КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398083 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169174
Пользователей - 90531
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

Вот Вам еще одна книга о «подростковом-попаданчестве» (в самого себя -времен юности)... Что сказать? С одной стороны эта книга почти неотличима от ряда своихз собратьев (Здрав/Мыслин «Колхоз-дело добровольное», Королюк «Квинт Лециний», Арсеньев «Студентка, комсомолка, красавица», тот же автор Сапаров «Назад в юность», «Вовка-центровой», В.Сиголаев «Фатальное колесо» и многие прочие).

Эту первую часть я бы назвал (по аналогии с другими произведениями) «Инфильтрация»... т.к в ней ГГ «начинает заново» жить в своем прошлом и «переписывать его заново»...

Конечно кому-то конкретно этот «способ обрести известность» (при полном отсутствии плана на изменение истории) может и не понравиться, но по мне он все же лучше — чем воровство икон (и прочего антиквариата), а так же иных «движух по бизнесу или криманалу», часто встречающихся в подобных (СИ) книгах.

И вообще... часто ругая «тот или иной вариант» (за те или иные прегрешения) мы (похоже) забываем что основная «миссия этих книг», состоит отнюдь не в том, что бы поразить нас «лихостью переписывания истории» (отдельно взятым героем) - а в том, что бы «погрузить» читателя в давно забытую атмосферу прошлого и вернуть (тем самым) казалось бы утраченные чуства и воспоминания. Конкретно эта книга автора — с этим справилась однозначно! Как только увижу возможность «докупить на бумаге» - обязательно куплю и перечитаю.

Единственный (жирный) минус при «всем этом» - (как и всегда) это отсутствие продолжения СИ))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Михайловский: Вихри враждебные (Альтернативная история)

Случайно купив эту книгу (чисто из-за соотношения «цена и издательство»), я в последующем (чуть) не разочаровался...

Во-первых эта книга по хронологии была совсем не на 1-м месте (а на последнем), но поскольку я ранее (как оказалось читал данную СИ) и «бросил, ее как раз где-то рядом», то и впечатления в целом «не пострадали».

2-й момент — это общая «сижетная линия» повторяющаяся практически одинаково, фактически в разных временных вариантах... Т.е это «одни и теже герои» команды эскадры + соответствующие тому или иному времени персонажи...

3-й момент — это общий восторг «пришельцами» (описываемый авторами) со стороны «местных», а так же «полные штаны ужаса» у наших недругов... Конечно, понятно что и такое «возможно», но вот — товарищ Джугашвили «на побегушках» у попаданцев, королева (она же принцесса на тот момент) Англии восторгающаяся всем русским и «присматривающая» себе в мужья адмирала... Хмм.. В общем все «по Станиславскому».

Да и совсем забыл... Конкретно в этой книге (автор) в отличие от других частей «мучительно размышляет как бы ему отформатировать» матушку-Россию... при всех «заданных условиях». Поэтому в данной книге помимо чисто художественных событий идет разговор о ликвидации и образовании министерств, слиянии и выделении служб, ликвидации «кормушек» и возвышения тех «кто недавно был ничем»... в общем — сплошная чехарда предшествующая финалу «благих намерений»)), перетекающая уже из жанра (собственно) «попаданцы», в жанр «АИ». Так что... в целом для коллекции «неплохо», но остальные части этой и других (однообразных) СИ куплю наврядли... разве что опять «на распродаже остатков».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про серию АТОММАШ

Книга понравилась, рекомендую думающим людям.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Козлов: Бандеризация Украины - главная угроза для России (Политика)

"Эта особенность галицийских националистов закрепилась на генетическом уровне" - все, дальше можно не читать :) Очередные благородных кровей русские и генетически дефектные украинцы... пардон, каклы :) Забавно, что на Украине наци тоже кричат, что генетически ничего общего с русскими не имеют. Одни других стоят...

Все куда проще - демонстративно оттолкнув Украину в 1991, а в 2014 - и русских на Украине - Россия сама допустила ошибку - из тех, о которых говорят "это не преступление, а хуже - это ошибка". И сейчас, вместо того, чтобы искать пути выхода и примирения - увы, ищутся вот такие вот доказательства ущербности целых народов и оправдания своей глупой политики...

P.S. Забавно, серии "Враги России" мало, видимо - всех не вмещает - так нужна еще серия "Угрозы России" :) Да гляньте вы самокритично на себя - ну какие угрозы и враги? Пока что есть только одна страна, перекроившая послевоенные европейские границы в свою пользу, несмотря на подписанные договора о дружбе и нерушимости границ...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Воин (fb2)

- Воин (а.с. Воин-1) 1.62 Мб, 427с. (скачать fb2) - Александр Петрович Казанков

Настройки текста:



Воин


Глава первая. В которой Корнелия спасается от Даков
Сентябрь 97 г н.э., Верхняя Мезия.

По узкой, заросшей густой травой, лесной тропке, бежала растрепанная, выбившаяся из сил, девочка. Ее некогда идеальная прическа рассыпалась. И из нее выбились золотистые локоны, в которых застряли веточки ели. Колени сбились в кровь, а голубая туника треснула по шву, зацепившись за острый сук. Она тяжело дышала, спотыкалась, но продолжала бежать. В след ей громко кричали, на непонятном, варварском наречии. Как девочка не старалась, враги все равно нагоняли. Лязг металла уже слышался за небольшим оврагом, раскинувшимся перед горой. Густой лес, справа от тропы, пугал дикими звуками. Деревья раскачивались от сильного северного ветра, издавая холодящий треск. Еще отец говорил, что лес очень опасен. В нем живут дикие звери и мифические создания, подстерегающие путников на каждом шагу. Но девочка не боялась зверей. Не они хотели убить ее, а эти люди, которые только что убили ее слуг. Она свернула с тропы и быстро кинулась в лес. Ветка сильно ударила по лицу, оставив на щеке кровавую ссадину. Тихий всхлип вырвался из груди машыки. Не разбирая дороги она ломанулась через кусты и сразу кубарем скатилась в небольшую яму, образовавшуюся от старого дуба, вырванного с корнем сильным ветром. Девочка прижалась к земле, прикрыв лицо руками. Сердце бешено колотлось в груди, кровь стучала в висках. В этот момент, ребенок был похож на красный мухомор, который пытался убежать от грибников. Эти самые грибники, бежали быстро, как будто не горная тропа была под их ногами, а беговая дорожка на австралийском стадионе. Человек десять, бородатых воинов, в толстых шкурах поверх серых одежд, с копьями и топорами, пробежали мимо убежища.Девушка облегченно выдохнула и немного расслабилась. В этот раз светлые боги отвели длань Аида.

Немного отдышавшись, она высунулась из своего укрытия, чтобы осмотреться, но из ямы ничего не было видно. Густая, уже пожелтевшая, осенняя трава полностью скрывала тропу. Вылезти из нее без посторонней помощи не представлялось никакой возможности. Толстая, сухая ветка, спускалась с соседнего дерева, зависнув в метре над укрытием беглянки. Сидеть и ждать пока за тобой придут еще страшнее, чем посмотреть врагу в глаза. Она подпрыгнула и ухватилась за ветку. Дерево заскрипело, но удержало не прошеного гостя. Подтянувшись на суку, она увидела все ту же горную тропу, густой лес, и чернеющие вдалеке горы. Как она любила горы. Когда она была еще совсем маленькая, вместе с отцом и матерью, часто ездила на виллу в предальпийскую галлию. Тамошние сады просто прекрасны. Виноград и финики, которые посадили ее предки, теперь вовсю разрослись, давая огромные урожаи. Как красиво цветет виноград! В этот момент на тропу выскочил огромный варвар. На его голове красовался массивный позолоченный шлем. Черная мохнатая шкура свисала с мускулистых плеч. Он неожиданно остановился и как собака начал втягивать воздух. Сердце замерло в груди девочки. Эти варвары как животные чуют добычу. Она уже хотела спуститься в укрытие, как сук треснул, и она быстро полетела вниз. Гигант услышал шум и как большая горилла, перепрыгнув через кочку бросился в лес. Он не видел добычу, но чувствовал ее, как волк чует пролитую кровь. Перепрыгнув через поваленное дерево, он остановился у края ямы. На миг над лесом повисла гробовая тишина. Варвар не двигался, напоминая статую северного бога. Девочка лежала на дне ямы боясь поднять голову. Боги всегда наказывали ее за любопытство. Благо в яме было сухо, а тень от толстого дуба скрывала ее от глаз варвара. Северянин крутил головой втягивая воздух, но легкий ветерок не мог проникнуть в укрытие под поваленным деревом. Воин уже двинулся с места, как из ямы послышался шорох.

Руки беглянки по локоть были покрыты большими красными муравьями, которые настырно поливали ни прошеного гостя едкой кислотой. Девочка закусила губу, пытаясь удержаться от крика, но их лезло все больше и больше. Не удержавшись, она вскочила и начала скидывать насекомых с рук. Варвар, который до этого стоял наверху, резко развернулся на шум, направив в яму копье. Но увидев ребенка прыгающего в канаве, как горная коза, он разразился громогласным хохотом. Смех северянина разлетелся по округе звонким эхом. Его глаза светились двумя черными огоньками. Это был не человеческий взгляд, а лик темного существа. Испуганный ребенок забился в край ямы, прикрыв грудь руками. Ей казалось, что так он ее не увидит, что ладошки укроют ее от алчущего взгляда сатира. Но он не ушел, варвар ткнул беглянку коротким копьем, чтобы та пришла в себя, и приказал взять его за руку. Его латынь была ужасна, но все же узнаваема. Родная речь вывела молодую римлянку из оцепенения. Если он умеет говорить на человеческом языке, значит он не так уж и страшен. Девочка подпрыгнула, пытаясь ухватиться за огромную ладонь, но варвар убрал руку, и она опять упала в яму прямо на муравейник. Воин снова разразился громким хохотом. Его голос, звучал в осеннем лесу, как боевой рог на полях сражений издаваемый германцами. Девочка заплакала. Ей было больно, страшно и очень обидно. С ней никогда так не обращались. Видя, как слезы потекли из глаз ребенка, варвар как будто облизнулся. Он присел и протянул руку.

- Дай мне руку! - прорычал варвар.

Девочка вновь испуганно посмотрела на медвежью лапу врага. Его глаза горели недобрыми огоньками, но она его больше не боялась. Страх прошел, оставив непоколебимую решимость. Трава у ямы скользкая, а варвар сидит на самом краю. Если схватить его за руку и потянуть на себя, то он не удержится и упадет. Крики других варваров вывели девочку из раздумий. Она подпрыгнула, ухватилась за лапу "медведя" и изо всех сил потянула на себя. Но варвар не поддался. Он как пушинку вытянул девочку из ямы. Пролетев по широкой дуге, девочка сильно ударилась головой о землю. Все вокруг закружилось. Превозмогая боль, девочка поднялась на колени. С холма, по крутой тропке уже бежали два десятка вооруженных людей. Варвар схватил ее за плечи и притянул к себе. Изо рта чудовища воняло чесноком. Девочка поморщилась и попыталась оттолкнуть обидчика. Но варвар был таким большим, а она такой маленькой. Он впился в ее губы, повалив на землю. Громила привстал и начал развязывать веревки на штанах. В этот момент девочка извернулась и изо всех сил лягнула обидчика в пах. Здоровяк заревел и упал на колени. Малышка, запинаясь, бросилась в лес. Перескакивая через наваленные деревья, скатываясь по лесному склону, она бежала, не разбирая дороги. Какая-то палка, просвистела над головой, воткнувшись в ствол дерева. Стрела с белым опереньем вздыбила кору векового дуба. Впереди что-то шумело, как будто камни падали со склона горы. Девочка бросилась на звук. Но запнулась за ветку и повалилась на землю, кубарем прокатившись до самого валежника. Огромный бугай перепрыгнул через дерево, оказавшись в паре шагов от загнанного ребенка. Девочка проползла под грудой наваленных веток. Варвар метнул копье, но промахнулся. Он бросился за загнанным зверьком, но трава под ногами намокла от росы. Здоровяк поскользнулся и со всего размаха ударился головой о землю. На его месте тут же появились еще трое преследователей. Девочка выскользнула из-под веток и изо всех оставшихся сил бросилась к просвету в лесу. Убежать от воинов на открытом пространстве, у нее не было ни каких шансов, но умереть в темном, сыром лесу было еще хуже. Девочка выскочила из леса. Ее испуганные зрачки резко сузились от солнечного света, ударившего в глаза. Соленые слезы стекали по гладким щекам. Впереди была небольшая поляна, через которую, прорываясь в камнях, резво гнала струи воды горная река. Поток холодной воды с бешеной скоростью срывался с каменистого холма, образуя водопад. Девочка подбежала к краю реки. Вода бурлила, смывая камни вниз по течению. Два десятка варваров вышли из леса, преградив путь к отступлению. Да и некуда было отступать. Быстрая река впереди, варвары позади. Преследователи скалились, переговариваясь друг с другом. Один из них вышел вперед и направился к девочке. На нем была блестящая кольчуга и такой же шлем с большими бычьими рогами. Бросив шлем под ноги, он двинулся вперед. Воин улыбался, но его лицо смотрелось совсем неприветливо. Лохматый, с длинной бородой и половиной гнилых зубов он был похож на монстра, вырвавшегося из-под земли. Девочка перестала плакать, повернулась к преследователю. В ее глазах уже не было страха. Там была пустота и отстраненность. Ей было все равно, что будет дальше. Она устала сопротивляться. Теперь у нее только один выход. Бурная река не даст покрыть дочь консула позором. Девочка сделала шаг назад. Холодная вода прильнула к ее ногам. Как прекрасна жизнь! Как ласкова горная река. И так не хочется умирать в двенадцать лет, когда все еще только начинается. Еще шаг и конец...



Глава вторая. В которой мир перевернулся
Июнь 2009 г. Москва

Теплое летнее солнце прорезалось сквозь занавески, тускло осветив большую комнату. Веселые солнечные зайцы, как банда воров забрались в постель Александра, чтобы украсть его сон. Но не тут-то было. Парень перевернулся на другой бок, повыше натянул одеяло, и продолжил мерно посапывать. Надо сказать, что комната не была похожа на жилище спартанского воина. В ней был мини-бар, домашний кинотеатр, шкаф, врезанный в стену и компьютерный стол, правда, самого компьютера на нем не было. Такая уж дань моде. Тяжелые компьютеры трудяги заменили легкие ноутбуки.

В этот момент Александр, как никогда был счастлив. Он лежал на постели, а его девочка Катя, как тигрица сидела на нем. Она на корточках подползла ближе, чтобы поцеловать. Александр не любил когда девушки пристраивались сверху. У волков к примеру лечь на спину и открыть шею значит признать над собой чье-то главенство. Вроде как, отдаюсь в ваши справедливые лапы и великодушные зубы. Алекс перевернул девушку, прижав ее к постели мощной грудью, и начал медленно гладить ее упругие бедра. Гладкая, нежная как у ребенка кожа. Дыхание участилось, ладони крепче сжали бедра быстро переходя к бархатистой попке. Девушка подогнула ноги, взяв ими в кольцо любимого. Она быстро стянул с парня футболку, принявшись гладить широкую мускулистую спину. Саня покрывал поцелуями лицо и шею девушки, медленно передвигаясь к груди. Крепкие розовые соски напряглись от удовольствия. Его язык соскользнул по ложбинке между горными хребтами. Девушка выгнулась дугой, разжав ноги. Сашка больше не мог. Он спустил трусы и в этот момент раздался грохот. Он открыл глаза и резко вскочил с постели. На полу растянулся его брат Серега, который втихаря хотел вернуть сашкины Роликсы. Но ему не повезло. У брата была неспокойная ночь, потому вся одежда была разбросана по полу, за которую и запнулся Серега. Младший быстро встал, застыв перед старшим братом с часами в руках. Саня еще не вернулся в эту реальность, но угонщика заметил.

- Я сколько раз говорил тебе не брать мои часы! Это подарок от посла Великобритании. Если с ними что-то случится, я тебе голову оторву!

С этими словами Александр выхватил часы из рук брата, отвесил при этом неслабого подзатыльника. Парень быстро увернулся от второго и отскочил к двери.

- Ну, брат, совсем ты старым стал. Теряешь хватку. От женщин все зло. Не переживай что бросила, другую найдешь. Ну или мужика в крайнем случае. Сейчас это модно, - Сергей рассмеялся и ехидно подмигнул брату, - и сестренку в школу отвезти не забудь.

Сашка сделал обычный прощальный жест, которым одаривали друг друга Орловы, т.е. смачным пенделем, и пошел в душ. Девушка его и впрямь бросила. Так что упругая Катькина попка теперь ему только сниться, но зато по три раза на дню. Даже когда они встречались, у них не было таких пылких отношений, так что Сашка во всем видел свои плюсы. Правда, последнее время ощущение близости стало пропадать.

В душе Сашку постоянно охватывали философские мысли. Еще только шесть утра, а уже пора на работу. Надо же такой облом жизни. Учился, учился, а теперь работаешь, работаешь и работаешь. Для чего живем? Сам не понимаю. Работа отличная и платят много. Как ни как третий зам мэра. Конечно не первый, молодой еще, но уже и не четвертый. Еще пару лет и вообще дома спать не буду. Первый зам в кабинете ночует. Правда есть один плюс. Даже два. Две классные любовницы. Ну, прям модели. И где он таких берет? Стану вторым, спрошу, где мне такое постельное белье раздобыть.

Сашка закончил юрфак МГЮА с военной кафедрой, так что в армию не пошел. Учился на отлично, потом аспирантуру осилил. На пяти языках говорит. В общем, полиглот еще тот. Ему отец говорил: "хочешь чего-то добиться, будь умней других". Вот Сашка и стал умней. Так исхитрился, что с ним министры за руку здороваются. Да еще приговаривают: "здравствуйте Александр Петрович, заходите в гости" Правда, от всей этой суеты он сильно уставал. Надоедало ему пахать за бабки, которые ему даже тратить некогда. Ради чего работаю, сам не понимаю. Любил раньше спорт. Тяжелой атлетикой, единоборствами занимался. Только мать завернула все его старанья. Так и пришлось отступить. Это был единственный раз, когда он не добился своей цели, но спортом по-прежнему занимался. Такая уж натура, на месте усидеть не может. А спорт дает прочувствовать жизнь. Пока двигаешься, ты живешь!

Закончив утренний туалет, Александр спустился в гостиную. Обычно там были гам и ругань, но не в это раз. Никакой суеты. Ни младшей сестры, которой нужно собираться в школу для девочек, ни брата, который только из клуба пришел. А может и не из клуба. Глаза у младшего стали какими-то странными. Может траву курит? Хрен его знает. Надо будет приставить за ним ребят потолковей. Приготовив омлет с бутербродами, Сашка пошел будить сестру. Ее комната располагалась на втором этаже напротив младшего. Серега был не младшим, а средним, но как то привязалось с детства, так и остался младшим. Дверь в комнату была заперта, впрочем, как всегда. Сашке часто приходилось выкидывать парней через окно второго этажа. Он даже сестренку в больницу возил, чтобы проверить, насколько она невинна. Оказалось невинна! Правда после этого она с ним целый месяц не разговаривала. Хотя они вообще мало говорили.

-Засранец...

- Оторва...

Так и общаются. А когда родители живы были, ну прям, не разлей вода. И куда все прошло? Кроме раздражения и чувства долга ничего не осталось. У Сашки вообще с детства врожденное обостренное чувство долга, как у настоящего лидера. " Мы в ответе за тех, кого приручили". Так и взрастил двух оболтусов. Как ни старался, ничего не помогало. Чем больше давил, тем больше они гадостей делали. Как будто ему от этого хуже было. От младшего в конце концов отстал, правда только после того как его в универ определил. Ректор МГУ у Александра в приятелях ходит, так что это было не проблемой. Проблемой было брата туда затащить. Вот глупое создание. Не понимал, что гулянки рано или поздно закончатся, а жизнь уже не вернуть. Время уйдет. А может он и прав? Может и надо как следует оттянуться. Забить на все и жить не о чем не думая.

Нужно было что-то придумать. И тогда Сашка пошел на хитрость. Подсыпал брату снотворное в чай, раздел, уложил на постель, а рядом паренька голенького положил. Пофоткал их в разных позах. А когда брат проснулся, предъявил ему. "Если учиться не пойдешь, я это по всему интернету развешу. Каждая собака будет знать вкус моего братца" Он конечно побрыкался, побузил, да пошел, делать нечего. Ребята не поймут. Сашка вообще умел уговаривать людей. По-хорошему не сделаешь, так по-плохому. Серега это умение брата "оценил", да сделать ничего не мог. Как не крути, крепостное право никто не отменял. "Кто платит, тот и музыку заказывает"

Сашка постучал в дверь, но Настя не открыла. Похоже, прогулять решила!

- Настенька, открой! Я все равно тебя отвезу. Могу даже вместе с дверью. Машина у меня большая. И собачку твою возьмем. На ремешке к двери привяжем и поедем, - ласково, почти нежно произнес старший.

Дверь напротив распахнулась, и от туда выполз сонный Серега в трусах в сердечко.

- Ты чего орешь, полицай? - широко зевнув, спросил младший.

- Как чего? На учебу вас оболтусов поднимаю. Вставай страна народная! - еще сильней забарабанил в дверь.

- Хочу тебя огорчить, но сегодня воскресенье. Экзекуция отменяется. Завтра приходи.

- Не понял? Какое воскресенье? У меня на часах суббота.

- Ну, это легко объяснить. Кто-то их переставил. Там винтики такие есть. Крутишь их, и стрелки переводятся.

Не успел Серега договорить последнее слово, как Сашка бросился на него. Не так чтобы бросился. Брата он своего никогда не бил, и другим не давал. Но помять для профилактики надо. Серега быстро заскочил за дверь, защелкнув замок. Биться в дверь Сашка не стал. Пообещал сам себе, что еще отомстит брату, который лишил его заслуженного выходного сна и поплелся вниз. Пить он не любил, но после такого уж очень хотелось накатить. Сашке часто приходилось выпивать с сильными мира сего. Что поделаешь, у нас в России, что не встреча, то стопка. Хорошо хоть от граненых стаканов отучились. А то точно спился бы. Правда, последнее время, придумал он такую хитрость. Первую выпьет, а потом только соседу подливает и тосты говорит. Ну, мол, давай выпьем, а то у меня уже стынет. Счет был такой три стопки за Сашкой и полтора десятка за шефом. Так и дела легче стали делаться. Все бы так.

Выпив стопку коньяку, закусив ветчинкой, сразу стало хорошо. Не зашибло, просто, как камень с души упал. Так всегда, выпьешь и легко. Вот потому слабые люди и спиваются. Свои переживания в стакане глушат. В этот момент у ворот послышался свист тормозов. Какая-то тачка припарковалась у окна. Сашка вышел во двор, чтобы посмотреть, кто такой борзый, что по утрам людям спать мешает. Оказалось это младшенькая. И машина знакомая. Сашка Порш год назад прикупил, перед девочками повыпендриваться, а эта малолетка без прав на нем по городу катается. Сестренка вылезла из машины. Несмотря на возврат, она была вполне сформировавшейся девушкой. Длинные стройные ноги, черные длинные волосы, острые черты лица. Но главным ее достоинством были большие голубые глаза с черными, длинными ресницами. Сама темненькая, а глаза голубые. Ни у кого больше таких нет. Ну, прям мечта педофила. Да и платье на ней было подходящее. Чуть ниже пупка, но не выше ладошек.

- Настенька, тебя прямо сейчас отлупить, или попозже? - из последних сил сдерживал себя Александр.

Настя перекинула через плечо кожаную куртку и подошла поближе к брату. Она так была похожа на маму, что Сашка всегда терялся, когда она к нему так близко подходила. Как будто в прошлое смотришь. Далекое беззаботное детство, когда все было хорошо.

- Попозже Санька....Попозже. А сейчас я пойду спать, и никакой старший брат не заставит меня пойти в школу.

- Какую школу? Сегодня же воскресенье.

- Братик, я, конечно, понимаю что у тебя тяжелая работа, но не до такой же степени. Уж дни недели ты должен помнить. Сегодня суббота. Вчера была пятница. Помнишь, ты мне мозги на счет трафки полоскал? Это было вчера.

Девочка ласково улыбнулась, прикоснувшись ладонью к щеке брата. Александр скинул руку сестры и быстро побежал в дом. Нет, я убью этого маленького поганца!

- Ключи в замке! Сегодня порш тебе пригодиться, - крикнула Настя, в след бегущему брату и засмеялась.

Ну, бывает же так. На секунду расслабишься, и собственный брат такую подлянку устроит. Надо было посмотреть на другие часы, но нет, расслабился.

Через полчаса Александр Петрович Орлов уже был в здании мэрии, в своем просторном кабинете. Мигалка оказалась как раз кстати. Рабочий день начался с постройки коллектива. Шеф Орлова не строил. Уважал сильно, а вот остальным досталось. В общем как обычно...


 *****

Как только Сашка уехал на работу, все его домочадцы разбежались по своим делам. Даже Серега, который всю ночь не спал, собирался к другу, чтобы договориться о бое. Лет в девять, Александр определил Серегу к своему тренеру по смешенным единоборствам. Серега всю эту фигню не любил. На тренировки ходил только чтобы за них деньги от брата получать. Уж слишком тот сильно хотел, чтобы младший как он спортсменом был. Правда, это потом Сереге сильно пригодилось. В школе он был популярен. Никого не боялся, делал что хотел. Если бы не родители, то можно сказать был бы счастлив.

Надев широкие джинсы и куртку с капюшоном, выскочил на улицу. Настя стояла у окна в чем мать родила, разговаривая с кем-то по сотовому. Серега посмотрел на бесстыжую сестренку. И так ему стало гадко, от того что из нее вырастет. Ладно, он, а она то, что творит? Серега вытащил из кармана новенький Айфон, сделал пару фоток. И набрал разослать всем! Постояв пару минут во дворе, он едва успел увернуться от пролетевшей над его головой вазы. А ведь могла и попасть!

- Сумасшедшая! Смерти моей хочешь?

Настя, накинув на себя халат, на половину высунулась из окна,бросив недобрый взгляд на брата.

- Если ты это всем разослал, то ты покойник?! Смерть от вазы для тебя будет настоящим счастьем.

Серега подпрыгнул на месте, в предвкушение того как попала его сестра и насвистывая вышел из калитки. Еще дома он вызвал такси, так что мерин с небольшой клоунской шашкой стоял у ворот, ожидая клиента. Друг Сереги жил у Сокольников. Как не странно добрались быстро. В такси и, правда, не соврали, повесив вывеску: "доставим быстро в любую точку города". Нужно было только к этому добавить - за сохранность не отвечаем. Леха обитал на девятом этаже, а лифта в доме как не было полвека назад, так и нет. В подъезде с самого раннего утра и до самого вечера терлись какие-то бомжи. Серега нормально относился к этим убогим, но таких приятелей опасался. Мало ли им на бутылку хватать не будет, так и прирежут. Но на этот раз обошлось. Здоровенный мужик, в каких-то лохмотьях, пахнущий как стухшее яйцо, отошел в сторону, даже не попросив закурить. Это для местного населения было необычно. Аборигены подвалов все время что-то курили. Серега прошел мимо мужика, но вдруг остановился.

- Эй, мужики! Закурить не хотите?

Серега достал пачку кэмл и протянул алкашам. Тот здоровяк, что до этого стоял посреди лестницы, взял пачку, вытащил сигарету, почиркал зажигалкой, но огня добыть не смог.

- Ну, вы ребята! Не говна, не ложки.

Младший вытащил паялку и подкурил аборигену. Остальные "депутаты", как про себя их называл Серега, сидели на подоконнике, как-то хитро переглядываясь.

- Чего надо? Не видишь, мы тут о жизни говорим. Если дело есть, то говори, а нет, так проваливай, - сказал все тот же бугай, затянувшись Серегиной сигаретой.

- Грубо, но справедливо. Проследить мне надо за одним человечком. Пятисотку сейчас и штуку потом плачу. Вам все равно бухать на что-то надо.

- На что мы будем бухать не твое дело. За кем проследить надо?

- Да парень в этом доме живет, на девятом этаже. Леха зовут. Так вот, мне нужно знать, куда он сегодня пойдет.

- Знаю такого. А сам чего не проследишь? - Ответил все тот же алкашь.

- А у меня дела. Да и не барское это дела по подворотням лазить. Ну что по рукам?

- По рукам.

Алкашь протянул грязную руку Сереге. Парень поморщился и слегка отодвинулся назад.

- Слушай, давай без этих нежностей. В каком веке живем, чтобы сделку рукопожатием скреплять. Вот тебе деньги и за работу.

Серега вытащил пятисотку и протянул ее здоровяку. Тот взял бумажку и жадно облизнулся. Сереге даже показалось, что у мужика слюна потекла. Вот жизнь. Живут как растения.... За пятисотку удавят кого угодно, а за штуку сами удавятся.

Не доверял Серега своему приятелю. Они раньше вместе траву толкали, только сдал кто-то Серегу. Если бы не Александр, то сидел бы младший по малолетке, за сбыт наркотиков. Вот и сейчас, что-то мутил Леха. Бой какой-то неправильный получался. Ни места, ни время не сказали, а ведь уже сегодня.

Поднявшись наверх, Серега обнаружил приятеля дома. Тот недавно пришел из клуба, где всю ночь толкал траву. Наверное, нехилые бабки заработал. Пройдя в комнату, повсюду обнаружился творческий беспорядок. На столе стояли горшки с коноплей, освещаемые ультрафиолетовыми лампами. В постели валялась какая-то голая девка. Леха налил стопку водки и махом опрокинул содержимое в пропасть. Занюхав огурцом, предложил другу сесть на запачканный чем-то стул. От предложения Серега вежливо отказался. Сказав мол: стоя посижу. На том и порешили. Леха прыгнул на постель, откатив девчонку в угол. Она была видать так удолбана, что ее сейчас хоть из окна выбрасывай, ей все равно.

- Девку хочешь? - сходу спросил Леха.

Девчонка хоть и была ничего, но заниматься сексом с мешком Сергею не хотелось.

- Я не за этим пришел. Ты мне бой обещал. А слово надо держать.

Леха поморщился, как будто в зуб ударила резкая боль.

- Слушай, Серега, нафига тебе этот махач. Покалечат ведь тебя. Вон ты, какой маленький. Метр семьдесят пять? Не больше? А там знаешь, какие бугаи будут? Убьют и все. Давай лучше со мной траву толкать? Как раньше.

- Мал воробей, да навалял всем люлей! Поговорку такую не слышал? А дел с тобой, я иметь никаких не хочу. Я еще прошлые вспоминаю. Ты мне, кстати, семена на рассаду должен. Не забыл?

- Я ничего не забываю. Должен, значит отдам. Обещал бой, значит, будет бой.

Леха встал и подошел к окну. Вытащил из коробочки пакетик с семенами и протянул Сергею.

- Бой будет сегодня в шесть, здесь недалеко. Вот держи адрес. Опоздаешь, тебя вычеркнут. Вообще вычеркнут из этого мира.

Леха отдал записку с адресом и полез на девчонку. Серега сначала не понял, что тот собирается делать. Но потом сообразил.

- Мог бы подождать пока я уйду. Я приду, можешь так и передать.

Серега вышел из комнаты, в которой уже вовсю скрипела кровать. Во урод, - подумал Сергей, - и рождает же земля русская таких отморозков.

Внизу бомжей уже не было. Видать пошли пропивать заработанные деньги. Лишь бы за Лехой проследили, а то, как бы худо не вышло.

Когда Сергей приехал домой Настя уже спала. Вот дура, совсем себя не ценит. Такая красавица и умница, а шатается со всякими придурками. Если бы не Сашка, то не знаю, что бы с ней было. С этими мыслями, Сергей прилег отдохнуть перед вечерним боем. Да так и забыл вытащить семена из кармана.


*****

Настя проснулась часа в два. Дома было тихо, но за окном уже вовсю кипела жизнь. Вчера была крутая вечеринка, прямо в каком-то речном складе. Живая музыка, море спиртного, какие-то таблетки, от которых ноги сами идут в пляс. В общем как обычно. Настя любила тусовки, а может быть притворялась что любила. Ей нравилось то, как на нее смотрят, как говорят с ней. Все ее любят, а мальчики... Мальчики хотят. Вот Коля опять приставал. Думал, что я напьюсь и сразу с ним пересплю. Старый извращенец. Видно ровесницы не дают, вот и на малолеток переключился. Но как не крути, а уже пора найти парня. Первый должен быть хорошим, чтоб запомнился. Ну, или поддонком, чтоб Сашка его навсегда запомнил. Второе даже лучше. Пусть знает, что провалил роль отца. Маму с папой ему все равно не заменить. Не надо было их убивать!

Настя покрутилась у зеркала, со всех сторон полюбовавшись своей дивной фигуркой. Ее смуглое тело в черном нижнем белье, смотрелось просто отпад. Был бы сейчас здесь кто из парней, так у него бы слюнки потекли, и челюсть до земли отвисла. Оставшись довольной осмотром, Настя накинула халат и спустилась вниз. Обычно в это время дома никого не было. Александр на работе, Сережка где-то шатается. Настя подошла к холодильнику, и вытащила оттуда банку клубничного сока. Клубника со сливками были ее любимым лакомством. Но для него еще рано, да и одной не так приятно, а вот сок в самый раз. Неожиданно в дверь позвонили. Точнее очень даже ожидаемо. Она ждала Колю, но не так скоро. Девочка подбежала к зеркалу, еще раз посмотрев, насколько она выглядит. Оценив на десятку, по пятибалльной шкале, она открыла дверь. Коля так и замер увидев свою девочку. В черном шелковом халатике, она его как будто дразнила. Девочка слегка оперлась рукой на стену и подмигнула парню.

- А я тебя не ждала, - невинным голосом произнесла девочка.

- Так мне уйти?

- Как хочешь. Я никого не держу.

Настя босиком вышла на крыльцо, протиснувшись между Колей и дверью. У парня от прикосновения девушки даже кровь забурлила. Он сильно покраснел и откашлялся.

- Ты смешной. Меня лет на пять старше, а так на девчонок реагируешь. Даже не знаю. Ты, правда, такой хороший, или притворяешься?

- А тебе что хорошие не нравятся? Тебе всяких отморозков подавай? - уже разозлился Коля.

- Ничего-то ты не понял! Я тебе комплимент сделала, а ты злишься.

- Что-то я не заметил.

- Ну, смотри. Ты смешной. Это одно из главных качеств для девушки в парне. Нужно чтобы всегда было весело. Ты краснеешь при прикосновение к девушке и делаешь вот так, - Настя откашлялась, изображая Николая. - Это значит, что ты чувственный, пылкий человек. Тоже полезное качество, если не перегибать. Я сказала, что ты хороший, или притворяешься. Если ты хороший, то это просто замечательно, особенно для тебя, а то у меня старший брат просто зверь. Медведь! Порвет не раздумывая. А если ты притворяешься, то тоже классно...

- Что классно? Я же притворяюсь.

- Ну, я и говорю. Классно притворяешься! Тоже талант иметь надо. А я люблю талантливых людей. Ну, ты зайдешь, или так и будешь меня соседям показывать?

Парень смущенно улыбнулся и прижал к себе девушку, нежно, поцеловав. Пока Николай вгрызался в рот Насти, она заметила кроссовки Сергея в коридоре. И желание отомстить с новой силой проснулось в головке подростка. Подруга Лена уже позвонила, чтобы узнать, зачем Сергей разослал всем Настины фотки. Брат вообще знал номера всех подружек сестры. Половина из них не прочь были переспать с ним. А может, и переспали уже. Настя оставила парня на кухне, а сама как кошка прокралась наверх. Дверь в комнату была открыта. Сергей спал прямо в одежде. Первым делом Настя отключила будильник, который стоял на столе. Потом стянула с него штаны и написала на его заднице все, что о нем думала. Картина получилась отменная. Настя еле удержалась, чтобы не засмеяться. Да, дружная у нас семья, - подумала девушка, и сделала пару фоток. Сереге вообще везло на интимные фотографии. Сашка год назад его тоже подловил, чтобы бездельник учиться пошел. Но те фотки в нэт не попали. А вот эти еще не известно. Посмотрим, как он будет себя вести. Девушка вышла из комнаты, победоносно прошагав по лестнице. Николай уже ел Настино мороженное, запивая его яблочным соком.

- Ты чего такая веселая? - С набитым ртом пробубнил Николай.

- Сначала доешь, а потом спрашивай. И вообще, это мороженное мое, там других куча.

- За то, это мое самое любимое.

- Как ты можешь так есть? Оно же холодное.

- Крепче зубы будут. Пусть привыкают. Ты что не слышала что повсюду всеобщее потепление, таяние ледников?

- А причем здесь зубы?

- А притом, что таяние ледников приведет к похолоданию. У нас здесь как в тундре будет.

- Надо тарелку принести. Лапшу с ушей снять.

- Так чего ты такая веселая?

- Вот смотри.

Настя протянула Николаю телефон с фотографиями Сергея. При этом припрыгивая на месте от возбуждения.

- Ну что, классно я его?

- Не хотел бы я быть твоим врагом, если ты так с братом поступаешь.

- О, лучше быть моим врагом, чем братом. Серега еще ничего. Если бы он меня не доставал, я б его не трогала. А вот Сашка полный поддонок и мой худший враг. А эти фото я поберегу, теперь Сергей у меня шелковым будет.

- А моих у тебя таких нет? А то мало ли, тоже сделала на память.

Николай притянул к себе Настю, обняв за талию. Его руки скользнули под халат, спустившись на упругие бедра. Он поцеловал ее в нос, потом в губы, в подбородок, все ниже и ниже. В какой-то момент он дошел до груди. Николай захотел, снять лифчик, но девочка оттолкнула его, сделав шаг назад. Провела пальчиком по столу, отходя за его противоположный край. И остановилась, наблюдая за реакцией парня. Он видел, что нравился ей. Она его хотела, но что-то мешало зайти дальше. Тогда Николай решил пойти по-другому.

- Ты боишься меня?

Девочка улыбнулась. Взяла яблок из корзинки, которая стояла на столе и откусила маленький кусочек.

- Чего мне бояться? Ты вроде не страшный. Я же не парень, чтобы спьяну с девочками спать. А на утро разглядывать: какие мы страшненькие.

Николай засмеялся. Ей всего пятнадцать, а уже так много понимает. С ним как то тоже такое произошло. В общаге бухали, к вечеру какие-то девки подвалили. Сначала страшненькими показались. Бутылку выпили, уже ничего так, еще одну пригвоздили, уже красавицы. А утром проснулся, такая страшила в постели, что чуть не описался со страху.

- Понятно... Ты просто маленькая еще. Зря я с тобой связался. Думал, что девушка взрослая. А тут детский сад какой-то.

Настя улыбнулась. Ей вдруг так стало смешно. Этот тупой спортсмен хочет взять ее наслабо. Не тот век дружище, это уже не катит. Но на место того чтобы сказать то что думает, Настя на цыпочках подошла к Николаю и со всей страстью, со всей нежностью прижалась к его губам. Через минуту, когда поцелуй закончился, девочка отпрянула от парня и заглянула в его расширенные зрачки. Не то, что бы она умела читать по глазам. Но то о чем думал парень, было видно сразу.

- Детский сад? Маленькая? Да по тебе тюрьма плачет. Ты посмотри, как возбудился.

Девочка отошла от парня и побежала наверх.

- Постой Настя! Куда ты?

Орлова остановилась на лестнице и о чем-то задумалась.

- Николай, сегодня вечером, я буду ждать тебя в своей комнате. Если найдешь способ попасть туда, я твоя.

- А если не найду? У тебя же собака и брат, как собака. Он два метра ростом и накачан как Шварцнегер.

- Ну, тогда не твоя, - засмеялась девушка, - рано или поздно найдется принц, который спасет прекрасную принцессу из башни, охраняемую драконом. И не забудь закрыть дверь мой милый Николай.

Девочка подмигнув парню, послала воздушный поцелуй, и побежала наверх. Настя почти наверняка была уверена, что Николай не рискнет связываться с Александром. То, что Саша сильный, это не самое страшное. Он еще и мстительный. А навредить - это он может. Он все может! Только маму с папой никогда не вернет.


Глава третья. Даки!
Сентябрь 97 г. н.э., Верхняя Мезия

Отряд Диагала двигался вдоль реки, чтобы не быть замеченным римскими постами. Он уже преодолел линию крепостей, возведенную римлянами от набегов варваров. Они даже не додумались вырубить леса вокруг крепостей, чтобы улучшить обзор, а для дакийских воинов спрятаться в лесу, все равно, что сходить помочиться. Диагал и его отряд, на рассвете, без труда проскользнул мимо сигнальной башни, обойдя сторожевой отряд с Севера. Благо в этой местности текла горная речка, имеющая пологие берега, за которыми можно было укрыться от вражеских глаз. Хоть горная речка и течет быстро, но у берега не глубокая, а дно усыпано мелкими и крупными камнями. Идти тяжело, но воины справились. Рим считал Даков тупыми варварами, но он жестоко ошибался. Диагал не варвар! Он воин. А римские овцы, его добыча. Гордые Римляне уже два столетия правят трусливыми греками. Но Даки не такие, мы воины. Бесстрашные, ведомые великим царем. Они поплатятся за то, что пришли на наши земли.

Отряд Диагала добрался до центральной части Верхней Мезии. По пути даки ни на кого не нападали и вообще не показывали своего присутствия. У них была цель. Римский купец рассказал о необычайно богатом дворце римского вельможи, который был так глуп, что построил его у самой границы. Диагал еще с горной вершины разглядел, длинные колоннады, проточные каналы и здания, больше похожие на храмы, чем на жилище человека. Вилла раскинулась у подножья горы. С южной части располагались бескрайние виноградники, а на восток уходил за горизонт ковер золотистой пшеницы. А в Дакии голод! Урожая совсем нет, засуха.

Они совсем нас не уважают, раз так плохо охраняют свои богатства. Пусть теперь делают, что хотят им все равно конец. Диагал отомстит за свою семью.

Здание было построено из белого камня, с большой колоннадой вдоль парадной стены. Справа небольшой фруктовый сад, в центре здания небольшой зимний садик с маленьким ручьем, закованным в мрамор. Вокруг виллы был устроен огромный бассейн, выполненный в форме прямоугольника. Повсюду множество хозяйственных построек и жилья для слуг. Бараки для рабов располагались за холмом, где и были основные поля, с которых собирали урожай.

Уже осень. Урожай должен быть собран, значит можно рассчитывать на неплохую добычу. Эти римляне не хранили долго провизию на складах, а быстро продавали, чтобы оплатить свою похоть. Диагал не был в Риме. Но многое слышал и видел здесь в Мезии. Пару зим назад Римляне напали на деревню Диагала. Из мужчин не пощадили никого. Женщин насиловали, а потом вместе с детьми угнали в рабство. Среди них была жена Диагала и маленький сын. Теперь у Диагала нет жены, нет сына. Есть только неудержимая жажда мести. Она сжигала душу благородного воина. Шесть лет он служил у римлян, многое там узнав. Сам Децебал прислушивался к советам Диагала. Царь хотел изменить Дакию, превратив ее из варварского государства в эллинскую цивилизацию. Даки вообще легко воспринимали новое, если это могло оказать пользу. Все знали, что у Рима самая сильная пехота. Его легионы непобедимы. Хотя непобедимость это только миф. Диагал не раз бил римлян, грабил их деревни. Даже небольшие города брал. Добычи было много. У цивилизованного человека всегда всего много. Так уж привык он жить в комфорте. Так пусть своим комфортом поделиться!

Диагал выглянул из кустов, образовавших заросли вдоль реки. Ветер с гор подул запахами родины. Там справа Дакия. И ее гордый народ, укрывшийся за горами. Ниже по течению реки, женщины поласкали белье и набирали воду в ведра. Дети купались и прыгали с тарзанки в воду, которую они соорудили на ореховом дереве. Там где они прыгали, река расширялась, образуя глубокий желоб. По левую руку от реки расположилась огромная вилла. Вход охраняли статуи голых мужчин, один из которых держал копье, а другой метал диск в небо. Надо сказать, что на месте мужского достоинства, у них был маленький недостаток. Рахнар, сотник Диагала даже рассмеялся, отпустив шуточку в адрес римских воителей. Диагал приказал Рахнару обойти виллу с обратной стороны, взяв ближе к горам. Густая крона скроет отряд Рахнара дав зайти в тыл римлянам, отрезав им путь к бегству. Пока подчиненные выполняли приказ, Диагал внимательно рассматривал людей. Большинство из них совсем, не были похожи на римлян. Среди них даже были черные как ночь женщины. Люди Диагала это тоже заметили.

- Я б к такой побоялся подойти, вождь, - прорычал один из воинов, - вон она какая черная. А они ее в доме держат. Не к добру это. Плохой знак.

- Ты что за римлян беспокоишься? Боишься, что это животное на них гнев богов навлечет? Так не бойся. Мы рука богов и мы уже здесь!

Диагал не был суеверным. Боги бросили его, а он забыл их. К тому же он знал, что черное как ночь животное, тоже человек, просто с другого континента. Римляне называли их маврами. Странная воля у богов. Зачем было создавать таких людей?

Диагал продолжил наблюдать за виллой. Кое-где виднелись вооруженные люди. Похоже, здесь есть что-то очень ценное. Римляне не охраняют бедняков. Тем более что воины выглядели настоящими бойцами, а не переодетыми крестьянами. Пластинчатые панцири, металлические шлемы и большие прямоугольные щиты, с закругленными краями. Солдаты стояли, не двигаясь с места, как вросшие в землю валуны. Дакийский воин так бы не смог. Наконец Диагал заметил, как один стражник сменяет другого. Посты меняют быстро, чтобы воины не уставали. Значит их много. А это уже немалые трудности. Поход за добычей не должен приносить смерть в дом. Диагал посмотрел на своих бойцов. Все как один полны решимости, пустить кровь подлым римлянам. Храбрые воины! За это они получат много добычи и воинской славы.

Рахнар со своим отрядом прокрался сквозь чахлый лес, растущий у подножья горы. Его бойцы двигались, молча, все время, приглядывая за римлянами, работающими в саду. Рахнар тоже заметил посты врага, расставленные по вилле. Вооружение этих воинов показалось странным. Слишком богатое даже для легионера. Рахнар уже видел римлян в деле. А эти очень сильно напоминали стражу их императора. Трудно будет взять добычу. Лучше бы обойти и разграбить следующую виллу. А эту бросить. Но приказ уже отдан. Диагал приказал атаковать в тыл. Значит, будем атаковать. Главное застать врага врасплох. Рахнар не сомневался в силе своих людей. Они были крепкими, высокими мужчинами. Именно то, что нужно для хорошей драки. Но зря рисковать сотник не хотел. Он взял с собой десяток самых опытных бойцов и направился к вилле. Рахнар и еще десяток человек ползком добрались до реки. Ближе было не подойти. Повсюду шныряли люди, занятые своими делами. Кое-где виднелись мужчины вооруженные длинными палками, которые они время от времени применяли против своих соплеменников. Как люди могут так жить? Животные, а не люди. Рахнар приказал приготовить луки, а сам с тремя воинами скатился в воду. Всплеск воды заглушили крики детей плескавшихся у бочага. Вода плавно понесла даков вниз по течению. Рахнар выкатился на противоположный берег, забравшись в заросли камыша. Даков от римских стражников отделяла небольшая поляна и широкий длинный бассейн, через который были перекинуты небольшие мостки. Рахнар и его воины скинули с себя всю одежду, оставив только короткие штаны. Он подмигнул своим людям и, выпрямившись, вышел из зарослей. Как ни в чем не бывало, даки разделились и направились к стоящим на постах стражникам. Рахнар шел с такой же скоростью как запуганные римляне, склонив голову, смотря прямо под ноги. До римского стражника оставалось шагов десять, когда римская женщина врезалась в Рахнара. Он покачнулся, но устоял. Женщина лежала у его ног. Горшок, который она несла на голове, разбился, расплескав молоко по земле. Девушка причитая, пыталась ладонями собрать разлившееся молоко. Рахнар хотел пнуть дворнягу, но что-то остановило его. Девушка посмотрела ему в глаза и заплакала. Неожиданно подбежал один из римлян, что держал палку и начал нещадно лупить девушку. Рахнар замер, наблюдая за происходящим. Девушка пыталась закрыть голову руками, но удары достигали своей цели. Сам не понимая, что на него нашло, Рахнар вынул из штанов нож и ударил им мужчину. Кровь хлынула из разрубленного горла человека с палкой. Он захрипел и захлебываясь собственной кровью, повалился на землю. Стражник что до этого наблюдал за избиением девушки, увидел, как раб напал на надсмотрщика, но не успел ничего сделать. Деревянная стрела с красным опереньем попала ему в глову, проткнув глазное яблоко. Стражник повалился на мрамор, залив белые плиты багровой кровью. Еще не успел стражник упасть, как еще трое даков налетели на других воинов. Остальные римляне упали подстреленные стрелами даков спрятавшимися у реки. Девушка так и осталась лежать на земле, залитая кровью надсмотрщика. Потом поднялась, встав напротив Рахнара. Она перестала плакать, смотря на дака большими черными глазами. Воин смотрел на нее, забыв отдать приказ. Люди вокруг заметались, начали кричать. Из дома выбежали стражники вооруженные дротиками. Тогда Рахнар, чтобы выйти из оцепенения, ударил девушку. Она упала, потеряв сознание. Рахнар махнул рукой, давая команду к атаке. Из леса кинулась сотня воинов. В шкурах, с овальными шиитами, и дикими криками они бежали на врага. Со стороны дороги уже спешил Диагал с основными силами. Родич Рахнара Меза, который все время был с ним, кинулся на стражников, занявших оборону между колонн. Один из римлян бросил дротик в Мезу, но тот поймал его, и метнул обратно. Дротик воткнулся в щит и сразу согнулся. Меза был храбрым воином. С одним кинжалом, без доспехов напал на пятерых стражников. Одного ему удалось ранить, полоснув по нижней стороне бедра. Второй римлянин поскользнулся на крови своего товарища и с грохотом ударился о колонну. Весь изрезанный, Меза, был загнан в угол, с трудом отбиваясь от троих стражников. Рахнар опомнился и бросился на помощь Мезе. Пнул поднимающегося римлянина, да так что тот выплюнул передние зубы. Кинулся к следующему, воткнув кинжал ему в бок. Лезвие прошло прямо встык доспехов. Римляне обратили внимание на Рахнара. Стражник ударил, мечем, но дак ушел в сторону и ткнул из-под руки врага в горло. Другой, пихнул щитом варвара, сделал, несколько выпадов мечем. Один из ударов достиг своей цели. Грудь воина покрыла яркая полоса крови. Маленькие струйки потекли по мощному торсу. Раненный в бедро римлянин поднял дротик мертвого приятеля и метнул его в Рахнара. Дак заметил опасность краем глаза и вовремя успел присесть. Пиллум пролетел над головой варвара. Еще секунда и дротик бы угодил в грудь другого римлянина, но тот не растерялся. Он быстро прикрылся щитом и немного отступил назад. Дротик сильно утяжелил щит, так что римлянину пришлось его бросить. Воспользовавшись замешательством врага, Меза напал на стражника и сбил его с ног. Раненный римлянин бросился на Рахнара, как загнанный зверь, но варвар не стал дожидаться столкновения. Дак метнул кинжал, попав противнику в глаз. В это время Меза разобрался со своим противником. Повсюду уже кипел бой, плавно переходящий в резню. Варвары не щадили никого. Так приказал Диагал. Но Рахнар неожиданно вспомнил о той девушки, с кувшином, которая чуть не стоила ему жизни. Он вернулся к тому месту, но уже было поздно. Девушка лежала бездыханной, с перерубленным горлом. Рахнар постоял над телом, не понимая, что вызвало в нем такие чувства. На жалость он был не способен. Желание тоже не ощущал. Странные существа женщины, - сделал вывод Рахнар и поплелся в дом, где уже слышал громогласный голос своего вождя.


 *****

Ульпия Корнелия недавно приехала в свое поместье в Верхней Мезии. Ей нравился горный воздух, бескрайние сады оливок. В поместье жило много греков рабов, с которыми можно было побеседовать о сущности этого мира. Даже знаменитые философы восхищались умом и находчивостью юной девушки. Корнелии недавно исполнилось двенадцать, и отец обручил ее с Луцием Урсом. Этот молодой сенатор был ярым сторонником отца. А его древний род Юлиев, обещал поддержку отцу в предстоящей борьбе за власть. Император Нерва не мог долго удержаться на троне. Он был слишком мягок, чтобы править. Нерва зашел на престол в результате заговора. Его люди убили императора Домициана. Нерве нужно было довершить начатое и убрать сторонников покойного императора. Но он этого не сделал, даровав всем жизнь. Еще в самом начале его правления, преторианцы захватили его дворец и потребовали выдачи виновных в смерти императора. Правильнее всего для Нервы было выдать самого себя, но в этот раз он проявил мудрость, отдав своих приближенных. С тех пор в Риме и шага нельзя вступить без дозволения преторианцев. Из-за этого Корнелия не любила бывать в Вечном городе. Слишком много глаз, которые следят за каждым твоим шагом. Конечно, префект преторианцев не посмел бы прикоснуться к Корнелии, но его общество пугало юную девушку.

Корнелия лежала на небольшом диванчике в зимнем саду. В крыше было большое прямоугольное отверстие для пополнения водоема дождевой водой. Благодаря нему, даже в самые жаркие дни в комнате было прохладно. Для удобства девушка подложила пуховые подушки, завернутые в шелковые чехлы. Ручей журчал у ее ног, создавая ощущение спокойствия и безмятежности. На небольшом стулике сидела немолодая женщина. Она с детства была при Корнели. Воспитала ее, вырастив маленькую девушку. Лет через пять Корнелия официально выйдет замуж и тогда ей придется расстаться с любимой няней. А этого ей очень не хотелось. Конечно, девушка никогда не показывала, что любит свою прислугу, но ей так хотелось иметь хоть одного близкого человека. Отец любил ее, но он всегда был сильно занят. Мать с отцом уже давно не разговаривала, все время, проводя в Риме.

Корнелия была дочерью прокуратора Верхней Германии и Нижней Мезии Марка Ульпия Траяна. Этому человеку прочили стать будущим принципсом. Хоть Траян не был из знатного рода, но обладал сильным характером и множеством сторонников в сенате. Траян родился в городе Италика в провинции Ближняя Испания. Его род не был сенатского происхождения, а чисто провинциального. Его предок был легионером Сципиона Африканского, который в 205 г. до н.э. переселился в Испанскую Италику. Правда, отец Траяна уже был удостоен сенаторского достоинства, потому отцу Корнелии было намного проще в продвижении по службе. Конечно, главным "достоинством" Траяна были железные легионы, лично преданные полководцу. Многие боялись, что Траян мог сам захватить власть, развязав новую гражданскую войну. Но Корнелия хорошо знала своего отца. Он никогда бы не пошел на убийство граждан Рима. Он всегда был честным человеком. Именно на таких людях держится идея Величия Рима, не осязаемая, но сидящая глубоко внутри каждого римлянина. Если бы Корнелия была мужчиной, она тоже бы сражалась за память своих предков, за право принести свет в мир варваров. Законы, термы (публичные бани, с полным спектром услуг), философию, цивилизацию.... А эти глупые варвары противятся воли богов. Им лучше жить в грязи, чем приклониться перед величием Империи. Ну и пусть живут! Нам нет до них никакого дела. Раздумья девушки прервали гулкие шаги Марка Лизия, начальника стражи Корнелии. Марк Лизий, был давним сподвижником ее отца. Они воевали еще в Испании, подавляя восстание Суттурнина и его германских союзников. Марк был храбрым человеком, но сделать военную карьеру так и не смог. Варвар отрубил ему левую руку. Если бы не отец, то Марк влачил бы жалкое существование ветерана-калеки. За это центурион был по-собачьи предан отцу, а, следовательно, и ей лично Корнелии.

- Моя госпожа, вам послание от вашего отца.

Марк Лизий протянул девушке сверток пергамента и, отсалютовав, хотел удалиться.

- Марк, постойте. Вы знаете, где сейчас мой отец?

- Да госпожа. Ваш отец в Могонциаке. Это в провинции Нижняя Германия. Там сейчас неспокойно. Нужно как следует укрепить границу.

- Ясно. Отец воюет с Германцами?

- Среди наших врагов много племен, но и с ними тоже госпожа.

- А, правда, что германцы похожи на медведей? Они воруют мед у диких пчел и едят его, обмакнув рукой, как медведь. Говорят мед их главное блюдо, после мяса?

- Возможно, госпожа. Я плохо знаком с бытом германцев, но то, что они похожи на медведей, это чистая, правда. Они высокие, мускулистые, заросшие волосами и носят медвежьи и волчьи шкуры. Очень опасные враги.

- А почему они наши враги? Мы ведь не нападаем на их земли.

- Варвары, как волки, госпожа. Если они почувствовали слабость, то непременно нападут. От жажды добычи они теряют разум, который и без того не обладает высокими достоинствами. Их нужно уничтожать, или они уничтожат нас.

- Как все просто для солдата. Либо ты, либо тебя. А вы не пробовали понять этих варваров. Возможно, они не хотят войны. Кто в здравом уме воспротивиться величию Рима?

- Я достаточно хорошо понял своих врагов. Германцы живут ради войны. Умереть в постели для них настоящий позор. Воину нужна слава и богатства. Так что никакого мира между нами быть не может. А до величия Рима им нет никого дела. Если вам больше ничего не нужно, то я с вашего позволенья займусь своими делами.

- Постойте. Разговоры о меде, возбудили во мне непреодолимое желанье его попробовать. Вы бы не могли приказать принести его мне?

- Конечно, госпожа. Только не уверен, что в поместье есть мед.

- Разве здесь нет диких пчел?

- Не думаю, что они исполнят ваш приказ, госпожа и принесут вам его.

Девочка рассмеялась искренним смехом, на который способен только ребенок. Корнелия привстала с подушек и ласково улыбнулась центуриону.

- А вы бы не могли стать для меня тем медведем, что принесет сладкое угощенье? Я вас отблагодарю.

- Для вас, госпожа, все что угодно.

Марк Лизий, отсалютовав, вышел из сада. Корнелия проводила взглядом центуриона. Он был хорошим человеком и даже красивым. Жаль, что судьба его так наказала, лишив руки. В сад вошла рабыня с горшком на голове. Это была молодая женщина, с черными, как смоль волосами и такими же глаза, горящими из-под длинных ресниц. Корнелия подумала, жаль, что у нее нет таких длинных ресниц. Да и темный цвет волос ей больше нравился. Рабыня подошла к няне Марции, демонстрируя содержимое горшка. Марция, по-видимому, осталась довольна. Корнелию заинтересовал странный сосуд. Девочка вообще была очень любопытным ребенком.

- Стой раб! Марция, что в этом кувшине?

Женщина встала со стулика, подойдя к госпоже.

- Там молоко, госпожа. Алая, покажи госпоже содержимое сосуда.

Рабыня подошла поближе, открыла крышку и показала дно горшка. Сосуд почти полностью был заполнен белой жидкостью, и, правда, похожей на молоко. Корнелия сильно удивилась. Зачем Марции смотреть на молоко?

- Но зачем тебе оно? Я думаю рабыня сама справиться с доением коров. Твой контроль в этом не нужен.

Девочка победоносно засмеялась, скрестив руки на груди.

- Это не коровье молоко. Это молоко ваших рабынь. Я попросила Алаю, принести мне его.

- Ты доишь людей? - удивилась Корнелия.

- Не я госпожа. Алая собирает его.

- Но зачем? Надеюсь, меня ты им не кормила?

- Что вы госпожа. Просто у меня есть грудной ребенок, а его надо чем-то кормить.

- У тебя нет ребенка. Я бы знала! Ты не могла предать меня.

- Я не предавала вас. Я нашла ребенка и не смогла его оставить. Такой маленький и совсем беззащитный. Он вам понравиться.

- Не хочу я детей. Мне еще рано. И вам тоже. Вы должны были мне рассказать. А на место этого сделали все за моей спиной. Алая, я запрещаю тебе отдавать ей молоко. Унеси его, немедленно. Я сама решу, что с ним делать.

Рабыня быстро подняла горшок и удалилась с глаз госпожи. Корнелия внимательно посмотрела на свою няню. Ее носик дернулся от раздумий, в которых пребывала хозяйка. Девушка всегда так делала когда принимала важное решение.

- Принеси мне его. Я хочу его видеть.

- Да госпожа. Но не делайте малышу ничего плохого. Он ведь еще дитя.

- Не говори мне что делать! Иди и принеси!

Женщина ушла выполнять приказ Корнелии. Пока она ждала, принесли мед. Его нес маленький мальчуган с красным распухшим ухом. Похоже, славный Марк не отправился лично выполнять приказ госпожи. Оказывается, не так сильны женские чары как говорила мать. А ведь Корнелия сделал все как надо. Этот мужлан не мог устоять. Но видно в чем-то девочка просчиталась.

Вскоре Марция принесла ребенка, завернутого в белую простыню. Это был мальчик. Маленький крепыш, с темной кожей и черными кудрявыми волосами. Он мило улыбался девочке, лопоча на своем языке. Корнелия взяла ребенка на руки, прижав его к груди. Она хотела приказать отдать ребенка рабам, но увидев славного малыша, передумала.

- Почему ты прятала его от меня? Он такой милый.

- Я не имею права иметь детей. Ваша реакция говорит о том, что я поступила правильно.

- Это моя первоначальная реакция говорит об этом. У меня был праведный гнев. Ты же мне лгала. А что ты хотела? Теперь же, когда я его увидела, то сразу полюбила. Он будет счастлив, что встретил меня.

В это момент с улицы послышались крики. В сад вбежал встревоженный Марк, с обнаженным мечем.

- Моя госпожа, вам нужно бежать! Скорее!

Марк бесцеремонно схватил девушку за руку, потащив к выходу. Ребенок громко заплакал, чувствуя опасность. Его пронзительный крик звоном разлетелся по сводам комнаты.

- Но что происходит, Марк? Прилетели пчелы, у которых вы украли мед? - пыталась пошутить девочка, которая была уже изрядно напугана поведением начальника стражи.

- Варвары, госпожа! Их много, моим людям их не удержать. Вам нужно бежать.

- Но куда, - опомнилась девочка, - я здесь ничего не знаю, и ребенок.

Корнелия посмотрела на младенца, который плакал, предчувствуя что-то нехорошее.

- Бросьте его, они уже здесь!

К Корнелии подскочила Марция.

- Госпожа, отдайте ребенка. Я его защищу. Скорей.

- Делайте, что вам говорят! - уже закричал Марк.

- Я не подчиняюсь ни чьим приказам! А вашим тем более! - топнув ногой, разозлилась Корнелия.

Когда девочка сердилась, страх отходил на второй план. Но это состояние быстро прошло. В сад ввалились двое мужчин одетых в шкуры. В руках у них были копья и топоры. Вбежавшие, громко заорали, видно взывая к своим богам. А может, испугались моего величия, - подумала девочка. Нет, не испугались! Оба разом кинулись на Марка. Центурион же в свою очередь пошел им на встречу. Он поднырнул под топор одного, вонзив гладиус ему в живот. Увернулся от копья другого и, вырвав меч из живота варвара, обрушил его на шею второго. Оба врага лежали на мраморе, в лужах собственной крови. Корнелия не понимая, что происходит, машинально сжала ребенка, чтобы защитить его. Но это не помогло. Марк сунул меч в ножны и одной рукой вырвал ребенка у девочки, бросив его в руки Марции. Та с трудом поймала младенца, который жалобно кричал, плача от боли. Девочка тоже громко закричала, чтобы это все прекратилось. Марк схватил ее за руку и потащил к выходу. Центурион приказал ей бежать к горе. Там на горной тропе стоит римская крепость. Это единственный шанс спастись. Девочка выскочила из дома. Повсюду метались люди. Варвары резали всех подряд. Для них было все равно, из какого ты рода и племени. Как тебя зовут и сколько тебе лет. Марк был прав. Они животные. Один из варваров кинулся на Корнелию, но Марк подрубил ему ноги и тот, завалившись на бок, прокатился по мраморному полу, оставляя за собой кровавый след. В этот момент на Марка наскочил огромный воин. Он был в одних штанах, а на его груди был виден длинный порез. В руке варвар держал кинжал, испачканный кровью. Марк сделал выпад, мечем, но варвар перехватил руку центуриона, а другой воткнул кинжал в горло, почти по самую ручку. Острое лезвие вышло с обратной стороны, уставившись на Корнелию. Девочка вспомнила о тропе к крепости и бросилась со всех ног к горам. Быстро пробежала по мосту через реку, не обращая внимания на резню и устремилась в лес. Ветки хлестали по всему телу, причиняя жуткую боль. Тога зацепилась за ветку и треснула по шву. Девочка преодолела небольшой овраг. Позади был слышен звон металла и крики преследователей. Корнелия выбежала на горную тропу и устремилась по ней вверх. Варвары преследовали ее и, в конце концов, загнали на небольшую поляну у горной реки. С высоты падали струи воды образуя водопад...


*****

Легат Нижней Мезии Оппий Сабина уже неделю ждал послания от императора. Но Нерва тянул. Власть принцыпса находилась под угрозой. Командующий преторианской гвардией Касперий Элиан ненавидел Нерву за смерть Доминициана, но не решался выступить в открытую борьбу. Элиан хотел поставить на место Нервы Нигрина Корнелия наместника Сирии, под командованием которого находилась одна из самых сильных армий Империи. Около месяца назад, Элиан предложил Оппию Сабине перейти на их сторону. Наместник Нижней Мезии привык быть в стане победителей. Он вовремя переметнулся от Доминициана к Нерве, что позволило ему занять пост наместника такой богатой провинции. Вот и теперь он находился перед выбором: утонуть вместе с Нервой или идти дальше. Оппий Сабина решил, за свою верность, выторговать у императора золота на строительство новой виллы в Египте, но принципс ответил своему наместнику молчанием. Больше ждать было нельзя. Оппий слышал от знакомых сенаторов, что Нерва, для укрепления собственной власти решил усыновить Марка Ульпия Траяна прокуратора Верхней Германии и Верхней Мезии. Под командованием Траяна было пять легионов, это почти пятьдесят тысяч человек, вместе со вспомогательными войсками. Немалая сила. У Оппия Сабины были всего два легиона и десять вспомогательных алл. Не так много как хотелось бы. Опппий всегда мечтал о славе великого полководца, но вместо этого ему приходилось тратить свои лучшие годы на борьбу с кучкой варваров, каждый год вторгающихся в пределы провинции. Но противостоять Траяну он не мог. Нужно как можно скорей действовать. Если будет переворот, Сабина должен въехать в Рим в лучах славы победителя. Толпа любит победы. Неважно, какой ценой они вершатся. Траян уже имеет славу великого полководца, победителя свирепых германских племен, чем Оппий похвастаться не мог. Конечно же, не его прочат на место императора, но именно его легионы должны сыграть решающую роль. Нужны победы! На Балканах только один сосед Рима мог дать такую славу Оппию, которой хватило бы, чтобы Рим полюбил его. Богатая залежами золота и серебра Дакия. Отличный враг, чтобы прославиться. Но действовать нужно было как можно быстрее. Если Траян будет усыновлен, то о перевороте можно забыть и о своем дальнейшем продвижение тоже.

В комнату вошел центурион primpilus (примпил), с ног до головы покрытый пылью. Поприветствовав легата, он доложил о вторжение Даков в Верхнюю Мезию. Отряд варваров проскользнул между пограничными крепостями, пройдя вдоль реки. Он направляется к Наиссу столице провинции. Легат поинтересовался о количестве противников, так как чтобы взять Наиссу нужно как минимум десять тысяч человек. Значит, противник располагает значительными силами. Победа над таким врагом и может стать тем триумфом, которого ждал Оппий. Но центурион огорчил легата, сообщив, что в отряде противника не больше пятисот воинов. Оппию пришлось задуматься, куда идет такой отряд? Если не Наисса, то, что его цель.

- О боги! - Воскликнул Оппий. - Даки хотят разграбить виллу Траяна, а там юная Корнелия. Она как раз находиться по пути к Наиссе.

- Ну и что? Верхняя Мезия это не наша головная боль, пусть у их легата болит голова от Даков.

- Ты не понимаешь! Если с Корнелией что-то случиться, то через пару недель здесь будут все легионы Траяна. Он получит всю славу, а мы так и будем кормить лагерных блох.

Центурион поморщился от слов своего легата. Уж кто-кто, а Оппий Сабина блох в глаза не видел. Да и в лагере их нет. Римский солдат всегда ухожен и накормлен, первое правило центуриона. От такого полководца как Сабина великих свершений ждать нечего, а идти с ним в поход вообще полное безумие.

- Прикажите направить когорту?

- Да, и усильте ее парой парфянских алл. Я хочу, чтобы вы сами возглавили ее. С Корнелией ничего не должно случиться. Отвечаете лично своей головой.

- Будет исполнено, легат. А что с пленными, которых мы захватили в Дакии?

- Это те женщины и дети, которых мы взяли год назад?

- Да господин. Вы приказали отдать их солдатам, но легион скоро сместится к границе, а там рабам делать нечего.

- Продайте их, если кто купит это отрепье.

Центурион примпил приложил кулак к плечу и вышел из комнаты. Если бы Диагал знал, что его жена и сын еще живы. И до них всего два дня пути. Его целью были бы не беззащитные крестьяне, а лагерь римских войск в Нижней Мезии, где уже год в рабстве томились близкие ему люди. Но вместо этого, он шел, чтобы накликать еще большую беду на свой народ. Он шел, чтобы убить дочь Марка Ульпия Траяна, будущего Императора Римской Империи.


*****

Марк Ульпий Траян уже сутки плыл на триеме по Адриатическому морю. Качка изрядно измотала прославленного полководца. Пятидесяти шестилетний мужчина сидел в деревянном кресле, обитом гладкой кожей, на которой золотом были вышит римский орел. Полководец обладал высоким крепким телом, способным перенести любые морозы и холода. Он всегда шел впереди своих легионов, воодушевляя людей, заставляя идти вперед. Он хоть и был уже не молод, но имел правильные черты лица, и царскую осанку. Все современники Траяна считали его красивым.

Траян читал стопку донесений с Южной Данубийской границы. Даки и их союзники изрядно измотали легион Legio I Italica в Верхней Мезии. С Даками срочно нужно что-то делать. Их вождь Децебал, который провозгласил себя царем, быстро укрепляет свою власть. Еще немного и Риму придется столкнуться с противником, победить которого ему будет не под силу.

Траян встал из-за стола и подошел к окну. Прозрачное стекло было еще достаточно редким, но Траян любил новшества и не скупился на то, что может принести пользу. За небольшим окном было видно море. Ветер дул прямо в паруса. Боги благоволят к тебе Марк Ульпий Траян! Ты станешь великим человеком. Не упусти свою удачу.

В помещение вошел младший центурион гастат. Отсалютовав прокуратору, центурион доложил, что берег уже близко. Перед спуском на берег воины хотят увидеть своего полководца. Центурион хотел уйти, но Траян остановил его.

- Ганнорий, хороший ли я человек? Достоин ли я стать твоим принцепсом?

Центурион был ошарашен таким вопросом. Ганнорий Флавий знал, что его командир никогда не накажет за правду. С ним каждый может говорить то, что думает и при этом продвигаться по службе. А это много значит для римлянина. Право иметь свое мнению и жить согласно обычаям предков. Именно это отличает Рим от диспатий Востока. Жаль некоторые Императоры забывают эту максиму. Только свободному есть за что сражаться.

- Я с радостью скажу вам, - мой принципс! Вы храбро вели нас в бой, рискуя своей жизнью. Вы не обидели ни одного из своих подчиненных ни, словом ни делом. Вы мудрый и достойный человек. Вы справедливо оцениваете людей, вознаграждая их и наказывая по заслугам. Только не забудьте об этом, когда лавровый венок будет над вашей головой. И тогда мы пойдем за вами хоть в загробный мир.

Лицо Траяна было сосредоточенно. Он как будто насквозь видел своего центуриона, всматриваясь в каждую складку лица молодого человека. Темные глаза отцвечивали яркими огоньками от маслянистых ламп. В этот момент, Марк Ульпий Траян был похож на великого бога Марса, отца основателя Рима. Ганнорий невольно приклонился перед командиром. Траян поднял с колен своего центуриона, и сжал в крепких дружеских объятьях. Хватка у консула была отменная. Если бы захотел, то мог бы голыми руками придушить молодого центуриона.

- Твои слова значат для меня больше чем все золото мира. Богат тот человек, в кого верят воины. Ступай, ты будешь вознагражден.

Траян проводил взглядом Ганнория и вновь подошел к окну. Этот молодой человек, не раздумывая, отдаст за него свою жизнь. Как глупы эти юнцы, которые за все готовы расплатиться самым ценным, что у них есть. Надеюсь, мне не придется забрать твою жизнь, Ганнорий.

Прокуратор вспомнил о своей дочери Корнелии. Он не видел ее, уже пять лет. Столько воды утекло. Раньше она была веселым, жизнерадостным ребенком, который все время спрашивал "почему?". Как же она была любопытна. Она стала бы хорошим Цезарем, если бы женщины могли наследовать власть. Добрая, ласковая Корнелия, скоро я вновь увижу своего единственного ребенка. Как жаль что она не мальчик. Траян поднял колокольчик со стола, чтобы вызвать дежурного центуриона. Железо издало легкий режущий звон. В комнату вновь вошел центурион.

- Слушаю, консул.

- Разошлите людей по всей Мезии. Я хочу знать, что здесь происходит. Как сойдем на берег, сразу отправляйтесь в Скодру. Возьмите там когорту городской стажи и следуйте за нами. Встретимся в Альпиане. И будьте осторожны, варвары разрезают наши границы как решето. Никогда не знаешь, где встретишь врага.

- Есть! Еще что-то, консул?

- Приведи ко мне Сергиуса. Я хочу с ним поговорить.

- Слушаюсь!

Центурион выскочил на палубу, на ходу отдавая приказы. Траян любил расторопность своих подчиненных. Не задают лишних вопросов. Все понимают без слов. Живут по принципу: "зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня". Через некоторое время пришел Сергиус. Это был симпатичный, светловолосый мальчик, четырнадцати лет. Длинный, тощий, в красной шерстяной тунике и с длинным плащом.

- Ты звал меня Марк?

- Да Сергиус. Тебя никто не обижает? Тебе удобно здесь?

Мальчик улыбнулся и подошел ближе к господину.

- Никто не посмеет обидеть вашего верного раба. Мне здесь удобно. Удобно на столько, насколько может быть удобно в деревянной коробке посреди океана.

- Хорошо мой мальчик, мы скоро будем в Мезии. Там очень не безопасно, никуда не отходи от меня.

- Почему там не безопасно, это ведь римская земля? Кто смеет попирать величие Рима?

Траян, задумчиво посмотрел в окно.

- Даки...

- Ты их покоришь?

- Они преклоняться перед величием Рима!!!


*****

Рим, вечный город на семи холмах...

Дворец императора располагался на Палатинском холме в самом сердце Империи - в центре Рима. Дворец имел множество колон и арок украшавших здание снаружи. Крыша была сделана из красной черепицы, скаты которой, обращенные внутрь дома образовывали большое четырехугольное отверстие (комплювий). В полу, ровно под отверстием в крыше, находилось углубление для сбора дождевой воды. Главная часть дворца состояла из приемного зала (атрий), кабинета и внутреннего прямоугольного двора (перестиль) окруженного колоннами. Изнутри дворец был украшен фресками, выполненными в желтых, синих, зеленых тонах, при этом доминирует "помпейский пурпур".

Император Нерва прохаживался по внутреннему двору, кормя экзотических рыбок, лениво плавающих на поверхности водоема. В столице дела шли все хуже и хуже. Большая часть преторианцев вышли из подчинения. Одного приказа Касперия Элиана командующего преторианцами достаточно чтобы его, Нервы, не стало. Те немногие, что остались верны своему Императору охраняют дворец от непрошенных гостей. Хотя если гости придут, то Нерве нечем будет их встретить. В сенате уже ходят слухи, что на его место претендует Нигрина Корнелий наместник Сирии. Если это так, то пора бежать, туда, куда глаза глядят. Может в Парфию, или Египет, все равно, лишь бы подальше от Рима.

Нерва ждал сенатора Луция Лициния Сура. Сенатор передал, что у него есть очень важное дело, которое не терпит отлагательств. Похоже, он не знает, что у меня осталось мало времени. Не сегодня, завра придут преторианцы и пустят мне кровь. Во дворик вошел слуга и доложил, что пришли гости. Нерва приказал проводить их в кабинет. Ему было одновременно страшно и любопытно, что скажут сенаторы. Он давно знал Луция. Они вместе начинали юридическую карьеру. А сейчас Луций сенатор, а я император величайшего в истории государства. По крайней мере, пока.

В кабинете собралась группа сенаторов в белоснежных тогах. Возглавлял делегацию Лиций Лициний Сура. Нерва поприветствовал собравшихся и предложил всем сесть. Лица сенаторов были напряжены, но полны решимости. Они приняли важное решение, от которого зависела судьба Нервы. Начал разговор Лициний.

- Здравствуй мой старый друг. Надеюсь, я могу тебя так называть?

Он еще спрашивает. Знает, что сейчас каждый может делать то, что хочет. Может даже помочиться под дверью императорского дворца и ему никто слова не скажет. А может еще и похвалят.

- Конечно Лиций. Мы давно знаем друг друга, чтобы считаться друзьями. Что вас привело в мое скромное жилище?

- Скромное? Ну, если дворец Августа скромное, то, что тогда будет роскошными апартаментами?

Лицо Императора исказила вымученная улыбка.

- Скромность у каждого своя, Лиций. Для бедняка и твое жилье покажется, небесными хоромами.

Два человека смотрели друг другу в глаза. Два умудренных жизнью политика с взглядом как у удава. Проглотят и не подавятся. Первым отвернулся Лиций. Уж в чем-чем, а в отсутствие внутренней силы воли Нерву упрекнуть было нельзя.

- Как скажешь принципс! Мы пришли, чтобы помочь тебе. У нас есть план, как спасти Империю от переворота.

Спасти меня? Возомнили себя творцами судьбы. Ничтожества!

- И что же вы хотите мне предложить? Может у вас есть крылья, чтобы улететь из города?

- Нет принципс, крыльев у нас нет, но ведь и из города вам улетать не нужно.

Лиций загадочно улыбнулся и передал сверток пергамента императору.

- Что это? - Нерва разволновался и быстро вскрыл свиток.

- Договор об усыновление Марка Ульпия Траяна.

Нерва усмехнулся и отбросил пергамент на стол. Встал и нервно зашагал по комнате. Сенаторы ждали ответ. Молчание затянулось, и тогда в разговор вмешался Гней Домиций Талл.

Это был уже не молодой мужчина из знатного патрицианского рода. В отличие от других сенаторов, он прошел длинный путь от центуриона принципа первой когорты легиона Legio I Germanika до легата Верхней Германии. В войнах с варварами он познакомился с талантливым полководцем Марком Траяном. Гней уважал Нерву. Старый юрист был не самым худшим правителем, да и выбора у легата Германики не было. Если Нерву убьют, то и Траяну не поздоровиться.

- Для вас это единственный способ спастись. Скоро придут преторианцы. Они не пощадят никого. А так вы сохраните власть и свою жизнь. Решайтесь!

- Траян выскочка из провинции. Он не чистокровный латинянин! Народ не согласиться, чтобы им правил такой человек.

- Народ это толпа. Накорми его, покажи чудо, и он пойдет за тобой. А сенат почти на половину состоит из выходцев из провинций. К тому же Траяна уважают даже сторонники Нигрина Корнелия. И за ним армия, закаленная в боях с германцами.

- Что сдержит его от того чтобы убить меня, после того как я сделаю его своим преемником? Какие гарантии?

- Мы не растравщики чтобы давать гарантии. Но Марк Ульпий Траян не такой человек, чтобы лишать жизни своего отца. Я бы на вашем месте не думал, а согласился и сделал бы все как можно скорее.

- Мне уже предлагали усыновить Нигрину. Чем Траян его лучше?

-Тем, что Нигрина далеко, а Траян рядом. Пять дней пути и его легионы будут здесь. Решайся принципс. Ты сделаешь великое дело для Империи.

- Хорошо. Я усыновлю Траяна и сделаю его своим преемником. Мне нужно чтобы вы собрали сенаторов для церемонии. Да помогут нам боги!


*****

Касперий Элиан префект преторианцев молился великому Юпитеру о помощи. Недавно прошел праздник сбора урожая. Касперий с детства любил этот праздник. Он водил хороводы вместе с простолюдинами и рабами, не понимая, какая разница между человеком и рабом. Тогда все было просто. И мир был лучше. Старые обычаи были выше людского тщеславия. Принципс Домициан был великим человеком. Именно он возвел Корнелия в ранг квестора, сделав префектом претории. Злые языки оклеветали господина. Убили его и стерли имя из книги истории. А Касперий не смог им помешать. Он не справился со своими обязанностями. Опозорил свое имя и имя предков. Как он может теперь смотреть на себя в зеркало? А эти убийцы ходят по дворцу Цезаря и грабят Империю. Что твориться? Куда катиться мир? Убийцы правят страной!

Еще в самом начале правления узурпатора, Касперий поднял своих преторианцев верных Домициану и попытался очистить Рим от убийц. Но Нерва как всегда ушел от ответственности. Преторианцы отказались брать под стражу Императора. Потому Касперию пришлось удовлетвориться только сторонниками узурпатора. Но сейчас пришло время великих свершений. Теперь префект имеет достаточно верных людей, чтобы отомстить убийце его отца. Никто не знал что Касперий сын Домициана. Но он знал! И от этого кровь бурлит в сердце еще сильней.

Храм Юпитера находился на Капитолийском холме. Туда часто приходили сенаторы, чтобы вымолить у богов прощенье за все злодеяния которые они совершили. В храме было много людей. Все громко разговаривали, забыв о жрецах которые изо всех сил старались вымолить у богов благословление. К Касперию подошел немолодой человек в белой сенаторской тоге. Приклонив колено перед статуей Юпитера, сенатор произнес несколько клятв великому богу. Он был чем-то озабочен. Как будто сам Аид протянул к нему свою длань.

- Гней, вы узнали, что задумали сенаторы?

Гней Домиций Талл сомневался. Он не знал что ответить. Если план Касперия сорвется, то Нерву уже не убрать. Следующим императором станет Траян. Так стоит ли так рисковать? Талл решил, что даже если у Касперия ничего не получится, Гней все равно останется в выигрыше. Все думают, что он в лагере Траяна.

- Да, я узнал. Завтра Нерва усыновит Траяна и сделает его своим наследником. У тебя сутки чтобы наказать узурпатора. Действуй!

Сенатор направился к выходу, протискиваясь через толпу. Двое телохранителей шли рядом, в любой момент готовые вступиться за своего господина. Если бы Касперий хотел убить сенатора, то это вызвало бы немалые затруднения. А чтобы убить Императора Римской Империи требовалась большая удача и толковый человек. Конечно, префект мог бы приказать своим преторианцам захватить дворец, но тогда бы сам Касперий стал убийцей императора. Он встал бы на одну ступень с теми, кто убил Домициана. Центурион знаком приказал человеку, стоящему у стены подойти ближе. Это был мужчина неопределенного возраста, с крепким мускулистым телом. На лице у незнакомца красовался багровый шрам, который проходил от правого глаза до края рта. Человек подошел к префекту преторианцев и встал рядом с ним, продолжая молиться.

- У меня есть к тебе дело. Сегодня вечером нужно навестить одного моего друга. Он живет на Палатинском холме. Оплату возьмешь у моего управляющего. Ты все понял?

Человек закончил молитву и, не поворачиваясь к префекту, ответил:

- Я навещу вашего друга. Постараюсь его не разбудить.

Человек ушел, оставив префекта наедине со своими мыслями. Касперий ждал конца и он должен скоро наступить.

Человек, которого попросили навестить друга, был наемным убийцей по имени Скабс. В Риме содержали целые подразделения таких людей. Они комплектовались из молодых варваров готовых заслужить свободу. Скабс не раз выполнял заказы и то что ему приказали убить императора не вызвало у него никаких сомнений. Конечно, он знал, что после того как он выполнит задание его тоже постараются убрать. Но позволять себя убить наемник не собирался. Деньги уже получены. Осталось только убрать Нерву и скрыться в отдаленных провинциях. Сирия прекрасно для этого подойдет.

Когда стемнелось, Скабс перешел к приготовлениям. Он облачился в привычный черный доспех. Шлем в нем имел личину, выполненную в форме человеческого лица. С первого взгляда можно было подумать, что перед тобой африканский мавр сбежавший из цирка. Если кто-то встретит ночью человека в таких доспехах, то не заметит его, даже если пройдет мимо. Главным оружием Скабса были два кривых кинжала, похожие на короткие косы. Скабс мог этими клинками рубить перья, подброшенные в воздух.

Чтобы не привлекать внимание Скабс решил добраться до места на носилках. Рабов, к сожалению, придется убить, но что поделаешь, такая у них судьба. Дождавшись пока ночь на половину исчерпала то время что для нее отведено, Скабс разбудил рабов, приказав вынести его паланкин. Чтобы добраться до Палатинского холма ему понадобилось не более получаса. По пути встретился патруль городской стражи, охранявшей спокойствие граждан в ночное время. Кое-где горели факелы. Даже в такое время стража Нервы добросовестно несла свою службу. Слухи о восстании преторианцев оказались преувеличены. Не все гвардейцы бросили своего императора. От этого задача усложнялась еще больше. Найти одного человека в таком огромном дворце без посторонней помощи просто невозможно, тем боле, что Скабс был не знаком со структурой дворца. Наемник приказал остановить носилки у восточной стены. Живая изгородь скрывала их от терм, где всегда было много народу. Рабы умерли быстро, бедолаги даже не поняли что произошло. Спрятав тела под навесом носилок, убийца вытащил веревку с привязанным к ней крюком и закинул его на стену. Крюк зацепился за край стены, издав резкий скрип. Подождав некоторое время, прислушиваясь к звукам с обратной стороны стены, Скабс полез наверх. Дворец был просто огромен. Длинные ряды колонн и арок. Множество построек соединенных друг с другом галереями. Где найти маленького человечка в такой громадине? Со стороны парадных ворот послышались гулкие шаги преторианской стражи. Единственный способ узнать, где покои императора, это развязать язык тому, кто его охраняет. Но для этого нужно захватить в плен вооруженного человека. А это весьма и весьма непросто. Если стража поднимет шум, то для Скабса все кончено.

Наемник устроил засаду на небольшом дереве, забравшись на сук, который висел прямо над дорожкой. Вскоре показалось двое огней. По тропке шло трое преторианцев при полном вооружение. Они шли, медленно разговаривая о прошедших гладиаторских боях. Какой-то галл вооруженный как мурмелон перебил за один день пятерых ретиариев. Все считали, что ему конец, но этот парень выжил и сорвал планы всех, кто думал обогатиться за счет его смерти. Один из стражников тоже потерял свои деньги, поставив против галла.

В момент, когда стражники проходили под деревом, последовал удар. Он прыгнул на преторианцев, сбив их с ног. Ловко орудуя двумя клинками, убил двоих, и сильно ранил третьего, задев артерию. Преторианцы и не думали звать на помощь. Это были сильные, отборные воины, привыкшие лицом встречать своего врага. Эта привычка и подвела стражников. Стоило только начать кричать, как весь дворец проснулся бы и ощетинился не одним десятком копий. Но теперь было поздно. Скабс приставил нож к горлу солдата и спросил где покои императора. Тот ничего не ответил. Тогда наемник без колебаний схватил палец раненного стражника и прогнул его в бок, пока не раздался хруст. Потом прогнул в другую сторону и начал изо всех сил раскачивать палец, пока не оторвал его от кисти. Кровь брызнула тоненькой струйкой из того места где был палец преторианца. Стражник замычал не в силах кричать с кляпом во рту. Наемник еще раз спросил, где покои императора. На этот раз стражник не стал геройствовать и назвал маленькое здание на краю большого пруда. Наемник снова зажал кляп и ввел клинок в шею воина. Преторианец задергался, а потом затих. Скабс не мог оставить его в живых. Боги примут его.

Чтобы добраться до здания Скабсу пришлось миновать еще три патруля. Когда наемник уже подкрался к убежищу императора, за спиной послышалось злобное рычание. Еще более страшный охотник, чем он сам разгуливал по ночному саду. Не успел убийца развернуться, как огромная псина набросилась на него со спины. Это была Римская сторожевая собака. Их специально разводили для охраны дома. В отличие от других собак она не лаяла, а сразу бросалась на противника. Пес попытался схватить пришельца за шею, но Скабс успел подставить руку. Животное вцепилось в металлические поручи, но метал, был слишком крепок даже для таких зубов как у него. Скабс попытался ткнуть кинжалом хищника, но собака постоянно виляла из стороны в сторону, не позволяя нанести точный удар. Возня в саду произвела, не мало шума, так что стражники, которые стояли у дверей господина, должны были услышать возню и уже направиться сюда. Скабсу все-таки удалось прижать животное к земле и вонзить в него клинок. Собака затихла, но за деревьями уже были видны огни и слышались голоса людей. Шансов прорваться через стражу у наемника не было. Но и в этой ситуации он не растерялся. Воин схватил пса и одним броском закинул его на ветку дерева, а потом так же ловко забрался сам в крону. Два десятка преторианцев с факелами и обнаженными мечами прошли мимо укрытия Скабса. Если бы их набирали из варварских племен, то они непременно бы заметили следы борьбы на газоне. Но наемнику, в который раз повезло. Он был уверен в своей судьбе. Она сулила ему богатую старость. Сотни шлюх будут откармливать его одряхлевшее тело, пока он не лопнет от лени и сытости. Когда стражники скрылись из виду, Скабс вылез из своего укрытия. Медленно прокрался к западному краю стены. У парадного входа по-прежнему дежурили шестеро стражников. Но идти через дверь Скабс и не собирался. Он как обезьяна взлетел по углу здания, отталкиваясь от двух стен. Забравшись на крышу, он подкрался к отверстию, которое вело в атрий. Внизу стояли двое преторианцев. Они были наготове, как будто ждали Скабса. Наемник спрыгнул в приемный зал и сразу же атаковал ближайшего противника. Преторианец издал боевой клич и бросился навстречу убийце. Скабс увернулся от удара копья, блокировал щит противника клинком, а вторым подрезал сухожилие на бедре преторианца. Пока первый враг был занят, он сразу перешел ко второму. Закрутился под копье, отбил наконечник кинжалом и сразу оказался почти за спиной противника. Еще секунда и кривой клинок ударил в спину воина. Все это длилось не более пары секунд. Расправившись со вторым врагом, он вернулся к первому. Тот лежал на полу, пытаясь зажать рану. Наемник наклонился, чтобы добить раненного, но тот резко рванул вперед, выудив клинок из-за поножи. Скабс с трудом отскочил в сторону, так что кинжал только вскользь прошел по доспеху. Для преторианца все было кончено. Наемник кинулся в покои императора Нервы. Проектировка таких зданий была везде одинаковой, так что убийца знал куда идти. В коридоре гремели шаги десятков вооруженных людей. Скабс вышиб дверь и влетел в помещение. Оно не имело ни окон ни дверей, кроме того в которое вошел наемник. В комнате было темно, но Скабс смог разглядеть, что в комнате пусто. Даже мебели нет. Наемник сам себя загнал в ловушку. В комнате стало светло. Десятки факелов осветили помещение из коридора. В проеме стояли четверо преторианцев, а за ними еще около десятка, это были только те, кого Скабс смог разглядеть. Все было кончено. Судьба обманула воина. Теперь у него был только один выход - это смерть. Он, не раздумывая, воткнул кинжал себе в сердце. Воин захрипел, захлебываясь собственной кровью и повалился на гладкий мрамор.



Глава четвертая.Билет в один конец.
Июнь 2009 г. Москва

День шел как обычно. Кипа документов на столе. Симпатичная секретарша в приемной, на которую Александр время от времени поглядывал через застекленную перегородку. Не то чтобы он думал о ней как о своей девушке, но попробовать, что за фрукт забрался в его блюдо, было просто необходимо. К тому же сказывалась нехватка женского внимания. Катя - его бывшая, на звонки не отвечала, на электронные письма тоже. Даже цветы выбросила, которые он ей послал. Ему об этом шофер рассказал. Только парень сел в машину, смотрит, мимо букет пролетает. Бабах и бедную бабушку чуть не убил. Вот так и рождаются легенды про ковры самолеты и летающие тарелки над Москвой. Правда бабка была рада. Видно подумала, что это ее бог за жизнь тяжелую наградил.

От созерцания прекрасного (красотки секретарши), Сашка перешел к документам. Как будто чуял. В холле появился босс, который сходу начал раздавать "пряники" игравшим в косынку служащим. Но старший, жук хитрый. Всегда когда мимо проходило начальство, он занимался делом. Вот и сейчас босс только помахал подчиненному рукой, как бы говоря: молодец, так держать. Сашка состроил добродушную улыбку и снова уткнулся в бумагу.

В обед зазвонил телефон, который отвлек третьего зама от книги, которая называлась История Древнего Рима от Тита Ливия. Вот времена были. Настоящая жизнь, не то, что сейчас, скука смертная. Александр поднял трубку и услышал возбужденный голос друга.

- Саня, здорова дружище! Как дела?

- Надеюсь это вопрос риторический? А то мне придется тебя убить, потому что мои дела государственная тайна, а у тебя четвертого уровня доступа нет, так что лучше не спрашивай.

- Ну, испугал. Прям Джеймс Бонд какой-то. Слушай, я чего звоню то. Ты в Псков на игры поедешь? Ребята спрашивают. Нам без тебя ну никак нельзя.

- Даже не знаю. Дел по горло. Да еще брат с сестрой...

- Все так жестоко?

- Еще хуже! Они меня в могилу сведут. Делаешь для них, делаешь, а они на тебя как на врага смотрят. Я уже все перепробовал. Не хотят быть моими друзьями, будут рабами.

- Ты помягче с ними. Они такое пережили. Отца с матерью потерять в один день! Никому бы не пожелал.

- А я что не потерял? Они и моими родителями были.

- Так тож ты. Великий и могучий Александр, почти Македонский. А они маленькие и озлобленные на тебя дети. Они ведь думают что ты у них родителей забрал. Пойми их и прости.

- Это был несчастный случай. Ты сам знаешь. Машину занесло...

- Но ведь ты за рулем был!

- Неважно. Давай сменим тему.

- Хорошо. Давай сменим. Ты обещал Ваське с Антоном сделать латы дружинников князя Игоря и оружие? Ну что сделал?

- Не совсем еще. Времени мало, сам понимаешь. Мечи уже выковал. Настоящие, булатные, как в старину делали. Можно прутья железные рубить, только пусть ментам не попадаются.

- Ясно. У меня уже такой клинок сеть. Мне бы самурайский, сделаешь? Я заплачу.

- Ага, заплачешь ты, а не заплатишь. Время будет, может и сделаю. Парням привет передавай.

- Слушай, Санек, давно хотел спросить, а где ты клинки научился ковать?

- У меня дед кузнецом был. А я уже тогда стариной увлекался. Мы с ним и кузницу построили новую и печи собрали. Дед и научил всему, так сказать передал традиции предков.

- Классно, я бы тоже от своей кузнецы не отказался. Вот бы в прошлое заглянуть. Тебе бы с твоими навыками оружейника, да со знаниями двадцать первого века цены бы не было. Порох бы смастерил и подорвал всех нахрен.

- Я что физик, чтобы порох делать? Да и вообще идеи у тебя какие-то бредовые. Зачем мне в прошлое, если я и здесь нарасхват.

- Твоя, правда. У тебя и девочка модель. В постели, наверное, просто загляденье. И дом огромный со всеми удобствами, тачки крутые, не то, что у нас простых работяг.

- Что поделаешь, теория Дарвина в действие. Выживает сильнейший.

В этот момент длинноногая секретарша встала из-за стола и направилась к Александру.

- Слушай Кирюх, мне пора. Тут девушка хочет со мной пообщаться, я тебя, конечно, люблю, но не настолько, чтобы отказаться от красотки. Счастливо дружище, удачи!

- И тебе того же. Осторожней с девахой. Тебе с красивыми не везет.

- Ладной давай, умник.

Девушка в длинной черной юбке и белой блузке вошла в кабинет. Она была пышногрудой блондинской. Хоть на ней и были очки, но ее совсем не портили. Так даже изюминка своя была. Девушка подошла к столу и приветливо улыбнулась.

- Александр Петрович, вы всегда так упорно разглядываете девушек?

Александр сидел в кресле, внимательно рассматривая секретаршу. От такого вопроса немного удивился, но вида не подал.

- А что так заметно? Я, кажется, пытался скрывать свои чувства.

- Ой, Александр Петрович, ваши бы слова да богу в уши.

- Вы думаете, они бы ему не понравились? По-моему я достаточно галантен. Вам так не кажется?

- Не знаю, может, и понравились, я с ним лично не знакома. Конечно вы не грубый. Но у меня есть мужчина.

Александр невольно улыбнулся. Как много женщин говорили ему это раньше. Знают ведь бестии, что трудности только притягивают. Александр всегда добивался, чего хотел.

- Присаживайтесь, еще обед и у нас есть время поговорить,- девушка села в свободное кресло, - К тому же, вы меня неправильно поняли. Мне не нравиться, как вы работаете. Документы всегда, куда-то пропадают, а найти их сложнее, чем иголку в стогу сена. Большую часть рабочего времени вы разговариваете по телефону со своей подругой. Видно она тоже секретарша, раз у нее столько свободного время. Про отвратительный кофе я вообще ничего не говорю. Так что вы там говорили о мужчине?

Девушка покраснела и быстро захлопала глазами. Сразу было видно, что она сильно волновалась. Ее высокая грудь поднималась вверх вниз, заставляя блузку напрягаться под напором молодого женского тела.

- Простите Александр Петрович, я думала, что я вам нравлюсь. Вы так смотрели на меня и хвалили...

- Смотрел? Возможно... Вы знаете, что я примерно с тем же видом разглядывал картину Пикассо, пытаясь понять: ну что в ней прекрасного? Так и не понял. Мазня какая-то. А вот в вас я думаю, что-то есть. Я дам вам шанс. Я дам вам свое доверие, не обманите меня...

- Не обману, - девушка сделала многозначительную паузу, хлопая ресницами, - вам сварить кофе?

Александр рассмеялся от такой непосредственности девушки. Минуту назад строила королеву, а теперь покорная рабыня. Определенно у нее был настоящий талант по раскулачиванию мужчин, еще покруче будет, чем продотряды во времена НЭПА. Разденет, даже не заметишь.

- Может, заедешь сегодня ко мне, выпить кофе? Уверяю, мой намного лучше, чем тот, который делаешь ты. Заодно и тебя научу готовить.

Девушка сразу повеселела. Опасность уже миновала. Шеф больше ругать не собирался, а перешел к привычной тактике обольщения. Классный парень, только не серьезный. Кольца от такого ждать не приходиться, а быть любовницей тоже не хочется.

- Только на кофе? - оживилась девушка и ласково улыбнулась.

Александр засмеялся и придвинулся ближе. Она определенно была интересным экземпляром.

Думает, что знает меня, и сможет со мной справиться. Пожалуй, я ей даже нравлюсь. Один толчок и она моя, если я захочу.

- Ну, конечно только на кофе. Даже тортика не предложу, а то слишком сладко вы живете современные барышни. К тому же со мной живут двое несовершеннолетних. Так что мои помысли, чисты как бриллиант.

Девушка улыбнулась шефу. В этот момент он показался мягким, добрым и открытым. Таким, что его захотелось прижать к груди и сказать что все хорошо. Может и вправду переспать с ним. Хуже не будет, а такого мужчину можно больше и не встретить.

В этот момент в кабинет ворвалась Катя. Бывшая девушка Александра, была похожа не на модель из модного журнала, а на страшную фурию.

- Убирайся вон шлюха!

Секретарша испуганно посмотрела на влетевшую в комнату ведьму. Только метлы не хватало, а так вылетая панночка из "Вия".

- Вы можете идти, - мягко произнес Александр.

Секретарша ушла, а в кабинете осталась разъяренная Катя. Девушка металась из стороны в сторону, как будто ее только что ужалила оса.

- Не успели мы расстаться, как ты клеишь новую корову!

- Катенька, ты знаешь, что только что назвала себя коровой. До этого я клеил тебя.

- Что? Ах ты поддонок. Стихи мне писал, цветы дарил, чудовище! - девушка кинулась на Александра, пытаясь, вцепится ему в волосы, но мужчина оттолкнулся ногами от стола, и кресло с легкостью откатило своего шефа в противоположный угол кабинета. Александр, как ни в чем не бывало, сидел в кресле, играя клоунаду, раскидав руки и состряпав серьезное лицо, хотя ему было очень смешно. Девушка не продолжила нападение, а встала напротив бывшего любовника.

- Забери свои подарки, - девушка стянула с пальца самое дешевое кольцо и бросила в Александра. Он снова увернулся, не желая получить по голове увесистой железкой.

- Если бы это было все, что я тебе дарил, то ты бы бросила меня еще раньше, - Александр дружелюбно улыбался, постукивая пальцами по спинке кресла. - Дорогая. До сегодняшнего дня, я очень хотел с тобой помириться. Ты правда мне очень нравишься, но после того что ты мне здесь устроила я пас. Можешь оставить себе все подарки. Ты даже должна их себе оставить. Ты подарила мне часы незабываемого блаженства. К тому же я украшения не ношу, зачем они мне. А теперь я хочу побыть один. У меня работа.

- Что? Ты меня бросаешь? Ты больше меня никогда не увидишь!

- Это ты бросила меня, а я только не хочу повторять свои прошлые ошибки.

Катя ждала, что Александр ее остановит, но он этого не сделал. Внешне он выглядел спокойным и добродушным весельчаком, но внутри у него гремела гроза. Какая-то девка говорит ему что делать, а что не делать. Два дня посылала его куда подальше, а теперь устроила шоу на работе и еще ждет, что все будет как раньше. Не дождетесь барышня! Если бы она не ушла, громко хлопнув дверью, то улетела бы так же громко, хлопнув оконной рамой. Когда ведьма испарилась, Александр попытался расслабиться. Он всегда так делал, отключал мысли, выравнивал дыханье. Каждому нужно куда-то девать пар, иначе пар сорвет крышку, и тогда могут быть жертвы. Обычно среди мирного населения, которое, кстати, готовилось встретить своего брата.

Рабочий день, в конце концов, закончился. Сразу после ухода Кати зашел шеф и посочувствовал помощнику. У шефа тоже такие конфузы не раз случались. Уж так повелось, что чем красивей девка, тем злее. Но нечего не поделаешь, красота требует жертв. В шесть часов, как и положено, по трудовому распорядку, третий зам поехал домой. Он надеялся, что его семейка не устроит ему веселую встречу и хоть один день пройдет спокойно. Ну, хотя бы его конец.


*****

Настя весь день ходила по магазинам. Накупила кучу шмоток, после чего заглянула в антикварную лавку. В таких местах часто продавали всякие симпатичные безделушки, потому девушка не брезговала появляться там. В лавке ей приглянулась деревянная коробочка украшенная золотом. Коробочка была похожа на шахматную доску, вместо клеток, на ней был нарисован механизм часов. Как оказалось, это была настольная игра. Очень старая, но почему-то продавали ее за бесценок. Будет интересно сыграть в игру, у которой по вечерам сидели наши предки. Настя купила коробку и направилась домой. Доехав на такси, Настя встретила у ворот пару бомжей. Один был здоровый как лось, второй поменьше. Воняли оба соответственно. Один из них "кинулся" к Насте, но девушка испугалась заойкала и быстро скрылась за высоким забором. Бомж хотел увязаться за ней, но Рекс, Настин пес, громко залаял, отпугнув нападавших. Бездомный что-то кричал Насте. Похоже, он говорил, что хочет увидеть Серегу, срочно. Но Настя была так испуганна видом этого отрепья, что не восприняла его слов. Да и не поверила, что Серега якшается с такими индивидуумами. Переведя дыханье за высоким забором, девушка сползла на каменную плитку, положив рядом пакеты с барахлом. Вот до чего дожили, всякое отрепье в элитном районе шатается. Совсем мэрия не работает, надо брата гнать в шею. Прейдя в себя, Настя встала и поплелась в дом. Девушка бросила пакеты на диванчик в гостиной, а сама побежала наверх, нужно было приготовиться к приходу Николая. Даже если он не придет, все равно нужно быть готовой ко всему. Девушка приняла ванну, растерла кожу кокосовым молоком, накрасила ногти, сделала маникюр, навела прическу. Получилась сладкая куколка. Не Барби, а намного лучше.

Когда все было готово, девочка спустилась вниз и плюхнулась на диван в гостиной. Рядом лежали трофеи от сегодняшнего похода по магазинам. Настя вспомнила об игре. Коробочка так и лежала на диване, дожидаясь своей хозяйки. Девушка разложила игру на столе. Внутри был странный механизм похожий на внутренности механических часов. По краям были написаны, какие-то буквы. Некоторые почти стерлись, но большинство все же были видны. Внешне буквы были похожи на английские, но слог был не буржуйский. Настя отбросила доску, не желая загружать свою головку глупой игрой. Потом залезла в аську, чтобы хоть как-то занять себя.

Около семи проснулся Серега. Он растрепанный сбежал по лестнице и ни слова не говоря, выскочил за дверь. Настя так и обалдела, увидев брата в таком виде. Серега всегда был чем-то занят. Шатался, где попало, в общем, как и она сама, но сегодня он выглядел каким-то испуганным. Как будто смерть увидел. Неужели это он так от Настенного прикола испугался? Не похоже, а то Настя прямо щас бы получила.

Закончив с получением последних сплетен от подружек, Настя решила порисовать. Раньше она ходила в художественную школу. Если бы не бросила, то могла бы стать знаменитым художником. После смерти...Девушка постоянно брала фото старшего брата и перерисовывала с нее внутренний мир владельца. Получались прикольные рожицы. Чучела всякие, монстрики. Но самое прикольное в этом было то что кому не покажи, каждый узнает того кто изображен на рисунке. Но в этот раз Настя решила нарисовать не брата, а свою маму. У нее сохранилось много старых фоток из молодости родителей. В общем, то можно было смело срисовывать с себя. Сходство было поразительное. Настя долго смотрела на старое мамино фото. Молодая девушка стояла, обняв высокого мужчину. Они были счастливы. По-настоящему любили друг друга. От этой-то любви и родились Александр с Сергеем и Настя. Девочка все бы отдала, за то чтобы они были живы.

Настя отложила фотографию и поднялась в свою комнату. Вытащила маленькую коробочку из потайного отверстия в стене и извлекла от туда маленький православный крестик. Он достался ей от матери. Настя не верила в бога. Даже если он и есть, то он не заслуживает того чтобы ему молились, ведь он забрал самое дорогое что у нее было. Девушка надела крестик в знак памяти о маме. Пусть висит, хоть какая-то часть будет всегда с ней. Потом Настя вновь спустилась вниз и принялась рисовать портрет мамы. Вскоре пришел Александр. Он был, как всегда измучен. Бросил ключи на столик. Старший хотел что-то сказать Насте, но увидев, что она рисует, передумал и пошел наверх. Девочка проводила взглядом брата. Иногда ей хотелось простить его, вот и сейчас она смотрела на него и видела того Александра, который всегда заботился о ней, помогал, любил, но вспоминала что именно он забрал родителей. Все думали, что это случилось из-за морозов. Дорога обледенела, машину занесло, и они столкнулись со встречной. Но Настя то знала, почему это произошло. Она была еще маленькой, но тот день запомнила отлично. И за это она его никогда не простит. Никогда!

День подходил к концу. Быстро стемнело. Настя поднялась в свою комнату. Александр пожелал ей спокойной ночи. Но она-то знала, что Сашка еще долго не ляжет спать, если что услышит, то Николаю рискнувшему забраться в комнату будет несдобровать. В полночь под окном послышался грохот. Кто-то лез через двор. К подоконнику прислонилась лестница. Николай крался как слон в посудной лавке. Вскоре его довольная физиономия была за окном, умоляя Настю впустить его внутрь. Девушка немного подумала, что делать дальше, при этом строя веселые рожицы беспомощному Николаю. Наконец Настя открыла окно и впустила парня внутрь. Обещала, значит, обещала, не зря же парень лесенку припер. Интересно, что он с Рексом сделал, надо будет спросить, а то он может, пришиб ее любимую собаку. Странно, что Сашка с пистолетом не выбежал, видно устал сегодня, да еще мы ему выспаться не дали. Николай прошелся по комнате. Повсюду лежали мягкие игрушки, большая часть из которых были большие медведи. Парень взял одного и начал изображать кукольный театр. Он двигал пастью мишки, театрально разводя лапы. Игрушечный медведь как будто ожил и начал говорить с девушкой. Раньше так делал Александр. Как это было давно.

- Здравствуй, Настенька! Забыла ты совсем своего мишаню. Сижу, сижу тут один в комнате, а ты обо мне даже не вспоминаешь.

Мишка начал всхлипывать, изображая слезы, обтер мохнатой лапой морду и продолжил причитать.

- Что ты мишанька! Как я могла про тебя забыть. Ты мой самый любимый медведь. Сейчас я прогоню этого злого дядьку, и мы с тобой посидим. Я шерстку твою вычешу, за ушком поглажу, - подыграла Настя, подходя ближе к игрушке.

- Э, кого это ты выгонишь? Злой дядька не хочет уходить и миша не против чтобы его хозяйка занялась любовью с дядькой. Плюшевый мишка Николая не заменит.

Настя подошла, вплотную поглаживая медведя, а потом поцеловала Николая и прижалась к нему телом. Парень обхватил девушку и начал покрывать ее поцелуями. Кажется, он сошел с ума. Он уже не был ласков как раньше. Ему поскорее хотелось получить свою награду. Настя попыталась расслабиться, но не могла. Ей не было страшно, ласки Николая не доставляли ей удовольствия. Ей было все равно. Он повалил ее на кровать и быстро начал скидывать с себя одежду, горящими глазами поедая девушку. Настя прижала медвежонка к груди, пытаясь отстраниться от всего, что происходило, как будто это не она была в его объятьях, а кто-то другой. Мягкий медвежонок напомнил ей о детстве. Как жаль, что оно прошло. Николай снова опустился на девушку. Медведь ему определенно мешал. Он вырвал игрушку из рук девушки и бросил ее в кресло. Насте стало жаль медвежонка, но она ничего не сказала. Еще минута и она станет женщиной. В этот момент дверь треснула пополам. Надо сказать, что это была не фанерная или стеклянная внутренняя дверка, а настоящая крепкая дверь. В проеме мгновенно появился Александр. Он быстро подскочил к постели. Николай хотел ударить брата, но тот опередил. Огромный кулак обрушился на челюсть любовника. Парень скрипнул зубами и рухнул на Настю, как подрубленный пень. Это был полный нокаут. Настя же, как ни в чем не бывало, выползла из-под парня и накинула халат. Ей было все равно. Она даже была немного рада, что брат все же не спал. Николай был не тем человеком, который ей нужен. Даже на время. А вот Александр был разозлен. Он сморщил лоб, сдвинул брови таким испытывающим взглядом, рассматривая сестру.

- Ты на меня так классно смотришь, что если бы ты не был моим братом, у нас могло бы что-нибудь получиться, - девушка помахала пальчиком брату.

- Если бы ты не была моей сестрой, то я бы уже давно выкинул тебя на улицу. Оденься и спускайся вниз. Будем с твоим женихом знакомиться, - Александр бросил взгляд на тело Николая. - Могла и получше паренька найти.

- Для первого раза и этот сойдет. Не все же такие как мои братики.

Александр, как пушинку перекинул через плечо Николая и вышел из комнаты. Настя оглядела свое убежище. Две половинки двери лежали у прохода. Маленькие щепки разлетелись по всей комнате. Кровать скомкана, а на простыни виднеются следы крови. Николаю крепко досталось. Ну и пусть! Не смог прокрасться по-тихому значит, не заслужил. Судьбу не обманешь. Настя надела джинсы с футболкой и спустилась вниз. Нужно было спасать Николая, а то Александр ему уже, наверное, яйца выкручивал. Оказалось, нет. Неудачный любовник сидел в кожаном кресле и пил коньяк. Наверное, Сашка решил его напоить до степени сверх заспиртованности и сжечь. Челюсть Николая заметно распухла. Внизу красовалась крепкая ссадина. Николай был достаточно высоким парнем, занимался спортом, но удар Александра произвел на него такой же эффект, как и на всех остальных почитателей девушки.

- Саша, это Николай. Николай это Александр, - опершись на стену, представила парней Настя.

- А мы уже знакомы. Николай только что попросил твоей руки, и я согласился. Наследующей недели сыграем свадьбу. Правда, Николай? - Александр сильно похлопал парня по плечу.

Настя даже дар речи потеряла. Он шутит! Не может брат так поступить с сестрой.

- Саша, ты забыл, но в наше время нужно согласие невесты. К тому же я малолетка, мне нельзя замуж.

Александр злорадно улыбнулся и сел напротив Николая.

- Настя ты тоже забыла, где я работаю. Нет закона без исключения. А твое согласие мне не очень то и нужно. Договорюсь...

- Саша это нечестно. Я не хочу замуж, я еще маленькая. И уж тем более не за него, - Настя кивнула на Николая.

- Я тоже не горю желанием обзавестись такой женой, - огрызнулся Николай.

- Ты не хочешь такую жену. Тогда зачем ты полез к ней в постель, как вор забрался в мой дом! Хотел трахнуть мою сестру. А теперь не хочешь на ней жениться? Ты что меня обидеть хочешь? - прорычал Александр.

- Да не хочу я никого обидеть! И Настю я не хотел... - испуганно затараторил парень.

- Ты что педик?

- Почему это? Не педик я! - возмутился Николай.

- Не хотеть такую девочку может только голубой. Вы, наверное, поиграть решили в настольную игру? Да? Не зря Настенька купила ее сегодня. Правильно Николай?

Парень испуганно поддакивал старшему. Насте стало смешно и одновременно жалко Николая. Сашка устраивает цирк, разводит их как котят. Но больше ему меня не провести. Замуж выдавать он никого не собирается.

- Сашечка, успокойся. Николай вправду пришел поиграть в игру, очень интересную игру...

- Ну да, ну да. Как понравилась игра?

- Мы еще не играли. Ты помешал нам. Хочешь сыграть с нами? - зубоскалила Настя.

- Ну конечно хочу! Я вам такую игру устрою. Кто проиграет, тот выполняет мое желание. Все поняли?

Александр взял коробку и разложил ее на столе.

- Вы ведь в эту игру собирались сыграть, - миролюбиво поинтересовался старший. Он определенно задумал что-то не хорошее.

- В эту, только мы не знаем, как в нее играть. Там надписи, на каком-то иностранном языке.

- Это девочка моя, латынь. И говорится там, насколько я понимаю: чтобы привести игру в действие, нужно поднести ее к зеркалу и повернуть винтик на столько оборотов, сколько вам лет. Возраст зеркала очень важен, именно он определяет время игры. А количество оборотов необходимо чтобы ваш мир сохранил вашу жизнь. Ну что сыграем?

- Я похож на ребенка? - возмутился Николай, который надеялся переспать с Настей, а не играть в глупые игры.

- Нет! Ты похож на вора. Я могу вызвать полицию, если ты пришел не играть.

- Лучше я буду ребенком...

- Ну, вот и славно. Настя принеси то старое зеркало из моей комнаты.

- Саша, может, хватит, это уже не смешно, - возмутилась девушка.

- Вы же хотели поиграть, так поиграем. Или может, в песочницу пойдем, Машинки покатаем?

- А что, мне эта идея больше нравиться, - обрадовался Николай.

Александр и Настя изумленно уставились на парня. Николай сразу понял, что сказал глупость, отвернулся, делая вид, что он тут не причем.

- Пожалуй, я лучше схожу за зеркалом, - Настя тяжело вздохнула. Этот фарс начинал ей надоедать. С каким тупицей она хотела переспать. Девушка поднялась наверх, нашла старое зеркало, которое Александр купил в Европе, и быстро спустилась вниз. Он говорил, что этому зеркалу две тысячи лет. Дорогущая штуковина. Тогда зеркала делали из полированного серебра, качество изображения похуже, но зато красиво. Парни уже не ругались, а с интересом разглядывали игру. Сложилось такое ощущение, что даже Николай заинтересовался.

- Похоже, от замужества мне не отвертеться? - поинтересовалась девушка. - Да вы тут спелись.

- Что? А замужество, забудь, - пробубнил Александр и снова уставился в механизм игры.

- Эй, вы чего? Я тут! - помахала девочка руками - Я только что чуть не потеряла свою девственность, и ты хотел сделать какую-то гадость! Саша что с тобой?

Вместо Александра ответил Николай.

- Настя ты, где купила эту игру?

- Да какая разница?

- Это важно, - вмешался Александр.

- Да на барахолке какой-то. Антикварная лавка.

- Этой вещи шесть сотен лет. Ты знаешь, сколько она сейчас стоит?

- Да копейки какие-то, почти за бесценок купила. Стала бы я тратить деньги на какой-то кусок металла.

- У этой штуки очень странный механизм. Здесь применена система механических часов с еще кокой-то штуковиной. А внутри алмаз, или еще что-то подобное.

- Алмаз? Это я ее купила! Игрушка моя! - обрадовалась Настя.

- Да успокойся ты. На ней написано, что она поворачивает время вспять. Помогает исправить старые ошибки.

- И ты в это веришь? Нашел философский камень и радуется. Их не существууует!!!

- Я хочу испытать ее, - уперся Александр. Он вообще любил всякие старинные безделушки. Хоть и был человеком образованным, но верил в ведьм, в инопланетян и прочую чушь. Правда, он не верил, что инопланетяне прилетают на землю, но их существование допускал.

- Делайте что хотите. Отбил у меня парня, - Настя вздохнула и села рядом.

Александр прочитал надписи на доске. Несколько раз залезал в интернет чтобы перевести. Часть текста было не прочитать, но это его не расстроило. Главное, как пользоваться машиной он понял. Сашка установил зеркало напротив доски, так что свет от лампы падал на зеркало, а луч дальше отсвечивал на доску. Он ждал, как будто что-то должно было произойти. Настя только злорадно улыбалась. Вот дети! Мужчина сколько не растет, а все рано ребенком остается. Но в этот раз девушка была не права. В доске открылся небольшой люк и из него выехал белый кристалл. Он начал светиться, источая настоящий солнечный свет.

- Ну, что теперь ты мне веришь? - спросил Александр. Он был возбужден. Любопытство просто сжигало его из нутрии. И, похоже, только он один понимал, что здесь происходит. Николай тоже сидел заинтересованный, но тот был больше похож на первобытного человека, который увидел летающую тарелку.

- Хорошо. Похоже ты в чем-то прав. Эта штука и вправду что-то может, но может, не будем проверять что именно. У меня очень плохие предчувствия на ее счет, - неуверенно возразила девушка.

Оба парня в один миг уставились на Настю как на сумасшедшую. Ответ был очевиден. Александр спросил у Николая, сколько ему лет, после чего ввел его возраст, отмотав двадцать оборотов, потом ввел свой, а затем Настин. Все затихли, ожидая, что произойдет дальше. Но ничего не происходило. Кристалл светился, в комнате было тихо и трое людей, как заговорщики собрались вокруг доски. Вдруг в дверь ворвался Сергей. Он сильно запыхался. Был весь взъерошен, куртка испачкана грязью. Младший, шатаясь, подошел к столу и выдавил из ладони пару капель крови, которые упали на "игровую" доску. Он был весь бледный и едва держался на ногах.

- Что произошло? - испугалась Настя, выйдя из оцепенения.

- Из-за тебя я покойник. Меня хотели убить.

Младший плюхнулся на диван. Настя не растерялась, а быстро убежала за аптечкой, а Сашка помог стащить с брата куртку. Рана была не серьезная. Пырнули ножом по руке. Видно Серега смог отбиться, потому и остался жив. Настя принесла большую аптечку, в которой было все необходимое. Вдруг Серега провел рукой по воздуху, как будто открывал дверь. На нем лица не было. От такой раны глюков не бывает. Тогда Сашка обратил внимание на стол. Кристалл уже не просто светился, а весь механизм пришел в действие, издавая странные поющие звуки.

- Я умираю? Я вижу дверь, - тихим, почти мертветским голосом прошипел Серега.

- Нет, ты не умираешь. От таких ран не умирают. Это глюки, все хорошо, - пытался успокоить брата Александр. Но вдруг перед ним все тоже начало расплываться. Стояло ему посмотреть в зеркало и окружающая их комната начала исчезать. Она отдалялась, становясь все дальше и дальше. А впереди, посреди огромного поля приближалась большая дверь. Сергей был уже у двери. Он ждал всех остальных. Александр огляделся и увидел в этом безматерчатом пространстве Настю и Николая. Они тоже посмотрели в зеркало. Все понеслось, закружилось. Александр как будто увидел мир. Не тот, в котором он жил. Точнее это был он, но как будто на быстрой перемотке, которая мотала в обратном направление. Все кружилось, вертелось. Сашка почувствовал себя космонавтом на подготовке к полетам. Его куда-то несло, а вместе с ним летели его брат и сестра. Наконец все закончилось. Они достигли двери. Сергей стоял испуганный, боясь пошевелиться. Позади был яркий свет, как будто солнце было прямо над головой, а вокруг бескрайнее поле с пшеницей. Настя, которая достигла двери последней подошла ближе всех. Она единственная, похоже, не была напугана. Девушка потянула руку к ручке двери, но Сашка остановил ее. На его лице был нескрываемый испуг. Ему было любопытно, но еще больше страшно, потому что он догадывался что происходит.

- Настя, не нужно открывать ее. Там нет ничего хорошего.

Настя изумленно посмотрела на брата.

- Ты не понимаешь? Нас услышали, родители там, они ждут нас. Я сегодня нарисовала маму. Этим ты искупишь свою вину.

- Там нет наших родителей! Там не рай, не ад. Это дверь в другое время. Уходим отсюда, скорей!

Вдруг свет за спиной задребезжал, откуда-то сверху послышался грохот. Всем сразу стало жарко. Оттуда, где раньше был свет, полился огонь. Страшное пламя, сжигающее все на своем пути. Настя не стала дожидаться пока огонь дойдет до них, и рванула ручку двери. Сашка хотел перехватить, ее руку, но взрывная волна, которая катилась впереди огня, бросила его прямо на дверь, распахнув деревяшку настежь. Сильный ветер, как смерч вырвался из двери, отбросив назад пламя и раскидав всех, но потом он так же быстро ушел назад, прихватив с собой семейство Орловых и случайного очевидца Николая.


Глава пятая. В которой боги пришли в этот мир
Сентябрь 97 г. н. э. Верхняя Мезия

Рахнар с удовольствием прикончил однорукого римлянина. Сразу видно настоящий воин. И руку в бою потерял. Жаль они не встретились, когда у него были обе руки. Вышла бы хорошая сеча. Про такие легенды складывают. Дак осмотрел место битвы. Сражаться было уже не с кем. Все кто мог сопротивляться погибли, или разбежались. Войны Диагала грабили виллу. Оставшихся после резни местных жителей заставили грузить пожитки на телеги. Воины Рахнара людей позря не резали. Они отлично подходили для рабского труда. Ведь рабом может быть не каждый. Можно сломать человека, но тогда он долго не проживет. А здесь сотни готовых рабов. Все подданные Рима его рабы. Мужчин решили использовать как вьючных животных. Если не поторопиться, можно нарваться на легионеров и тогда конец.

Даки победили и теперь пожинали плоды своей победы. Кое-кто уже начал совокупляться, разложив на земле римлянок. Рахнар же забрал себе меч однорукого. Сразу видно хороший клинок. Узорчатая сталь гнулась в разные стороны, но при этом не ломалась, и возвращалось в прежнее положение. Лезвие было очень острое. На клинке виднелись какие-то латинские руны. Рахнару было интересно, что они значат, но разобраться сам он не мог. Жаль что меч такой короткий. Римская спата ему больше нравилась, но и Гладий сойдет. Когда сотник срезал перстни с пальцев, погибших, к нему подбежал десятник. Он доложил, что пленные рассказали о знатной римлянке, которая жила на вилле. За нее можно получить изрядный выкуп. Рахнар быстро прикинул все за и против. Диагал хотел прикончить всех, но ведь Рахнару это незачем. Девчонку нужно найти быстрей, чем ее зарубят люди Диагала! Десятник сообщил, что несколько воинов побежали за какой-то девчонкой по горной тропе.

Рахнар собрал десяток своих людей и пошел по следу беглянки. Тропа шла высоко в гору. Преодолев овраг, сотник остановил людей. След сворачивал с тропы в лес. Было видно, что немалая толпа пробежала вперед, но потом вернулась и тоже устремилась по одинокому следу. Девушка была маленькая, и легкая, как горная козочка. Бежала быстро, практически не оставляя следов, надо отдать ей за это должное. Рахнар направил своих людей в лес. Дальше идти было проще. У небольшой ямы были видны следы борьбы, девочка отбилась и смогла убежать. Она, несомненно, начинала ему нравиться. Чтобы сражаться с воином, нужно иметь не малое мужество. Рахнар со своим отрядом пробрался сквозь старые поваленные ветки и стволы деревьев. Впереди был слышен шум. Сотник без труда определил, что неподалеку водопад. Сквозь звуки падающей воды, были слышны разговоры даков. Рахнар направился в сторону просветов в деревьях, откуда доносился шум. Его люди изготовились. Они понимали, что воины Диагала просто так свою добычу не отдадут. Им нет никакого дела до авторитета Рахнара и его звания. Субординацию, как говорил верховный вождь, ввели недавно. Деление людей на десятки и сотни не приживалось. Воины привыкли сражаться родами, не желая расставаться со своими родичами. А то, что они еще должны были подчиняться каким-то чужакам, воинов просто бесило.

Рахнар и его люди вышли на поляну, охватывая ее с флангов. Впереди был небольшой клочок земли у подножья невысокого каменного пальца. У речки стояла маленькая девочка. Ее ноги уже омывала холодная вода. А на поляне перед ней стоял небольшой отряд воинов. К девочке направился десятник. Он скинул шлем, намереваясь попробовать девочонку. Рахнар не стал дожидаться пока все зайдет слишком далеко. Он вышел вперед и окликнул воина без шлема.

- Эй, десятник, эта девочка принадлежит нашему верховному вождю!

Воин обернулся, услышав слова сотника. Его морду исказила злобная гримаса. Поединка было не избежать.

- Она принадлежит мне! Я поймал ее, и буду делать с ней то, что захочу. Ты мне не указ, со своим вождем.

Воин сплюнул под ноги Рахнару и с силой сжал топор. Противник хотел драки, но начать первым опасался.

- Ты оскорбляешь Децебала? Ты ослушиваешься воли верховного вождя?

- Мой вождь Диагал, а не Децебал, и ты не забывай, в чьей дружине ты служишь.

- Я служу под началом вашего вождя, но мой и твой правитель Децебал! Если ты забыл это, я тебе напомню.

Воины стояли друг напротив друга, готовые зубами перегрызть друг другу глотку. Еще секунда и союзники бы начали убивать. Девочка отстраненно наблюдала за переговорами варваров. Ей уже было все равно. Она наслаждалась последними минутами своей жизни. Чем дольше они ссорятся, тем больше воздуха она вдохнет своей грудью.

Вдруг раздался страшный грохот. От водопада подул сильный порыв ветра, развеивая волосы варваров. Корнелия повернулась, чтобы разглядеть что происходит. Из водопада вместе с ветром вылетел страшный столб огня и дыма. На языках пламени летели четверо огненных чудовищ. Они горели и громко кричали. Этот крик сковал члены людей, сломил их волю. Холодная дрожь пробежала по телу, как будто все мертвые вышли из подземного мира. Всех кто был на поляне, разбросало невидимой волной по опушке леса. Корнелию тоже отбросило в сторону, опалив грязную тогу. Девушка отползла к старому дереву, прижавшись к стволу. В лицах варваров читался нескрываемый ужас. Несколько бросилось в лес, испугавшись пришельцев загробного мира. Сами же пришельцы, с грохотом ударились о землю, прокатились по траве, а потом медленно стали подниматься. Внешне они были похожи на людей, только в странных одеяниях. Их лица были покрыты черными пятнами. Самый большой из них поднялся первым. Он был даже больше любого варвара. Настоящий бог! Если бы он не вышел из-под земли на языках пламени, то Корнелия решила бы, что это сам Юпитер спустился с небес, чтобы спасти ее. Подземный бог, помог подняться спутникам. Два других подземных были намного ниже старшего, но тоже высокие и сильные. Это сразу видно. И ведут они себя как боги. Ничего не боятся. Весь мир для них как горшок с землей. Боги собрались в кучку и принялись шептаться. Варвары постепенно пришли в себя и начали собираться вокруг вождей. Ну, ничего, - подумала Корнелия, - с богами им не совладать.

Рахнар, который уже хотел снести голову, десятнику, замер на месте, не понимая, что происходит. Огонь из водопада опалил ему бороду, а дыхание богов отбросило к дереву, больно ударив о ствол. Видно разгневались боги на неверующего Диагала. Решили наказать его людей. Зря я пошел в дружину полу-римлянина. Не к добру это. Всех воинов раскидало по поляне, Рахнар видел это и изумлялся силе богов. Интересно, к какой стихии они принадлежат. Вроде из воды вышли, а ехали, оседлав пламя. Может у них там все одно, что вода что огонь? Рахнар поднялся с земли и крепко сжал меч. Если придется, десятник хотел умереть как воин. Он вышел вперед и поклонился богам. Рахнар не любил склонять голову, но перед богами можно. Самый большой бог шарахнулся в сторону и зло прорычал на Рахнара. Видно сильно осерчал, что люди не проявляют должного почтения. Рахнар приказал своим воинам поприветствовать богов, но люди недоверчиво топтались позади вождя, боясь, подойди ближе. Боги начали о чем-то шептаться, видно решали, кого съесть на ужин. Рахнар решил опередить богов, принеся им дар. Он вытолкнул одного воина из людей Диагала и снес ему голову одним ударом. Кровь брызнула во все стороны. Множество капель попали на старшего из богов, как и хотел Рахнар. Похоже, бог был доволен. Цвет лица старшего изменился, став божественно бледным. У остальных тоже кожа стала цвета кости. Не то, что раньше, красные как смертные. Десятник, который до этого стоял не шевелясь, вышел вперед. Он хотел первым заговорить с богами. Его человека принесли в жертву, значит, он имеет право первым общаться с великими. Женщина богиня ему очень понравилась. Такой он никогда не видел. Красавица и ведет себя соответственно. Среди людей таких не найдешь. А глаза у нее вообще как море во время прилива, если смотреть на него на закате. Десятник решил поцеловать ступни богини. Он, раскачиваясь, направился к ней. Рахнар не успел его остановить, но это сделал один из младших богов. Он встал между десятником и богиней. Видно к ней прикасаться нельзя. Этот младший сказал что-то на своем языке. Боги явно не наши, язык странный. Десятник хотел подойти поближе, пытаясь обойти младшего бога, но тот толкнул его рукой. Силы у бога были, но не столько, сколько ожидал Рахнар. Воин Диагала отреагировал неожиданно. Он, конечно, боялся богов, но стерпеть такой презрительный тычок не мог. Нет бы, ударил всей божественной силой, а тут пощечину влепил. Десятник машинально взмахнул топором и размозжил голову бога. Череп разлетелся на куски, как сухое полено. Богиня вскрикнула как женщина, но дальше повела себя как настоящая властительница. Она шагнула вперед и чуть заметно пихнула десятника в промежность. Тот заорал, прыгая на одной ноге. У богини сил было намного больше, чем у младшего бога. Легонько ударила, а такую силу в него вложила. Она не стала лишать жизни остальных. Старший бог что-то закричал ей, и она бросилась бежать, проскользнув между людьми Диагала. Ей никто не посмел помешать, все стояли как вкопанные, боясь сдвинуться с места. Вдруг богиня остановилась, заметив римлянку у дерева, подбежала к ней, схватила за руку и потащила в лес. Наверное, для себя девчонку прихватила. Мало ли зачем богине римская девочка. Может она ее кровью умываться собирается, чтобы красота не блекла. Двое оставшихся богов встали в воинственные стойки. Видно хотели показать свою силу. Боги любят похвастаться перед смертными. Ну, что поделаешь, не сердить же богов. Как-никак перед воинами решили показаться. Рахнар приказал атаковать. Воины хоть и тряслись от страха, но приказ выполнили. Все как один кинулись вперед. У старшего бога был какой-то предмет. Он выставил вперед руку и из нее вырвались языки пламени. Первых воинов снесло волной божественной силы. Его гнев переполнил округу. Рахнар никогда не слышал такого грома. Даже в самую сильную бурю, когда небеса гневались на их деревню, не было такого шума. Девять воинов упали сраженные небесной силой. Десятник хотел снести голову старшему из богов, но тот вновь явил свой могучий нрав. Он перехватил руку десятника, в которой он держал топор, развернулся, каким-то странным движением и с легкостью бросил десятника о землю. Хруст был страшный, сразу видно голову больше к туловищу не приладишь. Он громыхнул еще раз, но один из воинов опустил дубину на голову старшего бога. Тот покачнулся, но не упал. Сразу видно, что не человек. Любого другого бы такой удар не то что сознания лишил, а всю душу бы выбил. Младший бог махал руками и ногами, быстро уходя из-под ударов. Помял немало людей Рахнара, но быстро схлопотал по голове и отключился. Старший тоже упал, скрученный несколькими воинами Рахнара, а после еще одного удара по голове уснул вместе с младшим богом.

Корнелия бежала за молодой богиней. Если бы не ее крепкая рука, то девочка непременно бы сорвалась с тропы и покатилась вниз по камням. За ними увязались двое варваров. В этот раз они не кричали, не радовались, что нагоняли свою добычу, а как будто были испуганы. Они не хотели бежать за Корнелией и богиней, но что-то заставляло их идти по следу. Корнелия пыталась сказать богине, что варвары догоняют, но она не понимала не единого слова, а только толкала ее наверх. Девушка никогда не видела в женщинах столько силы и решимости. Если бы не Корнелия, то не одному варвару было бы не догнать богиню.

Когда девушки уже почти поднялись на ближний склон горы, Корнелия оступилась, подвернув лодыжку. Девушка упала. Жуткая боль пронзила ногу. Богиня попыталась ее поднять, но это уже было бесполезно. Оба варвара были в несколько десятков шагов. Корнелия просила, бросить ее и спасаться самой. Было видно, что богиня раздумывала, как поступить. Она вдруг кинулась к пригорку, который возвышался над тропой. Корнелия вновь попрощалась с жизнью, подумав, что богиня решила бежать. Так же подумали и варвары. Они расслабились, похоже, понимая, что богиню им теперь не догнать и сбросили скорость, перейдя на шаг. Варвары улыбались раненной девушке. Они как волки чуяли беззащитную добычу. Вдруг сверху раздался грохот. Корнелия решила, что богиня извергла молнию с громом, но это оказалось не так. Она схватила, какую-то палку, подпихнула ее под булыжник, и он покатился вниз, увлекая за собой другие валуны. Десятки булыжников полетели на варваров. Корнелия лежала правее от камнепада, в этом месте тропа как раз поворачивала, делая петлю. Оба варвара скатились с тропы и полетели вниз по каменистому склону. Лететь было очень далеко, так что даже если они останутся в живых и выберутся из горной речки, им все равно нас не догнать. Богиня спустилась и победоносно рассмеялась. Она была по-настоящему прекрасна, как греческая богиня Афина. Вот бы мне быть такой сильной и храброй. Она отряхнула ладошки и помогла Корнелии встать. Богиня пыталась мне что-то сказать, но я не понимала. Правда и понимать было нечего, богиня радовалась успеху и желала поделиться им с Корнелией. Но радость длилась не долго, внизу послышались крики. Толпа варваров бежала за ними. Похоже, верховный и младший бог не смогли справиться с толпой врагов. Даки бежали быстро. Они мигом преодолели расстояние от подножья до ближнего склона горы. Тропа здесь была узкая, и они сильно растянули ряды. Пару воинов хватило бы, чтобы удержать тропу. Но ни Корнелия, ни богиня не были воинами. Они были маленькими девочками, которые не понимали что происходит. Корнелия задрожала. Ей было так страшно, так хотелось заплакать, но слезы как будто исчезли. Богиня увидела это. Ей тоже было страшно, теперь Корнелия это понимала. Но она преодолевала свой страх. Богиня обняла дочь прокуратора Марка Ульпия Траяна, приговаривая что-то на своем языке. Корнелии показалось, что она колдует и это успокоило ее. Девочка закрыла глаза, ожидая чуда. Варвары были все ближе и ближе. Они громыхали своим оружием, а девочки стояли на холме, посередь тропы, обняв друг друга. Первый из варваров кинулся вперед. В руке у него был длинный закривленный меч. Это орудие было похоже на косу, запачканную кровью. Своим криком, он пытался вселить в себя храбрость. Все зубы у воина были гнилые, а через щеку, глубокой бороздой проходил длинный шрам. Обе девочки закрыли глаза, ожидая удара. Но вдруг воин отлетел назад. Он захрипел и начал жадно хватать воздух. Из его груди торчало длинное древко копья. По склону эхом разнеслось "Барра". Сверху тропа сильно расширялась, так что по ней могла пройти повозка. С горы маршировал отряд легионеров. Сложно было сказать сколько их. Но их было очень много и это было очень красиво. Плотные ряды римских легионеров. Корнелия пришла в трепет при виде этой закованной в броню змеи. Варвары увидели намного превосходящего противника и бросились бежать. В след им летели пиллумы. Некоторые упали на землю, пронзенные дротиками. Вот и чудо! Вот сила прекрасной богини. Центурион подошел к девушкам. Это был немолодой статный мужчина. Он спросил у них кто они такие. Богиня, конечно, ничего не поняла, но Корнелия ответила за нее. Она назвала свое имя, но не стала говорить, что рядом с ней богиня. Не каждый человек поверит в такое. Пока не увидишь своими глазами, не поймешь, что значит благословение богов. А Корнелию боги определенно благословили, послав к ней свою дочь и сыновей, чтобы спасти от страшной смерти.


*****

Сергей проснулся совершенно случайно, услышав чьи-то шаги. Солнце уже ослабло, повиснув на Западе. Сергей пошарил по столу, ища будильник который он поставил на пять часов. Электронный таймер показывал уже семь. Сергей сначала не понял что произошло. Он сел на кровати, спустив босые ноги на холодный пол, еще раз посмотрел на наручные часы. Стрелки не врали. Уже семь. В голове мелькнули Лехины слова. Бой в шесть! Не придешь, тебя вычеркнут. Серега вскочил с постели, натянул носки и пулей выскочил из комнаты. Внизу сидела подлая сестренка, которая выключила будильник. Сергей не заметил того как сестра подшутила над ним. Он быстро выскочил за дверь. Путь был не близкий, а Сергей уже опоздал на час. Опоздание катастрофичное. Понятное дело, боя уже не будет и придется заплатить немалую сумму. Главное объяснить что произошло. Они поймут! Должны понять.

Когда Сергей добрался до Старой Басманной, было уже восемь. Дом 22С1 ничем не отличался от других. На адресе, который написал Леха, было написано, что заходить нужно с черного хода. Он находился во дворе между домами. Темное такое местечко. По таким переулкам шататься, себе дороже. Стоило Сергею подойти к двери, как из нее вылетели несколько ментов. Они сразу скрутили парня, уложив на асфальт. Один обшарил по карманам, по-видимому, ища оружие. Но оружия у младшего не было. Он, можно сказать, был почти пацифистом. Ну, почти....Тот, что был старшим, приказал поднять Серегу с асфальта. Парни были расстроены что не нашли пушку, но немного успокоились обнаружив пакетик с семенами. Старший мент неслабо заехал Сереге по физиономии. Серега бы, даже со скрученными руками без труда увернулся, но связываться с ними было себе дороже. Они прижали младшего к стене. Было сразу видно, будут пытать.

- Спрашиваю один раз! Кто такой и что тебе здесь надо? Соврешь и ты покойник, - прошипел старший.

Серега немного испугался. Понятное дело, менты не грохнут, но уж вид у них больно серьезный. Да и сразу видно, шутить не собираются.

- Я Сергей Орлов. Мой брат в мэрии работает. Какой-то зам.

- Я чего спрашиваю кто твой брат? Мне лишнего пока не надо. Ты на вопросы отвечай, Сергей.

Вот теперь младший и вправду испугался. Обычно узнав, кто его брат, его сразу отпускали, а этому и вправду насрать.

- Я пришел на бой. Точнее я пропустил бой, проспал. Надо было объяснить, что случилось, а то могут быть большие проблемы.

- У тебя Сергей и так большие проблемы. Кто-то всех перебил. Там тридцать трупов. Ты понимаешь это, сколько, мать твою людей перебили?

Сергей побледнел. Этот мент явно не врал. Похоже, братки друг друга положили. Бой ведь сразу мутным был. И Леха отговаривал.

- Я про это ничего не знаю. Я вообще первый раз. Хотел денег подзаработать. Я студент, нафига мне авторитетов мочить?

- И вправду нафига? Ты сопляк считаешь, что я решил, что это ты их всех завалил?! Ты мне прямо сейчас скажешь, кто тебя навел на это место.

Только теперь Серега понял, какой он дурак. Не было бы у него в кармане травы, можно было включить дурку, и хрен бы его кто взял. А теперь придется говорить, все как есть. Может, и отпустят, травы у него немного.

- Меня Леха Каменский позвал. Он в Сакольниках живет. Я больше ничего не знаю. Я даже не знаю, с кем бы я дрался, - Сергей честным, искренним взглядом посмотрел на старшего.

- Знаешь парень, а я тебе верю. Сейчас съездишь с ребятами к твоему Лехе и можешь валить на все четыре стороны. Ты мне даже как свидетель не нужен. Идет?

Сергей покорно покачал головой. Качать права не в его интересах. Эти менты и грохнуть могут. Да и менты ли это? Старший отдал Сергею пакетик с семенами, как будто это было не его дело. Самый здоровый из "бандюг" толкнул младшего к машине, которая подъехала из-за угла. Пять человек упаковались в уазик. С хорошими собеседниками дорога пролетела незаметно. Два амбалла, с отбитыми мозгами, с двух сторон окружили Серегу. Один из них ради веселья, пихал парня в бок стволом автомата. Было больно, но Серега терпел. Может, отпустят, или убежать получиться. Уазик, со скрипом подъехал к дому. Ничего подозрительного. Как обычно шаталось всякое отрепье, но дружков Сергея не было. Менты выгрузились из машины. Тот, что всю дорогу пихался автоматом, вытолкал Сергея из лягушатника и потащил к двери. Одни из "сопровождающих" нажал на первый попавшийся номер квартиры. Домофон затрещал и с обратного конца провода послышался старческий голос. Ответила какая-то бабка. Узнав, что это милиция, она сразу открыла дверь. На пятый этаж поднимались в полной темноте. Как будто все лампочки повыкручивали. На том месте, где с утра бухали бомжи, никого не было. Поднявшись на пятый этаж, одни из ментов жестом показал Сереге остановиться. Лехина дверь была открыта. Трое ментов прошли внутрь, а один остался с Сергеем. Вдруг коридор осветило несколько вспышек, а тишину разорвали выстрелы, эхом прокатившись по подъезду. Те, кто сидели в засаде стреляли с глушителями, а вот их жертва высадила пол рожка в неизвестном направление. У Сергея из ушей потекла кровь. Тот мент, что стоял с ним кинулся в комнату, но сразу вылетел из проема двери, с прострелянной башкой. Холодная дрожь пробежала по телу Сереги. Даже волосы на спине встали дыбом. Кто-то шел по коридору, прямо к нему. Сергей хотел бежать, но не мог. Страх просто сковал его ноги. Снизу показался человек. Он бежал по лестнице прямо к Сергею, перекрыв тому путь к отступлению. Этот, кто-то, кинулся на оцепеневшего парня. Младшему повезло, что у наподдавшего был только нож. Он полоснул им по руке парня. Удар разбудил Серегу. Он быстро отскочил в сторону. В темноте было видно только одно лезвие, на котором отсвечивал свет из окна. Младший толкнул нападавшего в колено. Удар был очень сильный, так что враг оступился. Этого хватило, чтобы Сергей блокировал очередной удар ножа. Вывернул кисть бандиту и слегка надавил, заставив того повалиться на пол, и выпустить нож. Из квартиры уже бежал, тот, кто расправился с ментами. Младший не стал его дожидаться и быстро кинулся по лестнице вниз. Позади послышалось несколько хлопков. Горячий металл отскочил от бетонных плит. Сергей бежал не оглядываясь. Он быстро слетел по лестнице на первый этаж, толкнул входную дверь, но она не поддалась. Преследователь был на расстояние пары пролетов от беглеца. Младший еще раз толкнул дверь, но она опять не открывалась. Пуля просвистела над головой, ударив в дверь. Это заставило его мозги заработать. Он нажал на кнопку, открывающую дверь, которая была подсвечена красными огоньками. Дверь издала привычный звук и распахнулась под напором Сергея. Вот спасение! Он кинулся на улицу, но запнулся о порог и упал на пыльный асфальт. Это-то его и спало, по крайней мере, на время. Еще одна пуля пролетела над ним. Если Сергей не упал бы, то она непременно угодила ему в спину, где-нибудь на уровне живота. Вся рука была исцарапана об асфальт, но боли не чувствовал, страх перебил все. Преследователь уже не торопился, а медленно подходил к своей жертве, которой было некуда деться. Убийца встал прямо над Сергеем, держа в руке пистолет. Он навел на него ствол. Черная дырочка смотрела прямо в лоб Сергею. Раздался глухой треск. Голова человека с пистолетом дернулась, и он резко завалился на асфальт, последний раз нажав на курок. Рука бандита дернулась, и пуля ушла в никуда. Сергей быстро поднялся с земли. Кусок кирпича, выпавший из щели в стене упал с пятого этажа, проломив убийце голову. Судьба, один шанс на миллион. Сергей подошел к телу. Это был его приятель Леха. Сергей отошел от тела, голова болела, все вокруг кружилось. Младшего вырвало на асфальт. Он хотел провалиться под землю, исчезнуть, лишь бы этого всего не было. Сергей сам не заметил, как уже бежал, не разбирая дороги. Первый раз он чувствовал, что идет домой. Там его брат, который обязательно что-нибудь придумает. Он всегда его выручал. А Сергей понял это только сейчас.

Когда младший добрался до берлоги семейства Орловых, было уже заполночь. В доме было тихо, но горел яркий свет. Как будто на место обычных лампочек в доме зажгли несколько карликовых звезд. Сергея уже изрядно пошатывало. Первоначальный испуг и последовавший за ним прилив адреналина прошел. Силы, которые появились в экстренной ситуации, испарились, и теперь он с трудом переплетал ноги. Только теперь Сергей понял, что он ранен. По руке стекала кровь. Младший с трудом открыл калитку и поднялся по крыльцу. Он толкнул дверь и она распахнулась. А ведь могла и не открыться, - подумал Сергей. В подъезде нужно нажать на кнопку, а здесь вставить ключ, с трудом соображая, как будто вывел абсолютную максиму. В гостиной сидели брат с сестрой и еще какой-то парень. На столе стояла необычная штуковина, которая и издавала яркое свечение. Напротив прибора стояло Сашкино зеркало, которое он припер из Рима. Сергей прошел по комнате и встал прямо перед столом, на котором стоял необычный прибор. Он хотел сказать, что-то смешное, но не мог ничего придумать. Собравшиеся сидели как заговорщики, которых застукало третье отделение. На Александре просто лица не было. Несколько капель крови скатились в ладонь Сергея, и он не нашел ничего лучшего, как выдавить их на светящийся предмет. Младший сам не понял, зачем он это сделал. Может опять хотел разозлить брата, а то сейчас он напоминал маму, когда она видела, что Сергей поранился. Или просто, хотел напугать всех еще больше, но после того как капли упали на доску, ему стало еще хуже. Он мельком осмотрел комнату. Странное зеркало и отражение в нем какое-то странное. Я на него смотрю, а меня там нет. Там водопад и какая-то девочка, которую окружила толпа бородатых мужиков. Сергей что-то сказал сестре. Первое попавшееся, что пришло ему в голову. Не расскажи она, как умерли родители, и он бы не наезжал на старшего, не бегал по городу, ища неприятности на свою задницу. Силы совсем покинули Сергея, он последний раз бросил взгляд в окно и увидел подъезжающую машину, из которой выпрыгнули вооруженные люди. Он хотел рассказать брату об этом, но язык не слушался его. Он повалился на диван и потерял сознание. Все кружилось и неслось, но неслось не вперед, а назад. Он как будто смотрел фильм на очень быстрой перемотке. Все вокруг менялось так быстро, что он не успевал следить за тем, что происходит. Как не странно, усталость и головная боль прошла. Он двигался к какой-то двери. Позади был свет, значит там рай, а впереди поле и большая дверь. Сергей никогда не мог представить таким ад. Он был прекрасен: бескрайнее поле золотистой пшеницы и высокое голубое небо. А какой чистый воздух. Так и умирать не страшно. Почему он так боялся раньше? Вдруг он увидел брата, который торопился к нему. За ним летели сестра и еще какой-то парень. Значит эти ребята, что приехали за мной и с ними расправились. Я убил свою семью! Я ничтожество! Именно в ад мне и дорога. Но почему вся моя семья идет за мной. Сашка уже прилетел к двери. Он был испуган. Но при этом, как всегда был похож на человека, который в курсе всего что происходит. Настя прибыла последняя. Все озирались, не понимая, что случилось. Настя направилась к двери. Она хотела ее открыть, но Сашка ее остановил. Он говорил о каком-то времени, о другом мире, но Настя не слушала его. Она как всегда хотела поступить по-своему. Она решила, что за дверью родители, но что им там делать? Это мы грешники в вечную топку! Вдруг оттуда, откуда шел свет, раздался взрыв. Клубы пламени устремились к ним. Настя дернула ручку, и сильный порыв ветра вырвался откуда-то из-за двери, а потом он всосал ребят внутрь, как мощный насос всасывает пыль. Огонь догнал Орловых, и они вместе с ним вылетели в пустоту. Хотя это была не пустота. За непродолжительным полетом, последовал неслабый удар о землю. Даже у самого крепкого Александра искры из глаз посыпались. Он первым сообразил, что происходит и начал кататься по траве, чтобы сбить огонь с одежды. Потом Сашка поднялся и помог встать остальным. Они приземлились посреди поляны, у того самого водопада, который Сергей увидел в зеркале, прежде чем потерять сознание. На опушке валялись опаленные волосатые мужики. Надо сказать, что они не выглядели дружелюбными аборигенами, хотя к всеобщей радости и на чертей они были не похожи. Скорее на тех мужиков, с которыми Сашка дрался, когда они с друзьями изображали римлян. Раньше Серега думал, что таких сумасшедших в этом мире единицы. А нет, вон их, сколько здесь собралось. Девчонка, которую Серега видел в окружение этих головорезов, отползла к дереву. Нас она боялась еще больше чем махновцев. Местные начали постепенно собираться в кучу. Сашка, тоже приказал нам держаться поближе. Настя завопила на весь лес. Она не понимала, что происходит и требовала ответов от Сашки. Их разговор звучал примерно так:

- Идиот, что ты натворил?! Мы где вообще?!

- Я, идиот? Я же говорил тебе не трогать дверь. Какого ты туда сунулась! В рай ей, видите ли, захотелось.

- Я думала здесь мама с папой! Ну, где мы? - уже взмолилась Настя.

Сашка начал успокаиваться. Он не мог долго сердиться на сестренку. К тому же, сразу видно, что и сам виноват. Но не мне его теперь судить. Я мало что понимаю, но из того что я знаю, наш дом взорвали, и похоже из-за меня. Аборигены, которые наблюдали за спором брата с сестрой, начали беспокоиться еще больше. От нашего приземления они и так чуть душу богу не отдали, а теперь вообще в штаны наложили. Пожалуй, и я бы наложил, если четыре дымящихся человека, вместе с клубами пламени выскочили из местного фонтана. Ребята может попить хотели. Так и заикой стать можно.

- Настя успокойся. И вы парни, тоже, - отрапортовал Сашка.

Ну, конечно, беспокоиться нечего. Мы каждый день засыпаем дома, а просыпаемся, хрен знает где.

- Я тоже не все понял, но, кажется, мы в другом времени. Я точно не знаю в каком, но это правда. На той доске было написано, что она дорога сквозь время и еще что-то подобное. Все прочитать было невозможно, так что это все что я знаю.

- А как вернуться ты знаешь? - разозлилась Настя.

- Пока нет. Там про это ничего не сказано. Самое главное, что вы мне поверили. А дальше мы узнаем у местных жителей, какой это год и где мы находимся. Я видел устройство этого прибора. Возможно, я даже смогу его собрать.

Вдруг один из местных вышел вперед. Ростом и комплекцией, почти как Сашка. По пояс голый и с длинным тесаком. Морда как у пещерного человека. Такая, короткая черная бородка, такого же цвета длинные волосы и грудь располосована как у чингачкука. Вождь краснокожих, блин. Он поклонился Сашке. И эти признали в нем главного. Видно стезя у меня такая в подчинение ходить. Сашка подошел к вождю краснокожих и тоже слегка поклонился. Абориген ему что-то лепетал на своем языке, а Сашка ему только кивал, типа понимает. Вот так он всегда и делает, создает вид, что все знает, а народ ведется. Аборигены, наверное, подумают теперь, что он на их мове балакает. Вдруг Сашка шарахнулся в сторону, от огромного шершня, который ему чуть в лоб не врезался. Чингачкука это сильно насторожило. Как-то он заволновался, а потом как вытолкнет одного из своих вперед. И прямо перед Сашкой снес ему башку. Да так смачно, что кровь во все стороны полетела. Был бы это не человек, а петух, то непременно бы в лес убежал. В обычный день Серега бы в ступор вошел от такой картины, но после сегодняшней перестрелки и пары человек, которых убили на его глазах, это уже не произвело такого впечатления. Даже какой-то ненормальный интерес появился. Вроде, каково это голову человеку срубить? А вот Сашка и вправду офигел. Но не так чтобы в ступор впасть. Сашку наоборот, чем больше бьешь, тем он круче становиться. Вот и сейчас, побледнел, но не спасовал. А приказал всем не двигаться. Местные явно хотели этим жертвоприношением нам что-то сказать. Лучше было их не злить, да и вообще стараться не привлекать внимание. Хотя как его не привлекать, когда вся толпа собралась вокруг тебя, и следит за каждым твоим движением. Одно было ясно точно, они нас тоже боялись. Правда, эти ребята были из Сашкиной породы. Им чем больше страшно, тем громче рычат.

Вдруг один из бугаев, вышел вперед и направился к нашей Насте. Парень, который прилетел с нами, встал, преградив бугаю дорогу. И вежливо попросил его идти своим путем, но бугай, по-видимому, не понял и начал обходит паренька. Тот толкнул здоровяка, но не достаточно сильно, чтобы тот упал. Абориген испугался, когда наш до него дотронулся. И был очень этим обижен. Что-то не понравилось ему в толчке. Как будто его этим опозорили. Он взмахнул огромным топором и опустил его на голову парня. Раздался треск. Его голова раскололась как арбуз. Изнутри выплеснулась мякоть. Настя, которая стояла не живая не мертвая, вдруг лягнула здоровяка в промежность, да так, что того в три погибели скрутило. Тут Сашка встал в стойку и приказал Насте бежать. Она, конечно, бежать не хотела, но сообразив, что от нее здесь толку мало, проскользнула между аборигенами и побежала по тропке, прихватив с собой запуганную девчонку. И вот тут началось. Местные кинулись на нас со всех сторон. У Сашки откуда-то появился пистолет. Он начал полить не целясь. Да и целиться здесь было незачем. Дистанция для удара кулаком. Сашка был отличным стрелком. С десяти лет с отцом на охоту ходил, да и спортивной стрельбой занимался. В тридцатые стал бы Ворошиловским стрелком, ну или Анкой пулеметчицей на худой конец. У Сашки был 20-ый Глок, под патрон 7.60 с магазином на пятнадцать патронов. Перебить, всех не хватит, но не будут же аборигены с топорами против огнестрельного оружия сражаться. А нет! Стали. Пули Глока пробивали их насквозь, вместе с доспехами, на тех, у кого они были. На Серегу налетели сразу несколько противников. Он с трудом уворачивался от ударов, но как веревочка не вейся, а все равно пару дубин лучше, чем черный пояс. Конечно, Серега помял нескольких, только какой от этого толк. Сашка простоял немного дольше. Просто аборигенам, до его высокой колокольни, было не допрыгнуть, пока такая же, как и он, осадная башня не подъехала. В общем, схватили и настучали по голове. Все было кончено.


Глава шестая. Удар в печень вместо кружки пива.
Сентябрь 97 г. н.э. Верхняя Мезия

Сашка проснулся от глухой боли, давившей на затылок, как гидравлический пресс. Все вокруг кружилось. Фигуры выглядели расплывчаты, как будто побывал в комнате смеха. Повсюду громко кричали на непонятном языке. Сначала Сашка решил, что все это сон. Он ущипнул себя за руку, чтобы проснуться, но пробуждения не последовало, только на руке появилась еще одна ссадина. Сашку и Серегу везли на одноосной повозке. Рессоров, конечно на ней не было, так что братьев неимоверно трясло, младший даже язык чуть не прикусил. Рядом с повозкой шел тот здоровяк, что был на поляне у водопада. Именно он поприветствовал Александра, а потом вероломно напал на братьев. Сейчас он был серьезен. Вел размеренную беседу с каким-то волосатым мужиком, похожим на бочку. Сергей сидел на краю повозки, насвистывая какую-то песенку. У него на голове красовалась неслабая шишка, которая доставляла огромные неудобства. За один день он увидел десятки смертей, половину из которых порешил его брат. Такое тяжело пережить, но Сергей был не из робкого десятка. Постепенно он пришел в себя и смерился с положением, в которое они попали.

- Серег, ты давно очухался? - прошептал брату Александр.

Он старался не подавать вида, что проснулся. Пока местные их не трогали. Пусть так и продолжается.

- Ты чего шепотом то? Если этим парням надо будет они нас и так разбудят. Да и по-нашему они вообще ни бум-бум. Так что говори погромче, я после вчерашнего плохо слышу!

- Я говорю, ты давно проснулся?!

- Нет! Полчаса назад. Эти ребята даже моим самочувствием интересовались, вроде. А может, спрашивали, скоро мы сдохнем, чтобы повозку под добро освободить. Они нас, кстати, даже перевязали. А, что это был за парень, которому аборигены голову разрубили?

- Настин ухажер. Жаль его, неплохой был человек.

- Ага. Я его хоть и не знал, но такой бы смерти не хотел. Бессмысленно все как-то получилось.

- А ты как хочешь? Смерть вообще смысла не имеет. Когда положено тогда и придет.

- А тебе я смотрю вообще пофигу. Кучу людей убил и в другой мир попал.

Александр пожал плечами, обдумывая, что ответить брату.

- Иногда нужно убить. Мужчина должен защищать себя и свою семью, а если каждого поддонка оплакивать, то всей жизни не хватит. Так что забудь и радуйся жизни. А то, что мы в другое время попали, так мой мозг с этим смирился и не противиться. Будешь думать, что этого не может быть, что это сон, так тебя быстро пришьет какой-нибудь абориген. Так что смирись.

- Постараюсь, - Сергей покачал головой, подтверждая слова брата. Только для него это было намного сложнее. Вчера жил в двадцать первом веке, все было хорошо, а в один день жизнь круто изменилась. То же самое произошло, когда мама с папой погибли. Сашка заметил, что Сергей переваривает информацию. То, что пытается понять, это хорошо. Главное головой осмыслить происходящее, а инстинкты сами подтянуться. Одно было плохо. Настя пропала. Такая красивая девочка может любому ублюдку приглянуться. Не считая диких зверей.

- Настю не видел?

- Нет! Она, похоже, убежала. Интересно, куда нас везут?

То, что Настя убежала, это скорее плохо, чем хорошо. То, что она теперь одна в лесу, еще хуже, нежели она сидела бы с нами в повозке, хоть и в роли пленницы. Александр осмотрелся по сторонам. По горной дороге, больше похожей на тропу, ехали множество допотопных повозок. Мужчины, похожие на крестьян, тащили на себе огромные мешки. Александр бы такой не больше километра протащил, а эти, похоже, несут уже давно и хоть бы хны. Кое-где виднелись женщины. Многие были избиты. Такого Сашка, за свою бытность спортсменом не раз видал, так что сразу понял, что к чему. Большая часть "путешественников" была вооружена и походила на варваров из голливудских блогбастеров. Тот мужик, что их захватил, когда увидел любопытного Александра, приветливо улыбнулся. Сашка не поверил своим глазам, но этот неандерталец способен улыбаться. Похоже, и в них есть что-то человеческое. Он повернулся к Сашке в седле и начал медленно, выговаривая каждое слово, выдавать информацию. Надо сказать не хуже справочной системы.

- Si ndihet zot vdekje (как смертный бог себя чувствует?)

Из того что сказал абориген, старший разобрал одно знакомое слово. Вроде он что-то говорил о богах. А может и нет. Сашка попытался улыбнуться воину. Но от лицедейства у него еще сильней разболелась голова. Рахнар же теперь знал, что бог хоть и сильный, но смертный и победить его можно. Так что можно разговаривать с ним на равных, хоть и, не забывая об уважение.

- Ne do tК jemi Sarmizegetuza (мы едем в Сармизегентуза). ЁshtК kryeqyteti ynК.(это наша столица) Ju do tК pКlqen(тебе там понравиться)

- Саш, ты хоть что-нибудь понимаешь? Я такого языка никогда не слышал, - поинтересовался Серега.

- Язык мне знакомый. Похож на Албанский, но какой-то странный. Пожалуй, за пару недель разберусь.

- Пару недель? У нас нет пары недель. Тебе нужно вернуть нас назад.

- Ты что торопишься в мир, где тебя хотят убить? Думаешь, я не понял, что мой дом взорвали? Они ведь за тобой приходили.

- Там я хоть мучиться не буду. А эти мне такого не обещают. У них рожи такие, как будто они нас съесть хотят. А на счет дома, ты меня прости. Я, правда, не хотел.

От слов "не хотел" Сашка даже поморщился. Как много раз он слышал эти слова. Дело уже сделано, чего извиняться. От извинений легче не станет.

- Я бы сказал, забудь! Но ты и вправду все забудешь, так и не получив урок. Так что я тебя на время прощаю, а потом ты мне все отработаешь.

Теперь Серега задумался, что может и вправду здесь остаться. Ему за сожженный дом всю жизнь пахать придется.

- А может хрен с ним, с домом. Он же застрахован.

- А вот уж фигушки тебе. Потом и кровью за все смоишь. Родина мать зовет...

Сашка сделал, как можно серьезней лицо. Конечно, Серега ничего отрабатывать не будет. Теперь вообще непонятно когда они выберутся из.... Даже не знаю, как этот мир назвать. Вроде люди живут и на наш похож, только не затронутый индустриальной цивилизацией. Кажись не будущее, хотя и такое может быть. Но для простоты и облегчения мыслительных процессов назовем его "неопределенным прошлым". Неопределенное, потому что мы не знаем, в какой век мы попали. Может статься, что мы вообще в эре динозавров. Может, тогда и люди были, и природа также выглядела, а BBC всякую фигню показывает. Нужно как можно скорей освоить язык аборигенов. Слова многие из албанского, только произношение странное. Осталось узнать, имеют ли они то же самое значение, что и в современном языке. А для этого придется поговорить со старым другом.

Сашка сел поудобней на телеге и развернулся к конному чингачкуку. Тот сделал поклон головой и снова улыбнулся, изображая доброго малого. Сашка показал рукой на меч и сказал "shpatК" (по-албански). Учитель заинтересовался. Он явно понял, что произнес Александр, но видно в их языке меч произносился как-то по-другому, потому что он закачал головой и снова что-то забалакал на своем языке. Из всего, что сказал воин, Сашка понял, что это не шпата, а гладий. Что-что, а о гладие Сашка знал не понаслышке. У него самого был короткий римский меч. Не плохое оружие, но и не обладающее выдающими качествами. Толстый, тяжелый, короткий, широкий, больше подходящий чтобы колоть, нежели рубить. Но для своего времени подходящее оружие для римского легионера. Что-то начинало проясняться. Такие мечи были в обороте до четвертого столетия, хотя вполне возможно, что и в более позднее время могли встретиться образцы античного вооружения. Сашка продолжил обогащать свой скудный лексикон. Он показал на лошадь и произнес "kalК". Абориген одобрительно покачал головой и повторил за Александром. Значит, лошадь у них звучит так же как в албанском. Потом тоже самое было проделано со всем, что попадалось Сашке на глаза. Чингачкук то соглашался, повторяя за богом, то мотал головой, как конь, медленно произнося слово на своем языке. Наконец он обоими руками ударил себя в грудь, и выдал свою кличку - я Рахнар! Это уже понял и Серега, у которого знаний местного наречия вообще не наблюдалось. Младший решил влиться в коллектив. Тоже ударил себя в грудь обеими руками и завопил, я Серега! Туземец заинтересовался именем младшего. Видно его он уже где-то слышал и оно ему не очень нравилось. Наконец караван-сарай сделал привал. Александр внимательно наблюдал за воинами. Строгого распределения ролей в отряде не было. Нормальных постов не выставляли. Разъездов и дозор вперед не высылали, да и прикрытие вниз по тропе не послали. Военное искусство у этих ребят не на самом высоком уровне. Несколько человек присматривали, чтобы мужики и женщины, тащившие пожитки не разбежались в разные стороны. Похоже, они были пленниками, а с пленниками тут не церемонились. Несколько мужиков выстроились в очередь, пока первый насиловал одну из женщин на траве возле повозки. Они даже советы приятелю давали и гоготали, когда женщина стонала. Александр бы промолчал. И в его мире насильников хватает, но рядом со всем этим стояла маленькая девочка, которая смотрела, как насилуют женщину из ее племени. Сашка медленно встал и спрыгнул с повозки. Руки им не связали, да и охрану не приставили. Беги не хочу. Голова по-прежнему болела. От прыжка даже начало немного тошнить. Сергей забеспокоился, увидев маневры брата. Он вообще старался не смотреть по сторонам, чтобы лишний раз себя не травмировать. Как говориться нервные клетки не восстанавливаются. Конечно, они восстанавливаются, только очень медленно. Сергей окликнул брата. Он не хотел, чтобы Сашка вмешивался в чужие разборки. Да и для пленных насилие, похоже, было не в новость. Все относились к этому как к должному.

- Сашка, стой! Не лезь к ним. Сами разберутся.

Но было уже поздно. Александр протиснулся сквозь очередь, которая, кстати, расступилась при виде громовержца. Поднял насильника за шкирку, раскрутил покрепче и метнул в неизвестном направление. Толпа аборигенов разразилась громким хохотом. Серега думал, что они его щас порвут. А нет! Эти ребята язык силы уважают, да и с чувством юмора у них все в порядке. Сашка сказал им что-то на их языке, поднял девку и вместе с ней пошел к Сереге. Бойцы Рахнара провожали Саню одобрительными возгласами. Девочка, которая до этого стояла в сторонке, наблюдая за происходящим, увязалась за женщиной. Сашка помог жертве насилия забраться в телегу, а потом подсадил шпингалетину, которая плелась следом. Вид у него, надо сказать, был как у Наполеона на Поклонной горе. Женщина же скромно забилась в угол, прижав к себе девчонку. Они старались не смотреть нам в глаза, тупо уставившись в ноги. Женщина по нашим меркам ненамного была старше девчонки. Ей было не больше шестнадцати, почти Насте ровесница. Ничего особенного из себя не представляла. Не красавица и не уродина. Только грязная, как будто в луже извалялась.

Сергей толкнул брата в плече и мотнул головой в сторону нежданных попутчиков.

- Это кто такие?

Сашка улыбнулся, встретившись взглядом с женщиной, почти шепотом ответил брату.

- Это рабыня, брат. Говорит на латыни, но сама точно не из Италии. Храбрая девчонка и психика стальная. У нас бы такое с девчонкой случись, так ее потом бы откачивать пришлось, и еще неизвестно, откачали бы, - восхищался Александр.

- А откуда ты узнал, что она рабыня? И про латынь тоже?

- У нее на плече клеймо, а на нем латинские цифры. Она была в числе рабов обладавших доверием господина. Да и ругается она на языке Цезарей.

Сергей немного задумался. Какой он был дурак, что ничего не читал и не учил. Сейчас бы тоже знаниями блеснул, а теперь сидишь как лох. Вон Сашка все знает и все замечает. Хорошо, что он со мной, а то бы пропал.

Александр же с интересом разглядывал девушку. Если она сначала боялась, то теперь поняла, что ей не хотят причинить вред и сама начала разглядывать спасителя. Так и зыркала большущими глазищами. Сашка же в ответ, только улыбался, как клоун. Люди могут не понимать слова, буквы, но язык тела понимают все. Девочка спросила у женщины, что-то непонятное для Сергея, но вполне родное для Александра. Он хоть не был преподавателем мертвого языка, но говорил на нем почти свободно. У него он и в школе и в универе был.

- Мама, кто этот человек? Он нас не обидит?

Женщина погладила девочку по головке и поцеловала в щечку.

- Нет, милая, не обидит. Если бы хотел, то уже бы обидел. Видишь, у него какое лицо доброе и правильное как у Юпитера.

- Мама, но Юпитер бог войны, а вдруг он и есть Юпитер, и он захочет забрать наши жизни?

- Юпитер бох всего сущего. Ему не нужны жизни женщин и детей. Он забирает только воинов. Видела, как он наказал того варвара? Ему не по душе, когда сильный глумиться над слабым.

- Тогда, нужно быть с ним рядом и он нас защитит. Ты слышала, что варвары говорили, что он бог. Он вылетел из водопада на языках пламени и этот маленький с ним. Может это Юпитер с Апполоном?

- Не знаю. Может и так. Только с ними нам не по пути. Они боги. Улетят куда захотят. А мы как? Ты поспи пока можно.

Сашка сидел, с восхищением слушая разговор рабынь. Он сам не понимал, что ему так понравилось. Их язык, простота и детская наивность. Они были хорошими людьми. И маленькая девочка и ее мать, которая была ее не намного старше. Это выглядело немного странно. Скорее всего биологически они были сестры. Просто старшая воспитывала младшую, вот и стала мамой. Девочке было лет семь, а сестре шестнадцать, или около того. Не могла же она родить ее в девять. Даже в те доисторические времена такого не бывало.

Сергей, который тоже слушал девочек, решил узнать у брата, о чем они говорили. По интонации и взглядам он понял, что о них, но что именно было загадкой. Вместо ответа, старший толкнул в бок младшего и засмеялся.

- Ты знаешь, что ты оказывается похож на Апполона, а я на Юпитера. Они считают, что мы боги. И варвары так же думают. А это нам ох как на руку. Эти девчонки говорят на языке наших надсмотрщиков. Так что они могут быть нам полезны.

- Я Апполон...

Даже дремучий, обкуренный Сергей вспомнил бога солнца. Мифологию древней Греции он помнил еще с младших классов.

- Раскатал губу, закатай обратно, лживый бог.

- А чего? Ты же сам сказал, что нам это на руку?

- Видишь ли, брат. Ну не похож ты на такого крутого бога. Помнишь "Иван Васильевич меняет профессию"? Выражусь крылатой фразой: "морда у тебя не царская"

- А фигу не хочешь, братец. Мне все говорили, что я красавиц. Билан с Лазоревым отдыхают.

- Ну, вот я и говорю, не царская!

- Хватит прикалываться и без тебя тошно. Ты лучше скажи, что делать будем?

- А ничего. Делай рожу посерьезней. Не на кого не нарывайся. Пока они нас побаиваются, но не так сильно, чтобы оскорбление стерпеть, так что поосторожней. Помнишь, Настенного парня? Его они тоже боялись, а толкнул он одного и хана. Учи местный язык и вникай в суть происходящего, которую нам сейчас пояснят эти две милые барышни.

- Саш, а вон и оскорбленные неприятности идут, - Сергей испуганно показал на пятерых здоровенных мужиков при оружие, которые направлялись к ним. Сашка спрыгнул с повозки, чтобы иметь место для маневра, если все зайдет слишком далеко. Он узнал одного из воинов. Это был тот, которого он запустил в полет. Видно боец пожаловался своему вождю и теперь тот шел на разборки. Сашка надеялся только на свою ловкость и силу, ну и на то, что у варваров есть хоть капля совести, и они не будут наваливаться всей толпой. Хотя разница небольшая. Они при оружие, а у него ничего. Где справедливость? Бился на мечах столько лет, как будто для этого момента и тренировался, а в нужный момент даже ножа маленького нет. Толпа подошла к Александру. Самый здоровый из них, был даже чуть выше старшего. Сашка сразу обратил внимание, что он круче всех выглядит. И шлем на нем медный, под золото косит, да еще греческого типа, как гоплиты носили. Кольчуга на теле. Больше ни у кого в отряде таких кольчуг не было, а этот носил, значит самый главный. И на ногах с руками поножи с поручами. Конечно экипировочка так себе. Кольчугу бы Сашка ни за что не надел. Какой от нее прок. От колющего удара не спасет, а умный человек рубить не станет. Хотя, мечи у воинов этого вождя больше для рубки подходят. Как косы. Такие у Фракийцев и у греков были. Рубящий удар хороший, а вот колющее оружие никудышное.

Вождь подошел вплотную к Александру. Их глаза скрестились, как в ковбойских вестернах. Вождь был парнем серьезным. Даже Сашка про себя поежился, и мурашки по телу пробежали. Сразу видно, скажет убить, и убьют, скажет, пусть живут, тогда никто не тронет. Вождь смотрел с подозрением и интересом. Он уже подходил посмотреть на "богов", но был не впечатлен. Нет в них ничего божественно. Оставил в живых только потому, что Рахнар говорил, что они огонь оседлали и из водопада выскочили. Да и сам вождь гром слышал, не такой как в бурю бывает, а необычный какой-то. Вот и сейчас смотрит в глаза чужеземцу и видит в них что-то необычное. То, что не боится, это обычное дело. Воин он большой и к смерти привычный. Что ему пытки!? Но самое интересное как он взгляд Диагала держит. Никто так не может. Даже Рахнар отводит. А этот и переглядеть может. Змеиный взгляд. Как бы ни сглазил. Диагал хоть и не верил в богов, но своим глазам и ушам доверял. Гром слышал, воина видел. Может и вправду он как то с богами связан? Сашка же стоял как вкопанный. Сразу понял, отведет взгляд и конец. Они его вмиг порвут. А так хоть какой-то шанс есть. Вдруг за спиной послышался стук копыт. Это прискакал Рахнар со своими людьми. Видно, Сашка просчитался, разведка у них была. Увидев Рахнара, Диагал развернулся и отошел на пару шагов от "бога". Он и сам был немного рад прибытию сотника. А то, как бы он объяснил, что чужак перед его волей не приклонился. А вот Сашка обрадовался парню по-настоящему. Хоть он его и огрел в лесу, но теперь был настоящим ангелом спасителем. Рахнар спешился и подошел к собравшимся. Они начали о чем-то оживленно разговаривать. Точнее сотник спорил с мужиками, прибывшими с вождем, а сам вождь стоял в сторонке. Было видно, что общение заходило в тупик. Наконец Рахнар повернулся к Александру. Хоть он и проспорил, выглядел очень веселым. Он показал пальцем на Александра, потом на того что недавно разгонял дождевые облака, а потом показал на свой меч и добавил: убивать. Это Сашка понял. Чисто албанский глагол. Расклад был не очень хорошим. Александру предлагали драться с матерым "уголовником", и выбора у него, похоже, не было. А ведь еще и голова не прошла. Главный вождь как не вмешивался в спор, так и не вмешивался. Как будто постоять пришел. Рахнар вытащил гладий из ножен и протянул Александру. Мол, на, убей его. Потом передал круглый деревянный щит, с ручным креплением. Толпа расступилась в стороны, образовав круг. Серега сидел на телеге. Морда у него была как у покойника. Видно хоть немного за меня волнуется. Не зря за ним ходил. Да и девочки, из-за которых весь сыр бор, разволновались, поудобней устроились, чтобы посмотреть, как Юптитер громит орду варваров. Сашка помахал, мечем, покрутил в руке, проверяя баланс. Как и на любом колющем оружие, центр тяжести был расположен у рукояти. И сталь у меча хорошая, узорчатая. На Булат, или Дамаск похожа. Противник Александра тоже готовился. Был он мужик здоровый, пузо на выкате, а лапищи как у медведя. Конечно, с Сашкой по силе ему не сравниться, но противник серьезный. И мечом, давно владеет. Вооружен он был также как младший, даже кожаный доспех снял. Видно совесть у них была. И бой проводился согласно закону. Противник немного боялся. Но как только рефери, в лице вождя подал знак, тот сразу стал похож на бойцовского пса. Его теперь только смерть остановит. Никакой болевой не сработает. Эти ребята, похоже к боли вообще не чувствительны. Несмотря на свои размеры, здоровяк двигался как кошка, мягко, плавно переставляя ноги. Сашка конечно тоже не пальцем деланный. И Норманнским мечем, фехтовать учился и катаной, да и шашкой орудовал умело. По шпагам вообще профи был. Румынской рубке на саблях обучался. Он вообще военную историю любил и постоянно жаловался, что врема теперь не те пошли. Нет теперь тех сражений и тех героев, когда все решали личные навыки и умения воина. Вот и сейчас, Сашка на все смотрел как на игру. А играть в войны древности он любил. Сашка не стал дожидаться, пока противник атакует. Сократил дистанцию, подцепил носком камень с земли и пнул его прямо в голову противнику. Тот на секунду потерял Александра из виду. Сашка этим и воспользовался. Провел серию ударов, и вмазал варвару щитом со всей дури. От клинка тот, кое-как прикрылся, а вот щит прямо в челюсть угодил, выбив два передних зуба. Сашка уже себя героем почувствовал. Победа вроде близка, но варвар, только сплюнул кровь на землю и кинулся на Александра. Сашка с трудом успевал отбивать удары и уворачиваться. Знания то у старшего были, только опыта не хватало. Бугай так крошил, мечом, что щит в крошки разлетелся. Тут здоровяк решил, что противнику конец. Не так страшны "боги" как о них говорили. И правильно решил. Он атаковал еще раз. Сашка все внимание на меч обратил, тогда здоровяк ему как в промежность зарядит, да так, что Сашка чуть обратно в наше время не выскочил. Старший отскочил в сторону и запрыгал на одной ноге, матерясь изо всех сил. Собравшиеся варвары громко захохотали, некоторые рассерженно заспорили с соседями. Похоже, они и ставки уже сделали. Большая часть ставила на бога, а он вместо того чтобы сражаться публику развлекал. Некоторые даже животики надорвали. Бог скакал на одной ноге, как сатир мохнатый. Сергей на повозке совсем побледнел. Еще чуть-чуть и брату конец. Он уже приготовился кинуться на выручку. Но тут Сашка озверел. От боли и обиды, что он мастер спорта, чемпион Москвы, пропустил такой удар. Рев, который вырвался из груди Александра, прокатился по толпе варваров, остановив смех. Все замерли, ожидая грома и молний. Но гром не грянул, зато Сашка налетел на испуганного противника, ударил его ногой в щит, зарядил еще раз в колено лоукик, да так что кости хрустнули. Был бы это файтер из нашего времени, валялся бы он в пыли со сломанной ногой. А этот стоял! Приподнял ногу, но удержался. Да еще и мечем, по Сашке хотел зарядить, но старший с огромной силой и скоростью, парировал удар, закрутил клинок и выбил его из руки громилы. Теперь варвар стоял почти на одной ноге, с одним щитом против разъяренного зама мера. Вот так он и с подчиненными работал. Не мудрено, что все по струнке ходили. В этот момент все должно было закончиться. Тактика и стратегия одержали верх над диким необузданным напором варвара. Но, во всем и всегда есть свое но. При прочих равных опыт всегда побеждает. По всем канонам Орлов должен был победить, у него и отработанная техника, и сила, но у него не было самого главного. Он никогда не убивал, вот так, клинком вскрывая плоть врага. А это ох как тяжело. Александр взмахнул мечом и замешкался. Совсем чуть-чуть. Он мог перерубить горло врагу, но не смог. Дрогнула рука. А вот варвар не стал ждать пока бог опомниться. Тяжёлый щит врезался в скулу. Звонкий лязг зубов и Орлов, который еще не опомнился от прошлого сотрясения, снова выпал в осадок. Варвар стоял над поверженным противником. Пришелец мог убить его, но не сделал этого. Воин убрал меч в ножны и схватив бога за руку потащил его к повозке.

Александр пришел в себя через пару часов. Его жутко мутило, голоса кружилась как карусель в парке победы. Сергей вместе со спасенными девчонками склонились над старшим. Девушка смочив мокрую тряпку протирала Сашке виски. Прохлада воды понемногу снимала напряжение. Решив что уме уже лучше, Александр поднялся и в тот момент его вырвало. Слава богу он успел наклониться за борт. Вот и геройствуй после этого.

К повозке, в которой сидели братья, подошел Рахнар. Варвар похлопал бога по плечу. Он широко улыбался. Бог проиграл, но остался жив. Рёрек редко оставлял врагов в живым. Пришельцу повезло. А как известно удача для воина самое главное. Мало хорошо биться, нужно еще попасть в удачливый хирд, сражаться в тех битвах где тебя ждет победа, а не славная, но все же смерть.

- NjК luftК tК mirК dhe ju jeni tК mirК, tК pКrjetojnК njК mungon pak, por si njК luftК e dini(Хороший бой и ты хорош, опыта немного не хватает, а как сражаться ты знаешь), - похвалил "бога" Рахнар.

Сашка ничего не понял из того что сказал варвар, только по-русски его козлом назвал. У этих вояк мозгов совсем нет. Он так же радовался бы, если Сашку на куски порубили.

- Shefi i im do tК bisedoj me ju. (Мой вождь хочет с вами поговорить.) Ejani pas meje. (Идите за мной.)

Сашка так и остался сидеть на повозке. Язык варваров он еще не понимал, хоть и знал немало слов из прежней жизни. Тогда Рахнар показал пальцем на Сашку с его свитой, а потом показал на себя и пальцами начал перебирать, вроде как идите за мной. Старшему не хотелось куда-то идти, и он решил сделать вид, что не понимает приятеля. Но тогда спохватился Серега. Тому тоже хотелось блеснуть. Он разобрал жесты Рахнара, спрыгнул с телеги и женщинам помахал. Девчонки оказались понятливые. Спокойно пошли за Сергеем. Только Сашка остался сидеть на повозке. Рахнар не стал ждать Александра, а повел Сергея с девчонками куда-то к лесу. Ну и куда он поперся? Надо будет сами придут. Но решил брата без присмотра не оставлять. Тоже поплелся по следу вождя варваров.

На опушке сидел вождь, который прежде приходил на разборку, вместе со своей свитой. Было там человек десять отборных головорезов. На одном из них был надет римский пластинчатый доспех. Сашка его узнал. Ему такой и делать приходилось. Фактов становилось уже больше. Рахнар, который вел парней, представил собравшихся. Имена бойцов вождя Сашка не запоминал, а вот самого вождя, даже произнес, проверяя, правильно ли он произносит. Рахнар покачал головой, одобряя произношение посланца небес. Сотнику нравилась роль наставника бога. Стал чувствовал себя выше самого Диагала. Хотя проверять за кем стоят боги не очень то и хотелось. Диагал предложил братьям сесть напротив себя. Рахнар устроился, справа от вождя, а девушкам сесть не предложили. Вот она галантность III века. Хорошо хоть во времена матриархата не попали. А то бы мы так за спиной стояли. Человек Диагала протянул братьям по большому куску жареного мяса, которое только что сняли с огня. Об отравление, как о способе убийства никто даже не задумался. Оба взяли увесистые куски, с которых стекал теплый жир. Мясо хорошо подрумянилось, даже сочная корочка как на курице гриль образовалась. Сашка услышал как за спиной, у девочки заурчало в животе. Мама и дочка стояли не шелохнувшись. Они не знали, зачем их позвали вместе с богами. Варвары могли сделать с ними все что угодно. Говорят они даже людей ели. А тут еще этот жареный олень. У девочки даже голова закружилась, так кушать захотелось. Меч после поединка у Сашки не забрали, так что старший прямо мечем, разрубил надвое свой кусок и протянул его девочкам. Сергей так и офигел от такой расточительности. Рабынь варвары потом покормят, а эта еда наша. Кто знает, когда еще удастся перекусить? Глупо Сашка поступил. Нам силы нужны. Здесь не до галантности. Дружинники Диагала тоже удивились такому поведению бога. Для них женщина - рабыня, была чуть лучше, чем собака и вести с ней надо соответственно. Нужна она тебе, позвал. Не нужна, пнул, пусть идет. И кормить ее как животное два раза в день полагается, да тем, что после хозяев остается. Для мужчин - рабов немного другое отношение было. Мужчина все же воин и сил у него больше, так что в хозяйстве скотина полезная. Такого позря лучше не бить, а только по делу, чтобы слушался лучше, и кормить так чтобы силы не терял. Рахнар тоже покачал головой, увидев как его "бог" - протеже, пищу разбазаривает, но решил что его право, на то он и бог. Щедрость среди их племени редкая штука. Бог Залмоксис не так часто балует Даков хорошим урожаем. Диагал доел кусок мяса и только потом перешел к делу. Сашке второй кусок не предложили. Так и остался сидеть, глотая слюнки. А Серега только злорадно поглядывал на брата, усердно, причмокивая. Мясо ему очень нравилась. Девочки тоже были рады такому угощению. Похоже, они даже не надеялись когда-нибудь попробовать такое лакомство. Теперь они для Сашки все что угодно сделают. Да еще радоваться будут что попросил. Диагал обтер руки об штаны и испытывающим взглядом посмотрел на Сашку. Серега в это время еще занимался мясом. Он не привык поглощать пищу с такой скоростью как варвары. Они были похожи на голодных волков, после недели воздержания. Наконец Диагал обратился к старшей девушке. Он произнес, что-то на своем языке. Сашка слушал, пытаясь разобрать слова, но смысл фразы доходил плохо. Вдруг девушка обратилась к Сашке на латыни.

- Великий бог, вождь Диагал говорит, что у его народа только один бог, а ты будешь лишним. Нужно доказать что ты более могущественен, или хотя бы будешь полезен настолько, что Диагал захочет взять гнев Залмоксиса на себя. За нами идут римляне. Останови их, или убей. Тогда мы будем знать, что ты достоин поклонения и не защищаешь наших врагов. Если ты не хочешь явить нам свою силу и мудрость, тогда мы отправим тебя назад в твой дворец.

Сашка молчал, не желая открывать знание языка. Значит, римляне враги этих варваров и они существуют. Так местные могут решить, что я бог Юпитер, который защищает Рим, вот тогда мне несдобровать. Но сыграть в молчанку не получилось. Рахнар явно раскусил Сашку. Этот парень был хитер, хоть и не подавал вида. Диагал, правда, тоже заметил изумление на Сашкином лице. А, что это значит. А то, что собеседник тебя понимает. Серега, который уже расправился с пищей, решил тоже подключиться к разговору. Он выбросил кость через плечо и тоже руки об штаны обтер. Привыкает, блин к местным обычаям.

- Саш, чего им надо-то? Девчонка чего-то бормочет, она, что толмачом заделалась? - удивился Серега.

- Да, они, похоже, знают, что я говорю на латыни. Ты если, что приготовься бежать. У нас проблемы.

- А что? Они вроде нормальные ребята, почти свои. Рахнар вообще тебя уже братаном считает.

Сашка тяжело вздохнул. Его брат рядом с ним становился неимоверно тупым. Или он всегда такой?

- Их вождь просит чтобы мы доказали свою полезность. Она должна выразиться в победе над римлянами. Если мы не стрельнем из задницы огнем, перебив всех преследователей, то огонь затолкают в нас, причем через тоже отверстие. Хорошо меня понимаешь?

Серега что-то прикинул, судорожно соображая, что делать. Сашка даже решил, что брат выдаст какую-нибудь сногсшибательную идею. Но нет. Серега раскинул мозги, но собрать их обратно не смог. Не заточен мозг студента оболтуса на решение таких проблем. Наконец Сашка решил ответить. Варвары все рано не отстанут. Не поймешь по латыни, объяснят жестами, или того хуже, возиться не захотят. Рахнар, пока братья разговаривали, немного озадачился. Он решил, что это римские, или греческие боги. В крайнем случае, дети богов. Так что они обязательно должны говорить на латыни, а они говорили на каком-то другом языке. Рахнар никогда такого не слышал. Сашка обратился к девушке, которая с надеждой смотрела на бога. Если говорит по латыни, значит свой, родной. В беде не оставит.

- Какой сейчас год?

Девушка обрадовалась, даже слегка подпрыгнув на месте. Но на вопрос соображала долго. Она и сама не помнила, какой сейчас год. Странно, что боги не знают. Хотя зачем им знать, если и время у них не существует.

- Кажется восемьсот пятидесятый со дня основания Рима. О великий, что мне передать их вождю?

Сашка задумался, вспоминая в какое время он попал. Это первый век нашей эры, самый расцвет Римской Империи. Вот попали. Оказаться врагами самого сильного государства в мире. Сашка любил Рим. Его история восхищала молодого чиновника. Утром, перед тем как попасть сюда, Сашка читал Историю древнего Рима. Жаль, что у него была плохая память на даты. В век попасть мог, а вот в год, или того ближе, вообще беда.

- Скажи ему, что я дарую ему удачу. Сегодня он победит римлян.

В голове Сашки созрел коварный план. Конечно, он основывался исключительно на полете фантазии молодого "полководца", но попробовать стоило. Выбора у него все равно не было. А так, если варваров побьют, тогда они с Серегой, возможно, смогут скрыться. А если победят, то станут национальными кумирами и нагрудными талисманами. Может даже автографы придется раздавать и самых симпатичных девчонок портить, чтобы богатыри рождались. В этот момент Сашке стало очень интересно, сколько у них можно иметь жен. В нашем мире ему бы и одной было много, но эти девочки, похоже, покладистые. От них только одно удовольствие и никаких хлопот. Только корми и одевай. Ну, еще, пожалуй, защищать придется. В это время переводчица, объясняла содержимое слов Александра Диагалу. Тот был не рад словам бога. Рахнар доложил, что у римлян целая когорта, а это шестьсот человек. А вот Рахнар с остальными дружинниками обрадовались. Они давно хотели настоящей битвы, а тут на их стороне сами боги и победу обещают. Диагал встал, решая, что ответить богам. Наконец решился.

- Если я буду видеть, что нам не победить, то я прикажу отступать, а вас отправить обратно домой. Передай это богам.

Девушка усердно изложила мысли вождя, стараясь не потерять ни одного слова. Правда решила немного приукрасить, чтобы разозлить богов. Ей не хотелось, чтобы варвары победили. У своей госпожи, она жила как знатная свободная женщина. Хоть она и натерпелась прежде от римлян унижений и боли. Но боги не разозлились. Один вообще ничего не понимал, а только улыбался варварам. Просто Серега решил, что когда люди друг друга не понимают, лучше изображать дружелюбие. Сашка же в это время придумывал план боевой операции, под кодовым названием "путь к славе". Для лучшей отработки действий, решил спросить, не знают ли варвары, сколько у римлян войск. Девушка перевела, а потом ответила что когорта. Сашка знал, что в когорте было от четырех сот, до шести сотен человек, в разные времена. В это время вроде шесть сотен. Немалая сила. У Диагала примерно столько же. Только вооружением и выучкой они сильно уступают римским легионерам. Как-никак у Вечного города профессиональная армия. Солдаты вроде по тридцать лет служили. В это время уже брали всех и бедняков и знатных, правда, кажется по желанию. Помнится и подразделения варваров на службу нанимали. Только, немного. Еще хватало своих витязей.

- Слушай, Диагал. Я заметил, что впереди тропа опять сужается и идет через лесок. Деревья там прямо к тропе подходят и кусты вроде густые. Расположишь своих людей вот, так, - Сашка начал рисовать на песке план предстоящей битвы. С того места, где варвары разбили лагерь, открывался отличный вид будущего поля боя. Точнее леса сражения. Сашка нарисовал крутую дорожку, которая поднималась в гору. По бокам деревья и кусты. Места, где разгуляться негде. Сашка нарисовал так, что воины должны залечь по обе стороны от дороги. Лучники сначала убивают офицеров, тех, у кого на шлемах яркие перья и прочая дребедень. Сражение начнется с того, что воины Диагала повалят деревья в начале и в конце колонны, да так, что она распадётся на три части. Потом осыпаем их стрелами и дротиками, чтобы они сомкнули ряды. На тесной тропке они и так вплотную стоять будут, а когда от стрел защищаться начнут вообще спина к спине встанут. Вот тогда воины Диагала подрубят все остальные деревья, повалив их прямо на римлян. Потом под прикрытием щитов, набрасываем туда побольше хвороста и поджигаем, закидывая их горящими факелами. Тем временем основанная масса наших людей расправляется с хвостом и головой разделенного противника. "Наших" будет намного больше, так что справимся. Враг попытается выбраться из костра, тогда его нужно как следует закидывать дротиками, стрелами и камнями, чтобы он не занимался тушением огня. Все попытки выбраться через горящие завалы, нужно пресекать. Вот тогда победа будет полной.

Александр одновременно рисовал и пояснял собравшимся через девушку свой план. Рахнар нахмурился, но было видно что план ему понравился. Диагал вообще не понятно о чем думал. Вроде и на план смотрел и девушку слушал, а все равно где-то в другом месте был. Уж больно он ушел в себя. Другие дружинники, когда Сашка закончил радостно загоготали. В победе они теперь были уверены. В конце Сашка добавил, что сила римлян в их единстве. Строй их сила. Лиши их строя, смешай, обезглавь командование и тогда все. Victory! Один Серега почему, то расстроился. Сидел как в воду опущенный. Он хоть и не понимал язык, на котором велась выработка плана, но то, что Сашка предлагал жестоко перебить кучу людей, его возмущало.

- Саш, а ты не думаешь, что нам лучше римлянам помочь? Они хотя бы мне по голове дубиной не стучали. Да и жесток твой план. Людей сжечь заживо предлагаешь, - возмутился младший.

Александр пристально посмотрел на брата. Не понял он еще, в каком мире находиться. Как не старался, а так еще и живет по понятиям двадцать первого века.

- Знаешь, я люблю Рим, люблю его историю, но если мы встретим римского легионера, то мы станем не богами, а рабами. До конца своей жизни ты будешь вещью. Так что хоть они нам ничего не сделали, но обязательно сделают. Весь этот мир так устроен, что побеждает сильнейший. Если мы принесем победу варварам, то они будут считать нас своими героями, а если поможем римлянам, то они будут называть нас перебежчиками. Таких людей здесь не любят. А если тебе мой план не нравиться, так придумай получше. Я послушаю.

Теперь Серега понял, что сказал глупость. Нет, он остался при своем мнение. План был жестокий, римляне для него были больше друзьями, чем врагами, только одно он сделал не правильно. Прежде чем осуждать чей-то план, придумай свой. А своего у него не было. Так что и разговоры были бесполезны.

Сашка, через переводчицу, отдал распоряжения по подготовке засады. Нужно было запастись камнями, раздать воинам дополнительные стрелы и дротики, а главное толково расставить людей. Александр с Рахнаром и Диагалом отправились осмотреть предстоящее место засады. Сашка правильно приметил это место. Все оказалось еще лучше, чем он предполагал. Пыльная дорожка шла в гору, так что люди изрядно вымотаются, карабкаясь по ней. Кроме того она постоянно петляла, так что хвост отряда противника не будет видеть что происходить спереди. Кусты оказались очень густыми, но вот деревья росли достаточно далеко от дорожки, хотя при правильном падение до нее доставали. Самым большим плюсом была неглубокая канава с края от дорожки. В ней можно было спрятать половину людей Диагала. Проезжая по месту будущей битвы, Сашка время от времени спрыгивал с лошади, которую дал ему Рахнар. Надо сказать, что ехать было очень тяжело. Конь быль высокий, сильный и норовистый. Сашка был хорошим наездником, но при наличии всей сбруи, а тут даже одеяло не подстелили. Да и ездил он раньше на Орловых, да на арабских скакунах, несколько раз на Андалузце. Вот те кони просто сказка. Останавливался Сашка, чтобы пометить деревья, которые надо повались и помечал те места, где должны держать оборону лучшие воины. Потом старший вспомнил, как чечены засады устраивали. Они ветки в пояс воткнут и их за пару метров в кустах не видно. То же самое он и Диагаловым бойцам предписал. Они немного пороптали, но Сашка сказал что если ни сделают как велено, удачи не будет. Албанец бы Сашку не понял, но варвары поняли. Поворчали и согласились. Просто не хорошо это было притворяться деревом. Так после смерти и в растение превратиться можно. Когда Сашка отдавал распоряжения, Рахнар внимательно наблюдал за богом. Он обещал удачу и победу. И он сдержит свое слово. План был идеален. Рахнар бы никогда до такого не додумался, но победу, нам принесет не его божественное происхождение, а его ум. Был бы он чистокровным богом, то уничтожил бы их своей яростью, да и Диагала за его непочтительность и в поединке бы не проиграл. Так что, скорее всего он был полубогом. Сыном греческого Марса и земной женщины. Рахнар слышал много историй о похождениях этих похотливых богов. Но мало кто из их детей обретал такую силу, что мог побывать в доме отца и вернуться назад. Рахнару повезло, что он погнался за римской девчонкой. Она привела его к настоящему сокровищу! Полубог приведет Рахнара к великой славе и огромным богатствам, нужно только идти за ним, не отступая ни на шаг.

Серега все это время сидел в лагере. Ему было немного скучно. Сашка сразу попал в колею местной жизни. Для него это, пожалуй, было намного интересней, чем сидеть в удобном кресле, разбираясь в ворохе документов, а вот Сергей был не из этого времени. Он не понимал язык аборигенов, у него не было компьютера и если они не найдут способ вернуться то никогда не будет. Здесь нет телевизора и холодильника с холодным пивком. Отдельная тема, это местные девчонки. Они Серегу уже не боялись и хотели поговорить на привычном языке, но он, то латынь не понимал. И вообще у него складывалось впечатление, что он в этом мире один, а так и до дурки недалеко. Сереге в отличие от брата меч не дали, так бы он хоть во владение железякой поупражнялся. Как-никак здесь все решает грубая сила и нужно уметь за себя постоять, а драться мечем и голыми руками, как ему приходилось в прошлой жизни, это не одно и то же. Еще Сергея напрягло отсутствие туалетной бумаги. После жирного куска мяса очень захотелось в туалет. Но сходить в кусты как собака, Сергею воспитание и брезгливость не позволяли. Он забрал у одного вояки флягу с водой, нарвал больших листьев и таким образом заполнил нехватку цивилизации. Ребята Диагала, видно себя такими действиями не затрудняли, от того и пахли они как навозная куча. Самое обидное было, что и девушки-рабыни не отличались большим чистоплюйством. Тоже были грязные, но пахло от них вполне по человечески, видно что-то на место туалетных принадлежностей у них дома было. Хотя вряд ли.

Делать было нечего, так что Сергей решился согрешить. У него была, как минимум одна послушная девица. Старшая переводчица, которую Сашка спас. Уж она-то все что угодно сделает для бога, так и крутиться вокруг него. Хорошо бы еще одну найти. Сергей давно об этом подумывал, только там с этим были некоторые проблемы. Он был категорически против продажных, а извращенок не любил и с ними не общался. А эти вроде, как и невинны и согласятся на все что угодно. Да и проблем со второй не будет. Бери любую рабыню и она твоя. Сергей подловил себя на мысли, что отбивается от прежней морали. Это вроде как грех по религии. А может и наоборот, если бы тут родился, о таком даже не подумал, это все порнуха двадцать первого века развратила молодые умы. Только, как не крути, а это теперь как навязчивая идея в голове вертелась. И стыдно и хочется. Сергей поманил к себе девушку, которая сидела у повозки. До этого на ней уже покатались несколько варваров. Девушка встала и подошла к парню. В отличие от варваров его она не боялась. Уже все знали, что боги добрые. Да и не мог такой красивый бог ничего плохого сделать. А Сергей и не собирался никому плохого делать, наоборот только хорошее. В отличие от этих волосатых мужиков, он не только о себе думал, но и о ближнем. Обеим девушкам он знаками показал идти за собой. В воздухе было влажно, да и шум реки слышался, так что где-то можно искупаться. Вот в ту сторону, где шумело, он и повел девушек. Шли через лес. Дамы постоянно вздрагивали от каждого шума, но шли покорно. Если что бог защитит. Сергей только подшучивал над пугливыми зайчихами. Они его, правда, не понимали, но его шутливый тон их воодушевил. Парень и не знал, что девушки не зря бояться. Монстров здесь не водиться, а вот диких звери в изобилие. В стае волков могло насчитываться до пятидесяти особей. А такая банда хоть отряд вооруженных путников задрать могла. Да и медведи рыскали в поисках пропитания, а молодой, красивый "бог" отличная закуска на ужин.

Наконец Сергей со своей свитой выбрался на каменистый берег реки. В месте, куда они вышли, река расширялась и была достаточно глубокой, однако из-за резкого поворота текла не так быстро, как должна течь горная река. Сергей без слов начал раздеваться. Через пару секунд он уже стоял голый на большом гранитном камне. Камень был плоский, так что его с легкостью можно было использовать в качестве постели. Девушки с интересом разглядывали "бога". Тело у Сергея и вправду было как у Апполона. Как-никак и в качалку ходил и единоборствами занимался. Да еще Итальянский загар, который он из Саренто привез. Девушки же хоть и оценили достоинства "бога", но загар записали в недостатки. Бог должен быть бледным, как небо когда хмуриться, а так он больше на атлета похож, нежели на ниспосланного с небес. Сергей знаком предложил девушкам раздеться. Они как-то странно переглянулись, да так и замерли в смущение. Тогда Сергей подошел к одной и поцеловал ее в губы. От этого у нее чуть удар не случился. Она не то чтобы сопротивлялась, но как будто ей противно было. Сергей отпрянул, не понимая, что происходит. Вторая девушка тоже испуганно смотрела на бога. Младший ожидал радости, безразличия, ну ни как не брезгливости и испуга. Если он даже не красавиц, то уж никак не хуже этих головорез, что катались на них посменно.

Сергей не знал, что для девушек было великое счастье возлежать с ним. Но рабыни были не достойны такой радости. Их тело уже было обесчещено, так что они боялись навлечь на себя гнев из-за своего грязного тела.

Сергей не стал настаивать, а пошел купаться. Не хотят любви, пусть лежат под этими страшилами. Сергей любил плавать и делал это очень хорошо. Он мог на три минуты погрузиться под воду. Дыхалка у него была спортивная. Он даже Волгу в Костроме на спор переплывал. Да притом на время. Но сейчас житель цивилизации хотел просто насладиться прохладной летней водицей. Сергей нырнул в воду с камня, да так и обалдел. Вода была совсем не летняя, а самая настоящая ледяная. Правда, такая чистая, какой не в одном родниковом источнике не найдешь. Постепенно Сергей привык к водице. Такого он еще никогда не чувствовал. Правда говорят, что вода смывает грехи. Как камень с души упал. Наступило такое расслабление, какого ни от одного косяка быть не может. В этот момент Сергей вспомнил о семенах, которые лежали в карманах его джинсов. Курить траву он больше не собирался, а вот подзаработать на ней здесь можно. Никаких ментов, никакой конкуренции, а спрос будет просто офигенный. Эти ребята еще не знают, что к конопле привыкают, а вставляет от нее, очень даже не плоха. При уровне здешних развлечений, она произведет просто фурор на местном черном рынке. А может и в обычных магазинах продаваться будет.

Девушки стояли на берегу, любуясь за купанием "бога". Он был очень красив и так радовался жизни, что девушкам тоже захотелось веселиться с ним, но он больше не приглашал, а напроситься самим нельзя. Для рабынь в те времена было обычным делом ублажать хозяина и вдвоем и втроем. По большему счету хозяева ничего сделать не могли, силенок не хватало. Так что девушкам приходилось в его присутствие ласкать друг друга, чтобы господин был доволен. Нравы в то время были не выше нравов современности, только возможностей больше. Так девочки и топтались у воды, наблюдая за прекрасным богом. А Сергей радостно плескался, громко ухал как сова, пытаясь изобразить своего предка - орла. Как ни как Орловы! От этого веселья вся птица в округе поднялась в воздух, создав сильный шум, от трепета крыльев. Огромные стаи, каких-то птиц пролетели над рекой, заслонив небо. Девушки подняли головки вверх, чтобы разглядеть пернатых. Эти птицы были прекрасны. Белые перья и длинные стройные шеи. Они свободны, жить, где захотят и никто над ними не властен. Только они по-настоящему свободны. Сергей заметил печальный взгляд девушек. Но решил не обращать на него внимания. Не его это дело копаться в чужой душе. В своей бы разобраться. Но не успел Сергей снова расслабиться, как из леса послышался рев. Младший уже слышал такой в зоопарке. Но этот был заметно круче и свирепей. Из леса не спеша выкатил здоровенный медведь. Девушек с берега как ветром сдуло. Они быстро попрыгали в ледяную воду, попрятавшись за "богом", надо сказать, что плавали они как топорики. Даже медведь, наверное, рассмеялся. С такими талантами пловца от него никуда не денешься. Вот только Серега не подумал, что они и не собирались убегать от медведя, а надеялись на огненные лучи, падающие с небес, чтобы защитить своего сына. Они же не знали, что Серега не самый лучший защитник, да и драгоценные молнии ради младшего никто тратить не собирался. Серега замер, стараясь не шевелиться. Он слышал от брата, что зверя лучше не провоцировать, но этого и заводить не надо было. Медведь в наше время - это запуганное животное, которое в человеке чувствует опасность. А здесь таптыга огромное чудовище, отожравшееся на халявных харчах, которых здесь в изобилии. Медведь встал на задние лапы и зарычал, да так что кровь в жилах заледенела. Девчонки и так еле на воде держались, а теперь от испуга вообще ко дну пошли. Медведь видно не хотел утопленников из воды вытаскивать, так что замолчал, чтобы запуганный народ в себя пришел. Сергей увидел, что его пассии ко дну идут, начал их вылавливать из воды. Медведь гад, даже присел попой на камешек, ожидая пока еда к нему на берег выберется. Как назло никакого предмета подходящего под оружие поблизости не было. Но выход был только вытаскивать всех на берег, а то потонут. Сергей вытащил девчонок на берег, а сам камень в руку взял, и медведю путь преградил. Развратное животное увидело, что самачки на берег выбрались и к ним пошел. Совсем ничего не боялся, как на прогулке вышагивал. Сергей отступил на пару шагов. Еще немного и конец. Это ему уроком будет, что не в парке местные жители обитают. Тут на каждом шагу прикончить могут. Только он об этом подумал и сразу Настю вспомнил, так страшно за нее стало, что про все остальное забыл. Она же одна в лесу. Ей помощь нужна, а он здесь в речке с девчонками прохлаждается. Не может он сейчас умереть! Ему еще сестренку спасти надо. Серега вспомнил, как Сашка во время поединка от боли заревел, да так что противник потерялся, и Серега тоже решил судьбу испытать. Он как ударит себя по почкам камнем, да так что чуть язык не проглотил. А потом из груди как вырвется яростный вопль. Сергей начал орать и материться, как истинно русский человек. Если бы медведь мог, то непременно бы заткнул уши лапами. Он попятился назад, после чего встал на задние лапы и зарычал, доказывая, что он круче. Но Серега не сплоховал. Ответил на том же языке, да как шарахнет мишку в носопелку камнем. И кинулся на него. Медведь, который не ожидал такого поведения от человека, бросился бежать, жалобно огрызаясь через плечо. Сергей само собой медведя преследовать не стал, а полностью опустошенный сел на большой камень. Девушки боялись пошевелиться. Сейчас Сергей казался намного страшней, чем хищное животное. Каким свирепым нужно быть, чтобы тебя медведь испугался. А рев у бога воистину медвежий.

Все это видела дружина Диагала. Александр с вождями уже прибыли в лагерь и обнаружив, что младшего бога там нет, отправились его искать. Они как раз попали на сцену гнева бога и позорного бегства царя зверей. Это произвело на Диагала огромное впечатление. С рогатиной в руках он вышел бы, чтобы сразиться с медведем, но победить было бы тяжело. Вождю уже приходилось бороться с медведем, но такого большого даже ему не завалить. А бог пошел против свирепого животного голыми руками, и оно побоялось схватиться с ним. Похоже, они и вправду встретили богов.


Глава седьмая. Битва в лесу.

Римляне были уже близко. Отряд Диагала выполнил все распоряжения бога. Воинов у римлян было много, но они не знали, что им приготовили посланцы небес. Варваров укрывшихся в лесу было не видно и не слышно. Они были охотниками, так что умели караулить дичь. Пока шли все приготовления воины долго обсуждали победу бога Сергея над свирепым медведем. За час история обросла подробностями, так что уже получалось, что младший голыми руками разорвал хищнику пасть и обмылся его кровью, чтобы забрать его силу для битвы. Да и купаться Сергей пришел только для того чтобы медведя на приманку выманить. Младший не знал, что про него говорят, но чувствовал всеобщее уважение и даже какой-то трепет. Он был даже больше того, когда они из водопада вылетели. Как будто люди у них часто летают. А вот медведь невидаль, какая.

Сашка Серегу в бой не пустил, да тот и не просился. Устроился на толстом суку, чтобы получше разглядеть то, что произойдет. Сражения то он любил, только по телевизору, да в компьютере, когда это не по-настоящему и безопасно. А тут через все проходил реализм. Каждый воин чувствовал, что сегодня может наступить его конец. Варвары не боялись смерти, считая, что после кончины они переродятся и обретут новую жизнь, еще более счастливую, чем прежде. Для этого и нужно всего только пару десятков голов срубить. Вот парни и старались. Но атмосфера складывалась натянутая. В воздухе уже витала смерть. Все это чувствовали, но не понимали, что она пришла за ними. Сашка наоборот, изнывал в предчувствие грядущей заварушки. Оказывается, по натуре он был настоящий авантюрист, да еще кровожадный к тому же. Другой бы на его месте подумал: а ведь из-за меня сейчас люди погибнут. А он не думал. Для него главное было занять свое место, чтобы никто не мог помыкать им. Он не был злым человеком. Всегда помогал людям, если это было в его силах. А за друзей вообще разорвать готов. Сильный человек должен помогать слабому. Но если сильному нужно уничтожить слабого, чтобы существовать самому, то он без колебаний это сделает. Сергей ужаснулся, понимая это. Воины Диагала внимательно следили за каждым движением старшего бога. От него к ним передалась уверенность в победе и азарт от предстоящей битвы. Они хотели битвы и радовались ее началу. Исход любого сражения зависит от боевого духа солдат. Александр победил задолго до того, как первый легионер вошел в лес. Он победил тогда, когда смог передать страсть воинам. Они не сомневались в том, что они непобедимыми!

Александр посмотрел на швейцарские часы. Они были сделаны идеально. Три циферблата, выполненные в виде звезд. Их лучи расходились в стороны, образуя стрелки. Корпус сделан из золота и украшен резьбой и небольшими бриллиантами. Сашка даже улыбнулся, увидев их. Что-что а часы всегда с ним, в знак напоминания того как дорого время. Он это знал. Разведчики уже давно сообщили, что они в часовом марше от леса, но противник все не появлялся. Александр решил, ждем еще полчаса и уходим. Если враг узнал о засаде, то им конец. Еще кто-то из древних писал "вовремя обнаруженная и окруженная засада, может принести тем, кто ее устроил столько же вреда, сколько они хотели причинить". Но римляне все же пришли. Когорта шла быстрым шагом. Странно, что они так долго добирались до леса. Александру очень понравилась панорама римских войск. Легионеры шли в три ряда, совершенно не прикрываясь щитами. Впереди ехал центурион, на пегом жеребце. В отличие от варваров у него была, какая никакая, но все-таки сбруя. Сашке она очень приглянулась. Отбить имущество о крепкую спину "своего" жеребца ему не хотелось. Старший внимательно рассматривал двигавшихся колонной римлян. В рядах противника не было видно ни одного знака подразделения. Конечно, Сашка не ждал орла легиона, но вымпела когорты не хватало. Варвары ждали сигнала вождя, а тот в свою очередь ждал сигнала старшего бога, но тот почему-то тянул. Римляне плавно промаршировали мимо засевших в засаде даков, даже не подозревая в какой опасности, они сейчас находились. Отряд быстро прошел через лес и устремился дальше к горам. Рахнар и Диагал уже сильно волновались. Не предал ли их бог. Может он решил отдать их своим римлянам? Сергей тоже не понимал что происходит. Неужели Сашка пожалел своих любимых легионеров и решил не нападать, тогда нам обоим худо. Еще пару минут ожидания и богов бы отправили назад на Олимп. Но вдруг внизу на тропе вновь поднялась пыль. Впереди ехал центурион на белой лошади в позолоченных доспехах. На его голове красовался пушистый красный гребень. На нем была белая туника и такой же длинный плащ с широким капюшоном. Грудь защищал бронзовый панцирь, отлитый в форме мускулистого тела. На боку у римлянина висела кавалерийская спата, украшенная золотом и драгоценными камнями. Воин был намного знатнее, чтобы вести в бой одну когорту. Но опасения Сашки не оправдались. Над колонной реял один вымпел, на котором латинскими буквами было выбито: Legio I Italica. На шесте над надписью раскачивалась фигурка дикого кабана. По дороге маршировала одна когорта. В этом уже не было никакого сомнения. Эти воины, в отличие от прежних шли в полной боевой готовности. Ничего, кроме оружия у них с собой не было, но и это при здешнем уровне развития металлургии большая добыча. Шесть сотен комплектов доспехов и оружия, шли по горной дорожке, сомкнув шиты. Если бы кто-то встал на их пути, то эти бравые ребята их бы просто смели. Теперь Александр убедился, что с Римом нужно быть очень осторожным. Он видел великое бедующее. Не то, которое сулила работа в мэрии, а жизнь полная приключений, веселья и славы. Теперь он отчетливо понимал, чего ему так не хватало там, в теплом и уютном кабинете. Остроты жизни!

Когорта быстро углублялась в лес. Ряд за рядом проходили мимо Александра. Рахнар с Диагалом успокоились и ждали, что решит их бог. Теперь они полностью доверяли своему талисману. Если бы они напали на первый отряд, то второй бы перебил их подчистую. Сашка взял лук с несколькими стрелами у одного из воинов. Наконечники были из мягкого железа, не очень эффективно против закованных в латы легионеров. Когда когорта полностью втянулась в лес, Сашка подал сигнал, всадив стрелу в шею ближнего центуриона. Римлянин захрипел и повалился на соседнего легионера. Сразу же последовал первый залп. Стрелы и дротики, со всех сторон ударили по марширующей колонне. Если бы оружие у даков было более качественным, то эффект был бы куда значительнее, но и этого хватило чтобы когорта запаниковала. Люди не понимали, что произошло, как голова колонны уже была отрезана от хвоста поваленными поперек деревьями. Многих легионеров пригвоздило к земле вековыми стволами. Как и предсказывал Александр римляне начали смыкать и без того плотные ряды, выстраиваясь в подобие черепахи. Сашка пускал стрелу за стрелой, выбирая открывшиеся цели. Пара стрел отскочило от пластинчатого доспеха. Некоторые разлетались в щепки. Вот какое качество римского вооружения. Но все же бог хорошо стрелял из лука. Конечно это не блочный лук фирмы HOYT, но и этот с такой дистанции стрелял отменно. Проблема была не в силе лука, а качестве стрелы.

Когда римляне полностью сомкнули строй, Сашка дал команду валить все остальные деревья. Застучали топоры, заканчивая валку леса, но римляне опомнились и разделились. Каждая сторона змеи направилась в свою сторону. Вытянутая черепаха разомкнулась и быстрым шагом устремилась к засевшим с обеих сторон Дакам. Если бы враг вырвался с дорожки, то воинам Диагала их было бы уже не удержать. Но Даки успели. Деревья затрещали и повалились на ряды римлян. Правда, все опять пошло не так как задумывалось. Если бы когорта сидела на дороге, не двигаясь с места, то большинство деревьев ее даже не задели, но они подошли слишком близко к лесу, так что наступавшие центурии распались в прах, под напором векового леса. Большинство деревьев зацепились друг за друга, повиснув над полем боя. Так нижняя часть повалилась на ряды неприятеля, а верхняя, так и осталась висеть в воздухе. Завалы образовались, но не такие сильные, как предполагал Александр. Даже ребенок мог без труда пролезть через этот лесоповал. Поджигать врага теперь было бесполезно. Воины Диагала уже напали на голову и хвост когорты, а основная масса войск противника была сбита в беспорядочную деморализованную от потерь кучу. Теперь, если дать противнику собраться, придерживаясь прежнего плана, он может вырваться из ловушки. Тогда Сашка, неожиданно для себя запрыгнул на ствол дерева и побежал по нему прямо в гущу римлян. Даки увидели, что делает бог и тоже бросились за ним на римлян. Этим и отличалось войско варваров от цивилизованного противника. Они делали то, что хотели, каждого интересовала только личная слава и богатства. Им не нужно было отдавать приказ. Воина смысл их жизни.

Сашка с большим овальным щитом и римским гладием спрыгнул со ствола, прямо на голову легионеров. Старший был огромным малым. Под два метра ростом и накачан как бык. Те на кого он спрыгнул, разлетелись в разные стороны как щепки. Сашка воткнул меч в ближайшего противника, стоящего к нему спиной. Это был первый человек кого он убил вот так...Но далеко не последний.И снова как в том поединке он замешкался. Ну не мог он так убивать людей. Тумблер внутри ни как не мог переключится. Римлянин подскочил к нему и рубанул под щит. Нога Орлова предательски подогнулась. Гладий задел сухожилия, но вошел не глубоко. Громила дак подскочил сбоку и сбил легионера с ног и сразу схватил пиллум в живот. Кровь брызнула Сашке в лицо и что-то внутри "треснуло". Он испугался, очень. Сейчас его просто могут убить и никаких великих свершений не будет. Ни славы, ни насыщенной приключениями жизни. Смерть. Сашка вскочил с колен, пихнул щитом римлянина. Потом рубанул по голове другого, что бился с варваром. Хоть на голове у римлянина и был крепкий шлем, но такого удара он не выдержал. Клинок разрубил голову легионера вместе со шлемом. Сашка был напряжен. Он рубил и колол врагов. Он был в беспамятстве, крушил все в подряд, не понимая что делает. "Его" воинство уже впало в праведное безумие. Теперь им было все равно с кем сражаться, лишь бы убивать. Бойня закипела страшная. Сбившихся в кучу римлян теснили со всех сторон. Кололи в спину, кидали на головы булыжники. В рядах врага началась настоящая паника. Бык, знак легиона в котором они служили, уже валялся на земле. Кто-то хотел его поднять, но дротик пригвоздил к земле храброго легионера. Сашка расталкивал римлян огромным щитом, из-за которого торчала одна рука с клинком. Сергей смотрел за битвой, не принимая в ней никакого участия. У него даже оружия не было. Видно варвары решили, что Сергей голыми руками может раскидать всех римлян. Младший думал что после того что он увидел за последний день, его уже ничто не испугает, но он ошибался. Картина битвы его потрясла. Все кричали, стонали, метались по узкой дорожке. В канаве валялись кучи изрубленных трупов. Кровь пропитала почву, да и сами сражающиеся были в своей и чужой крови. Кое-где уже растекались внутренности, еще живых людей, которые дергались в предсмертной агонии. В воздухе запахло расчлененными телами. Это не тот запах, когда убивают из огнестрельного оружия. Там пахнет серой и еще чем-то странным, а здесь пахнет теплой человеческой плотью. Сергей еле удержался, от того чтобы не свалиться с дерева. Вдруг он встретился взглядом с легионером. У него были испуганные голубые глаза. Зрачки расширились, а глаза выкатились из орбит. Ему было не больше чем Сергею, и он очень был похож на него. Как будто в свои глаза заглянул после смерти. Он тоже хотел жить. А теперь его голова лежит одиноко, у поваленного дерева и нет до нее никому никакого дела. Сергей не выдержал. Он спрыгнул с дерева. Его начало рвать. Дышать было тяжело. Он просто задыхался от запаха смерти. Было слышно, что бой стихал. Варвары вырезали попавших в засаду легионеров. Теперь их уже ничто не спасет.

Сашка же разобравшись, с каким-то юнцом, похожим на Серегу, медленно начала выходить из боя. Его присутствие в этой бойне уже не имело никого смысла. Ему было жаль тех людей, которых он убил, но такова цена, которую он должен заплатить за свои мечты. И не стоит строить иллюзии, римляне поступили в точности так же, просто Сергей был из другого мира и потому этого не понимал. Александр отошел в сторонку и осмотрел поле поя. Он победил! Он привел этих тупых варваров к победе, как Александр Македонский, Юлий Цезарь. Вот оно, чего ему не хватало! Сашка еще раз окинул взглядом кучи истерзанных тел. К горлу подкатила тошнота. Старший покачнулся, но удержался, зацепившись за поваленное дерево, нога снова заныла. Такую бойню он видел впервые. Там в гуще, в боевом угаре, он крушил все в подряд. Адреналин, ярость, страх, все это переплелось в убийственный коктейль. Убей или убьют тебя. Убей! Стучало в висках.Ему повезло, сила и скорость позволили ему выжить в этой бойне, но чтобы и дальше побеждать нужно взять себя в руки. Научиться контролировать свои чувства и управлять полученными умениями. Иначе смерть. К Сашке подошел довольный Рахнар. За ним шел десяток его воинов. Они тащили на поводке того центуриона, который ехал впереди когорты. Если бы сейчас старшего вырвало на глазах свирепых варваров, то он навсегда бы потерял свой авторитет. Сашка сдержал порыв, сглотнув горечь. Рахнар поставил на колени центуриона перед старшим. А потом, широко улыбаясь, сказал, что это подарок великому богу. Его доспехи и он сам твой. Тебе это очень нужно! Офицер был испуган. Он знал, как варвары поступают с пленными, и видел, как вокруг добивают его людей. Сашка посмотрел в глаза воина, а потом на себя. По сравнению с поверженным врагом он выглядел как Московский бомж. На нем была грязная белая рубашка. Правда, от белого в ней ничего не осталось. Брюки в большую клетку и модные итальянские ботики. Костюм на нем был прямиком из Англии. Так что в России он выглядел бы как модный франт, а здесь как бомж из другого измерения. Сашка решил, что Рахнар сделал ему хороший подарок. Имущество у центуриона было отменное. Один из дружинников сотника привел белую лошадь, на которой ехал римлянин. Рахнар лукаво улыбнулся и тоже предложил ее в дар богу. Парень явно набивался в друзья. Сашка хлопнул сотника по плечу, а потом обнял крепкой мужской хваткой. Варвар явно был рад. Теперь они друзья. Наконец очередь дошла и до пленного. Он уже стоял на коленях ни живой ни мертвый. Сашка повернулся к римлянину и заговорил на его языке.

- Кто ты, центурион?

Римлянин изумился. Варвары в те времена редко знали латынь, а у этого было идеальное произношение.

- Я Гней Корний Грак примпил первой когорты легиона Legio I Italica. Меня послал наместник Нижней Мезии найти дочь Марка Ульпия Траяна, - Почти задыхаясь, выдал центурион.

Сашка внимательно посмотрел на пленного, как бы разбираясь, что это за человек. Боится, а все равно пыжится. Считает себя настоящим солдатом. Сразу видно, хоть и знатный человек, но служит исправно. А то, что проиграл, так что он мог сделать. Это его разведка засаду не обнаружила. Видно уже не надеялся нагнать варваров. Или не ожидал, что враг нападет.

- Гней, сколько с вами было легионеров?

Центурион немного помедлил соображая, можно ли ответить на этот вопрос. Рахнар уже хотел выбить ответ из пленного, но тот вовремя спохватился.

- Со мной была одна когорта. И вы ее разбили. Могу я знать, кто меня победил?

Сашка улыбнулся. Пора делать себе имя.

- Я сын бога Юпитера, меня зовут Александр!

Все сразу замолчали. Сашка впервые произнес свое имя. Да еще такое. Варвары поняли, что перед ними полубог, римского или греческого происхождения и немного насторожились.

- Если ты сын Юпитера, почему ты сражаешься против нас? - изумился центурион.

- Я сражаюсь ради славы и власти. Сегодня Рим самая сильная держава. Только сражаясь с великими воинами можно получить и славу и власть. Если найдется враг сильнее, я пойду побеждать их.

Центурион понимающе кивнул головой. Он и сам молился Марсу. Слава и богатства были ему не чужды. Может и правда это полубог, как Геркулес, где же еще ему совершить свои подвиги. Это и объясняет поражение Гнея. Он был опытным солдатом. Зря он надел парадный доспех. Думал, что спасает дочь Траяна, а теперь попал в такое глупое положение. Центурион обреченно вздохнул. Сашка смотрел на этого человека, и ему стало его, по-настоящему, жаль. Как и раньше он мог помочь ему, при этом ничего не теряя. Даже приобретая: известность и славу!

- Гней Корний Грак вы должны оставить все свое имущество, взять тунику и меч погибшего легионера, забрать вымпел когорты и идти домой. Я тебя отпускаю. Ты свободен!

Центурион изумленно уставился на варвара. Он только что победил, а теперь являет милость. Нужно обладать божественным нравом, чтобы пойти на такое. Для варваров это не свойственно. Похоже он и, правда, полубог, сын Юпитера. Сашка же довольный, смотрел на растроганного парня. Но все это нужно было, как можно скорее заканчивать. К Сашке шел довольный Диагал, который по правде и являлся предводителем банды варваров. А бог здесь был на птичьих правах.

- Почему ты так великодушен ко мне. Вымпел когорты и моя жизнь по праву принадлежат тебе. Ты победил.

- Твоя жизнь мне не нужна. Оставь ее себе. А вымпел когорты это твоя честь. Воин без чести плохой воин. Иди домой и расскажи обо мне. Это все что я от тебя хочу.

- Спасибо тебе, сын Юпитера, великий герой Александр. Я обязательно расскажу о тебе и не только то, что ты великий воин, но и великодушный герой.

Сашка улыбнулся и подал руку пленному, помогая ему подняться. Центурион принял руку. Он неслабо растрогался от такого обращения. Он ждал смерти, а тут такое благо. И честь, и жизнь сохранят. Рахнар, который внимательно наблюдай за допросом, отметил большое великодушие в полубоге. Люди, которые будут ему молиться, когда он станет богом, обретут настоящую благодать.

Диагал хоть и был весел, но увидев римского центуриона, милости не изъявил. Хотел его зарубить, но Рахнар не дал. Преградил путь вождю. Он хоть латынь не понимал, но то, что бог даровал римлянину жизнь, разобрал. И мягко, так, чтобы не травмировать сообщил это Диагалу. Тот в свою очередь настаивать не стал. Авторитет бога сильно возрос. Воины вокруг ликовали, славя богов, правда не забывая и Диагала. Если бог решил даровать жизнь, значит так нужно. Диагал с богами общий язык давно потерял, так пусть сами боги скажут свое слово. Но то, что римлянин, оставив свою одежду и снаряжение, ухватил знак отряда, Диагала разозлило. Он проиграл, значит, знак теперь не его. Вождь хотел помешать центуриону, но Сашка заметил это, и перехватил Диагала. Он его уже не боялся. Теперь им Сашку бояться надо. Проклянет и хана всему народу. Сашка сказал вождю, пусть римлянин идет. Это плата за удачу. Помнишь, я сказал, что дарую тебе победу? Ну вот, за нее мне тоже нужно платить. Сашка выговаривал слова, как мог, набор слов получался не очень. Но Диагал часто общался с иностранцами, так что бога понял. Отступил на пару шагов, а потом как заорет, да так что Сашка даже подпрыгнул от неожиданности. Сотни голосов ответили ему такими же воплями. Отряд Диагала ликовал. Они взяли большую добычу, потеряв всего пару десятков человек. У легионеров оказалось немало всякого барахла: золотые и серебряные перстни, римские деньги (носились в кожаных мешочках на боку), а самое главное пятьсот тридцать три комплекта римского оружия.

Сашка забрался в ближайшие кусты, примиряя одежду и доспех старшего центуриона. Одежда не подошла. Уж слишком большой был старший. Доспех тоже был больше похож на топик. Под панцирем у римлянина было совершенно пусто. Тот центурион был тощий как курица, а в доспехах казался настоящим Гераклом. Без туники он смотрелся не так величественно, но все же не плохо. Снизу панцирь имел подол в виде кожаных лент, окованных бронзой, так что бедра были прикрыты, соответственно и задница тоже. Кроме того из прошлого гардероба, Сашка оставил трусы-шортики, чтобы снизу не поддувало. Да и не привык старший в юбке ходить. Чай не шотландец. С итальянскими ботинками тоже пришлось расстаться. Он подарил их Рахнару, в знак дружбы. Тот сильно обрадовался, скороходам сапогам. Больше всего Сашка был рад новому оружию. От римлянина к нему по наследству перешел кавалерийский длинный меч спата. Это уже было оружие посерьезней. Уж больно мал гладий в руке такого богатыря как Сашка. Щит и все прочее ему тоже понравились. Ему даже перстень всадника достался. Это вроде средневекового дворянства в Риме. Массивный такой золотой перстень. Про младшего брата тоже не забыл. Заткнул нос тряпкой и пошел искать, какого-нибудь мертвого центуриона. Искал долго, в этой груде наваленных тел. Ребята Диагала уже раздевали римлян, собирая их имущество. Наконец Сашке удалось найти подходящие шмотки. Хоть и ни его парадные, но очень добротно сделаны. Владельца, по-видимому, не раз спасали, а вот тут от срубленной головы не спасли. Серегу Сашка искал еще дольше, чем мертвого центуриона. Тот спрятался под куст и там тихо плакал. Старший бросил шмотки и спустился к брату. Он ничего не спрашивал у Сереги, просто крепко обнял его и прижал к себе. Не все, такие как Сашка и он это хорошо понимал.


Глава восьмая. На мосту.

Два бога не спеша ехали по горной дороге. Это уже была полноценная дорога, выбитая в скале. Справа виднелась глубоченная пропасть. Дорога теперь была только одна: вверх в гору в варварское государство. Серега ехал на Сашкиной белой кобыле, которую он прихватил у центуриона, а сам старший забрался на коричневого жеребца, тоже отбитого у римлян. Пришлось поделиться с братом, так как тот ездить совершенно не умел, а эта лошадка отличалась покладистым нравом, а главное имела хорошую сбрую. Вокруг было целое вавилонское столпотворение. Повозки везли горы добра, рабы тащили на себе имущество варваров, а сами варвары весело шагали, напевая песенки, и прямо на ходу пили медовуху. Боеготовность этой толпы резко упала. Эту особенность местного народа обязательно нужно учесть. Победили, значит тут же нужно нажраться. Переводчицы сидели на повозке, запряженной парой быков. Туда их посадил Сашка, позаботившись о своих подругах. Раз спас однажды, так не бросать же их на произвол судьбы. Сашка вообще никого не бросал, а складывал всех в коробочку, и время от времени доставал, чтобы протереть пыль. Девчонки были очень рады, что попали в эту коробочку. Он для них и пищу раздобыл нормальную и ноги в кровь разбивать не заставил. В общем, Александр для них был ближе, чем мать, которая их родила. Приятно когда ты кому-то нужен, от такого даже душа размякает.

Рахнар постоянно был поблизости. Его люди сгруппировались вокруг богов, защищая их от всякого сброда. Пожалуй, их положение и вправду укрепилось. Если раньше их хотели убить, то теперь они были народными героями. А сам Рахнар верноподданным и преданным другом. Сергей тяжело отходил от битвы. Если бы не брат, то так бы и остался сидеть в кустах, пока с голода не помер. Но Сашка его откачал, напоил, как следует, поговорил с ним о жизни, на повозку уложил, да еще одеяльцем как ребенка прикрыл, а наши девчонки за ним присматривали. Как не крути, хоть Сашка и мог быть гадом, но братом был хорошим. О таком можно только мечтать.

Сергей облачился в то, что ему дал старший. Одежда была не новая и пропитана потом, но зато крепкая и без дыр. Когда младший надел доспех, то так и офигел - какой он тяжелый. На панцире были несколько зарубок от прежних сражений, но железка все же хорошая. После облачения Сергей сразу же почувствовал себя уверенней. И меч, который ему Сашка подарил, тоже ему понравился. От него тепло исходило. Именно им старший в битве римлян рубил. Сергей сначала не хотел его брать, уж больно он кровавый, но потом подумал, что сталь уже крови напилась, так что больше не попросит и взял меч. Сразу как взял, почувствовал себя воином. Захотелось его в дело пустить. Срубить пару голов варваров и устроить пир на их телах. Правда говорят, что оружие само подстрекает к войне, ну еще выпитое спиртное.

Сашка ехал очень веселый. Медовуха в голове уже выветрилась. Да и не опьянел он совсем. После русской водки и коньяка эта сивуха ему водой показалась. А вот местные от нее совсем голову потеряли. Пара человек буквально. Взяли и сиганули в пропасть. Вроде на спор. Кто-то проспорил, только не подумал, как выигрыш получать будет. А нет, оказывается подумал. Здешний народец хитрый. Договорились, что проигравший деньги в храм принесет, а тот который сиганул, их оттуда заберет. Сашке этот безбашенный народ определенно нравился. Очень, кстати, похожи на русских. Интересные экземпляры. Только из таких старший великую империю строить не стал бы и в Римскую их пускать нельзя, а то развалят. А вот для войны они подходят идеально. Смерти не бояться, для них с горы прыгнуть, как сивухи хлебнуть. И крепкие все. Конечно не все здоровые как Рахнар и Диагал, но даже если не высокие, то широкие, как ворота. Кулак как кирпич. Как будто они тут с детства в качалку ходят и гормонами колются. Надеюсь у них женщины не такие мощные, а то я маленьких, худеньких люблю. Если что придется за женщинами в поход ходить.

Сашка сначала ехал рядом с братом, но в таком положение, ему было слишком далеко до девчонок. Он немного отстал и заехал к повозке с другого бока. Теперь парни ехали по обе стороны от повозки, потому говорить и слышать могли оба. Девочки увидели маневр богов и сразу же, как по команде растянули лица в милых приветливых улыбочках. Старший начал допрос первым.

- Для начала я бы хотел представиться. Я сын великого бога Юпитера, Александр, а это мой младший брат Сергей. Мы полубоги. Звезд с неба достать не сможем, но некоторыми божественными способностями обладаем.

Девушки, прямо не слезая с повозки, поклонились детям богов.

- Я Астра, а это моя младшая сестра Изида. Мы из племени фракийцев. Нас очень давно обратили в рабов. У последней госпожи мы жили в достатке. Я была ее личной служанкой, - девушка гордо подняла подбородок.

Серега про себя усмехнулся, рабыня, а еще этим хвастается. Странные люди.

- Расскажи, кто твоя госпожа? - поинтересовался Сергей.

Сашка перевел то, что спросил брат и еще добавил: что это за место, где мы находимся? Девушка обрадовалась, что с ней продолжают беседу. Если разговаривают, значит полезна.

- Мою госпожу звали Корнелия Ульпия. Очень хорошая девушка, хоть и немного взбалмошная. А так добрая, и никогда не наказывала. Мы сейчас где-то выше Верхней Мезии. Я не знаю, как называются эти горы.

Сашка мысленно прикинул, где находилась такая провинция в Римской Империи. Точно, это балканский полуостров. А это значит Карпаты. А за ними еще не завоеванная Дакия. Странно, эти варвары не очень похожи на Даков. Историки писали, что у этого народа уже было государство, собственная цивилизация, а эти ну уж очень похожи на варваров. Хотя мечи у них идеально подходят под описание дакийских и говорят на доисторическом албанском.

- А кто сейчас правит в Риме?

- Император Нерва. Бог Александр, а вы все так прекрасны? - осмелилась на вопрос девушка.

Сашка довольно задрал подбородок. Вон как загордился гад, подумал Серега, а с чего гордиться, младший не понимал. Он вообще получал, только то, что переводил ему Сашка.

- Нет, не все. Мы самые красивые!

Сашка отвлекся от милых девчонок и начал напрягать память, выуживая оттуда информацию по императору Нерве. Ее было немного, но все же он помнил, что этот император правил до Траяна, который и завоевал Дакию. Значит, они попали на сторону проигравших, перед будущей войной. Сашке такой расклад не нравился. Ну, ничего, у них есть еще время. Так что как-нибудь выкрутимся. Может к этому времени, и домой вернемся.

- Бог Александр, мы с сестрой постараемся быть для вас полезны. Если вам что-то нужно, то только скажите и мы все сделаем. Если нужно я принесу вам себя в жертву, - девушка умоляюще посмотрела на Александра, потом на Сергея.

Младший ничего не понимал из ее бормотания, но ее взгляд заставил его по-настоящему пожалеть, что он не говорит на латыни. Сашку же слова девушки развеселили. Он вспомнил, как за Серегой гонялся медведь и припомнил, что там были две рабыни и она в том числе. Но тогда младшему так ничего и не перепало.

- Серег, слышишь, Астра говорит, что сделает все, чтобы тебе было приятно. И медведя позовет, чтобы совсем заполнить твою развращенную эротическую фантазию.

Серега нехило покраснел. Оказывается, Сашка понял, зачем младший к речке ходил, только тогда вида не подал. Еще и про медведя не забыл.

Александр наклонился поближе к Астре и ласково погладил ее по голове. Девушка вздрогнула и так испуганно посмотрела на Сашку, что он сразу убрал руку.

- Бог Александр, вы не посчитайте меня не благодарной. Прошу, не сердитесь на меня. Я просто не привыкла, когда со мной так хорошо обращаются. Мне очень нравится, когда вы ко мне прикасаетесь, - девушка опустила глаза, решив, что сказала лишнего.

- Ну, вот и хорошо. Я на тебя ни сколько не сержусь. Только я не бог. Я сын бога, а чтобы мне снова попасть к отцу, я должен достичь величия.

- Как великий воин?

- Как великий правитель, ну и воин тоже.

- Народ был бы счастлив, если бы им правил настоящий бог. Римские императоры тоже называют себя богами, но они ложные боги, и не правильные.

- Не знал, что рабыня может рассуждать о политике? Тебя кто-нибудь учил? Может философ, или еще кто?

Девочка обрадовалась, что ее спросили об этом.

- Я училась у ученика Луция Аннея Сенеки, его звали Секстий. Очень умный и славный муж. Побольше бы таких в вечном городе.

- Я слышал о Сенеки. Говорят, достойный был человек. Жаль, что ему пришлось убить себя. У Рима было слишком много императоров подобных животным.

- Вы правы господин.

- Я оценю твои таланты по заслугам. Если покажешь себя достойно, то тебя ждет светлое будущее.

Астра радостно захлопала ресницами. Впервые кто-то был рад тому, что она образованна и хотел наградить ее за это. Девушка то постарается выполнить волю бога.

Серега начинал скучать, когда закончилась информация, которой должен обладать младший, Сашка перестал переводить. Наконец старший перешел от пустой болтовни к настоящему делу. Он начал расспрашивать девушку о языке варваров. Она охотно объясняла. Как оказалась она была не плохой учительницей. Могла все наглядно объяснить и показать. Сашке только оставалось пережевывать все это младшему брату. Он то, латынь не понимал. Так они ехали до самого вечера. Девушка уже совсем освоилась с богами. Весело смеялась, шутила и из кожи вон лезла, стараясь как можно лучше объяснить богам, как говорить на языке варваров. Рахнар который так и ехал рядом, хвалил учеников, которые так просто овладевали языком. Сереге было посложнее. Слов он вообще не знал, но у него были врожденные способности к языкам, а вот Сашка все постигал головой, хотя и имел некоторый багаж знаний. К концу дня старший уже разобрал грамматическую конструкцию предложений и знал немало слов. Серега тоже уже кое-что понимал, но сказать мог только простейшие фразы.

Компания ехала весело, хоть и не все понимали друг друга. Даже Серега развеселился, а уж младшая, Изида, даже пританцовывать начала, и так она это весело делала, что ребята просто умилялись милому ребенку. Веселье прервал всадник, он что-то кричал, но был так взволнован, что Сашка не мог разобрать его слов. Тогда Рахнар подъехал ближе. Он был немного насторожен. Вот уже впереди показался Диагал, который ехал посоветоваться со своим нагрудным талисманом. Первым заговорил Рахнар, который решил, предупредит Александра, прежде чем прибудет Диагал.

- Римский отряд перекрыл мост. Говорит довольно большой.

К богам подъехал Диагал. Тот как всегда был сама невозмутимость. Он быстро что-то сказал переводчице. До Сашки дошла только часть фразы. Сергей же разобрал всего пару слов.

- Там впереди мост, а за ним отряд римской конницы. У них много лучников, если пойдем напрямик, то многих убьют. Это наемные конные лучники, так что нельзя их в лоб атаковать. Они нас поубивают и рассеются. Дети богов знают, как обойти римлян?

Астра перевела слова вождя. Она вновь выглядела испуганной. Как эта девочка быстро пугалась и совсем не умела скрывать свои чувства. А вот от слов вождя, Сашке стало смешно. Не знаем ли мы как обойти римлян на горной дороге, где с одной стороны скала, а с другой пропасть? Интересно парень мыслит. Он, наверное, думает, что мы летать умеем. Предположим, Сашка бы смог собрать планер и спустить десяток воинов вниз, только нам туда не надо. Дакия там, за горами. А это последний участок, где римляне могут нас перехватить. Здесь сходились две дороги идущие из долины, больше римлянам пройти негде. Так что пусть эти конники рассеяться, нам до них нет никакого дела.

- От стрел мы закроемся римскими щитами. Сомкнем ряды сплошной стеной, а между первым и вторым поставим лучников. Враг делает залп, мы сидим за стеной. Стрелы упали, мы открываем огонь. Так и приближаемся, пока в упор не подойдем, или пока враг не рассеется.

Девушка быстро перевела слова Александра. Рахнар и Диагал напрягли мозги, пытаясь осмыслить план полубога. Точнее план то им показался простым и понятным, только вот как его выполнить. Как строить стену из щитов его воины не знали, да к тому же были изрядно пьяны. Серега заметил, что вожди колеблются. Не знают, как применить план старшего в действие. Тогда Серега предложил проехать вперед и посмотреть, что еще можно сделать. Так и поступили. Всадники с небольшим отрядом сопровождения умчались вперед. До моста доезжать не стали. Не дай бог на противника налететь. Все спешились и почти ползком направились к мосту, держась скалы. Выглянув из-за большого камня, боги увидели небольшую площадку, за ней был каменный мост. Тот был метра четыре в ширину и метров пятнадцать в длину, а под ним обрыв, как Сент-Готар в Альпах. За мостом свободное пространство расширялось. Там уже был небольшой луг, на котором паслись сотни две лошадей. Повсюду горели костры, а на мосту стоял дозор, человек в пять. Того было больше чем достаточно. Смотреть тут нужно было вообще в одну сторону, так что незамеченным не подберешься. А когда услышат, так расстреляют из луков, а потом на конях налетят, с моста многих посбрасывают, так что потери будут большими. Уже довольно сильно стемнело, но никто ничего так придумать не мог. Пока только Сашкин план подходил, чтобы выбраться отсюда, но и в нем не учитывался конный удар. Длинных копий у Даков нет и другого подходящего оружия, чтобы лошадей рубить, тоже не наблюдалось. Все долго разглядывали позиции римлян, но так ничего и не заметили. Серега осмотрел мост, потом другой край скалы и увидел маленькое дерево, растущее между камней. Если перебросить на тот край веревку и зацепиться ей за дерево, можно переправиться на другой край в обход моста. Сашке план понравился, но было в нем одно но, чтобы перебраться на ту сторону, нужно быть офигенным скалолазом. Мало по веревке на ту сторону перелезть, там еще нужно по скале наверх вылезти, а это уже совсем другое дело.

Сергей начал готовиться. Раздобыл какую-то веревку, неизвестно из чего сделанную. Рахнар сказал, что Александра выдержит, а Серегу и подавно. Потом Сергей разделся по пояс и приладил за спиной гладий. Тем временем Сашка кое-как соорудил крюк. Конечно не произведение искусства, но зацепиться хватит. Старший посмотрел на часы, уже было три часа ночи, в это время у человека самый безмятежный сон. Если стража и не будет спать, то дремать наверняка. Сергей был весь на нервах. Таким его Сашка видел, пожалуй, только после сражения в лесу. Парня трясло, но он изо всех сил пытался справиться со страхом. Старший подошел к Сереге. Тот хотел ему, что-то сказать, но не решался. Сашка, как ни в чем не бывало, похлопал брата по плечу и сказал:

- Храбрости, брат, можно научиться. Но есть люди, у которых она в сердце. Ты вызвался идти, хотя не должен был этого делать. Ты преодолел страх. Ты храбрец, брат.

Старший крепко сжал руку Сергея. У младшего даже мурашки по спине пробежали. Страх прошел. Осталась непоколебимая решимость. Он должен это сделать и никаким римлянам его не убить. Сергей обхватил брата и крепко сжал. Они больше не были врагами. Все, что было в прошлом, там и осталось. Это новая жизнь, в которой они должны держаться вместе.

- Знай, я всегда был благодарен тебе. Ты лучший брат на свете, - у Сашки от этих слов чуть слезы не потекли, - Если я умру, передай Насте, что она дурра! Людей надо прощать, особенно если они тебе дороги...

Сашка улыбнулся. Хорошо, что Серега это сказал, так будет проще просить прощенье. Надеюсь, он не забудет свои слова.

- Знаешь, брат, лучше ты скажи ей это сам.

Старший отодвинул брата, вроде как посмотреть на него в последний раз, а потом как двинет своим огромным кулаком в челюсть. Удар был сравним со стенобитной машиной. Голова младшего качнулась, и он как подрубленный свалился в руки Сашке. Теперь нужно было действовать. Время уходило. Враг мог послать подкрепление и тогда отряд мог оказаться зажат между двух огней. Диагал уже распорядился своим людям ждать в засаде. Как только полубог Александр даст сигнал, вся эта орава кинется через мост. Рахнар решил с луком прикрывать полубога. Рахнар сел за камнем, откуда открывался неплохой вид на мост. Сашка был готов. С собой он взял два ножа и кинжал. Больше ничего было не нужно. Если все пройдет успешно, то боя не будет, а если его заметят, то и меч не поможет. Александр поудобней взялся за веревку. Крюк был так себе, так что с первого раза зацепиться за дерево не получилось. Старший попробовал еще, но крюк опять соскочил. На третий раз, когда Сашка помянул всех своих пращуров, глупая железка за что-то зацепилась. "Бог" решил, что обязательно зайдет в церковь, чтобы поставить свечу, но вдруг вспомнил, что ставить их некуда. Церквей нет! Сашка тщательно протер руки. Попробовал веревку на прочность, после чего ухватился за нее руками и ногами и пополз на другую сторону. Веревка прогнулась, но выдержала. Рахнар не соврал, приукрашивая достоинства местных мастеров. В наше время он бы стал хорошим рекламщиком. Сашке даже захотелось приобрести себе такую же. Но над серединой пропасти, такое желание пропало. Веревка начала трещать и проминаться еще ниже. Богатырский вес Александра она держала из последних сил. Сашка полез так быстро, как только мог. Жилы начали лопаться одна за другой. Старший резко просел, да так, что его ноги сорвались. Он повис над пропастью на одних руках. Хорошо хоть хватка у Сашки была, как у бульдога. Если вцепился, то уже не отпустит. Внизу шумела вода. Он опустил глаза, чтобы посмотреть, что внизу, но увидел только пустоту. Где-то далеко, в полной темноте текла горная река, прорубившая себе дорогу в стене каменистых пород. У старшего от высоты аж голова закружилась, а ведь не в первый раз по горам лазает. Вдруг веревка треснула последний раз и порвалась. Сашку понесло вперед. Он крепко ударился о скалу. В голове шумело, мысли путались. Еще немного и он полетит вниз. Вдруг, сквозь боль, Сашка увидел туман. А в тумане свою семью. Свою мать, отца, брата и даже ненавидящую его Настю. И тогда он вспомнил, как крутил руль, чтобы уйти от столкновения. Крик матери, в этот момент он никогда не забудет. Долгое время он просыпался в кошмарах, слыша этот голос страха и отчаяния. Раньше это были плохие воспоминания, а теперь он вспомнил то, что не помнил раньше. В этот момент мать боялась не за себя, а за старшего сына, который был на волоске от смерти. Он вспомнил последние слова матери: береги их, сынок! Сашка вдруг очнулся. Ему стало так легко. Он как будто увидел свою семью. Он не может погибнуть! А если и погибнет, то смерть прекрасна...

Старший посмотрел на луну, вдохнул полную грудь свежего воздуха. Сегодня умрут многие, но только не я! Он как одержимый полез наверх. Почти на одних руках, как человека паук полз по отвесной стене. Веревка совсем порвалась, но она была ему уже не нужна. Цепляясь за мельчайшие щели, бог лез наверх. Он без труда выбрался на ровную поверхность. Лагерь противника спал, но двое караульных по прежнему несли службу на мосту. Еще трое спали рядом, видно решили, что и этого хватит. Ну и зря! Сашка как хищный зверь подкрался к мосту. Не одна палка, не одна травинка не хрустнула под его ногами. Оба постовых стояли к нему спиной, упорно вглядываясь в темноту. Старший, присев направился к ним. В обеих руках были ножи. Убить двоих без звука очень сложно. Но Сашке опять повезло. Его острый глаз заметил какой-то летящий предмет. Он почти интуитивно прыгнул вперед, воткнув одному из стражников нож в горло. Второй клинок угодил под мышку, остановив сердце. Сашкина жертва даже не поняла, что произошло, как уже была мертва. Летящий предмет оказался стрелой пущенной Рахнаром. Она угодила в голову второму стражнику. Тот повалился на камни, разбудив одного из спящих солдат. Часовой приподнялся, чтобы посмотреть что произошло, но сразу же получил клинок в грудь. Через пару секунд все было кончено. Сашка перерезал всех стражников, вытащил белую тряпку и помахал ей в темноту. С той стороны сразу послышался топот. Не сильный, но достаточно громкий чтобы его могли услышать римляне. К счастью никто не услышал. Толпа без криков пробежала мимо Александра и бросилась к палаткам. Даки накинулись на спящих наемников. Многие погибли, так и не проснувшись. Бой был не долгим, никто не ушел. Сашка посмотрел на свои руки. Они по локоть были в крови. Он сам, не понимая зачем, обтер лицо руками и снова как там над обрывом, уставился в небо. Какая здесь красивая луна...

Сашка сходил за Серегой. Брат еще был в отключке. Старший бил наверняка. Так чтобы не убить, но и не проснулся раньше времени. Не нужно ему собой рисковать, пусть подрастет, жизнь посмотрит, тогда и делает что хочет. Он еще навоюется.

Расправившись с наемниками, отряд Диагала быстро собрался и направился на Север. Впереди была Дакия. Природа облачалась в осенний наряд. Листва начала опадать. Старая жизнь умирала, давая дорогу новой. Так же и беззаботная жизнь семейства Орловых закончилась и началась новая. Но к чему она приведет?


Глава седьмая.
Сентябрь 97 г. н.э. Верхняя Мезия

Центурион шестой когорты Деций Фукс не стал преследовать варваров, разграбивших виллу Траяна. Он спас его дочь и этого будет вполне достаточно, чтобы уберечь центуриона он гнева консула. К тому же наместник Нижней Мезии послал когорту на перехват варваров. Во главе отряда стоит сам центурион примпил первой когорты. Так что и без его скромной персоны справятся, а Децию нужно охранять госпожу и ее подругу. С Корнелией прибыла девушка божественной красоты, правда одета как чистая варварка. Ну, какая же женщина может одеть штаны? Она не говорила на латыни и это всех очень огорчало. Она приехала из далекой Восточной страны. В своих краях она принцесса. Оно и видно. Такой дар не мог родиться в семье плебея. Хотя теперь и плебеи могут стать императором. Каждый центурион хотел поговорить с ней, но она только мило качала головкой, и ласково смеялась. Не так как смеются римские матроны. Их смех притворен, а у этой девушки чистый, красивый, идущий от самого сердца. Не понимая, что она говорит, ты все рано рад быть с ней рядом. А ее речь! Она такая странная. Дециий никогда такой не слышал. Она показалась ему самой красивой, похожей на настоящую песню. Хотя даже если бы она хрюкала, центурион все равно был бы в восторге. Мужчины влюбляются глазами, а уж потом подтягиваются все остальные органы. Девушек поместили в одной палатке, так как остальные не подходили для особ их ранга. Они, похоже, были рады этому. По крайней мере, Корнелия точно. А вот что чувствует восточная принцесса сказать сложно. Она держит все в себе и при этом открывает то, что может открыть. Наверное, это политика. Ей нужно что-то скрывать ради своей страны, и она это делает. Так бы поступил каждый. Очень интересным было то, как она ест. Было сразу видно, что она не привыкла принимать пищу на кушетках. Она сразу села и знаками попросила подать воды. В Риме умывались два раза в день: утром и вечером. А там от, куда она пришла, гораздо чаще. Пищу принимала очень осторожно, по-видимому, выбирая что-то знакомое. Центурион был бы рад ей угодить, достав любое блюдо, но не знал что, а спросить не мог. Девушка ела очень медленно, почти изящно, хотя столовые приборы, показались ей неудобными. Она очень долго подбирала подходящее положение, чтобы начать есть. Другой бы давно отбросил их в сторону и принялся, есть руками, но она этого не сделала. Попробовала всего и как персидская кошечка, погладив себя по животику, откинулась на спинку. На следующий день, в семь утра, когда Деций проводил смотр, из палатки показалась принцесса. На ней как не странно была шелковая мужская туника и кованые сандалии. Девушка помахала рукой центурионам и рысцой побежала вдоль лагеря. Деций приказал двум легионерам следовать за ней, куда бы она ни пошла. В лагере, как ни как много мужчин, а такая девушка может вскружить голову любому одним своим видом. Это Афродита наделяет земных женщин такими прелестями, чтобы они забирали сердца мужчин, для великой богини. Принцесса забрала много сердец.

Деций зашел в палатку госпожи через час, но там была только Корнелия. Она сказала, что принцесса занимается атлетикой и еще не вернулась со своих упражнений. Центурион отправился поискать госпожу. Это оказалось не сложно. Толпа легионеров громко орала, подбадривая кого-то из своей центурии. Когда Деций подъехал поближе, то увидел, что девушка соревнуется с верзилой в подтягивании на большой виселице, на которой вешали сразу десять человек. Туника девушки промокла от пота и прилипла к прекрасному телу госпожи. Длинные черные волосы были сложены в косу. Она с трудом поднимала свой вес, но все же каждый раз достигала перекладины. Тяжеленный же легионер, рывками, как червяк, еле ели добирался до верха. В конце концов, он повисел и упал, прямо туда, куда стекают испражнения с повешенных. Девочка засмеялась, еще раз подтянулась и спрыгнула на песок. Легионеры любили зрелища. Не одна драка не могла пройти без ставок и огромной толпы. Сейчас тоже делали ставки, но в этот раз они скорее собрались поглазеть на прекрасную девушку, нежели на соревнования. Кстати она одна поставила на себя и выиграла немалую сумму, хотя для принцессы это пустяки. Деций хотел разогнать солдат, но увидел, что девушка запросто общается с легионерами. Она даже обняла одного из них и поцеловала в его колючую щеку. Это центуриона очень сильно изумило, и разозлила. Она целует и обнимает легионеров, но так мало внимания уделяет ему. Неужели на востоке принцессам позволяют общаться со всяким отрепьем. Деций уже собрался высечь всех кто собрался поглазеть на представление, но девушка заметила его и так ласково улыбнулась, что центурион растаял. Она подошла к его коню и погладила лошадь между глаз. Животному очень понравилось прикосновение. Жеребец уткнулся мордой в грудь девушки и громко фыркнул. Принцесса рассмеялась и снова погладила жеребца. Она что-то сказала центуриону и побежала к себе в палатку. Бедные легионеры вскочили с травы и, высунув языки, кинулись за ней.

К вечеру прибыл первый консул Римской империи, прокуратор Верхней Германии и Верхней Мезии, командующий объединенной Данубийской армией Марк Ульпий Траян. О нем ходило много слухов, половина из которых были правдой, вторая ложью. Он редко бывал на Балканах. Все его мысли занимало укрепление Германской границы. Те племена были очень многочисленны и свирепы, но Траян всегда побеждал, выводя из любой битвы своих людей живыми. Хорошее качество для полководца. Он всегда шел впереди своих легионов и люди любили его за это. Войска были лично преданы прокуратору. Начнись бы сейчас гражданская война и у него были бы отличные шансы стать Императором Рима. Как не надеялся Деций на благодарность полководца, но тот был не в восторге. Он укорил центуриона, что тот не отправился преследовать врага. Варвары как волки. Если почувствуют слабину, то обязательно придут снова. Их нужно убивать всех до единого. Кроме того Траян был разозлен известием, что пятая когорта Legio I Italica разбита. В живых остался один старший центурион, которого там, и быть не должно. Хорошо хоть вымпел когорты он смог спасти. За это центуриона нужно наградить. А вскоре Траян узнал, что и две вспомогательные аллы разбиты этим отрядом, а ведет варваров сам сын Юпитера, Александр Завоеватель. Кто уж дал ему такое прозвище, теперь никогда не узнать, а чтобы искоренить разговоры о нем, нужно убрать самого человека. Марк не верил, что этот человек полубог. Их не бывает, это греки напридумывали небылиц, а простой дремучий народ верит. Нужно будет разобраться с этим богом. Он нанес оскорбление величию Рима. И он поплатиться за это.

Корнелия была очень рада увидеть своего отца, которого не видела несколько лет. Он почти не изменился. Так и был высоким крепким мужчиной, который может свернуть горы. Корнелия представила отцу юную девушку, которая ее спасла. Траян обнял прекрасную варварку и торжественно поклялся, что будет теперь заботиться о ней как о своей дочери. Только эта клятва выглядела немного странно. Он не заботился о своей дочери. Он ее содержал, выполнял все ее прихоти, но не более. Он занимался государственными делами, которых у него всегда было столько, что на дочь не оставалось времени. Но Корнелия не роптала и не сердилась на отца. Он дал ей хорошее имя, воспитание, обеспечил всем необходимым. Вскоре она выйдет замуж и сама будет должна заботиться о ребенке и муже. Судьба женщин рожать и растить наследников, а мужчин сражаться и приумножать богатства. В Риме для женщин не меньше развлечений, чем для мужчин, только рисковать своей жизнью ради них не нужно. После официального представления и ужина, Корнелия попросила отца поговорить о чем-то важном. Она не все рассказала о своем спасение, и желала поведать всю правду...


Римляне...

Только когда отряд местных вояк отвел девушек в лагерь, Настя немного успокоилась. Она видела, что случилось с Николаем. Он умер из-за нее. Этот волосатый мужик хотел на нее напасть, а Николай вступился и погиб. А теперь еще Серега с Сашкой пропали. Настя пыталась думать, что ребята попали в плен, но это не получалось. Ей мерещились тела братьев изрубленных бандитами. Девушка попыталась объяснить офицеру, что там внизу нужна помощь. Каким-то странным образом он ее понял и отправил свой отряд вниз, к водопаду, Настю же с девочкой, повели наверх под прикрытием нескольких человек. Лагерь представлял собой небольшую прямоугольную крепость, с зубчатыми стенами. Внутри Настя ожидала увидеть множество зданий для солдат, но ошиблась. Там было много бараков, никаких номеров люкс здесь не оказалось. Девушек же провели в центр лагеря. Там стояли большие шатры, расшитые золотыми орлами. Над шатрами возвышались фигурки птиц. Пернатые, похоже, у римлян в почете. Неподалеку строились настоящие дома, как показывали в исторических фильмах. Офицер, который их встретил на тропе, все время о чем-то разговаривал с девочкой, которую спасла Настя. Похоже, она занимала высокое положение среди местных, так как нас сразу провели в большую красную палатку. В ней было очень тепло, только тогда Настя поняла, почему на нее все глазеют. Джинсы и маячка плотно облегающая грудь, смотрятся довольно экзотически в местных реалиях. В шатер вскоре принесли большие ванны с теплой водой. Девочка, которая была с Настей, быстро разделась и опустилась в воду. Она показала на вторую емкость, предлагая Насте искупаться. Теплая вода, это именно то, что нужно. Когда Настя раздевалась, девочка с большим любопытством разглядывала ее тело. Больше всего ее, похоже, заинтересовало отсутствие волос на теле. Сама-то девочка, похоже, никогда не брилась, а созревать начала довольно рано. Девочка постоянно что-то говорила, но что именно для Насти оставалось загадкой. Очень сильно напрягало то, что в шатре был настоящий проходной двор. То сюда, то туда шастали слуги. А два малолетних пацана, вообще пришли и встали у двери, держа в руках полотенца. Настя была девушкой не стеснительной, ей скрывать нечего, но и чтобы ее разглядывали посторонние, тоже не хотелось. Она махнула ладошкой мальчишкам, чтобы они уходил, но парни не поняли, а наоборот подошли и протянули полотенца госпоже. Мальчики сильно возбудились. Уж очень смешно они смотрелись. Это-то же самое, что посадить голодную мышь в комнату, а перед ней сыр в мышеловке, хочется, но нельзя. Как их вымуштровали. Настя завернулась в мягкое полотенце и легла на постель. Белье было не самое лучшее, по крайней мере, с тем, что было у девушки раньше не сравниться. Вскоре пришел офицер, которого Настя видела раньше. Он сказал, что-то девочке. Она, по-видимому, поблагодарила его и офицер ушел. Настя попыталась разузнать у нее, что произошло с братьями. Настя изобразила двух здоровяков, потом показала на себя, а потом вроде как по горлу полоснула. Девочка сначала подумала, что ее спутница хотела сказать, а потом покачала головой. Накинула на себя красное покрывало, запрыгнула на табуретку и сделала грозный вид, подражая Сашке. А потом с табурета спрыгнула и сделала видок попроще, вроде как Серегу показывая. После чего показала пальцами, как они убегают. Надо сказать, что театральные способности у девочки были намного лучше, чем у богини. У Насти сразу камень с души спал. Братья живы и это самое главное. Сейчас она волновалась даже за старшего брата. Его жизнь все же была ей дорога. Как-никак это все что осталось от ее семьи. Настя от усталости села на постель. Она жутко устала от напряжения. Горячая вода расслабила и отмыла тело, но в голове по-прежнему была пустота. Нужно как то выбираться отсюда. Сашка сказал, что они попали в прошлое. Настя видела раньше таких солдат в фильмах про Рим, да и в школе проходили, только толку от этого никакого. После школы знаний ноль, в учебниках пять страниц о девяти веках написано. Из учебников запомнилось, что у римлян рабовладельческое общество. Сначала они были республикой, потом стали империей. Постоянно со всеми воевали, захватили почти весь известный тогда мир, а разрушили империю вроде вандалы в пятом веке. Вот и все. Багаж знаний у отличницы самый небольшой. Да и какой прок от этого. Машину времени Насте все равно не собрать, а как еще можно выбраться отсюда она даже не представляет. Это Сашка никогда не падает духом. Он то, что-нибудь придумает. Может и вправду сможет тот прибор собрать, а я тут. Без братьев мне конец. Может девчонка-римлянка поможет их найти? Корнелия наблюдала за богиней, пытаясь понять, о чем она думает. Тишина дочь прокуратора приводила в уныние. Она подошла к богине и взяла ее за ладошки. Корнелия чувствовала, что девушке страшно, что она хочет вернуться домой. Видно там, среди богов намного лучше, и семья. Хотя боги никогда не отличались крепкими семейными узами. Настя посмотрела в глаза девочке, она единственная в этом мире сопереживала ей, хотя даже не понимала ее языка. Девочка ткнула себя в грудь и сказала: Корнелия. Богиня улыбнулась и ответила: Настя. Девочки дружно засмеялись и обнялись. Было так странно. Они ничего не понимали, но были благодарны друг другу. Одна спасла жизнь, другая не оставила в этом неприветливом мире. Настя не выдержала и заплакала. Ей вдруг стало, так себя жаль. Какая она одинокая. Только Корнелия и больше никого нет рядом. От переживаний закружилась голова. Настя, сама не понимая, как провалилась в глубокий сон. Корнелия так и осталась лежать рядом, не желая беспокоить богиню Анастасию. Точно греческая богиня! Имя от греков пошло.

Настя проснулась уже вечером. Рядом лежало синее шелковое платье. Такие же одно время были в моде в две тысячи пятом. Довольно коротенькие платьишки, с кожаными корсетами. И складки, такие вертикальные вниз. Очень красиво смотреться. Настя примерила, оказалось размер именно ее, хотя имея такую конструкцию, оно подошло бы почти любой девушке. Жаль, зеркала не было. Со старой привычкой придется нелегко. Где тут зеркало достать? Вскоре пришла Корнелия. Она была очень веселой. Сразу подскочила к Насте, взяла ее за руки и принялась скакать, при этом задорно смеясь. У Насти настроение было не для веселья, но Корнелия умела увлечь. От девочки, как электрический ток по проводам, передалось радостное предвкушение чего-то хорошего. Как будто скоро день рожденье и ты поскорее хочешь, чтобы он наступил. Девушки закружились и повалились на постель.

В шатер вошел центурион. Он немного смутился, увидев девушек на постели и уже хотел выйти, когда Корнелия его остановила. Они опять говорили, на незнаком языке. Центурион бросал пылкие взгляды в сторону богини. Их было сложно не заметить. Насте нравилось внимание мужчин, даже если они говорят на другом языке и были старше ее лет на тридцать. Девушка улыбнулась, поймав очередной взгляд центуриона. Он даже смутился. Такой суровый мужчина, а так смущается. Настя то не знала, что центурион считал девушку восточной принцессой, до которой ему никогда не добраться. Да и не правильно Настя прочитала чувства офицера. Это было не смущение, а желание охотника, заполучить дичь. Все же сказывалась разница в менталитете и восемнадцать веков разделявших прошлое от настоящего. Хотя, что теперь прошлое, а что настоящее? Настя поймала себя на мысли что ни того не другого вообще не существует. Ведь одно от другого разделяет время, а как оказалось оно может двигаться и в обратном направление.

Наконец центурион вышел. Дочь Траяна понимала, что ее богиня непременно должна говорить на латыни. Без этого и совета дельного не дашь. Корнелия села напротив Насти. Она показала пальцем на себя, потом на подругу, изобразила, как она читает книгу, выпятила язык и показала на него пальцем. Язык был большим и красным. Настя засмеялась и тоже показала Корнелии язык, но та шутку не оценила. Изобразила рассерженное лицо, хотя самой было смешно, но наставница должна быть строгой, а то никакого учения не получиться. Тогда Настя тоже насупилась, подражая Корнелии. Та показала себе на голову и сказала: голова. Настя не разобрала слово, но повторила за Корнелией. Девушка одобрительно закивала головой и снова повторила слово. Только теперь Настя поняла, что ее хотят учить языку. Так, девочки сидели несколько часов, изучая анатомию человека, пока не пришел солдат. По-видимому, он хотел, чтобы они шли за ним. Теперь Настя знала пять десятков слов. Небольшой багаж знаний, но очень полезный.

Девушек привели во второй шатер, над которым возвышался золотой орел. В нем было шумно. Люди громко говорили и с азартом сталкивали кубки, произнося возвышенные речи. Немного поодаль стояли музыканты, изо всех сил надрывавшие глотки, под заунывное жужжание музыкальных инструментов. У одного была арфа. Настя узнала ее. В наше время арфа очень редкий инструмент, но девушка посещала музыкальную школу для богатеньких детишек, так что раньше видела его и даже как-то играла. Песен Настя знала немного, точнее одну, но она была намного лучше того что изображали горе музыканты. Центурион поприветствовал девушек и предложил лечь на кушетки. Столов, как ни странно не было. Слуги приносили вино, но сама еда на ужине отсутствовала. Нет, Настя не против выпить в хорошей компании, но и кушать ведь тоже хочется. Настя толкнула Корнелию в бок. Та удивилась, но возражений против такого обращения не поступило. Богиня показала пальцем на рот, и изобразила, как обгладывает хорошо прожаренного цыпленка. Корнелия рассмеялась. Настя показала голодного поросенка, которого хозяин посадил на усиленную диету, перед праздником сбора урожая. Деций заметил манипуляции принцессы и приказал принести пищу. В шатер внесли два больших стола накрытых разными яствами. Настя попросила принести воду. Никто кроме нее не стал заниматься дезинфекцией. Центурионы подняли кубки и в разнобой заголосили очередной тост, похоже, восхваляя красоту девушек. Следующий час все много пили и ели. Настя изрядно опьянела. В таком состояние, даже понимать начала, что парни говорят. Была бы она сейчас в клубе, так и стриптиз бы станцевала, но тут что-то останавливало. Чувствовалось, что эти парни не будут просто смотреть и глотать слюни, а сами втянутся в процесс. Центурион Деций был большим любителем музыки и женщин. Пока шел праздник, центурион возбужденно слушал заунывную песню. Но выступлением, похоже, был не доволен. Центурион подошел к музыканту, который играл на арфе и с размаху ударил его в живот. Деций решил, что этот раб играет хуже всех и за это должен понести суровое наказание. Парень согнулся и захрипел. Музыка сразу стихла. Центурион начал пинать раба, что-то приговаривая в полголоса. Никто кроме восточной принцессы не обратил на драку никакого внимания. Точнее это была не драка, а жестокое избиение малолетки. Для доброй девочки из двадцать первого века такое поведение было дико. Настя бросилась вперед, надеясь прикрыть парня, но офицер оттолкнул ее. Хоть она и была принцессой, но вмешиваться в дела мужчин, было не позволено даже ей. Настя не ожидала, что ее оттолкнут, эти люди казались такими вежливыми. Теперь же стало ясно, что если что, и ей достанется. Но стоять в стороне было совсем бесчестно. Не обращая внимания на агрессивного центуриона, Настя прыгнула на парня, прикрыв его собой. Деций сразу перестал махать ногами, но все же один удар достиг девушки. Настя вздрогнула, но не сдвинулась смета. Парень лежал на земле. Его сердце бешено колотилось. Только теперь Настя осознала, зачем она это сделала. Этот мальчик был похож на младшего братика, которого у Насти никогда не было. Сработал инстинкт. Корнелия что-то закричала центуриону, и тот сразу отошел в сторону. Женщина хоть и не имеет власти над мужчиной, но ссориться с консулом тоже не хочется. Настя посмотрела на бешеного офицера. Казалось, что весь его гнев прошел, как сходит утренний морозец где-нибудь под Москвой в декабре, но его спокойствие было показным. Вена на шеи воина быстро пульсировала. Дай ему волю так девушка и раб, жестоко поплатились бы за свою дерзость. Корнелия вопросительно посмотрела на подругу. Она знала, что богиня очень храбрая и милосердная, но вмешиваться было очень глупо. Незачем рисковать своей жизнью ради раба, да еще такого неумелого. Объяснить им из-за чего решила вступиться за парня, Настя не могла. Да и не поймут они. Не такой у цивилизованных людей этого времени менталитет. Все молчали, не понимая, что происходит. Нужно было что-то придумать.

Настя медленно поднялась. Парень так и остался лежать на земле, согнувшись в виде змейки. Центурион отошел на пару шагов, показывая свои доброжелательные намерения. Арфа лежала рядом с избитым рабом, залитая тусклой кровью. Ну и вечеринки у них тут. Корнелия по-прежнему вопросительно смотрела на богиню. Она с удовольствием бы увела подругу в шатер, но та, похоже, хотела что-то объяснить. Только зачем, никакие слова теперь не помогут, тем более на нечеловеческом языке. Только Настя объяснять ничего и не собиралась. Подняла окровавленную арфу, села поудобней и ударила по струнам. Точнее не ударила, а ласково прикоснулась, сама запачкавшись кровью. От инструмента полилась быстрая ритмичная музыка. Это был Испанский танец из оперы Жизнь коротка. Она играла его пару раз, но сравниться с ребятами из консерватории не могла. Хотя и ее тряцканье приводило в восторг. Быстрые, испанские ритмы быстро привлекли внимание честной компании. Бешеный центурион сразу сник. Он изумленно смотрел на принцессу. У девушки был настоящий талант. Такую музыку центурион никогда не слышал. То, что играли в Риме, не отличалось разнообразием, а эта, такая страстная, завораживающая. Если бы Анастасия была не принцессой, а дочерью какого-нибудь купца, то он взял бы ее прямо сейчас, но решил повременить. Такая возможность еще представиться. Пока лилась музыка, все неотрываясь смотрели на девушку. Корнелия, тоже была впечатлена талантом богини. Обязательно нужно попросить ее научить играть на Арфе. Даже глупые рабыни оценили. Музыкант, распластавшийся на полу, влюбленными глазами смотрел на девушку. Он обратился к ней на ломанном русском.

- Я благодарю прекрасную госпожу за свое спасение. Твоя музы как свет с небес. Если я сейчас умру, то буду самым счастливым человеком на свете.

Деций услышав непотребную речь раба, обнажил нож, но Настя снова опередила его. Она вплотную приблизилась к рабу, заглянув в его голубые глаза.

- Ты говоришь по-русски?

Парень удивленно уставился на девушку. Хоть она его и понимала, но вот он ее с трудом.

- Это мой родной язык. Русских я никогда не видел.

- Из какого ты племени, дурак? - девушка схватила парня за грудки, выбивая из него информацию.

- Венедов. Мы живем на побережье Ромейского моря. Ты говоришь на похожем языке, но ты не из наших.

Настя отпустила парня. Она сначала решила, что он тоже пришел из их мира, но оказывается он всего лишь дальний предок Орловых. Правда и это неплохо. Парень, похоже, знал латынь и по-русски кое-как говорил. Точнее, на ломанном старославянском. Хотя Настя и старорусский понимала. Все лучше, чем с Корнелией шифроваться. Так и говорить разучиться можно. Будешь, как немые жестами общаться.

Настя отпрянула от раба и вызывающе посмотрела на центуриона. Тот этот взгляд оценил. Видно было, что смелость для него главное качество. А вот Корнелия забеспокоилась. Хоть она и была среди своих, но и они могут не выдержать. Убьют и скажут, что никого не видели и ничего не знают. Настя разрушила молчание.

- Раб, как тебя зовут?

Музыкант, наконец, поднялся, похоже, уразумев, что выглядит неподобающе своему великому роду. И отчеканил, уже забытое имя.

- Борра из рода большой медвежьей лапы.

Настя рассмеялась. Этот хлюпенький симпатяжка ну никак не похож на медведя. Хотя из него мог бы выйти хороший танцор в стрип-клубе. Надо будет над ним чуть-чуть поработать.

- Итак, передай центуриону Децию, что я абсолютно согласна с ним. Музыкант из тебя никакой, но и бить за это тоже не следует, нужно получить максимум выгоды из своего имущества. Борра умеет говорить на моем языке и знает ваш, а посему сможет обучить меня латыни. Я хочу купить его. Надеюсь, благородный Деций не откажет оскорбленной им девушке?

Раб синхронно переводил слова принцессы. Только когда он все перевел, до него дошло, что прекрасная богиня станет его госпожой. Центурион немного задумался. Он и правда ударил принцессу, к тому же она ему нравилась, да и музыкант из раба был никакой, но почему то его внутренне я упорно твердило, что отдавать раба не стоит.

Корнелия обрадовалась, что богиня будет говорить на латыни. Теперь они по-настоящему станут близкими подругами. У Корнелии появится старшая сестра. Да еще с небес. Но планам девушек не суждено было сбыться.

- Переводи! Я прошу прощенья у прекрасной госпожи, но выполнить ее желание не могу. Раб принадлежит моему отцу, а распоряжаться имуществом главы рода я не имею права. Но вы можете взять любого другого раба. Они принадлежат легиону.

- Не прощаю, - девушка насупилась, - Корнелия, я больше не хочу здесь находиться. Проводите меня в шатер, - раб снова перевел.

Настя грациозно вышла из шатра, под восхищенные взгляды центурионов. Корнелия пожелала всем благ и отправилась следом за богиней. Скоро приедет ее отец и тогда можно будет поговорить о продаже раба. Уж Траяну центурион не откажет, тем более что всякий кто поступает в легион, освобождается от власти главы семьи. Деций натянул приветливую улыбку, наблюдая за девушками. Анастасия определенно должна принадлежать ему. Пусть идет. Еще вернется! Проводив ее взглядом, Деций распорядился наказать раба, отвесив ему два десятка плетей. В шатре продолжилось веселье, которое закончилось под утро. Настя же с Корнелией лежали на ложе, пытаясь наладить нормальное общение. Но языковые барьеры давались им с большим трудом, хотя и в этом направление имелись немалые успехи.

Проснувшись при первых лучах солнца, Настя решила вспомнить старую привычку. В этом мире нужно выглядеть на все сто. Девушка принялась делать зарядку. Корнелия которая проспала половину представления, все же попала на самую интересную часть. Взмокшая богиня, в одном нижнем белье, которое, кстати, дочери консула очень понравилось, гнулась на земле. Она была похожа на змея, который свернулся в клубок. Прогнулась в обратную сторону, да так что затылком достала ног. Корнелия такого никогда не видела. Но тоже хотелось научиться божественной гибкости. Настя поздоровалась с покровительницей. Та конечно не поняла, но тоже поприветствовала, пожелав ясного солнца. Солнце и, правда, было ясное. Теплые ласкающие лучи проникали сквозь швы в шатре. А ведь уже была осень, по крайней мере, здесь. В России еще было лето. Да еще самое жаркое за последнюю сотню лет. Хорошо бы сейчас очутиться в своей комнате, поближе к кондиционеру. Здесь такого добра отродясь не видали. Настя подняла тунику. Тщательно ее, обнюхав и осмотрев, девушка пришла к мысли, что она достаточно чистая, чтобы быть одетой для утренней пробежки. Корнелия спросила, куда та собралась и, удовлетворившись невнятными объяснениями, продолжила спать.

Не успела девушка выбежать из шатра, как к ней приставили двух бойцов местного ОМОНА, которые бросились за ней, совсем не экономя силы. Видно Деций решил, что оставлять такую девчонку без присмотра не следует. Какое внимание для малолетки от настоящего мужчины. Нет, центурион не был красавчиком, умным парнем, но от него тянуло таким мужеством, что даже Настя это оценила. В том мире на нее такие мужчины внимания не обращали. Маленькая еще!

Настя бегала по лагерю около часа. Земля была ровная и хоть камнями была замощена только вдоль стен, все рано бежать по ней было приятно. Конечно здешние сандалии, это не кроссовки Адидас, но все же и они сгодились. Сейчас бы плеер и вообще, вот оно счастье. Только когда все потерял, понимаешь, что еще есть что терять. И именно тогда жизнь по-настоящему прекрасна. Как будто заново родился. Омоновцы оказались не так круты, как показались сначала. Видно отвыкли от быстрого бега, хотя раньше были неплохими спортсменами. Теперь им даже Серега люлей навешал бы, не то, что старший. Местный народ оказался вполне нормальным, правда, смотрел на девушку с вполне нескрываемым интересом. Это показалось очень странным. Здесь по большей части были великовозрастные мужики, а Настя по сравнению с ними, грудной ребенок, хоть и очень симпатичный. Видно портить девочек у них можно довольно рано. По крайней мере, Корнелия уже обручена с каким-то парнем. А вот с каким и какие у них отношения, из жестов подруги, Настя не разобрала. Хотя в этом мире тоже есть свои преимущества. Охрана на входе в местный клуб не будет спрашивать, сколько тебе лет и спиртное пей столько, сколько влезет. А не влезет, сходи все отрыгни и обратно. Над этикетом эти ребята не заморачиваются. А надо бы. Конечно они почище тех волосатых разбойников, но и чистюлями не слывут. Перед едой руки не моют, а столовые приборы у них только для красоты лежат, потому что едят все прямо руками, а потом ими же лезут девкам под подол. А потом снова есть. Выглядит противно.

Настино внимание привлекла большая толпа местных вояк. Они громко кричали, видно кого-то подбадривая. Девушка протиснулась сквозь толпу легионеров. Ничего интересного там не было. Даже драться никто не собирался. Два бугая боролись на руках. Они кряхтели, сопели, пытаясь пригнуть руку соперника к столу. В общем, ребята были похожи на две репки переростка борющиеся за место под солнцем. От такого корнеплода детка с бабкой ни за что бы, ни отказались, правда, внучки, собачки и кошки с мышью, для этаких растений было бы маловато. Самым интересным было то, что пронырливые ребята устроили настоящий тотализатор. Настя хорошо разбиралась в спортсменах. Правый был настоящим быком, килограммов на сто с лишним. Второй намного меньше и рука тоньше. Все ставили на здоровяка, так как по местным понятиям, большой значит сильный. Но не все так просто. У "малыша" жира конечно намного меньше и роста тоже, но в армрестлинге это не главное. Зато рука у него из сплошных толстых жил и сразу видно, опыта хоть отбавляй. Настя подошла к местному букмекеру и протянула ему золотую цепочку с крестиком, которую надела вечером. Парень ставку оценил. Золото хорошее, высшей пробы, а вот крестик ему не понравился. Не любил он милосердных христиан. Да и поставила она на новенького. Сразу видно, что девка. Нужно ставить на победителя. Но легионер ошибся, новенький вывернул руку бугаю и прижал ее к столу. Здоровяк заревел как ребенок. Похоже, связки повредил. Настя очень обрадовалась своему успеху. Похоже, она выиграла немалый куш, ведь большинство ставили на здоровяка. Теперь нужно вытрясти свои деньги. Хоть это и древность и здесь нет модных бутиков, но деньги здесь нужны не меньше чем там, а может даже больше. Там хотя бы в рабы не продадут. Хотя Настя слышала, что русских девушек везут в рабство в Турцию, так что и в наше время это зло до конца не искоренили.

Девушка вздрогнула, от неожиданности. Чья-то рука опустилась ей на плечо. Настя быстро обернулась, ожидая увидеть какого-нибудь пьяного верзилу, но нет, это был тот раб, Борра. Он приветливо улыбался, правда, был немного нерешителен. Что-то его смущало. Настя глубоко вздохнула. Слава богу, это не местный алкаш. Парень тоже обрадовался реакции девушки. Он ждал скорее удара, нежели радости.

- Прекрасная госпожа, мне жаль, что вам не удалось купить меня. Вы бы были хорошей хозяйкой, а я бы смог обучить вас их языку.

Да уж, я рабовладельщица! В мое время меня бы посадили лет на десять, а тут еще в рабы напрашиваются. Типо хорошее взаимное сотрудничество. Видно парню тут совсем плохо.

- Ты мне, конечно, пригодился бы, но не хочет центурион тебя продавать. Хотя, если ты знаешь способ как тебя заполучить, то я выслушаю...

Настя многозначительно улыбнулась. Парень симпатичный и глаза как небо. Вот бы его в том времени встретить.

- Так, переведи им, что я хочу получить свой выигрыш. И пусть не юлят, их командир за меня им глотки разорвет.

Девушка явно преувеличивала. Если бы сейчас кто-нибудь из легионеров схватил Настю, утащил в лес, а когда Корнелия уедет, вернул Децию, он заплатил бы тому приличную сумму. Парень перевел то, что сказала принцесса, но букмекер этих слов совсем не испугался. До начальства ему было так же как медведю до блохи на своей заднице. Чешется, но не мешает. Привык так сказать. В Италийском легионе давно уже порядка не было, а в десятой центурии вообще хаос. Легионер противно улыбнулся и сплюнул желтую слюну, прямо девушке под ноги. Вроде курить им нечего, а слюна все равно гадкая. Видно у всех преступников внутри дерьмо. Настю даже передернуло от отвращения. Гадкий народец.

- Ведьмам я ничего платить не буду. Ты Гая сглазила и от того у него рука дрогнула. Иди куда шла по добру по здорову.

Букмекер быстро начал отчитывать доли тех, кто поставил. В общем, то все проиграли. Ведь одна Настя поставила на малыша, так что весь выигрыш переходил к устроителю ставок. Возмущению новоиспеченной богини не было предела. У этих ребят совсем нет уважения к девушкам. Ну, никакой галантности. Лучше бы Сашка во Францию их перенес, в век восемнадцатый.

- Эй, ты совсем оборзел что ли? Это я-то ведьма? Да ты сам черт лысый. Твой борец проиграл не, потому что я его сглазила, а потому что он слабак. Пузо отъел и думает что все можно.

Борра переводить слова госпожи не хотел. И так видно, что легионер злиться. Как бы зла не вышло. Но Настя сильно толкнула парня в бок, так сказать, создавая личную заинтересованность. Ну, Борра и выпалил все как на духу. Локотки у Настеньки, как он называл ее про себя, были острыми, а силы у девушки хоть отбавляй. От слов раба, хитрожопый римлянин вообще побледнел и за нож схватился. Настя, которая думала, что ей здесь ничего не угрожает, заметила, как ее охранников оттеснила толпа и вступиться за нее здесь не кому. Забылась! Это тебе не по Кутузовскому прогуливаться. Но легионер не успел выместить свой гнев на Настю. Его руку перехватил тот борец что победил. Это был мускулистый мужчина среднего роста, волосы черные и кожа загорелая, как Антонио Бандерос. Полная противоположность Борре, тот светленький блондинчик: юный, тощенький, как котенок, только очень хорошенький. В общем Насте тут начинало нравиться. Два таких классных парня за два дня. Получается, по парню на день. А в наше время и одного нормального не сыщешь. Да изветшали мужики! Но Насте сразу стало стыдно за свои мысли. Николай погиб из-за нее. А она эгоистка о красавцах думает. Настя почувствовала себя очень гадко. Она строила из себя стерву, но такой не была. Хоть на землю ложись и плачь вдоволь. Только плакать нельзя. Тут разборка неслабая назревала. Настя конечно за себя постоять могла. Только вот здесь некого за волосы оттаскать, зарежут и все. Бандерос легионера отпустил и по плечу похлопал, почти по-дружески. Видно знакомы.

- Эций, девчонка права. Твой боец дерьмо. Даже у нее руки крепче будут. Отдай ей то, что она выиграла, так будет справедливо.

- Ты ли о справедливости беспокоишься. Кто сильнее тот и прав. Ты и сам ремесленниками раньше не гнушался.

- Забудь. То было давно, теперь я гладиатор. Отдай все по-хорошему.

- Эй, мальчики, - вмешалась Настя, - драться за мою честь не стоит. У меня есть предложение.

У Насти созрел неплохой план, как без драки получить свою цепочку назад, да еще подзаработать на этом. Рядом стояла огромная перекладина, видно солдаты на ней зарядкой занимались, ну вот и проверить кто ведьма, а кто черт.

Вмешательство девушки, просто обескуражило мужчин. Эта юная дева вмешивается в разговор двух воинов, да еще ждет, что ее все будут слушать. Вестах видел много народов, но нигде женщинам не позволяли таких вольностей. Была бы она его женой, он бы научил девчонку повиновению. Вестах и сейчас хотел заткнуть ей рот, но букмекер уловил в словах девушки разумное ядро. Она была не такая как остальные женщины. Может, что умное и скажет, так и до драки не дойдет.

- Говори что хотела.

- Что я хотела? Мне нужен мой выигрыш, но вы мне его отдавать не хотите, ссылаясь на какую-то странную причину. Так вот я тоже хочу помериться силой с жирдяем. То, что вы мне должны я на себя ставлю. Если проиграю, так оно ваше. Ну, а если выиграю то все мое.

Вестах усмехнулся. Он видел много женщин. И даже тех, что умели сражаться. Но одно дело, имея меч, а тут голыми руками. Девчонка с ума сошла. Хотя храбрости ей не занимать.

- Идет, сказал легионер. Эй, Гай, с ней бороться будешь.

Толпа загоготала, как стая Капитолийских гусей. Всем показался странным поединок девчонки с огромным мужчиной. Гай встал и ударил себя по брюху, а потом издал страшный душераздирающий вопль. Настя даже голову в плечи вжала. Вестах заметил, что девочка испугалась. И было чего. Когда Вестах сказал, что она его заборет, он даже представить не мог что девчонка будет бороться.

- Только я с тобой бороться буду по-другому. Ты Гай, мужчина огромный и сильный. Меня одной рукой, как пушинку подбросишь, - Гай одобрительно заухал, - Потому будет правильно, если мы испытаем силу, борясь, не друг с другом, а каждый сам с собой.

Все, раскрыв рты, стихли. Никто не понимал, как это можно бороться с самим собой. Только Вестах внимательно смотрел на девушку. Теперь она не казалась ему такой глупой. То, что он почувствовал вначале, было правдой. Девчонка хитра как дикая львица. Нужно быть с ней поосторожней. Хотя она ему понравилась. Чем-то на самого Вестаха в молодости смахивала. Гладиатор решил поставить на молодку.

- Как ты хочешь бороться, говори, - выдавил из себя легионер, который даже представить не мог, что его разводят.

- А вот так. Видишь ту перекладину, - девушка показала на виселицу.

- Ага, вижу, перекладину..., - легионер поправил шарф.

- Каждый из нас будет подтягиваться к перекладине. Кто больше раз поднимется, тот и победил. По-моему справедливо. Коли твой борец сильней, так он и подтянется больше.

Букмекер посмотрел на виселицу. Надо же ведьма соревнование придумала. На виселице висеть. Конечно, Гай таким делом никогда не занимался, но девчонки он по-всякому сильней. Вестах хлопнул легионера по спине. Он-то понимал, что к чему. Видел, сколько весит девчонка и сколько борец. У нее мышцы именно для этого развиты, а бугаю только борцов под себя подминать, да и руку повредил.

- Давай решайся, я даже на девчонку поставлю для азарта, чтобы ребята хоть что-нибудь выиграли.

Букмекер медлил. Был в этом какой-то подвох.

- Ладно. Будь, по-вашему. Мое слово кремень, выиграешь и все твое.

Настя и бугай полезли на виселицу. Борра, который до этого стоял в сторонке, наклонился, чтобы Настя могла забраться по его спине. Девушка помощью воспользовалась. А вот здоровяк, почему то энтузиазма не проявил. Было видно, что лезть на перекладину ему совсем не хочется. Ну, оно и понятно. Он-то знал, на что он лезет по собственному желанию. Какой-нибудь центурион ради шутки и вправду повесить может. Сначала оба взяли хороший темп. Раз по десять подтянулся каждый. Только для здоровяка поднимать сто двадцать килограмм оказалось не так-то просто. Уже на пятнадцати парень сник. Пот так и струился ручьем по здоровенному туловище. Хотя Настя тоже вспотела. И пробежка сказывалась. Радовало только то, что у борца рука была повреждена. Вестах ему точно что-то свернул. В общем, еще не больше полудюжины подъемов и здоровяк, под одобрительные возгласы толпы повалился вниз. Только теперь Настя заметила, что под ними какая-то гадость и посмотрела наверх. Петля была закручена прямо на балке. Пальцы девушки поскользили. Стоит ей упасть и ничья. Победа безнадежно потеряна. Настя подумала об украшениях и справилась с отвращением и еще раз подняла голову над перекладиной. Все радостно свистели и кричали. Похоже, девушке удалось завоевать расположение толпы. Вестах и сам бы лучше не сделал. Толпа его любила. Он даже сражался на желтом песке амфитеатра Веспасиана. Вестах подошел к Насте и положил руку ей на плечо. Хороший бы вышел гладиатор. Настя сейчас была готова прыгать от счастья. Она победила. Приз это не самое главное. Главное это чувство превосходства. В той жизни такое редко случалось. Там она была маленькой девчонкой, подростком. А здесь? Здесь она сама не знала, кто она и что ей делать. Настя напрыгнула на гладиатора и поцеловала его в колючую щеку. Вестах тоже обнял девушку и засмеялся. Она ему определенно нравилась. Настя на этом не остановилась. То же самое было проделано, с букмекером, от этого он вроде даже успокоился и с легким скрежетом в сердце, отдал Настину долю. Надо сказать, что приз был не плохой. По большей части серебряная монета, но и немного золота имелось. Настя еще не разбиралась в местной валюте. Надо будет спросить, сколько здесь что стоит. В это время подъехал разозленный Деций. Настя заметила злого центуриона. Она не понимала, чего он так на нее взъелся. Не считая, того что дала себя ударить, я ему ничего не сделала. Поначалу офицер был намного приветливее. Настя даже не представляла, что он от нее хочет. Но она решила не выяснять, а вести себя ласково и доброжелательно. Конь сразу оценил прелести девушки. Уткнулся в грудь и возбужденно заржал. Настя погладила животное по шеи и дала полизать свои руки. Конь был рад. Деций бы с удовольствием поговорил с принцессой, но она его все равно не поймет. Только теперь центурион подумал, что зря не отдал раба. Борра в свою очередь быстренько спрятался в толпе, увидев хозяина. Если увидит рядом с госпожой, может и убить. Настя и Деций обменялись любезностями. Точнее это центурион был любезен, а вот девушка, с милой улыбкой на лице, поносила римлянина отменной молодежной бранью. В общем, оттянулась на славу. В том, что тебя никто не понимает, есть даже свое преимущество. Тем временем Вестах забрал Настин выигрыш и передал его девушке. Поблагодарив гладиатора, Настя отправилась в шатер. Нужно еще расспросить Корнелию об особенностях местной экономики.


Похищение.

До самого вечера Корнелия обучала богиню языку. Получалось не очень. Был бы при них Борра, так Настя за две недели по латыни заговорила, а так с трудом. Бывшая школьница была отличной ученицей. Слова запоминались легко. Только показать их сложно. Настя даже пожалела, что не взяла в школе спецкурс, латынь. Здешняя экономика давалась еще сложней. У римлян было столько разных монет, что Настя поначалу запуталась. Но Корнелия прояснила все наглядно. Самой большой монетой был Аурей, он золотой и очень красивый. Его номинал оценивался в двадцать пять Динариев. Меньшей монетой был Динарий. Тоже большая по размеру, но именно им измеряли наиболее крупные приобретения. Был он из серебра и приятно лежал в руке. Он равнялся четырем Сестерциям. Эта монетка была сплавом, скорее всего бронзы, меди и цинка и ровнялся примерно четырем Ассам. Дальше по старшинству был Дупондий из бронзы. Он равнялся одной второй Сестерция, или двум ассам. Ну и дальше Асс, который понятное дела был равен одной четвертой Сестерция. Были монеты еще мельче Семис (половина) и Квадрант (четвертинка) все от того же Асса. Эти крохи были отчеканены из бронзы. Странно, что никто не додумался заняться подделкой денег. Делались они просто. Тут никакой защиты еще не придумали. А зря. В общем, как оказалось, Настя заработала два Динария. Ее все равно обманули. Она поставила золотую цепочку, с таким же крестиком. Веса во всем этом было не меньше ста грамм, а это почти четверть Аурея. Так что девушка рисковала большим, чем могла приобрести. Хорошо хоть выиграла.

Вскоре в лагере поднялась непонятная суета. Борра, который теперь всегда держался поблизости, сообщил, что прибывает Марк Ульпий Траян, консул и большой человек в Риме. Настя уже знала, что он отец Корнелии и надеялась, что он поможет найти ее братьев. Когда девушке сказали что едет Траян, она решила, что прибудет какая-нибудь карета, или еще что-то, на чем передвигаются местные, по крайней мере, точно не верхом. Прелести дальней верховой езды Настя оценила еще дома, но это был не тот случай. С горы было видно, что по дороге маршируют пару тысяч человек, многие из которых конно. Разглядеть среди них консула, было просто невозможно. Конные всадники были разодеты один пестрее другого, но кто блестел ярче всех, было не разглядеть. Колонна подняла тучи пыли, которые ветром сносило в сторону лагеря. Корнелия подошла поближе к Насте. Богиню непременно нужно представить отцу. Без его покровительства одинокая девушка непременно попадет в чьи-нибудь лапы. Искать Настиных братьев, само собой, никто не собирался. Девушки пристроились рядом с центурионами, во главе которых был все тот же Деций. Колонна всадников лихо влетела в лагерь. Десятая когорта Legio I Italika кое-как построилась на форуме. Вымпел когорты веял над рядами легионеров. Всадники, скакавшие в первых рядах, совсем не были похожи на римлян. Все были хорошо сбитыми высокими молодыми людьми. Вперед вырвался всадник на черном высоком жеребце. У коня была широкая грудь и маленькая головка. Сбруя пестрела от золота и серебра, а через спину была переброшена настоящая шкура пантеры. Таких Настя видела только в зоопарке, и шкура при этом, была при них. Жеребчик сразу видно, знатный. Его бы на ипподром, так всех бы обогнал. И хозяин у него под стать гордому животному. Странно, что у Корнелии такой молодой отец. На вид двадцать с лишним, не больше. Доспехи черные, на римский манер, только драг металлов на них не меньше чем на шапке Мономаха. Всадник лихо спрыгнул с коня, тукнул себя в грудь и рассмеялся. Приветствие странное, но все лучше, чем палкой по голове. Корнелия бросилась ему на шею. Встреча не была похожа, на то, как встречаются отец с ребенком. Было бы поменьше людей, так он бы ее за задницу ухватил. Закончив объятия, воин обратил внимание на Настю. Он с интересом осмотрел девушку. В этот момент он был очень похож на гинеколога в городской больнице. Осталось только на кушетку положить и ноги развести. Воин обошел Настю по кругу, осматривая каждый сантиметр ее тела, с такой тщательностью он выбирал только своих коней. Девчонка ему понравилась, конечно, еще маловата, но года через два будет в самом соку.

- Корнелия, где ты нашла такой цветок? Я с удовольствием взял бы ее к себе в наложницы.

- Она не наложница и не рабыня, только попробуй прикоснуться к ней и я добьюсь того что тебя осудят.

Парень присвистнул, ловко увернувшись от ладошки Корнелии.

- О, какая ты злая. Да я ничего плохого и не думал. Просто ты нас не представила друг другу. Если бы я знал кто эта козочка, то непременно бы выказал ей свое почтение.

В этот момент Настя чувствовала себя полной дурой. Когда два человека говорят о тебе и ты, об этом знаешь, но не понимаешь что именно, складывается впечатление что ты либо убогий, либо инопланетянин. Хотя в России это одно и то же. У нас одна половина населения говорит на одном языке, вторая на другом, при этом каждая считает, что это русский язык. Воистину велик и могуч! Борра в это время ждал рядом, так что Настя решила воспользоваться услугами толмача. Пусть хоть переведет, о чем они говорят, а то может они сделку купли продажи заключают, а предмет я. Борра не заставил себя долго просить, быстро изложив интерес всадника к его молодой госпоже. В его переводе вышло так, что Настя похожа на козочек, которых, так любит господин. Воин желал бы получить Настю в свой сарай, в качестве наложницы. Настя, конечно, слышала, что в Риме были очень развратные нравы, но не настолько же чтобы с животными, да еще ее сравнить с какой-то козой.

- Передай ему, что он сам козел. И вообще чего он на меня уставился, как на новые ворота.

Борра даже поперхнулся от слов госпожи. Кто же такое скажет любимчику консула.

- Светлейший господин, прекрасная восточная принцесса выказывает вам свое почтение и хочет вас предупредить, что у её народа не принято так пристально разглядывать принцессу, тот, кто так поступает, похож на козла.

Всадник развел руками и слегка поклонился. Хороший ответ для восточной варварки.

- Прошу простить мне мою грубость. Я слишком давно не был в приличном обществе. Видно потерял навыки общения. Не могли бы вы быть столь любезны, напомнив мне их. Я буду очень благодарен.

Борра быстро перевел слова всадника. Этот парень Насте определенно не нравился. Самодовольный, гордый, да еще и грубый. Вежливым нужно быть всегда, а не только тогда когда с тобой говорит равный. Была бы Настя простолюдинкой, так он бы не так разговаривал.

- Передай ему, что меня зовут Анастасия Орлова. Я с удовольствием обучу его хорошим манерам, ведь не хорошо отказывать больному в лечение.

Борра снова перевел. Корнелия, которая до этого просто стояла в стороне, вдруг встала между подругой и всадником. Она отлично знала, нрав пунийца, но тот был необычно спокоен. Большинство всадников уже спешились и развели лошадей в стороны, пропуская кого-то вперед.

- Передай госпоже, что у моего народа не хорошо впускать больного человека в дом, он может заразить семью, убив весь род. Так что я не буду обременять вас сглаживанием моих манер, а то вдруг вы переймете мои самые плохие черты: дерзость, милосердие, и длинный язык. Его кстати, принято укорачивать.

Борра снова передал суть слов собеседника. Настя совсем забыла, куда она попала. Ей захотелось сказать ему такую гадость, чтобы он неделю отходил от унижения, но девушке повезло. Она не успела воплотить свои мысли в реальность. В ворота въехал огромный всадник на таком же огромном жеребце. Всадник, просто пугающе был похож на Александра тридцать лет спустя. Он поднял руку в знак приветствия. Даже гордый пунийец, который ожидал очередной гадости от Насти, отошел в сторону и отсалютовал прибывшему. Когорта легионеров, которая до этого стояла неподвижно, в один голос взревела: аве покоритель свирепых германцев, аве консул! Настя заметила, что легионеры по настоящему радовались прибытию этого человека. Наверное, это местный Чигивара и у них тут назревает социалистическая революция. Наконец всадник спешился и подошел к Корнелии. У девочки по щеке, тоненькой струйкой скатилась слеза. Траян пальцем, нежно стер слезу с лица дочери и прижал к себе.

- Не плачь, ты же знаешь, что я не люблю слезы. Ты дочь консула и должна быть выше этого.

- Да отец, - всхлипывая, ответила Корнелия,- разреши представить мою подругу, она спасла мне жизнь. Отец, будь с ней ласков.

Корнелия отошла немного в сторонку, пропуская вперед подругу. Только теперь Настя ощутила всю мощь величия этого человека. Она робко подошла ближе, ощутив себя маленькой букашкой рядом с этим исполином. Настя подняла вверх глаза, чтобы смотреть в лицо человеку, от которого зависела ее судьба. Солнце светило прямо в лицо, так что девочке захотелось прикрыться ладошкой от ярких лучей. Так же она рассматривала Эйфелеву башню в Париже через трехкратную оптику. Но не большой рост, вызывал такие чувства, а та сила, которая таилась в чреве этого исполина. Траян внимательно рассмотрел маленькую девочку, которая дрожала перед ним. Куда бы он ни пошел, кого бы ни встретил, всегда ощущал благоговение. Люди считали его почти богом. Консул еще немного потянул момент, наслаждаясь величием, наконец, взял девочку за плечи и трижды поцеловал.

- Я Марк Ульпий Траян клянусь, что буду заботиться об этой девочке как о своей собственной дочери, которую ты спасла. Как зовут тебя милое дитя?

Настя была так ошеломлена, что даже дар речи потеряла. Пуниец, видя жалкое состояние девушки, стоял в сторонке и радостно скалился. Наконец Настя поняла, что от нее хочет древнеримская статуя.

- Я Настя, Орлова, - робко почти неслышно выдавила девочка.

Траян отстранился от нее и громко рассмеялся. Ему так нравилось то благоговение, которое испытывали перед ним люди, что он сразу начинал любить всех и всякого кто попадался ему под руку. Теперь эта маленькая девочка ему по-настоящему нравилась.

- Настя Орлова? Странное имя. Орловы, так называется твой род?

Борра, который до этого стоял в сторонке, со склоненной головой подкрался к Насте. Он быстро перевел слова консула, боясь привлечь к себе внимание.

- Да, наверное. Орловы моя фамилия, а имя Анастасия.

Траян внимательно слушал разговор раба с девчонкой. Язык, на котором говорила эта девушка, показался очень знакомым. Раб ее понимал, но его язык был другим. В голове консула мелькнули слова, отпечатавшиеся в памяти много лет назад: боги пришли с небес.

- Странное имя и род странный. Откуда ты пришла?

Тут Настя опомнилась. Имя ее ему не нравиться, фамилия странная, можно подумать у него лучше?

- Ваше имя для меня тоже кажется странным, но я уважаю его, и вы уважайте мое. Мой дом очень далеко. Я пришла сюда с братьями, но на нас напали эти разбойники в лесу. Моим братьям нужна помощь, возможно, их захватили в плен.

Траян улыбнулся. Девочка дала хороший ответ. Именно такой нужно давать, когда не хочешь отвечать на вопрос.

- Я пошлю воинов поискать твоих братьев, но боюсь их уже не найти. Если они попали в плен, то они уже в Дакии и нам их не спасти, но не беспокойся за них, варвары хорошо обращаются со своими рабами. Если же они мертвы, то им лучше, чем нам. А теперь я хочу пройти в шатер, нужно отдохнуть с дороги.

Траян со своей свитой прошел мимо Насти. Последняя надежда начала медленно угасать. У девочки закружилась голова, Настя с трудом удержалась, чтобы не упасть. Она никогда даже представить не могла, что с ее братьями может что-то случиться. Крепкие руки подхватили ее. Настя увидела того всадника, что хотел поучиться хорошим манерам и Корнелию. Они отнесли Настю в шатер, напоили какой-то настойкой и уложили спать.

Настя проспала до самого вечера. В лагере было необычайно шумно. Повсюду сновали люди, готовился праздник. Траян решил отпраздновать чудесное спасение дочери, устроив гладиаторские бои, разбавив их морем вина и угощений. Корнелия сидела рядом с Настей, беспокоясь за богиню. Она слышала, что сказал отец, и понимала чувства девушки. Она только что потеряла свою семью. Быть дочерью консула, почетно, но родителей как не было, так и нет. Корнелия хотела поговорить об этом с богиней, но та наотрез отказалась обсуждать свою потерю. Как не странно она проснулась в отличном настроении. Не смотря на то, что богиня не желала говорить о братьях, Корнелия все равно рассказала ей то, что передал пунийец. Он рассказал, что братья попали в плен. У водопада натоптано много следов, их несли до самой виллы, а потом погрузили на повозки. Еще пунийец нашел какие-то предметы, возможно, они принадлежал братьям. Настя просто офигела, увидев Сашкин пистолет и аптечку. Черная увесистая штуковина лежала в руке Корнелии, как детская игрушка. Дочь прокуратора даже не представляла о той силе, которая скрывается в этом маленьком камне. Теперь и вправду все выглядело не так плохо: братья живы, а Настя получила настоящий пистолет, правда оказалось, что патронов в нем не так много, но прибить пару Дециев хватит. Настя решила во чтобы то не стало заполучить Борру, но для этого нужно было заручиться поддержкой Траяна, благо ситуация этому способствовала. Корнелия, через Борру рассказала, что Деция прилюдно отчитали за то, что он упустил варваров. Скоро в лагерь приедет Гней Корний Грак, примпил первой когорты легиона Legio I Italica, он бился с варварами, которые захватили твоих братьев, возможно, он станет во главе этой когорты, тогда Деция можно будет не бояться. Если понадобится, мы силой заберем Борру. У Грака можно будет узнать, не видел ли он твоих братьев и если боги будут к тебе благосклонны, то ты с ними еще встретишься.

Борра готовился к вечернему представлению. Здешние музыканты были похожи на московских трансвеститов. Перед представлением их красили, надевали парики, в общем как у нас готовили для служения господам. Появление Насти парень воспринял с настоящим энтузиазмом. Госпожа уделяла ему много внимания и разговаривала как с равным. Настя решила купить парня на празднике. Все напьются, у Траяна будет хорошее настроение и Борра под рукой, главное чтобы раб никуда не пропал. А то позовет его Траян, чтобы торжественно передать Насте, а его нет, ну и скажет продавать нечего, объекта нет, уж простите. У этих римлян с юриспруденцией было все в порядке. Борра пообещал никуда не уходить и быть всегда рядом с Настей.

Как только девушка вышла из палатки рабов, в голове что-то зашумело, а в затылке проснулась резкая боль, кто-то подхватил ее под руки и утащил в повозку. Никто кроме гладиатора Вестаха не видел, как похитили девушку, он же никогда не обращал внимания на такие мелочи. Мало ли кто кого украл. Его и самого пленили много лет назад из-за чрезмерной похоти. Каждый должен знать свое место.

Настя проснулась в самой настоящей яме. Она даже представить не могла, что ее могут посадить под землю. Наверху светила крупная луна, стрекотали кузнечики, а в лесу ухала самая настоящая сова, к тому же где-то недалеко выли волки. В Москве такой флоры и фауны не услышишь, создается впечатление, что ты в первобытном мире, не тронутом цивилизацией. А ведь так и есть. Настя вспомнила, что здесь нет ни заводов, ни фабрик, не дымят тысячи машин, а какой воздух, просто дух захватывает. Вот и у Насти дух захватило от вони, которая сочилась со дна ямы. Ноги противно погрузились, в какую-то гадкую жижу, девушка даже думать не хотела, что там под ногами. В углу что-то противно булькало, не то, погружаясь на дно, не то, всплывая на поверхность. Яму закрывала металлическая решетка. Сразу вспомнился шансон и хмурые мужики с ног до головы покрытые наколками. В прошлой жизни Настя видела парня, у которого на веках было написано: не буди меня. Вот и сама теперь угодила в тюрьму, правда наши были чуть получше, хотя кто его знает.

Наверху послышался какой-то шорох. Кто-то шел по тропе, задевая мокрую от росы траву, Настя даже изумилась своим слуховым навыкам. Раньше она за собой таких способностей не замечала. В голове мелькнула мысль, что кто-то мог увидеть, как ее похитили. Нельзя же увести не замеченным человека из центра лагеря? Вдруг её пришли спасти? Но мечтам не суждено было сбыться. Над ямой, в лучах лунного света показалась знакомая фигура Деция. Центурион злорадно улыбался, наблюдая за беспомощной девочкой, которая одиноко сидела в яме. Он откусил от сочного яблока и бросил его в яму. Увесистый плод попал Насте по голове и отскочил в жижу.

- Советую тебе его съесть, следующий ужин будет не скоро.

- Тебя накажут, если ты меня не отпустишь. Что я тебе сделала?

- Я тебя не понимаю, но у нас будет время, чтобы понять друг друга. Если ты будешь меня слушаться, то больше никогда не попадешь в яму, а пока веди себя хорошо, Траян скоро уедет, и тогда я тебя выпущу.

Деций плюнул в яму и, насвистывая какую-то песенку, весело пошел по тропке. Настя присела на корточки, ей так хотелось плакать. Как она могла попасть в такую историю? Разве могла она представить, что попадет из цивилизованного двадцать первого века в этот, да еще в такую глубокую яму. Печально остаться одной, тем более в таком мире. Как будто понимая чувства девочки, небо заплакало золотистым дождем. Звезды одна за другой скатились с небосклона и упали куда-то за горизонт. Начался звездный дождь.

Через пару часов вновь послышались шаги. По тропе шел человек, нагруженный какой-то ношей. Это точно был не Деций. Шаги были совсем другие. В нескольких метрах от ямы человек оступился, чуть не уронив свою ношу. Он был большой и тяжелый, потому плелся не спеша, мерно переваливаясь по узкой тропке. Пришелец подошел к дыре. Настя не сразу его узнала. Он нес чугун, из которого исходил приятный аромат. Это был Гай, с которым Настя соревновалась днем. Гай тоже узнал девушку, сразу приветливо заулыбался и открыл люк. Настя напрягла все свои знания латыни, чтобы попросить легионера выпустить ее наверх. Даже собака побрезговала бы ужинать в этой яме. Тот немного посомневался, но решив, что девчонке никуда от него не убежать спустил лестницу. Настя быстро вскарабкалась наверх. В нос ударил свежий воздух. Гай широко улыбался, для него она была домашним животным, за которым нужно ухаживать, дабы от него была польза и прибыток. Он протянул девушке глиняную миску, которая была набита какой-то кашей, или чем-то еще в этом роде. Настя немного постояла, приводя мысли в порядок. Вокруг был лес, а метрах в пятидесяти стоял небольшой дом, в котором, по-видимому, и жил ее похититель. Где то неподалеку шумела река. Слышались всплески косяков рыбы. Младшая Орлова, как и все в семье отлично плавала, так что для девушки было главное добраться до воды. Гай еще раз протянул Насте миску. По его понятиям человек, просидевший целый день в яме должен наброситься на еду, не разбирая, что происходит вокруг, но Настя есть, не собиралась. Каша была не тем, чем можно заставить молодую москвичку сидеть в яме. Настя взяла миску с горячей кашей, сделала вид, что собирается, есть, но неожиданно бросила ее в лицо здоровяку. Легионер зарычал от боли. Горячая каша попала прямо на лицо. Настя бросилась бежать. Она летела через поле, сплошь усеянное мокрой травой. Ноги скользили, лес был уже близко. Здоровяку теперь было не догнать беглянку. Но перед самой опушкой Настя поскользнулась и распласталась у большого дерева. Сосновая шишка, по инерции скатилась с дерева и хлопнула девушку по голове. Летающих предметов здесь определенно слишком много, сначала яблоко, теперь шишка, так и до сотрясения мозга не далеко. В лесу противно завыл волк. Настя поднялась и осмотрелась, за ней никто не бежал. Между деревьев светились яркие желтые огоньки. Почему то в голову не смогло прийти ничего лучшего, как история о звере Живодан из фильма Братство волка. Лес как будто зарычал, с края показались еще три пары глаз. Настя начала пятиться назад. Девушка ощутила холод, исходивший из леса. Животные, молча, подходили ближе. Не дожидаясь пока зверюги, решат поужинать, Настя бросилась к дому, надеясь на помощь своих похитителей, но как назло Гай, куда-то пропал, а в доме даже света не было. Волки, а может быть кто-то еще, бросились за ней. Но девушка так испугалась, что даже гепард при всем желании не смог бы догнать младшую Орлову. Настя влетела в открытое окно, прокатившись по гладкому полу, волки вдруг остановились, не посмев последовать за жертвой. Вожак жалобно завыл, созывая стаю. Хорошо хоть заноз не нахватала, надо отдать должное строителям: большие окна и гладкие доски, вот все что нужно для полного счастья. Настя выглянула в окно, снаружи уже никого не было, волки исчезли так же быстро, как и появились. В помещение было темно. Сердце бешено колотилось, даже Деций уже не казался таким страшным, лучше уж в яму, чем в лес. Настя позвала Гая, надеясь, что здоровяк, спрятался в доме от волков, но в ответ была только тишина. Девушка подняла со столика бронзовый канделябр. На улице вдруг стало так тихо, даже кузнечики затихли. Настя прокралась в следующую комнату, она была не больше первой: пара маленьких стульев, стол и небольшая ниша в стене, приспособленная под шкаф. В углу, за нишей, виднелось темное пятно, расплывшееся до самой волчьей шкуры постеленной в центре комнаты, девушка подошла поближе. На полу лежало тело Гая, на горле красовался страшный разрез, руки мужчины были разбросаны в неестественной позе, как будто он пытался ими защититься от нападавшего. Вдруг из темноты вышла знакомая фигура. Мужчина держал в руке короткий меч испачканный кровью. Настя только и могла, что ойкнуть и беспомощно пятиться назад.


Разговор о багах.

Корнелия повсюду искала Настю. Когда один день сменяет другой, должен пройти торжественный обряд посвящения. Корнелия, а вместе с ней и Настя должны были стать женщинами. Это торжественный момент для любой девочки. Да и Борру нужно забрать у Деция, отец скоро уедет и тогда будет сложно договориться с центурионом. Слуги доложили, что пару часов назад приходил гладиатор Вестах. Он хотел что-то рассказать госпоже, но его встретил Деций и куда-то увел. Корнелии это показалось странным. Зачем, какому-то рабу приходить к дочери консула? Корнелия приказала слугам найти Настю и Вестаха, а сама отправилась к отцу, чтобы рассказать о своем чудесном спасении. Траян как всегда что-то читал, разбираясь в бумагах. Бюрократия в Риме была, еще похлещи, чем в России. Марк сидел в резном кресле за походным столом, освещаемым одной свечей. Увидев дочь, он отложил пергамент и жестом предложил девушке приблизиться.

- Ты так похожа на свою мать в молодости. У тебя божественная красота, она еще не раскрылась, но обязательно раскроется.

- Не раскрылась? Меня считают одной из самых красивых дочерей Рима. Каждый патриций хотел бы получить меня в жены.

Траян мягко улыбнулся дочери, она уже выросла, скоро у нее будут дети, а у него внуки, а потом он умрет. Как все просто...

- Да ты одна из самых красивых девушек Рима, но станешь самой красивой. Мужчины будут сходить от тебя с ума, но ты никогда не должна забывать, что ты дочь Марка Ульпия Траяна. Присядь ко мне на колени. Давай-ка пошепчемся о том, что есть и о том, что будет.

Корнелия устроилась на коленях отца, обняв его за крепкие плечи. Они также сидели много лет назад, когда мать с отцом были вместе.

- Отец, та девушка, что спасла меня, она пришла из-под земли на языках пламени и с ней были трое мужчин. Один из них, кажется погиб, но двое других спаслись.

- Из-под земли? Ты не должна поддаваться страху, люди не могут летать на языках пламени, тем более из-под земли.

- Ты хочешь сказать, что я не должна верить своим глазам. Я чувствовала этот огонь, он обжег меня, я слышала этот грохот и видела людей, которые извергали небесный гром в варваров. Неужели я не должна верить своим чувствам.

Траян как будто забыл о дочери, его лоб наморщился, а брови сдвинулись. Он заглянул в лицо девочки, пытаясь увидеть то, что видела она.

- Может, так все и было. Много лет назад, когда Рим еще не был Империей, мы сражались со страшным варваром Ганнибалом. Говорят, когда он бродил по лесу, раздался сильный гром, небо разверзлось, и оттуда вылетели два существа. Они были похожи на людей, и обладали даром предвиденья. Они знали будущее и в их голове были собраны знания всего мира. Они пообещали Ганнибалу, что помогут ему победить. Так бы и было. Он побеждал нас снова и снова, они знали каждый наш шаг. Ганнибал лишь однажды ослушался тех существ, он отказался осадить Рим, когда мы были слабы и потому проиграл. Что случилось с посланцами небес, никто так и не узнал.

- Кто тебе рассказал об этом? Ведь Пуническая война произошла много лет назад.

- Мне рассказал об этом отец, а ему один мудрец из Карфагена, у того оставались какие-то чертежи и записи богов. Мы пытались найти их, но они были неуловимы. Говорят каждый, кто был с ними рядом, получал все что хотел. Если выполнять то, что они говорят, то они исполнят любое твое желание.

- Значит, они пришли, чтобы помочь нашим врагам?

- Не обязательно, возможно они пришли, чтобы помочь нам. Рим уже не тот, он погряз в разврате, еще немного и мы упадем в пучину хаоса. Нужно приглядеть за этой девочкой. Она может знать то, что не может знать не один человек, будь с ней рядом. Пусть мы будем друзьями.

- Я постараюсь. Она мне очень нравиться. Отец, один из здешних рабов знает язык Насти, он может обучить ее латыни, прикажи отдать его нам.

- А кому он принадлежит?

- Центуриону Децию, отец. Но он не отдает его, говоря, что он принадлежит отцу.

- Я не могу приказать центуриону расстаться со своим имуществом. Поступив в легион, он избавился от власти отца и если захочет, то сможет продать раба, но только если он сам этого захочет.

- Но отец, ты же можешь что-нибудь сделать? Ты великий консул, покоритель германцев, Настя не сможет нам поведать будущее, не говоря на нашем языке. Пожалуйста!

- Ты знаешь, на что нужно надавить. Я попрошу Деция продать мне раба, центурион не сможет отказать консулу, тем более что я дам ему двойную цену.

- У меня есть еще просьба, отец.

- Еще одна? Ты входишь во вкус, мне жаль твоего мужа, когда он попадет в твои ловкие сети.

- Плохая ассоциация. По твоему описанию я похожа на мохнатую паучиху, а я очень милая девушка. Ты выполнишь просьбу своей маленькой дочки, на которую ты совсем не обращаешь внимания, - Корнелия быстро захлопала ресницами.

- Я совершенно не могу тебе противостоять. Что ты хочешь, чтобы я сделал?

- Я хочу чтобы ты ничего не делал, пусть Настя не найдет своих братьев. Пусть они идут своей дорогой.

- Почему ты этого хочешь? Ты ведь назвала Анастасию своей подругой.

- Потому и хочу. Она больше чем подруга, она моя сестра. Она спасла меня, и я впервые чувствую, что не одна. А если Настя найдет братьев, то она покинет меня, я чувствую это.

Траян понимающе покачал головой. Он хотел бы помочь дочери. Она так одинока. К тому же если Настины братья пришли из-под земли, то их не нужно будет искать. Этот мир о них услышит. Главное чтобы эта весть не принесла смерть Риму.

- Я не буду искать братьев Анастасии. А теперь нам пора. Мы должны поприветствовать гладиаторов, они заслужили того чтобы в последний раз увидеть господина. Не беспокойся не о чем. Ничто не должно нас беспокоить, что не причиняет смерть. А если она пришла, то и беспокоиться уже не о чем.

Марк Ульпий Траян открыл праздник, произнеся красивую речь о богах и долге каждого легионера перед Римом. Потом все предались разврату и увеселению. Сами поединки гладиаторов для легионеров были не интересны. Воины не раз были в бою, так что кровь их не возбуждала, а вот ставки были главной радостью в поединках. Каждый хотел подзаработать, увеличив свое имущество. Гладиатор Вестах, от которого ожидали победы в играх, куда-то пропал. Корнелия пыталась найти его, но слуги так ничего не смогли раскопать. Даже центурион Деций, который должен был занять почетное место рядом с консулом, куда-то подевался. Это уже выглядело подозрительно. Корнелия понимала, что испытывает Деций к Насте, но чтобы он решился ее похитить, не могло быть даже речи.

Первые две пары гладиаторов сражались вяло, даже Корнелия заметила слабости бойцов. Дальше все шло намного интересней. Пары воинов сходились, кололи, рубили друг друга. За полчаса на песке остались лежать десяток окровавленных тел. Самым лучшим среди гладиаторов был здоровенный галл. Он был вооружен большим овальным щитом и длинным мечем. В поединках наметилась одна закономерность: кто бы ни вышел против галла, он всегда погибал. Пожалуй, даже Вестах, который куда-то исчез не смог бы справиться с силачом. Корнелия расспросила иберийца, кому принадлежит этот галл. Как оказалось Деций является господином варвара. Гладиаторы, которых привез Траян, не могли справиться с воином. Если бы в поединке могли участвовать свободные люди, то иберийец сам бы вышел защитить честь господина. Консулу было не весело, галл оскорблял его своими победами, а центурион Деций даже не удостоил консула своим почтением, открыв игры. Вскоре прибыл Деций. Он был бледен, на его тунике виднелось бледное пятно. Корнелия попросила ибирийца, чтобы тот расспросил центуриона, где он был. Но Деций отказался разговаривать, забрав с собой Борру, пару слуг и куда-то ушел. Корнелия направилась за центурионом, уж слишком он выглядел подозрительно. Да еще это пятно на тунике, так похожее на кровь.

Центурион зашел в шатер, слуги остались у входа, дожидаясь хозяина. Борру куда-то отправили, но Корнелия решила не идти за рабом, вряд ли Деций доверил ему что-то важное. Девушка прокралась вдоль шатра и присела с темной стороны. У Корнелии был маленький кинжал, которым она и воспользовалась, чтобы посмотреть, что происходит внутри. Лезвие с трудом распороло швы, откуда выплеснулся желтый свет. Деций стоял без туники, одни из рабов промывал глубокую рану, пробороздившую бок. Вдруг позади послышался шорох. Корнелия резко развернулась, выпятив вперед кинжал. Бедный Борра от испуга чуть не запрыгнул на руки иберийцу. Максимус Квинтий Мурена, по прозвищу ибирийец, зажал рот раба. Он жестом показал Корнелии соблюдать тишину и присел рядом. Из шатра доносились отдельные обрывки слов. Деций приказал слугам собирать только самое ценное. По-видимому, он был сильно взволнован. Кто мог посметь ранить центуриона Рима? Максимус потянул Корнелию за руку, отводя от шатра. Мужчина бесшумно прокрался по траве, чем не могла похвастаться Корнелия. Треск от сухой травы привлек внимание слуг у входа. Два здоровых раба выбежали с подсвеченной стороны. Один из слуг схватил Корнелию и потянул на себя. От испуга девушка как кошка, полоснула противника, рукой с зажатым в ней кинжалом. Раб отпустил девушку. Но второй не стал дожидаться, пока Максимус вытащит меч, а сразу бросился в атаку, смяв иберийца в охапку. Руки раба как клещи обхватили тело воина. Максимус вертелся как уж, но не мог выбраться из бульдожьей хватки. Второй раб снова напал на Корнелию, но девочка отскочила и полоснула его по плечу. Слуга, который зажал Максимуса, повернулся спиной к девочке, усердно душа воина. Помощь Борры сейчас бы не помешала, но раб забился в траву и не подавал признаков жизни. Наконец израненный гигант зацепился за девушку и без труда сгреб ее в охапку. У Корнелии даже воздух из груди вырвало. Кинжал был в руке, только колоть им вперед было невозможно, зато второй гигант мучил Максимуса в паре сантиметров от них. Корнелия из последних сил ткнула врага, попав прямо в ягодицу. Раб взвыл и ослабил хватку. Максимус выгнулся насколько мог и со всей силы ударил лбом в нос гиганта. Раб выпустил добычу и ибирийец как из мешка выпал на землю. Хватка у противника была хоть куда. Некогда бронзовая кожа воина побелела. Он с трудом поднялся, покрутил головой, и стал в борцовскую стойку. Для него этого было вроде развлечения. О Корнелии он даже не вспоминал. Нужно-то было достать меч и заколоть безоружных рабов, но ибириец был не из той породы. Он подождал, пока ошеломленный враг опомнится. Раб как секач бросился на центуриона, но тот плавным движением ушел с пути здоровяка и, используя ногу как рычаг, всем телом наступил на колено рабу. То прогнулось в бок, сустав треснул, и окровавленная кость вырвалась наружу. Бугай, плача и крича, как ребенок упал на землю. Второй раб отпустил Корнелию и тоже бросился на центуриона, но получил удар в горло такой страшной силы, что кадык ушел внутрь. Было сразу видно, что центурион не удовлетворен местью. Поединок слишком быстро закончился, чтобы утолить жажду крови. Корнелия лежала на земле, жадно глотая воздух, она увидела, как ибириец подошел к подранку, что-то его спросил, а потом ступней вдавил голову раба в землю. Раб еще немного дергался, скорее по инерции, чем от сознательной человеческой мысли. Череп бедняги раскололся на сотни маленьких осколков. Максимус наблюдал за тем, как жизнь покидает противника и только после этого вспомнил о Корнелии. Девочка села на траву, было тяжело дышать. Максимус налил в ладонь воды из походной фляги и смочил лицо девушки. От дороги послышался топот копыт, Деций во всем снаряжение центуриона, умчался прочь, прихватив с собой пару заводных лошадей нагруженных добром. Корнелия, которая не успела прийти в себя, сразу накинулась на центуриона.

- Максимус, ты его упустил! Это он украл Настю, его нужно поймать!

Ибериец снисходительно улыбнулся и помог девушке подняться.

- Ловить его нет никакой необходимости. Я знаю, где твоя варварка, а этот пусть идет куда хочет. Его все равно поймают.

- Так что же ты ждешь, ее нужно спасать!

- Ну, я же не могу бросить дочь моего друга в таком плачевном положение. Дай мне руку, я помогу тебе дойти до палатки, а потом отправлюсь за девчонкой.

- Хорошо. Помоги мне, но потом сразу езжай за Настей. И, не называй ее девчонкой, а то можешь накликать гнев богов. Это проявление неуважения.

Центурион слегка улыбнулся, обнажив белоснежные зубы.

- Разве она похожа на парня?

- Нет.

- Ну, тогда назвав девчонку девчонкой, я никого не обижу, тем более богов. Борра, помоги госпоже добраться до шатра, если что-то с ней случиться я с тебя шкуру живьем сдеру.

Корнелия оперлась на раба и побрела к своему шатру, Максимус же свистнул, издав какой-то животный звук. Из темноты сразу примчался черный жеребец. Иберийец втек в седло и пулей умчался из лагеря. Теперь Корнелия не сомневалась, что с Настей будет все хорошо. Если Максимус за что-то взялся, то никогда не отступит. Нужно обо всем рассказать отцу, когда такое творят его центурионы, это бросает тень на самого консула.

- Борра, мы идем на арену, помоги мне дойти.

Раб испуганно посмотрел на госпожу.

- Простите, но господин велел мне отвести вас в шатер.

- А я приказываю вести меня на арену. Я дочь консула Марка Ульпия Траяна и подруга твоей новой госпожи, так что знай свое место.

- Это все так госпожа, но Максимус с меня шкуру живьем сдерет, если с вами что-то случиться, а вы только выпорете, так что я лучше доведу вас до шатра.

- Ты наглец! Я прикажу тебя высечь!

- Ну, я и говорю, лучше плеть, чем кинжал.

Корнелия не стала настаивать на своем. У того гиганта была такая мощная хватка, что у девушки все кости в "дугу свернулись", повезло хоть ничего не сломал, оказалось и Корнелия обладает божественной гибкостью. Борра же был рад, что обретет новую хозяйку и так легко отделался, за свою дерзость.


Мистическое спасение.

Настя замерла, боясь шелохнуться. Фигура человека застыла в проеме, с обнаженным мечем. С клинка медленно стекали капли крови. Через не большое окно пробивались слабые лучи лунного света, которые с трудом освещали маленькую комнату. Человек шагнул, вперед опустив меч. Настя выставила перед собой канделябр, ожидая нападения, ей даже показалось, что фигура улыбнулась, увидев попытку девушки защититься.

- Этой железкой нужно бить сверху, колоть и пихаться ей бесполезно.

- Кто ты? Помоги мне бежать, за меня заплатят.

Человек полностью вышел на свет. Это был тот борец, что днем победил здоровяка Гая, который теперь валялся на полу. Он присел над телом и прикрыл глаза покойнику.

- Мы друг друга не понимаем, но я пришел, чтобы помочь тебе. Здесь много волков, они могут решить, что ты отличная добыча и тогда нам конец.

- Я ничего не понимаю.

Вестах схватил Настю за руку и поволок из дома. Снаружи стояла пара лошадей на парковке рядом с домом. Парковочные места были разделены небольшими деревянными бортиками. У распахнутых ворот стояла здоровая будка, где, по-видимому, на цепи сидела собака, от бедного животного остался лишь клок волос, да старая цепь запачканная кровью. Настя побоялась спросить, что случилось с животиной. Откуда-то из леса донесся вой, повторившийся десятками глоток. В проеме ворот мелькнула фигура белого волка. Настя так и обалдела от наглости зверюги. Посмели бы волки у нас так зайти в город, им бы живо дали под мохнатый зад.

Вестах помог девушке сесть на коня, потом быстро запрыгнул на своего и выскочил за ворота. Настя сидела на лошади и смотрела в след удаляющему всаднику. Дома она ездила на лошади, но только с другом. Управлял лошадью он, а тут даже никаких инструкций не прилагалось. Девушка тыкала коня в бока, кричала: пошел, вперед; дергала за поводья, но животное только жалобно ржало и недовольно перебирало копытами. Вдруг за спиной послышался приглушенный рык. Настя обернулась и увидела огромную белую зверюгу, расположившуюся прямо на крыльце дома. Лошадь тоже увидела хищника. Конь жалобно заражал и, не дожидаясь команды, бросился наутек. Настю сильно откинуло назад, девушка с трудом удержалась, чтобы не выпасть из седла. Конь не разбирая дороги, несся по узкой тропе. Волк так и остался сидеть на крыльце, грустно зевая в след беглянки. Настя уже увидела впереди лошадь Вестаха, но вдруг из кустов выскочила пара волков. Один из хищников бросился под ноги лошади. Животное испугалось и встало на дыбы, бороздя воздух взмахами копыт. Настя так и не успела по-хорошему закрепиться в седле, она выпустила поводья и полетела на землю. Девушка грохнулась в траву. Один из волков хотел подскочить к ней, но конь со всей силы лягнул хищника. Волк завизжал и отлетел в сторону. Второй подскочил к гордому животному и вцепился ему в шею. Конь жалобно завыл и изо всех сил закрутил головой. Но из леса уже выскочила еще пара волков, которые сразу накинулись на коня. Волки вырвали жилы из ног животного, лошадь не удержалась и повалилась в траву, из последних сил борясь за свою жизнь. На глазах девушки десяток волков заживо начали рвать лошадь на куски. Настя замерла в траве боясь шелохнуться. Вдруг прямо над ней возникла морда белого волка. Его желтые глаза горели яркими огоньками, завораживая и лишая воли. Волк не скалился, не рычал, а просто смотрел в лицо девушки. Насте даже показалось, что он ей улыбался. Один из волков расправившись с большим куском конины, кинулся на Настю, оскалив окровавленную пасть, но белый его опередил, одним прыжком сбив с лап нападавшего. Черный волчара заскулил и поджал хвост. Волки быстро расправились с конем, и расселись кольцом вокруг Насти. Такого девушка еще не видела, животные как будто чего-то ждали. Волки, как домашние собачки сидели рядом с девушкой, с интересом разглядывая небо. Вдруг по дороге послышался топот копыт. По тропинке скакал всадник, державший в руке факел. Белый посмотрел на свет, потом бросил взгляд на девушку и громко завыл. Его протяжный жалобный вой разнесся по всему лесу, подняв в небо стаи птиц. Все волки как по команде поднялись с места и нырнули в чащу леса, только белый дождался, пока всадник выскачет из-за поворота и только потом, последний раз взглянув на девушку, скрылся в лесу.

Настя надеялась увидеть Вестаха, но ошибалась. Это был пунийец на черном жеребце, даже волки признали воина, уйдя с дороги. Всадник остановился прямо перед Настей. Он факелом осветил девушку, рассматривая, что посмело попасться ему под ноги. Как не странно, но Настя была не рада его прибытию. Слишком много чести для него. Да и волки уже не выглядели такими страшными как раньше. Увидев Настю всадник, широко оскалился, обнажив белые зубы. Пунийец вообще много улыбался, особенно часто просто скалился, чтобы досадить всем хорошим настроением. Попробуй такого выведи из себя. Максимус хотел подбодрить девочку, рассказать ей какую-нибудь смешную историю о волках, и работорговцах. Но вспомнил, что Настя не говорит на латыни, потому просто протянул руку, помогая ей забраться на жеребца. Настя не стала долго раздумывать, приняла помощь пунийца и лихо вскочила в седло, точнее заняв его самый неудобный край.

Всю дорогу Максимус насвистывал, какую-то песенку, не обращая внимания на те неудобства, которые испытывает его спутница. Настя пыталась спихнуть всадника на край, но тот как влитой сидел в седле. Все тычки, подныривания и жалобное ойканье не давало никаких результатов. Похоже, ему даже нравилась настырность девочки. Хотя бы одному из путников понравилась поездка.

Максимус с Настей добрались до лагеря поздно ночью. Это было самое неудобное путешествие, которое только было у Насти. Даже автобусные туры по Европе отличались большим комфортом. У ворот стояло несколько стражников, которые были огорчены, что их дежурство выпало на праздники. Повсюду шатались пьяные легионеры. У арены еще шумел народ. Огромный галл победил всех противником и теперь шел какой-то спор. Настя спрыгнул с лошади, и с помощью пунийца протиснулась сквозь пьяную толпу. У подножья вип мест стоял высокий воин и Вестах. Они о чем-то спорили. Рука Вестаха была замотана в тряпку пропитавшуюся кровью. Настя была обижена на гладиатора. Он бросил ее волкам на съедение, удрав, поджал хвост. Максимус подвел Настю к Траяну. Тот уже изрядно устал от веселья. Да еще этот галл не желал умирать. При других обстоятельствах консул просто бы казнил Вестаха за то, что тот пропустил игры, но на этот раз решил его простить, чтобы не отдать победу гладиатору Деция. Марк предложил Насте занять место рядом с ним. Корнелия уже сообщила обо всем что произошло. Консул отправил людей на поиски обезумевшего беглеца, но поединок решил продолжить.

Вестах и галл сошлись друг против друга. Галл был намного больше испанца и тот был ранен, но Вестах был более опытен и быстрее. Испанец пытался нащупать слабое место в обороне галла, но тот не подпускал его близко, размахивая длинным мечем. Все ошибки здоровяка компенсировал большой овальный щит, прикрывавший все тело гладиатора. Вестах изо всех сил пытался не дать загнать себя в угол, но молодой галл теснил его к краю арены. Испанец, собрав все силы, перешел в атаку. Принял меч на щит, обозначил укол в лицо и, зацепившись за щит противника, с силой отдернул его в сторону. Галл прикрыл лицо, но не сообразил, что это был обманный маневр. Лямки на щите лопнули от сильного рывка, и он повис на самой кисти. Вестах ударил за открывшуюся щель, пытаясь насадить врага на гладий, но тот резко поднял руку, вверх, смазав клинок. Вестах не успел отступить, и длинный меч галла вошел ему между ребер, выйдя с обратной стороны. Гладиатор повалился на песок, жадно глотая воздух. Песок был окрашен в темно коричневый цвет. Галл навис, над испанцем воздев клинок к небу, ожидая приказа господина.

Настя, которая сидела рядом с Траяном даже представить себе не могла, что произойдет все именно так. Вестах хоть и удрал, но все же не заслужил смерти. Девочка спрыгнула с помоста и подбежала к раненному гладиатору. До Насти уже дошло, что встревать в дела мужчин здесь не принято, так что консул назло может приказать зарубить Вестаха, а вот ее он убивать не станет. Так что Настя по своей уже старой привычке закрыла собой раненного гладиатора, надеясь, что на этот раз, ни один удар не достигнет цели. От навалившегося груза, Вестах застонал еще больше, даже пьяные легионеры поморщились, понимая, какую боль испытывает раненный человек, на которого положили сорок килограмм веса. Максимус, который до этого спокойно стоял в сторонке рассмеялся.

- Марк, кажется, девочка решила добить беднягу, за то, что он ее бросил. Может, оставим ей это право?

Траян недовольно поморщился. Он не любил оставлять в живых проигравших. Милосердие это слабость, удел женщин, что посланница богов сейчас и доказала.

- Думаешь? Тогда мы до утра не уснем, пока будет кричать этот бедолага. Передай, что раб и гладиатор теперь принадлежат ей, пусть делает с ними все что хочет.

- Передам. Желаю приятной ночи.

- И тебе Максимус. Держись подальше от этой девчонки, она не из этого мира.

Максимус с серьезным видом проводил взглядом господина. Теперь он как то по-новому смотрел на Настю, как будто знал то кто она и откуда пришла. Он слышал, что она пришла не одна. С ней были двое братьев, которые попали к декам, а это уже попахивало скверными последствиями. Слишком много знают посланцы богов.



Глава восьмая. В которой Орловы занимают свое место в жизни.
Южная Дакия 97 г. н.э.

Братья Орловы около недели добирались до столицы Дакии. Сашка зря времени не терял, полностью влившись в местную жизнь. Он пару раз ходил на охоту, распугав всю окрестную дичь. Даже его дружбан Рахнар, презрительно покачал головой. Старший, который считал себя мастером засад и супер охотником, только и мог, что скрежетать зубами. Ходить с луком на косулю, это не то же самое, что валить лося с немецкой винтовки со снайперским прицелом в одиннадцать крат. Там и о ветре беспокоиться не надо, точнее взял поправку на ветер, если совсем далеко, и пали в свое удовольствие, благо магазин на десять патронов позволял, а тут нужно подкрасться почти в упор, так что носом чуешь, как пахнет под хвостом у животного. А если оно тебя услышит, тогда и валить его противно, косуля сразу обгадится и в кусты. Девушки конечно Сашку подбадривали, говоря, мол, не барское это дело по горам за рогатыми бегать, но старшему от этого только хуже становилось. Если женщины понимают, что он никудышный охотник, то варвары и подавно. Так могут и додуматься, что не сын Юпитера. Скажут, иди-ка ты восвояси, а то такую оглоблю не прокормить. Но пока варвары не роптали. Кормили Орловых как положено для небесных героев. Серега даже лишний жирок на пузе обнаружил. Всю дорогу Астра учила братьев языку Даков. От общения с Рахнаром Сашка совсем заматерел, даже ругаться начал как пропитой варвар. Местные, которые поначалу подходить боялись и застенчиво жались в сторонке, как девицы на первом балу, со старшим скорешились. Если что-то не так, он об этом сообщит. Когда один из головорезов Диагала начал домогаться до маленькой Изиды, Александр ему научно популярным языком объяснил, что обижать маленьких девочек не хорошо. Парень понял не сразу. Он пытался применить контр аргументы, но лживый герой быстро поставил жирную точку в споре. Как оказалось первобытная мощь даков, никуда не годиться против заточенного на разбивание кирпичей кулака московского чиновника. Рахнару очень понравилась техника Александра. Такого он никогда не видел. Сын Юпитера голыми руками дрался сразу с несколькими противниками, правда, у тех было учебное оружие, но все же. Техника у полубога была разнообразной, движения плавными и легкими, во всем чувствовалась экономия энергии. Такого точно не просчитаешь, да и не ошибется. А вот во владение оружием у полубога были небольшие проблемы. Все уловки и приемы он знал, но опыта явно не хватало. Движения сначала обдумывались в голове, а потом выражались в действиях. У опытного воина все наоборот. Он сначала всех порубит, а потом задумывается, зачем он это сделал. В общем, должна быть привычка. Младший полубог Сергей, без оружия тоже дрался хорошо, но с клинком в руке становился бесполезен. В поединках все старались не задеть героя, уж больно он маленький и неумелый. Но Серега по этому поводу не парился. Если что Сашка всем наваляет. За то с девушками у младшего все было намного лучше. Все рабыни были просто без ума от него. По меркам рабынь: высокий, красивый, сильный и всегда ухоженный бог лучшее приобретение для зачатия ребенка. Правда после бурной ночи, когда растроганная до слез девушка, сердечно клялась молиться за полубога Сергея, каждая спрашивала, почему у него нет на голове волос. Нет! У Сереги были волосы и много, достаточно длинная спортивная стрижка, но по меркам фракийцев и даков, он был почти лысым. А ведь для мужчины волосы так же важны как меч, или конь. Грива должна быть длинной и густой. Ко всему этому должна прилагаться пушистая бородка, в стиле: я не козлик, но травку кушаю. Из всех рабынь подходящих по возрасту, Сергей не переспал с одной Астрой. Та была по-собачьи преданна своему господину Александру. Она постоянно находилась где-нибудь поблизости, желая угодить во всем, что пожелает герой. Правда, в этом было свое преимущество. Девушка потрясающе готовила. Из тех продуктов, что выделяли даки, Астра готовила самые невообразимые блюда. Даже одно и то же мясо, каждый раз имело разный вкус. Сереге было немного жаль девушку. Она так сильно хотела возлечь с Александром, а он ее совсем не замечал. Сашка вообще, похоже, девушек не замечал. Он постоянно с кем-то боролся, тренировался во владение оружием, от чего на привалах он просто падал на землю и засыпал мертвым сном.

По дороге Рахнар просветил братьев в топографии, рассказав, как называются горы и реки Дакии. Вообще-то Сашка и сам мог немало поведать об этих местах. На Балканах он бывал не раз и не два. Почти на всех перевалах побывал, устанавливая русский флаг. Его даже местные менты чуть не повязали. Думали, что Русский шпион новую границу прокладывает. Правда местность сильно изменилась. Там где раньше стоял отель или какой-нибудь пансионат, теперь лежала груда камней, ну или хвойный лес. Сашка даже на одном булыжнике, где через почти две тысячи лет будет стоять музей Второй мировой войны, выбил типичную русскую надпись: здесь были Сашка и Серега из двадцать первого века, Москва форева.

Из того что бойцы Диагала награбили у римлян братьям полагалась тройная доля. Вождь хоть с опаской относился к сыновьям Юпитера, но их авторитет и заслуги признавал, так что ребята в один миг взлетели в статусе почти до ранга вождя. Серега сразу начал разбазаривать общее имущество, раздаривая его своим любовницам. Александр это оценил, потому разделил общее, почти супружеское имущество, на неравные доли. Для оплаты интимных услуг и этого хватит. А добро еще пригодиться.

Кроме того Старший аккуратно расспросил у Диагала о политической обстановке в Дакии и регионе в целом. Как оказалось в стране правит Децебал, но только номинально. Племена фактически независимы, многие воюют друг с другом, не гнушаясь пограбить и земли своего царя. Государственные органы как таковые отсутствуют, постоянной армии нет. Еще Диагал сообщил, что в столице будут проблемы. Жрецы культа не любят чужих богов. Залмоксис, единственный бог даков, согласно которому после смерти все переродятся и обретут новую, еще лучшую жизнь. Диагалу то все равно, он вообще богам больше не молиться, а вот жрецы за идею порвут. Так что братьям нужно будет вести себя осторожно, вождь их, конечно, не бросит, но и самим лучше не нарываться. Еще опасность представляет сын Децебала, Адиоциний, тот любит ради веселья чужеземцам головы рубить. Если не признает великих героев, так и поступит. С ним даже полубогу Александру не справиться, самый лучший воин Дакии. Сын царя Сашке сразу не понравился, имя у него уж больно сильно смахивает на идиота, да и по повадкам похоже псих. В связи с этим же Адиоцинием, на дочь царя тоже лучше не смотреть. Девушка она просто красавица и образованна и умна, за себя постоять может, но есть у нее один недостаток: ее брат в нее безумно влюблен. Если Адиоциний увидит, что кто-то на нее смотрит, прикажет живьем содрать кожу, кастрировать, и выколоть глаза, в общем, Сашка не стал слушать, чем закончиться его жизнь, если он невзначай не так посмотрит на девушку. Римлян, Диагал опасными не считал. Империя это место для кормежки, пришли, пограбили и ушли, а римлянам в Дакии делать нечего, через горы им не перебраться, а если и придут, то все равно проиграют, как бывало уже не раз. Зато у Децебала есть враги внутри государства: Анты и Готы постоянно плетут козни и воинов у них много так, что ни сегодня, завтра будет война. А война, как известно, лучший способ чтобы поправить материальное положение и завоевать уважение среди рода.

Сергей, которого варвары признали нижним полубогом, сдружился с младшим братом Рахнара Мезой. Тот был молодым парнем, даже немного помладше Сереги. Он с десяти лет ходит в походы, сначала с отцом, теперь с братом Рахнаром. Молодняк сразу слился по интересам. Меза тоже любил женщин, хорошо поесть и, конечно же, выпить. Во всем этом Сергей ему не уступал, а даже превосходил, но когда дело касалось конных прогулок, стрельбы из лука и прочих развлечений второго века, Сергей сильно позорился перед новоиспеченным другом, хотя младший делал немалые успехи под чутким наблюдением Мезы.

Сармизегентуза, столица Дакии была хорошо прикрыта хребтами Карпатских гор. Город раскинулся в большой долине, со всех сторон окруженной перевалами. Стены города еще были не достроены, хоть и поражали своей первобытной мощью. Они были по-настоящему огромны, из больших каменных глыб, скрепленных между собой раствором глины. Смесь конечно никудышная, но подходящая для того чтобы камни лежали на своих местах. Сашка даже прикинул, что будь он штурмующим, он сделала бы насосы, и подмыл основание стены, а потом тараном выбил блоки из кладки. Вся конструкция рухнула бы как карточный домик. На глаз показалось, что город довольно большой, намного больше, чем средневековые города, но выглядел убого. Дома имели крыши из какой-то сушеной растительности, в высоту они с трудом могли вместить гиганта Александра. В этих лачугах скоту хорошо жить, можно до крыши дотянуться и съесть ее. Самым впечатляющим в виде города, были клубы дыма, поднимающиеся из тысяч костров. Сашка никогда такого не видел. Город как будто дышал, ну или курил, своей необъятной грудью.

Со всех сторон от стен тянулись поля засаженные пшеницей, отбитые у леса много лет назад. Правда злаки выглядели, какими-то убогими, сразу видно, что летом была засуха. Повсюду суетились дети. Самые маленькие играли, а те, что постарше трудились в поле, пытаясь собрать хоть какой-то урожай. Этот год не принес Дакам ничего хорошего. Погода была засушливая, а оросительных систем варвары еще не придумали, так что и надеяться на полные амбары хлеба было нечего.

Отряд Даков медленно спустился с гор. Толпы детей и подростков кинулись встречать отцов вернувшихся из похода. Сашка с Серегой ехали верхом, сопровождаемые Мезой и Рахнаром. Эти ребята гордо вытянулись на спинах лошадей, изображая безразличие, не то еще что-то. Сашке показалось, что Рахнар чем-то не доволен, как будто здоровяк собирается идти в зубной кабинет. Врач бы точно пожалел, что неаккуратно полечил дака. Старшему стало интересно, что так повлияло на друга.

- Рахнар, а где твои близкие? Семья?

Дак посмотрел на старшего как на идиота.

- Что такое семья?

Сашка ничего не понимал. Он знал это слово. Астра много раз говорила его на дакском, намекая, что пора бы Сашке завести жену.

- Ну, семья это жена дети, мать, братья и сестры.

Рахнар покачал головой, вроде как герой говорит глупость.

- Это род Александр. Семья там, у римлян, а мы живем родами. А роду не пристало бегать за одним членом. Я всего лишь маленькая крупинка. Я умру, а род будет жить. Мои родичи заняты делами рода и встретят меня тогда, когда это будет нужно.

- Сурово! А я хотел бы, чтобы меня встречала жена с сыном на руках, ласково улыбалась и махала мне рукой еще до того как увидит меня. А когда я буду перед ней, она броситься ко мне на шею и страстно поцелует, а сын схватит меня за ногу и будет кричать - папа приехал. А потом мы бы пошли домой, заперлись с женой в комнате... Ну, а что будет дальше тебе знать не обязательно. Вот это, по-моему, семья.

Молодой Меза заслушался словами Александра. Рахнар же просто хмыкнул и как-то неуютно поежился на коне.

- Ты очень красиво говоришь. Встречающая тебя любимая женщина это хорошо, но что делать мне с моими двенадцатью, если они кинуться ко мне на шею, то я их не удержу, - искренне забеспокоился Меза.

- Просто не нужно было приводить в дом таких коров, что такому войну как ты их не удержать, - загоготал Рахнар.

Меза сверкнул глазами на брата, но промолчал. Рахнар был старшим, а значит главным по праву и младший должен его чтить и смиренно терпеть все унижения.

- Полно тебе, Рахнар. Ну, не все же любят маленьких девочек, как твои головорезы.

- Мои воины любят всяких женщин, они все разные и все на что-то годятся.

Сашка почувствовал изменения в тоне сотника. Другим говорить гадости можно, а вот стерпеть их в свою сторону невмоготу. Нужно это учесть.

- Рахнар, я не хотел оскорбить твоих воинов. Я имел в виду то же самое что сказал ты. Меза любит пышечек, твои воины маленьких девочек, не нужно обижать брата из-за его предпочтений.

- Мог прямо так, и сказать, я бы понял.

- Мне показалось, что ни один дак свои мысли прямо не выкладывает. Вы хитры как лисы.

Рахнар и Меза расплылись в довольной улыбке.

- Нет ни как лисы, как медведи. Потому что мы не только хитрые, но и сильные!

Ехавшие рядом варвары заухали и загакали как гуси, подтверждая слова мощными ударами в грудь. Серега даже поежился, представив, сколько ребер они ломают за одну пирушку.

Стены города были все ближе и ближе. Большие ворота выступали вперед, образуя арку. Камень был грубый и плохо отесанный, так, что назвать красивой работу местных архитекторов было нельзя. За то величия здесь было хоть отбавляй. Рядом со стеной даже высоченный старший чувствовал себя букашкой. Правда залезть на стену было бы не проблемой, любой дурак вкарабкается, хватаясь за огромные выступы между камнями.

У ворот отряд Диагала никто не встречал. Местные даже не позаботились выставить стражу у ворот. Сашка с Серегой въехали в первобытный город. Ребята были немного разочарованы. Он напомнил им какую-то деревушку. Узкие улочки, в которых по колено в грязи бродят такие же грязные люди. Домики маленькие, стены сделаны из плетеных веток, покрытых глиной. Народа на улицах оказалось немного. Рахнар пояснил, что в это время все на работе. Все мужчины охотники, так что сейчас людей больше в лесу, чем в городе, а остальные на полях, убирают урожай. Воины же Децебала и члены совета сейчас отдыхают после ночных игр. Так что обниматься никто не полезет.

Диагал предложил братьям присоединиться к нему, отправившись в дружинную избу. Серега, может быть, и принял бы предложение, но Сашка решил, что с Рахнаром будет безопасней. У Рахнара много родни, если что прикроют, а Диагал пока пусть всем расскажет, кто есть кто. А то не узнают сыновей богов, да и прибьют с бадуна. Братья отправились на двор рода Рахнаровичей, как про себя окрестил их старший. В отличие от остального города, где и посмотреть было не на что, дом сотника выглядел вполне цивилизованно. Настоящий бревенчатый сруб, в длину метров двадцать и в ширину метров десять и крыша елочкой, покрытая деревянной черепицей, а с торца выбита самая настоящая голова медведя. Эта фигурка в архитектуре дома Сашке понравилась больше всего. Чтоб такую сделать, нужен настоящий талант, прямо как настоящая.

- Рахнар, а кто эту морду медвежью сделал? Неужели у вас такие мастера есть?

Дак посмотрел на крышу, мельком остановив взгляд на украшение. Было такое ощущение, что он сам первый раз увидел фигуру.

- Ее природа сделала, а мы забрали, чтобы не прошеных гостей отпугивала. А ты украшение...

- Так это настоящего медведя голова?

- Да, ее завялили и в растворе замесили. Советую немного испугаться, а то дед обидеться. Он этого медведя голыми руками брал, так, по его мнению, никто кроме него против такой зверюги не вышел бы, испугался. Так, что будь вежлив.

- А, что, правда, голыми руками? - изумился Серега.

У Рахнара от удивления чуть челюсть не отвисла. Задавать такие личные вопросы не прилично, к тому же на пороге дома хозяина, но Меза решил пояснить.

- Не беспокойся Сергей, с голыми руками на медведя ходишь только ты, а нам простым смертным железо нужно.

Дом окружал высокий бревенчатый забор, с окованными железом воротами. У ворот уже ждали три десятка человек возрастом от годика и выше. Пожалуй, у Рахнара и, правда, большая семья. Меза спрыгнул с лошади и подошел к кряжистому мужчине, похожему на выкорчеванный вековой дуб. Здоровяк сгреб Мезу в охапку и слегка приподнял над землей. Сереге показалось, что у друга ребра затрещали. Бугай отодвинул Мезу в сторону и махнул рукой Рахнару, предлагая спуститься с коня. Сотник был явно не доволен отношением здоровяка, но все же спрыгнул с животного и подошел ближе. Две оглобли стояли как вкопанные напротив друг друга. Сашке даже показалось, что они сейчас подерутся, но драки не получилось. Рахнар склонил голову, от чего здоровяк засмеялся каким-то животным смехом, у ребят даже мурашки по спине пробежали. Этот мужичек родного сына не пожалеет если понадобиться. Наконец Рахнар и здоровяк обнялись и к приветствию подключились все остальные родичи. Мужчины братались, подшучивали друг над другом, девушки целовали и нежно смеялись. Наконец, когда семейство воссоединилось, глава семьи обратил внимание на братьев Орловых.

- Рахнар, кого ты к нам привез, неужели ты пленил римского военачальника? Если да, то я сразу начну тебя уважать.

Александр и Сергей, правда, были похожи на римских центурионов. В отличие от даков, которые брали отдельные элементы доспехов, ребята обрядились полностью.

- Нет, отец, это сыновья бога Юпитера, полубог Александр и Сергей. Они пришли к нам из-под земли на языках пламени. Будь вежлив с ними. Сам Диагал признал их божественное происхождение. Если бы не они римляне разбили бы нас, и мы все погибли.

Здоровяк присвистнул и покачал головой, после чего как танк попер на лошадь Сергея. Бедное животное заржало и испуганно закачало головой, Серега попытался осадить коня, но тот совершенно обалдел от страха. Конь встал на дыбы и начал отступать назад, пока Сашка своим громогласным голосом не приказал: "стой!". Конь жалобно заржал и встал как вкопанный. На здоровяка это произвело впечатление.

- Допустим, богатырь похож на бога, но маленький обычный человек. Ты сам видел, как они пришли?

- Да отец я сам видел. В том, что Сергей тоже сын бога нет никаких сомнений, с ним даже медведь побоялся схватиться.

- Медведь?

- Да отец. Сергей пошел на него голыми руками, ему даже железо не понадобилось.

- Это правда, что медведь тебя испугался?

Серега внимательно слушал разговор Рахнаровичей. Для него было еще тяжело разбирать слова даков, но он старался.

- Медведь испугался не меня, а гнева богов, который обрушиться на тех, кто посмеет напасть на сына Юпитера.

Здоровяк понимающе покачал головой. Гнев богов это не шутка, даже звери это понимают.

- А ты бы смог пойти на медведя голыми руками?

- Если я скажу что не смог бы, то опозорил бы себя трусостью, а если скажу что смог бы победить, то опозорил себя ложью.

Сашка даже дар речи потерял от слов брата. Таких глубоких мыслей он не ожидал от студента оболтуса. А вот среди варваров остался доволен лишь глава семейства. У даков было принято хвастаться и как можно больше преувеличивать свои победы. Охотник, заваливший быка утром, уже к вечеру побил целый табун человеко-быков, так что Сергей в эту черту менталитета не укладывался.

- Ответ достойный сына бога. Считай что ты дома, моя жена твоя жена, моя наложница твоя наложница. Конечно, наше скромное жилище не сравниться с хоромами богов, но лучшего вы не найдете. Меня зовут Билис, я глава рода.

Серега сразу расцвел. В толпе родичей Рахнара было много симпатичных девушек. Круг общения рабынь младшему уже поднадоел. За то время что они здесь у Сергея было больше женщин, чем за все годы жизни в Москве. Так что во всем нужно видеть свои преимущества. А вот Сашка сидел в седле, смотря на отца Рахнара как на врага, тот нарочно не обращал на старшего никакого внимания. Чувствовать себя как дома, было предложено только Сергею. Александр спрыгнул с коня и без спроса направился в дом. Здоровяк даже поперхнулся от такой наглости. Один из младших братьев Рахнара преградил Сашке дорогу. Он был чуть меньше старшего и был сбит не так крепко. Парень с вызовом смотрел на сына бога, но нападать не решался, а глава семейства приказа не давал. Сашка не стал ждать, пока даки решат, как с ним поступить. Он ухватил под плечи парня и по всем правил подъема штанги, поднял того над головой, а потом аккуратно поставил рядом. На родичей это произвело впечатление. Главное в этом было не то, что Сашка поднял девяносто килограмм веса, а то, как он это сделал. Со стороны казалось, что для старшего поднять над головой такую тушу, все равно, что пылинку с плеча сдуть. Билис, который, до этого просто ждал, что произойдет дальше, окликнул Александра.

- Ты груб сын Юпитера. Своим пренебрежением к моему сыну, ты унизил его.

Обратить на себя внимание получилось, теперь главное не перестараться.

- Значит то, что я сын бога ты не оспариваешь? Спасибо и на этом. А ты не подумал, что твое недоверие оскорбляет меня? Я прошел длинный путь и всего лишь хочу отдохнуть, если в твоем доме мне нет места, то я найду его у Диагала. А на счет твоего сына, ты больше хочешь, чтобы я убил его?

Билис на мгновение замер, решая как поступить. Отказать сыну бога в крове, все равно, что съесть жертвенного быка. Ясно, что потом удачи не жди. Да и не хочется, чтобы люди потом говорили, что боги предпочли дом Диагала. Да и что сына поднял не так уж и обидно, вот если бы за волосы дернул, то тогда смерть ему, а так вроде как брата проучил.

- Я рад тебе в своем доме. Постарайся не испачкать свою белую сбрую.

Родичи Рахнара расхохотались, по-видимому, решив, что глава семейства выдал хорошую шутку.

- Грязь отмывается лучше, чем кровь, так что за мою сбрую можете не беспокоиться.

Рахнар, который до этого покорно ждал, чем закончиться разговор предложил братьям войти в дом. Сашка не ожидал такой встречи в доме друга, а тот ни о чем не предупредил. Суровый старик у Рахнара. Сашка краем глаза заметил, как тот парень, который встал у него на пути, стащил Астру с повозки и потащил в конюшню. Девушка, молча, поплелась за варваром. Для старшего бога это было что-то вроде пощечины, Астра принадлежала ему и это никто не оспаривал. Серега, который тоже заметил, что творит родич Рахнара, схватил Александра за руку. О женской чести здесь никто не беспокоился, тем более рабынь. Но у Александра были совсем другие представления. Старший окликнул парня и пошел к нему. Дак немного растерялся, но девушку не отпустил.

- Эта женщина принадлежит мне, отпусти ее.

Варвар удивленно уставился на сына бога.

- Она рабыня. Возьми себе другую женщину или подожди своей очереди.

- Ты не понял эта женщина моя. Она как часть меня, ты, что хочешь меня снасильничать?

Дак смутился, не зная, что ответить наглому сыну бога. Тем временем Астра, заметив, что варвар ослабил хватку, попыталась вырваться из его лап, но парень почувствовал, что добыча ускользает, и поудобней перехватился за длинную косу девушки, притянув ее к себе. Астра не успела понять, что произошло. Девушка рванула в сторону, после чего земля ушла из-под ног и она камнем повисла на длинной, густой косе. Сашка не стал ждать, пока парень измордует Астру, а схватил его за руку, которой он держал косу, и двумя пальцами продавил меж сухожилий бицепса. Рука дака обмякла, а пальцы сами собой разжались. Парень не мог понять, что происходит. Он пытался поднять руку, но мощная длань была больше похожа на веревку, чем на руку молодого воина. Билис с интересом наблюдал с крыльца за спором. Парень был одним из его глупых внуков. Он только и мог, что бегать за юбками, а в голове не больше мозгов, чем в глиняном горшке. Но все же он был родичем, родной кровью, так что оставить его в одиночку нельзя. А вот проучить даже полезно. Билис думал, что здоровяк побьет внука, но тот только дотронулся до него и рука парня обмякла. Со стороны это смотрелось как божественное прикосновение. Астра тем временем, чувствовала себя в полной безопасности за могучей спиной Александра. Рахнар, Меза и Серега тоже наблюдали за спором, ребята никогда такого не видели, младший правда слышал о парализующем прикосновением, но не знал, что брат владеет таким приемом. Билис спустился с крыльца и подошел к старшему. Вид у него был как у зека в коморке, когда новенького посвящают. Сашка даже попятился от этого сурового человека. Но Александру повезло, Билис вместо того чтобы наброситься на Сашку рассмеялся, и дружелюбно стукнул его по плечу. Правда, от дружеского хлопка синяк был не меньше чем от удара профессионального боксера. Александр не мог решить как вести себя с этим человеком. Еще недавно в нем чувствовался самый настоящий враг, а теперь такое понебратство. Уж слишком быстрые смены настроения. Если бы не парень с парализованной рукой, то два здоровяка так бы и простояли до ночи корча дружелюбные рожи, но парень, решил что рука для любовных утех ему не очень и нужна, зашел с бока и ухватил за рукав Астру. Девушка взвизгнула от неожиданности, вырвалась и перестроилась, встав напротив старшего рахнаровича, теперь парень должен был уняться, но не тут-то было. Он бросился на девушку, огибая Александра, как тур на глупого охотника. Сашка уже хотел по-настоящему успокоить парня, но Билис взял инициативу на себя. Здоровяк со всего размаху вмазал своему родичу в челюсть, да так что тот зубами щелкнул. Инцидент был исчерпан, парень тем же рейсом улетел в мир грез. Хотел, было, Александр поблагодарить старшего семейства, как тот намного полегче, но тоже не слабо, ударил бедную Астру. Девушка полетела на землю, как срубленный стебель сухой травы. Теперь Сашка вообще ничего не понимал, похоже, старик живет по принципу: бей своих, чужие бояться будут. Для Александра бить женщин было верхом отмороженности, так что он с трудом сдерживал себя, чтобы не научить старика хорошим манерам. Билис заметил сжатые кулаки и кровожадное выражение лица гостя, потому решил пояснить, что своим поступком он сделал герою одолжение.

- Девушка притягивает к себе неприятности. В ней есть что-то такое, что неведомо простому глазу, отдай ее богам, так будет правильно.

Дак пихнул ногой Астру, жестом подкрепляя слова.

- Я сам решаю, как будет правильно. Я сам сын бога, не пристало мне бежать от худого, - выдохнул Сашка, усмиряя гнев.

- Как знаешь, я только предупредил и не серчай на этого юнца. Он еще молод и глуп, притянула его твоя девица. И что вы в ней нашли? Серая мышка, попа маленькая, грудь вообще не видно, девица должна быть сочной, а это что? Срам, да и только. Ладно, проходи в дом, посердцу ты мне.

Александр внимательно всматривался в черты лица старика, пытаясь запомнить мимику, подходящую под то или иное чувство, но старик был твердым орешком. Когда он радовался, то на лице была скорбь, а когда злился, то улыбался как одержимый. Вот такой это был человек. Старик воспринял Сашкину нерешительность, как сомнение, а может быть даже страх. Здоровяк сгреб старшего в охапку и потащил к двери, приговаривая.

- Не бойся, не обижу, и за девкой твоей приглядят. Если кто тронет, сам шкуру спущу, - выкрикнул погромче Билис, да так, что у Сашки ухо заложило.

Несколько женщин из рода, которые были во дворе, мигом бросились к Астре, чтобы привести в себя девушку. Серега тем временем зашел в дом, не доживаясь пока старший брат, разберется с маньяком, и так было понятно, что дурного здесь не причинят. Дом изнутри не отличался изысканностью. Большой, вытянутый в длину зал, с закопченным потолком и длинным грязным столом, к которому были приставлены такие же длинные лавки. Потолок держали деревянные столбы расписанные резьбой. В углу у двери было сложено оружие. Десятки топоров, луки и несколько мечей. В центре зала было оборудовано место для очага, точнее там был большой костер со всех сторон обложенный камнями, на котором жарился приличный поросенок. У Сергея от такой картины даже слюнки потекли, не испортило настроение даже неопределенное тело, о которое запнулся младший, чуть не угодив челюстью в стол. Да еще пол покрыт толстым слоем грязи, даже падать противно. Уборкой здесь явно себя не удручали. На полу валялись кости, раздавленные кусочки пищи, кое-где виднелись следы жира, меж этой картины дизентерии лежали пьяные мужики, которые еще не проснулись после вчерашней попойки. Теперь Сергею стало понятно, откуда пошла русская душа. Уж если пить, то до победного конца. Сергей дал себе торжественную клятву, что больше напиваться не будет. А если напьется, то не будет смотреть в сторону женщин целый месяц.

Меза показал младшему оставшуюся часть дома, где было чище, но, правда, не намного и совсем никакого намека на роскошь. Только теперь Сергей понял куда попал. Всю дорогу он мечтал о мягкой, теплой постели, где он выспится и как следует отдохнет. Но здесь не было даже этого. Его кровать представляла собой широкую лавку, на которую была постелена какая-то вшивая шкура, по которой, не соблюдая правил дорожного движения, скакали жирные блохи. Из другой мебели, только большой сундук в углу. В комнате даже окна не было, так бы хоть звездным небом можно было полюбоваться. Вот тебе и романтика. Спать на таком постельном белье было себе дороже. Ну, должны же здесь быть хоть какие-то магазины. Что Сергей немедленно разузнал у Мезы. Младший был огорчен ответом друга. Торговые люди в городе, конечно, есть, только вот торгуют они не тем что нужно Сергею. Хороших тканей здесь отродясь не видели. Как Рим захватил берег Понтийского моря, так вся торговля с востоком сошла на нет. Раньше даки им меха продавали, мед, золотые и серебряные изделия, а персы и прочие везли шелк и шерсть хорошего качества. Вот теперь Сергей по-настоящему возненавидел римлян. Из-за них ему придется кормить блох, на грязной вонючей шкуре какого-то бедного животного, которое оказалось не в то время и в не том месте, потому теперь лежит у младшего на скамье в качестве ночной подстилки. Серегины мечты о красивых девчонках, которые только и горят желанием прыгнуть ему в постель, тоже разбились о страшную действительность. В роду от силы были штук пять подходящих девушек, притом две из них были беременны и имели ревнивых мужей, еще две уже готовились к свадьбе, им подыскали мужей из других родов, так что попортить их означало опозорить весь род. Еще одна не подходила по возрасту, хоть и была очень милая. А жена хозяина дома, которую тот предложил Сергею, прямо сказать была страшная. Веса в ней пудов шесть, не меньше и возраст раза в два больше чем младшего, так что от такого подарка он решил воздержаться. Билис, наверное, нарочно решил спихнуть жену, чтобы избавиться от супружеского долга, а жена была не против пощекотать нервы молодому полубогу. Сергей немного побегал от жены хозяина дома, да так и спрятался в комнате, до самого вечера, в надежде на хороший ужин и на то, что о нем забудут.

Александр тем временем осматривал свои новые владения. Как талантливый управленец, он понял, что хозяйство Билиса переживает не самые лучшие времена. В конюшне оказался всего шесть лошадей на четыре десятка обитателей дома, при этом большинство лошадей были простыми работягами. Рядом с домом был пристроен скотный двор, в котором одиноко гуляла пара свиней и несколько коров, где-то наверху гоготали гуси и куры. До этого Сашка считал Рахнара зажиточным феодалом, но все оказалось намного хуже. Древний род увядал, в нем было слишком много женщин и детей, чтобы богатеть. Ведь сила семейства в числе взрослых воинов готовых держать меч, а большинство детей и внуков Билиса погибли, а те, что живы, были еще слишком молоды. Да и предприимчивых рук в семействе не хватало. Билис был хорошим воином, но вот вести хозяйство он не умел. В роду некогда была хорошая кузница, но кузнеца и его подмастерьев свела в могилу болезнь, так что ремесло было заброшено. То, что захватил Рахнар с Мезой в походе на римлян, едва хватит, чтобы протянуть этот голодный год. К тому же, дабы укрепить свои позиции род готовил выдать замуж двух своих дочерей, а дочерям само собой нужно приданное, которого у семейства не хватало. В общем, дела обстояли не лучшим образом.

Единственное что приходило Александру на ум это торговля. Римская Империя в этот период переживала свой рассвет, так что товарно-денежные отношения были на пике своего могущества. Сейчас можно было купить и продать все что угодно, от человека вплоть до огромной виллы. Но чтобы торговать, нужен товар и люди, которые смогут этим заниматься, а в роду Рахнара ни товара, ни образованных людей отродясь не видали. Александр с Сергеем, конечно, могли бы этим заняться, но старший решил, что торговать им не к лицу. Они вроде как в касту воинов метили, так что раньше времени свои способности лучше не показывать. А вот выковать настоящее оружие, которое можно и местному царю подарить и его приближенным, чтобы выбить себе теплое местечко под солнцем, можно, благо кузница в семье имелась, хоть и запустела много лет назад.

Александр уговорил братьев Рахнара и Мезу отвести его в кузницу. Путь лежал не близкий. В те времена профессия кузница считалась чем-то магическим, потому кузницы размещались за пределами города. Кузнец как будто говорил с богами, шептал огню заветные слова и камень превращался в красную жижу, из которой потом ковалось оружие. Для того времени это и правда было чем то магическим, ведь никаких измерительных приборов не существовало, кузнецы не создавали проект будущего изделия, а на глаз, говоря с огнем, лепили сложные орудия труда.

Сашка окончательно убедился, что столица Дакии одна большая деревня: улочки узкие, дома обшарпанные, сделанные из не пойми чего, да и народ немногим отличается от своих жилищ. Посмотрели бы жители Москвы на столицу этого государства и мигом бы воспряли духом, ведь только в сравнение понимаешь, что все может быть гораздо хуже. Вот и Сашка пробираясь сквозь узкие грязные улочки наконец то понял что нет ничего романтического и великого в жизни наших предков, любая жизнь прекрасна, нужно только ценить то что имеешь. И только Александр пришел к этой мысли, как пошел дождь! Пожалуй, нет, хуже этого не бывает, высказал вслух свои мысли бывший московский чиновник. В этот раз Сашкин оптимизм выручил Меза, высказав глубоко философскую мысль:

- Бывает и хуже. В том, что пошел дождь, тоже есть свои преимущества: к примеру, он смоет с нас грязь, а еще в городе сегодня точно не будет пожаров. И тебе не придется мыться, я заметил, что ты это очень любишь.

- Ну, я хотя бы моюсь, а от вас пахнет как от стада козлов, - недовольно проворчал Александр.

Меза принюхался к своей одежде, но осмотром остался доволен, решив, что полубог пошутил на счет запаха. Рахнар же в разговор не вмешивался, невозмутимо пробираясь сквозь топь столичных улиц. У самых южных ворот, Сашка скорее почувствовал, чем заметил, что что-то произошло. Как будто он что-то забыл или потерял. Александр остановился и огляделся по сторонам. Они находились на небольшом перекрестке, левая улочка от которого вела на торговую площадь. Повсюду сновали люди в грубых одеждах, ничего особенного, все такая же невзрачная картина, как и раньше, но почему-то одна фигура привлекла его внимание. Небольшая фигурка человека в плаще. На скидку показалось, что это подросток, который как будто отчего-то бежит. И тут Сашка почувствовал, что его рука слишком легкая, он перевел взгляд на запястье и понял, что его так беспокоило. Его золотые часы пропали. Старший окликнул парня, но тот даже не обернувшись, бросился бежать. Сашка побежал следом за воришкой, Рахнар с Мезой поняли, что произошло только тогда, когда полубог скрылся за поворотом. Бежать было тяжело, земля на улицах давно превратилась в настоящую топь, да еще холодный дождь хлестал прямо в лицо. Нагнать карманника было не так-то легко, хоть Сашка и считал себя в отличной форме, но парень был явно шустрей. Полубог даже решил снизойти до регулярных упражнений, чтобы улучшить свои навыки. Расстояние все же начинало постепенно сокращаться. Они дружно пробежали всю улицу до самого рынка, где тот, похоже, надеялся затеряться среди людей, но в такую погоду, да еще в неурожайный год народу здесь было мало. Перед тем как свернуть в переулок, парень закричал тоненьким голоском, что его убивают, и бросился куда-то под стеллажи с фруктами. Сашка может и последовал его примеру, но со своими габаритами сразу бы своротил весь прилавок. Старший уже хотел обойти его, как трое раздельщиков мяса преградили ему путь, держа в руках увесистые топоры. Весь азарт погони сразу как водой смыло, которая, кстати, текла с неба в изобилии. Александр попытался обойти здоровяков, особенно держась подальше от раздельщика с глубоким шрамом вдоль всего лица, от чего у того лицо стало похоже на кабанью морду, но не получилось. Крайний без всякого предупреждения толкнул Сашку в грудь, от чего тот полетел на прилавки с яблоками. Мясники как по команде бросились на чужака. Сашка совсем не подумал, что надеть римский плащ, это тоже самое, что повесить красное знамя разъяренному быку на рога. Как назло старший еще не привык везде таскать с собой оружие и братья куда-то подевались. Единственное, что было у Сашки под рукой это крупные спелые яблоки, которыми он и воспользовался. Полубог начал энергично закидывать здоровяков фруктами. Один бросок получился настолько метким, что мясник на время ослеп, получив большой фингал под глазом, но вот второй одним взмахом топора перерубил прилавок, чуть не раскромсав полубога. Яблоки разлетелись в разные стороны, упав в грязь. Маленькие мальчишки кинулись собирать спелые плоды. Мужик, который торговал этими яблоками, тоже решил, что его оскорбили и со всей мочи въехал мяснику, кто-то решил, что просто стоять и смотреть со стороны скучно, в драку включились еще два десятка человек. Сашка же отправив в нокаут пару удальцов, что встали у него на пути свернул в узкий переулок, в котором скрылся парень. С площади еще слышался шум мордобоя, когда Сашку окликнул Меза. Дак стоял у высокого забора, высматривая удобный проход внутрь. Старший подошел ближе. Искать парня было уже бесполезно, слишком много времени ушло на разборку с мясниками.

- Что такого интересного ты нашел в этом заборе? Лучше бы помог мне найти воришку, - возмутился Александр.

Меза только подмигнул и направился прямо к воротам. У входа стоял привратник, мерно прикладываясь к крынке с медовухой, парню не мешал даже дождь, который усердно затекал в широкое горлышко. Меза подошел к сторожу и попытался объяснить ему, что их привело к дому, но парень либо не понимал, либо не хотел понимать. Меза опустил руки в бессилии. Было странно увидеть этого бесшабашного воина, который чего-то испугался.

- Меза в чем проблема? Воришка зашел туда?

Дак утвердительно кивнул и пояснил.

- Рахнар пошел в кузницу, чтобы приготовить там все к твоему приходу, а меня отправил помочь тебе поймать девчонку. Я обошел площадь и прошел за ней до самого дома, только привратник нас не пустит, господин сегодня не принимает.

- Подожди, ты говоришь, что это не парень, а девчонка?

Меза снова покачал головой.

- Быстро она бегает. А эти, что укрывают вора?

- Ты что, они никого не укрывают. Нужно просто прийти попозже, врываться в дом это неуважение к хозяину. Пошли, мы придем завтра, и хозяин сам выдаст, твою вещ.

Вот теперь Сашка был по-настоящему возмущен. У него украли самое дорогое, что у него осталось от прошлой жизни, а ему говорят подождать. Какое тут уважение. Укрывать преступника это преступление, а каждый воин имеет право наказать своего врага.

- Ты боишься? Меза испугался какого-то привратника? Тогда я сам все сделаю.

Сашка с места рванул в голоп. Подвыпивший привратник только и успел, что выбросить крынку и схватить копье, но это было все, что он смог. Александр, как тур вздел парня на рога, отправив его в штрафную зону. Привратник врезался в ворота, закатившись в придорожную канаву. Во дворе бегали несколько огромных косматых собак. Животные уставились на незнакомца, любопытно рассматривая свою добычу. Сашка встал как вкопанный, увидев опасность. Собаки зарычали, начали скалиться, обтекая густой слюной. Первая собака пулей бросилась на старшего. Теперь стало понятно, что это была глупая идея, но отступать было поздно. Сашка бросился к крыльцу, оба пса мчались наперерез. Одно из животных сделало прыжок, но Сашка крутанулся и пасть собаки, только чиркнув по спине, прошла в сторону. Старший развернулся по узкой дуге, но вторая собака преградила дорогу, оскалившись клыкастой пастью. От такого волкодава можно ждать чего угодно, но тут на помощь пришел Меза. Он не остался стоять за забором, хоть и был не согласен с решением друга. Дак который никогда не расставался с оружием, метнул длинный нож в животное. Клинок по самую рукоять вошел в горло. Собака завизжала и упала на землю, дергая лапами. Предсмертный схлип животного привлек внимание еще четырех собак, которые вышли из конюшни. Меза громко закричал и заухал, привлекая внимание хищников, собаки как по команде перевели взгляд на дичь. Меза не теряя времени, бросился за ворота, а собаки кинулись за воином, раскидывая лапами грязь, еще немного и твари сожрали бы парня, но тот вовремя успел закрыть ворота и собаки с визгом врезались в стену. Сашка не стал ждать, пока его сожрут, и забежал в дом. Внешне строение было похоже на жилище Рахнара, но наместо большого зала, использованного в качестве столовой, Александр попал в небольшую горницу, в которой вдоль стен было сложено оружие. За горницей шел коридор, который расходился в четыре стороны, образуя перекресток. Коридор, который шел прямо, вел в большой зал, где сейчас собралось много народа. Они что-то бурно обсуждали, время от времени прикладываясь к кубкам с вином. Коридор слева был узким и темным, но именно в нем мелькнула фигурка вора. Вот так всегда, преступники скрываются в темноте. Сашка побежал по коридору стараясь двигаться как можно тише, но вдруг из соседней двери, прямо перед ним, вышла женщина с большим серебряным подносом. Александр и девушка встали друг напротив друга. Незнакомка была похожа на кухарку, по крайней мере, на платье отчетливо виднелись следы жира, да и в руках у нее был поднос с блюдами, что тоже очень странно для варваров. Подносы для даков были утварью незнакомой, потому ясно, что дом не из бедных. Служанка хотела что-то сказать, но слова как будто застряли у нее в горле. Нужно было что-то делать, бить девушку это не по-мужски, но и шум поднимать незачем. Его-то сюда никто не приглашал. Примут за вора да убьют. Александр быстро перехватил прислужницу за голову, зажав ей рот, но в этот же миг она вышла из ступора. К такому отношению девушка была уже привычна, так что не растерялась. Она выпустила поднос, Сашке пришлось высвободить одну руку, чтобы поймать падающий предмет, а потом со всей силы вцепилась зубами в ладонь обидчика. Если бы не сила воли и высокий болевой порок, Сашка бы сам закричал, помогите, но с трудом сдержавшись, он плавно опустил поднос и снова, бульдожьей хваткой вцепился в шею девушки, пережав воздух. Тут-то девчонка ослабла, обмякнув в мощных руках великана, но стоило Сашке выпустить ее из рук, как девушка очухалась и закричала изо всей мочи. Притворялась девчонка хорошо, даже опытного в таких приемах Александра смогла обдурить. С противоположной стороны коридора выбежал вор, за которым гнался Александр, точнее это была девушка, которая не ожидала появления в доме обворованного дольщика. Сашка уже хотел поймать ее, но сзади послышался топот и в коридор ворвались пятеро воинов. Двое были простыми стражниками, вооруженные копьями и круглыми щитами. Одетые по воинскому обычаю в толстые стеганые шкуры. На голове у секьюрити красовались металлические шлемы с усиленным надлобьем, выходящем вперед как большая шишка. А вот трое других, были людьми занимательными. Двое темных, не высоких, но очень крепко сбитых, волосы заплетены в длинные косы и уложены за спиной. В плечах они были ничуть не меньше чем сам Александр, а вот третий огромный как бочка, но при этом в нем чувствовалась настоящая кошачья ловкость. Первый был одет богаче всех, не хуже чем самый богатый римлянин. На нем была льняная рубаха, расписанная синими и золотыми нитями, коричневые штаны и такие же кожаные сапожки расписанные золотом, как носили на Руси. Мужчина был в полном воинском облачение, да еще таком, какого Александр в этом мире не встречал: позолоченная кольчуга с рукавами, почти достигавшая колен, с глубокими вырезами для посадки на коня. Поверх кольчуги был надет кожаный панцирь, усиленный стальными пластинами и украшенный изображением льва. Довершали сбрую богато расписанные поножи и поручи, плечи дополнительно прикрывали стальные пластины как у римских легионеров, а для защиты мужского достоинства прилагался подол из толстых кожаных лент, усиленных золотыми бляхами. Вооружен воин был необычной для даков, римской спатой, с богато украшенной рукоятью. На этом человеке было килограмм пять драг металлов. И не тяжело таскать? На двух других, золота было немного поменьше, но бронь тоже богатая. Один из них кровожадно улыбался, как маньяк из американского триллера. Такую физиономию ни с кем не перепутаешь, ну вылитый Чикатило! Молчание нарушил старший воин.

- Назови мне свое имя и две причины тебя не убивать?

Почему именно две? Не одну, не три, не четыре, - мысленно возмутился Сашка. Можно ведь и штраф взять, ну на худой конец посадить на пятнадцать суток!

- Меня зовут Александр Орлов, сын великого Юпитера. Я преследовал вора, потому и зашел в ваш дом.

- Ты назвал одну причину, если ты, правда, сын бога.

- Почему же две. Я сын бога и я преследую вора, значит я в своем праве. Он забежал в дом, что мне еще оставалось делать?

Воин немного задумался, погладив себя по черной бородке.

- Допустим, я с тобой соглашусь. А что ты делал с моей рабыней?

- Я видел много воинов в большом зале и решил, что здесь живет целая банда воров, так что я попытался заткнуть ей рот, чтобы она не кричала.

Главный воин улыбнулся и подошел поближе.

- Но у тебя не получилось, плохой ты воин. Не проще было перерезать ей горло?

Сашка пожал плечами.

- Я не бью, а тем более не убиваю безоружных женщин. Но, пожалуй, вы правы, так было бы проще.

В разговор вмешался толстяк с повадками кошки.

- Да голову ему отрубить! Нечего с ворами церемониться. Враньем заливается как соловей.

Сашка бросил яростный взгляд на толстяка. Похоже, лучше было бросить эти часы и идти дальше. Теперь точно не отпустят.

- Нет! Не знаю почему, но он мне не кажется человеком творящим ложь. Кто украл твою вещь?

Сашка развернулся и показал пальцем на девушку, которая так и стояла в противоположном конце коридора. В помещение было темно, так что разглядеть ее было невозможно.

Главный снова улыбнулся, а парень, как копия похожий на главаря даже зубами заскрежетал. Тут Сашка понял, что сказал лишнее.

- А ты уверен, что это она украла твою вещь?

- Да, уверен, я чувствую это, и мои глаза видели именно ее.

- Дочь моя, подойди, - обратился воин повелительным голосам к воровке.

Девушка повиновалась и подошла вплотную к Александру. Только теперь он мог, как следует разглядеть ее. У девушки были прямые черные волосы, смуглая кожа и большие черные глаза, с длинными густыми ресницами. Она была ничуть не хуже чем любая модель из Сашкиного времени, но в отличие от них, на ней не было ни капли макияжа. Над ней никогда не работали стилисты, и все что в ней было, было даровано ей природой. К тому же в этом молодом теле чувствовался сильный характер и пытливый ум. Странно, что такая благородная девушка занимается воровством. Все что ей нужно она может купить, ну или попросить отца, и он отнимет. Хотя, может она так развлекается?

- Это моя дочь, если ты уверен, что она взяла твою вещь, то убей ее и забери свою драгоценность.

Воин вытащил из ножен меч и протянул его Александру. Холодная сталь приятной тяжестью легла в деснице. А девушка продолжала смотреть покорным, но гордым взором в лицо своей смерти. Сашка чувствовал, знал, что это она. Часы из прошлого мира были очень дороги ему, но убить из-за этого человека было слишком.

- Зачем ее убивать? Я просто заберу свою вещь, а вы сами накажите свою дочь, - пытался отступить Александр.

- Ты сам сказал, что ты в своем праве. Ты сказал, что уверен, что она воровка. По нашим законам за воровство полагается смерть, но я не могу убить свою дочь. Ты сам должен это сделать в подтверждение своих слов, если ты откажешься, значит, ты солгал. А за клевету на женщин у нас живьем сдирают шкуру.

Сашка поежился. У него даже волосы на спине дыбом встали. Шкура ему была очень дорога. Старший сжал меч посильней. Девушка покорно, ждала смерти. Хоть бы убежать попыталась. Такой красоты Александр еще никогда не видел. Он занес меч, но снова его опустил. Молодая копия главаря ехидно улыбнулась, предвкушая обдирание кабанчика.

- Я не могу ее убить. Она девушка, которая не сделала ничего, что заслуживало бы смерти. Можете содрать с меня кожу, а я не собираюсь исполнять глупые законы.

Главный варвар покачал головой, после чего протянул руку, чтобы забрать свой меч. На мгновение Сашка решил не отдавать клинок, в таком узком пространстве, он мог бы долго отбиваться от врагов, но интуиция пересилила. Он отдал меч даку.

- Ты сказал правду, что не убиваешь и не калечишь женщин. Я верю, что ты пришел, чтобы забрать свое, и я уже слышал твое имя прежде. Весть о тебе принес Диагал, благодаря тебе мои воины победили римлян. Говорят ты, и сам побил многих.

- Воин рожден, чтобы сражаться, неважно кто его враг.

Варвар улыбнулся и покачал головой.

- Я тоже так думал когда был молод, но война это не все что есть в нашей жизни. Ступай домой с миром, я прикажу найти твою вещь и даю слово, что ее найдут.

Александр слегка склонил голову перед странным варваром. Сашка бы склонился и ниже, но легенда о полубоге не позволяла ставить себя ниже какого-то дака. Тут-то бы все закончилось, но в коридор вбежал привратник, которого помял Александр. Парень с ножом кинулся на Сашку, но был быстро успокоен. Старший одной рукой перехватил клинок, вывернул руку и подсечкой положил парня на пол. Тот кряхтел, пытался дрыгаться, но силы у него были не те. Плечо вывернулось, куда-то в сторону и привратник жалобно заскулил.

Войнам дакам эта сцена точно понравилась. Молодой варвар явно получал удовольствие от чужой боли. На лицо открывались садистские наклонности. Насладившись представлением старший варвар, коснулся руки Александра.

- Отпусти его. С него довольно, он всего лишь слуга, который выполняет свой долг.

Сашка последовал совету дака. Парень все равно не представлял никакой угрозы. Но он ошибался, привратник вскочил на ноги и залился целой тирадой о злодеяниях Александра. И то, как старший ворвался во двор, и то, как порешил животных, да еще прибавил ярких эпитетов, которые Сашка не понимал, но чувствовал, что ничего хорошего они не предвещают. Убийство любимого пса очень не понравилось главному варвару. Если один раз такое спустишь, то потом никто уважать не будет, каждый раб решит, что может громить чужое подворье. К тому же очень хотелось испытать этого героя. Настроение дака изменилось в противоположную сторону.

- Это был мой любимый охотничий пес. Ты проник в мой дом без моего ведома, оклеветал мою дочь и хочешь просто уйти? Ты будешь биться с моим сыном, если победишь, значит, твоя правда.

- Мне казалось, мы прошли момент с отрубанием голов, - Александр как бы извиняясь, развел руками, - но если кто-то хочет отведать клинка, то я к вашим услугам.

Сашка был уверен в своей победе. Противник хоть и выглядел серьезно, но по физической силе намного уступал Александру, а уж в технике и подавно. Варвары предложили выйти на улицу. Воровка, из-за которой все началось, последовала за толпой кровожадных мужчин. Во дворе уже было прибрано, тело собаки унесли, а всех остальных хищников загнали в псарню. Молодой дак начал снимать сбрую, готовясь к поединку. Сашка последовал его примеру: сбросил плащ, покрутил руки, шею, сделал легкую растяжку и начал ждать, когда ему дадут оружие.

- Где твой меч? Чем ты будешь сражаться? - с ехидством выдал толстяк.

Теперь стало ясно, почему противник был так уверен в исходе поединка. Сражаться с безоружным весело и куражно.

- Мой меч дома, если вы не против, я схожу за ним, а потом вернусь...

- Я так не думаю. Поединок проходит сразу и безотлагательно, если по каким-то причинам он откладывается, то биться снова по той же причине недопустимо, так гласит обычай, - пояснил старший варвар.

- Ясно, может, забудем обо всем?

- Неужели я слышу страх в словах сына Юпитера? - с призрением сказал младший воин.

Сашка почувствовал самую настоящую ярость. У него никогда такого не бывало. Он всегда был сдержанным и спокойным, а теперь за слова, которые в нашем мире и оскорблением уже назвать нельзя, он хотел убить этого человека.

- Дай мне меч, и я покажу тебе кто из нас трус!

Толстый варвар заржал как саксонский конь, то и дело, срываясь на тонкое хрюканье. Противник был уже готов, он начал медленно обходить Александра по кругу. Сашка пригнулся, выставив вперед ладоши. В рукопашной против вооруженного холодным оружием противником нужно соблюдать тонкую грань дистанции: он не должен быть слишком близко, чтобы работать по телу и не должен быть слишком далеко, чтобы резать по рукам. Хотя все эти премудрости навряд ли помогут против равного по навыкам противника, а дак выглядел именно таким. Хоть он и был намного меньше по комплекции, но был мастером боя на клинках и имел за спиной огромный опыт. Время тянулось так медленно, что Александр отчетливо слышал каждый удар своего сердца. Оно как будто не билось, а поднималось и опускалось, все вокруг стихло, даже ветер уносивший черные клубы дыма, куда-то ввысь, пропал. Дак сделал первый выпад, он был так стремителен, что Сашка с трудом успел уйти от колющего удара в сторону. Противник не махал клинком, не работал по рукам лезвием, а пытался вонзить меч в тело, что давало некоторое преимущество его безоружному противнику. Варвар плавно пытался оттеснить Александра в угол, он делал быстрые короткие выпады, заставляя его отходить. В обычной ситуации Сашка отходил бы от клинка уходом в сторону, но уже после нескольких удачных отходов, этот прием привел к порезу на правам плече. Варвар играл с Александром испытывая, насколько хватит у того сил. Но долго так продолжаться не может. Стоит попасть в угол и тогда все, конец! Спата слишком длинное оружие, чтобы попытаться перехватить его, но при некоторой удаче и толике безрассудства, можно попробовать обезоружить противника. К тому же выбор был не велик, отступать к стене и там быть убитым, или попытаться победить. Уж безоружного дака Сашка точно скрутит. Александр дождался, когда варвар сделает рубящий выпад, отскочил назад, а когда тот сделал колющий удар, резко сократил дистанцию и разворотом ушел от клинка. Сашка оказался сбоку от руки, в которой варвар держал меч, дак не ожидал такой прыти от пришельца, к тому же такая техника ему была не знакома. Александр перехватил кисть варвара, уперся в его локоть, и сильным ударом подрубил ногу дака, после чего перевел вес на врага, завалив его на спину и выкрутив руку. По смыслу приема, террорист должен от боли перевернуться на живот, пытаясь освободить руку, а спецназовец тем временем, сворачивал кисть, обезоруживая противника, а потом закручивал предплечья, так чтобы в любой момент вырвать руку из суставов. Прием надо сказать очень болезненный. Дак это оценил, но проигрывать не собирался. Не обращая внимания на боль и выкрученную руку, он уперся ногой в живот Александра, другой ногой как крюком подцепил левую ногу, приподнял его и опрокинул на бок. Варвар ожидал, что противник как трухлявый пень рухнет в грязную лужу, выпустив его руку, но не тут-то было. Сашка как бульдог вцепился в кисть, к тому же что-что, а падать он умел. Успел сгруппироваться и плавно спружинить в лужу. Он даже почувствовал некоторое удовольствие от мокрой прохлады и расслабляющего прикосновения сырой земли. Два война были похожи на двухгодовалых секачей, возившихся в грязи. Только хрюканья не хватало, хотя его заменяло громкое сопенье и бурная возня. После пары ударов лбом в нос дака, тот все-таки выпустил меч из руки. Но прежде чем его перехватил Александр, парень ногой пнул по рукояти, так что клинок вылетел из ладони и, описав широкую дугу, чуть не снес голову варвару, похожему на восьмидесяти литровую бочку, воткнулся в дубовый забор. Собравшиеся зрители одобрительно заухали, громко переговариваясь, какие молодцы сошлись в поединке. Такого в здешних местах никогда не видели. Будь кто другой как на месте Сашки, так и на месте дака, он бы уже давно лежал на земле, уставившись в небо остекленевшими глазами, но они оба были не промах. Сражались до конца, забыв обо всем на свете. Даку удалось высвободить руку из захвата, правда, толку от нее было не много. Кисть как будто побывала в пасти бультерьера, пара пальц были сломаны в двух местах, сустав вывернут, к тому же все, что было до самого локтя, распухло до небывалых размеров. Но парень не терялся: левой рукой, своим могучим кулачищем, обутым в гряду массивных золотых колец припечатал старшему в ухо, да так что тот на миг потерял сознание. Этого было достаточно, варвар вскочил с земли, пнул Сашку в солнечное сплетение, а потом побежал вынимать из стены меч. Когда Александр смог снова дышать, враг уже был вооружен, перехватив клинок в левую руку. Похоже, он владел клинком левой не хуже чем правой. Варвар не стал нападать, дождался, пока противник поднимется. Сашка же не торопился вставать, наслаждаясь спокойствием земли. Во дворе уже собралась целая куча людей, все хотели посмотреть на поединок могучих воинов. Развлечений в столице Дакии было не много. Город мало чем отличался от большой деревни, хоть Децебал и пытался принести в него ростки цивилизации. Одного из сражающихся знали все, это был Адиоциний, сын царя даков Децебала, а вот второго видели впервые, но то, как он сражался, восхищало даже его противника, который испытывал настоящую гордость, что ему выпал шанс убить самого сына Юпитера. Александр поднялся с земли, стряхнул с себя ошметки грязи и снова встал в стойку, ожидая нападения. Теперь варвар уже не пытался красоваться перед зрителями. Он на своей шкуре прочувствовал всю мощь гиганта. Адиоциний медленно сокращал дистанцию, зажимая Александра у стены. Сашка пару раз пытался вырваться, но сразу же налетал на лезвие спаты. После последнего броска на груди полубога остался красный рубец, который быстро наполнился молодой, горячей кровью. Наконец отступать стало некуда. Адиоциний изготовился для последнего удара. Он с трудом стоял на ногах. Рука жутко болела и только несокрушимая воля не давала ему упасть. Еще мгновение и все закончиться, но в этот момент, как будто издалека, прозвучал звонкий женский голос.

- Прекратите! Это не правильно! - выкрикнула дочь Децебала и выбежала, вперед закрыв собой Александра.

Адиоциний немного помедлив, опустил клинок и отошел в сторону. Децебал же смотрел на дочь глубоко посаженными черными глазами, ожидая, что она скажет дальше. Еще с раннего детства принцессу Меду стали мучить вещие сны, которые непременно сбывались ровно через семь дней. Так она видела поражение дяди римлянам и пленение ее матери. Девочка пыталась это предотвратить, но тогда ей никто не поверил, или не захотел поверить. Даки очень гордый народ, а его воины лучше умрут, чем уступят хоть шаг земли врагу. Так и произошло, они все погибли. Девушка обернулась к отцу, во дворе было много народу и теперь каждое ее слово весело больше чем все золото Дакии. Если она расскажет, что украла что-то у пришельца, то навсегда опозорит свой род, а если даст умереть невиновному человеку, то никогда себе этого не простит. Для женщин того времени не было свойственно такое милосердие, но Меда была не такой как все.

- Я видела сон, и этот человек был в нем. Он рожден не в нашем мире, но его судьба тесно переплетена с нашим народом. Скоро настанут тяжелые времена, у нас появиться страшный враг и именно он даст нам победу над ним. Его жизнь очень важна! Отец, прекрати поединок.

Меда ни вчера, ни неделю назад не видела никаких снов. Если бы люди задумались, то поняли, что она не могла видеть далекое будущее, потому что все сны сбывались ровно через семь дней, но простой народ дремуч, а цари должны прислушиваться к настроению своего народа. Именно на это рассчитывала Меда. Конечно, Децебал не поверил в слова дочери, которая впервые лгала своему отцу, но в ее словах было что-то такое, вещее. Может и правда пришелец сын Юпитера и его судьба помочь Децебалу сделать великим царство даков? Незачем спорить с судьбой, Залмолксис видит все и если его дочь против смерти незнакомца, который оскорбил ее, то возможно стоит дать ему еще немного времени.

- Сын ты хорошо бился и заслуживаешь самой высокой похвалы, иди, отдохни после боя. А ты пришелец, ступай домой и старайся больше думать головой, чтобы реже попадать в неприятности.

Сашка, который уже решил принять достойную смерть, непонимающе смотрел на девчонку, которая спасла ему жизнь. За то время что он провел в этом мире, Александр понял, что жизнь человека здесь не стоит ничего. Тебя могут убить даже за то, что ты косо на кого-то посмотрел, притом, что женщины иногда бывают еще кровожадней и изощренней чем мужчины. А эта, которая и явилась причиной его несчастий, пожалела человека, который обвинял ее в воровстве. Почему то Сашке стало очень обидно. Его пожалела какая-то девчонка. Жалость была совсем не тем чувством, которое он хотел видеть в людях по отношению к себе.

- А меня не похвалят, я ведь тоже хорошо бился, почти победил, - поинтересовался Александр, пытаясь говорить как можно более непринужденно.

На этот раз весь двор залился дружным хохотом. Гигант оказался не только умелым воином, но и веселым актером из греческого театра.

- В сражение почти не бывает. Ты либо победил, либо проиграл, другого не дано, но ты, правда, хорошо сражался, если бы ты не был так спесив, я непременно бы принял тебя в дружину.

Тут-то до Сашки дошло, кто перед ним стоит. Он, конечно, догадывался, что это как минимум вождь, но теперь старший был уверен, что перед ним стоит царь даков Децебал, перед которым Сашка собирался себя хорошо отрекомендовать. Куда же делось терпение и гибкость в общение с людьми свойственное московскому чиновнику? Сашка и сам не понимал. Попав сюда, он вдруг как с цепи сорвался, возомнив себя самым настоящим богом. Недаром говорят, что самый худший господин, освобожденный раб. Вот и Александр, наконец, дорвался до настоящей свободы, до мира в котором ему не нужно не под кого-то подстраиваться, по крайней мере, он так думал.


У каждого свой путь...

Сергей недолго провел в комнате. В помещение пахло затхлостью, а от шкуры тянуло какой-то псиной. Сквозь маленькое окошко, больше похожее на бойницу, с трудом проникал тусклый свет. На улице уже начало меркнуть, в этой районе Балкан, тысячу лет назад, погода была совсем иной. Зимы были холодными, осень дождливой, а лето жарким. В это время года солнце уже рано ложилось и рано вставало.

Сергей вышел из комнаты и впотьмах прокрался по коридору, случайно на кого-то наступив. Человек пробурчал, что-то непонятное себе под нос и перевернулся на другой бок. Видимо в том, чтобы наступить на кого-то не было ничего зазорного и оскорбительного. Но зато если кто-то назвал тебя трусом, это непременно должно привести к кровопролитию. Сергей вышел на улицу и прошелся по двору. Сидеть в этом темном, полном дыма доме совсем не хотелось. К тому же вонь от шкуры не давала уснуть, а тут на свежем воздухе чувствовалась вся прелесть жизни. Какие странные штуки выкидывает судьба. Сегодня ты студент, а завтра сын Юпитера, новорусский варвар. Хотя чем мы отличаемся от них? Дома побольше, электричество, всякие технические примочки, а в душе остались теми же варварами. История это доказывала сотню раз: мировые войны, Афганистан, Чечня, да те же девяностые, когда половина населения страны сидела, а вторая готовилась сесть. Цивилизация надевает маску лжи на человека, он всем улыбается, вежлив, но когда наступают, тяжелые времена он открывает свое лицо и тогда плевать всем на этику и мораль. Выживает сильнейший, и это не закон джунглей, а закон человеческой природы.

От философских раздумий Сергея отвлек тихий шум, исходивший из конюшни. Странный такой, как будто ребенок плачет. Младший зашел в конюшню и осмотрелся. Ничего необычного. Три лошади стояли в стойлах, мерно пожевывая сено. Вдруг в снопах сена, сложенных рядом с тяговой лошадью Сергей увидел какое-то шевеление. Младший кликнул: кто здесь, но в ответ было только молчание. Кто бы ни скрывался в сене, но он совсем не хотел, чтобы его нашли. Сергей взял в руки деревянные вилы и подкрался к охапке сена. Не успел он занести свое оружие, как сено откинулось, и оттуда вынырнула вся заплаканная испуганная Астра. Сергей сразу же опустил вилы. Вид у девушки был еще тот. Оно конечно и понятно. Младший и вправду выглядел очень устрашающе.

- Что ты тут делаешь? - рассмеялся Сергей и присел рядом с девушкой.

- Я прячусь, - Астра сделала обиженное личико и, не удержавшись, громко ойкнула.

Сергей засмеялся, вытащил носовой платок из-за пояса, который остался у него от прошлой жизни, и протянул девушке.

- От кого ты прячешься? Мы никому не позволим тебя обидеть, - Сергей придвинулся ближе и взял Астру за ладонь.

- Никто не может меня защитить. Я всего лишь вещь, меня может обидеть кто угодно. Этот варвар ударил меня, и никто не покарал его, - девушка прижала платок к почерневшему от синяка глазу.

- Александр не мог биться с даком. Остальные этого бы не поняли, и нам самим было бы туго.

- Я знаю, но Саша даже не зашел ко мне проведать, как я себя чувствую. Я думала, что я больше, чем просто рабыня, - Астра жалобно всхлипнула и снова разразилась плачем.

Сергею вдруг стало так жалко эту милую девушку, что ему захотелось сказать ей, что-то хорошее, приласкать ее. А ведь ранее он даже не думал о ней. Если бы Сашка не спас ее, Сергей не обратил бы на нее никакого внимания. Да и вообще младший считал, что брат слишком часто влезает в чужие обычаи, изнасиловать рабыню здесь обычное дело, куда он лезет со своей моралью! Но сейчас он видел молодую девушку, которая осталась совсем одна, ее некому защитить и некому ей помочь. А ведь он, Сергей тоже мог быть на ее месте, не будь с ним старшего брата. Возможно, его сестра сейчас чья-то вещ. От таких мыслей в душе молодого человека вскипела настоящая ярость, быстро сменившаяся чувством безысходности и жалостью к самому себе. Астра, которая так часто подвергалась унижениям, на подсознательном уровне почувствовала боль Сергея. Девушка придвинулась ближе и положила головку на грудь младшего.

- Я думала, что ты такой же, как и все, но я ошибалась. У тебя ранимое сердце и женский характер.

- Какой? - возмутился Сергей, - у меня женский характер? Это у тебя нрав как у ребенка, бегаешь за Сашкой как школьница.

- Как кто? - Астра быстро захлопала ресницами, - вы иногда так странно говорите, что я совсем ничего не понимаю. Я не бегаю за Александром, он мой господин и я принадлежу ему, он так хорошо ко мне относится, что я хоть как то хочу отплатить ему.

- Ты и так заботишься о нем. Вкусно кормишь, укрывала его одеялом, когда он уставший валился с коня, согревала его своим телом, хотя он об этом даже не подозревал.

Астра покраснела. Она думала, что никто не видел, как она ложилась рядом с Александром.

- Ты не говорил ему?

- Конечно, нет. Ты очень хорошая девушка, - Сергей приподнял ее маленькую головку и, придвинувшись, поцеловал в губы.

Сергей не знал, что в этот момент двигало им. Может это была жалость, может похоть, может еще что? Но ему так хотелось быть с ней нежным, что он ничего не мог с собой поделать. Астра уперлась ручками в грудь парня, но он, не обращая на них внимания, положил ее на сено и начал медленно покрывать поцелуями. Сергей целовал ее губы, лицо, шею. Астра никогда еще такого не чувствовала. Никто с ней не был так нежен. Мужчины наваливались всем телом, ерзали на ней, а удовлетворив свою похоть, сползали и гнали девушку вон. Астра не стала сопротивляться, попытавшись расслабиться. Сергей делал все нежно и ласково, как будто девушка была девственным цветком, который вот-вот может испариться. Когда все закончилось, Сергей, вспотев с головы до ног, повалился на сено. Астра еще долго смотрела на почерневшие балки. Уже давно первый мужчина взял ее девственность и каждый раз, с того первого раза она испытывала только боль. Сегодня же ей было так хорошо, что она хотела остаться в этом амбаре на всю оставшуюся жизнь. Крупные капли пота стекали по нежной девичьей груди, скапливаясь в углубление живота.

- Мне было очень хорошо. Я даже не знала, что люди могут такое чувствовать.

Сергей улыбнулся и ласково прижал к себе девушку.

- Я рад, что тебе было приятно. Захочешь развлечься, звони, - Сергей засмеялся, вспомнив, где он находиться.

- Что такое звони? - Астра приподнялась и с интересом заглянула в глаза полубогу.

- Ну, мы так общаемся. В мире богов, у каждого есть прибор, через который ты можешь связаться с другим богом. Так намного быстрее, нам не нужно писать письма и посылать их с гонцом.

Девушка задумчиво посмотрела, пытаясь представить эту диковинную штуку.

- Это какой-то магический амулет? А нужно ему приносить какую-нибудь жертву, чтобы он работал?

Сергей засмеялся. Какие странные это люди, ну прямо как дети.

- Пожалуй, он немного похож на амулет. Люди проводят с ним больше времени, чем в храме, но приносить ему жертв не нужно.

- Тогда это и, правда, очень удобная вещь. А ты мог бы ее привести к нам?

- Она не будет здесь работать, для нее нужен мир богов.

Астра покачала головкой, думая, что еще спросить, но Сергей ее опередил.

- Знаешь, на сегодня, пожалуй, вопросов хватит. У меня на кровати лежит вонючая шкура какого-то животного, так что мне обязательно нужно купить постельное белье.

Астра рассмеялась. Полубог был таким смешным, и шкура у него пахнет, и амулеты разговаривают. Какие же еще чудеса есть в его мире?

Сергей еще раз поцеловал пухлые губки девушки, перевалился через разгоряченное тело. Астра потянулась, как молодой ласковый котенок, выпустив маленькие коготки. Вытянула руки, пытаясь удержать Сергея, но он отодвинул девушку и быстро вышел из амбара. Напоследок он задержался в проеме и еще раз взглянул на Астру. Странный мир вроде и земля, но все другое, и люди другие. Чистые...

Во дворе маячили младшие члены рода и взрослые мужи, вернувшиеся с охоты. У входа в дом была сложена целая гора дичи: с десяток зайцев, пара олений и здоровый кабан, размером с небольшой грузовик. Уж как они дотащили тушу целиком, одному богу известно, но результат впечатлял. Сергей зашел в то строение, которое даки называли домом, прошел в комнату, которую выделили гостю, на этот раз не наступив ни на одного домочадца, взял свой мешок с вещами и вышел на улицу. У самого выхода он чуть не попался в мощные лапы хозяйки дома, которая явно не просто так моргала младшему, как будто у нее нервный тик. Сергей пристроился к группе охотников и, держась ближе к стене, прокрался мимо обольстительницы, которая явно не принимала отказов. Во дворе уже собрались все дети рода, от самого маленького мальчика, который мог ходить, до молодых девушек, которым вскоре предстояло выйти замуж. Сергей подошел к толпе. Мужчины с видом священнослужителей потрошили тушу кабана. Разделывать крупных животных было исключительно мужской работой, и только в исключительных случаях женщинам дозволялось разделывать некогда свирепое животное. Это было что-то вроде дани уважения обитателям леса, от которых люди черпали свою силу. Первым вонзал нож в тушу, самый уважаемый муж рода, конечно же, это был огромный Билис. Он лихо орудовал кривым кинжалом, отделяя шкуру от мышц. На лице старика отражалась, какое-то свирепое возбуждение. В этот миг он был похож на древнего бога Аида, заведующего миром мертвых, ну или Марса, укрывавшегося плащом из человеческой кожи. Что-то магическое этому действию придавало заходившее за горизонт солнце, и прыгающие языки пламени, весело играющие в обложенном большими валунами очаге. Все окружающие чувствовали огромную силу, некогда теплящуюся в этом гордом животном, которая с каждой секундой уходила в прогретую солнечными лучами землю. Билис аккуратно вспорол грудную клетку животного, разжав крепкие ребра. Для него это было привычным делом, ничуть не сложнее чем почистить рыбу. Только теперь, Сергей понял воистину божественную силу этого человека. Для Сергея чтобы проделать такую работу ушло бы кучу времени и еще больше нервов. Вот что значит быть варваром! Билис сунул толстую руку, украшенную массивными золотыми браслетами в грудь житного, и вырвал из нее горячее сердце. Толпа радостно ухнула и зашлась, каким-то истерическим воплем. Сергей не мог его описать, но тоже отдался этому всепоглощающему чувству. Он начал рычать и скакать, подражая животным. Сила убитого кабана переходила в бывшего студента. Билис оглядел свое семейство тяжелым взглядом, остановив его на Сергее. Лжебог так вошел в роль, что бесноватая толпа, по сравнению с ним была похожа на группу малышей в детском саду. Билис громко зарычал, от чего толпа сразу же стихла. Один Сергей продолжал беситься. Дак подошел к Сергею и ухватил его мощной рукой за подбородок. Младший попытался вырваться, не понимая, что происходит, но Билис удержал, а потом что-то прошептал ему в ухо. Сергей стих, уставившись в голубое небо, почувствовав необычайный прилив сил. Сергей увидел самые настоящие звезды, плывущие по небу, там был и ковш и водолей и весы. Билис снова что-то сказал на непонятном языке, выведя Сергея из пространного ступора. Звезды пропали, над головой снова висело голубой небо с плывущими по нему серыми облаками. Билис не стал долго ждать пока Сергей придет в себя, пихнув ему окровавленный кусок плоти. Младший, не задумываясь, взял в руки упругое сердце. Билис ждал, а толпа, молча, наблюдала за сыном бога, который был удостоен чести испить мир. Что-то изнутри подсказало Сергею что делать. Он взял сердце, поднес его ко рту и откусил большой кусок сырой плоти. Младший, не разжевывая, проглотил кусок, после чего вернул сердце Билису. Здоровяк взял окровавленный предмет и крепко обнял Сергея, прошептав: теперь в тебе живет дух! Толпа наполнилась величественной энергией, которая выплеснулась в громогласном вопле, прокатившемся по Сергею, как волна ледяной воды. Он только теперь понял, что ел сырую плоть мертвого животного.

Вскоре торжественная часть закончилась. Конечно же, это было не посвящение в воины, или обряд братания, но теперь Сергей чувствовал себя хоть не одним из них, но хотя бы равным, и как ветер свободным от своего прошлого. Младший с трудом вспомнил, что собирался посетить рынок, он даже не подумал о том, что в этом мире нет круглосуточных магазинов, фонарных столбов или службы спасения, в которую можно позвонить, чтобы забрали тело.

Улицы и без того немноголюдного в это время года города, вообще опустели. Дождь прошел и закончился, оставив на дороге огромные лужи с плещущимися в них помоями. А ведь совсем недавно повсюду бушевала засуха, теперь даже представить сложно, что боги были так немилостивы. Сергей с трудом удерживал равновесие, двигаясь по кромке канавы, где земля была посуше и потверже. Как оказалось, не все дома были сделаны из прутьев ивы, вымазанных глиной. Были и вполне приличные рубленные и каменные жилища, вполне подходящие для жилья, даже в самые суровые зимы. Кроме того у таких дворов было относительно чисто, помои и туалет в них сливали в специально выкопанную за хлевом яму. Сергей смотрел на жизнь предков, как ребенок в первый раз увидевший свет. Он уже не удивлял его, а просто был интересен. Как бы обрадовался Станислав Александрович, преподававший историю в универе, попав сюда. Вот так сбываются мечты, правда, чужие.

Само собой нигде не было табличек с указателями, где тут находится торговая площадь, так что Сергей сильно заплутал в незнакомом городе. Как назло, на улицах не было ни одного человека, который мог бы подсказать, как добраться до дома. Вот бы сейчас навигатор! Жаль, что той ночью, когда все произошло, телефон выпал из кармана, хотя не жаль. Он все равно бы не стал работать в этом мире, ведь для него и, правда, нужен мир богов. Мир передовых технологий! Отвлекшись посторонними мыслями о пользе интернета и средств коммуникаций, Сергей не заметил, как вышел на узкую улочку, похожую на длинный черный коридор. Со всех сторон ее окружала стена бревенчатого частокола, защищавшего подворья богатых горожан. За острыми зубцами бревен горели костры, а кое-где слышался звонкий женский смех. Вдруг с конца переулка послышался крик, похожий на стон раненного зверя. Сергей остановился, прислушиваясь к каждому шуму. В подворьях сразу все стихли, как будто жилища были безлюдны, а вот с конца улицы, слышались стоны человека и громкое чавканье размытой земли. Если бы Сергей не обладал хорошим слухом, то он решил бы, что это какое-то чудовище причмокивает, поедая зазевавшего путника, такого же балбеса как сам Сергей. Но младший не верил в чудовищ, к тому же в этом шуме он отчетливо разбирал отдельные звуки. К нему на встречу бежал человек, похоже его приятеля ранили, и то же самое ждало его. За ним гнались двое, а может четверо.

Первым желанием было броситься бежать, но что-то остановило Сергея. Он вспомнил сердце, которое вырвал Билис из груди животного, а потом, то чувство, которое всколыхнулось в его душе. Сергей остался стоять на месте, дожидаясь, когда тени доберутся до него. Первая тень вынырнула быстро, но увидев младшего, сразу остановилась, решив, что он один из преследователей. Это был невысокий человек, лет пятидесяти, не полный, но и не худой, с небольшой лысиной на голове, которая сверкала даже в темноте. Он был одет в римскую тунику и красный плащ, перекинутый через плечо, на ногах открытые сандалии, по щиколотку обмазанные грязью. В глазах человека читался самый настоящий ужас. Возможно, незнакомец попытался бы перелезть через забор, если бы он был немного ниже, но теперь он решил просто спокойно принять свою смерть. Так бы и произошло, если бы не Сергей. Первый разбойник выскочил из темноты с длинным кривым кинжалом, похожим на зуб дракона. Младший опередил бандита, быстро выскочил вперед, перекрыв ему путь. Разбойник даже опомниться не успел, как Сергей с прыжка ногой сшиб его с ног. Парень упал в грязь, свернувшись калачиком от боли. Серегина нога угодила меж ребер, разом выбив весь дух. Но это было еще не все, на помощь разбойнику спешили еще пара таких же налетчиков. Они еще не поняли, что произошло с другом, но сразу нападать не стали. Разошлись, пытаясь зайти с двух сторон. Тот, который подошел немного ближе сделал резкий выпад, Сергей с трудом отскочил. Второй заметив маневр, бросился на него как бык, выставив вперед клинок. Первый тоже долго не думая пошел в атаку. Если бы не полное отсутствие опыта у разбойников, то Сергею пришлось бы туго, но ему повезло. Он с легкостью отскочил в сторону, перехватив руку одного из нападавших, толкнув его на другого. Оба врага столкнулись, да так неудачно, что порезали друг друга. Преступники завопили от боли и бросились бежать, как будто перед ними уже был не безоружный человек, а десяток дружинников Децебала. Сергей развернулся к мужчине, который уже пришел в себя. Беглец осмыслил происходящее и понял, что убивать его больше никто не собирается. Мужчина в тоге церемонно полонился, и как ни в чем не бывало, представился.

- Меня зовут Деций Ациний Квис! Благодарю вас, господин, за мое спасение, - римлянин старательно выговаривал слова, не привычные для слуха цивилизованного человека. Если бы не эта особенность, то Сергей навряд ли разобрал фракийский язык, перековерканный римским акцентом.

Сергей тоже поклонился мужчине. В прежней жизни он и руку не всем подавал, а тут вроде и цивилизации нет, а оскорбить никого не хочется.

- Я Сергей Владимирович Орлов, по совместительству сын Юпитера и великий герой. И часто у вас на людей нападают? - поинтересовался младший на языке даков.

Деций немного задумался, осмысливая слова своего спасителя. Деций уже давно приехал в Дакию, но долгое время жил на юге, где больше говорят на фракийском, потому выучить язык даков он не успел. Благо языки даков и фракийцев были очень похожи, так что при желании можно разобраться.

- Интересное у вас имя. Вы грек?

- Нет, я не грек, я сын бога, - Сергей расплылся в довольной улыбке.

- Бога? Так про Юпитера это была не шутка? - изумился римлянин.

- Ну, какая же может быть шутка? С такими вещами не шутят, боги не простят самозванца.

Деций покачал головой. И правда, разве посмеет, кто солгать именем великого Юпитера. Боги непременно покарают наглеца.

- Что же делает герой в этом жалком городе?

- Похоже, я здесь буду жить...

- Вы еще сами не решили? Мне понятны ваши сомнения. В мире есть много городов куда более цивилизованных, чем этот.

Римлянин говорил, каким-то елейным, по-кошачьи ласковым голосом, не свойственным его внешнему виду. Каждый раз, когда мужчина начинал говорить, в его глазах загорался веселый огонек, больше свойственный волкам, чем людям. У Сергея сразу возникло сравнение римлянина с котом Бегемотом, только хвоста не хватает.

- Кто были те люди, что на вас напали?

- А! Эти, - римлянин пихнул ногой разбойника, который так и не пришел в себя, - это мой конкурент их послал. В наше время торговать стало очень тяжело, теперь даже варвары берут налоги, до чего дожили. Меня обирают на границе наши центурионы и еще здесь три шкуры дерут, а потом спрашивают: почему такие дорогие товары?

Сергей с трудом удержался, чтобы не засмеяться. Если бы он повстречал этого человека в двадцать первом веке, то с точностью почти на девяносто процентов сказал что он еврей. Какой-нибудь Гога, а не Деций.

- Ну, я так понимаю торговать все равно выгодно. Если бы не было прибыли, то и ты не сидел бы в этом забытом богами городишке.

Римлянин как-то по-новому стал смотреть на Сергея. В его глазах снова мелькнула веселая искорка.

- Конечно не в убыток! Глуп тот купец, который не знает когда сменить весла. А ты неплохо понимаешь суть нашего дела. Писать умеешь?

- И писать умею и считать. А еще знаю пару законов экономики.

- Не знал, что у искусства ведения хозяйства есть законы. Не хочешь мне их рассказать, правда, я предпочел бы говорить в более подходящем месте. Предлагаю посетить мое скромное жилище, там есть теплый кров, чистая постель и мягкая девица, что согреет тебя ночью.

- Ну, если ты обещаешь постель, на которой нет блох и от которой, не воняет как от навозной кучи то я с радостью приму твое предложение. К тому же я ищу торговца, который бы продал мне сукно, а кроме тебя я не вижу здесь ни одного торговца, - Сергей подмигнул римлянину, намекая на долг.

Деций намек понял и тоже расплылся в улыбке, для него быть чьим-то должником все равно, что попасть в рабство. Никогда не знаешь, что у тебя попросят.

- Я думаю смогу найти рулон хорошей шерсти.

Римлянин показал рукой куда идти, и компания двинулась по направлению к горе, на которой расположилось капище Залмоксиса. Только выбравшись из нехорошего переулка, Сергей вспомнил, что слышал стоны еще одного человека, прежде чем все произошло.

- Деций, мне показалось, что там кого-то ранили. Ты был не один?

- Ну, конечно я был не один! Только дети богов осмеливаются бродить по варварскому городу, ища ткани в такое время. Мы же простые смертные всегда берем с собой охрану, - про простых смертных римлянин явно прибеднялся.

- Тогда нужно его забрать.

- Не беспокойся, это был мой раб. Ему вспороли живот, так что он все равно не жилец. Давай лучше поторопимся домой, а то моя жена будет волноваться, а когда она волнуется, то очень громко ругается, а с моими нервами, это совсем ни к чему.

Дом Деция был почти у подножья горы. В этом районе в основном жили члены родовой аристократии и старшая дружина Децебала. Получить землю для чужеземца в таком месте было настоящим чудом. Подворье римлянина выглядело совсем по иному, нежели халупы даков. Это был большой каменный дом покрытый побелкой, с небольшой колоннадой у парадного входа и типичным для римского дома атрием. Хотя все остальное сильно отличалось: здесь не было внутреннего садика, не было перистиля, все многочисленные хозяйственные постройки размещались вокруг дома. Римский же дом всегда строился в форме прямоугольника, обязательной чертой которого был внутренний дворик. Дом был обнесен грубой каменной стеной в три метра высотой, с большими дубовыми воротами. Если бы Сергей не видел стен Сармизегетузы, то он ни за чтобы не поверял, что это дом. Хотя, что поделаешь, и в наше время отдельные олигархи обносят свои дворцы стеной, что уж говорить о втором веке. Александр бы еще башни поставил и чан со смолой над воротами.

По первому стуку хозяина небольшая калитка в воротах распахнулась и оттуда показалась покрасневшая морда слуги. Сергей сразу понял, что парень пьян. От него тянуло мощным, русским запахом перегара. Деций, недолго думая, надавал тумаков пареньку и передал его управляющему, который появился непонятно откуда, как черт из табакерки. Так что мучения незадачливого привратника на этом не закончились. Ему, на глазах Сергея, вломили два десятка палок, оставив на спине кровавые раны. Вот так в античном мире наказывали за чрезмерное употребление алкоголя. Это вам не пятнадцать суток в каталажку на государственный паек!

Даже в такое позднее время на подворье торгового человека не спали. Вдоль стен располагались многочисленные хозяйственные постройки, в которые слуги перегружали массивные мешки с двухосных повозок. Сергея заинтересовала работа, которую почему-то делают ночью. Это как минимум странно и очень подозрительно.

- Деций, а что в этих мешках? Уж точно не зерно.

Римлянин как-то немного заволновался, не зная, что ответить.

- Почему же не зерно, именно зерно. Просто обоз поздно подошел, разгрузить не успели.... Только говорить, об этом никому не стоит. Не то сейчас время. Идем, идем, нечего в проходе стоять. В ногах правды нет.

Сергей не стал допытываться, что происходит, а последовал за хозяином в дом. Младший попал в прямоугольную комнату, в центре которой была большая квадратная прорезь в крыше, под которой находился небольшой бассейн. По сторонам комнаты стояли колонны, украшенные позолоченными узорами, а в нишах стен располагались сосуды с прахом именитых предков. Не успел Сергей, как следует осмотреться, как перед ними предстала хозяйка дома во всей красе. Это была женщина, лет тридцати, с золотистыми волосами и стройной фигурой. Лицо женщины было чисто романского типа с четкими линиями. Хозяйка с порога накинулась на своего мужа, начав ругать его за все прегрешения, которые только может совершить человек. Вот так и бывает, когда задерживают зарплату. Деций некоторое время поддакивал, соглашаясь со всем, что несла истерически настроенная женщина, а когда поток чувств и эмоций стих, подробно рассказал то, что произошло у дома Целуна. Хозяйка поохала, попричитала немного, наконец, успокоившись, поблагодарила Сергея за спасение мужа и предложила пройти в дом. Жену Деция звали Ливия Квис.

Ужинать сели в большой гостиной, расположившись на кушетках с небольшими спинками. Сергею было не очень удобно поглощать пищу в таком положение, кушетки очень низкие, задней спинки вообще нет, да еще под зад подушки подложили. Так что младший чувствовал себя самым настоящим восточным шейхом, к тому же этому способствовал ансамбль песни и пляски, который не то пытался пробудить аппетит, не то еще что... Короче обстановка была как в хорошем ночном клубе, где после двенадцати стриптиз и прочие услуги. Хозяева подняли пару тостов за гостя, потом Сергей ответил тем же. Деций плавно перешел к описанию своей тяжелой работы. В Дакию он приехал недавно. До этого жил на побережье Понта, в Египте, в Италии. Так что сохранились обширные торговые связи, которые он активно использует для реализации здешних товаров. Деций охотно пояснил, что мед, меха и смолу лучше всего продавать на Востоке. Там за них можно получить в четыре, а то и в пять раз больше чем в Италии или Мезии. А вот золотые и серебряные украшения лучше везти в Рим, слитками продавать драгоценные металлы не стоит, выгоды намного меньше, чем, если сделать из них кубок. В Дакии очень много железа, которое охотно покупают в Македонии и предъальпийской галлии, где сосредоточены оружейные мастерские. Все бы хорошо шло у Деция, если бы не поборы местных властей на границе и налоги Децебала, которые с каждым годом все больше и больше. На что Сергей намекнул, что скоро он у Децебала будет в личной дружине и сможет замолвить словечко за обездоленного торговца. От чего хозяин дома расцвел и наконец, поведал Сергею, то зачем он его пригласил.

- Сергей, вы показались мне умным, сильным, а главное образованным человеком. В вас чувствуется настоящая торговая жилка, а у меня катастрофически не хватает таких людей. Иди работать на меня, будешь моим первым помощником.

Сергею предложение понравилось. Его в первый раз назвали образованным человеком, с его-то тройками по всем экзаменам. К тому же условия существования здесь намного лучше, чем у Рахнара.

- Я бы может и хотел работать на вас, но мой брат не позволит. Он у меня воин, я бы даже сказал полководец. А он говорит, что воину не пристало зарабатывать деньги.

Деций засмеялся, налил себе еще бокал вина и придвинувшись ближе к Сергею.

- Ты уже взрослый, сам можешь за себя решать. К тому же такое мог сказать только глупый недальновидный человек. Без золота ни одну войну не выиграть.

Сергей попытался раскинуть затуманенные вином мозги, но они никак не выстраивались в стройную картинку. А то, что брат глупый и недальновидный, это чистая, правда. Строит из себя не весь кого.

- А знаешь, у меня тоже есть чем торговать. У меня есть такая трава, которую вдохнешь в себя и тебе хорошо, намного лучше, чем от вина, а еще мой брат такое оружие умеет делать, что никакой римский доспех не выдержит. Одним ударом, бац и напополам, - разошелся Сергей в пьяном угаре.

Слова младшего римлянина заинтересовали.

- Ты спас мне жизнь, потому мы можем стать партнерами. Я стану твоим патроном и буду помогать тебе во всем, а доход будем делить. Кстати, что это за трава?

Сергей ойкнул, обвел комнату косым взглядом, остановив его на бедрах горячей восточной танцовщицы. Деций заметил направление мыслей Сергея и решил этим воспользоваться.

- Хочешь, возьми ее, мой юрист составит договор. А с утра ты поподробней расскажешь мне о чудо оружие и о твоей траве.

Деций приказал слуге проводить гостя в его комнату. Младший, сам не понял, как добрался до постели. Это была настоящая двуспальная кровать, занавешенная прозрачной тканью. Здесь имелись и подушки и самое настоящее шелковое белье красного цвета. Из большого окна дул приятный свежий воздух, а откуда-то сверху доносилось тихое бормотанье, похожее на скрежет металла. В тот момент, когда Сергей уже хотел уснуть, к нему присоединилась та черноволосая танцовщица, которая быстро разбудила молодой организм, даже одурманенный изрядным количеством алкоголя. Сергей не наслаждался прекрасным телом девушки, а просто вгрызался в ее плоть. В нем проснулся настоящий зверь, который вырвался наружу. Чем жестче он входил в нее, тем слаще ему казалась эта ночь. Волна за волной блаженства уносила младшего Орлова в мир грез.


Чужаки должны умереть!

Сразу же по прибытию в Сармизегентузу Диагал отправился в дом к верховному вождю. Для всех остальных Децебал был царем, но только не для Диагала. Он еще помнил те времена, когда его племя жило далеко на севере, рядом с греческой колонией Тира. Его род был самым уважаемым и значимым во всей лесине. Его дед, его прадед и брат его отца были военными вождями племени, сотни, раз водили воинов в походы на соседей. Но наступило время, когда с востока пришли племена сарматов. Этот народ оказался сильнее и тогда отец Диагала увел свое племя ближе к Дунаю. Но и там Бастарны не нашли свободы. В это время в Дакии правил царь Скорилона, который вел политику подчинения соседних племен и примирения с Римом, так Бастарны попали под власть Даков. Но в отличие от других племен Бастарны не признали Скорилона как царя, дав ему титул верховного вождя, старшего среди равных. Вот и сейчас Диагал спешил к вождю, чтобы сообщить об удачном походе на римлян. Этот набег отличался от других. Все прошлые вторжения заканчивались разграблением вилл и поспешным бегством от римских легионеров, но не в этот раз. Именно он, Диагал, победил римлян. Пришло время большого вторжения. Земля Империи богата и плодородна, в засушливый год, племенам не протянуть без зерна Мезии. Тем более что боги снова на стороне Бастарнов, сам Римский бог Юпитер, послал своих детей, чтобы они даровали удачу. Теперь главное ее не упустить!

Летний дом Децебала располагался рядом с торговой площадью. Он был небольшой и ничем не отличался от остальных родовых построек. Во дворе встретил привратник, весело попивающий медовуху и время от времени отгонявший чужих собак, то и дело пытавшихся проскочить во двор. У входа сидела пара стражников, один из которых рассказывал о походах дяди Децебала Дураса, который отважно сражался с римлянами, но потерпел поражение. Даки еще помнили те времена и от того жутко ненавидели своих южных соседей. Стражники поприветствовали вождя и продолжили свой рассказ. Диагал зашел в дом, не забыв сложить в углу оружие. Только сам царь мог носить меч, символ власти и силы. В главном зале заседал совет. Среди них был и легендарный Дурас, сын царя Адиоциний, брат царя Диег, похожий на отожравшегося кота и сам Децебал, сидевший во главе стола. Верховный вождь встал и поприветствовал своего военачальника. Месяц назад, когда Диагал увел своих воинов в Мезию, Децебал был против. Рим слишком силен, время воевать с ним еще не наступило, а самолюбивый Бастарн хотел славы и денег. Децебал уже не ожидал снова увидеть непокорного вождя, но случилось чудо. Шесть сотен Бастарнов, вместе с сотней Рахнара опустошили центральную Мезию, обойдя все сторожевые крепости, и разграбили виллу самого Траяна, великого полководца Рима, покорителя Германцев. Децебал предложил младшему вождю сесть рядом с Диегом.

- Я рад, что твои воины вернулись из похода, но я по-прежнему считаю, что ты был не прав, - насупив брови, нарушил молчание Децебал.

- Прости вождь, но боги решили иначе.

- Боги? Ты не веришь в богов, кто же из них будет помогать тебе?

- От Залмоксиса разве дождешься помощи. Войнам нужен бог воин, и он явил мне знак. Он послал своих сыновей...

Децебал осушил рог, наполненный едким напитком, встал с кресла и медленно прошелся по комнате.

- Я знаю тебя уже давно. Не буду спрашивать, правда ли это. Если сказал, значит, так и было. Что это за бог и где его сыновья?

- Это Юпитер, бог...

- Я знаю, что это за бог. Ему поклоняются римляне, ты думаешь, он будет помогать тебе?

- Уже помог. Именно сыновья Юпитера даровали нам удачу и победу. Если бы не они, то мы все были уже мертвы. Старшего зовут Александр, а младшего Сергей. Вот увидишь, они, правда, не из нашего мира. Сам Рахнар и еще полсотни воинов видели, как они вырвались из скалы на языках пламени. А потом старший бог извергал гром, разивший наших воинов. Они посмели оскорбить богов и за это поплатились. Мне с трудом удалось вернуть их расположение. Нам нужно этим воспользоваться. Если племена узнают, что сами боги на нашей стороне, то мы поднимемся как один и разобьем римлян.

Диагал возбужденно вдувал воздух, через широкие ноздри, то и дело, пытаясь вскочить с лавки. В этот момент он был похож на разъяренного быка увидевшего красную тряпку. Децебал вежливо улыбался, всем своим видом выказывая дружелюбие к младшему вождю.

- Я верю тебе мой верный друг. Мы обязательно разнесем эту добрую весть по нашим землям, но сейчас не время идти за богатствами Рима. Племена Антов и Готов заключили союз, они хотят войны, именно для этого я собрал совет. Нужно реагировать и очень быстро. Если одно племя уйдет из-под нашей руки, то и другие последуют их примеру. Нельзя допустить развала Дакии. Римляне только этого и добиваются. Когда нас не станет, они заберут наши земли и наших жен. Мои люди среди готов говорили, что к ним приезжал посол от императора и оставил у вождя целую гору подарков. Так, что мы знаем, откуда проистекают корни нашего врага, но сейчас нам нужно срубить его ствол, чтобы острые ветки не лезли в глаза.

- Правильно! - одобрительно заголосил совет.

- А как же благословление богов? - возразил Диагал.

Децебал сделал многозначительную паузу, обводя тяжелым взглядом членов совета.

- Дети Юпитера могут нам помочь. Но Юпитер не наш бог, мы поклоняемся не Юпитеру! Что будет, если Залмоксис прогневается на нас за то, что мы присягнули чужим богам? Как поведет себя народ и жрецы, если ты объявишь чужака полубогом и скажешь идти за ним? Ты знаешь? Я, нет!

- Я тоже...

- Нужно подождать, испытать их, проверить силу и удачу на прочность, а уж потом воздеть их на наши стяги и идти побежать врагов. Ну, а если они не заслуживают этого, то пусть жрецы решают что делать с чужими богами. Все согласны?

- Да! - дружно вторил совет.

Только Диагал промолчал. Децебал хоть и умел убеждать, но Бастарн знал, на что способны его карманные боги. Их не на жертвенник нужно тащить, а бросить на врагов, тогда и воины будут целы и мешки по края набиты добром.

В этот момент на пороге показался костлявый старец, ведомый мальчиком поводырем. Человек был одет в старый истлевший плащ, запачканный грязью, на ногах были изорванные сандалии. Холщевая рубаха, некогда красного цвета, теперь почти полностью высветлилась став не то серой, не то грязно белой. Если бы стража не знала старика, то никогда не пустила бы в дом такого оборванца. Он подошел ближе, так что его длинный горбатый нос, оказался прямо у самого лица царя.

- Что уставился, вождь? Неужто забыл меня? - старик противно рассмеялся, разразившись кашлем.

Децебал с трудом удержался, от того чтобы не сплюнуть.

- Нет, не забыл тебя старого козла. Зачем пришел в мой чертог? Твое место на горе, Залмоксиса в нашей вере убеждать.

Старик ехидно улыбнулся, отпихнул поводыря и, протиснувшись между Адиоцинием и Диегом, уселся на лавку, вытащив из чаши сочный заячий пирог. Адиоциний, как ошпаренный вскочил с лавки, схватившись за кинжал, но отец его остановил, положив мощную руку на плечо.

- Сядь малец, твое время не пришло, а если меня не послушаешь, никогда не придет, - проворчал старик, жадно проглатывая зайчатину в душистом тесте. - Давно такого не ел. Зажрались вы тут вожди, воевать совсем не хотите, и кровь своему богу не жертвуете и чужих на его землю зазываете. Твой бы отец до такого не опустился.... Знал его, славный был воин.

- Говори, зачем пришел и проваливай от сюда. Можешь и пирог с собой прихватить, - выпалил Адиоциний.

- А ты не зыркай на меня так, а то глаза то повыскакивают. Я с царем говорить пришел...

Адиоциний отошел на пару шагов, закрыв глаза. А то и впрямь скажет и выскачут.

- Ну, говори, зачем пришел? Жертв человеческих хочешь, так будут тебе жертвы. Диагал много пленников взял, бери кого хочешь.

Старик как-то ехидно покосился на Диагала и облизал грязные пальцы. А вот вождь Бастарнов такому повороту событий был не доволен. У Бастарнов другие боги, Залмоксис им не указ. Тем более что сам Диагал от своих богов отрекся, а от этого старика никакой помощи он не видел.

- И возьму....Только не затем я к тебе пришел. С вождем пришли чужеземцы. Они не наши. Мир их чужой и боги чужие. Их хочет Залмоксис. Хочет он отомстить своему давнему врагу Юпитеру. Отдашь чужеземцев?

Старик переводил взгляд, то на вождя, то на Диагала. Его маленькие искрящиеся глазки источали такую скрытую злобу, что она как кипяток прожгла все внутренности воинов. Царь даже поднял рог и залпам осушил его до дна. Только тогда отпустило.

- Я не вправе решать один, но если ты говоришь, что Залмоксис этого хочет...

Речь царя, на полуслове, оборвала выскочившая в центр зала царевна Меда. Все это время она подслушивала заседание совета. Девушка подошла к отцу и поцеловала ему руку, почтительно склонив голову. Потом поклонилась членам совета и обратилась к старику.

- Не прав ты, жрец! Не волю бога вещаешь, а свою злобу тешишь. Я земле служу, а она мне говорит, что нет зла в чужеземцах. Чужие они, но добрые и боги к ним благосклонны. Обидите сыновей Юпитера, тогда он вас покарает. Не будет нам пощады...

Девочка замолчала, вздохнув высокой грудью. Адиоциний вышел вперед, вытащил кинжал и с размаху воткнул его в стол.

- Ты слышал жрец, что сказала моя сестра! Проваливай от сюда, или я тебе кишки вырву, да поможет мне Залмоксис!

Жрец недобро покосился на царя, взял поднос с пирогами и встал из-за стола.

- Зря ты так, царь! Я к тебе по-хорошему пришел, а ты девку слушаешь. Не знал я, что вождь у нас теперь мальчишка и бес в юбке.

Адиоциний совсем побагровел, вены на шее парня вздулись, а руки напряглись как две увесистые кувалды. Если бы Децебал не окрикнул сына, то жрец сегодня же отправился бы к своему богу.

- Стой, жрец. Не серчай на моего сына и дочь. Они у меня горячие, молодые, подрастут, умнее станут. А на счет чужеземцев я тебе до вечерних празднеств дам ответ. Ступай себе с миром.

Старик еще раз обвел всех тяжелым взглядом и, ухватившись за мальчишку, поковылял к выходу.

Меда не стала ждать, пока отец накажет за провинность, быстро выскочила за дверь, растворившись в узком коридоре. Только приятный запах, каких-то диковинных цветов, говорил, что в зале была молодая девушка. На мгновение на лице Децебала проступила улыбка. Меда, была единственной, кого он по-настоящему любил. Ее мать убили римляне, так что непоседливая девочка осталась всем, что напоминало грозному воину, о фракийской женщине, выступившей против него с мечом в руке, чтобы защитить свою семью. Как же была прекрасна темноволосая дикарка. Никогда у него больше не было такой женщины и никогда уже не будет. Наконец царь вспомнил, для чего собрал совет.

- Брат мой, я хочу, чтобы ты собрал анартов, теврисков и сальденов. Мои лазутчики уже говорили с их вождями, совет старейшин не откажет. Пусть дадут столько воинов сколько могут. Больше не проси, а то и они встанут против нас.

- Все сделаю брат!

- А ты Дурас отправляйся к Сарматам, у тебя с ними хорошие отношения, они тебя уважают. Предложи им часть добычи, уговори их встать на нашу сторону.

Дядя царя, молча, кивнул головой. Для человека, который раньше правил сам, очень тяжело отдавать власть, тем более подчиняться своему племяннику.

Наконец царь обратил внимание на непокорного вождя, похожего на грозовую тучу, которая вот-вот разразится проливным дождем.

- Диагал, собери своих Бастарнов и будь готов выступить по моему приказу.

Вождь сгустил брови и встал из-за стола.

- Ты, правда, решил отдать моих богов этому жрецу?

Децебал ощутил вызов в словах тысячника, но вида не подал.

- Не беспокойся брат мой, это решение я приму вместе с тобой, но не сейчас, позже...

Диагал тоже был не глуп, понял, что что-то не так в словах царя, но отвечать грубостью и недоверием на слова верховного вождя не посмел. Все же не то воспитание было у воинов прошлого. Если дал слово, то умри, но сдержи. Диагал кивнул царю и вышел за дверь.


Царевна и молодой герой.

Царевна Меда выскочила из дома и, взяв в конюшне гнедую кобылу, помчалась по узким улочкам, не разбирая дороги. Она сама не понимала, почему вмешалась в разговор отца со жрецом. Она не знала этих людей, представившихся богами, никогда не видела их, но какое-то внутренне чувство, которое в будущем назовут женской интуицией, говорило, что они должны жить. Объехав полгорода, девушка решила, что будет делать. Еще во дворе она расспросила обо всем, что произошло в походе, младшего дружинника Диагала и узнала, что чужеземцы остановились у рода Рахнара. Древний скифский род, за много лет, слившийся с местным населением, жил в северной части города, так что девушке пришлось преодолеть этот путь по замызганным, грязным улицам. Хотя к этому молодая царевна была привычна. Она часто в самые темные вечера садилась на коня и просто скакала по городу, не разбирая дороги. В этот момент ей казалась, что она абсолютно свободна и нет больше никого кроме нее.

Добравшись до ворот подворья, девушка спрыгнула с коня и пристроилась на небольшой телеге нагруженной сеном. Чтобы хоть как-то скрыть свое платье из легкого шелка, привезенное купцами с востока, Меда закуталась в длинный шерстяной плащ, опустив широкий капюшон до самых глаз. Ждать пришлось недолго, из ворот вышли трое мужчин. Двоих из них девушка узнала сразу, это был Рахнар и его младший брат Меза, а вот третий мужчина был незнаком. По одежде он был чистым римлянином, а вот волосы и лицо как у фракийца или скифа. Только ни на тех и ни на других он похож не был. Ни в одном племени не водились такие одновременно высокие, крепкие и красивые воины. Скифы были высокими, крепкими, но были больше похожи на дубовые пни, заросшие черным грибом, нежели на людей. А вот от римлян в нем что-то было, но римляне маленькие и светлые, а этот высоченный и черноволосый. Лицо мужчины было цвета слоновой кости, как у римских матрон. Сразу видно, что он мало времени проводил в походах, предпочитая домашнюю жизнь. У него были правильные черты лица, крепкий подбородок, красиво выступающие скулы, как у породистого жеребца, и широкий лоб, прикрытый черными прядями волос. Рост и ширина плеч бога впечатлили даже Меду, в роду которой водилось немало крепких мужчин. После наглядного осмотра, девушка сразу поняла, что этот человек особенный. Недаром же его природа наделила таким телом. Возможно, он, правда, пришел с небес, потому что в земном мире такие герои не рождаются. Вот к такому выводу пришла умная и достаточно образованная для своего времени девушка, что уж говорить об невежественных крестьянах и охотниках, которые хоть и были не маленькими, но всем приходилось смотреть снизу вверх на мясистого великана. Конечно, и среди даков были исполины, но они совсем были не похожи на этого. На лице великана читалась огромная мудрость и такой ум, которого не было у самого Децебала.

Меда последовала за мужчинами, которые шли пешком. Погода постепенно испортилась, и с небес тяжелыми потоками хлынул дождь. Если бы чужеземец не был таким большим, то царевне ни за что было бы не уследить за воинами. Но слава Залмоксису дождь вскоре ослаб, превратившись в теплую моросилку. Сквозь легкую пелену дождя, Меда рассмотрела на руке чужеземца необычный предмет. Он не был похож не на одно украшение, которое видела девушка раньше. Царевна спрыгнула с коня и пошла следом за незнакомцем. Она сама не понимала, что хотела сделать. Просто ей хотелось подержать этот предмет в руках, понять, что это такое. Девушка быстро догнала компанию мужчин, когда в небольшом переулке образовался затор. Одноосная повозка, не могла разминуться с группой охотников. Меда подошла к великану и как бы случайно споткнувшись, налетела на него. Это было рискованно, гот или воин дак, за такое бы мог прибить на месте, но что-то подсказывало, что этот не такой. К тому же стройненькая девушка не сильно помешала гиганту. Он даже не покачнулся, от налетевшей на него царевны. Посмотрел на нее как на какое-то насекомое и даже не попытался стряхнуть. Мол, пусть сидит, лень руку на такую букашку поднимать. Царевна, низко опустив голову, пробормотала извинения, на что великан ответил не менее вежливо и даже улыбнулся. Улыбка у него была как у Аполлона. Меда много читала греческих рукописей и знала о прекрасном греческом боге. Зубы у него просто блестели на солнце, белые, белые. Ни у кого таких нет. Пока все это происходило девушка, осторожно отстегнула браслет и сняла украшение. Великан ничего не заметил, и когда повозка проехала, пошел дальше. Но не успела царевна укрыться за домом, как услышала грозный голос великана. Надо сказать, что кричал он громко. И не мудрено, с такими-то легкими. Меда бросилась бежать. Обычно такие высокие и крепкие люди медлительны, но не этот. Великан бежал ничуть не медленней чем сын царя Адиоциний, который слыл лучшим воином Дакии. Но царевна тоже бегала очень быстро. Правда уже через пару улиц выбилась из сил. Но все же ей повезло. Стоило только крикнуть в лавке мясников, что за ней гонится римлянин, как все мясники на торговой площади кинулись на него. За жизнь гиганта Меда не беспокоилась. Убить такого воина было просто не возможно, по крайней мере, ей так казалось. Девушке удалось выскользнуть с торговой площади и проскользнуть в дом. Но на этом погоня не закончилась. Не успела она зайти в свою комнату, как услышала крик в коридоре. Выскочив туда Меда увидела все того же настырного чужеземца, который держал в руках бедную служку. Если бы не подоспевшая стража, то великан непременно бы кинулся на царевну и разорвал ее. Но этого не произошло. После недолгого допроса, который учинил отец чужеземцу, выяснилось, зачем он пришел и для молодой принцессы, все складывалось не лучшим образом. По законам Дакии за кражу полагалось обезглавливание, или продажа в рабство. Так что разбойников в столице почти не было. К тому же слово свободного мужчины весило больше чем слово женщины, даже царевны. А чужеземец стоял на том, что именно она украла его вещь. Меда то конечно знала, что именно она украла браслет, но надеялась, что отец не отдаст ее тело на поругание иноземцу. Но царевна опять ошиблась, любящий отец предложил зарубить любимую дочь на собственных глазах. Тут-то ноги девушки подкосились, и по спине пробежала холодная дрожь. Она сомневалась, что такой воин, выглядевший достаточно грозно, пожалеет воровку, тем более, когда перед ним стоял выбор: либо он либо она. Но вышло иначе. Девушка закрыла глаза, а удара не последовало. Незнакомец отказался убивать, сказав, что он с женщинами и детьми не воюет. Вот теперь царевна была просто ошеломлена. Для него жизнь незнакомой женщины значила больше чем своя собственная. Это точно судьба привела его в эти земли. Отец, конечно, не стал наказывать свою дочь и уже хотел отпустить чужеземца, но выяснилось, что он еще убил его любимого пса. Адиоциний, который только и ждал момента, чтобы убить пришельца без колебаний согласился биться с безоружным. Поединок длился долго. Меда не могла смотреть на это, но отец приказал. Он понял, что дочь совершила, и хотел наказать ее. Несмотря на всю атлетическую мощь полубога, поединок должен был закончиться тогда же, когда начался, но не тут-то было. Чужеземец был ничуть не медленнее Адиоциния, он с легкостью уходил из-под ударов и даже успел помять прославленного воина. Оба противника пострадали и мучились от боли, по крайней мера так думала царевна. Наконец Меда не выдержала и вмешалась в поединок. Теперь она отчетливо знала, что у этого бога особая судьба, к которой нужно относиться очень осторожно. Это она и сказал отцу и толпе собравшейся поглазеть на поединок. Чужеземец ушел, бросив пронзительный взгляд на Меду. Она ожидала увидеть в них ненависть, но там ее не было. В них читалась признательность и нескрываемый интерес.

Теперь царевна знала, зачем взяла браслет. Он должен поведать его судьбу. Зачем боги послали своего сына в горную страну, где никто в них не верил?

Когда на улице совсем стемнелось, Меда выбралась из дома и отправилась за город. На ночь ворота закрывались, а в недостроенных участках дежурили часовые, но девушка знала, как выбраться из города. Рядом с храмом, который располагался на горе, был небольшой сарай, о предназначение которого никто не знал. Ну, стоит какая-то хибара, а кто там живет, кого волнует. Но вот Меда знала для чего он. В подвале рыхлого каменного домика, был вырыт подземный ход, который вел прямиком в Саргунский лес. Именно там жила старая бабка, которая вырастила молодую царевну, научила ее врачевать и говорить с богами. В отличие от отца, который верил в единого Залмоксиса, девушка поклонялась разным богам, но больше всего Геи, как ее называли греки, богине земли. Гея мать всего сущего, все приходят и уходят в этом мире под ее присмотром.

Бабушка Сафокса жила в небольшом овраге в самой чаще леса. Никто ее не беспокоил и не навещал, кроме молодой царевны. Сафокса раньше жила в царском доме, но однажды что-то произошло, и она покинула город, уединившись от людей. Меда очень любила приходить к наставнице. Та рассказывала много интересных историй: о богах, о героях, поведала секреты трав. У женщины был такой завораживающий голос, что царевна была готова слушать его часами. Меда постоянно спрашивала, как она это делает, на что старушка только лукаво покочивала головой и отвечала, что рано или поздно ты тоже научишься.

Меда без труда выбралась из города через подземный ход. Он был вырыт в полный немаленький рост девушки. В подвале был толстый масляной факел, так что темнота не помешала спуститься вниз. Меда вообще не боялась темноты. Да и смерти не боялась. Все умрут тогда, когда их нити жизни вырвутся из ткатского станка судьбы. Не раньше и не позже.

В лесу было тихо. Все охотники либо уже вернулись с охоты, либо были далеко от города и не могли заметить лазутчицу. Диких зверей в округе было много, но крупные близко не подходили, даки были прирожденными охотника, так что зверь остерегался такого соседства. Меда шла по уже знакомой тропке. На небе повис лунный круг. Через три дня должен был начаться праздник вечерия. Это праздник полной луны, когда богу приносят человеческие жертвы и зачинают детей. Именно дети, зачатые в этот день, вырастут самыми крепкими и сильными войнами. Меда не любила этот праздник. Ей не нравилось когда проливают людскую кровь и не нравилось когда люди совокупляются как животные. Но это был древний обычай, который большинству даков был по душе. Вскоре девушка добралась до маленького оврага, в котором расположилась хижины старухи. Меда прислушалась, но ничего не услышала. Бабушка обычно в это время собирала в округе травы. Считалось что в полную луну в них больше всего соков, так необходимых человеку. Царевна осмотрела овраг, осторожно обойдя его по кругу. В лесу за городом нужно быть осторожной. В лесах кроме зверей живет много диких племен, которые часто заходят в эти земли. Как девушка не всматривалась в темноту, ничего необычного не было. Все та же глиняная хижина покрытая соломой, из которой шла тоненькая струйка дыма, все те же поклажи вокруг. Девушка уже хотела выйти из своего убежища, как услышала тихое покашливание за своей спиной. Меда считала себя хорошей охотницей. Она двигалась как лань, почти не касаясь земли, но ее все же услышали. Девушка обернулась и увидела старушку с вязанкой хвороста, которая ехидно улыбалась, пристроившись прямо за спиной царевны. Меда вздрогнула от неожиданности, на что старушка приветливо улыбнулась и передала вязанку с хворостом ученице.

- Что испугалась? А чего бояться, когда уже деваться некуда? Жди, свей участи, трусиха.

- Я не трусиха, - обиделась девушка, - просто ты подкралась, даже не предупредив.

- А что тебя вороги предупреждать будут? Схватят и утащат на свои темные капища. А там знаешь, что с тобой делать будут? - глаза старушки сверкнули веселым огоньком.

Меда залилась румянцем. Она-то знала, что делают с женщинами на капищах, только сказать было стыдно. Хорошо, что на улице темно, бабка не увидит покрасневшие щеки. Но не тут-то было.

- Что раскраснелась? Видела уже? Сама та хоть не пробовала?

Меда испуганно закачалась головой, как будто к ней пришел сам Аид со своим Цербером. Старушка опять засмеялась и слегка подтолкнула девушку к хижине.

- Пойдем в дом, нечего на улице стоять, а то простудишься, а тебе еще наследников рожать, - Сафокса опять лукаво улыбнулась, подмигнув молодой царевне.

Меда возражать не стала. Женщины прошли в маленькую хижину. Из мебели там была только небольшая лавка, усыпанная шкурами и два маленьких пенька, поставленных возле очага. Меда сгрузила хворост рядом с костром, обложенным большими камнями и села на пенек. Сафокса же полезла в свои мешочки, запрятывая там какие-то травы. Закончив все приготовления, бабушка села напротив царевны, внимательно рассматривая ее лицо.

- Ты изменилась. Подросла, стала еще краше, только что-то больно худая. Тяжело тебе доченька будет сына носить. Мальчики, ох какие тяжелые...

- Ну, что ты бабушка все глупости говоришь. Я еще ни за кого замуж не выхожу. Выйду, только если полюблю. Отец меня без моего согласия не отдаст.

- Не глупости это. Я-то уж побольше тебя на свете пожила и вижу гораздо больше. Твое сердце созрело для чувств. Ты уже встретила того, кто заберет твое сердце.

Девушка удивленно посмотрела на наставницу. Как так, бабушка видит, а она нет?

- Никого я не встретила! Если увижу его, то тебе первой обо всем расскажу.

- Ладно, ладно, думай что хочешь, а я свое слово сказала. Зачем пришла то? Ведь не просто так посередь ночи из города выбралась.

Меда сама не понимая, почему снова смутилась. Вроде и дело обычное, а что-то не так. Что-то изменилось.

- Человек к нам пришел. Говорит что сын бога. Жрец хочет его в жертву принести, а мне что-то говорит, что не должен он умереть. Не соткана еще его нить жизни.

Сафокса улыбнулась, но смеяться над принцессой не стала.

- А что ты о нем думаешь? Сын он бога или нет?

- Я...я не знаю, потому и пришла. Он огромный как великан, но такой правильный. Все в нем как у богов и лицо и руки и ноги. Красивый он, очень, - девушка опять покраснела и отвела глаза.

- Ты принесла мне что-нибудь, что принадлежит ему?

- Да матушка, конечно, принесла, - Меда вытащила красный платок и, развернув его, извлекла массивные золотые часы.

Сафокса внимательно рассмотрела предмет. В ее глазах читался самый настоящий страх.

- Матушка, что ты увидела? - испугалась Меда.

- Не наш он, - наконец ответила женщина, - у нас таких вещей не делают. Если можешь, то забудь его. Если судьба велит, будет жить.

- Как же так? Если я дам убить сына богов они разгневаются на нас и принесут несчастья. Да и не виноват он ни в чем!

Старушка опять пристально вгляделась в свою ученицу и тяжело вздохнула.

- Печать на нем. Он сын богов, только они изгнали его из своего мира. Жил он там не так как нужно, вот и попал к нам. Не бойся, не дадут они ему погибнуть сейчас, рано еще...

- Он плохой? Зло в нем, да бабушка? - испугалась Меда.

- Не злой, просто ничего хорошего он тем, кто с ним рядом не принесет. Неправильно живет, вот и мучается.

- А как правильно, скажи мне, а я ему передам?

- А это доченька, он сам узнать должен. У каждого человека путь свой. Кто царем должен быть, кто воином, кто рабом. И терпеть и сносить все свои несчастья должен. Если вытерпит и при этом человеком останется, значит, правильный путь выбрал. Человек живет, чтобы жить и мудростью набираться.

- Наставница, скажи, что ждет его? Хочу знать, не причинит ли он вреда отцу и моему народу?

Сафокса покачала головой и встала с маленького стульчика.

- Хорошо, посмотрю, что ждет его, только много не жди. Боги его судьбу держат, но может, что и увижу. Подбрось хвороста в огонь.

Меда быстро исполнила приказания наставницы и снова поудобней расположилась на пеньке. Бабушка вытащила из мешочка какие-то веточки, прошептала тайные слова и опустила их в костер. Сухая трава зашипела и издала резкий дурманящий запах, от которого у царевны закружилась голова. Сафокса окатила руки какой-то жидкостью из маленькой бутылочки. Капли упали в костер, зашипели, зажурчали, как клубок змей. Сафокса сжала в руках золотое украшение и сунула руку в огонь. Меда уже не раз видела, как это делала наставница, так что не испугалась, что она обожжется. Бабушка начала раскачиваться, шепча странные слова, но вдруг огонь прыгнул из костра, и Сафокса с трудом успела отскочить в сторону. Ее руки дымились как раскаленный железный прут, опущенный в ледяную воду.

- Бабушка, что с тобой? - испугалась Меда.

- Ничего, не бойся доченька, - успокоила старушка, - не хотят боги говорить его судьбу, сказали только: быть ему великим воином и царству его быть.

Меда испугалась, сама не понимая почему. Вроде и путь боги указала, только плохой путь. Не любо Меде, когда люди друг друга убивают.

- А царство не моего отца заберет? Не царем Дакии станет?

- Не знаю доченька. Все будет так, как должно быть. По твоим глазам вижу, что поможешь ему. Вот, верни ему вещь, она дорога ему, - старушка протянула часы, изрядно нагревшиеся от жара костра.

Меда взяла часы и снова завернула их в платочек, спрятав за поясом. Царевна еще немного посидела со старой наставницей, а когда на улице посветлело, отправилась домой, по уже знакомой тропке. В городе ее отсутствие никто не заметил, по крайней мере, ей так показалось.


Гнев жреца.

Этой ночью не спал еще один человек. Верховный жрец бога Залмоксиса Заргун сидел на лавочке рядом с храмом, построенным на поклонной горе. Заргун уже много лет служил богу. Прошлый верховный жрец подобрал его маленьким щенком, который единственный уцелел после резни устроенный Скифами. Старый жрец воспитал и вырастил Заргуна. Строго растил и воспитывал жестоко. Так и вырос кровожадный Заргун, ненавидящий весь человеческий мир. Ему были ближе звери, чем люди, потому и кровь богам Заргун приносил по большей части людскую. Когда он услышал о чужеземцах назвавшихся чадами Юпитера, Заргун сразу решил, что не бывать двум богам на его земле. Видел он то, что не видели другие: пришельцы принесли с собой перемены, думали они по-другому и жили не так, а Заргун все новое не любил. Зачем отходить от того что дали предки? Что прошло проверку временем.

Верховный жрец позвал служителя храма. Молодой крепкий парень, лед двадцати, быстро вынырнул из массивных ворот. Старик откашлялся и приказал мальчишке наклониться, прошептав ему в самое ухо.

- Я хочу, чтобы ты узнал все о пришельцах. Кого они любят, чего хотят, кто им дорог и кого ненавидят. Возьми Куру и Оссу, пусть они тебе помогут. Золота не жалей. Пусть мальчишки поведают всему городу о злодеях, пришедших в наш город. Я хочу, чтобы люди возненавидели их и сами принесли мне их головы на блюдечке. Чувствую, что Децебал не отдаст чужеземцев просто так, так что нужно ему помочь сделать правильный выбор. И прикажи приготовить капище, скоро здесь прольется много крови...

- Слушаюсь господин.

Юноша поклонился жрецу и удалился в храм, а Заргун так и остался сидеть на скамейке, рассматривая заезды. Старик чувствовал, что бог гневается на его народ. Жрец чувствовал, что какой-то неминуемый рок навис над Дакией и вот-вот ударит в ее самое сердце.


Новая семья.

Сергей проснулся уже ближе к обеду, по крайней мере, так говорил его желудок. В животе что-то громко журчало, напоминая, что пора есть. Прошлый вечер напрочь вылетел из головы. Горячая мулатка куда-то испарилась. Оставив о себе лишь приятные воспоминания и сладковатый привкус во рту. Солнце уже полностью взошло на небосклоне. С улицы слышался громкий говор, топот копыт и звон кухонной утвари. Младший встал с постели, опустив босые ноги на прохладный пол. Приятная дрожь прокатилась по телу, остудив головную боль, затаившуюся где-то внутри. Сергей помнил, что немного выпил, потом пошел в комнату с танцовщицей, а потом все исчезло. Еще младший вспомнил, что дал себе обещание, что если напьется, то целый месяц не будет прикасаться к женщине. В эту же секунду настроение испортилось еще больше, а по затылку ударила резкая боль. Парень ухватился за голову, пытаясь усмирить защитный рефлекс, и как не странно, боль сразу прошла, как будто ее никогда и не было. Сергей встал с постели, обнаружив в небольшом кресле легкую белую рубаху. По качеству она ничем не отличалась от хлопчатых рубашек из его времени а, пожалуй, даже превосходила их. Рядом стояли кожаные сандалии, на мягкой толстой подошве. Сергей надел штаны, зашнуровал сандалии, накинул поверх белую рубаху и вышел в коридор. Повсюду сновали слуги, которые не обращали на гостя никакого внимания. Сергей окликнул одну из рабынь, привезенную из Африки. Холодно здесь, наверное, чернокожей девчушке. Младший попытался расспросить ее, где хозяин, или хозяйка, но ответ получить не смог. Девушка совсем не говорила на языке даков, а он не говорил на латыни и ее родном языке. Сергей кое-как объяснил девушке, что хочет, есть и она быстро удалилась выполнять его приказ. Младшему определенно нравилась эта жизнь. Вот настоящее раздолье, дал паре воришек на орехи, а тебя потом за это на руках носят. Пожалуй, не зря Сашка заставлял меня единоборствами заниматься, пригодилось! Пока несли завтрак, Сергей успел рассмотреть помещение и двор в дневном свете. Это была большая веранда, отделенная от внутреннего садика рядом массивных колонн, где раскинулся бассейн, покрытый разноцветной плиткой. В углу росла самая настоящая пальма, а вдоль стен тянулись тропические цветы. И как только эти чуда природы прижились в таком климате. Хотя если посмотреть на сегодняшнюю погоду, то климат в Дакии был очень даже ничего. Солнце ярко светило, согревая суровый народ этих земель осенним теплом. В общем, на улице градусов двадцать пять, а ведь уже осень. Вот странно то. В Москве сейчас лето, да еще самое жаркое за последнюю сотню лет, а здесь уже осень. За одно мгновение такой метаморфоз, хотя чему удивляться. Вчера был в двадцать первом веке, сегодня в первом. Вот это поворот событий. Наконец в комнату внесли небольшой столик, уставленный разношерстными яствами. Сергей как голодный волк принялся поглощать по большей части мясные изделия. Самым вкусным была свинина, с кружочками лука, замоченная в уксусе. К тому же к ней прилагался сладкий соус, от которого у младшего даже голова закружилась. Со всем этим, был употреблен кувшин с красным вином, привезенным из Афин. Сергей вдоволь насладился предложенным убранством. Позавтракав, Орлов решил немного искупаться. В бассейне вода оказалась очень теплой, по крайней мере, намного теплее, чем в горной речке. Когда Сергей уже собирался вылезать, в садике показалась хозяйка дома, которая с интересом разглядывала обнаженного варвара. В этот момент младший пожалел, что не одел трусы, решил не мочить, чтобы потом на штанах следов не осталось. Женщина, сразу было видно, что не из скромных. Подошла поближе и расплылась в похотливой улыбке, не отводя глаз от имущества парня. Нет! С имуществом у Сергея было все в порядке, но не показывать же его каждой встречной. Хотя последнее время сын Юпитера этим только и занимался. Сергей выбрался из воды и завернулся в простыню, которую принесла чернокожая рабыня.

- Хорошо спалось? - наконец, молвила Ливия.

- Да, конечно, только я ничего не помню. Видимо так устал, что сразу же уснул.

Женщина улыбнулась и устроилась на небольшую кушетку возле бассейна.

- Присядь рядом. Я хочу поговорить с тобой.

Сергей сел рядом с хозяйкой дома и получше закутался в шерстяную ткань.

- Мой муж очень благодарен тебе за спасение. В тебе есть что-то необычное. Может и правда ты сын Юпитера, может просто какой-то изворотливый проходимец, - в глазах Ливии проскользнул недобрый огонек, - только моему мужу нужен верный человек и если ты его предашь, я прикажу тебя сварить, а потом живьем содрать кожу. Ты хорошо меня понял?

Сергей так и обалдел от такого поворота событий. Он ему жизнь спас, а его жена обещает сделать из него жаркое.

- Вы знаете, я вообще-то еще не решил, хочу ли я работать с вашим мужем. А вот что точно, служить я никому не собираюсь!

Ливия потянулась разомлевшая под осенним солнцем, поднялась с кушетки, нависнув над Сергеем.

- Ты уже служишь нам. Вчера ночью ты подписал договор, мой муж теперь твой патрон. Служить ему твой долг! А если решишь сбежать, то тебя поймают и заклеймят, как беглого раба.

Сергей, испугавшись, вскочил с кушетки.

- Я что раб?!

Женщина снова улыбнулась, поняв, что достигла цели.

- Нет, ты не раб. Ты клиент нашего рода. А мой муж твой патрон.

- Что это значит? - Сергей испугался еще больше. Что такое раб ему было знакомо, а вот клиент, это совсем страшно.

- И кого мой муж взял в нашу семью? Необразованного варвара. Теперь ты член рода моего мужа. Можешь носить его родовое имя, обязан служить ему, а мой муж обязан защищать тебя.

Сергей опять сел на кушетку. Надо же так попасть. И когда успел подписать договор? Не успел прогуляться по городу, сразу попал в рабство. Или не рабство, как у них это там называется?

- А выкупиться можно?

- Тебе нечем выкупаться, все твое наше!

Сергей полностью раскис. Похоже, конец беззаботной жизни, придется пахать всю жизнь на какого-то торгаша.

- Можешь пока отдыхать. Муж скоро придет и расскажет, чем ты можешь быть полезен.

Женщина удалилась, оставив парня наедине со своими мыслями. Нужно быть хитрее!

Через пару часов нервного ожидания, появился хозяин дома в сопровождение двух рабов. Выглядел он по-прежнему довольно добродушно, как будто пришел поговорить с другом, а не со своим рабом.

- Как отдыхается?

Еще шутить собрался! Вот щас как дам ему в челюсть, посмотрим, как он запоет.

- Вполне комфортно. У вас очень хороший дом, а больше всего мне понравилось ваше вино, после которого я ничего не помню.

Римлянин улыбнулся и сел рядом с Сергеем.

- Прошу не таи злобу на меня. Вчера ты решил, что незачем тянуть с подписанием договора. Я думаю, ты будешь хорошим помощником. Тем более что многого от тебя я требовать не стану.

Успокоил!

- Что я должен делать?

- Для начала, ты должен научиться говорить и писать на латыни. В Империи все дела ведутся на нашем языке. Потом разберешься с доходно-расходной книгой. Маркус объяснит тебе, где, чем торгуют. А уж потом я назначу тебе работу, которую ты заслуживаешь.

Сергей схватил себя за голову, растрепав черные волосы. Уж что-что, а опять учиться он не хотел, тем более экономике.

- А может быть, как-нибудь по-другому рассчитаемся? - на всякий случай спросил Орлов, хотя на успех больно-то не надеялся.

Деций засмеялся и слегка хлопнул Сергея по плечу.

- Ты мне ничего не должен. Это я у тебя в долгу, вот и отдаю его как умею. Но если буду строг, то не взыщи. Я учитель хороший, но строгий.

Сергей покачал головой. Деваться некуда, нужно сделать вид, что со всем согласен. Брат его рано или поздно найдет и вытащит из этого рабства.

- Я согласен. Пусть учат, но у меня одно условие: рано вставать не буду, и еще хочу, чтобы та танцовщица была моей! - как обиженный ребенок взмолился младший.

- Как скажешь. Не хочешь поупражняться на мечах? Ты вчера прекрасно себя показал, вот и я хочу кое-чему тебя научить.

Сергей, который во владение холодным оружием совсем не преуспел, такому предложению был не рад, но все же согласился. Патрон и его клиент вышли во внутренний двор, посыпанный мелким белым песком. Повсюду сновали рабы перегружавшие товар со складов на повозки. Сергею предложили гладий и круглый щит, хозяин встал в низкую стойку, выставив вперед гаплон (круглый выпуклый щит), а руку с мечом, отвел чуть назад. Младший, недолго думая быстрым броском, сократил дистанцию, рубанул клинком, сверху вниз, да так и отскочил от боли назад. Римлянин, просто, сделал шажок вперед и приподнял щит, так что Серегин локоть налетел на окованную железом кромку гаплона. Сразу же после этого маневра, Деций ткнул, мечем в Сергея, так что тот с трудом успел прикрыться щитом, а потом врезался в него гаплоном. Сергей покачнулся, но из-за своего высокого роста и комплекции удержался, хотя лучше бы он упал. Римлянин лежачего бить бы не стал, а так пока щиты были прижаты друг другу в упор, учитель дернул оружие резко вверх. Край гаплона угодил младшему в челюсть, а Деций тем временем, быстрым движением меча обозначил удар в бедро, пнул ногой в колено, и пока Сергей летел на землю, обозначил еще один удар по горлу. Оказавшись на земле, младший даже спорить, не стал, сразу видно, что он уже труп. Деций же был немного удивлен. Победа ему показалась слишком легкой. Конечно, он был римлянином, приученным в силу тактики сражаться с более крупным противником, а поскольку он был еще из благородного рода, то достаточно хорошо сражался на поединках, но от Сергея, который в одиночку, голыми руками побил трех противников, он ожидал намного большего. Усомнившись в честности клиента, который, по-видимому, поддавался, Деций устроил еще один раунд. Сергей, конечно, был не в восторге. Челюсть уже опухла и сильно болела, но делать было нечего. Деций снова встал в низкую стойку. Разнообразием техники он не отличался. Сашка бы его вмиг скрутил. Сергей же теперь поступил по-другому: отошел подальше, а потом, разогнавшись, ударил ногой в щит римлянина. Хотя Сергей и не был таким великаном как Александр, но все же метр восемьдесят ростом и восемьдесят килограммов веса дали свой результат. Деций отлетел на пару шагов, чуть не упав, а Серега тем временем, с ходу ударил ребром щита противника по ступне, отдавив ему ногу. Римлянин попытался ткнуть младшего клинком, но тот рванул резко гаплон вверх. Гладий Деция отлетел в сторону, а Серега тем временем попытался обозначить удар в правый бок, но римлянин еще не был повержен. Он отшагнул вправо и сдвинул щит в сторону, угодив Сергею по сухожилиям. И не успел младший опомниться, как снова получил щитом в лоб. Все вокруг потемнело, и Сергей как мешок с опилками рухнул на песок. На этот раз Деций не стал требовать продолжения поединка. Нога жутко болела, да и по руке получил. В варваре чувствовался неплохой боец, если подучить. Тем более что каждый мужчина должен уметь защитить себя и свою семью.

Когда Сергей пришел в себя, рядом с ним сидел здоровый черный раб, привезенный из Египта и сам Деций, который, по-видимому, только пришел.

- Что случилось, - запинаясь на словах, выдавил из себя младший.

Деций улыбнулся и жестом показал Сергею оставаться в постели.

- Ты меня сильно помял, друг мой, но я тебя все же достал. Так что придется тебя поучить управляться мечом. Этот раб мой телохранитель. Он лучший боец из тех, кого я знаю. Я выкупил его у учредителя школы гладиаторов. Можешь называть его Африканец, он будет учить тебя сражаться.

- Я думал, что буду заниматься торговлей? Зачем мне учиться сражаться?

- О...о друг мой! Этот мир гораздо разнообразней, чем ты можешь себе представить. Купец никогда не знает, придется ли ему торговать или обнажить меч. Иногда что-то ты можешь взять силой, иногда у тебя.

В комнату вошел светловолосый грек по имени Маркус. Он был главным приказчиком Деция. Говорил на пяти языках, умел писать на двух, мог считать до тысячи, в общем был очень образованным человеком для того времени. Римлянин купил его в Афинах за немалые деньги. Матроны из Италии любили покупать греков учителей для своих детей. Маркус принес множество свитком с чернильницей и небольшой палочкой использующейся для письма.

- Я вижу, тебе стало намного лучше, так что пора заняться учебой с Маркусом, а когда закончите, Африканец покажет тебе пару приемов.

Деций встал с постели и, забрав с собой черного раба, бросил бедного Сергея наедине с древней латынью.

Как ни странно мертвый язык давался легко. Алфавит тот же, что и в английском. Точнее в английском, тот же что и в латыни. Как читать Сергей тоже более или менее знал. Все-таки недавно зимой сдавал экзамен. Со словами тоже проблем не было, часть уже знал, другие просто как родные ложились на отдохнувшую от безделья кору головного мозга. А цифры римские он, оказывается, знал, просто забыл, что они римские. В детстве даже шифр из них делал. Так, что Маркус остался доволен и похвалил своего ученика уже на латыни и, как не странно, Сергей понял. Так, прозанимались до самого вечера. Младший хотел сделать перерыв, точнее вообще закончить учебу. Но пришел Деций и пресек все попытки к сопротивлению, пригрозив двадцатью палками. Вот тогда Сергей понял, что теперь живет по другим законам. Оказывается, его брат совсем не был тираном, а требовал только то, что нужно. У римлян же понятия рабочего дня вообще не существовало. Работали от зари до зари, и попробуй хоть слово скажи, сразу палкой по зубам. Так что пришлось продолжить учебу. Когда умственные силы Сергея полностью иссякли, пришел Африканец и повел бедного парня на экзекуцию. Сначала медленно при свете факелов показал, как надо стоять, потом как двигаться, как держать меч и щит. Оказалось, до этого Сергей делал все не правильно, не по науке. Потом Африканец показал пару ударов, тоже медленно. Спросил, все понял его ученик. Сергей, желая побыстрее отделаться от не прошеного учителя, сказал, что все понятно и вопросов не имеет. Он всегда так делал в конце лекции, когда лектор задавал вопрос: у кого есть вопросы? Но в этот раз не получилось. Африканец на всякий случай еще раз показал, как все это делается уже быстро. Оказалось это не так-то легко как кажется на первый взгляд. А потом так же быстро атаковал. Оборона бедного студента была смята вчистую. Разгром был еще более жестокий, чем в поединке с Децием. Сергей думал, что негр сейчас начнет ругаться почем зря, но нет, Африканец остался доволен. Оказалось, для первого раза младший был очень даже ничего. Прямо как житель пустыни. Так новоиспеченный учитель, долбил бестолкового ученика, пока все факелы не прогорели. И только тогда пришла подмога. В ворота ворвался огромный воин, даже Африканец дрогнул при виде этого чудовища. В темноте то было не разглядеть, кто вышиб калитку и вломился во двор. Африканец все же преодолел страх и преградил противнику дорогу. Но тот даже разговаривать не стал, увернулся от клинка, подхватил Африканца за грудки и забросил на крышу, да так неудачно, что тот ударился головой об угол. Еще один слуга Деция попытался напасть на здоровяка сзади, но тот как будто носом чуял опасность. Развернулся так быстро, что римлянин чуть в штаны не наделал. Но опомнился и попытался копьем зацепить великана, да только не тут-то было. Пришелец увернулся, ухватил древко и выдернул копье из рук слуги. Тот попытался взяться за кинжал, но быстро получил древком копья по уху и уткнулся лицом в песок. Во дворе появились еще с десяток крепких парней вооруженных копьями и кривыми мечами. Теперь Сергей, который лежал на песке после очередного приема Африканца, смог разглядеть нападавшего. В общем, то и разглядывать было нечего. Это его брат Александр Владимирович, явился собственной персоной. Сашка смотрел на брата снизу вверх самым настоящим хищническим взглядом. Как волк смотрит на свою добычу. Александр за этот день столько набегался, ища своего непутевого брата, что на самом деле был готов разорвать его, чтобы другим не достался, но все же сдержал себя.

- Вот значит как! Я по всему городу бегаю тебя ищу, с ног сбился. Даже к царю ходил, чтобы он помог мне тебя найти, а ты тут с неграми прохлаждаешься!

В этот момент из дома вышел хозяин в медной кирасе, в шлеме с плюмажем, вооруженный круглым щитом и коротким копьем. С ним был еще десяток вооруженных до зубов слуг.

- Кто посмел напасть на мой дом! - воскликнул Деций, готовый проткнуть любого, кто осмелиться подойти.

Но Сашкина ватажка нападать не собиралась. С ним пришла половина мужчин из Рода Рахнара и еще десяток дружинников Диагала. Так что соотношение сил было не в пользу купца.

- А ты кто такой, - разозлился Александр.

Он еще не отчитал младшего брата за глупость, а тут к нему лезет какой-то римлянин и тычет в него своей палкой. Римлянин конечно ни за что не ответил бы на вопрос чужака в обычной ситуации, но увидев внушительные размеры противника и целую банду за его спиной решил не раздражать гиганта.

- Меня зовут Деций Ациний Квис. Я из богатого знатного римского рода. У меня есть разрешение на право торговли за Данубием от вашего царя Децебалла.

- Он мне не царь, - коротко бросил Александр, - что мой брат делает в твоем доме?

Римлянин покосился на Сергея. Отвечать было страшно. На вид здоровяк сначала делал, а потом думал. Говорить ему, что за убийство гражданина Рима полагается смерть, это вообще бессмысленная затея. Что ему смерть. Он ударом кулака из кого угодно дух выбьет.

- Сергей мой клиент, - решил поюлить Деций, - он подписал со мной договор.

Сашка об институте патроната знал и что это такое представлял не понаслышке. Все же юрфак с красным дипломом закончил. Так что старший быстро смягчился. Ясное дело, что Сергей во что-то влип, только силой из такой ситуации уже не вылезешь.

- Может благородный Деций пригласит меня к себе в дом, чтобы обсудить этот вопрос наедине, - перейдя на латынь, произнес Александр.

Деций сильно удивился такому повороту событий. Конечно, и среди варваров были люди говорящие на великом языке, но чтобы у них было такое идеальное произношение, это вряд ли. К тому же и резкий поворот настроения великана Деция сильно смутил. Оказывается противник не только сильный, но и не такой уж глупый. А таких нужно опасаться больше всего.

Деций предложил Александру пройти в дом. Остальные воины, по распоряжению Сашки остались снаружи. Сергей тоже пошел за ними, как-никак его судьбу собирались решать.

Римлянин провел гостей в кабинет, устроенный сразу же за атрием. Александр занял место напротив хозяина, а Сергей присел на кушетку рядом со стеной. Оба противника сначала изучали друг друга, пытаясь понять, чего можно друг от друга ждать. Наконец Александр предложил показать договор. Внимательно изучив его и бросив недобрый взгляд на своего непутевого брата, вернул экземпляр хозяину. И дураку понятно, что это не оригинал.

- Мой брат отвечает перед вами всем своим имуществом, обязан помогать вам во всем и везде, а вы обязаны защищать его?

- Да, это именно так.

- Он теперь член вашей pater familie и гражданин Римской Империи?

- Да, - коротко ответил римлянин.

- А вы знаете, что у него ничего нет. У него вообще нет имущества. А еще его хочет зарезать глава культа Залмоксиса и всех кто захочет ему помешать? То есть вас, кто обязан его защищать.

- Нет, я не знал об этом.

- И что вы будете делать? У меня есть хороший выход: Сергей вам ничего не должен, но я заплачу за него выкуп и заберу с собой. Ваша честь и интересы не будут затронуты.

Деций немного задумался, а потом еще раз взглянул на Сергея.

- Вы правы, он мне ничего не должен, но он спас мне жизнь. Я не отдам его этим варварам. Если понадобиться я буду сражаться за него, как и должен поступить в это случае добропорядочный римлянин.

Александр теперь по-новому посмотрел на человека, сидящего в противоположном кресле. Настоящий мужик, без гнилья. Своего он, конечно, не упустит, но характер есть. На такого можно положиться.

- Это правда, что ты спас ему жизнь?

- Да! Я случайно...

- Выйди! - сказал брату Александр.

- Зачем еще? Это, прежде всего меня касается.

Александр развернулся к младшему и уже мягко, как мама в детстве, сказал.

- Выйди, пожалуйста, мне нужно поговорить с Децием наедине.

Тут Сергей возражать не стал. Иногда вежливое доброе слово намного сильнее действует, чем любые тычки и оскорбления. Когда Сергей вышел, Александр придвинулся к римлянину и, заглянув, ему в глаза сказал.

- Я верю тебе Деций. Ты сделаешь все, чтобы с моим братом ничего не случилось, потому что если ты не выполнишь своего обещания, то я вырву твое сердце, и пока оно будет биться, я съем его и ты никогда не попадешь к богам. Ты будешь принадлежать мне, вечно. Это говорю тебе я, сын великого Юпитера, небесный герой Александр!

Деция даже передернуло от слов великана. Что-то подсказывало, что это не красивый оборот речи. Найдет и съест! Варвар есть варвар, к тому же считающий себя сыном бога. А если он еще, правда, сын Юпитера, то совсем жутко становиться. Вечное рабство...

- Клянусь Юпитером и Марсом, что сделаю все, чтобы защитить твоего брата! А еще я выращу из него мужчину!

Теперь Сашка улыбнулся. Понял, что римлянин ему верит. Александр даже сам не знал, стал бы есть сердце Деция, или просто по местному обычаю содрал с него кожу, но о плохом думать не хотелось.

- Что мужчину сделаешь, это хорошо. Я почти семь лет бился, а так и не смог.

Деций облегченно вздохнул и приказал принести вина. Всех "гостей" пригласили в дом и устроили хорошую попойку. Александр пил от души, за этот день он так намаялся и напереживался за жизнь брата, что отключился уже после второго кувшина вина. А вот остальные собратья Александра гуляли до самого утра, помяв всех прислужниц в доме. Как говорили Даки: разрядили жидкую кровь. Один Сергей был недоволен. Его-то никто не спросил, хочет ли он быть клиентом Деция, даже брат не помог. Александр ему на это ответил: сам виноват, каждый учиться на своих ошибках! Но все же успокоил: Деций тебя обижать не станет, если что прикроет и уму разуму научит. Так что Сергей, обреченно, присоединился к пирушке, устроившись поближе к своему другу Мезе. Так до утра и прокутили, потеряв в поисках младшего целый день, а ведь Заргун зря времени не терял...


*****

Вернувшись с подворья Децебала, Александр быстро зализал царапины, которые оставил ему сын царя Адиоциний и взяв на этот раз меч отправился в кузницу. Отсутствие брата и странное поведение Астры он не заметил. Да и не барское это дело за рабынями смотреть. А вот Астра о нем уже вроде, как и не думала, теперь у нее другой мужчина в голове, хотя с Александром по-прежнему оставалась ласковой. На этот раз в провожатые ему дали молодого парнишку, отец которого умер год назад. Парень по отцу не скучал, он и видел то его несколько раз в жизни. Отец был дружинником в отряде Рахнара и погиб где-то на берегах Понтийского моря. Сашка историю парня внимательно выслушал и понял, что местные отцы воспитанием своих детей себя не утруждают. А вот Александр так бы не смог. Если слепил ребенка, то должен вырастить из него человека. Нельзя такое дело на женщин сваливать. Они только подкаблучника вырастить и могут.

До кузницы добрались быстро. Благо глава семейства выделил жеребца, так что прокатились даже с ветерком. Кузница стояла на берегу горной реки и представляла из себя довольно большое прямоугольное каменное сооружение, с деревянной крышей покрытой глиняной черепицей. Трубы, правда, в крыше не было. Подъехав к кузнице Александр, увидел Рахнара, который заботливо выдирал железный прут из крыши здания. Увидев старшего, дак, а точнее скиф, забыл о железке и пристал с расспросами.

- Ну, что догнали воришку? Или тебе даже девчонку не поймать, - расхохотался варвар.

Сашка вспомнил недавний поединок с сыном царя и немного поморщился, как будто зуб заболел.

- Догнал! Это была царевна Меда. Я ее отцу так и сказал, она украла, мою вещ! Знаешь, он немного расстроился и приказал мне биться с его сыном. Хорошо хоть просто не казнил.

Рахнар даже крякнул от удивления. Этакие штуки выкидывает герой.

- И что? Ты победил Адиоциния? - совсем удивился сотник.

- Почти. Дали бы мне меч, я бы его на куски порубил, а так я с ним голыми руками бился. Хорошо хоть он со мной поиграться сначала решил, а то бы убил.

- И чем закончилось?

- Меда нас развела и за это я ей очень благодарен, хоть она и украла мои часы.

- Часы? Что это еще за штуковина?

Сашка задумался, как объяснить бородатому скифу, что такое часы.

- Ну, они показывают время. Я могу посмотреть на них, и сказать когда сядет солнце.

- А... время? Слышал я об этом. Календарь называется. Там дни и месяцы прописаны, а каждый день на часы разбит, только не слышал я, что бы время на руке носили.

- Вот видишь, оказывается не такой ты и дремучий мой мохнатый собрат, - засмеялся Сашка.

Скиф предпочел промолчать, не посчитав это за оскорбление. Вроде, как и похвалил. Волосы богатство мужчины.

- А где Меза? Он же за тобой пошел?

- Был за мной. Когда я во двор к царю ворвался, он меня от собак прикрыл и убежал, больше я его не видел.

- Ладно, принимай кузницу, - Рахнар жестом предложил Александру войти внутрь.

Сашка сразу заходить не стал. Обошел строение по кругу. Кладкой остался доволен и крыша подходящая. Внутри оказалось все намного хуже. Мехов не было совсем, печь не то чтобы не подходящая для кузнечного дела, а она вообще на печь не похожа. Так маленькая буржуйка, на ней даже железо по нормальному не нагреешь. А вот инструмент был вполне подходящий: разные зубила, клещи, молотки, кувалда, наковальня, притом довольно приличная, даже шлифовальный круг был. В общем, осмотром Сашка остался доволен. Печи такой, как ему надо здесь все равно быть не может, а новую при помощи пары удальцов он и сам сложит. Благо свою кузницу дома, он с дедом сам построил, от фундамента до крыши и печь дед класть учил. Если неправильно положишь, то жара давать не будет, а где жара нет, там металл не плавиться. Дед любил со сплавами баловаться, руду плавить. "Из заводской заготовки любой дурак конфетку сделает, а ты как наши предки попробуй" - говорил дед. А теперь Сашка сам удивился, что все вспомнил: и слова деда и то, как строили, а ведь было это уже давно. Удивительная штука жизнь все в ней не просто так. Наверное, дед Сашку и учил именно для того, чтобы ему эти знания здесь пригодились. Судьба, да и только!

Александр попросил у Рахнара прислать человек пять для помощи в обустройстве кузницы. Сашка прошелся по берегу рассматривая, есть ли поблизости песок и хорошая глина. Оказалось есть! Хорошего песка было много. Немного подальше у леса вырос каменистый холм, где валялось множество булыжников и каменюг помельче. Хорошо бы найти хороших каменотесов, из булыжников нормальную печь не сложишь. Вскоре прибыли родичи Рахнара. Как Сашка и просил, прислали пять молодых парней. Билис лично приехал посмотреть, что собирается делать молодой полубог. Сашка приказал выбрать наиболее подходящие камни, а сам еще с двумя парнями взяв лопаты, пошел набирать песок с глиной у реки. Билис внимательно изучал производимые работы. Рахнар тем временем по просьбе Александра, взяв кувалду, крушил старую печь. Через пару часов у кузницы уже была целая гора песка и глины. Сашка выполнял работу за четверых. Накладывал полное кожаное ведро и бегом к кузнице. Камней тоже достаточно принесли. Теперь нужно приготовить кирпичи. Молотков разного размера в кузнице было много, клинья тоже где-то откопали, так что ребята дружно начали обкалывать камни, придавая им нужную форму. Билис очень удивился находчивости Александра. Даки обычно укладывали камни прямо такими какие они есть, от того строить было очень не просто и конструкции прочностью не отличались. Сашка ходил между работниками, поправляя парней, если они делали что-то неправильно. На удивление, скифы из рода Рахнара, как будто были рождены каменотесами. Кирпичи получались очень ровными и прочными. Билис попробовал из кирпичей сложить пирамидку. Бородатый скиф играл в каменные кирпичи, как маленький ребенок. Это как набор лего для первобытного человека. Строительные технологии в первом веке уже достигли немалых высот. В Риме уже вовсю использовался бетон, строились морские дамбы, и огромные дворцы. Но в Северной Дакии большая часть населения, даже не представляла, что может построить человек. Наигравшись с камнями, Билис подошел к Александру, который объяснял Разу, как нужно обрабатывать камень.

- Полезная штука эти кирпичи! А зачем тебе песок с глиной?

Сашка отвлекся от обучения новобранца. От того насколько старшина рода заинтересуется усовершенствованием кузницы, зависит количество человек выделенных для работ. Хорошо хоть работы по уборке урожая уже закончились, а то пришлось бы Сашке таскать песок с камнем в одиночку.

- Из камней будем делать большую печь с камерой для плавки и ковки железа. В общем, буду делать доменную печь и горн. Камни будем соединять раствором глины с песком. От высокой температуры раствор будет становиться только крепче. В такой печи можно будет делать углеродистую сталь. Клинок, сделанный из такой стали не ломается и при этом очень острый.

Билис понимающе покачал головой. Добрый клинок может решить исход битвы. Если у тебя броня крепче, а клинок острее, то и победа твоя.

- Если тебе что-то понадобиться, то только скажи, я все дам.

Александр покачал головой и осмотрел ход проводимых работ. А работы еще было не мало. Нужно было отшлифовать десятков пять кирпичей, притом, что обработка камня, работа не из легких. Воины из рода Рахнара были парнями выносливыми, но после нескольких часов работы, руки у них были стерты в кровь, так что пришлось прервать работы раньше времени. Но Александр заканчивать не собирался. Он взял большой рабочий топор и пошел в соседний лес, нужно было выбрать подходящие по размеру деревья. Обязательным атрибутом кузницы должен быть слесарный стол и кряж для установки наковальни. Без кряжа удары будут жесткими и очень громкими, а насиловать свой слух Александр не собирался. Не успел Сашка свалить крепкий дуб, как из-за лесистого холма послышались крики и лязг боя. Александр еще не привык разбираться в шумах, но стоны раненных уловил даже он. Старший ухватил топор и кинулся в сторону криков. Меч опять остался в кузнице, уж пора запомнить, что в этом мире даже в постель люди берут с собой оружие. Сашка не стал выскакивать на поляну, а укрылся за деревом и внимательно рассмотрел что происходит. На небольшой лесной поляне был разбит лагерь охотников. Там отдыхали женщины после сбора ягод и собирали дичь со всей округи. Охотников было не много всего человек десять, остальные искромсанные, утыканные стрелами и дротиками лежали на земле по всей поляне. И столько же женщин: пять молодок, еще не переваливших за брачный возраст, три женщины уже нарожавших детей и две старухи. На охотников напали внезапно. Из-за деревьев полетели стрелы, а потом со всех сторон кинулись размалеванные черной краской, одетые в звериные шкуры люди. У многих на голове красовались бычьи рога. Никаких доспехов нападавшие не имели, а были вооружены длинными дубинами и топорами. Было сразу видно, что поединок заканчивался не в пользу охотников. Нападавших было около двух десятков, но они отлично воспользовались внезапностью нападения. Старух сразу же зарубили, а вот над молодками решили поиздеваться. Самый молодой из нападавших, по крайней мере, Александр так решил из-за его маленького роста, пристроился к девчонке лет десяти. Бой еще шел, а варвары уже разбрелись по своим делам. Кто мертвых обшаривал, кто лагерь чистил, и о девочках не забыли....Если бы не они, то Сашка бы точно ушел. Это не его битва и не его народ, но оставлять детей на поругание этим зверям он не собирался. Опыта у новоявленного героя было еще не много, а вот знаний и силы хватало. Александр вытащил нож с пояса, выцепил самого опасного противника и метнул в него клинок. Метать ножи Сашка умел, не то чтобы профи, но с десяти шагов в человека попасть мог. Дома в дартс играть очень любил. Клинок угодил варвару в грудь. Здоровяк свалился рядом с убитым им охотником. Никто из его друзей даже не заметил, что их стало меньше. Вот бы сейчас лук, всех бы так перестрелял. Парочка варваров приблизились к укрытию полубога, чтобы обыскать тело дака, тут-то Сашка и выскочил. Сходу врубил топор в голову врага, да так что череп разлетелся в крошки, а топорище вошло противнику в грудную клетку. Даже не пытаясь вытащить топор, Александр вложив весь вес своего тела, обрушил мощный хук в горло второго варвара. Раздался приглушенный треск и бедняга, как мешок с песком повалился на землю. Не дожидаясь пока его заметят, Сашка одним рывком выдернул топор из убитого врага и снова прыгнул за дерево. Теперь ждать и высматривать не стал, лес вплотную подходил к поляне, а деревья достаточно старые и толстые, чтобы за ними можно было спрятаться. Он быстрыми перебежками от одного ствола к другому добрался до ближайшего противника, который в этот момент, согнувшись, чистил труп богатого охотника. Сашка как огромная тень выскочил из леса, и с одной руки, массивным топором снес варвару голову. Шарик закатился в небольшую ямку, выставив в небо удивленные глаза. Тут же тень ушла в лес, выбирая новую цель, и она не заставила себя долго ждать. Трое воинов схватили двух девчонок и потащили в кусты. Видно это были воины постарше и не хотели мять девок у всех на виду. Сашка подождал, пока здоровяки спустят с себя штаны, а потом напал на того что с видом знатока разглядывал деликатный процесс. Топор рассек позвоночник, разрезал органы и вырвался из груди. У Сашки сразу мелькнуло в голове, что с силой удара он перебарщивает. Уж слишком трудоемкий процесс вытаскивания оружия из тела. Старшему повезло, насильники так увлеклись работой, что не услышали, как топор разрубил их собрата. Сашка подхватил дубину убитого, прямо на лету, когда она выпала из его рук. И одним ударом проломил две головы, очень удобно, устроившиеся рядом друг с другом. Забрызганные кровью насильников, девки сразу замолчали, впав в ступор. Что делать не знали, не то плакать и бежать, не то благодарить за спасение. Сашка с потерпевшими разговаривать не стал. Выдернул свой топор, перехватив его в правую, взялся за дубину левой и пошел на пролом. Парочка варваров, которые только что пришили последнего охотника, уже расслабились и присели, чтобы отдохнуть после боя, но старший им этого не дал. Не успели враги вскочить с земли, как получили по крепкому удару. Один попытался прикрыться дубиной, но Сашкин топор разрубил её и снес ему челюсть, вместе с лобной костью. Второй так и рухнул на землю с разбитой грудью. Тут старшего заметили: двое с двух сторон кинулись, пытаясь взять в тиски. Только не тут-то было, Сашка атаковал ближнего, с наскока обрушив на него град ударов с обеих рук, и на развороте достал второго, который хотел со спины проткнуть обидчика. Парировать удары варвары совсем не умели, да и техника была примитивная, так что Сашка без труда выбил топорик из рук противника, а потом одним ударом раздвоил неумеху. Тот, что подскочил сзади, навсегда отучился от такой привычки, потеряв все передние зубы. Хотя ему повезло, подошел бы чуть ближе, и его голова улетела бы как безбольный мяч. Тут на Сашку кинулись сразу трое, издавая дикие крики. До этого его скрывала от остальной ватажки варваров высокий шалаш из еловых веток, но теперь все, скрытности конец. Враги наступали не все вместе, а как кто горазд. Первый толстяк, с топором разогнавшись, хотел вогнать железку Сашке в грудь, но старший без труда отшагнул в сторону и на уходе слегка достал топором противника. Что слегка для великана, то смертельно для барана. Варвар ойкнул, и даже не разобрав, что произошло, ничком повалился в траву. Его товарищ тоже не разобрал на кого налетел. Варвары то думали, что против них сражается огромный, но все же безродный охотник, а не мастер спорта, специализирующийся на применение холодного оружия. В общем, размалеванный разбойник быстро схватил дубиной по голове и расстался с жизнью. А вот третий оказался, поумней, почуял, что одному не справиться и подождал, пока остальные подберутся поближе. Но Сашка им окружить себя не дал, сам бросился с душераздирающим криком вперед. И откуда у него такой голос проснулся. Прямо как оперный певец, все зрители в зале пробуждаются от заволакивающей Большой театр дремы и с ужасом смотрят на сцену, пытаясь разобрать, кто там так орет. Сашка быстро отвел пару ударов и ногой пробил противнику в солнышко. Старший бы сейчас поспорил на что угодно, что сломал бедняге два нижних ряда ребер. Но на этом он не остановился, присел, уворачиваясь от, пожалуй, единственного меча, и ткнул побольней дубиной в живот ближнего противника. Тот захрипел, пытаясь хватать ртом, воздух и повалился на землю. Не мертв, но уже и не боец. Когда самый наглый враг, хотел подрубить Сашке колено, Старший подскочил как козел, да как вмажет ему Маваши Гери (боковой удар ногой в голову), что тот разом повалился туда, где уже лежали его друзья. Теперь против старшего остались трое противников. Повезло, что охотники все же завалили четверых. Тот, что вначале не рискнул напасть на Александра, вождь с двухсторонним топориком и еще один с копьем. Что один из них был вождем, Сашка понял по золотой цепи с повешенной на нее какой-то бляхой. Хотя он мог оказаться просто новым русским варваром. Ему бы еще малиновый пиджак и можно на разборки в Питер везти. Очень бы получился ценный боец. И рожа у него такая матерая. Шрам ото лба до подбородка через левый глаз. Как только ему гляделки тем ударом не выбило? Но размышлять о возможных перспективах служебного роста здорового волосатого варвара у Сашки времени не было. Теперь враги напали сразу со всех сторон, скаля свои страшные пасти. Сашка был вынужден отступать и уворачиваться от посыпавшихся градом ударов. В который раз Орлов понял, что у противника нет ни какого понятия о технике боя. Бьют, пока силы есть, каждый сам за себя. Против такого же, как они противника эта система вполне подходила. Сражаться с охотниками и крестьянами самое то, а вот против Александра эта техника не попрет. Сашка выждал, пока враги подустанут. В его-то богатырском организме сил столько, что на роту ОМОНА хватит, а вот его враги явно выдыхались. Только вождь держал прежний темп, да и вообще перестал бесцельно наносить удары, ожидая промаха противника. Но Сашка ошибок делать не собирался. Его мозг в этот момент работал со скоростью суперкомпьютера, обрабатывая гигабайты информации. Он подпустил хитреца поближе, сделав вид, что оступился. А когда тот хотел шарахнуть Сашку по голове, резко ушел в сторону, и осадил врага дубиной по спине. Вот так, дохитрил. Копейщик попытался достать старшего, но небесный герой, с какой-то поразительной легкостью, топором снес наконечник копья. Железка улетела куда-то в сторону, чуть не покалечив зрителей. Семь девушек с раскрытыми ртами наблюдали за поединком. Варвар с обломанным копьем решил сбегать за другим оружием, но стоило ему повернуться спиной, как в спину ему прилетел здоровый топор. Удар оказался очень мощным. Варвара на метр отнесло силой удара, повалив на землю. А вот вождь попытался воспользоваться маневром противника и ударил справа, по незащищенной руке. Но это только он так думал, хоть дубина и была в левой, но Сашке только и нужно было, что слегка повернуть ее вбок. Топор вошел в дерево и застрял в окованной железом дубине. Противники оказались сцеплены друг с другом оружием. Тут варвар пошел на отчаянный шаг. Он отпустил топор и вцепился руками Сашке в шею, пытаясь задушить, но это было совеем глупо. Старший просто опустил подбородок, да как шарахнет ладошками по ушам бедного вождя. Так он свою идею с удушением и бросил. Чтобы удушить человека, нужен либо полный оборот вокруг шеи, или какая-то опора. Не успел, он прейти в себя, как Сашка сделал проход в ноги, половчей подкинул врага в воздух, да как воткнет его головой в землю. Если бы не интересная мыслишка, промелькнувшая в голове Александра, то тут бы варвару и конец. Но на этот раз силы он рассчитал, сказывался опыт спаррингов. Просто пришиб противника, чтобы больше не рыпался. Потом на всякий случай добавил ему свой коронный хук в челюсть и с хозяйским видом осмотрел поле боя. И был поражен. Оно во второй раз было за ним. Если после битвы с римлянами в лесу в нем бушевали смешанные чувства, то тут он испытывал самую настоящую радость и гордость за свою победу. Почти две дюжины врагов как с куста! И он получал удовольствие от смерти каждого. Именно так! Ему нравилось убивать врагов, нравилась роль спасителя невинных девочек. Он чувствовал, как становиться сильнее и храбрее. Природный страх, который сковывает, заставляет спасться бегством, куда-то пропал. А смерть человека больше не кажется чем-то страшным и противоестественным.

Девчонки быстро сориентировались и обступили своего спасителя. Некоторых конечно варвары помяли, и те седели на земле, проливая потоки слез. В обычных условиях Сашка пошел бы успокаивать жертв насилия, но в этот раз решил, что хватит с него чужих проблем. Психология это не его работа! Молодая девчонка лет пятнадцати, в длинном платежке, обхваченном на талии шелковой лентой и с серебряным гребнем в волосах, быстро взяла инициативу и выразила благодарность от всех представительниц прекрасного пола.

- Великий воин, мы благодарны тебе за наше спасение. Мой отец служит нашему царю Децебалу и непременно наградит тебя за мое спасение. Прошу тебя, назови свое имя, чтобы я могла знать своего спасителя?

Девочка привстала на цыпочки и поцеловала Александра в грудь. Она хоть и была довольно высокая, но до щеки гиганта не доставала, так что выказала личную благодарность как могла. По местным законам, Сашка мог взять девушку себе в жены, после того как она подарила ему поцелуй. Куда девушка должна поцеловать, хронистрами не оговаривалось.

- Я Александр Орлов, сын Юпитера. А вас как величать по батюшке?

Девушка не сразу поняла смысл фразы, но потом, радостно заулыбавшись, ответила.

- Ода, дочь Сетея. Он воин, как и ты. Наш род очень знатный. У папы столько воинов, что можно в походы ходить.

Ходить в поход и вдвоем можно, взяли сумки, и пошли, а на войну кучу народища нужно. Но в данный момент это Сашку не интересовало. Пока он один из многих, даже не воин и уж тем более не вождь, как он поначалу себе возомнил. Самому бы в поход напроситься.

- Ладно, я запомню. Ступайте домой здесь не безопасно, в округе могут быть еще шайки.

Девушки уже собирались расходиться, как Сашка решил разузнать, не знают ли они нападавших, а то может это деревенские с городскими лесок не поделили. А Сашка их прибил, так и крайним недолго остаться.

- Ода, стой! Кто эти люди, что на вас напали?

Девочка сначала обрадовалась, что красивый воин позвал ее, но услышав вопрос, расстроилась. Говорить о напавших на них варваров ей явно было неприятно. Может даже что-то прошлое вспомнилось...

- Это дикие кельты. Они живут в горах. Нашего языка совсем не понимают, часто нападают, чтобы грабить и убивать. Странно, что ты о них ничего не слышал, сын Юпитера.

Сашка пожал плечами, мол, извиняясь, за свою забывчивость. Ну, запамятовал, со всеми бывает.

- Спасибо, ступай.

Девушка снова удивилась: воин оказался не только могучим, но и вежливым, а мужчины в ее роду этим качеством не отличались. Сразу видно, что чужой. А вот Сашка обрадовался. Оказывается, он не только не попал в очередную проблему, но и стал героем местного масштаба. Девчонки наверняка разнесут весть о своем чудесном спасение и о том кто их спас. А это очень даже на руку, может, и правда помощь ее отца пригодиться. Главное теперь самому не сплоховать. Есть язык, и нужно использовать его по назначению. И прейдя к этой мысли, старший взгромоздил вождя себе на плече, вытащил из трупа топор и бодро пошел в сторону города. Для начала пленника Сашка притащил в дом Билиса, но тот, увидев с каким товаром, пришел новоявленный герой, сразу предложил отправить его к царю. За вождя горных кельтов можно получить немалую награду. К этому же времени домой пришел и побитый Меза, как оказалось рыночные мясники, увидели, что Рахнарович был с римлянином и начали выпытывать у него, куда подевался чужеземец. Но Меза стойко перенес все расспросы и неслабо покалечил обидчиков. За это лихие торговцы посадили его на весь день в погреб и только вечером отпусти. Тут же Александр заметил, что в доме нет брата, но успокоился, узнав у Астры, что он пошел прикупить ткани. Сашке бы и самому постельное белье пригодилось, да только идти за покупками некогда, а брат ведь на него ткани не возьмет. Вот вам и беспокойство о ближнем. Тут же старший почувствовал, что в его молодом организме, проснулся зверский аппетит. После кровопускания в лесу ему очень хотелось есть. Нормальный бы человек, если он не маньяк конечно, после убийства восемнадцати человек капли в рот не взял, а у Сашки и аппетит хороший и настроение выше крыше. Еще бы музыку и можно в пляс идти. Отужинав зажаренным кабанчиком, впервые за все время, что они провели в этом мире, у Александра мелькнула мысль о женщинах. И почему то первую кого он вспомнил, была дочь Децебала царевна Меда. От этих мыслей сразу начал подниматься инородный элемент, что не ускользнуло от пристальных взглядом множества собравшихся родичей Рахнара. Все внимательно слушали рассказ полубога, как он расправился с целым отрядом кельтов. Сашка свой рассказ не приукрашивал, а выдал, все как было, правда, очень красивым языком. Много эпитетов, прилагательных, сравнений, в общем как прирожденный гуманитарий сумел заинтересовать слушателей, и когда его свободные штаны, местного производства, поднялись на немалую высоту, собравшиеся почитатели даже ахнули. Несколько маленьких девочек тихонько засмеялись, показывая на интересный предмет, а один из парней, лет семи, констатировал факт жизни: уд встал! И сразу все затихли, потому что старший покраснел как рак. Налился еловым багрянцем и смущенно смотрел на аудиторию, прикрываться с таким имуществом бесполезно. Для Сашки такой конфуз хуже смерти. Это же позор, если бы у него на какой-нибудь конференции в брюках что-то поднялось? Потом не отмоешься от всяких грязных домыслов, ну что поделаешь, если он живет какой-то своей не понятной хозяину жизнью. Спасла положение девчонка лет шестнадцати, ее скоро замуж выдавать собирались. Стройненькая такая, мордашка чистенькая и волосы золотые в косы уложены.

- Всем хорош, и сам высокий и плечи крепкие, и жене есть чем побаловаться!

Родичи сразу рассмеялись, некоторые наиболее осведомленные в этом вопросе, начали развивать тему, говоря о том или ином достоинстве детородного органа. Александр с благодарностью посмотрел на девчонку, но от этого стало только хуже, теперь и, правда, можно обвинить в педофилии. Действий еще нет, но умысел уже сложился. От греха подальше, Сашка быстро ретировался из обступившей его толпы, разрезая ее как атомный ледокол "Илья Муромец". Но ушел Александр не просто так, а очень даже в определенном направление. Обострившееся природное чутье подсказывало, что Астра, где то неподалеку. И он не ошибся, девушка оказалась в сарае, отдыхая после работы на сеновале. Старший в один миг заскочил на второй этаж, где находилось сено. Под Александра он явно был не рассчитан. Согнувшись в три погибели, герой любовник, подобрался к ничего не подозревающей девушке. Нет, то, что видели все, и она заметила, но то, что сын бога после стольких дней снизойдет до нее, Астра даже не подозревала. Сашка подполз к девушке и заглянул в ее глаза. Они оказались так близко, что чувствовали дыхание друг друга. В глазах Астры не было страха, за многие дни она привыкла, что старший сын бога единственный кто о ней беспокоится. Александр дотронулся рукой до щеки девушки, плавно запустив ладонь в ее волосы. Астре очень нравилось, когда их трогали, массировали голову. А Сашка чувствовал, что нравиться девушкам. Он медленно прижался к ней, поцеловал, слегка прикоснувшись к губам, потом еще, все сильней и сильней. Потом перевел ласки на шею, плечи, спустил лямки платья и нежно, почти не касаясь кожи начал ласкать грудь и живот. Он медленно водил языком по телу девушки, опускаясь все ниже и ниже, а потом легонько обдувал оставленный след. Астра изгибалась, тяжело вздыхая от каждого прикосновения. Сашка руками гладил бедра, особенно лаская их изнутри. Астра забыла обо всем. Она не знала, что чувствовала и кого любила. Еще вчера она бы сказала, что ждала этого момента с того самого раза как увидела его, но теперь ее терзало чувство что она кого-то предала. Но кого именно? Сашка же не знал, что в душе Астры. Ее податливое тело хотело его не меньше чем он её, и тогда Сашка вошел в девушку, слившись с ней в едином порыве чувств. Волна за волной наслаждения накатывала на изголодавшегося по женским ласкам парня. Александр совсем потеряв счет времени, так и не успев в этот день сходить к Децебалу. Когда он в очередной раз закончил, вокруг было совеем темно. Сашка так и остался спать на сеновале, прижав к своей груди умаявшуюся девушку. Вот эта жизнь, подумал бывший Московский чиновник и уснул богатырским сном.

Наутро Александр проснулся от еле слышного шороха. У Сашки был очень чуткий сон, так что он без труда уловил шелест соломы. Нехотя открыв глаза, он увидел Астру, которая одевала платье. Девушка раньше ему не казалась красивой, но теперь в ней было что-то новое, неизведанное. Для Александра в этот момент она была краше всех, ну может, только Меда была симпатичней. Полубог привстал и прижал девушку к себе. Как не странно Астра вздрогнула, как будто ее ужалила змея. Сашка почувствовал это, но не отстранился, а только ласково поцеловал в обнаженное плечико.

- Астра, я хочу отпустить тебя и твою сестру. Вы свободны.

Девушка развернулась к Александру, уставившись на него грозными глазами. Сашка даже не подозревал, что она так может.

- Что-то не так? Ты не хочешь стать свободной? - изумился Александр.

- Хочу, но...Я больше не нужна вам?

Тут Сашка понял, что девушка подумала, что ей попользовались и решили избавиться. Старший сразу повеселел, а то уж больно злые глаза у обиженной девушки.

- Что ты, Аструшка! Я просто хочу, чтобы ты жила со мной как свободная женщина.

Сам не понял что сказал, выдавил Александр. А когда до него дошел смысл собственных слов, уже было поздно. О красавице Меде с ее завораживающим взглядом, придется забыть. А жаль, Сашка уже догадался, что внутри к царевне у него уже что-то загорелось. Астра прильнула к Александру и так страстно поцеловала, как никто Сашку не целовал. Всего то и нужно, что дать свободу. Жаль, в нашем мире рабства не было, а то бы Сашка каждый день давал вольную своей девушке. Астра принялась, что-то мурлыкать себе под нос, приговаривая какой Александр хороший. От этого Сашке стало так тепло и хорошо, что он снова закрыл глаза и увлек за собой девушку.

Вскоре пришел Меза, парень осторожно взобрался на сеновал, показав свою ехидную физиономию.

- Нам пленника самим к царю везти, или ты все-таки слезешь с кобылки?

Александр кинул в скифа, первое, что попалось под руку. Парень ловко увернулся и, подмигнув Астре, которая привстала, чтобы посмотреть, кто пришел, скрылся в проеме входа. По старой привычке, Сашка прикрыл, девушку от посторонней пары глаз и погрозил кулаком другу.

- Сейчас спущусь. Иди уже, я тебя свечку держать не просил.

Варвар засмеялся, спрыгнул с лестницы и, насвистывая трель соловья, убрался с сеновала. Сашка нехотя оделся, попросив Астру расспросить у скифо-даков, как производится процедура отпущения на волю раба. А то сам он в этом ничего не понимал. Может просто достаточно сказать: ты свободен, может какую веточку переломить надо. Главное все сделать по закону, чтобы потом местные контролирующие органы не докопались до каких-нибудь нарушений. Девочка понимающе качнула головой и в очередной раз, поцеловав Александра, пообещала обо всем разузнать.

Во дворе уже ждала целая рота почетного караула. Авторитет Александра в глазах главы рода и его друзей, за последнюю ночь, резко возрос. Выступить в одиночку против восемнадцати противников даже Рахнар бы не смог. Хотя в битвах убивал намного больше, но там другое... А вот Билис в молодости и двадцать бил. Он в дружине скифского вождя Гетора, далеко за Парфянское царство ходил, туда, где берет истоки шелковый путь. Тогда еще совсем молодой, многому научился, сражаясь с местными племенами. Одиночный бой у них куда более развит, чем здесь и техника имеется не хуже чем у Александра. Собралось человек десять, все воины в полном облачение. У Билиса даже кольчуга с короткими рукавами оказалась. Все со щитами, топорами и даже копья не забыли. Рядом лежал связанный пленный, поглядывая злобными глазами на собравшихся.

Сашке принесли римский панцирь и меч, но кирасу старший одевать не стал. Она хоть и была красивая, но на Александре не смотрелась. Он в ней как в топике был, да и натирала сильно. Оказалось не его размер. Накинув плащ на плечо, Сашка во главе колонны отправился в дом к Децебалу. Привратник у ворот уже издалека узнал человека, возглавлявшего вооруженную процессию и, заорав во все горло, кинулся в дом. Видно запомнил болевой, так что рисковать, преграждая дорогу великану, не стал. Когда Александр со товарищами подошли к подворью царя, то там уже стояла целая колонна воинов, тоже в полном вооружение, готовая встретить нежданных гостей. Во главе отряда стоял Децебал вместе с Адиоцинием. Увидев Сашку, царь как то странно улыбнулся и вышел немного вперед.

- Что, пришел мне отомстить чужеземец? - с насмешкой произнес царь.

Александра такая фраза задела, но со ссорой с царем решил повременить.

- И тебе здравия Децебал! Вот, привел подарок, смотри, - Меза вытолкнул пленника вперед.

Вождь кельтов, озираясь как затравленный волк, оскалился и прорычал какое-то ругательство в адрес Децебала. Сын царя сразу же выхватил меч, осерчав на обидчика. По-видимому, даки вождя горных кельтов понимали. Сашка хоть и не разобрал, но посчитав, что тот сказал что-то очень обидное, слегка пришиб рукой пленника. Варвар тут же замолчал, зная, что рука у великана тяжелая. А вот Адиоциний, от этого, как то уважительно посмотрел на Александра. Самому не дали, так пусть другой шлепнет. Обида за вчерашнее у сына царя, похоже, уже прошла. Что-что, а силу Адиоциний уважал. Сам виноват, что руку помяли.

Децебал задал пару вопросов пленнику, на что тот излился целой тирадой эпитетов и ярких оборотов речи. Царь подал знак своим людям и вождя уволокли в небольшое каменное строение в самом углу двора. Похоже, именно туда мог угодить Александр за свою глупость. Наконец Децебал снова обратил внимание на процессию.

- Здравствуй Билис, и тебя приветствую благородный Рахнар, и, конечно же, младший, но такой же сильный брат Меза!

Остальных он, похоже, не знал, потому на этом приветствие закончилось. Забыли только про Сашку. А это его ох как возмутило. Старший невольно даже за рукоять меча взялся. Ну, не мог царь забыть его имя. Кроме него таких здесь вообще нет! Децебал и его сын, заметили полет мыслей чужеземца.

- И тебя приветствую, сын Юпитера, Александр Орлов!

Воины Децебала ехидно улыбались. Явно в верхней дружине собрались парни хитрые и изворотливые. Все понимали что происходит.

- Второй раз уже видимся с тобой. Пожалуй, это судьба, кто же пленил моего врага?

Вперед вышел Билис, с высоко поднятой головой.

- Вождя пленил Александр и еще убил восемнадцать воинов кельтов, спася наших девушек!

Децебал хоть с Билисом вместе в походы и не ходил, но о том, что тот просто так языком трепать не будет, знал не понаслышке. И попросил рассказать в подробностях. Дальше глава рода поведал историю так подробно, как только мог. Оказалось, у него очень хорошая стенографическая память. Он почти слово в слово воспроизвел Сашкин рассказ. От слов Билиса, Александр еще больше возгордился своим поступком. Даки, молча, слушали и время от времени вставляли одобрительные комментарии. Закончив повествование, Билис по-братски хлопнул Сашку по плечу и вытолкнул вперед. Децебал подошел ближе и громко, чтобы все слышали, произнес речь, которую Сашка запомнит на долгие годы.

- Вчера я пообещал тебе найти твою вещь, но из-за обиды забыл об этом обещание. Сегодня же я уже должен тебе не только ее, но и мешок с серебром в благодарность. Так, завтра я буду тебе половину своего царств должен и дочку в придачу, - засмеялся царь, подошел и крепко обнял Александра, - теперь друг ты мне! Я рад видеть тебя в своем доме Александр Орлов, сын Великого Юпитера! Все пусть это слышат!

Сашка неслабо растрогался, даже чуть слеза не потекла. Недавно он этого мужичка откровенно недолюбливал, а теперь чувствовал к нему самую настоящую мужскую любовь. Не ту что испытывают парни не той ориентации, а ту которую испытывает отец к сыну. Такое же чувство бывает, когда много выпьешь: всех любишь, всех уважаешь!

Всех гостей пригласили в дом и устроили самую настоящую пирушку. Раз двадцать поднимали тост за крепкую руку героя, потом еще столько же за удачу, а когда в зал вошла царевна Меда, еще выпили за прекрасную хозяйку. При этом пили не из маленьких стаканчиков, а из огромных рогов. От выпитого вся дружина валялась под лавками, или, уткнувшись в блюда с едой, но Сашка держался. По сравнению с тем, что он пил в прошлой жизни, вино местного разлива было как сок. Совсем не пьянеешь, только по нужде бегаешь. Хотя не пьянеешь, это перебор, просто слабое вино дольше расходиться по организму, но если долго пить, то и оно свалит. Меда брезгливо осмотрела собравшихся и хотела уже покинуть пирушку, как Децебал приказал ей подать Александру рог. Пить из рук царевны, это великая честь для любого дака. Меда заметила Александра и была удивлена, что он здесь. Девушка выполнила приказ отца и поднесла рог. А Сашка как дурак разглядывал ее тело. Он представлял, как выглядят ее бедра, животик, грудь и от этого кровь вскипела и забурлила, как горная река. Девушка заметила огненный взгляд мужчины, от чего сильно смутилась, залившись пунцом, выступившим на впалых щечках. Она стояла напротив него, держа окованный золотом рог, а Сашка, забыв, обо всем, стоял с раскрытым ртом. Децебал тоже заметил взгляд Александра.

- Что понравилась дочка?

Вопрос сразу вывел из задумчивости молодого героя.

- Конечно! Она прекрасна, богиня Афина не сравниться красотой с вашей дочерью.

Девушка еще больше покраснела. Ее смуглую кожу как будто обжег сильный морозец. Меда никогда не слышала таких слов. Даки вообще говорили мало красивых.

- Твои фразы замысловаты. Боюсь, она тебя не поймет, мы даки гораздо проще греков или римлян. Только о моей дочери ты забудь. Она все-таки дочь царя, если что случиться я за нее шкуру живьем сдеру!

Почему то Сашка совсем не испугался, услышав слова дака. Прошлый бы Александр задумался, а стоит ли оно того, но новый Сашка не боялся никого и ничего. Если кто не согласен, пусть боги нас рассудят! Наконец старший принял рог, поднялся с лавки и, сказав: за тебя прекрасная царевна, осушил сосуд. Девушка опять мягко улыбнулась, совсем как ребенок и забрала рог обратно.

- Больше не пей! Тебе хватит, - ласково молвила Меда.

Децебал, который сидел рядом расхохотался и протянул новый рог Александру.

- Совсем девка свое место забыла! Ты хоть и царевна, а мужчине указывать не смей, выпорю. Воин в доме главный, хочет, пьет, хочет, насилует, все в его праве, - выплеснув половину рога на стол, выкрикнул пьяный вождь.

Остальные, еще способные говорить даки, громогласными возгласами подтвердили слова царя. Оказалось, умный и талантливый Децебал, на пирушке становился грубым вспыльчивым мужиком. Вот как действует дурманящая вода даже на самые острые умы.

- Больше не буду, - так же мягко, смотря прямо в глаза девушке, произнес Александр.

Сашка поклонился Меде и сел на лавку, чтобы больше не привлекать внимание. Если бы здесь был Адиоциний, то он непременно бы попытался выпотрошить Александра за такие знаки внимания царевне. Слава богу, славный воин, пытавший соревноваться с Сашкой в выпивке, уже ушел под лавку, откуда он был быстро извлечен слугами и бережно отнесен в соседнюю пристройку, где уже спали десяток человек. Децебал так и сел на лавку с рогом, который хотел вручить старшему. Он не ожидал такого смирения перед женщиной. Даже римляне не позволяли своим женам командовать в доме. Чужеземец вел себя совсем странно.

- Ступай, Меда! А ты Александр, поступаешь не правильно. Если женщине сразу не показать кто в доме хозяин, то она тебе на шею сядет. Нельзя их любить, они это чувствуют и пользуются этим. Потом веревки из тебя вить будут. Попомни мои слова!

Сашка улыбнулся царю даков. Хоть он и вел себя как мужик когда напьется, но разговаривать с ним было приятно. Сразу видно, что не просто так говорит, а на собственном опыте убедился, что это правда. Хотя Сашка и сам из своей прошлой жизни это знал. В семи из десяти семей командовали женщины, но там у них было секретное оружие: хочешь секса, будешь как шелковый, а здесь такое не пройдет. Жена мужу отказать не может. Если откажет, то позор на нее и ее род. Потом ее сестер никто в жены не возьмет, скажут она плохая жена и сестры у нее такие же. Правда нужно отдать должное, везде, где женщины у руля, семьи были крепкие и дружные. Уж такой у них во всем основательный подход. Возможно именно из-за возможной борьбы за власть, Александр не хотел жениться. Он-то привык всегда быть у руля, тяжело было бы считаться с чужим мнением.

- Себя давать подминать ни за что нельзя, но и когда тебе дельные советы жена дает отвергать их не нужно. Женщины очень умные, если сказала, хватит пить, значит хватит. Ей со стороны виднее.

Децебал как будто протрезвел. И он видно уловил интересное для себя зерно в словах Александра. Оказывается вождь не против брать на вооружение чужие мысли. То, что царь способен учиться у других делает ему честь.

Устав от выпивки и еды, Сашка решил выйти на улицу. Старшему вспомнились московские бары, где царил страшный табачный кумар, выпивать здесь намного приятней, чем там. Вот вам и цивилизация. Выйдя на улицу Александр, вдохнул полную грудь свежего воздуха. Это не с балкона выйти воздухом подышать, такую чистоту в будущем только в горах найти можно. Александр услышал тихие шаги. Создавалось такое впечатление, что кто-то за спиной хотел заговорить, но почему-то боялся. Сашка развернулся и увидел Меду. Девушка стояла у двери и смотрела ему в спину.

- Ты хочешь что-то сказать мне, прекрасная богиня?

Меда опустила глаза и подошла ближе, встав рядом.

- Ты не такой как все. Ты добрый и умный. Скажи, ты, правда, сын бога?

Сашка сам не понимал, почему растерялся. Он уже и сам верил, что Юпитер его отец, но почему то врать Меде очень не хотелось. Как будто сработал какой-то защитный механизм.

- Мы все дети богов. И ты, и я. Каждый из нас необычный, по-своему.

Девушка улыбнулась и перевела взгляд на далекий горизонт.

- Сегодня дождя не будет, небо высокое. Огонь и вода, рука об руку идут. Ты ведь пришел из огня? Та история о вашем появление, это правда?

Вот любопытная девчонка, заладила правда, правда. А что такое, правда? Истина понятие относительное. Если смотреть со стороны даков, то именно на языках пламени братья и прилетели.

- Да я прилетел на огне, только с неба, или из-под земли я и сам не знаю. Я случайно попал в этот мир.

- Я всегда думала, что полубоги рождены от смертных женщин в этом мире? Если ты рожден в мире богов, значит ты бог!

Сашка улыбнулся. Логика у девушки явно женская. Для вывода не хватает половину посылок.

- Если бы я был богом, то я бы не носил щит и доспехи, но все же я рожден в другом мире. Он похож на ваш, но все же другой...

- Ты скучаешь по нему?

Меда повернулась к Александру, разглядывая его лицо. Старший же по-настоящему задумался. Скучает ли он по нему? Нет! Ему не хватает отдельных благ цивилизации, но в целом эта жизнь намного лучше. Конечно не для каждого. Не любой человек сможет выжить здесь, потому слабым в этом мире не место. Он суров, но справедлив. Каждому воздается по заслугам. Каждый получает столько, сколько может унести.

- Я скучаю по своей сестре. Она пропала, но я очень хочу найти ее.

- Как ее зовут?

Меда положила свою маленькую ручку в мощную ладонь Александра. От этого Сашка растаял. Сердце забилось быстрее, и какая-то радость нахлынула всепоглощающим потоком.

- Ее зовут Анастасия, - немного помедлив, ответил Александр, - Она самая младшая, ей всего пятнадцать. А теперь она одна и ее некому защитить.

- Она обязательно найдется. Боги не дадут ее в обиду, главное чтобы ты сам остался жив, - девушка опустила глаза и вытащила пальчики из ладони Александра.

Сашка почувствовал изменения в голосе Меды. Как будто она испугалась за него. Ей было страшно, что с ним произойдет что-то плохое.

- Почему я должен погибнуть? Ты что-то знаешь?

Александр поднял пальцем головку девушки, чтобы смотреть ей в глаза и понял, что не ошибся. Меда точно что-то знала, но не решалась рассказать ему.

- Я...я знаю. Но прежде чем рассказать тебе, я хочу, чтобы ты поклялся мне, что никогда не предашь моего отца! Поклянись, что не отберешь у него царство?

Сашка даже улыбнулся. Он отберет Дакию у их верховного вождя! У великого Децебала. Сейчас это показалось ему дикой сказкой.

- Клянусь, что не буду отбирать царство у твоего отца!

Меда внимательно рассматривала Сашку, стараясь понять, говорит ли он правду. Наконец, решив, что лгать с таким честным выражением лица не возможно, поведала ему все что знала.

- Верховный жрец хочет убить тебя и твоего брата. Отец пока не дал согласия, но жрец все равно возьмет свое.

Александр даже удивился. Что ему, какой-то жрец, когда сам царь назвал его своим другом.

- Твой отец поклялся мне в дружбе, неужели жрец посмеет пойти против его воли?

- Посмеет, если народ будет против тебя. Отец не станет вмешиваться, если старейшины выберут жертву.

Сашка с открытым ртом слушал Меду. Его разум ни как не хотел понимать, что его могут отдать какому-то мяснику, чтобы потешить не существующих богов.

- Но люди любят меня. Я разбил римлян, спас ваших женщин, убил кельтов. Они все знают, что я герой. Я сын Юпитера, наконец!

- Вот это-то и плохо! У нас не может быть двух богов. Залмоксис един для всех. А толпа, сегодня любит, завра ненавидит. Только и нужно, что зародить дурную весть о тебе, не важно, правда это или ложь. Жрец умеет подбивать людей на злые поступки.

Тут-то Сашка понял, что он в большой опасности. Если что случиться и царь не вмешается и Рахнар не спасет. Александр сразу вспомнил о пропаже Сереги. Нужно заканчивать с этим пьянством и отправляться на поиски брата. А то мало ли что случилось? Вот только как от жреца отделаться? Меда как будто услышала мысли Александра.

- Я знаю, как сделать так, чтобы жрец не смог до вас добраться...

Девчонка оказалось, ну очень умной. Сразу видно, что не блондинка.

- И как?

- Женись! Возьми в жены девушку из рода и тогда жрец не сможет принести вас в жертву. Род на капище людей не выдает.

Мысли сразу же потекли в нужное русло, складываясь в последовательную цепочку.

- А ты выйдешь за меня замуж?

Александр нагло смотрел на девушку. В его глазах скакали игривые огоньки, а губы расплылись в учтивой улыбке. Он знал, что нравиться царевне, но понимал, что девушка ему откажет. Разное у них положение. К тому же царевна не из тех, кто выйдет за первого встречного. А вот Меда задумалась всерьез. У девушки было доброе сердце. Она понимала, что этим спасет Александра от жреца, но также понимала, что накличет смерть от Адиоциния.

- Ты славный, но мне не ровня! Ты без труда найдешь себе невесту из хорошего рода. И еще, вот возьми свою вещь, тебя ждет великое будущее...

Девушка протянула сверток ткани, в котором Сашка без труда распознал свои часы, и направилась в дом. Александр некоторое время стоял на крыльце, рассматривая свои часы. Он не верил в гаданья, не верил в богов. Нет! В бога он верил, но не так как все. Бог есть, но он только создал этот мир и ему все равно как мы живем, главное чтобы мы сами были в согласии с самими собой, чтобы не прожили жизнь зря. Сашка надел часы на руку и сам удивился мыслям, которые в последнее время посещают его буйную голову. Наверное, потому, что в последнее время много грешит, а самое главное совсем в этом не раскаивается.

Сашка не стал поднимать Билиса и его родичей, которые вповалку лежали на лавках а, взяв мальчика из слуг, отправился к Диагалу. Прежде чем идти к вождю, старший еще раз заглянул домой и, убедившись, что Сереги нет, отправился за помощью. В доме, Сашка приметил, что Астра очень волнуется за его брата. Даже больше самого Сашки. Довольно странное поведение. Но заморачиваться на этом Александр не стал, решив, что его Аструшка просто очень чувствительная.

Диагал жил рядом с горой, в квартале, где по большей степени селились иностранцы. Такое решение было очень странным для человека, который просто ненавидит римлян, а ведь именно они в большей степени занимались торговлей в столице. Дом у вождя был очень похож на дом Децебала или Билиса. Длинное деревянное здание в стиле общего барака, но очень добротное с обширными хозяйственными постройками.

Диагал принял Александра очень приветливо и почти на пороге предложил женщину и выпивку. От девушки Сашка отказался, но на выпивке вождь настоял. Тут старший вспомнил об обещание, что больше не будет, данное Меде, но, все же решив, что уже достаточно трезвый, отпил из кубка. После чего пояснил всю ситуацию с пропажей Сергея. Диагал внимательно выслушал, хотя Сашке рассказывать было больно-то и не чего. Получалось что его брат, на ночь, глядя поперся на рынок, который уже давно закрылся, чтобы купить ткань. Это ему не Москва, где магазины круглосуточно работают. Да даже там, постельное белье ты ночью нигде не купишь. Выслушав всю историю до конца, Диагал приказал привести своего сотника и, поручив тому расспросить всех в округе от рынка, не выделили ли они Сергея. На вид он примечательный, так что обязательно кто-нибудь должен был заметить. Диагал предложил Александру остаться здесь и подождать пока придут вести. Но Сашка отказался, решив пойти искать брата вместе со всеми. Так и пробегал по городу до самой ночи, и был вынужден вернуться к Диагалу. Все вести стекались сюда, так что Александр решил переночевать у вождя. Вскоре пришли обеспокоенные пропажей товарища Меза, с Рахнаром. Они тоже ничего не знали. И совершенно случайно, когда надежда на то, что Сергея найдут, почти пропала, в зал вбежал мальчик и сказал, что младшего видели на подворье римского купца. Тут Сашка сразу вскочил со скамьи и хотел кинуться за безответственным братом, который даже не сообщил, что собрался в гости. Но Диагал его остановил, сказав, что не все так просто. Эти римляне очень хитрые, вполне возможно, что Сергея удерживают там силой и голыми руками его не вызволить. На что Сашка схватил щит со стены и кинулся за дверь, не дослушав план вождя до конца. Меч и щит у него есть, а там посмотрим. Александр бежал за мальчиком до самого подворья купца, не оглядываясь, есть ли кто за ним. Если понадобится, один отобьет своего брата, но когда Сашка обернулся, то увидел целый отряд бойцов, уже разделившихся на два десятка, чтобы строем принять бой. От этой картины у старшего сладко заныло в сердце. За ним идут люди! Они готовы сражаться за него.

Дальше все произошло быстро. Отряд ворвался в ворота, спас Сергея от лап какой-то обезьяны, но хорошенько потолковав с хозяином дома Децием, Александр пришел к выводу, что по закону младший должен остаться здесь и это пойдет ему на пользу. После разговора второй, или третий раз за день все напились. На этот раз Сашка отрубился вместе со всеми, но все же успел дойти до постели. Слишком много переживаний за один день. В общем-то, Сергея нужно было хорошенько отлупить, но Александр решил, что на первый раз, такого наказания брату хватит.


*****

Сергей проснулся от первых лучей солнца. Младший даже сам удивился, что так рано пробудился от дурманящего сна, после вчерашней пирушки. Первым делом решил навестить брата, который отдыхал в соседней комнате отведенной ему хозяином. Но желанию Сергея не суждено было сбыться. Как оказалось то, что для него было очень рано, для остальных оказалось самым обычным временем для подъема. Ни брата, ни Мезы с Рахнаром уже не было. Они ушли восвояси, прихватив с собой всю свою банду, с которой вчера совершили налет на подворье римского купца. Сергей думал, что брат все же заберет его с собой, но его вчерашние слова оказались не шуткой. Младший поймал первого попавшегося слугу и приказал принести завтрак в сад. Пожалуй, даже во временном невольном состояние были свои преимущества. В прошлой жизни ему тоже нужно было учиться. Он, конечно, себя этим занятием не утруждал, но все же время от времени книги почитывал, как минимум в сессию, то есть два раза в год. Вот и здесь заново стал студентом, только теперь его учат исключительно прикладным наукам, ничего лишнего, только то, что может понадобиться бизнесмену первого века. К тому же в университете завтрак в бассейн и теплую девочку на завтрак не подают, обед и ужин не предлагают, а здесь с этим строго. Чтобы мужчина не отвлекался от важных дел на женщин, они всегда должны быть под рукой. Усладил себя с утречка, до самого вечера уже не хочется. Вот так и живут эти римляне. Рабский труд Сергей тоже заценил, развалившись на небольшом диванчике, приказал мять себе спину. Чернокожая богиня с большим усердием делала массаж, Сергей даже поскуливал от удовольствия. Мастера из его беззаботного прошло, могли бы только позавидовать навыкам этой невольной девушки. Но полностью насладиться покоем Сергей не успел. Меж колонн показался Деций, вместе с мучителем Маркусом. Римлянин, увидев, своего клиента в расслабленной неге, сразу приказал своему управляющему занять молодого лодыря делом. Сергей попытался посопротивляться, сославшись на головную боль, но это не помогло. К младшему мигом вызвали доктора, тот дал какой-то раствор, от которого Сергею стало так плохо, что он решил больше не отлынивать от занятий.

Как и прошлый день, начали с латыни, потом перешли к греческому, как оказалось они очень похожи. Маркус на пальцах просветил своего ученика в географии, указав, где расположены самые крупные города, где какие страны, медленно перейдя к тому, где что продают. Сергей сразу понял, что ему это очень интересно. Из рассказов управляющего, торговля получалась очень увлекательным делом: путешествуй по всему миру, обманывай всех, продавая дешевые вещи в три дорога, а взамен покупай подешевле. Получается, и мир посмотришь, да еще на этом денег заработаешь, правда, есть одно но! Торговля очень не безопасная работа, по морю рыщет целая куча пиратских судов, так, что без военного прикрытия в море соваться нет смыла. Но выходило так, что жизнь в первом веке вообще небезопасная штука, повсюду войны, варвары, даже крестьяне не прочь напасть на зазевавшегося путника. Больше всего Сергея заинтересовал Египет с его древними памятниками. Маркус и сам был поражен первой поездкой в Александрию. Маяк и гавань этого большого Восточного города, просто поражают воображение, а сколько там дворцов, вообще не счесть. Рынок Александрии просто тонет от наплыва товаров. В этот город, основанный Александром Великим, из всей Африки и долины Нила, везут зерно, чернокожих рабов, слонов их бивни, верблюдов, золотую и серебряную посуду, а также славящиеся своим качеством стеклянные кубки. В Александрии можно купить стекло, которое совсем недавно научились изготовлять. Стекло лучше пропускает свет и защищает от дождя и холода, - объяснял Маркус, ленивому ученику, который это знал намного лучше своего учителя. Если бы тот спросил, мог бы еще рассказать ему о стеклопакетах, самолетах и уж о совсем чудовищном телевизоре. Но Сергей не стал травмировать не сформировавшуюся психику учителя и молча, слушал, наматывая на ус. Получалось, стекло можно покупать в Александрии за немалые деньги, везти его в Дакию и тут продавать за огромные. В столице даже у царя во дворце, если его можно так назвать, нет стекл. А ведь наверняка бы захотел, увидев его полезные качества. Так что над рекламой товара тоже надо поработать. Развешать большие плакаты по городу, поставить на оживленных переулках людей-обьявлений и начать "распродажу" одно окно по цене пяти, установка бесплатна. Также Маркус рассказал о богатом выборе яств, от которых просто ломятся рынки Востока. Сладкого там столько, что даже за неделю все не перепробуешь. Сергей конечно не поверил. За неделю младший съедал конфет, больше чем любой римлянин за всю жизнь. Тяжко без шоколада. Может и правда римлян не преувеличивает.

Самым же ценным товаром были клинки, которые везлись аж из самой Индии. Из описания Маркуса получалось, что это именно та легендарная узорчатая сталь, позже названная Дамаском. Сергей это запомнил из рассказов брата, правда считалось, что появилась она немного позже, хотя была одна находка, датированная и первым веком. Считалось, что позже эту технику воспримут галльские кузнецы, которые, правда, не сумеют воспроизвести ее, так как делали сабли на Востоке. Хотя оно и понятно, в морозном климате, гибкий клинок быстро приходил в негодность, и теряет свои легендарные качества. Так что не пытайся согнуть саблю из Дамасской стали вокруг пояса в двадцати градусный мороз, а то останешься без клинка, а может, и еще чего оттяпаешь, - говорил брат. Стояли эти клинка целое состояние. Для римского рынка, по большей части везли длинные прямые клинки для конников. Купить такой меч для легионера, или даже для младшего центуриона не представлялось возможным. Такое чудо мог себе позволить только старший офицерский состав и знатные римляне, служившие в коннице. Институт всадничества еще не потерял былого значения, и римляне до сих пор комплектовали легионы всадниками из своих граждан. Отбор в армию вечного города был еще очень строгим, так что Империя могла спать спокойно, не беспокоясь за свои границы. Еще как оказалось, уже прославили себя Арабские скакуны, хотя для войны больше подходили кобылы, которые лучше держали строй, не ссорясь со своими соседями. Этих быстрых животных везли прямо с Аравийского полуострова, с родины персов, покоривших полмира много лет назад и павших под ударами Александра Македонского.

На этом экскурс в экономическую географию был закончен и Маркус решил перевести образовательный процесс в практическое русло. Он выделил медную монету и приказал купить ему на рынке самую лучшую горностаевую шкурку. Сергей даже представить себе не мог, как выглядит этот горностай. И уж тем более не догадывался, что за одну медную монету дакийской чеканки шкурку не купишь. Горностая везли издалека из районов Серегиной исторической родины, так что цена на этот прекрасный мех была очень даже не маленькой. Можно было и на пару золотых монет сторговать. Но младший всего этого не знал, так что, перекинув через плечо гладий, который ему любезно предоставил его военный наставник Африканец, который тоже пошел с ним, отправился на рынок. Для Сергея местные торговые ряды показались очень странными. Никакого порядка здесь отродясь не видали. Повсюду стояли грубые навесы с разным товаром. По большей части здесь была рыба, мясо, мед и все это по-разному приготовлено. Также были ряды кузнецов, которые продавали одну и ту же продукцию. Тканей, как и сказал Меза, здесь почти не было, а у тех, у кого были, стояли бешеных деньг. Приценившись к двум метрам шелка, Сергей понял, что ткань, даже самая плохая, ему вообще не по карману. С его-то медной монетой. Самым пугающим на рынке, была клетка с людьми, в которой сидели два десятка человек. У Сергея даже мурашки по спине пробежали. В клетке сидела маленькая тощенькая девочка, взиравшая на прохожих пустыми, остекленевшими глазами. Как будто и нет внутри никого. Младший отвернулся от девочки, а ее взгляд так и остался стоять перед глазами. Страшный мир, безжалостный век!

Сильно заплутав в лабиринте хижин, Сергей все же нашел лавки торговцев пушниной, но здесь в основном торговали мехами местного убоя и на вопрос есть ли у вас горностай, только удивленно разводили руками. Похоже, многие этого зверька видели не чаще чем сам Сергей. Но все же поиски младшего увенчались успехом. В самой далекой лавке, расположившейся за рядами кожевников, торговал самый настоящий славянин. Длинные светлые волосы, собранные вокруг головы серебряным обручем, белая рубаха, кожаные скифские сапожки, браслеты на массивных руках и длинный нож, висевший на богато украшенном поясе. На вид чистый русский, только давно не стриженный. Сергей сразу заметил у него на прилавках множество шкурок пушного зверя, которые внимательно рассматривали местные барышни. Младший присоединился к прекрасному полу, решив на этот раз в лоб не спрашивать что нужно, а сначала присмотреться. Если спросить есть ли у вас горностай, а окажется, что он лежит у тебя под носом, то продавец сразу решит, что ты чайник и на тебе можно неплохо заработать. Пока Сергей рассматривал и поглаживал мягкие шкурки, к прилавку подошла девушка, на которую Орлов сразу же обратил внимание. Ему даже показалось, что это его сестра, года через четыре, но присмотревшись, понял, что не она. Девушка была просто как с обложки журнала. Темная кожа, черные длинные волосы, пышные ресницы, выгодно оттенявшие маслянистые глаза, блестящие как бриллианты на полуденном солнце. И, конечно же, высокая грудь, подпоясанная кожаными ремешками, на римский манер. Девушка была очень высокой, ничуть не меньше самого Сергея и похоже неплохо разбиралась в мехах. Она сразу выбрала белую, отдающую в синеву шкурку, понюхала ее, поразмяла ворс, тщательно оглядела. Осмотром девушка, как показалось Сергею, осталась довольна.

- Зимой били?

- Так и есть красавица. Специально для тебя и не одной дырочки, всех в глаз уложили. Смотри, какой мех густой, ну разве не чудо. С такой шубой нигде не замерзнешь.

- А что так долго держал? Продать не мог?

- Ну, почему продать не мог? Мог! Такой дивный зверь везде в цене, только милая, одной шкурки мало, я пока на пару шуб не наберу, торговать не еду. На тебе бы такая шубка, ох как смотрелась. Все парни твои!

Глаза девушки загорелись веселыми огоньками. Сразу видно, что шубку хочет, и чтоб парни любили тоже хочет, только стесняется в этом признаться.

- А сколько стоит шкурка? - девушка засветилась, как солнышко, подстраивая глазки под торговца.

Северянин тоже расплылся в улыбке, почувствовал, что девчонка его. Так можно и не одну шкурку, а целую шубу продать. Прикинув сколько можно взять с дакийки, вытащил еще пять связок белых шкурок.

- Тебе милая восемьдесят штук за двадцать динариев.

На лице девушки отразилась обида. Губки так и поджались, а бровки сдвинулись, изобразив некое подобие суровости. Она явно не желала переплачивать за шубку. Тут в дело вмешался Сергей. Он уже понял, что за его медную монету такую шкурку не купить, но используя красавицу можно сбить цену.

- Хозяин, что так дорого мех продаешь? Горностая в Византии (будущий Константинополь) в три раза дешевле продают. Мне торговец десять шкурок за пять ассов предлагал, а ты моей невесте такую грабительскую цену заламываешь. У нас как-никак скоро свадьба, расточаться некогда.

Девушка чуть не поперхнулась, уставив на незнакомца большие черные глаза. Но сразу просветлела, после того как торговец поздравив брачующихся снизил цену до пятнадцати динариев. Девушка сразу же взяла за руку незнакомца, изображая скромную, но счастливую невесту. Сергей же уловив, что они на одной волне, продолжил игру.

- Спасибо за подарок. Век вас помнить будем, и каждый раз добрым словом вспоминать. Только вы посмотрите, какой запах от меха, ну его же так носить не возможно. Это там, на Севере женщины привычные к вони, а здесь девушки должны цветами пахнуть, а не жиром.

Торговец смутился, выбрал шкурку посимпатичней и стал принюхиваться. Он, конечно, ничего не учуял, но решил не спорить, может уже привык к запаху, потому и не чует.

- Хорошо, скину еще динарий, если все возьмете.

Сразу видно, что продавец на крючке, теперь главное не перегнуть палку, а то рыбка может сорваться. Но тут Сергей увидел, что у одной из шкурок хвост был пришит, кто-то отгрыз его бедному животному. Даже младший из прошлой жизни знал, что шкурка без хвоста ничего не стоит, хотя здесь может быть по-другому. Сергей поднял шкуру искалеченного животного и предъявил торговцу, указав на дефект, тот сразу испугался и закивал головой, мол, ничего не видел. Вот теперь ему не отвертеться, если пройдет слух что у него плохой товар, то потом ни одного покупателя не заманишь.

- Мы возьмем все шкурки, за десять динариев. И не спорь, это хорошая цена...

Торговец явно был разочарован. Шкурки придется продать без всякой прибыли, вот так и доверяй после этого молодоженам. Скрепя сердцем и мысленно проклиная прекрасную пару, северянин выдал связки пушнины, взамен получив десять монет от черноволосой девушки. Это торговцу показалось странным, но он промолчал, проводив парочку пронзительным взглядом. Девушку он уже точно где-то видел, вот только где? Сергей же, вместе с незнакомкой отойдя на приличное расстояние от торговца, дружно рассмеялись. Им было очень весело. Не очень часто бывают такие развлечения в городе. Девушка подмигнула младшему, взяла его за руку и повела за собой по главной улице, ведущей с рынка. Как только они выбрались из толпы, она остановилась и обернулась к нежданному жениху.

- Как тебя зовут, незнакомец?

- Я Сергей Орлов, - и добавил, вспомнив алиби, - сын Юпитера.

Девушка сразу перестала улыбаться и немного отстранилась от младшего.

- Последнее время я встречаю много богов. Александр не твой брат?

Сергей пожал плечами, вспомнив о старшем предателе. Ведь оставил же во власти римлянина, забыв о кровных узах!

- К сожалению мой! Что поделаешь, боги наградили, приходится терпеть. А откуда ты его знаешь, он тебя обидел?

Девушка улыбнулась и покачала головой, заметно прикусив нижнюю губу. Здесь даже специалиста по лицам не нужно, чтобы читать мысли красавицы.

- Нет. У тебя хороший брат, у него храброе и справедливое сердце.

- Он тебе его, случайно, уже не предлагал? - пошутил младший, но ответу был не рад.

- Предлагал. Но я ему отказала, он не моя судьба, а я не его. Ему всего мира мало, он слишком велик, чтобы привязываться к женщине.

- А я? - Сергей, изобразив томный вид, приблизился к девушке, отчего та, как ошпаренная отскочила в сторону. Орлов успел схватить ее за руку, иначе девушка скрылась бы от него, так и не ответив на вопрос.

Почувствовав, что ее держат, незнакомка, как кошка взъерошилась, показав белые зубки и коготки. Сергей даже отпрянул от такой агрессии, отпустив красавицу. И это он сделал очень вовремя, еще немного и прекрасная царевна вцепилась бы ему в лицо.

- Что ты, что ты? Не волнуйся так, я всего лишь задал невинный вопрос. Я не хотел тебя обидеть.

Девушка немного успокоилась и огляделась по сторонам.

- Знай, свое место, чужак! У нас так вести себя с незамужними женщинами не принято. Если кто-то увидит нас вместе, то тебя убьют, а возможно и меня тоже. Так что держи себя в руках, сын Юпитера, пока тебе их не отрубили.

Сергей улыбнулся, теперь он знал, что это не от его противной рожи так шарахнулась девчонка, а всего лишь боялась наказания отца.

- Ты не ответила на мой вопрос, какой, я? Какова моя судьба? Ты ведь можешь ее прочесть?

Девушка все же смягчилась и снизошла до объяснений.

- Я не мгу читать судьбу, этим занимается моя наставница, но я могу сказать какой ты человек. Ты просто мужчина, с которым приятно быть рядом и провести с тобой жизнь. Но не расстраивайся из-за того что ты не великий, зато ты счастливый...

Сергей и не собирался расстраиваться. Великий он или нет, это еще жизнь покажет. А ума и силушки у младшего хоть отбавляй, главное привыкнуть, так сказать пройти социализацию в местном обществе. А там можно и большим человеком стать, огромное состояние сколотить. Потом осесть где-нибудь в Египте, на берегу Средиземного моря и лежать на вилле попивая фруктовые коктейли. Чем не величие?

- Значит, мне бы ты не отказала? Я не великий, но без твоих прекрасных глаз, жить не смогу!

Девушка покраснела от смущения и быстро захлопала пушистыми ресницами.

- Вы очень много говорите красивых слов. Я уверена, что женщинам это очень нравиться, наши мужчины грубы и редко говорят о нашей красоте, но если я услышу от дака доброе слово, то я точно буду знать, что оно идет от чистого сердца. Для нас слово значит очень много. А вот в твоих словах я чувствую корысть. Слова для тебя оружие, как для воина меч, а должны быть цветами, которые ты даришь любимой. Потому, тебе я тоже откажу. Прощай! Я уверена, что мы еще встретимся, сын Юпитера.

- Постой! Как тебя зовут?

Девушка обернулась и ласково улыбнулась младшему Орлову.

- Я Меда, дочь Децебала, - царевна подошла снова к Сергею, - Возьми эту шкурку, белого зверька, на память обо мне, - царевна протянула шкурку горностая и слегка поклонилась.

Младший еще долго смотрел в след прекрасной царевне. Какие же интересные женщины существа, все у них не как у людей