиазмом делились планами по укорачиванию длительности жизни ряда особ.

Невдалеке сидела и наблюдала за ними бледная и совершенно растерянная девушка. Единственный, кто встал на ее сторону в этом конфликте, была Джинни Уизли. В прошлом году на занятиях ОД они здорово сдружились, а летом подруги строили планы, как обратить внимание двух оболтусов на них красавиц. Все оказалось зря! Рон уже не желает видеть ее своей девушкой, а Гарри так и не заинтересовался Джинни. Чему несказанно рады соседки по спальне, да и все девушки школы тоже.

Гермиона вздохнула и обратилась к подруге:

- Я вовсе не рада, что новым преподавателем ЗОТС стал Люциус Малфой, но не могу не признать, что он отлично справился со своими обязанностями. Всего-то! А меня обвинили в предательстве, будто я уже и Черную метку приняла.

- Глупо, - ответила Уизли и погладила старосту по плечу.

- Несправедливо. Обидно. Больно. Ну, ничего. Я им припомню на ближайшей контрольной это! Самовлюбленные бараны!

* * *

Гарри Поттеру потребовалось в шесть раз меньше времени на выполнение домашнего задания, чем его другу. В результате у него оставалась масса свободного времени. Чтобы как-то помочь другу, он заколдовал ему перо, которое само писало почерком диктующего. Рону оставалось лишь правильно произносить слова. И пока Рыжий мучил свой пергамент, Гарри решил немного отдохнуть.

Увы, когда он зашел в спальню, то увидел кое-что такое, о чем совершенно забыл.

ПИСЬМА!

- Ох, Мерлин мой, - вздохнул Гарри, с неохотой присаживаясь за стол. Распечатывая одно за другим письма влюбленных дурочек, он стал еще больше ненавидеть женский пол, чем до ссоры с Гермионой.

В каждом письме были довольно глупые признания, разбавленные саморекламой!

- Да на что они надеются? - прыснул Гарри и после восьмого письма, решил, что ему все равно кто и как его любит, поэтому тут же отправил всю корреспонденцию в камин. В комнате стало тепло-тепло. На столе остались лишь посылки.

«О, эти любят меня сильнее всех», - усмехнулся он и принялся открывать коробки. - «Конфеты, шоколадные котелки, рулетики, рогалики - они точно дуры! Неужели они надеются, что я буду это есть сразу?» - подумал Мальчик-которого-не-провести.

Взмах волшебной палочки и простое кулинарное заклинание, и сладости все до одной светятся. Это означает, что в них добавлено зелье. Какое? Догадайтесь. Гарри Поттер решил их скормить новой живности Хагрида. Можно было бы слизеринцам, но жалко девушек.

Гари Поттер устало откинулся на спинку стула и принялся разминать затекшую шею. На повестке дня оставался взлом кабинета директора, но рисковать не хотелось. Чтобы такое придумать? И тут его озарило.

- Кикимер! - громко позвал Гарри Поттер своего слугу. И масса из костей и кожи шмякнулась на пол рядом с письменным столом.

- Хозяин звал? - прохрипел Кикимер, не смея смотреть в глаза хозяину.

- Да! У меня есть идея на счет тебя, - масса сжалась и отползла немного назад. - Ты будешь жить в Хогвартсе! - масса удивилась. - Будешь учиться сосуществовать с окружающим миром, общаться с людьми, заниматься общественно важными делами. И дальше будешь помогать мне в учебе. - Масса побелела.

* * *

Пораженные студенты Гриффиндора смотрели на домового эльфа, следующего из спальни за Гарри Поттером. У него был настолько жалкий вид, что Гермиона чуть не разрыдалась.

Гарри что-то прошептал своему другу на ухо и покинул гостиную. Стоило захлопнуться дверному проему, как трое шестикурсников бросились наперегонки в спальню, сбивая с ног попавшихся на дороге первоклашек.

- Чего это они? - удивленно спросила Джинни, провожая взглядом сумасшедших.

- Письма читать! - хихикнул Рон, заканчивая домашнее.- Дин, Невилл и Симус с утра жить не могли спокойно, все думали, что там написано.

И тут из спальни донесся разочарованный стон: «Писем нет!», а следом более радостное: «Зато конфет завались! Давайте дегустировать или как его там».

Рон чуть не умер от смеха, представляя, что из этого выйдет.

- Ты позволишь им есть конфеты Гарри? - как-то испугано спросила его сестра.

- Гарри не жадный, он всегда делится с друзьями. - Даже не обернулся Рон, чтобы Джинни не видела его рожи.

Через полчаса в Гриффиндорской башне начался вертеп. Дин Томас решил зацеловать до смерти Джинни Уизли, и той понравилось. Симус Финниган бросился сломя голову искать Ханну Эббот из Пуффендуя. В результате получил от нее в глаз, от профессора Спраут отработку и от профессора Макгонагалл полчаса морали. Больше всех досталось Невиллу. Он, как самый голодный, съел сразу три десятка конфет из разных коробок, и началась такая реакция! Теперь он «весело» проводил время с профессором Снейпом, который проклинал на чем Свет стоит Долгопупса, Гриффиндор и Гарри Поттера.А сам Гарри, который таки добился аудиенции у директора, никак не мог остановить икоту.

Под давлением весомых аргументов мальчишки, Дамблдор разрешил Кикимеру остаться в Хогвартсе. Потом за чашкой чая он с радостью обсудил первый учебный день и первый урок профессора Малфоя. Гарри красочно пересказал его содержание, многое добавляя, конечно, и от себя, причем от его характеристик директор и портреты синхронно краснели. Но он уже не сердился так на Альбуса. Ведь директор разрешил ему доводить Люциуса до белого каления, который по его плану, пойдет изливать душу и выпускать пар Северусу, который под бутылочку старого доброго… обработает собутыльника.

Когда довольный Гарри Поттер вышел из кабинета, то тут же призвал к себе Кикимера.

- Видел, где книга? У него на полке. Чтобы до утра она была у меня, и чтоб тихо,- приказал он Кикимеру, давая понять, что в случае провала операции, Ад на земле будет устроен в считанные минуты. И отдав последние приказания эльфу, он направился на ужин в Большой зал. Там его уже ждал Рон с потрясающей историей - Гарри узнал причину своей икоты.

Мальчикам помогли, естественно. Дин и Симус сейчас прятались где-то в гриффиндорской башне, а Невилл лежал в больничном крыле. Нет, конечно Снейп его вылечил. Но тот, не будь он Невилом, умудрился на выходе врезаться в котел с кипящим зельем и опрокинуть на себя все содержимое. Теперь он лечит ожоги. А Снейп же поклялся на учебнике по зельям за шестой курс, что отравит всех гриффиндорцев в школе. Это зелье было его экспериментом, жутко дорогим и варилось уже два месяца. И сегодня был последний день. За ужином он вел себя так неадекватно, что даже Дамблдор забеспокоился - если так пойдет, то это Северус под бутылочку строго доброго… будет изливать душу Люциусу Малфою. А не хотелось бы.

* * *

Как и договорились, вечером того же дня друзья направились в Выручай-комнату. Не было предела их удивлению, когда заветная дверь так и не появилась в нужном месте. Они и так, и этак, и взад, и вперед, но все зря. Гарри уже закипал, а Рон только и успевал напоминать другу, что у того не хватит денег ремонтировать еще один коридор. «Ну, что не так?» - не могли понять друзья.

- Может, спросить у кого? - предложил Уизли, и Гарри прозрел.

- Добби! - громко позвал он. Через долю секунды Домовой эльф возник перед ними и низко поклонился. Как всегда смешной, в носках, шапках, фартуке и еще в чем-то.

- Гарри Поттер! Какая радость! Какая Честь! Добби так счастлив, что он нужен Гарри Поттеру! - начал свою обычную песню Добби. «Да, он предельно отличается от Кикимера» - подумал Гарри.

- Привет, Добби! - поприветствовал «чудика в носках» Рон.

- О, лучший друг Гарри Поттера! Мистер Рон! Я рад! Я так сч… - продолжала играть пластинка. Рон цвел и пах, как майская роза.

- Добби, нам нужна твоя помощь,- наконец-то вставил свою просьбу Гарри.- Мы никак не можем попасть в Выручай-комнату…

- О, вы и не сможете! Дамблдор зачаровал комнату. Туда теперь только учителя, Филч и мы, эльфы, можем попасть. - Объяснил Добби, застенчиво теребя свой фартук.

- О, черт! А где же нам тренироваться теперь? У Снейпа в подземельях? - вскинул руки Рон.

Гарри эта новость тоже не обрадовала. У него были колоссальные планы на эту комнату. Он с надеждой посмотрел в доверчивые глаза-блюдца.

- Добби сказал «и мы, эльфы». Значит, Добби может входить без проблем? - спросил его Гарри.

- Да, сэр. Добби знает пароль, но ему запрещено рассказывать его студентам. - Грустно ответил эльф.

- Очень жаль, а я так надеялся на тебя.- Наигранно печально заговорил Гарри. У Добби от его слов слезы навернулись на глаза. - Я не смогу закончить свои тренировки и возможно, когда-то, это станет причиной моего поражения в битве с каким-то Пожирателем.

Рон открыл рот от такого спектакля. Добби уже глотал слезы.

- О-о-о, великий Гарри Поттер. Добби ничем не может помочь, - ревел он. - Дамблдор запретил.

- Дамблдор пригласил Люциуса Малфоя преподавать детям Защиту. - Подлил масла в огонь Рон Уизли. Гарри благодарно на него посмотрел. - И теперь ты будешь ему еще и носки стирать, как в старые времена.

Добби моментально покраснел от гнева.

- Нет, Нет, Нет. Не буду. Ненавижу Малфоев! Добби, Не подчинится! Добби ненавидит Малфоев!

- А тебя все равно заставят, - подытожил Рон.

- Нет! Нет! Нет! Не буду. Добби некому не подчиняется. Добби свободный эльф. Он может уйти из Хогвартса, - кричал эльф, махая кулачками.

- Значит, ты вовсе не обязан следовать приказам директора безоговорочно?- типа удивленно спросил Рон.

Добби замер, как будто его охватило просветление.

- ДА! ДА! ДА! МОГУ! И я помогу Гарри Поттеру! Я могу сказать ему Пароль. Добби не обязан! - чуть не прыгал от радости эльф. Гарри и Рон довольно переглянулись.

- Пароль: На дворе трава, на траве дрова!

- В духе Альбуса, - не удивился Гарри. - Спасибо друг. Ты можешь идти. - Добби залился краской и исчез.

- Молодец, Рон. Идея с носками была самой эффективной. - Рон заулыбался. Похвала друга вновь возвысила его над простыми смертными.

* * *

Комната, где проходили занятия по ОД, нисколечко не изменилась. Но Гарри она больше не устраивала. Какая-то примитивная, простая, убитая. Он в задумчивости ходил вперед-назад, оглядывая ее, и решал, что изменить. Друг с интересом за ним наблюдал.

- Похоже, нужен косметический ремонт. Рон закрой глаза и не открывай, пока я не скажу.

- Ладно, - тот послушался и зажмурился. Он слышал странные звуки, чувствовал вибрацию, и понял, что Гарри колдует.

- Можешь открыть.

Когда Рон Уизли открыл глаза, то от шока просто прирос к полу. Это был самый величественный и необычный зал из всех, что ему доводилось видеть. Высокий потолок отображал звездное небо, стены зала были сложены из какого-то черного камня, гладкого и блестящего, мерцающего синими огоньками.

- ФАГОНИТ! - поразился вслух Рон. - Редчайший минерал, обладающий магическими свойствами. Говорят, под Хогвартсом находятся рудники… - перевел взгляд. В конце зала было возвышение, а на нем трон, позади которого находилась арка, похожая на Арку Смерти, только вот занавеси были красные с золотом.

- Это чтобы всегда помнить. - Голос Гарри вывел его из шокового состояния.

Рон повернулся и вновь прирос к полу.

Гарри изменился до неузнаваемости: школьная форма исчезла, и на ее месте появилась красная мантия дивного покроя; волосы были распущены, и их украшала золотая диадема. Гарри Поттер … величественный, могущественный, всесильный! Глянув подростку в глаза, Рон почему-то захотел броситься ему в ноги, но друг, к счастью, отвел глаза и грифифндорец пришел в себя.

- Действительно, удивительная комната! Я даже не надеялся, что она так точно исполнит мое пожелание, но все-таки пишлось немного и помахать волшебной палочкой,- начал рассказывать Гарри. - Этот зал я видел в одном магловском фильме, не помню, правда, в каком. Я тогда на миг представил, как ОД тренируются в нем, как настоящие войны, и так захотелось…

Рон судорожно сглотнул . Он даже не представлял себя каким-то там воином. Мерлин, он себя и аврором -то не представлял . Тем временем Гарри продолжал:

- Нравится прикид? - покрутился он на месте как девушка на балу. - Как настоящий гриф я тащусь от красного цвета. В Истории Хогвартса написано, что Годрик Гриффиндор обычно ходил в красной мантии - действовал так на нервы Салазару.! Ну, про мантию то это правда, а вот на счет Слизерина - это моя идея! - засмеялся Поттер, глядя на ни фига не понимающего Рона Уизли. Да, что бы шокировать хрупкую психику последнего - много не надо.

- Все лето я много думал о нынешней обстановке в стране, и пришел к решению. К самому верному, на мой взгляд. Пророчество-пророчеством, а о людях тоже думать надо. Слишком силен Воландеморт, слишком много Пожирателей. А у нас у руля стоит баран-министр, анимагическая форма которого, кстати, мышь. Есть еще выживший из ума великий волшебник неопределенного возраста. И Я - надежда всего мира! До одиннадцати лет не знал кто я. До четырнадцати , что Воландеморт, оказывается, и вернуться может, раз плюнуть. До шестнадцати, что есть пророчество и я, согласно ему, ИЗБРАННЫЙ! И что? Меня охраняют, как дитя малое, забирают все опасные игрушки, дабы не поранился, на плохие заклинания показывают пальчиком «ай-ай» и тихо подталкивают к Воландеморту: «Мол, иди мальчик, убей его своей любовью». Вера в победу умирает на глазах! - горько засмеялся Гарри.

Рон только пожал печали. Сейчас он просто слушал и лишний раз боялся моргнуть - вдруг еще что-то появится из ряда вон выходящее.

Гарри тем временем подошел к трону и погладил его спинку. - Красиво, да не к месту. - Громко сказал он. Взмах волшебной палочки и трон исчез. Рон, почему-то облегченно вздохнул. - Пока. Лишь пока, - тихо прошептал Гарри, улыбаясь Арке.

- Вот что я решил, Рон Уизли, - обратился Гарри к своему другу, когда они уже сидели на пьедестале. - Я все-таки собираюсь стать великим магом. Достаточно сильным, чтобы снести Воландеморту башку. И его прихлебалам. Но для этого Экспелиамуса маловато. Я буду изучать все, что может мне помочь. И черную магию тоже. - Рон тихо пискнул. - Мало того, я считаю, что мои друзья тоже должны уметь защищаться, а не ждать пока дядя-аврор спасет их и их семьи. Я хочу, чтобы они выжили, защитили близких и победили врагов. Как ты думаешь?

- Полностью согласен. - Рон был не многословен. Он еще был в шоке от увиденного, до него как во сне доносились речи друга, что-то его пугало, но он знал, что надо соглашаться. Гарри Поттер прав!

- Хорошо! Я решил вновь созвать ОД. Но на этот раз из самых преданных, достойных, верных. Пора готовить сторонников для решающей битвы. Глупо надеяться, что в один прекрасный миг я и Том встретимся на полянке один на один, а его Пожиратели будут дома ждать исхода битвы.

- Согласен. - Опять коротко ответил Рон.

- Вот и подумаем над этим. Моя «правая рука» мне поможет выбрать новую опору магического мира? - уважительно обратился он к другу. Того аж закачало, будто ему предложили Министром стать.

- Рука, нога, голова и другие части тела. - Довольно улыбнулся тот. В его глазах плясали алчные огоньки. Гарри Поттер добился своего.

- А теперь давай-ка твоего Патронуса. Как ты помнишь, нужно лишь самое счастливое воспоминание.

Счастливее дня у Рона Уизли, чем сегодняшнего не было. Прокрутив его в голове, он взмахнул палочкой и сказал:

- ЭКСПЕКТРО ПАТРОНУС. - Из его волшебной палочки тут же выскочил серебряный лис.

- Почему лисица? - обижено буркнул Рон. - Потому что Рыжий?

- Не думаю, - подбодрил его Гарри. - Возможно, потому что хитрый. Лисы вообще очень умные создания. И сильные. Неплохой Патронус.

- Да? - задумался Рон. - Ну, ладно. Хорошо, что не выдра или кузнечик.

- А у кого это кузнечик? - удивился Гарри.

- У… у Перси. Первый его Патронус был кузнечиком, а когда он пошел на работу к Краучу, он изменился на… воробья.

Через минуту ребята валялись на полу от смеха.

* * *

- Гарри, а почему ты не писал мне летом? - не выдержал Рон и спросил о наболевшем, когда они возвращались в свою башню. Гарри знал, что рано или поздно ему придется отвечать на этот вопрос. Сказать горькую правду или все же сладкую ложь? Внутренний голос подсказывал, что с ложью лучше повременить.

- Не хотел. Мне нужно было побыть одному со своим горем, справиться с ним. Иначе б я всех вас просто растерзал. - Ответил Гарри.

- Понимаю. Я… я не сержусь. Просто это было так непривычно, не видеть тебя у нас летом. И День Рождения без тебя праздновать. Твое, между прочим - так тупо было. А Гермиона говорила, что это жестокое свинство с твоей стороны, что твои действия эгоистичны… - Гарри от этих слов застыл. Рон испуганно посмотрел на друга.

- СВИНСТВО! ЭГОИЗМ! ЖЕСТОКОСТЬ! - скрипел зубами Гарри. - Ее бы в мою шкуру, поговорила б тогда.

- Гарри, тихо. Ну, ее к лешему с ее правильностью и образованностью. Она душу библиотеке продала давно. Я тебя понимаю! И все тут! - бросился обнимать он друга, пытаясь того успокоить.

- Я спокоен, Рон. Просто окончательно убедился, что ей не место рядом с нами. Мы уже не дети. С девушками не дружат, с ними спят. - При этих словах Рон густо покраснел. - Что ж, место «левой руки» Гарри Поттера вакантно. Объявляй кастинг! - засмеялся парень. Рон отпустил его, видя, что тот не собирается никого идти убивать.

- Вот и отлично. Забудем ее, как страшный сон. Вот бы только не вспомнить о ней на контрольных. - Грустно вздохнул Рон.

- Ты своими мозгами будешь обходиться. Они у тебя тоже есть и не хуже, я докажу. С этих пор будем учиться вместе. Я завтра поговорю с Макгонагалл о дополнительных уроках. И с Флитвиком тоже.

Рон без энтузиазма встретил эту новость. Но раз Гарри сказал, значит, так будет лучше. Он уже убедился в этом на протяжении последних двадцати четырех часов.

* * *

В гостиной их ожидал сюрприз! Декан и вся команда по квидиччу. Судя по их лицам, они уже задолбались их ждать.

- Где вы оба были? Я уже трижды приказала обшарить все закоулки Хогвартса и найти вас? - гневно возмущалась Макгонагалл.

- Ну, мы…, а что собственно случилось? - быстро съехали мальчишки с темы.

- У команды до сих пор нет капитана, смею напомнить. А следующий матч через месяц, - ответила Макгонагалл, с прищуром глядя на потенциальных нарушителей школьных правил.

- А мы тут при чем???

- Ох, вы часть команды! И мы приняли решение сделать капитаном мистера Поттера, - закатила глаза Минерва Макгонагалл.

В другой жизни Гарри, наверное, умер бы от счастья, но не в этом году. У него сутки были расписаны по минутам. Он решился на продолжение подготовки ОД, плюс надо бы подтянуть до нужного уровня Рона, и о себе не забыть. Лишние обязанности ему не нужны были. И он отказался.

У всех, включая декана, вытянулись лица до шестой пуговицы от непонимания происходящего.

- П-повторите-е? - еле слышно проскрипела Минерва.

- Я отказываюсь. Ловцом быть согласен, но командовать спортсменами - это не мое. Предлагаю назначить капитаном Кэти Белл. Она умная, ответственная и требовательная. - Как ни в чем не бывало, продолжил Гарри Поттер. Рон повел ушами - его карьере вратаря наступил крындец.

- Но, Гарри, ты уверен? - влезла вездесущая Гермиона. Гарри сделал вид, что ее тут не было. (Какое она имеет отношение к команде по квидиччу?)

Поняв, что студент не шутит, Макгонагалл предложила голосовать, и все как неживые подняли руку - «За».

-Вот и хорошо. - Гарри подарил присутствующим свою лучшую улыбку. - Всем спокойной ночи!

- Я в шоке от тебя! - сказал Рон, когда они вошли в спальню.

-Я тоже в шоке от себя. Ага, Кикимер справился! - весело воскликнул Гарри. На его постели лежала знакомая книжечка, не справедливо отобранная у него утром. - Почитаем-с.

* * *

- Рон, подъем! Рон, подъем! Рон, подъем! - без конца слушало правое ухо Рона Уизли. Как он не вертелся, никак не мог избавиться от этой мантры.

- Гарри, да отвали ты! Я спать хочу! - отмахнулся он. Но не тут-то было. У Гарри видимо заела пластинка, и он продолжал жужжать на ухо другу:

- Рон, подъем! Рон, подъем!

Рыжий нехотя открыл один глаз и приготовился послать друга куда подальше, но тут же забился в угол кровати, держась рукой за сердце. Вместо ожидаемого Гарри Поттера, его на самом деле будил олень. Теперь уже тихо, не так как вчера. Когда Рон протер глаза, рогатая скотина уже исчезла. Он еле добежал. (Надеюсь понятно куда!)

Через десять минут он уже сползал в гостиную. Там развалившись в кресле, сидел его друг и попивал винцо.

- Хотишь? - улыбнулся он дорогому человеку.

- Мало получил вчера? - обиженно зевнул Рон и упал на диван. - Научился бы лучше кофе делать. Сколько времени то?

- Шесть утра.

- Чего? Да мне еще 1,5 часа положено спать. Я пошел. - Направился, было назад в спальню.

- Стоять! Будешь теперь вставать со мной в одно и тоже время, и учиться! - Рон уже хотел забрать свое согласие на это безобразие, но рядом с Гарри опять возникла его Рогатая скотина. - Иначе, ты будешь просыпаться так! - Сохатый при этих словах подкинул рогами диванную подушку и разорвал ее на части.

Рон Уизли окончательно проснулся! И тихо вернулся на диван.

Гарри протянул ему бокал.

- Ты сделал это! - восхищенно прошептал Рон.

- Да, смог. Это было сложно, а главное, до сих пор не пойму, как я этого добиваюсь. - Грустно посмотрел на своего оленя Гарри. - Пока только подушки вышло потрепать.

Уизли только пожал плечами.

- Понимаешь, Рон, эта книга содержит довольно много инструкций, как заставить Патронуса атаковать не только дементоров. Но я вот понять ничего не могу. Ни слова. Вот только послушай: «…Патронус может охранять мага не только от дементоров, но и других существ, несущих в себе угрозу для жизни. Мысли волшебника могут влиять на действия Патронуса, но никак не сознательно направленные. Случайные и спокойные мысли о Патронусе вызывают у него ответную положительную реакцию, в то время как намеренные и направленные на агрессию подобного действия не оказывают. Учитывая то, что Патронус положительная магическая энергия, можно сделать вывод, что это неагрессивный магический защитник, поэтому не подчиняется хозяину, если тот охвачен негативными эмоциями и воспоминаниями. Для достижения нужной вам реакции Патронуса на противника, вы должны достигнуть душевного равновесия и гармонии во время битвы, сосредоточится на духовной связи между вами и Патронусом, соединить свой и его разум путем слияния сознания, и тем самым, достигнув полного резонанса магических сил…» - Рон мученически застонал.

- Ты думаешь, я тебе это объясню?! Послушай, ты меня поднял ни свет, ни заря, а теперь мучить собрался. Ты хуже Снейпа и Макгонагалл вместе взятых. О, у меня голова болит!

- Ладно, этим я сам займусь, - беззлобно ответил Гарри - Ух, не могу дождаться, когда увижу Люциуса Малфоя на рогах, ну в смысле, на рогах Сохатого.

- О, раз так, то мне пока ничего не угрожает? - обрадовавшись, Рон сделал попытку встать и вернуться в спальню.

- Я быстро учусь! - ядовито напомнил его друг. И Рыжий тут же вернулся на место.

- М-да, ну и чем займемся?

- Пора учить Лиса кусаться и ругаться. Только тихо, а то не отобьемся! - рассмеялся Гарри Поттер.

Глава 9.

«Бедная Минерва, ее это доконает», - думал Альбус Дамблдор, сидя в своем кресле и гладя тощую серую кошку, которая устроилась у него на коленях.

Минерва Макгонагалл, всегда славилась твердостью духа, храбростью и рассудительностью, ничего и никого не боялась. А теперь? Надравшись валерьянки, она спит на нем, при этом постоянно выпуская когти. Это у нее нервное.

Первые три учебных дня в Хогвартсе, не считая выходных, были сущим кошмаром. Для него, для Минервы и для Люциуса Малфоя. Одному Северусу Снейпу было все нипочем - он крепкий орех, и не из таких передряг живым выходил. Хотя нервишки и у того начали шалить, но доставалось в основном студентам. Лишь после последнего инцидента Дамблдор ощутил на себе весь гнев Северуса. Единственным положительным моментом во всей этой истории стало осуществление его Гениального плана. После всего, что произошло, Малфой-старший сам пришел к Северусу с бутылкой, сам ее и укокошил, и рассказал ему все, что он думает о нем, о директоре, о Гарри Поттере, и о Темном Лорде. Особенно полезной информацией оказалось мнение Пожирателя Смерти о его начальнике. Посему, он и дальше будет закрывать глаза на все эти безобразия, которые творятся в школе. И главного организатора тоже наказывать не будет, хотя ремня стоило бы и дать.

Дамблдор еще удивился про себя, как же ловко мальчишка все это провернул, чтобы не засветиться. Конечно, тут без верных помощников не обошлось. И, елы-палы, какой же он осел, теперь стало ясно, зачем Гарри Поттеру был нужен в школе Кикимер. А он повелся на заботу о бедном домовенке. Лопух! А мальчишка актер непризнанный. Сегодня он убедился, что из него вырастет как минимум тиран, максимум - переплюнет и заплюет самого Воландеморта. Тут ход его мыслей был нарушен посетителями. Северус Снейп зашел в кабинет с какими-то бутылочками и скляночками, следом просеменила мадам Помфри.

- Альбус, давай мы ее заберем в больничное крыло. Я о ней позабочусь - вежливо предложила колдмедик.

Директор насилу отодрал Минерву от своей мантии и вручил этот трясущийся клубок шерсти Северусу. - Позовите ко мне Аластора и Нимфадору. - Попросил он на прощание.

* * *

- Итак, Аластор, ты ничего и никого не видел?

- Нет, Альбус, патрулируя границу Запретного леса, я никого не видел.

- И Гарри Поттера?

- И Гарри! Ты за кого меня принимаешь? За слепого?

- А ты, Тонкс, охраняя выход из замка, также ничего и никого не заметила?

- Нет, Альбус, я сидела на ступеньках и не двигалась с места. Никто не выходил из замка. Хотя как он мог - двери-то изнутри самой Минервой были закрыты на заклинание.

- Но легко открывались снаружи тобой.

- На что ты намекаешь????

- Не на что. Вы свободны.

Уже у входа в замок.

-Тонкс, ты зачем выпустила Гарри?

- По той же причине, почему ты составил ему компанию в Запретном лесу. - Захихикала Тонкс. - Дамблдор нас повесит.

- Ну, зато какая польза из этого получилась. И Гарри оторвался, и я получил удовольствие. Огромное! «Завтрак дементора» из Хогвартса отправится прямиком в клинику Святого Мунго! Ха-ха-ха.

Что же произошло-то в Хогвартсе?!

* * *

Первый прикол произошел на второй день занятий. Профессору Снейпу чья-то добрая душа совиной почтой прислала шампунь. Большой флакон шампуни. С БЕРЕЗОВЫМ ДЕГТЕМ! Кричалка объяснила профессору зелий, что это для здоровья и блеска волос, а так же, чтобы перекрыть его естественный запах, от которого цветы в теплицах чахли. Сальноволосая сволочь, т.е. Северус Снейп, от такого жеста просто озверела. Но еще больше его вывела из себя реакция коллег - Дамблдор только хитро сверкал своими голубыми глазками в сторону гриффиндорцев, все дамы за столом преподавателей старательно жевали, чтобы не заржать, Люциус Малфой наслаждался и вставлял язвенные шуточки. Студенты боролись с собой, кто как мог. А Проклятье его жизни абсолютно спокойно завтракало, даже не улыбнувшись ни разу.

Он все это припомнил на своих уроках. Такого злого и жестокого преподавателя зелий Хогвартс еще не видел. Невила с уроков вынесли под руки. У него теперь даже пустой котел взрывался, без огня. Даже слизеринцы прикусили языки, когда чрезмерно наглому Драко Малфою дали подзатыльник и велели заткнуться. Одному Гарри Поттеру все было нипочем. Он не пререкался с учителем, не грубил, вообще никаких эмоций не проявлял. Кажется, Снейпа - это больше всего и нервировало.

На первом же уроке гад змеезубый задал им такое зелье варить, что ноги подкосились даже у Гермионы. А Поттер хоть бы хны, молча преступил. Класс с удивление наблюдал редкую картину! Снейп стоит над душой Поттера, сверлит того глазами, вставляет язвенные замечания способностей того в данной отрасли науки, а Гарри, невозмутимо режет и шинкует ингредиенты, скидывает их в котел и готовит зелье. МОЛЧА! На этом уроке впервые взорвался котел у Драко - у него нервы не выдержали, и он чего-то намешал не того. Но такого конца урока не ожидал увидеть никто и никогда.

Единственным, кто сварил это зелье правильно и вовремя был… ПОТТЕР! Поттер, а не Грейнджер! Это был сон, сон наяву. Баллов конечно за это никто не дал, наоборот сняли - за грязь на столе. Герой и ухом не повел. Снейп, синий от злости, наступил себе на горло и снял со своего факультета 10 баллов за наглую рожу Драко Малфоя.

А вот на следующий день, то бишь вчера…

* * *

Первый урок по уходу за магическими существами в этом году. Как всегда занятия проводились в загоне. У Хагрида там жили десятки милашек, от вида которых студентам потом ни есть, ни спать не хотелось. На этот раз их, похоже, ожидала незабываемая встреча с кем-то чудовищно привлекательным.

- Идите ко мне, детки, идите. - Восторженно повторял Хагрид, приглашая детей в загон. - Они не опасные.

Детки ему не поверили и по стойке «смирно» застыли за изгородью.

- Как хотите… - засмеялся Хагрид и зашел в ближайшую сараюху. Студенты тем временем стояли, тревожно перешептываясь.

Гарри Поттер уже второй день был глубоко в себе. На все реагировал равнодушно и холодно, не замечал ничего вокруг и не шел на контакт. Он нырнул в учебу похлеще, чем летом, и только периодически приходил в себя, чтобы намылить шею Рону, когда тот отлынивал от занятий.

- Рон, на фига мне тупая «правая рука». Ты или учись, или я тебя забью, чтобы не мучился и кислород у других не отбирал. - Только раз он объяснил Рыжему свое отношение к его лени. В последующие разы в того летели не слова морали, а болевые проклятия. Тот быстро понял, что «знания - это сила!».

Гарри любил Хагрида и ничего не имел против ухода за магическими существами, но у него Патронус подушки рвет, а должен задницы Малфоям. Уже второй день он с мертвой точки не может сдвинуться, и это его сильно нервировало. Сейчас он стоял у раскидистого дуба, чуть в стороне от других студентов, и обдумывал свою проблему.

Ах, да, как всегда гриффиндорцам и слизеринцам предстояло заниматься «уходом» вместе. Оба факультета «сияли от счастья». Малфой уже не знал, кого укусить, когда наконец-то увидел Поттера. Моментально окружив себя лучшими «грифонодавами», он ринулся в бой. В течение пяти минут блондин выплескивал на Поттера «ведра» своих лучших гадостей и подколок, вспоминая даже дементоров на третьем курсе, пока… Пока до него не дошло, что тот его не видит, не слышит, и кажется, забыл, что он существует.

«Малфоев нельзя игнорировать!» - кричал Малфой в душе и бросился на грудь к Поттеру. Тот очнулся и удивленно посмотрел на Драко. Во все глаза! В его глаза! Все же, что-то эти волосы вейлы таки давали, так как Драко по-кошачьи мяукнул и повис на шее Гарри, прижимаясь к тому всем телом. Гриффиндорец вдруг почувствовал, как у того в нижней части тела… как бы его лучше сказать… короче догадались.

Слизеринцы ахнули. Гриффиндорцы пискнули. Рон сполз по изгороди прямо в грязь. Гарри и Драко в голову не могло прийти, на сколько «пикантно» выглядят их объятья со стороны. Правда, Поттер по выражению лиц догадался на что это похоже и решил выйти из этой ситуации победителем. Он нежно обнял Драко и притянул к себе типа для поцелуя, а на самом деле, чтобы страстным шепотом сказать тому в лицо:

- Я с животными не целуюсь, - и что было силы отшвырнул слизеринца на землю.

Драко не сразу пришел в себя, а когда пришел - захотел покончить жизнь самоубийством. Зная своих однокурсников, он смело полагал, что его папаша сегодня оторвет ему ниже-растущую часть тела, посмевшую отреагировать так на Поттера.

Наконец-то вылез из сарая Хагрид, таща за собой очередного монстра.

- ПА-ПА! Знакомьтесь! Это страхиноптерикс из семейства Гудронов! - восторженно махал он руками. - Очаровашка!

Студенты, будучи еще в шоке от спектакля под дубом, отрешенно смотрели на страхиноптерикса. Да, такой страхолюдины они еще не видели! Такой себе розовый страус, на двух ногах, с ластами. Шея длинная, а голова… кого-то напоминала. Вот только кого? И тут Рон сдавленно пискнул:

- Хагрид, что ты сделал с Добби?

До студентов не сразу дошло о ком тот говорит, но шестое чувство подсказало им, что это может быть ученик школы и дружно сделали пару шагов назад.

- Рон, ты идиот! Это не Добби. Хотя голова этого чуд… существа очень похожа на домового эльфа. - Тихо сказала пораженная Гермиона.

- Да-да, есть что-то общее. Только у страхиноптерикса во рту больше зубов. Ну-ну, моя Ласточка, улыбнись деткам. - Охал над монстрятиной Хагрид. И та довольно улыбнулась.

У студентов стали шевелиться волосы, потому что во рту у Ласточки были зубы, одни зубы, ничего кроме зубов!

- Итак, это птица. Она розового окраса, разумна и обладает прекрасным чувством юмора, - студенты не могли этого представить, - хорошо понимает человеческую речь. Существа ведут ночной образ жизни. Питаются сырым мясом только определенных…

- …УЧЕНИКОВ! - кто-то сильно умный крикнул из толпы.

- Нет-нет, что вы. Только определенных животных. Наша Ласточка предпочитает крысиные лапки.

Гарри сразу представил Питера Петтигрю под майонезом в корыте, из которого жрет эта клуша и, не выдержав, заржал как конь гнедой. Напуганные дети шарахнулись от него во все стороны. Репутация психа за Гарри Поттером прочно закрепилась.

- Гарри, я знаю, о чем ты подумал. Сомневаюсь, чтобы эта прелесть захотела Хвоста на обед. - Погрозил пальцем Хагрид.

- Кто такой Хвост? - удивились дети.

- Секретарь Темного Лорда. - Даже не задумываясь, что и кому он говорит, вставил Драко. Дети посмотрели на него как на больного и заразного.

- Кстати, я первый в Англии, кто приручил этих милых птичек, и они даже потомство дали в неволе. Этим летом! Всего одно яичко снесла, деточка моя! Гарри, как ты назвал малыша? - обратился лесничий к любимому ученику.

У того глаза на лоб полезли. «Ах, вот оно что за тварь сидела в клетке! Блин, что сбрехать? - посмотрел он по сторонам, ища поддержки. Но он ее не нашел. На него смотрели в ужасе десятки лиц, и в их взгляде читалось: «У Поттера есть такая зубатая тварь! Где она у него живет? Чем он ее кормит? Выпускает ли гулять по ночам?». Гарри прокашлялся. Самому придется выбираться из этой ж…

- Д-Дракула! Я назвал его Дракула! - улыбнулся он учителю. Студенты, все как один, одели на себя «лицо Снейпа». «За какие-то особенности поведения он его так назвал?» - читалось на их лицах.

- Красиво, хотя это девочка, Гарри. Сейчас ей уже два месяца, и если ты ее правильно кормил, то ее рост должен составлять 95 сантиметров, вес - 45 килограмм, а во рту четыре ряда зубчиков. - Довольно информировал любимого ученика Хагрид. Некоторые Гриффиндорцы побледнели как мука, когда услышали эти параметры.

- Ну, эээ, понимаешь, Хагрид, ты ж мне не сказал, как правильно его кормить. - Оправдывался заранее Гарри, смотря, как Рон чуть блондином не стал, представляя, как эта тварь будет его будить.

- Ее, Гарри, ее! От обычной пищи они слишком большими растут и агрессивными. И неуправляемыми. - Продолжил лекцию горе-профессор, а Гарри почувствовал, как вокруг него смыкается круг из человеческих тел.

«Сейчас меня будут пытать!» - прикинул Мальчик-которому-не-везет-так-с-рождения.

- Ну, как поживает Дракуша? - счастливо спросил Хагрид.

- Э, да, никак, - улыбнулся Гарри, чувствуя, что он находится в большой опасности. - Ласты он склеил, помер… ла то есть.

Студенты на миг замерли, а потом с облегчением громко вздохнули.

- Как… как померла? - в глазах профессора стояли слезы. - Почему? Отчего?

Гарри подумал, что если сказать, что тот умер мученической смертью в подарочной коробке, а потом еще и самозамумифицировался, то Хагрид его скормит мамаше в качестве успокоительного лекарства. Поэтому было решено нагло врать дальше.

- Ну, я его,…ее накормил тем, что моя тетя готовит, и к утру Дракуша померла. - Как можно печальнее сказал это Гарри, смахивая предательскую слезинку, тем самым, показывая, что для него это большая трагедия.

Хагрид с минуту на него молча смотрел, а потом как открыл варежку… Оба факультета во всех подробностях узнали о «счастливом» детстве Гарри Поттера, а также то, что он думает о его опекунах, и о Дамблдоре, который отправил бедного мальчика к этим нелюдям. Урок был закончен, так как страхиноптерикс испугался и зарылся с головок в песок.

* * *

Рон и Гарри еле доползли до своего стола в Большом Зале. От смеха их обоих плющило и колбасило. А вот Драко, в отличии от гриффиндорцев, боялся туда идти, и не без оснований. Когда слизеринец все же нахрабрился и зашел, то кожей ощутил пристальное внимание к своей персоне. Зал хихикал. Он, надувшись, как большая американская лягушка, прошлепал к своему столу. Ему там были «рады». Все слизеринцы презрительно на него поглядывали, Кребб и Гойл перестали уважать, а Пенси свалила - хоть что-то хорошее из этого получилось. Драко глянул на учительский стол. Там тоже на него смотрели. «И как Поттер это выдерживает?» - крутилось в голове у Драко.

Дамблдор и ряд уважаемых в этой школе учителей с неодобрением на него глазели. «Наверное, им сказали, что я пытался покалечить, изнасиловать или, не дай Мерлин, убить их Золотого Мальчика», - подумал Драко Малфой. А потом он перевел взгляд на отца и крестного, которые строевым шагом направлялись к нему и чуть не облысел от страха. Как его достали из-за стола и вынесли из зала, он уже не помнил. Как и то, что было потом. Последней мыслью в его голове было: «СПАСИТЕ КТО-НИБУДЬ!»

* * *

Гарри Поттеру припомнили этот жестокий прикол над «слизеринским принцем» очень быстро. Следующий урок после обеда был ЗОТС. И половина его была посвящена зачитыванию его домашней роботы вслух, причем с такими комментариями, что класс лежал под столами, а сам Гарри пожалел, что не открыл коробку с страхиноптериксом раньше. Сейчас натравил бы его на патлатую глисту за учительским столом, знала бы потом, как возникать. В его голове рождался коварный план мести. Учитывая, что он еще и на отработках ишачить будет месяц из-за гада-Малфоя, то его месть будет отличаться особенной жестокостью.

Вечером, как только стемнело, Гарри оставил Рона одного с домашними заданиями, накинул мантию-невидимку и отправился в путь. У него родилась потрясающая идея! Но для этого ему необходимо было пробраться в Запретный лес.Все двери, ясное дело, были прочно закрыты магией. Не выйти. Не зайти? Тут Гарри увидел Тонкс, которая била баклуши на ступеньках снаружи здания. Он постучал ей в окно, но, похоже, та оглохла. Пришлось посылать Сохатого. Через минуту Тонкс была перед ним. Оказывается, она размечталась о большой и чистой любви, а тут «рога перед мордой возникли», перепугав ее до полусмерти.

- Гарри, тебе чего? Через пару часов отбой. - Удивилась она.

- Мне нужно выйти ненадолго. - Ответил серьезно Поттер.

- Гарри, ты что маленький? Ты прекрасно понимаешь… - Тонкс не дали закончить.

- Знаю. Но мне очень надо. Малфой зажился на этом свете, и хочу укоротить линию жизни на его граблях.

- А, это меняет дело! - вошла в положение Тонкс. Люциус над ней зло пошутил недалече как утром. И она еще не отыгралась. - Ладно. Иди. Но ненадолго. И аккуратно - там Аластор шатается. Он видит тебя через мантию, не забыл?

- Нет, не забыл. Спасибо. - Ответил Гарри, а сам про себя усмехнулся - «И с Муди я договорюсь».

У самой границы Запретного леса, в самом деле, прохаживался аврор. Он сначала учуял Поттера, а потом уж разглядел.

- Так-так-так, малец, правила не для Поттеров писаны в этой школе? - криво усмехнулся он.

- Совершенно верно!

- И куда Пан намылился?

- Осуществлять план по выведению поразитов-пожирателей из Хогвартса.

- Ого! Классно! Лучший Малфой - дохлый Малфой! Что за план? Знаешь, я прекрасный стратег… Могу много чем помочь. - Гарри не сомневался в этом.

- Помогите мне найти змей! И больших, желательно! - попросил Гарри.

Муди офигел.

* * *

Кульминация. Поздний вечер того же дня.

Люциус Малфой отдыхал после невыносимо трудных трудовых будней. Сидя в своей комнате, в мягком кресле у камина, вытянув лапки поближе к огню, он придавался сладким мечтам, как он вновь станет правой рукой Темного Лорда и вернет себе уважение остальных Пожирателей. Аристократ уже достаточно нанюхал в этой школе даже за неполную рабочую неделю. А как он весело отрывается на Поттере, кайф и только! И тот ничего не может сделать.

Конечно, пришлось покраснеть за Драко, причем два раза. Вот беда с мальчишкой! Морда - его, а мозги - Нарциссы. Что из него вырастет? Позор семьи и только! Северус тоже шипит, мол, пацан - баран безмозглый, тугодум и все такое. Тут нужны крайнее меры, но какие, он еще не придумал.

Люциус решил расслабиться по полной программе, приказав эльфу сделать себе горячую ванну-джакузи. Полежав с минут десять, он стал дремать. В это самое время Кикимер тихо вылез из угла, и что-то выпустил из вентиляционной трубы. И вскоре Люциус почувствовал, что стенки и дно ванной стали странными на ощупь. Он подвигал ногой и в ужасе замер. Медленно открыв глаза, он тут же застыл в немом крике! Вместе с ним в ванной лежала гадина метров пять длиной. Мало того, она не просто лежала, а нависала над ним в тридцати сантиметрах от его лица и пристально на него смотрела немигающим взглядом. Это была Нагини! Хозяин решил его убить! Так жестоко!! И тут Люциус Малфой лишился чувств.

Когда он очнулся, то вода в ванной была ледяной почему-то, он был уже синий и змеи, как ни бывало. Еле живой, замерший, как цуцик, и к тому же сопливый, он с третьей попытки вылез из ванной и по-пластунски полез в спальню, где его уже час ждал… Северус.

У того волосы, не смотря на массу жира на них, встали дыбом, когда он увидел голого и синего Малфоя, на четвереньках выползающего из ванной комнаты. А когда тот еще и рот открыл, то Снейпа парализовало. Люциус, глотая сопли и истерические слезы, свернувшись калачиком прямо на пороге, нес всякую ахинею про то, как принимал джакузи с Темным Лордом, который приказал потом его съесть на ужин своей верной змеюке.

«Без Поттера тут не обошлось», - судорожно подумал Северус Снейп и пополз, тоже уже на четвереньках, к камину. Совершенно не осознавая, что он творит, он позвал Минерву. Наверное, чтобы убедится, что это не галлюцинации. А может, просто, она у него ассоциировалась с Поттером. В любом случае, это была его большая ошибка!

Когда та вышла из камина и увидела Малфоя, то тут же грохнулась в обморок. Уже потом Северусу пришло в голову позвать Альбуса.

Ночь была длинной и тяжелой. Для всех. Таким же обещал быть целый год.

Гарри Поттер тем временем слушал отчет Кикимера о проделанной работе. Первая учебная неделя закончилась просто восхитительно!

ГЛАВА 10.

- Ну, наконец-то выходной!! Как я ждал этого дня! - радостно прыгал по спальне Рон Уизли. Сегодня была суббота, и он наконец-то выспался. У него были колоссальные планы насчет выходных. Слишком ранний подъем отрицательно сказался на его психике.

«Убью Гарри, если он завтра пришлет свою корову», - подумал Рыжий, пытаясь расчесаться перед зеркалом .

- Ты чего носишься, как угорелый. Пошли лучше завтракать, комик, - заглянул его друг в комнату. Рон в приподнятом настроении направился к выходу.

В Большом Зале студенты оживленно обсуждали недавние происшествия, столь же сенсационные, сколь и забавные, по мнению большинства. Конечно, все знали, кто стоит за всем этим, но поймать его с поличным никому не удалось. Со всех сторон до ушей Рона Уизли доносились отрывки новостей и сплетен:

- Мало того, у него на каждое преступление неопровержимое алиби…

- Снейп и Малфой от злости сжевали собственные волшебные палочки...

- А Дамблдор научился новому фокусу - во время разборок, когда эти двое орали как безумные, он научился закрывать уши собственными мочками…

Рон довольно улыбнулся и посмотрел, как ест его друг. Уж на что он здоровенный парень, но и половины не съедал того, что поглощал Гарри. Тот ел в прямом смысле за двоих, при этом по глазам было видно, что делает он это, не задумываясь.

- Ты часом друг не в положении? - решил подколоть его Рыжий.

- Еще чего, - огрызнулся Гарри, - мне ведь в отличие от тебя приходится питать не только тело, но и мозг…

Рыжий вздохнул….Это он уже понял.

За эту неполную неделю в его, Рона, жизни много чего произошло и кардинально поменялось. РОНУ УИЗЛИ ОТКРЫЛАСЬ ИСТИНА -

Он родился в понедельник, в полнолуние, 13-ого числа, вперед ногами и к тому же, скорее всего, его уронила повитуха, головой вниз на пол, скорее всего, бетонный. А еще он перешел дорогу всем темным магам в этом мире, и они его дружно прокляли, одновременно и одним проклятием - ГАРРИ ПОТТЕРОМ!

Гарри взялся за него ежовыми рукавицами. Рон вставал в шесть утра, ложился, нет, падал в кровать, не разуваясь в двенадцать ночи. Помимо всего того ужаса, что ему приходилось учить на уроках, Гарри заставлял его ходить с ним на дополнительные занятия к Флитвику и Макгонагалл, плюс лично занимался с ним в Выручай-комнате. Его, почему-то, не лишили должности вратаря. И он все еще был СТАРОСТОЙ! Его внутренняя батарейка не была рассчитана на такую деятельность.

С того самого первого утра он ужасно скучал по Гермионе. Нет, не потому что она ему нравилась. Она ему уже не нравилась, после пару ее шуточек над ним. А потому, что даже она не позволяла себе с самого утра говорить с ним таким языком и о таких вещах. Если он еще раз услышит слово «резонанс» или «сознательно направленные», он заавадит собственноручно Героя Магического Мира, еще и труп Сами-знаете-кому отнесет в подарок.

У Гарри ничего не получалось. От этого он становился злым, очень злым. Он уходил в себя и подолгу оттуда не вылезал, видать с темными сторонами советовался. Каждый, кто беспокоил его в такие моменты, дорого платил за это. Первой пострадала Гермиона. Вчера утром она попыталась поговорить с ним, да с тоном не угадала. Результат: она и Джинни в слезах убежали к себе.

- Симус отвали! - отмахнулся Гарри от друга. Тот уже полчаса мешал ему завтракать и мучил каким-то новомодным писателем-магом, вернее своим собственным мнением о его таланте.

- Нет, ну как это возможно? Ты не читал Акане? - изумился еще раз Симус Финниган. - Ну, знаешь! А ты хоть слышал о нем раньше?

- Нет!!! - буркнул Герой с набитым ртом.

- Как?!!! - челюсть Финнигана плавно приземлилась в тарелку с овсянкой. - Это ж самый модный нынче автор! Его книги по истории заклинаний расходятся тысячными тиражами! Он подымает из пепла древности такие вещи, что закачаешься! Это тебе не Златоуст Локонс!! Половина школы от этих произведений в восторге!

- Значит, я пребываю на другой половине, - спокойно заключил Гарри Поттер, продолжая уничтожать кусок Наполеона.

За столом Гриффиндора на минуту наступило молчание.

Симус Финниган знал, что прожив у маглов всю жизнь, Гарри просто не мог знать о том, кто популярен у волшебников. Но все же такое невежество Героя в этом вопросе было потрясающим.

- Нет, все же я не понимаю, - вздохнул Симус, - чем ты занимаешься в свободное от учебы время?

- Варю зелья, трасфигурирую несъедобные предметы в съедобные, тренируюсь на стадионе и так далее, - Гарри посмотрел на друга, - повышаю уровень эрудиции, читая историю Хогвартса.

Симус сморщился, точно унюхал помет докси. Гарри Поттер усмехнулся и ехидненько добавил:

- Еще я практикуюсь в черной магии на одногруппниках, которые плохо понимают слово «отвали!».

Симус фыркнул и убрался подобру-поздорову.

* * *

- Можешь так не стараться, трансфигурации завтра не будет! - радостно известил его Рон, влетевший в спальню.

- Ммь, почему не будет? - изумился Гарри. Рон посмотрел на него как на ненормального.

- Потому что Макгонагалл в больничном крыле. Говорят надолго. Гермиона с девочками пошли ее проведывать.

- Это плохо. Как раз на дополнительных такую интересную тему затронул, - Рон старался не думать об этой теме, - придется направить энергию в другое русло.

- А почему бы не поспать в выходной день, или в шахматы сыграть, или на метле полетать? Как нормальные дети? - съязвил Рон.

Гарри, услышав такое, как вы догадались, позеленел. Потом, наложив на спальню Заглушающее заклятие, популярно объяснил Рону, что отлеживание боков, полет на метле и настольные игры не смогут принести ощутимый вред Лорду Воландеморту. После второго заклинания Рон это уяснил. И к его счастью, в дверь постучали, иначе бы Гарри напомнил тому и о пользе трансфигурации.

- Зайдите! - сердито сказал Гарри.

Вошла Гермиона Грейнджер и самым холодным тоном сказала:

- Тебя хочет видеть директор!- и тут же вышла.

- Хочет так хочет. - Вздохнул Гарри. - Ладно, я пошел.

* * *

- Вы меня хотели видеть, директор Дамблдор? - вошел в кабинет Гарри.

Альбус в это время читал письмо, которое недавно принесла сова.

- Да, Гарри, заходи, присаживайся. Давай-ка, чаю попьем, и…

- И ты, падло малое, расскажешь, как довел до сумасшествия Люциуса Малфоя?! - закончил за него знакомый бархатный голосок, исходящий из ближайшего кресла. Гарри аж застыл от удивления. Дамблдор же нахмурился и пустил в сидящего напротив человека сердитый взгляд:

- Северус, фильтруй немного!

- Да ладно тебе, Альбус. После 1 сентября мои слова просто поэзия! Вот Золотой мальчик и не такое знает, а? Забыл, как он тебя поносил перед всей школой? - язвительно шипела слизеринская заноза номер один.

Гарри понял, что битвы без крови не выиграть и, выпустив иголки, сел рядом с деканом Слизерина. Тот его буквально авадил глазами. Дамблдор умоляюще посмотрел на обоих.

- Итак, Гарри, как тебе известно уже, с нашим новым преподавателем по ЗОТС произошел странный, непонятный и, увы, печальный случай. - Начал издалека Альбус Дамблдор.

- Ну, слышал. Вчера и сегодня только об этом и говорят. Но подробности мне не известны. - Невинно ответил Поттер.

- Нет, ну ты слышишь, что он говорит?! Подробности ему не известны. Да кому, как не ему они и известны. Это мы тут в догадках теряемся. - Шипел и плевался Снейп.

- УСПОКОЙСЯ! У тебя нет доказательств, что Гарри Поттер хоть как-то к этому причастен. - Рявкнул на него Дамблдор и продолжил уже совершенно спокойным голосом:

- Послушай, Гарри, может я и старый маразматик, но все же способен связать воедино последний ряд событий, в которых ты, как, по-моему, засветился.

- Н-дя! - обиженно крякнула Сальноволосая сволочь. Отправителя шампуня так и не нашли, хотя он точно знал, где тот сидит, спит и ест.

- О Мерлин, о чем вы? Да за эту неделю я только пару раз с Драко Малфоем столкнулся лбами, но вам не привыкать. Это уже традиция у нас! - непонимающе смотрел на директора Гарри. Тот понял, что так просто мальчишку на чистую воду не выведешь. Надо брать хитростью.

- Тогда вернемся к Драко. - Альбус Дамблдор решил применить «психологическую атаку». - Что у тебя с ним?

- Чего? С Кем? Вы ПРО ЧТО? - опешил Поттер. Снейпище издевательски глянуло на него.

- Какие вас связывают отношения? Платонические или вы уже переступили этот порог? Судя по рассказам моих студентов, о том, с какой страстью вы обнимались около загона, пользуясь тем, что ученики поглощены изучением нового экземпляра Хагрида, то вы оба уже не … - на полном серьезе сказал профессор Снейп.

Дамблдор с невозмутимой рожей смотрел на Гарри, показывая ему, что это не в новинку, что он понимает, и тут нечего стеснятся. Все свои. И я такой.

У Гарри Поттера закипели мозги и поплавились линзы в глазах.

- Да вы ПРИДУРКИ! ОБА ПРИЧЕМ! Какие платонические, какая страсть, какой экземпляр, чего? Вы что пили тут всю ночь? - не стесняясь, выразил свои мысли Герой магического мира.

- Нет, вообще-то, не пили. Спасали Люциуса, всем коллективом, кстати. Макгонагалл, между нами, тоже немного умом тронулась, а это большая потеря для Ордена Феникса! - опять невозмутимо возразил директор. - Все же, мой мальчик, хочу сказать тебе, что ваши отношения немного не приемлемы для общества. Поэтому лучше вам на людях не проявлять своих чувств. Ты, к тому же, олицетворяешь собой надежду на победу, и нетрадиционная ориентация лицо не красит. - Продолжал нести «бред сивой кобылы» директор Хогвартса. Снейп постоянно кивал директору, мол «Правильно говоришь, правильно».

Гарри не мог найти свою челюсть на полу.

В голове у Героя пронеслась вся его жизнь. Как он мог докатиться до такого, чтобы его обвинили в какой-то связи с Драко Малфоем. Он убьет всех Малфоев за это! Всех до одного! Зубами глотки перегрызет!

Гарри Поттер стал заводиться для нового припадка бешенства. Портреты на стенах мигом опустели. Феникс раньше времени сгорел, а Дамблдор нашел в полке какие-то затычки и протянул одну пару Северусу.

Через пару секунд кабинет директора взорвался от диких воплей оскорбленного ребенка.

Что он только не городил и куда он только не посылал сидящих в комнате мужчин. Пока… пока неосторожно не ляпнул:

- Создается впечатление, что это к вам змея в ванную залезла, а не к Малфою, и вы сошли с ума!

При этих словах директор Хогвартса чуть с ногами на стол не залез и радостно крикнул:

- Ба-лл-да-да! - Гарри в изумлении забился в кресло, полагая, что у того «крышу снесло в кювет». А когда Северус еще и в ладошки захлопал от радости, Гарри понял, что это у него «него» снесло, так как Снейп на такое был просто не способен.

- Поттер, если тебе не известны подробности, то откуда ж ты знаешь о змее в ванной? - подрулил к нему Снейп с гаденькой улыбочкой.

Гарри понял, что его накололи, обвели вокруг пальца, одним словом - сделали! Ему осталось лишь заскулить и во всем признаться.

* * *

Следующих два часа он во всех подробностях рассказывал, как и где, почему и с кем он провернул такую операцию. Дамблдор диву давался.

Во-первых, оригинальности затеи. Во-вторых, жестокости мальчика. В-третьих, в выборе помощников Гарри проявил редкую проницательность и убедительность - нашел слабые стороны и смог тремя словами подключить к делу Тонкс и Муди. В-четвертых, то, что все было сделано без шума и пыли, говорило, что из Мальчика-который-выжил вырастет «великий комбинатор». Последний его ученик с такими данными далеко пошел, очень далеко. И сейчас он не знает, как его на тот свет отправить. А тут новое поколение Темных Лордов подросло. Может это и имеет в виду пророчество? Так что, потом ему придется за Поттером бегать, чтобы убить его? К директору вернулась головная боль.

Северус Снейп слушая все, что рассказывал Поттер, стал задумываться об увольнении. Если этот сопляк уже такое выдумывает и воплощает в жизнь, что будет, когда он вырастет и закончит школу? Может самое время свалить на Северный Полюс? Он терпеть не мог его, главным образом, за чисто Поттеровскую рожу. Но, похоже, от Джеймса у пацана только она. Мозги то от кого? От Лили? Не, та была ангелом и недалекой, иначе бы не вышла замуж за Джеймса! От кого же тогда? Воландеморт подарил ему часть своих способностей, если верить Дамблдору. Теперь видно каких. Может, усыпить мальца, пока не поздно, а? Надо предложить идейку Альбусу, кажись, сейчас он ее может и принять.

- А где ты такую гадину достал? - уже сам прошипел от шока директор.

- Где-где? В Запретном лесу! Мы с Муди час по оврагам лазили, пока нашли какого-то ужа заморышного. ОН ТО И СКАЗАЛ, ЧТО У НЕГО И БАБКА ЕСТЬ, СТАРАЯ СИЛЬНО, НО ЗАТО ДЛИННАЯ! - при этих словах Снейп и Дамблдор посмотрели друг на друга и подвигали ушами.

- Правда, запросило это пресмыкающееся за знакомство мышей на неделю. Мы с Муди полчаса трансфигурировали в них все, что под руку попадалось. - Дамблдор пытался это представить, да воображение отказало.

- И бабка тоже не промах! Ей тоже захотелось свежатинки! - Снейп глупо открыл рот и уставился на Поттера. Он не мог поверить своим ушам, что тот говорит о змеях. - Половину мы сразу ей дали, а вторую пообещали после выполнения уговора. По-моему честно! - как ни в чем не бывало, дальше рассказывал Гарри Поттер.

Его слушатели тихо отупевали. Кстати, их слушателей прибавилось. Бывшие директора, поняв, что победили наши, сразу вернулись в свои рамы, и сейчас с интересом слушали рассказ Мальчика-который-их-достал-уже.

Когда Гарри закончил каяться во всех грехах, что ему сильно не понравилось, он решил потребовать обещанного чаю. Суть просьбы доходила до директора о-о-о-о-очень долго. Тогда он решился, хотя бы поговорить со Снейпом, пока Альбус родит этот чай. Но этот замысел тоже умер в зародке. Профессор Снейп уже дырки прошкрябал у себя на лбу и подбородке, о чем-то размышляя, и никак не реагировал на щелканье пальцев Поттера у себя перед шнобелем. Гарри обреченно захныкал. Такой хороший день и, похоже, накроется медным котлом!

Делать было нечего. Гарри встал и начал бродить по кабинету, суя свой нос во все щели. Директору на это было как-то наплевать. А вот его мертвым коллегам нет! Финеас первым открыл поддувало, напоминая нахалу со шрамом, что в мире еще не отменяли частную собственность. За что и получил кулинарной книгой по раме. Вой, который подняли оскорбленные директора, вернул Дамблдора в мир реальный, а следом и Северуса. Они с непониманием смотрели, как Поттер швырялся книгами из библиотеки Директора по картинам.

- Ты с коня упал, Поттер? - тактично заметил профессор зелий.

- ААА, вернулись с Марса, профессор?! Я думал, что ваш мозг совсем атрофировался, пока я вам сказки рассказывал. - Весело заметил Гарри, прекращая издеваться над Диппетом. - Я просил чаю, но вы, похоже, забыли, что это такое.

- ЧЧЧЧЧЧЧЧаво? ЧЧЧаю тебе? Да я тебя сейчас утоплю в чаююю!! - сорвался с места Снейп с перекошенной рожей. Через минуту Гарри уже считал ступеньки подбородком.

- Северус, ТЫ С УМА СОШЕЛ! - Крикнул Дамблдор, когда пришел в себя. Он не успел даже встать, когда его коллега схватил Поттера и зашвырнул того, как бладжер, в двери.

- Это для его блага! - сверкал дикими глазами Снейп. - Я ему жизнь спас! Теперь он мне должен!

- Да ну? Не может быть! Не знал, что сломать шею ученику означает спасение жизни. - Разгневался Дамблдор.

- Да! Спасение! - в ответ возразил Снейп. - Иначе б я его голыми руками задушил.

Профессора зелий трусило так, как после возвращения с Тисовой улицы.

- Это ж чудовище! Это ж монстр! А я Воландеморта боялся, глупый. Это куда хуже! Того хоть знаешь как облупленного, можно прикинуть, что от него ожидать, а это? С начала этого учебного года я перестал получать радость от жизни из-за него! Я похудел, у меня осыпаются волосы, плохо сплю. Что ты на это скажешь? - орал тот как сумасшедший.

- Успокойся. Радости от жизни ты никогда не получал. Худеть тебе уже просто некуда. А проблему с волосами решит,…хотя бы тот шампунь с дегтем. - Заткнул на время своего коллегу Дамблдор и тем временем бочком обошел его, чтобы выглянуть за дверь.

Судя по раздающимся воплям внизу, Гарри был жив и здоров. Хорошо, что Основатели придумали этих милых каменных горгулий у входа в кабинет - Гарри ни за что их не пройти. Главное, чтобы к нему под горячую руку никто не попался. Так, Филч на кухне, оба Малфоя в больничном крыле, Северус беснуется здесь. Порядок! Вроде у мальчика больше таких врагов тут нет. Дамблдор устало вздохнул и, все еще бочком, поплелся в свое кресло.

Северус Снейп уже лежал в кресле, откинув копыта, и тяжело дышал, словно загнанная лошадь. Его нервы сдали еще позавчера вечером после происшествия с Люциусом Малфоем. Что ни говори, а лишенный одежды и рассудка один из самых сильных волшебников, каких он знал, у кого угодно вызовет сильнейшее потрясение. Это ж кем надо быть в свои 16 лет, чтобы так сыграть на самых потайных страхах человека? И откуда он узнал, что Люциус больше всего боится смерти в объятиях Нагини? Хотя глупый вопрос.

Он сам в прошлом году, во время их занятий по оклюменции, не раз вытягивал из головы мальчишки разные сцены из жизни Темного Лорда. Одна красивее другой. И во всех случаях кино заканчивалось хеппи-эндом для Нагини. Хозяин скармливал ей своих бывших жертв. Мальчишка чуть с ума не сошел от таких снов, или все же сошел-таки?

- Ну, теперь, когда все прояснилось с Малфоем, пора подумать о других насущных проблемах.

- Каких ЕЩЁ?! - рыкнуло из кресла.

- Перед приходом Гарри, я получил письмо от мистера Акане. Все улажено. Он может приступить к своим обязанностям уже в следующий понедельник. Но вот вряд ли Люциус сможет преподавать. Ой, ну какого я все это затеял? Только головной боли себе добавил. Хотя, все то, что ты вчера мне поведал, этого стоило! Ох, ну почему все так сложно в моей жизни? - начал бедкаться директор.

- Не знаю,…спроси у Поттера, у него на все есть ответ, - бурчал Снейп, и не думая принимать приличную позу.

- Знаешь, мальчик мой, а у меня к тебе деловое предложение, - хитро проворковал Альбус. Снейп резко сел и вытаращился на того, как на страхиноптерикса.

- Как… какое? - испуганно спросил он. Смутные подозрения охватили профессора зелий. ДЕ ЖА ВЮ.

- Ты не мог бы помочь Люциусу избавится от груза воспоминаний о Темном Лорде? Сейчас, когда он так слаб, и уязвим, это будет легко сделать. А за это…

* * *

«Даже Воландеморт так не издевался над моими чувствами, даже Воландеморт!» - крутилось в голове у Северуса Снейпа, когда он возвращался в свои теплые, уютные и сырые подземелья. - «Кинул как собаке кость. Какие-то пять дней. Не мог тот Акане на месяц пропасть или лучше остался бы в своем Шармбатоне, с мадам Максим. А если Люциус не согласится, он гордый. За что мне такое наказание???»

- Профессор, профессор!!! - услышал он позади себя, когда уже стоял в дверях собственной комнаты. Этот голос он узнает из тысячи.

- Драко, чего тебе еще? - Снейп был явно не в настроении его слушать.

- Отец вас хочет видеть, срочно! - еле выговорил запыхавшийся Драко.

«* * * ,* * * * ,* * * !» - подумал Снейп, что приравнивается к: «Блин, блин, блин» на нашем языке.

- Сейчас я к нему зайду. Поем только. - Бросил он мальчишке и уже почти закрыл за собой дверь, как чья-то голова не дала ему это сделать. Драко нагло залез в его апартаменты.

- Это Поттер? Скажи, крестный, это он сделал? - взволновано спросил его Драко.

- По-твоему, ему это под силу? - скептически ответил Снейп.

- Думаю, да! Он заплатит за это! - грозно сверкнули серые глаза.

- Драко, не сходи с ума! Иди-ка ты лучше поспи. Судя по глазам, ты всю ночь у постели отца просидел. Давай! - Отмахнулся Снейп от него, вытолкал из комнаты и закрыл двери.

Драко остался стоять в темном коридоре. Его мозг и тело не желали отдыхать. Он желал расправы над гнусным гриффиндорцем. Немедленно. Пора подымать восстание.

* * *

После неожиданного выдворения из кабинета директора и вынужденного полета вниз по лестнице, наш Герой решил умертвить все население слизеринских подземелий. К счастью для профессора Снейпа и кабинета директора, каменные горгульи за тысячу лет не разучились быстро закрывать проход. Гарри долго плевался проклятиями по ним, но потом, совсем выдохшись, послал их всех к чертям. Настроение у него было испорчено на корню. Он еще раз пожалел, что вернулся в Хогвартс.

Направляясь в гриффиндорскую башню, он надеялся, что по пути встретит кого-нибудь для выпускания пара, но ученики, похоже, его уже знали по запаху. До самой Полной Дамы ему никто не попался. Гостиная тоже пустовала - все кто мог и хотел, сейчас были снаружи замка. В спальне он нашел записку от Рона, которая говорила, что он в Выручай-комнате.

«О, терапия подействовала?!» - не поверил Гарри и уже собрался выходить, как в дверях столкнулся с Гермионой.

- Нам надо объясниться, Гарри! - сказала она голосом, не принимающим отказ. Гарри не горел желанием выслушивать старосту, но убрать ее с дороги могла только Авада.

- Давай быстро. У меня нет времени. - Раздражено ответил он, и присел на стул.

- Послушай Гарри. Тебе не кажется, что ты переигрываешь. Дуться на меня из-за Люциуса Малфоя - это глупо. Ты прекрасно знаешь, что я не являюсь сторонницей политики Сами-знаете-кого. И я не в восторге от того, что ЗОТС в Хогвартсе преподает Пожиратель Смерти. И у меня достаточно развит интеллект, чтобы увидеть скрытый смысл в его лекциях. Но я не думаю, чтобы Дамблдор просто так пустил эту змею в цитадель добра, не имея возможности ее контролировать. Ты меня совсем за дуру полную принимаешь? - Начала свою обвинительно-оправдательную речь Гермиона Грейнджер.

- Нет, за худую. - Гарри съязвил. Он терпеть не мог, когда его поучают как маленького. Хуже всего было то, что в словах Гермионы был здравый смысл. И признать ее правоту на данный момент для Гарри было тяжелее всего.

- Я разговариваю с тобой серьезно! Ты ведешь себя как глупый избалованный ребенок, когда ему досталась волшебная родительская палочка. Ты стал хуже Драко Малфоя (лучше б она не упоминала это имя). Тот жестокий и капризный, считающий, что ему все дозволено, раз он чистокровный волшебник. А ты? Думаешь, раз ты Знаменитый Гарри Поттер, то все обязаны падать ниц и слушаться твоих приказов? Считаться с твоими желаниями? А ты будешь всеми командовать? Мозгов у тебя хватит для этого? Чтобы стать достойным полководцем, нужно иногда еще и к мнению других прислушиваться. - Гермиону разобрало не на шутку, а Гарри стал нервно сжимать кулаки. - Залог успеха в этой войне - это, прежде всего, совместные усилия, сотрудничество. Это не битва одного человека. Ты же понимаешь, что Сами-знаете-кто не выйдет с тобой на арену биться один на один. Нет. С ним будет еще сотни сторонников, многие из которых не намного слабее его. Как ты собираешься со всеми ними справиться в одиночку? Я была более высокого мнения о тебе.- Продолжала Грейнджер, не замечая, что Гарри дошел до точки кипения и у него из ушей пар повалил.

Ведь она допекала Гарри Поттера его же идеями! Уму не постижимо! Он все лето потратил, чтобы додуматься до этого, а она выдала это за каких-то двадцать минут монолога. И он не выдержал.

- Я знаю, какого ты высокого мнения обо мне и моих умственных способностях! Вынужден разочаровать тебя - обо всем этом я давно подумал - взорвался Гарри Поттер. И тут его понесло. - Ты права, раз думаешь, что с ВОЛАНДЕМОРТОМ будут и другие Пожиратели Смерти, но как бы там ни было, биться с ним предстоит мне лично. Потому что это сказано в пророчестве, в которое он и Дамблдор верят безоговорочно, как в высшую истину. Хотя Тому и не известно его содержание, до его смысла он уже догадался и так. Только вот со сценарием битвы неувязочка вышла. Никто не знает, когда и где она произойдет, но, скорее всего в ближайшем будущем. А на победителя уже ставки поставлены - это будет Воландеморт. Почему? Да потому что он сильнейший темный маг, каких носила земля английская, а я - малолетка-недоучка, которому никто ничего не говорит, не объясняет, не учит, а только твердят - сиди тише воды - ниже травы. А мне надоело такое положение дел! - набирал он обороты. - Все приходится решать самому, до всего докапываться своей головой. А мне, чтоб ты вспомнила, всего 16 лет! А на меня навалили столько всего, что умом пора тронуться. А не могу - у меня есть друзья, о которых я беспокоюсь, о которых должен заботиться, потому что они в смертельной опасности только потому, что со мной знакомы. До этого ты додуматься можешь? - уже вплотную подошел Гарри к девушке.

- Гарри, но я ж не знала о том, что в пророчестве? - прошептала Гермиона, испугавшись напора друга. Тот готов был ее порвать на куски.

- Ну, раз не знаешь, так какого ты лезешь со своими нравоучениями? Мне нужна помощь и поддержка, мне нужен, черт побери, мудрый наставник, а не девушка-зубрилка и старик-романтик с бородой до пояса. Ты знаешь, что он мне сказал о том, как победить Воландеморта. Цитирую: «Есть сила более чудесная и более ужасная, чем смерть, чем человеческий разум, чем силы природы. Ты обладаешь ею в достатке, а Воландеморт, наоборот - вовсе ее лишен. Имя этой спасительной силы - ЛЮБОВЬ!» - неплохо спародировал Гарри голос Дамблдора. - Это как понимать? Переспать с ним что ли? Добиться, чтобы Воландеморт умер от оргазма??? - от последних слов Гермиона покраснела. - И это все, что мне он предложил в качестве знаний. Все! Ведь больше ничего не надо для победы. Выйду голым, и всех Пожирателей инфаркт хватит, прямо на поле битвы. А Ордену Феникса он, наверное, заявил на собрании: «идем в бой трезвыми и небритыми». - Гермиона сползла по стеночке. - Я хочу расставить все точки над «Ё». Нравиться вам или нет, но это Я. Я такой, какой есть! Эта война поселила тьму в мою душу. И меня это соседство устраивает. И пути назад нет. У тебя есть только выбор: следовать за мной, принимая мои правила, или сойти с дороги. Думай! - после этих слов он вылетел из комнаты, оставив там перепуганную Гермиону.

* * *

Гарри Поттер несся по коридорам Хогвартса, не разбирая дороги. Его всего колотило как от двадцатиградусного мороза. В голове произносилось только одно слово, и отнюдь не с доброй интонацией: «Гермиона! Гермиона! Гермиона!».

Сейчас он ее почти что ненавидел, как Воландеморта, как Снейпа, как Малфоев. Но почему, почему он так стал к ней относиться? Ведь он с первого курса были друзьями. И были ли? «Может, она навязалась тогда, после случая с троллем? А мы по доброте душевной ее взяли в компанию? Или я с Роном искали выгоду? Нет, стоп, не то, не пойму!» - в голове Гарри был полный сумбур. И тут вновь тихий голосок изнутри стал шептать: «Она может узнать, догадаться….предать».

«Нет, нет, не раскусит еще, но она попытается и… СТОП-СТОП-СТОП! О чем это я?» - Гарри резко остановился. Сердце готово было вырваться из груди. Холодный и липкий пот покрыл его спину. Дыхание никак не могло нормализоваться.

«Что со мной происходит? Что за мысли??? Я же никогда не думал о Гермионе, как о злейшем враге. Она мой друг! Что это за мысли?! И… и мои ли они? Чьи? О, Боже!» - кричало сознание Мальчика. - «ОПЯТЬ!»

- ОККЛЮМЕНЦИЯ! ОККЛЮМЕНЦИЯ! НАДО УСПОКОИТСЯ, И ЗАКРЫТЬСЯ! - Гарри устало сел на пол. Прислонившись к голой стене, он попытался закрыть свой разум. Получалось плохо, очень плохо. Внутри мальчик ощущал, как извивается в слепой ярости огромная змея, она билась о «стены», которые он воздвигал, ломала их как шоколад. Гарри стало охватывать отчаяние. Неужели он снова ЕГО марионетка? Дамболдор сказал, что тот больше побоится вторгаться в его разум. Значит, не побоялся. Правильно, Волдеморт не ведает слова «страх». Что делать?!

Что его может остановить, что может помешать? Любовь! Блин, не то - не до любви. Воспоминания! Да! Счастливые воспоминания, как тогда в министерстве. Давай! «Отец и мать в зеркале ЕИНАЛЕЖ, распределение, полет на метле, Сириус спасается верхом на гипогрифе…» Помогло! Оно отступало, засыпало, спряталось на дно. Гарри вновь был Гарри.

* * *

Гарри Поттер не скоро пришел в себя. Еле-еле, придерживаясь за стену, он встал на ноги. Изображение перевернулось пару раз, но все же встало на свое место. «Где это я?» - наконец-то подумалось Герою.

Он оглядел тупиковый коридорчик, без окон, с маленькими картинками на стене и занюханным стульчиком в углу. Гарри даже не помнил, что это за часть замка, какое крыло и этаж. Вот прикол!

Кое-как на своих двух левых он начал движение. После третьего поворота, он определил свое место нахождение - первый этаж, левое крыло замка.

«Направо пойдешь - в комнату Филча падешь, налево пойдешь - в Слизерин упадешь». Ни туды - ни туды ему не хотелось. Было решено искать лестницу наверх. Но на ближайшем перекрестке коридоров его встретили.

В этой ситуации был бы уместен техасский городишко 18-19 века, ковбойские шляпки и револьверы, кактусы у дороги и бандиты с платками на морде. Но… это был стандартный коридор Хогвартса, со стандартными дорожками на полу и рыцарскими доспехами у стены. Ну, и с нестандартными слизеринцами с волшебными палочками в руках.

Гарри непонимающе уставился на эту массовку (он еще туго соображал). Раз… два… три… семь… десять. Десять против одного. Круто! А он как после перепоя - еле на ногах. Короче, сейчас Героя окунут головой прямо в унитаз. Как в детстве.

«А может, это они просто так тут гуськом гуляют?» - прикинул вариант Мальчик-который-был-не-в-форме.

На лицах «ковбоев» был написан ответ на вопрос. А так же там он нашел девиз, правила и намерения Дома Слизерина.

«Девиз Слизерина - смерть всем грифиндорцам».

«Правила Слизерина - чем больше задавишь гриффиндорцев, тем ты круче слизеринец».

«Намерения Слизерина - идем убивать гриффиндорцев». Гарри попал!

Предводитель «Армии ковбоев» гордо и смело стоял… за их спинами. Он был самый умный, поэтому решил не подставляться. Вы догадались, кто это был? Конечно же, Драко Малфой, пышедший праведным гневом, как чайник на плите. Он вел своих друзей мстить за поруганную честь Люциуса Малфоя. На фиг оно им надо было, они, и сами не знали, но разве для «отбивания» Поттера нужна разумная причина? Нет! Они тоже так подумали, когда согласились на предложение Малфоя-младшего. (Это секрет - тот пообещал пирушку за свой счет).

* * *

БИТВА СТОЛЕТИЯ

Гарри Поттер стоял ровно (что давалось ему с трудом), приготовившись к предполагаемой атаке слизеринцев. Его внешний вид говорил, что он только что вылез из Тайной комнаты, где победил очередного василиска, так что раздавить парочку гадюк ему раз плюнуть. К довершению образа лихого героя, на его лице играла улыбка «Пошли вы на…».

Слизеринцы стояли рядком, приготовившись к расстрелу. Пока они не нашли этого самого «Поттера», в их сердцах дружили храбрость с жаждой справедливости. Но когда они встретили этого «дементора», то эти возвышенные чувства кудысь иммигрировали по прямой кишке. Крэбб вопросительно посмотрел на шефа:« Пройдем, может мимо, а?»

Драко понял, что избранные им храбрецы все как один оказались трусливыми тушканчиками. Тут срочно была необходима ораторская речь, которая придала б уверенности его верным солдатам.

- ПОТЕРРР! - куда уж без характерного растягивания согласных. - А мы тут тебя искали.

- Хм, а зачем? - изогнул по-снейповски бровку Поттер, хотя ответ был как бы и очевиден.

- Да затем, чтобы научить тебя, придурка, уважать меня и мою семью! А также всех ЧИСТОКРОВНЫХ волшебников! А так же выяснить, как ты причастен к тому, что мой… - Драко покраснел. Ему было стыдно и неловко при «своих» признавать, что его отец в больнице, и, скорее всего по вине бывшего очкарика. Но те все равно уже давно все знают.

- У-у-у, напугал. Давай попробуй! Хм, попробуйте… Что-то мне подсказывает, что ты не умеешь колдовать, раз прихватил с собой весь гадюшник. Хотя сын весь в отца. У того тоже руки не из того места растут! - издевалась «гордость львятника» над «позором гадюшника». Драко от этих слов аж перекосило, как старую дверную коробку. Кажись, припадками бешенства он тоже иногда страдает.

- УБ-Б-БИТЬ ЕГО! - прошипела хорькообразная змея, и в Гарри Поттера полетел фейерверк из 10 различных заклинаний. Попади они все в него, он уже был бы парализованным гибридом глиста и грифона, покрытого фурункулами, чешуей и перьями. Но, к счастью, после регулярных встреч с Воландемортом, реакция у него заметно улучшилась.

Его ПРОТЕГО выдержал сей набор заклинаний, хотя он и проехался на спине метров шесть назад. Слизеринцы умудрились увернуться от всех отрикошетившихся заклятий, даже Крэбб и Гойл.

Гарри вскочил на ноги и приготовился к новой атаке. Слизеринцы под боевой клич «атамана» ринулись в бой. И тут… их всех сразило неведомое, но очень сильное заклинание из разряда разрушающей магии. Оно пронеслось по коридору, накрывая всех участников битвы взрывной волной.

Ряды нападавших покосились, и храбрые слизеринцы дружно попадали бревнами на пол. Малфоя кажись, убило, а Поттера... Некоторое время он еще стоял, но потом решил отправиться поболтать с хорошими сторонами, которые почивали на самом дне его сознания.

* * *

Полумна Лавгут возвращалась с прогулки. День прошел удачно: она нашла новый вид гриба Гадильника, несмотря на то, что их в природе просто не существовало. Еще ей удалось избавиться от целого гнезда мозгошмыгов, которое они устроили около кабинета Филча. Как же он будет доволен. От предчувствия похвалы, она не шла, а летела, как вдруг до нее донеслись звуки борьбы.

Осторожно выглянув из-за угла, она увидела, как десять слизеринцев разного возраста и калибра атакуют Гарри Поттера. Предводителем был Малфой, который как истинный лидер революции, стоял за спинами своих солдат и отдавал приказы.

Нормальный человек бы счел за счастье незаметно уйти, но это ж была Полумна Лавгут. Она подошла ближе, благо змеи были слишком увлечены и ее не заметили, и во всю глотку крикнула: «ФИЛЧ ИДЕТ!»

Вообще-то, Полумна никогда не кричала. За ненадобностью. Если она повышала голос - окружающие люди морщились и вдавливали голову в плечи, инстинктивно пытаясь зажать ушные проходы. Никому из друзей не приходилось слышать, как она кричит.

Так вот, последствия этого крика были непередаваемые:

1.На крик прибежал Филч, находившийся в хижине Хагрида.

2.Полумна Лавгут умудрилась повредить себе голосовые связки, и вынуждена была обратиться к мадам Помфри, ибо говорить тихо или шепотом она просто не могла физически.

3.Все бывшие директора сбежались на этот крик в ближайшую картину (картина была 1,5м х0,9м).

4.Из Хогвартса иммигрировали все тараканы.

Но самое интересное выяснилось позже, когда привели в чувства всех участников битвы. Из десяти нападавших трое стали заикаться, еще двое так столкнулись головами, что оказались сразу на больничной койке с серьезными сотрясениями мозга, Драко Малфой не мог вспомнить свою фамилию и определить правильно свой пол. Остальных просто контузило. Ах да, Гарри. Его спасло только то, что он стоял дальше всех. Но дар речи у него пропал… часа на два. Ну и волосы стали дыбом, а они у него были уже по лопатки. Он, конечно, тоже был отлевитирован в больничное крыло, на соседнюю с Люциусом койку.

Глава 11.

Кошмарный сон Гарри Поттера.

Темно. Холодно. Страшно.

Вздох. Боль. Движение. Боль.

«Где я?». Тишина.

Темно. Сыро. Запах. Странный.

«Где я?». Шорох. Вздох.

«Я умер?»

«Нет»

«Я сплю?»

«Нет»

«Где я, черт побери?»

«Здесь. Со мной»

«Кто ты?»

«Я это ты. Ты это я. Нас двое»

«Это как?»

«Нас всегда было двое. Только я спал. А теперь я проснулся. Я хочу на волю».

«Кто тебя держит?»

«Ты! Выпусти меня…»

«Я не держу тебя. Я не вижу тебя». Опять тишина.

«Кто ты?»

«Надежда. Надежда на спасение. Надежда на победу».

«Ой, не слишком ли сильно сказано?»

«Хм, хочешь поспорить? Ты побеждаешь только благодаря мне. Выживаешь только благодаря мне. Ты не сошел с ума только благодаря мне. И это Я не пускаю Тома в тебя. Подумай. Я еще подожду немного. Привыкну пока. Ведь Я проснулся. Я вспомнил. Я готов. Опять».

«Покажись же! Хочу видеть тебя!»

«На. Смотри»

Темнота немного отступила, вокруг него появилось слабое свечение, и на этот свет вышел его оппонент. Гарри судорожно вздохнул. Это был он. Такой, какой он сейчас. А сам он - такой, каким был раньше. Тот Гарри в красной мантии, а он - в черной. Тот с длинными волосами, а он - с короткими, и в очках. Два Гарри Поттера. В одном теле. Какой ужас!!

Больничное крыло Хогвартса.

Уже второй час Гарри Поттер лежал с открытыми глазами и сверлил бессмысленным взглядом потолок, а вокруг него столпилась уйма народа: Дамблдор, который уже все ногти сгрыз на руках и ногах, Помфри уже вся седая и белая, Снейп с зажатым рукою ртом, так как он иначе не мог спрятать счастливую улыбку, прочие преподаватели и даже домашние эльфы.

На соседней койке вольготно устроился Люциус Малфой, которому от вида отупевшего лица Поттера, сразу полегчало. Он не мог поверить своему счастью! Поттер сошел с ума, ну на крайняк онемел, и его парализовало. «Вылечат же, уроды, как пить дать, вылечат» - эта мысль немного огорчала Пожирателя.

Мальчика и трясли, и обливали ледяной водой, и кричали на ухо, Снейп даже раз запел, но ни один мускул не дрогнул на лице Героя, да и на всем теле тоже. Он чего-то увидел на потолке такого интересного, что на весь мир ему было наплевать.

- Альбус, ну что с ним? Все уже пришли в себя. Даже Драко, а ведь он ближе всех был. А почему же Гарри никак? - кусала локти, колени и пятки колдмедик Хогвартса. Нашла, у кого спросить - Дамблдор сам не понимал ничего.

- Извините, что вмешиваюсь не в свое дело, но, по-моему, так даже лучше. - Протянул Люциус со своего лежбища. Альбус заавадил того взглядом.

- Похоже на психическое расстройство. Нам не справится - отлевитируем его в клинику Святого Мунго, там пусть с ним маются. - Весело добавил Северус, подмигивая Дамблдору. Тот повторил процедуру «зааваживания».

И тут наконец-то Мальчик-который-уже-и-не-выжил-кажется издал тихий стон.

- Гарри, Гарри ты меня узнаешь? Ты узнаешь, где ты? - буквально накрыл его своим телом директор Хогвартса.

Гарри заморгал и с трудом сфокусировал свой взгляд на бородатой роже.

- Да… Узнаю… В АДУ! - прошептал он.

- Почему? - не понял юмора старик.

- Декорации ужасные, здание требует ремонта, пахнет дегтем и черти все похожи на преподавателей Хогвартса. Определенно не Рай!

- С возвращением мистер Поттер! - насмешливо произнес Альбус Дамблдор и обратился к коллегам. - Ну, раз чувство юмора к нему вернулось, то с его мозгами все в порядке. Работайте дальше, Поппи. Удачи, Северус. Бог в помощь, Люциус. Остальные за мной.

И он выплыл из палаты. Ему еще предстояло разбираться с Полумной Лавгут и «ковбоями».

* * *

Первые пятнадцать минут своего пробуждения Гарри жалел, что не умер - его нашпыряли уколами, заставили выпить кучу пилюль, влили какую-то дрянь, причем силой - Снейп собственноручно пытался сломать ему челюсть, заставляя открыть рот. Потом связали и оставили так поправляться. У него не осталось сил ругаться и жаловаться. Да и говорить он тоже едва мог.

Когда от гриффиндорца отвалили монстры в белых халатах, он облегченно вздохнул. И попытался вспомнить, что с ним произошло. В голове была пустота. Только странное воспоминание, как он сам с собой говорил.

- Я схожу с ума! - решил для себя вслух Герой магического мира.

- Не смею надеяться - до Рождества еще далеко! - протянул знакомый неприятный голосок по правую сторону от него. Гарри поморщился и повернул голову. На соседней койке в зеленом байковом халате, с чашкой зелья в руках, лежала его бывшая жертва, без всяких признаков сумасшествия, явно выздоравливающая и довольная жизнью. «Вот гадость-то», - подумал Гарри, сжав на всякий случай зубы, чтобы челюсти сами не выпрыгнули изо рта и не устремились к знакомой глотке. Все-таки мир то магический - всякое возможно.

- Мне здесь еще до вечера торчать, я и не думал, что так повезет с компанией. - Радостно чесал языком Пожиратель. - Такой шанс сказать тебе все что я о тебе думаю…

И он начал, пользуясь тем, что его сосед обездвижен. Гарри проклинал про себя всю родословную Малфоев, Дамблдоров, Снейпов и даже Дурслей. Надо было чем-то занять мозг. Говорить, почему-то действительно было тяжело, а вот с слушалкой был полный порядок.

«Что может быть хуже?» - подумал Гарри, и это «хуже» с криком влетело в палату.

- ПАПА! - радостно закричал Драко Малфой. - Со мной все в порядке. Не волнуйся. Ты как, лучше? Я вот тут… - Драко только заметил тушку Поттера, привязанную к кровати, и по всему виду накачанную наркотой.

- Круто, пап. А что с ним такое? - лицо Малфоя-младшего расползлось в самой довольной улыбке, какую только мир видел.

«Боже, за что? Пошли мне спасение от этой напасти?» - взмолился Гарри Поттер по себя, понимая, что сейчас ему будет «хорошо». Его молитвы услышали, но, похоже, не поняли - с кучей склянок и бутылок в палату вошел профессор Снейп. Гарри глухо застонал, к огромной радости обоих Малфоев - они почувствовали, что Госпожа Удача повернулась к ним передом, а к Поттеру задом.

Из последних сил Гарри прошипел: - Для полного кайфа осталось, чтобы Воландеморт влетел сюда в ступе.

Самое обидное было то, что, на этот раз, имя главной змеезадости в Англии не возымело обычного эффекта, на который Гарри сильно рассчитывал. Трем воплощениям Ада было по фиг. Они смотрели на него такими взглядами, что Гарри почувствовал себя девственницей, которую дикари собираются принести в жертву на каком-то древнем алтаре.

Тихий голосок в голосе вновь пропел: «РАКИРОВКА?»

Гарри понял, что тут что-то не то, но это «не то» предлагало помощь. А он был таким слабым и уязвимым сейчас. И Гарри согласился. На миг у него потемнело в глазах. И в следующую минуту он уже забыл обо всех снах и сомнениях. Он пришел в себя окончательно.

* * *

Из всех троих только Снейп заметил что-то необычное в этот момент. Что не говори, а столько лет занимать пост Джеймса Бонда бесследно не проходят. У Северуса Снейпа возникла мысль, что из Поттера только что вынули его душу и засунули другую. По крайней мере, глаза мальчика на миг остекленели, а потом к ним вернулось их прежнее выражение. Стоп. Какое прежнее? Когда Поттер соизволил очнуться, то он был тем Поттером, какого он мучил все эти пять лет, а вот сейчас на кровати уже лежал Поттер, какой приперся в этом году.

У Северуса никогда не было проблем с мыслительными процессами, думательное пространство в его голове всегда содержалось в идеальном порядке, в отличие от некоторых блондинов, так что он сразу понял, что тут нет места галлюцинациям. Тут что-то странное, непонятное и посему опасное.

Пока декан Слизерина обмозговывал видение, Малфой-старший распинался перед его невольным слушателем. Как же приятно унижать Гарри Поттера, когда он в таком жалком состоянии. И что только в голову не приходит. Драко и не знал, что у его отца в запасе столько милых выражений и подколов. И он решил стенографировать - никогда не знаешь, что в жизни пригодится.

Гарри долго пытался игнорировать речевой поток Люциуса Малфоя, но терпение не было его отличительной чертой. Если б не беспомощное состояние, то он бы уже нашел, чем заткнуть эту моль в обмороке, а так… Заклинанием не швырнуть - палочку отобрали, скоты. Безпалочковой магией воспользоваться - да тут дышать тяжело, не то что колдовать. Ляпнуть гадость какую-то не выйдет, так как у него голос сейчас как у несолидного петуха. Куры, тьфу ты, Малфои засмеют. Ну, что же делать бедному сиротке?

И тут его взгляд упал на Драко. В голове закрутились шарики-винтики, и на свет родилась гениальная Поттеровская идея! Решив, что на страстный шепот сил у него хватит, Гарри многозначительно вздохнул, желая обратить на себя внимание.

- Драко, милый, так в горле пересохло. Не подашь ли ты мне стаканчик воды? - нежно-нежно прошептал Гарри заклятому врагу. Огромной силой воли он заставил себя не смеяться, еще и умудрился придать своему взгляду легкий похотливый оттенок.

БРАВО! ГАРРИ ПОТТЕР - ВЕЛИЙ АКТЕР!

У Драко от неожиданности выпал из рук блокнот и перо. Он весь как-то сжался, покраснел и с опаской глянул на отца. Тот замер на полуслове, переваривая услышанное от Поттера.

Принц Слизерина быстро спохватился и решил поставить на место выскочку, но не рассчитал с силами. Поскользнувшись на своем же блокнотике, он всем телом повалился на врага номер один, при этом обняв его как родного. Гарри мученически охнул, когда его придавило.

Естественно Люциус увидел только то, что хотел увидеть, а именно страстные объятья. Драко хотел принять приличную позу, но к своему несчастью посмотрел Поттеру в глаза, и прикол у дуба повторился. Он и не услышал собственного утробного стона, зато у его отца появился звериный оскал. В тот момент, когда Драко наслаждался мурашками-блошками, которые бегали у него по коже, его папаша, окончательно обезумев, ринулся в бой.

Схватив сына за воротник, он одним рывком заставил его встать на ноги. Поскольку сынок был без мантии, а лишь в штанах и рубашке, то Люциус пришел в «дикий восторг» от того, что во всей красе увидел факт взросления своего чада.

Кто сказал, что аристократы сдержанные и воспитанные? Тот, кто не видел и не слышал, как воспитывает своего сына Люциус Малфой. Гарри не знал и половину тех слов, которыми был награжден наследник Малфоев. Хотя уже не наследник. Люциус пообещал лишить Драко наследства, удушить, утопить, а также вродить его назад в Нарциссу (интересно, а это как?).

Гарри уже плакал от смеха, а вот Снейп не знал, как прийти в себя. Наконец-то он очнулся и рявкнул на коллегу:

- Люциус, заткнись немедленно! Ты что не понимаешь, что он тебя разыграл?! Баран!

И с трудом оторвал руки обезумевшего отца от горла своего крестника. Тот уже не дышал, только ротиком двигал, как рыбка золотая в неводе. По этой причине он был уложен на соседнюю койку под аккомпанемент отборнейшей ругани профессора Снейпа.

Влив в бедную жертву Малфоевского безумия и Поттеровского слабоумия литр успокоительного, Снейп вернулся к своим «ненаглядным пациентам», мысленно проклиная Помфри за то, что согласился ей помогать.

Смерив Малфоя-старшего презрительным взглядом, он подошел к Поттеру, и к ужасу последнего, уселся на его кровать. Мало того, он не нашел ничего лучшего, как облокотится об мальчика, как будто тот диван какой-то. Гарри заискрил.

- Итак, мистер Поттер, на правах вашего преподавателя зелий я снимаю с вашего факультета 50 баллов за непристойное и аморальное поведение одного из его студентов, т.е. вас. Еще… на правах вашего преподавателя ЗОТС, обязанности которого я буду исполнять, пока Люциус Малфой не выздоровеет, я снимаю с вашего факультета 50 баллов опять же за ваше непристойное и аморальное поведение. А теперь поподробнее.

- Чего? - в один голос пропели оба больных. Правда, каждый о своем.

У Гарри в глазах потемнело, когда он попытался решить такое уравнение: Очки Гриффиндора - (50 баллов+50 баллов)- 200 за коридоры и первый урок ЗОТС = злой Гриффиндор + труп Гарри Поттера, зарытый где-то в Запретном лесу.

Люциусу Малфою было не до математики. Его больше волновало то, что о нем скажут - слабак, сосунок, неудачник, позор чистокровных и т.д. Он не мог позволить себе так опозорится в глазах людей.

- Можно узнать, почему это ты занял мое место? - зарычал он на Северуса. - Раз я перебрал немного на выходных, то можно меня записать в инвалиды войны? Ни фига, друг мой. Завтра я все также буду преподавать в этой школе, а ты ползи в свои подземелья икру метать.

- А силенок хватит, Люциус? Это решение Дамблдора, а не мое. Я не в восторге от того, что придется тянуть целых два предмета на своем горбу. - Огрызнулся Снейп.

- Да можно подумать? Кому ты брешешь, собака? Да ты готов душу продать за то, чтобы преподавать свой ЗОТС. Я ли тебя не знаю? Обойдешься! Завтра я выхожу на работу! Еще не хватало, чтобы я потерял возможность ап… короче, потерял хорошую заработную плату. Хм. - Люциус замялся и посмотрел на Поттера. Тому было не до них: он летал где-то в облаках.

- Я передам Альбусу, с ним и будешь разбираться, а сейчас выздоравливай… те оба. - Он глянул на тело, на котором фактически лежал. Поттер, похоже, медитировал. «Да фиг с ним» - подумал Снейп. - «Опять не выгорело с ЗОТС. Пойду мучить Альбуса».

* * *

После ухода Северуса Снейпа в палате воцарилась тишина. Люциус посмотрел на соседей: Драко сопел в две дырочки, Поттер же опять уставился в потолок. Да, веселенькое у него приключение. Правда, вспоминать ему его не хотелось совсем.

Этот чертов кошмар выбил его из колеи. Стыдно-то как! Когда он пришел в себя, то увидел что в его комнате проходит педсовет, а он в чем мать родила. Хотя заботливый Северус замотал его в покрывало. После всего этого его психика не выдержала и он, прямо посреди ночи, прихватив бутылку лучшего…, отправился к Северусу в гости.

Северус достались лишь запахи, так как он сам выжрал всю бутылку в одну харю. Дальше он не помнил. Очнулся он уже здесь, с таким головняком, что думать было больно. Драко сидел рядом всю ночь и весь день, и даже угроза проклятия не могла заставить его убраться. Только вечером в субботу он наконец-то ушел.

Сегодня утром пришла в себя Минерва Макгонагалл, которая после шоу в его спальне долго не могла стать человеком. Насладиться ее обществом не получилось. Едва углядев Пожирателя на соседней койке, она удрала к себе, даже Альбус не смог ее остановить. Ладно, подумаешь: меньше народа - больше кислорода.

А потом начался конец света. В палату стали левитировать учеников. Штук десять. Включая Драко. У него сложилось впечатление, что они отбывали практику в Азкабане. Кое-как усилиями Помфри и Северуса, их привели в порядок. С Драко пришлось повозиться - у него отбило память, поэтому Северус утащил его в свои подземелья, что бы испробовать на нем какое-то свое изобретение. «Убью, если не поможет» - подумал он тогда.

Из сбивчивого рассказа Филча он понял, что все эти ученики - слизеринцы. И вместе с его сынком решили намылить шею Поттеру. И это то, что у них получилось. Люциус готов был разгневаться, если б не сам Поттер, лежащий на соседней койке с явными признаками отсутствия души в теле - он такое не раз видел, когда у Темного Лорда было настроение развлекаться и он приглашал в гости дементора. Что толком произошло, никто не знал, но в этом как-то была замешана некая Полоумна Лавгут. Дамблдору еще предстояло все выяснить, но он не спешил. Еще бы, его самородок, надежда и воплощение мира на земле лежала трупом и смотрела вникуда. После магических методов пробуждения, пошли в ход магловские, довольно жестокие, особенно серенада Снейпа. «Надо будет Хозяину предложить как новую пытку» - довольно прикинул тогда Малфой.

И вот Чудо-мальчик вернулся с того света, «обласкав» на первой же секунде всех присутствующих. Настроение у Люциуса поднялось, когда он увидел, как его лечат. И головная боль прошла, и тошнота, и ломота в костях. А когда его еще и связали, ему захотелось плясать - догадался, что это было сделано для его безопасности, ну и как месть Помфри за критику ее рабочего места.

Поттер был так жалок, что он не удержался. А тут Драко прилетел целый и невредимый, и Северус зашел на огонек. Короче, Малфою-старшему захотелось повыступать. Ну, правда, все пришло не так, как ему хотелось.

«А пацан оказался редкостной заразой. Наступить на самую больную мозоль, затронуть святое. Ну не убить, гада?! Мне даже стало жалко сына. Ведь если б не Северус, задушил бы. Ох, нелегка жизнь Малфоя. И когда тут обед? Уже в желудке волки воют». - Устало придавался атаке мыслей мозг Малфоя.

Домовые эльфы как будто эти самые мысли прочитали и возникли около кроватей с подносами. Драко сразу же очнулся, когда учуял запах любимого бекона. Люциусу Малфою было на всех и вся наплевать, лишь бы поскорее засунуть в себя эти восхитительные куриные ножки под соусом, как тут он услышал злобное хихиканье сына. И позволил себе отвлечься. Драко уставился, зачем-то в поднос Поттера. Тот тоже непонимающе смотрел на него. Еще бы, тут было над чем посмеяться - на подносе стояли тарелочки с капустой, морковкой, бурячком и стакан морса.

- Это что за еда кроликов??? - прорезался голос у Мальчика-который-опять-выжил.

Домовой эльф, снял с Гарри Поттера связывающее заклинание, услужливо наклонился и изрек:

- Согласно указаниям профессора Снейпа, у вас, мистер Поттер, диета. Это все, что разрешил вам есть Профессор Снейп. Приятного аппетита! - и эльф исчез с громким хлопком.

Малфои хором заржали. Наконец-то и на их улице праздник. Поттера никто и никогда, наверное, не видел таким обиженным на жизнь.

* * *

Закончив прикидывать в уме свои шансы выжить, когда он вернется в Гриффиндорское общежитие, Гарри решил, что надо будет, как следует, попотеть на этой неделе и вернуть эти гребанные баллы. Ему нужно собрать новых рекрутов в ОД, а с такими подарками он вряд ли заставит себя уважать и присоединиться к нему. Что ни говори, а гриффиндорцы тоже отличались злопамятностью. Фиг с Малфоем, одним и другим. Старший вот-вот уберется, а младший скоро сам сбежит. «Что-то я расслабился. Не тем занимаюсь, чем следовало» - подытожил Мальчик-который-выжил.

Хорошенько подумав, он обратил внимание, что Сальноволосая гадость с него слезла и кудысь уже слиняла, Драко заснул под действием зелий, а Малфой-старший погрузился в раздумья. И тут предательски заурчал живот, и как по заказу у его кровати возник домовой эльф с подносом, который прямо таки ломился от… сырых овощей. Пока Гарри протирал глаза, Драко очнулся и, заметив рацион Героя, решил похихикать. Вскоре он уже ржал на пару с папочкой. После объяснения домовика, что это прописанная ему Снейпищем диета, Гарри захотел убить несчастное создание, но оно, почувствовав, что пахнет жареным, аппарировало. Гарри вскипел. «Никто не смеет так со мной обходится, тем более этот… этот… » и что было силы, он зашвырнул поднос через всю палату. Грохот от бьющейся посуды заставил Малфоев заткнуться.

Гарри отдышался и, щелкнув пальцами, громко сказал:

- Кикимер, ко мне! - Суповой набор тут же приземлился рядом с его кроватью.

- Да, хозяин. - Проскулила груда костей.

- Принеси мне нормальный обед! И если я найду в нем хоть один овощ, одним Круцио не отделаешься! Понял? Свалил! - ледяным тоном отдал он приказ. Эльфа как ветром сдуло.

Через минуту он уже стоял с новым подносом, на котором стоял шикарный обед, не иначе как сворованный у самого Северуса (бутылка тоже прилагалась). Поставив его перед хозяином, эльф отбив нужное количество поклонов слинял пока не поздно.

Гарри с наслаждением принялся поглощать еду, не обращая внимание на пораженных Малфоев. У тех сбежал аппетит в неизвестном направлении.

«О-го-го и го-го!!» - подумали аристократы, поняв, что все-таки что-то в Поттере изменилось, и не в лучшую сторону, и им, Малфоям, от этого жить легче на свете не станет.

В это самое время профессор Снейп уже несся по коридорам Хогвартса по направлению к больничному крылу. Эльф Мири донес ему, что мистер Поттер не пожалел питаться согласно его диете и приказал своему эльфу принести ему другой обед. За ним, едва поспевая, бежал Дамблдор, так как эльф Тири донес ему, что его обед был украден наглым Кикимером для своего хозяина. «Фиг с обедом, а вот бутылочку следовало бы изъять - рано еще мальчишке лакать такие вина, это ж подарок Гриндевальда на мое 20-летие!» - думал директор Хогвартса, как молодой прыгая через ступеньки.

- С завтрашнего дня прикажу в больничном крыле построить камин! Это ж не дело! - мученически изрек он, когда, в очередной раз, наступив на свою же мантию, растянулся на полу.

Люциус чуть не подавился костью, когда Северус «вынес» двери в палату.

- Поттер! Отставить жрать мясо! - закричал он во всю глотку. Поттер имел его в виду, поэтому продолжал топтать биточки.

Тогда злой-презлой Снейп вытащил палочку и… тут же оказался связанным по рукам и ногам, словно мумия, и с громкими непристойными словами грохнулся на пол.

Люциус не поверил своим глазам, а у Драко они и вовсе из орбит вылезли. Поттер применил безпалочковую магию! Явно довольный своими действиями он отхлебнул из бокала что-то очень вкусное и издевательски посмотрел на тело у двери. У него на языке что-то крутилось, да не успело слететь. Поскольку из-за поворота вылетел Дамблдор и накрыл сверху Северуса, споткнувшись об него. Люциус услышал что-то похожее на «Вашу…».

- Северус, тебе делать нечего, кроме как работать половичком? - раздраженно застонал директор Хогвартса. И только потом заметил, что его коллегу спеленали как младенца. Дамблдор уже знал на кого смотреть - этот «кто», довольный как слон, доедал его обед и укокошил треть бутылки его…

- ГАРРИ ДЖЕЙМС ПОТТЕР! ЧТО МОЕ ВИНО ДЕЛАЕТ У ТЕБЯ В ЖЕЛУДКЕ?

- Ваше? Не знал! Честно. Мне его Кикимер принес. Я не просил. - Гарри Поттер был сама невинность. Дамблдор уже стоял около его кровати с этой самой злосчастной бутылкой в руке и готовился к произношению лекции о вреде пьянства. «Как же ты меня достал за эти дни!» - крутилось в голове у Альбуса.

Мальчик-который-выжил понял, что лучше впасть в кому. Сбежать не выйдет - Альбус с одной стороны, а Снейп с другой. Плюс Малфои. Он догадывался, что его черный юмор тут долго терпеть не будут, но вывести так Альбуса Дамблдора пока мог только Воландеморт. А он его превзошел. Что делать? Когда-то в начальной магловской школе он участвовал в художественной самодеятельности. Надо срочно вспомнить навыки. План созрел как раз перед тем, как Альбус Дамблдор взорвался гневной речью.

Больничное крыло трусило, как во время землетрясения. Альбус Дамблдор так выговаривал Поттера, что даже Малфои впечатлились. Снейп ему подвывал. Репутация Поттера была уже настолько подмочена им самим, что о шансе на продолжения дружбы и сохранения полного доверия со стороны директора Хогвартса и речи не могло быть. Почему-то это сильно не волновало. Но все же…

У Гарри стала раскалываться голова, и голосок изнутри тихо прошептал: «Давай. Надоело. Оглохнем же».

Гарри Поттер скрестил пальцы и решился на начало представления. Как раз на фразе «несносный мальчишка» и «сниму баллы» Гарри картинно закрыл лицо руками, при этом, давая понять, что это у него от боли, эпицентр которой находится в точке «шрам», и как можно жалостней заскулил. В палате наступила мгновенная тишина.

А дальше дело техники. Побледнеть, ослабеть, охрипнуть, даже выдушить предательскую слезинку. Учитывая, что после драки со слизеринцами он и так выглядел паршиво, то войти в образ не представилось сложным. Директор резко остыл, и весь проникся заботой о мальчике, который собственно ни в чем не виноват. Снейп закатил глаза - он то не дурак, и все прекрасно понял. Малфои такого никогда не видели, посему чувствовали себя как в кинотеатре.

Правда, и Дамблдор быстро смекнул что к чему и недовольно крякнул:

- Гарри, и как не верить после этого профессору Снейпу?

Гарри вмиг принял совершенно здоровый вид и спокойным тоном заявил:

- Верьте кому хотите, но орать на меня не стоит. Забирайте свой шмурдяк, я его не просил. Кикимера накажу, если хотите. И вообще, пошел-ка я в свою башню. Я уже здоров как бык!

С последними словами он резко встал с кровати, обулся и направился к двери. Никто и не подумал его остановить. Альбус Дамблдор был уже самой вселенской усталостью, Снейп исчадием Ада на пенсии, Малфои - идиотами.

- О, забыл. А как насчет моей палочки? - поинтересовался Гарри на пороге.

- Она у мисс Грейнджер. - выдушил из себя Альбус Дамблдор пару слов.

Глава 12.

Если не зацикливаться на разных мелочных происшествиях, то вторая неделя обучения в Хогвартсе существенно отличалась от первой.

Во-первых, она была дольше на два учебных дня, что сильно огорчало Рона Уизли.

Во-вторых, Гарри Поттер перестал шокировать окружающих своими жестокими шутками и выбрыками, что сильно расстроило студентов Хогвартса.

В-третьих, Драко Малфой стал игнорировать Гарри Поттера, что вызвало бурю негодования у слизеринцев.

В-четвертых, Северус Снейп стал тенью того же Гарри Поттера, к огромной «радости» самого Поттера.

И, в-пятых, Люциус Малфой вышел в понедельник на работу, и Гарри Поттеру сей факт был бледно-фиолетово, что очень понравилось директору.

Альбус Дамблдор строго настрого запретил любые дуэли в школе и объявил, что «застуканных» за этим занятием будут сурово наказывать, включая исключение из школы. У подозрительных лиц все преподаватели имели право проверять палочки с помощью Приори Инкантато. У Гарри и Рона она проверялась чуть не каждую перемену. Естественно, Снейпом и Малфоем.

Гарри так же удивил всех тем, что помирился с Гермионой Грейнджер. И теперь неразлучная троица вновь мозолила всем глаза. Как это произошло, никто не знал, но, когда Гарри вернулся из больничного крыла, Гермиона протянула ему его палочку с вежливой улыбкой, и он ответил ей тем же. Рон засветился от радости - три часа уговоров его упрямой подруги дали нужный результат.

Только самые наблюдательные, а именно Северус Снейп и Гермиона, заметили что с Поттером что-то происходит. Уж слишком часто он уходил в себя и безразлично смотрел сквозь людей. Его мозг явно был занят чем-то очень важным и, скорее всего масштабным, поскольку периодически он вел какие-то записи в маленьком блокнотике. Северусу это сильно не нравилось, вот Гермиона пока просто беспокоилась за друга.

Дни протекали для Гарри обычно. Подъем на рассвете, занятия с Роном. Грейнджер они не приглашали - она и так слишком умная, к тому же Гарри еще не решил, стоит ли вводить ее в курс дела. Конечно, Гермиона сильная колдунья и лучше, чтобы она была на его стороне, но ее собственные взгляды на жизнь и на то, что правильно, а что нет, его не устраивали. Школьные уроки проходили как обычно, разве что, каждый раз Поттер удивлял учителей и учеников своими познаниями и мастерством. Особенно профессора Макгонагалл и профессора Снейпа. Если Минерва не могла нарадоваться на своего ученика, то профессора Снейпа это раздражало.

Уроки ЗОТС гриффиндорец вообще проводил в размышлениях о смысле жизни, полностью игнорируя Люциуса Малфоя. Тот тоже его не трогал. Причиной всему стал тонкий намек Поттера на первом уроке на этой неделе, что профессору следовало почаще принимать ванну-джакузи. Люциус сразу понял, что это неспроста было сказано, и выбил объяснение из Снейпа. В глубине души ему стало не по себе. Дети поняли, что у этих двоих началась холодная война, и решили не мешаться под ногами.

Гарри также нагрузил себя дополнительными уроками, плюс не забывал тренироваться на стадионе. И, конечно же, ходить на отработки. Правда, он там не работал. А зачем? Когда есть Кикимер-раб и Добби-лох. Они за него драили и чистили кубки, котлы и прочие грязные предметы, а их хозяин тем временем познавал азы Черной магии.

Вообщем, ничто не предвещало беды…

* * *

Суббота вечером. Гостиная Гриффиндора. .

Гостиная комната Гриффиндора утопала в конфетти, серпантине и канарейках: студенты праздновали день рождение своей старосты - Гермионы Грейнджер. Веселье стояло… жуткое. Все девушки с четвертого по седьмой курс блистали, кто чем мог, а юноши старались успеть все это запомнить и по возможности потрогать. Малолеток на праздник не пригласили. Еще бы - лимонадом праздничный стол не ограничился. Но пару первокурсников все -таки допустили. Спросите почему? Нужны были клоуны и подопытные кролики - Фред и Джордж Уизли прислали младшему братухе посылку с новинками, производства фирмы «Ужастики Умников Уизли». До законного отбоя было еще часа три, поэтому профессор Макгонагалл старательно игнорировала сей шум у себя в комнате.

Именинница заняла самое козырное место в комнате - кресло у камина. Специально по случаю, она наконец-то привела прическу в порядок и оделась в приличное платье, не забыв прицепить к нему значок старосты. Рон уютно устроился у ее ног, пользуясь хорошим настроением девушки. Ну, что ему еще надо от жизни?! Гарри Поттер на правах лучшего друга устроился на диванчике напротив и ехидненько комментировал праздник, замечая как все девушки, пришедшие на праздник, глотали слюнки, глядя на него. Еще бы, ведь Гарри Поттеру ничто не чуждо, а собственный вид тем более. На именины подруги он вырядился словно принц - во все белое. Даже на украшения разорился. Этот факт обсуждался всем Львиным домом еще очень долго. Гарри проколол уши! Рон офигел, но в тайне тоже захотел. Увы, он не был таким смелым, как его брат Билл, он боялся реакции мамы.

Короче, Герой магического мира развалился на диване и издевался над Роном, вернее с его раболепной позы у ног Гермионы. И тут начались танцы. Если честно, то Гарри не сильно умел двигать телом и позориться ему как-то не хотелось. Поэтому при первых аккордах он плавно сполз с насиженного места и, старательно обходя дамочек, двинулся к выходу.

- Ты куда? - услышал он удивленный голос Рона. Тот уже обнимал Гермиону, кружа в медленном танце.

- Проветриться. - Ответил Гарри. Заметив целеустремленные взгляды женской половины, он поспешил покинуть гостиную.

За первым же поворотом он накинул мантию-невидимку, и правильно сделал - тут же мимо него пронеслось стадо возбужденных гриффиндорок. Гарри чертыхнулся и потопал в противоположном направлении.

После возвращения в Хогвартс он сделал для себя удивительное открытие - его совершенно не волновал противоположный пол. В прошлом году он с ума сходил за Чжоу Чанг, а в этом году он ее видеть уже не мог. И других девушек, почему-то тоже.

«Наверное, это ябеда Мариетта отбила интерес к ним», - подумал Гарри.

Он все еще получал тонны писем, коробочки с зачарованными конфетами и загорал под взглядами влюбленных в него девушек. Его это уже стало нервировать. Рон намекал, что пока не поздно, надо определиться и кого-то закадрить. Гарри больше озадачили слова «пока не поздно», чем «закадрить».

«Рон думает, что мне жить недолго осталось? Вот гад» - возмутился он тогда.

А на следующий вечер его приперла к стенке Гермиона с аналогичным требованием, сказав, что дамы уже с ума сходят и планируют просто варварские способы привлечения его внимания. Еще она сунула ему глупый магловский тест, чтобы определить тип девушки, которая ему подходит.

Гарри задумался. Он честно ответил на все вопросы, но результат его выбил из колеи. Когда прочитал описание внешности предполагаемой дамы сердца, он покраснел. Потому что сразу вспомнил, где видел эту девушку.

Вернее не совсем девушку. И после этого он стал плохо спать. Его мучили, нет, не кошмары, наоборот, очень приятные сны. В главной роли, в которых был он и… Маркус. Ну, надо же…

Не было дня, чтобы он не вспоминал их встречу. Именно после нее ему стало легче жить на свете. Боль от потери Сириуса потихоньку сошла на нет, уступив место другому ощущению. Гарри томился непонятными желаниями. И только после глупого теста он определил, что он хочет. Он хочет опять увидеть Маркуса. И судя по состоянию его постельного белья по утрам, не только увидеть.

Стыд, какой!

Гарри Поттер долго сопротивлялся этой мысли, но потом сдался. «Чему быть, тому не миновать. И вообще это Дамблдор сглазил. Может, не все так плохо» - попытался он себя успокоить и при первой же возможности поднял тему однополой любви среди своих друзей. Реакция его сокурсников и пошлые шуточки показали, что дело было хуже не куда. Лучше родится полувеликаном или полугоблином, чем педиком. Хотя как сказать.

Полумне Лавгут вообще повезло с предками. Гарри не смог не засмеяться, когда вспомнил разговор с директором насчет битвы в коридоре.

flash back

- Я бы хотел поговорить с тобой кое о чем важном. Но пусть это останется между нами. - Начал тогда издалека Альбус Дамблдор. - Это касается мисс Лавгут.

- Слушаю вас внимательно. - Ответил заинтересованный Гарри. Ему уже доложили, что это благодаря помощи Полумны «армия ковбоев» была обезврежена, но его тогда просто случайно зацепило. Только вот чем она их так одарила, никто не знал. Полумна тоже молчала как рыба.

- Как ты заметил, мисс Лавгут и ее отец настоящие исследователи магического мира. Они постоянно ищут разных там неизвестных магических существ, животных, растения и т.д. - Альбус не смог не улыбнуться. - Это у них в крови. Отец мистера Лавгута, Польсиус Лавгут, был великим путешественником. И открывателем тоже. Правда, его открытия могли увидеть и потрогать все.

Гарри кивнул.

- Ну, так вот. В возрасте 40 лет, он отправился в экспедицию. Ее целью было найти мифических сирен. Ты, наверное, не в курсе, кто это? Это русалки, умеющие говорить человеческим голосом. Считается, что они обладают способностью издавать просто немыслимые звуки, от которых люди просто глохли, а то и умирали на месте. Еще они развивают огромную скорость в воде и отличаются неутомимостью в се…. Короче, он их так и не нашел. Но из экспедиции он вернулся с ребенком, со своим сыном. По его словам, мать отказалась отплывать с ним на родину, поэтому он забрал его с собой.

- Как интересно. Но причем тут Полумна и ее заклинание? - не выдержал Гарри. Дамболдор редко умел интересно рассказывать. В основном от его историй хотелось жутко спать, и Гарри уже начал позевывать.

- Хорошо, сокращу. Когда еще отец Полумны учился в школе, здесь произошел аналогичный случай применения неизвестного заклинания, но виновных так и не нашли. Хотя списали на Мародеров. Но теперь, когда оно повторилось, я понял, кто в этом был замешан тогда. Гарри, Полумна не колдовала, она просто…крикнула.

У Гарри глаза полезли на лоб. «Ни фига себе крикнула!» - подумал он.

- Да-да, просто крикнула! - довольно закивал директор Хогвартса. - И знаешь, какие выводы я сделал? Просто поразительные!

Дамблдор от радости готов был петь.

- Господи, Гарри, ее бабушка была сиреной. Польсиус нашел их таки, и даже… понятно теперь, почему мать ребенка не захотела ехать с ним на родину. - Глаза Дамблдора светились как елочные гирлянды.

- Как же это, возможно? - пораженно спросил Гарри Поттер.

- Ну, понимаешь Гарри… подобные случаи не редкость. Возьмем, к примеру, Хагрида. Ну, техническая сторона… эээ… совокупления, как бы тебе объяснить…

- НЕ НАДО!! - отрицательно завертел головой Гарри. Он только что представил этот «процесс» между мамой Хагрида и его микроскопическим папой и ему стало плохо.

Конец flash back .

Да, после этого разговора, он уже не думал, что однополая любовь - это извращение. Но легче ему не стало.

- Ну, какой же я дурак! Надо было узнать его фамилию, могли б с ним переписываться. Ну, я мог бы писать ему. Анонимно. - Все чаще подобные мысли посещали его «светлую» голову.

Когда от подобных мыслей стало совсем тяжело жить, Гарри пытался занять себя чем-то другим. Например, он начал тщательно отбирать новых членов ОД, присматривался к ним, разговаривал с ними, расспрашивал о них. Работа была кропотливой, Рон мало чем мог помочь, а Гермиону он не подключал пока. Но когда его голова касалась подушки, готовясь отдаться власти Морфея, в ней сразу возникали милые сердцу образы: все теже хитро прищуренные лисьи глаза, губы, искривленные в загадочной улыбке, руки… и дальше понеслось. Наверное, это и стало главной причиной того, что Гарри забил на Люциуса Малфоя и прочих врагов народа. Не до них как-то было.

Собираясь сегодня на вечеринку, ему неожиданно пришла в голову идея проколоть уши. Потому что у Маркуса они тоже были проколоты. Интересно почему? Так необычно и непривычно для мужчины. Но ему все равно захотелось. Дело было только за украшением. Хорошо, что в гостиной постоянно валялись разные каталоги магазинов Хогсмита. И совы летали быстро. Правда, волновала его сама процедура прокалывания, поэтому он пригласил помочь Гермиону. Девушка удивилась, но не отказала в помощи. Только пожурила за выбор сережек - золотые змейки, свернутые в спиральки. Так по слизерински! А вот Гарри они приглянулись очень. Плевать он хотел на слизеринцев.

До отбоя оставалось еще минут сорок, когда Гарри решил, что хватит бродить по замку. Он решил сократить путь и пошел мало изученными коридорчиками, которые всегда были плохо освещены и мало использовались учениками. Но не сегодня. Кроме Гарри по ним еще один человек пытался сократить дорогу. С ним-то он и столкнулся на очередном темном участке.

- Какого лешего? - заорал знакомый голос явно наложившего в штаны человека.

- Драко?! Не спится? - поиздевался Гарри, снимая с себя мантию-невидимку. - Люмус!

Хорек держался за сердца, приводя дыхание в порядок.

- Поттер?! Ты что забыл здесь? Скоро отбой, а ты так далеко от кровати. - Быстро пришел в себя слизеринец, вспомнив, что он староста и может оштрафовать кое-кого.

- Я еще успею, не волнуйся. Ты, кстати, тоже далеко уполз от своих подземелий. Не боишься попасться кому-то на зуб. - Спокойно заметил Гарри.

- Я не нарушаю правил, Поттер! К тому же, я сегодня дежурный. А чего это ты так вырядился? - Драко с интересом осмотрел неприятеля.

Поттер был чертовски привлекателен, весь в белом, волосы перевязаны шелковой лентой, в ушах серьги. Стоп! СЕРЬГИ?!

- Ты проколол уши?! - чуть ли не крикнул блондин. Гарри засмеялся от такой реакции.

- Да, а что? По-моему прикольно. Нравиться? Смотри, какая прелесть - золотые змейки, а глазки у них изумрудные, как у меня. - Гарри специально повернул голову так, чтобы Драко мог лучше рассмотреть этот шедевр ювелирного искусства. Малфой от удивления открыл рот.

«Поттер что опять заигрывает? Мама! Ой, лучше не мама, и тем более не папа. Он опять прикалывается надо мной. Сейчас получит заклятием в лоб!» - подумал Драко и достал волшебную палочку.

- Ты что себе позволяешь???- зашипел оскорбленный Малфой.

- Вежливость! Это называется вежливостью и хорошим воспитанием. Не Круциатусом же тебя встречать. - Как-то безразлично заметил Поттер, чем окончательно вывел из себя слизеринца.

Дальше была небольшая потасовка.

- Нарушители! - совсем близко заорал знакомый голос завхоза. Оба мальчика замерли. - Миссис Норис, отрежьте им пути к отступлению! - скомандовал Филч.

Враги переглянулись и поняли, что они в большом…. Что делать? Драко явно растерялся. А у Гарри, наоборот, мозг заработал со скоростью света. То, что они вдвоем в этом коридоре, это еще не нарушение - до отбоя еще далеко. А вот то, что они посыпали друг друга неразрешенными заклинаниями, вот это проблема. Их конечно можно стереть из памяти палочки с помощью Эрейсер Инкантато, но нужно время для процедуры, а его не было у них в достаточном количестве.

«Надо как-то избавится от Филча, может вырубить его или огреть чем-то по голове? Но потом останутся следы преступления. Убрать следы? А если не успеем. Надо, чтобы он сам потерял сознание. А как это сделать? Он уже старый хрыч. У него, наверное, слабое сердце и сильное потрясение может вызвать временную потерю сознания. Потом, кстати, можно это использовать, чтобы доказать свою невиновность, утверждая что он просто с ума сошел. Или был пьян, или… Что ж такого сделать?!» - Гарри судорожно варил котелком. Рядом стоящий слизеринец же начал повизгивать, проклиная Поттера и Поттера, и еще раз Поттера. Гарри срочно надо было его заткнуть, чтобы не мешал думать, и тут гениальная идея вновь посетила его мозг. То что нужно!

- Драко, это все ради нашего спасения. Прошу, не испорть. Молчи и не ляпай языком. Я сам все сделаю и скажу. Ты только молчи. - Скороговоркой проговорил Гарри.

Драко в непонимании уставился на гриффиндорца, который что-то задумал, но услышав шаги Филча, дал добро кивком головы. И тут Поттер сделал совершенно неожиданную и дикую вещь. Он набросился на Драко, впечатав того в стену, и со всей силы впился в его губы страстным поцелуем. У Драко началась остановка сердца.

- АААААА! Что вы делаете извращ…. - споткнувшийся о собственную помощницу Аргус Филч упал на пол и от удара головой потярял сознание.

- Класс! Давай палочку. - Гарри вмиг отцепился от Драко и, выхватив из его рук палочку, стал с ее помощью стирать память из своей палочки, потом своей уже проделал тот же фокус с его. Драко тупо все это наблюдал, не произнося ни слова.

- Ха-ха, теперь можно и в Азкабан. Хрен докажут. Ну, что приведем его в чувства, а то еще помрет. - С облегчением вздохнул Гарри и протянул палочку Драко.

Тот не двигался, и, кажется, не моргал и не дышал. Только покраснел, как знамя Гриффиндора. Гарри пришлось буквально вложить в деревянные пальцы врага его волшебную палочку. При этом он старался не смотреть на Малфоя, все же ему было стыдно за свой поступок. К тому же он вспомнил, что есть еще вид смерти - от разрыва сердца. Это немного… хорошо-хорошо, сильно волновало Мальчика-с-итак-мокрой-репутацией.

Решившись, он таки подошел к Филчу и произнес Енервейт. Смотритель Хогвартса застонал и открыл глаза. Минуту он непонимающе смотрел на парней, а потом вспомнил что-то важное и заорал как сумасшедший. Драко от этого вопля вздрогнул и вжался в стену, желая просочиться сквозь нее.

И где только силы взялись у этого сухаря. Вскочив на ноги, он схватил обоих мальчишек за шкибары и потянул в кабинет директора.

Кабинет Директора Хогвартса

Счастливый и довольный Альбус Дамблдор восседал в своем удобном директорском кресле и радовался жизни. Причин для этого было более чем достаточно. Его гениальный план удался. Люциус Малфой, в моменты поглощения лучших вин его погребка, выдавал просто поразительную информацию. Конечно, потом он об этом удачно забывал - спасибо Северусу. Сегодня он наконец-то покидал стены его школы. По доброте душевной Альбус, конечно же, сдержал свое слово и разрешил, скрипя зубами, ему аппарировать.

В данный момент в его кабинете принимали дорого гостя. Очень дорогого - ему он стоил несколько лет жизни, потерянных после ссоры с мадам Максим. В Хогвартс, наконец-то, прибыл мистер Акане. Дамблдор был рад его видеть, как дети Санта Клауса. А вот Снейп обгладывал, мысленно, тому кости. Новый преподаватель по ЗОТС впечатлял абсолютно всем - начиная внешним видом, заканчивая степенью образованности, которую он продемонстрировал во время беседы. Женская половина преподавательского состава была им просто очарована, они уже отвыкли от таких манер и комплиментов. Профессор Флитвик не находил себе места. Еще бы, ведь это был тот самый Акане, книги которого свели с ума магическое общество Англии, и его в том числе. У него было столько вопросов, что он едва сдерживался.

Только Люциус Малфой реагировал на гостя абсолютно равнодушно. Он ему, если честно, сочувствовал. Он мечтал поскорее разделаться с этими правилами приличия и свалить домой.

- Ну, вот и прекрасно! - довольно закончил беседу Альбус Дамболдор. - Теперь, когда мы уточнили все мелочи и нюансы вашей работы, предлагаю всем отправиться отдыхать. День был очень тяжелый, но продуктивный. Я рад, что он так хорошо закончился.

Тут он явно погорячился, так как до слуха всех присутствующих донесся вопль Аргуса Филча, который карабкался по лестнице к ним. Судя по всему не один.

Двери распахнулись, и синий от злобы смотритель зашвырнул на середину комнаты двух потрепанных студентов. Никто в комнате, включая портреты, не удивился, когда одним из провинившихся оказался Поттер. Ну, никто, кроме мистера Акане, откуда ж ему было знать. Присутствие Драко тоже не было сюрпризом. Хотя и неожиданностью, особенно для его отца.

«Старая история…» - протянул меланхолично чей-то портрет на стене.

Альбус Дамблдор понял, что его ждет плохой конец дня, устало присел в свое кресло.

- Ну, что теперь? Подрались? Попортили школьное имущество? Прокляли невиновных? - спросил он у несчастных студентов.

Филч тем временем хлебал воду прямо из графина, а миссис Норис умоляюще смотрела на профессора Макгонагалл, которая уже достала пузырек с валерьянкой.

- Да мы… вообще… он… его… - пытался что-то сказать Драко Малфой, но его речевой поток блокировал яростный взгляд папаши. Тот так выразительно сжимал трость, что всем стало ясно, чью шею он представляет на ее месте.

- Ну и что же? Мистер Поттер поведайте нам о вашем новом приключении? - ядовито ухмыляясь, спросил профессор Снейп.

Гарри Поттер, принявший вертикальное положение, гневно глянул на Филча и презрительно на Драко.

- Было бы о чем рассказывать! Мы с Драко шли, никого не трогали, разговаривали. Ладно, ругались! А тут этот больной вылетел из-за угла, схватил нас и поволок в неизвестном направлении. Вы только посмотрите, на кого я теперь похож, на кентавра какого-то после спаривания. - Врал, не краснея, Герой, всем своим видом показывая ущемленное чувство собственного достоинства и обиду на весь мир. Драко такой виртуозной лжи в жизни не слышал, поэтому решил, что Поттер сам справится. Его судьба теперь была в руках презренного гриффиндорца.

Филч подавился водой. Весь преподавательский состав понял, что сейчас будет соревнование - кто кого переврет. Интересно, кто ж победит?

Филч откашлялся и просто завопил:

- Альбус, не верь ему! Он врет, он клевещет на меня. Я не слепой и не глухой. Они дрались, я слышал, а потом они… я видел… - у Филча сел голос, и он принялся опять лакать воду.

- Так-так, дрались. А согласно правилам это строжайше запрещено! Чем докажите свою невиновность? - встал из кресла Северус Снейп и подошел к ученикам. - Ваши палочки, господа.

Драко покраснел, как рак, и протянул свою палочку крестному. Гарри на миг помедлил, а потом также протянул свою, при этом выражение его лица говорило, что он сомневается, что Снейп не болен чем-то заразным.

- Приори Инкантато!- начал проверку профессор Снейп. Палочка Драко выдала стандартный набор трансфигурационных заклинаний. А вот палочка Поттера - очень даже необычных, начиная Эрейсер Инкантато, заканчивая медицинским Месмеризмо.

- Так. Убрал следы, негодяй. - Злобно выдавил Снейп, не думая возвращать им «третью руку» волшебника.

Гарри смело глянул ему в глаза и выплюнул: - ДОКАЖИ!

- Если на то пошло, то «докажите, сэр». Пять баллов с Гриффиндора за неуважительное обращение к преподавателю. - Эти слова Северус Снейп выдохнул прямо в лицо ненавистному студенту.

- Хм, Северус не увлекайся. Давай-ка, лучше послушаем, что нам расскажет Филч. В чем провинились эти двое? - благоразумно заметил Дамблдор, с подозрением глядя на Гарри. В его взгляде читалось большое недовольство. Гарри только пожал плечами. Сейчас ему предстоит сыграть свою самую ответственную роль в жизни.

Филч отдышавшись, как следует, решил убить всех присутствующих горькой правдой.

- Альбус, эти двое… целовались! - громко крикнул он на весь кабинет, и снова захрип.

Немая сцена.

Альбус Дамблдор с отвисшей челюстью сидел в своем кресле, словно аршин проглотил. Минерва Макгонагалл уже с кошачьими ушами и хвостом, замерла в неестественной позе. Северус Снейп, с идиотской ухмылкой, уставился на мальчишек. А позеленевший от гнева Люциус Малфой спрятал от стыда голову между коленей. Остальных учителей толком не было видно, но зато слышно их зойк и оханье.

Потом был взрыв.

Люциус, как пантера, прыгнул на сына. ( Почему не на Поттера? А про непреложный обет вы уже забыли?). Северус кинулся разнимать их, ругаясь, на чем свет стоит. Минерва плюхнулась в кресло и одним залпом выпила пузырек валерьянки. Флитвик глупо хихикал, а Дамблдор закрыл лицо руками. Остальные преподаватели изрекали: то «О, Мерлин», то «Куда мир катится».

Гарри Поттер стоял в сторонке и продолжал играть свою роль несправедливо оболганного святошу.

Когда удалось спасти Драко Малфоя, в очередной раз, от смерти, и скрутить Люциуса, все стали потихоньку успокаиваться. Альбус Дамблдор, наконец-то, убрал руки от лица и круглыми глазами посмотрел на Гарри.

- Это правда? - спросил он с надеждой, что это просто дурной сон Аргуса.

- Конечно, нет! Директор, как вы можете такое говорить?! Да он сумасшедший! Я и парень. Я и Малфой. Фу, гадость. Только псих мог такое придумать. Кому вы верите? - Гарри так эмоционально выразился, что комментарии были излишни.

Филч на пару с миссис Норис зашипел на него, но Гарри одарил его таким взглядом, что тот тут же стал сомневаться в собственной вменяемости.

« Может, он делал искусственной дыхание мистеру Малфою? - подумал завхоз, глядя в глаза Поттеру.

- Это все, конечно, весело и забавно, но заметьте, и неприлично. У вас взрослых фантазии просто отвратительные, как и взгляды на жизнь. Мне вполне хватает плоских шуток профессора Малфоя, и язвенных приколов профессора Снейпа, чтобы терпеть маразм Филча. Занялись бы вы, директор, своими коллегами, вернее их психическими заболеваниями. - Выдал совершенно серьезно Мальчик-который-выжил прямо в глаза Альбусу Дамблдору.

Воздух в комнате наполнился паром, извергаемым изо рта профессора Снейпа.

- Ах, ты … - и его руки потянулись к мальчишке.

- Хватит. - Строго сказал Дамблдор. У него настроение испортилось окончательно. - Хватит с меня этого шоу. Студенты, возвращайтесь в свои комнаты. Инцидент замят.

Гарри и Драко облегченно вздохнули. Забрав из рук злого профессора зелий свои волшебные палочки, они направились к выходу. Драко, естественно, оттолкнул Гарри и прошел в двери первым. Гарри едва поборол в себе желание пустить тому в след что-нибудь болезненное. И тут он услышал заключающую речь директора.

- Надеюсь, мистер Акане, вы не сбежите из Хогвартса после всего увиденного в этом кабинете? Наверное, вы уже жалеете, что покинули благопристойный Шармбатон и согласились на преподавание у нас? - заискивающе промямлил Дамблдор. Похоже, он уже смерился с потерей хорошего специалиста.

И тут Гарри словно ударило молнией. Знакомый голос весело ответил:

- Ну, что вы, Альбус. Конечно, я останусь. Я покинул Шармбатон как раз из-за его благопристойности. Чувствую, что здесь мне больше понравится преподавать.

Гарри Поттер медленно развернулся и посмотрел туда, откуда доносился голос. Человек, сидящий на диване, все это время был спрятан от него телами других преподавателей. Сейчас, когда они немного расступились, он смог увидеть нового преподавателя ЗОТС. Тот смотрел прямо на него и широко улыбался.

- МАРКУС, - тихо прошептал Гарри.

Глава 13.

Резиденция Лорда Воландеморта.

В довольно прохладной комнате, за письменным столом, заваленным по самое не могу бумагами, сидел Питер Петтигрю.

Хотя не сидел, а уже лежал на этих самых бумагах. Он устал как собака, хотел есть и спать, но не смел себе позволить эту роскошь, пока Хозяин не разрешит ему. А у того, кажись, была амнезия. Ага, думали служить Темному Лорду - это лафа. Щас!

Когда ему была предложена эта необычайно почетная должность, Питер почувствовал себя самым счастливым человеком на свете. Но теперь…

В то время когда они обитали в Англии, все было не так уж плохо. Но с тех, пор как Темный Лорд перебрался на остров Мэн, его жизнь стала кошмаром.

Здесь всегда было холодно, даже летом шел дождь со снегом, ветры дули откуда только можно. А Темный Лорд назвал это местечко Раем. Брр, в Аду лучше - там тепло. Новая резиденция Будущего Властелина Мира расположилась в самой северной части этого презренного острова. Это была огромная крепость в романском стиле. Никакого уюта! Темному Лорду она была подарена верным его слугой. Ха-ха, подарена. Как же! Когда Воландеморт первый раз почтил этот замок своим присутствием, то буквально влюбился в его стены. Если, конечно, слово «влюбиться» применимо к Темному Лорду. Хозяин замка был удостоен чести оформить на Воландеморта дарственную, чтобы после его смерти тот стал полноправным хозяином, и в замке продолжали действовать все средства безопасности, какие только были известны волшебникам. Естественно, умер даритель быстро - через 5 минут после подписания сего документа. Нагини им отпраздновала новоселье своего господина.

И вот жизнь Питера Петтигрю стала просто невыносимой. Ведь он жил в этом замке один с Темным Лордом. Поэтому одновременно служил секретарем, поварихой, служанкой и тренажером, когда тому надо было испробовать новое заклятие или выпустить пар. Кроме регулярных встреч Пожирателей Смерти, сюда никто не захаживал. Ну разве, Беллатриса Лестрейндж., как самая доверенная особа и… Короче Темному Лорду с ней было хорошо, не смотря на разницу в возрасте.

Еще головной боли ему добавляла любимица Хозяина - Нагини. Змеище-то зажралась. Забыла уже, как жила в лесах Албании, как ела крыс и разных там лягушек. Хозяин ее откормил за верную службу. Нагини выросла еще метра на два, разкоровела и стала капризной как невеста перед свадьбой. Питаться ей хотелось теперь исключительно магами, видите ли от маглов у нее изжога. А где на острове Мэн найдешь столько магов. Их тут раз два и обчелся, да и привлекать внимание их исчезновениями как-то не хотелось. Поэтому Питеру часто-густо приходилось шляться по всей Великобритании в поисках закуски.

Отдельного внимания заслуживали и новые питомцы Воландеморта. Дементоры. Притащил какого-то лешего в замок парочку и поселил в северной башне. А потом как-то вызвал его к себе и говорит: «Будешь там убирать каждый день». «Зачем?» - спросил Хвост тогда, и после нескольких Круцио ему объяснили: «Они размножаются, а детям нужна чистота». Ну, клиника святого Мунго. Неужели и дементоры зажрались? Забыли, блин, мыши летучие, как в Азкабане ютились - десять рыл на пять квадратных метров, и никакого почкования, пока министр не пожелает. Теперь им чистоты даже захотелось, уродам.

От мрачных мыслей и урчания желудка его отвлек звук шагов - кто-то прибыл на Зов Хозяина. Через несколько секунд в холодную приемную зашел Люциус Малфой.

«О, давно не было. Видать справился с заданием», - подумал Петтигрю.

Малфой огляделся и презрительно повел носом. Еще бы, у Темного Лорда не было вкуса аристократа. Но увидев Хвоста, сразу придал своему лицу равнодушное выражение.

- Доложи. - Сухо сказал он секретарю. Но бедному Питеру и вставать не пришлось - двери сами открылись и из кабинета Хозяина послышалось:

- Заходи, друг мой.

Несмотря на то, что Питер был секретарем, ему не доверяя ни на йоту. Он знал о планах Хозяина меньше дементоров. Поэтому частенько позволял совать свой наглый крысиный носик туда, куда не следует. Пару раз он проникал через канализацию в апартаменты Темного Лорда. Думал найти и почитать схемы, планы и другие важные стратегические документы. Вместо этого он нашел магловский роман Александра Дюма «Три мушкетера». И портрет. Этому открытию Хвост поразился больше всего.

В замке не было ни единой картины - Лорд лично их всех уничтожил. Также после его ремонта, в резиденции днем с огнем не найдешь ни одного предмета красного цвета. Даже яблоки Лорд предпочитал зеленые. Это была дань уважения Гриффиндору.

Н-дя. Какое ж было удивление Питера, когда на стене прямо перед кроватью Хозяина он обнаружил здоровенную картину. И как вы думаете, кто был нарисован на красном фоне? Не поверите - Гарри Поттер. В квидичной форме и с метлой. Картина не двигалась, ну ясное дело, Гарри ж принадлежал еще этому миру, а по каким-то там причинам на картине он не мог еще ожить. Питер долго думал, зачем он тут висел. Чтобы в него кидали дротиками он не заметил. Загадка века!

А потом он стал свидетелем рандеву с Беллатрисой Лестрейндж. Правда, его больше заинтересовал разговор, чем другое. От того, другого, он сбежал к дементорам. С ними не так страшно было.

В тот памятный вечер Хозяин грелся у камина, а Белла сидела рядом у его ног и кормила Нагини белыми мышками. Темный Лорд все хмурился.

- Господин, что вас расстраивает так? Ваши слуги вновь не выполнили задание? - заискивающе спросила Лестрейндж.

Лорд холодно посмотрел на нее сверху вниз, но удостоил ответом.

- Нет, я не могу нарадоваться на них. Наконец-то хоть что-то делают как надо. Но меня волнует другое.

- Что именно, Господин?

- Всего на всего один маленький очкарик.

- О, господин. Этот ребенок не опасен, ведь он жалок и ничтожен. Вам не стоит так волноваться… - попыталась поднять настроение своему ненаглядному Лорду глупая Беллатриса.

- ЗАТКНИСЬ! Это, как ты говоришь, ничтожество, до сих пор живо и дышит моим кислородом. Мало того, он вдохновляет своим существованием моих врагов на сопротивление. Тоже мне символ надежды! Смотреть не на что, а они Великий, Избранный… - гнусавым голосом протянул Темный Лорд. - Сколько раз он от меня уходил, да еще победителем. Уму не постижимо! Я остаюсь посмешищем. НЕ ПОТЕРПЛЮ!

- Да, Господин. - Тявкнула напуганная Белла. Обычно Хозяин приправлял свое недовольство парочкой заклятий. Но не в этот раз, так что ей повезло.

- Что да?! - зыркнул Воландеморт.

Белла поняла, что столько лет в Азкабане разучили ее думать над тем, что она говорит.

- Не потерпите, господин. - Уже замяукала его доверенная особа.

- Да, не потерплю! В прошлом году я нашел прекрасный повод изжить этого молокососа со свету, так не вышло ни черта! Но ничего, у меня есть новый план и намного лучше прежнего.

- Как вы собираетесь его убить, господин?

- Никак, я не буду его убивать!

- ???

- Что смотришь, как Дамблдор на пустую бутылку? Не буду я его убивать, раз он такой… такой… засранец, умирать не хочет. У меня для него найдется лучшее применение! - Лорд довольно потянулся в своем кресле и погладил голову Нагини.

- Да? И какое, если не секрет? - удивилась Белла и задушила мышку одной левой.

- Я переманю его на мою сторону! - изрек Лорд Воландеморт, сверкая глазами в камин.

- На фига? - пораженно, и в тоже время, обиженно, спросила Пожирательница.

- Нет, чтобы спросить: «КАК?»,так «на фига» ее интересует. Ты дура, Лестрейндж, и это мое окончательное мнение! - закатил глаза под лоб Гроза маглолюбов. Белла чуть не расплакалась.

- Да потому что, я самый могущественный маг в мире! (прим.беты: во, скромность-то у человека). А какой-то школьник делает из меня дурака. У меня достаточно ума, и наблюдательность не хромает, чтобы понять простую истину - это не просто везение, это признак силы. Какой? Да разве с этим Дамблдором узнаешь. Пророчество-то недоступно больше, а я уверен, что там было нужное мне объяснение. Я решил, что выгодней будет заставить Поттера служить моим интересам, чем против них.

- Но, господин, как вы собираетесь его переманить? Он же вас ненавидит, вы убили его семью и вообще, его ж воспитывает Дамблдор в духе «Мир, правда, добро и любовь».

- Так же, как и в прошлом году пытался подчинить его себе. Путем проникновения в его разум, тупая ты овца. Потихоньку я его изменю и он сам придет к выводу, что у меня самые правильные взгляды. А родителей и то-да-се мы научимся игнорировать.

- Но мальчишка пользуется окклюменцией. - Возразила Белла, за что получила Круцио.

- Молчи. Да какая там… Видал я его окклюменцию. Если память твоя отбита чем-то, напомню - она его в отдел Тайн завела пару месяцев назад. Так что пусть там окклюменцирует на здоровье! - засмеялся Воландеморт так, что у Нагини чешуя дыбом встала.

- Вот только все в моей жизни косо-криво идет. - Воландеморт резко замолчал и вновь нахмурился. - Только ко мне приходит гениальная идея, как что-то ей мешает осуществиться.

- Т-то ест-ть, мой господ-дин? - заикалась Белла, как не с чем ни бывало поднимаясь с пола.

- У мальчишки разум закрыт - не добраться. Я все лето промучился с ним, и никак. Но это не окклюменция. Это что-то новое. Придется послать на свой страх и риск человека, чтобы он выяснил в чем проблема и если что - убрал это препятствие.

- Кого? А он сможет? Его не вычислят?

- Нет, я осторожен. Он будет действовать аккуратно и незаметно. Никто не заподозрит его. И лучше ему сделать свое дело как можно быстрее и качественней. Таких как он, я не оставляю в живых! Никогда и не при каких обстоятельствах. Но ему повезло, что он очень сильный волшебник, чистокровный. Такими не швыряются направо и налево. Если постарается, то будет жить долго и счастливо, ну, пока мне не надоест.

- А мальчишка не заметит вмешательства с его стороны?

- Нет, для этого он будет его выводить из себя и доводить до белого каления. В припадках ярости и гнева любая защита ослабляется, и Поттер не заметит, как его обрабатывают.

- Господин, а кто этот… - любопытствовала наглая Лестрейндж.

- Не твое дело! - рявкнул Темный Лорд и запустил в Беллу уже другое болевое заклинание.

«Не хватало еще, чтобы кто-то узнал о моей… слабости» - подумал в тот момент Лорд Воландеморт, о чем Хвост, конечно, не знал. - «Ах, Гарри, Гарри, ты даже не представляешь, с какой стороны получишь удар».

* * *

Поток воспоминаний неожиданно был прерван. Из кабинета его Хозяина раздался дикий смех. Настолько дикий, что Питер Петтигрю не мог определить кому он принадлежал: Хозяину, Малфою или залетной баньши (этого дерьма ему тут еще не хватало.) Через минуту двери раскрылись и из комнаты вылетел, по пути навернувшись и не один раз, покрытый пятнами разных оттенков красного Люциус Малфой.

Хвост перепугался не на шутку, когда понял, что это смех Хозяина. Нет, тот часто смеялся, но обычно это был сухой злой смешок, приправленный издевательством или угрозой. А эти звуки были чистой воды весельем. Хвост тихонько встал и подошел к двери, чтобы посмотреть что там происходит.

Темный Лорд лежал в своем любимом кресле, весь потный и красный, и истерически повизгивал. Его любимая змеюка от страха и неожиданности залезла под диван, и только язык высовывала. Хвост, конечно, не знал, что парой минут назад, его Господин с помощью Легимеленции и разных там сывороток правды и честности, чистил мозги своего слуги. И, естественно, нашел кое-какие воспоминания, которые тот ухитрился припрятать от него. Воландеморт с азартом маньяка принялся их из него вытаскивать. Это, как вы понимаете, были воспоминания о поездке в Хогвартс, Пир в честь начала учебного года, первый урок, ванна-джакузи и пребывание в больничном крыле.

- ЧУДО, МАТЬ ВАШУ, ЧУДО!! Нет, тебе определенно надо ко мне. ОЙЙЙЙ, ХАХАХА! - Воландеморт бился в припадке, а Хвост для собственного спасения, принявши облик крысы, залез в какую-то щель.

* * *

Рон Уизли сидел на своей кровати в позе лотоса и с тревогой рассматривал своего лучшего друга. Вернее, то место, где он, судя по холмику из одеяла, находился. Гарри крепко спал. И даже не думал просыпаться. И это в восемь утра! Рон уже привык за эти две недели к тому, что его друг подымается с петухами и его будил, правда, чуть попозже. И воскресенье не было исключением из правил для Золотого мальчика. Правда, он жалел друга и в этот день давал ему вдоволь нахрапеться.

Сегодня утром Рон Уизли чуть не сломал руку, когда упал с кровати. Причиной падения стал факт нахождения Гарри Поттера в кровати, в абсолютно сонном состоянии. Вчера вечером тот вернулся перед самым отбоем, весь помятый и с диким блеском в глазах. Если бы не подвыпившее состояние, Рон расспросил его о том, где того носило. А так - не успел.

Гарри сначала забился в душевую, где долго-долго что-то отмывал, а потом прожогом побежал в свою кровать, закрылся пологом и затих. Рону это показалось очень странным.

Уже наступило время завтрака, а его друг и не думал отпускать Морфея из объятий. Рон как-то побоялся будить Гарри. Хотя одна очень нехорошая мысль пробежала в его головушке: «Подослать лисенка в качестве будильника?!!» Но потом, хорошенько подумав, Рон решил, что Авада в лоб ему здоровья не прибавит. С Гарри шутки плохи.

Он осторожно слез с кровати и дал сигнал всем тихо выметаться. Герою магического мира нужен здоровый сон после буйной пирушки.

* * *

Стоило только скрипнуть входной двери, как Гарри откинул одеяло. Вид у него был более чем кошмарный. Судя по всему, он не спал целую ночь, а дрался с овцами за право прыгать через плетень во снах Рона Уизли. С огромным трудом он заставил себя сесть.

- Мерлин, как же мне хреново. - Прошептал мальчик. Проведя рукой по волосам, он понял что их можно будет расчесать только граблями, так они были спутаны. Во рту привкус, будто в него нагадил Живоглот, а тело болело так, словно по нему прошелся Хагрид.

- Ох… - Гарри попытался встать с кровати, но силы ему отказали, и он просто сполз на пол. Откинув голову на кровать юноша закрыл глаза. «Мама, что мне делать??? Я не могу пойти в Большой зал, просто не могу», - лицо Гарри залилось краской и он спрятал лицо в ладонях.

Гарри едва помнил, как он покинул кабинет директора вчера вечером. По дороге его пытался зацепить Драко, но он просто его проигнорировал и целеустремленно направился быстрым шагом в свою башню. Там он как-то умудрился обойти все препятствия, представленные пьяными однокурсниками и Роном, и уединился в душе. Час он стоял под струями то горячей, то холодной воды, и пытался привести свои мыли в порядок. Ничего не вышло. Перед глазами у него стояло лицо человека, в которого он, кажется, был влюблен.

«Мерлин, Мерлин, Мерлин! Что он обо мне подумал? Ну конечно, что я извращенец. Мама! Он будет меня презирать, насмехаться или… О нет, я забыл. Я же его обманул тогда в поезде. Скрыл, кто я на самом деле, водил за нос, как дурака. Он мне этого не простит. МАМА! Что мне делать? Я не могу вот так просто теперь ходить по школе, а вдруг он выйдет из-за угла и… Да что я говорю… как мне ходить на его уроки? Мерлин! Я умру со стыда». - Этакий табун мыслей носился туда и обратно по его голове вчера вечером.

Всю ночь он-то ложился в кровать, укрываясь с головой одеялом, то вскакивал и бродил по спальне. Сна не было ни в одном глазу. Мысли мучили, сердце бешено стучалось. Впервые в жизни (ну, веселье у Дурслей он не считал) у Гарри назревала истерика. Он мучался желанием с разбега пробить головой стену или заорать во всю глотку, перебудив всю башню Гриффиндора.

Жизнь - хитрая штука. Гарри и представить себе не мог, что с ним произойдет нечто подобное. Ну, на четвертом и пятом курсах, когда он был влюблен в Чжоу, ему тоже было сложно жить с этим чувством. Но это же была девушка, а не мужчина, к тому же еще и преподаватель. Гарри на сто процентов был уверен, что не сможет спрятать своих чувств, как и в случае с Чанг. Он уже представил, как будет заикаться и краснеть на уроках Маркуса, как потеряет сознание, когда тот с ним заговорит или коснется его. Ужас! Где хочешь, там и вешайся.

Гарри Поттер проклинал сам себя и идею родителей пожениться. Самое смешное, что наряду с этими мыслями, ему представлялось довольное лицо Северуса Снейпа. «Нашел о чем думать!» - пожурил Гарри сам себя, и чуть не расплакался. Сальноволосая сволочь уж точно заметит изменения в поведении Мальчика-с-непорядком-в-голове, и не упустит шанс его высмеять перед всей школой. Гарри уже лежал на полу и пустым взглядом буравил потолок.

«Как жить дальше?» - это была его единственная мысль. Ответа он так и не нашел. Поэтому решил утопиться. Но в душе это было сделать крайне неудобно, поэтому пришлось просто помыться. Он сбился со счету сколько раз он мыл волосы - те уже скрипели от чистоты в его руках. Потом его постигла неудача с расчесыванием - щетка так запуталась в его волосах, что пришлось ее с матами отрывать от головы. Когда в очередной раз Гарри воспользовался заклинанием Расчески, он умудрился перековеркать его так, что волосы не только расчесались, но и отросли до пояса. Отрезать Гарри их уже побоялся - не хватало еще ему художественной стрижки типа «ирокез» или «гнездо виверны». Завязал в хвост и дело с концом.

Кое-как одевшись, почему-то в самую свою шикарную выходную мантию, Гарри застыл в нерешительности на пороге. Есть не хотелось совсем, а если и захотелось, можно было Кикимеру приказать принести завтрак прямо сюда. Почему же он, не смотря на бунт в душе, собирается идти в Большой Зал на завтрак? Тихий голосок в голове как-то вымучено пропел: « ВИДЕТЬ ТЫ ЕГО ХОЧЕШЬ. ИДИ УЖЕ, НЕ БУДЬ ТРУСОМ!». Герой магического мира раза три покрутился вокруг своей оси и с громкими проклятиями все-таки переступил порог.

* * *

В Большом зале происходило что-то невообразимое. Студенты абсолютно всех факультетов буквально с ума посходили, когда директор Хогвартса представил им их нового преподавателя ЗОТС. Еще бы, им был такой красивый мужчина, неженатый и, к тому же, известный писатель и ученый.

Мистера Акане пожирали глазами абсолютно все, начиная учениками влюбленные в его книги, заканчивая девушками, влюбившиеся в него самого. Про то, что до него предмет вел некий Люциус Малфой, уже никто не вспоминал. А чего его вспоминать: урода, барана, больного и к тому же, говорят, Пожирателя смерти.

Когда Поттер подошел к дверям зала, то еще долго не мог заставить себя туда зайти - такой дурдом там стоял. Но все-таки кое-как он себя пересилил, и быстренько побрел к своему месту.

- Гарри, доброе утро! Выспался? Я не хотел тебя будить, ты наверное вчера сильно устал, раз решил сегодня расслабится? - Радостно поприветствовал его Рон. Когда Гарри уселся за стол, ему тут же подсунули с десяток тарелок и чашку ароматного чаю. Чего-чего, а заботой он не был обделен. С тех пор как он помирился с Гермионой, она оберегала его и всячески ухаживала. Разве что носки не вязала.

- Гарри, ты не поверишь! У нас новый преподаватель по Защите. Малфой уже покинул школу и… - начала взахлеб рассказывать Грейнджер, но Гарри ее перебил.

- Знаю, я его вчера видел в кабинете Дамблдора. Почему такой шум в зале? - как-то устало он спросил.

У его соседей от удивления роты пооткрывались.

- Как видел? Видел и не сказал? Почему ты так спокоен? - проскрипел Симус Финниган. (А хоть бы кто-то спросил, что Гарри делал в кабинете Дамблдора вчера вечером!).

- Ну и что с того? Он что тоже какой-то Пож… - Гермиона шикнула и не дала ему договорить. Обычно такое упоминание Сами-знаете-кого и его слуг заставляло заикаться окружающих несколько часов.

- Да ты дремучий лес, Поттер! Это ж Акане, сам Акане! - чуть ли не закричал Симус, а Невил от восторга аж запрыгал на месте.

- Какой Акане… В смысле, это тот Акане, каким ты меня периодически мучаешь, зачитывая его книги вслух? - недоверчиво посмотрел он на соседа. Но судя по методичному киванию Симуса и всего гриффиндорского стола, это действительно был тот самый Акане, которого он заочно уже ненавидел.

Вот прикол! Гарри решил наконец-то посмотреть на учительский стол.

Там все цвели и пахли, начиная Дамблдором, заканчивая Хагридом. Женщины-преподаватели то и дело кидали восхищенные взгляды в левую часть стола, где и сидел новоявленный коллега. Гарри чуть не задохнулся, когда увидел, что тот весело разговаривает со… Снейпом. Аппетита, как и не бывало. Вернее его и не было. Гарри так и застыл, уставившись на Маркуса. Вряд ли кто-либо мог представить, какие мысли сейчас носились в его головушке.

« МА-М-МАРКУС-С-С-С! Какой ты … (прим.авт: дальше мне просто не удобно за Гарри Поттера. Человек, которому просто судьбой предназначено победить Великое зло, не может позволить себе такие пошлые мыслишки, но позволяет).

Профессор Акане почувствовал, что кто-то поедает его взглядом. Конечно, его ели с самого начала завтрака, но этот прямо-таки пробирал до костей. На миг оторвавшись от созерцания «мечты парикмахера» т.е. профессора Снейпа, он обвел глазами зал, в поисках виновника его дискомфорта. Когда он дошел до гриффиндорского стола, то наткнулся на некое знакомое чудо мужского пола, сияющее и блистающее, как брильянт в короне, сидевшее в позе оскорбленного монарха и сверлившее его взглядом. Еще и ревнивым!

«Вот ты где, лгунишка маленький! Что, приревновал? Ничего-ничего, я тебе еще припомню нашу поездочку, Гарольд», - подумал Маркус и хитро улыбнулся Гарри. И тут же, как ни в чем не бывало, вернулся к разговору со Снейпом.

Мальчик-который-выжил покрылся испариной, когда на него посмотрел их новый преподаватель. Что он только не увидел в его глазах - и смех, и издевку, и желание отомстить, и интерес к себе, и… симпатию. Кажется, ему будет очень весело в этом году.

Гарри решил заставить себя не смотреть на «муку сердца своего», и с трудом перевел взгляд на Снейпа. Того как подменили. Гарри изумленно выгнул бровь и обратился к Рону.

- Что-то наша мисс Грязнуля сегодня такая красивая. Не иначе как помылась. И, соплохвост меня задери, он даже улыбается. Впервые вижу, чтобы Снейп улыбался! Я думал он удавиться после прибытия Акане.

- А? - растерянно пробормотал Рон. Гарри сразу понял, что друг его не слышал, не смотря, что он говорил тому на ухо. Ну да, конечно, какой Гарри Поттер, когда Гермиона губы рядом красит. Тьфу.

- Да ну тебя. - Послал он Рыжего и начал шарить взглядом по факультетским столам. Больше всего ему хотелось опять посмотреть на стол преподавателей, но надо себя пересилить.

Все ученики вели себя как пьяные пикси. Аж гадко стало. Но по крайней мере, это означало, что его перестанут заваливать каждый день письмами. Теперь эстафета передана кое-кому другому. Гарри пробежался глазами по столу Пуффендуя, потом Когтеврана, затем Слизерина и поперхнулся чаем.

Слизеринцы тоже веселились, все, кроме одного человека. Тот сидел и яростно сверлил его своими серыми глазами. Гарри посмотрел на Драко, но тот и не подумал отвести взгляд, а только губы сжал так, что они побелели. Тут Гарри удосужился припомнить их вчерашнее приключение, и густо покраснел. Может ему показалось, но у Драко заблестели глаза.

«А с этим-то как жить теперь?». Это, конечно, было ради их спасения, но… все равно. Как не крути, но факт остается фактом - ОН ПОЦЕЛОВАЛ ХОРЬКА! Фуууууууууу. Теперь тот не даст ему умереть спокойно. Можно представить, что ему папаня устроил вчера. По его, Гарри, вине Драко раза четыре чуть не был убит собственным отцом. Достаточное основание, чтобы намешать ему в еду ядовитой цикуты. Гарри не выдержал и сам отвел глаза от слизеринца. Потом он все же мельком глянул на стол преподавателей.

Профессор Акане продолжал беседовать со страшилищем Снейпом, и кажется, получал от этой беседы немалое удовольствие. Гарри аж затрясло от недогования. «Да как смеет этот флоббер-червь немытый отравлять воздух рядом с Маркусом?! Ишь как улыбается, скотина. С чего бы это?» - Гарри «авадил» взглядом зельевара.

Настроение было испорчено. А тут еще и совы прилетели. Как уже стало традицией, его засыпало письмами и посылками - еще бы, любвеобильные особы не знали, когда отправляли их, что в школе появился более подходящий кандидат на пост СЕКССИМВОЛА ХОГВАРТСА. Гарри равнодушно начал их сортировать, паковать и левитировать в свою комнату. Хотя его желанием стало сжечь их дотла прямо здесь за столом.

- Гарри, ты уже кого-то выбрал? - поинтересовалась Гермиона, с надеждой глядя на него. Все его соседи дружно распустили уши и придвинулись к ним. Привидения, парящие под потолком, приняли сигнал и дружно спикировали к столу, заодно и уменьшив радиус маневров до 5 метров над головой гриффиндорца номер один.

Гарри закатил глаза.

- Ну, жеребец. Признавайся. Вчера ты вернулся поздно и довольно... Колись, кого ты зажимал в темных коридорах Хогвартса? Где можно написать на стене «Тут целовался Гарри Поттер»? - начал приставать с расспросами Дин Томас.

- Ну, какая хоть она: брюнетка, шатенка, блондинка? - нараспев добавил Симус.

Гарри уже покраснел до пояса… точно. От него сегодня не отстанут, ни за что.

«Интересно, а что будет, если я скажу им про Драко?» - прикинул Гарри в уме. - «Не, не смогу, это выше моих сил».

Как он и полагал, его в покое и не думали оставлять. Наоборот, окружили таким плотным кольцом, что воздуха стало катастрофически не хватать.

«Надо срочно что-то им дать для размышлений. Иначе просто задохнусь» - понял Гарри и тихонько сказал:

- Блондинка.

Потолок Большого зала чуть не треснул пополам, когда стол Гриффиндора дружно зааплодировал Герою магического мира. Гарри был готов провалиться под землю, когда неизвестно из какой дыры вылезший Пивз заорал на весь замок:

- Ахтунг-ахтунг! Поттер влюбился в блондинку! Ищем свидетелей его свидания!

По залу разнесся довольный гул. Еще бы! Как минимум половина девушек считало себя натуральными блондинками, даже если на самом деле они были шатенками.

Как вы понимаете, преподавательский состав эту новость встретил менее радостно, чем их ученики. Все как один, они посмотрели на эту самую «блондинку». ( Хорошо, что в такие моменты редкий студент интересовался реакцией своих преподов на подобные известия).

Драко Малфой сидел белый, как бумажный лист, и, не отрываясь, смотрел на Поттера. Его губы едва шевелились, и, если б кто-нибудь из присутствующих в зале умел по ним читать, то сильно удивился бы. Драко шептал: «Авада Кедавра». Только вот вместо волшебной палочки, в руках он держал нож, и направлял его конец на свой висок.

Гермиона Грейнджер вся светилась от восторга, полагая, что ее друг влюбился и был счастлив. Рон же чесал за ухом, прикидывая в уме: кто она и как это он просмотрел. «Да-с, и когда он все успевает?» - еще раз удивился Уизли.

Гарри тем временем уже лежал лицом в тарелке с пловом и пытался зарыть в нем свою голову. «Будь проклят мой длинный язык!» - думал он, с ужасом представляя чего сей финт будет ему стоить. Тут, как уже повелось, тихий голосок в голове прошептал: «НУ, ЧТО РАСЛАБИЛСЯ? НАСМОТРЕЛСЯ? «ХАРЭ». ПОРА ДЕЛОМ ЗАНИМАТЬСЯ, А НЕ ФИГНЕЙ СТРАДАТЬ».

Гарри был не против, и через секунду переживания, связанные с Драко и Маркусом, канули в небытие. Теперь он находил эту ситуацию довольно забавной. «Интересно, как там Драко себя чувствует? Очень плохо, наверное». И, довольный жизнью Гарри Поттер, поднял голову и продемонстрировал всем счастливую мину.

- Ну, поели? Тогда пошли. Дело есть! - Мальчик-который-типа-влюбился встал из-за стола и поманил друзей за собой. В зале тем временем делали ставки, некоторые преподаватели, кстати, тоже.

У самых дверей Гарри не выдержал и посмотрел на Драко Малфоя. Тот тихо сидел и смотрел к себе в тарелку невидящим взглядом. На его щеках играл румянец.

«Интересно, что он там себе возомнил?» - мысленно поиздевался Гарри над врагом. Напоследок он не удержался и глянул на стол преподавателей. Ха-ха. Бедный Дамблдор! Подперев голову рукой, он круглыми глазами сканировал потолок, в то время как Минерва Макгонагалл его «пилила». Профессор Снейп уже что-то писал на пергаменте, и Гарри готов был отдать правую руку, что это письмо Люциусу Малфою. Но больше всего его поразил новый преподаватель по ЗОТС. Тот с ненавистью смотрел на бедного Драко Малфоя, по всей видимости, желая того проклясть.

У Гарри засосало под ложечкой: «Наверное, он отрицательно относится к однополой любви. Ох, не везет с рождения! Хоть бы не выдать себя». - Подытожил Герой и вышел из Большого зала.

* * *

Не пройдя и трех шагов он был скручен и повален на землю, под возмущенный девчачий голос:

- Рон, не надо так!

Это его друг от любопытства уже не сдерживал себя.

- КТО? КТО? КТО? И как далеко вы зашли? - дергал он Гарри за шкирку. У того аж в глазах потемнело от такой амплитуды.

- Да отстань ты! Нет у меня никого! Это я так, чтобы отстали! - еле скинул он с себя любопытного друга.

- Чтобы отстали?! - изогнула брови Гермиона. - Если ты действительно этого хотел, то выбрал неправильную тактику. Теперь за тобой будут следить днем и ночью!

- Я это уже и так понял. Но ничего, выкрутимся. - Поднялся Гарри с пола, не забыв дать Рыжему по ушам.

- Куда идем? Что за дело? Я не доел… - начал скулить Рон.

- Когда ты нажрешься? - рыкнул Гарри и обратился уже к девушке. - Идем со мной Гермиона. Пора ввести тебя в суть дел. Без твоих мозгов самому тяжело работать.

Гермиона удивленно захлопала ресницами, но тон, которым говорил ее друг, не оставлял сомнений, что это действительно что-то серьезное. Да и Рон как-то весь надулся от прилива гордости, мол он знает, а она нет. Без возражений она последовала за ними.

* * *

Гарри Поттер долго противился идее Рона пригласить в ОД еще и девушек. Он понимал, что присутствие прекрасного пола будет отвлекать мальчишек от дел. То они будут стесняться, то выделываться, как сдобные бублики, то и вовсе займутся развратом. Но потом подумал хорошенько на досуге и решил, что с Гермионой такие номера не пройдут - она задавит всех моралью. Тоже, знаете, не плохое оружие массового поражения. Еще он пригласит Полумну. С такими-то голосовыми связками, грех не позвать. И Невилу будет приятно - она на него хорошо влияет. Джинни Уизли он отверг сразу - загуляла она сильно, эта точно будет отвлекать. Разных там Патил и Браун тоже туда же. Больше достойных дам он в Хогвартсе не заметил.

- Прошу! - пригласил он жестом Гермиону пройти в Выручай-комнату. Та, как ни в чем не бывало, прошла, видать ожидая увидеть старую комнату, где тренировался ОД. По дороге ей кратко объяснили, что, где и почем. И тут же замерла. Рон ее хорошо понимал, сам офигел в первый раз.

«Сейчас она, наверное, вспоминает свойства Фагонита и прочую ерунду» - мысленно засмеялся Уизли.

- Где это мы? - еле прошептала от удивления Грейнджер.

- Это, душа моя, зал для тренировки ОД. Хотя, пора бы сменить название. Тупо как-то и не впечатляет. - Послышался голос Гарри Поттера за спиной.

- Ага, я тоже так думаю. Вот услышишь слово Пожиратели Смерти, так и умереть от страха хочется. А ОД - дебилизм, как по-моему. - Разглагольствовал Рон Уизли, причем в его голосе были слышны нотки высокомерия.

Гермиона повернулась к мальчишкам, желая подколоть их и замерла с открытым ртом. Гарри Поттер пристально смотрел на нее, и от его взгляда у нее подкосились ноги. До нее плавно дошло, что он изменился внешне. Черную школьную мантию, в которую он был одет за завтраком, сменила кроваво-красная, и очень странного покроя. Волосы у Гарри были распущены и она только заметила, какие они у него длинные. На голове она заметила тонкую золотую диадему. Почему-то, глядя на него, ей захотелось упасть на колени.

С трудом она перевела взгляд на Рона, желая спросить, не сон ли это и что они придумали, и от неожиданности таки села на пол. Рон тоже преобразился. И куда только делись его поношенные мантия и брюки? Сейчас он был одет в костюмчик из черного бархата и шикарную мантию цвета золота. И смотрелся, по-правде, как принц заморский. Первой мыслью девушки было: «Если предложит встречаться, соглашусь не раздумывая». Но потом она тряхнула головой, и наваждение немного отступило.

- Что за маскарад? - попыталась она рассмеяться. Да как-то криво вышло.

Рон весь аж скривился от разочарования. А Вот Гарри хитро прищурился.

- Не маскарад, а рабочая одежда. Как ты думаешь, Гермиона, сможем ли мы добиться уважения у врагов своих, если будем выглядеть как нищий сброд? - при этих словах у Рона покраснели уши. - Как девушка, ты прекрасно знаешь, как много значит в этом жалком мире внешний вид. Встречают по одежке, провожают по уму. Вот мы и решили применить эту простую истину в деле.

- А почему вы такие разные?- выдавила из себя Гермиона, когда Гарри помог ей подняться.

- В смысле разные? А, одеждой. Ну, мы же не близнецы! Да и инкубатор, как у Воландеморта, как-то не прикольно. Да здравствует индивидуальность! Мы выбрали тот стиль, какой в нашем понимании заставит людей принимать нас серьезно. Я вот люблю красный цвет, знаю как он способен нервировать людей, а следовало и лишать контроля над своими чувствами и эмоциями. Так намного легче выдавить из них нужную информацию и склонить к чему-либо. Рон, похоже, просто мечтает о шикарной жизни - бархат, парча, золото. Но, согласись, он не прогадал. - Гарри улыбнулся, глядя на друга. Тот больше не выглядел, как половая тряпка, об которую вытирают ноги все кому не лень. Сейчас в нем проснулись гордость, самоуважение, немного высокомерие, пробилось наружу и чуточку зазнайства. Но его это совсем не портило, в глазах Гермионы, по крайней мере.

- Как вы этого добились, и вообще откуда эта комната взялась? Куда делся старый штаб ОД? - не унималась любопытная девушка. Рон закатил глаза под лоб: «Она не исправима».

Гарри был готов к таким расспросам, поэтому предусмотрительно приготовился к ответам. Взмахом палочки, он сотворил три удобных кресла.

- Присядем. В ногах правды нет.

Потребовалось целых три с половиной часа, чтобы ввести в курс дела Гермиону Грейнджер. Вопросы сыпались из нее, как из рога изобилия. Гарри терпеливо на всех них отвечал, объяснял свою позицию, доказывал свою точку зрения. И все-таки смог убедить девушку в своей правоте.

Когда Гермиона начала протестовать против изучения черной магии, Гарри тактично напомнил ей, чем ее огрели в Министерстве магии, и сколько она провалялась на больничной койке. Когда она воспротивилась использованию эльфов, Гарри так перевернул ее идеи «Г.А.В.Н.Э.», что она уже сама думала, что такой способ привлечения ее бедных ущемленных домовиков к отстаиванию своей свободы все лучше, чем вязание шапок. Пусть хоть так, но помогают избавиться от зла в этом мире, а потом гляди и о собственной свободе задумаются, бедняжки.

Потом они долго изучали список новых рекрутов. Гарри много кого убрал из него, а также многих добавил. Около каждого он пометил, чем его можно убедить и какими средствами привлечь к сотрудничеству. Стратег и психолог из него вышел первоклассный.

С этой недели они преступали к вербовке.

- Ну, как назовемся? - под конец заметил Рон.

- «Как ты лодку назовешь, так она и поплывет». - Гарри задумчиво процитировал детский стишок, и уставился в звездный потолок. - У кого какие идеи?

- Ну… может… - начал лениво тянуть Рон. И Гарри понял, что тот сейчас начнет выдумывать разную ерунду.

- Ладно, не горит. Время для такой мелочи еще есть. Пойду я. А вы тут пока… найдете чем заняться. - Гарри хитро подмигнул Рону, и тот от благодарности чуть не растаял. Гермиона густо покраснела. Перед самым уходом, Гарри прошептал другу в ушко:

- Чтобы трансфигурировать кресла в диван, скажи Трансфо Софа. Только с ударением не перепутай.

Глава 14

Профессор Снейп тщательно смешивал разные настойки, чтобы сделать из них хоть какое-то подобие успокоительного средства. «Если так дальше пойдет, то глава Ордена и единственный нормальный, хм, сильный - так лучше, волшебник в этой школе отправится на тот свет раньше времени» - думал про себя Снейп, периодически поглядывая через плечо на директора Хогвартса. Тот был зеленее жабы болотной.

После завтрака Альбуса Дамблдора ждали просто принеприятнейшие новости. Во-первых, исчез Ремус Люпин. «Ура, ура, ура!» - не мог нарадоваться Снейп, сидя с каменным лицом. Во-вторых, участились нападения Пожирателей смерти на маглов. И, в-третьих, какая-то сволочь (мы все знаем, где она сидит, спит и хихикает) написала Люциусу Малфою анонимное письмо о том, что его сына совращает Гриффиндорец номер один на глазах всей школы. Тот сначала прислал Кричалку, а потом, и сам аппарировал.

Сейчас Альбус Дамблдор пытался найти в себе силы и необходимые знания, чтобы соответствующе повлиять на одного вредного отрока, но они не находились. Похоже, Гарри уже ничем нельзя запугать. Ни баллами, не наказаниями, ни разговорами. Сердце бедного старика уже не выдерживало таких бурных переживаний.

Никто в кабинете ему, по-настоящему, не сочувствовал. Наоборот, все радовались, молча в тельняшку. Люциус Малфой с лихвой натерпелся унижений и оскорблений от мерзкого мальчишки. Для одного года более чем достаточно. К тому же, утро он провел не в самом приятном месте и не с самым приятным человеком. Северусу Снейпу тоже порядком надоел этот разгул Поттера, но после больничного крыла, он понял, что проблема куда сложнее, чем казалось на первый взгляд. Третий человек в кабинете думал о чем-то своем, но ликование по поводу самочувствия Дамблдора разделял со всеми.

- Какие будут предложения? - устало проквакал Альбус Дамблдор, надеясь, что более молодые мозги решат за него все проблемы.

- Убить! - без компромисса заявил Люциус Малфой.

- Усыпить! - предложил более милостивый Северус Снейп.

Третий человек в кабинете улыбнулся. «Да, здесь точно будет веселее, чем в Шармбатоне» - подумал он.

- У меня есть предложение. - Высказался вслух Маркус Акане. Все заинтересованно на него посмотрели и поняли, что сейчас станет ясно, на чьей стороне новый преподаватель ЗОТС.

- В Шармбатоне, для «особо одаренных студентов» существует очень эффективный способ. Корнями уходит в саму древность. За все годы моей практики я ни разу не видел, чтобы кто-то, подвергавшийся ему, потом выступал опять. Затыкает рот на раз-два. И норова убавляет больше, чем на половину.

- И что это за метод воспитания? - заинтересовался Дамблдор, попутно вспоминая про все, что связано с ненормальной директрисой сего заведения.

- Ну, как же. Самое любимое наказание Мадам Максим. Она говорила, что вас ему регулярно, в свое время, подвергали. И поэтому вы, как только стали директором, отменили его, чуть ли, не в первый же день. - Хитро намекнул на что-то Акане.

Дамблдор охнул и покраснел: «И откуда эта морда узнала про это?»

- Да это ж чистой воды извращение! Я помню, тьфу ты… Нет, я не могу, я люблю этих детей как своих. И я не могу применить на практике такой жестокий метод. Я за Макаренко.

- А это кто? - не понял ни слова Люциус.

- Да так, коллега из России. - Отмахнулся от него, как от назойливой мухи, Дамблдор. - Может, у вас есть другие методы, не такие жестокие, мистер Акане?

- Ну, есть, но еще более жестокие. Мадам Максим всегда гордилась дисциплиной в своей школе. Послушайте, Поттер же не умрет от этого, ну может немного похромает, но если сильно будет переживать, то Облиавэйт и дело с концом. Давайте попробуем. Я лично, как самый опытный, сделаю это с ним. А профессор Снейп мне поможет, да и мистер Малфой, думаю, захочет посмотреть. Он вроде, как самая пострадавшая сторона, имеет право на грамм удовольствия для себя.

От такого предложения никто из названых мужчин просто не смог отказаться. Люциус сразу же проникся огромной симпатией к этому Акане, и решил разузнать, чистокровный ли он и как относится к политике его Господина. «Может, удастся завербовать, и тогда слава и почет никогда меня не покинут», - размечтался Малфой.

Профессор зелий же сделал для себя открытие - он смирился, нет, ему даже нравится то, что новым преподавателем по З0ТС стал Маркус, а не он. «Может, я найду в нем единомышленника в методах, касающихся воспитания этих имбицилов», - расцвел надеждой Северус Снейп.

- Давайте попробуем! - в один голос прокричали Снейп и Малфой. У Дамблдора глаза на лоб полезли от такого единения мыслей. Поняв, что ему собственно нечем отговаривать, он смиренно дал «Добро».

«Прости, Гарри, но это для твоего же блага. Может, благодаря этому я и стал тем, кто я есть» - мысленно оправдывался сам себе Альбус.

* * *

Пока Рон Уизли и Гермиона Грейнджер занимались разными приятными вещами в Выручай-комнате, их лучший друг нашел себе уютное и уединенное местечко на берегу озера и, вытянувшись на зеленой травке, придавался сладким мечтам.

- Мерлин! Как же я счастлив. - Прошептал Гарри, улыбаясь небу. К разговору в Выручай-комнате эти слова явно не относились.

Его маленькое сердечко трепыхалось, как мотылек. Еще бы, ведь его Маркус теперь здесь, в Хогвартсе, с ним. Как же ему не хватало его. Подумать только, они едва были знакомы, а он для него уже стал смыслом жизни. Ведь это благодаря Маркусу, Гарри справился с потерей Сириуса и смог настроиться на учебу, сблизиться с друзьями, и дать отпор разным там «насекомым». Он его вдохновлял на борьбу. Правда, Гарри всячески пытался убедить себя в том, что не чувствует к новому преподавателю каких-то особых чувств, но образы, всплывающие регулярно в его мозгу, говорили обратное. Ему тяжело было свыкнутся с тем, что он оказывается….

«Ах, какие у него глаза, губы, волосы, шея. Руки его…» - вздыхал Мальчик-который-точно-влюбился, вспоминая объект своей симпатии во всех мелочах.

«ТЫ МНЕ НАДОЕЛ!» - прошептал голосок в голове.

- Да пошел ты! - ответил ему Гарри. Он уже так привык к своему второму Я, что уже преспокойно разговаривал с ним, как с человеком. Со стороны выглядело дико - Гарри Поттер разговаривает сам с собой! Но он был осторожен и следил, чтобы за ним никто не наблюдал в этот момент. Почему-то сам факт возможного сумасшествия его ни сколечко не беспокоил - в конце концов он живет в волшебном мире, тут многое в норме вещей.

«ОН ЖЕ СТАРЫЙ. УМНЫЙ ЧЕРЕСЧУР. УЧЕНЫЙ, ДЕМЕНТОР ЕГО ПОБЕРИ. А ТЫ КТО?!»

- А я Гарри Поттер. Герой. Способ и средство победы над мировым злом по имени Лорд Воландеморт! - гордо произнес это определение Гарри и рассмеялся.

«АГА, ЩАС. НУ, ЕСЛИ ТЕБЯ СВЯЗАТЬ И СБРОСИТЬ ВОЛАНДЕМОРТУ НА ГОЛОВУ, ТО СРЕДСТВОМ ТЫ ПОЖАЛУЙ И ПОСЛУЖИШЬ. А ТАК, ОН ТЕБЯ В БАРАНИЙ РОГ СКРУТИТ И НА СТЕНКУ ПОВЕСИТ» - гнусавым голоском поиздевалось второе Я.

- Ну, какой же ты Снейп однако. Я ж учусь, учу других, ну все как нужно. А ты еще не доволен. - Прыснул Поттер и сорвал вблизи растущую ромашку и принялся гадать.

«Я НЕ ДОВОЛЕН ТВОИМИ ШАШНЯМИ С ЭТИМ СТАРПЕРОМ. ЧТО ТЫ В НЕМ НАШЕЛ? ОХ, ЧУВСТВА - ЭТО ТАКАЯ ДРЯНЬ. ОНИ ВСЕ ПОРТЯТ. НУЖНО БЫТЬ РАЦИОНАЛЬНЫМ!»

- Нет, лучше быть одному, не знать ни тепла, ни любви, ни ласки!- Огрызнулся сам себе Гарри и начал с остервенением обрывать лепестки бедной ромашки.

«ЛУЧШЕ НИКОМУ НЕ БЫТЬ НУЖНЫМ. ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, НЕ ИСПОЛЬЗУЮТ КАК ВЕЩЬ» - намекнуло второе Я.

От злости Гарри разорвал несчастный цветок на кусочки.

- Никто меня больше не будет использовать. Теперь я буду править балом!

«ПОСМОТРИМ. ТЫ ПРИГЛАШЕННЫХ ПОКА СОБЕРИ, УГОВОРИ ИХ, А ПОТОМ И МУЗЫКУ СТАВЬ. Не говори «Гоп», пока не перескочишь. ПОМНИШЬ ПОГОВОРКУ? УЧИТЬ ТЕБЯ ЕЩЕ НАДО» - расстроено заметило второе Я.

Гарри его стало жалко.

- Мне же тяжело все это делать самому. Я неопытен. Мне 16, заметь.

«МНЕ ТОЖЕ»

- Все-таки хорошо, что ты у меня есть. Есть с кем умным поговорить, - рассмеялся Гарри Поттер. - Но Маркуса не тронь. Мне он нравится как человек.

«НРАВИТСЯ КАК ЧЕЛОВЕК? ХА-ХА, ДА ДОМОВЫМ ЭЛЬФАМ СТЫДНО ТВОИ ПРОСТЫНИ СТИРАТЬ. КАК ЧЕЛОВЕК… НЕ ЛГИ ХОТЬ СЕБЕ. И ЧТО ХОРОШЕГО В ПАСИВНОЙ РОЛИ?» - прикололся голосок.

- Какой пассивной? Что ты имеешь в виду? - не понял Гарри свои собственные мысли.

«КРЕТИН, ТЫ ДУМАЕШЬ, ОН БУДЕТ СНИЗУ?!» - закатило глаза под лоб второе Я, правда, Гарри этого не видел.

- Где снизу? Зачем? Ты про что? - потирал Поттер лоб, в надежде что так будет лучше думаться.

«О-о-о! ЗАБУДЬ. ЭТО Я ТАК. РЕБЕНОК!» - умер внутренний голос.

Поняв, что вторая половина его души успокоилась и залегла на дно, Гарри стал дальше придаваться радужным мечтам о Маркусе. Он представлял их первую встречу в стенах Хогвартса, думал, что скажет, что сделает. Прикидывал реакцию того и т.д. В душе его была весна в самом разгаре. Он был полон надежд на счастливое будущее. Гарри Поттер даже удивился своему нынешнему состоянию. Такого умиротворения в душе он давно не чувствовал. Никакой злости и ненависти к окружающим. Сейчас он даже Кикимера был готов отпустить на свободу. И тот, словно чувствуя, что о нем думает хозяин, свалился на его голову.

- ТЫ ЧТО, СДУРЕЛ? - заорал Поттер, скидывая вонючий кожаный мешок со своих плеч. - Тебя убить за это?

Кикимер весь скрутился в клубочек и задрожал, как осиновый лист.

- Простите, Хозяин, я не нарочно. Это я от старости. - Со слезами в голосе стал оправдываться домовой эльф.

Гарри немного попустился. Ему стало даже жалко бедняжку. «Наверное, я с ним слишком жестокий» - подумал Гарри и протянул к эльфу руку, чтобы успокоить. Тот чуть в оброк не упал, думая, что сейчас хозяин ему шею сломает. Видя реакцию Кикимера, Гарри убрал руку.

- Что ты хочешь? - спросил он.

- Хозяин, вас хочет немедленно видеть профессор Снейп. Вам велено явиться в его личные апартаменты. Это касается инцидента с мистером Драко Малфоем, - скороговоркой проговорил Кикимер. У Гарри сразу же настроение упало ниже плинтуса.

- Ой-ё, - «обрадовался» Герой магического мира. Темные стороны зашевелились в предвкушении развлечения. Им не терпелось посмотреть, что там придумал Снейп и вылезли наружу, хотя меняться местами со светлыми не спешили.

«ПУСТЬ ГЕРОЙ САМ СПРАВЛЯЕТСЯ, А Я ПОСМОТРЮ, ХИ-ХИ».

* * *

Без особого энтузиазма, Гарри Поттер побрел в подземелья, по пути распугав стайку слизеринцев-первогодок. Комната Снейпа находилась недалеко от класса Зелий и, видать, была связана с его рабочим кабинетом. Но это его никогда не волновало настолько, чтобы проверять.

Декан Слизерина уже ждал его у своих дверей. «Надо же, встречает, как самого долгожданного гостя. Не к добру это». - Пробежала мыслишка в Гарриной головушке.

- Вашу палочку, она вам не потребуется, и мне будет спокойней, что вы не зашвырнете мне в спину Аваду. - Потребовал Снейп, вместо приветствия и объяснения, чего ему от гриффиндорца надобно.

Гарри нехотя протянул свой инструмент, мысленно проклиная той же Авадой это немытое чудовище.

- Заходите, мистер Поттер! - подозрительно вежливо сказал Снейп, и у Гарри появилось нехорошее предчувствие. Но он вошел.

Личные покои декана Слизерина полностью соответствовали представлению Гарри о том, где может жить такой грязнуля, как Снейп. Темная и мрачная комната, с тяжелой мебелью, жуткими картинами на стенах и не менее жутким ковриком на полу. Убирался, по-видимому, здесь сам Снейп, и, похоже, ему нужны были подготовительные курсы у эльфов.

«Здесь удобно пытать врагов» - подумал Гарри, оглядывая брезгливым взглядом хоромы Снейпа.

- Что, не нравится? - Язвительно спросил Снейп и как-то гаденько улыбнулся. - Пардон, Ваше Величество, мне здесь жить, а не вам.

У Гарри проснулось дикое желание убраться отсюда. Но тот факт, что его палочка перекочевала в карман Снейпа и запертые двери, существенно мешал это сделать.

- Ну, и зачем вы меня пригласили к себе в… спальню? - поставил Гарри вопрос ребром. - Поговорить по душам? Поужинать в интимной обстановке? Заняться чем-то… еще?

При этом он метнул взгляд на кровать профессора Снейпа, с подозрительного вида приспособлением у изголовья, больно напоминающее саблю.

- Хм… А ты редкостная язва, можно сказать и неизлечимая. Но и от такой хвори, как ты, есть лекарства. Понимаешь, Поттер, мы решили, что пора тебя ставить на место. Уж больно ты зарвался в этом году. Это проучит тебя как следует, так, что больше неповадно будет спектакли устраивать, актер хренов. - Торжественно произнес Северус Снейп, и глаза его блеснули недобрым огнем. Гарри вздрогнул. Он быстро сообразил, что без палочки он вряд ли что-либо сделает этому кабанюре. Беспалочковая магия - это так, по мелочам, да и сейчас он не может сконцентрироваться на ней - слишком уж расслабился на солнышке.

- Мы? Мы - это кто? - поинтересовался Гарри, представляя за спиной Снейпа Макгонагалл с метлой и Дамблдора с битой. От той мысли он широко улыбнулся, что было расценено как издевательство.

- Мы - это… - с этими словами Снейп подошел к нему и силой развернул на 180 градусов. Гарри и не заметил, что два кресла у камина, оказывается, были заняты кем-то.

Из левого кресла медленно поднялась мужская фигура. Несмотря на плохое освещение, Гарри сразу ее опознал. Попробуй не узнать эти белые патлы и трость с блестящим набалдашником. Люциус Малфой, довольно улыбаясь, подошел к гриффиндорцу и нагнулся к самому его лицу.

- Мы - это я, в первую очередь. Ты, думал, что я спущу тебе все с рук, отродье. - От его мерзкой улыбочки у Гарри сжались все органы в области желудка.

«ЧТО-ТО МНЕ ВСЕ ЭТО НЕ НРАВИТСЯ! КСТАТИ, А ПРАВОЙ РУКОЙ ВОЛДЕМОРТА ОН СТАЛ НЕ ЗА КРАСИВЫЕ ГЛАЗА» - неожиданно начал нашептывать внутренний голосочек.

Присутствие двух Пожирателей смерти в одном помещении и отсутствие волшебной палочки грифиндорца крайне озаботило. Ничего хорошего ожидать не стоило. Гарри посмотрел на Снейпа. Тот сейчас напоминал вампира, у которого намечается сытный ужин.

- Я так понимаю, теперь папа будет отстаивать честь сына? Как мило! Может история повторится, и мы все вместе дружно пойдем, полежим в больничном крыле. - Решил не сдавать своих позиций Поттер и немного попить кровушки самому.

- Вряд ли… Мы же не дети. - Послышался голос второго гостя. - А значит, не будем заниматься глупостями.

Гарри обмер и его душа ушла в пятки. Из другого кресла медленно поднялась вторая фигура, в полумраке сильно похожая на Люциуса Малфоя. Только вот с темными волосами и без трости. Плавной походкой, выдающей аристократические корни, мужчина подошел к Гарри. В руке неизвестно откуда-то взялась сигарета, которую он тут же прикурил от маленькой позолоченной зажигалки. С наслаждением затянувшись, он стал рассматривать мальчишку. Тот же проглотил язык и смотрел на темноволосого красавца. От его взгляда у Гарри побежали мурашки по коже. В его голове проносились мысля за мыслёй:

«Что он тут делает? Он в хороших отношениях с Малфоем и Снейпом? Значит ли, что он тоже Пожиратель? Нет, не верю, не хочу верить. Маркус, скажи, что это не так?!»

Маркус медленно пару раз затянулся и бросил окурок с точностью снайпера в пепельницу на столе. Наклонившись, он выпустил струйку дыма прямо в лицо мальчишке и сказал:

- Итак, мистер Поттер, - он сделал намеренное ударение на слове Поттер, намекая Гарри, что его вранье сейчас будет припомнено. - Ваше неприличное поведение сильно огорчило директора Хогвартса, и не только его. Ваши шутки оскорбляют достоинство семьи мистера Малфоя и унижают его сына в глазах общественности. Это непростительно. - Маркус взял Гарри за подбородок и притянул к себе. У того чуть сердце из груди не выпрыгнуло.

Но вместо ожидаемого… ( и как ему только в голову пришло такое, в присутствии Снейпа и Малфоя), Маркус просто провел другой рукой по его правому уху, и стал сосредоточено рассматривать сережку в мочке. От этого интимного движения у Гарри ноги стали ватными. «СЕЙЧАС ТЫ ПОЛУЧИШЬ» - подсказал ему внутренний голос.

- Знаешь, раз ты так любишь жестокие шутки, то и наказание за них тоже должно быть жестоким. Чтобы неповадно было больше так развлекаться!- продолжал свой рассказ Маркус, теребя несчастное ушко. Судя по всему, он читал мысли мальчишки и наслаждался его нынешним состоянием.

- Ты так не считаешь? По-моему это справедливо. - С этими словами он отпустил лицо Гарри и посмотрел на своих соседей. На их лицах играла улыбка людоеда, а глаза пылали триумфом.

- Мы тут подумали немножко, и кое-что сообразили на троих. - Многообещающе прошипел Люциус Малфой и посмотрел на Гарри плотоядным взглядом.

- Это точно укоротит твой язычок! - добавил сияющий Снейп.

Находясь в шоковом состояние Гарри Поттер переводил свой взгляд с одного на другого, но поняв, что не получит от них исчерпывающей информации о своем наказании, повернулся к Маркусу, который уже отошел за его спину. Тот хитро улыбался. Одним движением волшебной палочки он очистил письменный стол Снейпа от разного хлама. Малфой тем временем занял позицию за столом.

- Преступим! - бархатным голосом произнес профессор ЗОТС, и начал с грацией модели снимать свою дорогую мантию. Мальчик-который-выжил с лязгом откинул нижнюю челюсть.

- Как я понял, ты, Гарри, не имеешь ничего против однополых отношений. Это было так неожиданно… приятно узнать. - С этими словами он расстегнул ремень и стал вытягивать его из брюк. У Гарри пошли круги перед глазами.

«Они что… собираются… пустить меня… по кругу?!» - с ужасом подумал Герой, на всякий случай, схватившись за пояс брюк.

- Снимай штаны, Поттер. - Сзади подтвердил его предположение Снейп.

- Что? - прохрипел Герой, желая раствориться в воздухе.

«ОГО! САДОМАЗО - ЭТО НЕ ПО МНЕ. ТАК ЧТО БУДЬ ЗДОРОВ!» - знакомый голосочек раздался в голове и Гарри почувствовал, как половина его души где-то закрылась на замок, оставив вторую на произвол судьбы.

- Вы… шутите так? - неуверенно он выдавил из себя, не отрывая взгляд от ремня, который Маркус накручивал на ладонь правой руки.

- Нет, Поттер, не шутим. И, кстати, это с разрешения Дамблдора. - Громко сказал Снейп. Одним движением он схватил Гарри за подмышки и силой перегнул через письменный стол. Попытка сопротивления не принесла никакого результата, так как руки Гарри были схвачены в железные тиски Малфоем. Снейп тем временем расправлялся с нижней частью его гардероба и привязывал ноги к ножкам стола.

Гарри в ужасе представил, что с ним сейчас сделают. Голос куда-то пропал. Он только и мог, что дергаться, как муха в паутине. Через минуту его слабое трепыхание было остановлено тяжелым телом, накрывшим его сверху. Бархатный голосочек прошептал ему на самое ухо:

- Как я понимаю, первый раз?

Гарри похолодел, почувствовав, что мужчина сверху возбужден. Медленно повернув голову, чтобы посмотреть на человека задавшего вопрос, он наткнулся на лисьи глаза, в которых плескалось предчувствие дикого удовольствия, которое сейчас получит их обладатель.

- Поттер, тебя когда-то… пороли? - спросил Маркус побелевшего, как мел, Героя.

- Не помню. - Промямлил тот.

- Ну, так мы сейчас освежим твою память! - сказал весело Маркус и слез с парня. - Ну, поехали. Раз 10 хватит для начала. Не хочу испортить ремень, драконья кожа, все же.

В следующее мгновение воздух рассек свист опускающегося оружия пытки. От неожиданной пекущей боли Гарри вскрикнул. Дальше было не легче. После десятого особо сильного удара, Поттер не сдержал слез боли. Только не той, что охватила его филейную часть. Это была боль от обиды на конкретного человека, который своими руками уничтожал доверие и любовь, которые Гарри к нему испытывал. Боль от рушащихся иллюзий и унижения, слезы умирающих мечты и надежды.

- Ну, вот и все! Думаю, друзья, он надолго усвоит эту науку. - Последнее, что расслышал Гарри Поттер. В следующий момент его шрам на лбу заколол с такой силой, что у него в глазах потемнело. У Гарри возникло чувство, что его смывает в темный унитаз. Причем этим самым «унитазом» служит его собственная голова.

«ИДИ КО МНЕ». Что-то спасительно протянуло ему руку из недр сознания, и он принял эту помощь.

ВТОРОЙ КОШМАРНЫЙ СОН ГАРРИ ПОТТЕРА

Гарри очнулся на полу зала, в котором планировались сборы нового ОД. Зал был пуст. «А где Рон и Гермиона? Неужели уже ушли?» - подумал Гарри, оглядевшись по сторонам.

- Их тут никак не может быть, Гарри. Здесь только ты и я! - сказал кто-то, и Гарри обернулся на голос. В конце зала перед Аркой на вновь появившемся троне сидел… Гарри Поттер. В КРАСНОЙ МАНТИИ. Он сам же опять был прежним очкариком.

«Самое время в клинику Святого Мунго». - Подумал наш Герой и стал пятиться к предполагаемой двери. Но вместо этого очутился нос к носу с самим собой. И в ужасе, отпрыгнул в сторону. Похоже, в этой комнате действовало какое-то искривление пространства.

- Ну, что ты как маленький?! Я не собираюсь тебя есть. Давай поговорим наконец-то. - Фыркнул Гарри номер два.

- Ты кто? - не верил своим глазам гриффиндорец. - Я сошел с ума?

- От хорошей порки еще никто с ума не сошел. Наоборот, обычно люди умнеют. - Рассмеялся Гарри номер два.

- Ты кто? - повторил вопрос наш Герой.

- Пластинка заела? Бывает. Тебе что повылазило? Очки протри тогда! Я говорил тебе уже и неоднократно - Я - ЭТО ТЫ.

- Раздвоение личности, что ли, да? - поумничал ни фига не понимающий Гарри Поттер.

- Типа того, в прочем, я и сам не знаю. Я вот спал себе, никого не трогал, и тут трах-бах-визг-крик и прочие дикие звуки. Пришлось вставать. Смотрю, ты никакой там снаружи, плачешь о Сириусе, с тебя что-то требуют, и сердце мое не выдержало. Я с тобой слился. - Блаженно закончил свой рассказ Гарри в красной мантии. - Ну и показал им там всем кузькину мать!

- То есть это как… слился и что показал? - не врубился Гарри в очках.

- ЭЭЭ, слился с твоим сознанием, стал одним целым с тобой. Ну и разнес на фиг директорский кабинет. Будет знать, козел бородатый, как издеваться над маленькими.

- А, так это ты меня на разрушения толкаешь? Ты знаешь, в какую копеечку мне обошелся ремонт? - стал сжимать кулаки Гарри номер один. Его клон нервно заерзал на троне.

- Ну, я просто не мог отказать себе в удовольствии. Согласись, плакать не так интересно, как громить все и вся. Да я нечасто и выхожу, все тут тебя охраняю от разных захватчиков… - стал оправдываться Гарри номер два.

- Каких еще захватчиков? - испугался Герой в очках, представив, как Снейп делает трепанацию его черепа.

- Недавно проснулся от того, что здесь лазит какая-то тварь с плоской мордой. Я так переср… то есть, был удивлен, что от неожиданности запустил в нее Патронусом.

- Тварь с плоской мордой? - Гарри поплохело и он сел на пол. Он сразу представил, что все его тело заражено разными там паразитами, которые скоро у него из ушей будут лезть.

Второй Гарри моментально спустился к нему и сел рядом.

- Ну да, такая худая, с мордой как у змеи недоделанной. В черной мантии не первой свежести. Короче, не знаю из какого сортира она вылезла, но терпеть я ее не собирался в своем зале. У меня тут чистота, как ты заметил. - Стал клон вдаваться в объяснения. Гарри номер один минуту это слушал, а потом как заржет. Нет, он тоже Воландеморта хорошими словами не жаловал, но даже он так его не ласкал. Его оппонент счастливо улыбался.

- Ну вот, так лучше, а то сидишь как не живой. Я так подумал, что это может быть твой Том? Вроде, как по описанию подходит.

- Ага, он самый. Он пытался овладеть моим разумом недавно. И я смог от него избавится с помощью счастливых воспоминаний. Стоп! Не я, а ты… - Гарри пораженно смотрел на свою копию. - Как же так может быть?

- Спросил у больного про здоровье. Я вообще редко прихожу в себя, только когда сильно достанут там снаружи, тебя, ясное дело. И то, в основном, советами помогаю. Кстати, это я подсказал тебе принять более эстетический вид. А то выглядишь, как куча гноя. А еще мир собрался спасать.

- Аа… спасибо, сам бы не додумался. Но все же, как это может быть? - продолжал вопросительно смотреть он сам на себя.

- Раз тебя это так волнует, займись этой проблемой. У меня тут не библиотека. Я вот даже не знаю, как меня зовут, полагаю что тоже Гарри, раз у нас морда одинаковая и я в твоем теле. Но все равно…

- А чем ты тут занимаешься в таком случае? - поинтересовался взволнованный Гарри.

- Чем-чем? Сплю, конечно. Вот там за аркой моя кровать. Иногда ты меня будишь своими воплями. Ну, это на самом деле твои эмоции, но для меня они звучат как вопли баньши. Тогда я встаю, сажусь на мой миленький стульчик и начинаю решать твои проблемы.

- Например?

- Ну, я вот подсказал тебе помучить Люцика по дороге в Хогвартс. Ты тогда так перепугался, что мне аж неудобно стало за тебя, поэтому я вмешался. И со змейкой я тебе подкинул идею, а то тебя на бомбу-вонючку, максимум хватило бы. Ну и сладкий поцелуй, что ты украл у блондинчика, тоже моя идея. Кстати. На счет Дракоши. Может, пошлешь к кентаврам своего Маркуса и обратишь внимание на этого зайчика. Мне он как-то по душе пришелся. - Плавно перешел он с одной темы на другую.

Гарри посмотрел на того, как на придурка.

- Как сдохну, так займешь мое место. Будешь со своим зайчиком дальше лизаться, а пока изволь. - Скривился от отвращения Поттер.

- А где гарантия, что я не загнусь с тобой на пару? Ну, по крайней мере, с ним можно быть сверху. Я не представляю, как кто-то меня…

- ЧТО? - чуть не задохнулся Гарри. В голове плавно всплыл их сегодняшний разговор, и от возмущения он не успел даже удивиться этому. Заметив пошлый взгляд своего клона, он наконец-то понял…

- ТЫ С УМА СОШЕЛ! ТЫ ИЗВРАЩЕНЕЦ! ТЫ…

- А ты собирался с Маркусом только целоваться? Видел я твои сны, можешь не строить из себя святошу.

- Ох, - и Гарри покрылся краской. Стыд-то какой! И тут он вспомнил последние моменты его жизни. Захотелось плакать от обиды. Он совсем не ожидал такого поворота событий. Он вопросительно посмотрел на другого Гарри. Тот понял все без слов.

- Ты был так расстроен, что я не выдержал и решил забрать тебя к себе. И тут началась новая атака. Кто-то снаружи пытался пробиться в твой разум, и, судя по силе магии, делал он это невербально и, скорее всего без палочки.

- ЧТО? Кто?

- Кто-то из тех троих в комнате. Кто из них достаточно силен в Легимеленции?

- Все трое. Снейп сто процентов, Маркус тоже. Люциус наверняка.- Ответил Гарри и помрачнел. Его клон продолжил:

- Сейчас наше тело в бессознательном состоянии. И самое время решить, как нам двоим жить дальше.

- И что ты мне прикажешь делать?

- Я стану доминирующим в твоем сознании.

- Это как будет выглядеть? И надолго?

- Ты заснешь здесь, в этой комнате, а я тем временем наведу там порядок и выясню в какой жопе мы сидим с тобой. Ну, в смысле, почему нас двое в одном теле, как это мы умудряемся встречаться, общаться и меняться, и что задумали эти три урода, которые только что испортили наш «тыл». Ты не волнуйся, периодически мы это делаем, только ты не замечаешь этого. Это ненадолго, так как мне тяжело почему-то находиться в твоем теле. Что-то мне подсказывает, что оно не мое. Только вот вспомнить что-либо, не могу. Амнезия.

Гарри Поттер так устал, что готов был согласится и на яд. Он, конечно, с подозрением отнесся к этому предложению, но потом, подумав хорошенько, что, благодаря этому второму Я, он научился много чему полезному, и решил согласиться. Ему меньше всего на свете хотелось сейчас видеть своего Маркуса, и довольную рожу Снейпа, и эту глисту Малфоя. Пусть лучше этот с ними встречается. Ему не так больно будет.

- А я буду знать, что ты делаешь?

- Конечно, и сможешь поучаствовать даже. Ну, что - по рукам?

- По рукам! - сказал Гарри, и в тот же миг у него поплыло перед глазами.

* * *

Главный псих Хогвартса очнулся от того, что ему вылили на голову ведро холодной воды. От чего он зашипел, как бешеный василиск.

- Очнулся?! А мы-то уж подумали, что потеряли тебя. - Послышался издевательский голос профессора Снейпа.

Гарри резко поднялся и тут же с шумным вздохом упал на спину. Сидеть было не возможно. Постепенно до него дошло, что он лежит на кровати Снейпа. А тот с палочкой стоит у ее изголовья и криво улыбается.

- Что больно? Ничего, небольшой дискомфорт в течение пары дней вам будет постоянно напоминать о вашем поведении. И дабы оно не повторилось, я заколдовал следы наказания, чтобы ни одно обезболивающее не могло им помочь. Садитесь на метлу осторожно, мистер Поттер. - Довольно сказал Снейп и подарил Гарри свою самую радостную улыбку. Того сразу же затошнило. Ощущение было такое, словно его закрутило в водовороте. В голове все кружилось и вертелось, мелькали непонятные образы.

Убрав руками мокрые волосы с лица, Гарри Поттер осмотрелся. Кроме Снейпа в комнате больше никого не было. Он вопросительно глянул из-подо лба на зельевара. Тот понял его вопрос.

- Мистер Малфой и мистер Акане удалились. Они сделали свое дело, и им совсем не интересно было наблюдать за вашим бесчувственным телом. Я заверил их, что позабочусь о вас, как следует. - Объяснил он мокрому, как суслику, гриффиндорцу.

- Понятно. - Процедил сквозь зубы Гарри. Тут его взгляд уткнулся в тот предмет над кроватью, который он в самом начале принял за саблю. Это оказалось странной формы холодное оружие, правда, судя по его виду, оно было антиквариатом. «Ну и вкусы же у нашего профессора». Потом, что-то припомнив, он повернулся набок и спросил:

- Говорите это с разрешения Дамблдора?

- Да. Директору вы уже в печенках сидите. Тут война, между прочим, идет, люди умирают, а вы все хиханьки-хаханьки. Пора бы уже вырасти, мистер Поттер, - начал поучать его Снейп, заняв удобное кресло рядом с кроватью. - Вам не стыдно?

Гарри удивился. Такого чувства он, кажись, никогда не испытывал. А вот желание растоптать и убить регулярно.

- За что стыдно? За то, что дал отпор и поставил на место первого по списку за Волан-де-мортом Пожирателя Смерти? За то, что не давал ему вербовать молодое поколение для службы темным силам? Или что-то другое?

Снейп явно не ожидал такого серьезного и обдуманного ответа. Он ожидал слез, истерики, кидание подушек и чашек, проклятий и угроз, но не этого. Как будто это был не Поттер. Взгляд был точно не его. «Опять эти странные метаморфозы» - подумал зельевар.

- За способ, которым вы всего этого достигли! Так по-детски.

- Ну, я и есть ребенок. Мне 16, время первых свиданий, выбора профессии и глупых переживаний. Я, такой как все мальчики моего возраста. Или вы думаете, раз судьбой мне уготовано стать самой большой занозой в заднице у Волан-де-морта, то я с младенчества обязан быть философом. Вы противоречите сами себе профессор. Вы никогда не относились ко мне как к взрослому человеку, а сейчас потакаете мне моими детскими шалостями. - Совершенно спокойно выдал Гарри.

У Снейпа отпала челюсть. «И откуда у мальчишки такое хладнокровие взялось. Его только что выпороли как козу, доведя до слез и потери сознания, а он как, не в чем ни бывало, речь толкает» - подумал обескураженный зельевар.

- Я вас не понимаю совсем… - Начал было Северус, но Гарри его перебил.

- А знаете почему? Потому что видите во мне воплощение моего отца, а не меня. Анализируете мои поступки исходя из воспоминаний о нем, из собственного мнения о Джеймсе Поттере. Вас нельзя назвать умным человеком, профессор Снейп. И как вы только умудряетесь шпионить на два фронта и не выдать себя при этом. Зарубите у себя на носу, что я не ваш злейший враг детских лет, а всего лишь его сын, который, кстати, даже не помнит отца. И мало того, тот его, в виду своей ранней кончины, даже не воспитывал. А ненависть к разным Снейпищам с генами не передается. Это полностью ваша заслуга!

От этого монолога профессор зелий почернел от злости и набросился на мальчишку. Тот даже не сопротивлялся, а лишь с улыбкой позволил схватить себя за шкирку и вытолкать в зашей из комнаты.

- Что, задело, урод немытый? - поиздевался Гарри Поттер, стоя уже в коридоре. - Не нашлось, чего сказать?! - громко, чтобы было слышно за дверью, сказал он. Потом, поправив мантию, он с приятной неожиданностью обнаружил собственную палочку во внутреннем кармане. Высушив заклинанием волосы и приведя себя в приличный вид, он покинул «обитель зла».

«Итак, в распорядке дня: месть Люциусу Малфою и Маркусу Акане. О, и Снейпа не забыть! Думаю, с первым мне поможет мой милый Дракоша. Ну, куда уж без него. А вот для тебя, Маркус, я придумаю что-то особенное. Надо ж отомстить за подорванное доверие и разбитое сердце! А еще надо вылечить зад, а то, по походке не то подумают еще», - подумал Герой магического мира, многообещающе хрустя суставами.

- Я боли не боюсь, тут вы прогадали - тихо засмеялся Гарри Поттер, направляясь в гриффиндорскую башню. Он и не заметил, что за ним наблюдали из-за угла. Человек в тени проводил его расстроенным взглядом.

- Черт, не получилось. - Обеспокоено прошептал он. - Нужен новый план. Такой был шанс, и впустую. Давай, Гарри, выкинь какой-то еще фортель, чтобы я смог опять к тебе подойти.

Глава 15.

Разговор подслушанный миссис Норис, о чем она, увы, не могла никому рассказать.

В кабинете директора пили чай с лимонными, нет, не дольками, а кексиками… Хотя, ладно, просто пили чай двое человек. Пили и разговаривали о чем-то своем. Миссис Норис узнала голос Альбуса Дамблдора, так как он ближе всего был к ней, а вот голос второго, увы, нет.

- Я ненавижу вас Альбус. Вы - махинатор хренов. Из-за вас и ваших гениальных планов, моя жизнь идет наперекосяк. Вы же знаете, как я ненавижу актерство. - Осуждающе заговорил Мистер Х.

- Мой мальчик, не стоит так переживать. Что поделаешь, сейчас война и всем приходится чем-то жертвовать.

- Да? А чем вы жертвуете, если не секрет? Что-то я не заметил, чтобы вы жизнью рисковали или еще что-то. Сидите тут в своей башне безвылазно и плетете интриги, как старый жирный паук паутину. - Уже злобно сказал незнакомец. Послышался тихий смех, а потом покашливание.

- Старый - да, а на счет жирного, ты погорячился. Возраст у меня не тот, чтобы в авантюры бросаться. Вся надежда на вас молодых. Ну, чего ты так язвишь? Ну, подумаешь, принял участие в экзекуции Поттера. Ты же желал его наказать, я прав? - скептически заметил Альбус. Его оппонент покинул насиженное место и начал бродить по кабинету.

- Хотел… Но я… не думал, что он так отреагирует на это наказание. Я считал его сильным и морально, и физически. Пару шлепков не могло сделать ему сильного вреда. Но я ошибался… - виноватым голосом говорил незнакомец.

- В смысле? Гарри сильно пострадал? - обеспокоено спросил Дамблдор.

- В физическом плане нет, а вот в душевном - очень. У него разбито сердце, как принято говорить у маглов. Он очень страдает, и я чувствую себя козлом вонючим из-за этого. - Грустно ответил незнакомец и вернулся в свое кресло.

- Н-да. Я думаю, он оправится. Мне очень жаль, что приходится его использовать таким образом, но он сам предоставляет себя в качестве идеального материала. Теперь Люциус на крючке.

- Кстати, о Люциусе. Я не представляю, как отомстит нам всем Поттер, но я все дырки в ванной заштукатурю. Еще не хватало мне в клинику попасть. - Горько засмеялся гость.

- Не думаю, что он будет повторяться, но мстить будет ужасно. Это у него от Риддла. Но вернемся к первостепенным вопросам - ты его проверил? - серьезным тоном спросил директор.

- Да, но ничего не получилось. Он сразу откинул копыта, полагаю от боли, и опять что-то не дало прорваться в его мозг. Его что-то охраняет изнутри, и довольно сильное. Полагаю, оно и влияет так на него. - Закончил докладывать гость.

- Полагаешь это он?

- Не знаю, но, скорее всего. Волан-де-морт не покидает попыток проникнуть в его голову, и кто знает, что он там задумал. - Ответил на вопрос незнакомец.

- Хорошо. На этом и закончим. А за Гарри не переживай. У тебя есть что-то для него, чтобы залечить?

- Да. Вот держи. Оно сильное очень и редкое. Полгода готовил. Учитывая, что мне приходиться играть роль учителя-садиста, о потеплении отношений с Поттером можно забыть. Интересно, кого он мне в ванную засунет - самого Волан-де-морта? - засмеялся незнакомец.

И тут миссис Норис словила мышь и пошла хвастаться своему хозяину.

* * *

- Василисник, кровяное дерево, ойвес, черт, черт, ну где их взять??? Уй-ай-яй, блин, сесть на жопу не могу, ходить тоже не могу, скажут сейчас «иди на тренировку» - покончу с собой, ааа! - наш Герой, как чокнутый, швырялся книгами, при этом странно подпрыгивая на месте. Его друзья, Рон Уизли и Гермиона Грейнджер, тихо забились в уголок и молча наблюдали за его скачками. Они не понимали, что с их другом и почему собственно он не может сидеть и ходить, но спросить как-то не решались.

- Ну, чем лечиться, а? Я вас спрашиваю! - заорал он на них.

Гермиона прокашлялась и тактично заметила:

- Во-первых, ты нас не спрашивал. Во-вторых, что лечить? В-третьих, чем тебе обычные заживляющие заклятья не подходят?

Поттер взвыл как раненый зверь. Рон сразу же закрыл собой девушку, понимая, что сейчас в нее что-то может полететь, неприятное. Гермиона, незнающая о воспитательной работе «в стиле Гарри Поттер», не поняла этого маневра и посмотрела на него, как на ненормального.

- Гарри, успокойся. Мы действительно хотим помочь, но ты объясни в чем проблема? - Умоляюще проскулил Рон. Друг минуту считал веснушки на его лице, а потом какого-то лешего стал расстегивать ремень. Рон, как завороженный, смотрел за стриптизом Мальчика-который-кажется-сдурел и спиной чувствовал как «горит» лицо у подруги.

- Ты че это удумал? - только и успел сказать он. В этот момент Гарри развернулся и снял… Гермиона взвизгнула и закрыла лицо ладонями, а Рон сначала заматерился, а потом присвистнул.

- Оригинал! Мог бы просто сказать про это, а не показывать. Кто это тебя так?

- Наш новый препод по ЗОТС! - выдал хит Гарри Поттер, натягивая штаны. Челюсть Рона устремилась по направлению к полу.

- За что? - тихо произнесла Гермиона, все еще красная, как рак.

- За… короче, по приказу Дамблдора! Воспитательная работа! - выдал второй хит Гарри.

- Вот козел! - возмутился Уизли.

- Стадо козлов! - заскрипел зубами Гарри, начиная нервно носиться по комнате.

- В смысле стадо? - не поняла Гермиона.

- Дамблдор - один козел! Маркус - второй козел! Люциус Малфой - третий козел! И Снейп - вонючий козел! - кипел праведным гневом Поттер, плюясь во все стороны.

- А они при чем здесь? - хором спросили Рон и Гермиона.

- Они помогали! - страшным голосом сказал Гарри. Рон опять потерял свою челюсть. Гермиона сочувственно посмотрела на друга.

- Ну, не знаю. У меня нет слов… - все что могла сказать на это Мисс Всезнайка. - Давай я тебя подлечу что ли.

- Выкуси! Снейп заколдовал следы, чтобы ни одно заклятие не могло их исцелить еще пару дней. И зелье, кстати, тоже! Это чтобы помнил! - уже зарычал Гарри Поттер. - Почему я, по-твоему, уже час листаю книги по зельеварению? Ищу редкое, сильное и эффективное болеутоляющее! Но тут такие ин-гре-ди-ен-ты, блин, что, фиг где достанешь!

- Ты уверен, что они помогут, ведь если Снейп... - начала сомневаться Гермиона.

- Да! Тут пишется, что состав зелий способен на это. - Огрызнулся Гарри, продолжая мучить книги.

- У Снейпа в кладовой наверное есть все, что пожелаешь! - решил обрадовать их догадкой Рон Уизли. Но друзья смерили его презрительным взглядом.

- Даю руку и ногу на отсечение, что он в свое хранилище такие защитные заклятия поставил, что ни эльфу, ни магу, туда не пробраться. Он же не дурак, знает, что я попытаюсь их добыть. - Саркастически заметил Гарри и потер свой бедный зад. - Ну, че делать-то? Обед через полчаса. Не могу же я доставить удовольствие этим гадам, наблюдать мою позу за столом или еще лучше - мое отсутствие.

- Гарри, а у меня идея! А что если в Выручай-комнате поискать? Ну, попросить комнату с зельями или еще что-то в этом роде? - опять осенило Рыжего. Но на этот раз взгляд у его друзей был другой. У Гарри заблестели глазки.

- Рон, ты гений! Ты супер-друг! Ты голова! - восхищенно сказал он. У Рона веснушки покраснели от удовольствия. - Гермиона, устроите?

- Какие проблемы, Гарри? Идем, Рон, мигом. - Сказала девушка и вдвоем с другом выбежала из комнаты. Гарри довольно улыбнулся и с облегчением сел на стул, но тут же с визгом вскочил. Ага, фиг сядешь.

И тут среди комнаты с громким хлопком возник Добби. В руках он держал какой-то бутылек.

- Гарри Поттер!

- Что тебе? - крикнул злой как соплохвост Гарри. Добби испугался и отпрыгнул от своего кумира. Но потом нахрабрившись, протянул ему бутылек и неуверенно сказал:

- Ди-директор Дамблдор, просил передать вам. Э-Это зелье, обез-без-боливающее. Сильное!

У Гарри глаза кровью налились. Милосердие и забота директора Хогвартса была расценена как издевательство над рабочим классом. Добби, видя это, прижал уши к голове и стал задковать к двери.

Гарри в один прыжок подпрыгнул к эльфу и схватил обеими руками его за шею. Подняв на уровень своих глаз, он прошипел ему прямо в мордаху:

- Скажи своему Альбусу, чтобы он засунул это обезболивающее себе в…(цензура). Я ему припомню его гениальную воспитательную работу! Он еще пожалеет, что пригласил меня в Хогвартс! - выкрикнул он последнее предложение. С этими словами он отпустил Добби на пол, и тот, тут же аппарировал.

- Обойдемся без сопливых. - Злобно прошипел Поттер.

Через пятнадцать минут вернулись Рон и Гермиона, неся какую-то склянку с подозрительно вонючей и явно древней мазью. На бумажке, приклеенной к стеклу, было написано, что это обезболивающее по рецепту Са… дальше не видно. На свой страх и риск, Гарри решил-таки ею воспользоваться.

Видать мазь перестояла… лет 300 точно. Зад Героя больше не болел. Он его вообще перестал чувствовать. Вместо него были два каменных полушария. Правда, ходить все же можно было, ничем не выдавая их состояние.

- Ладно, разберемся после обеда с этой жопой. - Рон хихикнул. - Пошли.

Гарри для проверки посидел на стуле, проверяя чувствительность, и решив, что сможет достойно зайти, сесть, просидеть, встать и уйти из Большого зала, направился к выходу.

* * *

Мальчик-которого-ничем-не-победить-и-не-заткнуть не ударил лицом в грязь. Обед прошел как нельзя лучше. Зайдя в Большой зал с гордо поднятой головой, в окружении своей свиты, он продефилировал к своему обычному месту, что было сил плюхнулся на лавку, и принялся с аппетитом уничтожать обед. Параллельно, как ни в чем не бывало, он обсуждал с друзьями кое-какие планы, касающиеся ОД, и ни разу даже не взглянув на преподавательский стол. Его глазами была Гермиона Грейнджер, которая весело болтая, как бы невзначай, смотрела по сторонам и высекала что там происходит.

По ее словам, директор не съел ни крошки, а все это время сверлил взглядом гриффиндорское недоразумение номер один, Снейп тоже явно не страдал аппетитом, так как весь обед рисовал вилкой в тарелке и разглядывал того же Гарри с неподдельным интересом. А вот профессор Акане, наоборот, ни в чем себе не отказывал, наслаждался приемом пищи и изредка поглядывал то на Гарри, то на Снейпа, хитро прищурясь.

- Ты смотри! - вскрикнул Симус Финниган. - Я такого лица у профессора Снейпа в жизни не видел.

Все его соседи разом посмотрели в сторону преподавательского стола. Там Северус Снейп мило беседовал с Маркусом Акане. Похоже, беседа их так увлекла, что они забыли, что пришли сюда обедать, а не языком чесать. В глубине души у Гарри вновь появился маленький червячок ревности, но он его мигом затоптал. Действительно, рядом с Акане, Снейп просто преобразился. Он улыбался, бурно жестикулировал, глаза его блестели от удовольствия, а на щеках горел румянец.

- Похоже, наше Слизеринское пресмыкающееся влюбилось. - Пошутил Дин Томас, и гриффиндорский стол прыснул от смеха. Всем шутка понравилась, всем, кроме Гарри.

- Как вам не стыдно говорить такие пошлости о своих преподавателях? - вставила пять копеек морали Гермиона. - Они просто подружились, нашли общий язык. Ведь мистер Акане ученый и писатель, очень эрудированный человек, и Снейп, кстати, тоже знаменит своими монографиями и… - запнулась Гермиона, поймав на себе взгляд Гарри. В памяти всплыл случай с Люциусом Малфоем и их последующая ссора. Упс. Надо срочно выкручиваться. - Э, в любом случае, я полагаю, нам жить легче от этого не станет. Друг Снейпа - враг Гриффиндора.

Соседи задумались. Гарри довольно скривил рот и вновь посмотрел на сладкую парочку за учительским столом. Маркус уже что-то писал на листке пергамента, видать, объясняя свою точку зрения, а Северус Снейп фактически прислонился к плечу соседа, чтобы рассмотреть написанное. В душе Гарри уже клекотало.

- Фу, как противно. - Пискнула Лаванда Браун. - Снейп же такой гадкий, как мистера Акане не тошнит от его вида.

- Да-с. Сейчас бы сфоткать, и в «Ведьмополитен». У поклонниц Акане разрыв сердца был бы. - Помечтал Рон Уизли, жуя булочку с маком.

Гарри Поттера словно молнией ударило. Вот оно! Вот она сладкая месть двум извращенцам. Трем! Дамблдор такого точно не переживет. Его рот растянулся в хищной улыбке.

- Гермиона, - сказал он тихо девушке. - Срочно свяжись с Ритой Скитер и договорись о встрече в… Кабаньей голове. На сегодня, я ждать не желаю.

Гермиона лупала баньками на Гарри, ничего не понимая.

- Зачем? А как же ты туда пойдешь? Ведь в Хогсмит нас пустят не раньше… - начала возражать Гермиона. Гарри на нее посмотрел как на идиотку.

- На-до! По хо-ду по-тай-но-му! В ман-тии не-ви-дим-ке! - объяснил он ей по слогам. - И меня там никто не узнает, как Гарри Поттера! Я решил ей дать шанс заработать на пропитание.

С этими словами он встал из-за стола и направился к Колину Криви.

* * *

Хогсмит. Кабанья голова. 8 вечера.

В грязный, погрязший в пыли и мусоре, бар зашел человек в длинном черном плаще с капюшоном, который скрывал его от любопытных взглядов. Хотя таковых тут было не много. Бар был переполнен невменяемыми пьяными магами и волшебницами. Кругом был гул и гам, играла музыка, под которую некоторые осóбы даже пытались танцевать. Гарри подошел к бармену.

- Мне нужна Скитер, Рита Скитер? - сказал он. Тот с нескрываемым отвращением смерил его фигуру сверху вниз и указал грязной рукой в сторону лестницы на верхний этаж.

- Седьмая. - Сухо сказал бармен и отвернулся.

Подымаясь по лестнице, Гарри понял, что его приняли за юного любовника Риты. Бее, но ничего страшного. Переживет. Седьмая комната находилась в самом конце темного коридора - благо номерки на дверях светились, а то бы, фиг нашел. Судя по раздающимся звукам из других комнат, приличные люди здесь не останавливались, и заглушающимися заклинаниями пользоваться не умели. У Гарри бурно разыгралась фантазия, и дойдя до нужной двери, он с трудом изгнал столь приятные мысли из своей головы. Не стуча, он распахнул дверь и вошел в комнату.

Рита Скитер, сидела за столиком и ковырялась зубочисткой в зубах. От неожиданного вторжения она чуть ее не проглотила.

- Ты кто? - завопила она, бросаясь в угол и направляя палочку на незнакомца в плаще.

- Цыц. Что испугалась? Расслабься - это всего лишь я! - и Гарри снял капюшон. Рита в недоумении на него уставилась. Кто это, она понятия не имела, но он ей нравился, очень нравился. И Гарри это прекрасно знал, сверкая зелеными глазищами.

- Забыла меня, Скитер? Поттер, Гарри Поттер! Помнишь, как делала из меня придурка в своих статьях? - стал надвигаться на нее гость походкой пантеры, а в его глазах горел недобрый огонь.

Рита струсила не на шутку. У нее подкосились ноги и она тихо сползла по стеночке на пол, закрывая голову руками.

- Не убивай, прошу. Я все сделаю! - проскулила она. Гарри в изумлении остановился.

«ОНА что, больная? С чего это мне ее убивать? Как такое могло прийти в голову?» - удивился он, и отошел от нее. Усевшись за столом, он подвинул к себе стакан и бутылку.

- Садись, дура набитая. Я к тебе с делом пришел. - Насмешливо сказал он, наливая красной бурды в стакан. Попробовав напиток, он с отвращением его выплюнул. - Мерзость!

Скитер с трудом поднялась и подошла к столу. Плюхнувшись на соседний стул, она стала с неподдельным интересом рассматривать Гарри. Спустя пару минут она открыла рот, окатив Гарри стойким запахом перегара.

- Ты так вырос, милый мой мальчик! Тебя прямо не узнать. Наверное девочки…

- Так, заткнись, жук навозный. Вижу, твои дела совсем плохи. Не научилась зарабатывать по-другому? Да, использовать твой грязный язык и не менее грязное перо можно только в журналистике. - Грубо заткнул репортершу наш Герой, от чего она посинела от злости и обиды. - Но тебе повезло! Ты выиграла Джек Пот, а значит у тебя будут деньги, работа, и ты не попадешь в Азкабан…

От последнего слова Риту всю передернуло. Но все же предложение Поттера ее сильно заинтриговала, вселив в сердце слабую надежду.

- Что ты имеешь в виду?

Гарри расслаблено откинулся на спинку стула. Он уже успел трансфигурировать гадость на столе в приличный коньяк, и с наслаждением дегустировал свое творение.

- Неплохо, - удовлетворенно он выпил рюмку. У Скитер глаза на лоб полезли. - Что я имею в виду? Имею в виду я следующее. Я забуду, что ты являешься незарегистрированным анимагом, позволю тебе пойти вновь на работу в редакцию «Ежедневного пророка» или еще куда-то, писать статьи, не про меня, конечно. А ты? Тебя вообще это интересует? - Гарри скоса посмотрел на горе-репортершу, которая уже слюни пускала, глядя на него.

- Даааааа! - как загипнотизированная ответила она.

- Хорошо! А ты, за эту щедрость с моей стороны, напишешь одну большую, содержательную, богатую на фотографии статью, в стиле Риты Скитер. Ну, как?

- Подходит. Что писать? Кого грязью полить? Унизить, разоблачить на всю Великобританию, нет на весь мир! - глаза у Скитер уже горели безумным огнем. Она чувствовала себя голодным бомжем, которому предлагают хлеб с маслом, но в тоже время могут в любой момент его забрать.

- Мило! Тебе повезло. Твоим первым репортажем после долгого отсутствия будет суперинтервью с новым преподавателем ЗОТС Хогвартса.

- Что? У самого Акане? Не может быть… Это прекрасно, это волшебно, это восхитительно. Взять интервью у Акане, у самого красивого и умного волшебника Франции, у такого неприступного… - дальше Скитер несло как горную реку. Гарри дал вволю ей наговорится и наохаться. Он натрансфигурировал уже миску различных фруктов, и с наслаждением их поедал в одну харю. - …Я прославлюсь! Я получу премию за лучшее интервью года! Признание!

Вдруг она замерла, судорожно работая извилинами мозга.

- А зачем тебе это? Какая тебе выгода? - ей не верилось, что Поттер забравший в одночасье у нее все, вдруг делает такой королевский подарок. Где подвох?

- Выгода будет, если ты поместишь фото, какими я тебя снабжу и напишешь то, что я тебе скажу! По рукам? - хитро улыбнулся Гарри, отправляя в рот виноградинку. Это выглядело так эротично, что у голодной Риты, в любом понимании этого слова, сжался желудок до размера кулачка.

- Согласна! - нервно хихикнула она.

* * *

От этого дня Гарри ожидал многого, хотя он и не задался с самого начала. С утра лил дождь, и его постоянно клонило ко сну. Встав, как всегда, раньше петухов, он посвятил это время для изучения интересных заклятий, разобрался с приготовлением одного редкого противоядия, и решил с новыми силами вернуться к защитникам.

Он вновь начал мучить своего Патронуса, но тому подушки были милее всего. После пятой попытки заставить Сохатого напасть на Кикимера, Гарри с громкими проклятиями оставил это занятие. Теперь его внимание было сосредоточено на «красном охотнике». Этот защитник был куда круче Патронуса. Еще бы, это уже черная магия, «без перхоти». Заклинание Флэмфайрхейт вызывало существо, состоящее из пламени. Задача защитника: охранять мага от существ, боящихся огня, в первую очередь инферналов. Вид существа определялся силой магии, а также личными предпочтениями волшебника. Гарри тут же вспомнил огненную змею, выпущенную Воландемортом в Дамблдора, тогда в Министерстве магии. Ее размеры впечатляли. Интересно, что у него получится? Гарри на мгновение представил огненного оленя и с замиранием души произнес заклинание…

Никакой реакции. Даже искорки не вылетело из палочки. Вот что значит высшая боевая магия. Не дорос видать еще.

У Гарри в душе запылало от злости на этот мир. И, как некстати, еще и воспоминания о минувшем дне в голову полезли, то унижение, что он пережил в комнате Снейпа, и… Ему надоело обманывать самого себя. Больше всего его душа страдала от предательства его, как казалось, друга. Хотя, какой уж тут друг, когда по ночам снятся страстные объятья с ним. Гарри Поттер решил избавиться от этого чувства и снов, а для этого нужно возненавидеть Маркуса Акане. Гарри вышел на тропу войны. Месть будет изощренной и жестокой. Его враги узнают, как иметь с ним дело, поймут, что играть его чувствами намного опаснее, чем холодным оружием.

В половине шестого Рон Уизли, больше смахивающий на сонную муху, спустился в гостиную. У них был всего час, чтобы позаниматься, но у Рона то ли руки не из того места росли, то ли палочка своей собственной жизнью жила. Что не скажет, все наперекосяк. При этом он умудрялся еще и глупо хихикать. Хоть Гарри и не был легимелентом, но знал в каких облаках летает его друг. И он пожалел, что помирился с Гермионой. Он стал медленно, но неотвратимо закипать. Рон этого не заметил, и когда в очередной раз напортачил, Гарри не выдержал и запустил в него Круцио. Если б не его предусмотрительность и не налаживание Заглушающих чар, то от вопля Рыжего проснулся бы весь замок.

- Тттты чегоооо? - заревел Рон, глядя на друга с обидой.

- Хватит ерундой страдать, Рон Уизли. У тебя нет в голове ничего кроме Гермионы. Ты ею будешь от Пожирателей отбиваться? Или спрячешься за ее спину?! - гневно закричал Гарри, налаживая на друга уже второе болевое заклятие. Тот аж побелел от боли.

- Нравится? А у Воландеморта еще больнее выходит! А теперь представь, что это он накладывает на твою мать и отца, а ты стоишь рядом и ждешь, пока их спасут. - Поттер издевался не хуже Снейпа. Рона уже трусило от рыданий. И тут в сердце Гарри пробилась жалость. Он остановил пытку.

В глубине души он понимал, что только что сорвал злость на своем друге, и это было неправильно, но он же был упрямым ослом и не признавал этого. Гарри продолжал молча сидеть в кресле и буравить взглядом Рона. Тот испуганно смотрел на него и продолжал плакать. И тут он услышал вскрик.

- Рон, что с тобой??? - голос Гермионы заставил его оторваться от лица друга. Та сегодня встала ни свет, ни заря, решив выйти почитать в гостиную. Там она с ужасом обнаружила плачущего Рона на полу и Гарри спокойно смотрящего на него из кресла.

- Что здесь происходит??? Рон, ты в порядке? - бросилась она к нему и стала трясти за плечи.

Рон Уизли с помощью Гермионы поднялся с пола и сел в соседнее кресло. Со стыдом он посмотрел на свою подругу, а потом перевел взгляд на друга. В его душе сейчас шла борьба. Гарри ожидал, что сейчас их дружбе придет конец, что тот его пошлет на три веселые буквы и пойдет жаловаться Дамблдору, но Рон Уизли в который раз его удивил.

- Все нормально, Герми. Я не послушал Гарри и предпринял попытку наложить на себя одно заклинание, и как результат - навредил сам себе. Мне уже лучше. - Сказал он тихо, слегка надрывающимся голосом, продолжая смотреть на друга. Гарри довольно улыбнулся, давая понять, что он рад, что Рон понял наконец-то, чего он от него хочет.

Гермиона еще долго что-то спрашивала, пыталась выяснить, что это было за заклинание, но все ответы были более чем уклончивы. В результате она обиделась на обоих и в гордом одиночестве ушла на завтрак.

Этот случай никогда больше не вспоминался Роном и Гарри, кстати, это был последний случай применения болевого заклятия Поттером по отношению к его другу.

- Как прошла твоя встреча? - спросил Рон по пути в Большой зал.

- Отлично. Она приняла мои условия, как я и думал. Бедняжка, я ее даже пожалел, когда увидел, чем она питается. - Довольно ответил Гарри Поттер. - Сегодня она восстановится на работе, и пришлет письмо Акане. Все будет более чем прилично.

- Ты уверен, что она все сделает как надо? Тебя не выдаст? - озабоченно спросил друг.

- Уверен. А ты бы выдал того, кто на твой счет в Гринготсе положил две тысячи золотых? - съязвил Гарри. Рон услышав сумму, замер на полпути.

- СКОЛЬКО?! Ты с ума сошел! - выпучив глаза, прошептал Уизли.

- Ну, иначе она не вложит душу в эту статью. Деньги - великая сила, Рон. Используя их, так легко манипулировать людьми. Не переживай, я не разорюсь. - Успокоил его друг.

Некоторое время они шли молча. Тут Рон снова нарушил тишину.

- А как твой… ну ты понял?

- Нормально. Синий, немного холодный, но не болит. - Улыбнулся Гарри смущенному Рону.

- Это ты про свой зад рассказываешь, Поттер?!! - услышал он довольный и очень противный голос. Сразу же послышался хохот. Стайка слизеринцев, возглавляемых Драко Малфоем, только что вынырнула из своих подземелий. Рон сразу же растерялся. А вот Гарри встретил врага во всеоружии.

- С каких это пор, Дракоша, тебя волнует столь интимная часть моего тела? Папочка уже похвастался? - соблазнительным голосом протянул Поттер. Драко аж вытянулся в струнку. Гарри понимал, что если не принять срочные меры, то его ожидает еще одно унижение, а этого нельзя допустить. Он знал, чем можно взять эту белобрысую заразу, и знал, что это подействует на все сто процентов.

- Что молчишь? Тебя жаба задавила, что ты не видел меня? Учитывая нашу старую дружбу, я могу подарить тебе парочку приятных мгновений и позволю лицезреть меня во всей красе. - Уже страстным голосом добавил Гарри. - Ну, как?

Драко Малфой, давно потерявший свою челюсть, тупо уставился на Поттера, забыв, что вообще-то хотел его выставить на смех. Взгляд Гарри гипнотизировал, пробуждал непонятные ему желания, вызывал дрожь во всем теле. Он понятия не имел, почему Поттер стал на него так влиять в этом году, но то, что противостоять он ему не может, это был факт. «Узнает папа - бедный я буду!» - подумал стушевавшийся Малфой.

- Ты не отрицаешь, что Малфой, Снейп и Акане выпороли тебя в спальне Снейпа? - Радостно воскликнула Пенси Паркинсон.

- Хм, нет. - Как-то равнодушно ответил Поттер. Челюсти остальных слизеринцев присоединились к челюсти Драко Малфоя.

- Да что вы, в самом деле? Подумаешь, пару раз шлепнули. Можно, подумать вас никогда родители так не воспитывали. Не могу сказать, что это было приятно, но чтоб меня это как-то расстроило, то нет. Мне не привыкать. После василисков, дементоров и Волан-де-морта, ремень, даже из драконьей кожи - это просто игра. Пошли Рон. - С этими словами друзья отправились на завтрак, оставив слизеринцев, онемевших и парализованных от услышанного ими имени Темного Лорда.

* * *

Гарри ел явно без аппетита. Его головной мозг занимало то, что сегодня будет первый урок по ЗОТС с Маркусом и он не представлял, как будет вести себя на нем. Игнорировать? Показывать агрессию? Или… стоит только Маркусу на него посмотреть, так он растает и все простит? От этих не самых приятных мыслей его оторвало прибытие сов. К его превеликой радости, на этот раз письмами его не завалило. Так, десяток самых стойких. Все остальное явно было отправлено на адрес мистера Акане. Судя по тому, что к нему не подлетело ни одной совы, тот распорядился, чтобы его почта изымалась эльфами и отправлялась сразу в его кабинет. «Разумно» - подумал Гарри, - «А то бы была хохма - профессор весь в куче розовых конвертиков!»

Среди любовных писем, адресованных ему, он обнаружил одно нормальное. Его написала некая Лора Долорес, и он знал, что на самом деле оно от Скитер. Они договорились, что она будет писать ему под этим псевдонимом и информировать обо всем. В письме Рита радостно сообщила, что она вновь почетный работник газеты « Ежедневный Пророк», и уже направила письмо мистеру Акане, с просьбой встретится для дачи интервью.

- Чудесно. Осталось лишь снабдить нашу кудесницу нужными фото. - Довольно сказал сам себе Гарри Поттер. Он отомстит и Акане, и Снейпу, и Малфою.

О, Малфою! Где там наш Драко? Гарри стал искать взглядом своего злейшего врага за столом Слизерина. Тот был явно не в настроении. Рядом с ним сидела Пенси Паркинсон и что-то рассказывала, видать, сплетни. Хорек только делал вид, что внимательно ее слушал, а на самом деле было видно, что его мысли были далеко отсюда.

- О чем это он так задумался? - прошептал Гарри, и Драко, словно услышав его вопрос, поднял глаза и посмотрел на гриффиндорский стол. Их взгляды встретились. Несколько минут они соревновались «кто кого пересмотрит». Драко всем видом давал понять, что он полон ненависти и призрения к наглому гриффиндорцу, и Гарри поверил бы ему, если б не два алых пятнышка на щеках слизеринца. Гарри понравилось это открытие. Внизу живота приятно закололо, и он не удержался и подарил Драко свою самую обворожительную улыбку, напоследок приправив ее воздушным поцелуем. Драко чуть в обморок не упал, но ему не дал страшный хрип, раздающийся со стоны преподавательского стола. Все студенты мигом обернулись в его сторону.

Альбусу Дамблдору тыквенный сок попал не в то горло. Гарри с интересом смотрел на то, как Помфри дубасила директора по спине. Это было так смешно! Гарри не удержался и засмеялся, и случайно глянул на Маркуса. Того, похоже, меньше всего интересовал директор. Его леденящий душу взгляд был прикован к слизеринскому принцу. Похоже, что он едва сдерживается, чтобы не проклясть того. А потом он резко посмотрел на Гарри Поттера.

Мальчик-который-выжил демонстративно отвернулся и продолжил лицезреть Драко. Сейчас он ему был намного симпатичней, чем когда-либо. Тот эту новость воспринял как попытку убийства, и быстро слинял из зала. «Что-то с Драко не то, последнее время. Совсем на себя не похож» - подумал Гарри, покидая Большой Зал и направляясь на урок трансфигурации.

Урок ЗОТС

Естественно спаренный, со слизеринцами. Первое, что заметил Гарри, войдя в класс, это то, что в нем нечем дышать. У Гарри сложилось впечатление, что он попал в парфюмерную фабрику. Второе, что он заметил, что все девушки старательно красили губы и расчесывались, а мальчики скептически на них смотрели, скрестив руки на груди. И уже третье, что бросилось ему в глаза, так это сам класс. Вернее его интерьер.

Сразу было видно, что их собираются учить защищаться, а не совершенствовать почерк. Парты, явно, не были предназначены для конспектирования. И расположены они были полукругом, оставляя центр класса совершенно свободным. В помещении не было ничего отвлекающего внимание: ни картин, ни канделябров, ни непонятных предметов.

«Да ты что!» - подумал Гарри.

Наконец-то барышни угомонились. Послышался звонок на урок и класс замер.

Двери подсобки открылись, и в класс вошел Маркус Акане собственной персоной. Девушки дружно вздохнули.

Видать, ему было не привыкать к такой реакции, как никак, тринадцать лет учил француженок. Ленивым движением волшебной палочки он открыл окна и впустил свежий воздух в класс. Теперь мужская половина класса вздохнула.

Пройдя к учительскому столу, Маркус бросил на нее папку и, оперевшись о столешницу, обратился к классу. Слова, произнесенные тоном Северуса Снейпа в худшем из своих настроений, прозвучали как пощечина. Особенно для девушек.

- На будущее, попрошу запомнить мои слова. Раз - не терплю опозданий. Два - оправданием за невыполненное домашние задание может служить только ваша смерть. Три - специально для студенток: я не принц на белом коне, поэтому любовных писем можете не слать и боевую раскраску племени Апачей тоже можете не наносить. Да, и духами поливать себя так не стоит - я дышу кислородом, как и все нормальные люди!

Класс онемел и перестал дышать.

- Итак, преступим к нашему уроку. - Продолжил профессор Акане. - С профессором Малфоем вы закрепили первую тему этого учебного года: «Дементоры и способы защиты от них». Я читал ваши контрольные работы, и могу сказать только одно. Я полностью согласен с оценками, поставленными им. Если вы и дальше будете так усваивать материал, то, за вашу жизнь я не дам и ломаного сикля.

Класс сел в лужу. Еще бы, нормальные оценки были у единиц, и то на слизеринской стороне. На Гриффиндоре только у Гермионы была приличная оценка, благодаря ее настойчивости и регулярным хождениям к Люциусу Малфою за объяснениями. Тот не выдержал и поставил ей «хорошо».

- Следующей темой в этом году будет: «Оборотни и гиганты». Общие понятия вы должны были закрепить еще на третьем курсе, поэтому вдаваться в объяснения я не собираюсь. Вы должны понимать все, о чем я говорю.

И дальше началась первая лекция профессора Акане. Полностью врубилась в нее только Гермиона, по крайней мере, она делала вид, что ей все ясно. Остальные студенты в ужасе грызли перья и ни фига не понимали. А когда им еще и домашнее на два фута задали, потеряли надежду вообще закончить этот учебный год в своем уме. Выходили студенты после урока на полусогнутых. Гарри пришлось поддерживать Рона под руки, так как тот совсем пал духом. Сам же Гарри был в состоянии глубокого шока - у этого Акане не было ничего общего с тем мужчиной из Хогвартс-экспресс, который его так очаровал. Снейпище настоящее, только красивое.

«Может они родственники?» - подумал Гарри, приходя в себя.

В дверях они столкнулись с не менее растерянным Драко Малфоем. Гарри не преминул обратить на себя внимание блондина легким пинком под зад. Малфой, было, хотел ответить тем же обидчику, но когда встретился с ним взглядом, покраснел, как рак, и что было силы стал пробиваться вперед. Гарри разочарованно вздохнул.

В этот момент в его голове прозвучал громкий приказ: «Останься!». Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто его отдал. Гарри знал, что его мысли сейчас сканируются преподавателем по ЗОТС и отчетливо подумал: «Раскатал губу как трамплин!», и скрылся в дверном проходе.

* * *

За ужином школа гудела как рассерженный пчелиный рой. Все обсуждали уроки нового преподавателя ЗОТС. Довольных ими, как вы понимаете, не было - Гермиона не в счет. Женская половина пребывала в состоянии полной апатии. Их мечты были безжалостно растоптаны кирзовым сапогом и высмеяны перед всем миром. В Хогвартсе появился Снейп номер два.

Упоминаемые выше профессора, как ни в чем не бывало, спокойно себе ужинали, перекидываясь довольно дружескими репликами. И их абсолютно не волновало общественное мнение. Пока.

Поздно вечером, сидя в пустой гостиной, Гарри Поттер перебирал фотографии, сделанные Колином Криви. Самые компрометирующие были немедленно отправлены Рите Скитер. Пути назад не было. Скоро Хогвартс ожидал взрыв водородной бомбы.

* * *

Скандал года, или месть Гарри Поттера.

Пятница. Большой зал. Завтрак. Все ждут совиную почту. Из надежных источников стало известно, что на днях Хогвартс посетила скандально известная Рита Скитер и взяла интервью у Маркуса Акане. Это была новость дня. Акане редко давал интервью, в противовес Локонсу, и ненавидел фотографироваться. Его поклонницы с нетерпением ожидали новый номер «Ежедневного пророка».

А пока ожидали, следовало, и болтали о разных приятных вещах. Например, о Снейпе. Хе-хе, кто б подумал, что слова «Снейп» и «приятная вещь» могут стоять в одном предложении. Короче о профессоре Снейпе. По школе ползли слухи о его симпатии к своему коллеге, а последнее событие только укрепило их. В гардеробе Снейпа появились цветные вещи!

Когда он вошел первый раз в Большой зал в белой рубашке и зеленой мантии, и чистыми волосами, половина студентов подавилось завтраком. Мальчик-который-выжил был в их числе. Его еле откачали, под громкие аплодисменты слизеринцев. А когда Гермиона Грейнджер забылась и вслух восхитилась вкусом Северуса Снейпа, у Гарри пена пошла изо рта и он наградил подругу, впервые в жизни, очень неприятным заклинанием, а точнее Заклятием Шаровой Молнии. У Гермионы еще сутки волосы стояли дыбом и пускали электрические заряды! Мало того, он еще на весь зал пообещал ее сделать громоотводом, если она еще раз скажет хоть одно доброе слово о Нюниусе. Этот самый Нюниус на первом же уроке зелий снял с Гарри 20 баллов за криво порезанный шпинат. Гарри смолчал тогда - он знал, что близок час расплаты.

И вот он настал. Рон Уизли и Гермиона Грейнджер чувствовали себя сидящими на пороховой бочке. А Поттер прямо плавился от предвкушения удовольствия. От нечего делать, он разглядывал преподавательский стол. Директор Дамблдор был явно не в духе. Гарри и не догадывался почему.

Альбусу Дамблдору приснился плохой сон. В нем Гарри Поттер, сидел в его ванной, в чем мать родила, и мучил двух черепашек. И не просто мучил, он им лапки отрывал. Дамблдор был сильно впечатлительным человеком и этот кошмар выбил его из колеи. Его печень с самого утра вопила о приближении опасности, и ее пришлось заткнуть парочкой рюмок.

И вот прибыли совы. У директора в глазах зарябило. Он даже сначала не понял, что это - все совы были на половину красными. Но потом, когда они спикировали на учительский стол, он понял, что все они несли Кричалки. Стая сов разделилась на три равные части, и каждая из частей набросилась на адресатов: Дамблдора, Снейпа и Акане.

Студенты наблюдали редчайшее безобразие в этой школе. Трое преподавателей были атакованы десятками Кричалок, к которым добавились перья и пух. А так же, совы почему-то начали гадить на них. Это был нонсенс! По залу разносились вопли неизвестных, и можно было различить лишь отдельные слова, те что погромче были. Например, такие: «ИЗВРАЩЕНЦЫ! УРОДЫ! МЫ ДОВЕРИЛИ ВАМ НАШИХ ДЕТЕЙ! В АЗКАБАН ВАС!» Остальные были очень и очень нецензурные. Студенты не верили своим глазам и ушам.

Все объяснения были получены после прибытия следующей стаи сов, уже с Пророками. На первой странице была огромная фотография, на которой Снейп… держал за руку… Маркуса Акане и мило улыбался! Заголовок статьи кричал:

«ПРЕПОДАВАТЕЛИ ХОГВАРТСА В ОТКРЫТУЮ ПОКАЗЫВАЮТ СВОЮ ОРИЕНТАЦИЮ И НЕ СТЕСНЯЮТСЯ СВОИХ ЧУВСТВ ПЕРЕД СТУДЕНТАМИ».

Далее следовало интервью Маркуса Акане, естественно так перекрученное, что дальше некуда. Пять листов пестрели такими фотографиями, что, при прочтении комментариев Скитер ни у кого не возникало сомнений, что Снейп и Акане любовники.

БОМБА ВЗОРВАЛАСЬ!!!!

Когда от несчастных жертв отстали все кричалки, и они, с горем пополам, отплевались от перьев и почистили мантии, их ожидал сюрприз. Студенты гневно, презрительно, осуждающе и, главное, молча на них уставились. Макгонагалл почему-то лежала лицом в салатнице, а рядом с ней на столе сидела миссис Норис и пыталась зубами вынуть пробку из бутылки с валерьянкой. Остальные преподаватели лежали без чувств под столами. Все, кроме Хагрида. Тот медленно читал просто и еще не дошел до самого интересного места.

Дамблдор дрожащими руками взял лежащую рядом с Минервой газету и прочитал заголовок. Тут и смерть его пришла! Ну не совсем смерть, а только, замаскированный под нее дементор. И то, в воображении директора. Через минуту он присоединился к коллегам под столом.

А вот Снейп и Акане держались долго. Они читали одну газету на двоих, стоя, даже не задумываясь, что тем самым подтверждают весь этот бред, написанный Скитер. Но когда они дошли до последних строк, их волосы стали дыбом.

Вот что они прочитали:

Рита Скитер (задает вопрос одному из студентов Хогвартса): - Как вы относитесь к тому, что ваши преподаватели вовсю пропагандируют однополую любовь?

Студент: - Ну, это было так неожиданно… приятно узнать. Теперь думаю, и мы не будем этого стесняться и начнем воткрытую встречаться в коридорах Хогвартса. В любви нет ничего позорного! Лично я давно влюблен в своего однокурсника, и теперь наконец-то признаюсь ему в этом.

Они медленно опустили газету и стеклянными глазами посмотрели на Гарри Поттера.

Тот выглядел так, словно только что завалил Темного Лорда. Его глаза победно сверкали. Еще бы им не сверкать - он уничтожил доброе имя и репутацию этих двух козодоев, лишил их почти всех поклонников, особенно Акане, их наверняка попрут с работы, порвут с ними все договора, касающиеся печати их трудов, и скорее всего посадят! Что еще нужно для счастья, бедному сиротке!

- Что ж, нам нечего уже терять, Северус. - Тихо мертвым голосом сказал Маркус.

- Я с тобой согласен, все равно будем гнить в Азкабане. Альбус нас не защитит, он с ума сошел. - Ответил Северус.

- Тогда поехали! - решительно сказал Маркус и выхватил палочку.

В зале раздался крик Гермионы Грейнджер:

- ГАРРИ, БЕГИ!!!

И через секунду Гарри Поттер несся по коридору, улепетывая от двух озверевших преподавателей.

Глава 16

Очередное сновидение Гарри Поттера или возвращение очкарика.

Надежда-и-Наказание-магического-мира очнулся в зале ОД, лежа, как порядочный, на широкой кровати, ранее всецело принадлежавшей Второму Я. Судя по воплям, раздающимся откуда-то сверху, там снаружи происходило что-то интересное. Парень потянулся, с трудом сполз с кровати, на которой, кстати, уже неделю дрыхнул и поковылял к Арке. Выглянув из-за красных портьер, он с удивлением заметил, что на потолке уже нет звездного неба. Тот, словно магловский телевизор, показывал все, что происходит снаружи его тела. Гарри восхищенно охнул. Да, и это было весело. Похоже, его темная половина отрывалась по-полной.

- Интересно, что он учудил? - продумал Гарри и сел на трон. Пару минут он с интересом рассматривал картинку, параллельно рассуждая об отсутствии признаков голода и жажды, а потом ему пришлось протереть запотевшие очки.

- Что за …? - открыл от изумления рот Поттер, наблюдая, как он сам прыгает по ступеньках лестницы, ведущей в холл, и посылает разные проклятия в Снейпа и Акане. - Я там с ума сошел?!

Да-с, видение было еще то.

Второй Гарри Поттер вовсю сражался со своими учителями, посылая в них такие заклятия, что даже Снейп выглядел пораженным. Но как бы там ни было, Гарри был один против двух взрослых волшебников и уже не справлялся. Мозг очкарика уловил SOS. Надо было помочь. Поттер, сидящий на троне, прикинул:

- В плане дуэлей я хуже, в плане бегства - нет, я не трус. Что делать? - долгий мыслительный процесс. - Да!

Гарри собрался и, что было сил, крикнул, надеясь, что его вторая половина услышит:

- Призови эльфов!

Тот, к счастью, услышал. Уклоняясь от заклинаний, он крикнул: - Добби! Кикимер!

Два кусочка мяса приземлились за его спиной и в один голос пропищали:

- О, Великий Гар…

- Хозяин звал …

- Заткнитесь и помогите мне от них избавится. Как можете! - крикнул на них Гарри, и в этот момент получил от Маркуса Ступефаем…

- ЕСТЬ! - хором сказали эльфы и перевоплотились в камикадзе. Снейп и Акане этого не знали.

Увидев, что они наконец-то вырубили Мальчика-который-сейчас-умрет, Маркус и Северус с боевым кличем двинулись к неподвижному телу, осевшему на лестнице. В этот момент из-под земли к ним под ноги бросились два домовых эльфа. Результат не заставил себя долго ждать.

Снейп, наступив на Кикимера, навернулся и с грацией пьяного тюленя на льдине, засветил в направлении первого этажа, считая ребрами ступеньки. Акане повезло меньше - Добби не просто сбил его с ног, но и укусил того пару раз за мягкое место. (Вот это преданность! - подумал Гарри-очкарик). Взвыв от боли, Маркус повторил судьбу своего коллеги. Только чудом они не сломали шеи.

Придя в себя, оба профессора с трудом поднялись на ноги, полные решимости разорвать эльфов на куски, а Поттера сожрать живьем, как входные двери школы были безжалостно выбиты ударом чьей-то крепкой ноги. Волосы на головах у двух помятых профессоров пошевелились, а коленки предательски задрожали. На пороге Хогвартса стояла взбешенная… Мадам Максим. На этом моменте Гарри решил для себя, что кино закончилось и затянул свое Второе Я назад в Зал.

- Мне нужен отпуск, - прохныкал Темный Гарри Поттер, поднимаясь с пола и выпутываясь из своей красной мантии.

- Ты что там натворил? - накинулся на него его светлая половина.

- Тссс, голова болит… Я отомстил… Я их сделал… Я так понял, мадам Максим уже приехала? Хорошо… - Гарри номер два устало потянулся и поплелся за Арку, рассчитывая нехило подрыхнуть.

- Ну, так все же, что там? - не отставал от него Гарри номер один, гневно сверкая глазами из-за уродливых очков.

- Понимаешь… у меня чувство юмора такое… оригинальное. Вот, читай. - И он швырнул, неизвестно откуда взявшуюся, газету в сторону очкарика.

Через пятнадцать минут Гарри Поттер надумался вздохнуть.

- Не может быть… Это неправда… Маркус не может быть… Со Снейпом… - в глазах мальчика уже стояли слезы.

Темная половина, растянувшаяся на кровати и жующая шоколадную лягушку, смерила его презрительным взглядом.

- Баран! Нет, конечно, хотя кто его знает… Все может быть! А вообще-то, это я придумал. С помощью Скитер. А-А-А-А, - сказал Гарри, широко зевнув. - Так, теперь ты будешь выкручиваться без меня. Я устал, как тролль. Наверняка, тебе будут мозги промывать, но ты не беспокойся - все компрометирующие воспоминания остались во мне. Строй невинную овечку, которую хотели скушать злые и голодные волки.

Гарри-очкарик с грустью посмотрел на двойника. Его не прельщало возвращения в тот дурдом, который устроила его вторая половина. Из всего, что наделал эта красножопый Поттер, следовало, что надеяться на какие-то отношения с Маркусом глупо и наивно. Скорее всего, тот его заавадит при встрече. Но деваться было некуда.

- Э, еще совет - после этого шоу, у тебя поклонников прибавится, и сторонников полагаю тоже. Начитай сзывать ОД, хватит тянуть резину. - Уже, почти засыпая, пробормотал Гарри номер два. - И не забудь отомстить Люциу… ааа… я на тебя рассчитываю… хрррр.

Гарри номер один молча посмотрел, как захрапела его вторая половина. «А все-таки: почему нас двое? Разве это нормально? Почему мы меняемся, сливаемся, общаемся? Кто из нас настоящий Гарри Поттер? Надо выяснить уже», - подумал Гарри номер один и обреченно поплелся к выходу.

Больничное крыло Хогвартса.

Мальчик-который-снова-и-опять-выжил с трудом разлепил глаза и тут же их склеил обратно. У него над самым лицом зависло какое-то чудовище, извергающее огонь из пасти. Потом, хорошо подумав, что такого просто быть не может, он все же открыл один глаз. Чудовищем оказалась декан Гриффиндора, пребывавшая в самом прескверном настроении.

- Очнулись, мистер Поттер? Потрудитесь объясниться! - скрипнула она, как старая дверца, и помахала газеткой в руках. Память к нему быстро вернулась, не вся - только с утра нынешнего дня, но он и этому был доволен.

- Вы о чем? И где это я? Что? Опять в больнице! Откуда я упал? - Гарри попытался прикинуться идиотом. Но фокус не удался. Макгонагалл лишь презрительно фыркнула. «Так, она уже мне не верит - плохо» - подумал Герой и невинно улыбнулся Минерве Макгонагалл.

- Неисправим! - это был ее вердикт. - Ладно, мы с вами потом поговорим, по душам…

Информирую вас: после выхода статьи, в написании которой вы принимали участие, в чем я не сомневаюсь, директор Хогвартса попал в клинику Святого Мунга. Туда же были направлены профессор Акане и профессор Снейп…

- Что? Не может быть?! Класс! Ээ… В смысле, причем тут я? - поздно опомнился от радости Гарри Поттер.

Макгонагалл, что было сил, треснула его газетой по голове.

- У директора нервный срыв из-за вас, а Маркуса и Северуса… они стали жертвами ревности одной сумасшедшей директрисы. С тяжелыми травмами они были доставлены туда же. - Зашипела декан на своего студента. Гарри стал припоминать что-то. «Ой, блин, я ж газету во Францию приказал послать», - вспомнила атрофированная часть мозга.

- О! Мне жаль… их всех. Но я тут ни причем, поверьте. - Начал оправдываться Герой, в душе танцуя твист.

- Угу! А почему вы тогда сбежали из Большого Зала? - вопрос из подворотни. Благо, что врать, не краснея, он уже научился профессионально - «Спасибо мистеру Х в моей голове!»

- Ну, а вы бы не сбежали, если б увидели, как двое преподавателей, перепрыгнув через стол, бегом направились к вам с явным намерением убить? К тому же, мне крикнули, чтобы я бежал, вот я и не раздумывал особо. - Обезоруживающе улыбнулся Гарри Поттер. Минерва только вздохнула и, для самоуспокоения, опять треснула его по башке газетой.

- Мы с вами потом разберемся. Отдыхайте. - И декан удалилась довольно пьяной походкой. Гарри сразу допер, что она до предела накачана валерьянкой.

- Фух. - прошептал Гарри, как только закрылись двери. Но рано расслабился. Двери палаты распахнулись вновь и на пороге появился… Люциус Малфой собственной персоной.

- Тебя тут только не хватало! - взвыл Гарри, забывшись где он и кто он, а заодно, с кем он говорит.

Люциус Малфой в один прыжок достиг его кровати. Дышать стало сразу трудно, в виду сжатия его горла чьими-то руками.

- Ах ты, тварь малая! Кому это ты там собираешься в любви признаваться? - зашипел, как анаконда, лорд Малфой. Гарри только прохрипел ему в ответ, давая понять, что тот мешает ему ответить на сей сложный вопрос. Хватка ослабилась, но руки от горла не были убраны.

- Ты про что, идиот? - тихо спросил Гарри, пытаясь надышаться.

- Дурачка корчишь? Ты думаешь, я не понял, кто был тем студентом, отвечающим на последний вопрос Скитер? - зашипел Люциус и принялся снова душить Гарри.

- Какой вопросссс? - прошептал Гарри. В этот момент, руки убрались, и в его харю уперлась опять эта злосчастная газета.

- Подожди!... Я еще не читал. - Гарри измученно откинулся на подушку и начал дочитывать бред Риты Скитер, написанный с его инициативы. Он, как раз, не дочитал последнюю страницу. Пробежавшись по последним строкам, Гарри понял, почему Маркус и Снейп на него бросились, да и Люциус уже топор точит. Его «вторая половина» дала явный намек на то, кто за этим стоит, процитировав одного профессора. Поттеру только и оставалось, что похихикать, но он не забыл, что был не один сейчас. Его горло опять неприятно сдавило.

- Убебебери руки, гад! Помрешьшьшьшь… - еле выдавил из себя эти слова Герой магического мира. Малфой весь затрясся и отвалил. Похоже, он от шока и злости забыл про непреложный обет, данный Альбусу.

- Какого лешего ты ко мне пристал? - разозлился Гарри. Пожиратель тыкнул его еще раз в последний абзац, и до мальчика медленно дошло, что так взбесило Люциуса Малфоя.

«Лично я давно влюблен в своего однокурсника, и теперь наконец-то признаюсь ему в этом».

Похоже именно это предложение заставило Пожирателя припереться в Хогвартс. Сомнений нет, неизвестный, а для Люциуса он таковым не был, намекал на его сына! За что, следовало его немедленно убить. Неизвестного, естественно. А Драко выпороть, для успокоения души и для стимуляции роста мозгов.

- С чего ты взял, что это я? Я Риту Скитер на дух не переношу, хватит с меня ее интервью уже. - Пытался оправдаться Поттер, но тщетно. Люциус Малфой, правая рука Темного Лорда, аристократ в десятом поколении и фиг знает кто еще, кем-кем, а дураком не был. Психом - да! Но, не дураком.

- Подойдешь к Драко, я такое сотворю с тобой и твоими дружками, что вы и на том свете будете заикаться! - прорычал он Гарри на ухо, и направился к выходу. В конце пути он обернулся и торжественно объявил:

- Кстати, я опять заменяю учителя по ЗОТС. Акане не скоро вернется. Так что держись, голубок! - и с этими словами вышел из палаты. Гарри осталось только плюхнутся на подушку с выпученными глазами. - Капец мне!

Но, немного подумав, он счастливо улыбнулся:

- С другой стороны - теперь можно будет отомстить и нашему Высочеству. Ох, держись Малфой. Я иду! Хоть Драко мне и противен, но ради такой мести я на все пойду…

* * *

В Гриффиндорскую башню он возвращался как Герой. Цветы, песни в его честь, море сладостей и выпивки, млеющие барышни, и так далее. Это был просто праздник какой-то. Гриффиндорская башня гудела и галдела все выходные, даже на ночь не прерываясь. О домашних заданиях забыли все, включая Гарри и Гермиону. Не каждый день упекаешь директора школы в психушку, а Снейпа в травматологическое отделение. Но праздник не бывает вечным, увы. Началась новая учебная неделя…

- Здравствуйте класс! - поприветствовал сияющий Люциус Малфой бедных студентов шестого курса. Дети нервно сглотнули.

- Здравствуйте профессор Малфой! - хором ответили его будущие жертвы. Все, кроме Гарри Поттера. Тот лишь презрительно улыбнулся белобрысой гадине.

- Вот мы и снова вместе. Как вы знаете, уважаемый мистер Акане вновь не может заниматься своими прямыми обязанностями. Почему? Говорить, думаю, не стоит. Сами догадываетесь, - убийственный взгляд на Поттера, - в любом случае начнем-с урок.

Дальше началось выступление профессора Малфоя. Гарри было ужасно неинтересно, и он решил продолжить начатое этим утром.

За завтраком, с совиной почтой Драко Малфой получил опупенный букет белых роз. От кого - секрет. От радости и самовлюбленности блондин места себе не находил, весь день ходил как павлин, распустив хвост, дефилируя по коридорам. Гарри специально не смотрел на него, чтобы ни он, ни батя его не догадались, кто отправитель. Похоже, им сей кошмарный бред и в голову не пришел, хотя бровки у Люциуса ненадолго сошлись на переносице.

И вот на уроке ЗОТС самое время пришло намекнуть Дракоше о своей, типа, любви.

Гарри специально сел в полуобороте, хотя на всех уроках ЗОТС, которые раньше вел Пожиратель, он так и сидел. Но на этот раз он обернулся в другую сторону, а точнее в сторону слизеринцев и начал гипнотизировать спинку Драко. Тот вскоре почувствовал себя очень неуютно. Повертев головой по сторонам, он надумался повернуться назад и… наткнулся на самый похотливый взгляд Гарри Поттера, на какой тот был способен. Мало того, тот из-под парты достал белую розу и преподнес к своим губам. Рот Драко замер в немом крике…

Люциус Малфой самозабвенно читал лекцию о великанах и способах борьбы с ними, мечтательно поглядывая в окно, и не заметил сего инцидента. Позже, наконец-то повернув голову и посмотрев на студентов, он заметил непорядок - его сын, алый как мак, сидел и немигающим взглядом сверлил дырку в парте. «Хм» - произнес преподаватель, но реакции не последовало. «Драко» - тихим шепотом произнес он имя сына, но опять же - ноль на массу.

- Драко Малфой, где ты летаешь, вместо того, чтобы конспектировать лекцию своего отца?! - уже гаркнул он на весь класс, от чего у половины студентов чернильницы перевернулись от ударной волны его голоса.

- ААА. - жахано произнес Драко и посмотрел на Люциуса круглыми глазами. Через секунду его тело исчезло за дверью. Малфой-старший только и мог, что рот открыть от удивления. А Гарри тихо хихикал в кулачек. Это было начало…

Всю неделю, пока Люциус Малфой преподавал в Хогвартсе, его сын, Драко Малфой, вел себя более чем неадекватно. Он стал пугливым, подозрительным, почти не покидал подземелий, разве что на уроки и только с верными телохранителями - Креббом и Гойлом. Каждый день, неизвестная поклонница заваливала его шикарными букетами роз, коробками конфет, открытками романтического содержания, и все это сопровождалось улюлюканьем Зала, скрипом зубов профессора Малфоя и сменой цвета кожного покрова самого Драко. Все спаренные уроки с грифиндорцами для него были пыткой, так как спиной, затылком и пятками он чувствовал на себе взгляды своего самого ненавистного врага. Однажды, тот даже догнал его в коридоре и взял за руку! У Драко в глазах потемнело, но когда зрение вернулось вновь, гриффиндорца и след простыл, а в руке была зажата записка:

«Ты долго будешь меня игнорировать? Мне перейти к более решительным действиям?»

После этого Драко слег с воспалением хитрости. Но это не помогло - его папаша, таки ж не дурак, вычислил,… высмотрел… и, главное, не поверил не единому слову сына, кто ему так симпатизирует. С тех пор Поттеру частенько приходилось убегать, так как Люциус Малфой уже не мог держать себя в руках, и в любую минуту мог сорваться и нарушить непреложный обед, в ущерб своей жизни. Репутация семьи Малфоев была под угрозой! Если кто-то еще заметит-узнает… А случаев было предостаточно. Хотя бы взять последний, в четверг вечером.

Драко крался по тёмному коридору. Почему крался, спросите вы? А потому, что было уже, во-первых, два часа ночи, а во-вторых, Малфой очень опасался встретить на своём пути Поттера, который был известен своей любовью к прогулкам ночью, причём даже без мантии-невидимки. И вообще, после того, как Поттер обнаглел настолько, что перестал даже скрываться мантией отца при своих нарушениях дисциплины школы, количество нарушений со стороны других ночных хулиганов резко снизилось и грозило вообще уйти в отрицательную сторону.

А как же патрулирующие коридоры Хогвартса старосты и учителя? О, эти вообще саботировали свои обязанности, потому что юный и чересчур наглый Мальчик-Который-Выжил научился профессионально накладывать заклинание забвения, это во-первых, а во-вторых, иногда он бывал не в настроении, и тогда бедные патрульные стиранием памяти не отделывались… А как об этом узнали остальные? Ну так не всегда же Гарри использовал Обливайте удачно, мастерство ведь приходит с опытом…

Вернемся к Драко Малфою. Куда ж это его понесло на ночь глядя? Поздно вечером бедный ребенок получил от папаши нагоняй. Как всегда в честь того же Поттера. Люциус Малфой и верить не хотел своему чаду, что у того ничего нет со шрамоносцем. В два часа ночи родитель вспомнил, что ребенку пора спать и вышвырнули его из своего кабинета. Провожать его никто не собирался - мол, он староста, никто его не накажет.

- Можешь, идти к себе, Драко. В коридорах тебе ничего не грозит. - Успокаивающе сказал папа, закрывая за ним двери собственного кабинета.

- Ага, не грозит… - прошептал Малфой-младший, трусливо перебегая из одной тени в другую.

Так и есть, у входа в подземелья Слизерина его грубо приперли к стенке чем-то невидимым, но теплым. Драко знал, кто станет его тенью и рано или поздно где-нибудь зажмет.

- Поттер, что ты собираешься делать? - Драко уже жалел, что вообще связался в первом классе с Золотым Мальчиком.

- Вот что, - промурлыкал Гарри, наступая на вжимающегося в угол Малфоя. «Сейчас ты у меня описаешься»,- подумалось Герою, и он оска… хм, ласково улыбнулся Драко. Тот попытался пройти сквозь стену. Неудачно. Воспользоваться палочкой аристократу даже не пришло в голову.

- Поттер, отвали от меня… - пытался выкрутиться Драко.

- И не подумаю… - продолжал наступление Герой.

- Ты ненормальный! - уже кричал перепуганный слизеринец, когда губы Грифиндорца замерли в сантиметре от его губ.

- Авада Кедавра в голову в раннем детстве плохо сказалась на моих умственных способностях, поэтому даже не спорю с тобой. - Шутливо ответил Гарри Поттер и уже…

- ПОТТЕР! - что-то рявкнуло в метре от него. Драко с облегчением сполз на пол, а Гарри, скрипя зубами, повернулся в сторону того урода, который помешал ему довести слизеринца до нервной икоты.

Люциус Малфой пожирал его взглядом. На лице профессора было написано явное желание наложить на студентов Круцио. Спрашивается, чего тебе не спится, так нет, шестое чувство приказало ему идти по следам сына. И правильно… Люциус наткнулся на сладкую парочку в момент их… Драко и Гарри никогда так долго не прыгали на одном месте. Люциус развлекался, накладывая на них Таранталлегра. А когда они уже упали без сил, он наложил на них заклятие Заморозки и с наслаждением наблюдал, как коченеют бедные дети. В этот день Гриффиндор лишился 50 баллов, Гарри был направлен к Филчу на очередную на этой неделе отработку, а Драко… О его судьбе умолчим. Цветы, присланные на следующий день, он встретил с истерикой.

Конечно, эти жалкие ухаживания и зажимания вряд ли можно назвать полноценной местью Малфою. Гарри Поттер уже давно бы что-то уткнул такого масштабного, но было одно «Но»… Без своей «темной половины» он ни на что не был способен - оригинальные идеи мести отказывались посещать башку Гордости Львятника. Посему он тянул время и доводил Малфоев до ручки мелкими пакостями. Ведь Драко Малфой был ему неприятен до глубины души. До той самой, которая дрыхла сейчас, сладко почмокивая во сне. Это ей Дракоша-зайчик нравился, а у него, истинного Поттера, он вызывал одну реакцию - тошноту! Но надо было играть и мучить Люциуса, поскольку того аж трусило, когда он замечал взгляд гриффиндорского мартовского кота на своем мальчике.

Глупый Гарри Поттер даже не догадывался, что его Второе Я мало волновала месть Люциусу Малфою, а больше интересовал первый сбор ОД, намеченный через неделю. Тот уже всех пригласил и оповестил, и даже хорошенько продумал свою речь перед потенциальными сторонниками.

* * *

Ни Альбуса, ни Северуса, ни Маркуса еще в школе не наблюдалось. Скандал был ужасный, но силами Дамблдора и всего Министерства магии был забыт на третий день, хотя и начался судебный процесс над Ритой Скитер и издательством «Ежедневного пророка», разные там митинги перед министерством, и т.д. Все благодаря старым добрым Пожирателям смерти и их хороводам. Ну какие могут быть гомосексуалисты в Хогвартсе, кода такие крокодилы, как Фенрир Сивый детей кусает в Шотландии, Беллатриса Лестрейндж убивает магов на севере Уэльса, а самого Сами-знаете-кого видели в Косом переулке, читающего Ежедневный пророк. Было решено, что это подстава, с целью дискредитации уважаемых волшебников теми же Пожирателями смерти.

Короче, все равно Альбусу Дамблдору было противопоказано появляться на работе, а Снейпу в своих катакомбах, Акане вообще на свежем воздухе. Их состояние здоровья желало лучшего.

Гарри пришлось пережить десяток нравоучительных лекций Минервы Макгонагалл. Но все же, никто не мог доказать его причастность. Ему оставалось лишь ждать воскресения, потому что именно в этот день его жертвы планировали вернуться в школу.

Роковое воскресение или истинное лицо Дамблдора.

«Просыпайся, просыпайся, просыпайся…» - эту мантру Гарри Поттер повторял без конца по пути в кабинет директора. «Они вернулись. Они в Хогвартсе. Они меня ждут. Я буду держать перед ними ответ. Просыпайся, гад!» Увы, темные стороны были в коматозном состоянии.

«МАМА!» - это был крик души, немой крик души, замечу, так как Герою не гоже визжать на всю школу.

Кое-как Гарри доковылял до каменных горгулий и скрепя сердце произнес пароль:

- Сахарные зайчики, тьфу. - В голове сразу всплыло лицо Драко Малфоя. Горгульи расступились, пропуская мальчика к лестнице, ведущей в святую святых.

- Можно? - неуверенно сказал Гарри, открывая дверь. Атмосфера в кабинете директора желала лучшего. Создавалось впечатление, что воздух наполовину размешан с цементом, и он просто застывал на лету.

- Заходи, Гарри, присаживайся. - Усталый голос пригласил его внутрь. Взяв все свое мужество в кулак, Поттер твердым шагом прошел к креслу около стола и сел в него. Пытка началась.

Откинувшись на спинку кресла, мальчик решил осмотреться. Первое, что бросилось Гарри в глаза, так это директор Хогвартса, вернее то, что от него осталось - он стал еще худее, сморщенней, седее и носатей. Судя по всему, кормежка в клинике Святого Мунго была неважная. Второе, это был профессор Снейп, сидящий справа от него. Сначала Гарри перепутал его с какой-то кикиморой, настолько тот был страшен в лице. Слева от него сидел Маркус Акане, с более привлекательным лицом, чем у Снейпа, а, главное, совершенно не обращающий на него внимание. Гарри обиделся: «Я что, пустое место для него?». И посмотрел вновь на директора, ожидая того, что тот скажет.

- Гарри, я не буду допрашивать тебя и задавать глупые вопросы: как, когда, почему и зачем. Я и так знаю, что это был ты. Ты еще раз удивил меня размахом своей мести. Да, Салазар Слизерин и его прикол с Тайной комнатой отдыхает… - начал вещать Альбус Дамблдор.

Гарри молчал.

- Я относился к тебе как к своему сыну, заботился о тебе, как считал нужным, тревожился о твоем благополучии и здоровье… - продолжал обвинительным тоном Дамблдор.

- Отослав жить к Дурслям? Оригинальное понятие благополучия. - Перебил его Гарри, не забыв одолжить немного Снейповского яду. Да, без своего помощника он вряд ли найдет достойные аргументы.- В октябре оставив ночью на крыльце в одном одеяле - здоровья мне точно это прибавило.

- Зато, ты остался жив. На протяжении 15 лет жизни у них тебе ничего не угрожало. Ты должен быть благодарен… - возмутился этой наглости Северус.

- Извините, но я не благодарен. За это! Я проклинаю каждый день своей жизни у Дурслей и не могу понять, почему самые счастливые человеческие годы должен был страдать и мучатся от незаслуженных обид и унижений. Для того, чтобы они меня закалили или не испортили? Выходит, если меня воспитывала бы, какая-нибудь, семья волшебников, то я обязательно должен был вырасти заносчивым придурком, как Драко? - скептически спросил Гарри, скопировавши улыбку Снейпа и показав тому язык. Возможно предъявление претензий касательно его детства как-то отвлечет Дамблдора от морали, которую от готов начать уже читать.

- Повторяю еще раз, это для спасения твоей жизни, щенок. - Продолжал шипеть зельевар.

- Угу, я понял, а что, заклятие Доверия больше не эффективно? Директор Дамблдор уже не желал запечатать в своем сердце место нахождения Мальчика-который-выжил? Родителей моих, вроде как, и хотел когда-то защитить таким образом? - говорил дальше Гарри, сверля глазами директора. Тот только смотрел на него из-подо лба.

- Нет. Как ты помнишь, это заклинание не помогло спасти тебя и твою семью… - холодно ответил Альбус.

- Потому что хранителем стал Петтигрю, а не вы или Сириус! - огрызнулся Гарри.

- Ну, как не вспомнить блохастого-то… - съязвил Снейп, но не смог продолжить озвучивать мысль, так как кулак Гарри отбил у него способность говорить, а заодно подпортил физиономию.

- Ах, ты, засранец! - заорало Слизеринское чудовище и прыгнуло на обидчика, желая, как минимум, сломать ему все кости.

К счастью, Маркус встал между ними в этот момент.

- Северус, успокойся. Ты же первый начал. - Спокойно сказал он, заслоняя собой мальчишку. Тот доверчиво прильнул к его спине, не веря, что его ангел-хранитель с ним опять.

- Кто?! Я?! Как ты можешь защищать эту тварь после того, что она наделала?! - удивленно и в тоже время рассержено закричал Снейп. Гарри отчетливо увидел в глазах профессора гнев, обиду и… ревность. Сердце в его груди тоскливо сжалось: «Неужели это правда?»

- Перестаньте немедленно. Я устал уже от этого вертепа. Сядьте и слушайте меня! - рявкнул на них Дамблдор, и все мигом расселись по своим местам. Маркус, почему-то, придвинулся поближе к Гарри. У Снейпа, при виде этого, желваки на скулах заиграли.

- Мальчик мой, напоминаю тебе в последний раз! Я не обязан отчитываться перед тобой за все, что я делаю. С тебя достаточно будет и того, что я делаю это для блага всех нас, всех магов и маглов, что населяют наш мир. Но твои фокусы переходят всякие границы. От них страдают невиновные люди. Я - в первую очередь! Все-таки можешь объяснить, почему ты так поступил… хотя бы с мистером Акане? Ладно Северус, вы друг друга не переносите на дух, но Маркус то что тебе сделал?

- ВЫ ЧТО БОЛЬНОЙ?! - заорал Гарри. - Как это что? Они с вашего, блин, разрешения, подвергли меня унижению и побоям, а я еще и спасибо должен говорить?

- Гарри, тебе всего лишь дали ремня по попке! А ты за это уничтожил их репутации. И доброе имя Хогвартса!

- Дык, я что, должен, по-вашему, молчать в тряпочку? - все-таки огрызнулся Гарри, сам понимая, что его обида попахивает подгузниками.

- Гарри, каждое наказание должно соответствовать проступку. Тебя наказали за аморальное поведение, а ты мстил как за попытку убийства.

- Вы точно рехнулись! Еще не хватало, чтобы на меня подымали руку разные там… - Гарри гневно посмотрел на Маркуса, давая понять, что его поступок сродни попытке убийства, - садисты! Я такого обращения к себе терпеть не буду! Никогда!

- Это было необходимо сделать! И ты должен верить мне! - жестко сказал Дамблдор.

- Нет! Я вам больше не верю! Вы обязаны объясниться передо мной - зачем все это надо было делать?!! - громко сказал Гарри, сжимая кулаки. Что-то ему подсказывало, что ответа он не дождется, но он все равно считал правильным его требовать.

Дамблдор от этих слов весь почернел. Видать, он так не считал. Снейп его полностью поддерживал - еще чего, отчитываться перед разными сопляками. Гарри это прекрасно понял, глядя на их лица. И решил посмотреть еще и на третьего присутствующего - что он думает?

Маркус молчал, что-то обдумывая, но потом резко посмотрел на Гарри. Когда их взгляды встретились, между ними прошла какая-то искра. Оба, одновременно, вспомнили Хогвартс-экспресс и их разговор.

«- Меня многие недооценивают. Каждый видит только то, что хочет во мне увидеть, но никто не знает какой я на самом деле.

- Например?

- Вот, Дамблдор. Для него я чистый невинный ребенок, не способный на плохой или жестокий поступок. Такая себе добродетель в штанах, ангел без крыльев. Но я же всего человек, к тому же подросток. Мне также присуще совершать ошибки, испытывать такие чувства как ненависть и злость, мне тоже порой хочется ответить на подлость подлостью, жесткостью на жестокость. Но он все равно в упор этого не хочет замечать. Почему?

- Самообман может, а может он действительно видит тебя насквозь, а эти твои желания считает побочным явлением переходного возраста…

- О Поттере много чего ходит в людях - не знаешь чему верить. Для одних он герой, для других жертва, для третьих - малолетний нахал. Кому верить? А ведь интересно, ведь он один из самых знаменитых людей в нашем мире.

- Если серьезно, то каждый из обитателей Хогвартса имеет о Поттере свое собственное мнение, и оно сильно отличается от мнений других. Как и меня, его видят таким, каким хотят видеть. - Ответил Гарри, при этом нахмурился.

- А ты что про него думаешь?

- Его участи я бы не пожелал врагу, даже самому ненавистному. Быть Поттером - это проклятье…».

«Да, ТЫ был прав. Действительно, быть Поттером - это проклятие. Для тех, кто стал рыбной косточкой у него в горлышке. А я вот ошибался на счет Дамблдора. Сильно ошибался. Действительно, почему он так поступает с мальчишкой? Почему так плюет на его чувства? Что он скрывает за своим старческим маразмом?» - подумал Маркус, и что-то заставило его изменить всем своим планам, касающихся Гарри. Он толком и сам не понимал почему, но то, что это будет правильно, он был уверен.

- Альбус. Я настаиваю на том, чтобы все-таки объяснить мальчику все. Хватит его провоцировать уже. - От этих слов у Дамблдора очки на лоб полезли, а у Снейпа обиженно вытянулась мордаха. «Во что они играют?» - подумал Гарри, и почувствовал, как кое-кто, надумался выползти из недр его сознания.

«КУ-КУ, Я ВЫСПАЛСЯ! ЧТО ТУТ У НАС НОВОГО?»

Это пожелание профессора Акане было встречено явно без удовольствия. Альбус долго его обдумывал, поглядывая то на Гарри, то на Северуса, который, как оказалось, тоже не вдуплял что-про-что. Но потом все же решил принять предложение Маркуса.

- Что ж, рано или поздно, все равно бы пришлось. - Начал Дамблдор, и у Гарри появилось смутное предчувствие.

- Гарри и Северус, я, как вы поняли, не все и не всем рассказываю. Особенно, если это касается Ордена Феникса и Воландеморта. За долгие годы жизни, я понял, что это самое разумное. Больше шансов, что все получиться, как задумано.

Северус подозрительно уставился на директора.

- Маркус не случайно прибыл в Хогвартс.

- Ну, конечно, ты его пригласил, как всегда! - обиженно тявкнула Сальноволосая гадина.

- Да. Пригласил. Маркус и его семья - давние тайные союзники Ордена Феникса. Они отличились еще при первом восхождении Темного Лорда. Я позвал Акане для того, чтобы поручить ему очень важную миссию. - Альбус, выдав кусок информации, застыл в нерешимости.

- КАКУЮ? - в один голос прохрипели Северус Снейп и Гарри Поттер.

- Войти в доверие Пожирателей Смерти, в частности заручится доверием Люциуса.

- Но… Но я уже занимаюсь шпионажем? - как-то по-детски пролепетал Снейп, клипая заслезившимися глазками. Услышать такое было большой неожиданностью для него.

- Так и занимайся дальше. Здесь совсем другая ситуация - я не хочу, чтобы Маркус становился Пожирателем, пока… Постараемся обойтись пока без таких жертв. В Шармбатоне Маркус сыскал славу гения и мага высшего разряда. Он не был замечен в общении со мной или другими магами, близкими ко мне. Придя в Хогвартс, он принял позицию Чистокровных, а главное, убедил всех и вся, в частности Люциуса, что он не терпит Гарри Поттера. Как мне известно, тот клюнул на это. Если ничего не менять, то в ближайшее время Маркус сможет узнать много полезного.

- А при чем тут я? - неуверенно спросил Гарри.

- Ну, ты так напрашивался на неприятности, что я решил использовать вашу вражду с Малфоями для достижения наших целей. Маркус хорошо сыграл свою роль. И, не смотря, что твой последний выбрык нанес ему существенный урон по здоровью и хорошей репутации, он все же тоже пришелся ко двору. Поэтому ты до сих пор учишься в этой школе и еще дышишь! - на полном серьезе выдал это Альбус ошарашенному подростку.

В кабинете наступила звенящая тишина.

- Вы меня использовали… как средство… как вещь… - тихо спросил Гарри, смотря в глаза Дамблдору. Глаза директора горели решимостью и чувством правоты своих слов.

- Извини Гарри, но так было нужно. Это все ради великой цели. Ради победы над Воландемортом. Ты же тоже этого хочешь? Значит, не жалуйся. Надо рисковать своей жизнью - рискуй, Гарри! Ты же хотел этого, хотел стать членом Ордена Феникса? А им так именно и приходится поступать. И не жди, что я объясню тебе все, просто доверься мне, поверь, я знаю, что делаю! Никогда всей правды! Никогда! Это все ради победы!

- Меня опять использовали… - совсем тихо прошептал Гарри, и внутри него что-то оборвалось. Темные стороны воспылали злобой и стали овладевать им, и Гарри спокойно уступал им льготное место.

- Помоги мне… я больше так не могу,… приди… - шептал Гарри, чувствуя как глаза наполняются горячими слезами обиды, до которых в этой комнате никому нет дела. Но этот шепот был услышан. Дамблдор, Акане и Снейп с интересом посмотрели на Гарри. Глаза мальчика стали стекленеть, и через мгновение они наполнились диким блеском, полным злобы, ненависти и жажды справедливости. Наконец-то, Альбус Дамблдор воочию увидел то, о чем ему уже все уши прожужжал Северус. Поттером периодически кто-то овладевал, и этим был кто-то нехороший. И, скорее всего, это был их старый знакомый. Додумать ему не дали. Гарри в один миг оказался на столе директора, пытаясь дотянуться до его горла. Только благодаря молниеносной реакции Снейпа и Акане, Дамблдор не испустил дух этим вечером.

- Ненавижу! Сволочь! Тварь бездушная! Эгоист!... - оскорбления в адрес Дамблдора сыпались как из рога изобилия. Гарри брыкался и лягался, что было сил. Пытавшийся его утихомирить Снейп получил по я…, по самому важному органу в его организме, и теперь медленно подыхал на полу. Гарри удерживался только Маркусом. Тот схватил его со спины, крепко обняв, и не отпускал.

- Тише, мой хороший, тише. Ты прав, ты прав, ты прав. Я больше этого не позволю. Поверь мне. Я больше так не сделаю никогда. - Шептал Маркус на ухо мальчику, дабы того успокоить, но тот похоже его не слышал.

- Морфиус Гипнозу! - громко произнес Дамблдор, направляя палочку на Гарри. Вспышка желтого света, и тот уже спал богатырским сном. После этого директор обесиленно упал в свое кресло.

- Да, Северус, зря я тебе не верил. Таки им что-то овладело.

- Том? - прохрипел Снейп.

- Не знаю. Глаза не красные и без щелок, как в прошлом году. Сейчас проверим… - с этими словами Альбус подошел к одной из полок и снял с нее непонятный сосуд причудливой формы.

- Что за чайник? - спросил Снейп, переползая в кресло.

- Эгопроявитель, - спокойно ответил Маркус, все еще сидя на полу и сжимая Гарри в своих объятиях. Похоже, его нисколько не обеспокоило все происшедшее минуту назад. Его занимал только Гарри. Мальчишка походил на красивую фарфоровую куклу, которую безжалостно разбили и бросили на пол. И никому не было дело до ее чувств, потому что все думали, что у кукол их не бывает. Но Маркус так не думал. И теперь ему предстоит это доказать Гарри. И это будет непросто.

Тем временем, Дамблдор подошел к ним и сел рядом, установив Эгопроявитель прямо перед Гарри. Прочитав непонятную магическую формулу, он стал наблюдать над тем, что происходит внутри сосуда. Похоже, результат его удивил. Сосуд сначала наполнился фиолетовым светом, потом к нему присоединился красный. Через минуту каждый цвет занял ровно половину сосуда. В центре каждого цветового сегмента отчетливо виднелись эмбрионы - один побольше, другой поменьше. Тот, что больше, находился в красном сегменте, и это означало, что он старше. Дамблдор прочитал еще одну магическую формулу, и тело Гарри осветился фиолетовым светом.

- Да-с. Беда приходит не одна. - Изрек Альбус и сочувственно посмотрел на Поттера.

- Фу, что это? - спросил Снейп, презрительно фыркая и отодвигаясь подальше от мальчишки.

- Не знаю. - Убил своим ответом Альбус Дамблдор. Директор Хогвартса, который чего-то не знает - страшный сон любого Орденца. - В прошлом году, перед Рождеством, он показал двух змей. Так я узнал о вторжении Воландеморта в разум Гарри. А это… Понятия не имею, что это.

- Надо будет мальчишку расспросить? - предложил зельевар, с подозрением посмотрев на Поттера.

- Я уже представляю, как он сидит и с важным видом объясняет нам, тупым троллям, что это у него там в башке завелось. - Язвительно прокомментировал предложение Северуса Маркус. Тот покраснел и смущенно отвернулся.

- Надо срочно заняться этой проблемой. Это может быть новый хитрый план Тома, или, наоборот, особенностью Гарри. Может, это то, что должно помочь ему победить Лорда? Стоит посидеть и покумекать… - голос Дамблдора вернул себе привычный слуху коллег тон маразматика. Он стал насвистывать песенки, лазить по кабинету, перебирать книги на стеллажах, периодически подкрепляться лимонными дольками не первой свежести. Короче, вести себя не как самый сильный маг Великобритании, а как придурок по жизни.

Маркус и Северус молча наблюдали за своим шефом. Каждый думал о своем, но мысли, в целом, совпадали. Первым нарушил молчанку Акане.

- А откуда у тебя этот проявитель? Странный он какой-то, нестандартный. - Спросил он, с интересом рассматривая предмет, стоящий на полу рядом с Гарри.

Дамблдор смутился. Сразу перестал жевать и насвистывать.

- Подарок старого друга. Покойного. Он его изобрел, но до конца не успел рассказать, для чего он еще нужен. На счет распознавания вторжений в мозг и разных там стираний памяти он успел разъяснить. А вот что еще… Как видите, это «что еще» сегодня мы наблюдали.

- Тю, а я думал, что вы его сами придумали. - Удивился Снейп.

- Ну, не все ж самому придумывать, Северус. Ох-х, ну где же ты… Час от часу не легче! - начал причитать Дамблдор, переворачивая очередную книжную полку.

- Маркус, может, ты положишь эту тушку на диван, и сам сядешь в кресло, как нормальный человек. А то обнялся тут на полу… с ребенком, - начал приставать к Маркусу Снейп, немного нервничая и облизывая сухие губы.

Маркус тихо засмеялся. Ему часто приходилось видеть, как Снейп ревновал его ко всем дышащим существам, но к ученикам… это было что-то новое. Хотя его можно понять - Гарри изумителен, во всех отношениях. Ну, как сказать Севу, что у него нет ни сил, ни желания отпускать это чудо из рук. Такой маленький, хрупкий, красивый, наглый и просто обалденный гриффиндорец. А сколько кровушки он успел из него выпить, а как жизнь-то разнообразить, ухх. Нет, совращение Поттера - теперь его любимый спорт! Пока не завоюет эту награду, не остановится ни перед чем! Но Севу знать это не к чему.

Да, конечно, с поркой он перестарался, но… ему этого так хотелось. Ну, прямо «голубая мечта»! Наказать этого мелкого злодеуса за то, что хотел сделать его дураком в Хогвартс-экспрессе. Да! У него странные желания бывали, довольно жестокие, но что поделаешь - это результат тяжелого детства. Зато эротических снов после этого прибыло - что ни говори, а полуобнаженный мальчик, привязанный к столу и… Гарри было что показать. Интересно, а Снейп и Малфой после экзекуции наслаждались подобными снами, или это было его привилегией?

- Тук-тук, ты где? - прервал ход его мыслей Северус. - Говорю, давай положим это на диван. Ты ему все внутренние органы простудишь. А ему еще о продолжении рода подумать надо, хотя, вряд ли посчастливится.

- Почему? - удивился Альбус, отрываясь от какой-то книженции. - Ты думаешь, Гарри не успеет сделать малышей? Да он вот хоть сейчас может. Возраст подходящий,

репродуктивный…

- Хм, не смотря на то, что мы маги и все можем, кое-чего мы еще не придумали, - съязвил Снейп, поглядывая скоса на Гарри. Маркус и Альбус распахнули от непонимания глаза. Снейп аж расцвел, представляя их следующую реакцию.

- Гарри - гей! А мужчины у нас еще не научились рожать, замечу.

Альбусу Дамблдору словно пощечину дали, а вот у Маркуса глазки заблестели. Снейп это заметил и зло так добавил:

- Мальчик сейчас переживает первую любовь. Если верить моим доносчикам и воплям Люциуса, то объектом его вожделения стал... Драко Малфой. И, похоже, это взаимно.

Скрип зубов обоих волшебников был слышен аж в коридоре. Маркус с такой силой сжал плечи Гарри, что на них должны были остаться синяки.

- Ладно, отнесите мальчика в его комнату. Когда он проснется, то не будет помнить последней сцены, только суть разговора. Там посмотрим, как быть дальше с ним. - Сказал Дамблдор и достал с полки старую книгу в кожаном переплете.

Четвертый кошмарный сон Гарри Поттера

Вдруг всё резко изменилось, не было уже ни Дамблдора, ни Маркуса, ни Снейпа, вообще никого и ничего, кроме кромешной Тьмы. Гарри сидел, обхватив колени, и не мог пошевелиться, даже оглянуться и посмотреть вокруг он был не в силах. Всё, что он мог, так это только мысленно умолять, чтобы всё это закончилось.

Внезапно какую-то долю секунды его осветила вспышка света, и вновь стало темно и тихо, как прежде. Но теперь Гарри Поттер уже не боялся, наоборот, он счастливо улыбался - перед ним стоял ОН...

- Куда тебя занесло, дурень? На силу нашел. Не знал, что наша башка такая вместительная. - По-доброму издевался Поттер в красной мантии. - Ну, чего ты так распереживался? Опять обидели? Так я им за это такую жизнь устрою, что мало не покажется. Уж поверь мне. - Сел рядом Второе Я и обнял за плечи несчастного Гарри. Тот блаженно замурлыкал и положил голову на плечо своего клона.

- Ты слышал его?

- Конечно. - Кивнул Гарри номер два и ласково погладил близнеца по голове.

- Я ему так доверял, я в него так верил. А он меня использовал. Чем он лучше Воландеморта в таком случае?

- Он не убивает использованный материал и не грозит убить в случае неудачи.

- Ты прикалываешься? - хмуро посмотрел очкарик на своего клона.

- Нет. Пытаюсь найти разницу, о которой ты спрашивал секунду назад, - улыбнулся тот. - Честно, мне Дамблдор не понравился с первой же минуты, как я его увидел. А это было вовремя вашего разговора в кабинете, сразу после смерти Сириуса. Мне уже тогда он показался жестокой сволочью. А когда за пару месяцев летних каникул я просмотрел все твои воспоминания, то понял, что он - настоящий старый козел! Похоже, ему нравится быть самым-самым и он не терпит конкуренции. Отсюда и противостояние с Воландемортом, и полное наплевательство на твое образование. Ему не нужен в стане еще один великий волшебник.

- Я не верю в это.- Одинокая слезинка пробежала вниз по щеке, за ней еще одна и еще…

- Знаю. Но это мое мнение. Поэтому я ему не доверяю и не дам тебя в обиду. Ты же часть меня, а я твоя часть. Вместе - мы сила.

- Что там произошло? - спросил уже заплаканный очкарик.

- Ты сам ушел в себя. А я выпрыгнул и набросился на Альбуса. Те два козодоя меня скрутили, а директор мило огрел заклинанием, но я успел смыться до этого. Посему слышал весь их последующий разговор.

- И что они сказали? Решили меня в Клинику Святого Мунго сдать? - в голосе слышалась тревога.

- Нет, они тебя проверяли эгопроявителем и обнаружили, что нас двое. Только они этого еще не поняли. Дамблдор начал рыться и шарить по книжным полкам…

- Скоро он во всем разберется, его мозги - не наши. И что потом? - обреченно вздохнул заплаканный Гарри.

- Я плохо представляю, но, кажется, меня грохнут.

- Чего? - Гарри в очках подпрыгнул на месте и с ужасом посмотрел на свою вторую половину.

- Он думает, что я Воландеморт.

- Это правда?

- А я гребу. Я не помню ни фига. Может быть и он. - Расстроено проворчал Гарри в красной мантии и свернулся калачиком на полу.

- Ну, даже если ты и Воландеморт, то наверное его лучшая половина. Я рад, что ты надумался во мне поселиться. - Попытался его успокоить и подбодрить Поттер номер один.

- Честно? Ты не жалеешь? - Гарри покачал в знак отрицания головой и улыбнулся. - Тогда давай уже сольемся наконец-то. Надоело тасоваться, как колода карт. Станем одним целым и… покажем им всем, из чего сделаны Поттеры скрещенные с Темными Лордами.

- Ха-ха-ха. А как это сделать? Гений трансформации. - Очкарик засмеялся, но его половина не обиделась, а лишь сверкнула глазками.

- Я знаю, что в этом нам поможет наука, изучающая Диссоциацию.

- Чаво изучающая?

- Ну, короче найдешь и узнаешь. Я это почему-то хорошо очень помню. Необходимо найти какой-то приличный труд, посвященный этой теме. Вот тебе и домашка. А я, извини, еще тут побуду - еще не все силы восстановил.

- Хорошо. - Два Гарри Поттера поднялись с пола и, взявшись за руки, приготовились покинуть это странное место.

- Да, кстати, а твой Маркус действительно ничего. Он тебя защищал и даже… Похоже, ты ему нравишься. - Подмигнул патлатый Поттер вмиг покрасневшему очкарику. У того глаза сразу же повеселели.

СОБРАНИЕ ОРДЕНА ФЕНИКСА

В доме номер 12 по площади Гриммо проходило очередное собрание Ордена Феникса. Собрался почти весь Орден, за исключением тех, кто был в разведке и на заданиях. Альбус Дамблдор, едва оправившись от происшествия в Хогвартсе, сразу же приступил к своим обязанностям с двойным усердием. Он просто понял, что стоит ему ненадолго уйти от дел, как начинаются безобразия во всех сферах его жизни.

Обсудив все нападения Пожирателей смерти, приняв все отчеты, выяснив все нюансы тех или иных происшествий, разговор Орденцев, таки плавно, перетек к недавнему скандалу. И как бы Альбусу не хотелось его замять, а как бы бедному Северусу этого хотелось, все равно пришлось держать ответ.

- И… - многозначительно начал Аластор Муди. Лица всех присутствующих расползлись хитрыми улыбками, и все как один, будто по команде, посигналили Снейпу бровями. Тот резко покраснел, чем заслужил дружное улюлюканье Орденцев.

- Миссис Норис на хвосте принесла, что за этим стоит Гарри. Это правда, Альбус? - прямо в лоб задала вопрос Тонкс. Тот посмотрел с сочувствием на своего Джеймса Бонда и ответил.

- Доказательств нет, но все косвенные улики указывают именно на него. - Медленно, скучающим голосом, сказал директор, в надежде, что от такой интонации Орденцам захочется спать и вопросы иссякнут. Ни фига! У тех ни в одном глазу!

- Какие? - стал напирать Муди.

Дамблдор обреченно вздохнул.

- Ну, за пару дней до выхода интервью, на счет Скитер было переведено две тысячи галеонов. Благодаря моим хорошим отношениям с гоблинами, мне удалось узнать, кто их перечислил. Им оказался наш Золотой тел… ребенок.

- Что сказал Гарри на это? - заинтересовался Кингсли.

- Гарри сказал Минерве, что это запоздалая благодарность за то интервью, которая у него брала Рита и опубликовала в Придире. Мол, только став совершеннолетним, он смог ей заплатить за труд и риск. - Равнодушно ответил Альбус под аккомпанемент Снейповского «Хм».

- Понятно. Не подкопаешься. С чего вы взяли еще, что это дело рук Гарри? - продолжал атаковать вопросами Муди.

Снейп уже побелел от злости.

- Ну, фото было сделано в Хогвартсе. Причем все кадры тщательно выбирались. Дело рук профессионала, а на Гриффиндоре как раз учится такой, причем, слепо доверяющий Поттеру.

- Тоже не доказательство. Фотографов-любителей в школе полно, на одном Слизерене их десятка два. - Отмела эту версию Тонкс, чем заслужила от Снейпа взгляд, полный ненависти.

- Ну и последнее. Гарри дал явно понять, что это он. В последнем абзаце, где Скитер берет интервью у неизвестного студента, он говорит… - Альбус явно не желал объяснять, но Орденцы, аж, с мест повставали от любопытства. - Он цитирует одно выражение, которое было применено к нему… Маркусом и Северусом… во время наказания.

- Ты о том, что кто-то из них влюблен в своего однокурсника? - выдал белиберду Наземникус Флетчер. Все за столом прыснули.

- Нет, о том… что… приятно… - как же тяжело давались Дамблдору эти, казалось, простые слова.

- Я поняла: о том, что было неожиданно приятно узнать, что они предпочитают однополую любовь! - закричала довольная Тонкс, чем вогнала директора в краску. В течение десяти минут дом номер 12 сотрясал дикий хохот.

Когда, мало-помалу, все успокоились, первым опомнился Муди.

- Вы сказали, что он цитирует, то есть это было применено к нему? Вы хотите сказать, то есть, вы подозреваете, что наш Гарри… гей? - От такого вопроса у всех присутствующих пропал дар речи. И тут, наконец-то, Северус Снейп решил отыграться на Мальчике-который-уничтожил-его-хорошую-репутацию.

- Именно, Аластор. Ваш мальчик явно демонстрирует свое предпочтение к таким отношениям, вовсю преследуя Драко Малфоя, у которого от его домогательств скоро крыша поедет. - Отчеканил Снейп и радостно осмотрел присутствующих. Это был нож в спину, а на нем были инициалы Гарри Поттера.

- Чушь, не верю. - Отрезала Молли Уизли. Остальные Орденцы поддержали ее позицию дружным кивком.

- А почему же наш красавец до сих пор не с кем не встречается? Гормоны-то уже жить не дают. И почему я уже раз семь застукивал его в обнимку с Драко? В конце концов, вот вам последнее доказательство. Каждый день утренней почтой Малфой-младший получает шикарные розовые букеты. Я вот наведался в единственный магазин цветов в Хогсмите и поинтересовался там, не принимают ли они такие заказы. И знаете что?! Принимают, каждый день, с каким-то эльфом, по описанию с Кикимером одно лицо. - Не прекращал сыпать доводами Хогвартская немытость.

Орденцы дружно разочарованно вздохнули. Молли даже всплакнула - вот и не выгорела выгодная партия.

- Ладно, оставим ориентацию Гарри в покое. Лучше обсудим другую проблему, связанную с ним и куда более серьезную, чем ухаживание за Драко Малфоем! - поставил точку Дамблдор и люди за столом вздрогнули.

- Что еще с ним не так? - с некоторой опаской спросил Артур Уизли. Он был сильно разочарован в Гарри.

- Благодаря наблюдательности Северуса и моей сообразительности, мы вовремя смогли разглядеть опасность, грозящую нашему Мальчику. - Начал повествование Альбус. Все напряглись. - Имя этой опасности - магическая диссоциация.

В комнате наступила тишина.

- Простите, что? - робко спросила Тонкс.

- Магическая диссоциация или, попроще, расщепление личности. - Спокойно объяснил Дамблдор. Его никто не понял. Кроме Снейпа.

Окинув присутствующих взглядом больного пенсионера, Альбус принялся разжевывать кучке неучей с дипломами, что это такое и с чем его едят. Потребовалось очень много временя для этого.

- Ну и что будем делать? - задал вопрос Муди.

- Я полагаю, что вторая эго-личность - это продукт взаимодействия личности Воландеморта и Гарри, причем той половины личности мальчика, которая была отсечена у него Авадой и наделена способностями и знаниями, опять того же, Воландеморта,- от этого предложения Тонкс стала сползать под стол.

- Хм, короче и проще, - пожалел людей Дамблдор. - Внутри Гарри сидит Воландеморт и Поттер. Слить эти личности можно, но, скорее всего, доминировать будет первая, как более сильная. Спрашивается, нужен ли нам второй Темный Лорд?

- НЕТ!! - хором ответил Орденцы, глаза у них округлились от ужаса.

- Значит, принято решение - уничтожить вторую половину Гарри Поттера.

- Как? - опять хором спросили орденцы.

- Есть обряд, очень древний и сложный. Подготовка займет не один месяц, в течение это времени Гарри придется пить определенные зелья и проходить определенную психологическую обработку.

- А он согласится. В смысле, вторая половина не будет мешать?

- Я об этом думал, поэтому решено солгать Гарри. Мы скажем ему, что это для объединения его личностей. Для этого тоже необходимы аналогичные процедуры, только зелье и обряд немного другие. Они не заподозрят подвоха. Жаль, что придется опять ему лгать, но это ж для его блага. - На этой оптимистической ноте закончилось собрание Ордена Феникса.

* * *

Как и думал Гарри ранее, даже в запретной секции не оказалось нужной литературы. В библиотеке дома Сириуса тоже ничего не было. Оставалась лишь личная книжная свалка Дамблдора. Как ему стало известно от Минервы Макгонагалл, тот отбыл на собрание Ордена Феникса. Посему, Кикимер получил приказ - отправится на поиски. Тот, как всегда, не подкачал.

Гарри Поттер взял в руки довольно потрепанную книгу в обложке их тролиной кожи. Похоже, ее не раз читали, судя по измятым страницам. Мало того, она была написана от руки, из чего Гарри сделал вывод, что она единственная в своем роде. Одно только его огорчило, что конца у книги не было - он безжалостно был выдран кем-то из нее, оставив только клочки нитей, которыми был сшит когда-то переплет. «Кто интересно был этим варваром?» - подумал Гарри, и немедленно решил приступить к изучению сей рукописи, пока директор Дамблдор не вернулся и не заметил пропажи. Кикимер сказал, что нашел ее прямо на туалетном столике директора. Значит, он тоже ее читал. Он догадывался! Гарри эта новость не обрадовала.

«Магическая диссоциация - феномен, при котором волшебник обладает двумя или более различными личностями, или эго-состояниями. Каждая альтер-личность в таком случае имеет собственные паттерны восприятия и взаимодействия с окружающей средой. Данное явление известно так же под названием «расщепление личности».

(«Так, я баран скрещенный с троллем, мне ничего не понятно, идем дальше». - Подумал Гарри и перевернул страницу.)

Чтобы определить, если ли у мага диссоциативное расстройство идентичности (ну и словечки, блин), необходимо наличие хотя бы двух личностей, которые регулярным образом по очереди контролировали бы поведение мага, а также потеря памяти, выходящая за пределы нормальной забывчивости. Потеря памяти обычно описывается как «переключение». Симптомы должны происходить вне зависимости от злоупотребления каких-либо зелий или проклятий.

(Так, не легче, но ближе к цели. Похоже, это про нас.)

Посредством такой амнезии волшебник получает возможность вытеснять воспоминания определённого периода жизни. Данное явление называется расщепление «я». Вторые Я могут иметь разный возраст, пол, разное состояние здоровья, разные магические способности и даже разный почерк.[/]

( Это точно про нас. Хотя нет, постой, но мы помним все, т.е. мы общаемся внутри… Люди объясните!)

[i]Хотя переживающий диссоциацию волшебник формально и отрывается от ситуации, которую он или она не может проконтролировать, некоторая часть этого человека остаётся связанной с реальностью.

( Угу, все понятно. Вернее, все равно ни хрена не понятно. А почему это происходит?)

Наиболее сильным предсказательным фактором диссоциации является:

• отсутствие доступа к матери в возрасте 2 лет;

• насилие в детстве;

• заброшенность ребёнка;

• переносимый стресс;

• недостаток заботы и участия в отношении ребёнка;

• ранняя потеря (например, смерть родителя);

• серьёзная болезнь или другое крайне стрессовое событие;

(О, это точно про меня. Все разом. Понятно, откуда рога и копыта-то у нас растут.)

Волшебники, страдающие расщеплением личности, обладают способностью легко входить в трансовые состояния, а так же обладают многими магическими способностями, редко встречающимися у обычных магов. Они в свом роде уникальны.

(Ладно, чем это лечится и лечится ли вообще?)

Магическая диссоциация не является болезнью или магическим недугом. Но для многих волшебником она ею, по сути, стала, особенно в случае, когда две Альтер-личности не в состоянии примирится с жизнью в одном теле и постоянно конфликтуют. В таких случаях избавится от магической диссоциации можно двумя способами.

Первый - позволить слиться всем его-личностям в одно целое посредством обряда Слияния.

Второе - уничтожить нежелательную эго-личность посредством обряда Уничтожения».

Далее шло детальное описание обоих обрядов, которые, в сущности, не сильно-то и отличались друг от друга. Только составом зелья, принимаемого при его проведении и так некоторыми финальными магическими формулами. Но для шестикурсника они были такими же сложными, как для сквиба анимагия. Гарри устало откинулся в кресле. Голова гудела как магловский сахарный завод в момент запуска.

«Уничтожить… тогда кого? Его или второго Гарри?» - стал раздумывать Мальчик-который-был-в-растерянности.

Что он из себя представлял? Какие его основные качества? Смелый, храбрый, добрый, справедливый. Но, в тоже время психологически слабый, слишком глупый, слишком наивный. Ему не хватало сильных сторон в характере, поэтому его постоянно использовали другие и наламывали. Второй Гарри чересчур агрессивный, жестокий, хитрый и садист, в придачу. Но при этом он с чувством юмора, умный, прозорливый, изворотливый. Идеальный лидер для любой организации. Каждый из них по отдельности вряд ли придется по душе людям, но когда они сливаются и становятся одним целым, то просто гармонично сосуществуют, при этом, выгодно дополняя друг друга и подавляя самые нежелательные стороны их характера.

Нет, избавляться от своих темных сторон он явно не желал. Но вопрос оставался ребром вверх - откуда в нем взялась эта половина? Может, действительно, это часть личности Воландеморта вселилась в него много лет назад, и только сейчас она очнулась, после стресса пережитого в Министерстве. Ведь тот Гарри говорит, что ничего не помнит, но чувствует что это тело не его. Что получится, если это так? Станет ли он вторым Темным Лордом, если с ним сольется? Гарри разволновался не на шутку, но при этом соглашался с предательской мыслью - только Темный Лорд может победить Темного Лорда.

«Может, об этом идет речь в той части книги, которая бесследно исчезла. Может быть такое?».

- Ну, что ж, - решил Гарри, - по-быстрому скопируем все что можно и вернем эту рухлядь на место.

Он начал в скором порядке применять Копирующее заклинание и через полчаса у него на столе лежала груда свитков.

- Фух, вроде все. - Закрыл он устало книгу, и тут его привлекла маленькая надпись на извороте обложки. Он присмотрелся. Вот то, что он там обнаружил:

[i]«Другу Альбусу в память об общих мечтах и планах. От Геллерта…». [/]Дальше надпись была стерта.

- Ладняк, пошли общаться с другой половиной. Кикимер! - крикнул Гарри, и через миг у его ног стояло лопоухое чмо. Гарри глянул на него с сожалением, а потом протянул книгу и сказал:

- Отнеси на место.

Кикимер растворился в воздухе, а Гарри уселся в кресло и приготовился к визиту в недра своего сознания. Им многое предстоит обсудить.

Глава 17.

(Написано в соавторстве с Вольхой Р. и SergAwatar)

- Если бы не эта хренова гордость, ходил бы по Хогвартсу в комнатных тапочках, - ворчал Снейп, натягивая на свои ласты сорок пятого размера узкие лакированные туфли. Ему предстояло нанести визит Дамблдору, чтобы обсудить с ним одно деликатное дельце, а именно: рецепт приготовления зелья для выведения паразитов-лордов из головы Золотого мальчика.

Закончив одеваться и с четвертой попытки расчесавшись, Снейп подошел к стене, где был потайной шкафчик. В этом скрытом ото всех местечке он держал свои самые ценные зелья. Одно из них он хранил для особо важных случаев. А, по мнению Снейпа, предстоящий разговор как раз попадал в эту категорию.

«Зелье Откровенности» - его шедевр, жемчужина его коллекции, главный труд его жизни! По эффективности оно могло посоревноваться с Сывороткой правды. Отличие было небольшое, но существенное. Одна маленькая капля, и человека выворачивало от желания излить кому-то душу, поговорить о наболевшем. Антидота не существовало, еще…пока. Так что бедному Альбусу придется сегодня побыть подопытным кроликом и немного пооткровенничать.

С довольной рожей Снейп направился к выходу. На мгновение, задержавшись в дверях, он обернулся и, окинув взглядом свои хоромы, подумал:

«Мрачновато тут как-то. Может обои сменить, что ли?»

КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА.

- А главное в этом рецепте - плоды всеядного дерева. Помнишь, что это за растеньице? - продолжал нудно зудеть директор Хогвартса.

- Только то, что это растение - легенда! - выдал Снейп, насмешливо сощурив глаза. Тем самым он давал понять, что они тут вроде собрались обсуждать приготовление вполне реального зелья, а не сказочного эликсира на основе несуществующих ингредиентов.

Дамблдор на эти слова только самодовольно улыбнулся и начал читать лекцию, как в былые времена на уроках Трансфигурации.

- Всеядное дерево* - это волшебное, красивое и самое ядовитое растение в магическом мире. Абсолютно все части растения смертельны, но все по-разному. Растение относится к семейству токсиков. Высота растения не превышает семи футов. Ствол по¬крыт мелкой чешуей и постоянно меняет свой цвет. Прозрачные ветви, напо¬минающие застывшие струи фонтана, исходят из центра ствола. На ветвях, на длинных витых плодоножках - «шнурах» висят разноцветные плоды различных форм и разме¬ров. Каждый плод обладает своим неповторимым магиче¬ским ядом.

Одни убивают медленно, другие мгновенно, третьи умертвляют тело, четвертые - душу; есть плоды, необра¬тимо трансформирующие тела, что для многих существ рав¬носильно смерти; есть такие, что отравляют ночью, а есть - днем; и т.д.

Легенда о всеядном дереве существует с давних времен, и многие романтически настроенные травологи и не только готовы заплатить бешеные деньги за обладание семеч-ком всеядного дерева. Если бы оно где-то росло.

Но мне достоверно известно, что такие деревья действительно растут. Исключительно в тропиках, и то в одном месте. Благодаря Польсиусу Лавгуту у меня имеется парочка его плодов. К счастью, именно тех, которые нужны для нашего зелья.

Сказать, что Северус Снейп был удивлен, это вообще ничего не сказать. На протяжении всей лекции он глупо сосал чайную ложку, прикидывая, говорит директор Хогвартса серьезно или дурку клеит.

Но когда тот вытащил из-под стола деревянный ящичек с соломой, на дне которого чинно лежало несколько замученных фруктов, Снейп понял, что тот был серьезен как никогда.

- ИИИИИИ….

- Хочешь спросить, которое из них какое? - довольно улыбнулся Альбус. - Вот это! - И он продемонстрировал зельевару полугнилую грушу коричневого оттенка.

- Если бросить ее сразу после Листьев драконника, то зелье приобретет свойство медленно убивать ненужную нам личность. - Доходчиво объяснил он зельевару, явно перепутав его с Невилом Долгопупсом. Тот только дернул ушком, показывая, что его самолюбие задето за живое.

- Аааа, а если в другой очередности? - спросил Снейп.

- Тогда зелью хана! - просто и со вкусом ответил Дамблдор.

- А если ее вообще не добавлять? - не унимался Северус назло директору.

- То обе личности окрепнут и, в конце концов, объединятся. Моргана, Северус, ты что - отупел после Святого Мунго? - раздраженно ответил Альбус.

- Спасибо за ласку! А какой реакции ты ожидал? Вытащил мне тут гниль легендарную и читаешь о ней лекцию, а я еще и вопросов задавать не должен? - возмутился обиженный Снейп.

- Ох, ладно. Надо передохнуть. Попьем-ка чаю?

- Согласен. - Хитро прищурился зельевар и незаметно потрогал маленький фиал с зельем в кармане. - Давай, я лучше приготовлю.

Дамблдор был на все согласен, только бы не вставать с насиженного места.

Мягкий полумрак, треск поленьев в камине, горячий чай… с добавками, и директор Хогвартса настроен на нужную волну. Северус Снейп дождался характерного для действия этого зелья затуманенного взгляда и начал осторожно задавать интересующие его вопросы.

- Как ты себя чувствуешь, Альбус?

- Восхитительно… Мне так хорошо и спокойно сейчас. Знаешь, мальчик мой, всегда хотел поговорить с кем-то о себе, да все желающих не находилось. А так хочется излить душу. - Протянул волынкой Дамблдор и с немой надеждой посмотрел на Снейпа. У того в душе хитрость и подлость танцевали канкан.

- Я всегда готов тебя выслушать, ты же знаешь. - Ангельским голоском выдал Северус, и мило (п\а не могу представить) улыбнулся.

Глаза Дамблдора засветились от радости, и он сделал финальный хлебок из чашки.

- А все же, как же не справедливо судьба со мной обошлась. Я родился в такое паскудное время…- обреченно взмахнул руками директор. Снейп вспомнил, как эффектно изгибать бровь. - Вместо того, что бы вести спокойную размеренную жизнь величайшего из светлых волшебников, я с юных лет гоняю разных Темных Лордов по всей Англии.

- Почему с юных? - Вообще-то, Северус хотел поговорить о другом, но раз Дамблдор сам начал, то и флаг ему в руки.

- Восемнадцать лет…Это же самая юность, в самом соку…А я ее потратил на такую фигню! - глаза Снейпа округлились. - Вместо того, чтобы заниматься личной жизнью, я безвылазно сидел в библиотеках и лабораториях в поисках забытых знаний, и потом …пытался наставить на путь истинный одного балбеса.

Снейп на автомате налил себе еще одну чашечку чая. Он понял, что это надолго, и необязательно интересно. Поэтому стоит себя занять чем-то полезным, например маканием баранок в чай.

- Фто эфо факой? - спросил он с полным ртом. Странно, но Дамблдор его понял.

- Мы познакомились во время моего визита к дальним родственникам. Как ты знаешь, все чистокровные волшебники друг другу хоть в десятом колене, но родня. Вот и он оказался мне, хрен знает, каким пятиюродным братцем. Мы сдружились, и после окончания школы стали вместе работать, тут в Англии. У него были такие интересные взгляды и идеи… Я был глубоко заинтересован ими… Лет десять мы вот так вместе …, хм, а потом мы разошлись. Мой друг достиг того уровня, когда людям мало всеобщего признания и уважения. Им нужно больше… Власть! Я же в силу своих убеждений не стремился к ней.

-Почему же? Желание власти - это естественно. Все этого хотят! - Добавил, жующий очередную баранку, Снейп, а про себя произнес гнусавым голосом: « Можно подумать!»

- Я не все. За понятием власти скрывается большая ответственность за всех, кто находится в твоей власти. - Снейп сразу представил Воландеморта, бережно кутающего своих ПСов в вязаные шали, и захихикал. - Одно дело, когда ты отвечаешь за пару-тройку нерадивых волшебников, видишь их недостатки, ошибки, исправляешь их, тыкаешь носиком. Это приносит радость! Другое дело, отвечать за целый мир. Их слишком много, за всеми не уследить. Кого-то не заметил, кем-то пожертвовал… В результате перестаешь относиться к ним как к живым людям, а скорее, как к пешкам. Когда это происходит, в душе что-то черствеет и отмирает, и ты уже сам не человек… МОНСТР!!!

- А в чем состояла суть идей вашего друга? - спросил Снейп, зеваючи во весь рот. Еще немного и он заснет. Или еще хуже, умрет тут под это нытье. Самое прикольное, он уже забыл, что хотел из Альбуса вытянуть. Связался, блин, с маразматиком!

- Он свято верил, что раз мир поделен на маглов и волшебников, обладающих такой силой, то значит последние стоят выше первых. Посему могут управлять ими. - Загнул этакое предложение директор. - Он желал править маглами, чтобы они слушались нас, повиновались нашим решениям. Ведь, раз мы наделены такими способностями, то значит и разум наш куда совершеннее, чем у них?! Ты не подумай, он не хотел сделать их рабами, нет. Он желал ими руководить, и тем самым сделать их жизнь намного лучше. Помню, как его бесила эта конспирация магического сообщества, эти прятки, стирания памяти и все такое. Мол, с таким же успехом маглы могли прятаться от обезьян, чтобы те не сошли с ума от страха. Я так и не смог убедить его в неправильности его задумок, и чем это могло грозить нашим мирам. Собственно, из-за этого мы и разошлись в разные стороны. Единственное, что мне нравилось и нравится по сей день в его взглядах - так это тема чистокровия в нашем сообществе. Он считал и, кстати, опытным путем доказал, что чистота крови ни капли не играет на силу магии волшебника. Важны только природные способности мага и то, как он их развивает. Поэтому выбирая своих сторонников, он руководствовался только их мозгами. И очень скоро добился многого. Но результат его не порадовал…

Все его гениальные планы и стратегии обернулись для мира Второй Мировой Войной. Какие потери понес мир маглов ты, думаю, знаешь из истории, а какие мир магов тем более. Но он до последнего верил, что это все просто временные трудности к достижению взаимопонимания между маглами и волшебниками. Терпел я долго, а когда понял, что его больше никак и некому остановить, вызвал его на поединок. Тогда я победил, и это была моя самая горькая победа!

- Мерлин! Вы говорите о …. - Снейп чуть со стула не упал от таких закулисных тайн.

- Да, мой мальчик, я говорю о Геллерте Гриндевальде. О моем лучшем друге юности, коллеге по исследованиям и возлюбленном.

- ЧТООООО???? - Снейп уже пожалел, что дал Альбусу то зелье. Некоторых вещей лучше никогда не знать - спать будешь крепче.

- О, это моя самая большая сердечная боль в жизни. Когда я понял это…

- Альбус, не надо, это сильно личное, прошу! - Северус мотал головой во что было силы и умолял остановиться.

- Неинтересно?!!! Ну, хорошо, не буду. Все равно, мне самому неприятно вспоминать о нем. Особенно тот день в Министерстве. Я его победил. Я сломал его палочку…

- Вы ведь убили его тогда? Везде пишется, что да, но ничего о судьбе тела.

- Я его ранил, смертельно…и дал возможность аппарировать куда-то к себе. Я не хотел, чтобы его видели таким …слабым и поверженным. Я дал ему возможность умереть вдали от ликующих врагов.- Альбус всплакнул, и Феникс ему подкудахтал.

- Это было благородно с вашей стороны, но вы уверенны, что он не выжил?

- Да, это проклятье мое изобретение. Медленная смерть и никакого шанса на спасение. Человек постепенно усыхает, как дерево в пустыне. Единственным лекарством может быть филосовский камень, и то - он не дарит исцеления, только облегчение. И будь уверен, я держал его в хорошо защищенном месте.

Не знаю, сколько прожил Геллер и где встретил свой конец, но он умер. Это точно. Иначе бы он обязательно вернулся! Мстительный гад был! Но я недолго о нем вспоминал.

- Дайте угадаю - в мир пришел новый Гриндевальд. Хуже прежнего! - Снейп на всякий случай схватился за кресло руками, чтобы часом не упасть от нового шокирующего признания.

- Ага! Я до сих пор корю себя за то, что не смог вовремя остановить его, что дал ему таким вырасти. Том ведь не родился таким, он им стал. И если бы я не был занят так своими душевными муками, то обязательно заметил те признаки тьмы в его душе и не дал бы им победить. Приход Воландеморта в наш мир - полностью моя вина. И за эту ошибку я по сей день расплачиваюсь.

- Но теперь у вас есть Надежда - Гарри Поттер, наш Избранный Золотой мальчик! Обучите его, как следует, и дело в шляпе. Он Тома уже не раз опускал в глазах всего мира, однажды, дай Мерлин мне этого дождаться, и прикончит.

- НИКОГДА! Я не буду учить Гарри ничему, что сделает его таким же сильным, как Том или я. - Отрезал Дамблдор.

- Не понял? А как же он тогда победит? - Северус был удивлен этой новости, как первокурсник приведению.

- У него есть нечто, что даст ему возможность победить Воландеморта и без сильной магии. То, что спасло ему жизнь 15 лет назад. Хотя, учитывая последнее наше открытие, думаю, ему вообще не придется побеждать кого-либо… Ведь, если он пойдет по его стопам…Я не хочу, чтобы они когда-либо сражались - этой проблемой займусь я лично! А Гарри… будет моим запасным вариантом.

- Альбус, но тогда…теперь мне все понятно. Вот почему вы его отправили к Дурслям, почему ничего не говорили о пророчестве, почему никогда не обучали. Вы думаете, нет, вы боитесь, что из него вырастит третий Гриндевальд?! - Снейп чувствовал себя первооткрывателем или, на крайняк, Полумной Лавгут.

- Именно! Северус, хватит с меня уже Темных Лордов. На своем веку я их повидал уже двоих. И остановить каждого из них было более чем проблематично. Если с первым мне помогла моя сила и чистое везение, то с другим - откровенное чудо в облике младенца. Но как видишь, это же Чудо стало и средством возвращения Воландеморта назад в наш бренный мир. И как его сейчас ликвидировать, не представляю. На Гарри я больше не могу полагаться. За эти пять лет, что он был на моих глазах, я увидел, что у него слишком много от Риддла. В прошлом году он вообще слился с ним разумом, что как видишь, закончилось все очень плачевно. Гарри уже никогда не станет светлым волшебником, однозначно. А значит, он и не остановится на достигнутом. Я не позволю повториться этой ошибке!

- Что вы хотите этим сказать?

- Все очень просто, Северус. Если нам не удастся избавить Гарри от той темной личности, что затаилась внутри его, я избавлюсь от самого Гарри Поттера! Ради всех нас, нашего будущего!

- Вы готовы его… убить? - зельевар чуть ли не шепотом произнес последнее слово.

- Нет, ну зачем такие крайние меры. Достаточно сделать его сквибом или просто слабым волшебником. Способов много. Ликвидация - это так… как вариант.

- Ну, мальчик же ни в чем не виноват и не хочет… - наверное, это был первый случай в жизни Северуса Снейпа, когда он заступился за Гарри Поттера. Хотя нет, были другие. Например, на третьем курсе…, хотя не об этом речь.

- Да, понимаю и согласен. Но я уже слишком стар, чтобы воевать еще и с третьим Темным Лордом. А если я умру, то даже не представляю, кто продолжит мое дело. В мире не так уж и много сильных добрых волшебников. Я просто подстраховываюсь и только! - Дамблдор счастливо улыбнулся.

Через час Северус Снейп наконец-то, ползком, покинул кабинет директора, сраженный наповал неожиданным откровением Дамблдора. Ему срочно надо было выговориться и желательно …напиться. «Так, Малфоя нет, к кому податься? О, где моя зазноба души и тела. Пррр, ну еще не тела?» - и Северус взял курс по направлению к комнате Маркуса Акане.

Только за ним закрылась дверь, лицо Альбуса Дамблдора растянулось довольной лыбищей. Он аккуратно встал с кресла и начал вальсировать по кабинету. Портреты даже не удивились.

- Да, актёр из тебя некудышний. - Брезгливо высказал свое мнение Фианес Найджелус.

Дамблдор ни капли не обиделся. Он достал из кармана пузырек с зельем и, смотря на него, ответил:

- Может я плохой актёр, зато всегда добиваюсь своей цели.- Торжествующе ответил Альбус. - Северус такой предсказуемый, и такой лопух!

КОМНАТА МАРКУСА АКАНЕ.

-Заходи Северус.

Снейп прошел в личные покои Акане, освещенные лишь слабым огнем камина и парой свечей. Устало забравшись в большое мягкое кресло, он по-детски подобрал под себя ноги и начал изучать его обивку. Маркус не спеша курил и не торопил друга с объяснениями. Он знал, что тому нужно время, чтобы созреть для разговора.

- Выпьешь? - Молчаливый кивок. В трясущиеся руки любовно был вложен хрустальный бокал. Опять тишина.

- Вижу, сегодня он снял маску? - Снейп вздрогнул и испуганно посмотрел в глаза друга.

- Как ты узнал?

- Я выгляжу также после каждого задушевного разговора с Альбусом, - мученическая улыбка, - иначе ты б не пришел ко мне так поздно, без приглашения. Я тебя слишком хорошо знаю.

Снейп слегка покраснел и совсем скис.

- Ладно тебе, перестань! Ты же великий и страшный декан Слизерина, гроза всех студентов и ночной кошмар гриффиндорцев!

- Маркус…жизнь рушится, идеалы крошатся, надежды и мечты умирают в муках, я на распутье…

- Ой, Севушка, чего это тебя на философию потянуло? Не мучь меня, прошу. Говори по существу. Какой такой страшный вывод ты сделал из разговора с Дамблдором?

- Я в самом кошмарном сне не мог себе представить такое…Чтобы я, Северус Снейп, и подумал, что …Поттер прав!!! - последние слова он уже выкрикнул. Такой реакции Маркус явно не ожидал, и как результат - мокрые штаны (вино человек на себя вылил. А вы что подумали?)

- Да ну? Видать…, хотя лучше расскажи поподробней, иначе начинает сбываться мой самый страшный ночной кошмар. А в чем именно Поттер прав? - заинтересовано подвинул свой стульчик Акане.

- Что Дамблдор - эгоист, сволочь, урод…

- Только узнал? - Маркус хрипло засмеялся. - Ты прожил с ним под одной крышей большую часть жизни, немыслимое количество раз рисковал своей головой, выполняя его задания в стане врага, никогда не получал ответов на самые важные вопросы, и все равно продолжал верить в доброго старичка-волшебника, который любит всех одинаково? И желает всем добра, счастья и права выбора? Не заставляй меня думать, что ты так наивен.

Возможно, это игра света и тени, но Северус теперь больше походил на маленького забитого и очень грязного подростка, чем на взрослого мужчину с сильным характером. Оказывается и у Снейпа есть слабые места.

-Давай подробно, а то на тебя смотреть жалко. - Сказал Акане и перебрался в удобное кресло напротив.

С абсолютно невозмутимым лицом Маркус выслушивал «исповедь» Северуса Снейпа. Судя по его реакции, он был нисколечко не удивлен. Как будто сам был там и все слышал. Но это была иллюзия - он просто хорошо умел скрывать свои чувства и эмоции. На самом деле он пребывал в немалом шоке. «Ликвидация Гарри Поттера ради счастливого будущего» и «Добрый Дамблдор» в голове не укладывалось. Ну, никак!

Пока Маркус переваривал услышанное, Снейп окончательно наклюкался. И уже говорил все, что ему приходило в голову - копия Люциуса после прикола в ванной. Маркус вовремя спохватился и решил воспользоваться ситуацией. Его интересовал один вопрос, на который получить ответ еще никому не удавалось.

- Северус, можно тебя спросить? - Снейп ответил заинтересованным взглядом пьяных глаз. - Почему ты ненавидишь Поттера?

Снейпа скривило так, будто он ведро клюквы сожрал.

- На кой оно тебе надо? - буркнул кислый Северус.

- Да вот знаешь, хочется понять, чем он тебе рожей не вышел? Как по мне, симпатичный умный мальчик. Если не трогать, так и вонять не будет.

- Что…на детей потянуло?- в голосе зельевара слышалась ревность, смешанная с обидой.

- Сейчас договоришься!!! - предупреждение, подкрепленное несильным заклятием.

Северус немного помялся, но потом решил скинуть груз души окончательно - так спать будет легче.

-Хорошо. Да не ненавижу я его. Я его просто на дух не переношу! Он копия своего папаши, чтоб ему в гробу было тесно. - Выдал скороговоркой пьяный вдублю декан Слизерина, при чем ни разу даже не заикнувшись.

- Внешне он копия папаши, ну…уже нет, слава Мерлину. Наконец-то морду привел в порядок, аж уроки вести легче стало. Но зато поведением такой как его предок долбанный…

- А точнее? - Тон, с которым Снейп выдавал сию информацию, заставлял Маркуса зевать.

- Им все восхищаются, а за что…? Его любят, а почему…? Все прощают, а с какой стати…? Этой мерзопакости все с рук сходит, не то что мне…

- Короче, черная зависть. У него есть все то, чего у меня не было в его годы!

- Я никому не завидую, понял!!!!! - Снейп аж вскочил и двинулся с кулаками к соседу, но не устоял и плавно приземлился к ногам Маркуса. Тот с трудом поднял тушу коллеги и засунул опять в кресло.

- Понял, что ж тут не понятного …

Северус Снейп, похожий на ощипанного и очень злого индюка, сидел в обнимку с бутылкой и сверлил место, где по его мнению сидел Маркус. На самом деле тот был значительно правее.

- Знаешь что, Мон Шер, а что, если… - хитро улыбнулся Маркус. - Что если нам с тобой объединится против Дамблдора. Тебе с Волан-де-мортом больше нравиться работать, ведь так?

Услышав имя второго шефа, Снейп аж протрезвел.

- Что скажешь? Вместе мы многого добьемся. И я знаю прекрасный способ реализации этой задумки. Ну? - с этими словами Акане поднялся из кресла и подошел вплотную к Северусу. Снейп не успел, и подумать как следует, как лицо коллеги оказалось в каких-то паре дюймов от его лица. - Согласен? Вознаграждение будет королевское.

Снейп судорожно сглотнул и нерешительно посмотрел в глаза Маркуса. Мозги сразу вылетели из головы, как будто кто-то устроил там генеральную уборку. Минута на раздумья, секунда на сомнения, мгновение на подозрение, и он сказал: - Согласен! - и тут же получил первый подарок, о котором так давно мечтал.

ОЧЕРЕДНАЯ ВСТЕЧА ДВУХ Я.

- Ну?!!! - в сто сорок пятый раз за последних полчаса поинтересовался мнением своей темной половины Гарри Поттер.

- Какой ты нетерпеливый! Да, это оно. Конечно, немного не ясен механизм возникновения Альтер-личностей…Я согласен с тобой, что вторая половина книги, судя по всему, должна содержать более конструктивную информацию, но ее нет. Будем пока отталкиваться от того, что есть. Нам необходимо приготовить зелье …, которое позволит пройти первый этап объединения и полностью избавится от амнезии и резких болезненных переходов. И мне кажется, оно даст возможность мне немного привести в порядок память.

- Ы-п.

- Не делай такое глупое лицо, ты же не идиот! Кто будет варить зелье???

- Я не смогу, боюсь. Гермиона?... Стремно как-то друзей втягивать. Ну, не Снейпа же просить…

- А почему бы и нет. Да пошутил я, а ты уже в обморок падаешь. А как на счет…профессора по ЗОТС? - хитро улыбнулся Гарри номер два.

- ТЫ ЧТО? НИКОГДА! Я …- задохнулся от переполнявших его эмоций очкарик.

- Да ладно тебе. Вот и появится повод сблизиться с любимым человечком. Ты ему нравишься…Он тебе тоже нравится…как человек, - Темная половина уже издевательски хихикала.

- Придурок ты, понятно? Я его…то есть на него обижен. Он мой враг! Вот! - набычился Гарри номер один, не преминув покраснеть как рак.

- Ясно. Любимый враг! Дело ваше…Вижу на дороге к сердцу Дракоши ничего не стоит. - Мечтательно улыбнулся потолку Поттер в красной мантии. Его клон всунул в рот два пальца.

- Хватит с меня!!! Я и так сделал тебе кучу приятного, гоняясь за этим сусликом и соря деньгами ради него. Он этого даже не оценил, как следует!!! А его папаша…паразит…облысителя ему на голову вместо шампуни, меня вообще решил со свету сжить! - начал жаловаться классический Гарри Поттер. Его клон только скептически выгнул бровку.

- Дилетант ты! Кто ж так ухаживает. Он от тебя, как от тарантула бегает, Казанова ты хренов. Эх, доверь дело дураку… Ладно, обойдемся без сопливых. Я все исправлю, - мученический стон со стороны, - и получу свой приз!!! Заодно выясню, чем там Маркус дышит. Странный он какой-то, таинственный, и опасный по-моему.

- Ну, он… - растаял от приятных воспоминаний Гарри номер один. Темную половину от вида влюбленной рожи светлой аж закачало.

- Перестань, умоляю!!! Так, давай сливаемся. Теперь уж не напортачим. Когда нас двое, то все как-то проще получается. Ну, когда я один, тоже все классно, - выгнутая бровь у светлой половины, - но, когда ты…одни сопли в сахаре! Поехали.

УРОК ЗОТС.

Понедельник - день тяжелый! Это знает каждый студент в Хогвартсе, а на факультете Гриффиндора тем более. Этот понедельник был не только тяжелым, но и кошмаром наяву по совместительству. Никто домашнего задания не сделал!!!

На Трансфигурации и Заклинаниях Гарри и Гермиону от неминуемой смерти спас только их чрезвычайно развитый интеллект, а вот урок Зельеварения закончился очень и очень плохо. Гарри даже оставили после него для воспитательной беседы. Что может быть хуже?

- Чертов Снейп! Чёрт! Чёрт! Чёрт! Вот оборзевшая скотина! - бормотал Гарри, несясь по коридору в сторону класса ЗОТС. На урок он, естественно, опоздал и теперь хотел появиться там как можно скорее. Хорошо, что хоть это официальное задержание, и вроде ничего не должно быть снято за него.

Поттер, не сбавляя скорости, пнул ногой дверь в нужное помещение и влетел вовнутрь. И застыл. На него уставилось немалое количество пар глаз. Ещё бы! Грохот от удара двух поверхностей не заставил подскочить только откровенных тормозов. Маркус от такой наглости опешил.

- Простите, - вежливо буркнул Гарри и стал высматривать свободное место. Как на зло, хотя, кому как, единственное свободное место было рядом с Драко. Глазёнки Поттера шкодливо блеснули. Малфой, смекнув, что к чему, решил поискать пути отступления. Но несудьба. Аминь. Гарри плюхнулся на свободное место и нежно улыбнулся соседу.

Класс, не отошедший от первого шока, впал во второй. У Рона челюсть треснула от удара об парту, бедные гриффиндорцы поперхнулись… синхронно, слизеринцы вообще выпали из реальности. Гермиона первый раз в жизни поставила в конспекте кляксу. У Маркуса нервно задёргались оба глаза. По очереди.

А Гарри как ни в чем не бывало, достал перо и пергамент. После чего уютно устроился за партой, и даже постарался придвинуться поближе к Малфою. Тот отчаянно пытался сдвинуться на край стула. Гарри не дал ему это сделать - специально столкнув пергамент на стул Малфоя и словно невзначай накрыл колено Драко своей ладонью… Глаза профессор Акане стали метать молнии. Класс впал в состояние недержания… собственного тела, поэтому многие поопирались друг на друга. Гарри был спокоен, как танк, и держал своё дуло… (упс, занесло), держал свою руку на колене Драко, который устав краснеть, побледнел. Потом вдруг… неожиданно… вспомнил, что он, собственно, слизеринец не по блату. И накрыл ладонь Гарри своей… Теперь подавились слизеринцы. Поттер не смутился от столь оригинального для Драко поступка и подвинул руку повыше. Малфой застыл, но с явным усилием расслабился. Маркус, плюнув на лекцию, во все глаза смотрел на Поттера гипнотизирующим взглядом кобры. Тот игнорировал внимание учителя и приблизил губы к уху соседа.

- Дра-ако, не подашь мой пергамент?- и прикусил мочку. Малфой, к его удивлению, не отскочил, лишь сжал кулаки до побеления костяшек. Потом молча кивнул и протянул требуемый предмет Поттеру.

Гарри задумчиво сощурился, перевёл взгляд на Маркуса, который опомнился, снял с факультетов по тридцать баллов за невнимание и продолжил урок, принципиально не смотря на Поттера.

Не прошло и полгода, Гарри вновь взглянул на соседа и хитро улыбнулся. Написав пару строк на клочке пергамента, Герой Магического Мира пододвинул его к Малфою. Тот прочитал и поднял взгляд на Гарри.

- Ну, что? Струсишь? - шепнул Поттер. В его глазах читался вызов.

- А тебе не фиг делать? - колючий взгляд блондина.

- Мне? Нет, конечно. Ну так что? Всё же трус? - Дерзкая улыбка.

- Зачем тебе это? Месть? - Чуть устало.

- Умный мальчик! - довольный ответом, Гарри все же насторожился проницательностью слизеринца.

- А ты сомневался? - на лице Драко расцвела ухмылка. Фамильная.

- Да. - Язвенно прошептал Гарри Поттер. Зато честно. Глаза в глаза. - Итак, ты придёшь?

Малфой начал ломаться как девушка, но под напором рук и глаз Гарри все же ответил:

- Что ж, приду… Раз ты так просишь…» - лицо по-прежнему каменное.

- Уважаю. Когда? - Гарри не удалось скрыть в голосе нетерпение.

- Я скажу… - равнодушие. Но сразу видно - Драко смущен и напуган. Подозрительно как-то?

И тут оба парня вспомнили где находятся - выпрямив наконец-то спины, они заметили, что профессор Акане стоит у их парты и судя по всему услышал их шепот от начала до конца. Малфой закрыл глаза - это было выше его сил. А вот Поттер не испугался. И изумрудные глаза смело встречаются с лисьими. Только сейчас он заметил, что они голубые и холодные.

- «Играешь?» - чужие мысли прямо вкладывались в его черепную коробочку.

- «Ну, что ты - я влюблен в него! Забыл?» - счастливая улыбка. Но, похоже, Маркус ему не верил. Как бы Гарри не старался, но своих чувств к своему преподавателю он полностью скрыть не мог, тем более от того.

- «Забыть и простить не собираешься?» - соблазнительный взгляд.

- «Забыть? Никогда! Простить? Когда-нибудь…» - и Гарри закрыл свой разум.

Гарри оглянулся. На них никто больше не смотрел. Студенты боялись Акане еще больше Малфоя и Снейпа вместе взятых. Юноша наклонил голову к конспекту. Вернее, к тому, что должно было быть его конспектом. Нет, не до урока. Нужно подумать. Срочно. Под монотонную речь Маркуса это получалось идеально.

«Малфой сдался! Опаньки, не знал, что лёгкая победа может так порадовать. Но подозрительно легко и быстро. Это не тот Драко, которого я терроризировал все эти дни. Тут что то не то. Слишком резкая перемена. Что он задумал? Ну-ну, со змеёй играть интересней, чем с истеричкой... М-м-м... Мы ещё поиграем, господа... Ведь нельзя обижать Люциуса. Месть надо закончить красиво., тем более, это блюдо, которое подают холодным. Люциус у меня ещё заработает… ангину».

На следующее утро первым уроком было сдвоенное зельеварение. И хотя Гарри и рад был бы отказаться от уроков со Снейпом, но, чтобы стать тем, кем он хочет, ему нужны были максимальные знания по этому предмету. Свое Многосущное зелье Гарри варил в гордом одиночестве - Рон свалил к Гермионе за парту, а к нему желающих присоединиться, почему-то не нашлось. Все два часа, пока длился урок, Драко бросал на него странные взгляды. Он даже, вопреки обыкновению, не хихикал, когда Снейп язвил по поводу фиолетового цвета зелья Гарри, хотя оно должно было получиться оранжевым. Потом были Заклинания и Трансфигурация. И Драко снова тайком кидал на Поттера взгляды. Гарри понимал, что за этим обязательно что-то последует, но пока не торопился.

Все разрешилось во время обеда. Гарри уже допивал тыквенный сок, когда перед ним приземлилась сова, к лапке которой была привязана записка. «Интересно, от кого это? - промелькнула мысль.

Гарри развернул записку: «Сегодня в семь вечера. Арка на четвертом этаже». Внизу красовалась подпись: «Драко Малфой». Записка была немедленно уничтожена самым тщательным образом.

Без пяти семь Поттер вышел из гриффиндорской башни и направился на четвертый этаж. В тупиковом коридорчике была премиленькая арочка, идеально подходящая для свиданий. Гарри шел вразвалочку, предвкушая приятный вечер. Кое-что, вернее, кое-кто протестовал в его душе, но он этот протест грубо затолкал куда подальше.

Когда Гарри добрался до условленного места, Драко уже был там и явно нервничал.

- Я был приятно удивлен, - первым нарушил тишину Поттер.

Драко молчал, не зная как начать.

- Дай угадаю! Ты пришел сказать мне, что я тебе не нравлюсь, и ты меня непременно однажды убьешь? НЕТ! - Гарри начал рассуждать вслух. - Правильно, на свидание не соглашаются с такой целью. А значит….

Гарри изобразил на мордашке глубокий мыслительный процесс, а потом ласково погладил тыльной стороной ладони его щеку.

-А значит, тебе нравятся мои ухаживания, но ты не хочешь мне в этом признаться? - Гарри сузил глаза и пристально посмотрел на Драко. - Ты пригласил меня сюда, чтобы попросить о большем, но не знаешь как?

По глазам Драко было понятно, что гриффиндорец не попал ни в одну точку своими догадками. Терпение Мальчика-который-вроде-и-не-зря-выжил начало заканчиваться. Бледный Малфой начинал его раздражать. Да хоть бы проклясть попытался, а то стоит лупает баньками и молчит. «Офигенное свидание! - саркастически подумал Поттер. - Так надо расшевелить Слизеринского ужика».

Гарри сделал шаг по направлению к Малфою, отчего тот затаил дыхание. Наслаждаясь нервным напряжением стоящего перед ним парня, Поттер подошел к нему вплотную и легонько поцеловал в губы. Драко вцепился Гарри в плечи, когда почувствовал, что тот, обхватил его за талию. «Злейший враг» глухо застонал, почувствовав зубы на мочке своего уха. У Гарри создалось впечатление, что тот испытывает жуткие мучения. Он прекратил свои зажимки и посмотрел на блондина. Глаза у Драко были как тарелки! И молили остановиться!

Золотому мальчику так не хотелось останавливаться, но поведение Малфоя заставило его вспыхнуть.

- Да, * * * * * * * * * * * * , какого ты сюда приперся, если боишься меня как черт ладана? - Поттер зашипел не хуже Темного Лорда. Драко чуть в обморок не упал от страха. - Да что с тобой вообще происходит?

- Ммм…меня ззз…заставили. - Прозаикался блондин.

У Поттера лицо вытянулось.

- Кто? Зачем? И как?- спросил он, еле шевеля языком от изумления.

- Сссами-Зззнаешшшь-Ктооо, - прошептал в ответ Драко и весь сжался.

Такие новости надо стойко переносить на ногах, но Гарри от неожиданного признания съехал на пол по стеночке. Когда он к этой самой стеночке успел прислониться, он не помнил. Прикол тот еще: Темный Лорд был в курсе его «любви» к Драко, раз! Еще и одобрил ее, два! Мало того, потребовал Люциуса привести к нему Драко, и лично дал тому распоряжение принять эти ухаживания, три! Зачем? Нагини его знает! Люциус после этого долго головой о стену бился и что-то бормотал о чести рода Малфоев и о своей безграничной тупости. Но приказ сказал выполнять, не смотря ни на что! Рассказывая это, Драко уже начинал заходиться в истерике.

Ясное дело, в случае неудачи, всю семью Малфоев ожидало….Что ожидало, мы и так знаем. И самое ужасное во всем этом было то, что Драко был…эээ…нормальным натуральным парнем, и на всяких там Гарри Поттеров его не тянуло. Ну, пока он не попадал под влияние его прекрасных глаз. Это он уже знал - умный крестный объяснил ребенку. И как ему быть он совершенно не знал. Дошло до того, что он решил во всем признаться самому Поттеру, в надежде что его Гриффиндорское благородство применимо к бедным обиженным судьбой слизеринцам.

- Да что ж это такое делается? - взвыл наш Герой, обхватив голову руками. - Да почему меня все хотят использовать?!! Я что - артефакт заморский?

- Нет, ты - дегенерат гриффиндорский! - успокоил его Драко.

- Молчи, макака, а то по стенке размажжжжуу - огрызнулся Мальчик-Которого-Достали-все. Драко не стал искушать судьбу и тихонько отполз в сторонку. Но молчал не долго.

- Между прочим, я тут самая пострадавшая сторона! Это мне предлагают с тобой…Мама, ну за что? Сначала меня жарят за то, что я тебе отвечаю взаимностью, а на самом деле это не так. А теперь меня будут жарить за то, что не отвечаю, а должен! Фигня какая!!!

-Это точно! - впервые в жизни Гарри Поттер и Драко Малфой в чем-то сошлись во мнении.

- Что делать будем? - в голосе Малфоя было столько надежды… Гарри словно его не слышал.

- Я желаю тебе смерти! - ответил он спустя пару минут. - Тебе, твоему папаше, твоей мамаш…Ладно, с мамой я не знаком, может она хорошая… Может ей некуда деваться от вас, придурков.

- ЧТОООО???? - опешил Драко Малфой.

- Я подумаю над твоей проблемой, авось и придумаю что-либо. А пока катись отсюда - я злой и хочу убивать!!!

Драко словно ветром сдуло, а злой и недовольный Поттер, не солоно хлебавши, побрел назад в гриффиндорскую башню.

* * *

Весь вечер гриффиндорцы десятой дорогой обходили Гарри Поттера, сидящего в кресле у камина. Весь его вид говорил, что настроение он одолжил у злого Снейпа, а срывать зло на несчастных будет в духе Сами-знаете-кого. Особенно убеждал в этом его Патронус, рвущий диванные подушки рядом. Сам же Гарри Поттер прибывал в глубокой задумчивости.

«Любви хочу, хочу любви» - выло Второе Я.

« Что поделаешь, все хотят. И я в том числе» - подвыло Первое.

« Маркус - гад! Снейп - гад! Драко - гад! Дамблдор - гад! Воландеморт - гад! Змеюшник какой-то!!! Куда я попал?!!! Нет моих сил больше. Все, ухожу. У меня - депрессия!»

«Ты надолго?»

« Вернусь - скажу!»

«Эх… опять я один»

НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ. БОЛЬШОЙ ЗАЛ. ОБЕД.

Недовольный жизнью Гарри Поттер пытался насладиться десертом, когда к нему в тарелку влетела записка.

-«Кто это еще?» - подумал он и начал читать.

«Зайди в мой кабинет. Сразу же после обеда. Профессор Акане».

У Гарри от удивления дыхание сперло. Он не мог простить вероломства со стороны Маркуса, хотя мечтал о встрече. Поэтому, даже не глянув в его сторону, он порвал записку на мелкие кусочки и выкинул через плечо, давая понять, что ему нет дела. Он был уверен, что профессор наблюдает за ним.

После обеда у Гарри и его друзей были планы, а именно проведать Лесничего. Тот не пришел на обед, и неразлучная троица решила его проведать, в коем-то веке. Но ему не дали дойти до заветной цели. Фактически на выходе из замка на его плечо легла тяжелая рука.

- Десять баллов с Гриффиндора за игнорирование преподавателя. Идите за мной, мистер Поттер. - Приказал знакомый голос. На этот раз Гарри мысленно пожелал новому преподавателю по ЗОТС пыток и мученической смерти, что собственно тот и прочитал во взгляде своего студента.

- Идите, я позже присоединюсь к вам. - Сказал Гарри своим друзьям и последовал за учителем. До кабинета профессора Акане они дошли молча, не перекинувшись и парой слов.

- Даже после полученного объяснения, ты смотришь на меня как на врага народа. Гарольд, нельзя быть таким злопамятным. - Пожурил его Маркус, указывая на стул. Гарри и не думал садиться. В позе оскорбленного аристократа он стоял посреди кабинета Акане и презрительно сверлил того. Профессор удивился такому упорству.

- Понятно. И говорить со мной ты тоже отказываешься. Ладно, будешь слушать. Все же, сядь лучше, а то ноги онемеют. Мне много чего хочется тебе поведать.

- У меня свои планы на этот час, так что сокращай…те по-максимуму вашу речь, и поберегите язык для лекций. Они у нас следующие по списку.

Маркус закурил и прищурясь поглядел на нахала.

- Люблю тебя за это… - сказал профессор таинственным голосом, вовсю насладаясь алым цветом щек гриффиндорца, и подошел к мальчишке вплотную.

- Такой наглый, такой хитрый, такой храбрый…Гарри Поттер! - продолжал Маркус уже страстным шепотом тому на ухо. - Так и хочется наказать за это. А особенно за то, что твой язычок так искусно умеет врать.

У Гарри из-под ног земля стала уходить, а в глазах замелькала радуга. От запаха одеколона и сигаретного дыма почему-то кружилась голова. Маркус тем временем обнял подростка за плечи и прижался к его спине всем телом.

- Садист! - Гарри пытался придать своему голосу твердость и презрение, а также заодно и выбраться из объятий учителя. Но тот только усмехнулся и прижал его крепче к себе.

-Да ладно тебе дуться. Ты же должен понимать: борьба с Темным Лордом - превыше всего! Ты даже не представляешь, какой ценной информацией я обзавелся после. Сколько жизней мы спасем благодаря ней. И всего-то пришлось пожертвовать твоей… - и тут его рука опустилась ниже талии. Ноги Поттера стали ватными, и он просто повис на руках мужчины.

- Можно не лапать ребенка!!! - как гром среди ясного неба раздался голос Северуса Снейпа. Часть сознания Гарри обрадовалась этому, часть - сильно расстроилась, но вскоре обе части объединились в одном общем чувстве - чувстве стыда!

Маркус, как ни в чем не бывало, поднял Гарри на ноги и спокойно ответил:

- Что за чушь. Северус. Я помогаю мистеру Поттеру встать на ноги. У него голова просто закружилась.

Гарри, красно-буро-малиновый, только и мог, что сказать «Угу»…

- Хорошо, мистер Поттер, мы продолжим наш разговор в другой раз. Вы свободны. - Маркус любезно показал студенту на дверь. Тот с такой решительностью попытался покинуть комнату, что чуть не затоптал профессора зелий. Тот во время сдвинул центр тяжести и схватил парня за шкирку.

- Стоять! Зачем в другой раз? И этот подойдет. Я вот тоже подключусь к вашему разговору, - подозрительный взгляд, нацеленный на коллегу. - Может, что интересного смогу рассказать?

Гарри в полном изумлении поднял на профессора глаза и открыл рот аки рыба. «Что они могут мне рассказать?» - подумал Герой и тут же вспомнил их последнюю общую лекцию. Потом посмотрел на бедра Снейпа, детально изучая его брюки и то, что их украшало. Потом перевел тот же изучающий взгляд на бедра Акане, явно прикидывая, чем его на сей раз пороть будут. Маркус, тщательно следивший за каждым движением парня, сразу догадался, что того обеспокоило.

- Полагаю, сейчас из шкафа вылезет Люциус Малфой, и мы все вместе не хило оторвемся! - сказал Поттер с таким выражением, будто они тут груповухой решили заняться и он, кстати, непротив.

Минута молчания. А потом двери в класс вынесла взрывная волна смеха обоих профессоров. Успокоились они не сразу, минут через десять, не раньше.

-Мистер Поттер, экзекуция не предвидится, хотя я б и не отказался… - сказал профессор Акане, когда его перестало трусить от смеха. Гарри только зубами заскрипел.

Через десять минут, все трое «кадров» сидели за столом в кабинете Акане.

- Мы все тут собрались для того, чтобы… - начал было заунывным голом зельевар.

- Без похоронных маршей, Северус! - осек его Маркус и обратился к Гарри:

- Итак, мистер Поттер. У меня есть для вас одна новость. Не уверен...что вам она понравится…

- А вы не стесняйтесь. Уверяю, что нет! Нет ничего, сказанного вами, чтобы меня обрадовало! - огрызнулся наш герой, пофигически уставившись в графинчик с водой. Было видно, что у Снейпа уже руки и язык чесались «осчастливить» Гарри Поттера, но по каким-то причинам он себя сдерживал. Хотя, причина сидела рядом и зыркала на него исподлобья предупреждающими знаками.

- Что вы помните из последнего разговора в кабинете Дамблдора?

- Хм, …похоже, у меня склероз в столь юном возрасте развился. Совсем мало. Ну, только, что вы тут оба занимаетесь самопожертвованием, можно сказать мученики при жизни, а я вот инструмент себе такой, с помощью которого разные там Пожиратели Смерти отупевают и начинают ляпать языком направо и налево, совершенно не о чем не думая. Правильно?

Попытка Снейпа дотянуться до объекта вожделения была пресечена в корне путем отдавливания его стопы правой ноги.

- Почти. - Улыбнулся чему-то довольный Маркус, - Но у этого разговора было продолжение, о котором вы случайно забыли.

- Разве применение директором Морфиус Гипнозу можно назвать случайностью? Как я помню, это было целенаправленное и обдуманное применение. - Забывшись, выдал Гарри Поттер, и лишь потом понял, что он ляпнул лишнее. Его оппоненты сидели с раскрытыми ртами. «Жалко нет фотоаппарата» - язвительно подумал Гарри.

- Так-так-так. А ты не перестаешь нас удивлять. - Пораженно воскликнул Маркус и перекинулся со Снейпом подозрительно заговорческим взглядом.

- Значит ты и разговор слышал? - спросил Снейп и весь сгорбился, как верблюд на водопое.

- Про то, что я «тушка» и что мне не видать наследников как своих ушей? Или про подарок Воландеморта? - задавая вопрос, Гарри подпер свое личико ручкой и изящно похлопал ресницами. У Снейпа шея выросла сантиметров на десять, когда он от удивления выпрямился. Маркус начал хихикать. Его этот разговор явно забавлял, а Снейп откровенно веселил.

- Брависсимо!!! - зааплодировал профессор ЗОТС нашему Золотому Мальчику, что предмету восторга захотелось срочно раствориться в воздухе, так как у Снейпа появилось просто незабываемое выражение лица. Словами не передать!

- Тогда поговорим о том, что ты об этом знаешь? - резкий поворот темы сбил Гарри с толку. Он стал долго обдумывать свой ответ, прикидывая, что за этим стоит и чем это пахнет. Мужчины заметно напряглись, Снейп даже за палочку взялся - видать ожидал, что Гарри разорвет на себе рубашку и из его груди выпрыгнет Темный Лорд в балетной пачке.

- А…почему собственно я должен вам что-то говорить? По какой такой причине? Только молоть фигню про чистосердечную заботу о бедном ребенке не надо! Я уже слышал это от Дамблдора и не раз. - Скептически посмотрел Гарри на своих преподавателей.

- Потому что мы не Дамблдор, и Дамблдор ничего не знает об этом разговоре.

- Хорошо. Прошу, господа. Начинайте.

- Тогда я начну, а Северус продолжит. Договорились? - хитро подморгнул Маркус и потянулся за очередной сигаретой. «Почему он столько курит? Нервничает что ли?» - подумал Поттер и сделал вид, что он весь во внимании.

- Ты слышал про магическую диссоциацию?

- Да!

- Что ты знаешь о ней?

- Думаю все, ну… почти все.

- И догадываешься, почему я тебя спрашиваю об этом?

- Да. Этот прикол наблюдается у меня. Ну и что вы решили на собрании Ордена? Убьете вторую личность или позволите слиться нам навеки-вечные? - после такого ответа, Маркус Акане и Северус Снейп окончательно поняли, что имеют дело с не по годам развитым, сильным и хитрым магом. Том Риддл во плоти! Тольку чуточку личико не такое.

- Последний вопрос, - сказал Маркус слегка хриплым голосом. - Ты знаешь кто она?

По бледноте лиц и дрожанию рук было видно, что оба профессора очень взволнованы, и что от ответа Гарри зависит много в их жизни. Гарри задумался и мысленно попытался посовещаться со вторым Я, но тот был в депрессии и ему было все по барабану.

- Хм-м, правильнее ОН. Моя вторая половина не девка, а симпатичный молодой человек. - На него посмотрели как на привидение. Поттер закатил глаза и почесал затылок. «Ну, раз они все знают, что толку скрывать» - решил он.

- Это не Воландеморт! Уверен!!! - громко констатировал Гарри. - Моя личность была расщеплена Авадой Кедаврой, и после стресса пережитого в Министерстве мое второе Я очнулось из забытья.

- Ты с ним общаешься на подсознательном уровне?- Задал уже вопрос Снейп, облизывая пересохшие губы. Гарри кивнул. - Что он хочет от тебя?

- Чтобы мы объединились и были опять вместе. Он защищает меня постоянно, выползает наружу, когда я в беде.

- Это он …организовал написание статьииии? - в голосе зельевара было столько кислоты, что Гарри скривился и передернулся, но все же кивнул в знак подтверждения его догадки. Снейп издал рычащий звук.

- Вопросов больше нет! - сказал Маркус, чем вызвал немалое удивление у Гарри и Северуса. - Я тебе верю. А теперь, мальчик мой, послушай, что об этом думает сам директор Хогвартса…

ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР. СПАЛЬНЯ АКАНЕ.

Северус Снейп блаженно улыбался во сне, оккупировав кровать Маркуса. Её хозяин же сидел в халате в кресле у камина и изучал этого довольного захватчика. Его мысли поневоле вернулись к сегодняшнему разговору с Поттером.

Да, разговор удался! Мальчишка сначала онемел от услышанного, а потом пришел в такую ярость, что от его крика и шипения плафоны на люстрах потрескалисьь. Гарри Поттер в гневе - незабываемое зрелище!

Чтобы отговорить мальчишку от убийства директора школы, пришлось его сначала оглушить, связать, а потом привести в чувства, усадить к себе на колени и долго-долго уговаривать, что его никто не отдаст этому хрычу бородатому, они ему помогут обмануть Дамблдора, потому что понимают, каково это быть используемым и обманутым. Короче, ценой немалой потери нервов, крови и волос, было заключено перемирие с Гарри Поттером.

Правда, пацан мог передумать в любой момент, заподозрив их в коварстве, и устроить им веселую жизнь. Маркус надеялся, что ни одной из двух половин мозга мальчишки не придет это на ум. Он так старался сегодня…

Мужчина и не заметил, как маленькое вентиляционное отверстие в его комнате открылось, и в комнату вползла огромная змеища. Она незаметно проползла по комнате, аккуратно минуя мебель, и замерла в нескольких метрах от человека, приготовилась к нападению, и…

- «Даже не думай!» - сказал сидящий в кресле на парселтанге.

- «С-с-старею. Раньш-ш-ше ты меня не замечал так легко. - Разочарованно прошипела змея.

Брюнет тихо засмеялся.

- «Развлекаеш-ш-шся?» - змея с интересом посмотрела на постель своего хозяина.

- «Немного. Я нашел прекрасный способ перетянуть наше Чудо на свою сторону. И Снейп в этом мне поможет. Сейчас вот поработаю над ним, как следует. Хватит ему уже на два лагеря ишачить. Пора помочь хорошему человеку определится с правильным выбором».

Северус Снейп ничего не почувствовал, когда Маркус направил на него волшебную палочку и начал произносить магические заклинания. С завтрашнего дня зельевар станет думать немного иначе.

__________________________________

* - взято из энциклопедии Гарри Поттера.

Глава 18.

(написано в соавторстве с Вольхой Р.)

СЛУГА ДВУХ ГОСПОД

Маркус сидел у камина, наблюдая за тлеющими угольками, лишь изредка магией возвращая его законный огонь. Мысли терзали его, не давая заснуть. Стоило ему только закрыть глаза, и милый сердцу образ возникал в его голове; стоило зажать руками уши, и нежный подростковый голос повсюду слышался ему. Они будто ласкали его изнутри. Это было какое-то наваждение. Маркус чувствовал, что его всё больше и больше затягивает в этот омут по имени Гарри Поттер. И он до конца не понимал, что так привлекает его в этом нахальном мальчишке. Это болезнь. Да, это болезнь, по-другому не скажешь.

Несколько секунд он смотрит на маленький дрожащий огонёк зажигалки в своей руке и отбрасывает её в сторону. Руки не слушаются - как будто тело стало ватным. Он поднимает глаза к потолку и смотрит, как среди дыма ему вновь улыбается он.

А ведь ему всего лишь хотелось использовать этот драгоценный экземпляр в своих корыстных целях. Заодно выполнить приказ Темного Лорда. Не говоря уже и о работе, порученной Дамблдором. Но тут… Когда это началось? Маркус попытался вспомнить этот печальный момент, когда его сердце безжалостно предало его, а судьба решила посмеяться над ним.

Тогда в кабинете Дамблдора? Уммм… нет. Только увидев мальчишку в дверном проеме, его сердце сжалось и бешено застучало, кровь хлынула к лицу, поэтому он отвернулся от него и старался не смотреть как можно дольше. А после, когда мальчишка лежал на его руках безжизненной куклой, больше всего на свете хотелось забрать его с собой на край света, чтобы оберегать от всего, заодно растерзать его врагов на мелкие кусочки. Да… уже тогда он был рабом этого чувства. Когда же все началось?

Первый день в Хогвартсе, когда мальчишку на пару с младшим Малфоем доставили в кабинет директора? Хм, Маркус готов был признаться, что был удивлен не на шутку этой сценой. Он еще раз убедился, что мальчишка - непризнанный актер, что является следствием хорошо развитого интеллекта. Его хитрость и способность врать, не краснея, завораживала. Нет, это не оно. Что тогда?

Остается их первая встреча в поезде. Роковая встреча! Именно с таких встреч все и начинается. Хотя какая она роковая, к черту. Он ждал его на перроне, высматривал среди многолюдной толпы, и чуть было не упустил. Кто бы мог подумать, что Гарри Поттер из гадкого утенка в очках превратится в такого сексуального лебедя. Это было чудо, что он заприметил его рядом с Тонкс и Кингсли, иначе б все накрылось бы медным тазом.

Десять минут ему потребовалось, всего десять, чтобы узнать все его мысли и желания. Затаившись в коридоре поезда, он не заметно для мальчишки пользовался легилименцией. А тот даже не заметил чужого вторжения в свой разум. Учится тебе еще и учится, Поттер! А потом мужчина наконец-то решился на прямой контакт. Это было весело! Не рискуя больше играться головой мальчишки, он преспокойно играл роль одураченного болвана, наслаждаясь триумфом в его прекрасных глазах. Как бы там ни было, а мальчишка его все-таки удивил многим. Может и к лучшему. Ведь он мог допустить много ошибок в своем плане, а так они все были предупреждены еще в зародыше. Все прошло просто прекрасно. Выбив Гарри из колеи одним только упоминанием о его семье и Сириусе Блеке, он преспокойно применил к тому одно из своих лучших заклинаний. Он годами искал его, долго практиковался на всех доступных ему людях, пока не достиг почти невозможного совершенства во владении им. Никто, даже самый сильный окклюмент, не в силах противостоять был ему. Все сдавались на милость Маркуса Акане и добровольно становились его пешками. Все… кроме Гарри Поттера! Блин…

Маркус был готов признать свое поражение. Две недели, которые он умышленно отсутствовал в школе, должны были отравить душу мальчишки безответной любовью к нему. Она должна была расти, крепнуть в его душе, мучить и истязать тело. Да, так оно и было. Едва увидев его на первом завтраке в Большом Зале, он понял, что план удался. Гарри Поттер был влюблен в него по самое не могу. И даже роль садиста-учителя, которую ему навязал Альбус, не могла помешать этому чувству развиваться. Все было им тщательно продумано. Хм,… все? Нет, не все!!!

Такое и в страшном сне не могло присниться - у 16-летнего мальчишки нашлись силы противостоять его заклинанию. После банальной порки он подавил в себе всю любовь к нему и перевел его в стан врагов. Небывалое! Даже супер Джеймс Бонд Хогвартса, с его многолетним опытом общения с Лордом Воландемортом и Дамблдором, не смог сопротивляться этой магии - сдался как миленький. А тут, какой-то пацан…

Маркус чуть на стенку от злости не полез. К счастью, ответ на вопрос быстро нашелся. Чертова магическая диссоциация… Кто ж знал, что расщепление личности станет причиной такого облома. Ох… Теперь чтобы все, задуманное им, получилось, нужно как можно скорее объединить этих Горе-Поттеров в одно целое, и тогда…

Да, что тогда? Гарри влюбится в него окончательно и бесповоротно и станет послушной игрушкой в его руках. И он наконец-то исполнит задуманное. Он будет вознагражден и наконец-то счастлив. Вот только надо убрать последнее препятствие со своего пути. Свои собственные чувства к мальчишке, возникшие так некстати. Но он уже не был так уверен, что ему этого хочется.

Профессор почувствовал, что неподвижного сидения у него затекло все тело. Срочно нужно было двигаться, пока он не превратился в гриб. Мужчина встал, потянулся и направился к потухшему камину. С минуту задумавшись, он все же решил вернуть ему огонь.

Полюбовавшись вволю игрой пламени, он направился к кровати. Там, свернувшись калачиком, спал и видел десятый сон наш старый знакомый, которого пора бы уже и разбудить, а то мало ли что люди подумают, видя, как Северус Снейп выползает утром из комнаты Акане. Маркус представил лицо Альбуса и Минервы и тихо засмеялся.

- ШШШшто случилось? - услышал он сонный голос змеи, которая нагло развалилась на диване.

- Ты еще здесь? - гневно зыркнул Маркус на нее. - Хочешь, чтобы Северус с ума сошел или тебе Люциуса мало?

- Да ладно тебе. - Лениво зевнула змеюка. - Тоже мне защщщитник угнетенных нашелся! Ничего не ссслучилось с твоим Люциусссом. Подумаешшшь, обоср…

- А ну заткнись! Дожили - моя змея на побегушках у Гарри Поттера. Послал одну шпионить, а она уже подрабатывать к врагам устроилась. Может, ты и жить к нему переедешь?

- Хорошшшая идея! У него в лексссиконе больше уважительных ссслов, и мышей он трансссфигурирует упитанней, и ценит тех, кто ему помогает… - обиженная змея демонстративно направилась к двери, явно собираясь вот так у всех на виду ползти в гриффиндорскую башню. У Маркуса только глаз дернулся. - Двери сам откроешь, или мне Сссеверуса попросить?

- Ни фига себе! Две недели без Хозяина в Запретном лесу и мы уже права качаем. Забыла, как в Албанских лесах с голоду помирала? Корми, пои, жалей после этого братьев меньших. Лучше б я эльфа завел или дементора! - Маркус едва сдерживал смех, но всеми силами старался прикинуться рассерженным. Интересно, кто кого - он змею или змея его?

Неизвестно, чем бы закончилась эта разборка, если бы не стук в дверь. Змея так перепугалась, что со скоростью звука очутилась под кроватью, а Маркус, погасив огонь в камине, пошел открывать дверь.

- Маркус, доброе утро. Не разбудил, надеюсь? - поздоровался вечно улыбающийся Альбус Дамблдор.

- Нет, я уже встал. Что случилось? - ответил абсолютно спокойным голосом Маркус, но впускать директора в комнату не торопился.

- Я срочно покидаю Хогвартс, и хотел, чтобы вы присмотрели за Гарри, - все также по-идиотски улыбаясь, попросил Дамблдор.

- Мы? Кто это мы? - не понял Маркус.

- Ты и Северус. Кстати, пора его будить и выдворять к себе, а то заметит кто - беды не оберешься. Надеюсь на вас. До свидания, - хитро подмигнул Альбус и поковылял куда-то по коридору, оставив Маркуса с отвисшей челюстью.

- Н-дя, - все, что смог тот сказать, закрывая двери. - Северуса это убьет!

* * * * * * *

Во время завтрака в Большом Зале творился полнейший хаос. Ещё бы, столько подростков собранных в одном месте. Студенты делились последними новостями и предположениями на счет отношений Гарри Поттера и Драко Малфоя. Учителя, глядя на это безобразие, нервно жевали. Этот дурдом они наблюдали ежедневно и им это уже порядком поднадоело.

~ Тем временем за гриффиндорским столом ~

Гарри, уже давно закончивший со своим завтраком, сидел и явно скучал. Одним ухом он слушал тупые анекдоты Дина Томаса, другим - нытье Невилла Долгопупса. Оба глаза его были устремлены на слизеринский стол. Там, во всей своей соблазняющей красе, сидел Драко Малфой и мечтал о прекрасном. И этим прекрасным явно был не Гарри Поттер. Но тому уже было все равно. Чувства искусственно притупились за пару дней, а неожиданное сближение с Маркусом и Снейпом вновь возродило надежду на… хм, мы отвлеклись.

Гарри решил, что данное выражение лица Малфоя будет «верно» истолковано, если он немного привлечет к нему внимание своими выразительными и очень голодными взглядами. Что он и сделал.

Первыми заметили непорядок с Мальчиком-который-выжил ближайшие соседи. Проследив за направлением страстных взглядов Гарри и вспомнив про блондинку, в которую Поттер был якобы влюблён, они пришли в неописуемый ужас. Рон, у которого правое ухо как загнулось на прошлом ЗОТС, так и не выпрямилось по сей день, быстро отложил вилку. А то, мало ли куда, ему захочется сейчас вставить ее своему другу. Гермиона начала сама себя щипать, а прочие ограничились открыванием своих «сундуков». Вскоре весь гриффиндорский стол присоединился к ним.

Драко Малфой как раз перебирал в памяти самые счастливые моменты в своей жизни, но тут почувствовал легкие тычки в бок. Это был Кребб с неестественно вытянутым лицом.

- Чего тебе? - лениво протянул Малфой. Тот кивнул головой в сторону гриффиндорцев. Драко глянул, и… в его горле моментально пересохло. Гриффиндорцы, а также когтевранцы, ну и пуффендуйцы, конечно, как маятники крутили головой то на него, то на Гарри. А сама же Гордость львятника… ой-й-й-ёй… смотрел на него так, что и полный идиот понял бы, какие желания того одолевают. Он тоже понял и нервно сглотнул. Поттер же в ответ хитро улыбнулся и указал рукой на выход. Драко хотел возмутиться.… Но в голове тут же возникло лицо Темного Лорда и… палочка в его руке… Малфой, бледный как смерть, встал из-за стола. Вслед за ним лениво поднялся и его ночной кошмар.

После того, как они вместе бок обок покинули зал, студенты начали делать ставки. А учителя… Дамблдора к счастью не было на месте, Снейп строчил как сумасшедший какое-то письмо, Макгонагалл прочищала горло, явно собираясь хорошенько поорать, а Акане ледяным взглядом уставился на то место, где только что стояла голубая парочка.

- Перестань так вести себя на людях. Не смей позорить меня! - начала возникать «слизеринская принцесса».

- Послушай, тормоз… Забыл, как пришел ко мне позавчера с криком о помощи? Уже не нужна?

- Нет, нужна! Но то, что ты делаешь, к ней явно не относится!

- Хм, послушай меня, друг! Я два дня обдумывал, на кой Вол…, не дергайся, Воландеморту надо, чтобы я в тебя втюрился. Ответа я пока не нашел, но зато нашел человека, который мне его найдет!

- И кто этот самоубийца?

- ТЫ!!! - не без злорадства произнес Мальчик-который-обнаглел-до-предела.

- Придурок! И не надейся!

- А жаль… Тогда между нами все кончено. Я не стану больше ухаживать за тобой. Ты провалишь задание Темного Лорда и твоей семье каюк, - Гарри демонстративно провёл большим пальцем правой руки по своему горлу. Драко, представив себе эту душераздирающую картину, чуть не поседел.

- Стоп! Стоп! Ладно, договорились. Я… Мерлин, это же означает,… я буду шпионом? Да? - Гарри кивнул. - Ой, мама, если он узнает, то точно нас всех…

- Твои проблемы! Или так, или выкручивайся сам, - безразлично ответил Гарри. Драко взвыл.

- Хорошо. Согласен.

- Отлично. Теперь давай обговорим, как мы все это будем проворачивать.

- Я не хочу ничего такого на виду у всей школы.

- И как, по-твоему, Вол…, а ну не дергайся, кому сказал! ВОЛАНДЕМОРТ узнает, что ты действительно со мной Шуры-муры крутишь? - Драко не ответил, поэтому Гарри, видя явные затруднения в мыслительном процессе блондина, продолжил:

- А я знаю как! Он вызовет тебя к себе и лично покопается в твоей памяти, - глаза Драко округлились. - И что он там найдет? Ничего! А чтобы такого не произошло, нам нужно, наедине, заниматься такими вещами, чтобы сомневаться ему не пришлось, - чтобы до явно тормозящего блондина дошло, Гарри пришлось сделать бедрами пару выразительных движений.

Следующие пятнадцать минут пришлось потратить на то, чтобы вернуть Драко в реальный мир. Гарри уже начинал жалеть, что вообще что-то затеял. Слишком впечатлительный попался напарник.… И, естественно, нервный Золотой Мальчик не заметил, что тушка, которую он тряс, периодически приоткрывала глазки, чтобы запечатлеть в памяти перекошенное лицо «любимого» врага…

- Пришел в себя! Хорошо, - Драко картинно слабо пискнул. - Предлагаю второй вариант. Мы перед всеми разыгрываем неземную любовь. Сплетни дойдут до Него со скоростью света, а если и папа твой увидит, то визит к господину отпадет сам собой. Ну-с?

Гарри, наверное, был первым человеком на земле, на которого Драко Малфой смотрел таким преданным щенячьим взглядом. Сам слизеринец действительно был доволен достаточно удобным для него договором. Вот только…зажиматься с Поттером на людях, эммм…

«Ладно, как-нибудь переживем. Поттер не Кребб или Гойл. Это может оказаться даже приятно», - стал подбадривать сам себя Малфой и потащил свое бренное трясущееся мелкой дрожью тело в подземелья.

Когда довольные и слегка потрепанные Гарри и Дракос опозданием явились на урок зелий, взгляды всех присутствующих тут же обратились на них. Блондину стало неловко, но крепкое сжатие руки Поттером вернули ему самообладание. Пара медленно проследовала к учительскому столу, за которым восседал не менее ошеломленный Снейп. В полном молчании они взяли по листку с заданиями и направились к единственной пустой парте в классе - сразу перед учительским столом. Сев за нее, Гарри и Драко загадочно улыбнулись друг другу и, не нарушая давящей тишины, стали подготавливать ингредиенты для нового зелья.

Класс был в ауте. Студенты никак не могли понять, прикалываются над ними их лидеры или, о ужас, это всерьёз?! В их полубезумных глазах отражались сплошные вопросительные знаки. А выражение лица профессора не возьмется писать ни один художник. Через несколько минут Северус Снейп наконец-то вспомнил человеческую речь.

- И что вас так задержало, господа?- спросил он голосом, полным отборного змеиного яду.

Драко и Гарри посмотрели на него, показательно вздохнули и хором ответили:

- ЛЮБОВЬ, профессор.

За спиной раздался звук падающего на пол тела. Рон Уизли, засмотревшись на данный спектакль, нечаянно полоснул себя ножом по пальцу и, не выдержав вида крови, грохнулся в обморок. Помощь ему оказывали сразу два факультета, и вскоре он вновь всех радовал своими веснушками.

Несмотря ни на что, урок продолжался. Поттер и Малфой стояли, склонившись над котлом с кипящим зельем так близко, что еще немного, и, казалось, они склеятся. Мало того, они постоянно перешептывались, сохраняя абсолютно неприличное выражение лица.

Но на самом-то деле их диалог выглядел так:

- …Малфой, урод, ты что творишь? - вполголоса рычал Гарри.

- …Это ты, баран гриффиндорский, сейчас испортишь всё зелье! Хочешь мне оценку запороть? - шипел Драко.

- …Очень надо! Не трогай мою руку…- оскорбился Гарри. Драко закатил глаза и шёпотом огрызнулся:

- Ты читать-то умеешь? Двадцать пар, кретин, двадцать пар ножек майского жука, а не двенадцать… О Мерлин, за что мне это?!..

Несколько минут тишины. А потом Драко снова не выдержал:

- Опять, да? Купи очки, идиот!..

- …Сам идиот! Скажешь, ты не нарочно облил меня этой гадостью?.. - гриффиндорец указал на красное пятно на мантии.

- Нет, конечно! Как ты мог такое обо мне подумать? Да и это пятно так подходит… - Гарри чуть не просыпал семена какого-то растения с жутковатым названием на пол. - …К цвету твоего тупого лица! - убийственно спокойно закончил Драко, которого получение неуда по Зельям пугало больше, чем сам Воландеморт со своими садистскими замашками.

За их спинами то и дело взрывались котлы невнимательных учеников. На этом уроке Зельеварения были побиты все рекорды в этом виде спорта. Снейп был в ярости. После очередного взрыва его психика не выдержала. Он подскочил к сладкой парочке и схватил их обоих за уши.

- М-м-минус 50 баллов Гриффиндору, м-м-минус 50 баллов Слизерину… за… за… - плевался и заикался профессор Снейп, весь перекошенный от гнева.

- А-а-а! Профессор, с-сходите к мадам Помфри… ай-ай-ай, вам там помогут… ой-ой-ой, избавиться от заи-и-икания… уй-ёй-ёй, - выл на высокой ноте, какой бы позавидовал и оперный певец, несчастный Драко Малфой. Зря, что ли ему в детстве устраивали частные уроки пения? Но это вопрос риторический… Уши были немедленно выпущены из железных тисков. Класс вмиг переформировался в склеп. Дети решили, что безопаснее прикинутся трупами столетней давности, так как Северус Снейп решил примерить роль демона. Драко поздно, ой, как поздно, понял свою ошибку. Да-с, общение с Поттером ничему хорошему его не научило.

Вечером того же дня Драко Малфой, единственный сын благородного аристократа и наследник уважаемого чистокровного семейства, делал клизмы жабам, необходимых для следующего урока зелий. Его крестный, по совместительству и учитель, а также декан, с довольной миной за всем этим зорко следил, еще и вставлял свои фирменные язвительные комментарии. Драко стал намного лучше понимать Поттера…

Сам же Поттер отбывал дисциплинарное наказание в одном из загонов Хагрида, где содержали Фестралов. Он, ясное дело лишенный волшебной палочки, а также эльфов, должен был поменять им сено и налить воды во все поилки. Через час такого рабского труда он уже вымотался насмерть. Плюнув на все и на Снейпа, в том числе, он, сбросив с себя мантию, а следом за ней и рубашку, завалился на огромный стог сена и сладко задремал. Гарри и не догадывался, что все это время за ним зорко следили из темноты и поджидали удобного случая, чтобы… Да, на счет этого «чтобы» Гарри в жизни б не додумался.

ПЕРВЫЙ РАЗ ИЛИ ВЫБОР ПРИОРИТЕТОВ.

Гарри очнулся от резкого звука. Похоже, где-то в стойле навернулся молодой фестрал, споткнувшись обо что-то. Юноша облегченно вздохнул. Похоже, ему даже успел присниться сон, и еще какой сон! Гарри невольно покраснел.

- Хорошо, что Маркуса тут нет. Видел бы он это… - усмехнулся он.

- Видел что? - спросил его кто-то из темноты. Гарри Поттер сперепугу чуть из штанов не выпрыгнул. Глаза его стали как тарелки, а линзы грозились выпасть на фиг.

В загоне было темно, за исключением того места, где он работал, а также недавно спал. Его освещал еле живой факел. А говорящий с ним незнакомец, судя по звуку голоса, стоял совсем рядом, в ближайшем темном углу.

- К-кто здесь? - спросил все еще не пришедший в себя Гарри Поттер. Из темноты вышел довольный профессор Акане. «Фух»- подумал Гарри и облегченно упал на стог сена.

- Испугался, малыш? - веселым голосом спросил его Акане. Гарри покраснел больше прежнего. Маркус тем временем с интересом рассматривал его, и до Гарри медленно дошло, что он собственно немного обнажен. Хм…

- Неплохо выглядишь! - сказал Маркус бархатным голосом, от которого у Гарри сжались все внутренности. Его второе Я с интересом высунуло носик: «А что тут у нас происходит?»

От неожиданности Гарри стушевался. Но было приятно.

- Спасибо за комплимент! Стараюсь! - скороговоркой выпалил он. Тут он не покривил душой - изматывающие тренировки по квиддичу и кое-какие полезные зелья сделали его тело совершенным во всех отношениях.

- Приятно наблюдать за тобой! - как-то загадочно прошептал Маркус и подошел ближе. - Не против, если я упаду рядом?

Гарри судорожно сглотнул и кивнул в знак согласия. Второе Я распушило хвост и всем своим яством его подстрекало к решительным действиям. «Странно...» - подумал Гарри и на миг погрузился в себя в поисках ответа, а может ли Маркус читать мысли того озабоченного идиота внутри его головы. Похоже, нет. Тем временем учитель по ЗОТС уютно устроился рядом с Гарри.

- Интересное наказание придумал для тебя профессор Снейп, - сказал с улыбкой Маркус. - Тебе идут вилы.

- Издеваетесь… - ответил набычившийся Гарри. У него появилось дикое желание засунуть эти самые вилы профессору в… Наверное, он слишком живо представил эту картину, потому что Маркус весь аж затрясся от смеха.

- И это я садист?! - сказал он немного времени спустя, вытирая слезы смеха.

- Может, перестанете хозяйничать в моей голове как у себя дома. Очень хотелось бы, чтобы туда не лезли кто попало и без разрешения! - прошипел страшно недовольный Гарри. Маркус с интересом посмотрел на него. Ух, сердитый Поттер страшно заводил его.

- Перестану, если ты перестанешь мне Выкать, - ответил он на выпад Гарри. - В конце концов, Гарри, я твой друг, если ты не забыл.

- Не забыл, вот только… - Гарри не знал, куда деть глаза.

- Ты все еще сердишься?

- Нет, уже нет,… я уже забыл про это. Меня теперь совсем другие вещи волнуют больше, чем ваш ремень, - задумчиво сказал мальчик.

Маркус понимающе кивнул. Еще бы, он мог себе представить, каково шестнадцатилетнему парню жилось с мыслью, что его лишили права на существование.

- А вы,…то есть ты не сердишься? - в голосе Гарри звучала надежда. Маркус посмотрел в его сторону и хитро улыбнулся.

- Разве я могу на тебя сердиться? К тому же ты немного угадал… - Гарри распахнул от непонимания глаза. - С моей ориентацией!

Поттер стал цветом близок к переспевшему помидору и нервно заерзал на месте. От Маркуса не мог укрыться тот факт, что глаза мальчишки радостно заблестели. Но, похоже, тот не торопился интересоваться его предпочтениями. Хорошо, подождем, пока не приспичит.

- Почему вы помогаете мне? Какая… - Маркус укоризненно посмотрел на Гарри. - …тебе выгода от этого? - закончил мысль Поттер.

- Почему обязательно должна быть выгода? Может, это я по доброте душевной тебе помогаю, - ответил Маркус, за что получил от Гарри взгляд полный недоверия. Это его рассмешило.

- Ладно-ладно. Да, я помогаю тебе не просто так. Это своеобразна месть Дамблдору за мою искалеченную жизнь, - сказал Маркус минуту спустя. Его лицо моментально стало серьезным.

- Искалеченную жизнь? Не понимаю…. Я думал, ты служишь ему? - спросил удивленный Гарри Поттер.

- Хм, служу… Я не служу ему, не верю ему и не поддерживаю его! Но я должен это скрывать, потому что у меня нет выбора. Старый хрыч держит меня в цепях шантажа. Если я не буду ему помогать, то… - судя по холодку в голосе учителя, Гарри понял, что только что узнал кое-что запретное.

- Извини,… не говори ничего, если не хочешь, - Гарри почувствовал себя неуютно.

- Почему не хочу? Наоборот, хочу. Должен же ты знать правду, заодно и решишь, стоит ли мне доверять. - Сказал Маркус и, заметив явный интерес в глазах мальчишки, продолжил.

- Я, как и ты, не совсем обычный волшебник. Поверь, то, что я выжил, не менее уникальный случай, чем твой. Но об этом как-нибудь потом, Гарри, - мальчик понимающе кивнул. - Мои родители жили с этой тайной до самой смерти, вернее мучились. Альбус был гарантией их спокойной жизни, ведь он знал эту тайну, и стоило только ему открыть рот, и все мы были бы, наверное, мертвы. Он, по крайней мере, намекал на такой исход событий. Меня ожидала твоя возможная судьба! До сих пор не понимаю, почему он не сделал из меня сквиба. Но раскрыть мне свой талант и развернуться на весь мир, он мне долго не давал. Только последние два года я смог познать славу и признание, и только потому, что вернулся Воландеморт. Альбусу было выгодно, чтобы на его стороне был такой волшебник как я, при этом полностью под его каблуком. Но он забыл, что у комнатных тапочек каблуки не задуманы! Я долго ждал такого случая, чтобы отомстить ему за все, что он сделал моей семье. И теперь, когда я вижу, что моя судьба может повториться и с тобой, то не могу оставаться в стороне. Я обязан тебе помочь!

Гарри был поражен этим признанием до глубины души. Волна расположения к учителю захлестнула его с головой. Чувство, что он нашел родственную душу, вновь поселилось в его груди. Так захотелось прижаться к нему все телом, обнять, что было сил, и сказать… Стоп! Чего сказать-то? Похоже, его понесло не в ту степь. Но было поздно - тело Гарри уже зажило своей собственной жизнью.

Окинув взглядом своего…преподавателя, Гарри почувствовал себя голодным-преголодным волком, только голод был немного другой, не связанный с пищеварительным процессом. Маркус выглядел настолько соблазнительно, что у парня вмиг возникли такие желания, что… ой-ой-ой, как бы так сесть, чтобы не видно было что у него…

Пока Поттер прикидывал удобную позу, мужчина потихоньку придвинулся к парню. Вот уже их руки касаются друг друга, волосы слегка щекочут обнаженное плечо Гарри, от чего по его телу побежали волнами мурашки. Эта близость совсем вскружила парню голову.

- Ты мне доверяешь? - сказал его взрослый друг таинственным голосом. Поттер весь задрожал, но все же смог заставить себя кивнуть. Маркус, похоже, был осчастливлен этой новости, потому что его улыбка говорила,… о многом говорила. Темные стороны нашего героя многозначительно вздохнули и улеглись на дно. (Полагаю, чтобы не мешать. Хотя, в последнее время, они совсем не часто и выползали наружу).

Гарри явно ощутил, что сейчас что-то произойдет. В ушах у него начало звенеть. Лицо Маркуса поравнялось с лицом мальчика, голос его притих, и он взволновано спросил:

- Можно я...?

Гарри только опустил глаза, попытался привстать и сразу же ощутил мягкое прикосновение губ к своим. Маркус обнял мальчика одной рукой за плечи и повалил на стог. Его губы становились всё активнее и нежнее. Другой рукой он принялся ласкать грудь и живот парня, поглаживая пальцами нежную кожу.

«Будь, что будет!» - подумал Поттер. В конце концов, ему это приятно. Он таял в объятиях Маркуса. Откуда-то изнутри вырывалось сладострастное чувство, оно постепенно разливалось внутри и набирало мощь. Да и кое-кому было до чертиков хорошо. « Ах, любовь, ласка, секссс…» - то и дело раздавалось в голове мальчишки. «Да, депрессия канула в небытие» - подумал остатками мозгов наш Герой.

Вдруг Гарри почувствовал прикосновение языка к своей шее, и это заставило его выгнуться дугой. Он непроизвольно застонал. Маркус тем временем уже лежал на парне и ласкал его тело обеими руками, тем самым вызывая дикую слабость и желание отдаться целиком и полностью. Гарри стало наплевать, что с ним будет - лишь бы это продолжалось как можно дольше.

Но не тут-то было…

Как всегда вовремя, принесло Хагрида. От его голоса аж стены затряслись. Лесничий только вернулся из… фиг знает, где его носило, но, судя по его словам, он принес подарки всем своим любимцам.

Гарри от испуга резко отпихнул не менее удивленного и перепуганного Маркуса, вскочил на ноги, накинув абы как рубашку и мантию, пулей вылетел из загона. Только бы не попасться Хагриду на глаза, а то…

Когда мальчишка скрылся в дверях, Маркус медленно поднялся, громко чертыхнулся и быстро подошел к тому месту, где прятался ранее. Там в небольшой щели в стене была спрятана маленькая скляночка с серебристым содержимым. Это были воспоминания Гарри Поттера, которые он смог украсть из его головы, пока тот сладко спал. Их было немного, но зато, какие интересные. Особенно Маркуса заинтересовало одно помещение, то и дело, всплывающее в мозгу Гарри. Он его уже где-то видел, когда-то.

- Ладно, Гарольд, в другой раз продолжим. Никуда ты уже от меня не денешься, - сказал, недобро блеснув глазами, профессор Акане и последовал к выходу.

В этот же день в Гриффиндорской башне Поттеру устроили допрос первого класса, когда он вернулся в гостиную в полдвенадцатого ночи с припухшими губами и расстёгнутой мантией и рубашкой. Рон был единственным человеком, на лице которого не отразилось ровным счётом ни одной эмоции. (Северус Снейп умел делать Успокоительное зелье…) Но вернёмся к нашим львятам.

Где-то около часа они пытались выяснить, какого чёрта и где их Герой делал с Малфоем (- Врагом! - патетически восклицал Колин Криви, схватившись за голову…) и почему вернулся так поздно. Довольный проведённым вовсе не с Драко временем, Поттер молчал и с мечтательной улыбкой смотрел в потолок, ставя следствие в тупик. Разговорить его не помогли даже такие жестокие меры, как пытка подушками, щекотка и, наконец, пощёчина вышедшей из себя Гермионы. Рон наблюдал за всем этим из дальнего кресла, думая, что Гарри-то точно знает, что делает. Итак, к часу ночи доблестных гриффиндорцев, которые от отчаяния успели даже напиться (скажу по секрету, выпивку притащил сам Поттер), разогнала спать подсевшая за эти дни на валерьянку Макгонагалл. В другие дни Гарри так глупо больше не попадался…

Значительно легче процедура так называемого «допроса» прошла в Слизерине. Воинственно настроенных змей остудила всего одна фраза очень злого Драко, который приполз с отработки у крёстного.

- Это вас не касается! Кто чем-то недоволен или рискнёт помешать мне, отчитываться будете перед Ним.

И Малфой свалил в спальню. Догадливые слизеринцы, представив под псевдонимом «НИМ» кого только можно, начиная чокнутым Поттером, заканчивая Сами-знаете-кем, молча пожали плечами и стали думать, какую выгоду можно получить из этой нестандартной ситуации.

* * * * *

- Я - идиот! Ты - идиот! Мы - два идиота! - бегал рано утором по гостиной Гриффиндора несчастный Гарри Поттер. - И как ему теперь смотреть в глаза?

Рон Уизли, наблюдая за этими скачками с абсолютно невозмутимым видом, спросил:

- Почему я идиот, а не он? И вообще, объяснишь ты наконец-то, что там у тебя с Драко?

- Да не с Драко, а с Маркусом, - Гарри обреченно спрятал лицо в ладонях, потом, подойдя к стене, что было сил начал биться об нее головой, приговаривая: - Просыпайся. Просыпайся.

Рон удивленно изогнул бровь. Это все, что он мог показать из эмоций, после принятия нового успокоительного Снейпа. Его ничего не удивляло и не волновало в данный момент, но что будет, когда кончится время действия этого зелья.

-Так ты уже и с учителем шашни завел? А как же Снейп, он же не переживет этого. Может, впервые в жизни встретил кого-то, так тут Поттер опять палки в колеса сует, а?

Гарри махнул рукой, давая понять, что не время расспрашивать его о чем-то. Потом он резко прекратил свое занятие, осторожно сел в ближайшее кресло и …Рон понял, что «Абонент отключился и временно не доступен». Ему оставалось только пожать плечами и дальше практиковаться в трансфигурации.

- Так. Все. Хватит. Это была большая ошибка. Больше такого не повторится. Это не нормально. Я извинюсь и попрошу все забыть, на крайняк огрею его каким-то заклятием, - все-таки решил Гарри после часа медитаций. Рон вздохнул. Он ничего не понял из той околесицы, что нес его друг, но и понимать ему совсем не хотелось. Гарри, похоже, ввязался в ту еще историю, но это его проблемы.

- Как там с ОД дела обстоят? - уделил грамм внимания наш Герой своей Правой руке.

- А… ты уже с нами. Нормально. Все пятнадцать человек согласились прийти на встречу. Ну, так будем опять в Кабаньей голове встречаться, или что-то поинтересней придумаем? - ответил Рон.

- Нет, Хогсмид отменяется. Раз уже такое дело, то лучше в Выручай-комнате… - стал размышлять вслух Гарри. От его былой истерики не осталось ни следа.

- Почему отменяется и какое дело? Гарри, может, пора нам объяснить, что собственно происходит в твоей жизни. Мы, как ни как, твои друзья! - попер напролом Рон Уизли, которого достала уже эта недосказанность и скрытность друга.

Поттеру давно хотелось все объяснить друзьям, но все как-то удобного случая не представлялось. Но то, что это необходимо сделать, он понимал, иначе он мог потерять их доверие.

- Хорошо, сегодня вечером. Я все вам расскажу, и тогда решим, что делать дальше, - наконец-то ответил Гарри. Рон довольно вздохнул и тут же на радостях продемонстрировал Гарри свое новое достижение в области трансфигурации.

Перед завтраком Гарри встретился с Драко в уединенном местечке, и оговорили план действий. Ну, зайти там вместе, за руки подержатся, в щечку чмокнуться… Сидеть всегда вместе. Почаще улыбаться и прочая ерунда. Тупо и смешно, банально и просто, но для студентов Хогвартса пойдет. Они и к такому не привыкли.

Драко жутко волновался, то и дело ронял свой портфель по пути в Большой Зал и спотыкался на ровном месте. Гарри приходилось его держать под руку, чтобы в решающий момент тот не сбежал. Пройдя полпути, Гарри почувствовал, что еще немного - и его бедную «крышу» придется ловить где-то за границами Великобритании. От переживаний Драко начал выкрикивать что-то нечленораздельное, но явно непечатное в адрес своего «возлюбленного», а также самого Темного Лорда.… УПС! Вот и накликал беду!

У самых дверей Большого Зала наши влюбленные были встречены профессором Акане. Одним недовольным движением бровей он расклеил нашу сладкую парочку на отдельные элементы. И одарил блондина таким взглядом, что… ухх, сейчас будет жарко!!!

«Бедняга, похоже, Акане сейчас в таком настроении, что сделает из него коврик, - подумал Поттер. - Я сочиню очень красивую эпитафию для него…». Но Гарри не угадал. Сняв дофигища баллов со Слизерина и надавав по шее, Маркус отправил Драко завтракать. И преступил к Поттеру.

- Гарри, это как понимать?

- Что? - склеил дурачка Поттер.

- Твои зажимания с Малфоем! - Гарри в жизни еще не слышал, чтобы фамилию Драко произносили с таким отвращением.

- Мы встречаемся, - спокойно ответил Гарри и попытался улыбнуться. Так, Маркус начинал закипать.

- В каком смысле встречаетесь?

- В прямом, - Гарри всеми силами пытался уйти от этой темы, но как - не знал.

- Говори по-нормальному! - приказным тоном рявкнул профессор Акане и схватил Гарри за мантию.

Гарри понял, что сейчас лучший момент объясниться с ним. Сказать, что вчерашнее надо забыть, что это был сон, хоть и очень приятный. И Гарри не был еще уверен, что может полностью доверять Акане. К тому же, хоть он и звезда Бродвея, но убедительно играть на две сцены врядли сможет. Чем-то надо пожертвовать.

- Профессор Акане, - от неожиданности Маркус отпустил Гарри. Деловой тон, с которым Поттер обратился к нему, тут был не уместен. - Я хочу извиниться за вчерашнее. Это было просто глупостью. Не переживайте, я никому не скажу. Вашей карьере больше ничего …

- Гарри, ты что? - сказал Маркус безжизненным голосом. - Ты решил, что я …мы… ты считаешь это глупостью? Я был серьезен как никогда в своих поступках. И полностью адекватен, на случай, если ты решил приплести сюда еще и действия алкоголя или психический недуг.

Внутри Гарри все затрепетало от радости, но… что-то подсказывало ему, что не стоит торопиться, к тому же есть еще задание Драко. Блин, ну как в мыльной опере! Гарри сам себе усложнил жизнь, но иного выхода он пока не видел. Ему куда важнее узнать, что задумал Воландеморт на его счет.

- Прости, Маркус, но я люблю Драко, и мы наконец-то смогли быть вместе, не смотря на все. Прости еще раз. И забудь все, - сказал Гарри, не глядя на любимого, и, что было сил, побежал в Большой Зал, оставив учителя переваривать услышанное.

Переваривал он это долго, пока Снейп не нашел его в таком состоянии и не потянул к себе в лабораторию, полагая, что тот находится под заклятием.

Свершилось! Маркуса Акане, впервые в жизни, послали на…, и кто?! Шестнадцатилетний головастик! И ради кого?! Ради какого-то облезлого здыхлика!!! Гордость была задета за живое! Это все кончится плохо, только вот для кого?

МАЛФОЙ-МЕНОР

Люциус Малфой уже час стоял и смотрел на унитаз. Унитаз не смотрел на Люциуса, потому что нечем было смотреть ему. Вот за таким интересным занятием их и застала Нарцисса Малфой. Ее муж выглядел очень сосредоточенным, на лбу даже проступили капельки пота. Он думал.

- Может, «Пургена» или, я слышала, сосание жаб еще помогает… - поинтересовалась любящая супруга.

Люциус не ответил.

- А, может, молока с солеными огурцами? - продолжила заботливая миссис Малфой.

Люциус мрачно выругался и устремил холодный взгляд своих серых глаз на жену.

- Прекрати! Из-за твоих советов можно нажить язву желудка! Ничего ты не понимаешь…

- Как же не понимаю, во всем виноват мой пирог. Говорила я тебе, что у меня практики мало, а ты - давай, родная, давай…

- Да не в твоем пироге дело! Мне плохо! Меня тошнит!

- Ой, я же говорила, не пей столько, это твоя печень…

- Дура, меня тошнит от новостей!

- Каких новостей?

- Прочти свой любимый Ведьмополитен, дорогая, и ...присоединяйся. Подумаем вместе.

* * * * *

Подходила к концу вторая неделя задания Драко. На публике Малфой и Поттер строили из себя парочку, которой на всех, кроме себя любимых, с большой горы… Ученики отошли от шока, сделали выводы и вместо того, чтобы начать травлю, стали заключать пари и делать ставки. Тотализаторы открылись на всех факультетах, но особый размах приобрёл тот, который устроили вместе ученики Гриффиндора и Слизерина… Как-никак, но это касалось именно их в большей мере… Гарри и Драко, которые обо всём этом знали, даже не спрашивая у приятелей, лишь посмеивались.

Общение между ними постепенно настраивало их на мирный лад. Узнавая человека ближе, легче разговаривать с ним. Вражеские подколки и издёвки превратились в достаточно дружелюбные, играть на публику стало приятней… Жизнь налаживалась! Гарри и Драко, которым нужно было частенько куда-то пропадать вместе, решили остановить свой выбор на все той же Выручай-комнате. Драко был до глубины души поражен тем, как Поттер дурачил Дамблдора и Ко. В кабинет, который создался для них, эльфы тащили все учебники, и скандальная парочка занималась уроками. Сначала в тишине, потом, перекидываясь репликами, через неделю слизеринец и гриффиндорец заключили договор, по которому Защиту на двоих делал Гарри, а Зелья - Драко. Со временем они стали делиться друг с другом своими знаниями в той или иной области, а также частенько вместе экспериментировать. Драко просветил Поттера на счет свойств волос Вейл, которые входили в состав его линз. Оказывается, далеко не все люди подвергаются их влиянию, и что есть специальные глазные капли, предотвращающие его. Снабдил знаниями и каплями слизеринца, естественно, крестный папа. Гарри потребовал, чтобы во время уроков тот ими не пользовался - мол, так играть будет легче, а в другое время, пожалуйста. Только описание собственной смерти со всеми подробностями убедили Драко Малфоя пристать на это условие.

Рон и Гермиона, знавшие истинное положение дел у этих двоих, все же не изъявляли желания присоединяться к ним. (Им и вдвоем было чем заняться). После этого напряжение стало спадать, и юноши обнаружили, что (не поверите!), можно разговаривать нормально, и беседы даже подчас интересны. Малфой смирился с ролью, навязанной ему Господином, а Гарри присматривался к слизеринцу и пытался понять, почему тот не вызывает прежнего отвращения, а также прикидывал, как можно использовать его для осуществления мести Люциусу.

Отдельного внимания в этой истории достойны преподаватели Хогвартса. Все-таки пережить такой разврат в школе и не сойти с ума…

Альбус Дамблдор, вернувшийся через пару дней после ранее описываемых событий, увидав пикантную сцену объятий в коридоре, начал орать так, словно у него в кармане была запасная челюсть. Естественно, ругал он Маркуса и Северуса, так как им было поручено присматривать за этим оболтусом.

Северус почему-то вдруг резко подобрел к Поттеру, почти не трогал на уроках и даже почти не язвил в его присутствии. Это было расценено как поощрение действий крестника. Мальчики подумали, что, наверное, Снейп в курсе задания Драко и потому не мешает. К тому же теперь он часто занимался с Поттером зельями и вводил в курс предстоящего обряда по слиянию личностей. Гарри с трудом воспринимал такого Северуса Снейпа, но старался изо всех сил. Рим тоже не сразу строился.

А вот Маркус… Похоже, целью его жизни стало сделать жизнь Драко Малфоя нестерпимой. На уроках он прессовал того так, что под конец у Драко язык заплетался. А когда дело доходило до практики, то бедный студент неизменно попадал в больничное крыло. У Слизерина очки слетали как с осины листья. Несчастного Малфоя чуть не грызли свои. Гарри пожалел друга и пару раз устроил хулиганские выходки в особо масштабных размерах, за что с Гриффиндора тоже сняли до фига, и гадюшник немного утихомирился.

Что касается Поттера и его отношений со своим преподавателем ЗОТС, то, к огромной злости Акане, Гарри сделал вид, что ничего не было. Мол, приснилось это тебе, дурак старый. Он вовсю наслаждался обществом Малфоя-младшего. Во время уроков старался не смотреть на профессора, отвечал коротко и по существу, обязательно смотря на потолок, на пол или на Драко. На переменах избегал встреч, а все свободное время проводил неизвестно где. Но все же пару раз Акане удалось словить жадные и многострадальные взгляды мальчишки. Маркус понял, что Гарри Поттер вновь играет с ним, только вот во что?

МЕСТЬ ЛЮЦИУСУ МАЛФОЮ

- Это бред какой-то! Не буду я тебя целовать!

- Но, так надо. Это ж понарошку! А то нам уже не верят. Ты хочешь тет-а-тет с …

- Ну ладно, если так.

Люциус Малфой шел на встречу с Дамблдором. Им предстояло веселенькое дело: обсуждение статей Риты Скитер, посвященных роману двух мартовских котят, проживающих в Хогвартсе. И откуда только эта дура брала такие фото и интервью? Не иначе, ее снабжал первоисточник! Люциус всеми силами пытался успокоить в себе бушующий гнев и ярость, поскольку желание найти и убить Поттера грозило ему самому большими неприятностями, то есть деревянным макинтошем. Еще он собирался надрать уши своему отроку, чтобы не увлекался так. Темный Лорд Темным Лордом - то он живой, то он дохлый, то в бегах, то в засаде, а Малфои всегда на виду!

Компанию ему составили Акане и Снейп. У каждого были свои причины прекратить это безобразие. У Акане мы знаем какие, а вот у Снейпа… Короче, магическое сообщество сделало его виноватым во всех грехах. Мол, это он так повлиял на Золотого Мальчика своим аморальным поведением, причем Акане, на сей раз, даже и не вспомнили. Где справедливость?

Таким образом, трое мужчин, поглощенных своими мыслями, доходят до коридора, где обычно тусуются студенты на переменках. Завернув за угол, они видят следующее.

Солнышко ярко светит, птички поют, на подоконнике сидит сияющий Гарри Поттер в костюме квиддичного игрока. Драко Малфой напротив. Гриффиндорец, почему-то обнимает Драко за талию, а тот его обнимает за шею, и к довершению всего, эти двое… ЦЕЛУЮТСЯ! На виду у всей школы, ну человек сто точно наблюдают. Час назад Гарри вновь принес победу своему факультету, поймав снитч прямо перед носом у ловца Пуффендуя. И теперь, как понял Люциус, он наслаждался призом!

У Люциуса Малфоя сорвало тормоза. Никто его не смог удержать, потому что единственный, кто мог это сделать, держал Маркуса Акане. Тому не терпелось присоединиться. Он и не догадывался, как после будет благодарен Снейпу за этот дружественный поступок.

Реакция у Поттера была хорошо развита, недаром ловец. В секундное время он закрыл собой Драко, выхватил палочку и нацелился прямо в его отца. Драко, встретившись глазами с предком, понял, что пора задумываться, где он будет жить, когда окончит Хогвартс, если окончит. Похоже, придется ему сидеть в Косой аллее на паперти и канючить: « Граждане… Бедное детство, железная кровать, деревянные игрушки, скользкий подоконник… Пожалейте убогого, подайте Поттера ради!»

- Какого лешего тебе нужно, баран крашеный? - воскликнул Поттер, сверля глазами ненавистного врага.

- Ты… урод…как ты смеешь прикасаться к моему сыну?! Я разорву тебя на части, грязнокровный выскочка. Кем ты себя возомнил? - надвигался на него танком Люциус Малфой.

И тут что-то в Поттере в этот момент пробудилось (знаем что) от долгой спячки. Наверное, уровень адреналина превысил все допустимые нормы. Разъяренный блондин с багровым лицом стал для него тем же, чем является красный платок для быка на корриде. Такого шанса у Гарри не будет никогда! Почти вся школа наблюдала за ними: кто в коридоре, кто с улицы, кто с деревьев. Опустить сейчас Малфоя-старшего - заработать себе почет и славу на веки вечные! И заодно исполнить заветную мечту. А Драко… тот был в полуобморочном состоянии. В конце концов, это для его же блага, в каком-то смысле.

В этот решающий момент Гарри нашел в себе новые силы, привел в порядок мысли, глубоко вздохнул. Достигнув полного душевного равновесия, Гарри сосредоточится на той самой «духовной связи» между ним и своим Патронусом, в результате достигнув полного резонанса магических сил. Словно в замедленной съемке, Малфой наступательными движениями приближался к нему. Гарри как под гипнозом взмахнул волшебной палочкой, и даже не произнося вслух заклинание, сотворил Патронуса. На сей раз, Сохатый отличался от предыдущих своих форм. Он был куда телесней и цветом расплавленного золота. Гарри как на автомате приказал ему:

- ФАС!

И откуда в коридоре взялась Рита Скитер, да еще и с фотографом, никто не знал. Зато неделю со всех полос не сходили сенсационные снимки перепуганного до смерти Люциуса Малфоя, сидящего на рогах золотого оленя, а после летящего из окна второго этажа прямо в фонтан вниз головой. Немалый шок у всех вызвал комментарий Драко Малфоя: тот полностью одобрял действия своего …парня!!! (как этого добился Поттер, никто никогда не узнает).

Дамблдор, правда, чуть не придушил обоих мальчишек на глазах у изумленной публики. Напоследок крикнув профессору Акане и профессору Снейпу:

- Хватит. С меня хватит. Пора её убрать!

Никто, кроме пресловутых профессоров и самого Поттера, его не понял. И взгляда, каким наградил директора его когда-то самый любимый ученик, тоже никто не увидел.

Кстати, Люциус Малфой выжил - маг все же, даже ничего не сломал, вот только в Клинику Святого Мунго все равно пришлось обратиться. Нервы подлечить.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ВЫБОР ГАРРИ ПОТТЕРА

Гарри Поттер стоял посреди зала и наслаждался его величественным видом. Массивные колонны, уходящие под свод звездного потолка, то мерцали не