КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405004 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172270
Пользователей - 92031
Загрузка...

Впечатления

Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +6 ( 7 за, 1 против).
Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее. Ощущение, что автор меняет ГГ на принца и графа. с принцем понятно и внятно. а граф? слуга царю отец солдатам... абсолютно не интересуется где его дочь и что с ней. ладно, жену не узнал. но ведь две принцессы и мамаша давно живут у нового короля и без проблем узнают Лилиану

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Читал давно, в электронке, когда в бумаге еще не было. На тот момент эта серия была, кажется, трилогией. АИ не относится к моим любимым жанрам в фантастике - люблю твердую НФ, КФ и палеонтологическую фантастику (которую в связи с отсутствием такого жанра в стандарте запихивают в исторические приключения), но то как и что писал Конторович лично мне понравилось.
А насчет Звягинцева, то дальше первой книги Одиссея читать все менее и менее интересно. Хотя Звягинцев и родоначальник российской АИ.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
DXBCKT про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Давным давно хотел прочесть данную СИ «от корки до корки» в ее «бумажном варианте... Долго собирал «всю линейку», и собрав «ее большую часть» (за неимением одной) «плюнул» (на ее отсутсвие) и стал вычитывать «шо есть»)

Данная СИ (кто бы что не говорил) является «классикой жанра» и визитной карточкой автора. В ней помимо «мордобития, стрельбы и погонь», прорисована жизнь ГГ, который раз от раза выходит победителем не сколько в силу своей «суперкрутости или всезнайства» (хотя и это отчасти имеет место быть) — а в силу обдуманности (и мотивировки) тех или иных действий... Практически всегда «мы видим» лишь результат (глазами автора), по типу : «...и вот я прицелился, бах! И мессер горит...». Этот «результат» как правило наигран и просто смешон (в глазах мало-мальски разбирающихся «в вопросе»). Здесь же ГГ (словами автора) в первую очередь учит думать... и дает те или иные «варианты поведения» несвойственные другим «героическим персонажам» (собратьев по перу).

Еще один «плюс в копилку автора» — это тщательная прорисовка главных (и со)персонажей... Основными героями «первой трилогии» (что бы не говорили) будут являться (разумеется) «Дядя Саша» и «КотеНак»)) Остальные герои и «лица» дополняют «нарисованный мир» автора.

Так же что итересно — каждая книга это немного разный подход в «переброске ГГ» на фронта 2-МВ.

Конкретно в первой части нас ожидает «классическая заброска сознания» (по типу тов.Корчевского — и именно «а хрен его знает почему и как»). ГГ «мирно доживающий дни» на пенсии внезапно «очухивается» в теле зека «времен драматичного 41-го» года...

Далее читателя ждут: инфильтрация ГГ (в условиях неименуемого расстрела и внезапной попытки побега), работа «на самую прогрессивный срой» (на немцев «проще сказать), акты по вредительству «и подлянам в адрес 3-го рейха» и... игра спецслужб, всяческих «мероприятий (от противоборствующих сторон) и «бег на рывок» и «массовое истребление представителей арийской нации».

Конечно, кому-то и это все может показаться «довольно скучным и стандартным».. но на мой субъективный взгляд некотороые «принципиальные отличия» выделяют конкретно эту СИ от простого рядового боевичка в стиле «всех победЮ». Помимо «одного взгляда» (глазами супергероя) здесь представлена «реакция» служб (обоих сторон + службы «из будуСчего») на похождения главгероя — читать которую весьма интересно, ибо она (реакция) здесь выступает совсем не для «полновесности тома», а в качестве очередного обоснования (ответа или вопроса) очередной загадки данной СИ.

Именно в данной части раскрывается главный соперсонаж данной СИ тов.Марина Барсова (она же «котенок»). В других частях (первой трилогии) она будет появляться эпизодически комментируя то или иное событие (из жизни СИ). И … не знаю как ВАМ, но мне этот персонаж очень «напомнил» Вилору Сокольницкую (персонажа) из СИ Р.Злотникова «Элита элит»...

В общем «не знаю как ВЫ» — а я с удовольствием (наконец) прочел эту часть (на бумаге) примерно за день и... тут же «пошел за второй...»))

P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
argon про Гавряев: Контра (Научная Фантастика)

тн

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
загрузка...

Блядь ненаглядная 2 (fb2)

- Блядь ненаглядная 2 (а.с. Классика bl литературы) 228 Кб, 67с. (скачать fb2) - Мануэль Филипченко

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Правовая оговорка

Это произведение описывает сексуальные отношения несовершеннолетних мальчиков между собой и со взрослыми.

Если вы не приемлете этого - не читайте.

Если вы неуравновешенный гомофоб, подверженный приступам ярости в отношении того, что понять не в состоянии, обратитесь к психиатру.

Если вы просто любопытствующий, сто раз подумайте, прежде чем начнёте читать.

######################

Ему четырнадцать. Он гей. Как ему выжить в нашем нетерпимом мире?

Димку ждут новые радости и новые печали.

Автор надеется, что вторая часть вышла не хуже, чем первая.

Пролог

В середине ноября резко похолодало. Серые пасмурные дни навевали тоску. Яркое солнце стало редким гостем в городе, но уж когда оно появлялось, на душе теплело и хотелось бежать из скучных классов на улицу.

Димка втянулся в школьную жизнь. Ему уже казалось, что учится он в этой школе с первого класса. К нему успели привыкнуть, и ничего особенного пока не происходило. Днём Димка, как обычно, отсиживал уроки, но зато потом… мчался к своему лучшему другу – Денису Тихорецкому.

Дениску выписали из больницы, и прописали строжайший постельный режим. Ему было запрещено вставать, даже для того, чтобы сходить в туалет, или на кухню попить воды. Денискина мама взяла отпуск и сидела с сыном целыми днями. Раз в неделю приходила медсестра, осматривала и делала перевязку.

Димка приходил каждый день. Он приносил своему другу разные вкусные вещи: то яблоки, то мандарины, то чипсы. Ему очень нравилась неприкрытая радость, с которой Денис принимал подарки.

А сам Денис, медленно, но уверенно шел на поправку.

Глава первая

Понедельник

Димка пылал жутчайшим нетерпением. Он купил в школьном буфете большую плитку шоколада и хотел поскорей поделиться ею с Денисом. Еле дождавшись окончания шестого урока, Димка, застегиваясь на ходу, вылетел на улицу, и помчался, шлёпая ботинками по мокрому асфальту, не обращая внимания на окружающие мелочи.

Проигнорировав лифт, Димка взлетел на седьмой этаж, позвонил, прислушиваясь к звонкой трели, не дождавшись ответа, постучал. Дверь приоткрылась и мама Дениса встретила гостя.

— Здравствуй, здравствуй, а мы уже заждались, — улыбнулась она и открыла дверь пошире.

— Драсте, — бросил на ходу Димка, проскользнув, сбрасывая куртку, в коридор.

Куртка наверняка свалилась бы на пол, если бы Денискина мама не подхватила ее. Димка этого уже не видел. Он входил в спальню к Дениске, как всегда — чуть осторожно и даже несколько виновато. Он до сих пор винил в случившемся только себя одного. Ах, если бы не та глупая, бессмысленная ссора...

— Привет... Как ты сегодня? — тихонько спросил Димка.

— Отлично! Скоро смогу вставать, мне врач разрешил. Он приходил сегодня утром, осматривал. Еще недели две, говорит.

— Это же просто здорово! — искренне обрадовался Димка. — Я тебя на улицу буду водить!

Денис выглядел далеко не так радужно, как говорил, и как хотелось бы его другу. Большие, широко распахнутые черные глаза на исхудавшем бледном лице, повергли Димку в уныние.

Украдкой взглянув на прикрытую дверь, он быстро склонился и поцеловал Дениску в бескровные сухие губы.

— Я так соскучился... — шепнул Денис и потянулся губами навстречу.

— Целый день не видались, — улыбнулся Димка, поглаживая слипшиеся от пота Денискины волосы.

— Нет, правда... Вот ты вчера приходил, а мне показалось, что уже целый год прошел. Знаешь, как скучно весь день лежать? Книжки да телевизор, надоело уже.

— Зато я тебя развлекаю. Вот снова принес уроки. Но это потом, а сейчас я тебя шоколадом кормить буду.

— Шоколадом? — удивился Денис.

Димка вынул из портфеля большую коричневую плитку, снял разрисованную орехами обертку и развернул блестящую фольгу.

— Ну, ты готов?

— Ага! — заулыбался Денис.

Димка отломил кусочек и поднес его к Денискиным губам. Тот аккуратно хватанул его, умудрившись лизнуть Димкины пальцы.

— Эй, я здесь причем? — в шутку рассердился Димка. — Я невкусный!

Сладкая горечь разлилась у Дениски во рту, а на губах остался темный налет.

— М-м-м, — замычал вдруг Димка, наклонился снова и ловко слизнул остатки шоколада с губ Дениски.

— Хитрый какой! — усмехнулся Денис. — Сказал, что меня кормить будешь, а сам тоже кормишься.

— Угумм. Держи вторую серию.

Второй кусочек исчез у Дениски во рту и вслед за ним туда нырнул Димкин язычок.

— Твоя мама сейчас зайдет... — еле слышно прошептал Димка, не отрываясь. Он сам удивился, как ему это удалось.

Поцелуй затянулся, пока Денис не прервал его. Едва Димка выпрямился, как в спальню действительно вошла Денискина мама.

— Как вы тут, мальчики? Дима, будешь с нами обедать?

— Нет, спасибо, я посижу немного и пойду.

— Ну вот, каждый день одно и то же. Все стесняешься. В общем, тебе я поставлю на кухне, а Дениске сюда принесу. И не спорь!

У Денискиной мамы было интересное имя — Валерия Анатольевна. Спорить с ней Димка не решался; слишком уж она напоминала завуча школы. Не внешностью — характером.

— А можно, я здесь поем, чтобы Денису не скучно было? — спросил Димка.

— Ладно, сейчас принесу. Но тогда ты его и покормишь, а то мне совершенно некогда. Хоть и в отпуске, но лишний заработок не помешает. Взяла переводы.

Валерия Анатольевна принесла на подносе две тарелки с дымящимся супом и тарелочку с нарезанным хлебом, — Только поосторожней, еще горячий, — сказала она, поставив поднос на стол, и вышла.

Димка придвинул к кровати стул, перенёс поднос на него, а сам сел рядом на пластмассовый круглый табурет.

— Давай, открывай рот, — сказал Димка и поднес ко рту Дениса ложку.

Дениска проглотил.

— Это тебе не шоколад, — назидательно произнес Димка, продолжая кормление.

— Какой хитренький! — возмутился Денис. – Как шоколад, так тоже, а как суп, так мне одному мучатся?

— Ладно, так и быть, ложку тебе, ложку мне.

Так, из одной тарелки, одной ложкой, мальчишки и пообедали. Это было и вкусней, и интересней. У Димки проснулось новое, чем-то даже загадочное чувство. Наверное, именно так чувствует себя мать, когда кормит младенца собственной грудью.

Чувство ответственности за чужую жизнь...

Когда тарелки опустели, Денис облизнул губы и вдруг поморщился.

— Что? Что-то болит? — встревожился Димка. — Я сейчас позову твою маму, потерпи!

— Нет, стой, не надо. Немного разболелась грудь. Это бывает. Там, на столе, стоит сироп против боли. Набери ложку, дай мне, пожалуйста.

Димка быстро принес пузырек с темной жидкостью и нацедил ее в ложку. Денис выпил и прикрыл глаза.

— Сейчас пройдет, это у меня бывает. Еще не все зажило, как надо.

— Может, я пойду тогда? Тебе надо отдохнуть. А уроки будем завтра делать.

— Нет, посиди немного, ладно? Пока я засну.

— Хорошо...

Димка убрал в сторону и стул, и табурет, сел прямо на пол. Так было удобней прижиматься щекой к Денискиной ладони и смотреть в его закрытые глаза, на трепещущие в беспокойстве длинные ресницы.

— Какая у тебя рука холодная, — прошептал Димка.

Денис не ответил, только провел пальцами по губам друга и снова сунул ладонь на прежнее место.

Кто из них задремал первым, неизвестно. Только через полтора часа вошла Денискина мама, тихо разбудила Димку и отправила его досыпать домой.

Ноябрьская скучная слякоть — самое подходящее время года для бесконечного сна наяву...

Глава вторая

Вторник

Димка шел в школу с тяжелой головой. Настроения не было. «Интересно, какой сегодня день? — думал он. — Может и вовсе воскресенье? Да нет, вроде бы вчера понедельник был...»

Школа встретила Димку распахнутыми дверями, в которых дежурные проверяли сменку и сдерживали особо ретивых. Кто вбегал, кто влетал, кто еле передвигал ноги — у каждого свое настроение.

Класс уже был полон — Димка немного запоздал, явился к первому звонку. Поглядел на чужие парты, что там хоть за учебник? Геометрия. Ужас какой, с самого утра геометрия? И кто только составляет расписание?

Димка вздохнул, полез в портфель. По привычке толкнул локтем Дениску, а там — пустота. Он за партой один... Ну да ничего, это ненадолго, скоро поправится Денис и снова будет у кого списывать...

Кстати, у кого бы списать? А то ведь сейчас точно пару поставят за домашку. Дима обернулся назад, к Тане Семитской:

— Тань, дай тетрадку, я быстро скатаю, а то вчера совсем закрутился. Пока математички нету.

Девочка славилась своей добротой и безотказностью, вот и сейчас она передала Димке тетрадь.

Димка быстро застрочил, срисовывая задачи. Чертить бы еще надо, но на это точно нет времени, вот-вот в классе появится Алевтина Сергеевна.

Но Димке повезло, учительница задержалась на пять минут, а ему больше и не надо, на тройку уже есть.

— Спасибо! — Димка вернул тетрадь.

Вошла Алевтина Сергеевна и начался урок.

Странный сегодня день... Димкины мысли витали далеко, он думал про Дениску. Как они вчера целовались, мм-м... Если честно, то Димке хотелось гораздо большего, но... Он не хотел, не мог, не имел права втягивать друга в свой мир, полный соблазнов и унижений. Это не для Дениса!

Но ведь хотелось... Тело требовало, металось, кричало, и Димка шел у него на поводу.

А в классе от его греховных мыслей словно в гальванической машине или как в грозовую ночь — вот-вот грянет гром и сверкнет молния. Эротикой было пронизано все вокруг.

Вот Димка заметил, что на втором ряду начал ерзать Игорек Марченко. Хороший парнишка, Димке он симпатичен. Светлые волосы — короткие, хотя длинные ему бы больше пошли.

Игорек правой рукой с доски списывает, а левая внизу. И что он там делает? Кто другой бы гадал, а у Димки глаз наметан. Играет сам с собой Игорек, не замечая этого, и ерзает, словно в туалет захотелось.

Дима оглянулся и встретился взглядом с Толяном Гончаренко. Толик не забыл, что произошло у него с Димкой в первый же день знакомства, вот и сейчас намекает — сунул большой палец в рот, причмокнул и подмигнул.

А вот фиг тебе! Димка молча отвернулся. Толстый Толян был совершенно не в его вкусе. Тогда он ошибку совершил, что позволил себе отсосать у него. Но... Надо было держать слово.

Прошло лишь пол-урока, а Димка уже поймал на своей скромной персоне несколько томных взглядов. Причем большинство из них были... от мальчишек!

Это что же делается на белом свете, а? Только недавно его травили, обзывали по всякому, а теперь сами напрашиваются?! Димка усмехнулся, склонил голову к парте, продолжая писать.

Зато теперь уж скучать не придется, он научит одноклассников развлекаться! С кого бы вот только начать?

За этими мыслями урок промчался быстрей, чем ожидалось. Даже все-таки полученная тройка не развеяла радужное настроение мальчика, появившееся волшебным образом.

Звонок. Первая перемена.

Мальчишки выбежали шумной толпою в коридор, сшибая друг друга. Девочки выходили медленно и степенно, на то они и девчонки.

— Дим! Диман! Да погоди ты! — пробивая плечом путь, к Димке шел Толян, напоминая ледокол в Арктике.

— Ну, чего тебе?

— Ты это... Ну... Ты на меня не обижаешься? — Толян неловко топтался рядом с Димкой.

— Да ладно, забыли уже, — снисходительно ответил Дима.

— Тогда это... Может повторим, а?

— Нет, чего-то не хочется. Ты себе девочку найди, вот она тебе все и сделает, в лучшем виде.

— Да ну их, девчонок, — гудел Толян. — У тебя классно получается.

— Нет, — отрезал Димка и вильнул в сторону.

Толян остался в растерянности, но догонять не стал, медленно побрел вслед за всеми.

А восьмой класс «В» переходил в кабинет химии.

Оставалось еще минут семь до начала урока и Димка решил забежать в туалет, утром он не подумал об этом и теперь расплачивался.

Дверь в туалет была плотно прикрыта и Димке пришлось применить силу. Оказалось, что ее держал изнутри какой-то незнакомый девятиклассник.

— Ну, че надо?

— Сам не знаешь? — сердито сказал Димка.

— Ладно, заходи, — сжалился девятиклассник и пропустил.

Оказалось, что внутри происходило нечто занимательное. Но не для всех. Например, пятикласснику в расстегнутом пиджачке было вовсе невесело. Перед ним стоял второй девятиклассник, здоровенный и туповатый, по кличке Казя. Это от фамилии Казятин.

Димка мельком взглянул на них, но не присматривался. Мало ли какие у них дела? А у него самого дело было очень важное!

Он зашел в кабинку и, расстегивая штаны, слушал чужой диалог.

— Ну ты че, козел, не понял? На колени становись, ну!

— Ну не на-а-до, я не хочу, — ныл мальчишка.

— Да кто тебя спрашивает, встал быстро! До трех считаю! Раз!

— Ну пожа-а-а...

— Два!

— Не-е-е...

— Три!

Раздался громкий шлепок и малыш заревел громче.

Димка завершил начатое, но уходить не спешил. Он обернулся, вышел из раскрытой кабинки.

Пятиклассник уже стоял на коленках, а у Кази были расстегнуты брюки.

— Слышь, ты, зубами не шкрябай, — шипел сквозь зубы Казя.

Малыш с трудом пихал в свой рот толстенную колбасину, а Казя постанывал от удовольствия.

Димка не удержался, видеть такое было выше его сил. Он подошел и поднял малыша, не обращая внимания на удивленный взгляд Кази.

— Иди на уроки, пацан, быстро, — сказал Димка и подтолкнул его к двери. Второго девятиклассника там уже не было, умчался по своим делам, а может — испугался последствий.

Пятиклассник направился к двери, его заплаканная мордочка выражала облегчение. Но уходить он почему-то не спешил. Это было странно, другой бы улетел со скоростью света.

А Димка тем временем опустился перед Казей на одно колено, взял щепотью его красную «пыпку» и повалял, словно дорогущую сигару. Казя подался вперед, едва не ткнув влажной головкой в Димкины губы.

Димка улыбнулся, легонько провел языком по ее перламутру. Он не спешил. Пусть катится куда подальше эта химия, но он получит свое!

У Кази медленно срывало крышу. Это ж только подумать — пацан сам, по своей воле, собирается у него сосать! Рассказать кому, не поверят! Нет, не зря про него слухи по всей школе ходят, точно — пидор!

Замерший у дверей пятиклассник смотрел во все глаза. Его защитник втянул в рот и стал с удовольствием посасывать приличного размера член...

Димка прикрыл глаза... Его нос то и дело нырял в густые заросли, но это не было противно, а даже чем-то интересно, словно в шерстяной свитер.

В туалет никто не входил — уже шли занятия. И помешать пацанам никто не мог.

Вперед-назад, снова вперед, и снова назад... Димкины губы мерно двигались по твердому скользкому столбу; в такт покачивался девятиклассник Казя...

Димка стал помогать себе руками и вот, не сдержавшись, Казя издает громкий непонятный возглас, выпуская в Димкин рот горячую терпкую струю.

Димка хотел глотнуть, но передумал и выплюнул на пол. Поднялся, вытер губы.

Не взглянув даже на застывшего без сил и мыслей Казю, Димка пошел к двери. Взял малыша-пятиклассника за плечо и, не оборачиваясь, сказал:

— Штаны застегни, а то сокровище потеряешь. Да, и это... если еще захочешь, зови, не стесняйся.

Казя обалдело кивнул, послушно застегиваясь.

А Димка прополоскал рот под краном, вышел, пропуская вперед мальчишку.

— Тебя как зовут? — спросил он, оказавшись в коридоре и вдохнув свежий воздух.

— Костя.

— Меня — Дима. Давай, Костик, шагай уже, а то все уроки пропустишь. Да смотри, не болтай.

Димка взъерошил волосы у малыша на макушке и, подхватив валявшуюся у стены сумку, вошел в класс, где полным ходом шел урок.

Костя постоял немного, улыбаясь неизвестно чему. От слез остались лишь непросохшие пыльные дорожки на щеках. И малыш побрел по коридору. Больше он не попадется на глаза придуркам-старшеклассникам, никогда. А вот с Димой... С Димой Костику захотелось не только встретиться еще раз, но и подружиться. Очень захотелось...

Глава третья

Вторник.

Игорёк.

Игорь Геннадьевич, учитель истории, вызывал неоднозначные чувства. У него был слишком переменчивый характер. То тихий и спокойный — все объяснит, все расскажет, двоек неделями не ставит, то вдруг начнёт орать на всех подряд, по делу и просто так; двойки сыплются щедрым дождем, только успевай уворачивайся…

И никто не знает, что готовит каждый новый день.

Вот и сегодня историк словно с цепи сорвался; глядит на всех ястребом, была бы его воля — пустил бы в ход розги, но Димке беспокоиться было нечего; урок он выучил, что бывает не так уж часто. На выходных они с Денисом два часа эти параграфы изучали. Тема попалась интересная, про Наполеона.

Сейчас историк не спрашивал, а объяснял новый материал. Класс притих. Хоть восьмиклассники и слушали не слишком внимательно, но обычного гула не было слышно. А пока Игорь Геннадьевич, увлекшись, водил по карте указкой, Димка водил глазами по классу.

Ух, снова у Игорька Марченко начался зуд. Вот неугомонный!

Димка остановил взгляд, на левой руке Игоря. Она, спрятавшись в кармане, играла в «биллиард» . Никто, кроме Димки этого не видел и не замечал. Здесь нужен опытный, намётанный глаз.

Да и сидел Игорь, почти рядом, через проход.

Смешно это со стороны выглядит…

Ого!

У Димки глаза расширились и округлились, когда он увидел, как Игорек, совсем потеряв рассудок, расстегнул пуговку, другую и вынул свою игрушку.

Во дает! И главное, смотрит прямо на карту, честными невинными глазами, пока его пальчики мнут и ласкают пипку.

Димке аж жарко стало.

Вдруг громкий окрик:

— Марченко, руки на стол, живо!!

Историк, покраснев, стукнул указкой по столу. Чуть не сломал ее. Игорек вздрогнул и, не застегнув «калитку», вытянул руки на парте перед собой.

— Так и сиди, а шевельнешься — заставлю стоять до звонка!

Мальчишка побледнел и замер. Все запереглядывались, пытаясь понять, чего такого страшного натворил Марченко, но никому в голову не пришло заглянуть под парту. Не пришло это в голову даже его соседке, Оксанке Гунич.

Вот бы весело было…

Только Димка не отрываясь смотрел, как тонкий розовый столбик медленно теряет свою упругость и опадает, превращаясь в мягкого червячка.

Жалко Игорька, и возбуждение нарастает до высших пределов. Впору самому заняться «гимнастикой для хвоста»

Терпение, терпение, минут пятнадцать осталось до перемены.

Игорь Геннадьевич закончил рассказ и принялся опрашивать домашнее задание. Его бедный тезка так и не решился застегнуться, ведь мало ли что придет на ум учителю, у которого сегодня неудачный нервный день.

Ещё высмеет при всем классе, куда от стыда деваться?

Громкая трель подарила свободу. Историк не задержался, взяв журнал, он вышел, не взглянув на пристыженного мальчишку. Игорек в всеобщей суматохе быстро застегнулся и поспешил влиться в общую толпу, ломящуюся из кабинета. Восьмиклассникам предстоял переход на третий этаж, в кабинет английского языка.

— Игорь, подожди, — сказал Димка в спину мальчику.

— Что?

— Да не спеши ты, успеем. Спросить хочу.

Марченко остановился:

— Мне надо еще инглиш повторить.

— Слушай, чего к тебе историк прицепился? — спросил Димка с хитрой улыбкой.

— А я знаю? — у Игорька стремительно покраснело ухо.

— Да? Очень странно. Хочешь, скажу?

— Ну?

— Да не переживай ты, у меня такое тоже часто бывает. Иногда так припечет, не знаю что и делать!

У Марченко покраснело второе ухо. Теперь, с горящими пунцовыми ушами, он прятал глаза и не решался ответить настырному однокласснику.

— Игорь, а сейчас?

— Что сейчас?

— Сейчас — чешется? — доверительным шепотом спросил Димка, наклонившись к самому уху мальчишки.

Игорек лихорадочно размышлял. Что это — провокация или дружественное участие?

— Я знаю одно местечко место, никто в жизни не найдет. Пошли?

Не дожидаясь ответа, Димка взял Игорька под руку и потащил на лестницу. Вернее, под нее. Там, в укромном тихом уголке, окруженном железными решетками, иногда собирались старшеклассники, чтобы покурить, но сейчас было пусто.

Димка сел на ступеньку, а легкого Игорька посадил себе на колени. Мальчик попробовал сопротивляться, но как-то вяло и неубедительно. Дима решительно расстегнул пуговки, и обнажил синие трусы. Игорек почти не дышал, он следил за Димкиными руками как завороженный, не решаясь им препятствовать. Димка тем временем ловко добыл из-под шелковой ткани нежный и уже давно напряженно вставший членик.

— Здорово... — шепотом восхитился Димка. Его пальцы плавно попытались сдвинуть кожицу с головки, но потерпели неудачу.

— Не надо дальше, больно, — шепотом попросил Игорек.

— Не открывается? — понимающе сказал Димка, но не стал повторять попытку, а лишь медленно и осторожно стал водить пальцами по прохладному столбику.

Игорь прижался к нему плотней, а Димка ткнулся губами в его щеку. Движения стали все быстрей, все уверенней. Но и про себя забывать не годится. Прервавшись на секунду, Димка вынул свой собственный членик, требовавший свободы. Игорек понял без объяснений и сжал его холодными тонкими пальцами.

— Эй, полегче, не раздави, — Губы Димки засветились довольной улыбкой. В этот миг он позабыл про все и про всех. Даже про Дениску.

Игорек начал повторять Димкины движения и вскоре ребята полностью отдались таинственному чувству, природу которого понимают далеко не все. Движения ускорялись и как-то само собой получилось, что их губы сошлись в опасной близости, опаляя друг друга горячим дыханием. Первым подался вперед, как ни странно, Игорь…

— Чем вы тут занимаетесь?!

Громкий полушепот заставил их разлететься в стороны. Мальчики принялись лихорадочно застегиваться.

Ну кто же посмел помешать им?

На ними возвышался историк.

— Та-а-к, Марченко и Войзин. Очень интересно. Тебе, Марченко, на уроке мало досталось? Ну что мне с вами теперь делать? К директору вести?

— Не надо к директору... — чуть не плача, попросил Игорек.

Димка промолчал. Ему то что, но вот Игоря ждут неприятности.

Как этого не хочется!

— Игорь Геннадьевич, не рассказывайте никому, пожалуйста, — попросил Дима.

— Ты забыл добавить: «мы больше не будем» — наставительно проинструктировал историк.

Но Димка снова замолчал, повторяя про себя: «Будем, еще как будем»

— Ну, хорошо, так и быть, — не дождавшись ответа, сказал историк. — Я же понимаю, что вас вся школа засмеет. Хотя тебе, Войзин, это по барабану. Пожалел бы Марченко! Одного уже отправил в больницу, теперь еще одного хочешь?

Димка вспылил.

Да что он знает!

— Я никого не отправлял в больницу! Но то, что виноват, сам знаю! – процедил он сквозь стиснутые зубы.

— Ну-ну, не заводись, — примирительно сказал историк. – Прости, глупость ляпнул. Не буду вас больше задерживать, идите на урок. Что у вас сейчас?

— Английский...

— Вот и идите. Сделаем вид, что ничего не было. Но если еще раз попадетесь!.. Поняли?

— Да, Игорь Геннадьевич! Спасибо!

Марченко повеселел. Гроза прошла мимо. А Димка разглядел в глазах историка такой знакомый, такой привычный блеск...

Или это у Димки уже легкое помешательство на почве секса, раз везде мерещатся любители мальчиков?

«А проверить-то не мешает...» — шепнул кто-то дьявольским шепотком прямо в Димкино ухо.

Глава четвертая

Вторник.

Игра на Поцелуй.

Пятым и шестым уроками была сдвоенная физкультура, и шли на нее восьмиклассники, как на Голгофу. Особенно грустил Димка, и причина тому была весьма уважительная: после того, как он столь успешно соблазнил физрука, тот уволился, почти через неделю. Вины Димкиной в этом не было; физруку предложили более выгодную работу, в какой-то охранной фирме. Но от этого не душе было не легче.

На его место пришла женщина. Если точнее - баба. Иначе и не назовешь это мощное горластое создание в спортивном костюме. От ее крика дребезжали стёкла в окнах спортивного окна, а уши «скручивались в трубочки». И все бы ничего, но с первого же дня она развила такую бурную деятельность, что детишки с ее занятий буквально выползали на четвереньках. А вот директор только радовался что его подопечные наконец занялись спортом по-настоящему.

~~~~~

Уставший и сердитый, Димка выходил из школы.

- Дима! - послышался вдруг окрик откуда-то слева.

Дима обернулся и увидел того самого пятиклассника.

- Чего тебе? - сумрачно спросил Димка, когда мальчишка подбежал к нему.

- А я тебя жду, жду! - с сияющими глазами сообщил Костя.

- Зачем?

- Ммм, не знаю, - смутился мальчик. - Жду...

Димка внимательно посмотрел на него и смягчился.

- И давно ждешь?

- С пятого урока.

- Ого, целый час? Ну, вот он я, что дальше? - теперь Димка откровенно усмехнулся. Костик ему понравился, особенно искорки в зеленых, как у кошки, глазах.

- Можно, я тебя провожу немного? - у Костика даже голос охрип, так он переволновался.

- Я сейчас не домой, мне к одному человеку надо заглянуть. Если хочешь, можем вместе сходить.

- Ага, можно!

Костя обрадовался и пошел рядом с Димкой. Шел он скачками, как кузнечик, то забегая вперед, то приноравливаясь к шагу.

- Ты где живешь? - спросил Дима.

- А, там, недалеко. Во-он девятиэтажка, возле сквера.

- Вижу. Мы как раз в ту сторону идем.

- А кто он? Ну, к кому идем?

- Мальчик из моего класса. Он заболел, вот я к нему и хожу, уроки приношу и все такое.

- Ааа... - Костик чуть-чуть сбил шаг. - Он твой друг?

- Да. Самый лучший.

Костик опустил глаза и пошел медленней.

- Ты чего? Устал? - спросил Димка, останавливаясь. - Можем отдохнуть немного.

Костик приобнял тонкий ствол саженца-тополька.

- Дим... А вы с ним давно дружите?

- Давно. Почти два месяца. А почему спрашиваешь?

- Так... - не решился ничего прояснить Костик.

- Ну, тогда пошли дальше. Или тебе уже домой захотелось?

- Нет, нет, я с тобой! - испуганно засуетился Костя.

До Денискиной квартиры они дошли в полном молчании.

Валерия Анатольевна удивленно посмотрела на новую личность, но Дима ее успокоил:

- Это мой знакомый, можно мы вдвоем?

- Ну, проходите. Только не слишком шумите.

В комнате у Дениса царил полумрак - были спущены шторы.

- Привет! - оживленно сказал Димка. - Спишь, что ли?

- Да нет, я так, - приподнялся на подушке полусонный Дениска. - Я маму позову, она шторы раздвинет.

- Да ладно, сами справимся.

Шторы зашуршали по карнизу, и комнату осветило солнышко, слабое и такое же сонное, как Денис.

- Я вас познакомить забыл, это Костик, а это - Денис.

Костик и так не знал куда деваться, а теперь и вовсе готов был спрятаться под ковром. Но Дениска смотрел на него добродушно, чуть удивленно.

- Привет, - сказал он и протянул ладонь.

- Здрасте... - бормотнул Костик и легонько пожал ее.

- Да ладно вам, - рассмеялся Димка. - Давайте поиграем во что-нибудь? Только не в футбол, а то я на ногах не стою после этой дурацкой физры.

- Что, опять вас Зинаида замучила? - понимающе спросил Денис. Он был в курсе всех школьных дел по рассказам друга.

- И что ей не живется спокойно, - возмущался Димка. - Сегодня весь урок то бегали, то отжимались, то через перекладину... Так и на олимпиаду недолго попасть!

- Да ладно, ну ее. Давайте в карты?

- Давай. Куда ты их закинул?

- Вон там, в ящике.

Димка быстро разыскал новенькую колоду в ящике стола и уселся на одеяло.

- Бери табуретку, садись, - скомандовал он топтавшемуся в растерянности Костику.

- В дурака? - спросил деловито Дениска, тасуя карты.

- Ну да, в кого же еще. Мне козырей накидай, - это пожелание Димка выдал наполовину всерьез, проигрывать он не любил.

Едва они разобрали по шесть карт, как в комнату заглянула Денискина мама:

- Ребята, вы тут сами побудете? Я в магазин, потом в аптеку надо. Через часик вернусь, ладно?

- Мам, ты иди, мы справимся!

- Дима, я на тебя рассчитываю, не разрешай ему вставать, а то с него станется. Представляешь, вчера он собирался сам в туалет идти. Хорошо, я увидела, а то ведь осложнения могут начаться, что тогда?

- Не волнуйтесь, я присмотрю, - сказал Димка серьезно и внушительно. - Будет лежать, как пришитый.

Сказал он это, и в глазах сразу возникла картинка-воспоминание, как висел Дениска на арматурном штыре... По комнате пробежала легкая тень… Денискина мама ушла, а Димка, прогоняя неприятные мысли, посмотрел в карты и сказал со смешком:

- Ну, так я и знал, сплошная мелочь. Не мог покрупнее сдать! Кто ходит?

- У меня семерка козырная, - робко заявил Костик.

- Ну, давай, твой ход.

- А на что играем? - спросил Денис, отбиваясь.

- На поцелуи, - ни секунды не раздумывая, ляпнул Димка.

Костик хихикнул, решил, что Димка так шутит. Но какие уж тут шутки! Димку сводили с ума всякие мысли - а тут еще историк перебил все удовольствие, когда засек их с Игорьком Марченко.

Дениска приподнял голову, посмотрел на Димку - чего это он при постороннем про такое болтает, а память включила картинку, как они с Димкой целуются на глазах у всей школы. Тогда они не стеснялись... Что же случилось с ним теперь, откуда смущение, да ещё перед каким-то малышом?

Игра шла своим чередом, и Димкины слова забылись, но когда Денису бросили несколько козырей подряд и он не смог отбиться, и с досадой кинул карты, Димка сказал:

- Ну вот. Проиграл? Получай обещанное!

Он поднялся, обошел сидящего у кровати Костика и склонился над Дениской.

- Дим, не надо... - придержал его Денис, но не тут-то было.

- Чего ты? Проиграл, значит проиграл.

Денис покорно протянул руки вдоль одеяла. Димка осторожно приблизил лицо и коснулся губами прохладных Денискиных губ.

Костик смотрел во все глаза - впервые он видел, как целуются два мальчика! Всю свою небольшую жизнь он считал это позорным, достойным лишь девчонок. Но это ведь Димка! Самый лучший из всех, с которым он мечтал подружиться! То, что происходило в школьном туалете, Костик уже успел принять, а сейчас - новое испытание.

- Ну, хватит, хорошего понемножку. Играем по новой! – Денису всё же удалось вернуть гостей к игре.

Раскинули новую партию и через десять минут Димке удалось завалить Костика.

- Ага, получил?

Димка, отбросив карты, повернулся к мальчишке, и Костика гулко застучало сердце.

Неужели сейчас это будет и с ним? Одно дело, чмокнуть в щечку маму, и совершенно иное - с мальчиком.

«Засмеют, засмеют, задразнят...» - звенело у Костика в голове, когда Димка придвинулся к нему ближе. Закрыв глаза, он смирился - пусть делает, что хочет! Его губы обожгло горячее дыхание и странное чувство разлилось в груди.

Приятно... А ведь это приятно... - с изумлением понял Костя.

Что-то затянулся у них поцелуй...

Димка приобняв Костика за шею, прижался к нему посильней. А когда они отпрянули друг от друга, Димка увидел, что Денис буквально посерел на глазах. В его взгляде сквозила такая жгучая ревность что Димку пробил озноб.

- Денис, ты чего? - осторожно спросил Димка, еще не понимая. - Опять заболело?

- Нет, все хорошо. Я немного устал, - ровно ответил Денис. - Сейчас продолжим.

- Да ну, тебе отдохнуть надо, потом доиграем, завтра. Вот мама твоя вернется, мы и пойдем. Я тебе пока запишу, что на дом задавали.

Димка пересел к столу, достал из портфеля дневник и стал переписывать номера параграфов и задач. А Денис и Костик тем временем изучали друг друга.

- Вы давно подружились? - спросил вполголоса Денис.

- Не, только сегодня.

- Ты в каком классе?

- В пятом.

Денис кивнул, замолчал. О чем спрашивать дальше, он не знал. Он просто сердцем почувствовал, что этот малыш способен заменить его в Димкином сердце. А если это случится, то... То зачем же тогда дальше жить, зачем выздоравливать?

Горько стало на душе у Дениски. Горько и пусто...

Вернулась Денискина мама, заглянула в комнату. Убедившись, что ее ребенок не сбежал и по прежнему в постели, она успокоилась и ушла готовить обед.

- Котик, давай собирайся, пойдем, - сказал Димка.

И Костя, и Денис удивленно посмотрели на Димку. А тот и сам поразился, откуда у него взялось это нежное «Котик». Скрыв возникшее смущение, Димка сказал:

- Денис, ты не скучай, мы завтра придем снова. Ты не против, если Костя тоже будет приходить?

Денису хотелось заорать во все горло: «Приходи один!! Забудь про этого пятиклашку!» Но вместо этого Денис лишь слабо кивнул головой, - пусть приходит.

- Ну, тогда пока!

Димка поцеловал друга на прощание, как делал это каждый день. И лишь удивился, почему у него остался на губах соленый привкус...

И только когда щелкнул замок на закрывшейся двери, Денис всхлипнул и, укрывшись с головой одеялом, заплакал по-настоящему.

Ему очень не хотелось терять друга...

Глава пятая

Среда

Вчерашний день прошел как-то сумбурно и Димка так и не разобрался, чего он принес больше, радости или грусти. Он провел Костика к самому дому, но войти не решился, как тот ни упрашивал. Потом дома завалился на диван и проспал до вечера. А там и на уроки не хватило ни сил, ни желания. Через «не могу» Димка попытался сделать пару задачек по алгебре, но в голову лезла сплошная эротика. А разве так можно что-нибудь решить, когда правая рука все время гуляет в трусах? Димка едва успел привести себя в порядок к приходу дяди Игоря.

Дядя Игорь… Хороший он. Но странные у них отношения. Он про Димку все-все знает. Про его прошлое, и про его нынешние мысли тоже. Только ни разу дядя Игорь не дал повода к более интимным вещам. Так… обнимет иногда, в щеку или лоб поцелует, и на коленях позволяет сидеть, когда они телевизор смотрят…

И на этом все: никаких поглаживаний ласковых, и вообще ничего...

Хотя, если совсем честно, у Димки нет к нему тяги. К физруку была, а к дяде Игорю - нет. Может, оттого что привыкли они друг к другу, сблизились, и стали как отец с сыном?

~~~~~

Утром в городе ударили такие холода, что руки стынут в перчатках, а куртки пришлось сменить на пальто и шубы. Но мальчишкам – всё нипочём. Этот народ друг перед дружкой хвастает закаленностью, и бежит в школу - куртка нараспашку; шарф, заботливо повязанный мамой - в кармане.

Димка влетел в класс почти перед звонком. Усевшись на стул, он глянул в сторону Игорька. Тот смущённо отвернулся, и сделал вид, что ничего между ними не было и быть не могло. Димка усмехнулся.

Ничего, Игорек, никуда тебе не деться. Не сегодня-завтра поиграем без лишних свидетелей, жаждущих помешать сладостному уединению.

На уроке он поглядывал в его сторону. Марченко, как ни прятал свои глаза, не смог скрыть их от опытного Димкиного взгляда. Они выдали его с головой. В них вспыхивали искорки, прогоняющие тень с губ, на которых играла улыбка, когда мальчик забывался и шёл на поводу своих тайных желаний.

Вот чёрт! Димку накрыла жаркая волна. Он, почувствовал как у него всё напряглось. Сердце пронзила нестерпимая боль, да такая, что выжила несколько слезинок, тут же оказавшихся на его щеке.

Ну почему так? Почему, его, умеющего владеть собой сексуального гуру, способного свести с ума любого мужчину, при этом оставаясь внутри абсолютно холодным, так легко сражают некоторые мальчишки. Одним только взглядом… Ровным дыханием… невзначай брошенной улыбкой…

Надо придти в себя… Надо держать себя в руках…

Многолетний опыт помог очнуться, но обычного хладнокровия не получилось.

Вот так прихватило!

Димка уставился в учебник. И забылся до звонка…

~~~~~

Первая перемена. Димка, пытаясь успокоить своё сердце, стоял в туалете согнувшись над умывальником, и обливал лицо холодной водой. Облегчение приходило неохотно, но времени было мало. Наскоро вытершись полотенцем, он вышел, и не успел сделать и трёх шагов, как услышал звонкий знакомый голос.

- Привет,

Костик! Этого ещё не хватало!

- Привет, – ровно, пытаясь унять волнение, сказал Димка. - Ты что здесь делаешь? Твои кабинеты на втором!

- Да я… Я к тебе пришел...

- Соскучился?

Не смотря ни на что, Димка был рад ему.

- Ага, - заулыбался Костик. - Пойдем ко мне после школы? Или ты опять к тому мальчику?

- Да, я к Денису обязательно зайти должен. Пошли со мной? Снова поиграем.

Костик вспомнил, чем закончился проигрыш и раскраснелся. Помедлив, он кивнул.

- Я после уроков буду ждать. У тебя сколько сегодня? Шесть?

- Нет, сегодня полный комплект - семь.

- Ого... Тогда я не смогу... Меня дома ждать будут...

- Жаль... Ну, ничего. Хочешь, я после Дениса к тебе зайду? Или нет, лучше ты меня во дворе жди, Я выйду, и мы ко мне в гости отправимся. Согласен?

Костик воспрянул духом, и закивал как заведенный.

Тут же прозвенел звонок, и он помчался к лестнице.

Димка проводил его взглядом.

Славный мальчишка... Но нет, нельзя. Он еще маленький.

Дима схватил портфель и пошел в кабинет литературы, пытаясь прогнать из головы назойливые фантазии.

~~~~~

Литература...

Читать Димка любил, а вот слушать длинные рассуждения русcички про всякие там «места литературных героев в современном обществе» было ужасно скучно. Вся эта тягомотина, которой пичкают учеников, неизвестно зачем, пролетала мимо его ушей. Он откровенно зевал, прикрыв рот рукой, и думал, чем бы заняться, чтобы прогнать навеваемый сон.

Его глаза сами собой отыскали Игорька. Вот бы с кем можно было бы всерьёз поиграть в очень интересные игры. Это не Дениска. Это не Костик… И чего он носом вертит? Ведь хочется же! И он сам хочет.

Хочет ведь!

За сорок пять минут Димка рисовал такие радужные картинки, что в нетерпении ерзал на стуле и едва дождался перемены.

* * *

В коридоре Димка настиг Игорька, утащил за угол и притиснул к стенке.

- Ты на меня обиделся? – спросил он, глядя прямо в его глаза.

- Нет, с чего ты взял, - смутился Игорь, отворачиваясь.

- С того и взял! Ты с утра от меня бегаешь. Тебе не понравилось вчера?

Щеки Игорька порозовели, он помотал головой.

Димка хмыкнул.

- Не сочиняй. Спорим, у тебя сейчас стоит?

Игорек сделал слабую попытку высвободиться, но Димка держал его за плечо.

- Давай так, - сказал Дима. – Если стоит – идем на четвертый этаж на большой перемене. А если нет – я от тебя отстану. Пока сам не позовешь. Ну что, проверяем?

Игорек не знал, куда деваться. Ему было жутко стыдно и вместе с тем, очень хотелось того, что было вчера. Стыд и желание устроили в душе мальчика настоящую борьбу, и он совершенно растерялся.

Димка усмехнулся и протянул руку. Ладонь легла Игорьку между ног.

О, там не просто стоял… Там налился, набух, настоящий член.

Димке пришлось опять призвать всё своё самообладание, чтобы не «снесло крышу». Не хватало ещё прямо тут же устроить оргию на двоих…

- С тобой все ясно, - вкрадчиво прошептал Димка Игорьку на ухо, обдав его своим горячим дыханием. – Два урока потерпишь? Потом я тебе все сделаю так, что на небе побываешь. И брось ты стесняться меня, слышишь?

Игорек через силу кивнул, так и не решившись поднять на Димку глаза. На его счастье. прозвенел звонок. Димка отпустил его, и мальчишка сорвался с места.

Димка покачав головой, двинулся следом.

* * *

Жить стало сразу веселее и два урока промчались стрелой. Хоть трудно было высидеть, но Димка, в который раз за этот день, справился со своим жгучим желанием, но… на большой перемене их погнали на прививки…

От такой наглости, преподнесенной судьбой, в лице классной, Димка впал в уныние; Игорек же, наоборот – приободрился. Его спина распрямилась, будто с неё свалился тяжелый груз. Димке это не понравилось. Неужели Марченко настолько стеснительный?..

Жаль… Ну да ладно. Всему своё время…

А сегодня? Что же сегодня?

К седьмому уроку у Димки растворились все моральные завихрения в отношении Костика.

Не такой уж он и маленький, да и вполне достойно перенес встречу с дебильным Казей. Никому не разболтал, не пожаловался.

Но сначала – Дениска! Что-то вчера он стал каким-то мрачным…

* * *

Позвонив в двери Денискиной квартиры, Димка долго прислушивался к тишине.

Они там что, уснули? Обычно Валерия Анатольевна открывает сразу.

Димка надавил на звонок еще раз и дверь нехотя отворилась. В проеме еле держался на ногах Денис собственной персоной.

Димка перепугался не на шутку:

- Ты что?! Кто тебе разрешил вставать? Где твоя мама?

Дениска пошатнулся, придерживаясь за косяк, и Димка тут же подхватил его.

- А ну, быстро в кровать! Совсем с ума сошел?

Дениска, поддерживаемый другом, послушно побрел обратно в спальню, Уложив его, Димка спросил снова:

- Зачем ты вставал, ну? Я бы позвонил, позвонил, и домой пошел бы. Завтра бы встретились.

- Я боялся, что ты больше не придешь... - шепотом сказал Денис и отвернулся к стене.

Димка сглотнул. В горле защемило.

- А мама твоя куда делась?

- В магазин ушла. Сказала, на пятнадцать минут, а уже полчаса нету. Дим...

- Что?

- А где тот мальчик, что с тобой был вчера?

- Он домой ушел. А что?

- Так... Не приводи его больше…

Димка помолчал. Он пытался разобраться в странной просьбе, но ничего не понимал.

- Он тебе не понравился? Он такой хороший. Почему не приводить?

- Он так на тебя смотрел... Ты с ним подружишься, а про меня и забудешь...

У Димки отлегло от сердца. Оказывается, Дениска просто-напросто переживает, что останется один! Вот дурачок! Дима сел к нему поближе, почти вплотную. Взял ладонями Денискину голову, повернул к себе и сказал нараспев:

- Никому и никогда я тебя не отдам и ни на кого не променяю. Ты понял?

- Честно?

- Честнее не бывает. Ты, главное, давай выздоравливай быстрей, а то...

- А то что?

- А то мне целоваться не с кем...

И снова мальчишки слились в поцелуе, от которого темнеет в глазах и растворяется время...

~~~~~

Через час Димка вышел во двор. У подъезда его уже с нетерпением ждал Костик.

- Я думал, ты не придешь уже! - подбежал он к Димке.

- Ну, я же обещал. Ты обедал хоть?

- Ага! Меня бы иначе и не отпустили!

- Ну и правильно, нечего голодным болтаться.

За этой напускной строгостью Димка прятал остатки совести.

Да ничего они не будут такого делать, просто поласкаются чуть-чуть, и все тут, - уговаривал он сам себя.

И ему это с успехом удалось.

Глава шестая

Среда. Игра на раздевание.

Костя вошел в Димкину квартиру, с интересом озираясь.

- У тебя теплее, - заметил он, снимая куртку.

- Батареи разогрелись, как печка. А у вас дома разве не так?

- Не... У нас их ремонтировали на той неделе, отключали. Мы на кухне даже газом грелись.

- Ну вот, как раз и погреешься у меня. Проходи.

Костик, сменив свои уличные ботинки на предложенные тёплые тапочки, послушно прошёл в гостиную.

- Что будем делать? - поинтересовался он, сел на диван, и чинно, как примерный ученик, положив ладони на колени, стал ждать ответа.

Димке ответ был очевиден, но не станет же он набрасываться на мальчишку, как оголодавший волк на свою жертву.

- Ты посиди, я пойду переоденусь.

Через пять минут Димка вернулся в спортивном костюме.

- Да разденься ты, не стесняйся, а то сжаришься, – сказал он гостю.

Костик послушно стянул через голову свитер, подумал, снял тёплые штаны, и остался в лёгких трикотажных «спортивках» и рубашке.

- Тебя надолго отпустили? - спросил Димка как бы между прочим.

- Ага. Я сказал, что иду к другу, мне разрешили до восьми.

- Отлично. Только вот чем бы заняться? У меня никаких игрушек нету, - задумчиво проговорил Димка, осматривая комнату.

- А карты? - хитро усмехнулся Костик.

- А, точно, сейчас найду!

Димка быстро метнулся в свою комнату и притащил карты. Колода была не такой новенькой, как у Дениски, но и не слишком потрепанной.

- Я раздам! - Костик чуть не выхватил колоду из Димкиных рук.

- Давай-давай. А на что играть будем?

- Не знаю... Ты скажи!

Ух и хитрющий мальчишка этот Костик! Ловко перевёл стрелки…

Но у Димки что в мыслях, то и на языке:

- На раздевание!

Костик приоткрыл рот. Не ожидал он такого; готовился всего лишь к поцелуйчикам…

- Что, застеснялся? - рассмеялся Димка, увидев округлившиеся глаза мальчишки.

- И ничего не застеснялся...

- Ну, тогда раздевай... Ой, раздавай, то есть! Кто проиграет, снимает что-нибудь одно, понял?

- Понял... - буркнул Костик, покраснев.

Он принялся сдавать карты, при этом пальцы его слегка дрожали.

- Во! Отличная масть! - радостно заявил Димка. - У тебя что?

- Десятка.

- У меня семь, я хожу.

Эту партию проиграл Костик, по глупости сбросив козырного туза в самом начале.

- Ну, что снимаешь? - поинтересовался Димка.

Костик лукаво блеснув глазами, стянул... носок! Димка разочарованно вздохнул, но потом спохватился, что это лишь начало, и стал раздавать новый кон.

Теперь удача отвернулась от него самого, Димка проиграл. Чтобы показать малышу пример, он сбросил с себя главный предмет одежды - спортивные брюки.

Да…а. Так игра затянется…

Внезапно ему пришла в голову блестящая мысль.

- Давай лучше в очко поиграем, а? - предложил он.

- Давай. А это как?

- Надо набрать 21 очко. Картинки по десять, туз - одиннадцать, а цифры так и остаются. Понятно?

Костик пожал плечами, но взгляд выражал слабую заинтересованность.

- Но сначала на пробу, - заявил мальчик.

…после двух раздач он втянулся и стал оживленно считать сумму на картах, что ему приходили.

- У меня 19, - объявил Димка.

- А у меня... Щас... Два короля...

- Ну, значит 20 у тебя. Ты выиграл.

- Ура... - тихо обрадовался Костик. - А теперь ты снимаешь что-нибудь?

- Снимаю, снимаю, научил на свою голову... - бурчал Димка, стаскивая майку.

Он остался в одних синих сатиновых трусах и чудом сохранившихся носках.

- Дим... – вдруг тихо спросил Костя. - А зачем ты у того... Ну, это...

- Ты про что? - не понял Димка; потом дошло. - Про того длинного?

- Да. Зачем ты у него... сосал?.. - Костик ткнулся носом в карты, скрывая от Димки смущённые глаза.

- Мне нравится, - просто ответил Дима. - А что?

- Тебе не противно? Ребята говорят, что так только пидары делают...

- Много они понимают, - у Димки дрогнуло сердце. - Сами, наверное, не отказались бы. Еще карту?

- Не, хватит. У меня, щас, сколько это... Семь и восемь, пятнадцать... Маловато...

- Ну, так возьми еще одну, вдруг повезет!

Костик задумался на секунду:

- Ладно, давай! О, шестерка! Здорово! У меня двадцать одно!

Костя обрадовался. У него впервые выпал точный набор. Димка не преминул этим воспользоваться:

- Ну, тогда с меня приз!

Он быстро преодолел разделявшее их расстояние и привлек к себе мальчишку.

Карты трепещущими бабочками слетели на ковер и лишь пиковый король задержался у Димки на колене и посмотрел сурово.

Димка смахнул его.

Не мешай!

Димка ткнулся лицом в мягкие волосы Костика и вдохнул приторный цветочный запах:

- Ты чем это голову мыл?

- Маминым шампунем, а что? - встревожился Костя.

- Запах… обалдеть, я аж поехал...

- Куда поехал? - засмеялся Костик.

- Откуда я знаю, я еще не вернулся...

У Димки и вправду чуть закружилась голова, от такой опасной близости теплого и податливого мальчишечьего тела.

А ведь они ещё едва знакомы…

Димка повел губами вниз. Вниз, к ложбинке на тонком затылке. Костик поежился от щекотки и затих.

Теперь на шейку... И к подбородку... Таким кружным путем Димка подобрался к губам Костика и прижался к ним. Его рука тем временем расстегивала верхнюю пуговку...

Дыхание у Костика стало прерывистым и учащенным; глаза закрылись.

Рубашка плавно скользнула с плеч. Димка отбросил её к картам. Потом потащил вверх майку и Костик послушно поднял руки.

Димкины пальцы стали исследовать спину и наткнулись на торчащие лопатки. Поглаживая их, Димка поразился их остроте и тонкости.

Они напоминали растущие крылышки.

- Ну ты чего? - тихо спросил Димка, когда его попытка оттянуть резинку «спортивок» потерпела неудачу. - Стесняешься, что ли?

- Так, немного... Может, не надо?

- Как знаешь, - обидчиво сказал Димка, но рук не убрал.

Костик посидел чуть-чуть, повздыхал. Его возбуждение победило стеснительность, и мальчик обмяк. Димка почуяв, что напряжение спало, попросил:

- Встань.

Спустя несколько секунд Костик остался в одних трусиках.

Димка обнял мальчика за бедра и сунул ладони под резинку.

- Ты тоже... - все еще стесняясь, сказал Костик, чтобы не оставаться в одиночестве в такой важный момент.

С застывшей улыбкой на губах, Димка снял трусы. Костик последовал его примеру и они оба остались без… всего.

Отстранившись, Дима несколько долгих мгновений разглядывал переминающегося мальчика, стараясь запомнить каждую частичку его тела.

Гладкий упругий животик. Тощая грудь. Тонкие и такие нежные руки...

Но больше всего его взгляд останавливался на вставшем во весь свой небольшой рост членике. А был он у Кости просто красавчиком. Темноватая головка выглядывала из-под съехавшей кожицы большим циклопьим глазом с дырочкой вместо зрачка.

Все, хватит издеваться над собой, да и над Костиком!

Димка вновь положил ладони на тепленькие костлявые бедра и привлек мальчишку к себе поближе.

Все тот же обалденный запах исходил отовсюду и Димка прижался лицом к самому заветному месту, и ощутил на своей щеке упругий столбик. Поддев носом мешочек с яичками, Димка влез под них носом, прижимая Костика вплотную к себе.

Костик не сопротивлялся, он покорился чужой воле и собственному желанию.

Димка провел язычком там, в самой глубине, и уж оттуда повел вверх, к трепетно вздрагивающему в нетерпении столбику.

Костик выгнулся вперед, хоть казалось, дальше некуда, а Димка втянул наконец членик, вбирая вкус соленого молока.

Да, молока. Свежего-свежего.

И так хочется обнимать этот членик, пока хватает дыхания… водить языком по гладкой головке, высвобождая ее из-под нежнейшей кожицы.

Костик дрожал, хотя в комнате стояла духота. Было жарко-прежарко, словно в перегретой сауне… Но дрожал он не от холода… Его тело содрогалось от неземного удовольствия. Душа витала где-то в небесах…

~~~~~

Димка отстранился. Костик недоумённо, затуманенным взглядом посмотрел на него.

Уже всё?

- Ну? - с видом мастера, починившего скрипку Страдивари, спросил Димка.

- Здоровско...

Костик слегка покачнулся, всё ещё не до конца придя в сознание.

- Рукой вообще не так... – сообщил он тихо.

- И давно ты... Рукой?..

- Не, не очень. Меня только научили, в лагере. Я летом на море был. А теперь я… тоже…?

Этот вопрос застал Димку врасплох. У него уже всё дымилось и кипело. С того момента, как Костик ответил, он как бы невзначай, подёргивал двумя пальцами, свой, уже почти настоящий мужской член.

- Я не знаю... Если хочешь... Я заставлять не буду…

Костик опустился на коленки, покосился на вставший перед ним «сувенир», и осторожно провёл пальчиком по влажной головке.

Димку бросило из жара в холод...

Костик, набрав воздуху, потянул вперёд губы, и обхватив ими Димкин член, замер, привыкая к новым ощущениям…

В голове опять заклубился туман. Не было никакого отвращения. А то что было, было невозможно описать словами…

Нет, это не та здоровенная балда девятиклассника... Это совсем другое…

Костик очнулся и стал повторять всё то, что делал с ним Димка. Он водил по члену губами, ласкал языком головку… Димка положил ладони на щёки мальчика и стал потихоньку руководить его действиями, подсказывая, когда быстрей, когда медленней, когда надо остановиться...

Волна...

Нарастала знакомая волна крайней точки наслаждения...

Вот сейчас, совсем сейчас… брызнет...

Не в силах отстранить увлекшегося Костика, Димка тихонько застонал. Его тело сотрясла сладкая судорога... и в рот мальчика проникли капельки теплой, тягучей и приторной на вкус жидкости.

Костик машинально глотнул, а Димка, тут же усадив его себе на колени, принялся попеременно гладить его живот и спину. Мальчик, ластясь зажмурился и почти замурлыкал.

- Котик мой... Котик... - шептал Димка, полностью отдавшись томившей его нежности.

Они слились в поцелуе. В бесконечном поцелуе, способном избавить от остатков стыда и поглощавшие все силы... Но... Всему на свете приходит конец...

На часах уже было шесть...

Заколотив сердце гвоздями, Димка ссадил с себя Костика и встал.

- Давай одеваться, малыш... Уже поздно. Нас могут заловить.

- Кто? - перепугался Костя.

- Да не волнуйся, успеем. Просто сейчас дядя придет с работы. Если он нас в таком виде застанет - с ума сойдет.

Костик быстренько принялся разыскивать свою одежку, разбросанную по всей комнате. Одевшись, он вновь стал изображать чинно сидящего на диване пятиклассника. Словно ничего и не было...

Но ведь было!

И у Димки внутри громко зазвенела шалая струна, рождая дикую мелодию, которую слышали миллионы мальчишек до него, и услышат после. Название этой мелодии звучит для мальчишеского уха несколько диковато; даже смешно.

Любовь

Ну какая еще любовь? Это же только у девчонок и у взрослых бывает. А у мальчишек - дружба и только…

Может и так...

Но почему же тогда так влечет его к этому малышу? Почему же так влечёт к Дениске?... Они оба теперь для Димки - часть него самого...

«И где-то рядом смерть...»

Что за бред, откуда взялась эта мысль?

Димка стремительно бросился к Костику, обнимая, сминая, лаская...

В прихожей щёлкнул замок.

Вот и все...

Вот и всё… на сегодня…

Глава седьмая

Четверг

Вопреки Димкиным опасениям, Костик встретил его у порога школы всё так же радостно и непосредственно, не то что вчера Игорек Марченко. Более того, он запрыгнул Димке на шею, не обращая внимания на ухмылявшийся школьный народ.

— Привет! Я тебя жду!

— Зачем? — ссаживая его на землю, спросил Димка, чувствуя как поднимается настроение.

— Да просто так. Пойдем сегодня ко мне! Мне разрешили!

— Ты что, рассказал про меня?

— Ага! А что, не надо было? — чуть встревожился Костик. — Мы же друзья?

— Да, конечно. Может и пойдём. У нас шесть уроков, а у вас снова пять?

— Не, сегодня тоже, шесть.

— Вот после уроков и жди меня у раздевалки.

Договорившись, мальчишки вошли в стеклянную дверь. Девчонки-дежурные проводили их насмешливыми взглядами.

В классе Димка расслабленно опустился на стул. Больше всего ему хотелось сбежать домой. А еще лучше — к Дениске.

А Костик?

Вот незадача, он совсем запутался в своих чувствах. Его словно разрывает на две половинки.

Но кто заставляет делать выбор? Почему бы не подружиться всем, втроем? Это была бы славная компания!

И что Дениска себе напридумывал?

За этими мыслями Димка не заметил, как возле него остановился историк и что-то спросил. Оказывается урок давно начался и Игорь Геннадьевич собирал рефераты.

— Войзин, в чем дело? Ты собираешься сдавать?

Димка поднялся с растерянным видом.

— Я же еще неделю назад давал задание.

— Я… я… — начал было оправдываться Димка, но историк, положив на плечо свою ладонь, велел ему сесть.

— У тебя за четверть тройка светит, и то, если начнешь работать. В общем так, Дмитрий... Я хотел бы побеседовать с твоими родственниками. Ты ведь не с родителями живешь?

— Нет, с дядей...

— Вот и замечательно. Он сегодня будет дома в пять часов?

— Ну... Да.

— Вот и передай ему, что я зайду к вам, поговорить… Надеюсь, он объяснит тебе, что учеба должна быть на первом месте. Надеюсь ты меня понял?

Димка соврал... Как только учитель отошёл, он принялся думать, что же это за затмение на него нашло. Дяди Игоря вовсе не будет дома в пять часов вечера. У него на работе какой-то там аврал и он придет лишь заполночь, а то и утром.

Но почему он обманул?

Димка уронил голову на парту

Как же всё просто… Ему просто хочется провести время со взрослым мужчиной. Какие планы он строил в отношении физрука… а вот на тебе, остался ни с чем.

Историк

Игорь Геннадьевич

Молодой человек двадцати семи лет. Привлекательный. С юмором.

Но как с ним закрутить?

Проблема...

Димка принялся прокручивать в голове самые разные способы соблазнения — от прямолинейного развода до изощренной интриги – но ни один вариант ему не нравился. Все они обещали крупные неприятности. В конце-концов мальчик решил, что ничего особенного придумывать не будет. Пусть всё идёт по воле случая… Импровизация не раз приносила ему удачу.

После уроков он встретил Костика.

— Кость… Прости котёнок… но сегодня никак.

Костя обиженно глянул исподлобья.

— Ты со мной не хочешь дружить?

Димка быстро нагнулся и поцеловал его в губы.

— Обстоятельства сильнее нас. Прости.

Расстроенный мальчишка повернулся и медленно побрёл по улице. Это уже никуда не годилось.

Димка нагнал его.

— Я даже к Дениске не могу зайти. Но ты можешь проводить меня до подъезда.

Костик шмыгнул носом и сунул свою ладошку в ладонь Димки…

~~~~~

Дома, первым делом он снял трубку и набрал номер. Ответила Денискина мама.

— Здрасьте, это Дима.

— Да, здравствуй. Как дела в школе? Ты зайдешь?

— Нет, я сегодня не смогу. Приду завтра. Обязательно. Передайте пожалуйста Денису, что он у меня самый-самый лучший друг, ладно? А то он расстроится.

— Хорошо, Дима, я передам.

— До свидания!

Димка подержал загудевшую трубку, и наконец догадался положить её на место. Теперь надо было сосредоточиться. Через три часа придет учитель, а ничего не выдумывалось. Димка послонялся по квартире, и, наконец, в его голову закралась очень занятная мысль. Она завертелась, закружилась, и понемногу приняла устойчивую форму.

Мальчишка оживился и начал подготовку к штурму. Возбуждение нарастало и заполонило все его сознание. Неужели его план сработает?! Самому с трудом верится! Но время еще есть, и его требовалось убить. Димка наскоро пообедал, взял первую попавшуюся книжку, завалился на диван и попытался читать. Он листал страницы, не разбирая слов, и очень часто бросал взгляд на часы.

Как медленно ползут стрелки!

Три часа… три с половиной, четыре…

В полпятого Димка вскочил и бросился в ванную. Там он открыл оба крана, и немного повертел ими, настраивая температуру воды.

Пока ванная заполнялась, мальчишка позвонил к дяде на работу. Из короткого разговора он убедиться, что дядя Игорь действительно задерживается. Всё шло как надо.

Что ж… осталось подождать гостя…

Оставалось десять минут… Димка быстро разделся, и с наслаждением погрузился в приятно-тёплую воду.

~~~~~

Мальчик сидел и напряжённо вслушивался в тишину. В голове копошились предательские сомнения.

А вдруг опоздает? А вдруг не придёт?

Димка напрягся и вдруг услышал звонковую трель.

Наконец-то!

Мальчик выскочил из ванной, быстро обмотался полотенцем, и не обращая на капающую на пол воду, бросился в прихожую.

По дороге он заглянул в комнату и глянул на часы. Они показывали ровно пять.

Если это, Игорь Геннадьевич – он весьма пунктуальный человек!

Мальчик глянул в глазок.

Да, это он!

Димка поспешил открыть дверь, но тут же отругал себя за нетерпение.

— Здрасте. Ой, вы уже пришли!

На лице мальчика было нарисовано неподдельное недоумение.

— А моего дяди нету, он задерживается. Вы проходите в комнату, я сейчас…

Пока учитель входил, Димка тараторил без умолку.

— А я вымыться решил; думал что успею. А воду отключили. А я не знал. А ее только что дали. Вы проходите!

— Ну, ты беги в ванную. Что ты на холодном полу?.. Я подожду.

Игорь Геннадьевич рассматривал мальчика, прикрывающегося полотенцем, с тайным удовольствием, тщательно скрываемым даже от себя самого. Димка мысленно ухмыльнулся, развернулся и не спеша удалился в ванную комнату, при этом выставив напоказ свою

привлекательную попку. Прикрыв за собой дверь, он снова окунулся в остывающую воду и принялся ждать.

Димка просидел несколько минут, но историк не появился. Поняв, что тот вовсе не собирается предложить «потереть спинку», мальчик крепко задумался. Этого варианта он не предусмотрел…

…страстное желание пробудило фантазию.

Он выбрался из ванной, подставил к стенному шкафчику табурет. Затем с грохотом его опрокинул, в расчёте, что в комнате будет слышно, а сам бросился на пол и громко-громко завопил от притворной боли.

— Что случилось?!

Историк появился в дверях почти мгновенно.

— Ай, нога!... Я ногу сломал! — громко стонал Димка, корчась от боли. — Я хотел шампунь достать, а табуретка поехала!.. А-у-вввв!!

— Потерпи, я сейчас «скорую»... Подожди!

— Не надо…. уже меньше болит, — слегка испугался Димка. — Там наверное просто вывих!..

Игорь Геннадьевич поднатужился, поднял мокрого мальчишку на руки, отнес в комнату и уложил на диван.

— Где болит, здесь? — он осторожно потрогал щиколотку на правой ноге.

— Да, там! — стонал Димка, наблюдая из-под век за реакцией историка.

— Надо холод приложить, я в холодильнике льда наберу.

Историк сходил на кухню, наскреб в морозилке немного льда и завернул его в полотенце.

— Вот, надо подержать, — он приложил холодный пакет к Димкиной лодыжке. — Ну как, лучше? Как же это тебя угораздило... Нет, перелома и правда нету, иначе ты бы орал в сто раз громче. Но на рентген все равно надо будет сходить. Когда твой дядя придет все-таки?

— Он звонил, сказал что через полчаса, наверное...

Димка лежал, не собираясь прикрываться. Подумав секунду, он добавил:

— Уже почти прошло... Только надо помассировать немного... Я сейчас сам...

Мальчишка изобразил попытку подняться, но с таким видом, что Игорь Геннадьевич уложил его обратно.

— Ты не прыгай, лежи спокойно. Я сам.

Учитель сел на диван, положил Димкины ноги себе на колени, и стал осторожно поглаживать ступню «больной» конечности.

— Тебе бы одеться надо, — сказал он. — А то придет твой дядя, а ты здесь голышом валяешься. Что он подумает?

«Известно что», — усмехнулся про себя Димка. – «Что меня кое-кто пытается соблазнить...»

— Я сейчас оденусь, полежу только немного... — сказал он еле слышно.

— Меньше болит?

Тонкие пальцы Игоря Геннадьевича уже покинули щиколотку и передвинулись повыше

Так-так… теплее…

Димка разнежился, лежа на руках у историка, и развел бедра широко в стороны, выставляя напоказ всю свою красоту. Большинство ребят прячут свой стоячок; прикрываются или отворачиваются. А Димка – пожалуйста.

Рука гостя сама собой потянется к нему… надо только чуть-чуть подождать…

Ага, началось!

Игорь Геннадьевич облизнул губы…

Мельком взглянул, куда не следует…

…задержал там взгляд чуть подольше...

Его рука уже пересекла границу допустимого и заскользила к коленке...

— Ой, я же забыл... — сказал Димка, встрепенувшись. — Дядя Игорь сегодня поздно придет, часов в двенадцать. Он говорил, а я забыл совсем.

Говоря это Димка пальчиком аккуратно погладил руку историка.

— Хмм, вот как? — задумчиво произнёс Игорь Николаевич.

— Ну, если вы спешите... А то, может побудете немного, вдруг у меня нога разболится… кто в больницу повезет?

Хитрющие Димкины глаза смотрели на учителя, испытывающие, и провоцирующее, но своего мальчик достиг.

Взгляд историка затуманился… Дыхание участилось…

Димка осторожно, пальчиком, подогнал руку, массирующую коленку, и она оказалась на бедре.

Димка подогнал её настойчивее.

Несколько мгновений спустя, Игорь Геннадьевич глубоко вздохнул, как перед прыжком в ледяную воду и... накрыл Димкино «богатство» ладонью.

Димка выгнулся навстречу, поерзал чуть-чуть, устраиваясь поудобней и приготовился...

Осторожно взяв его членик щепоткой, Игорь Геннадьевич повел кожицу вниз. Головка выскользнула из влажной норки и глянула на мир прозрачной капелькой. Историк тронул ее пальцем, приподнял — потянулась тонкая ниточка.

— Господи... Что же ты со мной делаешь... — простонал он. И стал мять, гладить, ласкать тонкий Димкин членик.

Димка погрузился в блаженство. Он закатил глаза, и стал облизывать губы. Мягко отстранив руку историка, мальчик поднялся и придвинулся вплотную к замершему в непонятном предвкушении учителю.

Что еще придумает этот странный мальчишка?

Прежде всего, надо закрыть дверь. Димка вскочил и, позабыв о «больной» ноге, помчался в коридор. Щелкнул задвижкой и вернулся. Мягко, как леопард на охоте, он подошел к учителю и встал перед ним. Прямо между колен. Покачнулся вперед, потом обратно. Его упругий членик смотрел почти вертикально вверх. Словно под гипнозом, учитель склонил голову и принял его в рот, полностью, коснувшись носом чуть покрытого волосками лобка. Ладонями он обнял мальчика за бедра и, поглаживая их, стал легонько сосать. Его губы скользили по Димкиному членику, язык ласкал головку.

Движения ускорялись...

Предчувствуя накат последней волны страсти, Димка ловко оттолкнул от себя голову учителя и отодвинулся.

— Не так быстро... — прошептал он и опустился на колени.

Его пальцы с трудом расстегивали пуговицы и молнию на брюках у мужчины… а тот даже не пытался помочь. Он замер в странном оцепенении. Хорошо хоть догадался привстать, чтобы Димке удобней было стащить брюки их до колен.

Едва перед глазами у мальчика появился мужской член, Димка набросился на него и впился губами, слизывая капли соленой прозрачной смазки. На его затылок легла прохладная ладонь и принялась перебирать волосы.

Через несколько минут Димке захотелось самого главного. На банальный минет он мог бы уговорить почти любого, а вот дальше....

Игорь Геннадьевич сейчас был в том состоянии, что из него можно было хоть верёвки вить. Димка отвлекся от его блестящего влагой члена и стал стаскивать с историка брюки. Тот выпрямил ноги, привстал, и, поднатужившись, Димка справился и бросил их на пол.

«Помнутся... — подумал мельком он. — Да и черт с ними...»

Он метнулся к серванту, стоящему у другой стены, и принялся ожесточенно рыскать по ящикам.

Где он? Куда я его засунул? Как знал... купил на прошлой неделе!..

Перед историком мелькали белые аппетитные половинки, и это его возбуждало больше и больше.

Наконец Димка радостно вскрикнул, захлопнул ящик и вернулся к дивану. В руках у него была полупрозрачная баночка с кремом для рук. У историка глаза увеличились и округлились, когда он понял, чего хочет от него этот ребёнок, сдвинутый на сексе.

У Игоря Геннадиевича прорезался голос:

— Дима! Ты с ума сошел?

Димка даже не подумал отвечать. С загадочной улыбкой Чеширского кота, он подобрался поближе, встал на коленки. Раскрыв баночку, зачерпнул немного крема и мазнул по напряженно вздрагивающему столбу. Поводив пальцами, он тщательно его смазал от вершков до корешков, оглядел свою работу, удовлетворенно кивнул, и отполз чуть в сторону. Опершись локтями о диван, подложив маленькую подушку под грудь, Димка искоса глянул на историка. И придвинул к нему открытую баночку, со словами:

— Смажьте мне там, только получше...

Не в силах перечить, Игорь Геннадьевич привстал, сбросил пиджак, в котором он все еще сопротивлялся жаре, взял крем и сел на пол, чуть позади Димки. Зачерпнув немного, он провел пальцами меж половинок, углубляясь в потаенные места на фалангу...

Димка хихикнул от щекотки.

— Теперь вставляйте, — попросил он, оглядываясь.

У Игоря Геннадьевича сладко-сладко заныло в груди. Чуть раздвинув половинки, упругие и мягкие одновременно, он направил в, розовую после ванны щелку, свой скользкий член.

Он приставил, поднажал... Головка сопротивлялась, ушла в сторону, но вожделение нарастало мощной волною, и историк настойчиво вталкивал член внутрь.

Димка расслабился, помогая ему. И успех не замедлил явиться.

Медленно, очень медленно… и осторожно член входил в упругое отверстие, раздвигая колечко. Мальчишка застонал, прогнулся и замер, подчиняясь наслаждению.

~~~~~

Когда в тебя входит нечто, большое, живое, горячее… это чувство невозможно сравнить ни с чем... Двигаясь внутри у мальчишки, историк еле слышно постанывал. Руками он придерживал Димкины бока за ребрышки, иногда поглаживая спинку.

Движения становились все более плавными и равномерными — учитель приноровился, словно занимался подобным всю жизнь. Природа обучала гораздо лучше и быстрее, чем в любая самая лучшая школа.

За окном стемнело. В полумраке исчезли последние крохи стыдливости.

Историк опустил лицо на Димкин затылок и тяжело дышал в мягкие волосы. Димка вцепился руками в диван, скомкав покрывало. Подушка давно выпала и свалилась на сторону, но он не замечал неудобства. Он вообще не замечал ничего, кроме твердого предмета, скользящего у него внутри и вызывающего неописуемое удовольствие. Димка сбросил правую руку вниз, нащупал свой членик и принялся его слегка массировать, но вскоре бросил это занятие, иначе он въезжал носом в диван и задыхался.

Сколько продолжалась эта сладкая пытка, Димка не знал, часы были вне его зрения, да оно и к лучшему. Сознание и так затуманилось, унесясь в сказочный мир наслаждений.

Игорь Геннадьевич с силой вогнал член внутрь, замер и издал громкий звериный рык.

Краткий, мощный.

Вот до чего довёл этот мальчишка!

Димка почувствовал, как у него внутри запульсировал, задергался, а затем начал ослабевать мужской член.

— Живой? — тихонько спросил историк, прижимаясь к Димкиной спине.

— Ага... — так же шепотом проговорил Димка. У него на лбу выступила испарина, руки ослабли, а коленки потеряли чувствительность.

— Ты сам-то хоть кончил?

Ого! И ещё такая заботливость!

— Не... Я щас сам, быстренько...

Игорь Геннадьевич вынул повисший член, взялся за Димкины плечи и развернул его. Приподняв мальчика, он усадил его прямо перед собой и взял в рот измученный долгим ожиданием Димкин членик. Трех движений хватило, чтобы у него на языке появился терпкий вяжущий привкус Димкиной страсти.

Лишённый сил мальчишка скользнул с дивана и упал в объятия историку. Так они, замерев, просидели еще немного.

Уткнувшись в шею учителю, Димка блаженствовал. Он куснул историка за мочку уха и прошептал игриво:

— Как вам мой реферат? На троечку потянет?

— Смеешься? Он у тебя на сто с плюсом... – прошептал Игорь Геннадьевич.

Димка благодарно вздохнул, потянулся к его губам и жадно приник к ним.

— Эй... Ты что, ещё хочешь?... У меня и так все трясется от усталости... - простонал историк, когда поцелуй прервался на миг.

— Мррр…

Димка, ластясь, стал расстегивая у историка рубашку.

— Стоп, стоп, я и так задержался, — прошептал мужчина, продолжая целовать мальчишку.

Но он все же пересилил себя и с большим трудом поднялся.

На его руке засветились часы.

— Ого, восьмой час!... Мне идти надо, малыш...

Димка сидел у его ног, поглаживая пушистые икры учителя, и улыбался. Хотя в темноте улыбки не было видно, учитель ощущал её и не его душе было очень легко…

Игорь Геннадьевич стал на ощупь собирать одежду и одеваться. Свет включать Димка не стал, чтобы не разогнать волшебные чары, парящие по комнате.

Когда Игорь Геннадьевич шёл прихожую, Димка следовал за ним по пятам. У двери они вновь обнялись.

— Ты самый лучший мальчишка на свете... — шепнул Димке на ухо Игорь Геннадьевич и приник к его губам.

Димка повис на нем.

— А еще ты очень хитрый... Нога не болит больше?

— Не-а... Прошла уже...

— Ты своего добьешься, Димочка... Ну все, я пойду... До завтра...

Игорь Геннадьевич ласково погладил мальчика по голове. Потрепал его волосы и прикрыл за собой дверь.

Когда его шаги стихли, обнажённый мальчишка медленно съехал по холодной стене на пол, закрыл лицо руками и тихо протяжно заскулил от внезапно охватившей его бесцветной тоски...

Глава восьмая

Пятница

Ночью выпал снег. К утру он растаял, но лужи оказались затянутыми тонким хрупким льдом. Бегущие в школу мальчишки специально наступали на них, чтобы услыхать смешной хрумкающий треск. Димка не был исключением - он перепрыгивал из одной мелкой лужицы в другую, оставляя позади расплескавшуюся темную воду. В душе его царил покой; он просто радовался жизни, и ему даже захотелось учиться, чему он сам искренне удивился.

На первой перемене Димка отправился бродить по школе и незаметно для себя выбрал вполне определенный маршрут. В восьмых классах, в пятницу, истории по расписанию не было, зато она была в старших. Мальчик поднялся на третий этаж. Шёл он не спеша, крадучись, прижимаясь к стенам.

Разведка – так разведка

В каком настроении пришел на занятия историк? Захочет ли он видеть Димку после всего, что случилось? Захочет ли вообще связываться с ним?..

Димка заглянул в один кабинет, в другой - историка не было. Может, он в учительской?

Туда Димке соваться не хотелось. На его счастье, Игорь Геннадьевич как раз поднимался по лестнице, с журналом в руках, и столкнулись они буквально нос к носу.

- Здравствуй, Дима, - несколько смущенно сказал учитель. - Как твои дела?

Взгляд напряженный, внимательный. Он словно спрашивал, - «Не было ли случившееся ошибкой? »

- Здрасьте, Игорь Геннадьевич! - улыбнулся Димка. – Всё хорошо. Вы к нам еще зайдете? А то я дяде сказал, что вы ждали-ждали...

- Что ты ему еще сказал? - сухо спросил историк.

- Не волнуйтесь вы так, - одними губами добавил Димка. - Просто я ску-ча-ююю...

Игорь Геннадьевич передохнул, расслабляясь, и с усмешкой сказал:

- Вот получишь двойку, обязательно зайду! Сейчас я спешу - звонок скоро. Завтра подготовься, буду спрашивать, тройку закроем.

- Ладно! - крикнул ему вдогонку Димка.

Что ж, беседа удалась. Историк не сердится и не переживает. Димка в прекрасном расположении духа направился на следующий урок.

К третьей перемене он встревожился; где Костик?

Почему этот малыш не словил его утром перед школой? Почему не разыскал на переменках?

Димка, еле досидев до звонка, побежал в крыло, где были пятые-шестые классы. Там было непривычно тихо и пусто. Димка поймал за рукав какую-то молоденькую практикантку, спросил:

- А где все? Куда подевались?

- Повежливей, мальчик, - осадила его девушка. - У них экскурсия, только и всего. А что? Ты кого-то ищешь?

- Нет, я так... Спасибо!

Экскурсия! Значит, Костик не заболел и не потерялся, ну и замечательно!

Теперь ничто не мешало Димке окунуться в океан знаний, даже греховные мысли отступили - вчерашнего вечера Димке хватило с лихвой.

Шестого урока в этот день не было - англичанка взяла больничный. Восьмиклассники разбежались, а Димка пошёл к Дениске.

~~~~~~

- Здравствуй, Дима! Проходи. А мальчики уже тебя ждут, спрашивают все время! - сказала Димкина мама, впуская его в квартиру.

Мальчики? У Дениса гости?

Когда он вошел в комнату, то удивился еще больше; Дениска играл в шахматы с... Костиком!

Вот так номер! Сам упрашивал не приводить его больше, а теперь полный мир и согласие.

Димка обрадовался, но вместе с тем в сердце кольнула крохотная иголочка под названием ревность.

- Приветик! Развлекаетесь? - весело спросил он, прогнав непрошенную гостью.

- Костик, ты как здесь очутился? Вы же на экскурсии какой-то?

- Да ну, ерунда, она уже кончилась, - махнул рукой разгоряченный мальчишка, едва не смахнув с одеяла доску. - Я домой пришел, а там никого нету. Мне скучно стало. Ты в школе, на улице холодно. Я и вспомнил про Дениса, ему же тоже скучно.

- Ну, понятно, теперь скучаете вдвоем, - засмеялся Димка. - Дэн, ну ты как вообще? Ты не сердишься, что я вчера не зашел?

- Перестань, - сморщил нос Дениска. - Ты вообще можешь раз в неделю заходить, я и то не обижусь.

- Кто хоть выигрывает? - снимая неловкость, перевел разговор Димка.

- Пока он, три-один, - сказал Денис.

- Мы только начали, я час назад пришел, - добавил Костик. - Хочешь поиграть?

- Не-ет, - снова улыбнулся Димка. - Я только в «Чапаева» умею, чтобы шашки по всей комнате летали. - Я тебе уроки пока что запишу.

Переписывая из дневника задание, он искоса поглядывал на друзей и с удивлением отмечал, как быстро они сошлись. Болтают обо всем подряд. Костик взахлеб рассказывает о сегодняшнем путешествии в какой-то музей, Дениска внимательно, не перебивая, слушает. И интерес у него неподдельный, искренний. Только смотреть бы да радоваться...

Мелкая, завистливая мыслишка засверлила Димку. Что если он станет здесь лишним? Ведь больше друзей у него и нету...

Димка закрыл дневник, сунул его обратно в портфель и сказал:

- Ладно, пойду я домой. Вы тут и без меня неплохо время проводите.

- Ты обиделся? - встревожено сказал Дениска, замерев с ладьей в руке. - Давай вместе во что-нибудь играть. Не уходи, ты же только что пришел!

- Нет, правда, у меня там дела еще, надо в магазин сходить и все такое...

Выручила всех Денискина мама. Она вошла в комнату и сказала:

- Ребята, Дениске надо отдохнуть. Вы заходите завтра, хорошо?

Димка с готовностью вскочил:

- Да, мы уже идем! Костик, собирай шахматы. Денис, ты не скучай, мы завтра придем, после школы, вот и поиграем, только ты придумай, во что. Ну, пока!

При маме Дениске целоваться было не с руки. Ребята пожали друг другу руки. Костик выглядел довольным, ему понравился Денис. Но с Димкой ему все равно не сравниться!

Едва мальчишки вошли в лифт, как Костик тут же предложил:

- Пошли теперь ко мне! Ты ведь еще вчера обещал.

- Да ну... Неудобно как-то... - смутился Димка. - Твои родители что скажут? Притащил кого-то.

- А их дома нету! - обрадовал его Костик. - Мама до понедельника в командировке, а папа сегодня часов в девять придет. Так что у меня дома пусто. Пошли? Видик посмотрим и в приставку поиграем.

- Ну, не знаю... - заколебался Димка.

Они вышли на улицу и Костик, просто взяв его за руку, и потащил к своему дому.

~~~~~

- Смотри, а вон там у меня есть укрытие, я там прячусь! – сказал вдруг Костик. Сказал между делом, в потоке прочей болтовни, которой развлекал Димку всю дорогу.

Дима вежливо поинтересовался:

- Что за укрытие? От кого прячешься? Ты скажи, я им всем головы пооткручиваю.

- Да не-е! – протянул беспечно Костик. – Это я так просто. Ко мне никто не лезет. Ну, если вдруг захочется одному побыть…

Дима искоса взглянул на Костика

И у этого малыша бывают дни, когда в горле ком, и слезы подступают

- Покажешь? – спросил Дима негромко.

- Идем! – тут же оживился Костик и потащил старшего друга куда-то в сторону от дороги.

Впрочем, ушли они недалеко. За пустырем, где летом мальчишки гоняют мяч, обнаружилась бетонная плита. Тремя сторонами она была плотно посажена в землю, а четвертый чуть приподнят.

- Вот туда если пролезть, там подвал, - пояснил Костик. – Если с фонариком, то не страшно.

- Ты ненормальный? – грустно поинтересовался Димка. – А если плита упадет? Она ж тебя там заживо похоронит! Костик, ты псих…

- Я туда с весны лазю. Лазию, то есть… В общем, с весны еще, - путаясь в словах, стал оправдываться Костик. – И ничего не придавливает. Она знаешь какая крепкая! Ребята по ней прыгали-прыгали, а она не сдвинулась.

- А почему твои ребята внутрь не полезли? Значит, не такие глупые.

Тут Костик расплылся в довольной улыбке:

- А никто не знает, что там лаз! Я его сам нашёл и даже подкопал немного! Ну, полезли?

Димка заглянул в расщелину, подумал немного и сказал, выпрямляясь:

- Нет уж. И сам не полезу, и тебе не разрешу. Чтоб я и не слышал больше про этот бункер, понял?

Он строго посмотрел на понурившегося малыша и увёл подальше от не слишком привлекательного места.

- Может летом… - добавил Димка, и малыш тут же расплылся в лучезарной улыбке.

~~~~~

Жил Костик на третьем этаже. Поднялись они по лестнице, а потом Костик, повернув ключ, радушно отворил перед Димкой обитую кожей дверь.

- Проходи.

Димка вошёл в темный коридорчик. Костик, пошарив рукой по стене, щелкнул выключателем, и Димка увидел висящие на вешалке, темная женская шубка и детское пальто. Димка снял куртку и только сейчас заметил, что оборвана петелька.

- Кидай на трюмо, да и все, - сказал Костик, заметив его замешательство. И Димка последовал его совету.

Сбросив ботинки, Димка прошел вслед за хозяином в гостиную. Да, тут было на что посмотреть... Полные хрусталя полки серванта были Димке безразличны, а вот книжный шкаф, в котором в два ряда стояли аккуратные новенькие томики, овладели его вниманием. Подписки классиков, фантастика в полных собраниях и россыпью.

Глаза разбежались.

Димка любил читать... Собственно, он был каким-то старомодным, что ли. Большинство его сверстников были помешаны на игровых приставках, дискотеках и прочей, как он считал, ерунде.

- Нравится? - спросил понимающе Костик. - Это папа собирал, когда они еще дефицитом были. Я тогда еще и не родился.

- Что-то они новые все какие-то. Вы их не достаете оттуда, что ли?

- Не-а. Я не люблю, а папе некогда - работы полно. Говорит, вот выйдет на пенсию, тогда и займется. Хочешь, возьми что-нибудь домой.

- А можно? - оживился Димка.

- Я спрошу у папы. Наверное, разрешит.

- Вот тогда и возьму, - резонно заметил Димка.

- Тогда давай я видик включу, - продолжал развлекать его Костик. - Тебе что нравится, боевики или ужасы?

- Порнушку поставь, - не подумав, ляпнул Дима, но тут же спохватился. - Шучу, ставь что есть, мне все интересно.

Костик с готовностью прыгнул к тумбочке, в которой лежали кассеты и принялся с шумом и треском перебирать коробки.

- Полегче, дом разнесешь, - вскользь бросил Димка, водя взглядом по убранству гостиной. Шикарно они живут... Ковры на стенах, люстра хрустальная, телевизор JVC…

- У тебя что, отец миллионер?

- Нет, с чего ты взял? Просто у него фирма своя, мебель продают.

- А что же вы свой дом не купите?

- Папа пока не хочет, говорит - и здесь неплохо.

- Вот я и смотрю... Компьютер тоже есть?

- Нет еще, папа обещал на день рождения, в конце января. Вот, нашел!

Димка упал в кресло, а Костик сунул кассету в магнитофон и сел на диван.

- Эй, так не честно! Давай вместе смотреть, - сказал Димка и хлопнул себя по коленке, приглашая мальчишку.

Костик мгновенно подскочил и примостился на ней. Откинулся назад, поерзал, устраиваясь поудобней и нажал кнопку на пульте.

Фильм назывался «Вспомнить все». Димка его уже видел, но всё равно с интересом следил за приключениями Шварцнеггера на Марсе.

Добавлял удовольствия от просмотра и сам Костик. Он раскинулся на Димке, как на пуховой перине, и чуть не мурлыкал, потому что Димка уже сунул руки ему под рубашку и поглаживал мягкий шелковый животик.

- У тебя точно никто не придет? - спросил он Костю на ушко и, когда тот кивнул, стал не спеша расстегивать на нем рубашку.

Костик хихикнул, предвкушая занятное продолжение фильма.

Когда рубашка была расстегнута, Димка, дыша через раз, скользнул ладошкой в брюки мальчику.

- Ой! - вдруг вскрикнул Костик.

- Ты чего? - Димка моментально выдернул ладонь.

- Ты же наверное не обедал еще? Пошли на кухню, я буду тебя кормить, - сказал Костик.

- Фу ты... Напугал меня. Чуть сердце не выскочило. Я думал, прищемил тебе чего-нибудь.

Костик рассмеялся и вскочил.

На кухне он сразу нырнул в холодильник.

- Ты чего будешь? Есть вермишель с котлетами или лучше с ветчиной?

Димка и правда был голоден, как загулявший на улице щенок.

- Все подряд давай, а там видно будет!

На столе появились кастрюльки, тарелки, банки. На сковороде аппетитно зашипело масло.

- Ты бы лучше в микроволновке нагрел, - предложил Димка.

- Не хочется. Папа говорит, что она вредная. Мы ее просто купили, чтоб была, и почти не пользуемся, только если спешим куда-нибудь. Сейчас мы не спешим?

- Нет. Мне все равно дома делать нечего. О, кстати, я позвоню, ладно?

- Давай... Телефон в комнате... - сказал Костик, увлеченно перемешивая в сковородке вермишель.

Димка набрал домашний номер, но никто не подходил. Наверное, дядя снова задерживается.

- Ну, как тут у тебя? - вернувшись на кухню, спросил Димка.

- Отлично! Садись.

Мальчишки мигом уничтожили почти все, что было на столе. Голод отступил и можно было возвращаться в «кинозал». Там Костик вытащил кассету, хитро взглянул на Димку и приставил к серванту красный пуфик. Влезши на него, мальчик встал на цыпочки и достал с полки спрятанную под кипой журналов кассету без обертки. Димка был заинтригован и уже примерно догадывался, что на ней.

Костик сунул эту кассету в видик, снова уселся на Димкины колени и нажал «пуск»

Стоны и всхлипы заполнили комнату, и. Костя тут же испуганно убрал звук. На экране две тетки боролись за право обладания толстым членом молодого брюнета весьма спортивного вида. Они хватали несчастное «орудие» ртом, а его обладатель безуспешно пытался «управлять ситуацией».

Димку это зрелище захватило. Хоть вид женских прелестей был вовсе не так прелестен, скорее даже чем-то отвратен - может своей излишней откровенностью, - Димка больше смотрел на молодого человека, чем на этих похотливых теток.

А Костик и вовсе потерял голову. Он уже напрочь забыл про свою стеснительность и в открытую полез к Димкиным брюкам. Быстренько справившись с пуговицами, он стянул их к щиколоткам и жадно приник губами к твёрдому, не такому уж и маленькому Димкиному члену. Он умудрился встать так, чтобы заодно поглядывать на экран.

Димка, поглаживая его волосы, поплыл от сладостного удовольствия, а Костик упражняясь в искусстве минета уводил его сознание глубже и глубже в мир грёз…

Димка с трудом овладел собой. Он поставил Костика перед собой и быстренько лишил его одежды. Голеньким мальчишка выглядел гораздо привлекательней. Димка ласково провел руками по его талии, плавно перешел на бедра и скользнул на попку.

Когда его пальцы прошли по коже над щёлкой Костик заплясал…

Димка склонился, лизнул проявившуюся головку, пробуя на вкус, и втянул членик мальчишки в рот.

Уммм, сегодня он гораздо приятней... Прохладный, сладкий, соленый, клубничный и апельсиновый...

Димкин рот был в полной растерянности, но свою работу выполнял преотлично. Костик был в полном восторге.

И в самый разгар этой вакханалии над Димкиным ухом вдруг, громовым раскатом послышалось:

- Ты что творишь с моим сыном, сволочь?!! Убью!!!

Глава девятая

Пятница. Вечер.

Димка от испуга чуть не лязгнул зубами, и быстренько разжав челюсти, чтобы не отхватить Костику писюнок, поднял глаза. Над ними стоял покрасневший от злости. широколицый высокий мужчина.

Отец..

Мужчина отодвинул малыша в сторону, а Димку схватил за грудки и выволок из кресла. Потом отвесил оплеуху, от которой Димка улетел далеко в угол и, чудом не опрокинув торшер. впечатался в стену, Но на этом мужчина не остановился. Он набросился на Димку, и стал осыпать ударами, все больше по спине и плечам, чтобы не зашибить. Под конец перехватил Димку за шиворот и потащил в коридор. Открыв дверь, он сильным толчком вышвырнул мальчика из квартиры и заорал вслед:

- Скажи спасибо, щенок, что не прибил тебя! И забудь сюда дорогу, понял?!

За Димкой вылетели его куртка ботинки, портфель, и дверь с треском захлопнулась, да так, что в одном месте у дверной рамы треснула штукатурка.

Что же сейчас с Костиком будет.. .

Димка, скатившись по ступенькам, распластался на холодной плитке лестничной клетки. Полежав с минуту он пришёл в себя и, встав на ноги, натянул брюки. Ботинки, скатившись вслед за ним, лежали у стены. Димка обулся. А вот за портфелем пришлось подняться.

Из за дверей квартиры доносились громкие вопли отца Костика, но Димка ничем не мог помочь своему маленькому другу. Ему самому надо было поскорее убираться отсюда. Вина перед Костиком тяжелым камнем легла на его плечи. Виновато вжав голову в плечи, Димка вышел из подъезда.

~~~~~~~~~~

Бедный Костик! Он не мог знать, что в пятницу у его отца будет короткий день, и он придет домой пораньше. Тихо открыв дверь, он увидел неподдающуюся его воображению картину. Какой-то малолетний «урод» стоит перед его сыном на коленях и увлеченно сосет. А его любимый сынок - совершенно раздет, да еще вдобавок сияет от удовольствия!

У мужчины помутилось в голове. Такого он стерпеть не мог. мог. Его сын становится голубым!

Да не бывать этому! Лучше удавить обоих!

Отец Костика был горячий и вспыльчивый, но поднять руку на детей всерьёз он бы не сумел. Потому и выбросил наглеца за дверь, чтобы не сорваться.

~~~~~~~

Димка добрался домой, вошёл в тёмную комнату, упал на диван, даже не сняв куртку и ботинки, и заплакал от бессилия и от невозможности что-либо изменить. С разбитой губы сочилась кровь и Димка вспомнил её соленый вкус. позабытый давным-давно.

Почему, ну почему все, кто становится ему близок и дорог, непременно попадают в беду?

Сперва Дениска, теперь вот Костик...

Может, у Димки и не должно быть друзей? Может, он должен быть совсем-совсем один?..

Дядя Игорь, вернувшись с работы, увидел, в каком состоянии Димка, попытался спросить. что случилось, но мальчик не ответил. Тогда дядя Игорь стянул с него куртку и обувь, прикрыл пледом и оставил в покое.

А примерно через час в квартире раздался телефонный звонок. Дядя Игорь взял трубку, послушал и сказал:

- Дима, подойди. Это тебя...

Димка, вытирая мокрые щеки и нос, взял у него трубку и буркнул:

- Слушаю...

- Дмитрий? - послышался грубый и усталый голос. Это был отец Костика.

- Откуда он знает номер телефона?

- Да..

- Костя у вас?

- Нет. Что-то случилось? - встревожился Димка.

- Он убежал из дома... Ты не знаешь, куда он мог пойти?

- Нет...

- Если он зайдет к тебе, сразу веди его домой. И запиши мои телефоны.. Домашний и рабочий.

Димка лихорадочно отыскал листок бумаги и вечно пропадающий карандаш, записал номера. Напоследок отец Костика еле слышно проговорил:

- Если с моим мальчиком что-нибудь случится... Я тебя похороню...

Димка положил трубку. Его пальцы были холодны как лед...

В голову пришла одна мысль - может он пошел к Дениске?

Теперь телефонный диск превратился в спасательный круг. Но - увы. Мама Дениски сказала, что Костик не появлялся. На ее расспросы отвечать уже не было сил. Димка извинился и положил трубку. Куда мог исчезнуть Костик, он не знал. И хорошо еще, если малыш не попадется в лапы какому-нибудь уроду, каких полно на улицах, особенно ночью.

- Дима, что происходит? - спросил дядя Игорь, внимательно глядя на мальчика.

- Так... ничего... Я выйду на часик, ладно?

- Ну куда ты на ночь глядя? Ты уроки сделал?

Да какие там уроки! Да и Суббота завтра. Димка даже усмехнулся сквозь застывшие слезы. Одевшись, он выбежал на полутёмную улицу.

Наверняка отец Костика уже поднял на ноги городскую милицию, а то и районную. У него, очевидно обширные связи, раз до Димкиного телефона так быстро докопался..

Он стал рыскать по переулкам и глухим улочкам, заглядывать в подвалы и на детские площадки. Встречая компанию скучающих подростков, Димка смело шел прямо к ним и, не обращая внимания на ухмылки и подколы, расспрашивал о мальчике в красной куртке с капюшоном.

Но никто его не видал. Словно сквозь землю...

Стоп... Точно! Костик в своём убежище! Только туда он и мог пойти! Как же сразу...

~~~~~~

Как же тут темно... Пожалев, что не прихватил фонарик, Димка присел на корточки и прислушался. Под плитой ни звука. Ни всхлипов ни тихого дыхания.

- Костик... - позвал он тихо.

- Костик, это я. - сказал он громче.

Прошло несколько секунд...

- Скучаешь?

Димка вскочил. Перед ним стоял молодой человек лет двадцати. Вполне симпатичный. Голос у него был приятным мягким голосом. В руках он держал не зажженную сигарету. На лице играла улыбка.

- Спичек не будет? - спросил он.

- Нет, я не курю, - ответил Димка, подобравшись. С этого вопроса обычно начинаются неприятности.

- Да ладно, расслабься! - все так же приветливо сказал незнакомец. - Я ж по-хорошему. Нет так нет. У тебя случилось чего? Сидишь тут один... в таком месте...

- А сам-то что здесь делаешь?

- А я к другу иду. Он тут рядом. Я прямиком. Путь срезал.

Он помолчал, и вдруг сказал:

- Слушай, а пошли со мной! Посидим у друга, поболтаем. Я вина прикупил. Или тебя мамка дома ждет?

- Не ждет, - хмуро ответил на насмешливый выпад Димка.

Что ему от меня надо? Может он из... голубых?

Димка напряжённо думал. Откуда-то из в дальних уголков сознания, доносился приказ...

Соглашайся.... Соглашайся... Соглашайся...

И Димка решился.

- Ладно, пошли...

Молодой человек заметно повеселел, заботливо помог ему подняться, приобнял за плечи и повел к старым пятиэтажкам.

Они и вправду были совсем рядом. Всего в пяти минутах ходьбы.

~~~~~

Димка поводил носом. Слегка пахло сыростью. Ну и квартирка! Облезлые стены без обоев, с облупленной побелкой и линялой зеленой краской. Потертый линолеум, съеженные в гармошку плинтуса. А мебель - сплошное недоразумение, старая, исцарапанная. Если бы у Димки было настроение получше, он бы развернулся и ушел, но сейчас ему было все безразлично.

А незнакомец гостеприимно подталкивал его в спину, вел на кухню:

- Проходи, проходи, не стесняйся. У нас тут не прибрано немного, да и квартира съемная, чего в ней чистоту наводить, и так сойдет, перекантоваться. Мы тут на несколько дней. Гостиница дорогая, сам понимаешь. Садись вон, где удобней.

Димка плюхнулся на одну из табуреток, облокотился о стол. Молодой человек принялся хлопотать, вынимая нехитрую закуску - банку сардин, нарезанные кусками помидоры, хлеб. Появилось на столе и вино, Димка не смог разобрать этикетку, да и не присматривался особо.

- Пойду стаканы помою, щас вернусь, - сказал молодой человек и вышел.

Вернулся он через пару минут и не один.

- Вот, знакомьтесь. Это Боча, ты его не бойся, он только с виду такой. А меня Миха зовут.

- Дима...

- Ну, Диман, давай за знакомство.

Пока Миха разливал по стаканам рубиновую жидкость, Димка смотрел на Бочу - личность под стать квартире... Высокий, тощий, с синюшными впавшими глазами... И выражение лица какое-то недоброе, настороженное. От таких хочется держаться подальше. Вот с ним бы Димка никогда не пошел. Миха более приятен в общении, разговорчив, хоть и несколько суетлив...

Димка взял стакан, подержал нерешительно. Он не любил спиртное, даже запах переносил с трудом.

Миха его поторопил:

- Что ты его греешь? Или ты еще маленький для вина? Так могу молочка налить, вон бутылка в холодильнике.

Димка не стерпел насмешки и двумя глотками выпил. Налито было всего четверть стакана, но и этого хватило.

В голове приятно зашумело.

- Во, наш человек! - радостно воскликнул Миха, но свой стакан отставил. Его друг тоже не стал пить. Они словно чего-то ждали, с натянутыми улыбками на лицах.

Димка удивился, спросил:

- А вы чего не пьете? Я один должен, что ли?

Он хотел спросить... но вместо слов с его губ сорвалось непонятное шипение. Язык занемел и не подчинялся. Голова словно увеличилась в размерах.. Руки безвольно свесились, в животе забурлило.

Ещё через несколько мгновений мальчик полностью отключился....

Глава десятая

Пятница - Суббота

Виталий Павлович, отец Кости, не находил себе места. Хотя, по его мнению, сделано было всё возможное - "вся милиция поставлена на ноги" - он гнал машину по едва освещённым далёким светом фонарей проспекта, узким улочкам и совсем тёмным дворам "трущоб" с возвышающимися почти нежилыми четырёх-пятиэтажными "хрущёвками". Проезжая мимо того дома, где сейчас был Димка, его вдруг встряхнуло.

Тот мальчик...

Виталий Павлович резко повернул и помчался домой. Влетев в пустую тихую квартиру он тут же схватил трубку, набрал его номер, но ему ответили длинные зовущие гудки.

Этого ещё не хватало! Они пропали оба!

Пропали! Виталий Павлович был в этом абсолютно уверен! Надо звонить. Но куда? В милицию?

Звонок резанул по ушам.

- Что? Где?

Ровный спокойный голос сказал.

- Мы никак не могли дозвониться. Полтора часа назад мальчика, подходящего по описанию, видели на пустыре. Пожалуйста успокойтесь, и будьте на связи.

На связи?

Виталий Павлович тяжело опустился в кресло, и его рука оказалась поверх какого-то старого журнала. Чтобы действительно успокоится, он стал перелистывать страницы, но не смог прочитать ни слова. Буквы сплылись в сплошное серое пятно...

***

М-м-м, как трещит голова.. В глазах заполыхало, едва Димка чуть разомкнул ресницы. Это солнечные лучи, ослепляя, били прямо в глаза. Димка зажмурился и повернул голову набок.

- Просыпайся, просыпайся, не хрен притворяться! - послышалось откуда-то сверху. Голос был неестественно громким, и каждым словом больно бил по нервам. А в носу всё ещё стоял отвратительный резкий запах "нашатырки".

Димка пошевелился. Тело подчинилось с огромным трудом. Мальчик мысленно заскулил и замер.

Да что такое происходит?!

Внезапно накативший приступ тошноты заставил мальчика, несмотря на ломоту в костях, резко сесть.

- На, глотни, подлечись.

Кто-то сунул под нос пластиковый стаканчик с янтарной жидкостью, но от запаха пива, Димке стало еще невыносимей. Он вскочил и бросился в туалет.

Где этот туалет, Димка не знал. Это потом, вспоминая, он удивился как оказался в нём. Он согнулся над пахнущим ржавчиной и плесенью унитазом и его стошнило. Опираясь левой рукой о посеревший от времени кафельный бортик, правой, он стал шарить вокруг себя, отыскивая кран. Не успел он его нащупать, как новый приступ чуть ли не вывернул его наизнанку.

Уффффф..... Наконец-то облегчение!

Димка повернул кран, предусмотрительно дал протечь ржавой воде, а когда струя стала прозрачной, рискнул сделать глоток.

К его удивлению вода оказалась самой обычной. Наполнил ею рот, он "побурлил", и сплюнул. Повторив процедуру ещё два раза, с облегчением вздохнул...

Кажется предстоит объяснение.

Только сейчас до Димки дошло, что с ним произошло нечто необычное, и просто так его не отпустят.

~~~

В комнате его ждали двое. Один - молодой человек, худой, с мягкими приятными чертами лица, а другой "с рожей, как у бандита" и толстый как бочка.

- А ты кто? - спросил Димка у худого.

- Не помнишь, что ли? - рассмеялся тот. - Я Миха. Мы вчера познакомились и ты в гости напросился.

- Я? Напросился?

Димка наморщил лоб, пытаясь вспомнить.

- Ни черта не помню. Я домой пойду, в школу опоздаю...

- Суббота сегодня... - мрачно пробасил толстый дружок, но худой жестом остановил его.

- Иди, конечно. Вон там дверь. Только подожди минуту. У меня тут кое-что есть. Глянь, тебе понравится.

Димка остановился перед ведущим в прихожую дверным проёмом, и оглянулся. Миха стоял возле неестественно выглядевшей в этой обшарпанной комнате "видеодвойке", очевидно до этого покоящейся под стоящим в углу картонном ящике, и держал в руках коробку с надписанным на корешке фломастером числом "23".

- А что это? - спросил он, - хотите мне фильм показать?

Миха рассмеялся.

- А ты сообразительный! Да, смотри.

Чёрная пластмассовая видеокассета "Panasonic" скрылась за крышкой приёмного лотка и экран тут же засветился.

Что это?

Увиденное так ошеломило мальчика, что ноги его ослабели, и он вынужденно присел на скрипучий пыльный диван.

Там, в этом ящике, он сам!

Димка подавил нахлынувшую волну ужаса и попытался успокоится. В конце-концов увиденное было привычным для него.

Привычным то привычным... только нагоняющим воспоминания о давно прошедшем неприятном времени его бурной жизни.

На экране он лежал на этом самом диване, с закрытыми глазами, и совершенно голый. Толстяк, как. его... Бочка? Боча? ...проделывал всякие разные... говоря проще - насиловал... а Миха, в кадре его, конечно не было, "работал" оператором. Он мастерски выбирал самые неожиданные ракурсы, и акцентировал самые "смачные моменты".

У Димки защемило в паху

Вот идиоты, зачем усыпляли?! Он же упустил такой кайф!

Должного впечатления фильм на Димку не произвёл. Он не воспринял его на свой счёт, и тот, подвергающийся гнусностям мальчик был для него всего лишь резиновой куклой из секс-шопа.

Вот толстяк вставил свою колбасину ему в рот. Потом поставил его на колени, а сам, пристроившись сзади и вогнав "мясопродукт" внутрь на всю длину, заработал тазом. Вот, выдохнувшись, вынул...

Придурки! А смазка?!

Димке стало понятно, почему так болит его зад. Но что взять с этих идиотов?

"Кино" закончилось, и экран покрыл трескучий "снег". Миха ласковым тихим голосом спросил:

- Ну, как? Понравилось?

- Ну а нафига вы это снимали? - спросил Димка.

- Ты че, еще не врубился? - это встрял Боча, - если не притащишь штуку баксов, эту фильму увидит весь город, понял?

До Димки медленно стало доходить, чего добиваются эти "ребятки". Значит его траванули чем-то и теперь - самый элементарный шантаж?

- Ладно, принесу, - согласился Димка.

Слишком быстрое согласие насторожило Миху.

- А у тебя есть хоть бабки такие?

- Есть, есть. Мы собирались машину покупать, - как можно правдивей сказал Димка. - Вы только кассету не давайте никому, а я щас принесу.

- Да не спеши, мы с этой хаты уже уходим. Вечером жди нас в сквере. И не вздумай никому сообщать, сам понимаешь.

Неужели получится сбежать! Пусть эти козлы кассету себе куда хотят засунут!

Димка кивнул и направился к двери.

***

Виталий Павлович всё ещё держа в руках журнал, в который раз бросил взгляд на телефон. Было далеко за полночь, но проклятый аппарат молчал. От него веяло обречённостью.

В мужчине стала закипать злость

Это тот проклятый гомик! Это всё он!

Вопрос: Но ведь если мальчик выбрал эту ориентацию, значит он никогда не женится. У него никогда не будет детей. Это может оборвать род, если такой ребёнок единственный в семье. Да и родители никогда не смогут иметь внуков. Какой это для них удар!

Что за чёрт!

Виталий Павлович напрягся и уставился на страницу.

Ответ: Ориентация не выбирается. Это предрасположенность. Причины этого явления уходят корнями в мир мракобесия и комплексов социальных фобий. Именно неприятие однополых отношений у несовершеннолетних приводит к тому, что во многих мальчиках отключается механизм переключения на гетеросексуальные отношения в будущем.

Вопрос: А можно проще?

Ответ: Однополые отношения у несовершеннолетних не являются устойчивой ориентацией. Если мальчику нравится мальчик, в этом нет ничего страшного. Как показали исследования, сексуальные игры снимают у мальчиков стресс. Делают их характер мягче. Они жизнерадостны. Хорошо учатся. Но стоит вмешаться - запретить, накричать, - всё рухнет.

Вопрос: А как же воспроизводство рода?

Ответ: Вы считаете что мальчики 10-12 лет должны воспроизводить род? Секс - это прежде всего снятие стресса. Запрет на него приводит к тому что ищутся другие средства его снятия. Неудовлетворённый подросток агрессивен. Отсюда пресловутая подростковая жестокость. А средства от стресса - в лучшем случае дёргание под дикую какофонию звуков, с последующим мордобоем "стенка на стенку", а в худшем - наркотики. Те, кто не предрасположен ни к тому ни к другому, добровольно уходит из жизни.

Виталий Павлович медленно положил журнал на стоящий рядом столик, однако не закрыв его.

А на улице уже стало светать.

* * *

Михаил Супрун, он же Миха, и Александр Бочар, он же Боча - двадцатилетние переростки, удачно закосившие от армии - изобрели весьма нехитрый способ заработать денег по-легкому.

Необходимо лишь выследить на улице прилично одетого подростка, заманить его в квартиру и угостить коктейлем - вино с усыпителем - далее снять его на видео в самом неприличном виде, а утром предъявить кассету. Вряд ли найдется хоть один мальчишка, который захочет, чтобы фильм увидели его родители или все из его школы.

И мальчишки безропотно приносили деньги, умоляя не показывать "видео" никому.

Миха продумал все до мелочей. Чтобы не случилось накладок, парочка путешествовала из города в город, снимая сразу две квартиры. На одну приглашали "клиента", а на вторую тут же переезжали, едва фильм был предъявлен жертве. Вечером мальчишка приносил деньги в условленное место, а наутро Миха и Боча сматывали удочки, перебираясь в новый городок.

Просили они немного, всего тысячу баксов. Миха часто повторял любимую фразу - «жадность фраера сгубила», и добавлял, что от жадности сыплются все великие дела.

И действительно, за полгода их промысла ни один обесчещенный мальчишка не пожаловался родителям. Не было ни одного заявления в милицию. Все молча тащили из дома деньги, а у кого их не было - продавали все, что могли.

Но в это раз у них произошёл сбой.

Димка сделал шаг в прихожую и вдруг остановился.

В самом углу ниши, где обычно ставят вешалку, лежала чёрная вязаная шапочка.

Такая же, ещё днём, была на Костике.

Глава одинадцатая

Суббота

Димка остолбенел.

Что, Костик у них?

- Эй, ты чего остановился, - послышался за спиной голос Михи. В нём слышалось лёгкое подозрение.

- Я... я не могу... - Димка покачнулся, выставив вперёд руки, упёрся ладонями в стенку.

- Тошнит, - добавил он чуть слышно, и жалобно проскулил. - Мне на минутку... в туалет можно? Помру ведь, не дойду до дома...

Миха отчётливо хмыкнул.

- Конечно, давай... Только недолго...

Димка слегка согнулся и ухватился за живот. Рот его раскрылся и он сильно икнул...

- Эй! Не здесь! - подозрение сменилось на озабоченность...

Миха открыл дверь туалета и впихнул в него едва держащегося на ногах мальчика.

Боча стоял и хлопал глазами.

- Вот же не было печали... - процедил сквозь зубы Миха и взглянул на свои ручные часы.

- Оба-на! - воскликнул он. - Мне давно уже пора! Меня клиент ждёт... Значит так, я скоро буду.

Миха похлопал по плечу Бочу.

- Выруливай тут с ними. Чтоб всё было в ажуре, понял? Нам ехать скоро. Я подгоню тачку. А ты не забудь, собери манатки.

В туалете Димка включил воду. Ещё раз, для большей натуральности, а заодно и для пользы, согнулся над унитазом и попытался вызвать тошноту. У него этого не получился, но звук, изданный горлом, прозвучал вполне натурально. Мальчик набрал в рот воды, прополоскал горло, потом сплюнул. Услышав, как хлопнула входная дверь, он преобразился.

Так... один ушёл. Судя по разговору - ненадолго...

Раздался стук.

-Эй, ты как там? - спросил Боча.

- Ну отстань... я не могу... - плаксивым голосом проскулил Димка и опять издал чмокающий звук.

Было слышно как Боча потоптался, а потом его шаги стали удаляться.

Димка глубоко, бесшумно вздохнул, на мгновение закрыл глаза. В этот миг у него в мозгу прокрутилось всё, что запомнило подсознание. Будь он обычным человеком, он бы ничего не вспомнил, но его бурное прошлое развило в нём необычайные способности. Именно они привели его тогда к Денису... А сейчас он как чувствовал, что на верном пути, и поэтому безропотно пошёл с подозрительным незнакомцем, чего в другое время, при других обстоятельствах, не сделал бы никогда. И не знали эти негодяи того, что будь он даже в самом тяжёлом забытье, его уши впускают в голову все звуки, и они запечатляются в памяти.

- Я тебе сколько раз говорил, не бери малых! Они ж сразу заложат, ты че, не врубаешься? - звучал в голове злой Михин голос.

- Да ладно тебе. А че он поздно по улице шатался? Я и притащил его. Кто ж знал, что ты тоже приведешь. - растерянно оправдывался Боча.

- И что теперь делать? Ты знаешь?

- Я...

- Ты умом никогда не блистал. Избавиться надо от малого, понял?

- А.. а как?

- Это уже твоя забота... Как старший смоется, так и действуй, усёк? А пока напои его ещё пару раз.

Голоса гудели в голове, а Димка леденел от страха. Вдруг уже прямо сейчас свершается нечто ужасное и непоправимое? Он выпрямился. Осторожно ступая, вышел, и заглянул в комнату.

Бочи не было. Он мог быть только за той вон дверью, ведущей в соседнюю комнату.

***

Боча действительно был там. Удостоверившись, что старший мальчишка мучается последствиями чрезмерной дозы транквилизатора, он направился в маленькую спальню. Там, под окном, лежал прикованный наручником к батарее маленький мальчик в пропитанной потом зимней одежде.

Батарея была холодна. Очевидно, эту часть дома отключили коммунальщики. Зато был старый, уже в нескольких местах поржавевший, электронагреватель. Работал он исправно, и нагрел спальню до ещё пока терпимой жары.

Боча нагнулся, достал ключик и вставил его в узкую скважину. Щелчок. Рука малыша освободилась.

Боча взял неподвижное мальчишечье тело на руки, перенёс его на софу, положил, подумав, вынул из-под головы подушку в грязной наволочке, и замер.

Стоял он так только пару мгновений, и вдруг, откинув подушку и нагнувшись к мальчику, стал лихорадочно стягивать с него штанишки. Он тащил всё разом. И верхние и те, что были под ними, и трусики. Как только он увидел маленький но упругий, смотрящий вверх членик, глаза его заблестели. И в этот же миг он обмяк. Его туша грузно повалилась на пол, прямо к ногам обозлённого Димки, сжимающего руками ножки табуретки...

Димка тяжело дышал. Его грудь вздымалась и отпускалась. С губ слетало сухое шипение.

Пнув толстяка ногой он посмотрел на мальчика и, радостно вскрикнул что-то нечленораздельное.

Перед ним действительно лежал Костик. Димка упал на колени и ткнулся лбом в шероховатую обшивку. Секунду спустя он поднял голову и увидел перед собой членик своего друга. В голове затуманилось. Соблазнительный вид его друга, сводил с ума.

- Сейчас, сейчас, - забормотал Димка, делая над собой невероятное усилие. Он встал, хлестанул себя ладонью по щеке, потом сел на софу и стал спокойно раздевать Костика.

Теперь Костик, абсолютно голый, лежал перед ним, и не подавал признаков жизни. Димка легонько похлестал его по щекам, потом, встав над мальчиком, стал давить сплетёнными ладонями на грудную клетку.

- Раз-два-три, раз-два-три, бормотал под нос мальчик ритмично работая руками.

Почти незаметное до этого, дыхание Костика стало глубже. Его рот приоткрылся и Димка, тут же нагнувшись, стал вдувать в него воздух из своих лёгких.

Вдруг, что- то вспомнив, он вскочил, и бросился в большую комнату. Повертев головой он увидел в углу сумку, злобно улыбаясь раскрыл её и стал осматривать. Сначала ему на глаза попались три видеокассеты, но не они интересовали его. Была жёлтая коробка. В ней, на дне лежали шесть белых капсул, очевидно с сонным зельем. Ага... вот... В его руках оказались кусочек ваты и белая коробка с надписью "Аммиак водный". Димка достал из неё стеклянную ампулу и резким движением снёс головку. Вовремя отвернув голову, чтобы резкий запах не поразил нос, Димка смочил ватку, и бросив ампулу под батарею, вернулся в спальню.

***

От запаха нашатыря Костик сморщил нос. Заворочался и Боча. Димка опять огрел его табуреткой, и вернулся к другу.

Костик лежал, дышал ровно, но не просыпался. Димка, в отчаянье, опять навис над ним и впился губами в его приоткрытый рот. Изо рта Костика тут же высунулся кончик языка и скользнул сквозь Димкины губы. Руки мальчика обвили его шею и потянули к себе. Они слились в поцелуе, но в это мгновение из прихожей донёсся громкий щелчок, и ребята отпрянули друг от друга...

Мгновение спустя Димка был на ногах. Приложив на мгновение палец к губам, он бесшумно выскочил из спальни и оказался лицом к лицу с Михой.

- Ты... - начал было говорить Миха, как вдруг согнулся. Димка, не давая ему опомниться, нанёс ещё один удар. Сил было нужно не так уж и много, чтобы повалить даже взрослого, важна была точность и стремительность, но, увы, координация у Димки не восстановилась и вместо прямого попадания, получился скользящий удар.

Миха не упал, он только качнулся, но тут же восстановил равновесие. В глазах его пылала злоба. Он резко метнул руку с кулаком в Димкино лицо, однако и его постигла неудача. Кулак пролетел в нескольких сантиметрах от Димкиной щеки, и мальчик, собрав, последние силы, врезал ногой "по яйцам."

Миха, взвыв от страшной боли, опять сложился пополам, а Димка, обрушив сложенные в кулак ладони на его шею, повалил его на пол.

Миха корчился, перед ним не в силах подняться. Димка, переведя дыхание, пнул его, потом покосился на сумку и злорадно улыбнулся. Через несколько секунд на свет появилась жёлтая коробка, и три капсулы из шести упали на Димкину ладонь.

Миха между тем понемногу приходил в себя. Он был опасным противником. Димка вовремя заметил, как к его ногам тянется его рука. Отпрыгнув, Димка довольно удачно оказался вблизи от его головы. И то, что нужно было сделать ребром ладони, он сделал носком ноги - легонько ткнул в некую тайную точку, о коей когда-то давно поведал один из его клиентов...

Миха открыл рот и стал хватать ртом воздух. Это и было нужно. В мгновение три капсулы, одна за другой, залетели в его рот.

Димка понятия не имел о дозах. И в это мгновение, ему было плевать на этого мерзавца. Как только он увидел, что Миха пытается выплюнуть капсулы, он присел на корточки, и врезал кулаком в подбородок. Рот закрылся. Миха сглотнул... И потерял сознание.

Димка медленно поднялся и вдруг увидел Костика. Малыш весь светился. Он конечно же видел всё сражение, и теперь в его глазах пылало восхищение к его кумиру.

- Ты это... - смущённо пробормотал Димка, - Ты как?

Костик сделал шаг навстречу и вдруг закачался. Димка бросился к нему но младший мальчик вдруг упал на колени, упёрся руками в пол и его стало тошнить.

- Да, давай, давай - подбодрил его Димка, и зайдя ему за спину, похлопал между лопатками.

Костика ещё четыре раза "вывернуло наизнанку" Димка подхватил обессиленного мальчика на руки и понёс в туалет. Там он посадил его на унитаз и набрав из крана в ладоши воды, вылил ему в рот.

- Не пей - предупредил он, - а только полоскай.

Костик послушно "побурлил", и не без помощи Димки, встав, выплюнул воду в раковину.

- Давай, ещё раз.

Пока Костик полоскал рот, Димка омывал его тело водой. А потом, всего мокрого, отнёс в спальню, и положил на Диван.

- Ты полежи пока, и дыши глубже. Эх, клизму бы тебе поставить...

При слове «клизма» Костик озорно улыбнулся, но Димка, строго глянув на него, сказал:

- Всё потом, не забывай, где мы.

Димка глянул на лежащего как мешок Бочу и вдруг увидел наручники.

Решение пришло само собой. Похлестав толстяка по щекам, Димка заставил его рот открыться. Скормив ему оставшиеся капсулы, он приволок его дружка и уложил рядом. Ключик валялся на полу, и без особых хлопот одно кольцо сомкнулось на руке Боче, цепь перекинулась через трубу ведущей к батарее, второе кольцо защёлкнулось на запястье Михи.

- Ну вот, пора идти домой, - весело сказал Димка.

- К тебе? - обрадовался Костик.

- Нет, к тебе.

Костик помрачнел

- Я не хочу домой.

- Но тебя ждёт папа.

- Я не хочу к папе, я его не люблю.

Димка сел и опустил голову.

- Не говори так. Он у тебя очень хороший. А то что вспылил - с кем не бывает? Люди не понимают таких, как я. А твой папа не хочет, чтобы ты тоже стал таким.

Костик промолчал.

- Значит идём?

Мальчик кивнул. И Димка взял в руки его трусики.

* * *

Одевать своего друга - это таинство. Медленно поднимая и опуская то руки, то ноги, Димка натягивал на мальчика его одежду. Она постепенно скрывала его красоту, и Димка с грустью расставался с тем, что ещё несколько минут назад ласкало его взгляд.

Но оставался запах. Сначала Димка боялся, что одежда сырая от пота, а она то ли уже высохла, то ли была не такой уж и сырой. Она хранила запах Костика. Это был ошеломляющий и сводящий с ума аромат мальчишечьего тела. Димка, закончив одевание, уткнулся носом в грудь мальчика, и последний втянув его в себя, встал и коротко бросил:

- Идём.

***

Они вышли в комнату, и им в нос ударило отвратительное зловоние. До этого они словно его не замечали, но теперь...

Вид перепачканного пола привёл их в ужас. От испарений мутило. От аммиака слезились глаза.

Димка схватил сумку, перекинул её через плечо, и потащил Костика за руку, прочь из этой страшной квартиры, не забыв, сиротливо лежащую в прихожей, его шапочку.

А потом они вышли на улицу и свежий воздух опьянил их. Костика покачивало. Шёл он неуверенно, Димка тоже чувствовал странную слабость в ногах. Но он посадил мальчика на плечи и понёс его над покрытым снегом тротуаром.

Домой.

Эпилог

Третий день Костик лежал в больнице. Организм оказался слабоват… Он уже по дороге начал терять сознание. Везение, что малыш успел очухаться там, в квартире... Час-другой, и Димка вообще не сумел бы его откачать.

* * *

В тот субботний день, когда Димка появился в квартире у Костика с бесчувственным мальчиком на руках, Виталий Павлович без лишних расспросов вызвал «скорую» и они все вместе поехали в больницу. Димка даже не стал спрашивать разрешения, просто влез в машину. Санитары не спорили, решили, что брат. И вот уже там, в больнице, после того как Костика увезли на каталке, Димка с его отцом имели длительную и очень трудную беседу. Поначалу Виталий Павлович сжимал кулаки, с ненавистью глядя на мальчишку, которого винил во всем, что случилось. Но когда Димка начал рассказывать про похищение, он оттаял. Узнав, что его сыну грозила смертельная опасность, Виталий Павлович закрыл глаза и вытер лоб платком.

- Получается, ты Костю от смерти спас?..

Димка пожал плечами, он не видел в этом ничего героического.

- Я тебе, очень благодарен, - сказал Виталий Павлович, стараясь не смотреть Димке в глаза. – Я знаю, Костя уже не представляет своей жизни без тебя. Даже не пойму, чем ты его взял. Неужели вы все, мальчишки, так тянетесь друг к другу? Может быть было бы намного лучше если бы вам не мешали, и не было бы тогда на свете подлецов…

Димка опустил голову, тяжело вздохнул.

- Я не знаю, - тускло пробормотал мальчик.

Виталий Павлович положил руку на его плечо.

- Ты прости меня. Ладно? Но пожалуйста… будь с ним ласковым что ли… не причиняй ему боли…

- Виктор Павлович, я… я не знаю что мне сказать… Все мои лучшие друзья страдают из-за меня. Меня нельзя любить… Я грязный… я понимаю…

- Хватит! – строго сказал отец Костика. Грязным тебя считают те, у кого нараспашку чёрное нутро и оболваненные ими люди. Ты сделал Костика счастливым. В то короткое время, до нашей стычки, после встречи с тобой он цвёл. И я чуть бы не погубил его. Кстати, расскажи подробнее что произошло. Я приму меры и обещаю… что это никоим образом не коснётся тебя и твоих друзей.

- Кассеты, - прошептал Димка.

- Что?

- Я уничтожил все кассеты. Я не хотел чтобы кто-то увидел их жертв. Но я оставил одну. С самим собой…

Виктор Павлович задумался.

- Ты правильно поступил. Ты уже не мальчик а мужчина. И это не потому что ты давно потерял свою невинность. Мужчина это тот, у кого есть мужество и честь. Это тот, кто берёт на себя ответственность за свои дела и за жизнь других людей. Я не знаю как будут развиваться события, но сделаю всё, чтобы всё прошло как можно мягче для тебя. И приходи к Костику. Он нуждается в тебе. Я скажу, чтобы тебя пускали к нему в любое время.

* * *

Костик очнулся ночью. В его голове всё ещё туманилось, но где-то на пульте зажёгся сигнал, возвещающий что пациент приходит в себя.

Дежурная медсестра, вбежав в палату и проверив мальчика, увидела спящего в углу на стуле Димку. Она потормошила его. Димка открыл глаза и в это же мгновение распахнулись глаза Кости. Малыш, склонив голову набок, улыбался ему.

***

Димка не был у Дениски недели две. Не решался, боялся смотреть Дениске в глаза, словно был в чем-то виноват... Отделывался лишь звонками...

В ночь на первое декабря выпал первый снег. Дима распахнул настежь форточку, влез на подоконник и полной грудью вдохнул мягкие колючие снежинки. За окном было белым-бело... На искристом покрывале не было ничьих следов; все ещё спали в своих тёплых постелях.

И только одинокий мальчишка стоя на подоконнике приветствовал зиму...

* * *

После школы Димка помчался к Денису. Радости не было предела, когда дверь Димке распахнул его друг! Улыбаясь во весь рот, Дениска с порога заявил:

- А мне уже вставать разрешили, еще на той неделе! Я тебе специально не говорил, чтобы обрадовать!

В короткой не по росту пижамке, Дениска выглядел так трогательно, что Димка его тут же обнял.

Спохватившись, спросил:

- Мама дома?

- Не-а! Она работе. Соседку на меня оставила. Говорит, «раз вставать можешь, то я уже не нужна, справишься. Соседка покормит».

- Ну и правильно, хватит уже болеть, сколько можно, - согласился Димка, увлекая Дениску в комнату. - Пошли, пошли, а то замерзнешь совсем.

В спальне Димка заставил мальчишку улечься в кровать.

- Ну, рассказывай, чем занимался тут без меня? Скучал хоть?

У Димки был странный тон, совсем ему неподходящий. Ершистый и ласковый одновременно.

- Скучал... Я каждый день ждал, что ты придешь...

Дениска отвернулся к стене Дениска и стал скоблить о неё пальцем.

- Проблемы были... Тебе рассказывали?

- Нет, мама только говорила, что тебя в милицию таскают. Ага? А за что?

Дениска ничего не знал, он был совершенно отрезан от мира, а мама решила его поберечь.

- Да ну… Вызывали пару раз. Да я тут к маньякам попал…

Рот Дениски приоткрылся от удивления.

- Да ну… Правда?

- Я тебе хоть раз врал?

- Но…

- Не бери в голову, всё хорошо. Они меня на деньги развести хотели. Ну напоили и оттрахали. На кассету записали.

Денис помрачнел. На глазах заблестели слёзы…

- Эй, ты чего? – испугался Димка. – Всё же хорошо!

- Сядь сюда... - прервал его Дениска хриплым шепотком.

Димка испуганно опустился на кровать.

Денис вдруг, приподнявшись, вскинул руки и обхватив ими шею Дики потянул его к себе.

- Как же я соскучился... - зашептал он прямо на ухо

- Сволочь я, правда? – так же шёпотом сказал Димка, разыскивая прохладные губы и растворяясь в нежном пряном дыхании.

- Ещё какая. Редкая...

Дениска, легонько постанывая тянул ещё ближе.

- Жарко, как у тебя жарко... - Димка принялся сбрасывать одежду, быстро, срывая пуговицы.

Денис отстранился и стал стягивать пижамную рубашку.

- Нет-нет, тебе не нужно, я сам все сделаю! - остановил его Димка. Он ловко стянул с Дениски пижамные штаны. Вслед за ними улетели трусики…

Димка обалдел. Твёрдое сокровище, трепетно ожидающее ласки... оказалось у его губ.

Димка втянул в рот молочно-беленький кончик. Вкуса не ощутил, но как же это было приятно! Дениска выгнулся, ладонью прижал к себе Димкину голову, словно хотел влезть в Димкин рот целиком, с руками и ногами.

- Я тоже хочу... - прошептал он вдруг, останавливая движение.

- Что? - не понял Димка.

- Ложись ко мне, только головой туда...

- А, понял! Шестьдесят девять! - мигом сообразил Дима.

Три секунды спустя, мальчики пробовали друг друга на вкус.

Шло время. Мальчишки увлеченно сосали, поглаживая и, похлопывая всё, куда дотягивались их шаловливые руки. Димка даже провёл пальцем между ягодиц Дениски.

- Ауффф!..

Судорога пробежала по телу Дениски. Он с силой вжался в Димкино лицо. Димка почувствовал, что Денискин рот отпустил его.

- Ты, всё что ли? - спросил он у друга.

- Ага... - чуть виновато ответил Дениска. - Ты не сердись, я сейчас отдохну и опять.

- Да ну, брось ты. Нельзя тебе так много. Только вот я сам сейчас…

Он слез с Дениски и поспешил в туалет. Там он применил действенный способ, остановить возбуждение. Он набрал в стакан холодной воды и, сев на унитаз, облил свой разгорячённый член. Вытершись полотенцем, вернулся к Денису.

Тот сидел в кровати, поглаживая коленку.

- Наверное, я никогда не женюсь, - сказал он вдруг задумчиво.

- С чего это ты? О чем ты думаешь вообще?

- Дуры они все...

- Так и не женишься?

- Неа.

- Совсем-совсем?

- Совсем-совсем.

- А со мной?..

- Что?

- Со мной поженишься?

- А разве так можно? Ты же не женщина.

- Что поделаешь, если в нашем языке нет названия. Но ты хочешь быть… моей парой?

- Парой?

- Ну, со мной жить всегда. И меня любить. А я тебя. Просто скажи, да или нет!

Димка ждал, хитро прищурившись, а Дениска ничего не понимал. Наконец он решил, что это такая новая игра.

- Ну если с тобой. Навсегда. Только ты и я. Согласен.

- Ты сам сказал! – воскликнул Димка.

Он подскочил к столу, выдернул из книги шоколадную обертку, подаренную давным-давно им же и превращенную в закладку, затем, под завороженным взглядом Дениски разорвал надвое золотую фольгу и свернул из половинок две узкие полоски. С ними он вернулся к Денису. Ловко свернув из полосок кольца, он торжественно надел одно на палец Дениса, а второе на свой.

- Вот так, - довольно произнес Димка. - Теперь мы пара!

Денис покраснел от удовольствия и крайнего смущения. Такого он никак не ждал. Он погладил золотистое колечко и вдруг спросил:

- А почему только два?

- Что «два»? - опешил Димка.

- Ну... Почему только два кольца ты сделал? А Костик?

Димка задумался. Вот умеет же Денис в душе ковыряться немытыми пальцами!

Ответ пришел сам собой:

- Потому что с Костиком у нас дружба. А с тобой... А с тобой у меня любовь. И фиг ты от нее теперь отвертишься!

* * *

Денис был ни жив, ни мертв. Еще никто не говорил ему про любовь, только мама. Но это ведь совсем не то...

Мальчишка снова потянул к себе друга, заставил его лечь рядом, и замер, ткнувшись носом в его горячую щеку.

Оба мальчики лежали совсем голые и счастливые. Часы на стене отсчитывали время, а они не двигались. И что бы не ждало их впереди, сейчас они были уверены что ничего плохого в их жизни больше не будет.

Зима пройдет и непременно наступит весна!

Конец


Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одинадцатая
  • Эпилог