КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 433187 томов
Объем библиотеки - 596 Гб.
Всего авторов - 204916
Пользователей - 97082
«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики

Впечатления

медвежонок про Куковякин: Новый полдень (Альтернативная история)

Очередной битый файл. Или наглый плагиат. Под обложкой текст повести Мирера "Главный полдень".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ермачкова: Хозяйка Запретного сада (СИ) (Фэнтези)

прекрасная серия, жду продолжения...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Сенченко: Україна: шляхом незалежності чи неоколонізації? (Политика)

Ведь были же понимающие люди на Украине, видели, к чему все идет...
Увы, нет пророка в своем отечестве :(

Кстати, интересный психологический эффект - начал листать, вижу украинский язык, по привычке последних лет жду гадости и мерзости... ан нет, нормальная книга. До чего националисты довели - просто подсознательно заранее ждешь чего-то от текста просто исходя из использованного языка.

И это страшно...

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
kiyanyn про Булавин: Экипаж автобуса (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Приключения в мире Сумасшедшего Бога, изложенные таким же автором :)

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Воздушные силы в итало-абиссинской войне (fb2)

- Воздушные силы в итало-абиссинской войне 2.88 Мб, 236с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Евгений Иванович Татарченко

Настройки текста:



Введение

Итало-абиссинская война — типичная захватническая, колониальная, явно несправедливая война — длилась всего семь месяцев. Без применения воздушных сил война затянулась бы надолго, — более того, вряд ли бы она вообще была выиграна. Громадное значение воздушных сил в этой войне все признают единодушно. Однако дает ли весь этот опыт ВВС что-нибудь положительное для предвидения роли, задач и форм применения современных воздушных сил не в колониальной, а в «большой» — европейской, или во второй империалистической мировой войне?

На этот вопрос каждый читатель может дать свой ответ, так как автором по возможности собраны все факты для суждения. Ответ самого автора — положительный. Независимо от того или иного ответа на этот вопрос, итало-абиссинская война должна изучаться гораздо более глубоко, чем это делались до сих пор.

Применение итальянских воздушных сил в условиях Абиссинии, т. е. в таких условиях колониальной и горной войны, когда у противника нет вовсе боевой авиации, представляет собой, несомненно, исключительный случай. Такое полное господство в воздухе теоретически возможно и в большой войне, но только как результат длительной и самой ожесточенной борьбы в воздухе и с воздуха воздушных флотов противников. Однако на практике более частым случаем будет известное превосходство в воздухе одной коалиции или страны над другой.

Действия же итальянских воздушных сил в Абиссинии, при отсутствии их у противника, больше походили на лабораторный или полигонный эксперимент. Делать из него обобщающие выводы для большой войны, конечно, следует весьма осмотрительно. Но обобщающие выводы вообще всегда нужно делать осмотрительно, так как обстановка каждой войны неповторимо своеобразна.

Допустим, что опыт действительно происходил в лабораторной, полигонной обстановке, — значит ли это, что такой опыт не имеет цены? Ведь при всяком лабораторном опыте то и ценно, что в нем особенно ярко выявляются основные черты изучаемого явления, его основные свойства. Поэтому все естествознание построено на эксперименте. Опыт итало-абиссинской войны, пусть лабораторный опыт применения ВВС, особенно ярко обнаружил новые существенные черты все еще мало изученного воздушного оружии. Он выявил также, правда, в особых условиях, новые черты и возможности современного военного искусства при наличии устойчивого превосходства, а тем более господства в воздухе.

Опыт этой войны очень важен в отношении форм и значения тесного взаимодействия воздушных сил с наземными войсками в бою, в сражении и в операции. Собственно впервые после мировой войны воздушные силы, вооруженные новой материальной частью, новыми пулеметами, бомбами, приборами для распространения ОВ, приняли решающее участие в значительной войне в теснейшем взаимодействии с войсками. Впервые они показали, на что они способны при таком взаимодействии, при условии полного господства в воздухе. Опыт этот напомнит забытый опыт мировой войны, особенно 1918 г.

В Абиссинии у итальянских воздушных сил не было главного их противника — воздушного. Но разве это хоть сколько-нибудь порочит ценность опыта? Ведь чрезвычайно важно знать по действительному практическому опыту войны, а не только по теоретическому предвидению, какое колоссальное, решающее значение имеет господство в воздухе. В большой войне, где господство в воздухе вряд ли достижимо, соответственно велико значение превосходства в воздухе. Теоретически общепризнано, что господство или превосходство в воздухе является предпосылкой успехов тактических, оперативных и стратегических на земле, на море и в воздухе.

Опыт показал, что всякие другие, кроме воздушного, препятствия работе авиации, притом как будто такие неодолимые препятствия, какие встретились в Абиссинии (бездорожье, безаэродромье, труднейшие метеоусловия, тропическая жара, высокие горы, ураганы, тропические ливни, удаление от базиса на 4 000 — 6 000 км, и т. д. и т. п.), оказываются легко преодолимыми при более или менее правильной организации самих воздушных сил, системы их питания, при правильной работе их тыла.

Итало-абиссинская война показала на практике новые возможности применения ВВС. Практика подтвердила правильность теоретического предвидения большого значения снабженческой, деятельности авиации, значения перевозок войск по воздуху и высадки воздушных десантов. Опыт позволяет более ясно предвидеть реальность теоретических выводов о применимости ВВС для выполнения новых задач в большой войне.

Следует иметь в виду, что война окончилась совсем недавно, а «освоение» страны еще не закончилось до настоящего дня. Многие важные сведения и документы сейчас еще не опубликованы.

Анализ источников[1] показал, что основой многих английских, французских, немецких, а тем более итальянских книг и статей об итало-абиссинской войне являлись, в конечном счете, официальные итальянские же сообщения и итальянские официозные статьи, опубликованные в итальянских журналах. Это и не мудрено, так как итальянское командование приняло меры к недопущению иностранных корреспондентов в зону военных действий.

Как известно, с назначением главнокомандующим маршала Бадольо в ноябре 1935 г. все иностранные наблюдатели и корреспонденты долгое время были по существу интернированы в Асмаре (Эритрея) и лично почти ничего на войне не видели.

К сожалению, вовсе нет абиссинских источников. Поэтому не могла быть достаточно полно освещена ни героическая борьба самого абиссинского народа, ни армии негуса, ни партизанских отрядов, образовавшихся из остатков этой армии.

Вот почему еще рано делать окончательные выводы как по всей итало-абиссинской войне, так и, в частности, по опыту применения воздушных сил. Многое еще скрыто от нас. Например, о воздушно-химических нападениях все итальянские и большинство неитальянских источников не говорят ни слова. Между тем они представляют собой первый в истории случай применения ОВ с самолета. Воздушно-химические атаки на войска и население Абиссинии имели громадное, но недостаточно еще изученное влияние на исход войны.

Автор, ограниченный размерами труда и рамками темы, был вынужден вовсе не касаться многих важных общих вопросов (организация и работа тылов, механизация скоростной постройки дорог, разбор значения действий отдельных родов войск и т. д.).

Часть первая. Краткая история проникновения Италии в Абиссинии

Глава I. Раздел Африки

Африка была известна еще древнему миру, но тогда, собственно, была известна только Северная Африка, которая еще в V–VII вв. была завоевана арабами, затем в XV–XVI вв. вошла в состав Турецкой империи. Остальная часть Африканского материка была занята самостоятельными племенами и народами.

Европейский торговый капитал сначала бросился эксплуатировать Индию, Америку, Индонезию, обходя Африку. На Африку делались налеты — для захвата рабов. С середины XVII в. на юге Африки стали селиться голландцы. Их потомки (буры) образовали несколько республик (Трансвааль, Оранжевая и др.); в 1795 г. англичане захватили южную оконечность Африки — Каплэнд; в 1830 г. французы захватили Алжир.

Еще в 60-х годах прошлого столетия значительная часть Африки практически была «terra incognita» («неизвестная земля»).

Научные экспедиции, руководимые иногда известными путешественниками и учеными, под маской «гуманной и цивилизаторской» деятельности изучали объекты будущего грабежа. Немедленно же по следам «бескорыстных» исследователей-энтузиастов и ученых-подвижников в XIX в., особенно же в последней четверти XIX в., ринулись своры жадных предпринимателей-капиталистов различных европейских стран, стремясь с помощью и под прикрытием военных отрядов опередить друг друга и захватить побольше лакомых кусков африканских территорий, побольше колоний.

Империалистические государства в целях овладения территорией и покорения жителей применяли все средства насилия, разложения, обмана, подкупа одной части населения и натравливания ее на другую, все виды разбоя. Английские и французские колонизаторы в этом отношении занимали первое место среди всех других европейских государств. Беспримерные зверства разыгрывались в конце XIX и начале ХХ вв. в разных углах Африки, этого «черного континента». Огнем, мечом, подкупом, алкоголем и другими преступными способами, перебив целые племена, разложив и развратив множество африканских туземцев, европейские державы так или иначе к концу XIX в. и началу ХХ в. поделили почти всю Африку. После мировой войны главными владельцами Африки стали Англия и Франция. Призрачную самостоятельность сохранила Абиссиния.

Абиссиния еще в 1907 г. была в числе наименее исследованных территорий в Африке. Некоторые ее области были тогда еще белыми пятнами на географической карте. Географическая карта Абиссинии всегда отличалась, да и теперь еще отличается, весьма небольшой точностью. Когда началась война, то итальянские авиация и артиллерия вскоре убедились, что ни их совместная работа, ни их раздельная работа не могут быть успешны, так как карты не обладают необходимой точностью. По ним нельзя было точно указать артиллерии цель, нельзя было корректировать огонь артиллерии, нельзя было точно ориентировать местонахождение разведанных войск противника. Авиации поэтому пришлось в весьма спешном порядке самой готовить особые аэрофототопокарты, о чем мы подробнее говорим в другом месте этой работы.

В исследовании Абиссинии в прошлом приняли участие несколько русских ученых (Е.П. Ковалевский, Л.К. Артамонов), а также уроженцев России (В. Юнкер). Несколько путешествий совершено итальянскими учеными.

Лишь в последнюю четверть XIX в. начался быстрый захват и раздел всей Африки. Этот раздел подготовили путешественники и миссионеры, изучившие неведомую прежде страну.

В.И. Ленин в своей работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» дает такие цифры об интенсивности колонизации Африки: еще в 1876 г. колонии составляли только 11 % всей Африки, а в 1900 г. — уже 91 %. Впоследствии процент повысился до 96.

Маленькая Бельгия ухитрилась захватить огромный бассейн р. Конго — Бельгийское Конго.

Англия с 1869–1870 гг. начала захват Египта, ставшего для нее особенно важным после прорытия Суэцкого канала. В 1890 г. Англия занимает Судан (Англо-Египетский Судан), в Восточной Африке — Уганду и Кению, в Южной — Родезию. Захват Египта был крайне неприятным фактом для Франции, которая еще со времен Наполеона I имела на него виды. В 1899–1902 гг. после упорного сопротивления буров Англия завоевывает Трансвааль и Оранжевую республику, превращая их с 1910 г. в доминион — Южноафриканский союз.



Колониальный раздел Африки в XIX — начале ХХ в.

Франция после Алжира (1830 г.) захватывает Тунис (1891 г.) и Марокко, объявляет своей территорией всю пустыню Сахару, Сенегамбию, Слоновый берег, часть бассейна р. Нигера, Французский Судан, часть бассейна р. Конго — Французское Конго, о-в Мадагаскар. Захват Туниса Францией был ударом по колониальным вожделениям Италии, которая считала Тунис своей колонией. Италия из-за Туниса и других колониальных притязаний к Франции присоединилась с 1882 г. к австро-германскому союзу.

Германия, объединенная лишь после франко-прусской войны 1870–1871 гг., пришла в Африку с большим «запозданием». В 1884–1885 гг. она жадно набрасывается на еще свободные области в Африке, образуя колонии Того, Камерун, Танганайку (или Германскую Восточную Африку).

Испания владеет Испанским Марокко, Испанской Гвинеей и Рио-де-Оро.

К концу XIX в. Абиссиния была настолько уже изучена в топографическом, геологическом, климатическом, этническом и других отношениях, чтобы возбудить у Италии страстное желание захватить ее богатства.

Царская Россия в 80-х годах тоже делала неудачные попытки колонизировать Абиссинию.

Англия в результате войны 1867–1868 гг. с Абиссинией приобрела значительное влияние в стране. Генерал Нэпир прошел тогда из Зулы в Адиграт, Антало, Магдалу.

Италия пришла в Африку, когда в ней почти уже не осталось свободных, не захваченных другими империалистами выгодных территорий. Ей достались сравнительно жалкие остатки: Эритрея и Сомали, и то только потому, что Англия, занятая захватами в Судане, не мешала ей, стараясь Италией связать Францию, боровшуюся тогда с Англией за колонии в Африке (Фашода, 1898 г., инцидент между Англией и Францией произошел как раз из-за Судана).

В конце 1869 г. одна итальянская частная компания купила у Абиссинии порт Ассаб. В 1882 г. итальянское правительство выкупило этот порт у компании и путем интриг и подкупов расширило территорию Ассаб. В результате получилась колония Эритрея.

В 1889 г. негус Менелик П, пришедший к власти с помощью Италии, признал этот захват (по Уччиальскому договору). Но через несколько лет негус Менелик аннулировал этот договор, который Италия жульнически толковала, подделав печать негуса, неверно переведя одну важную статью договора. Это привело к первой итало-абиссинской войне 1896 г., когда абиссинцы наголову разбили итальянцев при Адуе. Италия по договору 1897 г. «навечно» признавала независимость Абиссинии и даже вынуждена была (небывалый факт в истории колониальных захватов!) выплатить контрибуцию в 2 млн. долларов. Но вскоре, воспользовавшись распрями феодалов Абиссинии, она оккупировала часть побережья Индийского океана. В результате получилась вторая итальянская колония в Африке — Итальянское Сомали. Почти одновременно Англия захватила нынешнее Британское Сомали, а Франция — Французское Сомали с портом Джибути. Абиссиния лишилась выхода к морю.

Франция добилась у негуса концессии на постройку железной дороги Аддис-Абеба — Джибути.

Борьба двух империалистических группировок (возглавлявшихся Англией и Германией) до войны 1914–1918 гг. спасала Абиссинию от полного захвата. Франция и Россия энергично поддерживали Менелика в его борьбе с Италией. В 1906 г. Англия, Франция и Италия заключили соглашение о сферах влияния в Абиссинии, что уже отчасти и предопределяло выступление Италии на стороне Антанты в 1914–1918 гг. Соглашение предусматривало сохранение независимости Абиссинии и обязанность договаривающихся сторон прибегать к консультации друг с другом в случае надобности.

Глава II. Прежние попытки проникновения Италии в Абиссинию и роль ВВС (с 1896 г. и до окончания мировой войны 1914–1918 гг. включительно)

Итак, первая попытка захватить Абиссинию в 1896 г. закончилась для Италии страшным разгромом ее экспедиционной армии под Адуей. Поражение это обозначало не только крах итальянских колониальных поползновений, но оно, кроме того, сильно подорвало престиж итальянских вооруженных сил в Европе, так, как они были разбиты наголову плохо вооруженными абиссинцами. Только через 15 лет итальянцы возобновили свое продвижение в Африку, начав «Ливийскую кампанию» 1911–1912 гг. Италии удалось тогда отвоевать у Турции Триполитанию (или Ливию). Впервые в истории авиация приняла участие в войне вообще, в колониальной — в частности.

Итальянский империализм, строя свои грандиозные воздушные замки, мечтая о покорении чуть ли не полмира, всегда проповедовал войну, в которой воздушному флоту отводилось очень важное место. Пресловутый итальянский теоретик генерал Дуэ доводил эту высокую оценку воздушных сил до абсурда, утверждая, что воздушный флот, якобы, может добиться решительной победы в большой войне в течение нескольких дней, даже часов. Правящие круги Италии расшаркиваются перед Дуэ, хотя проводят воздушную политику более реалистическую, вовсе не думая отказываться от армии и флота в пользу воздушного флота, что в коночном счете вытекало из доктрины Дуэ.

Чтобы лучше понять, почему в современной Италии воздушный флот сразу получил чрезвычайно высокую оценку, необходимо вкратце напомнить историю прежних попыток буржуазной Италии «завоевать себе под солнцем» хорошее местечко.

Италия как буржуазное государство опоздала родиться, а поэтому опоздала и к дележу колоний. Италия с 1882 до 1915 г. состояла в Тройственном союзе, т. е. в германской коалиции, ибо она надеялась с помощью Германии приобрести и расширить колониальные владения и добиться влияния на Балканском полуострове. Однако ей с трудом удалось в 1911–1912 гг. завоевать только полупустыню в Северной Африке — Триполи.

По соглашению от 1906 г., заключенному после весьма напряженных отношений между Италией, Англией и Францией (соглашению, не признанному тогдашним негусом Менеликом II), Италии были обещаны различные территориальные и экономические выгоды в Абиссинии. С началом мировой войны Италия объявила, поэтому нейтралитет, стараясь подороже продать свое участие в той или другой коалиции. В этом торге буржуазия торговала миллионами жизней эксплуатируемых ею масс. В конечном счете, за соучастие в грабеже колоний пообещала больше заплатить Антанта. Италия выступила, поэтому против своих вчерашних союзников: против Германии и Австро-Венгрии.

Англия и Франция по окончании войны самым бесцеремонным образом не выполнили своих обещаний.

Правда, союзники, в том числе и Россия, имели немало забот за время войны 1914–1918 гг. о мало боеспособной итальянской армии.

Антанте с трудом удалось спасти Италию от полного развала осенью 1917 г. после небывалого разгрома итальянских армий под Капоретто.

Обессиленная войной Италия, потерявшая в ней 672 000 убитыми и до 2 000 000 ранеными и увечными, с расстроенным вконец народным хозяйством, считала, что она получила лишь объедки, обглоданные кости, которые ей бросили обожравшиеся более сильные империалисты — ее союзники Англия и Франция.

Сильные грабители, Англия и Франция, захватили в Африке все германские колонии. После войны у Франции оказалось 40 % всей африканской территории (не включая сюда и пустыню Сахару), у Англии — 35 % (лучшие, богатейшие области), Италия же осталась с имевшимися ранее 5 %, тогда как даже Португалия имела 7 %, а маленькая Бельгия — даже 8 %.

В частности, Италия не только не получила некоторой свободы в Восточной Африке, т. е. в Абиссинии, но она до 1932 г. была связана по рукам и ногам колониальной войной — вторичным покорением восставших народов Триполитании, Киренаики, Эритреи, Сомали.

Глава III. Мечты Италии о переделе мира и роль, отводимая в них воздушному флоту

Итальянский империализм демагогически изображает себя защитником и освободителем своего отечества от притеснений внешних и козней внутренних врагов.

К началу итало-абиссинской войны постепенно выявились главные внешнеполитические замыслы Италии, причем все они основаны на войне за передел мира, на войне, в которой воздушным силам отводится особенно видная роль.

1. Создание великой колониальной итальянской империи, наподобие Древней Римской, с включением в нее Средиземного, Адриатического и Красного морей, их берегов и территорий Северной и Восточной Африки. Следовательно, имелся в виду захват большей части Испании, южных департаментов Франции, Греции, большей части Турции, Сирии, Палестины, всей Северной Африки с французскими Тунисом, Алжиром, Марокко.

2. Обеспечение политического и экономического превосходства на всем юго-востоке Европы.

1. Тотальная война и поголовная милитаризация Италии

Итальянский империализм, мечтая о полном переделе мира, о создании мировой итальянской империи, пока выдвигает программу-минимум о борьбе за «место под солнцем» («suo posto аl sole»).

В теории военного дела была разработана доктрина тотальной (иначе интегральной) войны.

Итальянская доктрина тотальной войны теснейшим образом связана с доктриной беспощадной воздушной войны.

Муссолини объявил, что основная задача Италии — это подготовка всех вооруженных сил на суше, на море и в воздухе; что Италия должна подготовить для мобилизации до 5 млн. солдат; что итальянская авиация должна быть так сильна, чтобы «гул ее моторов заглушил все другие звуки», что в 1935 г. нужно достичь «переломного момента в истории Европы» — иначе говоря, начать войну за передел мира.

Империализм путем жесточайшей эксплуатации многострадального итальянского народа получил средства для проведения своей программы всеобщей и глубокой милитаризации.

В Италии военная подготовка мужской части населения начинается, чуть ли не с колыбели, во всяком случае, с самого юного детского возраста, и продолжается до 55 лет включительно. Эта поголовная милитаризация населения мотивируется подготовкой нации к тотальной войне.

Итальянская военная система исходит из принципа, что «каждый гражданин — солдат». Начиная с 8 лет, итальянец уже «военнообязан». Он обязан в возрасте от 8 до 18 лет вступить в одну из полувоенных организаций — «Балилла» (2 400 000 чел. с 8 до 14 лет), «авангардистов» (около 2 000 000 чел. с 14 до 18 лет) и др. С самого юного возраста итальянца муштруют, вколачивают ему понятия строжайшей палочной дисциплины и преклонения перед дуче. Таким образом, хотят подготовить будущего, не рассуждающего солдата, стремясь еще с детства сделать его слепым к истинной классовой природе и сущности капитализма. После 18 лет юноша, пожелавший стать моряком или летчиком, попадает в военную организацию «Боевые секиры». В этой организации числится до 200 000 чел. Если он готовит себя к гражданской деятельности, то все равно он должен пройти допризывную военную подготовку. В течение двух лет он готовится в общей сложности 10 месяцев на курсах фашистской милиции, где занятия происходят каждую, субботу.

Во всей Италии суббота — день военной и физической подготовки. В этот день миллионы юношей и взрослых занимаются военным делом, маршируют, стреляют из винтовок, пулеметов, изучают уставы. В течение двух лет юноша обязан еще участвовать в 40 парадах, длительностью каждый по 3 часа.

В 21 год итальянец призывается на действительную военную службу, срок которой всего 18 месяцев, а иногда он сокращается до года ввиду уже значительной подготовленности контингента и нехватки средств на подготовку в армии. В войне с Абиссинией участвовало немало добровольческих частей, закончивших боевую подготовку в течение нескольких недель.

Военизация всего подрастающего поколения захватывает глубокие слои населения в школе, где проходится обширная программа военного обучения, в особенности программа противовоздушной обороны. Установка программы: «устранение контраста между гражданской и военной жизнью».

Программа является частью общегосударственной политики подготовки нации к войне и рассматривается «как фактор воспитания, имеющий высшее моральное значение». Ребят воспитывают в духе слепого доверия, беспрекословного подчинения старшим, в уверенности в «великой культурной миссии Италии», якобы создавшей мировую историю. Италия изображается нацией, призванной освободить мир от «хаоса анархии». В школе происходит подготовка кадров. Начальная школа готовит рядового солдата, средняя — унтер-офицера, высшая — офицера.

Ежегодный призывной контингент — 560 000 чел. Окончив действительную службу, итальянец до 32 лет числится в резерве и продолжает свою тренировку и обучение по субботам, участвуя также во всех положенных парадах. С 32 до 55 лет итальянец числится в запасе и несколько освобождается от непрерывной военной муштры.

Милиция чернорубашечников — наиболее надежная классовая военная организация, на которую опирается итальянское правительство. Это добровольческая отборная часть итальянских вооруженных сил, куда принимаются лишь члены фашистской партии по достижении 21 года. В 1935 г. численность чернорубашечников определялась в 400 000 чел.

2. Место воздушных сил в системе вооруженных сил Италии

Итальянское правительство всегда придавало и придает особое, совершенно исключительное значение развитию воздушной мощи.

Не мудрено, что именно в Италии разработана пресловутая, нашумевшая доктрина чисто воздушной войны (Дуэ). Известно, что восторженными поклонниками Дуэ и последователями этой доктрины были — и являются сейчас — многие наиболее влиятельные деятели Италии. С некоторыми изменениями и дополнениями учение Дуэ вошло в принятую ныне в Италии доктрину беспощадной воздушной войны, проводившейся в Абиссинии и в Испании.

С 1923 г. в Италии создало воздушное министерство, воздушный генеральный штаб. Италия первая сформировала воздушную армию.

Авиационная техника, авиационная промышленность, организация воздушных сил, подготовка их, качество самолетов, моторов, вооружения и прочей авиационной материальной части стоят в Италии сравнительно на высокой ступени развития. Однако известно, что республиканская авиация в Испании терроризовала итальянских летчиков и била их при каждой встрече при более или менее равном численном соотношении сил.

Глава IV. Политическая подготовка войны

В 1928 г. Италия заключила с Абиссинией договор о «постоянной дружбе», надеясь экономически завоевать ее и подготовить, таким образом, военный захват.

По-видимому, только с 1932 г. Муссолини всерьез начал подготовку к захвату Абиссинии, потому что только в 1932 г. закончилась война в Ливии.

Война итальянцев в Ливии велась от начала до конца как война в целях истребления туземного населения. Она и закончилась уничтожением 20 000 туземцев — мужчин, женщин и детей, которых силой оружия загнали в самое пустынное место страны, где они умирали от голода и жажды, где их обстреливали с самолетов.

Договор 1906 г. все же мешал Италии до 1935 г. открыто напасть на Абиссинию. Кроме того, ее попытки овладеть Абиссинией встречали энергичное сопротивление Франции.

Но 7 января 1935 г. Лаваль, тогдашний французский министр иностранных дел, подписал с итальянским правительством ряд соглашений, временно смягчивших борьбу двух государств. Эти соглашения развязали руки Италии, облегчив ей захват Абиссинии.

Кроме свободы рук в Абиссинии, Италия получила от Франции небольшую, но стратегически очень важную территорию в Восточной Африке, дающую выход из Эритреи в Баб-эль-Мандебский пролив и в Аденский залив.

Кроме того, Франция пожертвовала Италии 114 000 кв. км, граничащих на юге с Ливией. Она предоставила Италии 20 % акций железной дороги Джибути — Аддис-Абеба. Наконец, Франция сделала ряд существенных уступок Италии по отношению Туниса.

Как показало дальнейшее течение событий, все эти «римские соглашения» были выгодны не только итальянскому империализму.

Глава V. Значение Абиссинии для Италии как плацдарма

Как уже было сказано, свои колониальные аппетиты империалистическая буржуазия Италии демагогически изображает массам через печать и свою агентуру в рабочем классе как жизненную необходимость для бедной «пролетарской» Италии «отвоевать себе место под солнцем» у богатых стран, захвативших весь мир. В частности, буржуазия изображала массам войну Италии против Абиссинии как войну «за кусок хлеба для своих детей» и даже как войну «за освобождение населения (т. е. населения Абиссинии) от рабства средневековой, даже варварской страны», т. е. как войну якобы справедливую.

Про мало изученную Абиссинию массам говорили, что она сказочно богата сырьем всякого рода. Ее слабость в политическом и в военном отношениях была очевидной; буржуазии казалось, что победа может быть легко одержана, чем укрепится ее власть внутри страны и повысится внешнеполитический удельный вес Италии. В 1932–1933 гг. была проделана большая предварительная работа по подготовке захвата, а в 1933 г. Муссолини окончательно принял решение начать войну не позже 1936 г. Вначале предполагалось, что войну можно оправдать «просьбой» восставших абиссинских расов (однако впоследствии «оправдания» грабительской войны решили искать в угрозе Италии со стороны Абиссинии).

Такой способ оправдания, маскировки и проведения интервенции чрезвычайно характерен для современной империалистической буржуазии.

В 1934 г. был разработан окончательный план войны и начата подготовка железных дорог в Италии, дорог грунтовых — в Эритрее и в Итальянском Сомали.

Мировой экономический кризис особенно больно ударил по Италии. Ее экспорт и импорт катастрофически упали. Государственный долг вырос на 15 млрд. лир. Колоссальное количество безработных и всеобщее недовольство населения создали весьма опасную обстановку в стране. Итальянское правительство видело выход из опасного для него положения внутри страны в войне. Войной можно было многое извинить. Успех в войне укрепил бы правительство. Правда, неуспех означал бы его крах. Но политический авантюризм как раз и сказывается в этой игре ва-банк.

«Тот факт, что не задачи внутреннего хозяйственного и культурного подъема, а рискованную войну за новые колонии господствующие силы Италии рассматривают, как главный путь к своему дальнейшему усилению, говорит сам за себя. Даже теперь, когда капиталистические страны в большей или меньшей мере, — весьма, впрочем, неравномерно, — выходят из экономического кризиса последних лет, — даже теперь они уже сами не верят в возможность значительного роста своих сил на основе развития своих внутренних сил. Только в этой связи можно понять развязку новых империалистических войн за колонии. В этом же и глубокая основа итало-абиссинской войны» (доклад тов. Молотова, «Правда» № 11, 1936 г.).

В.И. Ленин говорил, что «для империализма существенно соревнование нескольких крупных держав в стремлении к гегемонии, т. е. к захвату земель не столько прямо для себя, сколько для ослабления противника и подрыва его гегемонии» (Ленин, т. XIX, стр. 145).

Кроме экономических и политических мотивов («политически империализм есть вообще стремление к насилию и к реакции»— там же, стр. 144), важнейшую роль в истории новейшего времени играют военные, стратегические мотивы, заблаговременный захват опорных пунктов в предвидении критического момента в развитии событий, когда, наконец, потребуется продолжение империалистической политики другими, насильственными средствами, т. е. силой оружия.

Война Италии за Абиссинию преследовала и экономические, и политические, и непосредственно военные цели: «…финансовый капитал вообще стремится захватить как можно больше земель каких бы то ни было, где бы то ни было, как бы то ни было, учитывая возможные источники сырья, боясь отстать в бешеной борьбе за последние куски не поделенного мира или за передел кусков, уже разделенных» (Ленин, т. XIX, стр. 138).

Несомненно, Италия серьезно надеется на получение из Абиссинии сравнительно дешевого сырья для своей промышленности и на освобождение таким путем от тяжелой сырьевой зависимости от других стран. Несомненно, она надеется в самой Абиссинии организовать эксплуатацию населения и привлечь его к разработке недр и плодороднейшей почвы. Она надеется выжать все соки из туземного населения и разжиреть за его счет. Она стремится к экономической независимости, прежде всего, чтобы таким образом прийти к экономической гегемонии в пределах пресловутой новой римско-итальянской империи, которая, как мы видели, по нескромным мечтам включает в себя все Средиземное море, Испанию, многие страны по берегам Средиземного и Красного морей. Но экономические цели выдвигаются вперед только для пропаганды. Абиссиния нужна Италии главным образом как трамплин для осуществления весьма широких политико-стратегических планов.

В своей программной речи 19 марта 1934 г. Муссолини так характеризовал задачи внешней политики Италии: «Исторические задачи Италии имеют два имени: Азия и Африка. Юг и Восток являются двумя странами света, которые должны пробудить интерес и волю итальянцев».

Далее Муссолини приводит различные «геополитические» обоснования: «Из всех великих держав Западной Европы Италия ближе всего расположена к Африке и Азии. Немного часов путешествия по морю и несколько часов путешествия по воздуху достаточны, чтобы связать Италию с Африкой и с Азией». Не приводя других его, столь же «веских» оснований, обратим лишь внимание на то, что тогда Италия не осмеливалась еще прямо заявлять о своих планах, как она делает это теперь. Муссолини в 1934 г. говорит лишь о том, что, мол, Италия имеет исторический долг ввести Африку и Азию в орбиту мировой цивилизации через Средиземное море, как море связующее, а не разделяющее друг от друга Запад и Восток, Запад и Юг.

Известно, что Италия не ограничивалась лишь словами, а предпринимала и предпринимает в отношении подготовки намеченной экспансии вполне конкретные целеустремленные действия. В Египте, где живет 40 000 итальянцев, в Тунисе, в Сирии, в Палестине, в Турции, на Аравийском полуострове в Йемене, Геджасе, — всюду Италия не только ведет проитальянскую пропаганду, но и постепенно завоевывает экономические позиции, подготавливает себе сторонников среди туземной буржуазии. Так подготавливалась Италией вторая империалистическая война на европейско-азиатско-африканском ее театре.

В нашу задачу не входит, понятно, полное освещение подготовки второй империалистической мировой войны.

Нам казалось лишь совершенно необходимым даже в кратком специальном исследовании указать на то, что завоевание Абиссинии Италией вовсе не является самоцелью, что эта война — лишь один из этапов вползания капиталистического мира во вторую империалистическую войну, что поэтому эту войну нельзя рассматривать изолированно от общей международной политики за последние два-три десятилетия. В частности, из этого следует, что во второй империалистической войне Африка, Средиземное и Красное моря сделаются весьма активными и важными частными театрами общего мирового театра войны.

Действия Италии вытекают из широко задуманного военно-стратегического плана вползания во вторую мировую войну. По этому плану Абиссиния может не в столь далеком будущем стать важнейшим опорным пунктом в борьбе за новый, полный передел мира.

Авантюризм итальянского империализма состоит в том, что его грандиозные, хотя бы и довольно тонко продуманные планы не имеют под собой достаточно надежной экономической базы и не принимают в расчет подлинных интересов многомиллионных масс, которые одни только решают, в конечном счете, исход всего исторического процесса.

Еще в 1936 г. товарищ Молотов в своем докладе говорил: «Не исключено такое положение, что расчеты империалистических клик на пассивность народных масс могут провалиться в самый неожиданный момент, как это уже бывало раньше. (Аплодисменты). Нам, большевикам, не трудно понять такого рода стремления народных масс. Мы знаем также, что народным массам капиталистических стран чужды захватнические планы империалистов всех мастей…» («Правда» № 11, 1936 г.).

Часть вторая. Характеристика театра войны противников, их подготовки к войне

Глава VI. Абиссиния и абиссинский театр войны

Что же собою представляет Абиссиния? Каковы в ней условия ведения войны, в частности — войны с воздуха?

Это страна больших контрастов и удивительных парадоксов: географических, социальных, климатических и др.

Глубочайшие долины — и рядом высочайшие горы.



Рас Дашан — высочайшая вершина Абиссинского нагорья (4620 м).

Обычно реки являются естественными путями сообщения и соединяют различные области страны друг с другом. В Абиссинии же реки разъединяют эти области. Обычно пути сообщения развиваются вдоль рек. В Абиссинии же они развиваются вдоль хребтов гор, по водоразделам.

Пустыни — и рядом невообразимые почвенные и растительные богатства: кофейные деревья, дающие кофейные зерна лучшего сорта и образующие непроходимые естественные заросли; урожай зерновых, снимаемый два-три раза в год. А население в то же время живет в крайней нищете. Многочисленные семьи ютятся в грязных хатенках.

Это страна климатических контрастов. В долинах непереносимая, смертельная тропическая жара, а на высоких плоскогорьях, на горах — прекраснейший климат или вечное лето, или вечная весна, нет только зимы, нет снега, который не может удержаться сколько-нибудь длительное время даже на самых высоких вершинах. Полнейший штиль в долинах зачастую вдруг совершенно внезапно сменяется страшным ураганом, от которого толстые вековые деревья гнутся, как былинки. Затем так же внезапно ураган вдруг стихает, и снова настает знойная тишина, снова воцаряется полнейший штиль.

Это страна парадоксов и контрастов в отношении своих флоры и фауны: баобаб — «слон в растительном мире» — самое могучее дерево в мире, ствол которого доходит до 25 м в окружности. Но это дерево в то же время во многом похоже на траву, близко к семейству мальвовых. Это наиболее грандиозное дерево на земле, но от него почти нет тени. В сухое время года баобаб без листьев напоминает безжизненную развалину, однако эта «развалина» живет до 1 000 — 3 000 и более лет. В местностях, где водятся жирафы, растет особая порода деревьев. Когда эти деревья стары, полусгнили, проросли лишаями, то так поразительно схожи с жирафами, что ошибаются даже опытные туземцы-охотники.

В Абиссинии можно увидеть громадных муравьев, муравьиные кучи в 4 м высоты, муравьиные сражения.

Носорог с такой толстой и твердой шкурой, которая позволяет ему шутя пробираться сквозь непроходимые для всех других животных заросли, даже сквозь чащи, состоящие из растений с острыми и твердыми, как железо, шипами, прокапывающими толстую подошву сапог, смертельно боится, однако, укусов комаров, мух, слепней. От их укусов он отчаянно ревет и старается зарыться поглубже в грязь, ил, песок.

Это, наконец, страна контрастов и в политическом отношении: феодальная средневековая монархия — и парламент; родовое устройство многих племен — и элементы капитализма.

Таково общее впечатление от Абиссинии. Посмотрим на нее преимущественно как на воздушный театр войны.

Абиссиния, которая сама называет себя Эфиопией, находится в северной части Восточной Африки. Географические ее границы 3° и 15° северной широты, 33° и 47° восточной долготы. Она (географически) выходит к Аденскому заливу, Красному морю, Индийскому океану. Абиссиния к началу войны 1935–1936 гг. была страной, окруженной колониями империалистов со всех сторон. Абиссиния уже давно была сжата кольцом колониальных владений империалистических держав: Англии (Английское Сомали, Англо-Египетский Судан, Кения); Франции (Французское Сомали); Италии (Эритрея и Итальянское Сомали). Задолго до войны Абиссиния негусов была уже отрезана от моря и могла к нему проникнуть только через владения империалистов: через Французское Сомали — порт Джибути, соединенный единственной в стране железной дорогой со столицей Аддис-Абебой; через Британское Сомали — порт Бербера; через итальянскую Эритрею — порт Ассаб на берегу Красного моря, куда итальянцы стали пропускать абиссинские товары взамен обещанной им концессии на автомобильно-шоссейную дорогу от Ассаба до Аддис-Абебы.

Из Англии, Франции, Италии, вообще из Европы до Абиссинии кратчайший путь — по морю или по воздуху. При использовании морских путей приходится обязательно пройти Средиземное море, Суэцкий канал, Красное море, Аденский залив. Итальянцам, чтобы попасть в свое Сомали, приходится еще плыть по Индийскому океану.

Путь из Италии в Эритрею по морю огромный — 4 000 км, а в Итальянское Сомали — около 6 000 км.

Воздушные пути до войны были развиты плохо. Эритрея, Французское Сомали, Британское Сомали связывались с метрополией лишь эпизодическими рейсами самолетов.

Наземные пути сообщения Абиссинии с внешним миром были крайне примитивны. Кроме узкоколейной железной дороги Джибути — Аддис-Абеба (783 км), пограничных строившихся автомобильно-шоссейных дорог и небольших участков дорог внутри страны, вся остальная территория была практически почти бездорожна. О дорогах более подробно будет сказано ниже.

По устройству своей территории Абиссиния делится на четыре основные части:

— Абиссинское нагорье (Западная Абиссиния, иначе нагорье Хабеш);

— Абиссинский грабен;

— плато Сомали (Восточная Абиссиния);

— низина Афар (или Данакиль).

Абиссинское нагорье. Абиссинское нагорье является самой высокой частью всего Африканского материка. Его средняя высота 2 500 — 3 000 м с вершинами до 4 600 м.

Так как главные боевые действия разыгрались именно в этой части Абиссинии и для авиации интервентов особенно трудны и опасны были полеты именно здесь, мы опишем ее несколько подробнее.

Абиссинское нагорье к западу и северо-западу, к Англо-Египетскому Судану, понижается более или менее отлого. Зато к востоку оно обрывается подчас почти отвесными склонами.

Все нагорье представляет собой не обычную горную страну с хребтами, пиками, снежными вершинами, глетчерами. Это именно плоскогорье в полном смысле этого слова, это ряд широких ступеней, система столообразных плоских гор, где отсутствуют все обычные признаки альпийской страны. Нагорье изрезано реками, текущими в глубочайших ущельях (глубина доходит до километра и более).

Эти каньоны, узкие и глубокие щели, разрезают нагорье на много огромных горных массивов. В некоторых районах эти массивы, ограниченные реками, сравнительно невелики, имеют вид столообразных возвышенностей, естественных редутов. Их называют в Абиссинии «амба» (например, Амба-Арадам, Амба-Алаги и т. д.) их часто использовали и используют как естественные крепости.



Амба-Арадам

Вообще в этой части Абиссинии вулканические породы вследствие выветривания образовали многочисленные уступы, террасы с крутыми склонами.

Наиболее возвышенный массив нагорья — дикий, почти непроходимый Семиен. Здесь чудовищно нагромождены высочайшие вершины Абиссинии (Рас-Дашан 4 620 м, Бвахит 4 542 м, Абба-Ларед 4 563 м) — единственное место, где довольно долго сохраняется снег; здесь есть глубочайшие впадины с болотами, где свирепствует малярия.

Нагорье делится притоками Нила — рр. Мареб, Таказе (в нижнем течении называемая Сетит), Голубой Нил — на области, во многом отличающиеся друг от друга.

Абиссинский грабен (впадина). Нагорье к югу от верхнего течения р. Аваш разорвано Абиссинским грабеном, идущим сначала в юго-западном, затем в юго-юго-западном направлениях. На этой сравнительно неширокой впадине (50 — 100 км), ограниченной с обеих сторон крутыми склонами, лежит ряд больших озер (с севера на юг: Звай, группа озер Хора, Севета, Шала, озера Авуса, Маргарита и др.). Озера частично соединены каналами.

Плато Сомали ограничено с северо-запада Сомалийским нагорьем со средней высотой 2 000 м (вершины до 3 000 м). Плато представляет собой глыбу, поверхность которой довольно быстро, но ровно понижается к юго-востоку, переходя в низменность. Плато расчленено долинами рек Веби-Шебели, Веби, Ганале-Дориа, Дева-Парма, Фафан, Веби (или Веби-Джестра); Ганале-Дориа и Дева-Парма своим слиянием образуют р. Джубу, впадающую в Индийский океан.

Река Веби-Шебели немного не доходит до Индийского океана, теряясь в полупустынных степях. Такова же судьба многих других рек. Высохшие притоки рек оставили долины, или «вади», наполняемые во время дождей водой, несущей плодородный ил.

Низина Афар (Данакиль), в виде треугольника вдающаяся между Абиссинским нагорьем и Сомалийским плато, представляет собою низину только относительно. Средняя ее высота — все же 500 м, поднимаясь до 1 500 м, хотя есть районы, лежащие ниже уровня моря. Здесь имеется немало озер, в том числе озеро Ассале с самосадочной солью, которое снабжало солью почти всю Абиссинию. Имеется много горячих источников и вулканов, обычно потухших. В общем, это полупустыня и пустыня с худшим в мире климатом. «Данакильский ад» — прозвали эту низину итальянские солдаты.

Реки и озера. Рек в Абиссинии много.

Часть рек принадлежит к бассейну Нила, часть низвергается в Абиссинский грабен и в его озера, часть течет по Сомалийскому плато в Индийский океан, а часть теряется в песках пустынь Данакиль, Огаден. Например, река Аваш, беря начало в восточных скло нах Абиссинского нагорья, течет затем по грабену, поворачивает на северо-восток и теряется в пустыне Данакиль.

К бассейну р. Нила относятся следующие наиболее значительные реки, представляющие собою важные военные рубежи:

1. Река Мареб, берущая начало у обрыва нагорья к Красному морю, течет по Эритрее (где она образовала на некотором участке границу с Абиссинией) по направлению к реке Атбара, которой ей, однако, не удается достичь, хотя она и считается ее притоком.

2. Река Таказе, игравшая крупнейшую роль в течение всей войны, является притоком р. Атбара, проходит со своими притоками по самой гористой и высокой части страны. В нижнем течении она называется рекой Сетит.

3. Река Голубой Нил (или Аббай) берет начало в южной части оз. Тана, делает гигантскую дугу к юго-востоку, западу, северо-западу (внутри дуги находится провинция Годжам) и уходит из пределов Эфиопии.

Режим всего Нила, земледелие всей огромной площади, орошаемой Нилом, в сильной степени зависят от того, кто и как владеет оз. Тана и регулирует режим р. Голубого Нила.

Все перечисленные реки несудоходны. Переправы через них весьма трудны. Мостов нет.

Через р. Таказе имеется несколько бродов, вокруг которых и над которыми в войне 1935–1936 гг. разыгрывались оживленные боевые действия.

Озер в Абиссинии тоже немало. Многие могут быть использованы под гидроаэродромы.

Воды озер грабена частично пресные, а частично соленые. Важное значение знаменитого озера Тана целиком связано с проблемой орошения Египта и стран Нильского бассейна. Озеро Тана пресное, находится на высоте 1 760 м. Его площадь — 31 000 кв. км, глубина — 55 м (средняя), доходя до 100 м.

Озеро Тана питает Голубой Нил, а последний питает на 2/3 своими водами и на 9/10 своим плодороднейшим илом Большой Нил, получающийся от слияния Голубого и Белого Нилов.

Режим Голубого Нила при желании легко поддается регулированию, так как при выходе из озера Тана он течет в скалах, весьма удобных для устройства плотин.

Теоретически давно выяснено, что одним лишь «регулированием» водного режима оз. Тана можно разорить весь Египет и Англо-Египетский Судан, живущие культурой хлопка, орошаемого, как сказано, преимущественно за счет Голубого Нила. Английский империализм чрезвычайно ревниво относится к тому, кто владеет оз. Тана, т. е. кто может посредством вод оз. Тана регулировать хозяйство огромной территории Египта и Судана. Англия считала захват оз. Тана очередной задачей своей экспансии в Африке. В значительной степени острота конфликта Англии с Италией смягчилась в 1936 г., в частности, после того, как Муссолини дал заверения о полном соблюдении интересов Англии на оз. Тана.

Природные богатства

Ископаемые. Хотя Абиссиния геологически изучена совершенно недостаточно, имеющиеся данные заставляют предполагать, что Абиссиния — одна из исключительно богатых стран в отношении золота, платины, серебра, меди, железа, ртути, угля, нефти и других ископаемых.

Энергетические ресурсы. Абиссиния богата «белым углем». водопадами, горными реками, озерами на большой высоте. Для использования этих потенциальных богатств необходимы громадные капиталы.

Почвенные богатства. Почвы Абиссинии в значительной мере вулканического происхождения и во многих районах отличаются необыкновенным плодородием. Наряду с темноцветными почвами, типа чернозема по внешнему виду, часто встречаются красноземы и желтоземы. Почти без всякого удобрения во многих районах Абиссинии в течение года снимается до трех урожаев. Весьма ценные растения (например, кофе) растут в изобилии, дают большой урожай без всякого удобрения. Виноград дает два урожая, мог бы давать три, так как виноград вызревает в четыре месяца.

Фауна и флора. Необычайно богатая в отношении видов и крайне оригинальная фауна Абиссинии делает ее раем для ученого-естественника. Немало видов встречается только в Абиссиния.

Бегемоты, носороги, слоны, львы, леопарды, зебры, жирафы, крокодилы, многие виды обезьян, антилопы, множество видов птиц, страусы, бесконечное множество видов насекомых, — весь этот богатейший мир животных, птиц, насекомых густо населяет преимущественно западную и юго-западную части Абиссинии.

Флора различается по климатическим зонам: куолла, война-дега, дега, о чем подробнее говорится ниже.

В нижней тропической зоне куолла растут могучие представители растительного мира, как-то: баобаб, громадное дерево сикомора с необыкновенно твердой древесиной, черное (эбеновое) дерево, смоковница и мн. др. Плоды многих деревьев съедобны.

Заросли бамбука, дикого сахарного тростника, папируса покрывают большие площади в зоне куолла. Там растут бананы, лимонные, апельсинные и другие плодовые деревья.

В абиссинских саваннах, в степях и полупустынях очень много видов акации, мимозовых растений, алоэ. Некоторые мимозы имеют колючки с вершок длины, твердостью не уступающие железу, так как свободно прокалывают толстую подошву сапог и кожу на ступнях у слонов.

Очень большие площади в Восточной Абиссинии покрыты или очень густыми, трудно проходимыми кустарниками, где по тропинкам можно пробираться только гуськом, или травой высоты, достаточной для скрытия всадника. Такие богатые растительные покровы создавали иногда для авиации при разведке почти неодолимые затруднения.

В зоне куолла, наконец, растет канделябровый молочай (колкуал), придающий особое своеобразие абиссинскому ландшафту.

Ландшафт зоны война-дега изобилует зарослями кустарников, — его ландшафт лесостепи. Здесь растут некоторые виды пальм, множество видов злаков. На лугах прекрасно сочетаются орхидеи и… клевер, и другие северные формы растений.

Зона дега характеризуется различными видами трав на своих лугах и степях и кустарниками; деревья же встречаются сравнительно немногих форм. Главное по своей распространенности дерево, близкое к оливе, образует целые леса (до высоты над уровнем моря в 3500 м).

Древовидные верески образуют заросли высотой до 8 м. Растения, родственные нашему чертополоху и татарнику, принимают гигантские размеры (цветы гигантского мордовника достигают величины человеческой головы), имеют древовидные стволы и высоту до8 м.

Злаки Абиссинии крайне своеобразны (фиолетовая пшеница, черный ячмень, тефф — мелкое просо и др.). Абиссиния — родина ряда культурных растений.

С военно-воздушной точки зрения северный театр войны Абиссинии хорошо приспособлен для естественной маскировки войск от воздушного наблюдения; воздушная разведка во многих местах весьма трудна из-за наличия на поверхности земли густых трав, кустарников или лесов. Гораздо лучше в этом отношении обстояло дело на южном театре войны, где имеются большие площади земли пустынного или степного характера.

Климат

В Абиссинии климат оказывает решающее влияние на всю хозяйственную и военную деятельность. Оказалось, что в периоды дождей даже современные сухопутные армии, оснащенные новейшей военной техникой, не в состоянии преодолевать затруднений, создаваемых дождями.

Войну пришлось начать не раньше прекращения сезона дождей и удалось закончить, до начала сезона дождей, для чего была приложена масса усилий.

Влияние климата на ведение войны и операций выступает в Абиссинии, как и многие другие факторы, в наиболее резком, ярком виде. Опыт показал, что только одна авиация способна вести военную и снабженческо-транспортную работу даже во время тропических дождей.

Абиссиния, находясь, в общем, в тропическом поясе земли, с его устойчивыми характеристиками, благодаря своей гористости, особенно в западной и северной частях, богата различными видами климатов в зависимости от высоты местности над уровнем моря.

В приводимой ниже таблице[2] дается температурная характеристика климата по высотам.

Высота в м Средняя годовая температура в °С Примечание
0 29,5 Начиная с высоты 1 800 м, в дальнейшем на каждые 200 м высоты температура падает грубо на 1–1,1 °C
600 26,2
1200 22,6
1800 19,3
2000 18,3
2200 17,4
2400 16,4
2600 15,4
2800 14,4
3000 13,3

Средняя величина падения годовой температуры с высотой в Абиссинии определена за ряд лет в 0,6 °C на каждые 100 м. Само население с давних времен подразделяло климат Абиссинии по высоте местности на три уже упоминавшиеся климатические зоны: куалла (или куолла), война-дега и дега. Зона куалла — его климат местностей, расположенных от уровня моря до высоты 1 800 м, война-дега — местностей на высоте 1 800 — 2 400 м над уровнем моря, дега — выше 2400 м.

В зоне куалла богатейшая тропическая растительность, но и губительная малярия, мухи цеце. Европейцы почти не могут выносить сколько-нибудь длительное время этого климата. Здесь до высоты 2 000 м растут бананы, сахарный тростник, хлопок, кофейное дерево, апельсины, лимоны и т. д.

Зона война-дега — область вечного умеренного лета. На этих высотах и живет основная масса местного населения. Здесь возможна культура винограда, кукурузы, сои, табака, тефф, сезама, клещевины, пшеницы, ржи, овса, проса.

В зоне дега культивируются пшеница и ячмень, но главное занятие населения — скотоводство.

Сезон тропических дождей бывает один или два раза в год, смотря по области. В районе Аддис-Абебы он, например, по существу бывает один раз, с июня по сентябрь включительно, хотя в марте-апреле бывает нечто вроде второго сезона. В районе Харара ясно выражены два сезона: один — апрель-май, другой — июль-август-сентябрь.

Для авиации существенным вопросом является также вопрос о ветрах и туманах.

Для Абиссинии характерна периодическая смена северо-восточных и северо-западных ветров. Летом в глубоких долинах и ущельях воздух нагревается до 75° и до поры до времени совершенно недвижим. Но при нарушении равновесия воздушных масс вдруг поднимается страшный ветер, возникает яростный вихрь, устремляющийся вверх по склонам долины. Подобные ураганы часто не позволяли самолетам выполнять свои задачи, связанные со снижением в долину.

Вскоре же после восхода солнца над горами начинает дуть ветер, постепенно усиливающийся к полудню, а затем затихающий к закату.

Мощные потоки воздуха в горах создают страшную болтанку. Спасаясь от нее, летчики были вынуждены подниматься возможно выше. Но высоты в 4 000 — 5 000 м в Абиссинии соответствуют по своей плотности воздуха высотам в 6 000 — 8 000 м в Европе. Малая тренированность итальянских летчиков в высотных полетах приводила к быстрому утомлению. Поэтому нередко бывала случаи, когда летчики, измотанные болтанкой, а затем выдохшиеся на высоте, возвращались на свой аэродром, не выполнив самой простой задачи.

В случае тумана или облачности полеты на небольших и средних высотах были опасны из-за амб (амба — гора, см. выше), которые намного выдаются над общим рельефом местности.

Из других особенностей театра для действий воздушных сил большое значение имела большая высота аэродромов над уровнем моря. Это увеличивало длину разбега до 800 м и минимальную скорость при взлете — на 66 %.

В течение полета летчики встречали резкую разницу в температуре воздуха. На земле +45 °C (в тени), а вверху — ниже нуля.

Несмотря на сильную болтанку, воздушную разведку часто требовалось вести с малых высот (30–40 м), так как иначе невозможно было найти абиссинские войска, маскирующиеся в тени гор, в кустарниках, лесах, в расщелинах гор.

Население

В Абиссинии не было и нет точной статистики. Численность населения, поэтому определяется разными исследователями в таких больших пределах, как 6 000 000 — 13 000 000 человек.

Обычно численность населения Абиссинии считается 11 000 000 — 12 000 000, в том числе: тигре и амхара — 3 500 000, галла — 5 000 000, сомали и данакиль — 1 000 000; негров — около 1 000 000; остальные — более малочисленные группы населения, вроде племен агау (район оз. Тана), фалаша — евреи и др.

При изучении причин быстрого поражения вооруженных сил негуса исследователь не может не учесть как одну из важных причин чрезвычайную пестроту населения, пестроту народностей, резко друг от друга различающихся по общественно-экономическому положению и по религии, говорящих на разных языках.

Абиссиния не была единой ни в каком отношении. Ее ослабляло множество противоречий. Главнейшими были классовые противоречия, осложненные национальными и религиозными особенностями.

Господствующая часть населения состоит из народностей Абиссинского нагорья (провинции Тигре, Ласта, Амхара, Шоа, Бегемдер, Дамот).

Области к югу от нагорья населены народностями галла и сидамо. В Восточной Абиссинии, в провинции Огаден и в Данакиль, расселялись племена сомалийцев и данакиль. В западных и юго-западных частях Абиссинии живут негры племени шанкалла.

Северные области Абиссинии, к северу от р. Таказа (и часть Эритреи), населены народностью тигре, в свою очередь распадающейся на две группы. Города с преобладанием населения тигре — это Асмара, Ади-Угри, Ади-Кайя, Ади-Квала.

Господствующая в политическом, культурном, но не в численном отношении народность амхара в основном населяет области к югу от р. Таказа: Годжам, Дамот, Бегемдер, Амхара и часть Шоа.

Государственный язык в Абиссинии — амхарский.

Наиболее многочисленной, но не господствующей является народность галла. Галла распадаются на несколько групп: лиска, тулама, арусси, борана.

В провинциях Харар и Огаден живут племена сомали, населяющие также Итальянское и Британское Сомали. Насчитывается много групп племени сомали. Большая часть племени сомали занимается скотоводством и ведет кочевой образ жизни. Такой же образ жизни характерен для племен данакиль, говорящих на языке афар.

Южную Абиссинию населяют несколько народностей и племен с общим названием сидамо. Сравнительно еще недавно некоторые народности образовали самостоятельные полугосударства (Каффа, Джимма, Уоллега). Они были завоеваны негусами Абиссинии.

По всей западной границе Абиссинии обитают негритянские племена, находящиеся на наиболее низкой ступени развития, частично еще живущие охотой и сбором плодов в лесах.

Огромную пестроту населения Абиссинии дополняет наличие в ней карликовых племен доко.

Народность галла тоже далеко не представляет собою чего-нибудь однородного. За исключением языка у различных групп этой народности очень мало общего.

Северные группы галла в общественно-экономическом: отношении далеко опередили южные группы. На севере галла представляют собою уже определенную национальность, а на юге они еще переживают родовой, племенной строй.

Негритянские племена сохранили еще пережитки и обычаи древнейшей формы родовой организации — группового брака, материнского права при полном отсутствии классов.

Даже господствующие народности еще сохранили многие остатки родового быта и родовой организации. Так, в провинции Тигре деревня — «адди» — состоит из родственников, называющихся общим именем, и является частью большого рода. Весь род занимает определенную территорию, называющуюся по имени родоначальника. Сохранились особые преимущества в зависимости от старшинства рода, обычное право, кровная месть, общинные земли и т. д.

Экономика

Орудия производства в земледелии в большинстве крайне примитивны. Земля во многих районах обрабатывается даже не сохой, а еще более первобытным орудием, целиком деревянным. Земля, собственно, не вспахивается, а царапается, чиркается. «Вспаханное поле» скорее надо назвать «всковыренным полем», которое затем необходимо еще обработать мотыгами или, как это еще кое-где делается в Абиссинии, большими заостренными кольями 1,5–2 м длиной. Серпы — главные орудия для уборки злаков. Иногда серп каменный. Обмолот производится просто длинными палками или копытами быков, вытаптывающих зерно. Мука приготовляется на зернотерке, состоящей из большого наклонного камня и небольшого ручного камня — «жернова». Одна женщина в течение всего дня может успеть растереть зерна, необходимого для приготовления хлеба, всего для 8 — 12 человек.

Железные лемеха и мотыги встречаются редко, тогда как костяные или каменные часто.

Обрабатывается всего 1 500 000 га, что составляет около 2 % всей земельной площади страны. Искусственное орошение — редкость.

Культивируются преимущественно тефф (специфический абиссинский злак), пшеница, ячмень, дурра (просо), бобы, чечевица. Лен — хлебный злак, т. е. в Абиссинии используется не его волокно, а зерно.

Огородные культуры развиты слабо. Гигантская капуста (листья до 2 м высотой), лук, чеснок, томат, тыква, огурцы, некоторые местные корнеплоды, красный перец, — вот весь ассортимент овощеводства Абиссинии.

Плодоводство, несмотря на исключительно благоприятные условия, тоже развито плохо. Культивируются персики, абрикосы, апельсины. Лимоны растут в диком состоянии. На юге распростра нена культура банана, который находит разнообразное применение (листья, ствол, корни, плоды — все используется).

Кофе является главнейшей статьей экспорта, но культурных его насаждений мало. Преимущественно собирается дико растущий кофе (особенно в провинции Кафа[3]).

Хлопководство развито слабо, хотя вырастает высококачественный хлопок.

В малых масштабах в Абиссинии организовано производство табака, кунжута, сахарного тростника, клещевины и других растений.

Животноводство развито в больших размерах. Овцы, грубошерстные преимущественно, идут на мясо. Разводятся циветтовые кошки для получения мускуса.

Кочевые племена сомали и данакиль разводят верблюдов и овец, оседлые жители — рогатый скот, в том числе зебу. Скотоводство — главное занятие народности галла.

Сильно развито пчеловодство. Часть меда дают дикие пчелы, часть — культурные, улья которых вешаются высоко на деревьях.

Промышленность. В Абиссинии существует только мелкая кустарная промышленность, продукция которой, однако, вытесняется иностранными ввозными товарами.

Кустари-ремесленники в лучшем случае владеют первобытными орудиями производства (ткацкими станками, горнами и т. д.). В общем, кустарная промышленность приходит в упадок.

Добывающая промышленность весьма слабо развита, несмотря на наличие больших природных богатств. Золото, платина, железо, уголь добываются местными жителями и иностранными концессионерами. Добыча соли получила значительное развитие еще с давних времен.

Фабрично-заводская промышленность (если не считать одного порохового завода, типографии и электростанции в Аддис-Абебе) полностью отсутствует, и, следовательно, нет в Абиссинии пролетариата как класса.

Социальные отношения

В связи с низким состоянием производительных сил основным типом производственных отношений в Абиссинии был феодально-крепостной со значительными остатками первобытнообщинного и рабовладельческого строя.

Страна переживала еще стадию феодализма, постепенно лишь устраняя остатки предыдущих укладов и медленно переходя на рельсы капиталистических отношений.

Эта страна средневековья по своей общественно-экономической формации столкнулась один на один со страной капитализма, находящейся в высшей, империалистической стадии развития, — с Италией.

Подавляющее большинство крестьян было закрепощено.

Эксплуатация крестьян была доведена до крайности. Крестьянин никогда не был уверен в своем, даже донельзя урезанном поборами, остатке дохода, на который снова и снова покушались и государство, и помещик, и владелец провинции, и церковь, и чиновники, и солдаты для своего прокормления. Он был задавлен множеством феодальных повинностей. Естественно, что часто возникали крестьянские восстания.

Большая часть земли («гульт») считалась собственностью негуса и передавалась им вместе с крестьянами во временное пользование своим приближенным, которые в свою очередь могли раздавать полученную землю в условное владение гульт своим подчиненным.

Незначительная часть земли («рест») была наследным и полным владением некоторых феодалов и обычно отдавалась в аренду крестьянам за 25–50 % урожая.

Очень большие, наилучшие владения принадлежали церкви. Они были юридически тоже ей дарованы негусом, т. е. были землями «гульт», но с той разницей, что церковь обычно, получив определенный участок, район, целую область, как гульт, сохраняла его за собой в течение долгого времени, иногда в течение столетий, тогда как светские «гультенья» (владетели «гульта») в течение своей жизни не раз получали разные «гульты» в разных частях страны.

Эксплуатация крестьян на церковных землях была обычно не меньше, а больше, чем на землях светских феодалов.

В прежнее время при завоевании новой территории негусы награждали за службу военачальника и его солдат землей вместе с крестьянами. Одновременно достигались оккупация и колонизация страны. Солдаты получали участки в 30–50 га и одну или несколько семей «геббар» для своего прокорма. Это владение было юридически и фактически тоже «пультом».

Все владельцы гультов, будь они вельможи и владельцы тысяч и тысяч гектаров и крестьянских семей, будь они простыми солдатами, владельцами небольшого участка и одной-трех семей, стремились превратить «гульт» в «рест», т. е. в наследственную частную собственность. Многим это удавалось, и они превращались в помещиков.

Любопытной особенностью Абиссинии, государства ХХ в., где номинально существовал даже парламент, были остатки рабовладения. Юридически рабовладение было отменено и запрещено еще при Менелике II, но фактически остатки его сохранились до самой итало-абиссинской войны. Итальянская пропаганда демагогически утверждала, что одной из целей войны является освобождение Абиссинии от «позора» рабства. Рабство сохранилось преимущественно в южных областях Абиссинии, при дворах крупных феодалов и в церковных владениях.

Негус Хайле Селассие после вступления Абиссинии в число членов Лиги наций издал два указа-декларации о ликвидации остатков рабства (в 1924 и 1931 гг.).

Рабство не имело уже в Абиссинии большого экономического значения и являлось, собственно, пережитком давно разложившегося рабовладельческого строя. Поддерживалось оно преимущественно знатью и церковью.

Вся территория Абиссинии была расчленена на несколько крупных феодальных владений-уделов. Во главе последних стояли полусамостоятельные феодалы, являвшиеся вассалами «негуса негести», т. е. «царя царей». Совсем недавно некоторые из этих феодалов имели титул — царь («негус»), чем объясняется и титул «царь царей». Во главе отдельных провинций и племен стояли племенные вожди, или губернаторы, обладающие полнотой военной, гражданской и судебной власти. Наиболее передовой частью общества было правительство негуса, опиравшееся на молодых феодалов, чиновничество, торговую буржуазию. Реакцию поддерживали старая знать, церковь и торговая буржуазия, связанная с империализмом.

Глава VII. Вооруженные силы Абиссинии

Как всегда и всюду, армия Абиссинии была слепком с социально-экономических отношений государства.

С 1930 г. под руководством бельгийской военной миссии началась модернизация абиссинских вооруженных сил. Но темп ее был настолько медленным, что к войне 1935–1936 гг. была реорганизована лишь гвардия негуса, своего рода дружина главного феодала. Основная масса армии осталась почти на прежнем уровне феодальной милиции или земской рати.

Феодальная раздробленность, слабые производительные силы страны, расовая, религиозная, культурная, языковая неоднородность населения Абиссинии, напряженность классовой, национальной, религиозной борьбы в стране, низкий общий культурный уровень населения (почти поголовная безграмотность), — все это предопределяло малую боеспособность и неустойчивость морально-политического состояния армии в целом при высоких исключительных боевых качествах небольших подразделений и отдельных бойцов.

Массы бойцов, крепостных абиссинских крестьян, угнетенных эксплуатацией феодалов, помещиков, не могли под руководством этих же ненавистных помещиков — командиров, офицеров, деджасмачей, расов и т. д. — развить всей грандиозной энергии сопротивления, на которую вообще способен этот народ, всегда славившийся своей воинственностью.

Используя внутренние противоречия, существовавшие в Абиссинии, итальянцам во время войны удалось организовать несколько больших мятежей, в том числе на путях отступления разбитых армий негуса, что повело к их окончательному разложению.

Структура абиссинской армии отражала все особенности и слабости того феодального строя, который господствовал в Абиссинии. Состав армии был чрезвычайно разнообразен. Общевойсковых соединений или крупных войсковых частей в Абиссинии не существовало. Армия состояла из отрядов различной численности, нормально равняющихся батальону. Вооружение армии в основном состояло только из винтовок разных образцов. Всего у абиссинцев насчитывалось до 600 000 винтовок (современных не более половины), 1600 пулеметов (к концу войны) и небольшое количество (до 300) пушек. Небольшое число самолетов (7 устаревших пассажирских) военного значения, естественно, не имело.



Французский биплан Potez 25 А2 ВВС Абиссинии

Абиссинская армия состояла из трех частей: гвардия императора (негуса), регулярные войска провинций и местные войска провинции.

Гвардия негуса насчитывала до войны около 3 500 человек, с объявлением войны — 7 000 — 9 000 человек. Она состояла из пехотных батальонов, численностью около 800 — 1000 человек каждый, и нескольких (2–4) эскадронов конницы. Она была сравнительно хорошо вооружена. В ее состав входили небольшие артиллерийские, пулеметные и зенитные (малокалиберные орудия) части. У гвардии имелся также автотранспорт для перевозки пехоты и пулеметных частей. Обучение гвардии находилось в руках иностранных инструкторов (бельгийцы, норвежцы и шведы).

Эта гвардия являлась современной формой феодальной дружины. Она комплектовалась наиболее преданными негусу элементами. Дисциплина и боевая подготовка — почти как у европейских государств.



Гвардия негуса



Гвардейская кавалерия



Механизированное подразделение абиссинских гвардейцев на грузовиках "Форд"

Регулярные войска провинций частично состояли из наемных солдат, частично из «текленья» — солдат-поселенцев, занимающихся обычно земледелием на данных им наделах, но обязанных проходить военное обучение и в случае мобилизации являться на действительную службу. Численность «текленья» определялась в 100 000–110 000 человек.

Среди регулярных войск необходимо особо отметить добровольцев, носящих наименование «триполоки». Их было около 30 000 человек. Это — бывшие наемные солдаты, служившие в английских и итальянских колониальных войсках. Они были обучены не хуже гвардии негуса и вместе с другими наемными солдатами служили как бы кадрами для развертывания регулярных войск провинций при мобилизации. На их вооружении имелись пулеметы и артиллерия (последняя в очень небольшом количестве).

В мирное время регулярные войска провинций возглавлялись губернаторами провинций, наместниками негуса и содержались за счет центрального правительства. В военное время регулярные войска составляли основное ядро массовой армии. После мобилизации их численность составляла около 150 000–200 000 человек.

Местные войска провинции содержались губернаторами (расами и деджасмачами) за счет доходов с земель с крестьянами, земель, полученных от негуса в порядке «гульта». В их составе имелись постоянные военнослужащие (наемные) солдаты (очень небольшое число) и призываемые по мобилизации войска мелких феодалов-помещиков, наследственные солдаты-крестьяне и отряды отдельных племен. Численность этой ополченческой армии, вернее, рати — 400 000–600 000 человек. Вооружение совсем слабое — винтовки самых разнообразных марок, часто устаревших образцов, и холодное оружие — вплоть до копий, стрел, щитов.

Командный состав абиссинской армии — представители знати. Объединения отдельных отрядов (армии) возглавлялись расами и другими военачальниками, которые сохранили старые наименования: «деджасмач», «фиттаурари», «азмач», «кеньзмач», «гразмач». В гвардии был молодой командный состав, прошедший современное обучение. На высших постах стояло некоторое число иностранных офицеров.

Организация снабжения, организация тыла армии практически отсутствовали. Армии питались за счет носимых и возимых запасов и местных средств и при большом сосредоточении обычно жили впроголодь. За армией шли жены солдат и офицеров, что увеличивало обоз и необеспеченность армии, уменьшало ее подвижность и сильно снижало при неуспехах морально-политическое состояние и дисциплину.

Средства связи в абиссинской армии были крайне примитивны. Хотя и имелись в небольшом количестве радиостанции (семь), полевые телефоны, телеграф, но основным средством связи остались пешие и конные посыльные, световые сигналы (костры на горах). Абиссинское командование весьма несовершенно могло управлять своими войсками. Даже негус получал важнейшие сведения о боевых действиях на фронте только через несколько дней.

Радио не только не помогло управлению войсками, но вследствие неумелого применения принесло абиссинскому командованию величайший вред. Итальянцы о многих операциях абиссинцев были прекрасно осведомлены самими абиссинскими командующими. Известно, что, например, негус неуместной радиограммой своей супруге заблаговременно открыл итальянцам свои намерения атаковать их у оз. Ашанги в конце марта 1936 г.

Боевая подготовка, оснащенность техникой различных абиссинских частей сильно отличались друг от друга. Лучше всех были вооружены и подготовлены гвардия негуса и войска раса Насибу на Южном фронте (вследствие близости границы Британского Сомали, из которого доставлялись оружие и боеприпасы, и благодаря умелому руководству турецкого генерала Вехиб-паши, участника обороны Дарданелл 1914–1918 гг.).

Большинство крупных абиссинских командиров было тактически и оперативно недостаточно грамотно, недооценивало мощь современной обороны, переоценивало опыт разгрома итальянцев в 1896 г. под Адуа.

Примитивная организация тыла абиссинской армии была одной из главных причин, обусловивших и непосредственно способствовавших ее поражению. Само собой разумеется, что эта примитивность организации явилось неизбежным следствием состояния производительных сил страны.

Общая численность бойцов в определенном районе и время пребывания их в нем лимитировались, прежде всего, количеством продовольствия, которое каждый боец мог взять с собой. Реквизиция скуднейших местных средств тотчас же создавала враждебные настроения населения. Сосредоточение массы войск в одном каком-либо районе становилось, поэтому труднейшей задачей. Пребывание больших войсковых масс могло продолжаться в одном и том же районе весьма ограниченное время. Вполне понятно, какие цели накладывало это обстоятельство на тактику, на оперативное искусство и стратегию абиссинского командования. Если кончалось продовольствие, надо было переходить на другое место, или наступать или отступать, но только не стоять на месте.

Понятно, что организация подвоза огнеприпасов также была крайне несовершенна. Санитарная служба почти отсутствовала. Европейские случайные госпитали Красного креста, конечно, не решали задачи санитарного обслуживания.

Неустройство тыла армии сыграло в этой войне самую пагубную роль.

Хаотическое состояние снабжения усугублялось еще тем, что никто точно не знал, какова численность войск в данном районе, на данном участке фронта, всего в Абиссинии. Абиссинское командование возлагало излишне преувеличенные надежды на действительно необыкновенную выносливость абиссинского воина-крестьянина, который, питаясь только из носимых на себе скудных запасов, бывал, способен существовать до 2 месяцев и делать в составе батальона переходы в 30–40 км. Посыльные за сутки пробегали 80 км.

Голод в армии стал вызывать дезертирство, причем дезертиры уносили винтовки. Армия таяла. Считают, что к решительным операциям из первоначального состава армии оставалось немного больше половины. Последующие мобилизации давали толпу людей, которых было нечем вооружить. Уменьшение состава армии после каждой неудачи, таяние ее вследствие голода заставляли негуса и расов торопиться с окончанием войны, толкали их на пагубное массовое наступление.

Глава VIII. Италия и ее подготовка к большой и малой войнам

1. Италия перед войной 1935–1936 гг.

После мировой войны Италия несколько округлила свои европейские владения. Она получила территориальные уступки от Антанты: немецкий Тироль, с целью разъединить противоречиями Италию с Германией (Австрией), славянские территории (чтобы разъединить Италию с Югославией).

Таким образом, к войне 1935–1936 гг. Италия-метрополия, считая острова Сицилию и Сардинию, занимала территорию около 310 900 кв. км. Сухопутная граница Италии — 1 920 км, тогда как морская — 3 500 км.

Население собственно Италии насчитывало к началу войны около 43 000 000 человек при средней плотности 138 человек на 1 кв.

Состав самодеятельного населения (по переписи 1931 г.)

Процент ко всему населению Численность Процент к самодеятельному населению
Промышленных рабочих ок. 11,5 4 479 000 28,5
Сельскохозяйственных рабочих и батраков ок. 56,5 2 503 000 16,0
ок. 18 6 982 000 44,5
Землевладельцев и крестьян, имеющих землю ок. 9,3 3 895 000 25,5
Арендаторов ок. 4 1 657 000 11
13,3 5 552 000 36,5
Кустарей и служащих ок. 3,7 1 538 000 10
Хозяев, директоров предприятий и т. д. ок. 3,3 1 370 000 9
Всего ок. 15 442 000 100

Природные богатства. Италия — одна из самых бедных стран в мире в отношении ископаемых, особенно таких важнейших для промышленности ископаемых, как уголь, нефть. Около 95 % потребности в угле и почти 99 % потребности в нефти удовлетворяются за счет импорта. Это — поистине ахиллесова пята Италии.

Италия импортировала за последние годы следующее количество нефти и бензина (в тыс. т):

Годы
1932 1 525,3 в том числе бензина 324,9
1933 1 741,3 291,2
1934 1 863,3 348,2
1935 2 114,5 366,5
1936 - 430
1937 (план) 430

Главные поставщики нефти и бензина в Италию — США, Англия и Румыния.

Полуправительственное акционерное общество «Ациенда дженерале итальянца петроли» (сокращенно Аджип — AGIP) создано для изыскания путей освобождения зависимости Италии от ввоза. Один из путей — производство синтетических нефти и бензина.

Потребность в черных металлах покрывается ввозом более чем на 50 %, в шерсти — на 80 %, хлопка, каучука — на 100 % и т. д.

Итальянская промышленность после мировой войны получила очень большое развитие благодаря притоку американского капитала. Сильное отставание итальянской металлургии от металлургии других государств представляет одно из слабых мест Италии. Машиностроительная промышленность, в частности авиационная, судостроительная, электротехническая, а также текстильная достигли высокого уровня развития.

Сельское хозяйство, играя очень большую роль в экономике Италии, не может удовлетворить ее потребности. Италии приходится ввозить много сельскохозяйственных продуктов, в том числе около 500 000 т пшеницы.

Эксплуатация мелких собственников-крестьян, а также крестьян-арендаторов и издольщиков очень велика, но маскируется демагогическими разъяснениями итальянских политиков, некоторыми демагогическими постановлениями правительства.

Безработица и эксплуатация в промышленности, сильная эксплуатация в земледелии гонят ежегодно десятки тысяч итальянцев в эмиграцию в поиски лучших условий существования.

Эмиграция направляется главным образам во Францию, США, Аргентину, Бразилию. В эмиграции к настоящему времени числится до 10 000 000 итальянцев, считая только итальянцев, сохранивших итальянское гражданство.

Из этого огромного числа лишь ничтожная часть переселилась в итальянские колонии (около 51 000). Поэтому-то несостоятельна аргументация итальянского империализма о необходимости колоний для расселения избыточного населения. Эмигранты предпочитают эмигрировать вовсе из пределов Италии и ее владений. Итальянской же буржуазии нужны для эксплуатации колониальные рабы, население колоний.

В Северной Африке Италия после войны 1914–1918 гг. только к 1932 г. сумела лишь при интенсивном и беспощадном воздействии авиации завоевать обратно восставшую против нее колонию Ливию, состоящую из Триполитании и Киренаики.

Триполитания — площадь 90 000 кв. км, население — 544 000 человек (итальянцев меньше 29 000).

Киренаика — площадь 738000 кв. км, население — 161 000 человек (итальянцев около 16000). Обе колонии не имеют сколько-нибудь большого экономического значения, но важны в стратегическом отношении.

В Средиземном море большое стратегическое значение имеют острова Додеканез, группа 14 островов, расположенных в восточной части моря.

В Красном море — колония Эритрея (площадь 199 000 кв. км, население — около 600 000 человек, в том числе итальянцев было около 4 000 человек), а на Индийском океане — Итальянское Сомали (500 000 кв. км и около 1 000 000 жителей, в том числе итальянцев менее 2 000 человек) — сами по себе тоже экономически не представляли особой ценности, но были чрезвычайно важны в стратегическом отношении, что особенно подчеркнул опыт войны.

2. Подготовка Италии к большой и малой войнам

Известный французский генерал Лиотэй, впоследствии маршал, считал основным принципом стратегии малой (колониальной) войны: «Показывать противнику такие крупные силы, которые не понадобятся».

Многие авторитетные военные специалисты считали в 1935 г. и считают еще и теперь, что Италия, нагромождая излишне мощные вооруженные силы в Абиссинии, поступала именно в согласии с этим принципом колониальной войны. Однако на самом деле этот излишек сил объясняется другими соображениями: Италия должна была готовиться — и готовилась — к войне не только с Абиссинией, но и с Англией.

А. Подготовка к большой войне

Итальянский генеральный штаб, окончательно устанавливая план войны с Абиссинией, не мог не учитывать возможности, хотя и весьма сомнительной, военного вмешательства Англии в Средиземном море, не мог не учитывать возможности закрытия Суэцкого канала. Закрытие же Суэцкого канала означало бы или невозможность вести войну в Абиссинии, или необходимость воевать с Англией за пути от тыла (операционного базиса) к фронту. Поэтому вся подготовка к войне собственно с Абиссинией, к войне, по сути дела колониальной, велась так, чтобы в случае надобности, без особых затруднений и хлопот, эту войну можно было превратить в большую войну, в которой бы абиссинский, вернее, африканский, фронт был бы лишь одним из фронтов большой войны.

Во исполнение этого основного требования плана войны действительно в Абиссинии было сосредоточено излишне много вооруженных сил и всякой военной техники. Для одной этой колониальной войны этих средств было чересчур много, и большая их часть полностью использована не была. Поэтому же при мобилизации соблюдался принцип, что взамен каждой отправленной в Африку дивизии в метрополии формируется новая дивизия. Тот же принцип, по-видимому, проводился и в отношении воздушных сил, т. е. взамен каждой эскадрильи, отправленной против Абиссинии, в Италии формировалась новая эскадрилья.

В расчете на перерыв сообщения через Суэцкий канал в Эритрее и Сомали создавались полугодовые запасы военного имущества. Самый излишек вооруженных сил в случае перерыва сообщения был известной гарантией, запасам сил на случай разрыва связи с метрополией. Вероятно, в случае вмешательства Англии итальянская стратегия решала бы не только такую задачу, как освобождение прохода через Суэцкий канал, для чего, прежде всего, нужно было отрезать восточную часть Средиземного моря от западной на участке остров Сицилия — Тунис, но и задачу образования сухопутного пути из Эритреи в восточную часть Средиземного моря через Англо-Египетский Судан и Египет.

При таком обороте войны собственно завоевание Абиссинии пришлось бы отложить на некоторый срок. Завоевание Британского Сомали, завладение Англо-Египетским Суданом и Египтом представляло бы гораздо более неотложную стратегическую задачу.

На подобные намерения и мечты итальянского империализма в итальянской прессе можно найти немало намеков. Муссолини в своих речах, не раз намекая на историю Древнего Рима, прямо заявлял Англии, что Италия может мобилизовать 8 000 000 солдат, что в самой Италии из-за войны с Абиссинией армия не ослаблена ни на одного солдата, так что задачи обороны Италии в Европе нисколько не забыты из-за войны за колонии.

На подготовку Италией войны в Абиссинии Англия реагировала, прежде всего, сосредоточением своего флота в Средиземном море. Сосредоточение происходило в начале конфликта в районе Гибралтара и Мальты. Значительная часть так называемого отечественного флота Англии 16 сентября 1935 г. прибыла в Гибралтар (эскадра линейных крейсеров, 2-я крейсерская эскадра, три флотилии эскадренных миноносцев и флотилия подводных лодок). Таким образом, обнаружилась ужаснувшая более дальновидных англичан-политиков уязвимость английского стратегического положения на море: метрополия временно осталась если не вовсе беззащитной, то весьма ослабленной. Ее безопасность зависела от надежности союза с Францией.

Ясно обнаружилось, что если Франция не возьмет на себя задачу охраны морских путей в Средиземном море и задачу связывания итальянского флота, то Англия не сможет одна решить задач войны. Известно, что английское правительство впоследствии учло эти наглядные уроки конфликта и стало бешеным темпом строить корабли и самолеты и укреплять союз с Францией.

18 сентября корабли Средиземноморского флота Англии сосредоточились на базе острова Мальта. Муссолини ответил на это сосредоточение английского флота сосредоточением большей части своих воздушных сил на острове Сицилии и в южной части Италии. Английский Средиземноморский флот, скученный на небольшой площади военно-морского рейда Мальты (3,5 кв. км), представлял прекрасную мишень для воздушной бомбардировки с итальянских сухопутных баз, находящихся от Мальты на расстоянии всего 100–200 км, т. е. в 20–40 мин. полета.

Английский флот ушел из Мальты в восточную часть Средиземного моря, «бежал из Мальты в район Суэцкого канала», подальше от воздушных баз Италии. Так, по крайней мере, комментировали в США спешный уход английского флота из Мальты и рассредоточение его в Хайфе, Александрии, Фамагусте (Кипр).

На помощь Средиземноморскому флоту англичане стали подтягивать и сосредоточивать в Адене морские силы с Дальнего Востока, из Сингапура, Гонконга. В секретном и весьма спешном порядке для охраны Средиземноморского флота и его баз были сосредоточены и английские воздушные силы из метрополии и усилены воздушные силы, постоянно находящиеся на территории Среднего Востока и Африки.

Только в августе 1936 г. английское правительство разрешило опубликовать некоторые отрывочные сведения о предпринятом Англией осенью 1935 г. сосредоточении воздушных сил в Средиземном море. Оказалось, что в дополнение к явному, демонстративному сосредоточению морских сил в Средиземном море весьма секретно и спешно были сосредоточены следующие воздушные силы:

— эскадрилья № 203 (летающие лодки «Сингапур») отправлена в Мальту, затем оттуда переброшена в Аден;

— эскадрилья № 210 («Сингапур») проделала такой же маршрут;

— эскадрилья № 204 (летающие лодки «Супермарин Скапа») по воздуху переброшена из Пемброка в Александрию.

4 октября 1935 г. из Ливерпуля вышел пароход «Камерония», на котором было погружено девять эскадрилий. Все они первоначально предназначались в Александрию. Из девяти эскадрилий; пять были легкобомбардировочного типа, а четыре — истребительного.

Из Александрии легкобомбардировочные эскадрильи были перебазированы таким образом: бомбардировочные эскадрильи № 33 и 142 (вооруженные самолетами Хаукер «Харт») были переброшены в Египет (Мерса-Матрух); бомбардировочные эскадрильи № 35 и 207 (самолеты Фэйри «Гордон») были переброшены в Англо-Египетский Судан (в Эд Дамер, возле Атбары); наконец, бомбардировочная эскадрилья № 12 (самолеты Хаукер «Харт») была перебазирована в Аден.

Никакой оперативной идеи в этом развертывании не видно. Это было, по-видимому, простым усилением имеющихся местных воздушных сил. Дислокация же мирного времени преследовала цель обеспечения морского имперского пути через Средиземное море и воспрещение морских перевозок враждебного государства, т. е. в данном случае Италии.

Истребительные эскадрильи были поставлены следующим образом:

— эскадрилья № 41 (одноместные истребители "Бульдог") — Аден;

— эскадрилья № 3 ("Бульдог") — Порт Судав;

— эскадрилья № 24 ("Бульдог") — Александрия;

— эскадрилья № 74 (одноместные истребители "Фьюри") — Мальта.

Кроме этих вышеперечисленных эскадрилий к перевозке было подготовлено еще неустановленное число бомбардировочных и истребительных частей. При этом истребители должны были перевозиться в ящиках на кораблях, а тяжелые бомбардировщики Хендли-Пейджа «Хейфорд» должны были идти перелетом.

На двух авианосцах в Александрию было послано усиление для эскадрилий Ближнего Востока и Судана. Ежедневно через Портсмут для ВВС, расположенных в бассейне Средиземного и Красного морей, направлялось по пять разобранных самолетов на пополнение запаса авиачастей гарнизонов.

В общем, по английским официозным данным, авиация Средиземного моря, Ближнего Востока и Судана была единовременно усилена всего на 250 самолетов. Вместе с постоянно находящимися там самолетами это составляет до 400–450 самолетов. По данным иностранной печати, действительное число самолетов, сосредоточенных в Средиземном море, было 600, из них 170 в Египте.

Самолеты усиления были постепенно возвращены в Англию после прекращения санкций в августе 1936 г. и после заключения «джентльменского соглашения» между Англией и Италией.

Таким образом, осенью 1935 г. Англия демонстрировала всему свету свои явно недозрелые планы по стратегическому сосредоточению и развертыванию морских и воздушных сил в Средиземном море и на путях из него на Дальний Восток.

Обнаружилось также резкое изменение соотношения сил в Средиземном море. Обнаружилось огромное влияние воздушной мощи на стратегическую обстановку в этом море и дальнейший рост этого влияния с ростом военно-технических возможностей воздушного флота.

После всех передвижений и рокировок морских сил в Средиземном и Красном морях было сосредоточено 7 линкоров, 3 авианосца, 25 крейсеров, 65 эскадренных миноносцев и 15 подлодок.

Линейные корабли были расположены при входе (Гибралтар) в Средиземное море и при выходе из него (Александрия). В обоих этих пунктах было сосредоточено больше всего кораблей (всего 28 в Гибралтаре и 32 в Александрии против 22 в Мальте, 13 в Хайфе, 11 в Адене, 5 в Порт-Саиде). Авианосцы: 2 в Александрии и 1 в Адене.

Если взять только численность линкоров, крейсеров и авианосцев, то центр тяжести английского сосредоточения морских сил лежал в Александрии (13 единиц), затем в Гибралтаре (6) и Адене (6). Мальта получила максимум по преимуществу оборонительных средств, в том числе 7 подлодок. В Мальте вход на рейд был загражден противолодочными сетями, противокатерными бонами. Противовоздушная оборона на Мальте была резко усилена, газоубежища были построены во всех важнейших пунктах острова. Вся система противовоздушной обороны была приведена в боевую готовность. Гарнизон Мальты был усилен пятью полками из Индии.

Берега Мальты были окружены проволочными заграждениями, чтобы облегчить гарнизону борьбу с итальянскими десантами.

В Гибралтаре работы по усилению укреплений велись днем и ночью. Были построены газоубежища на 16 000 человек. На окружающих Гибралтар высотах было установлено до 50 зенитных батарей.

Сухопутные силы и воздушный флот Англии в ее владениях в Палестине, Судане, в Египте и других странах, прилегающих к Средиземному и Красному морям, были усилены. Авиапромышленность Англии получила громадные заказы. Заводы работали в несколько смен, но не успевали выполнять план заказов на авиаимущество.

Необходимо упомянуть еще о создании новой опорной воздушной базы и аэропорта Мерта-Матрух на границе Египта с Киренаикой, откуда надо было ждать удара Италии по Египту.

Усиление подготовки Италии. Как ответила Италия на эти и многие другие мероприятия английского правительства? Произвела ли на нее демонстрация английской морской мощи то впечатление, на которое надеялись в Англии?

Пока неизвестно, насколько серьезно оценило эту демонстрацию итальянское правительство. Как уже указывалось, Италия готовилась в Африке и в Европе к большой войне. Но собственно никто тогда не верил в возможность проведения со стороны Англии каких-нибудь решительных действий. Поэтому итальянская подготовка не может считаться достаточной. В итальянской печати смеялись над парад-алле английского флота из устаревших кораблей и угрожали потопить его с воздуха. Итальянское правительство, одна ко, предприняло ряд мер к нейтрализации английского морского превосходства и к усилению своих сухопутных и воздушных сил.

Оно усилило свой флот в Красном море (в Массауа к началу войны было сосредоточено 4 крейсера, 5 эскадренных миноносцев, 6 подводных лодок и 1 авиатранспорт). Большая часть морских сил была расположена там же, где и воздушные силы, т. е. в южных портах Италии (Таренто, Бриндизи) и на острове Сицилии (порт Аугуста).

В Таренто, Бриндизи и в Сицилии стояло 66 кораблей (в том числе 2 линкора, 13 крейсеров, 34 эсминца и 17 подлодок) из общего числа 152 единиц тогдашнего состава итальянского флота. Впоследствии этот центр тяжести при всех частичных передвижениях остался без изменения. Иначе говоря, главные свои морские силы, так же как и воздушные, Италия держала в центре Средиземного моря, что являлось вполне целесообразным для той обстановки.

В южных портах Италии и в Сицилии было сосредоточено 76 единиц, в Массауа — 27. В гаванях островов Лероса и Родоса, а также в Тобруке, в новой, спешно строившейся воздушной базе в Ливии, была сосредоточена 31 единица, в том числе 4 эсминца, остальные — подлодки и торпедные катера.

В связи с подготовкой войны против Абиссинии в Италии были проведены следующие чрезвычайные меры для усиления вооруженных сил:

1) переосвидетельствованы освобожденные от военной службы лица, родившиеся в период 1901–1914 гг.;

2) реорганизована вневойсковая военная подготовка (допризывной подготовкой с осени 1935 г. было охвачено около 650 000 человек);

3) реорганизовано территориальное деление страны и местная работа по учету, призыву и мобилизации военнообязанных; были созданы 29 территориальных военных зон, командующие которыми подчинялись непосредственно заместителю начальника штаба по территориальной службе (ему же подчинялись береговая милиция и милиция ПВО);

4) установлен новый порядок ускоренного прохождения службы комсоставом в колониях и в экспедиционных войсках; служба в частях фашистской милиции была приравнена к службе в регулярной армии, создана территориальная воздушная зона на юге Италии с центром в Бари;

5) создан генеральный комиссариат по производству вооружений, подчиняющийся непосредственно Муссолини (как председателю комиссии обороны).

Б. Подготовка Италии к войне с Абиссинией

Торговый флот Италии выполнял большую и весьма напряженную работу по перевозке из метрополии и других стран в Эритрею и Сомали массы грузов, вплоть до обыкновенной пресной воды, которую приходилось завозить в Массауа.

Представление о работе торгового флота дает общий вес грузов, доставленных в Восточную Африку в течение главным образом 1935 г. (с марта по декабрь). Всего было перевезено около 1 000 000 т грузов, что потребовало около 500 пароходорейсов, каждый дальностью 4 500 — 6 500 км[4].

Огромная стоимость самого провоза не поддается учету. Стоимость всех средств военной техники, доставленных из Италии в Африку, вероятно, увеличилась чуть ли не вдвое. Известную пословицу поистине своевременно модернизировать: «За морем телушка и пушка полушка, да рубль перевоз».

Переходя к сухопутным театрам войны, необходимо особенно отметить сосредоточение Италией 50-тысячной армии и воздушных сил в Киренаике, что оценено было Англией как большая угроза непосредственно такому нервному узлу Британской империи, каковым является Египет.

Какие же силы были сосредоточены непосредственно на абиссинском театре войны в Эритрее и Итальянском Сомали?

Прежде всего, отметим, что ввиду громадной удаленности от Италии театра войны и бедности Италии торговым флотом сосредоточение, начавшееся в начале 1935 г., далеко не было закончено к началу войны и продолжалось до ее внезапного драматического конца. Отчасти этому явились причиной также и военно-политические соображения, неразвитость порта в Массауа, неготовность путей сообщения в Эритрее. На главном Северном фронте в Эритрее к началу войны, т. е. к 3 октября 1935 г., было сначала всего три корпуса: один туземный «Эритрейский», два итальянских. С изменением политического положения резко изменилась стратегия ведения войны, а вместе с тем резко увеличилось и количество вооруженных сил: на Северном фронте стало пять корпусов, добавились многочисленные формирования туземцев и технических частей. Соответственно почти удвоилось и число самолетов в авиачастях.

Характерной особенностью итальянских корпусов было обязательное включение в каждый из них по дивизии чернорубашечников.

В октябре 1935 г. в Эритрее были сосредоточены 1-й корпус в составе регулярных дивизий «Сила», «Сабауда» и дивизии чернорубашечников «28 октября». 1-й корпус впоследствии выделил из своего состава кадры для формирования 3-го корпуса и к решительным сражениям войны усилился альпийской дивизией «Валь Пустерия». Вместо дивизии «28 октября» в его состав вошли дивизия чернорубашечников «3 января», группа танков, отдельные батальоны чернорубашечников и туземцев и несколько отрядов из туземцев.

Во 2-й корпус входили регулярные дивизии «Гран Сассо», «Гавиниана», дивизия чернорубашечников «21 апреля», 3-я эритрейская бригада. К решительным сражениям 2-й корпус, выделивший кадры для формирования 4-го корпуса, имел тот же состав, несколько лишь усиленный отрядами туземцев и другими временными формированиями.

3-й корпус, укомплектованный за счет населения Эритреи, частично Ливии, при итальянском командном составе, предназначенный для выполнения труднейших и опаснейших задач войны, состоял из 1-й эритрейской дивизии (одна его бригада была в составе 2-го корпуса) и 2-й эритрейской дивизии. Этот корпус к решительным боям был усилен дивизией «28 октября» чернорубашечников (из 1-го корпуса), отдельными батальонами чернорубашечников, гренадеров альпийских войск. 1-я эритрейская бригада пошла на формирование 5-го корпуса.

5-й корпус, сформированный уже Бадольо, состоял из 1-й эритрейской бригады, дивизии «Асиета», дивизии чернорубашечников «23 марта», группы танков и войск раса (деджасмача) Гукса, перешедшего к итальянцам.

4-й корпус был сформирован позже всех, в середине февраля, из дивизий, вновь прибывших из Италии: «Кассерия», «1 февраля» (чернорубашечников), группы танков и других частей.

Кроме этих крупных соединений, итальянцы имели маневренные группы генералов Мариотти и Кутуре, численностью по 5 000 — 5 500 человек.

На Южном (второстепенном) фронте дивизии в корпуса не сводились, а образовали две оперативные группы. Одна группа в районе Доло состояла из регулярной дивизии «Пелоритана», туземной 1-й арабо-сомалийской дивизии, кавалерийской спешенной бригады, посаженной на грузовики, и танковой группы.

Вторая оперативная группа в районе Герлогуби, действовавшая на Харарском направлении, состояла из моторизованной дивизии «Тевере», из 2-й арабо-сомалийской дивизии и мотоциклетных частей.

Уже в феврале на Южный фронт прибыли регулярные дивизии «Ливия», «Качиатори Альпини» («альпийские егеря»), «По», 25 отдельных пехотных батальонов, артиллерийские и другие части.

Всего, по данным «Национе Милитаре» (август — сентябрь 1936 г., стр. 554), в Восточную Африку было отправлено: 5 корпусных управлений, 23 дивизии, 87 000 лошадей, мулов и прочих четвероногих, 13 000 автомобилей, тракторов и мотоциклов (в итальянской статье — 1300), 450 000 винтовок и карабинов, 800 пушек, 11 500 пулеметов, более 300 танков.

Всего к началу войны на обоих фронтах было сосредоточено 250 000–270 000 человек.

Всего за пять частичных мобилизаций было мобилизовано около 1 000 000 солдат.

За всю войну было перевезено из Италии 315 000 человек войск (и около 100 000 рабочих). Следовательно, к моменту решительных операций против Абиссинии было сосредоточено (с учетом туземных корпуса, дивизий и ряда формирований) не менее 400 000–450 000 человек.

Не останавливаясь на организации итальянских и туземных частей, перейдем прямо к вооружению. Пехотинец вооружен винтовкой старого образца (1891 г.) и гранатами. В полку регулярной дивизии было по 24 горных пушки (65-мм), по девять штурмовых мортир в батальоне, не установленное точно, но значительное число ручных и станковых пулеметов.

В состав регулярной дивизии входил артиллерийский полк с 24 орудиями (65-мм горные пушки и 75-мм горные гаубицы). В дивизии чернорубашечников всего 12 орудий. В туземной дивизии артиллерии было еще меньше. Состав дивизий, впрочем, был крайне разнообразен. Всего у экспедиционной армии было более сотни огнеметов.

Отряды туземцев вооружались лишь устаревшими винтовками с ограниченным комплектом патронов.

В распоряжении командиров армейских корпусов была артиллерия усиления на механической тяге — 105-мм и 120-мм пушки, 149-мм гаубицы и авиационная эскадрилья или авиаотряд.

Организация всех частей и соединений в Восточной Африке сильно отличалась от организации их в метрополии. Например, отсутствовали зенитные и противотанковые орудия.

Видимо, в целях испытания современной военной техники на абиссинских войсках в экспедиционные войска были включены небольшие технические части и подразделения (например, огнеметные).

Танки Фиат-Ансальдо обр. 1933–1934 гг. придавались дивизиям по мере надобности. Всего было до 300 танков.

Техническое оснащение итальянской армии, сравнительно слабое для европейской войны, было чрезвычайно высоким для предстоящей колониальной войны с абиссинской армией, по существу лишенной техники. На 1 000 солдат у итальянцев приходилось 1,5–2 орудия, 1 самолет, 3/4 танка, 20–25 автомобилей.

Военизированные дорожно-строительные отряды представляли собой весьма характерную особенность экспедиционной армии, которая по временам сама вся целиком превращалась в рабочую армию по постройке дорог.

На Северном фронте сначала работало до 20 000 — 25 000 рабочих, на Южном — до 20 000. Впоследствии общая численность рабочих поднялась до 100 000 человек. Эти рабочие вербовались обманным путем в Италии среди безработных.

При армии состояло 200 геологов-ученых, оказавших ценную помощь при выборе направления дорог, в поисках воды и мест для устройства колодцев, особенно в безводном Сомали, Огадене.

Подготовка войск. В августе 1935 г., т. е. за два месяца до начала войны, было утверждено наставление по применению крупных соединений в Восточной Африке. Но еще до появления наставления генеральный штаб организовал подготовку войск к специфической обстановке в Абиссинии согласно особой инструкции, легшей затем в основу упомянутого наставления.

Уже по прибытии в Эритрею (соответственно Сомали) части некоторое время втягивались в тяжелые условия театра войны в учебных лагерях, устроенных в горах в Эритрее. Войскам внушалась идея необходимости беспощадно уничтожить вооруженную силу противника, стремясь к обходу его обоих флангов и к выходу на сообщения. В то же время под впечатлением разгрома под Адуей 1896 г. внушалась идея о не разделении войск на отдельные колонны, о методическом, планомерном захвате территории.

В наставлении так прямо и было сказано: «Помнить урок Адуи: четыре группы, отделенные друг от друга, действовали таким образом, что, будучи внезапно атакованы превосходными силами, не могли взаимодействовать друг с другом по недостатку сил и вследствие ошибок в расчете времени и расстояний». Делалась установка на продолжительную, методически ведомую кампанию с основательным освоением оккупированной территории и тщательным обеспечением операционной линии, с постройкой путей сообщения, с исключительным вниманием проблеме тыла и снабжения («колониальная война — это, прежде всего, проблема снабжения» — одно из положений наставления).

В тактике обращалось особое внимание на выгоды — сначала обороны с использованием всей мощи огня пулеметов, артиллерии и авиации против наступающего в густых колоннах колониального противника, а потом контрнаступления на истощенного противника.

При главнокомандующем де Боно указания «Наставления» соблюдались точно. Итальянская армия на Северном фронте действовала массивной многотысячной фалангой, боясь расчлениться на отдельные колонны, к чему ее вынуждал характер театра войны.

Лишь впоследствии, при Бадольо, итальянцы осмелились действовать колоннами, маневрировать в горах. Им это маневрирование сходило безнаказанно вследствие наличия у них ВВС, отсутствия последних у абиссинского командования, допустившего, кроме того, тяжелые оперативно-стратегические ошибки.

Глава IX. Подготовка Италии к воздушной войне

1. Воздушные силы Италии

Внимательный наблюдатель мог бы прийти к правильному заключению о подготовке Италии к какому-то военному выступлению на основании внезапного скачка в росте воздушного бюджета. В течение ряда лет итальянский воздушный бюджет неизменно определялся в 700–750 млн. лир. Но в 1934–1935 гг. он вдруг скачком поднялся до 1 200 млн. лир. По плану за год предусмотрено было формирование около 25 новых эскадрилий и ряда новых авиашкол. В войну Италия вступила со следующей организацией своих воздушных сил, которая затем после войны была радикально изменена.

Воздушное министерство возглавлялось самим Муссолини (так же, как морское и военное министерства). Его заместителем был генерал Валле. Воздушное министерство объединяло всю военную, военно-морскую и гражданскую авиацию в техническом отношении, в отношении комплектования личным составом, его обучения, снабжения и т. д. Во всех отношениях, однако, воздушному министерству подчинялась только «воздушная армия». Воздушные же силы, приданные армии и флоту, в оперативном отношении подчинялись также соответствующим войсковым и морским командирам.

Колониальные эскадрильи подчинялись министру колоний.

Непосредственно в отношении применения воздушные силы подчинялись «начальнику генерального штаба воздушных сил».

Личный состав воздушных сил объединяется в четыре категории: воздушные силы, инженерный корпус, административные войска, авиационные школы.

Италия в воздушном отношении была подразделена на четыре воздушные зоны метрополии и две островные воздушные зоны. Каждый аэропорт имеет свой округ (посадочные площадки, частные аэродромы, аэродромы гражданской авиации также в некоторых отношениях ему подчиняются).

К началу 1935 г. состав воздушных сил был таков.

Воздушная армия
24 истребительные эскадрильи по 12 самолетов 288 самолетов
12 эскадрилий дневных бомбардировщиков по 9 самолетов 108 самолетов
10 ночных бомбардировщиков 9 самолетов 90 самолетов
46 эскадрилий 486 самолетов
Воздушные силы армии
22 разведывательные эскадрильи по 9 самолетов 198 самолетов
Воздушные силы флота
8 истребительных эскадрилий по 12 самолетов 96 самолетов
12 эскадрилий дневных бомбардировщиков по 9 самолетов 108 самолетов
11 разведывательных эскадрилий по 9 самолетов 99 самолетов
31 эскадрилья 303 самолета
Колониальные ВВС
8 разведывательных эскадрилий по 9 самолетов 72
Итого: в строю 1 059 самолетов
в резерве около 881 самолет
Всего 1 940 самолетов

В авиашколах было около 160 боеспособных боевых самолетов, что дает всего до 2 100 самолетов[5].

По данным французской официальной прессы[6], общая численность итальянских самолетов в строю определяется в 1 206, тогда как американцы считали 2 300 единиц.

2 — 3 эскадрильи составляли группу (дивизион), 2–3 группы — авиаполк («стаю»), 2 авиаполка — авиабригаду.

Численность личного состава: всего около 24 280 человек (в том числе 2153 офицера и 4018 унтер-офицеров; из них летного состава: 1246 офицеров, 1320 унтер-офицеров и 350 нижних чинов, всего — 2 916 человек).

Противовоздушная активная оборона, также подчиненная воздушному министерству, насчитывала пять зенитных полков (всего 24 зенитные батареи).

2. Сосредоточение ВВС в Эритрее и Сомали

Фишер фон Потурцин на основе сведений, полученных им в итальянском воздушном министерстве и собранных лично в Абиссинии, куда он ездил по приглашению итальянцев и даже летал там на итальянских самолетах, сообщает следующие данные о сосредоточении итальянских ВВС в Восточной Африке[7].

Вначале Муссолини решил послать в Эритрею 250, в Сомали — 50 самолетов. Для этого числа самолетов и велась подготовка аэродромов и всего тыла авиации.

Порт Массауа играл решающую роль для всего Северного фронта. Его пропускная способность была не велика. Вследствие неверного расчета генеральный штаб определил, что достаточно увеличить пропускную способность порта до 2 000 т в день, чтобы справиться с перевозками. На самом же деле понадобилось в течение немногих месяцев подготовки с февраля 1935 г. через порт Массажа пропустить до 300 000 т разных материалов, 6 500 автомобилей, 30 000 животных и 360 000 людей.

Пропускную способность порта пришлось увеличить сначала до 50 000 т, а потом до 90 000 т в месяц[8].

Но даже выгруженную с большим трудом в Массауа массу имущества сначала не на чем было протолкнуть на фронт.

В Асмару грузы перебрасывались по узкоколейной железной дороге (колея — 95 см), куда поезд в составе 2 паровозов и только 8 вагонов шёл 7 час. Всего за сутки можно было пропустить 500 т грузов. Поэтому до 1 000 т грузов ежедневно пришлось везти на грузовиках.

Впоследствии была построена канатная дорога с пропускной способностью 700 т в сутки.

Дорога от Массауа до Асмары, идущая постепенно в гору на, высоту до 2 400 м над уровнем моря, имеет до 1 200 поворотов, а далее на участке Асмара — Макале — до 1 700 поворотов. Пропускная способность автодорог тоже оказалась совершенно не соответствующей выяснившейся потребности. При спешке во время автоперевозок случалось много аварий и катастроф.

Мало того что дорога подчас идет по самому краю обрыва и имеет массу неожиданных поворотов, она еще покрыта на несколько дюймов слоем красноватой мельчайшей пыли. Поэтому бывали случаи, что целая грузовая колонна в 15–17 автомашин, идя в туче пыли вслед за головной машиной, летела в пропасть. Только переход к движению автомобилей по 12 часов в одном и по 12 часов в другом направлении и ряд других мер подняли низкую пропускную способность дорог.

Воздушное министерство, видя неспособность порта Массауа справиться с разгрузкой, выдвинуло предложение оборудовать, специально для выгрузки имущества, принадлежащего воздушному флоту, небольшой порт Зулу, недалеко от Массауа, и сделать его основной воздушной базой на Северном фронте. Однако главнокомандующий де Боно ни в коем случае не соглашался осуществить это предложение и направил все воздушное имущество через забитый до отказа порт Массауа. Поэтому сосредоточение воздушных сил сильно запоздало против сроков, установленных по плану.

Эта грубая ошибка не сопровождалась для итальянцев никакими особо неприятными последствиями. Между тем, имей противник Италии ВВС, такая ошибка имела бы, может быть, роковые последствия для нее.

Первоначально итальянский генеральный штаб воздушных сил решил все самолеты перебросить в Абиссинию по воздуху, лётом. Но когда обнаружилось, что египетские власти (под влиянием англичан) чинят на промежуточных аэродромах в Каире и Хартуме всяческие препятствия перелету, когда стало ясно, что они, безусловно, сорвут перебазирование по воздуху, тогда итальянцам пришлось изменить решение и направить самолеты в разобранном виде на кораблях, в ящиках. Для этого пять торговых кораблей были превращены во временные авиатранспорты. Сборка самолетов производилась в Массауа в самом порту. Вначале в день успевали собирать два самолета, потом стали собирать до трех самолетов. Этот темп сборки не удовлетворял командование.

Вследствие заторов с разгрузкой самолетов в порту Массауа и медленности сборки план воздушного сосредоточения ни в коей мере не был выполнен в предусмотренные сроки. В марте 1935 г. в Эритрее фактически было готово только 43 самолета. Дело в том, что первые эскадрильи были отправлены в Африку из Генуи только в марте 1935 г. Сначала они направлялись в Сомали, как место, более обеспеченное аэродромами, и только уже потом в Эритрею, по мере готовности ее наземной организации. В сентябре 1935 г. на борту парохода «Сатурния» отправились 14-я и 15-я бомбардировочные эскадрильи. Командиром 14-й эскадрильи (Disperata — «отчаянная») был министр пропаганды кап. Чиано.

Про эти эскадрильи стоит здесь упомянуть лишь потому, что их отправка была для разведки других стран неопровержимым признаком близкого начала войны. На самом же деле пресса до самого начала войны все еще сомневалась, решится ли Италия воевать.

Слишком медленный темп воздушного сосредоточения ВВС заставил вице-министра авиации генерала Валле, как раз прибывшего весной в Эритрею, снова просить де Боно устроить выгрузочный пункт авиации и воздушную базу в Зуле. Де Боно обещал значительно усилить наряды на автотранспорт для авиации для перевозки воздушного имущества из Массауа в Асмару, оборудовать же Зулу снова категорически отказался, ссылаясь на отсутствие рабочих рук и материалов (кроме оборудования самого порта Зулы, надо было строить подъездную железную или шоссейную дорогу от Зулы).

К лету 1935 г. положение с сосредоточением авиации было настолько неудовлетворительным, что сам де Боно вынужден был сократить до минимума полеты разведывательных самолетов, чтобы сохранить моторесурс и сберечь бензин. К этому времени аэродром в Асмаре был уже почти готов. Бетонные полосы позволяли взлетать с него во всякую погоду и даже в сезон тропических дождей.



Бомбардировщик Caproni-101

23 июля 1935 г. де Боно получил от воздушного министерства «окончательный» состав ВВС, с которым предполагалось начать войну с Абиссинией, а именно: 255 бомбардировщиков и 52 разведчика (впоследствии общее число самолетов было доведено до 500).

Одновременно было учреждено «Высшее воздушное командование», но его права и обязанности и взаимоотношения с главнокомандующим не были определены с достаточной ясностью. Де Боно настаивал на полном подчинении себе авиации. Фактически авиация ему подчинялась полностью лишь в оперативном отношении. Впоследствии Бадольо тоже подчинил себе в оперативном отношении всю авиацию.

К началу войны у де Боно было 170 000 итальянских и 65 000 колониальных (туземных) войск и 28 000 рабочих. Состояние авиации Северного фронта к началу войны видно из следующей дислокации.

3-я воздушная бригада Асмара
8 эскадрилий разведывательной авиации 68 Romeo Ro-1
1 эскадрилья истребительной авиации 4 Fiat GR-20
15-я бомбардировочная группа Асмара
2 бомбардировочные эскадрильи 15 Caproni Ca-101
1 бомбардировочная эскадрилья 4 Caproni Ca-111
27-я бомбардировочная группа Ассаб
2 эскадрильи 1 °Caproni Ca-111
1 отряд 5 Caproni Ca-101
1 отряд 5 Romeo Ro-1
1 отряд 3 Fiat GR-20
Гидроавиаотряд 4 летающие лодки Marina Fiat MF-4
Приданы войскам:
1-му корпусу Ливийская эскадрилья
2-му корпусу 118-я эскадрилья
Эритрейскому корпусу 39-я эскадрилья
Восточной группе 41-я эскадрилья
32-35 самолетов

Итого прибыло, следовательно, около 60 % первоначально назначенного числа самолетов (250) и немного больше 40 % впоследствии значительно увеличенного состава (350).

К ноябрю число самолетов на Северном (Эритрейском) фронте возросло до 185, а на Южном — до 95. Большая часть тяжелых бомбардировщиков, составлявших до 60 % всего состава авиации, была отдана главному фронту — Северному. Их аэродромы находились в Асмаре, Ассабе, Ади-Угри, Сенафе, Май Эгода и др.



Бомбардировщик Caproni-133

Тактико-технические данные итальянских самолетов 1935–1939 гг.

Старые и новые типы самолетов Наибольшая скорость, км/ч Потолок, м Дальность, или запас горючего, км Вооружение
Разведчики Ro-1 228 6000 600 3 пул., бомб 144 кг
Разведчики Ro-37 338 6500 2000 3 пул., бомб 500 кг
Штурмовики Ar-1бис 400 7000 До 2000 6 пул., бомб 500 кг
Бомбардировщики Caproni-101 (3 мотора) 190 4000 750 3-5 пул., бомб 500 кг
Бомбардировщики Caproni-111 (3 мотора) 275 5500 1000–2000 (без бомб) 3 пул., бомб 1000 кг
Бомбардировщики Caproni-133 (2 мотора) 350 - 1000 5 пул., бомб 2000 кг
Бомбрадировщики Savoia-81 (3 мотора) 350 8000 2000 4-6 пул., бомб 2000 кг
Истребители GR-20 276 8000 2,5 часа 2 пул.
Истребители GR-32 350-390 9000 2 часа 3 пул.

На Сомалийском (Южном) фронте бомбардировщики составляли около 52–53 % от общего числа самолетов. Их аэродромы находились в Луг-Ферранди, Эль-Бур, Рокка-Литориа, Могадишо, а впоследствии в Горохей. Использовались и другие захваченные аэродромы.

Итальянцы начали войну с устаревшей материальной частью авиации. Обострение международной обстановки и конфликт с Англией побудили ее значительно форсировать свой шестилетний план воздушного перевооружения. Общая численность итальянских ВВС в 1936 г. была доведена до 2 000 самолетов в строю, причем половина из них была из числа новейших бомбардировщиков со скоростью 350–400 км/час и истребителей со скоростью 420 км/час. Тогда же был выдвинут лозунг о подготовке 50 000 летчиков, развернута сеть новых авиашкол, авиаклубов, аэродромов.

Самолеты имели на своем вооружении химические авиабомбы и приборы для выливания и разбрызгивания ОВ. Итальянцы впервые испробовали на войсках и населении Абиссинии эффект воздушно-химических нападений, грубейшим образом нарушив международное право.

Как во всей экспедиционной армии Италии, так и в авиации особенное внимание было обращено на радиосвязь. Все самолеты могли поддерживать по радио связь с пехотой, до полков включительно. Авиация базировалась на две главные авиабазы: Массауа (Северный фронт) и Могадишо (Южный фронт), откуда авиаимущество распределялось по аэродромам в распоряжение комендантов авиабаз или аэропортов, которые уже и обеспечивали строевые авиачасти. Вначале эта система, давно введенная в Италии-метрополии и хорошо функционировавшая там в мирное время, вызывала много нареканий, но затем, по мере усовершенствования службы авиатыла в новых для нее условиях, жалобы прекратились.

На Северном фронте основными аэродромами были Асмара, Ассаб, Массауа, впоследствии Аксум, Макале, Дессие, Горохей. Всего было сначала 9 аэродромов и около 30 посадочных площадок. На Южном фронте использовались аэродромы в Могадишо, Луг-Ферранди, а затем — Негели, Горохей, Геледи и др. Основные аэродромы имели ангары для самолетов и здания для личного состава, артезианские колодцы, авторемонтные мастерские.

Жара, пыль, дожди, большая высота аэродромов над уровнем моря, — все это сильно затрудняло эксплуатацию самолетов, но все же современная материальная часть ВВС легко приспособлялась ко всем условиям. Аэродромная служба была в значительной мере механизирована. Применялись гусеничные тракторы и специализированные прицепки-мастерские, цистерны, холодильники, смесителей горючего и т. д.

Сначала бомбардировочные самолеты были представлены по преимуществу старыми трехмоторными Капрони (монопланы, три мотора воздушного охлаждения Альфа «Дукс» по 270 л. с.). Вооружение Капрони состояло из трех пулеметов, один из них на турели. Самолет имеет фото— и радиооборудование. Площадь несущих крыльев — 55 кв. м. Вес пустого — 2 500 кг. Самолет поднимал около 1 000 кг, имел на скорости 200 км/час, радиус действия — около 500 км.

Столь же устаревшим был разведчик Ромео 1-бис (мотор Пиаджо-Юпитер 550). Его вооружение — три пулемета. Скорость средняя — 200 км/час.

Только с середины декабря 1935 г. стали поступать новейшие бомбардировщики типа Савойя SM-81, трехмоторный низкоплан (общая мощность 2 100 л. с.) с крейсерской скоростью 300 км/час и с радиусом действия 1 000 км.



Бомбардировщики Савойя

Эскадрильи были сначала в неполном штатном составе, в среднем не более 7–8 самолетов в эскадрилье. Бомбардировщики составляли под конец войны около 60 % всего состава, истребители — около 10 %. Однако вследствие отсутствия воздушного противника состав ВВС был безразличен. Личный состав эскадрильи был сокращен до минимума, чему способствовала «бесхвостая» организация. Так, в среднем на трехмоторный тяжелый бомбардировщик приходилось 5 человек летного подъемного и 7 человек технического и обслуживающего состава. Штатный состав бомбардировочной эскадрильи получался немногим более, иногда менее, 100 человек, а разведывательной и истребительной эскадрильи и того меньше (около 40 человек).

Со вступлением в должность Бадольо существенно изменилась организация высшего управления воздушными силами. Авиация Северного[9] и Южного[10] фронтов была объединена «Командованием воздушного флота Восточной Африки». Этому командованию (генерал Аймоне Кат) были подчинены также ВВС Киренаика и Триполитании, в свою очередь объединенные «Командованием воздушного флота Ливии».

«Командование воздушного флота Восточной Африки» в оперативном отношении «зависело» (как говорит итальянский «Nazione Militare», январь 1936 г.) от главкома Восточной Африки, т. е. от Бадольо, и полностью подчинялось «Высшему Комиссариату колоний Восточной Африки», которому подчиняются все земные, морские и воздушные силы, расположенные на территории колоний. Наконец, в отношении личного состава, его подготовки, в техническом отношении это воздушное командование подчинялось воздушному министерству.

Все части и соединения воздушных сил, включая сюда и части независимой воздушной армии Италии, переброшенные в Африку, фактически, хотя и не юридически, во всех отношениях подчинялись Бадольо, как командующему воздушным флотом Восточной Африки.

Разведывательные части, приданные армейским корпусам, подчинялись в оперативном отношении командирам корпусов, а во всех других отношениях — командующему авиацией Восточной Африки.

Бадольо потребовал также значительного усиления авиации.

Численность самолетов была доведена до 500, из них 350 (т. е. 70 %) приходилось на Северный фронт. Точных сведений о составе самолетов нет. Как уже сообщалось ранее, большая часть самолетов была бомбардировочного типа.

Глава Х. Подготовка тыла ВВС

1. Аэродромы. Бензохранилища. Спецслужбы

Почти 500 самолетов, предназначенные по последнему варианту плана войны для участия в войне, требовали хорошей технической и снабженческой организации авиации. Авиация отстояла от своего операционного базиса на 4 500 — 6 000 км. Она должна была работать в особо трудных условиях тропического климата, больших высот аэродромов, бездорожья. Нужна была большая подготовка театра в авиационном отношении. Эта работа, начатая поздно, была все же выполнена, притом в сравнительно короткий срок — в течение менее года.

До войны в Эритрее и Сомали было только две эскадрильи: одна стояла в Асмаре, другая — в Могадишо. Аэродромов было недостаточно.

В январе 1935 г. в Эритрее было 3 аэропорта (Асмара, Ассаб, Массауа) и 10 посадочных площадок. В сентябре 1935 г. число аэродромов-аэропортов увеличилось до 9, а число посадочных площадок, — до 26, прежние аэропорты были расширены.

В Сомали аэродромный вопрос разрешался проще вследствие наличия многих естественных аэродромов.

В январе 1935 г. в Сомали насчитывалось 11 аэропортов, из них три были хорошо организованы. Число посадочных площадок было велико.

В течение 7 месяцев войны было вновь построено всего 29 аэропортов и аэродромов в Эритрее и 54 — в Сомали.

Постройка основных аэродромов-баз (одной базы к югу от Асмары (Гура) и другой в Ассабе) потребовала затраты множества человеко-часов. Итальянцы заявляют, что аэродром в Гура, якобы, самый большой аэродром в мире (как, впрочем, и аэродром в Горохей на Южном фронте, где, однако, аэродром естественный — степь). Его постройка (3 000×2 000 м) потребовала работы 2 000 рабочих в течение двух месяцев, взрыва двух гранитных холмов и переноса двух туземных деревень.

Снабжение для авиации доставлялось из Италии 50 пароходами, переданными в исключительное распоряжение авиации.

Для авиации за всю войну было построено более 1 000 зданий разного назначения.

В Массауа и Могадишо, несмотря на крайний недостаток разгрузочных приспособлений и малую общую длину причальной линии, авиации было предоставлено по 600 м причальной линии.

Всего для нужд авиации было перевезено из Италии через Неаполь и Геную 250 000 т грузов.

По данным книги де Боно, до 50 % всей грузоподъемности кораблей было использовано для перевозки составных частей бараков, ангаров и других служебных зданий. Вообще грузов не боевого назначения перевозилось немало. Так, например, 10 мая 1936 г. в Абиссинию было доставлено специально для командного состава авиации, для летчиков 723 000 бутылок горячительных напитков и минеральной воды. В Абиссинию, наконец, были доставлены для авиации 22 госпиталя на 25 кроватей (в среднем) каждый.

Санитарные самолеты были выделены для обслуживания не только авиации, но и всей итальянской армии.

Ввиду того что средняя высота аэродромов над уровнем моря была около 2400 м, все моторы были снабжены, по-видимому, нагнетателями. Итальянский источник говорит о том, что все моторы были приспособлены к работе на высоте.

Вопрос о горючем представлял для итальянцев двойную задачу, почти загадку: вообще почти все горючее для ВВС им приходилось ввозить, а в жарком климате при недостаточно технически обеспеченном и продуманном его хранении можно было одну половину горючего потерять на испарении, а вторую половину испортить качественно, потеряв легкие фракции. В Италии были изданы драконовские законы в целях экономии бензина и передачи всего сэкономленного горючего в воздушные силы. Понятно, что в этих условиях итальянцам приходилось особенно тщательно организовать хранение, перевозку и эксплуатацию бензина.

Как была решена эта задача?

Было построено 260 бензохранилищ-цистерн и устройств для механического образования без доступа воздуха нужных моторам бензосмесей. Горючим снабжались не только 500 самолетов, но и около 2 000 автомобилей разного назначения, выделенных для обслуживания авиации (из общего числа 13 000 автомобилей). Это составляет более 15 %.

Авиация имела большое электрохозяйство. Ее обслуживали 60 групп электрогенераторов. В частях ВВС горело до 100 000 электроламп.

Для фотослужбы было построено и оборудовано 25 стационарных фотолабораторий и с десяток подвижных лабораторий (автолабораторий).

Два киноотделения и до сотни фотоаппаратов выполняли большую работу, главным образом аэрофототопографического характера.

Автономная организация авиационного снабжения итальянского воздушного министерства должна была обеспечить личный состав авиации во всех отношениях, в том числе и в отношении жилищ, собственных авиационных хлебопекарен и холодильников, которые были признаны совершенно необходимыми для обслуживания летного состава.

Для перевозки больных и раненых из числа личного состава авиации, кроме нескольких санитарных самолетов, было выделено и госпитальное судно «Алиса», стоявшее обычно в Массауа.

Радиосвязь в горной малокультурной стране, конечно, играла громадную роль. Вся итальянская экспедиционная армия и на Северном и на Южном фронтах в основном базировалась на радиосвязи. Понятно, что авиация, игравшая столь решающую роль, тоже была богато снабжена радиосредствами.

Рациями были снабжены самолеты всех родов авиации, вплоть до истребительной. На земле было поставлено 47 радиостанций. Из этого числа 6 были большого, 25 среднего и 16 малого радиуса действия. Известно также, что итальянскими тайными агентами, проникшими еще до войны в качестве резидентов в различные важнейшие пункты страны, применялись специальные радиостанции для связи с пролетающими самолетами и для приема от них радио-приказов.

Телефонная и телеграфная связь между аэродромами и командованием устанавливалась лишь по мере возникновения самой возможности вести линию по земле.

2. Моторизация авиационного тыла

Задача питания воздушных сил, действующих в 4 000 — 6 000 км от своего государственного тыла, от своего истинного операционного базиса (ибо базис в Эритрее и в Сомали является по существу лишь промежуточным), уже представляется сама по себе весьма трудной только из-за дальности расстояния. Если же учесть, что собой представлял абиссинский театр военных действий, то эта задача кажется головоломно трудной, почти неразрешимой без постройки путей сообщения.

Если сравнить условия для организации бесперебойного снабжения воздушных сил любого государства на европейском или дальневосточном театре войны, то они, рассуждая теоретически, кажутся, да и на самом деле являются несоизмеримо более легкими.

Конечно, для автономного управления снабжения итальянского воздушного министерства задача сильно упрощалась тем, что численность действующих самолетов была невелика — сначала около 300, а затем 500 самолетов на обоих фронтах. Несмотря на это, опыт работы тыла итальянских ВВС в Абиссинии заслуживает самого внимательного изучения.

Представление об общей организации итальянского воздушного тыла уже было дано. Боевая авиация совершенно разгружена от хозяйственных, административных и большей части ремонтных забот и хлопот.

Здесь мы хотим дать представление о тех технических средствах механизации и моторизации авиационных тылов, которые позволили удовлетворительно решить трудную задачу.

Все итальянские командиры авиационных частей, работавших в Абиссинии, все авторы, писавшие об итало-абиссинской войне, подтверждают мнение, что авиационный тыл справился со своей задачей, вовремя подавая все необходимое для жизни и боеработы частей и не отрываясь от них. Это понятно, ибо авиационный тыл работал вне воздействия противника, у которого не было авиации. Несмотря на это благоприятное для итальянского авиационного тыла условие, в начале кампании были серьезнейшие затруднения с прибытием самих авиачастей и с доставкой необходимого им имущества. Были большие срывы и перебои со снабжением авиации при ее маневрировании по различным направлениям. Но авиаснабженческие органы справились с трудностями новой обстановки сравнительно быстро. Во что все это обошлось трудящимся Италии, указывается далее.

Ясно, конечно, что без сплошной моторизации и без значительной «авианизации» авиационного тыла управление снабжения итальянского воздушного министерства не справилось бы со своей задачей. Будь у Абиссинии боевая авиация, итальянский воздушный тыл, несомненно, давал бы громадные перебои.

Моторизация авиационного тыла. Остановимся на более подробном описании моторизации авиационного тыла, чтобы понять, каким образом авиационный тыл не отставал от авиачастей и от наземных войск во время самых быстрых продвижений фронта.

Воздушное министерство Италии через свое управление снабжения проводит, прежде всего, принцип общей строжайшей экономии самоходных средств моторизованного тыла. Эта мера целесообразна сама по себе, а кроме того, эта строжайшая экономия была во время войны продиктована угрозой применения нефтяных санкций. Однако это экономия особого рода. Она может быть названа организационно-технической и рационализаторской экономией. В итальянской организации моторизованного обоза соблюдается положение, по которому самоходные повозки (автомобили, тракторы, тягачи) не омертвляются такой организацией и техникой, когда эти самоходные повозки принуждены большую часть своего времени стоять без движения и без всякой пользы для дела авиационного снабжения.

Для более рационального использования самоходных повозок в Италии уже давно и все более широко в авиации (в армии тоже) применяются прицепки, специализируемые по назначению: прицепки-фотолаборатории, прицепки — ремонтные мастерские, прицепки-прожектора и т. д.

Автомобили и тягачи, привезя прицепки на тот или другой аэродром и поставив их на назначенное им место, тотчас же освобождаются и могут выполнять все перевозки, которые необходимы для повседневной жизни и работы отряда, эскадрильи или полка.

При передвижении всей авиачасти тягачи и автомобили перевозят специализированные прицепки на новое место стоянки и снова освобождаются для транспортной работы. Этот способ, несомненно, разумнее, чем практикуемый в некоторых других воздушных флотах, когда все мастерские, все радиостанции, все фотолаборатории и т. д. монтируются непосредственно на самоходные автомобильные шасси. В результате этой недогадливости конструкторов и их заказчиков принуждаются к бездействию тысячи лошадиных сил этих специализированных автомобилей, потому что нормальным состоянием всех монтированных на них учреждений является постоянное неподвижное стояние на месте, тогда как нормальным состоянием самоходных повозок является постоянное движение. Соединение в одном агрегате этих двух взаимно исключающих функции ничего кроме лишних расходов не дает.

Авиационные прицепки по своей основной конструкции однотипны с прицепками, применяемыми в Италии в армии и гражданскими учреждениями. Прицепки могут присоединяться к автомобилю или трактору или своим передним или задним сцеплением. Они имеют автоматические тормоза и ряд других конструктивных свойств, выработанных в процессе длительной их эксплуатации в мирное время.

Для работы в условиях Абиссинии все прицепки и все автомобили подверглись небольшим переделкам. Так, на прицепки надели двойные колеса (покрышки размером 34×7). Все автомобили были в отношении колес и покрышек стандартизованы.

На прицепках были смонтированы следующие авиационные лаборатории и мастерские:

1) мастерская аэропорта;

2) фотолаборатория;

3) кинофотолаборатория;

4) центральная электростанция;

5) центральная телефонно-телеграфная и радиостанция;

6) смеситель горючего;

7) цистерна для бензина и воды;

8) прожекторно-смесительная станция;

9) холодильник и др.

Считаем необходимым и полезным дать кратное описание этих прицепок[11].

Мастерские аэропорта

Мастерские состоят из трех четырехколесных и одной двухколесной прицепок.

На первой прицепке смонтированы металлообрабатывающие станки, на второй — деревообрабатывающие. Первая прицепка является металлообрабатывающим, а вторая — деревообрабатывающим цехами. Обе прицепки снабжены двойными раскладными стенками-боковинами, образующими при стоянке довольно обширное крытое помещение для работы, с боков завешанное брезентовыми занавесами с окнами.



Автоприцепка-мастерская аэропорта, в рабочем положении

На третьей прицепке смонтирован склад материалов и инструментов. На двухколесной прицепке установлен компрессор с мотором, позволяющим сжимать воздух до 200 ат.

Что имеется на прицепке для обработки металлических деталей? На ней смонтирована, прежде всего, центральная электростанция.

Электростанция состоит из электрогенераторной группы трехфазного переменного тока мощностью в 10 кВт и автотрансформатора, дающего ток напряжением от 110 до 550 В.

В состав электростанции входит также агрегат для перезарядки аккумуляторов, распределительная доска и вентилятор для всей этой мастерской.

Имеются следующие станки и инструменты:

1) токарный станок с расстоянием между центрами в 1 000 мм;

2) фрезерный станок по металлу;

3) вертикальный сверлильный станок для отверстий до 25 мм;

4) пила по металлу (с толщиной обрабатываемой детали до 150 мм);

5) станок для испытания и проверки электрических приборов (динамо-машин, магнето, свечей, конденсаторов и т. д.);

6) переносное электросверло для отверстий до 15 мм;

7) тиски на неподвижном столе;

8) двое переносных тисков.

На прицепке для обработки дерева стоит такая же электростанция, как на первой прицепке, и имеются следующие станки и инструменты:

1) точильный станок для точки инструментов токарного станка, железок для рубанков, фуганков и др.;

2) строгальный станок для дерева (с толщиной обрабатываемой детали до 300 мм);

3) вертикальный фрезер для дерева;

4) ленточная пила;

5) электросваркой прибор для сварки полотен пил;

6) ручной штамповальный станок;

7) швейная машина, ножницы и т. д.

На прицепке-складе имеются инструменты в ящичках и шкафчиках; запас расходных материалов (профилированный ассортимент из стали, желтой меди, меди, дюралюминии, алюминии). Листовой материал стальной, железный, медный, алюминиевый и т. д. Там же имеются следующие переносные устройства: электросваркой прибор постоянного тока, автогенная сварка, горн с вентилятором, наковальня и молот, верстак.

Площадь пола крытого помещения достигает у этой прицепки-мастерской 65 кв. м, из них пространство в 40 кв. м совершенно свободно от станков и другого имущества и может быть использовано для сборки. Для полного развертывания мастерской при остановке на месте достаточно 30 мин. Без полного развертывания мастерской она готова к работе через 12 мин. после остановки.

Устройство деревообрабатывающей мастерской и площадь ее пола такие же, как у металлообрабатывающей.

Несколько таких мастерских на прицепках было послано в Эритрею и в Сомали, где они обнаружили удовлетворительные конструктивные и эксплуатационные качества.

Прицепка-фотолаборатория

Существует два типа фотолабораторий: одна, состоящая из двух, другая — из трех прицепок; последняя придается более крупным авиационным соединениям.

На рис. изображена фотолаборатория, состоящая из двух прицепок. Одна прицепка служит темной комнатой, другая — светлой. Между прицепками устроен крытый переход-коридор.



Прицепка-фотолаборатория

Темная комната предназначена для негативного и позитивного процессов и состоит из трех отделений, полностью обеспеченных от проникновения света. Там производится зарядка фотоаппаратов, проявление, увеличение, печатание и т. д.



Темная комната фотолаборатории (вид внутри)

В темной комнате имеется электроосветительное устройство, дающее возможность пользоваться освещением для обычных, для панхроматических и инфракрасных эмульсий, прибор для автоматического проявления, прибор для быстрого печатания снимков, увеличительное устройство. В этой комнате, наконец, имеется бак с водой на 800 л, с устройствами для автоматической промывки негативов.

Светлая комната-прицепка

В этой прицепке в одном отделении установлены электрогенераторы постоянного и переменного тока, мощностью в 9 квт, трансформаторы для получения всех «коммерческих» напряжений, автоматический регулятор напряжения, аккумулятор на 60 а-ч.

В другом отделении — помещение для монтажа, рассматривания и дешифрирования фотодокументов, как негативов, так и позитивов. Тут же производится контроль и ремонт фотосъемочной аппаратуры.

В третьем отделении производятся промывка и сушка пленок и помещается устройство для охлаждения воздуха. Стенки обеих прицепок — двойные, с циркуляцией между ними воздуха. В ваннах с проявителем и в баках для промывки поддерживается кондиционная температура, для чего в условиях Абиссинии (да и самой Италии) приходится прибегать к холодильным устройствам.

Производительность этой фотолаборатории — 400 отпечатков в час нормального размера и 100 увеличений в час размером 50х60 см. Производительность может быть удвоена за счет некоторых рационализаторских мероприятий.

Прицепка кинофотолаборатория

Эта лаборатория состоит только из одной прицепки. В лаборатории установлена аппаратура, позволяющая в час проявлять 150 м пленки и печатать 600 м позитива. Проявление и печатание могут производиться одновременно. На прицепке имеются электроагрегат и устройства для охлаждения и смягчения воды путем удаления из нее солей кальция, для получения кондиционного воздуха, для монтажа и хранения пленок.



Прицепка-кинофотолаборатория

Прицепки — центральная телеграфно-телефонная и радиостанция

Центральная радиостанция состоит из двух прицепок: на одной прицепке установлены передающие радиостанции, а на другой — радиоприемники, телеграф, центральная телефонная станция.



Радиопередающая станция (прицепка)

Шасси и корпус прицепки смонтированы с соблюдением требований для радиоустановок.

Энергия, необходимая для обеих прицепок, производится электрогенераторной группой того же типа, который упомянут при описании автомастерской и фотолаборатории. Энергию можно брать и включившись непосредственно в городскую сеть.



Радиоприемная станция на прицепке

Обычно обе прицепки при работе отстоят друг от друга на расстоянии 1–2 км. Они связаны друг с другом гибким проводом. Видимо, это одновременно и пеленгаторы.

Данные приемных и передающих радиостанций хранятся в строгом секрете.

Прицепка — цистерны для бензина и воды



Прицепка — цистерны для бензина и воды

На прицепке смонтированы две эллиптические цистерны, каждая емкостью в 2 000 л, следовательно, с общей емкостью 4000 л. В обеих цистернах имеются разделительные стенки. В нижней части каждой цистерны имеются ручные насосы-помпы.

Цистерны защищены от внешней высокой температуры термоизолирующим покрытием 12-см толщины. При подаче в баки моторов самолетов (и автомобилей) бензин вовсе не соприкасается с окружающим воздухом, так как вся бензопроводка около цистерны до бака герметична. Каждая помпа цистерны подает по 110 л в минуту.

Смеситель горючего

В Италии на аэродромах и в аэропортах применяются стационарные и подвижные смесители горючего. В Абиссинии хорошие результаты показали смесители-прицепки, работавшие там безостановочно днем и ночью, чтобы поспеть снабдить части огромным количеством смеси. Производительность смесителя не велика — 10 л в минуту.



Смеситель горючего на прицепке

Прожекторно-осветительная прицепка

На прицепке сосредоточены все установки, необходимые для жизни и работы воздушной базы и для ночной работы авиачастей. Это — небольшая центральная электростанция с электрогенераторной группой, распределительными досками, аккумуляторными батареями.



Прожекторно-осветительная прицепка

На прицепке смонтированы четыре прожектора для яркого ночного освещения аэродрома при посадке, конус и ночной аэрофар, фары для взлета, два посадочных «Т», 20 переносных электроламп с проводами.

Эта прицепка рассчитана на удовлетворение всех нужд эскадрильи при совершении ею ночных полетов. Однако в Абиссинии ночных полетов авиация не совершала.

Холодильник

Холодильник тоже смонтирован на прицепке и состоит из двух независимых друг от друга отделений. Отделения термически изолированы от внешней среды. Охлаждение производится 15 брусками льда. Холодильник может вмещать до 3 000 кг мяса.

Двухколесные прицепки

Эти прицепки предназначены для передвижения грузов небольшого веса и не очень громоздких.

Имеется стандартная двухколесная прицепка, рассчитанная на один из следующих грузов:

1) бочки для бензина емкостью 1 500 л с помпой;

2) изотермические бочки для питьевой воды емкостью 1 000 л;

3) небольшие ящики общим весом до 1 500 кг;

4) мотопомпу;

5) компрессоры.

Количество таких двухколесных прицепок в одном, так сказать, поезде зависит от качества и состояния дороги. На рисунке показан поезд в составе пяти прицепок, но бывает, что по плохой дороге грузовик тянет только одну прицепку.



Поезд двухколесных прицепок с бензобочками, тягачом служит колониальный грузовик Чейрано 47С

В итальянском воздушном флоте приняты двухколесные прицепки, которые под силу буксировать грузовым и полугрузовым автомобилям по плохой дороге, не снимая с них обычной нагрузки. Буксирование по дорогам и на местности, недоступной для обычных автомобилей, происходит при помощи гусеничных тракторов.

Все детали двухколесных прицепок (колеса, камеры, покрышки и т. д.) стандартны и взаимозаменяемы с деталями принятого на снабжение грузовика Чейрано 47С. Это обстоятельство, понятно, сильно упрощает их эксплуатацию.

В Сомали бочки на двухколесных прицепках использовались не только на аэродромах, но во время быстрых передвижений моторизованных колонн служили подвижными складами горючего для автомобилей и для перевозки воды для людей и автомобилей.

Это удачное использование авиационной материальной части позволяло автоколоннам совершать по безводным степям пробеги, длившиеся иногда до 7 дней.

Надо заметить, что бочки очень легкие, так как они алюминиевые. Для ускорения движения автоколонны оставляли в пути, использованные ими бочки и прицепки, с тем, чтобы подобрать их на обратном пути.

Удобство водяных бочек состояло еще в том, что вода в них сохраняла довольно низкую температуру благодаря теплоизолирующему покрытию их, что превращало бочки в термосы (вода в бочке нагревалась только на 5° в течение 6 суток при наружной температуре в 60 °C).

Автомобили технической помощи

Для оказания технической помощи и для эвакуации самолетов и автомобилей авиачастей приняты на снабжение два типа специально оборудованных автомобилей: один для оказания помощи самолетам, а другой — автомобилям.

Автомобиль технической помощи самолетам состоит из шасси грузовика Чейрано 47С, на котором смонтированы различные устройства. Мотокомпрессор дает сжатый воздух для запуска моторов. Его производительность 1 000 л воздуха (объем измерен при нормальном давлении). Давление — от 1 до 75 атм. Этого количества воздуха хватает для запуска одного мотора Ассо 25 каждые 40 сек. Мотокомпрессор позволяет одновременно запускать три мотора. Сжатый воздух от этого мотокомпрессора применяется еще для механического образования пены десяти огнетушителей и для приведения в действие пневматических инструментов.

Подъемный кран со стрелкой может поднять груз до 1 500 кг, наибольшая высота крюка 5 м. Подъемный кран сконструирован специально для съема и постановки авиационных моторов.



Подъемный кран автомобиля первой авиатехнической помощи

Десять огнетушителей емкостью каждый по 13 л, действующие от мотокомпрессора, комплекты асбестовой одежды для пожарных представляют собой маленький пожарный обоз.

Пневматические устройства этого автомобиля таковы: сверла, резцы, домкрат, приспособление для мытья самолета, пылесос, мотонасос для камер самолетных пневматиков.

Для ночной работы имеется электрокара, смонтированная на телескопическом удлиняемом и укорачиваемом стержне, которому можно придать любой наклон в любую сторону.

Для буксировки самолетов имеется каретка для костыля или хвостового колеса. Автомобиль имеет складной навес.

Автомобиль технической помощи автомобилям

Этот автомобиль предназначен для обслуживания автоколонн, для перевозки поврежденных автомобилей и скорого их ремонта. Он имеет такое оборудование: подъемный кран, лебедку, столы, домкраты и различные инструменты. Осветительное устройство позволяет вести ночную работу. Имеются мотонасос для наполнения камер, помпа для смазки под высоким давлением, аппараты для промывки мотора, аппарат для лакировки разбрызгиванием, устройство для перезарядки аккумуляторов.

Авторемонтная мастерская имеет следующие устройства:

1) стол с тисками;

2) токарный станок по металлу;

3) сверлильный станок;

4) стальную наковальню;

5) переносную кузницу;

6) бензиновую паяльную лампу;

7) электрогенераторную группу для зарядки аккумуляторов.

Динамо приводится в действие бензиновым мотором в 3 л. с., используемым также для работы компрессора.

Колониальный грузовик

В итальянском воздушном флоте для работы в Восточной Африке принят на снабжение «колониальный грузовик» Чейрано 47С. Его наибольшая скорость не велика — всего 45 км/час. Кабинка водителя имеет изотермическую крышу. Снизу водитель тоже защищен от жары, проникающей с земли и от мотора. Карбюратор снабжен фильтром для очистки воздуха от пыли. На грузовике установлены два бака с питьевой водой (25 л), а на подножке прикреплены баки с запасным бензином.

По итальянским данным, этот грузовик значительно превзошел по своим эксплуатационным данным грузовики Шевроле и Форда, закупленные в начале войны воздушным министерством для эритрейских и сомалийских авиачастей.

Пожарная машина

Собственно специфически пожарной является лишь мотопомпа на двухколесной приценке. Она присоединяется к цистерне с водой, которая является буксирующей машиной (шасси Чейрано 47С). Цистерна имеет ручной насос.



Пожарная машина для аэродромов

Тракторы

Итальянский воздушный флот использует два типа тракторов: Фиат 700-К и Фиат 708-КМ. Первый предназначен главным образом для буксировки тяжелогруженных автоприцепок с громоздким грузом по хорошим дорогам, ведущим от разгрузочного двора морского порта до воздушной базы. Другой трактор специализирован для буксировки самолетов на аэродроме, для вытаскивания из грязи автомобилей и для буксировки по плохим дорогам или совсем без них поездов из двухколесных прицепок.

Легковые машины

Для перевозки личного состава воздушных сил применяются колониальные легковые автомобили. Радиатор рассчитан по своей емкости на тропический климат. Колеса увеличенного диаметра и сечения создают значительный клиренс.

На основании абиссинского опыта предполагается снабдить части колониальными автобусами и санитарными машинами с обеспечением пассажиров от жары изотермическими стенками, крышей и полом.

Специально для киносъемок применялся автомобиль, изображенный на рисунке. Оператор может, снимать, сидя или стоя в довольно удобном положении.



Автомобиль для киносъемокв ВВС

Колониальный легковой автомобиль на 8 человек смонтирован на несколько измененном шасси Фиат 618.

В автомобиле всего 8 сидений, легко снимаемых в случае необходимости перевозить не людей, а оружие и продовольствие.

Этот автомобиль отличается большой прочностью и хорошей амортизацией (рессорные пружины и гидравлические амортизаторы на всех четырех дисковых колесах, которые предполагается, кроме того, сделать двойными). Пневматика у него низкого давления, что повышает устойчивость машины.

Автомобиль снабжен запасным бензиновым баком и изотермическим баком для питьевой воды. Гидравлические тормоза установлены на всех колесах и даже на трансмиссии.

Эксплуатация автосредств

Известно, что итальянское командование, спеша закончить кампанию и захватить Аддис-Абебу, стало усиленно эксплуатировать свои сравнительно небогатые автосредства, не останавливаясь перед огромной потерей материальной части. Такая же предельная эксплуатация автотранспорта характерна и для воздушного флота. Не может быть двух мнений относительно того, что без моторизованного авиатыла итальянские воздушные силы не смогли бы дать и малой части той работы, которую они фактически выполнили.

Автотранспорт авиации работал крайне напряженно и в труднейших условиях. Например, в Сомали автоколонны регулярно доставляли авиаимущество из порта Могадишо в Негели. Этот пробег длиною около 800 км (по прямой) по пескам и грязи продолжался туда и обратно 25 суток. В составе колонны шли автомобили технической помощи.

Для обеспечения бесперебойной работы автотранспорта воздушное министерство щедро снабдило авиачасти рабочими хорошей квалификации, запасными частями, сварочными аппаратами, вулканизаторами и т. д. Все эти меры позволили автотранспорту, обслуживавшему авиацию, выполнить свои обязанности.

Часть третья. Нападение Италии на Абиссинию и война 1935–1936 гг

Глава XI. Провокация войны и планы сторон

23 ноября 1934 г. в Уал-Уале произошел инцидент между итальянскими войсками и абиссинской охраной британско-абиссинской пограничной комиссии. Этот инцидент был использован итальянцами как повод для начала войны. Это была тщательно подготовленная провокация войны. Это доказано тем, что танки и самолеты итальянцев начали действовать через несколько минут после столкновения. Было заявлено (в итальянской прессе), что итальянские войска подверглись нападению абиссинских партизан, что между итальянцами и абиссинцами произошли бои с участием итальянских танков и авиации. В итоге 200 убитых с обеих сторон. Фактически произвели нападение итальянцы.

Однако Муссолини потребовал от негуса возмещения убытков. Во время длительных, нарочно затягивавшихся, переговоров продолжалась усиленная подготовка Италии к войне. 7 января 1935 г. генерал-губернатором итальянских владений в Африке был назначен генерал де Боно, которому Муссолини дал такое указание: «У вас в кармане оливковая ветвь (мира). Вы увидите, какое развитие получит инцидент в Уал-Уале… Вы должны заявить императору, если условия приемлемы для нас, что вы посланы для устранения недоразумений и для восстановления хороших отношений между нашими двумя государствами. Но в то же время вы должны продолжать подготовку, учитывая, что дело чрезвычайно трудное и невыгодное для нас. Если никакого решения инцидента не будет достигнуто, вы должны развивать события исключительно в соответствии с нашей собственной точкой зрения»[12].

На юге в декабре итальянский самолет бомбардировал Герлогуби. 29 января 1935 г. произошло столкновение к югу от Герлогуби, о чем было сообщено лишь 11 февраля 1935 г. одновременно с приказом о мобилизации в Италии запаса 1911 г.

Эти стычки происходили в 100 км от итальянской границы, в глубине Абиссинии, что еще раз говорит об их провокационной сущности.

Генерал де Боно, прибыв в Эритрею, тотчас же объявил мобилизацию колониальной армии и начал лихорадочную и разностороннюю непосредственную подготовку к приему из Италии экспедиционной армии и, в частности, особенно стал улучшать пути сообщения.

Компартия Италии уже в самом начале подготовки итало-абиссинской войны правильно разгадала замыслы итальянского империализма, своевременно разоблачила тайну подготовки войны и выдвинула лозунг: «Руки прочь от Абиссинии».

Затягивая переговоры с негусом, Муссолини перевозил из Италии войска в Африку, в Эритрею и Сомали. Он настоял на установлении нейтральной зоны в 5 км шириной между итальянскими и абиссинскими пограничными войсками.

В буржуазной печати стали убеждать массы трудящихся Европы и Америки, что конфликт, якобы, вступил в стадию мирного урегулирования.

К концу февраля 1935 г. Муссолини убедился, что негус, по всей вероятности, не возьмет на себя риск войны. Тогда он написал генералу де Боно: «В случае, если негус не соберется атаковать нас, то нужно нам самим проявить инициативу. Это можно сделать лишь тогда, когда в вашем распоряжении, кроме черных, будет еще, по крайней мере, 100 000 белых солдат, а это число вскоре возрастет до 200 000».

8 марта 1935 г. он писал: «…Мое глубокое убеждение, что если мы возьмем инициативу операций к концу октября или к концу сентября, то у нас будет всего до 300 000 человек. Операции не могут вестись с такой интенсивностью, какая желательна… меж тем, ввиду возможных международных осложнений, необходимо поспешить. Из-за недостатка нескольких тысяч человек мы потеряли Адую (в 1896 г.). Я никогда не допущу такой ошибки… существенно важно не откладывать дальше октября начала операций»[13]. Поэтому Муссолини, всячески затягивая переговоры и не соглашаясь ни на какие предложения негуса, в то же время усыплял его бдительность, говоря, что о войне, конечно, не может быть и речи. 18 мая 1935 г. он писал де Боно: «Говорят о компромиссе. Я дал понять, что мы ни в коем случае не пойдем назад», а 26 июня он, информируя генерала де Боно о визите Идена[14] и его предложениях, пишет: «Вы можете себе представить мой ответ… английская позиция скорее помогает, чем вредит нам».

В конце сентября 1935 г. было принято решение, что, учитывая европейскую обстановку, важно поскорее начать войну, даже не ожидая полного окончания подготовки к ней; 29 сентября было предложено внезапно начать войну, организовав 3 октября наступление, «не объявляя войны». В это время негус, и не думавший вступать в единоборство с Италией, тщетно старался добиться разрешения вопроса в Лиге наций. Только 3 сентября 1935 г. негус объявил мобилизацию. Реальной помощи от Лиги наций Абиссиния не получила и получить не могла.

Планы войны

Итальянский план войны

В основе последнего итальянского плана 1933–1935 гг. лежало стремление кратчайшим путем, выйдя из Эритреи, захватить столицу и принудить негуса к капитуляции. Главным фронтом был Северный. Южный фронт выполнял вспомогательную роль: он должен был оттянуть на себя возможно больше сил противника, заставить его сражаться на два фронта по внутренним операционным линиям при отсутствии путей сообщения. Войска Южного фронта должны были нанести удар на Харар — Диредауа (совместно с колонной из Ассаба) и перерезать единственную железную дорогу.

Однако этот общий план подвергся коренному изменению уже к концу 1935 г., особенно в отношении темпов ведения войны. Осторожное вначале продвижение итальянцев, как бы для разведки того, как будет на него реагировать Англия, вдруг сменилось затем бурным натиском с решительным применением авиации и ОВ, как только обнаружились грозные для Италии перспективы затяжной войны, как только возросли экономические и политические трудности. Внутриполитическая обстановка в самой Италии, исключительная непопулярность войны стали настолько опасны для правительства, что решено было поспешить с развязкой во что бы то ни стало. Антивоенные настроения в Италии росли, все учащались случаи отказа частей отправляться на фронт; население в ряде случаев устраивало демонстрации против войны.

Политика Италии предъявила ее стратегии следующие категорические требования:

1. Возможно быстрее добиться решения войны, чтобы сократить непосильные для Италии расходы на ведение войны, чтобы не дать негусу времени на реорганизацию и модернизацию своих вооруженных сил с помощью держав, противников Италии.

2. Ускорив ход событий, в то же время не совершить ни одного ложного шага (чтобы не дать, например, даже случайным неуспехом какой-нибудь, даже второстепенной, операции или боя пищи для враждебной Италии пропаганды и не ободрить абиссинцев; чтобы у всех заинтересованных держав создать впечатление о непоколебимом превосходстве Италии над негусом, впечатление о «гранитной мощи» итальянской армии, для чего «придать ее действиям характер стальной воли».

Итальянское командование на Южном фронте и по этому последнему плану войны по-прежнему продолжало решать стратегически оборонительную задачу. Оно стремилось занять треугольник Джигджига — Харар — Диредауа, чтобы отрезать Абиссинию от внешнего мира, от помощи Англии, чтобы прекратить подвоз военной техники по железной дороге Джибути — Аддис-Абеба и по караванным путям, идущим из Британского Сомали, чтобы оттянуть на себя возможно большие силы противника.

Аналогичную задачу преследовала операция Стараче по захвату Гондара, с потерей которого Абиссиния лишалась помощи со стороны Англо-Египетского Судана. В Гондаре, кроме того, захватывались большие запасы вооружения.

Главные положительные задачи войны решались наступлением на Северном фронте. Как видим, стратегическая концепция этой войны на двух фронтах была по существу проста ввиду того, что никто не угрожал Италии с ее тыла вследствие потворства Италии со стороны буржуазно-демократических держав.

В тактике задача итальянского командования заключалась в том, чтобы побудить абиссинскую армию вступить в решительное сражение, спровоцировать наступление больших масс абиссинцев на заранее подготовленную современную мощную оборону; заставить абиссинцев наступать без соответствующей техники, необходимой для подавления современных средств обороны, с тем, чтобы затем самим перейти в контрнаступление против обескровленного наступлением противника, применяя в наступлении авиацию, ОВ, артиллерию, танки, моторизованные части.

Итальянское командование в лице Бадольо ничего так не боялось, как перехода абиссинцев к истощающей партизанской войне в сочетании с оборонительными действиями регулярной армии.

Джакомо Занусси («Nazione Militare», 1936 г., август — сентябрь, стр. 555) пишет по этому поводу так: «Поэтому для нас существенно важно было всячески воспрепятствовать тому, чтобы маневренная война, которую мы хотели навязать (imporre) врагу, превратилась в войну на истощение».

Абиссинский план войны

В основу первоначального абиссинского плана, по-видимому, была положена активная оборона, использующая выгодные для обороны рубежи и особенности страны. Однако под влиянием ряда обстоятельств (плохой тыл, неверная оценка оперативно-стратегической обстановки, потеря надежды на помощь Лиги наций, измена отдельных феодалов, нажим со стороны «друзей» Абиссинии, вроде Англии, и т. д.) этот единственно разумный план был заменен в процессе войны разрозненными, массовыми действиями отдельных армий, находившихся под командованием расов и самого негуса, при полном отсутствии политических и военных: предпосылок для успеха таких решительных массовых действий. Массирование армий, расположение их в радиусе действия артиллерии и авиации лишь необычайно облегчили итальянцам их задачу.

Фатальным образом лучшим союзником завоевателя оказалось само абиссинское командование.

Общая оценка соотношения сил и планов Италии и Абиссинии

Хотя общее численное превосходство армии было на стороне абиссинцев, качественно, благодаря современной военной технике, итальянская армия неизмеримо превосходила абиссинскую. итальянцев было абсолютное превосходство в ВВС, химии, автотранспорте, танках, обучении и организации войск, организации штабной службы, организации тыла. Эта война превратилась, поэтому в избиение отсталого народа и его армии «культурными» европейцами-завоевателями, вооруженными до зубов, оснащенными всей современной военной техникой, использующими для победы не только оружие, но и подкуп, разложение рядов своих противников.

Против ВВС и ОВ абиссинская армия и население были практически беззащитны. Эти страшные средства современной военной техники должны были сыграть — и действительно сыграли — решающую роль.

При таком крайне опасном для абиссинской стороны соотношении сил все же возможность победы над захватчиками была вполне реальной. Для этого требовалось, прежде всего, затянуть войну, сохранить организованные вооруженные силы, подкрепив их развитием партизанских отрядов, партизанской войны.

Лишь истощив силы итальянцев, можно было помышлять о нанесении им решительного удара.

Глава XII. Краткий оперативный очерк общего хода войны и роли ВВС

Для лучшего усвоения материала и создания цельного впечатления о ходе войны сначала в этой главе дается краткий оперативный очерк, этапов войны и важнейших ее событий. Затем в следующих главах подробно разбираются все операции войны и особенно операции с участием воздушных сил.

Этапы войны и общий ее ход. Первый этап

Итало-абиссинская война может быть подразделена на четыре этапа.

Первый этап — от начала войны до середины ноября, — когда инициатива была у итальянцев, они заняли на Северном фронте часть Тигре до линии Адиграт, Адуа, Аксум. ВВС произвели сильное впечатление на абиссинское население своими групповыми бомбардировками городов Адуа, Адиграт, Макале, Дессие. Состав авиационных групп доходил до 60 самолетов. Затем последовало второе продвижение итальянцев к Макале и в следующий месяца р. Таказе. Генерал де Боно не был готов ко второму продвижению, но оно было ему предписано следующей директивой Муссолини: «В Европе не будет осложнений до английских выборов, назначенных на середину ноября. К этому времени весь Тигре до Макале и за ним должны быть нашими». Оба эти продвижения встретили очень слабое сопротивление со стороны абиссинцев. Итальянцам пришлось преодолевать лишь трудности, представляемые самой местностью. На юге генерал Грациани сделал несколько набегов местного характера, захватил Горохей, затем превращенный в воздушную базу, но после абиссинского удара 11 ноября под Аманле, где итальянцы потеряли три легких танка, Грациани бездействовал два месяца. Это бездействие, возможно, отчасти объясняется тем плохим моральным впечатлением, которое произвел захват танков на итальянские туземные войска, которые до этого момента считали танки непобедимыми. Воздушные силы, летая небольшими группами, замедляли сосредоточение абиссинских армий.

Второй этап

Второй этап — от середины ноября до середины января 1936 г. В течение этого периода инициатива перешла к абиссинцам, а итальянцы на всех участках на фронте до 320 км перешли к обороне. На Северном фронте продвижение генерала де Боно значительно превзошло скорость, с которой он мог строить дороги, и перед ним стояла трудная задача снабжения массы людей и животных, а также авиации и автомобилей на очень пересеченной местности при недостатке транспорта и отсутствии дорог.

Воздушная разведка установила, что на строящиеся позиции итальянцев на широком фронте двигаются три большие колонны абиссинцев, а именно: восточная колонна до 50 000 регулярных войск под командованием военного министра Мулугета; центральная — расов Касса и Сейума и западная — раса Иммру. Последние обе состояли из провинциальных войск и насчитывали 30 000 — 40 000 человек каждая.

Императорская гвардия и другие резервы стягивались в районе Куорам, Дессие.

План негуса состоял в следующем: армия Мулугета должна была сковать итальянцев у Макале, а расы Касса, Сейума и Иммру — нанести удар в правый фланг и в тыл итальянской обороны, чтобы отрезать их от их операционного базиса — Эритреи.

Де Боно, перейдя к обороне, решил выиграть время для подтягивания всех прибывающих из Италии войск при помощи воздушных атак движущихся колонн абиссинцев. Воздушные разведчики неотступно следили за движениями всех колонн негуса и сообщали о них своим бомбардировщикам, которые старались их задержать во встречающихся на пути дефиле.

Река Таказе к этому времени уже не представляла большого препятствия ввиду спада воды. Итак, длительная мобилизация абиссинской армии, наконец, закончилась, и их силы начали просачиваться в Тембиен и Шире. Абиссинцы 15 декабря внезапно форсировали реку около Май-Тимчет и напали на итальянский гарнизон в Дембегвинском проходе и отбросили его с большими потерями на Селаклака, захватив почти целую роту танков. Деджасмач Айелу преследовал итальянцев и 24 декабря занял Селаклака. После этого он собирался вторгнуться в Эритрею. 2-й итальянский корпус получил уже приказ оттянуть правый фланг в Эритрею и в случае необходимости эвакуировать даже Аксум. Чтобы задержать войска абиссинцев, 24 декабря на них были с самолетов сброшены ипритные бомбы. Это — первый случай применения ОВ с самолетов в этой войне. Рас Иммру, поставленный императором во главе всех абиссинских войск всего этого участка в Шире, не одобрил предложений Айелу и категорически запретил движение в Эритрею.

Между 18 и 22 декабря были также бои в Тембиене, где рас Касса продвинулся к Аби-Адди. Итальянцы отступили к проходу Уарией. Между 20 и 25 января в районе Аби-Адди произошли серьезные сражения в результате стремления итальянского туземного корпуса освободить занятую расом Касса территорию, откуда было легко угрожать итальянским коммуникациям. Произошел ряд беспорядочных сражений. В одном из них была сильно потрепана дивизия итальянских чернорубашечников. В результате этих сражений обе стороны остались, в общем, на тех позициях, которые они занимали до сражений. Поэтому обе стороны объявили тогда о своей победе.

В этих сражениях не раз значительные части итальянцев отрезались и окружались абиссинцами, но избегали полного уничтожения лишь благодаря помощи своей авиации[15] и отчасти неумелым действиям абиссинцев.

К концу января положение итальянцев на Северном фронте было далеко не благоприятным. Абиссинцы прочно обосновались в Тембиене и не давали итальянцам безопасно пользоваться дорогой Аксум — Макале, постоянно угрожая главной итальянской линии сообщения Адиграт — Макале.

В ноябре Муссолини решил изменить обстановку максимальным ускорением развязки. Он заменил генерала де Боно маршалом Бадольо. Последний по прибытии в Абиссинию сразу же начал полную реорганизацию всех вооруженных сил и в особенности занялся вопросами о дорогах и о транспорте. Он втайне подготовлял решительное наступление.

На Южном фронте генерал Грациани до 13 января не проявлял никакой деятельности в основном потому, что в его туземных войсках начались восстания. К этому времени абиссинцы закончили свое сосредоточение на севере: армия раса Мулугета заняла императорскую дорогу, армия расов Касса и Сейума находилась в Тембиене, а раса Иммру и деджасмача Айелу — в Шире.



Действия против раса Деста 19–20 января 1936 г. (Южный фронт)

На Южном фронте главные абиссинские силы были сосредоточены в районе Джигджиги под командованием раса Насибу, в то время как другие силы под командованием раса Деста двигались от Сидамо к левому флангу Грациани у Доло. Чтобы уменьшить давление на главный, Северный, фронт и обезопасить свой левый фланг, Грациани 13 января атаковал раса Деста тремя колоннами, бросив в атаку значительные механизированные силы. Он нанес расу Деста сильное поражение, занял Негели, а остатки армии отбросил к Уадера. Эта легкая победа была одержана итальянцами отчасти потому, что войска раса Деста были плохо снабжены и вооружены, а кроме того, абиссинское командование неразумно вышло с ними на местность, идеально пригодную для действий авиации и танков, т. е. сыграло на руку врагу. Этот успех Грациани не только оказал моральную поддержку всей экспедиционной армии, в частности Северному фронту, но и возбудил сильную тревогу у негуса за свою столицу Аддис-Абебу, так как через Негели была открыта дорога на нее через Алата и озера по Абиссинскому грабену. Поэтому большое число войсковых частей, первоначально предназначавшихся на Северный фронт, были направлены на Сидамо. Следовательно, задачу — оттянуть на Южный фронт побольше сил — Грациани выполнил.

Третий этап

Его начало — середина января на Южном фронте, начало февраля на Северном. Его конец — начало апреля. Маршал Бадольо решил, что он навел достаточно хороший порядок, в своем хозяйстве, готов к наступлению и может теперь захватить инициативу в свои руки.

До сезона дождей оставалось немного времени. Быстро стал таять золотой запас, исчезать сырье, сказываться другие последствия экономического давления в результате санкций. Политика Муссолини стояла под угрозой полного краха. Для этого достаточно было затянуть войну подольше.

Италия круто изменила свою политику. От попыток соглашения с Англией она перешла к решительным внешнеполитическим актам. Соответственно резкой перемене политики резко изменилась и стратегия.

Абиссинцы в предвидении запроектированного ими наступления сосредоточили большие силы на близком расстоянии от итальянцев. Маршал Бадольо решил поочередно разбить три не связанные друг с другом группировки абиссинцев, сами подошедшие к нему на близкое расстояние, для чего сперва ударить по армии раса Мулугета, которая занимали сильную позицию перед массивом Амба-Арадам. Бадольо сосредоточил в районе Макале два корпуса, 1-й и 3-й. Вся эта масса войск питалась по одной дороге Адиграт — Макале. Действия по ней ВВС негуса (если б они у него были) и действия партизан могли бы вызвать катастрофу. 11 февраля Бадольо начал атаку под прикрытием сильного артиллерийского огня. К вечеру 12 февраля итальянцы захватили абиссинские позиции, прикрывавшие подступы к массиву Амба-Арадам. После этого в течение двух дней длилась пауза, понадобившаяся Бадольо для переброски тяжелой артиллерии вперед. 15 февраля Бадольо вновь атаковал Амба-Арадам и к вечеру захватил этот массив с помощью обходного движения альпийских войск. 13 февраля контратака на, левый фланг итальянцев, произведенная Маконеном, сопровождалась кратковременным захватом Макале, но потери были велики, — и абиссинцы не удержали Макале. Если бы они могли удержать Макале, то положение итальянцев сделалось бы угрожающим. На правом фланге у итальянцев находилась целая армия расов Касса и Сейума, но расы бездействовали, хотя и находились очень близко. Остатки армии Мулугета в беспорядке отступали частично к Дессие, частично — к Фенароа, подвергаясь непрерывной и сосредоточенной воздушной атаке с применением отравляющих веществ. Окончательное уничтожение этой армии было вызвано нападением с тыла нескольких банд под руководством итальянских агентов. Это нападение окончательно превратило отступление в полное бегство. Армия перестала существовать. Рас Мулугета был убит.



Схема решительных сражений в Эндерта, Тембиене, Идите над Май-Чио (Ашанги) 10/II — 2/IV 1936 г.

Разбив Мулугета, Бадольо нацелился на армию расов Касса и Сейума. Он вернул 3-й армейский корпус, преследовавший Мулугета, повернул его на запад вдоль южного берега реки Гева, после чего снова повернул его к северу и форсировал реку. Весь корпус, по утверждениям итальянцев, в течение трех дней питался исключительно за счет продовольствия, подаваемого с воздуха. В это же время Эритрейский корпус был направлен в северо-восточном направлении, так что армия обоих расов захватывалась двумя корпусами в клещи. После одного дня беспорядочного боя абиссинцы сумели ночью, пройдя через правый фланг 3-го корпуса, отступить. Но отступающие колонны на следующее же утро были обнаружены итальянской авиацией и подверглись сильной атаке бомбами, пулеметным огнем и ОВ, и вскоре отступление превратилось в беспорядочное бегство. Армия распалась на мелкие отряды, которые бежали в свои районы формирования.



Сражение в Тембиене (Второе)

Третий удар маршала Бадольо был направлен против войск раса Иммру. Его план состоял в том, чтобы продвинуть 2-й армейский корпус к востоку в направлении на Селаклака, Конца, в то время как вновь сформированный 4-й армейский корпус делал широкий обход через безводную страну в северном Шире для удара в левый фланг абиссинцев. Атака началась 26 февраля. 2-й корпус встретил сильное сопротивление и продвинулся в первые три дня очень немного. На четвертый день 4-й корпус, во время похода снабжаемый пищей и водой своей авиацией, стал оказывать давление на абиссинские армии, и они стали отступать к пересечению Таказе, Май-Тимчет. Снова итальянские ВВС подвергли отступавших воздушной и химической атаке, в особенности на переправах. В результате отступления обе армии рассыпались на мелкие отряды и перестали существовать как организованные вооруженные силы.

Таким образом, итальянцам удалось совершенно расстроить три главных абиссинских армии на Северном фронте и открыть дорогу на Аддис-Абебу.

Следовательно, Бадольо удалось захватить оперативную инициативу в свои руки. Его разведывательная служба детально информировала его о состоянии полного разложения всех трех только что разбитых северных армий. Ему также было известно, что в Годжаме происходит организованный итальянцами серьезный мятеж, для подавления которого негус был вынужден послать значительные отряды абиссинских войск; что эти отряды были задержаны в пути атаками воздушных сил итальянцев; что между ним и Аддис-Абебой находится лишь резервная армия; что она имеет в своем составе императорскую гвардию; что эта последняя армия с 21 марта находится под личным командованием императора; что эта армия расположена в районе Куорам, Дессие.

Итальянцам необходимо было разбить эту армию до наступления сезона дождей, которые должны были начаться в мае — июне. Иначе вряд ли бы Бадольо в 1936 г. смог достичь Аддис-Абебы, опереться на железную дорогу Джибути — Аддис-Абеба. Из Рима его торопили покончить с негусом и во что бы то ни стало занять Аддис-Абебу до наступления дождей.

Бадольо отдал приказ об общем наступлении на всех фронтах. 1-й и Эритрейский корпуса были направлены по императорской дороге с задачей войти в соприкосновение с абиссинской резервной армией и завязать с ней бой. 3-й армейский корпус был направлен на Сокоту, где он должен был до известной степени обеспечивать фланг 1-го корпуса. Двинуты были также войска из Ассаба на Сардо и центр Данакиля; организована автомобильная колонна в 500 единиц для движения на Гондар — параллельно Суданской границе. Для обеспечения фланга этой колонны 2-й армейский корпус и 3-я Эритрейская бригада были двинуты на Гондар через Семиен. Продвижение на Сардо было выполнено небольшим отрядом туземных войск через безводную вулканическую пустыню, причем снова все снабжение, вся эвакуация были выполнены исключительно по воздуху. Самолеты, где возможно, садились около колонн. Сардо было занято 12 марта.

Продвижение через Семиен 2-го корпуса и 3-й Эритрейской бригады должно было воспрепятствовать оставшимся силам раса Иммру помешать соединению итальянских колонн. Продвижение на Гондар было выполнено импровизированной механизированной колонной с общим числом в 500 машин под командованием Стараче. Это движение интересно с точки зрения выявления возможностей мотомеханизированных войск на малокультурных театрах войны. Колонна двигалась по стране, большей частью бездорожной и часто покрытой травой высотою до 3 м. Без авиации колонна не выполнила бы задачи: авиация давала всю информацию о маршруте и о противнике, она обеспечивала колонну во всех отношениях, в частности, кормила ее. Если бы абиссинцы догадались поджечь траву, которая была очень суха, то весьма возможно, что вся колонна была бы уничтожена степным пожаром. Но трава не была подожжена, и Гондар был захвачен 1 апреля. Внезапность появления колонны была полная. Сопротивление не было оказано.

В это же время Бадольо приказал сосредоточить большую колонну моторизованного транспорта и держать ее в готовности для похода на Аддис-Абебу. 1-й и Эритрейский корпуса продолжали свое продвижение в южном направлении, встречая лишь небольшое сопротивление, пока они не достигли района Меканского прохода. Здесь 27 марта Бадольо перехватил радиосообщение императора (негуса) к императрице, из которого он узнал, что абиссинская армия вскоре (между 28–31 марта) собирается его атаковать. Поэтому оба корпуса заняли сильную оборонительную позицию вокруг Май-Чио. Их фланги упирались в горы Бохора и Корбета, т. е, были вполне обеспечены.

Бадольо решил дать оборонительно-наступательное сражение негусу. Утром 31 марта абиссинцы во главе с императорской гвардией с большим ожесточением бросились в расставленные им сети и атаковали итальянские корпуса. Они продолжали атаки в течение всего дня. Всего было произведено, 6–8 атак. Хотя иногда обстановка и становилась для итальянцев тревожной, но, хорошо подготовленные к обороне, занимая прочные позиции, они держались крепко, а абиссинцы несли огромные потери под убийственным огнем артиллерии, пулеметов, минометов, авиации. Вечером итальянцы перешли в контратаку, поддержанную авиацией, и захватили часть абиссинских позиций. Потери негуса были колоссальны — до 7 000 убитых (если верить итальянским сообщениям). В течение ночи абиссинская армия начала свое отступление, для прикрытия которого 1 апреля она еще раз атаковала итальянцев. Утром 2 апреля под воздействием итальянских воздушных сил это отступление превратилось в бегство. К тому же отступавшие абиссинские войска снова подвергались нападениям банд с тыла, 3 и 4 апреля они были под угрозой обхода итальянских дивизий. После этого разгрома всякая надежда на организованное сопротивление в северной части страны исчезла.

Четвертый этап

Четвертый этап — начало апреля — 9 мая 1936 г. Как только маршал Бадольо узнал о победе над негусом, он немедленно, по воздуху, перебросил свой полевой штаб в Дессие, только что занятое итальянцами, и приказал продвинуться вперед колонне моторизованного транспорта, которую он собрал раньше. Дальнейшее продвижение Бадольо к Аддис-Абебе представляет интерес лишь с точки зрения опыта движения войск по бездорожной стране на современных механических транспортных средствах. Абиссинцы не были в состоянии оказать серьезного сопротивления этому движению.

Моторизованный транспорт насчитывал до 1 720 (по другим данным — до 3 000) машин, на которых двигался 1-й корпус по главной дороге через Дебра Берхан, в то время как легкая Эритрейская бригада двигалась пешком по холмам прямо через Энаберту.

Первая колонна сопровождалась главными силами Эритрейского корпуса, шедшего походным порядком. Движение началось 20 апреля. Никакого сопротивления со стороны абиссинских войск встречено не было. Моторизованная колонна нашла на так называемой императорской дороге такие условия движения, которые позволили ей развивать скорость… пехоты. Начавшиеся дожди и кое-какие разрушения дороги, произведенные абиссинцами, превратили дорогу во многих местах в едва преодолимую преграду. Во многих местах каждую машину пришлось тащить вручную. В других местах приходилось делать совершенно новые дороги в обход существующей. Эритрейская пехотная бригада, шедшая пешком, достигла Аддис-Абебы первой. Только 4 мая пришла моторизованная колонна. 5 мая обе колонны одновременно вошли в город Аддис — Абебу, который в течение предыдущих четырех дней был разграблен бандитами («шифтой»).

На Южном фронте в начале марта рас Насибу решил предпринять наступление в направлении на Денан, где в случае успеха его войска с востока обошли бы итальянцев и захватили бы Горохей с тыла. В течение марта и части апреля у итальянцев активные действия вола лишь авиация. Ее основной задачей было сковать, связать все действия абиссинцев. Авиация в этот период действовала самостоятельно и совершила немало нападений на города Харар, Джигджига, Сассабане и др.

Только 13 апреля произошла атака Насибу. Генерал Грациани перехватывал все приказы Насибу. Он был в курсе дела всех предположений абиссинского военачальника и сосредоточил Ливийскую дивизию на своем левом фланге, чтобы атаковать перешедших в наступление абиссинцев. Абиссинская атака имела успех около Дагамедо, но затем она была остановлена генералом Грациани, перешедшим 15 апреля в контрнаступление тремя колоннами. Левая колонна состояла из Ливийской дивизии и механизированного отряда для преследования, центральная колонна — из туземной бригады и нерегулярных войск под командованием генерала Фруши, правая колонна — из фашистской милиции и нерегулярных войск под общим командованием генерала Агостини. Ожесточенное сражение на фронте Ливийской дивизии разыгралось 16 и 17 апреля. 18-го абиссинцы начали отступать по всему фронту. Итальянцы начали их преследовать, но испортившаяся погода помешала преследованию по земле и, в частности, сорвала воздушное преследование. Несмотря на бой, продолжавшийся с ожесточением несколько дней и особенно 24–25 апреля, абиссинцам все же удалось ускользнуть от итальянцев, которые заняли 30 апреля Даггабур и 8 мая — Харар. 9 мая сошлись на железной дороге войска Северного и Южного фронтов[16].

С этого момента кончилось организованное сопротивление старой Абиссинии негусов. Негус бежал из своей страны. С интервентами повел борьбу сам абиссинский народ.

Глава XIII. Характерные черты оперативно-стратегического искусства сторон

Природные условия театра Ширы на Северном фронте резко, как мы видели из очерка театра, отличались от условий на Южном фронте. Резко они друг от друга отличались и по своему оперативному значению и по количеству войск. В провинции Тигре на небольшой площади были сосредоточены громадные по численности массы. Так, к началу решительных операций в феврале 1936 г. все итальянские и все абиссинские войска были скучены в небольшом четырехугольнике, вершинами которого были на севере Сенафе, Ади-Угри, на юге — Амба-Алаги, Май-Тимчет (рис. 20). На этой площади сосредоточилось до полумиллиона итальянских и абиссинских войск и десятки тысяч рабочих по постройке дорог. Итальянская армия, помня Адуа, т. е. опасность разделения сил на отдельные колонны, действовала одной сплошной массой, как бы фалангой, собираясь методически пядь за пядью занимать местность.



Общеоперативная обстановка на Северном фронте в начале февраля 1936 г.

Стороны четырехугольника имели следующие размеры: фронт от Амба-Алаги до Май-Тимчет — 175 км, тыл — Сенафе-Ади-Угри — 70 км. От Сенафе до Амба-Алаги по (прямой было 181 км, от Ади-Угри до Май-Тимчет — 140 км, т. е. вся глубина оперативной зоны не превосходила 140–185 км. До февраля авангардные части абиссинцев почти без боя отошли с линии Адуа, Адиграт на линию Селаклака, Макале, а затем на линию Амба-Алаги, Май-Тимчет. Эти отходы могли толковаться как выполнение абиссинского плана войны, вполне соответствующего оперативно-стратегической обстановке и соотношению сил. Между тем итальянцам нужно было втянуть абиссинскую армию в решительные сражения, во что бы то ни стало.

Строение местности и дорожные условия давали возможность развивать наступление только в двух заведомо известных и притом расходящихся направлениях: на Гондар и на Дессие — Аддис-Абебу. Но, двигаясь в одном или одновременно в обоих направлениях, итальянцы не достигали бы обхода абиссинских армий, так как центр фронта не мог двигаться вперед с достаточной скоростью, чтобы связывать абиссинцев с фронта. Маневр же одними флангами был чреват большими опасностями для обходящего, так как представлялась полная возможность бить итальянцев по частям, действуя им самим во фланг и по их коммуникациям. Следовательно, действовать так — значило бы для итальянцев действовать на руку своему противнику. Какое же решение нашло новое итальянское главное командование в лице Бадольо? Есть основания утверждать, что в данном случае Бадольо применил военную хитрость, хитрость, так сказать, в оперативно-стратегическом масштабе. Использовав исторические ассоциации и воспоминания абиссинцев, их «комплекс Адуи», как выражается Лиддель Харт, пользуясь фрейдовским термином, Бадольо, видимо, действительно удалось обмануть главное командование Абиссинии с его разноголосыми и своекорыстными советниками.

Бадольо перешел к совсем как будто пассивной обороне, вернее, он еще больше усилил оборону, к которой еще до него перешел де Боно. Он даже запретил своей авиации слишком часто нападать до поры до времени на скопления абиссинцев, все ближе и ближе, все теснее и теснее сосредоточивающих свои массы в радиусе действия итальянских артиллерии, танков, авиации.

Очевидно, довольно искусно была организована инспирация печати. Почти вся мировая печать буквально накануне тщательно подготовленных Бадольо решительных сражений, закончившихся разгромом всех организованных вооруженных сил Абиссинии, авторитетно утверждала о полном развале итальянской армии, о дезертирстве в ней, о полном провале всех планов Италии и т. д. Недовольство масс войной было велико и в Италия и в ее армии. Было и дезертирство. Но процесс разложения итальянской армии еще не зашел тогда так далеко, как это представлялось многим и изображалось в иностранной печати. Собственные корреспонденты некоторых газет накануне решительных сражений сообщали из Рима о неизбежном отозвании Бадольо, как не оправдавшего возлагавшихся на него надежд. Сообщались даже фамилии преемников Бадольо.

Американская газета «Вашингтон Стар» от 15 января сообщала, что Бадольо столкнулся в Восточной Африке с отчаянным положением дел; что он боится восстаний в войсках; что Муссолини известно о невозможности достичь Аддис-Абебы в 1936 г., как предполагалось, и т. д. Все это было верно лишь до известной степени.

Во многих других газетах еще накануне решающих сражений совершенно некритически повторялись преувеличенные инспирированные самими же итальянцами мнения. Отсюда понятно появление неверных прогнозов, опровергнутых событиями уже через несколько дней.

Видимо, негус и его ближайшие сподвижники, расы Мулугета, Касса, Иммру, Сейум тоже поверили в бессилие итальянской армии и в соответствии с этой неверной оценкой обстановки и противника действовали буквально в интересах своих смертельных врагов, безрассудно идя в расставленные сети.

Они решили, как бы повторить Адуа, но в более грандиозном масштабе. Рас Мулугета должен был сковать с фронта выдвинувшийся вперед левый фланг итальянцев, а расы Касса, Сейум, Иммру — действовать в правый фланг и тыл всего расположения итальянцев.

Выполняя такой план операции, абиссинцы подставили свои маломаневренные массы под удар всей итальянской армии и всей авиация, подойдя вплотную к оборонительным линиям.

Когда 10 февраля итальянцы перешли на левом фланге к наступлению, то Мулугета под влиянием своей неверной оценки обстановки и предвзятых представлений о противнике не вывел массы из-под удара, а организовал жесткую оборону Амбы-Арадам. Он принял навязанное ему сражение — и этим сыграл на руку врагу. Он забыл, как и сам негус, золотое правило стратегии и тактики: «Никогда не делать того, чего хочет противник, чтобы ты сделал». Итальянцы переходят к действиям отдельными колоннами. Они наносят поражение абиссинским армиям по частям. Решает дело преследование, в котором главную роль играют воздушные силы.

1. Основные стратегически-оперативные выводы по Северному фронту

1. Негус принял смелый оперативный план действий, возражать против которого в теории, если отвлечься от действительности, от обстановки, нельзя. Его идея проста: использовать растянутое и косое (уступами) расположение итальянцев и прорвать их центр. Часть войск расов Касса и Сейума должна была нанести удар в тыл левого итальянского фланга, одновременно с ударом по нему с фронта войсками Мулугета. Бадольо должен был бы, по меньшей мере, в трудных условиях отойти на линию Адиграт, Адуа, Аксум. Это было бы несомненным стратегическим достижением негуса.

2. Этот план успешно начинает выполняться 15 декабря («Первое сражение в Тембиене»). Итальянский центр вынужден отойти к Селаклаке. Но затем новый главком Бадольо с помощью ВВС к 24 января восстанавливает положение.

3. Бадольо точно знает план негуса, и его задача, следовательно, чрезвычайно проста.

4. Негус, подкрепив свой центр, в феврале 1936 г. снова хочет осуществить прежний план, с тем изменением, что главному удару в центре должно предшествовать наступление Мулугета против фронта левого фланга для сковывания его и облегчения задачи расов Касса и Сейума.

5. Маршал Бадольо, конечно, с радостью констатировал это намерение противника атаковать его оборонительное расположение массой маломаневренных войск и отказ негуса от стратегии затягивания войны, от стратегии уклонения от решительных сражений. Он решает предупредить подошедшего под его удар Мулугета и 11 февраля атакует его сам с решительным применением воздушных сил во всех фазах сражения, но особенно во время преследования.

6. Далее, используя косой боевой порядок и разделение сил абиссинцев горами, используя свое огромное превосходство в военной технике, он поочередно в течение нескольких недель наносит поражение армиям Касса, Сейума и Иммру, применяя всегда один и тот же пресловутый маневр: «клещи» — атака с фронта и с фланга в тыл. Остальные, не атакованные армии негуса, вследствие плохой технической и оперативной связи, бесполезно присутствуют при разгроме своего соседа, а потом сами подвергаются разгрому. Резервная армия негуса, в результате активно-оборонительного сражения, организованного Бадольо, знавшим из радиограмм негуса о его плане действий, гибнет.

2. Южный фронт; основные черты стратегии Грациани

На Южном фронте пространство, на котором разыгрывались операции, было в несколько раз больше, а войск в несколько раз меньше, чем на Северном фронте.

Задача фронта была вспомогательная, оборонительная. Противник мог появиться с различных направлений, но наиболее вероятные главные направления его действий были вдоль рек Фафан и Веби-Шебели на Могадишо и из провинций Сидамо-Боран через Негели-Доло на то же Могадишо.

Итальянское командование на Южном фронте должно было прибегнуть — и прибегло — к стратегии действий по внутренним операционным линиям, чтобы по отдельности разбить неприятельские колонны на этих двух направлениях.

Для этого ему нужно было держать главные силы в центре.

На рисунке изображены основные операционные направления Южного фронта и расстояния.

Длина фронта Сомали — Доло — около 650 км. Местность — леса, степи, полупустыни, отсутствие каких-либо естественных рубежей, преград. Это позволяло перевозить войска вдоль фронта на автомобилях. Но местность затрудняла применение вьючного и гужевого транспорта за отсутствием или недостатком во многих районах воды. Генерал Грациани трижды маневрировал по внутренним линиям. Сначала он сосредоточил силы для захвата Горохея и для срыва наступления раса Насибу; затем против раса Деста, действуя в направлении Доло — Негели, захватил укрепленные позиции в треугольнике Сассабане, Дагамедо, Дагабур и после поражения войск Насибу двинулся в Харар. Операции развивались вдоль течения рек, потому что в других направлениях трудно найти воду.

Все эти передвижения, все эти оперативно-стратегические замыслы и боевые операции имели в своей основе деятельность воздушных сил: прежде всего, постоянно разведывательную, а затем боевую деятельность, необыкновенно облегчавшую выполнение всех боевых задач всех других родов войск.



Общеоперативная обстановка на Южном фронте

Глава XIV. Несколько замечаний и выводов о боевой работе наземной техники

1. Артиллерия

В этой войне итальянская артиллерия вместе с авиацией, иногда также вместе с пулеметами обороны, открывала путь к победе над слабо вооруженными абиссинскими армиями.

Итальянские части и соединения в Абиссинии, сравнительно с европейскими армиями, были слабо насыщены артиллерией. Еще во время мировой войны насыщение участка главного удара доходило до 100 орудий и более на километр. В Абиссинии же наибольшее сосредоточение — 108 орудий на участке (под Амба-Арадам) в 8 км (т. е. 13,5 орудия на 1 км). Тем не менее, Бадольо высоко оценивает роль артиллерии: «Артиллерия сделала много, очень много. В отдельных случаях она, возможно, исключительно своими силами решала задачи отдельных этапов сражения, чем способствовала общей победе».



Итальянская артиллерия на огневой позиции

В полку была одна батарея 65-мм горных пушек, а в каждом батальоне — 9 минометов, всего 27 минометов.

Регулярные дивизии были вооружены горными 65-мм пушками (обр. 1917 г.) и 75-мм горными гаубицами Ансальдо, входившими в состав двухдивизионного артиллерийского полка. Всего это дает 6 батарей, 24 орудия.

Эритрейские и чернорубашечные дивизии артиллерии имели вдвое меньше.

В пустынных местностях дивизионная артиллерия перевозилась на верблюдах (четырехорудийная батарея и 240 патронов требовали 30 верблюдов).

Иногда артиллерия перевозилась тракторами.

Корпусная артиллерия в виде отдельных тяжелых артиллерийских дивизионов была вооружена преимущественно 105-мм пушками. На Северном фронте было несколько дивизионов даже 149-мм гаубиц. Вся корпусная артиллерия была на механической тяге (трактор Павези).

Сравнительно много (185) было огнеметов.

Всего у экспедиционной армии было до 800 орудий.

Тактика артиллерии была своеобразна. Ввиду слабости абиссинской артиллерии итальянские пушки зачастую стреляли с открытых позиций.

Быстрое развитие обстановки боя, необходимость немедленно приспособляться к взаимодействию с пехотой в новой изменившейся обстановке, большие горы, — все это заставило децентрализовать управление артиллерией.

Абиссинцы имели всего до 300 разнокалиберных, в большинстве устарелых орудий; фактически в боях вряд ли участвовало более половины. Были даже орудия, заряжавшиеся с дула. Итальянская артиллерия почти не получала задач по подавлению неприятельской артиллерии, до того абиссинский огонь был малодействителен. Все свое внимание итальянская артиллерия уделяла непосредственной поддержке пехоты. Лишь под Амба-Арадам и у оз. Ашанги артиллерия итальянцев сосредоточивалась, а управление ею централизовалось.

Артиллерия итальянцев была сравнительно весьма подвижна. Поэтому ударные участки фронта легко могли быть насыщены артиллерией усиления.

Артиллерия требовала довольно много войск для своего прикрытия при своем весьма рассредоточенном расположении.

Вследствие трудностей подвоза огнеприпасов артиллерия, по окончании боя, как правило, оставалась в тылу, а преследование в основном вела авиация. При стоянке на месте до решительных сражений на Северном фронте артиллерия накопила громадные запасы снарядов. Известно, например, что к 10 февраля 1936 г. за фронтом итальянской армии было накоплено более 300 000 снарядов и 40 000 000 ружейно-пулеметных патронов.

Достаточно было абиссинским армиям отступить, как уже одна перевозка снарядов и постройка новых позиций потребовали бы от итальянцев месяцев. Снаряды подвозились вьючным обозом, автомобилями и авиацией.

Моторизованная артиллерия, даже среднего и тяжелого калибров, показала вполне удовлетворительную подвижность даже при движении без дорог.

2. Связь

Первобытное состояние связи в абиссинской армии представляло резкий контраст с состоянием связи в итальянской армии, обеспеченной связью с избытком.

К началу решительных сражений Бадольо располагал 1 800 рациями, 700–800 телеграфных и до 5000 телефонных аппаратов и около 1000 коммутаторов. Полевого кабеля имелось до 100 000 км. Рациями была богато снабжена вся армия и особенно авиация. Войсковые штабы сносились с авиацией преимущественно по радио. Вообще радиосвязь была основным видом связи.

Попытка применить голубей кончилась неуспехом — голубей съедали хищные птицы.

Очень большую роль по связи выполняла авиация. В меньшей степени, но тоже интенсивно использовались автосредства, танки, верблюды. Проволочная связь была ненадежна: ее рвали верблюды, уничтожали абиссинцы, термиты съедали столбы.

Радиоразведка сослужила интервентам большую службу на обоих фронтах. Кроме упомянутых нами фактов перехвата радиограмм необходимо отметить, что Грациани на Южном фронте знал о распоряжениях Насибу.

Агенты итальянцев, сидевшие в тылу Абиссинии, например, в Дессие, провинции Боране, Лекемти, Годжаме и других пунктах, пользовались рациями для своих донесений или непосредственно в Асмару или Массау или же через специально посылаемые самолеты.

При захвате Негели итальянцы 8 дней вели по радио переписку с абиссинским командованием от имени раса Деста.

Радиопеленгаторы использовались для ориентировки самолетов при всех более или менее глубоких налетах в тыл абиссинцев.

Итак, в отношении средств связи и управления армии интервентов и армии негуса находились в исключительно неравных условиях. Это обстоятельство оказало большое влияние на исход войны.

3. Отравляющие вещества

Понятно, что итальянское командование и правительство отрицают факт применения отравляющих веществ, хотя весь мир обошли многочисленные фотографий пораженных ипритом абиссинцев, выливных приборов для распространения ОВ с самолетов и т. д. Известно множество других данных о беспощадном использовании этого страшного и особенно варварского в условиях Абиссинии средства.

Английская, германская и американская пресса писала о применении ОВ итальянцами. Только французская официальная пресса молчала: следствие соглашения 7 января 1935 г.

Ни население, ни армия Абиссинии не были готовы встретить это бедствие. Они были совершенно беззащитны. Негус Хайле Селассие в своих мемуарах, описывая воздушно-химическое нападение итальянцев в районе Куорам, сообщает следующие потрясающие детали: «Началась жестокая бомбардировка людей с самолетов. И вот мы вдруг увидели наших людей, бросающих винтовки, закрывающих свои глаза руками и катающихся по земле. Причина — чуть заметный мелкий дождичек, падавший сверху на наши войска. Все, что уцелело от воздушной бомбардировки, было уничтожено газами. В этот день погибло столько людей, что у меня не хватает мужества назвать их число».

Негус говорит далее, что от ОВ в долине р. Таказе погибла почти вся армия раса Сейума, а из 30 000 раса Иммру в Семиен скрылось лишь 10 000 человек.

Нет сведений о применении ОВ артиллерией. Главным средством химической войны были самолеты. Имеются предположения, что итальянцы пробовали на абиссинцах и на их стадах различные новые отравляющие вещества, а также вещества, уже состоящие на вооружении. Из известных ОВ в Абиссинии, несомненно, применялись иприт, люизит, их смесь. Из нестойких ОВ есть указания на хлорпикрин и фосген. Последнее сомнительно. Таможенные сведения управления Суэцкого канала говорят о перевозке в Восточную Африку иприта (45 т), удушающих ОВ (265 т), авиахимбомб (более 12 000 с неизвестной начинкой), зажигательных бомб 3 227 шт., огнеметов — 185 шт. Несомненно, это неполные сведения.

Авиахимбомбы оказались сравнительно мало действительными.

Бесконечно больший эффект давали выливные приборы. Применялись, видимо, и другие приборы для разбрызгивания сверху ОВ. Относительно применения дымообразующих веществ известен лишь один случай дымовой завесы 15 февраля 1936 г. во время штурма Амба-Арадам.

Зажигательные авиабомбы применялись двух типов — термитные и фосфорные.

Средств противохимической защиты у абиссинцев почти не было, не считая незначительного количества противогазов у гвардии.

ОВ нарывного действия были особенно действительны против босых абиссинских воинов, ходящих с непокрытой головой и весьма легко прикрытым телом.

От ОВ гибло также много домашнего скота, лошадей, мулов, верблюдов, ослов вьючного обоза.

ОВ производили огромное моральное воздействие на население и войска абиссинцев, потому что их действие было для них каким-то мистическим мором, загадочным и страшным «бичом божьим».

Редакционное примечание к статье в «Gasschutz und Luftschutz» (№ 5, 1936) о применении ОВ в этой войне утверждает, что на потери от ОВ у абиссинцев приходится 33 % всех потерь.

В упомянутой статье собран довольно полный материал о применении итальянцами ОВ.

2 января 1936 г. негус в телеграмме на имя Лиги наций протестовал против применения химических авиабомб на Южном фронте. Но вскоре и на Северном фронте на Макале и Амба-Арадам было сброшено много химбомб.

8 января на Южном фронте на войска Деста была произведена химическая атака.

12 января на Сокота (в 100 км к юго-западу от Макале) сброшены химические и зажигательные бомбы. Население сначала бежало, а потом вернулось. Ипритом, было отравлено и ослепло от него 10 человек, у многих были сильные повреждения кожи.

Затем на несколько недель сообщений об ОВ не поступало.

Сотрудник «Фелькишер Беобахтер» 17 марта 1936 г. сообщал об атаке Куорам 7 бомбардировщиками, химическими и фугасными бомбами. Много отравленных и фосгеном и ипритом.

Американский военный атташе (в Аддис-Абебе) сообщил, что абиссинцы сильно страдают от артиллерийского огня и авиабомб, в том числе химических. «Вид пораженных ужасен» — писал он.

3 апреля 1936 г. специальный корреспондент «Таймс», химик по специальности, из Аддис-Абебы описал, как велись химические атаки ВВС. Лично он видел несколько атак, начиная с 1 марта.

Итальянские самолеты сбрасывали «сосуды» с ипритом. Иприт держался в 10 км южнее Куорам (Аломати) 2–3 дня. Абиссинцы отошли из-за ОВ. Местность была покрыта густым кустарником. Иприт часто поражал ноги (большинство абиссинских солдат босы). Проходя через кусты, абиссинские солдаты заражались ОВ, но не обращали на это внимания. Потом изумлялись и пугались, когда появлялись раны, язвы.

Одна химическая бомба не разорвалась, и корреспондент изучил ее. Ее длина оказалась равной 1,2 м.

Затем в течение трех недель корреспондент лично наблюдал атаки самолетов, сбрасывавших химбомбы. У солдат, их жен и детей появились сильные повреждения кожи. Больше всего поражались плечи и кожа головы.

Абиссинский представитель 12 апреля 1936 г. в Лиге наций заявил, что итальянцы за период 22 декабря 1935 — 7 апреля 1936 гг. произвели 19 химических атак. 4–7 апреля Куорам был «залит» ОВ, ипритом.

Немецкий корреспондент Циммерман («Фелькишер Беобахтер») утверждал со слов абиссинцев, что победа у оз. Ашанги одержана итальянцами только благодаря применению неизвестного нового ОВ, наносившего ужасные потери. Противогазы не помогли против этого ОВ: ОВ поражало зрение, голова опухала, появлялись белые пятна по всей голове. Смерть наступала через 20 минут. ВВС заливали позиции абиссинцев этим ОВ.

«Комитет 13-ти» Лиги наций рассматривал это сообщение из Куорам, но ничего не предпринял.

17 апреля 1936 г. корреспондент Фишер фон Потурцин («Фелькишер Беобахтер») сообщил о большом эффекте зажигательных бомб, который он лично наблюдал, летя на самолете Капрони по приглашению итальянцев. Зажигательные бомбы создали в лесу заграждение в 40 км длины, что отрезало отступающих абиссинцев. Лишь в конце декабря 1935 г. негус получил несколько тысяч противогазов (через порт в Британском Сомали Берберу).

На покупку противогазов было ассигновано несколько миллионов талеров. Предполагалось купить противогазы в Англии. Но эта мера была запоздалой.

4. Мотомеханизированные войска

В войне с Абиссинией у итальянской армии нашли применение 8 танковых батальонов (300 танков).

Они действовали в тесном взаимодействии с пехотой. Взаимодействие с артиллерией и с авиацией было налажено много хуже.

Танки применялись более или менее успешно только на Южном фронте, где была более подходящая местность. После авиационной бомбардировки Горохея на город были брошены танки, а потом уже пехота.

Танки с успехом были применены при захвате Негели и преследовании войск раса Деста. Негели было захвачено в таком порядке: сначала бомбардировка 26 самолетами, затем атака танков, наконец, оккупация города пехотой.

Каких-либо успехов танков на Северном фронте не отмечено. При походном движении танки часто использовались, как и бронеавтомобили, в головных эшелонах походного порядка.

Потери же танков были значительны. Они попадали в «слоновые» ямы, специально нарытые для них, и часто застревали. Немало их было подбито огнем малокалиберных пушек. Обнаружилось скверное качество итальянских танков в отношении брони. 15–16 декабря 1935 г. войска раса Иммру захватили 10 танков. В январе при рейде итальянцев вдоль реки Веби-Шебели они потеряли 6 танков.

Известен случай на Южном фронте, когда 600 абиссинцев с двумя противотанковыми пушками сдержали натиск 30 итальянских танков, а ночью ушли из их окружения.

Итальянские танки типа Фиат (экипаж — 2 человека, вооружение — 2 пулемета с углом обстрела 45°; скорость по абиссинским дорогам редко более 7 км/час) оказались в высшей степени жалким боевым средством, особенно в горах. Абиссинские воины вскоре обнаружили, что эти танки совсем слепы, и, подбегая к ним сзади, вскакивали на них, камнями сбивали дула пулеметов, а затем саблями закалывали через щели экипаж. Иногда они обливали танк керосином и поджигали.

Фуллер назвал итальянские танки «эффектно движущиеся гробы». Он пришел к выводу, что «идея танков еще не начала усваиваться» итальянским командным составом[17].

Таким образом, итало-абиссинская война показала зияющие пробелы в военной системе Италии в отношении использования танков, качества их брони, вооружения. В отношении танкового оружия итальянская армия продолжает оставаться крайне отсталой.

Бесконечно большую роль сыграл автотранспорт. На обоих фронтах было до 13 000 автомобилей. Из этого числа на Северном фронте было до 7 500 грузовиков. Широкое применение автотранспорта, в особенности для перевозки войск, в значительной степени ускорило весь темп войны, особенно начиная с третьего ее этапа. Моторизованные артиллерийские части (тракторы Павези) проходили по 70 км в сутки (Северный фронт).

В другом месте труда описаны походные движения мотоколонн: генерала Грациани (Доло — Негели), Стараче на Гондар (средняя суточная скорость была всего 28 км), движение мотоколонны Бадольо на Аддис-Абебу (в среднем 44 км в сутки).

Труднейший абиссинский театр войны показал, что даже мало приспособленный к нему автомобиль может дать чрезвычайно много, гораздо больше того, что от него обычно ожидается.

Однако все движения мотоколонн большей частью своего успеха обязаны помощи со стороны авиации.

Неоценимые услуги автотранспорт, в свою очередь, оказал авиации. Как мы видели из раздела об авиационном тыле, без автомобиля и самолет был бы в той обстановке бессилен.

5. Противовоздушная оборона

По вопросам противовоздушной обороны итало-абиссинская война дает немного.

Известно, что оборона войск и населенных пунктов от воздушных атак нужна была лишь одной стороне — Абиссинии. Другая сторона — Италия — была настолько уверена в том, что против нее не будет авиации ни у негуса, ни у его возможных союзников, что стала отправлять в Африку войска без зенитного вооружения.

Активная противовоздушная оборона Абиссинии была наскоро импровизирована в ходе войны. Конечно, пользы от такой противовоздушной обороны было мало. Отсутствие в стране достаточных средств современной связи и оповещения, отсутствие системы наблюдения за воздушным противником вело к тому, что воздушные нападения всегда были внезапны как для войск, так и особенно для населенных пунктов. Широко применялись пассивные меры противовоздушной обороны, в особенности маскировка в армии.

Интересно, во что все же вылилась противовоздушная оборона, например, Аддис-Абебы уже к концу четвертого месяца войны (январь 1936 г.).

По сигналу воздушной тревоги в виде трех пушечных выстрелов жители должны были выйти из города и укрыться в скалах и расщелинах окружающих гор. Для жителей было вырыто несколько пещер — «газоубежищ». Около правительственных учреждений и школ столицы были вырыты окопы. С жителями начали проводить учения по противовоздушной обороне. Пожарные команды были всегда готовы к тушению пожаров, вызванных бомбами.

Однако противогазов ни у кого не было, а итальянцы применяли отравляющие вещества. Правда, по главным городам они «стеснялись» их применять, несколько боясь мирового общественного мнения.

Зенитных орудий было мало вообще, мало их смогли выделить и для обороны городов, даже столицы.

Как реагировало население Абиссинии на воздушные нападения?

Как свидетельствуют иностранные корреспонденты-очевидцы, воздушная бомбардировка городов и селений неизменно вызывала паническое и поголовное бегство населения. Так, например, Лоуренс Стэллингз, представитель Североамериканского газетного объединения, пишет из Харара, на который было сброшено 400 бомб (по 25 кг), что «сегодня Харар мертвый город. Его покинули даже греки-торговцы. Замерла вся уличная жизнь».

Кинооператоры и корреспонденты присутствовали при воздушном нападении на дер. Вальдя в 120 км к северу от Дессие. На эту деревню напали семь Капрони и Савой, сбросили 800 бомб, в том числе 45 бомб по 150 кг. В деревню попало 36 бомб. Жители спасались на деревьях, не догадываясь лечь на землю. Кинооператоры засняли большое число раненых.

Одиночные самолеты сбрасывали бомбы весом от 2–3 кг до 150 кг. Особенно большой ущерб населенным пунктам приносили зажигательные бомбы, так как крыши домов и изб покрыты тростником и соломой.

В районе Куорам авиация атаковала войска на отдыхе. Сброшено было более 1500 бомб, а в результате убито 4 и легко ранено 40 человек. Эти незначительные потери объясняются тем, что войска дисциплинированно встретили атаку и правильно применились к местности.

Часть четвертая. Воздушные силы в основных операциях войны

В этой части дается описание главных операций всей войны, начиная с 3 октября 1935 г. до 9 мая 1936 г.; главное внимание обращается на выяснение роли в них воздушных сил, способов выполнения ими своих задач.

Прежде чем перейти к подробному рассмотрению операций и действий в них воздушных сил, дадим краткий календарный перечень главных выполнявшихся воздушными силами задач по месяцам войны, что позволит читателю легче ориентироваться в материале. Особо не оговариваются лишь задачи по разведке. Разведка велась беспрерывно.

1935 г. Октябрь — декабрь

Обеспечение, охранение продвижения итальянских корпусов в Тигре. Продолжительные дальние разведки в Тигре и Огадене для определения центров мобилизации и сосредоточения абиссинских войск. Воздушная атака абиссинских городов и лагерей на Северном и Южном фронтах. На Северном фронте разведка доходила, до оз. Ашанги.

Перерыв караванного сообщения между Британским Сомали и Огаденом. Бомбардировка Горохея и Дагабура. Устройство аэродромов в захваченных пунктах: в Горохее и в Макале.

Декабрь. Подготовка наступления Грациани на Южном фронте и боевая работа при проведении этого наступления (бомбардировка войск Деста).

Поддержка банд, орудовавших в тылу негуса, сбрасыванием им на парашютах патронов и оружия. Бомбардировка Дессие 15 самолетами. Систематические воздушные атаки на двигающиеся абиссинские колонны в Тигре.

1936 г. Январь — июнь

Январь. В бомбардировке Негели и в сражении с войсками раса Деста авиация налетала 725 часов и сбросила 42 т бомб.

20 января над Эритреей совершено 250 полетов.

Февраль. Интенсивное участие в сражении в Эндерта. В долине Май-Мешик рассеяна крупная колонна абиссинцев. Между 11 и 17 февраля сброшено более 300 т бомб.

Март. Преследование с воздуха разбитых абиссинских войск. Бомбардировка Харара и Джигджиги. В конце марта авиация налетала 6477 часов. В 762 полетах дальность полетов 1200 — 1 800 км. 178 самолетов в 324 часа полета сбросили на парашютах 50 т продовольствия и огнеприпасов наземным войскам. 31 марта в начале сражения у оз. Ашанги 70 самолетов налетали каждый по 12 часов. Питание колонны в Данакиле.

Апрель. Позиции абиссинцев у оз. Ашанги длительно бомбардировались и обстреливались авиацией последовательными волнами в составе 30 Капрони Ca-133, 15 Ромео Ro-37, 12 Ro-1, 2 °Cавойя SM-81, 20 Капрони Ca-111 (последние с аэродрома Гура, остальные — из Макале). Питание сверху колонны Стараче (двигавшейся на Гондар).

С 15 апреля авиация работает с захваченного в Дессие аэродрома. Колонны итальянских войск питаются и охраняются авиацией во время их движения от Май-Чио к, Дессие, от Дессие до Аддис-Абебы.

11 апреля сброшено 17 т, с 17 по 19 апреля — 123 т туземному корпусу.

Бомбардировка позиций на Южном фронте и Сассабане и других пунктов. На оз. Тана сели первые итальянские летающие лодки.

Май. Снабжение колонны Бадольо. Снабжение Аддис-Абебы.

Июнь. Перевозка по воздуху батальона гранатометчиков.

Борьба с «воздушным противником»

Абиссинская армия располагала вначале семью пассажирскими самолетами, стоявшими на разных аэродромах. Боевого значения они не имели.

Любопытно отметить, как характерную черту итальянской воздушной доктрины, действия их ВВС против этих жалких самолетов.

Несмотря на ничтожную, не поддающуюся даже учету, боеспособность этого микроскопического «воздушного флота», итальянские ВВС с удивительной бдительностью, аккуратностью и тщательностью искали эти самолеты и по их обнаружении тотчас же организовали их уничтожение.

Известны следующие факты об этой борьбе итальянского, так сказать, воздушного слона с абиссинской авиамоськой.

19 марта 1936 г. на поле у Дабата уничтожен один самолет, на который было сброшено 24 бомбы.

На этом же аэродроме 21 марта уничтожен (сожжен) еще один самолет 24 зажигательными бомбами.

17 марта была организована атака на единственный абиссинский трехмоторный самолет Yu-52 и другой одномоторный, замеченные на аэродроме к северо-востоку от Чалле-Адамир (около Куорам).

Самолеты стояли в 40 м друг от друга. Итальянский самолет сбросил одну бомбу в 50 кг, взорвавшуюся между самолетами, и несколько десятков зажигательных малокалиберных бомб. Один из атакованных самолетов сгорел, а другой был настолько сильно поврежден, что не мог вылететь в течение 8 дней, по истечении которых он был уничтожен итальянским самолетом, выпустившим по нему несколько пулеметных очередей с зажигательными пулями.

Утром 4 апреля над Аддис-Абебой появились 5 итальянских разведчиков и произвели нападение на аэродром, где стояли 2 абиссинских самолета. Один самолет взорвался, другой остался цел.

Эти факты хорошо показывают, как итальянцы боялись даже отдельных пассажирских самолетов, что говорит об исключительно большом значении авиации в условиях этой войны.

Абиссинцам удалось поразить с земли 265 самолетов, в том числе полностью было уничтожено 14 самолетов (по официальным итальянским данным — 8).

Опыт войны в отношении организации борьбы за воздух ценности не представляет, так как абиссинцы не могли противопоставить итальянским сотням самолетов самого действительного средства борьбы — своих сотен самолетов. Этот опыт, однако, крайне важен, как обнаруживающий некоторые существенные черты итальянской воздушной доктрины и тактику нападения при отсутствии сопротивления в воздухе.

Глава XV. Действия ВВС в операциях 3 октября 1935-10 февраля 1936 гг

1. Бомбардировка Горохея

Бомбардировка Горохея 3–4 ноября 1935 г., имевшего более или менее современные оборонительные позиции, причинила и самим позициям и особенно их защитникам значительный ущерб. Гарнизон крепости, численностью немного более 1 000 человек, не выдержал бомбардировки и, когда авиационная бомба смертельно ранила коменданта Афе Уорка, рассеялся, оставив на месте до половины своего состава убитыми и ранеными. Конечно, очень сильно пострадало и население.

Сами итальянцы считают захват Горохея особенно замечательным событием на том основании, что, мол, тут впервые в военной истории одна из авиационных частей воздушной армии почти без помощи наземных войск выиграла сражение, потому что наземным войскам оставалось лишь вступить во владение Горохеем и убрать с улиц трупы, подобрать раненых и отремонтировать разрушенные здания.

Уже с 4 октября авиация время от времени нападала на отряды раса Насибу, которые двигались к Герлогуби. В частности тогда же был произведен первый значительный налет шести Капрони на Горохей. Но основная операция произошла 3 и 4 ноября, после донесения разведки о том, что «в городе находятся важные объекты». Моторизованная колонна и отряд туземцев должны были занять город после воздушной бомбардировки города и окопов.

Бомбардировку и обстрел из пулеметов самолеты производили последовательными волнами, стремясь к непрерывности действия. Потери среди гарнизона и жителей были велики. Первое время гарнизон вел зенитный огонь из английских и японских зенитных пулеметов. Жители бежали из города в панике, которую усилили варварские атаки итальянских самолетов, обстреливавших из пулеметов и забрасывавших бомбами с малой высоты беззащитных людей. К этой последней операции против жителей были привлечены также одноместные истребители.

Особенно решительное значение участия бомбардировочной авиации выявилось, однако, позже, в сражениях при Ганале Дориа, в Тембиене, у горы Амба-Арадам (Эндерта), в Шире, у оз. Ашанги и в Огадене. Во всех этих сражениях бомбардировка с воздуха повторялась несколько раз и часто направлялась непосредственно на неприятельские войска, занимавшие окопы, или же на войска, атакующие итальянские окопы, т. е. авиация применялась на самом поле боя.

2. Бомбардировка войск развертывающейся армии Мулугета

Во исполнение решения де Боно сдерживать темп движения всех трех основных колонн абиссинцев, двигавшихся на фронт Макале, Дембегвинский проход, разведывательная авиация тщательно следила за всеми передвижениями колонн, тогда как боевая авиация должна была наносить удары при прохождении ими дефиле.

Рассмотрим бомбардировку колонны раса Мулугета, которая первая попала под сильный удар с воздуха. Кроме нападения на войска при их прохождении через дефиле севернее Амба-Алаги, авиация особенно большого эффекта добилась при бомбардировке войск, скопившихся при расположении на месте в треугольнике Буйя, Антало, Афгал-Георгис (Буйя находится в 40, а Антало — в 30 км к югу от Макале, Афгал-Георгис — в 11–12 км к западу от этих пунктов). Вся операция продолжалась три дня: 13–15 ноября 1935 г.

13 ноября для бомбардировки абиссинских войск вылетели 10 бомбардировщиков. В районе Буйи они заметили до 2 000 абиссинцев и сбросили на них бомбы-спеццони. Другие 10 самолетов полетели в Антало и Афгал-Георгис, где они взорвали бомбами абиссинский склад снарядов, подожгли зажигательными бомбами большой абиссинский лагерь, а затем обстреляли его.



Воздушная бомбардировка абиссинского лагеря

14 ноября авиация повторила бомбардировку и пулеметный обстрел всех трех пунктов и замеченных новых лагерей в этом треугольнике со значительными скоплениями верблюдов, мулов и носильщиков военного имущества. Были рассеяны войска численностью до 5 000 человек и взорван склад снарядов.

15 ноября операция была закончена. Все участвовавшие в налете самолеты получили пробоины от зенитного огня.

Каковы при этом были потери абиссинских войск — точно неизвестно. Несомненно, они были значительны. Но особенно значителен был моральный эффект, сознание беззащитности и бессилия!

3. Бомбардировка в долине Май-Мешик

Дальняя воздушная разведка в районе к югу от Буйи и в долине Май-Мешик зафиксировала наличие больших сил абиссинцев в движении к северу. Численность скопившихся в долине Май-Мешик войск определялась в 20 000 человек (рис. выше).

Утром 18 ноября вылетели для их атаки 20 самолетов из состава 4-й и 27-й авиагрупп (авиадивизионов). Бомбы побольше калибром были сброшены со значительной высоты, после чего самолеты с малой высоты (50 — 100 м над поверхностью земли) сбрасывали малые бомбы и стреляли из пулеметов.

Бомбардировка и обстрел из пулеметов производились волнами. Всего было организовано пять групп, которые в течение двух часов (с 8.40 до 10.40) непрерывно атаковали замеченное скопление. Первая группа своей атакой вызвала большой беспорядок. Войска бросились в разные стороны в поисках укрытий. Но они еще оказали сильное сопротивление в виде зенитного огня из пулеметов и пушек Эрликон. Все атаковавшие самолеты получили пробоины. В числе прочих самолетов был подбит и самолет командира 14-й эскадрильи Чиано (у него был пробит масляный бак), который едва дотянул до посадочной площадки в районе Макале. У другого самолета был пробит малокалиберным снарядом бензобак (бензин не загорелся, самолет не был сбит, что свидетельствует о низком качестве использованных абиссинцами пушек и снарядов).

На третьем трехмоторном самолете, летевшем на бреющей высоте, осколком снаряда мотористу-пулеметчику раздробило левое бедро. Моторист после ампутации ноги умер.

Остальные самолеты получили менее серьезные повреждения, а их экипажи — менее серьезные ранения.

Следующие группы атакующих самолетов уже встречали все менее и менее интенсивный отпор.

4. Налет на Дессие

6 декабря 1935 г. 18 самолетов Капрони с эритрейских аэродромов совершили налет на Дессие и его окрестности, где в это время стояло до 12 000 абиссинских войск. Тут же находилась главная квартира негуса. Цели находились в 450 км от авиабаз на высоте 2600 м в воронкообразной долине, окруженной горами высотою до 3000 м.

Самолеты вылетели в 7 ч и к 8 ч 15 мин были над абиссинским лагерем, который встретил их сильным, но мало метким, почти неуправляемым огнем. Войска под непосредственным руководством негуса были сравнительно хорошо вооружены и имели несколько малокалиберных зенитных пушек.

Авиационные бомбы вызвали пожар складов, палаток лагеря и взрыв складов огнеприпасов. Итальянские летчики особое внимание уделили бомбардировке древнего города Дессие. Беспощадная бомбардировка города завершилась бомбардировкой иностранных госпиталей Красного креста с высоты 400–500 м.



Укрепленный лагерь у Горохея с воздуха

Итальянцы в начале 1936 г. заявили в печати, что первые крупные бомбардировки Горохея, Дессие, абиссинских лагерей и других объектов были особенно важны в том отношении, что они полностью оправдали их теорию воздушной войны, организацию их воздушной армии и программу ее подготовки.

Кроме этих важнейших воздушных бомбардировок, в этот период было совершено еще немало менее значительных воздушных нападений на города и селения Абиссинии, на отряды их вооруженных сил.

Особенно значительны были бомбардировки Джигджиги на Южном фронте. 27 и 28 ноября бомбардировались войска на перевале Амба-Алаги и в деревнях Атцаб и Тагора на Северном фронте.

30 ноября две эскадрильи, вылетевшие с нового аэродрома, построенного в захваченном Горохее (Сомали), бомбардировали и обстреливали Дагабур, в котором, якобы, удалось уничтожить колонну абиссинских автомобилей-грузовиков.

В этот период авиация уже начала выполнять свою снабженческую работу. Ряд колонн, совершающих марш-маневр, получал продовольствие от авиации. Многие отдельные и удаленные отряды получали по воздуху также почту.

5. Действия ВВС в оборонительной операции против раса Иммру

22 декабря 1935 г. воздушная разведка в составе семи самолетов обнаружила движение к линии итальянского фронта крупной колонны, состав которой, однако, с большой высоты определить было трудно. Тогда один из самолетов-разведчиков снижается на малую высоту и пролетает над самой колонной. Самолет сильно обстреливается из пулеметов и винтовок. Зенитные пулеметы в составе колонны находятся примерно в середине. Колонна насчитывает 7000–8000 человек, имеет еще впереди головной отряд охранения и много дозоров на флангах. Снижение на колонну одного самолета-разведчика вызывает в ней некоторое замешательство, а затем остановку движения. Вскоре вся колонна в 7 000 — 8 000 человек, исчезает в кустах. Люди исчезли, но обоз, мулы с вьюками остаются на караванной тропе.

Скрывшиеся войска обстреливают самолет из пулеметов и пушек Эрликона.

Эта и последующие воздушные разведки 23 декабря установили движение авангарда армии раса Иммру к перевалу Аф-Гага. Они установили затем, что главные силы Иммру переправляются через обмелевшую реку Таказе.

Командир 2-го корпуса срочно формирует подвижную маневренную группу в составе трех эритрейских туземных, двух регулярных и одного чернорубашечного батальонов, с пулеметами, артиллерией и вьючным обозом, с задачей упредить абиссинцев в захвате перевала Аф-Гага. 24 декабря с рассветом семь батальонов группы выступают в поход.

Как всегда, наиболее трудная задача дается туземцам. Все три туземных батальона идут впереди. Вначале группа идет в одной колонне, так как вначале существует единственный маршрут по довольно широкому каменистому руслу высохшего горного ручья. Движение затруднено камнями, местами площадями гальки, в которой вязнут ноги, и густыми порослями весьма колючего терновника.

С обеих сторон этого пути неприступные скалы, с которых в некоторых местах низвергаются водопады.

25 декабря группа разбивается на три отдельные колонны, авангардами которых делаются три туземных батальона.

Итальянские батальоны имеют двухнедельный запас продовольствия и огнеприпасов на две артиллерийские батареи и большое число пулеметов. Туземцам дали запасы на пару дней.

Вследствие сравнительной медленности своего движения итальянцы были на перевале Аф-Гага предупреждены войсками раса Иммру, которые и встретили 25 декабря эритрейские батальоны сильным ружейно-пулеметным огнем. Войска Иммру заняли и перевал и высоты около него.

После жаркого боя, длившегося под палящим солнцем с утра до полудня, итальянским войскам удается захватить перевал и соседние высоты.

Успех достигнут превосходством огня (масса пулеметов и артиллерия). Авиация появляется после окончания боя и преследует отступающих абиссинцев по ту сторону перевала. Так как абиссинцы весьма ожесточенно атаковали итальянцев сомкнутыми частями, то потери абиссинцев велики (по итальянским данным, 1300 человек убитыми). У итальянцев убито 200 человек, все почти туземцы.

Захваченный перевал итальянцы тотчас же оборудовали для упорной обороны, основой которой является система укрепленных пулеметных гнезд. Через 4 часа после окончания боя подходит обоз в 4 000 мулов с огнеприпасами и продовольствием.

Ночью абиссинцы произвели нападение на гарнизон укреплений перевала. Надеясь на темноту, абиссинцы атаковали оборонительную позицию итальянцев в густых построениях. Итальянцы сначала ослепили ярким светом артиллерийских прожекторов, а затем в течение 10 мин истребляли атакующих ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем.

6. Первое сражение в Тембиене и ВВС

Агентурная разведка итальянцев сообщила Бадольо о намерениях абиссинцев атаковать его центр в районе Аби-Адди, чтобы разрезать его силы на две части.

Воздушная разведка подтвердила сосредоточение абиссинских сил в Южном Тембиене, куда отправились и некоторые части Мулугета с правого абиссинского фланга. Эти части наблюдались авиацией в их движении к Аби-Адди.

Бадольо решил предупредить наступление абиссинцев. 19 января он занял на пути из Шеликот в Аби-Адди два пункта (Дебри, Негуйда) и тем самым перехватил прямое сообщение между войсками Мулугета и расов Касса и Сейума.

20 января он занял частями эритрейской дивизии высоты 3ербан Керката и Лата, находящиеся к востоку от Аби-Адди, и укрепил их, образовав сильный узел обороны.

По этим действиям итальянцев абиссинское командование могло бы догадаться, что Бадольо известны намерения абиссинцев атаковать его центр, что неожиданности нападения они не достигнут.

Но командование, с трудом маневрируя большими массами, страдая от отсутствия правильного снабжения сосредоточенных масс, решило, чего бы это ни стоило, выполнить намеченный план действий. Оно двинуло главные силы на Аби-Адди. Для связи между северной и южной частями Тембиена необходимо было владеть перевалом Уарией. Его защищали дивизия чернорубашечников «28 октября» и 4 батальона особой группы с легкой артиллерией и массой пулеметов.

В течение 21–23 января абиссинские войска вели почти беспрерывные атаки, невзирая на огромные потери. По итальянским данным, одних убитых было 5 000 человек. Эта цифра явно преувеличена против действительной, но, несомненно, потери были велики.

Потери итальянцев (явно преуменьшенные) — 44 офицера, около 400 итальянских и 310 эритрейских солдат (убитых и раненых).

Такое избиение атакующего объясняется не только действительностью ружейно-пулеметного и артиллерийского огня итальянской обороны против густых боевых порядков абиссинцев, но главным образом действиями воздушных сил.

С аэродрома в Макале (около 50 км от Аби-Адди) авиация днем действовала 21–23 января почти непрерывно. Так, известно, что 22 января самолеты садились и поднимались каждые 5 минут. За один этот день авиация налетала 200 часов. Авиация несколько раз отбивала бурные атаки абиссинцев.

Кроме того, авиация буквально спасала итальянцев своей снабженческой работой. Она сбрасывала сверху передовым частям огнеприпасы, поддерживая этим их боеспособность. Чтобы патроны не попали к абиссинцам, итальянские самолеты отказались при сбрасывании от парашютов. Патроны упаковывались в мешки с травой и сбрасывались с небольших высот без парашютов.

В этом бою итальянские воздушные силы применили своеобразный тактический прием. Скорее его можно отнести к способу управления воздушной операцией. Трехмоторные бомбардировщики не могли садиться и подниматься с маленького аэродрома в Макале. Поэтому они стартовали с тыловых аэродромов, и, чтобы не заблудиться в малознакомом районе Тембиена, они прибегали к помощи легкой авиации, стоявшей в Макале. При подлете бомбардировщиков к Макале их встречал легкий самолет, иногда одноместный истребитель, и становился их ведущим. Он обозначал сигналами место и время, когда надо было сбрасывать бомбы. Кроме бомб и пулеметного обстрела, итальянцы, видимо, применяли здесь и ОВ. Бомбардировка и обстрел производились с малых высот, иногда с бреющих, так как абиссинцы уже научились хорошо маскироваться. Они уже избегали ходить в своих обычных ослепительно белых тогах.

Они их стали «красить» грязью, чтобы сливаться с фоном местности. При появлении самолета они замирали на месте и походили на камни. Абиссинские части применяли изменение направления марша, когда видели, что их наблюдает самолет.

Авиация настолько облегчала решение задачи наземных войск, настолько экономила их силы, что без нее трудно представить возможность удержания итальянцами прохода Уарией. По мнению французского автора Жантизона, корреспондента с театра войны: «Итальянцы обязаны победой хорошему замыслу операции и помощи авиация» («Тан», 12 февраля 1936 г.).

Глава XVI. Действия ВВС в решительном наступлении

1. Сражение в Эндерта

Когда попытка абиссинцев прорвать центр итальянцев не удалась, Бадольо решил сам перейти в наступление у Макале, тем более что ему из перехваченных радиограмм было известно, что у Мулугета нехватает огнеприпасов, которых он ждет вместе с подкреплениями.

Подготовка Мулугета. Амба-Арадам — огромная скалистая гора, 8 км длиной и 3 км шириной, высотою 3 000 м, командующая высота, природный бастион, защищающий проход по «императорскому пути».

Мулугета решил превратить гору в крепость. Прежде всего к ней с тыла было подведено много троп для подвоза продовольствия, огнеприпасов и других видов боевого и не боевого снаряжения. По ним двигались караваны, но из опасений воздушных нападений — только ночью. Со всех окрестных селений был согнан скот для питания войск.

В горе были вырыты пещеры — убежища от налетов авиации и артиллерийского обстрела.

Амба-Арадам к северу имеет очень крутые склоны. Фланги горы имели более пологие скаты. Итальянцы решили, демонстрируя удар с фронта, охватывать с обеих сторон эту возвышенность. Их силы состояли из 3-го корпуса (2 дивизии), 1-го армейского корпуса — 3 дивизии (дивизии «Сабауда», «Пустериа», «3 января»); в резерве дивизия «Ассиета», несколько эритрейских батальонов и воздушные силы (до 200 самолетов)[18]. 3-й армейский корпус должен был обходить Амба-Арадам с запада, а 1-й армейский корпус — с востока. Оба были нацелены на Антало в тылу Амба-Арадам.

Численность итальянцев — около 70 000 человек, абиссинцев — с огнестрельным оружием до 50 000 человек.

10 февраля 3-й и 1-й армейские корпуса заняли исходную позицию по ручью Габат. 11 февраля 3-й армейский корпус оставался на позиции, а одна дивизия 1-го армейского корпуса прошла до Шеликот, другая («Сабауда») заняла крепкую позицию на левом фланге. 12 февраля дивизия «3 января» из Шеликот двинулась на Афгол, а «Сабауда» — в Ансеб, которого и достигла легко. Чернорубашечная дивизия «3 января» до 15 ч не могла справиться с задачей, и только регулярная альпийская дивизия «Валь Пустериа», двинутая Бадольо на помощь незадачливой дивизии, в 16 ч 30 мин захватила Афгол.

3-й армейский корпус с мощной поддержкой авиации и артиллерии захватил высоты на западном крыле Амба-Арадам. Ночью абиссинцы отошли, оставив несколько пушек и пулеметов. 11 — 12-го оперативная пауза. Итальянцы строят дороги и передвигают артиллерию.

13 февраля 1-й и 3-й армейские корпуса укрепляли свои новые позиции, а абиссинцы успешно атаковали их левый фланг, захватили на короткое время Макале, но удержаться там не могли. Весь день 13 февраля и в ночь на 14-е шел проливной дождь, размывавший тропинки, что задержало сосредоточение итальянцев, а главное — лишило их мощной поддержки авиации. Утром 15 февраля с 7 часов началась артиллерийская подготовка. Абиссинцы отступали к вершине горы, что являлось грубой ошибкой Мулугета и позволило итальянской пехоте сильно сжать кольцо окружения. Гора, на которой была ясная погода, обстреливалась из долин, окутанных туманом, артиллерией (до 200 пушек и гаубиц) с трех сторон и авиацией сверху (13 и 14 февраля действия авиации были сильно ограничены дождем).

В 17 часов 15 февраля абиссинцы, ввиду перехвата итальянцами пути на Амба-Алаги и боясь полного окружения, потеряв уже до 4000 человек, начинают отход. Авиация 16 и 17 февраля превращает отход в паническое бегство. Армия Мулугета делится на две части: одна сначала отступает, а потом бежит в Фенароа (14 000 человек), другая — к Амба-Алага (8000 человек).

Оперативное преследование армии Мулугета воздушными силами. Пять дней продолжалось беспощадное авиационное преследование армии Мулугета. Здесь итальянцам удалось впервые добиться решающего успеха, притом исключительно благодаря авиации, ибо Мулугета вначале отступал в порядке. Вряд ли успехи авиации были бы столь велики, ограничься она только пулеметным обстрелом и бомбардировкой. В этом преследовании с воздуха, несомненно, решающую роль сыграло беспощадное применение итальянцами отравляющих веществ (ОВ). Об интенсивности бомбардировки говорит несколько известных цифр общего веса сброшенных бомб на бегущие и преследуемые авиацией войска: 73 т бомб и ОВ за один день 16 февраля, т. е. за один «рабочий день» длительностью в 10–11 часов максимум. За 16 и 17 февраля налетано 300 часов, сброшено 120 т бомб.

Потери итальянцев, по их данным, ничтожны: убитых всего 134 человека, раненых 523 человека[19]. Потери Мулугета ужасающи — 6000 убитых, а всего выбыло из строя до 18000 человек. Ничтожная артиллерия абиссинцев часто не могла действовать из-за атак авиации.

Авиация беспрерывно (за исключением 13 и 14 февраля) участвовала в сражении и на передовых линиях и в тылу, где она в районе Буйя, между прочим, уничтожила несколько стад скота. Аэродром в Макале отстоял всего в 15 км от поля боя.

С рассвета разведчики доносили по радио командованию об обстановке, выслеживали основные скопления абиссинцев и сообщали о них бомбардировщикам и артиллерии. В течение дня авиация налетывала до 140 часов.

Моральное впечатление от воздушных атак было исключительно большое. На абиссинские войска угнетающе действовало сознание полной беззащитности от воздушных атак и от ОВ, которые, казалось, действовали как-то сверхъестественно.

16 февраля вся авиация фронта, 170 самолетов[20], была брошена на преследование. За день было совершено 220 нападений. В течение пяти часов 16 февраля авиация сбросила 40 т бомб. За шесть дней 12–17 февраля ВВС сбросили 173 т бомб (27000 бомб).

2. Второе сражение в Тембиене и ВВС. Поражение войск Касса и Сейума

Из-под Макале 1-й армейский корпус пошел на юг, преследуя Мулугета. Сначала и 3-й армейский корпус двигался в южном направлении. Затем, когда армия Мулугета распалась, он был круто повернут на запад и двинут на Гаэлу, важный узел сообщений. Состав 3-го армейского корпуса — дивизия чернорубашечников «23 марта», Эритрейская дивизия, 1-й пехотный полк, артиллерийский дивизион, группа эритрейских кавалерийских эскадронов. В два дня 3-й армейский корпус, только благодаря питанию его с воздуха и движению без обозов, прошел из Антало 17–18 февраля в Гаэлу (35 км).

Маневр к северу 3-го армейского корпуса, чрезвычайно быстро, совершенно неожиданно для абиссинского командования, прочно занявшего важный коммуникационный узел Гаэлу, мог быть выполнен только благодаря помощи авиации. Захват Гаэлы разъединял армии расов Касса и Сейума. Обе армии, не зная обстановки, слишком долго задержались в ущельях Тембиена и были обойдены с обоих флангов туземным и 3-м армейским корпусами. В Гаэлу из Асмары 3-му корпусу был на автомобилях доставлен вьючный обоз в 1 800 мулов.

Мощная поддержка этой операции со стороны воздушных сил состояла, прежде всего, в разведке и связи и в питании всего 3-го армейского корпуса с воздуха.

Армия Касса и Сейума была обойдена с тыла, отрезана от дороги на Дессие через Гаэла — Фенароа. Движение итальянцев по бездорожной, дикой, почти неисследованной местности от Антало к Гаэле было полной оперативной неожиданностью для абиссинцев.

Вечером 26 февраля итальянцы были готовы к наступлению на Касса и Сейума с двух сторон: Эритрейский корпус — с севера, 3-й армейский корпус — с юга. 27 февраля с рассветом начинается наступление. 3-й армейский корпус переходит через р. Гева и занимает Диббук в тылу у абиссинцев. Эритрейский корпус от перевала Уарией наступает тоже в тыл абиссинской армии.

28 — 29 февраля 1936 г. все больше сжимается охватывающее кольцо войск. Артиллерийский огонь и авиация уже закончили окружение. У абиссинцев захватывают их и без того небогатый обоз с продовольствием.

Главные силы абиссинцев начинают 29 февраля отступление в неприступный дикий Семиен к реке Таказе. 1 марта части 3-го армейского корпуса и Эритрейский корпус соединяются у Аби-Адди.

3-й армейский корпус в основном получал снабжение от ВВС; в меньшей степени, по мере устройства дорог, его снабжали автомобили.

Действия ВВС. Непрерывная разведка, связь между корпусами, окружающими абиссинскую армию, корректировка огня артиллерии, замена, артиллерии, — все это помогло сломить сопротивление абиссинцев, надломить их волю к борьбе, а затем увеличило расстройство при начале отступления. Потом авиации удается создать панику, действуя ОВ, бомбами, гранатами, пулеметным обстрелом. Три дня самолеты почти беспрерывно реяли над полем сражения. Было сброшено с 22 по 29 февраля 195 т бомб. Потери абиссинцев — около 10 000, итальянцев, якобы, только 480–500.

Воздушные силы своими атаками и химическими заграждениями важнейших горных проходов сильно задержали движение абиссинцев, пытавшихся, хотя и с опозданием, ускользнуть из ловушки, в которую они попали. Особенно большая задержка произошла на немногочисленных бродах бурного горного потока Гевы и р. Таказе. Там абиссинские войска понесли наибольшие потери непосредственно от авиации, которая держала эти дефиле под интенсивным огнем сверху, применяла различные ОВ, стойкие и нестойкие, и таким образом не позволила перейти без больших потерь на южный берег Таказе ни одному значительному отряду.

Когда операция против расов Касса и Сейума закончилась, Эритрейский корпус был переброшен от Аби-Адди к Амба-Алаги, на южных склонах которого 1-й армейский корпус уже устроил укрепления. Состав 1-го армейского корпуса — регулярные дивизии «Сабауда», «Валь Пустериа» (альпийская) и дивизия «3 января» чернорубашечников.

В этой операции снова было подчеркнуто огромное значение авиационного преследования в условиях полного владения воздухом и беззащитности войск от ОВ.

3. Сражение в Шире

Третий удар Бадольо направил против армии Иммру. Он двинул 2-й армейский корпус к западу на Селаклака — Койеца, чтобы связать Иммру с фронта. В это же время вновь сформированный 4-й армейский корпус, начав движение 24 февраля широким обходом через безводную степь северного Шире, должен был выйти Иммру во фланг и тыл. Но движение 4-го армейского корпуса через полупустыню из-за плохого расчета задержалось. Корпус мог там просто погибнуть от голода и отсутствия воды, если бы авиация не начала со 2 марта его регулярное снабжение. Рас Иммру напал на 2-й армейский корпус, который, ожидая 4-й армейский корпус, принужден был перейти к обороне. Когда Иммру узнал о разгроме Касса и о движении 4-го армейского корпуса, он решил отойти, что ему и удалось сделать без помех со стороны 2-го армейского корпуса. 4-й корпус вообще опоздал прийти на поле боя. Однако авиация совместно с быстроподвижными наземными частями и здесь этот добровольный отход раса Иммру превратили в беспорядочное отступление. Авиация атаковала ОВ, бомбами и пулеметным огнем войска Иммру на переправах через р. Таказе и в горных проходах, где ею были устроены химические и огневые заграждения.

Кроме материальных потерь, воздушно-химические нападения производили особенно сильное, разлагающее моральное впечатление.

Абиссинцам неизвестно было, как действуют отравляющие вещества, почему так таинственно, ни с того, ни с сего, вдруг начинаются страшные мучения и наступает смерть. Кроме того, при абиссинских армиях было много мулов, ослов, верблюдов, лошадей, которые погибали в большом количестве, поев зараженной травы, тем самым еще более усиливая подавленное, безнадежное настроение массы солдат и офицерства. У многих в обозе шли собственные вьючные животные.

После описанных трех сражений на Северном фронте дорогу на Аддис-Абебу итальянцам загораживала лишь резервная армия и гвардия негуса, расположенная в районе оз. Ашанги (Куорам — Дессие). Бадольо решил и эту армию разбить сейчас же, чтобы до наступления сезона дождей захватить Аддис-Абебу.

Чтобы отрезать приток в Абиссинию (вооружений из-за границы и приблизить аэродромы авиации к месту решительного сражения, Бадольо организовал, кроме операции на главном направлении — на Дессие, Аддис-Абебу, вспомогательные операции по внезапному захвату Гондара и Сардо.

4. Воздушное обеспечение мотоколонны

Движение колонны Стараче на Гондар без авиации не могло бы быть выполнено не только в такой короткий срок, с достижением полной внезапности, но, возможно, и вообще не могло бы быть выполнено. Если бы у абиссинцев было время на организацию сопротивления, то вряд ли эта по существу слабая колонна сумела бы что-нибудь сделать и, всего вероятнее, она бы погибла, частично сожженная степным пожаром, частично разбитая абиссинскими войсками.

Меж тем движение колонны и занятие ею 1 апреля Гондара сыграло в этой войне довольно значительную роль, так как закрывало «окно» в Англо-Египетский Судан, отрезало Западную Абиссинию от Англии, лишало ее военных запасов, скопленных в Гондаре, отчасти обеспечивало правый фланг Бадольо во время сражения у озера Ашанги и при дальнейшем движении на Аддис-Абебу.

Большое политическое значение самого факта быстрого занятия этого важного стратегического пункта не подлежит сомнению. Захват Гондара — это и захват оз. Тана.

Наконец, немаловажное значение этот захват имел и для самой авиации, которая получила весьма важную для нее воздушную базу для действий ВВС во всей Западной Абиссинии.

Автоколонна, везшая 5 000 — 5 500 человек, была на полном иждивении авиации. Авиация доставляла запасные части для автомобилей. Предметы снабжения доставлялись с посадкой снабженческих самолетов и без посадки, на парашютах.



Мотоколонна Стараче в движении на Гондар

В составе войск колонны был аэродромный отряд или команда, которая и обеспечивала возможность посадки самолета. Как и в других случаях, часть предметов сбрасывалась без парашютов в мешках с сеном и соломой (для амортизации удара о землю).

Автоколонне было доставлено с 1 апреля по 30 мая 1936 г. различных грузов 219 т (около 14 товарных вагонов).

5. Авиационное обеспечение немоторизованной колонны в пустыне

Колонна Руджеро[21], двинутая 1 марта 1936 г. из Ассаба через «данакильский ад» в Сардо, снабжалась особой эскадрильей в 25 самолетов, выделенной для обслуживания и защиты колонны на все время похода. Колонну охраняли, обслуживали разведкой и связью и снабжали пищей и водой этими самолетами. Поход через пустыню на расстояние в 350 км при температуре в 60° — 65° Цельсия, подчас при бурных ветрах, представляет сам по себе достаточно интересный опыт, но он особенно поучителен с точки зрения взаимодействия наземных войск с авиацией при отсутствии воздушного противника.

Вследствие высокой температуры оказалось невозможным доставить свежее мясо; оно слишком быстро начинало разлагаться, гнить. Авиации пришлось доставлять колонне живых баранов, сбрасывая их на парашютах.

Обслуживающие 25 самолетов совершили также 97 посадок на импровизированные аэродромы, выбираемые авиационными делегатами (двигавшимися при колонне) вблизи от маршрута колонны. Аварий при посадке на случайные площадки не отмечено.

Только благодаря авиации колонне удалось преодолеть 350 км безводного пустынного «данакильского ада» всего за десять дней. 11 марта колонна вошла в город Сардо, уже захваченный взбунтовавшимся против негуса султаном провинции Аусса Махомедом Иойо. В Сардо была организована весьма важная в стратегическом отношении воздушная база.

Эта база связывала воздушным путем Эритрею с Сомали и давала авиации возможность маневрировать между двумя фронтами. Отсюда из Сардо авиация и наземные войска угрожали железной дороге Аддис-Абеба — Джибути и правому флангу абиссинского фронта.

6. Сражение у Май-Чио (оз. Ашанги)

Негус, решаясь на самоубийственное наступление у Май-Чио (или у оз. Ашанги), находился под влиянием своих настойчивых советников, в том числе расов и европейских консультантов.

Говорят, что английский советник негуса особенно усердно толкал негуса на решительное наступление, чтобы Англия могла козырять им в дипломатической игре с Италией и в Лиге наций.

Этому легко поверить, так как Англия издавна славилась умением не щадить своих союзников, когда дело шло об ее узко эгоистических интересах.

Как бы то ни было, все же нельзя понять этого рокового по своим последствиям решения негуса, если не учесть, кроме политической, и чисто военной стороны дела, которая, видимо, представлялась негусу и его окружению в совершенно превратном, не соответствующем действительности виде.

Несомненно, негус надеялся на большой, хотя и частный успех. За отсутствием воздушной разведки и вследствие плохой, медленной работы своей наземной разведки, он почти до самого начала сражения считал, что он своими 40 000 наиболее по-европейски обученными и вооруженными войсками без особого труда разобьет туземный корпус итальянцев, о наличии которого он только и знал, принимая это ответственейшее решение. Присутствие 1-го армейского корпуса вначале не было ему известно. Он предполагал, что этот корпус, обремененный военной техникой, идет где-то далеко сзади более подвижного туземного корпуса, основывающего свою маневренность лишь на выносливости ног своих солдат и животных вьючного обоза.



Сражение у озера Ашанги

Но, не учтя наличия 1-го армейского корпуса, он еще не совершил непоправимой ошибки в своих суждениях. Лишь не учет возможностей итальянской авиации, которой он мог противопоставить лишь свою наземную, весьма несовершенную, организацию противовоздушной обороны, оказался роковым. Расчет на погоду, на невозможность полетов оказался тоже неверным. Опыт февральских боев не нашел правильной оценки у абиссинского командования. Он не знал также, что Бадольо из его же радиограмм знает о наступлении-штурме, что неожиданности наступления нет, что его ждут. Он выбрал крайне неумело исходную позицию для атаки за бурной речкой Мекан, которая осталась у него в тылу.

Между тем итальянская авиация утроила или даже учетверила свои усилия при борьбе с войсками негуса. Она была сосредоточена в предвидении наступления негуса на аэродроме в Макале, т. е. в 100 км от места сражения. В течение сражения и во время преследования, несмотря на очень плохую погоду, авиация сбросила 213 т бомб, выпустила около 71 000 патронов и вылила и разбрызгала немало тонн ОВ, точное количество которого остается пока неустановленным. Впервые войска негуса были атакованы авиацией еще в районе Куорам 17 марта.

Во время самого сражения и во время разгара преследования вся авиация до последнего самолета, мобилизованная для выполнения бомбардировочных и штурмовых задач, летала с рассвета и до заката солнца.

Как действовала авиация?

Она атаковала абиссинцев волнами, состоящими из различного числа самолетов — от 3 до 20–30. Самолеты вылетали по нескольку раз в день, не менее 3 раз, в среднем 4–5 раз, максимум даже 7 раз.

Первое сообщение о начале абиссинской атаки было получено 31 марта от разведывательных самолетов.

В первый день сражения (т. е. 31 марта 1936 г.) была ненастная погода, особенно в горном проходе Гура — Амба-Алаги, крайне затруднявшая работу авиации. За этот день самолеты сбросили 33 т бомб и ОВ. Тотчас после сообщения разведчиков из Макале вылетела стоявшая наготове эскадрилья бомбардировщиков.

При пулеметных атаках было выпущено всего около 6 000 пуль. Низкие облака над всем полем сражения принудили авиацию работать на малой высоте, ниже облаков, ниже окружающих гор, используя для атаки глубокие долины. Войскам негуса удалось повредить зенитным огнем большинство летавших самолетов. Среди летного состава было немало раненых, хотя точного числа установить нельзя. Известно, например, что в первые же два часа авиационных атак было подбито 11 самолетов.

Тот факт, что штурмующие самолеты огнем абиссинских мало обученных зенитных частей все же были поражены, говорит о многом. Прежде всего, ясно, что современная хорошо обученная армия, опирающаяся на современную организацию службы ВНОС и современную усовершенствованную материальную часть зенитных частей и подразделений, будет наносить примитивно, неискусно штурмующей авиации громадные потери. Затем ясно, что необходимо, во что бы то ни стало добиться такого положения, чтобы всякое попадание с земли в самолет влекло за собой сбитие самолета, т. е. что необходимо всемерно повысить убойную способность зенитных снарядов и пуль. Иначе игра не стоит свеч.

На преследование армии негуса 4 апреля 1936 г. была брошена, как уже оказано, буквально вся авиация, бывшая под рукой. Набралось до 150 самолетов. Они действовали с аэродромов в Макале, Гура, Асмара, Массау, Ассаба, Сардо и др.

4 — 6 апреля беспрерывные атаки авиации продолжались, несмотря на дождь. За эти дни сброшено 73 т бомб, выпущено 27 000 пуль.

Отступление негуса вскоре превратилось в поголовное бегство.

Потери абиссинцев: убитых до 7000, взято в плен 500, захвачено 18 орудий, 43 пулемета, 1500 ружей, автомобиль и рация негуса, 11 автомашин и огнеприпасы.

Итальянцы потеряли: 1299 человек (в том числе убитых итальянцев 108, раненых 318, туземцев убито 204 и ранено 669).

Это официальные итальянские, т. е. тенденциозные, сведения. Данные об итальянских потерях, несомненно, преуменьшены.

7. Марш на Дессие

Разбив резервную армию негуса, Бадольо, подгоняемый римскими директивами, организовал быстрое движение к Аддис-Абебе. Важнейшей ближайшей целью было захватить Дессие.

Из Куорама до Дессие длина пути — 220 км. Эта дорога в сухое время года была вполне пригодной для автомобильного движения. Дорога от Массау до Амба-Алаги была тоже приведена в порядок. Необходимо было лишь построить 50 км пути от Амба-Алаги до Куорама. Сюда, на этот участок были брошены все дорожные машины, рабочие части и сверх всего в дорожностроительные части были превращены две дивизии 1-го армейского корпуса.

С 6 по 18 апреля эту дорогу до Куорама построили, и явилась возможность захватить Дессие.

Бадольо пустил вперед туземный корпус с вьючным обозом, за ним во втором эшелоне шла альпийская дивизия «Валь Пустериа». Эритрейский корпус начал свое движение на Дессие 9 апреля. Его состав — две дивизии, общая численность до 18 000 человек, и общеармейский вьючный обоз до 9 000 ослов, мулов и лошадей.

14 апреля был совершен налет 22 самолетов на Аддис-Абебу.

Туземный корпус, не встречая серьезного сопротивления, в 7 суток дошел до Дессие, т. е. он шел со средней скоростью более 30 км за сутки. 15 апреля Дессие был занят.



Операции на Северном фронте 16/II — 5/V 1936 г.

Авиация несколько раз подавала корпусу продовольствие. Известно, например, что 11 апреля самолетами доставлено 17 т продовольствия. С 4 по 22 апреля сброшено 40 т.

Дессие был разрушен воздушной бомбардировкой еще в начале войны.

Лишь 16 апреля пришли легкие грузовики. 19 апреля был готов аэродром Дессие для приема авиации.

Они сбрасывали листовки с извещением о занятии Дессие и о поражении негуса.

21 апреля 12 трехмоторных Капрони Ca-133 доставили на аэродром в Дессие главнокомандующего со всем его полевым штабом и с необходимым оборудованием.

23 апреля в Дессие уже скопилось до 1 500 грузовиков, доставивших одну из дивизий 1-го армейского корпуса, строивших дорогу.

Этот марш на Дессие, а еще более марш мотоколонны на Аддис-Абебу создали у итальянцев своеобразный «аддис-абебский комплекс». Он сыграл с ними плохую шутку в Испании, где под его влиянием был организован мотомарш Гвадалахара — Мадрид, закончившийся разгромом целого итальянского корпуса с помощью республиканской авиации.

8. Марш мотоколонны в Аддис-Абебу

Итальянские войска, растянувшиеся на участке Май-Чио — Дессие, не могли существовать, не наладив подвоза автотранспортом. Дорога «императорская» не везде годилась для автомобилей. Дорогу нужно было продвигать вместе с войсками. Итальянское командование приказало использовать для постройки дорог все войска и всех рабочих, находящихся на участке Май-Чио — Дессие. Между дивизиями были распределены участки дороги, которые они должны были построить в кратчайший срок.

Войска превратились в дорожные рабочие части: с 4 по 20 апреля итальянская армия занималась постройкой дорог. Бадольо приказал к моменту окончания дороги собрать автоколонну в 3 000 автомобилей, стянув их к Куорам из Асмары и даже из Массауа. В ночь на 21 апреля дорога была готова. 23 апреля автоколонна была собрана в Дессие. Бадольо хотел организовать нечто вроде триумфального шествия «в столицу побежденной империи». Поэтому он даже велел заново покрасить машины, а войска, отобранные от всех частей и соединений, в количестве 20 000 человек приказал заново обмундировать.

Организуя этот торжественный автомобильный церемониальный марш итальянцев, Бадольо все же для страховки отправил на Аддис-Абебу походным порядком впереди автоколонны все тех же туземцев, эритрейцев, вынесших на себе всю тяжесть этой войны. Целая (2-я) Эритрейская дивизия должна была идти напрямик по другому маршруту: Дессие, Варра-Илу, Доба, Эгерса, тогда как Бадольо со своей мотоколонной двинулся по маршруту Дессие, Макфуд, Шала-Мейда, перевал Термабер, Аддис-Абеба.



Движение к Аддис-Абебе 26/IV — 5/V 1936 г.

Эта колонна обеспечивалась еще третьей, тоже пешеходной колонной.

Выбранные для движения два маршрута показаны на схеме (рисунок выше). Длина одного (через Макфуд) 400 км, другого— 310 км. Войска подразделены на три колонны. Состав первой моторизованной колонны: части дивизии «Сабауда», 1 батальон чернорубашечной дивизии «3 января», 2-я Эритрейская бригада, 3-й дивизион моторизованной легкой и средней артиллерии, отряд саперов.

Вторая колонна, Эритрейская бригада, двигаясь походным порядком, имела небольшой вьючный обоз. Третья, тоже эритрейская колонна, двигалась вслед за моторизованной и имела вьючный обоз и вьючную артиллерию.

Все три колонны насчитывали 10 000 итальянцев и 10 000 туземцев, 11 батарей, отряд броневиков и 1 600 — 1 700 грузовиков. По другим данным, грузовиков было около 3 000, но половина их была разбита в первые же дни пути. По итальянским данным, грузовиков вышло около 1 700, пришло в Аддис-Абебу около 1 100, выбыла одна треть.

По «императорской дороге» отходил небольшой абиссинский отряд и разрушал на ней мосты, подпорные сооружения и т. д.

Бадольо дал авиации задачу наблюдать за всем маршрутом к Аддис-Абебе и разгонять замеченные партии абиссинцев.

Питание всех колонн в значительной мере было возложено на авиацию. Впоследствии, когда автоколонна застревала в пути, теряла грузовики, в том числе с продовольствием, то авиация вынуждена была еще более усилить свою снабженческую работу. Всего 150 самолетов несли непрерывную сторожевую и снабженческую работу в интересах колонн.

Движение мотоколонны началось 26 апреля в таком походном порядке: танки, разведывательные машины-грузовики с войсками, обозы, арьергард (броневые машины). По плану колонна должна была 30 апреля быть в столице.

«Императорский путь» оказался плохой грунтовой дорогой, при дожде превращавшейся в непроезжую. Подъемы и повороты были слишком круты для грузовиков, мосты и мостики непрочны и, кроме того, они не везде были наведены или целы. Колонне от Дессие до Термабера пришлось перейти 22 брода.

Дорога чаще шла через глубокие долины, но встречались и перевалы до 3 200 м (Термабер). На последнем перевале колонна задержалась особенно долго. Саперы и солдаты вынуждены были в течение 36 часов возвести на одном участке пути подпорную стенку 30 м высотой и 35 м длиной для подкрепления пути, которому угрожал обвал (по другим данным, стенка имела размеры 100×10 м). Грузовики одолели перевал Термабер за 48 часов, вернее, их перетащили на руках солдаты.

Автоколонна растянулась на 45 км. В первый день она прошла 125 км, 27 апреля она стояла 13 часов в пути и прошла лишь 27 км, 23 апреля — 69 км, 30 апреля — 15 км. Колонна 30 апреля дошла, вернее, доползла до Термабера.

На пути к Аддис-Абебе автоколонна могла быть на неопределенно долгое время задержана на этом неприступном естественном барьере, на перевале Термабер, высотою 3 150 м. Почему-то оборона этого важнейшего пункта была поручена шведскому офицеру-наемнику. Но швед не сумел или не хотел организовать оборону. Итальянцам не пришлось преодолевать оборону Термабера, они преодолевали лишь перевал Термабер.

Абиссинскому арьергардному отряду удалось устроить два обвала пути. Дальнейшее движение без исправления дороги было невозможно. Пришлось строить каменную стенку для удержания оползня.

«Триумфальный» марш автоколонны превратился в скачки с препятствиями, в испытание физической и моральной выносливости водителей и войск, буквально на своих руках тащивших десятки километров автомобили, которые должны были их везти. Будь у абиссинцев хоть одна боеспособная эскадрилья штурмовиков, не бывать бы Бадольо в Аддис-Абебе.

Автоколонна при всей спешке двигалась все-таки медленнее, чем шли пешком эритрейцы. Бадольо пришлось поэтому для сохранения престижа итальянцев и своей техники всячески сдерживать скорость пешего движения туземцев, чтобы, не дай бог, не они захватили Аддис-Абебу. Несмотря на все принятые меры, все-таки эритрейцы уже 1 мая подошли к столице, тогда как автоколонна «победителей» — итальянцев только-только дотащилась до Шала-Мейда и Термабера. Ей предстояло преодолеть страшный Термаберский перевал. Конечно, эритрейские войска были задержаны перед столицей у Эндотто, якобы для обеспечения ее от внезапного нападения абиссинцев, хотя негус давно уже бежал, правительства не существовало и в столице начались беспорядки, так как ее захватили бандитские отряды («шифта»).

Тем временем войска Бадольо строили и исправляли дороги; наконец, построив каменную подпорную стену, 5 мая к Аддис-Абебе притащилась часть автоколонны, сделав за 36 часов 120 км.

Едва-едва перевалив 4 мая за Термабер, автоколонна встретила другое препятствие, еще посерьезнее, в виде слишком рано начавшегося тропического ливня. Ливень превратил дорогу в грязевую ванну, в которой колеса машин тонули по ступицу. Итальянцы кричали и кричат до сих пор, «что этот марш не имеет прецедентов в военной истории», и называют его «маршем железной воли». Здесь верно лишь то, что в истории действительно еще не было такого случая, когда не люди ехали на автомобилях, а автомобили на людях. Абиссинцы не использовали затруднений Бадольо и рано начавшийся сезонных дождей для уничтожения своих врагов.

Все колонны обслуживались в пути авиационной разведкой и связью. Авиация же, как уже сказано, доставляла продовольствие.

Несмотря на все усилия, скорость движения автоколонны была не велика. Так, до Шала-Мейда 140 км были пройдены за 6 суток, что дает 23 км в сутки. После перевала Термабер 120 км были одной частью мотоколонны преодолены за 36 часов, что дает скорость в 3,3 км/час. Средняя скорость всей колонны вряд ли была больше 2 км/час.

9. Перебазирование авиации и питание ее по воздуху

Быстрое продвижение итальянских войск после решительных сражений в Эндерта, Тембиене и Шире, а также после разгрома армии негуса у оз. Ашанги, потребовало от авиации быстрого перебазирования, чтобы не оторваться от войск, не нарушить с ними тесного взаимодействия.

Итальянское главное командование ожидало, что поблизости от столицы абиссинцы обязательно попытаются дать решительный бой.

Эта оценка обстановки обязывала командование держать свои ВВС возможно ближе к войскам, тем более, что защита аэродромов, расположенных на промежуточных этапах длинной коммуникационной линии, защита их от набегов абиссинских партизан была бы слишком трудна.

По существу, последний этап войны был со стороны итальянцев большой авантюрой, обреченной на позорное крушение, если бы негус был немного более искусным и дальновидным полководцем и Абиссиния не была столь слабым и отсталым государством. Сознавая весь авантюризм своего движения двумя направлениями и тремя колоннами по непокоренной стране, причем одна колонна, автомобильная, почти на всем пути была почти беспомощна, едва-едва, преодолевая трудности пути, маршал Бадольо требовал, чтобы ВВС были у него под рукой, чтобы в критический момент использовать их в качестве мощного резерва главного командования.

Перебазирование ВВС в абиссинских условиях создавало две величайшие трудности: 1) найти и приспособить для эксплуатации надлежащее число аэродромов вблизи войск и 2) подать туда сотни и тысячи тонн авиаснабжения, особенно бензина и огнеприпасов, в условиях бездорожья, абсолютной загруженности единственной дороги от Макале — Куорам — Дессие на Аддис-Абебу.

Всякое замедление с подачей боевого и технического снабжения означало выключение ничем незаменимой мощной поддержки боевой авиации в решающие дни войны. Эту задачу и в условиях европейской войны, в лучших условиях обеспечения путями, решить одними наземными средствами транспорта часто будет совершенно невозможно.

Очевидно, что в абиссинской обстановке необходимость изыскать новые пути для решения этой важнейшей, всегда при быстром продвижении возникающей задачи была особенно подчеркнута.

Каково же это решение? Теория давно предусмотрела возможность этого решения. Теперь живая практика облекла эти теоретические схемы в конкретные формы. Решение дает лишь сама авиация, ее транспортные возможности. Авиация должна некоторое время сама доставлять себе все необходимое для жизни и боевой работы. Авиационные части, при наличии подходящей площади под аэродром, перебрасывались в новые пункты базирования одновременно с авангардами, выделявшими отряды для охраны новых баз, для необходимейших работ по расчистке летного поля и постройки.

В данном случае в Абиссинии дело шло об обеспечении необходимейшими предметами снабжения четырех аэродромов-баз, только что оккупированных.

По воздуху доставлялись следующие предметы технического и боевого снабжения: бензин, масло, запасные моторы, радиостанции, оружие, патроны, бомбы. Из не боевого снабжения доставлялись продовольствие, ящики с почтой, корреспонденцией и койки для летного и летно-технического состава, Все остальное авиационное имущество шло на автомобилях, составлявших собственную авиационную автоколонну. По воздуху до 5 мая 1936 г. было всего доставлено авиацией грузов общим весом 503,6 т.

Эта простая в идее схема решения задачи требует, конечно, массы изобретательности, расчетов всякого рода для обеспечения бесперебойной работы авиации данной численности с, данных авиабаз.

Относительно итальянской авиации известно, что ей удавалось беспрерывно, хотя и в меньшей степени, чем раньше, обеспечивать действия своих войск и после своего перебазирования при питании ее по воздуху.

В этот период (март — май) авиация выдвинулась на аэродромы по линии Сардо, Дессие, Гондар (Северный фронт). На оз. Тана был построен гидроаэродром. После захвата Аддис-Абебы аэродромы были построены или использованы в столице, в Моджо и других пунктах.

10. Действия ВВС на Южном фронте

В марте — апреле авиация выполняла задачу сковывания абиссинских войск.

Авиация, наблюдая за направлением Аддис-Абеба — Негели, систематически стала разрушать склады оружия, огнеприпасов и продовольствия абиссинских войск раса Насибу на направлении Горохей, Харар; 6 марта впервые разведывательный самолет (под управлением начальника авиации Южного фронта) появился над Аддис-Абебой. В начале апреля был совершен налет на аддис-абебский аэродром, где был уничтожен один старый самолет.

Но главные удары авиация наносила из Горохея по объектам, находящимся в харарском направлении.



Самостоятельные действия ВВС на Южном фронте

В каждом налете участвовали в среднем 2–3 эскадрильи.

На схеме (рисунок выше) подчеркнутые населенные пункты были объектом действий авиации. Джигджига, Харар, Сассабане, Гондар, Дессие и Аддис-Абеба рассматривались итальянским командованием как «нервные центры» абиссинского сопротивления. Джигджига бомбардировалась с высоты 1 800 м 22 и 24 марта (27 и 30 самолетов). Сильный обстрел из зенитных пушек и пулеметов противовоздушной обороны Джигджиги, вследствие неопытности, необученности абиссинских артиллеристов-зенитчиков, по итальянским сведениям, не дал никаких результатов. За каждый налет сбрасывалось более 12 т бомб. Радиус действия самолетов — 400 км.

Харар бомбардировали 29 марта (33 самолета). В Буллале был атакован штаб раса Насибу. Наступление наземных итальянских войск началось лишь 14 апреля при непрестанной помощи авиации, налетавшей всего 1350 часов (760 полетов), сбросившей 147 т бомб. Тыловые объекты атак ВВС подвергались беспощадной бомбардировке.

На Южном фронте войска генерала Грациани при своем наступлении должны были преодолеть несколько линий укреплений, наскоро построенных абиссинцами по плану Вехиб-паши, турецкого советника и начальника штаба у раса Насибу.

Эти укрепления должны были задержать, если не остановить, итальянское продвижение к железной дороге, к Харару и Диредау.

В этой операции, где задача интервентов состояла в преодолении наземными войсками ряда укрепленных поясов, авиация снова была интенсивно использована. И здесь она сыграла видную, если не сказать — решающую роль.

Например, в сражении при Джаногобо авиация способствовала победе своим непосредственным нападением на абиссинские войска на поле боя, несмотря на неблагоприятные атмосферные условия. В сражении под Дагабуром авиация принимала большое участие в наземном бою и обеспечила снабжение и связь различных колонн. Генерал Грациани о сражении в Огадене писал: «Авиация, невзирая на наихудшую погоду, везде проявляла величайшую активность».

В боях за укрепленную полосу у Хаманлей авиация способствовала успеху операции, участвуя в прорыве тактической глубины позиции своей бомбардировкой, пулеметным обстрелом, разведкой. Всего было использовано 40 самолетов, в среднем каждый из них совершил по 4 часа полета. Сброшено 16 т взрывчатых веществ.

Авиация активно участвовала в боях за Сассабале, Буллале.

29 апреля, в самый разгар движения всех колонн, концентрически направляемых к Дагабуру, важному объекту на пути к Харару и Джигджиге, начавшиеся ливни сильно помешали всей операции. Реки, обычно мелководные, превратились в трудно преодолеваемые преграды.

Ручей Суллуль и река Фафан, превратившиеся в бурные потоки, задержали продвижение колонн.

Солдаты инженерного корпуса, стоя по пояс в воде или грязи, с величайшим трудом наводили мосты. Положение итальянских войск под ударами абиссинских отрядов становилось критическим.

Авиация атаковала отряды абиссинцев, непрерывно вела разведку и наблюдение по обоим берегам ручьев, превратившихся в реки.

Когда по метеорологическим условиям авиация не могла поддержать итальянские войска, они несли большие потери и не могли добиться сколько-нибудь решающего успеха над абиссинцами.

Между тем почти совершенно открытая местность была далеко не так хороша для обороны войск раса Насибу, как местность на Северном фронте.

11. Последнее крупное сражение на Южном фронте и участие в нем ВВС

Рас Насибу, сам получивший европейское образование во Франции, а также его начальник штаба, турецкий генерал Вехиб-паша, организовали с помощью ряда бельгийских офицеров и инженеров довольно сильную, притом умело расположенную, глубокую систему обороны. На рисунке показана идея этой оборонительной системы, заключавшаяся в том, чтобы создать на всех караванных путях несколько оборонительных полос, взаимно друг друга фланкирующих.



Наступление на Южном фронте 24/IV 1936 г.

Главное направление наступления итальянцев на Харар проходило сначала по долине реки Фафан, потом от Хаманлей по ручью Герер через Буллале, Дагабур. В дефиле Хаманлей находилось передовое укрепление, а на линии Буллале, Сассабане — главные позиции второй оборонительной полосы.

Войска Насибу вследствие близости к железной дороге, к английскому и французскому Сомали, были лучше вооружены, чем другие абиссинские части. Обучены они были тоже лучше многих других абиссинских войск, уступая, может быть, только гвардии негуса.

В частности, они умели хорошо маскироваться сами и обманывать противника ложными сооружениями.

23 апреля небольшой моторизованной колонне-авангарду генерала Верне (45-й эритрейский батальон, 3-я и 5-я группы «Дубат») с помощью внезапного для абиссинцев маневра удалось захватить Дагамедо. Главные силы (ливийская дивизия) отстали. Колонна Верне, с одной стороны, угрожала всей оборонительной системе раса Насибу, а с другой, — сама была вследствие малочисленности в опасном положении. Колонна окопалась и подготовилась к обороне.

Насибу, справедливо обеспокоенный захватом фланговой позиции, срочно на грузовиках подбросил резервы и уже 24 апреля атаковал итальянцев, но безуспешно.

24 же апреля в 7 часов утра завязывается бой на главном направлении на р. Фафан, где итальянской колонной командовал генерал Фруши. Абиссинские войска свои передовые позиции имели на линии Биргота, Дане, Гумар, на высотах, густо поросших трудно проходимым кустарником и расположенных по обе стороны от реки Фафан.



Наступление на Южном фронте 29–30/IV 1936 г.

Итальянцы организовали наступление таким образом. В центре, на восточном берегу реки, наносился главный удар вдоль караванной дороги силами 221-го легиона добровольцев-итальянцев и туземцев. Восточнее по высотам левого берега наступала арабо-сомалийская пехота. На западном берегу на участке Дане — Гумар наступают тоже арабо-сомалийцы. Каждая группа поддерживалась приданной ей артиллерией на верблюдах и на грузовиках. У генерала Фруши в резерве оставались моторизованная артиллерия, танки и пехота (туземцы и воины племен, перешедших к итальянцам) на грузовиках.

В общем резерве главного командования (ген. Грациани) находились регулярные итальянские войска, дивизии «Пелоритана» и авиация.

Бой завязывает бомбардировочная авиация, поддержанная затем артиллерией. Пехота переходит в атаку. Абиссинские снайперы с высоких деревьев наносят атакующим значительные потери, но выдвинутая на верблюдах артиллерия помогает итальянцам к 10 ч 30 мин захватить позиции Биргота — Гумар. На высоты выдвигаются артиллерия и танки.

Следующая абиссинская позиция — у Хаманлея. Подходы к ней по открытой местности.

Генерал Фруши, несмотря на это, бросает арабо-сомалийскую пехоту в атаку без особой подготовки ее огнем. Абиссинские войска, имея очень мало артиллерии, своим ружейно-пулеметным огнем выводят из строя до 40 % атакующих. Атака выдохлась. Грациани прибегает к помощи своего авиационного резерва.

С аэродрома в Горохее на помощь пехоте вылетают 40 самолетов и атакуют защитников дефиле бомбами и пулеметным огнем. Атаки самолетов повторяются несколько раз, волнами.

Бомбардировочная и другая авиация налетали в общем 160 часов, сбросили более сотни тонн бомб (одна только 7-я истребительная эскадрилья сбросила 16 т бомб). Но войска Насибу с «достойным восхищения мужеством» (как признает итальянское официальное сообщение) продолжают удерживать свои позиции. Генерал Фруши прекращает фронтальное наступление и стремится с обоих флангов обойти защитников Хаманлея.

В обход левого фланга из Курати посылается полностью моторизованная колонна Агостини, которая ведет наступление на Гунагадо, куда она быстро и доходит, но там неожиданно натыкается на спрятанные в кустах окопы и на снайперов, несет большие потери и не может продвинуться в тыл Хаманлея.

25 апреля Фруши снова атакует Хаманлей с фронта, но главного эффекта ждет от ударов по обоим флангам, где были сосредоточены танки и артиллерия.

Войска Насибу отбивали атаку, переходили в центре в контратаки, но несли все же слишком большие потери и, в конечном счете, поздно вечером отступили. Хаманлей был занят 26-го утром. Два дня итальянцам пришлось потратить на очищение кустарников у Гунагадо. 26-го же ночью абиссинцы напали на генерала Верне в Дагамедо, но ему, хотя и с трудом, удалось их отбить. 27 апреля подошедший батальон ливийской дивизии предпринял наступление к р. Фафан, но был наголову разбит, и его остатки укрылись в Дагамедо.

Большие потери при малых успехах заставили Грациани лучше подготовить дальнейшее наступление. Спрашивается: какая причина столь слабых успехов 25–26 апреля?

Вероятно, большую роль сыграло отсутствие авиационной поддержки вследствие ливней. При отсутствии же воздушного оружия у противника абиссинцы воевали почти в одинаковых условиях с итальянцами, хотя они и были бесконечно беднее военной техникой. Итальянские части были приведены в порядок только к вечеру 28 апреля. 29-го утром погода улучшилась, воздушная разведка заработала, дав ясную картину обстановки. С помощью самолета всем трем колоннам был передан приказ перейти в общее наступление. На левом фланге Верне обеспечивал с тыла и фланга наступление моторизованных частей ливийской дивизии на восток к р. Фафану во фланг главной оборонительной полосы Буллале, Сассабане, Ренда.

На правом фланге генерал Агостини, двигаясь по восточному берегу р. Герера, должен был действовать во фланг в направлении Буллале, Дагабур. Сам Фруши наступал с фронта. Решение должно было дать давление на фланги («клещи», «Канны»). Едва войска приступили к выполнению приказа, как погода снова испортилась. Ливень и гроза сильно изменили обстановку. Авиация работать не могла. Генерал Нази, доехав с ливийскими батальонами до р. Фафан, не мог ее сразу перейти, так как она стала слишком глубокой. Только к 14 часам частям пехоты удалось перебраться на ту сторону. В центре генерал Фруши встретил препятствие — непролазную грязь и бурный ручей у Сассабане.

На правом фланге погода была лучше, и генерал Агостини удалось взять Буллале. Абиссинские войска отошли к Дагабуру. Насибу решил уклониться от боя, узнав о полном разгроме войск негуса на Северном фронте и его бегстве. Он без боя стал отступать к границам Французского Сомали, куда он вскоре и перешел вместе с Вехиб-пашой. Итальянцы 8 мая заняли Харар.

9 мая произошло соединение войск Северного и Южного фронтов на железной дороге. Этот момент можно считать концом войны, итальянских захватчиков с вооруженными силами негуса. В дальнейшем борьбу ведет сам абиссинский народ.

Мы видим на опыте последней операции Грациани, какую роль играли на войне воздушные силы. Когда воздушной поддержки не было, итальянцы, несмотря на полное превосходство своей наземной военной техники, понесли большие потери (наибольшие по сравнению со всеми другими операциями войны) и не могли добиться большого тактического успеха: абиссинские войска раса Насибу не были разбиты. Их дальнейшее добровольное отступление не было превращено в бегство, как на Северном фронте, потому что воздушные силы не могли действовать из-за ливней, а по земле преследование затруднялось бездорожьем после ливней.

Несомненно, имело значение то обстоятельство, что войска раса Насибу были лучше вооружены, лучше обучены и руководились военно грамотными людьми. Однако самое главное заключается в том, что обе стороны, ввиду выключения из боев воздушных сил, сражались примерно в равных условиях.

Наличие же в бою у итальянцев воздушных сил создавало совершенно другую обстановку, кричащее неравенство сил.

Глава XVII. Работа отдельных родов ВВС, их взаимодействие. Итоги. Оценки

Занятием Аддис-Абебы кончился четвертый этап завоевания Абиссинии итальянским империализмом. Организованные вооруженные силы негуса Абиссинии были рассеяны. 9 мая Муссолини поторопился объявить о создании итальянской «империи». Начался новый — пятый — этап: покорение, оккупация, попытки экономического освоения страны, ее «умиротворение», т. е. организация беспощадной эксплуатации населения.

Эта задача оказалась для итальянского империализма настолько трудной, что до сих пор Абиссиния не может считаться хоть сколько-нибудь «освоенной» территорией.

В этом этапе авиация играет опять-таки роль весьма могучего средства империалистической политики. Однако об этой деятельности авиации, представляющей немало материала для размышления о путях развития военного искусства, а также о важнейших выводах по опыту всей войны; мы говорим в следующей части нашего исследования.

Закончим изложение первых этапов истории захвата Абиссинии, последнего самостоятельного государства Африки, несколькими итоговыми цифрами, характеризующими интенсивность и направление деятельности авиации за период с 3 октября 1935 по 9 мая 1936 г., и характеристикой работы разных родов авиации.

Итоговые цифры. Исходные статистические данные нижеследующей таблицы взяты из итальянских журналов «Ривиста Аэронаутика», «Национе Милитаре» и др. Средние нормы выведены нами.

Боевая работа авиации за период с 2 октября 1935 г. по 9 мая 1936 г.

В среднем
в месяц (7 м.) в день (217 д.)
Число бомбардировок 872 ок. 125 4
Наступательных разведок (с бомбардировкой и обстрелом) 454 65 ок. 2
Сброшено бомб, т 1853 ок. 265 8,8
Дальних разведок 830 ок. 119 ок. 4
Ближних разведок 2149 307 ок. 10
Пулеметных атак 168 24
Выпущено пуль 270 000 38 571 ок. 12 085
Фотосъемочная работа (полетов) 300 ок. 41
Перевезено грузов для четырех аэродромов, т 523,6
Сброшено грузов на парашютах, т ок. 1000
Налетано часов 50 634 7 233 232
Поражено самолетов зенитным огнем 265
Из них сбито 8 (14) (2)

Потери среди летного и технического состава убитыми и ранеными: определяются самими итальянцами в 25,2 % от числа принимавших участие в войне. Следовательно, за месяц войны потери равны 3,6 %.

Далее, по итальянским же данным, процент убыли офицеров-летчиков и наблюдателей достигает 47,6 % по отношению к общему числу убитых и раненых чинов летного состава. По некоторым данным, абсолютное число убитых и раненых из числа летного и летно-технического состава равняется примерно 400 человекам (по итальянским данным, всего 48 человек), а по абиссинским данным, число сбитых самолетов — 14.

Эскадрилья «Дисперата», пытаясь дать всей авиации пример храбрости до безрассудства, из своего штатного состава летчиков в 45 человек потеряла убитыми 10. Это дает 22 % потерь за 7 месяцев.

По данным Жантизона («Revue militaire Suisse», № 9, 1936), во всей авиации убито 87 человек летного состава, что на 500 самолетов или приблизительно 1500 человек летного состава на всю авиацию дает около 6 %, т. е. почти в 4 раза меньше.

А. Работа разведывательной авиации

1. Аэрофототопографическая работа

Абиссиния не имеет точных карт. Даже свои колонии Эритрею и Сомали итальянцы до начала войны не удосужились изучить как следует в топографическом отношении. Об этом говорят следующие факты. Колония Эритрея, которой итальянцы владеют уже почти 70 лет, имеет только две карты. Одна (масштаб 1:1 000 000) на 8 листах, другая (масштаб 1:400 000) — на 12.

В самой Абиссинии карт не составлялось. Имелись лишь весьма приблизительные карты, составленные в Англии и других странах на основании отрывочных данных, собранных путешественниками, купцами, штабами. Этот картографический материал был малопригоден для ведения военных операций.

Авиация была широко использована для быстрого заполнения этого важного пробела. Были применены аэрофотограмметрическая система и прибор Сантони. Производилась аэросъемка обширных зон вдоль широкой полосы местности, прилегающей к основным оперативным направлениям, интересующим главное командование. Так как не хватало времени на полную обработку полученного материала и на составление точных карт, то ограничивались эскизными картами-схемами, составляя на основании фотоснимков лишь скелет местности, с указанием главнейших ее особенностей, основных приблизительных горизонталей.

Таким образом, за время войны выработался новый тип аэрофотокарт, размножавшихся в достаточном количестве типографским способом. Эти карты названы в Италии «военно-оперативными» (cartografia militare operation). На таких картах масштаб был приблизительный, и кривые, характеризующие рельеф местности, наносили по фотоснимку на глаз. На картах делалась оговорка, что все кривые линии на ней являются иллюстративными (демонстративными). При наличии времени фотоснимки давали возможность составить точную карту нормального вида.

Эта работа авиации имела громадное значение для ведения операций и всей войны, и важность ее трудно переоценить. Итальянские операторы подчас лучше знали местность, где происходили операции, чем сами абиссинцы. Отсутствие же у абиссинского командования карт страшно затрудняло все его оперативно-тактическое творчество, так как даже командир, сам прекрасно знающий данную местность, не мог изложить свой оперативно-тактический замысел всем другим командирам, которые местности не знали. Местность снималась только по определенному маршруту, причем некоторые районы освещались фотоснимками более подробно. За время марша Бадольо к Аддис-Абебе авиация за 5 дней засняла столицу с окрестностями, всего площадь в 2 000 кв. км для изготовления карты масштаба 1:100 000.

2. Воздушная разведка, наблюдение, корректировка, связь

Мировая война показала, что во время сражения, когда артиллерия порывает всю наземную связь между войсками и командованием, между командованием частями и высшим командованием, авиация оказалась лучшим средством поддержания непрерывности командования, непрерывности управления боем, сражением и операцией.

На абиссинском театре войны, где артиллерия была сравнительно слаба и ее огонь не был столь всеразрушающим, каким он был на полях сражений мировой войны, все же вследствие рельефа местности, отсутствия дорог и средств наземной проволочной связи создавались условия, несколько похожие на те, что создавались в мировой войне в результате артиллерийского огня. Здесь, как и там, командование теряло связь с войсками в самый решительный момент. Авиация, разведывательная по преимуществу, создала итальянцам прекрасный и наилучший выход из положения. Темп операций вследствие их непрерывности, объясняемой хорошими средствами связи и управления, был весьма быстрым. Сражения не затягивались. У абиссинцев же за отсутствием обычных средств связи, а тем более авиации, наоборот, управление боем и сражением сильно хромало. В них не было технической связи, а, следовательно, не было и надлежащей идейной оперативной связи в действиях различных колонн и даже целых армий, как это мы видим в операциях армий расов Мулугета, Касса, Иммру.

Авиация итальянцев корректировала стрельбу артиллерии по целям, невидимым для наземного наблюдателя. Таких целей в столь пересеченной местности, как Западная Абиссиния, всегда было очень много.

Авиация выполняла боевую, тактическую и оперативную воздушную разведку и являлась в полном смысле слова главным источником информации о противнике. Итальянская армия была зрячей армией благодаря главным образом своей авиации.

Абиссинская же армия была слепа. Многие поражения абиссинцев были бы просто немыслимы, имей они только пару хороших разведывательных экипажей и соответствующие разведывательные самолеты. Достаточно для примера упомянуть о сражении при оз. Ашанги, где негус долгое время считал, что он атакует лишь один туземный корпус итальянцев, и надеялся на частную победу. Он долгое время не подозревал, что перед ним стоит еще и 1-й корпус.

С другой стороны, абиссинцы часто ставились итальянским командованием в условия полной внезапности. Причина: отсутствие разведывательной авиации у абиссинцев. Движение 3-го армейского корпуса во фланг и тыл раса Касса было, например, совершенно неожиданным для него и фатальным для исхода всей операции. Меж тем достаточно было бы лишь одного разведывательного полета, чтобы исчерпывающе выяснить основные черты оперативной обстановки, создавшейся движением 3-го армейского корпуса. Своевременное отступление сохранило бы войска раса Касса. Но у негуса не было и одного разведывательного самолета.

Сведения о противнике сообщались командованию во время разведки по радио, затем более подробное донесение сбрасывалось с вымпелом. В этом сбрасываемом донесении указывалось также, как лучше всего, т. е. по какому маршруту, войскам можно было пройти к нужному пункту.

Авиация поддерживала постоянную связь (иногда через каждые 2 часа) между параллельно движущимися колоннами, разделенными горами, между главными силами и авангардами, между различными частями главных сил.

Все значение этой работы авиации станет особенно ясным, если вспомнить, что колонны продвигались иногда на большую глубину, притом продвигались в малоисследованную, незнакомую страну. Так, например, колонны генерала Грациани прошли от Доло до Негели 380 км, генерала Стараче на Гондар — 330 км, генерала Руджеро на Сардо — 350 км, самого Бадольо в Аддис-Абебу — 500 км.

Итальянские войска настолько оценили эту авиационную связь, что во время движения вовсе и не пытались устанавливать проволочную связь, так как ее установка сильно задерживала бы движение. Даже радио на ходу функционировало не всегда исправно. Поэтому часто, как это подтверждает де Боно, единственным средством связи и источником информации была авиация.

3. Дальняя стратегическая и оперативная воздушная разведка

Полеты длились по 6–8 часов. Самолеты залетали на 400–500 км вглубь страны. Они, в общем, летали вдоль караванных путей, исследовали важнейшие тропы в горах и определенные, заданные командованием местности, где можно было предположить сосредоточение крупных сил абиссинцев.

Самолеты-разведчики часто целыми днями кружили над районом, где были замечены хотя бы слабые признаки присутствия войск противника. Разведка днем велась, следовательно, в некоторых районах непрерывно.

Эти разведки сопровождались фотосъемкой заданных пунктов или даже районов, где присутствие противника было установлено.

Итак, разведывательная авиация в оперативном отношении обеспечивала командованию непрерывность управления операцией и безопасность маневра колонн главных сил.

Тактическая воздушная разведка по глубине проникновения доходила до 20–25 км, считая от головных частей передовых колонн. Эта разведка проводилась с малой высоты, иногда всего с нескольких десятков метров над местностью, поросшей лесом или кустарником, скрывающими разведывательные части противника. Командир колонны наземных войск обычно своевременно предупреждался авиацией о том, что в таком-то пункте его ожидает нападение или организованное сопротивление. Эта работа воздушной разведки велась почти непрерывно. Часто разведывательный самолет, обнаружив противника, сам подвергался его пулеметному обстрелу или забрасывал его небольшими осколочными бомбами, чтобы точнее определить численность обнаруженной части. Если обнаруживали войска в лесу, то для целей разведки применяли зажигательные бомбы, заставлявшие абиссинцев покидать зажженные леса.

Оперативная воздушная разведка производилась в течение всей войны в высшей степени интенсивно. Часто разведка сопровождалась бомбардировкой. Это так называемые «наступательные разведки».

Уже 8 и 10 октября 1935 г. разведчики стали залетать вглубь страны, к югу, за реку Таказе. 19 октября самолет, вылетевший из Асмары, долетел до Гондара и оз. Тана (по прямой линии более 400 км, фактически маршрут до 550–600 км). На обратном пути самолет сделал промежуточную посадку (Тессеней).

23 октября велась усиленная разведка вдоль р. Таказе, в районе Амба-Алаги и в Данакиле.

25 октября в Сомали воздушная разведка разведывала район Сассабане, Джубы до Магало, где разведчики бомбардировали замеченные цели.

26 октября разведчики летали в провинцию Аусса.

31 октября и 2 ноября разведка установила наличие в Данакиле караванной связи провинции с Британским Сомали. Авиация бомбардировала и обстреливала караваны и затем наблюдала за караванными путями.

9, 10 и 11 ноября в Эритрее разведка обследовала район Амба-Алаги и обнаружила скопления войск раса Мулугета, на которые затем было организовано нападение 13–15 ноября. В эти же дни в Сомали разведывались Джигджига и подходы к ней.

Во второй половине ноября итальянские разведчики впервые появляются над Хараром.

В первую половину декабря произведена серия разведывательных полетов в Сомали, имевших задачей определить численность и группировку войск раса Деста. Разведка производилась в районе Доло, Веби-Джестро и Дауа-Парма, Ганале-Дориа-Дауа-Парма до Готона и Негели.

4. Агентурная разведка

Дальняя воздушная разведка сочеталась с высадкой итальянских агентов в благоприятных районах, с собиранием шпионских сведений от заранее насажденных шпионов и от шпионов, высаженных с самолетов.

Для связи между агентами и самолетами применялись коротковолновые радиостанции. Косвенные сведения говорят и о применении ультракоротковолновых станций для этой цели.

Высадки агентов с самолетов были произведены в провинциях Боран, Годжам, в районе Горохея, в районе Макале, в районах вдоль и по обе стороны дороги от Май-Чио (оз. Ашанги) до Дессие, где племена азебу-галла, райя-галла взбунтовались против негуса после поражения армии Мулугета.

В части V описывается деятельность одного итальянского агента, священника-миссионера Борелло, с которым связь поддерживалась по воздуху.

5. Пропаганда и агитация с воздуха

Авиация, преимущественно разведывательная, совершала много полетов со специальной целью внести разложение в ряды абиссинской армии и поднять восстание некоторых племен против раса Хайле Селасеие и против господства племени амхара вообще.

Эта работа авиации увязывалась с давнишней работой итальянской разведки по взрыву абиссинского государства изнутри. Авиация связывала с командованием поселенных еще в мирное время резидентов и шпионов, высаживала новых. Особое внимание уделялось районам, политически наиболее неблагонадежным по отношению к правительству негуса, так, например, Годжаму, где возник в конце концов мятеж. Такие полеты «мирной пропаганды», как их называют сами итальянцы (propaganda pacifica), совершались в провинции Амхара, Уолло и др. Авиация разбрасывала и агитационные листовки, хотя вследствие почти поголовной неграмотности абиссинского населения такая форма агитационной работы не обещала большого успеха. Агитационные листовки сбрасывались преимущественно на города, например, Харар, Джигджига и т. д., до Аддис-Абебы включительно. В число агитационных листовок входят и листовки, содержащие и всевозможные посулы и одновременно угрозы и требования — ультиматумы к населению, например, оставить город или другой населенный пункт к такому-то часу, потому что город или пункт будет разрушен авиацией. Таким путем итальянское командование в Абиссинии, по указанию правительства Муссолини, стремилось убить двух зайцев — внести моральное разложение, создать панику у населения и снять с себя обвинение в варварстве, когда воздушная бомбардировка мирного населения действительно производилась: «мы, мол, предупреждали население, и оно могло уйти».

Агитационных материалов в виде листовок, манифестов, ультиматумов и т. д. авиация сбросила сотни тысяч экземпляров, преимущественно на амхарском и арабском языках. Вся пропаганда была в руках особого бюро пропаганды в Асмара под руководством Чиано, командира эскадрильи и министра пропаганды, теперешнего министра иностранных дел.

Агитационные «манифесты», разбрасываемые авиацией по всей Абиссинии, содержали торжественные обещания «отменить рабство», «восстановить мир и порядок» при условии полного и безусловного покорения населения итальянцам, немедленного возвращения в покинутые селения и города.

Все эти демагогические призывы сопровождались угрозой беспощадной расправы в случае невозвращения населения в указанный срок в населенные пункты с изъявлением покорности итальянскому губернатору или его ставленникам.

5 января 1936 г. на всем Северном фронте итальянские самолеты разбросали листовки-воззвания к населению с призывом поголовного восстания против негуса.

15 января подобные же призывы содержались в листовках, сброшенных после бомбардировки Куорама и Вальдия.

Немало полетов было произведено для воздействия на психику населения и вождей отдельных племен. С этой целью самолеты летали длительное время над населенными пунктами в глубоком тылу страны. Они не сбрасывали бомб, они не вели разведки, а просто «производили впечатление», создавали представление об итальянской армии, как о какой-то особой армии, вооруженной особыми таинственными средствами. «Большие птицы» (как называли самолеты абиссинские крестьяне и горожане) действительно производили впечатление: летают, что-то смотрят. На Южном фронте несколько племен будто бы сдалось, положило оружие при одном появлении «больших птиц»[22].

Б. Работа бомбардировочной авиации

Бомбардировочная авиация в этой войне-истреблении была наиболее страшным для абиссинцев оружием завоевателя. Главным образом она-то и превращала даже планомерные отступления абиссинских войск в паническое бегство.

Бомбардировочная авиация в основном действовала против абиссинских войск, особенно при проходе их через горные дефиле, через речные броды. Она бомбила и мирное население городов, разрушала колодцы, лагери абиссинских отрядов, она распространяла отравляющие вещества. В Сомали колодцы были теми пунктами, где обязательно должны были сосредоточиваться абиссинские войска.

Бомбардировочная авиация итальянцев часто действовала совместно с артиллерией по укрепленным линиям абиссинцев, достигая при этом главным образом большого морального эффекта.

Применение бомбардировочной авиации нередко зависело от взаимодействия с разведывательной авиацией. Итальянская авиация полностью использовала небывало благоприятные для себя условия войны (отсутствие воздушных сил у противника). Совместная работа разведчиков и бомбардировщиков была налажена следующим образом.

Разведчики, заметив во время разведки значительную колонну абиссинцев на походе или при расположении на месте, тотчас же по радио сообщали об этом бомбардировщикам, дежурившим на одном или нескольких аэродромах.



Бомбардировка авиацией укрепленной Буллале (видна падающая бомба)

По получении сообщения командир бомбардировочной части или соединения немедленно же высылал группу бомбардировщиков. Численность группы зависела от наличия на аэродроме свободных сил и характера цели.

Был ряд таких пунктов, через которые абиссинские войска должны были пройти обязательно: перевалы, броды, колодцы (в Сомали) и т. д. Такие пункты подвергались систематическому нападению авиации. Далее, постоянно были под ударом такие объекты: порционные стада, склады зерна, караваны. В Сомали, где обзор во многих местах неограничен, авиация не раз уничтожала целые караваны и тем самым расстраивала снабжение, работу тыла абиссинцев, и без того работавшего плохо. Атакуя караваны, авиация стремилась уничтожить их целиком.

Как раз снабженческая деятельность — караваны, вьючные обозы, склады — сделалась постоянной мишенью авиации, которая сознательно била по слабому звену абиссинской армии.

Бомбардировка, обычно небольшими осколочными бомбами, вперемежку с химбомбами, иногда связками ручных гранат, происходила со средних высот. Эта бомбардировка, как правило, вызывала бегство атакованных войск. Тогда самолеты снижались на малую высоту и расстреливали бегущих из пулеметов. Такие действия происходили и недалеко от фронта, и в удалении от него до 300 км. Действия в более глубоком тылу бомбардировщики предпринимали для срыва стратегического сосредоточения абиссинской армии в начале войны, а также при атаках незащищенных городов, предпринимавшихся в течение всей войны.

Абиссинские войска вынуждены были прибегнуть к единственной мере защиты, обещавшей им известную безопасность: к движениям рассредоточенными небольшими отрядами, к движениям в вечерние и утренние сумерки. Ночные марши ввиду опасности движения ночью по тропам и по плохо сделанным дорогам, по крайней мере, на Северном фронте, как правило, избегались. Известны, однако, случаи, когда даже большие абиссинские соединения прибегали к ночному движению (например, войска армии расов Касса и Иммру).

Действия в начале войны против стратегического сосредоточения и развертывания абиссинской армии привели к громадным задержкам в движении войск, а главное — к их моральному потрясению еще задолго до начала наземных боев.

Итальянские войска, напротив, имели огромное преимущество при выполнении любого маневра против той или другой армии негуса, потому что противник бывал скован воздушными нападениями.

Подобные нападения на войска производились преимущественно небольшими бомбардировочными группами, по нескольку раз повторяющими свои удары по одной и той же цели.

Бомбардировки же населенных пунктов и лагерей, как-то: Май-Мешич, Аби-Адди, Куорам, Акба-Алаги, Дессие, Негели, Джигджига, Харар, Сассабане, Горохей и др., производились массой самолетов, не менее 20, но и не более 33 за один налет.

Лишь в начале войны при первых налетах авиации на города провинции Тигре на одну цель бросалось до 60 самолетов.

Калибры и качество авиабомб. На фронтах Абиссинии итальянцы применяли бомбы, различные и по калибру и по характеру действия.

Калибры применяемых бомб: 50, 30, 15 и 2 кг. По наблюдениям полковника американской авиации Робинсона, итальянцы применяли бомбы весом в 20, 120 и 250 фунтов.

Следует отметить большое разнообразие применяемых бомб: осколочные, фугасные, зажигательные и химические.

Несомненно, итальянцы воспользовались этой войной как случаем для испытания бомб разного назначения.

Наибольшее применение по живым целям получили 2 кг осколочные бомбы с рифленой оболочкой.

Некоторые бомбардировщики, имея на борту до 400 таких бомб, буквально осыпали ими пехоту. Кстати, эти бомбы не всегда достигали должного эффекта: они или не разрывались или, попадая в песок или болотистую почву, взрывались, но теряли свою силу. Например, при бомбардировке 10 декабря 1935 г. южнее Макале из 800 сброшенных бомб не разорвалось 110, а во время бомбардировки Дессие из 240 бомб не разорвалось 50.

Робинсон лично установил, что спущенный ударник не доходит до капсюля. По-видимому, отмеченный выше недостаток имеется у бомб разных калибров. Робинсон лично видел неразорвавшуюся 900-фунтовую бомбу.

Широко применялась осколочная бомба в 2 кг.

В пользу применения 2 кг бомб было высказано несколько соображений.

8 или 10 кг бомбы при большом весе дают малый радиус поражения — практически 15 м; выгоднее вместо бомбы в 10 кг взять 5 бомб по 2 кг и получить поражение в несколько раз большее при том же весовом количестве[23].

В. Работа истребительной авиации

За отсутствием воздушного противника истребительная авиация применялась для разведки, для штурмовых действий, для связи, для наведения на цель бомбардировщиков. Следовательно, никаких уроков о применении ее как средства воздушного боя эта война не дала.

Г. Тактика воздушных сил в воздушно-наземном сражении

Действия бомбардировочной авиации были особенно интенсивны и беспощадны в подготовительном этапе быстро развивающегося сражения и в заключительном его этапе — во время преследования. Хотя авиация и участвовала своим огнем на поле боя, иногда даже заменяя артиллерию, но все же главные свои удары она наносила по резервам, которыми абиссинцы должны были питать бой; в сражении у оз. Ашанги авиация встречала огнем все атаки войск негуса, т. е. действовала на поле боя.

Резервы абиссинцев сковывались бомбардировочными действиями. Они почти не могли двигаться вследствие атак с воздуха, а если двигались, то несли большие потери и, в конце концов, рассеивались. Питать бой абиссинскому командованию было нечем. Боевая задача итальянских наземных войск тем самым сильно облегчалась.

Здесь важно оттенить характер взаимодействия с артиллерией, которая тоже обстреливала резервы с помощью самолетов разведывательной авиации, направлявших и корректировавших ее огонь.

При наличии достаточного числа снарядов артиллерия действовала по переднему краю обороны и по ближним тылам, тогда как бомбардировочная авиация получала более глубокие цели. Авиация как бы продолжала артиллерийский огонь (употребляя выражение французского устава 1918 г.), дотягивая его до расположения высших командных инстанций противника, до «нервных центров» всего неприятельского боевого порядка, включая сюда и его резервы.

Крайне важной и характерной чертой итальянской тактики бомбардировочной и штурмовой авиации при участии ее в наземном сражении является тенденция к непрерывности воздушной бомбардировки. Воздушная бомбардировка в дни сражений начиналась с рассвета и продолжалась до заката солнца. Впоследствии эта тенденция к непрерывности воздействия на противника на поле боя проявилась в войнах в Испании и в Китае. Непрерывность воздушного воздействия по времени и пространству ограничивалась наиболее решающими участками и наиболее критическими этапами сражения.

Как эта непрерывность достигалась? Прежде всего, к моменту кризиса сражения мобилизовалась вся авиация, без различия специальностей. Вся авиация получала бомбардировочные (и штурмовые) задачи, вся она становилась, без различия специальностей, временно бомбардировочной (и штурмовой) авиацией. Это говорит о том, что вся авиация должна получать бомбардировочную подготовку, что все летчики, все наблюдатели и штурманы должны уметь бомбардировать с разных высот цели на поле боя.

Но, кроме привлечения всей авиации, возможность непрерывной бомбардировки объясняется, видимо, сменностью экипажей.

Этот натиск всей наличной авиации, действующей при этом со средних и с самых малых высот, с применением ОВ, мелких осколочных бомб, пулеметного обстрела, натиск, имевший своей целью сломить последнюю волю к борьбе у войск противника, потрясенного уже превосходством врага в артиллерии и прочей технике, неоднократно в абиссинской воздушной обстановке, т. е. в условиях абсолютного господства в воздухе итальянцев, давал исключительные результаты.

Непрерывность воздушного воздействия в решительные моменты на решительных участках крайне целесообразна, и к ней нужно стремиться.

Во всех решительных операциях воздушные силы применялись с исключительным успехом при преследовании. Отчасти они применялись в этом случае так, как раньше применялась стратегическая конница, но со скоростью, в сотни раз большей.

Преследование с воздуха полуразбитых или даже не разбитых, а просто вынужденных к отступлению абиссинских армий, уничтожало эти армии, как организованные вооруженные силы. Здесь преследование с воздуха выступало в роли мощного самостоятельного способа уничтожения неприятельских вооруженных сил, наравне со старинным способом в виде их окружения.

По существу воздушное преследование чаще всего было тоже своеобразной формой окружения неприятельских войск, так как во всех направлениях своего отступления они встречали отпор: со стороны своего собственного войскового тыла и флангов — от воздушных сил, со стороны фронта — от наземных войск.

Воздушные силы придают преследованию совершенно особый характер, превращающий преследование в своеобразное окружение, которое можно было бы назвать, так сказать, динамическим окружением, в отличие от прежнего — статического окружения, когда, выходящие в тыл врага окружающие войска должны остановиться и перейти к обороне.

Д. Снабжение по воздуху

Чрезвычайно велико значение и значительна убедительность опыта итало-абиссинской войны в отношении воздушного снабжения войск, воздушного транспорта войск и воздушных десантов, особенно в условиях малокультурного театра войны.



Подготовка грузов на аэродроме для сбрасывания их войскам

Воздушное снабжение создавало небывалую маневренную автономию даже для таких крупных войсковых соединений, как армейский корпус, правда, на короткий срок.

Армейский корпус в течение нескольких дней становился благодаря воздушному снабжению совершенно независимым от своего тыла, от своих обозов и мог идти налегке с небывалой еще в горах скоростью. Этот опыт еще раз подтверждает правильность мысли, высказанной автором много лет назад, о более интенсивном и организованном использовании на войне транспортных возможностей авиации.

Что доставляла в Абиссинии итальянская авиация своим войскам? Хлеб печеный, мешки муки, мясо, живой скот, консервы всех видов, картофель, сухари, сахар, кофе в мешках, бидоны с питьевой водой, лекарства, сигары и папиросы. Она доставляла и огнеприпасы.



Подача самолетами продовольствия 3-му армейскому корпусу. На земле надпись: «продовольствие»

Кроме того, по воздуху доставлялась почта, деньги для выплаты содержания офицерам и солдатам, обувь, брюки, гимнастерки и белье, колеса, камеры и покрышки, запасные части к автомобилям и т. д., — словом, все, что могло понадобиться войскам в процессе боя или похода.



Пехота подбирает продовольствие, сброшенное с самолетов

Эти предметы продовольствия, технического и боевого снабжения часто доставлялись без посадки самолетов — на грузовых парашютах или без них.

В некоторых случаях производилась посадка самолетов. Так, при походе колонны Руджеро из Ассаба в Сардо самолеты произвели 97 посадок. В Гондар продовольствие и другое снабжение частично были доставлены тоже с посадкой.

Авиация питала целые армейские корпуса. О снабжении 3-го армейского корпуса, при его движении в Гаэле, говорилось выше.

4-й армейский корпус, двинутый в обход левого фланга раса Иммру через неисследованную область Ади-Або к югу, чуть не погиб от голода, вместо того чтобы быть вместе с 2-м армейским корпусом, двигавшимся к западу, страшной клешней, намертво захватывающей армию раса Иммру. Его спасла авиация, взявшая весь корпус целиком на свое иждивение.

В официальном итальянском сообщении о сражении у оз. Ашанги сказано о том, что авиация не только активнейшим образом преследовала абиссинское войско, но и снабжала итальянские передовые колонны, двигавшиеся к югу.

Эритрейский туземный корпус, прошедший в 6 дней 200 км и занявший Дессие (после поражения армии негуса), мог это выполнить лишь потому, что он получал все продовольствие с самолетов.

Занятие Дагабура, поддержанное действиями боевой авиации, сопровождалось также снабжением с воздуха ряда колонн.

Марш колонны Бадольо на Аддис-Абебу также всесторонне обеспечивался авиацией, в том числе продовольствием и запасными частями для автомобилей. В период собственно войны 1935–1936 гг. случаев, когда авиация доставляла войскам патроны, снаряды, вооружение, отмечено даже меньше, чем в последующий период «пацификации», — оккупации страны.

Ж. Общая оценка роли ВВС в войне 1935–1936 гг.

Итальянцы впервые начали применять свои воздушные силы по-новому в 1931–1932 гг. в Ливии. Войска итальянцев в Абиссинии буквально не делали ни шагу без авиации. Вот итоговый перечень типовых задач ВВС.

Типовые задачи итальянских ВВС в Абиссинии

1. Разведка местности, во многих случаях совершенно неизвестной, изготовление фотокарт.

2. Преследование абиссинских войск.

3. Обеспечение, охранение итальянских войск от внезапных атак абиссинцев.

4. Надлом сопротивления противника перед началом атаки наземных войск бомбардировкой расположения неприятельских войск.

5. Изнурение резервов и поддержек.

6. Бомбардировка и пулеметный обстрел с малых высот живых целей в бою, в лагерях и населенных пунктах.

7. Снабжение войск огнеприпасами и продовольствием.

8. Связь.

9. Пропаганда.

10. Воздушные десанты (в 1936–1937 гг.).

Генерал Боллати утверждает, что «авиация играла в этой войне страшно важную роль, что можно определенно сказать, что без нее война продолжалась бы дольше, стоила бы дороже и была бы кровопролитнее» («Размышления об итало-абиссинской войне», В. 3., № 5, 1937 г.).

Уоттвиль считает, что «в конце концов, можно сказать, что без самолетов итальянцы никогда бы не продвинулись особенно далеко за Макале» (стр. 257, «Army Quarterly», июль 1936 г.).

Оценки самих итальянцев, конечно, особенно восторженны.

Занусси («Naz. Mil.», 1936 г., август — сентябрь, стр. 558) так характеризует роль авиации: «оружие, сослужившее неоценимую службу. Она мощным образом способствовала приданию всем операциям того сокрушающего динамизма, который их характеризовал».

Французский журналист, очевидец событий в Восточной Африке, тоже высоко расценивает роль воздушных сил в итало-абиссинской войне. Он пишет: «Каждый день итало-абиссинского конфликта давал доказательства, что авиация в наши дни есть самое могущественное средство, находящееся в распоряжении армии, и что ее следует теперь рассматривать как' центральную проблему всех военных проблем будущего. Может быть, недалек день, когда придут к заключению, что истинное оружие современных индустриальных наций есть авиация» (P. Gentizon. R. М. S. № 9, 1936 г.).

Часть пятая. Воздушные силы как средство покорения и оккупации Абиссинии

Нечего говорить о том, что окончательная «обработка» колониальной империи в Восточной Африке далеко еще не закончилась. Новая африканская империя доставляет Италии немало забот и хлопот. Абиссиния далеко еще не в таком состоянии, чтобы из нее можно было систематически, методически и без разорительных расходов выкачивать нужные метрополии природные сырьевые богатства. Это требует организации жестокой эксплуатации ее населения, приведения племен, а также целых народностей, господствовавших ранее в течение тысячелетий, к состоянию полной покорности.

Еще во времена Ливингстона (60-е годы прошлого столетия), когда империалистическое «культуртрегерство» только-только стало развиваться, не только туземные женщины и дети при приближении белого человека прятались, поднимали крик и вой, словом, проявляли все признаки крайнего ужаса, но даже собаки, — и те, по словам самого преподобного Ливингстона, убегали, поджав хвост, как будто белый человек был каким-то свирепым животным. С тех пор положение для туземцев во всей Африке только ухудшилось. Туземцы итальянских колоний подвергаются особенно жестокой эксплуатации, потому что Италия отстала от других богатых империалистических держав и спешит догнать их особенно усиленной эксплуатацией мирного населения.

В тех столь отдаленных от Европы и Америки странах существует настоящее рабство, образца ХХ века.

Целые области закабалены различными итальянскими, английскими, французскими и другими концессионными компаниями, обложены в их пользу определенным денежным или натуральным налогом (в виде слоновой кости, кофе, каучука, страусовых перьев, продуктов земледелия и пр.). Малейшее несоблюдение установленных сроков взноса налога-дани, а тем более открытый протест туземцев жестоко наказываются.

Снаряжаются карательные экспедиции с непременным участием самолетов, прибегающие к всевозможным неописуемым зверствам, чтобы только подешевле и поскорее подавить восстание в самом начале.

«Управление страной без ее оккупации». Англичане первые пустили в международный обиход этот термин, с виду невинный, некий юридический или административный принцип. Он, однако, характеризует в скрытом виде применение воздушных сил в управлении колониями для создания режима террора. Это есть «управление с помощью ВВС колонией без ее непосредственной оккупации». Воздушный флот, как показал уже богатейший послевоенный (1918–1936 гг.) опыт, не только «блестяще» выполняет все задачи по поддержанию «порядка» в покоренной стране, но, главное, он к тому же дешево стоит. Благодаря ему надобность в содержании крупных частей наземных войск во множестве пунктов отпадает. Выполнение в случае нужды карательных воздушно-земных экспедиций обходится в десятки раз дешевле. И сами экспедиции длятся недолго. Наказание тотчас же следует за «преступлением». Никакого шума и огласки. Три — шесть самолетов посылаются на провинившиеся селения или племя. Самолеты бомбами уничтожают туземцев и их жилища, загоняя пулеметным огнем беззащитных жителей в горы и леса, разгоняют и тысячами убивают их стада и т. д. В результате применения такого метода «убеждения» в превосходстве европейской цивилизации над «варварской» обычно скоро добиваются временного успокоения.

Несмотря на зверский террор, все же восстания в английских, французских и в новой итальянской колониях — явление постоянное.

На глазах всего «цивилизованного» мира, под окном у старой демократической Европы, сейчас в «дикой» Африке идет настоящий разбой, идет порабощение и закабаление миллионов человеческих существ. Но эти высококультурные зрители из старых «демократических» государств делают вид, что они ничего не замечают. Впрочем, сами колонизаторы тоже принимают все меры к тому, чтобы не было излишней огласки.

«Манчестер Гардиен» рисует картины чудовищного террора итальянских захватчиков в Абиссинии (но молчит про террор в английских колониях).

«В одном из монастырей возле Аддис-Абебы было найдено оружие. 350 монахов были выстроены перед семью тяжелыми пулеметами. Пулеметчикам-эритрейцам было приказано стрелять. Эритрейцы (христиане) отказались выполнить это приказание. Тогда были вызваны сомалийские части, состоящие из магометан, которые штыками закололи монахов. Монастырь был сожжен до основания».

«История кровавой бойни, организованной оккупантами в Аддис-Абебе, — пишет один корреспондент, — была, насколько возможно, замята державами, которые в то время стремились к соглашению с Италией. По данным французского представителя в Аддис-Абебе, в столице было убито в течение трех дней 6000 абиссинцев. Британскому консулу известны имена 2000 убитых. Жестокость оккупантов, а также регулярных частей, принимавших участие в расправе, доходила до пределов. Женщин и детей закалывали насмерть на улице. Мужчин привязывали к машинам за ноги и волокли по земле. Некоторых бросали прямо под колеса грузовиков. Площадь святого Георгия была сплошь усеяна трупами людей, а обитатели домов, окаймлявших площадь, были заживо сожжены в своих жилищах.

Абиссиния никогда не переживала ничего подобного…».

Давно уже во Франции существует теория о необходимости пополнения людских контингентов в армии и промышленности туземцами из своих колоний. Мировая война полностью как будто оправдала и подкрепила эту теорию практическим опытом, действительно доказав возможность использовать как пушечное мясо туземцев черной, желтой и прочих цветных рас. Немало было тогда же, в 1914–1918 гг., использовано цветных рабочих и во французской промышленности.

Готовясь к новому дележу мира, ко второй, уже начавшейся теперь империалистической войне, Италия спешит окончательно покорить и «умиротворить» Абиссинию, чтобы иметь возможность более или менее спокойно эксплуатировать ее людские и материальные богатства и создать колониальную армию. Уже сейчас в итальянской армии имеется значительный процент цветных войск. В ближайшем будущем этот процент, несомненно, повысится. Как мы видели, туземные эритрейские и ливийские войска вынесли на себе всю тяжесть итало-абиссинской войны.

Наиболее империалистической настроенные деятели в Италии видят в цветной армии под командованием итальянских офицеров блестящую комбинацию, позволяющую всерьез ставить вопросы о возрождении мировой Римской империи. В такой имперской армии видят могучее средство поднять до необычайной высоты военную мощь Италии, чтобы решить ее «исторические задачи», — сделать Средиземное море внутренним итальянским морем, соединяющим метрополию с ее империей в — виде многочисленных африканских и среднеазиатских владений. Таковы мечты.

Иллюзорность этих, еще полностью не высказанных, мечтаний состоит прежде всего в том, что вооруженные и обученные военному делу туземцы при всяком благоприятном случае повернут свое оружие против захватчиков.

Тщетны попытки подавить сопротивление абиссинского народа. Ненависть этого народа к своим угнетателям растет с каждым днем. Именно поэтому итальянцы добивались официального признания захвата Абиссинии со стороны держав, чтобы этим фактом облегчить свою задачу оккупации и «пацификации».

«В Абиссинии царит такой террор, — пишет издающийся в Париже бюллетень «Энформатор итальен», — что даже закоренелые негодяи содрогаются в ужасе от того, что им приходится видеть. Но абиссинцы проявляют исключительное мужество. Война еще не кончена».

Да! Борьба в Абиссинии, несомненно, далеко еще не кончена.

Глава XVIII. Обстановка в Абиссинии после 9 мая 1936 г. и действия ВВС до конца сезона дождей

После занятия Аддис-Абебы и поспешного провозглашения 9 мая 1936 г. «итальянской империи» в столице начался голод. Наступил длительный сезон тропических дождей, а с ним остановка всех наземных операций сколько-нибудь крупного масштаба. Напряженность работы авиации, в общем, несколько уменьшилась, но совсем ее боевая работа не прекращалась.

Армия негуса, армии расов, переставшие существовать как организационное целое, представляли собой еще значительную вооруженную силу в виде отдельных отрядов, способных к длительному сопротивлению при умелом использовании природных свойств страны. Дожди сковали наземные войска по населенным пунктам. Войска интервента контролировали едва третью часть Абиссинии. Растянутая на 600 — 1000 км коммуникационная линия итальянцев между их операционным базисом в Эритрее — Тигре и столицей Абиссинии создавала крайне опасную стратегическую обстановку для итальянцев. Гарнизоны итальянцев, находясь в разоренной стране, были друг от друга изолированы бездорожьем.

Без армии страна была бессильна нанести уничтожающий удар ослабленному до предела врагу, положение которого сезон дождей ухудшил до последней степени.

Стратегия абиссинского главного командования оказалась не на высоте своих задач. Она не предусмотрела возможного течения войны в целом.

Радио и особенно авиация сыграли крупнейшую роль в этот период.

Когда начались дожди, то положение итальянских войск вначале было поистине критическое. Они были разбросаны по необъятной территории, окружены враждебным населением, были отрезаны друг от друга и от центров снабжения. Они могли бы стать довольно легкой добычей абиссинских партизанских отрядов и населения, если бы последние руководились из одного центра (по радио).

Итальянские официозные и официальные сообщения утверждают, что ряд дивизий в течение недель получал продовольствие исключительно по воздуху. Иначе говоря, не будь ВВС, эти дивизии просто погибли бы от голода.

Авиации пришлось быстро приспособиться к новой обстановке и к новым задачам.

Часть гарнизонов стояла в таких топографически и метеорологически неблагоприятных пунктах, что летчики лишь с большим трудом могли доставлять продовольствие. Главная помеха — ураганные ветры и дожди.

Гарнизон самой столицы был в тяжелом положении. Назначенный вице-королем Абиссинии маршал Бадольо приказал авиации возить для столицы продовольствие и медикаменты. За период с 5 мая по 1 июня авиация доставила 87 т продовольствия, горючего и других грузов (это составляет около 5,5 товарного вагона). В столицу в течение 12 дней (в начале июня) был по воздуху перевезен батальон гранатометчиков (гренадер) (всего 772 человека) с вооружением и снаряжением. Работу выполнили 8 тяжелых бомбардировщиков. Итальянцы долгое время не могли использовать железные дороги, так как на линии действовали партизаны.

Сотни солдат перевозились самолетами в качестве подкреплений в различные пункты захваченной территории.

Там, где возможно было наземное продвижение оккупационных отрядов, там, где можно было расширять владения Италии, авиация, как правило, привлекалась для боевой и снабженческой работы.

Эти оккупационные отряды, занимая новую область, строили в первую очередь передовой аэродром, благодаря которому они сразу включались в общую систему оккупационных гарнизонов и могли через авиацию получать пополнения, продовольствие, огнеприпасы, боевую поддержку ВВС, эвакуировать своих больных и раненых.

11 июня Бадольо был отозван в Италию. Вице-королем был назначен маршал Грациани, «прославившийся» своей жестокостью по отношению к туземцам и этим сделавший себе карьеру, выделяясь даже среди видавших виды колонизаторов. Вскоре он был тяжело ранен при покушении на него в Аддис-Абебе абиссинских патриотов.

С 5 мая по 30 сентября 1936 г., т. е. за 5 месяцев, войскам было доставлено вдвое больше продовольствия и других грузов, чем за предыдущие 6 месяцев войны. За этот же период авиация сбросила 202 т бомб.

1. ВВС как средство транспорта

Временно устроенные дороги вдоль направления движения колонн итальянской армии во многих местах были настолько ненадежны, что за период дождей по ним вовсе нельзя было передвигаться. Единственным надежным средством транспорта оказались самолеты. На авиацию была возложена, поэтому труднейшая задача, к которой она собственно никогда и не готовилась, а именно — задача регулярного питания с воздуха целых воинских частей, отрезанных от своих баз дорогами или, вернее, бездорожьем. Часто приходилось снабжать продовольствием, притом в течение недель, целые дивизии.

Нередко случалось при этом, что самолеты после 2–3 часов полета вынуждены были возвращаться на свой аэродром, не выполнив задачи. Причиной по большей части была невозможность по метеорологическим условиям подлететь к району расположения той или другой дивизии, так как, боясь абиссинских партизан, они часто располагались в таких неприступных местах, к которым трудно было подлетать не только в дожди, но и при сухой погоде. Бывали случаи, когда попытки самолетов выполнить задачу повторялись до трех раз в течение дня.

Некоторые части, изолированные от всего мира и от центров снабжения, подвергались нападению абиссинских партизан, руководимых верными родине вождями.

Если не приходила помощь, — а чаще всего эта помощь могла прийти и приходила только с воздуха, т. е. со стороны авиации, — окруженные отряды несли большие потери, а иногда и уничтожались абиссинцами.

2. ВВС как средство борьбы с партизанами. Помощь гарнизонам

В итальянской печати опубликовано несколько характерных случаев, когда авиация выступала в роли некоего ангела-хранителя целых итальянских гарнизонов, попавших в окружение.

В местечке Лалибела округа Ласта (около 60 км к западу от Коббо) отряд в 400 человек в начале сентября 1936 г. был полностью окружен войсками, предводимыми Уольдесфоссеном, сыном раса Касса. На помощь окруженным из Сокота (около 75 км к северу от Лалибела) была послана поддержка в 200 человек. Но, не дойдя до Лалибела, этот вспомогательный отряд сам был со всех сторон атакован у Билбала Горгис и перешел к круговой обороне, сил для которой у него не хватало.

Губернатор провинции Амхара Пирцио Бироли 7 сентября телеграфировал командующему воздушным флотом: «Только авиация может своевременно спасти положение посредством снабжения по воздуху этих гарнизонов, а также бомбардировкой, обстрелом из пулеметов повстанческих орд, селений и районов (раея), которые их принимают…»

В этом отчаянном вопле итальянцы выдают свой бесчеловечный, «неограниченный» способ борьбы с восставшим абиссинским народом путем беспощадной воздушной бомбардировки населенных пунктов и целых районов, путем уничтожения стад, посевов и т. д.

По другим иностранным источникам известно, что при этих репрессиях пускались в ход и отравляющие вещества[24].

Эти «цивилизаторы», с позволения сказать, не останавливаются перед применением самых жестоких средств борьбы в погоне за чужими территориями. Они это впоследствии на глазах у всего цивилизованного мира показали в Испании и в Китае.

Получив такой отчаянный призыв о помощи, авиация еще утром 7 сентября, несмотря на сквернейшую погоду, начала свою спасательную работу. В ней приняли участие 55 тяжелых самолетов. За пять-шесть дней, с 7 по 12 сентября, эти самолеты сбросили на парашютах 2,5 т продовольствия, 4 680 кг огнеприпасов. На абиссинские войска и на населенные пункты было сброшено 13 724 кг бомб и выпущено из пулеметов 15 000 пуль.

Уже с 9 сентября давление на осажденные отряды уменьшилось.

Эта операция помощи велась с аэродромов Аддис-Абебы, отстоявших от места действия на 360 км.

Итальянские источники утверждают, что авиация не только спасла от гибели два гарнизона, но и якобы предупредила опасное восстание во всем округе Ласта, бывшем феодальном владении раса Касса.

Другие два случая всесторонней — и боевой и снабженческой — поддержки наземных войск, пожалуй, еще более интересны, так как масштаб операций был значительно больше.

Два оккупационных отряда, каждый численностью в несколько тысяч, расположенные в Дебра Берхан и Дебра Сива, были полностью окружены абиссинскими партизанами, сравнительно хорошо вооруженными, состоящими из бывших солдат негуса.

Поддержка со стороны воздушных сил была организована с воздушной базы Дире-Дауа, которая от места действий находилась в 250–300 км (по итальянским данным — 300–350 км).

Никакой другой вид вооруженной силы, никакой род наземных войск не мог оказать помощь окруженным отрядам, потому что тропические дожди сделали землю и ее пути совершенно непроезжими.

Операцию помощи выполняли 113 самолетов. Они сбросили множество бомб, особенно бомб малого калибра, по абиссинским отрядам, пытавшимся штурмовать осажденных. Они бомбардировали, обстреливали из пулеметов население близлежащих сел. Возможно, они распространяли сверху и отравляющие вещества, однако этот факт еще не установлен.

Эти же 113 самолетов сбросили осажденным 130 т продовольствия, 9 т огнеприпасов, 88 000 талеров. Вся операция длилась с начала августа до половины октября, когда, наконец, стало возможным послать из Аддис-Абебы колонну, освободившую оба гарнизона.

3. Охрана с воздуха железной дороги

Железная дорога Джибути — Аддис-Абеба — единственное мощное средство транспорта, соединяющее столицу с морем, с внешним миром вообще. В первые месяцы после захвата столицы дорога эта не могла быть использована итальянцами. Очень часто и в различных пунктах железная дорога разрушалась партизанами, причем нередко уничтожался и персонал, обслуживающий дорогу. Гарнизоны, расставленные вдоль железной дороги, по необходимости немногочисленные, не могли одни справиться с задачей охраны движения и целости дороги. В период дождей дорога была на время совершенно парализована, так что Аддис-Абеба и ее большой оккупационный гарнизон попали в критическое положение в отношении снабжения предметами первейшей необходимости. Начался голод. Положение спасла авиация.

Но возвращаемся к железной дороге.

Итальянцы организовали ее охрану таким образом. Сначала они думали ограничиться наземной охраной. Для этого в наиболее важных пунктах были сосредоточены значительные по численности отряды. От них на каждые 20–30 км дороги вдоль линии выставлялись сторожевые посты в несколько десятков солдат.

Совершенно ясно, что для абиссинцев не составляло особого груда нападать неожиданно на эти слабые посты, уничтожать их, а затем разрушать пути.

Поэтому командование прибегло к помощи авиации. Последняя получила задачу непрерывно наблюдать за дорогой и прилежащими к ней местностями, с тем, чтобы обнаруживать все более или менее крупные отряды повстанцев и не допускать их к дороге.

Авиация не раз предупреждала охраняющие войска о приближении абиссинских отрядов, и не раз только благодаря ее боевой поддержке этим войскам удавалось отбиваться от нападения превосходных сил абиссинцев.

Особенно много беспокойства доставил итальянцам Фикре Мариам, отряды которого действовали против участка Аддис-Абеба — Маджо, на перегонах в районе гор Джерор, Цуквала, Дебокодио, ставших опорными пунктами сопротивления абиссинских партизан.

В одном этом районе итальянцы вынуждены были применить 113 самолетов. Самолеты разбрасывали листовки с угрозами по адресу населения, осмеливающегося давать приют партизанам. Но, кроме листовок, сбрасывались тысячи бомб разных калибров. По итальянским данным, было сброшено 6 834 бомбы. О применении ОВ итальянские источники, как всегда, конечно, умалчивают.

4. Воздушная поддержка карательной экспедиции Мариотти

Для борьбы с партизанами в вышеуказанном районе итальянцы организовали комбинационную карательную экспедицию. Была отправлена карательная экспедиция Мариотти, поддержанная более чем сотней самолетов.

Кроме чисто военных соображений, заставлявших ускорить подавление партизан, оккупанты стремились избежать политически неблагоприятного для них положения, созданного абиссинцами в районе самой столицы, где жило немало иностранцев, в том числе бывших дипломатических представителей европейских государств при правительстве негуса.

Этим объясняется крупное сосредоточение воздушных сил и приведение в действие больших наземных отрядов. Объединенными усилиями наземных и воздушных сил оккупантам удалось в течение 15 дней восстановить движение на перегоне столица — Маджо. Но вскоре же оно вновь было прервано.

5. Охрана с воздуха гужевых, вьючных и автомобильных транспортов

Движение гужевых, вьючных и автомобильных транспортов на участке Дессие — Аддис-Абеба и Аксум — Гондар долгое время не могло производиться регулярно, так как оно постоянно нарушалось нападениями партизан.

Дороги были забиты колоннами обозов, тянувшимися на десятки километров.

Более благоприятную обстановку для действия партизан трудно представить, вспомнив топографические особенности страны, ее горы, ущелья, густые заросли, бесчисленные дефиле.

Только благодаря усиленной боевой и разведывательно-сторожевой работе авиации итальянскому командованию довольно быстро удалось наладить сносное движение по упомянутым выше магистральным путям. Действия авиации по охране дорог были организованы так же, как и ее действия по охране железной дороги Джибути — Аддис-Абеба. Все-таки и авиация могла обеспечивать лишь весьма малоинтенсивное и малорегулярное движение.

Ряд крупных гарнизонов не мог быть обеспечен всем необходимым по наземным путям, и авиация выполняла роль авиационного обоза.

Санитарные самолеты, переделанные наскоро из боевых, перевозили раненых и больных в Асмару или Массауа. Они развозили и сбрасывали медикаменты подвижным колоннам.

Такие колонны в небольшом числе были посланы из Аддис-Абебы даже в период дождей. По окончании сезона дождей наземные операции по захвату и усмирению южных, юго-западных и западных провинций Абиссинии возобновились и велись с гораздо большей энергией, вызванной ростом партизанского движения.

Глава XIX. Подготовка ВВС к возобновлению наземных операций

1. Смена летного состава и введение в строй нового пополнения

За время сезона больших дождей летный и отчасти технический состав авиационных частей, принимавший участие в операциях, был мало-помалу заменен молодым составом, присланным из Италии.

Более подготовленный, обстрелянный личный состав понадобился для интервенции в Испании, где он затем постепенно вышел в расход благодаря героической работе республиканских летчиков.

Самолеты и моторы за время интенсивной боевой и снабженческой работы, притом в весьма тяжелой обстановке в период начавшихся дождей, налетали сотни часов. Сотни самолетов и моторов были повреждены зенитным огнем абиссинцев. Период дождей не дал авиации покоя. Ей приходилось много летать для выручки многочисленных гарнизонов. Полеты в горах, притом в самых неблагоприятных метеоусловиях, сильно износили материальную часть. Она требовала полной переборки, осмотра и частичной ее замены новой материальной частью, что и было постепенно проделано.

Молодой летный состав прошел особую «колониальную» летную подготовку, которая в основном состояла в длительных полетах по маршрутам с инструментальной ориентировкой. Она состояла также в тренировке в слепых полетах. Предварительно все вновь прибывшие летчики и штурманы в качестве пассажиров облетывали все основные воздушные маршруты. Такие облеты познакомили новичков с особенностями ориентировки, с аэрографическими особенностями страны и некоторых ее зон, с основными направлениями будущих воздушных путей.

Возобновление боевых действий на земле в первой половине октября привело авиацию к вопросу о наиболее рациональной организации ее основных баз, ее передовых и промежуточных аэродромов, их оборудования и охранения.

2. Подготовка авиационного тыла

Постройка аэродромов. Система базирования ВВС. В горной части Абиссинии немного мест, пригодных для устройства аэродромов. Была предпринята работа по поиску таких мест. Часть аэродромов была построена на месте лесных полян, соответственно расширенных путем выкорчевывания массы мощных деревьев. Аэродром в Явелло, построенный за это время, годился для взлета тяжело нагруженных самолетов даже во время сильных дождей. Поэтому этот аэродром превратился в важнейший авиационный центр на весь период дождливого сезона.

Устройство новых аэродромов, их оборудование представляло множество затруднений разного рода и требовало больших расходов.

Итальянцы, по примеру англичан, решили сделать из своей авиации тот костяк, на котором должно держаться все их колониальное могущество. Авиация получила одну задачу — способствовать быстрейшей оккупации и «пацификации» Абиссинии. После страстно желаемого, но пока недостижимого утверждения власти колонизаторов в основных районах страны они собираются превратить авиацию в вездесущую, мощную и беспощадную полицейскую силу, которая огнем, ОВ, бомбой, пулей восстанавливает «итальянский порядок» в случае его малейшего нарушения эксплуатируемым абиссинским народом.

Однако одними лишь внутренними, полицейскими функциями план развития аэродромной сети полностью не определялся. Авиация, выполняя в Абиссинии полицейские обязанности, обязанности карательных отрядов, вне Абиссинии в основном продолжала оставаться чисто боевым средством. У нее, по итальянским воззрениям, очень важные задачи в случае войны возникают в районе Средиземного и Красного морей, на побережьях Индийского океана и Средиземного моря и в Ливии. План аэродромной сети должен был в отношении авиационного базирования отражать не только требования колониальной малой войны, но и требования, возникающие в случае большой войны в Европе.

В настоящее время организация и размещение итальянской авиации в Абиссинии рисуются в таком виде. «Командование воздушным флотом Восточной Африки» из Асмары переместилось в Аддис-Абебу, где установлена резиденция «вице-короля Восточной Африки».

По закону 1 июня 1937 г. вся «империя», включая сюда Эритрею и Сомали, разделена на пять провинций (governi).

Однако авиация, как и в метрополии, имеет свои зоны или секторы, границы которых не совпадают с общеадминистративными границами. В данном случае первоначальное деление было осуществлено весьма схематично, чисто геометрически. По отношению к Аддис-Абебе вся страна была подразделена на четыре сектора: Северный, Восточный, Южный и Западный.

Каждый сектор имеет некоторое число воздушных баз. Базы в зависимости от их оперативной важности и оборудования подразделяются на базы первой, второй и третьей категорий. Все они подчинены основной воздушной базе. Каждый сектор имеет по одной независимой, основной воздушной базе. Так, весь Северный сектор базируется на Массауа — Зула, Восточный — на Ассаб — Джибути, Южный — на Могадишо и Западный — на Аддис-Абебу. В свою очередь авиационная база Аддис-Абебы имеет головные отделения в Массауа — Зула и Ассаб — Джибути.

Авиабазы первой категории выбраны, исходя из стратегических и, как говорят в Италии, из оперативно-логистических соображений. Они располагаются невдалеке от основных путей сообщения. Кроме того, основные базы расположены так, чтобы на двух или трех базах одновременно можно было в случае надобности сосредоточить ВВС для подавления возможных и неизбежных восстаний абиссинского народа и для маневра воздушными силами в любом направлении для действий вне Абиссинии.

Особенное значение имеют воздушные базы, расположенные около морских портов и на некоторых границах «империи».

Не трудно догадаться, что наибольшее внимание уделяется тем границам, откуда итальянцам легче всего угрожать мировым, в особенности английским, торговым путям, морским и сухопутным, откуда легче всего контролировать подвоз оружия абиссинским партизанам.

Вокруг Аддис-Абебы по окружности радиусом в 250–300 км предположено образовать цепь аэродромов, чтобы облегчить в будущем воздушную оборону столицы, чтобы легче сосредоточивать воздушные силы в направлении к столице или, наоборот, маневрировать столичными воздушными силами в любом направлении к окраинам Абиссинии. Еще во время дождей некоторые из намеченных по плану аэродромов вокруг столицы были построены, и с них была начата боевая работа. Так, например, аэродром в Арба (Хаусак), расположенный в 200 км от Аддис-Абебы, около железной дороги, был промежуточным аэродромом между Дире-Дауа и Аддис-Абебой при доставке предметов снабжения в столицу и гарнизонам в Дебра Берхан и Дебра Сина, о чем мы говорим в другом месте.

С этого же аэродрома воздушные силы отражали сильные отряды абиссинцев, направлявшиеся к Аддис-Абебе. Наконец, этот аэродром используется для воздушной охраны железной дороги.

Когда подавлялись восстания в областях Черчер и Арусси, воздушные силы действовали с аэродрома Арба и Лас-Аддас.

Каждая база, каждый аэродром рассчитан на питание известного числа авиачастей, на размещение их материальной части и людей.

В общем можно подразделить все основные воздушные базы первой и второй категорий на центральные и окраинные базы. Между ними находятся промежуточные посадочные площадки и аэродромы третьей категории.

По мере постройки аэродромов и выяснения общей военной обстановки в районе их расположения на них подавались авиаснабженческие грузы. Эти грузы предварительно сосредоточивались на аэродромах Эритреи и Сомали, а потом, по мере возможности и по заранее разработанному плану, рассредоточивались по вновь созданным воздушным базам.

3. Деятельность авиационного интендантства

Итальянское авиационное интендантство автономно от морского и армейского интендантств. По всем данным оно, видимо, в общем, справилось со своей работой. Работа его по мере приближения сухого времени года шла во все возрастающем темпе. Эта работа состояла в доставке в порты и погрузке точно рассчитанного по количеству авиационного имущества в Италии; в разгрузке его в африканских портах (в Массауа и Могадишо преимущественно), в разнарядке снабженческих грузов по различным аэродромам, в организации центральных и периферийных складов, в организации работы транспорта и мастерских по оборке самолетов, в доставке, без потерь на испарение, горючего для самолетов и автомобилей.

Интендантство ремонтирует парашюты, приборы самолетовождения, строит центральные электростанции, водопровод. Интендантство снабжает всем необходимым фото-радиослужбу, радиогониометрическую, метеорологическую, телефонно-телеграфную службу. Оно же организует прачечные, хлебопекарни, санитарную службу.

В его ведении находится денежное, вещевое довольствие, организация питания всего состава авиации и, наконец, религиозное обслуживание летного, технического и прочего состава боевых и не боевых частей и учреждений.

Передача религиозной обработки солдат в ведение интендантства представляет, кажется, единственный пример в мире по буквальному выполнению евангельского указания, что, мол, «не единым хлебом жив будет человек». «Раз интендантство доставляет хлеб и прочую материальную пищу, то оно же должно доставлять людям и духовную пищу», — рассуждают, видимо, итальянские попы и организаторы, передав в интендантство церковников.

Аэродромная сеть, подготовленная к началу крупных операций войск по окончании сезона дождей, насчитывала 12 аэродромов. Это были опорные воздушные базы, снабженные всем необходимым авиаимуществом на известное число самолетовылетов. К возобновлению операций не все эти 12 воздушных баз аэродромов были в одинаково полной боевой готовности: часть их не имела своих гарнизонов, некоторые аэродромы не были заняты авиацией, не были обеспечены наземной охраной и запасами авиаимущества.

Во время больших дождей авиаимущество поступало через Массау, Ассаб и Джибути (Французское Сомали), откуда перевозилось по железной дороге. Грунтовые дороги стало возможно эксплуатировать только после окончания дождей.

Всего по железной дороге с 5 мая 1936 г. по конец года было перевезено 4 343 т авиаимущества, для чего авиации было предоставлено 345 вагонов.

По грунтовым дорогам движение началось в октябре. Из Могадишо авиаимущество доставлялось в Негели, Явелло и Иму, из Асмары — в Горгора и через оз. Тана — в Бахар Дар, к истокам Голубого Нила.

В ноябре 1936 г. открылось движение по дороге Асмара — Дессие — Аддис-Абеба. Однако сначала эта дорога могла быть, как следует, использована только до Дессие. Почти 600 грузовиков подвезли в Дессие 2 740 т горючего, смазочного, бомб и разного технического авиаимущества.

Когда открылось движение до Аддис-Абебы, то в столицу и на окрестные аэродромы было переброшено на 1 087 грузовиках из Дессие и с воздушной базы в Асмара 3 340 т авиаимущества.

В ноябре и декабре явилась возможность на 70 автомобилях с прицепками перевезти авиаимущество в Амбо, Джимму и в Лекемти. Эта переброска была не только трудна вследствие плохих дорог, но и опасна ввиду наличия в этих районах партизанских отрядов абиссинцев. Колонна из 70 автомобилей в своем составе имела значительную вооруженную охрану.

Подготовляя решительную операцию против остатков войск раса Деста, итальянцы сосредоточили в Иргалеме (столица Седамо) очень большие запасы авиаимущества, которое шло частично из Могадишо, частично из Негели и Аддис-Абебы.

Аэродром в Иргалеме вследствие своего географического расположения играл большую оперативную роль. Постепенно он превратился в воздушную базу и соответственно такому использованию был надлежащим образом оборудован (рация, прожекторы, фотолаборатория, телефонная связь и т. д.) и снабжен запасами горючего, бомб и прочего имущества воздушных сил.

Постройка и оборудование, а затем снабжение воздушных баз горючим, смазочным, запасными моторами, частями самолетов, полуфабрикатами, расходным имуществом — частично по железной дороге, частично на грузовиках, а частично на самолетах по воздуху — потребовали огромных затрат.

Известно, что только за время с мая 1936 г. и примерно до марта 1937 г. в 341 вагоне и на 3400 автомобилях перевезено почти 15 850 т. Общий километраж использованных грузовиков исчисляется почти в 3 000 000 км.

4. Формирование подвижных наземных колонн и задачи ВВС

К моменту окончания дождей командованием были сформированы быстрые, подвижные, довольно сильные отдельные колонны. Им была поставлена невыполнимая задача: в течение немногих месяцев полностью оккупировать всю абиссинскую территорию, для чего нужно было всего-навсего… «разбить и уничтожить» множество абиссинских партизанских малых и больших отрядов, поддерживаемых всем народом. Эти отряды, иногда хорошо вооруженные, действовавшие во многих районах страны, особенно в западных и юго-западных провинциях, показали, чего можно достичь при более или менее правильной тактике действий. Как известно, своей задачи еще к концу 1938 г. итальянские подвижные колонны выполнить не смогли.

Так как тактика действий этих колонн итальянцев основывалась на быстроте их движения в разные стороны из нескольких центров, на внезапности их появления, на окружении партизан, то вполне естественно, что они не могли брать с собой ни больших обозов, ни больших запасов продовольствия и огнеприпасов. Снабжение их было, поэтому целиком возложено на авиацию. Это снабжение с воздуха иногда продолжалось в течение недель. Снабжение с воздуха позволило подвижным колоннам необыкновенно быстро передвигаться даже по плохим дорогам, потому что никакого или почти никакого обоза они с собой не брали.

Глава ХХ. Взаимодействие воздушных сил с подвижными колоннами

Взаимодействие подвижных колонн и авиации состояло в следующем. Авиация, прежде всего, вела разведку и бомбардировала все важные цели вдоль общей линии намеченного маршрута продвижения главных сил подвижной колонны.

Авиация была авангардом и охранением каждой колонны и частично выполняла разведывательные задачи вместо конницы, которой не было.

Авиация производила дальние разведки в тех районах по указанию командования, в которых всего вероятнее могли сосредоточиться партизанские отряды. В случае обнаружения партизанского отряда тотчас же производилась его усиленная бомбардировка, часто сопровождавшаяся пулеметным обстрелом и разбрызгиванием ОВ.

При этом жестоко страдали жители всех окрестных деревень.

Приведем описание своеобразных методов покорения, применяемых итальянскими оккупантами. Это описание дано очевидцем, французским журналистом Ж. Гено, пробравшимся через Кению в непокоренные районы Абиссинии. Описываемые Гено события относятся к апрелю 1938 г. Описание напечатано во французском журнале «Регар»[25].

«3 апреля. Мстя за разрушения, причиненные абиссинским партизанским отрядом прошлой ночью, итальянцы прислали шесть тяжелых бомбардировщиков. Держась на больших высотах, они наугад осыпали весь район бомбами всех размеров. Бомбы делали в лесу прогалины; падающие деревья производили ужасающий шум. Когда птицы смерти удалились, мы отправились поглядеть на район, подвергнутый бомбардировке. Мы нашли останки женщины, подбиравшей сучья, — теперь это было лишь красное месиво в кустарнике. Рядом стояли трое ошеломленных малышей. По соседству лежали туши нескольких подбитых антилоп.

Неожиданно проводник схватил меня за руку:

— Скорее! Скорее, сюда!

Самолеты возвращались. Я недоумевал, почему мои спутники искали убежища на вершине холма. Потом я понял: на этот раз бомбы были начинены не взрывчатым веществом. По мере того как они рвались со странным шумом, бросавшим меня в холод, над зарослями расплывался отравляющий газ. Мои галласы, умудренные опытом, знали, что только возвышенные точки обеспечивают безопасность от газов.

6 апреля. Весь день мы слышали взрывы бомб; теперь я знаю причину этих взрывов. Итальянцы обнаружили наш отряд и решили бомбардировать его без передышки, чтобы помешать его операциям. Возникла необходимость освободиться от воздушных преследователей. Теперь это совершилось. Ради этого население соседней деревни — старики, женщины и дети преднамеренно вышли в открытую степь. На той высоте, на которой они летают, летчики не имеют возможности отличить воина от ребенка; они просто видели вереницу черных точек. Они приняли эти точки за наш отряд, последовали за ними и забросали их бомбами. Когда искромсанные трупы покрыли степь, бомбардировщики вернулись на свою базу. Летчики были уверены, что они уничтожили наш отряд, который теперь сумеет незаметно подготовить новую операцию. Кто после этого посмеет утверждать, что абиссинцы не ценят свою национальную свободу?!»

В случае движения подвижной колонны несколькими группами авиация устанавливала и непрерывно поддерживала связь между этими отдельными группами. Командир каждой колонны всегда был в курсе всех событий и происшествий, встречающихся на пути его отдельных групп.

Если намечалось столкновение с партизанами всей колонны или ее части, то авиация предварительно бомбардировала партизанский отряд, а также те селения, в которых или около которых он располагался, и окрестные селения. Цель такой бомбардировки: во-первых, рассеять, расчленить отряд, чтобы потом наземная группа могла его разбивать по частям, а во-вторых, заставить местных жителей самих просить партизан оставить их район во избежание беспощадной репрессии со стороны воздушных сил интервента.

Наконец, воздушная бомбардировка отдельных объектов отрядов или селений — производилась авиацией по просьбе или требованию командования, а еще чаще по радиотребованию своих самолетов-разведчиков, наблюдающих какую-нибудь партизанскую часть, или стада, или скопление «немирных» жителей, или просто базар.

1. Действия авиации в районах Черчер, Гарамуллата, Аруси

В районах Черчер и Гарамуллата операции начались в июле 1936 г. и кончились в декабре этого же года. Они состояли в подавлении восстаний населения и в действиях против партизан.

В Аруси операции заключались в помощи экипажу самолета, сделавшему вынужденную посадку около Тадесса, и в помощи итальянской наземной колонне, стремившейся оккупировать район, заключенный между долинами Ауаш (или Аваш) и Уаби (или Ваби).

Самолеты в этой последней операции базировались на аэродромы Джигджиги, Дире-Дауа и Арба, отстоявшие от места действий на 200–350 км. Этот район, малодоступный с земли, служил сборным пунктом абиссинских партизан, между прочим нарушавших и работу железной дороги. Авиации удалось обнаружить центры скопления партизан и заставить абиссинцев временно перенести свою деятельность в другое место. Всего в этих районах авиация с мая 1936 г. по март 1937 г. совершила 2 324 боевых полета, налетав всего 6 084 часа.

Сброшено 152 т взрывчатых веществ. Количество сброшенного ОВ неизвестно.

Кроме того, самолеты доставили войскам (с посадкой или на парашютах) 348 т продовольствия и различного имущества.

Наконец, авиация перебросила по воздуху 1 456 человек.

2. Действия авиации в районах Лаги и Бале

Район Лаги имеет важное стратегическое и политическое значение, непосредственно обеспечивая с юга и юго-запада подходы к столице. В этом районе в мае 1936 г. находилось много отрядов раса Деста, потерпевшего поражение в начале 1936 г. под Негели. Он отвел свои войска, насчитывавшие несколько тысяч бойцов, в Лаги. Рас Деста до войны был губернатором Лаги. Весь район еще в мае был в его руках. Он принял все меры, чтобы отстоять эту провинцию от интервентов.

Будучи родственником негуса, рас Деста до известной степени объединял силы сопротивления соседних провинций, в частности провинции Сидамо и западные, через которые можно было получать кое-какое оружие из-за границы.

Поэтому итальянское командование приложило большие старания поскорее покорить эту провинцию, уничтожить все вооруженные силы, еще оставшиеся у раса Деста.

Захват Лаги был осуществлен в два приема: первый длился октябрь — декабрь 1936 г., а второй — январь — февраль 1937 г.

Из наземных войск в захвате участвовала дивизия генерала Джелозо, губернатора провинции Галла-Сидамо.

В этой операции широкое участие приняли ВВС. В первые две недели октября авиация усиленно бомбардировала центры скопления абиссинских войск и некоторые населенные пункты. Наибольшей интенсивности бомбардировка достигла 14 и 15 октября по массиву Джабассире, где у абиссинцев существовали оборонительные сооружения.

На рубеже, образованном бурным потоком Садо, дивизия итальянцев была остановлена внезапной и сильной атакой абиссинцев, засевших в лесах и густых кустах на противоположном берегу. Дивизия вызвала себе на помощь авиацию. Последней после весьма многочисленных бомбардировок и штурмовых атак, с применением нестойких отравляющих веществ и зажигательных бомб, удалось вытеснить партизан из лесов, а затем и окончательно их рассеять.

С 6 по 20 ноября дивизия снова вынуждена была простоять на горной речке Мирго в ожидании помощи авиации. Дивизия израсходовала свои боеприпасы и продовольствие. Подвоз по земле прекратился, так как абиссинцы нападали на обозы вдоль всей коммуникации.

Спасать положение была призвана сомалийская авиация и часть авиации Аддис-Абебы и Моджо (аэродром в 50 км к юго-востоку от Аддис-Абебы). Авиация одновременно выполняла боевую и снабженческую задачи. Она летала с утра до вечера почти беспрерывно 15 дней. Только в течение 9 дней авиация сбросила на партизанские отряды и окрестные селения 35 т бомб и неизвестное количество ОВ. Этим она облегчила обозу задачу пробиться к своей дивизии и доставить патроны и продовольствие. Частично продовольствие и патроны были доставлены авиацией.

В начале декабря был занят Иргалем, где решено было сделать промежуточную воздушную базу для действий против раса Деста. Тяжелый самолет в день захвата Иргалема совершил посадку около селения на луг.

Оборудование и запасы для аэродрома в Иргалеме, рассчитанные на стоянку на нем многих авиачастей, были доставлены из Могадишо и Аддис-Абебы.

В первых числах января в Иргалеме было уже сосредоточено 42 бомбардировочных и 8 разведывательных самолетов. К этому времени расу Деста удалось под своим руководством объединить отряды деджаков Шимеллис, Бейене-Мерид (из провинции Бале) и Габре-Мариам.

3. Роль ВВС в борьбе с отрядами раса Деста

Операция с целью окончательной ликвидации войск раса Деста началась 7 января, — закончилась она 24 февраля пленением раса.

Борьбе с войсками раса Деста придавалось большое значение, что видно из того, что операцией руководил лично вице-король Грациани.

Операция в значительной мере выиграна авиацией. Кроме 50 самолетов в Иргалеме, в операции участвовали также самолеты с аэродромов в Аддис-Абебе и в Моджо.

Сначала в течение 12 дней авиация усиленно бомбардировала позиции абиссинских войск, устроенные на гребне гор Кевена (к востоку от Аллаты).

В этой бомбардировке приняли участие 216 самолетов. Они сбросили всего 58 т бомб, выпустили 22 000 пуль и неизвестное количество ОВ.

После этой авиационной подготовки 19 и 20 января итальянские и их туземные войска атаковали позиции раса Деста. Во время самой атаки авиация принимала самое активное участие, забросав абиссинцев бомбами (общим весом 26 т) и выпустив по окопам 29 000 пуль. Относительно применения ОВ сведений нет, но, вероятно, нестойкие и даже стойкие ОВ применялись.

К концу второго дня боя абиссинские войска оставили свои позиции и обратились в бегство под влиянием воздушного преследования. Большая часть войск оторвалась от наземного преследования и скрылась в лесах горы Гарана. На десять дней итальянцы потеряли с ними соприкосновение и не знали даже, куда скрылся противник. Эта потеря соприкосновения говорит, вероятнее всего, о том, что итальянской авиацией были применены стойкие ОВ, которые и заставили абиссинцев очистить позиции. Но сами итальянцы продвинуться в течение 2–3 дней (время действия ОВ) боялись (очевидно, во избежание заражения своим собственным ОВ).

Авиация, понятно, получила задачу найти абиссинские войска. Самолеты в течение 10 дней кружили в районе боев, много раз пересекали этот район вдоль и поперек. В поисках абиссинцев авиация применяла бомбардировку и лесные пожары. Бомбы (фугасные и зажигательные) сбрасывались там, где можно было предполагать наличие войск. Поиски противника производились и наземными войсками. Легкие, быстроподвижные разведывательные колонны без обозов были брошены в различных направлениях в поисках абиссинцев.

Для их питания было выделено 52 самолета. Они сбросили колоннам 25 т продовольствия и огнеприпасов.

Только 30 января одному разведывательному самолету посчастливилось напасть на след отряда в районе Убо, и востоку от источника Уэби-Шебели. Командование немедленно направило туда с разных направлений разведывательные колонны.

31 января начались бои, особенно развернувшиеся 1 и 2 февраля в районе горы Уссота. Авиация сбросила 30 т бомб и выпустила 28 000 пуль. Абиссинский отряд разделился на две части. Одна, меньшая, часть направилась в Гамбетта, пересекая караванный путь Шашаманна к югу от оз. Шала. Другая, под предводительством раса Деста, более многочисленная, чем первая, бросилась в провинцию Гураге через долину-ущелье горной речки Катар (текущей из оз. Звай).

Авиация беспощадно и непрерывно бомбардировала обе колонны. Особенно тяжелое положение создалось у отрядов, собравшихся на южном берегу оз. Звай (или Азвай). Они были атакованы 27 самолетами на узком пространстве, ограниченном оз. Звай, горой Вайу и каналом, соединяющим озера Звай и Абайта (или Абията).

После воздушной атаки абиссинские части бросились назад на восточный берег оз. Звай с целью выйти в Гураге по северному берегу озера. Но авиация неотступно преследовала эти части, всячески затрудняя их продвижение. Вероятно, были применены химические заграждения. В конце концов, наземные войска настигли преследуемые и задерживаемые авиацией части и 21 февраля при Годжети нанесли им поражение. Сам рас Деста был захвачен в плен 24 февраля.

За время этой операции против раса Деста с 7 января по 24 февраля участвовало более 220 самолетов (всего 878 самолетовылетов). Они сбросили 188 т бомб, выпустили 114 000 пуль и сбросили войскам 65 т продовольствия и огнеприпасов.

4. Действия ВВС с ливийской дивизией в Бале

Разбитые части Деста просочились частично в соседнюю провинцию Бале, а частично рассеялись по провинции Лаги. Итальянцы считали, что в Бале под начальством деджака Бейене-Мерида имелось не менее 10 000 бойцов.

Провинция Бале весьма гористая, покрытая густым лесом, бездорожная.

В этой труднодоступной стране скрылись отряды партизан.

В Бале работу авиации сильно затрудняли постоянные низкие облака, часто закрывавшие всю местность.

Для уничтожения этих отрядов была назначена ливийская дивизия. Авиация базировалась на аэродромы Иргалем, Нетгели, Ими. Авиации пришлось особенно много заниматься снабжением дивизии. Для одной этой задачи было выделено 77 самолетов. Они сбросили 27 т продовольствия. Боевые действия выполняли 172 самолета, сбросившие на замеченные скопления войск и селения 38 т. Относительно ОВ сведений нет. В этой операции авиация понесла большие потери. Абиссинские стрелки сбили 5 самолетов, погибло 9 летчиков и наблюдателей, много было раненых.

5. ВВС против братьев раса Касса

15 декабря пять итальянских колонн вышли из Аддис-Абебы для действий против братьев раса Касса, сосредоточивших свои отряды в районе Фиче (90 км к северу от Аддис-Абебы). Все колонны, наступавшие на Фиче с трех сторон — с запада, юга и северо-востока, — непрерывно поддерживались самолетами, производившими разведку и поддерживавшими связь между колоннами. Самолеты участвовали и в бою колонн с абиссинцами. 21 декабря Фиче было взято. Захваченные в плен оба брата Касса были тотчас же убиты.

Глава XXI. Действия авиации при оккупации юго-западных провинций

Воздушные десанты

Юго-западная часть Абиссинии расценивается весьма высоко итальянскими экономистами, так как предполагается, что именно эта часть страны богаче всего минеральными богатствами. Кроме того, юго-западные провинции граничат с Кенией. Через эту границу абиссинцы получали кое-какое оружие и огнеприпасы. В Гамбеле (провинция Валлега) имелась английская концессия, полученная англичанами от негуса Менелика еще в 1902 г.

Значительная часть уцелевших частей армии раса Иммру и самого негуса после их поражения собралась в западных и юго-западных провинциях, к югу от широкой дуги, которую делает Голубой Нил, вытекая из оз. Тана. Своей дугой Голубой Нил ограничивает провинцию Годжам, в которой во время войны, благодаря итальянским интригам, возник серьезный мятеж против негуса. Поэтому в Годжаме разбитые части негуса и его расов не останавливались, а шли в более южные районы.

Провинция Валлега и город Горе, находящийся в 200 км от границы, были под сильным английским влиянием. Английский консул, капитан Эскин, старался объединить все местные власти и племенных вождей Валлеги, Каффы и других областей, провинций и округов и с их поддержкой образовать абиссинское правительство во главе с Битваолад-Вальде-Садик, одним из потомков Менелика. Рас Иммру собирался сам возглавить новое абиссинское правительство и хотел разогнать это англофильское марионеточное правительство.

Деджак Аптемариам, вождь племени и губернатор Валлеги, был давно подкуплен и держался, напротив, итальянской ориентации. Иммру был поэтому враждебен и к нему. Итальянское командование решило, опираясь на деджака Аптемариама (между прочим, всячески саботировавшего во время войны все распоряжения негуса), мобилизовать местные силы для захвата всей еще неоккупированной территории на всем юго-западе Абиссинии и для разгона всех претендентов на верховную власть. С этой целью 26 июня 1936 г. был организован первый воздушный десант в Лекемти, окончившийся, однако, для итальянцев весьма скверно.

Самолеты должны были доставить деджаку Аптемариаму собственно только командные кадры и вооружение. Командные кадры должны были организовать, обучить и возглавить туземные абиссинские отряды и с их помощью, т. е. с помощью самих абиссинцев, захватить абиссинские юго-западные провинции. Такова обычная колониальная политика. Для перевозки 15 человек, во главе с авиационным генералом Мальокко, а также груза, оружия и патронов было использовано два бомбардировщика Капрони К-133 и один самолет-разведчик типа Ромео. Посадка на луг в 20 км от Лекемти произошла вполне гладко. Деджак Аптемариам, согласно договоренности, прислал охрану самолетов и высадившихся итальянских офицеров. Они двинулись к Лекемти, но не дошли до него и заночевали в пути.

Однако ночью на лагерь итальянцев напал отряд раса Иммру и начисто всех вырезал за исключением одного итальянца, падре Борелло, миссионера, долго жившего в Абиссинии и хорошо знавшего страну и характер населения, ее языки.

Борелло удалось не только спасти свою жизнь, но и добраться до Аддис-Абебы, чтобы рассказать про гибель итальянского десанта.

Грациани (вице-король) снова посылает уже одного падре Борелло в район Лекемти с задачей в течение июля — сентября подготовить почву для следующего воздушного десанта. Он должен был развить «агитацию» за переход на сторону Италии возможно большего числа вождей племен, попросту подкупить их, не жалея притом талеров Терезы, подарков, а главное — посулов. Контакт между Борелло и Аддис-Абебой регулярно поддерживался самолетами. Видимо, для связи с Борелло широко использовалось радио. По радио осуществлялась связь между землей и самолетом, хотя установлено, что за время дождей самолеты произвели также несколько посадок по требованию Борелло для доставки подарков, денег и других средств для подкупа больших и маленьких феодалов-помещиков, продававших свою родину в розницу.

Муссолини было крайне важно ликвидировать всякое подобие какой-либо центральной власти в Абиссинии, чтобы доказать Англии, Франции и Лиге наций, что в Абиссинии нет никаких сил для отпора итальянцам, что факт оккупации Абиссинии уже совершился. Известно, что английское правительство, ставшее на путь сговора с Италией, и само не прочь было поверить любым уверениям итальянского правительства. Поэтому итальянцами были приняты меры к ликвидации попыток раса Иммру восстановить центральное правительство Абиссинии. Главная задача снова была возложена на авиацию. Несмотря на неудачу первого воздушного десанта, представлявшего собою чистейшую авантюру, без надлежащей подготовки успеха операции, итальянское командование спешно стало готовить второй воздушный десант.

В период дождей в этой части Абиссинии особенно усилилась антиитальянская пропаганда, поддерживаемая самими итальянцами их беспощадными действиями в оккупированных областях. Рас Иммру сумел за эти месяцы дождей несколько привести в порядок свои войска.

Некоторые местные вожди племен, ранее «распропагандированные» талерами итальянцев, боясь наказания за измену со стороны раса Иммру и полагая, что итальянские войска смогут прийти из Аддис-Абебы не раньше многих месяцев, стали ориентироваться на него.

Воздушные силы должны были спасать положение. Единственно скорый способ состоял в высадке воздушных десантов. Наличие итальянских войск должно было подействовать ободряюще на подкупленных вождей, начинавших серьезно опасаться за свои головы, которые им обещал отрубить, как изменникам, рас Иммру.

Политическая важность быстрейшего изменения обстановки в этой части Абиссинии подчеркивается тем, что операцию по высадке воздушных десантов на этот раз возглавил заместитель начальника воздушного генерального штаба генерал Пинна.

Едва только аэродромы в Аддис-Абебе подсохли, как 1 октября был послан самолет для установления связи с местными вождями в районе Лекемти.

Самолет пролетел над посадочной площадкой в Лекемти, где было установлено постоянное дежурство.

Заранее условленными сигналами самолет сообщил, что в ближайшее время предстоит десант, что надо все подготовить к выступлению и к приему десанта.

10 октября 1936 г. в Лекемти совершил посадку один самолет, привезший итальянского офицера, двух радиотелеграфистов и много материальной части необходимой для приема большого десанта. Прибывшие итальянцы вместе со своим резидентом, падре Борелло, усилили политическую подготовку к спокойному восприятию итальянской оккупации, а главное — спешно, в 4 дня, подготовили аэродром для посадки тяжелых самолетов, о чем по радио сообщили в Аддис-Абебу.

14 октября 14 тяжелых самолетов во главе с генералом Пинна произвели воздушный десант. Как и в первый раз, были высажены преимущественно только кадры для возглавления местных отрядов и доставлено большое количество оружия. Всего в первом эшелоне 14 октября было 36 человек. Было высажено 13 офицеров и 23 унтер-офицера и выгружено 1 500 кг оружия, огнеприпасов и продовольствия. Затем через десять дней, 24 октября, во втором эшелоне воздушного десанта прибыло в Лекемти 54 человека, в том числе итальянцы офицеры и унтер-офицеры, радиотелеграфисты и рядовые аскари, туземцы Эритреи. Одновременно было доставлено 10 т оружия, огнеприпасов, продовольствия.

Эти высаженные 90 человек во главе местных отрядов в течение 14 дней заняли большой район вокруг Лекемти. Всем действиям банд помогали 24 самолета, выделенные для этой важной первоначальной операции.

Тем временем по земле к Лекемти спешила сильная подвижная колонна полковника Мальта, который прибыл в названный город к 24 октября. Совместно с десантом и туземными бандами колонна Мальта 21 ноября захватила Юбдо, а 26 ноября — Горе, где находилась резиденция наскоро созданного непрочного англофильского правительства Эфиопии.

Успех и опыт этой комбинированной воздушно-десантной, воздушной и наземной операции был тотчас же использован для захвата района Сайо (Дембидолло, 100 км к северо-западу от Горе).

Этот район по прямой линии находился в 450 км от Аддис-Абебы. По тропам это расстояние измеряется в 800 км.

И ноября 1936 г., после тщательной «политической» обработки местных вождей и начальников, генерал Пинна повторил ту же операцию, которую он организовал в Лекемти.

Этим районом, граничащим с Англо-Египетским Суданом, управляли братья Джотте.

В районе Сайо высажены 50 итальянцев из состава воздушных сил и несколько эрйтрейских унтер-офицеров. Одновременно же были доставлены оружие и продовольствие. Итальянцы, во главе местных отрядов-дружин братьев Джотте, под командованием авиационного командира держались около месяца до прибытия наземной колонны полковника Мальта.

Для устрашения населения западных и юго-западных областей, граничащих с Суданом, для демонстрации своего могущества и беспощадности, итальянское командование организует 15 ноября большой налет 26 бомбардировочных самолетов, которые сбросили на населенные пункты, якобы занятые расой Иммру, около 7 000 кг бомб. Длина маршрута этого бомбардировочного соединения достигла 1 300 км.

Колонна полковника Мальта из Сайо затем продвинулась в Гамбелу, куда она прибыла 18 декабря.

Одновременно с подходом колонны в Гамбеле был высажен воздушный десант с семи тяжелых самолетов. Количество высаженных людей и грузов не установлено.

Видимо, занятию Гамбелы (зона исключительно большого влияния Англии) тоже придавалось чрезвычайное значение, поскольку возглавлять ее был назначен новый командующий воздушным флотом Восточной Африки генерал. Лиотта. Полететь ему не пришлось, так как при покушении в Аддис-Абебе на вице-короля Грациани вместе с ним тяжело был ранен и Лиотта.

Захватив Лекемти, Юбдо, Горе, Сайо, Гамбела, поставив там гарнизоны и организовав таможенные пункты, Италия наивно считала, что она овладела всей Западной Абиссинией.

Описанные выше воздушные десанты в абиссинские западные и юго-западные провинции с тактической и политической точки зрения сыграли важную роль. Они помогали итальянцам выигрывать время до подхода наземных колонн. Они изменяли колеблющееся настроение подкупленных феодалов в пунктах и районах, куда могли прибыть войска раса Иммру, в пользу итальянцев. Авиация, как правило, упреждала отряды Иммру и занимала воздушным десантом те пункты страны, к захвату которых стремился рас Иммру.

Итальянская специальная литература подчеркивает особое значение захвата Сайо. Она утверждает, что это первый случай в военной истории, когда авиация своими собственными силами захватила такой важный центр, как Сайо, а впоследствии и весь его район, а затем одна удерживала его в течение почти целого месяца.

Отсюда делается вывод, что в решающей обстановке авиация вообще способна своими силами оккупировать определенную часть неприятельской территории, что раньше никто, мол, за авиацией таких возможностей не признавал. С этим выводом можно согласиться, лишь точно оговорив ряд существенных предпосылок, без наличия которых авиация неспособна выполнить такую задачу (восстание в тылу врага, партизанское движение, значительное ослабление власти неприятельского правительства и т. д.)[26]

Глава XXII. Действия авиации при ликвидации отрядов раса Иммру. Итоги

1. ВВС в окружении Иммру подвижными колоннами

Захватив опорные пункты в Западной и Юго-западной Абиссинии (Лекемти, Юбдо, Горе, Сайо, Гамбела), итальянцы приступили к решительной операции по ликвидации отрядов раса Иммру.

Колонна полковника Мальта была занята покорением западной части страны и не могла выделить сил для преследования Иммру. Поэтому из Аддис-Абебы была послана другая колонна (Принчивалле) для оккупации провинции Джиммы, являющейся житницей для всей Абиссинии. Главный город Джиммы (Джирен) был занят лишь через 12 дней после начала действий. Колонна Принчивалле почти непрерывно с момента ее выступления из Аддис-Абебы была под тщательным наблюдением авиации, которая приходила колонне на помощь по ее требованию.

Когда итальянская колонна вошла в Джирен, итальянский летчик спустился с самолета на парашюте, чтобы организовать постройку аэродрома в окрестностях города. Когда аэродром был готов, на него стали совершать посадки самолеты с грузами в виде материальной части, а иногда людей.

Вскоре после оккупации Джирена в его районе (в Аггаро) были замечены отряды Иммру.

Сразу же из Джирена, Лекемти и Горе вышли три колонны, которых по маршруту вели самолеты, одновременно оказывая им всяческую помощь.

Аггаро, местность к северо-западу от Джирена, где остановился Иммру, было под непрерывным наблюдением самолетов. Три колонны стали подходить к нему концентрически. Селения в зоне расположения войск раса Иммру были подвергнуты беспощадной воздушной бомбардировке под предлогом, что там находятся замаскированные партизанские отряды.

Рас Иммру подготовился к встрече с колоннами на речке Назо. Но когда он понял, что его окружают, он решил ускользнуть, перейдя вброд горную реку Годжаб у Дедибано, видимо, надеясь затем отойти на территорию Судана.

Колонна Мальта, предупрежденная воздушной разведкой, заняла броды через Годжаб. Рас Иммру, подойдя к реке, найдя броды занятыми и зная, что ему отступать некуда, решил сдаться с 800 человеками отряда.

Сдача Иммру произошла 21 декабря 1936 г.

В операции по оккупации провинции Джиммы и ликвидации раса Иммру приняли участие всего 253 самолета, налетавшие около 1000 часов. Они сбросили 50 т бомб и ОВ и доставили войскам по воздуху до 31 т огнеприпасов и продовольствия.

Таким образом, итальянцам исключительно благодаря помощи авиации удалось так быстро ликвидировать своего наиболее опасного врага, имевшего немало данных организовать сильное сопротивление, имей только он время, которого как раз ему и не было дано.

2. Оккупапия Каффы, Маджи, Гимира и ВВС

Оккупация этих провинций уже не представляла больших трудностей, поскольку на их территории итальянцам оказывали разрозненное сопротивление небольшие отряды.

Главные задачи авиации за время этой оккупации были уже не боевые, а снабженческие.

Самолеты доставляли наземным колоннам огнеприпасы и продовольствие.

Без этой работы авиации занятие упомянутых провинций затянулось бы на неопределенно долгое время. Оно потребовало бы неизмеримо больше расходов.

3. Цифровые итоги участия ВВС в захвате и порабощении Абиссинии

Ниже приводятся общие статистические данные о боевой работе итальянских ВВС в итало-абиссинской войне по двум периодам: с 2 октября 1935 г. по 9 мая 1936 г. (период собственно войны) и с 9 мая 1936 г. по 31 мая 1937 г. (период покорения страны, далеко еще не закончившийся).

Статистические данные о боевой работе итальянских ВВС в итало-абиссинской войне (итальянские официальные сведения)

Виды боеработы и потерь Период
02.10.1935-09.05.1936 (война) 09.05.1936-31.03.1937 (усмирение) 02.10.1935-31.03.1937 (18 мес.)
Самолетовылетов для бомбардировки и наступательной разведки 2091 3406 5497
Самолетовылетов по ближней и дальней разведками, полеты для установления связи и пулеметного обстрела 3650 3862 7512
Сброшено бомб, т 1853 950 2803
Перевезено различных материалов (продовольствие, огнеприпасы, снаряжение, лекарства и прочие медикаменты) и сброшено итальянским колоннам, гарнизонам и гражданскому населению, т 1074 2207¹ 3281
Перевезено людей 1563 12 089 13 652
Налетано часов 50 634 33 946 84 580
Повреждено ссамолетов зенитным огнем 265² 65 316
Сбито самолетов 14 (официально 8) 4 18 (официально 12)
Убито летчиков и специалистов ок. 100 (официально 48) 60 ок. 160

¹ Парашютные мешки, емкостью 30–50 кг, или металлические торпеды (длина 1,2 м) на 200 кг были главными техническими приспособлениями для сбрасывания припасов на парашютах. У торпеды внизу 4 металлические ножки-амортизатора. Направление ветра на земле для расчета сбрасывания определялось по дыму костров, разводимых питаемыми войсками.

² Сюда включены также потери при десанте в Лекемти. Взяты данные «Ривиста Аэронаутика» № 8, 1937 г. Официальные данные — 251 самолет.

Часть шестая. Результаты войны. Причины поражения Абиссинии, основные оперативно-тактические выводы по ВВС

Глава XXIII. Основные результаты войны

1. Война и Италия

Италия потеряла 45 000 — 50 000 человек и в 7 месяцев «выиграла» войну. Абиссиния негуса потеряла сотни тысяч убитых и раненых и утратила свою самостоятельность.

Окончательное покорение абиссинского народа Италией за рассматриваемый период времени не достигнуто. Итальянским массам эта авантюра ничего, кроме бедствий и разорения, не дала.

Захват Абиссинии обошелся трудящимся Италии в 31 млрд. лир[27], по другим данным — 36 млрд. лир[28]. Освоение занятых районов, «пацификация», подавление восстаний в Абиссинии в 1936–1937 гг. стоили 17,4 млрд. лир[29]. Эти расходы вконец расшатали финансы Италии. Внешний и внутренний долги Италии выросли до 200 млрд. лир, что в 10 раз превышает доходную часть ее бюджета. Военные расходы и оплата процентов по долгам съедают 75 % всего бюджета[30].

Золотой запас испарился. Курс лиры покатился вниз.

«Победа» стоила итальянцам очень дорого и вызвала дальнейшее обнищание трудящихся масс Италии. «Умиротворение» Абиссинии стоит огромных денег. По подсчетам английских и других экономистов, расходы Италии в Абиссинии (после официального окончания войны) составляют 400 млн. лир в месяц.

Едва кончив одну войну, итальянский империализм бросился в другую: он организовал, видимо, заблаговременно задуманную интервенцию в Испании.

Вскоре же стало очевидным, что вооруженная борьба за новый передел мира уже началась, что «государства и народы как-то незаметно вползли в орбиту второй империалистической войны»[31].

В июле 1936 г. началась итальянская интервенция в Испании, в 1937 г. — японская в Китае.

В Испании итальянцы тратили ежемесячно 100–150 млн. лир. Десятки миллиардов ассигнуются на новые вооружения. По официальным итальянским данным, бюджетный дефицит Италии за три года (с 1 июля 1935 г. по 30 июня 1938 г.) возрос до 41 млрд. лир.

Военные расходы разорили трудящиеся массы. Вместе с тем они служат источником обогащения фабрикантов оружия. Баснословные прибыли получают компании треста, поставляющие армии пушки, танки, самолеты. Химический трест Монтекатини, за последние 4 года получил более 2 млрд. лир чистой прибыли[32].

Безработица, болезни, в том числе страшная пеллагра, свирепствуют в Италии.

В 1936 г. обнаружилась тенденция Англии и Франции к сговору с Италией.

Война подтвердила наихудшие предсказания теории о доктрине беспощадной тотальной войны, в частности о беспощадной воздушной войне. Нападения авиации на беззащитное население городов Абиссинии были прологом к потрясающему опыту злодейского уничтожения населения в Испании и в Китае. Правда, итальянцы в Испании не осмелились применить с воздуха ОВ, что они делали в Абиссинии, что делают японцы в Китае.

2. Причины поражения Абиссинии

Причины столь быстрого разгрома Абиссинии ясны. Ее экономическая, политическая, военная отсталость является основной причиной. Отсталых в капиталистическом обществе всегда били и бьют. В войне Абиссиния оказалась изолированной.

Громадные ошибки главного командования Абиссинии помогли Италии скорее добиться разгрома вооруженных сил негуса. Неограниченное жестокое использование итальянцами отравляющих веществ, беспощадная воздушная и воздушно-химическая атака войск и населения Абиссинии больше всего способствовали крушению воли к борьбе у солдат и жителей.

Абиссинию ослабляли национальная, племенная, культурная пестрота, многоязычие населения. Тыл абиссинской армии был совершенно не налажен. Население не было еще объединено в одну нацию, прочного общеабиссинского патриотизма еще не могло быть. Измена и предательство ряда важных военных и политических деятелей Абиссинии тоже способствовали общему краху. Снабжение массовой армии было из рук вон плохо.

Были ли шансы на победу? Да, были.

«Народ, который хочет завоевать себе независимость, не может ограничиться обычными способами ведения войны. Массовое восстание, революционная война, партизанские отряды — вот способы, при помощи которых маленький народ может одолеть большой; только так более слабая армия может противостоять и более сильной, и лучше организованной» (Маркс и Энгельс, т. VII, стр. 337).

Такой размах войны, такое развитие народной энергии вряд ли были возможны в Абиссинии негуса, т. е. в абсолютистско-феодальном государстве, где господствующий класс боится революционного движения своих эксплуатируемых масс больше, чем внешнего врага.

Абиссиния не имела авиации, а это предопределяло разгром.

В современной войне нельзя победить, если, нет достойной своего наименования мощной военной авиации. Армия без воздушных сил против армии с воздушными силами — это все равно, что человек со стрелами и луком против человека с ружьем.

Будь у Абиссинии даже небольшой, но боеспособный воздушный флот, при общем правильном оперативном руководстве армией негуса итальянской экспедиционной армии мог бы быть снова, как в 1896 г., нанесен жестокий удар. Во всяком случае, война затянулась бы на несколько лет, и исход ее был бы совершенно иной.

Чисто военные причины разгрома абиссинских армий могут быть сведены к следующему перечню:

1. Воздушные силы Италии не встречали сопротивления в воздухе и без всякой борьбы владели господством в воздухе; они применяли ОВ; они беспощадно преследовали разбитые войска.

2. Очень высокий темп развития операций итальянцев, в основе которого лежали такие факты:

а. общее техническое превосходство итальянцев;

b. быстрая постройка ими дорог;

с. снабжение по воздуху.

3. Отсутствие организованного тыла у абиссинцев, способного передвигать и питать собранные массы войск.

4. Отсталость абиссинских вооруженных сил с точки зрения военной техники, организации, обучения, боевой подготовки и управления.

Непосредственным результатом потери Абиссинией самостоятельности и захвата Италией громадной территории в Восточной Африке было появление нового узла противоречий и войны на кратчайших морских путях из Европы в Азию.

Завязался Средиземноморский узел войны.

3. Скачок в воздушных и других вооружениях. Реорганизация ВВС

Одним из непосредственных результатов итало-абиссинской войны и начавшейся второй империалистической был громадный скачок в воздушных и других вооружениях всего мира. Воздушные флоты, по принятым планам, должны были удвоить и утроить численность самолетов в строю.

Авиапромышленная продукция была взвинчена до пределов возможности. Всюду произошло полное перевооружение воздушных сил на новую ультрасовременную материальную часть. В Англии, Франции, Италии, Японии была проведена полная реорганизация воздушных сил, лейтмотивом которой было повышение до предела мобилизационной их готовности.

Остановимся лишь на реорганизации итальянского воздушного флота, так как она произведена на основании непосредственного военного опыта.

Итальянский «Королевский воздушный флот» объединил всю авиацию метрополии и колоний и состоит из воздушного министерства, воздушного генерального штаба, четырех командований территориальных континентальных воздушных округов (зон) в метрополии, высшего воздушного командования Восточной Африки, двух воздушных командований на островах (Сицилия, Сардиния), командования Эгейского моря, Ливии.

Воздушные силы подразделены на четыре категории:

1. Воздушная армия (Armata Aerea) в составе 93 авиагрупп (было 42), соединяемых в авиаполки (стаи), бригады, дивизии и эскадры. Задача — ведение воздушной войны, включая сюда и оборону всех территорий.

2. Авиация сухопутной армии (Aviazione per l'Esercito) — 15 авиагрупп (5 авиаполков) разведывательной авиации.

3. Авиация флота (Aviazione per lа Marina) в составе 4 авиагрупп и корабельной авиации.

4. Авиация колониальной полиции. Вся эта авиация может в кратчайший срок начать боеработу, Вся она «бесхвостая», т. е. не имеет собственного обоза, а питается за счет аэропорта.

Воздушная армия полностью подчиняется воздушному министру (т. е. Муссолини). Остальные категории авиации подчиняются в оперативном отношении соответствующим министрам, а в прочих отношениях — воздушному министру, который их инспектирует через своих авиационных генералов.

Весь личный состав разделен на:

1) состав собственно воздушных сил (летный состав; технический, работающий непосредственно на самолетах; специалистов ВВС);

2) состав воздушных инженеров (контроль за производством, вооружение и т. д.);

3) административный состав;

4) военно-санитарный состав.

Общая численность личного состава параллельно росту численности самолетов в строю по годам растет так (не считая здесь ВВС, расположенные в Абиссинии):

Период времени Примечание
Январь 1937 г. Январь 1941 г. (намечено)
Офицеров 4087 7670 Численность резерва определяется бюджетом ежегодно
из них летчиков 2258 4283
Унтер-офицеров 8144 12 647
из них летчиков 1868 2950

Численность самолетов итальянских ВВС росла после войны и в соответствии с четырехлетним планом от 22 февраля 1937 г. таким темпом:

Период времени
Январь 1935 г. Январь 1936 г. Январь 1937 г. Январь 1941 г. (план)
Самолетов в строю, в резерве, в школах 2100 2800 3200 6000–7000

Число самолетов в строю в 1941 г. по плану должно возрасти до 4 000. Усиленно строятся базы по всей «империи».

В марте 1938 г. было передано в эксплуатацию 29 новых аэродромов и 26 авиаскладов.

Число авиационных школ увеличилось до 40.

По заявлению Муссолини, в стране, якобы, имеется 20 000 летчиков.

Глава XXIV. Основные выводы по ВВС

1. Выводы по итало-абиссинской войне

До войны 1935–1936 гг. и до решительных сражений ее включительно в общей военной и специальной авиационной прессе всего мира господствовал такой взгляд на применимость воздушных сил в колониальной и горной войне: писалось — да и говорилось, — что современным воздушным силам там вообще делать нечего. В самом деле, — говорили эти близорукие специалисты, — что там будут они бомбить? Ведь там нет ничего того, для чего, собственно, и создаются современные самостоятельные воздушные силы, современные воздушные армии. Там нет промышленных центров, нет железнодорожных узлов, нет энергетических центров, нет центральных электростанций, гидроэлектростанций, нет дамб и плотин и т. д. Словом, нет ничего такого, разрушением чего авиация нарушила бы всю жизнь всего народа и сделала бы невозможным ведение войны. Следовательно, — говорили эти «знатоки» воздушной войны, — итальянской авиации остаются лишь две скромные задачи: разведка и связь между отдельными колоннами, разделенными горами. Применять же боевую авиацию столь же нецелесообразно, как и получать чек хотя бы на миллион, но с предъявлением его в пустыне Сахаре.

В данном случае, как и во многих других случаях, известных в истории военного дела, налицо поражающие консерватизм мышления, близорукость и даже какая-то умственная слепота, не позволяющая большинству так называемых «знатоков» видеть как следует, т. е. в целом, казалось бы, совершенно ясные вещи.

Между тем эти же люди, специалисты своего дела, видят, по-видимому, самые мельчайшие, едва заметные подробности событий, которые они хотят предвидеть. Так, например, в разбираемом случае специалисты совершенно как будто правильно указывали на то, что даже и воздушная разведка в условиях абиссинского театра войны многого дать не сможет. Почему? Указывалось на отсутствие путей сообщения (которые привыкли разведывать европейские воздушные тактики и операторы), на трудную метеообстановку, на лесистость и т. д. Не забыли даже про тень от гор, в которой легко будет укрываться абиссинским войскам, и т. д. Конечно, надо учитывать, что во многом это — симулированная слепота, — задание политической пропаганды твердить о безнадежности всех действий противника. Но многие военные пророки совершенно искренне верили в бесполезность ВВС в Абиссинии.

Когда же оказалось, что авиация сыграла в Абиссинии громадную и даже решающую роль в войне, то «тупозрячие» (суворовский эпитет) пророки, конечно, не признались в своей слепоте или недальновидности, а стали кричать об изумительном качестве итальянских летчиков, которые, мол, сделали что-то из ряда вон выходящее, доблестно что-то преодолели, что-то перевернули и т. п.

Между тем в действительности дело, конечно, не в доблести итальянских летчиков. В самом деле, что за доблесть летать на хороших машинах и моторах над беззащитной страной, бомбить беззащитные войска, селения и города, преступно, варварски использовать отравляющие вещества? Это не доблесть, а нечто иное. Дело здесь, конечно, в том, что в военном искусстве надо уметь правильно в основных чертах предвидеть и оценивать будущую политическую, экономическую, военную обстановку как всей войны в целом, так и ее главных операций, чего большинство буржуазных военных профессионалов делать не умеет.

По этому поводу известный американский воздушный деятель и журналист Калдуэл писал так: «Все меняется на войне, кроме офицеров армии и флота. Они изучают историю сражений Нельсона, Того, Ганнибала, Наполеона. Они изучают, как люди передвигались по морю и по земле в прошлых столетиях, но не осознают, не изучают условия, при которых люди могут в ближайшей войне действовать в воздухе и с воздуха». (Су-Caldwell, «Aero-Digest», апрель — май 1937 г., цитировано по «Rivista Aeronautica», 1937 г., июль-август).

Эта едкая насмешка Калдуэла над консерватизмом американских военных и морских кругов содержит ту правильную мысль, что даже военные профессионалы (вернее, особенно военные профессионалы) часто плохо предвидят, неясно представляют себе обстановку и условия даже ближайшего будущего и готовят страну, армию, флот и воздушный флот не к условиям обстановки будущей войны, а к условиям, господствовавшим в прошлой войне, т. е. неспособны понять диалектику развития всех вещей и явлений, смотрят не вперед, а назад.

В данном случае неудавшиеся пророки просто не учли, как это часто бывает, самого главного. Самым главным в воздушной войне и в войне на суше и на море при наличии сильной авиации является вопрос о господстве или, по меньшей мере, превосходстве в воздухе. При этом, как и «владение морем», это господство нужно не само по себе, оно не есть самоцель, оно есть лишь средство, предпосылка для решения задач войны на суше и на море.

В абиссинских условиях итальянские воздушные силы начали и вели войну в исключительно благоприятных условиях. Война происходила так, как будто бы авиация уже решила все свои задачи, обычно решаемые ею в начальный период войны, в порядке самостоятельных действий. В самом деле, воздушных сил у противника не было, а, следовательно, можно сказать, было абсолютное господство в воздухе[33]. Страна была бездорожная, как будто бы авиация добилась этого «идеала» своими беспрестанными налетами на пути сообщения в тылу противника. Никаких промышленных центров в стране не было, как будто бы авиация их начисто уничтожила. Словом, авиация начала свою работу в тех условиях обстановки, в каких она могла бы на западноевропейском театре войны очутиться лишь после длительного, богатого событиями, боями, потерями, первоначального периода войны, да и то в случае особо успешного исхода борьбы.

Итальянские армии и авиация в Абиссинии сразу стали, так сказать, разыгрывать заключительный акт военной драмы. Поэтому-то действия авиации во всех событиях войны, участие ее во всех действиях армий были по своим результатам так велики, так решительны. За отсутствием сопротивления авиация стала универсальным средством; она превратилась почти в неуязвимое и мощное орудие уничтожения живых сил противника, безразлично где: на поле ли сражения или в тылу; она получила право и возможность, в случае надобности, полностью «ремилитаризоваться» и превращаться в средство транспорта для самого разнообразного применения.

Словом, условия воздушной войны в Абиссинии дают яркое и наглядное, пусть лабораторное, представление о том идеале, к которому стремятся все воздушные силы, подготовляемые к европейской или к другой большой войне. Этот идеал может быть достигнут лишь тогда, когда авиации одной воюющей стороны в результате совместных с армией и флотом и самостоятельных операций в будущем конфликте удастся добиться полного господства в воздухе и тем самым решить все свои чисто воздушные задачи войны, обусловливающие возможность последующего завершения разгрома организованных вооруженных сил противной стороны.

Без воздушных сил, если только другая сторона их имеет достаточно, ныне выиграть войну нельзя.

Абиссинский, а также испанский опыт об этом говорит убедительнейшим образом для людей, способных непредвзято додумывать, обобщать опыт. Самое большее, на что можно надеяться, не имея вовсе или имея мало воздушных сил, это искусным использованием своих сил, местности и других условий обстановки затянуть войну, оттянуть свое полное поражение в ожидании наступления более благоприятных условий обстановки, когда почему-либо борьба будет вестись в более равных условиях.

«Кто силен в воздухе, тот силен вообще» (Ворошилов).

Абиссинское главное командование было настолько еще неопытно, настолько ещё не искушено в вопросах воздушной войны, что, не имея воздушных сил, не имея и другой военной техники, все же надеялось на победу путем наступления на современную оборону, требующую минимум тройного превосходства сил. Свои плохо организованные и обученные, плохо вооруженные массы оно бросало или собиралось бросить в решительные наступления против противника, вооруженного всей современной техникой и, главное, обладающего боеспособными воздушными силами.

Тот факт, что наступательная стратегия абиссинского главного командования будет способствовать поражению абиссинской армии, до наступления самых событий предвидели лишь немногие. Буквально достаточно пальцев одной руки, чтобы перечислить военных писателей во всем мире, предвидевших правильную тактику и стратегию, которой следовало бы придерживаться негусу и его расам. Большинство же требовало массового наступления, ложно утверждая о бессилии военной, в частности воздушной, техники в условиях абиссинского театра войны.

Следовательно, совершенно не была предвидена громадная роль воздушных сил в этой войне. Это свидетельствует о том, что многие еще до сих пор продолжают недостаточно серьезно расценивать значение воздушного флота на войне.

В описанной нами войне воздушные силы сыграли существеннейшую роль, начиная с самого начала подготовки войны до ее конца. Они стали играть еще более решающую роль в период усмирения порабощенной страны. Попытаемся вкратце сформулировать, чем авиация помогла выиграть войну.

1. Угроза воздушного нападения в 1935 г., подкрепленная сосредоточением на юге Италии итальянских воздушных сил, как оказалось, была весьма и весьма весомой гирей на политических и дипломатических весах при взвешивании обстановки в Средиземном море. ВВС, несомненно, оказали тогда «решительное содействие» (contribute decisive) в средиземноморском секторе, о котором говорит Муссолини в наградном приказе по итальянским ВВС. Влияние итальянских ВВС на события в Средиземном море в 1935 г. можно назвать как «давление с воздуха», или как «air fleet in being». Кроме того, ВВС, собственно говоря, косвенно обеспечивали свободу плавания своих торговых кораблей между метрополией и портами Абиссинии за все время кампании.

2. Выполнение стратегических, оперативных и тактических задач воздушных сил с исключительной эффективностью вследствие отсутствия сопротивления (дальние авиаразведки, бомбардировки с целью создания препятствий для сосредоточения противником войсковых масс или создания в массах паники и беспорядка перед началом их операций, или во время их проведения, тесное взаимодействие с войсками в бою и на походе).

3. Беспощадное и непрерывное преследование разбитых армий с применением ОВ, создающее невозможность приведения их в порядок, кончающееся разложением организованной вооруженной силы.

4. Воздушное снабжение 3-го и 4-го армейских корпусов, позволившее им быстро совершить важные оперативно-стратегические движения (во 2-м Тембиенском сражении и в сражении в Шире); исключительно воздушная и разносторонняя поддержка колонн, направленных в Сардо, в Гондар и в Дессие (после поражения негуса в Май-Чио); воздушное снабжение колонн Бадольо во время марша из Дессие в Аддис-Абебу.

5. Как результат выполнения задач пп. 3 и 4 и использования автотранспорта, быстрота развития (динамичность) операций, высокий темп, а отсюда их внезапность.

6. Политические и одновременно оперативно-стратегические задачи, выполненные авиацией во время войны при восстании против негуса в провинции Годжам, где авиация, во-первых, доставляла оружие повстанцам Годжама; во-вторых, своей бомбардировкой колонны, посланной негусом из Аддис-Абебы в Годжам для подавления мятежа, не дала возможности войскам негуса дойти до района мятежа. Затем к категории оперативно-стратегических и частично политических задач, успешно выполненных авиацией, можно отнести нижеследующие.

7. Постоянные изнуряющие и сковывающие бомбардировки с малой высоты войска раса Иммру в районе Шире — Тембиен с середины ноября 1935 г. до первых чисел февраля 1936 г.

8. Поддержка и помощь гарнизонам, окруженным в Лалибела, Билбала, Горгис, Дебра Берхан, Дебра Сина и др.

9. Постоянное охранение железной дороги за все время сезона дождей; беспощадные действия против повстанцев, пытавшихся разрушать путь и прекращать по нему движение.

10. Воздушная связь с районом Валлега и с тамошними резидентами.

11. Воздушные десанты в Лекемти, Джирен, Сайо, Гамбела и в других пунктах, чрезвычайно изменявшие политическую обстановку и ускорявшие оккупацию западной и юго-западной частей Абиссинии. Сюда же следует отнести широкое использование авиации для перевозки войск и командного состава.

12. Наконец, широко поставленное снабжение по воздуху подвижных колонн во время расширения оккупационной зоны, что сильно сократило сроки овладения различными частями Абиссинии.

13. Большое значение имело использование авиации главным командованием и его штабом для личной оценки обстановки и для собственного передвижения.

14. Переходя к подытоживанию чисто воздушного, технического опыта войны, надо отметить удовлетворительность работы «бесхвостой» системы авиационного тыла в труднейших условиях Абиссинии. Очевидно из этого опыта, что «бесхвостая» организация боевой авиации способна решать свои задачи при соблюдении известного минимума требований и организации тыла. Одним из важнейших требований является полная моторизация и частичная «авианизация» тыла авиации с широким использованием специализированных прицепок и механизированных средств постройки дорог, аэродромов и иных сооружений.

2. Новые возможности военного искусства в большой войне при условии господства или оперативно-стратегического превосходства в воздухе

Из всех вышеперечисленных выводов мы считаем необходимым подчеркнуть следующие новые возможности военного искусства, обнаружившиеся в зачаточном виде в итало-абиссинской войне. Мы считаем их вполне созревшими для их проявления и в большой современной войне при одном только непременном условии — при условии господства или устойчивого оперативно-стратегического превосходства в воздухе.

А. Преследование

Характернейшим явлением этой войны было уничтожающее, беспощадное преследование, которое велось с предельной энергией и до конца, т. е. до полного разложения организованной силы. Главным средством преследования, ничем не заменимым в тех географических условиях, был воздушный флот; вспомогательным — наиболее быстроподвижные наземные части. Энергичное до предела преследование вновь выступило в своем настоящем значении, как действительнейшее и наиболее могучее средство для окончательного материального и морального разгрома отступающего противника.

В современных условиях большой войны даже обычное, так, сказать, статическое окружение, редко может дать решительную победу, так как оно, во-первых, трудно достижимо, а во-вторых, без средств преследования в виде ВВС и мотомеханизированных войск (в случае наличия дорог) сравнительно легко ликвидируется при достаточной энергии окруженного, потому что окружающий или сам может быть легко окружен или не в состоянии воспрепятствовать ускользанию окруженного. Воздушные силы, создавая своеобразное воздушное окружение, с помощью наземных быстроподвижных войск и воздушных десантов могут достигать полного уничтожения, разложения организованных войсковых соединений.

Основной принцип применения ВВС по опыту этой войны таков: в кризисный, в решающий момент сражения неожиданно сосредоточивать массу огня в наиболее уязвимом у противника месте.

Таким решительным моментом являются первые минуты и часы попытки сопротивления противника, его отступления, которое преследованием, в том числе воздушным, превращается затем в раз гром. Отход (преднамеренный, а тем более вынужденный) армий при переходе к обороне является ныне весьма деликатным этапом оборонительных операций, если воздушный противник преобладает в воздухе.

Преследование воздушными силами, совместно с быстроподвижными войсками, позволяет выполнить заветы знаменитого нашего полководца А.В. Суворова. Он говорил: «Быстрота и натиск — душа настоящей войны, бегущего неприятеля истребляет одно преследование»[34].

Он всегда требовал от войск «Немедленно преследовать неприятеля, лишь только начнет отступать» (казаками).

Суворов по громадному опыту своих изумительных побед прекрасно знал, что: «Ничего не щадить, невзирая на труды, преследовать неприятеля денно и нощно до тех пор, пока истреблен не будет»[35].

Б. Воздушное снабжение корпусов и армий

Вопросы тыла, вопросы питания войск до боя и в течение его не должны выпадать из цепи рассуждений командующего при оценке обстановки и принятии решения, являясь равноправным элементом решения наряду с оперативным замыслом. Это — ясное требование наших уставов.

Тыл должен быть не свинцовой гирей на ногах наступающего (таким он часто бывает), а средством, всячески облегчающим ему наступление.

Тыл (имея в виду здесь не только войсковой тыл) не должен считать себя чем-то отдельным от фронта. Он должен жить с ним одной жизнью, быть единым организмом.

Авиация призвана сказать новое слово в этой области, на что автор настоящего труда неоднократно имел случай указывать в нашей специальной печати. Теория получила на практике войны в Абиссинии подтверждение, вплоть до деталей, ряда своих предвидений.

Переоценить все значение большой, хотя бы кратковременной, автономии целых корпусов, независимость их от своих хотя бы продовольственных тылов, невозможно. Но ведь снабжение продовольствием целого армейского корпуса — не предел для современной авиации! Совершенно реальна задача снабжения по воздуху продовольствием нескольких корпусов, т. е. целой армии. Подсчеты, подтверждающие это положение, читатель найдет ниже.

Здесь лишь хочется еще раз подчеркнуть, какие необыкновенные оперативные возможности открываются перед командующим, умеющим выжать из своей военной техники все, что она может дать.

Надо напомнить, что для успеха подобной деятельности авиации необходимо еще в мирное время подготовить некоторую материальную часть, создать хорошую организацию авиационного тыла, систему авиационного продовольственного снабжения.

Совершенно реальна также задача доставлять войскам передовой линии, кроме продовольствия, и ружейно-пулеметные патроны и другое имущество.

Найдется немало вещей, доставлять которые войскам авиация может с полным успехом, облегчая тыл войск до предела, выручая войска в наиболее критические моменты.

«Воздушные обозы». Вряд ли будет преувеличено утверждение, что, как это ни странно, но самая простая, издавна общеизвестная способность самолетов возить грузы, довольно широко использованная в Абиссинии, возбудила чуть ли не наибольшую сенсацию. Давнишняя, постоянная работа английских особых бомбардировочно-транспортных эскадрилий по перевозке войск и разного вида снабжения для них, аналогичная, но импровизированная работа французской авиации в Марокко, а американской — в Никарагуа были достаточно поучительны, но как-то не обращали на себя внимания. Деятельность авиации по снабжению войск впервые поразила мир в итало-абиссинской войне.

Снабженческая работа авиации не раз создавала там выход, казалось бы, из совершенно безвыходных положений. Военный мир как бы вновь открыл по опыту войны транспортные возможности авиации, пригодившиеся на том именно поприще, где с незапамятных времен безраздельно господствовали лошади, ослы, мулы, верблюды и прочие домашние животные. За последние 25 лет лишь автомобилю, и то с большим трудом, удается понемногу вытеснять с полей сражений и из войскового тыла этих полезных животных. «Воздушные обозы», несомненно, постепенно сильно изменят снабженческое дело армий в военное время.

Что может доставить войскам авиация из предметов снабжения?

Для перевозки предметов снабжения, в случае нужды, могут быть кратковременно использованы все роды авиации, самолеты всех классов. Может быть использована вся военная и гражданская авиация, особенно если грузы не нужно доставлять далеко в тыл к противнику. Всякому понятно, что воздушно-десантным отрядам, высаженным в тылу противника, авиация должна научиться доставлять все предметы боевого и не боевого снабжения, правда, сравнительно в небольших количествах. Следовательно, она все равно должна быть всесторонне готова к снабженческой деятельности.

После абиссинского (а также испанского и китайского) опыта возникает такой, вполне своевременный, вопрос: а нельзя ли снабженческую деятельность авиации развить пошире? Распространить ее на все войска, находящиеся на фронте? Нельзя ли использовать ее не в порядке импровизации, а в порядке заблаговременной, тщательно продуманной организации, планомерно?

Здесь полезно привести несколько цифр, проливающих яркий свет на транспортные возможности современных воздушных флотов как гражданских, так и военных.

Работа гражданской авиации

Страна Километраж, млн км Пассажиров, тыс. Грузов, т
Англия 13,6 200 2642
Ее доминионы 19,4 214 2986
Германия 15,30 178 3291
Италия 4,6 54 1176
США 102 861 8740
Япония 1,88 13 258

Гражданская авиация ежегодно перевозит сотни тысяч пассажиров и тысячи тонн грузов.

В военное время воздушное сообщение в стране, конечно, не только не прекратится, но еще более усилится. Приведенные цифры показывают, однако, что сравнительно очень малочисленная гражданская авиация, летающая притом не слишком напряженно, может перевозить громадные грузы. Разве трудно было бы эту же работу от этой же авиации выжать не за год, а за более короткий срок и обратить ее на решающий участок фронта?

Суммарная грузоподъемность современных военных воздушных флотов, даже мирного времени, огромна и до такой степени, какой обычно и не подозревают. Даже при весьма умеренной норме единичной грузоподъемности каждой машины, без перегрузок, общая грузоподъемность современных воздушных флотов такова:

Страна Суммарная грузоподъемность за один рейс, т То же — за год при одном рейсе в три дня, т Скольким товарным поездам (40 вагонов) эквивалентно
Германия 5000–5500 ок. 650 000 Более 1000
Италия 2500–3000 260 000 Более 400
Япония 2000–2500 250 000 Более 380
США 3500–4000 400 000 Более 625

Как видим, грузоподъемность такая, о которой стоит задуматься, особенно, если учесть, что современные ВВС в большинстве государств при нынешнем их неумелом использовании большую часть времени бесполезно стоят на своих аэродромах (до 90 % времени и более).

Конечно, серьезно налаженное снабжение по воздуху требует и серьезных мероприятий по конструированию различных приспособлений, по созданию тары, хороших грузовых парашютов, частично специальных самолетов снабжения (например, самолетов-цистерн) и т. д.

Не вдаваясь здесь в эти технические подробности, попробуем на основе некоторых норм снабжения подсчитать, что может дать современная авиация на снабженческом поприще. Для простоты расчетов предположим, что у нас имеется условно транспортный самолет, так сказать, «авиагрузовик», поднимающий 2 т снабженческих грузов.

Возьмем снабжение ружейно-пулеметными патронами. Нужда в них бывает на поле сражения особенно остра, между тем как по земле их во время боя бывает обычно доставить особенно трудно, доставка же по воздуху — вещь простая. Возьмем американские данные о весе тысячи патронов с тарой (34 кг), а за счет авианизации, т. е. облегчения тары, доведем этот вес до 30 кг. Тогда наш один условный авиагрузовик сможет доставить в один рейс около 67 ящиков, а десяток их в два рейса в течение каких-нибудь 2–3 часов — более 1 300 000 патронов с расстояния 100–150 км.

Возьмем снаряды пехотных пушек. По нормам США вес четырех патронов легкой пушки (3-дюймовой) с упаковкой — 56 кг. Вес боекомплекта в 4000 снарядов, считая слегка авианизированную упаковку, дает всего 50 т. При двух рейсах понадобится, следовательно, 12–13 самолетов. Как для патронов, так и для снарядов мы не учли веса парашютов. Мы считаем, что этот вес может быть при отлете вполне допустимой перегрузкой ввиду того, что вылет совершается со своего аэродрома, а полет — на небольшой высоте.

Посмотрим, каковы же возможности доставки войскам продовольствия? Если взять только съестные припасы для людей из расчета 2 кг на человека концентрированного пайка, то увидим, что один авиагрузовик способен в два рейса напитать 2000 человек. Если взять даже устаревшую, ныне измененную организацию французской пехотной дивизии, т. е. дивизии с низким органическим составом, т. е. скорее представлявшей потребительскую, чем боевую организацию, то даже ей (17 000 человек и 7000 лошадей) в среднем нужно было подавать 100 т продовольствия. При двух рейсах двухтонных авиагрузовиков это потребует всего 25 самолетов, а при четырех рейсах — 12,5. Французские гужевые нормы предусматривали необходимость 200 повозок (колонна длиною 4 км) для подачи этого же продовольствия или 45–50 двухтонных грузовиков. В данном случае разительным образом выявляется громадное преимущество воздушного скоростного транспорта над автогужевым, требующим массы людей, лошадей, мулов, моторов. А это ведет к тому, что такой транспорт очень большой процент своей грузоподъемности использует для собственного питания, потому что у него мал радиус действия. Воздушному транспорту его собственное питание гораздо лучше обеспечивается в его глубоких тыловых базах, сравнительно легко снабжаемых с помощью железных дорог или морского транспорта, бензопроводом и т. д., тогда как снабжение горючим автомобилей на фронте само по себе представляет трудную проблему.

Целесообразно ли иногда доставлять на самолетах горючее мото— и мехсоединениям? Всякому понятно, что к воздушному транспорту станут прибегать лишь в особо исключительных случаях, когда другого выхода просто нет. По французским нормам 1932 г. на колонну в 2000 грузовиков нужно на день работы горючего и смазочного около 76 т. Это значит, что достаточно при трех рейсах 13 самолетов. А три рейса для машины со скоростью более 300 км/час при удалении аэродрома 100–150 км — обычное явление. Чтобы доставить, скажем, 100 т горючего при трех рейсах, потребуется расход всего 16–17 самолетов. В данном случае надо, однако, серьезно решить технический вопрос о большегрузных самолетах-цистернах и сбрасываемых на парашютах и без них баках или контейнерах для горючего.

Очень любопытные перспективы ввиду их важности и новизны открываются в области военно-санитарного дела. Перевозка по воздуху больных и раненых давно уже прочно вошла в обиход империалистических армий при действиях на малокультурных театрах войны. Это немудрено, так как в тех условиях самолет часто есть единственное средство транспорта; вряд ли можно сомневаться в широком использовании авиации для военно-санитарной службы на европейских театрах войны. Было бы, конечно, слишком узко считать, например, санитарную эвакуацию делом лишь так называемой санитарной авиации. Последняя всюду существует, но в незначительных масштабах. Ее задачи важны. Она должна развиваться, но для выполнения специфических задач. В массе же своей эвакуация больных, отравленных, раненых должна опираться на самолеты «авиации снабжения». Ведь все многочисленные обратные рейсы этой авиации иначе пропадут непроизводительно, если не организовать обратного потока грузов, а в нем в дни боев большой процент должны составить «грузы» санитарные, т. е. эвакуируемые бойцы.

При умелой организации дела это означает не что иное, как дальнейшее, притом существенное облегчение тылов наземных войск за счет их санитарных тылов.

Для перевозки грузов своему тылу можно привлечь устарелые, снимаемые с вооружения самолеты.

Все сказанное выше настолько заманчиво, что вопрос об использовании транспортных возможностей авиации, об «авиационных обозах» надо поставить со всей серьезностью. Итак:

1. Авиация может доставлять войскам огромное количество предметов снабжения.

2. Для наиболее экономного использования воздушных перевозок необходимо четко организовать поток грузов от тыла к фронту и обратно.

3. Организованное переложение и на особую «авиацию снабжения», а эпизодически на всю авиацию ряда снабженческих задач должно сильно облегчить войсковые тылы, а, следовательно, повысить маневренность наземных войск. В случае нужды вся авиация должна уметь доставлять грузы.

Не имея возможности здесь из-за недостатка места сколько-нибудь полно говорить о перевозке авиацией войск и не только десантных, а у себя в тылу, например, для быстрой подброски пополнений механизированным соединениям, самим же воздушным си лам и т. д., скажем лишь, что разрешение этой задачи тесно связано с решением более общей задачи, изложенной выше.

В. Непрерывность действия ВВС

В ряде операций исследованной войны мы видели непрерывные действия авиации, дававшие громадный и всесторонний эффект. Опыт войны в Испании и Китае показывает, что непрерывность действий ВВС в известные периоды боя, сражения, операции, видимо, прочно вошла в тактику и оперативное искусство воздушных сил, что указывает на ее исключительную актуальность и громадное военное значение.

Г. Действия ВВС на поле боя

Опыт итало-абиссинской войны заставил вспомнить опыт мировой войны, основательно забытый, относительно большого эффекта атак с воздуха по живой силе на поле боя и сражения. Откровением этот опыт, как позже подобный же опыт в Испании и Китае, был лишь для людей, не знавших истории и уведенных лжетеоретиками в болото надуманных теорий использования ВВС в войне и операции.

Д. Авиация главного командования

Крайне интересен вопрос об использовании авиации главным командованием. Опыт итало-абиссинской войны, безусловно, говорит о расширении области применения авиации в этом направлении и в условиях большой войны. До сих пор считалось, что полеты главнокомандующего всеми вооруженными силами на самолете для личной, непосредственной, совершенно самостоятельной оценки обстановки суть не что иное, как лишь плод неумеренной фантазии командиров авиации. Многие считали, что в почтенном возрасте и в больших чинах главкомов им даже как-то неприлично порхать над полями сражений, не говоря уже об опасности сбития главкомовского самолета.

Но, как всегда бывает, действительность богаче и смелее самой, казалось бы, необузданной фантазии[36].

Одной из иллюстраций этого положения может послужить опыт использования авиации итальянским главным командованием в итало-абиссинской войне. Правда, в Абиссинии не было воздушного противника, но это не меняет нашего взгляда на возможность и необходимость более широкого использования авиации главным командованием.

Нередко и командиры корпусов и дивизий летали над полем боев.

Самолеты следует более широко использовать для передвижения крупных полевых штабов и для связи их с частями и другими штабами.

Маршал Бадольо, весь его штаб (правда, сильно сокращенный) и службы штаба для ускорения темпа операции воспользовались самолетами для переброски из района Макале в Дессие через несколько дней после захвата его итальянцами. Переброска штаба средствами наземного транспорта, будучи к тому же небезопасной, потребовала бы во много раз большего времени.

По воздуху переброска на 300 км потребовала всего 90 минут. Прибытие главкома со всем своим штабом к войскам, только что захватившим Дессие, позволило придать дальнейшей решительной операции очень быстрый темп, а отсюда и внезапность развязки. Передвижение штаба по земле заняло бы минимум 10 суток, т. е. в 160 раз больше времени. Более вероятно, что штабу понадобилось бы целых 15 дней, т. е. времени в 240 раз больше. За время этого путешествия по абиссинским дорогам главкома и его штаба связь их с войсками, конечно, сильно бы нарушилась. Управление операцией временно выпало бы из рук главкома, так как он не был бы полностью в курсе событий. Прибыв через 10–15 суток утомительнейшего путешествия в Дессие, уставший от дороги, штаб не смог бы развить той энергии, которая требовалась по ходу событий. В результате всей этой задержки вследствие передвижения штаба была бы задержка всей операции, возможно, такая большая, что начавшийся в мае сезон дождей прервал бы ее вовсе. Война, из-за одного лишь этого обстоятельства могла затянуться на 1937 г.

Этот опыт убедительно говорит о необходимости более широкого использования в большой войне высшими штабами самолетов для быстрого их выдвижения к своим наступающим войскам. При отступлении войск было бы, правда, ошибкой использовать авиацию, если обстановка не слишком уж катастрофична. Высшие штабы должны отступать вместе с войсками, а не бежать от терпящих бедствие или, по крайней мере, переносящих тяжелое испытание войск.

В современной войне при наличии быстро движущихся мотомеханизированных и воздушных масс нельзя также отказываться от использования самолетов для личной оценки обстановки, ориентировки в условиях местности и т. д. высших командиров. Нельзя поручать это дело исключительно суждению наименее ответственных лиц.

Однако если на фронт полетит хотя бы и высший командир, но без летной тренировки и без обучения делу воздушного наблюдения, то толку от этого будет мало.

Следовательно, встает весьма важный вопрос об организации авиационной подготовки для ответственных командиров, о разработке тактики действий авиации, охраняющей самолет высшего командования при напряженной воздушной обстановке, о способах управления операцией и боем сверху, ряд вопросов по технике наблюдения и обзора. Думается, что применение самолетов (и автожиров) «высшего командования» ныне становится обязательным включительно до командующего армией.

Желательно, чтобы командующие фронтами также часто пользовались самолетом при управлении вверенными им войсками не только как удобным средством транспорта для своих посещений различных участков фронта и подчиненных штабов, хотя и это играет колоссально важную роль, но и как средством личного обзора общей обстановки, общего расположения и группировки своих и неприятельских войск.

Если во времена Наполеона нельзя было себе представить командира, не умеющего ездить верхом и не пользующегося конем при выполнении своих командирских функций, то в будущей войне столь же странно будет неиспользование для этих целей самолета, автожира и других летных средств.

Единственное непременное условие

Выше мы оговорили, что новые возможности ВВС (уничтожающее преследование, снабжение по воздуху войск и т. д.) могут быть реализованы в большой войне при одном непременном условии. Какое же это условие? Это господство или оперативно-стратегическое превосходство в воздухе.

Имеют ли выводы по колониальной войне какую-нибудь ценность для условий большой европейской войны? А если имеют, то при каком условии?

Главное отличие этих двух войн состоит в том, что в большой европейской войне трудно надеяться на абсолютное господство в воздухе, какое было у итальянцев в Абиссинии.

Имеются, конечно, и другие важные отличия войны в Абиссинии, войны типа колониального разбоя империалистического государства от большой, скажем, европейской войны, которая может быть войной или империалистической, или национально-освободительной, или революционно-классовой. Весьма различны и сами театры войны.

Но если взять чисто военную сторону дела, то главное различие определяется именно абсолютным господством в воздухе в Абиссинии, которое почти недостижимо в большой войне.

На основании этого именно различия обычно думают, что итало-абиссинский опыт в воздушном отношении не имеет никакой ценности для большой войны в европейских условиях.

Однако такое заключение ошибочно и вредно. Опыт воздушной войны в Абиссинии, как и опыт войн в Испании и Китае, имеет огромное значение для правильной оценки роли и значения воздушных сил в будущей войне.

Абиссинский опыт — пусть в лабораторном виде — показал, как неизмеримо велико значение господства в воздухе и как оно самым решительным образом отражается на всех операциях вооруженных сил, на всех боях, сражениях, маневрировании и т. д.

Некоторые наивные или невежественные люди полагают, что говорить о громадном значении господства в воздухе — это пропагандировать идеи Дуэ. Это наивно потому, что вопрос о господстве в воздухе является, так сказать, имманентным вопросом всякой воздушной стратегии. Это невежественно потому, что вопрос о господстве в воздухе обсуждался задолго до Дуэ и является основной проблемой ВВС с 1911 г.

В любой войне стратегия должна ставить себе задачу возможно раньше, возможно полнее разрешить задачу если не господства в воздухе, которое практически достижимо лишь в исключительных случаях, то устойчивого, надежного превосходства в воздухе — превосходства тактического, оперативного, стратегического.

При прочих равных условиях решительное оперативно-стратегическое превосходство в воздухе является верной, самой надежной гарантией достижения блестящих успехов в боях, сражениях, в операциях, развивающихся на суше, на море и в воздухе. Превосходство в воздухе, а тем более господство в воздухе — это острый меч, помогающий армии и флоту разрубать самые запутанные гордиевы узлы всякой, войны.



Перспективная карта. Схема итало-абиссинского и средиземноморского театров

Литература

Советская на русском языке

1. В.И. Ленин, Сочинения, т. XIX, Империализм, как высшая стадия капитализма.

2. В.И. Ленин, Сочинения, т. ХХХ, Конец войны Италии с Турцией, стр. 201.

3. В.И. Ленин, Сочинения, т. XVIII, Империализм и социализм в Италии, стр. 289.

4. И.В. Сталин, Марксизм и национально-колониальный вопрос.

5. И.В. Сталин, Вопросы ленинизма.

6. И.В. Сталин, Беседа с Гой-Говардом.

7. Г. Димитров, Статья в "Правде" 7 февраля 1938 г.

8. Резолюция ЧП Всемирного конгресса Коминтерна.

9. Обращение ИККИ ("Правда" № 280, 1935).

10. Резолюция президиума ИККИ от 5 февраля 1936 г. "О задачах секций Коминтерна в борьбе против империалистической войны итальянского фашизма".

11. Эрколи, О задачах Коммунистического Интернационала в связи с подготовкой империалистами новой мировой войны, Партиздат, 1935.

12. История XIX века. Под ред. проф. Лависса и Рамбо, изд. 2-е, 1938–1939, т. V, гл. VII; т. VII, гл. VIII; т. VIII, гл. XIII.

13. Абиссиния, Сборник статей, изд. Академии наук, 1936.

14. Институт мирового хозяйства, Вооружения капиталистических стран, Воениздат, 1938.

Журналы

15. "Коммунистический Интернационал" за 1935–1936 гг.

16. "Вестник воздушного флота" за 1936 г.

17. "Вестник ПВО" за 1936 г.

Газеты

Корреспонденции и статьи по итало-абиссинской войне в иностранных газетах: "France Militaire", "Les files" и некоторых других и в наших газетах: "Правда", "Красная звезда", "Известия" (все статьи по итало-абиссинской войне с октября 1935 г. по ноябрь 1938 г. включительно).

Иностранная

Автором просмотрены, изучены и частично использованы около ста — ста десяти английских, итальянских, немецких и французских книг и статей, посвященных итало-абиссинской войне.

Нет необходимости подчеркивать здесь, что вся эта литература требует к себе сугубо критического отношения, как заведомо тенденциозная. Лишь сопоставление ряда источников по одному и тому же моменту, притом обязательно источников, исходящих из разных лагерей и стран, позволяет с известной степенью вероятности восстановить историческую канву событий.

1. Arnold, col.-lieut. Italo-Abyssinian War, "The Journal of the Royal United Service Institutions" (RUSI), 1937, февраль.

2. Baird, Smith А. Command in the Mediterranean Sea, "Army Quar-terly", 1936, № 2.

3. Fuller Е.F.С. maj.-gen., The Italo-Ethiopian War, "Army Ord-nance", 1936, № 97.

4. Gentizon P., Lа conquest de l'Ethiopie, Berger-Levrault, 1936, VIII, р. 296. [195]

5. Greenlow, Erytrea, "RAF Quarterly", 1935, октябрь.

6. Cuilbot, L’Ethiope et son armee, "Revue des troupes coloniales", 1935, сентябрь-октябрь.

7. Hoffman Nickerson, Land, Sea and Air Warfare, The Strong and Weak in the threе Forms of Combats. "Army Ordnance", 1936, № 97.

8. Lа guerre italo-ethiopienne, "Illustration", 1936.

9. Kriegerische und Luftschutztechnische Vorbereitungea im Abissinien conflict, "Gasschutz und Luftschutz", 1935, № 7.

10. Liddel-Hart, The Abyssinian War, "Army Ordnance", 1937, № 102.

11. Lioy, Vincenzo, gen-col., L’aeronautica italiana null'occupazione integrale e nel consolidamente dell’Impero, "Rivista Aeroeautica", 1937, № 8.

12. Lioy. II contributions dell'aeronautica belle crlazione dell’ Impero, "Riv. Aer.", 1936, № 11.

13. Lloyd С.L., Italo-Abyssinian War, "RAF Quarterly", 1937, октябрь.

14. Lionello Normo, Situazione narale nel Mediterraneo, "Naz. Mil.", 1936, № 6.

15. Murphy, Gas in the italian-abyssinian campagne, "Army, Navy and Air Force Gazette", 1936, сентябрь.

16. Niessel, gen., Lа tactique des routes et lа liberte de manoeuvre. "Revue militaire Suisse", 1936, № 10 (о статье на эту тему см. Visconti-Prasca).

17. Ronguerol gen., Premiers enseignements de lа guerre d’Abyssinie, "RMS" № 6.

18. Reussner Andre, L’Angleterre dans lа Mediterrane orientale, "Revue militaire generale", 1937, № 7.

19. Transport des troupes par avions, "France militaire", 1936, № 6363.

20. Watteville, Н. de. Italy and Abyssinia, "Army Quarterly", 1936, июль.

21. L’emploi des moyens de transports modernes pour lа ravitallement des troupes aux colonies, "Revue des troupes coloniales", № 228, 1936.

22. Der Einsatz des Gaswatfe auf italienischer Seite im Abissiniens Feldzuge, "Gasschutz und Luftschutz", 1936, № 5.

Для понимания итальянской военной доктрины использованы также книга полк. Seb. Visconti-Prasca, "Lа guerra decision", Milano, 1934 (есть французский перевод изд. 1935 г. и перевод на русский язык изд. 1935 г.) и однотомник Дуэ в русском переводе. Использованы отрывки мемуаров негуса Хайле Сежассие.

Кроме того, просмотрены оперативные итальянские сводки, печатавшиеся в итальянских журналах: "Le operations militari in Africa Orientale".

Журналы

Просмотрены и частично использованы статьи и обзоры войны в следующих журналах за 1935–1936 гг.:

1. "Nazione Militare".

2. "Rivista Aeronautica" (1935–1937).

3. "L’Ala d’Italia".

4. "Revue de l'Armee de l'Air".

5. "Revue militaire Suisse".

6. "Revue des troupes coloniales".

7. "lnteravia".

8. "Luftwehr".

9. "Militar-Wochenblatt".

10. "Deutsche Wehr".

11. "Army Quarterly".

12. "RAF Quarterly".

13. "Army Ordnance".

14. "The Journal of the Royal United Service Institutions".

15. "United Services Review" (в частности от 7 января 1937 г.).

Примечания

1

Список использованной литературы см. в конце книги.

(обратно)

2

По данным «Абиссиния», сборник Академии Наук СССР, стр. 22.

(обратно)

3

Кстати сказать, «кофе» получило свое название от названия этой провинции.

(обратно)

4

По прямой линии расстояние Рим — Массауа — 4 200 км. Рим — Могадишо — 6 000 км.

(обратно)

5

«Luftwehr» № 1, 1935 г.

(обратно)

6

«Revue de l'armee de l'air», сентябрь 1935 г.

(обратно)

7

«Luftwebr», 1936 г.

(обратно)

8

«Deutsche Wehr», 3 октября 1935 г.

(обратно)

9

Командовал генерал Аймоне Кат.

(обратно)

10

Командовал генерал Ранца.

(обратно)

11

«Rivista Aeronautica» № 7, 1936 г.

(обратно)

12

Arnold, Italo-Abyssinian War. «Journal of the Royal United Service Institutions», 1937 г. (февраль)

(обратно)

13

Arnold, Italo-Abyssinian War. «Journal of the Royal United Service Institutions», 1937 г. (февраль)

(обратно)

14

В июне 1935 г. Иден в качестве министра по делам Лиги наций приехал в Рим, чтобы предложить Муссолини мирно урегулировать конфликт на базе предоставления Италии концессии в Абиссинии на постройку железной дороги через всю Абиссинию (Массауа — Могадишо), с полосой отчуждения шириной в 100 км.

(обратно)

15

Например, в Дембегвинском проходе авиация 6 раз атаковала абиссинцев. У Аби-Адди авиация заставила отойти абиссинскую артиллерию и т. д.

(обратно)

16

В этот же день негус тайно оставил Африку вместе со своими приближенными на английском военном корабле. После поражения у оз. Ашанти (1 апреля) он тайно прибыл в столицу, погрузил драгоценности в поезд и вместе с расами Касса, Маконен и другими уехал 1 мая в Джибути, захватив по пути раса Насибу. Его бегство произвело крайне отрицательное впечатление на весь абиссинский народ и затруднило организацию дальнейшего сопротивления.

(обратно)

17

J.F.С. Fuller, The Tank in Spain. «Army Ordnance», 1938 г., июль — август, «Военный зарубежник» № 1, 1939 г.

(обратно)

18

Watteville, «Army Quarterly», июль 1936 г.

(обратно)

19

Итальянские потери, несомненно, преуменьшены в несколько раз.

(обратно)

20

Watteville.

(обратно)

21

Точно численность колонны не выяснена. По-видимому, она немного более 2 000 человек. Количество животных неизвестно.

(обратно)

22

Р. Gentizon, «Revue militaire Suisse» № 9, 1936.

(обратно)

23

«ВВФ», май 1936 г.

(обратно)

24

См., например, французский журнал «Регар», июнь 1938 г.

(обратно)

25

См. «Правду» от 19 июля 1938 г.

(обратно)

26

Приводимые случаи завоевания районов Абиссинии основаны исключительно на итальянских источниках.

(обратно)

27

«Правда», 22 августа 1938 г. Лира — 27 коп.

(обратно)

28

Дж. Джерманетто. «Правда», 25 января 1939 г.

(обратно)

29

Из речи депутата Коротченко, «Правда» 12 августа 1938 г.

(обратно)

30

Там же.

(обратно)

31

«История ВКП(б)», Краткий курс, стр. 318.

(обратно)

32

«Правда», 25 января 1939 г.

(обратно)

33

Многие не понимают, что вполне правильно говорить о господстве в воздухе одной из воюющих сторон, когда у другой воздушных сил вовсе нет. Господство в воздухе — термин, характеризующий соотношение воздушных сил противников. Если у одной стороны этих сил нет, то это не значит, что и соотношения сил нет. Оно достигает лишь своего предела — бесконечного преобладания.

(обратно)

34

Инструкция Суворова Австрийской армии 1799 г.

(обратно)

35

Приказ Суворова 1799 г.

(обратно)

36

Маршал Бадольо всегда имел при себе свой личный «главкомовский» самолет, на котором часто летал на фронт для самостоятельной оценки обстановки. Операцией против расов Касса и Сейума Бадольо частично руководил со своего самолета по радио. Негус Хайле Селассие, будучи главкомом абиссинских армий, часто пользовался трехмоторным Юнкерсом Yu-52 для полетов на фронты (в той числе один полет в Джигджигу — Южный фронт).

(обратно)

Оглавление

  • Введение
  • Часть первая. Краткая история проникновения Италии в Абиссинии
  •   Глава I. Раздел Африки
  •   Глава II. Прежние попытки проникновения Италии в Абиссинию и роль ВВС (с 1896 г. и до окончания мировой войны 1914–1918 гг. включительно)
  •   Глава III. Мечты Италии о переделе мира и роль, отводимая в них воздушному флоту
  •   Глава IV. Политическая подготовка войны
  •   Глава V. Значение Абиссинии для Италии как плацдарма
  • Часть вторая. Характеристика театра войны противников, их подготовки к войне
  •   Глава VI. Абиссиния и абиссинский театр войны
  •   Глава VII. Вооруженные силы Абиссинии
  •   Глава VIII. Италия и ее подготовка к большой и малой войнам
  •   Глава IX. Подготовка Италии к воздушной войне
  •   Глава Х. Подготовка тыла ВВС
  • Часть третья. Нападение Италии на Абиссинию и война 1935–1936 гг
  •   Глава XI. Провокация войны и планы сторон
  •   Глава XII. Краткий оперативный очерк общего хода войны и роли ВВС
  •   Глава XIII. Характерные черты оперативно-стратегического искусства сторон
  •   Глава XIV. Несколько замечаний и выводов о боевой работе наземной техники
  • Часть четвертая. Воздушные силы в основных операциях войны
  •   Глава XV. Действия ВВС в операциях 3 октября 1935-10 февраля 1936 гг
  •   Глава XVI. Действия ВВС в решительном наступлении
  •   Глава XVII. Работа отдельных родов ВВС, их взаимодействие. Итоги. Оценки
  • Часть пятая. Воздушные силы как средство покорения и оккупации Абиссинии
  •   Глава XVIII. Обстановка в Абиссинии после 9 мая 1936 г. и действия ВВС до конца сезона дождей
  •   Глава XIX. Подготовка ВВС к возобновлению наземных операций
  •   Глава ХХ. Взаимодействие воздушных сил с подвижными колоннами
  •   Глава XXI. Действия авиации при оккупации юго-западных провинций
  •   Глава XXII. Действия авиации при ликвидации отрядов раса Иммру. Итоги
  • Часть шестая. Результаты войны. Причины поражения Абиссинии, основные оперативно-тактические выводы по ВВС
  •   Глава XXIII. Основные результаты войны
  •   Глава XXIV. Основные выводы по ВВС
  • Литература
  • *** Примечания ***