КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 381197 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162835
Пользователей - 85828
Загрузка...

Впечатления

Foggycat про Конторович: Черная смерть (Альтернативная история)

... нужно бы добавить ещё одну метку: книга заблокирована по требованию читателей...)))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Давыдов: Московит (Альтернативная история)

самое забавное,что книга гораздо лучше,чем откровенно глупая аннотация.конечно,уровня "огнем и мечом"ждать не следует,но полтора корчевского можно поставить.жаль только сюжет очень рваный.очевидно автору посоветовали,что писать нелинейно и от третьего лица,это признак хорошего уровня,но когда действие прыгает от абзаца к абзацу,это бесит.но в целом вполне читаемо,особенно если не сильно заморачиваться исторической достоверностью.
альтернативная история все-таки...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Первушин: Собиратели осколков (Научная Фантастика)

Когда-то давно я читал данную книгу и она мне отчего-то запомнилась. Увидев ее на сайте... (вырезано цензурой) в разделе распродажа — купил и приступил к чтению вскоре после прибытия «бумажного носителя» по почте. Сама книга (как и вся серия «Перекресток миров», не путать с одноименной серией другого издательства) уже фактически перешли в разряд «букинистика» и специально (в магазине) фиг где найдешь... только по сайтам... В целом книга разделена на три части которые хоть и не связаны никакими общими персонажами, имеют явный «хронологический подтекст» последствий «недавнего прошлого».

Первая часть описывает события «недалеко» ушедшие от «нашей суровой действительности». В ней повествуется о поимке некого «злобного хакера» (прям в традициях Госдепа США) и «разборе полетов» происходящем в одном некоем закрытом спецподразделении... В остальном все тоже — несправедливость и безумство элит соседствует с нищетой и извечными проблемами... Один из центровых персонажей (хакер) решает (прям в стиле фильма) «с меня хватит» и решает ускорить «центробежные силы» направленные на слом системы и в конечном счете на наступление 3-й мировой...

Вторая часть не так масштабна и описывает «недалекие после войны» события... ГГ «путевой обходчик» наблюдает картину упадка после «большой получасовой» и старается жить «тихо и благочинно» покуда «некие обстоятельства вынуждают его нарушить свое вынужденное и уединение... Обретя цель ГГ «сворачивает горы» и начинает дорогу «к последнему приюту» на пути становясь свидетелем еще худших признаков «скатывания общества» в каменный век...

Третья часть лишь подтверждает слова ученого сказавшего «... не знаю чем будет вестись 3-я мировая, но четвертая — точно с дубиной и камнем» (цитата неточная). И хотя «те немногие оставшиеся ништяки» все же отнюдь не «палки и камни», но споры в которых они применяются носят откровенно отстало-феодальный характер, а вместо «баев и баринов» заправляют «свихнувшиеся искусственные интеллекты» выживших после войны электронных кибернетических подсистем... Если первая и даже вторая части носят разный характер, то третья написана в жанре «постапокалипсис» и описывает отнюдь не «самый его худший вариант»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брайт: Фантомная боль (Постапокалипсис)

Вполне неожиданно, но отчего-то вторая часть читалась уже не так «молниенеосно» как первая (с небольшими перерывами). Не знаю в чем тут дело... может из-за атмосферы полной безысходности и предательства всего что возможно... Но и здесь автор все же сумел реализовать интересный ход охоты главных героев на... самих же себя.... Плюс некое прояснение целей «чудо-девочки» из первой части... Оказывается этот новый персонаж не только не является единственной альтернативной гибели мира, но и является еще «большим злом», чем это возможно представить в «сложившейся ситуации». Так же автор продолжает «раскрывать» судьбы героев и так же продолжает описывать их очередные судорожные попытки вырваться за «периметр боевых действий»... но... поскольку в одной отдельно взятой локации «бечь уже некуда и незачем» (Москва пала, укрытий больше нет) все это напоминает попытки человека, которому ампутировали четыре конечности... дергайся, не дергайся... уже нет никакого смысла... К финалу книги долгожданная «развязка» оборачивается еще большими вопросами ввиду... ее отсутствия... Вторая часть так же резко обрывается как и первая... расставленные «фигурки персонажей» ждут своего часа... а читатель (по видимому уже в другой серии или издательстве) выхода третьей части данной СИ.
P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Конторович: Башни над городом (Альтернативная история)

Ну так ведь эпиграф - куда девалась голова? - ясно указывает качество книги.

Судя по всему - очередная поделка на "горячую" тему. Забавно, что такая литература пользуется спросом - вероятно, так же, как и альтист об СССР - в жизни про$рали, так хоть в книге прочтем, какие мы сильные и мудрые...

Париж стоил мессы, мост стоил Украины? :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Зеленин: Реинкарнация (Самиздат, сетевая литература)

Жуть. Сплошное "Бугагага" - жаргон сявки, похвальба секс-подвигами etc etc - словом, стандартный набор не то прыщавого подростка, не то закомплексованного взрослого, в любом случае интеллектом и знанием, куда ставить запятые, не обезображенного.

Ощущение, что автор вышел на уровень Чарли Гордона от 5 апреля - "Сегодня, я, узнал что, такое, запятая, это, точка, с, хвостиком (,) и мисс, Кинниан, говорит, очень, важная потому, что, улучшает, правописание, и можно, потерять, много денег, если, запятая, стоит, не, там, я сберег, чуть, чуть, денег от, работы, и, что, платит, фонд, и не, знаю, как, запятая, помогла, мне, сохранить, их,"

В помойку.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Крол: Корректировщик. Блицкрига не будет! (Альтернативная история)

Тупой высер в чистом виде. Вот одна бригада десанта под руководством крутого перца изменила ход войны и на вторую неделю войны освободила Варшаву. Автор, в рот тебя неловко, у товарища Сталина этих парашютистов было ДЕСЯТЬ КОРПУСОВ!!!
И не хера они не изменили.
Отдельной вишенкой на этой куче говна служит гуманизм советских воинов-освободителей.
Ну, советую автору на гонорар съездить в Освенцим. Там поляки в музее сделали раздельчик - работа концлагеря при советской оккупации. Можно узнать много нового про гуманизм...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Видимость и реальность (fb2)

файл не оценён - Видимость и реальность 35K (скачать fb2) - Уильям Сомерсет Моэм

Настройки текста:




Сомерсет Моэм ВИДИМОСТЬ И РЕАЛЬНОСТЬ

Я не ручаюсь за достоверность этого рассказа, хотя поведал мне его профессор французской литературы одного английского университета, а он был человеком столь благородным, что вряд ли стал бы рассказывать мне то, чего не было. Он имел обыкновение привлекать внимание своих студентов к трем французским писателям, которые, по его мнению, сочетали качества, лежащие в основе французского характера. Читая их, утверждал профессор, вы можете столько узнать о французах, что, будь это в его власти, он бы не доверил тем, кто призван защищать интересы французов, приступать к исполнению своих обязанностей прежде, чем они не сдадут достаточно строгий экзамен по их произведениям. Они — это Рабле[1] с его gauloiseme — особой формой сквернословия, предпочитающего называть лопату не иначе, чем чертовым совком, Лафонтен[2] с его bons sens — не чем иным как здравым смыслом, и, наконец, Корнель[3] с его panache. В словарях это слово переводится как султан на шлеме вооруженного рыцаря, но метафорически скорее означает достоинство и браваду, рисовку и героизм, тщеславие и гордость. Именно le panache заставил французских дворян при Фонтенуа[4] бросить офицерам короля Георга II: «Стреляйте первыми, господа!»; именно le panache исторг с окровавленных уст Кэмбронна[5] при Ватерлоо фразу: «Гвардия умирает, но не сдается»; и это le panache побуждает нищего французского поэта, награжденного Нобелевской премией, великолепным жестом раздать ее. Мой профессор был человеком серьезным и, по его мнению, история эта, столь отчетливо выражая три главных качества французского характера, в высшей степени поучительна.

Я назвал ее «Видимость и Реальность» — это заголовок самой значительной, как мне кажется, философской работы, которую моя страна (на благо или во зло) создала в XIX веке. Она нелегка для чтения, но увлекательна. Книга написана отличным языком с изрядной долей юмора и хотя навряд ли неискушенному читателю окажутся доступны некоторые, особенно тонкие суждения, он, тем не менее, испытает острое чувство хождения по туго натянутому интеллектуальному канату над метафизической пропастью. И читатель закроет книжку с утешительным ощущением того, что на все наплевать. Единственным оправданием в использовании названия столь прославленной книги может служить лишь то, что оно так удивительно подходит к моему рассказу.

Хотя Лизетта была философом в том же смысле, что и все мы, поскольку ее ум занимали проблемы существования, однако ее чувство реальности было столь сильно, а почитание показной стороны жизни столь искренне, что Лизетту вполне можно было заподозрить в удачном совмещении несовместимого, к чему давно стремились философы. Лизетта была француженкой и несколько часов ежедневно проводила, раздеваясь и одеваясь в одном из самых дорогих и модных ателье Парижа. Приятное занятие для молодой женщины с прелестной фигурой. Короче, она была манекенщицей. Высокий рост позволял ей с изяществом носить шлейф, а ее бедра были столь стройны, что от нее, одетой в спортивный костюм, казалось, исходил аромат вереска. Длинные ноги позволяли ей с особым шиком носить пижамы, а ее тонкая талия и маленькая грудь делали простейшие купальные костюмы предметом восторга. Она могла одевать все, что угодно. Ее манера кутаться в манто из шиншиллы убеждала даже самых благоразумных людей в том, что шиншилла стоит запрашиваемых за нее денег. Толстухи и коротышки, вульгарные женщины и простушки, костлявые и бесформенные, молодые и старые сидели в удобных креслах и, поскольку Лизетта выглядела так мило, покупали одежды, которые ей очень шли. У нее были большие карие глаза, крупный яркий рот и очень светлая, слегка тронутая веснушками кожа. Ей трудно было сохранять ту надменную, замкнутую, холодно безразличную манеру, которая считается обязательной для манекенщицы, когда неспешными шагами она вплывает, разворачивается и, с видом полного презрения к миру, сравнимого только с верблюжьей миной, уплывает. В ее больших карих глазах таился веселый огонек, а алые губы подрагивали, готовые, казалось бы, дайте только повод, растянуться в улыбке. Этот огонек и привлек внимание мсье Реймонда Ле Сюэ.

Он сидел в кресле в стиле Людовика XVI рядом с сидевшей в другом кресле женой, уговорившей его пойти с ней на просмотр весенних мод в узком кругу. Это свидетельствовало о добром расположении духа мсье Ле Сюэ, потому что он был чрезвычайно занятым человеком, у которого, как не трудно представить, имелась масса более важных дел, чем сидеть в течение часа и наблюдать, как дюжина молодых красивых женщин демонстрируют на себе волнующее разнообразие костюмов. Ему и в голову не могло прийти, что какой-нибудь из них мог изменить внешность его жены, высокой угловатой пятидесятилетней женщины с чертами лица несколько крупнее обычного. Но мсье Ле Сюэ женился на ней, разумеется, не ради ее внешности. И она всегда, даже в первые упоительные дни медового месяца, понимала это. Он женился на ней, чтобы присоединить процветающий сталелитейный завод, наследницей которого она была, к собственному, равно процветающему заводу локомотивов. Брак оказался удачным. Жена подарила ему сына, который играл в теннис почти как профессионал, танцевал так же хорошо, как жиголо[6], а в бридже был на равных с самыми опытными игроками; и дочку, которую он был в состоянии обеспечить приданным, достойным самого что ни на есть настоящего принца. У него были основания гордиться своими детьми.