КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 356282 томов
Объем библиотеки - 419 гигабайт
Всего представлено авторов - 142924
Пользователей - 79545
Загрузка...

Впечатления

чтун про Атаманов: Искажающие реальность (Боевая фантастика)

Таки да, согласен с предыдущим комментатором - книга достойна прочтения, а сюжет - ожидания продолжения. На мой взгляд, сюжет без особых "багов" и "фич" : их там столько, сколько нужно, не более... но это на мой взгляд.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Карлье: Тайна «Альтамаре». Повесть (Детские приключения)

Читал эту книгу ближе к середине 90-х...поэтому сюжет помню смутно: отчетливо помню, что прочел запоем, поразила естественность и неотчужденность быта "заграницы"; на мой взгляд сюжет перекликается с произведениями Крапивина В. и поэтому воспринялась легче, имхо...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mason1958 про Атаманов: Искажающие реальность (Боевая фантастика)

кому как. мне книга понравилась.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
AN1317 про Афанасьев: Алая кровь на белых крыльях (Альтернативная история)

Ватный высер нищебродов.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
jalosik про Поселягин: Ремонтник (Космическая фантастика)

Очередной безграмотный бред.Единственное отличие от других "поселяговщин" это отсутствие гарема.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Чукк про Машков: Оберон - 24 (Космическая фантастика)

Для тех, кто знаком с творчеством автора - обстоятельства совершенно другие - инопланетные и в будущем, но очередной перенос пенсионера в подростковое тело (в котором ГГ сразу принимает подчиненный статус), близнецы, трусики и маечки (к счастью, их никто не стирает), девочка с мужским поведенческим типом, и 13-летние лоли присутствуют с самого начала.

Автор от протореной дороги отступать не стал, но держался долго - только после середины книги начинается:
"Катя была уже без майки, в одних шортах, Уран засунул руку сзади, в Катины шорты, и они самозабвенно целовались! Не как мы, а как взрослые, взасос. У меня помутилось в голове."

(Но это не та Катя, а другая. Не сестра, к которой в конце всё перенесется.)

"После того, как помыли и досуха вытерли, ко мне подошёл Дэн, также, обнажённый и чистый, взяв за руку, повёл на середину островка, где меня уже ждала Катя, тоже раздетая, с венком на голове, в окружении голеньких девчонок.
Мне на голову тоже надели венок, Катю окружили обнажённые парни, которые были со мной в степи, а меня, такие же девочки. Только тут я понял, почему девочки показались мне странными.
У них, у всех, был пенис!"

А почему бы и нет, черт побери! Инопланетяне же. Произведение изобилует диалогами и отношениями подростков в представлении автора. И без мамы в кустах тут тоже не обошлось.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Поселягин: Спасение (Космическая фантастика)

Читая седьмую часть и следя за тем как ГГ «медленно но верно» превращается в императора владеющего несколькими планетами, я все ожидал где же он в очередной раз (согласно схеме автора) «обосрется»! И вот! ГГ которому уже видимо изрядно надоело просиживать императорский трон и следить за ростом благосостояния всех своих подданных, случайно во время визита в апартаменты заметил свою младшенькую сестренку (знакомую читателям по «прошлой жизни ГГ») которая сдуру включила (небрежно забытый ГГ на столе) артефакт «Сеятелей» и «исчезла в неизвестном временном направлении»! Бл....!!! Ну СКОКА МОЖНО?!? Ну и КОНЕЧНО ГГ ОПЯТЬ МЧИТСЯ СКВОЗЬ ВРЕМЯ дабы вернуть свою непутевую сестру... и конечно его в этом справедливом желании тут же ожидают «очередные приключения»... НО НАФИГА?!? Я конечно шутил про «бразильский сериал», но тут даже труп «Рабыни Изауры» успел бы разложиться на атомы, а сага «о бессмертном Зурге» продолжает победно шествовать «сквозь века и тысячелетия»... В общем я пока решил взять паузу! Если будет на работе свободное время — черт с ним дочитаю! Но вот что бы в следующий раз комментировать СИ тов.Поселягина... Увольте! Да и психика у меня все таки не железная, и нейросети опять же нету... ХМ.... А вот что лучше БИО-сети Содружества или сети Древних? Ха, ха... конечно же круче всех сети Сеятелей! Да! При прохождении судебно-психиатрической экспертизы в областном психиатрическом диспансере я так и скажу!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Когда падают звезды (fb2)

- Когда падают звезды 581K, 316с. (скачать fb2) - Мария Анатольевна Акулова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Аннотация:

О ком говорят "родился под счастливой звездой"? Например, можно ли так сказать о девочке, первом и долгожданном ребенке, желанном и вымоленном? Еще будучи в утробе, ей уже была уготовлена роль очаровательного смышленого ребенка - головной боли нянечек и радость для глаз родителей, потом - привередливой невесты небесной красоты, достаточно умной и чувствующей, чтоб в неисчислимой толпе воздыхателей заметить того единственного, с которым она разделит долгую жизнь "полную чашу". Ну так что, под счастливой звездой родился бы этот ребенок? Девочка с идеальной судьбой, которой не суждено было быть. Ее счастливая звезда упала и сгорела в тот самый момент, как ребенок появился на свет. Наверное, еще положено предупредить, что читать стоит представительницам прекрасного пола +18, ну и присутствует жестокость (чуть-чуть). Сразу прошу прощения за огромное количество ошибок, опечаток, глупостей. Впереди правка, надеюсь очень скоро.

ЧАСТЬ І

Что такое счастье? Это состояние постоянное или мимолетное ощущение? Можно быть счастливым человеком на протяжении всей жизни, или только в определенный момент потому, что именно сейчас так стали звезды? Достаток - это залог счастье? Внешность - это залог счастье? Любовь - это счастье? Наверное нет, потому что мир состоит из условностей, и они повсюду.

О ком говорят "родился под счастливой звездой"? Например, можно ли так сказать о девочке, первом и долгожданном ребенке, желанном и вымоленном? Родившемся, в семье молодого графа и его очаровательной жены? Еще будучи в утробе, ей уже была уготовлена роль очаровательного смышленого ребенка - головной боли нянечек и радость для глаз родителей, потом - привередливой невесты небесной красоты, достаточно умной и чувствующей, чтоб в неисчислимой толпе воздыхателей заметить того единственного, с которым она разделит долгую жизнь "полную чашу". Ну и конечно, родит не менее милых чем она сама карапузов, тем самым продлив славный отцовский род.

Ну так что, под счастливой звездой родился бы этот ребенок? Девочка - с идеальной судьбой, которой не суждено было быть. Ее счастливая звезда упала и сгорела в тот самый момент, как ребенок появился на свет.

Глава 1.

Две девушки прогуливались рука об руку по саду. Их окружали ухоженные цветники и клумбы, садовник должно быть, исполнял свои обязанности с особым рвением. Светило по-настоящему майское уже жаркое солнце, ветерок чуть теребил листочки, а птицы заливались своими радостными радужными трелями. Одна из идущих скрывалась под ажурным зонтиком, другая же с удовольствие подставляла свою и без того смуглую мордашку солнышку.

- Майя, зря ты прячешься, в этом году ведь выдалась такая длинная и холодная зима, я еле дождалась пока сойдет снег, неужели ты не соскучилась по этому? - девушка развела руки и закружилась смеясь. - Я обожаю весну, что может быть лучше?

- Ты ведь сама как лучик солнца, конечно ты не можешь не радоваться приходу весны. - собеседница отвечала на восторг сдержанной улыбкой и ласковой интонацией. - Только осторожно, не упади, ведь не хочешь показаться перед будущим женихом прихрамывающей из-за разбитой коленки?

- Ой, да какой жених? Мне всего шестнадцать, я уж лучше буду постоянно хромать с разбитыми коленями, чем пытаться привлечь внимание какого-то лорда, успеется еще, сначала мы сосватаем тебя, это ведь ты у нас графиня, а я так - младшая сестра. Кроме того, девятнадцать ведь, это... - девушка поднесла палец к пухлым губам, о чем-то думая. - Вот, это наша мама уже родила тебя, правда еще не ведала, что придется рожать еще и меня. - девушки опять залились заразительным смехом, правда владелица зонтика быстро погрустнела.

- Нет уж, настоящая графиня как раз ты, уж поверь мне, если зеркалу ты не веришь, твои глаза сведут с ума не одного графа, хотя почему мы мелочимся? Герцога, причем не престарелого, с лорнетом, а такого, как в нашей любимой книге. Почему ты опять смеешься? Ты мне не веришь?

- Верю, я не могу тебе не верить, просто ты слишком серьезно это говоришь, как будто сейчас воооон из того куста кремовых роз, - девушка указала на один из шедевров садового искусства, - вылезет тот самый герцог и падет к нашим ногам предлагая свою руку и доблестное сердце. Майя, ты такая выдумщица. - девушка щелкнула растерявшуюся сестру по носу и побежала по тропинке оставляя за собой лишь отголосок смеха и звук шелестящих юбок.

*****

Майя не погналась за Соней, как той хотелось. Она смотрела вслед удаляющейся фигуры и с сожалением думала о том, что да, сестра наверное права, она жуткая выдумщица, но о таком герцоге она когда-то мечтала сама и для себя, а теперь, готова поделиться мечтой с сестрой. Почему? Потому, что когда понимаешь, что падать с облака своей мечты слишком больно, то лучше и не взлетать...

*****

- Соня, перестань дурачиться, где ты потеряла сестру? Вдруг ей станет плохо на солнце, а ты ее оставила одну? - графиня сидела в беседке, читая книгу, когда ее неугомонная дочь подкралась сзади и хлопнула в ладоши практически над самым ухом.

- Мамочка, ей никогда не становилось плохо на солнце, ты выдумываешь! Просто Маюшка предпочитает находиться наедине со своими мечтами, а не со мной. Но я не обижаюсь, я же все понимаю. - она опустилась на белую кованую лавочку рядом с мамой, обняла ее обеими руками и зарылась носом в родное плече. На этого ребенка злиться было невозможно.

Графиня, в свои тридцать семь лет выглядела молодо, она сохранила стройность, но с годами приобрела истинную аристократичную статность, что необычайно сочеталось и заставляло молодых людей до сих пор оборачиваться при встрече с ней.

- Она все понимает... Какая же ты еще маленькая, девочка моя. А пора ведь уже взрослеть, тебе не кажется? Папа ждет внуков с таким рвением, что я иногда за него волнуюсь.

- Ой, мама, и ты туда же, вы как будто все сговорились, и Майя с вами, ну какие внуки? Какие женихи? Я была представлена в свет на открытие этого сезона, всего два с половиной месяца тому. И я ведь сразу сказала, что мне совсем не понравились эти балы и светские мероприятия. Там было скучно, и женихи ваши скучные, и вообще, если папа так хочет внуков, почему бы ему не направить свое рвение на Майю? - она вопросительно подняла глаза на мать, а потом обе перевели на тропинку. - А вот кстати и она!

Да, к ним направлялась Майя, старшая дочь уважаемого графа Дивьера, будущая владелица несметных богатств, положения в обществе, кандидатура номер один в списке завидных невест государства вот уже четыре сезона подряд. Она же - старая дева, проклятье рода Дивьеров, обуза родителей и причина сожалений окружающих - анибальт, Майя Дивьер.

Глава 2.

Кто такие анибальты? Ответ прост и сложен одновременно. Есть понятие моды, причем практически во всех отраслях бывает так, что что-то в моде, а что-то нет. Но плюс, а может и минус моды в том, что она меняется, она не статична. Шляпка, приобретенная в этом сезоне, уж вряд ли будет воспринята с таким же восторгом в следующем. Женская худощавость, которая помогла матери когда-то завлечь внимание ее суженого, может сослужить совсем другую службу дочери, ведь в моду вернулись формы. Привередливые барышни меняют пони каждый год, ведь масть в яблоко в следующем сезоне будет говорить о провинциальности наездницы.

Но есть вещи, мода на которые неизменна. А так же, есть то, что не войдет в моду никогда, во всяком случае, не в этом мире. Почему? Потому, что так сложилось. Это анибальты. Что в них особенного? В мире, в котором смуглость кожи и темнота глаз - свидетельство красоты, блондины и блондинки часто проигрывают войну за право обладать и подчиняться, но это все же дело вкуса. А есть люди, которые в этой войне не имеют ни единого шанса - проклятые, вечное свидетельство людских грехов и ошибок прошлого, бесцветные, анибальты.

Всем детям известна сказка: давным-давно, сразу после начала времен, планету населяли люди разных рас, и они даже не подозревали о том, что где-то есть люди, с другим цветом кожи, глаз, волос, говорящих на другом языке и одевающих другие одежды, ведь у каждой расы был свой материк, отделенный от других необъятным океаном. Верховный бог, Ях, сотворивший этот мир, предостерег людей от того, чтоб приближались к океану, ведь неведомо какие опасности он несет. А взамен исполнения этой единственной заповеди - даровал людям жизнь, о которой только можно мечтать. Но родился через столетия или тысячелетия после сотворения мира юноша, которому мало стало дарованной жизни, он захотел свою сам творить, и океан манил его со страшной силой. Дождавшись ночи, времени, когда Ях оставляет людей наедине с собой и уходит на покой, он покинул берега своего материка и отправился на поиски погибели или собственной жизни. Совсем скоро, он пристал к берегу, точь-в-точь такому, от которого отчалил. Так он думал, пока не увидел, что люди-то тут другие. По сравнению с его темной кожей и черными глазами, на него смотрели голубые, почти прозрачные глаза напротив, в лунном свете, волосы девушки, которая молча смотрела на него, сначала настороженно, а потом любопытно, казались сотканными из серебряной паутины, белая кожа светилась. Парень сразу понял, что влюбился в это странное существо, девушку, которая первая встретилась ему на новой земле. Но чары лунной ночи были разрушены первыми бликами солнца. Ях просыпается, а значит, весь мир снова будет у него как на ладони, и юношу ждет кара за его поступок. Понял это он, и она тоже. Еще не осознавая зачем, она взялась его спасти. Нашла убежище, скрытое от солнечного света, приносила еду, учила языку, а ночи - всецело принадлежали им. Она любила его беззаветно, бесстрашно, делилась с ним чувствами, мыслями, тайнами. Он же, любил, но не лишился головы. Материк девушки, оказался совершенно отличным от его собственного, не работали тут люди на рудниках, не проводили дни в подземельях, чтоб вечером уставшими, но радостными возвращаться домой. Тут, люди дневали на берегу, добывая золото из воды. "Ведь это не честно! Ведь так проще! Чем эти странные люди лучше нас?" Такие мысли все чаще тревожили юношу, даже когда он смотрел в любимые голубые глаза. Не Ях, но люди в конце концов открыли секрет пары, одной ночью, влюбленный в девушку блондин проследил за тем, куда же она пропадает так часто, и обнаружил из укрытие. Эта ночь стала последней для возлюбленных, она с тяжелым разрывающимся сердцем провожала его на том же плоту, всматриваясь в горизонт и надеясь, что он вернется. Он же, был даже благодарен блондину за свое освобождение. Обида на простоту их жизни не давала ему думать о своей любви, а может, любви и не было. А вот обида не оставляла. И дома не оставляла, и настал тот момент, когда юноша собрал соплеменников и поведал историю о земле, на которой нету необходимости работать физически так тяжело, как это делают они, чтоб получить свой кусок хлеба. Люди поверили, рассказ был красочным, задел те же струны в душах остальных. На протяжении бесконечного количества ночей они мостили плоты, ковали оружие, готовились к походу. Если юноша и вспоминал девушку, то только с мстительной мыслью о том, что скоро ему не придется прятаться на ее земле. Ведь и земля, и сама девушка будет его, а там, он решит, нужна ли ему последняя.

Ночь мщения наступила. Сотни плотов отчалили от берега, в направлении лунной дорожки, цвета волос девушки. Она ждала его на берегу, все это время ждала, что он вернется. А когда увидела вместе с ним весь его народ, все поняла. На ее плечи упала вся тяжесть предательства, а насмешка в его глазах оставила в груди кровоточащую рану, которую не излечить даже всесильному Яху. Она могла крикнуть, разбудив своих соплеменников, могла броситься бежать в деревню, и закрыть ворота, чтобы даровать хоть призрачный шанс остаться в живых, но она не могла. В этот самый момент она поняла, что она свою любовь предать не сможет. Она просто смотрела на то, как мимо проносятся сотни воинов, как загораются дома, в каждый из которых она когда-то заходила, как кричат женщины, дети, старики. И принимала всю тяжесть вины на себя, не виня при этом любимого. Когда первые лучи солнца коснулись побережного песка, на материке не осталось ни одного коренного. Юноша же нашел девушку на пирсе, уходящем в океан. Боли оказалось для нее слишком много.

Гнев творца, который увидел последствия трагедии, излился невиданной бурей на головы завоевателей. Эта буря смыла и кровь пролитую ночью, и пепел. Зато принесла осознание и раскаянье, как камнем рухнувшее на слишком слабых виновников. Особая кара ждала этот проклятый народ. Всем им, было суждено испытывать ту душевную муку, которую терпела девушка столько, сколько им отведено. А потомкам их было предрешено, чтоб не забывали грех предков, в их семьях, среди детей с волосами цвета смоли и глаз темнее ночи будут рождаться они - анибальты, те, в чьих глазах видна боль девушки, и немой укор незаслуженно убитого народа.

Легенда ли это, или правда, по прошествии тысячелетий не скажет никто. Но, если правда, боль испытываемая проклятым народом была невыносимой, ведь рожденный в семье анибальт - настоящая кара, как для семьи, так и для него. Немое доказательство грешности, неугодности предков, и уродства человека, его патологии, неспособности любить. В этом мире, больше шансов найти вторую половинку хромому, слепому или даже церковнику, давшему обет безбрачия, чем анибальту.

*****

Графиня моргнула, прогоняя из памяти эту глупую сказку, обрекшую ее ребенка на одиночество. За что, Ях, за что?

Майя, как будто прочитав мысли матери, опустила глаза со своей привычной обреченностью, прося прощение за то, что сама не понимала.

- Майя, ну скажи мамочке, что мне рано замуж, пусть она поищет женихов тебе! Ведь так? Ну Майя, правда, ну скажи. - Соня опять надула губы, сморщила очаровательный носик, и выжидающе уставилась на сестру.

- Нет уж, зачем мне жених? Ведь у меня и так есть за кем гоняться, мне хватает тебя, моя прелесть, правда мама? - Майя сложила зонтик, села по другую сторону от матери на лавку, и теперь уже они вдвоем вопросительно смотрели на графиню.

Немая сцена длилась несколько секунд, и беседка опять залилась звонким смехом в три голоса.

Глава 3.

Майя часто пыталась ответить на вопрос, какая же она? Было сложно, но слово, которое подходило больше всего - бесцветная, слишком бледная, слишком схожая с фоном. Да, она - фон. Когда-то, в одной из книг фантастических, Майя читала, что девушки специально надевали белые парики, и вымазывали лица белой пудрой для того, чтоб казаться более привлекательными. Она не поверила, даже для фантастики это слишком. Это невозможно. Такие как она не могут быть красивыми. Какая разница насколько пухлы твои губы, пушисты ресницы, прям нос и выразительны скулы, если ты анибальт. Раньше, когда девушке было пятнадцать, и ей предстоял первый выход в свет, Майя долго рассматривала себя в зеркало, и, как ни странно, ей казалось, что она красива. Тонкие черты, выразительные глаза, плавные линии, легкие движения, что еще нужно? Ну и что, что не так смугла как мама? Ведь та с детства рассказывала, насколько ее дочь прекрасна. Ну и что, что мальчики дразнили в детстве, ведь няня Бетси объясняла, что это значит - она им просто нравится.

Ох, если бы в пятнадцать ей не быть такой наивной. Может быть, не было бы так больно после открытия ее первого сезона. Да, это был поистине ее сезон. Не так часто, родители рискуют вывести в свет ребенка урода, а урода, верящего в свою красоту... Это был единственные такой случай наверное.

Если бы она не верила всему, что ей говорили близкие, может... Может Майя смогла бы сейчас согласиться на предложение искателей приданного? Тех, кто не может надеяться на благосклонность истинной леди, но которые сойдут уроду. Даже не так, тех, кому сойдет урод.

- Нет, не могу об этом думать. Я запретила себе вспоминать. Я запретила себе мечтать. В жизни есть и доступное мне, у меня есть Соня, ее счастье и станет тем, чем я потом смогу жить. - Майя отвела взгляд от зеркала.

Не только папа ждал внуков, Майя жила жизнью сестры. Засыпая, представляла ее идеальное знакомство с избранником, первый поцелуй, предложение руки и сердца, их ссоры и примирения. Так, как представляла бы это все для себя, сложишь ее жизнь по-другому.

Нет, она не завидовала сестре, во всяком случае не завидовала по злому, просто не могла жить в вечной скорби по своей жизни, по этому подменяла планированием жизни сестры.

Все, достаточно размышлений, Майя поднялась, чтобы припудрить и без того белый нос перед ужином, пора возвращаться уже в реальность.

- Девочки, у меня для вас новость. - ужин подходил к концу, граф Нортон Дивьер, сидел во главе стола, поигрывая бокалом с гранатовым вином, как и графиня Дженифер Дивьер, для своих сорока с лишним лет, он выглядел отлично, не обзавелся ни возрастным животом, ни сединой в черных волосах, выражение лица свидетельствовало о том, что он пребывает в раздумьях, и от этого, внешность становилась еще притягательней. В частности, и из-за отца, Майе было сложно смириться с тем, что ей по жизни нужно довольствоваться тем, что предлагается, а не тем, о чем мечтаешь. Ведь, когда у тебя перед глазами течет полноводной рекой жизнь родителей, полная любви, уважения, красоты отношений, тяжело начать смотреть на соседа-друга отца, как на потенциального возлюбленного, который будет относиться к тебе, как папа к маме.

- Да папочка? - Соня никогда не отличалась избытком манер, так что смиренно ждать, пока граф додумает все свои мысли и вспомнит, что три женщины ожидают, не пришлось.

- Соня, вот об этом и зайдет речь. - он поставил бокал, сдвинул брови, как делал когда собирался журить одну из дочерей и сложил руки на груди. - Ты произвела очень хорошее впечатление на всех на открытии сезона. Официальных предложений мне не поступало, но, поверь, это дело времени. Дорогая, не нужно сразу надуваться, и не делай "страшные глаза" маме... И Майе тоже... Соня, я начинаю нервничать. - голос и правда стал отдавать сталью. Когда же дочка расцепила сжатые на столе кулаки и улыбнулась, правда совсем не доброжелательно, отец продолжил. - Так вот, предложения совсем скоро начнут поступать, Но, ты слышишь? Но, я не буду давать согласия или отказывать без твоего одобрения. Да, не нужно смотреть на меня такими большими глазами, я не тиран, если ты сомневалась. Я желаю вам счастья, и даю право выбора. Но, слышишь? Еще одно но: если ты отказываешь, я должен понимать, что причина не просто в том, что тебе лень думать о таких серьезных вещах, ты слишком мала и так далее. Поверь, ты будешь нам благодарна, что мы настояли на этом. Так вот, на имя вас, моих дочерей, на прошлой неделе пришло приглашение. Герцог Мэйденстэр, видимо, по настоянию всех дам высшего света вместе взятых, приглашает погостить у себя практически всех дебютанток и кавалеров. Конечно, будете не только вы, подозреваю, имение достаточно велико, чтобы разместить не менее двадцати гостей.

- Да, и мы с папой подумали, - графиня взяла инициативу в свои руки, ведь именно она уговорила графа отправить письмо-согласие, когда он уже практически выбросил в корзину заветный конверт. Хоть герцог сам и не обладает безупречной репутацией, такого шанса упускать нельзя. Ведь дело не в том, что там соберутся все самые знатные сыновья сильных мира сего, а в том, что Соня сможет по настоящему познакомиться с молодыми людьми, а может, и влюбиться в одного из них. Мать знала своих девочек достаточно хорошо, чтоб не сомневаться в том, что ничем плохим задумка закончиться не может. Ведь рядом с легкомысленной Соней, всегда будет Майя, чья рассудительность иногда удивляет даже умудренных жизнью родителей. - Мы подумали, что вам стоит поехать, развеяться, приглашение на два месяца, кроме того, ведь это не так далеко. Восемь часов пути, если будет совсем невыносимо - вы всегда можете вернуться.

Как ни странно, в глазах Сони загорелись озорные огоньки. Зато душа Майи в очередной раз оборвалась. Никто не ставил под сомненье, что она поедет с Соней, не оставит сестру одну. Да и она сама в этом не сомневалась. Но как??? Как она переживет эти два месяца в окружении людей, которые не зная ее, ее ненавидят, или попросту презирают. Она там будет единственным анибальтом, всеобщим посмешищем. А вокруг - красивые, счастливые, молодые люди, живые, не похоронившие себя в девятнадцать лет для мира.

О пресвятой Ях, как же страшно оставлять свой кокон, подставлять душевную "плоть" ветру, когда на ней еще не зажили раны прошлых унижений...

Глава 4

В утро перед отъездом девочек, когда сундуки к лучшими платьями Сони были собраны, корзины с едой готовы к погрузке в экипаж, графиня постучала в комнату Майи.

- Дорогая, я могу зайти?

- Конечно, мамочка.

Стук в дверь вывел ее из воронки мыслей и воспоминаний, в которую она начинала погружаться, стоит лишь подумать о том, что предстоит в ближайшие месяцы.

- Ты не берешь эту шляпу? - мама указала на лежащую поверх горы одежды на кровати любимую шляпу, подарок родителей, который, по их словам, необычной ей шел. Наверное потому она его и оставляю, по приезду, шляпа не будет напоминать о насмешливых замечаниях на ее счет.

- Я взяла достаточно, мой сундук, конечно не идет ни в какое сравнение с Сониным, но, в конце концов, не зря же мы едем вдвоем. - мама присела к дочери, на пуфик у трюмо.

Их лица оказались отражены в зеркале. Да, судьба странная вещь. Майя могла стать точной копией сидящей рядом красавицы, чьи черные блестящие локоны обрамляли лицо, подчеркивая и без того яркие черты, темно-синие глаза, распахнутые на встречу миру, аккуратный смуглый носик и губы, цвета спелой вишни, не требующий никаких помад, чтоб достичь того, на что модницы исстрачивают целые состояния. И Майя, бледное отражение этой красоты. Те же глаза, но далеко не так выразительны, ведь разве та прозрачность может привлечь внимание как огонь, горящий в маминых? Те же губы, но они слишком белые, слишком незаметные. Да, она однозначно фон.

- Ты правда хочешь поехать?- мама понимала Майю без слов, как она не старалась, скрывать свои эмоции от мамы еще не научилась.

- Ну что ты, конечно я хочу поехать. Как можно пропустить такое событие? Ведь там должно быть чертовски весело, постоянные пикники, прогулки, вечера, я даже, возможно, усовершенствую свои умения в карточных играх, тебе будет уже совсем не так просто разделаться со мной! - ну вот, наверное слишком много энтузиазма, правдоподобно не получилось. Лучезарная улыбка не вызвала ответа у графини.

- Майя, просто пообещай мне две вещи, и я отпущу тебя со спокойным сердцем, не насилуй себя ради кого бы то ни было, даже ради Сони, если ты решишь вернуться, вернись, не строй бесконечные неравности "за" и "против", ты, молода, можешь делать что пожелает душа, не ища при этом оправданий. И пиши мне. Пиши каждый день. Если хочешь - не отправляй письма, если хочешь - пиши не мне, а себе, а потом жги то, что написала. Но если я получу все таки хоть одну весточку от своей белой ласточки за эти два месяца, я буду совершенно счастлива. - графиня поцеловала дочку в щеку, и опять посмотрела в зеркало на их общее отражение.

Нет, мир видимо сошел с ума, если может считать этого ангела недостойным общения, дружбы, любви. Она достойна! Намного достойней всех тех баловней судьбы, в обществе которых, ей предстоит провести ближайшее время. О Ях, ну почему матери не суждено оградить свое дитя от злого мира? Почему, именно ей придется пройти через ад, и в конце, не получить ничего, кроме очередных "боевых" ран?

*****

- Соня, не крути головой, я не могу так сделать тебе ровную косу, как ты просила. - уже больше пяти часов они тряслись в карете, и предстояло им еще ехать как минимум часа три. Соня капризничала каждых полчаса, требую у сестры и у кучера, чтобы ей остановили вот на этом лугу или возле этого ручейка, поездка явно затянулась.

Майе эти бесконечные ухабистые дороги и одинаковые пейзажи тоже уже порядком надоели, но с другой стороны, чем они дольше едем, тем позже окажутся там, куда девушку ну совсем не тянуло.

- Майя, я устала, зря ты согласилась ехать. Правда, если бы отказалась ты, я уж как-то бы выпросила у мамы остаться с тобой, и сейчас, мы бы не тряслись в этом ужасном месте, а прогуливались бы в саду. Только мы, ты, я и твой зонтик. Кстати, почему ты не взяла зонтик? Думаешь там не так много солнца? Не боишься обгореть? У тебя ведь такая чувствительная кожа, что же мы будем делать, если вдруг что? - она правда волновалась за сестру, а из-за своего возраста и наивности верила, что зонтик - защита от солнца, хотя в реальности, скорее от чужих глаз.

- Не волнуйся, мне незачем зонтик, я не собираюсь совершать прогулки, а в доме, надеюсь, предательские лучи мне не причинят вреда. Соня, ты несносный ребенок! Развернись ко мне спиной, дай уже наконец-то заплести одну единственную косу, ты же не хочешь предстать перед женихами неряхой! - девушка сникла, но подчинилась, упомянуть при ней предстоящих женихов - верный способ заставить хоть пару минут посидеть спокойно.

- Ох, женихи... Ну зачем мне эти женихи... Ладно, ну хотя бы расскажи мне кого из тех, кто там будет ты знаешь? Многие ведь среди приглашенных твои ровесники, и даже старше. Три года тому, когда был твой дебют, многие из них ведь тоже были представлены свету?

- Я вряд ли знаю кого-то настолько близко, чтоб рассказать действительно интересную для тебя историю о них, но возможно, отвечу на некоторые твои вопросы. Кто тебя интересует?

- Дай подумать... - Соня действительно серьезно восприняла поставленную перед ней задачу, сморщила лобик, пытаясь вспомнить кто же из списка приглашенных интересует ее больше всех, - Сейчас... А, вспомнила, что ты знаешь о Малкомле Маккадамсе? Сыне графа Маккадамса? В детстве, они гостили у нас, и я помню, что мальчик был не сильно общительным, но в отличии от других, его-то я хоть видела, не важно, что почти десять лет назад.

Отвлекающий маневр сработал, Соне настолько было интересно услышать ответ, что она затихла в прямом и переносном смысле этого слова, перестала ерзать, и Майя смогла спокойно заняться прической сестры. Волосы у нее были шикарные - мягче шелка, длинные, пышные, чуть вьющиеся, каскадом спадающие до поясницы. Эх, вот бы ей такие, черт с ними, с глазами, пусть голубые, если бы хоть волосы были не белыми.

- Мы с ним знакомы были... Ну, точнее меня ему представили на первом балу. - да, это правда, Майю представили этому молодому человеку, совсем не дурному собой, высокому, возможно, недостаточно мужественному, как их папа, но в конце концов, какой мужественности ждать от мальчика семнадцати лет. Так вот, ее представили, но кроме презрения в его глазах, девушка не увидела ничего. Хотя нет, потом, когда она вышла подышать на балкон, именно он рассказывал группе девушек, что это посмешище выводить в свет "это белое недоразумение", тем более, еще и такое страшное. Да, это был он. - Я удивлена, что он до сих пор числится в холостяках.

Если для девушки, нормальным было выйти замуж в шестнадцать, идеальным вариантом - в семнадцать, практически скандальным - в восемнадцать, и уже скорее немыслимым чудом после, то мужчинам в этом смысле намного проще. И в тридцать они продолжались считаться завидными женихами, и в этом не было ничего зазорного. Удивилась Майя его неженатости лишь потому, что любая семья почтила бы за честь получить предложение сына графа, и претенденток было достаточно еще в тот, первый год, не говоря о последующих, но он, оказался, видимо, крепким орешком.

- Он красивый? - что же еще может интересовать шестнадцатилетнюю девчонку.

- Был хорош собой, если за три года ничего не изменилось, то да, красивый.

- Умный?

- Наверное, раз не женился до сих пор, значит или очень умный, или наоборот.

- А при чем тут женитьба и ум?

- Просто, дорогая моя, девушки, которые заинтересованы в замужестве чуточку больше чем ты, готовы на многие каверзы, лишь бы жених оказался в силках, а он, судя по статусу, эти силки пока что избегал успешно.

Во всяком случае, когда к ним в последний раз приезжала погостить мамина сестра из столицы, первая сплетница, никаких свежих слухов с участием Маккадамса она не упоминала.

- А сестра и брат Киплинги? Не помню, кто они? Маркизы? Как это все сложно...

- Да, маркизы. Он - старший, но по моему, во время моего дебюта, он еще был мал, значит, ему восемнадцать, она - твоя ровесница. О них я сказать, к сожалению, почти ничего не могу, но отличительная черта их семьи - они блондины.

Соня развернулась, прядь выбилась из прически, придется переделывать.

- Блондины? И девушка тоже? - неподдельная жалость в голосе.

Странный у нас мир, вот уже пару сезонов, блондины - не в моде, хотя это и очень красиво, по мнению Майи, кожа цвета молочного шоколада и золотые волосы. Хотя, как о красоте может судить человек, который считается в этом "странном мире" бичом.

- Да, они оба, но не переживай, думаю за этот месяц она сможет убедить какого-то зазевавшегося жениха, что это совсем не изъян. - Соня улыбнулась, это главное, а правда или нет, совсем скоро узнаем.

- Ладно, а что ты знаешь о хозяине, о герцоге? Он стар, у него есть дети, сыновья? - этого вопроса Майя, наверное боялась.

- Нет, насколько я знаю, ему недавно исполнилось тридцать, он молод, не женат, бездетен.

- И герцог. - Майя надеялась, что она ошиблась, ведь у сестры в глазах блеснула искорка.

- Подожди, но ты ведь даже не спросила, красив ли он!

- Следуя твоей логике, тут два вариант - красив и умен, или страшный и глупый.

- Почему? - Майя правда удивилась такому замечанию сестры.

Соня, посмотрела на сестру так, как часто они с мамой смотрели на младшенькую, говоря взглядом "ты еще так наивна, ничего не понимаешь", и выдвинула целую теорию:

- Потому, что если герцог, к тридцати годам неженат, то он или ужасно красив, и при этом очень умен, или дурен собой, да и еще настолько глуп, что не смог поймать ни одной дурочки, на удочку своего титула. Вот так. И в этой голове, - девушка указала на свою ровную челку, - иногда строятся взрослые мысли, ты не находишь?

Да, она была права, он красив, очень. Во всяком случае, был красив, когда Майя его видела тогда, три года назад.

Глуп? Нет, совершенно не глуп. Стоя за спиной отца, слушая его разговоры с молодым герцогом, Майя ловила себя на том, что если бы это не выглядело совершенно недостойным, подошла ближе, чтобы расслышать каждое слово, каждую шутку и серьезное предложении.

Бывает так, что шестнадцатилетние девочки влюбляются с первого взгляда. Анибальты в этом не отличаются от остальных, с ними такое тоже происходит. Но... Но, это в прошлом, зачем взращивать в себе надежды, которым не суждено сбыться.

- В твоей голове водится очень много очень умных мыслей, но знаешь, лучше бы эти мысли сосредоточились не на герцоге. Что-то мне подсказывает, он вряд ли, будет участвовать в том, что сам и организовал. Возможно, его-то мы совсем и не увидим. - Майя сказала это, с одной стороны, успокаивая сестру, а с другой - убеждая себя, что его взгляд отвращения ей испытывать не придется, как она на это надеялась.

*****

- Леди Майя, леди Соня, мы приехали. - кучер открыл дверь кареты, предлагая наконец-то размять ноги. Когда зашло солнце, Майя с Соней погрузились в сон. Сколько проспали - сказать бы Майя не взялась, но луна была уж достаточно высоко, видимо, ночь в самом разгаре. - Мы приехали, леди.

Уже через несколько минут, сестры зашли в холл дома. При свете луны, он выглядел угрожающе и величественно. Намного больше, чем их дом, но далеко не так уютен. Не смотря на то, что на улице лето, в огромном холле было прохладно, Майя бы не отказалась растопить камин, если в комнатах такая же температура. И вправду, дом уже спал, встретил их лишь дворецкий. Пока он распоряжался куда нести вещи, Майя с Соней рассматривали потолки, которые, казалось, касаются самого неба.

- Что тут, Дэн? - по лестнице, с подсвечником в руках спускался человек. Майя узнала его не сразу, но когда узнала, снова захотелось бежать из этого дома, от этой затеи, от всего мира, под свой зонтик. Это был герцог, собственной персоной.

- Ваша светлость, прибыли гости, леди Майя Дивьер и леди Соня Дивьер, к сожалению, они не успели к ужину, но мы позаботились о том, чтобы в комнатах их ждало все необходимое.

О святой Ях, он стоял так близко, как тогда, в огромном танцевальном зале, только там было неисчислимое количество народу, и яркие блики света, сейчас же, она могла смотреть на его лицо, освещенное свечей, он внимательно слушал управляющего, суровое выражение лица, спадающая на глаза прядь темных волос, насколько Майя помнила, они не черные, темно-каштановые. И глаза, вынимающие душу, переворачивающие все внутри. Возможно, только у нее, а может, у сотни девчонок, смотрящих вот так как она сейчас на него.

И тут, видимо, услышав все, что хотел, он обернулся к ним.

Как вы думаете, какая реакция на анибальта должна быть у людей? Майя изучила ее досконально, когда ее видят люди, на их лицах сменяются несколько эмоций: от страха, укора, опаски, до брезгливости. Буквально за несколько секунд, она уже девятнадцать лет видит как меняют одна другую эти эмоции. Была ли она готова к тому, что и на этот раз все будет так же? Она сама не знала. Но ничего не произошло.

Он просто перевел взгляд с Сони, которая присела в реверансе на Майю, вскользь, на долю секунды, до того момента, как старшая сестра повторила за младшей.

- Рад приветствовать вас в моем доме. Прошу, мой дворецкий покажет вам ваши комнаты, дорога была не слишком утомительной? Завтра вас разбудят к завтраку. - вопрос не требовал ответа, он просто соблюдал правила приличия, торопясь поскорее расправиться к формальностями и вернуться ко сну или своим делам.

Когда Майя подняла глаза, он уже развернулся к лестнице.

*****

Через час, когда горничная помогла снять ей платье, наполнила ванну, расстелила постель и вышла, Майя стояла у окна, смотрела на свою подружку-луну и думала. Да, она не хотела ехать сюда из-за него, да, согласилась она ехать не только из переживаний за Соню, но и потому, что не смотря ни на что, хотела хотя бы еще раз увидеть. Его лицо почти стерлось из ее девичьей памяти, почти. Теперь же, даже если завтра она решит вернуться домой, взгляд этих глаз, не забудет. Она не знала, кого благодарить, его за сдержанность, ночь, за темноту, но она не увидела в этих глазах презрения. Она была благодарна за то, что у нее теперь есть еще одно воспоминание, в котором мужчина, о котором она мечтала, ее не презирает.

*****

О святой Ях, не хватало ему только анибальта в доме. Откуда взялась эта девчонка? Неужели это одна из приглашенных невест? Что за шуточки у его друга? Да, он проиграл спор, да его конь пришел вторым, и он выполнит условия договора. Перетерпит эту смехотворную сходку жаждущих насладиться вниманием друг друга, но как в список приглашенных попала девчонка - для него не понятно. Хотя какая разница, пусть Дамиан развлекается, это ведь его задумка, а ему тут отведена роль радушного хозяина, ну, и если среди собравшихся какая-то красавица его заинтересует, ведь никто не запрещает ему ее соблазнить.

Нет, это не так плохо, как ему казалось.

Глава 5

Не так много времени, в своей недолгой жизни, Майя проводила в разъездах. Оказалось, заснуть не в своей постели, на незнакомых подушках, и под, казалось, слишком толстым одеялом - дело не настолько простое. Проворочавшись пол ночи, и промаявшись в состоянии полудрема другую половину, утром, когда пришла горничная, передавая, что завтрак будет подан через час, Майя чувствовала себя совершенно разбитой.

Ситуацию не изменил ни кувшин холодной воды, которым девушка ополоснула лицо, ни ворвавшаяся без стука, но казалось, совершенно довольная Соня. Которая, уже успела столкнуться с каким-то совсем не дурным собой джентльменом в коридоре, получить от него несметное количество комплиментов и пообещать, прогулку в саду.

Майя, в отличии от сестры, пожалела лошадей, гардероб, взятый с собой, можно было считать скудным, всего десять платьев, две шляпки, костюм для верховой езды. Хотя, скудным он был бы, ищи она тут жениха, а как для сопровождающей особы, практически компаньонки - самое то. В отличии от сестры, которая уже нарядилась в платье из легкого ситца, с мелким цветочным рисунком, Майя выбрала темное, зеленое, неброское.

- Майя, поторопись, нас наверное уже все заждались, завтрак обещали подать к одиннадцати, а сейчас почти полдень.

- Боишься, тебе не достанется вкусненького? - Майя расчесывала волосы, думая оставить их распущенными, или собрать в пучок, может так не будут бросаться в глаза? Да, наверное пучок.

*****

При свете дня, девушкам удалось лучше рассмотреть убранство своей временной обители. Потолки не только высоки, но еще и декорированы художественной резьбой, люстра в холле, такое впечатление, весит не меньше тонны. И как же, должно быть мучительно с нее вытирать пыль, ведь она блестит каждым кристалликом.

Дверь в столовую была открыта, дворецкий, который встречал их вчера ночью у входа, почтительно склонил голову, завидев гостей, жестом предложил проследовать в комнату, наполненную голосами.

Соня, с самого утра была в отличном расположении духа, так что чуть ли не вприпрыжку вбежала в комнату, Майя же, следую привычке тенью скользнула за сестрой.

- Леди, рад приветствовать Вас, прошу, присаживайтесь, лишь вас ждем. - хозяин чинно восседал на своем месте во главе стола, всем своим видом демонстрируя уверенность. Он совершенно вольно чувствует себя среди такого количества посетителей, а за длинным столом, сидело человек восемнадцать, в большинстве своем незнакомых людей. Компаньонок за столом не было, слышался лишь щебет девушек и несомненно остроумные ответы молодых людей.

На противоположной от хозяина стороне стола находились два свободных стула, девушки направились к ним.

Совершенно нормально, если воспитанная в лучших традициях девушка, при виде анибальта упадет в обморок, ведь у нее слишком хрупкая душевная организация, не способная вынести такое уродство. Один раз, Майя стала причиной такого падения. Тогда мама настояла на том, чтобы девушка съездила к модистке. Путем уговоров и уловок, заставила дочку примерять удивительной красоты лазурное платье. Когда Майя крутилась в нем перед зеркалом, ей и правду на долю секунды показалось, что мир не прав, она красива. Но когда выпорхнула из примерочной, песчаный замок снова рухнул, вместе с только вошедшей молоденькой леди, слишком испугавшейся внезапному появлению урода. Это платье они не купили.

Сегодня, упавших без чувств не было. Просто щебет постепенно умолк, а улыбки на лицах присутствующих таяли на глазах. Не замечающая перемен Соня, бабочкой пронеслась все расстояние от двери до назначенного ей места, а вот уже стук каблуков Майи разносился по комнате, в которой царила тишина.

Она боялась поднять глаза от созерцания шахматкой вымощенного пола. В отличии от детства, когда она любила всеобщее внимание, устраивала родителям и няням целые концерты, лишь затем, чтоб получить заслуженные аплодисменты, сейчас, она готова была провалиться сквозь землю.

*****

Нет, это определенно будет весело. Дэррек, герцог Мэйденстер, наблюдал за разворачивающейся на его глазах немой сценой и получал истинное наслаждение от происходящего. Кучка закомплексованных, не слишком обремененных умом людей, испытывают непритворное оскорбление своей чести и достоинства тем, что за одним столом с ними будет вкушать ту же пищу анибальт. А эта жалкая девчушка, не находит в себе сил даже на то, чтоб занять свое законное место с высоко поднятой головой. Ведь она такая же гостья, хоть и не по воле хозяина дома, но то же самое можно сказать о всех собравшихся.

Просто цирковое представление с овечкой и тиграми в одной клетке, ну что ж, посмотрим чем это закончится. Главное, чтоб она не решила поквитаться с жизнью в его имении, остальное его не особо касается.

- Так что вы говорили, Малколм? Считаете, что зря Парламент согласился с отставкой правительства? - пауза затянулась, хватит уж с нее внимания, она и без того сливается со стенами, а тут, казалось, лицо девушки начало совсем сереть.

- А? Что? Простите, я что-то отвлекся... - молодой человек, сидящий по левую руку от герцога, повернулся к Дэрреку.

- Да, вы отвлеклись, на созерцание, хм..., как бы это сказать..., необычного явления, как и большинство за этим столом, но все же, зря Парламент согласился с отставкой Премьера?

*****

Явление, Майю только что назвали явлением. И кто? Человек, которого сама бы она обидеть не смогла. Человек, который и не подозревал как она к нему относится, наверное, который даже не знает ее имени. Необычное явление.

После этой заминки, стол снова начал оживать, так как все гости прибыли, герцог отдал распоряжение подавать завтрак. К звуку голосов прибавился перезвон приборов, бокалов и шуршание салфеток.

- Зря, ведь очевидно, кандидатуры лучше на этот пост не сыскать сейчас. Точнее, может и найдется человек, который может взять на себя ответственность по управлению страной, но кто же согласится? Аристократия слишком хорошо живет и без активного участия в непосредственной политической игре. Ведь нам достаточно собираться несколько раз в год, в палатах, этого хватает, чтобы чувствовать свою значимость, и одновременно не углубляться в слишком сложные материи.

- Мысль не нова, но может и это пора менять? Если так пойдет и дальше, лидеры, станут считаться даром свыше, на вес золота. Может, вникай мы в ведение государственных дел чуть больше, и воспитали бы в себе нужные качества, познали бы эти самые "сложные материи"? - в разговор вступил еще один молодой человек. Если Майе не изменяла память, это товарищ герцога, граф Дамиан Ланской. Во всяком случае, о них часто упоминалось в светских заметках как о друзьях. Они и внешне чем-то похожи, как братья. Но Дамиан младше года на три.

Соня вопросительно уставилась на Майю, как бы прося рассказать кто это, и сестра тихонько кивнула, обещая потом рассказать.

- Нет, я не соглашусь. Ведь в Университете уже давным-давно действует кафедра права, кому, как не вам, и герцогу это знать, - да, они закончили этот факультет, об этому не раз упоминалось в хрониках, - так что те, кто чувствует в себе силы и желание - могут учиться и потом, профессионально заниматься строением нашего государства, если их, конечно, сочтем достойным этого мы. Или вы предлагаете, чтобы вся государственная вертикаль строилась исключительно из юристов?

- А почему бы и нет? В этом есть смысл, вы, будете заниматься интересующими вас вещами, например светскими выходами, охотами и раутами, а мы, постройством государства. Ведь для большинства завсегдатаев палаты, посещение столицы каждые два-три месяца, это обуза, и они бы с радостью от нее избавились. Например ваш папа, насколько мне известно, переложил эту обязанность на ваши плечи как только наступило ваше совершеннолетие. И так поступает не он один.

Малькольм улыбнулся каким-то своим мыслям, с места Майи было не так просто уловить выражения лиц людей, сидящих на противоположной стороне стола, еще и с учетом того, что далеко не все слушали диалог, многие, общались между собой.

- То что вы говорите, это сродни предложению, допустить в Парламент женщин. Пусть решают государственные дела. - практически все рассмеялись, признавая абсурдность сказанного.

- А вы считаете, что женщина не способна решить задачу, с которой справляется мужчина? - в диалог опять вступил герцог.

- А вы нет? - Малколм, и вправду искренне удивился этому вопросу. - Ведь за этим столом присутствует столько очаровательных дам, - он пустил улыбку в дальний угол стола, туда, где сидела Соня, - неужели хоть одна из вас согласилась бы восседать в палате?

По комнате опять пронесся девичий смех.

- Ну ведь это не показатель, девушки не знаю от чего отказываются. Обсуждение парламентской работы, как там: "не тема для женских ушей"? Да, по моему именно такую формулировку я слышал.

- Дамиан, вы говорите в точности, как представительницы новомодного движения равенства полов. Эти старые девы тоже считают, что их стоит допустить в Парламент, или, хотя бы доверить им ведение культурной сферы и здравоохранения. Глупости, чистой воды.

- Но ведь в этом есть логика. Кому, как не женщине разбираться в искусстве театра, книг, рисунка, когда именно этим мы и занимается ото дня в день, пока вы управляете государством. А если у ребенка болит зуб, он ведь бежит к маме. - Майя лишь закончив поняла, что сказала это вслух, причем громко, спорящие несомненно ее услышали.

- Неужели, и среди наших дам сыскалась та, которая поддерживает упомянутых поборниц равенства во всем? - вопрос задал герцог, так как остальные, видимо, успевшие забыть о ее присутствии опять испытали шок. - Ну, леди, почему же вы молчите?

Все мысли разом вылетели из головы. В висках билась только одна: надо что-то ответить. Но что?

- Не хотите отвечать? Я угадал?

- Нет, я не приверженка подобных взглядов, и, если бы мне предложили занять подобный пост, несомненно отказалась бы, но ведь занимать чем бы то ни было должен человек, который ориентируется в определенной отрасли или конкретном деле. Я не буду спорить о несомненной некомпетентности женщин в вопросах военного искусства, но ведь женщины ничем не уступают мужчинам в гуманитарных вопросах.

- Но вам и не предлагают. - он сказал это без былой добродушной интонации в голосе.

- Что не предлагают? - Майя правда не ожидала подобного ответа, именно по этому, даже осмелилась поднять таки на собеседника глаза. Встретила холодный взгляд карих глаз на расстоянии нескольких метров. Странно, скорее ее голубизна должна была обдавать окружающих холодом, а в реальности, теплый оттенок глаз собеседника заставлял съежиться.

- Никто не предлагал занять подобный пост. - он улыбнулся, но не глазами, которые продолжали промораживать что-то у нее внутри, окружающие же рассмеялись удачной шутке, прекрасно понимая, что ее только что унизили, и признавая своим смехом это достойным развлечением для них.

Больше, Майя не делала попыток не то, что вступить в разговор, даже прислушаться к тому, как протекает беседа. Ее щелкнули по носу, как нашкодившего щенка, что ж, она усвоила урок. Не для того она тут, чтобы участвовать в дискуссиях, Соня - вот чем она займет себя все эти дни и ночи.

*****

- Ты видела как он смотрел на меня? Ой, Майя, мне кажется, я влюбилась. - Соня прыгала по комнате сестры уже десять минут, прерываю свои скачки лишь для того, чтобы в очередной раз сообщить сестре радостную новость.

Он - это Малколм. И именно Он встретился ей еще до того, как она зашла к Майе перед завтраком. И о свадьбе с Ним она мечтала уже целых десять минут. Майя узнавала в сестре себя саму, какой она была всего несколько лет тому. С одним отличием, Соне совсем не обязательно было меняться, ей можно было об этом мечтать, и даже планировать.

- Майя, нам нужно собираться. Ведь герцог обещал показать конюшни, не хочу опять опаздывать. Может мы даже потом прогуляемся, или нам запрягут лошадей. Я побежала, когда вернусь за тобой - будь готова. - нет, на сегодня, наверное достаточно.

- Соня, я не пойду в сад, у меня что-то разболелась голова, лучше почитаю книжку.

Младшая сестра посмотрела на старшую серьезно, совсем не по детски, такое впечатление, что все понимая.

- Хорошо. Отдохни. И Майя, ... пожалуйста... не бери в голову. - выскользнула из комнаты. Да, она и правда все понимает и даже пытается заботиться. А ведь это она - Майя, должна ее опекать. Пока что получается наоборот.

*****

- Так что, ты не посвятишь меня, какую игру ты затеял?

Хозяин поместья и его друг, граф Ланской проводили время, до анонсированной прогулки в компании, которая максимально устраивала обоих. И тому, и тому нужно было выведать информацию, кое-что узнать, при этом, не уступив противнику. Вечные интриги царили даже там, где казалось, им делать нечего.

- Как какую? - не знай они друг друга больше чем пол жизни, может Дэррек и поверил бы его наигранной наивности. - Все просто, это забава, веселье, столько молодых людей на таком ограниченном пространстве. Непрерывные светские мероприятия. Мне просто захотелось разнообразить будни. - Дамиан улыбнулся сидящему в своем кресле Дэрреку. Тот на улыбку не ответил.

- Нет. Это слишком просто для тебя. Какую ты речь сегодня произнес за завтраком. Как будто за кафедрой в палате. Что тебе сделал Маккадамс? Он неплохо справляется со своими обязанностями в парламенте, в нужные моменты с достаточно умным видом поднимает руку, а потом, даже обсуждает очередной "прорыв" с себе подобными.

- Да. Он однозначно прирожденный политик. - Дамиан усмехнулся. - Я ничего не имею против него конкретно, но не могу стерпеть когда такие как он рассуждают о своей прогрессивности. Наступит день, когда миром будут управлять люди, который в управлении смыслят, и возможно, довольными таким управлением будут не только сами руководители.

- Ладно, не заговаривай мне зубы, зачем тебе это все? - герцог обвел руками помещение, подразумевая, конечно происходящее в его доме.

- Ты правда заинтересовался? Я не ожидал, думал, что вообще сбежишь на время "аренды" твоего помещения.

- Еще не поздно. Если мне не понравится то, что ты скажешь, так и сделаю.

- Если честно, у меня какого-то плана конкретного нету. Просто мне интересно.

- Интересно что?

- Интересно, сколько времени нужно леди, чтоб очаровать лучших витязей страны, и наоборот. Смыслю ли я в людях достаточно, чтоб предвидеть кто кого предпочтет, как будут развиваться события... В общем я тоже, оказывается, временами изнываю от скуки и пытаюсь веселиться как могу.

- То есть, я - тоже часть твоего эксперимента? И кто предназначен мне, знаток людских душ? - это признание никак не повлияло на Дэррека, он прекрасно понимал, сказанное только верхушка айсберга, мотивы у Дамиана есть всегда, причем чаще всего корыстные, альтруизм - не его метод.

- Нет, тут ты должен быть мне благодарен, ты - не участник "спектакля", ты - единственный зритель, причем совершенно бесплатно. - губ Дэррека коснулась улыбка, ну да, как же, бесплатно, зритель, этот хитрый лис точно плетет интриги.

- А если я захочу поучаствовать в представлении? Увести актрису у ее законного партнера? Это запрещено в твоем спектакле?

- Нет! - он обрадовался так, как будто сорвал джек-пот. - Тебя что, кто-то заинтересовал? Это милашка Соня? Хотя нет, она слишком мала еще, может Антония? Ну та, высокая, которая сидела возле меня? Хотя тоже вряд ли, ну так кто?

Дэррек понятия не имел, кто такая Соня или тем более Антония, из всех присутствующих, он обратил внимание только на белое недоразумение в торце стола, и то только потому, что это было жалкое зрелище. Но раз Дамиану так хочется завлечь его, Дэррека в свои непонятные интриги, придется поддаться.

- Да. Соня, она неплоха. А почему мала? Сколько ей лет?

- Она дебютантка. Это удача, что мне удалось пригласить ее, ведь недостатка в женихах девушка не имеет, но особым вниманием их не жалует, еще и этот вечный придаток - ее сестра, анибальт. Представь, как граф был рад, получив первой дочкой такой кошмар. Зато вторая, превысила все ожидания. - он расхваливал девушку, как корову, хозяин которой пытается избавиться от товара поскорее. Зато теперь хотя бы понятно, как на этот праздник жизни попала бедняга. - Но вообще, я и на счет старшей имею некоторые мысли. Возможно, именно это сыграет мне на руку...

- В чем? - Дэррек был нацелен на получение нужной информации, и не упускал в этом шанса.

- Ну как в чем? В том, чтоб сосватать ее нужному человеку, а потом, пользоваться своим статусом подтолкнувшего к устройству жизни, конечно. Правда, все просто, я нуждаюсь во влиятельных покровителях, хотя может и не покровителях, но от друзей, за которыми должок, я не откажусь. А тут - такая возможность...

Ну вот, все оказалось намного проще, чем герцог думал. Простое желание заполучить готовых поддержать в нужный момент молодых людей, не способных еще, в силу возраста здраво рассуждать. Когда Дамиан попросит вернуть ему услугу, если его план осуществится, конечно же, представить не сложно, он амбициозный, так что скорее всего на выборах правительства. Но вот каких - другое дело, долг может ожидать своего исполнения годы и годы.

А может и вправду, поиграть в эту игру вместе с ним? Его голос и так будет отдан за друга, так что, он не теряет ничего.

- Ладно, великий стратег, ну и к кому же ты посоветуешь присмотреться мне? - на лице Дамиана расцвела довольная победная улыбка.

Глава 6

Целая процессия двинулась в сторону конюшен. Соня была чуть расстроена, что Майя отказалась идти со всеми, но с другой стороны, если ей это доставляет неудобство, то зачем же себя силовать? Ей ведь и так не будет скучно, столько новых лиц, например, сейчас, она идет под руку с мисс Кэрри Хэпперн. Майя отзывалась о ней не слишком доброжелательно. Сплетница, даже склочница. Возможно, но пока, Соня за ней ничего подобного не заметила. Девушка мило улыбалась, а ее туго накрученные локоны подпрыгивали под ритм их движения, слишком много розочек, слишком много фатина и кринолина, но уж это, дело вкуса.

- Мне кажется, милая моя Соня, что нам с вами, на этом празднике жизни, счастье вряд ли улыбнется. - Кэрри печально опустила глаза доле, нет, наверное Майя права, как-то по-актерски ведет себя эта мисс.

- Какое счастье? Неужели что-то вас расстроило?

- Ох нет, конечно все замечательно, я имела в виду, что нас не жалуют вниманием присутствующие молодые люди. К сожалению, мы довольствуемся компанией друг друга вместо того, чтоб наслаждаться остроумием некоего джентльмена.

"Ах вот оно что, ну прости, дорогая Кэрри, ты же сама повисла у меня на руке, выходя из дома." - подумала Соня, но конечно, в слух ничего подобного не произнесла. Если Кэрри хотела расстроить девушку, у нее это удалось, теперь Соня невольно отметила, что и вправду, лишь они в этой цепочке паломников не сопровождались молодыми людьми. А где Малкольм?

Вот он, идет с этой блондинкой Киплинг, подумать только, с блондинкой! А вот и ее брат, под руку с двумя девушками сразу. Куда же катится этот мир?

Еще дальше шли пары девушек и парней, которых Соня еще не запомнила, но все выглядели достаточно довольными жизни. И наверное в этот момент она поняла, что как бы не противилась замужеству, она не может отставать от других, хочет внимания, хочет восторженных взглядов, хотя б ради того, чтоб Кэрри больше не говорила ей подобных вещей. И как по взмаху волшебной палочки, в этот самый момент, их нагнали герцог с графом Ланским.

- Дамы, позволите насладиться вашей компанией? - граф подал руку светящейся от восторга Кэрри, ее и без того прыгающие пружинки-локоны закачались с удвоенным энтузиазмом. Не раздумывая, подруга повисла на предложенной руке. Какое кокетство, когда такая рыба сама плывет в твои сети? Но что-то слабо верилось Соне, что это так. Слишком Кэрри глупа, а он не выглядит наивным юнцом, клюнувшим на посредственную внешность. Разве что, свою роль сыграли розочки...

- Что же ваша подруга так поспешно вас покинула? - голос отвлек Соню от собственных размышлений. Граф и кокетка ускорили шаг, а с Соней поравнялся герцог. Он не предлагал ей руку, просто подстроился под ее неспешный темп и вопросительно посмотрел, как бы подталкивая ответить на вопрос.

С утра, когда он уколол Майю, Соня решила для себя, что с ним будет пытаться не пересекаться, обид сестры она обычно не прощала. Но раз уж так сложилось, не может же она убежать под незначительным предлогом...

- Видимо, она посчитала, что у вас какое-то жутко важное и конфиденциальное сообщение для меня, вот и оставила нас, если тут применимо это слово, наедине.

- Она была не так далека от истины. - и что это должно означать? - Как вам мой сад? Я наслышан о великолепном садовнике, работающем в поместье графа Дивьера, это правда, что ваши розовые кусты цветут даже под снегом? - он улыбнулся, и казалось, помолодел на десять лет, ведь в глазах горел мальчишеский задор.

- О, поверьте, рано или поздно так оно и будет, наш садовник очень целеустремленный человек, так что когда вы решите навестить нас, розы будут выглядывать из-под снежного покрова...

- Это официальное приглашение? - да, видимо, и правда получилось слишком фамильярно.

- Так как не только я представляю нашу семью у вас в гостях, обязанность приглашать официально, предоставлена моей сестре, но неофициально - это могу делать и я. - пусть вспомнит, как повелся с Майей, и раскается. Она-то точно не пригласит его любоваться своими любимыми розами.

- Что ж, придется обратиться к вашей сестре за одобрением. Кстати, что-то ее я не вижу, неужели бедняжка почувствовала себя плохо? - вряд ли ее укол достиг цели, ни капли сожаления ни в голосе, ни в выражении лица.

- Она неважно себя почувствовала после долгой дороги, решила чуть-чуть отдохнуть.

- Надеемся, отдых пойдет ей на пользу.

Проходя мимо клумбы, герцог наклонился, сорвав кремовую розу, и протянул ее запнувшейся Соне.

- Это роза, конечно не ровня вашим, но надеюсь, отвлечет от грустных мыслей о самочувствии сестры.

Соня посмотрела сначала на розу, которая, кстати, была очень красива, потом на улыбающегося герцога. Взяла подарок, и не отказалась от протянутой руки. Она не заметила, что в этот момент, на них было обращено внимание двоих людей - молодого человека, идущего в нескольких шагах впереди, и тени, исчезнувшей в окне, как только герцог поднял на него глаза.

*****

Решение остаться в комнате даровало такой необходимый покой. Чтобы отвлечься от тяжелых мыслей, у Майи уже много лет был один способ. Она рисовала. Не красками, без холстов, палитры и мольберта. Просто карандаш и бумага, иногда измятая, иногда, обычный тетрадный листик, иногда, листы с гравировкой, цветные, привезенные родителями из заграничных поездок, как лучший подарок.

С собой сюда, она взяла папку с уже начатыми набросками, и несколькими пустыми листами. Обычно, Майя рисовала портреты, у нее скопилось множество изображений Сони, практически с младенчества, последняя оконченная работа датировалась шестнадцатилетнем сестры. В папке, лежали маленькие, карманные портреты родителей, которые она возила с собой всегда, и единственный пейзаж - их дом, родное место, под защитой которого, не страшны ни бури, ни ураганы, ни люди.

Сейчас, Майя решила попытать удачу с пейзажем во второй раз. Ее комната находилась на втором этаже особняка, из окна открывался удивительный вид на долину, подняв занавеску, поставив стул так, чтобы тень не падала на лист и в то же время, было удобно рисовать, Майя принялась за работу.

Не так давно все отправились на прогулку, может быть всего минут пятнадцать назад. Интересно, далеко ли до конюшен, и какие кони здесь живут? Еще одна ее слабость - лошади. А как там ее милый Тень? Она не смогла даже с ним попрощаться, а впереди целых два месяца разлуки. Он - ее настоящий друг, отрада в сложную минуту. В ее идеальном мире обязательно было бы место для него.

Видимо, она закрепила занавеску недостаточно хорошо, тюль упала обратно, закрыв обозрение. Пришлось оставить рисунок, подойти к окну. Со своего места, Майе не был виден сад, зато отсюда - виден отлично. В этот самый миг, процессия направлялась в противоположную сторону от дома. А вот и Соня, она что, отстала? Почему она идет одна? Майя не успела ответить себе, отставший на шаг герцог протянул растерянной девушке розу и улыбнулся, а потом, нет, ей показалось, она просто разволновалась, он не мог заметить ее, поймать на подглядывании. Опустив штору, Майя вернулась на стул, но рисовать уже не хотелось.

О Ях, она желает Соне счастья, она готова ради сестры на все, но внимание герцога, это слишком тяжелое испытание. Причем для них обеих. Пусть будет Малкольм, пусть кто угодно. То, что они чураются ее, ничего не значит, они не виноваты, но с ними, смотреть на счастье сестры не будет так больно. Слишком больно.

*****

Видимо, конюшни были достаточно далеко, так как к обеду, гуляющие не вернулись, Майя тоже провела его в своей комнате, а вот ужина избежать не получилось.

С Соней поговорить, расспросить как все прошло Майя не успела, она прибежала, поцеловала сестру и умчалась переодеваться к ужину. Только когда дверь за ней закрылась, Майя поняла, что о желаемом, все равно бы не спросила, слишком страшно услышать, что сестра заинтересовалась герцогом.

*****

Да уж, наверное, стоило потратить свое драгоценное время на то, чтоб запомнить дорогу хотя бы до столовой. Но, Майя этим себя не удосужила, надеясь, что впросак не попадет. А теперь уже несколько минут блуждала по каким-то коридорам, практически не освещенным, и безлюдным. Видимо, зря она свернула в проход, отделенный дверью, ей показалось, что утром они тоже проходили какую-то дверь. Но как же разберешься в такой полутьме ту или не ту... Ях, только не паниковать, ведь не лабиринт же это, рано или поздно, должен встретиться хоть один живой человек. Только когда же?

Молитвы девушки были услышаны, навстречу и вправду шел человек, но сложилось впечатление, что ее-то он не ожидал увидеть.

Мужчина шел навстречу размашистыми шагами, заметив ее, остановился всего на секунду, и продолжил приближаться. Пережитый за эти несколько минут блужданий стресс, темнота, тишина и раздающийся звук тяжелых шагов не на шутку испугали Майю, она вжалась спиной в стену, уже не желаю помощи от проходящего, а просто раствориться в холодном камне, к которому прислонилась и зажмурилась.

- Леди, неужели вы заблудились? - властный голос прозвучал очень близко. Майя вздрогнула и открыла глаза, как она смогла удержаться от крика - осталось загадкой для нее самой.

Теперь-то она видела, что за мужчина стоял перед ней, его светлость герцог Мэйденстэр, нет, судьба к ней явно не благосклонна.

- Простите, я перепутала двери, искала столовую, а оказалась тут. - она присела в реверансе, ожидая, что герцог отступит, пропустив ее продолжить свой нелегкий путь. Но нет, он не сдвинулся ни на миллиметр, преграждая ей дорогу своим телом в обе стороны.

Стоять в таком положении не только не слишком удобно, это еще и не помогает решить проблему. Майя подняла глаза.

Дэррек смотрел на нее с нескрываемым удовольствием, его забавляла ее неуверенность, пугливость, обреченность, затурканность. Из всех присутствующих, эту несчастную он видел меньше всех, но тем не менее, в отличии от остальных, она способна была вызвать в нем хоть какие-то эмоции, пусть и желание поиздеваться, но все же.

- А может, вы шпионка, как же я могу вас отпустить? Не часто гости попадают туда, куда хозяином им вход воспрещен. А вам, не повезло вдвойне, вас обнаружил сам хозяин. И что же мы будем теперь делать? - он подошел еще ближе. Инстинктивно пытаясь отодвинуться, девушка практически слилась со стеной.

В темноте, она производила странное впечатление. Как будто, светилась, вся - ее глаза, волосы, кожа. Казалось, невозможно провести четкой границы, между ней и миром вокруг, их стирало сияние. Ему даже на секунду показалось, что это красиво. Но только на секунду. И от камня, и от девушки веяло холодом, а он не мог терпеть холод.

- Ну так что, кто подослал вас шпионить? Сотрудничество может облегчить вашу участь. - этот свет уже не манил его, не вызывал желания дотронуться, но тем не менее, он хочет еще чуть-чуть помучить ее, не смотря на немую мольбу во взгляде не отступил ни на шаг.

- Я просто потерялась, и все. - Майя не смотрела больше на него, он прекрасно знал, что ей некомфортно в этой ситуации, и продолжал ее мучить, зачем уповать на его милосердие в таком случае?

- Что-то мне не верится, за сегодня, я уже второй раз ловлю вас на шпионстве. - окончание фразы, Дэррек практически прошептал на ухо девушки, которая старательно отворачивала от него лицо.

Да, все сработало, она встрепенулась, значит все-таки не показалось.

- Так что, неужели благородной леди, пристало следить из окон за прогуливающимися парочками?

Майя ничего не ответила. От нее это и не требовалось, ее роль предельно проста - сгорать от стыда от того, что тебя застали сначала за подглядыванием, а потом, за шастаньем по закрытым для посещения местам.

- Вам понравилась роза, которую я подарил вашей сестре? Она похоже, была польщена. Как же мало нужно для счастья молоденьким девушкам, не находите? Хотя откуда же вам знать, ведь правда, никто не дарил вам цветы? Даже ромашку? - почему-то, ему захотелось уколоть ее больнее, не просто пристыдить, заставить почувствовать свою ущербность. Почему? Зачем? Он не мог объяснить, да и зачем объяснять. Но на этот вопрос, он хотел получить ответ. - Правда?

- Вы же сами прекрасно знаете ответ. - Майя понимала, что теперь время ее реплики, но вот откуда такая к ней жестокость - непонятно. Лучше привычное равнодушие. Как три года назад, как вчера ночью.

- Откуда же я его могу знать? Я ведь не флорист, закупкой букетов не занимаюсь, так да или нет?

Ну что ж, чем быстрее она ответит, тем быстрее эта мука закончится.

- Роза очень красива, достойна моей сестры. А такая как я, не стоит и ромашки. - руку герцог убрал, тем самым открыв ей путь для бегства. Она этим незамедлительно воспользовалась. Пожалеть о том, что не спросила дорогу она не успела, за поворотом ее ждала дверь, из-за которой доносились живые людские голоса.

Нет, не такой капитуляции он ждал. Говоря это, не было в ее голосе затравленности, страха или стыда. Гордость, Ях возьми его душу, ему показалось, что она сказала это с гордостью.

*****

За ужином леди и джентльмены делились впечатлениями, от прогулки. Хозяин, принимал все лестные высказывания, касающиеся всего, начиная от убранства дома, изысканности пищи, ухоженности сада, до отборности лошадей прекрасно понимая, что все сказанное правда. Так уж сложилось, что с молоком матери, особы королевских кровей он впитал желание владеть лучшим. Он не мог довольствоваться малым ни в чем, это восхищало окружающих, и усложняло его жизнь.

Удостоверившись, что заблудившаяся, по ее словам, Моль, а именно так ее называли за глаза, на протяжении прогулки он слышал это прозвище несколько раз, вышла из скрытого коридора, Дэррек успел освежиться и вернуться к гостям. Сейчас, его раздражало, что Дамиан, который клялся взять организацию всего и вся на себя, вел себя рядовым приглашенным, как бы ожидая, что он, хозяин, даст отмашку на какое-то очередное веселье, чего герцог делать не собирался. А еще, его бесила эта самая Моль, которая прекрасно знала, что любой, даже скользящий по ней взгляд полон презрения, и тем не менее сидела прямо, и отвечала улыбкой сестре, которая с жаром посвящала ее в какие-то истории.

- Так вот, представь, когда конюх подвел этого жеребца, ну который вороной, настоящий Дьявол, и герцог предупредил нас к нему не приближаться, этот самоубийца Гарнер его не послушал, посмотри, только посмотри, у него ведь до сих пор глаз дергается, - она указала глазами на противоположную сторону стола, ближе к "элитной части", как ее называла Майя про себя, то есть к той, где восседал хозяин.

И правда, один из молодых людей сидел слишком тихо, отдав все свое внимание стоящей перед ним говядине, что неимоверно огорчало девушку по правую руку, правда смотрел он на блюдо далеко не с аппетитом, а как на грядущий апокалипсис.

- Его точно напугала не корова? - девушки дружно рассмеялись.

Ну нет, смеха ей спустить он точно не мог. Что может быть веселее для такой большой компании, чем игра, например шарады... И что может быть более интересным, чем водящая анибальт.

- Не кажется ли вам, что пора разнообразить наш вечер? Надеюсь, никто не против шарад... - предложение было встречено практически аплодисментами.

Вся компания, переместилась в другую комнату, Майя, хотела ускользнуть так же незаметно, как и вошла, но умоляющий взгляд сестры, которая тянула ее за руку с собой, убил всякое сопротивление.

- Правила просты, каждый загадывает слово, пишет на листе бумажки, тщательно заворачивает и опускает в эту корзину, потом, я, как распорядитель, тяну фант, который и предстоит показать водящему. Итак, леди вперед, почему бы нам не начать с очаровательной Сони? - герцог снова обратил на девушку полную очарования улыбку, которая заставила ее зардеться. Укрепления, отделявшие сестру от влюбленности в этого человека падали как домино. Еще несколько дней, пара улыбок и внимание на прогулках, и Соня будет совершенным повторением Майи трехлетней давности. Хотя нет, чтобы в него влюбилась Майя, ему не пришлось даже улыбаться.

Следующий час, прошел в атмосфере всеобщего веселья, игра протекала непринужденно, доставляя удовольствие и активным участникам, и пассивным наблюдателям, как Майя, которая угадав слово, шептала его на ухо счастливой Соне, выигравшей уже множество раз и показавшей десяток слов. Но всему приходит конец.

- Леди Майя, неужели вы за все время не угадали ни одного слова? Мне кажется, пора внести поправки в правила, если распорядитель замечает жульничество, он сам определяет следующего водящего. К сожалению, вас я уличил в жульничестве уже много раз, но надеялся на то, что вы раскаетесь, раз нет - час расплаты настал, держите.

Майя послушно встала, подбодренная легким пожатием руки Сони, взяла протянутую бумажку, раскрыла ее, и уже в который раз душа упала в пятки. Таких совпадений не бывает. Моль - вот уже несколько лет только так ее называют за глаза. И на бумаге выведена "моль", размашистым красивым почерком. Практически незаметный кивок не оставил сомнений, это забава герцога, не совпадение, не чья-то мелкая пакость, такое жестокое чувство юмора именно у него.

*****

- Ты же специально это сделал? - Дамиан опять восседал в кабинете Мэйденстэра.

Вот уже практически час они разыгрывали партию в шахматы, в полной тишине.

- Что? - нужно пожертвовать ферзя, или придется тяжело.

- Моль... Ты же специально дал ей такой фант? Неужели тебе не жалко девочку? Она и так не отличается свежим цветом кожи, а тут, казалось, совершенно посерела. У тебя же виды на ее сестру, это недальновидно...

- Не смеши, если мне понадобится что-то от ее сестры, уж это бесхребетное существо помехой мне не станет. И вообще, почему вдруг ты печешься о девчонке?

- Я же сказал, у меня на каждого здесь, есть некие виды. Да, не смотри на меня так, и на нее тоже. Причем, возможно, это будет даже более доброе дело, чем от меня можно ожидать. - за болтовней, Дамиан не обратил внимания, что Дэррек уже практически сделал мат, остался всего один ход.

- На каждого? Но ведь еще утром ты говорил, что я тут зритель...

- Да, но я не против, если ты решишь, что Соня тебя интересует. Я видел, как ты подарил ей розу. Зная тебя большую часть жизни, такого увидеть не ожидал. Неужели, в холостяцком сердце просыпается романтика? Бедная Роза, она не дождалась этого момента, а так хотела, так хотела...

Роза, его любовница, которая устраивала его во всех смыслах кроме одного, она хотела за него замуж, мечтала ответить "Да" на его вопрос, но вот он-то этого не хотел. Совсем недавно то ли у нее, то ли у него терпение кончилось, результат - она осталась в столице, он хлопнул дверью, уезжая сюда.

Конечно, она наверное уже поняла, что потеряла и сто раз пожалела о своей надоедливости в вопросе женитьбы, но хотел ли он продолжать этот фарс, который не приведет ни к чему - он не знал...

- Что за виды, неужели ты продашь бедняжку в гарем какому-то восточному соседу, который присытился нормальности, и теперь требует чего-то экзотического?

- У тебя странные представления о путях повышения моего авторитета... Конечно нет, просто завтра прибудет еще один гость, тебе понравится что я придумал.

- К чему такая таинственность? Что за гость?

- Нееет, посмотришь завтра. - Дамиан улыбнулся другу, взял в руку своего же короля, и картинно положил его к ногам белой королевы, признавая поражение.

- Утром я уезжаю в город, твой гость дождется моего возвращения?

*****

Соня уже давно спала, под предлогом, что ей страшно спать одной в своей новой комнате, она напросилась к Майе. Но это был только предлог, слишком тяжело ей далась та игра, слишком большой ценой удалось сохранить лицо и не убежать, не спрятаться, и сестричка это понимала.

Всего дня стало достаточно для того, чтоб девичья любовь превратилась в страх перемешанный с ненавистью. Больше герцог Дєррек Мэйденстэр не был принцем ее розовых грез, тяжело оставить в душе идеальное представлении о человеке, если в жизни, он сам же рушит его. Конечно, с такими переменами в ее душе, его жизнь не изменится ни на грамм, но ей, возможно, станет проще. Вот только пережить эту ночь, ночь прощания со своей наивностью и верой в человечество, в лице одного единственного человека...

Глава 7

Во время утренней трапезы, у присутствующих несколько раз падали столовые приборы, ножи, а значит, стоило ждать гостей.

Знаете, в чем разница между мужчиной и женщиной? Разные требования к ним со стороны противоположного пола. Чтоб мужчина считался выгодной партией, ему нужно быть богатым, умным, сильным, влиятельным, и возможно, красивым. Для девушки же порядок другой: красота как залог того, что на тебя хотя бы обратят внимание, и уж потом, если красоты недостаточно, ум, возможно богатство, как замещение красоты, но далеко не всегда...

В отличии от девочек анибальтов, чье рождение в семье сродни трагедии, когда на свет появляется белоснежный мальчик, мамы испытывают всего лишь легкое разочарование, ведь, у их ребенка остается шанс быть богатым, умным, сильным и влиятельным...

Лорд Витор Винсент, сын председателя Палаты заседателей, был приглашен в поместье Мэйденстэра еще порядком месяца тому, но не приехал бы и сегодня, если не просьба отца переговорить с герцогом по поводу предстоящего съезда, совсем скоро должно было произойти переизбрание Председателя, а значит, нужно заручиться поддержкой значимых фигур Парламента, таких как герцог. Сам Винсент старший обратиться к герцогу не мог, на то были свои причины.

Витор был мягко говоря не слишком рад такому поручению, он искренне удивился получив приглашение. Но узнав о том, что заправляет балом не Дэррек, все стало на круги своя.

Встретил его не герцог лично, оказалось, он отбыл в город в связи со срочными делами, а значит, встреча с ним чуть переносится. О Дамиане, друге Мэйденстэра, Витор был не высокого мнения, слишком он любит плести интриги, слишком радикальные мысли обличает в слова, слишком много привлекает внимания. Если с годами, это не изменится, он или прославится еретиком, или и правда совершит революцию.

Сейчас, Дамиан спешил к нему по аллее, ведущей к дому практически с распростертыми объятьями.

- Рад видеть вас, друг мой, я уж думал, что вы позабыли о приглашении, и тут такая приятная неожиданность. - ну да, неожиданность, он оповестил о своем приезде еще три дня тому.

- Взаимно, меня задержали дела, но теперь я готов приступить к выполнению обязанностей гостя.

*****

После любого сложного дня, приходит решающая ночь, полная сомнений, бессонницы, метаний, но зато утром, когда после хоть и недолгого, но такого долгожданного забытья ты открываешь глаза, понимаешь, что конец мира не наступил, все проблемы решаются. Такую ночь сегодня пережила Майя, она прощалась с образом, который любила, рушила старые замки, и судорожно думала, за что же ей цепляться теперь. Оказывается, есть за что, ведь в мире так много того, что достойно быть любимым, в солнечный день не стоит грустить, им нужно наслаждаться.

Майя устроилась под деревом, которое еще вчера рисовала из своей комнаты карандашом. Сегодня, она опять рисовала Соню, но не так как обычно, чинно восседающей на стуле, а играющей в бадминтон. Перед Майей стояла непростая задача, в статике рисунка передать хоть сотую часть той грации движений, которая присуща девушке в ситцевом платье.

Увлеченная своим делом, Майя не заметила, что в направлении их поляны шли двое, Дамиан и еще один мужчина. Обратила она на них внимание только тогда, когда этот самый мужчина наклонился за воланчиком, оброненным игравшими.

Кроме как в зеркале, Майя никогда не видела подобных себе, анибальтов, еще и мужчин. Зрелище и правда необычное, совершенно бесцветные волосы, восковая маска лица, практически не очерчена линия губ, даже не красных, как у нее, а бледно розовых. И прозрачные глаза. Наверное, так выглядел бы ее сын, или отец, будь ее уродство наследственным.

Но что же это? Джентльмены, оставив игру на время, пожимают его руку, дамы без уже привычного ей снисхождения смотрят на мужчину снизу вверх и присаживаются в реверансе. Он становится центром всеобщего внимания, но совсем не такого, как привыкла она. Неужели, даже как для анибальта она настолько безобразна, что не достойна того, что в эту минуту получает он?

- Ну что, сыграем, старина? Дамы пока что ведут, нам нужно срочно исправлять ситуацию. - Маллколм зазывал Витора присоединиться к их игре в поддавки.

- О нет, я сейчас не смогу быть полезен славной мужской команде, лучше буду болеть за дам со стороны.

****

- Позволите? - анибальт стоял практически над ней, а Майя снова так углубилась в рисунок, что этого не заметила.

- Простите? - вопрос она тоже прослушала.

- Спрашиваю, позволите ли присоединиться к вам, на этой самой комфортабельной лавочке? - он улыбнулся девушке, которая, казалось ему испугалась. Почему? От нее-то такой реакции ожидать он не мог, если даже один анибальт чурается другого, чего же ожидать от нормальных людей?

- Конечно. - Майя вернулась к рисунку ожидая, что от нее требуется только формальное согласие, соблюдение приличий, так было всегда. Еще ни один джентльмен не удосуживался развлекать ее беседами, зачем?

- Вы художница? - когда, Майя бросила взгляд на спрашивающего, мужчина смотрел на играющих. - Меня зовут Витор, Витор Винсент. - теперь он повернулся к ней, протягивая руку.

- Майя... Дивьер. - его рука была теплой, мягкой, а не шершавой, грубой, как она думала. Когда он поднес ее запястье к губам, она опешила. Ведь раньше, никто не целовал ей руку, считая это неуместным, для существа почти бесполого.

- Очень приятно, Майя, так что, вы художница? - он отпустил руку, и снова указал на набросок на коленях.

- Нет, просто виды тут настолько красивы, что тяжело их не рисовать. - осознав, что до сих пор пялится на мужчину, Майя опустила глаза.

- То есть вы специализируетесь на пейзажах?

- Нет, в основном я рисую портреты.

- О, вы пошли сложной дорогой, человеческие эмоции передать сложнее, чем ландшафты. - пока девушка водила грифелем по листочку, Витор переводил взгляд с ее рисунка на натурщицу, которая узнавалась сразу же.

- Вы тоже рисуете?

- К сожалению, у меня нету этого таланта, моя мама рисует. Она и открыла мне некоторые тайны вашего ремесла. А вы ведь не ищите легких путей? - теперь он смотрел на нее.

- Почему вы так считаете?

- Рисовать модель в движении - практически нереально, ведь ее черты не поймать, не запомнить.

Майя улыбнулась.

- Поверьте, эту модель, я могу рисовать даже в полете, черты сестры хранятся у меня вот тут. - она поднесла карандаш ко лбу.

- Так вы тут не одна, вам посчастливилось, иметь родного человека вдали от дома - лучшее лекарство от хандры. Мои братья, к сожалению, давно женаты и настолько счастливы в браке, что на подобные авантюры их уже не подобьешь. - хотя почему к сожалению, он мечтал бы, в один день обрести счастье, подобное им, только желательно - с первого раза, и без трагических ошибок.

- Да, мне посчастливилось с сестрой. - Майя посмотрела на Соню, которая в этот самый момент со счастливым визгом отбила очередной удар.

На нее смотрел и Витор. Вот уже полгода он не мог забыть это улыбающееся лицо. Увидев ее на одном из званых вечеров, устроенных этой весной, он потерял покой. Такая нежная, милая, улыбчивая, она завладела его мыслями, увидев ее тут, его сердце учащено забилось. Дома, он не удосужился посмотреть список приглашенных, если бы сделал это - был тут еще раньше, чем назначено.

Но он не знал, что у Сони есть сестра, ведь тогда Майи точно не было, ее не заметить так же тяжело как сестру, и не только потому, что она анибальт. Они правда похожи, но только скорее как две стороны луны, одна из которых всегда темная, а другая светлая, но они одинаково прекрасны. Как жаль, что их общество закрывается от осознания красоты светлой стороны луны, блекнет и она, и надежда предназначенного ей человека обрести счастье.

- Майя, как вы относитесь к прогулкам, мне кажется, мы засиделись. - он снова протянул ей руку. Рисунок она сможет закончить и потом, а прогуляться по саду, возможно, никто больше и не предложит.

*****

Дэррек был раздражен, из-за ошибки банка, ему пришлось вставать ни свет ни зоря, мчаться в город и улаживать все вопросы самому. Сейчас, вернувшись, он мечтал о чем угодно, но только не заниматься этой непрошенной толпой в своем доме.

Поляна, на которой находились все играющие отлично проглядывалась с места, на котором он спешился и отдал коня подбежавшему мальчишке, к сожалению, и он сам был замечен. Проигнорировать машущих ракеткой, он не может, как бы не хотелось.

- Решил все вопросы? - Дамиан, подошел к нему первым.

- Да, надеюсь больше это не повторится. Добрый день, леди. - он склонил голову смотря, через плечо Дамиана на активно подмигивающим ему дам. - А что тут у вас? - опять сосредоточил внимание на собеседнике.

- Помнишь, я говорил тебе о гениальном плане? - ему, казалось, просто не терпится поделиться с другом.

- Да, о великий сваха.

- Так вот, мне кажется, все удается. - из-за поворота показались гуляющие Майя и Витор, он вел ее под локоть, рассказывая что-то очень интересное, если судить по ее выражению лица, и приятное, если верить улыбке.

- Ты притащил в мой дом всех анибальтов королевства? - с Винсентом младшим, Дэррек был знаком давно, но этим самым "гениальным планом", его не представлял. - Что же в этом гениального? - видимо, сказалась усталость, этот фарс начал не на шутку раздражать.

- Ведь это прекрасно, всем хорошо. Посмотри на нее, как ни странно, она практически расцвела, если это слово применимо к подобным ей, конечно. - и правда, улыбка не сходила с уст, и казалось, Дэррек даже расслышал ее смех, чуть ли не впервые в его доме, Моль смеялась. Это взбесило его еще больше.

- Нет уж, я лучше посмотрю на что-то и вправду прекрасное. Что ты там говорил? Я могу вступить в игру? Знаешь, наверное пора сделать это. - и Дэррек опять улыбнулся кому-то через плечо друга.

Обернувшаяся секундой раньше Соня зарделась. Ну что ж, нельзя же расстраивать заботливого сценариста такого отличного спектакля, раз ему уже предназначена роль возлюбленного сестры моли, будем играть роль с честью...

Глава 8

- Майя, ведь это чудесно, правда?

- Что?

- Он, он чудесен, да?

Вот уже две недели, единственной темой, которая интересовала, заботила, занимала мысли Сони был герцог. Для себя Майя определила, хочешь найти сестру - поинтересуйся где видели герцога. Они либо совершают прогулку по саду, либо играют в шахматы в библиотеке, либо исполняют дуэты за роялем. Майя не ревновала, ни Соню к Мэйденстэру, ни его к ней. Она просто очень боялась за глупышку. Он - намного старше, опытнее, его поведение не поддается пониманию Майи, не говоря уже о сестренке. Внимание сегодня не значит, что его интерес продлится и завтра, а Соня медленно, но верно падает в бездонный океан девичье влюбленности. Такой, которой три года страдала Майя, такой, которая может принести боль, много боли.

Но больше всего ее заботила собственная неспособность никак повлиять на ситуацию, ни с одной, ни с другой стороны. Она не могла сказать, что намеренья герцога на счет Сони бесчестны, то, что он издевался над ней, ни о чем не говорит, если он и вправду не ровно дышит к девушке, Майя разрушит счастье сестры. Если же он просто ведет какую-то игру, Майя узнает об этом одной из последних, такова жизнь. Единственным способом влияния, были повторяющиеся с частой периодичностью просьбы не спешить, не нырять в омут с головой. Но доходят ли доводы разума до желаний юного сердца?

- Я не понимаю, Соня, а как же Маккадамс? Ведь ты вздыхала по нему как только мы приехали, неужели через неделю мне ждать, что ты прибежишь оглашать о новом предмете воздыханий?

- Неееет, Майя, не путай, тебе не понять, как можно сравнивать их? Это ведь небо и земля. - да уж, сейчас, Майя бы сравнила их как ангела и демона, потому что герцог с каждым днем пугал все больше, а остальные, на его фоне, казалось, возносились до небес.

- Я пишу маме, передать от тебя что-то? - впервые, за эти две недели, она исполнила обещание данное матери, решилась написать.

" Дорогая мама,

Вот уже долгих четырнадцать дней мы гостим в великолепнейшем доме государства. Местные красоты поражают, человек, попадающий сюда в период цветения сада, не сможет забыть увиденное, наверное, всю жизнь. Я точно не смогу. Пытаюсь зарисовывать, но каждый раз разочаровываюсь, ведь это непередаваемо.

Наши дни проходят за всевозможными развлечениями, гостеприимный хозяин не дает скучать. Джентльмена обходительны, а дамы милы..."

В таком духе, были исписаны три страницы. Все чудо в том, что Майя не соврала ни словом, каждое хорошее слово имело под собой основание, а недомолвки - это ведь не вранье, на то мы и люди, чтобы быть в состоянии решать, в какие свои чувства мы хотим посвящать мир, а какие хотим оставить при себе. Например, Майя очень боялась просить у мамы совета или подсказки в том, как вести себя с Сониной влюбленностью. Хуже быть не может, чем бессилие, а мама слишком далеко и оттого бессильна.

Что произошло с их приезда? Многое, Майя, впервые, нашла друга. Друга, который готов слушать и слышать, который смотрит на нее как на равную, который доверяет ей, и готов получить ее доверие взамен. Теперь, в окружении стольких людей, она чувствовала поддержку с двух сторон, от Сони, и от Витора.

А еще, она чувствовала и видела, какие взгляды тот бросает на сестру, как его и без того прямая осанка, казалось, стройнится еще больше, когда Соня появляется на горизонте. Напрямую, Витор ни разу не спрашивал у Майи что ему предпринять, чтоб обратить на себя внимание Сони, ни разу, не просил совета в этом, единственное, когда ее зарисовка игры в бадминтон была готова, ненавязчиво упомянул, что из любви к искусству был бы не против иметь рисунок у себя. Майя не отказала, сестра на нем и вправду получилась очень правдоподобно.

Так, как Витор не посвящал ее в свои планы, решиться на разговор с Соней на его счет, она, тоже не могла. Ведь, не имеет она права вмешиваться в их дела, а возможно, и портить все. Но насколько она была бы рада, если Витор вел себя по-другому. Нет, не в смысле, обратил внимание на старшую сестру, а хоть немножко, мелкими шажочками приближался к сердцу Сони, так, как это делает герцог.

Общаясь с ним, Майя поняла многое, в том числе и выражение, сердцу не прикажешь, и вообще, что логики в чувствах искать не приходится. Ведь когда-то, она впервые влюбилась именно в того, кто отличался своей реакцией на ее появление, ей достаточно было безучастного взгляда тех темных глаз, чтобы перевернуть весь мир. А теплота в этих глазах, не вызывала подобного. Тепло - да, огонь - нет.

- Передай, что я скучаю, но домой мы вернемся в срок, не раньше. - Соня, казалось, совсем не заинтересовалась содержанием письма, продолжая крутиться по комнате, вальсовыми кругами. - Ой, - девушка резко остановилась, - Ты видела, что у тебя в комнате течет потолок? - она указала в угол, по правую руку от окна.

Да, последние несколько дней, шли дожди, а комната Майи угловая, прямо под водостоком, который, видимо и сам-то протекает, как результат, угол под потолком был мокрым, и днем и ночью на протяжении этих дождливых дней.

- Ничего страшного, я передала горничной, она обещала доложить хозяину.

- Но ведь ночами, тут должно быть сыро и противно, приходи ко мне, там кровать по размерам превосходит наши домашние почти в два раза, хотя бы не будешь мерзнуть.

- Спасибо. - Майя улыбнулась серьезной сестре, запечатала конверт с письмом, и вручила Соне, которой предстояло выполнить важную миссию - отнести письмо в исходящую корреспонденцию.

- Ты сегодня спустишься к ужину?

Вот уже несколько дней, Майя хранила одну тайну. Прогуливаясь по прохладному пустынному дому, в один из вечеров, она случайно набрела на библиотеку. Не ту публичную, которую им показывали в первые дни приезда, набор книг в которой вряд ли мог ее заинтересовать, а другую. Пройдясь вдоль стеллажа, Майя еле сдержала ликование. Куда не глянь, каждый корешок свидетельствовал о том, какая редкая и ценная это книга. Не в смысле материальном, а содержательном. Тут можно было найти редкие философские трактаты прогрессивных ученых, когда-то классику, а теперь литературу, которую принято порицать из-за вольнодумия изложенных мыслей. Многие произведения еще и оригинальны, не переведены.

Один из плюсов затворнической жизни, ведомой Майе стал избыток времени, который она направила на чтение, изучение языков, самообразование. Не зря говорят, что когда перед тобой закрывают одни двери, им взамен открываются другие. Невозможность здорового существования в обществе, Майя заменила попытками понять его через книги.

Единственное время, когда Майя могла спокойно, по ее мнению побродить по библиотеке, вернуть прочитанную книгу и взять новую - время ужина, так как все обитатели особняка собраны в одном месте, а значит, в ее "святыню" никто не заглянет. Так что, несколько последних вечеров, она не появлялась пред светлые очи общества даже по вечерам.

- Вчера, лорд Винсент спрашивал, ничего ли с тобой не приключилось, не захворала ли ты, просил передавать тебе приветы... - Соня многозначительно подняла брови, намекая, что ждет объяснений. А Майя, восхвалила про себя Яха, что Витор сделал хоть маленький, но шажочек по направлению к сердцу ее сестры.

- Нет, сегодня я тоже поужинаю в комнате, мне кажется, еще пару дней мне лучше поберечь ногу. - предлогом, по которому Майя отсиживалась у себя, была подвернутая на прогулке нога. Это была почти полная правда.

Гуляя с Витором, Майя поскользнулась, и упала бы, не окажись рядом надежного мужского плеча. А так, всего лишь подвернула ногу, которая не болела уже через пол часа, вот только, служила слишком хорошим предлогом, чтоб от него отказаться.

*****

Когда часы пробили семь, Майя вышла из комнаты. У нее впереди было как минимум несколько часов один на один с книгами. После ужина, никто сразу не разбредался по этажам, слишком вечер хорошее время для обольщения, да и для просто общения. Единственное, Майе было чуть неудобно перед Витором за вранье и за то, что ему приходится в эти вечера занимать себя самому, но с другой стороны, если это способствует тому, что он приближается к Соне, Майя может просидеть в комнате еще долго.

Коридор, две двери справа, поворот налево, не доходя до тупика еще раз налево и вторая дверь. Запомнить дорогу, Майя смогла с первого раза, на удивление для себя, видимо, ей было очень важно иметь возможность попасть сюда еще раз, а лучше много раз.

Вчера, она позаимствовала труд известного политолога-современника, она уже несколько лет просила папу купить эту книгу в их библиотеку, но он был слишком занят своими делами, и забывал ее заказать. А может, просто не хотел, чтобы девушка забивала свою голову такими вещами, не пристало барышням лезть в политику. Майя и не собиралась лезть, ее интересовала теория, она хотела понимать, а не практиковать. За вечер и ночь, она проглотила иностранное произведение, ее обрадовала доступность речи, логичность изложения, идеи автора. Не хватало одного, некому было задать вопросы, которые роились у нее в голове теперь, по прочтению.

Перед тем, как поставить книгу на место и заняться поисками следующей, присев на кушетку, девушка решила еще раз прочитать те строки, которые заинтересовали ее больше всего.

*****

Сегодня, Дэррек был в отличном расположении духа, удалось перенести на целый месяц не слишком желательный визит в отчий дом. Нет, он был бы рад повидать маму и сестер, особенно Мэгги, которая все ждет осени, чтоб посетить свой первый балл, но ему не хотелось оставлять дом даже на неделю, когда в нем копошится столько народу. За эти дни, он уже привык к вечному шуму и живости дома, даже, возможно, пропало то раздражение, которое преследовало его все предыдущие дни. Дамиан, время от времени докладывал ему о своих успехах на поприще свахи, сообщал о том, что леди Мэй застали с графом Бэкком в беседке, что неугомонный Маккадамс все норовил свести с ума всех присутствующих дам, и с завидным постоянством справлялся о состоянии дел с Соней.

А что ответить? Он не мог толком ответить даже себе зачем ему заигрывания с этой девочкой. Да, она мила, но ни одна его бывшая любовница ей не уступает во внешних данных, вроде не глупа, когда удосуживается не улыбаться всему миру в тишине, а ответить на вопрос, или спросить сама, но... Было какое-то но, которое заставляло его, с одной стороны продолжать этот фарс, а с другой, не переходить границу.

Семь часов пробили уже минут десять тому, так что на ужин он и так опаздывает, еще минута роли не сыграет. Взяв со столика книгу, Дэррек решил занести ее в библиотеку, придется сделать небольшой крюк, но это не смертельно.

В этой комнате, всегда горит свет. Это его распоряжение. И днем и ночью тут можно сидеть с книгой, за шахматной партией, за столом с документами. Это его любимая комната в доме, неприкосновенная территория. Была...

Неизвестно, кто удивился больше, хозяин, обнаружив, что незваная гостья расположилась на его кушетке с его же книжкой, или уверенная в том, что застать ее тут никто не может воришка.

Несколько секунд, или возможно целую вечность продолжалась немая сцена. Дэррек стоял в дверях, придерживая ручку, и тем самым преграждая путь возможному бегству, а Майя застыла с орудием преступления в руках.

Герцог пришел в себя первым, аккуратно закрыл дверь, прошел в кабинет и сел на кресло, напротив занимаемой кушетки. Все эти манипуляции он проделал под пристальным взглядом прозрачных глаз.

- Простите, я думала, все на ужине, не хотела вам мешать... - положив книгу на мягкое сиденье, Майя собиралась встать.

- То есть, вы просите прощения за то, что вас в очередной раз застали за шпионством, но не за само шпионство? - о да, в отличии от девушки, он чувствовал полное владение ситуацией.

- Нет, простите, такое больше не повторится... - девушка таки поднялась, надеясь быстро прошмыгнуть в дверь, не станет же он ее догонять и требовать публичных извинений.

- Что же вы читали? - Дэррек поднялся, и медленно направился за книгой, обходя застывшую посреди комнаты девушку.

Он прекрасно помнил, какие именно книги хранятся тут, легкого чтива для легкомысленных девушек тут было не найти, это его правда заинтриговало...

- Не спешите, вы читаете без перевода? Со словарем? - он взял в руки "ее" книжку, и она практически почувствовала ревность, ведь такое сокровище принадлежит не ей, а после сегодня, ей не удастся даже дотронуться хотя бы до еще одной книги-сокровища его коллекции.

- Нет, мне не нужен словарь. - ответила она скорее двери, чем собеседнику.

- Вы владеете иностранным?

- Да.

- Одним?

- Нет.

- Почему именно эта? - он покрутил в руках книгу, повернувшись к Майе, она же так и осталась стоять вполоборота, готовая сорваться на бег в любую минуту. Он ощущал ее напряжение, глаза загнанной лани переводили взгляд с книги на его лицо. - Только не отвечайте "просто", такие труды, просто так не читают.

- Я мечтала прочитать еще когда впервые услышала, год назад, от папиного друга. - когда в голову не приходит ложь, стоит сказать правду.

- Как для молодой, и... - он окинул ее взглядом с ног до головы, - достаточно необычной девушки, вы обладаете странным вкусом. Присядьте. - он указал на кресло, на котором не так давно сидел сам.

Майя села, герцог тоже.

- Неужели вы и вправду считаете, что женщинам есть место в управлении государством? - девушка не ожидала, что он помнит тот разговор в столовой, в первый день приезда, ее первое унижение в этом доме.

- Нет, я просто считаю, что причиной того, что люди не занимаются тем или иным делом, будь то политика, кулинария, игра на инструменте или чтение, должна быть не невозможность, наложенный обществом запрет, а понимание человеком сути той или иной деятельности, и отвержение ее для себя лично.

Дэррек был удивлен. Правда удивлен, и видимо, он не сумел этого скрыть, как хотел, потому что закончив речь, девушка снова потупила глаза в ореховую столешницу.

- Вы прочитали это тут? - он помнил содержание книги достаточно хорошо для того, чтобы знать, что ответ будет отрицательным.

- Нет. С помощью этой книги я получила то, к чему стремилась, приблизилась к пониманию сути. - теперь, ее заинтересовал фикус, растущий возле окна, она чувствовала себя очень некомфортно, постоянно ждала нападения.

- И что, считаете, что политика женское дело? - боковым взглядом Майя видела, что он смотрит не враждебно, но все же.

- Я не могу говорить за все женское племя, я могу судить только о себе лично.

- Ну хорошо, тогда что же? Кулинария, музыкальный инструмент или министерская должность? - он улыбался, даже, кажется без злой насмешки.

- Пока что, продолжение самообразования. - Майя снова попыталась встать, но уткнулась взглядом в протянутую книгу.

- Вы успели прочитать? Я не могу препятствовать самообразованию юных леди в моем доме, прошу. - Майе ничего не оставалось, как взять книгу. - Если у вас возникнут вопросы, я к вашим услугам.

Майя не верила своему счастью, ведь только что, фактически получила разрешение приходить сюда открыто, в любое время, за любой книгой.

- Но знаете, у меня есть несколько правил, - ну конечно, настолько хорошо, все быть не может, если взамен права доступа к книгам, он захочет получить ее советы в отношениях с Соней, ей снова придется попрощаться со своими мечтами, ведь предавать сестру она не готова, а если она будет еще и помогать ему, Соня точно попадет в его сети. Но нужно ли это ей? - Так вот, в отличии от вас, я в иностранных, не так силен, а литература вправду интересна. Вы поработаете моим переводчиком, точнее пересказчиком. Время от времени, литературу вам буду подкидывать я, а вы, в качестве благодарности, не откажите обсудить прочитанный труд со мной. Как вам?

И опять, Майя практически взлетала от радости, ведь любую книгу тут она с радостью прочтет, а необходимость переводить прочитанное, или отвечать на вопросы словами автора - ведь это не менее интересно. Кроме того, ведь так, в лице герцога, она сможет сама получить того человека, к которому обратит свои вопросы. Она бы, конечно, предпочла в оппоненты папу, или того же Витора, но, идеального в мире не так уж и много, и кому как не ей это знать.

- Я согласна.

- Ну и отлично, а теперь, раз уж вам нету смысла больше шарить по чужому кабинету тогда, когда в него не может попасть хозяин, предлагаю почтить своей компанией общество, трапеза, подозреваю, уже в самом разгаре. - Дэррек открыл дверь, пропуская Майе выйти из комнаты первой. Это было не предложение, видимо, доступ все же ограниченный, но прямому приказу покинуть кабинет, противится смысла нет.

Майя встала, с чувством легкого разочарования оставила на столе книгу, подойдя к герцогу присела.

- Спасибо. - и не поднимая взгляд вышла в коридор.

- И знаете, вы не слишком удачливая симулянтка, обычно, нежные барышни, подвернувшие ногу, на нее припадают.

Майя запнулась, и чуть ли не полетела носом по покосам, но на этот раз ее спасла стена. А вот спину жег смех, и взгляд карих глаз.

*****

Эта девочка и вправду необычна. Ях обделил ее внешностью, но взамен, наделил даже не умом, но умением и желанием мыслить. Такой дар, получает не каждый мужчина к тридцати и сорока годам, а ей сколько? Восемнадцать? Девятнадцать? Она же старшая сестра Сони, значит не меньше...

Зачем он разрешил ей заходить в его святая святых? Читать его книги? На эти вопросы он не знал ответа, но может, просто из жалости. Но тогда возникает еще уйма непоняток. Зачем он соврал о том, что не владеет иностранным, зачем обрек себя на то, чтоб проводить время с ней?

Он не знал ответов, но это не значит, что собирался отказаться от задуманного, скорее понять свои мотивы уже в процессе. А пока, он смотрел в спину удаляющейся, подмечая, с какой грацией она движется, даже споткнулась она легко, будто сделав па в танце. Странная девочка, определенно странная.

А еще и эта хитрость с вывихом ноги, он был там, когда это произошло. Они с Соней шли чуть дальше, маленькая кокетка рассказывала ему о том, как ситец моден этим летом, а он планировал сорвавшуюся поездку, и одну секунду, произошло несколько вещей, Соня положила голову ему на плече, чего раньше никогда не бывало, а он и не жаждал подобного, и сзади раздался женский возглас. Бедная Моль, ко всем ее неудачам, еще и оступилась. Но ей на помощь пришел верный рыцарь Винсент. С которым, кстати, Дэррек так еще за это время ни разу нормально и не поговорил, с глазу на глаз, как того хотел Витор. Очевидно, разговор зайдет о приближающемся голосовании, но сейчас, герцогу думать об этом не хотелось.

Глава 9

- Майя, в последнее время, вы практически не рисуете, что-то произошло? - Витор с Майей сидели на "своей" лавке, выдался вправду жаркий день, все обитатели дома искали самое тенистое место в саду.

- Нет, просто сейчас я читаю, это занимает все мое свободное время.

- Да? И что же?

Сейчас, это была философия, книга, которую выбрал герцог, немного теологии, психологии, интересное произведение, но сложное для понимания. Майя не смогла "проглотить" книгу за вечер, ей приходилось перечитывать одно предложение по два или три раза, задавать себе вопросы, и пытаться самой на них ответить, примерять все на себя. Как оказалось, это особенное удовольствие.

- Легкое женское чтиво, ничего особенного. - Майе не хотелось посвящать в свою авантюру Витора, может потом, но всегда остается сомнение, что тебя не поймут, посчитают глупостью.

- Вы не должны оставлять рисование. В этом ваш талант. - он был скуп на эмоции, сказанное звучало не как похвала, а как констатация факта, и от этого, наверное, становилось еще приятнее.

- Спасибо, мне правда... - Майя хотела сказать, что его похвала значит для нее много, но их прервали.

- Лорд, - Кэрри, вместе со своим невероятным количеством бантиков и кружев взбиралась к ним по холму. Видимо, девушка боялась, что жертва сбежит, по этому кинув свое "лорд" отрезала пути отступления, придется ее дождаться и выслушать, чего же она желает.

- Добрый день, - Витор поднялся, уступая место тяжело дышащей девушке. Майя, как обычно, в присутствии посторонних облачилась в маску отсутствия, причем скорее для окружающих, чем для себя: чтоб не смущать.

Кэрри, оглянулась на лавку, сморщила носик, и демонстративно отказалась. Майя, вжалась в свой внутренний кокон еще больше.

- Я просто подумала, что вам тут совсем одиноко, - она демонстративно развела руки.

- Вы ошиблись. - Витор продолжал улыбаться, но голос, отдавал сталью. Он специально поставил ее в такое же неудобное положение, в котором только что оказалась Майя.

- Как вам погодка? - хоть и почувствовав, что ее первый ход был неудачным, Кэрри не собиралась сдаваться.

- Типичная, для начала лета. - опять сухой ответ.

Наверное, Майя должна была бы быть благодарна за отпор, данный Витором, но она этой благодарности не чувствовала. Слишком болезненно воспринимала свои унижения, чтобы радоваться чужим, даже своих обидчиков.

- Не хотите ли пройтись, боюсь, если решусь на прогулку сама, заплутаю, и даже не смогу вернуться в дом. - обладательница сотен бантиков не собиралась сдаваться.

- Это не так сложно, дом виден отсюда отлично, а вот и тропинка, ведущая прямиком до входа, вы по ней пришли. - Витор не предложил руки, не сдвинулся с места, давая понять, что предложение принято, просто улыбнулся самой искренней из возможных улыбок.

Каким бы ни был уровень интеллекта пока что неудачливой охотницы за женихами, прямой отказ она уж как-то поняла. Кинув убийственный взгляд, почему-то на отвернувшуюся в сторону Майю, она сделала реверанс и отправилась в противоположную сторону от дома, казалось, скрип зубов девушки, слышался еще несколько секунд.

- Вы не должны позволять так вести себя по отношению к вам. - Витор сел на место, а Майя продолжала вглядываться в даль.

- А что вы мне предлагаете? Бросаться на обидчиков с кулаками? Это ведь не их вина, что все мы воспитываемся под давлением стереотипов, что мир делится на черное и белое, добро и зло, красоту и уродство.

- Вот это и плохо...

- Что?

- Что даже вы считаете это нормальным. Что даже вы, человек, которого проблема коснулась непосредственно не пытаетесь ее побороть. - две пары голубых глаз встретились.

- Витор, я предлагаю вам сделку, - решение родилось в девичье голове спонтанно. - Я обещаю, что не буду больше терпеть подобные выпады, не могу гарантировать, что смогу дать отпор, но хотя бы попробую, а вы, взамен, тоже начнете борьбу с собой.

- О чем вы? - граф насторожился.

- О Соне. Я ведь не слепа, вижу как вы смотрите на нее. - Майя для себя, сравнивала нежность, светящуюся в его глазах с папиной, когда тот улыбался их маме. Герцог так на младшую леди Дивьер не смотрел никогда, во всяком случае при ней.

- И чего вы хотите? - он казалось, уже пожалел о том, что начал этот разговор.

- Всего лишь дать возможность Соне понять, что она вам интересна. Не переживайте, насильно сватать вам сестру я не буду, но мне кажется, вы не проиграете, если будете вести себя чуточку активнее по отношению к ней.

- Вам не понять... - он склонил голову, как бы сдаваясь.

- Мне? Вы считаете, что именно я могу чего-то не понять в сложившейся ситуации? Послушайте, мы говорим о моей сестре, самом родном для меня в мире человеке. И о вас, моем друге. Не стоит скрывать, что вас волнует то, что вы ее недостойны, ведь вы анибальт. Но, уж поверьте мне, это последний критерий, по которому она будет выбирать вторую половинку. Она нежная, милая, чуткая и справедливая. За нее стоит бороться. - Майя понимала, что посеяла зерно сомнения в разуме Витора, теперь, ему предстояло пройти этап борьбы с собой, а это, лучше делать наедине.

*****

- Как вам книга? Не отбила желание совать нос в дела, недостойные внимание молодой графини? - зато стало понятно, что книга, которую Майя с таким трудом, но все же преодолела, была выбрана не случайно. Чтоб доказать ей самой, что то, за что она взялась, ей не по зубам. Не дано понять. Но нет, он ошибся, может у нее и возникли проблемы с пониманием, зато упрямства ей не занимать.

- Мне было очень интересно, особенно... - она не успела договорить, герцог, стоящий к ней спиной, у бара, повернулся, с поднятым бокалом.

- Виски? - улыбнулся так "искренне", что Майе не нужно было быть семи пядей во лбу, чтоб уловить издевку.

- Нет, спасибо. - она сжала губы. Ничего, он поиздевается немного, развлечется, но пользу-то она уже для себя получила, так что все хорошо.

- Что, неужели вы считаете, что виски - напиток не для дам? - конечно, все его "удивление" спланированное. - Ну простите, шампанское подают внизу.

Герцог прошел к креслу, сел, вытянул длинные ноги, причем Майя моментально почувствовала себя как в ловушке, ведь теперь, он преграждал ей путь, казалось, даже забирал кислород. Не смотря на то, что тогда она выбросила из головы свои романтические представления об этом человеке, сейчас, она чувствовала себя неуютно, как в ловушке.

- Начнем. - он сделал глоток из бокала, склонил чуть голову, изображая готовность слушать.

Начать, самое трудное, в любом деле. Майя ужасно нервничала, пытаясь построить предложения, она то и дело сбивалась, запиналась, перескакивала с мысли на мысль. И все это под внимательный взгляд герцога, и из-за него. Никогда девушка не думала, что публичное выступление, даже если публику составляет один единственный человек может быть таким мучительным. Но, постепенно, страх притуплялся, сосредоточенность на своем задании заставляла отвлечься от реальности.

*****

Необычайное зрелище открывалось перед его взглядом. Дамиан гордился тем, что сам своими же руками создал спектакль под названием жизнь, для присутствующих тут. Дэррек понял его чувства сейчас, смотря на свой собственный спектакль в исполнении одной актрисы.

Она сидит так прямо, как это только возможно, даже в книгах по этикету, ты вряд ли найдешь подобную осанку. Ее обычно белое лицо, приобрело новизну. Девушка покраснела. Не так, как это происходит с красавицами, известными миру, когда их смуглая кожа, кажется, чуть темнеет. А по особенному, щеки порозовели, а глаза утратили свою прозрачность, наполнившись настоящей бирюзой. Белые кисти рук не оставляли в покое подол платья ни на секунду, теребя ленту. Интересно, а если бы платье было не таким унылым, что-то изменилось бы? В таких раздумьях, Дэррек практически не слушал то, что говорит девушка, ему приходилось прилагать усилия, чтоб отвлечься от своих мыслей, и вернуться в реальность.

Когда ему это удавалось, он подмечал, что девушка, практически ребенок, обладает недюжим умом, сам бы он, в ее возрасте вряд ли понял так много, бросил бы книгу уже на десятой странице, а она, не только ее проглотила, но еще и анализировала. Она не то, что оправдала его надежды, нет, скорее выиграла в этом бою, в котором он ставил на то, что девушка не осилит его задание, а она смогла. Но, если раньше его бы это разозлило, сейчас, он просто решил, что отыграется во втором раунде, а он обязательно будет.

- И вы согласны с автором в этом? - он впервые перебил ее речь.

- В чем? - от неожиданности, она впервые за вечер оставила в покое ленту.

- Что для всего есть свой возраст? Что доступное в двадцать уже запрещено в сорок?

- Нет. - это была правда, еще читая, она задумывалась об этом.

- Почему?

- Мне кажется, это слишком упрощенно. Вы же все разные, в мире не найдется одинаковых людей, если не учитывать близнецов, говоря о внешности. Но если внешне мы неповторимы, то точно так же мы уникальны и внутренне. Как же в таком случае можно определить, что лично мне надлежит делать в двадцать и в сорок. Или вам?

- Например? - ему было правда интересно ее слушать, даже не хотелось оппонировать, она его еще видимо боится, малейший натиск заставит согласиться с тем, что он ей навяжет, но не в этом его цель. А в чем? Он сам не понимает пока.

- Вы и Соня. - она сказала это даже не успев осмыслить, ведь именно так аргументировала неправоту автора для себя.

- И в чем же у нас совпадают интересы?

Майя поняла, что совершила ошибку, ступив на тонкий лед, ведь их личные отношения обсуждать она права не имеет, тем более, если она знает что к нему питает Соня, то на счет его намерений и чувств, она может только предполагать.

- Вы разнитесь возрастом, - если быть откровенной, он старше ее почти в два раза, - тем не менее, находите общие темы, точки соприкосновения, я могу предположить, что будь кому-то из вас это обтягивающим, общение свелось бы на нет. А так, получается, что одно и то же, задевает струны в душе людей разного возраста.

Он был согласен с ее первым утверждением, но не с примером. Она слишком наивна, чтоб понимать, что мужчина готов выслушивать с огромным терпением любую женскую глупость, если он уверен, что в конце концов будет по заслугам вознагражден. И тем более, она не могла быть осведомлена в его мотивах по отношению к сестре.

- К сожалению, вы заблуждаетесь, то, что нескольких людей устраивают следствия, не означает, что они ведомы одинаковыми причинами, и стремятся к общей цели. Хотя с другой стороны, это еще раз подтверждает, что вы правы в неповторимости каждого из нас.

- А какие причины у Вас? - Майя понимала, что лучшей возможности понять к чему он ведет свою "игру" с Соней, ей вряд ли представится, не спроси она сейчас, будет корить себя еще долго.

Он опешил, не ожидал это девчонки такой наглости. И даже перестала отводить глаза, смотрит в упор, кажется, даже не моргает.

- Мне придется предложить вам прочесть книгу по этикету, чтоб таких вопросов больше не возникало. - его слова снова возвели стену, которая, казалось, начала опускаться до этого. И правда, она позволила себя слишком много, не стоит забывать, что даже если в комнате присутствуют всего двое, это не значит, что правила устанавливаешь ты и собеседник с тобой во всем согласен.

После сказанного, звенящая в ушах девушки тишина затянулась. Она просто не знала, что ей сказать, а он не собирался облегчать ее участь ни на грамм. Не выдержав такой пытки, девушка выпалила:

- Простите. Спокойной ночи. - поднялась, учтиво присела перед продолжающим вальяжно восседать герцогом, и направилась к двери.

- Я могу сказать вам только одно, мои причины, точно не совпадают с мечтами шестнадцатилетней мечтательницы. Спокойной ночи. - он тоже встал, но направился к бару.

*****

Сегодня, Соня опять пришла ночевать к ней, заявляя, что раз она не желает спать в сухом помещении, ей, как сестре, придется разделить жертовную участь Майи, а завтра, она обязательно лично сообщит о проблеме герцогу.

Но в отличии от посапывающей Сони, старшей сестре не спалось. Оказалось, опасаться беспричинно не так мучительно, как имея на то основания. Хоть Мэйденстэр и не сказал прямо, для чего он завлекает Соню, дал понять, что влюбленность сестры не обоюдная. И что же делать теперь, а вдруг уже поздно, вдруг, Соня и правда уже любит этого человека, а он в любую минуту может просто надругаться над ее чувствами? Ведь он опасен, и Майя это прекрасно понимает. Ях, как же все сложно, пусть будет новый день, и новые решения. Закрыв глаза, Майя попыталась уснуть.

*****

Дэррек спал, но совсем не спокойно, ему снились странные сны, Роза, тянущая его за руку по темным коридорам, настолько темным, что он различал лишь ее светлое платье. А потом, картина сменилась, они были уже в его комнате, на его кровати, но что-то изменилось, глаза, у Розы были голубые глаза, в которых Дэррек начал тонуть. Это был далеко не кошмар, но проснулся он в холодном поту. Рывком сел в кровати, видимо, слишком душно в комнате. Подойдя к окну, он подставил лицо и голый торс прохладному ветру. Вот так-то лучше. Нет, эти игры опасны. Уже месяц он живет монахом, конечно начнется снится всякий бред, еще и не такое. Нужно срочно что-то предпринять.

Глава 10.

- Знаешь, мне кажется, Витор, он не так хорош, как казался мне с начала. - сестры спускались к завтраку, когда Соня решила завести этот разговор.

- Что значит, не так хорош? - Майя чуть отставала от сестры, пытаясь справиться с путающимся в ногах юбками, по этому, лица Сони не видела.

- Понимаешь, вчера, когда ты после ужина пошла в библиотеку, - Майя решила не врать на счет причин своей пропажи, просто умолчала о некоторых деталях. - и герцог куда-то запропастился, он... Мне кажется, он нечестен с тобой. Ведь так нельзя! Какой джентльмен станет проводить время с одной, а потом, делать комплименты другой. Я так ему и сказала, что мне его похвалы не нужны. - Майя чуть не завыла волком от услышанного. Бедный Витор, решился на шаг навстречу этой несносной идеалистке, причем, скорее всего этот шаг был деликатнее некуда, но нет, она увидела в этом оскорбление сестры, и конечно, на следующую подобную смелость он решится еще не скоро. О Ях, ну ведь это было бы замечательно, все проблемы решились бы сами собой, не нужно было бы ломать голову, как отвадить Соню от герцога.

Майя догнала сестру, преградив ей дорогу, если сейчас же не поставить все на места, она успеет придумать себе что угодно.

На удивленный взгляд сестры, Майя ответила:

- Подожди. Я хочу тебе кое-что сказать. Мы с лордом Винсентом друзья, и только. Ни я к нему, ни он ко мне нежных чувств не питает. Поверь, если он проявляет внимание к тебе, это никоим образом не ранит меня. И если он тебе нравится, то...

- Нет. - Соня сняла с перила руку сестры, не дающую ей пройти, и понеслась дальше вниз по лестнице. - Он мне нисколько не интересен. Меня интересует другой человек, и ты прекрасно это знаешь.

Опустив руки от бессилия и в прямом и в переносном смысле, Майя направилась за сестрой.

Майя снова удивилась своей сестре, Соня - хоть и младшая, но видимо, более храбрая, ведь она не раздумывая, при малейшем сомнении сказала сестре, что она думает о человеке, который приблизился к ней. И пусть ее домыслы неправильны, и пусть сомненья неоправданны. Факт остается фактом, в отличии от нее, Майя продолжает служить сторонним наблюдателем интриг, в который с каждым днем ее сестру вплетают все надежней, а теперь, наверное и ее саму.

*****

- Простите меня. - Майя шепнула это Витору, сидящему по правую руку от нее.

- За что? - он, не смотря на то, что Майе казалось, должен быть чернее тучи после того, как Соня дала отставку, выглядел вполне довольным жизнью, участвовал в общем обсуждении.

- За Соню, простите, она просто подумала, что вы интересуетесь мною, по этому, вчера так резко с вами и разговаривала. - за столом было слишком много народу, чтоб кто-то обращал внимание на отвлеченных, во всяком случае, на это уповала Майя.

- Майя, вам не за что извиняться, уж поверьте, "резкий" ответ вашей сестры, для меня звучал совсем не так, как на то рассчитывала она. - он вернулся к трапезе, а Майя продолжала непонимающе смотреть на собеседника. В смысле?

Заметив замешательство, Витор снова повернулся к ней:

- У мужчин иная чем у вас психология, то, что вы считаете отставкой, вашим "последним словом", для нас - только стимул, чтобы достичь цели. Не обижайтесь, но ваши уговоры под дубом, подействовали на меня не так эффективно, как отворот-поворот вашей сестры. - все еще не понимая до конца то, что ей только что сказали, Майя вымучено улыбнулась, но видимо была еще слишком растеряна, так как получила щелчок по носу, он необычайно веселого Витора.

В этот момент, на противоположной стороне стола раздался хруст стекла, и возгласы, у кого-то разбился бокал. Такое бывало практически на каждой трапезе.

*****

Он говорил ей чистую правду, видимо, его останавливало то, что Соня может в принципе не среагировать на него никак, но та мелькнувшая в ее глазах ярость, вчера, заставила его откинуть сомненья. Намного проще ненависть превратить в любовь, чем заставить зажечься огню в сердце, в котором нет даже искры. Единственное, что его волновало, хотя наверное волновало, слово неправильное. Его бесило то, как она смотрит на этого Мэйденстэр. Они никогда с герцогом не водили дружбы, но раньше, Витор относился к нему терпимо, а сегодня, понимая, куда Соня оглядывается каждых несколько минут, ему хотелось врезать хорошенько герцогу.

Как забавно людей иногда объединяют желания.

*****

- Ты до сих пор так и не поговорил еще с Винсентом? - Дамиан успевал делать несколько дел одновременно, и поддерживать настроение за столом, громкими шутливыми репликами, тем самым давая присутствующим тему для разговора на ближайшие пару минут, и вступить в приватную беседу, не предназначенную для чужих ушей в этот промежуток.

- Не так уж ему это нужно, раз за две недели не нашел удобного времени. - Дэррек покачивал в руках бокал, размышляя о своем. Это "свое" уже несколько раз кидало взгляд в его сторону с противоположного конца стола. Если обычно, он участвовал в этой игре Сони, сегодня, у него не было настроения. Бессонная ночь не располагала его к показушной радости сейчас.

- Ты же понимаешь, что он хочет спросить стоит ли его отцу ждать твоей поддержки на голосовании. - Дамиан смотрел на друга напряженно, он так и не был уверен в том, что выдаст его непредсказуемый товарищ. Ему было выгодно, если тот решит поддержать старика, ведь если все получится, через Витора, он подберется к нему, а потом уже дело техники, тот сам подготовит замену себе. И этой заменой будет не один из сыновей, а он.

- Понимаю, но ведь может быть такое, что я и сам еще не определился... До выборов еще черти сколько времени. Всякое может случиться.

- Да, ты прав, например, - Дамиан наклонился так, чтобы слышать его мог только друг, - например, уже к выборам, дедуле будет не до палаты, придется следить за бегающими вокруг внучками. - он кивнул куда-то головой, Дэррек проследил за взглядом. Эти двое, как истинные белые вороны и так выбивались из толпы, к тому же, она шептала ему что-то практически на ухо, а он при этом улыбался.

Дамиан сказал все, что хотел. А время, между его "заводническими" репликами подходило к концу, по этому, он отстав от друга вернулся к исполнению своих прямых обязанностей. А Дэррек продолжал наблюдать за происходящим на расстоянии нескольких метров. Интересно, о чем они говорят? Судя по довольной физиономии этого Винсента, никак не о философии, в отличии от него. Этот белобрысый уже просто начинает его бесить, сначала, навязывается со своими желаниями получить гарантии поддержки отца, а потом... А что потом? Он просто его бесит.

Звон стекла, он услышал как будто издалека, и только через мгновение понял, что это его бокал разлетелся в дребезге в его же руках. Слишком тонкое стекло, слишком сильно сжал. Видимо, представил Винсента. И эта Моль еще, смотрит на него практически со щенячьим обожанием. Так же, как ее сестра на самого Дэррека. Это наверное у них семейное. Порезался, ну что ж, будет напоминание.

*****

Обычно, сорвав ромашку, девушки сразу берутся гадать по ее лепесткам на любовь. Любит, не любит. Но чтоб гадать, нужен объект, тот кто может любить или нет. Когда такого нет, воспринимаешь белое солнце ромашки как обыкновенный цветок. Впервые за несколько дней, сегодня Майя взяла с собой на прогулку карандаш. Во-первых, решила послушаться совета Витора, а во-вторых, правда соскучилась по ощущению творчества. Сегодня пришел ответ от мамы. Дома все хорошо, она видимо сильно тревожится, так как несколько раз предлагала прислать за Майе экипаж, хотя знала бы она как все происходит по настоящему, скорее заволновалась о своей младшей дочери. Но не сейчас, сейчас даже в их мирке воцарил настоящий мир и покой. Мужчины поехали на охоту, а значит, на поляне расположилось женская идиллия.

Роли, розданные судьбой мужчинам и женщинам, это, видимо не совсем слепой жребий. Ведь вряд ли хоть один из десяти мужчин обменяет возможность гарцевать на коне с ружьем в руках, на право водить иголкой по ткани, создавая хоть и красивый, но требующий щепетильности и огромной выдержки рисунок гладью. А женщина, не согласится отложить вязание ради ружья. А даже если согласится, то ведь никто не предлагает?

Вот так, сидя на одном огромном покрывали, десять девушек занимались тем, на что не находили времени эти три недели.

- Виконт Килтон клятвенно обещал, что не оставит нас ради какой-то охоты. - Дэйзи, симпатичная девушка, отличительной чертой которой была россыпь веснушек, покрывающая все доступные глазу части тела, отложила пяльцы, и уставилась куда-то вдаль. Виконт, один из молодых людей, очутился тут, казалось совершенно по ошибке, ведь все знали, что он давно и безнадежно влюблен в свою же невесту, которая была сосватана ему еще задолго до своего рождения, путем клятв их матерей, лучших подруг и величайших сплетниц современности. Безнадежно потому, что значения этой клятве придавал кто угодно, но только не она.

- Вы так наивны, Дэйзи, право слово, еще скажите, что герцог тоже обещал остаться, лишь бы мы не заскучали. - Кэрри уже несколько минут силилась распутать клубок, образовавшийся из всевозможных ниток ее вышивки. - Или, Соня, герцог тоже обещал?

Почти все взгляды устремились на Соню.

- Нет, мне ничего подобного не известно. - она ответила совершенно непринужденно, продолжая плести венок, из собранных вокруг полевых цветов.

Видимо, такой ответ не удовлетворил злорадства Кэрри, так как отступать она не собиралась.

- Хотя конечно, откуда же это знать милой Соне... Герцог ведь даже перед любовницей не отчитывается, что уж говорить о мимолетном увлечении... - конечно, сказанное было далеко за гранью приличия, но все девушки, прекрасно понимали, что Кэрри не терпится выложить всю информацию, какой она обладает на счет личной жизни герцога Мэйденстэра. А узнать ее, не против был никто, включая Майю, которая не прерывая рисование навострила уши, и Соню, отложившую наконец-то венок. От нее же очевидно ожидалось оппонирование.

- Любовнице? - вот и все, что требовалось от нее, просто выразить интерес, и тем самым, сделать огромное одолжение всем присутствующим дамам, и себе в первую очередь. Осведомлен - значит вооружен.

- Конечно, любовница, неужели вы не знали? - вопрос не требовал ответа. - Ведь не думаете вы, что такой мужчина ведет жизнь затворника. Всем известно... - она специально сделала ударение на "всем", указывая на их дикость, отдаленность от высшего света, в котором известно, видимо, действительно всем, но вот только кто же станет делиться подобным со своими детьми-девочками. - это же главная сплетня сезона, что герцог разругался со своей любовницей, актрисой, мисс Розой Смитт, между прочим, видела ее на одном из званых вечеров, она очень не дурна собой. Даже не так, поистине красива! У герцога есть вкус в женщинах, хотя... возможно не всегда. Да не важно... - вот теперь ее было уже не остановить, даже если бы все присутствующие собрались уходить, она силой заставила выслушать себя до конца. - Он не пришел на ее премьеру, они, конечно, и до этой весны часто ссорились, не на людях, но если герцог появляется на мероприятии один, значит Роза в немилости. Но тем не менее, на ее премьеры, он приходил всегда, а на последнюю не пришел. Его ложа, пустовала напоминая ей о том, что теперь-то он точно не вернется. Не помогут ее обычные "штучки", которые, кстати, тоже передаются в свете из уст в уста. Если действует с герцогом, на кого же могут не подействовать. Я конечно могу только предполагать, за что же он так на нее разозлился, но поговаривают, это финал. И вот теперь, герцог пользуясь своим правом хозяина, подыскивает замену на тепленькое местечко. Конечно, жена ему не нужна, это ведь обуза, а глупенькая смазливая девочка на роль любовницы - самое то. - камень в огород Сони был так очевиден, что усердно делавшие вид бурной деятельности девушки вмиг замерли.

- Кэрри, милая, а скажите, пожалуйста, откуда же вы владеете такими познаниями в этой сфере? Я имею в виду и герцога, и вакантных мест при нем, уж не провалили ли вы кастинг? Ваша осведомленность заставляет задуматься. - Майя был так горда своей сестрой сейчас, ее смелости, выдержке. Сказав это, Соня встала сама, взяла венок своей работы и направилась в сторону дома.

Девушки продолжили работать молча. У каждой было о чем подумать. Нет, конечно, желчь Кэрри нельзя принимать близко к сердцу, каким бы не был герцог, он не позволит себе подобного поведения с Соней. И даже, если он осмелится на подобное, сестра так же даст отпор и ему. Да, конечно, ведь это она гордость рода, она - пример для многих и многих девушек, даже старших. Для самой Майи.

Когда солнце уже клонилось к закату, начало холодать, а глаза даже на солнце устали от мелкой работы, девушки засобирались перейти в библиотеку. Их планы нарушил доносившийся со стороны конюшен гомон. Вернулись охотники. Уставшие от длительного сидения, разгоряченные азартом, девушки побежали туда, получить возможность первыми лицезреть трофеи и главное, добытчиков.

*****

- Дамиан, не вводите девушек в заблуждение! Они ведь потребуют подтверждения, а медвежьей шкуры в доме не найдется, что вы будете делать тогда, искать настоящего медведя?

Компания, снова в полном сборе устроилась в гостиной. Впервые за эти несколько недель растопили камин, хотя Майя считала, что неплохо бы делать это каждый вечер. Она мерзла ночами в комнате. В то время, как стоя у камина, граф травил байки, сама Майя сидела с книжкой на кушетке, возле стеллажей. Соня оттачивала свое мастерство игры в шахматы, в чем была непревзойденна. Весь вечер они играли на выбывание, и весь вечер она провела у доски. Сейчас, разыгрывалась самая любопытная для Майи партия - с Витором. Все уже порядком устали следить за происходящим за игровым столом, кроме того, истории, которые рассказывал Дамиан были и вправду интересными, по этому, между молодыми людьми образовался тет-а-тет.

Очень долго, казалось, целую вечность они играли молча, оба очень напряженно всматривались в шахматную доску, ждали ответного хода противника, Соня морщила лоб, подносила руку к фигуре, а потом меняла свое решение. Зная сестру, и обычную ее манеру игры, Майя решила, что она правда устала. Еще бы. Видимо, это заметил и Виктор, так как он сам, своими же ходами закрывал те дыры, которые оставляла девушка из-за невнимательности. Ему хотелось продлить игру, и ради этого, получалось, что он играл за двоих и на двоих.

- За кого вы болеете? За сестру или своего не совсем тайного воздыхателя?

Дэррек тоже наблюдал за игрой, но совсем не с тем интересом, что Майя. Ему интересна была ее реакция. Выражение лица девушки говорило о полной ее сосредоточенности на происходящем. Книга, которую та держала в руках была забыта, вот уже десять минут страница не переворачивалась. Казалось, она даже забывала моргать, наблюдая за игрой. Он заметил почти сразу, что Соня сделала несколько грубейших ошибок, а этот болван вместо того, чтобы ими воспользоваться, их нивелировал. Хотя, может и не болван? Может, он сделал это специально? Но зачем?

- Что? - Майя была настолько увлечена, что не заметила как к ней подошел герцог, не имела понятия, как долго он за ней наблюдал, и что хотел узнать.

- Я спрашиваю, за кого в подобной ситуации болеет человек? За родную сестру, или потенциального жениха? - для Майи не было секретом, что все присутствующие судачили о том, что в этом доме сошлись два анибальта. Что это единоверный путь, сводить им подобных между собой, пусть радуют глаз друг другу, и не заставляют лицезреть их другим. Опровергать? Зачем? Ведь если этого хотел бы Витор, он очевидно, заявил, что никакого интереса она для него не представляет. А сама Майя, слишком боялась публичности, чтоб вступать в диалоги на подобную тему.

- Я не болею, я просто наблюдаю. - пришлось оторваться и от наблюдения, во всяком случае, на время разговора.

- Вы лжете. - он чуть наклонился, взял из рук девушки книжку, она еле сумела подавить глупое желание выдернуть вещь обратно. Он покрутил в руках томик, прочитал название, усмехнулся и протянул обратно. Сегодня, Майя взяла с полки первую попавшуюся книгу, лишь бы скоротать вечер, как оказалось, подобный выбор ни к чему хорошему не привел. Основы анатомии, к сожалению, скорее клонили в сон, чем к прочтению. - А может, вы ревнуете? Ведь прекрасно видите, что ваш потенциальный благоверный поддается сестрице? - он продолжал смотреть на то, как разыгрывается шахматная партия, что давало возможность Майе рассмотреть его.

- Вы ошибаетесь. Я просто наблюдаю.

- А вы повторяетесь, что заставляет меня убедиться в своей правоте еще сильней. И знаете, я думаю, вы не безосновательно волнуетесь. Ваша сестра стоит того, чтоб подступиться к ней... - он кинул взгляд вниз, на нее, и со своей обычной жестокой усмешкой продолжил, - через вас. Вы же не станете утверждать, что такого не бывало? - Майе показалось, что к лицу прилила вся кровь в организме. Да, он прав, такое было, однажды. Это стало еще одним слоем ее раковины, в которую посторонние больше были не вхожи.

- Что произошло с вашей рукой? Поранились на охоте? - меняет тему? Неужели девочка растет, он-то думал, что будет лицезреть очередную капитуляцию, потупленные глаза, смятые складки платья. А нет, кажется, все меняется. И, святой Ях, он доволен такой перемене.

- Нет. Это все происки одной маленькой ведьмы. - когда Майя, от неожиданности снова вскинула не наго взгляд, он продолжил, - Да, вы не ослышались, в моем доме, оказывается, бывают и такие. Но не волнуйтесь, я расквитаюсь за нанесенный урон.

О ком он говорит? Какая ведьма? Он в своем уме? Может, он перебрал вина за ужином? Вроде бы нет, стоит на ногах крепко, и взгляд осмысленный, насколько об этом можно судить в полумраке, царящем в ее углу. Но что же тогда он имел в виду? Остается надеяться, что это не Соня повинна в травме, хотя при чем тут может быть она?

- Если вы ставили на Винсента, могу вас поздравить. - после несколькоминутной тишины он вновь заговорил. - Ваша сестра капитулировала. - и правда, Соня легким движением отправила своего же короля на шахматную доску, к ногам вражеской королевы. Правда, при этом, девушка улыбалась, не так обычно выглядят капитулянты.

- Она просто устала. - почему-то, захотелось вступиться за сестру, оправдать ее, хотя ни в каком оправдании та не нуждалась.

- Что-то давно, я не прибегал к вашим услугам, в замен на мою доброту, вам так не кажется? - теперь уже он перевел тему моментально и кардинально.

- Простите?

- Мне нужен перевод одной книжки, не беспокойтесь, книга не так велика, и кроме того, во времени я вас не ограничиваю, но уповаю на вашу добросовестность.

- Что за книга?

- Не переживайте, ее уже доставили вам в комнату, я распорядился. Надеюсь, получить перевод как можно раньше.

Встав из-за стола, искренне благодарная за свое освобождение Соня, выражала его Витору, даря внимание и такую милую его сердцу улыбку. Идиллию нарушил направившийся в их сторону герцог. Оказалось, что и улыбки бывают разными, уставшая Соня, расцвела на глазах. Бедный Витор. Майя могла пожелать ему только терпения.

Интересно, что же за книга ожидает ее сегодня? Как бы настороженно она не относилась к герцогу, наличие у него вкуса в литературе отрицать не могла. По этому, близившееся удовольствие от прочтения уже предвкушала.

*****

- Он мне поддался. Витор. Если бы не была настолько уставшей, сказала бы ему все, что думаю по этому поводу... Но, я правда ему благодарна. Еще одна партия, и я бы разбила шахматную доску об пол. - держа в руках свечу, девушки брели в направлении своих покоев, дом медленно погружался в сон. - Но, как только подошел герцог, я попыталась явно дать понять, что благодарна и все, ничего больше. Не буду подыгрывать ему, когда он играет на два фронта. - Соня даже чуточку повысила голос, видимо, надуманное поведение Винсента ее сильно возмущало.

- У меня не выпадало возможности тебе сказать, Соня, но послушай, все ведь не так, как ты думаешь, он не ведет двойную игру... - когда младшая сестра кинула на Майю полный сомненья взгляд, та поправила, - не ведет ту игру, о которой думаешь ты. Нас с ним связывают только дружеские отношения.

- И что? Где дружба, там и любовь.

- Ты слышишь меня? Дружба, и все.

- Ты просто не хочешь расстраивать меня, и этого, своего друга. Нет, меня не интересуют мужчины, которые ведут себя как последние негодяи, сначала пытаются проникнуть в доверие к тебе, а потом подступиться ко мне. Ведь, если бы подобное случилось со мной, ты вела себя так же, почему ты ждешь, что я как ни в чем не бывало предам тебя?

- Но, Соня, ведь это никакое не предательство! Я просто не хочу, чтобы ты обижала человека, который совершенно искренне хорошо относится ко мне и так же искренне к тебе! Почему у тебя не возникает мыслей о том, что твой обожаемый герцог не так, свят, как представляется, но вопреки моим словам, ты готова поверить в наличие всех грехов мира в Виторе? - за разговором, они подошли к двери Майи, открыв дверь, она впустила сначала сестру, а потом вошла сама.

- Ты имеешь в виду эту клевету, которой пыталась меня задеть Кэрри? Не смеши, ведь любому понятно, что она говорила это только, чтобы позлить. - Майя конечно прекрасно это понимала, но ведь это не значит, что сказанное - вранье.

День был слишком длинным и утомительным, чтобы спорить еще и всю ночь, Майя пошла на попятную.

- Я просто прошу тебя, не судить о людях впопыхах, и доверять мне. Ты останешься у меня?

Соня зажигающая в это время свечи в комнате, от своего светильника поморщила нос, то ли от несогласия с просьбой, то ли от вопроса.

- Нет, ты опять усядешься читать до рассвета, и я не смогу заснуть. Лучше уж я пойду к себе.

Исполнив свою миссию по освещению комнаты, девушка подошла к стоящей у двери Майе, обняла ее, поцеловала в щеку, пожелала сладких снов и отправилась восвояси.

Ох, святой Ях, как же тяжело советовать кому-то как вести себя в делах любовных тогда, когда сам в этом полный профан.

Первым делом, Майя отправилась в ванную. В отличии от процедуры одевания, снять с себя многочисленные юбки, корсеты и прочую ерунду особого труда не составляло, зато ощущение легкости вознаграждало за страдания на протяжении всего дня. Теплая вода с лавандой, оставленная заботливой служанкой помогла расслабиться окончательно.

Проведя где-то между реальностью и сном не меньше получаса, Майя вылезла из практически остывшей воды, завернулась в огромный, явно не по размеру махровый халат и направилась в комнату.

Единственный, кто может переубедить ее в том, что герцог Соне не подходит - сам герцог. Он должен или перестать уделять сестре внимание, или подтвердить предположения Кэрри, и тем самым оттолкнуть девушку, либо, к огромному стыду Майи оказаться и вправду истинным джентльменом, который искренне интересуется ее сестрой, и имеет на ее счет определенные намерения.

Перед тем, как лечь спать, девушка опять прошла по комнате, гася все свечи. Конечно, они создавали уют, даже романтику, но ее нервировал тот факт, что не смотря на теплый цвет огня, настоящего тепла он не даровал, а она все продолжала мерзнуть из ночи в ночь. Проходя мимо стола, Майя притормозила - там лежала книга. А ведь она совсем уже забыла, герцог обещал предоставить ей фронт работ. Интерес поборол желание спать, Майя взяла книгу, устроилась на кровати, подоткнув со всех сторон одеяло, поставила свечу на прикроватную тумбочку. Название показалось отдаленно знакомым, но откуда, Майя вспомнить не смогла. Автор - женщина, имя тоже ни о чем не говорит. И правда, книга совсем не большая, в тонком переплете, не похожа на те произведения искусства, которые хранились в обнаруженной ею библиотеке. Ну что ж, за перевод она сегодня не возьмется, но что мешает ей хотя бы начать читать?

Часто, читая книги, Майя представляла себя на месте главных героев. Как они вершат великие дела, совершают кругосветные путешествия, растят детей, создают научные теории, участвуют в судебных дебатах. Ее манило то, что по определенным причинам было недоступно. Наверное потому, что ей недоступно было больше, чем даже ей подобным.

С этой книгой все было наоборот, как бы Майя не пыталась отбросить любые аналогии, они следовали за ней. Девочка, видящая свое призвание в науке, служении знаниям еще с пеленок должна была за такое свое право бороться. И черт возьми, она боролась. Она боролась с отцом, считавшим, что размер мозга обратно пропорционален способности к деторождению, с мальчиками-одноклассниками в приходской школе, чьи издевательства граничили с настоящими пытками, с нежеланием воспринимать ее учителями. Она боролась с тем, войну чему Майя проиграла сразу же, с обществом. Со стереотипами, с предубеждениями. Каждый раз, когда при Соне ее кто-то пытался уколоть, Майе становилось намного хуже, чем от обычного оскорбления, ведь обязанность защищать, возлагались на плечи младшей сестры, потому что сама Майя капитулировала...

Девушка понимала, что именно эту книгу герцог тоже дал ей неспроста. Очередная проверка, очевидно, перевод ему не нужен, он прекрасно знает что именно дает ей для "работы". Он снова пытался показать ей, что то, за что она взялась не ее ума дело? Нет, как оказалось, она тоже умеет быть упрямой, в спорах самых сложных - с самой собой. Почему-то именно тут, Майя поняла, что сдаться не может. Она была даже благодарна какому-то непонятному ей невольному толчку герцога. В эту ночь Майя приняла для себя важное решение, которое ей предстояло воплотить в жизнь, творить свою жизнь своими же руками.

Глава 11.

- Герцог! Ваше молчание, это тонкий намек, что мне пора заняться вышивкой? - Соня с Дэрреком разыгрывали шахматную партию, ведь вчера, им это не удалось, и он взял с нее обещание, наверстать упущенное сегодня.

Дэррек встряхнул голову, возвращаясь из мира своих мыслей в реальность.

- Простите, Соня, я задумался над следующим ходом. - он улыбнулся девушке, и сдвинул фигуру, сделав ход, спланированный еще до того, как Соня походила сама.

- Тогда, давайте сделаем паузу, я уж тоже засиделась, почему бы нам не пройтись по комнате? Размять ноги и проветрить голову? - девушка вскочила, не дождавшись ответа.

Ее непосредственность совсем не раздражала Дэррека, она правда умиляла. Все в ней, ее наивность, детская серьезность, попытки рассуждать на взрослые темы. Когда-то, из нее получится умная, невероятно красивая, достойная лучшего женщина. Но, в очередной раз он убеждался, что не собирался ждать этого "когда-то". Ведь какой-то бы чудесной она не была, она не его. Вопрос только в том, сколько он будет тянуть с тем, чтоб объяснить это и ей.

- С удовольствие... - он поднялся со своего кресла, предложил девушке руку, и пара направилась совершать импровизированный круг почета. В комнате царил хаос, так как на улице лил дождь, и почти все присутствующие решили скоротать время здесь. Группа из шести человек играла в лото, Дамиан практиковался на фортепиано, группка девушек обступила его частоколом, кто-то смотрел в окно, кто-то просто беседовал. Окинув взглядом всех присутствующих, Дэррек не напал на светлое пятно, которое уже привычно выискивал. Ну и Винсента, конечно, тоже среди присутствующих не было.

- А где леди Дивьер? Опять нездоровится? - Дэррек был уверен, что эти двое наедине точно не о книгах дискутируют.

- Нет, Майя чувствует себя хорошо, вот только, если бы не это ужасное пятно на потолке... - Соня, как истинная женщина сделала вид, что взболтнула лишнего, прекрасно понимая, что ее реплика без внимания не останется.

- Какое пятно на потолке? - Дэррек, если честно, не особо вслушивался в суть разговора, он чувствовал, как с каждой секундой все больше закипает. Что его так бесило? То, что под его крышей где-то сейчас, возможно, уединилась пара, ну и что? Наверняка и не одна, ведь в комнате далеко не все. А может, она сейчас демонстрирует своему другу его библиотеку? Эта девушка позволяет себе слишком много. Ей не подобает вести себя подобным образом, устраивать в его доме тайные свиданья с другим. Вот, с другим...

- После тех ливней, которые прошли недавно, в комнате Майи, над окном образовалось пятно, и оно во время дождей увеличивается. И так сыро становится, ужас. А она, она ведь и вправду может заболеть...

- Почему же леди Дивьер сама не сообщила мне об этом? Неужели графиня слишком горда для этого? - он был слишком взвинчен своими же размышлениями, чтоб думать о том, не грубо ли он ведет себя.

- Почему вы так говорите? Вы ведь совершенно не знаете Майю... - Соня посмотрела на него, как пораненное животное. Его слова правда ранили ее. Он хотел вогнать шпильку в кожу, но вот только не тому адресату. - Вы все тут... Простите... - она высвободила руку, присела в реверансе и помчалась прочь из комнаты. Такой реакции он не ожидал. По этому, и среагировал не так проворно. Упустив несколько секунд, он проследовал вслед за барышней.

Главной темой сегодняшнего вечера в их ограниченном светском кругу стала погоня герцога за рыдающей графиней, которая призналась ему в любви, а он не ответил ей взаимностью. Даже в такой маленькой компании слухи могут облачаться в совершенно невообразимые формы.

- Подождите... пожалуйста. - он нагнал Соню в коридоре, девушка не рыдала, правда с чего бы ей? Направлялась быстрым шагом в гостевое крыло. На оклик герцога, она откликнулась сразу. Резко остановилась, развернулась на каблуках.

Но вот на обычно таком лучащемся доброжелательностью личике горел скорее гнев.

- Простите за то, что я сейчас скажу, но это не я проследовала за вами. В жизни каждого человека есть вещи, над которыми не позволено насмехаться, глумиться и топтать. Как бы хорошо, я не относилась к человеку, подобного поведения в отношении своей сестры я терпеть не хочу. Прошу прощения, что не доиграла партию, но поверьте, если бы не ушла, сказала бы то же самое, но уже при всех.

Подобная реакция стала неожиданной для него.

- Это я должен извиниться. - он пошел на попятную, ведь без сомнений, девушка направлялась в комнату лишь затем, чтоб начать собирать вещи и отправляться домой... С сестрой. - Примите мои извинения, несомненно, мое замечание было непозволительным, впредь такое не повторится. - сказано это было очень официальным тоном, не оставляющим сомнений в серьезности.

Лед тронулся, по прошествии нескольких секунд напряженного молчания, гнев в глазах девушки уступил место стыду за то, что сорвалась.

- Вы просто и представить себе не можете, как раните ее своими словами, подтруниваниями, шутками. Люди иногда слишком жестоки... - в глазах девушки читалась надежда на то, что Дэррек одним своим волевым действием решит проблему жестокости человечества за раз. Но он был не всемогущ.

- На то мы и люди. Не волнуйтесь, в ближайшее время, я подыщу для леди Майи достойные покои.

Эту шахматную игру так и не доиграли, взявшиеся за это гости, бросили затею, не понимая, к чему вели прошлые игроки.

*****

Когда Соня вошла в комнату сестры, та даже не обратила на нее внимания, слишком была увлечена очередным чтивом. В последнее время, Соня почти не видела ее без книги в руках, Майя и дома отличалась своей страстью к чтению, но тут эта страсть обрела невиданных доселе размеров.

Подсев на ручку кресла, в котором устроилась Майя, Соня попыталась тоже вникнуть в текст, но ее постигла неудача, в отличии от старшей сестры, когда стал выбор каких преподавателей приглашать для нее, она отказалась от языков в пользу логики, зря? Возможно, пока что, она об этом не жалела.

- Почему ты не в гостиной? - Майя захлопнула книгу, понимая, что сестра не для молчанки пришла.

- А ты? - Соня положила голову сестре на плечо, осадок от беседы с Дэрреком остался, желание защитить сестру тоже. - Герцог пообещал, что тебе подготовят другую комнату.

- Зачем? - Майя встрепенулась.

- Потому, дорогая моя сестренка, - Соня убрала несуществующую пылинку с воротника платья сестры, - что леди Дивьер не привыкла жить в комнате, с влажностью, приближенной к тропикам.

- Соня, правда, это не имеет никакого значения, я уже привыкла. - Майя встала, отнесла книгу на стол у окна, и опять повернулась к сестре. - Я не хочу, чтобы ты была должна этому человеку. Я ему не верю. - вот так, незаметно для себя, герцог Мэйденстэр сам вложил ей в руки оружие в борьбе с ним. Книгой, которая заставила найти в себе смелость, он нажил врага в ее лице. Уже не молчаливого, наблюдающего за тем, как медленно но верно он все подбирается к сердцу ее сестры, чтоб его растоптать, а готового к действиям.

- Кому? - Соня соскользнула с подлокотника, устроившись в кресле.

- Герцогу. Он не так прост, нельзя ему безоговорочно доверять.

- А кто тебе сказал, что я доверяю ему безоговорочно? - не смотря на совершенное спокойствие тона, Майя почувствовала, что атмосфера в комнате начала накаляться.

- А разве нет? - чтобы продолжить спор, Майя собрала все силы в кулак. Спорить было для нее непривычно, а тем более с такой родной и любимой Соней.

- Конечно нет. В этом доме, единственный человек, которому я доверяю безоговорочно это ты.

- Соня, просто дай мне слово, что будешь просчитывать свои жизненные ходы не лучше, чем шахматные. И все, я больше ни о чем не прошу.

Соня улыбнулась, температура в комнате, как будто сразу поднялась на несколько градусов.

- Договорились, но ты, взамен, оставишь свои излюбленные книги, и проведешь день со мной, кажется и дождь закончился, земля чуть подсохнет и пойдем гулять.

*****

Вот уже три с лишним недели, этот напыщенный индюк не находит времени на то, чтобы уделить ему, Витору, час своего драгоценного внимания. Постоянно, когда бы и где бы они не пересеклись, вокруг крутился кто-то еще, а на вопрос, не может ли его светлость уделить время, тот предлагал задавать все вопросы в присутствии свиты. Очевидно, это было невозможно.

А больше всего Витора выводили из себя моменты, когда такой свитой оказывалась милая смуглянка Соня. Та, чьи глаза ему снились почти каждую ночь, та, что занимала все его мысли. И, черт возьми, она смотрела на герцога так, как он, наверное, сам смотрит на нее. А в ответ - одно снисхождение. Нет, конечно, ему-то это на руку, отсутствие ответного чувства со стороны Мэйденстера, но в такие моменты, в герцоге его раздражало все.

Сегодня, он собирался добиться своего. Сославшись на дела, Дэррек покинул компанию практически сразу после ужина, Витору же осталось только узнать у дворецкого, где тот будет решать свои "дела", и нагрянуть с визитом. По заверениям служащего, хозяин занимается корреспонденцией в кабинете. Что может быть удачней?

Розыски нужной комнаты заняли не так мало времени, не смотря на достаточно длительное пребывания, дом досконально изучить гости так и не смогли. Витор уже занес руку для того, чтобы постучаться в нужную дверь, когда услышал разговор, доносящийся из-за угла.

- Леди, неужели я могу надеяться на то, что вы не случайно направляетесь в библиотеку, уже закончили мое задание, и просто запамятовали сообщить об этом мне? - голос принадлежал Дэрреку, но не смотря на то, что человек, за которым Витор и направлялся был обнаружен, он почему-то решил повременить и не направился к говорившему.

И через секунду он понял, что правильно поступил, слишком бы был удивлен, увидев к кому же обращался герцог.

- Да, я закончила, сообщила бы завтра, а сегодня хотела вернуть книгу. - Майя лукавила, она прочитала уже давно, просто оттягивала необходимость опять оставаться тет-а-тет с герцогом. Боялась, что он станет камнем преткновения ее решения, слишком боялась быть высмеянной им, не найти ответа на его контраргументы. Почему именно его? Может, потому что только в его лице она и получала оппонента, а может, все не так просто.

- Ну зачем же откладывать на завтра? Прошу. - еще пол минуты, Витор слушал удаляющиеся шаги. Майя? Что за задание? Неужели она проделывает что-то за спиной у сестры? Нет, это не похоже на ту искреннею девушку, с которой он общается уже достаточно долго. Нет, у этого точно должно быть логическое объяснение. Обязательно. И завтра он его узнает. А пока, раз герцог занят, почему бы не вернуться в зал и не занять внимание Сони.

*****

Дэрреку порядком надоело однообразие вечеров, приелась навязанная обстоятельствами компания, ему нужен был отдых, и как ни странно, этим отдыхом служила работа. За несколько недель, накопилось много корреспонденции, которую нужно было разобрать. Зайдя в кабинет, он зажег светильники, устроился за столом, и лишь потом вспомнил, что оставил письма в библиотеке, точнее именно туда ему их принели, ругнувшись, он поднялся с места, вышел в коридор и направился в сторону нужной комнаты.

*****

Вернувшись после ужина к себе в комнату, Майя взялась за карандаш, но вдохновение не шло. Ей уже несколько дней не удавалось выдавать из себя хоть что-то. Хоть штрих, она все наводила существующие линии, но не двигалась дальше. Она даже не знала что рисует. Какую-то странную абстракцию, позволяя руке руководить разумом. Нет, сегодня тоже ничего не получится, отложив бумагу, она направилась совершать обход комнаты. На нее напало такое мучительное желание что-то делать, но разочарование во всем, за что она бралась. Ни книга, ни вышивка, ни заплетание новой прически, увиденной в газете, не увенчались успехом. Возвращаться вниз, Майя не хотела, ведь там было откровенно нудно, шутки, повторяющиеся по несколько раз на вечер, люди, рассказавшие уже все реальные и почти все выдуманные истории о себе. Нет, маяться сам тоже будет ужасно. И тут, Майя вспомнила о книге, прочитанной на следующий же день после получения, но назад вернуть ее она все не удосуживалась. Почему? Не хотела, чтоб герцог заметил книгу на месте, оттягивала неминуемую встречу. Но сегодня, ее разрывало желание что-то делать, куда-то бежать, а прогулка в библиотеку - показалась не такой уж неудачной затеей. Взяв в руки книгу, девушка отправилась в путешествие по знакомым коридорам.

*****

Дэррек заметил ее раньше, чем она его. Одетая в темные одежды, она как-то слишком быстро, отрывисто, не так плавно как обычно направлялась в его сторону.

- Леди, неужели я могу надеяться на то, что вы не случайно направляетесь в библиотеку, уже закончили мое задание, и просто запамятовали сообщить об этом мне? - и правда не видевшая его Майя остановилась в полуметре от него, не окликни он ее, налетела бы. Подняв глаза, девушка отшатнулась, от неожиданности и от испуга.

- Да, я закончила, сообщила бы завтра, а сегодня хотела вернуть книгу. - девушка ответила как на духу, ведь застали ее с вещественным доказательством на руках. Книгу она по прежнему прижимала к груди.

- Ну зачем же откладывать на завтра? Прошу. - Дэррек нехотя поднял глаза, созерцание книги его сейчас занимало меньше всего, с учетом того, какой вид ему открывался. Отворив перед девушкой дверь в библиотеку, он пропустил ее вперед.

Майя недоверчиво посмотрела на протянутую руку, приглашающую войти, и после секундного колебания все же проследовала в комнату. Опасность, витающую вокруг этого человека, она ощущала каждой клеточкой. Проходя мимо, даже затаила дыхание, боясь чего угодно, вплоть до подножки. Она не понимала его совершенно.

Но знай девушка, какие мысли в этот момент роятся в голове мужчины, упала бы без посторонней помощи. Следя за вернувшейся к своей привычной плавности движенья Майей, герцог вспоминал свой сон, и признавал перед собой, что совсем не прочь сейчас, его повторить. Но только в других декорациях, и в реальности.

- От виски, вы как всегда откажетесь? - Дэррек закрыл дверь, прошел к бару.

На столике лежала корреспонденция, за которой он сюда и направлялся, но мысли о ней вылетели у него из головы. Майя положила туда же и книгу. Сверху лежало письмо от мисс Р. Смитт. Ей вспомнился рассказ Кэрри, значит она права, герцог не устоит перед просьбами прощения любовницы, а страдать от этого предстоит ее Соне. Ох, Витор, ну что же ты не делаешь ничего?

- Вы увидели там что-то интересное? - Майя невольно водила пальцем по витиеватым буквам на конверте, имени отправителя. Услышав замечания, девушка отдернула руку, боясь быть облеченной в надмерном любопытстве. Когда он оказался за ее спиной, девушка не заметила. - Посягаете на мою личную корреспонденцию? - он наклонился непозволительно близко, от шепота, и его дыхания, у нее по шее пошли мурашки.

Опять, она опять почувствовала эту опасность, заполненность комнаты им, желание сбежать, или хотя бы открыть дверь, но все, на что сподобилась - обойдя герцога, села в кресло. Ведь и вправду обещала перевести, и не имеет значения какие у него мотивы, она свою часть уговора исполнит.

Дэррек хмыкнул, побег - не лучшая тактика, но откуда это знать добыче?

- Вы теряете сноровку, прошлые мои маленькие поручения вы выполняли куда быстрее, а тут - такая маленькая книжечка, и что? Почему же так долго? - он взял со столика оставленную там книгу, и проследовал к протиположному креслу, как всегда, когда они устраивали эти "дружеские посиделки". Она сидела на освещенной стороне комнаты, он в тени, это порядком надоедало ей, но в то же время и устраивало - иногда, она даже забывала, что ведет беседу с живим человеком. Его же, устраивало все, обозревательный пункт - отменный.

- Возникли сложности, мой язык - не идеален.

Она лукавила, к сожалению, Дэрреку еще не удалось убедиться в том, что и разговаривает она на нескольких языках бегло, но то, что читала она без проблем - совершенно точно.

- А что идеально? - она вскинула взгляд на собеседника, и снова вернулась к созерцанию одной из книжных полок.

- Я начну? - она не собиралась вступать с ним в дискуссию о том, какой недостаток в ней она сама считает самым большим.

- Конечно.

Рассказ, как и обычно, получался насыщенным, логичным, последовательным. Дэррек заметил, что некоторые эпизоды, она упустила, совершенно точно сознательно, пытаясь обойти острые углы, и его "незнание языка", не позволяло ее хитрость открыть. Хоть и ему и ей было очевидно, что это не так. Предлог, под которым эти вечера они вели беседы, он хотел сохранить.

- Вам жалко ее?

Увлекшись рассказом, Майя постепенно снова расслабилась, нервозность прошла.

- Нет, она прожила полную жизнь, ощутила такой спектр эмоций, который не суждено испытать и за сотню лет.

- А как же женское счастье? Ведь его-то она не успела познать.

- Вы думаете? - Майя набралась смелости настолько, что решилась даже на вопрос. - Могу я кое что спрошу?

Герцог одобрительно кивнул головой.

- Что такое, по-вашему это женское счастье? Откуда мужчине знать, в чем оно?

У этой девушки в голове и вправду роятся смелые мысли, слишком смелые для ее положения... и ее состояния...

- Мужчина - вот и все женское счастье.

- Это вздор! - Майя искренне возмутилась. - Вот по этому, мужчине и не понять женщину. Вы слишком большую роль определяете для себя в нашей жизни. - сама не понимая толком почему, Майя практически рассердилась на него. Такое его понимание счастья для любой из них, сильно напоминало правду, но не сейчас, когда Майя пыталась убедить себя, что жизнь может быть наполнена и другим, другими чувствами, другими событиями.

- Да? Возможно, но тогда у меня к вам тоже будет один вопрос. Кто придумал называть двадцатилетних девушек старыми девами, а вот тридцатилетних мужчин - холостяками? Мужчины? Что-то подсказывает мне, что женщины.

- И что? - сейчас, она вела себя как упрямый ребенок, впервые он видел ее такой, она растеряла остатки своей привычной робости, оказывается, эти глаза-топазы, могли блестеть еще и так.

- А то, что не из зависти к независимости двадцатилетних барышень, возникло такое прозвище.

- Почему нет? Кто же откажется от свободы от обязательств перед семьей, мужем, детьми и право на свободное плаванье в двадцать?

- Любая девушка, ваша сверстница.

- Нет. - Майя снова блеснула глазами в его сторону.

- Проверим? - он склонил голову, хитро улыбнувшись.

- Каким же образом? - она не ответила на эту улыбку, готовая сражаться за свою позицию и дальше.

- Например, можно сделать альтернативное предложение любой девушке, находящейся в моем доме в данный момент, и узнать, что же выберет она.

Теперь-то Майя ответила на его улыбку, ведь почувствовала вкус победы.

- Почему вы смеетесь?

- Вы проиграете этот спор.

- Вы так уверенны?

- Совершенно, если девушку буду выбирать я, конечно.

- И кого же вы выберете, если не секрет?

- Себя. - она гордо вздернула подбородок, наверное впервые за всю жизнь, она гордилась своим личным горем.

- И что же, вы откажетесь от возможности стать герцогиней, владелицей имений и просторов, посещать балы и рауты, ради того, чтоб бороздить просторы? Изобретать механизмы, позволяющие доставлять воду на второй этаж?

- Да. Я не выйду замуж. - пусть это звучало совсем не так рассудительно и воспитанно, как ее учила мама, но это была правда.

- Неожиданно слышать такое заявление от барышни, которой нету еще двадцати, без пяти минут графини. И почему же вы не выйдете замуж?

- Я не смогу ответить "да" человеку, которого не люблю.

Он смотрел на нее долго. Что же в этой девушке не так? Простая анибальт, каких сотни, человек без перспектив, но раньше, подобные ей его не задевали, а тут, она вызывала в нем столько эмоций. Иногда, бесила одним своим присутствием, иногда, сама того не зная, заставляла оглядываться, его тянуло к этой девочке и отталкивало одновременно.

- А было много предложений? - издевался? Не совсем, просто хотел посмотреть, как же будет дальше распускаться этот цветок, какая грань блеснет следующей.

- Ни одного, на которое я ответила бы согласием. - она ведь не врала.

Последовала очередная немая пауза.

- Нет, все-таки мне не понять вашу логику, вы не сможете сказать "да" человеку, которого не любите? - он снова усмехнулся, переспрашивая.

Майя кивнула.

- Почему в ваших светлых головах, живет эта глупая вера в какую-то эфемерную любовь. Что это? Вы никогда не задумывались о том, кто пишет книги, из которых вы черпаете эти глупости? Их пишут действительно старые девы, и знаете, откуда они берут все свои гениальные идеи? Из головы. То, во что вы верите - плод воображение больной женщины, не знающей и капли о предмете повести.

- Вы слишком плохого мнения о нас. Возможно, мы не настолько умны как мужчины, но не допускаете вы мысли, что кроме как из романов, мы способны следовать своему жизненному опыту?

Он рассмеялся в голос. Девчонка, младше его на добрый десяток лет рассказывает ему об опыте. Еще и каком - в любовных делах. Это было правда комично.

Майя же, не поняла, чем вызвано такое поведение герцога, она искренне опешила.

- Мне было бы очень интересно послушать о вашем жизненном опыте. - а ведь она имела в виду лишь то, что росла видя перед глазами пример любви родителей, их идеальные отношения, и теперь, знала наверняка, что вторую половинку в мире найти можно, но только всем ли? А он, опять перевернул с ног на голову ее слова.

- Вы все перекручиваете! С вами невозможно разговаривать! - Майя рассердилась так по-детски, и сама прекрасно это понимала, но поделать с собой ничего не смогла.

Дэррек был доволен, ему и вправду сегодня везло, оказывается, она бывает еще и такой. Кто бы мог подумать, что та Моль, в первый же день слившаяся с мебелью, сейчас, мечет глазами молнии, без тени страха, а только благородной ярости.

То, что он продолжал улыбаться, своей снисходительной улыбкой, раздразило Майю еще больше. К насмешкам над своей внешностью, она привыкла и воспринимала их как данность, ведь тоже смотрела в зеркало и трезво оценивала, но вот эти его насмешки над ее мыслями, даже в ее кроткой по отношению к окружающему миру душе вызывали бурю эмоций.

- Знаете... - она хотела так много сказать, и о том, что он не имеет права над ней насмехаться, и что молодость - никогда не считалась недостатком, и в конце концов, что это не она начала разговор, если ему интересно было услышать ее мнение, что он себе позволяет, но облачить все это, она смогла в одну фразу. - я понятия не имею, как с вами может общаться моя сестра.

Встав, Майя направилась к двери, но из-за того, что была слишком взбудоражена, забыла о своей привычной предосторожности, состоявшей в том, чтоб обходить соседствующее кресло на безопасном расстоянии, и была за это наказана.

На ее запястье сомкнулась ладонь. Почувствовав помеху, Майя развернулась. Герцог сидел все в той же позе, расслаблено, вальяжно. Но только смотрел на нее уже без улыбки, серьезно, слишком серьезно.

- С вашей сестрой, мы общаемся не так. - перевернув девичью руку, герцог потянул ее не себя, заставив и Майю сдвинуться с места. Девушка смотрела на происходящее как кролик, которому суждено через считанные минуты стать обедом для удава. Поцелуй обжег запястье, но Майя, даже не смогла выдернуть руку, слишком была загипнотизирована взглядом змея. - Если вы конечно, понимаете о чем я... Спокойной ночи. - герцог поднялся, магия развеялась.

Когда он навис над Майей, девушка почувствовала настоящую опасность, ошарашенная и по-настоящему растерянная, она пискнула и практически вылетела из комнаты.

Только закрыв за собой дверь спальни, Майя поняла, что в определенный момент сорвалась на бег. Да, она сбежала от неожиданности, и все, не от испуга, не от своей дикости, просто от неожиданности. И совсем даже не сбежала...

Девушка застонала, даже она сама себе не поверила, а как это выглядела со стороны, прекрасно себе представляла. Впервые она хотела выйти из стычки не капитулянтом, но и тут ее настигла неудача.

А он... Он опять над ней поиздевался, опять посеял в сердце волнения за Соню, и, что самое ужасное, заставил то чувство, которое она задвинула на задворки души, как пыльную коробку на чердак, снова дать о себе знать. Нет. Майя, прекрати. Этот человек опасен, его невозможно понять, предугадать его действия и мотивы. Нет. С силой оттолкнувшись от дверного косяка, Майя направилась в ванну, потирая запястье. След от поцелую пек как ожег.

*****

Дэррек налил еще одну порцию виски, вернулся в кресло, продолжая улыбаться своим мыслям. Какая же она смешная, минуту назад гордая, дерзкая, готовая вопреки всем правилам приличия покинуть комнату, даже не попрощавшись, а вот - стоит совсем чуть-чуть посягнуть на ее личную территорию, и сбегает как перепуганный заяц, интересно, а как приручать зайцев или на него можно только охотиться?

*****

- Вы несомненно делаете успехи. Сегодня утром, когда Соня примчалась в мою комнату, в мыслях у нее были только вы.

- Неужели? - Витор приподнял бровь, демонстрируя заинтересованность.

- Да. Она все спрашивала меня, не знаю ли я, когда Вы уже наконец-то сделаете мне предложение, и перестанете донимать ее своим навязчивым присутствием. - Майя рассмеялась, почему-то она была уверенна, что эта новость не станет для него такой уж новостью, и не заставит пасть духом.

И правда, Витор рассмеялся в ответ:

- И что же вы ей сказали? Обнадежили?

- Попыталась объяснить, что даже если такое произойдет, вашего навязчивого присутствия станет еще больше. Скажу по секрету, - Майя понизила голос, - она приуныла.

- Майя, а может и вправду, подыграете сестренке и мне? - Витор отвлеченно осматривался по сторонам, как будто не сказал только что ничего необычного.

- Как? Зачем? Вы хотите, чтоб я притворилась вашей возлюбленной? Но зачем? - девушка и вправду растерялась.

- Ну у меня несколько резонов вас об этом просить, ведь вам сестра доверяет, и вашему вкусу, несомненно тоже, кроме того...

- Нет, нет, нет, Витор, это не удачная идея. Нельзя начинать отношения со лжи. Соня вам этого не простит, тем более, никогда она не сможет переступить себя. Даже сейчас она относится к вам предвзято, ведь считает, что вы интересуете меня, а представьте, какую стену она возведет, когда мы уверим ее в том, что наши отношения - не глупые слухи. Нет, я готова помочь в чем угодно, но не так.

- Майя, в этом доме, на наших глазах разыгрывается как минимум три спектакля, неужели мы с вами, не можем предложить аудитории свой?

- О чем вы, какие спектакли? - Майя пытливо обратила взгляд на собеседника, продолжавшего, глядя в даль, вышагивать солдатской поступью по комнате.

Он остановился, повернулся к ней, и впервые Майя увидела в выражении его лица то, чего не ожидала - недоверие.

- Знаете, я стал вчера свидетелем одного разговора. Любопытного. Какие у вас дела с Мэйденстэром? - он задал вопрос в лоб, ему важней было даже не то, что она скажет, а как отреагирует на разоблачение. Витор относился к герцогу даже не то что настороженно, а откровенно вражески, тому было несколько причин, истоки которых тянулись еще с давних времен, но главная причина, очевидно, благосклонность Сони.

Майя удивилась вопросу, душа, казалось, ухнула в пятки. Свидетелем какого разговора он мог стать? Неужели Витор опустился до подслушивания? Или, может, просто оказался невольным очевидцем их столкновения в коридоре? На протяжении одной секунды, в девичьей голове прошли все события вчерашнего вечера.

- У меня нету никаких дел, связывающих нас с герцогом Мэйденстэром, кроме как мое пребывание в его доме, вот уже около месяца. - Майя сидела ровно, пытаясь никак не выказать свое волнение, выровнять дыхание, не сжать в кулаки мокрые ладони.

- Майя, вы пытаетесь врать. - оказывается, и у этого человека есть задатки жестокости и непоколебимой уверенности в своей правоте. Он не собирался отступать, довольствуясь ответом девушки. - Что за задание вы исполняете? Зачем делать вид, что не знаете ни о каких играх, если активно в них участвуете?

Нет, об играх, она и вправду не имела никакого представления.

- О чем вы? - она попыталась говорить так, как это делала мама, желая одновременно выведать как можно больше подробностей, но оставаясь при этом внешне безучастной.

- Вчера вечером, направляясь в кабинет герцога, я услышал вашу с ним беседу, какое-такое задание вы выполнили на этот раз не так быстро, как раньше? Майя?

Майя прекрасно понимала, что если она не хочет, она может не отвечать, но вот только последствия этого будут плачевными. Витор не сможет общаться с ней как раньше, зная, что она, возможно, серый кардинал.

- Я просто помогаю с переводом некоторых книг. - чистая правда, ведь он спрашивал о содержании ее задания, а не о мотивах.

Черты лица Витора смягчились. После немой паузы, он приблизился к креслу, в котором сидела девушка. Он понял, что желанного результата своим напором не добьется, она будет продолжать врать, а значит, тактику нужно сменить.

Облокотившись о ручки кресла, Витор наклонился так, что лица молодых людей оказались на одном уровне.

- Майя, не говорите глупостей, зачем помощь в переводе человеку, изучавшему в университете, в том числе, и перевод? И поверьте мне, достаточно успешно, я помню. Ну же, почему вы не хотите отвечать мне? Неужели я недостоин доверия?

Конечно, Майя давно предполагала, что ее услуги переводчика - чистой воды фикция, вот только теперь, ее домысли Витор подтвердил так уверенно. Ох, как все сложно, в чем же его мотивы? И в чем мотивы Витора?

- Я не вру вам. - она сказала это спокойно, смотря в глаза, ведь и правда не врала. - Герцог обратился ко мне с просьбой перевести некоторые труды, я попыталась сделать это в меру моих возможностей. Вот и все.

Да, похоже она не врала. За достаточно долгое время их общения, Витор изучил ее поведение. Видимо, это правда. Но тогда, все еще запутанней, зачем герцогу эти липовые услуги? К кому он подбирается через девочку? К Соне? Зачем? Она и так готова на все, ради лишнего взгляда объекта своих обожаний? К их родителям? Тоже сомнительно, зачем делать это через старшую сестру, если есть младшая? А может, герцог исследует почву под его ногами? Но нет, в таком случае, тактика выбрана неправильно, через Майю его достать не так просто, он с ней искренен, но вот только, его искренность контролирована. Неужели этот лис решил мутить воду. Черт, ну почему его ходы просчитать не так же просто, как часто, наивного Дамиана.

Майя ждала реакции, хоть какой-то, верит - отлично, жизнь продолжается, а если нет - она потеряет единственного друга, возможно, за всю жизнь. От этой мысли становилось страшно, но ведь она не врала, что же она может поделать со своим элементарным неведеньем? Не ее же это вина.

- Я верю вам, - у девушки отлегло от сердца, - да, в вашей честности я больше не сомневаюсь, но могу ли я просить вас об одном?

Майя кивнула, ощущая облегчение от веры в ее искренность.

- Пожалуйста, Майя, не идите на поводу у интриг этого человека. Я не знаю его мотивов, его целей...

Майя перебила его неожиданно даже для себя:

- Герцог пытается и в моей лице, найти поддержку по отношению к их с Соней отношениям. Ведь это очевидно, мое влияние на нее велико, и, конечно, если она обратится за моим советом, я буду всячески ее отговаривать, вот он и пытается наладить коммуникацию. Но он-то не знает, что и мне от него кое-что нужно, пусть он только спросит моего совета, я уж попытаюсь сделать так, чтоб этот "совет", вылез боком...

Витор усмехнулся:

- Нет, Майя, поверьте, будь все так просто, это был бы не Дэррек, у этого человека, мотивы никогда, слышите, ни-ко-гда не совпадают с теми, которые предполагаем мы, простые люди. - Витор поднес ладонь к девичьему лицу, заботливо убрал выбившийся локон за ухо, - Просто, не доверяйте ему, и будьте настороже, рано или поздно, он выставит какую-то ловушку. Помните, я готов помочь. - их прервал ворвавшийся в комнату гул, через резко распахнувшуюся дверь.

В комнату влетела смеющаяся блондинка, тянущая за руку не менее веселого Дамиана. Видимо, вошедшие не ожидали застать тут кого-то, об этом свидетельствовало удивленное:

- Оооуу... - девушки, и прервавшийся смех Ланского.

Запоздало выпрямившийся Витор, приветственно кивнул вошедшим. Майя, последовав его примеру, вскочила с кресло, чтоб присесть в реверансе.

- Леди Дивьер, Витор, почему вы в такой погожий день не дышите свежим воздухом? Неужели опять нездоровится? - Дамиан, как обычно участливо посмотрел на Майю. Удивительный человек, он никогда не высказывал открыто своей неприязни, ни к одному человеку, ни разу не вступал в открытый конфликт. Но вот загвоздка в том, что это не давало повода считать его искренним. В его учтивости читалась формальность.

- Нет, все отлично, когда понижается влажность, все симптомы как рукой снимает. - Майя перевела взгляд на девушку, подумав, что тактично будет поинтересоваться и у нее, как погода, но наткнулась на презрительный взгляд темных глаз, вопрос так и застыл на языке.

- Мы воспользуемся вашим советом, Дамиан, мне кажется, мы достаточно отдохнули, пора размять ноги... - не сводя глаз с собеседника, Витор подал руку Майе. - Оставляем комнату к вашему распоряжению. - взяв Майю под локоть, Витор с девушкой покинули оставшихся.

*****

Как Майя ненавидела слухи и перешептывания за спиной. Худшее зло, хотя бы тем, что породить его так легко. А вот загнать джина в бутылку - уже невозможно. Люди обожают судить других, судить за все, за зло, за добро, за безликость. Обезопасить себя невозможно, даже о мертвых судачат.

Уже несколько дней подряд девушка ставила себе галочку, что нужно не забыть справиться у дворецкого не приходил ли ей мамин ответ. Но все время забывала. Теперь же, она вспомнила об этом в нужное время, распрощавшись с Витором, которому нужно было зайти к герцогу, Майя отправилась на кухню. Оставалось около часу до ужина, а значит, дворецкий наверняка дает последние распоряжения относительно готовки.

Особенностью этого дома было еще и то, что в отличии от запутанных коридоров второго и третьего этажа, где их система поддавалась логике только посвященных, на первом, чтобы попасть из комнаты в комнату, приходилось проходить несколько сквозных. Когда дом был полон посетителей, создавалось впечатление, что жизнь кипит еще активней, ведь каждых две минуты с какой-то стороны открывались двери, люди заходили или выходили.

Только в третьей комнате, Майя застала людей, девушки утроились вокруг рояля, но игра не раздавалась. Ее появление не осталось незаметным. Странно, обычно, они просто делают вид, что в комнату внесли лишний табурет, а тут, хихикающая милашка Изабелла, вечно козыряющая своей осведомленностью в делах своего отца-дельца и его компаньонов, умолкла.

Приветствие Майи осталось без ответа. Ну что ж, не впервые.

Эта странность быстро вылетела из девичье головы, ведь найдя дворецкого, Майя была вознаграждена пухлым конвертом. Девушка жутко соскучилась по дому, родителям. Сегодня, они ей даже снились. А родной ровный почерк, буквы, сложенные в слова любви мамы - лучшая панацея от всех бед. Понимая, что Соня, должно быть, чувствует то же, старшая сестра направилась к ней. Но на этот раз, поднялась на второй этаж по другой лестнице, чтоб не напороться больше ни на кого.

- Соня, я как раз тебя искала! - не встретить никого в этом доме, как оказалось, несбыточная мечта. Но узнав в пронесшейся по коридору девушке Соню, Майя обрадовалась. - Письмо! Пришло письмо! - улыбаясь, Майя протянула сестре конверт.

Та, казалось, даже не обратила на него внимания, смотря на сестру. Майе показалось, или взгляд этот был действительно суровым?

- Нам нужно поговорить. - Соня развернулась на каблуках, и понеслась в противоположном направлении.

Пожав плечами, Майя помчалась за ней. А приходилось действительно мчаться, ведь у ведущей, шаг только ускорялся. Оказавшись у дверей своей спальни, Соня открыла их, пропуская вперед сестру. Не понимающая в чем же причина такого поведения, Майя вошла.

- Я открываю? Или ты хочешь почитать после ужина? - Майя занялась конвертом, но неожиданно, Соня выдернула его из рук сестры, и отбросила на ближайший столик. Такое поведение, было уж совсем не свойственно девушке. Майя подняла взгляд в изумлении. - Что?

- Ты мне доверяешь? - Соня была предельно серьезна, даже сурова.

- Конечно, что за вопросы? - Майя улыбнулась такой перемене в сестре.

- Что сегодня произошло? - девушка сдвинула брови еще сильнее.

- Не знаю... А что-то произошло? Ты в порядке? - Майя оглядела сестру с ног до головы более пристально, проверяя на месте ли руки-ноги.

- Майя! Как ты можешь? - истинное негодование в голосе. Прошагав по комнате с десяток шагов, Соня снова повернулась к сестре. - Ты что, не помнишь нашей клятвы? Ведь мы обещали друг дружке, что обо всем важном в жизнях будем узнавать первыми! А ты... Как ты могла не сказать, что вы с Витором целовались???

Сказать, что Майя была ошарашена - не сказать ничего. Что? О чем не сказать? Что за глупости?

- Соня! О чем ты? Откуда ты это взяла?

- Откуда я это взяла? В том-то и проблема, что я взяла это от Кэрри, а должна была от тебя! Вас застали с поличным! Сегодня, в гостевой, вас видели! Сюзанна клянется, что не войди они с Дамианом, твоя репутация была бы погублена. Как ты могла мне не сказать? А еще упиралась, говорила, что друзья. - Соня сплела руки на груди, окинув сестру взглядом полным обиды.

Майя поняла как это, когда тебя по голове бьют пыльным мешком. Вот оно как.

- Сюзанна, Кэрри? - первая мысль, которую Майя смогла материализовать в слова.

- Весь дом гудит об этом. За игрой после чая, вся честная компания прилипла к окну, пытаясь увидеть, осмелится ли Витор целовать тебя еще и в саду. А когда вы укрылись в лабиринте, сомнений ни у кого не осталось. Но не это важно, я не осуждаю тебя. Устоять так сложно, перед уговорами. Но как? Как ты могла скрывать такое от меня???

- Но ведь это бред! Ничего подобного не было!!! - Майя пришла в себя. - Никто нас не заставал за поцелуем! Сюзанна была не одна, с ней был Дамиан, неужели он тоже подтверждает эту ложь? - абсурд, какой абсурд. Майя никогда бы не подумала, что ей предстоит оказаться в центре подобного скандала.

- Дамиан... А Дамиан только молчит и задумчиво улыбается. Сомнений не остается, он просто не хочет компрометировать тебя. Майя, почему?

- О Ях, Соня, но ведь это бред! Витор меня не целовал. Никогда. Слышишь? Это просто игра воображения. Ты что, мне не веришь? - Майе нужна была поддержка сестры, если не верит она, то что уж говорить об остальных? Но вся проблема в том, что страдает-то от этой лжи больше не она, а Витор, бедный Витор.

- Конечно же нет! Все прекрасно видят, сколько вы времени проводите вместе. И не держи меня за ребенка, я могу отличить дружбу от заинтересованности. Майя, признайся, или клянусь, не скажу тебе больше ни слова!

- Соня!!! Мне не в чем признаваться. - хоть Майя и говорила чистую правду, чувствовала себя нашкодившим ребенком, пытающимся оправдаться.

- Нет. Ты невыносима. Если решишь, что я достойна быть посвященной в тайны твоей жизни, обращайся. - развернувшись, Соня вышла из комнаты.

Майя была настолько растеряна, что даже не попыталась ее остановить, а лишь бессильно упала в удачно подвернувшееся кресло. Только этого ей не хватало. Обиды Сони и вины перед Витором. Что ж происходит?

Конверт с письмом так и остался запечатанным.

*****

Дэррек уже сорок минут пытался сосредоточиться на клочке бумаги: предоставленных отчетах о расходах имения в этом месяце, и каждый раз, откидывал его обратно на стол. Согласившись выслушать от хихикающей Сюзанны новость дня, он ожидал чего угодно, но никак не рассказа о уединении двух анибальтов. Дамиан, на которого Дэррек перевел глаза, еще до того как болтушка окончила свою тираду, лишь улыбнулся, как бы подтверждая "что я тебе говорил, мой план сработал". Вот только он и не догадывался, какую реакцию это вызовет у герцога. Нет, внешне он остался спокоен, даже, пошутил на счет необходимости вывешивать на дверях таблички "Не беспокоить", но внутри у него клокотала ярость. Как эта девчонка посмела крутить шуры-муры в его доме, еще не хватало ему славы публичного дома. Его не успокаивали не доводы рассудка, что на это и правда Дамиан ставил с самого начала, ни то, что он сам принимал их зарождающиеся отношения как данность. Нет, когда все перешло из области потенциального в реальность, это бесило его до невозможности.

В дверь постучали.

- Да.

Наверняка принесли чай. В очередной раз попытавшись вникнуть в суть цифр, Дэррек не сразу понял, что же за посетитель почтил его своим визитом. А когда поднял глаза, не знал благодарить ли судьбу за предоставленную возможность, или сетовать на нее же.

- Надеюсь, я не сильно отвлекаю вашу светлость? - Витор склонил голову в учтивом кивке.

- Могло быть хуже. - да, могло быть хуже, встреть Дэррек его еще минут пять тому.

Посчитав это одобрением, Витор прошел к письменному столу, устроился в кресле напротив.

- Я думал, этот момент уже никогда не настанет! - напускной энтузиазм и сарказм слышался в каждом слове.

- Что "это"? - герцог же изо всех сил пытался сохранить спокойствие.

- Наше с вами общение. Ведь вот уже месяц я пытаюсь добиться с вами тет-а-тета...

- Видимо, недостаточно пытались, раз не получили. - мужчины обменялись тяжелыми взглядами. И правда, зачем притворяться в своей благосклонности если у обоих был повод ненавидеть другого.

И хоть как не было противно Витору, именно он в этой ситуации оказался в позиции менее выгодной. Просящего.

- Давайте на чистоту. - Дэррек откинулся на спинку кресла. - Вы ведь не из простой вежливости пришли? Неужели, это связано с тем, что совсем скоро грядут выборы?

Витор только еще сильнее сжал челюсть.

- И что же? Винсент старший желает заручиться моим голосом? Зачем же для этого нужны такие жертвы? Засылать собственного сына, который явно от идеи был не в восторге? Хотя, кажется, и сам получил от поездки некое удовольствие... Так что, не много ли чести?

- На чистоту говорите? Давайте на чистоту. Вы же не считаете моего отца простаком? В противном случае, сами бы вы ничего в политике не достигли. Так вот, заручаясь вашей поддержкой, он получает не один голос. А голоса всех ваших прихвостней. А их, видит Ях, более чем достаточно, чтоб играть решающую роль в выборах.

- Отлично, чего вы хотите? Чтобы я пообещал вам свой голос? С какой стати? - какого бы мнения не был Дэррек, как бы не считал, что союз с Винсентом сейчас выгоден и ему. Он не признается в этом собеседнику. Его месть длилась долго, уже не один год, и это - одна из ее частей.

- Вам это выгодно. - интонации реплик с каждой секундой, казалось, становились все жестче.

- Мне? Нисколько. У меня на этот счет свои идеи и соображения, не советую сильно полагаться на мой голос. - пусть это и была отчасти ложь, ведь поддержать Дэррек собирался именно Винсента старшего, но вывести из себя Витора сейчас, хотел значительно сильнее.

- Кому вы врете? Мне или все же себе? - Витор поднялся с кресла, убеждать, просить герцога он не собирался, а явно враждебный настрой не предполагал возможности рассуждать логически. - Вы должны понимать, что как только Дамиан получит должность отцового заместителя, уже он придет с таким же вопросом как я. С одной небольшой разницей. Получить в должники его для вас - привычное дело. А меня... Возможно это единственный шанс.

- Мой голос за вашу услугу? Не кажется ли вам, что ваша цена не так уж высока? Что за услугу вы можете мне оказать? - Дэррек сказал это пренебрежительно.

- О которой вы попросите.

- Вы так уверенны, что попрошу?

- Несомненно. - усмехающийся Витор вывел герцога из себя окончательно.

- Ну раз так, пока еще вы не мой должник, примите во внимание мой совет: не стоит вести себя в моем доме как в публичном. - Дэррек продолжал сверлить глазами обернувшегося уже у самой двери гостя.

- О чем вы? - на лице Витора читалось непонимание.

- О дневном происшествии. Мне безразлична репутация ваша и той наивной, которая стала предметом вашего внимания, но не превращайте комнаты в места тайных свиданий. Я не желаю выслушивать сплетни о том, как анибальты занимаются продолжением рода прямо перед носом у почтенного общества. - реакция Витора оказалась неожиданной, он только еще шире усмехнулся своим мыслям.

Он не сомневался, что утреннее происшествие не останется тайной для домочадцев, но не думал, что новость дойдет даже до хозяина так быстро. А ведь они даже не целовались, что же было бы, застань кто-то действительно воркующую парочку. Дамиан не прогадал, выбрав время и место для своих развлечений. Тем не менее, Витор не собирался оправдываться перед герцогом, еще чего не хватало.

- Обещаю, в следующий раз, следующий раз будет не под носом почтенного общества. -

Витор покинул комнату, и не слышал, ни понесшихся ему вслед ругательств, ни удара по столешнице, сжатым кулаком. Этот гаденыш собирался задеть его предложением своей услуги, да вот только задел другим.

*****

Сегодня, в отличии от обычного веселья сопровождающего вечера шумной компании в комнате царила практически мертвая тишина. Кто-то покачивал ногой в один ритм с тикающими часами, кто-то считал розочки на обоях. Любая зародившаяся тема умирала со скоростью звука. Вечного заводилы Дамиана сегодня с гостями не было, ему пришлось отлучиться в город, Витор и еще несколько джентльменов отправились с ним. И никто из присутствующих на себя бремя организации веселья для всей честной компании брать не собирался.

Стоящего у камина хозяина дома, казалось, совершенно не волнует затянувшееся молчание, он был погружен в свои мысли. Когда звенящая в ушах тишина стала просто невыносимой, ситуацию, как ни странно спасла Соня.

Она чувствовала ответственность за скуку на себе. Ведь, герцог был явно не в настроении, а значит, просто не способен лицемерить в угоду присутствующим, но кто как не она должна ему помочь? Ведь не зря говорят, что возлюбленные чувствую друг друга как никто другой.

- Почему бы нам не сыграть в одну игру? - Соня встала, обвела взглядом присутствующих, в надежде обрести поддержку, задержала взгляд на сестре, которая оказалась сегодня в противоположном углу комнаты, но вспомнив, что все еще обижена за ложь перевела взгляд. - Дома, мы играем в нее компанией меньшей, но думаю, можно попробовать и всем вместе. - увидев такую желанную заинтересованность в глазах присутствующих, Соня продолжила:

- Игра называется "Знай или признайся", правила очень просты: нам нужны будут кости. Играющиеся садятся в круг, но полагаю, нам не понадобится даже особенно двигаться, все и так всех видят. Я, с позволения, возьму на себя обязанности ведущего. Суть игры достаточно проста, водящий бросает кость два раза, в зависимости от того какая сумма чисел выпала мы высчитываем ему противника. Обычно бросают раз, но нас достаточно много, так будет интересней. Задача противника - задать вопрос, на который играющий не знает ответа. Задача водящего - на этот вопрос ответить правильно. Я, как ведущий, чтобы не возникло сомнений в честности противника, буду первой узнавать от него ответ. В случае, если игрок ответил правильно - он получает право задать любой интересующий его вопрос у проигравшего, если же ошибся - такое право получает победитель. - Майя отлично знала эту игру, действительно, дома они часто в нее играли, это лучший способ для родителей проверить тщательно ли дети сделали сегодня уроки, и правда ли разбили вазу, которая так уместно смотрелась в гостиной.

В полный восторг от идеи пришли некоторые девушки, желающие публичного разоблачения всевозможных секретов. Джентльмены подыграли такому энтузиазму.

- Итак, начнем, герцог, вы присоединитесь? - Дэррек все время объяснения оставался безучастным, Соня искренне расстроилась, ведь в сущности, решилась взять на себя организацию только ради него, и ожидала хоть какой-то благодарности, хоть малейшей.

- Несомненно. - он поставил свой бокал на камин, отвлекаясь от созерцания горящего в нем огня и улыбнулся Соне. Хоть он и не нуждался в ее поддержке, ее попытка была действительно милой.

Соня просияла, получив вознаграждения за свои старания:

- Отлично, тогда, Лиззи, вы не против, если начнем мы с вас? Бросайте кости. - чуть полноватая Лиззи, дочь королевского писаря зарделась, но кивнула одобрительно.

Как оказалось, по прошествии некоторого времени, игра в кругу семьи отличается от той, которая вышла у них. Предугадать, как будут развиваться события можно было уже в момент, когда образовывались пары вопрошающего и ответчика. Будь это девушка и молодой человек, исход один: вопрос адресованный барышне будет легок, а ее ответный вопрос - каверзный, касающийся предпочтений или примитивный, доходящий до оценки погоды. Выпади пара мужчин, вопрос обязательно будет касаться политики, и не иметь однозначного ответа, а ответного так и не поступит, ведь возмущенным девушкам придется присекать споры на корню, передавая слово новым участникам. А когда девушке выпадало задавать вопрос девушке, начинался самый интересный спектакль - адские усилия по придумыванию достойного вопроса, чтоб его оценили умные мужчины, и не смогли ответить равные в умственных способностях конкурентки, а после, когда на вопрос ответ так и не был найден - не менее эффектные размышления на тему наиболее каверзного вопроса.

Майя наблюдала за происходящим с интересом сродни интереса ботаника, наблюдающего за бабочками. Каждый раз Майя ждала, что ее теория опровергнется, что мужчины вступят в равный бой, что девушки оставят попытки казаться более замысловатыми чем они есть и зададут действительно интересный вопрос, но нет. Игра проходила как под копирку. В один момент, она занервничала, ведь рано или поздно, очередь дойдет и до нее. А вдруг, с ней откажутся оппонировать? Это будет еще одно унижение.

Уже через полчаса, любопытные уши впитали много занятной информации.

Дружба между двумя девушками "не разлей вода" Эммой и Ритой Киплинг пошатнулась, стоило первой выведать самый страшный страх второй, чтобы ее окружали более красивые подруги.

Каждое заявление, касающееся предпочтений той или другой девушки было направлено скорее не на задающего вопрос, а на того, кто бы эти предпочтения мог реализовать. Говоря о любимом цветке белой лилии, Кэрри бросала взгляды на не слишком заинтересованного Малкольма. Вопрос о планах на лето получил ответом "это зависит от определенных обстоятельств", видимо, совершенно определенных, потому что эти "обстоятельства" сделали вид, что слишком увлечены беседой с соседом.

Скоро, кости выпали таким образом, что в игру вступил и сам герцог. Его противником стала болтушка Сюзанна. Создание до того милое, что сомнений в том, что за этой милостью скрывается полнейшая пустота духовная не оставалось. Игра как-то не слишком обременялась интеллектуальной составляющей, по этому, замысловатых вопросов от него никто не ждал. Тем не менее, девушка забавно напряглась, готовая не то взлететь, не то упасть в обморок. Опозориться ей не хотелось.

- Сколько сыновей у взошедшего на престол короля? - прозвучало как-то пренебрежительно, но прежде, Дэррек посветил в вопрос подошедшую Соню. Хоть девушка и была младше той, которой вопрос адресовался, она его поняла лучше. Сделав вид, что нужно что-то уточнить, прошептала, что это очень благородно с его стороны.

Вся комната же наблюдала за тем, как лицо отгадывающей Сюзанны из непроглядной тьмы, снова обретало краски. Какая невеста не знает кто самый завидный жених королевства? Единственный сын короля, еще слишком молодой для сватовства, но не пройдет и пары лет, очередь на него выстроится неимоверно длинная. Пятнадцатилетний юнец уже, поговаривают, стал объектом воздыханий половины фрейлин королевы, а впереди еще столько разбитых сердец.

Довольная тем, что не села в лужу, Сюзанна победоносно улыбнулась, потом уже картинно, сделала вид, что размышляет над чем-то важным, и провозгласила:

- Один.

- Правильно, Сюзанна, поздравляю, теперь герцог обязан ответить на ваш вопрос. - Соня одобрительно улыбнулась добровольно подставившемуся мужчине, как бы извиняясь за то, что из-за своего благородного порыва, ему придется теперь отвечать на неудобный вопрос.

Забавно все же наблюдать за тем, как человек занимается несвойственным ему делом. Не менее напряженно, чем в ожидании вопроса теперь Сюзанна пыталась изощриться задавая свой. Наконец-то, лукаво улыбнувшись, кинув взгляд на ведущую, она решилась:

- Можно ли утверждать, что среди присутствующих в этой комнате дам есть одна, занимающая ваши мысли более других?

Был ли он удивлен? Вряд ли. Осознавала ли она, что заходит за грань дозволенного? Возможно и нет. Очевидно, вопрос был направлен на то, чтоб уколоть Соню, или дать повод для сплетен на смену приевшимся сегодня. В общем-то, Дэррек понимал: скажи он нет или да, лично его ответ никаким образом не коснется и не заденет. А милые поступки Сони на протяжении сегодняшнего вечера не заслуживают публичного унижения.

Ответ герцога наверное, больше других предшествующих ему заставил публику засуетиться, его "можете" подкрепленное улыбкой заставило измениться в лице и Сюзанну, чья улыбка чуть померкла. Видимо, девушка все же рассчитывала на возможное унижение слишком уж много возомнившей о себе выскочке Дивьер. Сама Соня, ожидавшая ответа как приговора, не смогласкрыть свою радость от услышанного, жар хлынул к щекам, все что она смогла, отвернувшись улыбнуться, задержав так и рвавшееся из груди ликование. Ведь еще ни разу он не сказал ей, что она ему нравится. Они говорили о многом, обсуждали и ее семью, интересы, он рассказывал ей разные истории, но ни разу они не обсуждали происходящее между ними. По сути, ведь ничего пока что и не происходило, но как важно девушке знать, что ее избранник благосклонен к ней так же, как она к нему.

Майя смотрела на сестру не зная радоваться за нее, а вдруг все будет именно так, как Соня себе представляет, или в очередной раз насторожиться. Но главное, не дать захлебнуться тем отчаяньем, отголосок которого все же остался в сердце. В сотый раз ее несбыточные оставшиеся в самом темном и пыльном уголке сознания разбились в дребезге. С каждым разом, получались осколки все меньшие, а значит, и ранок от них больше.

В общем-то, ведь он даже не солгал, к одной присутствующей здесь, он испытывал особые чувства, вот сейчас, наблюдая за тем, как она одобрительно улыбается сестре, он готов свернуть ей шею. Эта глупая и понятия не имеет, что никакое это не обещание вечной любви, простая помощь, если хотите, дружеская в сложившейся ситуации. Не больше. Опять у него перед глазами стала сцена, так живо описанная несколько часов назад. Да, вот теперь, он точно готов свернуть ей шею. Хотя нет, сегодня он принял для себя важное решение. Хватит играть в кошки-мышки. Как оказалось, ситуацию с ней он не контролирует в той степени, в какой хотел бы, а значит, пришла пора решительных шагов.

Девушке же повезло, уже через несколько минут, в комнату влетела шумная компания во главе с Дамианом, который с порога начал рассказывать занимательную историю их поездки, оставив игру так и не законченной, до нее очередь не успела дойти.

*****

Вот уже двадцать лет один день в году был для Майи особенным, день ее рождения. Когда утро начинается с покашливания отца у двери, спетой мелодичным голосом мамы и сестры песенки, задутой свечи на торте, с визгом запрыгнувшей на кровать Соней, нетерпеливо подгоняющей открыть все-все-все подарки.

День, который принадлежит целиком и полностью тебе, но и накладывает непреодолимые обязанности. Прошел еще год, чего смогла добиться ты? Что изменилось? Что стало лучше? На сколько шагов, километров, стуков сердца ты приблизилась к своей мечте? Праздник радостный и печальный, восхваление движения вперед и тоска от утраченных возможностей.

Так было всегда на протяжении девятнадцати лет. Майя задула в общей сложности сто девяносто свечей, получился не меньшую гору подарков, разнообразнейшие пожелания и незабываемые воспоминания. В этот день, даже ее любимый Тень вел себя на удивление смирно, не фыркал по малейшему недовольству, давал погладить себя по гриве, послушно сбавлял шаг или рвался в галоп по первой же просьбе.

Так было всегда, но не сегодня. Впервые Майя открыла глаза не в своей уютной комнате, на любимой перине, а в чужом доме, чужом герцогстве, в чуждом мире. Проснулась она не от покашливания графа Дивьера, мама не спела ей песню, Соня не запрыгнула с визгом в кровать. Все было не так. Разбудил Майю шум за дверью, кто-то разбил стоящую там вазу, жаль, была красивая. Повернувшись к окну, Майя грустно вздохнула, погода, к сожалению, подарка тоже не преподнесла, серое небо, ветер, брррр. Ее любимые пионы в этом году уже успели отцвести.

Впервые за время, проведенное в гостях, Майя готова была расплакаться, не от обиды из-за неврученных подарков или отхода от традиции. От жуткой тоски по дому, по родителям, по лучшему в мире другу, по сестре, которая с ней не разговаривает. От своего бессилия во всем, за что она берется. Но нет, нельзя распускаться, все что Майя себе позволила - нырнула с головой под одеяло, вернувшись в полную темноту и тишину, посчитала до десяти, справилась с эмоциями и встала, готовая встретить очередной день. Такой же, как десятки предыдущих, ничем не примечательный.

Это даже будет забавно. Одно из принимаемых как данность предубеждений их общества, гласит: девушка, достигшая двадцати лет, не вышедшая замуж - обреченная старая дева. Об удачной партии можно забыть, о хоть какой-то - возможно, да и то, лишь после того, как потенциальный кавалер убедится, что более молодой и выгодной невесты ему не сыскать. Действительно праздновать свое двадцатилетние может или замужняя, состоявшаяся женщина, или сумасшедшая, желающая посмеяться над судьбой. Чем отличается вчерашняя девятнадцатилетняя девушка от сегодняшней двадцатилетней старой девы, Майя пыталась понять, осматривая себя в зеркале, но, ничего не вышло. Хотя, ей еще нету двадцати, мама говорила, что обе сестрички родились поздним вечером, после захода солнца, может тогда и станет понятно, в чем изменения? Кожа одрябнет, руки начнут трястись, и придется срочно обращаться к дантисту за зубными протезами.

Пригладив несуществующие складки на платье, Майя усмехнулась своим мыслям. В честь праздника, девушка решила сделать исключение из своего обычно серого, безликого образа. В ее гардеробе имелось любимое платье, ткань к нему они с мамой как-то увидели в швейной лавке и обе моментально влюбились. Нежно голубой ситец, по периметру которого порхают бабочки, как живые, запечатленные на ткани. Не смотря на протесты Майи, ткань была куплена, и уже через неделю платье сшито. Подол усеивали сотни бабочек, и лишь немногие из них достигали талии, так же было и с рукавами. Примеряв его, Майя боялась выйти к зеркалу, ведь красота платья еще не залог красоты в нет. А в очередной раз разочароваться она была не готова. Но, открыв глаза, и увидев свое отражение, даже она удивилась. Голубой цвет оттенял проступающую бирюзу глаз, белые спадающие локоны не казались настолько безликими и неуместными как обычно. Мама сказала, что именно так должно быть, выглядят ангелы Яха, которые посылают деток на землю, к их мамам, раз дети в детстве так искренне улыбаются вспоминая о них.

Конечно, Майя не верила, что еще кто-то кроме мамы может так считать и говорить, но тем не менее, сегодня ей хотелось выглядеть красиво для себя, а что может быть лучше этого убранства?

Под дверью ее комнаты лежал букетик васильков и привязанная к нему записка:

"Я все еще зла, так что даже не пытайся со мной заговорить, но не поздравить тебя с Днем Рождения я не могу! Хоть ты и противная и упертая, я тебя люблю, и ближе человека у меня нету. А раз так, тебе придется всю жизнь мириться с моими причудами, и делиться со мной секретами. Да, да, слышишь? Де-ли-ться сек-ре-та-ми! Я люблю тебя!"

Эта записка заставила Майю еще раз улыбнуться, ох, будь они дома, Майя побежала бы немедля к сестре, раскаялась в том, в чем и не была виновата, придумала какие угодно подробности, лишь бы снова смеяться и грустить вместе. Без недомолвок, без упреков. Но она не могла, не только из-за стремления к правде, ведь эта глупость затрагивала и Витора, которому, совсем нежелательно, чтоб Соня окончательно уверилась в их отношения. И хоть он сам попросил ее не опровергать слухов на каждом шагу, как она собиралась делать изначально, он и не одобрял их подтверждение.

*****

Соня проснулась ни свет ни зоря, сегодня был важный день, как бы они не поссорились с Майей, лишить сестру хоть частички праздника она не могла. Спешно собравшись, она отправилась в сад на поиски достойного сестры букета. После ночи, далеко не все цветы успели открыться солнцу и новому дню, белые пионы, еще только зеленели шариками, а розы слишком тривиальны для поздравления. Лишь у забора, Соня нашла то, что ее устроило - целая полянка васильков, синий океан. Такие же нежные как Майя, значащие намного больше, чем продажные огромные букеты. Измочив подол платья и туфли в утренней росе, девушка тем не менее, была совершенно довольна. Взяв заранее заготовленную записку, на специально привезенной розовой бумаге с вензелями, она соорудила из ленты красивый букет, приколов сбоку записку.

Лично вручать их она не собиралась. Все еще злилась. Даже не на то, что Майя не поделилась с ней новостью, а на то, что продолжала отрицать, не смотря на неопровержимые доказательства.

Миновав комнату сестры, Соня зашла к себе, сменила мокрые, хоть выжимай, чулки, показала своему отражению в зеркале язык и помчалась навстречу новому дню.

- Леди Дивьер, с добрым утром. - граф Винтент со всей учтивостью склонил голову. Он заметил мчащуюся ему на встречу девушку еще в начале коридора, а она, видимо, была слишком занята своими мыслями, раз от неожиданности, чуть ли не подпрыгнула.

- Витор! Вы меня напугали! Нельзя же красться по дому как привидение! - он негодования, Соня даже забыла, что решила для себя игнорировать не только Майю, но и его, как причастного к случившемуся. А когда вспомнила, проходить мимо с гордо поднятой головой было уже поздно.

- Простите, я просто подумал, что в этом доме принято все делать тихо и незаметно для остальных. Например, подкладывать под двери очаровательные букеты. - за словами последовала искренняя улыбка, при других обстоятельствах, может даже милая. У него, кстати, ямочки на щеках.

- Вы следите за мной? - Соня все-таки не смогла побороть желание поднять повыше подбородок, посмотреть на собеседника так пренебрежительно, как когда-то видела, смотрела на маму бабушка, папина мама, почему-то считающая себя выше всех вокруг. - Хотя, скорее за моей сестрой...

Витор улыбнулся еще шире, какая она забавная, и какая красивая, и в глазах столько силы, истинная графиня.

- Да нет, просто из вас получился не слишком удачливый шпион, Соня. - перед последним словом, он сделал паузу. - Вы забыли оглядеться по сторонам перед тем, как исполнить вашу миссию с букетом. Но поверьте, вам нечего бояться, я вас не выдам.

Соня фыркнула, пустые разговоры на пустые темы. Она могла проводить часы беседую ни о чем с милым ее сердцу герцогом, но уже первые минуты такого общения с Витором вывели ее из себя.

- Я знаю, какой сегодня день, и в связи с этим у меня к вам предложение. - поняв, что на шуточные подколки она реагирует никак не благосклонностью, Витор решил сменить тактику. - Я купил небольшой сувенир, подарок для вашей сестры, как вам кажется, ей он понравится? - Из кармана мужчина достал темно синий футляр, маленький, в таких обычно хранились кольца.

Соня пропустила один вздох, неужели он собирается сделать сестре предложение? Если да, она даже готова простить его прямо тут, спланировать их свадьбу и взять на себя обязательства по воспитанию будущих детей.

Когда Витор открыл коробочку, план по прощению рухнул. На синем бархате лежала подвеска: ласточка, взмахнувшая крыльями, в полете, с глазками голубыми камешками. Легкая, светлая, почти прозрачная, как сама Майя. Несомненно, очень красивая, но не обручальное кольцо.

- Так что? Вам не нравится? - он специально вчера поехал в город с Дамианом, нашел антикварную лавку и уже в ней это сокровище. Он собирался подобрать подарок девушке, которую смело мог назвать другом, особенно после того, как беспричинно обвинил ее в каких-то закулисных играх, а увидев подвеску, он понял, что это лучший подарок, который он смог бы найти.

Он понимал это и сам прекрасно, а в разговоре с Соней это был всего лишь предлог. Предлог не отпускать ее еще пару минут. Но вот разочарование в ее глазах, когда он открыл футляр стало неожиданным.

- Нет, что вы, нет, она очень красивая. - Соня спохватилась, справилась с не слишком приятной неожиданностью, одобряюще улыбнулась. - Да. Она великолепна. - взглядом спросив можно ли взять в руки, и получив в ответ кивок, Соня приложила цепочку с подвеской к своей шее. На ней украшение смотрелось великолепно, но наверное только на Майе оно сможет обрести еще и смысл. Ласточка. - Спасибо Вам. - Соня вернула на место подвеску, захлопнула коробочку и вернула ее владельцу.

- За что? - Витор смотрел за метаморфозами творящимися с девушкой, еще каких-то несколько секунд тому она играла, а сейчас выглядела совершенно искренне, и совершенно серьезно, не зло, не пренебрежительно.

- За Майю. Я верю, вы желаете ей добра, а значит, она будет счастлива.

Витор опустил глаза, он не мог оправдать ее надежд в этом вопросе и обманывать не хотел.

- Соня, вы все неправильно понимаете... - видимо, настало время объяснить ей, объясниться с ней...

- О нет, Витор, не нужно! Не поддакивайте сестре, я не хочу слушать в очередной раз о том, что я заблуждаюсь, прошу вас! - и опять изменения, не осталось и следа от кротости, опять готова биться на смерть за свою правоту.

- Вы не верите сестре, мне, зато охотно поддерживаете сплетню, распущенную чужой вам глупой девчонкой? - он хотел лишь зародить в ней зерно сомненья, желание поиска истины.

И, похоже, ему это удалось, в упертом взгляде возник огонек неуверенности.

*****

Она считала, что хороший день рождения возможен только дома? Глупости, оказывается, такая роскошь возможна даже в таком месте, в компании этих людей. Для этого нужно не так много, прощение сестры, поздравления от первого в жизни настоящего друга, выглянувшее после полудня солнце и возможность уединения с очередным кладом-книгой.

Майя зацепила пальцем цепочку, провела вдоль шеи, ловя ласточку. Это был второй после букета под дверью сюрприз, и не менее приятный. Какое счастье получать подарки от дорогих людей. Не дорогие подарки от людей. Букет, в который вложена частичка души, ласточка, которая символизирует тебя саму.

После завтрака, Витор отвел ее в сторону, так, чтоб им не мешал ни шум, ни мельтешение, поздравил, вложил в руку коробочку, сказав, чтоб открыла в комнате. Конечно, не хватало только после вчерашней новости номер один, снабжать окружающих новыми подробностями их эфемерных отношений. Спрятав тайный сюрприз в складках платья, Майя поспешила исполнять наказ. Кроме поздравлений, Витор сказал, что будь он художником, нарисовал ее именно так, несколькими штрихами.

Тут же ее застала и Соня. "Простить тебя? Глупышка, мне не за что тебя прощать!" Лучшей музыкой для ее ушей стал смех сестры, теперь-то она поступила по традиции, чуть не сбила с ног Майю, подлетев и сжав ее в своих крепких объятьях, целовала за маму, за папу, за себя, и за уши тоже пыталась оттаскать за всех, но после неуверенных протестов отказалась. Рада примирению была не только Майя, но и младшая сестра, спохватившись, что настоящего подарка она так и не вручила, и услышав мольбы Майи, чтоб никто не узнал о празднике, Соня поразмыслив, сообщила, что бежит на кухню заказывать кекс, который они вечером, перед сном отведают, и свечки она тоже найдет. Столько энтузиазма было в ее порыве, что Майя не осмелилась перечить. Кекс, так кекс, главное, чтоб она была довольна.

Снова посмотрев в окно, она поняла, что солнце опять вышло из-за туч, и на душе стало тепло, как не было уже давно.

Когда сморенные жарой обитатели дома разошлись по покоям, Майя решила совершить вылазку, которые уж давненько себе не позволяла - зашла в тайную библиотеку. Раз до этой минуты все складывалось так благополучно, что же может стать препятствие сейчас? Девушка водила пальцем по переплетам, особенно придирчиво выбирая книгу. Хотелось чего-то невообразимого. Такое чувство возникает, когда попадаешь в кондитерскую, полную разных вкуснейших пирожных, и тебе нужно выбрать, а как выбрать, если одно лучше другого? Так и тут, каждую книгу хочется взять в руки, открыть первую страницу и начать читать, но проблема в том, что действительно каждую! И как решить? Не иметь выбора - грустно, но иметь его - сущее мучение. Зажмурившись, Майя наконец-то уверенно взялась за один из переплетов, ведь в сомненьях можно потратить все драгоценное время.

Кто-то взялся за ручку с той стороны двери. Кто это мог быть, сомнений у Майи этот вопрос не вызывал. Майя поступила как воришка, просто испуганный воришка, пытающийся скрыться от расплаты. Единственная оставшаяся в голове мысль: бежать, а так как бежать было некуда, то спрятаться. Подхватив подол платья, Майя забежала за стеллажи. В нишу, как казалось девушке, способную полностью скрыть ее от постороннего человека, даже если он решит пройти в центр комнаты, но главное - не к окну.

Потом, она много раз корила себя за этот поступок, и, не меньше благодарила небеса за свою трусость. Поступи она по-другому, и как бы сложилась ее жизнь? Скольких минут отчаянья можно было избежать, и сколько мгновений счастья потерять?

*****

- Друг, ты хотел со мной поговорить? - Дамиан поймал Дэррека в тот момент, когда он взялся за ручку двери ведущей в библиотеку. В последнее время, эту комнату он предпочитал для работы и отдыха больше, чем свой кабинет.

Герцог обернулся на звук голоса, встретился взглядом с размашисто шагающим к нему другом.

- Да, хотел, проходи... - он открыл дверь, пропуская вперед товарища. - Налить чего-то? - пока Дамиант устраивался в кресле, Дэррек прошел к бару.

- А у тебя богатый выбор? - он осмотрел комнату, не смог припомнить, чтобы бывал здесь раньше. Уютно, красиво, хотя как и во всем доме. Ничего особенного. Разве что красивейший глобус у окна.

- Ну, не настолько богат, для некоторых посетителей не находится напитка достойного, но думаю, тебя устроит ассортимент.

- Тогда давай.

Налив в стаканы янтарную жидкость, он подошел к Дамиану, вручил ношу и устроился на свое привычное место, лицом к стеллажам, ближе ко входу.

- Что тебя гложет, друг мой? Неужели тебе требуется моя помощь, иль, возможно, поддержка моральная? Я весь внимания, к твоим услугам! - он картинно развел руками, приглашая на откровение.

- Старый Винсент уже предлагал тебе место своего помощника? - Дэррек не любил получать такую информацию из третьих рук, а тут, получилось именно так. Он был уверен в друге, но не собирался делать вид, что ничего не произошло.

Дамиан посерьезничал. Поставил стакан на стол - такие разговоры не вяжутся с легкомысленным потягиванием алкоголя.

- Нет. Официально нет. Но это пока. - тон серьезный, не в пример обычному.

- А почему я узнаю о такой возможности не от тебя, друг, - Дэррек сделал ударение на последнем слове, друг или не друг? - а от вездесущего Винсента младшего. Который, этим еще и шантажировать меня пытается?

- Чего он хотел? - ответа на вопрос у него не было, может, просто ждал официального обращения с предложением, может, не был уверен что такое поступит, а может, и вправду решил приберечь новость на всякий случай, никто ведь не знает что принесет день завтрашний.

- Поручиться моим голосом, как и остальные участники выборов. Чего еще он мог хотеть? Я ведь не симпатичная девка, чтоб хотеть от меня лобзаний! - когда Дэррек ставил и свой стакан на стол, ему показалось, что он уловил какое-то движение на противоположной стороне комнаты. Наверное, солнечный зайчик, отблеск от стекла.

*****

Если сначала у Майи еще возникали самоубийственные мысли выдать себя, сделать вид, что у нее упала сережка, закатилась за стеллаж, и она ее так разыскивала, то теперь, после услышанного, она понимала, что это невозможно. Она не просто подслушала, она подслушала то, что ее ушам не предназначалось ни при каких обстоятельствах. Ее отец тоже восседал в палате, пару раз обронил замечание о том, что в следующем году предстоят выборы, что от них будет зависеть многое. Но Майя и подумать не могла, что все настолько повязано.

- И что ты ему сказал? - Майя опять затаила дыхание, боясь выдать себя малейшим шорохом.

- Ничего, послал подальше. Он пришел не в то время. Ты-то понимаешь, что подставляешь меня?

Дамиан опять не ответил. Конечно понимал, ведя какие-то, пусть даже и очень окольные разговоры с председателем палаты за спиной друга, он ставил того перед выбором, поддержать друга, но при этом, по сути лишь потому что это его друг или сделать реально свой выбор.

- Поверь, как только он официально предложит, ты узнаешь об этом первый. Я-то прекрасно понимаю, что меня туда берут как не совсем желательный придаток к твоим голосам. Залог твоей поддержки. - он горько усмехнулся, такое осознавать очень грустно, а соглашаться невзирая на это понимание - унизительно.

- Неплохой залог. Метящий на место в созвездии государственных лидеров. Лично я бы сто раз подумал, стоит ли кровь, которую ты попьешь в правительстве моей жалкой поддержки.

- Дэррек, тридцать, у тебя минимум тридцать голосов, ты шутишь? - хоть осадок от понимания своей мелочности остался, комплимент друга достиг цели, Дамиан в сотый раз поверил в свои силы. - Кроме того, если все сложится хорошо, к осеннему собранию получим еще пару голосов. Может Дивьера? - мужчина усмехнулся.

Как не пыталась Майя не дышать, не двигаться, не шевелиться, услышав свою фамилию, она передернулась. Нет, теперь-то лучше прямо тут повеситься на поясе от платья, чем выйти пред ясны очи беседующих.

О нет, ему не показалось, это был не солнечный зайчик, это мышка, мышка облаченная в бабочек. Он прекрасно запомнил этот узор, когда Майя вплыла в столовую утром, он даже потерял на мгновение дар речи. А теперь, подол платья отчетливо выглядывал из-за дальней полки. Сколько еще раз ему суждено застать ее за слежкой? Что за удача у этой бедолаги?

- А что Дивьер? - Дэррек продолжал изучать выглядывающий из-за угла лоскуток ткани.

- Не притворяйся! Бедняжка Соня смотрит на тебя такими глазами, что я иногда сомневаюсь, влюблена ли она в тебя или ты - ее религиозный культ.

Дэррек усмехнулся, ну что ж, похоже, добыча сама добровольно идет в капкан.

- Пока что, по мне рано отправлять службу, но когда придет пора - не против, чтобы грехи мне отпустил такой ангел как Соня.

- Не заговаривай мне зубы! Когда ждать свадьбы? Не думал, что тебя сможет задеть она. Признаюсь, ставил на Розу, а вот как оно получилось...

- Не разбрасывался бы ты ставками. Я не собираюсь на ней жениться.

Обухом по голове, это как? Майя бы сказала, что это когда глохнешь на мгновение, а сердце стучит даже в ушах.

- Почему? - вопрос прозвучал так, будто этого варианта Дамиан не допускал в принципе.

- Меня не интересует женитьба.

- Но ведь она-то тебя интересует! - Дэрреку так и хотелось сказать "такой взрослый мальчик, а ничего не понимаешь", но с другой стороны, благодаря наивным вопросам Дамиана, еще один зритель, а скорее даже слушатель уж точно поймет, о чем идет речь.

- Неужели ты думаешь, что я женюсь на всех, кто меня интересует? Спроси у Розы.

И опять пыльный мешок опустился на темя прячущейся Майи. После этого, она оглохла уже действительно и, казалось, окончательно. Насколько это низко. Насколько мерзко. Майя не знала, сколько прошло минут или часов, сколько еще они сидели в креслах, ведя беседы о чем угодно. У нее в голове крутилась одна мысль: что делать?

Он играется чувствами как обычной забавой. Растопчет и не заметит. А кто потом сможет собрать разбившееся сердце?

*****

Вынырнув из вихря крутившихся в голове мыслей, Майя поняла, что комната опять пуста, не слышно ни шороха, медленно, на ватных ногах девушка вышла из укрытия, еле добрела до ближайшего кресла. Теперь создавалось впечатление, что солнце светит издеваясь, слишком ярко, слишком вызывающе. Тоже забавляется над людьми.

Что делать? Что делать? Что делать? Срочно собирать вещи и силком тянуть Соню из этого дома? А дома, а что дома? Как объясняться? С Соней, с мамой? Она подслушала разговор, не предназначений для ее ушей, может, она все неправильно поняла? О Ях, а как же это можно неправильно понять?

Что делать? Что делать? Что делать? Рассказать все Соне? Нет, она не поверит. Не поверила в историю с поцелуем, не поверит и сейчас. А даже если и рассказать, то что? Что сказать? Он и мысли не имеет на тебе жениться? Откуда я знаю? Подслушала. И кому поверят, благородному рыцарю или сующей нос не в свои дела сестре?

Может сказать Витору? Да, это выход, он поверит, ведь она и о нем услышала многое, чего не могла бы узнать откуда-то извне. Но нет. Он решит, что она все-таки шпионит на пользу герцога. Ведь раз подумал так, а теперь что мешает повториться недоверию?

Что же за безысходность такая? Нужно срочно найти Соню. Если рассказать ей пока что ничего нельзя, то хотя бы быть всегда рядом.

*****

Ну что ж, сколько времени нужно, чтобы она прошла стадию шока, отвержения, подбора возможных вариантов решения проблемы и наконец-то не найдя лучшего выхода, пришла к нему с разбирательствами? День, может неделя? Нет, все зависит от того, подтвердит ли он опасения, или нет. Дэрреку надоело ждать, ходить вокруг да около. Особенно, после вчерашней новости. Пора сворачивать балаган.

- Так что? Боитесь?

- Нисколько. Как договорились, в восемь в беседке.

- Вот и отлично. - Дэррек коснулся своим бокалом бокала собеседницы, закрепляя договоренность звоном хрусталя. - Я буду ждать вас.

Сверлящий его затылок взгляд был практически осязаем, если бы Майя могла, она, наверное, убила бы силой мысли. Развернувшись, Дэррек убедился в этом. Сколько ненависти, во время войны не часто встретишь такую уверенность в глазах воина, а тут девчонка, а кажется, готова сражаться зубами, ногтями. Прошла мимо, прямиком к сестре. И эти бабочки... Вот сейчас, они наверное спикировали на него, если бы хозяйка смогла дать им такой приказ.

- О чем вы говорили с герцогом? - Соня удивилась поведению своей сестры, обычно покладистая, сейчас она преисполнялась решимости.

- Ни о чем особенном, а что такое? - Соня попыталась высвободить руку из плена сестриных пальцев, но это оказалось не так просто. К счастью, никто не обращал внимание на это странное поведение: в толпе сложно уследить за важным, когда вокруг столько отвлечений.

- Чего он хотел? - Майя отчеканила каждое слово отдельно, не допуская возможности увернуться от ответа.

- Майя, - Соня была правда удивлена, не ожидала такой реакции от сестры. - что стряслось? Ты меня пугаешь. Герцог спросил, интересуюсь ли я астрономией, ты ведь знаешь, сегодня как раз первый день звездопада, можно будет понаблюдать, в одной из беседок есть телескоп. Да отпусти же ты руку, мне больно. - просьбу Соня прошипела, потому что сестра и вправду сдавила ее слишком, наверняка останется синяк. - Да что с тобой такое? Весь обед ведешь себя странно.

- Прости. - Майя отпустила руку сестры. - И что, ты пойдешь? - только бы сказала нет, только бы посмеялась над глупой затеей.

- Конечно же да! Ведь это так интересно! - девушка чуть не застонала в голос.

- А как же кекс? Когда мы задуем свечки на моем торте?

- Маюшка, не глупи, ужин в шесть, и нас будет целый час на твой торт, а потом я пойду, может и ты с нами?

- Да! - Майя снова схватила сестру за руку. Значит, так тому и быть, она будет следовать за сестрой настоящим хвостом. С раннего утра и до позднего вечера, а если нужно - и ночью. О Ях, но ведь это невозможно, не сегодня, так завтра, не завтра - так послезавтра. Отсрочка не значит победа.

- Ты устала, Маюшка, давай я провожу тебя в комнату, ты отдохнешь. Мне кажется, ты переволновалась, неужели этот несносный Витор опять что-то вытворил? - теперь уже младшая сестра взяла старшую под локоть. Та была растеряна, блуждая взглядом по помещению. Майя пыталась найти выход, хоть какой-то выход.

*****

- Я просила передать герцогу, что тебе тоже стало интересно посмотреть на звездопад, так что ты к нам присоединишься. Что же ты никак не успокоишься? - Майя мерила шагами комнату сестры, причем сначала ходила кругами, потом вдоль стены, потом - от камина до кровати и наоборот. Если бы она причитала при этом, смахивало б на ритуал.

Вот уже битый час Соня наблюдала за этим марафоном. В один момент, у нее даже разболелась голова. Поняв, что сестра не станет внимать ее совету, а объяснить, что с ней происходит попросту не может, Соня решила занять выжидательную позицию. Так делал их папа, когда у мамы выдавался плохой день. Внимательно слушал, со всем соглашался, пытался не вмешиваться, чтобы не нарваться на лишний скандал. А скандалы были. Точнее мамины попытки и папино стальное терпение, которое только подживляло огонь гнева. К счастью, такие дни выпадали не так часто, а после того, как ураган утихал, за ним следовал полный штиль, ради которого можно было и перетерпеть. Соня подумала, что видимо и у Майи настал этот самый сложный день.

Девушка закалывала выбившиеся локоны шпильками, излучая спокойствие, и лишь боковым зрением следила за мельтешащей в зеркале сестрой.

В дверь постучали. Даже если Соня тренировалась в свое время в упражнении со шпагой, или занималась бегом, ей не удалось бы опередить сестру.

Майя распахнула дверь так, что стоящего в проеме дворецкого чуть не снесло потоком воздуха. На его обычно бесстрастном лице читался испуг. Старичок, видимо, даже забыл, зачем пришел. Лишь через несколько секунд опустил глаза на поднос, который держал в руках, взял с него конверт - отдал Майе.

Не письмо. Маленький конвертик, в таких обычно передаются поручения, назначаются встречи или тайные свидания. А, да, еще в них прячут срезанные локоны.

Соня за это время успела подойти к двери, но вот на ее протянутую руку сестра не отреагировала никак. Она была практически возмущена, это ведь ее комната, а значит и записка предназначается ей. Сказать она этого не успела, Майя открыла послание.

Соне осталось только наблюдать за реакцией, чтобы по ней определить, чего же ждать. Глаза Майи жадно забегали по строчкам, видимо, девушка была слишком взволнована, так как перечитывала одно и то же несколько раз. Подняв взгляд, сначала между прочтениями, а потом и после, она казалось, готова заплакать. Но так ли это, узнать не удалось. Майя отбросила записку, и больше не сказав не слова, вылетела в дверь.

- Черти что! - Соня проводила взглядом сошедшую с ума девушку, потерла ушибленное плече. Проносясь мимо, Майя больно задела ее, но даже не остановилась. Подняла конверт, оставшийся на полпути от входа к кровати, а потом и само письмо, лежащее чуть дальше, села в кресло:

"Не стоит ставить под угрозу хрупкое здоровье сестры, которая и без того часто подвергается простудным заболеваниям, сегодня ночь будет прохладной, для нее звездопады повторятся и когда потеплеет."

Все ясно. Она обиделась. Причем, похоже на Соню. Она ведь не отменила эту затею даже помня, о том, что сегодня День рождения Майи. Нет, конечно, она никуда не пойдет. Герцог поймет, и для нее тоже звездопады повторятся. Вот только куда понеслась эта сумасшедшая? Как найти ее, чтобы сказать, что сегодняшний вечер только их?

*****

- Да как он посмел??? - Майя неслась по коридору в сторону кабинета герцога. - Что он о себе возомнил? Собирается затащить в постель наивную девочку, верящую в его благородность? Нет уж. - эта записка стала пределом терпения. Последняя надежда на то, что своим контролем, она сможет исправить ситуацию, рухнула. Не сможет, она должна сказать все, что думает в лицо этому негодяю.

Решил поиграть? Она этого не допустит. Пусть ей придется признаться в шпионаже, хоть и не спланированном. Она готова даже угрожать. Если он ее выгонит - это будет счастьем для нее. Они соберутся не больше чем за полчаса, лишь бы убраться из этого дома побыстрее...

Стук в дверь. Майя переждала три удара сердца и дернула ручку. Этикет? Какой к черту этикет?

- Герцог, мне нужно с вами поговорить. Срочно. - она даже не склонила голову в поклоне. Слишком была важна суть, а не форма.

Удивленный мужчина, скорей всего еще один помощник с какими-то отчетами в руках оглядывался то на девушку, то на хозяина, стоящего в полуоборота у окна, за столом. Герцог, казалось, ее наглости был ничуть не удивлен. Хотя, Майе сложно было судить сейчас, о чем бы то ни было.

После недолгой паузы, герцог кивнул служащему. Тот, сгреб оставшиеся лежать на столе бумажки, и в полусогнутом состоянии покинул кабинет, пытаясь не посеять выпадающие из папок листочки.

- Чем обязан? - он развернулся к ней. Руки сложены на груди, смотрит в упор.

- Вы не получите того, чего хотите! - Майя вздернула подбородок. Девушка не знала откуда, но уверенности ей поприбавилось.

- О чем вы? - все тот же твердый, уверенный тон.

- Вы забываетесь, моя сестра - графиня, наследница знатного рода, воспитанная в лучших традициях леди.

- Любопытно, спасибо за информацию. Но при чем тут "не получите чего хотите"?

- Не смейте стоить свои грязные планы на нее! Я вам этого не позволю! - его спокойствие подначивало ее еще больше. Не делай он вид, что не имеет и малейшего представления, о чем она толкует, запалу Майи не хватило бы и на сотую долю сказанного.

- Это угроза? Что за грязные планы, я ведь должен знать в чем меня обвиняют. - он уперся о столешницу.

- А вы сами не догадываетесь??! - Майя наверное практически в первые в жизни повысила голос, еще и на почти незнакомого человека, лорда. - Вам же не нужна моя сестра!!! - Майя могла сдержать все, по отношению к себе, и презрение, и гнев, и что угодно, но не могла допустить, чтоб этот человек сломал жизнь ее сестры. Ее маленькой наивной Сони.

- Вы полагаете? - глаза смотрят с издевкой. Он вечно насмехается.

- Конечно! Это моя сестра! Неужели вы думаете, я могу смотреть спокойно на то, как вы пытаетесь разрушить ее судьбу? Она же еще совсем ребенок! Неужели у вас нету той, которая может предложить то, чего вы ждете от нее? - эгоистично? Конечно да, но когда вопрос касается родных, доводы рассудка на счет мировой справедливости отходят на задний план.

Он в миг стал серьезным, лицо суровым, но на этот раз, перемена не произвела должного эффекта, слишком важным было для Майи заставить его отпустить Соню, перестать играть с ней в игры, ведь, она видела, что для него это всего лишь игра, а бедная девочка и вправду начинает влюбляться, даже не в него, а в свое представление о нем. Так, как когда-то сама Майя.

- А чего я жду от нее? - вопрос сработал как пощечина, боже, она слишком далеко зашла, да, она перешла все границы. - Сядьте.

Ослушаться прямого приказа Майя не могла, упала в кресло.

- Вы, врываетесь в мой кабинет, не смотря на протесты моего коммивояжера, выставляете его же за дверь, потом, обвиняете меня, причем прямым текстом в разрушении судеб. И не отвечаете на мои вопросы, так объясните мне, чего я жду от нее?

Майя смотрела на свои руки, которые предательски дрожали, от гнева, который она испытывала буквально несколько минут назад, и от осознания того, насколько недостойно вела себя только что.

- Я жду. - почему его приказы подчиняют волю? Почему бы сейчас просто не вылететь из кабинета?

- Вы ждете... - а она сама-то знает вправду, чего может хотеть мужчина от шестнадцатилетней девочки?

- Леди Дивьер, вы испытываете мое терпение. Я жду ответа.

- Вы хотите сделать из нее свою любовницу! - когда она произнесла эти слава, казалось, опасная реальность стала еще более интенсивной.

- И вас это беспокоит? - видимо, ответ его удовлетворил, так как морщинки на лбу разгладились, а руки оттолкнулись от стола, в таком положении он нависал как коршун над жертвой.

- Конечно да! Вы понимаете, чем это грозит Соне? Вы ведь лишите ее будущего! - что за глупый вопрос? Кого как не ее может это беспокоить?

- Ну если так смотреть на вещи, вам правда есть о чем беспокоиться. - он издевается, он просто в очередной раз над ней издевается, так быстро сменил гнев на свой заигрывающий тон, кот так же ведет себя с мышью, поймав ее. Отпускает, а как только мышь чувствует свободу, бьет лапой.

- И что это означает? Вы оставите ее в покое? - неужели...

- К вашему сожалению, нет. Понимаете, ведь мир устроен так, что думать нужно не только об окружающих и их благополучии, но и о себе. Если я откажусь от... задуманного, что получит ваша сестра - понятно, вы называете это будущим, что получите вы - тоже, спокойствие по отношению к сестре, а что получу я? Я ведь не Красный крест, мне нужна выгода.

Майя понимала, каким абсурдом выглядит все происходящее, понимала, что не может предложить ему ничего. Деньги? Смешно, он богаче ее в разы. Услугу? Но какую, ее влияние стремится к нулю, а он, может достать любого человека государства и получить от него желаемое. Информацию? Откуда ей обладать информацией, нужной ему?

- Но какая выгода, ведь в вашем имении по меньшей мере десяток красавиц, мечтающих занять предложенное вами место. Вам стоит только поманить. Ничем не уступающих моей сестре.

- Да, но есть одно НО...

- Какое? - Майя готова была отвергнуть любой его аргумент, предоставить сотню доказательств того, что выбери он любую, кроме Сони, он выиграет в сто крат.

- Ведь по отношению к любой из них, я, если следовать вашей логике, поступил бы нечестно. Разве нет у них будущего, как у вашей сестры? Разве не стоит так же заботиться о нем, как вы печетесь о прекрасной леди Соне?

Нет, ей не победить его в этой дуэли. Дэррек подошел к окну, с видом на свой сад, как под заказ, прямо сейчас, там прогуливались парочки, кто-то играл в бадминтон, жизнь за окном не стояла на месте.

- Согласитесь, если я откажусь от Сони, я сделаю вам услугу? - он повернул голову в профиль, чтобы уловить практически незаметный кивок Майи в знак согласия. - А чем платят люди, за оказанную услугу? Кроме благодарности, разумеется. Можете не отвечать, услугой. Мне кажется, справедливо будет, если поиском замены займетесь вы. Согласны со мной? - он развернулся, облокотился о стену, вопросительно поднял бровь.

- Но..., но ведь я...

- Ну нет, я предлагаю вам честную сделку, на выгодных для вас условиях, неужели вы считаете, что ваше неудобство превышает мои потери?

Времени на размышления не было, не важно как, где она будет искать ему любовницу, не важно, что это в принципе дикость. Важно, что так она поможет сестре, а значит, она согласна.

- Да. Я сделаю это.

- Когда? - он улыбнулся, как все тот же кот, снова поймавший мышку, и готовый продолжить игру.

- Я не знаю, может через неделю, может две. Поймите, я ведь не каждый день занимаюсь подобным, не могу обещать вам точных сроков.

- Нет, так не пойдет, мне нужно, чтоб уже сегодня, после ужина, скажем часов в десять, одна милая особа ждала меня в покоях.

- Вы шутите! Но как... Вы хотите, чтоб я притащила девушку силой, и заперла?

- Это меня не сильно заботит. Но если вы сомневаетесь в своих силах, я бы на вашем месте поторопился.

- Вы понимаете, что это абсурд? - нет, не понимает, или скорее прекрасно понимает, но никогда в этом не признается.

А он и не ответил.

Майя встала, на негнущихся ногах направилась к двери пытаясь сообразить, к кому она могла бы обратиться за помощью, или как выбраться из этой запутанной ситуации. Ведь еще не поздно просто собраться и уехать, никогда не поздно это сделать. Уже у двери, из мечущегося урагана собственных мыслей, ее выдернул голос.

- Только знайте, желаемое я получаю всегда, побег тут не спасет. - черт, даже про себя Майя еще не ругалась так много, он что, читает мысли, или эта мысль настолько очевидна.

- А если я не смогу... исполнить задание. - это было настолько низко, повторять не хотелось.

- Постарайтесь.

- Я скорее продам душу дьяволу, чем смогу подойти к любой девушке с подобным предложением!

- Продавать не так и необходимо. Майя, стоит лишь подумать... Лишь подумать...- очередной наклон головы и улыбка, на этот раз, означающая его полную победу, и ее разгромную капитуляцию.

Этой ночью, его светлость, герцог Мэйденстэр ждет в покоях Майю собственной персоной.

*****

Часто ли мы становимся перед выбором "я или близкий мне человек"? Мамы жертвуют своей жизнью закрывая сыновей от пуль, наблюдающий за дракой ребенок бросает камень, чтобы отвлечь внимание от избиваемого, и привлечь к себе. Люди способны на жертвы ради близких. Вот только в последствии возникают эти вечные "а если бы", и мучают днями и ночами. А если бы...

- Майя, куда ты убежала? Я не пойду вечером никуда, слышишь меня? - Соня взяла сестру за руки, пыталась заглянуть в глаза, поймать, заставить сосредоточиться на себе. Ей это не слишком хорошо удавалось. - Я спросила, он сейчас у себя, хочешь, подождешь меня пару минуточек, и мы пойдем на воздух? Вместе? Майя!

- А? Что? - наконец-то Майя посмотрела осмысленно. - Да, конечно, пошли...Нет, не нужно тебе никуда идти, напишем ему записку. Нужен свежий воздух. Хотя нет, я хочу отдохнуть. Прости, я пойду в комнату. - высвободив запястья из не слишком сильного захвата, Майя медленно направилась прочь. Соне осталось лишь качать головой, провожая сестру взглядом. Сегодня она вела себя слишком странно. Может это все потому, что ей исполняется двадцать? Может в этом все дело? Вот дурочка, ведь это только цифры, пусть кто-то попытается затащить ее, Соню, под алтарь до двадцати, смешно, она уж лучше займется изучением того, от чего отказывалась раньше, чем пойдет на поводу. Хотя, может и пойдет, если предложение сделает тот, о ком она думает. Нет, записка не нужна, она может сходить и сама.

*****

В семь, как и обещала, Соня пришла к сестре со своим творением.

- Я ведь не пела тебе еще сегодня поздравительную песню? - Майя грустно улыбаясь, покачала головой. - Значит сейчас самая пора. - Соня с каждым шагом от двери к стоящей у трюмо сестры исполняла предложение песни. Майе пришло в голову сравнение с невестой. Она так же ступает к своему суженому, вот только вместо пирога со свечей, у нее в руках букет. Соня будет чудесной невестой. - Ну все, загадывай желание.

"Ях, пусть это будет не так унизительно, как может быть". Свеча погасла.

Да, Майя долго думала о том, чего ей ждать. Это ей нужно было не для того, чтобы в последний момент отступить. Скорее, чтоб знать, к чему быть готовой, ведь неожиданное унижение заставляет колени подкоситься, как бы ты не была стойка. В том, что сегодняшнее приглашение - просто очередная жестокая шутка, Майя уже не сомневалась. Она пришла к этому выводу на втором часу своих метаний, и уверовала в нее.

Вопрос только в чем она? Вряд ли все присутствующие в доме будут наблюдать за тем, как она под покровом ночи придет предлагать себя, а он ей со смехом откажет. Хотя это не худший вариант, его она хоть смогла предсказать. Но он слишком прост, нет, видимо пытка будет более изощренной. В то, что она действительно интересует герцога, Майя не верила совершенно. Это данность. Она мужчин не интересует. А если интересует, то как графиня, что герцога в ней привлекать не может никак.

На ужин Майя не пошла. Опять. Не могла смотреть ни на кого. А ведь еще даже ничего не сделала, что же будет, когда над ней посмеются? Бегство. Да, еще одно унижение и бегство. Но почему не сейчас? Каждый раз, задавая этот вопрос, она вспоминала сказанное на последок в кабинете "побег не спасет". Ну что ж, не может же герцог быть бесчестен настолько, что не сдержит свое слово, хотя бы это.

- Герцог очень расстроился, что мы пропустим звездопад. Он сказал, что будет видна даже одна из планет, и вообще, что сегодня магический день, наши предки его называли днем всех влюбленных, и проводить его нужно по-особенному. Странно, ведь даже мама об этом никогда не рассказывала. - Соня водила пальцем по кружевной скатерти столика, углубившись в свои мысли. Она не упрекала, просто нелюдимость сестры сегодня била все рекорды, младшей приходилось придумывать темы, а потом и обсуждать их без участия Майи.

О да, Майя проведет его по-особенному. Девушка непроизвольно передернулась. Вот только со звездопадом и давним праздником это никак не связанно.

Часы пробили девять. Ну что ж, еще час. Дом потихоньку засыпал. За дверью периодически слышались шаги расходящихся по своим комнатам гостей, под двери подносили и оставляли кувшины с горячей водой для вечерних процедур.

- Между прочим, так и есть. И твой дорогой Витор это подтвердил. Рассказал, как у них в графстве его празднует сельская молодежь. Девушки плетут венки и пускают их по течению. А внизу по течению стоят молодые люди. Ловят венки суженых. Мы даже решили, что хоть и не успеем уже сегодня, но обязательно устроим подобное развлечении завтра. Не переживай, я сплету нам самые красивые венки, уж в этом я мастак.

Через полчаса, Соня не выдержала этой молчаливой рассеянности сестры. Поцеловав ту в щеку и еще раз пожелав спокойной ночи, она отправилась восвояси. Уже у двери обернулась, взгляд сестры был устремлен на часы, вздохнула и вышла. Ее что-то гложет, что-то важное, раз она ведет себя так, но даже если Соня сто раз обидится или миллион попытается выпытать, из нее не вытянешь ни слова. Соня это прекрасно знала.

*****

Еще пол часа... Двадцать пять минут... Двадцать... Опять не выдержав, теперь уже сидения без дела, Майя пошла к шкафу. Она нервно выбрасывала на кровать один наряд за другим. Ей нужно что-то темное. Глухое, чтоб ни тело, ни душа не были нараспашку. Хватит того, что она будет беззащитной внутри, пусть хоть ее привычный панцирь станет ей защитой. Найдя, по мнению девушки нужный вариант, Майя занялась разоблачением. То ли это и правду непосильная задача, то ли из-за волнения пальцы ее не слушались, но потратив почти десять минут, она так и не смогла развязать узел. Она его лишь сильнее затянула, теперь, развязать удастся лишь с помощью ножа. Ласточку Майя решила оставить. Пусть хоть она будет ее оберегать.

Без десяти. Нет, она передумала. Абсурдная затея. Полная глупость с ее стороны. Неужели бы Соня ей не поверила, скажи Майя ей все как есть? Неужели она настолько недооценивает свою собственную сестру. Такую умную, рассудительную не по годам?

Нет, она неуверенна в том, от кого зависит не меньше чем от сестры. И именно по этому, она и идет.

Приоткрыв дверь, девушка выглянула. Коридор проглядывался от начала и до поворота. Не заметив движения, Майя попыталась прислушаться, и шагов тоже не было слышно. Ну что ж, вряд ли какой-то подвох ждет ее по пути, хотя все может быть. Проходя мимо комнаты сестры, Майя не смогла побороть желание. Еще раз оглянулась, прислушалась, ни звука. Очень медленно, чтобы не разбудить сестру, если та спит, покрутила ручку. Дверь не поддалась. Хорошо, значит не забыла закрыться. А ведь обычно забывает. Даже не забывает, оставляет, чтоб если Майя решит к ней заглянуть, она не наткнулась на закрытую дверь.

Еще поворот, тишина, темнота. В подсвечниках, развешенных на стенах, горят не все свечи. Майе подумала, что в этом доме бояться можно не только людей, но и тени. А как же тут, когда дом пустует? Когда все эти комнаты не заселенны? Кошмар, не хотела бы она остаться тут один на один с собой. Направо. Из гостевого крыла, она уже попала в хозяйское. Хотя крылом это сложно назвать, одно из ответвлений нескончаемых переходов. Дорогу она помнила не плохо, во время экскурсии их проводили тут. Хотя то, что она запомнила, скорее исключение, чем правило. В голове возникла очередная глупая мысль - а может развернуться и уйти, ведь она могла заблудиться. Могла? Нет, на такую полуправду герцог даже внимания не обратит. Как и на любую другую.

Ну вот, последние несколько метров до одной из дубовых дверей, ничем не отличающихся от соседних, разве что струящимся из щели под ней светом, Майя прошла тихо, как только могла. Не хотела, чтоб герцог и все, кого он пригласил на публичное унижение, думал, что она струсила и теперь стоит перед дверью не в состоянии на что-то решиться. Майя поднесла руку к висящей на шее подвеске, взяла ее в холодные пальцы, три раза повторила молитву, единственную, которую знала на память с детства, выдохнула, постучала.

Приглушенное "войдите". Ничего не оставалось, как толкнуть дверь, которую пора бы смазать, петли жалобно заскрипели.

Хоть из-под двери и сочился свет, комната была погружена в полумрак. Переступив порог, Майя боязливо осмотрелась. Камин, в котором тлеют угли находится у двери, возле него два кресла оббитые зеленым бархатом. Красивые, Майя привыкла, что аристократы предпочитают красный цвет, а оказалось, что и зеленый может быть благородным. Невысокий круглый стол, на нем стоит подсвечник, основной источник света, после камина, бокалы с вином. Два. Напротив, кровать. Майя всегда считала, что двухместная кровать - это пустая трата пространства. На своей, огромной, она иногда, чтобы использовать ее рационально, спала поперек. А тут, на такой кровати, можно было спокойно проводить уроки ученикам целого класса. Причем дети могли бы лежать, сидеть и бегать одновременно. Над кроватью нависал балдахин. Но не такой плотный, как шторы, заставляющий почувствовать старость и свою, и мебели, а легкий, ниспадающий. По левую руку от кровати стоял огромный шифоньер, практически до потолка. Чтобы достать что либо из верхних отделов, бедному камердинеру должно быть, приходилось пользоваться лесенкой. Справа, располагалось еще одно кресло и столик. Практически во всю стену размещалось окно, и если Майя не ошибалась, с выходом на балкон.

- Ну как вам? - как раз у окна и стоял хозяин комнаты. Герцог, облокотившись о стену, смотрел на нее. И в большинстве своем, обстановка интересовала ее лишь затем, чтоб оттянуть тот момент, когда придется что-то говорить.

- У вас из окон, открывается чудесный вид.

Дэррек хмыкнул, оттолкнулся от стены, и направился в ее сторону. От напряжения, или от страха, сковавшего ее, Майя отпрянула, но пристыдившись взяла себя в руки. Бежать она не будет.

Герцог подошел к столу, взял в руки бокал, несколькими шагами преодолел оставшееся между ними расстояние.

- Прошу. -Дэррек приподнял чашу, как обычно провозглашают тосты. Видя колебания девушки, он снова усмехнулся. - Не бойтесь, я туда ничего не подсыпал. Хотите, попробую на себе?

Майя посмотрела на бокал, лишь потом подняла взгляд на собеседника. На таком расстоянии, он показался очень высоким. Чтобы встретить его глаза, девушка почти запрокинула голову. Решив, что хуже от этого не будет, она взяла вино. Правда хотелось пить, а вино оказалось еще и на диво вкусным. Так что девушка осушила бокал совсем быстро.

Забрав его из рук Майи, герцог вернулся к столу.

- Присаживайтесь. - он указал на одно из кресел, повернутых к камину. Майя лишь отрицательно покачала головой. Если бы не дала себе слова не шарахаться больше, отступила бы еще на шаг к двери.

Герцог тоже остался стоять, положив руки в карманы. Он был одет в белую рубашку, брюки для езды и высокие сапоги. Не будь Майя так напугана и насторожена, она наверное подумала, что он красив. Так же, как и три года назад, а может и еще красивее.

- Неужели вы исчерпали весь словесный запас на сегодняшний вечер? - он прекрасно понимал, что она напугана, что готова убежать в любой момент, но так же он понимал, что сегодня уже никуда ее не отпустит.

Девушка испуганно оглянулась на дверь, ведущую в смежное помещение. Может там сейчас у двери скопились люди и ждут, когда же вылететь со смехом?

- Майя, подойди ко мне. - властный тон заставил девушку отвлечься от мыслей. Он продолжал стоять все там же, с руками в карманах. Чтобы преодолеть разделяющее их расстояние, она задействовала все свои силы.

Девушка остановилась в метре от своего мучителя. Дэррек подумал, что наверное так же ведет себя щенок, которого зовет к себе хозяин, чтобы задать знатной взбучки. Так же с опаской смотрит, постоянно опуская глаза, так же перебирает лапками, как Майя сейчас теребит ленту на платье.

- Майя, ты же понимаешь, зачем пришла, неужели ты настолько меня боишься? - поняв, что ближе она добровольно не подойдет Дэррек сделал это сам. Подошел на шаг, обвил рукой девичью талию и притянул к себе. Она не сопротивлялась, лишь наблюдала за происходящим как под гипнозом. Когда расстояние между ними сократилось, опять запрокинула голову, ища ответов на свои вопросы в глазах мучителя.

- Нет. - шепот.

- Не боишься, так почему же так трясешься? - он и правда чувствовал под рукой, как хрупкое тельце пробирает дрожь.

- Нет, я не понимаю, зачем все это. - она опять оглянулась на злосчастную дверь. Дэррек проследил за ее взглядом.

- Что ты там высматриваешь? - он чуть наклонился, возможно, под ее углом зрения, там и правда будет что-то интересное. Но нет, только темнота.

Майя повернулась лицом к нему, теперь в глазах стоял не страх, а мольба:

- Пожалуйста, не мучайте меня больше. Лучше пусть сейчас, иначе я просто умру. - и опять оглянулась в тот угол. Лишь после этих слов до Дэррека дошло чего же она ждет. Она ждала, что оттуда кто-то появится. Что это все спланировано только затем, чтобы выставить ее в ужасном свете. Он был настолько удивлен, что не смог даже разгневаться на то, как она о нем думает. Он рассмеялся.

- Неужели я настолько ужасен, в твоих глазах? - он не переставал хохотать, а та рука, что придерживала Майю за талию, сжала ее еще крепче, притянув ближе.

Смех, кажется, он смеялся искренне, и удивился тоже искренне... Неужели? Неужели она ошиблась? Но ведь тогда, тогда получается... И только теперь, Майя поняла, что ее страх был напрасен, но от этого легче не стало. Ведь на смену одному страху пришел другой. Девушка осознала, что прижата к мужскому телу вплотную. До этого обмякшее, практически безвольное тело вдруг натянулось как струна.

Отвлекшись, девушка незаметно попала в ловушку.

- Ты думаешь, я стал бы заниматься подобными глупостями? - Дэррек поймал пальцем локон, выбившийся из прически, чуть потянул, распрямляя завиток, и снова отпустил. - Я ведь уже говорил когда-то, - он наклонился к ее уху, - тебе вредно много думать. - щеку обожгло горячее дыхание.

Дэррек резко выпрямился, чуть ослабив хват. Девушка даже перестала дышать в определенный момент. Чтобы не пришлось приводить ее потом в себя, он решил чуть убавить напор.

- Еще вина? - не дожидаясь ответа, Дэррек выпустил ее из рук, обернулся к столу. Воспользовавшись моментом, Майя сбежала. К окну. Хоть попав в комнату, девушке не показалось, что тут жарко, сейчас ее щеки пылали, а в руках можно было греть чай. Коснувшись разгоряченной ладошкой стекла, девушка почувствовала облегчение.

Это ощущение длилось не больше минуты. Ровно столько времени герцог отвел ей побыть наедине с собой.

Когда Майя увидела боковым зрением протянутый бокал, она, не мешкая, взяла его, и осушила еще быстрее чем первый. Дэррек усмехнулся, на сегодня наверное достаточно, не хватало еще споить ее в первую же ночь. И для себя, и для нее, он планировал совершенно другое.

- Ну так что, Майя, просвети меня, кто же должен был скрываться за дверью, исходя из твоей теории? - поставив отданный ему бокал, он остановился в нескольких шагах.

Майя повернулась, говорить с его отражением было не легче. Руки оставила прижатыми к стеклу, но уже за спиной.

- Я не думала, кто именно будет там, но была уверенна, что кто-то будет. Простите. - она опустила глаза.

- А сейчас, уверенна, что там никого нету? - девушка опять вскинула испуганный взгляд через его плече. - Успокойся, там правда никого нету. Эта дверь закрыта. Но ведь ты не перестала бояться? Правда? Только теперь боишься другого?

Майя лишь кивнула. Весь вечер она потратила на раздумья о том, каким же изощренным способом он собирается над ней посмеяться. А теперь, когда эти страхи развеялись, возникли другие, страх неизвестности. Неужели и вправду... неужели и вправду она пришла сюда, чтобы пожертвовать своей честью, ради спасения чести сестры?

Когда во второй раз герцог потянулся к ней, Майя смотрела уже с опаской. Не зажмуривая глаз лишь потому, что так еще страшнее.

Секунды тянулись невозможно медленно. Каждый миллиметр, на который она подходила, поддаваясь его рукам отдавался в голове воем сирены "опасность", и заглушить этот вой было невозможно.

Вновь заключив девушку в объятьях, Дэррек провел по цепочке:

- Ласточка? - Майя продолжающая ждать подвоха даже испугалась, что он сейчас сорвет кулон. - Скорее голубка. Белая голубка. С голубыми глазами. - он провел пальцем по скуле, вслед за его движением, руки Майи покрылись мурашками. - Как думаешь, бывают голубки с голубыми глазами? Я думаю да. - он снова начал приближался, боясь всполошить свою голубку, боясь, что и без того вздрагивающая от каждого движения девушка просто напросто впадет в истерику.

Когда Майя чувствовала его дыхание так же отчетливо, как и свое, загипнотизированная устремленным на ее губы взглядом, кричащая об опасности сирена в ее голове издала последний мучительный писк. Вместо губ, герцог поймал девичью щеку. Своей усмешкой он пощекотал кожу, но казалось, ничуть не расстроился.

- Неужели, Винсен тоже был разоблачен всего лишь за невинным братским поцелуем? - почему-то сейчас ему стало важно знать, правда ли, то, о чем судачил весь дом. Отвернувшись, Майя сама того не желая, подставила поцелуям шею.

Впервые, впервые ее целовал мужчина, и что она чувствовала, было сложно передать словами. Она вздрагивала при каждом прикосновении теплых губ.

- Дыши... - Дэррек поцеловал ее в основании шеи, точку, в которой сосредоточена вся жизнь, где бьется пульс. Майя судорожно сглотнула. И правда, из-за страха, растерянности, ожидания, она забывала дышать. А еще, то ли от выпитого вина, то ли от новых ощущений, у девушки подкашивались ноги.

Когда поцелуи вернулись с шеи обратно на щеку, Майя не сопротивлялась, ни руке, повернувшей ее лицо, подставляя губы под поцелуй, ни самим губам, сначала нежно касающимся, а потом все плотнее, все настойчивее. Так ли она представляла себе свой первый поцелуй? Сложно анализировать, но те ощущения, которые ее захлестнули, были незабываемыми. Чтобы удержаться на ногах, Майя обвила шею герцога руками. И уже через секунду, почувствовала, что ноги больше не касаются пола. Он нес ее от окна.

Охмелев от поцелуев, девушка не сразу поняла, что шнуровка платья заметно ослабла, лишь благодаря тому, что подставляя губы новым поцелуям, она тесно прижималась к герцогу, платье не упало к ее ногам. А вот когда бретелька начала спадать с плеча, не без посторонней помощи, Майя как будто проснулась ото сна.

- Нет. - девушка перехватила платье под грудью, вырвалась из необдуманно ослабленных объятий мужчины и побежала в сторону двери.

- Майя. Стой. - он не приказывал, просил, и именно по этому она и остановилась. - Что случилось? - он не пытался подойти, по крайней мере пока, боясь, что она таки сбежит.

- Это все... Я не могу... Простите... Клянусь, я найду кого-то, дайте мне день, два, я сдержу обещание, но я не могу.

В очередной раз поразившись ее логике, Дэррек обессилено сел на кровать.

- Ты считаешь, что я настолько несостоявшийся, что нуждаюсь в твоей помощи в поисках любовницы? Майя, Майя... - он покачал головой.

- Но ведь, ведь вы сами поставили мне это условие! Разве не так? - если бы в комнате было достаточно светло, он был уверен, ее глаза в очередной раз сменили цвет, туман, царящий в голове развеялся, а значит и с глаз спала бирюзовая пелена.

- Подойди ко мне, - Майя отрицательно помотала головой, он не воспользовался властью своего голоса, оставив выбор за ней, пока оставляя. - пожалуйста. - опять отказалась, лишь поудобнее перехватила платье, норовящее сползти. Это наивное движение заставило его улыбнуться. - Ты забыла о нашем уговоре? - она не готова слушаться своих желаний, отбрасывая страх, но это и не удивительно, винить молодую девушку в этом странно, а значит он возьмет ответственность на себя. Он-то готов ее нести.

- Я сдержу обещание, я найду замену.

Он понимал, что его слова разрушат хрупкое доверие, достигнутое поцелуями, но уйди она сейчас, никакая сила сюда ее не вернет.

- Я не меняю условий. Либо ты, либо сестра. Не тешь себя надеждами. - да, как он и предполагал, на смену надежде, в глазах полыхнула ненависть. - Подойди, пожалуйста.

Нет, он жестокий, расчетливый. Шантажист, ведь понимает, что никакой предлог на свете, кроме приведенного, не заставит ее вернуться. А этот заставит. Направляясь к нему, Майя представляла, с каким бы удовольствие залепила ему пощечину, расцарапала лицо, а потом умчалась дальше, вместе с Соней.

- Не считай меня чудовищем. - он притянул ее к себе, оставаясь сидеть.

- А в чем же отличие? - Майя наверное впервые смотрела на него сверху вниз, но к сожалению, чувства превосходства это не придало.

- Сейчас, ты его не увидишь. - он уткнулся лицом в платье, вдыхая ее аромат.

- Ну тогда, не говорите мне кем вас считать! - ее попытка вырваться не увенчалась успехом.

- Неужели и Винсент получил такой разнос всего лишь за невинный поцелуй? - хоть слова и заглушала материя, ни один шорох в доме больше не мешал расслышать его.

- Это не ваше дело. - она не собиралась перед ним отчитываться о случившемся, и даже о том, чего не было. Слишком была зла в этот момент.

Майя ожидала чего угодно, только не того, что уже через секунду окажется на мягкой перине, с раскинутыми по сторонам руками, а герцог опять будет нависать над ней коршуном, но в этот раз намного более угрожающе, чем тогда, в кабинете.

- Мое. Это мое дело. - с таким лицом, обычно бьют, а он поцеловал. Но не так, как тогда, у окна, нежно. А по новому, властно, жестко, наказывая, а не поощряя. Майе было трудно дышать, она пыталась вырваться, но это было все равно, что бить скалу, ее попытки оттолкнуть, закончились ничем. А постоянно извиваясь, она лишь упрощала задачу расправиться с платьем. Оставшись в одной сорочке, Майя забилась с двойной силой. Как только поцелуй стал чуть менее напористым, укусила его в уголок губ, а почувствовав солоноватый привкус, поняла, что до крови. Вот только желанного результата это не принесло. Он не отстранился.

Женщины часто прибегают к фразе: "все мужчины одинаковы", скрывая ею разочарование именно в том мужчине, который рядом. В отместку, представители сильного пола поступают так же. Дэррек за годы своей холостяцкой жизни, казалось, уже и сам уверился в том, что да, женщины тоже одинаковы. В полумраке комнат, в его объятьях они все становятся одинаковыми. Но сейчас, наверное впервые понял, что это не так. Гнев, родившийся после ее слов, она быстро потушила, сама того не осознавая. Своими же губами, заставила забыть о ком бы то ни было, кроме самой себя. Еще никогда, он не хотел женщину с такой силой. Даже подумать не мог, что такое возможно.

На совершенно голой ноге Майя чувствовала прикосновения твердой ладони. И то, что она при этом испытывала, заставляло ее ненавидеть не его, а себя саму. Ей нравилось то, что делают руки, какие узоры выводят на губах, лице, шее жаркое дыхание и мягкие губы.

Почувствовав боль от укуса, Дэррек понял, что уже никакая сила не заставит его остановиться, слишком она близко, слишком она его, все слишком. Слишком бархатная у нее кожа, слишком хрупкая шея, слишком мягкие губы, слишком долго он ждал. Не просто ждал, он ждал ее.

- Ты сводишь меня с ума, голубка. - шепот вывел Майю из непонятного ей самой состояния, девушка вдруг осознала, что руки ее уже никто не держит, что она сжимает темное покрывало, впиваясь ногтями в ткань.

Целую закрытые глаза, Дэррек взялся за пуговки ее рубашки. Он не хотел опять спугнуть ее, не хотел, чтобы она опять вспомнила о том, что же она творит. Именно так должно было быть, он должен был заставить ее забыть о том, что в мире есть еще что-то кроме них двоих, здесь и сейчас. Когда руки коснулись голой кожи, его голубка опять встрепенулась, глаза блуждали, в поиске опоры, за которую можно было бы держаться, не уходя из реальности.

- Нет... - сил для сопротивления уже не осталось, а самое ужасное не было и желания. Майя смогла вложить весь свой протест в одно единственное слово. Вот только тело предательски плавилось под ласковыми прикосновениями, за те несколько секунд, которые он потратил на то, чтоб отбросить собственную одежду, Майя успела подумать, что он передумал. И черт возьми, пожалеть об этом. Она расставалась с честью, вела себя как героиня худших сплетен света и жалела, что этого не произойдет. А вот когда она опять почувствовала тяжесть горячего тела, нежность рук, возблагодарила Яха.

Ему нравилось смотреть ей в глаза, свет луны озарял их лучше любых свечей, опять покрытые дымкой, но уже не голубые, как раньше, синие, как штормовое море, глубокие. Ему нравилось снимать выдохи с ее губ поцелуями, получать легкие прикосновения в ответ на просьбу, переплетать свои пальцы с ее, чувствуя с какой силой она держится за него.

Меньше всего, он хотел причинить ей боль. Слишком доверчиво она отвечала на его прикосновения, слишком высоко они уже взлетели вместе, чтобы рухнуть. Майя не противилась, когда Дэррек провел по гладкой коже ноги, перехватил ее, завел себе за спину, подтягивая выше.

- Прости меня, слышишь? - Дэррек притянул ее еще ближе к себе, обхватив за талию, завладел губами в долгом поцелуе, но боль забрать этим не вышло. Сдерживая рвущееся желание, Дэррек медленно начал движение, не решаясь сделать рывок, который отдастся болью. Но сама того не подозревая, Майя провоцировала его на это. Странные, новые ощущения, и узел, будто плотно связанный внизу живота. Она не знала, как это называется, но понимала, что разрубить его может только с его помощью. - Прости. - пока еще он может себя контролировать, Дэррек резким движением вошел, Майя выгнулась еще больше. Мужскую ладонь она сжала с такой силой, что ногти впились в его руку до крови, а из горла вырвался лишь жалостливый писк. В эту минуту, она вернулась с небес на землю.

Что она наделала? Ведь никто, по сути и не заставлял, она сама, она все сама. Не остановила, даже не сопротивлялась, а только ждала, чего-то ждала и томилась в этом ожидании.

- Тшшшш, будь со мной. - вновь совершенно осознанный взгляд синих глаз встретился с черными. У нее не было ответов на свои вопросы, может были у него? - Теперь, моя. - это не ответ, к сожалению нет.

Когда пульсирующая боль прошла, их общее безумие продолжилось, совесть, разум опять не имели значения, лишь чувства, лишь ощущения, даримые и дарованные. Сколько это длилось, Майя бы не смогла ответить, что он шептал, что она отвечала, тоже осталось для нее самой секретом, лишь желание, быть еще ближе, вместе, навсегда, лишь чувствительность каждой клеточки. Фейерверк, да, сегодня был звездопад, только звезды не просто падали, они разрывались над балдахином его кровати и стремились вниз, покалывая искорками все тело, опадая на руки, ноги, живот.

Когда Майя пришла в себя настолько, что поняла, где и с кем находится, все изменилось. На смену сумасшествию, царившему недавно, пришел покой. И хоть Майя понимала, что совесть проснется тоже очень скоро, упивалась тем чувством, которое, наверное, зовут счастьем.

Дэррек подтянул Майю ближе к себе. Их разделяла лишь простынь, как бы жарко не было сейчас, ночи еще достаточно холодны, а камин почти дотлел. Девушка повернулась лицом к нему, протянула руку, провела по линии бровей, щекам, губам, поймав маленькую ладошку, он ее поцеловал, вернулась опять к глазам, провела по ресницам. Она делала это все в полудреме, не думая о том, что когда-то будет завтра, что все это превратится в воспоминания, что мир опять начнет свое движение.

- Тебе нужно поспать. - Дэррек поцеловал ее в лоб, опустился к губам, - иначе я могу передумать. - еще один поцелуй, долгий, нежный, усталый. У девушки не осталось сил перечить, лишь закрыть глаза.

*****

Когда она проснулась, луна еще была высоко, до рассвета далеко, опять падали звезды, если бы они долетали до земли, Майя смогла набрать целую корзину, а сколько желаний так и остались не загаданными. Впервые за все ночи, проведенные в этом доме Майя проснулась не от холода. От сонной ласки рук, обнимающих сзади.

Девушка долго лежала, пытаясь не двигаться. Не хотела разбудить. Слушала размеренное дыхание, стук сердца, прижавшись теснее спиной, и тиканье часов. Что же она наделала? Она предала сестру. Раньше она об этом не думала. Но ведь не знала, что будет чувствовать. Она наплевала на все правила приличия, предала веру в нее своих родителей, запятнала репутацию рода, а главное, была счастлива, предавая сестру. Рыдать было нельзя, но вот справиться с немыми слезами, котящимися по щекам, она не смогла.

Даже если никто не узнает, что это меняет? Как она будет смотреть с глаза всем дорогим ей людям? Как она сможет оправдаться перед ними? Соня никогда ей этого не простит и будет права, совершенно права. Утро, пожалуйста, не наступай. Молю тебя, не наступай. Слишком многое разом навалится на и без того не слишком сильные плечи. Майя думала, насколько была слаба, раз допустила такое, и на сколько хватит ее скудных сил дальше? Хватит хоть на один взгляд сестры? Хватит на еще один вопрос Витора о том, что за дела у нее с герцогом? Хватит на вопрос мамы в следующем письме, что они нового узнали за это время? Не хватит, не хватит. Человек, прижимающий ее сейчас так тесно к себе даже не подозревает, на что обрек. Но вот только, винить его она не могла. Он-то сестру не предавал. Хотя нет, предал, но видимо, свои силы рассчитал, ему их хватит. А ей? Так одиноко, Майя не чувствовала себя еще ни разу в жизни. Ни родившись анибальтом, ни осознав свое уродство, ни простившись с мечтами, ни оплакивая очередное унижение. Этой ночью, она сама воздвигла стену между собой и миром, но не тем большим, с которым не имела ничего общего уже давным-давно, а с своим собственным маленьким мирком, который и так был не сильно заселен, а теперь остался безлюден. Одна.

А еще, она поздравила себя с днем рождения, часы пробили два, а значит, ночь ее рождения прошла. Вот так вот она вошла в свои двадцать. Желала ли она хоть раз об этом, задувая свечи на праздничном торте? Нет. Она загадывала любящего мужа и похожих на него детишек, но ни разу она не заикалась о том, чтоб стать любовницей возлюбленного сестры. Ни-ко-гда. С днем рождения тебя, Майя, с днем рождения новой тебя, Майя.

Глава 12

Время близилось к полудню. В окно светило яркое солнце, наконец-то возникла надежда, что пора дождей отступила, раз два дня подряд держится теплая погода. Вот уже несколько часов Дэррек сидел в кресле. Сначала, он пил кофе, принесенный и оставленный на столике за дверью. Потом, читал газету, потом, сходил в кабинет за письмами. Еще позже, спустился к завтраку, но не пробыв и пятнадцати минут вернулся в спальню. А все потому, что он ждал.

Еще ночью, разбудив Майю поцелуями, он почувствовал привкус соли на губах, она плакала. Во сне или наяву она не ответила, лишь опять податливо отвечала на ласки и ласкала сама. Этой ночью, он смог добиться от нее любых проявлений эмоций, но только не словесных. И это-то его волновало. Как бы не отвечала она на его поцелуи, разумом она была закрыта.

Утром соленых дорожек на щеках уже не было, но вот только не походила ее дрема на безоблачный сон. Освободившись от его объятий, она металась по подушке, ища опоры и не находя ее. Пару раз, даже говорила что-то, но разобрать он смог только повторяющиеся "нет". По этому-то он и ждал их встречи. Встречи после.

Правда сейчас, казалось, Майя успокоилась. Девушка лежала на животе, повернув голову в окну, а значит и к нему. Простыня, покрывала ее лишь ниже пояса, открывая взгляду белую спину, копну светлых волос. Когда-то и он читал сказку о ангельском народе, который стал жертвой тщеславия. Те ангелы, должно было, выглядели так. Оказывается, на бледной коже ребра, у нее была родинка в форме сердца. Очень маленькая, если бы Дэррек не боялся ее разбудить, обязательно дотронулся бы до нее. Но тот факт, что он единственный мужчина, знающий, о ее существовании уже доставляло ему истинное удовольствие. Пушистые ресницы девушки изредка вздрагивали, в остальном, лицо казалось безмятежным.

Нет, нужно отвлечься, он опять взял в руки отложенное письмо. От матери, герцогини Мэйденстэр. Она снова напоминала об обещании навестить их перед началом сезона сестры. Справлялась о его делах, сообщала, что на днях к ним заезжала мисс Смитт. Герцогиня была о его любовнице не высокого мнения, и лишь из уважения к сыну держала это мнение при себе. Будь ее воля, и ноги женщины не было бы в ее доме. Она ждала внуков и желала сыну счастья, но не с ней.

*****

Майе снился дом. Они с Соней и мамой сидели в беседке. Светило солнце, пели птицы, мама рассказывала им какую-то сказку. Были ли они детьми или уже взрослыми, Майя не знала, да это и не важно. Ей было хорошо, надежно как никогда и нигде больше. Но в один момент все изменилось, налетел ветер и сорвал ее шляпку. Ее любимую шляпку, ту, которую она оставила дома. Оставила дома когда? Ах да, перед отъездом. Отъездом куда? Ну конечно в поместье герцога Мэйденстера. Ветер унес ее шляпку. Ее вечную защиту. Майя открыла глаза.

В лицо ударили лучи яркого солнца, пришлось даже сощуриться, чтобы моментально не ослепнуть на несколько минут. Как бывает часто после сна, Майя не понимала где она находится, но вот только в отличии от привычных случаев, сейчас понимание не пришло так быстро. А когда пришло, она подскочила, будто ошпаренная. Осознавая свою наготу, схватилась за спасительную простынь, натянув ее под самое горло.

Наблюдавший за этими манипуляциями Дэррек пытался сдержать смех изо всех сил. Такая смешная, такая наивная.

- С добрым утром. - от звука этого голоса, Майя содрогнулась. Она и так начала вспоминать события минувшей ночи, пытаясь отделить сон от реальности и жалея до слез, что реальность не оказалась всего лишь сном. И чем больше она вспоминала, тем больше наливались пунцовым щеки. О Ях, до чего она вчера докатилась. Сколько раз за ночь согрешила, и ни разу, ни разу не сказала нет, не остановила, не отказала. Будь она одна, зарылась бы лицом в подушке желая лишь об одном, задохнуться. Но в комнате был он, свидетель ее позора. И от этого, становилось еще хуже. Все воспоминания еще осязаемее, а стыд еще сильнее.

- Который час? - голос после сна был хриплым.

- Через полчаса полдень. - обычная интонация, спроси она это вчера за завтраком, он ответил так же. И как бы абсурдно это не звучало, она была ему благодарна.

- Мне нужно... - ей нужно побыстрее уйти отсюда, убежать подальше, желательно пропасть с лица земли в принципе, но сказать это не так-то просто.

- Ванная за той дверью, вы найдете там все необходимое. - лишь после этих слов Майя подняла глаза на собеседника. Впервые за утро. Ее поразило это "вы". Когда он начал называть ее на "ты", она не смогла бы сказать наверняка, но это вы... Майя не знала радоваться ей или плакать. Это значит, что долг уплачен, в ее услугах больше не нуждаются, она может собрать свои вещи с пола и уйти?

- Спасибо. - стянув с кровати огромное покрывало, в которое она так искусно замоталась, Майя скрылась за дверью.

Платье висело на вешалке в ванной комнате.

Только оставшись наедине с собой, девушка позволила себе ту слабость, которой была лишена в его присутствии, спустившись по стене на пол, она дала волю слезам. Теперь уж жалея себя, а не коря за то, что совершила, не думая о том, скольким людям сделала плохо, а просто обняла себя руками, тихо плача.

Через каких-то пятнадцать минут оказалось, что не так-то много у нее слез на жалость к себе. Поднявшись, Майя почувствовала саднящую боль внизу живота и ломоту во всем теле. Как будто, после дня скачек без остановки. Сбросив покрывало, девушка подошла к ванне. Она была наполнена еще теплой водой. Собрав повыше волосы, Майя опустилась в воду. Даже от соприкосновения с водой кожу саднило. Такое впечатление, что по каждому миллиметр кожи прошлись наждачной бумагой. Но это не помешало взять в руки мочалку. Отмыть душу от воспоминаний ей не удастся, но вот с телом она справится. Так рьяно она не оттирала руки, ноги, живот даже когда во время игры они с Соней измазалась в смолу с ног до головы. Если бы могла, Майя, наверное, содрала бы кожу. Да вот только желанного результата это не принесло. Предательница-память снова и снова подбрасывала ей картинки, о которых она пыталась не думать, как он касался тут, как целовал там, как гладил здесь. Не выдержав наконец этих мучений, Майя выбралась из воды, открыла сливное отверстие. Вот бы так же как вода, могли вытечь и ненужные мысли.

Взглянув на аккуратно висящее платье Майя вспомнила и то, как просто поддалась натиску шнуровка. С мстительной самоиронией, Майя подумала, что наверняка у герцога хорошо набита рука в борьбе с платьями. А потом удивилась, его целости. Ведь когда оно оказалось на полу, она еще сопротивлялась. "Значит, не так хорошо сопротивлялась", опять зло посмеялась над собой девушка.

Но только платье не хотело поддаваться ее пальцам и сейчас, то ли потому, что Майя надела его на голое тело, сорочка ее пропала без вести, то ли потому, что руки элементарно ее не слушались, долгие минуты мучения с шнуровкой закончились фиаско.

*****

Пробил полдень. Майя закрылась в ванной больше получаса тому. Сначала она плакала, ведь дверь слишком тонка, а всхлипы, хоть и заглушенные одеялом были слышны. А потом, Дэррек услышал плеск воды. Но теперь опять, из ванной не доносилось ни звука, что заставляло заволноваться. Уже несколько раз он хотел постучаться, проверить все ли в порядке, но каждый раз решал сделать отсрочку, на пять минут, потом опять на пять. Откуда же ему знать, сколько времени ей нужно чтобы успокоиться?

Увидев ее испуганное выражение лица сутра, Дэррек понял, что простым начало их нового общения не будет. По этому, сам же и дал ей возможность забыть о том, что произошло обращаясь на вы, не заставлял задавать вопросы, и не мучая длинными ответами на них. Если ей так легче, он подождет. Теперь-то, зная чего ждет, он наберется терпения.

Наконец-то дверь открылась. Как Майя не пыталась, зашнуровать платье ей не удалось. Выбор перед ней не стоял. Единственный человек, к которому она могла обратиться, находился в соседней комнате, и как бы она не хотела этого избежать, ей придется попросить его о помощи.

Она выплыла в комнату неспешно, продолжая избегать его взгляда.

- Не могли бы вы... - Майя запнулась, а ведь репетировала в ванной шепотом фразу несколько раз, лишь бы выглядеть достойно, а в реальности, ком стал в горле на четвертом слове. - Шнуровка. - отвернулась к камину.

Не говоря не слова, Дэррек поднялся с кресла, отложил на столик очередной конверт. Подошел.

Отдав концы шнуровки, Майя сжала и разжала ладонь, как будто обжегшись теплом его пальцев. Это не укрылось от глаз герцога, но и как все прошлые странности, он упустил эту. А дальше, началась сущая пытка. Майя проклинала портниху, которая сделала такую длинную корсетную линию. Каждый раз, втягивая ленту в отверстие, все те же руки касались обнаженной кожи спины. Девушку било как током. Каждый раз, как бы она не пыталась справиться с собой, это не помогало. Дрожь бежала по коже, она опять покрывалась мурашками, а в голове мелькали образы. Чем выше поднималась шнуровка, тем больше Майя дрожала.

Когда лента была вдета в последнюю петлю, Майя смогла наконец-то выдохнуть облегченно. Но только сделала это рано. Тяжелая рука легла ей на живот, Дэррек потянул ее назад, пока девушка не уткнулась спиной в мужскую грудь. Шею вновь защекотало дыхание:

- Неужели все было настолько ужасно? - вкрадчивый шепот и легкое прикосновение губ к ямочке за ушком, предательское тело опять отозвалось на нежеланную ласку. Вот только в отличии от ночи, сейчас чувство стыда и хоть и потерпевшего крах, но еще живого собственного достоинства одержали победу. Майя высвободилась из объятий, развернулась лицом к собеседнику:

- Нет. Не нужно больше... - она опять не смогла договорить, неужели так будет всегда? - Я не хочу. Свою часть уговора я выполнила. Теперь дело за вами.

Часть уговора... Ночь, как часть уговора. Ну что ж, в конце концов, именно так он это и ей и доносил. Пусть думает так. Скорее успокаивает себя так. Ей нужно успокоиться.

- Я сдержу слово. Вашей сестре с моей стороны ничего не угрожает, будьте спокойны.

- Нет. Я хочу быть уверенна в этом. Мне недостаточно слова. - такое недоверие укололо его, но возражение, так и норовящее сорваться с губ он сдержал. Сегодня, она имеет право говорить все что вздумается. Полная амнистия.

- А чего же вы хотите? Расписки?

- Скажите Соне о своем решении. Скажите, что она неправильно все поняла, что вы всего лишь ее друг. Не больше. Что ей не стоит рассчитывать на вашу благосклонность как девушке.

Он смотрел на нее дольше чем требуется для размышления над этим вопросом. И, что не могло его не радовать, она отвечала на взгляд, не потупилась, не отвела глаза. Вот только причина такой уверенности его совсем не воодушевляла. Она считала его недостойным своей идеальной сестры. И себя, тоже недостойной.

- Хорошо. Я сделаю это.

- Сегодня. - не оставляла пути для отступления, возможности для последующего шантажа. Вот только он и не собирался больше к нему прибегать.

- Сегодня.

Майя развернулась, направляясь к двери.

- Ваша сестра подходила ко мне за завтраком, спрашивала, не знаю ли я куда вы пропали. Я сказал, что вы отправились за какими-то травами.

Майя застыла слушая, но не повернулась. Собранной в кулак силы воли хватило лишь на то, чтоб отстоять безопасность сестры.

- Спасибо. - Майя взялась за ручку, стоит ли выглядывать? Вдруг кто-то забрел сюда, и сейчас станет свидетелем любопытной картины. Из раздумий ее выдернул все тот же низкий чуть хрипловатый голос:

- Майя... - что он хотел сказать, она не узнала, как боязливый заяц, который убегает прижав уши, не заботясь о безопасности распахнула дверь.

Ей повезло. Свидетелей ее бегства не было. По дороге в свою комнату, она не встретила ни души, фортуна иногда улыбается и таким "везунчикам", как она.

Закрыв дверь на ключ, пройдя от двери до кровати по большому кругу, Майя рухнула лицом в подушку. Слез не было. Лишь всепоглощающая апатия. А еще, желание мстить самой себе, делать больно, рвать свою душу. Встав с кровати, Майя направилась к шкафу. На верхней полке она держала коробку со своими работами. Девушка достала их, села на пол. В открытое окно врывался легкий ветерок, он поднимал в воздух мелкие обрывки бумаги, носил их по комнате. У снега есть летний брат близнец - тополиный пух. Но теперь Майя знала, что есть у них и третий брат. Предав всех своим поступком, она утратила право рисовать. Черная душа не должна касаться белых, даже через рисунки, как и анибальт, не имеет права унижать общество своим присутствием.

*****

- Черт бы ее побрал! - бокал отлетел от стены уже в виде осколков. А виноват был лишь в том, что подвернулся под руку.

Дэррек взял оставленный на спинке стула жакет, и вышел из комнаты. Почему же все так сложно. Почему с ней так сложно? Почему он взялся не за соблазнение, как обычно с другими, а за шантаж? Почему теперь, заполучив желанное, не пришло привычное утоление, скука? Почему ее слезы не вызвали раздражения, как любые другие, почему именно их хотелось стереть с лица и души поцелуями? О Ях, зачем ты послал эту девчонку сюда? Зачем ты поставил ее на моем пути? Знал же, во что это выльется. Знал.

- Герцог, - на встречу опять неслась взволнованная Соня, - вы не слышали, вернулась уже Майя?

- К сожалению, ничем не могу вам помочь, если хотите, попрошу слугу отправиться на ее поиски, и сообщить, что вы ищете. Но думаю, вам стоит еще раз наведаться в сторону ее комнаты, скоро обед, она должно быть вернется с минуты на минуту. - да, пусть кто-то побудет с ней, наедине с собой она может наделать сотни глупостей. Если бы Дэррек не видел насколько ей тяжело находиться с ним, запретил бы покидать свои покои. Запер бы, и сидел надзирателем. Чтоб не сглупила.

- Не знаю, почему так волнуюсь. Просто Майя никогда не отличалась умением просыпаться ни свет, ни зоря. Да еще и идти куда-то. И вчера она вела себя как-то странно. - Соня говорила скорее с собой, чем с собеседником, в очередной раз, анализируя всю информацию, которой располагала. - Если встретите ее раньше меня, пожалуйста, передайте, что я ее ищу. А я пока схожу действительно проверю еще раз комнату.

Провожая Соню взглядом Дэррек мысленно повторял: "давай, девочка, помоги ей, не знаю как, но прекрати это самобичевание. Пока она не сожгла себя изнутри".

- Соня, - он окликнул ее, когда девушка практически завернула за угол, вспомнил, что должен сделать еще одну вещь, - не планируйте ничего на послеобеденное время, пожалуйста, нам нужно поговорить. - она улыбнулась, забыв на миг о своих волненьях за сестру и помчалась на ее поиски с новой силой. Возможно... возможно, о нет, вряд ли конечно, но возможно он признается ей, в симпатии... О нет, Соня, перестань думать о таком, Маюшка, где же ты? Срочно нужен твой совет.

Соне вспомнился тот разговор, больше месяца назад, еще в их саду, когда Майя пообещала, что когда-то из розовых кустов с предложением руки и сердца к ней появится и ее герцог. Тогда-то они посмеялись. А теперь? Посмеялась бы она так беззаботно теперь? Когда этот самый герцог уже не эфемерный, а самый живой из всех живых. Нет, конечно, о предложении пока говорить рано, но вот попроси он ее локон, скажи, что думает о ней неустанно, она была бы счастлива.

За этими раздумьями, Соня добрела до сестриной комнаты. Стук, пауза, тишина в ответ. Опять стук, опять ожидание, опять тишина. Тройной стук. Все тот же результат.

- Майя, это я, ты тут? - Соня даже приложила ухо к двери, чтобы различить есть ли там кто-то, может Майя опять засела за какую-то книжку и так увлеклась, что окружающий мир для нее перестал существовать. Девушка не могла сказать точно, но кажется, какое-то движение все же различила.

- Леди Соня, леди Майя у себя? - он подошел незаметно, или просто Соня была слишком сосредоточена на другом. Витор подошел сзади. Встал слишком близко. Ближе, чем Соне бы хотелось. Как бы лестно о нем не отзывалась Майя, Соня не могла расслабиться, когда он находился близко. Девушка чувствовала опасность. Причем что было еще непонятней, за Майю она не боялась, сестру могла доверить ему без малейшего сомнения, а вот сама чувствовала себя ходоком по канату над пропастью.

- Не могу понять. Но если была бы у себя, почему не открыть? - Соня отодвинулась на безопасное, по ее мнению расстояние, искоса посматривая на мужчину.

- Давно вы ждете ответа? - Витор посмотрел в щель между дверной рамой и самой дверью. Во многих комнатах, кроме обычных замков, были еще и крючки, на которые можно было закрыть дверь, когда ключ утерян. В этой комнате такой был, и он был закрыт. Правда и на ключ тоже закрыто. Зачем? Непонятно, но зато можно сказать с уверенностью, что Майя вернулась. Наверное, просто отправилась в ванную и не слышит сестру. - Дверь закрыта на щеколду изнутри. Майя у себя, наверное, просто не слышит. Предлагаю поступить по вашему же сценарию, нету ли случайно лишней бумажки? - Витор полез во внутренний карман за хранящимся там карандашом - подарком Майи.

Соня не сразу поняла, что он имеет в виду, а когда все же поняла, одобрила его идею. С собой у девушки бумаги не было, зато был целый скоп листов в комнате. Туда-то она и отправилась.

Все утро Витор следил за метаниями Сони. Поиски сестры заняли все ее мысли. На пустующие приборы по соседству, за завтраком, она смотрела чаще, чем на свои собственные. Чем вызвано такое беспокойство, он не совсем понимал. Майя часто отсутствовала на общих трапезах. Но вот волнение Сони, казалось, было заразным, потому что вскоре и он сам подсознательно начал обдумывать возможные варианты. За это утро, уже трижды он проходил мимо этой комнаты, каждый раз проделывая одно и то же: стучал, смотрел на просвет, опять стучал, уходил. Ни в первый, ни во второй раз щеколда не была закрыта.

- Вот. - Соня вернулась, держа в руках листок. - Пишите.

Он улыбнулся. Небывалое доверие, поручить послание сестре ему. Глядишь, совсем скоро, и враждебность в глазах пропадет.

- Напишите, что я жду до обеда, если она не явится, попрошу дворецкого поработать с ломом. Герцог дал согласие. Да, да, так и пишите. - Соня напоминала учительницу младших классов, так же дирижировала пальцем, пока он записывал под диктовку, и кивала на его вопросительный взгляд.

Когда записка была готова, Витор просунул ее под дверь, щель была достаточно большой, не стесняя движений. Поднялся, отряхнул ладони, хоть пола даже не касался. И протянул руку Соне:

- Ну что, напарник, думаю, первое наше общее расследование можно считать успешным. - улыбнулся. Соня увидела, что вокруг глаз у него собираются маленькие морщинки, как солнечные лучики. Это красиво.

- Посмотрим, - Соня сказала это серьезно, но потом тоже улыбнулась, протянув руку в ответ, - напарник. - еще ни разу в жизни, ей не жали руку, как мужчине. Странное чувство. Как будто тебя признают равным. Тобой не восхищаются, смотря лукаво в глаза, целую руку, не вкладывают в простую любезность двойной смысл. Не возникает желания вытереть руку после лобызания о подол платья, или еще лучше помыть с мылом. Тебя посвящают в закрытый клуб. Говорят "ты свой". Да, теплое рукопожатие может быть намного приятней, чем подхалимское пускание слюней на нежную девичью руку.

*****

Оказывается, чтобы разделаться с делом жизни, нужно не так уж и много времени. Превратить вчерашние рисунки в малюсенькие клочки бумаги Майя смогла очень быстро. А потом, просто рвала все мельче и мельче. Пока они не стали просачиваться сквозь пальцы. Теперь обрывки, а когда-то самое дорогое богатство. Все относительно. Прямо тут же, на покрывале из ошметков, Майя села за письмо домой. Как это, врать? Ведь легче врать в письме, чем в глаза. А значит, перед тем, как посмотреть в глаза Соне, а это сделать придется, Майя должна опробовать себя в новой роли здесь.

"Мы скучаем... Погода вот уже второй день замечательная... Да, даже ночью я уже не мерзла... День рождения получился удивительный, не хватало только вас... Если Соня решит, то конечно вернемся... У меня все отлично... Рисую днями и ночами... Вряд ли привезу рисунки домой, хотела бы их подарить тем, кого изображала... И владельцу дома, герцогу, как благодарность за гостеприимство..."

Поднявшись Майя отряхнула с платья миллион клочков. Содрала с кровати покрывало, расстелила на полу, сгребла туда весь мусор. Завязала противоположные концы. Получился объемный мешок. Ну и отлично, подумают, что свора грязного белья, а когда развернут в прачечной, уж тогда и удивятся. Но это уже не имеет значения. Если герцог сдержит свое слово, а он должен, через день или два, они уже будут дома. Оттаскивая мешок Майя заметила лежащий на полу конверт. Увлекшись своим занятием и мыслями, она не слышала ни стука, ни голосов за дверью. Не думала о том, что ее кто-то может разыскивать.

Наклонилась, взяла в руки записку. Почерк не Сони, значит писал Витор: "Мы ждем вас за обедом, если не придете, Соня обратится за помощью к дворецкому с ломом, с одобрения хозяина дома, конечно." О да, хозяин дома умеет обращаться с ломом. Отлично открывает им любую дверь, и взламывает душу. Часы показывали без пятнадцати два. Уже пятнадцать минут, как началась трапеза. Ну что ж, где пятнадцать минут, там и полчаса. Майю жутко бесило это платье, она не могла появиться в нем опять, перед ним. Не могла. Не долго думая, она схватила со стола ножницы. На этот раз, шнуровка поддалась. Как бы не так, когда в противниках у тебя злейший враг.

Светло серое, с высоким воротом, рукавами три четверти. Без кружев, рюш и ленточек. То что нужно. Посмотрев на себя в зеркало, Майя была довольна как никогда. Еще ни разу она так не упивалась своим уродством. На фоне серого, кожа казалась еще бледнее, хоть глаза уже не были такими красными, как после рыдания, под ними залегли тени. Та еще красавица. Вот как выглядит любовница его светлости. После лучших красавиц государства - вот до чего опустился образец для подражания мужчин и предмет вожделений женщин.

Спустившись в фойе, Майя услышала обычный стук приборов, гомон голосов, взрывы смеха. Да, мир за ночь не изменился, изменилась она, и знает об этом только она. Открытая двустворчатая дверь, войти, преодолеть обычный путь, сесть. Пройти, сесть, взять в руку приборы, улыбнуться. Майя, не забудь улыбнуться. Соне, улыбнуться Соне. Все отлично, просто не слышала, была в ванной, развешивала цветы, решила сделать икебану. И не смотреть туда... Туда, на ту сторону стола, не прислушиваться к происходящему там.

*****

- Еще пять минут, и я пойду осуществлять обещанное. - Соня третий раз за обед брала в руки и клала обратно вилку. Под дверью сестру она больше не караулила, но вот войдя в столовую и увидев, что ее стул еще пустует, расстроилась окончательно.

- Не надо. Всего лишь два часа по полудню, на то вы и леди, чтобы опаздывать. Поверьте, наша записка сделает свое дело, даже если Майя засела за интереснейшую книгу в своей жизни, не посмеет ослушаться.

Соня тяжело вздохнула, покачав головой, но отброшенный прибор опять взяла в руку.

- Она бывает несносной. Просто несносной. - жертвой раздражения стал лежащий на тарелке салат. Ему пришлось не сладко.

- А Майя говорит о вас, что лучше характера не найти на белом свете. - Витор смотрел на четкий профиль девушки. Экзекуция салата прекратилась.

- Это ложь. Хотя нет, Майя может и вправду так думает, но только это не правда. А вот она действительно лучшая. - Соня улыбнулась смотрящему на нее Витору, который пытался в сотый раз понять, что же именно, какая черта, голос, осанка, глаза, что в ней заставляет сердце биться чаще. - Лучшая, но просто несносна! - охота на листы салата продолжилась с новой силой.

*****

Что она себе думает? Собирается просидеть взаперти весь день? А может неделю? Если так хочет страдать, он даст ей такую возможность. Вот только придется это делать у него на виду. Еще пять минут и он и вправду отправится лично стучать в эту чертову дверь. Проходя мимо, полчаса назад, он прислушался, там велась какая-то деятельность, шуршание. Чем она там занимается, ему даже сложно было предположить, вот только тишина пугала его еще больше.

За время, проведенное тут, жильцы уже привыкли к тому, что поведение хозяина прямо зависит от настроения. А вот от чего зависит настроение - осталось загадкой. Сегодня, он был не в настроении, а значит пытаться завлечь его беседой, ждать ответной реакции на удачную шутку - пустая трата времени. Дамиан не пытался выведать у друга что случилось, полагая, что тот еще не забыл его прокола с Винсентом старшим. Да, он правда прокололся и сам прекрасно это понимал, вот только как вернуть доверие пока что не придумал. Друг постоянно водил тяжелым взглядом по тому краю стола, где сидела одна из сестер Дивьер и Винсент.

Отсчитывая последние десять секунд перед тем как раскланяться, подняться наверх, открыть дверь и встряхнуть хорошенько эту несносную девчонку, Дэррек поставил на стол бокал, взялся за ручки кресла.

*****

Пройти, сесть, взять в руки приборы. Шаг, еще шаг, опять шаг. Небо над головой не разверзлось, гул голосов не прекратился, как это было во время первого ее появления, солнце не упало на землю. Вот только щеку жег взгляд. Зачем он смотрит? Пожалуйста, не нужно.

- Простите, что опоздала. Увлеклась занятием, даже не слышала, что кто-то стучал. - Майя села на положенное ей место, пролепетала извинения скорее своей же тарелке, а не ждавшим ее людям.

- Вот, я же говорила! Она всегда такая! Стоит чем-то увлечься и хоть дуди ей в ухо, не услышит, даже если война начнется не пошевелится! - Соня продолжала бы и дальше, но ее локтя коснулась чужая рука, оглянулась, Витор кивнул на Майю, а потом покачал головой, призывая не нападать на бедняжку. На немой вопрос Сони, он произнес одними губами: "не надо". Почему не надо Соня так и не поняла, но подчиниться согласилась.

Следующих несколько минут в их компании царила тишина. Все были поглощены изучением содержимого в своей тарелке. Вот только аппетиту это не прибавляло. Майя пыталась вспомнить когда ела в последний раз, это был вчерашний сестрин кекс, большая часть которого так и осталась в комнате не тронутой.

- Ты написала уже маме? У меня тоже есть пару слов, хочу отправить одним письмом.

Майя утвердительно кивнула. И опять лишь стук приборов. Все ощущения у девушки были напряжены запредельно. Кожу пек взгляд, который заставлял натянуться тело и нервы как струну, Майя не могла найти в себе силы посмотреть в ответ. А может всего лишь кажется, может он и думать о ней забыл, а ей мерещится. Ведь правда, свою часть уговора выполнила. Если он искал экзотики, он ее получил. Не каждый лорд может похвастаться тем, что у него в постели побывала анибальт. Не каждый правда и захочет этим хвастаться, но вдруг у них мода на уродства? И что же он расскажет? Как это было? Так же как и с другими, или неправильно? Или и в этом она тоже была уродом?

- Я слышала только что такооой любопытный разговор. - Майя уловила шепот на противоположной стороне стола. - горничная, которая собирает постели спрашивала у дворецкого неужели приехала мисс Смитт...

- Та самай Смитт? - ответный заинтересованный шепот. Говорили две девушки, сейчас, Майя даже не смогла вспомнить их имен.

- Да, Роза Смитт. - собеседница многозначительно посмотрела на подругу. - Та самая...

- Оооо...

- Так вот, дворецкий сказал, что ничего подобного, мисс Смитт не приезжала, и в ближайшее время ее визит не предвидится.

- И что же тут интересного? - одна из девушек разочаровано надула губы.

- Ты ведь не даешь мне договорить... Слушай. Он, дворецкий, спросил, с чего она, служанка, взяла, что она, Роза, приехала. И знаешь что она сказала?

Собеседница отрицательно покачала головой.

- А то, что когда пришла утром убирать в комнату герцога, застала там такой беспорядок, что не поверила глазам. Сказала, что видала подобное только когда мисс Смитт приезжает. И после долгого отсутствия. Или после очередного расставания. Ты поняла? - девушка посмотрела на собеседницу широко открытыми глазами.

- Да!.. - вторая ответила ей тем же, но через пол минуты смутилась. - Нет.

- Ну как же! Подумай, в комнате кавардак, Роза Смитт не приезжала... А значит...

- А значит...

- А значит, кто-то был сегодня у него. И не просто был...

- О... Ого...

- Только ты никому не проболтайся! Не хочу, чтоб эта несносная Кэрри опять рассказывала всем, что из надежных источников ей стало известно. Пусть подавится. Она-то узнает мою новость последней.

На большее собеседницы не хватило. Как и Майи. Лучше б она этого не слышала. Лучше б оставалась в неведении. Не прошло и дня, а в доме уже гуляют слухи о ней. Вот только вряд ли когда-то, кто-то поймет, что о ней. Но щеки от этого гореть не перестали.

Принесли десерт, а значит осталось не так долго.

- После обеда, герцог предложил прогуляться, я согласилась, ты подождешь пока я освобожусь? А потом допишем письмо и отправим?

- Уже? - от неожиданности, Майя выпалила мысль вслух.

- Что уже?

- Нет, ничего. Хорошо, я подожду. - бедная Соня, совсем скоро ты узнаешь на что пошла твоя сестра. Хотя нет, ты узнаешь часть того, на что пошла. Мотивы, но не способы. Пока что, сестра выглядела совершенно спокойно и безмятежно. А что будет через несколько минут, часов, дней? Стоит ли рушить ее надежды так? Резко, одномоментно?

*****

Через несколько минут он встанет из-за стола, подойдет к Соне, предложит прогуляться. Что он будет ей говорить, Дэррек знал. Не придется даже врать. У него и вправду никогда не было на нее планов. За все это время он и не позволил себе ничего лишнего. Разве что наружный антураж создавал со всей искусностью. Но вот теперь нужды в антураже больше не было.

За весь день Майя так и не удостоила его взгляда. Ни вскользь, ни равнодушно, ни с ненавистью, он был готов к каждому из вариантов. Но хотел хоть какой-то определенности, знать, с чем ему предстоит соперничать, но вот ее нежелание даже поднять глаза нервировало. Он дал себе обет терпеливо ждать, но только с этой девушкой терпение заканчивалось очень быстро. И вот, когда он поднялся, лишь тогда, она наконец-то обратила на него внимание. И что же в этом взгляде читалось? Сомнение. Борьба желания остановить его или дать закончить начатое. Ну что ж, Майя, решай. Дэррек встал за своим креслом, облокотившись о спинку, ожидая немого решения.

Ответом ему был кивок. А вот когда он подошел к Соне, ее сестра уже скрылась за дверью. Ну что ж, в прятки мы уже давно не играли.

*****

Как сказать шестнадцатилетней девушке о том, что ее надежды напрасны? Что воздушные замки так и останутся только воздушными замками? Без причины, которая была бы достаточно близка к истине. Дэррек прекрасно понимал, что просто воспользовался ей, изначально даже не утруждая себя поиском повода, просто из-за своей прихоти. А теперь, а теперь она стоит напротив, слушает и улыбка пропадает с губ, как и блеск из глаз. Все что он смог, попытаться сделать это так, чтобы его отворот не стал известен всем сразу. Тогда, когда она сама решит. Так, как она сама решит. Ему ведь не важно, кто по официальной версии станет виновником конца так и не начавшихся отношений. Ему важно было, чтоб та, другая, получила желаемое и хоть на миг, хоть на грамм успокоилась.

- Почему сейчас? - не свойственная этой девушке серьезность только еще раз подтвердила, что ей этот разговор дается совсем не просто.

- Соня, ведь я вижу, что мое к вам отношение может трактоваться не так, как оно есть на самом деле. А чем дольше это будет продолжаться, тем больнее будет потом.

- А как же та игра, ведь вы сказали, что среди присутствующих есть та, кто занимает ваши мысли, неужели...

- Я не врал. - Соня прищурилась, принимая еще один удар. Идя за герцогом, проходя через сад, заходя в беседку она была уверенна, что сегодня солнце светит только для нее, что сейчас, он обязательно признается ей в своих чувствах, а она в своих. Но вышло совсем не так.

- И кто она? - она спросила не из простого любопытства, казалось, эта избранница станет для нее первым, но самым настоящим врагом, ведь кто, как не враг отбирает у тебя то, что только стало дорогим.

- Всему свое время. - он не собирался врать и сейчас, а вот скажи он правду, даже сложно представить что бы было. - Но, Соня, я ведь остаюсь вам другом.

Девушка не смогла сдержать ироничный смешок.

- Хороши же друзья! Вы водили меня за нос все это время. Не надо считать меня настолько глупой. Я умею отличать дружеское отношение от того... От того, чем вы пытались казаться для меня. - вслед за растерянностью пришел гнев.

- Я никогда не считал вас глупой.

- Тогда что же во мне не так??? Почему друг? - ей правда важно было понять как так? Почему вдруг так?

- Проблема не в вас. Это лишь мое решение.

- Ах вот оно как, лишь ваше решение? - непрошенные слезы от обиды стояли комом в горле. Но Соня собиралась приложить все усилия, лишь бы не расплакаться. - А я имею право решать? Меня кто-то спросил?

- Так будет лучше.

Он был так спокоен, что его хотелось, даже если понадобится силой, но растормошить. Пусть бы хоть что-то в нем возникло, хоть злорадство, хоть раздражение, хоть что-то, но не эта всепоглощающая безразличное сожаление. Так сожалению о смерти любимого питомца видимого впервые человека.

- Кому лучше? Вам? Откуда вы можете знать, что лучше для меня? - одна слезинка все таки не удержалась.

- Соня... - он протянул к ней руку, даже сам пока не зная, что собирается сделать.

- Нет. - девушка провела по щеке, смахивая признак своей слабости, встала, сделала реверанс. - Становится холодно. Не хочу больше здесь находиться. - не желала она больше слушать его. Ложь, все ложь.

Дорога до дома показалась ей длинною в день, а молчаливое сопровождение герцога - худшей обузой.

*****

Почему в молодости чувства так заострены? Почему мимолетное увлечение отрочества оставляет рану в душе более глубокую, чем сознательное взрослое чувство? Роль "первого" для человека неоспорима. Мы запоминаем все первое, возносим на уровень образца и на него ровняем. Первый поцелуй, первый танец, первый стих, рисунок, первое предательство - мерила наших дальнейших взлетов и падений.

*****

Майя стояла у окна не желая упустить возвращения сестры. Как бы не повлияло на нее сказанное, Майя знала сестру достаточно хорошо, чтоб быть уверенной: поддержка той понадобится в любом случае, ведь она не умела лицемерить, герцог запал ей в душу. Не прошло и получаса, по той же дорожке, Соня направлялась к крыльцу. Может кому-то могло показаться, что ничего в ней не изменилось, да вот только уж больно ровно она держалась, уж слишком спокойно выглядело ее лицо, не способное на такое безразличие.

Переждав десять ударов сердца, ровно столько, по мнению девушки, нужно, чтобы пара успела дойти до дверей, Майя резко развернулась. Видимо, сердце у нее билось слишком медленно, когда она оказалась в холле, Соня уже поднималась по лестнице, все так же ровно держа спину. А вот герцог стоял у двери, провожая беглянку тяжелым взглядом. Заметив ее в проходе, он оглянулся. Наверное, ее вид радовал его еще меньше, так как складка между бровей залегла еще глубже, и на миг перед девичьими глазами стало воспоминание, когда она изучала это лицо своими пальцами, разглаживая эту самую складку. Опомнившись, Майя направилась за сестрой к лестнице, ругая себя за то, что позволила себя так пялиться на него и за то, что щеки предательски запылали.

- Майя, - он окликнул ее не громко, не властно, почему же она стала как вкопанная в таком случае? Сестрины шаги успели затихнуть. Остановиться, оказалось намного легче, чем повернуться, румянец не собирался отступать со щек, а посмотри она на него еще раз, неизвестно что встанет у нее перед глазами.

Правда он и не стал ждать, подошел вплотную, опять, как утром притянул к себе. Майю просто парализовало, от страха, от мысли о том, что в любой момент может кто-то выйти из комнаты, от неспособности управлять свои телом и мыслями.

- Мне нужно уехать. На три дня. Пожалуйста, не нужно делать глупостей. - вот дурочка, опять не дышит, да что ж ты с ней будешь делать. - И не решай ничего впопыхах. Я дал указания, до моего приезда вас все равно никуда не отпустят отсюда. - он разжал руку, вдохнул еще раз ее запах, от которого, как оказалось сегодня ночью, можно было просто потерять голову, и не оставляя себе шанса передумать, направился в противоположную сторону. Рано или поздно, ему нужно было совершить объезд владений, проверить отдаленные территории, дать распоряжения на сезон урожая. Это могло занять три-четыре дня. И вот, время пришло. Видеть этот страх в ее глазах, дрожь еще даже до того, как он к ней прикоснется, было невыносимо. Хотелось посильнее встряхнуть ее, как куклу, чтобы из головы вылетели все лишние мысли. Но вот только это не поможет. Ей нужно время, и ему оно тоже нужно. Ведь и на свои вопросы он хотел найти ответы. Заполучив ее, он не успокоился, как думал, обязательно будет, а лишь еще меньше стал понимать, что же им движет.

*****

Майя стояла не двигаясь, подсчитывая удаляющиеся шаги. Зачем он ей это сказал? А впрочем, какая разница. Как только Соня скажет, что готова, они уедут, никакая сила их тут не удержит. Если нужно будет - пойдут пешком до города, но тут больше не останутся. Подхватив юбки, Майя помчалась вслед за сестрой, заставляя сердце биться еще быстрее, чем только что там, под лестницей.

Девушка вошла без стука. Соня лежала на кровати, подушка заглушала душераздирающие всхлипы и лишь сотрясающаяся спина не оставляла сомнений, она плакала. Бережно закрыв дверь, так, чтобы не испугать сестру, Майя подошла к кровати, присела. Всхлипы прекратились. Не разворачиваясь, Соня чуть посторонилась, уступая место. Майя легла, и лишь потом сестра к ней обернулась. Мокрые от слез ресницы, примятая челка, красная сеточка на чуть желтоватых белках, и даже такой, даже такой она была самой красивой в мире, самой достойной.

- Он сказал, что я неправильно все поняла. - хриплый от слез голос. - Почему, Майя? Почему? - прекратившийся несколько секунд назад поток слез хлынул с новой силой. Все, что могла сделать Майя, обнять сестру посильнее, ведь ответа на этот вопрос не было и у нее. Почему их мир так жесток, причем, как оказалось, не только к тем, кого он считает изгоями?

Откуда, у ее младшей сестры взялось столько слез, насколько же глубоким было ее отчаянье, Майя не знала. Ее собственные слезы высохли еще утром, оставив после себя лишь пустоту и брезгливость по отношению к себе и страх перед тем, из-за кого это все произошло. Страх перед своей реакцией, когда захватывает дух, перед его силой, властью влиять на ее судьбу, теперь-то эта власть действительно была. На этой кровати они встретили закат, первую звезду, возвращение сообщницы-луны, лишь изредка прекращая потоки слез словами.

- Он сказал, что не лгал, что среди присутствующих есть та, другая. Клянусь, Майя, если я узнаю кто это, я сделаю все, лишь бы она почувствовала то, что я. Клянусь тебе.

Этих слов Майя испугалась, не потому, что подумала о другой, как о себе. Нет, этой мысли она не допускала, лишь прихоть, лишь небольшая прихоть вельможи. А потому, что ее Соня не могла такого сказать и так думать. Какой бы не была обида, не могла она проникнуть так глубоко, задеть то, что заставляло любить девушку и ценить ее.

- Не надо, Соня, мы уедем, как только ты успокоишься, обязательно уедем, я скажу начинать собирать наши вещи и...

- Нет. - Соня отстранилась от сестры, вытерла мокрые щеки, - нет. Я не собираюсь убегать. Пусть он предпочел не меня, но это пока. Ты только представь ликование на лице этих сплетниц. Ведь такого не скроешь. Не буду я страдать дома, думая, как они тут злорадствуют. Пусть попробуют сказать что-то мне в лицо.

И это была правда, сбежать - значит признать, что ей больно и обидно, и она не могла этого допустить. А Майя спорить с ней не могла тем более.

- Я не доставлю им такого удовольствия. - и в подтверждения своих слов, девушка еще раз провела руками по щекам, оставляя на них полную сушу. А Майя, она могла лишь соглашаться, и на то, чтобы остаться, и на то, чтобы делать вид, что ничего не произошло, причем и за себя и за сестру.

*****

Ночь Майя провела с сестрой, просыпаясь каждый час от ее всхлипов, или просьб о помощи в очередном тревожном сновидении. Не выспались обе, но не смотря на это, в новый день и вправду стало легче. Первые сказанные Соней утром слова не смогли не обрадовать сестру:

- Плевать. Ведь не один же герцог на земле. Тебе же он еще с самого знакомства не нравился...

Эх, если бы так, если бы еще с того вечера, три года назад, Майя имела хоть малейшее понятие о том, что этот человек из себя представляет, не проводила бы ночи и дни идеализируя его, а потом, ее идеалы не разбились бы на такие мелкие кусочки.

- Мне не нравится когда ты грустишь, а с остальным я готова свыкнуться. - теперь обнимаясь, девушки уже смеялись.

*****

Темой утренних разговоров стал отъезд герцога. Темой почти скандальной, ведь, во-первых, герцог покидал имение спешно, без предварительных предупреждений кого бы то ни было. Конечно, он и не обязан отчитываться, но незнание причин и направлений отъезда заставляло эти самые причины и направления с жадностью предполагать. А во-вторых, посвященные в "приезд Розы", который было не так-то и мало, многозначительно переглядывались, уверовав в тесную связь этих двух событий. Майя боялась лишь того, что к этим двум темам, который пережевывались до косточек, присоединилась еще одна, касающаяся расставания ее сестры с герцогом. Но с другой стороны, тогда вряд ли бы возникли мысли приплетать сюда еще и ее. А пока, на нее смотрели с надеждой, что Соня прольет свет на тайны загадочного герцога. Вот только она не спешила. Сама искала ту, кто знает не меньше нее.

После завтрака, гости решили развлечь себя походом на речку. Тут такая тоже имелась. Особо мужественные молодые люди даже несколько раз рисковали своим бесценным здоровьем и решались в ней искупаться, девушки же снисходили лишь до того, чтобы ополоснуть в воде руки, и то, сильно боясь за платья, подолы которых так и норовили промокнуть и доставить хозяйкам всяческие неудобства. Майя лишь еще раз вздохнула от досады. День выдался жарким, корсет и многочисленные юбки мешали дышать, а особенно сейчас, когда воздух раскалился, и если бы они с Соней были на берегу одни, она с радостью зашла, хотя бы по щиколотки, оставив туфельки и чулки на берегу, как они делали дома. Но нет, им предстояло чинно сидеть на покрывале и наслаждаться лишь долетающими до них брызгами свежести, исходящей от речки.

На вопрос сестры, почему она не взяла с собой рисовальный набор, Майя соврала, что забыла. С рисованием оно покончила раз и навсегда, и не только потому, что наказывала себя таким образом, она сомневалась, что сможет выдавить из себя что-то стоящее. Боялась того, что не сможет, и выбирала незнание.

Майя оглянулась на сестру, та была сосредоточена на своих мыслях, смотрела перед собой, даже не моргая. Майя протянула руку, коснулась плеча. Соня встрепенулась, сфокусировала взгляд на сестре, улыбнулась, как бы обещая, что больше никаких грустных мыслей и опять принялась за свою вышивку.

Сама Майя открыла принесенную с собой книгу. Теперь уже не из той библиотеке, а самый обычный роман, каких сотни, о девушке, сбежавшей из-за измены своего возлюбленного, хотя как оказалось, измены никакой не было. Но узнала она об этом через долгих пять лет, побывав замужем за врачом, которого сама прозвала для себя вторым отцом, усыновив девочку-сироту, и похоронив ее, но главное, что эта история имела счастливый конец. Именно то, что нужно было сейчас Майе, вера в счастливый конец.

Она была благодарна герцогу за то, что он решил уехать. Хоть и надеялась, что они с Соней не дождутся его возвращения, возможность передышки хоть на три дня была тоже очень важной. Майя просто напросто не знала как себя вести, в этом и была вся причина ее страхов и волнений. А так, у нее появился запас времени на то, чтобы определиться.

Заметив несколько раз, что кто-то перешептывается, у нее падало сердце, наверняка о ней. Наверняка все уже знают, а значит, и Соня. И вот тут-то сердце и обрывалось. Не потому, что ее осудит общество, не потому, что будут бросать косые взгляды, этого предостаточно и такой жизни, а вот осуждения сестры она не вынесет.

- Граф Ланской сказал, что он поехал по делам угодий, да вот только что-то я сомневаюсь, не мог же слух о его любовнице зря пройти... Наверное отправился опять ссориться или мириться. - говорившие захихикали. - А как же ... - Майя не сомневалась, они кивнули в сторону сидящей к ним спиной Соне.

- Ну а что, ведь Кэрри тогда правду сказала, нечего тягаться с его пассией, не зря ведь так долго она никого к нему не подпускает. Значит знает как подойти самой.

- Но ведь не женила на себе до сих пор.

- Ну моя мама тоже вон отца долго обхаживала, пока понял бедненький, чего от него надобно. А как понял, то уж поздно, сваты на пороге. - снова захихикали.

И опять, как и каждый раз, услышав об этой самой Розе, Майе нестерпимо хотелось ее увидеть. Зачем? Сложно ответить, может, чтобы понять, какой должна быть женщина, способная вить из герцога веревки, выдерживающая его всепоглощающее присутствие, выбивающее из легких весь воздух. А может, так выглядит ревность? Может Майе просто хотелось сравнить ее с собой, но вряд ли результат сравнений был бы в ее пользу. Уж больно все, кому доводилось ее видеть, растекаются в комплиментах ее красоте, уму и воспитанию. Но вот только почему же тогда она до сих пор не герцогиня? И сколько еще подобных ей, стали... Были... Были с ним, не смотря на предъявленные ею права.

Тент был сооружен, желающие перебрались под него, любители жары остались на солнце. Тут же, гости устроили обеденные пикник. Не изнывай Майя себя сменяющими одна другую тяжелыми мыслями, она могла бы сказать, что день получился хорошим. В голову пришла фраза, сказанная герцогом: "Майя, ты слишком много думаешь", наверное, он прав.

*****

Следующий день принес и очередные разочарования, и надежды. Сегодня Майя выспалась. Не смотря на протесты сестры, Соня выпроводила ее из своей комнаты, как только часы пробили девять. Не маленькая ведь она девочка, чтоб Майе приходилось проводить с ней каждую ночь. Оказавшись в своей кровати, уже привычной за столько времени, Майя искренне обрадовалась. Каким счастьем может стать родная подушка, знакомая перина. На смену покрывалу, в которое она завернула ошметки своих работ, горничная принесла новое. Оставленное тут же, на полу платье скрылось в шкафу, не без помощи ее же заботливых рук. Предусмотрительно задернув шторы, чтоб не встретиться ночью с пристальным взглядом луны, Майя легла спать. Спокойно, без сновидений, не просыпаясь посреди ночи. Впервые за три последних дня. Единственное, она опять замерзла, но с этим мириться было не так уж и сложно.

А вот утро преподнесло уже не такой приятный сюрприз - на лестнице, ее поймал Витор.

- Это правда? - он был возбужден, глаза блестели так впервые с момента их встречи.

- Что? - Майя не могла не улыбаться ему, видя в каком он чудесном расположении духа, даже не смотря на то, что не понимала о чем идет речь.

- Соня? Она правда объяснилась с герцогом и на том все? - девушка не ожидала, что Соня так скоро решит посвятить в это кого-то "по большому секрету". Да еще и в таком свете. Она не собиралась лгать, выставляя себя переборчивой леди, а герцога неудачником, которому разбили сердце. Это было слишком низко.

- Откуда вы взяли такую глупость?

- Весь дом только об этом и гудит.

- О Ях, что может быть хуже?

- Хуже чего? Ведь новость-то отличная! - он радовался как мальчик, Майя даже на секунду подумала, что он скорее похож на младшего брата, а не старшего товарища.

- А в исполнении острых язычков некоторых присутствующих, она станет просто неподражаемой. - Майя покачала головой.

- Ну а какая в сущности разница? Ведь главное в том, что он больше не будет пудрить мозги Соне... - за все время общения с Витором, он ни разу не отзывался лестно о герцоге, а сейчас, Майе стало интересно понять почему?

- Витор, а почему вы так настороженно относитесь к Мэйденстеру? - скептический взгляд собеседника заставил Майю чуточку уточнить вопрос, - Если не касаться вашей общей заинтересованности Соней. Ведь вы изначально, если говорить мягко, не слишком радовались каждой встрече. Почему?

Вчера Майя вспоминала совсем недавний их разговор, о том, что мотивы герцога невозможно отгадать, что в его действиях всегда есть подноготная, вот только тогда Витор не сказал ничего конкретного, не сказал почему сомневается и чего опасается.

- Мы знакомы достаточно давно. Еще с детства. Никогда не водились в одной компании, конечно, но часто пересекались. - он говорил нехотя, за разговорами они спустились по лестнице, холл, вышли на террасу.

- И что же? - Майя села в кресло, Витор подошел к белым деревянным перилам напротив.

- Этот человек рано потерял отца, рано ему пришлось взять на себя слишком много, и титул герцога, и управление огромными владениями, и заботу о своей матери и сестрах. Вы знаете, что у герцога две сестры? Старшая, уже давно замужем, ее собственная дочь почти ровесница младшей сестры герцога. Когда ему было шестнадцать старший герцог погиб. На охоте, но это другая история. А вот похороны помню. Наши отцы дружили, мой был тогда с ним, когда это произошло. Но не в этом суть. Просто Дэрреку пришлось взять все заботы на свои плечи в шестнадцать лет. Его отец не раз говорил, что он ответственен за своих женщин, и он воспринимал это буквально. Вместо того, чтоб прожигать жизнь, он занялся устроением оставленного отцом наследия. Это длилось четыре года, в которые его старшая сестра тоже вышла замуж, мама оправлялась от утраты в дальнем имении, вместе с совсем маленькой на тот момент сестренкой, а вот он крутился как белка. За это, я его уважаю, не надо думать, что я настолько беспринципен, что всего лишь завидую. Нет, вот только не могло такое сказаться положительно на человеке. Слишком рано повзрослев, он стал циником, жестоким циником. Нельзя во всем искать свою выгоду, точнее нельзя во всем ее находить, а он находит. Нельзя перечеркнуть то хорошее, во что верил твой отец и дорожил, а он перечеркнул. - Витор замолк.

- Перечеркнул что? - закончив, Витор так и не ответил на вопрос, который ее интересовал.

- Мой брат, они когда-то дружили, все втроем, Дэррек, Дамиан и Роб. Роберт. Так вот, Роб собирался жениться, на Лили. Ты не могла слышать об этой истории, наверняка была слишком мала, а много шуму от нее не было. Он постарался. Роб доверял ему всецело, еще до того, как представить невесту родителям познакомил с герцогом. Им тогда было по двадцать лет. Чистые чувства, чистые помысли. Но только не у рано повзрослевшего Дэррека. Он решил сыграть другу службу, проверить искренность девушки. Думаю понятно, что проверку она не прошла. Оказалось, что герцог предпочтительней графа, да вот только не стоило оно того. Роб пытался покончить с собой. Об этом-то узнали все, в отличии от причин такого его поведения. А самое важное, что когда узнавший обо всем отец приехал к Дэрреку, угадайте что же он сказал? Это была никакая не благородная проверка, это была месть, за то, что его отца не спасли. Он свято верил в то, что могли, но не спасли. - Витор отвернулся, на лице у него застыла гримаса гнева. Видно, эта история не давала ему покоя по сей день.

- И что стало с вашим братом? - Майя задала вопрос не сразу, выждав, как ей показалось, достаточно времени.

- Он жив, счастлив в браке, растит двоих детей. - на немой вопрос Майи, что же тогда, Витор тоже ответил. - Вот только посидел он за ночь, в двадцать, и долго еще не улыбался. Майя, предательство не прощают, уж поверьте мне.

Ох, лучше б она не спрашивала, только еще больше запуталась. Конечно, она верила Витору, и его рассказу, и тому, что такое могло иметь место. Несомненно могло, ведь с ней произошло что-то очень похожее. Вот только не смотря на гнев, играющий на лице Витора, Майя подумала о другом. О том мальчике, которому в шестнадцать сообщают, что его отец погиб, что его больше нет, зато есть груз, который теперь должен лечь на его плечи. Не предательство ее поразило, а одиночество того, кто предал. А может, и не предавал...

- Это правда. - Майя опять посмотрела на Витора. Она понимала и его, видя то, как герцог ухаживает за ее сестрой, перед глазами друга становилось лицо брата, у которого отобрали чистое чувство и втоптали его в грязь, какими бы ни были намерения. - Герцог больше не имеет видов на Соню, и она тоже скоро успокоится. Просто будьте рядом в этот момент. Будьте рядом. - черты мужчины смягчились, видения прошлого отступили.

*****

Вот уже второй день Майя играла сама с собой в странную игру. Она все искала оправдания. Чем больше узнавала, тем с большим рвением искала оправдания поступкам герцога. Почему, зачем? Вопрос слишком сложный. И каждый раз она натыкалась на полную несуразицу, по ее мнению, ведь жалеть его было невозможно. Представлять мальчика, ровесника Сони, копающегося в многочисленных счетах, борющегося с последствиями неурожая и сопоставлять его с теперешним герцогом у нее не получалось. Слишком он был уверенным, слишком подходил своему статусу, слишком плечи казались способными удержать на себе этот груз. А на один вопрос, она и не пыталась больше искать ответы, зачем ему понадобилась она? Это, она хотела оставить тайной и для себя, ведь хоть она и не взлетала высоко, падать все равно будет больно, когда он высмеет ее наивные предположения о своей значимости.

Слушая уже сотый раз о том, что герцог наверняка отправился к своей любовнице, Майе хотелось взвыть. Ее и без того не железные нервы, как оказалось не так давно, обещали лопнуть как струны гитары. Как будто нету других тем для разговоров. Но вот когда наступило время других тем, ее терпение все таки лопнуло.

Написанное еще два дня назад письмо наконец-то было готово к отправке, запечатав конверт, Соня постучалась к сестре, та без великого сожаления отложила книгу, согласившись найти дворецкого вместе. Если они поторопятся, успеют передать письмо еще с сегодняшней корреспонденцией, чтобы не терять один лишний день.

Чтобы скрасить поиски, девушки договорились сыграть в игру, по очереди, они ставили ставки, будет ли следующая комната, которую они пересекут пуста или многолюдна. Знаком победы было переходящее из рук в руки письмо. Пусть и детская забава, но Майя восприняла ее с огромной радость, в глазах сестры опять зарождался привычный задор.

Трижды верх брала Соня, когда они подошли к комнате с роялем, очередь угадывать пришла Майи.

- Наверняка кто-то есть, здесь не бывает пусто никогда. - Майя подошла на цыпочках к двери, приоткрыла, чтобы убедиться в своей правоте или опять, как и трижды до этого разочарованно покачать головой.

- Я уверенна, ему просто напросто она наскучила. Ну подумайте, ведь ничего особенного. Ну миленькая, но ведь таких тут много. А о том, что умом не блещет, я вообще молчу. - сомнений в том кто говорил и о чем, не осталось. И самое ужасное, что не только у Майи, а и у Сони, чье лицо опять стало серьезным.

- А почему же они тогда до сих пор не уехали? Рыбка не клюнула... Может это и вправду она решила надуть губки, чтоб показать, кто тут главный. - за сказанным последовал тихий смех.

- Ну уж нет, - Кэрри, казалось, готова лечь костьми, лишь бы доказать, что кто-то в этом доме более неудачлив, чем она сама. - Надувание губок подействует на кого-то попроще, но только не на его светлость. Нет, несомненно, она ему совсем надоела, своей навязчивостью, - не будь Майя так растеряна, она обязательно бы рассмеялась, кому, как не Кэрри говорить о надоедливости... - А главное, пытается теперь делать вид, что ее это совсем не задевает, да вот только кто же ей поверит... - следящая все это время за сестрой Майя сменила растерянность на праведный гнев. Соня лишь покачала головой, и выбежала из комнаты. Она была еще не готова отвечать обидчикам, слишком было больно. Но вот в Майе эти силы откуда-то взялись.

Открыв дверь, она вошла в комнату. Впервые, не делая вид, что она всего лишь сквозняк, привидение. Она хотела, чтоб на нее обратили внимание.

- Кэрри, почему же вы, в такой погожий денек сидите в этой унылой комнате, да еще и не в компании достойного кавалера? - непривыкшие к тому, что обычно молчаливая Майя что-то говорит, все до единой девушки обернулись. Только что такая красноречивая Кэрри даже не сразу нашлась в ответе, и Майя этим воспользовалась.

- Ах, я знаю в чем причина, ведь этого самого кавалера-то и нету... - она поднесла палец к губам, поцокав языком, как бы сожалея. Лицо бедняги начало покрываться красными пятнами. - Прошел уж месяц, а никто, так и не соизволил выказать свою заинтересованность так умело выставленному на показ товару... - Майя скользнула взглядом по достаточно пышному декольте, усеянному розочками.

Почувствовав, что надвигается шторм, многие перестали делать вид, что заняты слишком важным разглаживанием складок на платье или выглядыванию кого-то в окне, а уставились на Майю.

- Мой вам совет, когда в следующий раз решите так обильно поливать кого-то своей желчью, проверьте, что на горизонте нету даже тех представителей сильного пола, который еще не отчаялись найти в вас крупицу такта. - как бы подтверждая ее слова, в комнату вошел Дамиан. Но это девушку уже не интересовало, она прошла мимо ошарашенной компании и скрылась за дверью.

Лишь тут позволила себе сделать маленькую передышку, опершись рукой о стену, девушка пару раз глубоко вдохнула и выдохнула. Ях, что она только что себе позволила? Слышала б ее Соня, не поверила, что ее сестра на такое способна... А мама, она наверное выглядела бы как те удивленные до одурения барышни. И эта мысль ее радовала, она рассмеялась, только тихо, чтоб за дверью не услышали. Пока что, ее храбрости на это не хватало. Несомненно, Кэрри не спустит ей этого просто так. Теперь ей предстоит ждать подколов или даже прямых нападок, но сейчас это не имело никакого значения.

*****

Сегодня Майя заметила, что сестра больше не разрешает себе грустить при ней. Все чаще она просит оставить ее наедине под разными предлогами, и Майя соглашается.

А после обеда, когда сестра все так же наедине с собой собиралась прогуляться, Майя ей не стала мешать. Но вот встретившемуся Витору намекнула, где ее можно будет найти. Хоть сестре и не нужны сейчас новые переживания, такие же сильные, как из-за встречи и расставания с герцогом, надежное дружеское плече ей не сможет помешать. Вернулись они вдвоем, позабыв про утренний инцидент Соня улыбалась. Лучшего лекарства Майе и не нужно было.

К затронутой когда на террасе теме Майя больше не возвращалась. Она решила, что ее это не касается, кроме того взгляд с другой стороны она оценить не сможет, вряд ли кто-то в этом доме в этом поможет. Разве что Дамиан, но не станет он распространяться о друге, тем более ей, с которой не обмолвился и десятком слов за все время ее пребывания тут. Ну, или сам герцог, что еще более невероятно..

*****

Этой ночью, Майя уже не закрывала плотно шторы. Луна перестала так ее пугать. Бояться нужно людей. День был слишком насыщенный, и сны пришли тоже странные. Они с Соней сидели на берегу реки, босиком, ощущая ступнями каждую травинку. Сзади к ним кто-то подкрался, Майя не могла развернуться, чтобы увидеть кто же это был, но вот испуганное лицо сестры видела отлично. Потом Соня куда-то пропала. А вот человек за спиной остался. Незаметно для себя самой Майя оказалась на ногах, но все так же спиной к незнакомцу. Но вот когда его рука обвила ее талию, ощущения тревоги пропало. Это был он, и он не вселял страх, только надежность, опору, в которой она так нуждалась. Сколько это длилось трудно сказать, но когда Майя проснулась, как от толчка, девушка пожалела, что сон закончился.

Последний день призрачной безопасности, в отдалении от терзающего память лица.

- Знаешь, Витор сказал мне вчера, что мечтает о такое сестре как ты. - Соня плела еще одну косичку, чтобы уложить потом ее в красивую прическу, она любила заниматься волосами сестры. Посмотрев на отражение Сони в зеркале, Майя улыбнулась.

- Что он еще говорил? - Майя подала сестре шпильку.

- Много всего. С ним интересно, он знает множество историй, почти как г... - Соня осеклась, хоть и клялась себе никого ни с кем не сравнивать, это получилось непроизвольно. - Он даже читал те сумасшедшие книжки, о которых ты когда-то мне рассказывала. И ты не поверишь, но я готова попробовать их прочесть. - поигрывая заколкой, Майя улыбнулась еще шире. - Нет, ты не так поняла, ты тоже отлично о них рассказывала, просто, когда уже второй человек советует одно и то же, стоит задуматься.

- Я рада, я правда за тебя рада. - Майя имела в виду не рвение сестры к прочтению, хотя и его тоже, скорее доверие, вызванное Витором.

На сколько дней уехал герцог, в доме точно не мог сказать никто. Когда Майя обратилась с этим вопросом к дворецкому, отдавая письмо, тот сказал: на три-четыре дня, может и больше. Пока весточка о том, что он возвращается не приходила, так что завтра он будет вряд ли, а если и будет, то уже к обеду. Такие весточки приходили всегда, за день до возвращения. Пока ее нету, можно быть спокойной. Утром, после завтрака, опять поймав дворецкого, Майя в этом убедилась. Сегодня ей хотелось вернуться в библиотеку. Она не была там со дня своего рождения. От которого у нее остались не такие уж и радужные воспоминания. Отчасти из-за этого, она и хотела вернуться. До приезда герцог, до того, она снова будет чувствовать себя как на пороховой бочке.

Ее еще с самого начала удивляло то, что комната не запирается. Кабинет, во время отсутствия хозяина закрывался на ключ всегда, но тут, в библиотеке, также хранились личные документы его светлости, на столике лежали письма, и тем не менее было открыто. Спрашивать она не стала, во-первых, не у кого, а во-вторых, разве это ее дело?

Майя зашла в комнату, закрыла за собой дверь, остановилась размышляя: что же она собирается тут делать. Еще с того самого момента, как герцог сказал, что он не настолько жалок, чтобы пользоваться ее услугами как свахи, она задумывалась над тем, мог ли он ее видеть и в очередной раз щелкнуть по носу за подслушивание? Очень жестоко, но все же просто проучить. Сегодня, ей выдался шанс это проверить, она села в то кресло, которое он занимал обычно. Конечно, вряд ли оно стояло так же, с точностью до миллиметров, но все же. Присев с ровной спиной, Майя скосила глаза в сторону ниши. Та была скрыта от взгляда полностью. Потом, подумав, что герцог скорее всего не сидел как благовоспитанная барышня, Майя откинулась на спинку. С облегчением она отметила, что и так с ее места укрытия было не видно. Почему с облегчением? Она не хотела почувствовать еще больший стыд, чем тот, который лишь недавно начал постепенно ее отпускать. С места Дамиана, ее не могло быть видно в принципе, как бы тот не повернулся, разве что лег бы горизонтально, так что в том, что осталась незамеченной им, она была уверенна еще больше.

Дальше, она опять обратила внимание на письма, лежащие на столике. Дома, она не позволяла себе открывать чужие письма, папины - чинно несла в кабинет и оставляла там, если ее об этом просил добрый служащий, мамины - вручала ей, а в детстве устраивалась на коленях, чтобы слушать, как мама читает их вслух. Но сейчас, она вспомнила как однажды случайно наткнулась на письмо той самой мисс Смитт в этой комнате, и какое-то несвойственное ей любопытство проснулось с новой силой. Застань ее герцог сейчас, наверное впервые слова о том, что она пытается шпионить были бы правдой. Майя встала, прошла по комнате, опять посмотрела на содержимое полок, но вот только теперь книги не вызывали такого интереса. В первый раз, у нее чесались руки полезть в письма постороннего человека. Девушка опять села на кресло, и начала сверлить глазами стопку писем. Зачем ей это нужно? Простого интереса недостаточно... Нужны веские причины, хотя бы являющиеся такими для нее.

В конце концов, устав мучиться, Майя отбросила глупые мысли. Чем же тогда она лучше Кэрри, которую только вчера отчитала за то же самое, что собиралась сейчас сделать сама. Лезть в чужую жизнь непозволительно, пока тебя саму в нее не посвятят. А что бы она нашла в письме, которого тут может и не быть? Вряд ли ответ на вопрос как же ей теперь вести себя, когда герцог вернется, а именно этот вопрос, в сущности занимал ее мысли. Взяв с полки книгу, Майя вернулась в кресло, подтянула под себя ноги, скинув жаркие туфельки, принялась за чтение.

*****

Объезд владений занял времени даже меньше, чем он рассчитывал. Все потому, что выехал он в ночь, сэкономив целый день. Все нужные работы уже были проведены, управляющие сделали все, что он им поручал, а главное то, о чем он и понятие не имел, но полагался на опытных помощников. Давно уже Дэррек понял, что залог успеха в том, чтобы правильные люди делали свою работу, только тогда ты будешь чувствовать в себе силы двигаться вперед, а не раздумывать над тем, как заткнуть очередную брешь в твоем тонущем корабле. Выезжая сегодня, раним утром, он подумал, что его приезд станет неожиданным. Вчера вечером он пожалел отправлять кого-то в ночь с посланием, ведь смысла в этом не было, готовить дом не было нужды, находящая там компания заставляла слуг держать все в готовности вот уже больше месяца. Поездка была полезной во всех смыслах. Дала время привести мысли в порядок. Дэррек знал, что он будет делать по приезду, как исправит свои ошибки, которых было предостаточно. Неопределенным было лишь одно, что дали эти три дня ей?

- Ваша светлость, простите, я вас не встретил, не знал, что вы прибудете так скоро... - статный старичок дворецкий склонился в поклоне, принимая из рук хозяина перчатки.

- Не волнуйся, Дэн, я не предупреждал, все нормально. Просто приготовь мне воды. Не нужно пока говорить гостям, что я вернулся. Сам спущусь к ужину. - отдав указания, он отправился через кухню, куда и зашел, пользуясь одним из черных ходов, наверх. Дэррек с превеликим удовольствием разминал затекшую спину и шею, проведенные в седле дни давали о себе знать. Он даже пошутил, в разговоре с одним из своих арендаторов, что видимо стареет, раз не может как в двадцать восторгаться красотам окрестностей, когда пятая точка уже окончательно отбита. Тот посмеялся, соглашаясь, а еще посоветовал заводить на такой случай семью и сына, чтоб было кому отбивать мягкое место с восторгом.

Уже поднимаясь по лестнице, он снова окликнул дворецкого:

- Никто не уезжал за время моего отсутствия?

- Нет, ваша светлость, посетителей тоже не было.

- Хорошо. - он облегченно вздохнул, хоть конюху и были даны соответствующие указания, уверенным в том, что Майя его не ослушается у него не было, какой бы кроткой она не была. - Что-то важное произошло, о чем я должен знать сейчас? - он искренне надеялся услышать нет, и отправиться к себе.

- Лишь письма. Много писем, как всегда, мой лорд. Я оставил их в комнате с глобусом.

- Хорошо. Спасибо, Дэн. - он снова помчался наверх. Заскочить взять письма он может и по дороге в комнату, все равно нужно время, чтобы успели нагреть воду.

*****

Жара стояла знатная. Майя пожалела о том, что не взяла с собой веер. Теперь девушка смотрела на письма уже с другим интересом, обмахиваться ими, казалось, должно быть удобно. Решая этическую дилемму, достойно ли такое поведение леди, Майя не услышала поворота ручки, лишь поток свежего воздуха, ворвавшийся с открытием двери заставил ее оглянуться.

Дэррек был удивлен не меньше нее. Даже подумал сначала, что слишком много думает об этой девчонке, раз она уже ему мерещится, но он моргнул, а виденье не пропало. Майя сидела в его любимом кресле, подтянув под себя ноги, пышная юбка же окружала ее как будто надутый воздушный шар, в складках этого самого шара лежала какая-то книжка. На шее висела все та же подвеска, зато прическа была новой, странное плетение, которое очень ей шло. Хотя ему больше нравилось видеть распущенные волосы, мягкие и чуть волнистые.

Немая сцена длилась какие-то секунды. Когда же он сделал шаг в комнату, остолбенение сошло с Майи, спустив ноги, она тщетно пыталась попасть ногами в туфли, ругая себя за то, что слишком беспечно себя вела. Когда ей это наконец-то удалось, девушка подорвалась с кресла с такой скоростью, что перед глазами заплясали черные круги.

В такие моменты, в голове почему-то остаются лишь вызубренные еще с пеленок правила хорошего тона, согласно которым нужно поздороваться, сделать реверанс, извиниться. Майя так и сделала.

- Простите, не думала, что вы вернетесь так рано, если бы знала, не доставила бы вам неудобств... - прижимая книгу к себе, Майя направилась к двери.

Вот только Дэррек не собирался ее отпустить, всполошенную как птица, бьющаяся в клетке. Хоть он и отступил от двери, когда девушка подошла на расстояние вытянутой руки, он положил ладонь на ручку.

Как бы Майя не хотела выскользнуть не подводя глаз, ей это не удалось.

- Майя, - таким голосом, наверное журят детей, бархатистый, низкий, кажется, чуть хрипловатый. - Ты не доставила мне никаких неудобств. - ручку он так и не отпустил.

- Мне все равно пора, скоро ужин, нужно успеть подготовиться. - она опять подняла руку, надеясь, что хоть тогда он отпустит эту треклятую ручку.

- Еще два часа, - ну хоть посмотрела на него, уже неплохо, - до ужина еще два часа. Удели же мне всего десять минут, из этого времени, пожалуйста.

Майя готова была в этот момент себя убить, этот человек три дня тому воспользовался ею, а сейчас она не может отказать из-за того, что это неприлично и может обидеть. Ну где же твоя логика, Майя, где логика? Еще и опять он перешел на ты, не спрашивая ее разрешения. Хоть это и глупо, после того, что между ними было, но откуда же ей знать, как люди ведут себя после? Она никогда не думала, что ей придется об этом узнать.

Дэррек отпустил ручку, давая девушке выбор. Посмотрев на дверь, Майя прижала книгу к себе еще сильнее, посмотрела на него. Свою маленькую победу Дэррек отпраздновал улыбкой.

Просить ее вернуться в кресло, было заранее проигрышным вариантом, и он это прекрасно понимал, но возвышаться над ней он сейчас тоже не хотел, представляя, как давит на нее, по этому, облокотился о стоящий за спиной комод.

Время проведенное наедине с собой пошло на пользу, она хоть и избегала смотреть прямо в глаза, тем не менее, Дэррек больше не волновался что она сделает глупость.

- Как дела? - спроси он это у своей сестренки, избавил бы себя от необходимости придумывать темы для разговора на весь вечер, но это был другой случай.

Майя удивилась, что именно у нее он спрашивает о том, что произошло в доме в его отсутствие, ведь на это есть управляющий, но попыталась ответить как можно подробней. И о погоде, и о том, что в одной из гостевых повесили новые шторы, и о какой-то эпидемии, захватившей розовые кусты в дальнем конце сада. Если бы он еще не улыбался так снисходительно, она бы наверное и не запиналась.

- А вы наблюдательны. Но я спросил как дела у вас? - опять на вы, вот только от этого вопрос не стал менее личным.

Чего он ждет? Ведь не скажет она как ей стыдно сейчас смотреть ему в глаза и вспоминать все происшедшее между ними, а не вспоминать она не могла. Не скажет же, что когда он улыбается, вместо взрослого мужчины она видит перед собой беззаботного шестнадцатилетнего мальчика.

- У меня? Все хорошо... Не плохо. - ну просто ему-то говорить о своем "хорошо" смысла нету, так как он знает практически все, почему не так хорошо. - Как вы съездили? - ну что ж, герцог, просветите удалось ли милой Розе помочь снять стресс, преследующий вас в вашем же доме.

- Неплохо. - она стояла не так уж далеко, наверняка намного ближе, чем сама того хотела. Очень медленно, чтоб не спугнуть, он дотронулся до ленты, обозначающей линию талии, а потом спускающуюся по подолу. Не заметив явного сопротивления, Дэррек начал по чуть-чуть подтягивать опять насторожившуюся Майю за эту нехитрую удочку поближе. - Арендаторы готовы к началу сбора урожая, все не так запущено, как я думал. - значит он ездил не к ней, правда? Лишь когда сзади сомкнулось уже знакомое кольцо рук, Майя опомнилась, что нельзя отвлекаться. Но при мысли о том, что он был занят работой, а не вниманием другой, почему-то на секунду на душе стало приятно, но правда лишь на секунду, ведь потом вернулся стыд. - Что за книгу ты выбрала на сей раз? - лишь так, отвлекая ее, он мог по чуть-чуть, по миллиметру отвоевывать ее саму у бдительной рассудительности.

Загипнотизированная его действиями, Майя боялась шелохнуться, прижимая книгу к себе, как последнюю крепость.

- Это истории великих родов. - книга издавалась в более чем тридцати томах, и никто не утруждал себя приобретением всех. В основном, знать довольствовалась тем, в котором упоминалась их фамилия, или, если повезет, их роду была посвящена целая глава. У нее дома стоял другой том, и в отличии от остальных ценителей, ей было интересно знать не только то, что папа и так рассказывал неединожды, ничего зазорного в том, чтобы быть осведомленной не только в династийных переплетеньях, а и знать немного больше о тех семьях, которые вот уже много столетий стояли у руля управления миром она не видела. Как ни странно, поиски статьи о герцогах Мэйденстерах успехом не увенчались.

Отвечая на этот немой вопрос, герцог пояснил:

- Тут история рода герцогини, моей матери. В девичестве она была Байрон. Моя старшая сестра унаследовала ее титул, она носит тройную фамилию, мужа, отца и матери. - да, о Байронах она прочитать успела, вспомнить сейчас смогла лишь то, что когда-то они пересекались своими родословными и с ее отцовской линией, хотя странного в этом мало, сложнее найти лордов, не имеющих ни капельки общей крови предков. И о сестре тоже слышала, правда вскользь в рассказе Витора. - Так что далеко не я самый благородный в нашей семье. - она улыбнулась, о Ях, неужели. - Скажу по секрету, иногда даже смотря на родовое древо пса моей сестры, мне кажется, судьба меня обделила, чувствую себя дворнягой. - смех, неужели она смеется, и как, заливисто, тонко, напоминая звон колокольчика.

- Кем же тогда чувствовать себя мне? Если вы дворняга? - смеясь, Майя даже перестала волноваться и из-за рук держащих ее в замкнутом кругу, и из-за глаз, неотрывно смотрящих на нее, опять прожигая те же дорожки, что той ночью.

- Ты не можешь себе представить, как важно он выхаживает по паркету, будто сам его величество король пожаловал в наши владения. - она опять рассмеялась, заставляя забыть и об усталости, и о длинной дороге. - Могу я попросить тебя кое о чем? - он стал серьезным. Майе надо было бы насторожиться такой перемене, но она была еще под впечатлением того Дэррека, который просто шутил, не представляя опасности и не властвующего над ее телом и душой.

- О чем?

- Закрой глаза... - увидев, что смешинки из девичьих глаз пропали, он добавил, - пожалуйста. Обещаю, ничего плохого я не сделаю.

Что подразумевал он под "плохим", Майя не знала, но искренне надеялась, что их понимание в этом вопросе совпадало. Попроси он еще несколько минут назад, она бы ни за что не согласилась, слишком было бы это страшно, но сейчас, ему удалось этот страх усыпить, вот только вряд ли это к добру. Поколебавшись, Майя сделала то, что ее просили.

Она думала, что он выпустит ее и выйдет, что, возможно, возьмет что-то такое, что ей видеть не полагается или, наоборот положит какую-то вещь в тайник в комнате. Но шли секунды, а ничего не происходило.

*****

Послушной, она нравилась ему еще больше, хотя нет, просто именно сейчас ее послушание - единственное, что ему было нужно. Откинувшаяся в его объятьях, она продолжала сжимать книгу. Глаза, сначала сильно зажмуренные, сейчас расслабились. Приближаясь к красным губам он думал о том, сколько бы еще миль проскакал, если бы был уверен, что тут его ждет такое вознаграждение. Память ему не изменила, они были мягкими, нежными и неимоверно сладкими. Когда-то одна из его прошлых пассий мазала губы ванилью лишь затем, чтобы услышать от него это слова, но вот сейчас он понимал, что ни одна ваниль не сравнится с этим вкусом. В момент, когда он дотронулся до губ, Майя вздрогнула, ведь поцелуй-то она и относила к тому "плохому", чего он обещал не делать. Но как оказалось, их мнения не совпадали. Он перехватил ее одной рукой, притягивая ближе, а второй взялся за книгу, которую Майя сжимала все сильнее. Дэррек посмеялся ее оборонительным попыткам, пытаясь отвоевать книгу не отрываясь от своей добычи, которая, пребывала в борьбе с собой. Это было заметно по тому, как напрягалась и расслаблялась она в его руках. Рассудок боролся с желаниями, и пока что желания побеждали.

Когда он оторвался от девичьих губ, Майя открыла глаза, вот только то, что он в них увидел, чуть не заставило продолжить начатое прямо тут, а лучше, уже в его комнате. В глазах застыло разочарование, Дэррек не смог сдержать улыбку. Зарывшись носом в Майины волосы, он рассмеялся, тревожа своим дыханием нежную кожу за ушком.

- Я скучал... - и опять щекочущие кожу дуновение и еле ощутимые поцелуи.

Что ощущала в этот момент Майя, ей было трудно сказать, наверное так же чувствует себя желе. Холодное, которое готовят у них дома на праздники, которое расползается по тарелке лишь в нее попав, не способное держать форму, а тем более давать отпор.

Все, на что хватило ее протеста, это шепот:

- Десять минут прошло.

Не остановись он сейчас, пришлось бы уезжать еще на три дня, а он этого не хотел, собрав в кулак силу, он отстранил девушку, правда не сразу, ведь ноги держали ее не так уверенно, как она того бы хотела.

- Увидимся за ужином. - вернуть себе обычный неприступный вид для него не составило особого труда, а вот ей, чтобы отойти от всего нужно было время, много времени.

Не оглядываясь, позабыв о книге, Майя нажала на злосчастную дверную ручку, вот только она не поддалась, ни с первого, ни со второго, ни с третьего раза. Лишь когда Майину руку накрыла мужская ладонь, дверь открылась. Одним движением, он перевернул ее руку, поднося к лицу ее запястье, и не отрывая глаз, опять поцеловал. Как когда-то, может сто, а может тысячу лет назад в этой же комнате. И тогда, и сейчас эффект остался неизменным, Майя покинула комнату в раздрызганых чувствах, вот только теперь к ним присоединилось новое, хоть она и была растеряна после случившегося, хоть и чувствовала, что это неправильно, где-то в глубине души зародилось желание верить, верить, во что? Она сама не знала. А вот вопреки чему - могла и посреди ночи огласить полный список. Вопреки обману Сони, вопреки его низости, вопреки произошедшему в ту ночь, вопреки вере в то, что она не достойна и с ней такого произойти не может. Ях, ведь это все неправильно, так нельзя, и думать так нельзя и чувствовать. Но почему тогда так сложно прекратить?

*****

Время перед ужином Дэррек провел с пользой, уже через час свежий, полный сил и в отличном расположении духа он удивил своим возвращением Дамиана. Тому достаточно было увидеть, что у друга на удивление хорошее настроение, чтобы наконец-то расслабиться.

- Скажи мне, это правда? - герцог вопросительно поднял бровь, - что милая Соня дала тебе отворот? - Дэррек улыбнулся еще шире.

- Да. Как видишь, не всегда я получаю желанное, иногда это самое желанное проявляет характер.

Поведение его совсем не соответствовало словам, слишком он был беззаботен, не смотря на поражение.

- И что же, неужели это просто так сойдет девушке с рук? Отказать его светлости, ведь это непростительно! - Дамиан подтрунивал над другом, надеясь, что и вправду получит ответ на вопрос.

- Сойдет. Знаешь, как говорят в деревнях? Насильно, мил не будешь. - хотя он и не был согласен с этим, ту, которой он хотел быть мил, скорее всего придется пока что подталкивать делать шаг за шагом, но не насильно, всего лишь направляя.

- Ты не падал с коня по дороге? - от него слышать такое было сродни прозрению слепца. Дэррек только усмехнулся.

- Нет, конь тут ни при чем.

- А кто при чем? - вот, наконец-то хоть какое-то понимание, он просто напросто заинтересовался кем-то другим.

- Никто, слишком ты много хочешь. Расскажи лучше, как поживает тут твой брачный театр? - теперь уже настала очередь самодовольно улыбаться Дамиану, он все больше верил в то, что его бесшабашная идея принесет свои плоды. - Если бы кто-то не устроил картинное расставание, конечно, дамы и господа были бы заняты собой больше, а так, темой номер один были вы с Соней.

Дэррек не удивился, видимо, в его доме тайны хранить не так-то просто, но одну уж он постарается оставить известной лишь двоим.

- Я не буду спрашивать, что ты ей наплел, просто знай, что девочка оказалась еще та, держится, как будто так и надо, и не скажешь, что расстроена. А сестра ее, это что-то, устроила бедняжке Хэпперн такой разнос, я подумал, что не хотел бы на ее месте оказаться.

- В смысле? - что же его мышка могла такого устроить?

- Оооо, я не знаю с чего все началось, но об этом не сложно догадаться, если знать натуру Кэрри, но ту часть разговора, которую я услышал, можно в учебники вносить, наверное впервые кудряшке нечего было ответить. Вот так вот. Еще и Винсента направила сопровождать сестру повсюду, если раньше было так: видишь анибальта, жди, через полминуты появится и второй, то теперь нет, нужен Витор, ищи Соню. В общем, это наверное самое важное, а больше даже не о чем рассказать.

Уезжая на три дня, больше чем за нее, Дэррек волновался за Винсента, точнее за его возможное влияние, что если ему удастся ей запудрить мозги, в том состоянии, в котором она была, легче задачи быть не может. И этот страх еще предстояло развенчать или подтвердить, но судя по ее реакции на него, и по словам Дамиана, ему повезло. Над Витором он был не властен, слишком тот своевольный, и слишком сильно его ненавидит.

*****

Наступил вечер, обитатели дома лениво сползались в направлении столовой, трапезы - единственное время, объединяющее население особняка, как обычно это бывает и в больших семьях. Единственное время для монологов, дискуссий, споров, в которых принимают участие все, если не активно, то в роли молчаливого слушателя.

Майя отложила в сторону гребень, которым усердно прочесывала волосы. Последнее время, она только тем и занимается, что теряется, анализирует, пытается понять себя и окружающих и это занятие утомляет, физически утомляет. Наступает момент, когда уже нету сил стоять на распутье под давлением сильного ветра, хочется, чтобы этот самый ветер снес тебя в любую сторону, чтобы ветер потом был ответственен за принятое решение. Вот так и Майя хотела, чтоб ситуация хоть как-то прояснилась. Чтобы она поняла, чего от нее ждет герцог, и чего стоит ждать от него. Совесть за сегодняшнее происшествие ее не мучила и это было странно, ведь она все продолжала предавать сестру, не важно по своей воле или по чужой, предавала она своим молчанием, своим согласием. Врать она могла кому угодно, вот только самой-то себе не получалось, было неприятно, отвратительно, мерзко? Нет. Разверзлась бездна под ногами? Нет. Повторись это снова, отстранилась бы она? Нет, нет, нет. И это "я скучал"... Как сложно поверить в это я скучал от человека, в которого ты влюблена с детства, от человека, от которого ты уверенна, такое исходить в твой адрес не могло. Просто не могло. Но ведь он сказал... Она слышала... Правда, когда сама плавишься, и мысли твои тоже плавятся, разное может показаться.

*****

- Какой прелестный кулон, давно хотела спросить, кто эта птица? - Кэрри подошла к Майе в тот момент, когда та направлялась к своему месту. Девушки остановились на полпути. Почему-то, Майе не хотелось, чтобы она прикасалась к ее подарку, инстинктивно положив на него ладонь, девушка закрыла свое сокровище от посяганий. Кэрри на такой жест лишь хмыкнула. - Похож на воробья, маленький уж больно. - осознав свою ошибку, Майя отдернула руку. - Или попугай какой, глаза голубые, никогда таких у птицы не видела. - Кэрри разглядывала ее шею так, как будто на ней по меньшей мере висел таракан, живой, перебирая лапками. - Но вам, в самый раз. - теперь уж она улыбнулась самой своей очаровательной улыбкой самой Майе. Девушка на это не отреагировала никак, ведь прекрасно понимала, почему та так себя ведет. Это все месть за тот их разговор, публичное унижение мисс Хапперн, видимо, прощать не собиралась, и такие ее подколы были лишь началом. Беззаботной жизни можно не ждать.

И Майя убедилась в этом совсем скоро.

- Чего она от тебя хотела? - Соня проводила Кэрри тяжелым взглядом, помня свое оскорбление, и будучи уверенной, что оно было не первым и уж конечно не последним.

- Сама не знаю. Видимо решила, что постояв рядом со мной пару минут, какой-то джентльмен обратит на нее должное внимание, сравнив... если можно так выразиться. - Майя в душе посмеялась над своей шуткой, а вот Соня посмотрела на нее укоризненно. Она никогда не воспринимала ее самоиронию как должное.

- Куда ты пропала днем? Встречала герцога? - Майя чуть не поперхнулась водой, которую отпила из стоящего перед ней стакана. - Уверенна, услышь он все, что ты сказала тогда у меня в комнате, выглядел бы значительно печальней, чем сейчас. - в подтверждения ее слов справа раздался хохот. А Майя осушила оставшуюся в стакане воду. Да, в тот вечер, когда он уехал, а Соня убивалась из-за их так и не состоявшихся отношений, Майя была зла на него настолько, что наверное впервые в жизни сознательно желала ему всяческих невзгод, причем побольше и сию же минуту, и даже дала сестре слово, что как только он вернется, скажет все это ему в лицо. Он вернулся, но вот только обещание она не сдержала, да и вряд ли бы у нее хватило на это смелости, а может, и желания.

- Я читала, как обычно читала. - Соня лишь покачала головой, не разделяя сестрину страсть, но тему развивать не стала.

Подали горячее и все закрутилось своим обычным чередом. Стучали приборы, поворачивались головы, сияли улыбки, переливались голоса. Каждый раз, когда как бы невзначай обводя присутствующих взглядом, Майя останавливалась на его светлости, происходило что-то странное. Он был увлечен беседой с окружающими его людьми, тоже улыбался, смеялся, говорил, поднимал бокал с тостом, чокался с дамами, при этом смотря им прямо в глаза, вынимая одним взглядом душу. И Майю это раздражало. Она бы чувствовала себя ужасно, как тогда, если бы он смотрел так на нее, но подмечать это было неприятно. Если шла в столовую она с намерением учиться вести себя так же как с самого начала пребывания тут независимо от того, есть он поблизости или опять нету. То постепенно, она начала ловить себя на том, что элементарно следит за ним. Ловит краем глаза любые движения, отпивая из бокала смотрит, как будто сквозь, но в реально очень даже осмысленно. И пару раз, а может и не пару, они встречались взглядом. Ее, задумчивый, пересекался с его, и что заставляло клокотать в ее душе неизвестное чувство, совершенно безразличный, как будто, поставь в ряд ее, шифоньер и стул, два последних получат столько же внимания как и она. И в момент осознания этого, сердце снова падало, опять фон, опять всего лишь фон.

*****

Глупая, она опять думает, не о том думает. Такая серьезная, и такие наивные делает попытки оказаться незамеченной, может перед кем-то ей это и удается, но вот не перед ним. Неужели не понимает, что посмотри он вот так на нее, спокойной жизни больше не жди. Нет, это невозможно, она уже на что-то обиделась. Понять женскую логику, мужчине не дано, но в ней, ее собственная логика еще и опасна, а не только непредсказуема.

Когда с едой было покончено, хозяин пригласил гостей выпить с ним за удачный, урожайный год, который, дай Ях, грядет в его владенья. Отказавшихся не оказалось. Почти не оказалось, Витор, покинул комнату под предлогом срочного дела, какого - не уточнял, а держать его сестры не собирались. Его частую загадочность можно было простить хотя бы потому, что каждому было что скрывать, теперь-то Майя знала это точно, и лучшее, что мог сделать друг - не заметить тайны, даже если она его и интересует.

Сегодня вечером, вино и напитки покрепче лились рекой. Не знавшие толком своей меры девушки начинали хихикать и заливаться краской все чаще, шутки становились все двусмысленней, и в определенный момент Майя поняла, что грань дозволенного уже перейдена. Она не судила присутствующих людей, ведь будь все чуточку по-другому, она бы возможно и сама чувствовала себя не менее расслабленно, после третьего бокала игристого. Но лично ее атмосфера совершенно не располагала. Единственное что заставляло остаться, сидящая на диване неподалеку Соня. Покинув их на время, Витор сослужил плохую службу девушке, место возле нее занял уже достаточно веселый Малколм, не замечающий, а может не желающий замечать натянутость Сониной улыбки, и попытки отодвинуться подальше. На Майю же сестра оборачивалась каждый раз, ища немой поддержки и подбадривающего взгляда, чтобы потом опять с достойным видом выслушивать весь бред, который он нес. Ведь в сущности, он совсем не плохой, всего лишь глуповат, а сейчас, еще и на удивление расхрабрившийся. Майя же ждала возвращения Витора, чтобы со спокойной душой оставить сестру на его попечение и незаметно выскользнуть отсюда. Такие развлечения ее не прельщали совершенно. И темы разговоров тоже.

- Ну и что же, вы хотите сказать, что совсем не против так называемого многоженства? - Кэрри говорила уже с характерной писклявой интонацией. - Зачем же мужчине несколько жен, когда они спокойно заводят любовниц? - девушка сама же и посмеялась над своей шуткой, но она была не одна, посчитавшая ее остроумной. А вот Майя поежилась, ей стало еще менее комфортно.

- Но вы не думаете о бедных детях тех, кого называете любовницами. Одно дело бастард, и совсем другое - благородный сын своего отца, рожденный в браке. - оппонирующий ей Малколм как бы ожидая одобрения, посмотрел на сидящую рядом Соню. Та, просто пыталась не прислушиваться к происходящему, сил это выносить уже не было, а покинуть комнату, почему-то было еще сложнее. Складывалось впечатление, что ведется борьба, без приза и победителя, а лишь с проигравшим, тем, кто первый признает своим уходом, что происходящее вышло за все рамки. Девушка смотрела на то, как в вине играют блики свечей, освещающих комнат, и ни поддерживать спорящих, ни самой вступать в спор не собиралась.

- Может в чем-то вы и правы. - Майя периодически оглядывалась на дверь, побыстрее бы вернулся Витор, тут становилось душно, винные пары будто облаком заполнили комнату, как и табачный дым, а бедняжка Кэрри все продолжала распинаться, явно желая доказать свою свободу выражать взгляды, - ведь куда же деваться девушкам, которым повезло чуточку меньше. Кто же возьмет в жены урода, ведь так? А вот обзаведшись женой красавицей, можно подумать и о объединении капиталов с хромой дворянкой, или например, с девушкой с бородавкой прямо на носу, или ... или косую... - она все пыталась выискать описание поярче, но Майе было понятно одно, вот тебе и месть, не заставила себя долго ждать.

- А как же любовь? - это сказал герцог, как всегда, стоявший у камина. В отличии от многих, он хоть и держал в руках бокал, отпивал из него очень редко, взгляд у мужчины оставался ясным. Майя знала это наверняка, ведь отрываясь от двери, она вновь смотрела на него. А он, все так же как и за ужином, этого даже не замечал, слишком она была незначимой фигурой. И от этого, в ней просыпалась обида.

Кэрри лишь хихикнула, посчитав, что герцог так пошутил, не смотря на то, что выглядел он серьезно.

- А что любовь? Восточные лорды уже давно держат целые гаремы, так вот, я слышала, что на уродства сейчас самая цена. Все аристократы, кому не посчастливилось иметь дочь, с изъяном соглашаются на эти "браки" без разбору. Ведь это выгодно. И никакая уж любовь тут значения не имеет. - Кэрри сделала театральную паузу, как охотник затаивает дыхание перед выстрелом. - Особенно много там девушек-анибальтов. - ну вот и она - сладкая месть. По комнате прокатился смешок. Соня отвлеклась от разглядывания рубиновой жидкости в бокале, а Майя лишь чуть сильнее сжала руку на деревянной спинке дивана, за которую держалась.

Далеко не в первый раз ей ставят в упрек ее изъян. И хуже быть не может, ведь внешность мы не выбираем, над ней не властны. Но этого не объяснишь, и даже если и да, то понимание, не означает приятие. Но вместе с нахлынувшей на нее обидой, Майя почувствовала и еще одно чувство, стыд. Снова стыд, и снова за себя. Но не перед Соней, не перед родными, а перед Дэрреком, за то, что было их общим воспоминанием, за то, что для него, все было наверняка совсем по-другому, чем для нее, но не лучше. За то, что он, возможно один в этой комнате знал ответ на вопрос, который она задала следующим:

- Герцог, а как вы думаете, как же достойный лорд может породниться с семьей, в которой имеется урод? Ведь это может и передаваться, ведь не может он быть уверен, что его дети не родятся с изъяном?

Время проведенное в этом доме назначено показать, что людские возможности действительно безграничны, и сердцу, которое уже лежит в пятках еще есть куда падать. Кэрри решила одним ударом убить сразу двух зайцев, Майю унизить, и в голове Сони посеять сомненья на счет вины сестры.

Соня повернулась к чуть побледневшей Майе и отрицательно помотала головой, глаза ее так ясно говорили: "ты же понимаешь, ты же должна понимать, что это неправда. А даже если и правда, то он недостоин, не ты, он недостоин", что не поверить ей, Майя не могла, но от этого не стало менее гадко на душе, все на что ее хватило - незаметный кивок. Продолжая смотреть на сестру, Майя слушала ответ герцога на заданный вопрос и казалось, все внутри начинает отмирать.

- Достойный лорд, просто никогда не станет иметь дела с уродом. А если станет, то лишь для собственного развлечения, ну и для развлечения своих гостей. - например, как вот уже больше месяца все присутствующие потешались над ни о чем не подозревающей Кэрри. Лезущей из кожи вон лишь с одной целью - привлечь к себе внимание. И оно было, внимание, вот только думала ли она, что внимание будет таким - вряд ли. Предмет насмешек, худшее сравнение. Дэррек сдерживался из последних сил, чтобы не выпроводить ее за дверь прямо сейчас, и скажи она еще слово, наверное таки свершил бы задуманное.

Но мыслей читать люди не умеют, а "не станет иметь дела с уродом" и "для развлечения" стали той каплей, которая переполнила, казалось бездонную бочку терпения Майи. Как ломаются вещи? Достаточно лишь приложить чуть больше усилий, чем способен вынести предмет. Души ломаются так же, а иногда, они разбиваются вдребезги, когда поднять их над землей, а потом с размаху ударить о землю. Для собственного развлечения. И опять в памяти вспыхнули те ощущения, которые лишь отпустили ее измученную душу. Лишь для развлечения ее снова и снова бросают как тряпичную куклу о бетонный пол. Смех присутствующих заглушил ее удаляющиеся шаги, в этой игре проиграла она, но это ее уже совсем не заботило.

*****

Все стало вдруг неважным, хотелось почему-то только одного, не расплакаться на виду у присутствующих. Не расплакаться на виду у него. И это не глупое желание казаться сильной, уйти с гордо поднятой головой, это последний шанс оставить хотя бы крупицу уважения к себе, хоть на еще один день, час, минуту.

Заметит ли кто-то, что она ушла? Конечно, ведь она чувствовала себя как узник, которого ведут к гильотине через толпу зевак, получающих извращенное удовольствие от предстоящего убийства.

Бежать куда-то сил не было, хотелось убежать, от себя, из этого дома, из этого мира, но вот только не было сил. Ноги сами несли Майю в комнату, как будто это последний уголок, не знающий еще ее позора, для него, она свою вину окупила, пожертвовав рисунки, там она опять сможет почувствовать себя не такой голой. Для развлечения гостей. Ну что ж, не зря ты думала, что бояться следует двери, чужих глаз. Значит так оно и есть, значит все уже в курсе того, что она вот так просто, ради его забавы отдалась, без сопротивления, без малейшего сопротивления. И даже больше, что не прошло и трех дней, и она уже готова верить в его благородные намерения. Наивная дура, урод не только снаружи, но и внутри.

Сердце билось так часто, что Майе не хватало воздуха, поднявшись по ступенькам вверх, она оперлась рукой о стену, пытаясь привести дыхание в порядок. Предательские слезы начали щипать глаза. Как раненый зверь, Майя могла думать только об одном, спрятаться, спрятаться и там зализывать раны, или умирать, но главное не на виду. Оттолкнувшись от стены, она поплелась дальше. Еще трижды она останавливалась, прижимая горячий лоб к прохладным стенам. И как бы не хотела забыться, в голове билось "дура, какая же дура".

Добравшись до двери, за пеленой слез не видно было уже ничего, нажатие ручки, повеявшая оттуда прохлада, безопасность. Девушка не видела застывший силуэт в противоположном конце коридора, не слышала и приближающихся шагов, следующих по ее следам.

Дрожащими пальцами, она попыталась закрыть дверь на ключ, но все на что она сподобилась, провернуть ключ на полуоборота, и снова ее подвели дрожащие ноги. Чтобы не упасть, она схватилась за стенку камина. Второй рукой, Майя закрыла рот, ведь не знала, что вырвется из души вместе с больше не сдерживаемыми слезами, всхлип или крик, крик боли, потому что было так больно и так стыдно.

Майя не слышала ни того, как с размаху открылись двери, ударившись о боковую стену, не почувствовала потока воздуха, не слышала щелчка засова.

*****

Увидев, как изменилось лицо Майи, после его слов, Дэррек был готов убить себя, и эту идиотку, из-за которой такое сказал вместе с собой. Как же еще она могла это воспринять? Что еще подумать? Слишком еще неуверенна она в нем, в себе, слишком неопытна, чтобы верить ощущениям, а вот словам - другое дело. Черт. Опять ее глаза отмирают, опять она ставит эту стену, опять закрывается в ракушку. И опять он в этом виноват. Когда Майя выходила, он готов был разнести все тут, лишь бы остановить ее, но вот чего это будет стоить ей? Остановить ее сейчас, значит разрушить жизнь. Нет. И он стоял. Смотрел как она уходит, и стоял. Рвался изо всех сил и продолжал безразлично смотреть на огонь. Он считал до ста. Медленно, как только мог, представляя, что она опять себе напридумала. Медленно, думаю о том, закрыты ли все окна на втором этаже, спрятано ли оружие. Медленно, рассчитывая свой путь поиска. Сто. Он поставил на камин стакан, сказал Дамиану, что устал с дороги, вышел.

Летя по ступенькам вверх, он просил Яха лишь о том, чтобы она оказалась у себя, где еще искать ее сейчас он не мог себе вообразить. Двери мелькали перед глазами со скоростью света, зная дом на зубок, он мог сократить путь, но как зверь, пытался идти по следу, чтобы не упустить, ничего не упустить.

Дэррек не увидел, как она заходит в комнату, но вот хлопок двери услышал, догнал. С первого раза ручка не поддалась, но достаточно было небольшого усилия, и свет коридора проник и в комнату.

*****

Витор пообещал Майе, что отлучится не на долго. По правде говоря, ему просто не хотелось слушать очередные хвалебные оды в честь его светлости, а конюх не так давно просил его подойти, ведь после последней поездки его лошадь стала похрамывать. Оказалось, у бедняги воспалилась заноза, пришлось повозиться. По этому он и задержался, а перед тем, как вернуться в общество, зашел в комнату, сменить порядком испачканный жакет. Сцена, разыгравшаяся перед ним заставила остолбенеть. В прямом смысле этого слова. Увидев перед собой силуэт женщины, он хотел было подойти, а особенно опознав в нем Майю, вот только слишком она странно себя вела. И как бы разум не говорил ему, что ей нужна его помощь, интуиция кричала не вмешиваться. И он остался стоять. Стоять и смотреть на то, как девушка шатаясь возвращается в свою комнату, как за ней следует еще одна тень, на этот раз мужская, которая могла принадлежать лишь одному человеку. И как эта тень не церемонясь заходит вслед за девушкой, даже не входит, влетает, не заботясь о двери, не оглядываясь по сторонам. И, будь он неладен, почему-то и в голову ему после всего этого уже не пришло, что его помощь там нужна. Майя, во что же ты впуталась? И представляешь ли ты, чем все это обернется?

Как бы он не относился к Дэрреку, оставить увиденное в тайне он обязан, ради Майи, ради Сони, так будет лучше. Последнюю, он встретил поднимающуюся по лестнице, встревоженную, не способную внятно объяснить что произошло.

- Я только что видел Майю, она сказала, что слишком устала, отправилась спать.

- Я пойду к ней. - Соня снова подхватила юбки, собираясь мчаться на помощь к сестре.

- Не надо. - он был тверд, возможно впервые настолько решителен с ней. - Майя просила передать, что к ней не нужно заходить, она последнее время слишком крепко спит, может и не услышать.

- Но ведь... - Соня слишком хорошо помнила, как выглядела сестра в гостевой.

- Не надо. Соня. - чтобы смягчить свой тон, он мягко положил ее руку на свой локоть, разворачивая девушку назад. - Лучше вернемся ко всем, наверняка сегодня вечером было много занимательного.

- Нет. - девушка почти выкрикнула отказ, ни за какие деньги не вернется она в это логово язв и негодяев. И вообще, они все же уедут, завтра обязательно уедут, не стоит ее гордость таких страданий сестры. - только не туда.

- Тогда, смотреть на звезды. - Витор указал на веранду, главное, Соня не должна сегодня оказаться у сестры, а с остальным, он будет разбираться уже завтра.

*****

Она стояла спиной к двери, ухватившись за угол камина. Тишину разрывали ее всхлипы, мешающие дышать, отчаянные. Дэррек подхватил на руки, прижав к стене, чтобы взглянуть в лицо. Но пытаясь скрыть слезы, она отвернулась.

- Майя, - он позвал тихо, боясь испугать. - Ты слышишь меня, Майя? - вопрос остался без ответа.

Лучше б она кричала, ее безразличие пугало куда больше. Он знал лишь один способ ее растормошить, прижав еще плотнее к стене, Дэррек впился в ее губы, без нежности, не лаская, а заставляя проснуться, выйти из этого безразличного состояния, начать сопротивляться, и он не прогадал. Еще секунду назад безвольное тело заметалось в его руках, правда лишь помогая удобнее ее перехватить.

Пытаясь вырваться, Майя забила своими кулачками по плечам, спине, куда доставала. Дэррек же лишь еще больше усилил нажим. Она снова попыталась его укусить, но на этот раз, пострадала уже не губа, а язык.

Боясь, что ей просто не хватит воздуха, Дэррек сделал шаг назад, но лишь на секунду, потому что девушка, инстинктивно испугавшись упасть, лишь сильнее прижалась. Подхватив Майю за талию, он устроил ее удобней и для себя, и для нее. Отпускать ее он опять не собирался.

Пытаясь же вырваться, Майя порвала рукав мужской рубахи, но ни он, ни она внимания на это не обратили, слишком были заняты боем, в котором заранее был известен победитель.

- Прости... - он чувствовал, что ее сопротивление слабнет, руки, которые еще мгновение назад растерзали его рубаху, теперь обвили шею, пытаясь прильнуть еще ближе.

Уворачиваясь от очередного поцелуя, который снова сломает ее сопротивление, Майя понимала, что сдается, голова кружилась, в горле пересохло.

- Нет... - пытаясь бороться не только с ним, но и с собой, девушка схватилась за волосы на затылке, вот только должного эффекта это не произвело.

Теплые ладони девушка чувствовала на голой коже ноги, вслед за скатившимися чулками, щекотали кожу, сжимались и разжимались, выжигая за собой клеймо. А губы в это время продолжали терзать ее шею, грудь, когда шнуровка на платье успела ослабнуть, она уже не знала. Рука, зарывшаяся в мужские волосы больше не тянула назад, а лишь направляла движения губ.

Вернувшись к лицу, Дэррек снова прошел по соленым дорожкам на щеках, пытаясь залечить рану, оставленную им же и всем миром.

- Прости... - теперь он целовал ее нежно, но жадно, чтобы заглушить повторяющийся ответ.

- Нет... - если на действия она реагировала полной капитуляцией, то разум сдаваться не собирался. Как бы она не хотела, чтобы руки продолжали гладить, губы целовать, а тело прижиматься, она ощущала все ту же боль, все ту же муку.

Пальцы ее не слушались, пытаясь справиться с рубашкой, она позволила распустить себе волосы, незнакомая пульсирующая боль собралась комом где-то в животе, поцелуев ей было мало, ей нужен был он весь, ей нужна была та уверенность, которую получить она могла только так. Помогая ей с рубахой, Дэррек разорвал ее окончательно, а когда холодный пальцы скользнули по голой коже спины, потерял контроль, который так долго пытался сохранить.

- Прости... - он вошел резко, но ни одна боль не могла сравниться с возникшим чувством спокойствия. Майя выгнулась в надежных объятьях, сдерживая рвущийся с уст ответ. Мир остановился, время остановилось, ничего не существовало. Ни земли, ни неба, ни людей, ни дня, ни ночи, лишь они одни, да и те где-то далеко, не тут.

Продолжив движение, Дэррек принимал как сладкое наказание и царапины, оставленные на его спине, и тишину в ответ на его просьбы, и подставленную вместо губ шее. В голове билось только одно слово: "моя" и он повторял его вслух.

- Слышишь, ты моя. - Майя лишь еще сильнее впилась в мужские плечи. - Моя. - с каждым движением он повторял:

- Не отпущу. - как бы Майя не пыталась сдержаться, стон сорвался с губ. - Не отдам. Даже самой себе. - он нашел ее глаза, хотел быть уверенный, что она слышит и понимает. - Даже самой себе. Слышишь? - а потом опять губы, руки, все самое сокровенное, самое личное, и не только тело готово раскрыться перед ним, но и душа, та, которая им же и разбита, она опять хочет сотни раз разбиваться лишь бы потом он повторял эти слова. - Моя, не отдам.

И она ответила, душой, разумом и телом. И каждый раз да, и еще сотни раз да, всегда да.

*****

Майя проснулась вынырнув из сновидей. Видимо, она вздрогнула, потому что тяжесть на животе чуть ослабла, крепко спящий Дэррек убрал руку. Девушка выскользнула из постели, опустив голые ноги на пол, ее покрыли мурашки. Она подняла лежащую на полу простынь, завернулась в нее. Как жалко, что у нее в комнате нет балкона, зато можно открыть окно. Нет, было совершенно не жарко, но почему-то тяжело дышалось, даже спящий, он давил одним своим присутствием.

Девушка открыла окно, и вдохнула полной грудью свежий воздух. Так она впустила мир туда, куда казалось, дорога ему заказана.

Опять она сдалась, перед его желаниями и перед своими. Опять у нее было миллион вопросов и ни одного ответа, опять все было слишком сложно. Не приди он, что бы было? Сидела бы она до сих пор там, под дверью, пытаясь задушить свои рыдания или бы уже успокоилась, пережив и это, а возможно, стояла бы вот как сейчас, только думая не о том, что волнует ее сейчас, а о том, как легко сделать шаг, и покончить с мучениями наверняка. А потом вновь будет утро и вновь все будет непонятно. И вновь она будет страдать из-за него, из-за себя. Но только жалеть она больше не будет. Почему-то в этом она была уверенна. Она больше не жалела обо всем, что произошло, не могла лицемерить перед собой же. Пусть утром окажется, что это очередная прихоть, пусть весь мир осудит ее, в ее памяти останется тот жар, который рвет тело изнутри, раскладывая тебя на кусочки и собирая обратно. Это у нее не отнять, никаким унижением.

- Майя? - она не заметила как он проснулся, не слышала звука шагов, но тем не менее, оклик ее не испугал.

Проснулся он от того, что вместо ожидаемого теплого тела, которое он хотел прижать покрепче, почувствовав ветерок, поймал лишь холодную простынь. Открыв глаза, Дэррек сразу увидел силуэт у окна. Неужели собралась прыгать? Нет, просто дышит, во всяком случае пока. Не желая спугнуть, он подобрал лежащие на полу штаны, от рубахи остались одни клочья, а где туфли, он не имел ни малейшего понятия. Подойдя, он сначала стоял беззвучно, не желая мешать ей, не важно, о чем она шепчется с ночью, они имеют право на свои тайны.

Она повернулась.

- Почему не спишь? - ему нравились ее волосы, особенно когда сквозь них просачивался лунный свет, как сейчас, удержаться от того, чтобы не захватить одну прядь в плен, он не смог, она же только закрыла на миг глаза, наслаждаясь касанием.

- Пытаюсь понять. - наверное впервые она смотрела в глаза, без смущения, без страха, без пелены страсти.

- Себя или меня?

- Вас.

Дэррек взялся за раму, чтобы закрыть окно, ночь достаточно свежа, а ее "одежда" не создает даже видимости тепла, но она остановила его легким прикосновением, не хотела опять оказаться один на один с ним, пусть чувствуется, что мир никуда не исчез.

- Зачем вам это? - главный вопрос, ответив на который, жить станет легче.

- Что это?- раз уж она хотела предельной откровенности, нужно было начать с того, чтобы называть вещи своими именами.

- Я.

- А как ты думаешь сама? - он поднял обе руки, на уровень лица, делая вид, что что-то взвешивает. - Развлечение... - одна из чаш перевесила, - или что-то другое? - позиция сменилась. - Во что легче поверить?

- Я не хочу больше верить. - Майя снова отвернулась к окну, не хотела она получать в ответ на свой вопрос встречный, не хотела загадок и попыток заставить ее думать так, как он хочет, делать те выводы, которые он считает нужными. Она хотела простых ответов на простые вопросы.

- Посмотри на меня. - Дэррек сам попытался заглянуть в лицо, отворачивающейся от него Майи. - Пожалуйста. - она оглянулась, с недоверием, непривычно слышать от него такое обращение. - Почему ты не веришь, что можешь привлекать не только как объект насмешек? - наверное глупый вопрос, но и ему нужно было знать, с чем он борется.

- А это не очевидно? Может для вас это станет новостью, но я отражаюсь в зеркале. - она указала куда-то за его спину. Дэррек оглянулся, так и вправду висело зеркало.

Он сделал это неожиданно, просто в один момент, ее ноги оторвались от пола, несколько секунд, и она уже стоит у того самого зеркала, на которое только что указывала.

- И что ты видишь? - она попыталась посмотреть на себя, но жалкое зрелище, открывшееся взгляду, вызывало лишь желание отвернуться. Растрепанная, бледная, даже больше, чем обычно, обмотанная простыней, как саваном. А вот он был красив, ему шла и беспорядочная прическа, и глаза не были запухшими, как после сна, в полумраке он даже стал моложе.

- Урода. Я вижу урода, как видела вчера, два года назад и увижу завтра. - это он хотел услышать? Этого добивался?

- А знаешь, что вижу я? - он собрал ее волосы, оголив сначала плечи, а потом и шею, подняв их на затылок. Майя лишь сглотнула ощущая странную смесь страха, предчувствия и еще чего-то, название чего не знала, она лишь внимательно следила за всеми происходящими манипуляциями, боясь пошевелиться. - Я вижу глаза, которые меняют цвет, например когда я целую тебя вот так... - он склонился к девичьему плечу, тронув губами выступающую ключицу, - они становятся темно синими. Ты этого не знала. Не могла знать, потому что не видела себя такой. Такой, тебя видел только я. - Майя могла поклясться, что так и есть, глаза темнели, а от места поцелуя, будто искорки расходились по всему телу. - Я вижу губы, которые редко улыбаются, а еще, которые созданы для того, чтобы я их целовал, я вижу щеки, которые розовеют на глазах, стоит мне сделать так... - Дэррек разжал ее пальцы, сжимавшие простынь. Загипнотизированная взглядом в зеркале и словами, она даже не сопротивлялась. Ткань упала к ногам, оставив ее совершенно нагой и беззащитной. И щеки и вправду запылали. - Теперь я вижу еще больше, но хочу смотреть в глаза, потому что они опять меняют цвет. А знаешь когда я вижу урода? - он повернул девушку лицом к себе, смотреть на нее было приятно, но вот только это сильно отвлекало. Боится, опять сжалась, боится получить еще один удар под дых, нет, это был последний, больше такого не повторится, уж он об этом позаботится. - Когда недалекие люди судят о том, о чем не имеют представления. Когда считают возможным решать, что хорошо, что плохо, что красиво, а что уродливо. Думаешь, я недалек? - он явно ждал ответа.

Майя покачала головой.

- Думаешь, я смог бы желать урода? - откуда же она знала, а тем более откуда она знала, какого ответа он от нее ждет. - Нет. Не смог бы. Именно по этому, никогда на этом месте, не оказалось бы Хэпперн. Она - настоящий урод, недочеловек, думаешь может гнилое нутро быть красивым? Нет. Думаешь, лишь тело сводит с ума? Поверь, этот пыл быстро остывает. Точнее даже не возникает.

- Но Соня... - ведь о в ее сестре сочеталось все то, что должно было служить наживкой, от которой он не смог бы так просто отказаться, так просто заменить одну на другую.

- Мне нужна была ты. И сейчас нужна ты. Неужели так сложно в это поверить сейчас, после всего? Насколько же ты не веришь людям. - он сказал последнюю фразу задумчиво, не требуя ответа.

- Я не могу верить вам, я не понимаю... - она ответила честно, как бы не хотела, верить не получалось, слишком это было похоже на ее несбыточные мечты.

- Чего? Зачем я просил тебя о переводах, зная наизусть прочитанные тобой книги? Что лишь у одной девушки в этом доме есть платье с бабочками, которое предательски выглядывало из-за полки, когда ты пыталась спрятаться в библиотеке? - Майя от изумления, еще шире открыла глаза, значит он ее заметил... и, о Ях, ведь тогда и говорить он мог это зная, что она слушает, и реакцию ее предвидел, а той запиской только подтолкнул.

Дэррек отмечал как меняется выражение ее лица, с ней нужно было только так, лишь подтолкнуть и дать время понять самой. Только тогда она принимала мысли за чистую монету. Майя и правду как будто прозревала, кусочки складывались в пазл, и от того, какой же глупой она была все это время, как глупо выглядела, Майя опять почувствовала жгучий стыд, опять закрыла лицо руками. Дэррек поднял простынь, укрыв ею девичьи плечи.

- Ну что, опять почему? - он склонился к ее уху, не нужно от него отгораживаться, ведь руки не помеха. - Или зачем? Развлечение ли? - она опустила руки, сдаваясь. Неужели, неужели такое возможно? Неужели с ней? Неужели тот, о ком она грезила сейчас стоит перед ней, признаваясь в том, что она ему нужна?

- Я верю. - она сказала это тихо, больше для себя самой, чтобы предать уверенности в своих словах.

- Что? - он прекрасно все расслышал, просто хотел триумфа, и для себя и для нее.

Дэррек аккуратно, двумя пальцами поднял ее подбородок, так, чтобы она сказала то же ему, а не стенке или уткнувшись в грудь, в глаза, осознано, понимая, что соглашается на то, что он мог ей предложить.

- Я верю. - еще тише, вот только даже промолчи она, иногда во взгляде прочитать можно больше.

- Ях, я надеюсь ты понимаешь, что даже моли ты о пощаде, я тебя уже не отпущу... - он снова приближался к ее лицу.

- Так не отпускай. - и опять, мир закружился каруселью вокруг них двоих, в ту ночь, он учил ее доверять и сам учился чувствовать что-то новое, а она взлетала все выше, не боясь упасть, ведь есть тот, кто поймает, удержит.

*****

Уже третий раз к ней стучалась горничная, сначала - по поручению леди Сони, потом, дважды, спрашиваю нужна ли ей помощь в подготовке, чтобы спуститься к завтраку, и потом, занести ли ей завтрак, который она пропустила. Все три раза Майя просто не слышала, может какой-то стук и раздавался, вот только это не мешало девушке видеть сны дальше. Но наконец-то день взял верх над такой длинной ночью и для нее. Она открыла глаза, забросила руки за голову на разметанные по подушке волосы. Настала пора попытаться понять, где же был сон, а где явь, и по правде, она бы с радостью лежала так и дальше, не осмелившись осмотреться, и увидеть, что сном оказалось все, что было вчера. Майя нервно выдохнула, и лишь потом повернулась. Соседняя подушка пустовала. Не было ни его, ни хоть какого-то опознавательного знака. Поднявшись на локти, Майя взялась осматривать уже всю комнату. Платье лежит на кресле, как оставила бы она сама, раздеваясь ко сну, туфли - у кровати, в комнате полнейший порядок, окно закрыто. От досады, ей захотелось зарыться поглубже обратно в мягкую постель, а еще больше, от того, до чего же она докатилась, жалея о таком. Девушка так и сделала, уткнулась носом в подушку. Вот бы задохнуться, чтобы не пришлось больше так разочаровываться. Может минуту, а может больше, она так и лежала не издавая ни звуку и вдруг, расплылась в улыбке, еле сдерживая смех - его запах. Повсюду его запах, который за ночь стал уже таким знакомым. Вот дура, чему она радуется? От чего не может сдержать ликования? Майя, ведь тебе должно по меньшей мере быть стыдно, но не получается, больше не выходило стыдиться, а только глупо улыбаться в подушку и чувствовать, как в животе летают бабочки, щекоча своими крылышками.

Когда она была уже почти готова, сегодня, как никогда долго она выбирала платье, и отбрасывала их на все большую кучу думая о том, насколько убог у нее гардероб, горничная постучала опять.

- Да. - Майя сложила платье, оставленное на стуле к остальному вороху, оно оказалось не пережило ночь без потерь, чуть порвалось в нескольких местах, она зашьет его позже, но лежа отдельно, оно может привлечь лишнее внимание. Еще, собираясь, Майя наступила на лежащую на полу запонку, подняв ее, девушка покрутила ею у глаз, красивая, с зеленым камнем, наверняка не проста, после этого, она уделила еще несколько минут исследованию пола, на предмет ее пары, но не нашла, а эту решила отдать хозяину, когда представится удобная возможность, а пока, спрятать в свою шкатулку.

- Леди Майя, мне поручили помочь вам со сборами. - сидящая у трюмо Майя, резко повернулась. Не ожидавшая такого поведения, горничная отпрянула, когда Майя открыла дверь слишком резко.

- Какими сборами? - отведя испуганный взгляд от двери, молоденькая девушка учтиво поклонилась.

- Как с какими? Вы ведь переезжаете, а тут пока сделают все необходимое, чтобы справиться с протекающей крышей. - она указала пальчиком куда-то Майе за спину. Та обернулась, в последнее время ей было не до этого, она и думать забыла о пятне на потолке, растекавшемся во время каждого дождя, но так как дождей последнее время и не было, проблема исчезла сама собой. - Почему не спросили моего мнения? - Майя конечно понимала, что не у горничной нужно спрашивать, но была слишком удивлена, чтобы смолчать.

- Не имею ни малейшего понятия, леди, его светлость просили, чтоб вы к нему зашли, наверное же по этому поводу, простите, мне работать нужно. - она поднырнула под рукой, а оказавшись в комнате, принялась потрошить только недавно перевернутый с ног до головы шкаф. Майя не знала, чей наглости возмущаться больше, хозяина, решившего переселить ее, не поинтересовавшись даже ее мнением, из комнаты, к которой она только начала привыкать, или горничной, так рьяно исполняющей его приказы.

В конце концов, она решила, что лучше уж выяснить все с тем, кто это приказы раздает. Спросив, а где его светлость искать, Майя отправилась в кабинет.

*****

Постучав, на этот раз Майя уже ждала разрешения войти.

- Прошу. - еле слышное, но все же разрешение.

Он сидел за столом, откинувшись на спинку, руки на поручнях, длинные ноги вытянуты, это видно по выглядывающим носкам туфель. Совершенно расслабленный, отдыхающий перед тем, как опять углубиться в какие-то жизненно важные дела.

Увидев его, те самые бабочки, которые, видимо, теперь поселились у нее внутри, опять затрепетали, заставляя глупо улыбаться. Она приложила максимум усилий, чтобы этого не делать.

- Герцог, - Майя сделала реверанс, - я не планировала никуда переезжать, меня вполне устраиваем та комната. - все, за чем она сюда пришла, нужно было сказать до того, как мысли опять разбегутся, оставив только те, которые она контролировать не могла, и все, как одна связанны с ним.

Дэррек расплылся в улыбке, ушел он рано, еще до рассвета, не желая ее разбудить. Он не оставлял ни записок ни еще каких-то подобных глупостей, ведь теперь-то мог сказать ей все, что захотел бы в лицо, а все утро, пытаясь работать, чаще и чаще отвлекался на мысли о ней.

- Дэррек. Майя, Дэррек. - он встал, обошел стол. Пока он приближался, Майе хотелось с визгом убежать, и в то же время остаться, а то и рвануть на встречу, странные чувства, рвущие ее изнутри, но вызывая не боль, а лишь истому, ожидание. Он подошел почти вплотную, заставив ее тем самым вскинуть голову, поклонился, в лучших традициях институтов благородных девиц, а потом снова обвил ее своими руками, притягивая ближе. - Сколько мне ждать, графиня, - впервые он обратился к ней по титулу, она отметила, что в его исполнении, такое обращение ей нравится, пусть и хочется опять смеяться, - чтобы вы соизволили опуститься до того, чтобы обращаться ко мне по имени? - он поймал кончик хвоста, достававшего до поясницы, легонько потянул, заставляя запрокинуть голову еще выше. - А? - он ждал ответа, а она забыв обо всем любовалась, просто любовалась, пытаясь впитать глазами все, до единой детали, забрать в себя это воспоминание. - Ну же, это не сложно, - он наклонился к ее губам, - Дэ...- легкий поцелуй. - Ррэк... - еще один. - Дэ-ррек. - снова разделяя слоги поцелуями. - Сможешь?

- А если кто-то войдет? - она не отстранялась, и в сущности даже не волновалась, просто какой-то, еще не забытый голос привычной ей осторожности предупреждал, что это не безопасно.

- Самоубийц среди населения дома, я думаю нету, на моей памяти, только однажды такое сошло с рук. Дай-ка я припомню когда... - вспоминая, он снова припав к ее губам, - вспомнил, одна невоспитанная девчонка тогда пришла ко мне, разбираться со мной же, за мои гнусные намерения, вот только ей это не слишком удалось. Я их таки реализовал. - Майя покраснела, вспомнив, с каким рвением тогда влетела в кабинет, как разговаривала, о чем разговаривала. Продолжая свою сладкую муку поцелуями, он все дальше отводил ее от того, зачем она сюда пришла, а ведь у нее был законный повод возмутиться, вот только не было на это возмущение сил. - Нет, так мы ничего не решим, лучше сядь. - он выпустил Майю из объятий, мягко усадил в кресло, сам обошел его, остановившись перед столом.

- Я отдал распоряжение, чтобы твои вещи перенесли в другую комнату.

Еще прибывающая в дурманящем состоянии Майя, не сразу вспомнила, что же в этом факте ее смущало больше всего.

- Вы? - затуманенные глаза, отливали бирюзой. Дэррек лишь рассмеялся, наклонился к девушке и щелкнул по носу.

- Я! Хотя изначально, о том, что там протекает крыша я услышал от Сони. Неужели я настолько страшный, что лучше спать в сыром чулане, чем обратиться ко мне с тем, чтобы я что-то по этому поводу предпринял? - он не ждал ответа, как и не хотел поставить такое отношение в укор, лишь надеялся, что впредь она будет учиться полагаться на него.

- Но меня даже не спросили! - понемногу привыкая к влиянию его присутствия, Майя вспомнила и о том, что принудительная смена комнаты в общем-то ее возмущала.

- Спросили, желаешь ли ты остаться в протекающем чердаке, или перебраться в нормальную комнату? - Майю обидело такое пренебрежительное отношение к ее уголку в этом доме, неужели после всего того, что вчера в ней произошло, для него значение имела только протекающая крыша.

- Этот чердак, подходил мне в самый раз. - она блеснула глазами. - Я не хочу переезжать. - правда скорее просила, чем требовала.

Он хмыкнул ее упрямству, но спорить не собирался.

- Я уже поручил плотникам заняться укреплением того угла крыши. Если как-то утром, вы, графиня, - опять сделал ударение на последнем слове, - проснетесь от того, что в окно постучится славный мужчина, чтобы пожелать вам доброго утра и заняться заколачиванием гвоздей, помните, я вас предупреждал.

- Это нечестно! - злиться она не могла, но обида становилась все больше. А вот в его планы на сегодня ссора не входила, а тем более ее обида. Он опять наклонился, чтобы их лица находились на одном уровне.

- В гостевой части дома, свободных комнат, к сожалению уже нету. - до того, как она представила себе, как ночует на конюшне, он продолжил. - Не посчитаете ли вы слишком компрометирующим, если я предоставлю вам одну из комнат, в блоке хозяйских спален? - пока обида в глазах сменялась сначала замешательством, а потом пониманием, Дэррек следивший за этим с любопытством не удержался от того, чтобы дотронуться до мягкой щеки губами, встал, протягивая девушке руку. - А теперь, как хозяин дома, в качестве компенсации, я проведу вам экскурсию, к вашим новым покоям.

*****

Когда они подошли к смежной к спальне герцога двери, оттуда как раз выходила еще одна служанка. Вся кухня гудела утром о том, что одну из гостей переселяют в соседние с хозяйскими покои. С одной стороны, гостевых комнат и вправду уже не осталось, и это - единственная комната, которая в доме никому не принадлежала, но вот только зная все сплетни о своем герцоге, и в общем-то не хуже зная его нрав, обитателям кухни не верилось в то, что это все спроста. Правда, уже через пятнадцать минут, тревога была объявлена ложной. В хозяйскую часть переселила бедняжку-анибальта, а в ее комнате и вправду с потолка текло. К сожалению, жажда новых сплетен себя не оправдала.

Дэррек впустил Майю в комнату, закрыв за ними дверь. Девушка оглянулась с опаской, а вдруг кто-то захочет зайти, а тут закрыто, но потом решила, что пора учиться полагаться. На него. Светлая спальня, в персиковых оттенках, на полу мягкий светлый ковер, мебель, из выбеленного дерева, на стене картина, морской пейзаж. Пространства больше чем в той, где она жила до этого, но вот окно тут было маленькое, не идущее ни в какое сравнение с тем, что было раньше, а тем более тем, которое тянулось во всю стену в комнате Дэррека.

- Все так плохо? - он взял ее ладонь в свою. Видимо выражение на ее лице было слишком скорбным, хотя особого повода и не было, комната отличная, а остальное - дело привычки. - Это еще не все, остался один сюрприз.- он потянул ее к дальней стене. - Узнаешь?

Майя лишь непонимающе посмотрела на него. Дверь как дверь, ничего особенного, как и большинство в этом доме.

- Ну как же? Может так узнаешь? - он провернул замок и подтолкнул ее вперед. Они попали в соседнюю комнату, тут она уже однажды была. Все тот же темно-зеленый балдахин, те же кресла, камин и окно, свет из которого заставлял все находящее тут стекло блестеть и переливаться. - Вот что скрывалось за дверью, которая тогда так тебя испугала. - Дэррек подтолкнул ее чуть вперед. Закрыв за собой дверь, он скользнул пальцами по ее шее, потянул за бантик, держащий сборки на плечах, освобождая пространство для поцелуев. - Ну что, сохранишь эту маленькую тайну? Ключ я оставлю с той стороны, вольна его закрыть. - чувствуя, что Майя не отвечает ни на слова, ни на действия, он заглянул в растерянное лицо. - Что такое? Хочешь обратно в свою комнату? - если ей это так важно, пусть так, он найдет другой способ проводить вместе дни и ночи без риска для нее.

- Нет. - она снова осмотрела комнату, вернулась к двери, открыла, вышла. Он остался стоять, ожидая ее решения. Когда через минуту она вернулась, Дэррек неожиданно для себя понял, что нервничал и не имел и малейшего понятия, ждать ее или уже нет.

Майя подошла к Дэрреку, держа руки за спиной, остановилась, внимательно заглядывая в лицо, любимое, но до вчера еще такое недосягаемое, а потом протянула вперед руку, он повторил ее движение, не до конца понимая, что она задумала, и тут из разжатых пальцев, ему в ладонь упал ключ. Она приняла решение, доверилась ему всецело, и теперь он должен был это доверие оправдать. Отдавая ключ, она соглашалась на предложенную ей роль, не претендуя на большее. Пусть ее сказка продлится месяц, пусть потом она уедет, и больше не встретит его, пусть потом он ее забудет, вернется к прошлой или найдет следующую, но свое право на счастье, пусть и короткое, она заслужила. Она готова попробовать.

*****

Лишь покинув предоставленную ей комнату, после наглядной демонстрации, на что же она согласилась, Майя подумала о том, что должна предупредить о переезде Соню, показаться ей на глаза, ведь вчера она даже не знала, стучала та к ней в комнату, искала ли ее с утра, наверняка искала, наверняка стучала, в противном случае, это была бы не ее сестра. Но первым, из обитателей, ей на глаза попал тот, кого она хотела видеть меньше всех.

- Майя, - Кэрри сделала реверанс, чего раньше за ней не наблюдалось. Майя остановилась, чувствуя с одной стороны страх, на уровне инстинкта, ведь раз обжегшись, не хотелось повторений, а с другой, она верила обещанию Дэррека, что Дамиан усмирит эту девку, иначе гостям придется слегка сократить пребывание в этом доме. Майя уж не знала, каким образом друг герцога будет усмирять, но в том, что желанного результата добьется, сомнений не было.

- С добрым утром. - Майя лишь склонила голову, ее титул позволял в этой ситуации поступить так, и честно сказать, наверное впервые Майя этим правом воспользовалась, до этого искренне считая, что подобные попытки показать, что ты значишь больше чем твой собеседник - мелочность.

- Если я вчера была резка, прошу меня простить. - девушки смотрели друг другу в глаза и ни в одних, не читалось извинение, ни в других вера в раскаянье, но главное - формальности соблюдены.

- Были, извинения принимаются. - Майя хотела пройти мимо, не дав ей возможности наговорить еще каких-то гадостей, пока никто не слышит.

- Одного не могу понять, - она развернулась за Майей, обращаясь уже к ее спине, - почему же, когда вам было нанесено оскорбление, воздыхатель, вместе с сестрой, вместо того, чтобы поддерживать пострадавшее самолюбие, воркуют как голубки на веранде? Неужели не обидно?

Майя не замедлила шаг, не развернулась, не ответила. Ведь теперь она еще больше хотела увидеть сестру. И нет, Кэрри, знала бы ты насколько не обидно.

*****

- Майя. - Витор склонил голову, завидев девушку вышедшую на веранду.

Та обернулась, мягкий поворот головы, улыбка, направилась к нему, казалось, не ведая никаких забот. Витор же смотрел на нее оценивающе. У него не возникало ни малейшего сомненья, с какой целью люди остаются наедине за закрытой дверью, особенно когда это касается Дэррека, но вот только Майя? Зачем это ему и как она опустилась до того, чтобы записаться в его любовницы? Неужели так просто было предать сестру? Ведь та искренне страдает, и хоть он сам отчасти рад такому повороту, по какой бы причине герцог не дал девушке отворот, он не знал чего ждать от этой связи, и вот это заставляло напрячься.

Презирал ли он ее, как стали бы наверное все, присутствующие тут, да и просто знакомые ему? Нет, он ее жалел, ведь какие бы ни были мотивы герцога, ей точно не поздоровится, испить горя придется прилично. И Витор чувствовал свою ответственность за это, как друга, как брата, как тот, кто мог повлиять и просто ушел. Этот вопрос не давал ему покоя весь вечер и утро, почему не постучал, почему не вошел, почему не окликнул, в конце концов, зачем остановил Соню? Интуиция, на которую так часто ссылаются представительницы прекрасного пола. Вот только она ли одна? И опять он признавался сам себе, что не будет использовать то, что произошло вчера в своих целях, не придет к герцогу со сделкой: голос за молчание. Просто потому, что та, которая направляется сейчас к нему, не заслуживает знать, что ее честь не стоит того голоса, что любовник скорее уничтожит ее, чем согласится отступить от своего глупого принципа.

- Витор, а где же Соня? - Майя сделала реверанс, не обратив внимания на насупившегося собеседника. - Она куда-то ушла? - девушка осмотрелась по сторонам, чтобы убедиться, что не упустила сестру из вида. Да, ее тут не было, в другом конце веранды, на шезлонгах устроились две барышни, по тропкам перед домом тоже прогуливались люди, но Сони среди них не было.

- Не имею чести знать, леди Майя, как ваше самочувствие? - Майя удивленно подняла бровь, - Вы не спустились к завтраку... Я подумал, что опять нездоровится.

- Нет, все хорошо, просто в моей комнате будут что-то делать с протекающей крышей, мне пришлось перебраться. - теперь-то Майя видела, что Витор не такой, как обычно, чуть резковат, может вчера что-то произошло у них с Соней? - А как у вас дела? Все хорошо? - она участливо заглянула в лицо друга, может сестра что-то учудила и ее совет будет очень кстати...

- У меня? Все отлично. - он хотел что-то добавить, но видимо передумал, отвернулся на какую-то долю секунды, а потом снова взглянул на нее. - Майя, вы ничего не хотите мне сказать? Точнее спросить, может совета? - конечно он не предлагал ей прямо тут, на глазах у всех обсуждать личные дела, но достаточно было малейшего ее сомненья, и он смог бы повлиять на нее, уберечь от еще больших ошибок, чем она уже совершила.

- Нет, - он вел себя определенно странно, совета? Какого? На секунду, внутри у девушки все похолодело, а вдруг он все знает, вдруг в этом причина поведения? Но она тут же попыталась себя успокоить, ведь это невозможно. Откуда он мог узнать, и даже знай он все, не стал бы с ней даже разговаривать.

Витор в ответ только задумчиво покачал головой. Ну что ж, он и не ожидал другого ответа. Майя, Майя, неужели ты не понимаешь, как плохо это может закончиться?

Их молчаливый диалог прервала Соня, которая увидела сестру из окна гостиной и поспешила к ней.

- Где ты пропадала? Мне нужно с тобой серьезно поговорить. Витор, вы нам извините? - Соня взяла сестру за руку, готовая тянуть ее на прогулку силой. Мужчина улыбнулся так, будто и не было этой его странности еще минуту назад.

- Конечно, - получив удовлетворительный ответ, Соня деловито кивнула, развернувшись, действительно потянула за собой менее расторопную Майю. - Я всегда готов помочь советом и делом, Майя, помните об этом. - может он хотел сказать еще что-то, но только это успел до того, как старшей из сестер пришлось развернуться вслед за младшей.

Что же такого важного хотела сказать Соня? Она готова ехать домой, ее больше не интересует что и как о ней подумают эти люди, оставаться тут - лишь тратить нервы и время понапрасну. Майя слушала сестру и понимала, что скажи она это вчера, их карета уже мчалась бы к дому, а сегодня, все изменилось. До такой степени, что Майя готова добровольно отказаться от, казалось, спасительного предложения сестры. Майя не могла и подумать, что услышь она эти слова раньше, почувствовала не облегчение, а страх, что все закончится так быстро, а сейчас, она испытывала именно его.

- Нет, мы не будем убегать, поджав хвост, это ведь ты меня учила, что нужно уметь постоять за себя. Где же еще учиться, как не тут! - еще одна мелкая ложь, а сколько еще таких впереди...

Соня только покачала головой, ничего не ответив.

*****

В этот день, время перестало существовать для Майи в таком виде, как было "до". До чего? Сама девушка называла это инсценизацией счастья. Раньше, были дни, которые нужно пережить, ночи, которые тоже нужно пережить, а потом опять дни. Сейчас же, деление стало другим, время с ним и без него, и в отличии от светлого и темного времени суток, которые не сменяли друг друга неожиданно, ее личное измерение таким постоянством не отличалось. Ключ от двери между покоями оказался совершенно не востребованным, первым, что она видела просыпаясь по утрам был светло-зеленый полог кровати, светящее в глаза солнце, через огромное окно его спальни или стоящие на прикроватной тумбе цветы, на его тумбе.

То, что казалось ей невозможным, каким-то неведомым образом удавалось его светлости достаточно просто. Разоблачения она перестала бояться после его слов о том, что в хозяйские покои прислуга без спросу не заходит, если комната пуста, никто не отвечает, значит заходить так же запрещено. Это правило не зависит от того, живут в комнате хозяева или гости. Майя почему-то сразу подумала о том, что прекрасно наслышана о том, какая гостья могла жить в этой же комнате до нее, но сказать это не осмелилась. В конце концов, ведь она тут на птичьи правах. Но зато, девушка перестала подскакивать как ошпаренная от каждого шороха и красться к себе в комнату молясь, не застать там никого.

Ни разу ей не удавалось застать его врасплох, когда у нее только начиналось утро, его уже обычно и след простыл. И хоть она даже себе стыдилась в этом признаться, ей чертовски хотелось хоть раз проснуться не одной. Увидеть смягченные сном черты лица, которое она в представляла закрывая глаза, пожелать доброго утра.

Еще с самого начала, когда она ужасно смущалась всего, что между ними происходило, хотя и сейчас стоит вспомнить ночь, как щеки загораются огнем, Майя пыталась выскользнуть из теплых объятий незамеченной.

- Майя... - как всегда, низкий, чуть хрипловатый голос, заставлявший забыть обо всем. - Если ты будешь продолжать ерзать, мы сегодня не заснем. - угроза звучала так многообещающе. Заканчивалось все обычно никак не ее побегом. Так продолжалось долго, пока однажды ей не удалось выскользнуть. Непреднамеренно, просто ужасно захотелось пить. Поставив на место стакан, она направилась обратно, подняла лежащую на полу подушку, положила так, чтобы не потревожить сон мужчины и отправилась к себе. Остаток ночи она провела спокойно, не волновали ни сны, ни жар, ни холод, не хватало только уже привычного дыхания у виска, рук, перемещающихся по телу и плеча, уткнувшись в которое, все становилось неважно. А вот следующее утро началось так же. Снова над головой зеленый балдахин, окно во всю стену, а оставленный ночью мужчина привычно занимается какими-то делами за столом. Майя не сразу вспомнила, что же в этой картине ее смущает, а когда вспомнила, Дэррек уже отвечал на незаданный вопрос.

- Не делай так больше. - в голосе ни раздражения, ни гнева, деловой тон, совершенно безразличное выражение лица, направленное в лежащие на столе документы. Он не объяснил почему, не объяснил зачем, даже не попросил. Предупредил, что лучше выполнить его маленькую прихоть.

Майя так и не узнала, что он почувствовал, когда не обнаружил ее возле себя утром, и в комнате, и в ванной, не знала, что до того, как вспомнить о соседних покоях, он чуть не поднял на ноги весь дом в поисках сбежавшей и лишь потом обнаружил ее, свернувшуюся клубком на такой огромной кровати. Сбежала, но не так далеко, как он боялся. То, что он испытал, стало откровением и для него самого. Страх, настоящий страх, за нее, за себя, он уже и забыл каково это, бояться.

Больше она эксперимент не повторяла, просто согласилась, без каких либо объяснений. Как соглашалась на все, на роль любовницы, не имея и малейшего понятия почему она, на просьбу меньше проводить времени с Винсентом, хотя она и попыталась возмутиться, но герцог знал способ, при котором мог полностью подчинить ее волю, на написание его портрета, как предлог проводить вместе время и днем. Она не рисовала, не могла, все еще чувствовала, что заслуживает такого наказания, но хотела верить, что рано или поздно карандаш опять ляжет в руку. На знакомство с верным напарником его светлости в любых путешествиях.

*****

- Подойди, не бойся. - Майя не боялась, она просто остолбенела от восхищения. Еще одной страстью девушки, кроме чтения и рисования, было коневодство, все началось с мечты о лошади, а переросло в непреодолимую тягу ко всему, касающемуся коней. Ее Тень находился сейчас где-то в сотне километров от нее, а тут, казалось, стоит его единокровный брат. Такой же высокий, статный жеребец, лоснящиеся бока, шелковистая, с виду грива, и темные глаза, одно отличало этого красавца, от ее любимца, у него не было белых носочков, из-за которых, сама Майя иногда называет Тень модником. - Подойди, он смирный. - сам Дэррек поглаживал фыркающего коня по гриве, протягивая другую руку Майе.

Она подошла, медленно, помня о том, что кони, как и другие животные, не любят резких движений, особенно со стороны неизвестного человека, а если этот красавец похож на Тень не только внешне, но и характером, тем более стоит знакомиться постепенно.

Поднесла руку к лошадиному боку, провела по жесткой щетине, красавец, под пальцами заиграли мышцы.

- Ветер, знакомься, это Майя. - Дэррек взял яблоко из корзины, висящей на стене, желая задобрить своенравного скакуна, но тот, кажется, был в хорошем расположении духа. - Лучше коня сложно сыскать. Одна беда, боится змей до одурения, да, Ветер? Не стыдно, что теперь леди знает, о твоем глупом страхе? - он говорил с ним как с человеком, будто конь мог ответить. Майя так же разговаривала с Тенью, когда нуждалась в молчаливом слушателе.

- Он очень красивый. И не зря боится, он еще и умный. - видимо, не спроста герцог разговаривал с ним как с разумным существом, услышав одобрение от девушки, он увернулся от поглаживающей его гриву мужской ладони и кивнул в сторону Майи. Этот жест заставил улыбнуться обоих.

- А еще, как оказалось, он повеса, не прошло и десяти минут после знакомства, а он уже заполучил девичье сердце, мне стоит ревновать? - Дэррек отошел от коня, в поисках щетки. Ответом ему было молчание, девушка продолжала водить рукой по конскому боку, расхрабрившись, даже повторила трюк хозяина с яблоком. Ветер взял из чужих рук угощение, значит она ему действительно понравилась, Дэррек не помнил, чтобы это удалось кому-то еще.

Дэррек вложил в девичью руку щетку, и накрыв ее своей ладонью, стал направлять движения, совершенно расслабиться он не мог, все таки его конь был непредсказуемым, а так, он точно успеет закрыть ее, если тот решит взбрыкнуть.

- Так что, мне ревновать? Он заслужил одобрение лишь за то, что наделен трусостью, неужели это нужно, для покорения сердца? Жалость?

- Девушки любят жалеть, так в них просыпаются сокрытые глубоко инстинкты материнства. - этот момент, Майя мысленно занесла в свою копилку воспоминаний, которую начала заполнять не так давно, только заставляющими трепетать все внутри минутами. Ее руку накрывала теплая мужская, а вторая в это время покоилась на талии, ограждая от окружающего мира, как бы неприлично, вопиюще это не выглядело, почему-то именно сейчас, Майя чувствовала себя в безопасности. Оставив щетку в полном распоряжении Майи, Дэррек занялся более приятным делом, убрав волосы с девичьего плеча, опять взялся за исследование, стоило провести пальцем по шейным позвонкам, и руки покрывались мурашками, а после прикосновения губ, ее пробирала мелкая дрожь. Всегда, пытайся сдержаться или нет, никакое самообладание не поможет. И с каждым днем, он узнавал все больше секретов ее тела, которое само с ним делилось, не спросив хозяйку.

- Конюх отпросился после обеда, тут никого нет. - каждый раз, когда он приближался к ней, за пределами комнаты, она напрягалась, не могла еще понять, что позволял он себе подобное только будучи уверенным, что это безопасно. - И у тебя тоже этот материнский инстинкт вперемешку с жалостью?

Майя продолжала водить щеткой по конскому боку, вот только все больше по инерции, не контролируя своих движений.

- Не думаю. Я ненавижу, когда жалеют меня, и не позволяю себе так унижать других.

- Тебя не так-то просто жалеть. - Дэррек отстранился, чуть ли не впервые за последние дни, Майя позволила себе хоть чуть-чуть раскрыться перед ним, поделиться мыслями, как когда-то в его библиотеке, за книгами.

- Я воспринимаю это как комплимент. - движения опять стали осознанными.

- Неужели тебе действительно хочется брать всю ответственность за все на себя? А как же мечта положиться на мужское плечо? Предлагая тебе положиться по твоему, люди тоже жалеют?

- Не хочется. Но есть ли у меня выбор? - ей опять вспомнилось, что скоро все это закончится, она вернется домой, и весь груз упадет на нее удвоившись.

Как будто читая ее мысли, Дэррек сменил тему разговора:

- Ты скучаешь по дому? - каждый день она донимала Дэна вопросами не приходило ли ей писем из дома, тот лишь неустанно повторял, что как только они появятся, он тут же их передаст, сегодня одно наконец-то пришло, ее радости не было предела, когда она помчалась поделиться новостью с сестрой.

- Да. - перед тем как ответить, она молча смотрела на него несколько мгновений, конечно скучает, она не видела родных больше месяца, причем месяца, тянувшегося дольше, чем некоторые прожитые ею годы, то, что произошло меньше недели тому, казалось таким далеким, как будто напоминанием из прошлой жизни. - Я скучаю по своим родным, как же может быть иначе?

Дэррек хмыкнул, может, уж поверь мне. Не смотря на то, что он любил и заботился о своей матери и сестрах, мог бы проводить года, не видя их, и если когда-то, это еще вызывало ностальгию, то теперь, необходимость куда-то мчаться на встречу становилось обузой. Ко всему привыкаешь и от всего отвыкаешь.

- А что же будет, когда придется покинуть отчий дом не на месяц, а на всю жизнь?

Теперь пришла очередь неверяще улыбаться Майе.

- Если раньше, эта возможность была лишь призрачной, то теперь ее и вовсе нету. Кому же нужен анибальт, да еще и... - она попыталась найти слово, способное описать ее теперешнее положение, но почему-то такого не находилось. - я.

- Думаешь охотников не сыщется? - Дэррек взял протянутую девушкой щетку, прошел к стене, чтобы положить ее на приколоченную полку.

- Может и сыщутся. Но проблема не только в них. Я не смогу. Не смогу жить каждый день осознавая свою вину перед человеком. А тем более, когда на эту вину мне будут указывать ото дня в день. - да, ее предположение совершенно верно, узнав, что новобрачная вступила в брак отведав земных утех, редкий жених не воспользуется правом отказаться от такой, а те, кто согласится за большие деньги избежать огласки и оставить ее подле себя, не упустит ни малейшей возможности такой порочностью ее уколоть. Но при этом, подобной претензии предъявить жена права не имела, ведь и в этом над ней жестоко посмеялась природа, отдав роль подчиняемой.

- Ты жалеешь обо всем? - конечно жалеет, ведь твоя прихоть испортила ей жизнь, он думал об этом часто. Тогда, в первую ночь он был уверен в том, что имеет дело никак не с опытной обольстительницей, но желание завоевать, подчинить, поставить собственное клеймо было намного сильнее каких либо мук совести. А теперь он хотел услышать ответ.

Майя гладила морду коня, который, казалось, совсем размяк от девичьего внимания, лишь довольно пофыркивая в ладошку и подставляя щеки под пришедшуюся по вкусу ласку. Не отрываясь от Ветра, не обращая внимания на пристальный взгляд из противоположной стороны загона, она ответила то, о чем уже много раз думала:

- Уже нет. Раньше да, а сейчас уже нет. Если я не могу этому противостоять, то как же я могу жалеть?

- Не можешь? - ответа на вопрос, смог бы он принять ее отказ, Дэррек и сам не знал, ведь тянуло его к девушке сильно, и тогда, когда она была недоступна и сейчас, когда все изменилось.

- Нет. - он хотел получить ответ на свой вопрос, а ей хотелось почувствовать, что сказанное ей будет правдой. Правильно истолковав ее взгляд, Дэррек вернулся к Майе, провел по спадающему по спине водопаду волос, потянув за кончик, как обычно заставляя девушку запрокинуть голову еще выше.

- Не можешь?

- Нет. - в голубых глазах опять заиграла бирюза.

- Почему? - давай девочка, дай правильный ответ на вопрос.

- Потому, что не хочу. - кому она бросала вызов своими словами? Не ему, самой себе, осмелев до степени, когда признаешь свои желания. Лучшего ответа он не ждал, его храбрая девочка, не могла разочаровать.

Глава 13

Последний день звездопада считается в народе лучшим временем для гаданий, девушки собираются вместе, предварительно запасшись зеркалами, свечами, нитками, а самые отчаянные, даже иголками, чтобы прокалывать свои нежные пальчики. Для жительниц селений, это лучшее и привычное развлечение, а вот представительницы знати если и увлекаются подобным, то скорее как способом разнообразить наскучившие светские вечера. Майя не знала, кто из девушек первый придумал устроить такой вечер и в доме герцога, не знала, как к этому отнесся и он сам, но видела, что Соня этой идеей загорелась не на шутку. Именно по этому, вот уже час они сидели в душной комнате, в кромешной темноте, и лишь те, кому посчастливилось оказаться у стола, на котором и происходило действо, могли что-то рассмотреть.

Майя никогда серьезно не относилась к любого рода гаданиям, в детстве, мама часто приглашала ворожей в дом, от девочки не требовалось много, просто показать ручку или посмотреть в глаза, а потом, странные женщины вели долгие беседы с мамой. Прошло много лет, а будучи совсем ребенком, Майя и не пыталась запомнить, что же нагадали ей. Но вот одна ведьма запала ей в память, то была женщина средних лет, с собранными в тугую гульку волосами, без ожерелий, колец на пальцах и прочих атрибутов, ей не нужна была ни ее рука, ни глаза. Она просто попросила нарисовать ей что-то. Майя попыталась нарисовать птицу, но чего можно ожидать от детского рисунка. Конечно, она скорее походила на крокодила. Вот она-то и сказала, что девочка должна держаться сестры, через нее свою судьбу обретет, свой смысл. А рисунок забрала, ей пришелся по вкусу.

Даже к тем, признанным ворожеям девушка относилась скептически, что уж говорить о творящемся в комнате действе. Сейчас, повесив колечко на красную нитку, девушки по кругу передавали его, задавая интересующие их вопросы, и в зависимости от того, как будет колечко двигаться, получался ответ да или нет. Глупейшая идея, особенно тогда, когда каждая следующая пытается "незаметно" заставить кольцо качаться именно так, как ей хочется, а потом, победно окинув всех взглядом, и сама начинает искренне верить в то, что гадание сбудется.

- Зря мы только стараемся, дорогие мои... - Сюзанна, та девушка, которая когда-то растрезвонила новость о увиденном несуществующем поцелуе, теперь сидела, уперев руки в боки. Особого желания заводить подобный разговор не было ни у кого, но оставить ее без внимания было тоже нельзя.

- Отчего же? - откликнулась Соня.

- Скоро конец лета... - Майя хмыкнула про себя, объяснение исчерпывающее. Как бы посетовав на такую непонятливость собеседниц, Сюзанна закатила глаза. Майя не знала кого благодарить, но одна из девушек прошлась со свечкой по комнате, зажигая дополнительные источники света, теперь можно было различить не только силуэты, но и лица. - А значит, снова начнется сезон балов. - чему тут расстраиваться, опять окружающие не поняли. Отчаявшись обнаружить в них крупицу здравого, по ее мнению, смысла Сюзанна объяснила:

- Вы хоть представляете, кто осенью дебютирует? Младшая Мэйденстер. Сезон утерян, не останется больше мужчин, способных отвлечься от нее. Все эти учтивые джентльмены, позабудут о вас, и у них перед глазами будет стоять лишь она.

Та самая малышка, которая осталась без отца, даже не узнав его толком, младшая сестра человека, занимающего все ее мысли, оказывается, ровесница ее Сони, не такая уж и малышка. Интересно, какая она, похожа на брата, внешне, характером? Наверняка красива и умна, ведь он такой. Думая о той, кого она ни разу в жизни не видела, Майя вдруг поняла, что все что знает о герцоге, слухи, рассказы других, но ничего от него лично. Только то упоминание о роде матери, но ведь это совсем не то, что она хотела бы знать. А она хотела знать все. Хотела проникнуть туда, за стену полного контроля и спокойствия. Странное сравнение, но почувствовать нежную кожу на ежовом животе, вместо обычных иголок.

- Хотя нет, не все. Один останется свободным от ее чар. - не дождавшись напрашивающегося вопроса, Сюзанна пояснила. - Сам герцог. Правда, судя по всему, ждать нам оттуда тоже нечего, опять появится эта актриса, или еще кто-то... Так что все эти ваши гадания, выеденного яйца не стоят. - высказавшись, девушка тем не менее нитку с кольцом в руки взяла. - Ну что, колечко, ответь-ка мне, удастся ли окольцевать его светлость в этом году?

И куда же делось все неверие в гадания, почему так тяжело отвести взгляд от качающегося колечка, почему обида подступает к горлу? Ведь этот глупый маятник говорит да. Как бы Майя не пыталась себя обмануть, что она готова жить лишь сегодняшним днем, готова смириться с тем, что все что происходит временно, но окажись гадание правдивым, она вряд ли сможет похвастаться самообладанием. Лучше не знать, о таком ей лучше не знать.

А тем временем, забава продолжилась. Жглись свечи, создавались пирамиды из зеркал, воск складывался в изображения, чайная заварка заставляла воображение работать еще лучше. А Майя опять заставляла себя разувериться во все эти сказки, глупости.

Время тянулось медленно и раньше, а теперь просто превратилось в пытку. Девушке было откровенно нудно и неуютно, не хотела она, чтоб еще кому-то взбрело в голову спросить что-то, что могло касаться ее самой, и заставить опять переживать, опять окунаться в те мысли, которые и так ее не сильно радовали. Лишь глубоко за полночь, гадальщицы выдохлись, потушили свечи, разобрали собственные зеркала и поспешили по комнатам. Майе не хотелось возвращаться к себе, наверное впервые с тех пор, как она поселилась в новой комнате. Ей казалось, что увидь она сейчас Дэррека, будет думать только о том предательстве, которое предсказало колечко. Хотя и предательством это не назовешь, это просто будущее. Нет, уж лучше побродить по коридорам, провести Соню.

Майя так и сделала, прощаясь, сестра пожелала, чтоб ей приснился ее собственный принц. Вот только принцы не заводят любовниц, не селят их в соседних покоях, предпочитают белых коней, ну и красавец принцесс.

Прогулка выдалась знатная, Майя вернулась в свою бывшую комнату, она была не заперта и совершенно такая же, как до ее переезда, только без вещей на трюмо и шкаф пуст. Майя села за письменный стол, открыла один из шкафчиков. Как она могла забыть? Там лежала ее карманная книжечка, в которую она записывала заинтересовавшие ее отрывки произведений. Насколько нужно было забить голову другими мыслями, чтобы забыть о таком сокровище... Вечер получился ужасный, неужели ее так просто вывести из равновесия? Майя положила голову, полную обреченных мыслей на сложенные руки. В голове проносились вопросы, а нужно ли это все продолжать? Снова пришло осознание что же она творит... Не зря он так часто повторяет, что ей вредно думать, ведь думать для нее - это обязательно заниматься самоистязанием. Нет, прочь сомненья, она вскинула голову, покрутила в руках книжечку и приняла решение. Чаще всего, принимаясь гадать, они с Соней брали в руки книгу, загадывали страничку, абзац. Глупее - не придумаешь, особенно, когда гадаешь по книгам об охоте или кулинарным, а вот веселье еще то. Над вопросом Майя долго думать не стала, чтобы материализовать мысль, прошептала в пустоту:

- Что нас ждет? - кого нас? Себя, его, Соню, Витора, всех. Страница тринадцать, строка десятая.

"Сложность выбора - не ошибиться."

Прекрасно, неужели могло быть лучше? Майя не знала, смеяться ей или плакать. Наверное это все девичьи глупости, смахнув непонятно откуда взявшиеся слезы, девушка вышла из комнаты.

Она искренне надеялась, что герцог уже спит, к своей двери приближалась крадучись, а когда удалось и запереть ее практически беззвучно, чуть ли не триумфовала. Она не могла объяснить, почему именно сегодня, именно сейчас, но ей не хотелось, чтобы он ее видел, чтобы понял, что ее беспокоит, ведь и она сама себе этого толком не могла объяснить.

Вода, оставленная в ванной давно остыла, но это не остановило девушку, желая внешними ощущениями заглушить внутреннее беспокойство, она залезла и в холодную. Ее хватило на несколько минут, потом, еще больше разочаровавшись в себе, пришлось признать, что она слаба духом и для таких подвигов, опять навернулись слезы. Да что ж такое... Завернувшись в махровый халат, она направилась в спальню, смахивая доказательства своей слабости и глупости.

- Зачем ты полезла в воду? Любишь прохладную? Я могу тебе ее устроить... - герцог стоял в дверях, сплетя руки облокотился о косяк, откуда знает о воде, можно было не спрашивать, он откуда-то знает все.

- Доброй ночи, ваша светлость, я очень устала... - Майя сжала халат на груди кулаком, будто защищаясь от него, направилась прямо к кровати. Он не выглядел сонным, на нем была та же одежда, что за ужином, наверняка еще не ложился. Но вот когда он спит, оставалось для нее загадкой, и еще одна волна раздражения накатила вслед за этой мыслью, она недостойна даже просыпаться с ним, что уж говорить о предсказании.

- Ваша светлость? Что-то произошло? - Майя сделала еще несколько шагов в направлении кровати, а он оставался все так же неподвижным в проеме.

- Нет, все хорошо. - умей он читать мысли, услышал бы мольбы просто оставить ее наедине с собой, не занимать опять собой все пространство, дать возможность поплакать.

- Тебя кто-то обидел? - выражение лица чуть изменилось, между бровей залегла морщинка, свидетельствующая о неспокойствии ее обладателя.

- Нет. Все хорошо. - чтобы подтвердить твердость своих слов, Майя посмотрела прямо ему в глаза. Нет, ничего не хорошо, но прошу вас, дайте мне пережить это не хорошо самой.

- Я ведь все равно узнаю. - несомненно, если было бы, что узнавать, он бы узнал. Но в голову залезть к ней он не может, а значит виновный наказания не понесет.

- Зачем? - Майя взяла в руки одну из подушек, собираясь ее подбить, хотя скорее просто отгородиться еще больше. - Потому, что вы так хотите? - девушка сделала ударение на обращении.

Дэррек это отметил, опять она начинает все сначала, опять закрывается, а ведь не изменилось ровным счетом ничего. Потому что он так хочет? Да, именно так, он получает то, что хочет, каких бы усилий ему это не стоило, и то, что она сейчас здесь, яркий тому пример, но вот только узнать причину ее слез он хотел не потому, чтоб отгородить, ведь это в его силах. Пусть не от всего мира, но хотя бы в своем доме он может создать такой необходимый ей комфорт. Дэррек прекрасно видел, как она расцветает, когда они наедине, и как закрывается в присутствии посторонних. Меньше всего ему хотелось сейчас ссориться, просто потому, что на это не хватило бы сил ей.

- Тебе правда лучше поспать. - оттолкнувшись от стены, он стремительно вышел из комнаты, не стукнув дверью, не повысив голоса, совершенно спокойно. И это стало сигналом, на Майю опять накатила невообразимая тоска, жалость к самой себе.

Сон, почему же ты не идешь, когда в тебе так нуждаешься? Девушка уже дважды слушала бой курантов, сначала один удар, а потом и два. Как оказалось, жалеть себя долго не получается, совсем скоро ты понимаешь, что всему причиной твоя же глупость, а значит и винить можешь только себя.

Могла ли ты себе представить когда-то, что услышишь все те сказанные ей слова, от этого человека? От любого мужчины? Нет.

Неужели не было очевидно, что не смотря на ее собственные желания, для него это прихоть, как же его можно в этом винить? Никак.

Накрывшись с головой одеялом, Майя пожалела о сказанном. Конечно, он не будет тратить свое время на то, чтобы успокаивать ее в истерике, не собирается выслушивать пустые обвинения. А ведь они по-настоящему пустые. Девушка повернулась на бок, а вдруг это был конец? Вдруг, именно так бросают любовниц? Просто уходят, тихо, без шума, а на утро карета уже будет запряжена? Майя пропустила один удар сердца. Нет, еще слишком рано, она не готова еще потерять свою маленькую сказку, пусть и горьковатую на вкус.

*****

Дэррек не спал, оказывается, не так-то просто заснуть, не чувствуя под боком уже привычного тепла. Никогда раньше, его не тянуло оставаться в компании любовниц на ночь, не зря ведь дома так богаты на спальни, но вот с ней было по-другому. Вдыхать ее запах, проводить по теплой коже, прижимать сильнее, когда из-за снившегося, она начинала метаться. А утром, целовать еще спящую, набираясь сил, для нового дня. Все больше и больше он уверялся в том, что эта малышка никто иной, как ведьма, и ее чары действуют на него так, что нету желания сопротивляться.

Она зашла тихо, босые ноги ступали по полу беззвучно, спи он, эти шорохи остались бы незамеченными.

Решиться на это, ей было не так и сложно, больше она боялась неизвестности, чем пожертвовать своей гордыней, которой, в общем-то и не было в душе, когда речь заходила о нем.

Стоявший у окна, он повернулся, тоненькая, светящаяся, практически прозрачная, стебелек, прогибающийся под каждым порывом ветра, припадающий почти к самой земле, но не сломленный.

- Почему ты не спишь? - видимо, холодной воды в ванне ей было мало, так как остановилась она на голом дощатом полу, не дойдя до ковра.

- Я не хочу. - создавалось впечатление, что ее бьет мелкая дрожь, от холода или от чего-то другого, сложно было сказать даже ей самой.

- Спать? - мертвенно спокойный голос, неужели опять придется бороться с ней за нее же?

- Чтоб все так закончилось.

Дэррек подошел, подхватил ее на руки, еще не хватало, чтоб она и вправду заболела, в конце концов, он взял на себя ответственность прикрывать стебелек от ветра, свой стебелек.

- Не закончится. - мужчина впился в губы с той жадностью, будто жаждущий к целебному источнику, и если раньше Майю и правда била дрожь от холода, то теперь на смену ей пришла привычная уже реакция на его прикосновения.

И опять она оказалась на широченной кровати, разговоры отошли на второй план, отдав бразды правления телам и душам. Без стыда, забыв на время обо всем, Майя отдавала и брала взамен, изучала и поддавалась изучению, делила одно на двоих дыхание, одни на двоих ощущения.

Прохладный шелк простыни Майя почувствовала голой спиной, но не было желания отстраниться, ведь к ней снова прижималось сильное, теплое тело. Ей иногда казалось, что так придумано где-то свыше, ее вечный холод не мог согреться по-другому, как от его жара, иначе она бы просто расплавилась или, так и осталась в вечной собственной зиме. И как ей хотелось верить, что только она способна охлаждать то пламя, которое бушует в нем.

Дэррек с гордостью отметил, что стал для голубки искусным учителем, она не только отвечала на ласки, как раньше, а сама делала первые попытки брать бразды правления в свои руки, и он без сомнений на это соглашался. Холодные ладошки скользили по его груди, плечам, заставляя мышцы сокращаться, а рассудок совершенно забыть обо всем, кроме того, что она делает, пусть даже не осознавая своей силы.

- Не отпускай. - Майя верила ему, верила, что не отпустит, не оставит. Пока. Но хотела слышать это снова и снова, прильнув еще ближе, кусая губы от желания и испытывая сладкую муку ожидания.

- Не отпущу. - и подтверждая слова, вжимал податливое тело сильнее, стискивал до боли, вот только ощутить ее Майя была не в силах, слишком накалились другие чувства, - Не отпущу.

- Никогда. - она не могла сдержаться, в этой просьбе, но не хотела слышать в ответ молчания, лучше чувствовать ласку губ, лучше целовать так долго, что забудешь о сказанном. Майя обвила шею любимого руками, притягивая к себе, и когда он начал движения, древнего как мир танца, ей почти удалось забыть, почти удалось взлететь, почти не хотелось еще и слышать, а не только ощущать.

- Никогда. - о Ях, пусть ложь, пусть никогда наступит очень скоро, пусть весь мир рухнет, но Майя была ему благодарна и черт возьми, она его любила.

*****

- Так я узнаю, что с тобой произошло сегодня вечером? - Майя устроилась на широкой груди, сложив руки под подбородком, лучшего наблюдательного пункта придумать было нельзя, он уже несколько минут лежал с закрытыми глазами, не изучи девушка его повадки, могла бы подумать, что он и вправду спит.

- Мы гадали. - она уткнулась лицом в ладони, не хотелось вспоминать это все снова.

- Так ты все-таки ведьма? Я не сомневался. - удивленно выглянувшая девушка застала улыбающееся довольное лицо. - И что же тебе такого нагадали? А, голубка? Неужели синего неба и зеленой травы?

- Мне - ничего.

- Отчего же тогда ты устроила нам такую длинную ночь? - он лукавил, с ним ее ночи изредка были не столь длинны как сегодня, просто тратили они это время не на раздумья в своих комнатах.

- Можно я задам один вопрос? - Майя опять устроилась так, чтобы видеть собеседника. Дэррек ничего не ответил, только почтительно кивнул, как сделал бы, задай она этот вопрос в людной комнате. - Почему вы до сих пор не женились?

Дэррек удивился, что за гадания у них были, что в белокурой головке родился такой вопрос, но отшучиваться он не собирался, ведь пообещал ответить.

- Для женитьбы нужны двое, и это связь, которую уже не так легко оборвать. Пока что, я не испытывал потребности в такой связи. - задай тот же вопрос любая его предыдущая любовница, он бы дал достаточно жесткий отпор, понимая, к чему они ведут. В общем-то именно надоедливые намеки и становились причиной его прошлых расставаний, наряду с наскучившими одинаковыми, если не внешне, то внутренне женщинами. А вот в том, что ее волнует этот вопрос не для его охмурения, он был уверен. Ничто в ее поведении не было связано с кокетством, завлечением, соблазнением. Веди она себя так, он бы, наверное, потерял голову окончательно, но и наивность девушки заставляла терять самообладание.

- И что же, за тридцать лет, ни разу вы не помышляли о женитьбе, детях? - девушке, воспитанной в традициях, где ее жизненным центром должна стать именно эта семья, подобное допущение было по меньшей мере странным.

Она так искренне изумилась, округлив глаза, что он еле сдержался, чтоб не щелкнуть девушку по носу за ее очередное "вы".

- За тридцать один. - почти два, в следующем месяце он отмечает свое тридцати двухлетие, в этом возрасте, его собственный отец уже был отцом двоих детей, младшему из которых, Дэрреку, было семь. Но отцу повезло, он встретил его мать когда ему только исполнилось двадцать, и лишь это заставило его из бесшабашного разгильдяя превратиться в примерного семьянина, наследника герцогства. Дэрреку так не повезло, хотя он и не испытывал особых мук по этому поводу, было в его жизни на что тратить минуты и часы предназначенный для подобных раздумий. - Нет, не помышлял. Ведь я же сказал для женитьбы нужны двое, так уж выпало, что мужчина в этом дуэте занимает решающую роль. Ни разу в жизни, у меня не возникало желания эту инициативу проявить. - а какую инициативу желания проявить появлялось, Майя имела отличное представление, вот уже на протяжении почти двух недель.

- И что нужно для того, чтоб это желание появилось? - уже сказав, Майя подумала, что вопрос звучит так, будто она пытается выяснить это для себя, но по правде, она все продолжала думать о той свадьбе, которую ему предсказали.

Пусть это не один вопрос, как она просила вначале, пусть он знает сотни способов, как бы на него не ответить или отшутиться, но почему-то, хотелось сказать правду.

- Чтобы я не мог без. - как его мать, когда-то горделивая, на чьем лице ни разу на его памяти не залегала печаль, вдруг за день превратилась в загнанного зверя, затворника, не желающего жить в мире, в котором не стало отца. Одна ее часть, которую так любил герцог-старший умерла в один день с ним, осталась лишь та, что была посвящена детям, она не смогла без него, как и он не смог бы пережить жену. Лишь чувствуя подобное, сам Дэррек привязал бы к себе свою женщину. - Но мы отошли от гадания... Причем тут жениться?

- Если верить ворожбе, та, без которой не сможете, ждет вас совсем скоро. - Майя говорила серьезно, без заигрываний, не желая намекнуть ни на что, просто считая, что обязана предупредить, если это можно так назвать. - Вам нагадали женитьбу в этом году.

- А ты веришь?

- Нет. - снова перед глазами пронеслись все те виденные за жизнь ведьмы, она правда не верила, вот только вера, она не всегда слушается разума.

- Не зря? - он склонил чуть голову, как делал всегда, наблюдая за ее реакцией.

- Может и зря. - девушка приподнялась, отстраняясь, повернулась на бок, лицом к окну: не хотела наблюдать за тем, как он перебирает в голове имена возможных претенденток на теплое место герцогини, грозила опять вернуться тоска. - У меня будет одна просьба... - на затылке глаз у нее не было, так что согласился он или нет, она не знала, но хотя бы озвучить могла. - Если вы решите жениться, не хочу узнать об этом от посторонних. Не обязательно лично, но хотя бы письмом, чтоб я... ну чтоб я была готова...

Значит вот в чем дело, опять боится получить удар под дых, сколько же еще нужно времени и сил, чтобы она доверяла, без опаски?

- Ты узнаешь об этом первой. - он провел по обнаженному плечу пальцем, пытаясь различить его границу, размытую падающим их окна светом. - Обещаю. - уже погружаясь в сон, он пытался найти ответ на один вопрос, а правда ли он еще не встретил ту, без которой не сможет.

Глава 14

- Хорошо, Дэн, закупайте инвентаря столько, сколько потребуется. Они требуют предоплату? - дворецкий кивнул. - Тогда я выпишу нужный чек, заберете на протяжении дня. Что-то еще? - они двигались по коридору, ведущему к лестнице, в ближнем поместье произошел пожар, Дэррек решил проследить за тем, как продвигаются восстановительные работы.

- Да, ваша светлость. Та комната, в которой делали ремонт... - Дэррек оглянулся, вопросительно поднимая бровь, не помнил, чтобы он в последнее время давал подобные указания. - С протекающей крышей... - вспомнил. - Она готова, козырек починен, вчера закончили. Если вы позволите, я сообщу леди, мне кажется, она захочет вернуться в свои покои.

- Не надо Дэн, не стоит тревожить юную леди, думаю, она только привыкла к новым покоям, и снова переезд.

- Но если приедет мисс Смитт, то...

- У нас есть свободная гостевая. Если пожалует кто-то еще. Но это не причина, переселять кого бы то ни было. - ни разу, пребывая тут, Роза не жила в соседней комнате, с чего вдруг Дэн решил сделать предположение, что это может измениться, Дэррека особо и не интересовало, но позволять подобное он уж точно не собирался. То, что дом до сих пор оставался в неведении, иногда удивляло и его самого. Хотя он и поставил перед собой задачу скрывать все до последнего, иногда сдержаться, не прижать к себе пойманную в одном из переходов голубку было неимоверное сложно, и стоило сорвать хоть один поцелуй, как приходилось отпрянуть, услышав приближающиеся шаги.

- Как скажете, ваша светлость. - хозяин считал, что дом не в курсе, но он частично ошибался, горничные, убирающие в его покоях отличались качествами, достойными лучших частных сыщиков столицы, но чтоб понять, что до такой степени смятой постель может быть или у человека, страдающего лихорадкой, или у жарких любовников, особого опыта было не нужно. Их предположение о новом предпочтении герцога Мэйденстера оправдалось, вот только с тем, кто же это - возникли проблемы. Ни длинных волос на подушках, которые помогли хотя бы определиться с цветом, ни оставленных у кровати заколок, сережек, лент, ни столкновений в коридоре с теми самыми горничными. Ни-че-го. И лишь не было сомнений, что анибальт, жившая в соседней комнате с этими тайными свиданиями связанна. Наверняка, выпускает удачливую любовницу через свои двери, вот только и там застать не пришлось ничего такого, что приблизило бы к разгадке. Конечно, сначала обитатели дома грешили на сестру белой вороны, но взявшись раз следить за ней, эта версия потерпела крах, до комнаты ее проводил джентльмен, и это не был их герцог, а утром, в комнате его светлости они застали все ту же привычную картину.

- Передай Дамиану, что я жду его у конюшни, не хочу тратить весь день на поездку, надеюсь поспеть до ужина. - когда он уходил, Майя уже встала, устроив в своей комнате какую-то бурную деятельность, потеряла подвеску, и теперь переворачивала шкафы в ее поиске. Девушка была так сосредоточена, что, отвлечь ее смогло только упоминание об отъезде, правда когда Дэррек уточнил, что это займет время только до вечера, она снова взялась за переворот, уже и так творящийся в комнате. Ему еле удалось изловить ее из горы подушек, которые она перетрушивала, чтобы поцеловать на прощание.

- Как скажете, ваша светлость. - Дэн поклонился удаляющейся спине, и медленно побрел в противоположную сторону.

*****

- Нет, все таки два месяца - это слишком. - мужчины спешились, взяв коней под узды, дорога заняла не больше часа, возьми они экипаж, путешествие бы затянулось. - Ты не представляешь, как я буду счастлив, покинуть твой уютный дом ради столицы, лучше уж сбиваться с ног там, чем развлекать честную компанию тут.

Дэррек передал вожжи подбежавшему конюху, внешне, дом уже почти восстановлен, белые фасады, светло голубая крыша, в тон к ней голубые рамы, он стал еще лучше, чем был до пожара. Проблем с арендой возникнуть не должно.

- Ты не представляешь, как я буду счастлив, когда ты покинешь мой уютный дом. - герцог подождал, пока друг его нагонит, чтобы проверить и то, как ведутся работы внутри.

- Но не долго радоваться придется. Тебе назначена аудиенция у его величества, видимо, снова намечается переворот, будет заручаться всецелой поддержкой.

- Возможно. - и правда, если планы не изменятся, через неделю с небольшим, он выпроводит шумную компанию из своего дома, а уже через три дня и сам закроет двери на замок, ведь до зимы, вряд ли вернется домой, слишком много дел, которые нужно решать в столице, а не в спокойствии поместья. Еще и Мэгги в этом году дебютирует, сезон придется провести с ней, исполняя обязанности отца. Если планы не изменятся.

- Знаешь что, мой друг? - Дэррек направился к дому, Дамиан последовал за ним, следя за роящейся вокруг работе - Ты слишком важная персона, за последний год, о твоем здоровье у меня справлялись чаще, чем о моем. Это о чем-то говорит.

- Только о том, что все интересующиеся надеются когда-то услышать неутешительный ответ. - зайдя в холл, Дэррек отметил и законченную уже наконец-то лестницу, камень преткновения плотников и архитектора, и окрашенный полоток, и водруженную на свое законное место люстру. Отлично.

Дамиан улыбнулся, шутке друга, в которой была немалая доля истины, его не так-то просто любить без зависти уже потому, что он это он, а в добавок к этому, его светлость не обладает характером, способным располагать к себе людей. Подчинять - да, боготворить - да, но только чувство опасности все равно присутствует.

- Почему вдруг Винсент заинтересовался твоей личной жизнью? - рассматривающий комнату Дэррек впервые оглянулся на стоящего в проходе друга.

- А он интересовался? У тебя? - это наверное единственный человек, который никак не вписывался в его конспиративные планы. Он пытался выяснить у Майи что же их связывает, но девушка только настаивала на дружбе. Просьбу же общаться с ним поменьше, восприняла на удивление спокойно, значит не такой уж и друг. Но вот контролировать его Дэррек не мог.

- Ну а у кого еще? Не у твой несложившейся судьбы же?

- Кого?

- Сони. Кого же еще... - Дамиан тоже прошел в дом, чтобы и самому осмотреть получившуюся реконструкцию.

- И что ты сказал? - Дэрреку не нравилось то, что ему рассказал Дамиан, опять мыльный пузырь, служивший единственной защитой их маленького мира, грозил лопнуть лишь из-за того, что кто-то собирается тыкнуть в него пальцем.

- А что я мог сказать? Я ведь знаю только то, что Соня для тебя интереса больше не представляет, и то, не Витору же об этом говорить. Чувствую, он не так прост, как хочет казаться, помяни мое слово.

- Спасибо, что обнадежил, буду ходить по дому прикрывая спину, а то вдруг выпрыгнет из-за угла с ножом в руках... - хоть он и свел сказанное к шутке, подобные странности Винсента его насторожили. - Пошли, нужно найти архитектора...

Лучше заняться делом, ведь на раздумья будет еще предостаточно времени. А то, что есть над чем подумать - несомненно.

******

Проведя весь день в поисках злосчастного кулона, Майя расстроилась окончательно, и след простыл. Как она могла быть такой растяпой? Слишком расстроенная, она не обратила внимание на то, был ли он на ней, когда девушка залазила в холодную воду ванны, не вспоминала и всю ночь, сначала мучаясь у себя, а потом опять с ним, лишь утром, привычным движением проводя по шее, она поняла, что нет ни цепочки ни висящего на ней кулона. Не снимала. Точно не снимала, но тогда цепочка порвалась, а ее птичка упала, она уже успела стать для нее символом, вряд ли счастливым знаком, но важной вещью точно, и теперь ее нету. Она потратила полдня на то, чтобы разыскать, сначала одна, а потом к ней присоединилась и сестра. Проверив все поверхности по три раза, девушки уставшие и не довольные, все таки покинули покои. Существовала вероятность того, что Майя потеряла подвеску в комнате герцога, и это волновало ее не меньше. Откуда такая вещь может оказаться в чужих покоях? Не на экскурсию же она туда заглядывала, зря она не начала розыски еще когда он был тут, сейчас, наверняка в той комнате уже убрали. А если нашли? Что подумают? Ух, ласточка, не делай мне таких злых одолжений, пожалуйста.

Как и обещал, Дэррек успел до ужина. Два друга шли к дому со стороны конюшни, на веранде их встречали почти все обитатели дома, денек выдался погожим, почему бы не насладиться летним воздухом?

Первая, кого Дэррек отыскал глазами, сидела в плетенном кресле, напротив сестры, в руках она держала очередную вышивку. Как сама когда-то призналась, этот вид досуга она не особенно жаловала, но в отличии от чтения или рисования, он не требовал полного к себе внимания. поднятые высоко волосы, открытая шея, в ушках длинные сережки, с желтыми камнями, в цвет с платьем, она изменилась, с того момента как он увидел ее впервые, больше не та мышка. А что же будет, позволь она расцвести себе окончательно, избавься от глупого страха на совсем? Эти размышления прервались резко, когда на поручень кресла, в котором сидела не подозревавшая, что за ней так пристально наблюдают, присел мужчина. Конечно же Винсент, чему же тут удивляться... Опять этот чертов Винсент. И Майя, вскинув глаза улыбается, что-то говорит, снова улыбается, оглядывается на говорящую что-то сестру, потом снова на него и заливается смехом. А часто ли она смеялась при нем?

- Герцог Мэйденстер, граф Ланской, вы успели, удивительно, как вы всегда держите слово. - самой внимательной из присутствующих, оказалась конечно же Кэрри, встречающая мужчин у поручней лесенки, ведущей на террасу.

- Быстрый конь, ранний подъем, исполнительные работники - вот и весь залог успеха. - Дамиан влетел по лестнице первым, Дэррек поднимался медленнее, стягивая перчатки.

Темные волосы отброшены со лба, и без того смуглое лицо, казалось, еще больше позолотилось на солнце, четкие, выверенные движения, плавные, но какие-то предупреждающие, что эта плавность обманчива. Светлая рубаха, не смотря на запыленность дороги чиста, обтягивающие замшевые штаны, с кожаными вставками и высокие сапоги в тон. Майя смотрела на него, и не верила, что еще утром целовала его, что он был одет в ту же одежду, что подходил к ней так же, что эти длинные пальцы, с которых он сейчас стягивает перчатку провели по щеке, отвлекая ее от поисков. Она смотрела на него с немым обожание и гордостью. Ей почему-то захотелось поставить на нем клеймо: "мой". Чтобы это видел весь мир. Опомнилась она тогда, когда ее собственный бог, который, казалось, был богом далеко не только для нее, поймал такой ее взгляд. Опустив глаза, она почувствовала, что румянец заливает щеки, даже не потому, что кто-то еще мог заметить, как она смотрела, а потому, что он мог прочитать ее мысли.

- Леди Соня, леди Майя, Витор. - вездесущий Дамиан успел дойти уже и до их края лоджии. - Как вы относитесь к тому, чтобы завтра устроить конную прогулку. Предложение не мое, но мне кажется очень удачное, особенно после сегодняшнего опыта, чувствуешь себя свежим и бодрым. Правда, герцог? - тот стоял к ним боком, выслушивая что-то от выбежавшего сюда же минуту назад дворецкого.

- К сожалению, не разделяю твоего восторга, в следующий раз, перед отъездом, следует лечь спать раньше, тогда возможно, наши мнения с тобой совпадут. - он не посмотрел на Майю пристально, но не увидеть, как девичьи щеки снова загораются огнем, а взгляд устремляется куда-то вдаль, чтобы еле заметная улыбка не переросла в настоящую было невозможно. И он отметил это с удовольствием, удовольствием собственника, ревнивого, но уверенного в том, что она его вчера, сегодня, завтра.

Это заметил не только он. Витор, смотрящий до этого на Соню, напряглась, при звуке голоса герцога, но казалось, секунды ей хватило, чтобы снова взять себя в руки, перевел взгляд на ее сестру. Румянец, можно списать на жару, присутствие большого количества людей, пристальное внимание, но вот блеск в глазах... Его не объяснишь.

- Прошу прощения, мне придется вас покинуть. - Дэррек склонил голову, бросив последний взгляд на снова занявшуюся вышивание девушку и направился ко входу.

- Ну так что, вы присоединитесь к прогулке? Я могу на вас рассчитывать? - Дамиану тоже не терпелось поскорей добраться до теплой ванны, но в отличии от друга, он не мог себе позволить удалиться не договорив.

- Конечно. Если дамы не против. - Витор вопросительно посмотрел на Соню, та лишь кивнула, когда же настал черед подтверждать Майю, на нее смотрели все трое. Она же, улыбаясь каким-то своим мыслям, делала крестик за крестиком на канве. Да, мой, только мой. Вчера, сегодня, завтра.

*****

Дэн подошел к ним через полчаса:

- Его светлость желает отослать письмо вашему батюшке, но к сожалению, не уверен в правильности адреса, не будете ли вы так любезны...

Не дав времени вызваться Соне, которая и так не горела желанием это делать, Майя вскочив, отправилась за дворецким.

Они подошли к рабочему кабинету его светлости, Дэн постучал, услышав "войдите", доложил о ней, а получив красноречивый взгляд, свидетельствующий, что в его услугах тут больше не нуждаются, согнувшись в поклоне, попятился к двери.

- Адрес? - Майя лукаво улыбнулась, пытаясь скопировать его привычную манеру, получилось или нет, она не могла сказать, но в глазах собеседника зажглась какая-то искорка.

Дэррек стоял у окна, заложив руки за спину, успел переодеться, и сейчас он выглядел ничуть не хуже, волосы еще были чуть влажными после водных процедур.

- Подойди. - он не приказывал, а даже если бы приказывал, вряд ли она ослушалась. Девушка обогнула стол, проводя ладонью по его гладкой поверхности, остановилась напротив мужчины, ожидая чего-то, даже толком не зная чего.

Как делал это часто, он облокотился о подоконник, чтобы чуть приблизиться к ней. Ему снова было важно видеть ее реакцию на то, во что он собирался ее посвятить. Майя не совсем понимала, что происходит, его лицо было серьезным, но спокойным, нельзя сказать, что он выглядит сердитым, скорее задумчивым. Обвив тонкую талию одной рукой, он хозяйским жестом притянул ее ближе.

- Ко мне пришло письмо. Сегодня. - он смотрел на нее изучающе, как будто видел очень давно или не видел вовсе. Ей даже стало чуть неуютно от такого пристального внимания.

В другой руке, которая покоилась до этого момента за спиной, а теперь возникла между ними, лежал конверт. От кого и кому адресованный, Майя не видела.

Возникла куча вопросов, от кого и кому это письмо, при чем тут она, что от нее требуется, но девушка решила, что лучше подождать, чем задавать их.

- От герцогини. - вот теперь она перевела удивленный взгляд с конверта, которым он поигрывал, держа в руке, на собеседника. - Я хочу, чтобы ты его прочитала. - конверт повернулся к Майе лицевой стороной. Она взяла его с опаской. Ей вспомнилось, как когда-то она без разрешения чуть не влезла в его корреспонденцию, а сейчас он сам предлагает ей это.

Майя подержала конверт в руках, смотря на инициалы получателя и отправителя. Красивый, ровный почерк, похож на почерк Дэррека, видимо герцогиня подписывала сама. Еще раз вскинув взгляд на мужчину, и наткнувшись на пристальный изучающий взгляд, устремленный на нее, она открыла послание, достала один единственный листик, на гербовой бумаге, красивой, писать на такой - само удовольствие, а еще и о приятных вещах - еще большее. Аккуратные знаки, ровные строки, размеренность жизни, казалось, повлияло на манеру излагать свои мысли.

"Дорогой мой герцог, Дэррек.

Я пишу, чтобы напомнить об обещанном тобой визите, который из-за очередных неимоверно важных обстоятельств нам пришлось перенести в прошлый раз. Надеюсь, в этот раз такое не повторится. Мы с Мэгги с нетерпением будем ждать твоего приезда. Уже в этот вторник.

С любовью, мама.

П.С. Я не прощу, если ты опять придумаешь любую отговорку. Даже если твой Ветер сломает ногу, ты все равно приедешь. И не надейся, что сможешь улизнуть уже через два дня, отмени все встречи на неделю. Я прошу всего неделю в три месяца, это не так много."

Вторник... А что сегодня? Майя пыталась вспомнить, но почему-то не получалось, смысл прочитанного потихоньку доходил до нее, и становилось как-то не по себе. Вторник, а сегодня пятница, значит, осталось три дня. А потом неделя, целая неделя, а когда они с Соней должны уехать? В следующую среду. Три дня, неделя, следующий день. Ее воздушные замки снова рушились, вот только совсем не так, как она могла бы предвидеть, не была к этому готова.

Опять, уже в который раз почему-то защипало глаза, но Майе не хотелось плакать сейчас, при нем, посчитает ее истеричной, ведь и так уже столько раз ему приходилось становиться свидетелем ее слез. Сморгнув пару раз, смотря в окно, она перевела взгляд на собеседника.

- Когда вы уезжаете? - голос вроде бы не предал, во всяком случае, она на это надеялась.

Все время, пока она читала и перечитывала строки, Дэррек внимательно наблюдал за ней. Сам он посчитал все сроки очень быстро, первая мысль, мелькнувшая у него в голове было отказаться, ведь ничего не изменилось бы, приедь он на неделю позже. Но потом, он изменил свое решение. Мама, сама того не зная, сделала ему огромное одолжение. Сколько времени он провел со своей голубкой? Около двух недель, а складывалось впечатление, что прошли месяцы. Сколько всего он узнал о ней, сколько раз ощущал сладость губ, сколько делал вдохов в унисон, и ему казалось, что он так и не насытился, не успокоился, не остыл. Изменится ли это за неделю с ней? Или за неделю без нее? Сможет ли он отпустить ее сейчас, на неделю, чтоб вернуться потом, или отпустит через неделю уже навсегда? Эта неделя должна была так или иначе стать решающей.

Она пробегала по строкам быстро, задерживая взгляд на отдельных словах, потом делала это еще раз, и еще. Наконец, рука в которой было зажато письмо опустилась, а взгляд устремился куда-то в сторону. Расстроилась, он не знал радоваться этому или утешать, ведь сама того не зная, она подталкивала его к мысли, что принятое им решение правильное.

- Во вторник ранним утром. Имение не так далеко. Шесть часов пути.

Майя кивнула, ее мнения ведь не спрашивают, просто ставят перед фактом, и за это она благодарна, не хотела бы узнать о таком вместе со всеми.

Она расстроилась, по настоящему, не притворно, неужели, он дождался того момента, когда пропало смущение, раскаянье за свои действия, вот какой толчок был нужен, чтобы Майя поняла, что же для нее действительно имеет значение здесь и сейчас.

- А вернетесь? - голос стал чуть хрипловатым, уже сказав, она попыталась прочистить горло, чтоб избавиться от подступившего к горлу колючего кома.

- Во вторник, днем.

- А в среду мы уезжаем. - он не мог это забыть, слишком значимое событие для дома.

- Я помню. - Дэррек зарылся лицом в рассыпавшиеся водопадом волосы, достаточно было просто потянуть за связывающую их ленточку и дело в шляпе. - Не думай об этом. У нас есть еще три дня. Не трать их зря.

Майе было обидно, за то, что у нее забрали целую неделю. Ее неделю, что забрал он. Но он был прав, остается три дня. Три их дня, три дня, которые должны стать той чередой воспоминаний, которая будет питать ее всю оставшуюся жизнь, какой-то серой она не была. Нет, она не позволит потратить их впустую, запомнит каждый вздох, каждый стук сердца, каждую мелочь, которую только сможет.

Конверт выпал из ладони, не желая тратить свои мгновения, Майя обвила шею мужчины. Создавать воспоминания нужно было начинать как можно быстрее.

*****

- Ты нашла то, что потеряла? - пока Майя пыталась соорудить на голове подобие той прически, с которой зашла в кабинет, Дэррек писал письмо подтверждение, собираясь отправить его как можно скорее, пока он не успел передумать, особенно теперь, когда обычно ведомая Майя открылась с новой стороны.

Снова положив руку на шею, как бы пытаясь нащупать отсутствующий там кулон, Майя покачала головой.

- Нет. Нигде нету.

- Той подвески? Ласточки?

- Да. - Майя закрепила ленту шпилькой, пора выбирать плетения попроще, если он будет продолжать в том же духе, заплетаться ей придется по несколько раз на день. - Это был подарок. - накрыв рукой то место, где обычно покоился кулон, Майя попыталась представить, что он на ее шее, но желанного спокойствия это не принесло. Жаль, вот только она готова была отдать намного больше, взамен недели, которую у нее отобрали.

Дэррек подошел сзади, теперь они отражались в зеркале вдвоем. Он высокий, смуглый, красивый, тот, о ком она мечтала и она, на его фоне казавшаяся еще более бледной, вот только почему-то сейчас, хотелось сравнивать этот цвет с молочным, более поэтичным, а бирюзу в своих глазах видела и она. Майя не знала как, но ему удалось вселить в нее веру, надолго ли - неизвестно.

- Чей подарок? - он отошел к спинке кресла, на которой висел пиджак, так, что его отражение все еще было видно.

- Друга. - хотелось насмотреться на него сейчас, как он в момент становится серьезным, поистине герцогом. - Витора. - он кинул на нее странный взгляд, застыв, но через секунду опять взял себя в руки, застегнул последнюю пуговицу.

Вот оно что, он, оказывается намного ближе и опасней, чем даже Дэррек мог себе предположить. Одно дело прогулки по саду, с разговорами о вечном, и совсем другое, безделушка, из-за которой она готова перевернуть вверх дном всю комнату. Подойдя к успевшей повернуться к нему Майе, он поцеловал ее в щеку, дернув на себя чуть резко, но раздражение куда-то быстро улетучилось, в конце концов, она его, душой и телом. Он знает, какие на вкус ее губы, с ним она делится своими мыслями, задает вопросы, шепчет его имя, пребывая где-то между небом и землей.

- Моя, слышишь? - он часто требовал от нее такого подтверждения, и каждый раз его получал, ведь это была истинная правда.

- Да.

Глава 15

Что такое три дня? Это очень мало, но и очень-очень много. Три дня и три ночи. Если бы Майя могла, она отказалась от сна, еды и тех бесцельных часов, проведенных без него, но это было невозможно, а жаль.

Утром в воскресенье, на подушке ее ждало послание, первое и единственное его послание ей: "Я буду ждать тебя в полдень у западных ворот." Вчера вечером, он не говорил ничего о каких-то планах, не оставил ни одной зацепки, дающей возможность гадать, что же ее ждет. Благо, времени до полудня оставалось не так много.

Почему-то сегодня, открыв шкаф, в глаза бросилось одно единственное платье, то, с бабочками, которое несло в себе так много воспоминаний, по-настоящему горьких. Даже сейчас, по прошествии времени, лучшим, тот день Майя бы не назвала. Но лучший метод исправить это, попытаться еще раз. Взяв в руки накрахмаленное платье, Майя вернулась к кровати. Такой живой подол, тугой корсет, волосы она оставила распущенными, герцог сказал, что так ему нравится больше, подхватив их одной атласной лентой, чуть более темного цвета, чем само платье. Именно к этому наряду так подходила ее утерянная подвеска, но к сожалению, пока что ее так и не нашли. Скользнув в туфельки без каблука, Майя выскочила из комнаты. Записку она спрятала в свою сокровищницу, в которой до сих пор так и лежала та запонка, оставленная в ее старой комнате. Сначала она собиралась ее вернуть, даже несколько раз о ней говорила, но в один момент подумала, что может оставить ее себя как память, и сама же с собой согласилась.

Выскользнув на улицу, Майя оглянулась, дом погрузился в привычную полуденную сиесту, слишком жаркая пора для нежных дам. Лето окончательно вступило в свои права, через несколько дней люди ждали большого праздника - летнего экватора, начала брачного сезона. Конечно, давно уже никто не следовал традиции, запрещающей играть свадьбы от нового года и аж до Экватора, но почтение богам все же высказывали, готовя праздничный пир и оставляя пустое место для желающих заглянуть на огонек духов.

До западных ворот вела не такая уж и близкая дорога, всего раз Майя оказывалась тут раньше, тоже с Дэрреком, после знакомства с Ветром. Только тогда, они заходили с другой стороны, а сейчас, ей приходилось полагаться лишь на свою интуицию, и надеяться, что главная дорога скорее доведет до цели, чем многочисленные тропки. Солнце палило нещадно, иди она на встречу к кому-то другому, давно развернулась к дому, предпочтя извиняться за срыв запланированного, но не сегодня, ведь дней оставалось все меньше.

Дэррек ждал ее у моста, который и называли теми самыми западными воротами. Небольшой каменный мостик, через ручей. Благодаря которому, тут было значительно комфортней, чем еще пять минут назад в пределах сада. Он стоял спиной, не видя или делая вид, что ее не замечает. В девушке проснулся дух ребячества, захотелось поступить так, как обожала Соня, подкрасться, напугать, а потом залиться веселым смехом. Все почти удалось, подхватив с обеих сторон подол платья, чтобы он не шуршал, Майя медленно приближалась к неподвижному мужчине, вот только напугать не удалось, она испугалась сама. Дэррек резко развернулся, подхватил девушку на руки, отрывая от земли.

- Ты еще слишком маленькая, чтобы застать меня врасплох, голубка, придется тебя учить. - поцеловав смеющуюся добычу, он вернул девушку на землю. - Ты не устала?

Майя помотала головой. И правда, радость от того, что нашла дорогу, что не заблудилась, что встретила его, заглушила все воспоминания о тяжелом пути.

- Тогда придется пройти еще немного. - на каменном столбце моста стояла корзина, взяв ее в одну руку, а другой сжав девичью ладонь, Дэррек направился в сторону от дома.

- Куда мы идем? - Майя помнила его обычный стремительный шаг, и была благодарна за то, что мужчина ступает медленно и осторожно, давая ей возможность не гнаться, а даже разглядывать окрестности. Несколько раз, им на пути попадались даже упавшие деревья, чтобы переступить через которые, Дэррек подхватывал ее на руки.

- Мы гуляем, графиня, разве не понятно? - вот уже несколько минут, Майя шла чуть впереди, разглядывая открывающуюся перед ее глазами картину, обычный лес, обычные деревья и травы, но пробивающееся сквозь кроны солнце делало все это магическим. Дэррек же смотрел на нее, улыбку, которой озарялось ее лицо, каждый раз, когда она оборачивалась, чтобы задать вопрос, ответить или просто убедиться, что их сплетенные пальцы - не мираж.

- Спасибо за исчерпывающее объяснение, ваша светлость. - снова оглянулась, заставляя улыбаться уже его самого.

- На развилке, нам направо. - Майя кивнула, она понимала, что прогулка не простая, но решила подождать, чтобы не портить себе сюрприз.

Совсем скоро, они вышли на поляну. Казалось, лучше места найти на земле невозможно. Она располагалась на берегу озера, совсем небольшого, образовавшегося когда-то рекой, на которую они уже ходили, вот только изменив течение, она оставила по себе такую заплаву. По кругу, поляну окружали высокие березы, а под ногами стелилась молодая салатовая трава, усеянная белыми и светло-синими полевыми цветами. Майя могла поклясться, что где-то неподалеку, должна прятаться и земляника.

- Нравится? - Дэррек обошел остановившуюся на месте девушку, поставил корзину на землю, расстелил покрывало. - Прошу, миледи. - вернулся, взял за руку все еще пребывающую в оцепенении Майю, подвел к их самодельному столу. - Не знаю как вы, но я проголодался, надеюсь, моя скромная пища придется вам по вкусу.

Скромной, он называл пищу богов, во всяком случае, так считала Майя. Ее любимая клубника, шоколад, рыба, вкуса которой, она наверное никогда не забудет, пряное вино, утоляющее жажду и не кружащее голову, во всяком случае пока.

- Можно я? - герцог взял одну ягодку.

- Конечно... - Майя смутилась, ей показалось, что он тонко намекает на то, что она завладела тарелкой с клубникой всецело.

- Глупая... - он рассмеялся, опустив ягоду в растопленные на такой жаре шоколад, Дэррек поднес угощение к ее лицу. На удивленный взгляд он ответил легким кивком.

Майя напоминала лань, готовую в любой момент убежать, оставив голодного льва ни с чем, по миллиметру приближаясь к ягоде, она пыталась одновременно не потерять равновесие, чтобы не упасть прямо на мужчину. Обхватила плод зубами, чуть потянула, оставив Дэррека ни с чем. Она даже не догадывается, какие мысли заставляет вертеться в его голове, такая чистая и всецело принадлежащая ему.

Это странное ощущение, брать пищу из чужих рук, но Майе показалось, что именно эта ягода была еще слаще.

Сладкая пытка могла длиться еще долго, вторая, третья красная ягодка повторили путь первой, на ее губе остался шоколад, девушка потянулась за салфеткой, но не успела, нежданный поцелуй заставил забыть обо всем. Уже через мгновение Майя лежала на покрывале, забыв о корзине, шоколаде, салфетке, чувствуя, как желание зарождается внутри, отвечая на блуждающие по лицу, шее поцелуи. Удивительно, не было мыслей о том, что вокруг жесткая земля, что над головой синее небо, что где-то могут бродить охотники или просто люди, отправившиеся собирать ягоды, было чертовски хорошо, правильно, именно так, как должно было быть.

- Идем. - Дэррек резко вскочил, оставив растрепанную девушку в растерянности. Немой вопрос голубых глаз получил ответ. - Купаться. -Дэррек стянул с себя рубашку, подхватив, поставил ее на ноги и взялся за шнуровку платья.

- Но я плохо плаваю, - она не сопротивлялась, особенно когда руки освободив пространство проникли под тугой корсет. - Вода холодная, наверное... - Майя опять закрыла глаза, ощущая, как по коже бегут мурашки в ответ на прикосновения.

- Мы не будем плавать, голубка... - не дав ей времени понять значение сказанного, Дэррек перекинул девушку через плече, вызвав визг испуга вперемешку с восторгом, направился к воде.

*****

И правда не холодная, сначала щекочет только щиколотки, потом, под натиском сильной груди, в которую Майя упиралась спиной, приходилось заходить все дальше и дальше. Немыслимо, она, Майя Дивьер, полуобнаженная заходит все глубже в неизвестный ей водоем лишь потому, что так хочет он. Шаг, ступни чувствуют гладкие камушки на дне, еще шаг, прохладная вода поднимаясь все выше заставляет вставать на носочки, отвоевывая каждый сантиметр еще сухой кожи. Заметив эту ее хитрость, Дэррек решил нарушить правила, брызги полетели со всех сторон. Не ожидавшая подвоха Майя успела лишь закрыть лицо руками, спасаясь от холодной воды. Пока девушка не успела опомниться, Дэррек перехватил ее за талию, увлекая за собой на глубину.

Тонкое девичье тело прильнуло к нему с такой силой, как никогда до этого, жаль, не в порыве страсти, а просто от страха, хотя от этого, не стало менее приятно.

- Не бойся, если утонем, то первым на дно пойду я. - слабое утешение, но Майя его толком и не слышала, пытаясь нащупать хотя бы пальчиками дно, и не находя. - Если ты меня задушишь, утонем намного быстрее... - опомнившись, она и вправду чуть ослабила хватку. - Умница.

Единственное, что удалось уберечь от воды были ее волосы, собранные ракушкой на затылке, если бы их пришлось сушить, они вряд ли успели бы вернуться до ужина, кроме того вечером становилось достаточно холодно. А вот сорочка облепила мокрое тело, не оставляя места для домыслов. В ней не было недостатков, Дэрреку иногда даже казалось, что Ях, как любитель изысканных шуток создал ее для него.

Дэррек подцепив под водой подол рубашки, потянул его вверх, провел ладонью по бедру, приподнимая ничего не весящее тело. Получив такую нужную сейчас опору, Майя послушно обвила мужской торс ногами, оказавшись впервые на равной с ним высоте. Вот только теперь, она не могла отпустить руки, даже для того, чтобы провести по бронзовой коже, ведь боялась соскользнуть. А так хотелось. Хотелось зарыться пальцами в волосы на затылке, попробовать их на ощупь. Устроив Майю удобней, его руки продолжили блуждать по знакомому уже до мелочей телу, гладкий живот, с зигзагом расположенным на нем родинок, он помнил каждую из них, не раз перецеловывая, высокая грудь, чувственная к его касаниям, особенно сейчас, в прохладной воде, выгибающаяся под пальцами спина, с выступающими позвонками. Хрупкая шея, подставленная для поцелуя.

- Не боишься? - придерживая Майю за поясницу, он продолжал уже привычную пытку поцелуями.

- Нет. - Майя нашла его губы, проникая туда, как бы подтверждая, что и правда не боится.

- Я хочу тебя. - прикусив мочку уха, он чуть потянул, заставляя в сотый раз по телу пробежать дрожи.

- И я. - наверное так можно выразить то, что она чувствует, недостаток себя без него, желание чувствовать его в себе, а себя в нем, единым целым. Она его хочет, потому что она его любит. Мягкие движения, даже не толчки, а накатывающие волны, как на морском берегу, до потери сознания медленные, сводящие с ума, доставляющие особое удовольствие. Единственные звуки, разносящиеся по окрестностям был тихий плеск воды и редкий шепот. Спроси ее кто-то сейчас, через неделю, год, десятилетие что такое терять голову - она вспомнит эти томительные минуты, и не имела значения уже ни прохладная вода, ни страх потерять равновесие, а только волны, убывающие и возвращающиеся, чтобы дразнить, доводить до края, но не давать забыться.

Такая красивая, такая нежная, податливая, а когда ее глаза наливаются синевой, голова откидывается назад, а губа закушена, сдерживая рвущиеся звуки, он и сам был бы не против стать художником, чтобы такой ее изобразить, правда это идея живет не долго, лучше оставить это только между ними, только для него. Да, он собственник, но с ней, эта черта растет во сто крат.

*****

Хоть часы, лежащие в траве, показывали третий час, жара только усилилась. Майя слушала бархатистый низкий голос, отдающий вибрацией где-то в груди и наслаждалась полным покоем. Над головой, синело небо, в котором раздавались птичьи трели, смеющиеся над открывающейся им картиной. Ласковые пальцы перебирали пряди ее волос, разметанные по покрывалу. Ощущая щекой жар мужской груди, Майя не могла даже вспомнить тот первый холод от погружения в воду. Ее собственная рука тоже была накрыта мужской, там, где бьется его сердце, в унисон с ее собственным. Прижавшись к теплому боку, она думала о том, что наверное никогда еще она не чувствовала себя настолько счастливой, ее счастье - это спокойствие, и сегодня этого покоя ей досталось предостаточно.

- Это неправильно... - своим же мыслям, она почему-то ответила вслух. Вибрация под ухом чуть изменилась, Дэррек рассмеялся.

- Пора бы уже смириться, что все что мы делают - неправильно. - он тоже чувствовал это спокойствие и хотел насладиться ним сполна, что люди называют домашним очагом? Пристанище, в котором можно скрыться хоть на миг от нескончаемой гонки жизни? Тогда она его очаг.

Майя тоже думала о семье, но немного не так, представляла себе, что они женаты, на их пальцах два одинаковых кольца, а где-то в доме, в колыбели лежит их сын, или дочка, отпустившая родителей сюда. Дочка, это наверняка дочка, похожая на отца, чтобы была счастливой... Вот только в один момент, в голову пришла другая мысль, заставившая выдернуть руку, прижав к себе. До этого расслабленное тело окаменело.

- Что случилось? - Дэррек повернул голову к ней, заметив перемену.

- Ничего. - Майя судорожно пыталась что-то сосчитать, толком сама не понимая что, но зная, что существует некая зависимость. Дэррек поддел ее подбородок пальцем, заставляя посмотреть на него. - Просто... Просто, я подумала, а вдруг... А вдруг у меня будет ребенок... - сказав это, она сама ужаснулась такой перспективе, это ведь уже даже не только ее позор, не только семьи, а ни в чем неповинного ребенка, навеки считающегося в истории бастардом. Которому, не будет места ни в древе семьи, ни в жизни отца.

Дэррек снова повернулся так, что Майя оказалась прижатой к покрывалу.

- Да, а ты что, против? - он попытался задать вопрос так серьезно, как только смог, чтобы не расплыться в улыбке.

- Конечно против, как вы себе это представляет??? - ошарашенная своими мыслями и его реакцией, Майя не заметила мелькнувшей в уголках губ улыбки.

- Как я себе это представляю? Очень даже неплохо, сначала - живот раздуется до размеров приличного арбуза, - Дэррек положил ладонь на совершенно плоский сейчас живот, - и я смогу целовать его вот тут, - он поцеловал ткань уже сухой рубахи, - и вот тут. - еще раз. - И этот самый арбуз будет отвечать мне постукивая, передавая приветы. А потом, появится очаровательная девочка, с бирюзовыми глазами.

Майя смотрела на происходящее как завороженная. Неужели это говорит тот же человек, который когда-то наводил на нее ужас.

- Неужели ты все еще против? - такое искренне удивление, будто случись так, от этого, Майя получила бы только бонусы.

- Да!!!

Жаль, хотя другого ответа он и не ожидал, эта девушка была совершенно лишена представления о том, как могут изворачиваться женщины, лишь бы получить наследника от герцога. Самый верный путь в герцогини, не иначе. А она об этом даже не подумала, он готов был дать голову на отсечение.

- Не волнуйся. - перевернувшись на спину, Дэррек устремил взгляд в небо. - ребенка не будет... - про себя он добавил "пока", но пугать ее сейчас совсем не обязательно. Ведь у нее впереди еще день, который она считает последним.

Ну конечно, как она могла подумать, что он не позаботится о том, чтобы его ребенка она не родила... Как бы прекрасно она это не понимала, все равно стало обидно.

Несколько минут они провели в тишине, занятые своими мыслями, первой ее нарушила Майя.

- Я почти ничего о вас не знаю. - девушка подняла руку, играя с лучами солнца, которые просачивались сквозь пальцы.

- Ты знаешь обо мне больше, чем любой присутствующий в этом доме. - опять "вы".

- Расскажите о своей семье. - Майя перевернулась, на живот, ловя блуждающий по просторам взгляд.

- Зачем?

- О моей, вы знаете все... Ну или почти все, а я хочу знать о вашей. - по правде говоря, этот вопрос волновал ее еще с памятного разговора с Витором, но возможности спросить все никак не подворачивалось, а тут раздумья сами привели ее к этой теме.

- Зачем? - большого желания погружаться в дебри подобных разговоров у него не было.

- Чтобы понимать. - как знание родословной поможет с пониманием его самого Дэррек представлял очень отдаленно, но отказать в просьбе все же не смог, она не отказала еще ни разу, значит стоит отплатить той же монетой.

- О герцогине Мэйденстер ты уже знаешь много...

- О вашей маме. - Майя снова положила голову на мужское плече, готовясь слушать.

- Да, о моей матери, герцогине Анне Мэйденстер. Знатное семейство, которое уходит корнями в истоки правительствующего сейчас рода... - он не понял чего хотелось Майе, чтобы направить рассказ в нужное русло, она опять перебила.

- Какая она? Расскажите о своей семье своими глазами, я хочу представить.

Дэррек вздохнул, Майя была не такой как все, это он уж знал точно, ну что ж, своими глазами, значит своими глазами.

- Я - второй ребенок, у меня есть старшая сестра, родившаяся, когда герцогине не исполнилось и семнадцати. Высокое положение не уберегло от раннего замужества. Вы с ней, мамой, чем-то похожи, она тоже рисует. Вот только так жестоко с рисунками не расправляется... - Майя спрятала лицо. Так случилось, что Соня спросила при герцоге, куда Майя сложила свои наброски, ей срочно нужен был один из них. Зачем, сестра не объяснила, а вялое объяснение старшей ее вроде бы успокоило. Но не его, оставшись наедине, Дэррек сделал все, чтобы выведать судьбу рисунков, ведь чувствовал, дело тут нечисто. В том, что выбросила их Майя призналась, в причине нет.

Он обратил внимание, что раньше вечно носящая с собой папку с листами Майя за все то время, что они разделяли дни и ночи ни разу не взяла карандаш в руки, причина такого поведения его интересовала, вот только каждый раз, стоило завести эту тему, ракушка снова норовила закрыться.

- Еще, ей бы понравилось это место. Она любит природу.

Представив благородную графиню на поляне сейчас, Майе стало неуютно. Мрак, бесстыдно лежать в объятьях любовника и блаженствовать при этом, до чего странно устроена жизнь, скажи ей кто-то, что подобное случится с ней, посчитала бы такого человека совершенным оболтусом и невеждой.

- Вряд ли тебе доводилось с ней встречаться, герцогиня предпочитает домашний уют, выходам в свет... Прямо как кое-кто. - Дэррек снова потянул за отдающую золотом прядь, запрокидывая разрумяненное лицо поближе к своему. - Старшая сестра уже более десяти лет замужем, наградила маму двумя внуками, ее ты видеть могла, они с графом Марксом, ее мужем, ведут светскую жизнь активно. - взвесив свои слова, он добавил. - Даже очень. Линда.

"Линда" - в переводе означает красивая. Несомненно, и сестры и мать должны были быть красивыми, иначе быть не могло.

- Младшую мою сестру зовут Мэгги, она чуть младше тебя. Взбалмошная, не завидую бедняге, который добьется ее благосклонности, ему придется не сладко.

- Почему? - девушка рисовала бесконечные круги на лежащей поперек туловища руке, внимательно слушая достаточно скупой, но такой ценный для нее рассказ.

- Ей не достает податливости, о которой так пекутся мужчины, в поисках вторых половинок, вот только это не помешает ей разбивать сотни сердец в свое время. В конце лета ей исполняется шестнадцать.

- Странно... - Майя задумавшись остановила движение по кругу, а потом повела в противоположном направлении.

- Что именно?

- Я не знала, что мужчины ищут в будущей жене податливость... Разве не красота стоит на первом месте? Достойному лорду, должно быть приятно выйти в свет в сопровождении красавицы жены. - камень преткновения, которому суждено было стать решающим в ее судьбе.

- Твои познания в мужской психологии достойны аплодисментов. Но мне придется тебя разочаровать. Далеко не всегда в жены берут первых красавиц.

- Разве? - Майя скептически подняла глаза на собеседника. - Что-то я не припоминаю хромых герцогинь или слишком полных молодых жен знати. Хотя полнота часто приходит, вместе с детьми...

- Все просто, жена, какой бы она не была, становится спутником жизни, несменным, и уж поверь, мужчины не настолько глупы, чтобы уповать лишь на внешность. Она блекнет. - видимо, сказанное не вселило доверие в девушку, она скептично сжала губы. - Кроме того, жены не молодеют, а вот любовницы запросто могут становиться все моложе и краше.

Ему нравилось в ней еще и то, что обсуждая подобные темы, Майя не превращалась в ханжу, верящую лишь в те заповеди, которые пытались втолковать им с самого младенчества.

- И что, все мужчины заводят любовниц, если жены наскучили? - предательство, Майе сложно было представить что может быть хуже измены.

- Ты задаешь вопрос не тому человеку. - на удивленный взгляд, он пояснил. - Я не женат.

- Но ведь когда-то женитесь, и что, родившая наследника жена должна будет мириться с поисками красоты в неиссякаемом потоке любовниц? - Майе почему-то стало жалко ту девушку, которая когда-то окажется на этом месте.

- Поговорим об этом, когда я женюсь. Зачем гадать? - Майя опустила глаза, вернувшись к вырисовыванию своих узоров. Да уж, поговорим, сложно представить, как может выглядеть общение тогда, уже через неделю, в сущности, когда придет срок расставаться. Удерживать ее никто не станет, а в дальнейшем, им лучше не встречаться, ведь как только эта пелена, которая обволакивает девушку в его присутствии, спадет, ей снова станет ужасно стыдно за все, что она себе позволила.

Дэррек тоже вернулся к разглаживанию чуть вьющихся шелковистых волос. Когда-то она поймет, что дело не в том, жена для тебя женщина или нет. От измени не защищает ни статус, ни что бы то ни было, но при одном условии, что возникает желание изменить. Он сильно сомневался, что с той, которую пророчил себе в жены, такое желание может возникнуть в принципе.

Посчитав тему закрытой, Майя вернулась к тому, с чего они начали:

- А ваш отец?

Рука, перебирающая пряди на миг остановилась:

- Он погиб.

- Прости. - это было не совсем честно с ее стороны, ведь сказанное не стало для нее новостью.

- Это произошло давно. Больше десяти лет тому. Не вернулся с охоты. Глупая смерть, друг отдал ему ружье, чтобы поправить сбрую, с двумя ружьями в руках, удержаться за собственного коня не так-то просто. Конь взбрыкнул, отец упал, одно из ружей выстрелило. Герцогиня сложно переживала смерть мужа, доказательство тому ее затворничество...

- А ты? - ему льстило, что она наконец-то перешла на ты, даже если для этого пришлось задеть такую щекотливую тему.

- А я... А я в один день стал герцогом Мэйденстером. Не скажу, что этот день был лучшим в моей жизни, но так уж сложилось. - он даже чуть улыбнулся, своему злому сарказму. Да уж, не лучшим в его жизни. Он часто думал, если бы не было того дня, как бы сложилась его жизнь, жизнь всех дорогих ему людей? И каждый раз приходил к тому, что никогда этого не узнает.

- Не верится, что судьба способна на такие повороты. Случай, несчастный случай. - остекленевшим взглядом, Майя смотрела куда-то за деревья, в десятки километров и лет отсюда, в тот день, когда произошла трагедия.

- Случай, которого могло бы и не быть. Не отдай Винсент ему ружье... - Майя встрепенулась, заняв сидячее положение.

- Винсент?

- Да, лучшим другом моего отца был отец Витора Винсента, дорогого твоему сердцу. Настоящая ирония судьбы... - да уж, Майя почувствовала себя воистину между двух огней, Витор, считавший Дэррека виноватым в крахе счастья его брата и Дэррек, винивший его отца в смерти собственного. А ведь это правда, оба они дороги ей, обоих она любит, хоть и совершенно по-разному, но если пришлось бы делать выбор, долго она не сомневалась бы. Хоть и понимала, что в герцоге говорит скорее детская обида, чем взвешенное взрослое решение. Обида за то, что его лишили опоры до того, как он сам стал на ноги. Способен ли он на прощение через столько лет?

- Но ведь в этом никто не виноват. - Майя попыталась дать ответ на свой вопрос.

- Ты ошибаешься, просто виновных больше, чем было бы, погибни он, например, на дуэли. - нет, не способен, во всяком случае пока. А значит, холодная война будет продолжаться. - Я удовлетворил твое любопытство? - возвращая Майя из тяжелых мыслей, Дэррек тоже рывком сел.

Вместо ответа, Майя обвила его шею руками, нашла его губы своими и попыталась как могла поблагодарить за доверие. Небывалое, по ее мнению. А для того, чтобы придумать, как ему помочь в прощении, у нее впереди будет еще целая неделя без него. Вспомнив о скором расставании, девушка приникла еще ближе. Ях, если бы ей хватило сил держать его так вечно, не отпуская, тут и сейчас.

- Мне кажется, пора опять попрактиковаться, голубка, - подсадив Майю себе на колени, Дэррек проник ладонями под легкую ткань, - Повторяй за мной, - рассыпанные по плечам локоны щекотали кожу на груди, Дэррек подумал, что нужно запретить ей собирать волосы в высокие прически, хотя тогда он лишится удовольствия их распускать. - Дэ... ррек. - одних его поцелуев было достаточно, чтоб Майя забыла где земля, а где небо. - Запомнила? - в сотый раз исследуя бархатистую кожу, мужские пальцы прошли по спине, животу, опустились ниже, заставляя и без того сконцентрированные в одной точке ощущения пульсировать с бешенной силой. - Это не сложно... - Ях, какое зрелище открывалось сейчас перед его глазами, полузакрытые веки, припухшие от поцелуев не сжатые губы, жаждущие не слов, впившиеся в плечи острые коготки, расплата за его изысканную пытку. - Скажи, Дэ-ррек. - он не знал насколько хватит его выдержки, но наделся, что услышит такое желанное обращение прежде, чем и сам потеряет контроль. - Скажи...

И где-то там, ощущая лишь желание снова почувствовать то же, что не так давно в воде, вместе с ним. Майя склонилась к его уху, мечтая скрыть слова от всего мира, кроме него, она прошептала:

- Дэррек... - сладкая мука не прекращалась, разразись сейчас гром или шторм, ей было бы сложно это заметить, слишком были нежны пальцы, слишком он хорошо успел сговориться с ее предательским телом.

- Еще...

- Дэ... ррек. - Майе казалось, что еще секунда, и она разлетится на сотни кусочков.

- Молодец, голубка. - чуть приподняв податливое тело, он проник в нее, деля пульсирующее желание на двоих. Нет, когда-то она узнает о том, что любовниц заводят лишь тогда, когда приходит насыщение. А она была для него источником, заставляющий мечтать припасть с нему снова и снова до бесконечности.

*****

Обратная дорога заняла намного меньше времени, оказывается, выбери Майя маленькие тропки, не пришлось бы обходить весь сад. Вот только самой, без ведущего за руку поводыря, ей бы это не удалось. Пару раз, заслышав шорохи, Майя пыталась высвободить ладонь, но Дэррек ее придерживал.

- Не волнуйся, тут мы точно никого не встретим. - слишком дикими эти тропки казались привередливым обитателям дома. Когда на горизонте показался дом во всей своей красе, Майе стало грустно, лучшего дня у нее еще никогда не было, а единственным подтверждением того, что это не сон стала оставленная на поляне корзина с остатками снести, которую было слишком опасно нести обратно. Погруженная в свои грустные мысли, девушка не сразу заметила, что герцог остановился, а через секунду развернулся, притянул к себе.

- Дальше иди сама, голубка, - Майя кивнула. - но сначала поцелуй... - заглушив кричащий о том, что их могут увидеть голос, Майя поднялась на носочки, ухватившись для равновесия за мужскую рубашку. Застенчивый девичий поцелуй очень скоро грозил превратиться в очередную вспышку страсти, по этому, Дэррек очень скоро отстранился сам, а заметив недоуменный взгляд голубых глаз улыбнулся, бросил, что "таких ненасытных женщин он еще не встречал". Вдоволь налюбовавшись вновь покрасневшей девушкой, он слегка подтолкнул ее в сторону дома чуть ниже спины, надеясь, что пройдясь, она соберет мысли в кучу.

Ему для этого, точно понадобится долгая прогулка.

*****

- Вы уезжаете? - Витор вальяжно устроился в кресле, напротив стола в кабинете герцога. Тот, сидел на своем привычном месте.

- Откуда такие сведенья? - первой промелькнувшей мыслью была, что источником является Майя. За что же такое доверие этому скользкому типу?

- Из надежных источников. - получив желаемое удовольствие от того, что в глазах герцога блеснула ярость, значит подумал о том, укол удался, Витор уточнил. - Граф Ланской бывает удивительно болтлив, не находите?

Чуть успокоившись, Дэррек ответил:

- Возможно. Думаю впредь болтливости ему поубавится. Вы опять по делу? - вернулся Дэррек, когда часы пробили пять, к счастью, любопытных, на его душу не нашлось, он спокойно дал указания дворецкому, отвесил несколько ничего не значащих комплиментов одной из дам, чем практически довел ее до обморока, и отправился в кабинет. До отъезда оставалось еще достаточно работы, а времени не так и много.

- Да.

- Я же сказал, обещать я ничего не буду. Если желаете заручиться чьей-то поддержкой, начинайте покорять сердца невест, а в благодарность их отцы позаботятся о кворуме. - пусть ему будет сто раз выгодно поддержать сейчас Винсента, облегчать ему жизнь признавая это он не собирался, пусть помучается вдоволь сомневаясь, как он поступит.

- Я по другому... делу. - последние блики улыбки пропали из глаз собеседников.

Витор был готов поклясться Яхом, что не собирался становиться свидетелем сцены в тот вечер, имей он выбор, зная, что увидит, остаться или уйти, он наверняка бы предпочел неведенье. Но судьба распорядилась по-другому. За все это время, он постоянно пытался так или иначе намекнуть Майе, что она совершает ошибку. Но это чертовски сложно сделать, не выдав своего знания. Единственное что его в сложившейся ситуации устраивало, что задатки конспираторства странный, во всех смыслах, тандем любовников демонстрировал недюжие. До сегодня.

Хотя Витор лукавил, была еще одна вещь, которая его радовала, Соня, не имея возможности проводить с сестрой дни напролет, все чаще делила время с ним.

Но тут он оказался не в связи с желанием высказать благодарность. Их конспирация действовала лишь до сегодня. Все вышло случайно, блуждая по лабиринтам сада, Соня предложила исследовать новые тропки, не соглашаться у Витора не было ни желания, ни причин. Совершенно случайно, он опередил ее на несколько метров, чтобы заглянуть за угол и убедиться, что он действительно помнит дорогу до дома, совершенно случайно у Сони в туфельку попал камушек и она остановилась на минуту, чтобы его достать.

Они с Майей стояли в двадцати шагах, совершенно не заботясь о том, насколько хорошо их видно ото всюду. Он что-то сказал, девушка привстав на цыпочки поцеловала, сколько это длилось, сложно сказать, но помешкай они еще полминуты, и встреча сестер бы состоялась в неожиданных для обеих условиях. Выпустив из объятий девушку, герцог тоже скрылся с виду, свернув в противоположном направлении.

После первого шока, который Витору не удалось избежать, не смотря на то, что это не было для него насколько уж неожиданным, в голову ударила ярость. Не на глупую Майю, которая стала очередной жертвой известного повесы, а на него, совершенно не заботящегося о том, что будет с ней, когда все станет явным. С такими темпами именно не "если", а "когда". Перед глазами снова встало лицо брата, узнавшего о предательстве, униженного и разбитого, меньше всего ему хотелось увидеть такой еще и Майю.

Когда Соня вышла из-за поворота, пары и след простыл, но только в этот раз. Что будет завтра, сложно себе представить. Легким утешением вот уже несколько дней ему служило нечаянно оброненное сообщение Дамиана о том, что Дэрреку придется уехать на неделю. И не застань он их сегодня, этот разговор бы не состоялся.

- По какому? - какие еще могут быть у них дела?

- Личному. - Витор оглянулся, как бы проверяя, что дверь закрыта достаточно плотно. - Вашему личному. - сделал ударение на первом слове. - Я просто хочу дать вам один совет, надеюсь, вы к нему прислушаетесь.

Дэррек скептически повел бровью, вряд ли его совет будет иметь для него хоть какое-то значение.

- Не теряйте бдительность. Если не желаете, чтобы настали неожиданные, но не самые приятные последствия... - лицо герцога стало больше походить на маску, слишком серьезное, слишком сосредоточенное.

- О чем вы? - и тон тоже ледяной.

- Вы выбираете не самые удачные места для ... решения личных вопросов.

- Что за чушь?

- Я просто предлагаю вспомнить, что на вас лежит ответственность не только за себя. Ждать осторожности от нее, сложно,- кто такая эта "она", объяснять не пришлось, - но уж вы...

- Граф, я не собираюсь слушать подобный бред, встретимся за ужином. - Дэррек был в ярости, от того, что этот щенок осмелился прийти и делать ему замечания, от того, откуда он мог узнать о происходящем.

- Я сказал все, что хотел, приятного вечера. - Витор встал, и совершенно спокойно направился к двери, как бы Дэррек не опровергал это, теперь он станет вести себя осторожней.

- Откуда возникли ваши предположения? - вопрос застал его уже у самой двери.

Он мог ответить, что просто сам стал невольным свидетелем, и не раз, сказать правду. А мог соврать, и снова уколоть своего противника, хоть за сердце одной женщины они уже не боролись. И сдержаться Витор не смог.

- Из надежных источников.

Дверь закрылась, в кабинете снова воцарила тишина, прерываемая лишь тиканьем часов.

Майя, что же ты делаешь? Почему доверяешь этому чертову анибальту?

Дэррек открыл верхний ящик стола, достал оттуда цепочку, с висящей на ней ласточкой, пустил маятником на уровне глаз.

Нет, она не могла рассказать о том, что происходит Витору. Как бы не доверяла, просто не могла. Не его Майя, краснеющая даже от шепота на ухо, привыкшая закрываться от всего мира. Он просто пытается его взбесить. Ему это удалось, вот только толку от этого будет очень мало.

Подбросив качающийся кулон, Дэррек поймал его, сжав ладонь, и отправил обратно в ящик. Скоро ни один Витор не сможет вывести его из себя. Осталась неделя.

Глава 16

Что ей принес понедельник? Ее последний день? Бездну отчаянья и не меньшую бездну надежды.

С самого утра она вела себя как-то странно. Обычно такая спокойная, плавная в своих движениях, сегодня Майя стала более резкой, суетной. Уже привычно не застав Дэррека утром подле себя, девушка впала в самую настоящую тоску.

Безвкусный завтрак, на котором он объявил всем присутствующим о необходимом отъезде, ставшем новостью далеко не для всех. Пустые разговоры за столом, бесцельно потраченное время, ее время. Ее время с ним.

Не заметить эти перемены Дэррек не мог. С каким отчаяньем она смотрела на висящие на стене часы, не замечая, что сестра пытается что-то у нее спросить. Он практически готов был отказаться от поездки, лишь бы не видеть этого немого страдания в глазах, но каждый раз отдергивал себя, повторяя, что так нужно. Единственное, что он смог сделать, под видом написания его портрета заманить Майю к себе в кабинет. Не вызывая лишних подозрений.

- Голубка, присядь, хотя бы на минуту... - он пытался написать ответ на пришедшее сегодня обращение одного из арендаторов.

Майя же продолжала прохаживать по кабинету от стенки до стенки. Она сменила уже с десяток мест. Сидела на кушетке, но посчитав, что с нее слишком плохо видно его рабочее место пересела ближе, на кресло напротив. Там, некуда было деть ноги, упирающиеся в стол, из-за того, что кресло она придвинула слишком близко, а отодвинуть дальше, означало добровольно от него отстраниться. Не выдержав этих метаний, Дэррек попытался усадить ее к себе на колени, вот только уже через две минуты, когда вместо мыслей о арендованных землях в голове стали появляться настойчивые однозначные образы, ему от этой идеи пришлось отказаться. И такой круг Майя проделывала уже не один раз. Отчаявшись, она даже осмелилась взять в руки карандаш, листок и вправду попытаться его нарисовать, но трясущиеся руки ей не дали.

- Возьми книгу... - он указал на стеллаж, у стены, а в ответ получил лишь еще один полный неописуемого отчаянья взгляд. Нет, если она собирается провести так целую неделю, его игра и вправду не стоит свеч.

Единственное, что заставило ее отвлечься - принесенное дворецким письмо. Адресованное леди Дивьер, из дома. Искренне обрадовавшись хотя бы временной передышке в борьбе Майи самой с собой, Дэррек уступил ей место за своим столом, чтобы она смогла написать ответ.

От нервов или возможно из-за того, что Майя и вправду вселенски соскучилась, письмо получилось очень длинное. Она написала там и о недавней поляне, только найденной ею одной, во время прогулки, и о прочитанных за это время книгах, которые, в сущности, не имели для мамы никакого значения. О своем здоровье, о здоровье Сони, о здоровье Витора, которого мама в жизни не видела. О здоровье герцога, который оказался очень радушным хозяином, но к сожалению, которому придется отбыть на целую неделю... Ох, мамочка если бы Майя могла ей рассказать, что из всего послания лишь эти слова имели для нее значение.

- Мне не хватило листа... - Майя вертела в руке исписанный с двух сторон лист.

Воспользовавшийся паузой в ее метаниях Дэррек углубился в чтенье, на вопрос ответил почти механическим:

- В одном из ящиков должна быть бумага.

Деловито кивнув, Майя начала путешествие по шкафчикам. Бумаги не оказалось ни в одном шкафу по правую руку, ни в нижних по левую. Девушка открыла верхний. Увиденное сделало невозможное, паника отошла на задний план. Поверх стопки бумаги лежала ее ласточка. Целая и невредимая. В то, что он ее нашел, но просто забыл отдать, она бы не поверила ни за что, по-другому как подарок Винсента он кулон не называл. Значит, спрятал специально.

- Ну что, нашла? - он вспомнил о нем не сразу, наверно в тот же момент, когда ее глаза округлились, обнаружив неожиданную находку.

- Да. - до сих пор большие от удивления глаза встретились с чуть прищуренными. Давай, девочка, сделай правильный выбор.

Майя коснулась подвески, под прикрытием стола. Чего он ждет от нее? Что она возьмет дорогую ей вещь или оставит на месте? Еще вчера она спрашивала себя, кто для нее более важен, и ни секунды не колебалась, в общем-то, как и сейчас, соскользнув пальцами чуть ниже, девушка вытащила листок.

- Да. Спасибо. - положив его на стол, Майя взялась за письмо с новой силой, делая вид, что не замечает продолжающий сверлить ее взгляд. Пусть его подозрения беспочвенны, если ему нужно, чтобы она от этого отказалась, она так и сделает.

*****

Сборы забрали у Дэррека все время между обедом и ужином, доверив суетную Майю Соне, жаждущей провести наконец-то время с сестрой. Майе хотелось поделиться своими страхами, почувствовать поддержку близкого человека, схватиться за соломинку, падая в бездну, но это было невозможно.

А когда настал вечер, у нее просто не осталось сил бояться и жалеть.

- Я уезжаю на неделю... - Дэррек взял холодные, сжатые с силой кулаки в свои руки, пытаясь поймать загнанный взгляд.

- Я уезжаю через неделю! - неужели он не понимает, что сегодня они практически прощаются? Через неделю, он ее и не вспомнит, через неделю, их экипаж отнесет ее домой, с дырой вместо сердца.

- Ях, ну почему ты у меня такая глупая? - прижав к своему телу, Дэррек приподнял ее подбородок. - Ты мне веришь?

- Да! - скорее писк, чем ее привычный шепот.

- Значит верь. - он прильнул к искусанных за день губам, с трудом заставляя их разжаться, а тело расслабиться. За все время общения с ней, еще ни разу ему не удавалось убедить ее словами, словам она не верила, а вот на чувства полагалась намного охотней.

Этой ночью Майя жалела лишь о том, что не позволяла себе всего, что хотела раньше, что чего-то боялась, стыдилась, сдерживалась, что думала о благовоспитанности тогда, когда это казалось таким важным. И лишь теперь она понимала, что такое жалеть об упущенном, пить каждую секунду.

Куда делись подушки, одеяло, они не имели ни малейшего понятия, сегодня Майя поняла и искренне поблагодарила того, кто создал ложе таких размеров. Ее не смущала собственная нагота, скрытая ночной тьмой и только, не заставлял отводить глаза вид его голого тела, покрытого мелкими капельками пота. Она пыталась впитать памятью все до мельчайших деталей, оставить на нем свой знак, как он постоянно ставил на ней, исследовав руками спину, плечи, Майя сделала то же с помощью губ. Ей было не важно, осознает ли он, с каким отчаяньем она пытается оставить его здесь, сейчас, с ней, но жутко хотелось, чтобы он чувствовал то же.

- Я не переживу... - Майя оторвалась от любимых губ лишь на секунду, ей казалось, что не деля дыхания, она становится рыбой, лишенной воды.

- Я вернусь. - такие ночи стоили грядущих расставаний, Ях, как она отдавалась, без остатка, жадно, страстно, доводя его до исступления и снова бросаясь в омут с головой.

- Я не переживу... - она не могла его не отпустить, но как же хотела сдержать.

- Я вернусь...

Когда перекатившись, Майя оказалась сверху, Дэрреку стоило больших усилий не подмять ее опять, чтобы вбиваться в это хрупкое тело в доказательства того, что она дождется, что ответит на чувства, которые он облечет в слова.

Склонившись над его лицом, Майя дразня коснулась раскрытых для поцелуя губ. Дэррек этого не ожидал, это было начало ее маленькой мести, за сегодня и всю грядущую неделю. Соорудив воображаемое кольцо из рук, оперев их о перину, по обе стороны от лица, Майя снова приблизилась к мужскому лицу и отпрянула, как только он хотел вырвать поцелуй. Принимая правила игры, Дэррек сжал ее талию, не позволяя самому себе вмешивать в ее действия. Длинные волосы завесой спускались вниз, отгораживая от окружающего мира. Майя прошлась теплым дыханием по губам, так и не позволив коснуться себя живьем, еле ощутимая россыпь поцелуев проложила дорогу ото лба, по щекам, подбородку, шее. Пытаясь сдержаться, Дэррек сильнее сжал тонкую талию. Получив такую опору, Майя пустила в ход и порхающие по телу пальцы, как бабочки, ассоциирующиеся с ней. Склоняясь к лицу, Майя прислонялась к мужчине всем телом, заставляя мышцы судорожно сокращаться. Почувствовав дыхание на скуле, Дэррек готов был сдаться, взять инициативу на себя, лишь титанически усилия заставили его сдержаться, и они были вознаграждены:

- Мой? - чуть хрипловатый шепот и укус за мочку. Он промолчал, ожидая продолжения.

Повторив свой путь в обратном направлении, Майя прильнула к другому уху:

- Мой? - более требовательно, желая получить ответ. Хотя бы сегодня, хотя бы раз она хотела это знать и чувствовать. Но ответом ей снова была тишина. Не собираясь сдаваться, она вернулась к губам, приближаясь и заставляя его тянуться вверх, чтобы поймать. Сознательно или нет, в свой танец она подключила и бедра, поерзав на его и без того разгоряченной плоти, это стало последней каплей.

Резко перевернув ее, Дэррек заставил Майю выгнуться от ощущения наполненности. Поцелуи, которые она так старательно отнимала, ей тоже пришлось вернуть сторицей, но победительницей все равно осталась она.

- Твой? - Дэррек повторил ее трюк с мочкой уха... - Твой? - поймал сорвавшийся от его движений внутри, стон своими губами.

И чувствуя такой пьянящий триумф, настоящее счастье, Майя ответила:

- Мой. - поймав взгляд черных глаз, повторила, - Весь мой...

*****

Дэррек должен был уехать в шесть часов утра, для сна осталось не так-то много времени. Майя добилась того, что он дал слово разбудить ее перед отъездом, она хотела попрощаться, без слез, без истерик и паники. После сегодняшней ночи, она была уверенна, что он вернется, и вернется к ней. Не было страха, была лишь грусть от того, что разлуки все равно не избежать. Вот уже несколько минут, черты его лица были спокойными, дыхание ровным, Майя любила смотреть на то, как он спит. В такие моменты, она успевала поделиться с ним секретами, от него самого. Вот и сейчас, Майя поцеловала чуть колючую щеку, потершись о нее носом, вдохнула запах, который надеялась вспоминать все это время. Дотянувшись до уха, она прошептала как можно тише, чтоб не услышала даже луна то, что уже давно знала, но чего так боялась.

- Я люблю тебя... - вот, оказывается это так просто. И пусть он об этом не знает, пусть он не ответил, им хватит и ее любви.

Он не спал. Он ждал и дождался, трусиха, она побоялась сказать это ему, хотя уже не раз повторяла во сне, а теперь осмелилась на такое признание. Не желая спугнуть, он не открыл глаза, не сделал все, чтобы она повторила слова опять, на это у них будет достаточно времени. Лишь руки, сжимавшие ее в объятьях, усилили хват, подтверждая, что он научит ее не только чувствовать, но и говорить о своих чувствах.

*****

Бесшумно ступая по ковру, герцог Мэйденстер вернулся в комнату перед тем, как сесть в уже запряженный экипаж с погруженным багажом. Он обещал ее разбудить, но утром, она спала так мирно, что выполнить свое обещание мужчина не смог. Подойдя к кровати, он присел на корточки, чтобы в сотый раз убедиться: он не ошибся, чтобы вспоминать это лицо, тонкие ручки, закинутые за голову, лежащие на подушке белых волос, родинку в форме сердца на боку, и глаза, закрытые сейчас, но врезавшиеся в память так отчетливо.

Он приблизился, запечатлел на губах короткий поцелуй, шепнул на ушко: "верь мне, малышка", и рывком поднявшись, вышел из комнаты, не желая больше испытывать свою выдержку, которая и без того вчера поддалась серьезным испытаниям.

Глава 17

Когда Майя открыла глаза, часы показывали семь. В комнате его уже не было. Не разбудил, не позволил попрощаться так, как она хотела. Не дал хоть еще раз почувствовать себя почти счастливой. Несколько раз моргнув, Майя справилась с просящимися пролиться слезами. Она собиралась выполнить свое обещание, данное вчера ночью, она не станет впадать в уныние. В конце концов, эта неделя даст ей возможность снова научиться жить без него, как ей предстоит.

Ступая босыми ногами по мягкому ковру, Майя мысленно прощалась с этой комнатой, в которой она провела куда больше времени, чем в своей собственной. Затворив за собой дверь, девушка решила все же не закрывать ее на ключ, просто боясь, что это будет плохим знаком. Спать больше не хотелось, зато возникло желание, заглушенное, казалось, навсегда. Достав из ящичка лист, Майя села на стул, напротив окна. Ей не нужен был позирующий, чтоб она вспомнила его черты. Пальцы легко порхали по бумаге, создавая очертания знакомого лица, волевой подбородок, ровный нос, чуть насупленные брови, смотрящие в самую глубину души глаза. И в каждое движение Майя вкладывала свое "я тебя люблю", хоть он уехал, он оставался для нее принадлежащим ей: "Мой..."

*****

Стук столовых приборов сегодня стал главным звуком, сопровождающим утреннюю трапезу. Особого желания вести беседы уже не было, вместе эти люди провели почти два месяца, темы перевелись, все общие интересы обнаружились, а дискуссии были закрыты. Майя время от времени смотрела на пустующее место во главе стола и тяжело вздыхала. Ей почему-то вспомнился один их разговор.

Когда в один из дней, Дамиан куда-то отлучился, Дэррек попросил Майю сесть возле себя. Смеясь над таким предложением и самой собой, Майя тогда спросила, как кто? По правую руку обычно сидят жены или важные гости. Не долго думая, герцог объяснил: "как моя хозяйка". Тогда Майя отказалась, он путал, хозяйка - это жена, а любовницам подобных мест не предлагают.

Тогда, кресло по правую руку так и осталось пустым, а сегодня, пустовало место хозяина.

На Соню отсутствие герцога не повлияло никак. Прошла даже обида, теперь казавшаяся глупостью. Он поступил правильно, сказав ей о том, что ничего не испытывает, это было честно, лучше так, чем тянуть. Она подняла взгляд на Витора, это он помог ей понять. Как и многое другое, рядом с ним, Соне казалось, она принимает более взвешенные решения, за что его искренне благодарила.

Сам Витор, следил за Майей. С одной стороны, с жалостью, ведь представлял, что она должна была чувствовать, влюбленная дурочка, а с другой, с опаской. Что принесет этот нежданный отъезд ему?

На нее поглядывал еще один человек, знай она об этом, наверняка бы вела себя более осторожно. Дамиан крутил в руке стакан с соком, размышляя о странном разговоре, состоявшемся вчера вечером. Его друг, не отличающийся открытостью, побил все рекорды. Он поручил Дамиану "приглядывать за старшей Дивьер". На удивленный взгляд и последовавший за ним вопрос, ответил только "так нужно". Ни кому, ни зачем, ни в чем состоит это "приглядывание". Ну что ж, Дамиан не мог не признать, что не имеет ни малейшего понятия, в чем же причина, но пообещав, собирался свое обещание исполнить.

Сегодня поднялся легкий ветер, напоминающий, что лето не бесконечно, и уже скоро оно сменится осенью. Сестры сидели на качелях, но ни у одной, ни у другой не было настроения раскачивать до такой степени, что кажется, еще секунда и ты взлетишь.

- Ты в последнее время скрытная... - Соня облокотилась о держащий качели трос.

- Все хорошо, просто у тебя есть другие дела, кроме как возиться со мной, а когда я постоянно маячу перед твоими глазами, об этом сложно не забыть. - Майя улыбнулась, чуть грустно, но все же, с намеком на одобрение.

- Ты о Виторе? - Соня опустила глаза, она уже давно хотела поговорить с сестрой о нем, но случая никак не выпадало.

- И о нем тоже. Что-то произошло? - подобное поведение было несвойственно ее бойкой Соне, у него должна быть причина.

- Да. - темно-синие глаза, как у мамы, встретились с голубыми. - Я запуталась.

Ях, как много, оказывается, она пропустила в жизни сестры, нырнув с головой в свою собственную. Много воды утекло с тех пор, как герцог предложил остаться ей друзьями. Уедь они тогда, Соня была уверенна, до сих пор чувствовала бы к нему что-то, возможно даже более сильное, чем в то время... Просто потому, что недосягаемый плод всегда сладок. Но они остались, она не знала, кто кого избегал, она его или он ее, но так случилось, что все реже они пересекались. И в один из дней, встретившись, Соня поняла, что сердце ее уже предательски не ёкнуло. Вот какова цена ее влюбленности, не прошло и месяца, а то, что казалось чувством всей жизни, превратилось в пыль.

Но случилось же это не само собой, не только потому, что она так захотела. Соня не собиралась упрекать сестру в том, что та, видимо, нашла себе занятие, занимающее так много времени, но потеряв на время ее, Соне пришлось искать человека, способного ее заменить. Человек нашелся сам, Витор, оказался чудесным рассказчиком, умным молодым человеком, способным на авантюры и в то же время, здраво рассуждающий. Сначала, они провели вечер на террасе, смотря за сгорающими в полете звездами, она узнала их название, красивейшие легенды о любви, связанные с целыми созвездиями, когда же вечером, он проводил ее до покоев, ей на миг показалось, что этот вечер стал самым романтичным в ее жизни. Она не сказала, чего-то побоялась. Потом, такие вечера повторялись, а еще чередовались с днями, о которых, оказывается, ему тоже есть что рассказать. Следующим откровением для нее стала возможность делиться с ним своими мыслями и чувствами, и, о Ях, получать совет, который оказывается очень даже применим.

Спроси ее Майя, когда она заметила, что когда-то враждебное отношение стало дружеским, она бы не ответила. Просто в один момент, она поймала себя на том, что делится с ним вещами, которые кажутся слишком личными.

Как-то, она спросила что он помнит из своего детства. Ее интересовали не забавные истории отрочества, а то, как живется мальчику анибальту, ведь все тяготы жизни девочки она видела и сама. Возможно, из-за нежелания ее нагружать негативной информацией, или по еще каким-то причинам, его рассказ был скорее веселым, дружная семья, друзья-одногодки, даже детские влюбленности, закончившиеся не так плачевно, как это могло быть. И Соня все это живо себе представила.

В их дружбе ее устраивало то, что она не относилась к нему как к мужчине, к потенциальному воздыхателю или объекту нежных чувств. Нет, он был просто другом, без пола. В этом-то и была ее ошибка. Как оказалось вчера, ей так только казалось.

- Вчера вечером, он сказал мне, что... - она собралась с мыслями, произнести такое ей было сложно. - Что хотел бы утонуть в моих глазах. - и с таким серьезным лицом она это сказала, что сдержать улыбку Майя не смогла.

Где это видано, чтобы такие красивые слова, сказанные достойным джентльменом, заставляли впасть в подобное унынье.

- И что же ты ответила? - Майя попыталась опять заглянуть в опущенные глаза. Смущается, ее смелая Соня смущается.

- Ничего. - она подняла взгляд на секунду и снова опустила. - Я просто ушла. Понимаешь, может это и глупость, но я не ожидала такого. Может ты скажешь, что я слепая, глупая, но я не думала о нем, как о человеке, который будет делать мне такие комплименты, и... И чего-то ждать в ответ. А он ждал, а я не ответила, лишь трусливо сбежала. И теперь, я пойму, если он на меня в обиде. Но даже не это самое страшное. Я дорожу тем, что было между нами, я дорожу его мнением и его обществом, но я сомневаюсь, что хочу большего.

Майя взяла в свои руки смуглую ладошку.

- Но раз ты не уверенна в том, что хочешь, значит и не уверенна, что не хочешь. Ведь так?

Соня кивнула.

- Я, наверное, просто боюсь. А вдруг и он поступит так же, ведь нам не дано понять мужскую логику, а вдруг я впущу его в сердце, а он решит, что ошибся и снова оставит там дыру? Это страшно, Майя. - она прекрасно понимала страхи Сони, сама боялась того же, но для нее пути назад уже не было, ее никто не спрашивал готова ли она открыть сердце, он просто поселился там, оставив совсем крохотное пространство для любых других чувств и теперь, мог в любой момент это самое сердце раздавить, зажав в кулаке.

- Но ведь ты не сможешь жить в страхе вечно. Рано или поздно, тебе придется попробовать снова, мотыльки часто обжигают крылья, но все равно летят на огонь. Такова их судьба.

- Они сгорают. Их судьба - сгорать.

Майя обняла сестру за плечи, погладила темную макушку.

- Наша тоже. Мы тоже рождены, чтобы сгорать. - от любви, для любви, во имя любви или без любви. Медленно, быстро, мучительно или незаметно, но люди тоже горят и гаснут.

- Так что же мне делать? - Соня прервала образовавшуюся на несколько секунд тишину.

- Скажи ему правду, то, что ты сказала мне. Он должен знать, ведь все зависит не только от тебя.

Соня согласно кивнула, принимая совет сестры, и закрыла глаза, убаюкиваясь медленными покачиваниями качелей и гладящей ее по голове ладонью. Она скучала по сестре, никто в жизни не сможет ее заменить, но это не значит, что для кого-то другого, у нее не найдется места в душе и сердце, она должна рискнуть.

*****

С чего вдруг возник этот дурацкий спор, не вспомнили бы ни Витор, ни Дамиан. Но покончив с ужином, они устроились за шахматной доской. Чтобы уровнять шансы, Соня согласилась быть временным консультантом последнего. Шахматы достаточно далеки от оружия, но почему-то речь зашла о револьверах. А потом о конкретном револьвере, лежащем в коллекционном ящике в кабинете его светлости. Откуда они знали об этом оружии? Герцог сам его демонстрировал изъявившим желание джентльменам. Вопрос возник потому, что Дамиан настаивал на том, что он боевой, а вот Витору казалось, что бутафорский.

Как проверить кто же прав? Элементарно, просто пойти и посмотреть. Но куда же без независимого наблюдателя? На его должность была единогласно назначена Соня.

Дамиан вел, ориентируясь в доме практически так же хорошо, как и хозяин. В одном из коридоров, им на встречу вышла девушка. Как же Соня обрадовалась, когда этой девушкой оказалась Майя.

Она была в библиотеке. Пытаясь занять себя любимым делом, среди книг она снова выбрала "Историю знатных родов", два тома, ей хотелось попытаться приблизиться к нему и так, теперь она читала с куда большим интересом, чем первый раз. Узнала ли она хоть что-то о нем? Нет, но зато увидела маленькие портрет его отца, в молодости так напоминающего сына, узнала чем в основном занимаются герцоги Мэйденстеры вот уже несколько поколений, прочитала и о том, что этот особняк - не основная резиденция, а одна из многих. В основной живет герцогиня. Отложила девушка чтиво не потому, что оно наскучило, а потому, что впереди ее ждали еще долгие дни, в которые ей тоже нужно было как-то себя занимать.

- Леди Майя, не составите ли вы нам компанию? - Дамиан первый выступил с предложением, вспомнив о данном обещании.

- Компанию? В чем? - она окинула взглядом заговорщиков.

- В споре. - и взяв сестру под руку, Соня пошла вперед, рассказывая по ходу в чем же он состоит.

Двери в кабинет герцога по-хозяйски открыл Дамиан, пропуская вперед участников эксперимента. Майя вошла затаив дыхание. В комнате царил полный мрак, пока Дамиан зажигал свечи, девушка оглядывалась по сторонам, все как и вчера, только его кресло пустует.

- Ну что ж, друг мой, прошу, доверяюсь всецело вам... - Дамиан достал искомую коробку, открыл крышку. В комнате было уже достаточно светло, чтобы следить за происходящим. Витор подошел, взял револьвер в руку, взвесил, посмотрел в прицел, нацелив в окно, хмыкнул и положил назад.

Самодовольная улыбка Дамиана свидетельствовала о том, что победитель спора определен.

- Да, прошу принять мои извинения, револьвер боевой. - Витор склонился в театральном поклоне, выбросив вперед руку, на что Дэррек ответил ему не менее ироничным поклоном. Соня, как мировой судья закрепила решение спора оглашением победителя и утешительными аплодисментами проигравшему.

Вся процедура, заняла совсем мало времени, а проделав такой длинный путь, бежать обратно сломя голову никому не хотелось. По-хозяйски заглянув в бар, Дамиан предложил Витору виски, в честь примирения.

- У герцога отличный вкус, - Витор отпил обжигающий горло напиток, подойдя к окну. Он имел в виду не только виски, но и открывающийся его глазам вид.

Майя подумала, что услышь подобный комплимент сам герцог, по меньшей мере удивился бы. Хотя находись тут он, эти слова бы не прозвучали. Сама девушка облокотилась о стеллаж, опять погрузившись в свои мысли. Она не сильно прислушивалась к текущему разговору. Дамиан делился какими-то историями из его жизни, связанными с янтарным напитком, ни слова о хозяине кабинета. Витор продолжал изучать открывающийся из окна вид, а Соня прохаживала по кабинету, периодически останавливаясь у того или другого предмета и пристально его изучая.

Майе стало интересно, что произошло с ее кулоном? Он все так же лежит в ящичке? Наверняка лежит, ведь она нашла его только вчера.

Соня медленно ступала по паркету, картины на стенах, останавливаясь у книги с красочными переплетами, папин кабинет был для нее дома настоящим мужским царством, манящим своей загадочностью, и этот кабинет был таким же. Никогда женщина не повесила бы у себя в комнате изображение битвы, шторма, она бы предпочла спокойные пейзаж или небывалой красоты букет цветов, а у мужчин были свои атрибуты, развешенные на стенах кинжалы, стоящий в углу бар, лежащий на столике револьвер.

Девушка подошла к нему, даже коробка, в которой он хранился, была настоящим произведением искусства, резная, с повторяющимся сложным орнаментом, изображающим маленькие копии лежащего в коробке оружия. Соня провела пальцем по лакированной поверхности рукояти, взяла его в руку. Тяжелый... Удивительно, как у мужчин хватает сил держать его вытянутой рукой, еще и прицельно стрелять при этом, ее сил бы не хватило и на секунду без дрожи в мышцах. Покачав револьвер в руке, взвешивая эту странную мужскую игрушку, она хотела положить его на место. Нет, подобные вещи, прямо таки излучающие опасность явно не для нее.

*****

Кто-то сказал, что судьба циклична, и каждый круг обязан замкнуться. Видимо, так оно и есть, во всяком случае, к этому Майя пришла чуть позже, когда у нее было много времени для размышлений.

Совершенно не опытная в оружейных делах Соня собиралась аккуратно вернуть револьвер на место. Но рукоять оказалась слишком скользкой, а сам он слишком тяжелым. Оружие выскользнуло из слабых пальцев. Соне наблюдавшей за этим показалось, что секунды растянулись до часов. В голове не было ни страха, ни опаски, а лишь любопытство, как же он будет лететь и как упадет. Револьвер проделал странный путь, ударившись о край коробки, он сменил направление движения, зацепив угол стола. Как это произошло, не знал никто, но он выстрелил, и лишь потом оказался на полу, произведя еще один чуть меньший грохот.

Испуганная Майя встрепенулась, ей понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, откуда донесся звук, девушка посмотрела сначала на Соню, взгляд которой был направлен на лежащее на полу оружие, потом на Дамиана, с застывшей на губах улыбкой, оставшейся после оконченного очередного рассказа, и только потом на Витора, который успел повернуться к ним лицом, видимо, тоже испугавшегося звука. Так Майя думала лишь до того, как по его рубашке начал расплываться красный кровавый след.

*****

Что делать в таких ситуациях? Откуда знать двадцатилетней девушке, что делать в подобных ситуациях? Но оказалось, Майя знала. Мозг работал хладнокровно, расчетливо, ставя четкие задачи.

Нужен был врач и кровать, причем желательно срочно и сразу. Чтобы транспортировать Витора до его покоев, им пришлось бы пройти полдома, и точно встретить пару-тройку его обитателей. А этого делать нельзя, зато ее комната находилась уже за поворотом. Взяв мужчину под руку, еще до того, как он успел осесть на пол, облокотившись о стол, Майя попыталась сделать шаг в сторону двери, но ноша оказалась слишком тяжелой. Тогда ей на помощь пришел вышедший из ступора Дамиан.

- Нужно отнести его ко мне...

- Держись, ты слышишь меня, Витор? - он повернул растерянное лицо к себе одной рукой, а другой попытался зажать рану, крови уже было много.

Не в силах ответить, Витор лишь кивнул, продолжая растерянно переводить взгляд с окружающих его лиц, на свою рану.

Оставив друга на полное попечение Дамиана, Майя открыла дверь своей комнаты, пропуская их внутрь, откинула покрывало, зажгла свечи. Когда девушка вернулась к кровати, Дамиан помогал Витору стянуть пропитанную кровью рубашку. Пуля прошла на вылет, и на животе и на спине красовалась кровавая клякса. Девушка помчалась в ванную, наполнила таз водой, вернулась в комнату. В шкафу было огромное количество всевозможного белья, рубах, не заботясь о том, что она рвет, Майя сотворила целую гору тряпок.

- Держите так, очень сильно, так чтобы кровотечение не усиливалось. - Дамиан вручил ей в руки две уже мокрые от крови тряпки. Майя обхватив руками мужской торс попыталась зажать так, как он показал. Витор при этом не издал ни звука, лишь и без того бледное лицо стало совсем серым. - Я за врачом, пока не приду, никуда не уходите. - посмотрев на стиснувшего зубы Витора, он уже собирался выйти, когда его остановил тихий, вкрадчивый оклик.

- Никто. Не должен. Знать. - Витор казалось, выплевывал слова, испытывая адскую боль, при каждом движении.

Дамиан задумчиво взглянул на Майю, пытающуюся сделать все так, как он сказал, потом на Витора, сверлящего его глазами и лишь потом, кивнув, вылетел из комнаты.

Времени размышлять или анализировать у него не было. Никто не узнает, уже поздно, провести врача без свидетелей он сможет.

Ближайшим врачом, которого он знал, стал местный ветеринар, которого часто вызывали конюхи, жил он недалеко, уже через пол часа, растрепанный, с пальто поверх пижамы, он ворвался в комнату. Дамиан мчался следом. За это время, Майя успела пережить все семь кругов ада, кровь продолжала течь, она сменила четыре тряпки, прижимать их трясущимися руками было неимоверно сложно, а периодически закрывающий глаза Витор казалось, держится из последних сил. Он не реагировал ни на ее движения, хотя любой сдвиг тряпки должен был сопровождаться адской болью, ни на ее обращения к нему.

Видимо, Дамиан успел объяснить, какого рода помощь нужна в особняке, так как врач не задавал лишних вопросов, забрал из девичьих рук тряпки, отшвырнул их, достал из сумки какие-то лекарства, бинты. Убедившись, что тут она уже не нужна, Майя вспомнила об оставшейся там Соне, ее мысли читались на лице, так как Дамиан кивнул, когда она испуганно посмотрела на него.

Схватив не использованную еще рубаху, Майя помчалась по коридору назад. По дороге до комнаты, ей встретились всего несколько кровавых капель, которые она тщательно вытерла. Влетев в кабинет, она застала Соню стоящую все там же и теми же полными ужаса глазами смотрящую на револьвер. Не мешкая, Майя взяла его в руку, вложила в футляр и отправила обратно на шкаф. Вернувшись к сестре, взяла ее руки в свои, пытаясь привлечь внимание.

- Соня, ты меня слышишь, Соня?

Та осталась безучастной.

- Соня, послушай меня, к Витору уже прибыл врач, с ним все будет хорошо... - ох, как она сама хотела верить в эти свои слова... - Нам нужно тут убрать. Немедленно. Ты меня слышишь? - не добившись ответа и во второй раз, Майя хорошенько встряхнула ее за плечи. Благо, после этого, ее взгляд сфокусировался на сестре.

- Я не хотела... Майя, я не хотела... - до этого совершенно безвольные руки вдруг затряслись.

- Соня. Мы. Должны. Убрать. Понимаешь? Сейчас! - Майя разорвала взятую с собой рубашку на две тряпки, смочила их водой из графина и вложила в руки сестры одну из них. Видимо, такая простая задача дошла до ее понимания, она направилась к ручке двери, измазанной кровью. Следующие несколько минут, в комнате царила атмосфера напряженной работы, сначала Майя вытерла уголки стола, на которые Витор опирался, потом пол, деревянную обивку стены, хвала богам, что в комнате не было обоев. Девушка удивилась лишь тому, что пуля не разбила окно, тогда скрыть все было бы намного сложнее, уже через десять минут половина дома была бы тут.

Хотя непонятно, по какой счастливой случайности ничьего внимания не привлек звук выстрела. Возможно, его посчитали схожим с открывшимся шампанским...

Пуля, справившись с пятнами крови, Майя взялась за поиски пули, которая, как на зло, видимо закатилась куда-то под мебель. Уповая лишь на нерасторопность горничных, которые не полезут утром под шкафы, Майя схватила за руку все еще трясущуюся Соню и помчалась обратно в свою комнату.

Там царила атмосфера работы. Врач накладывал повязку полулежащему больному, Дамиан занимался уборкой тут же.

- Пуля прошла на вылет. Жизненно важные органы не задеты. Кровотечение мне удалось прекратить. Но ему нужен человеческий врач, я больше по лошадям. - удивительно, спасая жизнь, у него еще хватало времени для шуток.

- Да. Завтра я найду врача. - Дамиан вел себя очень сосредоточено, куда пропал вечно иронизирующий молодой повеса? Окажись на его месте кто-то другой, все могло закончиться намного хуже... Майя сглотнула стоящий в горле ком, оглянулась на сестру, которая, прижавшись к стене спиной, смотрела на действия врача с зажатым ладонями ртом.

- Как это произошло? - он спрашивал не из праздного любопытства, о таких случаях положено докладывать властям, парню сильно повезло, отклонись пулю на сантиметры, и она бы прострелила легкое, а приедь он чуть позже, из него бы вытекла вся кровь.

Майя перевела взгляд снова с Сони, на лежащего с закрытыми глазами Витора, она будет защищать сестру до последнего:

- Несчастный случай. - пристально посмотрела на Дамиана предупреждая, чтоб он забыл как этот несчастный случай произошел.

Мужчина снова кивнул, принимая ее условия. Он и понятия не имел, какой силой воли обладает эта девушка. Храбрая, дерзкая Соня не может вымолвить не слова, а эта Моль ведет себя как хладнокровный мужчина.

Врач хмыкнул. Конечно, сам он не поедет в город, заявлять о случившемся, когда парень придет в себя, пусть сам решает, случай это или нет.

- Двигаться ему нельзя. По меньшей мере неделю. Кто-то должен дежурить у постели постоянно. Если рана опять начнет кровоточить - отправляйте за медиком, это вам не шутки.

Сняв рукавицы, он отправился в ванную, смыть кровь и с себя.

Пока Дамиан провожал его, выбирая самые нехоженые ходы, Майя подошла к лежащему в ее кровати мужчине. Лицо было спокойным, но на лбу испарина. Почувствовав ее взгляд, Витор открыл глаза, кажущиеся сейчас совершенно прозрачными.

- Она не виновата. - шепот, чтобы выдавить который, ему пришлось собрать все силы. - Не оставляйте ее.

Стоящая у стенки Соня лишь сдавленно пискнула, еще плотнее прижав ладонь к лицу.

*****

Первым, дежурство принял на себя Дамиан, отправив Майю помочь Соне. Взяв за руку безвольную сестру, Майя направилась к ней. Закрыв дверь на засов, помогла той раздеться, умыться, бросила в камин испачканное платье. Укутав продолжающее трястись тело в теплый плед, сама обняла ее так, чтобы хоть чуть-чуть успокоить. Помогли ли объятья, или взятый в кабинете виски, сказать было сложно, но в определенный момент, маленькое тельце перестала бить дрожь, а морщинки на лбу разгладились. Сама Майя почти не спала, засыпая лишь на несколько минут и просыпаясь каждый раз от всхлипов, звучащих под боком. В шесть утра, она так же осторожно, чтобы не разбудить спящую, выскользнула из комнаты, направляясь на свое дежурство.

Дамиан не спал, он держал в руке стакан с чем-то не менее крепким, чем она поила Соню, и пристально смотрел на серое лицо. Первое, что сделала Майя, остановившись в проходе, посмотрела на раненого, пропустив один удар сердца, поняла - он дышит... Камень упал с плеч.

Дамиан встал с кресла, поставил стакан на стол, подошел к ней вплотную.

- Когда придет горничная - отправляйте ее куда подальше. Я скажу Дэну, что у графа заразная форма какого-то заболевания, к нему в комнату никто тоже не сунется.

Майя кивнула, принимая предложенный план.

- Если что-то случится, сразу сообщайте мне. Открытой комнату не оставляйте, если стучусь я, это три коротких и еще два через паузу. Ясно? - не проведи он ночь без сна, спасая ее друга, сестру и ее саму, Майя посчитала бы такое обращение грубым, но сейчас, могла только благодарить.

- Спасибо.

- Поверьте, не за что. Герцог Мэйденстер или обладает паранормальными способностями, или я просто чего-то не понимаю. - последняя сказанная фраза осталась непонятной и для самой Майи, но выяснять ее смысл она не собиралась.

Горничная не заставила себя долго ждать, Майе предстояло дежурить до полудня, все это время ее волновало, что она оставила Соню одну, но другого выхода у нее не было. Постучавшая в дверь девушка получила от Майи указание не приближаться к комнате, пока она сама не распорядится убрать, последняя, лишь пожала плечами, совершенно не имея ничего против такого послабления.

Днем, Дамиан привез еще одного врача, представив его всем как своего хорошего друга, который проездом заскочил на чай. Тот дал утешительный прогноз, похвалил сделанные вчера швы, оставил какие-то лекарства, прописав в какие часы их принимать и удалился.

Вернувшись в комнату сестры, Майя застала ее сидящей у зеркала, она машинально перебирала гребень в руках, не видя и не осознавая что делает.

Борясь с непреодолимым желанием лечь в постель и хотя бы на несколько часов забыться, Майя взяла из рук сестры гребень и принялась расчесывать ее волосы.

Ее всегда это успокаивало, заплетя тугую косу, Майя уложила ее зигзагом на затылке.

- Как он? - первые слова, сказанные ей за сегодняшний день.

- Все хорошо, опасность миновала, приходил врач, ему просто нужна неделя, чтобы отлежаться. - она не врала, так и сказал доктор, но это не умаляло того, после какой травмы ему предстояло отлеживаться.

Соня лиши кивнула, опустив взгляд в пол.

*****

То же спросил ее Витор, когда Майя вернулась на ночное дежурство.

- Как она? - удивительная вещь, вместо того, чтобы заботиться о своем здоровье, своей жизни, узнать, что сказали врачи, он спрашивает как та, из-за которой он тут оказался. Майя вспомнила сказанную когда-то Дэрреком фразу: случай, которого могло и не быть. Это был он.

- Она спрашивала как вы... - понимая, что такой ответ его не совсем устроил, Майя добавила. - Она пока что не придет, все еще боится... - Витор закрыл глаза, ну что ж, этого следовало ожидать.

*****

Три дня она провела меж двух огней, сдав смену у кровати Витора, мчалась спасать сестру, которая, все по той же легенде вместе с Майей простудились. Слишком много больных на квадратный метр, слишком богатое воображение было у отосланной гувернантки и острый язык у местных сплетниц, ни в одну из легенд в доме никто не верил. Вот только Майя об этом не знала. Несколько часов сна на протяжении трех дней - вот и вся роскошь, которую она себе позволила.

На четвертый день настал переломный момент, Витор впервые сам сел в кровати. Чуть сморщившись от боли, он взял из заботливых рук Майи тарелку с бульоном и с жадностью принялся за еду. Вернулся аппетит, цвет лица уже не так напоминал доходягу, иногда, когда Майя совсем валилась с ног, она даже могла прикорнуть в кресле на несколько минут, потеряв страх, что в любой момент он может перестать дышать. Сменные повязки не были пропитаны кровью и сукровицей. Единственной нерешенной проблемой оставался страх Сони. Она так ни разу и не пришла еще его навестить, все изменилось сегодня, оговоренный ими стук в дверь прозвучал раньше, чем должна была настать пора дежурства Дамиана. Удивленно переглянувшись с больным, Майя пошла открывать дверь. На пороге стояла Соня, смотря в пол, она прошла в комнату.

Ях, с какой нежностью он смотрел на нее в этот момент, не прощая, нет, он не считал ее виноватой ни секунды, но прося прощение за то, что из-за него ей пришлось пережить.

- Я пришла почитать. - в руках девушка держала какую-то книгу.

Не желая им мешать, Майя вышла, оставив сестре ключ. Она очень надеялась, все обойдется, что никто не узнает, что Соня перестанет бояться, что он вернет то ее хрупкое доверие, которое так тяжело отвоевывал.

Завернув за поворот, Майя вошла в кабинет. Пулю она так и не нашла, конечно, через три дня ее могли найти и во время уборки, но она все таки надеялась, что им повезет. Только она одна осталась свидетельством того, что той ночью в кабинете что-то произошло. В поисках указки, которой она смогла бы пошуровать под шкафами, Майя обошла всю комнату, но ничего подобного не обнаружила. По этому, вооружившись свечей, проверила все своими силами. Ни под столом, ни под шкафами, на подоконнике, ни на высоких полках пули не было. Теперь, ей оставалось надеяться, что тот, кто ее нашел, просто не обратил внимания, или посчитал, она выпала из одного из трофейных экземпляров.

Сев в уютное кресло, Майя подобрала под себя ноги, облокотилась головой о кожаную спинку. Девушка втянула носом воздух, улавливая едва ощутимый, такой родной запах. Дэррек, где же ты? Как ей хотелось сейчас оказаться возле него, в их мире, в котором не было места посторонним проблемам. Как она скучала, как хотела поскорее снова зарыться лицом в широкую грудь, способную защитить от всего. В эти дни ей пришлось быть слишком сильной, слишком много взять на себя, слишком тяжело удерживать мир нескольких людей на своих плечах. Сколько в нем силы, что он смог тогда, шестнадцать лет назад взять на себя эту ответственность и несет ее до сих пор. Ях, если бы он был сейчас рядом... Подумав об этом, Майя сама себя отдернула.

Что он бы сделал? Витор часто повторял, что о случившемся не должен знать никто, а значит и он. Майя это понимала, чем меньше людей знают, тем легче будет защитить Соню. В один из дней, Витор даже заставил Дамиана поклясться, что это останется в тайне, иначе не видать ему места помощника отца. Он сам рассказал это, чтобы чуть успокоить ее, а главное Соню.

Майя встала, отряхнула юбки, оставляя свою мимолетную слабость позади. Нет, хорошо, что герцог в отъезде, чем меньше людей знают, тем лучше. Пора взрослеть, сладкой жизни ей не предвидится, а значит, следуют учиться ответственности, даже, если уроки такие тяжелые.

*****

- Рик, о чем ты думаешь? Неужели ты приехал, чтобы остаться мыслями где-то далеко? - темноволосая девушка смахнула с его плеча несуществующую пылинку.

Дэррек улыбнулся, Мэгги так подросла за эти полгода, что они не виделись, так похожа на маму, вот только взгляд мятежный, медового цвета глаза предупреждают, что тут таится опасность.

- Я приехал, чтобы посмотреть на то, как ты злишься. - и как он и думал, получил заслуженные толчок в плече.

Вот уже четыре дня он был дома. Тут много изменилось, мама занялась сменой штор и ковров в комнатах, Мэгги купила нового жеребца, золотистого, казалось, принадлежащего другому миру, и теперь дни напролет проводила в конюшне. Линда не приехала, надеясь встретиться уже в столице в сезон, в этом году, там собиралась оказать даже герцогиня. В отличии от дома, в котором жил сам Дэррек, тут лето в свои владения так окончательно и не вступило, со слов родных, выше двадцати двух градусов, термометр не показывал.

Посчитав, что заслуженная расплата наступила, Мэгги взяла брата под руку, направляя в сторону дома. Лишь она одна знала, что с ним можно разговаривать и так, что ее родной брат, совсем не всегда похож на непрошибаемую скалу. Что и в его сердце есть место нежности, а его любимым женщинам позволено почти все.

- Ты странный... - Дэррек скосил на сестру глаза. - Ведешь себя странно. Не так, как обычно. Ты что, совсем не соскучился? - в голосе прозвучала детская обида. Ведь она скучала, ждала для его приезда как праздника.

- Соскучился, - это правда, только увидев маму, сестру он понял, что сильно по ним скучал, вот только от этого не становилось легче, ведь теперь, он скучал не только по ним. - Особенно по твоим тычкам. Кто бы мог подумать, что такая маленькая, а такая сильная. - ну, она была не совсем маленькая, ростом Ях ее не обделил, выше среднего, под стать своему высокому брату, они всегда выглядели неподражаемо, выходя куда-то вместе.

- Я тебя люблю. И я скучала. - странно, но только с ним она может признаваться в своих чувствах, ни разу в жизни, она не говорила ничего подобного даже маме, а ему может. - Скажи мне, что будет в сентябре? - малышка волновалась из-за своего выхода в свет, это и понятно, по этому, при каждом удобном случае просила успокоить ее рассказами.

- В сентябре? Вы с мамой приедете к Линде, ты проведешь незабываемое время, выслушивая все ее нравоучения и получая уроки кокетства, потом, приеду и я, спасу тебя от этого ужаса. И начнутся вечера, балы и ужины. Все кавалеры будут пытаться поцеловать подол твоего платья, а тебе останется всего лишь отказывать. - Дэррек открыл перед сестрой дверь, пропуская ее в дом.

- А если никто, совсем никто даже не пригласит меня на танец? Ведь это будет позор! - слишком она мало знала о мире и самой себе, чтобы допускать подобные страхи, смотря на то, в какую красавицу превращается его взрослеющая сестра Дэррек надеялся лишь на то, что она не сделает ошибки, выбирая мужа среди выстроившейся очереди.

- Если никто, совсем не пригласит тебя на танец, то это сделаю я. - он зашел вслед за девушкой.

Мэгги иронично фыркнула, ну да, его-то карточка вечно заполнена, она слышала, как об этом говорила мама. Куда уж ей соревноваться с претендентками если не на его сердце, то хотя бы на один танец.

- Нет уж, лучше я постою у стены, чем буду выдерживать на себе взгляды всех невест-змеючек, считающих, что я попусту трачу такое драгоценное время его светлости. - за словом в карман она никогда не лезла, единственное, чего Дэррек так и не смог от нее добиться, это скрывать свои истинные мысли, может не перед ним, но перед окружающим миром точно, ведь рано или поздно, это может стать причиной многих бед.

- Мэган. - когда он обращался к ней так, это означало, она зашла слишком далеко. Хоть колкость и была услышана и оценена, лучше ее прекратить.

- Слушаю, и повинуюсь. - девушка картинно сложила руки перед грудью, чуть склонив голову. - Я устала, с вашего позволения, пойду, займусь вышиванием, ведь только это занятие достойно настоящей леди. - показав брату язык, она помчалась вверх по лестнице, проверить, побежал ли он за ней она осмелилась только взобравшись на второй этаж.

Дэррек только покачал головой, пытаясь скрыть улыбку, и направился в комнату. Ему нужно было поговорить с герцогиней.

Она относилась к вышиванию более уважительно, чем ее собственная дочь, проводя дни и вечера за этим занятием, заняв руки, мысли оставались чистыми, можно было думать, планировать, или вспоминать...

- Мама... - Дэррек вошел в комнату широко распахнув дверь, размашисто шагая, как обычно, ей иногда казалось, что ее сын живет слишком широко во всем, только большая ответственность, только большие проблемы, только большие мероприятия, и чувства только большие.

Как должна выглядеть герцогиня? Горделивая осанка, иссяно черные волосы, собранные в высокую прическу, острый взгляд, окружающая аура величественности. Все это было в Анне Мэйденстер. Во всяком случае, это видели люди, не знающие ее ближе.

- Сынок. - только что такое сосредоточенное лицо расплылось в улыбке. Отложив вышивание, она протянула к нему руку.

Дэррек подошел, сжал ее ладонь в своей, но садиться в предложенное кресло не стал. Отошел к окну. Герцогиня смотрела на его спину, ожидая - обычно он вел себя так, когда им предстоял серьезный разговор.

- Я хотел попросить тебя об одном одолжении... - Дэррек развернулся, посмотрев в спокойное лицо матери.

- О каком? - ей сложно было вспомнить, когда в последний раз он обращался к ней с просьбой, ее маленький мальчик очень давно стал самостоятельным.

- Мне нужно твое обручальное кольцо. - сказать, что это было неожиданно - не сказать ничего, улыбка медленно сползла с лица герцогини.

Она была знакома с Розой уже давно, на протяжении почти пяти лет они с ее сыном воевали и мирились. Она гостила у них, была знакома с герцогиней, его сестрами, вот только зная ее, Анна никогда не желала, чтобы эта связь переросла во что-то большее. Слишком хищная, слишком тщеславная, возможно кто-то посчитал бы ее сильной, но нет, скорее способная на многое, для достижения своей цели. Каждый раз, когда до нее доходили слухи о том, что они снова рассорились, герцогиня вздыхала с облегчением. Она не желала своему самостоятельному сыну в жены ее, не так должна была выглядеть его отдушина. Но сказать об этом, никогда не осмеливалась, чувствуя свою ответственность за то, что он был слишком самостоятельным, чтобы принимать такие советы.

- Мисс Смитт все-таки получила желаемое? Ты уверен, что сделал правильный выбор? - она не могла отказать, но надеялась, что он передумает.

Дэррек посмотрел на нее удивленно:

- А при чем тут Роза? Я собираюсь сделать предложение не ей.

- Как? А кому? - такого удивления на лице собственной мамы он не видел еще никогда.

- Своей будущей жене... - он представил себе реакцию Майи, назови он ее так. Поняв, что лучше не заставлять маму так волноваться, он пояснил. - Ты с ней еще не знакома. Но я это скоро исправлю. Ее зовут Майя. - произнося это имя, на обычно серьезном лице сына заиграла улыбка, она знала своих детей достаточно хорошо, чтобы понимать, это не прихоть, неизвестная Майя попала ему прямо в сердце.

Конечно, ее стиль жизни не предполагал знакомства со всей знатью страны, но спросить у дочери знает ли та некую Майю, она собиралась как можно скорее. Покачав головой, Анна спросила сына:

- Я хочу знать только одно, ты ее любишь?

- Да. - он не колебался, смотрел прямо в глаза и его взгляд не оставлял сомнений, это правда.

- Тогда, - герцогиня расплылась в улыбке, - я обязана с ней познакомиться!

*****

После визита Сони, Витор окончательно пошел на поправку. На четвертый день он спокойно сидел на троне, сооруженном из подушек, на пятый, встал с кровати. Пришедший в тот же день врач разрешил двигаться, но как можно аккуратней. Так, он перекочевал в свою комнату, вид у него был достаточно изможденный, чтобы он походил на перенесшего тяжелую лихорадку человека. Запрет заходить в его комнату сняли, вот только посетителей он все равно принимать отказывался. Взамен постоянных дежурств, Майя заходила к нему по несколько раз в день, а ночью, они с Дамианом менялись, чтобы было кому подать воды или помочь добраться до ванной комнаты.

Соню к дежурствам Майя не подпускала. Слишком для нее было сложно смотреть на то, чему она была виной.

Завтра им предстоял сложный день, посоветовавшись, Витор с Дамианом решили, что ему стоит уехать ночью, еще до приезда герцога. Причина очень проста, он бывает слишком проницательным, а значит, находись Витор тут, история с его ранением может стать известной всем, ни он, ни Майя этого допустить не могли. Если Дамиану он просто пригрозил возможностью лишиться должности, то в случае с Майей был уверен, даже доверяй она своему любовнику безгранично, о случившемся он не узнает.

Первым, что сделала Майя, когда из ее комнаты Витор перебрался к себе - сожгла все окровавленные тряпки, а простыни попыталась застирать, на удивление, не имея ни малейшего опыта в этом, с задачей она справилась, лишь убедившись, что следов пребывания тут больного нет, она разрешила сделать здесь уборку горничной. Боясь разоблачения, Майя провела все время, пока девушка убирала в комнате, следя глазами за происходящим, опасаясь, что чего-то не заметила, что-то пропустила. Если это так, она была готова купить молчание деньгами.

Вечером, перед выездом, когда вещи уже были упакованы, Дамиан занимался их погрузкой, Витор с Майей стояли в его комнате одни.

- Она уже спит, еще рано, она обязательно когда-то сможет это все забыть.

Витор кивнул, стиснув губы. Раны еще ныли, но доставляли куда меньше страданий, чем понимание, что эта глупая случайность отбросила его опять от милой сердцу Сони, наверное даже дальше, чем ему казалось сначала.

Это была не его вина, в которой он мог попросить прощение, это была не ее вина, за которую он мог ее извинить, это был ее страх перед тем, на что она оказалась способна. И только сама она могла простить себя, а ему оставалось только молча ждать.

- Передайте, что я буду ждать ее письма... - Витор посмотрел на нее с надеждой.

- Конечно, и вы тоже пишите, как только приедете, и потом. Я... Мы будем отвечать... - она готова была ручаться за себя, а возможно, когда-то на это осмелится и Соня.

За эти два месяца, что они были знакомы, Майя поняла, что он хороший человек, что он любит ее сестру и дорожит их дружбой. И она тоже дорожила, а еще, была вечно благодарна за то, что он спас Соню, что готов был рискнуть своей жизнью, лишь бы случившееся осталось тайной.

Ее благодарность сложно было измерить, единственное, что она могла сделать, подойти вплотную, и осторожно обнять, пытаясь не потревожить рану.

- Я буду скучать. - на спину легла мужская ладонь.

- Я тоже.

Когда девушка отстранилась, Витор взял в свою руку ее ладонь.

- Майя, ты должна кое что знать, не верь ему. - за эту неделю, он успел все сотню раз взвесить и передумать, когда жизнь висит на волоске, начинаешь думать по новому, интриги и игры отходят на второй план, а вот человеческие жизни становится истинной ценностью. - Слишком много сердец он разбил, слишком много жизней разрушил. Таким, счастье не бывает. - кто такой этот "он", спрашивать не приходилось. Откуда Витор об этом знает, не было узнавать уже ни времени, ни желания, знает и все. - Ты встретишь достойного тебя мужчину, поверь мне, узнав тебя, не полюбить просто невозможно. И кто-то обязательно полюбит, но не он.

- Экипаж готов, Витор, ты можешь сам идти? - Дамиан ворвался без стука, эта неделя сблизила их очень сильно, всем было что нового узнать о своих сообщниках. Витор оказался более хладнокровным, чем о нем думал Дамиан, способным на жертву, чего о себе Дамиан не мог сказать с полной уверенностью. Майя - не мышкой анибальтом, не приспособленной к жизни в обществе, всеобщим объектом издевок, а сильной девушкой, выносливой, умной. Ни разу, он не слышал от нее жалоб, ни разу она не наморщила аристократичный носик, когда нужно было что-то сделать, помочь, убрать. Высиживала у кровати ночи, а днями неустанно следила за сестрой, в отличии от него, который заваливался спать при любом выдавшемся случае. Это сочетание, совершенной беззащитности снаружи, и такого твердого стержня внутри заставляло смотреть на нее по-новому. Он не просто зауважал это хрупкое создание, он искренне ею восхищался. И собирался сдержать ее единственную просьбу, никто о случившемся узнать был не должен.

В этом, им помогали сами обитатели дома, они уже во всю судачили о том, что же такое происходило всю эту неделю. С легкой руки служанки, у присутствующих не осталось сомнений, что будучи не в силах сдержать пыл, Витор сделал Майю своей любовницей и они даже не пытались этого скрыть. Поверженная таким поведением сестры в шок Соня закрылась у себя, не в состоянии пережить позор. А знающий всю правду Дамиан не мог ни подтвердить, ни опровергнуть россказни.

Ни Витор, ни Соня, ни сама Майя об этих сплетнях понятия не имели, слишком много у них было проблем и без этого. Но знай, Майя об этом, ей было глубоко наплевать, лишь бы правда не открылась.

- Могу. - Витор посмотрел в глаза подруги, убеждаясь в том, что она его услышала, но к сожалению, к просьбе не вняла, сильнее оперся о трость и направился к Дамиану. Провожать его должен был только он. Дамиан сам на этом настоял, желая хоть чуть-чуть оградить Майю от и без того свалившегося на ее голову позора.

Проследив взглядом за тем, как две фигуры скрылись за углом, Майя закрыла дверь его покоев. "Спасибо тебе Витор, за все. Но в этом ты бессилен."

Неделя, грозившая затянуться на десятилетия страданий для Майи, выдалась одним сплошным ночным кошмаром. В котором почти не осталось времени на тоску за ним.

Зайдя в комнату сестры, Майя аккуратно затворила дверь, боясь ее разбудить, сняла тяжелое платье. Видимо, за эту неделю она слишком устала, раз даже одежда казалась непосильной ношей, забралась в кровать.

В те минуты, пока ее не сваливал сон, Майя позволяла себе роскошь, она представляла, что они сейчас смотрят на одни звезды, а значит не так и далеки друг от друга.

*****

Перед тем, как забраться в экипаж, Витор пожал руку Дамиану, сыгравшему не малую роль в его спасении.

- Спасибо за все.

Дамиан кивнул, принимая благодарность.

- Об этом не узнает никто, по возвращению, отцу я скажу, что упал и напоролся на какой-то штык. Так что не проболтайся.

- Постараюсь. - ему чуть надоело, что Витор дни и ночи говорит лишь о том, что все должно остаться в тайне.

- Жизнь, удивительная штука, - мужчина вдохнул свежий ночной воздух. - Узнай Дэррек, что произошло под его крышей, посчитал бы, что мировая справедливость восторжествовала. Почти. Вот только ему не суждено об этом узнать, а жаль...

- О чем ты?

- Да так, сам с собой... - Витор кивнул стоящему напротив мужчине, не брезгуя предоставленной помочью, забрался в карету.

Подождав, пока экипаж скроется из виду, Дамиан направился в дом. Думал ли он, что его невинная выдумка превратится в такую трагикомедию? Нет, планируй он такой, мог бы величать себя господом богом. Да, возможно идея и оказалась провальной, но подобный опыт, он не забудет вовек.

Ну что ж, господа, последний день спектакля можно считать открытым...

Глава 18

Снова наступил вторник, как и неделю тому, Майя встала ни свет, ни заря, но только причиной тому была элементарная привычка, воспоминание о том, что нужно бежать на дежурство у постели больного.

Соня спокойно посапывала на своей половине кровати. Выскользнув из постели, Майя потянулась, проверяя, дал ли ей хоть что-то неожиданно долгий сон. Возвращаться назад не было сил. Причина проста, ее мучило ожидание, сегодня должен был вернуться герцог. Вчера Дэн сообщил об этом Дамиану, на осторожный вопрос Майи, а когда приблизительно, он пожал плечами. Скорее всего после обеда... Именно по этому, они и решили устроить отъезд Витора этой ночью.

К сожалению, водные процедуры и сборы заняли у Майи всего полчаса, а что делать дальше, она не имела ни малейшего понятия, оставив Соне записку, в которой сообщала, что в случае чего, та может искать ее в комнате, отправилась к себе. Но и там, ее не отпускало ощущение, что скоро, совсем скоро они встретятся, вот только предательница минутная стрелка плелась как улитка. Не выдержав и эту муку, девушка приняла решение.

Спустившись вниз, зашла на кухню, там уже во всю кипела робота. Сегодня, предстоял длинный день, нужны были заготовки для всех уезжающих завтра гостей, праздничный пир устроили вчера, слишком много дел у всех сегодня.

На просьбу собрать ей корзинку с продуктами для прогулки, кухарка рассеяно кивнула. И уже через пару минут, в ее руках оказался щедрый набор для завтрака, покрывало, газета.

Майя захотела скрыться там, где нету часов, где они не будут мучить ее своей медлительностью. Спустившись к пруду, она разложила покрывало, достала из корзинки ватрушку, солнце только начало свой путь, не пекло, но пригревало.

Чего ей ждать от встречи? Что изменилось за неделю у него? У нее многое, но только не чувства по отношению к Дэрреку.

Майя легла на покрывало, закрыла глаза и попыталась представить, как должна произойти их встреча. Карета подъезжает к дому, из нее выходит герцог, дом почему-то пуст, нету снующих повсюду людей, зато есть только она. Только что проснувшаяся, без ставших уже привычными синяков под глазами, она спускается по лестнице к завтраку, и в этот самый момент открываются двери, солнце, светящее в дверной проем создают ореол вокруг его фигуры. Высокого, мужественного, в белой рубахе и темных штанах, как тогда, в первую их ночь. И нет между ними преграды из людских глаз. Не боясь людского осуждения, она преодолевает лестницу, перелетая ступеньки, и получает достойное вознаграждение. Ее ждут теплые объятья, такие надежные, такие желанные. И его хриплое "я соскучился". Представляя все это, у Майи внутри селилось тепло, волнами расходящееся по телу. А потом... Майя впервые не отдернула себя, позволяя мечтать о подобном. А потом, он встав на колено, прямо в прихожей признается в любви. Ей, признается в любви ей. Лучший мужчина на свете.

Недельная усталость, тихий плеск воды, пригревающее солнышко и волнующие грезы заставили ее сомкнуть веки, погружаясь в сон...

*****

Дэррек ехал в карете, предчувствуя грядущую