КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 350295 томов
Объем библиотеки - 406 гигабайт
Всего представлено авторов - 140397
Пользователей - 78672

Впечатления

чтун про Метельский: Унесенный ветром. Книга 5. Главы 1-13 (Альтернативная история)

Согласен с Summer 'ом! Но самое главное - автор книгу и серию не забросил: за что ему почет и осанна!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Богданов: Последний храм. Тёмными тропами (СИ) (Фэнтези)

Немного "выдохся" автор... Но, одно только то, что вытянул 4-ю книгу, не скатившись в рояльно-МС-ю пропасть достойно уважения! Надеюсь, к 5-ой автор будет отдохнувший и окрылен отдохнувшей же музой в-)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Сугралинов: Level Up. Рестарт (Социальная фантастика)

Хм... Дождался полной версии книги: зачёт! И пусть под легким флёром РПГ таится руководство по жизни, но от этого, на мой взгляд, книга нисколько не проигрывает! Если будет продолжение: почет и благолепие автору! И да, для не читавших и сомневающихся: РПГ, вышедшая в реал. Экшн только духовно-психологический, морализующий >;0)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Мориса про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

Считаю, что автор искренен только в своей огромной гордыне и высокомерии. Все его критиканство того же Христа основано на проекции на него своего собственного поведения и способа мышления. А своими потугами прилепиться к сонму великих, автор вызывает реальное недоумение.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Щербаков: Интервенция (Научная Фантастика)

Ну, если воспринимать как стёб - то ничего... ни плохого, ни хорошего...

Но навеяло на одну грустную мысль - сколько прочел книг, где Россия "встает с колен", навешивает плюх американцам, Европе и даже украинцам :), но... всегда и везде Россию спасает ЧУДО.

Какое-нибудь божественное или иное вмешательство.

И никогда - просто люди.

Неужели все до такой степени плохо, что даже фантазии фантастов не хватает на - взялись, засучили рукава, и стали восстанавливать страну?

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Чукк про Мартьянов: Чужие: Русский десант (Боевая фантастика)

Являясь большим фанатом Чужих, не смог до конца прочитать это произведение.
Как всегда - хорошие душевные русские, плохие бездушные пиндосы с их "ублюдочным орлом". Начало очень бодрое, но к середине первой части повествование скатилось непонятно куда. Автором выведен новый вид "чужого".

3 - неплохо, но потеряна динамика.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Любопытная про Измайлова: Больше жизни, сильнее смерти (Героическая фантастика)

Книга к серии Феи никакого отношения не имеет, хотя после Одиннадцати дней вечности очень ждала ждала 5-ю книгу серии.
Но книга необычная, неоднозначная и приятно поразила…Автор еще раз показала свою разнообразную фантазию, талант и мастерство!
Герои книги умертвие и … привидение. И как ни странно , несмотря на то , что ГГ- давным-давно мертв, он несет не смерть , а помощь другим и дарит самую настоящую жизнь.
У ГГ есть цель- он добирается к своим корням и родным, и как ни странно бы звучало находит любовь!!
Завершается книга мыслями ГГ «В сущности, ничего не значит то, что я давно мёртв, если кому-то другому я помог сберечь нечто большее, чем просто жизнь» и этим сказано очень многое.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Финист. Старая сказка на новый лад (СИ) (fb2)

- Финист. Старая сказка на новый лад (СИ) 1931K, 465с. (скачать fb2) - Katsurini

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Katsurini

Финист. Старая сказка на новый лад


Раз в крещенский вечерок



девушки гадали.



В. Жуковский



Пролог


    Сижу я в протопленной, но уже остывшей бане. Зима, святки. Холод будь здоров. А я сижу голая, с распущенными волосами. Хорошо, что волосы длинные, укуталась в них. Важно, чтоб они ещё в огонь не попали. Это ж надо было меня так угораздить! Темно. Лишь две свечки, что стоят по краям зеркала, да два зеркала, которые образуют длинный коридор, освещенный свечами. Бррр. И я должна вглядываться в конец этого коридора. Время около полуночи. Ну, то есть, приблизительно. Пять минут назад глядела на часы, потом пришлось их снять, плюс поправка на то, что часы спешат, точное время никогда не выставляла. Лучше, чтоб спешили, а не отставали. Про себя отсчитываю секунды. Двести девяносто девять.

    - Суженый, ряженый, приди ко мне наряженный! – произношу я заветные слова. А у самой зуб на зуб не попадает. Интересно, а почему я должна быть голой? Суженый значит одетый, а я голая. Ладно, мысли все прочь. Я должна сосредоточиться на суженом. Отбрасываю все мысли и тупо смотрю в конец туннеля. Режим магии надо включить. Зашумело в ушах. Прекрасно. Гулкий удар сердца, второй, третий, и появляется силуэт. Я вглядываюсь сильнее, мысленно приближаю его лицо, чтоб рассмотреть все детали. Светло-русые волосы, серо-голубые глаза, прямой нос, большие губы. Ничего интересного. Даже наоборот, немного не в моем вкусе. Во что он там одет? Скольжу взглядом ниже, мысленно отодвигая картинку, чтоб рассмотреть целиком. Детали не видно, лишь черная одежда, обувь. Все черное. Возвращаю взгляд на голову. Вьющиеся красивые волосы. Если смотреть по отдельности, то красивые глаза, умный взгляд, который позволяет забыть обо всем на свете.

    Тут я вспоминаю, что надо сказать какие-то слова, пока не поздно.

    - Чур сего места! – схлопываю два зеркала вместе, видение исчезает. Убираю второе зеркало в сторону. Остается лишь отражение двух огарков свечей. Выключаю гул в голове. Интересно, как долго я смотрела, что свечи больше, чем на половину прогорели. Я оставляю освещение, тянусь к одежде. Да что ж за наваждение, ноги дрожат, да не просто дрожат, мандражирую конкретно так. С пятого раза попала в нужную дырку в нижнем белье, натягиваю джинсы, кофточку, свитер, куртку. Тушу свечи и вываливаюсь из бани.

    Теперь расскажу, каким ветром меня сюда занесло.

    Конец семестра, наши все пошли бухать - праздновать им надо! Не люблю попойки и все эти компанийские сборища. Но на этот раз мне выкрутиться не удалось. Все ж первая сессия, вместе отучились семестр. Улизнуть сразу не получилось - преподаватель заартачился, решил по своей системе вызывать студентов — по списку. А поскольку по списку я одна из последних, пришлось ждать, пока вся группа пройдет. Обычно я одна из первых сдаю - не люблю долго переживать, предпочитаю отстреляться сразу и забыть. Да вот не повезло в этот раз. Так и вышло, что проторчала до конца экзамена и меня уговорили-таки ехать с остальными праздновать окончание сессии. Народ у нас сдал весь, а кто сам не смог, тот дал на лапу кому надо. Так что закрыта сессия была сегодня у всех. Меня специально подождали, пока доделаю дела в деканате: в зачетке проставили нужные подписи, печати, да в моей ведомости проставили оценки из зачетной книжки. Даже отмазка, что не пью — не прокатила. Меня даже не стали уговаривать, сказав, что мой выбор уважают, заставлять никто не будет — все же уже взрослые.

    У нас в группе были «дети» разновозрастные. Все же заочный факультет — тут в основном те, кто уже работает, а диплом нужен лишь как корочка. Хотя были и те, кто не прошел на дневное обучение, не хватило баллов, зато их взяли на бюджет на заочное обучение. Одной из таких абитуриентов была и я. Но были и те, кто получал второе высшее или поступал с меньшими баллами — это уже была категория платников. Группа не делилась, поблажки тоже не делались. Кто не мог сдавать в силу знаний или обстоятельств сам — просто покупали сессию. Кто-то делал это конкретно у преподавателя, а кто-то целиком в деканате. Редко встречались личности, которые не продавались. Тогда вопрос обычно решался через конкретную кафедру. Ну так вот, после сессии пошли в кафе, поели (точнее поела я, остальные больше попили, чем ели, да закусили).


     Вот что странно, но когда находишься в такой компании, то заряжаешься общим весельем и развязанным языком. Ты, конечно, контролируешь свои мысли, но общаться и правда становится легче, после того как другие "на душу" возьмут. А ты сидишь, и ничем таким не отравляешь свой организм. И никакого похмелья на утро. Вот бы все так себя чувствовали без алкоголя, просто расслабиться и поболтать по душам в компании. Даже при том, что компании я не люблю.


     Ну, а после, вместо того, чтобы расстаться, понесло их к кому-то на дачу. Ну и меня заодно прихватили, поскольку я единственная была трезвая и с правами. Нашли у кого-то из группы небольшой фургончик грузовой (похож на Газель, но это иномарка).


     Никогда не водила грузовики, да и категории С у меня не было, хотя, в принципе, моя категория В на грузовики до 3,5 тонн распространяется, да и вообще, мне 8 человек максимум полагается везти). Но нашим все равно, обещали меня откупить ежели что, главное, чтоб ровненько вела машину. С трудом разобралась, как управлять незнакомой машиной, потом попросила дать мне минут 5 покататься. Когда освоилась немного, тогда разрешила залезать. Ну и поехали.


     Страшно мне было – ничего не сказать. Мало того, что водила я в основном только легковушку, да и возила от силы пару человек в ней, а тут приперло везти грузовик, правил для грузовиков я не знаю толком, так ко всему прочему еще и народу человек двадцать. Страшно не столько за свою жизнь, как за жизнь других. Кое-как собравшись с мыслями и собрав всю волю в кулак - я поехала. И мы даже благополучно доехали, без приключений, ГАИ и прочего. А вот дальше пошло-поехало.


     Опять попойка, играли кто на раздевание в карты, кто-то в бутылочку. А мне не хотелось ни во что играть, скучища. Они там еще и целоваться стали — фу, при том, что у многих уже семьи были. А я засыпала на ходу. Примостившись поудобнее в укромном уголке, я уж было хотела отправиться в царство Морфея, а тут откуда-то ещё компания взялась, которая зачем-то пожаловала в мой укромный уголок. Я попросила убраться их восвояси. Не тут-то было. А от них еще и перегаром разило так, что мне стало плохо. От одного запаха алкоголя мне дурно становится, а тут еще и народ обступил меня. Ну и стали они байки травить, ужастики всякие. Потом кто-то обмолвился, что в старину тоже жутики любили, переодевались всякой нечистой силой, гадали в полночь в бане на суженого и т.д.


     В итоге, поскольку у меня до сих пор пары не было (да-да, в свои 18 у меня до сих пор даже никогда парня не было, дружба не в счёт), мне предложили погадать. Поскольку как раз святки - самое время. Ну и что мне было делать? Оставаться с пьяными вдрызг студентами или улизнуть куда подальше от них. А тут еще и такая возможность, как раз кто-то уж успел в баньке попариться, уже и остыла чуток.


    Зеркала мне тут же нашли, как и свечи. Сдается мне, что не я первая буду гадать в этой бане. В общем, я решила, а вдруг и правда покажется мой суженый. Ну и улизнула в баню. Вот только одно я не учла. Все же крещенские морозы на дворе. А банька-то остыла. Так мало того - девчата еще и настояли, что я должна быть голая. Хотели даже забрать одежку, чтоб не выпендривалась, поэтому пришлось пообещать, что буду голышом. А я свои обещания держала всегда. А тех, что не могла выполнить — либо не давала, либо ставила обещание так, что не прикопаешься, если не выполнишь. Так что, я попала так попала.


     Ну и вот я иду, из бани, на полусогнутых дрожащих ногах, забираюсь в домик, все уж валяются кто где. Пьянь, как я их не люблю, кто бы знал. Ну неужели нет иного способа расслабиться? Хотя чего я спрашиваю - вечный страх и не такое делает с людьми, по душам просто люди разучились говорить, общего в людях уж нет, и общаться не о чем. И только алкоголь позволяет им немного развязать язык и расслабиться. Неужели в старину тоже так было? Неужели испокон веков люди пили алкоголь, чтоб расслабиться? Обидно за наш народ, ой как обидно. Ведь все мозги себе пропивают, гробят своё здоровье, а как генофонд губят свой и своих потомков. От такой мысли тошно становилось. Вот бы мне хоть краем глаза увидеть, как жили люди раньше до того, как народ начал спиваться. Своих желаний стоит бояться, но об этом я тогда не думала.


Глава 1

    

     Даша


    Открыв глаза, поначалу я не поняла, где нахожусь. Вроде только их закрыла, а тут уж вставать пора, солнце ярко светило в глаза. Неужто я задремала прямо на улице?


    Но вроде бы на улице зима. Вокруг всё искрилось и сверкало. Я прищурилась от яркости вокруг. Белоснежное покрывало на солнышке - красота необыкновенная, так, что больно смотреть глазам и распирает чих. Чихнула.


    - Будь здорова! Винка, что стоишь, как вкопанная? Пойдем уже, долго на морозе стоять нельзя - околеешь! – голос девушки, что окликнула меня, был приятным и мелодичным. Будь я парнем, тут же влюбилась бы в него. На плечах ощутила тяжесть. Повернула голову, чтоб рассмотреть, что у меня на плечах. Это было коромысло с ведром. Нагрузка равномерная, значит, слева тоже ведро.


    - Лена, пойдем домой! – услышала я свой и не свой голос. Неужто я живу сама по себе, в теле чьем-то.


    Девушка уже ушла вперёд и мне не удалось рассмотреть её спереди, но вот со спины можно было рассмотреть её одежду: девушка была в длинном тулупе до колен, высоких валенках и пуховом платке на голове. Я проследовала за девушкой, причём довольно быстро догнала её. Лена, как я её только что назвала, была красавицей, причем безо всякого макияжа, светло-русые брови, значит такие же и волосы, прямой нос, пухленькие красные щёчки - ещё бы - такой мороз. Глаза были серыми и озорными. Простая деревенская красота. Девушка была очень милой. Интересно, я так же выгляжу или эта девица просто первая красавица на деревне?


    Мы шли по очищенной от снега просёлочной дороге. С обоих сторон были огороженные участки с домами в глубине. Домики были деревянными, бревенчатыми, украшенными резьбой, а некоторые даже раскрашенные цветными красками. Каждый дом выделялся из общего числа, каждый по-своему был красив и уникален. Ставни на окнах тоже были резными, крыши украшены замысловатыми узорами, а на коньке у многих были флюгеры, у кого петух, у кого лошадка, у кого подкова.


    - Ну что, как гадание на суженого? – прервала мои размышления подруга.


    - Видела я его, ничем не примечательный. Ты ж знаешь, я плоха на лица, мне кажется я и не запомнила его, - в душе было какое-то волнение, когда я это говорила. Интересно. В сознании всплыл образ симпатичного парня, но он промелькнул так быстро, что я и не заметила ничего, кроме его голубых глаз.


    - Ничего, коли встретишь, вспомнишь, - Ленка улыбалась и на душе сразу же становилось тепло, у неё очаровательная улыбка, в очередной раз обращаю внимание на её притягательность, хорошо, что всё ж я не парень, а то тут же б попала в плен от её красоты.


    - А ты гадала? - решила моё второе Я сменить тему. А может я так решила, потому как и правда, хотела спросить её о том же.


    - Ага! - оживилась она. Я поняла, что она только и ждала этого вопроса. Очень ей хотелось обсудить ЕГО.


    - И как?


    - Красавец, только хмурый какой-то, - уголки губ немного опустились, как и плечи. Чего она загрустила?


    - Ну, в самый раз, - это я о чём?


    - Ага, - улыбнулась Ленка.


    - Зато с твоей улыбкой, глядишь, и сам улыбаться начнет, - теперь поняла саму себя, ну да, согласна была, улыбка Ленки была настолько обаятельной, что даже самый хмурый парень начнёт улыбаться.


    - Ну, может ты и права, но красивое точеное лицо отталкивает от себя, будто камень за душой держит, - глаза вновь стали грустными.


    - Знаешь, пока не встретишь его, и не узнаешь, сможет ли он измениться. А глядишь, полюбишь, так и такой мил будет.


    И мы побежали, снег был уж притоптанный, поэтому бежала легко. Самое странное было, что коромысло я ощущала лишь первое время, а тут был бег с полными ведрами и даже не расплескивалась вода.


    - Знаешь, Лен, - сказала я, подходя к калитке, - к нам тут сваты на днях пожаловали, пока меня дома не было.


    - Ой, везет же тебе! – завистливо протянула Ленка.


    - А я даже не знаю, рада ли. До вчера мне было ещё как-то приятно, что, наконец, мой порог тоже посетили сваты. А сегодня уж не знаю. А коли не мой суженый свататься придет? Я ведь только в пору вошла. Да, может, и не ко мне, а к сёстрам нагрянут.


    - Да ну тебя, сплюнь, хотя, может, и наоборот, пусть поскорее Весняна замуж выйдет.


    Я вздохнула, ну почему нельзя жить тихо и мирно, почему такая красивая девица, как моя сестрица, и так меня ненавидит? Хотя причина известная. Я уже перестала осознавать себя другой девушкой и полностью стала ею.


    - Ну, тогда они останутся с носом, разве нет? - это она о чём? Она окинула меня оценивающим взглядом и добавила, - разве пойдешь за нелюбимого?


    Остановилась, стараясь понять подругу. А, разговор вроде о сватах был и о том, что ко мне могут прийти.


    - Да, пожалуй, ты права. Но все равно, когда сватам отказываешь, портишь отношения с людьми, даже если и в вежливой форме. Ну ладно, пойду поставлю тесто, пирогов напеку, не ровен час сегодня пожалуют.


    - Пока, Винка.


    - Пока, Миленка! – она хмыкнула и рассмеялась вместе со мной.


    Обратила внимание на флюгер. На моём доме красовалась прямоугольная табличка, словно страничка из книги. Писарь?


    Придя домой, я разулась в сенях. Кстати, сени были огромные. По современным меркам раза в три больше прихожей комнаты. На стенах были полки, со всякими бочонками, висела какая-то утварь, горшки, посуда. Скинула тулуп, повесила его на крючок и пошла с ведрами в дом.


    У входа стоял умывальник. Интересно, какое это время? По мне, так современность напоминало. Только деревню, когда газа еще не было и топили печи. Умывальник я даже такой застала. Такой бачок с водой, а внизу дырочка, которую затыкает болт, или как это назвать. Ну, когда надавливаешь на него снизу, вода льется. А под умывальником тазик с дыркой посередине, в под тазом ведро. Таз висел на двух палках, прибитых к стене, ну и умывальник тоже крепился к стене.


    Я вошла, поставила ведра и отвесила земной поклон. Окинув взглядом помещение, увидела полати, занавешенные шторками, под ними были прядильный и ткацкий станки, украшенные резьбой, у стены напротив входа была огромная русская печь, расписанная красной и синей краской, к которой примыкали полати, по левую сторону от печи вдоль стены были лавки, прикреплённые к стене, вдоль оставшейся стены стояли сундуки, ну и рукомойник. После помыла руки и умылась (кстати, даже мыло было, но напоминало корешок какой-то по структуре, хотя тоже мыльный был и по размеру современного мыла). Интересно, что это за корешок? Мыльный корень? Комната была сквозная, вторая дверь была у печи перед лавками. В углу, подле сундука и лавок был огромный стол. Вдоль него располагались скамейки. На стенах были вышитые полотенца, сушились ягоды, травки. На полу были вязанные круговые половички.


    - Как с гуся вода, так с меня худоба, - сказала я, умываясь. Потом вернулась в сени, захватила валенки и поставила их на печь сушиться.


    А дальше словно провалилась куда-то.


     Прошлое


    Вчера прошел обряд имянаречения (мне не так давно исполнилось 12 лет, но волхва поблизости не было, чтоб провести обряд). Даже не могу вспомнить, как меня до этого звали. Теперь у меня есть два имени. Тайное даже называть в мыслях не буду – на то оно и тайное, чтоб никто не знал. А мирское имя – Травинка. Мне нравится. Подруга уже окрестила меня Винкой. Я не в обиде. Мама велит сходить за водой, ведь теперь я стала взрослой, уже могу сама ходить (до того ходила только с мамой или старшими сестрами). Сестры у меня красавицы, им уж пора замуж выходить. А мне еще рановато. Зато теперь у меня начинается пора подготовки в Весты. Раньше только куклы, а теперь мама да сестры будут меня учить что да как, в общем, готовить к будущему замужеству.


    Пришла к колодцу. Странно себя ощущаю, трепет какой-то внутри, будто-то вот-вот что-то должно произойти. Набрала воды в ведра.


    - Девица-девица.


    Я аж подпрыгнула на месте. Оборачиваюсь. Стоит парень, отрок. Уж не знаю,вошёл ли в пору, усы ещё только-только вылезли( в пору - значит, искать себе супругу). Гляжу, а глаза-то у него закрыты. Интересно, зачем?


    - Да, добрый молодец, - отвечаю под стать его речи.


    - Будь добра, дай воды напиться.


    Интересно, а открыть глаза он не может или не хочет? Вроде бы не вежливо с моей стороны о таком спрашивать. Попросить его подойти или не стоит?


    - А ты подойти можешь?


    - Нет, с места не могу сдвинуться.


    - Да я ж до тебя и не дотянусь.


    Он присел на корточки, не отрывая подошвы ног. Волосы падают ему на лицо. Какой он благородный, что ли. Правильные черты лица, прямой нос, скулы выступающие, худощав на лицо. А волосы светло-русые собраны в пучок сзади. Красивый. Одет в длинную белую льняную рубаху, вышитую обережными символами, волхового роду. Значит, будущий волхв или ведун. Снизу серые льняные порты. Стоит босиком.


    Ловлю себя на мысли, что все ж надо бы перестать его разглядывать, а надо дать ему попить водицы. Чарка привязана, до него не дотянется. Из ведра негоже пить. Другого выхода нет. Будто девица на выданье, набираю в ладошки воды и подношу к его губам. Он жадно пьет.


    - Благодарствую, родная, позволь мне тоже тебя напоить.


    Я стою и думу думаю. Что же делать? Ладно, дала ему водицы. Это обычно символизирует, что я ему нравлюсь. Хотя как же он может знать, что я ему нравлюсь, если даже не видит меня? Но позволить в ответ ему тоже напоить меня, это как-то слишком, поскольку символизирует, что он мне тоже нравится, и сей обычай древний, батюшка лишь раз его упоминал, по нему так заключается сговор, причём не простой, а волшба замешана тут.


    Он видно понял, почему я молчу.


    - Прошу тебя, суженая моя, позволь мне это сделать.


    Он назвал меня суженой. Не спроста что ли тут оказался? Ох, чует мое сердце, нелегко мне придется из-за него. В его голосе слышны нотки отчаяния, хотя голос по-прежнему мягкий и нежный, вибрирующий и низкий. Эх, была не была!


    - Я не буду тебя ждать все эти лета*. Сговор сговором, но я буду жить своей жизнью, если нам и правда судьба быть вместе, то так оно и будет, - в ответ он даже приподнял бровь в знак удивления, и усмехнулся.


    - Да, моя малышка, пусть так и будет для тебя, но не для меня. Я буду помнить и ждать.


    Я улыбаюсь, он это чувствует и улыбается в ответ. Подношу ему ведро с водой. Медленно, очень медленно тянется для меня время. Смотрю, как он набирает воду, при том не ошибаясь, именно в ведро ладошки опустил. Набрал и протягивает в мою сторону. Я наклоняюсь и пью.


    - Благодарствую, моя ненаглядная, - он открывает глаза.


    Я смотрю в эти голубые, как небесная лазурь глаза, и не могу оторвать взгляда от моего суженого. А после он улыбается и исчезает, как ни в чем не бывало.


    Я стою и смотрю на пустое место, и внутри сердце сжимается от чувства потери. Интересно, отчего это. Вроде только успела воды набрать, а уже словно что-то потеряла. Странно, не полное ведро воды, вёдра пока маленькие, всё ж я ещё не доросла для больших. Хоть не хватает самую малость, но заметно, могу ведь и по дороге расплескать. Возвращаюсь к колодцу и набираю еще воды, чтоб долить. Доливаю и иду домой.


     Настоящее


    Я проснулась. Интересный сон, если можно так сказать. Обычно такие сны я прогоняю несколько раз в памяти, чтоб запомнить. Вспоминаю детали. Я была двенадцатилетней девочкой. Обряды странные, то ли прошлое какое-то наше, то ли просто деревня, с какими-то своими староверческими обрядами. Да еще и магия какая-то. Например, заключение помолвки. Помню какие-то украинские песни с чем-то похожим:


  Галю, дай воды напыться!


    Намек на то, что она парню нравится. Но чтоб обоюдное питье из ладошек было символом заключенной помолвки, такого точно не помню. Как доберусь до Интернета, надо будет посмотреть.


    Вспоминаю сон, что там еще интересного было? А, вот, как суженый с места не мог сдвинуться, стоял с закрытыми глазами, открыл их только после заключения помолвки, а после того, исчез. Даже для сна это довольно странно мне показалось. А еще сейчас вспомнила, что в конце сна я просто забыла обо всем этом и чувствовала какую-то давящую пустоту в груди. Странно, но это ощущение было сейчас частью меня. Неужели я так впечатлилась сном. Может какая прошлая жизнь? Я вообще сны, бывает, разгадываю, только не сонником. А то, им можно такое нагадать, что потом это может сбыться. Поэтому, мне кто-то когда-то сказал, что сны -это просто то, что ты мельком видел за день, но ты не обратил на это внимание, а вот подсознание зафиксировало у себя. Ну и твои какие-то мысли, переживания, мечты - все это находит отражение в снах. А еще пережитый день таким образом раскладывается по полочкам, и все то, что тебя тревожило перестает тебя беспокоить. А вот если человек не спит долгое время, то его всё начинает раздражать, поскольку информация новая поступает, а переварить её некогда, и нервное перевозбуждение наступает.


    В общем, интересные сны я стараюсь записывать, как знать, может когда-то стану писательницей, и мне сны послужат сюжетами будущих книг. Достала свой коммуникатор (совместный подарок родичей на день варенья, точнее подарок был деньгами, а я уж купила телефон и компьютер в одном лице — китайский, правда, зато не особо дорогой и не уступающий самым современным дорогим аналогам корейского или какого другого производства), открыла блокнот и стала записывать сон - ключевые моменты. Записав, всё сохранила, дома надо будет синхронизировать с почтой(дома есть wi-fi - бесплатный беспроводной интернет (ну, бесплатный он только для телефона, а так абонентку в месяц платим за выделенную линию). Мне тут парни с курса предлагали gprs на телефоне включить, но пока не работаю, лишних денег просто нет.


    Я встала, осмотрелась. Все по-прежнему, народ валяется где упал. Бр...


    Надо пойти умыться. Слышала вчера краем уха про то, что вроде где-то неподалеку есть речка, причем довольно чистая, всё ж Крещение сегодня, купаться в проруби я явно не буду, а вот умыться, думаю можно. Интересно, как найти речку? О, вот на стене карта посёлка, если можно так назвать этот населённый пункт. Встала, подошла к стене с картой. Вот тут речка, еще бы понять, где мы находимся относительно речки. Достаю телефон, фотографирую карту. Все же фотоаппарат в телефоне - это вещь. Не надо таскать с собой два устройства. Понятное дело, что некоторые фотоаппараты снимают лучше телефона, но с моего коммуникатора я фотографии даже печатала - неплохие. Конечно не для распечатки постеров, но стандартного для альбома размера — вполне нормальные. Думаю, не за горами то время, когда люди полностью откажутся от фотоаппаратов (ну, за исключением профессионалов-фотографов).


    Одеваюсь и выхожу. Замечаю, как именно открывается-закрывается калитка. Выхожу. Брожу по улице, набредаю на поссовет (древний домик с надписью - «администрация»), сравниваю с картой, возвращаюсь назад, запоминаю номер дома, где наша тусовка. Включаю редактор фотографий, помечаю на карте этот дом. на всякий случай я взяла с собой свои вещи - сумочку с документами и деньгами, ну и по мелочи там всё -туалетная бумага, лекарства и т. д. Книги были бесполезны в наше время, да и не было у меня бумажных, а те что были — уж давно сдала в библиотеку. Сейчас в основном все в интернете ищу — электронные книги — вещь. Сориентировалась еще раз, куда мне идти. Иду. Снег под ногами хрустит - мороз всё же. Воздух такой свежий, особого морозного запаха. Вообще я природу люблю, тут даже дышится легче, чем в городе.


    Нашла речку, здорово! Если б ни низина и ни знание того, что тут где-то речка, могла бы и не догадаться. Вспомнился из истории эпизод про ледовое побоище, как враги-тевтонцы, облаченные в тяжеленные латы даже предположить не могли, что встретят свою смерть на льду или подо льдом. Вот и тут — тишь да гладь, снежная. На речке, естественно, ни души, проруби тоже нет. Морозилка жуткая, и чего это меня в такой холод-то понесло сюда? Естественно, что речка льдом покрыта. Да и какой толщины лед? Я стою в некотором ступоре и думаю, что дальше делать. Холодно. Надо бы возвращаться обратно.


    - Девица-девица! Дай воды напиться! – я оборачиваюсь на низкий мужской голос. И застываю в ступоре. Гляжу в его глаза и не могу взгляд оторвать – ЕГО серые, отдающие легкой голубизной глаза, скрытые за очками. Или глюки у меня уже - мерещится суженый везде? Парню на вид лет двадцать, но, может, и старше.


    Он смотрит на меня не отводя своего взгляда. А потом хватает меня за руку, и куда-то тянет. Мы подрываемся с места и быстро куда-то идем. Он что-то говорит, но я только вижу облачко пара, вылетающее из его рта - повернут-то он ко мне спиной. Пока вижу его спину - осматриваю его сзади. Пучок волос, завязанный в хвост и спадающий на лопатки, черная кепка, закрывающая уши. Черная куртка, штаны, сапоги. Все в военном стиле, и все черное. Военный? Хотя они любят обычно не черное. Охранник? Может быть.


    Еще заметила местные дома. Вполне ухоженные, не то, чтобы крутые – новорусские, но деревянные, не покосившиеся. Значит, народ тут живет, следит. И это не деревня в глуши. Хотя однозначно деревня или посёлок, может садовое товарищество какое. А я думала, что это дачный посёлок. Может, конечно, что и дачный, но и на дачах некоторые живут или постоянно тут бывают и следят за участками, домами. Хотя сейчас зима, снега полно, но при этом улицы убираются от снега. Странно. Будто и не в своей стране нахожусь. Давно уж порядка такого не видела.


    Мы приходим к какому-то домику за забором. Парень открывает калитку и ведет меня в дом. Странно, но я поддаюсь моменту и не сопротивляюсь.


    Он заводит меня в дом. Даже не заметила, как он открывал дверь. Задумалась. Входим. Он раздевается. Мне предлагает помощь. Я раздеваюсь сама, он принимает у меня куртку и вешает в шкаф. Предлагает тапки. Переобуваюсь.


    - Вот тут можно помыть руки.


    Я иду в совмещенный санузел, полноценный. Цивилизация, блин. Дома тепло, значит, топится. Интересно какое здесь отопление – печное? Или и тут цивилизация? Помыв руки, выхожу из ванны и вижу котел. АГВ. Значит, даже газ сюда провели. Круто! Иду на звук его голоса.


    - Ты чего все молчишь? – удивляется он. – Садись, - предлагает мне сесть на стул. Даже джентльмен. Я слегка улыбаюсь.


    - Благодарствую.


    Удаётся разглядеть его можно сказать в домашней одежде. Нет, он не переоделся, но верхнюю одежду всё же снял. Теплый черный свитер с высоким закрывающимся горлом. Он заметил моё внимание и расстегнул его, уйдя в прихожую.


    - О, да ты даже не немая! - слышу я из прихожей.


    Оборачиваюсь. Он идёт ко мне, как мне кажется, очень медленно, или съёмка замедленна. Кино, блин! Одет и правда в военные брюки со множеством карманов, футболку темно-серую. Руки не сказала б, что худые. Вообще он такой сбитый парень, не толстый, но и не худой, как некоторые. Не сказала б, что высокий, скорее среднего роста. Лицо с резкими чертами лица, выделяющиеся скулы, худощав даже на лицо. А в целом - вылитый образ из моего гадания. Волосы завиваются колечками, обрамляя высокий лоб. Очки тонкие, с прозрачной оправой, так что почти незаметные. Симпатяга.


    - Чего вновь молчишь?


    - Я в некотором шоке. Даже не пойму, как тут очутилась.


    - Пришла на своих двоих.


    - Неужели? – изображаю искреннее удивление, вроде бы помню, что сама шла.


    - Ага. Что, неужто не помнишь?


    - Смутно, но помню. Ты меня околдовал.


    - Шутишь? – он зажигает чайник спичкой на газовой плите.


    - Нет.


    - Тогда объясни.


    - Ну, ты ляпнул что-то типа того: «Девица-девица, дай воды напиться!»


    - А, это! Просто вспомнилась фраза. Вроде как в песне поется.


    Вот оно что, а я-то губы развесила…


    - А ты знаешь, что эта фраза означает? – спрашиваю его больше для поддержания разговора.


    - Что ты мне нравишься, наверное.


    - И как я могу тебе нравиться, если ты меня даже не видел, когда её говорил.


    - Видел.


    - Когда?


    - Я некоторое время стоял у речки, а когда ты подошла, я чуть в сторонку отошел, чтоб тебя не пугать. Ты задумчиво смотрела вдаль, небось закоченела вся - на улице “-30”, гулять можно, но не на месте же стоять. Хорошо, еще ветра нет.


    - Заботливый, - констатирую я факт.


    Он, словно не заметил, что я сказала, продолжил:


    - Ну и я решил тебя окликнуть, ну и первое, что взбрело в голову – эта фраза.


    - Понятно.


    - Я ж не знал, что ты от неё в ещё больший ступор впадешь. Хорошо, хоть ноги переставляла, а то я думал, придется тебя на себе тащить.


    Я окинула его изучающим взглядом. Обычный парень, я б сказала деревенский, простой, без заморочек. Мышцы, правда, виднеются на руках.


    - А ты бы смог?


    Он недоуменно смотрит на меня, потом видно до него доходит, о чем я спрашиваю.


    - Не знаю. Ты не маленькая.


    - Нахал! - обиделась я, демонстративно выпячив нижнюю губу. Согласна, что никогда не была маленькой, щупленькой, худенькой. Не сказала б, что я толстая, нет, скорее худая, но я высокая, да и кость у меня широкая. Да, немало я вешу.


    - Ты прости, я не хотел тебя обидеть, - он садится рядом и кладет руку поверх моей. Я вздрагиваю и поднимаю на него глаза. Опять встречаемся взглядом. Завораживает. С трудом отвожу взгляд.


    - А что ты делала на речке?


    - Хотела умыться. Все ж Крещение.


    - Искупаться?


    - Что я, дура, что ли. Я не настолько верю, что там все болячки от этого пройдут, так что не полезу в ледяную воду.


    - Я этого не говорил. Просто умыться на речке, в Крещение...


    - А ты значит, не христианин?


    - Нет.


    - А кто? – мне интересно. Окидываю быстрым взглядом кухню. Простенько. Икон нет, никаких крестов и прочего.


    - Никто.


    - Это как?


    - Атеист, наверное.


    Я удивленно приподнимаю бровь.


    - Ладно, проехали, - решаю я опустить тему.


    - Не хочешь, не надо. Так ты из этих, истинно верующих?


    - В церковь не хожу, если ты об этом.


    - А, ладно, проехали.


    Тоже не хочет затрагивать тему.


  Тут вспоминаю, что мы до сих пор друг с другом не познакомились. Как бы между делом представляюсь:

    - Кстати, меня Дашей зовут.


    - А меня Лёшей.


    И мы улыбнулись друг другу.


    - Ну так что ты тут делаешь?


    - С приятелями тут, они празднуют окончание первой сессии.


    - А ты не празднуешь?


    - Мне с ними не интересно. Не компанийский я человек, одиночка.


    - Понятно.


    Он отвернулся, разглядывая чайник. Ему не приятна эта тема или что?


    - Они там попойку устроили, пытались меня всё уговорить, да я не повелась на их уговоры,- как говорится: “Остапа понесло”.


    - Что не пьёшь? Совсем?


    - Это так странно?


    - Да. Не встречал ещё таких людей.


    - А сам?


    - Нет.


    - Не поняла.


    - Тоже не пью.


    - Да ладно, прикалываешься?


    - Нет.


    - А причины?


    - Много всего пробовал, не вдохновился как-то, не понимаю, что люди в этом находят, не вкусно.


    - О как!


    - А ты почему не пьешь?


    - Воротит от запаха, вкус тоже не нравится.


    И мы вновь встретились взглядом и улыбнулись друг другу. От этого еще шире и теплее стало на душе. Тут чайник засвистел. За свою жизнь встречала лишь одного непьющего человека - парня, но он мне никогда не нравился, да и сомневаюсь, что он мной интересовался.


    - С чем чай будешь?


    - А что есть?


    - Печенье, сушки, варенье, - согласилась на варенье.


    А потом мне интересно стало. Ну вот, он не пьёт - это здорово. Но вот совместную жизнь с курящим как-то строить не хочется. А что-то я сомневаюсь, что у современной молодежи хватит силы духа бросить. Хотя, если прислушаться к своим ощущения, то не курит. Но я всё же спросила. Ответ "нет" меня порадовал.


    Я улыбнулась. Он повернулся ко мне, ставя чайник на маленький огонь и залезая в шкафчик с коробками чая.


    - Какой будешь – зеленый, черный? - спросил он, обдавая чайник кипятком.


    - Без разницы.


    - А ты? – внезапно спрашивает он.


    - Это ты о чем?


    - Куришь?


    Мотаю головой. Теперь улыбается он.


    - Кстати, мы не договорили.


    - О чем?


    - О том, с чего началось наше знакомство.


    - Коронной фразы?


    - Ага.


    - Хочешь блеснуть знаниями? Ладно. Давай.


    - Просто не люблю недоговорки. Потом надолго этот разговор залезает в душу и начинаю разрабатывать его вариации, а что было бы, если б я вот так ответила, а не промолчала.


    - А, тогда давай продолжим, - он ставит на стол чашки, заварной чайник, варенье, блюдца, ложки, розетки, печенье, сушки - все, что нашел, похоже.


    - И на чем мы закончили?


    Он задумывается. Потом разливает кипяток. Потом опять думает.


    - Вроде бы, что эта фраза означает, что ты мне нравишься.


    - А ты знаешь, что означает продолжение?


    - В каком плане?


    - Если я дам тебе напиться.


    - Ну, что я тебе тоже нравлюсь.


    - А дальше?


    - А есть дальше?


    - Есть. Только недавно узнала.


    - И что же?


    - Если ты попросишь меня о том же. Ну, наоборот, предложишь мне тоже испить из твоих рук.


    - Сделка?


    - Как ты узнал? - недоумённо вскидываю бровь.


    - Интуиция.


    - Ну, помолвка, - решаю уточнить вопрос со сделкой.


    - Хорошо, я понял. Давай теперь затронем другую незаконченную тему.


    - Какую?


    - Ты зачем пришла на речку, если не глубоковерующая?


    - Захотелось прогуляться. Ну и типа свойства воды в Крещение какие-то целебные.


    - А в курсе, что дело не в христианстве?


    - А в чем?


    - Ну, какие-то материи соприкасаются друг с другом, космический феномен именно в ночь на Крещение, а христиане приурочили это к своему празднику.


    - Вот как!


    - Ага. Так что умыться можно и тут, ведь вода из речки попадает сюда по трубам. Чай у меня уж закончился, просить добавки не удобно. Я взглянула на часы. Уже полдень.


    - Я пойду. Уже поздно.


    - Куда?


    - Ну, - я немного замялась, - к ним, наверное.


    - А оно надо?


    - А что, оставаться у тебя? Мне кстати, надо домой ехать, погуляли ночку и хватит.


    - И куда ты пойдешь, на остановку? Хочешь могу подвезти.


    Ляпнуть ему что-то типа – не обидишь? Еще обидится. Хотел бы обидеть, давно бы это сделал. Тем более, что тут как раз проще, чем в машине. Свидетелей точно нет.


    И вдруг накатила такая тоска. Куда мне ехать? Домой, к родителям? Что там делать? Сижу пока дома, учусь ведь на заочном, ищу понемногу работу, да пока - никак. А, значит, сидишь в четырёх стенах и возишься по дому, как самый незанятой человек. Конечно, это логично, ведь все остальные при делах. А как работу найду - надо будет ходить туда, ещё учёба, возвращаться домой в пустую квартиру или наполненную родственниками. Как-то грустно. Да, я их люблю, но мне хочется чего-то своего.


    - Что такая грустная? Не хочешь домой.


    - Не в этом дело.


    - Хочешь остаться у меня?


    Я смотрю на него, стараясь понять, о чём он думает и на что намекает.


    Довольно долго мы просто молчим. Потом он словно оживает.


    - Девица-девица, дай воды напиться!


    Я на него удивлённо смотрю, опять же в некотором замешательстве. Шутит или серьёзно? Потом решаю подыграть ему: встаю, подхожу к раковине, набираю воды в ладошки и протягиваю ему.


    Он пьет. Выпивает всю воду. Потом встает и делает то же самое. Подносит мне воду в ладошках. Я на какое-то время застываю, раздумываю. А потом наклоняюсь и пью. Выпиваю всё. И я дрожу. Он прижимает меня к себе. Так тепло в его объятиях. Я чувствую себя защищенной, полной. И что больше мне никуда не нужно. Я на своем месте, рядом с Ним. Наслаждаюсь моментом. А потом немного отстраняюсь, чтоб заглянуть в его глаза. Только сейчас заметила, мы с ним одного роста, и глаза у нас на одном уровне.


  А потом он целует меня.


  Если кто-то думает, что в этом поцелуе было всё то, о чём мечтает нецелованная романтичная девушка, то он глубоко ошибается. Как говорится в поговорке - первый блин комом.


  Всегда мечталось о чём-то волшебном, будоражащим кровь. А поцелуй вышел сухим, грубым, неприятным. Словно наждаком по губам. И дело не в том, что губы были шершавые, а просто не те ощущения, которые я всегда себе рисовала в воображении.


  Я отстраняюсь.


  - Что-то не так?


  Моя прямолинейная натура не смогла смолчать и пустить всё на самотёк. Он ведь мне понравился, значит, нужно всё исправлять!


  - Это мой первый поцелуй, прости, но грубовато, - я смотрела прямо в глаза, боясь упустить момент, если обижу. - Давай считать, что его не было. Поцелуй меня более нежно.


  Лёша облизал губы и поцеловал так нежно, что у меня подгибаются коленки. Но он меня держит крепко и в то же время нежно.

     Остановись мгновение! Я никуда не хочу, только быть тут, всегда, в его объятиях.


  А после мы покушали, кажется, это была картошка жаренная с солёными огурцами. Уж не знаю, когда он успел меня заболтать и всё это приготовить. Выяснила, что Лёша уже окончил Бауманку - лучший технический ВУЗ страны. Ого! Здорово! Теперь вот уж пара лет, как работает.


  Попили чаю с вареньем, заперли дом, калитку, вынесли мусор к мусорному контейнеру и уехали обратно, в город. Дорогу домой провели почти молча. Он попросил его не отвлекать разговорами, поскольку еще недостаточно хорошо водит. Затем довез меня до нужного мне метро. Мы обменялись телефонами и расстались.


   Лёша

    Не знаю, какая нелёгкая меня сюда принесла, скажем так - захотелось погулять выйти. Своей интуиции я привык доверять. Вот и на этот раз, ни с того, ни с сего, сорвался с места, поехал на выходные за город. Так ладно бы куда к друзьям, а я решил зачем-то на дачу поехать, даже не подумав о том, что могут дороги не убираться.


  Вот и сейчас вместо того, чтоб дома на даче сидеть в тепле да уюте, вышел погулять. Дай, думаю, на речку схожу, вдруг что интересное увижу. Окинув бескрайние снежные просторы скользящим взглядом, хотел уж было возвращаться в тепло, да увидел девушку, бредущую к реке.


  Что она тут забыла? На местных не похожа, хотя тут молодежь и не живёт, все в основном лишь на праздники приезжают, чего не скажешь о стариках. Вот они по-отдавали свои московские квартиры молодым, а сами переехали на дачу. Благо, посёлок газифицировали, а то б пришлось печное отопление ставить, а это та ещё проблема при уже стоящем доме.


  Оглядываю девушку с ног до головы. Одета неплохо, в теплую спортивную зелёную куртку, расчитанную на сильный мороз. Сапоги, да не на шпильке. Удивительно! Неужели девчата не только своим внешним видом увлекаются, но и о здоровье заботятся да об удобстве.


  Помнится, общался с одной девчонкой, так она не могла вообще без каблуков обходиться. На вопрос, удобно ли ей - она отвечала, что мол, красота требует жертв, и она в любой момент должна находиться во всеоружии. Меня никогда такие девушки не привлекали. Да, возможно и конфетка снаружи, а как начнёшь общаться - пустышка пустышкой. Так что уже то, что девушка одета по сезону, привлекло моё внимание.


  На голове была шапка с завязками. Хоть было и далековато да сумел рассмотреть девушку.


  Зрение у меня не очень, очки я сейчас носил не особо сильные, поскольку в своё время сильно посадил себе оное, как раз вот такими сильными очками - слушался родителей да врачей. Теперь вот на одну-две диоптрии слабее ношу. Девушка была привлекательная, на мой взгляд, хотя выделяющейся косметики я не заметил. Румянец, похоже, природный - морозом поставленный.


  Я решил подойти ближе. И хоть снег скрипел под ботинками, но девушка меня не заметила. Я поравнялся с ней, откровенно разглядывая её, а она стояла и смотрела куда-то вдаль. Прямой нос, тёмная чёлка на лбу, а глаза голубые-голубые. Хотелось взглянуть на неё спереди, и я решил её окликнуть. На ум ничего не взбрело, кроме как:

  - Девица-девица, дай воды напиться.

    Она обернулась. И я утонул в этих голубых омутах. Она была прекрасна, причём природной такой красотой, и словно светилась изнутри.


  Я поймал себя на мысли, что мы стоим на морозе. И девушка стоит давненько уж, да и я ещё раньше пришёл, уже начинают пальцы на ногах подмерзать. Ничего не смог придумать, как схватить её за руку и потянуть за собой. Она не сопротивлялась и поспевала за мной.


  Она даже не возмущалась. А я начал отчитывать её, как вот она так, совсем о здоровье не думает, в такой-то холод стояла так долго, а потом с незнакомцем пошла молча. Куда народ катится? Так вот и в попутку садятся некоторые девушки, а потом хорошо ещё, если живы остаются, а то и тело найдут - поруганное и изуродованное.


  Не знаю, почему меня накрыло. На другую девушку и внимания б не обратил и ругать бы не стал. А эта - необычная, странная, реагирующая нестандартно, а ещё очень красивая. Да будь я маньяком, не смог бы пройти мимо!


  Ноги сами привели к моей даче, и я провёл её туда.


  Интересно, почему она ни слова поперёк не сказала? Обычно так поступают либо девушки лёгкого поведения, либо… кто? Я бросил на неё оценивающий взгляд, она не сводила с меня глаз. Взгляд был странным, ошарашенным, я бы сказал. Что её так поразило? Но в любом случае, для начала не помешает нам обоим согреться, а что может быть лучше теплого дома да горячего чая?


  Уже в кухне девушка заговорила, а я смог рассмотреть её без верхней одежды. У неё оказались длинные темно-русые волосы, заплётенные в косу, спускающуюся до пояса. Нежные губы так и манили прикоснуться к ним и потрогать, а ещё лучше попробовать их на вкус. Я даже сглотнул.


  Перевёл взгляд на глаза, а потом отвёл, поскольку не мог противопоставить им ничего. Я просто был пленён её голубыми глазами, даже не знаю, с чем сравнить, с небесами, а может незабудками. Никогда не видел такого цвета у встреченных мною людей.


  Волосы тоже захотелось распустить и потрогать, какие они на ощупь. Да что со мной такое? Я старался не смотреть на неё, потому что её внешность меня смущала. Но поскольку я сдерживал свои порывы любоваться ею, разговор у нас шёл как по маслу, и мы даже успели немного поспорить. Я мельком бросал на неё взгляды, стараясь не задерживаться на её лице.


  На грудь тоже старался не обращать внимание. Свитер был в обтяжку и взгляд тоже невольно опускался на грудь. Не то, чтобы она была большая, я как раз не люблю грудастых, а всё было в меру. Девчонка была не мелкая, а вполне даже ничего.


  А когда она улыбнулась, то сердце моё остановилось. Я не мог отвести взгляд от её улыбки. Я схожу с ума? Как можно влюбиться с первого взгляда? Никогда не верил в такую любовь. А её имя - Даша, Дашута, Дашенька, Дарёнка. Последнее мне нравится больше всего.


  Мы попили чай, а потом она стала поглядывать на часы и собираться. А я начал паниковать, неужели я вот так просто её отпущу? Она заговорила о помолвке. Странно, но я почему-то ощутил что-то родное в этом, а ещё дежавю*. И почему-то захотелось провернуть, то, о чём она рассказывала, хоть как-то связать её с собой, потому что отпускать её не хотелось. Интересно, согласится ли? Верит ли она в то, что говорит? И я предложил ей. Странно выглядит предложение руки и сердца. Но пока хотя бы так.


  И она согласилась. Я боялся торопить события, еле мог себя сдерживать и мне даже на миг показалось, что моя рука дрожит, когда я обнял ЕЁ, а потом поцеловал. Но вместо того, чтобы поддаться очарованию момента, она оттолкнула меня, и сердце ушло в пятки. Я боялся, что перестарался.


  Но она всего лишь попросила другой поцелуй, не такой грубый. Боги, что со мной творится? Я ведь не хотел быть грубым. Надо срочно всё исправлять! И я поцеловал её со всей нежностью, которую смог в себе собрать. Она дрожала в моих объятиях. А я еле сдерживал свои чувства.


  А потом мы поехали домой. Я боялся с ней говорить за рулём, потому что все мысли были лишь о ней, о том, как же она прекрасна, и как я хочу её целовать, прикасаться к ней. А ещё очень боялся торопить события, ведь ежели это у неё первый опыт в отношениях, в чём я бы очень сильно сомневался, если б увидел лишь её внешность, то торопиться явно не стоит. Это может напугать её. Хотя немного было странно, что девушка в её возрасте, лет 17-18, раз на первом курсе в университете, и до сих пор не имела опыта в отношениях. Но то, как она смущалась, как трепетала, как просто и искренно общалась - это подделать было невозможно. А опыт общения с девчонками у меня был большой. Правда, далеко это обычно не заходило.


  Поэтому я целиком и полностью сосредоточился на дороге и попросил не отвлекать меня. Она согласилась, уткнувшись в телефон. Чему я был несказанно рад в данный момент времени.

    После встречи с НЕЙ, я приехал домой. Расставаться вовсе не хотелось, но я не знал, как предложить ей не уходить. Я ведь спросил её там, на даче, хочет ли она остаться, но она не ответила. Правда я сам потом её замешательство решил сменить другой темой. Мы болтали с ней от силы пару часов, а я чувствовал, что знаю её всю жизнь. Ещё ни с кем себя так не ощущал. Странно, но обряд, о котором она мне рассказала, нашёл отклик в моей душе. И если доселе я не верил в колдовство, магию, то этот ритуал значил для меня очень много. Я себя чувствовал не в своей тарелке, ведь до этого момента мне так сильно ни с кем не хотелось связывать свою жизнь узами брака. Да, была одна любовь у меня, которая не давала мне покоя. Но я просто любил, расставался спокойно и вновь встречался, не очень часто. И это было нормально. Потом мне показалось, что настала пора перейти на новый уровень отношений, но когда я заговорил об этом, она просто решила со мной порвать. Не знаю, почему, я ведь старался не навязываться, в то же время была и романтика и любовь, как мне казалось, во всяком случае, с моей стороны. Но она решила по-другому. Сказала, что я ещё встречу свою половинку. В тот день она растоптала моё сердце. После этого мне было жутко плохо. Даже иногда проскальзывали суицидальные мысли, но я гнал их от себя, говорил себе, что я сильный, я могу это преодолеть. Потом стал понемногу оживать и стал заниматься поисками. Встречался с девушками, но ни одна не трогала душу. Поэтому я не продолжал отношения, а продолжал свои выискивания. А потом совершенно случайно меня занесло на дачу. И вот там встретил ЕЁ! Даже в тот момент, когда я только её увидел, уже тогда я понял, что эта девушка ОСОБЕННАЯ! А потом она всё поставила с ног на голову. Общаться с ней было интересно. А ещё она постоянно о чем-то задумывалась. Молчание повисало среди темы. Обычно с другими неловкое молчание было — поскольку не знал, о чём говорить. Так, по пустякам, о том, о сём, потом тишина, придумываешь тему для разговора. А тут темы появлялись сами собой, а вот девушка впадала в ступор. И я видел, что она думает над ответом, но не потому, что возможно тормоз или ещё что, а потому что её очень трогал вопрос и она пыталась разгадать его двоякий смысл, на лице отображалась целая гамма эмоций — недоумение, неловкость, чуть заметная улыбка, переживания. И я не осмеливался спросить, что именно волновало её, о чём она переживает. Интуитивно я понял, что делать дальше, ведь она сама об этом заговорила. И я сделал то, что подсказывало мне сердце. А когда мы поцеловались, то я почувствовал, что весь мир перестал для меня существовать, и лишь ОНА была для меня всем. Ночью, когда я вернулся домой, без НЕЁ, я не мог успокоиться, какой-то червь грыз меня изнутри, а я не мог понять, что именно меня беспокоит. Я ходил взад-вперёд по комнате, пока, наконец, лёг спать. И постоянно ворочался, пока уснул.


   Сокол

    Играет музыка. Нахожусь в красивом облагороженном саду. Подле меня белокаменное строение, похожее на дворец. И какая нелёгкая меня сюда привела? Ах, да, приглашение князя. Вот жили мы тихо-мирно, без всяких титулов. А потом приспичило заключить союз с чужеземцами, а для них было дико видеть, что у власти не один человек, а большинство, то есть общинно-родовой строй. Мы ведь живём общинами, сыновья приводят в свою общину своих жён, а дочери уходят в другие общины к своим мужьям. Общины разрастаются, поскольку считается, что нужно иметь потомственный круг детей, чтоб отдать дань своим отцам, дедам, прадедам. Потомственный круг - это шестнадцать детей. Что-то я отвлёкся. Так вот, союзов на самом деле у нас два. Один - Малый Союз - туда входит тридевять земель, то есть три на девять, двадцать семь земель. А теперь вот ещё и Великий союз создали из земель Пекельного МiРа и Малого Союза. Ну так вот, когда союз создали, пришлось в короткие сроки выбирать наместника. У него остались пара незамужних дочерей да неженатых сыновей, остальные уже обзавелись семьями. Он был уже немолод, да и потомственный круг детей уже родил и почти вырастил, оставались вот ещё четверо, которые ещё не вошли в пору. Точнее старшая из дочерей вошла-таки в пору, в честь чего и был сегодняшний бал. Вообще никогда раньше такого не было, а тут светский приём. Согнали всех парней, от восемнадцати и выше. Хотя вообще считалось, что отрок вступает в пору лишь в двадцать одно лето. А по иноземным порядкам и в восемнадцать уже подходит. Так что пришлось идти, не ослушаешься же указа Его Сиятельства. Отец правильно сказал, меня ведь насильно никто женить не будет. Да и девушка не за суженого не пойдёт. Но чем плохо согнать в одно место целую кучу женихов, познакомиться со всеми, вдруг и найдёт суженого, да и чужеземные кандидаты тоже могут попытать своё счастье. Хотя вряд ли пойдёт кто-то из наших за иномирца. Всё ж другие там порядки, другая культура, да в ворожий стан отдавать девицу негоже - без защиты бросать. Союз союзом, да ведь девица уходит в семью мужа. В любом случае, двух зайцев одним выстрелом убить можно. Как пословица говорит, за двумя зайцами погонишься, ни одного кабана не поймаешь. Ну и я вот тоже пришёл за двумя зайцами охотиться: познакомиться с княжной, выполняя свой долг, да ещё авось со своей суженой встречусь. Ведь гадание у меня когда было, да-да, не только девицы гадают, парни тоже ищут знаки, подсказки, где искать свою суженую. Вот и у меня было гадание, что повстречаюсь с ней сразу опосля своего восемнадцатилетия. Как раз вчера мне и наступил срок. Ну а как собрание народа, так может и встречу ЕЁ. Правда, я сильно сомневаюсь в этом, поскольку всё ж тут отроков собрали, а не девиц, девица из наших только одна - княжна. Как говорится, утро вечера мудренее, так что я стискиваю силу воли в кулак и иду во дворец.

    Вхожу в распахнутые двери. Протягиваю руку в знак приветствия, соприкасаясь предплечьями, всё ж традиция сильна, а вдруг у твоего противника в рукаве нож. Хотя правой рукой лишь здороваемся, а ведь испокон веков развивали обе руки одинаково, и лишь последнее поколение почему-то перестало развивать обе руки, молодежь в основном праворукая, а я вот владею обоими одинаково. Но вот приветствие правой рукой сохраняется. Прохожу в огромную горницу, или как там называют - палата? А ещё нововведение очередное - чертогом величать стали. Зачем это? Всегда чертогом скопище звёзд называли, а теперь вот горницы во дворце… Подмена понятий? Зачем? Девиц на удивление много, все в таких вычурных нарядах, кажется платьями называются. Все смуглые и лишь одна выделяется своей белизной. Княжна? Ну и княгиня сидит подле князя, тоже в вышитом жемчугом и самоцветами платье. На голове венец. Ну и что они этим сказать хотят? Вместо свадебных венков металлический венец придумали? Чудно глядеть на всё это. Парни по-простому одеты, в вышитые рубахи да портки. И даже князь в традиционной одёже, за исключение золотого венца. Некоторые парни танцуют, причём с чужеземками. Скольжу взглядом по залу, краем глаза отмечая знакомые лица. А вот и нежелательная особа. И почему этот бал не маскарад? Хотя оно понятно почему. Все же не простой бал. А ведь Его Сиятельство всего лишь хочет найти достойную пару для своей дочери. На его месте я бы поступил точно так же. Ведь не известно, кто проберется на бал под маской. К тому же, прятаться под маской, когда ищешь себе пару – мне кажется бессмысленно. Ведь выбираешь себе спутника на всю жизнь. И должен знать, как он выглядит. Первое впечатление обычно обманчиво. Скажет кто-то. Но я не согласен. Обычно впервые мы оцениваем человека не столько по внешности, сколько по совокупности всего, что в нем намешано. Мы не видим его сильные и слабые черты характера, но мы видим его целиком. Одежда, движения, внутренняя уверенность, сильный взгляд. А может и наоборот. Потом уже когда начинаем разбирать отдельно внешность, впечатление одно. Когда узнаешь поближе человека, начинаешь видеть его душу. А вот скверные черты характера познаются обычно уже позже, когда человек сталкивается с трудностями. Тогда либо он их преодолевает, поборов свои слабости, либо показывает свои низменные качества. Не у всех есть это равновесие, когда слабые и сильные стороны покрывают друг друга. Но у многих.

    Вновь обратив внимание на людей, я вспомнил, что негоже погружаться в свои мысли, когда бродят тут всякие. Так, нужно постараться избежать встречи. Из-за этого указа тут торчу, поскольку второе, почему я здесь, не очень важно.

     Кто-то может поспорить со мной, сказав, что как же так, плюю на свою судьбу, суженую? Но это не так. Просто не думаю, что СУДЬБА такая простая как кажется. Богини плетут нашу судьбу. И суженая она одна, и ты с ней обязательно встретишься. Думаю, что я встретился бы с НЕЙ, даже если б не пришел на бал. Всегда есть запасной план, так сказать.

     Немного стало грустно. Нет, не потому, что я наконец, встречу ЕЁ, а потому что этот бал меня не радует. Ведь он такой красивый, украшенный зал, множество светящихся сфер. Наверняка для этого были приглашены лучшие повелители света. Столько сил тратится на какую-то ерунду. Ну вот что они тут забыли? Некоторые считают, что СИЛА дана не только для великих свершений, творения добра, но и для войн. Но это я тоже понимаю – защищать родной край нужно, если кто-то хочет его уничтожить. Но вот на повседневное использование силы, или хотя бы для бала, то есть для развлечения – не понимаю. Если б это была просто практика для учеников, я еще мог понять. Но как я чувствую, эта сила вовсе не ученическая, а уже асов своего дела.

    И вот вновь в толпе увидел её - Инару. И что она меня преследует? - хотя ответ и так очевиден. Причём все это продолжается с детских лет. Она чужая, причем не только по социальному статусу и по крови, но чужая и по духу, её методы мне противны, хотя она и может очаровать Непосвященного. Если б не заклятие, наложенное моим отцом для защиты, я бы возможно тоже пал следствием её чар. Но сегодня заклятие уже потеряло свою силу, я вчера завершил свое посвящение из отроков в мужи. Теперь могу жениться, создать свою семью. И хоть ещё в пору не вошёл, но уже познал все премудрости, нужные для супружества. Вот только хватит ли у меня сил противостоять чарам?

     Она – Инара – чужая. Её род примкнул к Великому Союзу не так давно. Они не гнушатся использовать Темную Силу, грязные методы для соблазнения. Особенно этим пользуются женщины рода. Интересно, значит, слухи не врут, и у них наследственность и правда передаётся по женской линии, в то время, как в нашем Малом Союзе – по мужской. Или просто мужики наши более подвержены соблазну со стороны женщин. Хотя наши женщины тоже очень ценятся – они хранители домашнего очага, хранители мудрости поколений, хранители мира (МИРЪ – состояние без войны), они хранители чистоты РОДа (если конечно девица невинна). Поэтому по нашим заповедям, девушка должна сохранить свою чистоту до замужества.

     Конечно, бывают исключения из правил, например, если война какая и невинные девочки подверглись поруганию. Принуждённую грязь можно смыть. А вот добровольную – очень сложно, обычно на то нужна великая любовь, но обычно это редкость. Не в том плане, что любовь такая редка, а в том, что со второго раза такую любовь встретить тяжко. Боги обычно подбирают эту связь с самого начала, а общество порицает добрачные сношения.

     А вот те, кто уже был замужем — вдовы, вдовцы - к сожалению, обычно союз между ними лишь происходит. Ну или женятся вдовцы на старых девах, которые вовремя замуж не выскочили. А такие девы обычно не просто так замуж не могут выйти, а есть на то причины, что никто не хочет таких дев брать — плохая хозяйка, а может плохая наследственность, или вот не сберегла себя для мужа. На чистую девушку вдовец уже не может глядеть. Или вдовцы берут как раз нечистых девиц. Нечистые, это не значит, грязные. Грязные – те, кто имеет беспорядочные связи. Понятие «много» обычно оценивается как пять и больше. А вот нечистыми девицы обычно становятся по глупости. Влюбляется девица в какого-то ненадежного парня. Потом он её соблазняет, вот только жениться он на ней и не собирался вроде как. Некоторые, правда, женятся, но для этого нужно благословение родителей. А не все родители его дают. Ну или просто использовал парень девушку, а потом отказался от неё. Вот такая девушка и становится нечистой.

     Некоторым, правда, удается это сохранить в тайне, но мудрецы, старейшины, ведуны и прочие одухотворенные люди видят душу людей. Так что… Вообще в обществе, на всех Землях Малого Союза осуждается продолжение рода по оскверненным традициям. Считается, что Род начинает вырождаться от связей с такими девицами. Странно, но на мужчин почему-то это не распространяется. Хотя всё относительно. Мужчины тоже страдают, только не вырождением Рода, а платой за утехи является жизнь, точнее её продолжительность. Ну что такое лето*-два в длинной жизни в триста лет? Но некоторых и это не останавливает. Всё же подвластны люди низменным чувствам, как бы ни пытались их искоренить.

    Музыка вновь сменилась, я вновь сменил свою позицию, чтоб выпасть из поля зрения Инары. Зато попал в поле зрение княжны. Ничего не имею против её общества.

  - Добро пожаловать к нам на бал.

  - Здравствуй, княжна.

  - Меня Богданой зовут.

  - Очень приятно. Меня Соколом кличут, - лишь высшим особам нельзя представляться прозвищем. Для всех остальных я волен представляться кем захочу. Поэтому части имени будет достаточно.

  - Позволь пригласить тебя сплясать со мной? - обычно парни приглашают девушек, но поскольку этот бал затевался только ради неё, она сама приглашала своего избранника.

  Я кивнул, и мы пошли на середину зала плясать, попутно остальные пары освобождали нам дорогу, все же Её Светлость шла со своим поклонником.

  - Понимаю, обычно приглашает мужчина, но сегодня я – главная на этом балу.

  - Да, конечно. Я не против.

  «Тем более, если сам ищу способ слинять с пути некоторых особ», - продолжил я про себя.

  - Ты к какой веси принадлежишь?

  - Хранитель Силы.

  - О, боевой маг, - сказала принцесса с восхищением.

  - Прости. Но я не люблю это высказывание. Нам сила дается не для боя, а для Созидания, Творения.

  - Да? – девушка чуть смутилась.

     Я разглядывал её внешность: зеленые глаза, темно-русые волосы, прямой нос, чуть выделяющиеся скулы, круглый овал лица. Волосы были заплетены в косу, как у наших девиц, вот только коса шла не вдоль хребта, а вокруг головы, под венцом. - Я не знала об этом. Всегда считала, что твоя весь принадлежит к защитникам МИРа.

  - Да, мы защитники, но и ТВОРЦЫ, - не унимался я. Все же я МИРная личность, а не воин. Конечно, это в МИРное время.

  - Понятно. А твой отец?

  - Он – хранитель знаний.

  - Значит, это правда, что веси не переходят от отца к сыну.

  - Нет, тут ты тоже не права.

  - В каком смысле?

  - Весь переходит от отца к сыну.

  - Тогда как же тогда у тебя. Или ты не родной сын?

  - Родной. Богдана, всё не так просто. Я рождаюсь тем, кем должен быть. Макошь даёт нам свою судьбу. Ты ведь знаешь об этом.

    Она кивнула, я закружил её, потом вновь прижал к себе.

  - Тогда почему наследуется весь отца?

  - Потому что мы не можем пренебрегать знаниями предков. Мой отец родился Волхвом. И до него все были Волхвами. Но я – нет. И я имею знания и практику моих предков, я могу быть Волхвом. Но я не Волхв. Я - боевой маг, как ты выразилась. И свою весь я постигаю сам. Это огромный труд и опыт. Я тот, кто я есть. Если бы я родился в семье Хранителей Силы, то был бы только хранителем своей веси. Но наследие предков тоже дает о себе знать. Поэтому я теперь хранитель двух весей. И я передам своим сыновьям обе веси в наследство.

  - Понятно. А ты считаешь себя сильным магом? Не считаешь ли ты, что ты уступаешь тем магам, которые наследуют свою весь?

  - Возможно.

  - То есть, ты признаешь, что уступаешь им?

  - Я допускаю это.

  - А есть разница?

  - Думаю да.

  - И в чем же ты можешь не уступать?

  - Не всегда полезно наследие.

  - В смысле?

  - Когда наследуешь, то принимаешь как должное многие моменты. И изменить что-то в этом наследии ты уже не можешь.

  Хорошо, что пляски – природная составляющая любого человека. Мы учимся этому с детства, поэтому не приходится сейчас общаться, отвлекаясь на движения. Двигаюсь по отученным движениям, не задумываясь.

  - Это как? Хочешь сказать, что наследие не увеличивается опытом потомков?

  - Увеличивается. Но….! Я просто говорю не об этом.

  - А о чем?

  - Ну, например, ты знаешь, что летать не можешь. Ты это знаешь, тебе с детства об этом говорят, что это истина такая, что ты не можешь летать. И ты не можешь этого сделать.

  - А разве можешь?

  - Да.

  - Это как?

  - Нужно в это очень сильно поверить. Но при этом приходится ломать те знания, которые ты имеешь. А это очень сложно.

  - И что ты хочешь этим сказать?

  - Что если ты не знаешь, что летать не можешь, то ты это можешь. Стоит только поверить в это. А это сделать гораздо проще, если тебе с раннего детства не вдалбливали в голову, что ты этого делать не можешь.

  - Понятно. Ты хочешь сказать, что сильнее, чем боевые маги.

  - Я этого просто не знаю. И знать не хочу. Я просто тот, кто есть, и кто своим познанием, своим опытом добывает себе способности и свои истины.

  - В общем, ты - редкость.

    Я улыбнулся. Все же принцесса милая девушка. И кроме симпатии она во мне не вызывает никаких чувств. А жаль.

  - Позволь откланяться, Богдана.

  - Значит, не судьба.

  - Да, прости, но ты - не моя суженая. Но мне приятно с тобой общаться.

  - Будем друзьями?

  - Конечно, - я поклонился и поцеловал её руку.

  Я вновь встретился взглядом с Инарой. Она уже была рядом. И ускользнуть уже не выйдет.

  - Какие люди! Соколик! – сколько фальши в этих словах.

  - День добрый! – наигранно я улыбнулся.

  - Позволь пригласить тебя сплясать.

  - Прости, но я не разрешаю звать меня на «Ты».

  - Все до сих пор считаешь меня чужой?

  - Да.

    Смысл в том, что «ТЫ – это свет, а ВЫ - тьма», к чужим мы обращаемся на ВЫ, а к своим на ТЫ. И дело не в социальном статусе. Все статусы независимы и важны. Все веси очень ценны. Мы это понимаем, поэтому и никаких различий между людьми мы не делаем. Даже Богов зовём на ТЫ. Вот только к чужим обращаемся на ВЫ.

  - Ну так пойдем в пляс?

  - Пожалуй, – я повел её на свободное место.

  - Ну что, Сокол, Вы не передумали насчет моего предложения?

  - Нет. А должен? – Инара намекала на давишний разговор об обучении меня подчинению Темной Силы. Но Тьму нельзя подчинить. Она манит своей привлекательностью и могуществом, но как только ты ступил на эту стезю, так она проглатывает тебя целиком и сжигает твою душу, твой дух. Обычно ничего не остается. И повторное воплощение больше невозможно. Но как я ни пытался переубедить Инару в этом, она глуха к моим словам.

  - Ну, как скажете. Тогда позвольте предложить вам соглашение.

  - Очередную, - я закатил глаза.

  - Я знаю, что вам теперь восемнадцать.

  - Ага. Только Вы забыли, что старше меня?

  - А это воспрещается?

  - Ну, не поощряется. Женщина должна быть мудрой, но если будет старше – разница будет слишком очевидной, ведь девицы взрослеют раньше отроков.

  - Хотите сказать, что вам не нравится превосходство женщины.

  - Да, не нравится. Не хочется держаться за жёнину понёву*.

  - С вами очень интересно. Особенно добиваться Вас. К тому же всегда можно пренебречь устарелыми устоями.

  - Да, возможно, но в данном случае я ценю наследие предков.

  - Я всё же добьюсь Вас.

  - Вам это не удастся никогда.

  - Никогда не говорите «никогда», - насмешливо улыбнулась моя спутница по пляскам. - Ну так что насчёт договора?

  - И в чём же он состоит?

    У неё во взгляде промелькнуло торжествующее выражение. Эти карие, почти черные, чуждые мне глаза. Я б сказал, что как я их ненавижу. Но на самом деле во мне нет этого чувства. Ненависть низменное чувство. Оно должно быть чуждо всем народам. Тогда не будет войн и разрушений. Я испытываю просто неприятие. Мне не хочется с ней встречаться, слышать её, поскольку после общения с ней возникает неприятный осадок в душе.

  - О, вижу, что заинтриговала вас.

  Она сделала очередную паузу. Вызывая во мне любопытство.

  - Я предлагаю очередной отвар.

  - Точнее очередное любовное зелье, - поправил её.

  - Ну, называйте как хотите.

  - И?

  - Ну, если оно не подействует, я так и быть, оставлю свои попытки на семь лет.

  - И что, вот так сразу? Я не буду его пить.

  - Нет, не сразу. У вас будет час, чтоб подготовиться и проверить свои силы.

    Это зелье – способ проверить свои силы. Теперь защиты на мне нет, это своего рода экзамен во взрослую жизнь. Теперь мне придётся самостоятельно защищать себя. Инара всегда пользовалась этим – проверкой моих сил, моей защиты.

  - Хорошо. Выйдем? – музыка как раз закончилась. Она кивнула и пошла рядом.

    Мы выскользнули из зала в сад. Вокруг никого. Интересно, на этот бал приглашены в основном парни. Но поскольку постоянно происходят скандалы в Большом Союзе по поводу того, что наши мужчины не берут в жены их дочерей, то на крупные мероприятия, наподобие сегодняшнего, приглашаются несколько особей женского пола дворянского происхождения дочерей «чужих».

    И сегодня не только за мной охотятся. Как я понимаю, Инара заявила свои права на меня, среди своего народа. На меня больше никто не покушается, но остальные девушки охотятся за другими мужами наших родов.

    Инара протянула мне пузырек.

  - Вот, возьми. Но помни, через час я тебя найду, покидать бал тебе не советую, я тебя найду, где бы ты ни был.

    Я одним глотком выпил содержимое и отвернулся. Внутренние часы начали свой отсчёт с момента первой капли зелья у меня во рту. Закрыл глаза, надо разложить на составляющие, пропорции зелья. Итак, оно и правда подействует через час. Влияет на зрение, мозговые волны, не затрагивая душу, но при этом заменяя образ в душе на того, кого первого увидит. Следовательно, кого первого увижу через час, та и станет моей суженой. На удивление, предусмотрен вариант, что если я увижу мужчину, то зелье будет ждать до взгляда на первую женщину. Поэтому отвертеться не получится.

    Музыка манила, она была волнующей и нежной, или это благодаря зелью я стал воспринимать мир немного иначе. Но мне хотелось поскорее свидеться с той, которая поселится в моей душе. Вот только это будете не Вы, Инара. Про себя я отметил, что она покинула моё личное пространство, уйдя в бальный зал. Тут была ещё и поправка во времени, по местному исчислению (данной земли). Зелье имеет привязку. Т.е. через час Инара предстанет предо мной, где бы я ни был. Похоже, она научилась осуществлять привязку. Да и приворотный эффект высшей пробы. Выход только один, нужно чтобы в нужный момент я увидел ЕЁ – мою суженую. Для надежности нужно осуществить обратное заклятие – оформление отношений между суженой и мной, тогда привязка во времени действия зелья и возвратным эффектом даст сбой в пару минут.

  - Среча, прошу тебя, позволь мне повидаться с суженой, - воззвал я к Богине.

  - Сокол, хватит ли у тебя сил для такого большого расстояния?

  - Не знаю, но выбирать другой путь - времени нет.

  - Хорошо, я вплетаю ЕЁ в твою судьбу сейчас.

  - Благодарствую, Богиня!

    И я закрыл глаза. Теперь переход. Я должен увидеть ниточку, которую вплела Богиня счастливой судьбы. Мысленно представил ниточку своей судьбы, потом ниточку своей суженой. Готово. Теперь представляю как обе нити сливаются воедино.

    Ощутил, что перешёл. Услышал, как льётся вода. Глаза открывать нельзя. ОНА тут, я это ощутил всеми фибрами души. Интересно, какая ОНА? Энергетика вокруг была доброй и чистой, а в душе у меня звучал нежный вальс. Так хотелось сплясать с ней, но на это нет времени. Настройка и переход отняли слишком много времени. Пора действовать.

  -Девица-девица, дай воды напиться.

    ОНА обернулась, опять же, все это я просто ощущал, видя ЕЁ переливающуюся всеми цветами радуги душу.

    А дальше я не встретил сопротивления, ОНА согласилась провести обряд, затем совершила его. Осталось лишь скрепить сговор действием приворотного зелья. Как раз сейчас истекает отпущенный мне час. Я открыл глаза и увидел девочку лет двенадцати, такую прекрасную, что отвести взгляд было невозможно. Уж не знаю, приворот ли подействовал, но я понял, что без ЭТИХ голубых глаз мне не жить.

    А дальше я простился. А ведь ОНА меня даже и не вспомнит, интересно, когда Среча в очередной раз вплетет ЕЁ ниточку, какие чувства ОНА испытает при встрече? И я, закрыв глаза, разъединил мысленно наши ниточки судьбы. А сила приворотного зелья вернула меня без огромных затрат СИЛЫ.

    Я перешёл обратно. Вновь закрыл глаза. Ощутил, что действие зелья закончилось, оно покинуло моё тело. И тут ощутил подкрадывающуюся черную душу Инары.

  - Соколик.

  - Вы перегибаете палку, - подчеркнул я.

  - Повернись, - это был приказ.

  - Вы обещали, что оставите меня в покое, - прикинулся таким пассивным и послушным типом.

  - Я сдержу свое слово.

  - Поклянись.

  - Клянусь, - она чиркнула по своей руке маленьким кинжалом. Кровь окропила землю. Договор в силе. Я повернулся, потом открыл глаза.

    И никаких чувств. Я улыбнулся. Нежной улыбкой, но глядя не на неё, а вспоминая то чувство, которое пробудила во мне ОНА. Инара приблизилась ко мне и хотела поцеловать, скрепив свой приворот.

  - Извините, но у Вас ничего не вышло, но благодарствую, - отвесил ей поклон, развернулся и удалился. Мне было радостно и грустно. Как прекрасно любить, а грустно от того, что ОНА не вспомнит обо мне. И на фоне звучала медленная грустная мелодия.

  - Благодарствую, Среча, - сказал я, ощущая облегчение, но на глазах блестели слёзы.

  - Всегда, пожалуйста, - услышал я грустный нежный голос Богини.

    Пророчество сбылось. Я действительно встретился с моей половинкой. И Инара сыграла не последнюю роль в этом. За это ей благодарность. Вот только ОНА живёт далеко, за тридевять дальних далей. И скоро ли мы с ней свидимся вновь?


   Лёша

    Я проснулся весь в поту. Что это было? Сон, такой красочный, живой. Я прокрутил его еще раз в голове. Да, помню все подробности, даже разговоры. И помню договор у колодца. Что это — так впечатлился заключением помолвки через «Девица-девица, дай воды напиться?» или это что-то большее? Ведь меня что-то тревожило весь вечер. Сердце бешено стучит до сих пор, не могу никак успокоиться. Вновь поднялся и стал ходить по комнате. Потом пошёл в душ, чтоб сбросить с себя остатки сна.


Глава 2

     Даша

    По дороге домой у метро купила газету с объявлениями. Надо устраиваться на работу. Не хочу зависеть от родителей. Да и скучно дома. Я люблю учиться, но поскольку заочное обучение многого не требует, то хочу пойти работать. Лишняя копеечка не помешает, да и на карманные расходы в любом случае будет. Да и стаж надо себе зарабатывать. У меня есть приятель, так он чуть ли не с двенадцати лет работает. Стаж уже ого-го. Никакой работы не чурается. И уже в люди выбился, при том, что уже и высшее образование успел получить, опять же работая в свободное время. Уже стабильный доход имеет, женился, ипотеку на квартиру взял. А раз взял, значит, может её выплачивать. Пусть не в Москве, но в области. Так что получает хорошо. А вот меня на хорошее место не возьмут, это точно. Поэтому пока придется идти на что-то менее оплачиваемое, а потом может и расти удастся. Поначалу для приобретения опыта.

    Дома пролистала газетёнку. Выделила несколько интересных объявлений. По идее я могу устроиться куда-то без образования, но лучше все же не на физическую работу. Везде требуется опыт. Так, вот ещё одно подходит. Диспетчер call-центра. Заработная плата договорная. Интересно, это сколько? Завтра с утра надо будет звонить. Интересно, со скольки можно звонить? Обычно рабочий день начинается с 9, у кого-то с 10. Оптимально в 9 уже звонить. Встать заранее и собраться, чтоб быть готовой тут же подъехать, ежели что. Всё, теперь надо распланировать, во сколько надо встать. Завела будильник на часах и телефоне. Завтра мне понадобится свежая голова, поэтому - спать. Пошла в душ, почистила зубы. Приготовила себе одежду на завтра. Родители уехали в отпуск, вернутся лишь через неделю. Красота. Я сама по себе. Хорошо, что родители мне доверяют, знают, что глупостей я не наделаю. Написала записку на холодильник. "Уехала на собеседование". А то вдруг завтра будет не до того. Даже если и ничего не выйдет, хуже не будет.

    Всё, глаза слипаются. Пора спать.


     Травинка

    С малого возраста нас учили управлять тонкими материями. Учили жить в гармонии с природой, духами и богами.

    БОГИ - СУТЬ ПРЕДКИ НАШИ! - нам говорили. Мы их почитали и любили, а они нам помогали.

    -Здравствуй , Солнышко! - бью челом об землю(поклон до земли).

    -Здравствуй, Земля-матушка! - вновь поклонилась.

    - Здравствуйте все, - обращаясь к духам , богам и всему живому.

    Вся ПриРода(она при Роде) живая, и она такая родная. Можно к ней обратиться, и она не откажет в помощи. И губить ее нельзя! Можно попросить помочь и сделать из деревьев дома, или на дрова пустить. Но дрова обычно заготавливают в течение года, прошел бурелом, мужики в лес идут, благодарят ветер за сломанные деревья, просят разрешения у последних порубить их на дрова. Ну а коли дрова нужны, а сломанных деревьев нет, нужно пройтись по лесу, найти то дерево, которое разрешит себя срубить, поблагодарить его и только потом уж рубить можно.

    Возвращаясь с гулянок(когда отрок и девушки гуляли вместе во всякие игры, плясали, а придумали все это не просто так - мы учились управлять своей половой энергией, закручивали и раскручивали половые вихри, развивали голос, дыхание, выносливость тела и духа - все это в будущей семейной жизни пригодится, например, в родах и не только), меня окрикнула "мама". Точнее мамы у меня не было в данный момент. Но младший брат Ратибор женился не так давно, вернувшись домой - отпустили из дружины, выслужился, пора было заводить семью. Теперь вот сноха, не намного меня старше, а опекает, словно матушка. А даже при том, что женился всего как несколько месяцев, после зимних святок, а уж доверяю ей как матери. Уже не один раз благодарила богов за такую жену для моего брата.

    - Здравствуй, Травинка!

    -Здравствуй, мамочка! - её перекосило. Но она не подала виду.

    - Сваты приходили.

    Я сейчас грустно вздохнула, скоро придётся покинуть отчий дом, батюшку, может вообще отсюда уеду, тогда и вообще никого не увижу, ни братьев, ни сестёр, всё ж я - девка на выданьи. И если с этим женихом не сложится, другой появится.

    О любви речи не было. Любовь, что же это такое?

    Если брать значение слова, то любовь - это ЛЮди БОгов ВЕдают - знают и чтят своих предков. А Веста (а вот слово Невеста означало - НЕ ВЕСТА, то есть она не была Вестой, ничего хорошего, в общем. ВЕСТА была обучена всем премудростям замужества) должна знать до четырнадцатого колена их, свою родословную. Впрочем, жених тоже.

    Так вот, мы о любви заговорили. Любовь, в понимании чувства к противоположному полу(скорее сухота называли её в народе), должна была прийти ко мне со временем, к мужу. Это в идеале. Конечно, бывают исключения из правил, а бывает, что суженые живут рядом и с детства дружат и любят друг друга, тогда они женятся. Но обычно семейный союз идет от одобрения родителей - это самое малое. А так, когда приходит пора отроку жениться, приглашаются сваты, которые узнают о женихе почти все(дата и время рождения и место, предпочтения и вкусы жениха и многое другое), потом составляются списки девок на выданьи (обычно сваты - семья, которая есть в каждой деревне, они и занимаются всеми сочетаемости между молодыми людьми и другими предсказаниями, эти знания держатся в тайне и передаются из поколения в поколение) в ближайших деревнях и начинается обход семей с девицами, узнают, кто ещё свободен, кто новенький созрел, кто стал Вестой, а кто нет. Когда сваты приходят к Весте, точнее как её родителям, узнают, точно ли Веста она(готова ли к семейной жизни, девственна ли она, готово ли приданое и так далее), когда она родилась и где(это нужно для составления прогноза на совместимость жениха и весты), узнается ее родословная, не было ли у предков каких-то болезней, которые по наследству могут передаваться, трудящая ли девица и так далее. Ну и этими данными обмениваются между деревнями близлежащими. И когда молодому парню приходит пора обзаводиться семьёй, обращаются к сватам, те и занимаются уже непосредственно подбором нужной девушки. А тогда уж и обходят уже с женихом и его семьёй дворы. Напрашиваются в гости и смотрят непосредственно девушку, её умения, приглянутся ли друг другу парень с девушкой. Если по всем требованиям Веста проходит, и родители девицы согласны на семейный союз с женихом(тоже ознакомились с его данными, качествами, родословной ), назначаются смотрины. В следующий раз в назначенный день сваты приходят с женихом.

    Веста готовит праздничный стол, убирается, наряжается. Приходят гости. Приветствуют их, садятся за стол, пока сваты беседуют с родителями, молодые смотрят друг на дружку, приглядываются. Девушке могут давать разные задания, поймать курицу, приготовить ее, замесить хлеб и прочее.

    Если всё же приглянулись друг другу, оставляют молодых одних на ночь (не совсем одних, просто спать кладут вместе на полати или печь). Молодые могут общаться, но цель - раскрутить половой вихрь(чтобы души могли слиться). Молодые могут трогать друг друга, целоваться, ласкать, с обоюдному согласия, но девственности лишать не имеют права. Кстати сказать, Веста имеет право выбирать или ждать своего суженого. Недаром придумали гадания.

    Девушка в святки распускает волосы - они черпатели космической энергии, и перед зеркалами, одна в бане или еще где, начиналась гадать:

    -СУЖЕНЫЙ РЯЖЕНЫЙ ПРИДИ КО МНЕ НАРЯЖЕННЫЙ.

    Поэтому к смотринам девица обычно уже имела какое-то представление о своем женихе. В общем, девушка могла лечь с парнем или отказаться. При отказе сватанье считалось не состоявшимся и гости уходили. Ну а если молодые провели ночь вместе и цель достигнута, то они совершали сговор. После этого назначался день СваДьБы(сва-небеса, Дь-Добро данное., Ба-боги, то есть благословение богов), обычно осенью, после сбора урожая.

    Свадьба проводилась у жениха(за время между сговором и свадьбой будущим супругам у лица(улица) отцовского дома(отца жениха) ставили новый дом всей деревней). И после свадьбы жена уже жила с мужем в новом доме. Родителей она могла навещать, если жили неподалёку, но не часто. Считалось, что девушка уходит в другой род, теперь род мужа становится её родом, а про родителей стоило забыть.

    Поэтому на меня нахлынула грусть, скоро я покину отчий дом. И даже если не с одним женихом, так с другим, никуда от этого не деться - это сама жизнь, продолжение рода.

    Всю зиму были веселые игрища. Многие зимой справляли свадьбу. Часть моих подружек уже успели замуж выскочить. Ленка была одной из них. А говорила, что мол, суженый слишком суров и серьёзен. А как встретила его, так и всё - засохла. Вот от какого слова сухота. Сухота, сохнуть. Некоторые девчонки даже уехали к мужу в другую деревню жить, ведь жена уходит в семью мужа. Ленка как раз и уехала, грустно. Из близких подруг осталась лишь Томка. Уйти из своей семьи, от мамы, папы, сестер, братьев. Хотя вот мне уходить лишь от отца, да брата, которого столько лет не видела, пока его отпустили домой. Теперь только в случае войны придётся возвращаться в дружину. А сёстры тоже скоро выскочат замуж, надолго вряд ли задержатся в родительском гнезде. Так что в основном грустно было просто покидать отчий дом, отца. Как он тут, справится ли с тоской? Ведь я была папенькина дочка. Старшие сёстры особо и не возились с ним, особенно последние годы всё по гулянкам бегали. А вот я всё время дома, вместо мамы возилась по хозяйству, а ещё батюшка меня всему учил. Ладно, не буду о грустном. Так вот, ещё было грустно ещё вот от чего - выходя замуж, девица прощалась с вольной жизнью. Теперь надо было уже вставать засветло, возиться по хозяйству, а погодя и первенец появится, а потом уж только поспевай за оравой деток. Особенно первое время тяжко, когда замуж выходишь, приспосабливаешься к новой жизни, в кругу чужих людей. Хорошо, если муж любящий, поддерживает. Это не значит, что живешь со свекровью и свекром. Нет, обычно старшим сыновьям отец с братьями ставят новый дом. И лишь младший сын остается жить с родителями. Вот той снохе совсем не повезет. Хотя всякое бывает. Если родительское благословение есть, а обычно оно есть, то и свёкры любят девушку как родную дочь. Так это я о чем? А, о том, что остальные сыновья живут в своих домах, но рядом с домом отца, и свёкры в любой момент могут в гости нагрянуть. А тут свекровь и подмечает малейшие детали - где-то что-то не прибрано, что-то не так висит или лежит. А может и промолчать, да хмыкнуть. А от этого стыдно ещё больше. И не знаешь, ведь, когда зайдут к тебе гости, поэтому порядок должен быть всегда. А помимо дома ведь ещё скотина есть, за ней глядеть надо. А еще огород. А зимой дел не убавляется, надо прясть, ткать, вышивать, шить. И домашние дела никуда не деваются. Готовить, убирать, кормить скот. В общем, не соскучишься. Одна из причин, почему девушкам и парням дозволяется гулять допоздна, вставать позже, чтоб нагуляться уже перед тяжким каждодневным трудом семейной жизни. Вот и мои подружки кто-то уже замуж выскочил. А я пока не хочу. Мне ещё рановато, как я считаю. И дело даже не в том, что не нагулялась. А я ведь толком и не гуляла, ведь вела хозяйство вместо мамы. Зато я теперь привычная к домашнему труду. Просто пока не встретила того единственного, за которого и в огонь и в воду пойду. А мечтаю я о большой любви. Просто за хорошего парня, мне подходящего, я не пойду. Я своим так и сказала. Что хотите делайте, а в любви решать за себя не дам.

    Стук в окошко. Уже вечер, весна на улице, уже и темнеть позже стало. Так что ещё светло.

    - Кто там? - отворяю окошко.

    - Винка, пойдем гулять!

    - Тома, зачем, ещё холодно? - одну из лучших подруг звать Истома. Но она не любит этого имени, и всем представляется Томой.

    - Пойдем, уже теплынь. Парни уже повылезали. Сегодня уже биться начинают. Пойдем, а то проглядим всё. На гулянках уже не то будет, там они выделываться будут перед нами, а тут настоящую силу показывать.

    - О, битва парней! - я облизнула губы. Странно, но меня почему-то всегда прельщали драки. Сама тоже хотела научиться, стала тренироваться с вилами, после прошлогоднего представления парней. Отец меня застукал за этим занятием и понял, что пора. Пора было и меня обучить драться. Ведь в военное время всякое может быть, иногда приходится и женщине за себя постоять. Так что девчат обучают отдельно, и они в основном не рукопашным боем занимаются, а с палицами, вилами, другими подручными средствами. В бой идет всё, что под руку попадется. Так что всю эту зиму я каждый день бегала на тренировки. Ну и на игрища тоже, вот только пока ничего интересного для меня не было. Никто из парней не приглянулся. Да и на игрища обычно новых парней с других деревень не пускают. Вот если всё лето будет с нами гулять, да познакомимся с ним поближе, если будет ещё холост, тогда и пригласить на игрища могут. Поскольку Ратибор женился, то меня чуть ли не силком заставили посещать все молодежные гуляния.

    - Пойдём, это я ни за что не пропущу! - шепнула я подруге и закрыла окошко. - "Мам", я гулять. До утра не ждите!

    Вот странно, "мамой" сноху обозвала почти сразу, ведь она казалась мне старше по виду, девчонку брат взял из старых дев, поскольку самому уже было под тридцать. И вела она себя и правда как мама, чем-то смахивала внешне тоже. Но она не возражала, что странно.

    - Травинка, не рано ли на гулянки, ещё холодно на улице? - вмешался отец.

    - Не, пап, не рано. Сейчас уж бои начинаются, пойду глядеть.

    - Хм, - хмыкнул отец. Он был не против того, что я пойду глядеть на бой, ведь от этого в дальнейшем зависит моя судьба, лучше выбрать хорошего парня, который сможет постоять за свою семью. - Одевайся теплее.

    Я кивнула и натянула зимний тулуп. Будет жарко, лучше расстегнусь, чем замерзну.

    На сборах в конце деревни уже за пригорком спряталась толпа девчонок.

    - Добрый вечер, подружки! - поприветствовала я их, отвесив поклон.

    - Привет, Винка! Давай, присоединяйся, уже бой начинается! - я прильнула на землю, где уже постелены были овчины. Внизу расстилался вид на долину, полную парней - молодых, красивых, полных сил. - Они уже разогрелись, побегали тут, попрыгали, вы всё пропустили!

    - Жалко. Тома, ты чего так поздно меня позвала? - с укоризной глянула на подружку. Но она была уже вся в зрелище.

    - Ну что, кто готов начать первый бой? - спросил мой учитель. Он был уже не молод, но тренировал наших парней и девушек не первый год, и всеми боями с нашей стороны тоже руководил он.

    Вперед вышел рыжий парень - местный красавчик. Волосы доставали до плеч и завивались в мелкие кудри.Уже без головного убора, в укороченном тулупе.

    - Ты с кем-то конкретным желаешь сразиться или тебе все равно? - голос учителя был громкий, интересно, это специально он так долину озвучивает или они в курсе наших подглядок?

    - Хочу вон с тем! - он указал пальцем на высокого парня, с бородкой. Я б сказала, что ему никак не меньше двадцати лет, а то и больше. Но суд я по всему, как раз в пору вошёл.

    Обычно вначале таких вот битв деревень участвуют неженатые мужики и лишь в конце демонстрируют свои умения женатые, все ж у них другие приоритеты и они подтягиваются позже, когда уже стемнеет. Хотя "старички" обычно военные. Но они обычно в начале показательных боёв не участвуют.

    Парень вышел из толпы "врагов" (так мы называем соседние деревни, все ж они не наши, честь своей деревни будут отстаивать). Снял шапку, тулуп. Не слишком ли он оголился? Волосы достают до лопаток и собраны в хвост. Остался в одной рубахе. Бр... Ещё ж совсем холодно.

    И тут начался бой. Боги, что это было?! Наш Рудак ему хотел влепить под дых, а этот парень так ловко увернулся и локтем ему по спине заехал. Рудак так и согнулся от боли, при том, что был в тулупе и удар явно смягчился. Какова ж сила удара, если б без тулупа? Потом ещё серия ударов, но все были мимо. Парень ловко уворачивался и в долгу не оставался, первым тоже не бил. Разок прямо по спине Рудака совершил обратный кувырок. Девчонки все охали и ахали. Кто-то болел за нашего Рыжего, а кто-то за незнакомца. Все же он был завидным бойцом. Бой закончился истощением сил нашего парня, он просто рухнул на землю и больше не встал. Учитель проверил дыхание у него, что живой, поздравил с победой незнакомца.

    - Молодец, твои движения мастерски отточены, ты ведь воин, не так ли? - воины у нас были отдельным сословием. Они обучались воевать с детства. А остальные ребята просто в каждой семье и деревне учились на месте держать оборону и биться. Все же в случае войны надо было на местах стоять за свою семью, за односельчан, защищать жён и детей. Затем и проводились эти тренировки.

    - Благодарствую, - парень поклонился. - Да, кое-чему меня научили воины, но я не принадлежу воинскому чину.

    Рудак уже кое-как поднялся, обнялся с незнакомцем и они разошлись по разные стороны.

    А дальше было скучно. После такого быстрого и насыщенного боя, мне казалось, что остальные ребята вовсе не желают шевелиться. Двигались медленно и размеренно, меня удивляло, что они пропускают все эти удары, позволяя каждому достигать своей цели. В итоге, мне надоело.

    - Тома, я пойду, мне скучно. Всё самое интересное мы уже увидели, - прошептала я подружке.

    - Не нравится, не мешай. Там ещё Утеш не бился.

    - Ты все ещё западаешь на него?

    - Ага, да пока он на меня не глядит, погляжу хоть я на него.

    - Ладно, но я пойду уже домой. Завтра с утра у меня тренировка.

    - Ты считаешь, что будет твоя тренировка после такого?

    - Ну, не знаю, но Твердополк обещал, что будет. Значит, я приду. А там поглядим. - Кстати, мой учитель бывший военный, тоже в тридцать лет его списали в запас, чтоб мог обзавестись семьёй, вот с тех пор и занимается с ребятами. Правда не задарма, поскольку это его призвание, то платой является с каждого парня и девушки продукты или другие товары, все зависит от того, чем та или иная семья занимается. В общем, мы ему даём все необходимое для жизни, а за это он нас учит. Возможно в будущем брат тоже будет учить ребят.

    - Ладно, пока!

    - Пока!

    Я помахала девчатам, но им было не до меня. Эх, видно ничего я не понимаю в любви или боях. Ведь каждая ждала выхода для показа умений своего парня или того, кто только приглянулся. А может рассчитывали полюбить кого-то нового. И раньше мне тоже было интересно до самого конца. А тут что-то заскучала. После парных боёв пойдут стенка на стенку. Затем будет объявлено, чья команда победила. Далее атаманы команд будут за свои обиды наказывать. Все ж не дело, что кто-то побил атамана. А такие наверняка найдутся. Всё, конечно, не серьёзно, просто прилюдно немного похлопают плетью легонько по мягкому месту, и все посмеются просто и всё. А затем братание. Все дружно обнимаются и уже тогда расходятся.

    Я ещё раз взглянула на девчат, жадно глядящих на парней, и пошла домой.

    Дома мне как-то было холодно. Растопила баньку и пошла греться. После бани обливаться холодной водой вовсе не хотелось. Укуталась потеплее и пошла спать. Но и дома было мне холодно. Замоталась двумя одеялами и уснула с мыслями о том первом поединке.


     Даша

    Проснулась. Замёрзла. Укрылась. Согреться все равно не могу. Будильник. Пора вставать. Пошла греться в душ. Пропарилась как следует. Пошла поставила чайник, буду чай липовый пить с малиновым вареньем. Расчесалась. Какую причёску сделать? Заплела косу и подколола её заколкой наверх. Собранные волосы наверх - деловая причёска. Не красоваться пришла, а по делу.

    Хух, согрелась. Можно сказать, позавтракала. Пора звонить по объявлениям. Хотя возможно уже люди отозвались по объявлениям, всё же купила газету в конце недели.

    - Здравствуйте, я по объявлению.

    - Уже все места заняты.

    - Спасибо. До свидания.

    - Здравствуйте, я по объявлению. Уже всё занято? Понятно. Всего доброго.

    После обзвона девяти объявлений, на десятом мне повезло, это там, где заработная плата была договорная. Договорилась подъехать к одиннадцати в отдел кадров.

    Собралась быстро - хорошо, что с вечера всё приготовила. Вообще так повелось ещё со школы, что я всегда собиралась с вечера и утром на это не тратила времени, зато моя сестра, Надюшка как раз собиралась утром. Постоянно слышалось, что она не может найти тот или иной учебник, бегала по всей квартире в поисках с криками, потом в мыле собиралась и уматывала со мной в школу. Так что сборы с вечера - мне были подтверждением правильности моей теории. Сейчас она поехала в санаторий. После того, как в пять лет она попала под ливень и застудила себе почки, начались постоянные походы по врачам, анализы и прочее. Врачи ставили пиелонефрит, что не утешало. Каждое лето она проводила пару недель в больнице на обследовании. Поначалу, пока была совсем маленькая, мама лежала с ней, а потом лишь каждый день ездила её проведывать. Вот и сейчас родители купили ей путёвку в санаторий, где надо было пройти курс очистки организма и лечебных процедур. Санаторий был закрытый и туда родственников не пускали. Лишь неделю спустя можно будет за ней приехать. Поэтому родители улетели отдыхать, а меня попросили быть на связи, ежели что - я уже девочка большая, могу о сестре позаботиться. Да и сестренка была не промах, сообразительная и боевая. А то, что она по больницам постоянно моталось, тоже её закалило и она теперь была самостоятельная до жути. Даже я в её возрасте такой не была. Ну да ладно. Так, срочно надо убегать.

    Надела белую водолазку, сверху чёрный жилет, юбку длинную до щиколоток чёрную. Под низ колготки и гамаши чёрные. Проверила температуру за окном - "-15". Этого будет достаточно. Сверху нацепила длинный синий пуховик. Обулась в черные сапоги на толстой подошве - не люблю на тонкой, камни чувствуются, ноги замерзают. Надела синюю шапку, повязала такой же шарф. Схватила свою безразмерную сумочку, в которой было обычно битком напихана куча разных полезностей: зеркальце, салфетки влажные, газовый баллончик, гарнитура для телефона, права, пара бумажек, ручка, деньги, ключи, ну и может ещё что по мелочи. Я вот всё порываюсь себе ножичек раздобыть, да все никак не вижу подходящий. Вспомнила про документы для работы, взяла стопку. Смотрю на себя в зеркало, ничего не забыла? Вроде всё взяла. Замкнула дверь. Побежала по ступенькам, хорошо, что живём не высоко, лифтом почти не пользуемся, потому как он постоянно ломается. Бегу, перепрыгивая через несколько ступенек. Выбежала из подъезда, побежала к метро. А что - права правами, а по Москве перемещаться на личном транспорте не выгодно. Место, куда машину поставить - не найти, помимо этого ещё и вечно пробки. Это если куда-то в универсам за покупками ехать, тогда и на машине можно прокатиться, а вот по делам - оно не нужно. Быстрее доберешься до нужного места на метро. Преимущество личного транспорта ещё в том, что всякую всякую заразу не собираешь в общественном транспорте, зато за дорогой следить нужно, всё время в напряжении. А в Москве машин пруд пруди, страшно. Катаюсь, но редко и по знакомым маршрутам. Вот за город - всегда пожалуйста.

    Сходила на собеседование и меня взяли. Причём без вопросов, лишь попросили девочку меня протестировать. Отвели к компьютеру на рабочее место, попросили что-то сделать. Я сделала, что просили. Очень удивились, что я умею это делать. Древняя программа, понятное дело, что курсы оператора ПК такого уже не дают. А вот получается, зря, поскольку некоторые офисы ещё сидят на этих программах. Хотя может и не зря. Ведь ДОСовские программы работают на порядок быстрее, чем виндовые. Вообще, самое лучшее, когда вообще напрямую с машиной общается программа, то есть написанная на Ассемблере. Но писать такую просто замучаешься. Всё же привыкли мы к удобствам.

    Сказали мне об условиях работы. Я была согласна. Теперь надо решить вопрос с начальством. Девочка вошла в кабинет с надписью "Начальник", попросила подождать, через некоторое время пригласила в кабинет. За столом сидел мужчина средних лет, плотного телосложения, но не толстый. В деловом костюме, не дешёвом, чёрном, зеленоватого оттенка, салатовой рубашке. Деловой мэн, я б сказала. Пальцы веером... На пальцах кольца. Мне, если честно, не особо понравился. Типа "новый русский". Но начав разговор поняла, что ошиблась. Прикид прикидом, а говорил он вежливо, без понтов.

    - Здравствуйте, присаживайтесь.

    - Здравствуйте.

    - Ваши условия? - сразу к делу.

    - В субботу работать не могу. Остальные дни меня устраивают. Три для в неделю мне предложили, а можно пять?

    - Нет, поскольку на один день в неделю никто не согласится - зарплата будет маленькая. А шесть вы сами только что сказали, что не можете.

    Подумала. Когда это я говорила? Может тогда, когда сказала, что в субботу не могу.

    - Тогда согласна на понедельник, среду и пятницу.

    - Хорошо. Работа с 8 до 19 без перерыва. Отвечаете на звонки, вбиваете в компьютер данные. Обедаете на рабочем месте - минут 15 максимум. Ну и чай в течение дня без отрыва от производства. По нужде отлучаться не дольше 5 минут. - я кивнула. - Какое у вас образование?

    - Неоконченное высшее.

    - Высшее неоконченное, значит вы учитесь?

    - Да. Я ещё хотела бы обговорить учебный отпуск на сессию.

    - Не более двух недель. Просто договариваетесь со сменщицей, она работает 2 недели, потом вы, по 6 дней в неделю. Учебный, как и обычный отпуск можете брать, когда надо, главное, чтобы сменщица была не против. Ну, как положено по трудовому законодательству - 28 дней в году обычный отпуск. Учебный тоже желательно не чаще 2 раз в год. К тому же со сменщицей можете меняться в любое время, если договоритесь, конечно.

    - Я согласна. Что насчёт зарплаты?

    - Две тысячи в день.

    Мысленно подсчитала, сколько в месяц. Где-то 24 тысячи в месяц. Неплохо. Для новичка, без опыта работы, с неоконченным высшим образованием, три дня в неделю, я бы даже сказала - круто!

    - Я согласна! Испытательные срок?

    - Его не будет.

    Мелькнула мысль, но я не успела её поймать.

    - У вас трудовая книжка есть?

    - Нет.

    - Тогда советую сходить в канцтовары и купить, Тут недалеко от метро есть магазин. В общем, нам от вас нужен паспорт, документ об образовании, если студентка, можно копию зачётки. Как будет возможность выбраться в ВУЗ, возьмете справку, что у них учитесь. Ну и трудовая. Если сегодня сможете принести документы, то оформим вас уже сегодня, с завтрашнего дня можете выходить на работу. Если нет, приносите документы завтра, попрошу девочек прийти пораньше и оформить вас к началу рабочего дня. Идёт? Завтра приступаете.

    - Да, спасибо.

    - Хорошо. До встречи.

    - До встречи. Хотя ещё один вопрос.

    - Какой?

    - А мне учёбу в качестве стажа засчитают?

    - На дневной форме учитесь? - я помотала головой. - Значит, она не учитывается. До свидания.


     Лёша

    С Дашей мы как-то странно расстались. Не понимаю наших отношений. То ли мы встречаемся, то ли уже помолвлены. Или просто друзья? Хотя сам всю эту кашу заварил, и не расставил все точки над "i". Кстати, буква зря была убрана из русского языка. Образ этой буквы означает "вселенную". Поэтому и слово "МИР" имеет несколько значений, вот только раньше каждое значение писалось по-своему с одной из трёх "И": И-Иже, i - Ижеи, ї - Инить, . И в данном случае - когда "и" с точкой "МIР" обозначало вселенную. Так это я о чём? А, о том, что надо разобраться в своих чувствах. С одной стороны, мы вроде как и не знакомы, общались от силы пару часов. С другой стороны такое чувство, будто знаю её всю жизнь. И общение нам обоим в радость. По идее, нам бы съехаться вместе да пожить, сможем ли мы создать семью. Вот только, если мы знакомы так мало, может хотя бы ради приличия стоит начать ходить на свидания, не предложишь же сразу съехаться. И куда её пригласить? Просто в кино? Ходил я уже в кино, причём недавно, ничего дельного там нет. Точнее всё дельное уже прошло - было на новогодние праздники. А поскольку праздники уже кончились, то и дельные вещи тоже. Просто так, ради формальности идти туда не хочется. Хочу чего-то нового, чего не было с другими. Ведь, как мне кажется, Даша ОСОБЕННАЯ, не такая как все. Ладно, для начала бы неплохо позвонить. Всё это я думал, пока лежал - было немного времени до будильника. А дальше он прозвенит, и придется подрываться с постели и собираться на работу, ведь уже понедельник и работу никто не отменял. Интересно, что слово "работа" и "раб" одного корня. Если так подумать, то на работе мы и правда рабы, что скажут, то и делаем. Никакого творчества, отклонения от исходного не приветствуется. Даже наоборот, всякие крутые штучки, навороты - они не ценятся, мало того, некоторые мне даже пришлось либо прятать так, чтоб работодатель не узнал, либо убирать вовсе. А ещё с недавних пор требуют вести документацию, а это значит, что в любой момент могут выгнать с работы и взять кого-то другого, кто будет более послушен, выгоден. В документации новый человек разберется, а вот без документации в чужом коде копаться - что в лабиринт попасть. Пытался я так разобраться, потом плюнул и решить просто ваять своё, а вот когда накладки какие-то выходят, тогда и разбираться, что к чему. Программирование - это великая вещь.

    - Слышу голос из прекрасного далека..., - пора вставать. Уже два будильника отключил, этот последний. Каждая секунда просчитана. Подрываюсь и бегу ставлю чайник, потом в туалет и умываться. Далее по графику остальные туалетные дела, одевания. Собираю что-то на обед из остатков пищи: каша рисовая, приправляю кетчупом, иначе не съедобна, нарезаю колбасы, все перемешиваю в судочке. Ещё воды налить с собой, быстро чай попить и убегать.

    На работе как робот. Тоже никаких левых мыслей, надо вкалывать. В обед кушаю и начинаю вновь думать о Даше. Куда бы пригласить её. Может в планетарий сходить? Интересно, а она работает? В общем, в любом случае, не мешает позвонить.

    Достаю телефон, звоню. Трубку не берёт, затем гудки короткие. Занята, а может едет в метро. Позже либо перезвонит, либо надо будет не забыть набрать ей. Отвлекают по работе. Вот и закончился обед. Пора идти пахать.

    Закрутился. Позвонить так и забыл. Будильник - конец рабочего дня. Живу по будильникам и напоминалкам, без них ничего не помню. Да и в век информационных технологий грех не пользоваться этими технологиями. Зачем ненужная информация, которой нужно забивать свой мозг, и без того перегруженный. Как говорил Шерлок Холмс, запоминаю только нужное, иначе в какой-то момент место закончится. И хотя я не верю в это, потому что мозг не поддается объяснению современной науке, а воспоминания где хранятся - до сих пор не известно, все равно, зачем держать в голове кучу всего, что надо помнить и не забыть сделать, если можно просто поставить напоминалку на телефоне.

    Иду с работы. Она так и не перезвонила. Набираю её номер.

    - Привет.

    - Здравствуйте, - незнакомый голос.

    - Это Даша?

    - Да. А вы кто?

    - Лёша, - пауза. И что сказать?

    - Лёш, извини, я устала, сегодня трудный день был. А сейчас домой еду, я в метро, скоро пропаду.

    - А завтра когда тебе можно позвонить?

    - Ой, даже и не знаю, мне завтра на работу. Я сегодня ходила на собеседование и меня берут. Давай, я как устроюсь, тебе перезвоню, ладно?

    - А ты позвонишь? Давай я тебе наберу.

    - Хорошо, давай поговорим в пятницу вечером.

    - Лады.

    - Ну, пока! Сейчас пропаду.

    - До встречи.

    - До связи.

    Интересно, она меня так послала или всё же нет? Ставлю напоминалку: "Позвонить Даше". Время в пятницу в 20.00. Точно она в 8 спать не будет, и по идее рабата до 7 максимум. Хотя нет, лучше в семь позвоню, а то вдруг она в этом время в дороге будет. Спускаюсь в метро, включаю в наушниках аудиокнигу. Все, отрубился. На автомате огибаю препятствия, подхожу к нужному вагону поезда и сажусь, пока есть свободное место. Отрубаюсь от происходящего. Вот люди некоторые думают, почему молодежь занимает свободные места, а потом не уступает старикам. А потому что старики пошли наглые. А я вот из принципа не буду уступать тому, кто считает, что заслужил больше моего. Вот спрашивается, час-пик, когда люди едут на работу или с работы. И вот какую-нибудь бабульку несёт в метро именно в час-пик. Вот что она там забыла? Она на пенсии, сидит дома. Если тебе надо ехать, ну так езжай днём, когда народа мало. А люди с работы едут, уставшие, я вот всё время хочу спать. Сажусь и обычно сразу же вырубаюсь. И вот наглая бабка идёт и требует, чтоб ей уступили. Да пошла она! Вот стоит бабулька, видно, что устала. Скромная. Никого не сгоняет. Вот такой я даже рад буду уступить. Она ещё и поблагодарит и даже, скорее всего, откажется сесть, скажет, что сиди, сынок, тебе нужнее. А эти... просто слов нет.

    Срабатывает распознавание голоса по слову. Моя станция. Плетусь вместе с толпой к выходу. Тороплюсь выбраться из этой толпы, но все же держусь средней скорости потока. Поднимаемся по эскалатору. Разглядываю рекламу на стенах. Ничего интересного. Выхожу, иду по дороге, разглядывая витрины. Каждый день появляется что-то новое. Вот, важно запомнить, никогда не знаешь, когда пригодится. Прихожу домой. Под душ, лёгкий ужин, чистка зубов и спать.

    Лежу, мозг почти сразу отрубается, только на границе сна слышны какие-то разговоры незнакомых людей. Едва уловимые, не можешь разобрать, толком, о чём говорят, хотя говорят на русском. Проваливаешь в царство сна.


     Сокол

     Через шесть лет

    Эти годы я провел на учёбе в славном городе Асгард. Это был стольный град Малого Союза. Закончив учебу и проведя лето* на поле боя, я поехал в горы, к горячим источникам. Там я набрался сил. Теперь предстояло жениться.

    Интересно, Она меня помнит?

    Надо было придумать план, как нам встретиться. Переход сосёт много энергии. В прошлый раз я месяц провалялся в постели - энергетическое истощение, как сказали лекари. Сразу как явился домой, так и упал, где стоял. Так что стараюсь перемещаться на общественном транспорте, а не с помощью СИЛЫ.

    Прошло несколько лет после того, как я повстречал Её. За эти годы мне стоило многому научиться. Я ведь не воин, но боевые навыки мне тоже нужны. Вообще в наше время дают боевые навыки всем парням и девушкам. Но поскольку хоть и не воин, но боевой маг, мне надо владеть навыками ближнего боя, рассчитывая только на физическую подготовку, а не СИЛУ. Вот и проведя пару лет среди воинов, я подался оттачивать мастерство среди простого люда. Ведь обычные люди не зря постоянно тренируются. Правда, это касается в основном молодежи, они постоянно устраивают стычки, разборки между поселениями. А старшие мужи приезжают лишь на первые сборы, когда съезжают несколько деревень или городов. Такие бои проходят пару месяцев. Обычно начинают с двух деревень, потом подтягиваются и другие. И вот сегодня был один из таких боёв. А вторая причина, за такими боями обычно подглядывают девчата. Это не возбраняется, даже поощряется. Ведь в бою девчата тоже могут кое-каким приёмам научиться, да и жениха себе присмотреть в деле защиты своей будущей семьи. И вот все эти годы я ждал Её. Я ходил на гулянки, высматривая всех голубоглазок деревни. Ведь гулянья начинали посещать после 12 лет. Но никакого всплеска души я не увидел. Тогда я шёл в другую деревню. Но и там ничего такого не было. Сегодня меня вызвал парень, с которым мы встречались на других сборах. И ему не понравилось, как я болтаю с девчонками. Все ж слухи быстро распространяются, он ещё тогда на меня ощетинился, типа я отбиваю от него девчат. До стычки не дошло в тот раз. А сегодня удалось вызвать меня на поединок, поскольку до того на всех предыдущих боях, где мы встречались, меня вызывали другие бойцы. А правила сборов - каждый боец в парных боях участвует только один раз. А сегодня ему предложили первым открыть сходку, он и вызвал меня. Он был сильным бойцом, это я ощутил с первых мгновений как вышел на поединок. Но тут я ощутил всплеск, которого давно ждал. Тут была Она! Стоило себя показать. Я не позволил ему нанести себе ни одного удара. Странно, но прилив силы я ощутил очень значимый. И уже после боя я понял, почему. Она мне помогала. Глупенькая девочка, что ты натворила! Когда сегодняшняя сходка завершилась, я пошел её искать, но не нашёл. Девчата молчали, а одна девчонка плохо скрывала беспокойство. Она могла мне помочь. Я попробовал с ней поговорить, шёл за ней до дома. А возле дома она чуть не подняла шум. Решив не рисковать, я спрятался в хлеву, поставив метку на выход этой девушки из дома. Утром чуть свет, она выскользнула из дома. Последовав за ней, мы очутились возле красивого дома, всего такого резного и раскрашенного. Отворив калитку, она подошла к окошку и постучала. Но в ответ тишина. Тогда она пошла стучать в дверь.

    - Тома, что случилось? - встревоженно отреагировала открывшая дверь женщина. На ней была рогатая кичка, значит замужем. Либо мать, либо сестра, либо сноха. Девушка зашла в дом. Через какое-то время она выскочила из дома.

    Когда девушка скрылась с поля зрения, я подошел к калитке. Тут вышла женщина. Она была мрачной и грустной.

    - Здравия! Вам чем-то помочь? - вызвался я.

    - Здравствуй! Ты не местный. Боец?

    - Да. Ищу, где остановиться, может помощь кому нужна.

    - Хорошо, я тебя нанимаю. Сходи, будь добр, на колодец, набери воды, - женщина вынесла ведра и коромысло.

    - Благодарю, но обойдусь без коромысла, - я убежал за водой.

    В общем, целый день я бегал по каким-то делам. Лишь на обед, ужин меня звали откушать. Дома было чисто и уютно. Вокруг вышитые рушники(полотенца), скатерть, салфетки.

    К ночи мне предложили ночлег. Я просто рухнул на лавку от изнеможения. Неужели все эти дела делает обычно хозяйка? Нелегкий это труд - быть матерью, женой, хозяйкой. Глава семейства приходил лишь на обед и ужин. Он одобрил мою кандидатуру. Это судя по всему, был отец.

    - Дочка заболела, поэтому снохе приходится много времени ей уделять, она не поспевает. Да еще и сын недавно женился, дочка выполняла часть дел, а тут свалилась, лишних рук не хватает, - объяснил он мне.

    - Понятно. За хлеб и соль, я буду вам помогать.

    - Благодарим от чистого сердца! Как звать, тебя, сынок? Я не знал, как представиться. Многие кличут меня Соколом, но не потому, что имя моё истинное такое, точнее часть имени, а потому что оборачиваюсь я соколом. Сокол - скорее прозвище. Но то на родной земле, где род мой. Я был драчливым парнем, зато крепким. Ну и дали мне мирское имя Дубок, мол, крепкий как дуб.

    - Зовите меня Дубок.

    Вот так я представился. У нас не принято называть своё имя. Представиться можно по кличке, прозвищу. Никто не обижается на это. Но почему-то мне показалось правильным сейчас назвать своё имя.

    Знание настоящего имени в руках ведуна или колдуна могут как лечить, так и вредить человеку. Поэтому после имянаречения даётся два имени, для друзей, подруг, родственников, а другое лишь для судьбы - суженого. А вот чужим обычно представляются прозвищем.

    И я отключился. Проснулся я от предчувствия чего-то плохого. Я выскочил из своей комнаты. Все спали. Я двинулся по наитию. В горнице было темно. На одной лавке спала хозяйка. На другой девушка. Я прикоснулся к её лбу. Она вся горела. Рядом стояло ведро с водой, но вода была теплой. Я засунул руку в воду и она превратилась в ледяную. Смочив тряпку, которая сползла с лба девушки, я положил её на лоб девушки. Рядом лежала стопка платков. Я смочил один и стал обтирать девушке лицо, шею. Стоило приложить холодную ткань на живот. Откинув одеяло и задрав сорочку, я прикрыл ноги девушки одеялом, а на живот положил прохладный платок.

    Жар стал спадать лишь под утро. Хозяйка так и спала. Под утро пришёл отец. И застал меня в комнате дочери.

    - Что ты здесь забыл? - было первое замечание. Потом увидев задранную сорочку дочери и как я кладу мокрую повязку на живот, он смягчился.

    - Кто ты? Лекарь?

    - Нет, но я потомок волхвов.

    - Что с ней?

    - Не знаю, было не до осмотра. У неё жар не спадал, а хозяйка спала. Вымоталась за целый день.

    Тут женщина проснулась. Оглядев комнату она смутилась и прежде, чем что-то сказала, отец девушки прервал её:

    - Ты уснула, а Травинка вся горела.

    - Ты знаешь её имя теперь, - обратился он ко мне. - Сможешь что-то сделать?

    - Оставьте нас одних.

    - Пойдем, Карина, - отец семейства увёл свою невестку.

    Мы остались одни. Значит, тебя звать Травинка. Попробуем. Я прикоснулся к её руке. Жар еще был, но не такой, как ночью.

    - Т-ра-ви-н-ка! - позвал я. Девушка засверкала всеми цветами радуги, но цвета были блеклые. Оглядев её тела друг за другом увидел брешь в каждом теле. Сила утекала из неё. Я очертил в воздухе коло и расширил его мыслью до размера горницы, потом представил, как коло превращается в шар вокруг нас. Сила перестала утекать так быстро. Поскольку ей было некуда деваться, она начала кружиться по колу вокруг нас, постепенно находя брешь и вливаясь обратно. Что ж мне с тобой делать, малышка?

    - Хозяин! - позвал я отца семейства. Он тут же появился в горнице, но дальше пройти не смог, шар защиты мешал это сделать.

    - Ты звал меня!

    - Я понял природу хвори. Из неё утекает сила. При том, тело плотское здорово полностью. Я не могу залечить брешь.

    - А как получилась эта брешь? - а отец не промах.

    - На поединке вступило в силу древнее заклятие.

    - Какое заклятие?

    - Несколько лет назад у вашей дочери был сговор. Древний, на основе СИЛЫ.

    - Откуда ты знаешь?

    - Это был магический сговор со мной. Я не накладывал на неё обязательств, поэтому забрал память об этом. А когда на поединке вчера она увидела меня, она несознательно начала переживать за меня. А сговор дал силу всему этому и она стала отдавать мне свою Силу. После поединка я разорвал связь, но брешь никуда не делась. Ваша дочь отдаёт Силу по-прежнему, только уже не мне, а природе!

    - И что с этим можно сделать?

    - Заключить новый сговор. Но тогда выбора у неё уже точно не будет. А связавшись со мной, она унаследует тяжелую судьбу. Ей придется обрести Свою СИЛУ! Она ведь тоже Хранитель Силы, как и я. Вы ведь знали это.

    - Хранитель Силы?

    - Она связана с природой. Вы ведь видели эту связь, не так ли?

    - Нет, - он задумался, - но с детства она возилась на грядках и урожай был огромный. Это было странно.

    - В общем, что скажете?

    - А разве есть выбор? Ты ведь сам его не дал. Заключай сговор, я благословляю.

    Отец вышел. Я закрыл глаза. Теперь следовало узнать её истинное имя для суженого.

    - Скажи мне, любимая, - я наклонился и поцеловал её. Всем телом я ощутил как она пульсирует во мне, в моём теле. Ты моя суженая, только я могу узнать твоё имя.

    "НА-С-ТА-СЬ-Я!" - позвал я мысленно. Брешь стала закрываться. Я разорвал поцелуй. Теперь вторая часть сговора.

    - Поцелуй меня!

    Душа вырвалась из тела и подлетела ко мне, прильнув к моим губам. Брешь полностью закрылась, и мы слились в одно целое.

    "Я люблю тебя, Настенька!" - сказал я мысленно. Все её тела наполнились СИЛОЙ. Душа моей суженой вернулась на место. Я вышел из шара. На всякий случай, пока не стал убирать защиту, только уменьшил шар до размеров её тела. И выскользнул из горницы.

    - И что теперь? - отец появился тут как тут.

    - Ничего не говорите ей. Я буду ухаживать за ней, если позволите буду жить у вас и помогать по хозяйству. Только она не должна меня видеть, постараюсь избегать с ней встреч дома. Я постараюсь добиться её обычными способами. Любовь дарит СИЛУ! Только с помощью неё можно преодолеть все трудности.

    - Ты очень мудр, сынок. Я одобряю твои действия.

    - Я очень люблю вашу дочь! Любил все эти годы, с момента нашей первой встречи. Все эти годы я искал её. Но только вчера волею Судьбы мы встретились.

    ***

     Леша

    Сел. И что это за сон такой? Первый раз вижу, чтоб сон продолжался. Словно вчера было мало. Сегодня опять снилась жизнь парня и девчонки голубоглазой. Интересно, а какого цвета глаза у того парня. Я видел его глазами, словно был им и жил в его теле. Все ощущения настолько реальны. Вот это чувство до сих пор, словно и не проснулся. Помню, что охладил воду рукой. Может попробовать. Иду в ванную. Набираю в тазик горячей воды. Что я делал во сне? Ощутил, что вода стала холодной. Представил себе, какая вода на ощупь, когда холодная. Передал это ощущение воде в тазу. Потом дотронулся другой рукой до воды. И правду холодная. Что со мной творится? Это со мной на самом деле происходило? Происходит? Чья это жизнь во сне? Моя? Пожалуй, мне это даже нравится. Ещё раз налил горячей воды и попробовал охладить. Вышло. Круто!

    Будильник. Пора вставать. Надо идти в рабство. Тьфу, на работу. Потребность в Даше возросла ещё больше. Сердце щемило от чувств, как во сне от Травинки, когда я о ней думал. Даша! Моя любимая!


Глава 3

     Даша

    Я полетела на крыльях счастья - бегом в канцтовары. Все остальные документы были у меня с собой. Поэтому быстро купила нужное и вернулась. Меня тут же оформили (выдал начальник заявление о приёме и забрал трудовую), и девчонка, что тестировала меня, предложила мне посмотреть на работу, записать, если что-то не поняла, может ещё какие вопросы по ходу дела возникнут. Я с удовольствием осталась и следила за её действиями, попутно записывая всё в блокнот. Потом девочка, кстати, её звали Дина, предложила поработать на её месте. Я поменялась с ней местами и стала отвечать на звонки. Было просто. Если что-то забывала, она тут же подсказывала, после звонка я записывала, что надо делать. Звонили часто. Потом познакомили меня с другими сотрудниками, выдали ключи, поскольку мой рабочий день начинался раньше других, и попрощались. Завтра был мой рабочий день, потому что понедельник я прогуляла, а мне его поставили как рабочий. В общем, теперь я - работающий человек. А по субботам у нас были консультации в институте, преподаватели шли нам на уступки, так что посещать их было важно. Заодно и рассказывали, как делать контрольные, ну и какая-то начитка материала была. Так что в субботу работать было нельзя. Вечером, возвращаясь домой, я была измождена и морально и физически. Всё же не привыкла я к такой нагрузке, теперь придётся привыкать. Кстати, надо бы чашку принести на работу, к чаю что-то, чай. Краем глаза отметила, что вхожу в метро. Ещё на обед что-то собрать. Про микроволновку никто не говорил, значит, надо что-то такое, что не требует разогрева. Бутеры? В общем, надо сегодня зайти ещё в магазин, купить колбасы, варено-копченой, чтоб не протухла. Хоть и зима, но в офисе тепло, так что запросто. Родители на нужды оставили деньги, так что с этим проблем пока не было. Кстати, не буду же я в сапогах сидеть, надо сменную обувь. Достала коммуникатор и стала вбивать заметки, что надо купить или принести. Тут раздался звонок. Незнакомый номер. Хорошо, что все входящие бесплатно, так что подняла трубку. Не сразу поняла, кто звонит. Если честно, была очень рада слышать ЕГО голос, что ОН не забыл про меня. Сердце застучало сильнее. Уже спустилась в метро. Прощаться не хотелось, но увидела огни приближающегося поезда. Попрощалась. Обещал в пятницу позвонить. С удовольствием бы ещё поболтала. Но звонить самой, когда договорились на пятницу, как-то не улыбалось. Не хочу быть навязчивой. Парни не любят, когда на них вешаются. Лёша мне понравился, не хотелось его спугнуть. Села в поезд и поехала. Внимание вновь переключилось на то, что надо купить. Дописала список, тут уж и выходить нужно. Вышла, зашла по дороге в магазин, купила, что нужно. Побрела домой. Переступив порог квартиры, почувствовала жуткую усталость. Транспорт - все силы высасывает. Вампиризм всё же существует, правда энергетический. В местах скоплений людей мне частенько становилось плохо. Когда-то экстрасенс знакомый учил меня ставить защиту, но я все время об этом забываю. Одно время пересеклась с одним случайно, он на скорой работал, как раз к сестре и приехал, когда она в 5 лет простыла и температура под 40 у неё была. Так мы и сдружились. Он сказал, что у меня есть потенциал, мне было интересно, он мне подбрасывал литературу развивающую способности. А я запоем читала и пыталась воплотить в жизнь. Не всё пробовала, частенько ленилась. А потом не до того было, и я забросила. Как раз тогда и поняла, что у меня есть два режима - обычный и магический. Так я его называла. Представлялся он мне как небольшой шум в голове, когда зажмуривалась и пыталась что-то сделать связанное с магией. Потом стала вызывать этот режим просто по желанию, даже не закрывая или зажмуривая глаз. В общем, попробовала всего понемногу, просто черпать энергию из окружающей природы - кажется у йогов это "праной" называется, в наших методиках "жива". Ещё телепатией пыталась заниматься, а также лечением. Но с лечением мне было не велено баловаться, потому что при неправильном лечении, я могла перетягивать болезнь на себя, а это было не нужно. Как мне объяснил врач(это который экстрассенс), нужно познать себя, своё тело, а потом уж пытаться управлять процессами вне моего сознания. С телепатией у нас не сложилось. Было слишком опасно, судя по побочным эффектам, поэтому дальше пары упражнений дело не пошло. С внушением было лучше. Это у меня и правда получалось. Ну и вот сейчас вообще не тренируюсь, почему-то лишь в школе было интересно или может наоборот скучно, что я даже не уроках пыталась отрабатывать некоторые методику по внушению. Пробовала отвод глаз. Видишь человека и внушаешь ему, что тебя здесь нет, что тебя он не видит, не замечаешь. Это работало!!! Ну так вот, я отвлеклась. Про вампиризм. Чтоб защититься от негативного подключения к своей энергии, нужно закрыть глаза и представить купол над собой. Это хорошее средство, но купол надо не забывать снимать, иначе худо будет. Есть более лучший способ, но он не долгий. Представлять перед собой водопад, ну или вокруг себя водопад. Вода хорошо защищает и от чужого влияния, и смывает негатив, и не блокирует положительную энергию. Но действует не долго, надо постоянно обновлять водопад. А о нём обычно сразу же забываешь. Вот и получается, что ходишь без защиты вовсе. Пошла сразу под душ - смывать всю бяку с себя. Собралась на завтра, проверила список, всё в порядке. Можно чистить зубы и спать.


     Травинка

    После болезни я понемногу начала посещать игрища. Ещё было холодно, поэтому игрища были раз в седьмицу, обычно в неделю(седьмой день седьмицы, от слов "нет дела"). Солнышко радовало своим теплом. Вот выходишь с утра, смотришь, солнышко светит. Поклонишься от чистого сердца.

    - Здравствуй, солнышко! Даждьбог, Ярило! Здравствуйте, Боги наши любимые! - поклонишься на все четыре стороны. Ощутишь дуновение ветерка. - Здравствуйте, Стрибог, Матушка Сыра Земля. Здравствуй, Макошь! Здравствуйте, все! - а на душе становится тепло-тепло, словно цветок распускается, ПРИРОДА дарит тебе СИЛУ, ЛЮБОВЬ! Хочется распустить волосы, чтобы ветерок трепал их. Но нельзя. Волосы накапливают силу для меня. Пока для одной меня. А как замуж выйду, расплетут мне косу, заплетут две, спрячут под кичку двурогую - символ мужской защиты и женского плодородия. В старости, когда женщина уже не могла рожать, меняли двурогую кичку на безрогую. Вообще народный костюм очень многое значит(кстати, "народ" от слов "наш" и "род"). Вышивка говорит о принадлежности какому-то роду, а также своей веси. Но это в основном у мужчин. Девицы обычно просто занимаются благоустройством уюта дома. А вот мужчина - продолжатель рода - имеет свою весь. У девушки обычно костюм да головной убор говорят обо всем, какого возраста, замужем ли, или как раз в пору вошла. Кстати, вышивка ещё содержит защитные символы от сглаза и прочего, прошения у богов на богатство, плодородие. Кстати, богатый не тот, у кого добра много, а тот, у кого много богов. А кто такие боги? Предки наши, дети наши, ведь все мы внуки Даждьбога. Вот тот, у кого много детей - тот и богатый.

    Солнышко пригревает, птички поют. Весна, одним словом. Снег, не так давно белый и пушистый, превратившийся в серый и грязный, тоже сошёл. Хотя сошёл лишь там, где мало деревьев., в лесу вот ещё не до конца, а кое-где образовалось болото. Но скоро и там будет сухо. Солнышко уже греет довольно хорошо, можно обходиться без верхней одежды. Так приятно снимать её после долгой зимы. Зиму я тоже люблю, но и она поднадоела. Хотелось тепла и побольше солнышка. Всё же мы солнечные дети. Без солнышка и настроение грустное, и частенько болеть начинаем. Вот недавно и я болела. Семь потов с меня сошло, похудела изрядно. А это плохо, ведь сейчас гулянья. А худых девчат не любят парни, пышнотелось - признак здоровья. А я истощала. Некоторые хитрят, надевают под сорочку еще одежду, чтоб скрыть худощавость. А по мне - пусть видят, какая я худая. Не хочу ещё замуж. Ну, не готова я! На все сборища, игрища я хожу. А вот замуж не хочу пока. Ещё годок точно можно ходить в девках. А там гляди и присмотрю кого. А кто успеет жениться, ну - скатертью дорожка, значит, не он - мой суженый.

    Раздался стук в окошко. Я приоткрыла задвижку.

    - Тома, ты меня хоть когда-нибудь сможешь дождаться на улице?

    - Винка, не гунди. Я пришла напомнить, что сегодня надо надеть портки.

    Портки... Женщина носила сорочки, сарафаны. А вот портки - чисто мужская одежда. Девушка могла за всю жизнь ни разу не надеть их. Но на игрищах некоторые моменты предусматривают использование портков. Потому что, сегодня, например, будем играть в Коняшки. А в сорочке держать девушку за ноги очень неудобно, можно запросто упасть.

    - Ой, ты права, благодарствую, что напомнила. А мне что - и мужскую рубаху надевать?

    - Ну, не будешь же ты в женской длинной. Или задирать её будешь?

    - Ну нетужки.

    - Давай, потарапливайся, очень долго ты копаешься.

    - Ага, жди, - кивнув, задвинула засов.

    В принципе можно было б Тому пригласить к нам в гости, пока я копаюсь. Но девушке негоже в чужой дом ходить. Можно, конечно, но тогда волосы надо прятать, если в доме есть чужой мужчина. Так уж заведено. А сейчас брат с отцом дома. Поэтому Томка ждёт на улице и почти никогда не заходит.

    Отыскав портки, которые шила на приданое (приданое шьют на себя и будущего супруга, ткани заготавливают, нитки, шьют и вышивают рубахи. Вышивка в основном лишь обережная, не говорящая, о том, к какой веси будет принадлежать муж). Надев рубаху, портки, подпоясавшись, я была готова.

    Народ уже собирался, шёл по улице и пел, плясал. Мы выбежали. Зрелище, которое мне открылось было просто сногшибательное. Спереди девчата, одетые в мужские наряды, идут и поют мужские песни. Сзади наигрывают парни, да еще и видом нашим ухохатываются.

    - Что ж вы свои косы не спрятали? Так и вовсе б сошли за парней! - смеялись парни. А что - идея. Я побежала домой, да нашла отцовскую шапку. Может и не по сезону головной убор, зато точно волосы мешать не будут. Выбежала обратно.

    Вот парни-то вообще зашлись в дружном хохоте. Я даже немного губки надула. Всё им не угодишь. Зато все мои прелести точно скрыты. Вот и нечего меня как Весту или Невесту оценивать по внешности. Как вам такое?! Замуж я явно ещё не готова! Повернулась к парням и язык им показала. Вновь раздался дружный хохот.

    В общем, побыла я немного скоморохом, поразвлекала толпу.

    Пришли к лесу, там огромная делянка была. Вначале хороводы стали водить. Так гоготу вновь было. Но мы с девчатами все же немного позволили над собой потешиться.

    - Девчат, ну что - начнем битву на конячках! Пора на наших насмешниках отыграться! - начала Забава.

    - Да, давайте им покажем, где раки зимуют!

    - Девчат, а давайте им большой облом сделаем. Они наверное уж присмотрели себя девку, а мы им жребий подбросим.

    Так и сделали. Собрали хворост - неподалеку ведь лес был. Выломали по две одинаковых палочки каждой длины, и на две шапки разделили их. Кстати, шапка не только у меня была. Все девчата тоже шапки прихватили, только надели их не сразу, а только вот на "Коняшек" их достали. В общем, вытянули девчата свой жребий.

    - Слушайте, все. А давайте, завяжем им гляза. Кушаки пускай снимают свои да глаза им завяжем, чтоб они точно не видели, кто верхом на них. А мы ими управлять будем, куда идти надо, - предложила Любава.

    - Здорово, согласна!

    - Давайте еще вот что сделаем, - предложила я. - Пусть они рубахи снимают, чтоб мы точно не могли догадаться, кто где. Погода сегодня радует своим теплом, так что не замерзнут. Ведь по вышивке мы их можем прочитать. А тут уж ничего не поделаешь.

    - Это правильно, - поддержали меня девчата.

    - А потом в конце, когда будут победители и побежденные, тогда и будем глядеть, где кто. Но тоже, так, чтоб не видно было другим, просто, положимся на волю Богини Доли.

    - Согласны! - поддержали хором.

    На том и порешили. Догадаться можно было, если б мы просто глаза повязали, но мы решили для надежности повязать парням на головы их же рубахи, только так, чтоб вышивку не видать было да чтоб не задохнулись они. Завязали им головы, поглазели на их голые торсы, и по жребию определились, где чья пара. Кстати, по фигуре тоже нельзя было догадаться, ведь все были откачанные, стройные, да и рост приблизительно одинаков, разве что пару человек можно было точно отличить. Да и мало кто до того видел их полуголыми. Не исключаю, что может кто и видел.

    И вот, игра началась. Построились в два ряда - друг за другом. Парни присели на корточки. Всадницы забрались на своих коней! Парни обхватили наши ноги, а мы обняли парней за головы, поскольку за шею можно было задушить. Задача предстояла трудная. Мало того, что надо было удержаться в такой позе, причем одной рукой придерживая парня и целиком доверившись ему, приходилось еще направлять его действия, а ведь надо было повалить противника наземь. У кого в итоге больше лошадей со всадниками останутся в стоячем положении, та команда и выиграла. Распределились на команды. Голые торсы парней были очень красивы, все такие бугристые, натренированные. Выбирай любого! У некоторых шрамы были. Но мужика шрамы только красят.

    - Начали! - подала голос Забава - наша главная заводила.

    И битва началась.

    - Вперед! Чуть правее, теперь левее! - направляла я действия своего "коня".

    Потом столкнувшись с Томой мы начали толкать друг друга. В итоге мой "конь" чудом умудрился увернуться от удара, ещё и устоял при этом. Зато конь Томы рухнул. Тома схватила под руку свою "лошадку" и увела от поля боя. А тут на нас наскочила Забава. Бой был не шуточный. Она хотела победить. Я с трудом отбивалась, норовя скинуть своего противника, мы визжали и пищали, не сдавая своих позиций. Усиленно стараясь удержаться одной рукой, другой стараясь попасть куда-нибудь во врага, или ухватить его за руку, чтоб дернуть, чтоб он не устоял - была весьма сложная задача. Когда, наконец мне удалось повалить Забаву - я увидела, что поле пусто. Мы были единственные удержавшиеся на лошадях, точнее я была единственной. Вот это да! Все остальные прибежали к нам поздравлять.

    - Ну что - взглянешь на свою лошадку? -спросила Забава, потащила за руку свою в кусты, стягивая на ходу со своего коня рубаху.

    Последовав её примеру, отвела в сторону парня, взглянула на своего "коня", повторив действия подруги.

    Интересно, кто моя лошадка? Сердце бешено стучало, лицо бросило в жар, руки дрожали, пока я развязывала узел на затылке парня. С трудом у меня это удалось. Я протянула дрожащую руку и стянула рывком полотно.

    На меня смотрели тёмные глаза. Уже было темно и разобрать их цвет было невозможно. Но это был ОН! Тот самый парень, поединок которого я недавно видела. Я отвернулась.

    - Пойдем! - сказала я ему, и мы пошли обратно к ребятам. Он молчал. Мы вернулись тихонечко, так, что никто ничего не заметил. С девчатами мы договорились, что никто не будет говорить о том, кто был у кого парой. Парней было много незнакомых. Интересно, как так вышло, что парней и девчат было поровну?

    - А теперь давайте играть в Ящера! - начала Забава.


    - Ага, давайте! - поддержали парни. Если кто не знает, выбираем Ящера - парня! Можно жребий тянуть, кто будет первый. Жульничать нельзя. Завязываем парню глаза и раскручиваем его. Потом как раскрутится, на кого его руки указывают, та его "невеста". Идёт он её топить. Хватает в охапку и идёт к "болоту" .

    - Пусть вот там за пригорком будет наше болото.

    Девушка должна откупаться. Чем - уж ей решать. Но если не откупится, выбывает из игры - она утонула.

    Бросили жребий. Первый парень-Ящер повязал себе кушак на очи.

    Мы вокруг него стали в коло. Парень выставил вперед руки и сцепил их в замок. Получилось наподобие стрелы. Мы взялись за руки, водим хоровод и запеваем:

    - Сидит ящер,

    Орехи лущит

    Под ореховым кустом

    Чок-чок, пятачок,

    Сидит ящер - дурачок.

    - Жениться хочу! - говорит Ящер.

    - Возьми себе девку

    Девку молодую.

    - Кто она такая,

    Как её зовут

    И откуда привезут? - спрашивает Ящер.

    - Вот она! - отвечаем мы. Парень хватает девчонку и тащит за пригорок, за пригорком снимает повязку с глаз. Слышатся поцелуйчики.

    Парочка возвращается. Ящер вновь становится в круг и надевает повязку. Вновь начинаем водить хоровод. В итоге выбор падает на Рудака. Ящер меняется с Рудаком местами. Теперь Рудак - Ящер. Завязывает себе глаза. Раскручиваем его. Начинается вновь хоровод и всё повторяется.

    - Вот она!

    Выбор падает на меня. Нет, только не это. Чем же мне с ним откупаться? Берет меня в охапку.

    - Ну, Винка, чем будешь откупаться? - меня в жар опять бросило. Странно, но почему мне не хочется с ним целоваться. Ведь ничего такого в этом нет, все целуются. А еще мне когда-то он нравился. Это правда давно было, мне лет девять было. Я б даже сказала, что сохла по нему.

    - Не знаю, а чем можно?

    - Поцелуем.

    - Нет, - выдавила я из себя, слишком резко, может быть.

    - Ну, - парень явно смутился. Не думал он, что ему могут отказать. - Тогда ленточку подари.

    - Хорошо, - я расплела чуточку косу и протянула ему ленточку.

    - Благодарствую, живи! - он сунул ленточку в мешочек порток.

    Мы вернулись к ребятам. Текущий ящер еще несколько ходок совершил с девчатами и с другими явно целовался. Девчата приходили с припухшими губами и все красные, словно вареные раки. Всё ж Рудак - хорош собой, вот только сама мысль с ним целоваться - мне отчего-то противна. Но это только мне, поскольку остальные девчонки были явно довольны поцелуями. А меня, к слову, доселе никто не целовал.

    Потом были ещё два парня Ящером, но меня пронесло. Игра для меня была словно пытка. Не знаю, чем можно было ещё откупаться. Но за остальными я наблюдала с удовольствием. А потом выбор пал на Него. У меня уже бешено застучало сердце. Что это со мной? Даже не знаю, чего хочу, может и правда хочу, чтоб выбор пал на меня. Доля помоги! Если это мой суженный, пусть выбор падет на меня. Песня остановилась. Я почувствовала, как меня сцапали в охапку. Бережно, словно я была сокровищем.

    Мы очутились за бугром. Время словно остановилось. Он снял повязку и смотрел на меня своими СИНИМИ глазами. Не знаю, что произошло, но если доселе я не видела цвета его глаз, то хоть и стемнело уже, а я ВИДЕЛА. Он все так же держал меня в объятиях.

    - Ну, чем будешь откупаться, девица-красавица?

    - А чем можно?

    - Подари мне что-то особенное для тебя.

    Я могла бы подарить поцелуй. В данном случае мне хотелось его подарить. Но я не продаюсь. Откупаться поцелуем не буду.

    Он улыбнулся и осторожно поставил меня.

    - Вижу поцелуй не подаришь.

    Какой догадливый!

    Я засунула руку в отделение портков.

    - Вот, возьми. Шила для суженого, - протянула ему платочек.

    - Благодарствую, - он поклонился.

    Убрал подарок. А из другого отделения достал и протянул ленточку красную ленточку, плетенную. Ленты можно было купить на ярмарках, там предлагали очень тоненькие, высокого мастерства, гладенькие. Не всякая мастерица умела такую делать. Та лента, что отдала Рудаку как раз была ярмарочная. Эта же была плетенная, такую обычно могла делать любая девушка, но зато они были обычно сделанные собственными руками(своего рода ткачество тоже, как и плетение поясов).

    - Вот, возьми в счет той, что откупалась.

    - Благодарю.

    - Пойдём! - его голос. Такой нежный бархатный низкий голос. Впервые слышу такой.

    Я спрятала свой подарок, откупаться им не хотелось. Уж не знаю, кто плел ленту, но это ЕГО подарок. Он был мне дорог.

    Уже было довольно-таки темно, и мы решили разойтись на этот раз. День незаметно прибавлялся, поэтому через неделю будет ещё позже темнеть. Успеем еще нагуляться. А я что-то притомилась. Мы разошлись. Парни чуть не подрались, за нас, естественно. Просто наши парни чужаков на игрища допускали, а вот девчат провожать - что ты! Оно и верно. Мало ли, что у чужака на уме. Свои друг дружку в обиду не дадут. Так что парни нас проводили всех по домам. А сами пошли ещё куда-то. Небось пошли устраивать стенка на стенку. Ну, на то они и парни, чтоб драться, да оттачивать свои навыки.

    ***

    Уже распустились цветы на деревьях, на некоторых уже и листочки, травка уже зелёная выглядывает. Красота. Все же удивительно, как мы любим любую пору: зиму за снег и чистоту, холод, отдых, гулянья, катания на санях, снежки, снежные бабы;весну за вот это пробуждение природы ото сна, за распускание почек на деревьях, за цветы, которые потом перейдут в завязи. Дышишь полной грудью, наслаждаясь ароматом весны.

    - Травинка, иди уже на гулянья, хватит стоять и мечтать, - Карина-сноха-мамочка выглянула во двор. На выходной девчат и парней выгоняют на игрища. Все же это не только знакомство с будущим женихом. Там ведь хороводы, пляски, знакомство и умение вести себя с противоположным полом оттачивается. Поэтому с двенадцати лет обязательны посещения всяких праздников, игрищ. Вот только я не ходила до этого года. Да и не только это дают все эти хороводы. Мы учимся управлять своими тонкими материями, силами. А это в будущей семейной жизни очень важно. Процесс зачатия и вынашивания, да и просто совместная семейная жизнь от этого зависит. - Ты ещё тут! - "мама" уже негодует.

    - Уже иду, "мамочка".

    На улице уже слышны песни, гармонь играет. Интересно, это так наигрывает Волчий Хвост или он уже женился. На прошлой седьмице я не обратила внимания, был ли он с нами на гуляньях, хотя еще с Масленницы начались игрища, но я вот второй раз иду, всё ж болела - седьмицы две как лежала.Только появились силы, меня тут же и выгнали из дома - нечего сорочки протирать, как мама говорила.

    Славницы - девчата, лучшие незамужние, пышнотелые, красивые, трудящие, голосистые - уже поравнялись с нашим домом.

    - Привет, Травинка. Идешь с нами?

    - Будто у меня есть выбор.

    - Присоединяйся к нам.

    - Да что вы, девчат, я еще до славниц не доросла.

    Славницы - лучшие и идут впереди остальных девчат.

    - Да ладно тебе, иди к нам, зато пляшешь ты здорово, да и поёшь тоже.

    - Нет, сегодня точно ни того, ни другого делать не буду.

    - Исхудала ты как-то.

    - Хворала. Не набралась ещё сил.

    - Что-то в прошлый раз мы того не заметили, - девчата смеялись, вспоминая, как я победила в коняшках.

    - Ладно, тогда иди в конец.

    Я улыбнулась и пошла вслед за парнями, а парни-то хорохорятся передо мной. Все ж не дурна собой я. Все улыбаются, а мне смешно. Опустила взгляд, чтоб не выказывать своего смеха, и прошла мимо. Иду с другими молоденькими ровесницами, болтаем. А славницы уж что-то новое запевают.

    Так и дошли мы до конца улицы. Теперь будут пляски, хороводы, затем игры. Поучавствовав в хороводах, притомилась я немного. Все ж хворь съела кучу силы. Молодежь пошла плясать, а я в сторонке стала, под деревом.

    - Здравствуй, девица. Пойдём, покатаемся на качелях! - раздался бархатный низкий голос парня. Обернувшись, увидела ЕГО. Наконец могу его рассмотреть как следует, да ещё и при дневном свете. Уже не молод, как говорят, молоко на губах уже обсохло, борода и усы, вошёл в пору, но младше Ратибора. Наши-то парни лет в 20-22 все уже женаты, хотя в крупных градах попозже женятся, не раньше 21, когда второе посвящение проходит у сильной половины человечества. А этот тут что забыл? И чужак он, не местный. Поразил меня не только голос, но и его глаза - синие, такого насыщенного синего цвета, даже не знаю, с чем и сравнить. Наверное, с темным небом, только оно почти черное, а у него они все ж были чисто синего цвета.

    - Здравствуй, молодой человек! - отказаться было невежливо. - Пойдём!

    Я прошла к качелям, к которым меня подвели. Села. Он стал меня раскачивать.

    - Тебя испугал я? - раздался голос, словно окутал он(голос) меня со всех сторон.

    - Что ж пугаться-то? Не страшный ты вовсе. Скорее ты меня удивил.

    И чего это я сразу на "Ты" перешла? Чужаков обычно на "Вы" называют. Стыд мне и срам!

    - Вот как? И чем же?

    - Стар ты для молодца!

    Раздался смех. Такой искренний.

    - Что ж так?

    - Ну, наши парни в твоем возрасте уж все женаты. А ты тут что забыл, неужто не нашёл свою суженую? Вроде хорош собой.

    - Благодарствую, за добрые слова, девица. Ты права, доселе не нашел суженую.

    - Неужто нет девок хороших?

    - Девки есть, а суженую не нашел ещё.

    - И как же ты её ищешь?

    - Голубоглазка она.

    - И что - перевелись нынче голубые глаза?

    - Да нет, много их, тьма целая. Да не лежит ни к одной у меня сердце.

    Тут он раскачал меня очень сильно.

    - Останови, будь добр.

    - Остановлю, коли поцелуешь.

    - И многих ты целовал из тьмы?

    Никого доселе.

    Вот интересно, верить ему или нет? Гляжу в эти синие глаза и хочется верить.

    Сорочка на мне была свободная, да и подол приподнят немного. Перехватила руки повыше и подтянулась на них, вставая на качели ногами. И когда качели приблизились к нему, я оттолкнулась и прыгнула прямо на Него. Рисковая я, хотя вроде никогда такой и не была. Но была уверенность, что не разобьюсь и ничего себе не сломаю. Полёт длился всего несколько мгновений, но эти мгновения я парила, ветерок обдувал меня. ОН всё же умудрился поймать меня. И не камнем упала в его объятия, чувствуя отдачу, а плавно, словно я пёрышко. Моё лицо было на уровне с его лицом. Я была в его объятиях и мне было хорошо.

    - А ты знаешь, что я не продаюсь?

    - Вот как!

    - Но за то, что поймал меня, могу подарить тебе кое что.

    И я прикоснулась к его устам своими устами. Легонько чмокнула, а он нежно продолжил поцелуй. У меня закружилась голова.

    - Пойдем, прогуляемся, - он поставил меня наземь. И мы пошли гулять.

    - Как же тебя звать, добрый молодец?

    - Имя тебе не скажу. А как звать, пожалуй да, скажу, - подумал немного. - Финистом меня можешь звать.

    - Не здешний ты, видно.

    - Так и есть. У вас имена на "Ферть" не в почёте.

    - Так каким ветром тебя занесло на нашу землю?

    - Ищу тут кое-кого.

    - Ради суженой? - не поверила я. - А с чего ты взял, что у неё голубые очи?

    - Виделись мы давненько, дитям малым ты ещё была.

    - А ты знаешь, что очи цвет поменять-то могут. У меня тоже меняют цвет от одежды, от настроения, да и под людей разных подстраивают свой цвет.

    Он рассмеялся. Красивая у него улыбка.

    - Да, знаю. А ты всё ж дитя малое.

    Я нахмурила брови.

    - Вот, у тебя уже тучи тёмные! - он расхохотался.

    - Где? - испугалась я.

    - Да в очах. У меня, кстати, тоже глаза поменяли цвет. Ты права во всем, - а потом наклонился к уху и добавил, - Настенька.

    - Стоп. Что ты сказал?

    - Ты слышала.

    У меня зачастило сердце. Откуда он знает имя моё сокровенное? После обряда имянаречения дали мне два имени. Одно мирское, для людей, а другое лишь для суженого. Даже родители не знали этого имени.

    - Не ошибся ли ты? Меня зовут Травинка.

    А в ответ лишь улыбка нежная. Так и сердце растаяло пред ним.

    - Повидал я много девиц. Да только ты покорила меня.

    - Не гожа я, не вошла я в пору ещё, худощава, - попыталась я наговорить на себя,- да и не Веста я.

    - Не наговаривай на себя. Тяжко тебе пришлось пару седьмиц. Прости, Настенька, - опустил он голову свою буйную.

    - Полно тебе, Сокол мой, - что было, всё в прошлом.

    И обнял он меня, крепко.

    - А недавно сама спрашивала, как звать-то меня.

    - Но откуда?

    - Да оттуда все. Чем хворала-то? - постарался он сменить тему.

    - Не знаю я?

    - Зато знаю я, не держишь ты СИЛУ свою под контролем. Не умеешь управлять ею. Раскрылась ты. А я высосал твою СИЛУ, как только уловил тебя. Защиту от тебя не поставил, ждал, когда ты появишься.

    - Не придумывай.

    - Правда это, мне тоже пришлось раскрыться, чтоб почуять тебя. А когда почуял не сообразил вовремя, что ты не обучена.

    Мы гуляли долго и болтали так. Мне приятно было, а сердце стучало тук-тук. Наслаждалась я его присутствием, осторожно поглядывая в очи его СИНИЕ. Проводил он меня до дому и там и расстались.


     Даша

    Просыпаюсь я, а сердце стучит тук-тук. Чем дальше, тем легче засыпаю и я чувствую себя Травинкой, ощущаю сорочку на своём теле, длинную косу сзади. Кстати, коса до колен. Как же она ухаживает за такой длиной? У меня вот немногим ниже пояса, только коса тоненькая совсем. Да и волосы в основном вверх подбираю. А в старину, ведь это ж старина, как я поняла, Травинка вон в бане парилась. А что она с волосами делала? Кажется заколола вверх да и не трогала. А потом сняла заколку-шпильку и все. Голову мочить не стала, - вспоминала свои ощущения, - ведь намёрзлась тогда, знобило. Интересно, я просто вспоминаю прошлую жизнь или просто придумываю сказку? Ну, как бывает снится сон, словно боевик какой-то. А бывает этот боевик еще и повторяется. Прямо во сне словно ты уже видел фильм такой или сон, ты знаешь, чем всё это закончится и начинаешь строить сюжет уже на основе этого знания, решаешь туда не ходить, где тебя ждёт засада и прочее. Интересно, вот откуда эти сны берутся? И почему мы можем их смотреть по несколько раз. А иногда бывают и пророческие сны. Но не то, чтобы прямо весь сон пророческий. Как бы объяснить? Ну, допустим, снится сон, какой-то. А потом словно между прочим к тебе в гости заходит соседка. Ни к селу и ни к месту. Потом ты просыпаешься. Сон уже и не помнишь, а вот соседку запомнил. А она как раз уезжала на море. И ты понимаешь, что сегодня она приехала. Просто понимаешь и всё. А потом вечером она к тебе заходит. Вот такие сны мне иногда "вещие" снятся. А вот эти сны про Травинку. Их словно проживаешь сам, читая какую-то интересную книгу глазами героини, или смотришь фильм. Хотя нет, в фильме всё не то. Очень раздражает фильм, когда показывают чьи-то воспоминания, только не глазами участника событий, а как бы со стороны. Ну вот как он мог видеть себя со стороны? Смешно. С одной стороны вроде как это нужно для полноты картины, а с другой - раздражает. Ведь себя-то он не видит. А вот во сне я была этой девушкой, а не сторонним наблюдателем. И не фильм это - явно. Будильник. Вот встаю я обычно в семь утра. Поначалу вставала тяжко, но я поднимаюсь сразу, по первому будильнику. Если не откликнусь на него, потом разлепить глаза вовсе не могу и все остальные могу просто проспать. Ну так вот, как на работу стала его заводить, с этими снами, просыпаюсь за пару минут до него. Внутренние часы срабатывают или что? Всё, пошла на работу собираться. Умылась, сделала зарядку, расчесалась. Подобрала волосы, шапку придется надевать большую, чтоб с заколками уместились волосы. Хорошо я купила несколько разных, но все можно натянуть на высокий хвост или косы.


     Лёша

    Неделя тянулась долго. Я всё свободное время только и думал о НЕЙ. И чем больше думал, тем больше хотелось с ней встретиться снова. Не виделись мы всего 5 дней, не слышались и того меньше. А тоска была жуткая. Сны пока больше не снились про Сокола и Травинку. От этого было еще обиднее. Вот неужели она меня послала? Если да, то как мне реагировать? Решил, что в любом случае, встречусь с ней, а там пусть в лицо мне скажет, что со мной ей делать нечего. Чтобы как-то отвлечься, я начал экспериментировать с силой. И что странно, у меня получалось. Воду уже охлаждал запросто, просто подумав об этом. Потом попробовал нагреть. Поначалу не выходило. Потом решил для наглядности поставить кастрюлю с водой на огонь и греть, держа руку в воде. Не знаю, до скольки градусов я смог терпеть, но в итоге рука была вся красная и ожог был как при обгорании на солнце. Пекло, но Хвала Богам, пока пузырей не было. Под холодную воду сразу же засунул, но не особо помогло. Тогда попробовал заморозить воду, в итоге сделал своей руке еще хуже. Потом всё же рука прошла, и я стал пытаться нагреть, хотя бы до той температуры, до которой был опыт с рукой. У меня это получилось. Закрепил эффект. А как же сделать, чтобы вода закипела? Не буду же я варить свою руку. Тогда как? Дальше как-то застопорилось. Что еще можно сделать, применив эту технологию? Так, опыта у меня много. А если попробовать из воды сделать йогурт? Попробовал, представив вкус последнего. Не вышло. Потом купил дома йогурт. Стал пробовать вкус воды, потом йогурта. Потом пробовал переключиться с одного вкуса на другой. Поняв, чем отличается один, от другого, попробовал поэкспериментировать с водой. Не особо. Потом в обратную сторону. Не получается. Итак, что мы имеем? Йогурт в воду не превращается. Что такое йогурт - кисло-молочные бактерии+молоко. Что такое молоко? Это сыворотка крови, жидкость, которая содержит кучу полезных веществ, например, витамины, минералы. Данная жидкость - по сути вода с чем-то-там. Т.е. Чтобы получить воду, нужно убрать все левые компоненты. Представил, как я это делаю, что остается лишь чистая вода. Вышло. Повторил несколько раз, пока вышло с первого раза. Потом попробовал представить вкус одного и другого. Вышло. Так, что делать, чтобы обратно получилось? Обратно было сложнее, ведь воду нужно было насытить нужными компонентами, а это у меня не получалось ну никак. А если попробовать пока ограничиться водой и молоком. Решил вечером купить молока и попробовать. А сейчас сработала напоминалка - позвонить Даше. Набираю.

    - Привет!

    - Привет, Лёш, - голос уставший. Устала или не рада меня слышать. Или и то и другое?

    - Я не вовремя?

    - Я иду с работы.

    - Я тоже. Может погуляем где-то или сходим куда-то?

    В ответ тишина.

    - Ты не рада меня слышать? - я уже готов был обидеться.

    - Погоди, Лёш, я думаю. Хочу куда-то, где будет сильный ветер.

    Теперь выпал из разговора я.

    - А ты сейчас где?

    - На метро "Бульвар Адмирала Ушакова".

    - Эко, тебя так далеко занесло, - сам в гарнитуре, исходящий звонок убираю работать в фоне, а открываю карту метро(на телефоне).

    - Ну, мне не далеко домой ехать.

    - А, "Добрынинская", да, возможно. Я сейчас на метро "Савёловская". Давай махнём на "Воробьёвы горы", - гляжу оба марштура от меня до пункта назначения и от НЕЁ. Точка пересечения "Библиотека имени Ленина", причём мы оба будем ехать с серой ветки, но мне ближе. - Давай я тебя встречу на "Боровицкой" у перехода на "Библиотеку имени Ленина".

    - Давай. Ну, до встречи.

    И отрубилась. Наверное зашла в метро, хорошо, что мы успели договориться. Чёрт, не купил девушке цветов. Я приезжаю раньше неё, так что время есть. Возле метро прошёлся по цветочным магазинам и купил белые розы. Белые розы символизируют нежность, как объяснил мне продавец, а её(нежность) я однозначно испытываю к Даше. Бордовые - страсть. Насчёт страсти пока говорить рано. Интересно, а она розы любит? Надеюсь, что ей понравится. Блин, время! Уже около получаса прошло с разговора, она может приехать раньше меня, негоже девушке ждать. Я бегом припустил в метро. Очки стали мешать - стало плохо в них видно. Снял, потёр глаза, протёр очки, надел обратно. Хуже стал видеть, неужели теряю зрение?

    - Приехал, посмотрел по сторонам, вроде не видно её. Остановился и стал ждать. Посмотрел на телефон - звонков пропущенных нет. Хвала небесам! Тут поезд подошёл. Отошёл в сторонку, чтоб толпе не мешать. Когда все прошли, оглянулся, увидел её. Стоит, потупив взгляд.

    - Привет! Это тебе! - протягиваю розы. Покраснела, быстро подняла взгляд.

    - Спасибо, - вновь взгляд опустила.

    - Ты чего смущаешься? Пойдём? - взял её за руку и потянул за собой.

    Всю дорогу она молчала. Краска с лица так и не сходила, я ей что-то там рассказывал, а она поддакивала. Она расстегнулась, потому как в зимних куртках в метро жарко. Кстати, куртку она сменила, уже была в другой, фиолетовой, подозреваю, что не такой тёплой. А морозы спали, сейчас всего "-15" где-то было. Когда мы приехали на нужную станцию, я решил, что пора поговорить о том, что девушка постоянно стесняется и смущается.

    - Даш?

    - Что?

    - Может хватит?

    Подняла взгляд, посмотрела на меня.

    - Хватит смущаться. Будь собой! - мы прошли турникеты, я уже застегнулся, а Даша ещё нет.

    - Не могу не смущаться, у меня сердце из груди выпрыгивает, послушай, - руку, которой я держал, поднесла к своей груди. И правда, сердце тук-тук-тук! Быстро-быстро стучит. А ещё моя рука находится на груди девушки. Ну и за что - мне это? Да, вот тебе и не бордовые розы. Так, мысли шальные прочь надо гнать. Помотал головой, словно скидывая с себя марево. Помогло.

    - Успойся, я тебя не съем! Иди ко мне! - притянул к себе и обнял. А у самого тоже сердце тук-тук-тук и помимо сердца отдельная часть моего тела, которая сама мыслит и действует отдельно от меня. Хорошо, что успел застегнуться. Она отодвинулась немного и заглянула в глаза.

    - Ты тоже волнуешься?

    - Конечно, я ведь живой человек, тоже переживаю, понравлюсь ли тебе и прочее.

    После этого она заметно расслабилась и наконец-то застегнулась. И мы начали болтать. Она уже смотрела и в глаза и вокруг, увлеченно что-то рассказывая. Мы забрались на подъёмник и поехали на гору. Было здорово! Хоть я и боялся доселе высоты, но видя, как загорелись её глаза я не мог думать ни о чём, кроме того, как же она прекрасна. Ветер дул холодный. Но её это явно не смущало. Она иногда закрывала глаза и просто наслаждалась ветром, как я понял.

    - Слушай, Даш, а как ты относишься к магии?

    - К магии? Смотря что ты подразумеваешь под этим словом.

    - Ну, не знаю, какие-то паранормальные способности.

    Она повернулась ко мне и заглянула мне в глаза.

    - Сними очки!

    - Что?

    - Что слышал! Прости, может я немного груба.

    Снял очки, она пристально посмотрела.

    - У тебя цвет глаз поменялся.

    - В смысле?

    - Стал более насыщенным. Если раньше были глаза серо-голубые, то теперь темно-серо-синие.

    Задумался. Если она права, значит, что-то поменялось за эти дни, пока мы не виделись. Кроме таинственных снов и того, что стал экспериментировать с магией ничего другого не было.

    - Я тебе кое-что покажу, знаю, никому не скажешь.

    Ветер ударил с новой силой, метя в лицо снег. Она закрыла глаза. На лице торжествовала улыбка. И я увидел, как ветер закружился вокруг нас. Снег начал кружить.

    - Это делаешь ты? - она кивнула. - Здорово! Давно научилась?

    Открыла глаза, улыбнулась, сердце растаяло от этой светящейся улыбки.

    - Способности усилились после встречи с тобой, точнее не знаю, что послужило катализатором. Ты или гадание.

    - Гадание?

    - Да, мы когда приехали на ту дачу, то меня отправили гадать на суженого.

    - Ты видела суженого?

    - Ага!

    - И кто он, ты его знаешь?

    - Теперь знаю, - она улыбнулась. - Но тебе не скажу, много будешь знать, скоро состаришься!

    И она спрыгнула с подъёмника, поскольку мы как раз прибыли на гору. Я за ней! Мы бегали, люди неправильно на нас смотрели, а мы вели себя, словно дети. И нам было весело.

    - А теперь с горы!

    - Там же в снегу утонем! На лыжах поедем?

    - Не, пешком по лыжне! Ты опять в очках? Сними!

    И она побежала! Очки я не снял. Внезапно сильный ветер подул в спину, а она бежала, а я за ней! За нами ехали лыжники и матерились, что мы мешаемся. А мы бежали и не проваливались. Ветер поменял направление, стал дуть в лицо. Снег залепил мне очки, пришлось их снять. Даша расставила руки в стороны, и я едва видел, как она касалась снега ногами. Потом сделал рывок и догнал её, а потом потащил вбок, под деревья.

    - Хватит! - прислонил её к дереву.

    - Что хватит? - она лукаво улыбалась.

    - Не вздумай при людях летать! Хочешь, чтоб тебя спецслужбы загребли? Не отпущу! Ты моя! - наклонился и поцеловал, прижимая её к себе.

    Вечером дома я хотел снять очки перед душем, и спохватился, что очков на мне нет. В принципе без очков можно обходиться. Посмотрел всё вокруг - видно нормально. После душа хотел надеть, а их нет. Проверил карманы - нету. Стал просто оглядываться, может тут обронил и меня осенило! Раньше не видел деталей мелких, а теперь вроде бы вижу. Нашёл мелкую газету, которую раньше надо было б читать в очках или без очков, но очень близко. Всё видно, увеличил расстояние - тоже видно. На стене у меня были буковки, как в кабинете окулиста. Отошёл подальше - вижу последнюю строчку. Странно. Подошёл к зеркалу - глаза синие. Раньше вроде бы серо-голубые были. Даша правда обратила внимание, что глаза потемнели, но чтоб настолько? Очки куда-то задевались. Значит, потерял. Жалко, это профессиональные очки, стоят целую кучу денег. Ну да ладно, раз они всё равно мне не нужны. С Дашей я понял одну вещь, она мне была рада, хотя поначалу смущалась. И я понял, что никуда её не отпущу, не отступлюсь.


Глава 4

     Травинка


    Всё лето мы с Финистом гуляли вместе вечерами. Иногда участвовали в общих гуляньях, но только там, где не нужно было выбирать другую пару. Пару раз ещё играли в “Коняшек”. И оба раза мы оказывались победителями. Финист ревностно относился к тому, что кто-то там со мной говорил из парней или другие парни подъезжали. Ещё разок сцепился с Рудаком. А начиналось так здорово. Мы с Финистом гуляли весь вечер, потом он попросил меня позволить ему расчесать мои волосы. Прикоснуться к чему-то сокровенному, как волосы девушки, мог только человек, которому я доверяла полностью. Это могли быть родители, сёстры, братья, муж. Но если по честному, то я никому из них не могла позволить трогать свои волосы. Дело даже не в доверии, а слишком таинственный был этот жест. Я доверить могла их только своей уже ушедшей маме. И вот появился человек, которому я доверяла как самой себе.


    - Ну, пожалуйста, позволь мне расчесать тебя.


    Тут поднимался вопрос доверия. Доверяю ли я ЕМУ. Конечно, доверяла. Я посмотрела в его очи. Какой же он красивый. Вот странно, но в темноте я видела его цвет глаз, ОН нежно так смотрел на меня. Я улыбнулась.


    - Сокол мой, я люблю тебя, - чмокнула его в губы и побежала. - Догонишь, тогда позволю.


    Я смеялась, а он стоял. Когда я обернулась, его уже не было за мной.


    - Я тоже люблю тебя, Травиночка, - услышала я его нежный голос над ухом и поняла, что он обнимает меня.


    - Но как? Как ты успел догнать да ещё и так, чтоб я не заметила?


    - Я очень быстрый.


    - Прямо как сокол, - вдохновенно сказала я. Недаром я его так прозвала.


    - Ты видишь то, что не видят другие. Для тебя это очевидно, - сказал он, сажая меня к себе на колени и расплетая мою косу.


    Мы были под яблоней. Яблоки уже почти поспели, готовые вот-вот сорваться с веток. А запахи какие витали в воздухе. Говорят эту яблоню посадил старый путешественник (тот, который своим путём шествует). Это было давно, когда меня ещё не было на свете. Его раз спросили, зачем садишь, ведь до плодов ты не доживёшь. На что он ответил, что может и не доживу, а может и больше не вернусь сюда никогда. Зато другие доживут и добрым словом помнить будут. Ветки были высоко, словно и не было на них тяжких плодов. Финист протянул руку вверх к одному красивому красному яблоку. Неожиданно яблоко оторвалось и упало прямо в его ладонь. Я встретилась с его взглядом, глаза превратились в узкие щёлочки. Он, улыбаясь, предложил мне яблоко. Я благодарно кивнула. Пополам бы поделить. Мои очи открылись от удивления. Яблоко развалилось на две ровные половинки. Я протянула ему одну.


    - Это ты делаешь? - лишь нежная улыбка в ответ.


    Мы съели по половинке. Потом я хотела выбросить огрызок, но он не дал. Взял свой и мой, затем отошёл от яблони шагов на двадцать, и стал руками выкапывать ямку. Что он делает? Хочет посадить новую яблоню? Но если он может не касаясь чего-то сорвать плод, а потом его разрезать, так почему не вырыть ямку?


    - Не стоит тратить СИЛУ на это. Я с любовью посажу, приложу к этому свою душу и труд.


    Недалеко тёк ручей. Его журчание было едва слышно. Я пошла на звук. Присела, набрала в пригоршню воды и осторожно ступая, стараясь не разлить ни капли, отправилась обратно. Любимый уже положил наши с ним огрызки в землю. Я вылила воду в ямку. Хватит или ещё принести?


    - Достаточно.


    Как он угадывает мои мысли? Или правда знает, о чём я думаю. В ответ кивок. Потом стал сгребать вырытую землю в ямку. А потом прошёл к ручью и принёс ещё пригоршню воды.


    - Пожелай чего-то хорошего.


    Я задумалась. Чего можно зёрнышку пожелать? Расти крепким и здоровым, дать вкусное и здоровье потомство. В общем, это как раз и пожелала будущему дереву от души.


    Затем мы вернулись под яблоньку. Финист достал гребень: внизу обычный с зубьями, а сверху с четырьмя колечками под пальцы. Надел его на пальцы и стал расчёсывать мои волосы, постепенно поднимаясь всё выше и выше. Гребень был резной, украшенный рунами. Хотела спросить про руны, ведь их изучали те, кто занимался волшбой. Но все мысли тут же улетучились. Я расслабилась. Было так приятно, словно его энергия просачивалась в меня. Мурашки бегали по телу, сознание куда-то уплывало, поддаваясь наслаждению.


    Когда я открыла глаза, не сразу поняла, где я. Я лежала, в тесноте. Повернула голову и увидела Финиста. Он ласково смотрел на меня.


    - Ты проснулась, - улыбнулся он и стал вставать. - Мне пора. Прости, ты вчера уснула и так сладко спала, что я боялся тебя потревожить.


    Он был одет. Я мельком бросила взгляд и поняла, что мы в моей горнице. Финист открыл окно и кувырком выпрыгнул за него. Опять красуется? Или это просто его стиль жизни? Я подбежала к окну, но там уже никого не было. Убежал. Я вздохнула. Интересно, это от того, что он сбежал или всё же от того, что переступил черту запретного, ведь спать до свадьбы вместе не полагалось. Хотя всё относительно, не полагалось лишаться девственности, всё остальное просто было неприличным. На утро я как обычно занялась домашними делами, точнее теми, что полагались на мою долю и долю моих сестёр. Поскольку считалось, что мы уже жили не в отчем доме, а доме брата, то и были содержанками, поэтому часть обязанностей были на нас. Ну а сёстры занимались только рукоделием, всем остальным занималась я. Дом был целиком на Карине, а скотина и огород на мне. Ещё к моим обязанностям относилось выпас коз и набор воды в колодце. Всё равно не мало, но по сравнению с тем, что я делала, пока сноха не появилась, это мало. Но я всё равно не скучала. Два часа на тренировки, два часа на выпас. А вечерами гуляла с Финистом. Вот и пошла я за водой на колодец. Иду обратно и вижу Финиста, дерущегося с тремя парнями. Вмешиваться не стоило, но чувство справедливости взяло верх.


    - Вы чего, подурели совсем, трое на одного! - подбежала к любимому.


    - Распутная девка! - бросил Рудак и плюнул наземь.


    Финист сдвинул меня в сторону и налетел на Рыжего. Двое других вновь хотели помочь своему побратиму, да я перегородила им путь.


    - Стоять! Не сметь вмешиваться! - я вложила в эти слова душу. Они замерли. Хотя даже просто загороди я любимого, не имели права больше его бить.


    Исход драки был предсказуем, но я всё равно переживала за любимого. Завершилась потасовка победой Финиста.


    - Что тут происходит? - спросила я.


    - Этот козлина много болтает, видел, как я от тебя убегал.


    - Забудьте всё, что видели и слышали за последние два дня! - вновь вложила душу в эти слова. - Через час идите по своим делам.


    И я взяла вёдра и пошла.


    Повернулась к Финисту:


    - Пойдём.


    Он послушно пошёл, при том, что я это просто обычно сказала. Привела его на участок возле дома, усадила на скамейку.


    - Сиди, я сейчас.


    - Травинка, оставь, я как-нибудь сам.


    Я бросила колкий взгляд и пошла в дом. Взяла чистые узкие тряпки, горилку, мази от синяков и ран.


    - Благодарствую, - сказала Финисту, обрабатывая ему раны.


    - Не стоит. Я принимаю это на свой счёт. Обидели не тебя, а меня.


    - Я тебя пугаю? - ведь уже сейчас приходится встревать во что-то, чтоб отстоять мою честь.


    - Что ты, любовь моя, - он обнял меня и прижал голову к моему животу. Я стала гладить его по голове. Он словно замурлыкал от удовольствия.


    - Рудак может подъезжать вновь.


    - Прости, любимая, никудышний я защитник.


    - Да ладно тебе прибедняться, ты Рудака запросто одолеешь. Ведь это ты и сделал. И я видела ваш бой тогда на сборах. Да и против этой кучки тоже. Я люблю тебя, и я горжусь тобой! Прости, что вмешалась.


    - Ты нужна мне, ненаглядная моя, - он поднял очи. Я его продолжала гладить.


    - У тебя такие СИНИЕ глаза. Ведь раньше они были голубыми.


    - Да.


    - А насыщенность откуда берётся?


    - От духовного развития и от СИЛЫ.


    Я задумалась. Значит, Финист очень духовно развит или полон СИЛЫ, почему тогда он не применил СИЛУ, когда на него напали?


    - НЕЛЬЗЯ. Я мог их всех убить, - он вновь словно прочитал мои мысли. - СИЛУ либо на созидание можно тратить, либо на войну. В уличной драке лишь в безвыходном положении, защищая тебя или кого-то могу пользоваться, если будет угрожать вам что-то. Помнишь заповедь: “Не убей без необходимости”? Убить они б меня не убили, так что... я тоже не хотел кого-то убить.


    - Ладно, поболтали и хватит, пора дела делать. Давай, до вечера!


    - До вечера, любимая.


    Я помахала ему и пошла в дом. Когда я вышла, его уже не было.


    Время жатвы, когда пшеницу надо было вовремя убрать с полей, подходило к концу. Пшеницу вечером убрали, последние дни я видела ЕГО на нашем поле, помогал вовсю, причём с отцом непринуждённо общался, а потом шёл со мной гулять. Карина приносила несколько раз еду нам, даже сестёр выгнал отец на поле. Лишь хозяйка Карина была дома, на хозяйстве и главное, готовила для нас, поскольку ходить домой кушать было некогда, она приносила нам в поле обед. Когда мы освободились, пошли вместе ко мне домой. Я пригласила его в дом.


    - Давай заходи на кипрей, с моими познакомишься.


    Он усмехнулся и кивнул. Что же это значило?


    - Здравия, хозяевам, - он низко поклонился, разулся и пошёл умываться и мыть руки. Не обращала раньше внимания, но если местные носили обувь лишь зимой, то Финист носил лапти. Не привык ходить босиком с натоптышами?


    Карина освободила мне поле деятельности, ужин на поле она уже приносила, так что обычно после ужина мы пили чай и ложились спать. Хотя кто-то ложился, а кто-то шёл гулять. Сёстры прибежали домой переодеваться перед гулянками. Увидели Финиста, стали ему глазки строить.


    Я пошла в летнюю кухню, нагребла в печи угольков и насыпала в топочную трубу самовара, вода была налита и нагрета, самовар ведь стоял на печи, точнее в специальной нише для него. Теперь нужно было ждать, пока он закипит.


    Пока возилась на летней кухне, извелась вся. Ведь там Финист сидит в доме, с моими сёстрами. Они ведь уже ему при мне пытались его очаровать, что ж теперь там происходит?


    Когда самовар начал петь, я поставила заварник сверху, чтоб он нагрелся. После насыпала кипрея в заварник, а также добавила сушенных листочков малины, несколько сушенных ягодок калины, земляники и малины, залила кипятком и поставила всё это настаиваться, накрыв бабой (тряпичной куколкой в длинной широкой сорочке). К тому времени подошли отец с братом. Я занесла в дом самовар. Сёстры уже переоделись и, хотя в последнее время сразу убегали после сенокоса на гулянки, тут вдруг пожаловали к столу. Мне было несколько неуютно. Словно оценивали моего любимого. Вообще мужчин чужих не принято было в дом приглашать до сватовства, но поскольку мы с Финистом гуляли вместе, я обязана была познакомить его с моими родителями. Он в свою очередь, будь он местным, тоже должен был пригласить к себе в дом. Карина выставила пироги и земляничное варенье на стол, которое, кстати, пару месяцев назад я сама варила. А вот с пирогами тоже свои заморочки. Вообще мы сладкое почти не едим, а тем более выпечку, да ещё и жаркое время лета - стоять у печи лишний раз не хочется. Суп не варят, а окрошку с квасом делают. А когда брат женился, первым делом попросил жену приготовить пироги. И ему они понравились, поэтому пока тепло и есть ягода, пироги у нас почти каждый день бывают, не смотря на жару. И вся наша семья на них налегает, а я вот лишь на некоторые, в зависимости от начинки. Люблю вишнёвую начинку да земляничную. Вот такая я привереда.


    Все расселись, Финиста отец пересадил по свою правую руку, меня по левую. Рядом с НИМ сел Ратибор, рядом с ним Карина. Подле меня разместились Весняна и Любава. Они очей с него не сводили, пожирая очами и всячески стараясь обратить на себя внимание. А я бросала смущенные взгляды на любимого и опускала очи. На удивление разговор вели в основном отец с Финистом, да ещё так, словно были давно знакомы. Обсуждали в основном собранный урожай, какая будет зима и какое следующее лето. Отец интересовался ЕГО мнением и внимательно слушал ответы. Мне это льстило. Финист уплёл всё варенье, но даже не прикоснулся к пирогам. Вежливо извинившись перед Кариной, когда узнал, что пекла их не я. Не обиделась ли она? Но он тут же сказал ей несколько одобряющих слов об уюте, ведь она его в доме поддерживала, она покраснела и улыбнулась. Я чувствовала его внимание к себе и лишь изредка встречалась с ним взглядом. За столом не принято было говорить женщинам, исключением было, если только мужчина обращался к ней. Поэтому мы с сёстрами тихонько молчали. Когда самовар был пуст, Финист поблагодарил нас за гостеприимство и испросил разрешения у отца погулять со мной. Отец согласился, и мы ушли на прогулку.


    Мы сидели на берегу того самого ручья. Тихо. Где-то слышно уханье совы, ведь лес недалеко. Журчание бегущей мимо нас воды, тихое такое, словно шепчущее и не желающее нам мешать. Месяц светит.


    Поговаривают, что раньше нам светило три луны: Фатта, Леля и Месяц. Потом Лелю захватили тёмные силы. Боги уничтожили луну, но осколки упали на нашу землю. Возникли бедствия, всемирный потом, землетрясения и прочее. Тогда-то и погибла Даария. Потом люди вздумали играть со своими силами, боги вновь разгревались на них. Фатта тоже погибла. На этот раз природа поглотила Атлань, люди которой всё это устроили. Тогда-то и наступил ледниковый период. Нашим народам пришлось уходить в полуденные* (южные) земли. Вот и живём теперь в теплых землях, хотя льды уже давно ушли. Теперь вот лишь Месяц освещает нашу ночную жизнь.


    - У тебя хороший отец и брат, жаль, что не могу того же сказать о твоих сёстрах, - прервал мои размышления Финист. - Они завидуют тебя, особенно Весняна. Она ведь старшая и имеет право первой выйти замуж - будь осторожна с ней. К тому же она тебя не любит, никаких сестринских чувств. Любава хоть и прислушивается к ней, но она тебя не обидит осознанно.


    Всё это или почти всё я и сама знала. Вот только я всё же думала, что какие-то добрые чувства Весняна ко мне испытывает. Обидно.


    - Ты это увидел по одному посещению моего дома?


    - Да, больше пересекаться с ними не желательно. У тебя была замечательная мама, они её любили очень сильно. Но когда ты родилась, всё внимание было привязано к младенцу со стороны отца, и старшая любимица приревновала к тебе. И она тебя никогда не любила. Вначале ревновала к тебе отца, а потом и мать. Ведь последний год перед её уходом всё внимание принадлежало тебе. Возможно она и не пойдёт на причинение телесного вреда тебе, но гадость мне сделать может запросто. Точнее гадость тебе, чтоб сделать тебе больно.


    Какое-то время мы молчали. Я обдумывала его слова. В принципе он подтверждал мои догадки. Он ещё и чувства может читать или это мыслями ограничивается?


    А дальше - больше. У нас состоялся ещё странный разговор, словно он прощался.


    - Можно тебя спросить?


    - Конечно.


    - Если б я ушёл на войну, ты б меня ждала?


    - Конечно.


    - А если б я не давал каких бы то ни было обещаний вернуться?


    - В смысле?


    - Ну, не обязывая тебя ни к чему, ты свободна и можешь выйти замуж за кого угодно?


    - Не юли. Скажи прямо.


    - Не могу.


    - Ну вот, вновь загадки.


    - Если б я мог сказать, я бы сказал.


    - Прости. Я люблю тебя. Я … я не могу тебе пообещать ждать тебя, потому что не знаю, сдержу ли слово, вдруг от замужества будет зависеть судьба моих близких. Но я постараюсь дождаться тебя.


    - Благодарю тебя за честный ответ. Я тоже люблю тебя. Сохранишь этот гребень?


    В моих глазах стояли слёзы. Я молча кивнула и взяла его. Мы долго стояли просто в обнимку и любовались звёздами. И я знала, он прощался.


    - Сегодня Месяц светит не особенно ярко. Не застилает свет звёзд. Давай, покажу. Вот видишь большой ковш - это Чертог Макоши.


    - А Чертог Финиста тут виден?


    - Нет, не видно его, он в полуденных местах иногда виден, - хотела уточнить. Ведь мы находимся в полуденных местах. - Нет, это на другом материке можно увидеть. До того, как Фатта и Леля погибли, эта земля по отношению к Яриле-солнцу находилась под другим углом. Тогда было видно, а сейчас нет.


    - Твоё имя ведь не Финист.


    - Да, малышка. Но это подсказка.


    Больше я не стала ничего спрашивать. Мы проболтали до утра, он проводил меня к дому, нежно поцеловал и ушёл.


    - Я буду ждать, - прошептала я вслед.

     Вспомнилось гадание, удивительно, что после той ночи, я ни разу его не вспоминала. Но как встретила Финиста сразу поняла, что ОН - тот единственный мой, дарованный Макошью суженный. Конечно, в гадании был именно он, но пока я была с ним ни разу об этом не подумала.


     Даша


    Я открыла глаза, такая тоска была в сердце. Выходные кончились, надо идти на работу. Что ж я такая впечатлительная, всего лишь пару дней его не видела, родители приехали, я похвасталась, что устроилась на работу. А всё равно грустно. И чего я себя накручиваю, даже сны схожие снятся. Интересно всё же, Травинка и Финист - к чему это привязывается, просто такая фантазия у меня или что-то в этом есть? Прошлая жизнь?


    Беру телефон, включаю Wi-Fi, ищу Финист. Вываливается куча всего, от названий кафе и прочего. Уточняю поиск: “Сказка про Финиста”. Уже лучше. Просматриваю сказку, про Марьюшку. Ничего схожего. Ищу дальше. Натыкаюсь на “Сказ про Финиста”. Читаю. Девушку звать Настенька. Это уже больше похоже на сон. Прерываюсь - будильник. Всё, некогда читать, пора собираться...


    На работе поставили Скайп. И с кем мне общаться? Ага, понятно, по работе. Связываться с редакторами и сотрудниками с другими городами. А что - не тратиться на межгород, бесплатно по интернету болтать - выгодно. Начальство молодец!


    День насыщенный, некогда передохнуть. Вечером ухожу с работы и радуюсь, что, наконец-то, от компьютера оторвалась. Вот тебе и любовь к компьютерам. Любимое занятие переходя в разряд работы, уже радость не приносит. Хотя я всё же пока в восторге, правда работа монотонна, но скучать не приходится. Захожу в метро. Жарко. Ну вот неужели в зимнее время года не могут отрегулировать кондиционирование. Ведь люди приходят в зимних куртках, шубах, и попадают в жару. И куда девать вещи, если раздеваться? Расстегиваюсь. Высчитываю, где надо становиться, чтоб экономить время. В субботу ходила на консультацию, в воскресенье делала контрольную, вроде и скучать некогда, а всё равно, тоскливо. Телефон звонит.


    На определителе фотка Лёши. Покрасовался он чуток на камеру, выбрала наиболее подходящую, всё ж там фотка обрезается, а вот этот кадр мне особенно нравится. Тут он без очков, и волосы распустил. Волосы у него очень красивые, вьющиеся.


    - Привет.


    - Привет. Поздно ты, уже поезд подходит.


    - Давай как приедешь, набери мне.


    - Хорошо, пока буду идти от метро, наберу.


    Кладу трубку, прячу телефон.


    Толпа народа, и когда только успели набежать. Только ведь никого не было. Час-пик. Заталкивают меня в вагон и едем. Не контролирую ни телефон, ни сумку. Плохо. Хотя может лучше, что я в зимней одежде, прятать удобнее ценные вещи. Хотя если будут обшаривать в толпе, то и не заметишь. Пожалуй, дома сменю телефон на простенький, этот пусть валяется дома. А то карманники наверняка есть в вагоне. Станция, ещё одна, чуть можно вздохнуть. Прижимаю сумку к себе. Телефон прощупывается. Хорошо. Хорошо для меня, но плохо тоже для меня. Села, прижала к себе. Вижу девушку, ощущение, что она беременная. Встаю, уступаю место. Она благодарит, садится, гладит живот. Вот иногда чёткие ощущения чего-то, а иногда не могу угадать и всё. И отчего это зависит? Прибыла, поднимаясь по эскалатору задраиваю все люки. Жаль, что надела короткую куртку, не особо тепло, хотя с этим метро может и не зря.


    Иду от метро. на душе словно кошки скребут. Прислушиваюсь к интуиции, она идти дальше не советует. А что делать? В обход не пройдешь, дорогу перерыли всю, даже движение закрыли. Другого пути нет. Идти домой надо. Иду. Всё больше убеждаюсь, что зря пошла. А что делать? Сворачиваю за угол, иду. Тишина, слово перед бурей. Иду, сжалась в комок.


    - Эй, иди к нам! - мужской грубый голос. Молчу. Нельзя говорить. В пререкания с такими личностями лучше вообще не вступать. Некоторых наоборот раззадоривает отказ. Лучше вообще не общаться. Иду дальше. Хватают меня за руку. - Пойдём!


    Сердце бешено колотится. Глаза закрыла. Только не смотреть. Паника захлёстывает целиком, но я пытаюсь бороться со страхом. Меня толкают и начинают задирать юбку. Вот кого-то даже не останавливает мороз. Внезапно в сознании всплывает образ падающего вниз сокола.


    “Сокол!” - кричу мысленно. В тот же миг раздаются крики, матерщина, меня отпускают. Открываю глаза и бегу сломя голову. Уже жарко, вся в мыле. Расстегиваюсь. По дороге никто не встречается, выбегаю на оживлённую улицу, переход, через переход с толпой народа, поворачиваю на свою улицу, потом в свой двор. Забегаю в родной подъезд. Вбегаю по лестнице, доставая ключи, долго не могу попасть в замочную скважину, потом, наконец, открываю замок и пулей влетаю домой. Быстро замыкаю и, облокотившись, съезжаю по двери вниз. Слёзы текут по щекам. А в горле до сих пор комок. Что ж за жизнь такая?


    Когда немного пришла в себя, разделась и полезла в душ. Стала с мылом и мочалкой отдраивать руку, за которую меня хватали, и мыть, и мыть, и мыть себя. Немного успокоилась. А ведь я была в куртке и варежках, контакта с моей кожей не было. Беру куртку, варежки, юбку, забрасываю всё в стирку. Хорошо, что одна цветовая гамма. И куртка - тоже хорошо, её можно стирать. Запустила стирку. Выхожу в кухню, ставлю чайник и понимаю, что руки дрожат. Вот тебе и успокоилась. Налила чай, сижу, держу горячую чашку и невидящим взором куда-то смотрю. Что же случилось? Судя по всему меня пытались обидеть, скорее всего изнасиловать. Точнее это бы удалось, если бы не что-то или кто-то. Судя по всему мои обидчики с кем-то стали драться, и мне удалось уйти. Даже не посмотрела, кто меня спас, кого благодарить. Что дальше? Что-то вертится на языке, не могу поймать мысль. Ладно, может сама вспомнится. Дальше...


    Бессмысленно не выходить из дома. Я немного по-плутала по улице, прежде чем прийти домой, так что где я живу, они наверняка не знают. Но как мне идти на работу, пусть не завтра, а послезавтра, если дорога лежит через тот переулок. Обойти можно, но очень далеко. И маршрута я толком не знаю. Дворы близлежащие не сквозные. Попрошу папу подвезти на работу, хотя он не ездит так рано. Наверное, не буду просить. Так как мне попасть на работу - не знаю. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Если что - возьму такси. Дорого, но я могу себе позволить, правда надеюсь, что не долго буду пользоваться их услугами и обходной путь откроют. Надо теперь найти телефоны такси. Достала справочник и стала выписывать. Вспомнила про телефон, забивать стала в старенькую трубку номера телефонов, продублировав в новую. Так, в старую ещё надо перенести текущие номера из телефонной книги - мамин, папин, Лёшин, Надин и ещё с десятка два знакомых и друзей.


    Резкая мелодия. Поначалу не понимаю, что за звук. То ли в дверь, то ли ещё куда. Похоже, я задремала. Потом понимаю, что это телефон.


    - Да.


    - Ты цела? - не совсем врубилась, кто звонит. Телефон, когда звонок поступает, высвечивает номер телефона зачем-то, а не имя из телефонной книги.


    - Это кто?


    - Лёша. Что с тобой? Даша!


    Сознание вновь уплывает, а глаза застилают слёзы.


    - Даша! Я приеду, скажи куда.


    Я на автомате что-то говорю и перестаю что-либо чувствовать.


    Звонок. Вновь не понимаю, кто, где и чего. Встаю, иду на звук. Домофон.


    - Да.


    - Это Лёша.


    Открыла. Стою, прислонившись головой к стене. Звонок в дверь. Смотрю в глазок. Правда Лёша. Открываю. Зашёл, закрыл за собой дверь, подхватил меня. А я уплыла куда-то...


    ...Резкий запах. Фу, какая гадость! Даже мёртвого поднимет. Открываю глаза, пытаясь отмахнуться от запаха. Меня тошнит. Беру протянутый мне таз. Слёзы бегут по щекам и кажется я обмочилась. Голова трещит по швам. Падаю обратно на подушку. Глаза закрыты, не могу открыть, тошнота подступает.


    - Лёша, - шёпотом говорю я.


    - Даша, - он держит меня за руку. Чувствую тепло, которое просачивается в меня. - Спи.


    Сознание начинает уплывать, но я не даю ему уплыть.


    - Лёша, погоди, мне надо выговориться.


    - Хорошо, тогда говори.


    - Я шла домой, а потом... - не договорила, рыдания захлестнули меня. Он обнял меня.


    - Всё хорошо, я с тобой, - голос такой нежный и успокаивающий. - Тебя больше никто не обидит.


    Нежно гладит меня по голове.


    - Ме...ня схватил кто-то за руку, - всхлипываю я, - а я ни слова не могла произнести. Даже глаз не могла открыть. А они... их было несколько.... задрали мне юбку. А я... даже закричать не смогла.


    - Ты кричала, всё хорошо, ты умничка, всё уже хорошо, - а я завыла как волк, содрогаясь от рыданий. А потом я поняла, что всё и правда хорошо, ведь ничего не случилось. Кто бы ты ни был, благодарствую, спаситель мой.


    - Лёша, там стирка, наверное, закончилась, надо бы развесить....


    - Спи!


    И я провалилась в сон...


    ...Проснулась от того, что ярко слишком было. Открываю глаза, солнышко светит прямо в глаза.


    - Здравствуй, Солнышко! - шепчу я и улыбаюсь нашему светилу.


    Ох... Странно, но чувство лёгкости, ничего не болит. Встаю. Что вчера было? Ничего не помню. Так, сегодня хоть какой день недели? Смотрю на часы - “tu” - значит, вторник. Ладно, выходной. Надо контрольные поделать. Иду в санузел, по нужде, потом умываться. Висят мои уличные вещи в ванной. Что я - испачкала их? Трогаю, уже всё высохло. Хорошая у нас система вентиляции и полотенцесушитель много тепла даёт. Правда, папе пришлось выпиливать в двери дырку, чтоб тяга была. Так, опять Остапа понесло. Я вроде вчера в этом ходила на работу. Не помню, что было потом. Умываюсь, причёсываюсь и иду в комнату. Достаю учебники, беру черновик и начинаю решать задачки. Всё же люблю математику. Хоть высшая мне и не нравится, но задачки - это наше всё. Главное, чтоб преподаватель был хороший. У нас в первом семестре попался зануда. Одна теория, а примеры скудные и простенькие. И как решать контрольные - не понятно. С трудом сдала на четвёрку. На троечку - без вопросов, разрешил даже любой литературой пользоваться. Хотя там надо было решить лишь 2 задачки. Но на более высшую оценку - изволь сам готовиться. Хорошо, билет попался из контрольной задачи да теория простенькая. А то бы пришлось на тройку соглашаться. А вот в этом семестре преподаватель изменился. Женщина от Бога - сплошная практика, может, правда, это на консультациях, но пока вот одна лишь была - сразу всё просто решается. Вернёмся к нашим баранам, т.е. задачам. Эта просто решается, а такую мы не решали. Обложилась книгами, и начинаю искать нужную тему. Голодный желудок громко урчит и его начинает сводить. Блин, забыла покушать. Надо идти, пока голова не начала болеть. У меня от голода обычно голова начинает болеть. Бросаю всё и иду на кухню. От мамы записка на холодильнике: “Мы тебя очень любим. Макароны по-флотски в холодильнике. Если что - звони”. Странно, обычно просто пишут, без всяких там нежностей. Ну да ладно, почерк точно мамин. Я вас тоже люблю, - мысленно посылаю маме чувство любви и папе тоже, сестрёнке. А ещё подумала, что и Лёшу люблю и послала ему заряд своих чувств. А потом подумала, правда люблю? Я же знакома с ним от силы недели полторы. В общем, не знаю, может быть... Кстати, что-то Нади давно не видно, вроде на 3 недели её клали в санаторий и уже они вышли(недели, в смысле) . Надо будет позвонить узнать. Пока кушаю, звоню ей, включаю громкую связь.


    - Привет, Надюш!


    - Даш, привет!


    - А ты где? Почему я тебя дома не видела? Ты ж вроде должна была уже приехать из санатория.


    - А я и приехала, ты даже не заметила! С утра уматываешь рано утром, я ещё сплю. А сегодня вообще проспала. что я раньше тебя встала.


    Кстати, о сне. Странно. Обычно встаю в семь утра. Сейчас вот в встаю в шесть, чтоб на работу успеть(не сегодня конкретно, а как на работу устроилась). Причём график сделала единый, что в будни, что в выходные. Так легче для организма. А то когда в выходной начинаешь спать-высыпаться до десяти, хотя бы, то потом встать вообще не можешь и ещё словно мешком пришибленный встаёшь. Так что странно, что сегодня будильник не слышала, хотя обычно до будильника встаю. И голова нормально себя чувствует, на удивление. И, хороша ж я сестра, что за своей работой и любовными делами, забыла про сестрёнку.


    - Так когда ты приехала?


    - Вчера. С утра отец забрал и отвёз на учёбу. А потом я на секцию пошла, а потом к подружке. В общем, когда я, наконец, домой добралась, уже родители были дома, а ты спала.


    Звонок.


    - Всё, у меня урок, я побежала. Люблю, пока!


    - Люблю! - и я отрубилась. Что-то все массово начали говорить люблю. Любовная лихорадка?


    Сестричка у подружки может просиживать часами, забывая о времени. Обычно они вначале идут гулять, потом вместе делают уроки, а потом расходятся, если надо по дому что-то делать. В теплую погоду ещё и гуляют вместе, но сейчас зима и родители разрешают только засветло гулять. Хорошо, что подружка живёт в нашем подъезде, так что не надо потом ещё тратить время, чтоб добраться до дома. А дружат они с первого класса, учатся в одном классе, вот только сидят не вместе. Учитель расценила, что их дружба будет слишком отвлекать от учебного процесса, поэтому сажает их в разных местах. Но вот уроки они делают вместе.

     Поскольку подружка не имеет братьев и сестёр, то обычно они тусуются у них, а не у нас, потому что я вечно занимаю письменный стол или ворчу, что они мне мешают - это по их словам. Ну а чем они там неконтролируемо занимаются, не знаю, надеюсь, что не порнушку смотрят, вроде ещё маленькие. Хотя в наше время дети взрослеют рано. Хотя я в их возрасте лишь только начала интересоваться любовными историями в книгах.

     Ещё, правда есть зомбоящик, которого у нас нет, а у соседей есть, так что, может, ещё и смотрят всякую гадость, которую не разрешают смотреть родители.

     Помню сама бегала к своей подружке Ленке смотреть всякие фильмы, типа “Терминатора”, или как акулы ели людей - ужасы всякие. И кошмары вроде не снились. Хотя сейчас я начинаю понимать родителей, тут недавно посмотрела у подружки тоже современный репертуар кинематографа, так ужаснулась, чем пичкают людей. Сплошная пропаганда спиртного, временных отношений, причем обязательно с интимом. Хорошо, что вроде как курение постепенно убирают с экранов, но в остальном - когда главный герой преступник, и его выставляют в хорошем свете - чему это учит, кроме как будь преступником и будешь героем.

     Мои родители были правы во всём. И дело не в том, что они придерживаются каких-то религиозных взглядов. В своё время мама видела передачу по ТНТ, кажется, хотя я не особо в этом понимаю, так вот, эта передача была о вреде зарубежных мультфильмов. И маму зацепило. Она потом посмотрела в интернете повтор и папе показала. Хотя до того телевизор у нас был, но сломанный. А в тот период времени тяжело было с деньгами у нас, папу уволили с работы, и набрали мы кучу долгов. На еде не экономили, но на всём остальном - да. Так вот телевизор несколько лет и стоял сломанный, пока в один прекрасный день вообще не исчез. Как потом оказалось из-за той передачи. Так что жили мы без телевизора, а на компьютере нам показывали наши мультфильмы, только старые, советсткие ещё.

     Так, вернёмся к нашим баранам. Что ещё по ящику крутят? Правильно, новости - это ж триллер какой-то. И как после этого жить? Да жить не хочется после такого. Так что я благодарна родителям, что они оградили меня от телевидения.

     Пусть я и смотрела у подружки, но реже, чем она сама. Так что для меня ещё существуют какие-то понятия морали, чести, долга, скромности и целомудрия. В то же время, Ленка уже имеет богатый сексуальный опыт, а ведь ей всего 20, пока не выскочила замуж; хоть и работает, но живёт на шее родителей, а ещё жертва рекламы - скупает всё, что рекламируется, и считает это лучшим.

     Хотя я вот пыталась себе вывести пятна на нижнем белье, после месячных, так какими средствами не пробовала - ничего не выводится. Ленка даже удивилась и попробовала свои рекламируемые средства. Но ничего не вышло. Она правда не сталкивалась у себя с таким, потому что пользуется тампонами. Я же предпочитаю не совать в себя ничего, тем более, что до сих пор девственница. Хотя даже говорят, что можно и в этом случае ими пользоваться.

     Так вот, Ленка приходит домой и включает телевизор фоном, пока занимается домашними делами. Я вечно прихожу к ней поболтать и стараюсь его выключить, т.к. хочу всего внимания к своей персоне. Поначалу она была против, но когда я сказала, что тогда не буду к ней приходить, а пусть она ко мне приходит, конфликт тут же был улажен, и я добилась своего.

     Кстати, это не значит, что я не смотрю ничего из кино. Смотрю, и обычно зарубежное. Когда мне стукнуло восемнадцать, папа разрешил смотреть всё, что захочу. Я и дорвалась. Закачивала на нетбук всё, что хотела и смотрела. Но поскольку личность уже была сформирована у меня, я некоторые вещи не могла смотреть, а некоторые смотрела, но уже понимала, что пропагандируется тут или там.

     Но вот странно, готовить я под кино не могу. Болтать по телефону - пожалуйста, включаю громкую связь и всё. А вот кино могу под еду глядеть, но не люблю это дело. Обычно лишь под чаепитие или с фруктами. Да и нет рекламы, которая есть по ящику, и паузу в любой момент поставил и пошёл по своим делам, а не тогда, когда мне навязывают рекламой.

     Кстати, некоторые вещи, которые смотрела у подружки, просто не могла смотреть, хотя сюжет и увлекал, но сплошная реклама была. Десять минут фильм, и двадцать рекламы. Вроде бы и серия по программе длится час, а на самом деле минут двадцать всего, а остальное - реклама. Потом вроде что-то там поменялось то ли в законодательстве, то ли ещё где, получше стало, вроде как уравняли эфирное время с рекламой. Но по мне - всё равно невозможно смотреть. Я лучше выкачаю из интернета и посмотрю тогда, когда мне удобно.


    Так, всё, покушала, посуду ополоснула и в посудомойку засунула. Можно было б и помыть за собой. Но тратить время, когда остальные члены семьи его не тратят, а просто забрасывают в агрегат, не стоит, да и со счётчиками на воду посудомойка выгоднее, меньше воды тратит и использует одну и ту же воду несколько раз. Нежные мы сильно стали. Вот в старину ведь и водопровода не было, надо было воду с колодца таскать и помимо готовки и посудомойки ещё куча дел по хозяйству была, да и стиральных машин тоже не было. Обленились мы, одним словом. Зато больше времени на себя и своё развитие можно потратить, наверное, если не работать.


    А вот с учёбой и работой - вообще времени на мечты даже не остаются. Какое тут кино может быть? К слову, подружка моя не пошла учиться в ВУЗ, а пошла сразу после училища работать. Не скажу, что много получает, но во всяком случае, не замарачивается так, как я. А мне всё же нравится учиться. Вот не представляю, когда окончу ВУЗ, что останется только работа, ну или работа и семья. А может только семья? Всё, “учиться, учиться, учиться!”, как завещал дедушка Ленин. Любимая фраза моей мамы. Старшее поколение ведь жило в СССР, времена другие были. С ностальгией родители вспоминают это время. А вот бабушки-дедушки по-разному отзываются. Всё уже зависит от партийности или беспартийности. Кто-то хвалит, а кто-то ругает. Хотя любая точка зрения имеет место быть. Все довольны никогда не будут. Кому-то нравится мак, в то время как другие пытаются его искоренить, чтоб наркотики не могли делать. Марганцовку и то продают лишь по рецепту, или по одной упаковке в руки. А вдруг мне надо больше. Ну, если покрутиться выход всегда найдётся. Но всегда есть довольные и недовольные. Так что в каждом времени и эпохе есть свои плюсы и минусы. Так же как и в диктатуре и демократии. Просто надо говорить факты, а не навязывать свою точку зрения. А вот СМИ как раз навязывают её.


    Так, всё, не буду отвлекаться. Буду делать физику. Эх, не люблю её, но что ж поделать - надо.


    Провозившись пару часов с нулевым результатом, отложила учебники и взяла пятиминутный перерыв. Сделала небольшую зарядку, выпила водички, заела яблоком, и вновь за учёбу. Времени уже два часа дня. У Лёши должен быть перерыв. Спрошу, ведь попытка не пытка.


    - Приветик!


    - Даша? - удивился. Ну вот, парню позвонить не удосуживаюсь, всё время он звонит, что для него мой звонок что-то из разряда фантастики. - Привет.


    - Прости.


    - Ну-ну, ты чего?


    Проглатываю ком в горле. Не пасовать! В данный момент мне это нужно. Никуда не деться.


    - Лёш, а ты физику понимаешь? Ну, не элементарную, хотя и элементарную тоже.


    - Да. С тобой позаниматься надо?


    Ну вот, сейчас найдёт причину, чтоб не заниматься или переложить на кого-то? Так обычно поступали все мои знакомые.


    - Да.


    - Давай завтра, после работы, идёт? Хотя завтра ты ведь работаешь тоже...


    - Нет, нет, ничего страшного.Идёт! - пока не нашёл причину отказаться.


    - Хорошо, давай завтра встретимся на твоей станции.


    Я киваю. Но он-то этого не видит.

     - Благодарствую, - и бросаю трубку. Сердце бешено стучит. Всё это время, пока болтала, ходила из стороны в сторону. Ну вот, не отказался или не успел отказаться. Это немного радует.


     Лёша


    С Дашей мы расстались, всё было хорошо. Потом выходные, я б не против с ней погулять в выходные, но она занята. В субботу ходит на учёбу, во все остальные свободные дни учится. Вот, лишь в пятницу удаётся с ней погулять. Вот странно, но никогда раньше такого не было, чтоб сох я по девчонкам. Прямо каждый день до встречи считаю. И звонить готов постоянно, вот только не хочется надоедать. Жаль, что видимся так редко. Поговорил с Дашей, хотя толком не удалось, обещала перезвонить. Тревожно на душе. Иду, считаю минуты, когда должна позвонить. Не звонит. Вышел из метро. Иду по улице. Не звонит. Нарастает паника. Возле дома моего чувство опасности. Куда бежать? Что делать? Вбегаю домой. Запираю дверь. Закрываю глаза. Сосредоточиться надо. Что не так? Даша!


    Словно с высоты полета вижу её, на неё напали. Складываю крылья! У меня есть крылья! Падаю вниз!


    - Сокол! - её голос, она в ужасе.


    А дальше я напал. Беззвучно. Дашу сразу же выпустили, она бросилась бежать, а мне предстояло разобраться с негодяями. Что мне с ними сделать? Заслуживают смерти!


    - Не вставай на тропу войны! - голос в моей голове.


    Но просто так я не могу им простить сей поступок. Даже если бы напали на незнакомую девушку, я не мог бы пройти мимо. А ведь это Даша! Ведь вновь всё повторится, если просто так спустить с рук, пусть не с Ней, но с кем-то ещё.


    - Ты можешь, просто пожелать им куда-то переместиться или наложи на них проклятие.


    Точно! Я это могу. Взмах крыльями, проклинаю их.


    - Вы больше никогда не сможете никого обидеть, и детей у вас больше не будет. И с этого момента ваш род не продлится по вашей линии и линии ваших потомков(если вдруг дети на данный момент у вас есть)!


    Больше они не причинят никому вреда. Я в этом уверен.


    Я открыл глаза. Я дома, у себя в квартире. Даша! Набираю её номер. Не отвечает. Ответь! Гудки проходят, но трубку не берёт. Я вылетаю пулей из квартиры, бегу в метро и еду на её станцию метро. Только бы она была в порядке!


    Приезжаю. Куда дальше? Звоню. Она отвечает. Хвала небесам! Но она явно не в себе. Обещаю приехать. Она вроде пыталась сказать адрес, но я не понял. Придётся полагаться на интуицию. Иду, прохожу злосчастный двор. Следы крови. Значит, не приснилось. Желаю, чтоб все следы преступления пропали. Открываю глаза. Чисто. Иду дальше. Через минут пять прихожу к дому. Тут она, я это ощущаю. Закрываю глаза и набираю наугад номер. Ответила, впустила. Иду к ней, на домофоне успел увидеть номер квартиры. Поднимаюсь по лестнице. Подхожу к двери. Звоню. Меня всего колотит. Когда я её увидел, мне стало плохо. На ней лица не было. Бледная как стенка, на ногах не держится. Обнял, поцеловал, прижимаю к себе. Беру на руки. Отношу в её комнату. Тоже всё наугад. Она потеряла сознание. Так, нашатырь. Помню мама мыла окна, чтоб лучше отмывались и не нужно было смывать мыло, раствором нашатыря с водой. Какой там запах был? Вспоминаю. Да, вот такой. Мерзкий. Даша морщится, отмахивается и открывает глаза. Вот чёрт! Таз! - мысленно приказываю я. Он тут же появляется рядом со мной. Дашу выворачивает наизнанку. Пытаюсь её успокоить. Но она хочет выговориться. Начала рассказ да истерика поглотила её. Я гладил, целовал, обнимал, успокаивал словами. Чем же мне ещё поддержать любимую? Была б моя воля, забрал бы эти воспоминания у тебя. Хотя... я ведь могу, я уверен в этом. Даша успокоилась и уснула. Я закрыл глаза, и увидел книгу. Перелистываю странички. Искушение заглянуть внутрь, но я листаю, лишь видя события. Так, вот это предпоследнее. Удаляю. Словно на экране планшета выбираю пальцем движущую картинку и удаляю, потом последующие тоже. Всё, хватит. Закрываю книгу и она пропадает. Я лежу ещё какое-то время, потом приходят родители.


    - Спи, я люблю тебя, - шепчу ей на ушко. - Всё хорошо.


    Выхожу из комнаты.


    Встречаюсь с родителями.


    - Здравствуйте, у меня разговор.


    Родители без слов проходят со мной в кухню. Мама пытается суетиться, ставит чайник.


    - Не стоит.


    - Что всё это значит, молодой человек? - отец всё же решается начать разговор.


    - Присядьте.


    Сели. Начинаю:


    - Сегодня на Дашу напали. Я успел, не переживайте, с ней ничего не случилось. Но! Она напугана. Это случилось в переулке, и насколько я понял, другой дороги там сейчас нет.


    Родители кивают, мама побледнела. Красивая женщина, Даша очень на неё похожа. Каштановые волосы, падающие на плечи, завитые в кудряшки. Серые красивые глаза. Кстати, она - вылитая Даша, только старше на много лет. Но всё равно красивая. Отец чернявый, тоже с серыми глазами. Правильные черты лица, словно аристократ. Мама более мягкие черты лица имеет, на аристократку не смахивает, хотя явно не крестьянка.


    - Вы можете возить Дашу на машине?


    - Да, - кивнул отец.


    - Если будет такси, это вызовет подозрения. По идее, она не вспомнит сегодняшний вечер, поэтому желательно поддержать её, показать, что она не одна. Но ходить ей через этот переулок всё же не стоит.


    - Утром без вопросов подвезу. Насчёт вечера - не уверен. Если только работу менять.


    - Не стоит. Я буду провожать её домой вечером. Постарайтесь сделать так, чтоб она не ходила пока по магазинам.


    - Хорошо, сынок. Как тебя звать-то?


    - Лёша. Извините, я уже пойду.


    И я ушёл.


    На следующий день Даша сама позвонила! Это чудо или что-то случилось? Хотел спросить, всё ли в порядке, но промолчал. Раз позвонила, значит, хочет что-то сказать или спросить. С одной стороны нам хорошо вдвоём, а с другой словно какая-то стена между нами. Звоню только я, инициатором отношений выступаю тоже я. Как-то это уже напрягает. Ну вот почему она никогда не звонит? Ну или почти никогда. Другие девчонки просто вешались на телефон, болтали о всякой ерунде, постоянно мешали работать. Задумываюсь. Она ведь не такая, как все, может поэтому с ней и интересно. И не звонит - не мешает работать, хотя я был бы рад её услышать в любой момент. Мне её всё время не хватает. Надо будет поговорить об этом. Просит позаниматься с ней, вот и предлог. Можно было б и сегодня встретиться, но я нашёл предлог проводить её до дома через тот переулок. Так что, договорился на завтра. Хотя если б она не согласилась, пришлось бы соглашаться на сегодня, а завтра придумывать причину. Ну ладно, всё, надо работать.


     Даша


    Беру культурологию. Надо реферат по заданной теме писать. Убираю все лишние учебники, тетради. Оставляю книги по культурологии. Новые требования - рефераты писать на компьютере. А что у некоторых нет ПК - никого не волнует. Всё же компьютерная специальность, обязаны иметь.

     Хотя не все преподаватели требуют этого. Понятно, что программирование и иже с ним специальности обязаны быть сделаны на оном, ещё и текст программы приложить на носителе.

     А вот математик требовал наоборот писать всё в тетрадке, и даже тех, кто приносил распечатанную работу (при том, что сколько ещё времени убил на набивку формул и прочее), забраковывал и заставлял переписывать. Это зачем? Чтоб хоть что-то отложилось в мозгу или по какой другой причине? Ну, как шпаргалки пишешь от руки. Делаешь ещё дубли, для соседа по парте. В итоге многое запоминаешь и на экзамене уже не пользуешься, а отдаёшь ненужный предмет своим одногруппникам, а те уже передают друг другу. Так вот, мне как-то проще математику, физику писать от руки, как раз, а не набивать.

    Так, опять отвлеклась. Культурология. Список литературы. Вот живём в век интернета, что значительно упрощает учёбу на заочном отделении. Не надо лишний раз мотаться в библиотеку. Хорошо, что я живу в том же городе, где и учусь, и то, некогда вырваться в ВУЗ, а как же те, кто приезжает из соседних регионов?

     Ищу в электронном библиотечном поисковике нужные книги. Четыре нашла, надеюсь этого будет достаточно. Можно б было скачать готовые работы, но я не люблю переписывать у кого-то. Лучше перелопачу кучу книг и надергаю по кусочку из каждой по теме.

     Итак, приступаем к поиску нужной темы в учебниках. В одной совсем мало, в другой всё не то. Какая ж занудная работа. Постоянно зеваю. Беру бумажку и составляю план реферата. Потом помечаю, где и в какой книге можно найти. Распечатываю нужные страницы книг. Всё ж текст не распознанный и проще положить перед собой лист с текстом и с него набивать, чем постоянно переключать между собой приложения. А вот распознанный текст, я, если честно не люблю. Да, его проще копировать и вставлять, но тогда плохо откладывается в голове, а поскольку от руки не пишу, то хотя бы набиваю с листа.

     Перечитываю распечатку ещё раз и отмечаю, что буду использовать в реферате, подписывая листки - из какой книги, что надергано. Вот некоторые книжки удобные, на каждой странице пишут название книги вверху, хотя обычно слева автора пишут, а справа название книги. А другие вообще не подписаны. Если сразу не подписать, то и не найдёшь потом, откуда это. Начинаю набивать. После десятка страниц утомительных работ глаза в точку. Откладываю. Смотрю, сколько в документе набито - всего две страницы? А я ведь большую часть материала уже обработала. А нам надо 20 страниц. И где мне набрать недостающее? Самой сочинять или искать ещё другую литературу? Видно придётся и то и другое. Времени уже пять вечера. Всё, надо идти срочно кушать, пока я ещё держусь в нормальном состоянии.


    Пока грела себе борщ, пришла сестричка.


    - Привет. Кушать борщ будешь?


    - Ага. Привет.


    - Ты гуляла?


    - Да. А ты?


    - Мне некогда.


    - Да-да, нашла отмазку. Выйти подышать свежим воздухом некогда. Лучше преть в четырех стенах.


    Ну вот, ворчит чисто мамиными словами, хотя маме обычно ещё и огрызается на эти слова. Вообще за своей речью надо постоянно следить, когда дети появятся. Они ж те ещё повторюшки. Что-то не то скажешь, а потом они это чужим выдадут. Слышала, как мальчик маленький подбегаю к старушке и тыча в неё палец, кричал: “Бабка-старуха!”. Мама покраснела как варёный рак, извиняясь перед бабушкой. Объяснила, что так дедушка иногда выскажется при внуке, а он всё повторяет. Так что себе на заметку - следить за своей речью!


    В общем, покушали, считай, пообедали, мило поболтали. Надюшка рассказывала как у неё дела в школе, как какой-то мальчик стал ей записки слать. Она пока не разобралась, кто именно, потому что почерк незнакомый, явно не из их класса. Но вот оказываются они в рюкзаке, который стоит в классе и она пока не вычислила, кто их подбрасывает. Я иногда поглядывала на сестрёнку. Всё же она очень красивая девушка уже сейчас, что же будет лет через 5, когда она будет как я сейчас? Красивае голубые глаза, волнистые темно-русые, отдающие рыжиной волосы до плеч - в бабушку по отцовской линии пошла волосами. Но вот не любит она длинные волосы, как я не старалась её переубедить. Вообще мы дети своих родителей, поэтому похожи немного, но не всем. Ну и фигурка у неё пока ещё не оформившаяся.

     Потом родители пришли, поужинали вместе. Точнее я поужинала с мамой, а папа приходит поздно, поэтому только чай пьёт без ничего, просто чтобы с нами посидеть вместе, поболтать о чём-то, или иногда фильм какой с мамой или со всеми нами смотрит. Потом вечерний туалет и в постельку, баиньки.


Глава 5

    

     Даша


    День провела в учёбе, родители позаботились о продуктах, а по возвращении домой папа предложил утром подвезти. Сказал, что теперь время выезда у нас совпадает, а на машине от меня до его работы недалеко. Я была не против. Единственное, график работы не позволял папе меня забирать. Хоть у меня день был полнее, чем у других в виду работы лишь 3-х раз в неделю, но папа работал до восьми-девяти вечера, поскольку был начальником отдела и постоянно приходилось задерживаться. Раньше он и уходил на работу позже, а тут вдруг ему увеличили зачем-то рабочий день. Но я была не против, чтоб папа меня подвозил. Мы с ним итак почти не видимся, поэтому лишние полчаса в день, проведенные вместе в дороге, нам не помешают. Перед сном думала о Лёше, о Травинке, и о Финисте...


     Травинка


    Прошло три четверти лета* с момента исчезновения Финиста. Та ночь была последней, когда мы виделись. Он не прощался, но я это ощущала, что в последний раз вижу его. Погодя ушёл Ратибор на войну.

     К нам уже не один раз заглядывали сваты, но отец, ссылаясь на мой недуг, отваживал их. Это была правда, только не вся. Мне было плохо, что я с трудом заставляла себя вставать каждый день. Нагружала себя делами, но за границы нашего придомного участка не ходила. Я тосковала.

     Некоторые говорят, что настоящей любви не бывает. Ну а я не знаю, как ещё назвать то, что я чувствовала к моему Единственному. В народе такое чувство обзывали сухота. Возможно что-то в этом и есть, я сохла по Нему. Но в то же время, как-то это не правильно, что ли, в моём понимании. Потому что я верила в Него и ждала Его, просто другие не верили, говорили, что он меня бросил. А я каждый день посылала ему мысленное приветствие: «Доброе утро, любимый», «Я тебя люблю, мой Ясный Сокол».


    Карина тоже переживала, ведь муж ушёл на войну, поэтому она меня гоняла, что мол, нечего раскисать, вот она ждёт его, хотя риск утраты гораздо больший, чем у меня. Может она и права, ведь Ратибор мог надеяться только на свои навыки воина, а Финист ещё и СИЛУ. Поэтому в очередном послании любимому, я попросила его присмотреть за братишкой. Наступила весна, сёстры мои так и не выскочили замуж, хотя пару раз сваты-таки приходили. Но когда просили приготовить что-то при них, они готовили, но без особого желания и душу в свои яства не вкладывали. В итоге, женихи воротили нос. А я не высовывалась. Хотя меня просили тоже показать, раз сёстры им не понравились. Но я исхудала, лицо было с синяками под глазами, опавшие щёки. Я сама себя с трудом в зеркале узнавала. Так что пару раз поглядев на меня, они морщились и уходили ни с чем.


    И вот травка уже зазеленела, пора было гнать скот на выпас. У нас сейчас не было лишних средств для расплаты с пастухом, а может просто отец решил, что я засиделась, но меня выгнали пастись вместе с козой. Одну козу пустили на мясо, а новую что-то не купили. Может и правда были проблемы. Ведь у нас девки одни, рукоделием лишь занимались, но всё, что можно было отдать в плату, сёстры отдавали за посиделки. Ведь обычно молодежь снимала избу у какой-нибудь бобылки* и платила за неё тем, чем могла. Платой обычно шли полотна и вышитые сорочки, рушники, скатерти. И пусть народа было много, но и плата была не низкая. А сёстры бегали постоянно.


    Отец нас всех выгнал на поле, сеять пшеницу, овёс. Ну и вот надо было и мне идти на выпас. Стала понемногу расхаживаться, дышать свежим воздухом. Видя, как оживает природа, я и сама стала оживать. Тоска стала отступать, а чувства стали лишь сильнее. Я любила ЕГО и с улыбкой вспоминала о Нём. Парни стали обращать на меня внимание, а я лишь улыбалась и шла по своим делам. Я была сказочницей - любила придумывать сказки и рассказывать их детям или ребятам. Сказки сочинялись всю осень и начало весны, когда тоска была не такая сильная, а вот зимой меня накрыло сильно. Я даже на какое-то время перестала вставать. Чувство тревоги не покидало меня. Потом со временем отпустило. И только сейчас я вздохнула немного спокойно. Девчата ходили на посиделки, а Томка все же сошлась со своим Усладом, и они всю осень гуляли вместе, а зимой на посиделках всё время вместе были. Мне было приятно за них, но я не понимала, почему же он не засылает сватов к ней. По моим соображениям, они должны были сразу сговориться. Хотя возможно я и не права, но голова совсем плохо думала на данную тему.


    После Масленницы начались гулянья. Но я уже не ходила на них. Отец, видя моё состояние пытался как-то влиять, но я наотрез отказалась. Мы просто поговорили по душам, я сказала, что жду ЕГО. И, что удивительно, он всё понял. Больше не приставал с уговорами. А потом я встретилась с соколом. Отпустило меня после встречи полностью. Странно, но теперь чувство тревоги прошло окончательно. Я ведала*, что с НИМ всё в порядке.


     Лёша


    Даша подкинула мне очередную задачку. С одной стороны было немного волнующе попробовать себя в качестве преподавателя. С другой - нужно как-то подготовиться хотя бы. Ещё бы понять, с чего начать. Полез в шкаф и стал искать нужную литературу. Нашёл несколько учебников ВУЗовских. Полистал, с ностальгией вспомнил студенческие годы. Ощущаю себя старичком эдаким. Вроде и не стар ещё, а уж выучился и пару лет как работаю. Да, куда летят мои года? Приблизительно прикинул, что можно Даше рассказать. Формулы я не помню, кроме основных, но там важно понять принцип. А вот самые основы - это проблема. Если не заложена основа - придётся её закладывать. К сожалению, литературы времён школы не нашлось. Надо будет в обеденный перерыв завтра зайти в книжный магазин. Конечно, на книжном рынке выгоднее покупать, но туда добраться реально лишь в выходные. Поскольку они у меня свободные (Даша занята, а я ничего пока что не планирую, кроме как поездку к предкам), то пожалуй, съезжу туда. Но для начала надо хоть что-то посмотреть в магазине. Набил себе небольшой конспект на компьютере и распечатал. Засунул в рабочий рюкзак. Потом сварил себе сосисок и приготовил на завтра, чтоб не тратить времени на сборы.


    Засыпая, я всё ещё думал о физике.


     Сокол


    После ранения на поле боя мне пришлось принять соколиную форму, поскольку она меньше всего затрачивала энергии, да и крылья мне не помешали бы. Некоторые говорят, что превращение в другую ипостась невозможно или настолько трудоёмко и занимает столько сил, что за всю жизнь можно лишь пару раз оборотиться. Но те, кто так думают попались мне уже позже, после того, как я сам понял, как это происходит. Некоторые чародеи говорят, что проще просто сознание перенести в животное. Может для них и проще, я не настаиваю, но для меня форма тела не имеет значение.


    Первый мой оборот был рядом с соколом, когда мы встретились. Я долго смотрел на него, восхищался его телом, а потом просто через очи проник в его тело. Нет, не перенёс сознание, а именно проник, изучая его строение, вплоть до каждой клеточки. После этого я просто захотел изменить своё тело на вот такое. И ощутил себя маленьким, сидящим на заборе. Потом тренировался летать. Не сразу вышло, но главное - не сдаваться.


    Потом вышел отец. Окинув меня взглядом, сказал, что я ему нужен, что мол, пора продолжать обучение. Мне тогда было двенадцать.


    Закрыв очи, я представил себе себя. Нет, не так, как видно в зеркале, а как я себя всегда ощущал. Что вот тут у меня руки, ноги, тело, лицо. И всё вышло. Я просто ведал, что я - это я.


    Поэтому при ранении я вновь захотел стать соколом. А когда лекарь это увидел, а было это у него на очах, он осел наземь. Рана была, а вот сил её вылечить не было. Лекарь лечил как мог, но он ведь не разбирался в животных. Потом рана затянулась.


    Я понемногу набирался сил, но сил на превращение в человека не было. СИЛА словно испарилась. Желания оборотиться не хватало для оборота.


    Когда смог летать, я прилетел к НЕЙ, приглядывать за ней, да и просто свидеться. Она не ходила гулять (искать себе парня), не показывала себя. Несколько раз приходили сваты, правда без жениха, но отец говорил с ними и они уходили. Травинку увидел лишь весной, когда она пошла пасти козу. Я сопровождал её, но тихо, не привлекая внимания. Охотился тоже ночью, хотя соколы охотятся в светлое время суток. Зрение своё я сумел перестроить должным образом, так что это было не помехой. Несколько раз я даже видел улыбку моей любимой. И улыбалась она не вымучено, а словно своим мыслям. Обычно в этот момент я ловил тёплую волну её чувств ко мне. Она мысленно общалась со мной, но я лишь мог поймать её чувства. И ответить я пока не мог. Пройти мимо улыбающейся Травинки было нельзя, это я видел по глазам парней, и в этот момент готов был порвать любого. Но любимая не обращала на них внимания, словно и не замечала. Мне это льстило, но грустно осознавать, что это из-за меня она немного не в себе. Но вот один парень всё же нашел её. Помню этого Рыжего. Он мне сразу не понравился - угрозу в нём почуял. Видел, как он следит за моей возлюбленной, то когда она идет коз пасти, то стоит возле дома и наблюдает. Вот только всё это скрытно, как только девушка оборачивается, почувствовав посторонний взгляд, сразу прячется. С одной стороны я ощущаю, что кто-то хочет наложить свои руки на мою любимую, а с другой есть что-то ещё, такое чувство, словно я Инару вижу перед собой, какая-то скрытая угроза таится в нём. Но кто я такой, чтобы что-то предпринять, ведь и сам за ней тайком наблюдаю. Да и будь я человеком, пока тот ничего не натворил, не могу же я его побить просто так, запретить ему следить за ней. Не могу же я влезть к нему в голову и узнать, о чём он думает. Или могу? Даже если и могу, то что это мне даст. Обвинений все равно не смогу ему предъявить. Единственное, что это мне даст — это если он задумал что-то плохое, то мне нельзя от Травинки вообще отлучаться. Что я могу в соколином облике? Облик меняется от силы желания. Количество силы тоже играет немалую роль. В данном случае не меняя облика я не расходую свою энергию. Но в то же время не могу набрать её больше, поскольку не истинная это моя ипостась. Значит, мне нужно где-то взять силу, чтобы суметь поменять облик. А потом я смогу уже накапливать силу. От мыслей отвлекло рыжее пятно.


    Снова он! Я затаился в ветвях дерева, на котором сидел. Вновь глядит на Неё! Взгляд жадный, пошлый. Ухмылка на лице. Травинка обернулась.


    - Опять это чувство, - сказала она себе под нос, но у меня слух хороший. - Интересно, можно ли забор сделать невидимым, но лишь для меня?


    Можно. Ты сможешь! Пожелай это! Нет, не уходи, пожелай! Но она меня не слышит.


    Что нужно, чтобы услышала? Нужно захотеть этого!


    Пожелай, чтобы забор сделался невидимым! - послал я ей мысль, веря в то, что она услышит.


    Она обернулась. На этот раз она смотрела прямо в мою сторону. Словно уловила, откуда пришла мысль. Неужели она меня видит? Несколько мгновений она стояла и смотрела в мою сторону. Потом опустила взгляд.


    - Пусть забор сделается невидимым для меня! - шепотом сказала она, потом подняла взгляд в сторону забора. Глаза расширились от изумления. - Я вижу! Ох, этот Рудак!


    Она схватила тяпку, что стояла рядом с ней, и пошла в сторону забора. Рыжий увидел приближающую девушку и не поднимаясь стал пробираться в сторону чужого забора, потом перемахнул через калитку и убежал. Девушка остановилась и дальше не пошла.


    - Пусть листья на этот дереве станут невидимыми для меня!- и посмотрела на дерево, на котором я сидел.


    Вот, блин, не успел. Она увидела меня.


    - Сокол, спускайся! - это был приказ. Ослушаться я его не мог. Я подлетел к её руке. - Что всё это значит? Говори!


    - Ты богиня!


    Прищурила глаза.


    - И что мне с тобой делать?


    - А что сразу я? Как этот Рыжий, так нормально!


    - Не меняй тему! С Рудаком я в другой раз разберусь!


    - Если разберешься!


    - Что ты хочешь этим сказать?


    - Не нравится он мне!


    - А многие тебе нравятся? - она явно усмехается. Но улыбка такая тёплая, я просто таю под этим взглядом.


    - Нет. Мне нравишься ты и твоя семья!


    Она улыбнулась. О чём-то задумалась.


    - Ты не хочешь мне ещё что-то сказать?


    - Пока нет.


    Она взмахнула рукой, на которой я сидел. Я вспорхнул.


    - Будь здоров! - помахала мне рукой. - У меня дел полно!


    И она пошла своими делами заниматься. А по моему телу разлилось тепло. И вот что это было? Почему она не спросила, кто я? Или она догадалась? А может знает? Нет, в голову к ней лезть не буду. Если захочет спросить, спросит. После её слов я почувствовал, как все мои рубцы исчезли. А пока мне надо придумать, как превратиться в человека. Проверил всё вокруг, Рыжего нет. Взмыл ввысь и полетел в лес, ища источник СИЛЫ и пищи. А потом полетел обратно на поле боя. Ведь мои раны зажили и я не имел права больше отлынивать от своих обязанностей.


     Даша


    Утро началось обыденно, после интересного сна о Травинке. Интересно, мне кажется, что это моё прошлое воплощение, ведь не просто так я всё это чувствую так реально. Интересно, что же послужило катализатором? Наверное, гадание пробудило взаимосвязь тонких материй, и память стала пробуждаться. А поскольку всё это связано с подсознанием, то и приходят все эти воспоминания во сне. Позавтракав, погрузившись в машину, мы подвезли маму до метро и дальше поехали с папой одни. Он спросил, есть ли у меня парень. Я сделала круглые глаза. Ну да, есть, а с чего это вдруг его заинтересовало?


    - Просто интересно. Ты ж уже не маленькая, я не успел оглянуться, как ты выросла. Красавица.... Хотя всегда и была ею, но я заметил, что у тебя появились женские формы и всё такое. Не будь я твоим отцом, мог бы и запасть на тебя.


    - Ну, вот поэтому я и предпочитаю длинные юбки.


    - Просто будь у тебя парень, мне было бы спокойнее.


    - А ты не боишься, что с парнем ты скоро можешь дедушкой стать?


    - Зная тебя, даже если и стану, то меня это не страшит, ты у нас очень расчетливый мучитель. Десять раз подумаешь, прежде чем сделаешь?


    Я обиделась. Значит, место романтическому безумию не остаётся? Хотя в чём-то отец прав: я всегда не понимала клуш, которые не думали, а детей делали, а потом шли на аборт. Некоторые личности, с которыми я даже была знакома, даже пытались переубедить меня в обратном, что они не могут себе позволить родить ребенка, не те обстоятельства и всё такое. На что я заявляла, что всё это бред сивой кобылы, ведь голова на плечах должна быть. Не хочешь ребёнка, значит, сумей предохраниться. А ежели забеременела, то не смей убивать своё чадо, ведь это твоя кровиночка, как можно поднять руку на неё. Я вообще не понимаю, чем тогда эта “недомать” отличается от убийц. Причём убийцы обычно убивают чужих, а не своих (бытовые ссоры алкашей я не рассматриваю), это я о маньяках. А тут своя кровиночка, которая является частью тебя, как можно поднять на неё руку. И как врачи, которые дают клятву Гиппократа (не навреди), могут убивать ни в чём не повинных деток. Ведь гинекологами обычно идут те, кто планирует помогать людям рожать, участвовать в процессе сотворения жизни, и потом идут в операционную и убивают малыша. Какими ж бессердечными должны быть люди? Единственный для меня приемлемый вариант аборта - это когда выбор: либо мать, либо дитя, И то, я б наверное выбрала дитя, всё же после себя след какой-то оставил, потомка своего. Так, о чём это я?


    - Так кто он? Может нас познакомишь?


    Блин, мы знакомы сколько с Ним: недели две, три, или меньше? А уже домой везти знакомиться? Хотя у нас вроде бы всё серьёзно, я всё равно, как-то не задумывалась об этом.


    - А ты почему хочешь познакомиться? Любопытство или как?


    - Просто, хочу знать, что за человек, с которым встречается моя девочка, насколько у него серьёзны намерения.


    Вот представьте, вы только познакомились с парнем, даже начали встречаться, и тут вашего парня спрашивают: "Вы женитесь на моей дочери?" Да даже если и выйдет что-то в будущем, ведь не планируют этого с самого начала отношений. А потому и начинают их(отношения), чтоб получше узнать друг друга , а если парня о том спрашивать, так даже самые смелые могут в кусты убежать, поджав хвост. И пиши пропало.


    - Пап, если ты очень хочешь, то я могу как-нибудь привести его к нам, как бы ненароком, чтоб вы оказались дома. Но если ты его спросишь о серьёзности намерений, я уйду из дома. Ты всё понял?


    Папа побледнел. Интересно, он понял, что перегнул палку?


    - Прости, малышка. Возможно я переборщил. Но надеюсь, что и ты меня поймешь, когда сама станешь мамой и твои дети внезапно вырастут. Обещаю, что не буду об этом его спрашивать.


    - Вот и славно, - мы всегда умели находить с папой общий язык., впрочем, как и с мамой. Мама постоянно читает всякие психологические книжки, подсовывает некоторые папе, а иногда и мне. - Всё же я уже большая девочка, совершеннолетняя, поэтому ты уже не можешь диктовать мне свои условия. И если я вам мешаю, то я уйду жить на съёмную квартиру. Хотя это будет для меня тяжеловато пока оплачивать такое жильё.


    - Живи с нами, ни в коем случае не думай о таком варианте. Пока учишься, или пока не выскочишь замуж, мы все расходы берём на себя и не надо себя морить голодом или надрываться, чтоб получить образование или суметь выжить.


    В общем, довольно мило поболтали с папой, чмокнула его в щёчку и побежала вверх по ступенькам в свой офис...


    Вечером стал названивать Лёша.


    - Привет! С тобой всё в порядке, а то ты трубку не брала?


    Что все пристали. Всё со мной хорошо! Так, “спокойствие, только спокойствие”, как говорил великий Карлсон. Считаю про себя до десяти. Успокаиваюсь.


    - Да, всё хорошо. А что?


    - Ты помнишь, что мы встречаемся сегодня?


    Это он на что такое намекает? Склерозом вроде бы не страдаю.


    - Да, помню. Буду где-то через..., - гляжу на часы, - минут сорок.


    - Здорово, до встречи.


    Я отрубилась. Интересно, почему мы совершенно чужим людям говорим “До свидания”, прощаясь, в то время, как тем, с кем встречаемся “До встречи”. Мы вот не задумываемся о значении слов. Или может мы неправильно понимаем понятия встречи и свидания. Может подмена понятий?


    Встреча прошла удачно. Мы встретились, вышли из метро. Пошли по улице. Вот как-то неловко себя чувствую. Опускаю глаза долу. Всё же веду его к себе. А ведь его неплохо бы и покормить. А ведь я ничего не готовила. Блин, как-то вылетело из головы. Надо было хоть картошки начистить, чтоб сейчас можно было сразу прийти, нарезать и бросить жариться. Хотя может мама что приготовила на ужин.


    Переулок, не люблю его. Выглядит подозрительным, внутри так и сжимается всё. Лёша взял мою ладошку, чуть сжал. Типа, я с тобой, не бойся. Дошли до середины. Сердце ушло в пятки. Что со мной?


    - Лёша!


    - Что ты чувствуешь?


    - Страх.


    - Почему? - голос полный спокойствия.


    - Не знаю.


    - Прислушайся к ощущениям.


    Закрыла глаза. Сердце бьётся в ушах.


    - Успокойся, дыши глубже.


    Вдох-выдох. Вдох-выдох.


    - Я защищу тебя, не бойся, - его низкий голос шепчет мне. Низкий голос, ведь он у него совсем другой, не похожий на Финиста. Но вот шёпот, очень даже похож. Внушает спокойствие. Страх медленно отступает. Нежный поцелуй, я таю...


    - Открой глаза.


    Открываю. Он смотрит на меня такими СИНИМИ глазами. Страх вовсе проходит. Ничего не остаётся, только я и эти СИНИЕ глаза. Ведь вечер, а я вижу их цвет. Дежавю*.


    Он берёт меня за руку, нежно, словно я хрупкое сокровище.


    - Пойдём. А то времени у нас осталось немного, а там и родители пожалуют.


    Он кивает, и мы идём. Он что-то говорит, а я думаю, времени и так каждая минута на счету, надо с пользой их провести. Когда ж мне готовить? Было б здорово, если б Надюшка почистила картошку. Порезать не проблема, нужно ведь просто засунуть в овощерезку картофелину и закрыть её. Потом открыть, засунуть вторую. В течение пары минут вся картошка будет порезана, успевай только полный контейнер высыпать в сковородку. Подходим к квартире, открываю дверь. Встречаюсь с Надей.


    - Привет.


    - Привет! - она округлила глаза, когда увидела, что я с парнем. - Я пойду к Светке уроки делать. Не шали! - грозит мне пальцем. Обувается и шёпотом продолжает, - я там почистила картошку, пожарь, пожалуйста на всех.


    Я киваю. Надюшка любит картошку чистить, поэтому обычно когда начинает, не может остановиться. Поэтому картошки на всех явно хватит.


    Провожу Лёшу в квартиру, даю ему тапочки, объясняю, где можно помыть руки и куда повесить куртку. А сама ухожу переодеваться. Всё же дома ходим мы в чисто домашнем одеянии, после улицы и метро стоит переодеться. Встречаемся на кухне. Лёша - переоделся! Не верю глазам своим.


    - Я тут захватил с собой, чтоб грязь дома не разносить.


    - Благодарю, - и так приятно на душе. - Садись, я сейчас. Быстро достаю свои книги и задание контрольной работы. Пока он читает задание, я режу картошку и забрасываю жариться. Потом сажусь рядом. На кухне удобно, уголок - великая вещь! В комнате за столом мы б ютились, а здесь и стол большой и диван-уголок.


    А потом мы стали разбирать задачи. С первой провозились достаточно долго, Лёша объяснял на обычных предметах. Вставал, и показывал опыты с водой и натяжением её на поверхности, например, чтоб объяснить это явление, что можно в задаче подсчитать. У него было так понятно, что либо я совсем дура, что не могла разобраться в таком простом явлении, либо ОН - преподаватель от Бога! Когда все задачи были решены - я предложила поужинать. Достала огурцы маринованные.


    - Сама солила?


    Я помотала головой.


    - Тогда не буду.


    Ну вот, начинается. Издаю недовольный стон.


    - Что не так?


    - Дежавю.


    Мы покушали, картошка удалась на славу.


    - Благодарствую за ужин, очень вкусно.


    - А что ж добавку не просишь?


    - Ну..., - мнётся, - не хочу вас объедать.


    Я беру тарелку и кладу добавку. Он в два счёта разделывается с новой порцией.


    - Ещё?


    - Нет, спасибо, на ночь объедаться нехорошо.


    Ополаскиваю тарелки и ставлю в посудомойку.


    - И как, удобный агрегат? - с любопытством следит за моими действиями.


    - Очень! Особенно в виду занятости нашей. Раз сломалась, так я, когда не работала, целый день за всеми мыла, не люблю посуду мыть.


    Он улыбнулся.


    - Я, пожалуй, пойду. С физикой мы с тобой ещё позанимаемся. Хоть контрольную и сделали, но этого недостаточно. Ты вообще основ не понимаешь. Не знаю, как вам её в школе давали, но это никуда не годится.


    Я расцвела. Вот честно, наглости не хватало попросить. Ведь я итак у него столько времени отняла, а если ещё и читать весь курс школьной физики и ещё тот семестр, что я уже отучилась, так это ж сколько надо заниматься?


    - Давай в пятницу. Хотя нет, в пятницу ж мы гуляем.


    - Можно и в пятницу.


    - Нет! - сказал как отрезал. - Скажи честно, ты хочешь продолжать наши с тобой отношения?


    - Д-да, - неужели хочет порвать?


    - Учебные или романтические?


    - Если нужно выбирать, то выбираю второе.


    Он расцвёл. У него такая ослепительная улыбка.


    - Нет!


    - Что нет? - испугалась я.


    - Выбирать не нужно. Но если хочешь быть со мной, пробелы твои в знаниях мы должны заполнить знаниями. Поняла?


    - Тиран!


    Он поднял брови, а потом мы оба рассмеялись.


    - Я серьёзно.


    - Только если ты будешь со мной заниматься.


    - Идёт!


    Он подошёл ко мне и нежно поцеловал.


    - Кх-кх! - мы отскочили друг от дружки.


    Я побледнела. На пороге стояли мама с папой.


    - Здравствуйте, - сказал Лёша, пройдя в прихожую и протягивая отцу руку для пожатия. - Я Лёша.


    - Очень приятно, - кивнул отец.


    - Лёша, это мои мама и папа. Анна Андреевна, - протянула мама руку для пожатия. - и Анатолий Викторович.


    - Очень приятно.


    Я собрала учебники со стола.


    - Я уже пойду, - Лёша решил ретироваться.


    - Может поужинаешь с нами? - спросила мама.


    - Благодарю, уже Даша накормила.


    - Тогда может чаю?


    - Нет, извините, я уже пойду, как-нибудь в другой раз.


    Он быстро оделся и сбежал. А рюкзак?


    Я побежала за ним.


    - Лёша, рюкзак забыл.


    Он обернулся и подошёл ко мне.


    - Точно. Это в качестве благодарности, - поцеловал. Я стояла и слушала звук спускающихся по лестнице шагов, потом закрыла дверь.


    - И долго ты там будешь стоять? - это папа.


    Я нахмурила брови.


    - Папа, а ты помнишь, что я уже не ребёнок?


    Папа рассмеялся, а я пошла в нашу с сестрой комнату. Легла на кровать, сохраняя вкус поцелуя.


    - Даша, а где Надя?


    Тут раздался звонок в дверь.


    - А вот и она.


    А я лежала и мечтала о Лёше, о его поцелуях и объятиях. Задремала. Проснулась и поглядела на часы. Они у нас светящиеся электронные. Стоят в холле, но с моей кровати как раз видно.

     Вообще наша с сестрой комната обставлена так: возле окна вдоль стен стоят две кровати, между кроватями можно было б что-то поставить, но тогда радиатор батареи будет заставлен, а ввиду того, что отапливают помещение плохо, нужно пользоваться всем, чего можно добиться от управляющей компании. Поэтому тумбочки или комода нет. А вот над моей кроватью и кроватью Нади стоят полки, на которые можно положить мобильный телефон или часы, книги и висит бра. А ещё папа сделал карниз к потолку, и мы с сестрой можем закрыться друг от дружки, чтоб у каждого было его личное пространство. Так что закрывшись, можем спокойно читать, не мешая друг другу. Ещё одна штора есть посреди комнаты, отделяющая спальную зону. Мы ею редко пользуемся, поскольку она нужна в основном если вдруг кому-то надо допоздна сидеть за уроками. Но это редкость, в основном лишь перед экзаменами.

     Распорядок дня чёткий, надо вовремя ложиться спать и вовремя вставать. Тогда и высыпаться будем и всегда в хорошем настроении. Обычно так и бывает. Потому как когда ломаешь режим, начинаются невысыпания, начинаешь быть раздражительным, а когда в тебе всё это копится, то спустя какое-то время ты взрываешься. И портишь настроение всем. А это плохо.

     Ну так вот, за моей кроватью стоит письменный стол, над ним полки с книгами. Он же по совместительству компьютерный стол. Слева и справа под столом есть ящики. Мои правые, сестры - левые. Это как входишь в дверь справа. А слева стоит платяной шкаф. Раньше на антрессолях были ящики с игрушками. А теперь игрушки вывезли в сарай или раздали, а дубовый шкаф заменили на шкаф-купе до потолка. В нём 3 секции. Слева и справа полки с вещами: моими справа, сестрины слева, и общей секцией посередине - для вешалок с одеждой. Ну и тоже есть две полки, для обуви и прочих вещей. Одно время родители хотели сделать нам двухъярусную кровать и оставшееся место использовать для ещё одного шкафа или письменного стола. Но мы подумали и решили, что уже выросли из того возраста, когда интересно так спать, зато выкинули ненужные вещи и стало свободно.

     Ну так вот, я проснулась и увидела часы. Полночь. Неплохо я задремала. А ведь перед сном ни зубы не почистила, ни тело не помыла. Хорошо Надя закрыла штору между нами. Так что я тихонько выскользнула из комнаты и пошла мыться. Завтра выходной - это радует.


    Вылезаю из-под душа. А у нас за ванной огромное зеркало во всю стену. Смотрю на себя. Интересно, вот у Травинки длинная русая коса до колен. А у меня волосы как-то лишь до пояса растут. Хочу косу до середины бедра. Жутко захотелось есть. Ну вот, я ведь только зубы почистила…


    Прошёл месяц. С Лёшей мы постоянно занимались. Я подтянула физику и английский. Он задавал мне домашнее задание, приносил учебники, и где их только доставал. Я в выходной день делала контрольные, разбирала темы для экзамена, решала задачки по физике. Мне она даже стала нравиться. Лёша сказал, что обидится, если у меня будут тройки. Вот только этого мне не хватало. Всегда училась для себя, а тут либо выкручиваться, либо получать знания. А ещё на меня напал жуткий жор. Я постоянно ела: мясо, сухофрукты, овощи, яблоки, цитрусовые и прочее. Так разнообразно я ещё никогда не питалась. Приходила на рынок и хотелось и того, и того. Ну а раз на себя всё равно готовлю, то готовила на всех. На удивление, я не поправилась. Мне даже показалось, что наоборот похудела. Лёша заценил мою кухню. Поэтому я стала собирать ему обеды на следующий день, после того, когда мы занимались. А однажды произошло нечто.


    Всё было вначале нормально, но я ведь приходила с работы и обычно начинала что-то готовить. И тут то ли маслом облила сковородку, то ли ещё что, но пламя вырвалось из-под неё. Лёша среагировал мгновенно, сунув руку в пламя. И на удивление оно погасло. А я схватила его за ожог. Он взвыл, но я не отпустила.


    - Всё хорошо, всё хорошо, всё хорошо, - повторяла я как мантру, зажмурив глаза. Потом убрала руку. И очень удивились мы: не было и следа ожога.


    - Как ты...? - спросили мы хором, переглянулись и рассмеялись.


    Пришла Надюшка, так что поговорить не удалось. Мы вместе поужинали и Лёша простился. Только он ушёл, пришли родители. Хотела уйти в комнату, но папа позвал меня и решил поговорить. Естественно, предметом разговора стал ОН. А я почти ничего про него не знала. Вот и правда, встречаешься с парнем, а не знаешь, из какой он семьи, есть ли у него братья-сёстры, где он учился знаю, но на кого и тому подобное. Надо будет разузнать. Что ему нравится, а что нет. Хотя эта информация скорее для меня, а не родителей. И некоторые уже предпочтения его я узнала. Всё ж мы вместе вечерами были у меня дома.


     Примечания по главе:


    Лето* - название года. В старину года называли летами.


    Бобылка* - вдова, одинокая женщина. В данном контексте вдова, у которой не было сыновей, а дочки, как известно, уходят в семью мужа. Поэтому либо мать осталась одна, а дочки выпорхнули из гнезда, мужа тоже не было. Поскольку сама уже не молодая, принимает у себя в избе молодежь на посиделки, беря с ним высокую плату с каждой девицы. Плата не деньгами, а товаром, то, что можно обменять или использовать. Парни приносили обычно еду, а девчата полотно.


    Ведать* - знать, но не как знания, точнее не только как знания, а и осознавания как это устроено. В данном контексте скорее ссылка на интуицию, то, что нельзя объяснить, но увенность в этом была.


    Дежавю* - состояние, когда тебе кажется, что такое уже было. Возможно воспоминания о чём-то, что ты не помнишь.


Глава 6.

    

     Лёша


    Была пятница. Я отработал, впрочем, как и Даша, и мы пошли гулять. Вечер был чудесный. И вот, только мы собрались поцеловаться, как вдруг я услышал визг тормозов. Глухой удар. Сердце бешенно стучит, я словно вижу аварию приближающуюся. Педаль тормоза нажимается, но не срабатывает, жуткий страх. А впереди пешеходный переход, по которому идут люди.


    - О Боже, помоги! - знакомый голос. Я выскочил из тела и увидел того, кто сидел за рулём - отец Даши. Взмах крыльев, невидимая стена появляется между пешеходами и машиной. Очередной взмах и телепортирую отца на тротуар. И жуткий удар! Машина всмятку. Пострадавших нет. И даже взрывом не накрыло. На перекрёстке камеры. Просматриваю мысленно видео - как машина показывается на видео, уже не видно никого за рулём. Просматриваю ещё раз по-кадрово - никого нет. Прекрасно. Ну что ж, пусть попробуют объяснить этот инцидент. Сам подлетаю к отцу и превращаюсь в себя. В следующий миг мы уже дома. Пусть и это тоже попробуют объяснить. Дома уже мама и отца она видит. Он всё также в шоке. Я тихонько исчезаю и появляюсь в парке рядом с Дашей. Она сидит грустная.


    - Ну, и как это понимать?


    - Прости, так было нужно.


    - Что?


    - Твой отец.


    - Не хочешь рассказать?


    - Нет.


    - Ну ладно.


    Мы какое-то время посидели вместе молча. Я ещё раз просматривал удалённо видео, подправлял воспоминания. Машина не заводится, коллега предлагает подвезти. Коллеге тоже подчищаю память, внедряя новые воспоминания. Потом подъезжает к нужному дому, высаживает из машины. Отец идёт домой. Тем временем машина сама выезжает со стоянки, в ней никого не видно. На всех камерах виден отец в другой машине, а в этой - никого. Прогоняю проверку ещё раз. Воспоминания отца стоит ли трогать. Шепчу на ухо ему - тебя подвёз тот-то. А дальше ничего не помнишь. Машина не завелась и осталась стоять на стоянке, когда ты уезжал. Проверяю место аварии. Уже ГАИ приехало, огородили территорию ДТП, опрашивают свидетелей. Стираю из воспоминаний всех очевидцев человека за рулём и добавляю удивление, что никого за рулём нет.

     Кстати, тут вспомнил про слово "память". Если расшифровать буквицы, то получается "мысленный путь аса к созданному образу". По сути, получается, что это всего лишь путь к каким-то данным, путь к файлу.


    - Даш, а Даш.


    - Что?


    - Ты сердишься?


    - Нет.


    - Точно?


    - Не знаю. Обида точит, не пойму, на что именно.


    - Что бросил не сказав?


    - Возможно.


    - Даш, это само как-то приходит. Я даже не могу объяснить.


    - Часто?


    - Да нет. Было пару раз связано вот так, удалённо, но оба раза с тобой.


    - А какой второй раз? Точнее первый.


    - Ты не помнишь, а я не хочу тебе напоминать.


    - Это тот день, да? Я всё пыталась его вспомнить.


    - Ты не сможешь его вспомнить даже под гипнозом. Я подчистил воспоминания.


    - Ты копался в моей голове? - она была в ярости.


    - Нет, это была не твоя голова, а выше. Знаешь, ведь воспоминания не хранятся у тебя в голове.


    - А где?


    - Как бы тебе объяснить. Ты понимаешь понятия сервера?


    - Ну да.


    - Ну так вот, есть компьютер - твоя голова, он принимает всё, что ты видишь, слышишь и отсылает всю эту информацию на сервер, единственное, что туда не отсылается - твои чувства. Это хранится в твоей душе.


    - Значит, делаю вывод, ты покопался в моих воспоминаниях.


    - Я копался лишь в том временном периоде, когда ЭТО случилось.


    Она задумалась.


    - Спасибо, - тихо прошептала.


    - Я думал ты обидишься.


    - Вначале да, но сейчас обида прошла. Прости, что обиделась.


    - Чудная ты, Дарёнка, - я погладил её по голове. Пойдём домой или ещё посидим?


    - Не хочу никуда, мне и здесь хорошо, рядом с тобой.


    Я обнял её и мы сидели ещё долго. Даша захотела посмотреть звёзды. А на небе облака и смог.


    - Ветер, прошу тебя, очисть, будь добр, небо, чтоб видно было звёзды.


    Листочки зашелестели, и облака стали расступаться. А я натянул над нами купол, чтоб не видно было нас из космоса всяким там спутникам. И мы сидели и любовались звёздами.


     Даша


    Не знаю, что произошло с отцом, но седых волос у него прибавилось. Говорить об аварии он не хотел. Его несколько раз вызывали в ГАИ, но поскольку в ДТП никто не пострадал, то скоро дело закрыли. Машина восстановлению не подлежала. Угон, отказ тормозов, врезалась в дерево. По КАСКЕ выплатили конечно не стоимость машины, но ⅔ выплатили. Это радовало. Но отец долго ещё не садился за руль.


    - Почему ты его воспоминания не подправил?


    - Кто-то должен помнить.


    - Ну ты ведь помнишь.


    - Слушай, Даш. Я всё понимаю, но я итак сделал много для твоего отца. Он никого не убил, хотя и был не виноват, но дело бы состряпали и сколько человек бы погибло. Подчистил всё. Ну, почти всё. А вот к твоему отцу в голову не полез. Может целее будет.


    Я молчала. Он прав. Я не имею права его упрекать. Он и правда спас столько жизней и главное, что спас отца. Это много.


    - Прости. Я тебя не упрекаю, я просто хочу знать, почему ты не подчистил и ему.


    - Не захотел. Одно дело подчищать для того, чтобы не было свидетелей, т.к. это может испортить жизнь кому-то. А другое - подчищать всем подряд. В первом случае была ТЫ, я не мог оставить тебя наедине со своими переживаниями. А другое - твой отец. Там ничего такого не было, кроме отказа тормозов и того, что он мог сбить столько человек. А это реалии жизни. Он избежал этого и должен пересмотреть это событие и жить дальше.


    Странно, но после этого разговора мне полегчало. А отец купил машину и понемногу стал ездить.


  * * * * *


    Лето, жара. Душно, выходить на улицу не хочется. В помещении университета прохладно, хорошо, если окна не выходят на солнышко. Но в процессе сдачи последнего экзамена уже не до того - вся на нервах. Сессия завершилась для меня, поскольку мне нужно было уложиться в 2 недели, отпущенные на работе в счёт учебного отпуска. Пришлось договариваться со всеми учителями и сдавать все предметы на учебной сессии. У нас сессия обычно длится 21-25 дней. Из которых первые две недели идёт начитка материала, а вот в оставшиеся дни раскиданы экзамены и зачёты. Поскольку Лёша спуску мне не давал, к сессии я была во всеоружии. Пара учителей поставила автоматом, а остальных пришлось сдавать. Преподаватели ещё и любят, когда их лекции посещают и принимают активное участие в их занятиях, а вот мне такой роскоши не дали на работе, хотя я очень люблю как раз лекции и общение с учителями. Ещё со школы так повелось, что самая активная на любом уроке. Поэтому с грустью договаривалась сразу после первого занятия у данного преподавателя, стараясь быть активной и глупостей не болтать. Так что теперь я была свободна. Зато следующие две недели меня ждёт каторга на работе - каждый божий день. Ну, как-нибудь выкручусь. Зато попойки не будет - вот это радость.


    Набрала Лёше: надо ж поделиться и с ним своим счастьем.


    - Привет!


    - Здравствуй, солнышко.


    - Я всё сдала!


    - Умничка, поздравляю! Куда пойдём праздновать?


    - Поехали на роликах кататься?


    Тишина.


    - Лёш, ты тут?


    - Да. Знаешь, я не умею на роликах, да и на коньках тоже, - признание от мужчины, что он что-то не умеет - это огромный удар по его самолюбию.


    Я задумалась. Даже если ролики брать на прокат, он вряд ли сможет кататься. Можно взять уроки, кажется, на Поклонной горе когда-то давали их. А сейчас даже не знаю, да и сколько этот урок стоит?


    - Дарёнка? - да, вот так он меня переименовал. А то всё Даша да Даша, а ласково и не поймёшь как. Просто в один день стал так называть, а я и не против. - Давай на роликах завтра пойдём с утра. Ты ж завтра не работаешь, и от учёбы свободна.


    - Согласна.


    - Где хочешь погулять сегодня?


    - Ну, давай тогда в парке Горького на метро “Октябрьская”.


    - Или может в кафе сходим?


    - Давай погуляем.


    - А ты сейчас где?


    - На “Авиамоторной”.


    - Давай тогда ты едешь в парк и ждёшь меня там. Идёт?


    Я кривлю лицо и молчу. Думаю, что же сказать. Он, словно прочёл меня.


    - Хочешь, приезжай ко мне на “Савёловскую”, подождёшь меня тут, и вместе поедем.


    - Ага, - улыбаюсь.


    - Хорошо, договорились.


    Пока ехала, прошло много времени. Потом вышла из метро, пошла ходить по рынку. Компьютерные аксессуары, болванки, картриджи... телефоны... Жаль, что мне сейчас ничего не нужно. Звонит телефон. Пока бродила, не заметила, сколько времени.


    - Да?


    - Ты где?


    - Тут, брожу по рядам, - объяснила, где конкретно.


    Довольно быстро Лёша пришёл. Поздоровались. Я потупила глазки.


    - Ну ты чего? Мы с тобой сколько уж встречаемся?


    - Полных пять месяцев?


    - Ты ещё и считаешь?


    - Ну, я просто помню, что да когда, потому что для меня это важно.


    Взял меня за руку и повёл к метро. Потом резко остановился.


    - А тебе ничего тут на рынке не надо?


    - Неа.


    - Тогда пойдём, - и мы пошли.


     Лёша


    Нам с Дашей предстоял серьёзный разговор. На работе мне дали командировку. Предстояло выехать в воскресенье, а в понедельник уже быть в Минске. Об этом и надо было поговорить.


    Приехали на “Октябрьскую”, вышли из метро.


    - Пойдём в кафе?


    Даша задумалась.


    - Если ты такой богатый, то я не против.


    - Пойдём, сказать не могла? - вот пойми этих женщин. Сами говорят “нет”, а подразумевают “да”.


    - Ну, не могла. Мне неудобно просить.


    - Вот с этим заканчивай. Неудобно. Я мужик. А мы не понимаем зачастую намёков, говори прямо.


    - Если скажу, будет выглядеть, словно напрашиваюсь, а не ты предлагаешь. Да и объедать тебя не хочется.


    - Я зарабатываю достаточно, чтоб позволить нам ужин в кафе хотя бы раз в неделю.


    Она огляделась по сторонам.


    - Ну, вот, давай в “Шоколадницу”.


    И мы пошли.


    Сели, заказали еду. Я смотрел на неё и не мог наглядеться. Она вначале подобрала волосы на затылке, а как чуть прохладнее стало, опустила косу. Коса у неё за эти полгода выросла до космических размеров - до колен, хотя до того лишь до пояса доходила. А мне очень нравились её длинные темно-русые волосы. Она, правда, их не распускала почти, объясняя это тем, что жутко путаются. Но иногда, когда мы были одни, она распускала. Они струились волнами вдоль её спины. Но стоило нам выйти на люди, тут же заплетала косу. Мне это льстило, не хотел, чтоб кто-то ещё любовался на эту красоту. Вот такой я собственник.


    - Говори, в чём дело.


    - Ты о чём?


    - Ну, я ведь вижу твой взгляд, словно ты прощаешься.


    Теперь я опустил взгляд.


    - Да я любуюсь тобой. Хотя да, в чём-то ты права. Даш, тут такое дело..., - запнулся я. Она молчала, зато положила свою руку на мою. - Понимаешь, на работе меня посылают в командировку.


    - Надолго?


    - Пока на месяц. А там не знаю.


    Грустный вздох.


    - Я б взял тебя с собой, если б ты согласилась, - взгляд на неё. - Поедем вместе?


    - Куда?


    - В Минск.


    Она задумалась. Я весь напрягся.


    - Давай так, ты узнаешь, надолго ли едешь. Если месяц, то мы как-нибудь переживём, не так ли? - вопросительный взгляд, я киваю. - Мне 2 недели надо отработать за учебный отпуск. Потом я могу взять недельку отпуска, приехать к тебе. К тому времени ты будешь знать, сколько тебе там ещё? Пока лето, я могу вот так работать через неделю, если напарница согласится.


    Я кивнул. Грустно осознавать, что две недели мы не увидимся. Если в самом начале наших отношений мы виделись раз в неделю, то потом стали видеться через день. И я привязался к ней очень сильно. С трудом пережидал время, пока мы не виделись. Мне надо найти квартиру поначалу, первую неделю я в гостинице поживу, а потом надо искать.


    - Лёш, ну ладно тебе, не грусти, - она улыбнулась.


    Мы покушали, поболтали об учёбе. Кстати, небольшую ностальгию по студенческим годам я тоже ощутил, поскольку Даша расписывала всё подробно. А потом мы вышли. Теперь уже я смотрел по сторонам в поисках ювелирного.


    - Пойдём, - потащил её в сторону.


    - Куда?


    - Сюда, - мы зашли. Она покраснела.


    - Выбирай.


    - Что?


    - Колечко, - она стала как вкопанная.


    - Серебряное?


    - Ну, наверное, обручальные вроде бы серебряные.


    Не пошла.


    Я понял, опять вся зажалась. Я отвёл её в сторону.


    - Даш, ну сколько можно смущаться. Я мог бы тайком померить размер твоего пальчика, но я хочу, чтоб ты тоже участвовала в процессе и я не знаю, понравится ли тебе то, что я выберу.


    - Понравится, - кивнула.


    Ну что ж с этим ребёнком? Вроде бы большая девочка, а сама ведёт себя не по возрасту.


    - Хорошо. Стой тут, хотя нет, пусть тебе вначале померят размер колечка.


    Кивнула. Подошла к продавцу, протянула руку. Померили. Отошла в сторонку, села на стул охранника, словно ноги не держат.


    Стал искать колечко. Пересмотрел все, не понравилось ни одно. Банальщина. Ничего интересного.


    - Скажите, а у вас можно под заказ сделать? - спросил потихоньку у продавщицы.


    - Да, пройдите в эту комнатку, - провела меня в подсобку.


    Меня встретил седой старичок, с длинной бородой, хотя это в моём понимании она длинная, а так - что-то среднее между бородой Санта-Клауса и русской козлиной бородкой. Он приспустил очки и оторвался от работы за станком.


    - Что именно вы ищете?


    - Колечко, серебряное.


    - Представляете, как оно должно выглядеть?


    Задумался. Даша моё солнышко, значит, должно быть солнышко. С другой стороны, она еще и ветер. Любит ветер, полёт.


    - Это должно быть солнышко с крыльями. Ну и само колечко не просто ободок, а что-то воздушное.


    - Я понял, - кивнул дедок. - К завтрашнему утру будет готово.


    Я расплатился, взял чек и ушёл. Даша была бледная. Поднял её за руку и увёл.


    - Нашёл, что искал?


    - Нет, но заказал то, что мне кажется тебе подходит.


    Она кивнула и немного расслабилась. А потом мы пошли в парк и гуляли, катались на аттракционах, каруселях. Даше очень нравились вихри, цепочки - карусели такие, которые для взрослых, улетаешь, пока крутишься. Она снова улыбалась. Вечером я отвёз её домой. Когда мы очутились в том проулке, я решил подстраховаться.


    - Даша...


    - Что?


    - Давай мы с тобой разыграем сцену?


    - Какую? - её глаза засветились от любопытства.


    - Что на тебя нападают с целью навредить или изнасиловать.


    Она покачала головой.


    - Даш, погляди мне в глаза?


    Подняла взор.


    - Так надо, малышка. Меня рядом не будет, я скорее всего не смогу тебе помочь, ежели что. Представь, что ты идешь тут. Я пока спрячусь, представишь, что я грабитель и насильник.


    Она грустно кивнула.


    - Иди, выйди и пойдёшь заново.


    Вышла. Я спрятался. Проверил периметр - всё чисто. Поставил барьер куполом, чтоб никто кроме нас не мог зайти сюда и увидеть, что тут творится.


    Идёт, медленно, вижу, как сжимается вся, словно пружина.


    - Эй, девушка, - окликаю её я. Она сжалась. Подбегаю и хватаю за руку.


    - К тебе обращаюсь! - тяну на себя.


    - Отпусти, - она разворачивается. Глаза полны ярости. Так держать, молодец! Рука самопроизвольно разжимается. Я задираю ей юбку и прижимаю к стене.


    - Развлечёмся, малышка?


    - Не прикасайся ко мне!- этот голос, наполненный повеления. При всём моём желании довести дело до конца, я невольно отпускаю её и отхожу на шаг назад.


    - А теперь ты больше никогда, - внезапно замерла.


    - Договаривай, только не скажи лишнего, Дарёнка.


    Она расслабилась.


    - Не поцелуешь другую, - договорила она.


    Я вздохнул.


    - Ты напугал меня, - она кинулась на меня с кулаками.


    - Прости, малышка, - я обнял её, позволяя себя ударить, но она просто опустила руки. - Так было нужно. Ты пробудилась, ты ведь почувствовала это?


    Она кивнула.


    - Запомни это чувство. В этом состоянии ты можешь отдавать приказы и никто и никогда их не ослушается.


    - Я чуть не сболтнула лишнего, - зарыдала она. Я гладил её, нежно трогал её волосы.


    - Но ты ведь остановилась. Всё хорошо.


    Я поцеловал её, мне вдруг стало её так нехватать. Она тоже впилась в меня со всей страстью. Ох, я ведь не железный. Я прижал её к стене, где ещё недавно пытался сделать то же самое. Желание поглотило меня. Она стала расстегивать мою рубашку. Внезапно я остановился.


    - Даша, - отстранился и взял её за руки. - Погоди, не тут. Не то это место для такого. Её взгляд прояснился. В следующий момент она улыбнулась и схватила меня за руку, потащив за собой.


    - Даш, можно тебя спросить?


    - Спрашивай.


    - Тебя били в детстве?


    - Ну, наказывали, в угол ставили.


    - А насилие было?


    Она кивнула. Этого я и боялся. Задумалась, потом начала рассказ.


    - Когда-то, когда мне было лет даже не знаю, сколько, может 8-9, но не помню, к нам приехал родственник по маминой линии. Всё было нормально поначалу. Потом он выпил, мои родители иногда ставили на стол в качестве угощения выпивку. А потом мы подрались с сестрой. Ну, знаешь, как обычно дети дерутся между собой. Но этот родственник был свидетелем нашей драки и ему показалось, что я обижаю сестру, хотя я уже не помню, кто был прав, кто виноват. Ну так вот, он меня схватил и душил. Папа вовремя вмешался, мне казалось, что он меня задушит. Врезал ему. И он упал и отключился. А я остаток дня пряталась по углам в квартире. Папа не смог его отключившегося выкинуть, пришлось ждать, пока он проспится. Потом его выпроводили и сказали, что больше его даже на порог не пустят. А он, прикинь, даже и не помнил ни о чём.


    - Грустно.


    - Да, спасибо тебе, ты помог мне сегодня преодолеть этот страх. Хотя, наверное, и раньше, когда мы с тобой впервые через этот проулок шли. Не знаю, почему, но всегда ощущала себя тут беспокойно. Плохой участок дороги, вечно тут всякая падаль шастает.


    Я проводил Дашу до дверей, а дальше не пошёл. Сейчас, будь мы наедине, можем переступить черту. А пока я официально не попросил у неё руки. не стоит заходить так далеко. Ведь Даша такая чистая и невинная, она не заслуживает этого. Ещё так не вовремя я уезжаю. Так что я распрощался с ней, пришёл домой. Надо собрать сегодня вещи, чтоб завтра целый день посвятить любимой.


     Сокол


    Война. Это жуткое слово. Одно слово, а значит оно так много плохого. Смерть и разрушение. Чьи-то разрушенные надежды, конец чьей-то жизни. Оно обычно звучит как гром среди ясного неба. Неба, не предвещавшего бури. И в один миг всё меняется. Меняется вся твоя жизнь. Ведь единожды убив – ты навсегда меняешь свою жизнь. Что-то в тебе ломается. И ты перестаешь ценить жизнь другого. Ведь на войне не место сожалениям, не место раздумьям. Тебе нужно идти в бой, и этого не изменить. Ведь если ты не примешь бой, то навсегда можешь проститься с покоем в своей душе. Но приняв бой – покоя тебе уже не видать. Но избежать боя нельзя. Ведь тогда не будет больше радости, не будет больше счастья. Не будет больше цветущих садов, которые будут радовать твоё сердце. Ты не сможешь любоваться солнышком, каплями дождя, которые несут влагу на твоих губах, живительную влагу для Матушки-Земли. И ценя все то, что дает тебе счастье, нельзя не принять бой. А ведь ты рушишь чьи-то жизни. У кого-то больше не будет брата, у кого-то отца. У кого-то больше никогда не родится маленьких сладких малышей. Но отнимая жизни мы боремся за чей-то другой МИР. Свой будущий МИР, если он когда-то наступит для тебя. Поэтому мы и МИРный народ. Мы не любим воевать. Стараемся избегать конфликтов. Но это можно сделать не всегда. Когда-то приходится браться за оружие. А моё оружие – моя внутренняя сила. Эта сила - часть моей души, которую надо тратить на чью-то смерть. Если сейчас не встать на помощь приграничным странам, то на нашу страну обрушится это страшное слово. И всё, что дорого, придётся с ним проститься.


    Моя первая война. До этого я думал, что я мирный человек. Но после сегодняшней битвы я понял, как опасно воевать. Тебя словно что-то сжигает изнутри, сжигает твою суть. Отнимать человеческие жизни становится даже приятно. И осознание этого приходит лишь после битвы, когда понимаешь, что же я натворил. И после этого наваливается такая ненависть к самому себе. К этим рукам, которые несли смерть, к этим ногам, которые тоже несли смерть. А воевал я в двух ипостасях своих: человеческой и получеловеческой. Ведь у боевых магов есть три ипостаси: человеческая, когда они сражаются как маги, получеловеческая – когда боевой маг трансформируется в полузверя – обычно у человеческой формы отрастает звериное что-то. Ну, например, у меня вот голова превращается в голову сокола(размер головы остается прежний, как у человека), руки превращаются в крылья, ноги - в лапы, тело покрывается стальными перьями. Получается что-то похожее на настоящего сокола, только в несколько раз больше, и разить я могу не только клювом и когтями, но и взмахом крыльев, а также своими металлическими перьями. Правда, в последнем случае я сам на время остаюсь без защиты. Это своего рода моя кольчуга. Ну и третья ипостась – звериная. Я вот в сокола оборачиваюсь, настоящего сокола, не отличишь даже. Вот и сейчас после победы нас отпускали домой. Вот только домой вовсе не хотелось, а хотелось убивать дальше. Поэтому приняв облик третьей ипостаси, потому что она несла наименьший ущерб, я полетел, стараясь унять боль своего сердца и утолить жажду смерти. Задрав случайно подвернувшегося зайца и съев его, мне и дальше хотелось убивать. Я парил в небе, когда увидел девушку, которая пасла козу. Я уже даже рассматривал вариант, кого мне убить – человеческое дитя или животное. А сокол разит как? Вначале высматривает высоко в небе добычу, а потом складывает крылья и камнем падает вниз. Падает очень быстро. И только когда до жертвы остается совсем немного, расправляет крылья, чтобы спланировать к своей жертве, подлететь более точно к ней, при этом не разбившись в лепешку. Когда я пошел уже на снижение, расправив крылья, девушка повернулась ко мне, словно почувствовала мой взгляд. И я встретился с её голубыми глазами. О Боги! Что же я наделал? И будто на мой призыв из леса выпорхнула стрела. Я услышал лишь её свист. Благодарствую Боги! Стрела поразила меня. И я упал. А девушка подбежала ко мне, в её глазах был ужас. Так мне и надо! Я это заслужил. Прощай, любимая!


     Даша


    Сегодня какой-то день, слишком насыщенный событиями. То экзамен, завершение сессии, закрытие зачётки, то потом поход в ювелирный магазин. Ох и перепугалась я. Я понимаю, Лёша мне доверяет, но почему ж он сам такие вещи не может сделать. Для меня это слишком волнительно. Коленки стали подгибаться, так что перевалила его обязанности на него же и пошла присела. Сердце уходило в пятки. Лёша выбирал-выбирал да не выбрал, а потом его провели куда-то в подсобное помещение. Там он был недолго, потом вышел и мы ушли. Сказал, что под заказ сделают колечко для меня. Ну зачем эти траты? Хотя мне приятно. Потом погуляли весело. А потом Лёша настоял на том, чтоб проводить меня. И вот тут началось. Вначале захотел провести эксперимент в том жутком переулке. Вот только зачем такой чудесный день портить? Но я видела всю его серьёзность намерений. Он делал это для меня. Значит, это важно. Я согласилась. А потом меня переклинило. Когда он попытался меня схватить, я не смогла молча это всё переносить. Просто выплюнула фразу ему в лицо. И он замер. А потом отпустил. А потом вновь на меня набросился. Вот тут я уже перепугалась жутко. И сказала фразу, почувствовала её силу. А потом словно очнулась, ведь это Лёша. А ведь я осознала, что моя фраза не просто приказ. Это был внушаемый приказ. А ведь если я сейчас что-то такое скажу, ведь это на Лёше отразится. Что, если потом отменить свой приказ не смогу, а потом он никогда больше не прикоснётся ко мне? Лёша понял и направил меня. А я договорила фразу так, как было безопасно для наших отношений. А потом мы поцеловались, а я увидела тоску в его взгляде. Он словно уже прощался. И мне так захотелось никуда его не отпускать. И мы чуть было не перешли черту. Хотя я была не против. Но когда Лёша остановил меня, я поняла, что перестала соображать. Вот так и дети появляются или аборты. Последнее не для меня, но всё же... Лёша мог бы зайти ко мне и мы могли бы продолжить, если б дома никого не было. Но он сильнее меня морально и не стал проверять сможем ли мы остановиться на этот раз. Вот так и проснулась во мне страсть. До этого я вообще об этом не думала, ну, я конечно, читала всякие постельные сцены в любовных романах. Точнее читала именно только сцены. Мы с подружкой брали романы её мамы и пролистывали в поисках постельных сцен. А потом читали. Это было интересно и возбуждающе. А ещё я сама для подружки тоже сочиняла такие истории и сцены. Хотелось помочь в её очередной несчастной любви. Но с Лёшей было романтично, красиво, я просыпалась в магии. А вот об интимной стороне вопроса даже не задумывалась, да и мечтать было некогда, романтики хватало и в личной жизни и в жизни Травинки. А тут накрыло. Слишком страстно ОН меня поцеловал, и я ответила, во мне что-то загорелось и по телу словно искры побежали. Так, всё, не время сейчас думать об этом.


     Травинка


    Солнышко светит. Птички поют. Небо голубое-голубое. Все вокруг яркое, зеленое. Где-то уже первые завязи. С огородов веет запахом земляники. Не все, конечно, разводят её у себя на участке, но на открытых солнечных полянках, да ещё и редко посаженная, она дает больший урожай да крупные ягодки. А запахи какие... Помню, как я раз в лесу набрела на кустики земляники. Ощутив запах чего-то вкусного, я принялась искать, что же это пахнет. Найдя источник, я решила сорвать несколько ягодок и узнать, что это за ягода такая. Мама мне объяснила, что это - земляника. Не помню, сколько мне тогда было лет, мама тогда ещё была жива. Захотелось выкопать её и пересадить к себе на участок, о чём я и сообщила маме. На что получила ответ, что сейчас нельзя, кустики засохнут. Пересаживают растения либо поздней осенью перед тем, как почва замерзнет, а лучше весной, когда только наступает весна и природа пробуждается. Еле дождавшись следующей весны, с трудом найдя нужные кустики, я пересадила несколько штук себе на участок возле дома. Летами* все это добро приходилось пересаживать, чтобы они не глушили друг дружку, давая отростки усиками. И вот теперь возле дома огромная поляна земляники. Постоянно предлагаю соседям новые кустики, прямо летом, когда на усах появляются новые отростки. Потом они падают на землю и пускают корешки. Вот как пустят маленькие корешки, но ещё не достаточно прикрепились можно их отрезать от материнского куста и пересаживать. Уже довольно неплохой урожай собрали в этом году. Я наварила варенья, помнится, Финисту в том году оно понравилось.


    Иду себе, любуясь природой. Почему-то вспомнились сны.


    Мне часто снился сокол. Уж не знаю, к чему это, но после моего имянаречения частенько видела его во снах. Видела, как он летит, как сидит на моей руке, как охотится. Интересно, к чему это? Сокол вообще символ суженого, но что все эти сны означали, я даже не хотела гадать.


    Мне уже семнадцать. Уже и замуж можно выходить, да только пока не дождалась ЕГО. Свататься уж скоро начнут, как закончится пора сбора урожая. А где-то на юге война недавно была. Хорошо ещё, что не в нашей стране, поэтому воинская повинность обычная - из каждой семьи по одному мальчику, кроме тех семей, у кого единственный сын - всё ж наследник рода, а род прерывать нельзя. Ну и нет повинности в тех семьях, где сыновей нет. Вот и брат мой на войне был, вернулся уже, уже и о детках задумываются, тем паче после войны, когда, наконец, наступили мирные времена и пора пополнять утраты. Кстати, воины по-другому женятся. Гораздо позже, чем обычные крестьяне. Брат рассказывал, что война была с пустого места, предлог просто нашли соседи наши. Войной не на нас пошли, а на других своих соседей. Конфликт вроде бы и не большой был, а раздулся как мыльный пузырь, пришлось соседей, т.е. нас - страну нашу, привлекать.


    Вот такие мысли меня иногда посещают, пока занята чем-то, в данном случае козу пасу. Вот так от природы, переключилась ко снам, от них уже и о войне думы думаю. Интересно, как скачут мысли мои. Вот бы узнать, это только мои думы так переключаются или всей женской половины населения или может вообще всех людей? Говаривают, что женщины по-другому мыслят, нежели мужики. И где же мой Финист. Ведь я думала, что на войне он, но брат ведь уже вернулся, а его всё нет. Неужели погиб? Нет, не может быть, не верю в это.


    Вот и вышла из деревни и пошла полем. Все ж пастухом заделалась я, травка козе нужна. А тут чувствую чей-то взгляд, будто следит кто. Оборачиваюсь и вижу: сокол летит, когти приготовил для атаки. А потом встретились мы взглядом и я его узнала. Интересно, а соколы чем-то отличаются? Или я только по взгляду поняла, что он ТОТ самый. Сокол меня словно тоже узнал, и весь словно сжался, убрал когти. А тут стрела просвистела, а дальнейшее всё замедлилось. Стрела пронзила его грудь, и он еще какое-то расстояние пролетел по направлению ко мне. А потом упал. Я подбежала к нему, взяла его на руки. Он еще был живой.


    - Не трогай его, вначале надо добить, - услышала я мужской голос.


    Я подняла взгляд и увидела Рыжего, с чуть пробивающейся бородкой. Изменился он, похорошел. И где только раздобыл лук.


    - Только прикоснись к нему, и я тебя сама добью, - ответила я, трепетно прижимая к себе сокола.


    - Я между прочим тебе жизнь спас, - обиделся парень.


    - А тебя никто не просил, - огрызнулась я, потом подумала и добавила, - прости, спасибо, что спас, но молись Богам, чтоб он выжил.


    - Зачем тебе этот свихнувшийся сокол? - я еще раз посмотрела на парня. Да, наверное, я тоже выгляжу свихнувшейся в его глазах. Сокол и правда приготовился для атаки, а судя по всему кроме нас с козой тут никого не было. Никогда не слышала, чтоб сокол нападал на кого-то такого большого, как человек или коза.


    - Извини, мне пора, - нет смысла разглагольствовать, что-то доказывать парню. Он не моего поля ягоды.


    Я завернула сокола в подол передника и погнала козу к дому.


    Дома промыла раны горилкой, которую могли пить лишь по большим праздникам мужи, родившие потомственный круг (шестнадцать) детей. Женщинам пить не дозволялось, поскольку яд мог сказаться на детях, которых ещё могла родить мать. А в быту её использовали лишь для обработки ран и инструмента, если вдруг зашить рану надо было. Но в основном, если что серьезное - обращались к лекарю или ведунье (от слова ведать).


    Насколько понимаю, сокола надо обработать, вытащить стрелу, может быть зашить рану, перевязать и молиться богам. Лекарь его лечить не возьмется - зверьем они не занимаются. Ведунья может бы и стала лечить, да только она одна на несколько сёл, и живёт в соседнем, боюсь мой сокол не протянет столько. Придется обходиться своими силами.


    ...Выхаживала я его 3 недели. Постоянно читала заговоры, давала пить воду. Он периодами открывал глаза, но потом вновь закрывал. Я попросила домашних, позволить мне выполнять только домашние дела, за водой и скотиной ходила сноха, я занималась уборкой, готовкой, засолкой, закваской и прочими запасами на зиму.


    Сокол был всё время на виду. Сёстры даже шутили, уж не суженный ли это мой, что я так о нем беспокоюсь. На что я лишь отмахивалась, они и отстали. Через какое-то время сокол стал вставать, я ему носила мясо!


    - Извини, живую добычу давать тебе не буду, не могу смотреть, как убивают кого-то. Никудышняя из меня хозяйка, даже курице голову отрубить не могу, - говорила я соколу. Но сокол видно не возражал. Когда он окреп, я сняла с него тряпки, которыми его перевязывала. Позже стала брать его на улицу, надев на руку кожаный рукав - все же соколиные когти могут меня просто порвать. Так незаметно начали сбываться мои сны, в которых я везде таскала с собой сокола. Когда он окончательно окреп, я стала выпускать его на охоту. Поскольку я уже вступила в пору(для замужества), отец выделил мне горницу, которую раньше занимала старшая сестра Весняна. Поскольку она недавно замуж вышла, и горенка освободилась. В ней не было двери, но висела занавеска, отделяющая от других горниц. Сокол жил со мной. Я даже не видела ничего такого в том, чтоб переодеваться при нём. Разве что в баню его не таскала с собой. Не знаю, но я и правда привязалась к своему соколу. Даже не представляла, как раньше жила без него. Будто он и правда был моим суженным. Братья-сёстры отстали от меня. Прошло три месяца, как я повстречалась с соколом. Урожай был собран. Наставала пора сватовства. Ох, нелегко мне придется. Пару раз мелькали чужие люди, выпытывали кто у нас тут уже готов замуж выходить. Понятное дело, что насильно меня родители не выдадут замуж, но всё равно, отказывать сватам – значит, что добрых отношений скорее всего уже не выйдет. Хотя вроде и понимают всё, что у каждого своя судьба и свой суженный. Но все же отказ оставляет осадок на душе, поэтому обычно стараются после отказа только по великой нужде обращаться к тем семьям, кому отказали в сватовстве. И вот всё: детство закончилось. Я взглянула на своего сокола, который приземлился на мою руку.


    - Соколик, скоро пожалуют сваты, чует моё сердце, - грустно сказала я.


    В ответ сокол что-то сказал на своем языке. Я его погладила по голове.


    - Вот если б ты был человеком, было б, наверное, здорово. Такое ощущение, что ты мой суженный, - вздохнула я и улыбнулась. – Ладно, не думай об этом.


    Весной, когда надо было идти на гулянки, мне не хотелось. Вспоминался Финист. Как же тяжко без него было. Сердце так и разрывалось. Отец пытался меня заставить туда ходить, но я игрища не посещала, только посиделки. Девчата мне сочувствовали, поначалу пытались свести с кем-нибудь другим, но потом поняли меня и отстали. Сказки я тоже перестала рассказывать. Не было настроения, мысли просто не складывались в одно целое. На другие парочки отвлекалась, любовалась, была за них рада, но сама отказывалась участвовать.


    В очередную посиделку, когда мы гуляли во съемной избе, откупившись тканями с хозяйкой, девчата во что-то играли с парнями. Я тихонечко в сторонке шила.


    После Масленицы начались гулянья. Но я уже не ходила на них. Потом сокола подстрелили и я его выхаживала. Все лето я провела с ним. Странно, но мне было с ним хорошо. Так хорошо, словно я была с Финистом. Мы с ним постоянно гуляли вместе, выполняя при этом какие-то поручения или ещё что. Теперь я не была в доме хозяйкой, если честно, чувствовала себя абсолютно чужой в этом доме, некогда бывшим мне родным. Теперь это был дом моего брата, а мы жили там лишь до того времени, пока замуж не выйдем. А коли выйдем, тогда уж делать там будет нечего. Грустно это всё. Дом, ещё недавно такой родной, теперь совсем не привечал меня. Хотелось поскорее отсюда выпорхнуть, словно голубка. Одно радовало — сокол.


    Наступила осень. Прошла пора сбора урожая. Наступила пора сватовства. И вот, в один прекрасный вечер к нам постучали. Сноха открыла, пригласила в дом кого-то. Я сидела в своей горнице и вышивала.


    - Травинка, к тебе сваты пришли. Иди, накрывай на стол, - заглянула ко мне Карина.


    Я растерялась. Вроде ж на молодежные гулянья не ходок, все равно пришли. Положила сорочку в сундук и не переодеваясь вышла к гостям.


    - Здравствуйте, гости дорогие, - поклонилась им.


    - Здравствуй, девица, - гости в виде пожилой женщины, которую я видела раньше в нашей деревне, не могу вспомнить, кто она, а также ещё одной женщины тоже в возрасте, и ещё немолодого мужчины, поклонились и прошли в кухню.


    Я стала накрывать на стол, поставила на печи самовар греться, разложила пироги на столе по тарелочкам, чашки с блюдцами выставила перед гостями. Мы уже поужинали, так что ужина нет.


    - Приготовить вам что-то? - участливо предложила я.


    - Нет, не стоит, мы уже ужинали. Садись, расскажи про себя.


    - Я, даже не знаю, что и рассказать. Я неплохая хозяйка, управлялася тут со всем, как матушка преставилась. Но не мастерица, своим сёстрам и в подметки не гожусь в ткачестве, шитье, вышивании. Частенько выпадаю из нашего мира.


    - Это как? - сразу недоверие возникло у свахи.


    - Ну, погружаюсь в придуманный мир, придумываю какой-то разсказ (то, что РАЗ сказано) и частенько меня кличут, а я и не слышу. Уже в своем мирке живу.


    - Понятно.


    Сваха шепнула на ухо знакомой тетке:


    - Это она пока не замужем, есть время у неё придумывать что-то. А как замуж выйдет, не до того будет. С хозяйством справлялась без матери, значит, хорошей хозяйкой будет.


    Что ж это за тетка, надо подумать. И я вырубилась. Ну, не в прямом смысле, а в переносном — задумалася. Где же я её видела? О, вспомнила, она приглядывала за нами на прошлогодних гулянках, когда я с Финистом гуляла. Чья же она мама?


    - Травинка! - окликнула меня эта женщина.


    - Да, - я очнулась. - Ты вновь погрузилась в свой выдуманный мир?


    - Простите, я просто задумалась.


    Встала, пошла проверять самовар. Он уж согрелся, досыпала углей на дно и понесла на стол ставить.


    - Ты когда родилась?


    - Зимой.


    - Очень содержательный ответ, - явно насмехалась будущая чья-то свекровь. С такой не соскучишься — постоянно пилить будет.


    - Прошу меня извинить, - вошел в кухню отец. - Я не знал, что у нас гости.


    - Здравствуйте, я отец Травинки.


    Он поклонился в пояс, всё же не молодой уже.


    - Здравствуй, Любомир, - протянул руку моему отцу пожилой мужчина.


    Они обменялись рукопожатием. Этот жест не только приветственный, но обычно так проверяется, есть ли в рукаве у твоего знакомца нож.


    - Мы тут спрашивали, когда родилась твоя дочка.


    - Она ведь сказала, что зимой.


    - А конкретно?


    Дальше я уже не слушала. Мне было тошно. Мы попили чай, и я распрощалась вежливо со сватами, сославшись на плохое самочувствие. Сваты тут же насторожились. А мне без разницы.


    Я прошла в свою горницу, на лицо наворачивались слёзы.


    - Сваты приходили, - не знаю, кому сказала: себе или решила поплакаться соколу. Сокол, до того спавший, вдруг насторожился, отворил очи, взмахнул крыльями. Подлетел ко мне, сел рядом на лавку. Я его погладила по головке, он что-то говорил мне. Так мы и уснули в обнимку.


    Утром отец сообщил мне, что вежливо отвадить сватов всё же не удалось. Договорились на то, что я приготовлю ужин, а вечером придут вновь, да еще и с женихом. Я приготовила. Вот только сокол от меня не отходил. В итоге опрокинул солонку в кашу. А ведь соль дорогая, солили в основном лишь по праздникам и когда дорогих гостей принимали. Каша получилась пересоленная. Долила туда воды, получилась размазня. Эх. Но на удивление, я не сердилась на моего соколика. Когда сваты пришли, я попыталась унести сокола в горницу, но он не захотел слезать с полатей. Ловить его было некогда.


    Усадила сватов за стол. Теперь я поняла, кто была эта женщина — мать Рудака. Только этого мне и не хватало. Рассадила всех за стол, отец с Любавой тоже сели, как и брат с женой. Мило побеседовали. Потом сваха предложила чтоб молодые пообщались. Мы вышли из кухни в сени. Сокол последовал за нами. А после он прижал меня к стене и полез целоваться.


    - Нет, - я оттолкнула его. Но парень отреагировал наоборот, сильно притянув меня к себе, с грубостью, никогда не думала, что он на такое способен. А ведь такой завидной парень был, зажиточный жених, весёлый шутник, защитник девчат.


    На этот жест сокол кинулся на него. Схватил его за волосы когтями и стал клевать.


    - Ой, спасите! - закричал Рудак, словно девчонка, пытаясь отбиться от сокола. Если честно, я была лучшего о нём мнения, как о бойце. А тут от какого-то сокола отбиться не может.


    Выбежали гости. Отец Рыжего схватился за ухват. Я отбежала в сторону.


    - Сокол, ко мне! - это был повелительный тон сказочницы. - Стоять всем!


    Сокол взмыл вверх и подлетел ко мне.


    - Благодарствую, - я поклонилась соколу.


    - Да ты девка, совсем свихнулась! Думали, болтают лишнего, - полезла с обвинениями мать Рудака.


    - Эй, полегче! - вступился отец. Но потом посмотрел на меня серьёзно. - Что скажешь в оправдание своего сокола?


    - Он меня защищал. Рудак сам виноват, полез целоваться. Я оттолкнула его, а он всё равно, решил взять меня силой.


    - Это правда? - посмотрел сурово отец парня. Я видела его хитрые глаза, поэтому влезла первой.


    - Говори правду! - это был мой приказ.


    - Да, я хотел силой поцеловать её.


    - Прошу прощения, дорогие гости, но никакого дела у нас с вами не выйдет, - отец взял в свои руки происходящее. - Травинка, быстро в свою горницу!


    Я повиновалась, не забыв своего сокола.


    После этого я плакала всю ночь. Отец заглянул и сказал, что мирно разошлись со сватами. Что я умница, и поклонился соколу, благодаря его за мою защиту. Я сидела в потемках, поэтому не было видно, что я рыдаю. Я кивнула, поблагодарила его, стараясь говорить как можно спокойнее.


Глава 7.

    

     Даша


    Вчерашний день был замечательный. Даже не смотря на неприятные воспоминания о переулке, всё же вышло неплохо.


    Среди ночи раздался звонок. Ну кого так поздно черти принесли? И ведь, наверняка, ошиблись номером. Не верится, что кто-то из знакомых мог совершить такую гадость. Телефон, правда, на вибро стоит, но под подушкой будит меня очень сильно. Сердце стало бешенно стучать. Вот такое свойство организма. И это только на телефонный звонок или звонок в дверь. На будильник реагирую нормально.


    - Да?


    - Даша, подъём!


    - Лёша, ты что ли?


    Слезла с постели и пошла в кухню, чтоб сестру не разбудить. Посмотрела на часы - полпятого.


    - Подурел, ночь ещё!


    - Прости, малышка, я хочу встретить с тобой восход солнца.


    Я схватилась за голову. А предупреждать? Моча в голову ударила?


    - Прости. Если не хочешь, ложись обратно.


    В голосе чуть ли не обида. Если б он не уезжал, я б серьёзно на него обиделась и послала бы. А тут - что поделать. Расставаться плохо нельзя.


    - И что ты от меня хочешь?


    - Я у подъезда тебя жду.


    Весело. Бросила трубку, пошла одеваться. Ночью обычно прохладно, что б такое надеть? В штанах будет жарко. Надела сарафан и накинула кофту на плечи.


    Выхожу. И правда холодно.


    - Привет.


    Я кивнула.


    - Прости, не хотел тебя будить...


    - Ага, не хотел..., - бурчу.


    - Пойдём обратно в подъезд.


    - Зачем? - но сама открыла домофон. Зашли, он закрыл глаза, постоял с минутку, потом поцеловал.


    Ну вот, соскучился что ли? Что, в подъезде будем этим заниматься?


    Лёша отстранился, а я увидела, что мы уже не в подъезде.


    - Где мы? - я широко распахнула глаза. И поняла, что мы высоко на дереве. - Ох! - чуть было не свалилась с ветки, но Лёша удержал.


    Вид открывался обалденный. Никогда не видела такой красоты. Солнышко слегка касалось неба и оно уже начинало желтеть, раскрашивая небосклон желто-розовыми красками. Лёша развернул меня к себе спиной и обнял меня.


    - Смотри, любовь моя.


    Я стояла и любовалась этим чудесным зрелищем. Да, оно того стоило, чтобы поднять меня среди ночи. Чтоб стоять вот так в обнимку на высокой сосне и любоваться на пробуждающееся небесное светило. А небо уже было оранжевым, облака мимо проплывали, переливаясь солнечными цветами. Цвета темнели с каждой минутой всё больше. Золотое марево показалось на горизонте. А потом постепенно появился первый солнечный лучик. Золотое солнышко! У меня даже слёзы выступили от умиления. Рассвет.


    - Любимая...


    - Как же красиво.


    Солнышко показалось полностью, а мы ещё какое-то время стояли так.


    - Ты выйдешь за меня замуж?


    Я словно очнулась. Удачный момент, что ещё сказать. Ничего чудесней и не придумаешь.


    - Да.


    - А сейчас?


    - Что?


    - Замуж сейчас выйдешь?


    - А? - я немного не поняла. Как можно сейчас выйти замуж. - Но ведь расписаться не получится, ещё слишком рано.


    - Ну, расписываться это нужно для государства. А сейчас у нас есть наши Боги: Солнышко, Матушка Сыра Земля, Деревья, Воздух, Ветер. Дарёнка, ты согласна стать моей женой в сей миг, сей час?


    - Д-да, - я уже заикаться начала.


    Он надел колечко мне на безымянный палец левой руки, всё так же придерживая меня за пояс.


    - А ты, Сокол мой, согласен стать моим мужем в данный миг? - повторила я.


    - Да! Подними руку ладошкой вверх.


    Я послушалась. Внезапно на моей правой ладони появилось сияние, которое потом исчезло. На руке лежало колечко, дубль моего кольца, только у меня оно было всё фигурное - солнышко с крылышками, волнами. А это было просто ободком серебряным, с выгравированным рисунком. Я надела на оттопыренный безымянный палец руки, лежащей на моём животе. Кстати, тоже левая рука. Вроде у нас на правую руку надевают. Чудно...


    - Отныне и навсегда, - сказал он.


    - Отныне и навсегда, - повторила я.


    И он развернул меня к себе и поцеловал. И я почувствовала, как энергия разлилась по мне. Это было волшебно, чудесно, волнующе. Мои волосы внезапно распустились, ветер развевал их. И внезапно я почувствовала себя без одежды. Открыла глаза. Мы светились. И ОН тоже был без одежды. И мы больше не были на сосне, мы парили в воздухе, а вокруг нас был светящийся шар. И мы летели.


    - А нас не увидят?


    - Нет, магическое поле делает нас незаметными.


    Мы поднимались всё выше и выше.


    - Чувствую себя голой, - пожаловалась я.


    - Я тоже.


    Он повернул меня вновь от себя, и мы полетели, любуясь природой. Мимо проносились деревья, дома, реки, поезда, над нами летели самолёты.


    - А мы помехи для самолётов не создадим?


    - Нет, это поле отгораживает нас от действительности. Мы словно на другом уровне планеты, но при этом можем видеть то, что творится здесь.


    - И как давно ты пробудился?


    - Как с тобой познакомился. А ты?


    - После гадания. Первый сон был как раз перед нашей встречей.


    - А почему ты назвала меня Соколом?


    - Сны... Ты ведь и правда Сокол, разве нет?


    - Ну да, который Финист?


    Я кивнула.


    - Слушай, а благословение родителей?


    - Я получил. Иначе б Боги не одобрили сей союз.


    - Куда мы летим?


    - В укромное место.


    И мы летели. Странно, но мне было не холодно. Хотя волосы развевались по ветру.


    - А этот ветер?


    - Этот? - и вмиг, словно отвечая Лёше, ветер закружил вокруг меня.


    - Это ты делаешь?


    - Ага.


    И мы прилетели в горы. Тут было так красиво. Но вокруг были коттеджи.


    - Всё распродаётся, земля наша больше нам не принадлежит, - грустно вздохнул он.


    А потом я словно ощутила толчок и мы словно куда-то прошли. Я осмотрелась вокруг - не было ни коттеджей, только девственная природа.


    - Это мы где?


    - Дома.


    И тут же начали снижаться. Опустились мы на травку, и защитное поле пропало. На мне появилась моя одежда. Лёша тоже был одет. А на полянке возле кромки леса стояла избушка. Чуть не ляпнула, что на курьих ножках. но никаких ножек не было. Изба была новенькая и без отделки снаружи.


    - Прости, я не обустроил её ещё, но ведь у нас всё ещё впереди.


    - Это наш дом?


    - Да.


    Я улыбалась. Теперь у меня есть дом.


    - А сад у нас будет?


    Он кивнул.


    - Что ты хочешь посадить?


    - Вишню, черешню, сливу, яблоню, грушу, персик, шелковицу, виноград. А ещё землянику, смородину, малину, крыжовник. Пока всё, может ещё что вспомню.


    - Вот и займёшься, пока я буду в отъезде, хорошо?


    - А ты меня тут оставишь?


    - Нет, ты привязана к этому месту теперь, осталось лишь закрепить привязку, тогда сможешь в любой момент телепортироваться сюда.


    - Да?


    - Просто пожелать оказаться дома.


    - А обратно?


    - Обратно сложнее. Думаю, что не стоит телепортацию использовать повсеместно - это небезопасно. А вот из дома твоих родителей и обратно - можешь. Ну и в случае чего... хотя тебе оно не нужно, ты ведь поняла, как управлять своим даром.


    - Словом?


    - Мыслью. Главное сформировать приказ правильно. Кстати, не распускай волосы нигде, кроме нашего дома и дома родителей.


    - Почему?


    - Твоя сила... Она выходит из-под контроля, и ты начинаешь отдавать её всем вокруг. Когда я рядом, то я блокирую это, но ты ещё не обуздала свою силу.


    - Хорошо.


    Я села на траву. А потом легла. Мне было хорошо. Солнышко светит, птички поют. Воздух чистый-пречистый.


    - Дарёнка, никому не называй своего имени, я имею в виду то, тайное имя - Настасья. Да и на Травинку не откликайся. И Соколом меня тоже не называй. Только когда мы сливаемся воедино можешь.


    - Колдовство?


    - Магия.


    - А ты тоже сможешь приходить сюда?


    - Да.


    Мы лежали на траве, а потом он сел и, наклонившись, поцеловал меня. Вначале нежно, потом страстно. И я отвечала ему тем же. Я хотела его, слиться с ним воедино, принадлежать только ему. Быть одним целым со своей половинкой.


    - Здесь?


    - Да, - томно ответила я.


    Он вновь прикоснулся ко мне, и одежда исчезла, как его, так и моя. Он перешел от губ к ушам, прямо мурашки по коже. Нежно ласкал меня, гладил, прикасался не только руками, но и энергией. Прямо дух захватывало. Такая сила разливалась вокруг, я это ощущала, как его, так и моя. И мы воспарили в воздух. Не высоко, но всё же были над землёй, словно в нас вовсе не было веса.


    - Любимая... смотри мне в глаза.


    Я послушалась. Он нежно прикасался ко мне. А я видела вселенную в его глазах. И он слился со мной. Такое было не доступно описанию. Словно, наконец, я стала полной, единой со своей половинкой. Мир разлился ярким светом. Я словно стала частью вихря, рожденного из нас. Он спиралью поднимался к небесам...

    * * * * *

    Когда я очнулась, мы были уже в Москве, одетые, стояли на вокзале. Это было на самом деле или только иллюзия? Совершенно не помню, как здесь оказалась. Казалось, что выпала из жизни, было утро, потом чудесный рассвет, что из этого было правдой? И вот я тут, он стоит около поезда и держит меня за руку.


    - Мне пора, - нежно наклоняется и целует. - Иди, не жди, пока поезд тронется. Даша, пожалуйста, будь осторожна, очнись!


    И я словно пришла в себя. Я проводила его, не стоит ждать, видеть, как он уезжает. Это так грустно, пойду-ка я отсюда. Отвернулась и пошла в переход, в метро. Толпа людей, я скольжу в ней, двигаясь её направлением. На автомате смотрю табло, в какую сторону мне ехать, еду... Стоят незнакомые люди, читают, спят, играют на телефонах и планшетах. Идёт побирушка. Давать не стоит, это всего лишь бизнес. Интересно, те, кто им занимаются, действительно находят инвалидов, готовых побираться и приносить им прибыль, или эти инвалиды сами идут побираться, потом те, кто курирует метро находят таких и заставляют работать на себя? А может есть и такие, которым по принуждению или по доброй воле отрезают руку или ногу, только чтобы попасть в этот бизнес? А дети? Младенцы, которых “матери” держат на руках... Говорят их накачивают героином, чтоб они не плакали. Какая мать согласится на такое? Воруют детей, значит. А может кто-то всё же соглашается отдать своего малыша? Ведь есть такие, которым и не нужны дети вовсе... Грустно, куда ж мы катимся, что позволяем подавать, кормить “этих”, чтоб и дальше убивали таких вот малышей героином?


    Сквозь пелену своих дум слышу объявление своей остановки. Выхожу из вагона. Поднимаюсь. Иду знакомым маршрутом. Переулок...Лёша... Что б я без тебя делала? Как бы жила, если б ты не ответил на мой зов? И жила ли б вообще? Возможно кто-то и может пережить изнасилование, но не представляю, как потом с этим жить? И почему насильникам и убийцам дают так мало срока? Покалеченная жизнь, да может и не одна. Интересно, как он их наказал? За покушение на жизнь. Ведь по сути, они б меня убили, может не физически, но душу б точно. Убил? Сокол ведь убивал. Они заслужили смерти, хотя смерть это слишком легко. Я б, наверное, заставила б их жить с чувством вины. Только вот совести у них нет, а значит, это чувство им не знакомо. Что б я пожелала б таким вот личностям? Кастрация? Это одноразово. Что ещё? Никогда чтоб не причинил никому вреда. А ещё чтоб совесть проснулась! В принципе наверное этого будет достаточно. Хотя может чтоб ещё и других спасал, если попадут в такую ситуацию. А ещё здорово б было, если б при соприкосновении с гадом ему передавал это проклятие. Итак, кастрация, совесть, никому не причинять вреда, помогать тем, кто в беде, и передавать проклятие тем, кто чинит насилие физическое над другими. Как бы это сформулировать правильно, чтоб ненароком кто-то не пострадал. Надо будет на досуге подумать. Теперь у меня времени много для этого.


    Да, а ещё теперь мне нельзя просто так раздражаться, а то в пылу ляпну что-то злое и оно исполнится. Нельзя бросать слов на ветер и всегда думать, прежде чем что-то сказать. Хотя я не думаю, что исполняется обычная речь. Всё же мне кажется это особый режим, в который надо переходить. Как вот тогда в переулке с Лёшей.


    Надо будет потренироваться.


     Травинка

     На утро ни свет ни заря пришёл отец. Я только встала, но мужики вставали обычно позже.

     - Здравствй, доченька. Травинка, нужно поговорить.

     Сокол, доселе дремавший на жёрдочке, открыл глаза.

     Отец тоже покосился в ответ, а сокол даже крылья расправил.

     - Знаешь, дочка, - отец присел на мою лавку. - Тут вот какое дело.

     У меня сердце ушло в пятки. Неужто он хочет силой меня замуж выдать.

     Я сидела не шелохнувшись, глядя в пол.

     - Помнишь, тебе было плохо той зимой после боёв? - я кивнула. - Так вот, у нас тут парень был, ну, с кем ты гуляла прошлым летом*.

     Я еле слышно вздохнула. Так, это уже интересно…

     - Ну так вот, ты ему обещана. Был сговор. Я не знаю, куда он делся, - вновь покосился на моего соколика, - но расторгнуть этот сговор можно лишь в случае твоей смерти. Поэтому сваты сватами, но ты всё равно не сможешь ни за кого другого замуж выйти. Прости меня, - он понурил голову. Я глядела на своего отца и не узнавала. Всегда такой чинный, а тут голову повесил. Он винит себя в этом?

     - Батюшка, ты что такое надумал? - встала, протягивая ему руки. - Если ты о Финисте, то всё в порядке. Я знаю, он жив, и чует моё сердце, скоро свидимся. За сговор за моей спиной не виню. Он мой суженый, не переживай.

     Отец облегчённо вздохнул. Даже улыбка появилась на его щеках.

     - Травинка, есть ещё кое-что.

     Ну вот, от одного отлегло в сердце, теперь другое.

     - Ты не обычная девица. А я не обычный хлебороб. Я ведун, бывший. А в тебе сокрыта СИЛА, наследие твоё. И твой жених, он тоже не обычный. Он сын волхва, и тоже СИЛУ имеет.

     - Батюшка, зачем пугаешь ты меня своими речами?

     - Прости, Травиночка, но ты должна знать.

     - Я знаю.

     - Но откуда?

     - Матушка сказала перед уходом.

     И на отцовских очах появились слёзы.

     - Прости, родная, - и чуть ли не выбежал от меня.

     А теперь я покосилась на сокола. Он ведь всё понимает. Сомнения закрались в душу. Но развивать мысль я не стала.


    На душе было тоскливо. С одной стороны, вроде бы и сокол заменил мне Финиста, но ведь это не то же самое, что быть с человеком. К тому же, замена - это ведь не он. Хотя кто его, конечно, знает, всё может быть, но это всё не то. Помню, что первый раз, когда я повстречала сокола, я с ним общалась мысленно. Теперь же этого не было. То есть, я уже была ни в чём не уверена. Живого любимого человека никто не может заменить. Ведь с ним можно пообщаться, прикоснуться, прижаться, обняться, поцеловаться. Мне так этого не хватало. С другой стороны, сватовство Рудака совсем выбило меня из колеи. Вроде бы и ничего не случилось, но его унизили, по сути, да ещё и отказали. Он сильно изменился с тех пор. Не знаю, почему его переклинило и тот парень, в которого половина деревни была влюблена, он пропал, вместо него появился жестокий и расчётливый, наглый тип. Это было грустно и я боялась его мести. А ещё, наверняка после этого поползли слухи, что я того(ну, с ума сшедшая). Что меня с одной стороны радовало, что не будет больше сватовства. А с другой - огорчало, ведь теперь меня точно никто замуж не возьмёт. А если Финист тоже подумает, что я сбрендила. Грустно всё это. Про то, что Финиста вообще никогда не увижу, не хотела даже думать. На душе было паршиво, видеть вообще никого не хотелось. И я утром выпасла козу, а потом взяла корзинку и пошла в лес по грибы, по ягоды. Сокол улетел на охоту, и я была одна. Карине только бросила, что иду в лес. Был последний теплый денёк бабьего лета. Тучи постепенно сгущались и должны были пойти дожди. В лесу стала искать грибы, да ничего не могла найти. Словно попрятались все. А я всё не сдавалась и пыталась что-то отыскать. Так и не заметила, как заблудилась. Села на сломанное дерево и разрыдалась.


    - Прости лес, прости Матушка Сыра Земля. что жалуюсь. Но тоскливо так, что жить даже не хочется. Дерево опустило свои веточки, словно жалея меня.


    - Плачь, деточка, легче станет...- слышала я чей-то шепот.


    А я плакала и жаловалась на свою горькую долю. Мне казалось, что никто меня не любит, никому я не нужна. Финист и тот, позабыл обо мне. Даже брат с войны вернулся, а его всё нет. Неужели он не на войне был, а просто бросил меня?


    Тут дождь стал накрапывать. А мне было всё равно, прислонилась к дереву и закрыла очи.


     Лёша


    У меня было плохое предчувствие. Что если мы с Дашей не соединим себя узами, то всё пойдёт наперекосяк. Я хотел быть с ней, всегда. И разлука меня страшила. Не представлял просто, как я буду без неё. После того, как мы расстались, я зашёл в ломбард. Мне надо было найти серебро, причём чистое. То, что сейчас продают под видом серебра и золота - это всего лишь сплав, где есть золото и серебро. А настоящее серебро можно было найти в ломбардах, в старинных вещах. Ещё предстояло очистить это серебро от старых родовых привязок, если таковые имеются, а скорее всего имеются. Зашёл в несколько ломбардов, благо, это Москва, тут магазины, ломбарды на каждом шагу. Обойдя несколько вдоль улицы, где располагался вход в метро, я не нашел чистый металл. Похоже, даже если и встречались такие вещи, то их тут же сдавали в ювелирные мастерские. Потом нашёл какую-то забегаловку. Туда зашла какая-то женщина. Потопталась немного, спросила, сколько стоит сдать кольца. Я стоял рядом и слушал. Хозяин лавки оценил серебряные украшения, и я видел, что глаза у него загорелись. Сам тоже присмотрелся. Было два колечка, колье, серьги.


    - Сколько вы дадите за это? - спросила женщина и погрустнела. Видно было, что эти украшения фамильные, но нужда заставила женщину пойти на этот шаг.


    Оценщик давал немного, всего пару тысяч.


    - Вы хотите их заложить или продать?


    Женщина подумала и сказала, что хочет продать.


    - Дам в пять раз больше, - шепнул ей я. - Встретимся на выходе.


    И я вышел. Оценщик больше не предложит, ему не выгодно будет. Хоть он и продаст потом эти украшения в ювелирные мастерские, поскольку есть негласный запрет на чистый металл. Женщина через минуту вышла. Окинула меня взглядом.


    - Вы правда дадите десятку?


    - Да.


    - Но почему?


    - Мне нужен металл, как и им, - кивнул в сторону мастерской. - Но я не спекулянт, мне выгода не нужна.


    - Мне нужны деньги...


    - Много?


    - На выкуп внучки. Хотя у меня это всё, что есть... И … этого не хватит, - она разрыдалась.


    - Пойдёмте.


    Я подхватил её под руку, и мы пошли.


    Она испуганно стала оглядываться.


    - Что вы от меня хотите? Ограбить? Или вы работаете на тех, кто украл мою девочку?


    - Нет, я помогу.


    Мы ушли, потом попали к ней в квартиру, где она мне рассказала, что пару дней назад её внучка пропала. Сын умер, невестка наркоманка, и девочку она взяла к себе, не желая ей материнской доли. Кое-как они сводили концы с концами на её пенсию, но всё же лучше, чем притон матери. И вот такое несчастье. Рассказала, где приблизительно пропала её внучка, по какому маршруту она ходила.


    - Сколько ей?


    - Двенадцать. Школа тут рядом, в соседнем дворе. Далеко я её одну не отпускала, но в школу она настояла, что будет ходить сама, всё ж не маленькая, а над ней уже смеялись, что до сих пор везде с бабушкой.


    - Если она пропала, то откуда вы узнали, что её с целью выкупа украли?


    - Я искала, но никто не видел. Милиция , хотя теперь это ж полиция... Они только через трое суток заводят дело.


    - А зачем вам тогда деньги?


    - Чтоб нанять детектива. Он сказал, что это стоит десять тысяч, хотя ещё какие-то расходы и прочее. Но эти драгоценности - это всё, что у меня есть. Берегла их для внучки. Мы не богаты, но хотя бы что-то.


    - Я помогу вам.


    - И сколько вы возьмёте?


    - Два колечка. Вас это устроит?


    - Да, благодарю.


    Ну, тогда я пошёл. В дверях я обернулся.


    - Мне нужна её вещь, желательно не стиранная, но ношенная. И фотография.


    Она достала фотографию на комоде.


    Там была девочка с очаровательной улыбкой, карими глазами и двумя хвостиками с белыми бантами. Она была в форме.


    - Тут её подружка на первое сентября сфотографировала. Немного уже не свежая, но свежее нет.


    Я закрыл глаза и вынес образ на фотографии во вне. Увеличил до реальных размеров.


    - Скажите, а какого она роста?


    - Она уже с меня ростом. Вся в отца, он был высоким. Да и детки сейчас быстро растут.


    Я растянул изображение до нужного роста. Делаем поправку на возраст, прибавляя к снимку месяцы. Теперь нужно трехмерное изображение сделать. Сделал.


    - Вещь! - напомнил я женщине.


    Она подала майку. Прекрасно. Прикоснулся майкой к созданному фантому. И фантом ожил.


    - Вы экстрасенс?


    - Ну, можно и так сказать.


    Я открыл глаза, потом вновь закрыл.


    - Во сколько она вышла из дома?


    - Она в восемь выходит всегда. В восемь тридцать начинаются занятия.


    - Когда она пропала?


    - Вчера.


    Я внёс в фантом поправки на время. Потом запустил.


    Фантом покрутился на месте, пытаясь настроиться на волну девочки. Потом подошёл к выходу, обулся в невидимую обувь, сделал жест рукой, чтоб открыть невидимую дверь и вышел.


    Я пошёл следом. У школы фантом вроде с кем-то разговаривал. Потом прошёл в школу. Я в школу не пошёл, но следил за ним сквозь стены, которые представил для себя невидимыми. Потом ускорил жизнь фантома. Школьное время пролетело быстро. Потом фантом вышел и пошёл к воротам, я замедлил жизнь. Вновь с кем-то разговаривал. Потом переменился в лице и пошёл куда-то. Я следом. У магазина, точнее того ломбарда фантом остановился и вошёл. А потом сзади кто-то заткнул рот и девочка обмякла. Её оттащили внутрь. Потом к заднему входу. Потом куда-то в машину положили и увезли. Я запаузил фантома. Итак, раз увезли, значит, пора уматывать. Я всё равно не поспею за машиной. Я зашёл в какой-то подъезд, скрылся в тени, проверил наличие камер и, удостоверившись, что никто не видит и следов моих нет, я телепортировался домой. А потом дома создал фантом сокола. И телепортировал его в тот подъезд. Это напоминало тот день, когда я раздвоился, спасая Дашу. Теперь вылетел сокол, запуская фантом и следуя за ним. Я ускорял его или замедлял, следуя по городу. Потом девочку куда-то привезли, стали раздевать. Потом кто-то отвлёк и девочку бросили. Я стал осматривать ангар, это было складское помещение, где было много девочек. Большинство было голыми. Многие плакали, другие смотрели отрешёнными лицами. Зашёл какой-то тип, человеком такого назвать было нельзя. Он схватил девочку за волосы и поволок тут же к столу. Бросил её и стал расстегивать штаны. Тварь! Я подлетел, ярость во мне бушевала, убить бы его, но это слишком просто. И я рубанул невидимым мечом, создавая его из потока воздуха. Тип заорал и сложился пополам.


    - Никогда не причинишь никому вреда, не сможешь спать ни с одной женщиной и у тебя никогда не будет детей, да и тех, что у тебя есть тоже не будет!


    Девочки рыдали, забившись в угол, закрывая глаза руками. Некоторые были беременные. Ферма какая-то?


    Гадёныш лежал без сознания от боли. Евнухом тебе быть до конца твоих дней! Гад!


    И повернул голову, ища глазами фантома. Фантом нашёл своего оригинала. Девочка лежала на полу. Я подлетел. Осмотрел тело. Она была жива и ещё не пострадала. Не успели, твари! Девушки были в панике. Что мне с ними делать? Отпустить, вызвать полицию? Я накрыл девушек куполом, чтоб ни один гад больше не смог им навредить. И вылетел. Возле ангара дежурила охрана, ещё какие-то люди. Я представил каждого в спектре кроваво-красном. Связи... И потянулись кровавые ниточки. Я снял дубль проклятия с того типа, что остался в ангаре. Его (проклятие) наложил на каждого, пустив ещё и по ниточками. А ещё уничтожил одежду их, надругался, как они надругались над девочками, и заставил прийти всех в полицию с повинной и чтоб дали максимальный срок. Странно, но замешаны тут были не только особи мужского пола, но и женского. Что ж мне с ними-то делать? Просканировал и их. Они это делали осознанно, стараясь загубить как можно больше девочек, в то же время расширяя своё потомство и создавая свою армию. Может это и жестоко, кто-то скажет, что дети не виноваты в поступках родителей, но то, что делали эти недочеловеки - наложило след на детей. Насилие накладывает след, даже если и ребенок ни в чём не виноват. Но они выживут, но причинить вред никому не смогут, но и своих детей у них не будет. Это рождённые дети. Не рожденные же не должны появиться таким образом, иначе в момент рождения будет притянута гнилая душа. Откат... Младенец уменьшается, пока не становится совсем эмбрионом, потом вообще двумя яйцеклетками, слитыми в зиготу. И обратно до слияния. Слияния не будет! И вижу, как сперматозоиды погибают. Девочки стоят перепуганные. Теперь нужно подчистить воспоминания. Блин, это слишком много. У меня голова трещит по швам. Хорошо. Воспоминания трогать не буду в момент насилия. Девочки будут помнить только это. Но эмоций не будет, словно они просматривают чью-то чужую жизнь со стороны. Создал светящийся шар из этого заклятия и он разлетелся на кучу маленьких лучиков, проникающих в каждую девочку. Сил больше не было. Одежда(представил на каждой девочке), свобода (снял купол, открыл двери)... девочка (телепортация домой). И я отрубился...


    Очнулся у себя в квартире, уже за полночь. Голова вроде прошла. По стене добрался до кухни. Кольца... Два колечка лежало у меня на ладони. Я расплавил их взглядом, превращая в жидкость. Энергетический слепок... Снимаю его. Кольца без людских отпечатков. Чистое серебро, не касавшееся человека. Пришлось вновь делать откат во времени. Иду к холодильнику, и начинаю есть всё, что там есть. Как раз надо было доесть продукты перед отъездом. Спустя два часа я наелся и пополнил резерв. Но этого мало. Я вышел на улицу. Рядом с домом были газоны, вот только земля насыпная. Матушки-Земли тут нет, точнее она-то есть, но глубоко, сквозь бетон ещё нужно пробиться.. Вышел с территории новостройки. Нашёл площадку со старыми высокими деревьями. Тоже засыпаны какой-то дрянью, то ли раствор, то ли щебень.


    - Дерево, прошу, позволь мне пообщаться с Матушкой.


    Дерево зашелестело, кажется это липа.


    Закрыл глаза. Чувствую энергетические потоки.


    - Матушка Сыра Земля, позволь мне зарядиться от тебя.


    - Конечно, сын мой, - услышал я мысленно её ответ и почувствовал, как сила Богини идёт через дерево в меня, наполняя и дерево тоже своей энергией.


    - Благодарствую, Матушка, благодарствую, дерево, я поклонился.


    Теперь мне надо было забрать кольцо у ювелира. Если честно, мне оно было не нужно. Нужна была лишь запись о том, что кольцо откуда-то взялось. Само кольцо я собирался сделать сам. Пошёл домой, потом раздвоился и проверил, куда можно телепортироваться. Затем совершил переход. Кстати, в моём понимании, переход это просто шаг в другое место. Просто вначале я представляю себя в другом месте, словно отделяю часть своего сознания. Это нужно для проверки местности. В принципе, своего рода проекция. Когда я могу быть сразу в двух местах, причём как видимый, так и невидимый, управляю собой не только в ментальном плане или каком другом, но и в физическом, наносить физический вред кому-то. Как раздвоение на сокола только недавно. В таком варианте мне не могут нанести вред, поскольку тело в другом месте, а сознание даже в момент истощения - просто возвращается в тело. А вот потом закрепляю состояния нахождения там, и делая туда шаг, оказываюсь там. Просто представляю, что расстояния этого нет, что я нахожусь рядом с тем местом, куда иду.


    Постучал в ювелирный со стороны пожарного выхода. Через какое-то время открыл заспанный тот самый старичок, что вызвался сделать колечко. Забираю колечко, отдаю деньги. Кольцо и правда красивое. Благодарю дедушку. Он улыбается и уходит. Делаю с кольца энергетический слепок. Да, дедок-то непростой. Вложил туда кучу магии, вот только не светлой. Что ж мне с кольцом-то сделать? Ухожу туда, где есть деревья. Прислоняюсь к дереву.


    - Матушка, ты меня слышишь?


    - Слышу, сынок.


    - Что мне делать с этим?


    - Отдай его мне, мне ведь и темная магия нужна тоже, ведь свет и тьма - одно без другого существовать не может.


    Кольцо плавится, уходит под землю.


    - Благодарствую.


    Слышу смех Богини. Я ухожу.


    Теперь надо поговорить с родителями Даши. Смотрю на часы. Два часа ночи.


    - Боги, помогите, прошу вас.


    Иду в безопасное место и телепортируюсь к Дашиному дому. Вижу свет в кухне. Мысленно подтягиваюсь к окнам. Родители... Сидят, смотрят кино.


    - Боги, прошу!


    Домофон открывается. Захожу. Не то, чтобы я не мог открыть его сам. Просто не этого мне сейчас надо. Поднимаюсь, дверь открывается тихонько и отец впускает меня в квартиру.


    - Здравствуйте.


    Он кивает.


    - Проходи.


    Слышу, что дети спят. Прощупываю их мысленно. Спят.


    Разуваюсь и прохожу в кухню.


    - Ты звонил. Что ты хотел?


    Звонок? Боги... Я улыбнулся.


    - Я люблю вашу дочь. Дашу.


    Отец кивает, ждёт продолжения.


    - Я... хочу попросить у вас благословения на наш союз. Я завтра уезжаю, поэтому хочу перед отъездом попросить у неё руку и сердце. Но я хочу вашего благословения.


    - Ты хороший мальчик, - отец кивнул. - Слушай, сынок, хочу задать один вопрос.


    - Я слушаю.


    - Ты причастен к той аварии?


    - К чему именно? Какой аварии?


    - Я ведь был там, в машине, а потом словно кто вытащил оттуда. Никто, правда, меня не видел, а стена....


    - К аварии нет. А к тому, что вас в машине не оказалось и всему остальному - да.


    - Значит, ты не просто парень.


    Я подумал, стоит ли открываться и кивнул.


    - А Даша? Она обычная девочка?


    Я мотнул головой.


    - Она такая же, только сила другая.


    - Ты любишь её?


    - Больше жизни.


    Мама молчала, внимательно прислушиваясь к нашему разговору.


    - Тогда я не против, благословляю вас. Но согласие пусть она сама даст, если захочет.


    Я кивнул. Посмотрел на маму.


    - Она тебя любит, и пусть она будет счастлива, благословляю вас.


    - Благодарствую.


    - Останешься у нас?


    - Нет, спасибо, но мне пора.


    Я встал и ушёл. За дверью прислонился к стене. Хух. Не зря я переживал, значит, отец и правда знал про моё вмешательство. Он мог не согласиться. Ноги подкосились и я сел на холодный подъездный пол. Проверил мысленно девочку, она была дома, спала в кровати. Бабушка лежала рядом и обнимала внучку. Деньги я положил на комод. Всё ж мы договаривались, а деньги им пригодятся - кольца ведь я взял. Проверил подъезд на камеры видеонаблюдения, пусто. Соседи - все спят. Посторонних нет. Телепортировался на Дальний Восток. Солнышко уже было на закате. Переместился поближе к Москве, где уже встало.


    - Здравствуй, Солнышко.


    - Здравствуй, дитя.


    - Благословите, меня и Дашу, Боги, - обратился к окружающей себя природе, ведь я был на опушке леса.


    - Хорошо, Сокол, иди.


    - Благодарю, - земной поклон.


    Я прислонился к дереву и перешёл обратно, к Дашиному подъезду. Спать хотелось. Поглядел на небосклон. Солнышко скоро встанет, где-то через часа полтора. Часок можно поспать. Возвёл себе биологический будильник, сел на лавочку возле подъезда и закрыл глаза.


     Сокол


    Уже осень, а СИЛА не возвращалась. Раны давно зажили, а стать человеком я всё не мог. Да что же это такое? Травинка грустила. Если раньше болтала со мной, то после сватовства всё больше молчала. Ещё и отец разоткровенничался. Я видел её потерянный взгляд. О чём она думает? Меня ли вспоминает, или проклинает. До того, раз обмолвилась, что кажется ей, будто я и есть Финист. Но что я мог ответить? Сказал ей, что она права, но на соколином, вряд ли она что-то поняла. Вот так менять облик, оказался не в том, и всё, пиши пропало. Ни магии, не человек вовсе, ещё и подстрелить всякий может. Ратибор уж вернулся домой. Не без моей помощи, я ведь приглядывал за ним. Много люду полегло на войне. Жаль, столько хороших людей было. На меня самого порой такая тоска нападала, что я уж до конца дней соколом останусь и сила не вернётся, что Травинке я тоже не нужен как замена человека. Да и замуж не знаю, выйдет ли за другого. Всё ж она слово дала, что постарается дождаться. Может это и уберегло меня там, на войне. Да вот после вообще ничего не хотелось. Травинке совсем плохо было. Старался не оставлять её одну, да она сердилась, что я совсем не летаю. Поэтому каждый день я старался ненадолго улетать, когда она была дома.


    И вот, возвращаюсь я домой, а сердце стучит, словно беду чует. Круг дал возле дома, никого нет. Потом хозяйка вышла, глядит на тучу. А туча и правда огромная и темная.


    - Сокол, где ж Травинка? Ушла в лес, до сих пор нет.


    Я крикнул и поднялся ввысь. Лес... Полетел к лесу. Поднялся над лесом, да ветви всё загораживают, ничего не видать. Спустился низко, полетел между деревьями.


    - Здравствуй, лес, Лещий, уж не видел ли красну девицу тут?


    - Видел..., - зашумел лес.


    - Покажи дорогу, будь добр.


    И лес словно расступаться стал. Уж и дождь пошёл. Я летел, насколько позволяла соколиная скорость.


    Её увидел издали. Сидела, прислонившись к стволу дуба, очи закрыла.


    Что ж ты делаешь, любимая?


    Подлетел к ней, кричу по-сокольи, крыльями перед лицом машу.


    - Сокол, - иди домой, - отстань.


    Глаза не открывает. А я вновь пытаюсь до неё докричаться.


    - Травинка, вставай! - да только изо рта вырывается птичий крик.


    Что мне делать?


    - Травинка! - взревел я. - Я Финист твой!


    И обернулся в человека. Взял её на руки.


    - Леший, прошу, покажи дорогу к избушке!


    Лес вновь раступился. И я понёс её.


    - Дождик, прошу, не иди, погоди! - и дождик кончился. Я пошёл, насколько мог быстро. Травинка была холодная. Через какое-то время добрались мы до лесной избушки. Дверь попытался открыть мысленно, не выходит. Пришлось класть любимую на землю и открывать засов. Ведь и звери могли сюда пожаловать, поэтому запор делали. Для вот таких вот путников, охотников избушку мастерили в каждом лесу.


    Отворил, внёс любимую и положил на лавку.


    - Печка-печка, дай тепла, прошу.


    Но печка молчала. Ладно, и руками управимся. Нашёл огниво, дрова тут же. Растопил печь, внутри даже колодец был. Удобно. Интересно, кто додумался? Налил воды в самовар, поставил греться в саму печь. Травинку надо было раздеть. А я был в чём мать родила, только заметил. Ну да, раз СИЛ нет, значит, и всего остального тоже. Хорошо хоть облик человеческий вернул себе. Раздевание далось тяжко, мокрая одежда прилипла к телу. Потом растирал. Её надо было согреть.


    - Любимая, слышишь меня? Настасья!


    Стон... тихий, жалобный. Стал метаться по дому, в сундуке нашёл постельное бельё. Ей надо на печь. Забрался туда, там перина, жестковата, но ничего, сойдёт. Застелил постель, перенёс туда Травинку. Накрыл, ледяная просто. Лёг рядом, растирая.


    - Любимая, прошу, очнись.


    Покрываю тело поцелуями.


    - Если не очнёшься, возьму тебя силой, слышишь!


    Вновь стон.


    - Давай, просыпайся! - тормошу. Ресницы дрожат, силится открыть очи.


    - Вот так, открывай очи ясные!


    - Финист...


    - Давай, любимая!


    Слёзы...


    - Травиночка, не надо, не плачь.


    Губы дрожат, слёзы блестят в уголках глаз.


    - Где тебя носило?! - голосок-то прорезался.


    - Да с тобой я был, перекинуться не мог!


    - Сокол?


    - Угу, - обнял её, у самого слёзы на глазах.


    - Слушай, Настенька, разговор есть, - собрался и так и лёжа на ней на ухо шепчу.


    - Может поменяемся местами? Тяжеловат ты.


    Я перевернулся, не разрывая объятий. Любимая оказалась сверху. Прижиматься к ней было приятно. Мужское естество тут же дало о себе знать.


    - Что это? - она чуть повернулась и провела рукой по НЕМУ.


    - Тс... Дай договорить.


    Стала трогать ЕГО. Все мысли тут же улетучились.


    - О, Боги, Настенька, что ты делаешь?


    - Трогаю. Доселе голого мужика ещё не трогала, надо ж узнать, раскрутим ли мы вихрь?


    - Глупенькая...


    Притянул её к себе и поцеловал. Так хочется слиться с ней, до боли хочется. Силу воли в кулак собираю. Отталкиваю любимую.


    - Ты, совсем совесть потеряла! Хочешь гнев Богов вызвать! Я ведь не удержусь, возьму тебя прямо тут.


    - Тогда...


    - Ты станешь моей женой?


    - Угу.


    - Садись!


    Села. Я сел сзади и стал распускать её мокрую косу.


    - Это обычай древний, сейчас его почти не используют, но для нас он как раз подходит. Повернись.


    Послушалась. Сидим на коленях друг напротив друга. Руки сложили лодочкой.


    - Потри ладошки. Теперь медленно их разводи, повторяя за мной, вставляя своё имя.


    Разводит.


    - Я, Ясный Сокол из волхового роду, Хранитель Силы, прошу благословения Богов на наш семейный союз.


    - Я Настасья из роду землепашца, из рода ведунов, Хранитель Силы, прошу благословения Богов на наш семейный союз.


    Меж наших ладоней засветился шар.


    - Тебя, Настасья, я беру в жёны, тако бысть, тако еси, тако буди.


    - Тебя, Ясный Сокол, я беру в мужья, тако бысть, тако если, тако буди.


    Разводим медленно руки и шар делится на две половинки, ладони поворачиваем друг к другу. И медленно подводим светящиеся ладони друг к другу. А потом совмещаем их, сцепляя в замок. Свет вырывается и с силой пытается нас оттолкнуть друг от друга, но мы крепко держимся за руки. Потом постепенно СИЛА угасает, но мы светимся, опускаясь на печь. И я целую свою жену.


    После поцелуя она отстраняется.


    - А благословение родителей?


    - Твоего отца я давно получил. А моего - он благословил, когда запрашивали у Богов.


    - И что дальше?


    - А что ты хочешь?


    Она покраснела, отвела очи в сторону.


    - Ты не хочешь мне ничего рассказать?


    - Хочу много всего. Только не всё можно. Спрашивай.


    - Ты на войне был?


    Кивнул.


    - И что там?


    - Много смертей, ранение, я прилетал к тебе соколом.


    - Когда мысленно общался?


    Кивнул.


    - А почему улетел?


    - Пока ранен был, мог покидать гарнизон, а ты меня вылечила своим словом. Пришлось возвращаться.


    - А потом?


    - Когда война окончилась, мне было уже всё равно. Я хотел крови. Хотел до того, что готов был напасть на того, кто первый попадётся. Попалась ты с козой. И когда ты повернулась, я очнулся и понял, что мне жить теперь не хочется, я хотел умереть, потому что хотел напасть на мирного человека, на ТЕБЯ!


    - А стрела? Она была случайна?


    - Бывают ли случайности в нашем мире? На всё воля Богов! Я просил у них вмешательства, и та стрела поразила меня.


    - Ты знаешь, как я переживала за сокола, то есть тебя.


    - Знаю, и это помогало мне бороться. Я вновь влюблялся в тебя, с новой силой. И мне хотелось жить. А потом когда Рыжий пришёл к тебе свататься, меня вновь переклинило. Я чувствовал себя бесполезным.


    - Ты спас меня.


    - Возможно, но я не тот, кто тебе был нужен. Ты ведь сама хандрила, тосковала.


    - Прости.


    - Ты не виновата. А я ничего не мог поделать, не мог стать человеком. От этого бессилия я тоже поддался твоей хандре.


    - Прости.


    - Это ты меня прости.


    - А почему всё же стал человеком?


    - Потому, что не знал, что делать, ты умирала, я паниковал, и я жутко хотел стать человеком, чтоб суметь помочь тебе. И я им стал, только сила не вернулась.


    - Благодарствую, Боги, Лес, Леший, Матушка! - я склонил голову, вспомнив, что не успел выразить благодарность Богам.


    - Благодарствую, - она тоже голову склонила.


    А потом мы легли на печь в обнимку и уснули. Было так хорошо рядом с моей женой. Мне уже ничего не хотелось более. А ночью мне привиделась Инара. Она колдовала. И было жутко.


Глава 8

     Даша

    Разлука. Тоска съедает сердце. Не виделись всего полдня, а словно целую вечность. Сказать, что мне плохо - ничего не сказать. Просто словно руки опускаются, ноги не в силах перемещать тело. Словно весь запас силы вычерпали до дна. Да и желания двигаться нет. Села на окно и смотрю, как тучи покрывают всё небо. Да не просто серые, а тёмные, страшные. Первые капли дождя ударяются об асфальт и с силой отскакивают. На град вроде не похоже. Потом довольно быстро дождь переходит в сплошную стену. Молния освещает всё вокруг внезапной вспышкой, и раскат грома угрожающе гремит прямо над нами. Где-то слышится плач ребёнка, дети частенько боятся грозы. А стены у нас словно из картона сделаны - звукоизоляция никудышняя. Хотя, наверное, картон лучше задерживает звук, нежели наши бетонные стены.

     Закрываю глаза, наслаждаясь этой силой. Перун-громовержец - кажется так звали нашего древнего бога грозы - разошёлся не на шутку. Всегда любила дождь, сколько себя помню. Всегда удивлялась тем, кто боялся грома, мне казалось, что это глупо. Ну громкий звук, и что? Потом, когда уже какие-то знания природы были, знала, что бояться следует молнии, а не грома. Но на удивление зрелище молнии завораживало. И вообще, если приглядеться к природе, она чарует, хотя и зачастую опасна. Жутко захотелось под дождь. Но на улицу не хочется. Нет, точнее не так, хочется, но не на люди. Дверь входная отворилась.

    - Даш, ты дома? - Надя пришла.

    - Да, Надюш.

    - Там такой дождь как из ведра.

    - Ага, я вижу.

    Она зашла в комнату, вся мокрая.

    - Ты чего, под дождь попала?

    Я подскочила и стала помогать раздеться.

    - Надеюсь, горячую воду не вырубили.

    - Тебе надо отогреться. Ты зачем пошла на улицу, уже поздно.

    Мама прибежала из комнаты.

    - Тебе ведь нельзя промокать! - но мама оценила масштаб трагедии и побежала в ванную.

    Помогла сестрёнке стянуть всю одежду и накинула на плечи халат.

    - Ты здорова! И будешь здорова! - напоследок бросила ей, перед тем, как она ушла греться.

    Я сгребла всю мокрую одежду и отнесла запускать стирку. Хорошо, что моя сестра предпочитает одеваться в одном цвете - можно обойтись одной стиркой. Собрала ещё из корзины с грязным бельём остальное розово-красное и запустила стирку.

    - Ты как?

    - Нормуль.

    - Согрелась?

    - Почти.

    - Посидеть с тобой?

    - Не, не надо.

    - Так как тебя угораздило попасть на улицу?

    - Дениса увидела.

    Это её детская любовь. С детства дружили, точнее сестрёнка по нему сохла, но при нём этого не показывала. И всё, когда она его видит - мозг отказывает, начинает делать глупости. При этом может спокойно с ним болтать и даже участвовать в разговоре, но вот в остальном - может не посмотреть на дорогу, сломя голову к нему бежит. Видно, у подружки в окно увидела.

    - Он на мопеде катался, меня прокатил, - она даже покраснела.

    Я вздохнула. Когда же номера на мопеды введут? Дети на них гоняют по дорогам, где гоняют все остальные, которым закон не писан, правила не нужны, а то и бывает, что на детские площадки заезжают. Ужас. Не дай Бог, под колесами какой-то ребёнок окажется. Но сестре бесполезно что -либо говорить. Она всё знает, но только тогда, когда это не касается Дениса.

    - И как?

    - Здорово. Только, знаешь, опасно.

    Это что-то новенькое.

    - Я даже перепугалась немного, когда мы ехали между машин. Они летят быстро, а Дэн проскакивает между ними. Жутко просто. Я сказала ему, что больше не поеду.

    Неужели моя сестрёнка взрослеет?

    - Понятно.

    - Слушай, а у тебя что? - она окинула меня быстрым оценивающим взглядом.

    Я решила, что стоит присесть. Компания мне сейчас не помешает.

    - Ну, с одной стороны всё здорово.

    - А с другой?

    - Он уехал.

    - Куда?

    - В командировку.

    - Сегодня?

    Я кивнула. Только сейчас вспомнила, как проводила его, хотя он был против. Хотел провести меня до дома и сам поехать на вокзал. Но я настояла. Правда, пришлось дать слово, что я не буду ждать, когда поезд тронется. Дала. А я своё слово всегда держу.

    - Я вижу у вас всё серьёзно.

    - Знаешь, я люблю его.

    Она улыбнулась.

    - Оно видно.

    - И он - моя жизнь. А ещё он - мой суженый.

    - Ты гадала?

    Я кивнула.

    - Колись!

    - Ну, это было в эти святки. Когда ты была на обследовании, родители умотали в медовый месяц, а я случайно попала к кому-то на дачу.

    - Случайно? Это как?

    - Да сессию наши праздновали, меня с собой позвали. Вот и очутилась я на даче. А там народ напился, стали байки травить. Ну и слово за слово, дошло до гаданий. Ну и отправили меня в баню.

    - Страшно?

    - Ну, не знаю, скорее холодно.

    Вспомнила свои ощущения. Да, немного страшновато, но скорее от обстановки, что сидишь там один, наедине с потусторонними силами, ещё и мороз по коже в прямом и переносном смысле. Но сестрёнку пугать не стоит. Или может стоит?

    - Хотя страшно. Но и холодно. В общем, всё вместе.

    - И?... ты его видела?

    - Да, это был Лёша.

    Надя засветилась от предвкушения чего-то, а я прокрутила в голове воспоминания и первую нашу встречу с ним.

    Надя воду выключила - ванна уже полна.

    - Ладно, я пойду. Пойду прилягу, как освободишь ванну, скажешь, я тоже помоюсь и баиньки.

    Она кивнула. А я ушла. Дождь так и лил, но грозы уже не было. Задернула шторы и легла, прикрывшись пледом. Незаметно задремала.

    Воскресенье пролетело в постели. Не могла заставить себя встать. В принципе даже не было причины для этого. На учёбу пока можно забить, на работу не нужно. Даже кушать не пошла. Мама перепугалась не на шутку. Пришла ко мне разборки устраивать.

    - Рассказывай.

    - Не хочу.

    - Ты расстроена. Что-то у вас с Лёшей произошло.

    Я задумалась. Ну да, мы почти поссорились. Потом поженились. Потом разлучились. Как весело! С чего мне веселиться.

    - Мам, он уехал.

    - Вы поссорились.

    - Нет, не ссорились. У него командировка.

    - И что? Из-за этого слечь надо? Ты ведь его всего сутки не видела, вчера ведь с ним была.

    - Да, пока не проводила на поезд. Мам, мы поженились. Ну, по закону ещё нет, а вот для себя, клятвы принесли.

    - Поздравляю. Ты счастлива?

    - Ага, валяюсь в постели от счастья, - протянула с сарказмом.

    - Тоска…

    - Да, тоска… - тяжко вздохнула.

    - Ну так вставай и займись чем-нибудь.

    - Срочного ничего нет, да и вставать не хочу.

    - Хоть покушай.

    Кивнула. Мама переживает. Надо хотя б сделать вид, что всё в порядке. На одной силе воле поднялась, хотя руки и ноги не держали. Добрела до ванны, умылась. Волосы торчали в разные стороны, синяки под глазами. Надо расчесаться. Взяла расчёску, а сил нет. Решила, что не буду причёсываться. Пошла в кухню. Мама уже разогрела всё.

    - А причесаться? - у нас есть закон, что кушаем только на кухне, ну и за стол садиться можно лишь переодевшись и причесавшись, ну и умывшись. - А переодеться?

    - Тогда я пошла спать.

    - Ладно, горе ты моё луковое, садись.

    Села, даже ложку взяла и сижу. Смотрю куда-то вдаль и ложка в рот не идёт. Глаза затягивает пеленой.

    - Кушать будешь? - очнулась. Смотрю на ложку, подношу ко рту и бросаю ложку, и бегу в туалет. Тошнит. Потом вроде бы отпустило. Сажусь на унитаз на крышку и сижу, без движения.

    - Дашуля, как ты? - дёргает ручку, она не открывается. Мама зовёт, а мне без разницы. Открывает ключом дверь.

    - Вставай, пойдём.

    Берёт меня под руку и вновь на кухню. Сажусь.

    - Чай будешь? - киваю.

    Безразличие, апатия. Чай всё ж немного выпила.

    - Даш, можно вопрос? - пожимаю плечами. - Ты случайно не беременна?

    В глазах проясняется. Пытаюсь прокрутить события вчерашнего дня. Интересно, что из этого быль, а что нафантазировала. Хотя может и не фантазии, всё ж у нас с Лёшей все необычно. Мы сливались, а вот может ли это иметь физические последствия - не знаю. Что у нас было в физическом плане? Вроде бы и ничего, хотя как знать…

    - Значит, ответ может быть положительным, - мама присела. - Вот уж не думала, что так рано бабушкой стану.

    - Что значит, бабушкой? - папаня пришёл.

    Такой взгляд мне подарил: смятение, страх, а потом даже улыбка - всё проскользнуло на лице.

    - Так, я не хочу об этом говорить. Ясно? Пока не подтвердится обратное, я не беременна и точка! И есть я не хочу. Пойду прилягу.

    Так и пролежала, мама иногда приносила чай с лимоном. Больше в меня ничего не лезло.


     Травинка

    Я убежала в лес, найдя предлог. И сквозь пелену дождя, когда мне уже было всё равно, услышала ЕГО голос. Он звал меня. То ли я в бреду и мне уже кажется, но он взял меня на руки и куда-то понёс. Потом я вновь провалилась в пустоту. Потом вновь зов. Оставьте же меня в покое. Или нет? Если Финист тут, так может я уже на небесах, и он там? Тогда хочу остаться там, где ОН. Тепло его тела... как приятно... запах сена, леса и пота... запах палёных деревьев... звук потрескивающих дров... мы в доме? Тёплые поцелуи, покрывающие моё тело. О, как хорошо, жар разливался по всему телу.

    - Если не очнёшься, возьму тебя силой! - какой божественный голос. Этот низкий, будоражащий всё внутри голос. О, я стону от удовольствия, продолжай. Тормошит меня. Возмущённо пытаюсь открыть глаза.

    - Финист...

    Он рядом, Финист, настоящий. Слёзы сами потекли...

    А дальше гнев всколыхнул душу. Сон не сон, не важно, в Яви, Нави или Прави я.

    - Где тебя носило?

    А может меня? Если мы не в Яви, значит, я умерла или на грани...

    - Да с тобой я был, перекинуться не мог.

    Значит... что это значит? Думаю, потом понемногу доходит.

    - Сокол?

    Он подтверждает.

    Шепчет на ухо. Тяжело мне, ощущаю вес его тела. Говорю ему об этом... О, стало легко, хорошо... А это что такое упирается и мешает? Трогаю, пытаюсь убрать - не убирается. Твердое, упругое...

    - Что это?

    - Тс... дай договорить.

    Не говорит, ладно, попробую выяснить сама. Чуть отстраняюсь, пытаюсь разглядеть. О...

    - О, Боги, Настенька, что ты делаешь?

    До меня доходит, что это я трогала. Его мужское достоинство... О, хочу продолжения... Шепчу что-то про вихрь.

    - Глупенькая...

    Обхватывает меня руками и прижимает к себе, целует в губы. Какое блаженство... Не хочу, чтоб это заканчивалось.

    И тут он начинает орать. Я даже перепугалась. Отскочила от него.

    Что-то там про совесть и гнев Богов.

    - Ты станешь моей женой?

    - Угу.

    - Садись.

    Обошёл меня на коленях сзади. Стал трогать волосы. О, как хорошо. Закрыла очи и наслаждаюсь. Что-то там про древний обычай глаголит. Говорит, чтоб повернулась. Поворачиваюсь.

    А потом повторяю за ним. Меж рук появляется маленький огненный шар. Как красиво! Говорят, что Солнышко наше тоже вот такой вот огненный шар. Получается, что у меня маленькое солнышко создаётся. Потом это солнышко разделилось на два, а при соединении наших ладоней маленькие солнышки мои и Финиста слились воедино. А потом мы просто сомкнули руки в замок. Солнышки я не почувствовала, горячие ли они были, они просто слились, а когда руки мы попытались соединить, они отталкивали нас, словно что-то мешало и не пускало это сделать. Но преодолев это, мы сцепили руки, а потом свет, который залил всю комнату и нас стало отбрасывать друг от друга. Я с силой сжала пальцы, и почувствовала, что ОН тоже еле держит меня. Мы всё же удержались и потом всё пропало. Вначале то, что нас отталкивало, а потом и свет. Как же красиво. Я повторяла клятву за ним, значит, я была права, по наитию называла его Тайным именем. Ясный Сокол. Небольшая заминка вышла лишь когда я повторяла клятву, а он назвал себя Хранителем Силы. И что мне было говорить? Но что-то внутри подсказывало, что я тоже Хранитель СИЛЫ. Когда мы поцеловались, я вдруг вспомнила, что любой семейный союз ведь заключается с благословения родителей. Но Ясный Сокол сказал, что уже получил благословение моего отца.

    А потом я не хотела думать о том, что происходит дальше. Лицо бросило в жар. Надо бы сменить тему. Хотя в этом ничего зазорного нет, наоборот, союз подтверждается более близкими отношениями, но вот до этого я вполне была к ЭТОМУ готова, а теперь я сдавала позиции. Поэтому стала его спрашивать о том, что меня интересовало. Когда мы уже наговорились, я почувствовала усталость, очи сами собой закрывались. И я просто погрузилась в это чувство полного спокойствия в ЕГО объятиях - объятиях моего МУЖА!

    Утром я проснулась, Финист уже не спал. Ну, точнее Ясный Сокол, но мне привычнее называть его Финистом. Улыбка на его лице была такая нежная.

    - Доброе утро, любимая.

    - Доброе утро, любовь моя.

    - Как спалось?

    - Спокойно. А тебе?

    Он погрустнел.

    - Ты вообще спал?

    - Спал немного, пока кое-кого во сне не увидел.

    - Кого?

    - Плохую женщину.

    Во мне всколыхнулась ревность.

    - Ты МОЙ!

    - Да, сокровище моё. Но...

    - Что “но”?

    - Она не остановится, пока не получит меня.

    Он задумался. А я смотрела, как затравленно выглядит его лицо. Кто она? Неужели он не может с ней справиться?

    - Не могу, ты права. Зелье... я не всё просчитал.

    - Ты о чём?

    - Ты не помнишь, когда тебе было двенадцать... Мы встретились впервые...

    И на меня нахлынули воспоминания. Лето, уже жарко, поэтому даже утром нет почти прохлады. Я впервые иду к колодцу за водой. Радуюсь, что наконец-то выросла и мне поручили столь важное дело одной, как поход за водой. А потом...

    - Ты просил водицы...

    - Да.

    - Это ведь тоже обряд был?

    - Сговор. Ты моя суженная и только ты могла разрушить то зелье.

    - Зелье той женщины?

    Он кивнул.

    - Приворот?

    Вновь кивнул.

    - И что теперь?

    - А теперь семь лет прошло... Сегодня как раз. Осталось пара часов у нас с тобой.

    - Но ведь мне всего семнадцать. Значит, только пять лет прошло.

    - Да, у вас пять. У нас семь.

    - Не отдам тебя! - у меня непроизвольно появились слёзы.

    - Не отдавай, прошу, сделай всё, но найди меня. Мы связаны с тобой, и это поможет мне не поддаться ей, я тебя буду ждать. Но опасности... берегись, любимая. Это сложно будет. Прости меня, - он вздохнул, потом продолжил, - найди пёрышко Ясна Сокола, это поможет призвать меня. Так мы свидимся, но потом...

    - Ты не будешь принадлежать другой женщине! - успела выкрикнуть я.

    И сияние... Его окутало каким-то шаром, а потом яркий свет, а когда свет погас, то Финиста не было.

    - Ты же обещал ещё пару часов! - я рыдала. За что же мне такое? Столько ждать ЕГО, а теперь опять ждать чего-то. Без сил опустилась на печь, сжалась в комочек и долго плакала, пока слёз не осталось.

    Когда очнулась, волосы разметались вокруг и спутались. Гребня тоже нет. И что мне делать с ними? Заплетать две косы? Ведь после свадьбы девушке расплетают одну косу и заплетают две. Но народ не поймёт. Да и платка у меня нет или кички двурогой. Да и свадьбы обычной не было. В селе не поймут этого. И я заплела одну косу, надела свою обычную одёжку, потом насобирала брёвен в замен тех, что мы потратили вчера. Есть не хотелось совсем. Заперла дом и пошла отсюда.

    - Здравствуйте, Боги, - земной поклон. - Прошу вас, укажите путь к отчему дому.

    Деревья зашумели.

    - Здравствуй, Повелительница Слова.

    И словно расступился лес, тропка появилась.

    - Благодарствую, - вновь поклон.

    Делать нечего, буду ждать моего любимого. Теперь он - МОЙ МУЖ! И я пошла тропинкой, а природа приветствовала меня.


     Даша

    Утром понедельника еле встала. Было жутко плохо. То ли из-за Лёши, то ли сон наложился. Как интересно получается. Пусть жизни разные, а словно совпадают судьбы. Вот только надеюсь, что обойдёмся без той злобной женщины. И заклятья почти совпадают. Там Травинка запретила к мужу прикасаться. Здесь я запретила целовать другую. Может и здесь наложить подобное? Всё ж я собственница. Не потерплю конкурентку. О, как заговорила! А ведь совсем недавно была просто серенькой мышкой. Одевалась в "монашескую одежду", как одноклассники говорили. Радует, что в институте адекватные люди учатся. Наверное, потому что выросли уже.

    Расчёсываю волосы. Волосы до колен. Волнами струятся вниз. Как красиво. Сама любуюсь своими волосами. Надеюсь, что Леше тоже нравятся мои волосы. Бросаю взгляд в зеркало - а что, я не дурна собой, голубые глаза, улыбочка ничего так. Прямой носик. Кстати, а курносые люди встречаются в жизни? А вот во многих современных мультиках рисуют именно курносых. Подружка выросла на японской детской мультипликационной индустрии. Чего там только не рисуют, но главное - почти все курносые. Вроде бы не замечала за японцами курносости. А я таких и не встречала даже. Собираю волосы, укладываю в улитку, закалываю шпильками. Хорошо, что волосы у меня тонкие. Пусть коса и длинная, зато не тяжёлая, и вот ракушка обычная получается. Ладно, что поделать, нужно на работу идти. Начинаются трудовые будни. Без выходных. Буду вкалывать, на сессии я ведь "отдыхаю". Всё ж сама подписалась на такой режим. Пора! "Пора! Порадуемся на своём веку..." зазвучала песенка в голове.

    Пока завтракала, никак не могла отвязаться от песенки.

    На работе дали задание связаться с другим филиалом. Оказалось, что филиалов у нас много. В разных городах одна и та же газета печатается, вот только объявления местные уже берутся. Хотя все объявления нужно было копировать и куда-то отсылать. Просто отсылала, не задумываясь. А тут пришлось связаться с другим филиалом, получить от них часть объявлений да заодно и свои послать. Ладно, как-нибудь справлюсь.

    Всю неделю работа была напряжённая. Никогда ещё не было столько заказов. Весь день пятницы висела на телефоне, про поесть я даже не вспомнила. Вечером разболелась голова. Ну вот, не покушала. Но теперь уж нельзя, иначе дойдёт до рвоты. По дороге к метро купила себе чай с лимоном, выпила, выкинула пустой стаканчик в урну и пошла в метро. С Лёшей мы виделись в проекции несколько раз. Каждое утро я ощущала его поцелуй, а потом на ночь тоже полагался. В остальном - особо не виделись и не болтали. Мне было тяжело, словно стена мешает. Поэтому я порой избегала встреч с ним.


     Лёша

    Поезд уносился прочь, вместе со мной. Грустно было. От того, что куда-то еду без неё. Что немного радовало, так то, что прибуду я утром. Потом заселиться нужно будет. В общем, времени поспать перед работой ещё останется. Хотя и в поезде чем ещё заняться? Таможни нет, хоть какие-то прелести у союза таможенного с Беларусью. А то ездил несколько раз на Украину(хотя местные говорят “в Украину”), так там целых две таможни. Едешь вроде бы в ночь, днём сел, утром приехал. Так нет же, то с одной стороны таможня будит, то с другой стороны через два часа. Сон урывками выходит. А тут - времени для сна много, надеюсь, что никто не побеспокоит. Сон - лучшее лекарство. Хотя последний сон был мерзопакостный. Про Сокола и Инару. Бр... Инара - судя по воспоминаниям Сокола - премерзкая женщина. Это даже не стерва в современном понимании, а мелочная особа, которая ни перед чем не остановится, пока не добъётся своей цели. Если придётся пойти по трупам, она так и сделает. И вот как-то даже и не хочется ничего такого чтоб снилось. Интересно, а промотать это можно? Ну, как книгу читаешь, если какой-то момент не нравится, просто пролистываешь и можешь сразу концовку посмотреть - чем там всё кончится. Или нельзя? Я ведь могу управлять памятью, натренировался уже на всех тех свидетелях аварии, да и эмоции зачищал у кучи народа. Может и тут всё получится. А куда проматывать? Насколько в конец? Конец жизни Сокола? Ну, давай попробую.

    И я отрубился.


     Сокол

    Восход солнца. Сижу на лавочке возле дома. Воздух свежий, зелено вокруг, природа пробудилась после зимней спячки. Красота... Птички поют, слышится трель соловья. Скоро найдёт себе любимую и тогда петь уж перестанет. Жалко. Хотя это нам жалко, а ему как раз будет хорошо.

    - Любимая, - трогаю за руку Настеньку. Она уже старенькая, всё же триста лет - не малый срок жизни. Простой люд раньше мрёт. А мы вот с ней из последних сил держимся. Дом спит ещё, хотя скоро уже проснётся. - Ты как?

    - Я люблю тебя, Сокол мой ясный, - глаза голубые-голубые и такие же прекрасные, как в нашу первую встречу. Морщинки даже красят её, волосы белоснежные, она их распустила.

    - Мой черёд уж пришёл, - шепчет она.

    - Наш черёд. Благодарствую, что дождалась меня. Я люблю тебя, Настенька, - мы держимся за руки и с первыми лучами солнца покидаем свои тела.

    - Смотри, какой восход.

    - Красиво. Но лучше посмотри туда..., - она показывает вниз на удаляющуюся деревню. Видны светящиеся точки по всей деревне. Да, много у нас потомков осталось, хранителей силы. А многие вернулись на Настенькину землю.

    - Отдыхайте, дети мои. Вы много СОЗИДАЛИ за жизнь, пора и передохнуть, - нежный голос Богини. И я словно отключился.


     Лёша

    Очнулся. Меня качает. Что это, где я? Спросонку не могу сразу понять. А, поезд. Вагон равномерно покачивается, убаюкивая вновь. Смотрю на часы - почти приехали. Около часа осталось. Интересно, а нас будить будут за полчаса проводники или как? Попробовать свою СИЛУ на расстоянии? Итак, точка отсчёта моё тело. Закрываю глаза и пробую вылететь из него. Получается. Вылетаю и поднимаюсь над движущимся поездом. Интересно. Вот все описывают, что в момент сна душа вылетает из тела, но в то же время остаётся привязана к телу. А у меня как? Оглядываю себя со всех сторон, не замечая никакой нити. Получается, что привязки нет. А не означает ли это, что я могу не чувствовать своё тело и в случае чего могу не вернуться в него? Решаю не рисковать. Возвращаюсь. Гляжу на часы - прошло пятнадцать минут. Ого! Всегда считал, что мысль очень быстрая. А тут вылетаю из тела и время течёт привычным образом. Мысль вертится на языке. Пытаюсь её сформулировать. А, поймал. Итак, попробуем второй вариант - не вылет из тела, а проекция сознания в другом месте. Как тогда с Дашей. Получилось. Вижу свернувшуюся в темноте фигуру. Даша. Равномерно дышит. Так, теперь следующее, как мне сказать, чтоб услышала она меня, но при этом никто другой не слышал? Я вообще могу говорить? Или только мысленно? Проецирую себя в форме человека, подлетаю к ней и начинаю гладить по голове. Она просыпается, открывает глаза. Я прислоняю палец к губам. Она молчит. Взлетаю и зову её за собой. Она меня видит или нет? Встаёт и идёт за мной. Иду в ванную. Она за мной.

    - Привет!

    - Привет, малышка.

    - Ты уже приехал?

    - Еду. Сейчас, погоди минутку.

    Возвращаюсь в своё тело, всё пучком. Обратно проецируюсь к Даше.

    - Как ты?

    Подбородок у неё начинает дрожать. Подлетаю к ней и обнимаю. Целую. И мы просто стоим в обнимку и нам так хорошо. Если она физически меня ощущает, то это тело моё или что? Просто создаётся плотная оболочка? Или создаётся ещё одно тело? Или всё же телепортация?

    - Даша?

    Она поднимает на меня взгляд.

    - А ты можешь сказать, я сейчас с тобой? Что это? - показываю на себя. Фантом?

    А в следующий миг она улыбается и просто высовывает голову сквозь меня.

    - Как интересно?

    - Что ты видишь?

    - Вагон. Ты спишь или лежишь с закрытыми глазами. Дыхание ровное, глубокое, как во сне. А ты можешь что-то взять?

    Поворачивает голову, при этом я ничего не чувствую. Потом погружает руку в моё эфемерное тело. Достаёт книжку с кроссвордами. Да, я и забыл, что брал с собой “Судоку”. Правда так и не открыл.

    - Тебе она нужна?

    Мотаю головой.

    - Тогда я оставлю себе, - киваю в ответ.

    - Так, народ, просыпаемся, - слышу чей-то недовольный голос. - Через десять минут прибываем.

    - Мне пора, - целую её нежно. - Люблю тебя.

    Улыбка.

    - И я люблю тебя.

    И я возвращаюсь в своё тело, открываю глаза и вижу перед собой полку. На полочке нет книжки с японскими головоломками. Значит, не только я могу переноситься, но и она ко мне. Это радует.


    Приехал, заселился в гостиницу. Вечер бродил по городу, нашёл свою командировочную работу, недалеко совсем, так что… Надо будет засечь обратно, сколько точно по времени на дорогу до гостиницы тратится.

    Вечером красиво, освещено хорошо, тихо, парочки гуляют, целуются. В Москве такого уж давно нет. Но то мегаполис, может поэтому. Всё ж Минск не Москва. С Дашей хотелось поболтать. И я уже собрался было к ней заявиться, да вспомнил наш разговор. Купил местную сим-карту. Кинул ей смс-ку. Она ответила. В инет вылезать отказалась. Странно? Сказал, что устал, что люблю, попрощался до завтра.

    Смутная тревога не даёт мне покоя. Грызёт меня и грызёт.

    Не хочу вспоминать Инару! Интересно, а если как-то поставить блок на доступ к прошлой жизни? Ну, вспомнил и достаточно. Для этого нужно проследить связи. Стал погружаться в себя. Ну вот тело, вот душа, погруженная в тело. Так, а где воспоминания? Пытаюсь отследить связь тела с воспоминаниями. Не особо выходит. Воспоминания прошлой жизни на другом уровне доступа, по другому не скажешь. Когда погружаюсь в сон, то подключаюсь. Начинаю глубоко и медленно дышать. Момент погружения в сон, когда ещё не ушёл, но уже и не бодрствуешь. Слышатся какие-то голоса, чья-то речь, вроде русская, но совсем не понимаешь её. Вот, поймал Финиста. Ставлю блок на воспоминания Финиста, строю отдельный канал, обходящий эти воспоминания. Кажется, всё нормально, можно возвращаться.

    Вернулся, смотрю на белый потолок. На часы. Странно, обычно сны просматриваются в другом временно потоке, убыстрённом. Когда за 5 минут реального времени пролетает целая жизнь во сне.А сейчас прошло вся ночь. Неужели так долго возился с блоком? Или потому что я возился не во сне, а перед ним. Ночью ничего не снилось. А может и снилось да не запомнил.

     В общем, пора идти на совещание…

    *******

    Прошла неделя, в пятницу надо бы побыстрее домой, да вот торопиться мне некуда. Я не дома, и Даша далеко. Под конец дня вновь поставили совещание. На совещании скучно. То, о чём говорят не отвечает действительности, тот человек, что готовил показ явно не в теме. Но я честно стараюсь вникнуть. Тайно посматриваю на часы, время течёт медленно.

    Пока нашли мне компьютер, я работал на своей машине - хорошо взял с собой нетбук. Но он компактный, это не настольный компьютер, он медленный. Так что как-то работал, пытался скомпоновать задачи, написать техническое задание. С Дашей как-то тяжко общаемся. Она всё больше избегает личных встреч. Что с ней творится? Надо бы поговорить по душам, а то мне не нравится её состояние. * * * * *

    Прошла ещё неделя, а я ни разу не виделся с ней, даже проекцию она меня попросила не делать. Да что происходит? Тревога усиливается. Надо проверить.


     Даша

    Следующую всю неделю жила лишь одной работой. Пахала с утра до ночи. Без выходных, подряд шесть дней. Для меня тяжко. Но лучше, чем тосковать о любимом. Купила в аптеке тест за 10 рублей. Надо будет вечером сделать. Завтра выходной, хоть отосплюсь, во всяком случае на это надеюсь.

    Вечер. Я уже дома. Рука дрожит, пока достаю тест, держу его положенное время. Так, теперь три минуты ожидания. Время словно замедлилось и вообще не бежит. Ну же, что покажет? Закрываю глаза. Даже не знаю, что я хочу увидеть - одну полоску или две. Медленно открываю глаза. Одна полоска. Выдыхаю с грустью. Что, неужели я хотела малыша?

    - Привет, любимая, - слышу его голос.

    - И давно ты тут? - грубо, слишком грубо. Но за что мне на него злиться?

    - Ты не рада мне, я пойду?

    Я поворачиваюсь, глаза заволакивает мутной рябью. Не уходи, я скучала. А вымолвить слово не могу.

    - Дарёнка? - объятия, нежные, ласковые. Но ведь ты ненастоящий. Я хочу настоящего! Хочу прикасаться к тебе настоящему, видеть озорные смешинки у тебя в глазах, твою обворожительную улыбку. А так - не могу! - Скажи мне, я хочу понять, что тебя грызёт. Скажи, не молчи, прошу.

    А я не могу, лишь слёзы, горькие слёзы.

    - Скажи, что между нами было? - в мыслях немного проясняется, но я хочу исключить беременность.

    - Связь.

    - Какая? Что насчёт физической близости?

    Он молчит. О чём он думает?

    - Дарён, ты о чём?

    - У нас секс был? - блин, ляпнула ведь не подумав. Не люблю это слово. Оно ведь без любви.

    Его глаза мечут молнии.

    - Дарён! Что происходит?

    - Я хочу знать, не могла ли я забеременеть.

    - Что? - он теряется. - Нет, не могла.

    - Проверь!

    - Как? Ты считаешь, что у меня есть пособие по всему? Я даже плохо понимаю процесс всего этого…

    - Тогда как мне убедиться?

    - Тест?

    - Отрицательный, - и обида, горькая обида.

    - Маленькая моя, - обнимает меня, - Ну что ты, будут у нас с тобой детки ещё, что ж ты расстраиваешься?

    - Тогда что со мной творится?

    - А что с тобой творится? Скажи мне, я ведь тебя не понимаю совсем.

    - Не знаю, я себя не узнаю. Что-то грызёт, не могу понять, что. Может разлука, а может ещё что. Я списывала на возможную беременность, но …

    - Сделай анализ на ХГЧ. Я не знаю, как то, что было между нами могло отразиться на физическом плане. Извини. Если вырос этот гормон, значит, беременна.

    Я кивнула, а потом оттолкнула его.

    - Извини, мне надо подумать. Уйди, прошу.

    И он ушёл. Обиделся, я это видела. И всю ночь я не спала, а металась по кровати и не могла понять, что со мной творится.

    На утро не вытерпела и поехала в платную клинику делать анализ. Но результат только через двое суток. Меня не устраивает. Стала узнавать, где именно делают срочно. Только в поликлинике обычной есть лаборатории, которые сами делают. Но там не делают такой анализ. Объездила половину Москвы, голодная. Голова уже кружилась, пока добралась до лаборатории, не там, где берут, а где делают анализ. Упросила их взять кровь, дала денег за срочность. Сделали.

    Смотрю на результат. В пределах нормы гормон. Значит, не беременна. Грустно вздыхаю. Теперь надо что-то срочно перекусить.

     Иду в кафе, заказываю еды, а меня вновь выворачивает. Голова вроде бы ещё не болит. Да что со мной такое? Кое-как добираюсь домой, выпиваю чаю с лимоном и заваливаюсь в постель. Тут же отрубаюсь!


Часть 2.

  

Глава 1

    

     Даша


    Я тосковала, но всё было терпимо, пока Лёша не предложил мне пройти сквозь его фантом к нему, своего рода телепортация. С одной стороны мы проверили её, а с другой - мы проверяли лишь на неживом предмете. Лёша настаивал, а я упиралась.


    - Ну что не так? Почему не хочешь?


    - Как тебе объяснить? Допустим, у тебя есть родной человек, которого ты очень любишь.


    - Ты?


    - Нет, я о родственнике.


    - Бабушка.


    - Допустим. И вот представь,что ты приехал к ней погостить.


    - И?


    - А когда уезжаешь, не хочешь с ней расставаться.


    - Да.


    - Ну и она тоже не хочет.


    - Вывод какой?


    Захотелось его стукнуть чем-то тяжелым. Стиснула зубы,чтоб не сказать лишнее.


    - А представь тоску в глазах бабушки. Когда она тебя отпускает и ничего не может сделать. Теперь понимаешь?


    - Нет.


    - Ну, лучше будет обождать пока и не ехать,чтоб лишний раз не заставлять её тосковать.


    - То есть вообще к ней не ездить, пока жива, а ждать, когда умрет?


    - Ну что ж ты с ног на голову все ставишь?


    - Я просто тебя не понимаю. Почему нельзя прийти ко мне, быть со мной.


    - А потом уйти?


    - И что в этом такого? Если мы оба работаем, то каждый день уходим на работу, а вечером мы дома и вместе. Что в этом плохого?


    Я нервничала, не зная как объяснить то, что со мной происходит.


    - Так бы и сказала,что не хочешь быть со мной, - он обиделся.


    - Я этого не говорила.


    - А что говорила?


    - Я не могу понять свои чувства.


    - Зачем тогда выходила за меня замуж? Не лучше ли было разобраться вначале, что ты хочешь, и я - то, что тебе нужно или нет?


    Я паниковала да что ж со мной такое? Любимый зовёт к себе, а я мало того, что пасую, так ещё и мы ссоримся.


    - Что с тобой? Я тебя не узнаю.


    Я ходила по комнате и разговаривала с его проекцией.


    Я и сама себя не узнавала. Что ж не даёт мне покоя?


    - Дарёнка? - в голосе тревога. - Значит так, я не понимаю, что происходит. Вижу, что ты и сама не понимаешь. Поэтому давай пока не будем видеться, если захочешь - звони, поговорим. А пока разберись в своих чувствах. Я не хочу давить. Союз наш разорвать увы не выйдет, он одобрен богами, хотя если не сможешь жить со мной - я тебя отпущу, ведь по нынешним законам мы не муж и жена, да и церковных обрядов мы не проводили. Для меня ничего не изменилось - ты моя половинка.


    Я хотела возразить, что тоже его люблю, но поняла, что он прав - мне надо разобраться в чувствах, и скорее не любовных, а тревожных, что не дают покоя.


    - Сколько у меня времени?


    Он пожал плечами.


    - Я бужу ждать столько, сколько потребуется.


    - Спасибо.


    Он скривился. Потом хотел поцеловать в губы, потом махнул рукой и исчез.


    А мне стало обидно. Он ушел, и даже не поцеловал и не попрощался. Проступили предательские слёзы.


    Я плюхнулась на кровать. Перед глазами было мутное пятно из слёз. Сердце разрывалось от боли.


    Да что ж это такое? За что мне это? Ведь я могла наслаждаться своим замужеством, вместо этого отказалась от мужа, причем не понимаю своих поступков совсем. Мне жутко хотелось быть с ним, чувствовать его тепло, но что-то мешало. Что?


    Анализ показал отрицательный результат, а я не знала, радоваться этому или огорчаться. Но я чуть ли не до обморока себя довела, но всё ж сделала анализ. Зачем, не знаю, но что-то подсказывало мне, что это правильно. Куда б деть анализ? Потом пошла к маме и отдала. Она посмотрела на результат, ничего не сказала. Я попросила спрятать у себя. Она кивнула и больше мы к этому не возвращались. После анализа прошла неделя. Ну, т.е. сегодня воскресенье. Дальше работаю уже в обычном режиме - по три дня в неделю. Это радует, может немного отдохну. А может и огорчает. Ведь тогда все мысли будут о любимом, нечем будет отвлечься.


    На утро я пошла разбитая в магазин, чтоб хоть немного развеяться. С чувствами я так и не разобралась. Как раз выдали зарплату, отдав за квартиру и на еду маме, остаток могла тратить на себя. Родители первый раз не хотели брать от меня деньги, чтоб тратила на свое усмотрение, на что я ответила, что это мой первый шаг во взрослую жизнь. Пусть я пока получаю мало, но обязательные траты будут всегда, поэтому лучше сразу на эти деньги не рассчитывать. Поэтому потом молча брали эти деньги. Остальные же я взяла сегодня, точнее не все, а пять тысяч, буду брать всё,что приглянется, а на кассе выложу что-то, если не будет хватать.


    Фрукты... Привлекали нектарины, черешня, вишня, помидоры... Кстати, о помидорах - это ведь тоже фрукт. Хоть мнения и разделяются, но якобы считается, что фруктом называют плоды с определенным количеством сахара внутри, хотя почему тогда свёкла не фрукт? Хотя ещё бытует мнение, что овощи - съедобная часть растения, не отделяемая природой, и в овощах - в плодах - нет семян. Значит, помидоры, огурцы, фасоль, кабачки, баклажаны, тыква и так далее - это фрукты. Ну да ладно. Сегодня я покупаю то, что хочу я, перевела взгляд с кабачков и цветной капусты отметая вариант рагу. Хотя и одно и второе можно поджарить, а это очень вкусно. Слюнки тут же потекли. Хотя возни много, особенно с цветной капустой, её ведь надо предварительно отваривать. Так что три кабачка возьму, если не захочу возиться, Надюшка рагу приготовит.


    Иду дальше - молочка. Что ж тут взять? И желательно не обыденного - типа сыра, а что-то вкусное. Йогурт не хочу, какие-то все не очень, со всякими добавками. Вот бы найти аналог украинского "Машенька", там только творог и сливки, но тут всё не то. Набрела на ряженку, нет, не хочу. А вот сырки глазированные, пожалуй, возьму.


    Чаи. Возьму зеленый с добавками земляники. Вот странно, раньше ведь собирали кипрей, ну, тот, что иван-чаем зовётся. А сейчас собирают? Но в мегаполисе нет его, а вот если на дачу съездить, можно и найти. Помнится, во сне его как раз и заваривала Травинка. Всё ж не поворачивается язык назвать её мной. Может я и была ею когда-то, но сейчас я - не она.


    Дальше готовая продукция магазина. Нет, ничего не возбуждает. Рыбка соленая, копченая - это здорово, но все не то, и копчение сейчас не настоящее, а препаратами - делают какой-то химический раствор и в нём замачивают, а по вкусу словно настоящее копчение. Ехала я однажды в поезде на Дальний Восток - в гости к родственникам. Жутко долго и нудно, но на некоторых станциях попадались интересные вещи: вареные раки, вареная картошка(ещё горячая), копченый омуль(кажется тоже горячий), кировские игрушки(сделанные в Китае наполовину - оболочка, а вот набивка уже наша). И ведь радости пустяковые, а как приятно их получать. А тут бери - не хочу. Иду дальше.


    Хлеб, соки, спиртное... Фи. Даже нос поморщила. Интересно, а что бы такое можно было со спиртным сделать? В магическом плане, ведь народ спивается, скуривается. Вроде и цены задрали, а толку всё равно нет. На сигареты вроде собираются цену поднять до 250 руб за пачку, да только вряд ли это остановит курильщиков. Конечно, те слои населения, которые еле сводят концы с концами, возможно и откажутся от табака и спиртного, но тоже не факт. Скорее тут только жадные люди могут отказаться, которые кровно заработанные деньги не готовы отдавать продавцам табака. Кстати, провела небольшой соц-опрос. Болтала с заядлыми курильщицами. Так вот, все, с кем общалась, сказали мне, что могут обходиться без сигарет вовсе, зависимости как таковой физической нет, но в эмоциональном плане получают от процесса ни с чем не сравнимое удовольствие и это помогает им расслабиться. И что только смертный приговор от врачей сможет заставить их бросить(личный приговор, не кому-то из родственников, а именно курильщику). Это я не говорю о совсем пропащих - типа мамаш с коляской и сигаретой в зубах. Как надо не любить своё дитя, чтоб идти на такое? Ведь пассивное курение во многом опаснее активного, хуже, чем дать ребенку сигарету в рот. Хотя среди курильщиков полно хороших и интересных людей, в том числе и прекрасных мам. Ну да ладно, я не о том. Так вот, что бы можно было пожелать такого, чтоб народ перестал курить и пить? Бесплодие? Но итак уже, наверное, половина населения бесплодна, причем чаще всего именно страдают те, кто не курит и не пьет. Что ещё? Три затяжки и смерть? Уже ж на пачках пишут: "курение убивает", а народу все равно. А ведь все знают, что курение очень вредно, даже в малых дозах, то что говорить об алкоголе, когда еще с советских времен даже врачи проталкивали пропаганду, что в малых дозах полезно пить. В общем, на досуге подумаю над этим. Достала коммуникатор и добавила заметку, о чем подумать на досуге. Еще вроде хотела о всяких насильниках и условиях проклятья. Вот кто загляни в мои мысли, наверное ужаснётся, какая я жестокая. А может я наоборот - человеколюбивая, ведь я хочу добра всем, а если по-другому люди не понимают? Я ведь не хочу никого убивать, раньше ведь в средние века законы были гораздо суровее и вору отрубали руку, убийц, взяточников вешали или головы рубили. И люди понимали, что если они не хотят на виселицу, придётся законы соблюдать. А сейчас законы не действуют вообще, убийцам и насильникам дают меньше, чем за какие-то экономические преступления. Или в случае убийства при самообороне дают больше, чем просто убийце. Законы действуют не для всех, а выборочно. Взяточничество и всё такое. Грустно всё это.


    Отдел с бытовой химией обошла. Это мне точно не нужно для душевного равновесия. Хотя... Стала выбирать туалетное мыло и нюхать его. Нашла с запахом сирени, а что - мне нравится. Всё, выхожу. Оглядела свою тележку - маловато как-то. Оплатила покупку и вышла из магазина.


    Всё, пожалуй пойду домой заедать стресс. Стою на светофоре, всё никак зеленый на переход не загорится. Потом загорается, проверяю всё равно дорогу - налево, направо, и затем уже иду. А потом словно замедляется плёнка. Би-би! Поворачиваю голову - прямо на меня грузовик летит. Пытаюсь скинуть наваждение, крик чей-то и меня отбрасывает в сторону. Падаю на тротуар и ударяюсь об урну. Перед собой вижу знакомое лицо...Кто же это, силюсь вспомнить, перед глазами плывет. Финист...


    Очнулась в больнице. Яркий свет, как в кресле у стоматолога, только ярче, врачи в масках, опять закрываю глаза и проваливаюсь куда-то.


    Пришла в себя уже в палате. Полутьма.


    - К вам муж, доносится голос девушки в белом халате.


    Входит мужчина. Как Финист, разве что глаза голубые, а не синие.


    - Прости, принес тебе цветы, да только не разрешили их, сказали можно фрукты.


    Смотрю на него, вроде всё правильно, внешность - вылитый он, да только смутная тревога. Что не так опять? Кто я?


    Помню грузовик и удар. Меня Даша зовут, вроде о себе помню, помню Травинку и Финиста. Но чувство, что забыла что-то важное.


    - Кто вы?


    - Ты не помнишь?


    Кошу под дурочку. Мотаю головой.


    - Дима. Я твой муж.


    Распахиваю широко глаза.


    Муж, что-то знакомое в этом слове. Вертится на языке. Силюсь вспомнить и зажмуриваюсь от боли. Начинает пищать какой-то аппарат, прибегает сестра.


    - Попрошу покинуть палату! - говорит сестра и муж выходит.


    - Что со мной?


    - У вас сотрясение мозга, а еще было кровотечение в животе.


    - Выкидыш?


    - Нет, простите, - медсестра смутилась, - но осмотр показал, что вы еще девственница. Хотя конечно всякое бывает и забеременеть и так тоже можно, бывает плева не рвется, но она пропускает сперматозоиды.


    Она замолкает. Дима сказал, что он мой муж, либо мы не спали ещё, либо это ложь, а может медсестра правду говорит, и могла я девственницей остаться, хотя и спала с мужем. Хотя я и правда хотела б только после свадьбы...


    - В любом случае, тест на беременность отрицательный.


    Я вздохнула с облегчением. Мне только ребенка не хватало потерять для полного "счастья". Родителям сообщила, что со мной всё в порядке, я просто поехала к мужу. Они обрадовались и пожелали нам счастья. Это подтверждало, что у меня есть муж. Грустненько отчего-то.


    Проваливаюсь в темноту. Из темноты ощущаю чьи-то прикосновения, словно кто-то гладит по голове, расплетает волосы, расчёсывает. Так приятно, словно райское блаженство. Потом вновь темнота.


    Очнулась, силюсь встать, раза с третьего удаётся. Волосы... Вспоминаю про сон. Трогаю волосы - коса справа, коса слева. А волосы какие длинные. Кто ж мне переплетал их?


    Нажимаю на кнопку вызова персонала. Приходит сестра, та, которая медицинская.


    - А ко мне кто заходил, пока спала?


    - Да, парень.


    - Муж?


    - Нет. Такой полный парень, я б даже сказала, что мужик, но лицо молодое. Короткие волосы, хотя не под ноль, очки. А ваш муж красавчик, чего не скажешь об этом типе. Его окрикнули и даже заглянули сюда, но в палате оказалось пусто. Так что даже не знаю, куда он делся.


    - Понятно, спасибо.


    ****


    Прошла неделя - меня выписали. На работу позвонила, сообщила о болезни, мне сказали, что либо я выхожу в понедельник и отрабатываю целую неделю за пропуск, либо увольняюсь. Вот тебе и соцпакет. Больничные, отпуска - пожалуйста, только должен всё отработать. Хорошо, что работаю три дня в неделю, а не пять. С больницы выписали, я собиралась домой, такси вызвала, но Дима меня забрал домой. Врач при выписке попросил мужа воздержаться от интимной близости, все ж кровотечение было серьезным и пока швы не зарубцуются полностью, рисковать не стоит. Я сказала мужу про работу, что попробую выйти, если не выйдет, придется увольняться. Дима согласился и сказал, что на ближайший месяц может взять отпуск и поухаживать за мной. Я почувствовала себя совсем калекой. С одной стороны было приятно, а с другой - непонятное чувство грызло меня. Договорились, что попробую работать, если всё получится, то ему нет смысла брать отпуск. Муж забрал меня к себе. При входе в квартиру был запах обойного клея. Чистенько. Квартира была двушкой, в одной комнате кабинет: компьютерный стол с компьютером, шкаф и небольшой раскладной диван, а в другой - двуспальная кровать, шкаф темно-коричневого цвета, тумбочка, на одной стене зеркало, на другой - окно, на третьей - картина, на четвертой, где дверь, висела панель телевизора. Странно, я ведь не смотрю телевизор. Зачем тогда он тут? Для мужа? Ведь, насколько я поняла, он планировал, что мы тут будем спать вместе. Хотя на экране можно наверняка и с флэшки читать, вроде бы современные “ящики” так устроены. Хотя кто ж его знает. Дима стал расстилать сложенное стопкой бельё.


    - Ты мне стелешь? - он кивнул. - Нам.


    - Извини, но я тебя не знаю, пока не вспомню, не могли б мы по-отдельности спать? - он согласился и оставил меня спать на кровати, а себе постелил в соседней комнате.


    Я заглянула в шкаф - там висело несколько незнакомых платьев с бирками. Может и моих, но я не помню. Странно, зачем их вешать на вешалку? Ведь после покупки бельё в любом случае нужно стирать. Даже выглаженное, потому как кто всё это гладит - я раз видела, как в одном торговом центре гладили бельё прямо возле торговой точки, всё это трогается не пойми какими руками, кто там будет их мыть в магазине, даже термообработка не спасёт. Да и глажка ведь до того, как потом руками всё это складывается в упаковку.


    Заглянула в тумбочку возле кровати, нашла расчёску, ещё запакованную. Тоже следует кипятком обдать перед первым использованием. Кстати, о расчёсывании. Каждый день, пока спала, меня кто-то переплетал. Причём я силилась проверить, кто, но так и не смогла проснуться. Словно меня сонным зельем опоили перед тем. Засыпала немного лохматая, а просыпалась уже причёсанная со свежими косами. Кстати, косы - ведь на Руси символ того, что женщина замужем. Но если это делал не муж, тогда кто? Да и расчёску я искала в палате - не нашла. Чудеса.


    - Извини, мы с тобой только собирались съехаться, - нарушил ход моих мыслей муж, - я вот успел ремонт небольшой сделать, ну и обустроить по-минимуму спальню.


    - Угу. Слушай, а кипяток организовать можно?


    - Чайник поставить?


    Я кивнула. Зубную щётку и расчёску нужно обдать кипятком.


    Чай попили с мужем в тишине. Поговорить было не о чем. Интересно, это оттого, что я его не помню и не знаю, или это от человека зависит? Как же тогда я могла замуж за него выйти, если нам не о чем даже поговорить?


    Совершив вечерний туалет, хотела переодеться во что-то пижамное. Но в комнате нашла только красивую полупрозрачную ночную сорочку с бирками. Да что ж это такое? Как я могу не стиранное надеть? И во что ж мне переодеваться? Застирала то бельё, что было на мне и то, что было в шкафу, развесила на полотенцесушитель, обернулась полотенцем, и пошла спать. Так в полотенце и залезала под одеяло, потом только его положив на тумбу.


    Спала я спокойно, никаких снов о Травинке или ком другом, во всяком случае я ничего не помнила. Зато ночью пришёл ко мне кто-то. Я прямо закричала, когда ощутила на себе чьи-то руки. Зажгла свет.


    - Прочь! - муженёк вылетел из комнаты. А в воздухе запахло озоном. Посмотрела вокруг, но ничего не увидела. Что ж мне делать, как обезопасить себя? Стала закрывать дверь, замка там не было. Блин! Завернувшись в одеяло, пошла искать, чем бы таким подстраховаться. Нашла стул в кухне, поскольку тяжести таскать мне было нельзя, потащила за собой волоком. Звук был страшный. Если б муж не спал, наверняка б проснулся. Заперлась и уже спокойнее легла спать. Прошла мимо зеркала. Ну и на кого я похожа? Волосы растрепались, словно у бабы Яги. Хотя тот ещё вопрос, правда ли баба Яга была страшной бабой. Вообще слово “баба” имело несколько иное значение. Например, когда женщина рожала девочку, то её называли молодкой, а вот если рожала мальчика - становилась бабой. Так что баба Яга скорее всего была молодой женщиной, замужней и уже родившей сына. А что страшная, так часто в сказках наоборот запугивают, преувеличивают. Вполне могла быть себе красавицей. Кстати, а с чего взяли, что баба Яга злая? Да, она ворчливая, но она всегда помогает. Просто так, естественно, помогать не станет, а вот если поможешь по хозяйству, то почему и не помочь. А баньку натопит, спать уложит, советом поможет? И где ж тут плохой образ старухи? Ну да ладно, хватит думы думать, всё равно сон не идёт. Тогда попробую другое средство для сна - выкинуть все мысли из головы.


    Во сне вновь ощутила чьи-то нежные руки на волосах. Меня причёсывали, гладили.


    - Кто ты?


    - Твой муж.


    Я села. За окном уже было светло. В комнате никого не было и стул так и стоял прижат к дверной ручке. Проверила окно - всё заперто. Подошла к зеркалу - я не лохматая. И что это за полтергейст? Поглядела на часы - семь утра. Нужно собираться на работу. Закуталась в полотенце и пробралась в ванную. Бельё высохло. Оделась. Хорошо, что вчера застирала одно платье - есть, в чём на работу идти. Стала собираться. Косы неплохо было б собрать повыше, чтоб по спине не болтались. К сожалению, без шпилек или завязок это не реально. Что же делать? Закрутила вокруг головы корзинкой. Как бы это укрепить? Завязала узелки, благо они потом развязываются, хвостики вплела в корзинку. Ну хоть что-то. Кушать хочется. Пошла в кухню и стала шуршать в холодильнике.


    - Привет! Уже встала?


    - Ага!


    - Давай я тебе накрою на стол.


    Я увидела молоко в холодильнике.


    - А у тебя есть геркулес?


    - Да, - протягивает мне пачку.


    - А кастрюля, желательно алюминиевая?


    - Алюминиевая вредна, так что нет.


    - А в обычной эмалированной пригорает.


    - А как тебе нержавейка?


    - Можно попробовать.


    Варю овсянку, добавляю сахар, соль.


    - Ты будешь?


    - Буду.


    Разливаю и молча кушаем.


    - А зачем ты опять две косы заплела? Я понимаю, что тебе нравится, но разнообразия разве не хочется?


    - А чем тебе не угодило разнообразие? У меня ж сегодня на голове корзинка, - в голове щёлкает мысль, что, значит, точно не он меня переплетал.


    - Ну да, сегодня несколько другое, но основа ведь та же? - я согласно киваю. - А может мне нравится?


    - Как скажешь. По мне - так неплохо бы хотя бы вдвое укоротить.


    Я закусываю губу. Я ведь всю жизнь мечтала о длинных волосах до колен, а тут они наконец-то выросли до нужной длины, а теперь самый близкий человек - муж - мне такое заявляет. Обидно. Так бы сразу и сказал, что не нравятся длинные волосы.


    Я проглотила ком, кое-как доела и поехала на метро на работу, отказавшись от услуг мужа-водителя.


    Начальник пошел на уступки и разрешил мне обед в два часа. Дима забрал меня в полпервого и поехал со мной домой на обед. Дома я кушала какие-то кулинарные изыски, причём, как я поняла, готовил Дима, во всяком случае - так он сказал и разложенные части ингредиентов это подтверждали. Извинился, что не успел прибрать. Салат “Цезарь” был первым и он уже стоял на столе(к слову, курица была вареная и если бы не соус, то было б, наверное, не съедобно, сухарики не жаренные, а печеные). Потом мне предложили картофельное пюре и отварной язык. Жаренное мне было нельзя, поэтому пока так. На десерт был фруктовый салат. Красота. Всё было на удивление вкусно.


    - А где ты научился так готовить?


    - В своё время пошёл учиться на повара, а потом не удалось устроиться без опыта работы в хорошее заведение и я ушёл в предпринимательскую деятельность.


    - И чем ты теперь занимаешься?


    - Собираю компьютеры. Точнее собирают мои ребята, а я руковожу конторой.


    - Слушай, Дим, можешь рассказать, как мы познакомились?


    Он подумал, собираясь с мыслями.


    - Это было пару месяцев назад. Мы встретились на дискотеке. Ты стояла одинокая, пришла с подружкой, а она с каким-то парнем пошла танцевать. Я тебя увидел сразу, как вы вошли и не мог отвести взгляд, словно был знаком с тобой уже давно. Я подошел и предложил потанцевать. Ты смутилась и сказала, что не танцуешь.


    Что-то знакомое в этом было. Вот только что? Я и правда не танцую, во всяком случае на публике, тогда что я делала на дискотеке? Похоже, что я последний вопрос озвучила.


    - Ты мне так и ответила, что не понимаешь, как тут очутилась, подружка заболтала и привела сюда. Я предложил выйти на улицу погулять и мы ушли.


    - А что было дальше?


    - Ну, я тебя подвёз домой.


    - На машине?


    - Нет, я ведь выпил немного, за руль мне было нельзя. Я вызвал такси.


    Что ж, тут подловить не удалось, жаль. Вроде бы пока ничему не противоречит.


    - А дальше?


    - Мы начали встречаться.


    - И?


    - А потом за неделю до аварии мы поженились.


    Что-то знакомое. Опять же - что? Что-то он недоговаривает или лжёт.


    - Скажи, а мы спали?


    - В смысле?


    - Ну, супружеский долг и все такое?


    - Ах, это! - он на миг растерялся, выразив смущение. Ну, что скажешь голубчик? - Дашута, ты правда не помнишь?


    Мотаю головой.


    - Тогда может напомнить?


    Он приблизился ко мне, пытаясь поцеловать. Но почему-то сердце застучало быстро-быстро. Возможно это можно было списать на волнение, но чувство неправильности и страха обуяло меня. Помешать? А если он догадается, что мне сама мысль об этом неприятна? Кто он и что он от меня хочет? Не верю, что он любит меня, слишком холодный и расчетливый взгляд иногда проскальзывает, уверена, я б никогда не вышла замуж без взаимной любви. Хотя, если я его безумно любила, могла и не замечать такого вот иногда взгляда. Любовь слепа. Но сейчас я его явно не люблю. Хотя внешность Финиста... вот только никаких чувств, а ведь если во мне жила Травинка, то по идее, что-то должно было откликнуться.


    - Ой, птичка! - на подоконник села синичка. Я встала и подошла к окну. Птичка вспорхнула. Мне так хотелось, чтоб что-то отвлекло от поцелуя. Кажется, некоторые желания могут исполняться, если сильно захотеть.


    - Поехали, отвезу тебя на работу.


    - Давай завтра пообедаем в кафе?


    - Как скажешь. Тебе не понравилось?


    - Очень понравилось, ты прекрасно готовишь, но мне не хочется тебя напрягать. Тем более, что завтра тебе на работу.


    Я улыбнулась - приятно, когда о тебе заботятся. Он согласился с моими доводами, так что неловкости не осталось.


    - Но не забывай о диете.


    - Как скажешь, мамочка.


    Мы рассмеялись. И впервые я почувствовала, что напряженность уходит. Возможно я просто не доверяю людям и узнай его поближе, я смогу полюбить его заново.


     Лёша


    С Дашей мы впервые поругались. Конечно и раньше были стычки интересов, но обычно все заканчивалось мирно. Но не в этот раз. Она была сама не своя. Возможно я сглупил, что не переспал с ней в физическом плане, всё ж это сильная привязка. Говорят женщина всегда помнит своего первого мужчину и сравнивает с ним, но в попыхах не хотелось этого делать. Союз наш был закреплен слиянием душ, этого было достаточно, как мне показалось. В прошлом Сокол, ну, т.е. я, жалел о том, что мы тогда не переспали, тогда б Инара не смогла меня вызвать к себе и не имела б власти надо мной, но здесь и сейчас я не думал, что наша история может повторится. Поэтому я не стал спешить. А когда в поезде мы обнаружили, что Даша может телепортироваться, я понял, что все будет замечательно. Но Даша поначалу говорила, что устает после работы и не в состоянии идти ко мне, потом, что родители не поймут, что она не дома. На вопрос, что почему не поймут, ведь они вроде бы не целомудренных взглядов, нашла отмазку, что я в отъезде, и как я могу где-то ночевать не у меня. Я согласился с её мнением, но предложил все ж встретиться. На что она вновь замялась и отказалась. Я её не понимал. Неужели я ей надоел, или она чего-то боится? Потом до меня дошло, чего она может бояться. И я не стал давить. Отпустил пока.


    Сижу, работаю. Не прошло и десять лет, как мне выделили компьютер. Нетбук всё же хорош для дороги, но никак не как основная машина для работы. Включил музыку в наушниках, сижу, программирую. А потом не могу сосредоточиться. Читаю одну фразу и вновь перечитываю, не понимая о чём речь. Тревога, явная. Отделяю сознание, соколом вылетаю из тела и просто оказываюсь рядом с ней. Грузовик несётся прямо на неё, хотя красный свет.


    -Иди, быстро!


    Но она словно не слышит, стала как вкопанная. И я отлетаю и разгоном толкаю её на тротуар обратно, откуда шла. Удар. Блин! Почему в моменты, когда нужно не поддаваться эмоциям, мы им поддаёмся? Почему не расчитываешь все варианты, а просто действуешь? Кровь течёт у неё в животе. Родная, прости. Проникаю в её тело, всё в крови. Нет, не могу. Нет, могу. Думай! Думаю. Желание. Просто представляю, что кровь останавливается в том месте, где появилась дырочка. Кровь перестала прибывать. Уже люди звонят в скорую. Мне пора. Возвращаюсь в тело. Вроде бы никто не заметил, что я отсутствовал. Сижу, а сам прокручиваю в мозгу кадры из события. Что-то не так, не пойму что!


    Грузовик...Газ до отказа. Напоминает аварию отца Даши. Заклинило тормоза и газ не отжимается. И наверняка никто помнить не будет. И ещё одно... Лицо наклонившегося парня. Боги, ну что за наваждение! Кто в какую игру хочет нас втянуть? Я б сказал, что Инара пакосничает. Но... Не до конца ведь вспомнил, что там с Инарой, но как мне кажется, своими руками точно это делать не может.


    Приходил потом к ней несколько раз. Даша меня не видела, что было странно. До того после слияния она меня видела в проекционной форме, а тут после аварии перестала видеть. Тот парень сидел с ней рядом в часы посещений, приносил фрукты. Я присмотрелся к нему. Боги, за что мне это? Это был я, точнее моё прошлое Я. На нём была магическая защита, амулет скорее всего. Он представился мужем, и на этот раз я присмотрелся к Даше. Она не помнила ничего о нас. Этот козёл что-то ей сделал? Присмотрелся внимательнее - нет, блок на память стоит, но блок она поставила сама. Интересно, это просто от удара так вышло или намеренно? Волосы у неё спутались. В больнице, конечно, не совсем уж строгие правила, но всё ж ходить растрёпанной не стоит. Да и волосы длинные, самой ей не справиться. А если будет кто-то её расчёсывать, я этого не вынесу. Поэтому первый раз я телепортировался к ней, нацепив на себя морок. Но меня заметили и тут же пошли проверять. Пришлось срочно линять, а потом я не рискнул. Усыплял её и создавал проекцию с физическими ощущениями, расчёсывал ей волосы и посчитал уместным заплести две косы. Я частенько наведывался к ней. Но этот тип постоянно крутился рядом. Меня он не видел, впрочем как и никто другой.


    И вот он забрал её к себе домой, я был зол - ничего не сказать. Но вмешиваться было нельзя. Нужно было понять его цели.


    Пока насильно он к Даше не приставал, она же держалась на расстоянии. Но ночью я услышал её крик. Он-таки пришёл к ней. Она его, правда, выгнала, но я еле себя сдержал. Чтоб переключиться на что-то, решил, что не помешает усыпить любимую, потому как завтра на работу, а она до сих пор не спит. Ну и без расчёсывания не обошлось. Просто хотелось хоть как-то её приласкать. А более интимные ласки после недавних событий, могли лишь вызвать гнев. А вот когда копаешься в волосах, обычно расслабляешься и это усыпляет бдительность.


    Неделю она ходила на работу, но в обеденный перерыв он забирал её и вёз домой. Я сгорал от ревности. Ведь если это правда и любимая ничего не помнит, что стоило влюбить её в себя? Он был галантен, обходителен, вежлив - мечта всех девушек. Даже я, касаюсь, не был таким уж джентльменом. Даша сохраняла дистанцию, но потом я видел, что она искренне смеялась с ним. Ревность сжигала меня изнутри. Я с трудом держал себя в руках. А ещё помимо ревности играло чувство собственности, к МОЕЙ жене клеится какой-то тип, она МОЯ, и смеяться должна со мной. Когда я опомнился, подавил это чувство, так и натворить беду недолго, с моими-то способностями. Бездействовать больше нельзя. Вечером в пятницу они пошли вместе гулять в парк. Памятуя о недавнем времени, когда мы с Дашей хотели покататься на роликах, я стал в Минске брать уроки у тренера - там было дешевле, да и естественно, никуда не надо было телепортироваться. А поскольку времени у меня было много, то я проводил его за тренировками. Поэтому к пятнице я уже мог не просто хорошо кататься, плюс ко всему магический резерв позволял не просто запоминать всё с первого раза, но и избегать повторных ошибок, так что я стал совершать некоторые трюки. Ролики купил себе сразу хорошие, поэтому оставалось лишь незаметно телепортироваться к Даше. Навёл на себя небольшой морок с другим лицом и чуть другими формами тела, небольшим пивным пузом, надел очки - страховка и от людей, если вдруг увидят что-то неположенное, и от Димы. Мне он не нравился, но ревность это или интуиция - сказать было сложно. На всякий случай, держался от него подальше. Решил сменить прическу, по-настоящему, подстригся. И вот я в парке, катаюсь с другими роллерами, следя за НИМИ (Дашей с Димой) и красуясь перед любимой. Магический обряд, который мы провели перед моим отъездом позволял Даше видеть меня без морока. Странно, но она поглядывает в нашу сторону. Такая красивая, в белой обтягивающей блузке, серых шортиках, тоже обтягивающих стройные ножки, в белых босоножках. На голове высокий хвост. Какая она привлекательная и возбуждающая. Потом что-то говорит Диме с улыбкой, и он уходит. Я подъезжаю к ней, сажусь на лавочку, поправляю ролики.


    - Добрый вечер!


    - Добрый!


    Я поднимаю на неё взгляд, хочется спросить, но я решаю, что буду вести себя так, словно мы не знакомы.


    - Я заметил, вы не сводите с меня глаз.


    - Ну, не совсем с Вас, скорее с роллеров. Хотя вы выделяетесь немного, - а смотрит в глаза, хотя поначалу жутко смущалась, когда раньше мы ходили на свидания.


    - Чем же?


    - Трюками. А ещё у Вас более точные движения, нежели у остальных.


    - Хотите попробовать со мной потренироваться? - нельзя упускать шанс.


    - Хочу. Вот только роликов у меня с собой нет.


    - Я сейчас, - встал и по-быстрому съездил в прокат, пока муж не вернулся. Взяв в прокате за денежку вернулся с роликовыми коньками.


    - Вот, взял для Вас на прокат.


    Протягиваю ролики, защиту и носки махровые.


    - Спасибо.


    Меня перекосило немного. Ну не нравится мне это слово. СПАСИ БОГ. Точнее ПАСИ БОГ. Меня пасти точно не надо.


    - Не за что. Может на “ты”?


    Задумалась.


    - Нет, мы ведь даже не познакомились. Я Даша.


    - Очень приятно, - киваю.


    - А Вы представиться не хотите?


    Заминаюсь, солгать любимой? Претит даже мысль об этом. Доверие прежде всего.


    - Что же вам сказать? Не хочу лгать.


    - О! Даже так, вы меня заинтриговали. Может тогда ник, или псевдоним?


    - Фи...


    - Фима Королёв? - вспомнила пухленького персонажа из детского советского фантастического фильма "Гостья из будущего".


    - Что, похож? - неужели я толстый, хотя в мороке я полноватый. Но вроде бы Даша не должна видеть морок.


    - Нет, вы не сбитый и не... - она замялась, подбирая слова, - не полный, как он. Но мне на "Фи" это первое, что пришло в голову.


    - Тогда я согласен быть Фимой.


    Интересно, она просто флиртует со мной или что-то всё же помнит? Она уже надела ролики и делала это умело, а я помог с защитой на локти и запястья. Шлем в прокате предлагался, но я не взял, посчитав, что справлюсь, поддержу, поймаю, если что.


    - Пойдём?


    Смущение на лице, заминка.


    - Извините, я должна сказать своему мужу. Я не могу так подло поступить и просто уйти кататься, бросив его.


    На слове муж мне послышалось, что она она это слово сказала другим тоном, словно в кавычках.


    Я кивнул. Она попробовала сама ехать, но не выходило. Подхватив её под руку, мы поехали в ту сторону, в которую ушёл муж. Он как раз шёл нам на встречу.


    - Дим, слушай, мне тут предложили уроки катания дать, ты не против?


    Он окинул нас задумчивым взглядом, который говорил - если б спрашивала моего мнения, ролики б не надела. Мне показалось или промелькнуло презрение? Хотя если он увидел мой морок, может и презирает.


    Он кивнул. Интересно, она заметила?


    Даша неумело шла на роликах. Я показал, как надо толкаться, чтоб ехать. Она тут же повторила, стало получаться.


    - Можно спросить?


    - Угу.


    - А ваш муж, ну, вы не очень ладите, да?


    - Не знаю?


    - В смысле?


    - Я не знаю, не помню, ладим ли мы? Мы словно чужие.


    - Не помните?


    - У меня две недели назад произошло сотрясение мозга и кровотечение, по идее не должна была пострадать память, но как-то выборочно она пострадала. Точнее я не помню своего мужа или что у меня кто-то был. Учёба, работа, родители, а вот его я не помню.


    - Если вы не помните, то как вы можете быть уверены, что он ваш муж? Он показывал паспорт со штампом?


    Она рассмеялась.


    - Шпионские штучки.


    - Ну почему же? Это вполне логично.


    - Ну да, недоверие - начало отношений.


    - А вдруг он обманывает.


    - Зачем ему это?


    - Не знаю. Может вы богатая наследница.


    Мотает головой. А потом рассмеялась и чуть не упала. Я показывал, как надо поворачивать, отводя ногу в сторону и делая упор на ту, куда поворачиваем. Если направо, значит, упор на правую ногу, а левую чуть в сторону.


    - Я держу, не переживайте.


    - А вы без очков не видите?


    - Вижу, - опять же лгать не хотелось.


    - А зачем тогда они?


    - Для конспирации, - сказал шёпотом. Она прыснула от смеха.


    - Знаете, я за последние две недели не смеялась так, как смеюсь за последние минуты наедине с вами.


    - Разве это не странно?


    - Родственные души?


    Я улыбнулся.


    - Фи..., - она запнулась, вновь расхохоталась, - ...ма. С вами так легко. Кстати, а у вас есть жена, девушка?


    - Есть жена.


    - О, как! - она погрустнела.


    - Хотите интрижку на стороне?


    - Было бы не честно по отношению к мужу.


    - Вся такая правильная? - кажется я сказал это вслух.


    - А вам было б приятно, если б ваша жена завела любовника?


    Мотаю головой.


    - То-то же. Предпочитаю честные отношения. Вы вот готовы порвать со своей женой, чтоб завести интрижку со мной?


    - Нет. Но я готов ради вас завести интрижку.


    - Честно. Мне нравятся честные люди.


    Теперь я рассмеялся от комичности ситуации. Я со своей женой собрался заводить интрижку.


    - Ну что, уже накатались, или ещё покатаемся?


    - А сколько стоят ваши уроки?


    - Для вас - без платы.


    - Муж не поймёт.


    - Хорошо, тогда 200 руб за полчаса.


    - Я готова тогда прокатиться ещё полчасика.


    - Не боитесь его разорить?


    - Ну, ухаживания тоже денег стоят.


    Я вновь прыснул. Развлекается за мужнин счёт и ещё интрижку заводит.


    - Ничего подобного, - посерьёзнела она, - у нас никакой интрижки нет.


    Кажется я сказал вслух.


    Мы ещё покатались. Вот странно, не думал, что так весело кататься на роликах.


    - А можно вопрос? - кивнула. - Вы умеете кататься?


    - Мне казалось умею, пока не встала на ролики, а может просто ролики не правильные какие?


    Я рассмеялся. Хотя да, ролики без тормоза, и с хорошими подшипниками. Но я как раз учился на таких, поэтому мне было привычно. Но вот за другими, берущими в прокат ролики, я замечал такую особенность иногда. Они сильно удивлялись тому, что на своих роликах спокойно катаются, а на этих - профессиональных - поначалу не могут привыкнуть к тому, что встаёшь на них и тут же ноги разъезжаются. Как мне объяснили, всё из-за разницы в подшипниках. Если взять ролик в руки и крутануть колёсико, то чем дольше оно крутится, тем лучше подшипник. У детских роликов, дешёвеньких, обычно подшипники вообще никудышние, крутанёшь его, а он раза 3-4 крутанется и всё. А вот у хороших роликов, обычно дорогих, у которых комплект колёс стоит дороже, чем дешёвые ролики целиком, у них колёсико может и 1-2 минуты крутиться от одного пуска колеса. Вот и когда встаёшь после обычных роликов на профессиональные, то ноги поначалу разъезжаются.


    Через полчаса я “провёл” её к лавочке с “мужем” и, забрав ролики, принял нежеланные деньги.


    - Приезжайте ещё!


    - Тебе понравилось? Пойдём ещё кататься? Я тоже возьму уроки, - на каждый мужнин вопрос она кивала и улыбалась.


    - Спасибо за урок, - сказал муж.


    - Не за что, - ответил я.


    - Благодарствую, - ответила она и прыснула от смеха.


    Я развернулся и поехал в сторону других любителей и профессионалов роликов.


    Надеюсь, что мы ещё увидимся и покатаемся.


    Ещё через неделю я знал, что Даша с Димой вновь идут кататься на роликах. Теперь уже вдвоём. Я предложил свои услуги, на что муж гневно сверкнул глазами, но тут подъехала знакомая девчонка-роллер, которая работала в прокате и давала уроки роликов и предложила мужу свои услуги. Она мило улыбалась, да и бюст у неё сильно выделялся. И Дима сдал свои позиции. Даша проследила за его реакцией и расстроилась. Мы поехали в другую сторону от них.


    - Ревнуете?


    - Вы заметили? - я кивнул. - На самом деле странно, но нет. Мне просто не приятно, что он так глазел на неё, всё ж вроде бы муж.


    - Собственнические замашки?


    - Угу, - она улыбнулась. - Много народу с вами катается?


    - Уроки?


    - Да.


    - Я не даю уроки.


    - А мы с вами разве не на уроке?


    - Я даю уроки лишь вам и без платы.


    - А как же деньги?


    - Ну, вы настояли, а я чтоб не смущать вашего мужа, взял их, не более. Платны они для вашего мужа, не для вас.


    Она расхохоталась.


    - Ой, не могу. Как же с вами весело.


    - Может всё ж на “ты”?


    - А вы мне нравитесь.


    Потом мы ещё покатались. Она каталась уже хорошо. Было странно, я был уверен, что она без меня не каталась. Я показал ей пару приемов, она тут же легко их подхватывала, а потом разогналась и обернулась. И дальше словно замедленная съемка. Центр тяжести переносится назад и она начинает падение. Я отталкиваюсь с силой и успеваю подхватить, но удар сильный и мы улетаем на траву, перелетев через дорожку. Удар пришёлся по мне.


    - Ушиблись?


    - Н-нет. А вы?


    - Ничего страшного.


    Потом я посерьёзнел.


    - Даша, вы только что чуть не отшибли себе копчик. У меня подруга есть, она так себе отшибла это место, был перелом, а потом у неё проблемы в родах были, пришлось кесарево делать.


    - Но вы же меня спасли.


    - Да, на этот раз, а когда вы будете кататься без меня?


    - Я не буду кататься без вас.


    - А с мужем?


    Мотает головой. Я стал вставать, потом протянул ей руку. Она поднялась и оказалась в моих объятиях. Мы были так близко друг от друга. Чувствовалось её дыхание, её алые губки были так близко. И я поставил вокруг нас щит “отвода глаз” и поцеловал. Боги, как же это было прекрасно. Любимая, в моих объятиях. Я ласкал её, прижимая сильнее к себе. Готов был прямо тут взять. Она отвечала на мои поцелуи. Я потянул её на траву. Боги, как же я хочу её. Задрал футболку и отодвинул лифчик, лаская грудь. Она изгибалась.


    - Хочу тебя, любимая, - одежда мешала. Она стащила мою футболку.


    - Я тоже схожу с ума по тебе, - она запустила свою руку в мои волосы.


    - Не надо, не трогай волосы.


    - Тебе не нравится?


    - Нравится, но это другое удовольствие, не сексуальное.


    - А, - она запустила руки под футболку и стала трогать ногтями мою спину.


    А потом отстранилась и оттолкнула меня.


    - Нет, я так не могу. Что вы со мной сделали? Я схожу с ума. Я не могу предать мужа, - она поправила футболку. - Я сошла с ума, я сошла с ума, какая досада, - сказала она цитату из Карлсона.


    - Я ничего с Вами не делал, - так и остался сидеть на траве. Мне было обидно. Почему обо мне она не думает, а о каком-то чужом муже думает. Почему сердце ей не подсказывает, кто её муж? Почему она ещё до происшествия не захотела ко мне? Стало так горько.


    - Простите, Фима, - она села рядом. - Это и моя вина.


    Она протянула руку и сняла очки. А потом стала вытирать слёзы. Что, я мужик, и я плачу? Она наверняка разочарована. А я получается, размазня.


    - Мне больно видеть ваши слезы. Сердце разрывается. Что со мной? Кто вы? Кто вы для меня?


    Я посмотрел на её руку - кольца не было.


    - Где ваше кольцо?


    - Кольцо? - она подняла правую руку.


    - Свадебное кольцо! - подняла левую руку и стала внимательно смотреть.


    - Ощущение кольца есть. На левой руке.


    Я присмотрелся внимательнее. Кольцо невидимое и правда было на руке. Это своего рода какая-то защита?


    Она потрогала невидимку. Потом взгляд на мои руки.


    - У вас тоже на левой руке.


    - Левая рука символизирует сердце.


    Она встала.


    - Простите, если я вас обидела.


    - А вы за то, что я такой размазня.


    Она бросила на меня уничтожающий взгляд.


    - Чтоб я больше этого не слышала - в слезах нет ничего плохого или слабого!


    - Мужчинам не положено плакать.


    - На людях - возможно. Но наедине с кем-то, почему бы и нет.


    - Я разочаровал Вас.


    - Нет, наоборот, вы раскрыли мне сердце. Ваша боль отражается в моём сердце. Кто я для вас?


    - Любимая.


    Мы какое-то время сидели молча. И просто смотрели вдаль. На фонтаны, на водную гладь.


    - На нас не обращают внимание. А мой муж - он даже не глядит в нашу сторону.


    - Да? - я проследил за её взглядом. - Вас это обижает?


    - Это странно. А то, как вы смотрите на меня... Разве это не странно?


    - Вы очень красивая.


    - Муж этого не видит.


    - А кто есть муж?


    - Он мне совершенно чужой. Хотя облик его мне когда-то был близок. Странно.


    “Муж” стал оглядываться в поисках нас.


    - Я, пожалуй, пойду, - она встала. - Вы меня проводите?


    Я кивнул. Мы вышли с газона, и я убрал полог отвода глаз. Мы поехали рядом. Приехали на пункт проката, забрали обувь и потом пошли на скамейку переобуваться. Мне вернули часть денег за прокат роликов, вычтя деньги за час, который мы катались. Даша отдала деньги.

     - Оставьте себе, - сказал я, а она покачала головой. Я с неохотой взял.

     И мы расстались. Муж тоже подъехал и переобулся. И они пошли молча домой.

     Обида прошла. Возможно Даша и не помнит ничего о нас, но сердце всё же ей подсказывает о наших чувствах. Всё ж я понял, что у меня есть шанс пробиться к ней. Если нет воспоминаний, то я начну с начала, я люблю её и буду добиваться её любви. Я не позволю какому-то типу, пусть и выглядящему как Финист, что вызывает подозрения, завоевать любовь моей Дарёнки. Интересно, почему у Димы его внешность? Он маг? Этот амулет откуда у него? Что ему надо от Даши? И что почувствовала Даша, что закрылась от меня? Спрятала воспоминания о нас, спрятала свадебное кольцо. Нет, я не буду ей ничего говорить, буду просто ухаживать, болтать с ней. Я люблю её и это самое важное. Пожалуй, мне тоже стоит спрятать кольцо. Я подумал об этом, мысленно надевая на него оболочку и представляя, что кольцо становится невидимым. Открыл глаза - кольца нет. Потрогал руками и ощутил его. Отлично!


Часть 2 Глава 2

    

     Даша


    Всю прошлую неделю после встречи так называемого Фимы, у меня сносило крышу. Нет, я по-прежнему играла в недотрогу с “мужем”, но все мысли были лишь о другом. Не могла понять, что со мной. Мы так непринужденно общались, легко, словно были знакомы всю жизнь. А вот между мной и Димой словно стена была. Он не раз пытался поцеловать, но я словно случайно уворачивалась. Не знаю, почему, но эта мысль была мне неприятна, словно я предаю что-то дорогое. Он хотел лечь со мной спать, но я была против. А после происшествия в спальне, я ему больше не доверяла. Вот странно, видеть одного и того же человека, и знать, что оба совершенно разные. Правда, и мир другой, время, но всё же. Хотя то, что внешность такая же - ещё не означает, что и характер должен быть тот же, да и душа что будет та же. Я вот верю в реинкарнацию - переселение душ, всегда верила. А после снов с Травинкой и Соколом - и подавно верю. Но, как же это странно.


    В общем, я не выдержала напряжения и предложила пожить пока у родителей, а если он хочет, пусть ухаживает за мной. Он согласился. И я была ему благодарна. Он заходил по вечерам и мы ходили гулять. Но не смотря на наши встречи, натянутость в отношениях всё равно сохранялась. А после “Фимы”, я вообще сторонилась Димы. И если до этой встречи у нас даже начали налаживаться отношения, то после встречи, я поняла всю неправильность ситуации. Дима был не моим мужчиной, не моей половинкой. И он явно мне вешал “лапшу на уши”. Зачем только ему это нужно, мне было не понятно, поэтому я и продолжала этот спектакль. Вот только как я оказалась замужем за ним? Или это очередная ложь? Как бы это проверить? Я в пятницу вновь потянула Диму в тот парк, где каталась на роликах. Дима сказал, что тоже будет кататься. И с одной стороны это было плохо, потому что я не смогу пообщаться с Фимой по душам, а с другой не должно возникнуть никаких сомнений. Поэтому я без раздумий согласилась. О Травинке я закрыла свои воспоминания. Не знаю, как, но я просто подумала об этом, что это небезопасно, словно на них кто-то мог покуситься, и словно повесила замок на дверь, а ключа от них не было, я его просто не сделала. И вот мы в парке, увидев Фиму я в душе улыбнулась, но виду не подала. Он предложил свои услуги, я согласилась. Муж сказал, что едет с нами. Мы прошли в прокат обуви и взяли нам ролики, потом подъехала девчонка с большой вываливающейся из декольте грудью, и муж развесил слюни. Я проследила и за Фимой, он усмехнулся. И улыбка была злорадная. Дима поехал с той девушкой, а я в другую сторону с Фимой. И мы катались и болтали, а потом он немного отстал. И всё произошло так быстро, что я не успела понять, как стала падать назад. Толчок, и я валяюсь на траве, с ним. Поднялись, отряхнулись, а потом поцеловались. И весь мир перестал существовать. Был только ОН и я. И все мысли выветрились из головы. Я была с НИМ и это было ПРАВИЛЬНО, И даже если я до сих пор была девственна, то сейчас мне было уже всё равно. Я хотела его до дрожи в коленках. Мы рухнули наземь. Страстные поцелуи, словно мы куда-то спешили. Подумала, что нас могут увидеть, но осмотревшись поняла, что появилась едва заметная прозрачная стена вокруг нас. А, плевать. Он покрывал меня поцелуями, а мне этого было мало. Хочу прикоснуться к его волосам - погрузить туда руку. Он отодвигает её и говорит, что не то время для такой ласки. Ладно, а спину можно трогать? Словно в ответ он напрягся. А потом я словно очнулась. Что я творю? Пусть я и не люблю своего мужа, но вот так поступить с ним я не могу. Об этом я и сказала Фиме. А потом он спросил про кольцо. И правда, если мы с Димой женаты, то почему у меня нет кольца. Хотя в принципе при расписывании оно не обязательно, но меня зацепило скорее не это. Когда Фима заговорил о кольце, я словно ощутила его, вот только не на правой руке, а на левой. На правой было пусто, а на левой я даже потрогала, правда, кольцо было, но было невидимым. Как это возможно? И почему? Я конечно, верю в магию и всё такое, типа экстрасенсорики, медиумов, ясновидящих, призраков. Но во что-то сверх того наверное всё же нет. А тут невидимость. В науку тоже не настолько верю, чтоб принять за истину, что это какой-то научный феномен. А ещё я заметила, что у Фимы есть кольцо на безымянном пальце левой руки. Это было странно. На вопрос об этом, он ответил, что левая рука - намёк на то, что отдаю руку и сердце. Типа того. Я не стала развивать эту тему, увидела вдалеке мужа, который меня явно искал, поняла, что уже пора. Фима помог мне переобуться, а потом простился и уехал. А тут уж и муж пожаловал. Мне не хотелось общаться с так называемым мужем, к тому же я стала себя накручивать, что он пялился на ту девицу. Я обиделась и отвернулась. Похоже, он намёк понял, и мы молча ушли из парка.


    - Прости, я не хотел. Ты ревнуешь, а мне приятно.


    И ничего я не ревную, у самой рыльце в пушку. Но можно поиграть в эту игру и перевести стрелки на мужа.


    - А мне - нет.


    - Ладно-ладно, давай забудем. Хочешь, пообещаю, что больше с той девицей кататься не буду.


    - Не хочу. Можешь кататься.


    - Как мне загладить свою вину?


    - Никак.


    - Ну не сердись. Всё же я мужик, мне пялиться положено.


    - Да?


    - У нас любовь и секс понятия разные. Я могу любить только свою жену, при этом спать с кем попало.


    - Ах, вот как.


    - Да.


    Я была уже на грани. Это ни в какие ворота. Хотела сразу вылить на него ушат грязи, а потом передумала. Я ведь к нему ничего не чувствую, так чего накручиваю себя? Пусть спит с кем попало, вот только не со мной. А что - меня такой расклад устраивает.


    - Ладно, замяли.


    Впереди два выходных. В субботу будет корпоратив. Не люблю все эти тусовки. Но явка обязательна. Мне нужно платье.


    - Дим, у меня завтра корпоратив, - как бы между прочим я решила оповестить мужа.


    - Поедем вместе? - хоть это был вопрос, но прозвучал он скорее как факт.


    - Да, мне надо ещё платье выбрать, - потупив глазки молвила я.


    - Тогда поехали по магазинам.


    Мы поехали в торговый центр. Я прошлась по паре магазинов, ужаснулась ценам. У меня таких денег нет.


    - Выбирай, что хочешь.


    - А ты видел цены?


    Он подошёл и посмотрел на цены. Пятнадцать тысяч за платье на один вечер.


    - Не хило. Но если тебе нравится, почему бы и нет?


    - Нет. Пойдём на рынок.


    - Нет, на рынок точно не пойдём, - интересно, откуда такая нелюбовь к рынкам. Я вот всю жизнь отоваривалась на рынках, да, обычно там не местный контингент торгует, но зато в разы дешевле, потому как аренда в Москве стоит дорого, вот и взвинчивают цены в магазинах, так мало того, те же самые вещи можно купить в разы дешевле на рынке. Хотя есть и такие, где брэндовую одежду (не самых знаменитых марок) можно купить за не очень большие деньги, причём хорошего качества. Но это редкость.


    - Хорошо, давай поищем распродажу, - нашла выход из ситуации.


    Мы стали ходить по этажам. Там, где были платья, я заходила и приценивалась. В итоге нашли мы платье за пять тысяч по 50% распродаже. Хотя обычно эти 50% фикция. Когда распродажу собираются делать, увеличивают цену на сумму скидки, а потом делают эту скидку, и получается та же цена, что и без распродажи. Реальных распродаж у нас почти не бывает. Может разве что в случае ликвидации магазина и то, не факт, что они отдают по себестоимости, скорее всего просто большую реальную скидку делают, но в накладе всё равно не остаются.

     Платье было персикового цвета, до пола. Сверху красивый лиф на бретельках, на левой бретельке цветок, тоже персиковый. Единственное “но” - платье было узким, я свой обычный шаг сделать не могла. Двигаться в нём придётся полушажочками. В комплекте был ещё один цветок, как объяснил продавец, на правое запястье.

     К такому платью нужна соответствующая причёска. Дима сказал, что не вопрос, ради такого дела пойдём в парикмахерскую. Меня это несколько озадачило. На что муж заверил, что все там делают причёски, не только стрижки, свадебные в том числе.

     Ну и ещё вопрос обуви оставался. При моём росте под 180 см и ноге 42 размера это была проблема подобрать обувь. Мы потратили ещё часа три, пока подобрали кремовые босоножки на не очень высоком каблуке. Да, надеюсь, что я смогу их надеть куда-то ещё, помимо вечера. Вообще на каблуках обувь не люблю. Хотя Дима высокий, под метр девяносто, так что даже на каблуках я буду ниже него. В парикмахерскую решили зайти с утра, не буду ж я спать на свежую причёску. Корпоратив будет в два часа дня, поэтому даже в двенадцать если и придём, то успеем. Записались в салон.


    Ночью я вновь ощутила чьи-то нежные прикосновения к волосам. Я поймала его за руку. И села. Открыла глаза - никого. Но волосы были распущены. А я ложилась спать с распущенными. Больше никто не тревожил мой сон, и утром, наспех заплетя косу, я стала собираться в салон. Какое же мне платье надеть? Любое или то вечернее, что для корпоратива? По идее нужно вечернее, поскольку подбирать причёску нужно под него. Оделась, телефон мне сегодня не понадобится, так что оставлю его дома. Ключи тоже не нужны, родители дома. Так что я налегке. Долго выбирала нижнее бельё. Подобрав под платье гарнитур, вздохнула с облегчением. Потом утренний туалет, эпиляция, где нужно. Завтрак. Тут уж и звонок в домофон.


    - Ты готова?


    - Да.


    - Спускайся!


    Обулась и пошла к лифту. Да, коса к наряду явно не подходит. Села в Димин внедорожник, и мы поехали. Час простояли в пробке, всё ж пока выбрались - час-пик. Хорошо, что выехали за час до салона.


    Дима провёл меня в салон, а сам пошёл по магазинам. Он был одет в серый костюм, к его светлым волосам как раз подходило. Бежевые туфли на каблучке. Я бы сказала, стильно.


    Меня провели к креслу и дали выбирать причёску. Потом расплели косу.


    - У вас волосы посечены, нужно подравнять кончики.


    Я кивнула, не обратив особого внимания на это, потом выбрала причёску и показала мастеру. И вот тогда я увидела, что моих длинных волос больше нет.


    - Где мои волосы?


    - Да вот же они, - удивилась мастер.


    - Вы сказали, что подравняете кончики.


    - Ну да.


    - Это по вашему кончики? Срезали больше половины.


    - Кто ж виноват, что по всей этой длине у вас были посеченные.


    - Я вам не заплачу ни копейки. Давайте жалобную книгу.


    - Девушка, извините, мы сделаем вам бесплатно причёску, только не пишите жалобу.


    - Причёску вы мне по-любому сделаете, но жалобу я всё равно напишу, и бесплатно всё это.


    - Да-да, как скажете.


    - И всё, что срезали, до последней волосинки, вы мне вернёте.


    Девушка показала на урну.


    Я кивнула, что мол, заберу. Причёску мне сделали, волосы, вместо того, чтобы быть до колен, теперь были по пояс. У меня на глазах были слёзы. Обидно до жути. Жалобу я-таки накатала, написала, что вместо того, чтобы срезать кончики - сантиметров пять - мне отрезали сантиметров 70. В общем, написала, что они козлы, я всю жизнь отращивала себе косу, а они без разрешения взяли и срезали больше половины.


    Вышла я оттуда грустная. Тут и муж подошёл.


    - Что у тебя стряслось?


    - Ничего, - я отвернулась.


    Всю дорогу мы молчали.


    Делиться с мужем своими переживаниями не хотелось, он не поймёт. Не так давно сам предлагал мне отрезать волосы, вышло так, как он и хотел. От этого даже смотреть на него было противно. Надеюсь, что не он приложил к этому руку.


    Остановились мы уже на подземной стоянке, под офисным зданием моей работы. У нас вообще-то 16-ти этажное здание, я, правда, работаю на седьмом этаже. А вечеринку устраивают на самом последнем. Вечно лифты забиты с утра, спасает только то, что я прихожу раньше всех и как раз перед моим приходом включают лифт. Странно, что свой приём работодатели устроили днём, а не вечером. Но видно, какая-то шишка приехала, которая только это время и может выделить. Ещё до недавнего времени я считала, что работаю на маленькую конторку, которая печатает объявления в газету, причём объявления бесплатные. Как оказалось, всё не так просто. И помимо бесплатных объявлений, есть ещё и платные - те, которые выделены в рамочки, а есть и дорогие, с полиграфией. Помимо этого ещё у нашего предприятия есть своя радиостанция и телевидение, правда пока лишь в интернете, но тоже это уже не мало. Ну и работает на них весь наш этаж, а вот начальство сидит на верхнем этаже. И к начальству относятся маркетологи, компьютерщики, бухгалтерия, начальники. И мой шеф, к которому я устраивалась, всего лишь начальник отдела и он дал мне заявление, а потом всё это пошло в отдел кадров, а оттуда уже ко мне обратно. И начальник мой лишь сидел у нас пару часов, а вот остальное время проводил наверху. А я-то думала, что у него такой короткий рабочий день.


    И, как оказалось, газета наша выпускается не только в нашем городе, но и в других крупных городах, просто филиалы выпускают свой вариант газеты, а мы свой. Но начальство пригласило шишек из филиалов, поэтому так и время подобрали.


    Мы с мужем вошли в лифт, я нажала на нужный этаж, и мы поехали.


    - Ну и чего ты дуешься, как маленькая? - начал разговор муж. - Может объяснишь, в чём дело? Я тебя чем обидел?


    - Нет.


    - Почему тогда со мной не общаешься?


    Я задумалась, а правда, почему? Я расстроена, но муж-то тут ни при чём, а даже если и причём, то это всего лишь предположения, никаких доказательств у меня нет.


    - Меня расстроили в салоне.


    - Чем?


    - Предложили подравнять кончики и отрезали волосы по пояс.


    - Ого! Только нашла из-за чего расстраиваться. Тебе и по пояс хорошо, а за длинными волосами ухаживать неудобно.


    Я молчала. Обидно, что муж не поддержал мои переживания.


    - А если тебе так хочется длинные, то они отрастут ещё.


    - Утешил, - сказала я с сарказмом. На душе стало ещё гаже.


    Лифт остановился, и мы вышли. Весь этаж представлял собой огромный зал со стеклянными кабинками вдоль окон. Окна были везде, создавалась видимость, что это одна такая огромная комната. Мило. По центру был вестибюль, по краям которого стояли столы с угощениями, в одной стороне была сделана сцена. Кстати, потолки были высокими, метров пять, наверное. Сидеть тут сплошное удовольствие. Не то, что наш этаж с низкими потолками, сумрак вечный, солнышко если и светит, то не в нашу сторону. А тут ярко, солнечно. Солнышко светит целый день. Красота! Не зря начальство выбрало себе верхний этаж.


    Народу уже было много, причём были как взрослые - супруги, так и дети. Правда, совсем малышей не было, но лет так с пяти уже были. Детей было немного, они кучковались и сидели за отдельным столом. Еда там тоже была детская, без всякого вина и другого спиртного. Вот бы мне за тот стол. Но это вряд ли. Меня представили начальству, потом другим отделам. Потом предложили занять столики, поскольку начинается концерт. Объявили концертную программу. Вначале будет выступать хор, причём целый час, потом юмористическая программа, тоже на целый час. А на последок будут танцы как на сцене, так и можно будет потанцевать в зале. Здорово. Вот только танцев мне не хватает. Танцевать я не умею. Разве что вальс мы в школе на выпускном балу разучивали. Да и платье у меня не позволит особо развернуться.


    Начался концерт. Поначалу и правда был хор, только детский. Пели советские пионерские песни. А я сидела развесив уши и наслаждалась любимыми песнями. Всё ж современное - всё не то, попса - это ж вообще кошмар, смысла особого нет, постоянные повторы. А на этих песнях я выросла, они трогали душу. Муж скучал и ворчал, что не могли подобрать что-то по возрасту, всё ж не детская вечеринка тут. Потом стал налегать на спиртное.


    - Может полегче? - шепнула я.


    - Что полегче?


    - Концерт только начался, а ты уже полбутылки выпил.


    - Да ладно, тут ведь все пьют, - махнул рукой муж. Я окинула взглядом зал, и правда, все пили, но не такими объёмами.


    За нашим столом сидела ещё одна пара, девчонка с нашего отдела с мужем. И муж её предлагал мне налить, на что я помотала головой.


    - Ждёте пополнение? - подмигнула мне коллега Инна.


    Я улыбнулась. Люди наивные, думают, что только в положении можно не пить. Но коллега поняла это по-своему и больше не приставала.


    - Ты не притронулась к еде, - проявил заботу муж.


    Кивок в ответ и наложила себе салата чуточку. Вначале попробую, а то вдруг не съедобно. Сомневаюсь, что готовили дома, скорее всего заказали в общепите, надеюсь, что не магазинная продукция. А то - там срок годности у них не ограничен, добавят консервантов и все, лежит неделями. Вот тебе и корпоратив, расслабиться я не могу. Интересно, почему? Потому что трезвая или причина в компании?


    Попробовала, оказалось вкусно. Докладывать уже не стала, на столе было много яств, решила попробовать каждое. Муж галантно наложил мне каждого блюда. Всё же странный человек мой муж. С одной стороны он меня порою раздражает, а с другой - заботливый, думает обо мне. Приятно. Спиртное пьёт - минус, но сейчас найти совсем не пьющего - это такая редкость. Я за всю свою жизнь встречала наверное всего одного парня, который спиртное не употреблял, но он мне никогда не нравился. Так что никаких отношений, кроме как приятельских, у нас не было.


    Потом началась юмористическая часть. Вот это было весело. Я, правда, не всегда смеялась, у меня не обычное чувство юмора, но порою хохотала вместе со всеми. Под конец просто слёзы текли от смеха, и живот болел. Всё ж начальство молодец, подобрало хорошую программу для вечеринки. Потом были танцы. Муж предложил потанцевать, но я отказалась. А моя соседка Инна наоборот предлагала своему мужу выйти на середину зала, но тот отказался. В итоге я толкнула мужа в бок локтём и показала взглядом на Инну. Он намёк понял и пригласил её. Они вышли на середину и стали танцевать. А в это время ко мне стал клеиться уже изрядно пьяный муж Инны. А мне было тошно от одного только запаха перегара. Вот странно, муж пил, но от него запаха вовсе не чувствовалось. А от этого мужика несло так, что меня начало мутить. Я прошла в туалет. Это был хороший такой туалет, чистенький, со свежим ремонтом, огромным зеркалом, современными унитазами с автоматической системой смыва, раковины тоже со смесителями на фотоэлементах (когда руки подносишь и автоматически включается, когда мелькает рука мимо фотоэлемента). А ещё были салфетки. Я вот не люблю фены для рук, всё ж они сушат кожу, а у меня постоянно кожа сухая и приходится прибегать к помощи кремов. А тут догадались и повесили контейнеры с салфетками. Жаль, что это только для начальства, в туалете на нашем этаже вообще не было ни фена, ни салфеток. И мыло нужно было приносить своё, чтоб помыть руки. А тут прямо цивилизация!


    Умылась, мутить вроде бы перестало. Это радует. Ещё бы не возвращаться за свой столик. Музыка закончилась, потом заиграла другая. Я вернулась в зал. За столиком уже сидела наша вернувшаяся пара. Они мило беседовали.


    - Я не помешала? - поинтересовалась я. На моём месте красовалась Инна.


    - Ой, прости, я ошиблась стулом, - Инна тут же ретировалась на место. - Твой муж замечательно танцует.


    Проследила за взглядом мужа, похоже, он не сводил с неё глаз.


    - Дим, мне надо выйти, - прошептала я мужу.


    Он кивнул. А я пошла к лифту. Хотелось выбраться на улицу. Зашла в лифт, облокатилась на стенку. Лифт поехал, потом остановился, впуская новых пассажиров. А я думала, что вечеринка только у нас. Вошло несколько человек тоже в нарядах, в том числе и ребёнок. Девочка лет пяти. Я стала разглядывать её. Светлые волосы, хвостики по бокам, украшенные двумя белыми бантами. Платье белое нарядное. Белые носочки и туфельки. Прямо вся такая фея. Лифт вновь остановился, часть народа вышло. Поехали мы дальше. А дальше встали. Я думала, что приехали, но двери не открывались. Я огляделась. Стоял мужчина, спиной ко мне и девочка.


    - Мы застряли, - сказал мужчина и обернулся. Это был Фима.


    Девочка стала плакать.


    Я не знала как утешить маленького ребенка.


    - Что-то случилось. - спокойным голосом сказал Фима и присел к девочке на корточки.


    Я подумала, что это его дочка. Сходство было. Тоже светлые волосы, голубые глаза.


    - Мама, папа, где они? - значит, не его. Вздохнула с облегчением. Фима поднял на меня взгляд, мол, ты чего?


    - А ты ехала с ними?


    - Да. Потом лифт остановился и они вышли. А я не сообразила и осталась.


    - Не переживай, сейчас лифт поедет и мы найдём твоих маму и папу, - сказала я, тоже садясь на корточки.


    Фима улыбнулся мне.


    - А хочешь, я тебе сказку расскажу?


    - Хочу! - оживилась девочка.


    - Жила-была девочка... - на миг я задумалась, - Карина.


    - Ой, а меня тоже Карина зовут.


    - Классно! Ну так рассказывать сказку? - она кивнула. - И была у неё большая собака. Звали собаку...


    - Рыцарь, - сказала девочка.


    - Рыцарь. И вот как-то раз девочка пошла в лес с Рыцарем к своей бабушке. Мама с папой уезжали по делам и отправили девочку в гости. Рыцарь был хорошим другом и отличной собакой, ему они могли доверить свою дочку и знали, что с ней ничего не случится. Рыцарь знал, где живёт бабушка, поэтому если что - подстраховал бы девочку. Идут они идут, а навстречу им...


    - Волк, - подсказала Карина.


    - Вокл и говорит: “Куда это ты идёшь девочка?”. “Как куда? - удивилась девочка. - А ты разве не слышал, что сейчас великая охота настала, охотники с ближайших деревень пойдут на зверя, точнее уже пошли, на зверя лесного охотиться будут”. “Да?” - удивился волк. “Да, - сказала девочка. - А я иду, посмотреть на шкуры, которые они добудут. Кстати, со мной тоже охотник - вот он Рыцарь!”. Волк испугался. А девочка продолжила: “А ты дядя не знаешь, где найти волка или лису, а то мне очень шубку хочется себе на зиму приобрести?”. “Нет, не знаю, говорит волк”, - а сам задом, задом идёт. “Ну, пока, передавай привет охотникам!” - сказал он и побежал со всех ног.


    - А почему девочка так сказала? Почему не сказала, что идёт к бабушке?


    - А потому что девочка была умненькая и хитренькая. Ей родители сказали, что следует остерегаться волков и либо вообще не разговаривать с ними, либо нужно перехитрить, напугать его. А кого волк боится?


    - Охотников.


    - Умничка. И волкам нельзя говорить, куда ты идёшь и зачем.


    Лифт так и стоял. На вызов диспетчеру тоже никто не отзывался.


    - Я попробую открыть дверь, - сказал Фима. Налёг на щель между дверью и стеной. Лифт открывался вправо. Одну дверь открыл. Мы увидели, что находимся между этажами. На уровне наших колен была одна дверь, а второй вообще не было. Странно, получается дверь у лифта не на всю высоту этажа. Не обращала никогда внимание. Фима присел на корточки и стал пытаться открыть. Не вышло. Тогда он лёг. Он был в черных брюках и черной рубашке. Блин, весь будет грязным. Дверь отворилась сантиметров на пятьдесят.


    - Пролезешь? - спросил он глядя на меня. Я выглянула в дырку. Высоковато от пола, но терпимо. Метра полтора высоты.


    - А может ты первый?


    - Нет, я буду держать. Давай, вылезай.


    Блин, платье неудобное. И дорогое, жалко его. Я не знала, что делать, платье пачкать, ведь оно могло и вовсе не отстираться, либо пачкать тело. А тут всякая зараза ходит, не известно, что лучше.


    - Долго тебя ждать?


    Я разорвала подол платья и легла на пол, спустила ноги, потом нужно было не промазать, ведь под лифтом была дырка.


    - Придержи меня, пожалуйста, - он схватил одну руку и когда я спрыгнула, таки повисла на руке над пропастью. Сердце ушло в пятки.


    Нужно собраться. Кое-как высунула ноги из дырки и нащупала пол. Когда стала уже, Фима отпустил руку.


    - Давай, ты следующая.


    - А как же платье?


    - Забей на платье.


    - Мама будет ругаться.


    - Я сам поговорю с твоей мамой, идёт?


    Она кивнула и полезла ногами вперед. Я подхватила малышку и отвела в сторону.


    - Как мне тебе помочь?


    - Отойди.


    Я отошла. Фима просунул ноги, а руками держал враспор дверь. А потом быстро прыгнул. Я зажмурила глаза и девочку прислонила лицом к себе. Осмелев, открыла один глаз. Двери с грохотом закрылись. Фимы не было. Я в ужасе смотрела на двери лифта.


    - Ты как? - раздался голос слева.


    А у меня подкосились ноги. Он меня успел подхватить.


    - Тётя, с тобой всё в порядке? - услышала я голос девочки.


    - Д-да.


    - Идти сможешь?


    Я пожала плечами. Фима поставил меня на ноги, не отпуская руку.


    Я взяла девочку за руку, и мы пошли втроём к лестнице. Впереди девочка, потом я, потом Фима.


    - Третий этаж, предыдущие пассажиры выходили на пятом, - сказал он.


    Мы поднялись на два пролёта. Там как раз женщина с мужчиной стояли возле лифта и куда-то звонили.


    - Мама, папа! - девочка бросилась к ним.


    - Спасибо, - прошептала мама.


    А я повернулась и пошла обратно к лестнице. Села на ступеньки и закрыла лицо руками.


    - Тяжко. Переволновалась.


    Я кивнула и разрыдалась. Он сел рядом и обнял меня, положив мою голову себе на грудь.


    Потом словно в тумане, помню как садилась в машину, куда-то ехали, потом входили в подъезд, поднимались пешком. Фима не отпускал мою руку. Сознание прояснилось, когда он мне предложил чаю.


    - Очнулась, - я кивнула. - Иди в душ.


    Вот тебе полотенце, халат.


    Протянул мне махровый черный халат.


    - Он чистый, после стирки.


    - Благодарю.


    Приняв душ, завернулась в халат. Волосы замотала в полотенце. Нижнее бельё застирала и развесила на леску. Платье было окончательно испорчено - выбросила его в урну.


    - Теперь моя очередь. Хочешь, пойди приляг?


    Я кивнула. Фима пошёл в ванную, а я пошла бродить по квартире. Квартира была маленькая, однокомнатная. В комнате стоял компьютерный стол, диван-кровать и кресло-кровать. Ещё был шкаф книжный и платяной. Скромненько.


    Я вытерла голову и повесила полотенце на балкон. Там было солнечно, балкон был застеклённым. Хрущёвка, мы на третьем этаже, отметила про себя. Район был не знаком.


    - Как тебе вид из окна?


    Я даже подпрыгнула от неожиданности.


    - Прости, что напугал.


    Фима был в шортах, и больше ни в чём. Тапки я оставила у ковра, он был тоже босиком.


    - Ты подстриглась?


    У меня выступили слёзы на глаза.


    - Ты расстроена.


    Я надула губку.


    - Пошла в салон делать причёску на корпоратив, предложили подравнять кончики - подравняли, - выпалила я на одном дыхании.


    Он обнял меня.


    - Гады!


    И я разрыдалась. Он гладил мои волосы, шептал нежные слова. С ним было так хорошо.


    - Ложись, передохни.


    - А ты?


    - Я могу лечь на кресле.


    Он раздвинул кресло. Я села на диван. Потом легла. Сжалась в комочек. Слёзы беззвучно катились по щекам. Ощутила его прикосновения.


    - Иди ко мне.


    Обнял меня, лёг рядом. В его объятиях я и уснула.


    Проснулась, когда уже была ночь. На небе светила почти полная луна. Она и освещала тёмную комнату. Я стала вставать.


    - Проснулась?


    - Угу. Слушай, а почему ты один, ты ж вроде говорил, что у тебя жена есть.


    - Ну да, есть.


    - А где она?


    Он задумался.


    - Не знаешь?


    - Знаю.


    - Так где? - в ответ тишина.


    - Я не хочу тебя обманывать, малышка. Правду сказать не могу, пока не могу.


    - Ладно, проехали. Мне надо домой, и во что-то одеться.


    Фима встал, зашторил окна и, попросив закрыть глаза, включил свет. Затем залез в шкаф, а я пошла в ванную смотреть, высохло ли моё нижнее бельё. Оно оказалось сухим, поэтому я переоделась и, вновь натянув халат, вернулась в комнату.


    - Вот, погляди, налезет ли на тебя, - на диване лежали шорты и футболка. - А я пойду чай поставлю.


    Я приложила к себе, вещи должны налезть. Облачившись в предложенное, пошла на кухню.


    - Давай, я уже пойду, уже поздно.


    - Я тебя отвезу, скажешь куда.


    - К родителям.


    - Не всё гладко с мужем?


    - Ну, вроде он прекрасный человек, но,знаешь, это не мой идеал, точнее не так, он не отвечает требованиям, которые нужны для мужа.


    - А у тебя есть определённые требования?


    Я кивнула.


    - Можно узнать, какие?


    - Не курящий, не пьющий спиртное, желательно не компанийская личность, чтоб было с ним интересно болтать.


    - А любовь?


    - А без любви просто не будет отношений. Ну, разве что дружеские.


    - Понятно.


    - А ты?


    - Что я?


    - Ты удовлетворяешь моим требованиям?


    - Для мужа? А тебя не смущает, что я уже занят?


    - Можешь не отвечать, просто интересно. С тобой так легко, словно мы родственные души.


    Улыбка в ответ, хитрая такая. Чайник закипел, Фима достал колбасу и хлеб, чтоб сделать бутерброды.


    - Знаешь, чудно, моя жена никаких требований не предъявляла ко мне, не знал, что девчонки ищут себе мужа по требованиям.


    - Ищут. Не у всех эти требования схожи, но если мы начинаем охоту за мужем, то на них обращаем внимание. Не все, конечно, бывает чувства заглушают разум, но обычно такие пары долго не живут вместе.


    - Правда, не знал. А что значит, охота за мужем?


    - Ну, могут быть разные отношения, просто романтичные, просто завести парня, не глядя на будущее. А может девчонка как раз искать свою половинку, будущего мужа.


    - Понятно всё с вами.


    Мы ещё поболтали и поехали домой. Он не спрашивал, куда ехать, просто на телефоне загрузил карту, проложил молча маршрут и поехал. Москва уже была пустая, это радовало - никаких пробок. Мы минут за десять домчались до дома моих родителей.


    - Кстати, я подхожу под твои требования, - сказал он на прощанье. Дождался, когда я войду в подъезд и уехал.


    Интересно, откуда он знает, где я живу?


    Я позвонила в квартиру. Мама открыла и очень удивилась, что я так поздно. А ещё сказала, что мне звонил какой-то Дима.


    - Мам, а ты Диму не знаешь?


    - Нет, извини. Ты представляла лишь одного парня.


    - Да? Какого?


    - Ты не помнишь? А я думала у вас всё серьёзно. Ты ведь говорила про мужа, разве ты не про Лёшу говорила?


    Я была в шоке.


    - Мам, а ты видела фотку Димы на телефоне?


    - Да, я его не знаю.


    Это меня озадачило.


    - Так что у вас с Лёшей?


    - Да, что? Я думал ты у него жила, - вмешался подошедший папа.


    - А кто такой Лёша?


    Я побежала к телефону и набрала в контактах имя Лёша. На контакте стояла фотография Фимы. Всё вставало на свои места. Но каким боком тут Дима? И почему он назвался моим мужем?


    - У тебя всё в порядке? - папа заглянул в комнату. - Пойдём, поговорим.


    Надюшка уже спала, даже зашторила свою кровать. Мол, когда я ещё приду, чтоб не мешала. Кстати, спит она обычно как убитая, всякие звонки по домофону и в дверь её не будят. Единственное, что ей мешает спать - это свет. Поэтому и зашториваем каждый свою кровать.


    Я вышла из комнаты и пошла с родителями в кухню.


    - Кушать будешь? - я кивнула маме.


    Она стала возиться у плиты, а я села на диванчик.


    - Ну-с, рассказывай, - приступил к допросу папа.


    У нас с родителями хорошие дружеские отношения, они самые близкие, с кем я могу говорить обо всём, я конечно не всё рассказываю, но многое.


    - Месяц назад кое-что произошло. Меня чуть не сбила машина, грузовик. Этому помешал Дима. Наверное, теперь уже ни в чём не уверена, - родители присели рядом и молча слушали. - Я ударилась сильно об урну, когда меня оттолкнули с проезжей части. У меня открылось кровотечение и я попала в больницу. Там я и познакомилась с Димой, он представился моим мужем. А я помнила о вас, о своей работе, но не более. Вообще не помнила, что с кем-то встречалась. Неделю я провела в стационаре. Ко мне заходил какой-то парень, помимо Димы. Но это было всего один раз, - я замолчала. Про странности с расчёсыванием рассказывать точно не стоит. - Потом меня выписали и Дима привёз меня к себе. У него я жила неделю где-то, квартира была после ремонта, я спала в отдельной комнате. Вещи все были новые, я очень удивилась. Вышла на работу, Дима меня туда подвозил. А потом я встретилась с … - я запнулась, он не Фима, ведь это я его так назвала, сама, он не хотел говорить, как его зовут. - … с Лёшей.


    - И что было дальше?


    - Меня к нему потянуло, что было странно. Мы катались на роликах, он сказал, что у него есть жена, но вовсю флиртовал со мной. А я с ним. Мы легко так общались и смеялись.


    У меня выступили слёзы. И ведь он словом не сказал, что мы знакомы. Он правда не обманывал меня. Сказал, что не хочет лгать.


    - Это ведь было две недели назад?


    - Да. Потом я перебралась к вам, сказав, что не могу жить с ним, то есть с Димой, пока не вспомню, предложила ему ухаживать за мной.


    - Это с ним ты гуляла по вечерам?


    Я кивнула. Чувствовала, что предала Лёшу.


    - Мы ещё раз встречались в парке и катались на роликах. А сегодня я вновь встретилась с Лёшей. Без приключений не обошлось. Но всё благополучно.


    - Что-то случилось.


    - Мы в лифте вместе застряли, встретились случайно, мне на вечеринке стало плохо и я решила выйти на улицу, а потом застряла, в лифте оказался Лёша и девочка. И мы вместе выбирались из лифта, - я рассмеялась. Да уж, без приключений никак.


    - Всё в порядке.


    - Да. А потом я поехала к нему домой. И мы вместе провели всё это время, и он меня подвёз сейчас вот домой.


    Пожалуй, родителям не стоит рассказывать всё в подробностях, что мы вместе спали и всё такое.


    - И что ты планируешь делать? - спросил папа.


    - Я не знаю. С одной стороны, мне надо было б поговорить с Лёшей и прояснить детали, которых я не помню. С другой - надо что-то делать с так называемым “мужем Димой”. Что ему от меня нужно?


    - Не знаю, дочка.


    - У вас случайно нет многомиллионного счёта в банке?


    Родители помотали головой.


    - Мне кажется, тебе стоит пообщаться со своим настоящим мужем.


    - А у нас была свадьба?


    - Не знаю, дочка, но благословения он у нас просил и перед отъездом собирался сделать тебе предложение.


    - Понятно. Благодарю.


    Я покушала и пошла звонить Лёше. Времени полночь, а я звоню.


    - Прости, я наверное разбудила.


    - Даша?


    У меня ком в горле появился.


    - Я сейчас буду. Жди.


    Минут через десять кто-то постучал в дверь. Я посмотрела в глазок - это был Фима-Лёша.


    Как он так быстро тут оказался? Он никуда не уезжал и ждал? Я открыла дверь, пропуская его внутрь. На глаза наворачивалась слёзы. Выглянула мама, Лёша поздоровался, и мама спряталась в спальню.


    - Пойдём, есть разговор.


    Разулся, прошёл в кухню, помыл руки. Мы сели за стол.


    - Тебе чаю налить? - он помотал головой.


    - Ты вспомнила?


    - Нет.


    - Тогда...


    - Я пообщалась с родителями. Ты не хочешь мне ничего сказать?


    - С чего начнём?


    - С имени.


    - Лёша.


    - Очень приятно. В каких мы с тобой отношениях?


    Он протянул руку левую, на которой не было кольца и вдруг кольцо проявилось. Я посмотрела на свою левую руку, он взял её и прикоснулся своим кольцом к моему - оно тоже проявилось.


    - Ты мой муж? - он кивнул. - Почему ты не сказал?


    Он вздохнул.


    - Даш, ты меня не помнила, а Дима ошивался рядом. Ты его ведь мужем считала. Что я мог сказать? Я ведь тебе намекал при встрече.


    - Прости.


    - Не извиняйся, смысл в том, что я не знаю, что Диме от тебя надо. Поэтому и не предпринимал никаких попыток. Хотя нет, вру, предпринимал, я ведь пытался тебя очаровать тогда, на роликах. И ты клюнула.


    - Почему ты оказывался в том месте, где была я? Ты следил за мной?


    Он кивнул.


    - Ты ведь ничего не помнишь, - я кивнула в ответ. - Что ты обо мне знаешь?


    Только то, что он мне поведал, пока мы флиртовали.


    - Значит, ничего. Прекрасно. Тогда давай ты не будешь рвать отношений с Димой. Я за тобой присмотрю, не переживай. Согласна?


    - Это для того, чтоб выяснить причины обмана?


    - Да.


    - Скажи одну вещь. Ты имеешь отношение к моим волосам, расчёсываниям? - кивок в ответ.


    - Большее не скажу. Для твоей же безопасности. Да, и ещё, медальон у него, помнишь? - я кивнула. - Попробуй его снять или уговорить, чтоб он снял.


    И он встал и ушёл. И даже не поцеловал.


    - Ты меня любишь? - крикнула я ему вслед.


    - Больше жизни, - услышала я шепот мне на ухо, при том, что его рядом уже не было.


     Лёша


    С Дашей всё было сложно. После того катания на роликах, я как обычный человек поехал обратно на поезде. Всё ж билеты были куплены, да и светиться лишний раз не стоит. Пока телепортировался к любимой и обратно, отработал новый навык. Перемещения теперь получались с первого раза.

     Начальство хотело продлить командировку, но я отказался. Там любимая, можно сказать, гибнет, а они меня тут запрягают. Пригрозил, что уволюсь, если не вернут меня обратно в Москву. В принципе я ничего не терял, а вот зарплату не мешало бы поднять, всё ж я теперь не один собираюсь жить, а у меня есть жена. Поэтому мало того, что я вернулся, так ещё и поставил условие об увеличении оплаты моего труда. Стаж у меня уже был, поэтому устроиться на более высокую ставку - проблем уже не составляло.

     Вернувшись, неделю я отработал, а в выходные начальству припёрло меня тащить в субботу на работу. Работа редко была выездная, да и с учётом недавней командировки, да ещё и повышения моего оклада, пальцы гнуть не стал. Кто-то там заболел и нужно было срочно починить компьютер. Меня пригласили в офис, кстати, про себя отметил, что здание было мне знакомым - здесь работала Даша. Сердце усиленно застучало. Да ладно, не может быть, чтоб Даша в субботу была тут. Она наверняка в парке катается на роликах. Было обидно. И отказаться я не мог, всё ж с начальством ссориться не выгодно. Пришлось ехать.


    Приехал на своей машине, всё ж выходной, машин должно быть меньше обычного, да и на работу по идее никому не нужно. Так что я быстро доехал, правда, было ещё утро. С компьютером пришлось повозиться долго. Он упирался и никак не хотел работать, пришлось копаться в железе и смотреть, не перегревается ли что-то, пропылесосил все внутренности, потом с жёсткими дисками засада была, в общем, провозился я до полпятого. Потом затурканный поехал домой. Есть хотелось, во рту с утра ничего не было. В офисе был холодильник, но он оказался пустым, можно было покопаться в столах сотрудников в поисках чего-то вкусненького, но ничего не найдя я разочаровался. Просто пить в холостую воду не хотелось - теплая вода не вкусная, а сырую пить не буду. Бутыль с водой как назло закончился. Я уже всё проклял.


    И вот я вхожу в лифт, там кто-то тоже стоит, но глаза у меня в точку. Потом ещё толпа заходит, выходит... И потом мы застряём. Раздаётся плач. Я огляделся. И увидел ЕЁ. Жизнь приобрела краски. А ещё была девочка, которая плакала, и я постарался её утешить. Как там говорится в психологических книжках: “Разговаривать нужно на уровне ребенка, никаких вопросительных предложений, нужно показать, что понимаешь чувства ребёнка, если что - ребенок сам тебя поправит, если не угадаешь с ситуацией и чувствами.” Я присел и заговорил, а потом и Даша подключилась к разговору, тоже присев. Даша рассказала ей поучительную сказку. Всё ж ОНА замечательная.


     Живот напомнил о себе, и девочка могла вновь распереживаться, поэтому я решил выбираться из лифта. Всё ж выходной, похоже у диспетчера тоже выходной. Будь я один или только с Дашей, можно было б воспользоваться телепортацией, хоть энергии было мало, но мы были не одни. Поэтому я воспользовался физической силой. Потом мы выбрались, пришлось поползать по полу, вымазались все. Ну да ладно. У Даши началась истерика, помогли методики, только что опробованные на ребёнке. Истерика сменилась шоком. Я взял инициативу на себя и повёз к себе. Отпоил её чаем, заставил помыться, сам перекусил. Даше предложил, но она отказалась, сказала, что не хочет. А потом мы завалились спать. Я постеснялся предложить спать вместе, всё ж это уже переход на следующую ступень отношений, вряд ли она готова к этому. Но всё вышло не так, как планировалось.


     Мы спали вместе, жаль, что интима это не подразумевало. Хотя всё относительно. Пока Даша спала, халатик у неё слез немного вбок, даря ни с чем не сравнимый вид. А что, это моя жена, могу я на неё хотя бы полюбоваться? Потом её сопение во сне сморило и меня. Когда проснулся, уже наступили сумерки. Даша ещё спала. А я лежал и любовался ею. Когда ещё представится такая возможность? Хотел взять её прямо тут. Внутренний голос подбивал на это. Ну что такого заняться любовью с собственной женой. Незаметно стемнело. Я прикоснулся к её груди и она заворочалась. Открыла глаза. Так хотелось поцеловать её и сделать её своей навсегда. Я уже наклонился, чтоб поцеловать, но она встала.


    Сказала, что нужно собираться и ехать домой. Куда, к нему? Я подавил чувство ревности. Попросила найти ей одежду, платье я видел в мусорке. Жалко, платье было красивое. Даше укоротили волосы, было жалко, но я как мог поддержал её, в душе думая, что с помощью магии можно вырастить их довольно быстро. Помнится, у Даши за полгода они выросли до такой длины. Так что если она захочет, то будут ей длинные до колен волосы. Потом мы попили чай и я отвёз её к родителям. Проводил взглядом до квартиры, потом поехал домой.


     Когда я был уже дома, она позвонила. Я слышал в голосе всхлипы. Сказал ждать и телепортировался к квартире в подъезд. Потом посчитал, что сразу являться нельзя, ведь это бы означало, что я сторожил под дверью. Если она не вспомнила о нас, то не поймёт.


     Кстати, только сейчас обратил внимание, ведь она звонила мне, а свой номер как Фимы я не давал. Неужели всё вспомнила? Всё ж подождал минут десять - утомительных десять минут, которые показались вечность - и постучал.


     Даша открыла, и она была в слезах, но посторонилась. Провела на кухню, где мы стали общаться. Как я и боялся, она ничего не вспомнила. Но она хотела откровенности, поскольку разговваривала обо мне с родителями. Я подтвердил её догадки, она успокоилась. Но потом я понял, что открываться нельзя. Раз она не вспомнила, значит, не время ещё. Ведь не просто так она заблокировала себе память. Значит, так было нужно. А значит, надо выяснить, кто такой Дима и что ему надо. А, значит, пусть всё остаётся как прежде. Я по собственному желанию отпускаю её к другому. Неужели я уже того?


     Так хотелось её поцеловать, но было нельзя. Она сама сказала, что ей сносит крышу во время поцелуя, да и я расслаблюсь, не уверен, что смогу сдержаться. Поэтому сухо попрощался. Правда, напоследок она спросила, люблю ли я её. И я шепнул магически, что да.


Часть 2 Глава 3

     Даша

    Я так и не брала трубку, пока звонил Дима, а потом и вовсе вырубила её. Что мне с ним делать, как общаться? Утром включила телефон - 10 звонков. По-моему перебор.

    Набираю Димин номер.

    - Привет!

    - Ты чего трубку не брала? Я знаешь, как переживал! Куда делась? Пошла и с концами. Хотел уж к тебе домой ехать. Точнее даже приезжал. Да родители в домофон сказали, что ты дома, плохо себя чувствуешь и легла спать.

    - Прости, мне правда плохо было, - вру, а сама краснею. Хорошо, что меня не видит собеседник, но не стоит рисковать, поэтому по минимуму лжи.

    - Поедем куда?

    - Ты о чём?

    - Ну, сегодня поедем куда-то?

    - Нет, извини, у меня другие планы.

    Если честно, не было никаких планов, но я должна была всё обдумать. Что Дима что-то скрывает, зачем-то выдаёт себя за моего мужа. Вот скажите, зачем это нужно? У меня лишь две идеи: либо он маньяк какой, который хочет сделать меня своей женой, помешан конкретно на мне или просто выбрал очередной жертвой, либо ему от меня что-то нужно. Вот что может быть нужно от молодой девушки? Я не представляю, рисуются в воображении лишь какие-то ритуальные убийства женщин или девственниц. С другой стороны, он разок пытался забраться ко мне в постель, значит, не девственница ему нужна. Тогда что? Голова пухла от мыслей. Есть, конечно, ещё один вариант, но я в него почти не верю. Что он в меня влюбился, когда спас тогда из-под грузовика, ну и решил назваться мужем, ну и обхаживает меня, пытается добиться. Но в это не верится как-то.

    Ну и ещё Лёша. Как он вписывается во всё это? Я б не сказала, что я ему во всём верю. Но родители подтвердили, что мы встречались, что он просил моей руки. По идее, если принять за факт, что он правда мой муж, то на его месте что бы я делала, если б жена лишилась памяти, ну или муж. Сказала бы правду? Но ведь другой уже назвался мужем. И кому верить? У нас с Лёшей есть кольца, вот только насколько я знаю, серебряное колечко - это не свадебное, а обручальное. Но обручальное обычно идёт только девушке, а не обоим. Тогда что? Венчание? Но насколько знаю по христианским канонам, они венчают только после официального расписывания. Есть ли у меня документы на брак?

    Спросила у мамы свой паспорт. Она его выдала, но там никакого штампа я не нашла, помимо группы крови, первой отрицательной, и штампа о прописке. Значит, Дима точно врал, я не его жена. А вот насчёт Лёши, тот ещё вопрос. Может мы в какую левую церквушку забежали или ещё что? Ну, которая не государственная, а так… А может просто клятвы между собой давали… Ну и то, что он считает меня своей женой, говорит лишь о том, что он так считает, т.е. у нас всё серьёзно, но не более того.

    Моя подружка вот жила одно время с парнем. Причём вот жениться они как-то так и не собрались, но жили. И довольно долго, около полугода. Причём она говорила о нём как о муже, а не сожителе или парне. А потом она встретила другого и по её вине они расстались, хотя парень хороший, и он тоже её женой всем представлял. Ну, слишком любвеобильная моя подружка. Интересно, как у неё дела? После того, как она съехала к своему очередному парню, что-то мы перестали общаться. А может я сама закрутилась со своей работой. Надо бы позвонить…

    Позвонила, и мы даже встретились в японском кафе-ресторане. Мне он нравился, кухня оригинальная, вкусная, сеть раскрученная. Заказала себе пару роллов и суп. А ещё любимый кофе… посидели, поболтали. Она пошла тоже учиться, решила всё ж за ум взяться. Живёт у парня, он и оплачивает обучение. Интересно, а что дальше? Она будет с ним жить все 5 лет, пока будет учиться? Или потом учёбу бросит, когда с парнем этим надоест.

    - Ты знаешь, он такой душка, спуску мне не даёт, заставляет учиться, корпеть над учебниками, - вещала она.

    - Надолго ли…

    - Мы на учебе заключили контракт на меня. И там сумма фиксированная, как в год обучения поступаешь, заключаешь на определённую сумму в семестр контракт. Ну и сумма эта не меняется в течение всего срока обучения. Ну и можно оплатить вообще сразу пять лет. Так вот, мой лапушек оплатил мне все годы.

    Да, бедный парень. Теперь точно её не удержит.

    - Лен, а ты уверена, что до того не вылетишь из ВУЗа?

    - Ну, в случае отчисления мне вернут деньги. Но Макс прав, пора за ум браться. Даже если и с ним не сложится, корочка в наше время всё равно нужна.

    - И ты на дневном учишься? - вот интересно, а как она туда поступила?

    Пусть и на платное, но ведь всё равно мозги нужны, чтоб хотя бы тройку на вступительных экзаменах получить. А помню свои вступительные, да даже на тройку там надо было мозги иметь. Я вот всегда училась на 4 и 5 и весь год перед поступлением ходила на подготовительные курсы, а всё равно на дневное не прошла, вот, хорошо на заочку на бюджет взяли с этими баллами. И то, поступала я в два ВУЗа, на обоих на дневное не прошла. А заочку предложили в обоих ВУЗах, только в одном бюджет, а в другом - контракт. Пошла я, естественно, на бюджет.

    - Ага, прикинь, - я вытаращила глаза.

    - А что за ВУЗ?

    Она назвала. Да, Подмосковный, ну и что, зато будет корочка и требования туда ниже, чем в ВУЗы Москвы и контракт дешевле. Ну да, она безусловно права. Всё равно, даже если ради корочки учиться, хоть что-то в голове останется. Да и если не останется, ВУЗ нужен не для знаний, а для того, чтоб мозги тренировались, развивались, как-то крутились. Ну и самостоятельная подготовка очень большую роль потом в будущем играет.

    В общем, я отвлеклась от своих проблем. В кафе мы сидели довольно долго. Хорошо, что и обслуживание не торопилось, так что мы мерно беседовали.

    - А ты как?

    - Ой, ты не поверишь!

    - Рассказывай.

    - Представляешь, у меня два ухажёра.

    - Целых два! Обалдеть!

    - Ага.

    - И как? Оба хороши?

    - Один весь такой галантный, обходительный, но мне не нравится.

    - А второй?

    - А второй, - задумалась. - Просто обычный парень, но мне с ним легко. Я б не сказала, что он джентльмен, но приятный, умный, заботится обо мне по-своему.

    - И кого ты выбрала?

    - А пока никого. Вчера вот с одним на корпоратив ходила. А потом с другим удрала оттуда.

    - О… - многообещающий вздох.

    Я не стала подружку убеждать в обратном. Пусть думает, что хочет.

    - А с которым убежала?

    - Да всё случайно вышло. Мне плохо стало, - подробности не хочу рассказывать. - А тут - он. Ну и отвёз меня домой.

    Упустила даже то, что была у него дома.

    - Ну тебя, так не интересно. И что, ничего не было?

    - Было кое-что…

    - В машине?

    Я закипала. Ну вот не собираюсь даже с подружкой делиться своими маленькими тайнами. Всё ж это как-то слишком интимно. Я ведь даже спала с НИМ, пусть не в том плане, но всё же.

    - Ладно-ладно, молчу. А как у тебя с учёбой?

    - Нормально. Сейчас вот ещё и работаю.

    - Кем?

    - Оператором на телефоне.

    - А, фигня.

    - Ну, для первой работы сойдёт.

    У нас ведь итак сколько безработных, а всё почему, что, работу найти сложно? Нет, вакансий полно, вот только не хотят люди так дёшево себя продавать. А всё равно хоть столько да лучше, чем совсем ничего. В других регионах вообще копейки получают даже по сравнению с низкими московскими зарплатами и живут ведь как-то, при том, что продукты приблизительно за те же деньги. Ну, я ещё понимаю, когда приезжие с других регионов не пойдут на такую работу, потому как жильё тут снимать очень дорого, такая зарплата не окупит. Но и то, они как раз и идут на такую зарплату. а вот местные, которые жильё не снимают - зажрались. Ладно, опять я отвлеклась.

    - Как скажешь, согласна, стаж любой пригодится.

    В общем, мы тепло так пообщались. Даже и без алкоголя. Сидели, кофеёк попивали, ели роллы да суши. Я вот суши не ем, всё ж боюсь паразитов, термообратботку они ведь не проходят. Хотя вроде как говорят, что соевый соус убивает всю заразу. Но я соевый соус не люблю, поэтому беру только то, что горячее или варёное, солёное, копчёное. А Ленка не брезгует.

    Потом простились и пошли каждый в свою сторону.

    А ещё набрела я на книжный магазин. И пропала. Очень люблю книжки и хоть в магазине всё дорого, но хочется пощупать, поглядеть хотя бы…

    В итоге ушла с тремя красивыми книжками, отдав тысячу рублей. Дорого, но я могу себе позволить.

    Неделя пролетела незаметно. Дима пару раз звонил, предлагал встретиться, а я засела за учебники и отказалась. Пусть ещё лето и учеба не началась, но в ноябре уже сессия начнётся, так что не помешает уже делать контрльные, потому как задание для них мне уже дали. Пусть консультаций пока нет, но что смогу, сделаю, а остальное уже останется на консультации, чтоб спрашивала уже то, что не понимаю, а не то, с чем смогу сама разобраться.

    Села за учёбу и почувствовала тоску. Странно. По чему я тоскую? Чего-то не хватает. Чего?

    Взялась за физику. И тут меня накрыло. Даже слёзы проступили. Что со мной? Руки дрожать стали. Отложила физику. Полегчало.

    В общем, неделя пролетела незаметно. Не успела оглянуться, как суббота уже, Дима звонит, в театр зовёт. А вот Лёша пропал. Хотя и до того, мы только на выходных виделись на роликах. А получается, что теперь вообще не увидимся. Интересно, как он там?

    На театр я всё же согласилась. Помня предыдущий опыт с платьем, решила больше не тратиться. Влезла в свой гардероб и нашла симпатичное платье, пусть не вечернее, но и для театра сойдёт. Длинное, почти в пол. Цветастое, но сейчас лето, почему бы и нет. Волосы собрала в улитку, заколола шпильками. Лёша так и не проявил себя. На этот раз телефон с собой взяла.


    Представление удалось на славу. Я была целиком поглощена спектаклем. Потом в антракте Диме позвонили. Он отошёл, якобы в туалет. Я проследовала за ним. При мне не хочет говорить, с чего бы это?

     Интересно, и где Лёша? Он обещал прикрыть, значит, следит. Но его не видно. Я прошмыгнула к мужскому туалету. Прислонилась к стене и полностью сосредоточилась, пытаясь отделить Димин голос от тысячи других.

    - Да, это я, - его голос, потом видно слушал собеседника, - она со мной. Да, спектакль закончится где-то через час. Вы уверены, что это её пробудит?

    Дальше я не слушала, по-быстрому смылась туда, где мы расстались. Сердце бешенно стучало. Что намечается? Как они хотят меня пробудить? Кто они? Это плохо, очень плохо. Я высматривала в толпе, но Лёши не видела. Сердце было уже в пятках, когда меня подхватили под локоток. Дима.

    - Заждалась?

    - Ты чего так долго? Уже наша очередь подошла. Мы уже и правда были у продавца.

    Дима расплатился за сок, который я заказала. Больше в меня ничего не лезло. Потом мы вернулись в зал.

    Остаток представления я не запомнила. Я переживала. Лёша, ну где ты, я боюсь!

    Но он никак не отозвался. Наивная. Вряд ли телепатия возможна.

    Представление закончилось. Потом все стали выходить, а "муж" меня придержал, мол, чего толкаться, сейчас все выйдут и мы спокойненько пойдём.

    Делать было нечего, чтоб не накручивать себя, стала разглядывать людей. Скользнула взглядом по сидящим людям, которые так же, как и мы оставалась в зале. Толпа уже покинула помещение.

    Оставалось всего несколько человек в зале, когда вошли люди в масках и с автоматами наперевес.

    Мне было страшно так, что поджилки тряслись.

    Это и было то событие, про которое говорил Дима по телефону? Я бросила взгляд на “мужа”. Уголки губ слегка были приподняты. Улыбочка тут же погасла и появилась тревога, как только обратил на меня внимание. О, даже так!

    Нам приказали подняться, потом пройти к сцене.

    Мы медленно стали выходить из рядов сидений, потом небольшой кучкой идти вдоль стены. Когда мы поравнялись с одним из бандитов, он ударил моего мужа. У меня душа ушла в пятки, потом подтолкнул меня сзади.

    Боги, за что?

    А дальше выключился свет. Меня всё ещё толкали куда-то, и я покорно шла. Чувства обострились до предела. Сердце казалось сейчас выпрыгнет из груди. Шумело даже в ушах. Мы поднимались куда-то по лестнице, потом куда-то спускались. Я молча шла, а в груди всё кричало, что нужно бороться. Потом меня прислонили к двери и развернули лицом.

    - Ты тихонько сейчас выйдешь и пойдёшь беззвучно и не оглядываясь. Идёшь дворами, прямо и прямо, там будет площадка. Сядешь на качели и будешь ждать, - в тишине голос мне показался знакомым. Кто это? Сердце забилось быстрее, но уже не от страха. - Иди. Сейчас будет яркий свет, прикрой пока глаза.

    Я послушалась. А что мне оставалось делать. Не представляла, что со мной могли сделать те, кто всё это устроил. К тому же Диме я больше не доверяла. А то, что его чем-то стукнули ни о чём не говорит. Скорее всего он сам хотел устраниться, чтоб на него не подумали. И этот человек, что сейчас выводит меня отсюда, вряд ли он желает мне зла. Иначе б просто никуда не повёл. Хотя может как раз на то и расчёт? Чтоб я ему доверяла. Мысли уже окончательно запутались. Что мне делать? Закрыла глаза и когда меня толкнули вперёд - пошла. Потом потихоньку открыла. Шла я и правда проулком каким-то, на меня никто не обращал внимания. Шла прямо, как мне и было велено. Потом впереди показался двор. Сюда, не сюда. Не знаю. Но я вошла.

    Во дворе сквозной проезд был заблокирован большим бетонным блоком. Да, проблема всех дворов - водители. Создают жуткие пробки, а потом самые умные начинают объезжать пробки дворами. А думаете те, кто объезжают соблюдают правила? Что скорость движения у них во дворе не более 20 км/ч? Ага, сейчас. Площадки ведь тоже не огорожены, а детки играют, в том числе и малыши. Не каждая мама может уследить каждую секунду за своим чадом. Так что после нескольких случаев, когда гибли во дворах дети от таких-вот горе-водителей, часть из которых так и не поймали и не посадили, все дворы перекрыли на сквозное движение. Во всяком случае там, где я была - было перекрыто.

    Ну и вот иду я во двор, оглядываю площадку на наличие качелей. Вижу сдвоенные качели. Сажусь. Что теперь? Жду. Сколько мне сидеть? Качели находятся в тени, хоть это радует - всё ж не май месяц, когда солнышко только начинает греть.

    Достаю телефон, смотрю время. Почти три. Сижу, жду.

    Часы что-то в последнее время не ношу, рука неметь от них стала. Надо бы куда-то в спортивную секцию походить или хотя бы зарядку по утрам делать. А то сидячая работа способствует остеохондрозу да проблемам с хождением по большой нужде.

    Вот и сижу, думаю. Уж не пойти ли просто домой? Дойти до метро, а там уже и сориентироваться.

    Не знаю, сколько так сидела, но мне показалось, что довольно долго. Потом словно краем глаза заметила, что рядом на втором посадочном месте кто-то появился. Поворачиваю голову. Лёша. Точно. Это ведь его голос был там, в театре. То-то он показался мне знакомым.

    - Давай отвезу домой.

    - Я сама.

    - Тебе не стоит соваться в метро. Всё ж там камеры. Всё везде просматривается.

    Я задумчиво уставилась в одну точку. И что, довериться ему? Или он как-то с этим связан? Что делать? Он мне ничего не говорит, есть ли повод ему доверять?

    Кольцо. Только одно кольцо. Я доверяла ему, когда согласилась замуж. Доверяю ли я себе той, что до потери памяти была? Люди ведь бывает ошибаются. А я только что обожглась с Димой. Хотя если он не был моим мужем, а прислушаться к своим ощущениям, то я ему никогда не доверяла. Близости избегала почему-то. А вот с этим… Фимой… к нему наоборот тянуло. Но он меня тоже обманул. Плёл про жену, а оказывается я жена. Хотя где гарантии что он не врёт? Кольцо. Всего кольцо, которое невидимое, но оно есть.

    Закрыла глаза, прислушиваясь к интуиции. Доверяю ли я ему? И сердце, стучащее быстрее, при одном упоминании Лёши, служит ответом.

    - Ладно, пойдём.

    Мы сели в машину, стоящую тут, во дворе. Ту, на которой он меня подвозил в прошлый раз. Я правда тогда была немного не в себе. Но когда я с ним была в себе? Сейчас я тоже, считай, после шока. Хотя какой шок? Я ведь особо и не боялась. Да, страшно было. но не так, что до умопомрачения.

    Приехали к моему дому.

    - Зайдёшь?

    - Нет.

    - А тебе не кажется, что я нуждаюсь в ответах? - в ответ молчит, да только машинная сигнализация пимкнула.

    - Пойдём, проведу.

    Мы молча входим в подъезд, поднимаемся на лифте. Тишина. Раздражает, но молчу дальше. Звоню в дверь, мама открывает. Лёша здоровается, проходит вместе со мной в нашу с Надей комнату, закрывает за собой дверь.

    У нас в комнате есть замок. Вообще на каждой комнате есть ручка с замком, как на туалете с ванной. Ну и можно закрыться изнутри, но в случае чего, есть ключи, так что можно открыть с другой стороны.

    Лёша подходит ко мне. Смотрит в глаза. Потом протягивает руки в подолу моего платья и снимает его через голову. Я не сопротивляюсь, мне как-то всё равно. Платье подвергается тщательному осмотру. Потом что-то он находит, с силой сжимает и это трескается. Досматривает его до конца, потом бросает на стул. Снимает с меня нижнее бельё. Тоже тщательно осматривает, кладёт. Окидывает меня холодным расчётливым взглядом, от которого у меня мурашки по коже. Страшно… Если он нашёл жучок, то чего ждать?

    Я стою голая, и мне холодно от его взгляда. Разворачивает меня к себе спиной. Потом начинает вытаскивать шпильки из волос. Волосы падают вниз. Скользит руками по волосам. Я б сказала, что приятно. Не смотря на всю неоднозначность ситуации, мне хочется его. Глупо.

    - У тебя радио портативное есть? - киваю и иду его искать.

    Достаю. Работает оно от батареек, но только с гарнитурой. Лёша вставляет наушники в уши и обходит комнату. Туда, до куда не может дотянуться, встаёт на стул. Даже к люстре прикладывает радио, вдоль карниза тоже водит. Потом закрывает глаза и садится на стул. Сидит какое-то время.

    Прямо шпионский детектив. Я так и стою голой.

    - Оденься.

    А я смотрю на него и не понимаю его. Перед ним девушка, абсолютно голая, к тому же его жена, а его что - не возбуждает?

    Он встаёт, а я подхожу к нему и целую. И взгляд сменяется пламенным. Боги, да от него одного я уже плавлюсь. Он подхватывает меня за талию, а я повисаю на нём, обхватывая бёдрами его пояс. Он меня сажает на подоконник, на котором уже что-то подстелено. Я снимаю с него футболку, начинаю расстёгивать его ремень, потом брюки.

    А потом понимаю, что НЕЛЬЗЯ. Вот просто интуиция не шепчет, а орёт. НЕЛЬЗЯ! НЕЛЬЗЯ! НЕЛЬЗЯ!

    И я отталкиваю его.

    В его глазах боль. Боги, что я наделала?

    - Нельзя, - а сама чуть не рыдаю. - Нельзя, пока нельзя!

    Он молча стискивает губы, надевает обратно брюки, потом футболку. Потом разворачивает меня к окну. Да, хорошо, что у нас там жалюзи, не видно меня с улицы обнажённую.

    Проводит по волосам рукой, по спине, а потом слышу как дверь щёлкает и когда оборачиваюсь, его нет в комнате, а слышу, как хлопнула входная дверь. Ушёл.

    У меня слёзы наворачивается, а ведь я сама виновата. Зачем его и себя дразнила. Но это “НЕЛЬЗЯ!” всё ещё стучит в моём сознании. Я переодеваюсь в домашнюю одежду и сижу на постели со слезами на глазах. Обидно, на себя, на ситуацию в целом. И я опять осталась без ответов. И вдобавок обидела его. Никудышняя я жена!


     Лёша

    Была суббота. Всю ночь я метался в постели, мне снилась Инара, и я никак не мог избавиться от наваждения. С одной стороны хотелось спать, вчера я лёг поздно, точнее уже сегодня, с другой - боялся вновь увидеть Инару. Времени было десять. Вроде бы всё нормально. Встал, попил чай с бутербродами, сел за компьютер. Попытался что-то поделать, но сосредоточиться не удавалось. Что-то грызло меня, плохое предчувствие. Так, что у нас может быть? Даша... Закрыл глаза, увидел ниточку ведущую от моего сердца. Выпустил сокола и полетел за ниточкой. Она вела в театр. У театра были грузовики и люди, много людей. Я, конечно, могу что-то сделать в образе сокола, но без магии. В общем, придётся разбираться на месте, удалённо не выйдет. Я вернул сокола в тело. Открыл глаза. Успокоился. Сейчас нужен холодный рассудок, эмоциям поддаваться нельзя. Итак, нужно телепортироваться. До этого я в этой жизни только сокола выпускал. Итак, как это я делал во сне - соединял наши ниточки жизни. Итак, это первое. Второе, нужно наложить отвод глаз. Третье, нужно вырубить всю электронику, камеры и так далее, поскольку отвод глаз действует лишь на людей, а не на технику. Так, всё учёл или нет? Значит, нужно вперед себя послать импульс на отрубку техники, притом без вреда для оной. Ну и отвод глаз одновременно со мной. Так, четвёртое, рядом с Дашей телепортироваться нельзя, нужно чуть поодаль. А ещё лучше всего будет, если никто не догадается обо мне. А как это сделать?

    Послал ещё раз сокола, чтоб разведать обстановку. Телефонный звонок одному из типов, он натянул чёрную омоновскую маску на лицо. Потом ответил на звонок. Послушать бы их. Слушаю.

    - Представление закончится через час.

    - Хорошо.

    - Смотрите, дождитесь выхода основной массы людей, нам переполох ни к чему.

    - Угу.

    - А ещё не забудьте, когда я поравняюсь с кем-то из ваших, чтоб меня огрели, чтоб на меня не подумали.

    - Идёт, сделаю это с радостью, - и даже под маской почувствовал я улыбку.

    Ставлю метку на этого типа. Вот им и заделаюсь. И есть повод не проявлять себя вовсе.

    Значит, так, возвращаюсь. Соединять ниточки наши с любимой нужно не до конца. И я представил свою ниточку судьбы и её. И соединил их, почти,оставив между ними миллиметр. Открыл глаза - театральный зал, выходит основная масса людей, краем глаза заметил любимую с “муженьком”. Спрятался за кого-то и вышел вместе с ними. Отвод глаз сработает, вот только пусть Даша меня тоже не заметит. А вот на неё может он не сработать. Потом тип в маске, тот самый, я иду за ним, накрываю его своим пологом, потом обезвреживаю, переодеваюсь в его одежду. Цепляю морок на себя того типа, чтоб и фигура совпадала, и под маской лицо, на всякий случай. Проверяю мысленно технику. Всё отрублено.

    Потом появляются остальные типы в масках, иду вместе с ними, снимая полог.

    Стрельба в воздух, пули частично рикошетят, но я отгораживаю основную массу людей от нас, что они нас не видят, не слышат и пули до них не добьют.

    Кто-то приказывает заложникам проследовать на сцену. Я стою неподалёку от входа на сцену. Потом муженёк проходит мимо. Что-то мне не нравится в его взгляде - нет страха. Промелькнула усмешка. Блин, значит, это он с ними заодно. Что ж, настала пора действовать. Ударил муженька, удара хватило, чтоб его послать в отключку. Автомат великая вещь. Череп не проломлен, это самое главное. Вырубил свет, схватил Дашу за руку и тихо вывел из толпы. На всех остальных заложников временно надел купол, чтоб они уснули и пули не срикошетили, если вдруг начнётся пальба.

    Даша молчала, не сопротивлялась. Это радовало. Теперь её не мешало бы вывести отсюда. Шепнул ей у входа, вперёд послал сокола. Вроде бы всё чисто. Вывел её, объяснив, где меня ждать. потом вернулся назад, послал заявку в полицию с одного из телефонов бандитов, пустил сонный газ, который принесли с собой преступники. Заложники не пострадают от него, поскольку накрыты куполами, остальные же... Потом нажал тревожную кнопку, не руками, естественно. Полиция кстати как-то быстро среагировала, видно после одного из терактов имевшего место много лет назад. Я телепортировался недалеко от двора, в котором была любимая, по прежнему вырубая технику и держа отвод глаз. Нужно было предусмотреть путь отхода. Я потихому сгонял за машиной и телепортировал и её тоже, машина была под “отводом глаз”. Потом подошёл к любимой в плотную, сел на качели. Предложил отвезти домой.

    Она сомневалась, и я знал, почему. Пока она думала, мне надо было передохнуть чуть. А ещё нужно было подчистить всё. Соколом вылетел из тела и пошёл делать зачистку. Все видеозаписи за эти три часа постирал.

    Даша решилась мне довериться, и мы пошли к машине.

    Когда привёз любимую к её дому, проверил, как дела в театре. Полиция как раз взяла штурмом здание. Поснимал все щиты со всех. Дальше пусть МВД разбирается - это их работа.

    А дальше Даша предложила зайти. Вначале хотел не заходить, а потом передумал, решив на всякий случай проверить её и квартиру на предмет жучков или маячков. Зашли, молча. Напряжение не сходило. Зашли в квартиру, разулись и прошли к ней в комнату. Я запер дверь. Потом раздевал её. Чего мне стоило не смотреть на неё как на любимую жену, которую можно желать. Я холодно и не отвлекаясь сделал то, что хотел. Она стояла обнажённая и я собрался уже уходить, но она поцеловала меня. Ну и самообладание я всё растерял. Боги, как же я хотел её! Мысли все напрочь улетучились, оставляя лишь нас двоих в объятиях друг друга. А потом всё кончилось. Она с силой оттолкнула меня. Что, опять? В прошлый раз причина была в том, что она не хотела изменять мужу. А теперь что?

    - Нельзя!

    Боги, как ушатом по голове! Одно слово, а сколько силы в нём.

    - Нельзя, пока нельзя!

    Обида, стиснул зубы. Но так её хотелось, хоть против воли. Не могу смотреть в её глаза, столько в них боли.

    Развернул к себе спиной и не удержался. Прикоснулся к НЕЙ, а потом чуть не сдержался. Еле заставил себя ретироваться. Быстро, пока не потерял самообладание. Вздохнул спокойно только в машине. Желание захлёстывало меня. Рассудок помутился. Домой, срочно домой!

    Приехал домой, поставил машину, сняв с неё полог. Удивительно, что до этого момента не врезался кто-то в нас. На удивление все улицы были пусты. Мы проехали по Москве и даже без пробок и аварий, не нарушая правила дорожного движения. Вернулся домой и провёл долгое время в душе, стараясь снять своё напряжение и желание, представляя, как ласкаю её, как она отвечает на мои ласки. А потом завалился спать.


    Перед сном вновь подумал об Инаре. Вот, что получается, что я заблокировал её и что вышло, я теперь вообще постоянно о ней думаю. Не годится это. Попробую отпустить воспоминания, всё ведь хорошо кончится, посмотрим, может информация может быть оружием.


     Сокол


    Тяжко мне далось это принудительное перемещение. Оказался сразу же подле своего дома. Ну, не закон ли подлости? Где б ещё она поселилась?


    Меня вот волнует вопрос, а если б физическая близость у нас с женой была, чары б разорвались? Подозреваю, что нет. Оговорка на срок была лишь предлогом, давала мне причину расслабиться. Дорасслаблялся.


    - Заходи, дорогой! - на пороге намалевалась Инара. Как всегда в чёрном! В платье! Вот не понимаю я эту моду на платья. По мне привычный наряд девицы во сто крат милее.


    Попробовал сопротивляться. Ага, так меня и спрашивали. Тело не слушалось. Интересно, а будь я сейчас соколом был бы в таком же положении? Хотя наверное да, потому как зелье всё равно в теле. И структура тела роли не играет. Грустненько. Вошёл в дом. Даже сел на предложенную лавку.


    Инара села за стол и зазвонила в колокольчик. У меня очи на чело полезли, отродясь у нас слуг не было. Теперь вот были. Тут да там сновали знакомые с детства селяне. Выстроились все в ряд.


    - Знакомься, это наши рабы.


    Во мне поднялась волна негодования. Ну ладно слуги, да на войне брали пленных они отрабатывали три года в счёт того ущерба, что нанесли державе. Но рабы - это ж понятие вещи. Живая вещь. Даже с обычным изделием обращаются лучше, чем с рабом.


    Я оглядел присутствующих, взгляды были замыленные, измождённые, словно они лишились душ. Грустно так стало. Что ж нужно было сделать с этими людьми?


    - Конюх, кашевар, поломойка, посудомойка, швея, вышивальщица, горничная, дворовый, денщик, ключница, привратник, скотовод, пастух, разнорабочие.


    А ведь большинство дел хозяин с хозяйкой выполняли.


    - А чем ты занимаешься?


    - Как чем - руковожу, - искреннее удивление на лице.


    - И зачем я тебе нужен?


    - Чтоб род продолжить.


    О, да я теперь породистый жеребец, оказывается.


    - Представление окончено? Могу я чем-то полезным заняться?


    Как она побледнела, а потом покраснела.


    - Вначале не мешало бы тебе помыться.


    У меня просто нет слов. Инара тут же дала распоряжение банному(и такой раб нашёлся) натопить баньку да меня вымыть, приодеть, да в спальню привести.


    Вот тебе и построил я терем на свою голову. Да ещё и два поверха* захотелось мне.


    Чтоб я больше, да ни в жизнь! Ага, но теперь только сперва буду с женой советоваться. Сомневаться в том, что разыщет она меня не приходится. Другой вопрос, что от меня к тому времени останется и не превращусь ли я в раба, а может и вообще дух испущу. Всё ж сокол не может сидеть в клетке.


    Попарился, нырнул в купель, вновь попарился, облился ведром холодной воды. Всё ж сила пока подвластна мне. Как далеко эта власть распространяется, вот в чём вопрос.


    Приодели меня в вышитую сорочку, кстати, чёрную, а вышита красными нитками. Ну-ну. Что дальше? По-моему, у кого-то крыша поехала.


    Привели меня в горницу, перина там на полу лежала, да не одна, а три насчитал. Интересно, число три случайно или имеет какой-то тайный смысл?


    У нас обычно число четыре частенько используется.


    Что дальше? Мне прямо в одежде полагается ложиться на лежанку? Кстати, а постель-то тоже чёрная. Символично…


    Пока решил поиграть из себя послушного паренька. Глядишь, может и добьюсь чего. Хотя тело не слушалось, так что выбора особого не было.


    Тут и Инара пожаловала. Переоделась, хотя это сложно было назвать переодеванием, скорее уж разделась. На ней была прозрачная чёрная сорочка, открывающая виды на некоторые особенности женского тела. Не сказать, что не красивое тело было. Но как же любовь? Если честно, то что я женщин голых не видел? Да и матушку свою в баньке в своё время видел. А совсем недавно голую жену трогал. Пусть мысли немного не те были, но она вовсе не смущалась приставать ко мне.


    Вспомнил любимую и плоть не заставила себя долго ждать. Ну вот, только этого не хватало. Стараюсь отогнать непрошенные мысли. Переключаю внимание на ЭТУ женщину. Желание тут же испаряется. Как здорово!


    - Раздевайся! - приказ. Тело безмолвно повинуется. Отвожу от неё взгляд. - Смотри на меня!


    Глаза поворачиваются на голос. Начинает раздеваться, медленно, плавно. Если б это была любимая. Образ тут же вспыхивает в сознании. Нет! Отгоняю эту мысль. Смотрю на продолжение представления. Интересненько, что она ещё мне покажет?


    - Ложись, - слушаюсь, мой повелитель.


    Приближается ко мне как кошка, охотясь.


    Забирается на лежанку. Приближается, и пытается на меня запрыгнуть, словно на лошадь.


    И сияние, запахло палёной плотью. Визг, ругань.


    Как интересно! Инара стрелой вылетела из горницы.


    И долго мне так лежать? А если я замёрзну?


    Хватились меня через некоторое время. А я так и лежал, не смея пошевелиться. Тело уже затекло. Инара явилась уже полностью одетая, приказала одеваться. и спросила, что это было?


    - Ах, это. Это моя жена постаралась!


    - Жена?


    - Да, я женился. Не знала?


    Она посерела.


    - И как это снимается?


    - Не знаю. Да и мне было не интересно.


    - Встать! - подскочил, как миленький. - Взлети!


    Интересно, а как это выполнить? Попробовал руками помахать. Точно! Подпрыгнуть ещё надо. Ага, уже полетал десять раз.


    - Значит, все мои приказы выполняешь. Сними проклятье!


    Даже при всём желании не смог бы против повелительницы слов. Твои приказы,ЕЁ приказы.


    Я развёл руками.


    - Не могу, госпожа. Только тот, кто наложил проклятье может.


    И это мой голос? Не похож как-то.


    - И кто она такая, жена твоя?


    - Думаю, она явится за своей собственностью, то бишь мною.


    Она закусила губу.


    - Ладно, подождём, пока явится.


    - Скажи, а если она умрёт…


    - То и я умру.


    - Это что за связь такая?


    - Волшебная!


    Она опустилась на лежанку. Задумалась.


    - И сколько она сюда будет добираться?


    - Не знаю. Напрямую может и быстро, да только слыхал, что закрыли прямые дороги.


    - Ладно, подождём твою жёнушку. Вот только вряд ли всё будет хорошо для неё и тебя.


    - Поживём, увидим.


    - Свободен. Живёшь ты тут, кушаешь вместе со мной, спишь тоже в этом доме. В остальном же - к ней притронуться не сможешь!


    О, как мы заговорили. Теперь она накладывает схожее проклятье. Интересненько.


    На том и расстались. Интересно, а вот если перенестись к любимой, обратная привязка меня от неё вытащит, но ведь сила будет использоваться не моя. Значит, Инары. И сколько раз это нужно проделать, чтоб истощить её настолько, чтоб она не могла больше колдовать? А ещё вопрос, смогу ли я переместиться к жене?


    Сосредоточился, попробовал увидеть её нить. Нить увидел. Соединяю вместе, ага, вот только никуда не переношусь. Жалко. Попробовать напитаться силой. Бросил взгляд на окрестности. Силы была, вот только никак не светлая. Жалко. Тёмную пить не буду.


    Стал слоняться по окрестностям. Возиться в поле, дрова рубил, заготавливал на зиму. И на глаза старался некоторым мерзопакостям не попадаться. А где б не находился, в обеденные и прочие приёмы пищи оказывался за столом. Грустненько так. Сила была, никуда не делась, но не для перемещения на далёкую землю. Жалко. Как там любимая? А ещё мог оборачиваться соколом, и летать. Это единственная отрада была, почувствовать свободное падение, парить на воздушных потоках, взмывать ввысь. А ещё всё время вспоминал Травинку. Первую встречу, вторую.


    Как мы на Торжище пересеклись разок. Когда она сказку рассказывала. Я тогда подумал, что это паренёк, но он тронул моё сердце. Я был очарован. А когда встретился с ним взглядом, то сердце пропустило удар. Это была ОНА! Моя суженая, моя тогда ещё Невеста. А потом она пропала так же как и появилась.


    Мысленно возвращаюсь туда, в своё прошлое, прокручивая каждую свою мысль, каждую фразу.


    Прошло несколько лет с тех пор, как я повстречал ЕЁ. За это время я постоянно думал о НЕЙ. Каждый день, перед сном мне вспоминались её голубые глаза. Я уже был зрелой личностью. Окончив высшее союзное училище, мне предстояло несколько лет проходить практику ближнего боя. Поскольку частые военные действия были возможны лишь на далекой земле, меня отправили туда тайно. Я просто должен был затеряться среди местных парней, ищущих себе пару. Ничего удивительного не было в том, чтобы житель чужой деревни участвовал в стычках между молодыми людьми, ведь и мужчины и женщины, которые еще не заключили семейный союз все время пересекались, показывая, на что способны, каждый со своей стороны. Мужчины показывали свою сноровку, ловкость, умение постоять за свою будущую семью. Состязания обычно продолжались с ранней весны и до осени. А уж с осени надо было либо выбирать себе спутницу по душе, либо сваливать из этой деревни. Одиноких чужаков не любили. Мало ли что он тут делает, никто же не знает, о чем он думает. Так я и провел несколько лет в поисках своей возлюбленной, одновременно с этим улучшая свои навыки ближнего боя. Хоть я и был боевым магом, но всякое бывает на поле боя, физическая сила тоже может понадобиться, вдруг СИЛу растеряешь всю.


    Однажды я проезжал мимо одного торжища. Обменял некоторые вещи, привезенные со своей земли и бывшие тут в почете, на то, что мне было нужно и уже собирался покинуть местную ярмарку. Но столпотворение привлекло меня.


    Пойдем, сказитель приехал.


    А что за сказатель? - поинтересовался я у молодого человека.


    Молодой парнишка.


    А, значит, ничего интересного.


    Не, брат, это не простой сказитель. Раз в лето* на это торжище он приезжает и сказки рассказывает, да так рассказывает, что закачаешься. Там уже народу много, так что ты, брат, не ходи, а мы пойдем.


    Мне стало интересно, что ж это за сказочник такой и о чем он рассказывает? Пробрался к концу торжища, где было много люду, да только слышно ничего не было и не видно. Надо бы подобраться поближе.


    Сказано — сделано. Набив морду и образовав толчею, я стал проскальзывать поближе, а народ уже выяснял отношения кулаками. А ведь и не догадаются, что я всему виной.


    ТИ-ШИ-НА! - послышался негромкий голос. Все вмиг замерли. - СЕ-ЛИ!


    Голос заставлял повиноваться. Даже меня. Да кто посмел мной командовать! - в душе возникло негодование. Но я повиновался. Все сели. Через одного в каждом ряду, получалось, что каждый видел предыдущего в ряду и сказителя, сидевшего в низине. Это был и правда молоденький мальчишка. Лет 14-15. Сорочка мужская, порты, шапка. Я применил свою СИЛУ, чтоб разглядеть вышивку. Но вышивка была простая, лишь обережные знаки, ничего личного. Интересно, это сделано было специально, чтобы найти его было нельзя или как?


    Я попытался считать душу. Заглянул в глаза. Боги, за что мне это! - небесно-голубые.


    Давным-давно жили три брата, - началась сказка. Голос — он был тихим, нежным, но что-то в нём было такое, что заставляло погрузиться в происходящее в сказке.


    То была семья охотников: Тур, Пан и Яр. Долго ли коротко ли, да раз собрались они на охоту. Вышли в степи необъятные. В небе стоял звон — то жаворонки распелись,празднуя раннюю весну, - сказитель подражал пению птиц. Да так похоже, что я заслушался этим пением. Потом гляжу, вовсе не сказитель поет. Он молчит, закрыв глаза и словно слушая. Все зрители тоже слушали. И видно и правда слышали песню жаворонка, возможно каждый свою, которую когда-то слышал. Несколько мгновений мы так сидели и слушали.


    Младший брат Яр заслушался пением птиц и так его оно проняло, что захотел он что-то сделать, сделать своими руками, любуясь на это поле. И молвил тогда Яр:


    - Не хочу я, братья, охотиться, зверье разное стрелами разить, а хочу вот поле вспахать и засеять зерном, опосля, когда оно вырастет и вызреет, то собрать урожай, смолоть его и хлеба напечь людям на здоровье. Только он так сказал, как с неба спустились золотой плуг и золотое ярмо.


    Бросился тогда старший брат Тур к плугу:


    - Сие мое!


    Хотел ухватить плуг, а тот пламенем занялся.


    Вдруг правда вижу этого старшего брата. Стоит такой испуганный, а перед ним стена огня.


    Отшатнулся в страхе Тур, - не только Тур отшатнулся. Отшатнулись все зрители, и я в том числе. Вот это да. Словно перед каждым воображение рисует огонь.


    - Сие мое! — прокричал средний брат. Но и ему сахнуло пламя в лицо.


    - Нет, братья, сие мое, — улыбаясь, говорил Яр.


    От спокойного нежного голоса Яра вдруг стало тепло на душе. Это ведь его по праву. А он даже не сердится. Он лишь улыбается, такой теплой улыбкой.


    Он подошел и взял золотое ярмо, накинул на пару волов, которые паслись поблизости, запряг их в плуг золотой и проорал первую в мире борозду. А потом — вторую, и десятую, и сотую. Засеял поле полбою — пшеницей дикой, и выросла она буйным колосом. Собрал урожай Яр и муки намолол, и спек первую ковригу, и вторую, и десятую, и сотую. И людей угощал.


    Вот вижу, как выносит он хлеб из избы и предлагает путнику, мило улыбаясь.


    И научил их пахать, сеять и хлеб растить.


    Перед моими очами появилась борозда, я словно сам бросил туда зерно. Зарыл борозду. А дальше пробиваются сквозь землю колоски. Они растут и растут. Зеленые, полные сил. А вот и пожелтели они, поспели.


    За все то большие боги теплых Краев взяли его к себе и искупали в Озере Живой Воды. И стал Яр — Ярилой, Богом весенних работ и плодородия. И спускался он на землю в тот весенний день, когда можно было засевать землю зерном. И то был Великдень, то есть Большой День хлебороба.


    Тут же воображение нарисовало Яра, который начинает сиять, становлясь Ярилой. Он стоит и смотрит на спелое поле, улыбаясь и даря всем эту благодать.


    Все были под впечатлением. И я тоже. Незаметно увидел, как сказитель поднимается, улыбаясь и разворачивается и уходит. Эта улыбка! Эти глаза! Я поднялся и побежал в ту сторону, куда пошел сказитель. Но ЕЁ уже и след простыл. Я бегал по всему торжищу и искал, но нигде ЕЁ не было, как и парня, которого я описал. И такая тоска в душе. Еще пуще прежней. Что ж ты со мной творишь, моя милая Ладушка. Тебе мало было меня мучить, решила еще и очаровать своей сказкой. И видел я Ярилу, с улыбкой ЕЁ! Поднимаю взор на очи — голубые и прекрасные! Теперь понятно, почему ты в такой рубахе. Ведь ты девушка, негоже девушке переодеваться в мужской наряд. Но так тебя никто не узнает, или почти никто. Тебе так безопаснее. А значит, я не против. Только вот как теперь тебя найти?


    Торжище завершилось и разъехались люди. А я стоял и смотрел вслед заходящему солнышку.


    Тарх Перунович, помоги! Подскажи, будь добр, где мне искать ЕЁ! - я поклонился до земли, отдавая дань уважения солнышку.


    ПРИСЛУШАЙСЯ К СВОЕМУ СЕРДЦУ, ОНО ПОДСКАЖЕТ! - услышал голос я в своей голове.


    Я закрыл очи, представляя её светлый образ. Этого парнишку, в рубашке и портах, и представил, как она снимает шапку, коса падает вниз. Она стояла с противоположной стороны от солнышка.


    Благодарствую, Даждьбог! - еще раз поклонился и пошел в ту сторону, куда мне подсказал Бог и сердце.


Часть 2 Глава 4

    

     Даша


    Утро началось странно. Голова болела с самого утра и меня вновь тошнило.


    Да что со мной такое? Дежавю какое-то. Я еле поднялась с постели и прошествовала в туалет. Захватила с собой тазик и легла обратно.


    Телефон зажужжал. Это был Дима.


    - Привет.Надо встретиться и поговорить.


    Какой встретиться, я же по квартире еле передвигаюсь.


    - Дим, кажется я заболела. С утра уже голова болит, - и меня вывернуло. - Прости, как-нибудь в другой раз.


    И я отрубилась. В дверь позвонили. ТОЛЬКО БЫ НЕ ДИМА! ТОЛЬКО БЫ НЕ ДИМА!


    Мама открыла.


    В комнату кто-то тихо вошёл. Потом щелчок закрываемой на замок двери. Глаза у меня не открывались, а на голову легла прохладная рука. Сразу стало легче.


    Сколько я так пролежала, не знаю, но меня больше не тошнило. А когда пришла в себя, услышала Лёшин голос.


    - Давно это началось?


    - Сразу как ты уехал, - услышала я голос мамы.


    - Плохо.


    - Это не беременность, она делала анализ. Может её врачу показать?


    - Я разберусь. Если не выйдет, тогда к врачу. Оставьте нас, пожалуйста.


    Послышались шаги, потом дверь щелкнула. А дверь закрыть ведь можно и снаружи, предварительно повернув защёлку в горизонтальное положение.


    Потом шелест белья, а потом меня подвинули.


    - Ну, лапа, рассказывай.


    - Что? - ощутила его обнажённое тело. А сама тоже была голой. Ой!


    - Всё, что было связано с твоим самочувствием.


    И я рассказала. Про тошноту, иногда головную боль.


    - Так, давай проведём эксперимент, - он не разрешил мне открывать глаза.


    А потом ощутила поцелуй. Боги, что это было. Словно по всему телу разлилась энергия, такая родная, любимая. А потом всё закончилось.


    Я открыла глаза, никакой боли. А на меня смотрели два СИНИХ горных озера. Таких родных и прекрасных.


    - Ну как?


    - Божественно.


    И смех, такой родной, такой дорогой.


    - Понятно всё с тобой.


    - Что понятно?


    Я начала к нему приставать, а он захватил запястья и держал.


    - Послушай сюда, малышка. Я всё понимаю, что тебе хочется. Мне тоже очень хочется. Но вспомни, что было вчера, - я его оттолкнула. - Вот-вот. Будет повторение вчерашнего. Доверяй своим инстинктам, всегда.


    Я вздохнула. И что дальше?


    - А дальше ты меня не видишь, поняла? Не высматриваешь. И даже если я рядом, ты меня не знаешь.


    - Почему?


    - А потому что ты сама себе заблокировала память. Значит, было нужно спрятать наше знакомство.


    И что, мы не будем видеться?


    - Будем, но не на людях. И удали мой контакт из телефона. И фотографии. Хотя...


    Влез под подушку, взял телефон. А потом закрыл глаза.


    - На, думаю связи больше нет.


    - А как мне связаться с тобой?


    - Никак.


    Я расстроилась.


    - Дарён, гляди на меня, - гляжу, куда ж я денусь. - Тот анализ крови, что ты сдавала, где сдавала?


    Какой анализ?


    - Не помнишь, ладно, - он встал и одевается. - Да, и ещё. Ты знаешь, с кем ты спала? -я помотала головой. - С Димой.


    У меня глаза чуть из орбит не вывалились. А он поцеловал меня и я вспомнила, как Дима меня целует, а потом как встаёт от меня голый. А у меня голова болит с бодуна.


    А Лёша улыбается.


    Что-то в этой истории неправильное.


    - Не думай об этом. Вот только больше с ним не спи, ладно? - и лишь киваю в ответ.


    И Лёша уходит.


     Лёша


    Утром мне было плохо. Но это не мне плохо, а ЕЙ. Ну что опять, во что на этот раз вляпалась? Ни на минуту оставить нельзя этого ребёнка!


    Телепортировался, сразу послав импульс и отвод глаз. Когда тёща открыла, снял полог. Мама Даши была встревожена. Поздоровался и сразу пошёл к ней. Она лежала с закрытыми глазами. Прикоснулся к ней, жара не было. Попробовал просканировать её ауру. Она была серой. А ведь она у неё радужная. Блин!


    Мама зашла к нам. Рассказала, что это началось сразу по отъезду моему. Значит, псевдомуж тут ни при чём.


    Потом мама ушла, заперев нас в комнате. А я понял, что с ней.


    Слился с ней душами, аура насытилась всеми цветами. Она наконец-то смогла безболезненно открыть глаза.


    - Маленькая моя, ну что ты так, - шептал я помимо слов любви.


    Она не выносила разлуку в принципе. В прошлый раз натерпелась, сколько мы тогда не виделись? А теперь вообще не выносит.


    И понял я ещё одну вещь: если у нас будет физический контакт, родится новая жизнь. Теперь кое-что вставало на свои места, почему было нельзя.


    Дима начал действовать, значит, так просто от Даши не избавится. Пока он был в отключке в театре, я снял амулет и просканировал его воспоминания. Была девушка, с которой он спал и не помнил, потому как это было по пьяни. Лицо он её не запомнил, лишь длинные тёмные волосы. Это было после бара и когда Дима лгал Даше про их знакомство, то вспоминал этот эпизод.


    Ну что ж воспользуемся этим. Я поцеловал Дашу и вклинил ей воспоминание как она лежит обнажённая, а Дима голый встаёт с постели, а у любимой раскалывается голова после попойки. Потом как она идёт делать анализ на ХГЧ - Хориони́ческий гонадотропи́н человека - гормон, который выделяется при беременности - тест отрицательный.


    Перед уходом подошёл к тёще и попросил показать анализ. Она показала. Адрес лаборатории я запомнил. Начнём поиски оттуда.


    Ну что ж, пора взять всё в свои руки!


    Даша


    Не знаю, что именно мне помогло, без таблеток не обошлось, но состояние здоровья у меня улучшилось. Никаких признаков болезни. А ещё то воспоминание, от которого захотелось скривиться. Странно, но я хотела чтоб первый раз был особенный, отдать себя по любви своему единственному. А вышло выходит по пьяни. И это при том, что я не пью спиртное. Как такое возможно? Всё, что было до того - я не помнила. Может меня опоили?


    Но теперь рассказ Димы вставал на свои места, когда я с подругой пришла веселиться в бар.


    Ладно, похоже, что "муженёк" об этом не помнит, поэтому стоит прояснить этот момент, ну и помириться. Хотя мы и не ссорились.


    Набрала его контакт в телефоне.


    - Привет, да мне уже лучше. Нам нужно пообщаться.


    Договорились встретиться в кафе, недалеко от дома.


    Надела обычное летнее платье, волосы собрала в хвост, сумочка и телефон.


    - Привет, - поцеловала его в щёку.


    - Добрый день. Как ты?


    - Таблетки творят чудеса!


    - С тобой точно всё в порядке? - кивнула. - а что вчера случилось, ты помнишь?


    - Какие-то люди в масках, потом свет погас и я поползла куда-то, потом встала, уже пошла. Там аварийный свет включился, и я пошла к выходу. Так и выбралась. А что там с остальными было, не знаю. Прости, что я тебя бросила, но ты был без сознания, а что я могла сделать против вооруженных людей? А что с тобой было? Ты не пострадал?


    Он помотал головой.


    - Да я очнулся когда менты уже всех повязали. Меня осмотрел врач, сказал, что всё в порядке, только шишка на голове. Уж не знаю, что там случилось, но похоже кто-то тревожную кнопку нажал, а менты быстро среагировали, запустили сонный газ, ну и всех бандитов повязали.


    - Понятно, - как твоя шишка?


    - Уже почти прошла.


    - А я тут кое-что вспомнила.


    - Да, что? - глаза тут же загорелись. - Тебя.


    - Меня?


    - Ну да, как мы с тобой в баре тусили, потом переспали. Плохо помню этот момент, всё словно в тумане. Зато потом как я перепугалась, что мы натворили, ну и побежала анализ сдавать в лабораторию, чтоб исключить беременность. Ты извини, но я б не хотела вот так забеременеть по пьяни, потом ещё чтоб ребёнок Дауном родился.


    - Да, извини, что не сказал. Видишь, сама всё вспомнила.


    - Ладно, всё уже в прошлом.


    - А ты больше ничего не помнишь?


    Я помотала головой.


    - Может что ещё, что тебе кажется нереальным или несущественным?


    Я задумалась, это он на что намекает?


    - Нет, больше ничего.


    - Ну ладно. Хочешь, пойдём на роликах покатаемся?


    - Нет, не хочу. Мне нужно контрольные делать, теперь мало свободного времени будет. Уже скоро начнутся консультации в институте, так что редко будем видеться.


    - А ты ко мне переехать не хочешь?


    - Нет. Извини, Дим. Да, я вспомнила, что у нас с тобой было. Но ты ведь не мой муж, - он кивнул. - У меня никогда с тобой никаких чувств не возникало, а по пьяни не считается. Так что давай расстанемся. Мне надоело встречаться вот так. Ладно б были чувства какие, а их нет. Я не хочу тебя обижать, ты хороший парень.


    - У тебя кто-то есть?


    Мотаю головой.


    - Просто не хочу тебя обманывать да и себя тоже. Встречаться просто ради того, чтоб не быть одному - это не по мне. А то, что было в прошлом, пусть там и остаётся.


    Он кивнул.


    - Желаю тебе найти свою половинку, но это не я.


    И я ушла в туалет.


    А когда возвращалась, Дима говорил по телефону.


    - Это не она. Да, мы спали. И тот анализ был после наших отношений. Нашли другую. Ну ладно. Хорошо.


    Я вернулась обратно в туалет, а потом вышла и пошла к Диме.


    - Ты расплатишься?


    - Да, конечно.


    И мы простились и я пошла домой. На душе было легко.


    *****


    Следующую неделю я замоталась. Работа, учёба, стала искать спортивную секцию. Пока не нашла и было тепло, каталась на роликах, сама. На своих коньках, в парке недалеко от дома.


    Просто отрабатывала приёмы, что на уроках показывали. Тренировка бёдер ещё была да и спины, пресса. То, что надо. Часа два каталась, потом домой пошла.


    - Привет, - это был Дима.


    Я улыбнулась.


    - Какими судьбами?


    - Да я тут с девушкой. Прислушался к твоему совету.


    Девушка подошла к нам. Светленькая, голубоглазая, красивая. Волосы были до плеч, распущенные.


    - Познакомься, это Вета. А это Даша.


    Я улыбнулась.


    - А вы красивая пара. А Вета - это Виолетта?


    Она кивнула.


    Меня позвали с ними в кафе, да я отказалась.


    - Что вы, не буду я третьей лишней. Мне ещё уроки делать.


    - Может сходишь? - Вета настаивала, а глаза у неё потемнели, словно тьма их заволакивала.


    И я кивнула.


    А потом у меня словно лазили в голове.


    - Это не она, ты прав, - звук был словно сквозь какую-то преграду. Я отворила глаза.


    - С тобой всё в порядке? - участливо поинтересовалась Вета.


    Я словно отогнала марево. Прислушалась к ощущениям, чувствую себя хорошо.


    - Мне, правда, пора, - встала, хотела расплатиться, но девушка не позволила.


    - Это ведь мы тебя пригласили.


    И мы расстались, вот только когда домой пришла, то рухнула на пол, как только порог переступила.


    Потом меня словно несли куда-то, раздевали, укрывали.


    А когда я очнулась и открыла глаза, меня целовали, нежно, ласково, и тело наполнялось энергией.


    Он тоже открыл глаза. СИНИЕ, такие глубокие.


    - Ты кто?


    И лишь поцелуй в ответ, потом ещё и ещё.


    Потом встаёт, одевается и уходит. Вновь дежавю. Но я опять забыла что-то.


    Встаю, одеваюсь, иду мыть руки, поскольку чувство грязных рук, кушаю. Потом заваливаются родители с пакетами - ездили за покупками, сестрёнка.


    - Даш, гляди, что мы купили!


    Начинаем вместе разбирать покупки.


    Как интересно!


    - А вот это я подарю своему племяннику!


    Я непонимающе склоняю голову.


    - Ну, у тебя ведь будут когда-то дети! - подмигивает мне.


    Показывает кубик мягкий, с молнией, кнопками, застёжками, шуршащий, пищащий, звенящий, разноцветный, да со шнуровкой. Я улыбаюсь.


    Не знаю, когда у меня будет малыш, но ему наверняка понравится.


    *******


     Лёша


    Даша, жаль, что ты меня не будешь помнить, но так надо, любимая. Прости, солнышко, но это опасно для тебя. Стёр все воспоминания. А на роликах оставил, вот только себя заменил на тот морок, который был на мне в тот раз. Подправил воспоминания в театре и стёр любые упоминания себя. Надеюсь, что так обойдётся для неё. А ещё сделал воспоминание о том, как они с Димой… Точнее это подразумевалось, когда он вставал от неё голый… Надеюсь, ты сможешь меня простить. А ещё убрал все проявления, которые она чувствовала, когда я расчёсывал ей волосы. Не было этого!


    Теперь надлежало найти ту лабораторию.


    Интернет - наше всё! Поискал нужную информацию. Да уже то, что накопал в интернете уже подтверждало мои сомнения. Подчистил все свои вылазки, взломал что нужно было, чтоб все следы убрать. Меня здесь не было, никогда!


    Потом влез в медико-стоматологическую университетскую библиотеку. Вот это хранилище данных!


    Прямо глаза разбегались. Да, не вариант. По сути мне медицинская информация и не нужна. Мне нужно строение тела, то бишь анатомия, фармакология, и всё, что связано с анализами.


    Зарылся в каталогизатор. Нашёл целую тонну книг. Теперь бы найти их все.


    Потом нашёл отдельную комнатку с запрещёнными исследованиями. При телепортации я на всякий случай послал импульс вперед себя да отвод глаз сделал. Не помешает. Так что теперь ходил туда, куда не пускают студентов и не всякого преподавателя. Нашёл парочку занятных книг по запрещённым исследованиям. Точнее сказать, они были засекреченными, хотя были якобы под запретом.


    Там было слишком много информации. Но я изучал материал с точки зрения неофициальной медицины. Много занятного обнаружилось.


    Потом изучил-таки те книги, которые наметил с самого начала, а потом нашёл их аналоги среди запрещёнки. Вот там всё представлялось в другом свете. Да, поверхностные данные совпадали, вот на этом совпадения заканчивались.


    Проторчал я там прилично. Книги не выносил, проверил их на магию - никаких охранок.


    Ну что ж, пожалуй, можно наведаться и в лабораторию. Прежде чем туда соваться, решил проверить тут систему безопасности. Вот тут она была на высшем уровне, как и оборудование. Тогда я просто прошёл на другой уровень планеты, проник соколом внутрь, а потом решил там и навести справки. На этом уровне тоже были компьютеры, оборудование и прочее. В то же время всё остальное было как призраки. А проверяли они кровь не только по обычным показателям, скорее больше проверяли на другие параметры, а скорее магию. Так, где же Дашина кровь? Стал смотреть магическим зрением. Нашёл. Обычная кровь. Проверил рядом лежащие - схожие. Заменил образец на другой, а Дашин уничтожил. Потом нашёл результаты анализа в компьютере, нашёл всплеск, который они обнаружили. Остальные показатели вполне обычные. Не стал трогать, вот только некоторые маркеры заменил чтоб походили на тот анализ, которым подменил.


    Потом стал дальше копать. Особых следов чего-то большего не нашёл, а вот ниточка, связывающая с некоей подпольной фирмой, правда совсем тоненькая и бумаги были уже порезаны, но обнаружилась. Картинку соединил в цельный образ из кусочков, а сами кусочки не трогал.


    Потом стал следить за лабораторией. Кто привозит оборудование, куда забирают образцы, кому звонят, если что-то обнаружат.


    Так прошла неделя.


    За Дашей тоже следил, но опасности не чувствовал.


    А потом ощутил, что ей плохо. Кто-то копался в её воспоминаниях. Дождался, пока всё завершится, стал следить за любимой. А вот того, кого увидел в кафе, никак не ожидал увидеть. Точнее ожидал, но не в том облике. Но сейчас важнее любимая. Она держалась на ногах на упрямстве. Добрела до дома и вот тут уже рухнула. Я успел поймать. Хорошо, дома никого не было.


    А её изрядно потрепали. Стал Дарёнку приводить в чувство. Она очнулась от поцелуев, всё ж слияние лечит душу.


    Да только меня не узнала. Прости, ты и это забудешь.


    А потом просто вернулся к себе, выпустил сокола. И сел на хвост нашей парочке.


    Вот интересно, Дима пешка или кто? Судя по тому, что я у него обнаружил в прошлый раз, ему тоже подчищают мозги периодами. Потому как заказчика я не нашёл в памяти.


    Зато теперь догадки подтвердились. Вот только мало информации. Блин! Какого чёрта она в этом теле? Зачем оно ей понадобилось и как?


    Как она его синтезировала? Насколько помню, наши тела были уже дряхлыми. Молодость конечно вернуть можно, но не на той стадии. Тогда что? Клонирование? Но как? Тело не содержит способности, так что бесполезно. Тогда зачем ей наши тела?


    Что она хочет?


    Слишком мало информации.


    Нужно вспомнить, всё, до конца.


    Возвращаюсь в тело, и даю установку спать. Нужно вспомнить..


     Сокол


    Чего я жду? Наслаждаюсь, можно сказать, жизнью. Обустраиваю свой дом. Зачем? Собираюсь ли здесь же жить с любимой? Нет. Точно не собираюсь. Построю новый дом, чтоб не было неприятных воспоминаний. А зачем тогда? А чтоб занять себя. Не привык я без дела сидеть. Силой пользоваться нельзя, так хоть руки чем-то занять. Надеюсь, что Травиночка поняла мои намёки и сможет меня вызвать. Всё ж ей нужна моя плоть: волос, ноготь, или вот пёрышко. Это был запасной вариант, на всякий случай. Отец пошел странствовать, кому ж как не ему я мог доверить своё пёрышко. А чтоб заклятье сплести, надобно самому его придумать, собрать из кусочков мозайку, говорил намёками. Верю, что она догадается и призовёт. Любимая. Как же долго ждать... Разлука с тобой хоть на миг - испытание, а вот такая да ещё и к другой - тяжкая мука. Живу верой, надеждой и любовью.


    Инара заклятье на меня наложила, но думаю, что призыв с пёрышком всё равно сработает. Всё ж любимая сильнее, а любовь - даёт столько сил, что всё можно вытерпеть, через что угодно пройти и преодолеть все трудности.


    Грустно смотрю на небо, а ведь на Срединной Земле оно лазурное, как её очи. А тут оно не напоминает её. И солнышко не такое тёплое. Там оно жёлтое, ближе к земле находится. Тут холоднее, а может потому что нет ЕЁ рядом, не согревает она меня своим теплом, своей улыбкой. Грустно, тоскливо.


    **********


    Инара что-то мне подмешивает в воду. Напитки я не пью, боюсь. А вода имеет странный привкус. А ещё я стал забывать ЕЁ. Не знаю, сколько времени прошло. Но каждый день с трудом заставляю себя вставать. Перестал домашними делами заниматься. Лишь просыпаюсь, завтракаю да улетаю соколом в поднебесье. Не могу тут находиться.


    А ещё каждый раз мне кажется, что я забыл что-то важное. Что не даёт мне покоя.


    *************


    Инара говорит, что завтра мы женимся. А я не помню даже, что было вчера. Такое безразличие ко всему. Пустота такая в сердце. Словно всю душу высосали. Смотрю вокруг и ничего не радует. Лишь ветер в крыльях приносит хоть немного облегчения. Летаю, летаю и ещё раз летаю.


    **************


    Живу со своей женой, а не могу быть с ней. Да и она не хочет. Уж не знаю, почему, но никаких супружеских отношений. Вроде как жена. А разве это нормально, когда мы друг к другу не прикасаемся? Спим в разных горницах. По мне так ненормально, но к чему-то большему я и не стремлюсь. Нет желания к ней прикасаться. Скорее даже наоборот, есть какое-то отвращение. Смотрю на неё и словно змею вижу. Каждое движение напоминает об этом. И не то, что возбуждения нет, а противно даже смотреть в её сторону. Дома почти не бываю. Всё время провожу в облике сокола. И словно перестаю быть человеком. Хотя человек ли я, этого уже не знаю. Да, оборачиваюсь человеком. А сам ничего не помню. Ни о себе, ни о своих родных, ничего. Только Инара, её голос, её змеиная внешность.


    А сегодня за столом прислуживала новая девушка. Странно, но сердце пропустило удар. Очи у неё странного лазурного цвета. Цвета неба. Но не нашего. Ничего об этом не помню, разве был я на другой земле? Но откуда ж тогда знаю этот цвет? Виду не подал, что заинтересован ею. Веду себя как обычно, безразлично ко всему.


    Вода вновь имеет странный вкус. Выхожу из-за стола, иду в горницу и сразу же отключаюсь от всего вокруг. Сквозь сон слышу лишь нежный ласковый голос, странный, будоражащий меня. А очи отворить не могу. Веки словно свинцом налитые.


    На другую ночь всё повторяется. За столом прислуживала та девушка, с волосами цвета солнышка. Солнышка да не нашего. Откуда мне знать этот цвет? Слова не молвит даже, молча подаёт еду. А я и внимания не обращаю. Так нужно. Отчего, не знаю, просто чую. Вновь вода чудной вкус имеет. Ладно, не заморачиваюсь. Вновь иду, бреду по сходам*, поднимаюсь к себе. Горница кажется неуютной, тёмной, мрачной. Ложусь на лежанку и очи сами собой закрываются. А потом вновь слышу журчание ручейка, вижу как деревья колышутся, яркого зелёного цвета, вижу поля жёлтые, людей незнакомых, и девицу, с длинной косой цвета солнышка, поднимает очи на меня, цвета небесной лазури, улыбается, а голос журчит, словно реченька. И сердце стучит быстро-быстро, отклик в душе находит. Как же она прекрасна. Любуюсь ею. Хоть во сне могу это делать.


    Третья ночь. Повторяется всё. Вот только теперь ясно слышу голос её. Она плачет, горько так, сердце сжимается. Чую как что-то обжигает сердце, разливая вокруг такую любовь и нежность. Боги, что же это? На очи падает огненная жидкость. Пытаюсь разлепить пудовые веки, и марево спадает. Нет больше тяжести. Вижу её, плачущую. Настенька! Любимая! Бросается в мои объятия. Родная моя! А у самого такая радость на душе. Всё-всё вспоминаю. Кто я, где я, кто ОНА.


    - Соколик мой, сердце моё, душа моя, жизнь моя!


    - Любимая, прости меня, непутёвого, прости мою любопытную натуру. Зачем я пил то зелье? Зачем поддался на чары ворожьи? Прости за всё!


    Рассказываю ей всё. Что было со мной это время. Что было до того. Как попал под чары, про любовь мою к ней и как не выдержал и поддался новым чарам, как забыл её, жену свою. Слёзы стекают по моим щекам, а она их вытирает.


    - Всё в прошлом! Я прощаю тебя! Тебя, но не ЕЁ!


    А дальше даже не заметил, как оказались мы на улице. Зато видел, как горели очи ЕЁ ясные. Нет, не ненависть в них была, а расплата. Наказание за всё то, что довелось ей вытерпеть.


    - Выходите, люди добрые! - столько СИЛЫ в ЕЁ голосе.


    И посыпал люд из домов всех. Кто в чём был одет. Кто в одних портках, кто в сорочках нижних. Вот обычно коли что случается, люди выбегают вместе с детьми. Только детей не было, Инара всех перебила. Кто уж мог как взрослый работать, всех рабами сделала, остальных всех приказала убить. Как так можно? Как можно поднять руку на детей малых: честных, наивных, чистых?


    Ведал я теперь, что с людьми сделалось. Почему они со стеклянными очами были. Почему беспрекословно подчинялись наказам Инары. А она вела себя словно Князь, потому как такой власти не имела даже княгиня.


    Сняла Травинка очельник, расплетает косу.


    - Уходите, люди добрые. Вы теперь люди вольные!


    Очи у людей прояснилися, и пошли они из села. И когда скрылся из виду последний, полилась речь любимой. Вспомнилась сказка, как я чувствовал всё на своей шкуре, каждое слово, каждый образ.


    - Значит, ты ЖЕНОЙ назвалась? Огонь, выжги всё здесь! - и полыхнул терем мой, а огонь словно разлился из печи вокруг.


    С криком выскочила Инара из дому. Огонь уже лизал все стены, перекидываясь на соседние дома.


    - Жена? - Травинка хохотала. Потом посерьёзнела. - На МОЁ руки протянула!


    Волосы по ветру развивались у любимой, а Инара была в ужасе. От любимой отвести взгляда не мог, какая ж она красавица. Богиня! МОЯ!


    - Убирайся в свой ПЕКЕЛЬНЫЙ МИР! И чтоб НИКОГДА ты не перевоплотилась в наших мирах, наших жизнях! Отныне и НАВЕКИ!


    Инара бежала сломя голову. Так, что пятки сверкали. Вбежала в свой челнок и улетела. Ещё не видал, чтоб так быстро перемещались вражеские корабли.


    Огонь бушевал, село, что ещё недавно было целым и невредимым, уже догорало. Какая же сила у огня? Сродни погребальному костру!


    Всё быстро кончилось. Не было ни брусочка, ни вещицы обгорелой. Лишь прах, на выжженной земле.


    - Матушка Земля, ты очистилась?


    - Да, дочь моя! Благодарствую!


    - Исцеление тебе дарю я! - засветилась земля светом зелёным, я прямо ощутил силу этого излечения. - Ветры буйные, ветры сильные! - подул ветер. Закружился вокруг НЕЁ. - Семена сюда несите! Возрождать Землю-матушку!


    Я прямо увидел вихрь, что улетел, а через несколько мгновений вернулся уже окрашенный, семена падали на уже просто чёрную землю, никакого пепла.


    - Водичка-сестричка, ты нужна Земле-Матушке! Пролейся тёплым дождиком!


    На небе собрались тучи серые, которые тут же начали проливаться дождём. Красиво! Солнышко светит с одной стороны, а перед нами стена дождя. Дождь падал на меня, тёплый, нежный, стекал по волосам, щекам, бороде, падал за пазуху. А вот Травинка была сухой, волосы так же развевались в разные стороны. Не могу не смотреть на это ЧУДО природы! Какая же она очаровательная, восхитительная, бесподобная, волшебная! Она полностью пробудилась, моя половинка, моё счастье, моя душа, моя суженая, моя жена! МОЯ!


    Земля возрождалась и не только тут, а повсюду, я это ощущал всей душой. А там, где простирался мой взор уже колосилась зелёная трава, появлялись ростки, будущие деревья. Тьма исчезала отовсюду. И пока мы стояли, вокруг уже был лес. Густой, высокий, чистый, красивый!


    Я ведал, что люди, ушедшие отсюда уже строят дома на другой земле, используя поваленные деревья. Они не пропадут!


    - Пожалуй, всё! - жена повернулась ко мне. - У тебя, любимый, есть ещё пожелания?


    А я смотрел на неё и не мог отвести взгляд. Улыбка не сходила с моего лица и даже проступали слёзы от умиления.


    - Пожалуй одно, обнять тебя и никогда не отпускать!


    Она улыбалась. Боги, как же она улыбается!


    - Хорошо, тогда хочу крылья!


    - Погоди! Есть ещё одно!


    - Что? - улыбка такая лукавая.


    - Гребень, - она опустила руку за пазуху, доставая оттуда мой гребень.


    Беру бережно из её ладошки, обнимаю жену, потом разворачиваю к себе спиной. И начинаю её расчёсывать.


    - Я знаю, что ты хочешь заплести две косы, у меня есть две ленты. Вот, - одну достала из левого отделения передника. Первая моя, узнаю её сразу же. Вторая из правого отделения. - Это подарок Тарха Перуновича.


    Заплетаю ей две косы, укладываю корзинкой. В руках пояляется белый платок, который повязываю любимой на голову, закрывая все волосы. Притрагиваюсь к сорочке, она изменяется на белоснежную, с белой вышивкой. Свадебной. Опускаюсь на колени, притрагиваюсь к её ножкам. Появляются сапожки. Тоже белые.


    - Ещё положена понёва, - подала голос любимая.


    Поднимаюсь, обнимаю её тонкий стан - появляется красная понёва, в клеточку.


    - А передник нужен?


    - Я ведь не буду сейчас дома возиться. Так что пока нет. И она приподнимается на-цыпочках и обнимает меня за шею, целует. А когда поцелуй прекращается, на мне тоже рубаха белая, с белой вышивкой, белые портки и белые сапоги.


    Я улыбаюсь. Научилась не только жизнью управлять, но и всем. Умничка моя! Благодарствую Боги за суженую.


    И любимая оборачивается голубкой белоснежной, взмахивает крыльями и взлетает. Я ударяюсь о землю и взлетаю ввысь соколом. Догоняю её, обгоняю её, кружусь вокруг неё. Мы летим, играючись в воздушных потоках. Вольный ветерок обтекает нас, мы парим на его крыльях. А потом опускаемся подле Небесной Колесницы Золотистой, словно ласковое солнышко.


    Ударяемся о землю, становимся людьми, и улетаем вместе с Тархом Перуновичем на Срединную Землю. Поблагодарили мы Дедушку, отвесили ему земной поклон и вновь оборотились птицами, полетели домой к Травиночке.


    Сели на берёзку подле дома и сидим, ждём чего-то. Вот отец вышел весь седой-седой, сгорбленный.


    - Батюшка, - любимая уже оборотилася человеком и подходит к отцу, - родимый.


    Обнимает он её, целует в щёки.


    - Доченька, любимая, - отец плачет. - Я уж не думал, что мы в этой жизни свидимся.


    - Всё хорошо, батюшка, уже всё хорошо.


    Смотрю, как у любимой меняется наряд прямо на очах, превращается в девичий.


    - Дочка, что? Почему? - отец дивуется.


    - Надо по-людски ещё свадьбу справить.


    - Тут сёстры твои.


    - Едь с ними на торжище, - отец кивает. А я оборачиваюсь пёрышком и падаю на землю. Настенька подходит и поднимает пёрышко, прячет за пазуху. И сама за берёзку становится и растворяется в её стволе. Как и я, словно мы становимся частью природы. А дальше суматоха, все начинают бегать, запрягают лошадей, садятся в телегу и едут на торжище. Все. Не остаётся никого.


    Мы выходим из берёзки и становимся вновь птицами и летим, обгоняем родичей и летим на торжище вперёд них.


    Отдаём в мену по камушку самоцветному, берём шестёрку лошадей, большой воз и забираем все товары с торжища. Зовём всех на свадьбу, объясняя дорогу.


    - А коли увидите ветренник с книгою, знать туда вам поворачивать надобно. Там батюшка мой живёт, учитель сельской.


    После этого едем мы обратно, да так быстро, что кони словно вихрь промчалися мимо отца с остальными родичами. Развернули их воз. Те и поехали обратно.


    А дома уж и столы накрыли, всё для пира приготовили.


    Скоро стали стекаться местные жители да праздновать нашу свадьбу. Любава, кстати, тоже замуж вышла, за Рудака.


    А к полудню мы с Настенькой остались одни. Отказались от дома, вышли в чистое поле. Прикоснулся я к любимой, распустились косы золотые. Рассыпались живым солнышком по плечам любимой. Прикоснулся к одежке её, и развеялась она силой вокруг. Повторила она за мною и остались мы в чём мать родила. А дальше любили мы друг друга, пока солнышко заходить не стало. Настенька была такая счастливая. А я лежал подле неё и любовался. А с последними лучами солнца слились в одно целое и очутились на моей земле. Дом строить надобно. Тут солнышко только взошло, впереди долгий день будет. Скликал народ и стали вместе избу строить. А любимая намалевала, где что надобно поставить. Где горница, где полати, где стены. К вечеру мы и управились. Домового кликнули. Пришёл дедушка.


    Взял я жену свою на руки да внёс в дом, чтоб вот так, она здесь словно и всегда была, а не новая хозяйка пришла. И стали мы жить-поживать да добра наживать.


    Много этого добра - такой мелочи у нас народилося. А ещё создавали мы целые миры, целые земли со своими солнышками. Одной лишь мыслью, сливаясь воедино. Много миров, дальних, ближних - всяких.


    - Люблю.


    - Люблю, - вторит ЕЁ нежный голос.


Часть 2 Глава 5

    

     Даша


    За физику так и не смогла взяться. Прямо накрывало, и слёзы лились в три ручья. Да что со мной такое? Набираю номер телефона, смотрю, и не понимаю, чей это номер. Контакта у меня такого нет, да только руки сами набрали. И хоть родители предупреждали о мошенниках, что нельзя звонить на незнакомый номер или перезванивать чужому кому-то, а всё равно набрала номер. А у самой сердце бьётся быстрее. Сбросили. Набираю снова и снова. И короткие гудки в ответ. Грустно… Ведь гудок идёт. Кто ты, таинственный незнакомец?


    И вновь еду в парк на роликах кататься. А перед глазами стоят трюки, которые пытаюсь повторить. Вот только человека, который эти трюки делал я не помню. И такая грусть захлёстывает меня. А вокруг меня толпа ребят, я скольжу по ним взглядом, но не вижу родных глаз. Потом бурные аплодисменты, а у меня слёзы на глазах. Кланяюсь и уезжаю. Потом проезжая мимо, вижу двух недавних знакомых: бывшего и его подружку. Улыбаюсь им, машу и... проезжаю мимо. Не хочу никого видеть!


    Выезжаю из парка и вижу удаляющуюся фигуру в футболке и шортах. Блин! Спотыкаюсь и лечу кувырком. Вряд ли мне удастся благополучно приземлиться не на пятую точку. Жизнь не проносится мимо, жизнь не имеет смысла, если нет ЕГО! Его СИНИХ глаз! И перед глазами проносятся воспоминания. Я закрываю глаза. А когда открываю, я лежу в объятиях, ЕГО объятиях. Слёзы беззвучно текут из глаз.


    - Ну не плач, прошу.


    И такая волна протеста поднимается в душе.


    - Ты, ты, да как ты посмел так поиздеваться надо мной! - на его лице отражается раскаяние и растерянность. - Поцелуй меня!


    И он целует. А потом хватаю его за волосы.


    - Прибью! Только ещё что-то отмочи в подобной манере! И волосы, с какой такой радости ты обкромсал, такие прекрасные волосы!


    А он нежно ко мне прикасается, обнимает и мне кажется, что нюхает меня. Я начинаю принюхиваться. Ну вот, воняю потом, я ведь физические упражнения делала. А он зажмурил глаза и словно мурлычет.


    - Я видела их.


    - Кого? - он тут же садится.


    - Наших голубков.


    - Кого?


    - Того самого, про кого думаешь.


    - Где?


    - Тут.


    - Давно?


    А у меня глаза уже горят, хочу его скалкой огреть, чтоб больше не был таким болваном. Отворачиваюсь от него.


    - Мне надо знать.


    - Ага, надо.


    Что бы мне такого ему пожелать? Интересно, а прошлое воплощение распространяется на нынешнюю жизнь?


    - Ты Мой! И никто другой не сможет к тебе прикоснуться! Ясно?


    И хохот.


    - Глупенькая, - он обнимает меня за талию, и нюхает мои волосы.


    Маньяк, ей Богу! Извращенец!


    И сидим мы у выхода в парк, и просто молчим рядом. Так приятно быть с ним, просто находиться рядом.


    - Что ты вспомнила? - вместо ответа снимаю с себя ролики, достаю из рюкзака босоножки. - Ты обещала не кататься без меня.


    - Не было такого обещания, ты его стёр!


    - Тогда откуда ты...


    А я показала ему язык! Вот тебе!


    - Мне нужно знать!


    - Хочешь воспоминаний лишиться? Могу тебе это устроить?


    А он просто меня обнял.


    - Прости, - шёпот, от которого мурашки по телу.


    - Ладно, так уж и быть прощаю.


    Он потёрся о мой бок.


    - А ты в прошлой жизни котом не был?


    - Может и был, не знаю. Так что там наша парочка?


    - Не знаю, по-моему в очередной раз следили за мной.


    - И ты не переживаешь?


    - Нет. Что ты раскопал?


    - Ничего дельного, - я надула губки. - Знаешь, есть официальная общепризнанная медицина, а есть.., - киваю в ответ. - Так вот, кое-кто занимается экспериментами над кровью, генами, абортным материалом и клонами.


    Я задумалась. Получается то, что мы видели - это клоны.


    - Ну да.


    - А разве они живут? Вроде ж пока не научились живучих создавать.


    - Смотря какую цель ставить. Да, воспоминания не могут вклинить в клона. А вот живучесть зависит не от тела.


    - Душа?


    - Да. Учёные не научились призывать душу в это тело. Тем более, оригинал призвать точно не получится. Но это официальная медицина не может.


    - Значит, Она смогла? - Лёша кивает. - Странно.


    - Что тебя напрягает?


    - Знаешь, я раз смотрела передачу одну про отрицательный резус. Так вот, говорили там, что таких людей невозможно клонировать.


    - Почему?


    - Не знаю.


    - Тогда логично предположить, что у тебя отрицательный, - киваю. - А группа?


    - Первая, - присвистнул.


    - Интересненько. Значит, скорее всего ...


    - Да.


    - Тогда...


    - Как они обошли это? А меня ещё такой вопрос волнует. Вот она как-то научилась призывать души, значит, смогла заставить тело жить, переместила себя в него. Ладно. А кто такой Дима?


    - Ну, тело понятно. А вот душа - не знаю. Я огляделась по сторонам. Нашей парочки видно не было. Я как раз переобулась, ролики спрятала в рюкзак, встала.


    - Было приятно познакомиться.


    И развернулась и ушла. Ко мне ещё навязались парни, говорили о том, какая красивая. Я с ними мило поболтала, они меня проводили почти до моей улицы. Потом я простилась и пошла домой.


    Дома залезла сразу в душ. Потом надела свой красный махровый короткий халат на голое тело, волосы замотала в полотенце. Потом полезла в холодильник. Нашла рагу, тушенное мясо. Вывернула оба блюда на сковородку и стала греть.


    - А на меня погреешь? - чуть сковородку не уронила. Вот, блин!


    Стала греть и на него.


    - Давно ты тут?


    - Не, только пришёл.


    Бросила на него взгляд, успел переодеться. Домашние шорты, и голый торс. Я сглотнула, но ничего не сказала. Поставила чайник. А волосы у него были мокрые да и на груди были капельки в волосках.


    Потом отключила плиту и пошла сняла полотенце.


    Теперь уже он сглотнул. Стала молча раскладывать еду по тарелкам.


    - О чём думаешь?


    - Не о еде. Как думаешь, нам уже можно?


    Помотала головой.