КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 352233 томов
Объем библиотеки - 410 гигабайт
Всего представлено авторов - 141231
Пользователей - 79227

Впечатления

DXBCKT про Измеров: Ответ Империи (Альтернативная история)

Наконец-то по прошествии нескольких месяцев я смог «домучить данную книгу»... С чем меня можно в общем-то и поздравить... Нет, не то что бы данная книга была бесполезна (скучна, бездарна и тп), - просто для чтения данной СИ требуется наличие времени, нужного настроения, и бумажного варианта книги. По сюжету последней (третьей книги) ГГ оказывается в очередной «версии» параллельного мира где СССР и США схлестнулись в очередном витке противостояния. Читателям знакомым с первыми двумя частями решительно нечего ожидать чего-либо «неожиданного» и от третьей книги: все те же попытки инфильтрации, «разговор по душам» со всевидящим ГБ, работа в закрытом НИИ, шпионские интриги с агентами иностранных разведок, покушения и похищения, знакомства и лубоффь с очередными дамами и... размышления на тему «почему у них вышло, а у нас нет»... И если убрать всю динамику и экшен (примерно 30%) и простое жизнеописание окружающей действительности (20%), то оставшиеся 50% займут лишь размышления ГГ о сущности процессов «его родной больной реальности» и их мрачных перспективах. И опять же с одной стороны ГГ немного «обидно за своих» и он тут же принимется доказывать «плюсы и достижения» нового курса своей родной реальности (восстановление страны от времен Горбачевской разрухи и укрепление мощи обороноспособности). Однако вместе с тем ГГ все же признает что вот положение простого человека «у нас» фактически рабское, как и вся система ценностей навязанная нам извне, со времен 90-х годов. Таким образом ГГ осознавая «очередную АИ реальность», с каждым новым открытием «понимает» всю сущность процессов «запущенных у нас». Вывод к которому он приходит однозначен — пока «у него дома» будет царить философия «потреблядства», пока будут работать люди и схемы запущенные еще в 90-х, никакой замечательный президент или правительство не смогут добиться настоящего перелома от произошедшего (со времен краха СССР). А то что мы делаем и строим, (тенденция вроде «на рост») конечно замечательно — но может в любой момент быть «отключено» по команде извне... Так же довольно неплохо описаны способы «новой войны» когда при молчащих орудиях и так и не стартовавших пусковых, достигаются намеченные (врагом) цели и задачи на поражение страны в грядущей войне (применение высокоточного оружия, удар по энергосистеме страны, запуск «случайных событий», хаос и гражданская война и тд и тп.). P.S Данная книгу как я уже говорил, читал «в живую», т.к она была куплена "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Плесовских: Моя вторая жизнь в новом мире (СИ) (Эротика)

Ха-ха.Пролистала. До наивности смешно!
63-ти летняя бабенка попала в тело молодой кобылки в мире , где не хватает женщин. У каждой там свой гарем из мужичков. Ну и отрывается по полной программе с гаремом из 20-ти мужей, которые имеют ее во все возможные дырки.
Причем в первую ночь по местному закону, каждому из 20-ти дала .. Н-да, как говориться такое можно выдержать только с магией..
Скучная, нудная порнушка практически без сюжета!!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
чтун про Атаманов: Верховья Стикса (Боевая фантастика)

Подвыдохся Михаил Александрович. Но, все же, вытянул. Чувствуется, что сюжет продуман до коннца - не виляет, с "потолка" не "свисает". Дай, Муза, ему вдохновения и возможности закончить цикл!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Чукк про Иванович: Мертвое море (Альтернативная история)

Не осилил.

Помечено как Альтернативная история / Боевая фантастика , на самом ни того, ни другуго, а только маги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
чтун про Михайлов: Кроу три (СИ) (Фэнтези)

Руслан Алексеевич порадовал, да, порадовал!!! Ничего скказать не могу, кроме: скорей бы продолжение, Мэтр... (ну, хоть чего-нибудь: хоть Кланы, хоть Кроу)!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
чтун про Чит: Дождь (Киберпанк)

Вполне себе читабельное одноразовое. Вообще автор нащупал свою схему и искусно её культивирует во всех своих книгах. Думаю, вполне потянет на серию в каком-нибудь покетном формате, ну, или в не очень дорогой корке от "Армады" например... Достаточно затейливо продуманный сюжет, житейский психологизм, лакированные - но не кричащие рояли, happy end - самое оно скоротать слякотный осенний день.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Fachmann про Кожевников: Год Людоеда. Время стрелять (Триллер)

Дрянь, мерзость, блевотная чернуха - автор будто смакует всю гадость, о которой пишет. Читать не советую.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Первозданная тьма (СИ) (fb2)

- Первозданная тьма (СИ) 692K, 192с. (скачать fb2) - adrialice

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Adrialice Первозданная тьма

Глава 1

Был солнечный день. В аудитории в лучах света танцевали пылинки. Студенты Светлой Академии Магических Искусств с легким удивлением смотрели на своего преподавателя — одного из старейших в академии. Магистр Таримир же молча смотрел в окно, будто видел там нечто большее, чем ухоженные клумбы и подстриженные кусты. Его взгляд был устремлен сквозь все это. И это было совсем на него не похоже. Обычно магистр, уже входя в дверь аудитории, был готов к занятию, шутил, улыбался и вовлекал в это студентов. Сегодня же, все было иначе и студенты не могли понять, что стало причиной столь резкой смены поведения. Спустя пять минут, магистр повернулся к аудитории, и студентам показалось, будто он вынырнул из воспоминаний.

— Магистр?

— Что, Ной?

Вот за это студенты и любили магистра. Конечно, не только за это, но большая роль отводилась именно этому — магистр разговаривал с ними по простому, зовя по именам, а не родовым фамилиям, как другие преподаватели. Это сближало.

— Вы сегодня необычайно тихи.

— Да, сегодня для меня необычный день. День памяти.

— Кого вы вспоминаете?

— Мою ученицу. Вы знаете, что я стараюсь относиться ко всем вам одинаково, но… Была одна, которую я любил больше других. Она мне, как дочь. Самое светлое и доброе существо, которое я встречал в своей жизни.

— Где же она сейчас?

— Погружена в Безвременье.

По аудитории разнесся коллективный вздох поражения и удивления.

— Кем?

— Светлыми магистрами.

Магистр Таримир говорил об этом совершенно спокойно и даже устало, будто о старой зарубцевавшейся ране, которая не болит, а лишь только вызывает воспоминания о ее получении.

— Но за что? Вы же говорите, что она была доброй.

— Да, была. Мы сами во всем виноваты. Мы сделали ее злой. Темной.

— Я ничего не понимаю. Вы же светлый магистр? Как светлые могут сделать другую светлую темной? — Ной говорил с каким-то отчаянием. Мысли просто не укладывались в голове, как части из разных головоломок.

— Если хотите, я могу рассказать всю историю сначала. В летописях можете прочитать о ней, но там совсем другой взгляд на события. Верьте, какому захотите, это ваше право. Но они не знали ее так, как я.

— Расскажите, — после этого аудитория погрузилась в абсолютную тишину.

— Сегодня ровно сто лет, как ее сковали. Не победили — не смогли, только сковали. Восемь самых сильных светлых магистров не смогли победить одну девушку. Моя маленькая Алирия. Я заметил ее еще на первом курсе. Ангел с белокурыми волосами и пронзительными синими глазами. Эти глаза завораживали. Лири никогда их не прятала, всегда смотрела прямо, открыто. Даже, если страшно, она смотрела в лицо своему страху и шла вперед. Училась хорошо, были подруги, не обделена вниманием молодых людей. Она не была «золотой девочкой», она не из обеспеченной семьи. Никогда не задирала нос и всегда приходила на помощь. Все преподаватели были сражены ею. Она была сильной, могла постоять за себя. И так было всегда… до последнего курса. На последнем курсе ее заметили. Ее замечали и до этого, но она мягко отказывала и спустя время все заканчивалось. На этот раз ее заметил тот, кого я бы никогда не подпустил и на милю к ней, если бы мог. Я даже не предполагал, что ОН может заинтересоваться простой девушкой… светлой!!! Это был Карьян Антилия. Темный император. Как я и ожидал, Лири отказала ему. Но он не собирался сдаваться. Надо отдать должное, он продержался дольше всех, продержался бы и дольше, если бы… она не сдалась. Она согласилась на его ухаживания. Я пытался ее отговорить, а она отшучивалась. Однажды я увидел ее глаза, когда она была рядом с Карьяном. Они светились. Тогда я понял, что потерял ее. Он император, а она обычная девушка. Подошли выпускные экзамены, которые Лири сдала блестяще. Бомба разорвалась на выпускном. Они объявили о свадьбе. Спустя пару месяцев она и состоялась. Мне казалось, что я вижу чудо — он, действительно, любил Лири. Карьян прослыл довольно жестоким правителем, но со времен его знакомства с Лири, он не сделал ничего. Это было очень странно, но, в то же время, обнадеживало. Светлые решили, что он стал более беспечным. Всегда были обиженные. К тому же, Карьян многих убил и многим сломал жизнь. Они решили отомстить. Один раз напали на Лири, но недооценили ее и погибли. Другие решили напасть на самого императора. Хорошо подготовились. Напали со спины, когда он был с Лири. Карьян защищал ее, и защитил… ценой своей жизни. У них была не обычная свадьба. Они прошли ритуал соединения на крови. Когда Карьян умирал на ее руках, то передал ей свою силу. И сила признала ее по его крови. Алирия стала мстить. Нет, это не было продуманным и спланированным ходом. Она просто дала волю темной силе. Деревня за деревней, не щадя никого, кто попадался на пути. Это были светлые деревни. Алирия просто шла, не оглядываясь, а вокруг нее все живое становилось пеплом. Светлые не могли ее убить, даже найти бреши в защите. Им помог я. Ее глаза были абсолютно черными, это была уже не моя Лири. Она узнала меня и не ожидала удара от меня — доверяла. Я смог парализовать ее на пару минут. Этого времени хватило, чтобы наложить заклинание. Отдавать ее темным не стали, но и на светлых землях темные не разрешили ее держать. У них с Карьяном был небольшой замок на нейтральных землях неподалеку отсюда. Решено было оставить ее там, а вокруг замка сделать сферу страха. С тех пор она там и лежит.

Пару минут студенты приходили в себя от этой грустной и страшной истории любви. Первым решился задать вопрос Ной.

— И что, она теперь вечно будет лежать там?

— Если ее не разбудят, то да. Заклинание обновляют.

— Разбудят? Ее что, можно разбудить?

— Да, безусловным такое мощное заклинание сделать нельзя. Она сделала много зла и посеяла страх. Разбудить ее может только добрая душа, от всего сердца пожелав этого. Не из-за какой-то выгоды, а просто пожалев и пожелав ей проснуться. А это маловероятно. К тому же, надо пройти сферу страха, а это может не каждый.

После этих слов в коридоре прозвенел звонок, обозначающий конец занятия и студенты вяло засобирались. Все думали о том, что рассказал им магистр. История не оставила никого равнодушным и многие решили после занятий пойти в библиотеку и найти исторические сводки об этом. Многие, но не Ной. Он верил магистру и не хотел знать, что пишут об этом другие. У него были совсем другие планы на вечер и завтрашний день. И если бы магистр знал о них, то наверняка запер его или сделал что-либо другое, чтобы помешать. Но магистр снова смотрел в окно, сквозь время, переносясь в прошлое.

Глава 2

— Ной, ты сошел с ума! — кричала Сандри, пытаясь отговорить друга от плана.

— Она права, — вторил Кир, — это не шутки.

— И нам может прилететь за это, — поддерживал Тирмин.

— Ребят, мы просто посмотрим! Я не собираюсь устраивать конец света, я еще жить хочу! Нет, мне, конечно, жалко ее в каком-то смысле, но будить ее я не хочу! Просто посмотреть. Это же, как прикоснуться к истории! Мы туда и назад!

— Ну, не знаю, — засомневался Кир, — если кто узнает.

— Это же такое приключение! Потом внукам будете в старости рассказывать!

— Да ты вечно втягиваешь нас куда-нибудь, — пробурчала Сандри. — Так можно и до внуков не дожить.

— Ну, давайте! Завтра суббота!

Минуту в комнате стояла тишина, нарушаемая лишь недовольным сопением девушки.

— Ладно! — согласился Кир.

— Хорошо, — поддержал Тирмин.

— Я с вами, — неохотно ответила Сандри.

— Отлично, завтра выходим в девять утра. Если кто спросит — мы гулять в город.

На этом решили и разошлись по комнатам. Суббота обещала быть волнительной.

* * *

Утро было солнечным и теплым. Все студенты собирались погулять, поэтому на четырех друзей, выходящих с территории Академии, никто не обратил внимание.

— Ты хоть знаешь, куда нам? — спросила Сандри.

— Да, я подготовился. Сейчас нам надо доехать до южного края города, а оттуда выйти через ворота и пару миль в сторону гор.

— Ой, вон повозка, давайте поймаем.

В общем, спустя час друзья выходили через южные ворота.

— Знаете, я чувствую себя, будто в какой-то легенде или книге. Четверо друзей отправляются в логово темной.

— Ну, она светлая, ставшая темной, если это утешит тебя, Кир.

— Да мне, в общем-то, все равно. Мне хочется посмотреть на нее. Посмотреть на легенду так близко, что можно руку протянуть. Кто еще может таким похвастаться?

— И то верно. Оказывается, рядом с нами все это время была такая тайна, а мы не знали, — поддержала Сандри.

— Ты же вчера не хотела идти!

— Ну, вчера я была под впечатлением, к тому же, было уже темно, а это не способствует спокойствию. А сейчас солнышко светит, птички поют и все страхи отступают.

Спустя десять минут Сандри жалела о сказанных словах… было страшно.

— Что-то ты побледнела, — проявил чудеса внимательности Кир.

— Мне страшно. И мне не стыдно в этом признаться.

— Мне тоже жутковато, если честно, — поддержал Тирмин.

— Я думаю, мы подходим. Это сфера страха, — ответил Ной. — Давай, я возьму тебя за руку Сандри.

Девушка не возражала, и они пошли более сплоченной группой. Чем дальше шли, тем страшнее было. И, главное, ничего особенного не было в окружающем пространстве. Просто камни и деревья. Только птицы больше не пели — вообще никаких звуков не было!

— Черт, я уже жалею, что пошла сюда.

— Все хорошо, ты же знаешь, что это всего лишь заклинание. На самом деле тут нет ничего страшного.

— Знаю, но от этого не легче.

— Вон замок, смотрите!

За очередной скалой оказалось большое плоское пространство, на котором и стоял замок.

— Ребят, может, мы добежим до двери? А то у меня сейчас колени начнут трястись?

— Хорошо, побежали.

На бегу Ной толкнул дверь и она, как ни странно, свободно открылась. А внутри страх исчез. Полностью. Здесь тоже было тихо, но не абсолютная давящая тишина, а покой давно забытого места. Сквозь окна внутрь попадал свет, которого было вполне достаточно, чтобы ориентироваться в коридорах и комнатах. И первым, что поразило Ноя, было ощущение уюта. Казалось бы, дом темного императора должен наводить страх. Но здесь было совсем не так. Этот дом говорил о том, что здесь жила семья. Что здесь любили и были счастливы. Он понял это по картинам, по статуэткам, стоящим на камине и всяким мелочам, находящимся в комнате. И пусть все это было покрыто пылью, Ной мог себе представить, как выглядело это место, когда было обитаемо. И впервые в жизни Ной подумал «Чертовы светлые! Зачем?». И устрашился своих мыслей. Но они уже были произнесены в голове и нашли свой отклик где-то внутри.

— Ну что, пошли дальше? — нарушил тишину Кир.

— Пошли.

Дальше находился большой зал с огромной хрустальной люстрой и великолепной лепниной, с красивой мебелью и окнами от пола до потолка. Была светлая кухня и обеденная комната, кладовые и спуск в подвал, куда решили пока не ходить. На очереди был второй этаж. На втором этаже были спальные комнаты и рабочий кабинет, в котором они застряли надолго. Здесь была прекрасная мебель, дорогущий ковер на полу и книги! Очень много книг! Но трогать их побоялись, так как даже на расстоянии чувствовалось, будто заряды проскакивают от них. Магистр их давно научил никогда не хватать книги, так как многие из них могут быть артефактами или с наложенной защитой. А жить хотелось! Поэтому на книги посмотрели со стороны и, во избежание, решили пойти дальше. Уже, даже забыв, зачем они здесь, ребята с удовольствием рассматривали каждую деталь интерьера комнат. Дальше они попали в спальню хозяев. Она очень отличалась от тех, что были до этого. Видимо, то были гостевые. В этой комнате жила любовь. Это было видно невооруженным взглядом. Огромная кровать с белым полупрозрачным балдахином, резной шкаф из белого дерева, ковер теплого шоколадного цвета, сейчас обильно припорошенного пылью, изящное трюмо со стоящими на нем принадлежностями, столик с вазой, в которой когда-то стояли цветы, легкие белые шторы на окнах.

— Как красиво, — дрожащим голосом сказала Сандри.

— Да, очень красиво.

Из комнаты выходили уже не такие воодушевленные. Это было странно — смотреть на дом, в котором когда-то жили и были счастливы, а теперь лишь пыль и отголоски былой любви… Любви, которой не позволили жить. Это было грустно.

Дальше были еще несколько таких же пустых комнат. Оставался только подвал. Ной заходил первым. Каково же было удивление, когда оказалось, что там совсем не темно! В стенах были вставлены какие-то кристаллы, которые испускали ровный голубой свет. Второй шла Сандри, за которой присматривали Кир с Тирмином, чтобы девушка не ударилась, не подвернула ногу, да и вообще не боялась одна. Они остановились, чтобы рассмотреть поближе кристаллы, а Ной пошел вперед. Во второй комнате он застыл. Посреди комнаты стоял каменный помост, на котором лежала девушка. На ней не было ни пылинки! Будто она легла туда секунду назад. Ной медленными шагами подошел к ней. Красивая, белокурые волосы. Не было сомнения — перед ним Алирия. Не удержавшись, не отдавая отчет своим действиям, Ной потянулся рукой к ее лицу и легко провел пальцем по ее щеке. Нежная кожа, теплая на ощупь. Это все казалось нереально! Вот она, та, которая убила огромное количество людей. Невинных людей! Светлая ставшая на сторону тьмы! Но он видел в ней лишь влюбленную девушку, мужа которой убили на ее глазах. Он помнил все, что говорил о ней магистр, он видел ее дом. Она не была злом. Просто ей причинили огромную боль. Боже, за что ей выпала эта доля? Хотелось бы ему посмотреть на нее живой. Посмотреть в ее синие глаза, увидеть улыбку.

В этот момент пол под ногами зашатался. Ной подскочил и оглянулся. Он сам не заметил, когда успел сесть рядом с ней. Спустя мгновение следующий толчок вызвал обвал камней, и вход в комнату завалило. Вот тут Ной испугался! По-настоящему испугался! Он слышал, как друзья снаружи зовут его.

— Я здесь, со мной все нормально, только я не смогу выйти отсюда. Вам придется отправиться за помощью к Магистру. Они прокричали, что скоро вернутся и все стихло. Но почему-то было странное чувство зуда между лопатками. Как будто… как будто на него кто-то смотрел. Ной похолодел и очень медленно обернулся назад. Прямо на него смотрели самые синие глаза.

Глава 3

— Мама, — испуганно прошептал Ной.

— Вряд ли, я бы знала, — ответила та, которая должна была спать вечно, но почему-то стояла перед ним.

— Ты же должна спать, — забыв все на свете, ответил парень.

— Ты прав, светлый. Но я проснулась, — на этих словах ее глаза стало заволакивать тьмой.

— Стой-стой-стой, ты не можешь, прошло уже сто лет! — прокричал отчаянно Ной.

Тьма замерла и … исчезла.

— Что ты сказал?

— Прошло сто лет с тех пор. Ты спала сто лет.

На лице девушки появилась растерянность. Она оглянулась и увидела слой пыли на всем вокруг. Взгляд синих глаз снова вернулся к нему.

— Но почему я проснулась?

— Я думаю… наверно… я тебя разбудил… нечаянно. Я не хотел, — боже, что он несет!

— О, я верю, что не хотел. Странно, что за сто лет никто этого не сделал.

— Ну, видимо, ни одна добрая душа не хотела твоего возвращения.

— Добрая душа? А ты, значит, захотел? Каким было условие пробуждения?

— Кто-то должен был от чистого сердца захотеть этого. Без иного умысла, просто пожалеть и захотеть, чтобы ты проснулась.

— Не нужна мне ничья жалость! А ты глупее, чем я думала! Зачем тебе мое пробуждение?

— Да я просто хотел посмотреть на тебя! А мысли сами… я ж не могу контролировать… я думал, надо вслух сказать, а тут все затряслось… камни падают… и ты…

— Понятно. И что же мне с тобой делать?

— Мои друзья пошли за помощью! Они придут с магистром! — Ною резко захотелось жить!

— Каким магистром?

— Таримиром.

— Так, так… Таримир… почему именно он?

— Он нам вчера рассказывал о тебе. Больше о тебе никто не помнит, ты осталась в истории.

— Значит, я напомню! — зло ответила девушка. — А пока, давай прогуляемся по дому.

И в следующую секунду одним взмахом руки завал камней раскатился и освободил выход.

* * *

— Магистр Таримир! Нам нужна ваша помощь!

Запыхавшиеся друзья были несказанно рады, что встретили магистра в городе, и им не пришлось бежать в Академию.

— Что случилось?

— Мы… после вашего вчерашнего рассказа, мы решили посмотреть на нее. Не будить — только посмотреть! Мы спустились в подвал, Ной шел впереди… а потом все затряслось, камни обвалились и Ной… он заперт в одной из комнат!

— Господи! Я надеюсь, что это всего лишь камни, а не то, что я думаю.

— Вы думаете… она…

— Возможно. Живо в Академию и сидите тихо! Если я до вечера не вернусь, вы все расскажите ректору!

— Мы с вами!

— Нет! Делайте, как я сказал!

Он торопливо сел в первую же повозку и отправился к воротам. А вдруг, она, действительно, проснулась? Что она теперь сделает? Второй раз ее уже не поймать тем же заклинанием. Теперь она уже никому не поверит.

Выходя из ворот и направляясь в сторону гор, магистра разрывало надвое от неопределенности. С одной стороны, Алирия могла продолжить свою месть, ведь для нее не было этих лет. А с другой стороны, так хотелось посмотреть на нее живой. Магистр боялся признаться даже себе, что все эти годы не ходил в тот замок не потому, что не хотел видеть, а потому, что… боялся разбудить. Ведь она была, как дочь, а любовь к детям безусловна, чтобы они не натворили. Ты всегда дашь им второй шанс.

Сфера страха была на месте, но это еще ничего не означало. Вот показался и дом. Рука, тянущаяся к дверной ручке, дрожала. В первой же комнате на магистра нахлынули воспоминания. Отгоняя их, как назойливых ос, старающихся ужалить больнее и не погибающих от этого, а заходящих на второй круг. Магистр прошел по коридору к подвальной двери и спустился вниз. Так и есть, камни повсюду… вход в знакомую комнату… больше не заваленный… а внутри на пьедестале… никого.

— О, Боже! — прошептал Таримир.

Он осмотрел весь подвал, на всякий случай. Никого. То, что Ноя тоже не было, в какой-то мере обнадеживало. Если бы он был в подвале, то наверняка уже мертвым. А так… был шанс. Магистр обошел первый этаж и, не найдя никого, стал медленно подниматься на второй. В комнатах было пусто. На очереди рабочий кабинет, в который очень страшно заходить. Повернул ручку вниз, слегка толкнул дверь, поднял глаза и …

— А я уж думала, что вы решили нас не посещать!

Она была точно такой же, как сто лет назад. Та же стройная фигурка, белокурые волосы, пронзительные синие глаза, глядящие на него с ехидством. Но это было на поверхности. В глубине ее глаз была боль. Такая, что не унести, не справиться даже ему, старику. А она — молодая девушка, и она несла ее. Магистру захотелось заплакать. Подойти, обнять, утешить, будто и не было всех тех жертв, не было ста лет сна. Да только она не примет этого, оттолкнет. И, наверно, будет права. Ведь он тогда помог ее сковать. Теперь он для нее тоже враг… чужой.

— Лири, — хриплым голосом против воли прошептал магистр.

— Нет, — резко ответила девушка. — Для вас я — Алирия Антилия.

— Можно мне войти?

— Входите, магистр, присаживайтесь.

— Ты проснулась.

— Что, так заметно?

— Ехидство тебе не к лицу, и никогда не было.

— Привыкайте! Я за сто лет выспалась, засыпать заново не собираюсь!

— А что ты собираешься делать?

— Я еще не знаю. Как, насчет «отомстить магистрам, пленившим меня, а потом, найти оставшихся заговорщиков и избавиться от них»?

— Многих магистров уже нет в живых, они умерли от старости. А заговорщики давно разбежались и живут где-то спокойно. Возможно, внуков нянчат.

— Да мне плевать! Убью внуков!

— Но они же не виноваты.

— Карьян тоже был не виноват! — прокричала девушка.

— Это не так, и ты это знаешь. Он не был ангелом. Он сделал много зла. Он получил его взамен. Ты это знаешь, и это грызет тебя.

— Он изменился! Я изменила его!!!

— Но это не вернет всех убитых им, Алирия! Раскаяние не исправит совершенного!

— Но почему со мной? Почему именно его? Есть много других намного более отвратительных людей! Но они живы и радуются жизни! А его нет, понимаешь, его больше нет! — Алирия кричала это сквозь слезы.

— Так бывает! И тебе придется смириться с этим! Это жизнь! Умирают все, и хорошие и плохие. Ты не можешь изменить этого.

— Могу! У Карьяна была большая библиотека, а ты знаешь, как я люблю читать. Видишь знаки на полу?

Магистр только сейчас заметил начертанные руны. И испугался. Слишком древним было то, к чему собиралась воззвать Алирия.

— Не делай этого.

— Не тебе меня останавливать.

В следующую секунду магистра парализовало знакомым заклинанием. Всего на несколько минут, но ей этого хватит. Зазвучали слова, закрутился воздух, руны стали светиться. Над полом появился туман, в котором возникла фигура. Карьян. Его душа.

— Лири, девочка моя, что ты делаешь?

— Рьян, Боже, как я рада тебя видеть. Я верну тебя, слышишь! Они не заберут тебя у меня.

— Нет, — резко ответил он. — Я знаю это заклинание и тебя следовало бы выпороть за то, что ты читаешь не те книги. Ничто не остается безнаказанным, девочка. И это не останется. Не делай этого.

— Но, Рьян. Я не смогу без тебя…

— Сможешь! Ты сильная, я знаю это, и люблю тебя за это. Ты справишься. Я заплатил за все, что сделал. И я ни о чем не жалею. Только о том, что не смогу к тебе прикоснуться больше. Но я буду ждать тебя. В следующей жизни.

— Тогда я просто закончу свою жизнь сейчас, чтобы уйти с тобой.

— Нет. Тогда ты будешь недоступна для меня. Ты должна жить! Ты должна радоваться жизни, должна прожить ее за нас двоих! Должна любить и быть любимой.

— Ты думаешь, я захочу посмотреть на кого-то другого?

— Я прошу тебя об этом! Ты не можешь без любви. Никто не должен жить без любви. А я подожду тебя. Во всех следующих мирах и жизнях ты моя.

— Рьян…

— До свидания, малыш, я люблю тебя, — после этих слов фигура стала таять.

— Нет, Рьян, не уходи! Не бросай меня! Не снова! Нееет, пожалуйста. — Алирия упала на колени, била кулаками по полу, но фигура уже растаяла. Он ушел. А на полу осталась вздрагивающая и рыдающая фигурка. С магистра слетело заклинание, но он не знал, что ему делать. Карьян поступил правильно. Только как теперь объяснить это ей. Наверно, спустя время Лири поймет. Только больно ей сейчас, а он ничем не может помочь. Взгляд магистра упал на Ноя, сидящего в дальнем кресле. По его щекам тоже текли слезы.

— Ной, пойдем, — тихо сказал магистр.

Но в этот момент Алирия подняла лицо и посмотрела на магистра озлобленным взглядом. Вот это уже плохо. В таком настроении она может наломать дров.

— Никуда он не пойдет!

— Зачем он тебе?

— Я так хочу!

— Алирия, у него вся жизнь впереди. Не ломай ее.

— А что? Выучить его я могу и сама, ты же знаешь. Я покажу ему реальную жизнь, а не ту, которой вы учите его в Академии. Светлые, — она произнесла это слово, как ругательство.

— Лири, у него есть семья, которая любит его и волнуется.

— А мне плевать! — Она встала и подошла к замершему Ною. Тот успел только встать.

— Лири…

— До свидания, магистр, еще увидимся, не сомневайтесь. — В следующую секунду сработал портал и их фигуры исчезли из комнаты. Остался лишь магистр, не понимающий, что ему теперь делать. Но точно знающий, что это только начало.

Глава 4

Я телепортировала нас недалеко от дома. Потом издалека наблюдала, как Таримир вышел из дверей и пошел вниз в сторону города… как старик. Когда он скрылся вдалеке, я наложила на дом заклинание. Теперь никто не сможет туда войти и вообще никак воздействовать на дом. Так я буду уверенна, что он в безопасности. А теперь пора. Взяв Ноя за руку чуть ниже локтя, я открыла новый портал.

Вышли мы рядом с лесом. В сотнях миль от того места, где были. А дальше просто пошли пешком.

— Куда мы идем? — спросил Ной.

— Вперед, — глухо ответила я. Разговаривать мне сейчас не хотелось. Хотелось просто идти и ни о чем не думать.

— А что там?

— Посмотри сам.

— Там поле.

— Ты сам себе ответил.

Дальше шли молча. Еще минуть пятнадцать.

— И далеко нам идти?

— Пока я не скажу.

Он глубоко вздохнул, но промолчал. Хвалю. Вокруг было солнечно, тепло… противно. На душе было совсем иначе, и этот контраст не давал покоя. Я остановилась и произнесла заклинание погодной магии. Стали стягиваться тучи, подул ветер. Вот так-то лучше. Теперь можно идти дальше.

— Сегодня обещали хорошую погоду.

— Где?

— В Литэре.

— У них хорошая погода, не беспокойся.

— А мы далеко оттуда?

— Да.

Свежий ветер перебирал волосы, тучи лучше смотрелись на небе, чем слепящее солнце. Мне так больше нравилось. Думать о произошедшем я не могла. Слишком больно, слишком рано. Оставалось только идти.

Мы говорим, что на ошибках учатся,
Но я даже не знаю,
что теперь делать без тебя.
Твое отсутствие сказывается на мне:
Я не знаю, чему верить,
Я просто не могу верить.
Ещё ни унции я не вдохнула,
Не подумав о том, кем я могла бы быть с тобой,
Ещё ни унции я не вдохнула,
Не подумав о том, кем я могла бы быть, если бы ты не исчез.[1]

Говорят, мы поем, когда нам очень хорошо или очень плохо. Вот второй вариант — это про меня. Когда внутри уже не хватает места, приходится выплескивать эмоции наружу. Так становится легче. Может, мне выговориться? Ну да. Кому? Этому парнишке? Глупости. Он не поймет, да и плевать ему. К тому же, может потом использовать это против меня. Оно мне надо? Не надо!

— Я есть хочу.

— Тогда нужно поймать кого-то в лесу.

— Как? У меня ничего с собой нет.

— О, Боже! Ты точно в Академии учишься?

— Да, на третьем курсе.

— А, похоже, будто в школе. Пошли, научу.

В лесу было тихо, спокойно. Я сотворила поисковик и отправила его вверх. Спустя пару минут он вернулся, мигая. Нашел. Я медленно пошла за плывущим сгустком света и увидела птицу. Ничего, нам хватит. Небольшая ледяная стрела и птица падает.

— Даже не буду спрашивать, умеешь ли ты разделывать дичь, — с ехидцей сказала Ною. Видно же, что мальчик домашний, неизбалованный, но и к таким условиям не привыкший. Я быстро всему научилась на первой же летней практике, поэтому сейчас процесс разделки, сооружения костра и низания мяса не занял много времени. Оставив Ноя следить за мясом, прошлась в поисках съедобных корнеплодов. В лесу можно выжить, если знать, что можно есть, а что нет. Корнеплоды можно будет запечь на углях.

Ели молча. Сначала мясо, потом подоспело остальное. Уже вечерело, поэтому идти дальше не имело смысла. Мы просто сидели и думали каждый о своем. Я, опираясь спиной о дерево, смотрела в небо и представляла, что Рьян где-то там ждет меня, смотрит, беспокоится. А мне надо как-то прожить эту жизнь. Только как? Где? И, главное, зачем? Без него ничего не имеет смысла. Все краски погасли. Ничего больше не интересно, ничего не трогает. Меня посетила такая апатия.

— Зачем я тебе? — тихо спросил Ной.

— Я не знаю, — так же спокойно ответила я. — Увидим. Тем более, я сто лет пропустила, многого не знаю. Ты мне расскажешь.

— Ты можешь узнать это у любого. Почему я?

— Ты не боишься. Ведешь себя разумно. Зачем мне искать кого-то другого? Привыкать к нему.

— Но меня будут искать.

— Я знаю. Магистры. Родители.

— Нет. Брат. Родителей нет.

— Старший?

— Да. Трин. Он все перевернет, но найдет меня.

— Так уверен в нем. Но ты же совсем не знаешь меня. Может, я умею хорошо прятать?

— Зачем меня прятать?

— Посмотрим. Пусть ищет. Я не боюсь.

— А ты вообще чего-нибудь боишься?

— В этой жизни? Нет. А ты?

— Да. Многого. Мне есть, что терять.

— Правильно. Расскажи мне о себе. Вот сидишь ты тут передо мной. Высокий, слегка спортивный (на этом месте он хмыкнул), темно-русые легкие кудри, каре-зеленые глаза. Учишься на третьем курсе, есть брат. Это все, что я знаю. Расскажи, что я не знаю.

— Что, с детства начинать?

— Ну, значительные вещи да.

— Да, ничего особенного. Родители погибли, когда мне было тринадцать. Дальше брат взял на себя обязанности главы дома. Он воспитывал меня, помогал, отвел в Академию. Там появились друзья. Трое. Кир, Тирмин и Сандри. Они хорошие. Учусь хорошо. Иногда, с друзьями вляпываюсь в неприятности. Но это, думаю, ты уже поняла. Как видишь, ничего особенного.

— Ну, неприятности, это в студенческое время самая популярная забава.

— Магистр говорил, что ты в студенческое время была отличной ученицей.

— Была, но шалости это не отменяет. Просто меня никогда не ловили. И никогда на меня не думали.

— Ты сказала магистру, что научишь меня сама. Ты, правда, собираешься меня учить?

— Посмотрим, почему бы и нет. Я покажу тебе жизнь такой, какая она есть. Меня в Академии тоже учили многому. Но в жизни оказалось совсем не так. Карьян разрушал мои стереотипы один за другим. С каждым разом я понимала, сколько лжи приняла за чистую монету. Потому что все, что говорили, принимала на веру. Как аксиому. Карьян раскрыл мне глаза. Мягко, не набивая шишек о выученные уроки. Он считал, что лучше знать правду, какой бы страшной или неприглядной она не была. Без прикрас, без масок. Спасибо ему за это. Не могу сказать, что я стала счастливее от этого знания. Но я стала более настоящей. Стала больше понимать. Это важно.

— Откуда я могу знать, что ты скажешь мне правду?

— Молодец. Ниоткуда. Ты не должен верить словам. Я буду показывать тебе, а ты сам решишь верить или нет.

— Хорошо.

— А теперь защитный круг и спать. Завтра большой день.

— Что будет завтра?

— Завтра мы отправимся в Темную империю.

Глава 5

— Что-то случилось, магистр? Почему вы вызвали меня так срочно? Какие-то проблемы с Ноем?

— Да, Трин. К сожалению, у меня плохие новости.

— С ним что-то случилось? — обеспокоенно воскликнул мужчина.

— Он жив и здоров, только…

— Только что? Я могу его увидеть?

— Не можете. Он больше не в Академии.

— Где же он?

— Его забрали.

— Кто? О чем, черт возьми, вы говорите? Он же не вещь, чтобы просто забрать.

— Это вы ей скажите.

— Кому «ей»?

— Ли… Алирии.

— Что за Алирия?

— Алирия Антилия. Вам знакомо это имя?

Мужчина пораженно замер. Это имя было знакомо благодаря рассказам родителей и прочитанным книгам. Но это было невозможно! Она же под заклинанием! Это он и поспешил сказать магистру. На что получил еще более неожиданный ответ.

— Ной разбудил ее.

— Зачем?

— По словам друзей, это произошло случайно. Он просто хотел посмотреть на нее, но…

— Но он должен был ЗАХОТЕТЬ разбудить ее, иначе ничего бы не вышло. А кто может захотеть будить такого монстра?

— Она не монстр, — магистр отвел глаза. — Она просто женщина. У которой забрали все.

— Вы сочувствуете ей???

— Да. Я знаю ее. Я шесть лет учил ее.

— Боже… Но зачем ей Ной?

— Она сказала, что ей так хочется. Что она сама выучит его всему. И получше, чем в Академии.

— Чему она научит? Она темная, а он светлый!

— Она получила светлое образование, а муж научил темным заклинаниям. Вообще-то, она может дать ему больше, чем Академия.

— Но ему не нужны темные заклинания! Он светлый!! Она погубит его!

— Трин, я тоже хочу вернуть его. Но я не знаю где она.

— А что говорит ректор?

— Он не знает. Никто еще не знает о ее пробуждении.

— И вы не собирались никому говорить, да? — догадался Трин.

— Понимаешь, если узнают, что Ной разбудил ее, ему не поздоровится. Его накажут. А может быть и другой вариант. И более вероятный. Раз она проснулась, но до сих пор не напала, и на светлых землях ее, наверно, уже нет… они обрадуются, что так легко избавились. И точно не станут портить отношения с темной империей ради одного студента. Сочтут, что сам виноват.

Трин понимал, что смысл в словах магистра есть. И светлые не сделают ничего ради Ноя. Но ведь это его брат! И он не может бросить его там!

— Я должен его найти! Только не знаю как.

— Я постараюсь помочь тебе. И прикрою его перед ректором. Скажу, что ты забрал его по семейным причинам.

— Спасибо.

* * *

— Где мы? — оглядываясь по сторонам, спросил Ной.

— У границы темной империи. Пройдем ее, а дальше отправимся в столицу.

Неподалеку показалась дорога, по которой двигались люди. То, что надо. Своим выходом из леса мы изрядно перепугали семейную пару. Я решила слегка пошутить. Поправила одежду, волосы, вытерла большим пальцем нижнюю губу. Пара понятливо усмехнулась. Ной, посмотрел на меня, потом на них, видимо, что-то в его голове щелкнуло, и он… покраснел! Как маков цвет! Я чуть не рассмеялась. Схватила его за руку и потащила дальше по дороге. А он еще следующие минут пятнадцать не мог поднять на меня глаза, чтобы щеки не выдавал полыхающий цвет. Я все-таки не выдержала и рассмеялась.

— Ты такой ребенок! Чего ты покраснел?

— А зачем ты… ну, сделала так. Они же подумали…

— Я знаю, что они подумали. И что? Ты вообще вместо того, чтобы краснеть, должен был сиять, как начищенный пятак!

— Ну да.

— У тебя девушка есть? — Боже, он покраснел еще больше!

— Нет.

— Да не красней ты так! Я же не набиваюсь! Хочешь, могу в столице подыскать тебе?

— Нет! Можем мы закончить эту тему?

— Ну, хорошо. Тем более, уже дошли.

Через несколько метров были ворота со стражей. Я темная, меня должны пустить без проблем. А про Ноя спросят.

— О, светлый!

— Это со мной, — отвечаю весело.

— Зачем тебе светлый? У нас так много хорошеньких темных, — поиграл бровями страж. Я рассмеялась. Ной покраснел.

— Я знаю. Буду разрушать иллюзии ребенка. Вы же знаете, что светлые хорошему не научат!

— Да уж точно! Успехов тебе!

— Спасибо.

Ну, вот и прошли. Теперь до первого постоялого двора, позавтракаем, разузнаем, что да как, и двинемся дальше. А вот и то, что нам нужно. Внутри оказалось неплохо, плыли аппетитные запахи. Усадив Ноя за стол, подозвала разносчицу. Спустя десять минут на столе стоял завтрак в виде тушеных овощей и печеного мяса. К нему прилагались пирожки с ягодами и морс. Ной уплетал за обе щеки. Я снова в Темной империи. Я дома. Ну, это можно назвать вторым домом. Первым я все-таки считала тот, в горах. Но туда я еще вернусь. А сейчас меня ждала встреча с Аньянкой. После смерти Карьяна она наследует трон. Его младшая сестра и моя лучшая подруга. Какая она теперь? Так странно понимать, что для них всех прошло сто лет. А для меня пара дней. Как будто, чья-то шутка. Жестокая шутка.

Расправившись с едой, мы вышли на улицу. Можно было телепортироваться в столицу отсюда, но мне хотелось немного пройтись, посмотреть на знакомый город. Вроде все было тем же, только если приглядеться, замечаешь новую крышу на ратуше, новые магазины на торговой улице, слегка изменившуюся одежду, отремонтированную мостовую. Но главное, изменился дух города. И это чувствую только я. Будто я попала не в свое время! Будто здесь уже нет для меня места.

— И куда мы теперь? — вырвал меня из размышлений Ной.

— До конца города дойдем и дальше порталом. Город небольшой.

— А почему не отсюда?

— Я так хочу.

— Ты соскучилась?

Я остановилась и обернулась на парня. Ной испугался, что сболтнул лишнее, и замолчал. А я отвернулась и пошла дальше.

— Да, я соскучилась.

Как я и обещала, скоро мы вышли на тракт. Спустившись в сторону леса, я взяла Ноя за руку и открыла портал.

Столица встретила нас гомоном. Везде ходили разодетые купцы, бегали лоточники, прогуливались пары, звенели колокольчики на входах в магазины. У Ноя глаза разбегались, а шея, казалось, вертелась на все триста шестьдесят градусов. Решив, не лишать его удовольствия, я поймала нам повозку и велела извозчику ехать к дворцу. Заодно и сама посмотрю на город. Корит всегда был красивым городом. Днем это модницы, щеголяющие обновками на главной площади или в парке, суета, смех, богато отделанные дома, кованые ограды, прекрасные фонтаны. Ночью же огни, музыка, танцы, вечерние туалеты, драгоценности, представления артистов и циркачей. Город праздника.

Ною нравилось. Я видела это по глазам. Они сияли, перескакивали с одного на другое, но не могли охватить всей красоты и многообразия. Улыбка тронула мои губы. Когда-то и я также ехала, восклицая и охая, пытаясь удержать рвущуюся радость. А Карьян ехал рядом, посмеивался, и нежно обнимал меня. Тогда я была самой счастливой девушкой в мире. А теперь его нет. А они все продолжают жить и радоваться. Наслаждаются жизнью. В очередной раз я подняла лицо к небу и молча спросила «За что? Почему его?». И в очередной раз мне не было ответа. Лишь облака, бегущие вдаль.

Глава 6

Через двадцать минут показался дворец. Прекрасный, как всегда. Я расплатилась с извозчиком и пошла по ступенькам вверх. Ной опасливо следовал за мной. У двери стояли два стража.

— Мне нужно увидеть императрицу.

— У вас назначено?

— Нет, но она будет рада меня видеть.

— Мадам лично знакома с императрицей?

— Да. Доложите, пожалуйста, обо мне.

Мне поверили. Видимо, мое отсутствие даже малейшего опасения или неуверенности, а также толика наглости убедили их.

— Как о вас доложить?

— Скажите, что Лири вернулась. Она поймет.

Один из стражей заглянул внутрь и спустя пару секунд вышел.

— Ей сейчас доложат.

Мы ждали не дольше пяти минут. Вышел мужчина, одетый в форму служителей дворца и сказал, что императрица примет нас сейчас. Нас впустили. Я успела пройти всего метров пятнадцать. С лестницы вниз неслась Аньянка, подобрав платье почти до колен, что никак не пристало императрице. Добежав до первой ступеньки, она остановилась и нетерпеливо посмотрела на меня, не веря, что это я. А потом с визгом, удививших всех свидетелей нашей встречи, бросилась меня обнимать. Я не отставала, с таким же визгом и слезами обнимала ее. Мы прыгали, кричали, смеялись, плакали. Остальные подбирали челюсть с пола. Яни схватила меня за руку и потащила по лестнице вверх. Я только и успела крикнуть «Ной, не отставай!». Мы пронеслись по коридорам дворца со спринтерской скоростью. Пунктом назначения оказалась небольшая гостиная. Ной закрыл за нами дверь и застыл в нерешительности. Мы же плюхнулись на диван и, держась за руки, смотрели друг на друга.

— Лири, я не верю своим глазам. Это ты! Я уж думала, никогда не увижу тебя. Сколько всего мы тогда перепробовали, чтобы разбудить тебя. Ничего не вышло.

— Что, не нашлось ни единого человека, который бы от всей души захотел этого?

— Да в том то и дело, что нашлись! Только, видимо, для этого необходим был светлый! Маги, конечно, отказывались от такого предположения. Но, думаю, это было сделано для перестраховки и чтобы еще раз показать, какие мы темные гады.

— Понятно. Светлые, что с них взять. Хотя, один светлый нашелся.

Девушка перевела взгляд на Ноя.

— Он?

— Да. Правда, он не хотел этого, — рассмеялась я. — Он нечаянно.

Яни удивленно посмотрела на меня.

— Это как?

— Он только посмотреть на меня хотел, да за мыслями не уследил. А тут я, взяла и проснулась. Ох и перепугался он тогда.

— Еще бы! Мне накануне рассказали, сколько ты народу погубила, а тут я тебя разбудил, а твои глаза стало тьмой заволакивать, — Ною надоело, что мы говорим о нем в третьем лице.

— Хм, интересно. А зачем ты его за собой потащила?

— Да, не знаю. Наверно, чтоб одной не оставаться. Магистр еще пришел. «Отпусти его, да отпусти». Тогда я точно решила забрать с собой. Научу его тут уму-разуму.

— Лири. Я так скучала по тебе. Лишиться сразу и брата и тебя. Это тяжело. Мне пришлось взять на себя управление империей. А я в этом ни бельмеса не понимала! И не хотела понимать! Для правления всегда был Карьян, я же, просто жила в свое удовольствие. И радовалась этому. А тут такое. И поговорить не с кем, довериться не кому. Даже плакала в одиночестве. Я как-то вдруг поняла, что осталась одна. Было страшно. Что не справлюсь, подведу. Пришлось закрыться, стать жестче, циничнее.

— Да, тебе тоже не сладко здесь было. Ты молодец. Стала еще красивее.

Раньше она была худенькой девушкой, непоседой с длинными каштановыми волосами, вечно находящимися в беспорядке, карими глазами, излучающими веселье. А теперь стала женщиной. Более статной, женственной, мягкой. Теперь волосы были уложены, а глаза больше прятали, чем показывали. Теперь костюм для верховой езды и модные платья заменили более богатые наряды, присущие не девушке, а женщине… императрице.

— Спасибо. А ты ни капли не изменилась.

— Ну, для меня этих ста лет не было. Для меня все, как будто вчера.

— То есть?

— Ну, я не просто спала. Я была вне времени. Не только тело, но и разум. Для меня, действительно, не было этих лет.

— О, Боже. Так для тебя Карьян умер несколько дней назад?

— Да. — Я отвела глаза. Не могла говорить и думать об этом. Все время старалась гнать от себя эти мысли. Иначе не выдержу.

— Даже не представляю, каково тебе сейчас? Я-то это уже пережила, свыклась.

— А я с ним говорила. Вчера.

— С кем? — в глазах Аньянки появилось беспокойство.

— С Карьяном. Точнее, с его душой.

— Милая, что ты имеешь в виду? Что ты сделала?

— Если хочешь услышать все, то нужно принести бутылку чего покрепче и несколько носовых платков.

Не говоря ни слова, Яни поднялась, выглянула за дверь и отдала распоряжение служанке. Через пять минут нам принесли требуемое. Ной уже сидел в соседнем кресле. Он понимал, что сейчас будут рассказы, воспоминания, слезы, поэтому молча откупорил бутылку и налил вина каждому… до краев. Молодец!

— А теперь, рассказывай.

— Я хотела произнести заклинание Феникса.

На этих словах Яни подавилась вином, закашлялась и посмотрела на меня, как на сбрендившую.

— Лири, ты же этого не сделала?

— Нет. Я только вызвала душу Карьяна. Яни… это пытка! Видеть его рядом, на расстоянии вытянутой руки, и не иметь возможности прикоснуться, обнять. Он стоял там, такой же, как всегда. Высокий, сильный, красивый, с черными волосами, глазами цвета стали, полными губами, легкой однодневной щетиной, крепкими руками, выглядывающими из закатанной до локтя рубашки. Стоял и смотрел на меня с нежностью, с любовью… с улыбкой на таких родных губах. Мне хотелось кричать. Я сказала, что верну его. А он ответил, что меня надо выпороть только за знание таких заклинаний, — сквозь слезы рассмеялась я.

— Да, это на него похоже, — улыбнулась Яни.

— Он сказал, что любит меня и не жалеет ни о чем. Только о том, что не смог побыть со мной еще. Что я должна прожить эту жизнь за нас двоих. Чтобы не смела быть одна. Но как, Яни? Как мне полюбить кого-то еще?

— Ты сможешь. Не сразу. Но найдется мужчина, который сможет унять эту боль.

— Но это не правильно. К тому же, ты его сестра!

— Ну и что? Я понимаю Карьяна. Он любит тебя и хочет, чтобы ты была счастлива. В этом нет ничего противоестественного. Если он сам не смог быть с тобой, он хочет, чтобы кто-то другой позаботился о его малышке Лири.

— Он сказал, что в этой жизни я должна быть с кем-то другим, но в следующих я буду принадлежать только ему. Что он найдет меня где угодно.

— В это я охотно верю. Это же Карьян. Ничто не сможет встать у него на пути.

— Да, он всегда получает то, что хочет.

— Я помню, как он добивался тебя. — Яни пустилась в воспоминания. — Он тогда приехал из светлых земель какой-то воодушевленный. Дворец не узнавал его! Это точно тот жестокий и жесткий правитель? Я смеялась, глядя на него. А он сказал, что влюбился. ВЛЮБИЛСЯ, понимаешь? Я думала, мне брата подменили! А когда он сказал, что в светлую! Студентку! Дальше он надавал кучу распоряжений, доделал срочные дела, собрал вещи и снова уехал. Сказал, что добиваться ее. Периодически приезжал назад, злился, что девушка не сдается, делал дела и снова уезжал. Я думала, он бросит эту затею быстро, но время шло. В один из его приездов я сказала, что он слишком много усилий прилагает для завоевания любовницы. А он так сурово посмотрел на меня и говорит: «Любовницы? Она станет моей женой!». Я чуть там же на пол не упала. Светлая — женой! Это было так не похоже на него. Я даже проверяла его на приворот и другие виды воздействия — чисто! А потом он приехал сияющий, подхватил меня, закружил и сказал, что она согласилась на его ухаживания. Такая мелочь, а счастья было так много, что оно витало по всему замку. Мне захотелось посмотреть на тебя. Я втайне отправилась за ним и увидела вас вместе. Ты что-то рассказывала ему и улыбалась, а его глаза горели! Ты мне тогда понравилась. Никакой надменности, наигранности, кокетства. Я была рада за вас. А потом он сказал, что ты согласилась выйти за него замуж. Знаешь, как он боялся, что ты откажешь? Церемония прошла, как в сказке. Вы жили счастливо. Я подружилась с тобой. Все было так хорошо. Пока это не сломали.

Я, не стесняясь, ревела. Этих подробностей я не знала, Карьян никогда не рассказывал. Яни тоже плакала. Вино уже давно закончилось. Носовые платки можно было выжимать. Так мы и просидели пару часов. У нас было общее горе. Только она свое уже пережила, а мне это только предстояло. И где мне взять для этого сил?

Глава 7

Оставшийся день был посвящен расположению нас в комнатах, информированию о более или менее важных вещах, произошедших за сто лет моего сна. К вечеру голова пухла. Ною было скучно до невозможности. Гулять по дворцу я ему не разрешила, а сидеть в комнате надоело через час. Ничего, с завтрашнего дня его жизнь перестанет быть скучной.

Мы с Аньянкой решили не сообщать никому о моем пробуждении. Вместо этого мне дадут новое имя и представят, как старую подругу, путешествующую по миру и, наконец, вернувшуюся домой. Теперь меня звали Лирианна, княгиня Тулузская. Имя выбрали созвучное прежнему, чтобы не было лишних вопросов, когда меня называют Лири. А княгиня… ну, я должна быть аристократкой, а это древний род, который давно не живет в империи. Они перебрались куда-то в горы. Так у меня появилась новая личность. О чем я и сказала Ною. Не хватало, чтобы он раскрыл меня.

Засыпала я с ощущением, что завтра начнется новая глава моей жизни. Я встану, оденусь, и к завтраку спустится уже не Алирия, а Лирианна. Алирии же больше нет. Наверно, она умерла там, вместе с ее любимым. Лирианна будет сильнее, жестче, смелее. Все переживания, всю боль я должна оставить в этом дне. Только так можно жить дальше.

— Ты же хотел этого любимый, — прошептала я. — А я всегда делала то, что ты просил. Всегда исполняла твои желания. И последнее исполню. Я знаю, ты дождешься меня там. Я приду. К тебе я приду куда угодно. Люблю тебя. До встречи.

* * *

Утро встретило меня солнечным лучиком… в глаз. Захотелось закопаться в одеяло поглубже и поспать еще немножко. Но совесть, видимо, тоже проснулась, а с ней и желудок, издавший вой умирающего кита.

— Сговорились, блин. Ладно, встаю!

Усилием выгнав себя из теплой постельки, пошла обмыться. Душ помог прийти в себя. Теперь стоял выбор за одеждой. Как приличная девушка, решила надеть платье. Не все же мне в брюках бегать. Я теперь княгиня. Выбор пал на платье шоколадного цвета, без всяких рюш, оборочек, не сковывающее движений, с прозрачными широкими рукавами. К нему я надела серьги с бриллиантами. Волосы собрала с висков наверх черной бархатной лентой, а остальная часть волос свободно спускалась по спине. Туфли на низком каблуке и … я готова. В коридоре столкнулась с Ноем. Он вытаращил на меня глаза.

— Что? — спросила я, так и не дождавшись от него ни слова.

— Просто неожиданно. Хорошо выглядишь.

— А раньше выглядела плохо?

— Нет, просто по-другому. Так лучше.

— Спасибо. Пошли завтракать, впереди тяжелый день.

— Почему тяжелый?

— Начинается твое обучение! Или ты думал — я несерьезно? Лаборатория здесь есть, место для отработки заклинаний тоже, библиотека вообще потрясающая. Там мы и начнем наше обучение.

Ной прям, воодушевился от моих слов. Понимаю, быть в чужой стране неизвестно зачем, неизвестно в каком качестве.

— Только сразу предупреждаю. Я — не ваши магистры. Спрашивать буду хорошо. От этого зачастую зависит твоя жизнь. На поле боя шпаргалку не достанешь.

— Понимаю.

— Отлично, значит, сработаемся.

Дальше мы продолжили путь до столовой молча. В столовой оказалось пусто. Тааак. Поймав ближайшую служанку, спросила, где императрица. Ответ меня поразил — спит! Попросила накормить Ноя. Служанка сказала, что сейчас все сделают. С чистой душой, я пошла будить эту негодницу. Никогда не отличалась особым тактом, поэтому в дверь Аньянки зашла с претензиями и без стука. Ой, зряяя. Меньше всего я желала увидеть, как моя полуголая подружка с кем-то самозабвенно целуется в собственной постели. Пробормотав «простите», я вышла за дверь. После моего выхода в комнате раздался хохот в два голоса. Черт! Я даже не подумала, что она может быть там не одна. С лестницы я сбежала, так же как и в столовую не вошла, а внеслась. Молча плюхнулась на ближайший стул, выхватила у замершего Ноя нож, схватила ближайшую булочку и стала намазывать ее маслом. Щеки пылали. Брови Ноя в удивлении стремились вверх.

— Ничего не спрашивай, — пробурчала я.

— Хорошо.

Спустя минут двадцать в столовую вошли Аньянка со своим утренним гостем. Точнее гостем там была я, а он чувствовал себя, как дома. Мои щеки снова стали краснеть. Яни хихикала, а ее спутник просто улыбался. Ах так!

— Прошу прощения за свое утреннее вторжение. Я, наверное, вам весь настрой сбила, — ехидным голосом пропела я. Сбитые с настроя, смутились. Ной подавился булочкой и покраснел. Я чувствовала себя отмщенной и улыбалась.

— Лири, я не успела тебе вчера всего рассказать. Познакомься с моим мужем — Дейнерий Пьетро. Любимый, это та самая Лири.

— Очень приятно, наконец, с вами познакомиться, Алирия, — мое имя он произнес тихо, чтобы никто лишний не услышал, но я поняла, что он в курсе событий.

— Мне тоже. Пьетро? Это, кажется, княжество на севере?

— Вы правы.

После этого мы продолжили завтрак. Ну, что могу сказать, Дейнерий мне понравился. Серьезный мужчина. Сильный, высокий. Светлые волосы, голубые глаза… в которых отражается любовь к Яни. А она светится, глядя на него. Здесь все понятно. Где-то внутри кольнуло — мне никогда больше не сидеть так.

— Ты сегодня прекрасно выглядишь, милая, — отвлекла меня от раздумий Яни. — Только черная лента зачем?

— Ношу траур по погибшей чете Антилия.

Они аж жевать перестали. Аньянка все поняла. Вздохнула. И решила сменить тему. Спасибо ей за это.

— Какие планы на сегодня?

— Начну обучение вот этого юноши.

— Дворец в вашем распоряжении. Только постарайся оставить целой хотя бы центральную часть. Все-таки тронный зал и все такое.

— Не беспокойся, постараемся без разрушений.

Завтрак закончился на позитивной ноте. Яни с мужем отправились по своим делам, а я повела Ноя в библиотеку. Там он завис от количества книг.

— Да ладно, в Академии библиотека побольше будет.

— Так, то Академия, а тут частная. И там не все книги дают, а тут…

— И тут не все! Некоторых я запрещаю тебе касаться, если жизнь дорога.

— Что, и ты не касалась?

— Хм, мне можно было! Во мне кровь Карьяна была, книги разрешали взять себя в руки. А у тебя темной крови нет. Это и будет первым уроком — научиться распознавать книги. Подойди сюда и протяни руку к этой книге, только не касайся.

Ной сделал то, что я просила.

— Что ты чувствуешь?

— Покалывание.

— Правильно, значит, книгу трогать нельзя. На ней защита. Можно посмотреть магическим зрением, тогда увидишь все книги, на которых она стоит, только это дольше.

— И что, подходить так к каждой?

— Да. Проводишь рукой над корешком и слушаешь свои ощущения. Если есть хоть какое-то ощущение неправильности, не трогай. Теперь пошли дальше. Подойди к книге, лежащей на постаменте.

— Не хочу.

— Почему?

— Я…

— Ну, говори, как есть!

— Я боюсь.

— Умница. Ты и должен. На ней такая защита, что может и руки оторвать, если коснешься.

Ной сделал два шага назад, услышав это. Теперь он стал более внимательно рассматривать книги, стоящие на полках.

— Теперь твоя задача проверить все книги. Я буду рядом и, если что, помогу.

— Но тут же столько книг!

— А у нас впереди целый день. Ты должен очень хорошо ориентироваться в книгах.

— Хорошо.

Ной поднял руку ладонью параллельно корешкам книг и повел вдоль полки. Через десяток книг остановился.

— Вот эту нельзя.

— Правильно. Пошли дальше.

И мы пошли. И ходили часа два. Ной вспотел от волнения. На оставшихся книгах я решила провести тест.

— А теперь я показываю тебе книгу, а ты говоришь, можно ли ее взять в руки. Допустим, вот эта.

— Можно. Я ничего не чувствую.

— Бери.

— Что? А если она…

— Так ты не уверен в ответе?

— Уверен.

— Так бери.

Дрожащая рука потянулась к фолианту. Сначала коснулся один палец и сразу отдернулся. Потом прикоснулся снова. А затем уже взял в руки.

— Можно, — улыбнулся довольный Ной.

— Да, идем дальше. А вот эту.

— Нельзя. Она колется.

— Правильно. А вот та?

— Нельзя. Жжется.

— А вот та?

— Можно, — и взял в руки.

— Правильно. Ммм, а вот та?

— Можно, — и снова довольно уверенно берет в руки… и тут же с ойком роняет.

— А это, чтобы не халявил, а, действительно, прислушивался.

— Но от нее ничего не чувствовалось.

— А внутри противоречий не было?

— Ну, немного, — неохотно согласился парень.

— Вот видишь. Надо всегда слушать себя. И лучше перестраховаться, чем получить по пальцам. Понял?

— Понял.

— Молодец. Теперь можешь выбрать себе книгу для чтения. Любую, которую сможешь взять.

Глаза парня загорелись, и он побежал читать корешки книг. А я с улыбкой оставила его одного. Теперь ему скучно не будет.

Глава 8

Так и прошла первая неделя моего пребывания у темных. Ной пропадал в библиотеке. Иногда я проводила с ним различные лекции, отвечала на вопросы. Он, с моего одобрения, выбирал себе книги для чтения. Здесь было столько книг, ранее недоступных ему, что парень читал почти круглыми сутками. Когда я хотела наказать его за что-то, я не разрешала читать. Это стало самым действенным. Сегодня я предупредила его о важной лекции. До этого были лишь второстепенные темы, а сегодня мы коснемся самой важной. Я надеюсь, он поймет меня и не поддастся предубеждениям. Сейчас я направлялась в библиотеку, где Ной уже должен ждать меня. Так и было, парень сидел в кресле.

— Ну, что ж, начнем. Ной, я знаю, как в Академии дают принцип разделения магии на светлую и темную. На самом деле, не так много заклинаний, которые сможет использовать только светлый или темный маг. Это заклинания, в которых используется первичная суть. Остальные заклинания могут использоваться и теми и другими.

Я замолчала, давая парню осознать это. На самом деле, это не так просто, понять, что несколько лет в Академии тебя учили не тому. Я тоже сначала не хотела понимать этого.

— Но магистры говорили, что используя темные заклинания, ты становишься на путь тьмы.

— Ной. Темные отличаются от светлых своей магией. Но это не как добро и зло. Это как разные стихии. Сами по себе они не являются плохими или хорошими. Разница в том, как их использовать. Темными заклинаниями можно творить добро, а светлыми — убивать. Магия — это всего лишь магия. Главное в твоей голове и в твоем сердце. Для чего ты используешь свою силу? Чтобы помочь или погубить. Скажи, боевые заклинания — это плохо?

— Нет. С помощью них можно защититься от нежити.

— А можно и убить простого человека. И ты это прекрасно знаешь. Некромантия кажется тебе чем-то отвратительным?

— Да. Я считаю, что беспокоить мертвых непозволительно.

— А если только так можно найти убийцу? Если только так ты можешь получить информацию, от которой зависит чья-то жизнь? У всего есть две стороны, Ной. Как минимум, две стороны.

— Но почему тогда магия названа темной? Если она по сути такая же, как светлая?

— Скажи, день это хорошо?

— Да.

— Почему?

— Днем светит солнце. Оно согревает, дает жизнь.

— А ночь — это плохо?

— Ну… нет. Но день лучше.

— Чем?

— Ночью темно, ничего не видно. Ночью бродят всякие твари. Ночью часто совершаются нападения, потому что можно скрыться во тьме.

— А теперь, послушай мою версию. Днем солнце сжигает все живое, высушивает до последней капли. И не скрыться от этой жары. А ночью наступает благословенная прохлада, тишина. Ночью мы спим, отдыхаем.

— Такого дня, как ты описываешь, я не встречал. А если и есть, то там не живут.

— Нет? Хочешь, покажу?

— Давай!

Я взяла его за руку и телепортировалась к границе империи. Когда мы вышли, я снова телепортировала нас. Это место мне когда-то показывал Карьян, точно так же перевоспитывая. Это было на островах. Вокруг почти везде был песок. Лишь неподалеку виднелся оазис. Туда мы и пошли. Уже через несколько минут Ной стал снимать верхнюю одежду.

— Не снимай рубашку.

— Почему? Хочешь, чтобы мне было жарче?

— Нет, просто твоя кожа не привыкла. Ты сгоришь.

Ной перестал трепать свою рубашку. Смахнул пот со лба. Попытался вытряхнуть песок из ботинок.

— Бесполезно. Он все равно там останется. А еще скоро захрустит на зубах. Дело не в этом. Смотри. Видишь людей?

— Да.

— Они добывают воду. Другие сейчас в том лесу.

— Ну, в лесу хоть не так жарко.

Я усмехнулась. Наивный. Мы дошли до леса. Только легче там не стало.

— Люди добывают здесь еду. Собирают плоды, цветы, травы. Здесь растет много деревьев, выжимки из которых мы используем при лечении болезней. Они занимаются этим каждый день. В течение всей жизни. Как тебе?

— Но, почему они не бросят это?

— Они здесь выросли, здесь их дом. Здесь жили их предки.

— Я понял, о чем ты. Давай уйдем отсюда.

— Нет. Мы пробудем здесь до ночи.

— Что?

— Этот урок должен хорошо закрепиться в твоей голове. Чтобы больше не возникало сомнений.

— Но тут же нечем дышать!

— Они же дышат! Всю жизнь. И не жалуются. А ты тут всего час и уже ноешь. Пошли дальше в лес. Когда ты еще побываешь здесь?

— Надеюсь, что никогда, — буркнул Ной.

— Вот именно. Пошли.

Мы отправились глубже в лес. Там нашли фрукты. А также следующий жизненный урок для Ноя. Смотри, на что наступаешь и куда тянешь руки. Как он побледнел, когда понял, в какой опасности сейчас были его руки. Он просто хотел сорвать фрукт. А то, что рядом на ветке лежала уркха, он не заметил.

— Лир, а что это было?

— Это была уркха. Ты не знаешь о такой?

— Нет.

— Это маленькая зверушка, напоминающая ящерицу, только с большими ядовитыми клыками. Яд парализует жертву. Вообще, она охотится на мелких насекомых и грызунов. В данном случае, она собиралась защищаться. Она бы тебя не съела и даже не надгрызла. Ты бы просто валялся на земле, не имея возможности пошевелиться. А там, кто знает, может за это время пришел бы кто побольше, кому ты пришелся бы по вкусу. Представь, тебя едят, ты все чувствуешь, а сделать ничего не можешь — тело не слушается. Ной побледнел еще больше и, кажется, собрался упасть в обморок. Теперь он осматривался по сторонам со страхом.

— Лир, а может, выйдем наружу. Там жарче, но безопаснее.

— Там ты сгоришь очень быстро. Правда, раньше ты получишь тепловой удар.

Таким образом, мы и скитались по лесу, пока не начало темнеть. Затем, я телепортировала нас к началу леса. Выходить самим по таким дебрям в темноте? Я еще не совсем с ума сошла. Там мы отошли подальше, чтобы люди нас не заметили. За парочкой барханов мы остановились и сели. Я зажгла костер и просто легла на песок рядом. Ной последовал моему примеру. Тело обдувал легкий ветерок, но замерзнуть нам не давал костер. Над головой были звезды. Казалось, руку протяни и достанешь.

— Красиво, — прошептал Ной.

— Да. Вон то — созвездие Эриуса, а то — Ракша. А вон та яркая звезда — Делирия.

— Их так много. У нас их не видно.

— Здесь климат другой.

— А где мы?

— Тильские острова.

— Ого! Мы не на материке!

— Да.

— А где океан?

— Хочешь увидеть?

— Да, я никогда не видел.

— Пошли.

Я взяла его за руку и порталом вышли на побережье. Я специально закрыла ему глаза. Мы спустились к самой кромке воды.

— Ты слышишь?

— Да. Это так необычно. Даже не с чем сравнить.

— Смотри, — и убрала руки.

Он сейчас мало что видел, все-таки ночь. Но дорожка на воде от Галианы была. Ной замер. И, кажется, забыл, как дышать.

— Подойди, потрогай воду.

Он наклонился и опустил руку. Следующая волна лизнула его пальцы и вернулась в океан.

— Это прекрасно, — восхищенно прошептал он.

— Хочешь покупаться?

— Да, — и тут, словно опомнился, — но у меня ничего с собой нет. И тут темно.

— Я на берегу зажгу костер. Будешь ориентироваться на него. А я на тебя смотреть не буду.

Не дожидаясь ответа, я пошла вверх по берегу, собрала коряги, ветки и, соорудив костер, подожгла магией. Ной все еще стоял у берега в одежде, не решаясь. Ох, ты ж господи. Хорошо, что под моим платьем была сорочка. Я, недолго думая, сняла платье, ленту с волос. Ной отвернулся. А дальше с визгом я понеслась в воду. Поплавав пять минут, увидела, что Ной тоже зашел. И вскоре он плескался, как ребенок. В общем, мы накупались, пока не заболели все мышцы. Потом выбрались на берег и в тепле костра заснули. Думаю, теперь отношение ко дню и ночи, Ной изменит.

Глава 9

Я проснулась раньше и не стала будить Ноя. Просто лежала и смотрела на океан. Утренние лучи раскрасили его лазурными цветами. Маленькие волны блестели под солнцем, легкий теплый ветерок перебирал волосы, нежно касаясь щеки. Здесь было тихо. Так спокойно и хорошо. Здесь отдыхала израненная душа. В этом месте будто застыло время. Сбоку заворочался Ной. Открыл глаза и увидел песок, удивился этой находке, попытался вспомнить вчерашний вечер и только потом поднял на меня глаза.

— Доброе утро, соня.

— Доброе, — потирая глаза, он сел и замер. Теперь он видел океан днем.

— Красиво?

— Очень, — прошептал парень. — Кажется, у него нет конца и края.

— Есть. Где-то далеко. Там живут другие расы. Ты же учил географию мира.

— Учил. Только читать в книге — это одно, а видеть воочию — совсем другое.

— Поэтому я и стараюсь все объяснять тебе на примерах. Так не остается никаких сомнений.

— Спасибо.

— Да не за что, я еще ничему тебя толком не научила.

— Спасибо за океан. За вчерашний день.

— Я думала, тебе не понравилось бродить по такой жаре.

— Не понравилось. Но это новые впечатления. Ты показываешь мне мир. Я, вероятно, никогда бы здесь не побывал.

— Почему? Порталам ты научишься. А здесь нет защитного купола. Сможешь приходить, когда захочешь.

— Все равно, спасибо.

— Пожалуйста. А сейчас нам пора возвращаться назад. Аньянка нас потеряла, наверно.

— Да.

Мы переоделись и телепортировались к входу в империю. Стражи смотрели на нас с нескрываемым ехидством.

— Океан прекрасен в это время, — с улыбкой сказала им. Они понимающе ухмыльнулись и пропустили (нашу парочку они еще с прошлого раза запомнили).

Дальше снова пошли порталом. Яни встречала нас изумленным взглядом.

— Вы где были? Вас со вчерашнего утра не было! Я волновалась!

— Путешествовали. Показывала Ною Тильские острова. В океане покупались.

— Черт, я тоже хочу.

— Тебе нельзя, дорогая, ты же императрица, — с сарказмом пропела я.

— А ты — гадина! Дразнишься.

Я рассмеялась от всей души. Ной смотрел на меня, как на восьмое чудо света.

— Что?

— Я ни разу не видел, как ты смеешься, — сказал и смутился. Зато Яни не преминула воспользоваться этим.

— Ой, вы смотрите, наш мальчик стал заглядываться на девочек, — патоку в ее голосе можно было разливать по бутылкам. Но своего она добилась — Ной покраснел и опустил глаза.

— Пошли, скромняга, — усмехнулась я. — Не бойся, приставать не буду. А вообще бросай эту привычку. Чего ты каждый раз краснеешь, как девица на выданье? Найти тебе любовницу что ли? Она быстро отучит краснеть.

Ной не выдержал моего издевательства, сорвался и побежал по лестнице в свою комнату. Вслед ему несся мой смех.

* * *

На самом деле, когда я говорила о любовнице, я не шутила. Ну, сколько можно то? Он еще на балу не был. Там он вообще в пылающую головешку превратится! Фрейлины его в покое не оставят. С этим вопросом я и отправилась к Аньянке.

— Яни, у меня к тебе дело.

— Какое?

— Пора кое-кому взрослеть. А то, глядишь, загорится от следующей двусмысленной фразы.

— Согласна, надо решать, — рассмеялась она. — У меня есть на примере кандидатура. Фрейлина одна. Умная девочка, да от других отобьет. А то уже начали спрашивать, что это за светленький тут? Скоро накинутся волки на свежее мясо. Я свяжусь с ней и все устрою. Думаю, она будет тут этим же вечером.

— Отлично. Кстати, еще хотела заняться физической и боевой подготовкой Ноя. Можешь посоветовать хорошего учителя?

— Надо подумать. Об этом я тоже потом сообщу.

— Спасибо. А сейчас пойду дам задание мальчику.

Я нашла его в библиотеке. Увидев меня, он нахмурился и опустил глаза в книгу. Ну-ну.

— Можешь отложить столь занимательное чтение. У нас сейчас будет урок. А точнее зачет.

Ной закрыл книгу, отложил ее на столик и хмуро воззрился на меня. Таак, это еще что такое?

— Чего ты дуешься, как мышь на крупу?

— Я не дуюсь.

— Нет? Этот гнусавый голос мне кажется, а хмурое лицо только видится?

— Видимо.

— Прекрати вести себя, как ребенок и скажи открыто, что тебя не устраивает.

— Ты лезешь в мою личную жизнь.

— Это какую? Которая отсутствует? Или ты в светлой Академии оставил любовь всей своей жизни?

— Нет, не оставил.

— Вот и все! Ты мне еще спасибо скажешь.

— Не скажу. Это личное.

— Слушай сюда, если хочешь, чтобы тебя воспринимали, как мужчину, то будь им. Не веди себя, как капризный ребенок!

— Хм, а я еще подумал, что ты нормальная девушка. Поторопился.

— Нормальная? Дорогуша, императрица сейчас по моей просьбе ищет тебе учителя по тактике ведения боя и физической подготовке. Скоро ты меня вообще возненавидишь!

— Ну, это хотя бы для моей пользы.

— Вот этим и будешь утешать себя, собирая конечности с земли. А сейчас, как я и сказала, небольшой тест. Узнаем уровень твоих знаний по географии мира. Начинаем с рас, государств и столиц. Вперед.

— На Некте проживают семь признанных рас: драконы, эльфы, дроу, гномы, орки, наги и люди. Государств же восемь — люди живут в двух государствах, в зависимости от типа магии. Все расы живут на одном материке. На островах живут только небольшие народности. В северном полушарии материка с запада на восток находятся государство драконов — Ристаль. Столицы, как таковой, нет, только Ледяные горы, в которых живут старейшины. Дальше располагается государство дроу — Ксариан, столица которого называется Тисан. Далее идет государство гномов — Грохнэш, столица — Михлав. И самым восточным является империя темных — Хантарис, столица — Корит. В южном полушарии с запада на восток располагается государство нагов — Шиар, столица — Ашас. Затем государство эльфов — Эльдарил, столица которого — Элерия, а на востоке — империя светлых — Кариал, столица которой — Риан. И посередине всего этого расового безобразия, окруженные со всех сторон, находятся степи орков. У них нет государства, правления, как такового, тоже. Помимо материка, как я уже сказал, есть острова. Несколько довольно крупных островов на юге, один на востоке и один на севере. Живут там не пойми кто. Какие-то местные кракозябры.

— Хорошо. Теперь вкратце опиши каждое государство. Устройство, ландшафт, ну, ты понял.

— Драконами управляет совет старейшин. С остальным миром почти никак не контактируют. По крайней мере, официально их уже давным-давно никто не принимал у себя. Живут в горах. Что они там делают — понятия не имею! Начиная от подножья их гор и далее, живут дроу. У них есть один правитель. Живут в гористой местности, добывают драгоценные металлы и камни, ими торгуют с остальным миром. Говорят, их столица с высоты похожа на брошку с камнями. Гномы тоже живут в гористой местности, но специализируются на добыче других камней и пород. Они торгуют мрамором и другими интересными породами. Я уж не знаю, что там у них еще встречается. Над ними тоже стоит один правитель. Советники, конечно, есть, но у кого их нет? Еще они отличные кузнецы. Из- под их молота выходит отличное оружие. Некоторый металл добывают сами, а некоторый закупают по-соседски у дроу. Наги… У них также один правитель. Хвостатый, надо сказать. Территория государства занята пустынями и полупустынями. Наги делают прекрасные вещи из стекла. Орки — степняки до мозга костей. Правителя нет. Живут довольно большими группами. Поскольку в степи делать нечего, то нанимаются в охрану или сопровождение. Воины довольно хорошие. Эльфы живут в лесу. Собственно, где им еще жить, они же эльфы?! Занимаются выращиванием и продажей лекарственных трав, выжимками из некоторых растений и, даже, деревьев. Делают натуральные ткани. И, наконец, люди. Светлые живут в равнинной части материка, лишь к границе с темными появляются небольшие горы. Темные живут в довольно гористой местности, но равнин тоже достаточно. Правда, они находятся на большей высоте. И теми и другими правят императоры. Что делают светлые и темные? Ну, в основном, являются головной болью друг друга и остального мира. А если серьезно, готовят магические кадры в двух межрасовых академиях (светлой и темной), делают множество артефактов, амулетов и других магических штук. Ну и, всего помаленьку: животноводство, растениеводство. Вообще, светлая и темная империя — это два больших рынка. Тебя и обуют, и оденут, и обворуют, и в морду дадут.

— Ладно, в общих чертах представление имеешь, уже хорошо. Теперь можешь продолжить свою занимательную книгу. Начитывайся, скоро этой возможности у тебя не будет.

— Мне нельзя будет читать?

— Можно! Если найдешь на это время.

— И сколько еще у меня времени?

— Боюсь, у тебя есть время только до завтра… А может до сегодняшнего вечера, — хитро заметила я.

— А что будет сегодня вечером?

— Если случится — увидишь, а нет, так не зачем знать, — не говорить же ему, что сегодня вечером все его время, возможно, займет одна любопытная фрейлина. А то, поди, сбежит еще. А так — оп! — и попалась птичка.

Глава 10

Вечером меня в коридоре поймала Аньянка.

— Лири, пойдем, одобришь кандидатуру.

— Чью?

— Фрейлины, конечно!

Это обещает быть интересным. Мы прошли в одну из гостиных. Там нас уже ждала молодая девушка. Хотя, здесь никогда нельзя быть уверенным в возрасте. Все-таки, если она магичка, то ей может оказаться лет пятьдесят точно. Внешне девушка была очень даже ничего. Хотя, мне- то какая разница? Я ж не знаю, какие нравятся Ною. Эта была среднего роста, с темными, вьющимися волосами и почти черными глазами. Фигурка… очень фигуристая. Приветствуя вошедшую императрицу, она присела, и я отметила грациозность движений девушки.

— Императрица, вы хотели меня видеть?

— Да, Фрея, у меня к тебе поручение. Присаживайся. Кстати, это моя подруга Лирианна, — девушка перевела на меня взгляд и склонила голову.

— Здравствуйте, госпожа Лирианна.

— Здравствуй, Фрея.

— Лирианна недавно вернулась к нам. И привезла с собой ученика. Светлого.

На этих словах девушка удивилась и перевела на меня взгляд. Я лишь улыбнулась и пожала плечами. Почему нет?

— О нем и пойдет речь, — продолжила Яни. — Ной еще совсем молодой парень. А ты же знаешь наших… ммм… одиноких… и не очень одиноких женщин. Тем более, светлый во дворце — диковинка… экзотика. И, боюсь, совсем скоро одна из этих женщин может положить на него глаз. А мне бы не хотелось, чтобы парень попал под дурное влияние. Он очень скромный, неиспорченный. Я бы хотела, чтобы он находился в надежных руках. А пока он так мило краснеет от каждого намека на двусмысленность, он является легкой добычей. Нам нужно это исправить, Фрэя. Лирианна является его учителем, но учитель может научить не всему. Некоторым вещам может научить только женщина. Я хочу, чтобы этой женщиной была ты. Ты понимаешь, чем я говорю?

С каждым словом Аньянки, на лице девушки расцветала понимающая и довольная улыбка, а глаза хищно поблескивали.

— Конечно, императрица, это большая честь для меня. Госпожа Лирианна может не волноваться, я все сделаю. Ее ученик будет в надежных руках.

Она выглядела, как кошка, которой на халяву досталась не просто крынка молока, а само доящаяся корова! И было видно, что у девушки есть и зубки и коготки. Она не выпустит своей выгоды, а значит Ной в надежных руках. Но, на всякий случай, я решила предупредить девушку.

— Этот парень очень важен для меня. Он должен быть в безопасности.

— Конечно, госпожа. Я окончила Темную Академию Магических Искусств. Я смогу его защитить.

— Я рада. И еще один момент. Когда я пыталась с ним поговорить об… этой стороне его жизни, он закрылся и сказал, что это его личное дело. Так что, я думаю, он может сопротивляться, — улыбнулась я.

— Ничего, госпожа, я справлюсь. Так даже интереснее, — ответила предвкушающей улыбкой девушка.

— Отлично, — подвела итог разговора Яни. — Когда ты будешь готова приступить?

— Хоть сейчас, императрица.

— Пойдем.

Мы поднялись и пошли в сторону наших комнат. Комната Ноя находилась рядом с моей (по понятным причинам). В дверь постучала я. Буквально через несколько секунд она открылась, и передо мной предстал внимательный взгляд ученика. Я сделала шаг в сторону, пропуская вперед Фрею.

— Ной, милый, познакомься, это Фрея. Она выразила огромное желание с тобой познакомиться, и мы с императрицей не могли отказать ей в такой малости, — сладким голоском пропела я. Надо было видеть глаза Ноя. Сначала он ничего не понимал, и удивленно рассматривал нашу компанию. Потом в его голове, видимо, что-то щелкнуло, и он догадался… и начал хмуриться и набирать воздух, чтобы послать нас куда подальше. Не успел. Фрея предвидела это и начала действовать.

— Вы Ной? Я столько слышала о вас! Вы такой храбрый! Один в темной империи! — все эти слова она сопровождала горячим взглядом, попутно проталкивая Ноя вглубь комнаты и трогая везде, где доставала. А ручки у девушки были длинные. Ной перевел растерянный взгляд на нас с Яни. Мы же в ответ улыбнулись, помахали пальчиками и закрыли дверь. А потом довольные вернулись назад в гостиную. Там нас ждал ее муж. Он разливал вино по бокалам. Мы с Яни, хихикая, плюхнулись на диван и получили по бокалу. Дейн (он просил не звать его полным именем), взял третий бокал и подошел к нам со спины.

— Девочки, вы жестокие, — с улыбкой сказал он.

— Нет, мы добрые, — хором пропели мы и рассмеялись. Потом выпили. И ближайшие полчаса в комнате разносился только звон хрусталя, разговоры и смех. Затем Яни утащила своего мужа, догадываюсь куда. А я пошла на крышу дворца. Оттуда открывался прекрасный вид на ночной город. Интересно, что мне завтра скажет Ной?

* * *

Утро было солнечное и теплое. Я потянулась в постели, перекатилась на живот и обняла теплую подушку. Как хорошо! Вставать совершенно не хотелось! Но надо! Поэтому я поднялась, приняла душ, оделась и спустилась в столовую. Естественно, никого там не обнаружила. В общем-то, и не рассчитывала. Яни, либо уже убежала по делам, либо еще нежится в объятиях Дейна. Накатила грусть. Я так скучала по Карьяну. Каждый день вспоминала и тут же старалась занять мысли чем-то другим. Каждая минута должна быть чем-то занята, лишь бы не было времени на воспоминания. Иначе не выдержу, расплачусь. Вот и сейчас, как только начала раскисать, отвесила себе мысленно оплеуху. Вместо этого, у меня другие планы. Думаю пошарить по кухонным запасам. Кстати, в обслуге дворца были только люди без магического дара, поэтому меня никто узнать не мог. Была, правда среди советников пара-тройка магов довольно почтенного возраста, которые меня помнили. Но с ними Аньянка поговорила, и они поняли, что распространяться о моем возвращении не стоит. А больше постоянных жителей во дворце не было. Остальная знать собиралась лишь по праздникам. Вот тогда мне и придется что-то придумывать, ведь многие могут меня узнать. Но это не сейчас, поэтому и голову забивать себе не буду. Сейчас я хочу взять с собой завтрак и пойти на озеро. В такой день грех сидеть взаперти. Сказано — сделано! На кухне мне выдали корзину с едой, и я отправилась. В саду почти никого не было, что было мне только на руку. Озеро находилось в отдаленной части сада. Мне там нравилось абсолютно все! А главное, там было спокойно. Расстелив покрывало на траве, я поставила корзину и села. По поверхности воды плавали водяные цветы, сквозь деревья проглядывали лучики, окрашивая траву в ярко-зеленый. Где-то в кронах пела птичка, перепрыгивая с ветки на ветку. Здесь жил покой.

Завтракала я медленно, наслаждаясь каждой минутой происходящего. Улыбалась, глядя на пчелу, добросовестно собирающую пыльцу с цветов. Ловила лицом теплые солнечные лучики, закрывая глаза от ощущения неги. Наслаждалась легким ветерком, перебирающим мои волосы и шевелящим подол летнего платья. Проводила пальцами по травинкам, вплетала сорванные цветы в косу. И просто жила. Будто весь мир только для меня. Будто времени не существует. Есть только сегодня, сейчас, и так будет всегда. И я наслаждалась каждой секундой этого «сейчас». Ведь сейчас не было прошлого с его режущей на части болью, с отравляющим ядом потерь, с горьким осознанием неизбежности происходящего и тьмой безысходности. Сейчас не было неизвестного будущего с его вопросами и уже не интересными вариантами, с постоянным одиночеством, с вечным холодом в груди, с погасшим сердцем и мертвой надеждой. Сейчас не было ничего, только это прекрасное мгновение, в котором я была счастлива. В котором я не была Алирией или Лирианной. Сейчас я была просто частичкой этого мира. Как травинка или дерево, как озеро или птица, поющая в ветвях. И не было конца меня и начала чего-то другого. Мы были единым целым. Я была ветром над землей, солнцем в небе, водой, питающей эту землю и дающей ей жизнь. Я была любовью.

Глава 11

После такого завтрака я была полна сил и желания действовать. А, поскольку, Ной — мой ученик, то и страдать от моей активности ему. Искать его долго не пришлось — библиотека для него, как второй дом. Увидев меня, он слегка покраснел (видимо, вспомнил вчерашний вечер), но я не стала акцентировать на этом внимание и смущать его еще больше.

— Подъем! У нас сегодня практика на свежем воздухе.

— Что практиковать? Ехидство? Твердолобость? Наглость? — он не мог мне простить моего вмешательства в личную жизнь.

— О, я смотрю, ты полон сил? Надо сказать Фрее, что она плохо старается, — после этих слов парень побледнел.

— Не надо, она хорошо старается. Очень… активная девушка.

— Отлично. А теперь хватит болтовни. Пошли.

Я повела его в дальнюю часть сквера, где почти никогда не бывает людей. Там мы никому не помешаем и ничего не разнесем.

— Я сегодня добрая, поэтому разрешаю самому выбрать заклинания, которым ты захотел бы научиться. Есть такие?

— Есть! «Ледяные стрелы», «Пепел феникса», «Первозданные лучи»…

— Притормози, жеребчик. Эти заклинания боевики учат на пятом курсе. А ты на третьем. Боюсь, тебе не хватит выдержки, концентрации и самодисциплины для этих заклинаний.

— А, может, ты сама не умеешь?

— Ной, мне не десять лет, на слабо не возьмешь. Если эти заклинания у тебя выйдут из-под контроля, или ты произнесешь их с ошибкой, то можешь не только погибнуть сам, но и развалить тут все к чертовой бабушке. А мне этот дворец дорог, как память. Да и Аньянка не обрадуется.

— Ну, Лир, ну, пожалуйста!!!

— Что ты знаешь об этих заклинаниях?

— «Ледяные стрелы» и «Пепел Феникса» — это темные заклинания. «Первозданные лучи» же являются светлым заклинанием, в котором используется свет, как таковой. Темные не могут использовать это заклинание. Лучи используются при борьбе с тьмой и ее порождениями — нежить, нечисть. Пепел превращает любой предмет или существо на своем пути в … пепел! А стрелы — просто боевое заклинание, которое можно использовать в любом бою, кроме нежити и нечисти. Их заклинание только замедлит.

— И ты готов учиться темным заклинаниям?

— Да.

— И почему же ты так решил?

— Ну, я читал много книг. По сути, получается, что темные от светлых отличаются только природой магии. А в остальном мы одинаковы. Как ты и говорила.

— Я рада, что ты понял это. Ладно, начнем с ледяных стрел, а там посмотрим.

— Ура!

— Не радуйся раньше времени, если я решу, что ты не готов, то эти заклинания мы отложим на потом.

— Хорошо, я понял.

— Что ж, для этого заклинания ты должен сконцентрироваться. Тебе придется одновременно удерживать несколько объектов. Чем опытнее и сильнее маг, тем больше стрел он может сделать за один раз. Заклинание я напишу на листке — выучишь. Для начала, можешь поднять, согнутые в локтях руки, и развести их в стороны на уровне груди, ладонями от себя. Когда будешь читать заклинание и отдавать ему силу, представь, как между твоих рук появляются ледяные стрелы. Они должны быть упорядочены и, обязательно, острием от себя! Иначе можешь сделать из себя дуршлаг. А потом простейшим магическим импульсом бросаешь их в нужную сторону. Смотри.

Поскольку материал лучше понимается и усваивается на практике, то я решила продемонстрировать. Ной с любопытством поблескивал глазами. Я зашептала заклинание, а между моих рук заклубился туман. Когда он рассеялся, там находилось несколько стрел. Ной обиженно посмотрел.

— И это все? Три стрелы?

— Я могу сделать тридцать, только зачем? Ты тоже для начала представляй три.

А дальше мои стрелы с огромной скоростью вонзились в землю в десятке метров от нас.

— Ну что, твоя очередь? — я достала бумагу, перо с магическими чернилами внутри, и написала заклинание. Ной несколько минут учил его, благо, оно не было длинным. Затем отложил бумагу и неуверенно стал рядом.

— Не волнуйся, у меня не сразу получилось. Сначала у меня получились ледяные кусочки, которые тут же попадали вниз — от удивления я потеряла концентрацию.

Он рассмеялся и, уже более уверенно и спокойно, развел руки и стал читать заклинание. У него получилось… три ледяных булыжника.

— Запускай!

Он запустил вперед. В итоге — одно сломанное молодое дерево, куча веток и офонаревшие белки на соседних деревьях.

— Для начала неплохо. Врага можно убить и таким булыжником. Но лучше стрелы. Они быстрее, и их сложнее остановить. Принцип ты понял. Теперь тренируйся. И лучше результаты направлять в землю. Там оно растает, а вот деревья жалко.

И пошло веселье. С каждым разом у Ноя получалось лучше. Когда несколько раз подряд он смог создать три идеальные стрелы, я решила усложнить задачу.

— А теперь можешь понемногу увеличивать количество стрел.

Следующие полчаса вокруг свистели стрелы. На десяти стрелах я решила остановить активиста. Вокруг все напоминало труд сумасшедшего садовода — взрыхленная местами земля, поломанные кусты, комья травы и почти растаявшие куски льда. И посередине счастливая мордашка Ноя.

— Давай другое заклинание?

— Нет, — отвечаю сквозь смех. — Ты хорошо потрепал свой магический запас. Заклинание довольно энергоемкое. У меня другие мысли. Пойдем, узнаем, что там с твоим учителем по боевой подготовке.

Аньянку мы нашли в рабочем кабинете за бумагами. Глянув на довольного паренька, она перевела вопросительный взгляд на меня.

— Ледяные стрелы, — просто ответила я. Девушка понятливо усмехнулась. — Что там с учителем для Ноя?

— О, я нашла. Сходи в гарнизон, там спросишь Рикара. Он хороший воин. И, кстати, начальник этого самого гарнизона. Я его уже оповестила о назначении в учителя к Ною.

— И как он отреагировал?

— Как и должен — «как прикажете»!

— А вообще он как?

— Неплохой. Думает, наверно, почему ему повесили ребенка? Ты справишься!

— Хорошая мысль! Надо и мне с ним потренироваться!

— О, хочу посмотреть на это! Позовешь?

— Да что там? Конечно, позову!

И пошли мы с Ноем в гарнизон. Еще на подходе на нас стали поглядывать и усмехаться. Ничего, посмотрим, кто последним смеяться будет. Подойдя к ближайшему воину, поинтересовалась, где мне найти их начальника.

— А зачем вам? — усмехнулся он.

— Хочу посмотреть, кто будет заниматься подготовкой моего ученика.

— Да он же малька по плацу тонким слоем намажет.

— Ничего. Все с чего-то начинают. Так, где он?

— Пройдемте.

И повел нас в здание. Там поплутав немного по коридорам, постучался в дверь. После короткого «войдите», наш провожатый открыл дверь и доложил о нас. Рикар встал, приветствуя нас. И удивился.

— Простите, это, я так понимаю, мой ученик, а вы кто?

— Его учитель… по всем остальным предметам, — с любезной улыбкой ответила я.

— Вы? Вы кажитесь его ровесницей!

— Спасибо. Но глаза вас обманывают. Я старше его. На четыре года.

— Так, ладно. На каком уровне Ной владеет оружием? Каким оружием?

Я перевела взгляд на парня. Он понял, что пришла его пора отвечать.

— Нас учили владению обычным двуручным мечом. Умею я мало. Боевка была первый семестр.

— Он из академии? Тогда зачем я?

— Он из светлой академии, — ослепительно улыбаясь, ответила я. — А теперь он тут.

Рикара слегка перемкнуло.

— Светлый? Что он тут делает?

— Это долгая история и я ее вам не расскажу. Вы — учитель, а вот ученик. Я хочу, чтобы он мог не только постоять за себя, но был неплохим воином.

— А звезду с неба вы не хотите? — удивился такой наглости мужчина.

— Что мне проку с нее? А вот ученик, которым можно гордиться — это да, то, чего я хочу. И, кстати, кто был вашим учителем?

— Мастер Ульри.

— О, для меня честь познакомиться с его учеником. Тогда, если вы не против, я бы хотела иногда составить вам компанию в спарринге. Надо держать себя в форме, а я разбаловалась.

— Извините, не бью женщин, — слегка надменно ответил он. Признаться, мужчина был занимательный. Высокий, сильный, с короткими каштановыми волосами и каре-зелеными глазами. Но спесь надо немного сбить.

— А я мужчин бью. Поэтому можете во время спарринга постоять, а я вас отделаю.

От такого хамского ответа он нахмурился. Очень хотелось ему послать меня куда подальше, но приказ императрицы не позволял.

— Если вы знаете мастера Ульри, то должны понимать, что я сильный противник. К тому же, звание начальника гарнизона просто так не дают.

— О, я знаю это. Но и мастер должен был вас научить не судить по внешнему виду. Не говорю, что одержу победу в спарринге, но достойным соперником буду.

— Хорошо. Если я сочту вас достойным соперником, то буду учить Ноя. Если нет, то отдам обучение одному из моих воинов.

— Идет. Когда?

— Сегодня на закате. Во дворе гарнизона.

— Отлично, до вечера… Рикар.

Я встала и направилась к двери. Ной шел следом. Теперь от меня зависит успех дальнейшего предприятия. Значит, сделаю все, чтобы мой ученик тоже мог мной гордиться.

Глава 12

Оставшееся после обеда время, я решила посвятить разминке, растяжке и подготовке к вечернему бою. Не хотелось упасть в грязь лицом. Технически, я не так давно держала оружие в руках. Ведь этих ста лет для тела не было. Но идти неподготовленной к ученику мастера Ульри — чистое самоубийство. Я знаю! Карьян был его учеником, и меня учил так же. Найдя свое оружие, отправилась в тренировочный зал. После получасовой разминки мышцы разогрелись и готовы были действовать. А дальше я скакала по залу, переходя из одного положения в другое, из одной стойки через перекат в другую. Тело помнило все, даже без участия мозга. Как говорил Карьян — в бое надо довериться своему телу и не задумываться об ударах. Это здорово отвлекает, а значит, ты проиграешь.

Когда солнце стало клониться к закату, я переоделась в удобные штаны, не стесняющие движений, легкую тунику, подобрала волосы наверх, пристегнула оружие и накинула плащ. По пути позвала Ноя и оповестила Яни о том, что веселье начинается. Она, конечно, с нами не пойдет, иначе никакого веселья не будет. Аньянка посмотрит за этим со стороны, благо дворец с его территорией знает, как свои пять пальцев, и найти укромное место для наблюдения не составит труда.

На территории гарнизона нас уже ждали. Посмотреть на это высыпали все воины. Еще бы! Когда еще доведется посмотреть, как их начальник покатает в пыли и поставит на место зарвавшуюся девчонку. Но я тоже не пальцем деланная, так просто не сдамся. Даже если не удастся победить, то уж точно чистым Рикар не выйдет. Я его в пыли покатаю знатно.

— Вы пришли.

— А вы сомневались? Зря. Как ведем бой? До первой крови или пока противник не признает поражение?

— Даже так? Тогда до признания поражения.

— Хорошо. Мне тоже так больше нравится.

Я сняла и отдала плащ Ною. Он нервно переминался с ноги на ногу. Уровень моего владения мечом ему неизвестен, поэтому мальчик сейчас боится, что меня раскатают, а он опозорится. Подмигнула ему для успокоения. А сама вышла вперед и встала в стойку. Напротив меня через метра три стоял Рикар. Остальные воины окружили нас кольцом.

— Ну, что, поехали? — сказала я.

— Ваш ход, — ответил мужчина.

Женщины вперед? Честно, он надеялся, что я с криком «Кия!», размахивая мечом, как дрыном, брошусь вперед? Я не торопилась, медленно обходя по кругу, оценивая противника по его движениям, взглядам. Ему, видимо, надоело нянчиться со мной, и он напал первым. Я, естественно, отбила и нанесла ответный удар. И понеслась нелегкая! Удары, блоки, перекаты, искры от сталкивающихся мечей. Я дралась честно, пока он отвечал тем же. Он был сильным противником, с таким интересно сражаться. Разогретые мышцы хорошо работали, позволяя уходить от некоторых опасных ударов. От одного я уйти немного не успела, и моя белая туника окрасилась красным. Рикар немного испугался, не зная, насколько сильно ранил меня. А я, не обращая на это внимание, продолжила сыпать ударами и спустя несколько минут уже его рубашка приобрела кровавые линии. Он был удивлен, не ожидал от меня таких навыков владения мечом. Я видела, как в его глазах разгорается охотничий азарт, в ответ на это я только рассмеялась. И бой понесся дальше еще опаснее, еще сложнее и быстрее. Теперь он не боялся ненароком убить меня. Следующего хода я никак не ожидала. Рикар просто снес меня на землю, подбивая ногу, что является нарушением честного боя. Ах так?! Ты первый начал. Нельзя связываться с женщиной в нечестном бою. Я отпустила всю осторожность и начала грязную игру. Я подбивала его, уходя от удара била локтем по ребрам. Он пытался поймать меня за рукав или свалить подножкой. В ответ получал удар затылком и эфесом в бок, я же за это расплачивалась подбитой коленкой и вывернутой рукой. Мне казалось, что скоро мы просто выкинем мечи за ненадобностью и начнем кататься в пыли, как две дворовые шавки. Это было так смешно, что я не выдержала и рассмеялась. Рикар воспользовался этим и повалил меня на землю. Я, не переставая хохотать, перевернулась, оказываясь сверху. Спустя несколько секунд нашего катания мы смеялись уже вдвоем. Про бой благополучно забыли. Рикар лежал на спине, смеясь и прикрывая лицо ладонью. Я же полулежала сверху и, уткнувшись ему в район груди, хохотала, вытирая слезы его рубашкой. Просмеявшись, я слезла с него, а Рикар, поднявшись, подал мне руку и помог встать. Мы оглянулись и чуть снова не рассмеялись. Все воины смотрели на нас круглыми от удивления глазами. Я уверена, им никогда не приходилось еще наблюдать такого зрелища. Ной тоже стоял с открытым ртом.

— Как вам мысль, признать ничью? — предложил Рикар.

— Одобряю.

— Вы отлично владеете мечом. И мне знакома техника. Я пользуюсь такой же.

— Тот, кто меня учил, сам был учеником мастера Ульри.

— Тогда понятно. Для меня будет честью взять на обучение вашего ученика.

— Спасибо вам.

— Можно на «ты» и по имени. Меня зовут Рикар.

— Лирианна.

Глядя в смеющиеся глаза этого мужчины, я поняла, что только что приобрела друга. Как раз это время выбрала для своего появления Аньянка. Она вышла из-за деревьев с улыбкой на лице. Воины, увидев ее, испугались и встали по стойке смирно. Рикар тоже посерьезнел. Он не знал, чем это может для него обернуться.

— Лири, ты неподражаема. Это же надо! Я давно так не смеялась. Рикар, вы еще раз доказали, что не зря занимаете свой пост. Вы отличный воин.

После этих слов все как-то облегченно вздохнули и расслабились.

— Благодарю вас, императрица, — ответил на похвалу Рикар.

— И спасибо, что не даете скучать Лири. Кстати, Ной, тебя там Фрея искала.

Ной мучительно покраснел и посмотрел н меня.

— Рикар, когда ему прийти?

— Завтра в девять утра. Там уже разберемся с дальнейшим расписанием.

— Слышал? — спросила у Ноя. Тот ответил кивком. — Тогда свободен, беги.

Он, конечно, не побежал, а пошел. Хотя полагаю, ему хотелось скрыться от нас побыстрее. Мы же с Аньянкой, глядя на это, только рассмеялись. Фрея крепко вцепилась в мальчика.

— Ладно, я тоже пойду, развлекайся, — сказала Яни и пошла вслед за Ноем во дворец.

Когда они скрылись из виду, воины стали расходиться, а Рикар остался со мной во дворе гарнизона.

— Ты так свободно разговариваешь с императрицей.

— Она моя подруга. Единственная.

— Как же вы стали подругами?

— Долгая история. И я все равно не расскажу ее. Ты же понимаешь, есть вещи…

— Понимаю. А светлый-то здесь откуда?

— Я украла из светлой академии, — он так удивленно посмотрел на меня.

— То есть, украла? Как? И зачем?

— Это как раз часть этой долгой истории. Он сделал для меня кое-что хорошее, правда сам того не желая. И испугался знатно. А я вместо того, чтобы просто уйти, прихватила его с собой. Меня пытались отговорить. Но я все равно забрала. Сама лучше выучу, чем эта академия.

— Он к тебе относится хорошо, что странно, учитывая эту историю.

— Да. Я думаю, что сейчас он просто под впечатлением от всего происходящего. Вот привыкнет, перестанет бояться, соскучится по дому и все его хорошее отношение исчезнет.

— Он сейчас боится тебя?

— В какой-то мере, да. И есть причины. Я сильная магичка.

— И что будешь делать, когда он захочет домой?

— Отпущу. Я понимаю, что вырвала его из привычного окружения. Я просто покажу ему мир таким, какой он есть на самом деле, научу выживанию в нем и отпущу.

— Ты будешь скучать по нему, — утвердительно сказал Рикар.

— Буду.

— Я постараюсь сделать из него хорошего воина.

— Спасибо, — пожала ему руку и пошла в сторону замка.

Глава 13

В общем, так и прошло два месяца. По утрам Ной занимался в гарнизоне, а потом приходил ко мне. После занятий со мной оставалось немного личного времени, а потом в права вступала Фрея. Уж не знаю, хватало ли у Ноя на нее сил, но она не жаловалась. Первое время после занятий с Рикаром, Ной даже дойти сам не мог. Тот действительно раскатывал парня по плацу. Сначала воины посмеивались, а потом стали уважать, ведь Ной ни разу не пожаловался, что ему тяжело. Как оказалось, база умений у Ноя была вполне нормальная. Уже спустя пару недель, парень не только сам уходил после занятий с Рикаром, но и мог что-то усвоить на моих, а не только обессиленно сползать на пол. За это время я научила парня не только «пеплу» и «лучам», но и многим другим заклинаниям. Чему учили в Академии на третьем курсе, я помнила, поэтому давала те же заклинания, только больше, добавляя ко всему этому и темные. Ведь светлым он может научиться и дома, а вот темным… Лекции по теории я почти не давала. Ной изучал все сам, сдавая мне потом тесты. Только самые важные и непонятные темы я объясняла сама, дабы неверно усвоенный материал в будущем не сыграл с парнем злую шутку. Поэтому у нас оставалось много времени для практики. Я считала, что теоретическим знанием нежить не победить, а вот реальным отработанным до автоматизма заклинанием — вполне! Вообще, Ной был отличным учеником. Он никогда не пытался отлынивать от занятий или противиться изучению какого-либо материала. Почти всегда приходил подготовленный на занятие, был любознательным, но не лез, куда не просят. Рикар его хвалил. Я гордилась, хоть и не признавалась в этом. А, главное, Ной всегда знал, что мне можно говорить все. Я не оттолкну, а выслушаю и помогу. Если его волновал какой-то вопрос, он просто приходил ко мне и задавал его. И я отвечала. Каким бы ни был ответ, какую сторону — темную или светлую — он не компрометировал, я всегда говорила как есть, без прикрас. И Ной ценил это. Вот и сейчас, я сидела в библиотеке, читая очередной трактат по первозданной темной магии, а в дверь заглянула лохматая макушка ученика.

— Можно?

— Конечно, проходи.

Он зашел медленно, прошелся между рядами, со вздохом сел в кресло рядом и повернул голову к окну. Значит, его что-то мучает, он хочет мне что-то сказать или спросить, но не знает как. Интересно, что же случилось, чтобы так тяжело вздыхать?

— Что случилось?

— Лир, а можно мне отправить весточку? — спросил и сжался, ожидая отказа. Так-так…

— Кому?

— Брату. Он же не знает, жив ли я вообще? Я не скажу где я, просто напишу, что жив и здоров, — умоляюще посмотрел на меня ученик. Скажем, я была готова к этому, знала, что он скучает и переживает.

— Можешь. Ты даже можешь ему настрочить целое письмо с подробным адресом и описанием всех пыток, которым тебя подвергает Рикар, — улыбнулась я.

— Правда? — удивился он.

— Да, он же твоя семья. Я знаю, что ты скучаешь по нему.

— Спасибо тебе! — он кинулся меня обнимать. Потом сам же удивился этому, а я только улыбнулась. — Я побежал писать.

Спустя пару секунд его уже и след простыл. Как только его братец узнает, где он, то сразу прибежит. Хотя, думаю, он и так знал, только подтверждения не было. А теперь точно прибежит с официальным требованием вернуть брата. Я этого не боялась. В любом случае, всегда можно сказать «Мало ли, что написано. Там можно написать и государство дроу! Бумага все стерпит». Но я даже позволю им увидеться. Только отдавать Ноя пока не собираюсь.

Ной. Он изменился. Когда я его встретила там, в подвале в первый раз, передо мной стоял мальчишка. Нашкодивший мальчишка, осознавший, что в этот раз масштаб пакости превысил норму, и последствия могут быть соответствующими. Причем наступят вот прямо сейчас. И это будет последним в его недолгой жизни. А сейчас… передо мной был молодой мужчина. Более уверенная походка, движения, взгляд. Нет, он по-прежнему радовался каждой мелочи, каждому отбитому удару и удачному заклинанию, будто получал подарок на день рождения. Он улыбался от всей души, солнечно, открыто. Смеялся заразительно, так, что не улыбнуться самому было невозможно. Рядом с ним я отогревалась. Не намного младше меня, Ной воспринимался, как младший брат. И все, что я делала, было ради него. На данном этапе моей жизни, он стал смыслом. Тем якорем, за который я зацепилась, чтобы не мотало без цели. Я вкладывала в него знания, силы, эмоции. И во всех этих ситуациях, знаниях, занятиях, Ной шлифовался, как алмаз. Приобретая грани, сияя… становясь бриллиантом. Он будет прекрасным человеком, магом, воином, мужчиной — всем!

Дверь в библиотеку резко открылась, и в нее влетел вихрь в виде только что вспоминаемого субъекта.

— Лир, я написал, — и протягивает мне лист с письмом… открытый.

— Хорошо, сейчас отправим, — и заворачиваю конвертиком.

— Ты не будешь читать? — удивляется Ной.

— Нет. Не имею привычки читать чужие письма, — настолько же удивленно отвечаю.

— А вдруг я там написал что-то не то? Или секреты какие выдал?

— Значит, это будет на твоей совести. Ты уже большой мальчик. Давай руку.

Ной протянул руку и я, взявшись за нее, начала читать заклинание. Поскольку адресата я в глаза не видела, то пришлось отправлять, ориентируясь по кровной связи брата с Ноем. С тихим шелестом письмо исчезло.

— Все! Готово.

— Спасибо, — с расслабленной и довольной улыбкой он расплылся в соседнем кресле.

* * *

Он сидел в рабочем кабинете, взъерошивая волосы в очередной раз. Никаких зацепок! Нигде не видели! А нагрянуть в темную империю просто так? Ага, прямиком на прием к императрице, с заявлением «Ваша спящая убивица проснулась и украла моего брата. Я знаю, он здесь — верните его!». Да его же после этого даже в казематы не поведут, так, по- тихому прикопают и забудут. А кто тогда будет спасать брата? Больше никого нет. Поэтому надо придумать что-нибудь ещё. Если, конечно, он еще жив. Думать о таком варианте не хотелось. Более того, такие мысли сразу отгонялись, чтобы не портить и без того не радужное настроение. Тихий шелест и слабый магический всплеск привлекли внимание. На столе перед ним лежало письмо. Трин развернул его и замер, не решаясь поверить. Это было письмо от брата. Его почерк!

«Трин, это я, Ной. Со мной все в порядке. Я жив и здоров. Не волнуйся, пожалуйста. Со мной, правда, все в порядке. Ко мне относятся очень хорошо, живу в царских условиях. В буквальном смысле. Прости, раньше написать не мог. Я боялся попросить об этом Лир. Но сегодня спросил и она разрешила. Я живу у темных. Лир и это разрешила сказать. Она хорошая, заботится обо мне. Нашла мне учителя по боевой подготовке. Он такой классный! Правда, первые пару недель размазывал меня подчистую. Но теперь я даже сам могу уйти с занятий, меня не выносят. Я такие удары научился отбивать, ты бы мной гордился. А Лир тоже классно дерется. Учитель не смог победить ее и признал равной. В общем, только поэтому меня и взял в обучение. А императрица у них классная! Они с Лир мне девушку нашли. А еще я научился разным заклинаниям, в Академии такие только выпускники учат! В общем, у меня все хорошо. Потом еще напишу, раз Лир разрешила. Ладно, пока!»

Захотелось побиться головой о стену, чтобы мозги стали на место. Или побить кого-то другого. Какое хорошо? Какая, к черту, девушка? Что, мать вашу, значит «Лир классная»? Какая, к дьяволу, классная императрица? У темных? Он там совсем сбрендил? Или так качественно мозги промыли? Его украла темная, убившая кучу народу, а все, что он может сказать, это — «… она хорошая и заботится обо мне»? Так, к черту, теперь у него есть доказательства и он может отправиться в эту проклятую темную империю и забрать брата. Даже если придется убить эту стерву «Лир». Он ее еще сокращенным именем называет! А потом надо будет вправить мозги ему. «Может, его пытали или угрожали, чтобы он написал это», — толкнулась мысль. Что ж, надеюсь, он писал это от страха, а не серьезно. Если эта тварь что — то сделала Ною, она заплатит за все.

Глава 14

Пока Ной был в гарнизоне, я в библиотеке готовилась к нашему сегодняшнему занятию. На повестке дня было одно любопытное заклинание. Сходу и не скажешь, что оно может быть боевым. Договориться с растением, ускорить его рост. Но, если у тебя нет оружия, а нападающих это мало волнует, то придется защищаться заклинаниями. И это заклинание можно использовать в помощь покалеченным растениям, а можно в боевых целях. Этим мы сегодня и займемся. Тем более, скоро Ной уже должен подойти.

— Госпожа Лирианна, — прервал мое размышление слуга. — Вас хочет видеть императрица. В приемном зале.

В приемном зале? Интересно, зачем? Хочет, так хочет, схожу. Спустя пять минут я вошла в зал и сразу поняла, зачем меня звали. Помимо Аньянки и охраны, в зале был один единственный человек. Маг. Светлый. Со знакомым лицом. Значит, братец Ноя пожаловал. Что ж, ожидаемо.

— Лири, это, кажется, к тебе гости, — задала неформальный тон Яни.

— Трин, если не ошибаюсь, — ответила с усмешкой я. Напротив меня стоял молодой мужчина среднего роста. Темные волосы, карие глаза, симпатичное лицо. Ничего особенного, но довольно милый внешне. В бою ему со мной не тягаться, это видно невооруженным глазом.

— Да. А вы — Алирия?

— Она самая. Вы что-то хотели?

— А вы не догадываетесь?

— Догадываюсь, но хотелось бы выслушать вашу версию.

— Отдайте моего брата.

— Ноя? Но он же не вещь, чтобы отдавать. Я могу отпустить. А могу и нет.

— На каком основании вы удерживаете его?

— Я так хочу. Как вам основание? К тому же, это идет ему на пользу.

— Судя по письму, нет! Что вы с ним сделали?

— Слегка перевоспитала. Можете не бояться, я не подняла на него ни руку, ни заклинание.

— Я хочу его увидеть.

— У него тренировка. Сейчас закончится, и вы увидите. Только предупреждаю заранее, чтобы потом не было недопонимания. Телепортироваться вы отсюда не сможете, на дворце стоит блок. Это могут делать только члены императорской семьи. Во-вторых, забрать его силой — тоже. Любые насильственные действия во дворце будут считаться диверсией и покушением на императрицу, что будет караться соответственно. Думаю, вам не хотелось бы оставлять Ноя совсем одного?

— Я понял.

— Отлично. Яни, он тебе еще нужен? — перевела взгляд на подругу.

— Нет, забирай.

— Хорошо, пошли, — это снова братцу.

Я повела его в библиотеку. Все равно Ной придет туда. В библиотеке мы пробыли вдвоем недолго. Ной вломился, как всегда, без стука.

— Лир, я сегодня четыре минуты выстоял против Рикара, представляешь? — выпалил он и замер, увидев брата.

— А тут к тебе гости, — сказала я, в общем-то, очевидную вещь.

Они стояли еще секунды две, а потом кинулись обниматься.

— Ты в порядке? Она тебе что-то сделала? Господи, ты меня так напугал. Я заберу тебя отсюда.

Я подняла глаза к потолку — опять двадцать пять! Ну, пусть попробует без моего разрешения.

— Я в порядке, все хорошо, — смущенный таким вниманием, отвечал Ной.

— Так, занятие никто не отменял! — прервала я столь горячую встречу. Две головы повернулись ко мне, восседающей в кресле. Одна ожидающая и одна нахмуренная. Ага, мы таких недовольных на завтрак едим.

— На полигон шагом марш! — это я так наш сад называю. Мы там всегда отрабатываем заклинания. И уже проходя мимо Трина, бросила, — ты тоже можешь.

Он удивился, что я так быстро перешла на «ты». Ну, а что? Не собираюсь я ему выкать. Таким живописным паровозиком «светлый-темная-светлый» мы и шли до самого сада.

— Ной, ты любишь природу?

— Да, а что? — насторожился парень. Согласна, вопрос необычный.

— А с растениями в хороших отношениях? — тут он насторожился еще больше.

— В нормальных.

— Сегодня будешь договариваться с ними.

— Это как?

— Это значит, что можно заставить растение быстрее расти, или вырастить колючки, или что там тебе надо с ним сделать.

— А зачем это?

— А она предлагает тебе в бою травой отмахиваться. Авось, кто умрет от чиха, — влез братец.

— Если хочешь присутствовать на уроке, то заткнись и не мешай. Иначе тебя проводят в гостевые комнаты, и просидишь там, пока я не решу выпустить. В лучшем случае! — после моей отповеди, Трин зло посмотрел на меня, но замолчал. И на том спасибо.

— Так вот, это умение может спасти тебе жизнь. Чтобы не возникало лишних вопросов или сомнений, я сначала покажу заклинание, а потом расскажу, как его применять. Стань за мной.

Ной послушно занял место за моей спиной. Я подняла руки вперед и зашептала, вплетая в заклинание силу. Земля передо мной зашевелилась. Волосы на голове Ноя, похоже тоже. А затем из земли вырвались лианы, окручивая деревья, кусты, лавочки. Затем одно слово — деактиватор, и все лианы осыпались пеплом. Ной стоял, как по голове ударенный, с расширенными глазами. Казалось, стукни слегка по затылку, и глаза выпадут. Трин тоже сидел на лав… за лавочкой, в шоке осматриваясь. Да, это заклинание не дают в Академии, это дополнительная литература.

— Ого, — очнулся мой ученик. — И я так смогу?

— Конечно! Ты должен точно представлять результат. Я могла вырвать все эти деревья и кусты, для этого мне стоило только захотеть. Но я не хотела. Ты тоже, пожалуйста, оставь их. Они хорошо тут смотрятся. А вообще, для чего заклинание, ты понял?

— Понял. Не сложно догадаться.

Выучив слова заклинания, Ной приготовился. В следующую секунду земля зашевелилась, а вырвавшиеся лианы полетели во все стороны. В том числе, и в нашу. Твою мать! Я накрыла щитом Ноя и Трина, а сама выбежала и, уворачиваясь от лиан, произнесла заклинание пепла, прикасаясь к лиане у основания. Через несколько минут на поляне не было ни одной лианы, зато была куча разрыхленной земли, пепла, два шокированных светлых под щитом и разгневанная я!

— Ной! Это можно считать покушением?

— Я не хотел. Прости.

— Что из сказанного «точно представить результат», ты не понял?

— Я растерялся.

— Магичка демонова, ты его чуть не убила, — снова возник Трин.

— Заткнись! — крикнула я. Я и сама понимала это. Испугалась за Ноя, поэтому и кричу.

— Ты не готов, — это уже Ною.

— Лир, прости, я просто первых раз испугался. Я все сделаю.

— Нет, надо что-то попроще. Это слишком серьезно.

Ноя ничего больше не огорчало, чем неоправданная надежда на него. Если я решила дать ему это заклинание, значит, посчитала готовым, а он не справился, подвел меня, разочаровал. Вот это он ненавидел. И после этих слов, чтобы доказать, что я не зря рассчитывала на него, он соберется и, действительно, сделает все как надо. Я это знала, и пользовалась. Но никогда не давала ему понять этого.

— Лир, ну пожалуйста, дай мне еще один шанс, — взмолился ученик. Я же молчала, якобы обдумывая. Он, почувствовав мою «слабину», насел. — У меня все получится, вот увидишь. Теперь я понял.

— Ну, хорошо. Еще одна попытка. Если нет, то будешь у меня файерболами жонглировать.

Ной снова встал впереди в исходную позицию, сосредоточился, прочитал заклинание. Лианы полезли, закрутили деревья, лавки, но после слова — деактиватора рассеялись. Он, сияя, как медный пятак, повернулся ко мне.

— Умница, я горжусь тобой, — эти слова были для него лучшим мотиватором. Но я, действительно, гордилась им. Это заклинание дается далеко не с первого и даже не со второго раза, причем не студентам, а дипломированным магам. Но этого Ною знать необязательно.

Глава 15

— Лир, а в Тихом лесу опасно?

От такого вопроса я даже жевать перестала. Опасно ли? Да ни один нормальный человек по собственному желанию туда не сунется! Даже маги стараются не заглядывать в это негостеприимное место.

— Да, очень опасно. А почему ты спросил?

— Я много слышал о нем. Хотелось узнать правду.

Мы сидели втроем в гостиной. С момента приезда Трина, мы всегда были втроем. Он просто не оставлял нас с Ноем. Мне не доверяли и старались подловить на чем-нибудь страшном, чтобы с чистой совестью потребовать возвращения брата. Хотя он и без повода периодически пытался воззвать к моей совести. Силком забрать Ноя он не мог, а иначе никак. Светлые не станут ссориться с нами ради одного парня. Вот Трин и пытался как мог.

— В том лесу обитает мало животных. А вот тварей там полно. И они опасные. Все менее опасные уже выселены или съедены более сильными. И там есть антимагические твари.

— Антимагические?

— Да, на них магия не действует. Их победить можно только физической силой. Самые опасные из них варганы. Размером с быка, мощная челюсть с бритвенно острыми клыками, острые когти. Он очень быстро бегает, прыгает на свою жертву, вцепляется когтями и челюстью, и все… отцепить его уже почти невозможно. Да и смысла уже нет.

— Ты была там?

— Да. Один раз. С Карьяном.

— Зачем?

— Там, как назло, растут очень редкие травки. Ими можно почти с того света вернуть. Да и вообще много чего сделать.

— А давай сходим? Мы же можем телепортироваться оттуда, если что!

— Только не забывай, что на портал нужно время, а эти твари его не дают.

— Ну, если что, пока ты будешь строить портал, мы — отбиваться от твари.

Я перевела взгляд на Трина. Он до сих пор не выразил своего мнения, хотя как старший брат должен давно уже отреагировать на такое опасное предложение.

— Я хорошо владею оружием, — подтвердил Трин. Хм, я ожидала другой реакции.

— Ной, тебе острых ощущений захотелось?

— Я хочу изучать мир не по книгам и рассказам других, а сам, своими глазами.

— Похвальное рвение. Хорошо. Только надо взять некоторые амулеты с собой. И еще, если мы идем, то вы слушаетесь меня. Беспрекословно! Делаете только то, что я скажу. Если я скажу стоять, то вы замираете и не шевелитесь, как бы страшно вам не было! Некоторые твари реагируют на движение, поэтому спастись от них можно только замерев на месте.

— Хорошо, как скажешь. Мы будем слушаться тебя. Жить нам еще хочется.

— Да иногда не похоже. Ладно, идем после обеда. Возьмите оружие и ждите меня в холле.

— Спасибо, Лир! Ты — чудо!

Глядя на «кислое» лицо Трина, я чуть не рассмеялась. Он не разделял мнения обо мне Ноя.

К обеду я взяла оружие, приготовила несколько амулетов. На них были наложены чары отвода глаз, на некоторые щиты, способные отразить три или четыре прямых удара. Также взяла несколько небольших мешочков для трав. Запасы уже истощились, и пора было обновлять их. Обед прошел быстро, все были в предвкушении и небольшом испуге. Я раздала каждому по щиту и отводу глаз, свои два амулета одела поверх некоторых, носимых мной постоянно.

— Готовы?

— Да.

— Тогда пошли.

Первым делом я открыла портал до границы, а после нее уже стала инструктировать своих попутчиков.

— Мы отправляемся в очень опасное место, поэтому, проверьте оружие и сразу достаньте его. Не знаю, что нас там может ждать, есть вероятность выйти из портала прямо перед чьей-то, недовольной таким хамством, мордой. Далее идем за мной, тихо и молча, желательно след в след. Если нужно что-то спросить или сказать, то делаем это шепотом. Внимательно смотрим под ноги и по сторонам. Прислушиваемся к интуиции! Лучше лишний раз остановиться и осмотреться, чем отбиваться от голодных тварей. Если я скажу стоять, значит стоим. Если скажу бежать, значит бегите, оба! И лучше ничего не трогайте! Понятно?

— Да.

— Отлично, тогда доставайте оружие.

Ной достал свой меч, Трин покрепче перехватил двуручник, на поясе у него остался висеть кинжал. Я создала портал и достала парные клинки.

— Пошли.

Пару секунд перехода и мы на месте. А здесь все также. Огромные деревья создают над головой завесу, куда почти не проникает солнце. Здесь всегда полутьма. И часто меж деревьев стелется туман. И тихо. Не абсолютная тишина, но пенья птиц в кронах здесь не слышали, наверно, никогда. Мы огляделись по сторонам. Вроде, никого нет. Ной с Трином настороженно оглядываются по сторонам и сжимают рукоятки оружия. Правильно, здесь не бывает излишек внимательности.

— Пошли, — тихо сказала я.

И мы пошли вперед. Сначала нужно найти ручей. Около них всегда растет нужная мне трава. Но опасность в том, что и твари любят бывать около них. Хорошо, что сейчас не осень. Осенью я бы сюда не рискнула сунуться. Шуршать ногами по ковру из сухих листьев и наступать с треском на сухие ветки — это развлечение для сумасшедших. Любой зверь тебя за версту услышит и заинтересуется. А пока трава зеленая, если этот болотный цвет можно назвать зеленым, то идти можно почти бесшумно. Слева что-то треснуло, и я тут же остановилась и повернулась на звук. Мои спутники тоже резко замерли и напряглись. С минуту я осматривалась по сторонам и только тогда пошла дальше. Земля пошла под уклон, значит, скоро можно будет выглядывать ручей. Под деревом я заметила цветок. Вот это удача! Найти цветущий альсар — очень большая редкость.

— Стойте здесь, — прошептала я, и осторожно пошла к дереву. Сорвав цветок, убрала его в отдельный мешочек на поясе, и вернулась к ожидавшим меня спутникам. — Пошли дальше.

Спустя минут десять и несколько остановок для сбора трав или внимательного осмотра окрестностей, я услышала звук ручья.

— А теперь идем еще медленнее и осторожнее, — предупредила братьев.

С одной стороны я была рада, что мы до сих пор никого не встретили. Но с другой, если нет никого мелкого, то возможно, эта территория занята кем-то крупным. Вот это мне совсем не нравилось. Чем ближе мы подходили к ручью, тем я становилась внимательнее. Но и здесь никого не было. Решив не испытывать судьбу, я начала быстро рвать нужную траву. К черту, сейчас нарву и отправимся назад, а то мне тут совсем неуютно стало. Через пару минут волнение стало нарастать. Ной тоже задышал чаще и в глазах появился небольшой испуг.

— Ной, — прошептала я. — Ты тоже это чувствуешь?

Он сглотнул и кивнул. Глаза бегали по сторонам, выискивая опасность. Я убрала траву в мешочек и достала оружие. Ощущение опасности зашкаливало. Черт! Я начала строить портал. Не успела. Сверху из-за дерева прыгнула тварь. Я только успела крикнуть «ложись!». Огромный ком шерсти пролетел над тем местом, где стоял Ной. Мои опасения оправдались, это был варган.

— Лир, строй портал! — уже не таясь, крикнул Ной. Я начала заново, но поняла, что придется действовать иначе. Ной с Трином не справятся с ним. Один недоучка и один средней руки воин — не преграда для варгана. И он нападет сначала на Ноя, как на более слабого.

— Ной, назад!

Я выбежала вперед и поранила варгана, уходя от замаха мощной лапы.

— Трин, строй ты портал!

Трин начал строить портал, а Ной стоял около него, не давая варгану или кому-то другому подойти. А я била, уходила от ответного удара, кувыркалась, отмахивалась. Мне удалось ранить тварь и она, решив, что здесь есть более слабые противники, кинулась на Ноя. Я в последний момент успела оттолкнуть его с траектории движения твари, но сама убраться не успевала. Меня будто об стену швырнуло! Мы покатились по земле. Тварь была открыта для моих ударов, но и я была в открытом доступе для ее когтей и клыков. Успев сделать несколько ударов клинками, я почувствовала, как когти варгана расцарапывают мою спину. Было больно! Но я успела воткнуть клинок в ее грудь. Варган упал сбоку меня, а я лежала, пытаясь отдышаться. В нескольких шагах от меня сиял готовый портал. Ной стоял около него, а Трин пошел ко мне. Подал мне руку, помог подняться.

— Ты в порядке?

— Ничего, жить буду.

Видимо, я поторопилась с ответом. В следующую секунду произошло то, чего я никак не ожидала. Трин воткнул мне в живот кинжал.

— Прости, у меня нет выбора. Он все, что у меня есть, — а затем вытащил кинжал. Из открытой раны быстро потекла кровь. Все знают, что при ножевом ранении нельзя доставать оружие, пока не готов оказать помощь, ведь пострадавший сразу истечет кровью. Трин не мог этого не знать. Поэтому и достал, чтобы у меня не было шансов. Он стоял спиной к Ною и закрывал меня. И только когда быстро отошел назад, а я начала падать, Ной понял что произошло.

— Нет!!! Лир!! Трин, что ты наделал? — он попытался броситься ко мне, но Трин его остановил и силой потащил к порталу.

— Нет! Отпусти меня! Лир!!!

Но старший брат был сильнее. Уже исчезая в воронке портала, Ной сквозь слезы увидел, как из-за деревьев к лежащей на земле девушке прыгают два варгана.

Глава 16

В приемном зале дворца Темной империи помимо императрицы и советников находились послы от эльфов. В разгар переговоров замерцал портал. Все замерли, ожидая кто оттуда выйдет. Открыть портал во дворец мог только кто-то высокопоставленный, принадлежащий правящей семье или советник. Но все и так были здесь! Через несколько секунд портал исчез, а на его месте лежала окровавленная девушка. Раненая или мертвая не было понятно. Эльфы сильно удивились, когда императрица побледнела и бросилась к девушке.

— Лири! Господи, что с тобой? — прощупала пульс. — Слава Богам, живая.

Затем императрица с девушкой исчезли в очередном портале, а советники предложили эльфам перенести переговоры, а пока дворец и сады в их распоряжении.

Сама императрица переместилась к лекарю. Тот, увидев окровавленную ношу, подхватил ее и отнес на стол. Первым делом была снята лишняя одежда, пояс с пристегнутыми мешочками. Под одеждой оказалось глубокое ранение в живот. Девушка была бледная, и с каждой минутой становилась все хуже. Кожа приобретала землистый оттенок.

— Лайс, скажи, что она будет жить, — сквозь слезы спросила Аньянка.

— Я не могу ничего сказать. У нее огромная кровопотеря. Черт, у нее вся спина располосована! Где она была?

— Я не знаю! Она ничего не говорила.

Пока лекарь возился с инструментами, Аньянка полезла в мешочки, снятые с пояса. Когда завязки разошлись, в комнате раздался удивленный вздох.

— Лайс, она была в Тихом лесу, — и продемонстрировала лекарю травы. — Черт! Тут цветок альсара!

— Давай сюда все это.

Смешав некоторые травы, лекарь положил их в рану. Через несколько мгновений кровотечение прекратилось. Очистив рану, мужчина свел ее края и наложил сверху другую смесь трав, поверх которой сделал повязку. Потом приподнял девушку и, попросив Аньянку подержать ее, стал накладывать эту смесь на раны на спине. Сделав такие же повязки там, девушку снова положили. После этого, мужчина просто положил руку сверху тела пострадавшей и сосредоточился. Спустя мгновения рука слегка засветилась. Так продолжалось несколько минут.

— Все, я дал телу энергию для регенерации, буду менять повязки и отпаивать отваром из альсара. Она будет жить.

Аньянка бросилась обнимать лекаря, сквозь слезы шепча слова благодарности.

— Да не за что меня благодарить, нам просто жутко повезло, что при ней были эти травы, иначе неизвестно, чем бы все это закончилось. А так, спустя неделю будет как новенькая. Теперь главный вопрос — откуда у нее рана? Если она была в лесу, то не одна. Рана на животе от оружия, а шанс встретить кого-то в этом лесу равен нулю. Значит, это сделал тот, кто был с ней. Вопрос, с кем она была?

— Наверняка с учеником и его братом. Ной, ее ученик, сделать этого не мог. А вот его братец вполне. Лири забрала Ноя, а Трин пытался его вернуть. Видимо, воспользовавшись нападением твари, Трин ранил ее и забрал Ноя. Уверена, что сейчас они уже в светлой империи. Ничего, он заплатит за это, а пока, главное, чтобы Лири выздоровела. Позаботься о ней.

— Конечно.

Мужчина аккуратно поднял девушку и перенес на кровать в углу.

* * *

Ной оттолкнул его, как только они оказались дома.

— Что ты наделал?! Как ты мог? — сквозь слезы крикнул парень.

— Я заботился о тебе! Это был шанс спасти тебя от нее, и я воспользовался им.

— Спасти от нее? Она спасла нам жизни, Трин! Она защитила нас от варгана! А ты убил ее!

— Не надо было бы никого защищать, если бы она не украла тебя! Ничего бы этого не случилось!

— Как ты можешь? Я всегда считал тебя образцом справедливости и доброты. А ты…

— Ной, она темная! Она, к тому же, убийца!

— А ты кто??? Кто ты, после этого?

— Я защищал брата. Это мой долг.

— Так это из-за меня? Она умерла из-за меня? Лучше бы ты не приходил! Лучше бы вообще не появлялся в темной империи, — зло ответил Ной. Этими словами он «ударил» Трина наотмашь.

— Как ты можешь так говорить? Ты мой брат.

— И что? Это причина, чтобы убивать? Ты не представляешь, сколько она для меня сделала! Это время, что я провел с ней — самое «живое»! Она столькому меня научила, столько показала! Я жил, дышал полной грудью, я чувствовал, что не просто трачу на что-то время. Я… это лучшее время в моей жизни, — под конец речи голос парня перешел в шепот.

— И мне страшно подумать, чему она тебя научила. Это были темные заклинания, так ведь?

— Какой же ты глупый, — горько рассмеялся парень. — И я был таким же, пока она не открыла мне глаза. И за это я буду благодарен ей до конца жизни.

— Ной, это неправильно. Ты не должен пользоваться темными заклинаниями. Это погубит тебя.

— Прекрати говорить чушь.

— Она хорошо промыла тебе мозги. Ничего, ты поймешь скоро, что я был прав. В академии я сказал, что ты отсутствуешь по семейным делам. И ты должен будешь подтвердить это.

— О, Боже, — удивленно прошептал парень. — Каким же я был слепым. Ты боишься! Этот суеверный страх перед всем темным. Ты просто следуешь всему, что в тебя вбивали. Ты не хочешь ничего знать, ты заперт в светлой «скорлупе» и хочешь меня сделать таким же. И я стал бы, наверно, если бы не Лир. А теперь ты боишься, что я не такой, и ты ничего не можешь с этим сделать. Знаешь, если бы я умел строить порталы, то сейчас же вернулся к темным. Каким я был идиотом, когда попросил Лир написать тебе письмо. Если бы только можно было вернуть время назад.

— Ты не можешь говорить это серьезно. Ной, ты все, что есть у меня.

— Нет, меня у тебя тоже нет. Тот Ной, которого ты знал… его больше нет. Я изменился, стал сильнее, умнее. Я прозрел! И этого уже ничто не изменит.

— И что ты теперь будешь делать?

— Я вернусь в Академию. Но не потому, что этого хочешь ты, а потому, что Лир посчитала бы это правильным. Мне нужен диплом. Но не жди, что все будет, как раньше.

— Для меня главное, чтобы ты был в безопасности, — тихо произнес мужчина.

— Нет, Трин. Для тебя главное, чтобы я был под контролем. Я буду в безопасности, но вот контроль надо мной ты упустил. И я не знаю, смогу ли простить тебя когда-нибудь.

— Но я твой брат.

— Да. Но от этого только больнее. К тому же, Аньянка поймет, что смерть Лир связана с нашим исчезновением. Она догадается, что это сделал ты. И неизвестно, что она сделает. Так что будь готов к последствиям своего поступка.

— Вряд ли она что-то сделает. Ведь для всех Алирия все еще находится в Безвременье, значит, предъявить мне она ничего не может.

— Официально — да! Но это не значит, что она не может нанять кого-то для устранения тебя. И какой тогда во всем этом был смысл?

— Я вернул тебя домой, — глухо пробормотал мужчина.

— Да? А она после твоей смерти может забрать назад. Лир хотела сделать из меня хорошего мага и воина. Аньянка решит исполнить ее волю. И все вернется на свои места. Все, за исключением двух прервавшихся жизней.

После этих слов парень развернулся и вышел из комнаты, оставив брата одного.

Глава 17

Приходила в себя я долго. Сначала выныривала на поверхность сознания буквально на мгновения, и снова погружалась в темноту. Потом периоды бодрствования были чуть дольше, меня вроде чем-то поили. И вот теперь я проснулась. В комнате никого не было. Я даже не знаю, чья это комната. Судя по количеству колбочек, трав и скляночек с жидкостями — комната принадлежала лекарю. Полагаю, что лекарь жил во дворце, ведь амулет с завязанным на него порталом, был настроен на Аньянку. Не так давно я заговорила его на перенос моего тела, сознательного или нет, в случае угрозы жизни. Угроза была, я до сих пор помню лицо Трина, когда он всадил в меня кинжал. Сукин сын! Я спасла им жизни, а он меня решил под шумок убрать. Да и я дура. Расслабилась совсем, решила, что он не причинит мне вреда, не решится, и, уж точно, не в Тихом лесу. А он рискнул и почти выиграл. Ну, он думает, что выиграл, но я пока не буду его разочаровывать. Он заплатит мне за все. А еще светлый! Хотя от них только этого ждать и можно! Я пыталась быть хорошей, честно. Я старалась быть доброй даже с ним, за что и получила. Если бы он боялся меня с самого начала, то этого бы не произошло. Если бы я не доверилась… Что ж, это был хороший урок, доходчивый. И я его выучила. Он считал меня злобной тварью, которая решила угробить жизнь его брату. Раз я темная, то ничего хорошего и доброго во мне нет! Он видел меня такой. Значит, я и буду такой. Он заплатит за все, даже не зная, почему вдруг его жизнь пошла под откос, кто виноват в несчастьях, свалившихся на его голову. Убивать его я не буду, не хочу лишать Ноя брата. И моя месть никак не коснется Ноя, он ни в чем не виноват. Я помню его крик и слезы там, в лесу, он пытался остаться и помочь мне. Он тот, в ком я не ошиблась, и достоин всего самого лучшего. А вот его брат пожалеет. Только когда моя месть будет полностью завершена, он узнает, кто и за что его наказал. Мои губы расплылись в зловещей улыбке. Я выхожу на тропу войны.

В коридоре послышались шаги и через несколько секунд дверь открылась. В комнату вошел мужчина и первым делом глянул на меня… да так и остановился.

— Пришла в себя? Наконец-то! Как самочувствие?

— Нормально, пока ничего не болит. Вы кто?

— Тот, кто вытащил тебя с грани. Лекарь.

— Мы во дворце?

— Да.

Он подошел ко мне, потрогал мой лоб, посмотрел в глаза, прощупал пульс.

— Пульс в норме, температура тоже. Идешь на поправку.

— Долго я была без сознания?

— Три дня. У тебя была глубокая рана на животе. Хорошо, что при тебе были некоторые травки. Это, возможно, спасло тебе жизнь.

— Сходила, блин, за травками, да?

— Это точно, — усмехнулся он. — Есть хочешь?

— Еще не решила.

— Значит, надо поесть. Я принесу тебе бульон. Отдыхай пока. И скажу императрице, что ты пришла в себя. Она часто заходит проведать тебя.

С этими словами он вышел из комнаты. А спустя всего десять минут в комнату влетела Яни. Увидев бодрствующую меня, она улыбнулась и, подбежав, аккуратно обняла меня.

— Лири, как же ты меня напугала. Не смей так больше.

— Да я тоже не горю желанием.

— Что произошло? Почему ты…

— Трин решил избавиться от меня на нейтральной территории.

— Я так и знала. Найду и убью его.

— Не надо, я сама отомщу.

— Хорошо. Главное, что ты пришла в себя. И теперь все будет хорошо. Видела бы ты лица эльфийских послов, когда загорелся портал, а потом показалась ты. Хотя мне было не до этого, я кинулась к тебе и прошла порталом прямо к лекарю в комнату. Советникам пришлось улаживать все дела с послами.

— Да, уверена, они никогда еще не видели бегающих императриц.

— Плевать. Я сказала, что ты мне, как сестра, так они даже побеспокоились о твоем здоровье.

— Какая честь.

Тут в комнату вернулся лекарь, неся в руках поднос с едой. Руки пока были слабые, но не настолько, чтобы я не удержала ложку. После еды мне дали очередной отвар, после которого мне снова захотелось спать.

— Я пойду, а ты поспи, — поднялась с кровати Яни. — Кстати, Рикар тоже спрашивал о твоем здоровье, беспокоился. Надо ему сказать, что ты пришла в себя. А он ничего, Лири, присмотрись.

— Нет, Яни, он просто друг.

— Жаль. В любом случае, обрадую «друга» твоим возвращением в наши ряды.

После этого она вышла из комнаты, а я заснула. В следующий раз я проснулась только на следующее утро. Сил уже было чуть побольше, но встать еще не получалось. Голова начинала кружиться, и я снова сползала вниз. Приходил Рикар, посидел со мной полчаса, поддержал морально. Потом снова пришла Аньянка.

— Привет, привидение! — бодро сказала она.

— Почему это я привидение?

— Да, такая же бледная! В гроб краше кладут.

— Спасибо, ты умеешь поддержать.

— Да ладно, — рассмеялась она, — не так все плохо. Зомби выглядят все-таки хуже.

— О, ну тогда я рада! Я лучше зомби! Мне еще никогда не делали таких комплиментов.

— Ничего, все бывает в первый раз. Как ты?

— Нормально. Боли нет, только сильная слабость.

— Неудивительно, ты потеряла очень много крови, — грустно произнесла она.

— Теперь для восполнения надо попить чьей-нибудь. Кого тебе не жалко?

— Мне всех жалко! Я не держу бесполезных людей! Ты уж как-нибудь травками отпаивайся!

— Вот так всегда, а еще подруга, называется, — показательно нахмурилась я. Потом мы обе рассмеялись.

— Что говорит лекарь? Когда я смогу бегать?

— Через несколько дней ты должна уже будешь подняться.

— Да, а потом еще кучу времени возвращать силы. Буду просить Рикара, чтобы привел меня в форму.

— О, я думаю, он с удовольствием. Он отомстит тебе за тот раз, когда ты покатала его в пыли перед всем гарнизоном.

— Точно! Я еще пожалею об этом.

Несколько мгновений мы просто наслаждались тишиной. У меня созрел план, и нужно было решить некоторые вопросы с Яни. Ей не понравится, но что поделать.

— Аньянка, мне нужна будет твоя помощь.

— Конечно, что ты хочешь?

— Ты представила меня перед другими, как Лирианну Тулузскую. Кто-то может проверить эту историю? Есть люди хорошо знакомые с этими князьями? Знающие, что дочерей у них нет?

— Есть. Историю проверить можно. Но кто будет это делать?

— Яни, ты можешь связаться с ними и сказать, чтобы в случае чего, они могли подтвердить это? Все-таки, они темные, а во мне обе стороны — и светлая, и темная. Пусть они скажут, что я внебрачная дочь от светлой магички, которую та скрывала. И лишь недавно они узнали обо мне.

— Зачем тебе это?

— Я отправлюсь в Светлую империю под именем Лирианны, приближенной ко двору, твоей подруги. И мне нужно, чтобы мою историю могли подтвердить.

— Я могу это сделать. Но зачем ты туда поедешь? При этом открыто? Тебя могут узнать. Все-таки, твое лицо отпечаталось у многих в памяти.

— Знаю. Я кое-что сделаю с внешностью. А открыто поеду, якобы для более детального изучения светлой магии. Допустим, мне это нужно для выпускной работы в Темной академии. На самом же деле, я еду, чтобы превратить жизнь Трина в ад. Только он не должен знать, откуда это ему так «шлют привет». Он никак не должен связать это со мной. Пусть думает, что приезжая темная — просто стерва, которая портит ему жизнь. Да и то, об основных гадостях он даже не будет подозревать, и никак не сможет связать это со мной. Только, когда моя месть будет завершена, он узнает, за что платил.

— Хорошо, я все сделаю. Только умоляю, будь осторожна. Ты дорога мне, я не хочу тебя потерять. А там ты будешь совсем одна.

— Я буду осторожной. К тому же, никто не посмеет причинить мне вред. Во-первых, я подруга императрицы, значит, о моей безопасности позаботятся. Никто не хочет нажить таких проблем. А во-вторых, я для них буду экзотикой. Они боятся и ненавидят темных. Но все темное и запретное притягивает. Я для них — тайна, возможность прикоснуться к чему-то опасному, пощекотать нервы. Они и не поймут, что у красивой рыбки акульи зубки. Пока не будет поздно.

Глава 18

На возвращение меня в форму ушло два месяца. Сначала я быстро уставала, но потом набралась сил и смогла вести бой как раньше. К этому времени Аньянка уладила все формальности с моей личностью, и теперь к моей истории никто не подкопается. Я могла официально отправиться в Светлую империю. Осталось только Аньянке отправить официальное письмо светлому императору о моем прибытии. Уведомление, так сказать. Ведь отказаться он не имеет права — это огромное оскорбление. Так что я готовилась, собирала вещи, продумывала план действий. Меня полагалось отправить порталом вместе с лошадью. Это не совсем обычно, ведь я должна была ехать в карете все расстояние от одной империи к другой. Согласно моему положению. Но мы, магички, народ самовольный, поэтому на такие вещи никто не обращал внимания.

— Лири, — в мою комнату зашла Аньянка. — Письмо я отправила, осталось дождаться ответа. Ты говорила, что изменишь внешность, чтобы тебя не узнали. Что ты собралась делать?

— Покрасить волосы для начала.

Аньянка замерла с суеверным ужасом в глазах.

— Что??? Ты совсем головой ударилась?

— Нет. Что в этом такого страшного?

— Лири, у тебя прекрасные волосы! Они очень красивые. Не крась их. Давай лучше магией.

— Нет, магия легко разрушается. При светлом дворе будет достаточно магов, это слишком рискованно.

— И ты думаешь, что один лишь цвет поменяет твою внешность?

— Нет, но умелый макияж может сделать многое. Мне нужно, чтобы моя внешность была полностью настоящей.

— В какой цвет собралась покрасить?

— В черный.

— Только через мой труп!

— Зачем же так кардинально?

— Лири, может не надо? Давай не черный.

— У тебя какие-то проблемы с этим цветом?

— Нет, просто ты будешь выглядеть, как… стерва!

— Отлично, чего я и добиваюсь.

— Карьян бы меня убил за это. Он так любил твои волосы.

— Но его больше нет, — грустно ответила я. — А на том свете это уже будет не важно. Так что, ты мне поможешь.

— Хорошо. Когда?

— Сейчас! Я же должна привыкнуть к цвету. Пошли, у меня готова смесь.

Мы отправились в ванную менять мою внешность. Это я только перед Аньянкой такая смелая, а самой тоже было страшно красить волосы. Это как… перевернуть главу и начать новую жизнь. Поменять цвет волос на противоположный, определенно ассоциировалось у меня с этим. И мне было страшно. Яни нанесла мне все это на волосы и замотала их. Все, пути назад не было. А спустя час я стояла перед зеркалом и не могла оторваться. Это я? Теперь я выгляжу так? Непривычно, странно, будто вовсе не я, а кто-то другой. Я была права, с таким цветом волос и макияжем, а я его уже представляла, меня не узнает никто из них. Близких людей там не осталось.

— Ого, будто другой человек. Какая-то другая, чужая.

— Я тоже так подумала. Но Лирианна Тулузская и есть чужая для тебя. Просто подруга. А в зеркале именно она. Не Алирия.

— Я понимаю, просто… тяжело с этим смириться.

— Придется. И тебе и мне.

— Да.

Дальше мы стояли в тишине и осознавали грядущие перемены.

* * *

Ной сидел в библиотеке. Это стало его любимым местом с тех пор, как он познакомился с Алирией. Он теперь часто вспоминал моменты их жизни. Ее пробуждение и его страх, вызов Карьяна, первый взгляд на темную империю, первые занятия с ней, тренировки с Рикаром, острова, океан, звездное небо над пустыней. Но чаще всего он вспоминал Тихий лес. И каждый раз эти воспоминания рождали боль. Она стала меньше, но не исчезла. Теперь часть боли заняла тоска. Тупым оружием ударяя в грудь, не принося ран, но оставляя внутри ноющие следы. Когда-нибудь и это пройдет, оставляя только грусть. Он потерял родителей, потерял ее, свою учительницу. Именно так он ее называл, ведь она не просто давала материал для обучения — она учила его жизни. И вот ее нет. У него есть опыт потерь, но это не то, к чему можно привыкнуть. Не то, что может перестать ранить. Каждая потеря, как кусочек вырванной души. Каждому близкому тебе человеку ты отдаешь кусочек себя, а он взамен — свой кусочек. Ты чувствуешь, как эти кусочки живут и дарят тебе тепло, связывают вас. Иногда бывает так, что кусочки гаснут, и связь с этим человеком прерывается. Он перестает быть близким. А иногда бывает так, что человек умирает, забирая не только твой кусочек в своей груди, но и вырывая свой из твоей. И душа кровоточит от потери. Ведь она срослась, она была цельной. А теперь нет. И эту пустоту уже ничего не заменит. Все зарастет, зарубцуется, но уже никогда не будет таким, как прежде.

Прерывая его размышления, дверь открылась, впуская его старшего брата. Ной не хотел его сейчас видеть. Он теперь вообще старался быть один. Даже в Академии друзья встретили его с радостными слезами, они ведь знали, где он был. Точнее, с кем. Но со временем поняли, что что-то не так. Он сторонился даже их. Не то, чтобы ему было наплевать на них. Просто он не мог. Не сейчас. Они думали, что он такой от пребывания с Алирией. Пусть думают, для них так будет лучше.

— Ной? Почему ты здесь сидишь? Один.

— А с кем я должен тут сидеть? — спокойно ответил парень.

— Вышел бы на улицу, там прекрасная погода. Сходил бы куда-нибудь. Ты все время сидишь в библиотеке.

— Мне нравится быть среди книг… одному.

— Ной, так нельзя. Ты должен жить дальше.

— Я живу. Учусь хорошо, не доставляю проблем магистрам. Это должно тебя обрадовать. Их радует.

— А меня нет. Я вижу тебя, и меня увиденное, совсем не радует. Ты как призрак ходишь по дому, делаешь все автоматически. Ты ни разу не улыбнулся.

— Это мой выбор. Не собираюсь лицемерно улыбаться.

— А ты улыбнись от души.

— Душа не хочет этого.

— А чего она хочет?

— Ты знаешь. Но это невозможно.

— Ты был с ней не так долго. Неужели она так много для тебя значила?

— Да. Я скучаю по ней. Знаешь, она была не такой, как вы думаете. Вы даже близко не знаете ее. Магистр Таримир знает. Он понимает меня. Он сто лет грустил о ней. Это тебе о чем-нибудь говорит?

— Он грустил о том, кем она была, пока не натворила бед.

— Нет. Он просто любил ее. Несмотря ни на что. Тебе это неведомо.

— Я люблю тебя.

— И ты продолжал бы меня любить, если бы я убил кучу невинных людей?

— Мне начинать беспокоиться?

— Нет, просто ответить на вопрос. Честно.

— Я бы попытался тебя спасти. Но если бы ты стал убивать всех подряд… боюсь, это уже был бы не мой брат.

— Видишь. Я об этом и говорю. Ты бы стал против меня. А Лир из тех, кто остаются с любимыми до конца. Не важно, какого. Она будет рядом, даже если весь мир ополчится против. Она храбрая, она воин. Она лучший учитель и друг, какого только можно пожелать. И ты отнял у меня это.

— Ты не знал ее достаточно хорошо. Ты видел только то, что она тебе показывала.

— Может быть. Но я видел отношение к ней других, я видел слезы Аньянки, когда она увидела Алирию. Это нельзя подделать, столько людей не ошибаются. Ты бы тоже это понял, если бы не твои предубеждения. Если бы ты хоть попытался. Знаешь, она была чудесной. Я помню, как она показала мне океан. Мы пришли туда ночью и купались. Было весело. А потом, уставшие, уснули около костра. А утром я увидел рассвет над океаном. Трин, это было захватывающе! Так величественно, что я задержал дыхание, только бы не спугнуть момент. Я смотрел, как встает солнце, окрашивая воду во все цвета радуги, слушал крики птиц, дышал соленым воздухом. И чувствовал себя частью чего-то огромного и могущественного, прекрасного и вечного. А она просто улыбалась, сидя рядом на песке. Она подарила мне это. Это ведь ценнее всех подарков — впечатления и воспоминания. Они никогда не потеряют своей ценности, они навсегда со мной. Это то, что меняет тебя. Неуловимо, но основательно. И все это дала мне она. Я никогда этого не забуду.

Глава 19

Наконец приглашение от светлого императора было получено, и я была готова выдвигаться. «Отъезд» был назначен на завтра. Сегодня я заговорю некоторые амулеты, сделаю отвары трав, проверю оружие. А вечером просто посижу с Яни и Дейнерием. Не знаю, как дальше сложится, когда я сюда вернусь в следующий раз и вернусь ли. Так же, нужно попрощаться с Рикаром. Он прекрасный друг, я рада, что познакомилась с ним.

— Лир, ты здесь? — Яни вошла в комнату.

— Да, заканчиваю сборы. Ты что-то хотела или просто?

— Просто. Побыть с тобой.

— Садись.

Некоторое время мы молчали. Она сидела на кровати и смотрела на мои сборы, а я укладывала вещи.

— Ты не боишься?

— Нет.

— Зато я боюсь. За тебя. Ты там совсем одна будешь.

— Да, но я буду ожидать удара со всех сторон, поэтому буду готова. Я ведь больше не доверчивая.

— Это так. А когда ты вернешься? — тут ее голос дрогнул. — И вернешься ли?

— Я не знаю. Честно. Посмотрим, как все пойдет у светлых. Если все будет хорошо… точнее, если я сделаю все, что хочу, и при этом меня не убьют, то вернусь. Может ненадолго, но вернусь. И я буду отправлять тебе вестников.

— Я буду скучать по тебе. Ты только недавно вернулась, и я почувствовала себя счастливой, а теперь ты уходишь.

— Но теперь ты знаешь, что я не под заклятьем, а вполне свободна. Я бы, в любом случае, не осталась жить во дворце.

— Почему? Я надеялась на это.

— Яни, жить здесь без него тяжело. Все напоминает о нем. О том времени, когда мы были вместе. Это больно.

— Прости, я не подумала об этом.

— Ничего.

— А куда ты пойдешь? В смысле, после светлых.

— Не знаю, мир большой. Я в стольких местах еще не бывала. А, как говорил Карьян, жизнь надо познавать не кончиками пальцев, а всем телом и всей душой. Именно этим я и займусь.

— А я рада за тебя! Ты живешь дальше. И это правильно.

— Спасибо. Поможешь мне с отварами?

— Конечно!

Время до вечера мы потратили на отвары, болтовню и смех. Будто снова вернулись в то время, когда Карьян был жив. Он занимался делами, а мы с Аньянкой шкодили. Иногда взрывали своими экспериментами лаборатории. Карьян ругал нас, а мы делали сожалеющий вид, а сами переглядывались, стараясь не засмеяться. И он знал это. Даже когда ругал, его взгляд был полон нежности, заботы и беспокойства о нас. Его волновало только то, что мы могли навредить себе. Обычно после самых больших наших шалостей, он показательно дулся на нас, и Аньянка просила меня умилостивить его. И я это делала. Вечером, когда он приходил в нашу комнату, уставший, я делала ему расслабляющий массаж, и он оттаивал. Садил меня на руки, обнимал, целовал. А потом… черт! Как же больно вспоминать. Особенно, когда нужно забыть. Хотя бы задвинуть подальше в памяти, чтобы больше не причиняло боль. Иначе никак.

После ужина мы сидели в гостиной втроем и болтали. Аньянка рассказывала смешные истории с приемов и балов. Дейнерий вспоминал военные истории. Он, оказывается, раньше был воином. В одной из военных кампаний отличился и был представлен к награде. Во время церемонии награждения он первый раз увидел императрицу так близко. И пропал. Он сразу понял, что ему ничего не светит. Бесился, пытался забыть, только темноволосая бестия никак не шла из головы. А потом снова встретил ее во дворце. На очередном балу. Она пригласила его на танец. Тогда он сиял почище солнца. И все равно не мог поверить, что молодая императрица взглянет на него, как на мужчину. А она взяла и еще как взглянула. А на следующий день подкараулила в саду и поцеловала. Он после этого целый день ходил, как пришибленный. Так продолжалось почти месяц. Тайные встречи, поцелуи, улыбки. Потом воин призадумался. За прошедшее время он успел понять, что любит эту взбалмошную девчонку. И теперь хотел поговорить, чтобы окончательно прояснить кто он для нее. Одна мысль о том, что она его не любит, убивала. Чтобы не мучать себя, мужчина решил в следующую встречу все обсудить. На следующий день Аньянка, гуляя по саду, как всегда выловила Дейна и затянула в беседку. Но дальше все пошло не как обычно. Он отодвинулся и с серьезным лицом предложил поговорить. Очень многие разговоры, начинающиеся с такой фразы, заканчиваются плохо, поэтому Яни испугалась, но согласилась. И тогда мужчина открыто сказал, что любит ее и хочет, чтобы она принадлежала только ему. Аньянка заплакала. Дейн перепугался. Но в следующую секунду девушка кинулась его обнимать и тогда он совсем растерялся. Оказалось, она боялась, что мужчина не любит ее, что это простое увлечение, к тому же престижное — все-таки, императрица. А Дейн в ответ, не ожидая от себя этого, предложил ей выйти за него замуж. Девушка замерла и, не ожидая от себя, согласилась. Какой переполох поднялся во дворце, когда это стало известно. Советники хотели отговорить ее, но Аньянка высказала им все, что думала, упоминая всех их родственников до седьмого колена и их сексуальные предпочтения, и подкрепила слова разрушенной башней. Советники прониклись и дали добро. К тому же, Дейнерий показал себя, как воина, с лучшей стороны. Свадьбу сыграли довольно быстро.

Я сквозь слезы смеялась. Зная Аньянку, удивляюсь, как у советников инфаркт не случился. Она может быть убедительной, когда захочет.

Так прошел вечер, и наступила ночь, мы разошлись по комнатам. Я долго не могла заснуть. Это был вечер воспоминаний, вечер в кругу друзей, семьи. Это тот дом, в который я всегда могу вернуться. Меня здесь всегда будут ждать и любить. Это то тепло, которое я пронесу в своем сердце сквозь любые невзгоды. И пусть завтра будет новый день и, наверное, новая глава жизни, я буду вступать в нее с этими воспоминаниями. Но они не будут лишним багажом, напоминающим о прошлом. Они будут теми сокровищами, которые кладут в воображаемый сундучок и достают, когда хочется тепла. Достают, чтобы почувствовать любовь и заботу, проникнуться чудом и спрятать снова. И можно будет снова идти дальше с новыми силами, веря в себя.

Завтра начнутся интриги и сплетни, лживые слова и лицемерные улыбки, маски и игры. И я буду готова ко всему этому. Я не боюсь этого. Светлые еще не подозревают, что завтра их жизнь изменится. Я найду способы поднять все их тайны, узнать каждую из них. А слово, брошенное в нужное время в нужном месте, обладает силой, способной взорвать привычный уклад. Пора встряхнуть светлых, показать им, что их свет давно померк и покрылся пятнами.

А еще, я очень хотела увидеть Ноя. Узнать, как он там, что теперь делает, как живет. Я скучала по нему. Это удивительно, но за время его пребывания здесь, я к нему привыкла. Может, я выглядела, как квочка-наседка, но, к черту! Я и чувствовала себя так же. Как курица, у которой отобрали цыпленка. Я по-своему, заботилась о нем и переживала. И не могу быть спокойной, пока не знаю, где он теперь и что с ним. Я не доверяла его брату. Может, они ему там мозги промыли? Тогда я поставлю их на место.

Интересно, увижу ли я кого-нибудь из тех, с кем училась. Как сложилась их жизнь? Возможно, уже есть дети. А кто-то может бегать по миру в борьбе с нежитью. Я тоже хотела. Пока не познакомилась с Карьяном. Мы с девочками вместе хотели отправиться вглубь государства, быть свободными магичками. Кто-то хотел открыть свое дело, кто-то уехать по распределению. Мы тогда были выпускниками, немного сумасшедшими от предчувствия скорой свободы. Мы строили планы на жизнь, один невероятнее другого, мы веселились, обещали держать связь друг с другом. А потом все изменилось. Теперь я по другую сторону от них. Они меня даже не узнают. А если узнают, то ничего хорошего из этого не выйдет. Сдадут меня магистрам, и будут счастливы, что отделались от опасной темной. И будут говорить «а ведь когда-то…». Почему-то думать об этом было больно.

Ладно, чему быть, тому не миновать. Я не могу предсказать события. Поэтому и не буду голову забивать. Все это случится завтра. А пока, последняя ночь дома. В безопасности.

Глава 20

Утро я встретила с мыслью — «Ну вот и все! Пора». На улице была прекрасная погода, и это настраивало на хороший лад. В конце концов, чего я переживаю? Я выросла там, правила игры знаю. Они не догадываются, что я принесу им столько проблем. Предполагается, что к ним едет скучающая студентка-выпускница, рассчитывающая поблистать во дворце. Пусть так и продолжают думать.

Эти мысли подняли мне настроение, и дальше я уже собиралась с улыбкой. На завтрак я спустилась в предвкушении от близившихся перемен. Кто знает, что они несут. Но все-таки, я жива, значит, должна идти вперед. Меня еще ждет столько всего прекрасного!

— Я смотрю, у тебя прекрасное настроение? — Яни уже была в столовой.

— Да, это так. Я в предвкушении. Собираюсь смахнуть пыль со светлых и немного взбудоражить верхушку, а то застоялись они там без меня.

— Это точно! Надеюсь, мне не придет письмо от их императора, чтобы я забрала тебя, — рассмеялась она.

— Если что, сделаешь вид, что не получила его, — заговорщически подмигнула я.

— Хорошо. Скажу, что потерялось, — ага, магическая почта.

Дальше мы завтракали молча в веселой атмосфере. Я наслаждалась каждым моментом, запоминая все детали: лучи солнца, проникающие сквозь окна, блики на позолоченных подсвечниках, текстуру скатерти под пальцами, запах свежеиспеченных булочек, тонкий аромат чая. Вскоре завтрак закончился, и я пошла за вещами наверх. Вышло две больших сумки, одна маленькая с зельями и травами, и оружие. Сама одела черный костюм для верховой езды из легкой ткани и легкие сапожки, которые не грели (да и зачем летом), зато очень хорошо подходили к костюму. Накрученные волосы оставила распущенными. Уверенными шагами спустилась вниз и, вместе с ожидающими Аньянкой и Дейнерием, отправилась на конюшню. Пока я прощалась, конюх подготовил моего коня, пристегнул вещи. Яни плакала и не хотела меня отпускать, потом я ее рассмешила, за что получила благодарную улыбку Дейна. И тут мне в голову пришла одна мысль, даже мыслишка. Улыбнувшись, я молча пошла на конюшню и нашла небольшой хлыст. С видом победителя вернулась во двор. Аньянка с удивлением смотрела на мое приобретение.

— Зачем тебе хлыст? Ты же не бьешь лошадей.

— А это не для них! — хитро ответила я.

Поняв меня, она расхохоталась. С хлыстом я выглядела очень сексуально. И только Карьян, обучавший меня, знал, что хлыст в моих руках может превратиться в оружие. Обняв по очереди Аньянку, Дейнерия и подошедшего Рикара, я запрыгнула в седло.

— Удачи там! Береги себя!

— Хорошо. Обещаю.

— Покажи им всем, — это Дейн.

— Обязательно! Пока!

А дальше я прошла порталом до границы империи. В воротах меня уже знали хорошо.

— Далеко госпожа?

— К светлым! Нервы портить.

— И за нас тоже, — рассмеялись стражи.

— Обязательно!

За воротами я снова телепортировалась. Теперь я была почти у самых ворот Светлой империи. Тех самых, которые находились рядом с моим вторым домом. Точнее, нашим с Карьяном личным гнездышком. Надо будет и сюда заглянуть. На границе меня встретили не очень радостно. Но предоставленная бумага, которой оказалось личное разрешение императора, заставила стражей проникнуться. От греха, меня пропустили быстро. Мало ли, может, я осерчаю, и доложу императору на их нерасторопность. Кто нас аристократов знает? Тем более, магов! До столицы я тоже прошла порталом. Трястись по дороге летом и глотать пыль не очень хотелось. Уж по улицам столицы я ехала, как королева, гордо подняв голову. Пусть ломают головы, что это за … темная к ним приехала. Вскоре показался сам дворец. Такой же, каким я его помню. Меня встречали. Не император, конечно, а пара советников.

— Госпожа Тулузская, как добрались? — проявили вежливость.

— Отлично! Погода прекрасная, — я «включила» улыбку.

— Пройдемте, император вас ожидает.

И повели меня по коридорам. Красиво, все в светлых тонах. В приемном зале помимо императора меня ожидали остальные советники, придворный маг и еще несколько человек, назначение которых я пока не знаю.

— Госпожа Тулузская, рад приветствовать вас в Светлой империи, — утвердительно произнес император. Мужчина зрелый, насколько я знаю, имеющий троих детей — двоих сыновей и младшую дочь. Я подошла на почтительное расстояние и поклонилась.

— Спасибо за гостеприимство, император. Для меня большая честь находиться здесь.

— Вы шли порталами? — проявил любопытство маг.

— Да, магистр Турин, — он удивился, что я знаю его имя. Ха, это же в моих интересах!

— Мне пришло письмо от вашей императрицы, что вы пишите выпускную работу.

— Так и есть, император. По взаимодействию светлой и темной магии. Я хотела бы, если это возможно, побывать в Светлой Академии и задать вопросы магистрам.

— Конечно, это возможно. Сегодня и завтра можете отдыхать, гулять, дворец в вашем распоряжении. Завтра вечером бал в честь вашего приезда, а послезавтра утром магистр Турин проводит вас в Академию.

— Благодарю вас.

— Киран проводит вас в ваши покои, там вас ожидает горничная. Она расскажет распорядок дня дворца и ответит на ваши вопросы.

В этот момент дверь открылась, и в нее вошли трое светлых, судя по всему, дети императора.

— Госпожа Тулузская, разрешите вам представить моих детей. Наследный принц Ксандр, принц Вейрат и принцесса Гелия.

Я поклонилась, как полагается, императорскому выводку. От наследного принца мне достался серьезный, пристальный взгляд. От второго принца — любопытный и чуть ленивый, а от принцессы — немного испуганный, но тоже любопытный. Нечасто к ним темные заезжают, причем по таким причинам. Обычно послы прибывают, а это скучно. А тут такое развлечение! Наследники были похожи между собой — темно-русые волосы, светлая кожа, аристократичные черты лица. Только старший очевидно уже был хорошим воином, о чем говорила походка и крепкое тело. Второй еще имел более мальчишеское тело, значит боевая подготовка пока слабая. А принцесса была худенькой, невысокой и довольно милой. А на лице махровым цветом цветет наивность и невинность. И как она во дворце-то выживает? Или все боятся старшего брата и обходят принцессу тридесятой дорогой? Охотно в это поверю.

— Добро пожаловать в светлую империю, — поприветствовал старший, на правах наследника. А голос ничего, красивый. Да и сам парень ничего. Ой, небось, отбоя нет от девушек. Такой лакомый кусочек, как наследник, да и еще в такой красочной упаковке! Девушки наверно бои устраивают. И он об этом прекрасно знает и наслаждается. А победительницам боев дарится ночь в компании этого образца мужественности. А тут появилась я! Вся такая темная и необычная. Экзотика с доставкой на дом! Чувствую, скоро в мою сторону полетят проклятья от стайки «соперниц». Мне-то принц даром не нужен, но сделать так, чтобы он обратил на меня внимание, я могу. К тому же, факт моего сопротивления и нежелания поддаваться его чарам будет играть только мне на руку. Мужчинам же нравится покорять крепости. А на все согласные дурочки — это скучно и быстро надоедает. Даже интересно посмотреть, как наследник будет действовать в отношении меня. Главное, задеть его любопытство, раззадорить, чтобы появился азарт охотника. Конечно, ему ничего тут не обломится, но он-то об этом не знает. «Ух ты! — вдруг пришла в голову мысль. — А ведь во мне включился режим стервы!». Я взглянула исподлобья на наследника, и краешки моих губ слегка поднялись вверх. Ну что, мальчик, поиграем?

Глава 21

Меня проводили в мои комнаты и там, действительно, ждала горничная. Выглядела она напугано, но старалась этого не показать. Ничего, мы это исправим. Вообще обслуга — самые информированные люди. Они всегда все видят и все знают. Мне выгодно, если она будет симпатизировать мне. Это может здорово помочь. Поэтому я переключила тумблер «стерва-обаяшка» и пошла в наступление.

— Здравствуй, как тебя зовут?

— Маниана, госпожа, — а голосок дрожит.

— Очень рада знакомству. У вас тут так красиво! Я просто в восхищении!

— Да, дворец прекрасен.

— У меня никогда не было горничной, я всегда справлялась сама, поэтому даже не знаю, что вы обычно делаете, — девушка удивилась. Ну да, у такой высокопоставленной госпожи не было горничной — это нонсенс.

— Я могу помочь вам с ванной, одеванием, уходом за волосами. Возможно, у вас будут какие-то желания, вопросы или поручения. С этим вы можете тоже обращаться ко мне.

— Спасибо. Император сказал, что ты мне расскажешь распорядок дня во дворце. Не хотелось бы опозориться, только приехав, — смущенно улыбнулась я. Девушка начала оттаивать.

В следующие полчаса мне было подробно рассказано обо всем, что происходит во дворце. Я чередовала «безопасные» вопросы с более серьезными и направленными. И не переставала улыбаться и восхищаться, где надо. Маниана расслабилась и уже довольно свободно болтала. В общем, она была довольно милой и общительной девушкой. Вот уверена, как только наш разговор закончится, она опомнится и испугается. Так и случилось.

— Спасибо, ты так помогла мне. Я ничего здесь не знаю, а теперь хоть буду примерно представлять от кого что ожидать, — да, к этому моменту она успела рассказать о характере всей правящей верхушки, включая советников и мага.

— Не за что, госпожа.

— А ты сейчас сильно занята? — огорошила я девушку.

— Госпожа что-то желает?

— Я бы хотела прогуляться по саду, но одной выходить не хочется. Ты не составишь мне компанию?

— Но я всего лишь горничная! Почему вы не прогуляетесь с кем-нибудь из придворных? — пролепетала она.

— Маниана, я обычная студентка, тем более, темная. И я в чужой империи. Мне немного не по себе, я боюсь, что они могут просто пошутить надо мной.

— Что вы! Вы гостья императора, никто не посмеет вас тронуть! — эта мысль казалась ей богохульственной.

— Тронуть нет, а неприятно пошутить — вполне. Я же не смогу пойти к императору и сказать, что меня обижают его придворные. Во-первых, нет доказательств, во-вторых, я — темная, мне не поверят. И они это знают. Мне просто нужно немного привыкнуть и освоиться. Ты поможешь мне?

— Конечно, госпожа, пойдемте.

Гуляла я не просто так. С виду казалось, что я наслаждаюсь прогулкой, хорошей погодой. На самом деле, я внимательно изучала сад. Все укромные места и выходы, расположение беседок и дорожек. Никогда не знаешь, когда пригодится! К обеду мы вернулись назад и я переоделась. На обеде я должна выглядеть хорошо.

Обед прошел весело. Наследник кидал на меня заинтересованные взгляды, я иногда отвечала томными, а иногда совсем невинными. Второй принц смотрел на нас весело, а принцесса испуганно. Император скрипел зубами. Как же мне хотелось расхохотаться прямо там. Но я себя мужественно сдерживала. Мой смех вырвался, только когда я вернулась в комнату, и уткнулась лицом в подушку. Послеобеденное время я решила потратить с умом и пройтись по городу. Изучала магазины, ассортимент товаров, таверны, и просто наслаждалась прогулкой. И в какой-то мере наслаждалась тем, какие злобные взгляды на меня иногда бросали светлые. Те, кто вообще распознавал во мне темную! Легко это могли сделать только маги, а вот обычные люди с трудом различали. К тому же, я не была полностью темной. Я, своего рода, полукровка. Как вообще обычный человек мог отличить светлого от темного? Как таковых, внешних различий не было, здесь что-то другое. Какое-то неуловимое ощущение. Какая-то атмосфера вокруг человека. Так вот те, кто видел во мне темную, злились, но ничего сделать не могли. Раз меня пустили, значит, я имею право здесь быть. Тем более, глядя на мое выражение лица, на мою «царскую» походку, они понимали, что я не простая девушка. И связываться себе дороже выйдет. А мне это доставляло наслаждение. Настроение поднялось на заоблачные высоты. Я купила себе пару платьев, красивую заколку для волос, потом в продуктовых рядах купила фрукты. Прогулка доставила огромное удовольствие. Вечером решила сходить в таверну. Там любят выпить и поболтать, можно услышать много интересного. Мне пора уже обзаводиться сплетнями.

На ужин во дворце я спустилась в серебристом платье, с красиво заплетенными волосами. Наследник пожирал глазами мое декольте, я делала вид, что не замечаю. Второй принц откровенно хихикал, принцесса краснела. Император скрипел зубами. Снова. Я безумно хотела от смеха сползти под стол. Снова. Но нельзя. Интересно, скоро терпение наследника исчезнет? И как долго моя подушка еще будет вынуждена терпеть мой хохот?

После ужина я переоделась и незаметно выскочила из дворца в город. В таверне я села в углу и заказала вина и легкую закуску. На ужине у меня кусок в горло не лез. Сначала на меня обращали внимание, но потом перестали. Я никому не мешала, да и вообще была полукровкой. Это, по их мнению, не такой смертный грех, как быть чисто темной. Это вообще что-то низкое. Полукровок, наверно, нигде не любили. Поэтому обо мне быстро забыли и снова продолжили болтать. Я узнала все новости за сегодняшний день. Ничего особенного, конечно. Если еще учесть, что я понятия не имела, о ком они говорят. Нет, нужно узнавать светлую аристократию, а то так не годится. Узнать их я смогу завтра вечером на балу. А пока просто буду запоминать. И вообще, хорошо бы иметь информатора из светлых. Да только кто согласится? Нет, ради денег многие могут мне предоставить информацию. Только это не тот контингент. Люди, действительно обладающие нужной информацией, сами должны быть из аристократов. А им деньги не нужны. Слуги? Они чужому не выдадут. Я уеду, а им еще тут жить. Кого же? И тут меня осенило! У меня есть Ной!!! Послезавтра я смогу с ним встретиться, а он может мне помочь с этим. Если сам не владеет информацией, то скажет, кто может мне помочь! Эта мысль подняла мне настроение!

Во дворец я возвращалась уже поздно. Дорогу к своим покоям я помнила хорошо, поэтому заблудиться не боялась. А вот в моей комнате меня ждал сюрприз. Горничную я давно отпустила, сказав, что сегодня она мне уже не понадобится, так что в комнате я была одна. Только на столе в вазе стоял букет цветов, к которым была прикреплена маленькая карточка. Дорогая бумага, красивый почерк. Там было написано, что меня завтра ждут в беседке в два часа дня. И подпись из двух букв — К. Э. Так-так… думаю, эти инициалы расшифровываются, как Ксандр Элирский. Мальчик сделал первый ход. Отлично! Только зря он думает, что я все брошу и побегу в эту беседку, сияя от осознания того, что сам наследный принц обратил внимание на меня! Ага, бегу и спотыкаюсь. Меня цветочками не возьмешь! И вообще, вдруг я не догадалась от кого это? Идти неизвестно к кому? Ну, уж нет, я девушка приличная! На этой мысли меня разобрал смех. Интересно, как он отреагирует, когда я не появлюсь в беседке? Да меня во дворце в то время не будет! Я планирую снова в город пойти. Может, порталом прогуляюсь куда. А ведь вечером бал. Как он поведет себя на балу? Будто ничего не было? И подойдет ли лично? Или будет продолжать смотреть издалека? Столько вопросов, столько любопытства. Одно знаю точно, скучно не будет! С удовольствием погляжу на его действия. Даже пофлиртую ради этого с кем-нибудь на его глазах. Как это ударит по самолюбию! Отшить его, чтобы принять ухаживания кого-то другого.

С такими приятными мыслями и счастливой улыбкой я заснула.

Глава 22

Настроение утром было прекрасным. Прекрасная погода на улице только добавляла радости. А еще вызывало улыбку выражение предвкушения на лице Ксандра. Ну-ну. Жаль, не увижу его лицо, когда он поймет, что его продинамили. Поддерживая легенду о написании выпускной работы, пошла в библиотеку «работать». Заодно почитаю, библиотека хорошая. Когда еще удастся некоторые из этих книг увидеть. Правда, меня одну там не оставили — не доверяют (и правильно). За обедом лицо Ксандра выглядело еще более довольным. На него тайком поглядывали остальные с недоумением в глазах. Император переводил пристальный взгляд с Ксандра на меня. Но я была невозмутима и делала вид, что не замечаю. Потом я тихонько выскользнула из дворца и отправилась гулять. Стража меня, конечно, видела, но от них я и не пряталась. Вряд ли наследник будет у них спрашивать обо мне, слишком очевидно. Я же порталом отправилась в другой город. Прогуляла там до самого вечера. Потом быстро вернулась и прошмыгнула в свою комнату. Горничная уже ждала меня. Пора готовиться к балу. После ванной с ароматическими маслами, я оделась в длинное белое платье из легкого материала, с глубоким декольте, прихваченное широким серебристым поясом под грудью. Накрученные волосы подобраны полностью наверх и украшены серебристой лентой. Макияж я нанесла сама. Сегодня здесь будет много гостей, и кто-то может меня узнать, поэтому надо потрудиться. Образ довершили серебряные украшения и туфельки на каблуке. И все — я прекрасна! Как раз успела к началу. Спустилась к дверям в зал, по бокам стояли служащие в ливреях. Ну, что ж, игра началась!

С моим появлением, шум в зале смолк. Все смотрели на каждый мой шаг. В тишине стук моих каблуков казался громоподобным. Меня представили этой толпе. В большинстве случаев, взгляды, бросаемые на меня, были презрительные. Особенно от женщин. Мужчины смотрели с любопытством, оценивая, как женщину. От этого женщины злились еще больше. Так, надо найти женский гадюшник и сместить королеву. Королевой у них буду я. В этот момент мажордом огласил прибытие императорской семьи. Все склонились, пока семья шествовала по проходу к своим местам. Как только они сели, император подозвал меня и представил гостям.

— Дорогие подданные, хочу вам представить нашу гостью от Темной империи. Госпожа Лирианна, графиня Тулузская. Выпускница Темной Академии. А теперь, пусть начнется бал.

Тут заиграли музыканты, пошли первые пары. Я же отошла в сторону и взяла бокал в руки. Первые минут десять ко мне боялись подойти, я это видела по бросаемым взглядам. Потом решились. Подошли девушка с парнем. Оба маги.

— Не каждый раз увидишь темную на светлом балу, — произнесла девушка.

— Не каждый день меня окружают сразу столько светлых, — таким же нейтральным тоном ответила я.

— Это точно. Неуютно?

— Совсем немного.

— Немного? Если бы я была одна у темных на балу, то боялась бы.

— Даже если бы была подругой императора?

Она поняла меня. И по-новому взглянула.

— Ну что ж, хорошо тебе отдохнуть! — и они ушли вглубь зала.

Я осмотрелась вокруг и наткнулась на взгляд Ксандра. Недовольный. Я хитро улыбнулась и слегка подняла бокал в его сторону, будто слегка ударяя о другой, невидимый бокал. Будто говоря «как ты поступишь теперь?». В это время ко мне уверенно подошла стайка девушек. А вот и долгожданный гадюшник.

— Здравствуй, темная, — довольно нагло произнесла их бывшая королева.

— И тебе не хворать, светлая.

— Какие причины привели тебя сюда?

— Выпускную работу пишу. О взаимодействии темной и светлой магии.

— Взаимодействии? О каком взаимодействии может идти речь? Это же как небо и земля!

— Тем не менее, я совмещаю.

— Полукровка? — брезгливо спросила она. — Кто же научил тебя светлой магии?

— Мать. Отец научил темной. Теперь я сильнее их, потому что пользуюсь обоими видами магии. Императрица поддерживает меня в этом, — последней фразой я «бросила кость» им. Да, реакция не заставила себя ждать.

— Императрица? Ты близко с ней знакома?

— Я ее лучшая подруга! — добила я их.

Бывшей королеве это не понравилось, а вот ее свита… у них загорелись глаза.

— Понятно, девочки, пойдем, — но никто из девочек и с места не сдвинулся.

— Девочки?

— Куда ты торопишься? Давай еще поболтаем, — а потом уже мне. — Что, правда, лучшая?

— Конечно, — отвечаю, а сама не спускаю ухмыляющегося взгляда с их предводительницы. Она разозлилась.

— Как хотите, я пошла, — и правда ушла. Только надеялась, что они пойдут следом. Зря. Я своих жертв не отпускаю.

— И как там, в темной империи?

— Отлично! Очень красиво. Прекрасные балы, прекрасные мужчины. Кстати, у меня к вам вопрос, — я сделала голос тише и немного склонилась к ним, чтобы создался эффект сплетни или секрета. — Почему ваш наследник бросает такие недовольные взгляды на того парня? Они конфликтуют?

Девочки посмотрели, о ком я веду речь и ухмыльнулись.

— О, это же Тиан Алийский. Конкурент наследника на женское внимание. Они стараются друг у друга увести из-под носа девушек.

— И кто выигрывает?

— Примерно поровну. С одной стороны наследник империи, ты же понимаешь… А, с другой, настолько же прекрасный, но более «реальный» мужчина.

— О, я поняла. Любопытно. А сами вы кого бы выбрали?

— Не знаем, они оба прекрасны, — вздохнули девушки.

В этот момент обсуждаемый объект поймал мой взгляд и двинулся в нашу сторону. Я бросила взгляд в сторону наследника. Тот коршуном смотрел за каждым шагом Тиана, и направление этих шагов ему совсем не нравилось! Сейчас будет весело. Когда Тиан подошел, девочки замолчали и сделали шаг назад, с любопытством глядя на него. А он смотрел на меня. Надо отдать ему должное, он был сексуален, и его взгляд делал свое дело. Только я бы повелась на это, будь я младше на несколько лет… и не будь в моей жизни Карьяна. После мужчины возвращаться к мальчишке? Нет. Но ему незачем знать об этом. Я улыбнулась одним краешком губ, открыто глядя ему в глаза.

— Графиня, — произнес он низким голосом. Слишком мягким для меня.

— Зовите меня Лирианна, — с придыханием ответила я.

— Разрешите пригласить вас на танец?

— Разрешаю, — вложила свою руку в его, и повернулась к наследнику. Его глаза пылали гневом, руки сжаты в кулаки, губы превратились в тонкую полоску. Я хитро улыбнулась ему и пошла за Тианом в центр зала. Ксандр же пригласил ближайшую девушку и тоже повел ее туда. О, это тот танец, в котором по ходу меняются партнершами. Заиграла музыка и танец начался. Тиан старался чаще касаться меня. Когда нужно было положить руку на талию, а потом убрать, он обнимал, а потом медленно убирал руку, проводя пальцами по талии. И каждое его прикосновение сопровождалось такими поглаживаниями. Танцующий рядом Ксандр, это видел и бесился. Я хотела рассмеяться. Не знаю, сколько в прикосновениях Тиана было от его желания очаровать меня, а сколько от того, чтобы взбесить наследника. Но наслаждение от происходящего я, определенно, получала. Тут мы поменялись партнерами, и я оказалась в паре с Ксандром. Он тут же крепко обнял меня рукой за талию, а второй рукой вцепился в мою ладонь. Его взгляд обжигал меня.

— Почему он? — шепотом произнес Ксандр.

— Простите, Ваше Высочество, я не понимаю, о чем вы? — он злился. Мой ответ ему не понравился. Но открыто спросить, почему я не пришла сегодня в беседку он не мог. И хорошо, даже не знаю, что бы я ему ответила? Так быстро ломать игру не хотелось. Тут мы снова поменялись парами, и Тиан мягко притянул меня к себе. Ксандр чуть было не бросил свою партнершу и не вырвал меня из рук соперника. Вот это страсти! Мне хотелось смеяться. Как и предполагала, я стану экзотикой. Так и случилось. И вот двое амбициозных парней пытаются доказать кто круче. Знали бы они, что оба останутся ни с чем… Но они не знали, а я не собиралась раскрывать карты так рано. Игра только начинается.

Глава 23

Замечаю, что каждое утро мое настроение прекрасно! Если учесть, что я у светлых, то это странно. Сегодня снова отличное утро. Бал прошел успешно, так как я и планировала, и даже больше. Теперь наследник с Тианом чуть ли не в глотки готовы вцепиться друг другу. Их борьба разгорается с новой силой, ведь вчера я так и не выказала своего расположения ни одному из них. А сегодня предстоит путь в Академию.

На завтраке Ксандр с новыми силами пытался меня очаровать, ведь соперника рядом нет, значит, какое-никакое преимущество. Я не обращала внимания на него. Он краснел от натуги и злости, но ничего не мог поделать. Второй принц смотрел на нас с весельем, а принцесса не сводила с меня удивленного и даже восхищенного взгляда. Вот это что-то новенькое. Император как всегда скрипел зубами (там еще есть, чем скрипеть?). После завтрака принцесса поймала меня в коридоре.

— Графиня, можно вас на пару слов?

— Конечно, Ваше Высочество.

— Я заметила взгляды Ксандра на вас. В обеденной зале и на балу. Он вам совсем не нравится?

— Нет, Ваше Высочество.

— Зовите меня Гелия.

— Благодарю. Тогда и вы зовите меня Лирианна.

— Вы первая девушка, которой не нравится Ксандр. Вы ему сказали об этом?

— Нет, — улыбнулась я.

— Почему?

— Он не спрашивал, — принцессе понравился мой ответ, она просияла.

— А Тиан вам понравился?

— Нет.

— И ему вы тоже об этом не сказали, — утвердительно произнесла девушка.

— Правильно.

— Но почему?

— Во-первых, это только раззадорит мальчишек. А во-вторых, надо их проучить, — я решила быть с принцессой откровенной. Она поймет.

— Спасибо. Им все достается на золотом блюдечке. Если нужна будет помощь, обращайтесь. С удовольствием помогу.

— Спасибо, — улыбнулась в ответ. Интуиция меня не подвела. Теперь у меня есть союзник и информатор. День стал еще прекраснее.

Потом был придворный маг и портал до Академии, разговор с ректором и улаживание всех вопросов. Мне дали что-то типа медальки — визуальное разрешение на пребывание в стенах Академии. Чтобы никакой студент не пальнул в меня заклинанием. Теперь я могла в любое время приходить в Академию, работать в библиотеке (естественно, библиотекарь будет строго блюсти, какие книги я беру), обращаться к магистрам с вопросами. Главное, чтобы учебному процессу не мешала. Маг отправился назад во дворец, а я осталась здесь и отправилась в библиотеку. Ректор сам оповестит магистров о моем пребывании и его целях. Это, действительно, было смешно, когда я шла по коридору, а встречающиеся студенты в первые секунды шарахались, но заметив «медальку» успокаивались. Некоторые, особо нервные, тушили пульсары. В библиотеке было почти пусто. В смысле, людей почти не было. Я сказала библиотекарю, что я хочу, и мне выдали книги. Идти к столам не хотелось, уж лучше на подоконнике посижу. Ища нужный подальше от глаз, я застыла. Самый лучший был занят… Ноем. Я привила ему любовь к библиотекам. Когда его увидела, внутри что-то вздрогнуло. Только сейчас я поняла, как скучала по нему. За то время, что он был со мной, я к нему привыкла. И вот он, такой же, ничуть не изменившийся. Только более серьезный, или… хмурый. Сейчас поправим. Оглянулась по сторонам — никого. Подошла к нему и спросила: «У вас не занято?». Он машинально ответил «нет», не поднимая глаз, а потом резко вздрогнул и его взгляд медленно поплыл от моих ног вверх. Когда осмотр закончился на моем лице, Ной замер. В его глазах было такое замешательство, непонимание, надежда, отрицание. Я решила прекратить это.

— Да я это, я! — и поставила книги на подоконник рядом с ним. Реакция не заставила себя ждать. Он бросил книгу рядом с моими, подскочил и крепко обнял.

— Тише-тише. Не забывай, что мы в библиотеке, — а сама тоже обняла.

— О, Боже! Лир, я не могу поверить. Это ты? Правда, ты? Но как? Я же сам видел, как Трин… а ты упала… и кровь. И варганы там. Я пытался, но Трин не позволил, — он шептал судорожно, сквозь слезы. А я просто крепко обнимала и укачивала.

— Все, все. Я в порядке, я жива, я здесь.

Минут пять мы просто стояли так, обнимая друг друга. Ной успокаивался, перестал вздрагивать и сжимать меня, будто страшась, что я исчезну. Потом он опустил руки и посмотрел на меня.

— Как ты выжила? Я ведь видел…

— Ко мне было привязано одно заклинание. В случае опасности моей жизни, портал, настроенный на Аньянку, сам открывается и отправляет меня к ней. Когда вы уходили, я потеряла сознание и мое тело телепортировалось к ней. Сквозь все барьеры, признавая мою кровь. Она отправила меня к лекарю и тот спас, благодаря травам, которые я собрала в том лесу.

— Я думал, ты мертва. Из-за меня. Видеть не хотел Трина.

— Это не из-за тебя. Это был его выбор. Ты ни в чем не виноват.

— Но, если бы я тогда не предложил пойти в этот лес. Да вообще, если бы не написал тогда ему письмо!

— Ты волновался о нем. Ни в чем себя не вини, слышишь?

— Слышу. Как ты оказалась здесь? Что с твоими волосами?

— Я — Лирианна, это моя внешность. Я студентка Темной Академии, выпускница, пишущая работу по взаимодействию светлой и темной магий, по личной просьбе Темной императрицы, прибывшая в Светлую империю. Допущена в вашу Академию для изучения светлой магии.

— Вот это да! А на самом деле, зачем ты здесь?

— Тебе не понравится моя причина. А может, и понравится. Собираюсь отомстить твоему братцу. Заодно встряхну светлых, — я уже давно поставила барьер от прослушки, поэтому говорить могла открыто.

— Как ты собираешься отомстить Трину?

— Публичное унижение еще никто не отменял. На тебя это никак не распространится.

— А остальным светлым за что?

— Да просто так. Развлекаюсь. Вот уже вожу за нос наследника.

— Что?

— Он считает себя неотразимым. Привык, что девушки падают к его ногам. Накажем. А заодно и соперника его — Тиана.

— Знаю такого. Не боишься?

— Их? Нет.

— Не только их. Вообще. Ты одна здесь, против всех их. А вдруг, кто-то узнает тебя?

— Не узнает. И у меня всегда есть план отступления. Не беспокойся за меня.

— Не могу.

— Ты сам как?

— Нормально. Скучаю по тому времени, когда был в Темной империи. Вот уж никогда не думал.

— Да, жизнь странная вещь. Но, согласись, восхитительная.

— Ты говоришь так, даже после всего, что пережила?

— Конечно. Как же иначе? Жизнь продолжается. И все в ней происходит не просто так, а для чего-то. Я извлекаю уроки из каждого события.

— А смерть Карьяна?

— Я еще раз поняла, что жизнь не вечна. Надо радоваться каждому дню. Делать все сейчас, не оставлять на потом. «Потом» может и не наступить.

— Ты удивительная, знаешь?

— Знаю. А еще знаю, что ты должен чаще улыбаться. У тебя лицо вялой картошки.

— Ну, спасибо, — рассмеялся он. — Умеешь говорить комплименты.

— Это не комплимент, а правда. Тебя тут мучали, пока меня не было?

— Нет. Я сам. Не хотел даже в Академию возвращаться. Но сделал это. Подумал, что ты бы этого захотела.

— Бросай это, Ной. Я помню тебя сильным. И таким ты должен оставаться. Что бы ни случилось! Даже, если бы я погибла, ты должен был жить дальше.

— Это тяжело, Лир.

— А мне было легко, когда Карьяна не стало? Помнишь, что я сделала? Но посмотри на меня теперь. Что ты видишь?

— Сильную женщину. Умную, добрую и заботливую.

— Это ты мою «стерву» не видел, — усмехнулась я. — Приходи на очередной бал и увидишь. Тогда и поговорим о том, какая я хорошая.

— Иначе там съедят. С ними по-другому нельзя.

— Никогда так не говори. Это неправда. Выбор есть всегда. Я могла простить твоего брата, могла просто не приехать, а могла отомстить только ему, не трогая других. У меня куча вариантов действий. Но я выбрала этот. Это мой осознанный выбор! Понимаешь?

— Понимаю. На следующий бал я приду.

— Я рада. У меня к тебе просьба. Ты знаешь всю эту «верхушку»?

— Ну, в общих чертах, да.

— Мне нужна информация о них. Тайны, слабые стороны, грязные секреты. Но только правду! Я заплачу за информацию.

— Ох, я мало что знаю. Расскажу, что есть. А потом подумаю, у кого можно узнать больше.

— Спасибо.

— Лир, а как там… Фрея.

— Нормально. Скучает, но старается не подавать виду, — улыбнулась я. Как тут все интересно, оказывается. — Могу передать привет от тебя… или письмо.

— Я подумаю. Как мне с тобой связаться?

— Я каждый день буду в Академии. Если что, передам тебе записку. Как прочитаешь — сожжешь.

— Хорошо.

— Ладно, побегу я. А ты не пугай всех счастливым лицом. А то такая разительная перемена возбудит подозрения. Все постепенно.

— Как скажешь, пока.

— Пока.

Глава 24

В следующий раз мы встретились с Ноем в библиотеке через пару дней. У того же окна. Он уже ждал.

— Привет, у меня для тебя новости, — с предвкушением произнес он. Видимо, хорошие новости.

— Привет. Надеюсь, понравятся?

— Я уверен. Во-первых, завтра вечером у герцога Эйдана прием. Мы с Трином приглашены. А ты?

— Да, я тоже.

— Отлично. Вторая новость — я нашел информатора. Сегодня вечером сможешь встретиться с ним?

— Да. Где?

— Возле таверны. Будешь ждать у входа. Он сам подойдет.

— Кто он?

— Вообще-то, он один из местных бандитов.

— О, классно. Только откуда ты его знаешь?

— Если надо, я могу найти кого угодно.

— Хмм, ты меня удивил. В хорошем смысле. Спасибо. А теперь расскажи что-нибудь о твоем брате. Что я могла бы использовать.

Следующие полчаса мне была рассказана полная история жизни Трина, со всеми курьезами и любовницами. Но мозг среагировал на одну фразу.

— Какую траву он купил?

— Флис ползучий. А что? — я ничего не ответила, просто расхохоталась (спасибо барьеру, никто в библиотеке этого не слышал).

— Зачем он ему?

— Общеукрепляющий настой делать. Он болел недавно. Да чего ты смеешься-то?

— Общеукрепляющий, говоришь? А по-моему, конкретно укрепляющий, — я уже плакала от смеха. Вот это удача! Это будет бомба!

— Почему? Лир! Что смешного?

— Ной, отвар этой травы используют, когда проблемы с потенцией.

Как же он покраснел!!! Я расхохоталась еще сильнее. Ной тоже рассмеялся.

— Я ничего не хочу знать об этом, — сквозь смех ответил он. — Но это будет такой удар по мужской гордости. Не хотел бы я быть твоим врагом.

— Не будь. Ладно, когда он заходил в лавку, и в какую?

— Вчера, около одиннадцати часов. Лавка на углу торговой улицы и площади. Он всегда туда ходит.

— Спасибо. Завтра будет фурор.

Я пошла в преподавательскую. Пользуясь случаем, решила поболтать с магистрами. Надо же делать вид, что я занята работой. Там был только один магистр. На него я и насела. Как только пришло время ему идти на занятия, он со счастливым лицом почти выбежал из кабинета. Я могу быть любопытной. И умею задавать вопросы, которые ставят в тупик. До вечера я провела время в городе, а потом подошла к таверне. Довольно скоро, мимо меня прошел мужчина, бросив «пойдем». Я пошла. На расстоянии нескольких метров я шла за ним через проулки. Вот мы вошли в один из дворов и остановились. Место было огороженное со всех сторон, здесь лишних глаз не будет. Около часа мы разговаривали. Мне поведали столько интересного, что я в предвкушении потирала руки. Я буду выдавать гадости порционно. Отдав деньги, я ушла порталом ко дворцу. Время ужина, мне надо присутствовать.

На ужин я спустилась в темно-зеленом бархатном платье, на запястье и в ушах блестели изумруды. Губы выделялись насыщенным кровавым цветом. Ксандр не сводил с меня взгляда.

— Графиня, как продвигается ваша работа? — императору видимо, надоело смотреть, как его сыночек пожирает меня взглядом, и интересовало, когда же я уже уберусь отсюда. Не дождетесь.

— Хорошо. Сегодня беседовала с одним из магистров. Довольно интересная дискуссия вышла.

— Хотелось бы взглянуть на ваши записи.

— Я не делаю записей. Все, что мне нужно, в моей голове. Записать это я могу и дома. А сейчас я узнаю информацию, разбираюсь.

Дальнейшая часть ужина прошла в тишине. Император смотрел на своего сына осуждающе. Думаю, ему уже прочитали лекцию, но она не дошла до мозга. Император закончил ужинать, встал из-за стола и ушел. Через несколько минут мы все тоже начали подниматься. Ксандр первее меня добрался до двери, открыл ее и пропустил меня. Даже так? Я прошла совсем рядом с ним, слегка потеревшись боком и рукой о его тело. В ответ услышала судорожный вздох, а потом хихиканье принцессы. Походкой от бедра я прошествовала дальше по коридору, по лестнице и скрылась в очередном коридоре, до последнего ощущая на себе прожигающий взгляд Ксандра. Ох, мальчик, не на ту напал.

* * *

Днем я отправилась в город, но не просто так. Мне предстояло кое-что проверить. И я надеялась на успех. И мне повезло! Согласно полученной информации, барон Лирей имел любовницу, о которой не знала жена. И довольно часто водил ее в маленькую кофейню. Там для них всегда был заказан дальний столик, закрытый от чужих глаз. Вот они сейчас и идут оттуда. Барона я видела на балу во дворце, и знаю, как выглядит его жена. И он знает, что я знаю. Специально выхожу к ним навстречу.

— Здравствуйте, барон.

— Графиня, — затравленный взгляд был мне ответом. — Гуляете?

— Да. Прекрасная погода. Вы тоже отдыхаете?

— Да.

— Тогда не буду мешать. До свидания.

— До свидания, — он сказал это облегченно. Рано барон, слишком рано вас посетило облегчение.

Оставшееся время до вечера я провела во дворце в библиотеке. Там столько интересных книг. К сожалению, на многих стоит запрет. Жаль.

Горничная помогла мне одеться и уложить волосы. Сегодня я была в красном. Насыщенный, вызывающий цвет, для тех, кто не боится быть в центре. Мне было нужно именно это. Накрученные волосы были заплетены в фигурную косу на одну сторону. На руках браслеты с черными бриллиантами. На лице акцент на глаза. Темные тона визуально увеличивали глаза и добавляли им загадочности, выразительности. Губы слегка увлажнены и просто блестят, будто я только что пила воду. Вперед!

Правящей семьи на вечере не предвидится, зато должен быть Тиан. И Ксандр это знает. Когда я встретилась с наследником на лестнице, он замер, глядя на меня.

— Ваше высочество, — слегка поклонилась я.

— Графиня, удачного вечера, — а голос- то подрагивает.

— Благодарю, — и походкой победителя спустилась вниз.

К месту я добралась на одной из императорских повозок. Мне положено, как гостье правящей семьи. Как только я вошла в зал, все взгляды скрестились на мне. Да, я знаю, что выгляжу неотразимо. Глазами нашла Трина с Ноем. Последний подмигнул мне. Я отвернулась и улыбнулась. Он понял меня.

А дальше я танцевала, знакомилась с новыми людьми. Вот дошла очередь и до Трина.

— Графиня Тулузская, Трин Делиана, мое почтение, — а по голосу это почтение совсем не чувствуется. — Это мой брат — Ной.

— Очень приятно. Господин Делиана, я вас недавно видела.

— Где?

— Вы выходили из лавки травника. Около площади. Только мой вам совет, лучше выберите другие травки. Выбор большой, а эта довольно слабенькая.

— Что? О чем вы говорите?

— Флис ползучий. — К этому моменту нас слушали все стоящие рядом. В основном старались делать вид, что болтают, но бегающие глаза их выдавали. — Я хорошо разбираюсь в травах. Могу посоветовать вам ариску, дарнику. Они намного лучше.

— Графиня, — он покраснел от гнева. Ну, это я знаю, что от гнева, а любопытные слушатели решат иначе. Они тоже знали эти травки и их предназначение, — я недавно вылечился от воспаления легких. Настой этой травы я пью, как общеукрепляющий.

— О, Боже, простите, пожалуйста, — я притворно ужаснулась, — мне так неловко. Извините.

И я отошла от них, будто стыдясь. Но сплетню уже было не остановить. Кстати, вспомнили, что не так давно Трин разорвал отношения с какой-то девушкой. Теперь они догадывались почему. Все, кто слышал, поглядывали на него с ухмылками, перешептывались и передавали сплетню остальным. И Трин сделал самую большую ошибку, которую мог в данной ситуации — он ушел. Тем самым, подтвердив их подозрения. Никогда нельзя убегать. Надо остаться и невозмутимо продолжать вечер. Тогда кто-то может и засомневаться. А так, куда бы он ни пришел, все теперь будут перешептываться. Ной прятал улыбку в бокале.

Дальше вечер пошел своим чередом. Все успокоились и наслаждались общением. Рано радуетесь. У меня заготовлена еще одна грязная история. Найдя глазами барона Лирея с супругой, я медленно продвигалась в их сторону. С кем-то болтала, с кем-то знакомилась. И вот, я у цели.

— Барон и баронесса Лирей. Рада видеть вас.

— Добрый вечер, графиня, — баронессе я не очень нравилась. Сейчас дадим ей для этого повод.

— Госпожа Лирей, у вас такая прекрасная дочь! — она удивленно посмотрела на меня, а барон начал бледнеть. — Я сегодня встретила около кофейни барона с ней. Такая красавица! И он так ее любит! Это сразу видно.

Все, стоящие вокруг, снова прислушались. Они-то знали, что у четы Лирей нет дочери.

— Вы что-то напутали, графиня. У нас сын, — баронесса смотрела на меня со злостью.

— О, простите. Наверное, вы правы. Это, вероятно, была какая-то знакомая, а я подумала… Извините пожалуйста, я почти никого здесь не знаю, поэтому делаю такие бестактные ошибки. Прошу меня простить.

И я снова отошла. Баронесса бросала на мужа такие взгляды, что не оставалось сомнений — дома ему не поздоровится. Ной уткнулся в свой бокал. Его плечи мелко вздрагивали. Я обещала ему веселье — я выполнила обещание. Теперь можно и во дворец. Подошла к хозяевам дома, извинилась, сделав смущенное лицо, и покинула дом.

Глава 25

Вот уже две недели я порчу жизнь светлым. Такая мысль посетила меня с утра. И мне нравится. Они так злятся, что я оказываюсь в самых ненужных местах в самое ненужное время, что я все знаю, несмотря на то, что только приехала. Некоторые уже начали побаиваться меня. Несколько раз под мою руку, а точнее, под мой язык попали обычные светлые. Обычные потому, что целью моей был Трин и сладкая парочка Ксандр — Тиан. Вот к ним я и решила вернуться. Сегодня под мою расправу попадет Трин. И это будет жестоко, хотя и смешно. Ради этого я отправилась сегодня в город и купила… мужское белье. Самое маленькое и откровенное, которое нашла. Продавец смотрел на меня с понятливой улыбкой. Ооо, он даже не подозревал, для чего мне оно.

Сияя, я вернулась во дворец. Сегодня бал будет здесь, поэтому моя месть будет иметь эффект! Вся знать… Все будут здесь. Надо подумать, как столкнуть наследника с Тианом лбами. За прошедшее время я получила от обоих кучу цветов, приглашений и даже подарков. Они начинали наглеть, поэтому надо что-то решать. Так, ну с Ксандром я знаю, что делать. Он кичится тем, что в его постели самые красивые девушки. А вот Тиан. Какая у него самая слабая сторона? Мужественность. Он доминант. Вот на этом и сыграем. Для начала надо найти самую страшненькую девушку во дворце. Мне нужна моя горничная. Нет, она очень даже симпатичная, просто знает обитателей дворца лучше меня. Я нашла ее спустя минут пятнадцать.

— Маниана, мне нужна твоя помощь.

— Конечно, госпожа, что вы хотите?

— Мне нужна молодая девушка. Чем страшнее, тем лучше.

— Зачем?

— Очень нужно. Не бойся, ничего страшного с ней не случится. Даже наоборот.

— У меня есть знакомая. Бедняжка совсем… некрасивая.

— Отлично. Как я могу ее увидеть?

— Она дочь повара. Помогает по кухне.

— Великолепно! Пошли!

На кухне я обнаружила искомый объект. То, что нужно! Я попросила ее на пару слов.

— Тебе нравится наследник? — без обиняков начала я. Бедняга, даже дар речи потеряла.

— Красивый.

— Могу подарить его тебе на одну ночь. Серьезно.

— Вы что, госпожа. Он никогда не взглянет на меня.

— А вот это оставь мне. Он будет с завязанными глазами. И это все, что будет на его теле. Дальше справишься?

— Но зачем?

— Затем, что проучить надо мальчика. Не бойся, тебе за это ничего не будет. Он никому не расскажет. Согласна?

— Согласна. Когда?

— Сегодня после бала. Посидишь в моей комнате с Манианой. И спасибо тебе.

Так, с этим решено. Теперь Тиан. Немного поистреплем его мужественность и доминантность. Так, я видела среди охраны одну женщину. Сильная такая, крупная. Тиан не является объектом охраны, к тому же я видела, как она на него смотрела, когда в прошлый раз на балу дежурила у дверей.

Недолго думая, пошла в гарнизон. И нашла ее!

— Здравствуйте, можно с вами поговорить?

— Конечно, госпожа.

Мы отошли подальше от лишних ушей. Ни к чему ломать мне игру. Она будет фантастической! Мальчики надолго запомнят мои уроки.

— Как вас зовут?

— Талира, госпожа.

— Талира, я буду говорить открыто. Мне нужна твоя помощь. Знаешь Тиана Алийского?

— Да, госпожа, — по вспыхнувшим глазам я поняла, мой клиент.

— Могу подарить его тебе на одну ночь.

— Что?

— Мальчика надо проучить. Ты прекрасно видишь, какой у него характер. Я хочу немного сбить спесь. Тебе ничего не угрожает. Он будет привязан, — под конец фразы я усмехнулась.

— Я не знаю, госпожа. Зачем это вам? И почему я?

— Он тебе нравится. И ты с ним справишься. А мне… они с наследником меня достали. Так что? Я могу на тебя рассчитывать?

— Когда?

— Сегодня вечером ближе к концу бала.

— Да, госпожа, можете.

— Отлично. Я попрошу свою горничную прийти за тобой. Ты сегодня не дежуришь?

— Нет. Моя смена закончилась.

— Тогда до вечера.

— До свидания, госпожа.

Все, я готова. Правда, боюсь, завтра мне надо будет покинуть империю. На всякий случай. А то мальчики отойдут от шока и решат дать сдачи. В комнате я приготовила широкую ленту на глаза наследнику и веревки на руки Тиану. Они хотели удовольствия и экзотики? Они это получат.

На сегодняшний бал я решила одеться с особым шиком. Черное платье в пол с мелкими камушками напоминало ночное звездное небо. Я накрутила волосы и оставила их распущенными, хоть это и было не принято. Зато смотрелось великолепно. Искусный вечерний макияж. Обувь на высоком каблуке. Маленькая сумочка на запястье. Образ соблазнительницы готов.

Я спустилась вниз как раз к началу. Да. Эффект я произвела. Зал замер. А я шла вперед уверенной походкой, цокая каблучками по полу. Гости передо мной расступались, образуя живой коридор. Таким могут похвастаться только императорская семья. Хотя, я тоже была женой императора, поэтому имею право. Навстречу мне вышел Тиан.

— Графиня, прекрасно выглядите, — наклонился и поцеловал мою руку. Потом, не разгибаясь, приподнял лицо и из- под бровей посмотрел на меня многообещающим взглядом. Дорогой, это мне надо так смотреть на тебя. Ведь мне есть, что тебе пообещать на эту ночь. Много чего! Гости снова начали двигаться, разговаривать. Через несколько минут было объявлено о прибытии императорской семьи. Они при всем параде прошествовали к своим местам. Ксандр бросил на нас с Тианом недовольный взгляд. Не надо хмуриться, наследник, тебе тоже предстоит веселое времяпрепровождение. Бал начался. Меня часто приглашали танцевать. Я не отказывалась даже от Тиана и Ксандра. Это полностью укладывалось в мой план. Они должны потерять бдительность и решить, что я сдалась. Несколько раз я посылала то одному, то другому пылкие взгляды для «разогрева». Только так, чтобы один не заметил взглядов другому. Эти субъекты томились, как петухи в духовке. До них дойдет очередь. А пока я взглядом решила разыскать Ноя. Он обещал быть здесь с Трином. Да и кто может отказать императору. Нашла! Я подошла к нему поздороваться. Трин неподалеку разговаривал с каким-то мужчиной и не смотрел сюда.

— Привет, — тихо произнес Ной.

— Привет, — так же тихо ответила. Мы стояли, будто каждый сам по себе.

— Какие планы на сегодня?

— Огромные. Окончательная месть.

— Ого, что планируешь?

— Да вот, кое-что надо подложить в карман твоему брату. Только так, чтобы эта вещь выглядывала из кармана. Не знаю, как сделать это, чтобы не попасться.

— Я могу попробовать. Давай, что там?

— Ты только громко не смейся, — я аккуратно достала то мужское белье и передала его Ною. Тот быстро засунул в карман, но успел понять, что это.

— О, Боже, — он еле сдерживался, чтобы не расхохотаться. Закусывал губу, прикрывал рукой лицо, но все выдавали вздрагивающие плечи.

— Я знаю, сама выбирала, — гордо произнесла я. От этого Ной стал вздрагивать еще сильнее, послышались всхлипывающие звуки, лицо покраснело, глаза слезились.

— Это будет фурор.

— Ты только успокойся, а то все коту под хвост. Когда сделаешь, отойдешь и подашь мне знак. Я буду наблюдать за тобой.

— Хорошо. Я пошел.

Ну, все, скоро моя месть осуществится. Спустя минут десять Ной, найдя меня глазами, слегка кивнул. Я перевела взгляд на карманы Трина — так и есть. Из одного кармана частично торчала красная ткань. Нацепляю на лицо улыбку, что в данных условиях совсем не сложно, и иду к нему.

— Господин Делиана. Добрый вечер. Я хотела извиниться за прошлый раз, — ближайшие гости стали прислушиваться, а дальние потихоньку подходить, подспудно ожидая скандал. Трин тоже это видел, но подлянки не ожидал. На нескольких последних вечерах он не присутствовал, поэтому не знает, что там тоже было «горячо».

— Все в порядке, графиня. Каждый может ошибиться.

— Благодарю вас, — что, неужели никто не замечает, что у него из кармана что-то торчит? Опять все мне делать? — Ой, у вас носовой платок из кармана торчит.

Он опускает взгляд и неосознанно достает «носовой платок».

— Но у меня нет носово…,- и тут он замер, поняв, что это. Вот и еще одна ошибка. Если бы он просто сказал «спасибо» и запихал его в карман, ничего бы не случилось, а так пусть расплачивается. Эх, слаб он в дворцовых интригах.

— Ой, — делаю шокированный взгляд. И вместе со мной в шок впадают все, кто рядом.

— Какого черта? — начинает злиться он.

— Какая занятная вещица, — на моем лице удивление, но глазами даю Трину понять — это я сделала.

— Это ваше! — и запихивает мне трусы в руки.

— Уж точно нет. Я свое белье знаю, — гости начинают хихикать. — К тому же, это мужские.

Вот тут гости начинают «въезжать» в ситуацию. И уже по-другому смотрят на Трина.

— Но и не мои! — яростно отвечает он. И снова зря. Сказал бы, что его — посмеялись бы и забыли. А так остается только один вариант. И гости это тоже быстро понимают.

— Тогда что это за трофей? Хотя не говорите, я не хочу знать подробности, — Трин понимает, наконец, ситуацию. И бледнеет. А потом краснеет. Эту смену цветов гости принимают за разоблачение. Вспоминают прошлый инцидент с травкой для потенции. И все! Моя работа закончена. Их мнение уже ничего не изменит.

— Сука, — шипит Трин.

— Имейте мужество признать свою сексуальную ориентацию. В конце концов, лучше так, чем вообще никак… наверное, — как же он хочет меня ударить. Но понимает, что это ничего не изменит, да и неприкасаема я, как гостья императора. Понимает, что проиграл. И видит торжество в моих глазах. Только не понимает почему? За что? Пусть помучается. Полезно.

Несколько секунд смотрит на меня с ненавистью, потом резко разворачивается и уходит из зала.

Глава 26

Теперь пришло время Тиана. Он как раз подбирается ко мне между гостями.

— Интересное открытие. Никогда бы на него не подумал.

— Иногда мы совсем не знаем тех, кто рядом, — сделала вид, что не замечаю его руки, ползущей по моей талии.

— Я уже говорил вам, как вы сегодня прекрасны? — вкрадчивым тоном пробормотал он.

— Да, но мне приятно услышать это снова, — отвечаю низким бархатным голосом. Он воодушевился моей реакцией.

— Я могу говорить вам это весь вечер и даже дольше.

— Только не здесь. Слишком много глаз, — он поднял взгляд, и торжествующе посмотрел на меня.

— Пойдем.

— Пойдем. За мной, — я незаметно утащила его из зала. В коридорах было пусто, что было только на руку. Я довела его до гостевой комнаты недалеко от моей. Захлопнула дверь. Он принялся обнимать меня, шарить руками по телу. Гадость. Но делаю вид, что все нравится. Стаскиваю с Тиана пиджак, рубашку, валю его на кровать. Он только рад такому быстрому развитию событий.

— Черт, подожди секунду, я кое-что принесу из своей комнаты, она рядом.

— Нам ничего не нужно.

— Нужно. Поверь мне, тебе понравится.

Быстро выбегаю, в своей комнате беру веревку, шарфик, киваю Талире, и она идет за мной.

— Когда я позову тебя, войдешь, — прошептала ей. Она осталась ждать около двери, а я вошла к Тиану. Он, увидев мою ношу, вопросительно приподнял бровь.

— Я так хочу. Я все сделаю сама, — шепчу ему на ухо. Он, кажется не в адеквате уже. Позволяет мне привязать свои руки, потом я, облизав губы (да, я заметила, как потемнели его глаза), начинаю сложенным шелковым шарфиком завязывать ему рот. Провожу руками по его торсу. Ну да, не удержалась, хорошо сложен. Чувствую, как под моими руками сокращаются мышцы. Он ерзает, пытаясь пододвинуться ближе ко мне. Я же села на кровать и посмотрела на него с обычной усмешкой.

— Талира, — позвала я. Дверь открылась и вошла женщина. Тиан непонимающе перевел взгляд с меня на нее, а потом назад.

— Привык быть сверху? Быть доминирующим, подавляющим. Попробуй поменяться местами с девушкой. Узнай, каково ей. Тебе полезно, — с каждым моим словом взгляд Тиана становился все испуганнее. Не спуская усмехающегося взгляда с распростертого парня, зову, — Талира, он весь твой.

В его глазах появляется ужас. Я же прикусила мизинчик, шкодно улыбнулась и встала с кровати. Уже уходя, услышала отчаянное мычание за спиной.

— Завтра расскажешь впечатления, — бросила я, не оборачиваясь, и вышла из комнаты. Еще один готов.

Пора возвращаться на бал. Скоро он закончится и Ксандр будет свободен. Он точно потащит меня в свою комнату, а мне это неудобно. Там охрана. Так что придется на эту ночь отдать свою комнату в распоряжение Ксандру.

В бальном зале еще не отошли от новости о Трине. Тут и там вспыхивал смех и скабрезные шутки. Отлично. Довольно скоро меня нашел Ксандр.

— Графиня, вы уходили?

— Да, хотела немного подышать воздухом.

— А вы не видели господина Алийского? — и такой пристальный взгляд.

— Нет, его здесь нет?

— Нет, он тоже куда-то ушел.

— Не знаю. Ничем не могу помочь, Ваше Высочество.

— Вообще-то, можете, — игриво ответил он. Начинается…

— Чем?

— После бала составьте мне компанию. Покажу вам портретную галерею, — закинул он «удочку».

— С удовольствием, — «попалась» я.

Его взгляд вспыхнул торжеством. Где-то я это уже видела. Ах да, Тиан смотрел так же, пока я его не спустила на землю. И этого спущу. Тут император встал, сказал, что официальная часть бала закончена и отбыл. Его детям уходить было не обязательно, поэтому они даже не пошевелились. Кроме Ксандра.

— Пойдем?

— Пойдемте.

— Зови меня Ксандр. Можно я буду звать тебя Лирианна?

— Конечно, Ваше… эмм… Ксандр, — смущенно ответила я. Ему понравилось. Он уже представлял… даже не хочу знать, что он там представлял! На лице все было и так написано довольно ясно. Меня повели в галерею, показали несколько портретов, а потом прижали к стене и поцеловали. Пришлось ответить для поддержания истории.

— Лирианна, я так долго ждал тебя. Ты такая красивая. Боже, я так хочу тебя.

— Пойдем ко мне?

— Пошли, — он даже не стал сопротивляться.

Мы почти бегом преодолели расстояние до моей комнаты. Горничная уже ушла, а дочь повара была в ванной. Ввалившись в комнату, Ксандр сразу потащил меня к постели. Снизу? Так не годится. Перекатилась, садясь на него сверху.

— Хочешь, чтобы эта ночь тебе запомнилась на всю жизнь? — продышала ему в ухо. Аж мурашки по шее пошли. У него, естественно.

— Да.

— Доверься мне, — развязно улыбнулась. Потянулась к столику, достала ленту для глаз.

— Зачем она?

— Когда один из органов чувств не работает, то усиливается работа других. Если ты не будешь ничего видеть, ты больше почувствуешь. Острее. Согласен?

— Да.

Я завязала ему глаза, несколько раз прошлась руками по его телу. Ну а что, столько тел в открытом доступе. Красивых, между прочим! А я все-таки женщина. Прошуршала одеждой.

— Подожди секунду, я в ванную.

— Только быстро.

— Да, мой принц, — захихикала я, — только, чур, не трогать повязку, а то я обижусь.

— Как скажешь, — усмехнулся Ксандр.

Я заскочила в ванную, показала знаками девушке, что все готово, брызнула на нее своими духами. Вышли мы вместе. Толстый пушистый ковер скрадывал все звуки.

— А теперь, Ксандр, я больше не скажу ни слова. Нам ведь не нужны слова? Мы будем слишком заняты для них.

— А ты горячая. Я так и знал. Я принимаю твои условия.

Я показала девушке, что пора действовать. Она подошла, опустилась на кровать, начала раздевать его. Я же аккуратно вышла из комнаты, прикрыв дверь. Я заранее проверила, чтобы она не скрипела. И теперь все прошло идеально. Как только Ксандр снимет повязку с глаз, его ждет сюрприз. Неприятный. Я же направилась к Ною, который ждал меня около выхода из дворца. Мы договорились эту ночь где-нибудь погулять, ведь мне предстояло уезжать. Да и свидетели будут того, что я провела ночь вне дворца. Это на случай, если кто-то увидит Ксандра в моей комнате или он сам станет болтать.

— Ты же расскажешь мне все? Я сгораю от нетерпения узнать, что ты им сделала?

— О, для них это будет жестоким ударом. Самолюбию конец.

Ной рассмеялся. Я рада была слышать этот звук. Неизвестно, когда мы увидимся в следующий раз. Поэтому эта ночь — все, что у нас есть.

— В общем, началось все с того…

Отступление № 1
Ксандр

К чему нам слова? Говорить сейчас я хотел меньше всего. А у нее такие нежные прикосновения. Такие чувственные, будто несмелые. Но спустя время становятся все более уверенными, раскованными. Мне нравится. А ее духи — это просто божественный аромат. Я включаюсь в игру. Поцелуи, жадные руки. Стон… Черт, а она горячая. Выдержка летит к чертям. Хотелось бы растянуть удовольствие, но не могу. Потом будет медленно и нежно, сейчас хочется просто утолить эту жажду. Поэтому будет быстро. Я позволял ей быть сверху, но сейчас хватит игр. Перекатываюсь, подминая девушку под себя. Ха, Тиан может застрелиться. Он проиграл. И это самая сладкая моя победа, ведь досталась непросто, в борьбе. Теперь я даже рад этому. Вкус победы теперь намного ярче. Ее коготки, впившиеся в мои бедра, начисто вымели мысли из головы. Остались только инстинкты.

Когда это сумасшествие закончилось, я сполз с девушки и растянулся рядом. Мышцы подрагивали от пережитого наслаждения. Дыхание все еще было прерывистым.

— Ты была прекрасна, — девушка закаменела от моих слов. Я что-то не то сказал? Стягиваю повязку с глаз и … подпрыгиваю над кроватью… с криком. Девушка быстро подскакивает и одевается.

— Какого черта? Ты кто?

— Самия, ваше высочество.

— Так это была ты? — дождавшись кивка, зверею. — А где темная?

— Ушла, сразу.

— Вы сговорились? Зачем? — во мне сейчас полыхает такая ярость. А под ней ужас и отвращение.

— Госпожа только предложила и сказала, что мне за это ничего не будет.

— С чего ты это взяла? — да я же могу вышвырнуть ее сейчас же.

— Госпожа сказала, что вы не посмеете. Иначе она всем расскажет.

Твою мать! Она может. Она уже стольким светлым жизнь испортила. А я, дурак, только смеялся. Вот теперь и сам попался.

— Где она?

— Я не знаю. Она не говорила.

— Понятно. Свободна. Если хоть одна живая душа узнает, я убью тебя, понятно?

— Да, ваше высочество.

Девушка выбежала из комнаты. Если это можно назвать девушкой. Страшилище какое! Где темная ее откопала? Блин, если кто узнает, стыда не оберешься. Хорошо, хоть Тиан не знает. Этот растопчет сразу. А может, она сейчас с ним? Смеются надо мной? От этой мысли захотелось все вокруг сломать, разбить, порвать… хотелось зарычать от бессилия. Ничего, завтра я ее увижу. И она даст мне ответы. А потом заплатит за эту ночь.

Отступление № 2
Тиан

Матерь Божья. Сейчас его изнасилуют. Эта… женщина была сильной. Сильнее его. К тому же, он был привязан. И с кляпом во рту. Его мычание никто не услышит. Никто не придет на помощь. А если бы пришли? Если бы кто-то вошел в эту дверь и увидел… все это. Его репутация была бы растоптана. На него ни одна девушка не посмотрела бы после этого. Пришлось бы уезжать куда-нибудь далеко, где никто его не знает. Но слухи доходят везде, поэтому ему нигде не спрятаться. Уж лучше никому не заходить в эту чертову дверь и не спасать его.

Радует только, что целовать меня она не будет, кляп мешает. Черт, если темная не хотела меня — могла бы просто сказать об этом. Зачем делать ТАК? Небось, сейчас на пару с Ксандром смеются надо мной. Наследник. Я видел, как он смотрел на девушку. Понятно, они решили проучить меня, унизить. А завтра по дворцу поползут слухи. Ах, черт! Пока я тут предавался размышлениям, женщина времени не теряла. И она знает, как доставить наслаждение мужчине. Мое тело реагирует против воли. Зараза! Успокойся, если ты останешься спокойным, она ничего не сможет сделать. Ощущение ее силы и превосходства вместо того, чтобы напугать, добавляет адреналина в кровь и заводит еще сильнее. Она усмехается. Твою мать! Уж лучше бы она меня целовала, чем… Да, только тело очень даже не против ее действий. Оно реагирует так как надо. Мышцы сокращаются под ее пальцами и губами. По коже пробегают мурашки. Мое сопротивление трещит по швам. Рваные вдохи, стоны. Вот тряпка, не могу сдержаться! Она же, ободренная этим, продолжает меня мучить. Боже… спину выгибает, голова запрокинулась назад. Сквозь кляп слышен протяжный стон. Не могу… больше… сопротивляться. Женщина, будто видя эту последнюю грань, усиливает напор на мои органы чувств. И выигрывает. Я сдаюсь и расслабляюсь в ее руках, чтобы снова напрячься от ее движений. Мозг ушел в отпуск, тело стало действовать на чистых инстинктах. Это было похоже… как, если бы меня спихнули с обрыва. Уже засыпая, почувствовал, как она убрала кляп, развязала меня и … нежно погладила по щеке. А потом послышался щелчок закрываемой двери. Она ушла.

Глава 27

До утра мы с Ноем проболтали. Я рассказала, как жила последние два месяца, он — про занятия в Академии, отношения с братом и друзьями.

— Ты теперь уедешь? — грустно спросил он.

— Да, я сделала то, зачем приехала. Дольше здесь оставаться не имеет смысла.

— Я еще когда-нибудь тебя увижу?

— Конечно! Что это за упаднические настроения? Я дам тебе свой кулон, когда научишься отправлять письма, сможешь ориентироваться на него. Кулон поможет найти меня.

— Спасибо. Я тоже дам тебе что-нибудь из вещей.

— Отлично.

— Интересно, как сейчас себя чувствует Трин? Злой, наверно, как черт. К тому же, я домой не вернулся, хотя должен был.

— Ничего, ему полезно.

— Он теперь будет ненавидеть темных еще больше. Трин не понимает, почему ты так с ним? Почему именно его выбрала жертвой?

— Пусть еще помучается. А потом, сам решишь, когда придет время, скажешь, что это за Алирию.

— Облегчить ему жизнь?

— Нет, ты не облегчишь. Наоборот. Он все время будет винить меня, ненавидеть, привыкнет к этому. А потом узнает, что во всем виноват сам. А это больно.

— Хорошо. Может, переосмыслит свои поступки.

Мы еще немного посидели в тишине. Я отдала ему свой кулон, Ной отдал кольцо.

— Что за кольцо?

— Я в детстве нашел его на чердаке в одном из сундуков. Сначала носил на цепочке, потом вырос и смог одеть на палец. Оно мне понравилось. Простое, серебряное, с геометрическим рисунком. Но чем-то притягивало.

— Красивое. Ладно, мне пора возвращаться.

— Я буду скучать.

— Я тоже.

Ной неловко остановился около меня, улыбнулся. Сдерживается. Я такими глупостями не страдаю, поэтому просто обняла его. Тут же его руки обняли меня в ответ, и послышался облегченный вздох. Я грустно рассмеялась.

— Всегда делай то, что хочешь. Даже, если тебе кажется это глупым или неуместным. Лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном.

— Лучше вообще не жалеть.

— Согласна.

— И я ни о чем не жалею. Не жалею, что пробудил тебя.

— И я. Спасибо тебе. И береги себя. Если нужна будет моя помощь или поддержка, ты всегда можешь ко мне обратиться.

— Я знаю, спасибо.

Мы разорвали объятия, и я легко провела рукой по его лицу. Он улыбнулся в ответ.

— Пока.

— Пока.

И я ушла порталом ко дворцу. Было раннее утро и в коридорах встречались только слуги. В моей комнате никого не было. Только сбитая от бурной ночи постель привлекла мое внимание. Жаль я не видела результаты своих стратегических ходов. Так, сначала дела. Надо собрать вещи и подготовиться к отбытию. Ко времени завтрака я успела искупаться, одеться в костюм для верховой езды и собрать сумки. На завтрак я спустилась с улыбкой. Настроение было прекрасное. Как будто я удачно закончила очередную главу своей жизни и готова перейти к следующей. Предвкушение пропитывало меня изнутри. За столом я увидела не только императорскую семью, но и Тиана. Он, видимо, ночевал во дворце и столкнулся с наследником, а тот пригласил его на завтрак. Еще бы, если бы он этого не сделал, был бы скандал. Грубость и пренебрежение традициями со стороны наследника — это… некрасиво, мягко говоря. Так что, теперь меня пытались испепелить сразу два взгляда. Зато император больше не скрипел зубами. Он видел эти взгляды и улыбался. Его только смущало, что я тоже улыбаюсь. Младшие наследники любопытно сверкали глазами, глядя на это.

— Ваше Величество, я собрала достаточно сведений для написания работы и собираюсь сегодня вернуться домой. Благодарю вас за гостеприимство.

— Я рад, что вы нашли нужный материал, — да знаю я, чему он там рад.

— Вы покидаете нас так скоро? — Ксандр прожег меня многообещающим взглядом.

— Ваше Высочество, мне предстоит еще столько дел, чтобы закончить выпускную работу.

— Жаль, — Тиан тоже прожигал меня взглядом. Но не таким злобным. Видимо, ночь ему понравилась. На этой мысли я усмехнулась, и парень понял причину.

— Я от лица императрицы могу сказать, что мы будем рады видеть вас в гостях в Темной империи.

— Обязательно, благодарю, — многообещающе ответил Ксандр. И заработал угрожающий взгляд от отца.

После завтрака «ночные пострадавшие» поймали меня в коридоре.

— Можем поговорить?

— Да, конечно.

Думаю, они слишком горды, чтобы обсудить прошедшую ночь друг с другом, поэтому каждый думает, что я продинамила только его. Сейчас исправим ситуацию.

— Мальчики, сядьте, — мы зашли в мою комнату. Ксандр нервно покосился на мою постель и сел в кресло. Тиан же расположился на краю постели.

— Так вот, каждый из вас, наверно, думает, что я вместе с другим его одурачила. Это не так. В дураках остались оба, — на этих словах они переглянулись и поняли, что это так. По недовольным взглядам.

— Но зачем это было? — Ксандр проявлял признаки нетерпения.

— Чтобы проучить. Обоих. Каждый из вас самовлюбленный, эгоистичный индюк, полагающий, что все в жизни должно подноситься вам на блюдце, и ни за какие поступки не наступит ответственность.

— Я наследник и ты не можешь …

— Вот об этом и речь. Я могу Ксандр! Я все могу. А ты решил, что статус наследника снимает с тебя все моральные ограничители? Черта с два! Хреновый из тебя тогда наследник. А ты Тиан, имея смазливую внешность, и аристократические корни полагаешь, что превосходишь других? Это не так. И я наглядно вам показала, что и на вас найдется управа. Я вижу, вам любопытно, что я сделала? Тиан, Ксандр сегодня провел ночь с прислугой, причем красотой она не отличалась… мягко говоря. Но у него были завязаны глаза, поэтому до самого финала он не подозревал, что это не я. Ксандр, Тиан видел, с кем находится в постели. Это была женщина из охраны… высокая, сильная, крепкая. Тиан бы убежал, да не мог. Он был обнаженный, привязан к кровати и с кляпом во рту. Думаю, ты догадываешься, кто был доминантом.

Они с ужасом и сочувствием смотрели друг на друга. По такому случаю даже вражда исчезла.

— Теперь у вас столько общего! Общая тайна и общая ненависть ко мне. И зная эту тайну, ни один из вас не может сделать ее достоянием общественности, потому, как другой ответит тем же. Это отличный повод подружиться. А теперь, прошу меня простить, мне пора в дорогу.

— А откуда нам знать, что ни служанка, ни охранница не выдадут нас?

— Зачем им это? Работа им еще нужна. Это гарант сохранности их работы. Если их кто-то уволит, им есть, что рассказать. А если с ними что-то случится, то мне будет, что рассказать. А вы меня знаете, я могу сделать вашу жизнь адом.

— Знаем. Ты вчера сильно унизила того мужчину.

— Я знаю, — улыбнулась я.

— Это твоих рук дело? Белье в его кармане?

— Не понимаю, о чем вы говорите, — я продолжала лучезарно улыбаться.

— Его-то за что?

— Уж не просто так. Еще мало отделался, — уже без улыбки ответила я.

— Понятно. Ну что ж, прощай тогда.

— А, может быть, до свидания? — я усмехнулась.

— Может быть. Но лучше прощай, — также усмехнулся Ксандр.

Они проводили меня во двор, там император подошел попрощаться. Я поблагодарила всех, одарила оскал… улыбкой и вскочила на коня. А теперь прочь отсюда.

Глава 28

Очередная деревня. Такая же, как и предыдущая дюжина. Я путешествовала уже четыре месяца. Возвращаться не хотелось. Это было именно тем, что я хотела. Кочевать по миру, смотреть, изучать, и идти дальше. В глубинках всегда хватало работы магу. Примитивными навыками целительства я обладала, все-таки боевой маг должен уметь оказать первую помощь. Большинство моих заказов были связаны с угрозой. Обычно, из леса. Там всегда было достаточно тварей, которые не стеснялись пополнять свой рацион людьми. А заступиться за людей было некому, из столицы сюда никто не приедет, они это знали и справлялись своими силами. «Бродячие» маги были как нельзя кстати. Я не нуждалась в деньгах, мне нужна была цель. То, ради чего вставать утром, куда идти и что делать. И я все еще была в Светлой империи. Но из-за удаленности от столицы, люди здесь были проще. Вся эта ненависть к темным отсутствовала. Людям было просто не до этого, работы куча. К тому же, опознать во мне темную не могли, а общие ощущения… ну, я же полукровка теперь, темный дар не так выражен, как у чистокровных. Поэтому принимали меня спокойно, общались открыто, улыбались, были рады помощи. Они платили за нее, но не такие большие суммы, как запросил бы другой маг. За это они тоже были благодарны. А я рада была, что каждый мой день обретает хоть какой-то смысл. Вот и сейчас я стояла на расстоянии полумили от деревни и думала, какая помощь потребуется здесь? Направив коня к воротам, я оглядывалась по сторонам. Здесь лес был довольно густой, недалеко находились болота, это чувствовалось по запаху. На болотах всегда кто-нибудь живет. Значит, работенка мне найдется. Деревня находилась чуть в стороне от леса, по другую ее сторону начиналось поле, а вдалеке снова лес. На воротах меня встретили хорошо.

— Добрый день, госпожа.

Во мне опознавали серьезного противника, даже не глядя на меч.

— Добрый день. Где у вас можно остановиться?

— У нас есть постоялый двор, — с гордостью произнес стражник. Было чем гордиться, таким достоянием могли похвастаться не все деревни в такой глуши. — Прямо по улице езжайте и не пропустите.

— Спасибо.

Метров через сто показался искомый объект. Я спешилась и привязала коня к столбу. Люди со дворов поглядывали на меня с любопытством. Новый человек — это событие. Я вошла внутрь и осмотрелась. За стойкой стоял опрятный мужчина и перетирал бокалы. Увидев меня, расплылся в улыбке.

— Добрый день, чем могу быть полезен?

— Здравствуйте, для начала комнату и обед. Возможно?

— Конечно! Сейчас все будет.

Мне выдали ключ и сказали, что обед будет через пятнадцать минут. Как раз успею отнести вещи наверх и умыться с дороги. На столе меня ждала тарелка, заполненная мясом, тушеным с картофелем, квашеная капуста, ягодный пирог и морс. Все, я потеряна для общества на ближайшие полчаса. Еда была превосходной, надо отдать должное повару. Насытившись, решила поговорить с хозяином. Я так поняла, что за стойкой стоял он.

— Как жизнь у вас? Спокойно? Из лесу никто не лезет?

— Госпожа — воин? — он спрашивал это с уважением. Нравятся мне такие люди.

— Маг. Может, помощь нужна?

— Маг? К нам пару дней назад приехал маг.

— Столичный? — удивилась я.

— Нет, бродячий.

— Надо же. Еще не пересекалась с коллегами. Он еще в деревне?

— А как же. У нас на болотах завелась гадость. Уже нескольких утащила. Там ведь ягоды растут, да травы лечебные. А эта пакость травницу утащила сначала, а потом грибников.

— Как выглядит, видели?

— Да, мельком. Здоровая, мохнатая, челюсть, как медвежий капкан.

— Под ваше описание подходит половина книги нежити.

— Так я обычный человек, несведущий.

— Понимаю. Маг ловит?

— Да, ходил на болота. Ничего не говорит, только хмурый ходит.

— Понятно. Назначили награду за тварь?

— Да. Три золотых.

На самом деле, это была хорошая сумма. Интересно, удастся первой убить эту заразу?

— А если я первая поймаю тварь?

— Тогда деньги ваши, госпожа. Нам главное, чтоб избавили, а уж кому платить — неважно.

— По рукам.

Надо сходить на болота, посмотреть, что там завелось. Сказано — сделано. Выйдя за пределы деревни, ориентируюсь на запах болота. Чем ближе подхожу, тем аккуратнее смотрю по сторонам и под ноги. Надо обращать внимание на сломанные ветки, следы, возможные клочки шерсти. К тому же, здесь может ходить тот самый маг. По болотам я уже крадусь. Тихо. Только звук ветра в кронах. Ветер мне не нравится. Не только я могу почувствовать запах нежити, но и она мой. А нюх у нее лучше моего. Следов нет. Не удивительно, земля влажная, покрыта травой, даже мои следы исчезают через несколько минут. Странно… звуки леса не исчезли, но чувство опасности увеличивается. Резко оборачиваюсь, обнажая меч. За мной стоит маг. На секунду я даже замерла. Полукровка, как и я, сильный, будут проблемы.

— Какого черта ты тут делаешь? — низкий голос, уверенный, недовольный.

— Не твое дело, — огрызаюсь… не знаю почему.

— Мое! Ты мне мешаешь!

— А ты мне, но я же ничего не говорю! — он, кажется, закипает от моего ответа.

— Лучше тебе убраться отсюда по добру — по здорову.

— А не пошел бы ты! Это не твой лес!

— Слушай, магичка недоделанная, я здесь по делу. Погуляй в другом месте, — на недоделанную я обиделась. Сильно так. Поэтому в следующую секунду голова мага мотнулась назад. Я просто врезала ему кулаком. Надеюсь, сломала нос. Когда он снова повернулся ко мне лицом, мне захотелось закопаться. Поглубже. Его глаза полыхали такой злобой, что я поняла — бить будут сильно. Но я тоже не маленькая, оружием владею, магией тоже. Меня магистры не убили, тогда бояться этого не вижу смысла. А дальше посыпались удары мечом. Я успевала блокировать их и возвращать. Мы так увлеклись, что не заметили, как подобралась нежить. Она прыгнула сбоку, и я ушла кувырком назад. Ох, мать твою! Только мантикоры нам не хватало! Дальше нам с магом было не до вражды, тут выжить бы. Эта тварь быстрая и зубастая, но еще хуже скорпионий хвост с ядовитым жалом. Таким разок ударит и все, отлеталась птичка. Но мантикора, видимо, осознала, что с двумя магами сразу ей не справиться и быстро дала деру. Догонять ее желания не было. Вместо этого мы стояли и пытались отдышаться.

— Дерьмо! Ты мне всю охоту сломала!

— Да если бы не я, ты бы уже переваривался в ее желудке! Меньше надо было вопить «кто такая?», «чего приперлась?». Ей тоже твой голос не понравился, вот и напала, только бы заткнулся, — ой, меня понесло.

— Ты откуда взялась тут? — зарычал он.

— Приехала! И собираюсь отобрать твою работу! — я усмехнулась. Хотелось показать ему язык.

— Ты? — он расхохотался. — Да ты в болоте утонешь быстрее, чем доберешься до твари.

— Не беспокойся, не утону! Последним смеется тот, кого не сожрали! — Я с гордым видом развернулась и пошла к выходу из леса.

— Что, бежишь уже? Испугалась? — вот гад ведь!

— Нет, возвращаюсь в деревню. Все равно мантикора уже далеко, и нападать сегодня уже не будет. Смысл торчать здесь? Это ни разу не курорт.

Спустя пару минут услышала шаги сзади. Он с царственным видом обогнал меня и пошел впереди. Блин, у меня же нормальные ноги, а не два тополя, мои шаги меньше. Поэтому придется идти на хитрость. Развернулась и пошла в сторону. Боковым зрением глянула, он проследил за мной. А я, как только скрылась из его вида, прошла порталом до выхода из леса, а оттуда быстрым шагом до ворот. Дальше быстро дошла до постоялого двора, заказала бокал пива, хозяин поставил передо мной орешки. Когда маг зашел внутрь, все его превосходство как корова слизала. Его удивленный взгляд отметил, как я невозмутимо пью пиво, сидя на высокой табуретке и болтая одной ногой в воздухе, а потом скучающе бросаю орешек в рот. Потом его лицо приняло вид «мы еще посмотрим» и он прошел к лестнице наверх. И, конечно, не видел улыбку победителя на моем лице. Первый раунд за мной.

Глава 29

Время до вечера было потрачено на размышления. Как убить мантикору? Нет, она очень даже убиваема. Только не будет стоять и ждать, пока ты ее порубишь. Она будет активно сопротивляться, пытаясь применить те же действия к тебе. В этом вся загвоздка. Мантикора очень сильна. А помимо этого, маневренна, изворотлива, с хорошим инстинктом самосохранения. Чудо вообще увидеть ее здесь. Обычно она не обитает в лесу — крыльям негде развернуться. Ее угодья — горы. Но что-то заставило ее поселиться здесь. Остается только воспользоваться тем, что деревья будут ей мешать. Завести ее в бурелом, а там уже убивать? Для этого надо хорошо изучить окрестности. И в процессе не стать едой. Ведь, если близко от болот нет густых зарослей, то план провалится. Не думаю, что бегаю быстрее ее. А телепортироваться в таком состоянии невозможно. Расставить на нее ловушки? А вдруг люди в них попадут? Они же ходят в лес. Черт! Еще и маг этот. Он тоже не будет сидеть спокойно. Выискался на мою голову. Деньги мне не нужны, здесь уже чисто спортивный интерес. Азарт охоты. Ладно, завтра с утра пойду в лес осматриваться. А пока буду наслаждаться отдыхом.

На ужин спустился недовольный маг. Я уже сидела в самом стратегически удобном месте в зале, поэтому он просто бросил взгляд на меня и демонстративно сел в другом конце зала. Если быть совсем честной и непредвзятой, то выглядел маг потрясающе. И дело не в одежде. Одежда обычного воина. Дело в нем самом. Высокий, темные волосы до плеч, крепкая мускулатура. Он был крупным. Широкий разворот плеч, сильные руки, накачанные ноги… представляю какой там пресс. И вокруг всего этого аура мужественности, властности, уверенности, с ноткой холодности. И эта нотка, наоборот, разжигала. После осмотра тела я подняла взгляд на лицо. По встрече в лесу я запомнила темно-карие глаза, сейчас же мой взгляд привлекли губы. Довольно пухлые, но смотрелось отпадно. Ни грамма женственности в них. Я смотрела, как он подносил к ним вилку с кусочками еды. Это было настолько аккуратно, даже аристократично. Можно даже себе представить, как эти губы… тааааак. Это еще что? Представить? Боже, Лири, о чем ты думаешь? Совсем сбрендила? Тут осматриваемый объект резко поднял взгляд на меня (наверно своим пристальным разглядыванием я мешала ему, воины прекрасно чувствуют взгляд на себе), а я протянула бокал с пивом, будто «чокаясь» с ним, а потом отвела взгляд. У меня тряслись колени. Блин, поймали за разглядыванием, как школьницу. Спрятала лицо за бокалом. Боюсь, сейчас мои щеки украшает румянец, а это отличный повод для шуток и сарказма со стороны мага. Так, надо отвлечься. А то что-то меня понесло. Закончив ужин, я вышла на улицу прогуляться. И услышала шаги за собой. Такие уверенные, наглые, ни капли не скрывающиеся.

— А тебя не учили, что пялиться на людей некрасиво, — раздался сзади ехидный голос мага. Это вызвало во мне улыбку.

— Я изучала соперника, ты, как воин, должен понимать.

— Не похоже. Я своих соперников не изучаю так открыто и нагло. Ни к чему им знать об этом.

— Ну, а мне нечего стесняться, — я по-прежнему шла впереди и улыбалась.

— А ты трусиха.

— С чего такие выводы?

— Понравился? Так и скажи! Чего юлить? — я рассмеялась в голос. Наверно, от нервов.

— А ты самонадеянный.

— Нет, просто уверен в себе.

— Ага, самоуверенный. И с большим эго.

— Ну, насчет эго не знаю, а вообще с большим, да.

Я сжала губы, чтобы не рассмеяться. Вот гад! Издевается надо мной и рад этому. Чего он вообще пошел за мной?

— Слушай, маг, судя по тому, что ты меня преследуешь, понравилась тебе Я! А не наоборот. Только я на смазливую внешность не ведусь, — Лири, закрой рот! Что ты несешь?

— Прости, но ты тоже не в моем вкусе. Я вообще моль не люблю.

Моль? Это я моль? Ах ты, пес шелудивый! Мы еще посмотрим, кто из нас моль! Демонстративно останавливаюсь и оборачиваюсь. Он стоит в шаге от меня. В глазах вызов.

— Так зачем идешь за мной тогда?

— Хочу предупредить. Шла бы ты дальше. Эта мантикора моя. Тебе бы что попроще — блуждающие огоньки прогнать или кикимору усмирить.

— Я тебе не деревенская девка- самоучка! Я дипломированная магичка! Со мной магистры шутить бояться. Так что не советую лезть ко мне. Могу так приголубить, месяц отлеживаться будешь, — меня здорово разозлил его намек на мою бездарность.

— Я тоже не пальцем деланный, так что не надо угрожать. Я первый принял заказ, так что иди дальше!

— Первый? Это тебе что? Очередь в туалет? А как же здоровая конкуренция?

Кажется, он зарычал. Аж мурашки по коже. От страха, наверно. Глаза горят (понятно, сдерживается, чтобы не придушить). Нервный какой.

— Значит, не отступишь?

— Нет.

— Ладно, тогда у меня такое предложение. Мантикора очень опасна, она…

— Да, знаю я все про нее, — его взгляд ударил меня, как хлыст.

— Спасибо, что не перебиваешь. Так вот. Мы можем вдвоем продумать план и убить ее. Это быстрее и безопаснее. Поделим деньги, и каждый пойдет своей дорогой.

— Хорошо. Я согласна. Деньги пополам.

— Идет. Планы есть?

— Да, приму ванну и лягу спать, а что? — и смотрю так ехидно. Я поняла, о каких планах он спросил, но смолчать было выше моих сил. Обычно я не такая вредная. Не знаю, почему сейчас иначе. Бесит он меня. Самоуверенный такой. Хочется поставить на место.

Его взгляд красочно описывал, что он сейчас хочет со мной сделать. И мне бы это совсем не понравилось. Больше всего ему сейчас хотелось ударить меня. Вон, кулаки сжимает.

— Ладно, ладно, планы есть. Я думала осмотреть окрестности болота на наличие зарослей или бурелома. Мантикора потеряет возможность маневрировать там. Крылья будут цепляться за кусты. Еще думала про капканы и ловушки, но останавливает то, что люди могут в них попасть.

— Я тоже об этом думал. За болотом находятся заросли. Можно попробовать туда загнать ее. Только чем?

— Ты будешь наживкой. А я сзади заблокирую отступление для нее, — мой язык меня когда-нибудь погубит.

— А, может, тебя сделать наживкой?

— Не польстится, — уверенно отвечаю.

— Почему?

— Мантикоры не едят моль, — получил? Вот так тебе!

Он сначала пристально посмотрел мне в глаза, будто говоря — «я вижу тебя насквозь», а потом усмехнулся.

— Можно предупредить людей пока не ходить на болота, и поставить там ловушки. Может, удастся хотя бы ранить мантикору.

— Тогда предупреди всех, завтра в девять выходим в лес.

— А почему я должен предупреждать?

— Ты же мужчина! Можешь ты сделать хоть что-нибудь? Или все самой? — прохожу мимо него и быстро иду назад, на постоялый двор. Хочется сорваться на бег. Спиной чувствую его взгляд, не обещающий мне ничего хорошего. Разозлила я его. Ну и что! Плевать! Мне нравится его выводить. Странная реакция. Обычно, я не веду себя так. А здесь прям зудит все, так хочется сделать гадость, вывести из себя, сорвать эту маску спокойствия, посмотреть на настоящие реакции, без ехидства и сарказма. Хочется наговорить гадостей, подраться. Черт! Надо поскорей разобраться с мантикорой и уходить подальше от него. Мне не нравится то, кем я становлюсь рядом с ним. Я не такая. Я спокойная, рассудительная, умная. Я всегда контролирую ситуа… Вот в чем дело! С ним я не могу просчитать ходы наперед. Этот… маг… непредсказуем. Я не могу контролировать его. Он ломает всю игру, видит сквозь маски и разгадывает мои маневры. Поэтому и веду себя, как кошка, которую гладят против шерсти. Все равно, надо поскорее избавиться от его компании. Она сбивает меня с толка. И мне это не нравится.

Глава 30

Он мне приснился. Этот чертов маг даже во сне не может оставить меня в покое. Из-за этого настроение было склочное и паршивое. Хотелось ерничать, грубить и злить. И если учесть, что мы идем в лес… вдвоем… если я не постараюсь держать язык за зубами, то могу из леса не выйти. Маг меня там же и закопает. Я не сомневалась, что у него хватит для этого сил. Этот полукровка был лишен стереотипов и владел обоими видами магии. И, возможно, получше меня. Да и мечом, вероятно, тоже. Давно мне не встречался такой соперник и это разжигает любопытство. Честно говоря, после Карьяна я не встречала никого настолько же сильного. Но Карьян был чистокровным темным и владел только одной магией — темной. Хотя, мог и одной ей уложить огромное количество противников. Надо же, она уже давно не вспоминала о нем. И воспоминания уже не приносили той разрывающей боли. Только глухо ноет в груди. Ладно, подумаю об этом потом, сейчас надо уже идти.

Внизу за столом уже сидел маг. Увидев его, я снова вспомнила сон и разозлилась. Даже во сне он насмехался надо мной. Неужели его вчерашнее «моль» меня так задело? Я ведь знаю, что это не так, что я красивая. Черт, несколько месяцев назад за мое внимание боролся наследник империи! Неужели, что-то внутри меня не может принять мысль, что я могу казаться красивой не всем. Что могу понравиться не всем? Вот это новость! Я даже не задумывалась об этом. Но какое мне дело до постороннего человека? Я его больше не увижу! Но легче не стало, значит, есть дело. Дьявол! Теперь я ненавижу этого мага еще сильнее.

— Я уж думал, ты до обеда спать будешь, — послышался язвительный голос.

— Я не виновата, что тебе не спится, и ты приперся в зал раньше времени, — таким же голосом ответила ему.

— Завтракай и выходим.

— Как скажете, ваше высочество.

Завтракала я не спеша. Обычно, я ела быстрее, но зрелище закипающего мага было, как бальзам на душу. Он выдержал целых полчаса. Уважаю.

— Слушай, догонишь, — и встал из-за стола. Я тоже встала, самой уже надоело откусывать пирожок микроскопическими кусочками и запивать малюсенькими глотками чая. Он оглянулся, хмыкнул и пошел дальше.

Погода сегодня обещала быть солнечной. Теплая осень выдалась в этом году. Мы шли к воротам, а из дворов на нас поглядывали жители деревни. Это напомнило кое о чем.

— Ты предупредил жителей, чтобы не ходили в лес? Из-за возможных ловушек?

— Да. Они и так слишком напуганы, чтобы ходить туда.

Дальше мы снова пошли молча. Я шла рядом с магом, осматривая окрестности на возможные следы пребывания мантикоры.

— Кстати, как тебя хоть зовут? А то я же не могу тебя все время звать «упырёва магичка»?

— Лирианна, — бросила я. — А тебя как? А то мне тоже неудобно называть тебя «чертов маг».

— Кейн. И я буду звать тебя Риа. У тебя слишком длинное имя.

— Ты, действительно, называл меня «упырёва магичка»? — через пару минут спросила я.

— Нет. А ты меня — «чертов маг»?

— Да, — улыбнулась я и пошла вперед. Маленькая победа.

Как только мы подошли к лесу, Кейн обогнал меня и бросил «иди за мной». Хотелось послать его куда подальше, но он лес знает лучше, поэтому прав. Видимо, он тоже ожидал от меня протестов. Когда их не последовало, он подозрительно обернулся. Я шла с невозмутимым лицом, что только добавляло ему подозрительности. Может, я задумала что?

— Если заметишь что-то подозрительное, сразу говори. Я серьезно. Оставим свои разногласия, пока мы здесь. Это слишком опасно. И, если я скажу «беги», значит, ты бежишь. Не говоря ни слова, разворачиваешься и бежишь. Поняла?

— Да.

Я была абсолютно серьезна, и Кейна это успокоило. Серьезно, я понимала, насколько опасно то, что мы собираемся делать. И геройствовать я не собираюсь. Жить еще хочется. То есть, если уйти не получится, то приму бой. Но хотелось бы пока его избежать.

— У нас есть максимум неделя на то, чтобы избавиться от мантикоры.

— Почему?

— Через неделю она проголодается и придет в деревню сама. И тогда точно будут жертвы.

— Значит, мы обязаны закончить быстрее. Сегодня наставим ловушек и посмотрим на результат.

В лесу было тихо. Следов мантикоры тоже нигде не было. Кейн провел меня справа от болот до зарослей. Ничего такие, удобные. Загнать сюда тварь будет легко, расстояние до болота незначительное. А развернуться в этих дебрях ей негде. Значит, это, как один из вариантов, можно пометить плюсиком.

— Ловушки можно уже здесь делать?

— Да. Я чувствую запах мантикоры. Она часто здесь бывает.

Запах? Боже, вот это у него нюх! Я чувствую только запах болот. Сделав тепловую ловушку, реагирующую на крупное животное (другие крупные, если и были — либо съедены, либо убежали давно), достала из кармана один из носовых платков и повесила на ветке. Кейн с любопытством наблюдал за этим.

— Что ты делаешь?

— Во-первых, мантикора — зверь, она почует мой запах и подойдет… прямо в ловушку! А во-вторых, если эта ловушка окажется невостребованной, то после всего мне легче будет найти ее, чтобы снять и не вляпаться самой. Или тебе!

— Хмм… молодец, — не может быть! Это похвала в мой адрес! Кейн стал шарить по карманам, чтобы найти что-нибудь для своих ловушек. Но ничего не находилось.

— А ты рубашку на лоскуты пусти, — усмехнулась я.

— Что, так не терпится увидеть меня без рубашки? — в ответ съязвил он.

— Нет, просто она мне не нравится, — улыбка сразу исчезла с его лица. Черт, я почувствовала себя настоящей дрянью. — Прости, я это несерьезно сказала.

— Почему же ты это сделала?

— Ну, ты сказал, что я хочу… а я ведь совсем не думала…

После этого лепета он понимающе улыбнулся. Вот теперь я выставила себя дурой. Отлично. Просто супер. Но рубашка у него классная. Черт! Что он делает?

Кейн, глядя на меня, снял куртку, перевязь с ножами, и начал расстегивать рубашку. И все это, не спуская с меня взгляда!!! А я не смогла оторвать взгляд от того, как с каждой пуговицей из-под ткани открывается все больше голой кожи. Потом он резко снял ее с себя. Мамочка моя, это был ОЧЕНЬ красивый мужчина! Мышцы груди, пресса, косые мышцы живота, плечи, руки. Все это было рельефным, таким, что захотелось провести пальцами по каждому сантиметру кожи. Я сглотнула и подняла взгляд на лицо Кейна. Он все это время смотрел, как я его облизываю взглядом. Дьявол! Это отрезвило меня, как ведро ледяной воды. Я резко отвернулась и пошла дальше. А сзади раздался тихий смех. Мое лицо покраснело. Это было ясно и без зеркала. Хорошо, что Кейн не видит этого, иначе была бы готова новая порция шуток. Уверена, он не оставит без внимания и этот мой обзор. Блин, да что это со мной? Что я, мужчин красивых не видела? К тому же, сейчас я в этом совсем не заинтересована. Ага, настолько, что даже сердце быстрее застучало. Так, надо держаться подальше от этого мага.

Сзади раздался треск материи. Ну, точно, рубашку рвет. Хорошо, что осталась куртка, и он не будет остаток времени в лесу разгуливать с голым торсом. Я этого не выдержу. Лири, встряхнись!

Я ставила еще одну ловушку метрах в двадцати от прошлой, когда Кейн догнал меня.

— Не отходи далеко, это территория мантикоры, надо быть осторожными.

Он говорил это спокойно и серьезно. Я глянула мельком — перевязь одета на голое тело, а поверх накинута куртка. Отлично, хоть так. Открытая полоса кожи все равно магнитом притягивала взгляд, но уже не выбивала рассудок из головы.

— Хорошо. Пошли дальше.

Глава 31

Мы поставили еще несколько ловушек и решили возвращаться в деревню. Если какая-то из них сработает, то мы почувствуем. Мантикора нам не встретилась, чему я была рада. Не готова пока с ней встретиться. Кейн вывел нас из леса довольно быстро. Действительно, знает лучше меня. Всю дорогу назад мы не сказали друг другу ни слова. Только внутри постоялого двора Кейн бросил «пойду, переоденусь». Не знаю, зачем он ставил меня в известие об этом донельзя любопытном событии. Только уже около лестницы он обернулся и посмотрел мне в глаза. Дело в том, что я тоже в этот момент смотрела на него. Когда наши взгляды пересеклись, воздух в помещении будто исчез. Несколько секунд мы просто смотрели, а потом Кейн отвернулся и пошел наверх. А я глубоко вздохнула, осознавая, что все это время не дышала. Что это только что было? Этот взгляд… серьезный, сосредоточенный, изучающий… ожидающий. Только чего? И почему я отвечала так же? Не могу больше оставаться здесь. Он сейчас переоденется (а я была уверенна, он сделает это быстро) и спустится. А я не готова к этому. Надо проветриться.

Торопливо я вышла и пошла по направлению к центру деревни. Может, схожу на рынок или просто прогуляюсь. По пути встречались люди, с любопытством осматривающие меня. Они были в курсе, кто я. Несколько человек подошли, чтобы узнать, как продвигаются дела. Я рассказала о ловушках на болотах и еще раз предупредила не ходить туда. Они покивали и пошли дальше. Вскоре я наткнулась на нечто интересное. Это было похоже на маленький полигон для тренировок. Оказалось, стража деревни тут тренируется. Я спросила, можно ли мне тоже поучаствовать, и получила положительный ответ. Отлично, это лучший способ отвлечься.

Я сняла куртку и меч, положив сбоку от себя. Оставшиеся штаны, туника и легкие сапоги не мешали тренировке. Я начала с силовых упражнений. Однообразный ритм помог отключить мысли и сосредоточиться на движениях, на работе мышц, на дыхании. Потом сделала растяжку, упражнения на гибкость. Она много раз спасала меня, позволяя в нужный момент уйти от удара. Потом взяла меч и стала в исходную позицию. Началась борьба с невидимым противником. Удары, блоки, отходы, перекаты, обманные маневры. Тело вспоминало давно известные движения. Когда я остановилась передохнуть, то увидела, как несколько стражников и проходящие по улице люди остановились и смотрят на меня. Послышались хлопки.

— Госпожа маг отлично владеет оружием, — похвалил меня один из стражи. — Я начальник стражи. Может, согласитесь провести бой со мной. А то я растерял уже все навыки.

— Не боитесь, что я выиграю?

— О, я в этом уверен. Но это не причина отказываться от удовольствия боя с заведомо более сильным противником. Особенно женщиной.

А он мне нравится. Многие считают, что проиграть женщине — это позор. Но я считала, что в бою все равны. Здесь нет женщин и мужчин. Здесь все воины.

— Я с удовольствием проведу с вами бой, — улыбнулась ему.

Мы стали в исходную позицию, и я ударила первой. Обычно, я так не делаю. Но решила дать шанс мужчине нанести мне удар. Он воспользовался им. Но я отбила. А удар у него не плохой. У меня даже дрожь передалась по рукам от удара металла о металл. А дальше понеслось веселье. Конечно, не так, как с Рикаром. Я не собиралась переходить на рукопашную и катать в пыли стражника. Через пять минут бой был окончен. Я победила. Мужчина тяжело дышал и улыбался. И другие стражники тоже улыбались. Они не стали уважать начальника меньше от этого поражения. И я была этому рада.

— Благодарю вас, я получил огромное удовольствие.

— Я тоже.

Я улыбнулась, пристегнула пояс с ножнами, убрала в него меч, перекинула куртку через руку и пошла на выход с площадки. Физические упражнения и спарринг расслабили меня и улучшили настроение, выкинув из головы все посторонние мысли. Мне было немного жарко, коса слегка растрепалась, и несколько коротких прядей висели по бокам от лица, на щеках появился румянец. Я шла по улице, довольно улыбаясь. Такой меня и застал Кейн. Его глаза осмотрели меня с ног до головы, отмечая каждую деталь… и потемнели.

— Где ты была?

— Гуляла, а вообще-то это мое личное дело, — и я продолжила путь, по-прежнему улыбаясь. Видимо, моя улыбка нервировала Кейна больше всего. От этого мне хотелось улыбаться еще шире.

— Я же сказал, что сейчас переоденусь. Вернулся, а тебя нет.

— Ты сказал, что переоденешься. Но не говорил, чтобы я тебя ждала. К тому же не вижу для этого причин. Ловушки мы поставили. Больше у нас общих планов нет.

— Я хотел поговорить с тобой о дальнейших действиях.

— Ну, прости, надо было предупреждать. Можем сейчас вернуться на постоялый двор и поговорить. Я как раз проголодалась.

После этого он стал еще подозрительнее.

— Не смотри на меня так.

— Как?

— Ты будто что-то пытаешься найти. Скажи что, и я отвечу, стоит ли тебе это искать.

— Совесть я ищу, — грубо ответил маг.

— Тогда нет, не стоит. Ее там нет.

— Да я уже заметил. Пошли.

— Мы и так идем, — усмехнулась я. Мне кажется, он зарычал от злости.

Сев за столик, я заказала обед. Кейн тоже не отставал. Мясо и тушеную капусту я уплетала за обе щеки с огромным удовольствием. Почти зажмуривая глаза.

— Прекрати стонать, это всего лишь мясо!

— Не нравится, пересядь за другой столик. Я получаю удовольствие от еды.

— Вижу. Ты будто сутки не ела.

— Активные физические упражнения всему виной.

— Какие?

— Аэробные!

— Ты уставшая и довольная. Это особенное сочетание.

— Боже, если хочешь узнать, спала ли я с кем-то, так и спроси!

— Спрашиваю! Ты уже спала с кем-то?

— Нет. Я прогулялась по улице, наткнулась на площадку, где стражники готовятся, и присоединилась к тренировкам. А потом провела спарринг с начальником стражи. Вопросы исчерпаны, сестра-настоятельница?

— Почему, сестра-настоятельница?

— Потому, что блюдёшь мою честь. Только вопрос. С чего такие переживания?

— Тебе кажется.

— Конечно.

Продолжился обед в более спокойной обстановке. От Кейна больше не исходило волн злобы. А вот это, на самом деле странно. Какая ему разница? Даже, если бы я с кем-то была, ему то что? Но в глубине души мне было приятно, что это его волновало. Только не знаю почему. Я с этим чертовым магом совсем запуталась.

— Если до завтра ловушки останутся нетронутыми, что будем делать? — нарушила я тишину.

— Дадим еще немного времени. Если сегодня и завтра ничего не изменится, то послезавтра будем действовать. Придется загонять зверя.

— Будем надеяться, что хоть одна ловушка ранит его. Это бы здорово помогло.

— Почему ты стала вольной? Обычно девушки выбирают более оседлый образ жизни.

Этот вопрос был неожиданным. Кейн смотрел на меня спокойно и внимательно. Он, действительно, хотел узнать ответ на этот вопрос.

— Моя жизнь очень изменилась. Я не могла оставаться больше дома. Слишком много воспоминаний. А ты?

— А я всегда был одиночкой. Из-за того, что я полукровка, ко мне относились… думаю, ты понимаешь как. Ты же тоже полукровка. Так что я предпочел уйти в поисках лучшей жизни. И так и не смог где-то остановиться. Все время тянет вперед.

— Я полукровка всего… эмм… полтора года. До этого я была светлой, — слово «светлой» я выплюнула, как ругательство.

— Ты добровольно приняла темную магию? Очень мало ритуалов, которые позволяют вплести в ауру другую магию. И они очень опасные.

— Это было сделано с огромной радостью. Это было самое лучшее решение в моей жизни.

— Учитывая, что ты всю жизнь была светлой, это очень странно. И твое отношение к светлым. Что ты тогда делаешь на их территории?

— О, они думают, что меня тут давно нет. Я просто решила пока прогуляться у них. Надоест — уйду.

— А твой дом у темных?

— Да.

— Если ты так рада темной магии, то почему сейчас не там? Все оказалось не так радужно?

— Нет. Меня там ждут и любят.

— Кто-то причинил тебе боль. Кто-то очень близкий. Он предал тебя?

— Нет. Он умер.

— Прости.

— А точнее, его убили. Светлые. Я отомстила. Пострадали невинные. Меня пытались убить, но не смогли. Смогли наказать. Они даже не знают, что я выбралась.

После этого я, не глядя на Кейна, встала и вышла из зала. И так очень много рассказала. Не знаю почему. Мне просто захотелось это сделать. И я не жалела.

Глава 32

На заднем дворе я нашла старый большой дуб. И недолго думая, залезла на него. Повыше, среди кроны нашла удобную ветку и села, опершись спиной о ствол. Сквозь листья пробивались лучи осеннего солнца, лаская теплом кожу. Легкий ветерок шелестел листьями, что вместе с лаем собак и звуками деревни, создавало уютный фон. Я закрыла глаза и просто расслабилась, наслаждаясь моментом. Было хорошо. Не смотря на то, что я только что рассказывала о сокровенном, испытывала боль, сейчас все было хорошо. Я чувствовала себя частью окружающего мира, растворилась в нем. В таком состоянии нет боли. Разве ветер может ее испытывать? Или солнце? Или листик, отрывающийся от ветки и летящий вдаль. Нет, они просто есть, просто живы. И я жива. И в моей жизни еще будет много прекрасного. Карьян хотел бы для меня именно этого. И я хочу этого. Хочу идти дальше. Это звучит странно, учитывая, как я любила его, и как мало прошло времени, по крайней мере, для меня. Но благодаря таким единениям с миром я чувствовала себя в покое. Я просто пропускала мир сквозь себя, позволяя ему забрать все плохое. Иначе сошла бы с ума. И это действовало. Я не чувствовала, будто предаю свою любовь. Будто мало скорблю. Вместо скорби я выбрала путь исцеления. Восстановления своей целостности. И пусть Карьяна больше нет, у меня осталась я. И я буду счастлива. Я достойна этого. От этих мыслей на лице появилась улыбка.

А в это время неподалеку стоял маг и смотрел на меня. Задумчиво так. А потом развернулся и ушел. Только я этого не видела. Я сидела с закрытыми глазами лицом к солнцу и улыбалась.

Время до вечера пролетело незаметно. На ужин я вернулась на постоялый двор. В зале ко мне снова присоединился маг.

— Ну что, твои ловушки целы? — полюбопытствовал он.

— Да. Твои, думаю, тоже?

— Целы. Ничего, завтра еще целый день. Возможно, мантикора сегодня была где-то еще.

— Будем надеяться.

Мы вели себя, как партнеры по работе. Это так и было, просто до этого мы пикировались все время. А сейчас спокойны. И мне не хотелось сейчас выходить из этого состояния. Мне было лень, в хорошем смысле слова. Магу, видимо, тоже. Поужинав, я отправилась в свою комнату. Сегодня можно выспаться. Никуда спешить не надо, если только ловушка не сработает. Приняв душ, я растянулась на кровати, закрыла глаза и погрузилась в сон. Чтобы наутро проснуться рано и в отвратительном настроении. Причем, не по своей воле. В дверь кто-то настойчиво стучал! Хотелось послать лесом этого дятла, но пришлось вставать. На пороге стоял маг. Жутко довольный. Это бесило, особенно учитывая, что я стояла сонная, с растрепанными волосами. К тому же, он снова мне приснился!

— И здесь ты! — это было сказано с интонацией «как же ты меня достал».

— Почему «и здесь»? Где я еще?

— Не важно! Что тебе надо?

— Сработала моя ловушка. Пойдем!

— Я еще не проснулась! Мне надо принять душ и позавтракать.

— Тогда я пойду сам.

— Только скажи свои размеры.

— Зачем? — не понял маг.

— Ну, чтоб я гроб заказала. Или ты предпочитаешь кремацию? Хотя, тебя просто сожрут, так что сгодится обычная табличка. И землю рыть не надо. Я поставлю ее в красивом месте, обещаю.

— Давай, одевайся и на выход, — прорычал он и впихнул меня в комнату. А следом зашел и сам. — Я подожду тебя здесь.

— Я знала, что ты извращенец.

— Не вижу ничего извращенного в том, чтобы наблюдать, как одевается девушка.

— Пошел вон из комнаты! Я выйду через десять минут!

Он усмехнулся, но вышел. А я начала быстро одеваться. С него станется через десять минут войти без стука. И замки его не удержат. Расчесав волосы, я схватила ленту и вышла из комнаты. Кейн стоял напротив двери, а увидев меня, пошел по коридору в сторону лестницы. Я же на ходу заплела косу и перебросила ее за спину. Внизу схватила пару пирожков на кухне (да, я обнаглела) и вышла на улицу. Мы торопливо шли к воротам. Покончив с первым пирожком, я принялась за второй. Маг только бросил взгляд на меня. Думал, я второй для тебя взяла? Сейчас, сапоги зашнурую только! В лесу я взяла оружие в руки и пошла осторожнее. Вполне возможно, что разгневанная мантикора все еще там. А может, кружит неподалеку.

Возле ловушки была кровь. Довольно много. Значит, мантикора ранена. Но сейчас, вероятно, спряталась. Это ранение разозлит ее. Значит, в ближайшее время можно ждать ответных действий или еще одной сработавшей ловушки. Запах Кейна теперь ее только отпугнет, а вот мой может привлечь. Так что, в игру вступают мои ловушки.

— Пойдем, надо выбираться отсюда, — позвал маг.

Я молча последовала за ним. Когда мы вышли из леса, я заговорила.

— Теперь она будет злее. И голоднее. Как бы то ни было, завтра днем выйдем на охоту. Ждать больше нельзя.

— Согласен.

На постоялом дворе мы решили все-таки нормально позавтракать.

— Не хочешь сегодня составить мне компанию в спарринге? Мне тоже нужно держать форму.

— Можно. Когда?

— Часов в одиннадцать пойдет?

— Да. Где?

— Там, где ты вчера это делала. Я видел это место.

— Хорошо.

После завтрака мы разошлись по своим делам. Не знаю, где был маг, но я прогулялась по деревне, купила на рынке виноград. В общем, до половины одиннадцатого время пролетело незаметно. А дальше я направила свои стопы к месту вчерашнего спарринга. Еще нужно размяться хорошенько.

К одиннадцати я была разогретой и готовой к бою. Маг пришел вовремя. Оглядел место, немного запыхавшуюся меня. Вышел вперед, снял куртку, перевязь с ножами, отложил их в сторону и подошел ко мне. На расстоянии трех метров он остановился.

— Готова?

— Да. Бой ведем до…

— Того, как противник не сможет шевелиться, уложенный на лопатки. Или признает себя проигравшим.

— Идет. Начали.

Это было похоже на бой с Рикаром. Кейн тоже изучал меня, не делал поспешных нападений, не раскрывался. Я тоже не торопилась. В конце концов, магу надоело, и он начал наступление. И понеслась нелегкая. Удар был сильный, хорошо поставленный. Я старалась больше уходить, чем отбивать. Отбить такое довольно тяжело. Вот уже дыхание сбивается у обоих, но никто не отступает и не подает признаков слабости. Следующим ударом Кейн выбивает оружие из моей руки, останавливаясь. Зря! Я наклоняюсь и выбиваю ногой его меч, а затем делаю подсечку, и мужчина падает. Видимо, падать одному не хотелось, поэтому он валит меня. С этого момента мы катаемся в пыли, как два щенка. Кейн пытается уложить меня на спину, а я перекручиваюсь, делая то же самое с ним. Он дергает меня за косу, за что получает локтем под дых, и отпускает. Я меняю тактику, выворачивая его руку за спину и садясь сверху. Но я слишком легкая, и не успеваю достаточно закрепиться, а Кейн выворачивается лицом ко мне и делает перекат. И вот я снова на спине, а он сверху. Глаза блестят предвкушением победы. Черта с два! Я приподнимаюсь и кусаю его за плечо, Кейн тут же отдергивает руку, а я свободной рукой отталкиваюсь, выползая из-под него, но он хватает меня за талию, пытаясь подтянуть назад. Черт! Быстро сгибаю ноги в коленях и при следующем рывке оказываюсь лежа попой на своих пятках. Следующим движением приподнимаюсь, отталкиваясь руками, и со всей силы падаю вперед на Кейна, опрокидывая его спиной на землю. Сажусь ему на бедра, ногами сжимая его ноги, и руками разводя его руки в стороны и прижимая к земле. При этом оказываюсь лицом на уровне его груди и поднимаю взгляд на его лицо. Глаза из карих стали чисто черными. И в них непонятные мне эмоции. Да и нет времени на их расшифровку. Удержать бы позицию. Но нет, он физически сильнее, поэтому его руки откидывают мои, подтягивают меня выше, и со следующим перекатом я оказываюсь в том же положении, в котором он был пару секунд назад. Только его лицо теперь напротив моего. Я пытаюсь вырваться, но не могу. Это одна из самых тяжелых позиций. Из нее можно вырваться только благодаря физической силе. А Кейн сильнее меня. И он это тоже знает. И то, что победил, знает. Я еще пытаюсь вырваться, но это больше похоже на трепыхания пойманной бабочки. Наконец, я перестала бороться и расслабилась. Но Кейн не выпускал меня и не менял позы. Он просто смотрел мне в глаза.

— Ты признаешь свое поражение?

— Да.

— Отлично, — но остался сидеть там, где сидел.

— Может, ты меня выпустишь?

— А если нет?

— Что это значит?

— Просто мне все и так нравится.

— Что? Отпусти меня! — прошипела я.

— А что мне за это будет?

— Я и так признала твою победу! Кейн, не зли меня.

— Надо же, ты первый раз назвала меня по имени. Хорошо, я отпущу тебя, — после этого он резко приблизил свое лицо к моему. — Только помни, я сильнее. Я могу скрутить тебя в любой момент. И ты ничего не сможешь сделать.

— К чему ты мне это говоришь?

— Просто, чтобы ты не забывала.

Потом он встал и подал мне руку. Ага, разбежался! Я поднялась сама, проигнорировав его. На что Кейн только хмыкнул. Боже, а мы собрали аудиторию. Вокруг стояла куча народа, улыбаясь. Как только я поднялась, они начали хлопать. И это было посвящено не только Кейну. Я видела по их улыбкам, что аплодисменты предназначались и мне тоже. В ответ я улыбнулась, отряхнулась, пристегнула ножны с мечом и, взяв куртку, пошла на выход. Видеть сейчас мага мне не хотелось. Была велика вероятность, что я ему врежу, и бой в пыли начнется по второму кругу. Только более серьезный. А нам еще мантикору ловить. Этот день не мог стать хуже!

Тогда я еще не знала, что очень даже мог. Хотя, это с какой стороны посмотреть.

Глава 33

Мне нужен душ. С такой мыслью я вошла в комнату. Да и переодеться не мешало бы. Вся одежда в пыли, как и волосы. Радует только то, что маг тоже изрядно пропылился.

Душ смыл с меня не только пыль, но и часть злости. Организм как-то вспомнил, что сейчас время обеда, да и изрядное количество калорий я потратила на бой. Решила не сушить волосы, а просто хорошо промокнуть. На улице тепло, сами высохнут. В чистой одежде спускаюсь в зал. Мага еще нет. Может, удастся пообедать без него?

Ем быстро, но, видимо, недостаточно.

— Торопишься куда-то?

— Уже нет, — даю понять, что причина в нем.

— Что так? Чем же я тебе мешаю?

— Ничем.

— Но ты пыталась избежать встречи со мной. Почему? Я выиграл честно, ты знаешь.

— Знаю.

— Так, в чем проблема?

— Ни в чем, — блин, на самом деле, я сама не знаю, в чем.

— Брехня! Тебя что-то задело. И я хочу знать, что?

— А ты кто вообще такой, чтобы я отчитывалась перед тобой? — выпиваю стакан ягодного компота и ухожу из зала. Сейчас я пошла без оружия. Это редко бывает, но все-таки иногда хочется просто погулять. К тому же, магию никто не отменял, защититься, в случае чего, смогу.

Я медленно шла по улице, перебирая мокрые волосы пальцами. Легкий ветерок и солнце делали свое дело — волосы сохли. Скоро надо будет снова обновить цвет. Я не хотела бы, чтобы с меня сняли морок, а мои волосы не такие уж черные. Лишние вопросы мне ни к чему.

Так не глядя, я дошла до ворот из деревни. И не захотела останавливаться. Почему бы не прогуляться? Все равно, хочется побыть одной. Далеко в лес я заходить не буду. Сказано — сделано! Вот я пересекаю кусочек поля и вхожу в лес. Здесь хорошо, птицы поют, листва шелестит, солнышко окрашивает все золотыми тонами. Так спокойно. Провожу ладошкой по теплой коре, вдыхаю древесный запах, обнимаю дерево и, закрыв глаза, стою. Чувствуешь себя единым целым с природой. Все заботы уходят, плохое настроение исчезает. Только покой и любовь. Иду дальше, проводя руками по веткам, шелестя сухими листьями под ногами. И не хочется никуда торопиться, ни о чем думать. Только быть здесь и сейчас, наслаждаться тем, что меня окружает. Радоваться каждой птице, каждому красивому листочку. Просто дышать и чувствовать себя живой.

Так незаметно прошло время, и я поняла, что в лесу начинает потихоньку темнеть. Солнце садится. Это же сколько я времени прогуляла! И совсем не заметила. Пора возвращаться. Гуляла я совсем недалеко от края леса, поэтому вышла быстро. Зря! Прямо на меня несся Кейн. Судя по всему, злой, как черт.

— Какого дьявола ты тут делаешь? — он орал на меня!

— Гуляю. Чего орешь?

— Гуляешь? Одна, в лесу с мантикорой и без оружия? У тебя мозги есть?

— Есть. И я по-прежнему не пойму, по какому праву ты кричишь на меня?

— По какому? Я думал, мы работаем вместе. Хотел поговорить с тобой, прихожу, а тебя нет. Во всей деревне нет! А стражник говорит, что ты еще в обед вышла за забор и ушла в лес. Одна! Ты о чем думала?

— Я хотела побыть одна, — я говорила это, не останавливаясь. Мы уже почти дошли до ворот.

— А предупредить никак? И вообще, неужели других мест мало? Почему сюда?

— Прекрати орать! — прошипела я, злясь. — Сейчас придем на постоялый двор и поговорим.

Он послушался и заткнулся, не переставая сверкать на меня злыми глазами. Спрашивается, ему-то какая разница? Ну, сожрали бы меня, и что? Порадовался бы, что соперника больше нет. А он в крик! Можно подумать, волновался! Черт! И почему такая кроткая дорога? Чувствую, как только мы войдем в комнату, случится локальный торнадо.

Все хорошее когда-то кончается. Вот и дорога закончилась. Меня, не спрашивая, повели в его комнату. Щелчок двери в тишине прозвучал совсем уж невесело. Меня дернули за плечо, разворачивая лицом к разгневанному магу.

— Продолжим! Так, какого дьявола?

— Я захотела прогуляться. Прошлась по деревне. Оказалась у ворот. Решила пройтись до леса. Далеко в лес я не заходила. Только чуть-чуть, — я говорила короткими фразами, надеясь, что так до него лучше дойдет. К тому же, я уже сама начала заводиться и делала глубокие вдохи, чтобы не наорать в ответ.

— Да плевать, как глубоко! Это лес! Мантикоре это расстояние раз плюнуть. А ты без оружия!

— Хватит на меня орать! — не выдержала я, срываясь на крик. — Даже если бы меня там убили, тебе какая разница? Тебя это не касается, и я не собираюсь отчитываться перед тобой о каждом шаге! Ты мне никто!

— А то, что мы работаем вместе, ничего не значит? — его лицо побелело от ярости. — Я не могу доверять тебе?

— Да причем тут доверие? Я же не тебя подставляю! Я сама пошла! И если надо будет, пойду снова!

— Не пойдешь, — прошипел он.

— Пойду! Ты мне не указ!

— Я сказал, не пойдешь! — он схватил меня за плечо и прижал к стене. Его лицо приблизилось к моему, глаза, горящие яростью, прожигали во мне дыру. — И ты сделаешь так, как я сказал.

— Пошел ты, — я попыталась вырваться, но он не позволил и прижал меня к стене уже всем телом, поднимая и прижимая мои руки к стене по бокам на уровне головы. Какого черта?

— Куда? — тихо спросил он.

— К черту!

— Я и так держу его в руках.

— Отпусти меня! — я начала ерзать, пытаясь вырваться. Его глаза напротив почернели. У меня вот рту пересохло, и я облизнула губы. Кейн взглядом тут же проследил это движение. Мне это не понравилось. Совсем.

— Только попробуй! — прорычала я.

Он смотрел на меня пару секунд, а потом резко наклонился. Его губы были мягкими, но настойчивыми, он ласкал мои губы языком, прося разжать их. Я сопротивлялась, но чувствовала, что крепость сдается. Когда мои губы разжались, его язык по-хозяйски проник в мой рот. Ноги начали подкашиваться, и я вцепилась в Кейна руками, теперь притягивая его ближе. Он одной рукой держал мою голову, а другой обвивал бедра, впечатывая их в свое тело. Поцелуй выкинул из моей головы все мысли. Я просто тонула в ощущениях, не контролируя даже свое тело. Кейн оторвался от моих губ, скользя по скуле. Быстрый укус мочки уха вырвал из меня хриплый стон. Его губы скользнули на мою шею, и я зарылась руками в волосы Кейна, чтобы притянуть его голову еще ближе. Эти прикосновения обжигали, рождая жидкий огонь в моих венах. Когда Кейн провел языком по моей шее, я всхлипнула. Затем губы опустились на ключицу и проскользили ниже, наткнувшись на преграду из одежды. Не успела я вздохнуть, как его руки дернули мою рубашку, пуговицы полетели по всей комнате. Наполовину снятая рубашка мешала мне, сковывая движения, и я просто сорвала и выкинула ее в сторону. Мне совсем не нравилось, что Кейн по-прежнему одет. Следующим движением я схватила его тунику и потянула вверх. Теперь в моем доступе было много голой кожи, чем я и воспользовалась. Пока Кейн выцеловывал дорожку на моей груди, я путешествовала руками по его торсу, оставляя красные следы от ногтей. В такие моменты маг рычал и прижимал меня еще сильнее. Потом он начал стягивать мои штаны. Оставшись в одном нижнем белье, я чувствовала тепло его кожи и плавилась от этих прикосновений. Кейн схватил меня за бедра, поднимая и заставляя обнять его талию ногами. По-моему, я только что снесла рукой картину со стены.

Кейн снова целовал меня, отнимая от стены и с силой прижимая к шкафу. По пути он зацепил ногой ножку стола, и теперь стол лежал на боку, а все вещи с него валялись на полу. Плевать! Мне казалось, если он сейчас меня отпустит, я умру. Поэтому прижимала его сильнее руками и ногами. Но, судя по жадным рукам Кейна, он сейчас меньше всего думал меня отпускать. В тишине комнаты слышались два тяжелых дыхания, перемежаемых стонами и звоном падающих вещей. Мы все-таки дошли до кровати. Я узнала это только потому, что мы на нее упали. Кейн начал судорожно стягивать с меня оставшееся белье, чему я была рада. Оно мешало мне полностью ощутить прикосновения мужчины. Отстраненно отметила, что мои руки расстегнули пояс штанов Кейна. Уже более удивленно заметила, что он нижнего белья не носит. И теперь мы были на равных. Ни одного клочка одежды! Мои ноги вернулись на законное место вокруг его талии. От этого движения я почувствовала, как нечто твердое упирается в меня снизу. «Я даже знаю что это», — с усмешкой отметил мой мозг. Но телу было не до размышлений, я со стоном подалась вверх. Кейн чертыхнулся. Когда его губы сомкнулись на моей груди, меня выгнуло дугой. Количество стонов в комнате увеличивалось в геометрической прогрессии. Я прижимала его голову сильнее, надеясь острее почувствовать его прикосновения. Мне уже было мало всего. Я хотела большего. Мое тело требовало большего!

— Пожалуйста, — прошептала я.

И он исполнил мою просьбу. Я почувствовала, как он входит в меня… так медленно. Нет, я хочу быстрее. Вонзаю ногти в его бедра. Он от неожиданности входит резко, полностью. С его губ срывается стон, а с моих — хриплый крик. Кейн замирает на секунду и смотрит в мои глаза. Я сжимаю его внутренними мышцами. По его телу проходит судорога, и глаза чернеют. Он только что попрощался с контролем. А дальше Кейн начинает двигаться быстро, отчаянно. Мои глаза закрываются, слышу скрип постельного белья и понимаю, что сама царапаю его ногтями. Внутри меня рождается волна. Нет, наверное, это будет целое торнадо. Кажется, будто я щепка, которую терзают сильные волны. Чтобы не утонуть и не потеряться, обхватываю руками Кейна, прижимая к себе, царапая, в попытке удержаться на волнах. А вал все нарастает, движения Кейна становятся быстрее, мои стоны громче. Внутри меня все начинает сжиматься. О, Боже! В следующую секунду мое тело взрывается ощущениями. Мой крик, наверно, слышали во всей деревне. Плевать, пусть завидуют. Тело бьет крупная дрожь. Следом за мной не выдерживает Кейн. Его хриплый крик больше похож на рычание хищника. Затем он падает на меня сверху, но мне приятна эта тяжесть. Мы так и лежим, чувствуя, как по телу гуляют остатки пережитого наслаждения. Затем, он скатывается на бок и сгребает меня в объятия. Спустя мгновения мы засыпаем.

Глава 34

Проснулась я рано. Кейн еще спал, обнимая меня одной рукой. Полежав несколько минут, аккуратно встаю, чтобы не разбудить. Надеваю штаны, еле нахожу рубашку. В коридоре тихо и пусто. В собственной комнате иду в душ, после душа кидаю в чашку несколько травок, заливаю водой из графина, и магией заставляю воду закипеть. Как только отвар немного остывает, выпиваю. Не думала, что мне понадобится трава от зачатия. Но, гляди ж ты, пригодилась. Пристегиваю пояс с мечом и спускаюсь вниз. Хозяин уже на месте и удивлен моим столь ранним подъемом.

— Подать завтрак?

— Да, пожалуйста, — при слове «пожалуйста» в голове вспыхивает воспоминание, когда я ночью говорила это Кейну. Боже, на моих щеках появляется румянец, давно этого не случалось.

Мне приносят травяной чай, омлет с кусочками мяса, свежие булочки, масло и джем. Я с удовольствием и аппетитом все это уминаю, снова наливаю чай и перестаю бегать от своих мыслей. Да, я переспала с мужчиной. Мне понравилось? Да. Жалею я об этом? Нет. А должна жалеть? Еще как! Я чувствую себя виноватой перед памятью о Карьяне. Его нет немногим больше полугода… ну, для меня… а я уже с другим. А ведь я любила мужа, просто с ума сходила по нему. Так почему? Я не знаю. Но этой ночью я снова почувствовала себя женщиной. И внутри меня ощущение, что все так, как и должно быть, все правильно. От этого только хуже. Я не должна была не просто делать это, я не должна была хотеть этого! Но я хотела. И чувствую себя предательницей. Как будто, я изменила Карьяну. Хоть фактически это и не так. Меня разрывают противоречия, не знаю, какому из внутренних голосов довериться. Разуму? Совести или сердцу? Что мне делать? Мне нужна Аньянка.

— Извините, а можно мне бумагу и письменные принадлежности?

— Конечно.

Через пару минут на моем столе лежало все необходимое. И я написала письмо. Из вступления было только то, что со мной все в порядке, месть удалась, гуляю по территориям светлых. А потом написала о Кейне. Все, что думала, что чувствовала и что сделала. Пусть она скажет мне. Больше мне обратиться не к кому. Запечатала письмо, подписала и, сосредоточившись на ее образе, отправила. Только как теперь смотреть в глаза магу? И как вести себя с ним? Как будто ничего не было? Но оно было. Ладно, соображу по факту. Посмотрю, как он поведет себя. Тут в зал влетел запыхавшийся мужчина. Он собирался подбежать к хозяину, но увидев меня, метнулся ко мне.

— Госпожа, помогите. Несколько детей ослушались и отправились в лес.

— Как они вообще вышли за пределы деревни? — вскочила я.

— Обманули стражу и убежали.

— Твою мать!

Я выскочила из зала на улицу и побежала к воротам. Мужчина бежал со мной рядом.

— Если что, я отвлеку мантикору, а вы уведите детей.

— Мантикора? — с ужасом спросил мужчина.

— Да! Голодная и раненая! Молитесь, чтобы дети еще были живы!

После моих слов мужчина смертельно побледнел, в глазах отразилось понимание ужаса происходящего. В лес мы ворвались, не таясь. Я побежала по известной уже тропинке к болотам. На самих болотах мы нашли детей. Слава Богу, живых! Мантикоры рядом не было, дети аккуратно шли по кочкам, оглядываясь по сторонам. Я тихо позвала их. Они вздрогнули и обернулись.

— Быстро ко мне! — прошипела им. Они поплелись, ожидая выволочки. — Идиоты! Какого черта вы сюда приперлись?

— Мы хотели посмотреть.

— Умереть вы хотели! Дружно и страшно! А ну, марш домой!

Тут все стихло и мне это совсем не понравилось. Через несколько секунд из-за деревьев вышла мантикора, пригибаясь к земле и рыча.

— Берите детей и быстро уходите. Только не бегите. Я отвлеку ее, — тихо проговорила я. Мужчина кивнул и, взяв их за руки, начал отступать назад. Тварь проследила за ним взглядом, но я крикнула ей и она снова сконцентрировалась на мне.

— Ну что, поиграем? — я достала меч и приготовилась к адскому бою.

Мантикора начала по кругу обходить меня, ее хвост нервно дергался, а крылья были прижаты. Я боковым зрением увидела, что детей уже нет, значит, не погонится. Хоть здесь радость. Так, что у нас было в планах? Загнать ее в заросли? Отлично, я как раз, оказывалась к ним спиной, смогу развернуться и побежать. Вопрос, кто бегает быстрее? У мантикоры немного повреждена лапа, значит, есть шанс убежать. Надо только убедиться, что она побежит за мной, а не в деревню.

— Кис-кис-кис, — позвала я. Мне ответили раздраженным рыком. Она начала потихоньку приближаться ко мне на полусогнутых лапах. Я отступала, стараясь не угодить ногой в трясину. Иначе, мой забег закончится, так и не начавшись. Когда она приготовилась прыгнуть, я развернулась и, скакнув в сторону, понеслась что есть сил к зарослям впереди. По пути приходилось смотреть под ноги и одновременно уворачиваться, на случай нападения. Никогда я еще так не радовалась непроходимым дебрям. Я влетела в них, разрывая одежду ветками. За мной влезла и мантикора, раздосадованно ревя. Я ушла с траектории ее движения в сторону и приготовилась драться.

* * *
Кейн

Просыпался я в отличном настроении. Потянулся, протягивая руку на вторую половину кровати. Рука наткнулась на пустоту. Открыл глаза — так и есть, магичка исчезла. Потрогал подушку — холодная, значит, ушла давно. Радость немного померкла. Принял душ, оделся и пошел по этажу к ее комнате. На стук никто не открыл. Спустился в зал — тоже нет. Так, вот это мне уже не нравится. Куда она делась? Может, хозяин двора знает? Он что-то хмурый.

— Доброе утро, вы не видели магичку? Она не спускалась?

— Да убежала уже.

— Убежала? — переспрашиваю, а внутри самого холод разливается. — С вещами?

— Нет. Она рано спустилась, только позавтракала, прибежал один из деревенских и сказал, что дети стражу обманули и в лес ушли. Она подскочила и побежала туда.

От этой новости аж в глазах потемнело. Одна против мантикоры, защищает детей.

— Давно? — спрашиваю упавшим голосом.

— Да, поди, час назад.

Боже, за час могло случиться все, что угодно. Почему она меня не разбудила? Почему одна пошла? Твою мать! Если выживет, выпорю так, что сидеть не сможет! Только бы живая.

Выбегаю из зала и несусь по дороге к воротам. А в голове бьется «только живи». До болота долетел за считанные минуты. Тишина ударила по нервам. Не должно быть тихо! Должны быть звуки борьбы — рычание, звон меча, треск веток. Что угодно, но не тишина! В панике оглядываюсь вокруг, всматриваясь в любые изменения в лесу. Замечаю на земле борозды от когтей, ведущие вперед, в сторону зарослей. Точно! Бегу туда, замечая по пути сломанные ветки. Вот место, где мантикора проломилась сквозь кусты. Пробираюсь дальше, замечая на ветке кусочек одежды. Ее рубашка. Черт! Впереди за деревьями проглядывает что-то крупное. Бегом туда. Эта картина будет преследовать меня всю жизнь. Поверженная мантикора с погасшими глазами, поляна, засыпанная ветками, с взрыхленной когтями землей, щедро политой кровью… и лежащая девушка. В груди что-то оборвалось. Нет! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, только не это. Падаю около нее на колени, протягиваю руку… и ощущаю устойчивый пульс. Как водой из ведра окатило осознание — жива! Тут ее веки дрогнули и открылись. И ясные глаза посмотрели прямо на меня.

— Доброе утро, — произнес слабый голос.

Тут я не выдержал, приподнял ее, перетащил частично себе на колени, обнял и облегченно рассмеялся. Сквозь свой смех услышал, как она усмехается.

— Знала бы ты, как мне хочется тебя выпороть. И я это сделаю! Почему ты меня не позвала?

— На кону были жизни детей. Я не могла иначе.

— Все ясно. Ты ранена?

— Нет, только ушибы и синяки. И усталость.

— Пошли назад, — поднял ее на руки, не обращая внимания на протестующие возгласы, и понес в сторону деревни.

Как только мы пришли, все люди столпились, благодаря за спасение детей. Сообщил им, что Риа избавила их от твари и теперь можно ходить в лес. Они были счастливы, лезли с благодарностями. Я сказал, что все потом и понес девушку в комнату. Естественно, в свою. В душ меня не пустили, к сожалению, пришлось дожидаться, пока сама искупается и выйдет. Вышла, закутанная в полотенце, одежда годилась только на мусор. Как только увидел ее, понял, что не надо больше волноваться, тело взбунтовалось… понятным образом. Риа заметила это. Она не успела возразить. Я заткнул ее поцелуем, сорвал и выбросил полотенце. А дальше просто наслаждался. В этот раз я все делал медленно, нежно. Девушка под моими руками извивалась и стонала. Это было завораживающее зрелище. После пары оргазмов мы снова заснули. Так, это входит в привычку. Проснулся, а рядом никого нет. Судя по всему, проспал около пары часов. Прошел по коридору к ее двери — на стук не ответили. Спускаюсь в зал — снова никого.

— А теперь она где? — спрашиваю у хозяина.

— Убежала, — отвечает с улыбкой.

— Снова в лес? — мантикору на сувенир заберет?

— Нет.

— А куда?

— На этот раз с вещами.

Все добродушие слетело за секунду. Какого…?

— Что значит, с вещами?

— Она спустилась с вещами, заплатила за комнату. Я отдал деньги за избавление от той твари, но она попросила отдать их вам. И попрощалась. Вот деньги.

Он выложил на стол передо мной мешочек с монетами. Но мои мысли сейчас были не о деньгах. Она смылась! Сбежала от меня!

— Давно уехала?

— Да часа полтора назад.

Значит, дождалась, пока засну и сбежала. Черт! Забежал снова на этаж. Ее дверь была не заперта. Вошел и осмотрелся. Возле кровати на полу что-то блеснуло. Это оказалась сережка. Я усмехнулся. Попалась, дорогая! Я вернулся в свою комнату, собрал вещи и спустился вниз. Уведомив о своем отъезде, заплатил за комнату, забрал деньги Риа и вышел во двор за своей лошадью. Я умею строить порталы, а сережка будет путеводной нитью. Ты собралась сбежать? Ни на того напала. От меня никто не может убежать. Особенно, если я этого не хочу. А тебя я отпускать не собираюсь.

Глава 35

Я ехала по дороге через лес. Тело немного болело после боя с мантикорой, но это мелочи, можно потерпеть. Сзади меня на довольно большом расстоянии был маячок. Если кто-то будет ехать, я узнаю и спрячусь в лесу. Кто-то? Признайся хоть себе, что смылась от Кейна. Пока спал! Как воришка скрылась! Дело в том, что я не готова была к разговорам, которые последуют, когда мы проснемся. Так будет лучше. Не думаю, конечно, что он последует за мной. Зачем ему это? Это было всего лишь приятное проведение времени. Наверно, обрадуется, что избавился от такой вредины. Но маяк, на всякий случай оставила. Мало ли.

До ночи не доберусь в ближайшую деревню, так что придется спать под открытым небом. Скоро вечер, надо уже подыскивать место для ночевки. Хорошо, что убегая из деревни, заскочила на рынок и купила еды в дорогу. Не надо думать об ужине и завтраке. Пустила очередной маячок для поиска воды. Тот вернулся через несколько минут, согласно мигая. Отлично. Спешилась и сошла с дороги в лес. Через метров тридцать нашла ручей. Место тут удобное, так что останусь. Привязала коня к дереву, расседлала, собрала веток и запалила костер. Пока котелок с водой грелся над костром, напоила коня, дала ему еды. Как только вода закипела, кинула туда травок и заварила чай. Затем очертила поляну, накладывая заклинание границы. Теперь меня никто не потревожит во время сна. Достала из сумки круг сыра, вяленое мясо, хлеб. Из всего этого образовала бутерброды, которые уминала, запивая чаем. Пока ужинала, стемнело. Спать я еще не хотела, поэтому, постелив на земле небольшое одеяло, легла и стала смотреть на небо. Там загорались звезды. По одной, становясь ярче, соединяясь в созвездия, освещая небосвод. В лесу стрекотали маленькие насекомые, где-то пели ночные птицы, слышался шорох листьев. И пахло осенней ночью. А я лежала и просто наслаждалась. Незаметно на лице появилась улыбка. Не знаю почему. Просто было хорошо, тепло в душе. Давно я такого не испытывала. Как только приходили мысли о неправильности… ведь я снова была с Кейном… я их просто выкидывала. Не хочу снова мучить себя этими раздумьями. Я буду жить этим моментом. А этот момент прекрасен, значит, и мне хорошо. И ничего другого сейчас не важно. Я вдохнула воздух, наполненный множеством ароматов, и прикрыла глаза от удовольствия. Запах прелой листвы, воды, трав, ночных цветов и ветра. Покой. Пролежав с час, глядя на небо, я повернулась на бок, подложила ладошки под щеку и заснула.

Разбудил меня запах жареного на костре мяса. Какого мяса? Открываю глаза, потягиваюсь и упираюсь взглядом в картину, заставившую меня подумать, что я все еще сплю. За границей моего контура была еще одна стоянка. И горел еще один костер, на котором жарилось это самое мясо. А жарил его Кейн. Мое сердце дрогнуло. Зачем он здесь? Я сняла охранный контур.

— Доброе утро, — пожелал он мне.

— Доброе, — подозрительно ответила я. — И неожиданное.

— Почему? Не рассчитывала проснуться?

— Рассчитывала, только немного не так. Что ты тут делаешь? Не говори, что проходил мимо, увидел и «дай, думаю, тоже тут остановлюсь».

— Не говорю. Я нашел тебя специально.

— Зачем?

— А нам по пути.

— Но ты не знаешь, куда я иду.

— Зато знаю, куда иду я. За тобой.

— Зачем? — еще раз спросила.

— Потому что решил так.

— Зачем, Кейн, — громче и настойчивее спросила. Его взгляд посерьезнел.

— Я так хочу! — по его лицу было видно, что ответ окончательный и комментированию не подлежит.

— Понятно.

Встала и пошла к ручью умываться. Холодная вода прибавила бодрости. Вернулась на место и стала доставать из сумки съестные запасы.

— Риа, — позвал он. Я еще не слышала, чтобы он звал меня по имени. Даже сокращенному. Это отозвалось где-то внутри.

— Что?

— Иди сюда.

— Зачем? — прищурилась подозрительно.

— Кушать.

— У меня есть.

Он тяжело вздохнул, подошел, поднял меня на руки и поднес к своему костру, затем вручил веточку с жареным мясом.

— У меня в сумке есть сыр и хлеб, — отвечаю немного сконфуженно. Он принес все это, порезал и положил перед нами. Совместный завтрак? Это так странно. Но приятно. Ели молча. Кейн иногда поглядывал на меня, но я не поднимала глаз. Когда завтрак подошел к концу, молча встала и начала убирать. Только спасибо сказала.

— Мне было приятно накормить тебя, — эта обычная фраза что-то со мной сделала. Нашла отклик.

— Почему?

— Я позаботился о женщине, которая мне нравится, — сказал и смотрит, как я отреагирую. А как я должна? Сначала удивленно посмотрела на него, но сразу отвела уже растерянный взгляд. Которая нравится? Он так сказал? Значит, я ему нравлюсь? Черт! И как быть? Как вести себя?

— Куда направляемся теперь?

— В следующую деревню.

— Ты из одной в одну ходишь?

— Да, — он спрашивал быстро, я отвечала также.

— Почему ты бросила деньги?

— Они мне не нужны, — черт, проболталась. Хорошо, что не спросил чего похуже, я бы сболтнула.

— Зачем ты тогда все это делаешь?

— Чтобы заполнить жизнь чем-то.

Не дожидаясь его ответа, подошла к своей стоянке, чтобы собрать вещи. Когда конь был готов к дальнейшей поездке, я повела его под уздцы к выходу на дорогу. Кейн пойдет следом, мне даже не нужно оборачиваться. Выйдя на дорогу, запрыгнула в седло и поехала. Поездка проходила в тишине. Кейн о чем-то думал, это отражалось в серьезном выражении лица и нахмуренных бровях. А я просто смотрела по сторонам. Сегодня небо было затянуто тучами, но когда солнцу удавалось прорваться, то окружающий лес загорался осенними красками. Это было прекрасно. Вдруг, передо мной в воздухе возник конверт. Магическая почта найдет тебя везде. Письмо было от Аньянки. Я очень ждала его, но боялась открыть. Боялась узнать, что она мне написала. Остановив коня прямо посреди дороги, я начала разворачивать письмо, игнорируя вопросительный взгляд мага.

«Наконец-то!!! Прости милая, это был крик души. Ты не видела, как я закричала, когда прочитала твое письмо. Думаю, послы будут заикаться еще некоторое время. Они смиренно ждали, пока я дочитаю. Ты же знаешь, ты для меня важнее. Правда, я их потом еще напугала своими слезами. Я так рада за тебя! Ты заслужила счастье, как никто другой. И не смей говорить о предательстве! Ты не предала Карьяна. Я уверена, что он сейчас смотрит на тебя и улыбается. Так что выбрось все сомнения в мусор и попробуй быть счастливой. И я не стала хуже к тебе относиться. Я всегда тебя поддержу. Я видела, как ты любила моего брата, и как страдала, когда его не стало. И мне было очень больно смотреть на твои потухшие глаза. Когда я знала, как они могут сверкать… но больше этого не делают. А теперь появился мужчина, который смог пробить твою броню. Я уверена, ты сопротивлялась до последнего, в этом вся ты. Не жалей ни о чем! И ни в чем себя не вини. Отбрось все и попробуй довериться ему. Иначе заслужишь хорошую трепку от меня! Даже Дейн сказал, что очень рад за тебя. И как бы не сложилось, знай, что мы тебя любим и ждем. Здесь твой дом. И пиши мне почаще (я хочу знать все про этого мага!), я очень скучаю по тебе. Без тебя в замке стало тихо.

Люблю тебя, твоя Яни.»

Я не заметила, как по моим щекам заструились слезы. Яни… хорошая моя. Она не злилась и не презирала. Она со всей любовью поняла и поддержала меня.

— Все в порядке? — озабоченно спросил Кейн.

Не в силах сказать хоть слово, я просто закивала. Его лошадь была бок о бок с моей, что позволяло магу быть рядом со мной.

— Тогда почему ты плачешь?

— От счастья, — улыбнулась я. Он одной рукой притянул меня к себе, а я уткнулась лицом в его плечо и разревелась.

Глава 36

Ехали мы медленно, поэтому путь до следующей деревни занял весь день. В деревне нас встречали настороженно, но это и понятно, глушь такая. Как только мы сказали, что маги, люди немного успокоились и приободрились. На вопрос о ночлеге, нам посоветовали обратиться в один дом, где живет вдова. У нее один ребенок, места достаточно. Нас, действительно, приняли там. Разместили, накормили. До завтра слух о приехавших магах разойдется по всей деревне, и те, кому нужна наша помощь, придут.

Утром пришли несколько человек. У всех небольшие проблемы, ничего глобального. Вылечить хворь, приструнить домового, снять сглаз, сделать любовное зелье. С последним пришла молодая девушка. Она очень смущалась, краснела и запиналась. Кейн, усмехаясь, оставил нас одних, а сам пошел «по заказам». Оказалось, девушке нравился один парень, а он не обращал на нее внимания. Я захотела посмотреть на объект воздыхания. Якобы, мне это нужно для зелья. Мне охотно показали, правда, издалека, для секретности. Объект около поленницы дрова колол. Я пошла прямо к нему, а девушка осталась, присев на лавочку за кустом.

— Доброе утро, — поздоровалась с парнем.

— Доброе! Вы та самая магиня?

— Да, — надо же, вежливый. — У меня тут дело к тебе.

— Какое?

— Мне на тебя любовное зелье заказали.

От моих слов парень промахнулся мимо полена, уронив топор. Хорошо, что не на ногу. Удивление и испуг в его глазах читались очень явно.

— Кто?

— А давай поступим иначе. Чтобы не было неловкости потом, скажи, тебе кто-нибудь нравится из девушек? — парень покраснел. Так, контакт есть.

— Да.

— И кто она?

— Анаська, — парень потупил глаза и вздохнул.

— А ты ей говорил об этом? — вот идиоты. Один вздыхает, другой зелья любовные добывает.

— Что вы! Она смотрит так на меня.

— Как?

— Как будто злится. Будто я ее обидел чем. Только посмотрю, глаза отводит и губы сжимает.

— А вдруг нравишься, да только не дождется от тебя шага?

— Не, я точно знаю. Вы это, не делайте на меня любовное зелье. Я лучше рискну к Анаське подойти. Только засмеет она.

— Не засмеет, — я мягко улыбнулась.

— Откуда знаете? Вы же ее не видели даже.

— Да потому что она просила зелье. Говорит, что ты на нее даже не смотришь.

Парень стоял и хлопал глазами, открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег рыба.

— Хочешь поговорить с ней сейчас? Она недалеко сидит.

— Ага.

— Пошли.

Он бросил топор и пошел за мной. Через десяток метров мы увидели девушку. Она увидела нас двоих и испугалась. Покраснела и стыдливо опустила глаза.

— Я оставлю вас.

Я отошла на небольшое расстояние, чтобы не слышать их разговор, но видеть происходящее. Парень несмело заговорил с девушкой, а потом, как в воду прыгнул — вздохнул и быстро проговорил что-то. Судя по озарившемуся улыбкой лицу девушки, он признался. Ее признание не заставило себя ждать. Дальше они говорили наперебой, улыбаясь все увереннее. А под конец разговора парень взял ее за руку. Они смотрели друг на друга, и остального мира для них не было.

— Сделала зелье? — над ухом послышался тихий голос Кейна.

— Нет, оно не потребовалось.

— Рад за них.

— Я тоже.

— Пойдем, — Кейн потянул меня за руку назад.

Мы шли по улице, наслаждаясь теплым осенним днем.

— Как там с другими делами?

— Я все сделал.

— А я ничего не сделала, — усмехнулась.

— Нет, ты сделала больше меня. Я всего лишь помог в мелочах. Ты подарила им друг друга.

Я не стала спорить, просто молча пошла дальше. Сейчас мне не хотелось дерзить, ехидничать. Мне было тепло внутри, хорошо так. Теперь два любящих человека смогут быть вместе.

— Насколько я понял, здесь нам больше делать нечего. Можем пообедать и отправиться дальше или остаться до утра.

— Пойдем.

— Хорошо.

Мы пообедали, купили хлеба, сыра, немного овощей, и отправились дальше. Сегодня был ясный день. Вчерашние тучи так и не стали дождем, поэтому прогретая земля была сухой. Настроение было радужным. И едущий рядом мужчина только добавлял приятных эмоций. Давно так не было, я отвыкла. Но сегодня не буду ни о чем думать. Просто наслаждаться тем, что есть. А есть много. Кейн видел мое прекрасное настроение и хитро щурился.

— Что? — я не выдержала.

— Ты улыбаешься, светишься. Это так прекрасно.

— Если надеешься смутить, то зря. Я прошла высшие уровни интриг, поэтому заставить меня покраснеть тяжело, — он не спрашивал, где я их прошла, но уверена, отложил в памяти. Странный мужчина.

— Может, спор? Я смогу заставить тебя покраснеть.

— Если только рядом с костром посадишь.

— Нет, все честно будет!

— На что спорим?

— На желание!

— Идет!

— Отлично! Временной промежуток — три дня.

— О, я уже могу загадывать желание.

— Так уверена в победе? Не торопись. Я тоже уверен в своей.

— Посмотрим.

В такой обстановке мы ехали до самого вечера. Услышав неподалеку от дороги реку, решили свернуть и найти ее. Она текла метрах в двадцати от дороги, делая в этом месте небольшую заводь. Пологий берег был чистым от кустарника и очень удобным для стоянки. Привязав коней к деревьям, обустроили место, зажгли костер. Кейн запекал овощи на углях, а я резала сыр и хлеб, вяленое мясо уже лежало на «столе». Ужинали мы, болтая и смеясь. Это было так просто и, в то же время, так чудесно.

— Пойдем купаться? Я нагрею воду.

— А пошли!

Маг — это все-таки очень удобно. Ну, и заводь попалась удачно. Проточную воду так не нагреешь. Хорошо, что уже стемнело, плохо, что глаза быстро привыкли к темноте и все прекрасно различали. Я разделась до нижней сорочки и полезла в воду. Кейн шел позади, поэтому не знаю, какая одежда осталась на нем. Подозреваю, что никакой. Сначала мы догоняли друг друга в воде, я взвизгивала, когда его теплые руки меня ловили. А потом просто остановились, глядя друг на друга. Была тихая прекрасная ночь. Яркие звезды на небе смотрелись, как россыпь драгоценных камней, стрекотали сверчки. Но мы смотрели только друг на друга. Кейн сделал шаг ко мне, прикасаясь всем телом. Его глаза смотрели не с горящей страстью. Там была нежность. И это убивало, ломало мои барьеры. Не отрывая взгляда, он поднял руку и нежно провел пальцами по моему лицу. Бровь, щека, скула и, наконец, губы. На секунду его взгляд опустился на них и снова поднялся к моим глазам. Как бы показывая, чего он хочет. Спрашивая моего разрешения. В ответ я просто потерлась о его руку. Этого было достаточно. Кейн медленно наклонился и начал целовать меня. Аккуратно, нежно, медленно, наслаждаясь каждым движением. Он не торопился, изучая меня, мои реакции, мое желание. А затем углубил поцелуй. Это было похоже на взятие в плен. Он будто выпивал меня, заявляя на меня права. Не только на тело, но и на душу. Каждое его движение говорило, что он присваивает меня себе. И от этого я таяла. Просто растворялась в нем, в этих ощущениях. Не было даже малейшего сопротивления. Моя крепость выкинула белый флаг. Его руки опустились вниз, подцепляя края моей сорочки. Избавив меня от этой ненужной детали, Кейн бросил ее на берег на траву. А дальше его пальцы скользили по всему моему телу. Я же послушно отзывалась на каждое движение и поглаживание. И в ответ все больше притягивала его к себе. Смешанные дыхания, нежные поцелуи.

— Ты такая красивая, — его шепот рождал толпы мурашек по моей коже. — Я давно хотел тебе сказать это. Такая нежная и отзывчивая. Даже если ты ершишься, язык твоего тела раскрывает тебя. Ты на уровне инстинктов тянешься ко мне. Твои прикосновения, взгляд, твои губы говорят мне обо всем, что я хочу знать. Обо всем, что ты хочешь. И я дам тебе все это. И даже больше.

О, Боже! Меня тряхнуло от его слов. Он видел все! Всю меня, мои мысли и желания. Он видел и хотел меня такой.

— Ты покраснела, — он прошептал это мягко, довольно.

— Кажется, да, — и это было удивительно! Меня не могли вогнать в краску даже самые двусмысленные намеки и открытые предложения. Вся пошлость не смогла сделать то, что сделала искренняя нежность. — Ты победил.

— Да. И ты принадлежишь мне.

А дальше он снова поцеловал меня. Глубоко, сметая оставшиеся в голове мысли. Мужские руки опустились на мои бедра и потянули их вверх, заставляя меня обнять его ногами. Его губы прочертили влажную дорожку по моей шее к груди. Я обняла его сильнее, притягивая ближе, запрокидывая голову назад от ощущений, сводящих с ума. Эти губы нужно запретить законом, они дарят такое наслаждение, которое тяжело вынести. Почувствовав, как он лизнул мою грудь, выгнулась еще сильнее, лоно сжалось и запульсировало. Кейн, будто ощутив это, опустил руку и провел пальцами по складочкам. С губ сорвался стон, тело само придвинулось ближе, чтобы сильнее ощутить контакт. Маг продолжал целовать меня, скользя пальцами снизу. Это заставляло меня сильнее сжимать его волосы и тереться об него всем телом, желая большего. И мне подарили немного больше. Его палец больше не скользил, он проник внутрь меня. Со стоном я укусила Кейна за губу. Он зарычал, а я в ответ захныкала.

— Пожалуйста, мне нужно больше.

Вместо ответа, Кейн добавил второй палец и задвигал ими быстрее. Вал ощущений нарастал, а я все сильнее цеплялась за сильные плечи. Со следующим толчком я достигла кульминации, кусая Кейна за ключицу. Он прижал меня сильнее и вышел на берег. Я не знаю, было ли холодно, дул ли ветер? Мне было тепло в его руках.

Положив меня на одеяло, маг опустился сверху, покрывая мое тело поцелуями. Я, не успев прийти в себя от пережитых ощущений, снова начала погружаться в эйфорию его прикосновений. Они разжигали пламя под моей кожей. Уже через несколько минут я извивалась в его руках, желая большего. И, наконец, почувствовала, как Кейн медленно входит в меня. Я попыталась поднять бедра навстречу, но он прижал их одной рукой, не позволяя двигаться. Это было пыткой. И для него тоже, я видела это по сжатым губам. Но он не ускорился даже после того, как вошел полностью. Его толчки были медленными, заставлявшими меня сходить с ума, царапать его спину, громко стонать. Дыхание Кейна срывалось, перемежаясь рыками и стонами, но ритм оставался медленным. Я чувствовала приближение оргазма, одновременно ожидая его и боясь. Это было чем-то огромным, что грозило разбить меня на сотни маленьких осколков. Через несколько секунд наступила кульминация. Будто тебя столкнули со скалы. И ты падаешь, летишь. Но тебе не страшно. Это долгожданное падение в пропасть, на дне которой живет любовь. Мой крик разорвал тишину леса. А спустя пару секунд, к нему присоединился и крик Кейна.

Когда прошли последние судороги наслаждения и наши тела расслабились, я открыла глаза и посмотрела в лицо Кейну. Он также смотрел на меня, а в его глазах отражалось обожание. Некоторое время мы просто лежали глядя друг на друга, а потом мужчина накинул нас вторым одеялом и я, разомлев, начала засыпать. Уже соскальзывая в сон, я услышала шепот «Моя. Никому не отдам».

Глава 37

Утро наступило неожиданно. Точнее, это было уже позднее утро! А разбудил меня запах мяса, жарящегося на костре. Я открыла глаза и осмотрелась. Кейн переворачивал веточки над костром и смотрел в огонь. Лицо было расслабленным, можно сказать, умиротворенным. У меня даже защемило в груди. Это было так просто, так мило и привычно. Как будто мы просыпаемся так каждое утро на протяжении долгого времени. Сегодня у меня не было утренних угрызений совести. Я послала все к черту и решила просто наслаждаться каждым днем. Радоваться тому, что случается в моей жизни и не задумываться о том, что впереди. И весь груз с плеч исчез.

— Доброе утро, — отвлек меня от размышлений его голос. Взгляд Кейна не соответствовал голосу. В глазах была настороженность. Ах да, первые два раза он просыпался один, я к тому моменту уже сбегала. И сейчас он ждет моей реакции.

— Доброе утро, — я лучезарно улыбнулась и потянулась. Кейн ответил улыбкой, а напряженность в глазах сменилась облегчением и радостью. — Это завтрак в постель?

— Да. Как полагается джентльмену.

— Скажи этому джентльмену, что дама в восторге. Она очень хочет кушать.

— Тогда вставай, дама, — усмехнулся он.

Я поднялась, оделась под внимательным взглядом, и пошла к реке, умываться. Да, сегодня вода не та, что вечером. Заряд бодрости получен сполна. На поляне меня уже ждали нарезанный сыр, хлеб и овощи, горячее мясо и кипящая в котелке вода для чая. Бросив туда нужные травки, села рядом с Кейном.

Завтрак прошел в теплой обстановке. Погода способствовала этому. Солнышко пробивалось сквозь кроны деревьев, грея лучиками, играя ими в волосах. Как только мы закончили, собрали вещи, затушили костер и вышли на дорогу. Спустя полчаса мы вышли на огромную поляну. Тут я и заметила свинцовые тучи на горизонте.

— Кейн, после обеда будет дождь. Нужно будет искать укрытие. Тут есть деревни неподалеку?

— Нет, не успеем к ней. Даже при быстрой езде не успеем. Но в паре часов езды в лесу стоит охотничий домик. В нем никого нет, только путники иногда останавливаются. Там можно переждать дождь.

— Хорошо. Поехали.

— Риа, у тебя есть дом? Куда ты можешь вернуться? — спустя полчаса заговорил Кейн.

— Есть. Даже два.

— Ты не хочешь туда возвращаться?

— Нет.

— Почему?

— Слишком много воспоминаний. И осознание, что так уже не будет.

— Хорошие воспоминания?

— Всякие. И самые лучшие, и самые страшные, — грустно ответила я. Ветер становился сильнее, небо заволакивало тучами.

— А где находятся твои дома?

— Один в темной империи. Один на нейтральной территории.

Дальше мы ехали в тишине. Кейн ничего не спрашивал, только иногда поглядывал на меня. А тучи уже были над нашими головами. То тут, то там слышались раскаты грома.

— Далеко еще?

— Нет, уже почти на месте.

Тут перед нами появилась арка портала, и я резко достала меч. Кейн тоже вооружился, ожидая посетителя. Из портала выпал окровавленный парень, находящийся без сознания. Увидев его, я побледнела и спрыгнула с коня.

— Ной!!!

Подбежав, упала на колени, и перевернула его на спину. Ножевая рана в животе. Кровь идет сильно, надо действовать сейчас.

— Держись, малыш, я тебя вытащу.

Я схватила сумочку с травами и бурдюк с водой. Кейн сидел около меня, ожидая моих указаний. Я отдала ему воду.

— Промой рану.

Пока он промывал, я достала травы, которые однажды спасли мне жизнь. Порвала их на мелкие кусочки и положила в рану, перемотав это сверху тканью, хранившейся в сумке.

— Можешь поднять его ко мне в седло?

— Давай я повезу?

— Я не подниму его к тебе, а нужно быть очень аккуратным.

Запрыгнув в седло, протянула руки. Кейн поднял Ноя, и я перехватила его поудобнее. Кейн направил свою лошадь к охотничьему дому. Буквально через десять минут мы были на месте. Там Кейн открыл дверь, а потом забрал Ноя из моих рук, пронося внутрь на кровать. Я снова схватила сумку и забежала в дом.

— Помощь нужна?

— Нет, справлюсь.

Я вылила в котелок воду и закипятила ее магией. Бросила туда нужные травы для отвара. Пока это будет настаиваться, я проверю Ноя. Кровотечение остановилось, но рана глубокая. Узнаю, кто — убью! Главное, чтобы заражения не было.

Травы настоялись и я, убрав траву из раны, налила туда немного жидкости. Потом снова замотала и стала потихоньку вливать в Ноя энергию. Лицо стало более румяным, сердце стучало в нормальном ритме. Все будет хорошо. Тем временем пошла за остальными вещами. Кейн привязал лошадей, насыпал им сена и налил воды. По листьям застучали первые капли. Увидев меня, маг вопросительно посмотрел.

— Все в порядке, он поправится.

— Хорошо. Друг?

— Да. Ученик.

— Понятно.

— У нас мясо еще осталось?

— Да. Я заморозил его заклинанием.

— Я сварю бульон.

Забрав вещи, вернулась в дом. Сначала приготовить еду Ною, потом нам с Кейном. Пока готовила, поглядывала на больного, несколько раз подходила, трогала лоб, считала пульс, доливала энергию. На улице поливало сильно, громыхая на всю округу. От туч в доме стало совсем темно, и Кейн подвесил в воздухе несколько магических светлячков. Мы пообедали в тишине, а затем я перебралась на кровать к Ною. Села около его головы, опершись спиной о стену, перебирая пальцами пряди его волос. Просто глядя в никуда, ожидая, когда проснется. Кейн, видя мое настроение, не задавал вопросов, а просто расположился на лавке, полируя меч. Спустя пару часов рядом со мной раздался вздох, переходящий в стон. Ной очнулся.

— Привет, — прошептала, глядя ему в лицо.

— Лииир, — тихонько ответил он.

— Молчи. Тебе нужен отдых. Сейчас я дам тебе бульон, а затем выпьешь отвар. И меня ничего не интересует. Ты сделаешь это! Все разговоры потом, когда тебе станет лучше.

Остывший немного бульон был торжественно выпит, а за ним и отвар. Ной устало откинулся на подушку. Думаю, он был немного смущен, что я поила его, как маленького.

— А теперь тебе надо поспать.

— Я не хочу.

— Хочешь.

Тут его глаза начали закрываться, и он возмущенно посмотрел на меня. Да, там сон-трава, и мне ничуть не стыдно. Ему сейчас нужно отдыхать, чтобы у организма были силы на восстановление. А я пока выйду на крыльцо, посмотрю на дождь.

На улице стало прохладно. Осенние дожди отличаются от летних. Летом налетел, пробежал теплыми каплями по коже и отправился дальше. Осенью же они становятся затяжными, холодными. Напоминая, что тепло уходит. Пахло мокрыми листьями. Вообще, дождь очень приятно пахнет. А в лесу запах превращается в просто божественный. Почему его нельзя разлить по бутылкам и продавать? Я бы запаслась. Это такой коктейль из запахов! Нотка земли смешивается с древесной, капелька аромата прелых листьев, и шлейф из ветра. Хочется дышать глубоко, чтобы вдохнуть как можно больше, пропитаться им. Каждой клеточкой! Хочется выбежать сейчас под дождь, обнять дерево, сделать платье из листьев, пустить ветер в волосы. Быть частью этого природного буйства.

— Замерзнешь, — теплые руки обвились вокруг моей талии, а сзади прижалось большое теплое тело.

Так мы и стояли, слушая дождь, и вдыхая этот осенний нектар. И было так хорошо.

Глава 38

Ной просыпался вечером, но после очередной серии бульона и отвара, снова заснул. А утром он уже проснулся более бодрым. Это меня порадовало. После завтрака я села к нему на кровать.

— Давай, рассказывай, — он сразу скуксился.

— Что?

— Ты знаешь! Кто тебя ранил?

— Мы поздно возвращались из города, на нас напали. Я отвлек их от Сандри. Она побежала за подмогой. Я думал, справлюсь. Но их было трое.

— Я понимаю, почему ты не использовал «ледяные иглы». Хотя не понимаю, но допускаю, что не мог сконцентрироваться. Но помимо этого столько заклинаний! Они маги?

— Нет, — стыдливо прошептал он и опустил голову.

— Меч был при тебе?

— Нет.

Я глубоко вздохнула. Потерла переносицу и перевела взгляд на Ноя. Он понял, что сейчас будет влетать.

— Для начала, я напишу письмо Рикару.

— Нет, Лир, не надо.

— Надо, пусть он знает! Он ничему тебя не научил!

— Научил, это я виноват.

— О, я знаю! Но, видимо, он плохо вложил в тебя тот пункт, что оружие нужно носить с собой всегда! Ты можешь его оставить только тогда, когда знаешь, что можешь защитить себя магией. И то, нежелательно!

— Я не думал, что на нас нападут.

— А они должны были прислать тебе письмо с предупреждением заранее? Это твоя первая ошибка. Вторая — магия. Какого черта? Я тебя тоже ничему не научила? Не говоря уже о нескольких годах в Академии?

— Научила, — пристыженно прошептал он.

— Не похоже. Ты вообще пользовался заклинаниями?

— Да.

— Какими?

— Файерболами, — его ответ был еле слышен, как легкое дуновение ветерка. Но подействовало, как полено… по голове.

— Чем? Файерболами? Ты первокурсник что ли? Может, мне и в академию письмо написать? Знаешь, если бы ты не был болен, я бы тебе врезала!

— Прости, — Ной напоминал побитую собаку.

— Риа, — укоряюще произнес Кейн.

— Помолчи! Он должен понять! Он повел себя, как малолетний ребенок! С таким же успехом, он мог просто ничего не делать! Опустить руки и ждать, пока его убьют.

— Он еще молод.

— Если он так будет себя вести, то не доживет до взрослого! Почему ты не использовал другие заклинания? — перевела взгляд на парня.

— Я просто хотел их отогнать, а не убивать.

— Ты разочаровал меня, — тихо произнесла я. — Не хотел убивать? А иногда нет другого выхода! Либо ты, либо тебя! Я преподам тебе один урок. Вытащу из твоего подсознания образы нападавших, а потом на твоих глазах их убью.

Потом я развернулась и вышла из дома. Нужно прогуляться по лесу, развеяться. Я разговаривала с ним грубо, даже жестоко, наверно. Но я так испугалась за его жизнь тогда. Когда я увидела его в крови, испугалась, что могу потерять и его. И это было страшно.

Чтобы отвлечься и выпустить пар, решила поохотиться. Нам нужно мясо, а мне нужна рассудительная голова. Воздух был сырой, листья, покрывавшие землю, не давали скользить по грязи. Вскоре я наткнулась на зайца, и ледяная игла сорвалась с пальцев в ту же секунду. Заяц даже двинуться не успел. Подобрав зверушку, немного прогулялась и вернулась в дом. Кейн докладывал дрова в печь, а Ной лежал на кровати и смотрел в стену. Его лицо было грустным, а увидев меня, он опустил голову еще ниже. Я отдала зайца Кейну, и тот, взяв нож, вышел на улицу.

— Ной, я накричала на тебя потому, что испугалась. Ты мог погибнуть.

— Я понимаю. Прости меня.

— Тебе не нужно просить у меня прощения. Ты лучше подумай над случившимся. И сделай выводы. Ты мог их ранить. Ты сильнее, намного. Ты боялся стать убийцей?

— Да. Не хочу, чтобы на мне была чья-то кровь.

— Малыш, ты боевой маг.

— Да, я должен бороться с нежитью.

— Тебе придется бороться не только с ней. Некоторые люди похуже будут. И что ты будешь делать? Каждый раз отгонять? Ты умрешь, Ной.

— А ты себя как чувствуешь, убив… Черт, извини.

— Убив столько людей? Причем, невинных? Нормально. Может, потому, что для меня те события, как в тумане. Когда первозданная тьма берет верх, твое сознание отходит на второй план. Ты даже не осознаешь действий, не замечаешь гибнущих людей. Если только увидишь кого-то важного для тебя, возможен проблеск разума. А так… как будто это не ты. Меня тогда так и поймали, я увидела своего учителя, и на секунду разум взял верх. В эту секунду меня и спеленали. Думаю, они знали это и использовали. Я не зла на учителя за это. Я понимаю, почему он так поступил. Но мне и до тех событий приходилось убивать. То были наемники, бандиты. И нет, я не жалею. Я спасала жизнь. И я никогда не нападала первой, давала им шанс передумать. Они делали свой выбор, а я свой. И тебе придется сделать свой выбор.

— Да, ты права. Просто, это был первый раз, когда на меня напали люди.

— Теперь делай выводы. И не пугай меня так больше. Ты как портал открыл-то?

— А я амулет настроил, как у тебя тогда. В случае угрозы жизни, он меня и переносит.

— А почему ко мне? Не к лекарю или брату.

— Я знал, что ты меня вытащишь. Я могу тебе доверить свою жизнь.

— Эх, ты.

Я подсела к нему и обняла. Ной крепко прижался в ответ.

— Прости, что разочаровал тебя.

— Тебя это так беспокоит?

— Да.

И я поняла, почему. Если бы мой учитель мне тогда сказал это, я бы тоже расстроилась. Я помнила желание отличиться, порадовать, заставить учителя гордиться тобой. Это была высшая награда. Теперь Ной чувствовал то же самое по отношению ко мне. Между нами тоже была эта душевная связь. И моя фраза про разочарование его сильно ударила.

— Ты не разочаровал меня. Я просто люблю тебя и беспокоюсь. Потерять еще и тебя, для меня было бы слишком. Поэтому я и сорвалась. Прости, что обидела тебя, — Ной поднял голову и с надеждой посмотрел на меня. Увидев мягкую улыбку на моем лице, его глаза засияли. Он прижался еще крепче.

— Тебе не нужно извиняться. Я заслужил это. Впредь буду умнее. Только Рикару не пиши, ладно?

— Хорошо, не буду, — я рассмеялась.

Таких нас и застал Кейн. И, кажется, вздохнул с облегчением. Да, ему тоже перепало слегка. Надо будет извиниться.

— Я приготовлю обед, — с улыбкой сказал он. После чего взял ведерко и пошел за водой.

— Это то, что я думаю? — с хитрой улыбкой начал Ной.

— Смотря, что ты думаешь.

— Ты путешествуешь с ним?

— Да.

— А между вами…

— Да.

— Я рад.

— А я сопротивлялась. Даже сбежала. Догнал.

— И правильно!

— Я мантикору прикончила.

— Ого. Одна?

— Да. В заросли заманила, там стало чуть легче. Кейн потом ругался! А что мне оставалось делать, дать ей детьми закусить?

— Он переживал за тебя.

— Да.

— Он знает правду?

— Нет. Я не рассказывала. Рано еще. Может, еще ничего не получится.

— Ты хотя бы пробуешь. Это хорошо.

— Я Яни писала про него.

— Что она ответила?

— Хорошо, что бумага не передает звуки, иначе я бы оглохла от счастливого визга.

— Понятно, — рассмеялся он. — Дала добро.

— Да, после этого я решила попробовать.

— А где мы вообще?

— В светлой империи.

— Ты не ушла?

— Нет. Гуляю по вашим просторам. Надоест — уйду. Тебе нужно написать письмо и предупредить, что с тобой все в порядке.

— Точно! Черт, я совсем забыл. Они же там с ног сбились наверно. А они телепортом не придут за мной? А то там куча моих вещей.

— Я поставила блок на тебя.

— Хорошо. Не хотелось бы объяснять.

— Мне тоже. Ладно, сейчас принесу бумагу.

Встав с кровати, взяла лицо Ноя в ладони и поцеловала в лоб, как маленького. Он удивленно замер, а я рассмеялась. Все в порядке.

Глава 39

Спустя несколько дней Ной был, как новенький. Мы утром попрощались с ним и отправили порталом домой. А сами двинулись дальше. Земля после дождя успела высохнуть, поэтому ехать было легко.

— Когда ты успела обзавестись учеником? И почему он тогда не с тобой?

— Он мне помог однажды. Сильно помог. А я его просто украла, — с усмешкой наблюдаю удивление на лице мага.

— Украла?

— Да. Потом разрешила написать домой. Слишком самонадеянна была. Его брат приехал забрать его. Не смог бы, да я сама виновата.

— И забрал, да?

— Да, ударив меня ножом в живот и оставив умирать в Тихом лесу. Я к тому времени как раз только варгана убила, а тут еще два прибежали.

— Как ты выжила?

— Портал. Успел до того, как они набросились.

— Его брат жив?

— Да.

— Ты не мстила?

— Мстила. Только он не узнал меня. Не знал, за что получает.

— Интересно. А как Ной ко всему этому отнесся? Между вами теплые отношения, но учитывая ваше знакомство…

— Ему понравилось у меня. И он в том лесу пытался остановить брата. А потом помогал мне совершать месть.

— Против своего брата? Хорошо ты его привязала.

— Я не привязывала. Я просто показала ему многое. А дальше выбор он делал сам.

— А кто такой Рикар?

— Учитель по боевой подготовке, которого я нашла Ною, пока он жил со мной. Ради того, чтобы он взял Ноя, мне пришлось сначала самой сразиться с Рикаром. Доказать, что я не просто легкомысленная дамочка. Мы друг друга в пыли укатали. Где-то посередине боя мы перешли в рукопашную. Ох, и надавали мы тумаков друг другу. Приятно вспомнить. Зато, какой хохот там стоял.

— Ноя больно ударила фраза о разочаровании в нем, — уже серьезнее заговорил Кейн. — Зачем ты это сказала? Ты же дорожишь им.

— Поэтому и сказала. Он должен был понять. Потом, конечно, извинилась, и объяснила причину своих слов. Он понял.

— Объясни мне.

— Эта фраза показала, что я ожидала от него большего. Я ожидала, что он будет бороться, как я и учила. Этот мир опасен, не мне тебе говорить. И если он не научится защищать себя, то ему придется несладко.

— Это можно было объяснить. Зачем причинять боль?

— Эти слова заставили его очнуться. Посмотреть на жизнь реально! Он стал забывать, что помимо нежити есть еще и другие твари, которые будут пытаться убить тебя. За стенами Академии безопасно, комфортно. И он расслабился, забыл, чему я его учила и что показывала.

— Но он ребенок, Риа. Он успеет еще растерять свои надежды и иллюзии. Не разрушай их раньше времени.

— Нет, Кейн, он взрослый. И лучше он сейчас поймет это, чем потом будет страдать. Или вообще не доживет до «потом». Я была такой! Наивная девочка, смотрящая на мир широко распахнутыми глазами, верящая во все самое прекрасное, и отвергающая плохое. Поверь, ни к чему хорошему это не привело. Падать на землю больно, Кейн. Я не пожелаю такого никому.

— Что случилось с тобой?

— Светлые убили самого близкого мне человека. Можно сказать, ударили в спину. В открытую им было не победить, и они это знали.

— И ты отомстила, да?

— Да.

— Ты говорила, что пострадали невинные.

— Так и есть.

— Тогда, чем ты лучше тех убийц?

— Возможно, ничем. Но я действовала открыто, и мои действия были ответом.

— Это сделало тебя счастливее?

— Нет. И не должно было. Я делала это не ради счастья. Ради справедливости, возмездия. Я хотела, чтобы они тоже почувствовали боль. Узнали, каково это! — я уже срывалась на крик. Тема продолжала оставаться болезненной.

— Риа, я понимаю месть, но я также знаю, что после всего внутри остается пустота. Этим ты делаешь только хуже.

— А ты бы простил? Просто позволил им уйти?

— Нет. Но невинные не при чем. Они пострадали ни за что. А у них тоже были семьи. У них были люди, которые их любили, и которые страдают также, как и ты. И эту боль им принесла ты.

— Ты теперь взываешь к моей совести? Хочешь, чтобы я раскаялась в том, что сделала? Так вот, я не раскаиваюсь! Не жалею ни о чем! И я убила бы их снова, если бы все вернулось назад!

— Ты слышишь, о чем ты говоришь? Риа, это не ты.

— Я! Может, это ты построил в своем воображении идеальную меня, но я не такая! Мне было больно, Кейн. Так больно, как никогда! Когда внутри тебя все перемешивается, скручивается, будто гигантская мясорубка. И ты даже кричать не можешь, только открываешь рот, а оттуда ни звука. Это был мой муж! Я потеряла своего любимого! Он был для меня всем! Центр моей вселенной, причина, по которой я вставала по утрам, тот, ради кого дышала. Я отдала ему всю себя, растворилась в нем. И это был лучший год в моей жизни. Я ни о чем не думала, все решал он. Днем ласковый, заботливый, сильный и мудрый, а ночью страстный, дикий, с глазами, полными огня. Мне хотелось залезть к нему под кожу, течь по его венам, чтобы быть ближе. Кейн, я была влюблена до одержимости. И также было с его стороны. Ему всегда было мало меня, он мог посреди дня сбежать ото всех ко мне. Просто чтобы обнять и вдохнуть запах моих волос, — от гнева и отчаяния у меня звенело в ушах, а в глазах плясали черные точки. — А потом его не стало. Он умирал на моих глазах. И я не могла ничего сделать! Это ад, Кейн. Видеть, как угасает жизнь в любимых глазах.

Я почти ничего не видела перед собой, только напряженное испуганное лицо Кейна напротив оставалось различимым.

— Риа, успокойся, пожалуйста, — таким голосом обычно успокаивают взбесившихся животных, пока кто-то второй подходит сзади, чтобы вколоть сонное зелье, чтобы те не успели причинить вред никому. — Все хорошо.

— Какого черта ты разговариваешь со мной, как с бешеной?

— Твои глаза…

— Что с ними?

— Они чернеют.

Эти два слова, сказанные тихим голосом, будто ударили меня по голове. Чернеют? Они могут это сделать только из-за одного — я теряю контроль. Я похолодела и резко пришла в себя. И вновь глаза видят все четко, без «черных точек». Боже, я могла снова… а тут Кейн. Видимо, испуг явно отразился в моих глазах.

— Эй, все хорошо, все уже хорошо, — Кейн попытался меня обнять, но я отпрянула назад.

— Нет, не хорошо. Я могла тебя убить. Кейн, тебе лучше держаться подальше от меня. Это слишком опасно.

— Не говори глупостей, — раздраженно отмахнулся он.

— Это не глупости, — теперь на меня начинала накатывать паника. Кейн слишком дорог мне, я не могу причинить ему вред. Даже не думала, что так плохо контролирую первозданную тьму. Тогда причиной была смерть Карьяна, а сейчас, ведь не было причины, всего лишь рассказ, всего лишь старая боль. И я могу так сорваться в любой момент. Любая ссора с Кейном может сделать меня чудовищем. Не допустить… надо не допустить этого. Только не второй раз. Убить его своими руками… слишком страшно. Надо уйти, убежать подальше. Он справится, переживет, зато будет жив.

— Риа…

— Нет. Мне надо уйти. Так будет лучше.

Не дожидаясь его ответа, я дернула повод и сжала бока коня ногами, посылая его в галоп. В голове билась мысль «Уйти. Не допустить. Спасти». Кейн окрикивал меня, его лошадь сорвалась с места буквально через пару секунд. Не оборачиваясь, заставляю коня скакать еще быстрее, впереди вижу свет — выезд на поляну или поле. Плохо, может догнать. Вылетаю на поле и на секунду оборачиваюсь. Кейн догоняет. Черт. Ну как он не поймет! Когда поле заканчивается и снова начинается лес, Кейн догоняет меня и хватает рукой поводок из моих рук, заставляя коня остановиться. Ну и черт с ним, спрыгиваю на землю, морщась от боли, прострелившей ноги, и бегу в лес. Портал строить некогда, придется на своих двоих. Сзади слышу треск веток и хруст листьев под ногами — догоняет. Отчаяние прибавляет сил. Только глаза не замечают ветку, а нога цепляется за нее, заставляя упасть и покатиться. На траектории моего движения оказывается дерево… о которое я и прикладываюсь. Тут же около меня Кейн падает на колени и смахивает с моего лица выбившиеся волосы. С тревогой вглядывается, а потом притягивает и крепко обнимает.

— Никогда больше так не делай, — голос дрожит от пережитого страха.

— Ты должен меня отпустить!

— Черта с два! Я никому ничего не должен! А особенно это!

— Тебе нельзя со мной! Это слишком опасно! Я могу потерять контроль и убить тебя!

— Все равно! Я никуда не уйду!

— Кейн!

— Нет! Я никуда не уйду. Даже если уйдешь порталом, я найду, я могу. Тебе не скрыться от меня.

Эти слова были своеобразным тараном. Они разбили стену, которая сдерживала меня. Я разревелась, а Кейн начал меня укачивать и целовать в макушку, перемежая это шепотом, убеждающим, что все будет хорошо, что он рядом.

Глава 40

Когда рыдания перешли во всхлипывания, а те, в свою очередь в икание, прошло уже около получаса. Все это время Кейн обнимал меня, даря тепло и защиту.

— Ты в порядке? — заботливый голос разрушил тишину.

— Да, — мой же голос был похож на карканье вороны, — пойдем назад, пока наших лошадей никто не сожрал.

Он усмехнулся, встал и поднял меня. Назад мы шли медленно, Кейн обнимал меня одной рукой за талию. Наши лошади стояли около тропы, где мы их и оставили. Мне нужно будет сказать ему правду. Он имеет право знать… и выбирать.

— Может, съедем с тропы? Нужно поговорить, — начала я.

— Хорошо. Пойдем.

Мы там же привязали лошадей и, отойдя чуть в лес, присели на поваленное дерево.

— О чем ты хотела поговорить?

— Рассказать тебе кое-что. О себе. А потом ты уже решишь, нужна я тебе или нет.

— Риа…,- начал он, будто очередной раз повторяя ребенку прописную истину.

— Нет, подожди. Ты еще ничего не знаешь. Мое имя — Лирианна. Оно не настоящее. Точнее, оно принадлежит мне чуть больше полугода. Раньше меня звали иначе.

— Как?

— Алирия Антилья.

Я боялась поднять глаза и увидеть в его взгляде… что? Отвращение? Ненависть?

— Темная императрица, — на выдохе сказал он.

Не выдержав неизвестности, поднимаю взгляд на него. В глазах ожидание и … все. Ладно, идем дальше.

— Нет. Только супруга темного императора. Трон передается по крови, в семье. Так же сейчас императрица Аньянка, а ее муж только принц-консорт.

— Понятно. Теперь все становится на свои места. Но говорили, что тебя нейтрализовали.

— Да, они наложили заклинание Безвременья. Я спала сто лет. Но для меня их не было, для меня все произошло не так давно.

— Как ты проснулась? Заклинание закончило срок действия? — скептический голос выдавал сомнения, терзавшие хозяина.

— Нет. Меня разбудили.

— Ной, — он не спрашивал — утверждал.

— Да. Только, пожалуйста, никто не должен знать о Ное. Иначе он может пострадать.

— Я понимаю. Никому не скажу о вас.

Больше мне говорить было нечего, Кейн сам знает о роли Алирии в истории. Я ждала его реакции, слов, чего угодно. Но он молчал и смотрел на меня. Тишина не давала вздохнуть, и терпеть дальше уже не было сил.

— Скажи что-нибудь, — попросила я.

— Что?

— Скажи, что ненавидишь меня. Что я врала тебе. Что-нибудь еще такое же.

— Зачем?

— Тогда появится определенность. А пока ты молчишь, я не знаю… боюсь.

— Ты думаешь, твое признание изменило мое отношение? Нет, Риа. Для меня ты та же самая, что и десять минут назад. Только теперь я лучше понимаю тебя.

— Но. Как же? Я думала…

— Что мне дала эта информация? Только твое настоящее имя. Все остальное ты рассказала мне раньше. Ах да, еще это придало мне больше уверенности в нас. — Глядя на мою не понимающую мордашку, он пояснил. — Ты достаточно доверяешь мне, чтобы открыть свою тайну. Которая может быть опасна, может повлечь большие последствия. Но ты доверила ее мне. Спасибо. Это много для меня значит.

— Кейн, — у меня будто крылья выросли. Я так боялась его реакции, что свыклась с тяжестью на душе. А теперь она исчезла. И стало так легко. И вдруг захотелось жить. Не искать смысл, не тратить время на что угодно, только бы заполнить дни. А жить, наслаждаясь каждой секундой происходящего. Хотелось довериться. Это тяжело, но со временем у меня получится. Я буду пытаться. И Кейн будет рядом, не бросит. Он не откажется, не посчитает недостойной тепла и любви. Это новое чувство, или давно забытое, неважно. Оно расцветало в душе, пуская ростки. Больше не дожидаясь ни секунды, я подалась вперед и обняла его.

— Девочка, ты меня этим не напугаешь, — с усмешкой ответил маг.

— А у меня еще есть чем напугать. Как думаешь, рассказать все сразу или дать тебе отдохнуть?

— Рассказывай. Нам нужно покончить со всем этим. Что ты еще натворила? — он говорил это так добродушно, что хотелось завилять хвостом (если бы он был).

— Когда я проснулась, я снова теряла контроль над силой. Тогда Ной остановил меня, сказав, что прошло сто лет. Мне было так плохо. Я…,- я глубоко вздохнула и приготовилась, будто к прыжку, — я собралась воскресить его. Заклинание Феникса.

— Поскольку я вижу тебя рядом, значит, ты этого не сделала. Знаешь, тебе следовало бы устроить взбучку за одно только знание этого заклинания.

— Еще один! — я рассмеялась. — Рьян сказал, что меня за это надо выпороть.

— Сказал?

— Я тогда успела вызвать его душу. Он сказал все, что думал по этому поводу. Только поэтому заклинание так и не было произнесено. Рьян запретил это делать, сказал, что слишком большие последствия. Я всегда слушала его. Пришлось и в этот раз.

— Что он еще сказал?

— Что будет ждать меня. Я тогда готова была умереть. Сразу оборвать жизнь, только бы с ним. Это он тоже не позволил. Тогда моя душа навсегда будет недостижима для него. Поэтому мне велели жить. И не просто жить, а стать счастливой за нас двоих. Найти того, кто будет заботиться обо мне вместо него. Я, честно говоря, не собиралась этого делать.

— Не сомневаюсь. Он, действительно, любил тебя. Так отпустить и пожелать счастья может только тот, кто любит.

— Да, он любил. И он просил кое-что передать. Тебе.

— Мне?

— Ну, тому мужчине, кто будет со мной.

— Понятно, и что же это?

— Он сказал, что отдает тебе меня только на эту жизнь. Во всех остальных я принадлежу ему.

— Хитрый, засранец, — с усмешкой ответил Кейн.

— И жуткий собственник.

— Я тоже. Предупреждение услышано. Это все, что ты хотела сказать?

— Вроде все. Несколько месяцев назад я хорошенько оторвалась в Светлом дворце.

— Что ты там натворила? И что ты вообще там делала?

— Я приехала официально, как Лирианна, графиня Тулузская, по личной просьбе императрицы. Вроде как, мне выпускную работу писать надо. Я студентка Темной Академии. А натворила… Ну, отомстила, конечно, брату Ноя. Это была главная причина моего приезда. А попутно доставила кучу проблем аристократишкам и главной парочке бабников Светлого двора.

— Это кому?

— Тиан Алийский и старший наследник.

— Ксандр? И тебе ничего за это не было?

— Я успела вовремя смотаться, пока они не объединились.

— А они за что пострадали?

— За то, что решили, будто я легкая добыча. Знаешь, каждый из них подумал, что уложить в постель темную магичку будет показателем его мужественности.

— Тогда я полностью поддерживаю твои действия. Надеюсь, они пожалели?

— Да. Я подложила им в постели тех, кого они меньше всего желали бы там увидеть. И каждому из них рассказала о казусе другого. Взаимное хранение секрета поможет им немного сдерживаться.

— Ты коварная, — с видимым удовольствием протянул маг.

— Да, я такая. Я поднаторела в интригах.

— Точно. Теперь я понимаю, почему ты тогда сказала, что не краснеешь. Но мне удалось.

— Да.

— Кстати, ты мне еще желание должна.

— И запомнил же!

— Ха, забыть такое? Да ни за что!

— И чего же ты хочешь?

— Ооо, я много чего хочу, но это никак не относится к загадываемому желанию. Его я приберегу. А пока…

А что «пока» мне очень достоверно объяснили его губы.

Глава 41

Так мы и путешествовали пару недель, пока не дошли до города. Я училась принимать помощь Кейна. Это оказалось так странно и непривычно. Он носил тяжелые сумки, старался сделать всю тяжелую работу. Но я по привычке хваталась за все сама. У меня это тут же отбирали и с мягкой улыбкой, а иногда и с укором отправляли дальше. Но за это время у нас почти не возникло никаких разногласий. Один раз только Кейн не выдержал, забрав из моих рук очередное бревно для костра.

— Риа, перестань!

— Что?

— Ты не должна таскать тяжести. Это моя работа.

— Но я привыкла заботиться о себе сама.

— Отвыкай, тем более, эта привычка не такая долгая. Уверен, что Карьян тоже не давал тебе ничего тяжелого в руки.

На это мне нечего было ответить, и я молча вздыхала. Маг только удовлетворенно улыбался и уходил с отобранной тяжестью. А я думала. Ведь он говорит правду. Карьян поступал также, и я быстро отдала ему эту роль. Так почему не могу привыкнуть к этому сейчас? Что мешает? Почему не могу снова отдать контроль? «Боюсь» — пришел ответ изнутри. Чего боюсь? Почему? «Открыться боюсь. Остаться беззащитной. А вдруг, снова отберут?». Вот и ответ. Имея за плечами горький опыт потери, не хотелось снова оказаться не готовой к нему. А можно к такому быть готовым? Наверно, нет, даже если все время оглядываться, сторожить опасность. Только это не жизнь. Постоянно ждать удара, быть начеку… Так можно сойти с ума. И о каком счастье тогда речь? Зачем тогда быть вместе? Мы и не будем. Есть только два выхода: либо исчезнуть, оставив Кейна, либо попробовать открыться ему. Первый способ я уже пыталась воплотить, мне это не позволили. И я уверена, даже портал мне здесь не поможет. Он найдет, как и говорил. Значит, второй путь? Но так страшно. Придется рискнуть. Тут я осознала одну вещь, я ни разу не позволила себе какое-либо проявление нежности к нему. Я открывалась только, когда захлестывала страсть. А вот так просто улыбнуться, обнять, поцеловать первой или погладить рукой… Ничего. Ни разу. А ведь он старается, он все это делает! И завтраки, и помощь, и рукой по волосам, пальцами по губам. Он дарит мне всего себя, ничего не получая взамен. И все равно борется, продолжает верить и ждать. Не торопит, все понимая. Боже, чем я заслужила? Почему мне дали второй шанс? Рада я ему? Конечно, еще как, хоть и поняла не сразу. Использую шанс? Обязательно! Ухвачусь за него руками и ногами и не отпущу.

— Все в порядке? — Кейн смотрел на меня взглядом, полным заботы и беспокойства.

— Все отлично, — улыбнулась я. А потом просто подошла и обняла его. В первую секунду мужчина растерялся, а потом, опомнившись, крепко обнял в ответ и опустил подбородок на мою макушку. И стало так хорошо и правильно. Меня захлестнуло чувство защищенности. Весь мир мог исчезнуть, я бы и не заметила, в этих объятиях было все, что мне нужно. Вдохнув запах Кейна, я закрыла глаза и расслабилась. Хотелось просто стоять вот так и никуда не уходить. Почему я раньше этого не делала? Для полноты эмоций потерлась щекой о его грудь (выше не доставала), и крепче сжала руки. Пришейте меня так, пожалуйста! Это одно из величайших наслаждений, просто прижаться и почувствовать себя значимой, любимой, защищенной. Сейчас моя душа исцелялась, зарастали раны, разглаживались рубцы. Следы останутся, но боль исчезнет, я знала это.

— Спасибо, — прошептала я.

— Малышка, за что?

— За то, что здесь, со мной. За тебя.

— Я твой, — просто ответил он, будто констатируя факт.

— А я твоя, — так же просто отвечаю, отдавая права на себя. Он немного отклонился и посмотрел мне в глаза, ища там подтверждение услышанным словам. И нашел. Отчаянно выдохнул и поцеловал. Медленно, нежно, но в то же время, уверенно, утверждая себя в правах.

— Наконец-то, моя, — прошептал на грани слышимости.

Еще какое-то время мы так стояли, а потом отпустили друг друга, но не обретенные чувства, и продолжили делать свои дела. А сейчас мы въехали в город. Это как-то даже непривычно после тихих лесов и пения птиц. Здесь повсюду были люди. На нас не обращали внимания, торопясь по своим делам. А мы просто ехали вперед по улице. Постоялых дворов здесь было достаточно, поэтому выбрав один, мы заселились в комнату. Да, одну на двоих. Раньше с хозяином разговаривала я, а теперь, подойдя к стойке, я обернулась на Кейна, давая ему понять, что уступаю. Он был рад. И теперь мы лежали на кровати, немного уставшие после дороги, но не настолько, чтобы оставаться в комнате весь день. Вот сейчас встану, приму душ, переоденусь и вперед.

Так и было сделано. Через час мы вдвоем уже обедали в зале на первом этаже. Еда была вкусной, на улице светило солнце, настроение прекрасное.

— Риа, куда пойдем?

— Давай пройдемся по торговым рядам?

— Хорошо.

Первым делом Кейн повел меня в … ювелирные ряды. Скукота жуткая. Может, он там что-то купить хочет? Торговцы все настаивали, чтобы мы зашли именно в их лавку, ведь там самый изысканный ассортимент. Я, честно говоря, немного шарахалась от них уже. А Кейн ни разу не свернул ни к одной лавке, только поглядывая на меня в ожидании. Дождался.

— Если ты насмотрелся, то, может, пойдем в оружейный ряд?

Кейн дико удивился. Сначала неверяще посмотрел, а потом усмехнулся.

— Ты даже мельком не глянула ни на что. Не любишь украшения?

— Ну, не особо. К тому же, гуляя по лесам, они мне помогут меньше, чем оружие.

— Понятно, пошли в оружейные.

Среди рядов с оружием прогуливались мужчины. Женщин здесь не было, одна только я. И мне приглянулся маленький кинжал. Резной, инкрустированный драгоценными камнями. Я его смотрела не для себя, просто с первого взгляда я поняла — он должен принадлежать Ною. И никому другому. Поэтому, расталкивая покупателей, я добралась к хозяину оружия, и спросила цену.

— Десять золотых.

— Восемь, — голос Кейна за спиной был настойчивым.

— Но он же коллекционный, — раздосадовано ответил купец. Он рассчитывал, что я не разбираюсь в оружии, и позарилась на камушки. Зря, я сама видела, что цена завышена. Но оставила право поторговаться магу.

— Восемь, — таким же равнодушным голосом ответил Кейн.

— Девять, — предложил купец.

— Семь, — скинул цену маг. Купец аж побагровел.

— Ладно, восемь, и ни серебрушкой меньше.

— Идет, — я видела, что Кейн собирается заплатить, поэтому быстро достала деньги и отдала их купцу.

— Риа, — сурово начал маг.

— Нет, Кейн, это на подарок.

Это его не успокоило, но заставило смириться. Но не мужиков, стоящих рядом. Они удержаться не смогли… или не хотели.

— Что, на драгоценности денег не хватает, покупаешь своей крале оружие с камушками. Правильно, что маленькое, а то, гляди, порежется… или тебе что отрежет, — и мерзко расхохотались. Кейн сжал кулаки, но не сказал ни слова, только желваки заходили. Но этим гадам было мало. — Детка, бросай его и выбери настоящего мужчину. Уж я не поскуплюсь, коль будешь ласковой.

Тут уж надоело мне. У меня выдержка меньше, чем у Кейна, да и благоразумие, наверно, тоже.

— Слышишь ты, мужчина, скажу тебе по секрету — женщину делает счастливой отнюдь не золото.

— Так, с тем самым, у меня все в порядке, — рассмеялся он, — пойдем, покажу.

— Спасибо, но «то самое» меня и в моем мужчине устраивает, — при этих словах Кейн попытался спрятать самодовольную улыбку… безуспешно.

— Не похожа ты на удовлетворенную женщину. Весь твой вид так и требует, чтобы тебя …

— Заткнись, — уже грубо ответила я.

— И язычок у тебя грязный, надо бы наказать.

Я мельком глянула на Кейна. Он, казалось, еле сдерживается, чтобы не врезать. Он спокойно мог отметелить этого засранца… но и я могла, и Кейн это знал. Поэтому он просто перевел взгляд на меня, ожидая моего решения. А я улыбнулась и обняла его.

— Котенок, он меня обижает, — плаксиво пожаловалась я, а взглядом дала понять — я полагаюсь на него, это его бой. Кейн облегченно улыбнулся, задвинул меня за спину и сделал то, что должен был. А потом, обняв меня, повел прочь из этих рядов. Все, что было здесь нужно, мы уже купили. И улыбаясь друг другу, не заметили пристального взгляда, полного ненависти.

Глава 42

Кинжал с запиской я отправила Ною, как только мы вернулись в свою комнату. Думаю, ему понравится. Пусть напоминает обо мне. Задерживаться в этом городе мы не собирались, завтра пойдем дальше. Не знаю еще точный маршрут, но мы что-нибудь придумаем. А пока выходить на улицу не хотелось. И мы снова валялись на кровати и болтали.

— Кейн, расскажи мне что-нибудь о себе. Я тебе рассказала много, а про тебя ничего не знаю. Как так?

— Что ты хочешь знать?

— Все! Начинай.

— Моя мать была темной, а отец светлым. Они влюбились не сразу. Хотя, может и сразу, только даже себе не могли в этом признаться. Скрывались под вечной враждой темных и светлых. Тем не менее, когда у матери появился поклонник, отец подумал «какого черта?» и популярно объяснил тому, что не нужно заглядываться на чужих девушек. Они поженились, родился я. Жили на территории светлых. Однажды отца отправили в командировку по работе. Он не хотел оставлять нас одних, волновался, ведь темную не любили, хоть и терпели. Но ничего не мог поделать и поехал. Когда вернулся… было уже поздно. Мать убили, а меня не смогли, она поставила такую защиту, что не пробиться. Я спрятался в подвале дома. Никто не знал об этом, ведь я вернулся туда ночью, а днем убежал в лес. Когда отец вернулся, чуть не сошел с ума. Ему кто-то письмо написал о том, что произошло. На нашем заборе был знак. Его нарисовали жители деревни. Он означал, что дом проклят, там жила темная. Когда я услышал голос отца, вылез из подвала. Он схватил меня, обнимал, плакал. Но понимал, что оставаться там больше нельзя, убьют и меня. Тогда мы собрались уехать. Отец отослал письмо бабушке в темную империю. Та пришла порталом. Уходя из деревни, она оглянулась и прокляла ее. Жители настигли нас в лесу. Отца убили, а бабка успела построить портал и увести меня. Дальше я жил у нее. Она научила меня пользоваться темной магией и нашла мне учителя по светлой. Когда я вырос, решил уйти. Первым делом вернулся в ту деревню, где жил. Там больше не было ничего. Все заброшено, все заросло. В какой-то мере, я был рад этому. Было бы больно увидеть, что все живут счастливо, а нам не позволили. Увидеть дом, в котором жил. Или увидеть пустое место. Не знаю, что было бы хуже. Тогда моя душа немного успокоилась. А дальше начались скитания. Остаться где бы то ни было насовсем, желания не возникало. Только однажды натолкнулся на заброшенный дом в горах. Там я жил какое-то время. Отремонтировал, обжил и, уходя, наложил заклинание. Теперь любой поймет, что дом защищен, у него есть хозяин. Изредка я возвращаюсь туда. И каждый раз не пойму в чем дело. Вроде есть все, что нужно… но чего-то не хватает. Теперь я знаю чего.

— Чего? — тихо спросила я, лежа у него на груди. Сама не заметила, как свернулась там, обнимая мага.

— Тебя, — так же тихо ответил он.

— Покажешь мне дом?

— Когда захочешь.

— Спасибо.

До вечера мы потратили время на воспоминания, делясь моментами своей жизни. Это так сближало! Намного больше, чем занятия любовью. Хотя мы и этим не пренебрегали. Ночью не пренебрегли в очередной раз. А утром, позавтракав и закупив еды в дорогу, отправились к воротам.

С погодой нам дико везло, осень была солнечная и теплая. И настроение было под стать. Мы наслаждались обществом друг друга, не обращая внимания ни на что больше. А зря. В следующее мгновение нас разметало по сторонам. Кейна ударило о дерево, а меня просто кувырком пронесло по дороге. Лошади от испуга убежали далеко вперед. Не успев опомниться, чувствую, как меня приподняло и снова ударило о землю. Черт, больно. Слышу стон Кейна с другой стороны. Какого черта? Встаю и застаю такую картину — Кейн не шевелится, а вокруг него несколько стрел света.

— Двинешься тварь, и я убью его, — белый магистр стоит рядом с ним, с ненавистью глядя на меня.

— Что тебе нужно? Ты вообще кто такой? — кричу я. Если он отпустит стрелы, Кейна я уже не спасу. Поэтому приходится стоять и не двигаться.

— Не узнаешь, да? Еще бы, я тоже тебя не сразу узнал. Волосы покрасила? Надеялась, что тебя это спасет? А я все равно узнал.

— Может, тогда и сам представишься?

— Мое имя тебе ничего не скажет. А не помнишь меня потому, что даже не вглядывалась в лица тех, кого убивала. Жаль, что мы тогда не смогли избавиться от тебя навсегда. Только заклинание наложили.

Вот теперь я поняла все. Меня узнали. Я расслабилась и теперь Кейн в опасности из-за меня. Дура! Но ничего, я не позволю ему умереть. Нет, второй раз я не потеряю своего мужчину.

— Не я начала ту войну!

— Да по мне, так они правильно сделали, убив того ублюдка. А ты предала свет, тварь, перешла на сторону темных.

— Да уж вы тоже не святой! Так что не стоит других судить! Тем более, Карьян изменился со мной!

— Он убийца и заслуживал того, что с ним произошло. Жаль, что я не участвовал в его убийстве.

— Тогда бы вы здесь не стояли, а давно были развеяны по ветру. Я убила их всех!

— Я видел! И ты заплатишь за это!

— И почему же вы так хотите этого? Только не говорите, что только ради возмездия и справедливости!

— Там был мой сын!

— Там был мой муж! Так что, мы в расчете!

— Нет, мой мальчик был хорошим, он пытался остановить тебя.

— А, из тех, кто пытались покончить со мной? Что же вы не объяснили своему мальчику, что не стоит переоценивать себя и недооценивать врага? Кто не пытался меня угробить, до сих пор спокойно живет.

— Дрянь! Не смей говорить так о нем! Ты и мизинца его не стоишь. А теперь я убью твоего дружка, а потом тебя!

— А причем тут мой друг? Вы мстите мне, вот и давайте! Или в вас больше тьмы, чем хотите думать? Убьете невинного?

— Раз он с тобой, то не невинный!

— Светлые всегда отличались тупостью, но чтобы настолько? Объясняю один раз! Только попробуйте причинить ему вред и будете молить меня о смерти!

— Уверена? — тут один из лучей сорвался и ранил Кейна. Я разозлилась.

— Кишка тонка справиться со мной, поэтому и используешь его! Знаешь, что тебе меня не победить! Трус! — выплюнула я. Маг потерял контроль над собой и запустил в меня заклинанием первичного света. Я ушла с траектории и ответила ударной волной.

Магистр не боялся использовать против меня иглы, которые иногда попадали в цель. Я же не могла, ответить ими, так как он стоял рядом с Кейном. Тварь, убью все равно. Как только я пыталась ударить его чем-то серьезным, он ставил Кейна перед собой, как щит. Мне приходилось самой отбивать заклинания, чтобы не причинить ему вред. Кейн попытался освободиться, но вторая стрела света прошила его, и он упал. Я к этому моменту тоже была ранена в нескольких местах. На одежде расплывалось красное пятно, рука болела при каждом движении. Так я долго не продержусь. Остается только один выход. И в этот раз я была уверена, что удержу, справлюсь. Только вернуться потом… не знаю, но это и не главное. Главное — спасти Кейна. Поэтому, поворачиваюсь, нахожу взглядом его глаза и улыбаюсь. Ему не нравится эта улыбка.

— Ты должен жить. Прости.

— Что ты делаешь? Риа? Нет! Не смей! — я знаю, что его испугало. Он видел, как мои глаза заволакивала тьма. Я выпускала первозданную силу.

— Люблю тебя, — прошептала я.

— Нет! Риа! — но было уже поздно, телом владела сила.

* * *
Кейн

Это был один из самых страшных моментов моей жизни. Сравнимый только со смертью родителей. Передо мной стояла уже не она, не моя Риа. Услышать признание в любви, а потом потерять ее — это пытка почище огня. Этот огонь несется по венам, выжигая изнутри. И хуже всего то, что в этом виноват я сам. Я допустил, не уберег. Она это сделала, чтобы спасти меня. Хотя я должен был защищать ее. А теперь ее телом владела сила. И сомневаюсь, что она отпустит Риа. Что теперь будет? Она справится с магистром, в этом нет никаких сомнений. А дальше что? Убьет меня? Наверно. Хотя она говорила, что может узнавать близких людей, в прошлый раз на этом и попалась. А если не убьет, то что? Уйдет? Да, она уйдет. Эти мысли вонзались в мозг раскаленными ножами. Я потеряю ее. Нет! Почему? За что? Я только нашел ее, только начал осознавать это, привыкать к тому, что рядом есть любимая женщина. И теперь потерять ее? Я не могу… просто не выдержу. Значит, буду бороться за нее до последнего. Даже, если она все-таки убьет меня.

Тут меня отвлек крик. Боже, она даже такая прекрасна. Даже охваченная первозданной тьмой. Черные волосы развеваются, как на ветру… только его нет. Это силовое поле вокруг нее, поле, выжигающее все живое. Место, где стояла девушка, стало мертвым. Трава почернела и осыпалась пеплом, деревья скукожились, став похожими на скрюченные сухие руки с когтями. Руки, тянущиеся к тому, что еще осталось живым. У магистра не было шансов, и он это понял. Убежать у него уже не получится. Сила протянулась по земле черным туманом, окутывая фигуру магистра, начиная с ног и выше, выше. Туман оплетал свою жертву, как паук — укутывая, чтобы больше никогда не отпустить. И жертва замирала, глядя, как к ней по тоненькой, обманчиво хрупкой паутинке, приближается сама смерть. И ничего сделать уже было нельзя. Ставки сделаны, а маленький красивый паучок, казавшийся насмешкой природы, вдруг оказался огромным тарантулом с острыми клыками. К тому же голодным. Поздно кричать и просить о помощи, тебя никто не услышит, ведь крики только в твоей голове. А в реальной жизни только открытый рот, из которого не вырывается даже вздох. Казалось, сам воздух в этом месте замер, боясь потревожить такого опасного противника. А жертва, как под гипнозом, наблюдает за последними минутами своей жизни. Когда туман дошел до головы магистра, то начал проникать в тело через рот и нос. Тут же паника в глазах жертвы переросла в откровенный ужас. Белки глаз начали прочерчивать черные полосы. Такие же полосы начали появляться под кожей, будто кровь в раз почернела. Жертва задергалась, но выпутаться не могла. Тело контролировали уже совсем другие силы. Кожа побелела, натянулась, будто ссохлась, глаза же наоборот стали такого же черного цвета, как у убийцы. Девушка наклонила голову к левому плечу, будто любуясь этой картиной. Возможно, так и было. Для нее это было прекрасно, ведь это делала она. То, что осталось от магистра, стало превращаться в мумию. А потом, начиная с кончиков пальцев превращаться в пыль, разлетаясь на ветру. И все больше тела становилось пылью. Но самое страшное было в том, что магистр был еще жив. Он чувствовал все происходящее. Ощущал, как его тело развеивалось по ветру. Если б он мог, то молил бы о быстрой смерти. Но эти мольбы и крики оставались только в его голове. Ни одно слово, ни один звук больше не смог прорваться, чтобы быть услышанным. И спустя несколько минут последние пылинки, кружась, легли на землю. Все было кончено.

Кейн со смесью ужаса и восхищения смотрел на эту демонстрацию силы. И, честно говоря, сочувствовал магистру. Как бы то ни было, но испытать на себе такое — это страшно. Кейн был полукровкой с рождения. И ему объясняли с самого детства, что первозданную силу надо контролировать и никогда не выпускать. Он хорошо это выучил. И никогда не появлялось желания нарушить это правило. Но в глубине души было интересно посмотреть на нее. Что она такое, что может? И вот его желание исполнилось таким странным и страшным образом. Меньше всего он хотел, чтобы на месте «одержимого» была его женщина, но поделать с этим пока ничего не мог. Зато теперь он отлично знал, как выглядит эта сила, и понимал, почему его учили контролировать ее. Сейчас Риа почти неуязвима и смертельно опасна. С одной стороны, Кейну хотелось преклонить колени перед ее могуществом, а с другой, схватить за плечи и трясти, пока она не придет в себя, пока он не увидит такие родные и любимые синие глаза. Будто она позволит это. Вероятно, сделай он сейчас хоть один шаг, она уничтожит его. Сейчас же девушка стояла, будто не замечая его. А Кейн сидел раненый на траве, ожидая ее следующего шага. И девушка сделала его, собираясь уйти.

— Нет, — вырвалось у мужчины, до того, как он успел обдумать хоть какой-то план действий. Голова девушки дернулась в его сторону. Теперь она, не шевелясь, смотрела в упор на него. Ничего не предпринимая, просто пронзая взглядом.

— Не уходи, — тихо попросил Кейн.

И тут он почувствовал, как с ее стороны к нему поползла сила. Не черный туман, а просто сила. Сейчас что-то будет. Мужчина приготовился к боли. Как только сила достигла его, маг ощутил, будто его энергию пробуют на вкус. Странное ощущение, будто о тебе собирают информацию, узнают получше, что ты есть. Но, хотя бы, не боль… пока. После ощупывания, сила отхлынула, не причинив вреда. Девушка немного нахмурилась. Кейн решил попробовать снова.

— Риа, малышка, это я. Ты победила, возвращайся.

Но девушка не шевелилась, также, не сводя с него взгляда. Только немного хмурясь. Будто какое-то недовольство поднималось изнутри ее.

— Ты нужна мне. Пожалуйста, — тут у него закружилась голова. Черт, он совсем забыл, что ранен. — Риа, мне нужна помощь. И я не собираюсь лечить себя, пока ты не вернешься. Я так и буду лежать, и истекать кровью.

Девушка продолжала хмуриться, но взглядом осматривала его, будто оценивая состояние. Кейн решил идти дальше.

— Если ты не вернешься, тогда и мне незачем жить, — и лег на траве, продолжая смотреть на девушку. Та сжимала кулаки, прожигая его взглядом. Ну что ж, действуем активнее. Кейн начал закрывать глаза, замечая, как вздрогнула Риа. Спустя пару секунд она медленно подошла к нему и опустилась рядом. Честно говоря, мужчине было немного страшно находиться так близко к тьме. Но, если это поможет вернуть любимую, то можно и потерпеть. Девушка легким движением руки разорвала рубашку и осмотрела рану. А потом просто подняла руки ладонями вниз над его животом. И тут в мужчину ударила сила. Он дернулся и услышал, как Риа низким голосом заговорила. Но говорила она на неизвестном ему языке. Но страшнее всего оказалось то, что Кейн в ответ на ее силу услышал отклик где-то глубоко в себе. Это отзывалась его тьма. А если он сейчас тоже потеряет контроль? Но додумать мужчина не успел, все закончилось, и Риа убрала руки. Кейн был здоров. Черт возьми! Эта сила умеет лечить? Лицо девушки разгладилось, и она собиралась встать. Ну, нет, она сейчас просто уйдет, ему больше нечего использовать. Не ранить же себя снова? Выдохнув, он начал медленно поднимать руку. Острый взгляд остановился на его пальцах, сила в ней будто подобралась для удара. Но мужчина не остановился, продолжая медленно вести руку к ее лицу. А потом погладил пальцами по щеке, губам. Ее сила бесновалась, не зная, что предпринять. Кейн чувствовал это всем телом, каждым волоском.

— Не бросай меня. Возвращайся. Риа, мы все тебя ждем. Помнишь своего ученика? Ной? Представь, что с ним будет, когда он узнает? Ему будет очень плохо, ведь он любит тебя, как родную. — Пока я говорил, сила набирала обороты. Вокруг нас начался настоящий ветер, деревья скрипели, раскачиваясь и ударяясь. — А твоя подруга, Аньянка? Ты очень дорога ей. И ты единственное, что связывает ее с братом, не рвет эту ниточку. Напоминание о нем, которое она не хочет терять. Потерять еще и тебя, для нее будет слишком больно. А Карьян? Он сейчас сверху смотрит на тебя и страдает. Ему больно видеть, что ты потерялась в силе. Он помнит тебя сильной и смелой.

Вокруг все гнулось и стонало под силой ветра. Небо заволокло черными тучами, слышались раскаты грома. Лицо девушки напротив было искажено мукой и борьбой.

— Ты должна вернуться! Ради них всех! Ради меня! Я не смогу без тебя! И не захочу! Ты дала мне шанс, так не забирай его! Ты любишь меня, сама сказала, так докажи это! Потому, что я тоже люблю тебя и не собираюсь сдаваться, даже если в результате ты меня убьешь.

И я поцеловал ее. Не думая о последствиях. Это был мой последний шанс, и я его использую. Меня будто током ударило. Было больно, но я не отрывался от ее рта. Риа не отвечала, пытаясь руками меня оттолкнуть, не используя для этого силу. А я сильнее прижимал ее голову к себе, не давая этого сделать. Спустя мгновения, показавшиеся вечностью, ее губы шевельнулись, а потом снова. И она ответила, больше не отталкивая меня, с каждой секундой только прижимая сильнее, будто утопающий в бушующем море, хватаясь за спасительный буек. В какой-то момент я почувствовал влагу на щеке. Неужели я уже плачу? Оторвавшись на секунду, замираю — напротив меня чистые синие глаза. Самые любимые глаза на свете, полные слез. А вокруг тишина.

— Идиот, какой же ты идиот! Убить тебя мало! — шептала она сквозь слезы.

— Почему?

— Ты же мог погибнуть, — теперь она трясла меня за плечи. — Я легко могла тебя убить! Ты чем думал?

— Сердцем, — хрипло ответил я. Сжавшаяся от ужаса душа, стала приходить в себя. Я вернул ее, я смог.

— Какой же ты дурак, — разревелась она, обнимая меня. А я в ответ крепко обнял ее, укачивая, как маленькую. И дико улыбаясь. Я не потерял ее.

— Нам нужно уходить отсюда, слишком большой всплеск магии, — сквозь рыдания выдавила она.

— Хорошо. Куда?

— Куда хочешь. А вообще тебе лучше держаться подальше от меня.

— Ты опять? — не выдержал я.

— Кейн, меня узнали! И это было плохо организованное нападение. Лишь вопрос времени, когда меня узнает кто-то еще. И тогда они могут прийти вместе. Ты можешь погибнуть из-за меня.

— Плевать! Я буду с тобой! Какая же это любовь, если я сбегу от опасности? Если брошу тебя? Вместе мы со всем справимся! И я даже слушать ничего не хочу! Даже если придется начать войну против светлых! Вдвоем! Я все равно буду рядом!

— Спасибо, — тихо прошептала она. А потом снова обняла, — пойдем отсюда.

Эпилог

В горах была зима. Маленький дом притаился на склоне среди леса. Из его окон лился теплый свет, разгоняя вечернюю темноту. В доме на диване сидел мужчина, а по бокам от него двое детей. Мальчик лет шести и девочка на год младше.

— Пап, — раздался в тишине голос мальчика, — а какой была мама, когда вы встретились?

— Красивой, — ответил мужчина, направляя взгляд, будто сквозь время. — Она была необыкновенная и очень своевольная.

В ответ дети захихикали, переглядываясь.

— А что значит своевольная?

— Да вредная! Совсем меня не слушалась, — от этих слов дети рассмеялись еще больше. — Мы с ней даже подрались однажды.

— Правда?

— Да. Только вам драться я не разрешаю, понятно?

— Да. Расскажи еще что-нибудь о ней.

— Ну, мы вместе гуляли по лесам, боролись со злодеями и хищниками.

Глаза детей любопытно заблестели. Папа всегда рассказывал интересные сказки на ночь, и рассказы про маму были интереснее всего. Какая она была тогда, что делала? Они скучали по маме.

— У меня есть маленькая картина, на которой изображена мама в молодости, хотите, покажу?

— Да, да! — хор детских голосков наполнил комнату.

Кейн снял с шеи медальон и открыл его. Там на одной стороне была изображена Риа. Изображение было скопировано с большой картины, висящей во дворце Темной империи.

— Ух ты! Светлые волосы! А почему у нее тогда были светлые волосы?

— Мама потом их сделала темными. Изначально они были светлыми.

Все три взгляда скрестились на маленькой картинке. Два полных любопытства и один, источающий безграничную любовь.

— Что это здесь происходит? — нарушил тишину женский голос.

С криками «мама вернулась», дети соскочили с дивана и понеслись к дверям. В них стояла Риа, раскрыв руки для объятий.

Спустя пару часов, когда дети уже спали, Кейн обнимал любимую, лежа в постели.

— Как дела у Ноя?

— Хорошо. Отпраздновали день рождения на славу. Он был так рад видеть Фрею. Она немного нервничала, не зная, как он отреагирует, увидев ее. А он просто подбежал, обнял и, подняв в воздух, закружил. Все были в шоке. По-моему, там что-то намечается.

— Ты не против?

— Нет, она хорошая девушка.

— Ты удивительная, знаешь об этом?

— Да, ты мне часто говоришь это, — самодовольно улыбнулась девушка.

— А еще я по тебе соскучился, — мужчина поменял положение тела, теперь нависая сверху.

— Я тоже.

Кейн поцеловал ее, блуждая руками по женственным изгибам, лаская каждый сантиметр ее кожи. Девушка отвечала на каждую ласку, даря себя всю, без остатка, открывая душу и выпуская в мир любовь.

— Я люблю тебя, — прошептал мужчина.

— И я тебя люблю, — ответил тихий женский голос.

А потом им стало не до разговоров. Они посвящали себя друг другу, любили и боготворили. Позже этой ночью девушке приснился Карьян. Он смотрел на нее и улыбался. И эта улыбка говорила больше, чем могли бы слова. А утром Риа проснулась в прекрасном настроении. Не зная его причин, но ощущая, что все правильно. Все так и должно быть.

В это время где-то далеко и, в то же время близко, Карьян был счастлив. Да, его девочка была с другим, но она купалась в любви. Так и должно быть. Она достойна этого. А он подождет. И в следующей жизни найдет эти пронзительные синие глаза. Найдет, чтобы любить и больше никогда не отпускать.

Примечания

1

Eyes Set To Kill — Come Home.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Эпилог