КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402922 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171481
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

P.S. Грустная для тех, кому уже за сорок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Быкова: Любовь попаданки (Любовная фантастика)

Вот и хорошо , что книга заблокирована.
Ранее уже была под названием Маша и любовь.
Какие то скучные розовые «сопли». То, хочу, люблю одного, то любовь закончилась, люблю пришельца, но не дам ему.. Долго, очень уныло и тоскливо , совершенно не интересно.. Как будто ГГ лет 13-14..Глупые герои, глупые ситуации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Сидоров: Проводник (СИ) (Альтернативная история)

Книга понравилась. Стиль изложения, тонкий юмор, всё на высоте. Можно было бы сюжет развить в сериал, всяческих точек бифуркации в истории великое множество. С удовольствием почитал бы возможное продолжение. Автору респект.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Закрытые миры (fb2)

- Закрытые миры (пер. Сергей Стефанович Сухинов) (а.с. Звездный Волк-2) (и.с. Шедевры фантастики) 504 Кб, 131с. (скачать fb2) - Эдмонд Мур Гамильтон

Настройки текста:



Эдмонд Гамильтон Закрытые миры

Глава 1

Морган Чейн шел по нью-йоркским улицам, стараясь ничем не выделяться из бурлящей вокруг него толпы землян. Чейн понимал, что не проживет и минуты, если они догадаются, кто он на самом деле.

Внешне он мало отличался от местных жителей. Среднего роста, широкоплечий брюнет с загорелым, грубо скроенным лицом — такой же, как тысячи мужчин в этом гигантском мегаполисе. Английским Чейн владел неплохо, как-никак его родители были миссионерами с Земли. Но сам варганец прибыл на эту планету впервые всего несколько дней назад.

«Э-э, — сказал он себе, — не смей даже вспоминать, что ты — Звездный Волк!»

К счастью, об этом здесь не знал никто, кроме Джона Дилулло, капитана наемников. А он был человеком практичным и неболтливым. Накинув петлю на шею Звездному Волку, изгнанному из своей стаи, старина Джон стал по сути дела его хозяином. Еще бы — ведь в любом конце галактики смертный приговор варганцу исполнялся быстро и без судебных проволочек!

«Ну и черт с ним, — с усмешкой подумал Чейн. — По крайней мере чувство постоянной опасности заставляет быстрее бежать кровь по жилам, обостряет чувства и вообще не дает скучать». Да и риск-то с его внешностью типичного земляшки невелик.

Тем не менее Чейн то и дело ловил на себе пристальные взгляды прохожих. Быть может, дело было в его упругой, тигриной походке, которую подарила повышенная гравитация супер-планеты Варги. А может, его выдавали глаза, в которых светилась жестокость прирожденного хищника. Во всяком случае, мужчины смотрели на него с презрением, словно на примитивного гуманоида, которых немало встречалось вблизи космопорта. А вот женщины не скрывали опасливого интереса. Некоторые местные красавицы откровенно строили ему глазки, не обращая внимания на недовольство своих спутников. Чейну это тоже не понравилось. Конечно, он никого не боялся — просто не хотелось ввязываться в какую-нибудь глупую историю. Дилулло предупредил перед посадкой: «Сынок, у тебя редкий дар вляпываться в дерьмо сразу обеими ногами. Учти, если здесь, на Земле, ты отличишься так же, как некогда на Кхарале, то твоя карьера наемника на этом и закончится. Понял?»

Чейн тогда только презрительно хмыкнул. Однако ему вовсе не хотелось с треском вылететь из гильдии наемников. Ее составляли смелые, крепкие парни, монополизировавшие галактический военный рынок и делавшие на своем умении владеть оружием немалые деньги. Конечно, они и в подметки не годились Звездным Волкам, но со своей прежней жизнью он уже покончил. Теперь все нужно было начинать заново…

Насупившись, Чейн вошел в ближайший ресторанчик. Там было полно народу, в основном астронавтов из соседнего космопорта, жаждущих вина и женщин. И того, и другого в полутемном, густо прокуренном зале было предостаточно, так что на Чейна никто не обратил внимания. Усевшись за пустой столик в самом углу, он заказал себе виски со льдом и с брезгливой гримасой выпил целый стакан. Затем заказал еще порцию, уже без льда, но все равно удовольствия не почувствовал. Земные «крепкие напитки», как бы ни расхваливал их Дилулло, были безнадежно слабы и не шли ни в какое сравнение с варганскими.

Варга…

Чейн вспомнил гигантскую, суровую планету, необъятные горизонты, бесплодные равнины, заросшие бурой травой, обветренные скалы… Варга была неласковой матерью для своих детей, но ни силой, ни жизненной цепкостью их не обделила. Остальное варганцы должны были добыть сами на других планетах, потому-то они и стали безжалостными пиратами, перед которыми трепетала вся галактика. Случайность помогла им обмануть доверчивых землян, с их помощью варганцы создали свой космический флот. Они принялись безжалостно грабить процветающие миры, не останавливаясь перед насилием и убийствами. Все попытки жителей иных планет преградить путь космическим пиратам оказались тщетными — чудовищная гравитация Варги выработала в ее обитателях удивительную способность выдерживать громадные перегрузки. Иглоподобные корабли пиратов с легкостью уходили от любой погони, чтобы вскоре вновь обрушиться на очередную, ничего не подозревавшую планету. И тогда по галактике разносился панический вопль: «Берегитесь, идут Звездные Волки!»

Чейн грустно вздохнул, вспомнив, КАК возвращалась из очередного набега его эскадрилья. Едва корабли успевали сесть на посадочное поле космодрома, как все пространство вокруг заполнялось тысячами варганцев. Чудесные, золотокожие женщины встречали их цветами и бутылями с вином. Никто не расходился, прежде чем огромные грузовики не загружались доверху трофеями с разграбленных планет. Затем высокие, широкоплечие астронавты, обнявшись, дружно шли в город, горланя бравурные песни-марши, и дьявольское веселье светилось в их раскосых глазах.

Чейн был тогда одним из них, не уступая никому ни в смелости, ни в хитрости, ни в силе. Несмотря на молодость, он быстро выделился среди сверстников, и его добыча всегда была одной из самых крупных. Он участвовал в десятках набегов, побывал во всех концах галактики. И все же настал день, когда командир эскадрильи Ссандер напомнил ему о земном происхождении. «Ты славно дрался сегодня, Чейн, — сказал Ссандер с презрением, — но ты вновь не захотел никого убивать. И все потому, что ты — не варганец, а жалкий земляшка!» Схватка была честной, но братья Ссандера решили отомстить Чейну за его смерть.

И вот теперь он, Чейн, — изгнанник, навсегда потерявший друзей, потерявший Варгу… Видно, до конца дней ему сидеть теперь на этой нудной Земле, в этом бурлящем городе-клоаке…

— Развлекаешься, сынок?

Чейн вздрогнул и поднял глаза. Рядом с ним стоял Дилулло, как всегда, одетый в коричневый комбинезон наемника — иной одежды Джон не признавал. На его лошадином лице читалось сочувствие, а этого Чейн не переносил.

— Развлекаюсь, — мрачно сказал варганец. — Еще как! Просто дым коромыслом… Садитесь, Джон, и выпейте это ваше чертово виски — меня от него мутит.

Дилулло уселся рядом, и стул жалобно заскрипел под тяжестью его массивного тела. Допив почти полный стакан, он заказал себе еще один, а затем заявил:

— Ты только не думай, Чейн, что я за тобой слежу. Просто стало как-то беспокойно: а вдруг ты захочешь унести на плечах статую Свободы или затеять потасовку с чемпионом мира по кэтчу? Вот я и решил: надо поискать парня в ближайшей от космопорта забегаловке. И, как видишь, не ошибся.

Чейн с ненавистью взглянул на наемника. Ему до чертиков надоело выслушивать поучения Дилулло там, в космосе; и здесь, на планете, он делать это не обязан. Нет уж, дудки!

Дилулло хохотнул и не спеша выпил очередной стакан виски, жмурясь от удовольствия.

— Знаешь, сынок, теперь ты вновь похож на волка, и это мне нравится. Не то что минуту назад — забился в темный угол словно побитая дворняжка и поджал хвост. Но кусаться на Земле нельзя, здесь диких зверей без разговоров сажают в клетку.

— Сколько можно говорить об этом, — сквозь зубы процедил Чейн, оглядываясь по сторонам. Вокруг веселились, танцевали, надирались до чертиков, скандалили и дрались — но никто не обращал на него внимания. Никто! И никому не было до него дела…

— Вижу, тебя одолела вселенская тоска, — усмехнувшись, сказал Дилулло. — Не умеешь ты просто так сидеть без дела и наслаждаться жизнью и своей молодостью. А зря. Но я тебя обрадую — похоже, нас ждет выгодная работенка.

Чейн насторожился.

— Что за работа?

Дилулло пожал плечами и одним глотком допил свое виски.

— Еще не знаю толком. Завтра утром мне предстоит встреча с директором одной из самых крупных межзвездных торговых компаний. Обычно эти воротилы и внимания не обращают на такую мелкоту, как мы, даже в упор не видят. А сейчас один из них сам напрашивается на встречу! Значит, хочет нанять для какой-то деликатной работы. А это пахнет хорошими деньгами, сынок.

Чейн удивленно взглянул на него.

— Джон, вы же славно заработали на том деле с галактическим оружием! Я думал, вас теперь с Земли и силком не вытащишь. Тем более что вы так трогательно рассказывали о своем родном городке на берегу Адриатического моря… Как его — Бриндизи? Да и команду свою после рейса на Кхарал вы уже распустили…

Дилулло нахмурился и забарабанил пальцами по столу, словно не зная, как ответить.

— Все верно, Чейн, — после долгой паузы заговорил он, не поднимая глаз. — Но я уже не молод и скоро могу надолго осесть на Земле. Нельзя мне сейчас отказываться от заманчивых предложений, понимаешь? Через год-два их уже и не будет.

Чейн кивнул. Он хотел было подозвать официанта, чтобы расплатиться, но в это время к их столику подбежал незнакомый худощавый человек в форме наемника. Лицо его было взволнованным, а в глазах светился страх.

— Вы Джон Дилулло? — задыхающимся голосом произнес он. — Я не раз видел вас в Зале Наемников.

— Ну и что? — насторожился Дилулло.

— Мы с приятелем направлялись одним темным переулком в пивную, — торопливо заговорил незнакомец. — Видим — на земле лежит человек. Его-то я отлично знаю, мы с ним не раз были в рейдах… Это Боллард! К счастью, мой приятель видел, как вы вошли в этот ресторан, и я…

— Что с ним? — шумно вскочил с кресла Дилулло.

В последнем полете на Кхарал Боллард был его заместителем, и, несмотря на частые перепалки, оба ветерана оставались близкими друзьями.

— Похоже, его чем-то оглушили, а затем ограбили… Он лежит в переулке, в двух кварталах отсюда. Мы вызвали полицию и «Скорую помощь», но…

Дилулло кивнул.

— Спасибо, друг. А теперь показывайте дорогу!

Вместе с Чейном они вышли на улицу и быстро зашагали вслед за незнакомцем. На город уже опустилась темнота, и здания засветились разноцветным фейерверком вывесок. Дойдя до конца улицы, незнакомец свернул в темный переулок между какими-то зданиями, похожими на склады.

— Это где-то здесь. Черт возьми, похоже, ни «Скорой помощи», ни полиции еще нет. Ну и дрянной же городишко этот хваленый Нью-Йорк! Вот там, за тем мусорным контейнером, лежит ваш приятель…

Но Чейн с Дилулло не дошли до контейнера. Позади них из темноты выскочил человек со стуннером в руках и дважды выстрелил.

Дилулло рухнул на землю, даже не вскрикнув. Чейн было попытался удержаться на ногах — для могучего организма варганца парализующий импульс стуннера был недостаточно силен, — но затем предпочел также упасть. Он лежал, широко раскинув руки, и старался не шевелиться. Боль в пораженных мышцах была ужасной.

Через полуоткрытые веки он смутно увидел, как над ним склонился незнакомец в комбинезоне. Теперь было ясно, что это обычный грабитель. Вскоре к нему присоединился его сообщник со стуннером. Они вместе подошли к лежащему ничком Дилулло и стали обшаривать его карманы, опасливо поглядывая по сторонам.

— Ничего нет, — сказал бандит со стуннером. — Осел, я же тебе говорил: не будет нормальный человек таскать с собой драгоценности!

— Не паникуй! Я точно знаю, что он привез из последнего рейса шесть светокамней и не заходил ни в банк, ни к ювелирам. Они должны быть при нем… Да вот же они, гляди!

Незнакомец в форме торговца торжествующе поднял мешочек с драгоценностями. Через секунду светокамни уже лежали на его ладони. И темный, словно угольный мешок, переулок осветился переливающимся радужным светом. Бандиты, затаив дыхание, с восторгом разглядывали сокровище, ценимое на всех мирах галактики.

«Шесть светокамней! — с тоской подумал Чейн. — Вся доля Джона в добыче последнего рейда, заработанная тяжким и опасным трудом. Столько раз рисковать своей шкурой, чтобы в результате обогатить парочку мерзавцев с его разлюбезной Земли… И зачем Дилулло таскал драгоценности с собой, словно деревенщина, впервые оказавшийся в столице?»

Чейн попробовал пошевелиться, но не смог. Кровь уже заструилась в его жилах, но мышцы по-прежнему оставались каменными. В этот момент грабитель со стуннером вспомнил о нем и бесцеремонно обчистил карманы, не гнушаясь даже мелочью. Чейну очень хотелось по-дружески приложить его, но вместо этого варганец только плотнее зажмурил веки, стараясь не шелохнуться. Рано, еще рано…

Через минуту выяснилось, что скоро может стать слишком поздно. Грабитель в форме наемника стал торопливо снимать с себя комбинезон, видимо, он опасался, что кто-нибудь из ресторана опознает его.

— Эй, Тед, что стоишь? Прирежь этих олухов! Не хватает, чтобы они завтра подняли на ноги всю полицию.

Второй бандит спрятал стуннер и, достав из кармана нож, склонился над Чейном.

«Ну, Звездный Волк, давай!» — приказал себе Чейн и, собрав всю свою волю, стряхнул оцепенение. Ему удалось выбросить вверх правую руку и нанести удар в челюсть противника. Несильный удар — по варганским меркам, конечно, но его хватило на то, чтобы человек с воплем отлетел в сторону. Ударившись о контейнер с мусором, он скатился на мостовую и остался неподвижно лежать.

Чейн со стоном поднялся на ноги. Его качало, но он уже был готов к бою. К счастью, второй бандит растерялся и не сразу сумел достать из кармана стуннер. Секунды хватило на то, чтобы варганец настиг его и ударил ребром ладони по горлу. Захрипев, лженаемник опрокинулся на спину, выронив оружие. Чейн, не удержавшись на ногах, упал рядом, дрожа от пережитого напряжения. Прошло несколько минут, прежде чем он вновь сумел подняться.

Грабители были еще живы, хоть и серьезно покалечены. Конечно, стоило бы их прикончить, но Чейн сумел сдержаться. Ему всегда претило убивать безоружных людей, пусть даже и редкостных мерзавцев. В этом он был согласен с Дилулло. Кстати, как «папаша» себя чувствует?..

Пожилой наемник лежал, не подавая признаков жизни. Чейн нагнулся и торопливо стал массировать его шею, спину и грудь, уделяя особое внимание активным точкам. Вскоре Дилулло шумно вздохнул и с трудом разлепил веки.

— Вот уж не ожидал от вас, Джон, такой глупости: таскать в кармане целое состояние! — насмешливо сказал варганец. — Должно быть, Боллард прав: вы постарели и стали заметно сдавать.

— Я тебе покажу — кхе… кхе, — щенок, каким я стал стариком… — еле слышно прошептал Дилулло. — Дай только подняться, и я с тобой поговорю… Надеюсь, ты не прикончил этих парней?

— Нет. Вы так пропитали меня своей монашеской моралью, Джон, что я теперь и муху не смогу прихлопнуть. А если серьезно, то у меня просто не хватило поначалу на это сил.

— Они… они выследили меня от самого космопорта, — с горечью пробормотал Дилулло. — Я же видел там их физиономии… как же я так дешево купился в ресторане? Помоги встать, сынок.

С горем пополам Дилулло удалось подняться. Пока он разминал онемевшую шею, Чейн подобрал с мостовой светокамни и протянул их капитану.

— Дорого же мне обошлись эти стекляшки, — горько сказал Дилулло. — Нет, не суждено мне быть богатым человеком, сынок, деньги у меня в руках не держатся.

— В этом вы похожи на нас, варганцев, Джон, — вздохнул Чейн. — Мы все тоже родились в сорочке с дырявыми карманами. Ну что, пойдем или вы вызовете полицию, как и положено законопослушному землянину?

Дилулло поморщился и скользнул небрежным взглядом по лежащим невдалеке телам грабителей.

— Много чести будет для этой швали, — хрипло сказал он. — Еще не хватает, чтобы меня затаскали по судам — и это накануне выгодного дельца! Пусть ребята пока полежат здесь и малость поостынут.

Они пошли к выходу из переулка, пошатываясь и держа друг друга за плечи. Вид у них был словно у завзятых пьяниц. Чейн неожиданно хохотнул.

— Ты чего? — подозрительно спросил Дилулло.

— Да так… Четвертый день я торчу в этом проклятом городе, и впервые со мной хоть что-то произошло. Спасибо, Джон, что вы не дали мне совсем прокиснуть!

Комплимент был настолько сомнителен, что Дилулло предпочел промолчать.

Глава 2

Гигантское здание «Аштон трэйдинг» располагалось на солидном расстоянии от космопорта. Перед фасадом был разбит строгий, в викторианском стиле, парк, а позади небоскреба располагались автостоянка и небольшой аэродром.

Дилулло бросил несколько монет в щель счетчика автотакси. Дверца тут же услужливо распахнулась, и наемник выбрался наружу, щурясь от яркого полуденного солнца. Он поднялся по широкой лестнице и, войдя через дверь-вертушку, оказался в прохладном фойе, стены которого были отделаны золотистым мрамором явно с какой-то далекой планеты. Вокруг царила деловая суета, сотни чиновников и курьеров спешили по своим делам. Одеты они были словно на королевском приеме, и Дилулло остро почувствовал всю неуместность здесь своего коричневого комбинезона гильдии наемников. Но он лишь приосанился и принял еще более надменный вид — словно наследный принц в забегаловке. Ловя на себе любопытные взгляды, Дилулло бодро зашагал в сторону лифтов.

Поднявшись на верхний этаж, где располагались офисы администрации, Дилулло направился по коридору, скользя взглядом по солидным табличкам на дверях. Снующие по коридору длинноногие красавицы-секретарши изумленно разглядывали его. Очевидно, наемники здесь были в диковинку. Фирма Аштона была одним из столпов межзвездной торговли, ее сотрудники зарабатывали бешеные деньги, но они были лишь жалкими клерками, не нюхавшими настоящего космоса. Дилулло всегда презирал таких — но, увы, на старости лет вынужден был пойти к ним на поклон. Что делать, если хорошими контрактами нынче и не пахнет? Поневоле возьмешься за любую работу…

В конце коридора он уперся в роскошную дверь — это был кабинет владельца фирмы. Элегантный секретарь любезно кивнул ему и без долгих расспросов ввел в просторную комнату, из окон которой открывался впечатляющий вид на космопорт с десятками звездолетов и белыми громадами доков. Из-за обширного стола ему навстречу шагнул Джеймс Аштон, миллиардер, один из богатейших людей Земли. К удивлению Дилулло, он оказался больше похож на ученого, чем на преуспевающего бизнесмена. Это был человек средних лет, с густой седеющей шевелюрой, простоватым лицом и приветливой улыбкой.

— Рад вас видеть, мистер Дилулло, — сказал он, протянув руку для рукопожатия. Рука магната оказалась вялой, словно дохлая рыба, — такие люди у Дилулло всегда вызывали подозрение.

— Ваш секретарь позвонил мне и сказал, что у вас есть ко мне дело. — Дилулло взял быка за рога. — Что вы хотите предложить, мистер Аштон?

«Наверняка этот ходячий мешок с деньгами нашел для меня какую-нибудь особо грязную и опасную работенку, — кисло подумал Дилулло, изображая добродушную улыбку. — Эти бумажные черви вспоминают про нас, черную кость, только тогда, когда не хотят пачкать свои ручки».

— К сожалению, речь идет не о выгодной торговой операции, — извиняющимся тоном сказал Аштон и, достав из ящика стола фотографию, протянул ее гостю. — Дело, по которому я вас пригласил, очень деликатное и личное… Это мой брат Рэндл. Он пропал без вести несколько месяцев назад, и я бы хотел его разыскать.

На фото был запечатлен довольно молодой человек, очень похожий на хозяина фирмы. Только вот глаза… Нет, этот человек не рожден быть клерком, подумал Дилулло, он явно романтик и сорвиголова.

— И где же затерялся его след, мистер Аштон? — спросил он.

— В Закрытых Мирах — слыхали о таких? Дилулло нахмурился.

— Да, я что-то слышал о них… Это не планеты ли звезды Альбейн, что в созвездии Персея?

Аштон кивнул.

— Хм… неприятное место… — пробормотал Дилулло, продолжая разглядывать фотографию. — Несколько столетий назад обитатели этих миров по неизвестным причинам самоизолировались от остальной галактики и с тех пор не желают принимать гостей. И какого черта туда понесло вашего брата?

— Располагайтесь, мистер Дилулло, это долгий разговор. Хотите сигару? Сирианский табак весьма недурен…

Дилулло уселся в кресле и с удовольствием закурил, вдыхая терпкий, чуть сладковатый дым. Да, этот человек не постоит за расходами, подумал он, дружелюбно поглядывая на магната. И это одно уже делает его приятным и умным собеседником.

Аштон тоже закурил и, откинувшись на спинку кресла, сказал:

— Начну с главного: увы, я даже не знаю, жив мой брат или мертв, но я хочу его видеть! Понимаете — ХОЧУ! А я привык, что все мои желания исполняются. Тем более что в данном случае мною руководит долг брата.

Дилулло понимающе кивнул.

— Вполне естественное желание. — А про себя продолжил: «Я не раз встречал миллионеров, которые хотели увидеть МЕРТВОЕ ТЕЛО своих братьев». — Но почему вы обратились к вольному наемнику? В вашем полном распоряжении сотни звездолетов и толковых, опытных людей.

— Они — всего лишь ТОРГОВЦЫ, — ответил Аштон. — А вы — наемники. В данном случае это такая же разница, как между породистой, но выросшей в доме собакой и диким волком. В звездных джунглях вы чувствуете себя куда уверенней.

— Хм-м-м… А правительство Земли — разве оно больше не защищает своих граждан?

— Правительство бессильно. У Земли нет никаких дипломатических контактов с Закрытыми Мирами. На все официальные запросы нам отвечают лишь высокомерным молчанием. Вмешиваться же силой в дела независимого мира… сами понимаете, на это никто не пойдет. Вот почему я подумал о наемниках. Я слышал от друзей, что вы, мистер Дилулло, с блеском выполнили несколько весьма щекотливых и опасных поручений. Почему бы вам не взяться за мое дело?

— Закрытые Миры… — пробормотал Дилулло. — Когда-то давно я слышал об этой планетной системе…

«Да, это было давно, — подумал он и взял со стола бокал вина. — Я еще только начал свою карьеру наемника, вернулся с неплохими деньгами из своего третьего рейса и был в восторге от своей персоны. Мы славно погуляли в кабаках на Арктуре-2. Однажды в жаркую, душную ночь я сидел вместе с парнями из своего экипажа, пил местное крепкое вино стакан за стаканом и между делом слушал болтовню старого Донахью.

Старого?! Бог мой, да теперь мне больше лет, чем было ему тогда! Как быстро пролетела молодость… бурные приключения, женщины, бесконечные попойки в разных концах галактики с такими же повесами, как и я… Под потолком в прокуренном воздухе с визгом носились белые летучие мыши, а я пил стакан за стаканом, с жадностью вдыхал непривычные запахи и следил за скользящими между столиками женщинами. Боже, как я тогда гордился собой, простым парнем из Бриндизи, взлетевшим до самых звезд!

Что же тогда болтал Донахью о системе Альбейна? «Поверьте моему слову, ребята, на этих планетах скрывается самый большой секрет галактики. Уж не знаю, что нашли эти грубые, примитивные аборигены, но эта штука когда-то перевернет Вселенную вверх тормашками, уж помяните мое слово! Не зря эти дикари вдруг вытолкали взашей все дипломатические посольства, а затем и вообще всех иностранцев. Когда мы с парнями высадились в их космопорту, нам так дали под зад коленкой, что мы летели до Земли, не потратив ни грамма топлива. Секрет галактики — там, на Альбейне!..»

Аштон после затянувшейся паузы продолжил:

— Торговым бизнесом наша семья занимается уже на протяжении четырех поколений. Отец хотел, чтобы так продолжалось и впредь. Когда мы с Рэндлом повзрослели, он посылал нас — заметьте, рядовыми членами экипажа — в несколько торговых рейсов. Отец считал, что мы должны освоить это нелегкое дело с азов.

Аштон с грустным видом покачал головой.

— Я оправдал ожидания отца, но Рэндл увлекся экзотическими странными обитателями далеких звездных миров. Несмотря на протесты отца, он поступил в университет и занялся внеземной антропологией. Ныне в этой области он первоклассный специалист.

— Этим он и занимался на Альбейне? — спросил Дилулло. Аштон кивнул.

— Рэндл уже совершил несколько далеких путешествий. Денег у него хватало, так что экспедиции были прекрасно оснащены. И вот во время одного из таких полетов он услышал о некой тайне Закрытых Миров.

— Какой именно?

— Не знаю. Рэндл предпочел на эту тему не распространяться. Мол, это настолько фантастично, что нужно сначала раздобыть неопровержимые доказательства. По-моему, братец попросту гоняется за химерой. Но он упрям как черт и к тому же, к несчастью, является совладельцем нашей фирмы. Не советуясь со мной, он взял наш крейсер с экипажем, нанял четырех специалистов — и направился на Альбейн. И не возвратился.

Аштон вновь сокрушенно покачал головой.

— Такие вот дела. Прошло пять месяцев, а от моего братца нет ни слуху, ни духу. Тем, кто сумеет его разыскать, я готов заплатить солидное вознаграждение. Кто знает, быть может, у Рэндла большие неприятности.

— А если он мертв? — спросил Дилулло.

— Тогда вы должны привезти бесспорные доказательства его смерти.

— Хм… ясно.

— Ничего вам не ясно! И нечего сверлить меня недоверчивым взглядом! Я люблю брата и хочу, чтобы с ним ничего не случилось. Но если он действительно мертв, я должен быть в этом твердо уверен. Я не могу заниматься крупными делами, если не доказано — жив совладелец фирмы или нет.

Дилулло сказал с безмятежным видом:

— Мистер Аштон, в таком случае я должен извиниться за свой неверный тон.

— Вас можно понять, — кивнул Аштон. — Для успеха бизнесмену надо иметь акульи зубы и волчью хватку. Но Рэндл совсем иной — он мягкий и добродушный малый, и я беспокоюсь за него.

Он достал из стола папку и протянул ее Дилулло.

— Здесь собрано все, что ныне известно о мирах Альбейна. Наша компания располагает данными о множестве звездных систем, однако об Альбейне информация крайне скудна. Полагаю, вы захотите познакомиться с ней, прежде чем примите окончательное решение.

Дилулло кивнул, взял папку и поднялся с кресла со словами:

— Хорошо, я возьму этот талмуд с собой и полистаю его на сон грядущий.

— Нет, прочтите здесь и сейчас, — резко возразил Аштон. — Однако я не собираюсь вас торопить. Для меня сейчас нет ничего важнее, чем судьба бедного Рэндла.

Дилулло удивленно поднял брови. Пожав плечами, он раскрыл папку и углубился в чтение. Аштон тем временем занялся своими деловыми бумагами.

Постепенно лошадиное лицо Дилулло стало вытягиваться все больше. «Дохлое дело, — размышлял он. — Все это дурно пахнет, очень дурно. Надо уносить ноги. Да и стар я стал для таких авантюр».

Дочитав до конца, он вновь пробежал глазами по нескольким листам, а затем с задумчивым видом закрыл папку.

Аштон оторвался от своих бумаг и вопросительно взглянул на гостя.

— Мистер Аштон, это скверная работа. Надеюсь, вы верите — я говорю это вовсе не для того, чтобы набить себе цену.

— Верю, — вздохнул Аштон. — Если бы я не разбирался в людях, то не сидел бы в этом кресле. Продолжайте.

— Скажу честно: на мой взгляд, ваш брат погиб. — Дилулло постучал по папке. — Известно, что жители Арку, главной из трех планет Альбейна, терпеть не могут чужаков и немедленно изгоняют таковых. И так происходит уже сотни лет. Ваш брат отправился на эту планету несколько месяцев назад. Если бы аркуны дали ему от ворот поворот, вы непременно получили бы весточку от Рэндла. Но этого не произошло, а следовательно, он мертв.

Аштон погрустнел.

— Увы, логика на вашей стороне. Но я не могу слушаться голоса рассудка, когда речь идет о моем брате. Кто знает, быть может, он жив и сейчас нуждается в помощи? Я должен все выяснить раз и навсегда.

Разумеется, я понимаю, насколько все это опасно. Но риск будет щедро оплачен! Если вы привезете Рэндла или достоверные сведения о его судьбе, ваше вознаграждение составит пятьсот тысяч земных долларов.

«Хм, моя доля составит одну пятую, — подумал Дилулло. — Хозяин корабля получит столько же, а на остальных останется три пятых. Мне достанется сто тысяч долларов, а это большой, роскошный дом в Бриндизи, о котором я мечтал всю жизнь».

— Весьма солидная сумма, — сказал он наконец.

— Это деньги «Аштон трэйдинг», и они принадлежат равно как и мне, так и Рэндлу. Надеюсь, они помогут ему выбраться из этой переделки. Ну так что, Джон?

Дилулло задумался, но ненадолго. Перед его глазами уже стоял белый дом с античным портиком и радужным пламенем цветников перед фасадом.

— Я готов взяться за это дело, — сказал он. — Но мне нужно сколотить команду из наемников и познакомить их с сутью дела. Таков мой принцип: люди должны знать, за что рискуют своими головами. Не уверен, что их могут соблазнить даже такие деньги.

Аштон встал.

— И тем не менее я прикажу приготовить контракты, — сказал он с улыбкой. — Всего хорошего.

Дилулло на мгновение замешкался, не зная, стоит ли напрашиваться на рукопожатие с такой важной персоной, но Аштон первым непринужденно протянул ему руку.

По пути в гостиницу Дилулло не переставал размышлять о гонораре в целых сто тысяч долларов. И все же его не оставляла тревога: а сумеют ли наемники справиться с таким рискованным делом?

Чейн поджидал его в номере гостиницы.

— Что насчет работы? — спросил он с надеждой.

— Хм, работа есть, сынок, и деньги за нее предлагают огромные. Остается пустяк: убедить дюжину наемников сунуть голову в петлю под названием Альбейн.

Дилулло рассказал о своем разговоре. Чейн помрачнел — впрочем, на его смуглом лице трудно было что-то прочесть.

— Альбейн?

— Да. Это звезда в Рукаве Персея с тремя планетами.

— Знаю, — усмехнулся Чейн. — Там есть где разгуляться нашему брату-варганцу. Согласен, летим на Альбейн.

Дилулло удивленно уставился на него.

— Выходит, ты кое-что знаешь о Закрытых Мирах?

— Немного. Когда-то давно на Варге пронюхали, на Арку находится нечто грандиозное и таинственное, что аркуны берегут как зеницу ока. И тогда на Альбейн была отправлена одна из эскадрилий.

— И что они нашли? Чейн пожал плечами.

— Похоже, они вернулись с пустыми руками. Во всяком случае, никому, кроме членов Совета, они ничего не рассказали. А Совет вскоре издал закон, запрещающий варганцам даже приближаться к Альбейну — мол, это крайне опасное место.

Дилулло озадаченно пожевал губами. Хм, если уж сами Звездные Волки, не боящиеся ни бога, ни черта, опасаются Альбейна… Тогда там на самом деле находится что-то ужасное и титаническое!

— Держи язык за зубами, сынок, — посоветовал он. — Если ты начнешь болтать, то мой корабль останется без экипажа. Сделай одолжение — исчезни на некоторое время.

— Куда?

— Однажды ты говорил, будто хочешь увидеть на Земле родовое гнездо своих предков. Оно находится в Уэльсе, не так ли? Туда можно без труда добраться.

Поразмыслив, Чейн кивнул.

— Пожалуй, стоит съездить. Здесь, в Нью-Йорке, мне не очень нравится.

— Отлично. Только не возвращайся, пока я тебя не вызову. В прошлый раз на Кхарале ты едва не сорвал нам все дело. Будь я проклят, если допущу такое на этот раз.

Глава 3

Чейн бродил между невысокими зданиями старого города, чьи узкие улочки сбегали по склону холма к берегу моря. Плотные облака и туман делали день сумрачным. Сырой, порывистый ветер предвещал шторм. Истертый булыжник набережной влажно поблескивал — на него то и дело сыпались соленые брызги.

Это место понравилось ему. Здесь было почти так же мрачно и сурово, как на Варге. Нравились ему и местные жители, хотя большинство смотрели на гостя равнодушно, не проявляя ни враждебности, ни дружелюбия. Не сразу Чейн понял, что их ритмичный говор напоминает звук голоса отца. Помнится, он называл этот стиль разговора «песнопением».

В Карнарвоне — так назывался этот небольшой город — не было никаких достопримечательностей, если не считать развалин древнего замка на берегу моря. Туда-то и направился Чейн. Город был стар и потрепан веками, но под свинцовым небом он выглядел по-своему величественным. Перед воротами замка сидел старик в униформе и продавал билеты. Чейн купил билет и было уже направился дальше, но внезапно вернулся.

— Будьте добры, я хочу кое о чем спросить. Вы давно живете в этих местах?

Старик удивленно уставился на Чейна пронзительно яркими, голубыми глазами. У него было худощавое, покрытое пигментными пятнами лицо и короткие седые волосы.

— Кое-кто из моих предков родом из Карнарвона, — пояснил Чейн. — Может, вы слышали о священнике Томасе Чейне?

— Каернарфон, — поправил его старик. — Так этот город называется по-уэльски. Это означает «крепость в Арфоне». А преподобного Томаса я хорошо помню. Это был прекрасный молодой человек, преданный Господу. Он улетел на звезды, дабы обращать в праведную веру язычников, и там умер. Вы его сын?

В Чейне пробудилась осторожность. Он родился на Варге и был Звездным Волком, так что разговор на эту тему мог завести его в опасный тупик.

— Только племянник, — на всякий случай соврал он.

— А-а, тогда вы приходитесь сыном Дэвиду Чейну, уехавшему в Америку, — кивнул старик. — Меня зовут Вильям Вильямс, и я рад встрече с одним из представителей наших старых семей, вернувшимся на родину предков.

Он церемонно пожал руку Чейна.

— Да, да. Преподобный Томас был прекрасным человеком и сильным проповедником. Не сомневаюсь, что он обратил на путь истинный многих звездных язычников, прежде чем Господь взял его к себе.

Чейн молча кивнул, но, войдя в замок, вспомнил о жизни отца на Варге. Построенную Томасом Чейном маленькую церковь никогда не посещала паства, если не считать варганских ребятишек — они приходили ради забавы, чтобы послушать, как смешно говорит землянин на их языке. И все же, когда отец читал проповеди под аккомпанемент электронного органа, на котором играла мать, его невысокая фигура выпрямлялась, а лицо светилось убежденностью. Мощная гравитация Варги постепенно высасывала из супругов жизненные силы, но они не жаловались и ни разу не высказали желания возвратиться на Землю.

Побродив немного по развалинам, Чейн понял, что величественный замок на самом деле похож на пустой орех. Он вскарабкался на несколько башен, заглянул в бойницы, пытаясь представить сражения людей, вооруженных мечами и копьями. Возможно, среди воинов были и его предки. Он в задумчивости смотрел на древние серые стены, пока к нему не поднялся старик, уже сменивший униформу на поношенную шерстяную куртку.

— Мы закрываемся, — сказал Вильямс. — Если хотите, пойдемте в город вместе, и я покажу некоторые наши достопримечательности… Это мне по пути.

Пока они шли в сгущающихся сумерках, старик не столько отвечал на вопросы, сколько задавал их сам.

— Итак, вы приехали из Америки? Ну конечно, ведь именно туда много лет назад уехал Дэвид. Хорошая у вас там работа?

— Редко бываю в Америке, — уклончиво ответил Чейн. — Видите ли, я уже давно работаю на звездолетах.

«Интересно, — подумал с усмешкой Чейн, — как бы отреагировал Дилулло на слово «работа», примененное к деятельности Звездных Волков?»

— Чудесно, что люди могут летать к звездам, но, увы, это не по мне, — вздохнул Вильямс. Он остановился у двери невысокого каменного здания.

— Окажите мне честь, пропустим по кружечке пива.

Они вошли в тускло освещенную, низкую комнату. В ней находились только бармен и трое парней, сидевших у стойки.

Вильямс с величайшим удовольствием заплатил за обе кружки пива. Чейн не возражал. Земное пиво показалось ему слабым и водянистым, но он не стал говорить об этом. Он предложил выпить еще по кружке, и старик с ухмылкой толкнул его локтем в бок.

— Ну уж, если вы настаиваете, то мне придется удвоить мою обычную норму.

Когда пиво было выпито, старик подвел Чейна к трем парням, сидевшим неподалеку.

— Ребята, это сын Дэвида Чейна из Каернарфона, вы все слышали про эту семью. А это, — он обратился к Чейну, — Хейден Джонс, Грифф Люис и Льюис Эванс.

Парни пробормотали нечто вроде приветствия. Двое из них были невысокого роста и имели невыразительную внешность, но Хейден Джонс был крупным, темноволосым юношей с очень живыми черными глазами.

— А теперь я должен пожелать вам приятного вечера и удалиться, — сказал старик Чейну. — Оставляю вас в хорошей компании и надеюсь, что вы еще не раз навестите родной край.

Распрощавшись со стариком, Чейн повернулся к трем парням и предложил выпить по кружке за его счет. Они взглянули на гостя с едва скрытой враждебностью и ничего не ответили. Чейн повторил свое предложение.

— Еще не хватало, чтобы проклятые американцы приезжали сюда покупать нам же наше пиво, — процедил Джонс, не оборачиваясь.

— Что ж, пожалуй, это верно, — усмехнулся Чейн. — Но не мешало бы сказать об этом повежливее, не так ли?

Крупный парень внезапно повернулся и обрушил на Чейна сильный удар. Тот, к своему изумлению, оказался сидящим на полу. В нем вспыхнул гнев матерого Звездного Волка.

Джонс тем временем с улыбкой повернулся к своим дружкам. В ней было столько простодушного самодовольства и наивности, что гнев Чейна так же быстро потух, как и появился.

Поднявшись на ноги, Чейн потер подбородок и сказал:

— А у тебя, парень, крепкий кулак. А как насчет остального? Затем он положил руку на плечо Джонсу и сжал его по-варгански, от всей души.

— У меня тоже крепкие кулаки, — с ухмылкой сказал он. — Если хочешь подраться, я к твоим услугам. Но, может, я лучше все-таки поставлю вам по кружке пива?

Джонс удивленно вытаращил глаза, затем по-овечьи улыбнулся и посмотрел на своих дружков.

— Что ж, давайте выпьем. Подраться мы всегда успеем, верно?

Они выпили по кружке, затем еще и еще, и когда бармен выпроводил их наконец за дверь, стояла глубокая ночь. На море разразился шторм, дождь хлестал их по лицам. Они шли по спускавшимся к морю улицам и горланили песни, которым Чейна научили его три новых приятеля.

На верхнем этаже одного из домов распахнулось окно, и на них посыпались проклятия. Джонс задрал голову и с издевкой крикнул:

— Замолчать? С какой это поры вы, миссис Гриффит, стали настолько непатриотичной, что и слышать не хотите гимн Уэльса?

Окно с шумом захлопнулось, и они пошли дальше. Возле гостиницы Джонс сказал:

— А теперь поговорим о драке…

— Давай отложим до следующего раза, — предложил Чейн. — Уже ночь, и желания махать кулаками у меня нет.

— Тогда до следующего раза!

Парни улыбнулись друг другу и обменялись крепкими рукопожатиями. Затем Чейн вошел в гостиницу и поднялся в свой номер. Открыв дверь, он услышал писк маленького коммуникатора, лежащего на старомодном деревянном комоде. Чейн поспешно включил аппарат и услышал голос Джона Дилулло:

— Чейн? Можешь возвращаться, я набрал команду.

— Хорошо, — ответил Чейн, но его охватило чувство грусти. То ли так подействовали на него воспоминания об отце, то ли что-то другое, но он успел полюбить этот городок и его обитателей. Он с удовольствием остался бы здесь подольше, но долг был превыше всего, и он заказал билет на ближайший рейс ракетоплана до Нью-Йорка. Весь путь над Атлантикой его не покидала мысль: «Однажды я вернусь в этот город, и мы с Джонсом померимся силами. Думаю, это будет хорошая схватка».

Возвратившись в Нью-Йорк, Чейн сразу же направился в здание на одной из улиц космопорта, официально именуемое штабом Гильдии Наемников, но больше известное как Зал Наемников.

В обширной главной комнате он взглянул на стену, где вывешивались списки экипажей. На черном фоне белыми буквами были аккуратно выведены имена и фамилии наемников. Чейн прочел первый список:

Лидер: Мартин Бендер.

Заместитель: Дж. Байок.

Капитан корабля: Пол Вристоу.

Далее следовало около дюжины других имен, ряд которых принадлежал явно не землянам. Пункт назначения: Процион-3.

Чейн прошел вдоль стены, читая названия других конечных пунктов экспедиций: Ахернар, Вэнун, Спика, Морр — наемники требовались везде. Наконец он увидел:

Лидер: Джон Дилулло.

Заместитель: Дж. Боллард.

После перечня других фамилий стояло:

Морган Чейн.

Позади раздался резкий голос Дилулло:

— Уж не ожидал ли ты, сынок, увидеть себя первым в этом списке? Не забывай, пока ты новичок среди наемников.

— Странно, что Боллард так быстро вновь отправляется в полет, — заметил Чейн.

Дилулло усмехнулся.

— Боллард — один из немногих наемников, у кого имеются семьи. У него куча детишек, которых он обожает, а также на редкость сварливая жена. Поэтому он дома старается не задерживаться и, как только кончаются деньги, снова отправляется в космос. Словом, — добавил Дилулло, — наша команда сколочена, и я собираюсь позвонить мистеру Аштону. Настала пора подписывать контракт. А ты подожди меня здесь. Дилулло скоро вернулся с растерянным видом.

— Черт побери, Аштон сам собирается сюда приехать. Он сказал, что хотел бы познакомиться со всей командой.

Возбужденный неожиданным визитом, Дилулло стал поспешно собирать своих людей в одной из небольших комнат Зала Наемников. Одним из первых пришел Боллард. При виде Чейна его круглое, рыхлое лицо расплылось в довольной улыбке.

— Привет охотнику за метеоритами, — дружелюбно сказал он. — Рад был увидеть твою фамилию в списке. Надеюсь, на этот раз ты не высыпешь на наши бедные головы ведро отборных неприятностей?

— Мечтать не вредно, — криво усмехнулся Чейн. Боллард расхохотался так, словно услышал на редкость забавный анекдот.

— А я и не мечтаю о такой удаче. В прошлый раз ты едва не утопил нас в зловонной выгребной яме — но затем сам же вытащил оттуда буквально за волосы. Парни, предупреждаю — берегите свои шевелюры, они вам еще понадобятся, и не раз! Чейн нам скучать не даст.

Спустя несколько минут бизнесмен вошел в комнату.

— Мистер Джеймс Аштон, — громко проговорил Дилулло, делая вид, что визит столь важной персоны его нисколько не удивляет.

Аштон улыбался и кивал головой, когда Дилулло представлял ему наемников. Те были вежливы, словно ученики воскресной школы, хотя разглядывали богача настороженно.

— Я очень переживаю за вас, друзья, — сказал Аштон со скорбным и вместе с тем весьма решительным видом. — Тем, кто отправится в Закрытые Миры на поиски моего бедного брата, я предлагаю крупную сумму денег. Но тревога не покидает меня…

После паузы он продолжил:

— Моя совесть не совсем спокойна — ведь ради спасения одного человека я рискую многими жизнями. Надеюсь, мистер Дилулло разъяснил вам, что работа предстоит опасная… Однако она может оказаться чересчур опасной, и я не хочу, чтобы кто-либо из вас погиб. Если риск будет слишком велик, бросайте все и возвращайтесь. В этом случае я заплачу вам две трети того, что обещал.

Наемники молча переглянулись. Их отношение к бизнесмену сразу же изменилось. Дилулло выразил общее мнение:

— Благодарю, мистер Аштон, но наемники не привыкли отступать. И все же спасибо!

Когда Аштон и наемники ушли, Дилулло с довольной улыбкой сказал Чейну:

— Похоже, Аштон — славный малый. Мало кто из нанимателей обычно беспокоится о шкурах наемников. Ручаюсь, что парни теперь выложатся на Альбейне на все сто.

Чейн ухмыльнулся.

— Ясное дело — потому-то богатенький Джеймс это и сказал.

Дилулло поморщился.

— Слава богу, не все такие закоренелые циники, как Звездные Волки. Неудивительно, что во всей Вселенной у вас нет друзей.

— А у меня есть, — возразил Чейн. — В Уэльсе я познакомился с тремя отличными, смелыми парнями. Кстати, они научили меня нескольким замечательным местным песням. Послушайте, например, вот эту старинную песню о воинах Харлеха.

Чейн запел низким, немелодичным голосом. Дилулло вздохнул.

— Все вы, валлийцы, одинаковы, даже рожденные на звездах, каждый воображает себя Орфеем. Побереги мои уши, сынок…

— Это чудесная мелодия! — пылко воскликнул Чейн. — Она достойна того, чтобы стать одной из боевых песен варганцев.

— Тогда готовься распевать ее в Закрытых Мирах. Э-эх, чую, моя жадность и давняя мечта о хорошем доме вовлекут нас в большую беду.

Глава 4

Маленький корабль наемников, чинно протащившись до границ Солнечной системы, там сделал прыжок в сверхсветовой режим и продолжил свой путь. Среди титанических спиралей галактик и искривленных рукавов, густо утыканных звездами, он казался всего лишь пылинкой. Позади корабля остался Рукав Лебедя — гигантское скопление сияющих солнц. Рукав вытянулся в направлении обода галактики на галактическую широту в двадцать градусов, а затем разделился на две почти одинаковые группы — Отрог Паруса и Отрог Ориона.

Корабль миновал огромную массу звезд Отрога Ориона, оставил позади клубок из облаков «горячего водорода» и помчался к сияющему на самой окраине галактики Рукаву Персея. Однако из-за вращения галактики его траектория была отнюдь не прямолинейной, а то и дело корректировалась бортовыми компьютерами, взявшими на себя роль штурмана.

Стоя на мостике, Киммел — капитан и совладелец корабля — внимательно изучал панораму звездного океана.

— Кажется, все в порядке, — сообщил он Дилулло.

Это нервное «кажется» было весьма характерно для невысокого лысого человека, который больше всего на свете беспокоился о целостности и сохранности своего корабля. За время полета Киммел настолько надоел наемникам своими ахами и охами, что они стали попросту игнорировать своего капитана. Но Дилулло не разделял их настроений. Он давно знал Киммела и считал, что тот будет при любой угрозе словно лев бороться за свою кровную собственность, а это экспедиции пойдет только на пользу.

— Конечно же, все в норме, — отозвался с добродушной улыбкой Дилулло. — Ничего с нами не случится, и тем более с твоим драгоценным кораблем. Смело иди к Рукаву Персея, а там уже и до Альбейна рукой подать.

— А что дальше? — спросил Киммел. — Джон, ты видел карты этой системы? Полно опасных пылевых течений, да и радарам придется не сладко из-за радиоэмиссии пылевых облаков.

— Да, но водород-то холодный, — перебил его Дилулло.

— Знаю, знаю. Это значит, что радиоизлучение происходит только в диапазоне двадцати одного сантиметра. Но если произойдет столкновение остатков газа с одним из таких потоков, то холодный водород разнесет наш радар быстрее, чем горячий.

— Не надо преувеличивать, — успокоил его Дилулло. — Поверь, своя шкура мне не менее дорога, чем тебе эта старая жестянка.

— Жестянка? — заорал Киммел и разразился отборными ругательствами.

Дилулло поспешно ретировался. На его лице светилась довольная улыбка. Вот такими нехитрыми приемами уже многие годы ему удавалось разряжать все тревоги Киммела, и тот ни о чем не догадывался.

В своей каюте Дилулло разложил на столе бумаги, полученные от Аштона, и стал внимательно их изучать. Это были данные о спутниках пропавшего Рэндла. Его заинтересовали четыре человека.

Доктор Мартин Гарсиа из Куернавакского института внеземной антропологии; С. Саттарх, инструктор по контактам из университета Арктура-3; Джевит Макгун, в прошлом свободный звездный торговец; доктор Джонас Кэйрд из нью-йоркского Фонда внеземных наук.

Дилулло вновь пробежал глазами этот список. Был здесь один человек, который не совсем подходил к остальной компании. Как мог вместе с четырьмя учеными оказаться свободный торговец? Но, прочитав оставшиеся бумаги, Дилулло с довольным видом пробормотал: «Ага!»

Оказалось, что именно Джевит Макгун первым рассказал Рэндлу Аштону о великой тайне Закрытых Миров. Он, как уверял Рэндл брата, имел солидные доказательства своих слов. Но Рэндл не захотел рассказать ни о каких подробностях, ни даже намекнуть о природе того, зачем собирался лететь на край галактики.

— Ты все равно мне не поверишь, — объяснил свою сдержанность Рэндл. — Скажу одно — это великая вещь, она может полностью изменить наши методы изучения Вселенной.

Больше он ничего не сказал, и вскоре четверо ученых, а также свободный торговец Макгун с энтузиазмом направились на Альбейн.

«Что-то проклевывается, — подумал Дилулло. — Кажется, вот-вот на этих страницах появятся всходы».

Он вспомнил рассказы ветеранов-наемников, вроде старого Донахью, о великой тайне, скрывающейся в Закрытых Мирах. Они звучали словно сказки, но не зря же миры Альбейна назывались Закрытыми!

Хм… а не воспользовался ли этим Макгун? Если взять такую сказку за основу, высосать из пальца «неопровержимые доказательства», а затем найти простака-энтузиаста в лице миллиардера-романтика… Такого не сложно заманить на Альбейн, а там уж от души потрясти его кошелек.

Что ж, вполне возможно, что торговец Макгун соорудил «великую тайну галактики» из бумаги, клея, дощечек и других подсобных средств. Но почему же Звездные Волки опасаются Закрытых Миров? Их-то уж детскими сказочками не напугаешь. Черт бы побрал этого Чейна, такую удачную версию погубил на самом корню…

Проходили сутки за сутками, а корабль все летел в сверхсветовом режиме. Казалось, это будет продолжаться вечно, но однажды в каютах и коридорах звездолета раздался вой сирены.

«Наконец-то», — мысленно перекрестился Дилулло и направился наверх к капитанскому мостику. Проходя мимо каюты, в которой Чейн дежурил у радара, он заглянул внутрь.

— Ну что, сынок, ты, кажется, не скучаешь? Чейн снисходительно улыбнулся.

— А что мне скучать? Вполне приличный кораблик, да и скорость у него отличная — всего лишь в два раза меньше, чем у варганских звездолетов. Что называется, не прошло и года, как мы долетели.

Дилулло добродушно кивнул.

— Рад слышать, что ты в хорошем настроении. Учти, сынок, если нам не повезет и мы с ходу вляпаемся в небольшую войну или еще во что похуже, то ты мигом окажешься на передней линии. Ну что, рад?

Чейн помрачнел и процедил сквозь зубы:

— Спасибо за заботу.

Дилулло, посмеиваясь, поднялся на капитанский мостик. Едва он вошел, как сирена повторно загудела. Это было последнее предупреждение — корабль начал выходить из сверхсветового режима.

Свет потускнел, и весь корпус корабля так сильно задрожал, словно вот-вот развалится. То же самое ощущал и Дилулло. Ему множество раз приходилось испытывать подобные скачки скорости, и, несмотря на это, матерый астронавт всегда приходил в панический ужас. Казалось, он в одно мгновение рассыплется на атомы… Тело Дилулло содрогалось так, будто он страдал наследственной эпилепсией, только в особо тяжелой форме. Затем, как обычно, произошел последний, самый сильный толчок — и все пришло в норму.

Придя в себя, Дилулло первым делом взглянул на обзорный экран. Корабль находился вблизи Рукава Персея. Одно дело было глядеть на эту одну из внешних спиралей галактики на картах и совсем другое — наблюдать вблизи титаническую гору из пылающих звезд. Таким, должно быть, был галактический рай или скорее ад.

— А теперь продолжим, Дэвид, — послышался рядом голос капитана Киммела.

Пилот Дэвид Мэтток нажал клавиши на пульте управления, и корабль стал совершать маневр разворота в сторону ближайшего светила — чудесной звезды цвета топаза.

Мэтток прославился среди наемников по двум причинам. Во-первых, он обожал жевать табак, хотя давным-давно были созданы более безопасные успокаивающие средства. Мэтток еще мальчишкой перенял эту дурную привычку от деда, бродяжничавшего среди холмов Кентукки, и с возрастом так и не сумел от нее избавиться. Во-вторых, он умел ладить с Киммелом. В Зале Навигаторов нередко ходили разговоры, что как только Мэтток оставит свою работу, Киммелу придется уйти в отставку: ни один другой пилот не сможет работать вместе с таким нервным капитаном.

— Полегче, полегче! — кричал Киммел, стоя за креслом пилота. — В этой системе надо держать ухо востро. Не забывай про облака холодного водорода! А какие здесь кошмарные пылевые течения…

Мэтток, крупный, флегматичный человек с массивным лицом, напоминающим морду бульдога, и волевым подбородком боксера-тяжеловеса, не обращал на слова капитана ни малейшего внимания. Он продолжал спокойно жевать табак и манипулировать клавишами на пульте.

— О Господи, Дэвид, неужели ты решил пропороть брюхо моему кораблю? — простонал Киммел, схватившись за сердце. — Ну куда ты так гонишь? У нас полно времени, можно чуть сбавить скорость…

Мэтток даже бровью не повел, а только с удивительной точностью отправил очередной плевок в пластмассовое ведро, которое во время его вахты всегда стояло в углу.

— Так, так… — продолжал бормотать Киммел. — Мы же не хотим свернуть себе шеи среди этих дьявольских пылевых течений, верно? Дэвид, ты прекрасный пилот и, самое главное, очень осторожный…

Мэтток взглянул на цифры, мелькающие на экране компьютера, и хладнокровно прибавил скорость.

Киммел взвизгнул, будто заяц, попавший в силок, и заломил над лысой головой руки — словно только что началось светопреставление.

Дилулло расхохотался. Он повидал уже немало подобных комических спектаклей Киммела с немым участием Мэттока, и все они были похожи как две капли воды. Корабль тем временем продолжал мчаться к Альбейну. Его янтарные лучи ослепительно и безжалостно били в глаза, и смех замер на устах лидера наемников.

Главный компьютер начал заикаться, глотая целые столбцы цифр. Киммел оказался прав — эмиссия, исходившая из облаков холодного водорода, нарушала работу радара, и без него компьютеры становились бесполезными нагромождениями информкристаллов, проводов и металла.

Корпус корабля слегка вздрогнул, и все помещения наполнил мягкий шорох. Они шли по краю пылевого облака, и это было рискованно, хотя прямо и не грозило гибелью. В такие минуты Дилулло особенно сильно хотелось, чтобы впереди по курсу перед звездолетом не было ничего, кроме чудесного, кристально чистого космоса. Увы, во многих звездных системах после образования планет оставалось, как правило, полно строительного мусора. Со временем, конечно же, гравитационные поля выметут все до последнего камушка, но на это может уйти не один миллиард лет. Для людей это слишком большой срок, и к тому же они крайне нетерпеливы.

Шорох постепенно перешел в довольно громкое постукивание — казалось, снаружи пошел сильный град. Киммел со страдальческим видом отошел к стене капитанского мостика и прислонился к ней лицом. Дилулло усмехнулся: разыгрывался предпоследний акт спектакля под названием «не могу смотреть на этот кошмар».

Постукивание снаружи корпуса ненадолго прекратилось, а затем возобновилось с новой силой. Компьютеры вырубились, и вокруг повисла тревожная тишина.

Киммел отстранился от стены, подошел к пустующему креслу второго пилота и тяжело опустился в него. Сидел он совершенно неподвижно, ссутулившись, глядя на обзорный экран оцепеневшим взглядом.

Дилулло облизнул внезапно пересохшие губы: наступал финальный акт под названием «все пропало».

Мэтток отметил это событие очередным точным плевком в ведро.

Компьютеры вновь заработали, постукивание космического града стихло. Наконец экраны очистились от пылевой дымки, и перед взглядами астронавтов предстала чудесная панорама: переливающийся янтарными лучами Альбейн и три его планеты.

Дилулло ощутил мальчишеский восторг, словно впервые видел подобное зрелище. Это похоже, подумал он, на то, что писал Берлиоз про вторую часть Четвертой симфонии Бетховена: «…величественные звуки поднялись в небо, словно миры, сотворенные десницей Господа, — и поплыли, чистые и прекрасные».

На какое-то мгновение он почувствовал гордость за себя: ведь ни один другой лидер наемников и слыхом не слыхал ни о Берлиозе, ни даже о Бетховене. И с грустью подумал: «Но я приобрел эти знания только потому, что долго был в одиночестве и имел массу времени для чтения».

Он взглянул на Закрытые Миры так, как глядят в глаза врагу. А корабль, словно зачарованный мотылек, продолжал лететь навстречу дымчато-желтому факелу Альбейна.

Глава 5

Чейн ощущал опасность в этой тишине.

Он стоял вместе с полдюжиной других наемников на посадочном поле порядком одряхлевшего космопорта. С неба на их головы обрушивался горячий водопад янтарного света, а их лица обвевал теплый ветер. Вдали, на горном склоне, ярусами поднимались белоснежные здания огромного города. Он был слишком далеко, чтобы сюда доносились его звуки. Сама по себе тишина чужой планеты Чейна мало беспокоила, но для космопорта она была неестественна. Незаметно было никакого движения возле складов и других зданий. Неподалеку стояли восемь или девять планетарных крейсеров, четыре из которых имели бортовые установки для пуска ракет. Но и возле них не было заметно признаков жизни.

— Спокойнее, парни, — предупредил Дилулло. — Не нужно суетиться. Пускай аборигены сделают первый ход в этой игре.

Стоявший рядом с Чейном наемник по имени Мильнер пробормотал:

— Куда спокойнее было бы со стуннерами в руках. Приземистый Мильнер слыл грубияном и задирой. Никто из наемников не любил его, и попал он в команду только благодаря своему исключительному умению владеть оружием и обслуживать его. И все же Чейн не мог не признать его правоту.

Однако Дилулло и бровью не повел. Согласно его плану, наемники должны были неожиданно высадиться на Арку (она же Альбейн-1) и продемонстрировать свои самые мирные намерения.

Внезапность им вполне удалась. Они подлетели к планете с ночной стороны, а затем на большой высоте пошли в сторону ее столицы Ярр, не подав обычного для такого случая уведомления о своем прибытии и не запросив разрешения на посадку.

Разглядывая на экране поверхность Арку, Чейн подумал: а у этой планетки немного оснований гордо называться миром!

Арку была покрыта пурпурными джунглями, среди которых то там, то здесь темнели крупные горные массивы. Однажды Чейн увидел и желто-коричневое море, в которое впадали рыжего цвета реки.

Порой он видел и большие белокаменные города — вернее, их развалины, захлестнутые волнами джунглей. Почему-то у Чейна они вызывали ассоциации с гробницами древних королей, чьи имена и славные деяния давно забыты. Что же здесь произошло? Неужели обитатели Арку создали эти титанические города, а затем ушли, колонизировав какую-то другую планету? Для этого надо быть поистине великим народом. А причина, вынудившая аборигенов прекратить межзвездную торговлю и превратить свою систему в Закрытые Миры, должна быть посерьезней.

Корабль прошел над обширной равниной, и внизу вновь появился белый город, на этот раз обитаемый. На улицах были заметны толпы людей и множество автомашин, а в воздухе мельтешили сотни маленьких летательных аппаратов.

Обменявшись несколькими словами с Дилулло, капитан отдал приказ пилоту, и корабль без предупреждения совершил посадку на поле небольшого городского космопорта.

И вот теперь наемники стояли возле своего звездолета, оставив на борту на всякий случай Болларда, Киммела и еще четырех человек.

Наконец со стороны города к космопорту помчалась низкая машина. Не оборачиваясь, Дилулло предупредил:

— Помалкивайте, парни, переговоры буду вести я.

Машина остановилась, и из нее вышли два человека. Чейн был немало удивлен, разглядев их. Он ожидал, что аборигены должны быть под стать своей цивилизации — немощными, апатичными, с явными следами вырождения на лицах. Ничего подобного!

Оба аркуна оказались высокими, широкоплечими атлетами с золотистой кожей, каштановыми волосами и холодными глазами цвета маренго. На них были короткие с поясом куртки и шорты, обнажавшие мощную мускулатуру ног.

Тот, кто был помоложе и повыше ростом, заговорил с Дилулло на галакто — смешанном языке народов галактики. Чувствовалось, что он давно на нем не изъяснялся.

— Вы здесь нежелательные гости, — категорично заявил он. — Неужели вам неизвестно, что наши миры не зря называются Закрытыми?

— Естественно, мы это знаем, — спокойно заявил Дилулло.

— Тогда почему же вы прилетели на Арку?

— Я все объясню полномочным представителям вашего правительства.

— Мы таковыми и являемся, — сказал молодой аркун. — Меня зовут Хелмер, а моего спутника — Броз. Итак, почему вы вторглись в систему Альбейна?

Дилулло хладнокровно сложил руки на груди.

— Мы ищем землянина по имени Рэндл Аштон и его спутников, — медленно произнес он, не сводя проницательного взгляда с аркунов.

Лица аборигенов заметно посмурнели. Они обменялись взглядами, а затем Хелмер не очень уверенно ответил:

— Такого землянина нет на Арку.

— А где же он?

— Кто знает, — равнодушно пожал плечами Хелмер. — Он некоторое время был здесь, а затем улетел.

— На другую планету вашей системы?

— Кто знает, — повторил Хелмер.

«Хотел бы я вытряхнуть из тебя правду, — подумал Чейн. — Хотя надо признать — даже варганцу непросто будет справиться с таким силачом».

Молодой аркун словно бы прочел эту мысль на лице Чейна и неожиданно взглянул прямо в глаза наемнику, как бы угадав в этом невысоком, крепко сбитом парне своего потенциального противника.

После паузы Хелмер вновь повернулся к Дилулло:

— Немедленно улетайте, земляне. В нашем космопорту нет техники, которая могла бы обслуживать звездолеты, но мы готовы снабдить вас пищей и водой. А затем покиньте систему Альбейна.

Дилулло возмутился.

— Послушайте, вы можете считать себя добровольными отшельниками, но в цивилизованных мирах так с гостями не поступают. Если бы вы побольше знали о галактике, то…

Его слова были прерваны неожиданно расхохотавшимся Брозом. Его смех был нервным и даже мрачным.

— Хелмер, ты слышал это? ЕСЛИ БЫ АРКУНЫ ЗНАЛИ БОЛЬШЕ О ВСЕЛЕННОЙ. Забавно, правда? Но он прав — мы ведь нигде и никогда не были. Этакие провинциалы и домоседы из Рукава Персея.

Броз вновь залился смехом, а на лице Хелмера появилась издевательская усмешка.

Чейн почувствовал что-то зловещее в этой странной сцене, но Дилулло, напротив, углядел в ней личное оскорбление.

— Должен вам сообщить, весельчаки, что Рэндл Аштон — богатый человек из знатной и очень влиятельной семьи, — резко произнес он. — Если я сообщу властям Земли о том, что аборигены Арку намеренно скрывают информацию о его судьбе, то рано или поздно в двери ваших Закрытых Миров постучится могучий боевой кулак. И я не могу поручиться за то, что они не слетят тут же со своих ржавых петель.

Мгновенно лицо Хелмера окаменело, взгляд стал холодным и презрительным.

— Ах, вот как? — тихо произнес он.

Чейн мысленно простонал: черт бы тебя побрал, Джон, ты совершил сейчас глупость. У нас, Звездных Волков, даже дети повели бы себя умнее.

У него зачесались руки задать сейчас хорошую трепку Дилулло. Вместо этого он посмотрел в сторону города. В глаза ему ударил солнечный зайчик — в одном из высотных зданий словно от ветра ходила оконная рама, отражая янтарного цвета лучи.

— На угрозу я отвечу тем же, — ледяным тоном заявил Хелмер. — Либо вы немедленно подчиняетесь нашим требованиям, либо вообще не улетите с Арку.

Оба аркуна повернулись и направились к машине, которая сразу же умчала их в сторону города.

Дилулло с кислым видом взглянул на наемников:

— Как об стену горох. Похоже, ваш несравненный командир сделал не самый лучший ход в этой игре. У кого-нибудь есть дельные соображения?

— Предлагаю вернуться на корабль и немедленно уносить отсюда ноги, — отозвался Чейн.

Брови Дилулло взметнулись вверх. Чейн спокойно пояснил:

— Вы сами подставились, командир, когда заявили: если мы вернемся на Землю, то туземцев ждут большие неприятности. Все дело в этом ЕСЛИ.

Остальные наемники поскучнели — только сейчас до них дошло, что их лидер сделал не только не лучший, а попросту худший ход.

— Ты прав, — вынужден был признать Дилулло. — Я сблефовал, но у этих аркунов нервы крепкие. Придется удирать, пока не поздно.

Наемников не пришлось долго упрашивать. Все бросились к кораблю. Спустя минуту после того, как люки были задраены, прозвучала предстартовая сирена. Мэтток без лишних нежностей выстрелил кораблем в небо, так что обшивка звездолета раскалилась от трения с воздухом. Вскоре земляне уже были на околопланетной орбите.

Чейн направился дежурить на капитанский мостик. Бросив взгляд на экран радара, он сразу же обнаружил две быстро перемещавшиеся блестящие точки.

— Нас преследуют два крейсера, — доложил он капитану. — Думаю, скоро может последовать ракетный залп.

— Включить силовые щиты, — приказал Киммел. — Дьявол, — простонал он, — в космопорту мы были в большей безопасности. Аркуны не решились бы расстреливать нас так близко от города!

— Щиты включены, — доложил Боллард, и тотчас корабль затрясся от разрывов боеголовок.

Чейн понял — ситуация скверная. Корабль наемников не имел ракетного вооружения, силовые же щиты были легкими и долго не могли отражать интенсивный обстрел.

Киммел задрожал от страха за свой замечательный корабль. Он буквально навис над пилотским креслом и обрушил на невозмутимого Мэттока поток ценных советов:

— Дэвид, нам надо немедленно оторваться от крейсеров. Если щиты не выдержат, то мне придется потратить целое состояние на ремонт корпуса. Вот что — направляйся-ка в тот пылевой поток, что идет от Альбейна-2 в направлении зенита системы!

Мэтток удивленно воззрился на капитана.

— В поток?

— Да, черт побери, да! В космопорту я успел полюбоваться на крейсеры этих чертовых аркунов. Эти старые планетарные корыта просто не могут иметь хорошие локаторы. А это значит, что туземцы не посмеют сунуть нос в пылевое течение. Но ты, Дэвид, бывалый пилот и сумеешь с помощью нашего радара провести корабль даже сквозь игольное ушко. Верно, дружище?

Мэтток пожал плечами и смачно сплюнул, прицелившись в пластмассовое ведро.

— В поток так в поток, — сказал он.

Корабль резко изменил курс. Чейн не спускал глаз с экрана радара. Они начали отрываться от погони, но не настолько быстро, чтобы выйти за пределы досягаемости аркунских ракет.

Он доложил об этом Дилулло.

— Э-эх, — вздохнул командир со скорбным видом. — И всему виной мой дурацкий блеф про «боевой кулак Земли». Мы так и не узнаем, живы ли Аштон и его спутники.

— Кое-кто жив… — пробормотал Чейн.

— Откуда ты знаешь?

— Мне рассказал об этом солнечный зайчик, — улыбнулся Чейн.

— Что-о?

— Пока вы обменивались любезностями с туземцами, я заметил пульсирующий блеск в окне одного из городских небоскребов, — пояснил Чейн. — На стандартном корабельном коде эти сигналы означали слово «АШТОН».

— И какого дьявола ты молчал об этом? — возмутился лидер наемников.

Чейн улыбнулся еще шире.

— Не хотел мешать устанавливать всем нам спринтерские рекорды.

Дилулло разразился гневной тирадой, но в этот момент на корабль обрушился новый ракетный залп, и его слова потонули в бешеном грохоте.

Несмотря на всю трагичность ситуации, Чейн был этому рад.

Глава 6

Спасаясь от обстрела, звездолет нырнул в пылевое течение, и тогда-то корабль по-настоящему затрясло. Риск был так велик, что даже говорливый Киммел прикусил язык — настолько дело было плохо. Двигаясь по границе потока, корабль стремительно приближался к Альбейну-2.

Вблизи планеты звездолет неожиданно для преследующих его крейсеров крутым маневром вышел на планетарную орбиту. Чейн с любопытством взглянул на обзорный экран. Оказалось, что планета весьма напоминала Арку — только вместо пурпурных джунглей ее покрывали негустые леса. Здесь не было никаких титанических белокаменных развалин, и города выглядели с высоты серо и безлико. На теневой стороне планеты их было столько, что вся утопленная в ночи поверхность сияла крошечными огнями.

Чейн вновь перевел взгляд на экран радара.

— Капитан, аркуны прекратили преследование, — доложил он.

Киммел вздохнул с облегчением.

— Ну что теперь, Джон? — обратился он к Дилулло. — Может, вернемся на Землю? Не забывай — нам обещали две трети гонорара только за попытку найти беднягу Рэндла. Попытка сделана, да такая, что мы едва унесли ноги — чего еще надо?

Дилулло суровым взглядом смерил капитана с ног до головы.

— Ничего мы не сделали, — сухо произнес он. — Если не считать, конечно, моей дурацкой выходки с запугиванием туземцев. Я не сопливый мальчишка, чтобы появляться с такими результатами в Зале Наемников. Кто-нибудь из наших парней непременно проболтается — что тогда будет с моей, да и с твоей репутацией, дружище?

— И что же ты предлагаешь?

— Возвратиться на Арку. Но совсем другим маршрутом. Для отвода глаз мы направимся к границе системы, а когда Альбейн-3 окажется между нашим кораблем и Арку, мы высадимся на той, дальней планете.

— На Альбейне-3? Но ведь она, кажется, необитаема.

— Именно это нам и нужно. Отсидимся где-нибудь среди скал, а там видно будет.

Киммел вздохнул, но возражать не стал — командиром экспедиции был не он, а Дилулло.

Обогнув Альбейн-2, звездолет наемников помчался к границе системы, уже не скрываясь от радаров аркунов в пылевом потоке. Приблизившись к третьей планете, казавшейся из космоса бурым безжизненным шаром, корабль резко развернулся и нырнул в планетарную тень. Все было сделано настолько быстро, что аркуны могли решить: непрошеные гости ушли в дальний космос.

Они спустились на голый, унылый морской берег с чахлой растительностью. Вокруг не было заметно никаких признаков обитания туземцев.

Киммел дружески похлопал пилота по плечу.

— Отлично сработано, Дэвид, — заметил он и вопросительно взглянул на лидера наемников. Сейчас настала его пора действовать.

— Выгрузить реактивные установки и подготовить их к бою, — распорядился по интеркому Дилулло, назвав по именам исполнителей своего приказа.

Среди них оказался и Чейн. Он торопливо направился в грузовой отсек. Работа оказалась не из легких: надо вручную перенести тяжелое оружие к грузовому лифту по узкому пространству между флайером и вездеходом.

Воздух снаружи был холодным — на этот самый удаленный от Альбейна мир падало слишком мало солнечного тепла. Наемники заняли круговую оборону, нацелив реактивные установки в небо.

Расчет одной из установок составляли Чейн и тридцатилетний голландец по имени Ван Фоссен. Это был худощавый блондин с беспокойным взглядом и узким, носатым лицом, делавшим его похожим на молодую гончую.

— Как думаешь, парень, что на уме у нашего Джона? — нервно спросил голландец.

Чейн пожал плечами. Он хотел сказать: старине Джону надо бы выправить мозги, а то они у него стали слегка набекрень. Но в последнее время он все сильнее привязывался к «папаше» — и предпочел промолчать.

— Туземцев здесь не видать, но кое-какая жизнь копошится, — чуть позже заметил Ван Фоссен. — Погляди-ка вон туда.

Голландец указал на два черных змееподобных существа, парящих вдалеке над морем, и продекламировал:

…Когда закат пылает, словно двери ада,
и горный ветер над пещерами поет,
всплывают из пучины башни чудо-града,
и мертвый царь драконов Запада зовет.

Чейн изумленно воззрился на него.

— О чем ты бормочешь? Этот закат вовсе не пылает, а тлеет, словно гнилое бревно.

— Это же стихи, — презрительно усмехнулся Ван Фоссен. — Кажется, английский — твой родной язык. И ты ничего не смыслишь в своей родной поэзии?

— Хм… со стихами у меня туго, — признался Чейн. — Зато я знаю немало замечательных песен…

Он вовремя прикусил язык. Нет, подумал Чейн, ни к чему землянам слышать боевые песни варганцев, которые те распевают по возвращении из рейдов.

Он вновь загрустил о Варге. Вернется ли он когда-нибудь на родную планету? Предчувствие говорило — да, вернется, но это могло кончиться плохо. Братья Ссандера, которого Чейн убил в честной схватке, никогда не простят его. К тому же среди Звездных Волков он считается изгоем…

Небо на западе окрасилось в темно-оранжевые тона, но крейсеры-преследователи так и не появлялись.

— Чейн, — прошептал Ван Фоссен, — гляди!

Чейн перевел взгляд с неба на песчаный берег, покрытый редким кустарником. Обросшее темным мехом животное, похожее на медведя, усердно подкапывало один из кустов. До него было несколько сотен футов. Еще три подобных существа виднелись вдали.

Зверь подкопал куст и начал жевать его корни, флегматично осматриваясь. Заметив людей, он перестал есть и уставился на них, а затем глухо зарычал.

Чейн ответил ему прямым немигающим взглядом.

Животное вновь зарычало, уже более угрожающе.

Тогда Чейн заорал во все горло и побежал к нему, дико размахивая руками.

Зверь бросился наутек, а Чейн, остановившись, расхохотался.

Когда Чейн вернулся, Ван Фоссен набросился на него с упреками:

— Чейн, ты просто сумасшедший! Тебя могли разорвать на части!

— Что, черт побери, здесь происходит? — послышался в сумерках голос Дилулло, только что вышедшего из корабля.

Ван Фоссен объяснил. Лидер наемников проворчал:

— Даже дежурство на ответственном посту ты превращаешь в балаган, Чейн. Пойдем-ка посмотрим, так ли хорошо у тебя работает голова, как ноги.

Вслед за Дилулло Чейн вошел в корабль. В кают-компании в креслах возле стола сидели Боллард, Киммел и Мильнер.

— Присаживайся, — пригласил Дилулло. — Нам надо обсудить, что делать дальше.

Боллард ехидно заметил:

— Ну уж, конечно, без советов новичка мы просто пропадем.

Дилулло недовольно взглянул на него.

— Кажется, Чейн уже не раз показал, на что способен, — отпарировал он. — К тому же именно он заметил сигналы на одном из этажей небоскреба.

Боллард молча пожал плечами. Дилулло объяснил Чейну:

— Мы считаем, что сигналы передавал пленник аркунов: либо сам Рэндл Аштон, либо кто-то из его команды. Земной корабль не спутаешь ни с каким другим, и нам дали знать, что нужна наша помощь.

Чейн кивнул — он думал так же. Киммел изумленно поднял брови.

— Чую, куда дует ветер! — возбужденно воскликнул он. — Конечно же, вы захотите вернуться в пасть зверю. Аркуны только этого и ждут и немедленно начнут молотить по моему кораблю всем чем ни попадя!

Глаза капитана наполнились тоской — казалось, он уже созерцал трагические сцены гибели своего любимого звездолета. Но Дилулло не обратил на его слова никакого внимания.

— Разумеется, делать посадку на Арку мы не будем — это слишком опасно. Вместо этого мы спустимся к городу ночью и сбросим флайер с небольшим отрядом. Ему будет поручено освободить пленников — надеюсь, среди них есть и Аштон. А затем мы вновь возьмем флайер на борт.

Чейн вновь кивнул, не произнося ни слова. Да никто и не спрашивал пока его мнения.

— Десантную группу возглавлю лично я, — продолжал Дилулло. — Думаю взять в нее Болларда, Мильнера, Дженсена… и тебя, Чейн.

— Еще бы, — не удержался Боллард. — Разве мы можем обойтись без нашего молодого героя? Он так нам помог на Кхарале, где из-за его глупости нам едва не свернули шеи. А на Вхолле он взял на себя самое трудное: катался на лодке с красивой девчонкой, пока мы потели под дулами…

— Чейн единственный из нас может узнать здание, из которого был подан сигнал, — не слушая его, продолжал Дилулло.

— Ну ладно, хорошо, — сдался Боллард. — Но пять человек слишком мало для отряда, который собирается вторгнуться на планету.

— И пятьдесят не помогут, если нас обнаружат, — заявил Дилулло. — Не забывай, что флайер невелик, а нам, возможно, придется обратно захватить с собой четверых.

Он встал и посмотрел на Мильнера.

— Пойдем выберем оружие, которое возьмем с собой. Спустя двадцать четыре земных часа корабль наемников вновь появился над Арку. Дилулло подгадал время так, чтобы город находился на ночной стороне планеты, и звездолет начал спускаться милях в ста от него.

Дилулло и Киммел отметили на своих картах это место — они договорились встретиться здесь, если по какой-либо причине не удастся установить связь. Затем лидер наемников спустился в грузовой отсек, где остальные члены его группы уже ждали во флайере.

Самым опытным летчиком из них был рыжеволосый крепыш Дженсен — он и занял пилотское кресло. Остальные уселись в тесном салоне. Здесь, в грузовом отсеке, они ничего не могли видеть. Флайер должны были выбросить наружу из корабля по команде с капитанского мостика — за это отвечал Мэтток.

Наконец с еле слышным шорохом открылся люк одной из катапультирующих установок. Чейн успел разглядеть поверх широких плеч Дженсена раскинувшиеся внизу джунгли, освещенные одной из двух лун Арку.

— Пошел! — послышался по интеркому голос Мэттока. Дженсен нажал на кнопку катапультирующего устройства, и флайер, словно пуля, вылетел из звездолета. Почти сразу же из аппарата выдвинулись крылья. Когда флайер вошел в атмосферу, Дженсен выровнял машину и сделал разворот на 180 градусов. Они находились над джунглями на высоте в несколько тысяч футов.

— Удачи вам, Джон, — напутствовал их голос Киммела.

Дженсен вывел флайер на нужный курс, и тот понесся над джунглями. Он был специально предназначен для десантных операций, имел вертикальный взлет и почти бесшумный двигатель.

Меньше чем через час наемники увидели вдали мерцающие огоньки. Их было совсем немного: царила глубокая ночь, на которую и делал ставку Дилулло.

— Выруливай к восточной стороне космопорта и там начинай снижение, — приказал он пилоту и взглянул на Чейна. — Возьми бинокль и покажи Дженсену тот небоскреб, откуда был послан сигнал бедствия.

Чейн так и сделал. Разглядев на склоне горы знакомое здание, в котором светилось несколько окон, он указал на них.

— Там кто-то есть, — после некоторой паузы сказал Чейн. — Да, похоже, на крыше стоит охранник.

— Негодяи, — буркнул Боллард. — Похоже, они догадались, что мы вернемся.

— Возможно, это обычная охрана, — возразил Дилулло. — Но торжественная встреча нам ни к чему — я человек скромный. Мильнер, договорись с охраной.

Мильнер ухмыльнулся, достал из-под сиденья длинный ящик и быстро собрал небольшой реактивный гранатомет типа «базука». Присоединив к нему оптический прицел, он открыл один из боковых лючков флайера и приготовился к стрельбе.

Дженсен замедлил скорость снижения машины, а Мильнер тем временем прицелился и плавно нажал на спусковой крючок.

Базука слегка вздрогнула.

— Все в порядке, — доложил стрелок.

— Отлично, — кивнул Дилулло. — Дженсен, продолжай спуск.

Словно огромная стрекоза, флайер тихо опустился на крышу небоскреба. Все, кроме пилота, быстро выбрались наружу. Мильнер держал базуку наперевес, прикрывая товарищей.

Пройдя через пожарный выход, земляне спустились по едва освещенной лестнице и разошлись по этажам. Чейну достался самый верхний этаж. Держа стуннер в руках, он медленно пошел по узкому коридору. Когда-то его мраморные ступени были очень красивыми, но со временем они потрескались и покрылись пылью и грязью. Все вокруг выглядело старым и потрепанным — как и весь этот странный мир. Чейн вновь удивился: почему же его родичи-варганцы так опасались Закрытых Миров?

Он открывал одну комнату за другой. Ничего — комнаты были темными, запущенными, с затхлым воздухом и бедной обстановкой.

Наконец он наткнулся на запертую дверь. Чейн дернул за ручку и внезапно услышал в комнате какой-то шорох.

Не опуская стуннер, он достал левой рукой из кармана атомный резак и выжег голубым факелом замок в металлической двери.

Войдя в комнату, он увидел девушку.

Глава 7

Девушка отнюдь не выглядела миниатюрной. Ростом она была лишь чуть ниже Хелмера, имела такую же золотистую кожу и каштановые вьющиеся волосы. На ней была надета короткая белая куртка из шелковистого материала с широким черным поясом и серебристые брюки, плотно облегающие восхитительно стройные ноги. На миловидном лице с чуть вздернутым носиком прежде всего выделялись удлиненные серо-зеленые глаза и сочные вишневого цвета губы. Сейчас они были в изумлении приоткрыты — девушка явно не ожидала появления чужака.

Чейн не стал пускать в ход стуннер. Бросив оружие и мини-резак на пол, он схватил девушку и одной рукой зажал ей рот. И получил сюрприз. Девушка, как оказалось, ничем не уступала в силе и ловкости женщинам-варганкам. Быстрым приемом она едва не перекинула Чейна через плечо, и тому пришлось применить болевой прием, чтобы удержаться на ногах.

В этот момент в комнату вбежал Боллард со стуннером в руке. В боевой ситуации он отнюдь не казался толстым увальнем с замедленной реакцией, каким выглядел все остальное время. Увидев схватку Чейна с аркунской девушкой, он с усмешкой опустил оружие.

— А ты молодец, Чейн, — сказал он, улыбаясь. — Ты даже в аду будешь развлекаться, играя с чертями в карты. Из комнаты несся такой грохот, что я подумал, будто ты сцепился с целой дюжиной туземцев. А вместо этого ты обнимаешь чудесную шатенку!

Чейн смутился и слегка ослабил хватку. Девушка тотчас воспользовалась этим и вцепилась зубами в его ладонь, едва не прокусив ее до костей. Чейн еле успел спасти руку и решил больше не церемониться.

— А мне нравятся девушки с характером, — с кривой улыбкой сказал он. — Но приятнее всего они выглядят, когда спят.

Точно выверенным ударом в шею чуть пониже уха он заставил девушку обмякнуть. Усадив ее на пол возле стены, Чейн облизнул кровь с прокушенной ладони. Ярость его утихла, и теперь он смотрел на недавнюю соперницу почти с восхищением.

— Да, толстяк, ты прав, — сказал он Болларду, — в этой красотке действительно что-то есть.

В комнату вошли Дилулло с Мильнером.

— На нижнем этаже мы встретили двух охранников, — сообщил Джон, не заметив поначалу сидевшую возле стены аркунку. — Они и сейчас там лежат… А это кто?

Чейн объяснил. Дилулло хмыкнул.

— Везет тебе на дамочек, сынок. Но не сочти меня извращенцем — сейчас я предпочел бы встретиться с мужчиной. Ладно, поищем. Перенесите девушку в коридор. Будет спокойнее, если она все время будет у нас на глазах.

Лидер наемников и его товарищи стали обыскивать остальные комнаты в коридоре. Одна из дверей оказалась запертой. Внутри комнаты послышались чьи-то возбужденные крики, и дверь задрожала под градом ударов.

— Эй, отойдите в сторону! — крикнул Дилулло.

С помощью мини-резака он избавился от замка и первым вошел в комнату. Навстречу ему шагнул молодой землянин с широкоскулым лицом индейского типа и жестким ежиком черных волос. Глаза его пылали от сильного возбуждения.

— Вы земляне с того корабля? — выкрикнул он. — Я видел его на космодроме! Это я подал сигнал!..

— Вы из группы Аштона? — прервал незнакомца Дилулло.

— Да, я Мартин Гарсиа.

— А где остальные?

— Кэйрд мертв… — пробормотал Гарсиа, пытаясь успокоиться. — Он умер здесь около недели назад.

— Убит?

— Нет, заболел и стал худеть, худеть… Он погиб от истощения. Я оставался с ним, когда Аштон, Макгун и другие уехали…

— Где Рэндл Аштон? — вновь прервал его Дилулло.

— Господи, если бы я знал! — с безнадежным видом развел руки Гарсиа. — Много недель назад он с Макгуном и его командой отправились на корабле на поиски Свободного Странствия. Аркуны запрещали нам делать это, но Рэндл упрям как черт. Корабль был в руках туземцев, но нам помогли его вызволить активисты движения «Открытые Миры». Я же остался с Кэйрдом, поскольку он был очень плох.

— Джон, нам сейчас не до подробностей, — вмешался Боллард. — Раз Аштона здесь нет, надо уносить ноги. Парня мы как следует расспросим и попозже.

Взгляд Гарсиа упал на девушку, неподвижно лежавшую в конце коридора.

— Врея… вы убили ее? — с ужасом воскликнул он.

— Она всего лишь без сознания, — ответил Боллард. — Кстати, а кто она?

— Одна из тех активистов движения «Открытые Миры», кто помог Аштону бежать. Она знает галакто и потому вела с нами все переговоры. Но ищейки Хелмера выследили ее и заперли здесь, как и меня.

— Может она знать, куда отправились Рэндл Аштон и остальные? — с надеждой спросил Дилулло.

— Не знаю, — пожал плечами Гарсиа. — Вполне возможно.

— Мы заберем ее с собой, — решительно заявил Дилулло. — А теперь бегом отсюда!

Чейн легко поднял на руки девушку — она была все еще без сознания, — и все поспешили на крышу. Сидевший в кабине пилота Дженсен тихо присвистнул в знак одобрения, когда увидел длинноногую туземку в руках Чейна.

— Ого, неплохая замена Рэндлу! — улыбнулся он.

— Заткнись! — рявкнул Дилулло, забравшись во флайер. — Уходим тем же маршрутом, каким прибыли. Живей!

Флайер вертикально поднялся над небоскребом, развернулся и стрелой понесся над освещенными лунным светом джунглями. Гарсиа устроился в кресле рядом с Дилулло и непрестанно говорил. Его возбуждение и нервозность уже прошли.

— Мы вчетвером пробыли там, в Ярре, около двух месяцев, — рассказывал он. — Рэндл не оставлял попытки узнать, что же это такое — таинственное Свободное Странствие, но чиновники-аркуны твердили свое: мол, немедленно покиньте наш мир. Ну, а потом с Рэндлом установили контакт участники движения «Открытые Миры». Это аркуны-диссиденты, они не согласны с законом, требующим навечно сохранять планетам Альбейна статус Закрытых Миров. Эти аркуны хотят открыть систему для межзвездной торговли. Врея — одна из них.

Гарсиа кивнул в сторону девушки, сидевшей в другом конце салона. Она была по-прежнему без сознания. Чейн на всякий случай пристегнул ее к креслу ремнями безопасности.

— Хм-м… и с чего это диссиденты помогают Аштону искать это… как его… Свободное Странствие? — недоверчиво спросил Дилулло. — Кстати, не за этой ли штукой он охотится?

— Верно, — кивнул Гарсиа. — А у диссидентов свой резон: в обмен на помощь они хотят получить оружие, их цель — захватить власть.

Боллард что-то пробормотал с кислым видом, но от комментариев воздержался.

— Как бы там ни было, — продолжал Гарсиа, — они помогли Аштону, Саттарху, Макгуну и членам экипажа прорваться на корабль и улететь. С ними улетел один из аркунов, а я и Врея… Впрочем, об этом я уже говорил.

Дилулло раздраженно произнес:

— Отлично, черт побери! Рэндл в погоне за своей химерой успел по шею увязнуть в местных политических дрязгах. Замечательно! Только этого нам и не хватало… Чейн, приведи в чувство красотку.

— С удовольствием, — отозвался Чейн.

Он стал умело массировать активные точки на шее девушки, и через несколько минут Врея медленно открыла глаза. Мутным взглядом она обвела салон и вспыхнула от гнева, заметив своего соседа. Тот инстинктивно отдернул руку.

— Девочка, ты уже достаточно взрослая, чтобы не кусаться, — предупредил он.

Гарсиа обратился к ней:

— Врея, это наши друзья. Они прибыли с Земли в поисках Рэндла Аштона.

Девушка посмотрела на наемников холодным недоверчивым взглядом.

— Вы привели большой флот кораблей? Дилулло покачал головой.

— Только один маленький корабль с двумя дюжинами людей.

Врея была разочарована.

— И на что же вы надеетесь?

— Мы не собираемся вмешиваться в ваши внутренние дела, — подчеркнуто официально заявил Дилулло. — Наша задача — привезти на Землю Рэндла Аштона и его спутников, и только.

Девушка опустила голову, задумавшись. Чейн невольно залюбовался ее миловидным профилем. Трудно поверить, что она обладает незаурядной силой, но это так. К тому же она явно не глупа.

Дилулло нетерпеливо спросил:

— Где Рэндл Аштон?

— Не знаю, — покачала она в ответ головой.

— Как не знаете? Вы же помогали Аштону бежать из Ярра! К тому же вы навели его на след этой штуки… э-э…

— Свободного Странствия, — подсказал Гарсиа.

— Дурацкое название, — отозвался Дилулло. — Но как бы то ни было, Аштон ищет эту штуку по вашей наводке. Вы не можете не знать, куда он направился!

— Но я не знаю, — возразила девушка. — Свободное Странствие где-то надежно спрятано, и пути к нему давно забыты. Один из землян по имени Макгун считает, что знает, где вести поиски. Мы не спорили и помогли Аштону и его людям бежать, и только.

Дилулло, прищурившись, взглянул ей в глаза.

— А что это все-таки — Свободное Странствие?

В глазах Вреи что-то на миг зажглось, но она нахмурилась и промолчала. Тогда лидер наемников обратился к Гарсиа:

— Но вы-то должны знать это? Аштон не мог не рассказать вам о цели своих поисков в Закрытых Мирах.

Гарсиа смутился.

— Все сведения о Свободном Странствии Аштон получил от Макгуна, и оба не очень-то охотно распространялись на эту тему. Знаю только, что на этот счет существуют древние местные легенды, но они настолько противоречивы…

— Хватит крутить! — рявкнул, побагровев, Дилулло. — Что-то же вы должны знать!

Гарсиа скорбно вздохнул.

— Ну как хотите… Словом, Свободное Странствие — это нечто такое, с помощью чего человек за какую-нибудь минуту может оказаться в любом конце Вселенной.

Наемники в недоумении посмотрели на него. Чейн не выдержал и расхохотался.

— Всего лишь за минуту? — переспросил он. — Что ж, недурно. Очень полезная штука это ваше Свободное Странствие. Надо будет отрезать себе от него кусочек посочнее. Дилулло покачал головой с ошеломленным видом.

— Господи, и Аштон полетел на край галактики ради этого бредового мифа! — сокрушенно произнес он.

Врея гневно нахмурилась.

— Это не миф! — с вызовом возразила она. — Свободное Странствие существует! Вернее, оно может существовать…

Дилулло с сочувствием взглянул на нее как на тяжелобольную.

В разговор вмешался Дженсен:

— Все это замечательно, Джон, но я должен напомнить: скоро начнет светать. Аркуны могут броситься за нами в погоню. Вызвать корабль?

После некоторого размышления Дилулло сказал:

— Нет, ведь мы пока не нашли Аштона. Пожалуй, стоит приземлиться где-нибудь в этих местах.

— Приземлиться? — изумился Дженсен. Он указал на бесконечные джунгли, теперь освещенные уже светом двух лун. — Да здесь и яблоку негде на землю упасть — сплошные заросли!

— Где-то неподалеку должны быть разрушенные города, — ответил Дилулло. — Сядем в одном из них.

Дженсен что-то буркнул, но курс изменил. Врея не поняла ни слова из разговора, который велся по-английски, но, когда увидела впереди белые руины, обо всем догадалась.

— Должна вас предупредить — в джунглях есть опасные хищники, — с тревогой произнесла она.

— Не сомневаюсь, — отозвался Дилулло, с неприязнью глядя вниз, на залитое лунным светом пространство. — Тем не менее здесь найдется местечко, где можно будет замаскировать флайер. Придется подождать, пока преследователи не выдохнутся.

— А что потом? — не удержался от вопроса Боллард. Дилулло задумчиво пожевал толстыми губами.

— Потом… ну а потом всерьез займемся поисками Рэндла и его парней. Ведь нас именно для этого наняли, не так ли?

— У тебя все так просто, Джон.

— А что может быть проще опасности и внезапной смерти? — философски заметил Дилулло. — Люди еще в каменном веке привыкли к таким вещам. Сажай машину, Дженсен.

Глава 8

Чейн пробирался через развалины города, окруженный призрачными и непрестанно изменяющимися тенями. Обе луны уже высоко поднялись в небо, посылая вниз потоки серебристого света, которые делали нереальным все: белые стены, груды камней, барельефы и скульптуры. Мягкий свет был добр к старому городу, и порой вуали теней так заботливо окутывали здания, что они казались почти целыми.

Дул теплый ветер, наполненный густыми запахами джунглей, среди которых преобладал запах прелых листьев. Порой были слышны негромкие крики птиц и рев животных, обитающих в развалинах. Каменные плиты мостовой, по которой шел Чейн, то там, то здесь были приподняты и перекошены корнями поселившихся в городе деревьев, но древние строители были хорошими мастерами, и джунглям так и не удалось целиком заполонить широкие улицы.

«Какое же место это мне напоминает?» — спрашивал себя Чейн. Наконец он вспомнил — это случилось пару лет назад во время налета Звездных Волков на Плеяды. Рейд возглавлял Нимурун — человек, отчаянный даже по меркам варганцев. Его эскадрилья попала в засаду и была близка к гибели. Однако они смогли найти убежище на маленькой необитаемой планете, некогда превращенной войной в пустыню. Там лишь кое-где сохранились до бесформенности покореженные здания из металла, по которым словно бы прошелся молот разъяренного великана. Три дня и три ночи варганцам пришлось прятаться среди обломков, слыша только заунывные песни ветра. Лишь чудом им удалось целыми и невредимыми выбраться из Плеяд, но с тех пор Чейну не нравились разрушенные города. Другое дело города, полные жизни, — здесь было где разгуляться Звездным Волкам, да и богатой добычи обычно хватало на всех.

Чейн горько усмехнулся. «Забудь о том, что ты Звездный Волк, — напомнил он себе. — Теперь ты честный, добропорядочный наемник и можешь резать глотки только по приказу папаши Дилулло».

Флайер приземлился здесь менее часа назад. Едва наемники успели накрыть машину маскировочной сетью, как со стороны Ярра появился рой флайеров аркунов. Они покружили над городом, улетели и вскоре опять вернулись. Было ясно, что на землян идет нешуточная охота.

А тут еще Дженсен поднял панику. Он утверждал, что видел на краю джунглей людей, скрывающихся среди деревьев. Мол, это соглядатаи аркунов и вот-вот стоит ждать нападения со всех сторон. Дилулло терпеливо объяснил пилоту, что такое невозможно — джунгли явно необитаемы, а аркуны из Ярра никак не могли добраться до этих мест. Но Дженсен стоял на своем.

— Пойду на разведку, — вызвался Чейн. Ему надоело прятаться, словно мышь среди камней.

— Да, пускай Чейн идет! — поддержал его Боллард. — В этом парне бурлит молодая кровь, он не такая старая перечница, как мы с тобой, Джон.

Дилулло не возражал.

— Ну что ж, иди погляди на привидений Дженсена. Чейн поднялся на ноги и посмотрел на Болларда.

— Постараюсь благополучно вернуться. Надеюсь, что тебя это порадует, толстяк.

Боллард расхохотался и заявил, что без Чейна остальные наемники просто пропадут, как малые дети.

Перебравшись через развалины, Чейн не обнаружил ничего интересного. Однако в джунглях шла какая-то жизнь. Однажды он услышал странные звуки — это была не человеческая речь, но нечто очень похожее.

Между городом и джунглями отсутствовала четкая граница. Чейн и сам не заметил, как оказался в районе, где растений было больше, чем развалин, а затем попал в густые заросли, где лишь изредка встречались груды обтесанных камней.

Чейну много раз приходилось бывать в лесах на самых различных планетах. Такова была излюбленная тактика Звездных Волков: высадиться где-то на поляне неподалеку от города, а затем внезапно напасть из-за стены деревьев. Он научился бесшумно двигаться, быстро переходя из одной тени в другую. Сейчас он также шел, не издавая даже легкого шороха, но все равно не слышал ничего, кроме чьего-то тихого попискивания и легкого шелеста листвы.

Никого нет, заключил он. Дженсену просто почудилось.

И вдруг по спине Чейна пробежали мурашки.

Опасность! И где-то близко!

У Звездных Волков не было пресловутого шестого чувства, но зато все традиционные для людей пять чувств были обострены до крайности. Что-то предупредило Чейна об опасности — то ли слабый запах, то ли едва слышный звук.

Он резко повернулся на месте и мельком увидел, как за стволом одного из соседних деревьев скрылось какое-то белесое расплывчатое пятно.

Со стуннером в руке он поспешил туда, но ничего не обнаружил.

Вновь что-то прошелестело рядом, и он вновь едва успел разглядеть бледный контур у себя за спиной.

И внезапно где-то рядом зазвучал чей-то хохот, дикий, нечеловеческий. Он вызывал дрожь.

Хохот резко оборвался, и снова воцарилась тишина.

Чейн ждал с мрачным видом. Какие-то твари окружали его и, похоже, считали, что чужак уже у них в руках.

Чейн решил возвратиться к разрушенному городу. Нет, он не был напуган, просто проявлял типичную для варганцев расчетливую осторожность. Этот мир был нов для него, потому следовало избегать необдуманных поступков.

Он не успел сделать и полудюжины шагов, как из зарослей кто-то вышел ему навстречу.

Поначалу Чейн решил, что это человек, но, когда луч лунного света скользнул чуть в сторону, стало ясно, что существо было лишь человекообразным. На нем не было никакой одежды, и, судя по всему, оно было бесполым. Лицо незнакомца было лишено носа, рот был маленьким, а глаза — крупными, мягко светящимися.

Не удержавшись, Чейн нажал на спусковой крючок стуннера, но ничего не произошло. В ответ существо разразилось своим ужасающим хохотом. Парализующий заряд на него не подействовал!

Чейн поспешно переключил оружие на смертоносный режим и вновь выстрелил.

И опять ничего не случилось.

Внезапно Чейн подумал: странно, что существо так открыто стоит перед ним. Быть может, оно лишь отвлекает внимание, а за его спиной…

Он не успел повернуться. Чья-то массивная туша навалилась на него сзади, а горло обхватили холодные гладкие руки, да так крепко, что он начал задыхаться.

Обычному человеку не под силу было бы вырваться из такой стальной хватки — но он был Звездным Волком, и пора было показать это невидимому противнику. Чейн напряг мускулы рук, пытаясь разорвать смертельный захват, однако ему это не удалось. Судорожно глотая воздух, он понял: нападавший был ничуть не слабее его!

Чейна мог спасти лишь неожиданный ход, и тогда он собрал последние силы и внезапно прыгнул, словно собираясь сделать заднее сальто. Перемахнув через противника, он вырвался из мощных рук, едва не свернув при этом шею. Чейн оказался у врага за спиной и немедленно нанес ему яростный удар.

Белое человекоподобное существо упало на землю, но тут же поднялось и, развернувшись, двинулось на Чейна, издавая короткие злобные вопли. Варганец ударил противника ребром ладони по горлу, но эффекта это не принесло — шея существа была словно бы лишена костей и упруго отразила руку землянина, как резиновая.

Тогда Чейн попросту угостил врага могучим ударом ноги в живот и бросился бежать. На всякий случай он через несколько мгновений обернулся — и вовремя, потому что странная тварь была уже рядом, протягивая к нему бледные руки с длинными когтями.

Пришлось опять нанести с десяток боксерских ударов. Но до нокаута дело не дошло, поскольку из-за соседних деревьев послышался топот ног еще двух лесных тварей. Больше Чейн не колебался: другого пути, кроме бегства, у него не было.

С бешеной скоростью он помчался через заросли в сторону города. Звери не отставали. Словно три белые пантеры, они пытались обойти его и перерезать путь к отступлению.

Но развалины были уже неподалеку. Едва Чейн вырвался из джунглей, как заметил яркие вспышки бластера и услышал пронзительные вопли раненых преследователей.

Он остановился, тяжело дыша. Белые твари почти мгновенно исчезли в зарослях. Вскоре через руины огромного здания к нему пробрались Дилулло с Дженсеном, а также Мильнер, держащий в руке бластер.

— Мы услышали издалека, какую ты устроил среди деревьев потасовку, — объяснил Дилулло. — Кто это был, черт побери?

— Не кто, а что, — переведя дух, сдавленно ответил Чейн. Он дрожал от возбуждения — давненько ему не приходилось попадать в такой переплет.

— Это не люди, — добавил он. — Ужасные, отвратительные твари! Они едва меня не прикончили.

В его голосе звучал неприкрытый страх.

Наемники вернулись к спрятанному под маскировочной сетью флайеру. Чейн рассказал друзьям о том, что ему пришлось только что пережить. Врея, нахмурившись, кивнула.

— Нейны. — Что?

— На нашем языке «нейн» означает «нечеловек», — объяснила девушка. — Они не очень разумны, но смертельно опасны.

— Очень ценная информация, но несколько запоздалая, — раздраженно бросил Дилулло.

Врея озадаченно взглянула на него.

— Я предупреждала, что в джунглях водятся опасные существа. Вы хотите, чтобы я водила вас за ручку, словно детей?

Боллард хохотнул, и даже Чейн нашел в себе силы слегка улыбнуться. Дилулло ответил им недовольным взглядом.

— Эволюция, должно быть, свихнулась, когда создавала этих монстров, — заявил он.

Врея покачала головой и указала рукой на руины.

— В древние времена в таких городах жили великие ученые. Это они создали Свободное Странствие. Говорят, они же сотворили и нейнов. Эти существа не могут размножаться, но они практически бессмертны. Большинство из них до сих пор обитает в джунглях.

— Скверный мир, — заявил Мильнер, с ненавистью глядя на развалины. — В жизни и так хватает всякой дряни — зачем же плодить искусственных чудовищ?

Дилулло с иронией взглянул на него.

— Если ты хотел получить большие деньги за поездку в санаторий, то сел не в тот корабль. Ладно, давайте спать. А ты, сынок, заслужил право первым заступить на дежурство. Мильнер, дай ему бластер.

Чейн безропотно взял оружие. Остальные забрались в свои спальные мешки и постарались заснуть.

Две луны продолжали долгий путь по звездному небу, постепенно расходясь. От этого тени начали раздваиваться еще сильнее, придавая руинам совершенно фантастический вид. Со стороны джунглей вновь послышался раскатистый хохот.

— Ну нет, приятели, — процедил Чейн. — Больше вы меня не заманите на прогулку.

Спустя некоторое время Врея выбралась из спального мешка и уселась рядом с ним на обломке большой каменной плиты. В серебристом лунном сиянии она выглядела еще более таинственной и привлекательной.

— Это место угнетающе действует на меня, — тихо сказала она.

Чейн кивнул.

— Да, здесь не курорт, но мне приходилось бывать и в более гнусных местах.

Врея нахмурилась.

— Вот как?.. Ну конечно же, вы — случайные гости на нашей планете. Арку для вас лишь еще один чужой мир, который вы вскоре покинете. Но для нас…

Она умолкла, словно не находила слов для переполнявших ее чувств, но затем тихо продолжила:

— Когда-то здесь находился великий торговый город. К северу отсюда располагался огромный космопорт. Оттуда улетали корабли торговать с мирами, расположенными в звездном скоплении, которое вы называете Рукавом Персея. Наши астронавты нередко уходили еще дальше в глубь космоса. А теперь… теперь мы живем на двух маленьких планетках, и звезды закрыты для нас…

В ее голосе зазвучали гневные ноты.

— И всему причиной стали нелепые старые страхи, из-за которых мы и превратились в Закрытые Миры! Никому не разрешается прилетать на Альбейн, а нам запрещено покидать пределы системы. Но немало аркунов выступает за снятие этого глупого запрета. За это люди типа Хелмера, слепо следующие древним догмам, и называют нас заговорщиками и предателями.

Чейн с растущей симпатией смотрел на девушку. Нет, она вовсе не миловидна — она просто красавица.

— Э-э… может, настанет время, когда кто-то снимет с вас эти оковы, — неровным голосом произнес он.

Врея задумчиво смотрела на развалины огромных башен. Чейн решился и, пододвинувшись, обнял девушку за плечи.

Врея вздрогнула и, отпрянув, коленом внезапно ударила его в челюсть. Чейн отшатнулся со сдавленным криком и соскочил на землю.

Девушка презрительно посмотрела на него сверху вниз. Придя в ярость, Чейн прыгнул к ней и, стащив вниз, заключил в свои стальные объятия. Врея боролась словно тигрица, но Чейн не дал ей ни единого шанса в этой неравной схватке.

Наклонившись, он прошептал ей на ухо:

— Теперь я могу сделать с тобой все, что хочу. Девушка ответила ненавидящим взглядом.

— А хочу я сейчас… просто сказать, что ты мне нравишься.

Чейн поцеловал ошеломленную Врею и, отпустив ее, на всякий случай отскочил назад. Молодая аркунка выглядела такой растерянной, что он расхохотался.

Врея сжала кулаки и шагнула к нему, но внезапно остановилась и тоже улыбнулась.

— Рауль очень рассердится на меня за это, — тихо произнесла она. Потом стремительно подошла к Чейну и, крепко обняв, страстно поцеловала его в губы.

Глава 9

Дилулло проснулся утром, ощущая боль в плечах и пояснице. Он спал не среди развалин, как остальные, а во флайере. За долгие годы Джон побывал на десятках планет и вступал в схватки со многими опасными животными, но к одной вещи так и не смог привыкнуть: к насекомым. Содрогаясь от мысли, что крошечные твари всю ночь будут ползать по его лицу, он предпочел жесткий пол мягкому мешку.

Сегодня он чувствовал себя на редкость слабым и разбитым. С отвращением умывшись и почистив зубы, Дилулло выбрался из-под маскировочной сети и увидел солнце, только что поднявшееся над горизонтом. Вдохнув поглубже прохладный воздух, Дилулло направился к соседним руинам, заросшим кустарником. Проходя мимо Вреи, лежавшей в спальном мешке, он остановился и некоторое время разглядывал ее милое, почти детское лицо. В нем всколыхнулось нечто вроде отеческого чувства.

«Наверное, порядочная стерва, — подумал он. — И, без сомнения, пытается использовать нас в собственных целях. Но девочка она красивая, ничего не скажешь».

Дилулло продолжил путь и встретил Дженсена, охранявшего лагерь во вторую смену. Позевывая, пилот сообщил, что за время его дежурства ничего не произошло.

Вернувшись через некоторое время во флайер, Дилулло достал из сумки один из документов и вновь вышел на свежий воздух. Он собирался как следует изучить карту Арку, которую ему вручил перед отлетом с Земли Джеймс Аштон. Карта была очень приблизительна и неполна — не зря же эта планета относилась к Закрытым Мирам, — но другой не было.

Сев на камень в тенек, Дилулло прислонился спиной к борту флайера и стал хмуро разглядывать карту. Затем он огляделся и, не увидев никого рядом, достал из кармана небольшой футляр. Из него он извлек очки и торопливо надел.

Несколько минут спустя на Дилулло упала чья-то тень. Лидер наемников вздрогнул, поднял глаза и увидел Чейна, с интересом рассматривавшего очки.

Дилулло с вызовом поглядел на своего молодого подчиненного: мол, да, я пользуюсь очками, но для твоего же здоровья будет лучше об этом помалкивать.

Чейна это ничуть не смутило. Он ухмыльнулся.

— Никогда раньше не видел у вас эту штуку. Что, к старости глаза стали слабеть?

— Тебе-то какое дело? — раздраженно буркнул Дилулло. Чейн примирительно улыбнулся.

— Джон, нечего так беспокоиться из-за своего возраста. Вы запросто сумеете согнуть в бараний рог любого из наших парней — кроме меня, конечно.

— Разумеется, сынок, — буркнул Дилулло. Его лицо немного посветлело. Сняв очки, он строго посмотрел на молодого варганца. — Ладно, иди раздай всем по порции концентратов — пора завтракать. И разбуди свою подружку, хочу с ней серьезно поговорить.

— Подружку? — удивился Чейн.

— Послушай, возможно, мои глаза и слабоваты для чтения, но все происходящее вокруг я прекрасно вижу. Разбуди свою девочку!

Когда Врея пришла, Дилулло жестом пригласил ее сесть и заговорил на галакто:

— Хочу предупредить вас, красавица, — вы вовсе не пленница. Мы взяли вас с собой только потому, что надеялись с вашей помощью выйти на след Аштона. Если хотите, оставайтесь здесь и помашите платочком первому же флайеру, который появится в небе.

— Чтобы снова оказаться под замком? — воскликнула Врея. — Нет, я не хочу возвращаться.

— Предположим. Тогда, может, вы хотите присоединиться к вашему другу — тому, что отправился вместе с Аштоном.

— К Раулю? Он лидер нашего движения за Открытые Миры.

— Хелмер называет вас иначе, — заметил Дилулло. — Впрочем, это ваши дела, Врея, пожалуйста, отведите нас к Аштону и Раулю. Мы — ваши друзья!

Врея покачала головой.

— Все не так просто. Я лишь в общих чертах знаю обширный район, куда они отправились. Согласно древним легендам, именно там спрятано то, что называется Свободным Странствием.

— Обширный? Насколько? Покажите его на карте.

Врея взяла карандаш и нарисовала неровный круг на северной части карты.

— Где-то здесь, — сказала она. Лицо Дилулло вытянулось.

— Ого, это огромный район. Да еще и гористый.

— Самые высокие горы на Арку находятся именно там, — кивнула девушка. — Между ними находятся долины, заросшие лесами.

— Чудесно, — задумчиво сказал Дилулло. — Вряд ли мы сумеем обследовать такой район с воздуха.

Нахмурившись, он задумался. После паузы спросил:

— Полагаю, Хелмер и его люди тоже слышали эти легенды и побывали там?

— Да. Они не раз вылетали туда на флайерах, но вы же сами сказали: с высоты в таких местах трудно что-то обнаружить.

— Одно ясно: скоро в горах станет людно, — усмехнулся Дилулло. — Аштон, если он жив, будет продолжать искать это чертово Свободное Странствие, мы — его, а Хелмер — нас обоих. Прекрасно! Чую, это пахнет бедой.

Тем временем отряд наемников уже поднялся. Приведя себя в порядок, все расселись под маскировочной сетью, каждый со своей порцией завтрака.

Когда с едой было покончено, Дилулло провел короткое военное совещание. Он давно пришел к выводу: наемники сделают все или почти все, что им прикажут, но сначала им надо об этом откровенно рассказать. Такие люди не любят действовать с завязанными глазами.

И Дилулло открыл все карты.

Ответом ему поначалу было общее молчание. Первым высказался Боллард, чей пессимизм обычно возрастал пропорционально расстоянию, на которое он удалялся от корабельных запасов пива.

— Допустим, мы сунемся в тот горный район — без точной карты и даже без проводника. Но будет ли в этом толк? Если уж туземцы вроде Хелмера не сумели напасть на след Аштона, то что же светит нам?

— У нас есть кое-что, о чем аркуны, видимо, и не слышали, — возразил Дилулло. — Например, весьма чувствительный металлоискатель. Если корабль Аштона приземлился в том районе, мы сумеем обнаружить его даже со значительной высоты.

Его слова не вызвали особого энтузиазма, но возражать никто не стал. Профессия наемника всегда связана с риском, тут уж ничего не поделаешь.

— Дженсен, ты видел аркунские флайеры в космопорту. Что ты думаешь о них? — обратился Дилулло к пилоту.

Дженсен слыл настоящим знатоком своего дела. К звездолетам он относился с безразличием, считая их обычным средством передвижения с планеты на планету. А вот крылатые машины всех типов — это другое дело, полет на них доставлял ему истинное наслаждение.

— Выглядят они неплохо, — признался Дженсен. — Но у них нет вертикального взлета. Сомневаюсь, что их скорость и радиус действия сравнимы с нашими.

Врея нахмурилась: ей не нравилось, что земляне разговаривали по-английски, и она вопросительно взглянула на Чейна. Тот все объяснил на галакто.

— Конечно же, наши флайеры устаревшего типа, так же как все остальное на Арку, — огорченно произнесла она. — Мы больше не летаем к звездам, и прогресс для нас остановился много лет назад. Мы даже не знаем о том, что происходит в галактике. Наверное, поэтому на нашей планете во всем царит консерватизм. Даже мода застыла на месте. На мне такая же одежда, которую носила еще моя прабабка…

Мужчины дружно посмотрели на ее короткую кожаную куртку, облегающие брюки, короткие сапожки — и кое-кто даже присвистнул от восхищения. Впрочем, причиной этому была скорее всего не одежда Вреи, а она сама.

— Хватит, перестаньте таращиться на бедную девушку, — с усмешкой приказал Дилулло по-английски. — Чейн, поручаю тебе опекать Врею — кажется, ты большой специалист в таких делах.

— Что-о?! — вздрогнул молодой варганец.

Дилулло с довольным видом подмигнул — впервые ему удалось застать Чейна врасплох.

Он вновь обратился к остальным наемникам.

— Проблема состоит в том, что Хелмер и его люди могут опередить нас и устроить где-нибудь в горах засаду, — продолжал Дилулло. — Надо проникнуть в тот район ночью и сделать посадку где-то в лесу. Дженсен, что думаешь об этом?

Пилот задумался и затем с мрачным видом покачал головой.

— Один я бы рискнул чисто ради спортивного интереса. Но посадить машину с людьми — среди гор, без радиомаяка, при лунном свете, да еще не зная местных воздушных потоков… Нет, Джон, это — самоубийство.

— Ладно, — нехотя согласился Дилулло. — Придется идти напролом, при свете дня. Мильнер!

— Да?

— Подготовь один из крупнокалиберных пулеметов. Думаю, он может понадобиться.

Морщинистое лицо специалиста по вооружению расплылось в довольной улыбке.

— Мы пустим его в ход, если в небе появятся аркунские флайеры, да?

Дилулло резко осадил его:

— Ну и кровожадный же ты тип! Мы не собираемся сами лезть в бой, а лишь должны быть готовы к обороне. Учтите, парни, этот мир принадлежит аркунам, и мы должны вести себя здесь вежливо. Нам надо лишь найти Рэндла Аштона и сразу же улететь. Ясно?

Мильнер насупился и пошел к флайеру.

Спустя час наемники свернули в рулон маскировочную сеть и уложили ее в багажное отделение. Не медля, Дженсен поднял машину над развалинами города и направился на север. Дилулло взглянул в иллюминатор и заметил на краю джунглей белую фигуру. Задрав голову, нейн следил взглядом за летающей машиной землян.

«Жуткая тварь, — подумал Дилулло. — Понятно, почему Чейну едва удалось унести от нейнов ноги этой ночью. Опасные существа и очень сильные… даже для варганца».

Он взглянул на сидевшего позади Чейна. Варганец с добродушной улыбкой разговаривал с Вреей. «Хотелось бы мне стать таким же молодым и беззаботным, — позавидовал Дилулло. — Черт побери, этот парень выглядит так, словно летит с возлюбленной на модный курорт. Крепкие же нервы у этих дьявольских Звездных Волков!»

Несколько часов флайер летел на север над нескончаемым ковром пурпурных джунглей. Иногда внизу проплывали развалины старых городов. Однажды заросли пересекла широкая желтая река, а затем земляне увидели огромный заболоченный район.

Казалось, джунгли никогда не кончатся, но к вечеру на горизонте появилась темная гряда гор.

— Джон, — повернулся к Дилулло пилот.

— Вижу, вижу. Черт, эти горы довольно высоки!

— Да я не о горах. Взгляни на северо-запад.

Дилулло повернул голову и выругался. На фоне лимонного цвета неба отчетливо были видны несколько черных точек. Их размеры быстро увеличивались.

— Флайеры, — угрюмо произнес он. — Мильнер!

Мильнер мирно похрапывал с приоткрытым ртом, привалившись к стенке салона. Услышав свое имя, он мгновенно проснулся.

— Давай к лазерной пушке, — приказал лидер наемников. — И помни — действовать надо осторожно, по возможности никого не убивая. Бей по хвостовым опереньям.

Мильнер хмыкнул.

— Прекрасный способ уничтожать людей, не трогая их, а главное, гуманный. Так я и сделаю.

— Очень постарайся, — предупредил его Дилулло с широкой добродушной улыбкой, которая обычно не обещала собеседнику ничего хорошего. Мильнер знал об этом и потому проворчал «ладно» и перебрался вперед, на место стрелка.

— Всем пристегнуться, — приказал Дилулло. — Сейчас начнется качка, словно на море во время шторма.

Наперерез мчались три аркунских флайера. Не снижая скорость, Дженсен совершил резкий разворот через правое крыло. И тотчас в воздухе чуть в стороне от летательного аппарата что-то сверкнуло. Послышались глухие взрывы.

— Ракеты, — объявил Дженсен. — Чуть-чуть промахнулись. — Атакуй! — крикнул Дилулло. — Мильнер, не зевай! Дженсен сделал крутую петлю и вышел в хвост аркунским флайерам. Они оказались не столь маневренными, и земная машина, словно коршун, ринулась на одну из них. Лицо Мильнера осветила счастливая улыбка.

— Я как-то смотрел древний фильм про военных летчиков Земли чуть ли не двадцатого века, — произнес он, тщательно прицеливаясь. — Какие тогда были воздушные бои! Считайте, что я атакую фашистский «мессер», тра-та-та!

— О Господи, и откуда среди наемников берутся такие сопливые мальчишки! — в сердцах воскликнул Дилулло и даже плюнул на пол от досады.

И тут аркунские флайеры развернулись и набросились на одинокого противника.

Глава 10

Лазерная пушка выстрелила тонким ослепительным лучом, но он прошел в нескольких метрах от одного из аркунских флайеров. Уходя от атаки, Дженсен опять повторил стремительный маневр разворота через крыло. Перегрузка была настолько сильной, что Врея невольно вскрикнула и даже кое-кто из мужчин застонал сквозь зубы.

Дилулло выругался.

— И сколько же раз из нас будут вытрясать душу, прежде чем ты в кого-то попадешь? — возмутился он, гневно глядя на стрелка.

Мильнер слыл мастером своего дела, и напоминание о промахе задело его. Он забористо ответил, и Чейн порадовался тому, что Врея не знает ни слова по-английски.

Ракетный залп противника вновь оказался неудачным, но на этот раз наемников изрядно тряхнуло ударной волной. Зато Мильнер не промахнулся — лазерный луч, словно нож, срезал хвостовое оперение одной из вражеских машин.

Чейн с интересом наблюдал в иллюминатор, как подбитый флайер, кувыркаясь, стал падать на джунгли. Для молодого варганца воздушный бой оказался непривычным и очень ярким зрелищем. Звездные Волки в своих набегах, как правило, использовали лишь звездолеты, обрушиваясь на обитателей различных планет прямо из космоса.

Пилот-аркун сумел-таки выровнять машину и направил ее к единственному пригодному для аварийной посадки месту — к желтой реке, текущей через заросли на юг. Каким-то чудом флайер дотянул до нее и упал в воду, подняв тучу брызг. Чейн успел рассмотреть, как из тонущей машины поспешно выбрались два человека. Он усмехнулся — Дилулло будет доволен таким бескровным боем.

Варганец внезапно поймал взгляд сидевшей рядом Вреи — в нем был ужас, смешанный с восхищением.

— В чем дело? — спросил Чейн, но в этот момент флайер землян совершил вертикальную петлю, и Чейн с Вреей, так же как и остальные, оказались висящими на ремнях безопасности вниз головой.

Противник был явно сбит с толку этим неожиданным маневром, и это дало возможность Мильнеру вновь атаковать аркунов из задней полусферы. На этот раз он промахнулся — луч лазера лишь чиркнул по обшивке флайера, слегка повредив ее.

Мильнер отметил свою ошибку витиеватым, отборным ругательством.

— Кажется, они уходят, — отрывисто произнес Дилулло. Нервы у аркунских пилотов не выдержали, и они направили свои машины на восток.

Дилулло с облегчением вздохнул и развернул на коленях карту.

— Та-а-ак, — сказал он, — невдалеке отсюда на востоке находится город Анаван. Значит, противник вскоре вернется с подкреплением, так что нам следует действовать быстро. Дженсен, начинай прочесывание района на небольшой высоте. Боллард, включай металлоискатель.

А Чейн тем временем решил узнать, что же вызвало у его очаровательной соседки такое изумление.

— Меня удивила ваша реакция на опасность, — объяснила Врея. — Вы смеялись — а ведь мы каждое мгновение могли погибнуть!

Чейн озадаченно почесал затылок.

— Разве? Наверное, я просто пытался скрыть свою нервозность.

— Не похоже, — возразила Врея, пристально глядя ему в глаза. — Вы вообще не такой, как остальные земляне. Вчера, когда мы были в разрушенном городе, один человек (она кивнула в сторону Мильнера) грубо схватил меня. Я легко вырвалась из его объятий, хотя он выглядит покрепче вас.

Чейн попытался перевести все в шутку.

— Моя сила не в размере мускулов, а в правильном питании и высокоморальном образе жизни.

Врея насмешливо покачала головой.

— И когда вы начали его вести — уж не сегодня ли утром?

Боллард ухмыльнулся, проходя мимо молодых людей и услышав краем уха их дружескую пикировку. Но, усевшись в кресло второго пилота, он посерьезнел. На пульте перед ним находились датчики металлолокатора, детекторы реактивных веществ, анализаторы атмосферы и ряд других приборов, необходимых на чужих мирах.

— Включил, — сказал он, щелкнув несколькими тумблерами.

— Гарсиа говорил, что корабль Аштона невелик и относится к четвертому классу, с экипажем из восьми человек, — произнес Дилулло. — Настрой локатор так, чтобы он не замечал предметов меньшего размера.

Боллард так и сделал. Тогда Дилулло приказал пилоту взять курс на восток — и поиски звездолета начались.

Чейн наклонился к девушке, чувствуя на себе взгляды остальных наемников — доброжелательные и не очень.

— Врея? — произнес он так, чтобы соседи не расслышали его слов в шуме мотора.

— Да? — улыбнулась она.

— А вы ведь не хотите, чтобы мы нашли Рэндла. Верно? Взгляд девушки сразу стал холодным.

— Почему же это?

— Мне думается, что вы и ваши друзья по «Открытым Мирам» сделали все для того, чтобы Аштон пропал. Именно для этого вы его и освободили.

— Нелепость! Мы хотели помочь ему в поисках Свободного Странствия, а заодно надеялись получить от землян оружие.

— Сомнительно, красавица. Похоже, вы рассуждали так: Аштон человек богатый, влиятельный. Если он исчезнет, то за ним с Земли будет послана большая спасательная экспедиция. Этого вы добивались?

Ее лицо вспыхнуло от гнева — казалось, она вот-вот ударит Чейна.

— Должен предупредить, милая, — Джон Дилулло не из тех, кто отступает перед трудностями. Он будет продолжать поиски корабля Аштона, пока его не найдет. Правда, ему может помешать Хелмер, если пошлет сюда целую эскадрилью. Он ведь тоже не из тех, кто пасует, не достигнув цели?

— Да, это так, — с горечью признала Врея. — Хелмер и его сторонники — самые настоящие фанатики. Для них нет ничего выше старых догм и предрассудков. Они не остановятся ни перед чем, даже перед убийством, ради того, чтобы наши миры навечно так и остались Закрытыми.

— Приятно слышать. Но учтите: мы сидим в одной лодке и тонуть будем вместе. Дженсен с Мильнером хорошие бойцы, но они не смогут противостоять целой эскадрилье.

— Вы пытаетесь меня запугать! — возмутилась Врея.

— Хм-м… сомневаюсь, что это возможно. Но вы просчитались, красавица. Вы думали, что Джон оставит поиски до того, как сюда ринутся люди Хелмера, но он не дрогнул.

Гнев в глазах Вреи сменился растерянностью.

— Если вам известно что-то про местонахождение Аштона, то поторопитесь. Ну, что скажете?

Врея с беспомощным видом посмотрела на Чейна. Его суровый, тяжелый взгляд окончательно добил девушку, и она прошептала:

— Хорошо…

Чейн удовлетворенно улыбнулся.

— Джон, — уже громко произнес он, — от этой дикой тряски у Вреи произошло озарение, и она кое-что вспомнила.

Дилулло повернулся к ним и с безмятежным видом ответил:

— Я надеялся на это.

Чейн восхитился — Дилулло был истинным лидером и умел в нужный момент прекрасно блефовать.

Врея поднялась, подошла к Дилулло и отметила карандашом на карте небольшой участок.

— Кажется, здесь они собирались посадить свой корабль. Затем на маленьком флайере они должны были начать поиски своей цели.

«И Аштон отправился вслед за своей химерой, — подумал Чейн. — Кажется, это грозит Закрытым Мирам большими неприятностями».

Дилулло сделал указания Дженсену, и вскоре флайер с максимальной скоростью направился прямо на север.

Врея вновь уселась рядом с Чейном и демонстративно отвернулась от него. А тот пожал плечами, закрыл глаза и задремал.

Когда он очнулся, флайер еще продолжал полет. Большинство людей на его борту спали. Судя по заметно спустившемуся к горизонту Альбейну, уже прошло несколько часов.

Чейн поднялся с кресла, прошел вперед и заглянул через плечо Дженсена в лобовое стекло.

Впереди в небо упирался огромный горный хребет. За ним виднелись пики еще более далеких гор, торчащие, словно клыки.

— Дьявольское нагромождение, — вздохнул пилот. — И где-то лежит долина, которую мы ищем. Пожелай мне удачи, парень.

— Удачи всем нам, — сказал Чейн и вернулся в свое кресло. Врея спала, и он не стал ее беспокоить.

Чуть позже проснулся Дилулло. Зевнув, он потянулся и сипло спросил пилота:

— Сколько еще?

— Полчаса… может, чуть больше.

Дилулло мотнул головой, словно окончательно стряхивая с себя остатки сна. Встав, он дружески положил руку на плечо Дженсена.

— Надо учиться на своих ошибках, — сказал он. — Аркуны имеют неплохие радары, и это они показали, когда легко засекли наш корабль в космосе.

— И мы…

— И мы должны изменить курс. Нельзя показывать противнику, куда мы на самом деле направляемся. Пересеки хребет значительно западнее того места, где собирались, сбрось высоту и затем лети обратно на восток под прикрытием гор.

Дженсен обернулся.

— Ты когда-нибудь пилотировал такую машину, Джон?

— Не раз, хотя я и не профессионал.

— Чертовски рад этому. Не будешь слишком переживать, когда я попытаюсь выполнить твой замечательный приказ.

Флайер прошел над хребтом, снизил высоту и повернул на восток. Чейн не отрывал взгляда от мрачных каменных исполинов. Покрытые лесом долины между ними уже погружались в сумерки. Воздушные потоки начали так трепать машину, что все наемники проснулись.

Боллард прокашлялся и заявил, что отдал бы все Свободное Странствие во Вселенной за кружку пива. Его не поддержали — люди выглядели уставшими.

— Вижу долину на северо-востоке, — сказал Дженсен. Дилулло кивнул Болларду, успевшему занять свое место за приборной панелью.

— Давай включай локатор.

Флайер прошел над долиной на высоте не более тысячи футов над вершинами деревьев.

— Поднимись немного выше, — попросил Боллард. — Я не могу захватить лучом всю поверхность.

Дженсен кивнул, и машина взмыла вверх.

Не прошло и десяти минут, как Боллард вскрикнул:

— Нашел! Кажется…

Все прильнули к иллюминаторам. Поначалу Чейн не увидел ничего, кроме моря и очень мощных деревьев. Наконец он заметил небольшую прогалину среди леса. Казалось, здесь несколько лет назад бушевал пожар — но звездолета там не было.

— Наверное, это то самое место, — взволнованно произнес Дилулло. — Они могли приземлиться здесь, а затем с помощью поворотных сопел закатить корабль под деревья. Такое возможно: деревья здесь словно великаны, а звездолет четвертого класса невелик… Спускайся, Дженсен.

Дженсен сделал над прогалиной широкий круг, а затем начал вертикальный спуск.

С высоты прогалина казалась никем не тронутой, но здесь, внизу, было отличное место для приземления звездолета. Следы, оставшиеся на земле, были тщательно замаскированы ветвями, но наемников это не могло обмануть.

Все покинули флайер и пошли вдоль следов. Был поздний вечер, и, войдя в лес, они оказались в глубокой тьме. Лишь на нескольких планетах Чейну приходилось видеть деревья-исполины, поднимающиеся ввысь на сотни футов и имеющие такие раскидистые и густые кроны, что под ними мог скрыться целый полк.

Далеко идти не пришлось. Впереди среди могучих стволов отсвечивал серебристый корпус.

— Повезло, — удивился Чейн.

Шедший рядом Боллард покосился на него.

— Посмотрим, — скептически заметил он.

Боллард оказался прав. Не дойдя до корабля, Дилулло остановился и внимательно посмотрел себе под ноги. Среди травы белели человеческие кости! Кости были отполированы до блеска лесными тварями и насекомыми.

Врея с ужасом смотрела на жуткую находку, но наемники были спокойны.

— Гарсиа, вы антрополог, — обратился к недавнему пленнику Дилулло. — Что скажете?

Гарсиа наклонился над костями.

— Определенно это останки землян, — сдавленным голосом произнес он. — Трех… да трех землян. Господи помилуй, кто же это? Заметьте, двух черепов нет, и руки одного из скелетов отсутствуют. Похоже, они оторваны.

— Животными?

— Не думаю, — ответил Гарсиа и добавил: — Судя по всему, ни Аштона, ни Макгуна среди погибших нет.

— Жаль, — с циничной усмешкой заметил Боллард. — Если бы нашли скелет Аштона, то на этом поиски бы закончились. Кости в обмен на кучу денег — это хорошая сделка.

Ничего не сказав, Дилулло повел своих людей к кораблю. Возле него тоже лежала груда костей. По-видимому, они принадлежали двум людям, но так перемешались, что было трудно это утверждать со всей определенностью. Несколько в стороне лежали черепа и три руки.

Гарсиа несколько минут осматривал останки своих бывших товарищей и вновь убежденно заявил:

— Нет, это ни Аштон и ни Макгун.

Шлюзовой люк корабля был широко распахнут. Внутри было темно, но Дилулло без колебаний поднялся по пандусу. При свете фонаря все увидели страшный разгром. Все внутри корабля было искорежено, везде валялись обломки костей. Здесь словно бы побывал смерч, круша и ломая агрегаты и обстановку корабля, словно они были сделаны из фанеры.

Чейн заметил под ногами коричневое пятно от высохшей крови. И на этом пятне был отпечаток… отпечаток беспалой ступни! Однажды он уже видел обладателя такой ступни и запомнил эту встречу на всю жизнь.

Врея тоже посмотрела на пол и вздрогнула.

— Вот кто здесь побывал… — тихо промолвила она. — Нейны.

Глава 11

— Вернись и принеси два бластера, — приказал с мрачным видом Дилулло Чейну. — И передай Дженсену, чтобы он подъехал сюда на флайере. Быстро!

Подгонять Чейна не было нужды — он выскочил из звездолета и помчался во всю прыть. В любое мгновение он ожидал, что из-за деревьев наперерез выскочит белая фигура нейна, но на этот раз обошлось. Подбежав к флайеру, варганец вздохнул с облегчением. Ему приходилось участвовать во множестве схваток на самых различных мирах, но он никогда не сталкивался со столь ужасными и омерзительными созданиями, как человекоподобные обитатели лесов Арку.

Чейн достал из грузового отсека два бластера и передал Дженсену приказ Дилулло. А затем побежал назад, внимательно глядя по сторонам.

Дилулло взял один из бластеров, а другой вручил Мильнеру, сказав:

— Подежурь снаружи. Когда Дженсен подгонит флайер, я хочу, чтобы машина все время находилась пол охраной.

Он серьезно взглянул на остальных наемников.

— А теперь, парни, засучите рукава и за работу. Корабль надо очистить от мусора и костей. Нам предстоит провести здесь ночь, так что уж постарайтесь. И вот еще что: можете здесь пользоваться фонарями, но снаружи — ни в коем случае. А мы с Гарсиа пойдем в капитанскую рубку, взглянем на вахтенный журнал.

Дилулло вместе с Гарсиа направились по коридору в носовую часть корабля. Остальные мужчины занялись уборкой, а Врея очистила от мусора единственное уцелевшее кресло и уселась в него, не в силах себя заставить даже глядеть на раздробленные человеческие кости.

Очистив кают-компанию, наемники принялись за две небольшие каюты. Прибывший к этому времени на корабль Дженсен удивленно воскликнул:

— Эй, поглядите-ка на это!

Он поднял с пола бутылку бренди, чудом уцелевшую во время погрома в каюте. С радостной улыбкой пилот отвинтил пробку, но Боллард помешал ему:

— Что? Пить на работе? Дай-ка эту отраву мне. Дженсен был вынужден подчиниться, но отнюдь не безропотно.

— Мало ли какую гадость могли подмешать в это бренди, — назидательно произнес Боллард. — Я заместитель Дилулло и должен принять на себя первый удар.

Он запрокинул бутылку и сделал затяжной глоток. Вытерев губы, Боллард причмокнул от удовольствия.

— Недурно. Теперь можете и вы приложиться. Дженсен и Чейн охотно последовали его примеру, а затем все трое продолжили уборку кают. Варганец уловил подходящий момент и, улизнув, вернулся в кают-компанию. Было уже темно, но он сумел разглядеть сидящую в кресле Врею. С задумчивым видом она глядела в раскрытый люк.

Тихо подойдя, Чейн внезапно обнял девушку сзади.

Врея вскрикнула от неожиданности, а затем вскочила и обрушила на варганца гневную тираду. Забывшись, она говорила по-аркунски.

— Напрасно вы тратите свое красноречие, красавица, — ухмыльнулся Чейн. — Я не понял ни слова.

— Могу перевести на галакто. Хотите?

— Не надо. Можете поранить мои нежные чувства.

Врея смерила его негодующим взглядом и резко, по-мужски, посоветовала, куда ему надо пойти со своим нежными чувствами. Чейн опешил, а затем расхохотался и вышел из корабля.

Он немного поговорил с дежурившим у трапа Мильнером, с удовольствием подышал свежим ночным воздухом, а затем вернулся в корабль. В кают-компании он встретил Дилулло и Гарсиа, только что пришедших из капитанской рубки с фонарями в руках.

— Что случилось? — встревоженно вопросил лидер наемников. — Я слышал чей-то крик.

Чейн покосился на сидевшую неподалеку девушку и ответил:

— Все в порядке. Врея немного нервничает, но я не стал бы осуждать ее за это.

— Говорите на галакто, когда речь идет обо мне, — гневно заявила Врея.

— Верно, — согласился Дилулло, — у нас нет времени работать переводчиками… Что это у тебя?

Последние его слова были адресованы Болларду, который вошел в кают-компанию с бутылкой в руке.

— Это я нашел на полу и нес тебе, Джон, — слегка заплетающимся языком объяснил Боллард.

Дилулло недовольно поморщился, глядя на своего заместителя, но бутылку взял. Гарсиа отказался от выпивки, и тогда Дилулло сделал глоток и спрятал бренди в карман комбинезона. Из наплечной сумки он достал толстую книгу с разодранной пластиковой обложкой и выпадающими листами.

— Я нашел бортовой журнал, — сообщил он. — Но толку от него мало. Здесь написано, что на следующий день после посадки Аштон, Рауль, Саттарх и Макгун улетели на небольшом флайере. Капитан и экипаж остались в корабле и должны были ожидать их возвращения.

Боллард кивнул.

— Так я и думал. Нейны застали астронавтов врасплох и всех растерзали. Бедняги! Проклятая планета…

Врея резко заявила:

— Рауль наверняка предупредил их о нейнах! Дилулло поспешно вмешался:

— Возможно, так оно и было, но астронавты могли пропустить его слова мимо ушей. Кстати, а как много на Арку этих тварей?

— Никто точно не знает, — слегка успокоившись, ответила Врея. — Но здесь, на севере, их больше, чем где-либо. К западу отсюда находятся развалины еще одного города, крупного научного центра. В нем было создано множество нейнов, предназначенных для самых разнообразных работ. Эти существа были запрограммированы на абсолютное послушание. Но со временем в нервных системах нейнов произошли необратимые биохимические изменения, и они вырвались на свободу.

— И ваши люди дали им так просто уйти? — недоверчиво спросил Боллард. — Даже не пытались уничтожить этих ходячих акул, этих дьявольских трупоедов?

— Почему же, пытались, — вздохнула Врея. — Но в джунглях нейны оказались поистине неуловимыми. Арку в то время начал приходить в упадок, город постепенно умирал, а людей оставалось совсем мало.

С горечью она добавила:

— А затем миры Альбейна объявили Закрытыми, и вся наша цивилизация стала рассыпаться буквально на глазах.

— Очень жаль, — равнодушно сказал Дилулло. — Но вернемся к нашим играм. Руководство «Открытых Миров» направило вас с Раулем к Аштону потому, что вы оба знаете галакто?

— Верно, — подтвердила Врея.

— Обещали ли вы показать Аштону путь к Свободному Странствию?

— Нет! — нервно воскликнула Врея. — Мы помогли ему бежать, чтобы он сам занялся поисками. Макгун утверждал, что знает точную дорогу.

Дилулло взглянул на Гарсиа.

— Откуда Макгун мог знать то, что неизвестно даже аркунам?

— Макгун приехал в качестве торговца на Арку год назад, — объяснил Гарсиа. — На самом же деле он пытался выведать секрет Закрытых Миров. Специально выведя из строя свой корабль, он начал слоняться повсюду, вынюхивая след. Наконец он встретил одного старика, который якобы имел описание Свободного Странствия. В документе не говорилось, где оно находится.

— Что же это за штука? — резко спросил Дилулло. — Говорите, Гарсиа, хватит морочить нам голову.

— Это… в документе говорилось о том, что Свободное Странствие — это сила, способная отделять разум от тела… вернее, создавать его электромагнитную модель… а затем посылать ее в любую точку Вселенной с невероятной скоростью…

— О Господи, — тоскливо произнес Боллард. Гарсиа исподлобья взглянул на него.

— Знаю, это звучит фантастически, но факт: Макгун приобрел за огромные деньги этот документ и привез его Рэндлу Аштону. Он проконсультировался с физиками и психологами, и те посчитали концепцию Свободного Странствия вполне реальной.

— Возможно, — терпеливо произнес Дилулло. — Но остается все равно не ясно, как же Макгун собирался разыскать его.

Гарсиа облизнул пересохшие губы, чувствуя на себе не очень дружелюбные взгляды наемников.

— Э-э… Рауль и Врея рассказали о районе, который упоминается в старых легендах. А найти Свободное Странствие Аштон рассчитывал сам. Для этой цели он собирался использовать чувствительный радиационный детектор, настроенный на диапазон волн, указанный в документе.

Дилулло нахмурился.

— При чем здесь радиация? Чушь какая-то. И ради этого Аштон пролетел полгалактики?

— Знаете, я вообще невысокого мнения об Аштоне, — с презрительной улыбкой заявил Боллард. — Мало того, что клюет на эту дешевку, он еще и заманивает в Закрытые Миры четырех человек, а затем бросает одного из них в плену у аркунов в Ярре. Потом несется в эти жуткие горы, оставляет на растерзание экипаж корабля, а сам мчится дальше за своей призрачной мечтой. Сумасшедший!

— Нам платят не за любовь к Рэндлу, а за то, чтобы мы нашли его, — сухо произнес Дилулло.

— Пусть так, — упрямо наклонил голову Боллард. — И как же мы его найдем?

— Так же, как Аштон собирался добраться до цели. Во флайере же есть радиационный детектор, верно?

Боллард кивнул без особого энтузиазма. Взглянув на Гарсиа, он спросил:

— И на какую же длину волны мне настраивать прибор? Гарсиа смутился.

— Прошу прощения, но это не по моей части. Детектором занимается Саттарх. Помнится, он говорил, что длина волны этой радиации несколько короче, чем у гамма-лучей.

— Благодарю за такие точные сведения, — проворчал Боллард. — Теперь все ясно как день.

— А разве ты не сможешь расширить вниз шкалу чувствительности нашего детектора? — спросил Дилулло.

— Что ж… можно попробовать. Не сейчас, конечно. Я чертовски устал.

Дилулло зевнул.

— Мы все измотаны. Денек был хорош, нечего сказать. Дженсен, иди смени Мильнера на дежурстве.

Наемники и Гарсиа как смогли разместились на полу кают-компании. Врее предоставили в распоряжении одну из кают. Спустя некоторое время Чейн проснулся и увидел во тьме, что девушка устраивается на ночь рядом с ним. Похоже, ей не хотелось оставаться одной.

Утром Боллард несколько часов провозился с радиационным детектором флайера. Всем остальным не оставалось ничего другого, как просто ждать. Мильнер громко ворчал, заявляя, что это дьявольское место и что он будет рад, когда уберется отсюда. Ему никто не возражал. Наемники не выпускали из рук оружие и старались не отходить далеко от флайера.

Наконец Боллард закончил перенастройку прибора, и по его команде все заняли места в машине. Дилулло сел в пилотское кресло рядом с Боллардом, остальные же теснились позади, заглядывая им за плечи. На небольшом экране детектора поплыли ровные светлые линии.

Боллард включил сканирующую антенну прибора, но это ничего не изменило.

— Пусто, — с явным облегчением констатировал Боллард.

— Необходимо подняться над горами, — отпарировал Дилулло. — Источник может находиться где-то за ними.

Боллард помрачнел.

— Я опасался, Джон, что ты предложишь это, — заявил он. — Не очень-то я жажду встретиться в небе с флайерами Хелмера, но это все-таки лучше, чем блуждать в лесу, где кишат голодные твари.

Дженсен занял кресло пилота. Перед взлетом надо было бы прощупать небо локатором, но окружающие деревья резко сужали поле обзора. Приходилось идти на риск.

Флайер выехал на прогалину, а затем резко стартовал в вертикальной плоскости. К счастью, преследователей вокруг не было видно.

Поднявшись над горами, флайер начал совершать широкие круги. Боллард включил детектор, но это ничего не дало.

— Я же говорил, что напрасно мы все это затеяли, — проворчал Боллард. — Радиация — это чушь. Наверное, Аштон сам…

Внезапно он замолчал. Заглянув ему через плечо, Чейн увидел на экране детектора бурный всплеск светлых линий. Было ясно, что это уже не обычный планетарный фон — где-то впереди находился мощный источник радиации.

— Слава богу, нашли, — воскликнул Боллард.

— А я вижу еще кое-что, — мрачно произнес Мильнер. — Поглядите назад — мы заимели провожатых.

Действительно, в небе над горами появились пять черных точек.

Глава 12

— Прибавь скорость, Дженсен, — хладнокровно приказал Дилулло. — Направление: азимут десять.

Флайер резко рванулся вперед и постепенно начал отрываться от преследователей.

Чейн тревожно посмотрел на лидера наемников.

— Джон, но мы сами ведем людей Хелмера по следам Аштона!

— А что нам остается делать? — раздраженно отозвался Дилулло. — Спрятаться за горами не удастся — больше аркуны в эту ловушку не попадутся. Уйти также не получится, поскольку радары нас легко обнаружат. Остается идти к цели, а там видно будет.

По сути дела, он обращался не только к Чейну, но и к остальным. Никто ему не возразил — уж очень суровым был тон лидера.

Чейн улыбнулся и подумал:

«Ты начинаешь вести себя как Звездный Волк, папаша!»

Флайер стремительно скользил над горами. Их склоны были лишены растительности, но в долинах царствовали джунгли. Мощные воздушные потоки сотрясали машину, и Дженсен вынужден был подняться выше.

Преследователи отстали, хотя и ненамного. Было ясно, что люди Хелмера не прекратят преследования, пока будут видеть флайер землян на экранах своих локаторов.

Наемники все дальше углублялись в обширную горную страну. Хребты становились все выше и суровей. Чейн подумал: по сравнению с ними горы на Варге казались игрушечными. Это было и понятно — повышенная гравитация планеты Звездных Волков оказала сильное влияние на процесс горообразования.

Самым странным было то, что хребты шли не параллельно друг другу, как обычно бывает, а нередко перекрещивались, создавая ощущение полного хаоса.

— Теперь я верю, что в этих местах можно прятать что угодно и сколько угодно времени, — произнес Чейн, глядя вниз словно завороженный. — Жуткие горы!

— Даже нейны опасаются этого района, — в подтверждение его слов добавила Врея.

Когда преследователи окончательно исчезли из виду, флайер оказался над совершенно кошмарным скоплением каменных массивов.

— Джон, взгляни, что вытворяет детектор, — напряженным голосом произнес Боллард. — Линии на экране уже зашкаливают! Не знаю, что находится впереди, но эта штука дьявольски мощная и опасная.

— Отверни немного в сторону, — приказал Дилулло. — Азимут тридцать!

Флайер сделал вираж вправо. Боллард вручную стал поворачивать направленную антенну и обнаружил, что источник мощного радиационного излучения стал постепенно смещаться на северо-запад.

— Вот где находится эта штука, — задумчиво сказал Дилулло. — Пожалуй, надо обойти ее стороной, не то все приборы флайера могут вырубиться.

Дженсен кивнул и совершил круг над горами радиусом миль в тридцать.

— Излучение идет оттуда, — заявил Боллард, указывая на высокую гору, похожую по форме на приплюснутый конус. — Более точно пока я не могу определить.

— Подлетим поближе — увидим, — философски заметил Дилулло.

— Вряд ли у нас будет для этого достаточно времени, — возразил Чейн и указал на юг. Там из-за облаков внезапно вынырнули пять сверкающих на солнце точек.

Дилулло выругался.

Дженсен тревожно взглянул на него.

— Джон, мне не удастся уйти на этот раз!

— Спускайся к подножию этой горы, — после некоторого раздумья приказал Дилулло. — Там лишь одни каменные нагромождения, нет ни одной большой ровной площадки. Машины Хелмера не смогут сесть поблизости, а мы можем спуститься по вертикали. Ты запросто справишься, Дженсен.

Пилот поморщился.

— Меня очень трогает твоя вера в мои способности, Джон, но однажды она всех нас погубит. Ладно.

Он направил флайер к конической горе и одновременно начал стремительный спуск по наклонной траектории. Аркунские машины быстро приближались, но они пока еще не вышли на дистанцию стрельбы ракетами.

Вблизи горы Дженсен резко снизил скорость и начал спуск по вертикали. Сильные ветры начали опасно раскачивать машину. Чейн посмотрел вниз и увидел чудовищные каменные россыпи и всего лишь несколько небольших относительно ровных площадок. Оставалось надеяться на то, что Дженсен на самом деле такой хороший пилот, как считал Дилулло.

Так оно и оказалось. Дженсен сумел посадить машину рядом с высокой скалой на площадке чуть больше самого флайера.

— Быстро все из машины! — крикнул Дилулло. — Взять только оружие и пакеты с едой — через минуту аркуны будут над нашими головами!

Все беспрекословно выполнили его приказ. В небе уже был слышен гул приближавшихся флайеров. Оглядевшись, Дилулло заметил в сотне ярдов от них огромный валун, у подножия которого можно было укрыться от обстрела с воздуха. Он первым помчался к глыбе.

— Дьявол, можно было спрятаться где-то поближе, — пропыхтел массивный Боллард, старавшийся не отстать от него. Джон, не поворачивая назад головы, крикнул:

— Надо отвлечь на себя ракетный залп! Флайер нам еще понадобится.

Чейн неспешно бежал рядом с Вреей. На трудном участке он было взял девушку под локоть, но та резко отдернула руку.

— Я не нуждаюсь в помощи!

— Как хочешь.

Едва все успели укрыться у подножия шарообразного валуна, как вокруг загремели взрывы, полетели осколки камней и пыль.

Флайеры ушли в сторону горы, но тут же начали разворот.

— Скоро они будут здесь! — заорал Дилулло. — Переходите на другую сторону валуна! Чейн, ты что, оглох?

Две машины противника прошли прямо над плоской вершиной горы, а три остальные начали пикирование, чтобы совершить следующий ракетный залп с меньшего расстояния. Но вдруг первые два флайера повели себя более чем странно. Поначалу казалось, что они просто совершают какой-то хитрый маневр, но затем они начали беспорядочно вращаться, перешли в «штопор» и вскоре рухнули на скалы.

— Что такое? — изумился Дилулло. — О дьявол, бегите!

Едва последний из наемников сумел переметнуться на противоположную сторону валуна, как на месте, где все только что прятались, раздались оглушительные взрывы. Гигантский камень чуть приподнялся, но немедленно опустился на место.

Гул в воздухе стал удаляться.

— Пронесло… — хрипло пробормотал Мильнер, вытирая лицо. — Но почему упали те два флайера?

— У меня хорошее зрение, — заявил Чейн. — Клянусь, я видел под прозрачными фонарями кабин фигуры обоих пилотов. Было похоже, что аркуны либо без сознания, либо мертвы.

— Но почему? — задумчиво вопросил Дилулло. — И заметьте — это были те самые два флайера, которые чуть раньше прошли над вершиной горы. Хм-м… странно… Чейн, ты сможешь управлять детектором радиации?

Чейн встрепенулся.

— Да! — радостно воскликнул он.

— Тогда беги к машине и проверь, не от самой ли горы идет поток излучения.

— А я на что? — возмутился Боллард. — Я лучший среди всех специалист по приборам!

— Но ты вдобавок и лучший специалист по поглощению пива в любых количествах, — отпарировал Дилулло. — Пока ты добежишь до флайера, Чейн уже успеет вернуться.

Чейн довольно усмехнулся. Он истосковался по активным действиям, и приказ Дилулло прозвучал вовремя.

Зайдя за валун так, что никто из товарищей не мог его видеть, Чейн помчался через нагромождения камней со всей прытью Звездного Волка, легко перепрыгивая через валуны. Конечно же, Дилулло на это и рассчитывал. Будь на то его воля, Джон поручал бы варганцу буквально все опасные задания. Не делал он этого лишь потому, что в таком случае наемники быстро распознали бы в Чейне космического пирата.

Он бежал, иногда поглядывая на небо. Все три машины аркунов над хребтами широкими кругами, не проявляя желания вновь атаковать. От конусообразной горы они старались держаться подальше, словно опасаясь ее.

Чейн добежал до флайера, забрался в кабину и включил направленную антенну. Как только она повернулась в сторону горы, немедленно показания на экране детектора стали зашкаливать. То же повторилось еще раз, и еще…

Варганец выбрался из машины и с удивлением увидел, что аркунские флайеры развернулись и дружно направились на восток. Когда Чейн добежал до валуна, все уже выбрались из укрытия и смотрели вслед удаляющимся машинам.

С притворной одышкой Чейн спросил:

— Вы думаете… они… они чего-то испугались? Дилулло задумчиво пожевал губами.

— Хм-м… хотел бы я этого. Но все может случиться. По пути к горе я заметил в нескольких милях отсюда на восток довольно большую ровную площадку. Аркуны там вполне могут сесть. Думаю, они вернутся сюда пешком, так что времени у нас в обрез.

Чейн рассказал ему о поведении детектора. Дилулло задрал голову и посмотрел на вершину горы.

— Что бы ни было источником радиации, он находится там, — заявил лидер наемников.

— Стало быть, это туда направлялся Аштон? — с надеждой спросил Боллард. — Там находится Свободное Странствие?

— Будем надеяться. Боллард покачал головой.

— С ума сойти можно. С одной стороны, свихнувшийся миллиардер бросает все на свете и мчится к этой горе через всю галактику, словно кот к валерьянке. С другой стороны, именно на эту гору падают два аркунских флайера с мертвыми пилотами, которых никто и пальцем не трогал.

— Возможно, они не были мертвыми, — неожиданно заявила Врея.

Все удивленно посмотрели на нее.

— Может быть, их разум отделился от тел, — пояснила она. — Кажется, в этом и состоит суть Свободного Странствия. И именно это могло погубить оба флайера.

Глава 13

К вечеру земляне и Врея прошли почти треть пути к горе. Стоя на краю высокого утеса, Чейн пристально вглядывался вниз.

— Пока никого нет, — уверенно заявил он стоявшим рядом Дилулло и Болларду. — Скорее всего они будут дожидаться рассвета.

— Сомневаюсь, — возразил Дилулло. — Я повидал разных людей на доброй сотне миров, но аркуны — одни из самых настырных. К тому же скоро должна появиться одна из лун.

Все трое еще некоторое время продолжали оглядывать окрестности, уделяя особое внимание крутой тропинке, по которой поднялись на утес. Наконец на горизонте появилось слабое мерцающее свечение, и среди звезд всплыла розово-серебристая луна.

Чейн подумал: а ведь внизу намного светлее не стало. Хорошо, что мы успели до наступления ночи выгрузить все самое необходимое. Дженсен молодец: сумел поднять машину всего на несколько ярдов и опустить ее среди скал. А затем они нашли тропу, вьющуюся по крутому склону горы, среди иззубренных утесов. Выглядела она так, словно ее вытоптали целые поколения туземцев.

— Ты что-нибудь слышишь? — обратился к Чейну Боллард. — Я заметил, у тебя острый слух.

— Нет, ничего подозрительного, — после некоторой паузы ответил варганец.

На небе появилась вторая луна, и тусклый серебристый свет стал чуть ярче.

— Они там, внизу, — уверенно произнес Дилулло. — Я чувствую это. Рано или поздно они попытаются атаковать наш лагерь. Дай нам бог пережить эту ночь!

Чейн удивленно посмотрел на него.

— Вам-то чего беспокоиться, Джон? Ни жены, ни детей у вас нет.

Дилулло помрачнел.

— Это верно… нет. Ладно, пойду на другой утес, что повыше. А вы продолжайте дежурить. Часа через три вас сменят Мильнер и Дженсен.

Как только он ушел, Боллард развернулся и неожиданно ударил Чейна по лицу. Толстяк оказался отнюдь не слабаком, и варганец отлетел к соседнему валуну.

Боллард подскочил к нему, схватил за воротник и встряхнул изо всех сил.

— Если ты еще раз скажешь подобную глупость, то я убью тебя, сопляк, — прошипел он.

Чейн был настолько обескуражен, что и не подумал вырываться.

— Какую глупость? — только и спросил он.

— Ты хочешь сказать, что ничего не знаешь? Разве Джон тебе никогда не говорил?

— Господи, да о чем?

— Ты сболтнул, будто у Дилулло нет ни жены, ни детей. А ведь когда-то они у Джона были! Чудесная жена и двое ребятишек — мальчик и девочка. Но однажды Джон вернулся вместе со мной из рейда на Спику и узнал, что в его доме произошел пожар и все его трое родных погибли.

Боллард взглянул на ошеломленного Чейна и, опустив голову, глухо продолжил:

— После похорон мы с Джоном пришли на пепелище дома. Он стоял, всхлипывая, словно мальчишка, и твердил: «Бред, нелепость! Люди могут пролететь всю галактику без единой царапины, а какой-то дурацкий пожар может их превратить в прах, как и десять тысяч лет назад. Бред, нелепость!»

Чейн тряхнул головой, приходя в себя.

— Подожди, — сказал он и побежал вслед за Дилулло.

Он нашел лидера наемников на горной тропе с бластером в руке, настороженно вглядывающегося вниз, в скалы.

— Джон, я не знал. Простите, — с раскаянием сказал он. Дилулло с иронией взглянул на него.

— О Господи, такого еще не слышали в галактике: Звездный Волк просит извинения!

И, дружески похлопав варганца по плечу, добавил:

— Ладно, возвращайся на место дежурства. Ты не мог знать эту историю, сынок, так что мне нечего прощать.

Прошло часа два, прежде чем у подножия утеса раздался едва слышный звук шагов и шорох осыпавшихся с тропинки камней.

— Идут, — тихо сказал Боллард. — Но отсюда их бластером не достанешь, да и темно очень. Придется ждать, когда они поднимутся по тропе… Но тогда это будет просто убийство.

— Ладно, продолжай наблюдать, а я пошлю аркунам весточку, — предложил Чейн.

Он положил на землю бластер, подошел к солидных размеров валуну, стоявшему возле тропинки, и уперся в него руками. Чейну пришлось применить всю свою варганскую силу, прежде чем глыба вывернулась из склона. С грохотом она покатилась, увлекая за собой поток более мелких камней.

До наемников донеслись снизу приглушенные вскрики и топот ног. Через минуту-другую все стихло.

Чейн вернулся на утес, поднял свой бластер и засунул его за пояс.

— Не думаю, что валун задел кого-нибудь, — произнес варганец. — Он катился в стороне от тропы, но шуму наделал много. Думаю, парни подождут с преследованием до рассвета.

Боллард смотрел на него, словно на привидение.

— Постой, парень, но как ты сумел сдвинуть с места этакую глыбищу?

Варганец скромно улыбнулся.

— Просто камень едва держался на склоне — любой мог бы его столкнуть, — солгал он.

К ним спустился Дилулло и, подойдя к краю утеса, долго вглядывался во тьму. Снизу не доносилось никаких подозрительных звуков.

— Наверняка будут ждать до рассвета, — заявил он наконец. — А это значит, нам надо убираться отсюда еще раньше.

Вскоре на смену Чейну из лагеря спустился Дженсен.

— Что это у тебя торчит из кармана? — поинтересовался Дилулло.

Пилот неохотно вытащил полупустую бутылку бренди.

— Думал: дай захвачу на всякий случай.

— Что ж. Ночное дежурство — это серьезный повод сделать глоток-другой, — добродушно улыбнулся Дилулло.

Лицо Дженсена сразу же посветлело.

— Только не сейчас, а когда закончишь вахту, — добавил Дилулло и, забрав бутылку, пошел к лагерю. Чейн направился вслед за ним, слыша позади ворчание Дженсена.

Лагерь располагался на широкой каменной террасе. Мильнер спал, Гарсиа не было видно. Врея сидела на рюкзаке и смотрела в небо, где на фоне сверкающей россыпи звезд Рукава Персея мягко сияли розовым светом две полные луны. Чейн присел на соседний валун.

— Так много звезд… — тихо промолвила Врея, даже не повернув голову в его сторону. — А мы не можем полететь к ним… мы, словно рабы, прикованы к своей планете…

Она взглянула на Чейна.

— А вам на многих мирах приходилось бывать?

— Да, но не в Рукаве Персея.

Девушка схватила его за руку в неожиданном порыве.

— Чейн, я думаю, Свободное Странствие находится где-то здесь. Это же ворота к звездам!

Чейн иронически покачал головой.

— Неужели вы думаете, что человеческий разум действительно может покинуть тело и отправиться в галактическое странствие?

— Да, я так считаю, — ответила Врея. На ее красивом лице сияла восторженная улыбка. — Это… это настоящая свобода, перед которой нет никаких преград. И теперь до нее осталось сделать лишь один шаг!

Чейн изумленно смотрел на нее. Лишь сейчас он внезапно понял — да, это может на самом деле оказаться правдой.

Послышался шум чьих-то шагов. Чейн быстро вскочил и выхватил бластер. Но это был Гарсиа. Выяснилось, что, несмотря на темноту, он исследовал каменную террасу.

— Я что-то нашел, — возбужденно сказал он. — Какой-то проход, всего в двух сотнях футов отсюда.

Вместе с Гарсиа пошли Дилулло и Чейн. Они дошли до места, где над террасой нависал утес. При лунном свете было заметно темное отверстие туннеля, уходящего в глубь горы.

— Выключите фонари. Надо войти поглубже, — сказал Дилулло.

Они вошли внутрь туннеля и оказались в кромешной тьме. Пол туннеля был на удивление ровным и гладким. Спустя два десятка шагов Дилулло вновь включил свой фонарь.

Чейн оглянулся вокруг. Они стояли внутри огромного, явно искусственного коридора, покрытого мягко отсвечивающим металлом. В разрезе он напоминал квадрат со сторонами не менее двадцати футов и аркой наверху.

Казалось, проход шел к центру горы.

— Что-то вроде старого акведука? — озадаченно спросил Гарсиа.

— Нет, — возразил Дилулло. — Похоже на какую-то дорогу. «Да, — подумал Чейн. — Дорога к чему-то. К Свободному Странствию? Неужели слова Вреи могут оказаться правдой?..»

— Может, это просто тупик? — предположил Гарсиа.

— Чувствуется сильный сквозняк. Значит, туннель открыт с другой стороны.

— Пошли дальше, — принял решение Дилулло. — Возможно, Аштон шел этим же путем. В любом случае намного легче защищаться в туннеле. Чейн, иди за остальными. Берите все ваши вещи и быстрее возвращайтесь.

Когда наемники вернулись, неся за плечами рюкзаки, Дилулло молча повернулся и двинулся вперед, освещая путь фонарем. Рядом шел Боллард.

Смотреть оказалось совершенно не на что. В огромной металлической трубе было совершенно пусто. Эхо от их шагов доносилось то спереди, то сзади, вызывая малоприятные ощущения. Чейн дважды останавливался, чтобы проверить, не идет ли кто-то за ними вслед.

Туннель все не кончался, но со временем ветерок становился сильнее. Иным стало и эхо впереди.

— Стойте, — приказал Дилулло.

Наконец туннель окончился обширным едва освещенным помещением.

— Теперь надо быть осторожнее, — предупредил Дилулло. — Помните, что случилось с экипажами двух флайеров. Пойду на разведку.

Лидер наемников медленно двинулся туда, а затем внезапно остановился, словно оказался на краю пропасти. Некоторое время он с растерянным видом озирался по сторонам, включив фонарь на всю мощь, а затем приглашающе махнул остальным рукой.

Когда Чейн подошел к концу туннеля и заглянул вниз, то понял, что стоит на самом краю гигантской шахты. Без сомнения, она также была искусственной, поскольку оказалась облицована тем же металлом, что и туннель. Шахта имела в диаметре не менее тысячи футов, а ввысь уходила до самого верха горы, откуда проникал лунный свет.

Вокруг шахты шла круговая терраса с бортиком, на краю которой они и стояли. Подойдя к бортику, все нагнулись и посмотрели вниз. Далеко в глубине был виден пол шахты, освещенный искусственным холодным голубым светом. Он представлял собой круг диаметром около сотни футов, состоящим из множества многогранных ячеек.

— Посмотрите! — вскрикнул Боллард, указывая рукой вперед.

Чейн поднял голову и увидел то, на что поначалу не обратил внимания.

От бортов круговой террасы к центру шахты шли четыре узкие металлические дорожки, ведущие к круглой прозрачной, словно стекло, платформе, висящей над источником голубого света в полу. На платформе неподвижно лежали три человека. Двое были в типичных для земных астронавтов комбинезонах, а один — в аркунской одежде.

Дилулло направил фонарь на лицо одного из двух землян, лежащего на спине.

— Аштон! — вскрикнул Гарсиа. — Он мертв!

Из мглы, окутывающей круговую террасу, послышался тихий, усталый голос:

— Нет, он не мертв. Он ушел в Свободное Странствие.

Глава 14

Через миг обрисовалась человеческая фигура.

— Макгун! — крикнул Гарсиа.

Это был коренастый, средних лет человек со слезящимися глазами глубокого старика и густо заросшим седой щетиной лицом. Гарсиа подбежал к нему и дружески обнял. Макгун всхлипнул:

— Если бы вы знали, что я испытал… Никому из людей…

— Чейн, ты что раскрыл рот, сынок? — резко спросил Дилулло, которого эта сцена нисколько не растрогала. — Иди в туннель вместе с Мильнером. Не хватало еще, чтобы нас застали врасплох!

Оба наемника подчинились приказу лидера. Но они отошли от террасы не очень далеко и потому могли и видеть, и слышать то, что там происходило.

— Миллиард долларов… — продолжал всхлипывать Макгун. — Нет, много миллиардов… Они теперь наши, стоит только протянуть руку…

— Что с Аштоном? — прервал его Гарсиа. — Неужто он еще жив? А Саттарх?

Макгун указал дрожащей рукой на прозрачную платформу, висящую над шахтой.

— Они оба там… и Рауль. Им мало было того, что мы открыли секрет Закрытых Миров… Нет, им захотелось все самим испытать…

Дилулло отнюдь не дружески похлопал его по плечу.

— Хватит рыдать, приятель. Что здесь произошло? Макгун вытер ладонью слезы и сипло произнес:

— Не надо на меня давить… Мне и так здесь пришлось несладко — одному, во мгле, неделя за неделей… Те трое иногда возвращались в свои тела. Я умолял их уйти из этого проклятого места, но они даже не слушали меня. Поедят, попьют, немного отдохнут — и снова уходят в странствие по галактике.

— Что значит: «вернуться в свои тела»? — раздраженно спросил Боллард. — Что за чушь?

Макгун хмуро взглянул на него.

— Не верите — идите на платформу и испытайте это сами. Я попробовал один раз. Это было ужасно! У меня хватило ума удержаться от второй попытки, но Аштон, Рауль и Саттарх быстро привыкли к этому словно к наркотику и уже не могли остановиться.

— Чудеса, да и только, — пожал плечами Боллард. — Впрочем, это меня мало волнует. Аштона мы нашли. Пойду принесу его тело. Вот братец обрадуется, когда мы привезем этот полутруп на Землю!

— Подожди, — остановил его Дилулло. — Не хватало сделать только какую-нибудь непоправимую глупость.

Лицо Макгуна исказила злобная улыбка.

— Нет, пусть идет. Он чуть не назвал меня лжецом — так пускай сам попробует Свободного Странствия!

Дилулло предпочел сменить тему, спросив:

— А где находится ваш флайер? Макгун вздохнул.

— Среди скал у подножия горы… Но без Аштона он ни на что не годится. Когда я пригрозил, что улечу отсюда, если они не прекратят это безумное звездное пьянство, Аштон снял с машины несколько важных деталей и где-то спрятал их.

Врея стояла в стороне, возле барьера, не принимая участия в разговоре и, казалось, даже не вслушиваясь в него. Чейн видел профиль ее лица — и был поражен. Девушка смотрела на платформу с лежащими на ней тремя людьми, как узник глядит на открывающиеся перед ним ворота тюрьмы. Быть может, Макгун прав и здесь, в жерле этой мрачной шахты, начинается путь к истинной свободе?

Чейна передернуло от этой мысли. Каждый Звездный Волк считал себя самым свободным человеком во Вселенной. Но мало кто из людей умел так ценить свое тело, как варганцы, и никто не мог сравниться с ними в физическом совершенстве. И вот теперь все встало с ног на голову. Обрести свободу разума путем отказа от своего же тела? Нет, ни за что!

Стоп! А не потому ли варганцам было запрещено даже приближаться к Закрытым Мирам? Когда-то давно Звездные Волки совершили рейд в систему Альбейна. Они могли обнаружить эту шахту и узнать о Свободном Странствии! Да, скорее всего так и было. Руководство Варги приняло правильное решение, иначе племя Звездных Волков могло вскоре исчезнуть, растворившись в необъятных просторах Вселенной…

Тем временем Дилулло продолжал расспрашивать Макгуна:

— И каким же образом разум человека может покинуть его телесную оболочку? Да и возможно ли такое вообще?

— Возможно! — выкрикнул Макгун. Он указал на дно шахты. — Всему причиной поток этого холодного голубого света… Он поднимается к платформе, пронизывает ее и уносит ввысь, к звездам, разум человека словно пушинку.

Чейн подумал: черт побери, а не этот ли энергетический луч ударил по пилотам двух аркунских флайеров?

Дилулло с Боллардом переглянулись. Скептические улыбки не покидали их лиц, и Макгун пришел в отчаяние от того, что ему не верят.

— Гарсиа, поддержи меня хоть ты, — умоляюще обратился он к старому приятелю. — Да, я не могу объяснить все это… но я не ученый, а торговец. Я хотел хорошо подзаработать здесь, на Арку, но теперь проклинаю тот день, когда ступил на эту дьявольскую планету…

Дилулло прервал эти причитания:

— Но Аштон-то был ученым! Неужели в минуты отдыха между путешествиями он ничего не говорил о природе Свободного Странствия?

Макгун нахмурился, напрягая память.

— Да, он что-то говорил… Энергетический поток, истекающий из ячеистого поля, способен резко усиливать электрическое поле мозга… Два поля взаимодействуют, и разум обретает способность существовать вне тела, подпитываясь энергией от потока голубого света… Но это не значит, что разум может странствовать лишь вдоль энергетического луча. Нет, Аштон утверждал, что разум становится способным управлять всеми тремя пространственными координатами, а также временем. Это и дает ему возможность путешествовать по Вселенной.

— Но он обязан возвращаться сюда, в шахту? — спросил Дилулло.

— Нет… кажется, нет. Разум может уйти в бесконечное странствие, но тогда тело, которое он покинул, быстро погибнет без еды и питья. К счастью, Аштон, Рауль и Саттарх пока не собирались окончательно терять свой человеческий облик… пока…

— О Господи, сколько можно слушать всякую чепуху… — простонал Боллард.

Чейн услышал позади шум и резко обернулся, готовый в любой момент пустить бластер в ход. Он побежал внутрь туннеля, но никого не обнаружил. На всякий случай он выстрелил в темноту пару раз, а затем вернулся к шахте. Все вопросительно посмотрели на него.

— Кто-то бросил камень в мою сторону — наверное, хотел проверить, есть ли охрана. Я показал, что есть.

— Молодец, нечего сказать, — проворчал Дилулло и вопросительно взглянул на Макгуна: — А другой выход отсюда есть?

Макгун отрицательно покачал головой.

— Тогда аркуны нас запросто здесь запечатают, — хмуро произнес Дилулло. — У нас есть оружие и немного еды, но долго мы здесь не продержимся.

— А зачем нам задерживаться? — недовольно возразил Боллард. — Надо забрать тело Аштона — в крайнем случае его можно подтащить веревочным арканом, — а затем надо идти на прорыв!

— Но Аштон погибнет, если вы сделаете это! — запротестовал Макгун. — Надо подождать, пока его разум вновь не вернется в тело.

Боллард побагровел и хотел сказать что-то не очень приятное, но в этот момент в туннеле зазвучал сильный мужской голос:

— Говорит Хелмер. Я хотел бы вступить с вами в переговоры. Дилулло одобрительно присвистнул.

— Смелый парень! Вошел в туннель, хотя знает, что стоит нам нажать на курок бластера…

Мильнер поднял оружие.

— Так в чем же дело, Джон?

— Погоди, — остановил его лидер наемников. — Боллард, у тебя луженая глотка. Крикни этому парню, что мы согласны на переговоры.

Боллард поспешил исполнить приказ. Через минуту-другую в туннеле послышалось эхо приближающихся шагов. Наконец Хелмер вынырнул из тьмы. В голубом свете, истекающем из шахты, он казался еще внушительней, чем всегда. Оглядев цепким взглядом всех стоящих на террасе людей, он подошел к барьеру и взглянул сначала на платформу, а затем на светящееся дно шахты.

На его лице появилось страдальческое выражение.

— Итак, это оказалось правдой… — пробормотал он, опустив голову. — Величайшее зло из зол наконец найдено…

После долгого раздумья он мрачно взглянул на землян:

— Послушайте меня, чужеземцы. То, что вы нашли, действительно обладает огромной притягательной силой. Но это сила зла!

— Что же плохого в свободном странствии среди звезд? — спросил Дилулло.

— Вы видели мертвые города в джунглях? Когда-то они процветали, а аркуны были великим народом. Со временем наша планета могла стать одним из центров галактической цивилизации, но, на наше несчастье, ученые изобрели эту дьявольскую установку. Каждый из городов захотел иметь свое Свободное Странствие, и аркуны быстро пристрастились к полетам бестелесного разума. Сотни, тысячи людей покидали планету и не возвращались назад. И города постепенно пустели…

Хелмер обвел землян взглядом, полным горечи.

— Арку грозила гибель. И тогда поднялось движение за полное запрещение Свободного Странствия. Одна за другой дьявольские установки были уничтожены, но нашлись фанатики, спрятавшие одну из них. А затем они же распространили по планете легенды о некоем чудодейственном приборе, якобы способном подарить человеку неземное блаженство. Тысячи глупцов отправились на поиски счастья, не зная, что их при удаче ожидает гибель. Руководству планеты с трудом удалось остановить это безумство. Но что могло случиться, если бы на Арку ринулись легковерные люди со всей галактики?.. Страшно такое представить. И тогда было решено закрыть наши миры, чтобы спасти человечество от катастрофы.

Дилулло возразил:

— По-моему, вы слишком сгущаете краски. Любой инструмент может принести и зло, и благо — все дело в том, в чьих руках он находится. Если ученые взяли бы Свободное Странствие под свой контроль, то люди могли бы обрести истинное счастье — счастье полной свободы!

Хелмер жестко усмехнулся и указал на три неподвижных тела, лежавших в центре платформы.

— Такое же счастье, какое испытали эти трое безумцев? По-моему, они похожи на вконец опустившихся наркоманов, потерявших все: дом, семью, родину…

— Я согласен с этим! — не выдержал Чейн. Хелмер с интересом взглянул на него.

— Странный вы человек, это я заметил еще в космопорту. Поначалу я даже подумал, что вы… Но нет, я, конечно же, ошибся.

Врея внезапно вышла из темноты.

— А я не согласна с вами! — гневно выкрикнула она. Хелмер насупился.

— Это вы — безумные фанатики, — продолжала девушка, с ненавистью глядя на Хелмера. — Вы лишили нас свободы, беспредельной свободы, когда человек может оказаться в любой точке Вселенной, узнать все и обо всем. А вы надели на нас оковы, превратили в рабов и еще смеете рассуждать о благе для всего человечества! А на самом деле жаждете лишь одного — уничтожить последнюю дорогу к свободе.

— Обязательно уничтожу, — усмехнулся Хелмер. — Я не допущу, чтобы эта чума расползлась по Арку и другим планетам, опустошая все на своем пути.

Он повернулся к Дилулло.

— Надеюсь, теперь вы все поняли, земляне. Забирайте эти три полутрупа и уходите. Мы не причиним вам вреда.

— Эй, погодите! — запротестовал Дилулло. — Макгун утверждает, что их разум сейчас блуждает где-то в космосе. Если их убрать с платформы, то они быстро погибнут.

— Это верно, — хладнокровно согласился Хелмер. — Полутрупы скоро станут трупами. Туда им и дорога!

— Так не пойдет, — решительно возразил лидер наемников. — Спасение Аштона — это наша работа, а мы привыкли выполнять ее на совесть.

Хелмер пожал плечами.

— Это ваше дело. Хотите погибнуть в этой крысиной норе — на здоровье.

Он повернулся и зашагал к выходу из туннеля.

Мильнер громко выругался и поднял было бластер, но Дилулло остановил его повелительным жестом. Затем он взглянул на Чейна:

— Выходит, ты согласен с Хелмером, сынок?

— А почему бы и нет? Эту штуку надо уничтожить, и поскорее.

Врея в ярости набросилась на Чейна:

— Вы дурак и трус! Боитесь того, чего не вмещает ваш скудный умишко!

— Откровенно говоря, боюсь, — смиренно признался Чейн. — Стоит мне только посмотреть на этих трех счастливчиков, что валяются на платформе, как меня начинает пробирать дрожь. Я достаточно повидал на разных мирах наркоманов всех видов. Они, кстати, тоже каждый божий день отправляются в свое Свободное Странствие, пока не загибаются. Нет, увольте меня от этакого удовольствия… Что будем делать, Джон?

Дилулло озадаченно поскреб подбородок.

— Бывают дни, когда звание лидера наемников мне горше самой горькой редьки, — ответил он. — Сегодня как раз такой день.

— Ради бога, примите условия Хелмера! — взмолился Макгун. Его щеки тряслись, на глаза навернулись слезы. — Аштону было наплевать на меня, на то, что я проводил здесь долгие дни в одиночестве. Зачем мы должны рисковать ради него своими жизнями?

— Затем, что мы заключили контракт с его братом, — зло произнес Дилулло. — А наемников, которые нарушают свои обязательства, немедленно выбрасывают из Гильдии. К тому же разве не ваша жадность, Макгун, привела всех нас сюда, на край света? Так что лучше заткнитесь.

— Но что же нам делать? — озадаченно спросил Боллард.

— Ждать, — вздохнул Дилулло. — Ждать, пока эти трое очнутся. А затем будем пробиваться с боем к флайеру. Нет возражений?.. Отлично.

Прошло около часа. В огромной шахте становилось все темнее по мере того, как обе луны спускались к горизонту. Чейн и Мильнер заступили на дежурство, а остальные постарались заснуть, притулившись возле барьера.

Чейн не сводил глаз с Вреи, лежавшей в спальном мешке чуть поодаль. Ему все время вспоминались слова девушки, и они не давали ему покоя.

Мильнер вздохнул:

— Разрушенный город в джунглях не был санаторием, но здесь еще хуже.

— Не каркай, — осадил его Чейн. — Лучше гляди в оба.

И все же он не мог не признать — Мильнер прав. Ему никогда не приходилось бывать в столь гнетущем месте. Этот чертов колодец, словно вампир, высасывал человеческие души, превращая полные жизни тела в обмякшие куклы… Отвратительная штука!

Через несколько часов, которые, казалось, тянулись вечность, их сменили зевающие Боллард и Дженсен. Чейн со вздохом облегчения забрался в свой спальный мешок и попытался уснуть. Это удалось ему не сразу. И тогда случилось нечто странное и непривычное — во сне он увидел один кошмар за другим.

От одного из них Чейн и очнулся. Некоторое время он лежал с открытыми глазами, пытаясь прийти в себя, а затем услышал шорох.

Вскочив, Чейн огляделся и увидел, что Вреи нет на месте. Она спокойно шла к прозрачной платформе по одной из металлических дорожек.

Со сдавленным криком Чейн бросился вслед за ней. С ловкостью пантеры он побежал по узкому трапу, даже не думая о пропасти, зиявшей рядом.

Врея услышала шум его шагов, обернулась и с воплем ненависти бросилась к платформе. Чейн успел схватить ее за руку, но он недооценил силу девушки. Она рванулась и добралась до платформы, буквально таща за собой Чейна.

Он отшатнулся, но было поздно. Чейн почувствовал, что его мозг словно бы взорвался, и он провалился в небытие.

Глава 15

Это не было похоже на падение. Казалось, чья-то огромная рука схватила его и выбросила к звездам, и он, оглушенный и беспомощный, стремительно помчался через пустоту и мрак.

Он растворился в небытии, никто — в ничем.

Он был бесплотным духом, клубком обнаженных электрических импульсов, мчавшихся через галактику. Его тело осталось где-то позади и в прошлом, и он ощущал себя собственной тенью, потерявшейся в бесконечности ночи.

Он был испуган. И вне себя от ярости из-за того, что вынужден терпеть такое насилие.

Он беззвучно завыл, словно загнанный волк, бросая вызов всему космосу. И этот вой был услышан.

«Не бойся, Чейн. И не сердись. Посмотри вокруг себя, посмотри…»

Врея. Ну конечно же, это Врея. Он не одинок. Врея…

«Посмотри, Чейн. Посмотри на звезды. Посмотри на Вселенную».

Она не произнесла ни слова — в этом ужасном безмолвии не было места звукам. Однако он воспринимал ее мысли, словно знал тайный язык звездных лучей.

«Мы свободны, Чейн! Свободны!»

Он попытался разглядеть ее, понять, где она находится, а вместо этого впервые по-настоящему увидел Вселенную: миллиарды галактик, серебристые облака спиральных туманностей, алмазные искры блуждающих звезд, черные вуали космической пустоты… Небытие не было безмолвным, оно пело, и звуками этого фантастического оркестра являлись бесчисленные виды движений: солнц, миров, лун, комет, космических теней, пылевых облаков — словом, всего сущего, от атомов до галактик. Одного лишь не было во Вселенной — покоя, ибо он означал Смерть и потому был запрещен. Вселенная жила, развивалась, и пульс ее ощущался в каждой пылинке…

И он являлся частью этого непрестанного движения, ее крошечной броуновской частичкой, подхваченной вихрем космического танца. Память подсказала ему — нечто подобное он уже ощущал, когда плавал в океане, слившись с его пульсом жизни, с его дыханием.

«Врея, — беззвучно позвал он. — Врея, возвращайся вместе со мной!»

Она молчала, и на него нахлынула паника. Внезапно он вспомнил, что был не галактическим призраком, а живым человеком по имени Морган Чейн. Мысленно повернув «голову» назад, он увидел в бесконечной дали свое тело, распростертое на прозрачной платформе рядом с Аштоном, Саттархом, Раулем и Вреей, Все они выглядели мертвецами с провалившимися ртами, остекленевшими глазами, неестественными позами… Но он не хотел оставаться мертвецом!

«Врея, иди сюда!»

Теперь она плыла рядом — крошечное пятнышко искрящихся пылинок.

«Ты струсил, — с презрением отозвалась она. — Ну что ж, возвращайся в свою тленную оболочку, в эту жалкую телесную тюрьму».

«Врея!»

«Целую жизнь я ждала… мечтала… и вот наконец обрела подлинную свободу. Я хочу жить среди звезд, гоняться за кометами, играть в прятки с метеорами, нестись через бездны, подчиняясь прихотливым порывам солнечного ветра. Вся Вселенная распахнута передо мной, и я не променяю ее на свое тело, ничтожный комочек, в который ты почти влюбился в той, прошлой жизни».

«Врея!»

Он ринулся к искрящимся пылинкам и почувствовал, что она беззаботно смеется.

«Нет, теперь ты не сможешь меня удержать. Не сможешь!..»

Она резко ушла в сторону и мгновенно растворилась среди звездных россыпей Рукава Персея. Но она была где-то рядом, словно чего-то ожидая.

Чейн закружился в немыслимой спирали, обуреваемый сомнениями. Он мог вернуться на Арку, вдохнуть жизнь в свою уродливую мягкую раковину, а затем навсегда захлопнуть ее створки перед истиной бытия. Это сделает его снова человеком, но он навсегда потеряет Врею. Она настолько опьянена Свободным Странствием, что наверняка не захочет заботиться о своем теле и тогда погибнет без пищи и воды. Он никогда не простит себе, если такое случится! Врею надо немедленно найти, он обязан заботиться о ней…

«В самом деле? — с иронией спросил Чейн сам себя. — С каких это пор Звездный Волк стал благородным и сентиментальным? Л не хочет ли он просто найти повод, чтобы еще хоть ненадолго остаться среди звезд?»

Внезапно россыпи солнц ринулись на него, словно желая поглотить эту жалкую дрожащую пылинку. Или… или он сам рванулся с немыслимой скоростью к Рукаву Персея? Но почему?

До него донесся тихий, переливчатый смех Вреи.

«Сюда, Чейн! Это так легко, только перестань бороться. Разве ты не ощущаешь космических течений? Сюда, сюда…»

Он прекрасно ощущал течения. Они струились между звездами и между галактиками, связывая все воедино словно кружево. Нырнув в одно из них, можно было за миг преодолеть расстояние, на которое даже самому быстроходному кораблю варганцев понадобились бы месяцы. Чейн представил, как он в погоне за Вреей блуждает от солнца к солнцу. Вот они дружно ныряют в пылающую корону зеленой звезды, играют в прятки среди гигантских протуберанцев, а затем уходят в небольшие потоки, омывающие местные миры. Врея со смехом падает в атмосферу одной из планет и медленно парит над океанами и континентами, над старинными городами с причудливыми обитателями, и ее восторженные крики манят его, Чейна, словно любовный призыв.

И он продолжает преследование, моля Врею о сострадании, но она уже уходит в соседнюю туманность, где среди темных пылевых облаков плавают холодные, остывшие солнца и их мертвые миры, не знавшие прикосновения даже простейшей жизни. Здесь так мрачно и безмолвно, что ему на миг кажется: Врея готова прислушаться к его мольбам и возвратиться на Альбейн. Но она лишь уходит в один из множества космических потоков и, выйдя из туманности, как молния мчится к скоплению янтарных солнц, которые, словно ласковые дедушки, нянчатся с целым выводком чудесных маленьких планет.

Проходит время — дни? недели? месяцы? — и он понимает, что Врея права: не стоит беспокоиться о телах, оставшихся в шахте на Арку, потому что Свободное Странствие превыше всего. Что по сравнению с ним гибель бренного тела, которому и так вскоре предстоит умереть? Чего стоит счастье быть Звездным Волком? Варганцы только кажутся свободными, а на самом деле они такие же рабы, как и все остальные люди. Они могут жить лишь на планетах и в космических кораблях. Куда бы они ни летели, им нужно брать с собой воздух, воду и пищу, иначе они просто погибнут. Скорость их звездолетов смехотворна, а дальность полетов может внушить лишь жалость. Теперь он, Чейн, стал иным. Слабая, уязвимая плоть больше не сковывает его движений, а железная скорлупа корабля — его воображение. Пространство перестало быть препятствием, а время — узами, и отныне он может направляться куда угодно.

Даже на Варгу.

Варгу?!

Вспомнив о родной планете, он понесся туда, забыв о Врее.

Перепрыгивая из одного космического потока в другой, он несся в глубь галактики со скоростью, в тысячи раз превышающей скорость света. И вот в глубине гигантского Отрога Арго, среди миллионов звезд, появилось знакомое темно-желтое солнце. Он видел его прежде множество раз, но всегда лишь сквозь слой атмосферы или через стекло иллюминатора, а таким, обнаженным и величественным, — никогда. Не удержавшись, он описал вокруг светила несколько кругов, пронзая титанические протуберанцы размером с континент, плескаясь в вихрях огненного шторма, любуясь прихотливыми очертаниями солнечных пятен. Он услышал тихие, поющие звуки — и не удивился, потому что теперь знал: у звезд есть голоса!

Из-за очередного протуберанца показался голубовато-рыжий шар Варги, и он рванулся к планете, неожиданно встретившись с роем небольших космолетов.

Это была эскадрилья Звездных Волков.

«Сколько раз я мечтал увидеть это! — с тоской подумал Чейн. — Сколько раз!»

Он пристроился в хвост эскадрильи из пяти кораблей, хотя играючи мог опередить своих бывших собратьев. Судя по виду двух космолетов, варганцам здорово досталось во время очередного рейда. Но он знал — внутри этих крошечных железных скорлупок сейчас царят радость и веселье, как всегда бывало перед возвращением домой.

Эскадрилья и крошечное облачко сверкающих пылинок ворвались в атмосферу планеты. В небе прокатился раскат оглушительного грома. Пройдя над обширной равниной, Чейн увидел впереди Крэк — главный город Звездных Волков, широко раскинувшийся на гористой местности. Дома не теснились друг к другу, как в городах Земли. У каждого волка должно быть свое логово, а у каждого варганца — своя небольшая крепость с крепкой стеной на случай конфликтов с соседями.

Космопорт располагался к востоку от города — там, где гористая местность переходила в обширную равнину, выжигаемую каждым летом до бурого цвета. Чейн повис в воздухе, с печалью наблюдая за посадкой кораблей. Когда-то здесь находился и его дом…

Возвращения эскадрильи ждали. Над городскими зданиями развевались разноцветные флаги, дорога к космопорту бурлила от многочисленных автомашин и фургонов, предназначенных для перевозки добычи. За ними следовала радостная, возбужденная толпа.

Люки распахнулись, и Звездные Волки спустились по трапам на посадочное поле.

Чейн снизился почти до земли, чтобы разглядеть их лица. Многих он узнал — Беркт… Ссэрн… Венгент… Крол… «Мои братья…

И они прогнали меня, словно паршивого пса!»

Звездные Волки были все как на подбор: высокие, атлетически сложенные парни с золотистой кожей и суровыми, грубо вылепленными лицами. Варганки выглядели куда миловидней, при этом почти не уступая мужчинам в силе и ловкости. Они с восторгом встречали своих мужей и возлюбленных, страстно целовали, украшали согласно обычаю гирляндами из алых цветов, угощали кубками с вином. Чейн вспомнил его огненный вкус — ни один землянин не устоял бы на ногах, сделав хотя бы пару глотков. Ни один — кроме него, Чейна, землянина по крови и варганца по рождению.

«И они вышвырнули меня!»

Он парил над толпой, исполненный гордости и презрения.

«Я здесь — и я над вами! Вы не можете ни остановить меня, ни убить, ни даже увидеть. Я смеюсь над слабостью ваших тренированных тел, меня забавляют неуклюжие баки для мусора, которые вы гордо именуете звездолетами. Вы — ничтожные рабы, а я — свободный странник, один из первых полноправных граждан галактики».

Но праздник на космодроме продолжался, и никто даже не взглянул на крошечное облачко искр, плывущее в воздухе. Прибывшие из города старики и юноши погрузили добычу в автофургоны и увезли на окраину, к серым огромным складам, а участники рейда и сотни встречающих неспешно направились в город, распевая веселые песни.

«Они просто ничтожны. Наверное, муравей, дотащивший крошечную соломинку в свой муравейник, испытывает такую же радость. Просто смешно наблюдать за ними. Пора лететь, ведь меня ждут далекие звезды и чудесные миры!»

Но он медленно полетел вдоль шоссе к городу. Странно, но сейчас ему хотелось плакать — хотя разве он способен на такое?

Он миновал базарную площадь, немного покружился над церквушкой, некогда выстроенной его отцом, — сейчас она уже совсем развалилась. Неподалеку стоял мрачный дом из красного камня, с массивными водосточными трубами, горловины которых были украшены коваными злыми масками. Это был ЕГО ДОМ. Нырнув в узкое окно, он оказался в гостиной. Когда-то его мать пыталась обставить эту комнату согласно старым валлийским традициям. Господи, как же жалко выглядел дом священника Томаса по сравнению с вызывающей роскошью его соседей! Семье миссионеров не раз предлагали в подарок прекрасную мебель с различных планет, но отец был непреклонен: ворованного ему было не нужно.

Сейчас в старом доме все изменилось. После смерти четы миссионеров здесь поселилась одна из варганских семей. Она превратила комнаты в склады, забитые всякой всячиной. Похоронив родителей, Чейн ни разу сюда не заглядывал. Как и все юноши, он переселился в квартал холостяков — несколько десятков казарменного вида зданий, расположенных на другой стороне базарной площади. Это были трудные, но счастливые годы. Ценой невероятных усилий он, землянин по крови, стал равным среди равных. И наконец настал день, когда он отправился в свой первый рейд…

«И они меня вышвырнули, потому что я убил в честном поединке Ссандера. Тогда-то они и вспомнили, что я чужак, и я стал изгоем! Хватит травить себе душу. Пора улетать».

Наступил вечер, и широкая базарная площадь засверкала праздничными огнями. Варганцы со всех частей города устремились сюда, чтобы поглазеть на трофеи, сваленные посреди брусчатой мостовой. Горожане жадно выслушивали залихватские рассказы участников рейда, угощали их вином, распевали песни. Командовал удачным набегом Беркт, знаменитый лидер Звездных Волков. Чейн слушал его, покачиваясь на волнах вечернего ветра. На этот раз варганцы нанесли удары сразу по трем звездным системам и ушли прежде, чем ошеломленные туземцы успели поднять в небо свои военные корабли.

Внезапно Чейн почувствовал себя пустышкой, ничтожной пустышкой, несомой ветром к неведомой цели. Там, внизу, кипела НАСТОЯЩАЯ жизнь. Его собратья ощущали биение своего пульса, их сердца были полны переживаний. В этом букете эмоций был и азарт боя, и страх, и волнение, и наслаждение властью над своим телом, и радость от близости товарищей, и многое, многое другое. Звездные Волки были дома — и могли наслаждаться запахом вечернего воздуха, вкусом вина, поцелуями любимых женщин, восторженными взглядами ребятишек.

А он? Что может он? Только одно — скользить бесплотной тенью над буйством жизни, до которой не долететь, не дотянуться, словно он находится в другой Вселенной. Кто он? Не живой человек и не мертвец. Зачем он существует? Чтобы вечно блуждать по звездным мирам, собирая сокровища знаний — сокровища, которыми не с кем поделиться и потому совершенно бесполезными. И сам он стал ненужным и бесполезным, лишенным и друзей, и врагов. Даже о собственном теле у него не хватает воли позаботиться, оно забыто и выброшено, словно изношенная перчатка…

Чейна пронзил болезненными страх. Что произошло с его телом, пока он забавлялся среди звезд? И где Врея?

Он поймал мощный гравитационный поток, истекающий от центра планеты, и взмыл в космос. А дальше началась новая гонка через галактику, на этот раз длившаяся, казалось, целую вечность. Он несся среди звезд и взывал:

«Врея! Врея!»

Она долго не отзывалась, но, когда он достиг границ Рукава Персея, до него донесся ее раздраженный голос:

«В чем дело, Чейн? Ведь ты, кажется, оставил меня».

«Послушай, Врея. Ты должна возвратиться…»

«Нет. Я хочу еще так много увидеть. Пойми, чудесам Вселенной нет конца. Я еще только начала свои странствия…»

Но он знал, как ее можно вернуть в реальный мир.

«Пойми, милая, конец наступит скоро. Очень скоро».

«Почему?»

«Ты забыла о Хелмере? Он уничтожит установку в шахте, а значит, и нас обоих, если мы не вернемся и не остановим его».

«Л твои друзья?» — раздраженно спросила она.

«Их мало, и им нужна наша помощь. И не только наша — Рауль, Саттарх и Аштон тоже понадобятся в предстоящем бою. Позови их. Скажи, чтобы они скорее возвращались, пока Хелмер их тоже не уничтожил».

Ей передалась часть его страха.

«Да, Хелмер на все способен. Он обещал уничтожить и Свободное Странствие, и нас, странников, — и не остановится ни перед чем. Но его можно остановить!»

«Тогда поспешим!»

«Куда ты полетишь, Чейн?»

«Назад на Арку. Я должен бороться. И я буду ждать тебя».

И он, подгоняемый страхом, понесся к Арку, где в жерле конической горы спящим или уже мертвым лежал Морган Чейн…

Глава 16

Чейн очнулся от раскатов грома, то удалявшихся, то возвращавшихся эхом, словно отражаясь от невидимой преграды. Впрочем, это был не совсем гром. Что же происходит? Он попытался открыть глаза, чтобы осмотреться.

Глаза?

Да, у него вновь были глаза и вновь появилась человеческая плоть: она ныла от боли после слишком долгого пребывания в одной и той же позе да еще на жесткой платформе.

Он возвратился!

Некоторое время Чейн лежал не шевелясь, прислушиваясь к собственному дыханию, к легкому шуму циркулирующей по сосудам крови. Потом он рискнул и до боли сжал пальцы в кулаки, эта боль наполнила его сердце острой радостью. Да, теперь у него было сердце, и он жил, жил, жил!

Наконец веки слегка приоткрылись, и ему в глаза ударили яркие лучи солнца.

Чейн лежал, с наслаждением ощущая свое тело. Он будто бы заново начинал жить после затяжной мучительной болезни. Какое счастье, что он сумел заставить себя вернуться!

Он широко открыл глаза и внезапно заметил, как в жерло шахты влетел какой-то небольшой темный предмет. Раздался оглушительный взрыв, многократно повторенный эхом. Чейн едва не оглох. Где-то рядом просвистели осколки, отраженные металлическими стенками шахты.

Осколки?

— Чейн!

Словно пьяный, он с усилием повернул голову и увидел Дилулло, стоявшего рядом с платформой на узкой дорожке.

— Чейн, вставай! — кричал Дилулло. — Макгун говорит, что вскоре поток энергии в шахте начнет опять нарастать и ты можешь опять отправиться в это проклятое Свободное Странствие. Вставай — и иди сюда! Скорее!

Чейн приподнял голову. Врея по-прежнему лежала рядом, глядя остекленевшими глазами ввысь. Чуть в стороне находились Аштон, Рауль и Саттарх. Значит, Врея не сумела их еще разыскать и уговорить вернуться.

— Ты что, сынок, хочешь опять попробовать этот наркотик? — бушевал Дилулло, не рискуя вступить на платформу. — Неужели ты стал таким же, как те три безумца?

— Нет, — вздрогнул молодой варганец. — Нет, черт побери! С огромным трудом он встал на четвереньки — тело еще не полностью подчинялось ему, — а затем невероятным усилием воли заставил себя подняться на ноги. Шатаясь, он направился в сторону металлической дорожки. Там его подхватили заботливые руки Дилулло. Медленно, очень медленно они пошли в сторону туннеля.

Сверху вновь донесся удар грома.

— Что это? — пробормотал Чейн.

— Ракеты аркунов, — объяснил Дилулло. — Оставшиеся три флайера Хелмера не рискуют пройти над вершиной горы и потому обстреливают шахту с небольшого расстояния.

— Зачем? — тупо спросил варганец.

— Зачем? Вот это мило, — нервно ответил Дилулло. — А затем, чтобы уничтожить это дьявольское Свободное Странствие и нас всех заодно. До сих пор нам удается скрываться от осколков в туннеле, но те, кто остался лежать на платформе, скоро могут превратиться в решето.

Чейн вздрогнул. «Врея! Она может погибнуть! Но… но унести ее с платформы нельзя — иначе разум не сможет воссоединиться с телом. Проклятье!»

Они достигли входа в туннель. Здесь укрывались от обстрела Макгун, Гарсиа и три наемника. Чейн со стоном опустился на гладкий пол, прислонившись спиной к стене.

Остальные не сводили с него настороженных, почти испуганных взглядов.

— Ну, что с тобой было? — первым не выдержал Боллард. Чейн слабо улыбнулся.

— А-а… теперь ты веришь, толстяк?

— Куда же деться… На что оно похоже, это Свободное Странствие?

Чейн не сразу нашел в себе силы, чтобы ответить:

— Когда я был ребенком, отец часто рассказывал о рае. Мол, это что-то совершенное, прекрасное, возвышенное… Но меня тогда поразило другое: люди в раю лишены физической оболочки. Они бродят по райским кущам, вкушают все виды блаженства и ровным счетом ничего не делают. Все это мне показалось ужасающе бесполезным. Что стоит человек без дела? Ничего не стоит. По крайней мере все это не по мне.

После долгой паузы он добавил:

— Там, среди звезд, я ощущал себя словно в таком раю.

В шахте раздался очередной взрыв, а затем еще один. С визгом пронеслись осколки. Отскакивая от гладких стенок, они теряли свою энергию, но все равно оставались очень опасными для лежавших на платформе четырех людей.

— Дьявол, у этого Хелмера большой запас ракет, — мрачно заметил Боллард. — Рано или поздно он все здесь разнесет.

Макгун встрепенулся.

— Тогда почему бы нам не уйти через туннель, пока путь назад еще свободен?

Дилулло с презрением ответил:

— Потому что Аштон не может уйти с нами. Пока не может.

— Но Хелмер обязательно постарается нас всех уничтожить, неужели вы не понимаете? — взмолился Макгун.

— Понимаю, — спокойно ответил Дилулло. — И тем не менее мы остаемся.

— Тогда я уйду один! — заорал Макгун, вскакивая на ноги. — К черту Аштона!

Дилулло пожал плечами.

— Пожалуйста, я вас не удерживаю. Буду рад больше не слышать ваших воплей и причитаний. Только почему это вы решили, что выход из туннеля свободен? Ручаюсь, неподалеку от него сидят в засаде два-три снайпера. Идите, если охота.

Макгун сразу поостыл и, поворчав, вновь уселся на пол туннеля.

— Эй, кажется, там, на платформе, кто-то шевельнулся! — крикнул Боллард.

— Отлично! — отозвался Дилулло. — Надо пойти взглянуть. Нет, Чейн, ты пока посиди, отдохни. Скоро силы тебе очень понадобятся.

Дилулло, Боллард и Гарсиа поспешили к платформе. Чейн мутным взглядом следил за ними. Слабость постепенно проходила, но его сознание по-прежнему оставалось замутненным.

Прошло несколько минут, и рядом с ним оказались Рауль и Аштон. Они были настолько вялыми и истощенными, что без помощи наемников не смогли бы и шагу сделать.

Аштон поднял голову и посмотрел вокруг ошеломленным, отсутствующим взглядом. Не сразу он разглядел находящихся рядом людей.

— Кто?.. — прошептал он. — Кто мне сказал… что я должен вернуться… иначе Свободное Странствие будет уничтожено… Кто?..

Он запнулся, не находя в себе сил произнести хотя бы еще одно слово. Чейн только сейчас как следует рассмотрел его. Рэндл был немного похож на брата, только моложе и красивей. Однако он был предельно истощен и слаб и больше напоминал тень человека. Вновь Чейн подумал — страшная же это штука, Свободное Странствие!

Прокашлявшись, впервые заговорил Рауль:

— Врея?

Только сейчас разглядев землян, Рауль замолчал. В его серых глазах промелькнуло удивление. Аркун был так же красив и высок, как и Хелмер, но долгое пребывание в свободном полете сделало его тело похожим на скелет.

— Врея… — вновь произнес он. — Врея!

— Она все-таки нашла вас, — сказал Чейн. — Но сама почему-то не возвратилась.

— Кто вы? И где Хелмер? — вопросил Аштон. Его растерянность стала проходить, перерастая в гнев. — Хелмер, сказала Врея, может уничтожить шахту и ее установку, потому я и вернулся. Девушка вынудила меня сделать это. Неужели она солгала, чтобы меня…

Он попытался встать, но покачнулся и едва не упал. Дилулло успел поддержать его, а затем осторожно вновь усадил на пол.

— Нет, она не солгала, мистер Аштон.

Аштон внимательно всмотрелся в него, а затем лицо миллиардера исказила гримаса гнева.

— Вы же наемники, — сказал он. — Кто послал вас сюда?

— Ваш брат, мистер Аштон.

— Мой брат? Черт бы его побрал! Он во все сует свой нос. С чего он решил, что я хочу вернуться? Нет, я не сделаю этого — ни ради брата, ни ради любого другого. Понятно?

Рауль снова прошептал имя Вреи и посмотрел на платформу. Неожиданно он вскочил и бросился к металлической дорожке, но Дилулло успел остановить его.

Врея по-прежнему неподвижно лежала возле края платформы, широко раскинув руки. Чуть поодаль находился скорчившийся Саттарх.

Две ракеты почти одновременно ударили по верхней части шахты, и их осколки дождем посыпались вниз.

Не выдержав, Чейн помчался по дорожке и остановился неподалеку от Вреи. Ее глаза по-прежнему оставались остекленевшими.

Последовал новый взрыв, и один из крупных обломков врезался в платформу всего в нескольких дюймах от Саттарха. Отрикошетив, обломок ударился о стенку шахты и упал на дно.

— Чейн, чертов дурак, вернись! — орал Дилулло.

Но варганец даже не обернулся. Он вздрагивал при каждом новом взрыве и проклинал себя за полную беспомощность. В любое мгновение девушку могли пронзить осколки ракет, а он не мог ни унести ее в безопасный туннель, ни даже закрыть собственным телом. Разум Вреи мог вернуться на Арку в любой момент, и на его пути не должно стоять никакой преграды. Что же делать, что?

Он мог найти только один ответ — ждать. И ничего в его прошлой жизни не было мучительней этого пассивного ожидания.

Наконец ему показалось, что пальцы девушки слегка шевельнулись. Возможно, ее разум уже вернулся и она просто находилась в бессознательном состоянии, в оцепенении. Но так ли это? Если он поспешит ее унести, то может все погубить.

— Врея! — в отчаянии закричал он. — Проснись! Казалось, она не услышала его. Как ни всматривался Чейн, он не замечал в ней ни малейших признаков жизни. Потеряв терпение, он заорал:

— Вставай, чертова дура, или я задам тебе хорошую трепку! Его расчет оказался верен. Врея все-таки слышала его, но не находила сил как-то на них отреагировать. Но оскорбление — это другое дело! Веки девушки дрогнули и медленно раскрылись. Глаза Вреи были ошеломленные, одурманенные, но в них уже разгорелись искорки чисто женского гнева.

Чейн воспрянул духом. Но он не мог решиться ступить на дьявольскую платформу, это было выше его сил. В любое мгновение дно шахты могло исторгнуть новый поток энергии, и тогда… Нет, только не это!.. Врея должна выйти на дорожку сама.

— Вставай, идиотка! В жизни не встречал такой безмозглой девицы. И нечего было с такими куриными мозгами задирать свой нос — он и без того курносый…

Это был запрещенный прием, и он сработал. Превозмогая невероятную слабость, Врея поднялась на ноги и сделала один неуверенный шаг, затем другой… Подойдя к дорожке, она с яростным криком занесла руку, готовясь нанести ему пощечину, но Чейн только этого и ждал. Подхватив девушку на руки, он побежал к туннелю. Ему повезло — новых разрывов ракет за это время не последовало.

Осторожно опустив Врею на пол, Чейн с раскаянием сказал:

— Прости, Врея, но я не нашел более умного способа, чтобы привести тебя в чувство. Прости!

Девушка, казалось, пропустила его слова мимо ушей и продолжала бросать на него злобные взгляды. Но они казались почти ласковыми по сравнению с тем, КАК на Чейна смотрел Дилулло. Однако лидер наемников промолчал, что явно далось ему нелегко.

Прошла минута, другая — и на платформе зашевелился Саттарх. У него хватило сил самому подняться и дойти до дорожки. Там его подхватил Боллард и привел ученого с Арктура к остальным.

— Спасибо, Врея, — с радостной улыбкой произнес Чейн. — Ты спасла этих троих, а может быть, и нас тоже.

Дилулло вздохнул с облегчением.

— Ну что ж, — бодро заявил он, — теперь нам надо попытаться выбраться из этого проклятого места. Надеюсь, большинство людей Хелмера находятся сейчас во флайерах, и это дает нам определенный шанс.

Услышав эти слова, Врея вскрикнула от неожиданности.

— Что? Вы собираетесь бежать отсюда, словно крысы? Чейн, ты же говорил, что эти люди собираются бороться с Хелмером за спасение Свободного Странствия! Неужели ты и тогда обманул меня?

Аштон горько усмехнулся и сказал:

— Конечно же, он лгал, наивная девочка. Эти люди — наемники, и их не интересует ничего, кроме денег. Им хорошо заплатят за меня — какое тут к дьяволу Свободное Странствие?

Дилулло с Боллардом переглянулись. Чейн понял их взгляд: они опасались, как бы Аштон сдуру не попытался вновь забраться на платформу. Что ж, а на его долю остается следить за Вреей. Сейчас она сидела рядом с красавцем Раулем, обняв его за плечи. Рауль не сводил с девушки зачарованного взгляда. Он любит Врею, понял Чейн. Но любит ли его она?

Чейн удивился захлестнувшему его чувству ревности. Такого он никогда не испытывал.

Наемники взяли в руки оружие.

— Мы все-таки уходим? — не удержался от едкого укола Макгун. — А как же стрелки, что сидят у выхода в засаде?

— Наверняка сидят, — кивнул Дилулло. — Придется пробиваться с боем. Это будет нелегко, но у нас все же есть шанс добраться до флайера. И все же рисковать всем разом просто глупо.

Он взглянул на Мильнера.

— Ты лучше всех владеешь бластером, следовательно, тебе и идти на прорыв. С тобой пойдет Чейн. У него быстрые ноги, да и в рукопашном бою он стоит троих.

Мильнер кивнул.

— Хорошо, но нам не помешала бы световая граната. Дилулло извлек из кармана небольшой пластиковый шарик диаметром чуть больше сантиметра и протянул его Мильнеру.

— Бог свидетель, я не люблю убивать. Но другого выхода сейчас нет, так что действуйте решительно. А сейчас разуйтесь — в этом туннеле чертовски гулкое эхо.

Чейн присел на пол и стал расстегивать застежки на башмаках.

Врея повернула к нему слегка порозовевшее лицо и холодно произнесла:

— Ты все-таки обманул меня. Чейн пожал плечами.

— Насчет того, что нам стоит вернуться — сама видишь, что я был прав. А Свободное Странствие… Пока Хелмер не смог причинить ему особого вреда. И если мы будем хорошо драться, то и не сможет.

В разговор неожиданно вмешался Рауль:

— Мы не должны ему мешать! Хелмер должен уничтожить эту дьявольскую установку!

Врея с изумленным вскриком отшатнулась от него.

— Как ты можешь так говорить, Рауль? Ты, вкусивший наслаждение Свободного Странствия?

— В том-то и дело, что я вкусил его вдоволь, — горько усмехнулся Рауль. — Посмотри на меня, на Аштона и на Саттарха. И яд бывает сладким, но от этого он не перестает быть смертельно опасным для всего живого. Свободное Странствие — это просто самый изощренный вид самоубийства, это — сама смерть.

Мильнер подтянул носки. Споры на высокие философские темы его сейчас интересовали меньше всего.

— Боллард, не забудь принести наши башмаки, — попросил он. — Чейн, ты знаешь, как управляться с бластером? Ладно, шучу.

Они пошли по темному туннелю, стараясь не производить даже малейшего шума. Но возможно, что эта предосторожность была излишней — ведь воздух и так часто содрогался от ракетных взрывов в шахте.

Через некоторое время впереди забрезжил свет. Они удвоили бдительность. Янтарные лучи солнца врывались в округлый вход туннеля, слепя их привыкшие к мгле глаза. Это делало обоих наемников еще более уязвимыми, но у них были свои козыри.

Мильнер поднял руку, давая знак Чейну, чтобы тот остановился, и затем нажал на крошечный детонатор шариковой гранаты и швырнул ее наружу.

Они едва успели закрыть ладонями глаза, как последовала ослепительная вспышка. Не медля, они помчались к выходу. На этот раз Чейн и не подумал скрывать свои способности варганца, и это спасло его. Едва он вылетел из туннеля, как один из аркунов, сидевших на вершине соседней скалы, пустил в ход бластер. Он был ослеплен световой гранатой, но успел инстинктивно выстрелить — и голубой луч разрезал Мильнера пополам.

Зрение у обоих аркунов быстро восстановилось, но Чейн опередил их. Хладнокровно прицелившись, он уложил обоих противников, а затем склонился над Мильнером. Увы, бедняге уже ничем нельзя было помочь.

Чейн вбежал в туннель и крикнул во всю силу своих легких: «Вперед!» Эхо многократно усилило и повторило его призыв, и его услышали.

Спустя несколько минут Дилулло и его спутники уже добрались до выхода. Лидер наемников посмотрел на останки Мильнера и, ничего не сказав, поставил рядом башмаки, которые уже никогда не понадобятся их хозяину.

Чейн забрал свои ботинки у Болларда и быстро обулся. Все это время Аштон рвался назад, к шахте, крича: «Не пойду! Оставьте меня, я свободный человек! Я был там счастлив, поймите же, олухи! Счастлив, как никогда в жизни! Да пустите же меня!»

Дилулло вплотную подошел к нему и ледяным тоном произнес:

— Мистер Аштон, мы заключили контракт с вашим братом. Мы должны доставить вас на Землю — и сделаем это. Но, будь моя воля, я оставил бы вас гнить в той жуткой шахте. Только что из-за вас погиб человек, а вы тут устраиваете истерику. Ну что ж, я всегда на такой случай ношу с собой успокоительное средство.

Лидер наемников размахнулся и наотмашь ударил Аштона по лицу. Тот упал словно подкошенный.

— Тащите его, — приказал Дилулло. — И возьмите тело бедняги Мильнера.

Глава 17

Покинув туннель, они пошли вдоль каменной террасы. Дилулло приказал всем держаться как можно ближе к склону горы.

— Флайеры все еще кружат возле вершины, — объяснил он. — Если нас заметят во время спуска, то всем плохо придется.

Подойдя к древней тропе, Дилулло дал команду остановиться в тени огромного валуна.

— Здесь мы и похороним Мильнера, — сказал он. — Увековечим память о нем пирамидой из камней. Только надо действовать очень осторожно.

Макгун испуганно взглянул на небо.

— Это безумие, — запротестовал он. — Надо побыстрее уносить отсюда ноги — какая, к черту, пирамида? Человек мертв и…

— Да, мертв, — сурово прервал его Дилулло. — И я не могу сказать, что он нравился мне больше всех на свете. Но он был хорошим наемником и до конца выполнил свой долг. И потому его похоронят по-человечески.

Спустя полчаса возле валуна над телом Мильнера была возведена небольшая пирамида из камней.

— Дело сделано, — вздохнул с облегчением Дилулло. — Теперь можно спускаться. Дело это опасное, потому идти будем парами или поодиночке, от одного укрытия к другому. Первым пойду я. Боллард, помоги Аштону. А ты, Чейн, будешь замыкающим.

Короткими перебежками от одного валуна к другому Дилулло начал спускаться по тропе. За ним следовал Боллард с Аштоном. Чейн подумал, глядя им вслед: а ведь Джон попросту опасается, что этот свихнувшийся на Свободном Странствии миллиардер может сбежать назад, в шахту.

Он посмотрел ввысь и увидел вдали три черные точки, быстро приближавшиеся к вершине горы. Похоже, аркуны готовились к очередному ракетному залпу. Придет ли им в голову взглянуть на тропу? Очень может быть. Конечно, наемники им на глаза не попадутся, это народ опытный, но вот Врея, Рауль, Аштон, Саттарх, Гарсиа… Они запросто могут подставиться.

Так и произошло. Не успел маленький отряд преодолеть и треть спуска, как один из флайеров перестал кружить около вершины и устремился в их сторону.

Чейн предостерегающе крикнул и прыгнул в тень ближайшего валуна. Он поднял к небу бластер, но не выстрелил — пилот флайера не стал снижаться. Он попросту выпустил в сторону тропы две ракеты.

Раздались взрывы — и воздух наполнился обломками камней и пылью. Видимость стала плохой, так что Чейн не мог определить, задели ли осколки кого-нибудь из его спутников или нет.

Флайер ушел прочь от горы, но затем развернулся и с угрожающим гулом стал возвращаться.

— Вот привязался… — пробормотал Чейн.

Пилоты двух флайеров, видимо, тоже поняли, что происходит, и поспешили на помощь своим товарищам. Одна из машин неосторожно прошла почти над вершиной горы. Чейн с надеждой ожидал, что флайер рухнет вниз, сбитый потоком энергии из шахты, но ничего этого не произошло.

А затем возле тропы начали рваться ракеты. Положение отряда Дилулло казалось безнадежным, но в этот момент один из флайеров стал стремительно снижаться и врезался в склон горы. Последовал оглушительный взрыв.

Чейн радостно вздохнул. Свободное Странствие все-таки помогло им!

Но радоваться было рано. Две машины еще оставались в воздухе, и их вполне хватило бы, чтобы прикончить горстку прятавшихся за валунами людей.

Флайеры сделали широкий полукруг и стали заходить к склону горы с противоположного направления. Чейн поспешно перебежал на другую сторону валуна. То же самое сделали и его товарищи, но Чейну показалось, что их стало меньше. Неужто кто-то ранен или убит?

Последовал новый залп — и в воздух взметнулись фонтаны каменных обломков. Было очевидно — рано или поздно весь отряд Дилулло будет уничтожен. Надо было переходить к активным действиям, но как это сделать, имея в руках лишь бластеры с небольшим радиусом действия?

Чейн решил рискнуть. Он, шатаясь, вышел из-за валуна, прижимая руки к животу. Затем упал на спину, начал корчиться словно бы в смертельной судороге, а потом затих.

Прошла минута, другая. Наконец Чейн услышал, что к нему приближаются чьи-то тяжелые шаги.

Над ним склонилось потное лицо лидера наемников. Из небольшой раны на подбородке сочилась кровь.

— Сынок, что с тобой? — тревожно спросил Дилулло.

Стараясь не шевелиться, Чейн прошипел:

— Убирайся, Джон, черт бы тебя побрал! Продолжайте спуск, если сможете.

— А-а, Звездный Волк залег в засаду, — подмигнул Дилулло. — Прости, не догадался, уж больно ты натурально корчился. Успеха тебе, сынок!

Дилулло скорбно опустил голову, словно прощаясь с погибшим товарищем, а затем поспешно ушел.

Флайеры вернулись, и обстрел тропы возобновился. Возле Чейна не разорвалось ни одной ракеты, и он понял — пилоты-аркуны клюнули на его приманку и считают его мертвецом.

С каждым новым заходом взрывы раздавались все глуше и глуше, а это означало, что Дилулло и его люди короткими перебежками все-таки спускались вниз по тропе. Вскоре флайеры пролетели над Чейном, и он с радостью понял: они снизили высоту! Этого-то он и добивался.

«Пока рано, — сказал он себе. — Нужно стрелять наверняка…»

В следующий заход Чейн увидел лишь один флайер, и он летел так низко, что был смысл рискнуть. Внезапно вскочив на ноги, варганец прицелился в кабину летчика и нажал спусковой крючок.

Голубой луч пронзил обшивку машины. Флайер накренился и, резко уйдя в сторону, врезался в склон горы.

Пилот второго флайера увидел, что произошло с его товарищем и, очевидно, обезумел от ярости. Изменив курс, он направил свою машину прямо на Чейна. Последовал ракетный залп, и Чейну пришлось использовать свои скоростные качества, чтобы успеть скрыться за ближайшим валуном. Взрывы прозвучали так близко, что варганец едва не оглох. Камень, за которым он укрылся, был небольшим и не мог спасти его от следующего залпа. Нужно уходить!

Он с трудом поднялся на ноги, сделал несколько шагов — и остановился, не в силах больше двигаться. Тошнило, в глазах ходили темные круги. Чейн понимал, что сейчас представляет из себя отличную мишень, но не мог ничего сделать.

Последний из оставшихся флайеров вошел в крутой вираж, спеша выйти на удобную для стрельбы позицию. И тут с земли его достал луч бластера. Пилот мгновенно погиб, а потерявшая управление машина задергалась в воздухе, ударилась о склон горы и покатилась вниз, объятая пламенем.

Когда Чейн пришел в себя, то увидел поднимающегося по тропинке Дилулло. Пожилой наемник хромал, но на его лице светилась довольная улыбка.

— Отличная штука — ловля на живца, — объяснил он, дружески похлопав Чейна по плечу. — Ты очень удачно встал на самом видном месте. Аркунский пилот так спешил стереть тебя в порошок, что на миг потерял бдительность. Пойдем посмотрим, что осталось от этих флайеров.

Как и следовало ожидать, все аркуны погибли. В одной из машин наемники обнаружили останки Хелмера. Его тело обгорело, словно полено, но голова по иронии судьбы осталась нетронутой. Широко открытыми глазами Хелмер смотрел в небо. На его лице застыла маска ужаса и боли.

— Будь прокляты все фанатики на свете, — произнес Дилулло, закрывая веки мертвецу. — Сами гибнут — и утаскивают за собой в могилы ни в чем не повинных людей.

— И все же ему не удалось уничтожить шахту и установку в ней, — заметил Чейн. — Да и перебить всех нас он не смог. Сколько нас осталось, Джон?

— Больше, чем я ожидал. Осколок попал Раулю в сердце, и он сразу же умер. Макгуну разворотило живот, и он вряд ли долго протянет. Дженсен ранен в плечо, но не опасно. Пошли.

Они стали спускаться по тропе. Чейн не выдержал и обернулся. Под разбитым колпаком кабины было видно лицо Хелмера. Ветер мирно играл его белокурыми волосами. Вопреки желанию, Чейн почувствовал к погибшему аркуну острую жалость. У Хелмера была своя правда, у Аштона — своя. Наемники дело сделали, но конфликт остался неразрешенным, и это могло в будущем дорого обойтись рассеянному по галактике человечеству.

На скалистой площадке рядом с тропой собрались члены маленького отряда. Боллард оказывал первую помощь находившемуся без сознания Макгуну. Врея стояла на коленях возле тела Рауля и рыдала, закрыв лицо ладонями. Все другие были заняты своими ранами и ушибами, к счастью, не опасными.

Дилулло сказал:

— С противником покончено, и теперь мы в безопасности. Оставайтесь пока здесь и сделайте для Макгуна матерчатые носилки. А мы с Чейном спустимся к нашему флайеру.

Не прошли они и полсотни ярдов, как сзади раздался истошный вопль. Обернувшись, они увидели, как вверх по тропе бежал Рэндл Аштон.

— Я возьму его, — сказал Чейн и помчался вдогонку. Особенно спешить ему не пришлось, так как Аштон быстро выдохся. Он падал, вставал, делал несколько шагов, а затем вновь падал. От бессилия он даже зарыдал.

«Плачь, негодяй, — зло подумал Чейн. — Из-за тебя погибло столько людей, что тебе надо лить слезы всю оставшуюся жизнь».

Настигнув беглеца, Чейн без особых церемоний схватил его и перекинул через плечо. Спустившись на скалистую площадку, варганец бросил Аштона словно мешок с тряпками.

— Боллард, угости это дерьмо стуннером, если оно попытается снова бежать.

— Я предпочел бы бластер, — проворчал Боллард, не поворачивая головы. Он закончил перевязку Макгуна, но кровотечение не останавливалось. Чейна подмывало сказать, что он напрасно тратит время, но варганец удержался. Да, Звездные Волки в таких случаях действуют очень жестко, но земляне — совсем другие люди. Им обязательно хоть что-то нужно сделать для спасения умирающего, иначе их впоследствии будет мучить совесть.

Чейн догнал лидера наемников, и они вместе направились на поиски спрятанного среди скал флайера. Лицо Дилулло было мрачным, и не зря. Аркунские пилоты все-таки обнаружили машину наемников и превратили ее в груду обгоревших обломков.

— Хелмер все предусмотрел, черт бы его побрал, — процедил сквозь зубы Дилулло.

— Но еще остался флайер Аштона. Он должен быть где-то здесь, неподалеку.

— Ты думаешь, Хелмер его не нашел? Чейн пожал плечами.

— Ладно, проверим, — согласился Дилулло. — Сейчас я возьму Аштона, и мы…

— Передохните, Джон, я схожу за ним сам. Дилулло нахмурился.

— По-твоему, я настолько стар, что уже не могу подняться по склону?

— Стар? Джон, вы что-то слишком озабочены своим возрастом.

— Так же, как и все немолодые люди. Неужели у Звездных Волков все иначе?

— При том образе жизни, который они ведут, думать о старости попросту нелепо.

— Понятно. Ладно, проваливай. В конце концов, зачем я должен напрягаться, когда у меня есть на побегушках этакий здоровенный бык? Паши, сынок, паши.

Чейн легко побежал вверх по склону. Тело вновь стало слушаться его, и молодой варганец наслаждался своей силой и ловкостью. Ему уже не верилось, что всего несколько часов назад он колебался, стоит ли возвращаться в свое тело или нет. Должно быть, совсем спятил в этом проклятом Свободном Странствии!

На скалистой площадке, где собрались остальные члены отряда, настроение было невеселым.

— Макгун скончался, — хмуро доложил Боллард, вытирая руки о полотенце. — Я так и не сумел остановить кровотечение.

Чейн кивнул. Он не сводил сочувственных глаз с Вреи. Девушка по-прежнему стояла на коленях рядом с телом своего бывшего возлюбленного.

— Думаю, стоит похоронить этих двоих так же, как и Мильнера, — под грудой камней, — предложил Чейн.

— Мы так и сделаем, — безучастно ответил Боллард. Чейн подошел к сидевшему среди рюкзаков Аштону и прикоснулся к его плечу.

— Пойдемте со мной, мистер Аштон. Нам надо разыскать ваш флайер, иначе отсюда не на чем будет улететь.

Аштон вздрогнул.

— Не пойду! Не хочу уходить от Свободного Странствия. С какой это стати я должен вам помогать?

Чейн мрачно улыбнулся.

— Повторите это еще раз, и я наконец-то отведу душу. Ну, повторите!

Поднялся Саттарх и устало сказал:

— Пойдемте, я вам покажу.

Пошатываясь, тощий ученый с Арктура повел Дилулло и Чейна в дебри скал. Они прошли не меньше мили, прежде чем увидели то, что можно было ожидать: бесформенную груду искореженного металла.

— Прекрасно, — процедил сквозь зубы Чейн. — Что дальше? Дилулло выглядел, как всегда, спокойным.

— А дальше мне нужно немного поразмыслить. Чейн, сходи пока за остальными. Здесь, среди скал, нет ветра и можно будет спокойно отдохнуть.

К вечеру все собрались у костра, который разжег Боллард. Скудно поужинав концентратами, все вопросительно взглянули на Дилулло. Тот сказал:

— Прямо скажу — положение наше аховое. Флайера у нас нет, нет и коммуникатора дальней связи. А следовательно, мы не сможем вызвать сюда наш корабль. Пешком же идти до обитаемых мест месяцы.

Лица у людей вытянулись, но Дилулло продолжал:

— У меня, к счастью, есть привычка бывалого бухгалтера: пять пишем, два в уме. На всякий случай я договорился с Киммелом о встречах. Если радиосвязи между нами нет, то каждые десять дней он должен прилетать в условленное место.

Дилулло указал на карте точку, где широкая река впадала в море.

— А где мы сейчас находимся? — спросил воспрянувший духом Гарсиа.

— Здесь.

— Господи, отсюда до устья реки сотни миль!

— Верно, — согласился Дилулло. — Но я нашел замечательное транспортное средство.

Чейн с облегчением вздохнул.

— И какое же?

Дилулло дружески похлопал его по плечу.

— Самое лучшее на свете, — заявил он. — И самое надежное. Короче, мы направляемся к реке на своих двоих.

Глава 18

Сколько же дней они шли? Чейн попробовал прикинуть в уме. Четырнадцать дней преодолевали горные хребты… нет, шестнадцать — два дня потратили на поиски выхода из тупика. А сколько дней потратили, пробираясь по лесу? Сколько дней спускались по обширному предгорью, пока не стало жарко и влажно и высокие деревья не сменились пурпурными джунглями? Чейн сбился со счета…

В самом начале Чейн выразил несогласие с маршрутом, предложенным Дилулло.

— Это не самый короткий путь, мы сильно отклоняемся на север.

— Да, но это кратчайший путь к большой реке.

— Реке?

— Чейн, раскрой глаза. Ты видишь, в каком состоянии находятся люди? Пешком они никогда не доберутся до устья. Но если мы выйдем к реке, то дальше спустимся по течению на плоту.

И вот теперь, когда они пробивались через джунгли, Чейн, глядя на их небольшой отряд, думал: да, перед походом люди выглядели неважно, но сейчас — просто ужасно!

Особенно плохи были Саттарх и Аштон, чьи силы подорвал долгий уход в Свободное Странствие. Гарсиа выглядел чуть получше, но он был ученым, не привыкшим к опасным странствиям, и потому быстро уставал.

Поначалу Чейн очень беспокоился за Врею, но его опасения, к счастью, оказались напрасными. Аркунская девушка держалась замечательно. Она упрямо шла следом за Боллардом и ни на что не жаловалась.

Янтарный свет Альбейна косыми лучами пробивался сквозь пурпурные кроны высоких деревьев. Подлесок тоже был ярко-алым, утомляющим глаза своим кричащим светом. Сейчас настала пора идти первым Дилулло, и пожилой наемник, размахивая длинным ножом, прорубал дорогу в зарослях кустарников. Пройдя около мили, отряд остановился на небольшой привал.

Саттарх и Аштон со стонами опустились на землю. Они использовали каждую возможность для отдыха, и это было плохим признаком. Саттарх проявлял терпение, но Аштон был угрюм и раздражителен. Сил для такого дальнего перехода у обоих просто не хватало.

В джунглях царила удивительная тишина, хотя птицы встречались часто, в том числе и крупные, на редкость экзотического вида. В целом же животный мир казался на первый взгляд очень скудным.

Чейн поделился своими наблюдениями с Вреей. Девушка расчесывала гребнем свои пышные каштановые волосы. Холодно взглянув на Чейна, она нехотя ответила:

— Нейны уничтожили почти все виды. Лишь кое-где на юге остались крупные плотоядные.

— Никогда бы не подумал, что эти твари едят мясо, — удивился Чейн. — Рот у них маленький, и зубов я что-то не видел…

— Нейны были созданы в расчете на потребление жидкой естественной пищи, — объяснила Врея. — Но они научились измельчать мясо животных. Добавив воду, нейны легко проглатывают такую кашицу.

— Блестяще, — усмехнулся варганец. — Надеюсь, что до нашего мяса эти хищники не доберутся.

После короткого отдыха отряд вновь двинулся в путь. Саттарх поднялся на ноги сам, а Аштон — лишь поймав выразительный взгляд Чейна.

«Через два-три дня с Рэндлом могут начаться проблемы», — озабоченно подумал Чейн.

В тот вечер путники разбили лагерь под высокими деревьями в месте, где не было подлеска. Они не стали разжигать огонь, дабы не навлекать на себя беды. Вместо ужина все принялись жевать таблетки концентратов, запивая их водой из ручья, предварительно стерилизованной.

С бластером на коленях Чейн уселся чуть в стороне, на поваленном стволе дерева. В небе одна за другой поднялись обе луны, и их серебристые лучи скупо процеживались через густые кроны.

Неожиданно рядом присела Врея. После смерти Рауля она стала мрачной и замкнутой, а на Чейна демонстративно не обращала внимания. Но сегодня, похоже, она сменила гнев на милость.

— Ты молодчина, Врея, — похвалил ее Чейн. — Никогда бы не подумал, что девушка способна вынести такое.

— Я очень устала, — тихим голосом призналась девушка. — Но я обязательно должна дойти до Ярра. Мне есть что рассказать моему народу.

— Ты хочешь рассказать правду о Свободном Странствии?

— Да. Я приведу туда много людей, и они сами смогут почувствовать прелесть свободного полета среди звезд и планет. И тогда Закрытые Миры наконец-то станут Открытыми!

Чейн нахмурился.

— Ты же видела, какими были Аштон и его товарищи, когда мы их обнаружили лежащими на платформе. Полутрупы, и только. И вполне могли стать трупами, если бы не наша помощь.

Врея покачала головой.

— Нет, я не попаду в плен. И ты, и я смогли заставить себя вернуться. Если у человека есть сила воли…

— А если ее нет?

— Мы будем опекать таких людей, — горячо возразила девушка. — Конечно, риск есть, но разве чего-то серьезного можно достичь, совсем не рискуя?

Он не нашел, что возразить. Да и не варганцу было проповедовать осторожность.

Утром, спустя часа два после того, как отряд отправился в дальнейший путь, Саттарх внезапно рухнул на землю как подкошенный.

— Немного передохну, и… и со мной все будет в порядке… — тяжело дыша, сказал он.

Все остановились, давая возможность ученому с Арктура прийти в себя. Спустя десять минут он попытался подняться — и снова упал.

— Прекрасно, — вздохнул Дилулло. — Этого следовало ожидать. Парни, соорудите носилки.

Носилки были сделаны из двух жердей и сплетенной из веревок сети. Чейн и Гарсиа положили на них обессилевшего ученого, и отряд снова продолжил путь.

Переход через джунгли утомил всех настолько, что к вечеру более или менее бодро выглядел лишь один Чейн. Люди расстелили на земле спальные мешки и улеглись на них, не имея сил забраться внутрь. От усталости есть никому не хотелось. Чейн с трудом заставил себя жевать таблетки концентратов, понимая, как много теперь зависит от него.

Внезапно из темноты вынырнуло что-то белое и гибкое, схватило лежавшего с краю Аштона и исчезло с ним среди деревьев.

В мгновение ока Чейн вскочил на ноги и бросился в погоню. Нейн, наверное, мог бы убежать от него, но ему мешал Аштон. Продираясь сквозь кустарники, перепрыгивая через упавшие стволы деревьев, варганец постепенно настигал монстра. Чейну не нравился Аштон, но ради него и была затеяна экспедиция на край галактики. Нельзя было допустить, чтобы все жертвы и лишения оказались напрасными.

Напрягшись, Чейн сделал огромный прыжок и обрушился на нейна сзади, обхватив за плечи. Тот немедленно бросил Аштона и попытался разорвать железное кольцо рук варганца.

— Джон! Сюда! — закричал Чейн, борясь изо всех сил с могучим противником.

В кустах послышался треск, и через минуту-другую на освещенную лунным светом поляну выскочили Дилулло и Боллард. В руках они держали длинные ножи. Последовал один удар, другой — и ножи глубоко вонзились в тело белой твари.

Нейн завизжал от боли и сбил Дилулло с ног. Но Боллард увернулся от солидных размеров кулака и нанес обитателю джунглей второй удар, третий… Лезвие входило в грудь нейна, словно в губку.

— Не могу убить эту тварь! — в отчаянии закричал Боллард.

Чейн яростно боролся, пытаясь сковать руки противника. Это дало возможность Болларду наносить удар за ударом. Наконец нейн обмяк и рухнул на землю.

— Господи, что за чудовище! — все еще тяжело дыша, сказал потрясенный Боллард.

Из кустов, кряхтя, выбрался Дилулло.

— Как вы, Джон? — спросил Чейн, дрожа от только что пережитого напряжения.

— Кости целы, — сообщил Дилулло. — Зато ушибов хватает. Мне показалось, будто слон ударил меня своим хоботом. А что с Аштоном?

Боллард наклонился над миллиардером.

— Жив, хотя и без сознания, — доложил он.

Они вернулись в лагерь, неся на руках Аштона. Дилулло сразу же распорядился:

— Отныне дежурить будем по трое и только с бластерами в руках. Врея, мы что, ступили на территорию нейнов?

Девушка кивнула.

— Да. Недалеко отсюда находится мертвый город Мланн. Когда-то давно он был главным центром по созданию нейнов.

Дилулло вынул карту, расстелил на земле и при свете фонаря внимательно стал ее разглядывать.

— Да, — сказал он. — Мланн расположен на юго-востоке в милях полутораста отсюда. Хм-м… река протекает через него…

Он выключил фонарь.

— Ладно, все, кто не на дежурстве, ложитесь спать. Надо хорошо отдохнуть перед завтрашним переходом.

Утром выяснилось, что внезапное нападение нейна положительно сказалось на Аштоне. Он и думать перестал о том, чтобы покинуть отряд и в одиночку вернуться к туннелю в горе. Страх придал ему силы и сделал менее ворчливым. Саттарх тоже выглядел куда бодрее — возможно, по той же причине.

До полудня отряд продвигался через джунгли без особых происшествий, но когда шедший впереди Чейн вышел к неширокому ручью, он заметил впереди в кустах знакомый белый силуэт. Не раздумывая, Чейн выстрелил по нему из бластера, но тварь успела ускользнуть.

Минут десять спустя отряд атаковали два нейна, выскочившие из-за больших деревьев. Дилулло с Боллардом встретили их огнем, и одно из жутких существ было разрезано голубым лучом пополам, но второе успело скрыться.

— Здешние места, кажется, кишат этими тварями, — обеспокоенно сказал Дилулло. — Уж не передают ли они информацию друг другу о нашем появлении?

Чейну тоже стало не по себе. Мало того, что ученые-аркуны создали на погибель человечеству Свободное Странствие, они еще на закуску породили расу псевдолюдей, ставших врагом всему живому.

Вечером этого же дня Чейн сдал дежурство Дженсену и присел рядом с Дилулло. Пожилой наемник растирал целебными мазями свои ушибы. Морщин на его лице, казалось, за последние дни стало еще больше.

— Ты знаешь, о чем я только что думал, сынок? — устало произнес он. — О красивом белом доме с фонтанами, цветником и десятком комнат с массой замечательных вещей. Ради такого стоило рисковать своей шкурой, верно?

Чейн недоверчиво хмыкнул.

— Да, вы будете в восторге от своего дома, Джон, недели две, не больше. Потом заскучаете, заколотите двери и потопаете в Зал Наемников.

Дилулло обиделся.

— Ты всегда готов порадовать меня ласковым словом, сынок. А теперь, будь любезен, отвали.

Ночью люди несколько раз просыпались от воплей нейнов, круживших вокруг лагеря. Среди темноты то там, то здесь виднелись вспышки лучей бластеров. Наутро выяснилось, что один из них вышел из строя — кончились заряды.

Дилулло был недоволен.

— Паршиво… Впрочем, этого следовало ожидать: мы не жалели зарядов, когда палили по аркунским флайерам. Надо поберечь оставшиеся два бластера.

Весь день нейны как тени преследовали их, скользя среди деревьев. И хотя напали лесные жители на чужаков лишь один раз, переход оказался очень трудным и утомительным.

Саттарх опять скис, и большую часть пути его пришлось нести на носилках. С наступлением вечера начал сдавать и Аштон. Было заметно, что его силы на исходе, и еще день-два такого пути могут убить его.

Врея выглядела словно бы оцепеневшей. Когда Чейн подсел к ней после скудного ужина, девушка лежала на спальном мешке и судорожно глотала воздух пересохшими губами. Молодой варганец не удержался и ласково погладил ее по волосам. Девушка вздрогнула, перехватила его руку и сделала вид, что хочет укусить.

— Я никогда не встречал такой, как ты, — искренне сказал Чейн. — Врея, милая, мне бы так хотелось…

— Уходи, дай поспать… — прошептала Врея, не открывая глаз.

На следующий день не успели они пройти и двух миль, как Аштон начал спотыкаться даже на ровном месте. Он выглядел предельно истощенным. Чейн встревожился и при каждом удобном случае поддерживал миллиардера.

— Спасибо, — благодарил его Рэндл. — Я так боюсь отстать…

Неожиданно шедший впереди Дилулло поднял руку. За редкими деревьями виднелось широкое водное пространство. В мелких рыжих волнах бесчисленными блестками отсвечивал ослепительный шар солнца.

Река!

Путники уселись на берегу и молча смотрели на рыже-коричневый поток, неспешно идущий из ниоткуда в никуда. Все настолько устали, что ощущали себя предельно опустошенными. Не хотелось ничего делать и никуда идти, словно они уже достигли цели своего путешествия.

— Ладно, посидели — и хватит, — прокашлявшись, наконец сказал Дилулло. — Плот сам по себе не построится. Инструментов у нас нет, поэтому придется пилить деревья одним из бластеров. Действуй, Боллард.

Голубой луч легко валил деревья и очищал их от веток. Работа шла споро, но к ее окончанию бластер выдохся.

Чейн, Гарсиа и Дженсен скатили бревна на край берега к самой воде.

Гарсиа предложил:

— Может, свяжем их лианами? Я не раз читал, что именно так строили плоты на Земле в далеком прошлом.

Боллард снисходительно усмехнулся.

— Ну, мы люди цивилизованные — и потому ни на что подобное не способны. Может, лучше используем эту штуку?

Он достал из своего рюкзака моток тонкого стального троса и стал показывать, как лучше скреплять бревна между собой. А Дженсен тем временем выстругал из толстой ветви рулевое весло и скобу, в которое оно могло вставляться.

Наконец готовый плот был спущен на воду.

— Прекрасно, — сказал Дилулло. — Ведите наших инвалидов.

Когда все члены отряда расселись на плоту, Чейн оттолкнулся от берега длинным шестом, и плавание началось.

День за днем они плыли по огромной реке. Почти все безучастно лежали на своих спальных мешках, даже не глядя по сторонам. Одна лишь Врея проявила удивительную активность. В первый же день она нырнула в мутные волны и стала с удовольствием плавать, сделав вокруг плота несколько кругов. Чейн помог девушке вновь забраться на бревна.

— Ну кто же купается в одежде? — укоризненно спросил он. — Это же негигиенично. Вы бы только сказали — и мы разом бы отвернулись.

Врея сняла свою короткую куртку, встряхнула ее и внезапно показала Чейну язык. Он расхохотался.

За долгие часы плавания они не видели на обоих берегах ничего, кроме бесконечных джунглей. На третью ночь Чейн дежурил вместе с Дилулло у рулевого весла. Все остальные спали. Обе луны находились в зените, и река превратилась в поток расплавленного серебра.

— Почти всю жизнь я пролетал быстрее скорости света, а тут — десять миль в час. Чувствую себя, словно Гекльберри Финн на пенсии.

— А это кто такой? — поинтересовался Чейн. Дилулло развел руками.

— Знаешь, мне жаль тебя, сынок, — произнес он. — Ты землянин по крови, но наша культура для тебя — тайна за семью печатями. На Земле существуют удивительные легенды, мифы…

— На Варге тоже есть свои легенды, — запротестовал Чейн.

— Ха-ха, представляю! Скажем, такие: послушайте, милые детки, поучительную историю о том, как хороший Звездный Волк по имени Харольд Твердая Рука участвовал в рейде: проломил полтысячи черепов, награбил на три звездолета чужого добра и с триумфом возвратился на родину. Ешьте кашку, мальчики, и вы станете такими же, как добрый дядя Харольд. Так?

— Да, вроде этого, — признался Чейн и внезапно вскочил на ноги, напряженно всматриваясь вперед.

Залитая серебристым светом река в этом месте круто изгибалась. Впереди, на обоих берегах, на фоне звездного неба вырисовывались высокие темные полуразрушенные башни.

— Надо полагать, это мертвый город Мланн, — глухо заметил Дилулло.

— Не такой уж и мертвый, — отозвался Чейн. — Кто-то нас там ожидает.

Глава 19

На первый взгляд казалось, что развалины города кишат ордами нейнов. Присмотревшись, Чейн понял, что на самом деле этих тварей не больше нескольких десятков, но они настолько быстро перемещались с места на место, что создавали впечатление огромной толпы. Заметив плывущий по течению плот, нейны помчались по набережным к двум полуразрушенным мостам.

— Буди всех, — сказал Дилулло. — Пахнет бедой.

Чейн разбудил людей, и они со страхом и отвращением смотрели на белых тварей. Поток неотвратимо нес плот к первому из двух мостов.

— Похоже, встреча будет очень теплой, — с мрачным видом произнес Дилулло. — А из оружия у нас только один бластер, мини-резаки, от которых мало толку, и ножи… Чейн, бери весло и правь плотом. Если сядем на мель, то мы пропали. Аштон и вы, Саттарх. Толку в бою от вас мало, так что лучше уцепитесь за что-нибудь.

Чейн пошел на другой конец плота, к рулевому веслу. По пути он схватил Врею за руку и потащил за собой. Она поначалу упиралась, но, взглянув на приближающийся мост, смирилась.

На мосту их поджидали около пятнадцати нейнов. Со стороны руин доносились громкие вопли и жуткое завывание.

— Джон, они собираются прыгать на нас с моста, — предупредил Боллард.

— Закрыть всем глаза! — крикнул Дилулло и метнул в сторону моста одну за другой три световые гранаты.

Даже сквозь закрытые веки все ощутили три яркие вспышки. Нейны ответили ужасными воплями. Послышались всплески воды и тяжелые удары по плоту. Несмотря на кратковременное ослепление, нелюди прыгали с моста. Два из них не промахнулись.

Дилулло открыл глаза и сразу же выстрелил. Один из нейнов, обожженный, словно головешка, рухнул в воду. Но второй успел ударить Гарсиа, а затем обхватил его, пытаясь задушить.

Боллард и Дженсен выхватили ножи и бросились на белую тварь, нанося ей удар за ударом. Чудовище отбросило Гарсиа и, повернувшись, ринулось на его товарищей. В этот момент Дилулло вторично выстрелил из бластера, и нейн был перерублен пополам голубым лучом.

— Берегитесь! — крикнула Врея, указывая в воду.

Нейны подплыли к плоту и стали взбираться на него с разных сторон. Дилулло нажал на спусковой крючок, но бластер был мертв.

— Ложитесь! — заорал Чейн и, вытащив из гнезда рулевое весло, пустил его в ход словно огромную дубину. Забывшись, он выкрикнул древний боевой клич варганцев: «Убей, Звездный Волк!», с которым тысячи его соплеменников вступали в смертельную схватку на многих мирах.

Двумя круговыми ударами Чейн сбил нейнов в воду. Тут же на плот вскарабкалось еще одно чудовище. Пришлось угостить и его лопастью весла.

— Рули! — заорал Дилулло. — Иначе не отобьемся!

Чейн посмотрел вперед по течению и умерил свою воинственную ярость. Течение несло их теперь ко второму мосту. Его центральная часть отсутствовала, но на двух оставшихся арочных пролетах теснились десятки нейнов. Плот должен был пройти под правой частью моста, но еще было время уйти в сторону.

Вставив весло в гнездо, варганец налег на него грудью, напрягая все силы. Плот нехотя развернулся, выходя на середину реки.

Гарсиа стоял и умолял помочь, но никто не обращал на него внимания. Из воды высунулись белые руки и вцепились в край плота. Боллард нагнулся и включил свой мини-резак, направив короткое пламя на длинные пальцы без ногтей. Нейн с воплем ушел под воду.

К счастью, на этом схватка и закончилась. Плот прошел под разрушенной частью моста. Нейны проводили его лишь бессильными взглядами и злобными криками.

Дилулло вздохнул с огромным облегчением.

— Так, теперь поглядим, во что нам обошлась эта победа, — хрипло произнес он.

Оказалось, что у бедняги Гарсиа были сломаны обе руки и несколько ребер. У Болларда треснула кость на левом запястье. Остальные отделались ушибами.

— Слава богу, что мы остались живы, — сказал Дилулло. — Эти белые твари сильнее и опаснее тигров. Спасибо, Чейн, ты здорово поработал рулем.

— Возьмите его, раз он вам так нравится, — отозвался Чейн с бледной улыбкой. — А я попробую помочь нашим раненым. Только держите курс поближе к середине реки, а то от этих проклятых нейнов меня уже тошнит.

Глава 20

Киммел оглядел лагерь на берегу моря и едва сдержал вздох.

— Похоже, вам здорово досталось, — сочувственно произнес он. — А где Мильнер?

— Погиб, — ответил Дилулло.

Они прожили пять дней здесь, в устье реки, прежде чем на берег опустился звездолет. Киммел заметил сигнальный дым от костра, и это спасло путешественников.

— Вы нашли того человека? — спросил капитан корабля. Дилулло кивнул в сторону стоявшего чуть поодаль миллиардера.

— Это мистер Рэндл Аштон.

— Меня нашли? — возмутился Аштон. — Да вы меня похитили! Я чувствовал себя прекрасно, когда вы вломились…

Дилулло нахмурился.

— Вы лежали в шахте и медленно подыхали, — резко заявил он. — Я привезу вас на Землю, приведу в кабинет к брату и получу обещанные деньги. А дальше можете, если хотите, снова лететь на Арку — и умирайте себе на здоровье!

Врея и Чейн стояли в стороне, на самом берегу моря. Бурые волны с негромким шумом накатывались на песчаный берег. Девушка с грустью смотрела на молодого варганца. Наконец она решилась спросить:

— А ты вернешься когда-нибудь сюда?.. Мы… мы могли бы вместе вновь отправиться в Свободное Странствие.

— Нет, — покачал головой Чейн. — Эта штука очень заманчива, но только не для меня. Хотя, возможно, я прилечу на Арку еще раз, с другой целью.

Врея раздраженно встряхнула каштановыми волосами.

— Смотри, не опоздай. К тому времени у меня, наверное, будет другой мужчина.

— Ничего. Я его попросту убью.

— Интересная мысль, — улыбнулась Врея.

В это время Дилулло давал Киммелу указания, и капитану они явно не нравились.

— Дело-то пустяковое, — втолковывал Дилулло. — Пойдешь к Ярру на средней высоте, снизишься и сядешь на ближайшей поляне. Врея сойдет, а мы улетим прежде, чем нас обнаружат.

— Э-э, минутку, Джон! Мне не по душе эта рискованная затея. Корабль могут обстрелять…

Дилулло побагровел от гнева, что с ним нечасто случалось.

— Черт бы тебя побрал! Эта девушка стоит двадцати таких ржавых корыт, как твое! У нее есть свои слабости, но она даст фору многим мужчинам. Без ее помощи мы попали бы с Аштоном впросак. И потом… она же просто красавица!

Услышав эти слова, Врея подбежала к Дилулло и расцеловала его. Тот смущенно улыбнулся и неуклюже погладил ее по плечу.

Дождавшись сумерек, Киммел поднял корабль и направил его в сторону Ярра. Все прошло удачно, и Чейн, прильнув к иллюминатору, успел увидеть, как Врея торопливо пошла по дороге в сторону города.

Звездолет по крутой траектории вышел из атмосферы, и Альбейн осыпал его жгучими янтарными лучами. Киммел, как всегда, осаждал невозмутимого Мэттока своими молитвами и причитаниями. Но Чейн не слушал его. Он стоял на капитанском мостике и смотрел на обзорный экран. В черном бархате космоса постепенно гасли три яркие точки. Это были Закрытые Миры.

Им недолго осталось быть закрытыми, подумал Чейн. У Вреи есть все данные стать одним из лидеров Арку. Неизвестно, чего больше принесет аркунам ее любимое Свободное Странствие — счастья или горя, но сама Врея, без сомнения, сможет одолеть любое искушение. Она будет блуждать среди звезд и галактик, но всегда будет возвращаться. Такой уж она человек.

Когда корабль перешел в сверхсветовой режим, Дилулло пригласил Чейна в свою каюту. Лидер наемников налил два стакана виски и протянул один варганцу.

— Ты неплохо проявил себя на этот раз, сынок, — сказал Джон. — Пару раз мы бы не выпутались, если бы не твоя ловкость и сила.

Чейн кивнул с довольной улыбкой.

— Верно. Только такое случалось не два раза, а почаще. Дилулло поморщился и осушил свой стакан.

— А вот скромности тебе явно не хватает. Не вздумай задирать нос перед наемниками — они такого не потерпят. Выпьешь еще?

Дилулло вновь наполнил стаканы.

— Знаешь, а ты ведь никогда не рассказывал мне о своем Свободном Странствии. Наверное, побывал на Варге?

Чейн кивнул.

— Я так и думал, — заметил Дилулло. — После возвращения из галактических скитаний у тебя был странный, я бы сказал, ностальгический взгляд. Знаю, что это такое — сам грешен. Сплю и вижу в моем родном Бриндизи белый дом на берегу моря…

— А я в один прекрасный день вернусь на Варгу!

Дилулло пристально взглянул на него, а затем кивнул:

— Уверен, что вернешься.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20