КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 372029 томов
Объем библиотеки - 448 Гб.
Всего авторов - 157812
Пользователей - 83228
Загрузка...

Впечатления

Настя Вол. про Алферьева: Сбежавшая игрушка (Любовная фантастика)

Хороший женский роман. Человек, работавший с текстом (автор или редактор), дружит с "магией слова" - читается легко, текст не "царапает". Повествование ведется от лица ГГ, поэтому мужчинам, наверное, книга может и не понравиться. Категорически противопоказана "прыщавым" юнцам - здесь нет драк, сражений, порно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Foggycat про Лабунский: Зима стальных метелей (Альтернативная история)

"Солдату ведь немного надо — дай ему на мертвого врага посмотреть, и он умрет счастливым" - это что-то из советского агитпрома, так может думать тот, кто никогда не воевал. Поверь, Станислав, посмотреть на убитого врага хочется в самую последнюю очередь...Могу воспринимать это, как стёб......книгу ещё не прочитал, первое впечатление...
"Повезло, пошли Львов освобождать" - от кого вы пошли освобождать Львов, который жил лучше, чем любой город России??? я так понимаю, от жителей Львова, коих в 39 году пачками отправляли в Западную Сибирь, а то и дальше...по сто человек в каждую деревню...
Некоторые здешние товарищи, которые мне не товарищи, уверяют в том, что Лабунский демократ и им страшный враг, а не брат...Если бы они могли посмотреть на всё со стороны, то несомненно заметили бы...разницы нет...Успокойтесь, товарищ Лабунский истинный Сталин под демократическим соусом...с учётом ошибок прошлого...Хи ))) ...с расстановой читаю дальше...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Summer про Шаров: S-T-I-K-S. Баньши (СИ) (Боевая фантастика)

Продолжение "Машиниста", ещё хуже оригинала, чуть не стошнило. Дочитать не смог, пролистал мельком. Мери Сью встречает Марти Стю, скребберы жалобно пищат от ужаса и бьются головой об стену, выпив яду...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Анисимов: За день до послезавтра (Боевая фантастика)

Такое забавное чтиво с на редкость бессвязным патриотическим уклоном. Вроде бы автор и не дурак, четко понимает, что за деньги и власть Путина и Медведева будут воевать только их охранники и Лавров с Рогозиным. А с другой стороны ему хочется, чтобы люди встали на защиту Руси все как один. Определился бы уж, что ли. Все сюжетные линии замечательны своим кретинизмом, то ли врожденным, то ли приобретенным. Ну, кто в армии служил, тот в цирк не ходит, после замполитов (офицеров-наставников) клоуны не смешат. Шпиона готовили, готовили, а он сразу попался. Пограничников всех сразу танками задавили. НАТО на Калининград напало. Еще бы понять – зачем? Смешная книжка не о чем. Не читать.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Summer про Шаров: S-T-I-K-S. Машинист (СИ) (Боевая фантастика)

Да, это S.T.I.K.S. И плюсов больше нет. То, что ГГ - Марти Стю, который музыкальный синтезатор в кустах нашел, ещё как-то можно простить. А ужасающую краткость рассказа нет. Это какое-то предисловие от нормального романа. Размах - на фунт стерлингов, а текста - на пенни...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Бешанов: Танковый погром 1941 года. В авторской редакции (История)

Так сколько танков было у товарища Сталина?
Здесь уже простая арифметика — 25 866. Понятно, что часть из них была потеряна во время освободительных походов, в Финляндии и на Халхин-Голе, вышла из строя в процессе эксплуатации. Тем не менее на 22 июня 1941 года, по официально подтвержденным данным, в наличии имелось 22 600 танков. Кроме этого, в составе РККА было более 5000 бронеавтомобилей, в том числе 3258 средних, вооруженных 45-мм пушкой.

Вот такие цифры...

Как они скрепколюбам не нравятся. Простые правдивые цифры...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
котБасилио про Романовская: Брачный контракт на смерть (Фэнтези)

Замените обложку!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Человек со шрамом (fb2)

файл не оценён - Человек со шрамом 8K (скачать fb2) - Уильям Сомерсет Моэм



Сомерсет Моэм ЧЕЛОВЕК СО ШРАМОМ

Впервые я обратил на него внимание именно из-за этого шрама, широкого и красного, который большим полумесяцем пересекал его лицо от виска до подбородка. Очевидно, это был след страшной раны, то ли от удара саблей, то ли от осколка снаряда. Во всяком случае, этот шрам выглядел странно на его круглом, добродушном лице с мелкими, неприметными чертами и простоватым выражением. Да и само лицо как-то не вязалось с таким огромным телом. Это был могучий человек, выше среднего роста. На нем всегда был один и тот же поношенный серый костюм, рубашка цвета хаки и мятое сомбреро. Вид у него был не слишком опрятный. Каждый день ко времени коктейля он появлялся в гватемальском «Палас-отеле» и, неторопливо расхаживая по бару, продавал лотерейные билеты. Если это был его заработок на жизнь, то жил он, по всей вероятности, очень бедно, потому что я ни разу не видел, чтобы кто-нибудь купил у него билет; однако изредка ему предлагали выпить. Он никогда не отказывался. Человек со шрамом пробирался между столиками осторожно и как-то вразвалку, словно привык ходить пешком на далекие расстояния, останавливался у каждого столика, с легкой улыбкой называл номера своих билетов и, если на него не обращали внимания, с той же улыбкой двигался дальше. По-видимому, он почти всегда был под хмельком.

Как-то вечером, когда я с одним знакомым стоял у стойки в баре — в гватемальском «Палас-отеле» готовят превосходный сухой мартини, — человек со шрамом подошел к нам и снова, уже в который раз, вытащил для моего обозрения свои билеты. Я покачал головой, но мой знакомый приветливо кивнул ему.

— Que tal, генерал? Как дела?

— Ничего. Дела идут не блестяще, но бывало хуже.

— Что будете пить?

— Бренди.

Выпив залпом, он поставил рюмку и кивнул моему знакомому.

— Gracias. Hasta luego.[1]

Затем он отошел от нас и стал предлагать свои билеты другим.

— Кто такой? — спросил я. — Какой у него ужасный шрам на лице.

— Да, он его не украшает. Этот человек — изгнанник из Никарагуа. Разумеется, головорез и бандит, но неплохой малый. Я даю ему время от времени несколько песо. Он был генералом, возглавил там мятеж, и если бы не кончились боеприпасы, он свергнул бы правительство и был бы военным министром, а не продавал лотерейные билеты в Гватемале. Его захватили вместе со всем штабом и судили военным судом. Такие дела там решаются быстро, и его приговорили к расстрелу. В плену, надо думать, ему сразу стало ясно, что его ждет. Ночь он провел в тюрьме и вместе с остальными — всего их было пятеро — коротал время за игрой в покер, используя вместо фишек спички. Он говорил мне, что ни разу в жизни у него не было такой полосы невезения. На рассвете в камеру вошли солдаты, чтобы вести заключенных на казнь. К этому времени он успел проиграть больше спичек, чем обычный человек может использовать за целую жизнь.

Их вывели в тюремный двор и поставили к стене, всех пятерых в ряд лицом к солдатам. Но ничего не последовало, и наш друг спросил, какого черта их заставляют ждать. Офицер ответил, что ждут прибытия генерала — командующего правительственными войсками, который пожелал присутствовать при казни.

— В таком случае я еще успею выкурить сигарету, — сказал наш друг. — Генерал никогда не отличался точностью.

Но едва он закурил, как генерал — между прочим, это был Сан-Игнасио, вы с ним, возможно, встречались — появился во дворе в сопровождении своего адъютанта. Были выполнены обычные формальности, и Сан-Игнасио спросил осужденных, нет ли у кого-нибудь из них последнего желания. Четверо ответили отрицательно, но наш друг сказал:

— Да, я хотел бы проститься с женой.

— Bueno,[2] — сказал генерал, — я не возражаю. Где она?

— Ждет у ворот тюрьмы.

— Тогда это займет не больше пяти минут.

— Даже меньше, сеньор генерал, — сказал наш друг.

— Отведите его в сторону.

Два солдата вышли вперед и отвели осужденного в указанное место. Офицер по кивку генерала дал команду, раздался нестройный залп, и те четверо упали. Они упали странно — не разом, а один за другим, нелепо дергаясь, как марионетки в кукольном театре. Офицер подошел к ним и разрядил оба ствола револьвера в того, который был еще жив. Наш друг докурил сигарету и отшвырнул окурок.

В это время у ворот произошло какое-то движение. Во двор быстрыми шагами вошла молодая женщина — и внезапно остановилась, схватившись рукой за сердце. Потом она вскрикнула и, протянув руки, бросилась вперед.

— Caramba,[3] — сказал генерал.

Женщина была вся в черном, волосы покрыты вуалью, лицо мертвенно бледное. Почти девочка — тоненькая, с правильными чертами лица и огромными глазами. Сейчас в этих глазах застыл ужас. Она бежала, полуоткрыв рот, и так была прекрасна в своем горе, что даже у этих ко всему безразличных солдат вырвался возглас изумления.

Мятежник шагнул ей навстречу. Она кинулась к нему в объятия с хриплым страстным криком: Alma demi cora! Son — сердце души моей.

Он прильнул к ее губам. В то же мгновение выхватил нож из-под рваной рубахи — уму непостижимо, как ему удалось его там спрятать, — и ударил ее в шею. Кровь хлынула из перерезанной вены, обагрив его рубаху. Он снова обнял жену и прижался к ее губам.

Многие не поняли, что произошло — настолько быстро все свершилось, — у других же вырвался крик ужаса, они бросились к нему и схватили его за руки: женщина упала бы, если бы адъютант генерала не подхватил ее. Она была без сознания. Ее положили на землю и обступили, растерянно глядя на нее. Мятежник знал,