КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 457405 томов
Объем библиотеки - 657 Гб.
Всего авторов - 214569
Пользователей - 100429

Впечатления

Raivan про Шемшук: Hаши предки. Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций. (Альтернативная история)

Первыми колонистами Земли 238 миллионов лет назад были 7 метровые гиганты фагорусы. Об этом и многом другом вы можете прочитать в книге Асурраведа.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Raivan про Просветитель: Библия Сатанаила (Религия)

На Земле 8 богов-кристаллов. Сатана, Дагона, Вотан, Надир и Ваал слуги кристалла Рувимы создали свое государство в Потустороннем мире. Поэтому их духи последователи носят на спине пяти конечный пентакль. Они боятся не с богом, а с атлантами херувимами, которые как раз и добавляют к имени приставку ил. О борьбе в мире Навь вы можете почитать в книге Асурраведа.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Galina_cool про Неизвестен: Педофильские анекдоты (Анекдоты)

Обложку удалила

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Педофильские анекдоты (Анекдоты)

Каким же надо быть ублюдком, чтобы приделать картинку с ветераном войны в качестве обложки к педофильским анекдотам!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
OlgaV про Варела: Путь к себе: жизнь в радости (Психология)

Впечатлена! И объёмом затронутого материала и качеством изложения. Доступно, интересно и тянет сразу же попробовать. Реально увлекательно, особенно во второй половине, где рекомендации. Спасибо автору! Хватило бы только настойчивости и упорства у себя самого, правда тут книга мотивирует тоже. Рекомендация однозначная - читать! (Тамара Волк).

Прочитала книгу на одном дыхании! Очень впечатлила! Жаль, что не встретила ее раньше.... Автору спасибо! (Наталья).

Очень актуальная тема и прекрасно раскрыта! Благодарю автора! Очень познавательно и полезно.

Хочу выразить благодарность автору - книга действительно вдохновляет на реализацию себя. (Алексей).

Отличная книга, которая поможет разобраться в себе, в своих желаниях, способностях и поможет найти СВОЙ путь, полный счастья.

Отличная книга! Читается легко и очень быстро. Доступно написано о важном с интереснейшими примерами. Надеюсь, у меня хватит желания и рвения применить все рекомендации на практике. Рекомендую.

Эта книга должна быть в списке к прочтению для всех, занимающихся саморазвитием. Лёгкость чтения, эффективность принципов, познавательно и полезно. (Виктория).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Drosselmeier про Марченко: Вторжение (Боевая фантастика)

читать можно

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
pva2408 про Мазуров: Теневой путь 7. Тень Древнего (Недописанное)

Ув.remarkscope! С 5 главы, вместо «Тени Древнего», начинается публикация романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина».

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Мои религиозные воспоминания (fb2)

- Мои религиозные воспоминания (пер. А. А. Яковлев) 28 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Бертран Рассел

Настройки текста:




Бертран Рассел Мои религиозные воспоминания

Мои родители – лорд и леди Эмберли – считались ужасными людьми из-за передовых для своего времени взглядов на политику, теологию и мораль. Когда в 1874 году мать умерла, ее похоронили без всякой религиозной церемонии рядом с домом в Вай Вэлли. Отец хотел, чтобы его тоже похоронили там, но, когда в 1876 году он умер, его желаниями пренебрегли и обоих перевезли в фамильный склеп в Шени. В завещании нашими с братом опекунами отец определил двух своих друзей, разделявших его взгляды, однако с завещанием не посчитались, и решением Верховного суда мы были отданы на попечение бабушки и деда. Мой дед, известный государственный деятель, умер в 1878 году, и вопрос о том, как меня воспитывать, решила его вдова. Она принадлежала к шотландским пресвитерианам, а затем постепенно стала унитарианкой. По воскресеньям меня попеременно брали то в приходскую церковь, то в пресвитерианскую церковь, а дома воспитывали в духе унитаризма. Не было проповеди вечного наказания и веры в буквальную истинность Библии, а воскресенье не соблюдалось, если не считать того, что в этот день – чтобы не смущать слуг – старались не играть в карты. Но в остальном мораль была строгой, считалось само собой разумеющимся, что совесть – это око божье – непогрешимый руководитель во всех практических затруднениях.

Мое детство прошло в одиночестве – брат был на семь лет старше, а в школу меня не отдали. Поэтому у меня оставалось предостаточно времени для размышления, и приблизительно в 14 лет мысли мои обратились к теологии. В последующие четыре года я последовательно отверг свободу воли, бессмертие и веру в бога. Я думал, что очень страдаю, однако, когда весь этот процесс подошел к концу, обнаружил себя гораздо более счастливым, чем в то время, когда сомневался. Полагаю уже сейчас, что своим несчастьем я был в большей степени обязан одиночеству, чем теологическим затруднениям. За все это время я ни с кем не говорил о религии, за исключением одного домашнего учителя, который был агностиком. Его вскоре отослали, возможно из-за того, что он не смог отбить у меня охоту к неортодоксальности.

Из боязни быть смешным я главным образом молчал. В 14 лет я пришел к убеждению, что фундаментальным принципом этики должно быть человеческое счастье, и поначалу это казалось мне столь очевидным, что я полагал, будто так должны думать все. Потом я обнаружил, к своему удивлению, что такое воззрение считается неортодоксальным и называется утилитаризмом. Я заявил – с явным удовольствием произнося длинное слово,– что я утилитарист; но мое заявление было высмеяно. Бабушка долго еще пользовалась любой возможностью и с иронией ставила передо мной этические головоломки, которые я должен был решать, исходя из утилитаристских принципов. К своему удивлению, готовя к публикации «Архивы Эмберли», я обнаружил, что она подвергала тем же испытаниям моего дядю, когда тот был молодым. В результате я решил держать свои мысли при себе; дядя, несомненно, тоже решил что-нибудь в этом роде.

Насмешка – внешне забавная вещь, но в действительности выражавшая враждебность – была любимым оружием, возможно, самым убийственным в обращении с молодыми людьми, за исключением просто жестокости. Когда я заинтересовался философией – предметом, который в силу каких-то причин предавался анафеме,– мне сказали, что всю ее можно резюмировать следующим образом: «What is mind? – No matter. What is matter? – Never mind». После 15 или 16 повторений шутка перестала казаться забавной.

И все же во многих отношениях атмосфера дома была либеральной.

Дарвинизм, например, считался чем-то само собой разумеющимся. Одно время, когда мне было 13 лет, у меня был очень ортодоксальный учитель из Швейцарии, который в ответ на какие-то мои слова сказал с величайшей серьезностью:

«Если ты последователь Дарвина, мне тебя жалко, потому что невозможно быть одновременно дарвинистом и христианином». Мне не верилось, что одно с другим несовместимо, но уже ясно было – если бы я выбирал, то выбрал бы Дарвина.

До поступления в Кембридж я почти совсем не знал современных течений мысли. На меня повлиял Дарвин, а затем Джон Стюарт Милль; но больше всего на меня оказало влияние изучение динамики. Мое мировоззрение фактически больше подошло бы картезианцу XVII или XVIII столетия, чем человеку последарвиновской эпохи. Я считал, что все движения материи подчиняются физическим законам и что, по всей видимости, это справедливо в отношении как человеческого тела, так и любого другого вещества. Страстно интересуясь религией, но не имея возможности обсуждать ее, я записывал свои мысли греческими буквами в тетрадь, которую озаглавил «Упражнения в греческом», где, чтобы еще больше скрыть эти мысли, я придумал новую систему произнесения слов по буквам. Пятнадцати лет я записал в этой тетради:

"Рассматривая свободу воли, мы не видим ясной разделительной линии между человеком и