КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435235 томов
Объем библиотеки - 601 Гб.
Всего авторов - 205509
Пользователей - 97385

Впечатления

Zlato про Келлерман: Цикл романов "Алекс Делавэр". Компиляция. Книги 1-16 (Триллер)

Уважаемые книгоделы!
Сделайте пожалуйста для детей сборник писателя Свен Нурдквист и именно серию его книг о "Петсоне и Финдусе". Они все разбросаны и перепутаны, начать читать все книги с ребенком - проблема вечная.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: Волчье солнышко (Научная Фантастика)

В отличие от первого рассказа данного сборника («Континент»), этот производит впечатление некого черновика-клона... Почему клона? Потому что идея обоих рассказов почти идентична... Если в «Континенте» местом безумства и иррациональности становится некая «Зона отчуждения» (образовавшаяся неведомым образом), то здесь (в рассказе «Волчье солнышко») ГГ просто отправляется в параллельный мир, который практически ничем не отличается от персонажей «Континента» (разве что всяких демонических и мифических обитателей там поменьше). А в остальном... все тоже самое: дикая иррациональность всего и вся, тупая нелогичность происходящего, расстрелы и репрессии за неосторожное слово, невиданный маразм управленцев, засилье идеологий и опричнины... В общем — ничего нового.

И так же как в «Континенте», в жизни «попаданца» (а его так смело можно назвать)) происходит череда нелепых и дурацких событий, в которых он (конечно же) теряет свою (негаданно открытую) любовь, ценой разгадки некой тайны... и расплаты с главным злодеем (в финале).

Как и в «Континенте» ГГ просто мечтает вырваться «домой», туда где нет этой дикости и смешения эпох феодализма и межконтинентальных ядерных ракет. И ему все это (так же) кажется лишь дурным сном, галлюцинацией и бредом... И даже самые светлые минуты (близости «с ней») ГГ готов не раздумывая разменять «на разгадку этой гребанной тайны».

Самое забавное — что в обоих рассказах ГГ (чудом вырвавшийся наконец-то обратно) тут же осознает, что весь этот сумашедший мир был (совсем) не «мороком» (или дурным сном)... Этот мир действительно «был»... (или «есть») хоть он живет по каким-то извращенным законам и правилам... но все же эти правила (как оказалось) были не так уж безумны... по сравнению с логичностью и незыблемостью жизни «реального мира».

Единственным отличием финалов этих рассказов, является то что, (в этом) ГГ (полностью осознавший свою потерю) находит несколько «неудачный способ» навсегда покончить с прежней реальностью... Реальностью в которой он (как оказалось) больше не сможет жить — т.к «побывав в чуждом ему мире», он все же не смог, не стать его частью... А это значит что в своем «родном мире», ему отныне (просто) нету места.

В целом все так же печально... но после первого рассказа «Континент», все это видится (все же) несколько... приевшимся (что ли). И если «Континент» я перечитывал уже раза 3, то этот рассказ подобного впечатления (уже) не производит, хотя (повторюсь) только за саму идею «переноса попаданца в неизведанное» (написанную автором году аж в 1981-м) уже надо громко поаплодировать!))

P.s Совсем забыл — вот самый понравившийся отрывок))
«...Какой я? – подумал он. – А черт его знает, какой я. Я – опытный физик, неплохой инженер, который плыл по течению ТАМ, в том мире, потому что ничегошеньки не зависело там от Д. Батурина, канд. ф.-м. н.». А бороться за то, чтобы от него что-то зависело, казалось бессмысленным, и жизнь колыхалась, как обрывок газеты в зеленоватой стоячей воде, лениво и бесцельно. И здесь приходится плыть по течению, нас очень хорошо научили плыть по течению, расслабясь, мы делаем это уже без всякого протеста и ропота душевного, не забыв поблагодарить всех кого следует и лично…»

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Ефременко: Милосердие смерти (Медицина)

Какое-то очень уж грустное чтение... Сводится, в общем-то, к "как здорово, что я уехал из рашки в Германию - тут и свобода, и врачи, и медицина... а в России вы все сдохнете, там не врачи, а рвачи, которые вас в гроб загонят... Был один суперврач - я - да и тот уехал..."

Из интересного - ихтамнет - не Донбасское изобретение, когда в Сербию военврачи ехали - "Мы были никем. В случае попадания живыми в руки врагов сценарий был следующим. Мы были уже давно уволены из армии, вычеркнуты из списков частей и подразделений и находились на гражданской службе. Мы просто решили заработать шальных денег, поработать наемниками."

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Терников: Завоевание 2.0 (Альтернативная история)

Ну что сказать... Почему-то вспомнилось у О.Генри: "иду на перекресток, зацепляю фермера крючком за подтяжку, выкладываю ему механическим голосом программу моей плутни, бегло проглядываю его имущество, отдаю назад ключ, оселок и бумаги, имеющие цену для него одного, и спокойно удаляюсь прочь, не задавая никаких вопросов" - вот такое же механическое описание истории испанских открытий в Новом Свете, обрывающееся - хотелось бы сказать, на самом интересном месте, но - увы! - интересных мест не наблюдается.

Дотянул с трудом, скорее из принципа...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про Михайлов: Низший-10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Молитвин: Рэй брэдбери — грани творчества и легенда о жизни (Эссе, очерк, этюд, набросок)

С одной стороны — писать «аннотацию на аннотацию», как-то стремно, но с другой стороны — а почему бы и нет)).

Честно говоря, сначала я подумал что ее наличие объясняется старой-старой советской привычкой, в конце книги писать всякие размышления и умствования «по поводу и без». Что-то вроде признака цензуры — мол книга действительно «правильная» и к прочтению товарищей признана годной!))

Однако все мои худшие ожидания все же не оправдались, П.Молитвин (сам как довольно известный автор) поведает нам: как и чем жил Р.Бредбери «до и после». В этой статье нет места заумствованиям или «прочим восторгам». Перед нами (лишь на минутку) «пролетит» жизнь автора, его удачи, его помыслы и его стремления...

В целом — данная статья является вполне достойным завершением данного сборника, который я начал читаь примерно в феврале 2019-го)) И вот так — рассказик, за рассказиком и... )) И старался читать их с утра (перед выходом на работу). Как ни странно, но если читать что либо подобное (перед тем, как погрузиться в нервотрепку и проблемы) создается некий «буфер» в котором вполне возможно «выживать» и во время этой самой... бррр! (работы))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovik86 про Воронков: Император всея Московии (Альтернативная история)

Нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Пособие по выживанию (fb2)

- Пособие по выживанию (а.с. Жена Темного Властелина-1) (и.с. Романтическая фантастика-130) 1.98 Мб, 502с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Элен Уайт

Настройки текста:



Елена Руденко ПОСОБИЕ ПО ВЫЖИВАНИЮ

Весь мир — театр, мы все — актеры поневоле…

Пьер де Ронсар

ГЛАВА 1

Элли


— Элли! Вставай! У нас через пять минут собрание в Главном зале!

Я поморщилась от громкого голоса подруги и натянула одеяло повыше.

— Сара! Сдалось мне это собрание! Это полчаса моего законного сна! Тем более что прекрасный принц меня уже почти поцеловал! — проворчала, пытаясь накрыть голову подушкой, чтобы не слышать недовольного бормотания эльфийки.

— И не поцелует! Вставай, соня! — в ту же секунду на меня обрушился поток воды, что заставило вскочить с кровати, фыркая и отплевываясь.

— Ты мой персональный кошмар, — возмущенно воскликнула я, осознав, что досмотреть сон мне никто не даст.

— Вот это, я понимаю, пробуждение! — сказала Сара, прыснув в кулак от моего недовольного вида. — Ты прям как солдат императорской гвардии!

— Такая же быстрая? — ворчливо спросила подругу и по совместительству соседку по комнате, думая, что она имеет в виду мой молниеносный подъем.

— Нет, ты такая же мокрая, как один гвардеец, который ко мне в окно пытался залезть! — хихикнула девушка, продолжая сборы. Она в отличие от меня успела не только проснуться, но и одеться.

— Вот чем чревата жизнь в одной комнате с магом, чья стихия — вода: приятное пробуждение обеспечено! — пробормотала я себе под нос и понеслась умываться.

Зеркало в ванной комнате отразило девушку среднего роста с правильными чертами лица, чуть вздернутым вверх носиком, большими глазами и не меньшими синяками под ними, которые с завидной периодичностью возникали от недосыпа. Увидев, во что превратились за ночь мои длинные каштановые волосы, я схватилась за голову. Этому гнезду из волос и перьев могла позавидовать даже королева Империи орков. Поговаривали, что она тратила несколько часов, чтобы придать своей гриве такой вот видок. Может, пора книгу написать? Даже название есть — «Как сотворить из ничего кошмар, или Секреты по укладке волос». А что? Даже первый совет готов — это здоровый сон. Пять часов в постели — и вуаля!

Все дело в том, что мне часто снятся очень яркие сны, отчего я постоянно ворочаюсь. Как-то раз мы уснули с Сарой на одной кровати, и я наградила ее фингалом под глазом и ударом в солнечное сплетение. После этого случая подруга еще долго смотрела на меня с опаской, а мне пришлось потратиться на мазь от синяков и большую шоколадку.


Расчесавшись и умывшись, я подмигнула своему отражению. День начался не так уж плохо.

— Хватит уже торчать перед зеркалом, и так не красавица. Дай дорогу важной персоне, — пробурчал Кузя, запрыгнув на раковину, и принялся умывать мордочку лапкой.

Кузя — наглый кот весом больше десяти кэгэ. Все у меня не как у людей. Если у каждого студента академии заклинание выходит с первого раза, то у меня с первого раза хорошо получается только поджог (спасибо родной стихии). А если каждой нормальной ведьме положено иметь черного и в меру упитанного кота, то мне досталось это чудо. Научить животное говорить — дело не очень сложное: заклинание и капля зелья, а вот заставить замолчать гораздо труднее. Если Кузя решил что-то сказать, то заткнуть его уже невозможно.

Однажды я решила применить заклинание, найденное в большой старой книге. Лучше бы не пыталась — закончилось все моим расцарапанным лицом и шествием Кузи по комнате с лозунгом «Свободу рыжим котам!», написанным моим дорогущим угольным карандашом для глаз на бумаге, которую он тащил за собой в зубах. Пришлось расколдовывать…

— Слышь, ты, важная персона, а тебе подушечку под хвост не подложить? — уточнила я, увидев наглую моську кота в зеркале.

— Подложишь? — Кот отвлекся и с надеждой заглянул мне в глаза. Увидев мою смеющуюся физию, обиженно засопел и отвернулся.

— Эй, ты там утонула или уснула? — послышался голос подруги.

— Тут очередь к умывальнику! — решила пошутить я.

— Кузя? — сразу поняла соседка по комнате.

— Ну а кто ж еще?

— Тогда это надолго! Я побежала, займу тебе место.

— Угу. — Надев уже привычную форму, я вышла из ванной. Было немного холодно — зима ведь (правда, настоящего, немагического снега мы не видели уже пару столетий), поэтому поверх жилета натянула удлиненный пиджак черного цвета — правилами не запрещено, и то хорошо…

Кот медленно прошел по комнате (ага, если идти быстро, то больше пяти метров ему не пройти — устанет) и запрыгнул на мою кровать.

— Некоторые котов колбасой кормят, — протянул он, когда я уже выходила.

Маги часто пользовались телепортами для связи с другими мирами, а мне даже удалось в некоторых побывать. В одном из миров под названием Земля обнаружилась обширная библиотека, куда мы с Кузей иногда заглядывали. Особенно его впечатлила книга про кота Матроскина (научила на свою голову читать этого болтуна!).

— А некоторые и мышей едят, — таким же тоном ответила я и захлопнула дверь. Фраза про мышей, видно, настолько впечатлила пушистика, что он упал. Жаль, что пропустила подобный момент! Шум из комнаты донесся такой, будто мешок с картошкой уронили, после чего послышалась отборная брань. Преодолевая желание послушать (и где только такого набрался?), я поспешила на собрание. Интересно, что любимому ректору надо от студентов?


Я шла по длинному коридору старинного замка, где и располагалась Академия магии с примыкающим к ней общежитием. Замок был действительно очень старым — ему насчитывалось больше пары тысячелетий. Возможно, вскоре он разрушился бы от древности, но опытные стихийные маги поддерживали его в «живом» состоянии.

В нашем мире под названием Каммирион есть несколько подобных академий, но центральной и самой престижной является именно эта. Помимо обучения студентов преподаватели занимаются здесь еще и научной деятельностью (я бы сказала «мучительно-научительной»).

Однажды, случайно перепутав координаты телепорта, один из магов открыл пути в другие миры. Все, правда, называют это результатом точных расчетов, но мы-то знаем правду. Тот удачливый маг, потратив вдвое больше энергии (благо потенциал у него был большой), попал к зеленым человечкам. Сначала он решил, что вчерашняя попойка с коллегами даром не прошла, но через некоторое время понял, что открыл проход в другой мир. Там жили диракты — существа, по внешнему виду напоминающие эльфов, но имеющие насыщенный зеленый цвет кожи и волосы, похожие на болотную тину. Эти дети лесов не имели магии и технологий, а по развитию застряли где-то на уровне обычных дикарей. Болезнь у них была синонимом смерти, а гигиена начиналась и заканчивалась в озере — благо жили в тропическом климате.

Маги стали прививать дирактам некоторые основы цивилизации, и сейчас там благополучно развивалась торговля. На одном из Советов Верховных магов, куда входили десять верховных магов государств и империй, постановили назвать этот мир Дирактионом и продолжить поиски других цивилизаций.

Через пару веков после столь знаменитого открытия (имя того непутевого мага увековечили в истории) нашли еще несколько миров. В одном из них под названием Смоланд жили гномы и лепреконы (они не очень дружелюбны, поэтому мы туда редко заходили в гости), еще в одном никаких разумных существ не обнаружили. Также был обнаружен мир, населенный людьми, — Земля.

В Дирактион нас, учеников академии, водили на экскурсию на младших курсах, чтобы показать, какова жизнь древних цивилизаций. «Иллюстрация» получилась удачной — несколько парней схлопотали дубинками по голове за слишком плотоядные взгляды в сторону местных женщин. Также были у нас экскурсии в другие известные нам миры. Особенно мне запомнилась Земля, где люди многого достигли в техническом прогрессе, окупив практически полное отсутствие магии. Почему практически? Все просто: их ученые отвергают магию как элемент жизни, считая ее вымыслом и восполняя пробел созданием машин и механизмов. Магия там не развивается (если не считать так называемых экстрасенсов и черных колдунов), а эльфы, оборотни и вампиры считаются сказкой. Я иногда путешествую в этот мир, разыгрывая из себя обычную девушку. Нередко и Кузьма просится со мной, мотивируя это желанием узнавать новое и «духовно развиваться», но я догадываюсь, в чем дело. Ему просто пришлась по вкусу местная сметана.

Задумавшись, едва не пропустила нужный поворот. Что-то я стала рассеянной в последнее время…

Едва переступив порог Главного зала, увидела, что он уже полон. Не имелось практически ни одного свободного места. Студенты сидели, перешептываясь. Зал сейчас не был украшен, как это делают в честь каких-либо праздников, и появилась возможность полюбоваться его архитектурой. А посмотреть было на что — высокие потолки, белые стены, мраморные колонны. На потолке — большое панно неизвестного автора, изображающее какую-то битву. Сцена с массивными шторами серебряного цвета буквально парила над залом. Эффект воздушности создавался отсутствием опор, сцена возвышалась надо всеми благодаря воздействию мистера Хоупседа — мага-воздушника. Естественно, эффект полета создавали не каждый день, ведь это требовало огромных усилий и затрат, но ради помпезности ректор был готов на многое. Что же сегодня намечалось?

Разглядывая студентов, я в знак приветствия помахала рукой нескольким знакомым и уже собиралась согнать с места первокурсника (старость надо уважать!), когда заметила Сару. Отдавив пару ног, так неудачно подвернувшихся мне по дороге, плюхнулась на стул рядом с подругой.

— Ты почти вовремя! — воскликнула она. Пунктуальность никогда не была моей сильной стороной, а в моменты, когда хотелось поспать, опоздания просто достигали апогея.

— Эй, я успела! — возмутилась в ответ.

— Угу, это потому, что ректор опаздывает на десять минут, — подмигнула мне подруга.

— Он всегда опаздывает, — согласилась я, — а мне все равно уже не удастся опоздать так эффектно, как в первый день.

— Помнишь?

— Такое невозможно забыть! — рассмеялась Сара, вспоминая, как мы познакомились.

День поступления с самого начала обещал быть очень волнующим, ведь неизвестно, хватит ли у тебя способностей к магии, необходимых для поступления. Если кто-то развивал дар с рождения, у него имелось больше шансов показать лучший результат на тестах. Блуждая возле входа в Академию магии, я стала свидетельницей занимательной сцены.

Высокая стройная эльфийка в простом неброском платье, засмотревшись на магическую доску с объявлением о вступительном тестировании будущих студентов, случайно задела плечом какую-то девицу.

— Извините, я не хотела, — пролепетала, сжавшись, эльфийка.

— Клуша! Смотри, куда тебя несет! Чего уставилась?! Ты вообще мне в ноги кланяться должна! Я здесь самая одаренная из всех! — Вторая девушка вместо того, чтобы достойно принять извинения, начала кричать, привлекая всеобщее внимание. Мне стало жаль эльфийку — она чуть ли не тряслась от страха. Видя, что Сара, а это была именно она, готова расплакаться, я пришла на помощь.

— То, что ты самая одаренная, вижу. Только мозгами твое бренное тело одарить забыли. Бедняжка! — подмигнув эльфийке, сказала я и с сочувствием уставилась на скандалистку.

— Да как ты смеешь! Я владею двумя стихиями!

— Сомневаюсь. Хотя, если докажешь, что это действительно так, я извинюсь перед тобой, а если нет, ты перестанешь лезть к этой девушке! — Мой палец указал на притихшую эльфийку.

— Договорились! — высокомерно согласилась незнакомка и удалилась.

— Спасибо, — пролепетала эльфийка, смутившись.

— Пожалуйста, — пожала я плечами. Мне ведь действительно было несложно. — Меня Эллинор зовут.

— Саранатель Ринабель иль Кильентосиа, — представилась эльфийка.

— И это только имя? — округлила я глаза, не запомнив ни одного слова, кроме «иль», что означало принадлежность девушки к эльфийской знати.

— Нет, имя — Саранатель, но можно просто — Сара, — сказала новая знакомая.

— Отлично! А меня зовут Элли. Как тебя занесло так далеко от Эльфийской империи? У вас же вроде неплохая академия есть?

— Но ведь хочется в лучшую… А если честно, то наша семья вхожа в императорский дворец, и маменька отправила меня сюда, чтобы научить стоять за себя, но пока у меня не очень получается…

— Я бы даже сказала, плохо получается, — рассмеялась в ответ.

— А вы не знаете случайно, где тут Главный зал? — тихо спросила девушка, опустив взгляд.

— Ой, давай перейдем на «ты»? — спросила ее и, дождавшись робкого кивка, ответила: — Где зал, не знаю, но сейчас разведаю!

— Ой, это ведь может быть неудобно… — протянула Сара, которую моя энергичность просто вводила в ступор, о чем я узнала позже.

— Пошли, подруга… — потянула я эльфийку по коридору академии. Опоздали мы прилично, но в этом не было моей вины — просто старшекурсники решили пошутить над новенькими, отправив нас в лабораторию. Там как раз проводился опыт, для которого нужна была кромешная тьма. И все было бы очень весело, если бы не кончилось так плачевно. Перебив половину колб, пробирок и прочей тары, мы быстро сориентировались и сбежали незамеченными, а потом оттирали пятна в уборной, вот и опоздали, ввалились в зал на средине «проповеди» ректора.

Ничего интересного мы не пропустили, через несколько минут нас разделили на группы, а через несколько часов я стала студенткой академии, получив возможность изучать родную стихию — огонь. Стихией Сары оказалась вода, и, к нашей несказанной радости, в студенческом общежитии нас поселили в одну комнату. О спесивой же барышне, которая была внучкой ректора, — Арисене, могу сказать одно: после множества проведенных тестов она оказалась простым магом-воздушником со стандартными силами. К Саре девушка больше не цеплялась, помня об уговоре, зато мне доставалось часто…

Казалось, что это произошло лишь вчера, но на самом деле с того памятного дня прошло уже пять лет. Сара стала мне преданной подругой, а под моим влиянием от застенчивости девушки не осталось и следа! Эльфийка вовсю гоняла кавалеров, которые из-за ее высокого роста часто оказывались намного ниже ее.

…На небольшую сцену вышел наш ректор — сухонький невысокий старичок с небольшой седой бородкой, что делала его похожим на маленького серого козлика. Наличие рогов под высоким черным колпаком никто проверить не осмелился. За ним в ряд выстроился весь преподавательский состав.

— Дорогие студенты! — сказал Феофаний Аполлинарович. — Вам, наверное, интересно, зачем я всех здесь собрал? Так вот, через две недели наша академия будет праздновать День влюбленных, а что это значит?

— Пьянка! — дружно заорало большинство студентов в зале. Поднялся шум, видимо, началось горячее обсуждение подробностей сего действа.

— Дети, дети, угомонитесь! — попытался что-то сказать старик, но тщетно, тем более что многие «дети» были выше его на голову и куда шире в плечах.

— Тихо!!! — по залу пронесся громогласный рык нашей учительницы истории, голосу которой позавидовал бы любой генерал. Мы впечатлились и замолчали. Ректор же, немного пожурив преподавательницу за неуважительное отношение к «деткам», продолжил:

— Первокурсникам и тем, кто не помнит, что такое День влюбленных, объясняю. Будет бал-маскарад! В этом году он пройдет под девизом «Соединяйте сердца!», поэтому можете начинать приготовления. — Зал одобрительно загудел, а Сара как-то сразу поникла. — И еще. Бал будет проводиться сразу после сдачи всех экзаменов. После него — месяц каникул и опять учеба, а пятый курс пойдет на практику. Направления я буду выдавать в руки лично. Все свободны.

Студенты начали расходиться, попутно обсуждая подробности грядущего бала. Я же эйфории почему-то не ощутила, и мы с Сарой поплелись в аудиторию на урок истории. Мне хотелось переговорить с подругой, слишком напряженной она выглядела, но следом за нами зашла Ангергельда Рюриховна — учитель истории. Мы смирно проследовали в аудиторию, и историчка сразу накинулась на нас:

— Садитесь! Здороваться не буду — виделись. Со всеми, кроме вас… — Она переключила свое внимание на одного из студентов, который имел глупость проспать и не прийти на собрание. Не знаю, как среди тысячи учащихся учительница сумела заметить его отсутствие, но теперь парню придется несладко. Такое ощущение, что Ангергельда Рюриховна неправильно выбрала профессию — ей надо было надзирателем в тюрьму идти, а не к бедным детям. А потом спрашивают, почему мы пугливые и дерганые после ее пар.

Когда буря миновала, преподавательница начала читать лекцию. Радовал тот факт, что древнюю историю мы уже прошли и сейчас штудировали события последних десятилетий. Я отвлеклась, задумавшись, что, естественно, не укрылось от зоркого глаза Генеральши (так мы ее называли за глаза):

— Мисс Эллинор, я вижу, вам совсем неинтересно! — сказала она, стукнув указкой по моей парте, на которой лежала девственно чистая тетрадь.

— Интересно, просто эту тему я уже изучала с отцом!

— Что ж, если вы столь самоуверенны, то потрудитесь завтра принести реферат на двадцать страниц на тему «Современное политическое положение государств». А если еще раз отвлечетесь, количество страниц будет удвоено, — с ухмылкой сказала эта садистка и повернулась ко мне задом.

Я смотрела ей в спину, мечтая прожечь там дыру и мысленно обзывая непечатными словами… Моя огненная стихия ощутила призыв хозяйки, приветливо лизнула руку. Решение пришло быстро, и я, нарисовав в воздухе руну, подожгла Ангергельде спину. Правда, это была лишь иллюзия, и вреда она не принесла, но визг учительницы просто бальзамом лег на душу! Естественно, когда она сняла иллюзию (ей понадобилось немного времени, чтобы прийти в себя), количество страниц реферата возросло до сорока, но это того стоило!

ГЛАВА 2

Элли


— Элли, я думала, она тебя испепелит! — воскликнула Сара, едва «любимая» преподавательница покинула класс.

— Нет, огонь — это моя стихия. Она, скорее всего, меня затопила бы! — рассмеялась я, стараясь не думать о предстоящем «веселом» вечере в библиотеке.

— Чем?? Вода — это не ее стихия!

— Зачем стихия? У нее вон сколько ядовитой слюны накопилось! Один плевок, и враг побежден! — ответила я, и Сара хохотнула, представив Генеральшу большой змеей.

Посмеиваясь, мы шли коридором академии на следующий урок — зельеварение.

Вообще заклинания — вещь довольно простая и полезная, но только для того, у кого есть хорошая память и хотя бы небольшая сила. Любой обычный оборотень или человек, прочитав слова заклинания, не получит никакого результата. Для того чтобы оно подействовало, нужна энергия. Энергия стихии. Не важно какая, главное, чтобы была. И чем сильнее сила стихии в тебе, тем быстрее достигнешь нужного результата.

А вот приручить стихию сложнее. Мало того что ее надо приручить, так ее еще надо развить. Некоторые заклинания подкрепляют зельями, но это настолько редко делается, что особого внимания предмету обычно никто не уделяет, надеясь на собственные силы.

Спустившись на нулевой этаж, который считался подвальным, мы заняли свои места, ожидая появления учителя. Это, пожалуй, была одна из самых мрачных аудиторий замка. А если бы еще уроки проводила Генеральша, очередь за успокоительными каплями удвоилась бы. Каменный пол, каменные стены, маленькие окна с решетками и черные парты. Угнетает? Вместо доски — большой черный шкаф, набитый разными ингредиентами, стоящими в алфавитном порядке, и стол, на котором собралась куча казанков разных размеров. В центре аудитории виднелись небольшое место для костра и крюк на длинной цепи, на который вешался казан.

— Аааа, смотрите! Я лечу! — кричал Эван, сорвиголова нашей группы, катаясь на этом самом крюке в центре помещения. Все девушки, которых было большинство, презрительно фыркнули и отвернулись. Как получилось, что в нашей группе из двадцати человек всего два парня, непонятно. При поступлении из студентов сформировали шесть классов по тридцать человек, а к пятому году обучения количество групп сократилось в два раза, численность студентов в группах уменьшилась минимум на десять человек, а максимум на двадцать. Отсеивали либо за профнепригодность, либо по семейным обстоятельствам, либо по собственному желанию. Из всего выпуска хороших магов можно будет сосчитать на пальцах, а остальных отправят на работу в маленькие деревеньки, где даже кое-какие лекарские способности сродни подарку судьбы. Это зависит не только от усердия в учебе, но еще от уровня потенциальной силы — не так просто развить в себе сильное «зерно дара», а еще сложнее, если задатки слабые.

— Мистер Эван, к следующему занятию вы должны подготовить доклад на пять страниц на тему «Вред сладостей для мозга мага», а сейчас оставьте крюк в покое, если не хотите побыть сегодня чем-то вместо казанка! — послышался голос преподавателя, и все умолкли, молниеносно оказавшись на своих местах.

— Нет, сэр! — мигом отпустив крюк, пролепетал парень и скрылся за спинами девушек.

— Вот и славно. Присаживайтесь! — обратился к нам мистер Снапсон, который вел зельеделие, буквально пролетев от входа в комнату до своего рабочего места. Как он умудрялся двигаться столь быстро, никто не понимал. Гном по происхождению и учитель по призванию, он был мужчиной лет пятидесяти на вид, в круглых очках, с длинной бородой и седыми волосами. Под шляпой прятал лысину, а черный пиджак скрывал округлый животик.

— Сегодня мы научимся готовить зелье! — торжественно изрек учитель, пробежавшись глазами по аудитории.

— Какое зелье? Скоро каникулы! — загудели студенты, не очень обрадовавшись перспективе забивать собственные головы, поскольку мысли летали уже далеко за стенами академии.

— Каникулы подождут, а вот зелье очень полезное! — не проникся учитель.

— От чего оно? — спросила Мариса, наша заучка, девушка невысокого роста с длинными рыжими волосами, что всегда были уложены в высокую строгую прическу и прибавляли студентке лет пять.

— Оно не от, а для! — поправил девушку учитель, многозначительно подняв вверх указательный палец.

— Для потенции? — послышалось с последней парты, и все засмеялись.

— Вам скучно, мистер Эван? — безошибочно определил нарушителя тишины учитель. — Я могу предложить сделать еще один доклад, раз у вас такой длинный язык. Скажем, на тему «Особенности языков у животных и их применение в зельеварении». Хотите? Нет? Ну, ладно. — Гном снял очки, протер их не слишком чистой тряпочкой, которую извлек из кармана, вновь надел на нос и обвел взглядом аудиторию.

— Вот, теперь забыл, о чем рассказывал, — вздохнул учитель.

— Вы хотели отпустить нас пораньше, — «вспомнил» второй парень нашей группы — Хариэт.

— Вы, мистер Хариэт, можете идти хоть сейчас, но доклад с последней темой я перекину вам, — сообщил мистер Снапсон, откашлявшись.

— Простите, вы говорили что-то о новом зелье, — сразу сник Хариэт.

— Точно! Оно — для. — Учитель, глядя на Эвана, выделил последнее слово, а парень взбодрился и тут же сник. — Для улучшения грунтов, чтобы растения могли выжить в период засухи!

— Уууу! — послышался всеобщий разочарованный вздох по поводу данного пункта учебной программы.

— Я вижу ваш энтузиазм, но программу академии изменять нельзя, поэтому приступим. Откройте учебники на шестьсот восемьдесят пятой странице и прочтите рецепт этого зелья.

Послышался шелест бумаги, а учитель достал большой казан и подвесил его на крюк.

Читая вполглаза названия ингредиентов, я внимательно следила за манипуляциями гнома. Положив под казан дрова, мистер Снапсон принялся доставать из шкафа составляющие. Соль, перец, базилик, еще какую-то травку… Он что, суп собрался варить?

— Мисс Эллинор, вы не могли бы зажечь огонь? — попросил учитель и, дождавшись утвердительного кивка, отошел. Кроме меня в группе была еще одна огневица, но она предпочитала спать на уроках по стихиям, поэтому родной дар так и не познала. Но осуждать ее не стоит: девушке образование нужно было лишь для галочки.

Сосредоточившись, я ощутила покалывание в пальцах. Мгновение — и на моей ладони заплясал язычок пламени, не обжигая, а даря тепло. Словно завороженная я смотрела на него и опускалась к дровам, вытягивая руку. Легкое движение пальцами, и вот этот язычок пламени обошел кругом поленья, разросся и превратился в полноценный огонь. Секунда, и костер уже горел, а учитель благодарно кивал, улыбаясь мне теплой улыбкой.

— Итак, следите внимательно за моими действиями и конспектируйте! — повелительно сказал мистер Снапсон. Диктуя кое-какие уточнения к лекции, учитель параллельно измельчал ингредиенты, бросая их в казан.

— А теперь последнее! Это тайный ингредиент, — повелительно воскликнул мистер Снапсон, роясь в кармане. Нащупав что-то, он извлек мышь.

— Мышка! — воскликнула я, глядя на грызуна, которого учитель держал за хвостик. Мышонок был белого цвета с рыжими пятнышками на спине.

— Да, мисс, вы правильно заметили — это тот тайный ингредиент, который не указан в книжке, но я его всегда добавляю для улучшения эффекта. — Рука учителя медленно двинулась в сторону кипящей жижи, а мышонок задергался, пытаясь вырваться.

— Нет! — воскликнула я, вскидывая руку. Огонь мгновенно исчез по моему первому приказу.

— Мисс Эллинор! Потрудитесь объяснить! — Преподаватель был зол на меня за мою выходку, но позволить ему убить этого малыша я не могла.

— Я не позволю вам убить мышку! Если для того чтобы зелье было эффективным, нужна мышь, то возьмите сушеную! Или хотя бы мертвую. Или крысу! А его мне отдайте, — серьезно ответила я, подойдя к учителю.

— А если я вам не отдам мышь, то вы все равно не дадите мне доварить зелье, невзирая на наказание? — вздохнул учитель, понимая, что фокус с огнем я могу проделать не раз.

— Угу, — согласилась тотчас.

— Ладно, он ваш. Раз секретного ингредиента у меня нет, то урок можно считать законченным. Когда будете варить зелье, добавьте трупик мыши или крысы, чтобы не затронуть нежные чувства мисс Эллинор. А любительницу природы попрошу к следующему занятию написать доклад на тему «Историческая склонность земель всех империй к неурожайности (использовать на совете)». До свидания! — Учитель, попрощавшись, развернулся и вышел.

— Эль, ты сегодня в ударе. Двух преподавателей довела! — «похвалила» меня Сара, вставая со своего места.

— Во второй раз я не хотела, — ответила, разглядывая спасенного. И что теперь с ним делать? Этот вопрос я озвучила.

— А ты его пока домой отнеси, а там что-нибудь придумаем, — ответила подруга.

Попросив подождать меня на первом этаже, я понеслась в общежитие.

— А чего ты так рано? — недовольно спросил Кузя, подняв любопытную мордочку от какой-то книжки.

— Да вот, постояльца принесла, — ответила я, отпустив мышонка на кровать.

— Мышкаааа! Это мне? — Кузя состроил смешную просящую мордочку.

— А тебе зачем? — не поняла я.

— Я ее съем! — Кот уже обходил будущую жертву по кругу.

— Опять. Ну что ты такая невезучая? — всплеснула я руками, беспокоясь за мышонка.

— А почему «такая»? Может, это он? — спросил кот.

— Что, мужская солидарность берет верх? Даже есть передумал? — спросила, улыбнувшись.

— Передумал. Оно, — выкрутился кот, — костлявое.

— А по-моему, очень даже упитанное! — скептически хмыкнула, все еще опасаясь за здоровье мышки.

— Где? Там же одни кости! Да и шерсть выплевывать надоест! — отмахнулся кот.

— А, ну раз так, я его на свободу выпущу, — сказала в ответ.

— Нет, отдай его мне! Мы дружить будем! На рыбалку пойдем вместе! — принялся заверять меня кот.

— Кузь, какая рыбалка? Февраль на дворе! — попыталась образумить пушистика.

— Зимняя! Ну, отдай! — вновь попросил кот, состроив умильную мордочку.

— Ладно уж! Забирай! — смилостивилась я, понимая, что Кузя мышонку ничего плохого не сделает. Котюга сразу же, пыхтя, вскарабкался на кровать и принялся разглядывать нового друга.

Мышонок при виде кота встал на задние лапки, замер, смешно дернул усиками и упал на бок. Кузя терпеливо поставил его на лапки, после чего ситуация повторилась несколько раз. Глядя на эту сцену, я уже собралась уходить, когда услышала окрик кота.

— Эль, с ним скучно! Может, говорить его научишь? — спросил кот, заставив меня замереть на месте.

— Нет! Мне одного болтливого животного хватит! — сказала твердо.

— Это я болтливый?? — взревел кот.

— Ну не я же! А мышь отдам в хорошие руки! — решила, вспомнив о Лозурите, которая фанатично любила всех животных и на сегодняшний день собрала множество одомашненных питомцев. Думаю, она обрадуется мышонку, тем более с такой сложной судьбой. Под обиженное сопение кота я забрала мышку и отнесла девушке. Та приняла нового питомца с распростертыми объятиями и пообещала не обижать.

Вернувшись к Саре, выслушала много интересного о своей безалаберности, и мы поспешили на анималогию. Отсидев этот урок без приключений (эльфийка вовремя успела заткнуть мне рот, когда я хотела возмутиться по поводу отсутствия когтей у мильвартов — небольших ящерок, такие водились недалеко от отцовского дома), я вздохнула спокойно. Ничего, что мне еще поход в библиотеку светил, зато учения-мучения на сегодня были завершены.

— Слушай, у тебя огневой подготовки сегодня нету? — спросила Сара, выйдя из аудитории.

— Харя кришна, харя рама? — мрачно уточнила я, а Сара прыснула со смеха.

— Почему ты ее так называешь? — спросила она, отсмеявшись.

— Потому что нас там учат бубнить под нос непонятно что и целый час сидеть, концентрируясь на внутренней энергии, — скривила я губы, вспомнив, как это тяжело — сидеть в одной позе, произнося монотонные тексты. Я вроде должна выходить из аудитории спокойной как танк, но не получается. Пару часов хожу как бомба замедленного действия, от меня только разряды сыплются.

— Впервые слышу такое название любимого предмета. Последним было «Общество анонимных дебилов», — припомнила девушка.

— Это мне Кузя недавно подсказал, — ответила, вспомнив реакцию кота на ситуацию, когда я один раз вернулась с занятия излишне нервной, а кот попался под руку, точнее, под разряд. Результат: Кузя дня два ходил как пушистый шарик, а я его задабривала любимым лакомством — сосисками.

— Так у тебя больше занятий нет? — уточнила подруга.

— Нету, — вздохнула, «радуясь» радужной перспективе провести остаток дня в библиотеке.

— А мне еще к водяному идти… — пожаловалась Сара.

— А мне в библиотеку! Так что молчи! — проворчала я, костеря себя за то, что не сдержалась у Генеральши, хоть оно того стоило!

— Да, это, несомненно, хуже, но бремя мести Генеральши тебе придется тащить одной. Хочешь, я Кузю покормлю? — предложила девушка, задумчиво накрутив длинный белый локон на палец.

— Спасительница!! Хочу! — воскликнула, обняв подругу. Накормить этого троглодита — дело не одного часа. А чтобы слушать возмущенные реплики кота по поводу однообразного меню, надо иметь железную выдержку… ну, или настойку гномьего самогона.

— Ладно, тогда я пошла, а тебе удачи! — сказала Сара, поспешив на урок, а я, опустив плечи, поплелась в библиотеку.


Библиотека являла собой нечто огромное — помещение занимало весь чердачный этаж академии. Правда, чердаком сие великолепие язык не поворачивался называть, это была огромная комната с прозрачными купольными крышами разных уровней от десяти до сорока метров. На первый взгляд помещение казалось одной большой комнатой, но если присмотреться… Прямо у потолка шли небольшие витые перегородки с коваными монстрами, сказочными птицами и странными цветами, которые казались живыми. Они и «делили» библиотеку на отделы: в одном — книги по истории, в другом — по зельеварению или анималогии, в третьем — по основам стихий.

Все книги нашего мира собрали в одном месте. Они занимали все стеллажи, что тянулись от пола до потолка по периметру этого огромного помещения, и еще несколько десятков стеллажей высотой метра три, расположенных островками по всей библиотеке. Наверное, скоро эти островки «дорастут» до потолка, но я к тому времени уже закончу учебу.

В самом центре — столы со стульями и диванчики, на которых удобно готовиться к занятиям, ведь книги не дают выносить, опасаясь за сохранность изданий. У библиотеки три особенности. Первые две касаются книг: вынести книгу нельзя, срабатывает сигнализация, которую невозможно обойти, а за нарушение грозит жестокое наказание — исключение из академии. Вырвать нужную страницу тоже не выйдет, такого шутника книга шарахнет током, да еще начнет вопить мерзким высоким голоском, заставляя всех присутствующих зажимать уши.

И третья… На задней площадке, противоположной входу, где расположены полукругом большие витражные окна высотой от пола до потолка, размещена большая «тарелка» диаметром несколько метров. Но не это привлекает внимание. Над тарелкой парит сфера, по форме напоминающая яйцо. Она на первый взгляд кажется прозрачной, светится зеленым магическим светом, завораживая, заставляя подойти поближе. Никто не знает, как она здесь появилась и откуда берет энергию. Известно только, что ей не одна тысяча лет и создал ее один из прародителей магов. Он был самым могущественным волшебником и боролся за справедливость в мире. На сферу нанесены государства нашего мира, причем их границы, названия, размеры меняются в зависимости от ситуации, что складывается в жизни, — как только какая-то держава завоевывает новую территорию, ее граница, обозначенная определенным цветом, сдвигается самостоятельно.

Переступив порог библиотеки, я первым делом взяла с нижней полки небольшую книгу и заняла место за столом рядом с другими учениками. Не прошло и часа, как доклад по зельеварению был готов, а в зале осталось всего несколько человек. Пора и за доклад для Генеральши садиться… Здесь придется попотеть, ведь она не упустит шанса поставить мне «неудовлетворительно» или вообще вышвырнуть вон, завалив на экзаменах.

Вздохнув, я пошла в отдел с историческими книгами. Интересно, где мне искать нужную? Высокие полки с надписью «История», висящей в воздухе на красивой, но унылой серой ленте, оптимизма не добавляли. Да… только на поиски нужных книг у меня уйдет не один час… Озадаченно почесав затылок, я пошла к библиотекарше — невысокой гномихе в очках в толстой оправе. Посмотрев что-то в своих записях, библиотекарша провела меня к стеллажу и, указав на две верхние полки, предложила поискать там. Поблагодарив, я посмотрела в спину удаляющейся женщины и вновь вздохнула. Да, этот доклад научит меня быть сдержаннее. Хотя нет, горбатого могила исправит…

Выбора не видела — пришлось лезть. Взяв лестницу — небольшой артефакт размером с книгу, — я положила ее на пол возле нужного стеллажа. Встав на артефакт, произнесла заклинание и мгновенно оказалась на нужном уровне, а артефакт приобрел размеры и форму обыкновенной лестницы. Для разной высоты заклинание оставалось практически неизменным — менялись лишь слова, обозначающие стеллаж и полку.

Захватив пару фолиантов килограммов по семь каждый, деактивировала артефакт и, положив его на место, села на диван, чтобы найти нужную информацию. Кажется, ночь будет длинной — хорошо, что храм знаний работает круглосуточно.


Библиотекарь тихо храпела за своим столом, сотрясая стены, а я уже несколько часов сидела, окружив себя книгами, и штудировала толстенный фолиант. Над заданием Генеральши действительно пришлось попотеть.

В принципе ничего нового я не узнала. Когда-то отец решил, что дочь должна быть образованной, и начал впихивать в меня знания. Начал он с истории. Я с упоением слушала всяческие рассказы про сражения и завоевания, но никак не хотела разбираться во всяких дворовых интригах и родовых связях. Особенно мне запомнились истории про жестокого и безжалостного правителя Темных земель, который объединил в одно три государства. А своими безжалостностью и бессердечностью заслужил титул Темного Властелина, его многие боялись.

Пролистав пару страниц, наткнулась на его фото и замерла, рассматривая мужчину. Не помню, чтобы видела Темного Властелина раньше, поэтому медленно рассматривала каждую деталь, каждую черту лица, восхищаясь силой и мощью, что исходили от портрета.

Александр Тейларн де Агейрос (а это был он) стоял, сложив руки на груди, и смотрел на меня с портрета. Мужчина с черными волосами ниже лопаток, которые были заплетены в замысловатую косу и перевязаны лентой в тон костюму. Удлиненный темно-серый пиджак и белая рубашка подчеркивали силу натренированного тела.

На вид Александру можно было дать не больше тридцати, но первые упоминания о нем появились примерно лет четыреста назад, что свидетельствовало о том, что возраст правителя близится к четырехсотлетнему рубежу. Именно он являлся одним из магов, которому повиновалось несколько стихий.

Стальные глаза, густые черные ресницы, правильные черты лица, прямой нос, волевой подбородок… Мужчину можно было бы назвать красивым, если бы не одна особенность. Практически через всю левую щеку шел ужасный шрам, а колкий и злой взгляд отталкивал.

Темный властелин буравил меня своими серыми холодными глазами, убеждая в собственной никчемности. Конечно, он — правитель, сильнейший маг, а я… Обычная студентка академии без выдающихся знаний и способностей, разумеется, кроме острого языка и умения влипать в истории.

Я передернула плечами, будто от холода. За разглядыванием этого мужчины провела слишком много времени. Быстро дописав реферат, разложила книги по местам и пошла спать. Впереди были тяжелый день и не менее тяжелая неделя.

ГЛАВА 3

Элли


Утро началось внезапно. Проснулась я, как ни странно, самостоятельно. В какой-то момент просто открыла глаза и поняла, что не сплю. К тому же ощущалась какая-то тяжесть на спине, словно что-то придавило меня к кровати. Я уже грешным делом подумала, что академия не выдержала наших шалостей и потолок начал рушиться, но тишина вокруг ставила этот вывод под сомнение. Все так же, не открывая глаз, прислушалась. Гробовую тишину нарушал громкий храп за моей спиной. Вначале я решила, что не заметила мужчину в своей постели, когда ложилась, но, перевернувшись на бок, увидела упитанную тушку пресловутого «мужчины». Кузя, а это был именно он, самозабвенно храпел, перекатившись с моей спины на кровать. Ага, если будет так жрать дальше, то скоро точно как мужик станет, во всяком случае по весу.

Коту тот факт, что я встала, не понравился, он что-то проворчал и попытался цапнуть меня за руку.

— Э, нет, и так подушку забрал, — возмутилась я, выдергивая руку и вставая. — Поднимайся, подруга! — потормошила Сару за плечо. До занятий оставалось немного времени. Странно, что она проспала. Девушка недовольно нахмурилась и через пару секунд распахнула свои васильковые глаза.

— Уже пора? — зевнула эльфийка.

— Нет, что ты, мне просто не спалось, вот и решила тебя помордовать, — беззаботно отмахнулась я, улыбаясь. — Вставай, ты же знаешь, что к Генеральше нельзя опаздывать.

Я отошла к большому зеркалу в углу комнаты, чтобы заплести волосы в незамысловатую косу. Ко всему прочему этот сатрап в юбке недолюбливала девушек и придиралась к внешнему виду представительниц слабого пола. Обычно я на все это смотрела сквозь пальцы, но сегодня, в день сдачи реферата, сердить Ангергельду лишний раз не хотелось.

— Одеваюсь, — протерев глаза, сказала Сара и поплелась в ванную. Пока оттуда доносился плеск воды, я успела попить чаю с бутербродом и подразнить Кузю сосиской.

— Отдай! — возмущался кот, подпрыгивая на месте в слабой надежде поймать облюбованную сосиску, которую я успевала умыкнуть прямо перед его носом.

— Не-а. Тебе запретили давать сосиски. Вон в миске твой завтрак, — кивнула в сторону симпатичной голубой мисочки возле стола.

— Ты повоспитывать меня решила? Так скажу тебе прямо: из этой уродской миски жри сама, тем более что овсянка тебе для фигуры полезна! — совсем по-человечески фыркнул кот и, цапнув меня за ногу когтями, отобрал сосиску.

— Кузь, ну я бы и так отдала! Зачем было царапаться?! — возмутилась, потирая место царапины, которое уже покраснело.

— А зачем было пытаться меня на здоровое питание сажать? — Кот чавкал сосиской с блаженным выражением на рыжей моське.

— Чтобы избавить тебя от ожирения, — пояснила я.

— От остатков мозгов себя избавь. Или от сглаза, или вот Сарку от женихов, а меня не трогай! Мне и так комфортно! — заявил кот и, схватив еще одну сосиску, поплелся на мою кровать. Послышалось сопение, и вот он уже самостоятельно залез на кровать всего за две минуты — да это рекорд!

Сара влетела в комнату, плюхнулась на стул и взяла вторую чашку с чаем и пряник.

— Интересно, кто на этот раз будет гостем бала? — задумчиво спросила я, вспомнив о вчерашнем собрании. Точнее, я о нем и не забывала — все студенты пребывали в эйфории от предстоящего торжества. Кто не любит праздники? Только те, кто следит за порядком. Судя по взглядам учителей, они нас заранее ненавидели, ожидая подвоха во время пиршества.

— Что тебе неймется? В день бала все узнаешь, — ответила подруга, откусив бутерброд, а я лишь фыркнула. Ну никакого любопытства!

Дело в том, что этот бал — древняя традиция. Вряд ли кто-то помнит, когда первый раз решили его проводить, но каждый год приглашенный гость в конце бала объявляет о помолвке. Уже многие короли государств, а также крупные и мелкие графы обрели свои половинки, а в этом году на одну счастливую пару станет больше.

Изначально задумка маскарада состояла в том, что маска, которая возникала при помощи магии на каждой девушке и на каждом парне в зале, не могла быть снята до оглашения помолвки и полностью преображала лицо и волосы человека. Когда эта традиция только появилась, приглашенный гость выбирал себе невесту по ощущениям сердца. Сейчас же это только дань предкам, хотя маски никто не отменял — это магия вечера, древняя магия, которая не подвластна никому. Браки по договоренности уже давно стали нормой, и «жених» договаривался с родителями избранницы заранее и среди девушек выбирал именно ее. Промах невозможен, ведь наряд для вечера избраннице подбирал жених. Именно по нему он и узнавал невесту. Сразу же после снятия масок в обязательном порядке происходил обряд бракосочетания, молодожены обменивались кровью и надевали брачные браслеты.

— Да мне просто интересно. Ведь это наш последний бал в академии. Помнишь, в прошлом году гостем был граф Ильтарий, а его суженой стала баронесса Акриэнна. Она же выше его на голову! Как можно было ее выбрать? — не могла успокоиться я, а кот, которому мы явно мешали дремать после сытного завтрака, с недовольной миной косился в нашу сторону. Сунув ему в лапы сосиску, я закрыла дверь, и мы пошли по коридору.

— Элли! Ну что ты как маленькая? Ты же знаешь, что их родители обо всем договорились еще в детстве! — фыркнула Сара, поджав губы, и будто еще что-то хотела добавить, но не решилась.

— Что, уже поинтересоваться нельзя? — недовольно ответила я, обидевшись на прозаичность подруги.

— А вот вдруг невестой гостя станешь ты? — неожиданно спросила Сара. — Это тебе не любопытно?

— Сомневаюсь, — беззаботно отмахнулась я. — Мой отец слишком меня любит и разрешил выходить замуж по любви! Да и девушка уже, наверное, в курсе того, что этот бал — ее звездный час!

— Да уж, — пробормотала Сара, и мы зашли в аудиторию. Я хотела спросить, что она имела в виду, но быстро забыла, едва зашла «любимая» преподавательница. Я, наверное, и про всемирный потоп забуду, когда увижу эту мегеру.

— Добрый день, — улыбаясь, словно начищенный пятак, изрекла Ангергельда. — А ведь он действительно добрый!

Кажется, у кого-то хорошее настроение. Может, удастся сдать реферат так? Без защиты?

— Ну вот, мисс Эллинор хочет поделиться с нами знаниями. — Улыбка преподавательницы больше напоминала оскал.

— Как скажете. — Я нацепила на лицо сладкую мину, стараясь не показывать, какое отвращение рождается во мне, когда она вот так улыбается.

— Не зли ее. — Сара заметила, что у меня в глазах зажегся озорной огонек.

— Вы, мисс Саранатель, хотите помочь подруге? — Улыбка на лице преподавательницы пропала.

— Нет. — Сара покраснела, потупила взгляд, а я вздохнула и приступила к пересказу, втайне надеясь, что из-за моей скрупулезности в подборе материала никто не заснет.

К концу занятия улыбка Генеральши померкла — она поморщилась, будто съела лимон, и поставила мне пятерку. Не улучшили ее настроения даже три двойки тем, кто отвлекался в процессе доклада.

— Ну, спасибо тебе, Элли, — зацепила меня плечом Фриз, одна из одногруппниц, схлопотавших пару. — Могла бы и что-то поинтереснее выбрать.

— Например? — скептически приподняла я бровь.

— Например, самой получить пару, — выкрикнула девушка, захлопнув дверь, а я лишь пожала плечами, не ощутив своей вины.

— Ты идешь? — позвала меня подруга.

— Да, что у нас сейчас? — вынула из кармана небольшие часы на изящной цепочке. Они золотые — единственная вещь, которая осталась мне от матери, а мачеха не успела продать.

— Боевая, — сгримасничала Сара, а я понимающе улыбнулась. Ну кто из девушек любит мечом махать да отрабатывать стрельбу из арбалета? А если тебе в пару поставят какого-то парня? Для тех, кто любит боль, это лучший вариант, но к нам с Сарой это не относится, вот и приходится выкручиваться.

Боевую подготовку нам преподает мистер Джобс. Ну, до мистера ему не хватает лет десяти и сантиметров двадцати. Мужчина невысокого роста в очках, с веснушками на круглом лице, пухлыми губами, искривленными в гримасе. Красавец? Но внешность ведь не главное — мечом он машет так, что любой воин может позавидовать, не в один военный поход успел сходить, пока не осел в академии. Невзирая на доблестные успехи на фронте, в жизни мистер Джобс слыл ботаником. Он краснел как девица и начинал заикаться, стоило ему только услышать намек на заигрывание, чем пользовалась большая половина академии.

— Почему в платьях! — Возмущению учителя не было предела, когда мы с Сарой вошли в зал.

Помещение сто метров в длину и столько же в ширину, занимающее подвал академии, изначально использовалось для хранения артефактов и ингредиентов для зелий, но было отдано для тренировок, ведь отсутствие звукоизоляции не позволяло проводить тренировки в смежном с другими зале. Зелья убрали, а запах трав все еще витал в воздухе.

— Ну что ж. — Учитель обвел глазами присутствующих. А их было немного. Из двух групп пришло всего человек десять, а остальные отмазались. А как еще назвать внезапно сломанную ногу Арисены или внезапный насморк Фриз? Судя по прищуру мистера Джобса, он явно не был намерен так просто отпускать нас с Сарой.

— Надо было на женские дни ссылаться, — тихо прошептала я.

— Угу, вторую неделю подряд? Он не настолько наивен, — фыркнула девушка.

— Разговоры! Сегодня я даже слушать не желаю того, что вы скажете. Вставайте в строй. — Он указал на студентов, что стояли двумя неровными цепочками.

— Но, мистер, мы же в платьях! — возмутилась я, понимая, что сейчас даже слушать не станет ничего про головокружение Сары или мое недомогание.

— Да, действительно! Мигом переодеться! — Он указал на дверь.

— Да, да, — закивали мы и выбежали из помещения.

Стоит ли говорить о том, что мы вернулись за пять минут до окончания занятия? Но такое поведение не было чревато ничем — это было предпоследнее занятие перед каникулами, а оценок здесь не ставили, лишь тренировали, так что на рекомендации для работы поджатые губы мистера Джобса повлиять не могли.

Когда мучения закончились, мы вернулись в комнату, мне надо было проштудировать толстую книгу по самоконтролю, а то так и экзамен можно завалить. Сара извлекла из-под двери какую-то записку и просияла.

— Что там? — пыталась подглядеть я, но с моим скромным ростом оставалось только прыгать.

— Не скажу. На свидание зовут. — Сара показала мне язык, закрылась в ванной, а когда вернулась, записки и след простыл. Съела, что ли?

Пока подруга собиралась и укладывала волосы в сложную косу с кучей плетений, я держала второе зеркало, чтобы девушка могла рассмотреть себя сзади, и пыталась выспросить подробности про записку и грядущую встречу.

— Сарочка, ну расскажи, какой он? — ныла я, следя за метаниями подруги по комнате.

— Высокий, — отмахнулась девушка, примеряя жемчужную нить к длинному платью строгого покроя с неглубоким декольте.

— А красивый? — спросила мечтательно. На мою руку пока никто не покушался, хотя целоваться я научилась еще лет в двенадцать. С тех пор больше не пробовала. Мокро, мерзко и противно. Как такое может кому-то нравиться?

— Высокий он. Остальное не важно. Да я и не разглядела толком — он не в нашей группе учится. Вот схожу на свидание — расскажу. — Побрызгавшись духами, девушка упорхнула.

— Беги уже! Вечером жду подробностей! — крикнула ей вслед.

Едва за подругой закрылась дверь, я уткнулась в книгу о приключениях какой-то вредной эльфийки, не забывая при этом поглаживать Кузю. Тот млел от удовольствия и комментировал каждую страницу. Когда дошла до постельной сцены, кот не выдержал и начал показывать все ахи-вздохи в лицах, то есть в мордах. От его мимики и жестов я хохотала, хватаясь за живот, а через пару часов, так и не дождавшись Сары, уснула. Утром подробностей выведать так и не удалось — мы мчались на занятия, катастрофически опаздывая.

Всю последнюю учебную неделю подруга порхала словно бабочка, не замечая ничего вокруг. Ясно было одно — девушка влюбилась. Ее избранником оказался весьма симпатичный дроу. Вот только она меня отказывалась с ним знакомить, ссылаясь на собственную суеверность.

Когда же началась неделя пыток (экзамены по-другому назвать у меня язык не поворачивался), Сара заметно помрачнела. Оно и не зря — последней поставили историю. Испытав огромное желание спрятаться куда-то подальше, я с головой ушла в учебу, забыв обо всем на свете. Ведь Ангергельда не простит мне ни одной ошибки — и провидицей не надо быть, чтобы это понять.

Уже сдав историю (благодаря моей несдержанности пытки тянулись два часа, после чего я получила законную пятерку), я вспомнила, что так и не купила платье.

— Неееет! Только не это! — орала я, бегая по комнате и испытывая непреодолимое желание биться головой о стену.

— А что случилось? — испуганно спросила подруга, которая в этот момент только зашла и не присутствовала в момент ревизии моего шкафа.

— Да эта маразматичка забыла платье к завтрашнему балу купить, а завтра ей к ректору за направлением надо — не успеет. Говорил я тебе, горемычная, жри рыбу! Там фосфор! А то «не люблю», «не буду». — Кот мастерски изобразил меня. — Вот теперь в школьной форме пойдешь! Будешь законодательницей вечерней моды, — с выражением морды «я философ» изрек Кузя.

— Слушай, нашла из-за чего переживать! У меня есть платье! — Сара достала что-то из своего шкафа. Это что-то при ближайшем рассмотрении оказалось платьем.

— Чего уставилась, как на диковинку? Примерь! — сказала подруга и передала мне в руки невероятную красоту.

— А как же ты? — спросила я, надевая платье, сшитое из тончайшего шелка ярко-желтого цвета. Оно смотрелось просто великолепно: высокий лиф, обшитый драгоценными камнями, подчеркивал грудь и открывал спину. Длиной платье было до пола, а справа шел разрез до средины бедра, который дерзко и в то же время невульгарно открывал вид на ножку.

— У меня есть еще одно. — Подруга, пожав плечами, взглядом указала на другое платье цвета морской волны. — А ярко-желтый не мой оттенок. Так что пользуйся! Тем более что оно мне коротко — не знаю, чем я думала, когда покупала. Вот тут немного ушить надо, но это мелочи. Тебе идет! — подмигнула мне эльфийка и попросила еще раз покрутиться.

Я еще немного покружилась у зеркала. Действительно, платье выгодно подчеркивало достоинства фигуры, а желтый цвет оттенял темные немного волнистые волосы, спадающие каскадом ниже плеч. К наряду прилагался обруч с небольшой кокетливой бабочкой сбоку. По мне, это платье было просто волшебным, а наряд подруги смотрелся на его фоне немного простовато. Но аргумент «оно мне не идет» — железный. Если эльфийка решила в платье не показываться, то так и будет. Ну что ж! Одной проблемой меньше — спасибо Саре.

Оставив платье ждать своего часа, мы завалились спать. Я подоткнула кота под бок, на что он недовольно пробурчал:

— Осторожней с ценным грузом!

— Ценный груз таким большим не бывает. На диету тебя надо посадить. Скоро жиром заплывешь — ходить не сможешь, — сказала я, на что рыжик недовольно засопел.

— Не любишь ты меня. Уйду я, — кряхтел он, пытаясь вылезти из моих объятий.

— Ага, и помрешь с голоду. Спи уже.

— Сплю, — сказал Кузя и шепотом добавил: — Не нравится мне все это. Ты бы поосторожней с подругой. — Это я уже услышала, провалившись в сладкий сон.

Не могу сказать, что сон был слишком сладким, скорее странным, ведь мне снился Кузя в очень интересном облике. Он был одет в кольчугу, а на мордочке читались злость и решимость. С громогласным криком: «Не уйдешь!» он скакал через какое-то поле, сидя верхом на розовом ослике, и размахивал палкой колбасы, привязанной к веревочке, а та, в свою очередь, была зажата в цепких лапках пушистика. И кого же преследует Кузьма?! Оглянувшись, я увидела Сару, которая улепетывала от кота со всех ног. В этот момент я проснулась.

«Интересно, к чему снится кот на ослике?» — подумала я, перевернулась на другой бок и забылась спокойным сном, уже без сновидений.


На следующий день я чувствовала себя бодрой и, одеваясь, напевала себе под нос. Сара еще пару часов назад умотала на очередное свидание.

Казалось, ничто не может испортить моего хорошего настроения. Я шла по коридору, который был украшен сердечками, ангелочками и прочей праздничной мишурой, и мечтала о любви. Как любая другая девушка моего возраста, я ждала прекрасного принца на белом коне, который все не приезжал. Может, я не там его ждала? С такими мыслями не заметила, как дошла до кабинета ректора. Постучав, зашла.

Господин ректор сидел в кресле, перебирая бумаги. Увидев меня, он оживился:

— Элли, деточка. Какими судьбами? У тебя что-то случилось?

— Нет, все хорошо, Феофаний Аполлинарович, просто дело в том, что на каникулы я хотела бы поехать домой, поэтому не смогу прийти за направлением на практику. Не могли бы вы дать мне его сейчас?

— Деточка, я бы с радостью, но могу только сказать, что место практики определяет твой руководитель. А им является… — он зашуршал бумагами, — Ангергельда Рюриховна.

Это только мне могло так не повезти! Когда мне кажется, что жизнь налаживается, она не перестает доказывать, что все не так безоблачно над нашим королевством… В голове осталось только три вопроса. Почему я? Почему только мне так повезло? И главный — где взять нож, чтоб вены перерезать?

Опустив голову, вышла из кабинета и решила, что все надо решать одним махом, поэтому направилась к любимой Генеральше. Ругая «любимого преподавателя», который меня отправит за тридевять земель, я шла по коридору. Но ведь на этом мои несчастья закончиться не могли — в одном из коридоров я с кем-то столкнулась и уже собиралась извиниться, но, подняв взгляд, встретилась со злющими глазами Арисены. Что эта кикимора здесь забыла? У нее же занятия в другом крыле проходят, да и живет она далеко отсюда…

— Куда прешь, убогая! — ощетинилась девушка.

— Я иду! Это ты у нас прешь, как корова на выпас! — сказала ей и продолжила путь.

— Почему это как корова?! — До внучки ректора, похоже, долго доходило.

— Потому что большая и шумная! Бывай, курочка! — крикнула я, не оборачиваясь. Интересно, куда она так спешит, если даже не успела обрызгать меня ядом и растерялась? Тем более что слово «курочка» должно было ее раззадорить. Не то чтобы я любила доставать людей, но с этой «милой особой» у нас с первого дня сложились «дружеские» отношения. А к «курице» непосредственно Кузя приложил лапку, точнее пушистый хвост.

Однажды он вышел из комнаты на прогулку. Прогулка выдалась недолгой — в одном из коридоров он встретил Арисену и случайно задел ее ногу хвостом, когда проходил мимо.

Когда я прибежала на шум, Арисена наступала на кота, обзывая его всяческими плохими словами, и угрожала ему жестокой расправой. Кот отступал к стеночке, отвечая на ее выпады, но силы были неравны. Решив помочь другу, я (тогда еще неумелая магичка) попробовала применить заклинание, которое ставило стеклянную стену. Но что-то пошло не так, и на Арисену обрушился поток какой-то жидкости. Услышав пару проклятий в свой адрес и отогнав девушку от Кузи, попыталась все исправить. Но опять что-то напутала, и на Арисену обрушилось облако из белых куриных перьев. В коридоре наступила гробовая тишина. Ее нарушил ехидный голос Кузи:

— Вот, будешь теперь знать, курица, как на порядочных котов нападать!

Сказав это, он развернулся и гордой походкой направился в сторону нашей комнаты. После этой фразы студенты, которые сгрудились, чтобы посмотреть представление, начали смеяться и указывать на внучку ректора пальцами, а прозвище Курица приклеилось к ней на долгое время.

Вынырнув из глубин воспоминаний, я подошла к кабинету Генеральши. Постучав, дождалась разрешения войти. Ангергельда Рюриховна с невозмутимой миной слушала мой рассказ, хотя могу поклясться, что я видела огоньки превосходства в ее глазах. После чего она ледяным тоном изрекла:

— Условия для всех студентов одинаковы. Приходите за два дня до конца каникул, и я выдам вам направление. Разговор окончен.

После этих слов я молча вышла из ее кабинета и отправилась в свою комнату. С ней спорить — для себя дороже, хотя могу заложить свою стипендию: место ссылки эта мегера уже давно придумала.

Вернувшись в комнату, немного поплакалась коту и принялась собираться на бал.

Сара подоспела, когда я уже накрасилась и соорудила незамысловатую прическу — подняла волосы вверх и закрепила с помощью шпилек, оставив пару прядей, легкой волной спадающих на плечи. Можно особо не заморачиваться — ведь магия вечера все равно изменит прическу и наденет маску, но хотелось какого-то внутреннего ощущения своей красоты.

Сара собралась буквально за пару минут, что для этой девушки было огромным подвигом. За ней зашел ее кавалер, и они удалились. Мне не оставалось ничего другого, как идти одной.

— Эль, а возьми и меня, — попросил Кузя, который лениво следил за моими сборами.

— Без проблем, — беззаботно согласилась я, витая где-то в облаках в предпраздничном настроении.

— Что, правда? — Кузя аж вскочил и заспешил в ванную. Чтобы мордочку умыть?

— Кузя, я возьму тебя, только если ты будешь в розовом платье, — заверила я пушистика, рассмеявшись.

Надев платье и золотистые босоножки на шпильке, вышла. Ничего, кот поворчит и перестанет обижаться, а потом начнет мечтать узнать подробности бала — кто с кем поцеловался, кто кого побил. Мой кот — великий сплетник, как и большинство мужчин.

Возле входа в зал висело большое зеркало во всю стену. Зеркальная поверхность отразила девушку в желтой маске, подходящей к платью, а волосы были завиты в красивые локоны и лежали, раскинувшись по плечам. Вот это магия! Подмигнув себе, я толкнула дверь.

Праздник начался!

ГЛАВА 4

Элли


Едва переступила порог зала, как окунулась в водоворот веселья и праздника. Он захватил меня, отодвинув все заботы и проблемы на второй план. Это далеко не первый бал в моей жизни, но чести участвовать в подобном торжестве я еще не удостаивалась.

Потолок представлял собой звездное небо, только звезды сияли ярче, чем на настоящем небосклоне, и создавали в помещении приятный полумрак. Вместо стен была потрясающая иллюзия леса: деревья, кусты, цветы и трава двигались, будто бы на них дул настоящий ветер. Летали диковинные птицы. Возникало ощущение, что мы находимся в волшебном ночном лесу — сложно было поверить, что это всего лишь зал академии.

Справа возле стены стоял накрытый стол с едой, а слева — с напитками. Но и столы были необычными, в виде белых мраморных статуй, на их спинах крепились стеклянные поверхности, на которых громоздились еда и напитки. Ректор запретил алкоголь на территории академии, но, думаю, сегодня он закроет глаза на небольшую контрабанду коммерсантов-старшекурсников.

В самом конце зала расположился оркестр, музыканты в официальных черных фраках и белых рубашках. Они играли легкую музыку в преддверии танцев и официального открытия бала.

Немного привыкла к таинственной обстановке и, пройдя вперед, смогла рассмотреть гостей. Все они преобразились до неузнаваемости. Оставалось только гадать, кто мой друг, кто недруг, а кого, возможно, я и не знаю вовсе. Эта неизвестность не пугала, а лишь заставляла немного нервничать, потому что исход бала был известен только двоим. Скорее даже заставляла не нервничать, а волноваться. Эта легкая дрожь в пальцах, когда ты ожидаешь чуда… Когда ноги подкашиваются, а внутри что-то заставляет трепетать от восторга.

Со звездного неба на головы присутствующим падала едва зримая блестящая пыль и развеивалась на лету, так и не достигнув земли.

Уже все собрались, и веселье было в разгаре. Студенты, разговаривая, стояли небольшими группами. Некоторые пары прогуливались по залу от стола с закусками до открытого балкона. Я тщетно пыталась узнать кого-то из знакомых.

— Объявляю бал открытым! Пусть вершится древняя магия, — на высокий балкон вышел ректор, и после его короткой речи оркестр начал играть вальс.

— Прелестная незнакомка, разрешите пригласить вас на танец.

Я обернулась, услышав бархатный голос. Передо мной стоял высокий мужчина с полуулыбкой на красивом лице (точнее, на той его видимой части, которая не была спрятана под маской). Черная шелковая рубашка не скрывала его рельефные мышцы, а штаны того же черного цвета подчеркивали красоту длинных стройных ног. Лишь маска была серебристого цвета и гармонировала со стальным цветом глаз и длинными черными волосами.

— Разрешаю. — Я улыбнулась, и мы закружились по залу под музыку. Он уверенно вел меня в танце, ни на минуту не отрывая от моей маски своих серых глаз. И время для меня остановилось. Перестало существовать…

Я даже не пыталась угадать в незнакомце кого-то знакомого, лишь наслаждалась ощущениями, которые вызвали у меня прикосновения мужчины. Его взгляд завораживал, хотелось потеряться в светло-серых глубинах. Интересно, цвет глаз у него в действительности такой же? Или это лишь магия? Наверное, магия, не может у человека быть такой цвет глаз. Не может. А я тонула в его глазах, мечтая остановить мгновение. Магия вечера сделала свое — в этой романтичной, сказочной атмосфере просто невозможно было не влюбиться!

Не помню, сколько мы танцевали, но из плена его глаз меня вырвал голос организатора бала и по совместительству учителя литературы Ольгерда Капилойновича:

— А сейчас время нашему гостю снять маску и объявить, кто его избранница. — Зал одобрительно загудел, а учитель стал пробираться сквозь толпу и вскоре оказался рядом. Это мой партнер — гость?! В изумлении я взирала на спутника, ожидая, пока мужчина снимет маску.

Надо ли описывать тот шок, который я испытала, когда мой спутник, оказавшийся гостем вечера, снял маску и опустился на одно колено? Передо мной предстал не кто иной, как Александр Тейларн де Агейрос — правитель Темных земель. Он будто сошел с рисунка, что я недавно разглядывала. Мрачный и ужасный. Он смотрел на меня лениво, словно ему было совершенно безразлично, кто окажется под маской. Те же глаза, теперь глядевшие на меня с превосходством, те же волосы, заплетенные в ритуальную косу, тот же уродливый шрам.

Я не верила своим глазам. Но пути назад не было. Еще никогда в истории бала отмены свадьбы не происходило. Я с какой-то обреченностью сняла маску и посмотрела прямо в глаза своему партнеру. В них отразилась ошеломляющая гамма чувств — от удивления и шока до злости и… ненависти?

Только мой спутник не был бы Темным Властелином, если бы за столько лет не научился сдерживать эмоции — ни один мускул не дрогнул на мужественном лице. Он никак не показал своего отношения ко мне. Словно недавнего момента близости и не было. Будто это не он смотрел мне в глаза с нежностью и страстью…

И тут зал зашумел, сбросил маски, веселье продолжилось, но меня на этом празднике жизни уже не было…

Александр взял меня за руку, сжал ее, но я не обратила на это внимания, находясь в ступоре от случившегося. Мужчина повел, скорее буквально потащил меня следом за учителем в небольшую башню замка для проведения ритуала бракосочетания.

Как только мы остались втроем, он резко отпустил мою руку и ледяным тоном обратился к Ольгерду Капилойновичу:

— Это что за подстава? Что-то она на эльфийку совсем не похожа!

Холодным ноткам в его голосе могла позавидовать даже глыба льда.

— Это ваш выбор, — заученно сказал мужчина и принялся готовиться к обряду бракосочетания.

— Да, мой! Ведь на ней мое платье, — рыкнул Александр.

— А вы платья носите? — Мое чувство самосохранения куда-то улетучилось, уступив место язвительности.

— Слушай, девочка! — прошипел мужчина. — Ты вообще не на своем месте, так что теперь радуйся. Ты удачно выйдешь замуж! Где ты вообще это платье взяла?

— Подруга дала… — тихо сказала я, а в мозгу вспыхнула догадка, сильной болью отозвавшаяся в висках. Меня предала подруга… Ведь она так радовалась, когда избавилась от платья! Как я могла этого не заметить? Как?

— Хороша подруга. Такую подставу устроила. Ну что ж, раз традицию нарушать нельзя, приступим, — хмыкнул Темный Властелин. Даже он знал, что отказавшимся грозит неминуемая смерть, ведь Древнюю магию нельзя разрушить — она связывает двоих на этом празднике навсегда…

Сам обряд прошел как в тумане, мы повторяли за учителем какие-то фразы на древнем языке, а вокруг нас образовался купол из света. Я просто физически ощущала, как что-то тянет из меня силы. А еще эти свечи… Почему здесь так душно? В горле пересохло, а перед глазами уже давно плясали разноцветные пятна.

— Да свершится обряд, — громогласно провозгласил Ольгерд, протянув нам брачные браслеты из тонкого металла. Как только их наденешь, пути назад не будет — браслеты намертво врезаются в кожу, и их невозможно снять. Боли не ощутила, лишь неяркий свет и жар в руке.

Все это время я лишь безвольно стояла, повторяя слова. Позволила надеть на руку браслет. Силы покинули меня, ведь обряд предполагал наличие полного резерва, а я свой истратила на экзамене по огневой. Да и со сном были проблемы. Интересно, кто-то раньше умирал на собственной свадьбе? Я стиснула кулак, чтобы боль хоть ненадолго оставила меня. Это все происходит не со мной…

Перед глазами все как-то странно поплыло, а в голове не осталось ни единой мысли. Под конец церемонии бракосочетания я была уже на грани обморока и не позволяла сознанию уплыть, пока не закончится церемония. Нельзя показывать свою слабость так открыто. Нельзя…

И только после окончания обряда, когда Ольгерд захлопнул толстенный фолиант, сознание покинуло меня.


Александр


Вызвав советников к себе, я вяло слушал их отчеты. Управлять империей одному непросто, поэтому я прибегаю к помощи этих балбесов. Хотя нет, балбесами их не назовешь, они отлично знают свое дело и трудятся не покладая рук. Оговорив детали по сборам налогов в этом месяце, я уже собрался было их отпустить, когда один из советников — Тарнас — вынес на обсуждение вопрос о моей женитьбе.

— Сир, а как вам графиня Норбержская? Милая особа. Знает пять языков. Занимается разведением лилий на досуге, — предложил один из советников и принес мне небольшую картинку с изображением предлагаемой кандидатуры. Рыженькая, в веснушках девушка с букетиком цветов. М-да, именно так я представлял себе супругу. Я, весь такой темный, и эта милая овечка. Теперь меня еще и священники будут порываться убить за то, что я замордовал такое нежное создание.

— Скучно, — вяло заметил, подпирая голову рукой, едва заметным движением пальца поднял карточку в воздух и поджег.

— А эта? — Рядом со мной оказалось изображение другой девушки — брюнетка в черном кожаном костюме с длинными волосами и мечом в руках.

— Можешь предложить ей место в нашей армии, — сказал я, и лист полетел к советнику по военным делам.

— Но… Чем она вам не угодила, сир? — со страхом в голосе спросил советник, предложивший кандидатуру.

— Слушай, я нормальный мужик, а у этой ни намека на грудь, зато куча намеков в пользу тестостерона.

Он меня разозлил. У девушки действительно была мужеподобная фигура, а видеть рядом с собой мужика не хотелось…

— П-простите, сир, — бросился извиняться советник, опасаясь моей злости, но я остановил его, подняв руку.

— А вот эта? — Мне поднесли фото очередной претендентки.

— Может, лучше всех сразу посмотрю? — разозлился я.

— Не серчайте, сир. Мы хотим сделать как лучше, — послышался извиняющийся голос Тарнаса.

— Давайте всех. Я не шучу. — Я откинулся в кресле, а через пару секунд передо мной уже лежала стопочка красавиц-раскрасавиц.

— Скучно, скучно, сжечь, уродина, ребенок, скучно, сжечь, сжечь, а эту в бордель можно, — заметил я девушку в слишком откровенном наряде и с кричащим макияжем.

— Но, сир, вам просто необходимо жениться, — горячо зашептал главный советник.

— Да? Почему? — удивился я, готовясь выслушать лекцию о том, как важна женитьба в столь неспокойное время. Они что, спят и видят, когда я копыта отброшу?

Я вяло отмахивался и от кандидаток, и от предложения жениться. Но наиболее действенным остался вечный аргумент: без наследника никак, поэтому пора искать жену.

Хотя искать жену мне уже не надо было, они подобрали кандидатку. На портрете была изображена красивая эльфийка с голубыми глазами. М-да, это они считают, что такое воздушное создание может быть достойной женой Темного Властелина и правительницей империи.

Я уже собирался было возразить, когда советники принялись с большим рвением заверять меня в правильности выбора. Похоже, они считали, что, женившись, я подобрею. Нет, ну наивные люди!

Тот факт, что помолвка должна была состояться на бале-маскараде в честь Дня влюбленных, омрачал еще больше. Весь этот фарс напоминал какую-то авантюру…

Во что я ввязался? В принципе можно было отказаться, но советники еще ни разу не подводили меня, поэтому, приняв их решение как должное, я свыкся с мыслью, что моей женой станет эльфийка (да я даже имени ее не запомнил!). Да и женитьба — это какое-никакое, но лекарство от скуки…

Бал приближался, а я ощущал что-то, похожее на волнение. Нет, это не волнение, а скорее предчувствие. Я выбрал фасон платья и заказал наряд у лучших эльфийских мастеров.

Почему-то захотелось выбрать именно цвет золота — он хорошо сочетался с моим черным костюмом. Беру, решил я и отправил его избраннице с наилучшими пожеланиями.

Увидев невесту в моем платье на балу, я подошел к ней и пригласил на танец. Мы кружились среди других пар, и я заметил, что, обнимая девушку, не испытываю отвращения. Напротив, девчонка оказалась ничего так… Хоть что-то положительное было во всей этой затее — это платье легко снимается! Я был уже весь в предвкушении свадебной ночи, когда к нам подошел какой-то мужчина.

— А сейчас время нашему гостю снять маску и объявить, кто его избранница.

Зал одобрительно загудел, я сбросил маску и смог в полной мере насладиться эффектом, который всегда производил, — ужас и страх на лицах окружающих. Конечно, небось каждый считал, что я сейчас убью его? Или использую для опытов. Зачем мне это?

Не обращая внимания на окружающих, я пытливо уставился на свою избранницу, ожидая, пока она раскроет свою личность. Девушка вздохнула тихо, почти незаметно для окружающих, и сняла маску.

Когда она это сделала, я испытал удивление, а затем злость.

Где, спрашивается, голубоглазая эльфийка? Какого черта она все это подстроила? На влюбленную дурочку не похожа, тогда что? Прибью советников, которые подбили меня на это.

Мне прямо там захотелось придушить эту маленькую мерзавку за то, что она заняла не свое место. И ведь изменить ничего нельзя — этот выбор на вечере считался священным. Древняя магия, чтоб ее…

Пока шел обряд бракосочетания, я мысленно придумывал наказания для моих «любимых» советничков и для «невесты». Не забыл и про коварную подругу…

А эта еще и в обморок умудрилась хлопнуться! Да уж… достойная партия… Попадись мне, Тарнас, на глаза — я тебе такую древнюю магию устрою! Такие традиции покажу!

Подхватив падающую девушку на руки, зашел в телепорт. Тоже мне, кисейная барышня. Это угораздило же меня в такое вляпаться!

В мгновение ока мы оказались на поляне недалеко от замка. Положив жену на траву, я отошел к дереву, пытаясь собраться с силами и побороть злость и острое желание остаться вдовцом.

ГЛАВА 5

Элли


Очнувшись, я почувствовала спиной прохладу. Где я? И почему так голова болит, словно меня по ней хорошо приласкали дубинкой? Я пошевелила рукой и нащупала траву.

В моей голове пронеслись события вчерашнего дня: предательство подруги, бал, Александр, свадьба. Это же надо было так вляпаться? Что ж, больше не буду совать нос, куда не следует…

«А уже и не надо», — подсказал мне внутренний голос. А может, это лишь сон?

Открыв глаза, я несколько долгих секунд рассматривала все вокруг. Кусты, деревья, трава. Может, вчера мне все почудилось? Или я перепила и заснула на поляне в лесу? Мой взгляд наткнулся на мужскую фигуру. Не перепила… хотя было бы неплохо. Справа, в десяти метрах от меня, стоял Темный Властелин и неотрывно смотрел в одну точку. Я немного приподнялась, все еще продолжая лежать. Голова кружилась после ритуала — не думала, что он заберет у меня столько энергии!

Я потихоньку поднялась на ноги и поежилась от холодного ветра.

— Где мы? — спросила, еле шевеля губами. Хотелось пить. А мужчина продолжал стоять на месте, не обращая на меня внимания. Меня все еще пошатывало от пережитого — я едва стояла, но держалась, не желая проявлять слабости.

— Мы возле моего замка, там защита от перемещения, поэтому дальше пойдем пешком, — снизошел до объяснений Темный Властелин, когда я уже и не надеялась получить ответ. — Тут недалеко. — Он развернулся, смерив меня безразличным взглядом.

— А почему ты меня на траву положил? — решила спросить, вновь поежившись. Прохладный ветер холодил спину, забирался под тонкое платье.

— А чем тебе трава не угодила? — не оценил моего гнева Властелин.

— Не май месяц все-таки! А если бы заболела? — Я начала закипать. От равнодушия мужчины хотелось кому-то врезать! Основательно так! Чтоб зубы собирал по лужайке. А кандидат всего один…

— А что мне было, до замка тебя нести? Мой народ не простит своему господину такую слабую Владычицу. Тебя сделают посмешищем, да и меня заодно с тобой! — Он подходил все ближе и, наконец, буквально навис надо мной. Желание врезать пропало, а душу опутали обида и страх.

— Не такая уж я и слабая! — попыталась оправдаться.

— Да? — В серых холодных глазах плескалась насмешка.

— И вообще, я не хотела всего этого! — вспылила и сделала шаг назад. — Я замерзла, лежа на земле, и ты меня достал своими претензиями! Не я виновата в том, что ты меня выбрал! — последнюю фразу буквально прокричала ему в лицо, размахивая руками. Мне показалось, что Александр даже опешил от моей речи, но уже через секунду он взял себя в руки и, зло сощурив глаза, изрек:

— Я бы тебя вообще никогда не выбрал! По договору моей женой должна была стать эльфийка! — прорычал он, тем самым задев мое женское самолюбие. Ах, жена я ему не такая! Да может, это он не предел моих мечтаний!

— Ты еще скажи, что влюблен в нее! — Я чуть сильнее обычного махнула рукой, отчего вспыхнуло несколько соседних деревьев. Что же творится-то!

Хотела уже впасть в панику, но Александр, щелкнув пальцами, потушил огонь. Я просто потеряла дар речи. Для того чтобы призвать стихию, среднестатистическому магу надо прикинуть расстояние до объекта, сориентироваться и нарисовать определенную руну в воздухе. А он воззвал к воде, просто клацнув пальцами.

— Как? — Дар речи все еще не возвращался ко мне.

— Как я это сделал? — спросил насмешливо, а в глазах заплясали озорные огоньки. В этот момент он стал похож не на грозного Властелина, а на обычного парня. В ответ я закивала головой. — Дело в том, что я в совершенстве владею всеми четырьмя стихиями. Правда, об этом мало кто знает. И так меня боятся, а если пронюхают о моем всесилии, просто возмечтают сжечь меня на ритуальном огне. — Он пожал плечами. — Хотя и с всесильностью теперь покончено. Ведь ты становишься мишенью. — Без эмоций, просто констатируя факт, изрек мой муж.

— Подожди, а дерево? — До меня начало доходить, что я только что сделала.

— Да, это ты сделала. Ритуал наделил тебя частью моей силы и связал наши жизни. Ну почему ты такая слабая? — неожиданно зло воскликнул мужчина. — Даже контролировать эмоции не можешь! Ты станешь легкой мишенью! — Он нервно ударил кулаком дерево, что росло совсем рядом.

— А мне все четыре стихии передались? — с надеждой спросила я. Мне, правда, и огня хватало с избытком, а раз такие перспективы…

— Еще не знаю. Известно одно — твои силы возросли в несколько раз. Надо только научить тебя ими пользоваться.

— А это долго? — заинтересовалась я, сделав себе установку не обращать внимания на тон мужчины. Мужем его назвать у меня язык не поворачивался! Подумаешь, неудачный день! У меня тоже не сказка, но я же не бросаюсь на него с криками возмущения.

— А что, не терпится? — Холодности в тоне мужчины мог позавидовать великий ледник.

— Нет, просто интересно. А как проверить, сколько у меня теперь стихий? — любопытство жгло сильнее обиды.

— Все, разговор закончен. Пошли в замок. Постарайся вести себя как подобает жене Темного Властелина! — презрительно скривился он.

А вот этого делать не стоило! На место обиды пришли злость и ехидство. Мужик, ты попал! Будь ты хоть трижды Темным Властелином, но если ты уже испортил мне жизнь, то я не останусь в долгу! Поверь!

— Может, мне еще и мантию черную надеть? — съязвила я, сложив руки на груди.

— Зачем? — Александр остановился.

— Для полноты образа! — огрызнулась тотчас.

— Слушай, ты, девчушка! Я же могу для надежности и в подземелье тебя закрыть! — Он развернулся и, преодолев расстояние между нами за пару шагов, вновь навис надо мной. Кажется, я его таки достала…

— 3-зачем? — спросила заикаясь.

— Для полноты образа! — шепнул Александр мне на ухо и уверенным шагом направился куда-то, держа меня за руку. Я старалась не отставать, хотя это мне давалось с трудом, но проявлять слабость или просить этого гада о чем-то было выше моих сил.

Мужчина немного сбавил темп, когда мы подошли к замку. Мне очень хотелось сделать ему какую-то гадость, но я слишком устала, чтобы что-то выдумывать. Злость и желание препираться с мужем пропали, сменившись апатией.

Я с какой-то долей отстраненности взирала на все вокруг — кованый черный забор, такие же ворота с химерами на столбах из темного гранита, замок. Такой же мрачный, как и его хозяин. Невысокий, с башнями и шпилями в готическом стиле. Три этажа построены из серого камня, большие окна в полстены, решетки на них, какие-то монстры на крыше. Замок был очень длинным, а справа и слева ютились небольшие домики для слуг. Такие же мрачные и темные, как и сам замок.

М-да, романтичное место! Только большого подвала и комнаты пыток не хватает…

«А если она там есть?» — уточнил внутренний голос, а я вздрогнула, представив себе эту комнату. Кажется, я с ней скоро познакомлюсь, если не перестану язвить этому… мужу.

От ворот до замка вела широкая дорога, вымощенная плиткой. Какого цвета? Правильно, черного, что на фоне зеленой травы вокруг смотрелось весьма траурно.

Преодолев с десяток низких ступенек, мы зашли внутрь. Большой холл с несколькими дверями, огромной люстрой и зеркальным потолком, лестница с каменными перилами и химерическими созданиями на них. Внизу возле лестницы ровными рядами стояли слуги и приветствовали своего господина с супругой. Одеты они были так же мрачно, как и хозяин, — черные строгие одежды.

Александр с невозмутимым лицом (надо взять пару уроков у мастера «морда кирпичом») жестом руки приказал им разойтись и повел меня наверх.

— Так что ты там про подвал говорил? — набралась храбрости я.

— Будешь много говорить — могу воплотить в жизнь.

Он пропустил меня вперед, в комнату, которая при ближайшем рассмотрении оказалась спальней. Она была окрашена в теплые золотые тона, что при общей мрачности замка казалось по меньшей мере странным. Справа от двери располагались небольшой круглый стеклянный столик и два изящных коричневых кресла с витыми ножками. Слева большой деревянный шкаф с фигурными резными дверцами. Два небольших окна у фронтальной стены и массивная кровать с шоколадным балдахином и золотистым покрывалом. У кровати находился небольшой столик с зеркалом, а вся обстановка комнаты была не столько помпезной, сколько теплой и светлой.

Нужно будет лично поблагодарить дизайнера. Последнюю мысль я озвучила.

— Это для эльфийки делали. Можешь поменять, если хочешь, — поджал губы мужчина, который все то время, которое я рассматривала комнату, стоял возле меня, флегматично наблюдая за моей реакцией.

— Обязательно, — едко сказала ему, остановившись взглядом на дверях. По двери справа и слева.

На мой вопросительный взгляд Александр ответил:

— Справа — дверь в ванную, а слева — в мою спальню. Да не смотри ты на меня с ужасом. Насиловать тебя никто не собирается, просто так положено. Твои вещи доставят утром. Если тебе что-то понадобится, звони в колокольчик. Спокойной ночи, жена. — Он, хмыкнув себе под нос, вышел.

Едва за ним закрылась дверь, я упала на кровать и мгновенно уснула.

«Главное, дверь не перепутать!» — было моей последней мыслью, перед тем как я уснула.


Очнулась от визга. «Элли, я же предупреждал тебя, что эта курица что-то задумала! Но ничего, я ей когтями пару юбок изодрал и всю обувь описал! Знай наших!» — поделился впечатлениями Кузьма, вскарабкался на постель и полез обниматься. Я так обрадовалась коту, что даже не стала ругать его за такое поведение.

— Кузя, ты здесь! — Я едва не визжала от восторга, вызванного появлением пушистика. Этот рыжий танк для мрачного замка был просто находкой! Хоть какой-то позитив в этом склепе!

Вдоволь наплакавшись коту о судьбе своей нелегкой, позвала служанку, которая, казалось, дежурила возле комнаты и явилась, едва я позвонила в звоночек.

— Доброе утро, мадам. — Девушка поклонилась.

— Доброе, — согласилась я, стараясь не думать об одном обстоятельстве, которое омрачало доброту этого утра: моем супруге. — Как тебя зовут? — попыталась казаться дружелюбной.

— Канила, мадам. — Девушка не поднимала головы и, казалось, была напугана до смерти. Это что, я по утрам такая страшная?

— Канила, перестань называть меня мадам. Меня зовут Эллинор. — Я пыталась быть как можно дружелюбнее.

— Простите, мадам, но не положено, — тихо сказала девушка.

— А мы положим, — улыбнулась я, а Канила немного удивленно посмотрела на меня и несмело улыбнулась в ответ.

— Сир приставил меня к вам. Я выполню любое ваше пожелание, — сказала девушка, перестав сжиматься от страха. Кузя молча следил за нашим диалогом.

— Принесите мне завтрак сюда, пожалуйста, — попросила ее. Не хотела, чтобы люди при одном взгляде на меня начинали кланяться.

— Три порции, пожалуйста, — подал голос кот.

— А почему три? Нас же двое, — спросила я, когда девушка, не задавая лишних вопросов, удалилась исполнять поручение.

— И что? Я две съем! Я проголодался! — заявил Кузя.

— Когда ты успел? Тебя же порталом доставили? — удивилась я.

— Ага, а бедного котика вчера покормить никто не удосужился, — вздохнул рыжик, — так что две порции — это ты легко отделалась!

Еще слезы для полноты образа не хватало. Ну вот не поверю я, что этот прохвост остался без еды. Он бы орал всю ночь, если бы его не покормили!

— А как ты вообще узнал про Сару и про то, что я не вернусь? — спросила кота.

— От той змеи и узнал. Она извинялась. Так я ей так и сказал, чтоб шла она по маршруту, известному только непорядочной девушке! — горячо рассказывал кот, активно жестикулируя передними лапками и умостив попу на одеяле.

— А вещи и тебя Алекс привез? — уточнила я.

— Ага, он с какой-то горничной прибыл, отправил ее чемоданы собирать, а сам куда-то удалился. Вернулся минут через сорок, когда все было готово, и открыл портал. А меня на руки взял. — Произнося последнюю фразу, кот едва не светился от радости. Меня он тоже, между прочим, на руках в телепорт занес, но я же не рыдала от восторга!

Пока мы ждали завтрака, я оделась — черная туника, штаны и высокие черные сапоги. Цвет идеально подчеркивал цвет моего настроения.

— Ты, похоже, вжилась в образ Темной Властительницы, — хмыкнул кот.

— Нет, это скорее траурный наряд, — мрачно заметила, имея в виду столь радостный праздник — свадьбу.

— Ваш завтрак. — Служанка появилась на пороге, разместив поднос на небольшом столике у кровати, и удалилась. Кажется, приучить девушку к тому, что меня бояться не следует, сложная задача. Хорошо хоть она больше не вздрагивает от каждого моего слова.

— Элли, кончай думать, иначе останешься голодной, — воскликнул Кузя, запрыгивая на одно из кресел. Тоже мне, интеллигент.

— Обжора, ты лопнешь, — засмеялась я, принявшись за завтрак, который оказался очень вкусным.

— Надеюсь, он не отравлен? — подозрительно спросила, откусив от свежеиспеченного тоста с вареньем.

— Умираю. — Кузя схватился за живот и закашлялся. Похоже, кот всерьез воспринял мои слова, и меня ждал спектакль одного актера под названием «Спасите бедного Кузеньку».

— Ты умрешь только от обжорства, — хмыкнула я, продолжая есть. Кузя, увидев, что его жалеть никто не спешит, тоже взялся за дело.

Закончив с трапезой, попросила служанку убрать и пошла на поиски супруга. Кот сопровождать меня отказался, сославшись на то, что переел, но мне почему-то казалось, что он побаивается Алекса. Оно и неудивительно. Я тоже боролась с желанием обернуться в мышку и сбежать куда подальше.

Искомый субъект обнаружился в кабинете, куда меня любезно проводила одна из служанок. Всю дорогу девушка немного испуганно косилась в мою сторону. Запугал он их, что ли?

Александр сидел за столом и давал указания какому-то мужчине. Увидев меня, отпустил его.

— Доброе утро! Спасибо, что перенес мои вещи и Кузю. Мне не хотелось возвращаться туда, — сказала, сев напротив него.

— Я понял. Как спалось на новом месте? — спросил Александр, не отрываясь от каких-то бумаг.

— Ты из любопытства спрашиваешь или по супружескому долгу? — ехидно поинтересовалась, создав иллюзию огня на его бумагах, но та пропала через секунду — слишком быстро Алекс разгадал трюк. Обидно…

— Решил наладить нормальные отношения с женой, — увильнул от ответа мужчина. — Давай начнем все сначала. Меня зовут Александр, можешь называть Алекс.

— А меня зовут Эллинор Мария ет Ванатос. Можешь называть меня просто Эллинор, — милостиво разрешила я, высоко подняв нос.

— Я буду звать тебя Элли, — ехидно улыбнулся Алекс, желая поступить мне назло.

— Ты глухой? — Я начала закипать от его наглости. Правда, сама так же себя вела, но себе ведь можно простить все что угодно.

— Элли, — он специально выделил мое имя, — скажи, а ты меня что, совсем не боишься?

— Нет, — пожала я плечами. А чего его бояться? Хотел бы убить — сделал бы это сразу.

— Странно. Такое впечатление, что у тебя нет чувства самосохранения. Ведь много слухов ходит вокруг личности Темного Властелина, — протянул он, заставив задуматься. Его личность действительно уже давно обросла легендами. Нет, Властелин не пил кровь младенцев и не насиловал девственниц. В бою Алекс был безжалостным, жестоко наказывал предателей, и его многие боялись, старались лишний раз не переходить дорогу.

— Слухи слухами, но я предпочитаю верить в факты, — повела плечами, отгоняя плохие мысли. — Слушай, а почему ты, такой великий и ужасный, решил жениться?

— Не я, это мои советники решили, что четырехсотлетний юбилей не за горами и мне пора обзавестись наследником. Не знаю, как такая мысль пришла им в седые головы, ведь с моими силами я еще пару тысячелетий даже не постарею. А теперь и ты вместе со мной, — подвел итог Алекс.

— Ты — Темный Властелин и тебя заставили жениться?! — расхохоталась я. Так красочно представив себе, как его связали советники и вынудили Сарке платье послать. Кстати, я еще не выяснила, почему платье оказалось мне впору. Алекс не знал параметров невесты?

— Меня никто не заставлял! — ледяным тоном сказал Александр и встал. — Ты здесь никто! Так что не показывайся мне лишний раз на глаза и веди себя достойно и холодно со всеми. К постели я тебя не принуждаю!

— Замечательно! Позвольте мне уйти? — Я вскочила. Ненавижу, когда со мной так разговаривают. То, что мужчина — мой муж, не делает его богом в мире.

— Не позволяю, — сказал он исключительно мне назло.

— Вот и отлично. — Я вышла за дверь, громко ею стукнув о косяк, и с удовольствием отметила, что за дверью что-то упало. Тайно надеясь, что это супруг в обморок хлопнулся, я, насвистывая веселую мелодию, побрела к себе в комнату. Нужно же придумать план, как насолить мужу и при этом остаться в живых!

ГЛАВА 6

Элли


Особенностью моего характера всегда являлось нежелание придерживаться правил. Всегда то, что мне запрещали делать, я делала, и, как правило, назло. Гад же этот сероглазый, именуемый в народе моим супругом, просто разжег во мне азарт.

Оккупировав свою комнату, решила посоветоваться с Кузей. Он у нас мастер всевозможных пакостей.

— Да ладно тебе, Элька. — Кузя отмахнулся, когда я высказала хвостатому свою идею по поводу «насоли супругу, пока он не насолил тебе».

— Нет, не ладно. Ты на его стороне, что ли? — прищурилась я, упав на кровать и приготовив листок и специальную магическую ручку. Написанный ею текст мог прочитать только автор. Во всяком случае, я на это надеялась, ведь раньше испробовать заклинание не доводилось — я его недавно откопала, а то бы сдала экзамены быстрее.

— Нет, но подумай, он же наш кормилец, вдруг еды лишит или в подвале запрет, — философски изрек кот.

— Кузя, я своего решения не поменяю. Ты со мной или против меня? — спросила, насупившись. Не хватало еще, чтобы кот перешел на сторону этого мужика.

— С тобой. Ладно, рассказывай, чего удумала.

— Да вот, — обвела я глазами комнату, — интерьер этого замка мне не нравится.

— А кому он понравится? — фыркнул кот.

— Ну, не знаю. Некроманту какому-то, — хихикнула я, — но начну с этой комнаты, а там видно будет. Если его не проймет, займусь обстановкой замка. Кузь, как ты относишься к розовому цвету?

Кот к розовому цвету относился отрицательно, но мой план поддержал. С помощью магии мы изменили цвет стен на ярко-малиновый. Не ахти, конечно, но на какие жертвы не пойдешь, лишь бы разозлить «дорогого» супруга.

Затем позвала человека, придумавшего интерьер моей комнаты.

— Через час пусть приходит. Можно? — спросила я у служанки.

— Д-да, конечно. — Девушка согнулась в поклоне и скрылась за дверью.

— Когда же они меня бояться перестанут? — задумчиво протянула, постучав пальцем по подбородку.

— Никогда. Ты своего мужа видела? — скептически уточнил кот, которому боязнь слуг изрядно поднадоела.

— Ну и? — Я подошла к окну, отодвинула занавеску. Их тоже нужно сменить. На зеленые!

— Это карма такая. Черная, — пожаловался кот, который побаивался Алекса. А что его бояться? Убить не убьет.

— Будем белить, — мрачно решила я.

— Кстати. А зачем тебе понадобился человек, обставивший комнату? Ты же цвет мебели можешь и сама поменять, как и стены?

— Мрачно тут все… — За окном было не лучше, чем в замке. Конец весны, все должно зеленеть, расти, цвести, а на заднем дворе, куда выходили окна моей комнаты, ни деревца, ни цветочка. Хорошо хоть трава имелась, но и она какая-то пожелтевшая, безжизненная.

— А по-моему, очень даже солнечно, — бодро воскликнул кот, рассматривая обновленный интерьер спальни. — Ты замок-то видела?

— Только холл и коридоры. Серо и мрачно, — поджала я губы. Эх, жаль, что подобное богатство досталось этому хмурому идиоту. Я бы тут разгулялась! — А что ты видел? — полюбопытствовала, сообразив, что кот осведомлен побольше моего. Ему что, Алекс обзорную экскурсию сделал?

— Кухню. Там все тоже печально. Но за что уважаю мужика, так это за запасы. У него весь погреб продуктами забит и копченья в кладовке. Мм. — У Кузи, пока он рассказывал, было такое мечтательное выражение мордочки, что я едва не рассмеялась. — Что-то я вновь проголодался… — Кот со вздохом покосился на звоночек для вызова служанки.

— Кузь, не отвлекайся, — фыркнула я, — не о еде нужно думать.

— Нет, как раз о еде. Когда твой дорогой супруг узнает, что ты удумала, обязательно лишит еды. Запасы надо делать, вот что!

— Ты преувеличиваешь, — отмахнулась я. Хотела еще расспросить кота про переезд, но в комнату постучали, вошел слуга, склонившись в поклоне едва не до пола.

— Госпожа, не серчайте. Меня хозяин прислал, — с паническим страхом в глазах изрек старик.

— И? — удивленно подняла я бровь.

— Его величество приказали узнать, зачем вам понадобился человек, обставивший эту комнату, — объяснили мне, а кот лишь фыркнул.

— А больше его величество ничего не хотели узнать? — протянул я с едва скрытой угрозой в голосе. Мне что, уже шагу ступить нельзя без его разрешения? Нееет, это даже не жажда насолить! Это ненависть в чистом виде! Значит, война!

— Передайте хозяину, что… — Я едва не сказала: «Что если он хочет сунуть сюда свой любопытный нос, пусть притащит сюда свой зад!» — но вовремя спохватилась и смягчила формулировку: — Что он может сам прийти и узнать, коль ему будет угодно.

Повелительно махнув рукой, я сымитировала «морду кирпичом», как у мужа. Боятся? И ладно. Не буду же я слуг упрашивать меня не бояться! Я пробовала наладить с ними контакт, но они не захотели. Поставим галочку — перевернем страницу.

— Слушай, я понимаю, что тебе не терпится насолить дорогому мужу… — начал кот, едва за слугой захлопнулась дверь.

— Не называй его так! — поморщилась я. Все никак не могла привыкнуть к смене статуса.

— Ладно, если тебе не терпится насолить этому мужчине, то я мазохизмом не страдаю!

— Ты о чем? Ты же уже согласился, — не поняла я поведения кота.

— Согласился, но сейчас ты поступила грубо. Как прилежная жена ты должна была сказать, что если муж не против, то ты бы хотела изменить интерьер любезно предоставленной тебе комнаты.

— А ты философ, — восхитилась я. — Все бы ничего, но ты правильно заметил. Прилежная. А я таковой не являюсь!

— Но злить его сразу же не стоило!

Я вынуждена была согласиться. Не стоило обращать внимание супруга на то, что я удумала.

— Ну, Кузь. Ты бы видел, как он со мной разговаривал! Будто я букашка, а не человек! — вспомнила наш недавний диалог в кабинете супруга. Аж мороз по коже шел от его слов. Будто я и не человек вовсе!

— А мне он показался нормальным… — протянул кот, рисуя лапкой невидимый узор на покрывале.

— Вот именно что показался!

— Ладно, поступай как знаешь. Но ты не думаешь, что принимать постороннего мужчину у себя в покоях — немного перебор?

— В этом ты прав, друг. Нужно попросить его прийти куда-то в другое место. Раз ты боишься ввязываться в авантюру, сиди здесь, а я пойду на экскурсию. — Я встала, поправила складки на тунике.

Оставив кота в одиночестве, вышла из комнаты и натолкнулась на служанку. У нее разведала, что гостей Алекс обычно принимает в малой гостиной на первом этаже, а точно такая же находится на втором.

Велела подать туда чай и пошла по длинному коридору, засовывая любопытный нос в каждую из комнат. К слову, четыре из них отличались друг от друга только цветом стен и штор, а в целом были близнецами — одинаковые кровати, шкафы и тумбочки. Похоже, это гостевые комнаты. Безликие, как и весь замок, они были серого цвета с кроваво-красными элементами. Понятно, почему гости здесь надолго не задерживались…

Две комнаты и вовсе оказались запертыми. А вот это непорядок! Оглядевшись по сторонам, я присела у довольно большой замочной скважины. Все же любопытно, что такого запретного скрыто за дверью, что ее заперли на замок. Ничего особенного, кроме большого зала со столом и креслами. Похоже на комнату для совещаний. Вот досада!

— Что-то ищешь, жена? — послышалось над ухом насмешливое.

— Смотрю, почему замок заело. — Я замерла всего на секунду, после чего быстро разогнулась и принялась вытирать с коленей несуществующую пыль.

— Нет, она заперта специально. Нечего всем подряд по комнатам шастать, — без намека на улыбку или хоть какую-то теплоту в голосе сказали мне. Будто я собачонка какая-то, сунувшая свой нос куда не следует.

— А я — это все подряд? — хмуро уточнила, сдерживаясь, чтобы мой голос не дрожал от злости и ненависти.

— Нет, но шастать не обязательно. И что это за «пусть сам спросит»? — Алекс сложил руки на груди, ожидая ответа.

— Передал все-таки, — хмуро протянула я, вспоминая, что советовал сказать Алексу Кузьма.

— Естественно! Слушай, может, тебя запереть, чтобы ты не ставила под удар мою репутацию? — прищурился мужчина, а губы искривила усмешка. — Так зачем тебе Фин понадобился?

— Фин? — не поняла я. Имя было незнакомым.

— Человек, который занимался интерьером твоей комнаты, — нетерпеливо пояснил мужчина.

— Ах, это. Ты же сам сказал, что я могу изменить обстановку?

— Да, можешь, — как-то не совсем уверенно протянул Алекс. Попалась мышка!

— Вот я и меняю, хотя лучше бы ты мне разрешил другую комнату выбрать, — решила окончательно обнаглеть я.

— Да без проблем! — внезапно весело сказал мужчина.

— Правда? — пребывая в шоковом состоянии, спросила его.

— Да! Правда, выбор небольшой, — протянул муж. Да хоть сарай, лишь бы подальше от тебя, супруг! Я едва не озвучила эту мысль, но вовремя прикусила язык. — Либо эта, либо смежная, но тогда тебе придется разделить со мной постель. — Его улыбка стала шире.

— Топором? — мрачно уточнила я.

— Сексом, — подмигнул Александр и пошел в противоположную сторону. — Но шутку я оценил, — бросил он через плечо, удаляясь.

— А кто сказал, что это была шутка? — пробормотала, направившись в гостиную, которую мне показала горничная.

Гостиная, к слову, тоже была мрачновата. Хотелось сжаться на черном кожаном диване с витыми ножками из красного дерева, а еще разжечь камин, чтобы хоть немного согреть атмосферу. Нет, в замке было не холодно, но, наверное, даже летом здесь все холодное и неживое.

И вообще, не замок, а склеп какой-то! Теперь я не удивлялась тому, что этот брюнет до сих пор не был женат. Я бы на месте предполагаемой невесты тоже сбежала. А то советники заставили… да им в ноги нужно кланяться за то, что хоть какую-то несчастную заманили. Нормальный же человек свою дочь в лапы этому чудовищу ни за какие коврижки не отдаст.

«А отец Сары нормальный?» — задумчиво постучала я пальцем по спинке дивана, краем глаза следя за тем, как на небольшой столик со стеклянной столешницей, удерживаемой каким-то мраморным гоблином, горничная ставит поднос с чашками.

Не, мужик хорош. Хорош ровно до того момента, пока рот не раскроет и не впечатает правду-матку, посыпав презрением и добавив пару насмешек. А еще этот взгляд, полный величия. Тоже мне, хозяин положения!

Нет, ну если его заставить молчать и глаза закрыть, то можно присмотреться повнимательнее. Когда спит, он, наверное, такая лапочка!

От мыслей меня отвлекло деликатное покашливание.

— Ну? — удивленно подняла я бровь, разглядев человека, отдаленно похожего на мужчину. Почему отдаленно? Невысокого роста, субтильная или даже костлявая фигура, длинные белые вьющиеся волосы, тонкие кукольные черты лица, пухлые губы, длинные ресницы, которым позавидовала бы любая эльфийка. На вид ему было не больше двадцати.

Широкие светлые штаны больше напоминали юбку, и если бы голос, позвавший меня, не был приятным баритоном, а грудная клетка не оставалась абсолютно плоской, то обязательно приняла бы посетителя за девушку.

— Доброго здоровья вам, ваше величество, — учтиво поклонился парень, приложив руку к груди, — как жаль, что я раньше не имел чести лицезреть такую красоту.

— Да ладно вам, — отмахнулась я, не в силах скрыть самодовольную улыбку. Вот! Наконец-то я вижу ценителя красоты! И ничего, что худой слишком, зато как красиво говорит! Нужно ему почаще с моим супругом общаться, может, чему хорошему научится!

— Нет, это чистейшая правда! — заверил блондин, сделав шаг ко мне, и вновь учтиво склонил голову. Я начинала привыкать к такому отношению! — Меня зовут Финрад, но его величество зовет меня Фин.

— А как вас зовут родные и друзья? — спросила я.

— Радик. — Парень так мило смутился, что я едва не захохотала в голос. Похоже, он не в том теле родился! Был бы девушкой — цены бы ему не было.

— Радик, присаживайся, разговор у нас будет длинным. — Я указала взглядом на кресло справа от меня. — Рассказывай. — Откинулась на спинку дивана, а глаза мои заблестели от любопытства. Этот «цветок» в мрачном замке был просто как глоток свежего воздуха!

— Что рассказывать? — Похоже, паренек моего любопытства не оценил и как-то странно покосился в мою сторону.

— Про себя рассказывай, — пришлось объяснить ему. Ну вот, не успела подружиться, а он уже испугался. — Как тебя занесло в это мрачное место? Случайно? Или посоветовал кто?

— Так вы тоже это место мрачным считаете? — встрепенулся Радик.

— Не то слово! — согласилась я.

После трех чашек чая и бокала вина Радик считал себя едва ли не лучшим моим другом.

Он действительно здесь залетный попугай. Радик оказался довольно известным в империи. Он обставлял дома всех богатых и знаменитых. Слух о молодом таланте дошел и до короля Темной империи. Радик очень переживал перед встречей с правителем, и не напрасно. Ему позволили осмотреть замок и высказать мнение об интерьере. Он и высказал. Все высказал. И про мрачность, и про схожесть со склепом, и про однообразность цветов. Я почему-то решила, что Алекс должен был рассердиться, но он лишь посмеялся и поблагодарил за честность. Оказалось, что мнение про мрачность замка ему польстило!

«Мрачность он любит, — отметила я. — Ничего, исправим».

— А комнаты для гостей на этом этаже твоя работа? — спросила, когда парень замолчал.

— С красными кроватями? — насторожился Радик.

— Ага.

— Нет, это кто-то до меня расстарался, но повелителю вроде нравится, — взгрустнул парень. Первое впечатление о нем, кстати, оказалось обманчивым — это субтильное сознание было мужиком до корней волос. Даже жена имелась. Когда же я ненавязчиво спросила про одежду и внешность, он попытался обидеться. Стиль у него такой. Неповторимый и жутко оригинальный.

— Что оригинальный, я вижу, — понимающе улыбнулась ему. Не говорить же парню, что если бы я голоса не услышала, то за бабу приняла бы. Не хотелось обижать единственного, кто в этом замке отнесся ко мне с пониманием.

— Вот, но не все понимают, — вздохнуло это создание, надув и без того пухлые губки.

— Не обращай внимания. Слушай, у тебя в роду эльфов не было?

— Нет вроде, — на лице парня отразилась задумчивость. — А зачем ты меня позвала? — Мы договорились, что он будет мне тыкать, когда рядом никого нет. Парень продолжал побаиваться моего мужа, но после «не подобает» и «не положено» мне все же удалось его уговорить.

— Это ведь ты обставлял мою комнату?

— Не понравилось? — встрепенулся Радик.

— Понравилось, но не в этом дело, — вздохнув, сказала я, — значит, так.

Обрисовав желаемое, я уже приготовилась к слезным уговорам, нотациям по поводу скверного вкуса и тому подобному, но парень меня удивил.

— А что, это будет весело! — в зеленых глазах блеснул восторг. — Вот только боюсь, что по голове меня после такого не погладят.

— Я скажу, что сама все сделала, — предложила ему.

— Не вариант, ведь его величество уже знают, что ты меня искала. Да и не могу я позволить женщине все взять на себя. Давай так: если чего, то ответственность на мне. А я в крайнем случае сбегу — меня давно эльфийский король приглашает спальню дочери оформить! — пообещал парень.

— Вот и славно. — Для скрепления сделки мы пожали руки. Все небезнадежно!

ГЛАВА 7

Элли


Через два часа, после трех истерик Радика по поводу сочетания цветов и фактур плюс двух его же обмороков мы смогли насладиться результатом.

Когда слуги закончили расставлять мебель, мы с Радиком осмотрели то, что вышло. Недурно!

Синие шторы, розовые стены, красный столик с салатовыми стульями, фиолетовый шкаф, голубой потолок, желтый пол и зеленые двери. Ванную комнату я решила пока не уродовать. Должно же хоть что-то быть красивым в моих апартаментах!

Я все боялась, чтобы мебель, пока таскали и переставляли, не уронили на кота, но Кузя сбежал, надо полагать, на кухню, как только увидел кучу народа, снующего взад-вперед.

— Какая яркая безвкусица, — не то шокированно, не то восхищенно выдохнул замерший рядом со мной Радик.

— Спасибо, я старалась, — самодовольно изрекла, сделав небольшой реверанс.

— Его удар хватит, — предупредил парень, усевшись на мягкий диванчик яркого оранжевого цвета. Вообще все было слишком ярким и пестрым, словно все цвета перекачали сюда, оставив в огромном замке лишь мрак и холод.

— Я на это надеюсь! — самодовольно улыбнулась, упав рядом. — Слушай, а где ты все достал так быстро?

— Места надо знать! — гордо заявил блондин, но не выдержал и рассмеялся: — Это заготовки для пяти комнат разных цветов, но раз ты хотела радугу, я решил использовать их здесь, совместив несовместимое. Сама-то долго сможешь выдержать в этом попугайском раю?

— Ради пользы дела — потерплю. Все для того, чтобы увидеть физиономию супруга. Когда вы со слугами таскали мебель, он ничего не видел?

— Нет, все было упаковано в серую бумагу, так что заподозрить не должен был, — отмахнулся Радик, проникшийся идеей сюрприза.

— Сссссссссссшсссссссшшшшшш! Шшшшшшшш! — На пороге комнаты возник Кузьма. От вида живописной картины он отпрыгнул назад, выгнув спину, и позабыл о возможности изъясняться на человеческом языке.

— Похоже, эффект достигнут, — заржал Финрад, откинувшись на спинку дивана, а кот недовольно фыркнул и ушел.

— Кузь, не обижайся! — крикнула я ему вслед, давясь от смеха.

— Ага, — из-за двери послышалось недовольное бурчание.

— Кузь, ты куда? Возвращайся!

— Вернусь, но сначала пойду стресс сниму, — послышалось удаляющееся цоканье когтей по полу.

— Стресс снимать? Ему плохо? — забеспокоился блондинчик.

— Нет, жрать пошел, скоро вернется, — отмахнулась я. — Какие мы молодцы! — Эффект от интерьера был даже сильнее, чем я думала!

— Мы молодцы! — радостно изрек парень и полез обниматься!

— Да! — Я тоже обняла своего союзника, ликуя от предвкушения.

— А что здесь, собственно, происходит? — за спиной послышался голос, который заставил нас отпрянуть друг от друга. У двери, опираясь о стену, стоял Алекс. По его сдвинутым бровям и почти черным от злости глазам было ясно — он в бешенстве. Вот только от комнаты или от наших с Радиком дружеских объятий?

— А ничего, — поправила волосы, отодвинувшись на край дивана, судорожно придумывая оправдания. Мысль о том, что Алексу я ничем не обязана, в голову пришла после.

— Я вижу, что ничего. — Брюнет оторвался от стены, продолжая сверлить меня взглядом. Радик испуганно сжался, умоляюще посмотрел, призывая меня к молчанию.

— А раз видишь, зачем спрашиваешь? — Не вняв мольбам блондина, я картинно сложила руки на груди.

— Вышел, — тихо, но угрожающе изрек Александр, немного прищурив глаза. С такой интонацией сказал, что даже мне захотелось выйти. Нужно у этого моего мужа выведать секрет, как смотреть, чтобы от одного взгляда в мышь хотелось превратиться и сбежать. Радик встал, сделал шаг к двери, но остановился и обернулся.

— А… — попытался возразить блондин, но передумал. Так и стоял, потупив взгляд.

— Плохо слышишь? Уши мешают? — С каждым словом супруг подходил все ближе, а Радик все больше вжимал голову в плечи.

— Нет, ваше темнейшее величество, удаляюсь. — Он низко поклонился и исчез за дверью.

— Предатель, — фыркнула я едва слышно и отвернулась. Хотя и его можно понять. Если меня Александр может и не тронуть, то Радику достанется по самое не балуйся.

— Ну, милая женушка, сразу во всем покаешься? — Алекс уселся рядом на диван, положил руку на спинку, пытаясь меня приобнять, но я отодвинулась. Слишком уж приторно выглядела его улыбочка. — Или мне придется под пытками выведывать информацию? — Улыбка стала еще шире. Акула позавидовала бы.

— Я ничего не задумала, — твердо ответила, преодолевая желание пересчитать зубы мужу, чтобы удостовериться, что у той милой рыбки их меньше.

— Значит, пытки, — с притворным сожалением вздохнул супруг. — Что же, этот вариант мне всегда больше нравился, но после парочки классических приемов приходилось возвращаться к первому варианту. — Он хлопнул ладонями по коленям, готовясь встать.

— Но ведь действительно ничего не произошло! Ты сказал, что я могу поменять в комнате все, что хочу, вот я и поменяла!

— Не помню, — пробормотал Алекс и бегло осмотрел помещение. Я следила за ним с долей ликования. Сейчас, дорогой, ты пожалеешь о том, что разрешил делать ремонт!

— Говорил, — настояла я, с недовольством отметив абсолютно невозмутимую мину этого гада. — Не считаешь же ты, что я должна жить в комнате, обставленной для эльфийки!

— Да, точно, — словно задумавшись о чем-то, изрек мужчина и замолчал.

Тут что-то не так. Где гнев, злость, крики? Где красное от ярости лицо, в конце концов? Или на худой конец выговор на тему «Как должна вести себя жена Темного Властелина»? Стареете, батюшка! Я едва не произнесла это вслух, но в последнюю секунду сдержалась.

— И как тебе? — решила подтолкнуть мужа высказаться.

— Мило, — без эмоций сказал он, еще раз осмотрел все и быстро добавил: — Но в своем замке делать подобное я не позволю!

— Это и мой замок! — возмутилась я. Учитывая реакцию на интерьер моих покоев, операцию по преображению замка можно было продолжать, раз уж обошлось без потерь.

— Надо же, в девочке проснулась алчность! — Глаза Алекса зло сверкнули. Что его разозлило в столь невинной фразе? Глаза сощурены, губы и кулаки сжаты. От такого нужно держаться подальше. — Может быть, платье на балу на тебе не случайно оказалось?

— Да мне такое счастье и даром не нужно! — вскочила я.

— Девочка, не дерзи и не забывай, с кем ты разговариваешь. Я могу сделать угрозы реальными, — предупредил мужчина, вставая. Перечить ему не хотелось — чувство самосохранения кричало о том, что сейчас лучше промолчать. — Сегодня вечером ко мне один граф заявится. Подбери что-нибудь подобающее для торжественного ужина. — Алекс пошел к двери, но обернулся на полпути: — Хотя, нет, я сам тебе кое-что подберу. Со вкусом у тебя и вправду беда, лишний раз заходить сюда не хочется.

Ликующий восторг. Это именно то, что я чувствовала в данный момент. Вот только этот коктейль разбавляла обида. Он действительно мне одежду собрался выбирать?!

— Я сама могу выбрать себе наряд! — Степень моего возмущения было невозможно передать словами.

— Нет. — Ответ был однозначным.

— Значит, я никуда не пойду, — сложила руки на груди, насупилась. Нет, ну не хватало еще, чтобы этот муж, или как там его, мне платья выбирал!

— Как знаешь! Можешь не идти. На этом прощаюсь — дела! — Мужчина кивнул и открыл дверь.

Сказать, что я была зла, — это ничего не сказать. Я была в бешенстве! Не такой реакции супруга ожидала, когда пыталась насолить. Вот как получилось. Хотела вывести из себя его, а вышла из себя сама. На кончиках пальцев появился огонь. Словно в беспамятстве, уставилась на свою стихию и попыталась отозвать ее. Черт! Даже это теперь не выходило — ощущала себя слишком раздраженной.

— Будет хорошо, если ты случайно сожжешь все это… — муж обернулся и, бросив взгляд на мои пальцы, кивнул в сторону шкафа, — или это сделаю я.

— Только через мой труп! — предупредила, ткнув пальцем в его сторону. Огонь не пропал, но он не обжигал свою хозяйку.

— Могу исполнить последнее желание. — Улыбка мужа стала шире.

— Ляжешь в гроб вместе со мной? — Я решила, что его смерть будет лучшим подарком.

— Дорогая, у тебя все мысли сводятся к постели! Лягу, но не в гроб. — Улыбка мужа стала такой похабной, что я едва не задохнулась от смущения.

— Извращенец! — возмутилась и запустила в Алекса огненный шар. В конце концов, это можно списать на нервы и растущую силу. Промахнулась… загорелся фиолетовый стул в углу комнаты. Алекс все с той же улыбкой на лице глянул на горящий предмет интерьера и вышел со словами: «Обстановка этой комнаты действует на меня так возбуждающе!»


Александр


— Вот чертовка! — Я вышел из опочивальни жены с ухмылкой на лице. Не так проста женушка, как мне казалось. Ой, не проста.

Все, что она делала, противоречило установленным правилам. Чего только стоила выходка с подглядыванием в замочную скважину. А ее дерзость? Я уже забыл, когда на меня смотрели без страха! Даже любовницы всегда вели себя так, чтобы угодить мне. Скукота… А тут вулкан страстей!

Когда она позвала к себе Фина, я удивился. Впервые за последние пятьдесят лет. Хотя нет, уже во второй раз, если учитывать момент нашего знакомства. Правда, тогда я не удивился, а испытал шок.

— Пойди и узнай, зачем моей супруге нужен Фин, — послал я слугу, дежурившего у двери кабинета. Необходимо было разобраться с одним графом. У них какая-то муть с титулом и имениями вышла. Будто мне заняться больше нечем! Спустя пару минут дверь тихо скрипнула.

— Ну. — Я оторвал взгляд от бумаг.

— Сир, только не злитесь, — на пороге кабинета с виноватым видом появился взъерошенный слуга.

— Что там такое?! — рассердился я. Что-то мне подсказывало, что не зря сердился. И это что-то оказалось правильным.

— Ваша супруга просила передать, что если его величеству угодно узнать, то пусть они сами спросят, — сжимаясь от страха, пролепетал слуга.

— Прямо так и сказала? — уточнил на всякий случай.

— Да, ваше темнейшество.

— Можешь идти, — кивнул ему. Ладно, с женой потом поговорю.

Поговорил. Ой как поговорил. Вот только, похоже, супруга не впечатлилась. Шутка про постель вырвалась сама по себе, но увидев, как мило краснеет жена, я и сам стал сомневаться, что это шутка. Все же она так соблазнительно выглядела!

На пару часов меня отвлек один из советников, прибывший с решением Совета магов по поводу налогообложения. Пришлось вновь засесть в кабинете часа на два. Что они ко мне пристали?! Подумаешь, не слишком высокие налоги, так какая им разница! Моя империя — что хочу, то и делаю. И так мятежи на границе с эльфами стали постоянным явлением, а графство Нормент периодически пытается получить автономию. Счазз! Я уже прямо вижу, как в центре Темной империи со «злым и ужасным правителем» появляется независимый округ.

Похоже, я давно крови не проливал, раз уже в центре империи бунт наметился. Радовало, что хоть тайная служба хорошо сработала — доложили. Нужно нанести визит. Дружественный. Чтобы на всю жизнь запомнили, если выживут, конечно…

Полный кровожадных мыслей, я решил проверить, что наворотила супруга. Нет, я ожидал всего, но не парочки, обнимающейся на диване!

— А что здесь, собственно, происходит? — поднял бровь, пытаясь казаться невозмутимым. Хорошо хоть Фина я знал давно. Этот трус не посмел бы даже глянуть в сторону моей жены. Знал, чем это грозит.

— А ничего, — быстро, слишком быстро отозвалась Элли, отпрянув от парня.

— Вышел, — тихо сказал я, прекратив препираться с женой. Нечего посторонним слушать. Фин сжался, но встал и, поклонившись, почапал к двери. Замер и попытался возразить. Возразить?! Мне?! Это все влияние моей жены. Пагубное влияние. Ну, ничего, я с ним поговорю!

— Плохо слышишь? Уши мешают? — С каждым словом я подходил все ближе, пока не оказался напротив. Парень и так был ниже меня на голову, а сейчас стал просто крошечным и жалким. Защитник нашелся!

— Нет, ваше темнейшее величество, удаляюсь. — Фин смекнул, что пахнет жареным, и скрылся. Жена что-то пробормотала, но я не расслышал, только опустился на диван рядом. Она что-то задумала, и я просто обязан узнать что. Не просто же так она с Фином дружбу водит.

— Ну, милая женушка, сразу во всем покаешься? Или мне придется под пытками выведывать информацию?

— Я ничего не задумала, — быстро ответила Элли.

— Значит, пытки, — с наигранной жалостью сказал ей и тут же улыбнулся. — Что же, этот вариант мне всегда больше нравился, но после применения парочки классических приемов я непременно возвращался к первому варианту!

— Но ведь действительно ничего, — Элли удержала меня за рукав рубашки, — ты сказал, что я могу поменять все, что хочу, в этой комнате, вот я и поменяла!

— Не помню, — пробормотал, прокручивая в голове события утра. Ах да — было. Но не настолько же! Если бы картина на диване не была более шокирующей, чем комната в целом, я бы впечатлился. А так… примерно такого и ожидал. Мелко, дорогая жена, мелко. Даже с масштабами у тебя плохо. Не могла что-то грандиозное придумать, опустилась до мелочей! — Да, точно, говорил.

Еще раз окинул взглядом комнату. Радуга. Ярко, красочно и совершенно не соответствует ни замку, ни самой обитательнице. Стоп, а с чего я решил, что она ей не соответствует?

— И как тебе? — От меня явно ждали возмущения. Разочаровать тебя, жена, — лучшее, что я могу сейчас сделать. Не поможет? Всегда остаются пытки… как запасной вариант.

— Мило, но в своем замке делать подобное я не позволю! — предупредил, пока обороты ремонта не набрали масштаба. Она может жить как угодно, но уродовать замок не дам.

— Это и мой замок! — возмутилась девушка. Алчность? Меня обуяла злость. Нужно про нее побольше узнать. Вдруг все было подстроено?

— Надо же, в девочке проснулась алчность! А может, мое бальное платье на тебе не случайно оказалось? — Я едва не шипел от ярости.

— Да мне такое счастье и даром не надо было! — возмутилась Элли. Правдоподобно, так, что я почти поверил. Но разведать нужно.

— Девочка, не дерзи и не забывай, с кем ты разговариваешь. Я могу сделать угрозы реальностью, — предупредил и пошел к выходу, обернулся на полпути: — Сегодня вечером ко мне один граф заявится. Подбери что-нибудь подобающее для торжественного ужина, хотя нет, я сам тебе кое-что подберу. Со вкусом у тебя и вправду беда — лишний раз заходить сюда не хочется! — не удержался я.

— Я сама могу выбрать себе наряд! — возмутилась супруга. Надо же, ее права ущемляют. То ли еще будет!

«Она у меня по стойке „смирно“ будет ходить!» — думал я тогда, еще не зная, как ошибался.

— Нет.

— Значит, я никуда не пойду. — Еще и руки на груди сложила. Только надутых губ обиженной девочки не хватает. Я едва не фыркнул от этой картины.

— Как знаешь! Можешь не идти. На этом прощаюсь — дела! — Я открыл дверь. На пальцах жены образовался огонек. Похоже, кто-то пребывал в большей степени злости, чем хотел показать. Чудно!

— Будет хорошо, если ты случайно сожжешь все это, или это сделаю я. — Кивнул в сторону шкафа. Мне определенно нравилось злить жену и смотреть за ее слабыми попытками меня одурачить.

— Только через мой труп! — предупредила она, едва не рыча от злости, а огонек на пальцах начал расти.

— Могу исполнить последнее желание, — улыбнулся ей.

— Ляжешь в гроб вместе со мной? — мрачно уточнила Элли, но ход ее мыслей мне определенно понравился.

— Дорогая, у тебя все мысли к постели сводятся! Лягу, но не в гроб. — Моя улыбка стала обольстительной, а девушка залилась краской.

— Извращенец! — фыркнула супруга, запустив в меня фаерболом. Ей еще тренироваться и тренироваться. Рассмеявшись, прикрыл дверь и пошел разбираться с делами.

Спровадить советника удалось только через час, да и то после обещания просмотреть все бумаги завтра еще раз.

«Конечно, завтра!» — заверил я его. Обязательно! Тем более что завтра я собирался проведать мятежный округ. Но пусть поищет! Нет, если бы это было серьезным делом, я бы читал, но Андреас, как всегда, перегибал палку в своей скрупулезности.

Не забыл я и про Элли. Приказал экономке выбрать и купить закрытое черное платье до пола и отнести жене. Если хочет присутствовать на ужине, пусть надевает, а если это не соответствует ее тонкому вкусу, то может не идти. Хуже от этого никому не будет.

Едва на империю опустились сумерки, прибыл граф. Выслушав его идеи по поводу улучшения жизни граждан, я предложил переместиться в обеденный зал, чтобы отужинать.

— Ваше темнейшее величество, ходят слухи, что вы женились? — спросил граф Закертон, когда в сопровождении слуг и его сына мы шли в столовую.

— Да, есть такое, — нехотя согласился с ним.

— Она к нам присоединится? — спросил младший граф.

— Нет, она уже отужинала и плохо себя чувствует, — ответил я, сев за стол.

— Передавайте наши искренние пожелания скорейшего выздоровления, — учтиво сказал граф, запихивая за обе щеки свежеиспеченного гуся с гарниром.

— Не нужно передавать, мне уже лучше, — послышалось сбоку, и я едва не подавился вином, глоток которого только что сделал. Растешь, девочка! Ну ничего, наказание будет не менее сладким, чем твой внешний вид.

ГЛАВА 8

Элли


— А что здесь произошло? — Не успел уйти Алекс, как в комнате появился Кузьма. Ну подумаешь, почти догоревший стул у стены. — Тебе холодно было? — Кот опасливо осмотрел комнату, но больше не шипел. Похоже, он хорошо снял стресс, раз даже шел с трудом.

— Нет, это я в Алекса целилась, — отмахнулась я и опустилась в кресло. Если так дальше пойдет, от моей разноцветной мебели одни щепки останутся. Ну уж нет, такой радости я Александру не доставлю.

— Любопытно, — кот принялся карабкаться по покрывалу, но постоянно соскальзывал, — но глупо. А если бы попала?

— Если бы попала, то это был бы величайший день в моей жизни. — Я подсадила Кузю под толстый зад, устав наблюдать за его неудачными попытками вскарабкаться. — Ты же знаешь, что с меткостью у меня проблемы!

— Да уж, ты, наверное, в корову с пяти метров не попадешь, — хихикнул кот, облизывая лапку.

— Если на месте коровы будут Сара или Арисена, то легко!

— Ого, ты уже их в один ряд поставила? — Разговор с котом позволил расслабиться и ненадолго забыть всю бурю эмоций (в основном негативных), вызванных Александром. — Давай рассказывай, что я пропустил. — Кузя улегся поудобнее, а я кратко передала наш с Алексом разговор и реакцию последнего на ремонт.

— Нет, я понимаю, Темный Властелин и все такое, — меня вновь одолели злость и раздражение, — но зачем вести себя так, будто он последний сноб? Я же не виновата, что родилась не в королевской семье и что стала его женой. Кто дал ему право унижать меня?!

— Эль, но он же король, — в голосе кота были слышны нотки сочувствия. — Да еще Темный Властелин. Ты слышала, что о нем говорят? Безжалостен, жесток и принципиален. Ты хочешь, чтобы он был белым и пушистым?

— Я хочу, чтобы он со мной считался, как с человеком… — На душе стало горько и тоскливо. Вдали от родных, без единственной подруги… Мечталось получить хоть немного любви и понимания. Любви? Нет, нельзя думать о любви к человеку, которого придушить хочется. Есть в нем что-то притягивающее, но это ведь не повод вешаться ему на шею? Задвинув подобные мысли подальше, я тряхнула головой. Раздражение. Вот что я чувствовала по отношению к супругу. И нечего над этим думать!

— Тогда прекрати себя вести как обиженная девочка, — продолжил поучать меня кот и внезапно выпалил: — Я понял! Он тебе нравится! Хотя, должен признать, это странно. Лично меня этот шрам пугает! — доверительно сообщил Кузя.

— Шрам? — Я не сразу поняла, о чем он говорит. Небольшая полоска темнее кожи, пересекающая скулу. Вот только я о нем и думать забывала, едва видела хитрый прищур серых глаз и ленивую кривую усмешку. Элли, держись, это ничего не значит! Он меня унизил. Унизил, а такое прощать нельзя.

— Кузь, давай закроем тему, — попросила я, предотвратив самокопание. — И так настроение ни к черту. Давай не будем его еще больше портить. — Кот согласился. На том и порешили.

Ближайшие два часа Кузя лакомился пирожными со сметанным кремом, развлекая меня рассказами о своих любовных похождениях. Не думаю, что история про то, как он сражался против шести собак, правдива, но я была благодарна рыжику за то, что не позволял мне скучать.

Нашу идиллию нарушила служанка. Женщина лет пятидесяти с легкой проседью в темных волосах. От одного ее подтянутого вида, гордо расправленных плеч и высоко поднятой головы хотелось самой встать по стойке «смирно». Может, ей спицу пришлось проглотить, чтобы иметь такую осанку?

Постучав, она быстро вошла в комнату с вешалкой в руках и серым чехлом на ней. Сюрприз?

— Его величество просили передать вам это платье, — сухо изрекла женщина, склонив голову в поклоне, — и сказать, что ужин состоится в семь. Вы должны будете на нем либо присутствовать в этом платье, либо не приходить совсем.

— Это все? — так же сухо поинтересовалась я, подражая бесстрастной интонации служанки.

— Да. — Передав мне платье, женщина поклонилась и вышла.

— А она, часом, не родственница Генеральши? — за спиной послышался шокированный голос Кузи.

— Мне тоже так показалось, — задумчиво изрекла я, рассматривая чехол с платьем. — Надеюсь, что только показалось. Что ж, любопытно, что его мрачное величество выбрало для нас. — Звук молнии рассек тишину комнаты.

На вешалке висело черное платье, практически бесформенное, больше напоминающее балахон. Длинные широкие рукава с манжетами, воротник-стойка из плотного кружева — главная фишка платья, придающая ему хоть как-то праздничный вид.

Абсолютно в стиле Алекса, но даже монашки одеваются более откровенно! Смахивало на то, что супруг специально подобрал это.Ведь ультиматум был таков: либо в этом, либо не приходить! Сейчас! Вот только мордочку тебе вареньем намажу вокруг рта и сразу же исполню желание господина!

— Ты нарвался, дорогой супруг, — на моем лице расползлась предвкушающая улыбка.

— Эль, твоей улыбке убийца позавидует, — поежился кот.

— Ты даже не представляешь, насколько ты прав.

Времени оставалось не так много, поэтому я решительно распахнула дверцы шкафа. Спустя полчаса мой энтузиазм поубавился.

— Кузь, ну что мне надеееть! — ныла я, перерывая содержимое шкафа. Горничная как раз закончила развешивать мои вещи. Все же в женитьбе есть свои плюсы — никогда не любила развешивать вещи, а тут вместо тебя все делают слуги. Так и привыкнуть недолго! — Может, это? — приложила к себе вешалку с синим платьем, которое прикупила в прошлом году. — Нет, мрачновато. — Платье полетело в сторону кровати. Там, к слову, уже собралась большая куча тряпья. Никогда не думала, что у меня столько шмоток!

— А чем тебя платье, которое принесла служанка, не устраивает? Алекс же велел в нем приходить или не приходить вовсе. — Куча зашевелилась, и из-под нее показалась наглая рыжая морда кота обыкновенного. На его голове красовалась моя маленькая шляпка с вуалью на обруче изумрудного цвета. О том, что шляпка Кузе идет, я решила умолчать. А то так и последнего союзника можно лишиться…

— Вот именно что велел, — недовольно протянула в ответ. — Я могла бы облачиться в это уродство во избежание скандала…

— Вот и избеги, — предложил кот.

— Но не буду. Я ему не служанка, чтобы подчиняться. Муж и жена должны быть равны.

— Хорошо хоть ты его мужем своим признала, — проворчал Кузя. — Так и до перемирия недалеко! — Похоже, пушистик всерьез решил нас помирить.

— Зри в корень, — гордо изрекла я, продолжая копаться в шкафу. — Дальше нейтралитета у нас с этим высокомерным кретином, — «Красивым и холодным кретином», — добавила я мысленно, — дело не зайдет. Так что к тебе вопрос как к эксперту. Какое? — Я приложила к себе два платья. Одно — малиновое безобразие, презентованное мне мачехой на день рождения, другое — красное, облегающее, с глубоким декольте, которое я приобрела на первую стипендию, но облачиться в которое мне все время не хватало смелости.

— А почему это я эксперт в области платьев? — нахмурился кот. Меня всегда поражала его способность хмуриться и смеяться подобно человеку, немного сощурив глаза.

— А потому, что ты единственный мужчина в этой комнате. Так как? Какое бы тебя платье больше взбесило, будь ты Темным Властелином? — пришлось попеременно приложить каждое из двух платьев к себе.

— Ну, первое какое-то дурацкое и в принципе может разозлить твоего мужа, но оно банально, а второе слишком откровенное. — По интонации было понятно, что ни один из вариантов его не впечатлил.

— И что ты предлагаешь? — У меня опустились руки.

— Ничего. Мелко ты зришь. Розовое — это как-то банально, красное как-то слишком вызывающе смотрится. Не то это все. Давай отталкиваться от того, что имеем. Делегация официальная — это раз. Платье, именуемое «черная мрачная простыня с оборкой», — это два. Значит, вызывающее отпадает. Это должно быть что-то простое и красивое, но без вульгарности, — рассуждал кот. — Если он предлагал тебе черное, значит, ты должна надеть что-то яркое. Как луч света во тьме.

— Луч света, говоришь… — протянула я. — Кузь, на какое преступление ты меня толкаешь, — хихикнула я, извлекая из шкафа платье. Нет, не так — Платье. С большой буквы. Осторожно, слово величайшее сокровище, я извлекла его из шкафа, развернув тонкую ткань чехла.

Я хранила это платье как память о матери, но настало его время. Белоснежное, с глубоким вырезом лодочкой, открывающее ключицы и плечи. Длинные рукава из полупрозрачного летящего материала. Из такого же белоснежного материала, но более плотного, соткано и все платье. Завышенная талия идеально подчеркивает грудь, ткань спокойными волнами спадает вниз до пола. Лиф платья драпирован ручной вышивкой и жемчугом.

Это свадебный наряд матери, который она завещала мне. Я всегда возила его с собой как память о ней, ведь все остальное уничтожила мачеха, когда вышла за отца. А тот потакал новой жене, не считая вещи фетишем. В детстве я мечтала, что надену платье на свою свадьбу, но не срослось. А раз не срослось, то почему бы не надеть его сегодня? На второй день после свадьбы?

Приложив к себе платье, я любовалась своим отражением в зеркале. Воображение нарисовало рядом Алекса. Свет и тьма. Я не сомневалась, что мужчина для ужина выберет черный наряд. Похоже, у него пунктик по поводу белых вещей. А я в этом платье выгляжу совсем как святая невинность. Интересно, какой эффект я произведу… Или на этот раз он тоже не позволит насладиться триумфом? Вот чурбан бесчувственный!

До ужина оставался всего час, когда я начала сборы. Надела платье и золотистые босоножки на высоком каблуке. Волосы с помощью служанки завила в крупные локоны, а на голову надела небольшой обруч из жемчужин, тоже мамин.

— Святая невинность, если бы не дьявольский огонь в глазах. — Кузя до этого молча наблюдал за моими сборами.

— Главное, чтобы Алекс этого огня не заметил! Пожелай мне удачи! — Я сделала реверанс.

— Вернись живой. — Кот устроился на подушке. — И прихвати мне чего-то вкусного! — донеслось до моих ушей, когда я закрывала за собой дверь комнаты.

— Обжора, — пробормотала, двинувшись на первый этаж. Там, по рассказам Кузи, должна была быть столовая.

Остановившись у двери, прислушалась.

— Она уже отужинала и плохо себя чувствует. — В тишине замка голос Алекса звучал властно и громко. Нездоровится? Это тебе сейчас поплохеет! Один из гостей как раз просил передать мне пожелания выздоровления, когда я взялась за ручку двери.

— Не нужно передавать, мне уже лучше, — распахнула дверь и оказалась возле длинного стола. — Добрый вечер, господа! — медленно прошла, уселась на пустой стул по правую руку от Алекса.

Надо заметить, супруг был одет полностью в своем стиле: черная атласная рубашка идеально подчеркивала широкие плечи и мужественную шею. Штаны, насколько мне было видно из-за стола, тоже черные. Красив и холоден, как всегда. Только губы немного больше обычного сжаты. Сердитесь, батенька! Мне едва удалось сдержать победную улыбку. Надо держать образ. Я невинный ангел, я невинный ангел!

Подарив супругу милую улыбку, я отвела взгляд и начала рассматривать присутствующих. По левую руку от Алекса сидели двое мужчин, скорее всего, отец и сын. Оба симпатичные, с овальными лицами, прямыми носами и одинаковыми зелеными глазами. Отцу, мужчине лет сорока с короткой бородкой и небольшой лысиной, шел его темно-серый костюм из дорогой ткани с золотыми пуговицами. Сын тоже был облачен в мрачный костюм цвета осеннего неба.

Похоже, это негласное правило одеваться мрачно распространяется не только на обитателей замка, но и на всех жителей империи. Что же, значит, я попала в точку своим белоснежным одеянием.

— Простите мое опоздание, — пролепетала, заметив из-под опущенных ресниц, как Алекс скрипнул зубами. Даже гости сжались, физически ощутив напряжение хозяина замка. — А где мои приборы? Несите! — приказала скучающему официанту. Тот дождался кивка Алекса и побежал исполнять. В замке что, и дышать без его разрешения нельзя?!

— Дорогой, — у меня едва зубы не свело от улыбки, — ты меня не представишь?

— Господа граф Закертон с сыном Антонио, познакомьтесь с моей супругой Эллинор Марией де Агейрос.

Мужчины приветливо улыбнулись, быстро поднялись и поклонились.

— Приятного аппетита. — Голос Александра прервал церемонию знакомства, заставив всех замолчать. Гости притихли и опасливо покосились на моего супруга и на полставки Темного Властелина. Хотя с такими темпами на четверть ставки придется переходить. Алекс даже вопрос о каких-то землях пропустил, с силой сжав вилку. Хм, перестаралась? На его фоне я выглядела невинной овечкой. Тут все верно, но эффект не тот, гости даже смотреть на меня боялись.

Совесть подсказывала, что в вызывающем красном платье я бы не осталась незаметной, но мозг дал подзатыльник совести, сообщив, что мы, Эллинор, порядочная девушка, и это не наши методы.

— Кушайте баранину, — тишину нарушил Антонио, тепло мне улыбнувшись.

— Спасибо, сэр, — смущенно улыбнулась в ответ, — но я не ем мяса. Убивать животных ужасно, не правда ли? — Под моим невинным взглядом мужчины, не сговариваясь, отодвинули тарелки с пресловутой бараниной, а Алекс безмятежно съел следующий кусочек. Завидую ему! Я бы тоже не отказалась от сочной отбивной, но от образа отходить не стоит. — Люди, право говорю, ужасны. Как они могут убивать ни в чем не повинных животных? — еще бы слезу для убедительности пустила, но гости и так были в изумлении. Главное, не переиграть. Алекс грозно сверлил меня взглядом, но своего недовольства больше никак не проявлял. Он настолько увлекся какими-то своими мыслями, что пропустил вопрос графа.

— Ваше величество, — осторожно обратился граф.

— Что? — оторвал муж свой грозный взгляд от меня. Мужик с бородкой замер, боясь вымолвить слово. Мы не трусливые, можем и повторить, корона с головы не упадет. Кстати, про корону. Где мой экземплярчик? Хотя и у Алекса на голове лаврового венка не хватало…

«И рогов тоже!» — хихикнуло мое альтер эго. Скоро со стенами буду разговаривать, раз больше не с кем.

— Ваш гость, дорогойсупруг. — На слове дорогойАлекс закашлялся. — Что же ты так неаккуратно! — Под ошалелым взглядом мужа я промокнула белой салфеткой его рот, едва успев отнять руку. Тшш, она мне еще нужна, а то откусишь и не заметишь. — Так вот, он интересовался, кому достанутся земли маркиза Лабутье. — Я с напускным интересом рассматривала листья салата, наколов их на вилку.

— Никому, — «отмер» Алекс и принялся за еду. Тишина, нарушаемая только звоном столовых приборов о фарфоровые тарелки, давила.

— А что там за земли? — невинно поинтересовалась, когда тишина стала невыносимой.

— Небольшие земли в центре империи, что всегда принадлежали моей семье, — охотно пояснил граф, — но путем обмана и подкупа их заполучил маркиз Лабутье. Мы пытались вернуть имения себе, но он не шел на контакт. Вражда длилась двести лет, пока полгода назад Лабутье не решил затеять переворот. Милостивый его величество Александр, — мужчина еще больше сжался, словно ожидал смерти после подобной фразы, — вовремя среагировал, наказав неверных. Всех участников сговора казнили, а детей отправили на воспитание дальним родственникам.

— Это же жестоко!

— Нет, его величество — самый добрый и честолюбивый человек. Он даровал жизнь невиновным и публично казнил причастных, чтобы другим неповадно было. Сейчас же земли пустуют. Очень жаль, столько земли…

Какие, к черту, земли, если он детей сиротами оставил? А что, если их подставили, да вот этот самый графчик и подставил? Мнение об этих двух резко изменилось.

— Казнили? А суд? Доказательства? — не могла успокоиться я.

— Их вина была неоспорима, — тихо сказал Александр, вмешавшись в наш разговор. Он был зол, а напряжение, возникшее между нами, стало настолько сильным, что ощущалось физически.

— Неоспорима? И за что их казнили? За какой сговор? И почему сразу казнить? Тюрьмы переполнены? — Я не могла сдержать злости. В голове не укладывалось, что вот так просто людей лишили жизни, а их детей оставили без родителей.

— Это не то, чем должна интересоваться твоя прелестная головка, дорогая! — все так же тихо, но с предупреждающими рычащими нотками в голосе сказал супруг, с силой сжав вилку.

— А чем еще?! — не сдержалась я, отбросив прибор. Это бесчеловечно!

— Молчать. Или я заставлю. — Холодный бесстрастный голос, от которого застыла кровь. Говорить расхотелось, а все силы ушли на то, чтобы сдержать предательские слезы. — Ужин закончен, господа. Дворецкий вас проводит. Вам лучше забыть все, что вы видели и слышали, если, конечно, не хотите последствий. — Голос супруга звучал глухо, но никто не посмел ослушаться. Меня знобило от отвращения и бессильной злости. Для него человеческая жизнь вообще ничего не значит?!

ГЛАВА 9

Элли


Едва за гостями закрылись двери, гнетущую тишину нарушил тихий голос Алекса. Сейчас я могла сравнить его полушепот с рычанием зверя и в полной мере осознать, кто сидит по левую руку от меня.

— Послушай, девочка, не говори о том, чего не понимаешь, — говорил он, не поднимая на меня глаз, словно я была недостойна взгляда, а руки с силой сжимали мраморную столешницу, грозя надломить ее. — Ты можешь хоть триста раз пытаться сделать что-то мне назло, можешь надевать беленькие платья, весь замок перекрасить в розовый цвет, но тебе не изменить одного. Меня. Я. Всегда. Поступаю. Так. Как. Мне. Нужно. А ты здесь никто.

— Так зачем ты меня сюда привез? — На глазах блестели слезы. — К чему нужен был весь фарс с балом?

— Я тебе уже говорил. — Александр поднял на меня взгляд, и на секунду показалось, что в нем вселенская скорбь уставшего от жизни человека. Нет, показалось. Злые и колкие глаза цвета морской бури.

— Я помню, — в голове всплыл наш недавний разговор в кабинете, — про наследника. Так, может, сделаешь ребенка и сошлешь меня подальше? — Смех вперемешку со слезами распирал меня изнутри, щекотал ребра, грозя превратиться в истерику прямо сейчас.

— Может, так и сделаю!

— Отлично! — Мое лицо исказила гримаса-улыбка. — Вся в вашем распоряжении, сир! На этом спешу откланяться! Ешьте — не подавитесь! — Громко отодвинув стул (несчастный предмет интерьера жалобно скрипнул), я выбежала из столовой и быстро поднялась по лестнице. Почему-то до последнего боялась, что Алекс побежит следом, но он этого не сделал. Но что это было? Спокойствие или разочарование? Едва дверь моей комнаты захлопнулась, я разрыдалась, упав на кровать поверх атласного покрывала, холодившего разгоряченную кожу. Кот где-то пропадал, но я была рада — желала, чтобы моих слабости и слез никто не видел.

Обида из-за несправедливых слов, жалость к себе из-за того, что до последнего верила в то, что Алекс может быть хорошим, печальпо родному дому и не очень уютным стенам академии, которые по сравнению с этим местом были просто раем, и боль.Боль одиночества, ведь моя судьба предрешена. Выхода нет, остается только смириться с положением и принять испытания с честью. Он — жесткий, сильный… и я — бледная тень, не имеющая своего собственного мнения.

Кровать прогнулась под чьим-то весом, а на мою голову опустилась рука и стала перебирать локоны. От неожиданности я дернулась, приподняла голову от подушки.

— Что вы?.. — рядом сидела горничная. Та самая, что принесла мне платье. Полумрак, который царил в комнате вместе с лунным светом, смягчил черты ее лица, сделав их добрее и умиротвореннее.

— Не плачь, деточка, все пройдет, — мягко сказала женщина.

— Вы не понимаете, — всхлипнула я, утирая слезы. — Я здесь совсем одна, если не считать Кузи. Ни друзей, ни родных. Он ведь даже к отцу меня не отпустит!

— Элли, деточка, не плачь. Он не такой, каким хочет казаться. Просто он всегда должен был делать выбор. От этого выбора зачастую зависели жизни его родных и близких.

— Расскажи мне, — попросила, устроившись поудобнее.

— Давай мы тебя переоденем, я заплету тебе волосы и расскажу, — тепло улыбнулась женщина. — Вот, выпей. — В ее руке оказался стакан с водой.

Спустя полчаса, когда я приняла душ и переоделась в ночную рубашку, Аделаида расчесывала мои волосы, а я сидела на стуле, внимательно слушая рассказ.

— Ты знаешь, как умерли его родители?

— Нет. Не встречала нигде ничего об этом, — вопрос был столь неожиданным, что мне понадобилось время, чтобы что-то вспомнить. А ведь действительно про них ничего не сообщалось!

— Синьора и синьор прожили короткую жизнь, а Александру пришлось возглавить империю очень рано. Ему тогда едва исполнилось шестнадцать. Да и империей это место тяжело было назвать. Небольшая страна размером с два графства, раздираемых междоусобной войной. Мать его, леди Мариам, умерла во время родов, и отец винил сына в смерти жены. Он был добрым человеком, но из-за смерти супруги страдал и часто пил, забывая обо всем, поэтому Александру пришлось самому заботиться о себе. Стараниями его отца из небольшой, но крепкой страны будущая Темная империя, а тогда царство под названием Анисия, превратилась в бедные земли, разоренные из-за высоких налогов и отсутствия сильной руки.

Неизвестно, что могло бы случиться, если бы Алекс, который тогда учился в академии, не вернулся домой на каникулы. Он застал отца и всех слуг мертвыми. Боюсь даже представить, что сын чувствовал в этот момент. Найти труп собственного отца и пепелище вместо замка… Он поклялся отомстить и сделал это. Учеба была заброшена, а дар парень совершенствовал самостоятельно, в свободное время, положив все силы на то, чтобы вернуть землям предков былую мощь.

Через сотню лет благодаря силе, отваге и твердому духу он вернул стране мощь времен его прадеда. Александра боялись, но уважали.

— Ладно, я поняла, как нелегко ему пришлось. — В голове не укладывалось, что Алекс так рано лишился любви и заботы. — Но он не имел права вести себя так со мной.

— А как ему вести себя с тобой? — устало покачала головой женщина. — Ты же сама его злишь.

— Я не… — попыталась возразить автоматически, но поняла, что сказать мне нечего. Ведь действительно сама провоцировала его.

— Я же вижу. Вы как два ежика — и подойти хочется, и иголки колючие. Поверь, деточка, я многое повидала на своем пути. Почему он так с тобой? А он не умеет по-другому. Александр привык, что девушки к нему в постель прыгают сами. Не все, конечно. Некоторые кокетничают, но только для вида. Но о тех и других он наутро забывает. — От этих слов на душе стало тоскливо, словно я была на месте этих девушек. Ну уж нет! Ни за что не стану одной из них! — Еще есть такие, что вздохнуть боятся в его присутствии, сжимаются, словно он ударит их. А ты только споришь и колючки выпускаешь. Это для него ново. Сейчас, когда мальчик больше не играет в войну, ему скучно, а ты как глоток свежего воздуха.

— Вы его так хорошо знаете!

— Я уже сорок пять лет здесь работаю. Его величество взяли меня из мятежной деревни, когда почти никого не осталось в живых. — На лице женщины появилась скорбь.

— И вы на него не злитесь? Не ненавидите? — Мое удивление не знало предела.

— Нет. Иногда правителю нужны жесткость или даже жестокость, и ты как жена должна его поддерживать и не сомневаться в нем. Тем более публично. — Большего женщина сказать не захотела, и я не стала расспрашивать, увидев, что рана еще свежа и велика.

— Спасибо вам, — поблагодарила, поднявшись. Разговор с Аделаидой не принес облегчения. Одиночество и обида жгли, но все же она подарила спокойствие и умиротворение. Это обстоятельства сделали Алекса таким. То, что война отняла у него юность, ужасно, но именно это научило его жестокости, заставив пройти школу жизни в молодом возрасте. Стоп? Я его уже жалею?

Ида, пожелав мне спокойной ночи, вышла. Только жалости не хватало. Он злой, жестокий, он меня унизил и обидел. В голове всплыл образ мужчины. А еще у него красивые серые глаза и ямочки на щеках. Жаль только, что смеется он нечасто. От смятения чувств я не знала, куда себя деть.

— Кузь, ну где ты лазишь?! — воскликнула, едва кот протиснулся в комнату через приоткрытую дверь.

— Гулял. — Кот замер, так и не поставив левую лапку на пол — ожидал моих обвинений.

— Поздно уже, а ты гуляешь, — продолжала ворчать, поправляя складки на одеяле.

— Если у тебя плохое настроение, — к коту вернулась его флегматичность, и он, медленно прошествовав по комнате, с разбега запрыгнул на кровать, — то не нужно срывать его на мне.

— Я не срываю, — проворчала, отобрав маленькую подушку, на которую уже собирался умоститься кот.

— Отсутствие личной жизни у тебя не означает, что и у меня ее нет.

— Ты какую-то кошечку нашел?

— Скорее кошечек, — хихикнул Кузя, а выражение мордочки стало мечтательным. — Так, присмотрелся, произвел фурор, прощупал почву.

— А пока прощупывал, умыкнул пару сосисок? — развеселилась я, представив напыщенного кота среди хвостатых барышень в ближайшем к замку городишке.

— Вот за что тебя люблю, так это за проницательность. А как твои успехи?

— Нормально, — буркнула я, а радость поубавилась.

— Уууу, как все запущено, — нахмурился кот. — А что на завтра придумала? Как будем досаждать твоему муженьку?

— Никак.

— Запал закончился? — удивился Кузя.

— Фантазия, — парировала я, не желая вдаваться в подробности.

— Не верю. В жизни не поверю, что у тебя идеи иссякли. Давай, — подбодрил меня пушистик, — придумаешь — я тебе памятник поставлю.

— Гранитный?

— Шоколадный. И красиво, и в моменты депрессии погрызть можно. Ладно, давай уже спать, а то кухарка утром обещала мне сливок свежих отлить, а такое я пропустить не могу!

— Обжора, — улыбнулась, чувствуя, как пушистая тушка прижалась к правому боку.

— И этим горжусь. Хорошего тела должно быть много, — парировал Кузя и засопел, а я еще долго не могла сомкнуть глаз, вспоминая события прошедшего дня, прокручивая в памяти слова Алекса и Аделаиды, пока под утро меня не сморил сон.

Вполне естественным было то, что проснулась я разбитой и уставшей, голова болела.

— Ваше величество, вы спуститесь на обед? — после звонка колокольчика на пороге возникла служанка. Новая. Они по дням меняются?

— Обед? Сколько сейчас?

— Без четверти двенадцать.

— А где мой муж? — опасливо поинтересовалась я. Не хотелось его видеть, пока мои растрепанные чувства не были в норме.

— Он отбыл по делам государственной важности.

— Ладно, накрой через полчаса. — Я опустила ноги с кровати, потянулась. — Еще хотела спросить. А где здесь библиотека?

— От вашей комнаты по коридору направо. Третья дверь по левую сторону. — Девушка поклонилась и вышла.

— Отлично. — День хотелось провести без выдумок, просто почитать что-то, запивая горечь обиды сладким чаем. Надевать что-либо изысканное тоже не хотелось — на улице даже солнышко спряталось, моросил дождь, поэтому я нацепила мягкие серые штаны и длинный красный жилет крупной вязки поверх тонкой серой водолазки.

Обедать пришлось одной — даже Кузя куда-то запропастился. Закончив, поднялась в библиотеку.

Большая комната с тремя огромными арочными окнами почти он пола до потолка, защищенными тонкими решетками. Справа небольшой кожаный диван и лампа на длинной ножке, у окна стол с креслом, много полок до самого потолка, заставленных книгами. Стены светло-бежевые, а полки, диван и все остальное — шоколадное с золотыми элементами.

На столе две раскрытые толстые книги, которым уже явно не одно столетие, листы желтые от времени, а сам текст рукописный. Какой-то странный язык, прочитать ничего невозможно. Даже картинок нет, только какие-то знаки и символы. Кое-где в книжках закладки. Похоже, Алекс часто здесь бывает. Почему-то в голове всплыл образ мужчины, но не мрачного, каким его знала, а задумчивого и серьезного. Вот он сидит, перебирая страницы, что-то помечая. Я провела пальцами по корешкам книг, думая, что выбрать. История, магия, этикет. Что почитать?

На дальнем стеллаже обнаружились мифы и легенды. А что, отличная замена любовным романам. Почему-то не верилось, что подобное женское чтиво может быть в мужской библиотеке. Только не достать мне книгу — слишком высоко! Прочитав заклинание, поманила том пальцем, ожидая, что тот спикирует мне на ладони, но вместо этого с десяток фолиантов свалилось на пол, я едва успела отскочить назад. Черт! Не было проблем, так из-за этого свадебного слияния еще и магия стала шалить. Звать кого-то и показывать свою беспомощность не хотелось, поэтому я, подставив стул, быстро водрузила все на место. Надеюсь, по алфавиту здесь их никто не расставляет.

Взяла оставленную книгу в синей обложке, благо она оказалась среди упавших, и задумалась. А что, если Алекс вернется и захочет почитать? Я еще не готова встречаться с ним. Мои ноги сами понесли меня на выход, хотелось почитать у себя в комнате, заперев ее на ключ, в то время как взгляд зацепился за небольшую софу с высокой спинкой. Она была спрятана за островком книжных полок, скрыта от посторонних взглядов и развернута передом к окну, за которым виднелись сине-зеленые верхушки леса и салатовые неровные поля. Рядом с софой расположились небольшой витой столик с золотыми ножками и уютный камин. Они так и манили остаться и провести здесь какое-то время. Что я, прятаться буду, в самом-то деле?

Приказав служанке сделать мне чай, я осторожно сосредоточилась и пустила небольшой сгусток огня в камин, прислушавшись к потрескиванию дров. Сразу стало тепло, я поспешила снять свитер, использовав его вместо одеяла и прикрыв ноги, которые разместила на софе, подставила спину теплу и открыла книгу.

Настроение повысилось, когда я читала о том, как какой-то кот спас город, и, судя по характеру и обжорливости пушистика, Кузя был его прямым наследником. Я смеялась в голос, когда услышала, как дверь стукнула о косяк. Меня обдало холодным сквозняком. Напряжение возникло вновь и давило на меня, заставляя чувствовать себя маленькой и ничтожной. Никто не решался заговорить первым.

— Я должен извиниться. — Сначала показалось, что эта фраза мне пригрезилась. Так часто я ее слышала в своих мечтах, но не думала, что этот мужчина сможет признать свою неправоту. Даже книга выпала из рук, столь непривычно звучало извинение в устах Алекса.

— Вы, ваше величество, — голос охрип от волнения, — действительно считаете, что есть за что? Право слово, не стоит, — нервно рассмеялась я, хотя сама вновь была готова сорваться на истерику.

— Не дерзи. Тебе не идет.

Мы помолчали. Алекс стоял у стены, опираясь на нее, но внешне расслабленная поза была лишь прикрытием. Он волновался и нервничал, как и я, и мы оба об этом знали.

— Ладно, извиняйся и уходи. У меня и правда нет настроения, — поморщилась я. Головная боль вернулась.

— Я хочу извиниться за то, что говорил с тобой немного жестче, чем то было позволено моим положением. Но ты сама виновата. Даже если ты считала меня не правым, должна была высказать это потом.

— Что-то не сильно смахивает на извинения, — фыркнула я.

— Ты права. Я хочу пояснить. Граф тот затеял мятеж и даже созвал приспешников, пообещав им, что, когда он займет мое место на престоле, обязательно даст своим помощникам места в Совете. Хорошо, что тайная служба вовремя отреагировала, поставив меня в известность. Самого графа и нескольких самых ярых его поклонников пришлось публично сжечь. — Я поморщилась от отвращения. — Но ситуация вынуждала к решительным действиям.

— А дети? Они же остались сиротами? Их мать? Земли?

— Дети живы. Я сохранил им жизнь, но земли им не верну. На месте их усадеб теперь пустыри, заросшие сорняками.

— Это бесчеловечно, — выдохнула я.

— Такова жизнь. — Алекс немного помолчал и встал, чтобы уйти.

— Мне жаль твоих родителей, — внезапно вырвалось у меня. Мужчина остановился, но спина была напряжена, мои слова его задели.

— Не нужно жалеть, ведь неизвестно, как могла повернуться жизнь, — пожал плечами Алекс с напускным безразличием, хотя было заметно, как нелегко дались ему беззаботный тон и легкая улыбка. — Еще увидимся.

Александр ушел, оставив меня в одиночестве, но тишина библиотеки, нарушаемая треском дров в камине, уже не была столь желанной и нужной. Внезапно стало неуютно и холодно, поэтому я поспешила к себе, стараясь выкинуть разговор из головы.

ГЛАВА 10

Элли


Прогулка по замку не принесла облегчения. От откровенной скуки я бродила без цели, изредка встречая слуг, шарахающихся от меня, как от привидения. Замок был старым. Не старше академии, но все же не одну сотню лет простоял. А вдруг действительно тут привидения водятся? Когда в темном углу коридора мне начал чудиться какой-то монстр с желтыми глазами, я решила:

— Нет, это никуда не годится. Я так скоро поседею!

Спустилась на первый этаж, прогулявшись по мрачным комнатам, сунула свой нос на кухню, где вовсю кипела работа. С трудом преодолела желание подсыпать в кастрюлю с каким-то супом слабительное, чтобы некоторые мрачные личности не только на меня не кричали, а чихнуть боялись лишний раз. Это же надо было до такого состояния довести замок, чтобы мне в темных углах привидения мерещились! Злость на супруга вернулась.

Знаете, как лучше всего собирать информацию?

— Кузя-я-я. — Под возмущенное пыхтение я забрала кота с кухни. — Расскажи мне, что тут да как?

— А что именно?

— Ну, ты же самый умный, самый проницательный. Наверное, все знаешь, что тут да как? — Лесть — наш верный помощник! Кот задрал нос кверху, самодовольно пригладил шерстку на грудке лапой.

— Ты обратилась по адресу. Сразу бы так, а то с ремонта начала. Но наконец-то мозги включила, — ворчливо заметил кот, но, после того как я почесала его за ушком, сменил гнев на милость. И вправду, чего это я? Боевые действия развернула, а почву не прощупала. — Ну, смотри, Алекс опять куда-то умотал. Я сам видел, как он отдавал указания какому-то мужику. Мужик здесь что-то вроде управляющего. Ой, забыл про главное. Охраны тут немного. Я так понимаю, его темнейшее величество всех распугал, даже сунуться боятся. Только небольшой отряд.

— А остальные где? — Про Темную армию ходили легенды, а тут небольшой отряд.

— Отряд на пару сотен человек расположен на той стороне леса. Не пытайся рассмотреть — не увидишь. Там они тренируются. А остальные еще где-то, но эту военную тайну мне разболтать не успели, — вздохнул рыжий разведчик.

— Ладно, а слуги? Они и от тебя шарахаются?

— Нет, меня они не боятся, а вот мужа твоего… Представляешь, они даже живут в отдельном домике. Если выйти на задний двор, увидишь небольшой двухэтажный серый домик справа, там они и живут. Так что ночью в самом замке, кроме меня, вас с Александром и еще пары служанок, никого нет. Они даже смены затеяли, так боятся спать в замке.

— Делааа, — протянула я, когда кот закончил рассказ. Запугал он всех тут. А и ночью теперь страшнее будет, ведь знаю, что мы с ним почти одни в целом замке. — Ладно, пойду прогуляюсь.

— Ага, погуляй, только недолго, а то ужин пропустишь. — Кот спрыгнул с кресла и побрел куда-то.

На улице было относительно тепло, но холодный ветер пронизывал, забираясь под одежду, поэтому я запахнула свитер, перевязав пояском. Солнце выглянуло из-за туч, и на душе стало не так тоскливо. Широкая дорога из небольших булыжников вела от ворот до входа в замок, заворачивая кругом.

И никакой растительности. Ни тебе цветочка, ни дерева. Только негустая трава. Словно и она боялась расти на территории замка. Бред. Как это он еще траву в серый не перекрасил?

Воображение нарисовало картину: Алекс, окутанный каким-то мрачным туманом, колдует над травой с громогласным: «Расти серой или не расти совсем!»

Хихикнув себе под нос, я решила посмотреть, что находится с другой стороны замка. Прогулялась, выяснила, где мои окна. Обидно, что ярких штор не видно, их скрывала иллюзия Алекса.

«Значит, зацепила-таки тебя!» — не смогла сдержать победной улыбки.

С правой стороны замка имелась большая дверь со стеклянным витражом, забитая досками. Ступени с небольшого балкона вели в бывший сад, но на его месте сейчас зияла пустота. Даже травы не росло. А интересно балкон расположен. Со стороны главного входа и не видно — он скрывается за углом замка и еще надежно прикрывается небольшой башенкой.

Осторожно поднялась по мраморным ступеням и заглянула внутрь. В темноте невозможно было ничего различить, но почему-то мне показалось, что это бальная зала. А как было бы чудесно после приема с танцами спуститься на балкон или выйти в сад, чтобы насладиться прохладой, прогулявшись по аллейкам.

На заднем дворе оказалось не менее мрачно. Черный железный забор охватывал огромную территорию, но она пустовала. Только конюшня с лошадьми, небольшой навес, где стояли кареты, и дом прислуги. Не менее серый, чем замок. И пустота. Здесь не хватало тропинок, деревьев и уютной беседки. Чтобы можно было гулять, взявшись за руки, и чтобы обязательно цвели яблони. Чтобы подул легкий ветерок, окутывая меня белыми пахучими лепестками, как белым снегом. Открыв глаза, я вновь оказалась в серой реальности. Ну, ничего. Сад пока оставим в мечтах, а вот цветы…

Одной мне не осилить озеленение территории. Задумчиво обошла периметр. Вот тут, но обе стороны от входа и в центре газона перед замком, будет самое то.

Вдохновение уже рисовало, как красиво здесь может быть, но здравый смысл вернул меня в реальность. Алекс придет в бешенство. Но на губах заиграла предвкушающая улыбка. Кто сказал, что из-за одной его прихоти я должна сидеть сложа руки? Осталось найти помощников…

Как жаль, что Фин уехал, он бы точно поддержал мою идею!

— Слушаю вас, ваше величество, — учтиво поклонился мужчина, именующийся управляющим, к которому меня направила служанка. Невысокий, русые волосы с легкой проседью, короткая аккуратная бородка.

— Я тут надумала посадить немного цветов у входа в замок, — изложила суть проблемы.

— Простите, ваше величество, но его величество не одобрят эту затею, — тихо, но твердо возразил мужчина. Ну вот, хоть кто-то не дрожит при моем появлении, но как не вовремя… за что боролись, то и ешьте, не жалуйтесь.

— Его величество не узнает.

— Как это не узнает, если увидит.

— Когда увидит, будет уже поздно, — улыбнулась я и невинно похлопала ресницами. — Так вы поможете? Или его величеству предстоит смотреть, как его супруга сама в земле копается?

— Нет, но… — Мужчина все еще терзался сомнениями.

— Вот и славно. Я буду готова через час. Только прикажите купить саженцы. Розы подойдут, — крикнула, быстро взбираясь по лестнице, — главное, побольше!

В комнате быстро переоделась и, достав конспект по зельеделию, побежала на кухню. Память — вещь хорошая, но не хотелось вместо удобрения сварганить что-то другое.

— Зифа, дай какую-нибудь кастрюльку ненужную и окошко распахни. — Я влетела на кухню, облаченная в темные брюки, рубашку и теплый темный жилет. Пришлось отступить об образа «белой и пушистой», чтобы не замерзнуть в процессе полевых работ.

— Что-то случилось? — опасливо протянула женщина, служащая кухаркой, но кастрюлю подала.

— А побольше нет? — поджала я губы.

— Так и эта большая. Мы в ней суп варим. Разве что только чан большой чугунный. Нужно в кладовке посмотреть, — подсказала одна из помощниц Зифы.

— Так чего ты ждешь? А вы будете мне помогать. — Я обвела взглядом четырех девушек в одинаковых черных платьях с серыми круглыми ажурными воротничками. — Всех слабонервных и впечатлительных попрошу удалиться!

Одна девушка поспешила убежать.

— Давайте мне воду сюда и ставьте на огонь, — скомандовала, когда притащили кастрюлю литров на семьдесят. Как раз хватит. — Скажите, а вам нравится эта форма? — Я еще раз обвела взглядом черные наряды кухарок.

— Форма не должна нравиться. Это наш долг носить ее, — отрапортовала молоденькая кухарка. Да девочке еще и восемнадцати нет, наверное…

— Во как вас выдрессировали, — поразилась я, помешивая зелье. Запах отвратительный. Такое унюхаешь, лишний раз зайти не захочешь, даже кот смылся. Может, такие духи заиметь? Тогда точно Алекс и на пять метров не подойдет. Хотя, нет, не стоит он таких жертв!

— Это не дрессура. Перед тем как приступить к службе, каждый учит правила поведения дома, — вздохнула Зифа.

— А можно и мне эту брошюрку просмотреть? — полюбопытствовала я, пытаясь сообразить, где достать последний ингредиент. Мышку. Никогда не думала, что этот рецепт зелья мне понадобится, но и животинку было жаль. О том, чтобы Кузя поймал мышку, не могло быть и речи. Мало того что кот ленивый, он еще и неповоротливый.

— Да, конечно. — Одна из девушек мигом принесла толстенный фолиант листов на семьсот. Вот это да! А муж у меня, оказывается, педанит. Тьфу, педант, чтоб все его костюмы в розовый окрасились!

— Спасибо, я одолжу. Скажите, а у вас мышеловки есть? — вспомнила неожиданно.

— Да, а зачем? — Девушки немного освоились и перестали вздрагивать от каждого моего вздоха.

— Принесите мне, если кого-то поймали, — приказала им и дождалась, пока принесут на подносе трупик крысы. К крысам у меня любви нет, поэтому с чистой совестью кинула ее в кастрюлю. — Только поднос потом выбросьте. Я прослежу, — строго сказала служанкам, — а теперь отойдите. — Кинула в импровизированный казан щепотку соли, что стало причиной небольшого волнения в недрах чана. Искры, летевшие из кастрюли, свидетельствовали о готовности зелья. Сбегала наверх за семенами, которые когда-то подарила мне Сара, вернувшись из дому. Подарок выкинуть рука не поднялась, но сердце вновь сжалось от воспоминаний. Как мне ее не хватало. Особенно сейчас…

Вздохнув, вышла на улицу, где пара солдат в серых шинелях с темно-зелеными вставками, четверо слуг, пять служанок и два садовника выстроились неровными рядами.

— Приступаем, — скомандовала им, и закипела работа.


Никогда не думала, что обилие слуг — это так весело! Спустя два часа они закончили посадку роз, а я воткнула семена в землю возле лестницы с балконом. Может, они прорастут?

Оставалось только полить все приготовленным зельем и подождать минут двадцать.

Разлив в лейки снадобье, мы все быстро полили и встали поодаль, ожидая результата с некими трепетом и волнением в душе. Веточки кустовых роз вздрогнули и медленно начали расти. Еще миг, и на кустах зарозовели, забелели маленькие нежные розочки. Теперь замок не выглядел столь устрашающе — розы придали ему весенней свежести и нежности.

— А что здесь происходит? — раздался сзади голос того, кого я меньше всего ожидала услышать. Слуги будто ниже стали, опустили головы, как нашкодившие дети.

— Да так, озеленением занимаемся, — безразлично бросила я, направившись к цветам, чтобы понюхать божественный аромат, наполнивший все пространство вокруг.

— Озеленением… — тихо, но внушительно так высказался Александр. — Вы все разошлись, я с вами потом разберусь. — Он обвел слуг глазами, словно запоминал каждого.

— А с тобой я поговорю позже. — Алекс направился в дом, но остановился, обернувшись, и несколько долгих секунд сверлил меня серьезным взглядом. — Тебе доставляет удовольствие шкодить?

— А тебе доставляет удовольствие этот хмурый пейзаж? — поджала я губы, демонстрируя свое отношение ко всему замку. Ответа не последовало — мужчина просто развернулся и зашел в открытую дворецким дверь.

— Конечно, зачем мне отвечать. Кто я тут? — проворчала, поманив за собой садовника, щуплого высокого мужчину лет семидесяти с голубыми мутными глазами и седыми волосами. Значит, муж считает, что я ему назло все делаю? Нет, в чем-то супруг, конечно, прав, но не в этом случае. Я ведь действительно хотела облагородить территорию, но теперь это дело чести.

Семена дали ростки, и теперь вместо черной пустоты уже стали видны десятка два симпатичных салатовых кустиков метра два высотой.

Обрисовав то, что я хочу видеть не позднее чем послезавтра, уже собиралась уходить, когда заметила, что садовник как-то нервно мнет поля своей соломенной шляпы.

— Вы что-то хотите сказать?

— Не серчайте, ваше величество, но супругу вашему это не понравится, — опустив взгляд, сказал мужчина.

— Как вас зовут?

— Атон, ваше величество, — еще ниже склонил голову старик.

— Так вот, Атон, если вы боитесь моего мужа, можете ничего не делать, — вздохнув, сказала я. Ну вот, и этот туда же.

— Я не о том, ваше величество. Вам же попадет. Да и мне тоже. — Подобная забота была приятна.

— Не переживайте, я выкручусь. Так сделаете?

— Все будет исполнено.

В приподнятом настроении я возвращалась в замок. Мой сюрприз Александр увидит еще не скоро, окна на ту сторону не выходят, но эффект, думаю, превзойдет все ожидания!

У комнаты меня настигла служанка, которая передала записку от Алекса, в ней он просил меня зайти в его кабинет. Опять отчитывать будет?

Еще раз перечитала записку. Нет, ошибочка вышла — просьбой тут и не пахло. Приказ в чистом виде.

— Пойдешь? — спросил Кузя, с любопытством на рыжей мордочке наблюдая за моими передвижениями по комнате.

— Не-а, — беззаботно изрекла, скрывшись в ванной. Я ему что, собачонка, чтобы бежать по первому зову? Мне еще помыться после озеленительных работ надо, прочитать книгу о правилах поведения в замке, поужинать. Столько дел! Ну а если немного времени останется, то обязательно загляну.

ГЛАВА 11

Александр


Сегодня утром пришло приглашение от эльфов нанести им официальный визит. Вообще я предпочитал принимать гостей на своей территории, но на этот раз обрадовался возможности побыть подальше от этой несносной особы, именуемой моей женой.

Ну это же надо было додуматься надеть такой наряд! Нет, белое платье невероятно шло девушке, оттеняло волосы и делало черты лица еще тоньше и красивее. С этим не поспоришь. Как ангел, спустившийся с небес. Вот только ощущение ангельского присутствия испарилось, едва она открыла рот. Мяса она не ест, а я, злой и ужасный, оставил детей сиротами. А что мне было, мятежникам поклониться и положить голову на плаху, чтобы лишних проблем не создавать? Да уж, такое предложение моя супруга, скорее всего, восприняла бы с восторгом!

Полночи я не мог найти себе места, продолжал злиться. Пару раз подходил к двери ее спальни, но останавливался, так и не взявшись за ручку. И все прокручивал в голове минувший ужин.

— Их вина была неоспорима, — тихо сказал я, когда жена начала возмущаться. Тогда дело зашло очень далеко. Им даже удалось заручиться поддержкой орков, но я вовремя разоблачил заговорщиков, едва не поплатившись за это. С тех самых пор армия моя только крепла, ведь каким бы сильным магом я ни был, в одиночку против множества врагов не устою.

— Неоспорима? И за что их казнили? За какой сговор? И почему сразу казнили? Тюрьмы переполнены? — В голосе супруги был слышен цинизм. О, как ее зацепила смерть неугодных.

— Это не то, чем должна интересоваться твоя прелестная головка, дорогая! — Я попытался превратить все в шутку, но Элли не поняла намека. Пришлось с силой сжать вилку, чтобы не наброситься на женушку в сей же момент. Какая же она наивная!

— А чем я должна интересоваться?! — вскочила супруга. Видят боги, я держался из последних сил, хотя во мне боролись два желания. Накинуться на жену, прибегнуть к насилию, чтобы заставить ее замолчать, или накричать на нее. Все же второе было предпочтительней.

— Молчать! Или я тебя заставлю! — едва не рычал я от переполняющих меня эмоций. — Ужин закончен, господа. Дворецкий вас проводит. Вам лучше забыть все, что вы видели и слышали, если не хотите последствий.

А вот гости оценили мое состояние. Сжались и засеменили к выходу, быстро попрощавшись. Эх, жаль, что Элли не такая…

— Послушай, девочка, не говори о том, чего не понимаешь. — Я боялся смотреть в ее глаза, моя выдержка была на пределе. — Ты можешь хоть триста раз попытаться сделать что-то мне назло, можешь надевать беленькие платья, хоть весь замок перекрасить в розовый цвет, но тебе не изменить одного. Меня. Я. Всегда. Поступаю. Так. Как. Мне. Нужно. — Четко выговаривал каждое слово, делая паузы. — А ты здесь никто. — На последней фразе я все же поднял на нее взгляд.

— Так зачем ты меня сюда привез? К чему нужен был весь фарс с балом? — На глазах жены блестели слезы, заставляя меня едва ли не впервые в жизни чувствовать себя монстром. Нет. Я все делаю правильно.

— Я тебе уже говорил, — устало произнес я. Как же все надоело…

— Я помню, про наследника, — холодно заметила жена, а так и невыплаканные слезы застыли в покрасневших глазах. — Так, может, сделаешь ребенка и сошлешь меня подальше? — Ее смех разнесся по залу. Но это был не просто задорный смех. Скорее он был полон горечи и обиды и заставил меня почувствовать себя еще гаже.

— Может, так и сделаю! — зло бросил я.

— Отлично! Вся в вашем распоряжении, сир! На этом спешу откланяться! Ешьте — не подавитесь! — Она громко отодвинула стул и, не дожидаясь позволения, выбежала.

«Вся в вашем распоряжении», — эти слова до сих пор сидели в голове. Даже не слова. Интонация. Интонация сломленного человека. Я ведь хотел, чтобы она повиновалась, тогда почему на душе так незнакомо грустно? На душе? Никогда бы не подумал, что у меня есть душа…

Может, именно то, что я услышал, заставило послать Иду в комнату Эллинор. В таком состоянии она могла причинить себе вред, а значит, навредить и мне.

Рассвет я встретил в плохом расположении духа, проспав едва ли пару часов. Холодный душ помог телу взбодриться, но душа требовала мести. Приказав десятку воинов прибыть в зал для тренировок, я позвал Иду.

— Она успокоилась? — спросил, когда женщина вошла и поклонилась.

— Немного, сир, — еще раз поклонилась женщина, не поднимая головы.

— Давай уже, говори. Что мне из тебя, по слову вытаскивать?! — Раздражение позволило мне немного повысить голос. — Рассказывай, — уже мягче добавил я. Ида служила мне верой и правдой уже много лет. Когда-то на окраине империи случился мятеж. Работники шахт, где добывали уголь, не были довольны графскими поборами, а я пустил дело на самотек, решив, что сами разберутся. Разобрались. Граф, призвав на помощь еще парочку князей с войском, учинил расправу над самыми активными противниками его власти. Казнь превратилась в массовое побоище противников и их приспешников.

Когда я прибыл, большая половина зачинщиков была уже мертва. Только несколько женщин и детей остались в живых. Выделив щедрые дотации, я распределил их по империи, а Ида осталась одна, без родителей. Сначала я отдал девочку на воспитание одной бездетной паре, а потом пригласил в замок на должность старшей горничной, чувствуя ответственность перед ней из-за того, что не прекратил расправу, не пресек в корне.

— Она была очень расстроена, — вздохнула горничная.

— Понятно.

— Ничего вам не понятно, ваше величество, — в сердцах воскликнула женщина, — страдает она. Из-за вашего отношения к ней. Нельзя с человеком, как с псом. Все же жена она вам.

— И тебя на свою сторону перетянула, — поджал губы, слушая рассказ Иды. — А то, как она мне назло все делает? Это она правильно поступает?

— Неправильно. Простите, ваше величество, но я вмешиваться не буду. Живите, как знаете. Жена ваша успокоилась — миссия выполнена, — строго, но с нотками покорности в голосе сказала женщина.

— Ступай.

В тренировочный зал я вошел минут через двадцать, когда полностью успокоился. Воины ждали меня, разминались. Они видели, что я напряжен, и заранее волновались. Не зря.

— Приступим. — Плавные движения. Меч, как будто созданный для моей руки, с тихим звоном разрезал воздух. Приятное напряжение мышц. Пара часов тренировки — вот что мне нужно!

Остановился, когда парни тяжело дышали, отметил, что один ранен. Ничего страшного — простая царапина, но даже это меня взбесило. Если не смог вовремя остановиться, значит, недостаточно сосредоточился.

Злость вновь одолела, но я взял себя в руки. Сейчас не время. Холодный душ, а вслед за ним черный шелк рубашки приятно скользили по обнаженному телу. Настолько приятно, что напоминали прикосновения искусной любовницы. На секунду представил, как Элли проводит маленькой ладошкой по спине, и сдавленно выругался сквозь зубы. Рубашка полетела на пол, а я вновь пошел в душ, чтобы угомонить неприятное шевеление в известном месте. Похоже, мне нужна разрядка.

Когда оделся, в комнату постучали.

— Войдите.

— Прибыл Пауль. Проводить его в кабинет?

— Нет, скажите, чтобы подождал внизу. — Я знал, что советник прибыл для того, чтобы обсудить ситуацию на юге империи, где частыми стали случаи пропажи кораблей в море. Чтобы вновь не прогадать и не упустить момент, накинул на нас с Паулем иллюзию, и мы вошли в телепорт. Не думаю, что там будет кто-то из магов, но облик двух седобородых мужчин, ищущих работу, не привлечет лишнего внимания, в отличие от отряда моих воинов.

Все оказалось просто. Десяток головорезов решил, что они пираты и имеют право грабить и топить мои корабли. Сначала они, конечно, на контакт не пошли, но информацию удалось выведать у одного подвыпившего моряка. Он-то и привел нас к главарю. А там…

Скажем так, я получил шанс выплеснуть свою злость и отбыл к эльфам в прекрасном расположении духа. Только переодеться заскочил в замок, чувствуя, как кровь бурлит в жилах. Интересно, что сейчас делает Элли? Стоп. Почему мне это интересно? Ни капельки!

— А где сейчас моя жена? — спросил у первой попавшейся на глаза служанки.

— Она в библиотеке. — Девушка сжалась и поспешила сбежать, как только я разрешил кивком головы. Перед глазами вновь пронеслись вчерашний вечер, мои слова, обида в голосе жены и слезы.

— Что-то я слишком мягким становлюсь, — проворчал себе под нос, открыв двери библиотеки. Я не сразу заметил ее на моем любимом диване, скрытом от посторонних глаз, но едва вошел, ощутил ее присутствие. И дело было не в горящем камине, а в каком-то неосязаемом ощущении уюта, что она создавала одним своим присутствием. Не поддаваясь ненужным эмоциям, решил наладить отношения. Все же не враги мы, надеюсь. Извинился, как посчитал нужным, но она, похоже, не оценила.

Ладно, не очень-то и хотелось. Главное, чтобы перестала пытаться мне досадить, а то еще одного ремонта мое сердце может не выдержать.

Сделка с эльфами состоялась, если не считать небольшой помехи в виде Лори. Внебрачная дочь короля, с которой я имел небольшую интрижку пару лет назад, решила, что мой визит вызван тем, что я по ней соскучился. Да уж… Очень соскучился. Еще бы лет сто не видел ее наигранных ужимок! Кое-как избавившись от внимания девицы, пожалел, что не все меня боятся. Но если супруга вызывала злость, то эта — лишь брезгливое раздражение.

Домой вернулся в не очень хорошем расположении духа. Закрыл портал. Внимание привлекла небольшая группа людей, стоящих лицом к замку, — не заметив моего появления, они на что-то внимательно смотрели. Проследив за их взглядами, я обомлел. Вокруг замка небольшими кустиками росли розы. Создавалось ощущение, что замок парит в этом облаке цветочков. Черт! Мне казалось, что я ей все объяснил. Опять назло решила сделать?

— Тебе доставляет удовольствие шкодить? — не удержался от вопроса, когда мы остались одни.

— А тебе доставляет удовольствие этот хмурый пейзаж? — вопросом на вопрос ответила супруга. Объяснять не стал. Стоит ли ей рассказывать, что мне все равно, как выглядит все вокруг, если в один момент оно может быть разрушено? Да и думается проще, когда никакие цветочки-ягодки-птички не отвлекают. Тьфу! Бабская суета.

— Тень, ко мне, живо, — скомандовал, быстро поднявшись в свой кабинет. Тень один из лучших ищеек. Не принято называть его по имени, но если нужно что-то узнать о ком-то или о чем-то, то только он сможет сделать это быстро и качественно.

— Как успехи? — спросил, когда мужчина в черном плаще с надвинутым на глаза капюшоном вошел.

— В империи спокойно, если это можно так назвать. Слышал, вы женились, сир. Мои поздравления.

— Не стоит. Что ты думаешь по этому поводу?

— Если хотите узнать мнение обычного человека, — медленно изрек Тень, заняв кресло напротив.

— Обычного? Давай уж. Не хотел бы, не спрашивал бы. — Сам разлил вино по бокалам, предпочитая, чтобы нас никто не беспокоил.

— Я видел ее. Не худший из вариантов. Можно было бы сказать, что из-за не лучшего материального положения ее семьи она станет исполнять все, что вы скажете, но не буду. Не из таких она. Но это ваше дело. Как у нее с магией и физическими данными? Нет, не отвечайте. Не хочу, чтобы вдруг на меня что-то подумали. Но если не очень, то советую посодействовать. Борьба за власть всегда была и всегда будет, поэтому, если хотите сохранить жизнь себе и ей, следует быть готовым ко всему.

— Ты что-то знаешь?

— Слухи. О том, что у вашей супруги с магией какие-то проблемы, уже говорят.

— Кто?

— Могу выяснить.

— Отлично. Завтра жду с докладом.

Коротко кивнув, мужчина скрылся.

Едва я остался наедине с собой, написал жене записку. Все же враги не дремлют. Вспомнились ее обморок и проблемы с магией — тогда супруга по ошибке подожгла пару деревьев. Когда по империи пойдут слухи, она может стать хорошей мишенью, способной ослабить меня на время.

Прошел час, а Элли все не было. Что же это такое? Она вновь вздумала игнорировать приказы?! Да я тебя сейчас силой притащу!

При виде меня все, попадавшиеся на пути, пытались скрыться, и не зря.

— Где Эллинор? — буквально прорычал, обнаружив на кровати толстого кота. Еще одна головная боль, возомнившая себя хозяином положения.

— В в-в-ванной. — От неожиданности кот начал заикаться.

— В ванной, говоришь, — протянул я, резко распахнул дверь и застыл на пороге, сделав пару глубоких вдохов. Большая белая ванная на витых ножках, а на бортике нимфа, не иначе. Злость ушла, уступив место желанию. Девушка сидела, намыливая губкой ногу. Поза не позволяла рассмотреть все, но воображение дорисовало детали. А девушка так и застыла, широко распахнув и без того большие глаза.

Первым опомнился я.

— В кабинет. Быстро, — бросил супруге полотенце, а она поспешила им обмотаться.

— А если не пойду? — Элли быстро пришла в себя, вновь сделавшись язвительной.

— То отнесу тебя туда в таком виде, — рыкнул, вернувшись в комнату. — У тебя пять минут!

Войдя в кабинет, я залпом допил вино, вернув себе былую холодность, что было почти непосильной задачей. Вид обнаженной жены до сих пор стоял перед глазами. Почему же во мне боролись два человека? Один хотел перекинуть эту несносную девицу через колено и отходить ремнем, а второй хотел примерно того же, но на кровати. Да и без ремня можно было обойтись, уж я-то знаю, как наказать женщину так, чтобы она стонала от восторга. В штанах вновь стало тесно, а дверь хлопнула, впустив в кабинет Элли.

ГЛАВА 12

Элли


— Кузя, ну ты мог хоть как-то предупредить, что он пришел? — металась я по комнате, обмотавшись полотенцем.

— Что? Я слова не успел вставить, как он уже к тебе ворвался. — Кузя угрызениями совести не мучился, в то время как я сгорала от стыда. Черт, как же неудобно получилось!

Когда Алекс ворвался в ванную комнату, я думала, что он меня схватит за волосы и оттащит в кабинет. Ладно, на сегодня достаточно, лучше послушаться. Натянув первое попавшееся светло-бежевое платье, я заплела мокрые волосы в косу и побежала, чтобы не опоздать.

— Звали, ваше величество? — отдышавшись, переступила порог кабинета. Муж сидел в расслабленной позе за столом, но напряженные плечи и немного прищуренные глаза выдавали внутреннюю злость.

— Скоро наступит тот момент, когда ты белые шторы в зеленый горошек на окна всего замка нацепишь? — указав взглядом мне на кресло, спросил муж.

— Я об этом не думала, но если ты настаиваешь… — медленно обошла кресло и села на небольшой черный кожаный диван в углу кабинета. Алекс недовольно поджал губы, но промолчал. Мое внутреннее «я» радовалось маленькой победе.

— Зачем ты впутываешь в свои безумства моих слуг?

— Они ведь и мои слуги. — Я уже была готова выслушать речь о том, что я здесь никто, но Алекс меня удивил.

— Если я не могу поменять супругу, — медленно сказал мужчина, — то это не значит, что я не могу заменить слуг.

— И?

— Ты же не хочешь, чтобы они пострадали из-за твоих выходок?

— Слушаю внимательно. — Настроение упало, ведь действительно не хотелось, чтобы невинные люди страдали.

— Я же еще ничего не предлагал. — Алекс сейчас был хозяином положения и чувствовал это. Ну, ничего, я еще придумаю, как стереть эту победную улыбочку с твоего лица!

— Я тут подумал… — Зря он это сделал!.. — Ты слишком слаба, чтобы быть Темной Властительницей.

— А я и не стремлюсь, — буркнула, обидевшись, что меня опять пытаются впихнуть в какие-то рамки.

— Я не спрашивал. С завтрашнего дня лично займусь твоими тренировками.

— Какими еще тренировками?! — возмутилась я.

— Ты хиленькая и станешь хорошей мишенью для моих врагов, тем более что твоя магия сейчас нестабильна. Поэтому пока тебе надо избегать близких контактов с кем бы то ни было. Завтра в восемь утра буду учить тебя фехтованию. Если проспишь — приду будить, а если опоздаешь — отхожу ремнем по попе!

— Батюшки! — всплеснула я руками. — И не думала, что грозному Властелину нравятся такие игры.

— Мимо, малышка, но ты действительно хочешь узнать, какие игры нравятся Темному Властелину? Можем сделать это в ванной! — чуть хрипло рассмеялся он, а я покраснела, вспомнив недавний эпизод.

— Нет уж, увольте. — Вскочив, я выбежала из кабинета, слыша заливистый, чуть хриплый смех, от которого кожа покрывалась гусиной корочкой. Сейчас! Побежала на тренировку! Не дождется!

Утащив книгу с легендами в свою комнату, полночи читала, слушая недовольные комментарии кота по поводу моего слишком громкого смеха.


Мокро! Проснулась я от того, что на меня кто-то вылил ведро воды. Подскочив на кровати, уставилась в насмешливые серые глаза. И пару секунд просто сидела, открывая рот и опешив от такой наглости. Алекс же стоял, возвышаясь надо мной, в серой рубашке и черных штанах. Цвет рубашки великолепно оттенял глаза, шелк обтягивал торс, что отметил даже мой непроснувшийся мозг, так и не сумевший подобрать приличные эпитеты, чтобы высказать все, что думаю об этом утреннем душе.

— Я предупреждал. У тебя пять минут. Жду в зале, — кинул Алекс и направился к выходу.

— Но я же мокрая!

Он махнул рукой, и я вмиг стала сухой. От такой резкой смены влажности мои волосы завились в симпатичные кудряшки.

Едва я осталась одна, поспешила одеться. С него станется — может и ремень применить. Какое унижение, меня даже в детстве не били!

Натянув первые попавшиеся штаны и белую рубашку, подпоясалась узким ремнем и побежала в зал. Сказать, что он был огромен, — ничего не сказать. Огромнейшее помещение около ста метров в длину и более пятидесяти в ширину. Я раньше видела только бальные залы такого размера, но этот и близко не походил на бальный зал. Свет давали только два окна у дальней стены, причем они были распахнуты и пропускали свежий ветер. От одних его завываний поежилась.

Схожести с бальной залой не добавляли и абсолютно черные стены и пол. Справа висело множество видов оружия, словно не зал для тренировок, а музей.

Алекс стоял, смотрел на часы. Увидев, что я пришла, он пробежался по мне взглядом и, видимо, остался доволен.

— Ты вовремя. Жаль, а то я уже хотел повеселиться. Вон там можешь взять шпагу. В позицию! Посмотрю, на что ты способна, — сказал он вместо приветствия.

— Утра доброго желать не буду, — проворчала я себе под нос, — вижу, у тебя, узурпатор, оно уже удалось.

Злость, что до сих пор так и не ушла, вернулась с новой силой. Попыталась вместо шпаги достать меч побольше, но не осилила. Даже на миллиметр сдвинуть его не удалось.

— Пупок развяжется. — Смех сзади еще больше разозлил меня. — Оставь мой любимый меч в покое!

— Уже и меча для меня жаль, — фыркнула, извлекая небольшую шпагу с блесточками на ручке. Скорее всего, драгоценные камни. — Хороший вкус, — с иронией заметила, рассматривая эфес, хотя эти камушки делали шпагу девчачьей.

— Да, бриллианты и сапфиры, — безразлично бросил мужчина, — для одной своей пассии заказывал.

— И что, не пригодилась? — мгновенно вспыхнула я и поставила шпагу на место. Не хотелось к ней прикасаться после какой-то женщины. Еще и сделана для нее. Я едва сдержалась, чтобы не фыркнуть прямо в лицо этому гаду. Тоже мне, дамский угодник.

— Я ее убил.

Едва не вскрикнула после этой невинно произнесенной фразы, столь неожиданно она прозвучала.

— За что? — Страх сковал грудь, сбил дыхание.

— Глупые вопросы задавала. К бою!

После этой неудачной шутки не хотелось разговаривать, поэтому я молча достала другую шпагу, взвесила в руке, но остановилась.

— Как жаль, что она тебя не продырявила перед смертью, — фыркнула Алексу.

— Ничего, у тебя еще будет шанс это исправить. — Ой как мне захотелось стереть эту гадкую ухмылку с лица благоверного!

— А что будет, если я не послушаюсь? — спросила, упрямо глядя супругу в глаза.

— Я вижу, тебе слуг не жаль? — Алекс вопросительно поднял бровь, взвесив свою шпагу в руке, точно так же, как и я.

— Жаль, — не согласилась я, вспомнив о том, что виновата перед людьми. Это я их во все ввязала.

— Тогда вперед. — Алекс со свистом рассек воздух в нескольких сантиметрах от моего носа. — И обещаю, что если будешь упорно тренироваться, то не порубаю твои дурацкие розочки.

— Ах ты, гад! — прищурилась я и сделала выпад вперед. Алекс с легкостью пресек попытку ударить и едва не выбил шпагу из моих рук. Ну ничего, у меня еще много попыток!

Желая продырявить ненавистного супруга, я начала активно нападать. Примерно через два часа мой энтузиазм иссяк. Я ни разу не была даже близка к победе, зато Алекс и устать не успел от подобной тренировки.

Пару раз (да что там, пару десятков раз) ему удалось выбить из моих рук оружие, и, когда я нагибалась, чтобы поднять его, супруг умудрялся шлепнуть меня шпагой и заставить возмущенно воскликнуть. Что ж, и в этом была польза, на одиннадцатый раз у меня вышло весьма изящно поднять шпагу, подцепив ее кончиком сапога.

— О, бедная девочка устала. — Алекс оскалился в улыбке, когда я, тяжело дыша, не очень изящно распласталась на полу. Ему что, зубы жмут?! Видя, что я не собираюсь вставать, он сжалился: — Ну что ж, перерыв. У тебя есть полчаса отдыха, а потом будешь метать ножи и фаерболы по мишеням. — Неизменная ухмылка на красивом лице этого гада. А у меня не оставалось сил даже чтобы ответить.

— Мне жарко! — проныла я, отдышалась и встала. Сквозняк уже не ощущался, а волосы были мокрыми от пота.

— Что ж, с этим могу помочь. — И на меня обрушился поток холодной воды. Ну когда я уже научусь думать рядом с этим магом? Я зло сощурилась и медленно перевела взгляд на мужа, мысленно пообещав отомстить.

Алекс же сначала застыл, видимо, осознал, что я зла, как разъяренная гарпия, после как-то нервно сглотнул и отвел горящие глаза. Проследила за его взглядом. Вот же гад! Рубашка намокла и облепила все изгибы тела. Я вскипела от злости и поспешила прикрыть самые интересные места руками. Александр, очнувшись, словно от сна, высушил меня заклинанием. Волосы вновь завились кудряшками. Да что же это такое?!

— Прости, я не хотел, — пробормотал Алекс, продолжая отводить взгляд.

— Ты извращенец! — заорала я, устремившись на супруга со шпагой. Тот, вместо того чтобы отбить атаку, неожиданно начал убегать.

— Почему это я извращенец? Ты же девушка, а не парень. Моя реакция естественная! — смеясь, заявил супруг, когда я попыталась его догнать. Через пару кругов я устала и остановилась, тяжело дыша. — Набегалась, девочка? А теперь продолжим тренировку, — сказал он, словно ни капли не устал.

— Если я скажу «нет», это что-то изменит? — спросила тихо. Алекс пожал плечами, оставив вопрос без ответа.

Поставив мишень у стены, Александр отошел к окну и метнул пару ножей. С тихим свистом они вонзились прямо в центр. Мужчина уступил мне место.

Он издевается? С моей-то меткостью? Пять ножей пролетели мимо цели, со звоном упали на пол.

— С таким успехом ты и до вечера не попадешь в цель. — Тихий смех справа раздражал больше мишеней, что с немым укором стояли напротив.

— Попаду! — Разозлившись, я замахнулась, чтобы метнуть новый нож, но в какой-то момент он вырвался из моих рук и вылетел в окно, расположенное почти за моей спиной. Алекс едва успел отскочить. Подбежав к окну, я заметила, как садовник стоит, почесывая седую голову, а его шляпа с воткнувшимся в нее кинжалом лежит в паре метров от него.

— Простите, — выпалила я, спрятавшись.

— Эх, — тяжело вздохнул Алекс, — такую силу да в мирное бы русло. Давай помогу.

После чего он встал сзади, обнял меня левой рукой за талию. Взяв мою правую руку в свою, супруг начал показывать, как замахиваться и целиться. Если кто-то подумал, что я все поняла и обязательно буду меткой, то он ошибся.

Оказавшись прижатой к сильной мужской груди, слушая тихое биение сердца, ощущая жар мужского тела, я не заметила, как мои мысли сразу куда-то улетучились и стало так легко-легко, словно весь мир сосредоточился в одном мужчине, что стоял за моей спиной, прижимая мое податливое тельце к себе. Я с некой долей восторга отметила, что мне нравятся прикосновения Алекса. В этот момент все, кроме потрясающего сильного и властного мужчины, перестало существовать. Волшебство длилось недолго. Через пару секунд он отпустил меня и отошел на пару метров.

— Ты все поняла? — холодно спросил мужчина, словно это не он пару секунд назад прижимал меня к себе. Стоп, мне все это показалось?

— Поняла! — Злясь на себя и на холодный тон супруга, я кинула нож. Соберись, тряпка! Я тут лужей растеклась, а он и ухом не повел. Бесчувственный гад! Я тебе устрою, только отдышусь и начну мыслить здраво!

Как я ни старалась, из нескольких десятков ножей в мишень попал только один, да и то в самый край.

Обозвав меня косорукой, Алекс хмыкнул, что-то пробормотал, и со стороны мишени, брызгая зеленой слюной, на меня полетело некоторое подобие большой пчелы сантиметров двадцати в диаметре. Испугавшись, я вскрикнула и метнула нож. Пчела растаяла, а нож оказался практически в центре мишени.

— О, не такая уж ты и косорукая, как я думал, — сказал муж, вновь посмотрев на часы. — Тренировка окончена. Надеюсь, завтра ты не опоздаешь.

Он вышел, а я поплелась к себе в комнату, едва переставляя ноги. Болело все, от шеи до кончиков пальцев. В комнате я приняла ванну и уснула, как только голова коснулась подушки.

Очнулась ночью от зверского голода. Конечно, весь день и маковой росинки во рту не было. Будить слуг не хотелось, да и где их сейчас искать? Поэтому, накинув халат, который, как и ночная рубашка, едва доходил до колен, вышла из комнаты и пошла в сторону кухни.

Свет нигде не горел, пришлось продвигаться на ощупь, благо светила луна и хоть что-то можно было разглядеть. Уже около входа в кухню я во что-то врезалась. Ощупав сей «предмет интерьера», обнаружила широкие плечи, накачанную грудь, кубики пресса. Когда моя рука автоматически стала опускаться ниже, ее перехватили.

— Детка, полегче, я все-таки не железный, — услышала чуть насмешливый хриплый голос возле уха. Меня обдало жаром. — Или ты решила все-таки исполнить свой супружеский долг? Ну что ж, я готов! — сказал он, а я, осознав, что именно ощупывала, отскочила назад.

— Нет, — пролепетала, залившись краской. Хорошо, что здесь темно и ему ничего не видно.

— О, Элли, наконец-то я обнаружил то, что заставляет тебя замолчать и покраснеть. — Веселость Алекса напрягала не меньше его подколок. Он же темный и ужасный, тогда почему ржет? Озвучить вопрос я не решилась, испугавшись того, что мое желание может исполниться.

— Ты видишь в темноте? — заметила с удивлением.

— Да, я когда-то баловался такими заклинаниями и изобрел парочку, — небрежно сказал Алекс, ведя меня на кухню, где он зажег свечу. Ой, лучше бы он этого не делал. И так есть хотелось, а тут еще вид кубиков пресса и мышцы груди с темными небольшими сосками. Ой, держите меня!

— А что ты тут делаешь? — уточнила я немного дрожащим от волнения голосом, хотя старалась скрыть эмоции, вызванные натренированным телом супруга. Даже несколько шрамов не портили его, добавляя агрессивности и первобытной мужской энергетики. Стало жарко…

— Да вот ужинал. Кухарка рвалась накрыть в столовой, но мне хотелось побыть в одиночестве. — Голос мужчины звучал устало.

— Прости, тогда я пойду. — Почему-то не было желания мешать трапезе. Даже есть расхотелось.

— Да ладно, я уже поел. А ты чего полуночничаешь? Почему не позвала служанку? — В голосе супруга слышались нотки раздражения, но я решила не дерзить.

— Не знаю, мешать не хотела. Они же и так испуганы, не хватало еще по ночам их пугать, — пожала плечами, глядя, как Алекс достает из кладовки вяленое мясо и сыр.

— Ты вообще-то теперь королева. Прислуживать тебе — их святая обязанность, — поучительно изрек он, а я хихикнула, совсем по-детски спрятав лицо в ладонях.

— А тебя не смущает то, что сейчас прислуживаешь мне ты?

Алекс на секунду замер, посмотрел на свои руки. Я уже вжала голову в плечи, ожидая скандала, но он меня удивил, рассмеявшись.

— А ведь правда. Ладно, буду сегодня добытчиком, вспомню полевые времена моей бурной молодости. — Алекс соорудил пару бутербродов и заварил чай. А я лишь сидела на высоком стуле, положив руки на стол, и следила за умелыми манипуляциями мужчины.

— Бурной молодости?

— Да, бывало, часто приходилось готовить и добывать еду самому, — усмехнулся мужчина, пододвинув мне тарелку и разлив чай по чашкам. Может, кому-то покажется, что великий и ужасный Темный Властелин на кухне — это смешно, но я так не думаю. Уже несколько минут, откусывая от вкусного бутерброда, я любовалась его обнаженным торсом. Кожа чуть блестела от огня свечи, а мышцы казались просто каменными. Шрам на лице — действительно не единственный. Я заметила на ключице и на ребрах еще парочку небольших «царапин», но спросить о причинах их появления не решилась.

Кончики пальцев начало покалывать от желания дотронуться до этого красивого мужчины еще раз. Хотелось аккуратно провести пальцем по шрамам, исследуя их.

Алекс, понимая, какую реакцию вызвал, поднял на меня насмешливый взгляд и стал рассказывать про то, как они охотились на кабана с помощью фаербола, а я отвернулась и вновь покраснела.

Было странно после стольких его колких слов, оскорблений, моих подначек находиться в компании супруга и понимать, что с ним может быть интересно и весело. Сегодня, наверное, впервые я ощутила себя как дома.

Между нами установился хрупкий мир, и не хотелось его нарушать. Пока я ела, Алекс рассказал еще пару смешных историй из жизни. Я же подивилась тому, что у такого ужасного правителя в жизни случались смешные ситуации.

Когда он рассказывал какую-то очередную походную историю, я, положив голову на стол, задремала. Нет, Алекс оказался отличным рассказчиком, да и мне было интересно, но усталость взяла свое, и я сама не заметила, как, убаюканная его тихим голосом, уснула.


Александр


Уже пару дней я жестоко ненавидел себя за то, что женился. Эта девушка, именуемая моей супругой, приносила одни неприятности. Сначала были слабые попытки досадить мне, теперь нежелание тренироваться…

Пришлось прибегнуть к шантажу, пообещать уволить слуг. Подействовало — девушка не отказалась от тренировок. Что ж, теперь ей не отвертеться, а я получил возможность отыграться за ее шалости.

Ей будет тяжело свыкнуться с практически военным режимом, но я не намерен делать поблажки. Хотя… если бы она меня умоляла, я бы подумал…

Еще Элли привезла с собой болтливого и жирного рыжего кота. Этот домашний питомец вчера, после того как я ворвался в ванну к его хозяйке, вызвал меня на «мужской» разговор. Говорил, что испортит мне всю обувь, если хоть волосок упадет с головы его Элли. Я выслушал это, едва сдерживая смех. Подумать только, кот будет меня учить! Дождавшись, пока он выговорится, я указал на дверь, чем опять вызвал поток недовольства, но обещание закрыть для него кухню оказалось не менее действенным, чем угроза заменить слуг для Элли.

Да уж, женитьба — это действительно хорошее лекарство от скуки. Но с лекарством я приобрел еще и головную боль в лице этой сладкой парочки.

Утром ждал супругу в зале для тренировок, но она не пришла. Что ж, обещания нужно выполнять. Приоткрыв дверь в ее покои, я имел честь лицезреть спящую жену. Причем она даже одеялом не накрылась, лежа на спине, закинув руки за голову.

Хмыкнув, я окатил Элли водой, и ночная рубашка облепила ее тело, у меня перехватило дыхание от открывшегося зрелища. Девушка показалась мне такой хрупкой и одновременно такой соблазнительной! Я понял, что не стоило этого делать, и поспешил покинуть комнату во избежание проблем.

Но проблемы на этом не закончились. Нет, сначала ничто не предвещало беды, на тренировке Элли показала себя с хорошей стороны. Она оказалась целеустремленной девушкой, к тому же без всяких женских отговорок, к примеру: «война не женское дело», «я не умею мечом махать», «мне дурно» и прочего, что говорят в подобных случаях, она пыталась наносить удары. Особых успехов не добилась, но очень развеселили ее попытки победить меня. Когда мы перешли к занятиям по метанию, Элли никак не могла попасть в цель, и я решил ей помочь. Вот тогда уже мне стало не до смеха, было приятно прижимать ее к себе, ощущая нежное податливое тело. Такими темпами холодный душ скоро понадобится мне. Одновременно я заметил, что девушке тоже нравится наша близость, и мысленно усмехнулся. Ты не такая колючка, какой кажешься на первый взгляд…

Когда сегодня ночью я спустился на кухню, встретил там свою жену. Она так мило смутилась, когда поняла, что «пощупала» меня.

Наверное, сказалось мое хорошее настроение, поэтому я решил сам приготовить бутерброды. От моего внимания не ускользнуло и то, что девушка изучает меня. Она пыталась сделать это незаметно, но разве от Темного Властелина можно что-то утаить?

Сам не заметил, как разговорился. Когда Элли уснула, я хотел разбудить ее, но, поддавшись какому-то порыву, поднял на руки и отнес наверх. Положив девушку на кровать, поймал себя на том, что уже пару минут любуюсь своей женой. С чего бы это? Выкинув из головы все лишние мысли, я и сам ушел спать.

ГЛАВА 13

Элли


Проснувшись утром, некоторое время не могла вспомнить, как здесь оказалась, после чего воспоминания пронеслись чередой — ночная прогулка по замку, встреча с Алексом и поздний ужин. Там я и уснула. Как же тогда в собственной постели оказалась? Воображение нарисовало картину, как Алекс… с голым торсом… несет меня… на руках… и медленно опускает на кровать. А потом…

Стоп. Никакого «потом» не было и быть не могло. Да и вряд ли супруг сам таскал меня на руках. Небось какому-то слуге приказал.

— Да уж, Элли, обольщаться не стоит. Это не в его стиле. — Ощущая, как ноет каждая мышца, я медленно скатилась с кровати и лишь потом встала на ноги. Черт! До начала тренировки осталось десять минут!

От осознания факта возможного опоздания я заметалась по комнате, напрочь позабыв о боли в мышцах, на ходу натянула на себя одежду. Схватив ленту, завязала на макушке высокий хвост и выбежала из комнаты, едва не сбив по дороге служанку.

Добежала до зала, столкнулась с Алексом и замерла на мгновение, рассматривая черную рубашку с широкими манжетами.

Я умудрилась не опоздать, а он, окинув меня безразличным взглядом, пропустил вперед и встал в позицию, тем самым показывая, что готов к тренировке.

— А доброго утра здесь желать не принято? — заметила я, достала шпагу, которой орудовала вчера, и ощутила, как холод железа приятно отдается в руке, уменьшая жжение в мозолях и загрубелой коже.

Супруг мой вопрос попросту проигнорировал и сделал выпад первым. Если вчера нападала я, то сегодня он полностью взял инициативу в свои руки. Мне оставалось только защищаться, что удавалось с трудом. Раз пять лезвие его шпаги застывало в опасной близости от моей груди, живота, шеи. Вновь и вновь он заставлял меня встать, чтобы продолжить. И все это молча, словно вчера не было светлых минут умиротворенной беседы.

После фехтования супруг, не дав мне отдохнуть, хотя все тело ныло от нагрузки, начал выставлять мишени. Поборов желание метнуть нож ему в черепушку, я сказала спокойным тоном:

— Мне нужен перерыв.

— Нет, — без эмоций бросил он, не посчитав нужным даже обернуться.

— Я устала, у меня все болит, и руки дрожат! Я не попаду в мишень! — крикнула, грозя закатить истерику. Боль, дополняемая общей усталостью и нервным напряжением, выводила из себя.

— Раньше ты тоже не попадала, — парировал Алекс, глядя на меня с раздражением. Обычно так смотрят на надоедливую муху. — Не вижу разницы, а перерыва не будет. Ты же не попросишь своего противника дать тебе перерыв? Смерть! Вот что тебя ждет! А если ты устала, могу тебя немного охладить, девочка! — Мужчина уже поднял руку, ожидая моей реакции.

— Нет уж, спасибо, — сказала я, взяв в руку нож. В этот раз мне удалось пару раз попасть в мишень, после чего Алекс, скептически на меня взглянув, скомандовал:

— А теперь создай огненный шар и кинь в цель.

Ну да, а хвалить за меткость — ниже его достоинства.

— Нет, я устала! — Руки дрожали так, словно я неделю пила не просыхая, а он хотел, чтобы я огнем кидалась. Да я же не то что промажу, я могу и весь замок сжечь в таком состоянии.

— Я не спросил, устала ли ты, я сказал кинуть в мишень фаербол, — холодно повторил он, проигнорировав мою фразу. — И пока ты здесь, будешь выполнять только то, что я скажу. — Александр практически навис надо мной. В этот момент его глаза стали черными, а губы сжались в тонкую линию.

Увидев мужа таким, я действительно начала осознавать, кто стоит передо мной. Темный Властелин, не мужчина, а варвар, который способен без угрызений совести свернуть шею любому.

Наверное, в моих глазах отразился панический ужас, потому что Алекс, тряхнув головой, сделал шаг назад. Потом пару раз моргнул, и его глаза вновь стали нормальными.

Кинув на меня уже более спокойный взгляд, он развернулся и ушел, бросив на прощание:

— Тренировка окончена. Завтра в то же время.

«Что это было?» — ошарашенно думала я, глядя в его напряженную спину.

Вот и потренировались…

Придя в комнату и приняв душ, ощутила себя бодрее, чем вчера. Да и крепатуры такой не было… Может, тренировки дали эффект? Есть не хотелось, поэтому я некоторое время просто лежала, рассматривая потолок. Интересно, а где Кузя? Утром его уже не было.

Кот обнаружился на кухне, где рассказывал поварихам истории о своей нелегкой жизни, попутно откусывая от большой палки колбасы, которую держала служанка.

— Кузенька, а ты не лопнешь? — спросила я, присев на стул рядом. Сегодня работали другие девушки, поэтому они, испуганно зыркнув на меня, удалились.

— Ну вот! Весь кайф обломала! — проворчал кот, когда на кухне остались только мы и еще пара кухарок.

— Так ты, я вижу, местная знаменитость! Смотри, не ешь много, ходить не сможешь!

— Меня слуги носить будут!

— Да тебя ни один слуга не поднимет! Разве что лошадь какая-нибудь, — сказала я и, поболтав немного с женщинами на кухне о каких-то мелочах, отправилась к себе.

Скучен день до вечера, если делать нечего. Приказав принести мне в опочивальню чайку с шоколадным печеньем, чтобы восстановить душевное равновесие, улеглась поперек кровати и достала фолиант, одолженный у кухарки. Что ж, устав уставом, но можно же его хоть как-то обойти!

За чтением провела весь день, не заметив, как пролетело время. Занимательная книженция! Из множества страниц лишь процента два — это то, что можно. Остальные девяносто восемь — сплошные нужно и нельзя. Особенно меня умилил раздел про физические наказания. Оказывается, хозяин, то бишь этот напыщенный индюк, может выпороть своих слуг просто из-за плохого настроения. Не говоря уже о пересоленном супе или пыли под кроватью. Нет, ну я все понимаю, но бить людей за такое! Если плохо справляются, можно же вычесть из жалованья, уволить, но бить розгами?!

Отдельный раздел описывал одежду, в которой пристало ходить прислуге. Вот тут действительно было весело — любые украшения запрещены, разрешено носить форму длиной две ладони ниже колена. Черный элемент в одежде обязателен, и это при том, что запрещено носить еще что-то, кроме платья.

С отрядами воинов попроще — у них темно-серая форма, но разрешены зеленые детали. Это что-то типа их отличительной черты.

Да уж, Алекс, фантазии тебе не занимать. Тебе и тому, кто помог состряпать фолиантик. Заккери фон Фильс. Не слышала. Может, и помер уже, если судить по старости этого томика. Ну, ничего, брешь здесь должна быть, и я ее найду!

— Ваше величество, вы позволите войти. — В комнату заглянула Канила, девушка, имя которой я узнала еще в первый день пребывания в замке.

— Заходи. Что-то случилось? — села, приняв более приличную позу.

— Нет, просто его величество приказал передать вам записку. — Девушка протянула небольшой конверт из белой бумаги.

— Угу, приказал. Тоже мне, великий и ужасный, — тихо проворчала себе под нос, забирая письмо, а девушка подняла на меня глаза, в которых плясяли смешинки. — Спасибо, — сказала я уже Каниле. — Ты можешь идти.

Когда осталась вновь наедине со своими мыслями, открыла конверт. Да уж, похоже, Алекс предпочитает записки личному общению. И что ему стоило прийти и самолично это сказать?!

Запиской дорогой супруг оповещал меня о том, что семейная трапеза состоится в большой столовой в восемь вечера. Поборов в себе желание забежать в соседнюю комнату и высказать все, что я думаю о его предложении и об официальном тоне, в котором была написана записка, принялась выбирать наряд для вечера.

Помня про любовь Алекса к черному цвету, надела светло-персиковое платье. Фурор я уже произвела прошлый раз, осталось лишь закрепить результат, поэтому решила просто действовать на нервы.

У платья сзади имелся короткий шлейф, а спереди оно было чуть выше колена. Небольшое декольте очень выгодно подчеркивало грудь. Волосы я распустила, подколов их с одной стороны заколкой, нанесла легкий макияж, слегка подкрасила ресницы и мазнула губы «клубничным блеском». Его приобрела пару недель назад из-за какого-то особого рецепта травника, который его создал, «блеск» имел тонкий ягодный аромат, а на вкус тоже был сладким, как ягода. Я уже полтюбика съела из-за любимой привычки закусывать губу.

В назначенное время спустилась в зал, где уже был накрыт стол на двоих, и у двери стояло несколько слуг, исполняющих роли официантов.

— Добрый вечер! — поздоровалась я со всеми. Александр скрипнул зубами, но ничего не сказал. Ах да, он же просил вести себя со слугами холодно. Что же это я так не вовремя запамятовала…

Сделала гадость — и душе приятно.

— Ты вовремя, дорогая, — бросил он безразличным тоном, выделив последнее слово. Ну да, тут же публика. Это он только наедине ведет себя со мной как с дворняжкой, а ведь, по сути, я ему равна. Жена. На этот раз осознание того, что я жена этого мужчины, не вызвало привычного раздражения.

Почувствовала лишь горечь из-за того, что он никогда не будет считать меня ровней себе, что холоден он не только со слугами, но и со мной. Но у судьбы ведь не принято спрашивать о причинах. Вот и придется смириться, пытаясь получить как можно больше удовольствия.

— Да, дорогой, ведь если бы я опоздала, ты наказал бы меня. А я очень не хотела, чтобы мои крики слышал весь замок, — сказала с елейной улыбкой, присаживаясь.

— Ну что ты, я не настолько жесток. Поищу другой метод наказания.

— Дорогой, я уже боюсь, ведь прошлый раз я еле двигалась и руку не могла согнуть, — пожаловалась ему на свое состояние после тренировок, но слуги как-то испуганно переглянулись, видимо, подумали что-то не то.

— Не преувеличивай, я не очень тебя загонял, — сказал он. Губы Алекса плотно сжались, выдав степень бешенства мужа. Но уже через секунду он взял себя в руки, и мы начали ужинать.

Слуги поставили на стол тарелки. Перед Алексом оказалась большая отбивная с гарниром из запеченного картофеля, мой рот наполнился слюной в ожидании такой же порции, а перед моим носом возник салат из неаппетитных листьев и зелени. Может, еще одну тарелку забыли? Но слуги отошли, заняв дежурную позицию у дверей.

— А мясо? — Мое возмущение достигло предела.

— Ты же вегетарианка? — По смешинкам в глазах супруга я поняла, что он это все подстроил. Ух, гад!

— Алекс, — едва не зарычала я.

— Что? — невинно улыбнулся он. Ну да. Как же. Только нимба не хватает! — А как же: «Убивать животных ужасно! Как можно убивать ни в чем не повинных животных?» — Он передразнил меня, повторив примерно то же самое, что говорила я, когда у нас на ужине были графы. — Или сегодня игры на публику не будет?

— Я пересмотрела свои вкусы, — величественно изрекла в ответ. — Принесите мне то же, что и ему, — приказала слугам, после чего приступила к трапезе.

Некоторое время тишину нарушат только тихий звон вилок и ножей о тарелки, после чего я спросила:

— Чудесное вино, не правда ли? — Сделала большой глоток, не ожидая, что вино будет таким терпким и крепким.

Алекс с усмешкой следил за тем, как мои глаза наполнились слезами, после чего безмятежно произнес:

— Вообще-то приличные барышни сначала разбавляют вино водой. — На красивых губах заиграла усмешка. А я поспешила запить вино водой. Не выплевывать же? Хотя пару пятен его рубашке точно не помешают!

Вино подействовало практически моментально, в голове стало легко-легко, и я даже фразу Алекса про приличных девушек пропустила мимо ушей.

— Я тут подумал, — протянул Александр.

— Да? Не замечала за тобой, — лучезарно улыбнулась я, все еще находясь под действием вина.

Супруг скрипнул зубами, но ничего по этому поводу не сказал, продолжив фразу, которую хотел сказать:

— Тот стул в твоей комнате, который ты подожгла. Это случайно? Помнишь?

— Конечно, помню. Это же у тебя старческий маразм приближается.

— Хватит, — рыкнул Алекс, а я пристыженно замолчала. Да, похоже, перегнула палку.

— Такие всплески стихии у тебя часто случаются? — спросил мужчина, когда немного успокоился.

— Нет, раньше все нормально было. Это все женитьба со мной сделала, — вздохнула я, вновь пригубив вина.

— Со мной она тоже ничего хорошего не сделала, — процедил Алекс, отобрав почти пустой бокал. Жалко ему, что ли?

— Да тебя вообще жизнь потрепала, — хихикнула я, имея в виду многочисленные шрамы. Кто меня за язык тянул? Остатками трезвого сознания я еще пыталась сопротивляться, но мозг отказывался соображать.

— Держи язык за зубами. — Я не удержалась и под шокированным взглядом супруга показала ему язык. Алекс скрипнул зубами, но промолчал. — Завтра ко всему прочему добавятся уроки по концентрации.

— Ты их проводить будешь? — Тоже мне, учитель нашелся.

— Нет, один из моих советников.

Я испытала раздражение пополам с разочарованием. Раздражение, потому что он опять решил все вместо меня, и разочарование, потому что брать уроки у советника мужа не хотелось.

— А почему не ты? — подперев голову кулаком, уточнила, бесцеремонно поставив локоть на стол.

— У меня в твоем присутствии плохо выходит сконцентрироваться. И убери локоть со стола, — с улыбкой, больше напоминающей оскал, изрек Алекс, сделав большой глоток вина. И я хочу! Вино действительно оказалось вкусным, хоть и крепким. Хоть я и не гурман, но ощутила терпкие нотки ореха, сладость винограда и едва заметное присутствие ванили. От желания еще раз сделать глоток потянулась к бокалу, который отставил Алекс, облизав пересохшие губы.

— Я не буду ничего делать. И вообще, почему я должна выполнять то, что ты говоришь? — Бокал забрала без препятствий, но в этот раз решила разбавить вино водой. Так было еще вкуснее, горечь ушла, оставив место приятному и легкому послевкусию.

— Хочешь, чтобы на месте твоих роз остались одни обломанные стебельки? — Алекс прибегнул к шантажу.

Я немного помялась:

— Нет! — Цветы было жаль. Они были единственным, что разбавляло сию мрачную атмосферу, не считая кота и моей комнаты. — Ты не сделаешь этого!

— Я стану делать то, что посчитаю нужным, — разозлился супруг.

— Я думала, что супружество — это союз двух равных, — тихо сказала ему, ощущая, как хмель медленно выветривается и вместо радужного и легкого состояния проваливаюсь в мрачную реальность, где жена для мужа не больше чем предмет интерьера.

— Не в нашем случае. Это не союз. И равенством тут не пахнет, — без эмоций сказал Алекс. Какое-то время мы молча ели, глядя каждый в свою тарелку. От мужчины исходили такие напряжение и злость, что их, наверное, руками трогать можно было, даже я не решалась нарушать эту тишину.

— Иногда мне хочется тебя убить, — тихо прошептал он, наклонившись почти к самому моему уху.

— Но ведь ты не можешь этого сделать! — так же тихо ответила я ему, продолжая трапезу. Иногда я тоже себя хотела убить. Особенно когда язык за зубами держать не выходило!

— Почему же? — медленно, раздумывая, изрек Алекс. — Я согласен, твоя смерть несколько ослабит меня, но все равно я останусь достаточно сильным для того, чтобы удержать власть в руках. Зато избавлюсь от такой занозы в заднице!

— Ты не посмеешь! Тем более что тебе не избавиться от меня таким образом! Если я умру, буду приходить привидением, а заставить замолчать меня ты не сможешь! — пригрозила, отхлебнув еще вина.

— О, это серьезный аргумент! Ты же можешь заговорить меня до смерти! — В притворном ужасе он округлил глаза. Напряжение ушло, словно его и не было. Вот за что люблю супруга, так это за отходчивость! Стоп! Какое люблю! Никакого люблю!

«Все, Элька, пора тебе завязывать со спиртным», — решила я, отодвинув бокал, в который уже успели долить вина.

— Дорогой, ты не очень налегай на петрушку! Я и так устаю от твоей потенции! — сказала громко, чтобы слышал не только муж.

С рыком: «Ты нарвалась, девчонка!» он, перекинув меня через плечо, быстро пошел наверх. Слуги сочувственно смотрели мне вслед. Открыв дверь ногой, Александр внес меня в комнату, швырнул на кровать и начал снимать рубашку.

— Эй! Мы так не договаривались! — До меня немного поздновато дошло, что шутить со зверем плохо. Хмель выветрился, а в голову пришло осознание того, что зря я забыла, кто он и кто я. И речь шла не о социальном и материальном. Алекс был банально сильнее в физическом плане.

— И что? Ты же сейчас рассказывала о моей потенции! У тебя будет шанс ее испробовать! — Мужчина начал быстро расстегивать рубашку, но его терпения хватило только на три пуговицы. Он резко рванул ворот, отчего оставшиеся пуговицы разлетелись в разные стороны.

— Не надо, — шокированно выдохнула я, стараясь отодвинуться подальше, а глаза сами прикипели к каменным мышцам обнаженного торса. Казалось, каждая мышца напряжена. Глаза опустились ниже, еще ниже, до узкой полоски темных волос, что скрывалась под штанами, и я шумно вздохнула.

— Как не надо? — Алекс одной рукой взялся за ширинку, а другой ухватил меня за лодыжку, подтянул к себе, заставив вскрикнуть от боли. — Зачем тешить людей пустыми разговорами? Наутро будет видно, что и где у тебя болит! Ты ведь этого так хотела?! — Он был в ярости. Как хищник, готовый наброситься на жертву.

— Да я тебе имидж улучшала! Тебя же еще больше бояться будут! — вновь попыталась отползти подальше.

— Меня не боятся! Меня уважают! — рыкнул Алекс, вновь подтащил мою тушку к себе и навалился сверху. О том, чтобы ударить его каким-то заклинанием, не могло быть и речи — муж обездвижил мои руки и ноги.

— Нет, отпусти, — из последних сил попыталась вырваться я, но отстраненный взгляд, затуманенный страстью, свидетельствовал о том, что Алекс мыслями далеко отсюда.

Страх и бессилие одолели меня, а когда я хотела закричать, чтобы призвать на помощь, мужчина наклонился и впился в губы отнюдь не нежным поцелуем. Как-то отстраненно я подумала, что это ведь первый мой настоящий поцелуй, ощущая, как язык супруга скользит в моем рту, а одна рука ловко нащупывает шнуровку платья.

Он меня раздевает?! Я широко распахнула глаза и забилась в объятиях Алекса еще сильнее. Не то чтобы я не хотела близости. Дрожь в теле свидетельствовала как раз о противоположном, но вот лишиться сегодня невинности, да еще зная, что это должно произойти в достаточно грубой форме, я была не готова. Моя неокрепшая психика этого не выдержит!

Кое-как высвободила руку, шокированно отмечая, как рука Алекса сграбастала мою правую ягодицу, с силой сжав ее. Это было на грани. На грани боли и удовольствия, что начало зарождаться где-то внизу, когда что-то твердое вжималось мне в живот.

«Мы так не договаривались!» — возмущенно подумала я и замахнулась, чтобы нанести удар, но Алекс предугадал его, поймал руку и прижал ее к постели вместе со второй, подняв их над головой. Это причиняло легкую боль, но лишь тогда, когда я начинала вырываться.

Не так все должно произойти. Не так… Хотя с чего я взяла, что мужчина должен быть ласковым в постели? Может, это эльфийские любовные романы виноваты? В них герои пылко прижимают героинь к себе, покрывая тело нежными поцелуями! Где же тут нежность?

Я уже успела попрощаться с невинностью, когда супруг оторвался от моих губ, несколько раз поцеловал в шею с долей нежности, после чего достаточно больно укусил в плечо.

— А-а, — из моей груди вырвался то ли стон, то ли крик, а по телу пробежал табун мурашек. Мой здравый смысл, последний раз напомнив, что этого делать не стоит, уже готов был покинуть меня до утра, позволив окунуться в омут страсти с головой, когда Алекс отстранился и отвел взгляд в сторону.

Потом пару раз встряхнул головой, словно приходя в себя, и, не говоря ни слова, вышел.

«А я?» — подумала с обидой, но внутренний голос ехидно напомнил: «Ты же этого хотела!» Медленно поднявшись, поправила платье, хотя тело еще помнило его прикосновения. Щеки пылали, а жар внизу живота сменился пустотой.

Я не знала, радоваться мне или плакать. С одной стороны, понимала, что хочу его нежности, поцелуев и объятий. Даже на грани боли. Все равно. А с другой… С другой видела, что я не больше чем игрушка. Новая и недоступная. А может, это лишь повод заиметь наследника?

Смятение. Смятение чувств, эмоций, ощущений. Вот то, что я ощущала в данный момент. На тело навалилась усталость, мешающая думать. Этот сильный мужчина будил во мне слишком странные чувства, его хотелось то обнять и поцеловать, то придушить и убить (особенно на тренировках).

О сегодняшнем вообще молчу. Страсть. Всепоглощающая страсть. Только почему он остановился? Передумал? Счел наказание достаточным? Или ему стало противно? Из-за меня?..

На глаза наворачивались слезы досады и разочарования, а голова взрывалась от эмоций. Приказав служанке принести чаю с ромашкой, чтобы успокоиться, я приняла душ и подняла рубашку, оставленную Алексом, которая сиротливо лежала на полу. Поддавшись какому-то порыву, нацепила ее поверх короткой майки (вроде той, что всегда надевала на тренировки), после чего, свернувшись калачиком в своей постели, уснула.


Александр


Сегодня с самого утра я был в дурном настроении: сначала не мог оторвать голову от подушки, чего со мной не случалось уже давно, потом шпионы не порадовали докладом, а служанка едва не пролила на меня кофе. Когда пришло время тренировки с женой, у меня только пар не шел из ушей от злости, поэтому сорвался на супругу, стал выматывать ее.

В какой-то момент я осознал, что девчонка не виновата, и решил компенсировать ей испорченное утро хорошим ужином. Послал записку. Надеюсь, она будет послушной девочкой и примет мое приглашение, хотя от нее всего можно ожидать…

На ужин Элли все-таки пришла. Но в каком виде! Скрипнув зубами, я мысленно приказал себе успокоиться. Темный Властелин я или кто? Еще какая-то девчушка будет выводить меня из себя!

— Ты вовремя, дорогая, — как можно безразличнее сказал я.

Сначала было весело, ведь Элли пыталась вывести меня из себя, вела себя нарочито примерно, чрезмерно и наигранно, но потом она попробовала крепленое вино и сразу же захмелела. Вот тогда стало не до смеха. Спиртное развязало ей язык, заставив нести всякую чушь. Я едва сдерживался, чтобы не наорать, и вновь заставил ее замолчать. Пришлось даже бокал отобрать, чтобы девушка не усугубила ситуацию. Элли замолчала, но ненадолго. Когда она вновь потянулась за бокалом, ненароком облизала губы. Это невинное движение вызвало волну эмоций, спровоцировав жар в напряженном паху. Она сама не знает, что творит! Я едва сдерживался, чтобы не впиться в ее пухлые губы. Казалось, именно они заняли все мое внимание. Это раздражало. Хотеть женщину и не иметь возможности овладеть ею было невыносимо и странно, ведь никогда мои эмоции не брали верх над головой. Еще ни разу за сотни лет я не желал женщины так сильно. Может, стоит найти к ней подход хотя бы для того, чтобы удовлетворить физические потребности? Ведь если ее голова будет занята иными мыслями, она перестанет пытаться досадить мне? Над этим стоило подумать…

Кажется, моя жена не понимает, что выводить меня из себя — плохая идея. Элли с демонстративным спокойствием несла весь ужин полную чушь, играя для публики роль пушистой овечки. И, что главное, публика верила каждому ее слову!

— Ты нарвалась, девчонка! — Слова вырвались из меня с поистине звериным рыком. Я схватил свою женушку и понес наверх. Молниеносно влетев в комнату, бросил ее на кровать и начал снимать рубашку. — Сейчас мы проверим мою потенцию, которую ты так нахваливала!

— Да я тебе имидж улучшала! Тебя же еще больше бояться будут! — лепетала Элли, объясняя свое безобразное поведение.

— Меня не боятся! Меня уважают! — рявкнул, отшвырнув рубашку. Элли что-то бормотала, что — я не слушал. Перед глазами будто пелена стояла. Страсти и злости. И желания показать, кто тут главный, пусть и таким первобытным способом.

Накрыв ее тело своим, я впился в ее губы поцелуем, грубо исследуя рот, ожидая, пока она покорится. Руки в нетерпении пробежались по шнуровке и сжали упругую ягодицу.

Штаны стали невероятно тесными, но я пока не спешил их снимать. Это была последняя преграда, которая хоть немного сдерживала меня, позволяя сохранить остатки здравого ума, не затуманенного страстью.

Девушка сначала пыталась вырваться, но ее попытки были все слабее, пока не прекратились вовсе.

Это оказалось небольшой победой над маленькой женщиной. Столь юной и столь сексуальной, пусть даже она еще не осознавала этого. Ею хотелось обладать, ставя отметины страсти, клеймя своими поцелуями, чтобы никто иной не покусился на ее тело. Тихий вскрик вернул меня к реальности. То, с каким недоверием, смешанным со страхом, она смотрела на меня, заставило почувствовать себя чудовищем. Я. Только что. Едва. Не. Изнасиловал. Собственную. Жену.

Никогда за свой долгий век мне не приходилось принуждать женщину к близости. Никогда мне не было так трудно сдержаться.

Элли смотрела на меня с опаской, но ничего не говорила. Устыдившись того, что я едва не сотворил, быстро ушел к себе.

Осознание того, с каким ужасом она на меня смотрела, неприятно поразило. Не хотелось прибегать к насилию, а осознание того, что собственная жена меня боится, хоть и пытается это скрыть, было неожиданным и неприятным.

Но разве это не то, чего я добивался? Разве не этого хотел?

Ведь я все сделал ради того, чтобы Элли была в ужасе. И если она еще пыталась храбриться, подначивая, делая все мне назло, то это была лишь попытка побороть страх. Можно себя поздравить. Она все равно видела во мне лишь чудовище.

Холодный душ успокоил тело, но не охладил чувства отвращения к себе из-за содеянного. Не удивлюсь, если жена больше даже разговаривать со мной не будет…

Ночью я ворочался в кровати и не мог уснуть. Сон все никак не шел, а расшалившиеся нервы спелись с расшалившимися гормонами и требовали, чтобы их успокоили.

Поднявшись с кровати, накинул халат и позвал слугу, чтобы тот принес мне вина. Пока мой приказ выполнялся, решил проверить, спит ли жена, и заглянул в ее комнату. Элли спала в моей рубашке, крепко обняв подушку. Пара прядей волос падала на лицо, и руки сами собой потянулись к ней. Может, не такой уж я и бесчувственный? С долей раздражения подавил в себе этот порыв нежности и вернулся в свою спальню.

Подошел к креслу и заметил, что вслед за мной метнулась какая-то тень.

— Выходи уже, шпион, — сказал, усевшись в кресло.

— Заметил все-таки… — обиделся кот, выходя из укрытия. Да уж, такую тушу сложно не заметить. Или он считает себя мистером грация?

— Чего это ты тут бродишь по ночам? — спросил я у него.

— Да просто не спится… — Кузя явно желал уйти от ответа, потому шаркал передней лапой, словно стирал с ковра невидимую пыль.

— Говори, не испытывай мое терпение, — жестче приказал я, чувствуя раздражение.

— Это правда, что ты пытал Элли?! — неожиданно зло накинулся на меня с обвинениями кот. — Я же предупреждал тебя, что сделаю, если ты ее тронешь хотя бы пальцем! — Мордочка кота была такой забавной в момент бешенства, что я рассмеялся. Припомнил наш с Кузей «мужской разговор». Кажется, там самым мягким наказанием было «нагадить в тапки»…

— С чего ты взял, что я ее тронул? — пожал плечами. Это хорошо, что он не пронюхал о недавнем инциденте, а то запал был бы куда большим и на этот раз не беспочвенным.

— Элли говорила на ужине. Об этом уже весь замок судачит, а я не в курсе. — Он грустно вздохнул. Похоже, всерьез обиделся, что хозяйка не поделилась с ним первым. — Если это правда, то я…

— То ты ничего мне не сможешь сделать, зато я стану считать тебя тупым животным, — прервал пафосную речь кота.

— Это я тупое животное?! — Кузя был возмущен до глубины души. Шерсть на загривке встала дыбом, сделала его схожим с тигром. Маленьким таким…

— Ну, не я же, — флегматично ответил ночному собеседнику.

— Ну, это с какой стороны посмотреть… — протянул кот и принялся умываться лапкой.

— Я вижу, ты еще молчать в нужный момент не научился? Сейчас у тебя есть два варианта: либо проваливай, либо попробуй доказать, что ты не тупое животное, которое может только есть и спать. Я хотел бы выпить вина, составишь мне компанию? — сказал ему, поудобней устраиваясь в кресле. — Разрешите предложить вам бокал настойки валерианы.

— Не откажусь, — кот был явно доволен моим предложением и моментально успокоился. Если мысль уйти его и посетила, то любимое лакомство не оставило коту выбора.

Посидели мы славно. Валерьянка развязала рыжему язык, и я узнал много нового про свою жену.

Оказывается, Элли росла без матери. Отец очень любил дочь и постоянно ее баловал. Однажды, когда девушка еще была малышкой, он привел в дом новую жену, решив, что дочь не должна жить без матери. Но так случилось, что отношения у падчерицы и мачехи не заладились с самого начала, поэтому, когда девушка выросла, решила учиться подальше от дома. К тому же у нее проявился магический дар управления стихиями. Но Элли все равно часто навещала отца.

Училась она неплохо, но, как любой студент, любила откосить от занятий. Рассказал мне пушистик и про особые отношения Элли с одной преподавательницей. Вот мерзопакостная особа!

А про личную жизнь кот ничего особого не рассказал по причине неосведомленности. Похоже, моя жена — девушка разумная: либо не заводила романов, либо хорошо пряталась от этого рыжего шпиона.

Разошлись мы с Кузей только под утро. Он отправился к Элли под бок, а я в свою кровать. Хм, у меня такое чувство, что я хотел бы оказаться на месте кота. Надо гнать прочь такие мысли!

ГЛАВА 14

Элли


Утром меня разбудила служанка, которую я еще вчера перед ужином об этом попросила. Голова немного кружилась после вина. Интересно, чего ждать от Алекса после вчерашнего?

Перед глазами вновь пробежали события вечера. Кажется, я перебрала, забыла придержать свой язык… Наверное, стоит извиниться — все же перегнула палку. Хотя не только я, а значит, извиняться не буду. Во вчерашнем поведении супруга есть свои плюсы: может, перестанет гонять меня, ощутив чувство вины?

Быстро встала, остановилась у большого зеркала, которое было прикреплено вдоль всей боковой стенки шкафа.

Зеркальная гладь отразила бледную девушку с выразительными карими глазами. Руками провела вдоль тонкой шелковой рубашки супруга, которая все еще была на мне, вспомнила его прикосновения. Дотронулась до ключицы, где маленьким синяком обозначился след от укуса. Холодные пальцы пробежали по разгоряченной коже, а по телу вновь прошла дрожь, как вчера, когда другие руки исследовали меня.

— Хватит! — возмутилась я, увидев, как в глазах девушки из зеркала зажегся таинственный огонек. — Нечего о нем думать! Он же о нас не думает. То есть обо мне.

Оделась и пошла на тренировку, думая, как себя вести. А никак! Словно ничего не случилось. Он же может после потрясающе милого и веселого вечера на кухне срываться на мне, так почему я не могу?

Зал встретил меня тишиной. Обычно супруг приходил раньше меня, а на этот раз проспал, что ли? Это так на него непохоже…

А может, случилось чего? Нет, что ему станется? Губа от самомнения лопнет? Или он охрип, раздавая приказы?

Ровно в десять дверь открылась, и на пороге возник парень, которому на вид было не больше двадцати. Необычные ярко-синие глаза задержались на моей фигуре не дольше, чем это позволяли приличия. Я отметила смазливое личико, тонкие аристократические черты, тонкие губы, длинные темные волосы, чуть короче, чем у Алекса. Да и телосложением он был помельче. На фоне мужа выглядел бы костлявым.

Обругав себя за то, что непроизвольно сравниваю мужчину с Алексом, я добавила себе мысленный подзатыльник за то, что в этом сравнении только что отдала предпочтение супругу.

Этого только не хватало! Ладно еще влечение, страсть, но нечто большее? К этому я не была готова…

— Доброе утро, ваше величество, — поклонился вошедший, — разрешите представиться. Меня зовут Альфред, Ваш покорный слуга. Можете звать меня Альф.

— А где его величество? — Я натянула на лицо маску безразличия и холодной отстраненности. Парень не вызывал доверия, оставалось лишь надеться, что Алекс умеет подбирать подданных. Кстати, кто он? Богатая одежда и благородные черты лица свидетельствовали о том, что это далеко не обычный слуга.

— Его величество приказали мне сегодня сообщить вам о том, что тренировка отменена. — Улыбка добавила Альфреду мальчишеской беззаботности, но глаза остались беспристрастными. — Мне велено провести тренировку по концентрации энергии. Будем заниматься здесь или пойдем в более подходящее место?

Поверить не могу! Сегодня меня не будут дразнить и гонять по залу как козу, норовя уколоть в филейную часть! А еще разговор о вчерашнем, если он и будет иметь место, переносится на более поздний строк.

— Давайте пройдем в гостиную. Я распоряжусь о чае. Будете? — Дождавшись кивка, я поинтересовалась: — А вы кем у Александра служите?

— Я что-то типа его личного помощника, секретаря. Называйте как знаете. И еще вхожу в члены совета при его королевском величестве, — с неизменной улыбкой пояснил Альф.

— И как вам условия труда? Оплата? — решила пошутить по дороге в гостиную.

— Что, простите? — Парень в один момент стал серьезным, утратил веселость и даже сбился с шага.

— Шутка это. Не берите в голову, — прикусила язык, осознав, что спросила лишнее. Похоже, радость от отмены тренировки была преждевременной. Что ждет меня на уроке с этим Альфом? — А почему тренировка отменена, не знаете? — придала голосу безразличие, чтобы ни радости, ни грусти этот «мальчик» не услышал. Может, он каким-то шпионом работает? Откуда мне знать?

— Думаю, это как-то связанно с тем, что его величество отбыли по делам государственной важности, — объяснил Альфред. И имя у него какое-то старомодное…

«Смылся, значит!..» — разочарованно отметила я. И ладно! И пусть! Буду еще из-за всяких переживать! Совесть мрачно напомнила, что этот «всякий» — мой супруг, но я ее быстро заткнула напоминанием о том, что он меня за человека не считает, так почему я должна?

Служанка разлила чай по чашкам, и мы разместились в гостиной: я на кресле, а брюнет на диване. Ощущения расслабленности рядом с Альфредом я не чувствовала. Сейчас, когда он был ближе, чем в зале, это заставляло напрячься. Даже волосы сзади на голове встали от ощущения какой-то опасности. А вот Альфред чувствовал себя уверенно, сидел в расслабленной позе, закинув ногу на ногу и откинувшись на спинку дивана. Весь его вид демонстрировал, что он чай с членами царской семьи едва ли не ежедневно пьет.

— Давно служите у Алекса? — Я сделала глоток из чашки, поморщилась. — Сахара? — добавила себе ложку, а Альф отрицательно покачал головой.

— Нет, спасибо. — Наверное, именно так должна выглядеть светская беседа. Я поерзала на кресле, ощущая себя неуютно. — Не так давно… — ага, лет пять, — сто семьдесят лет.

Я закашлялась, подавившись. Альф подался вперед, легонько постучал меня по спине. С моего языка едва не сорвался вопрос о том, сколько лет этому парнише, но он без слов меня понял:

— Мне недавно исполнилось двести.

— Вы маг? — спросила, когда кашель прошел. В голове не укладывалось, как этот парень… мужчина может смотреться так молодо? Ведь маг средней силы должен к двумстам выглядеть на тридцать. Двести — это вроде как половина жизни.

— Нет. — На лице парня появилась усмешка. Казалось, что вся ситуация и моя неосведомленность его забавляли. Стоп, а как не маг собрался мне рассказывать о концентрации энергии?

— А концентрация энергии? — Моему удивлению не было предела.

— Это в некотором роде моя специализация. — Улыбка стала немного самодовольной. Ничего не понимаю. — Вижу, ваше величество, вас смутил мой возраст? Я вампир.

— Да? — Я раньше лично с этой расой не была знакома, они обычно прятались, скрывались в толпе. Хотя, с другой стороны, почему нет? Теперь понятно, отчего мне неуютно с Альфом, интуиция подсказывает, что его нужно опасаться. И не зря. Помнится, вампиры кровь пьют? Отодвинулась, буквально вжавшись в кресло.

«Эй, ты же маг», — гордо напомнила я своему страху.

«Ага, с мерцающими силами, когда не ясно, как заклинание среагирует, а фаерболом в корову с пяти метров не попадешь!» — мрачно напомнил внутренний голос.

— Зря вы переживаете, вас я не трону. Для пищи есть специальные люди, да и пополнял я силы вчера, поэтому еще неделю-две не принесу вреда.

— Ой, а чай? — Мой взгляд метнулся к чашкам, Альф безмятежно сделал глоток и улыбнулся.

— Чай мы пьем, да и пищу нормальную можем есть. Только от этого ни пользы, ни вреда, — пожал плечами вампир. — Приступим?

— Да, давайте. — Я отставила чашку.

— Расслабьтесь. Ваше тело должно быть как пластилин. Никаких мыслей, никаких отвлекающих факторов.

Под тихий голос Альфа я попыталась расслабиться, а когда не вышло, сделала вид, что выполнила инструкцию. Как в академии. Пусть этот великий учитель думает, что у него все получилось. Может, скорее отпустит.

— Нет, так не пойдет, — мои мысли прервало недовольное восклицание. — Облокотитесь о спинку дивана. — Альф встал и отошел к окну. Теперь даже дышалось как-то свободнее.

Странный он все-таки, этот Альф. Вроде и улыбается, но улыбка эта кажется отстраненной. Невинная мальчишеская внешность и сердце убийцы. «Если оно, конечно, есть!» — поправила себя. Симпатичный. Интересно, Алекс не боится, что этот «юноша» может меня у него увести? Краем глаза отметила, что на безымянном пальце брюнета блеснуло обручальное кольцо. Вот оно что… Женат наш клыкастик. А значит, и опасаться Алексу нечего. До умопомрачения захотелось увидеть жену Альфа. Интересно, какая она?

— Вы о чем-то задумались?

«Ой, вам, Альфред, об этом лучше не знать…»

— Нет, что вы, это я концентрируюсь, — улыбнулась ему. Альф при всей своей улыбчивости и внешней привлекательности не внушал доверия.

— Это хорошо, — в глазах мужчины светилось одобрение, — а теперь расслабьтесь, глубоко вдохните. Ощутите, как ваша внутренняя энергия, словно поток воды (ага, у огненной стихии!), перетекает по вашему телу (ой, так затекло, что аж в туалет приперло!), как вы расслабляетесь.

Дальше я не слушала. Зачем? Иногда мне кажется, что эти все «давайте возьмемся за руки и будем думать о том, что наши силы — это поток» под копирку пишут.

Ну не могу я так успокоиться. Вот как, скажите на милость, можно успокоиться и расслабиться, когда я собственные мысли в порядок привести не могу?!

Алекс… Одного упоминания о нем хватило для того, чтобы внутренне напрячься. Я уже не ощущала к супругу отвращения и жгучей ненависти, что определенно мне не нравилось. Власть и сила, которые исходили от него, притягивали и одновременно пугали. Иногда он вел себя почти нормально. Как мужчина. Властный, спокойный, с нотками иронии в бархатном голосе, он в одну секунду мог перестать быть таким и заставить понять, из-за чего его боятся. Все же кровь на его руках не могла не оставить отпечатка на личности.

Интересно, куда Алекс подался, если даже тренировку отменил? Действительно дела или что-то другое? Мысли вновь вернулись ко вчерашнему вечеру. А если он решил закончить то, что начал, но уже с другой «женой»? Ну, дорогой, придет тебе конец, если это так! Я по нему тут страдаю, не могу разобраться в своих чувствах, а он пошел зов плоти удовлетворять?! Пальцы начало привычно покалывать от ощущения выброса стихии. Как же не вовремя…

«Тшшшш. Алекс хороший, никаких растрепанных чувств у меня нет», — изо всех сил я пыталась вернуть себе равновесие. Альф отвернулся к окну и пока не видел сего безобразия в виде двух моих горящих рук, продолжая твердить что-то о гармонии и мире с собой. Потушить огонь не выходило, поэтому я направила его в камин и на этот раз не промахнулась. Шум привлек внимание учителя. Тот повернулся, удивленно вскинув брови.

— Замерзла немного, — повела плечами, имитируя холод.

— Продолжим. — И Альф дальше стал читать лекцию-нотацию. Об Алексе я больше не думала, ведь маг следил за моим выражением лица и мог заметить, что я не совсем в гармонии со своим внутренним потоком энергии. Под его тихий голос с приятным тембром я вырубилась, благо поза позволила.

— Эллинор, ваше величество, — меня трясли, вырывая из объятий сна.

— А? Что? — сонно моргнула, понимая, что полулежу на кресле.

— Что с вами было? — Альф выглядел обеспокоенным.

— Как что? Я была в гармонии с собой и вошла в транс. — Этот мучитель не заставлял бубнить под нос, как это делалось на уроках концентрации, чтобы учитель верил, что мы не спим, не выматывал в зале, за что я была ему благодарна. — А раз мне удалось достичь высшей степени блаженства, уроки мне больше не нужны. — Ослепительная улыбка невинного ангелочка довершила образ идеальной ученицы.

— Так вы спали, — рассмеялся Альф. Хохотал он искренне и заразительно, утирая слезы на глазах.

— Нет, — нахохлилась я.

— Простите, — продолжая смеяться, сказал мужчина, — просто раньше никто не засыпал в моем присутствии.

— А жена? — полюбопытствовала я, улыбнувшись и расслабившись.

— А, да, — хмыкнул мужчина иронично, — ей удавалось. Но вы на уроке по концентрации энергии задремали. Да еще после того, как опасливо таращились в мою сторону.

— Вы заметили? — смутилась я. — Простите.

— Ничего, это нормальная реакция, — отмахнулся Альф. — Вам совсем-совсем не помогла тренировка?

— Почему, я отлично выспалась, — не удержалась от улыбки и получила ответную. — Пойду я. Вы здесь надолго?

— Нет, есть у меня кое-какие дела. Да и советники прибудут на Великий Совет только послезавтра.

— Куда?

— Это Совет, который собирается раз в год. На нем присутствуют все-все советники и еще несколько помощников Александра. Решаются вопросы государственной важности, рассматриваются проблемы прошлого года. Скукотища, — подытожил Альф.

— Они остановятся в замке? — уточнила, прикинув, какие приготовления нужны для того, чтобы принять делегацию такого размера.

— Нет. Атмосфера в замке немного… — Альф задумался, подбирая слово.

— Угнетает? — подсказала я.

— Именно. Да простит меня его величество. Ваше величество, вы не против того, чтобы провести завтра еще один урок? Есть у меня еще одна идея, ведь, насколько я понимаю, камин вы зажгли не случайно, а подобные выбросы могут быть опасными, — я поморщилась, — не буду читать лекцию. Обещаю. — Голос помощника Алекса стал насмешливым.

— Ладно, давайте, — согласилась, встав. Быстро попрощавшись, пошла к себе. Вампир оказался довольно дружелюбным.

Надеюсь, он не сдаст меня Алексу, поведав, что я уснула на его тренировке…

День прошел на диво скучно. Я читала, спала, разговаривала с котом и все это время ловила себя на мысли, что мне чего-то не хватает. Точнее, кого-то. Одного наглого, властного и мнительного мужчины. Даже по его подколкам соскучилась, хотя такое в принципе невозможно.

Может, он в обед вернется? Но Алекс не вернулся ни в обед, ни вечером. Ужинать тоже пришлось в одиночестве.

— Александр не вернулся еще? — безразличным тоном спросила у слуги, подавшего на ужин овсянку.

— Нет, ваше величество, его величество не говорил, когда вернется. — Мужчина поклонился и убрался восвояси.

В эту ночь я долго не могла уснуть, ворочалась в постели. Кузя, которому надоели мои терзания, смылся, предпочтя спать где-то в кресле. Из разговора Альфа с дворецким я поняла, что муж действительно отбыл по делу, а не для того, чтобы согреть кровать какой-то красотки, что меня немного успокоило. Я думала о нем и ничего не могла с собой поделать.

Супруг словно давал мне время обдумать вчерашнее, но мне не хотелось вспоминать об этом. Но не потому, что я боялась. Скорее из-за того, чтопочувствовала в тот момент. Ну почему все так сложно? Почему нельзя просто сказать: вот тебе мужчина, люби его, а он будет любить тебя. Он для тебя, а ты для него.

«А мужа ты за мужчину не считаешь?» — мысленно дала себе подзатыльник. Попала. Однозначно. Наверное, именно это люди называют любовью…

А ведь я действительно его люблю. Когда это случилось? Да, наверное, это любовь с первого взгляда. Нет, это случилось не на балу. В тот момент, когда я увидела его портрет в книге, сжавшись под презрительным взглядом серых глаз. Вот только я помнила, что его взгляд может быть и другим. Он может сжигать, опаляя страстью, может быть насмешливым и теплым. Но, наверное, не со мной. Со мной он только колкий и презрительный. Как жаль…

Перевернулась, ударив со злости подушку. Ну почему все так?

Уснула я лишь под утро, измученная терзаниями, но даже во сне Алекс не покидал меня. В этот раз он смотрел на меня с нежностью и заботой, целовал в губы, а я таяла от блаженства. Утром же была готова расплакаться, когда поняла, что это всего лишь сон и ничего такого мне не светит.

ГЛАВА 15

Элли


После полубессонной ночи мое тело отказывалось просыпаться, даже холодный душ не помог, лишь немного успокоил ноющие мышцы, на боль в которых я перестала обращать внимание. Его величество не ночевали дома, и это мне определенно не нравилось… Очень не нравилось! Хотя кому понравится отсутствие мужа дома по ночам? И пусть спим мы с ним отдельно, вести разгульную жизнь он тоже не имеет права.

Обо всем этом я думала за завтраком, меланхолично пережевывая овсянку, уговаривая себя, что это очень полезно для фигуры. Да с такими тренировками, как у меня, скоро придется весь гардероб обновлять! И платья ушивать!

Кстати, про платья! Я еще раз оглядела прислуживающих женщину и лакея, что стояли у двери. Мрачно…

Сегодня же напишу Радику, вместе мы что-то придумаем!

— Мясо жестковато, — изрек Кузя, сидевший на соседнем стуле. Пока Алекса не было, пушистик позволял себе сидеть за столом. Ел он, правда, со специального подноса, что был расположен на подлокотниках стула, но по самодовольному выражению мордочки нетрудно было понять: кот безмерно рад такому отношению к своей персоне.

— Так переходи на хлеб и воду, — раздраженно отозвалась я. Еще утром слуга передал послание от Альфа, который приносил извинения и говорил, что урок переносится на три часа дня. Нужно было занять чем-то утро, чтобы не думать об отсутствии Алекса.

— Вот еще, нужно просто сказать кухарке, чтобы тщательнее перетирала мясо, — фыркнул кот.

— А еще нужно сказать садовнику, чтобы он полил тебя из шланга, дабы ты не зажирался!

— Что? — Кот подавился и закашлялся. — Эль, если тебе не с кем погрызться, то…

— С чего ты взял?! — Раздражение не проходило. Причем раздражало меня все — начиная от Кузи и кончая слишком горячей кашей и слишком холодным чаем.

— Нервная, — меланхолично заметил Кузя, ничуть не обидевшись на мой выпад. — У тебя эти дни?

— Какие дни?

— Ну, эти. — Кузя начал гримасничать, делая какие-то намеки.

— Кузь, если ты не прекратишь нести ерунду, то эти дни начнутся у тебя, — пригрозила я, — давно хотела испробовать заклинание по изменению пола.

— Нет такого заклинания, — опасливо протянул Кузя, но уверенность в его голосе пропала.

— Ты во мне сомневаешься? — картинно подняла я бровь: научилась этому у Алекса. Тьфу, опять этот Алекс!

— Молчу-молчу. Слова не дадут сказать, — проворчал кот, стащил со стола куриное бедрышко и ушел, виляя толстым задом.

Как только Кузя скрылся, меня начали мучить муки совести. Ладно, он у меня отходчивый.

Поблагодарив слуг за завтрак, я под их ошарашенными взглядами пошла в библиотеку, приказав принести мне несколько конвертов и бумагу. Все доставили, едва я села за стол. Удобно. Мягкое кресло позволяет спине расслабиться, но удерживает ее в нужном положении, чтобы была возможность писать и читать. Даже спать в нем удобно, есть подушечка для головы, и, если на нее положить затылок, кресло немного откидывается назад, позволяя дремать. Надо признать, супруг знает толк в вещах. При мысли о нем на душе опять поднялась злость. Уже второй день шляется непонятно где, а я тут переживать должна?!

«Соберись, тряпка!» — мысленно я дала себе подзатыльник. Не стоит лить слезы, если он обо мне даже не думает!

Нужно отвлечься, а в этом мне всегда помогало любимое занятие. Только с письмом закончу.

Писать особо некому, дома остались товарищи, которые через два года моей учебы в другом городе перестали со мной здороваться, а в академии я дружила только с Сарой, остается отец. Вот кто будет рад выслушать все о моих бедах и попытается помочь, только выдержит ли его сердце. Нет, папу расстраивать, перекладывая на него груз проблем, что появились вместе с замужеством, не буду.

Письмо получилось коротким. Я рассказала о своих успехах, написала, что Кузя еще больше поправился, и спросила о здоровье. Что же делать с адресом…

Если папа узнает о замужестве, да еще с такой «партией», его удар хватит.

Долго напрягаться не пришлось, я решила передать письмо с гонцом, позаботившись о том, чтобы парень не проговорился.

Согласно легенде он тоже студент и едет к родственникам на сутки, вот и заскочил передать письмо. На обратной дороге заберет ответ, если папа будет что-то писать.

На конверте я указала адрес академии и дописала пару строчек, гласящих, что ответ надлежит передать этому парню. Осталось только надеяться, что гонцы у Алекса молодые парни, а то представляю себе лицо папочки в момент, когда сорокалетняя небритая рожа заявит, что учится в Академии магии. Запечатав письмо тактильным заклинанием, чтобы только мой кровный родственник его мог открыть, я скептически осмотрела гонца. Парню на вид было не больше двадцати — подходит! Адрес и координаты портала и описание внешности отца он внимательно выслушал и запомнил, после чего пообещал все исполнить.

Ну вот, когда до урока осталось меньше четырех часов, я решила убить время за занятием любимым делом. Когда позволяло время, между учебой и законным отдыхом я часто экспериментировала с разными материалами, воздействуя на них заклинаниями. Что меня на это подвигло? Началось все с того, что на первом курсе мы с Сарой записались в кружок.

— Эль, это будет интересно. — Сара к тому времени перестала напоминать тень и немного освоилась в академии.

— Пошли, — согласилась я. Гулять не хотелось — за окнами уже была осень, моросил противный мелкий дождик.

Руководителем кружка оказался дедушка с длинной седой бородой и остатками кудрей вокруг обширной лысины. Он был невысокого роста и восторженно рассказывал о влиянии магии на материю. Согласно его теории любой материал можно изменить с помощью заклинания. Проблема заключалась в том, что неправильная комбинация слов и их двоякое значение могут привести к невероятному финалу.

Пока мы повторяли за учителем, делая лед мягким, воду ледяной, ткань твердой, а железо прозрачным, как стекло, все было нормально, но когда начались индивидуальные занятия, фантазия забила ключом и едва не убила пресловутого учителя.

Сара свинтила еще после второй пары, сославшись на дела, и вскоре увлеклась растениями, а я продолжала выносить учителю мозги своими идеями.

Последним моим изобретением была некая субстанция, изначально предназначенная для снятия зубной боли. Намешано там было много чего, не стану даже пытаться все вспомнить, ведь тщательно записывала ингредиенты. Короткое заклинание, и — вуаля!

Так вот, назвала я результат неудачного эксперимента (Сара наотрез отказалась быть подопытным кроликом, и не зря) «броневиком». Смесь действенная, но, к сожалению, не для изначальной задумки…

Если этим вот «броневиком» покрыть одежду не очень толстым слоем в пару миллиметров, она станет защищать от всего. Ни одна стрела не пробьет, а одежда станет твердой на ощупь, как камень. Минусы, правда, имелись, по весу эта одежда тоже становилась как камень. А еще запах такой стоял, словно один студент по имени Карельт снял носки. Без слез не взглянешь ни на то, ни на другое из-за умопомрачительной вони. В смысле ум может помутиться от ароматов.

На душе было тоскливо, и захотелось чего-то радужного. А что, если сделать напиток, после поглощения которого волосы человека становятся цветными? Представила Алекса в таком виде и захохотала. Черт! Опять этот Алекс! Везде один Алекс! Сколько можно?

Ворча себе под нос, я смешала кое-какие продукты, имеющие радужные цвета, и сочинила заклинание, согласно которому все цвета отвара должны перейти на волосы того, кто его выпьет. К завтрашнему утру будет готово. Интересно, получится подсунуть его в еду Кузе? Или Алексу… Нет, знать его не желаю!

Едва я закончила, слуга сообщил, что Альф ожидает меня в гостиной и просит перенести тренировку на более раннее время, если на то будет мое желание. А мне какая разница?

Альф сидел в кресле, ожидая меня, и пил чай из маленькой чашки.

— Приветствую. — Я вошла, а Альф встал и поклонился.

— Начнем? — спросил он, едва я заняла диван.

— Да. Быстрее начнем — быстрее умрем, — мрачно пошутила я. Хорошее настроение, которое вернулось, пока я творила, улетучилось, словно его и не было.

— Все там окажемся, — великодушно заметил Альф, чему-то улыбнувшись. Странный он все-таки… Такая себе темная лошадка: никогда не знаешь, что случится в следующий момент.

На этот раз тренировка прошла хорошо. Вампир больше не пичкал меня мантрами, не заставлял представлять себя потоком. Он попросил сесть в позу лотоса (хорошо, что я была в штанах и блузке), после чего двумя нажимами в области позвоночника заставил ощутить слабость во всем теле. Я словно плыла, не чувствуя ни одной косточки, ни одной мышцы. Такой расслабленности и полного отчуждения никогда не ощущала ранее. Это было лучше сна после изнурительной тренировки, лучше отдыха после длительного забега, лучше расслабляющей ванны.

Каждая мышца отдыхала, дышала и жила отдельно, каждая косточка ощущалась мягкой, как перышко… Я даже об Алексе забыла, так мне сделалось спокойно и легко.

— Что это было? — ошарашенно выдохнула, когда тело вновь стало принадлежать мне. Я ожидала усталости, тяжести. Чего угодно, но не того спокойствия, что воцарилось в душе.

— Нирвана, как вы говорите. — Улыбка брюнета стала самодовольной.

— А как? — в моих глазах зажегся огонек любопытства.

— Простите, но сия тайна умрет со мной. — Я едва не пошутила на тему того, что он уже мертв, но вовремя прикусила язык, побоявшись обидеть. — Но дело в другом. Запомнили свои ощущения?

— Да. — Восторг в моих глазах был неподдельным.

— Вот и хорошо. Это то, к чему вы должны стремиться.

— Так, может, нажмете что-то опять, и все, — предложила я, слабо понимая, что нужно делать.

— Раз нажму, два, а дальше? — насмешливо уточнил Альф. — Предлагаете тенью за вами ходить? Ложитесь. То состояние легкости вам доступно. Только для этого нужно расслабиться. Отпустить мысли. Не представляйте себе ничего. Просто вспомните то состояние и попробуйте повторить. Почувствуйте, как ваша стихия наполняет вас, забирает мысли.

Голос Альфа звучал все дальше и дальше, словно я находилась в другом измерении. Измерении полного спокойствия. На этот раз все получилось. Когда мне удалось полностью расслабиться и я уже начала ощущать легкость, словно затянутые в узлы мышцы распрямились, в дверь постучали.

— Ваше величество, его величество уже вернулись. Вы просили сообщить. — Руки от запястья до кончиков пальцев вновь покрылись огнем.

— Интересная реакция на супруга, — хмыкнул Альф.

— Альф, спасибо за урок, я все поняла. — Кое-как мне удалось усмирить стихию, которая вновь взбунтовалась. На этот раз она послушалась, и в этом была заслуга вампира.

— Запомните это чувство. На сем попрощаюсь, — Альф поклонился. — Передавайте его высочеству, что завтра я встречусь с ним на совете.

— Хорошо. — Я пожала плечами и пошла встречать Алекса.

Что-что, а незабываемый прием я ему гарантирую!


Александр


Утром я сидел в кабинете, собираясь разобраться с небольшим мятежом, о котором мне сегодня доложили. О вчерашней ночи напоминала только гудящая голова.

Еще вчера я послал гонца к Альфу. Он один из немногих, кому я могу всецело доверять, ведь он обязан мне жизнью дважды, а я ему всего лишь один раз. Рука взметнулась к шраму, пальцы прошлись от начала до конца узкой полоски. А ведь все могло закончиться куда плачевнее…

— Скучаете, ваше величество? — Утром на пороге кабинета возник вампир. Слишком знакомый, чтобы соблюдать какие-то церемонии.

— Нет, вспоминаю. — Мне не нужно было объяснять, что именно. Альф отлично знал, что и кого я имел в виду.

— Ты писал, что тебе нужна помощь при концентрации? Нервишки пошаливают? — Альфред занял кресло напротив и налил себе вина из графина.

— Не у меня, — туманно объяснил я.

— Ах да. Ты же женился. Поздравляю, — искренне поздравил вампир. Странно, что даже до него дошли слухи.

— Не уверен, что стоит. — Я кратко изложил суть происшедшего, не вдаваясь в детали пакостей супруги, но Альф и сам все подметил.

— То-то я смотрю, у тебя цветы появились… — Улыбка Альфа стала шире, а в глубине глаз зажглись огоньки злорадства.

— Не напоминай. Только шантаж помогает, — вздохнул я, радуясь тому, что у супруги довольно чуткое сердце.

— Стареешь, высочество? Раньше у тебя были другие методы, — засмеялся Альф, хотя лицо оставалось серьезным.

— Ты раньше тоже на солнце не загорал! — парировал я, напомнив о том, что он пришел утром, а раньше дневной свет был для него фатален. Пока я заклинанием не подсобил.

— Ладно. Когда? — перешел к делу вампир.

— Сегодня. Может, еще завтра… — задумался я, прикидывая, сколько дней могут у меня отнять дела. А давать Элли время расслабиться не хотелось. Она от безделья может тут таких делов наворотить!

— А ты?

— У меня есть одно дельце… — туманно пояснил я. Главное, к Совету успеть вернуться. Но в этом я не сомневался.

— Ладно уж, развлеку твою жену… — подмигнул мне Альф и предвкушающе улыбнулся. В том, что поползновений на мою супругу не будет, я не сомневался.

— Как Тэа? — поинтересовался я.

— Хорошо, наверное… — погрустнел Альф.

— Никак? — Похоже, у друга опять нелады с женой.

— Нет. Ты же сам знаешь, что если она себе что-то вбила в голову, то из ее черепушки эту идею только скальпель извлечет, — развел руками вампир, поднявшись.

— Кого-то это мне напоминает… — протянул я, и мы рассмеялись. Да уж, хорошо, что Элли не знакома с Тэа, а то от моего замка при энтузиазме этих двоих не осталось бы и камешка… Попрощавшись, я ушел, а Альф остался дожидаться Элли в моем кабинете.

ГЛАВА 16

Александр


Я возвращался домой довольный — давно не удавалось так повеселиться! Даже усталость почти не ощущалась, лишь мышцы немного ныли с непривычки.

До сих пор поверить не мог, что на меня напали грабители! Сегодня, когда возвращался домой, хотел сделать два перехода и по дороге забрать одну важную бумагу. Решил немного прогуляться и мозги проветрить. Подумать только, вместо того чтобы заниматься государственными делами, Темный Властелин гуляет по окрестностям империи, и я даже знаю, кто сему виной. С того момента как в моем доме появилась одна несносная особа, покой и недавние проблемы мне только снятся. Хотя, нет, снятся мне отнюдь не проблемы, а податливое тело жены, которое я вчера даже умудрился пощупать. Пощупал на свою голову. Теперь мысли совершенно не в ту сторону направлены. Правду люди говорят: если начинает думать нижняя голова, верхнюю сносит напрочь. Задумался, называется. Нет, с этим нужно срочно что-то делать! И если жена откажется исполнять супружеский долг, я найду кого-то посговорчивее!

В мозгу всплыла картина, как я предлагаю Элли исполнить долг в постели.

— Ты моя жена и обязана меня слушаться, — скажу я, указав на кровать.

Ага, а она предложит разделить ложе топором, как всегда. Еще к тому же и после вчерашнего. Задачка… Значит, нужно вспомнить кого-то из фавориток…

Перебирая в мозгу возможных кандидаток, я не заметил, как миновал городишко и остановился в лесу. Уже открывал портал, чтобы вернуться в замок, когда ко мне кто-то подошел.

— Мелочишки не будет? — услышал прокуренный голос, но не поспешил оборачиваться. Может, еще уберутся подобру-поздорову, пока я такой добрый?

— Не подаю.

— Слышь, дядя, а ты давно кровью харкал? — к первому голосу присоединился второй. Да уж, запустил я преступность. Нужно выписать советнику, отвечающему за безопасность в империи, «премию» за халатность.

— Не помню, — лениво отозвался я, развернувшись к этим самоубийцам. Передо мной стояли десять дюжих парней. Таким в имперской армии нужно служить. Горы мышц и злость в глазах. Красавцы! — А вы сферу деятельности сменить не думали? — уточнил на всякий случай. Чего кидаться материалом, если его можно использовать на благо родины?

— Не понял, — протянул один из них, без намека на интеллект в маленьких глазках, — это ты, типа, сильно разговорчивый, дядя? — Надо же, не узнал. От абсурдности ситуации стало смешно. Еще веселее стало, когда один из бандитов-самоучек прицелился в меня арбалетом. Действительно, не узнали.

— Парни, вы что, мечтаете умереть длительной мучительной смертью? Не узнали? — захотелось повеселиться. Давно такого не было, чтобы меня мало того что не узнали, так еще и грабануть попытались…

— Не понял, он издевается? Ты, что ли, какая знаменитость? Так гони денежку, — заржал третий, продемонстрировав отсутствие нескольких зубов.

— А так? — Я извлек из кармана одну из монет и швырнул в сторону грабителей. На монетах империи печатали мой профиль. Повернувшись профилем, как на монете, я ожидал узнавания.

— Ты, что ли, двойник короля? — заржал первый. Ну надо же, еще и оскорбляют. — Так мы не местные. Гони остальное, и мы, может, оставим тебя в живых.

— Ладно, хватит разговоры разводить, — сказал первый и достал меч.

— Да, хватит, — согласился я и достал свой. Стрела отбилась от магического щита, то, что я маг, не остановило нападающих. Даже выпущенный мной фаербол, убивший арбалетчика, им не помешал.

— Бей его! — рыкнули парни, бросившись на меня. Ладно, устроим им честный бой.

Через десять минут все закончилось. Разочаровали парни, я надеялся, что они хотя бы полчаса продержатся… Троих убил, четырех ранил, еще двое сбежали. Я не стал их догонять, пусть передадут остальным, что на территории империи разбоем зарабатывать не стоит. А советнику все равно выпишу «премию». Для порядка.

Вытер меч о траву и спрятал в ножны на поясе. Можно и домой возвращаться — управился даже быстрее, чем думал. Не успел я переступить порог замка, как меня огорошило известие — полумертвый гонец. Оказывается, на окраине империи одно графство едва сдерживало какое-то нападение. Ни кто напал, ни зачем напали, он не знал, примчался, как только выпала возможность. Да что ж это такое!

Приказав направить туда отряд из сотни воинов, я отбыл сам, не успев даже поужинать. Как оказалось, зря, основного нападения пришлось ждать до утра, зато я получил шанс вспомнить походную романтику.

Само сражение было недолгим. Царек небольшого соседнего государства решил увеличить владения за счет моих. Не прошло и десяти часов, а он уже душу готов был продать, лишь бы я пощадил его. А зачем, спрашивается, было нападать? Вот только щадить его не имел права — оставишь в живых одного, остальные увидят слабину и разорвут как ястребы.

Мечтая о горячей ванне и надеясь смыть с себя кровь врагов и походную пыль, я шел в замок. Мысли опять вернулись к жене.

Интересно, она теперь и смотреть в мою сторону побоится? Думать нужно было раньше, теперь будет слоняться по дому как тень… Но я ведь вроде этого хотел. Вроде. Добился своего! Если не угрозами, то попытками изнасиловать. Только почему мне уже не так радостно от этого?

Я не видел ее почти два дня и даже представить не мог, как с ней говорить. Стоит извиниться? Я не считал себя виноватым, она сама меня спровоцировала. Вести себя, как будто ничего не случилось? Но ведь случилось, и выискивать отраву в каждом графине вина я не хотел.

Замок стоял на месте и даже никаких розовых занавесок, белых стен и других элементов деятельности супруги не наблюдалось. Может, нашла какое-то другое занятие?

Я зашел к себе, отыскал мазь, заживляющую раны. Один из воинов оставил на мне царапину. Небольшую, но неприятную. Даже рубашку снять не успел, как в комнату ворвался ураган по имени Эллинор. Маленький, но очень злой.

— Добрый день, ваше величество. — Она стояла у двери, сложив руки на груди.

— У тебя, я вижу, не очень добрый. — Чтобы не смущать жену, я все же решил оставить рубашку застегнутой. Не хватало еще ее ахи-вздохи по поводу царапины слушать. Хотя любопытно, будут ли. После недавних событий она должна была испуганно жаться, а тут такая фурия.

— Нет, почему же, — взмахнула руками жена, — я пребываю в диком восторге из-за того, что мой горячо любимый супруг шляется второй день невесть где!

— Так уж и любимый? — От ее заявления, сделанного пусть и в гневе, с сарказмом, по телу разлилось приятное тепло.

— Не обольщайся — это ирония! Так вот, если у тебя есть хоть капля уважения ко мне… — разозленно вычитывала она меня, заставляя ощущать себя маленьким мальчиком, стащившим конфету.

Ну, это уже ни в какие рамки не лезло. Не позволю!

— Допустим, что нет, — резко перебил я девушку, — что дальше?

— Ничего! В таком случае это не делает тебе чести. Считаешь, что гуляющий и проводящий ночи неизвестно где правитель — залог крепкой державы?!

— Я не ночевал невесть где, у меня были дела. Государственные, — чеканя каждое слово, выговорил я. — А теперь покинь мою комнату!

— А если не покину? — Элли злилась, но эта злость ей шла. Блестящие глаза, сильно вздымающаяся грудь, изогнутая в ожидании ответа бровь. Так и хотелось разжать плотные губы поцелуем, но я понимал, что на этот раз точно не сдержусь, а эти осложнения, вызванные случайным насилием, мне сейчас ни к чему. Такое ощущение, что все с ума посходили со своими заговорами и мятежами. Что за активация?!

— Можешь оставаться, — развеселился, видя решительность жены. Даже о заговорах забыл, искренне поражаясь и удивляясь ее настойчивости, — но я переодеваться собрался, — и начал медленно расстегивать рубашку, повернувшись к ней спиной. Действие возымело эффект: не успела рубашка обнажить плечи, как я услышал хлопок. Дверь закрылась, оставив меня наедине с собой. Поговорили, называется…

Элли не вышла даже к ужину, похоже, сильно обиделась. И что? Мне все равно.

Убедив себя, что мне и в самом деле до этого нет дела, отправился в кабинет, где и просидел до утра за отчетами и докладами шпионов. Да, я был прав — кое-где мятежи подавляли сами графы и местные старосты, где-то требовалось вмешательство, а где-то просто при общей активации заговорщиков было подозрительно тихо. Странно все это… Ладно, улажу все завтра на Совете. Пока трудился, слуга доложил о том, что Элли приказала привести портниху и принести ткань. Убедившись, что ткань она взяла черную (неужто за ум взялась!), дал добро. Пусть лучше шмотками занимается, чем замок крошит.

«Случайно» забыв предупредить Элли об отмене завтрашней тренировки, я пошел спать. Даже совесть не грызла — пусть это будет маленькой местью за вчерашнюю попытку устроить семейный скандал. Семейный… на душе вновь появилось какое-то тепло. Да что же это такое, в самом деле?! Пусть знает свое место!


Элли


— Вот же гад! Сатрап! — нарезала я круги по комнате, нисколько не опасаясь быть кем-то услышанной. Кот следил за моими передвижениями, меланхолично подперев мордашку лапкой. — Узурпатор хренов! Я тебе еще припомню!

— Эль, а с чего ты взяла, что он должен перед тобой отчитываться? — заметил кот. — Он же все-таки Темный Властелин и все такое…

— А ну брысь, — обиделась я и швырнула в кота подушкой. Промахнулась, а рыжик даже с места не сдвинулся. — Я не поняла, на чьей ты стороне!

— На той, что кормит, — философски заметил кот, — но и тебя люблю. Давай лучше рассказывай, что нового придумала.

— Да вот. Гардеробчик решила обновить, — на лице расползлась улыбка предвкушения будущей реакции супруга. — Даже уже портниху с тканями вызвала.

— Что на этот раз? Белое и розовое было. Красное? Фиолетовое? — Кузя не разделял энтузиазма. А зря!

— Мелко берешь, дорогой. Черный!

Кузя поежился от моей улыбки. Пару минут назад гонец доставил письмо от Радика. Парень приносил глубочайшие извинения и обещал явиться на днях. Что ж, грандиозные изменения оставим на потом. Начнем с себя любимой. Надеюсь, его величество будет в шоке.

— Ты решила внять приказу мужа и послушаться? — Кузя, похоже, представил меня замотанной в черную мантию и поежился.

— Только через мой труп, — изрекла и, немного подумав, добавила: — Нет, такой праздник я ему не устрою, только через его труп!

Девушка явилась через полчаса. Тихо постучала в спальню, с опаской поглядывая в мою сторону. Невысокая, с черными кругами под глазами, вся какая-то щуплая и больная.

— Проходи, мы таких тощих не едим. — Кузя решил подбодрить швею, но добился обратного эффекта.

— Это он шутит, — побаиваясь, что швея свалится в обморок, схватила ее за руку, усадила в кресло. Девушка с опаской осмотрела разноцветную безвкусицу вокруг и немного успокоилась. — А чего ты такая бледная?

— Не обращайте внимания, я к вашим услугам, давайте нарисуем эскиз? Я взяла несколько образцов ткани, — засуетилась швея.

— Зовут тебя как, горемычная? — подал голос кот.

— Анита, — всхлипнула девушка и разрыдалась.

— Чувствую, разговор будет длинным, — вздохнула я, — принесите нам чаю с конфетами, — приказала служанке, которую вызвала к себе.

— И с колбасой! — поддержал меня кот. Действительно. Может, она голодная, а я с конфетами лезу…

— И бутерброды тоже несите. — Девушка удалилась. — Рассказывай по порядку.

Анита, всхлипывая, рассказала про свою несчастную судьбу. Оказывается, ее беременной бросил жених, а она боится признаться родителям, мало того, что вступила в связь до брака, так еще понесла.

Под конец рассказа рыдали мы в три ручья — я, Анита и Кузьма.

— Бедняжка, — высказался Кузя. — Эль, мы просто обязаны ей помочь.

— А вы можете? Ваше велич… — Девушка упала на колени и низко поклонилась.

— Вставай, тебе вредно нервничать, — не дала я договорить Аните. — А ты все еще хочешь замуж за того жениха?

— Да. Мы любим друг друга, но его родители запретили жениться на беднячке, — всхлипнула портниха.

— Так, хватит сырость разводить. У меня, кажется, есть идея. — План в мозгу созрел мгновенно.

«Да уж, с таким тренером для фантазии, как Алекс, идеи не иссякнут никогда!» — мысленно хихикнула я.

— Какая? — заинтересовалась Анита.

— Узнаешь через пару дней. Только пообещай ничему не удивляться. У вас там с магией как?

— Никак, — опасливо протянула девушка.

— Вот и хорошо. А теперь перейдем к решению моей проблемы. Нужно нечто феерическое. Где-то так. — На листе я набросала эскиз, запретив Кузе подглядывать. Тот подулся немного, но вскоре решил, что лучше смотреть на результат, а не на «мои корявые закорючки», и пошел заедать расстройство сосисками.

— Только сделать нужно срочно…

— Как срочно?

— Вчера, — выдохнула я, ожидая ответа. Неизвестно, что придумает Алекс завтра, а я должна блистать.

— С вчера могут возникнуть проблемы, а вот к завтрашнему утру все сделаем, — улыбнулась Анита. Девушка расслабилась.

— А тебе не вредно?

— Нет. У меня есть пара подруг, так что без вреда для здоровья все выполним.

— Вот и славно. Давай образцы ткани — что-то выберем!

Спустя час Анита ушла. Успели мы много — и мерки снять, и набросать еще пару эскизов, и подобрать материалы.

Я была уверена, что Алекс проверит цвет платьев, поэтому выбрала черный и стальной цвета тканей.

«Сюрприз удастся!» — уснула с самодовольной улыбкой на лице, едва голова коснулась подушки.

ГЛАВА 17

Элли


Утром мне хотелось открутить голову Алексу. Это же надо было отменить тренировку и не предупредить меня! А я, между прочим, специально вставала ни свет ни заря!

Разозленная, влетела в спальню супруга. Даже слуга не остановил, он пытался что-то объяснить, но у него плохо получилось. Ага, проще Кузю на пути к колбасе остановить, чем меня сейчас!

Алекс спал, тихо посапывая, лежа на животе и обхватив руками подушку. Серое шелковое постельное белье даже на вид казалось холодным, как и образ мужчины, который спал. Покрывало немного сползло, открыв моему взору плавный рельеф спины и две милые ямочки внизу позвоночника. Осознала, что, вместо того чтобы кричать, я стою и умиляюсь. Пришлось дать себе мысленный подзатыльник, чтобы не пялиться на накачанную спину мужа.

Даже на первый взгляд твердые, будто каменные, мышцы спины, плавный изгиб позвоночника и немного выпирающие лопатки… А эти ямочки у крестца! Так и хочется провести рукой…

Оказывается, спины — это моя слабость. Никогда бы не подумала. Могу вот так часами стоять и смотреть… А ведь раньше такого не наблюдалось… Или это только спина мужа порождает во мне желание потрогать, погладить, поцеловать. Нет, никаких «поцеловать»! Я рассердилась, подавив в себе приступ нежности, нахмурившись, быстрым шагом пересекла комнату и дернула за одеяло.

— Мамочки! — взвизгнула, отскочив. Алекс спал абсолютно голым, и я имела честь лицезреть его округлые ягодицы… Всего пару секунд, пока тот не натянул покрывало обратно и, недовольно зыркнув на меня, вновь не уснул. Или сделал вид, что уснул. Пришлось пару раз выдохнуть, чтобы прийти в себя.

«Это от смущения, а не от аппетитного вида зада моего супруга», — решила я. Представила себе фигуру директора академии, чтоб хоть немного прийти в себя.

— Ты еще долго будешь тут стоять? — не открывая глаз, полюбопытствовал супруг.

— Почему ты не сказал, что сегодня тренировка отменена?

— Сегодня тренировка отменена, — меланхолично повторил за мной Алекс. — Все? Ничего, что я тут, между прочим, сплю?

— А ничего, что я, между прочим, вскочила сегодня ни свет ни заря?

— Девять утра — это ни свет ни заря? — проворчал мой супруг, перевернулся на бок и продолжил спать. А вид спереди — однозначно лучше! Бицепсы, натренированная грудь с темными ореолами сосков.

«Элька, не пялься!»

— Ты, ты… — От возмущения у меня даже дар речи пропал (о том, что подобное могло быть от иных чувств, я решила не думать).

— Дверь вон там. — Алекс, не отрывая головы от подушки, продолжал изображать медведя в зимней спячке. Ну, погоди!

Я решительным шагом двинулась к двери, кипя от негодования, когда в мое поле зрения попал графин.

Неужто сушнячок его величество мучает? Небось дойти до столика, горемычный, не может. Ну ничего, сейчас мы ему подсобим!

Кинув короткий взгляд в сторону кровати, я, не замедляя шага, прошептала заклинание, надеясь, что магия не подведет, и аккуратным облачком направила воду из графина к кровати. В этот раз все прошло как по маслу — вода небольшой лужицей скользнула по воздуху на высоте полутора метров и зависла над Алексом, чтобы обрушиться на него спустя секунду.

Тихо хихикнув, я скрылась за дверью, и не только из-за боязни мести, а еще потому, что супруг в чем мать родила, а я испугалась, что засмотрюсь.

Не хватало еще быть уличенной в разглядывании обнаженного тела мужа, на этот раз даже без покрывала!

Фыркнув под нос, я пошла к себе, чтобы переодеться во что-то веселенькое и помусолить Александру глаза за завтраком. Почему-то мне казалось, что он его не пропустит.


Через полчаса я была сама невинность — легкое светло-розовое платье без рукавов с завязками на шее и тонким поясом на талии. Оно не облегало фигуру, а струилось вокруг силуэта, придавая мне женственности и элегантности. Волосы я завязала сбоку в хвост, открыв тонкую шею.

После утреннего инцидента хотелось быть красивой, чтобы не только я слюнями исходила, но и Алекс заметил во мне женщину. К тому же хотелось помочь Аните, а начать следовало с законного варианта.

Похоже, я собиралась больше, чем нужно, так как Алекс уже сидел за столом, читал и попивал что-то из белой чашки. Ну хоть посуда у нас белая, хмыкнула я, садясь справа от мужа.

— Какое чудесное утро, — с улыбкой заметила, когда на мое появление в розовом наряде муж не обратил внимания.

— Было, до того момента, пока ты на меня воду не вылила, — заметил Алекс, медленно сложив листы в какую-то папку.

— У меня же косые руки и нестабильная магия, — процитировала я слова мужа, — это точно не могла быть я. — Моей невинной улыбке любой ангелочек мог бы позавидовать.

— Как скажешь. — Алекс безразлично скользнул по мне взглядом, никак не отреагировав на мой внешний вид. Ладно, мы не гордые, мы можем намекнуть, что платье ради вас, ваше холодное величество, выбирали.

— Как тебе мой наряд?

Передо мной поставили салат и тарелку с бараниной и гарниром. Алекс еще раз скользнул по мне взглядом, но на этот раз все длилось на пару секунд дольше.

— Неплохие тряпочки, — без эмоций сказал мужчина, отодвинув свой стул.

«Тряпочки?!» — даже если это месть за утро, то это слишком жестокая месть.

— Рада, что тебе не понравилось, — ехидно улыбнувшись, чтобы супруг не видел моей досады, изрекла я.

— Приятно позавтракать, не буду портить твое чудесное. — Он выделил последнее слово и пошел к двери. Я же ему еще про Аниту не рассказала!

— Алекс, мне нужна одна услуга, — сказала я, следуя за мужем.

— Какая? — уточнил тот, не останавливаясь, и начал подниматься по лестнице.

— Небольшая… — придерживая подол платья, поспешила следом.

— Насколько небольшая? Деньги? Что?

— И деньги тоже, но не мне, — прикинула я, что может понадобиться в качестве поднятия статуса невесты в глазах будущих родственников. Девушке действительно хотелось помочь.

— А кому? — Безразличному тону супруга мог любой судья позавидовать. Но он остановился, обернувшись ко мне.

— Есть одна девушка. Она швея. Она беременна от одного парня… — быстро затараторила я, опасаясь, что муж сейчас запрется у себя в кабинете, а дело не терпит отлагательств.

— И хочет избавиться от ребенка? Я-то тут при чем? Или мне ребенка приписывают?

— Нет. Нет! Просто его родители против свадьбы в любом случае. Потому что она бедна и не имеет никакого титула. Может, ей можно чем-то помочь?

— У меня нет на это времени! — Алекс быстрым шагом двинулся по коридору третьего этажа.

— Алекс! — крикнула я ему вслед.

— Разговор окончен! — рыкнул супруг. Пришлось бежать следом, едва поспевая за широкими шагами мужа.

— Что значит окончен? Алекс!

— Мне некогда!

Двое стражников приоткрыли дверь, а когда туда вошел супруг, сразу же заперли ее.

— Мне туда! — Я скептически оглядела обмундирование охраны. Черные камзолы с золотыми пуговицами, фуражки и перекрещенные секиры.

— Не велено, — было мне ответом, а в мою сторону эти двое даже не взглянули. Похоже, тут сам его величество давал уроки по безразличию и самоконтролю.

— Так я велю! — раздраженно бросила, начав заводиться.

— Мы подчиняемся только его величеству!

— А я его жена!

В руке зажегся небольшой фаербол, но тут же потух. Алекс поставил защиту? Любопытно, чем он тут занимается, если даже защиту от магии поставил.

— Не положено, — в один голос ответили стражники.

— Так положите уже, наконец, и впустите меня! — выпалила я, уперев руки в боки.

Стражники переглянулись, опасливо покосились на меня и вновь выпалили:

— Не было такого приказа!

Нет, ну так мне от этих кретинов ничего не добиться! Что он там делает, раз бежал в такой спешке? Я буду не я, если не узнаю.

Можно было бы попробовать заклинание левитации и пробраться через окно, но, думаю, супруг позаботился о защите, и, положа руку на сердце, мне ее ни за что не сломать!

Значит, придется брать хитростью…

Помнится, был у меня отвар для роста волос. Правда, он, как и все остальное, работал неправильно. Стоило его выпить, как начиналось жуткое несварение желудка всего через пару минут. А может, это оттого, что отвар нужно мазать, а не пить? Желающих попробовать не нашлось, вот и пылился в коробке, а сейчас пришел его звездный час!

Осталось только служанку подослать… Подговорив Канилу, я отдала ей графин с компотом и два стакана, приплатив пару монет. О карманных деньгах Алекс не подумал — что с него взять — мужчина! А может, просто себя пытался обезопасить, поэтому пришлось делиться остатками кровной стипендии.

Уж не знаю, что парням говорила служанка, но вскоре она вернулась с пустым графином и торжествующей улыбкой.

— Если что, вали все на меня, — сказала я, не желая подставлять девушку. Мало ли чем для нее обернется месть злого правителя.

— Если что, скажу, что графин стоял на кухне. Может, это его величество хотели отравить, а они, — девушка кивнула в сторону дверей, — совершили подвиг — спасли правителя!

— Спасибо, — улыбнулась я.

— Обращайтесь. — Канила тепло мне улыбнулась и ушла.

— Не стоило здесь от меня прятаться! — с этими словами и самодовольной улыбкой (как же, пробралась во вражеский штаб!) я широко распахнула дверь, очутившись посреди огромного зала, который занимал по меньшей мере четверть этажа всего замка. — Упс… — только и смогла выдавить, застыв с широко распахнутыми глазами и взирая на все вокруг.

Да уж… Стоило сначала подумать, что кот никогда не прячется от мышей, прежде чем бежать за Алексом. Черт! Черт! Черт!

Хотелось выругаться поизощреннее, чтобы описать всю нелепость сложившейся ситуации, но воспитание не позволяло, а приличных слов в голове не осталось…

Совсем из головы вылетело, что у него сегодня Совет этот дурацкий! И что теперь делать?

В то время, пока я с ужасом и бешеным сердцебиением наблюдала за сотней разновозрастных мужчин (о дискриминации женщин пока помолчу — не в том я положении!) в черных балахонах (тоже мне, сектанты!), что сидели за длинным овальным столом, советники шокированно взирали на меня. Конечно. Я бы тоже была в шоке, если бы оказалась на их месте… В закрытый зал, оформленный в общей для замка мрачной гамме, с темными стенами, подсвечниками на стенах и столе, с зашторенными окнами — вдруг посреди заседания ввалилась некая девица. Мало того что беспардонно ворвалась, так еще и в светло-розовом платье с розовой оборочкой.

Я обвела глазами зал еще раз и медленно сглотнула, ощутив себя ягненком, попавшим на сборище к волкам, и испытала удвоенное желание сбежать, когда мой взгляд встретился со взглядом Алекса.

Губы сжаты в тонкую линию, брови нахмурены. Наверное, если бы глазами можно было сжечь, то я бы уже давно валялась кучкой пепла.

Сказать, что муж был зол, это все равно что ураган назвать легким бризом. Если бы не куча народа, он бы, наверное, за ухо меня вывел, высказав все, что думает о моих умственных способностях. И был бы трижды прав! Если выживу после сегодняшнего, обязуюсь думать впредь головой, а не задн… «жаждой мести» — выкрутилась я.

Первым опомнился Альф. Я его даже не сразу заметила среди роты советников.

— Господа, простите, я взял на себя смелость пригласить ее величество на Совет, — сказал он. Алекс недовольно сверкнул глазами, но ничего не сказал по поводу приглашения.

— Принесите стул, — приказал Алекс, и кто-то сразу же бросился выполнять поручение. Да уж, уважение к его персоне я если не подорвала, то подорву. Наверное, стоит помалкивать…

— Познакомьтесь, ее величество Эллинор, моя супруга. — Говоря это, Алекс встал и приобнял меня за оголенные плечи. Жар его рук вызвал мурашки и слабость в теле, а мысли разбежались.

— Что мне делать? — прошипела я, очаровательно улыбнувшись. Советники склонили головы, приветствуя меня, но в этом их жесте сквозила какая-то насмешка.

— Это была твоя идея прийти на Совет, сама и выпутывайся, — недовольно процедил Алекс.

— Как скажешь, милый, — улыбнулась я уже мужу, грациозно опустившись на стул, который поставили рядом с ним.

Советники, переглядываясь, продолжали о чем-то докладывать, а я усиленно боролась со сном. Час сидения в одной позе привел к тому, что я едва ли не спала с открытыми глазами, в то время как Алекс о чем-то спрашивал, кого-то ругал и всячески вникал в суть.

Да что ж это такое?! Я, что ли, зря экономику штудировала, когда отец решил меня посвятить в хозяйственные дела?

Приказав себе не спать, старательно вслушивалась в голос очередного докладчика. Это был толстенький дедок с небольшими глазками, который рассказывал о том, как тяжело нынче жить в деревнях.

— И что, простите, мешает жить лучше? — уточнила я, прокашлявшись. Но даже это не помогло, голос немного дрожал, а я выглядела, наверное, попросту жалко.

— Земля плохая, люди не хотят работать, — начал перечислять мужчина. Список получался внушительным.

— А сколько, говорите, налогов платит этот сельский работник?

— Не больше семидесяти процентов урожая!

— И это во всей империи?! — ужаснулась я.

— Да, — ответил Алекс, — тебя что-то смущает, дорогая? — Алекс сделал ударение на таком излишне ласковом обращении, как бы предупреждая, чтобы я замолчала. Угу, разбежалась!

— Да с такими оброками сразу становится понятно, почему у вас мятеж на мятеже! А куда деньги идут, простите? С такими доходами мы должны есть и пить с золота. Да и замок этот, как и еще два десятка таких же, должны быть построены из золота!

— Вы, ваше величество, не разобрались в ситуации, — насмешливо уточнил докладывающий советник.

— Да? А вы кривую Лаффера видели? Или с потолка цифры все взяли? — вошла я в раж, поскольку ненавидела, когда со мной вот так обращаются… как с тупоголовой блондинкой. — Знаете, я изучала подобную ситуацию. Куда идут деньги? Я уже не говорю о том, что годовые показатели ниже раза в три!

Советник с мольбой глянул на Алекса, но тот лишь нахмурился, промолчав. То-то же!

— Это все неурожай, — слабо сопротивлялся советник, но капельки пота, что выступили на лбу, румянец и бегающие глазки говорили о том, что я на верном пути. Даже пару сотен лет назад, когда магии в обиходе не было, показатели были много выше. В чем же причина?

— А что мешает вам пару десятков магов распределить в империи по деревням? Так и урожайность повысится, и смертность снизится, — прищурилась я.

— Но расходы…

— Расходы с легкостью покроет увеличение урожайности, а если вы, мистер, не будете класть себе такой большой куш в карман, то и налоги можно вполовину сократить, — фыркнула я.

— Достаточно, — прервал мой горячий монолог Алекс, когда я привела еще с десяток аргументов. — Эллинор, спасибо вам за участие. Покиньте, пожалуйста, зал. — Я хотела возмутиться, но Алекс пресек эту попытку движением руки. — Немедля. — Тон его голоса не предвещал ничего хорошего. Обидно было, что на лице того гадкого советника играла победная улыбка.

И ладно! Пусть его обворовывают, я и пальцем не пошевелю!

Встав, быстро покинула зал, не попрощавшись. Охранники, уже оправившиеся после расстройства желудка, смерили меня удивленными взглядами, но промолчали.

Быстрым шагом я двинулась в библиотеку, где провела все время до вечера за прошлыми отчетами. Складывалось ощущение, что цифры брались с потолка, а Алекс этого всего не заметил.

Когда одни и те же цифры перед глазами начали складываться в разные суммы, я отложила небольшой доклад с основными показателями, которые указывали на факт воровства. Выдохнула, уронив голову на стол.

— Закончила? — появление Алекса пропустила.

— Ты давно здесь? — Я проигнорировала вопрос и встала.

— Не очень. Что ты строчила?

— Вот доклад. — Я всунула в руки мужу папку, а тот автоматически ее взял. — Если ты не хотел меня слушать там, то почитай это! — До сих пор было обидно, что Алекс не просто не поверил мне, а еще и вышвырнул из зала под злорадствующие взгляды.

Быстро обошла супруга и пошла к себе. От усталости глаза слипались, хотя еще не было и семи вечера. Не раздеваясь, упала на постель и уснула.

ГЛАВА 18

Александр


Элли с самого утра решила разукрасить мою жизнь. Чего только стоило ее явление в мои покои. Да уж, не ожидал! А еще больше не ожидал того, что она меня водой окатит. Первым желанием было заставить мерзавку пожалеть о такой наглости, а потом я расхохотался. До слез. Никто ранее не смел вести себя со мной подобным образом. Никто, кроме моей супруги. Ой, не хватает чего-то девушке, и я даже знаю чего. Секса. Такого, чтобы стены замка сотрясались от ее стонов!

Что ж, фигура у нее что надо, а значит, можно занять ее полезным делом, а себе помочь получить компенсацию. А может, даже не одну. Пока не наскучит. Воображение разыгралось, а мне пришлось идти в холодный душ, чтобы сохранить свежесть мыслей на Совете. Совет… Сегодня многое предстояло решить и еще большее обговорить.

Хотел быстро позавтракать — не вышло. Супруга надумала составить компанию. И если упустить тот факт, что она в своем нежном платье, которое хотелось снять прямо в столовой на глазах слуг, походила на нимфу, то все прошло мило. Мило ровно до того момента, пока она под мать Терезу не закосила. Какой, к черту, ребенок? Какая помощь? И главное, кому?! Может, мне в замке фонд помощи малоимущим открыть? Титулы за самую слезливую историю выдавать?

Скрыться от настойчивой жены удалось лишь в зале заседаний, но и здесь все не прошло без сучка без задоринки, потому как эта самая задоринка решила достать меня и тут.

«Да уж, настойчивости жене не занимать», — отметил я, шокированно взирая на нее. Элли же хлопала глазами, она явно не ожидала, что окажется в центре событий. Что ж, посмотрим, как ты выкрутишься! И ведь выкрутилась! Краем глаза я, как и все присутствующие, следил за тем, как Элли усиленно пытается не спать, и ловил насмешливые взгляды. Ничего, я вам еще за эти взгляды устрою, господа! Альф состроил сочувственную мину. Он-то понимал, каково мне. У самого такой ураган. Как он только терпит выходки жены?

«Наверное, так же, как и ты», — мрачно напомнил внутренний голос. Нет, Альф терпит, потому что любит свою взбалмошную супругу, а я… потому, что выбора нет. Именно так! Пришлось это себе раза два повторить, чтобы каждая клеточка поверила.

Я отстраненно смотрел на Огуста, советника, который специализировался на налогах, и отлично видел его бегающие глазки и вспотевший лоб.

Элли заметно оживилась, едва начал выступать этот советник, затеяла спор и тем самым заставила того попотеть и понервничать, уличив в обмане. Нехорошо, господин советник! А жена продолжала уверенно гнуть свою линию, находя все новые и новые доводы.

Да уж, нужно признать, ее аргументы были логичными, а этого зажравшегося мужичка я давно собирался уличить в подобных делах, но не при всех. И тем более не на глазах моей супруги. Не для нее это — слишком близко к сердцу может воспринять то, как я привык наказывать неугодных. Обморока мне еще не хватало!

Я давно подозревал Огуста в том, что он прикарманивает доходы, но с позиции народа, как моя супруга, не смотрел. Не считал нужным, а зря. Над этим стоило задуматься…

Может, именно слишком высокие налоги послужили причиной множества мятежей? Нужно рассмотреть все детальнее, с нанесением на карту отдельных активных регионов, в которых сейчас затишье.

А вот советника стоит сменить без отлагательств.

— Покиньте, пожалуйста, зал, — приказал я супруге, когда она закончила свою речь.

Девушка напряглась, а я уже ожидал скандала на тему «почему-я-должна-уходить-если-мое-предложение-было-верным», но она ушла. Я отметил, что уличенный в воровстве советник победно улыбнулся. Зря радуешься, мерзавец!

— Что ж, Огуст, а теперь предлагаю честно покаяться, и тогда я сохраню вам жизнь. — Я взметнул руку вверх, призвав стихию воздуха, и советника подняло на метр над полом, после чего он начал хрипеть, ощутив, как его шею сжали невидимые пальцы.

Грубо? Да, но я не собирался церемониться с предателем. Попытку одного из советников помочь этому проходимцу пресек, откинув того к стене. Больше желающих не нашлось.

— Помилуйте, ваше величество! Я все верну, — сразу же покаялся Огуст, и я разжал руку. Тело с грохотом упало на пол, мужчину тут же стошнило.

— Убрать, — приказал я, отойдя к окну. — Альф, прикажи стражникам увести этого. Я с ним потом разберусь. И союзника его забери.

Пропустив мимо ушей крики этих двоих о помиловании, я лишь хмыкнул. Это еще только начало, дорогие мои.

Некоторое время я еще слушал доклады пополам с предложениями, периодически разбивая в пух и прах ленивых советников. Благодаря действиям тайной службы у меня была правдивая информация о ситуации. Не все, но для того, чтобы показать, что эти оболтусы распустились, хватило! В который раз убеждаюсь, что чем больше народа, тем меньше порядка.

Вообще у меня десяток советников, которые ведут все дела. Каждому из них подчиняется еще от пяти до десяти помощников. Вот раз в год мы все и собираемся на заседание.

Оставив советников на Альфа, я решил отыскать жену. Наверное, плачет у себя, ждет утешения.

Жену обнаружил в библиотеке. Слез и припухших глаз я не заметил, поэтому некоторое время просто стоял, глядя, как девушка, бормоча под нос, что-то выводит на листах бумаги, окружив себя сводками и отчетами за последние несколько лет. В какой-то момент Элли отложила все, заметив мое появление, и спросила, давно ли я здесь стою. Надо же, увлеклась, даже мое появление пропустила.

— Не очень. Что ты строчила?

— Вот доклад. — Элли встала, всунула мне в руки кипу листов, исписанных мелким почерком, и пару графиков. Я едва удержался, чтобы не присвистнуть. Вот это оперативность за каких-то три часа! — Если ты не хотел меня слушать там, то почитай это. — Она ушла, а я остался один. Похоже, супруга действительно обиделась… Опустившись в кресло, я автоматически начал читать текст. Все просто. Даже признание Огуста теперь ни к чему — все как на ладони, можно примерную сумму убытка подсчитать! А из Элли будет толк!

Вернулся на заседание в приподнятом настроении, повторно отчехвостил отсутствующих, продемонстрировал отчет жены. Не без гордости, нужно сказать. Пусть знают, как работать нужно, а то распустились!

Разошлись мы под вечер.

— На этом откланяюсь, господа. Исправления и первые доклады о внедрении изменений можете подавать уже через месяц. Думаю, вы задержитесь на торжественный ужин. — Не дожидаясь, пока все встанут, я ушел. До ужина оставался час, поэтому я решил зайти в кабинет. По дороге меня догнал Альф.

— Ты уже извинился перед женой? — спросил он.

— А тебе не кажется, что ты лезешь не в свое дело? — огрызнулся я, плюхнувшись в кресло и приказав слуге принести бутылку виски. — А должен?

— Мне показалось, что она обиделась, — пожал плечами вампир. — А что будешь с этими делать?

— С этими я много чего собираюсь делать, — ответил мрачно, — только после этого «много» они вряд ли смогут детей иметь. Даже если пожелают. Еще хотел тебя попросить взять на контроль мятежи. Заметил, что часто народ поднимается? Думаю, дело не только в налогах…

— Ты же знаешь, у меня и дома проблем немало, но ладно, разберусь. А чего Нироса не попросишь? Он же у тебя проблемами военных и заговорщиков заведует?

— Не доверяю я ему, — ответил, потягивая янтарную жидкость.

— Ладно. Разберусь. Пойду переговорю с Ливаном по поводу одного дельца. — Альф оставил меня в одиночестве, а мои мысли вновь вернулись к Элли. Похоже, она действительно обиделась…

Я пару раз прошел по кабинету, думая о том, что присутствие жены на ужине обязательно. Если бы не феерическое появление на Совете, можно было бы скрыть ее от взоров советников, а так придется ждать, что она выкинет на этот раз. Еще одна причина просить извинения.

Сел за стол. Что же делать…

Даже письмо с извинениями написал. Длинное. Строчек на пять размашистым почерком.

«Нет, все это как-то слишком банально!» Смятый листок полетел в корзину для мусора. Себя с цветами я мог представить только на кладбище, поэтому и этот вариант отмел. Конфеты?

— Алекс, какие банальности! — ругал я себя. Да и, в конце концов, почему я должен извиняться?! Ничего же не случилось? Нет.

Решившись все же принести извинения за недоразумение (а не за свое поведение), я встал и размашистым шагом направился в спальню жены. И почему мне казалось, что я еще пожалею об этом?


Элли


Проснулась я, когда на улице стемнело, и в какой-то момент осознала, что нахожусь не одна. Все органы чувств просто-таки вопили об этом.

— Кто здесь? — В руке вспыхнул фаербол, скорее для устрашения нарушителя спокойствия, чем для защиты. Даже если захочу, я, наверное, промажу.

— Как грозно, — послышался ехидный голос со стороны окна, и я заметила фигуру супруга.

— Мне казалось, в комнату нужно входить, лишь постучав, — прокашлявшись, заметила ему.

Алекс медленно отошел от стены и встал напротив меня. Пришлось встать, чтобы наши глаза были на одном уровне.

Ну, с уровнем я загнула — мне на кресло нужно было взобраться, чтоб быть одного роста с этим мужчиной.

— Ты, дорогая, — лениво изрек Алекс, пробежавшись взглядом по моей фигуре сверху вниз и обратно, — сама первой начала сегодня утром, — тон супруга стал насмешливым, — но в свое оправдание могу сказать, что я скучал.

Возражать я не стала, зачем? Пошаркала ножкой, пялясь в пол, после чего подняла взгляд на Алекса.

— Ты что-то хотел? Что-то в отчете не ясно?

— Нет, все предельно ясно. Мне понравилось. Если будешь вникать и дальше, могу тебе оставить экономический аспект управления империей.

Алекс замолчал, а я все не могла привести мысли в порядок. Это он так извиняется? Или ляпнул сгоряча?

— Можешь забрать свои слова назад. Не боишься, что соглашусь?

— Я никогда не забираю свои слова назад. — Тон супруга стал ледяным, а былая веселость пропала. — Ты подумай, а я пока вот тебе что скажу. Сегодня торжественный ужин, и ты обязана там быть. На правах жены.

Как-то радости в его голосе я не слышала…

— И? — Перспектива провести время в обществе напыщенных мужиков меня не прельщала. Еще и Кузя пропал…

— И ты должна надеть нормальное платье. Черное. Без вырезов, разрезов, декольте. Нормальной длины и не очень облегающее, — закончил перечислять Алекс, а я аж обомлела от такой наглости.

— А если у меня нет такого платья. — Я сложила руки на груди.

— Не верю. Ты заказала платье у швеи, и сегодня тебе что-то доставили. Мне доложили.

— Может, ты и нос туда сунул? — разозлилась я. Это уже ни в какие рамки не лезло!

— Думаю, мы друг друга поняли. — Алекс вышел, велев мне через час явиться в столовую.

— Любой твой каприз, дорогой, — на моем лице заиграла улыбка, — надеюсь, ты не отменишь предложение вести дела после этой моей маленькой выходки.

Спустя час я была готова. Все, как просил супруг — черное, никаких вырезов и разрезов. Даже рукава имелись.

И все бы ничего, но платье было полностью прозрачным, из тонкого кружева. Цветы и лиственные узоры прикрывали пикантные места, оставляя оголенными спину, ноги и часть живота. Длина до пола, как и просил супруг, а воротник-стойка довершал готический образ. Решив, что этого недостаточно, я надела черные туфли, собрала волосы в высокий хвост и ярко подвела глаза.

Подмигнув своему отражению, направилась в зал, где уже, наверное, все собрались.

Так и оказалось, советники сидели за столом, а пустым оставалось лишь одно место по правую руку от Алекса. Стоило мне войти, как несколько десятков пар глаз уставились на меня. Некоторые с восхищением, некоторые с осуждением, некоторые с удивлением, и лишь одни глаза смотрели с плохо скрываемой злостью.

Ослепительно улыбнувшись, я прошествовала к супругу, подождала, пока слуга отодвинет стул, и села.

Алекс скрипнул зубами, но промолчал, отрезал кусочек мяса на тарелке, тем самым дав знать, что трапезу можно начинать.

Решив, что дальше супруга злить не стоит, я вела себя ангельски и лишний раз не лезла на рожон, ожидая, когда весь этот фарс закончится. Спустя час, когда все поели, было предложено пройти в гостиную и выпить по бокалу чего-либо покрепче.

— И мне вина, — попросила я у слуги, а тот бросился выполнять поручение.

— Ей нельзя, — муженек сник, — налейте ей сока. Находящиеся рядом советники понимающе переглянулись.

Что за черт?! Это он решил заставить их поверить в то, что я жду ребенка, а он терпит мои выходки лишь из-за наследника? Стало обидно, что такое действительно могло бы быть, если бы я была в положении.

— Алекс, какой сок? Какое нельзя? — прошипела, выхватив стакан с соком.

— Не хватало еще проблем, если ты перепьешь, как в прошлый раз. — Алекс наклонился к самому моему уху, слегка приобнял за талию. — Или ты хочешь продолжения той ночи? — От тона супруга и его прикосновения по телу прошла дрожь, а мысли начали путаться. Вот только сама фраза подняла во мне волну негодования.

«Ладно, дорогой, завтра тебе отомщу, сегодня развлекайся, король вечера!» — ехидно заметила, делая вид, что слушаю разговор супруга с очередным советником и что сопровождать его — моя святая обязанность.

Через час, похоже, все надоело и Алексу, а у меня ноги ныли от каблуков.

— Еще немного потерпи, — произнес Александр, а в его голосе проскользнуло что-то похожее на сочувствие. Нет, какое у Алекса может быть сочувствие? Я едва не фыркнула в ответ на эту его фразу, но сдержалась, нацепив на лицо улыбку. Супруг хмыкнул, но промолчал. Что-то он молчаливый в последнее время. Не к добру это…

Все действительно закончилось быстро — вскоре все ушли, поблагодарив нас с Алексом за чудесный прием. Последним ушел Альф. Мужчины о чем-то пошушукались, после чего вампир поблагодарил меня за прекрасно проведенное время.

— Рад был знакомству и нашим урокам. — Альф поцеловал мне руку.

— Передавайте привет жене, — улыбнулась я, помня об обручальном кольце.

— Найду, обязательно передам! — сказано это было с таким предвкушающим видом, что мне даже стало жаль бедняжку.

Похоже, ее ждет расправа. Если не с ремнем, то что-то подобное… на простынях. Осознав, что на этих самых простынях я уже нарисовала себя с Алексом, густо покраснела и отвернулась. Хоть бы никто не видел!

Альф ушел. Алекс отправился к себе, пожелав мне спокойной ночи, а я еще некоторое время стояла на балконе, наслаждаясь вечерней прохладой. Кажется, Александр хотел что-то сказать, но передумал. Нет, глупости это все. Глупости…

ГЛАВА 19

Элли


Рассказывать Кузьме про мое феерическое появление на совете не было нужды — рыжий проказник спрятался на подоконнике одного из окон за занавеской. Оставалось лишь шутить, как бедняга вытерпел восемь часов без еды, ведь никто не покидал зал все это время. За исключением «отлучиться по естественной нужде». Странно, что этот сатрап хоть такое разрешал. А то представляю себе картину…

— Ваше величество, позвольте отлучиться, — попросил бы его один из советников.

— Зачем? Мы еще не рассмотрели очередной сверхважный закон, — со вселенской скукой на лице заявил бы Алекс.

— По нужде, — краснея и бледнея, сказал бы мужчина.

— Терпите. Народ и благополучие страны в ваших руках, — ответил бы мой муженек и приказал докладчику изложить суть дела.

М-да… Бедный советник. С таким господином можно и под себя сходить от страха. Алекс, похоже, привык, что при его виде все встают по стойке «смирно», сжавшись от холода, и слушаются беспрекословно. Да уж… не повезло ему со мной. Ой как не повезло…

Сегодня день как-то с самого утра не заладился: сначала я Кузе на хвост наступила, пришлось срочно задабривать его взбитыми сливками с мясным рагу (гадость несусветная, но кот в восторге). Затем на тренировке из-за недосыпа ни разу в мишень не попала и умудрилась немного растянуть руку. Алекс был недоволен, но смолчал. Потом я решила пересмотреть отчет советников, касающийся экономики. Пришлось пересчитывать три раза, цифры никак не хотели считаться.

Я сидела в столовой, меланхолически пережевывая пищу, когда меня отвлек окрик Алекса.

— Эллинор! — От его поистине громогласного крика сотрясались стены.

— Что-то мне подсказывает, что ты накосячила… — протянул Кузя, который обустроился под столом.

— Вот и славно! — потерла я руки, радуясь, что удалось вывести мужа из себя. Наконец-то! Мое внутреннее «я» ликовало, но я старалась сдержаться, слыша, как Алекс недовольно расспрашивает слуг о моем местоположении.

— Что это там такое, я тебя спрашиваю?! — Дверь разлетелась на щепки под действием какого-то заклинания, а перед моими глазами предстал Александр. Ярость его была слишком явной, чтобы не включился инстинкт самосохранения, но я, к сожалению, этот инстинкт отправила в незапланированный отпуск.

— Где? — уточнила безэмоционально. Кузя шмыгнул из-под стола так быстро, как это позволяли его далеко не маленькие габариты.

— В саду, — рыкнул Алекс, пытливо уставившись на меня. Он реакции ожидает?

— А что может быть в саду? — пожала плечами, контролируя мимику, чтобы муж случайно не заметил ликующую улыбку. — Деревья, надо полагать.

— Деревья?! Деревья?! — Супруг набрал в грудь побольше воздуха, чтобы что-то сказать, но выдохнул, сделав несколько размашистых шагов вперед-назад. Потом повторил еще раз, и еще. Похоже, это не помогло.

— Со слухом проблемы? — развеселилась я. Наконец-то! То безразличие, а то такие страсти! Ради такого стоило деревья в разные цвета покрасить. А может, еще не поздно? — Что может еще в саду расти? Может, еще какие-то кусты… — вновь отпила из чашки, которую Алекс выхватил и шмякнул об пол.

— Кусты?! — рычал он. Взмах руки — и стол загорелся алым пламенем, быстро превратившись в головешку. С такими темпами от замка одни щепки останутся…

— Да что ты как попугай? — Я встала и попятилась назад. Слишком уж взбешенным выглядел муженек. Похоже, переборщила… знала бы, куда-нибудь смоталась бы.

— То есть к саду ты не имеешь никакого отношения? — всего через секунду рядом стоял привычный Алекс. Ни сжатых кулаков, ни криков, никаких эмоций, кроме излишне слащавого тона и глаз, что по цвету напоминали грозовое небо.

— Никакого, — подтвердила я, опасливо покосившись на мужа. Как это он так быстро взял себя в руки?

— Стража! — громогласно крикнул супруг, а я только сейчас заметила, что в комнате мы одни, слуги спаслись бегством, чтобы ненароком не попасть мужу под руку.

— Зачем стража? — пролепетала я. По первому зову прибыли два мордоворота.

— Садовника выпороть, — ледяным голосом приказал Алекс, а я похолодела от ужаса. — Слышали? Двадцать плетей!

— Не нужно!

— Ты хочешь что-то сказать? — Он остановился на полпути к выходу, оглянувшись.

— Я не… — замялась, не зная, что делать.

— Наказание начнется через час. Если тебе есть что сказать, вперед! — Алекс вновь рванул вперед, но я его не останавливала. Черт! Воображение рисовало тело старого садовника, привязанного к столбу, и то, как оно слабеет под ударами плети. Он не выдержит. Тем более что он не виноват.

Время почти вышло, поэтому я направилась сразу на задний двор, где двое солдат начали привязывать садовника. Алекс стоял недалеко одинокой статуей и всем своим видом демонстрировал неумолимость. Из окон замка выглядывали несколько слуг. Те смельчаки, которые не побоялись, хотя и они пытались трусливо укрыться за занавеской, не желая повторить судьбу своего собрата.

— Алекс, я должна сказать, — начала, хотя слова путались в голове, — я должна признаться.

— Не нужно, — послышался тихий голос садовника, который безвольно полувисел на связанных руках. — Я все вытерплю, а вас он не пощадит.

— Это я, — выдохнула, не приняв жертвы мужчины.

— Ты предлагаешь тебя выпороть? — Голос Алекса не предвещал ничего хорошего.

— Нет, я предлагаю, — кивок в сторону садовника, — его отпустить.

— Отпустите его. А ты, — тон супруга не предвещал ничего хорошего, — постарайся обходиться без выходок, иначе я за себя не ручаюсь! В следующий раз кто-то точно пострадает. И если ты не уяснишь, где твое место, я тебе помогу! — Сказав это, Алекс развернулся и зашагал в дом, ворча себе под нос что-то о том, что какой-то пейзаж не прельщает его глаза.

Когда он скрылся, я выдохнула, осознав, что все это время мое сердце буквально выпрыгивало из груди. Так и до контузии недалеко — наверное, пора умерить свой пыл и дать муженьку прийти в себя, а то я только влюбилась, а он помрет от разрыва сердца, так и не узнав об этой радости.

Вернувшись к себе, поплакалась коту о том, что мой сад вскоре срубят, а я перегнула палку с идеями, как досадить мужу. Кузя долго уговаривал меня не расстраиваться, сетуя на то, что Алекс — чурбан бесчувственный, и обещал серьезно с ним поговорить. После этого пришлось уговаривать уже кота не делать этого.

Зная деликатность, а точнее, полное отсутствие такта у Кузьмы, я представила себе этот диалог. В кошмаре страшном представила!

После очередной изматывающей тренировки я проводила время у себя в спальне, читая книгу и почесывая Кузю за ушком. Кот млел от поглаживаний и мурчал от удовольствия, напрочь позабыв о том, что может говорить, а я вспомнила о Саре. Ведь друзей у меня немного…

В дружбе я всегда придерживалась принципа «лучше меньше, но настоящих». Довыбиралась… Особенно больно из-за того, что скоро будет мой день рождения, а его последние пять лет мы праздновали вместе с Сарой. Нет, можно пригласить гостей, затеять праздник, если, конечно, Алекс разрешит… но все это будет не то.

Без нее не то.

Я поймала себя на мысли, что уже не держу зла на девушку. Все же, если бы не она, я бы никогда не познакомилась с Алексом…

— Элли, сегодня в замок прибудет делегация дроу, — сказал Алекс, заглянув ко мне в комнату. Вспомнила на свою голову. После инцидента с садовником мы лишь изредка пересекались на тренировках и за ужином, но больше чем парой слов не перекинулись, ощущая возникшее напряжение. Хоть я и вела себя почти как ангел, никаких шагов к примирению Алекс не делал, сохраняя дистанцию, а я сгорала от тоски.

Мне не хватало наших пререканий и разговоров. Мне не хватало его.

— И что? Мне запрещено выходить из комнаты? — иронично спросила я, ведь это, по сути, первая нормальная его фраза за сегодня. Его величество сменило гнев на милость?

— Это было бы идеально, но не все так просто, слухи о том, что я теперь женат, уже расползлись, поэтому твое присутствие обязательно, — заявил супруг, пытаясь не проявлять эмоций, но мне было ясно, что он зол и немного расстроен. Боится, что я могу что-то учудить? Правильно делает! Конец пришел нейтралитету одновременно с его игнорированием.

— Так я могу прикинуться больной и не идти, — предложила, не прекращая своего занятия.

— Да я могу тебя на самом деле сделать больной! — прикрикнул на меня муж. Как же я по нему скучала! Я едва не прыгала на кровати от радости, но, думаю, Алекс не оценит моей реакции, если я запрыгаю.

— Ну, сказал бы сразу, что неявка подобна смерти. Во сколько прием? — с напускным недовольством проворчала я, смирившись даже с приказным тоном супруга.

— Они прибудут через полчаса. Опоздание будет расцениваться как дурной тон. Тебе лучше поспешить! — с мстительной улыбкой заявил мой супруг, скрывшись в своей спальне. А вот это уже перебор!

Супругу в голову полетела подушка, но она упала, ударившись о закрытую дверь.

— Элька, он действительно полагает, что ты не успеешь? — спросил Кузя, облизав лапку.

— Вроде да. Думаю, он мог раньше мне об этом сказать, но решил поиздеваться над хрупкой девушкой, — сказала я.

— Интересно, где он хрупкую девушку увидел? — спросил Кузя, развалившись на подушках и обмахивая себя пушистым хвостом, словно веером.

Ну да. Хрупкой меня точно не назовешь, когда я в гневе… Усмехнувшись и затеяв маленькую месть за издевательства на тренировках и нежелание замечать во мне красивую, тонкую натуру, я принялась за сборы.

Волосы стянула в высокий хвост, а с помощью косметики ярко выделила глаза. Так как прием гостей все-таки официальное мероприятие, то я остановила свой выбор на длинном красном платье без декольте и с длинными рукавами, но с открытой спиной, и черных туфлях на шпильке. За три минуты до назначенного времени я была готова.

Кузя, оценив результат, попытался присвистнуть, но у него вышло какое-то шипение.

— Надо было за две минуты до приема сообщать — наверняка не прогадал бы. Жаль парня… — протянул кот, который уже успел прикипеть к Алексу.

— Чего это?

— Он просто не знал, что на занятия ты за десять минут собиралась, когда долго голову от подушки оторвать не могла, — довольно изрек кот, выпроваживая меня из комнаты.

Постучавшись и не дожидаясь ответа, я зашла к Алексу. Ой, девоньки, лучше бы я этого не делала — супруг как раз стоял без рубашки! Спиной ко мне. Ох уж эта спина! Рельефные мышцы, широкие плечи.

Алекс повернулся ко мне передом, открыв моему взору торс.

Я кое-как подобрала челюсть с пола, восстановив дыхание (все-таки не каждый день видишь красивого мужчину с умопомрачительной фигурой!), заставила себя оторвать взгляд от голого торса мужа и увидела смешинки в серых глазах.

Вот гад! Заметил мое восхищение!

Алекс медленно наклонился, взял с кровати черную атласную рубашку, отчего спина напряглась.

«Элли, не смотри, не смотри!» — мысленно умоляла я себя, хотя какая-то частичка меня уже давно сдалась и просто наслаждалась зрелищем. И эта частичка увеличивалась с каждой секундой, отодвигая самообладание подальше. Хотелось провести рукой вдоль широкой спины, очертить контур каждой мышцы. Пришлось срочно представлять себе обнаженного пузатого учителя этики и эстетики, чтобы хоть как-то охладить воображение. Помогло, но ненадолго. Ровно до того момента, когда Алекс начал медленно, пуговица за пуговицей, застегивать рубашку. Черный шелк скользил по смуглому телу мужа, а я едва подавила вздох, ощущая небывалое тепло в груди, что медленно перемещалось вниз, пока не поселилось внизу живота.

Наваждение пропало быстро, стоило мне взглянуть в насмешливые серые глаза. Алекс знал, какой эффект произвел, и специально медленно застегивал рубашку, демонстрируя себя во всей красе. Позер!

— Вообще-то время вышло, а ты еще не готов? — недовольно спросила я, сложив руки на груди. Стало неуютно из-за того, что я позволила себе показать свою слабость.

— Я назвал тебе неправильное время, у нас есть еще десять минут. — Ухмылка этого гада, именуемого в народе моим мужем, не стала шире.

— Ты обманул меня? Зачем? — Раздражение достигло предела. Это что же, он тоже любит пошутить да меня из себя вывести?!

— Вы, женщины, всегда опаздываете! Хотел подстраховаться, — самодовольно заявил Алекс, направившись к двери. Ждать меня, естественно, он не стал, поэтому я поспешила следом, ругаясь себе под нос.

Муж все слышал, но виду не подал. Тоже мне, великий стратег!

Когда мы спустились вниз, дворецкий доложил, что гости прибыли и уже ожидают, Алекс выслушал это и, скользнув по мне безразличным взглядом, подцепил мою руку, положив ее себе на сгиб локтя. Так, изображая примерную пару, мы вошли в малую гостиную, двери которой распахнулись перед нами, стоило Александру приблизиться на три метра.

Делегация дроу состояла из крон-принца и троих сопровождающих. В одном из них я с радостью узнала парня Сары. Интересно, как она? Сердце вновь сжалось от тоски при одном воспоминании о подруге.

Мы с Алексом сидели на одном диване (причем муж трепетно держал меня за руку, разыгрывая влюбленного), а дроу расположились в уютных креслах. В камине потрескивал огонь, слуги разливали вино и подавали фрукты на небольшой столик. Встреча была полуофициальной и проходила в дружеской атмосфере, я ощущала себя лишней, в разговоре не участвовала, да и понимала с трудом, о чем идет речь, ощущая себя скорее мебелью. Зачем я вообще тут нужна?

Когда обсуждение какого-то договора (кажется, о сотрудничестве военных отрядов) закончилось, мужчины начали говорить на отвлеченные темы — про политику, оружие. Вскоре эта болтовня мне наскучила, и я отошла к окну, задумчиво глядя на лес вдалеке.

Через пару минут мое уединение было нарушено, ко мне подошел тот самый парень, которого я видела с Сарой.

Интересно, они до сих пор встречаются и она поменяла нашу дружбу на отношения с ним или характерами не сошлись? В душе вновь начало подниматься чувство, похожее на обиду.

— Элли? — назвал он меня сокращенным именем, хотя Алекс представил меня как Эллинор. Ее королевское величество. Я поморщилась. Никак не могла привыкнуть к величественному обращению и нарочито царскому отношению. Хотя тот факт, что тебе все приносят по первому приказу, — это определенный плюс. Особенно для кота.

— Да. А ты? — спросила я, чтобы уточнить сокращенное имя парня. Его полное имя я даже под страхом смерти не выговорю.

— Называй меня Дарт, — понимающе улыбнулся он. — Тебе Сара передавала привет. Она сейчас у меня гостит.

— И как ты ее одну оставил? — улыбнулась я в ответ, зная нрав подруги.

«Бывшей подруги», — напомнила себе, а улыбка стала грустной.

— Она долго не соглашалась меня отпускать, но дела не ждут, я вырвался буквально на пару дней, — понимающе улыбнулся эльф.

— Это тебе еще повезло, что она тебя не привязала, — хмыкнула я.

— Да, пришлось уходить под покровом ночи, оставив записку, а то грозилась не только привязать, но и все вещи намочить, чтобы либо голым уехал, либо дома сидел. — Мы вместе рассмеялись, представив шок Сары, когда она утром обнаружила себя в гордом одиночестве.

— Так у вас все серьезно, — протянула я, ощущая, как горечь обиды уступила место радости за подругу.

— Да. О, кстати, у нас скоро свадьба, и мы тебя приглашаем! — по-доброму сказал дроу.

Вообще Дарт вызывал какие-то добрые эмоции, он не был заносчивым, а просто подошел, чтобы составить мне компанию, пока Александр с принцем решали государственные дела.

— Я даже не знаю, — протянула я, покосившись на супруга, который, казалось, прожег мне спину своим злым взглядом. Странно, я думала, он и не заметит моего отсутствия…

— Естественно, мы приглашаем не только тебя, но и Александра, — поправился Дарт, поймав недовольный взгляд моего мужа.

Поговорив еще немного, я заверила парня, что мы будем, если муж даст согласие, и вернулась к Алексу.

— О чем болтали? — улучив момент, спросил Александр, наклонившись к моему уху. Горячее дыхание породило табун мурашек на спине, а мысли разлетелись в разные стороны.

— Да так, — едва выдавила из себя.

— Ясно. — Алекс отодвинулся, отвечая принцу дроу, его высочеству Ананалинайдэ, на какой-то вопрос, пока я пыталась привести мысли в порядок.

Остаток вечера муж не обращал на меня никакого внимания, перестал даже держать меня за руку, из-за чего я ощущала обиду: его прикосновения мне очень нравились.

Выпроводив гостей, он едва выдавил из себя пожелание спокойной ночи и закрылся в кабинете.

Что с ним такое?! Я ему что, девочка для битья? Хочу — заигрываю, хочу — не разговариваю, хочу — улыбаюсь, хочу — даже в ее сторону не смотрю! Велика цаца! Да и сдался он мне — могу и получше найти!

Как лучше, если я уже замужееееем!

Настроение грозило уползти в подвал, а самой мне хотелось побиться головой о стену.

Зло стукнув подушку, я пообещала себе не забивать голову сомнительными брюнетами привлекательной наружности и завалилась спать.

Но желанный покой не пришел. Спала я плохо. Всю ночь мне снился Алекс, который то снимал, то надевал черную рубашку. Зрелище было поистине восхитительное и заставляло вновь и вновь возвращаться мыслями к этому холодному безразличному гаду. Может, стоит задуматься о наследнике? Так у меня хоть ребеночек будет, даже если Алекс потом и не глянет в мою сторону… Непонятные чувства раздирали меня изнутри, поэтому следующим утром я была сонной и злой, как, впрочем, и супруг.

Интересно, а что снилось ему?


Александр


Бутылка была уже наполовину пустой, а я все не мог лечь и заснуть. И все дело в том нежном создании, что спало за стеной моей спальни.

Чего только ее выходка с садом стоила. Я ни на минуту не сомневался, чьих это рук дело, но решил проучить. Обидел… Скажите пожалуйста — нежное создание! А мне каково было, когда я, надеясь подумать о заговорах, вышел на балкон, чтобы полюбоваться привычным мрачным пейзажем? Но на месте бывшей пустоши обнаружил деревья и кусты, выстриженные в форме лебедей, драконов, сердечек и прочей дребедени. А вокруг птички и бабочки! Я сначала думал, что это сон, даже ущипнул себя для верности. Не помогло — видение не исчезло, зато появилась догадка, откуда ноги растут у этого сада, портящего весь пейзаж.

И если с кустами роз еще можно было как-то смириться, то этого я не потерплю! Секунда — и на месте сада вновь возник черный пустырь. Хватит быть мягким, а то жена на голову скоро сядет.

О том чувстве, немного похожем на угрызения совести, я решил подумать позже. Не дали — Альф передал сводки по последним преступлениям, что были нарочито быстро раскрыты, а преступник сбежал. Пришлось закапываться в бумаги и изредка посещать тренировки жены, пока слуги не принесли письмо от дроу с официальным предложением встретиться.

Зачем я сказал жене о приеме всего за сорок минут до назначенного времени? Я просто хотел позлить эту маленькую фурию — моим фавориткам для сборов всегда требовалось не менее двух часов, а Элли собралась быстро, не выказав недовольства.

В замешательство меня привела также реакция супруги на мое тело. Шрамы? Казалось, она даже не заметила их, разглядывая мой торс с едва скрываемым восторгом.

Оказывается, жена не так холодна, как пытается казаться. И этот флирт с дроу? Или что это было, черт подери?! Увидев ее теплую улыбку в сторону одного из делегатов, я готов был испепелить парня на месте, а ее запереть в комнате и выпороть. Или не только выпороть?

Кажется, люди называют это ревностью…

ГЛАВА 20

Элли


Кто-то проводит каникулы в гостях у родных, кто-то путешествует, кто-то отдыхает. Только не я. Все ближайшие дни сводятся до общения с моим супругом и просто-таки непреодолимого желания отравить ему жизнь. Правда, с Кузей на подпольном совете было решено временно прекратить военные действия, так как Алекс перестал досаждать приказами и попытками привести меня в соответствие с образом Темной Властительницы.

Казалось, он вообще меня не замечает, все чаще и чаще окапываясь в кабинете. Традиционные ужины проходили скучно — обычные разговоры, но не более. Слуги жалели меня, окончательно перейдя на мою сторону. Даже они поняли, что я по уши влюбилась в мужа, а он не то слепой, не то тупой. Нет, тупым Алекса язык не поворачивался назвать…

Сегодня ночью, когда Александр ворвался ко мне в спальню (и мне пришлось прикрывать одеялом его рубашку, что гордо носила звание моей пижамы), мы даже успели поругаться. И подумать только, из-за чего?! Он мне приписал флирт с Дартом, приравняв его чуть ли не к супружеской измене. Правда, высказал все это в полубессознательном состоянии — напившись до чертиков с Кузей, а наутро долго извинялся, когда прояснил суть нашего с Дартом разговора и получил приглашение на свадьбу.

Так, вздыхая о неразделенной любви и слепоте собственного мужа, я подумывала над тем, что пора переходить к соблазнению, правда, пока не знала как и решила следовать действиям героини эльфийского романа, когда слуга доставил мне письмо. Точнее, два.

Первое — от отца. Тот сетовал на то, что я не приехала на каникулы, и жаловался на здоровье. Я забеспокоилась, решив, что обязательно проведаю его, как только Алекс позволит. Второе было завернуто в белоснежную бумагу с золотым тиснением по контуру. Я уже решила было, что это письмо от Алекса с приглашением на ужин или еще что-то в этом роде, но имперский гриф, что использовался на почте вместо марок, указывал на обратное. Адреса отправителя не было, но, прочитав первые строки, я поняла, кто был этим самым автором.

Сара просила прощения за подлость с ее стороны и рассказывала про свою великую любовь к Дарту, на которого она и променяла нашу дружбу. Зла я на девушку уже не держала, поэтому, рассказав в ответном письме кое-какие новости, не вдаваясь в детали, пригласила ее в гости и сообщила о пребывании у нас Дарта. Наверное, письмо было отправлено еще до приезда делегации, поэтому я также решила расспросить подругу про свадьбу.

На душе стало теплее, но полностью простить ее за подлость я не могла.

— Эль, может, ты ему в любви признаешься? Тогда и тебе, и ему станет проще, — предположил кот, следя за моим нервным состоянием.

— А ему чего? — замерла, не дойдя до шкафа. Подходило время ужина, и я собиралась переодеться в какое-нибудь платье, не оставив надежды на то, что муж хоть раз похвалит мой внешний вид. Хотя ввиду его занятости он, наверное, и меня обнаженную вряд ли заметит…

— Наконец-то поймет, с чем связаны перепады в твоем настроении. — Кот подпер лапкой морду, а я плюхнулась рядом с ним, автоматически погладив.

— Думаешь, стоит? Может, выпить для храбрости? — спросила я скорее у себя, чем у кота. Тот перевернулся на спину, подставив толстое пузо под мою руку, тонко намекая на то, что хочет, чтобы его погладили.

— Эль, ты же знаешь, что, когда выпьешь, несешь лишнее, — мурлыкнул Кузя, когда моя рука автоматически начала перебирать пушистую шерстку.

— Я свободная женщина, могу нести, что захочу! — фыркнула в ответ.

— Ой ли?

— Молчи, — предупредила, решив сегодня попытаться-таки соблазнить мужа, как то делалось в одном из романов. Нацепив простое платье цвета морской волны без декольте, но с соблазнительным вырезом на спине, я вышла из спальни. Платье мне сегодня притащила Анита в благодарность за содействие.

Она, правда, едва в обморок не упала, когда на пороге их дома вчера появился сам Темный Властелин в сопровождении двух слуг, но быстро отошла, когда я ей подмигнула. Все прошло отлично — специально перед моим визитом жених Аниты с семьей были приглашены на торжественное чаепитие к невесте, куда я и прибыла. Или правильнее сказать — прибыл? А кто откажет правителю, если он приказывает жениться? Родители жениха мазохистами не были, поэтому быстро согласились, а я тихо радовалась, что меня под иллюзией никто не запалил. Правда, пришлось от советника какого-то в замке отбиваться.

Быстрыми шагами шла по коридору, спеша на ужин, и пыталась собраться с духом. Да уж, выпить мне не помешало бы…

С тем, что я влюбилась в супруга, я кое-как смирилась, хотя и не была уверена, что это пойдет мне на пользу. Но ведь любовь не спрашивает, когда и куда приходить!

— Где Александр? — услышала капризный женский голосок, что доносился снизу, и нарочито медленно начала спускаться.

Ну вот почему, когда хочется быть белой и пушистой, каждый раз что-то случается?!

— Его величество изволят находиться в столовой, — добродушно пояснил дворецкий, так, словно эта женщина часто бывала в этом доме. — Вы можете подождать в гостиной, я доложу его величеству, что его ожидают.

— Не нужно, я хочу сделать ему сюрприз.

Не знаю, что меня так взбесило: явно близкие отношения этой незнакомки с моим супругом, тот факт, что она знала расположение комнат явно лучше меня, или распоряжение, отданное слуге, словно это она хозяйка в доме, — но оставлять все без внимания я не собиралась.

Я уже почти спустилась и была готова высказать все, что думала по поводу незваной гостьи, когда меня опередил Алекс, который появился в холле с милой улыбочкой на лице.

«Как же хочется стереть ее с твоего лица!» — мысленно проворчала я, напряженно следя за парочкой. Передо мной стоял выбор — уйти, оставшись незамеченной, или спуститься и сделать-таки шевелюру кобры немного менее густой.

Если бы не чувство отвращения, которое нежданная гостья вызвала у меня изначально, то ее можно было бы назвать красивой — пухлые губы, длинные темные волосы, уложенные в затейливую высокую прическу и украшенные цветами, темно-синее платье, которое делало талию поистине осиной, и грудь четвертого размера, что грозила вывалиться из глубокого декольте.

— Ализэ, какими судьбами?

Я пыталась понять, какие эмоции Алекс испытывает по отношению к гостье, но привычная маска безразличия не давала этого сделать. Разве что плохо скрытое волнение пополам с любопытством было новым. Его действительно интересует эта фифа? А как же я? Предаться самокопанию не позволила сцена приветствия, что разыгралась так же стремительно, как еда, что исчезала в желудке Кузьмы.

— Алекс! — взвизгнула брюнетка, прижавшись к моему мужу своим скромным четвертым размером груди.

Да чтоб у тебя, блоха, грудь сдулась! Да чтоб у тебя глаза косить начали! Чтоб все зубы выпали, кроме двух снизу и сверху (я ж не изверг, нужно же этой вешалке чем-то пищу пережевывать!). Чтоб ты из сорок шестого размера до пятьдесят восьмого расплылась!

Эх, жаль, настоящие проклятия караются законом, а то я бы тут разгулялась!

Из меня едва пар не шел, как из чайника, а пальцы начало покалывать от прилива стихии.

— Что ты тут делаешь?

Интересно, холодный тон мужа спровоцирован нежеланием видеть гостью или он напускной из-за того, что меня на лестнице заметил?

— Папочка хотел тебе передать послание с гонцом, но я решила, что ты будешь рад меня видеть, и перехватила письмо. Вот оно. — Девушка достала лист, свернутый в трубочку и запечатанный печатью. Вернее, он раньше был запечатан — теперь печать оставалась не больше чем декоративным элементом.

— А почему оно вскрыто?

— Мне было любопытно, — поморщила носик брюнетка, — что тебе папик написал. Оказалось — скукотища. Так ты мне рад? — Она обхватила руками локоть Алекса, прижала к груди.

«Убери копыта, кобыла!» — с брезгливостью, граничащей с отвращением, подумала я.

— Рад, — кивнул муж скорее автоматически, пробегая взглядом по письму. Я плохо видела его лицо, поэтому об эмоциях судить не могла.

— О, милый! — Она вновь повисла на шее мужа, и в этот раз даже дотянулась до губ. Ну, это уже ни в какие рамки не лезет!

— Вечер добрый! — прокашлялась, обратив на себя внимание. Алекс попытался отцепить от себя девицу. И даже весьма удачно, хоть и со второй попытки.

— Милый, что это за пигалица?! — Наманикюренный ноготь барышни устремился в мою сторону.

— Пигалица сейчас стоит передо мной, — я медленно спустилась, молясь всем богам, чтобы не позволили мне не менее грациозно упасть, — в вульгарной тряпке, а это, — я величественно махнула рукой и не менее величественным тоном продолжила, — законная жена того, кого ты только что назвала милым. А ты рискуешь шевелюрой, стоя к нему так близко. — В руке зажегся огонек. В этот раз стихию не нужно было долго призывать, она была готова плясать ярким злым огоньком, грозя выплеснуться пожаром.

— Алекс! — надула губки девица, из-за чего они стали еще больше. Да уж, такие созданы только для поцелуев… Интересно, я долго буду ощущать комплекс неполноценности рядом с этой особой?

— Да, это моя жена, — кивнул Алекс, лишь на секунду оторвавшись от бумаги.

— А я? — Казалось, что неожиданная гостья сейчас заплачет. Вот только мне было понятно, что это лишь игра, способ обратить на себя внимание. Черт! Если этот гад, что стоит сейчас возле девицы, сейчас бросится ее утешать, я стану вдовой, и никто меня за это не осудит! Огонь в пальцах едва удалось потушить.

Все равно ведь Алекс остановит огонь, а мне будет вдвойне обидно из-за того, что он защитил эту мерзавку.

— А ты любовница. — Алекс окинул меня безразличным взглядом и вновь уткнулся в бумагу. Так обычно смотрят на шкаф. Вроде и есть, а должного внимания не занимает.

— Вот видишь, я любовница! От слова «любить». — Да уж, торжеству в голосе барышни мог позавидовать кто угодно…

— Бывшая, — добавил Алекс, отцепил руку от пальцев гостьи и свернул письмо в трубочку.

— Как это бывшая?! Алекс!

— Что? Я теперь женатый человек, — обольстительно улыбнулся этот камикадзе девушке и таким же обольстительным взглядом прошелся по моей фигуре. Стало жарко. От гнева и от того желания, которое вызывал у меня муж. Желания двинуть ему по тому месту, которое ищет приключений. И это отнюдь не зад! — И моя супруга вряд ли одобрит наличие любовницы, — с ленивым безразличием закончил он, — мы собрались ужинать, ты с нами?

— Гостья, наверное, спешит, — сделала я последнюю попытку вернуть вечеру былой романтический настрой.

— Да, я ужасно голодна! — Моей реплики никто не услышал. Алекс едва заметно поклонился, уступив даме дорогу.

— Что, голодом морят? Так мы можем материальную помощь оказать. В дорогу продуктов дадим… — ехидно заметила я, следуя за парочкой.

— Да как ты смеешь?! — Девушка резко развернулась, сделав шаг по направлению ко мне с явным желанием ударить. О, как я хотела этой провокации, чтобы спалить ее шевелюру!

— Али, брейк! — между нами встал Алекс. Все-таки защищает эту кобру. — Элли, это младшая принцесса Аттиары Ализэ, дочь Алистэра, поэтому будь немного учтивее. Али, — он обратился к барышне, — это моя жена Эллинор, поэтому отнесись к ней с должным уважением. Я отлучусь на минуту, чтобы отнести письмо в кабинет, и надеюсь, что вы не поубиваете друг друга.

Мне ничего не оставалось, как занять свое место справа от стула супруга, а гостья заняла место напротив меня. Нет, ну с такой картиной перед физиономией никакого аппетита не будет! Интересно, где Кузя шляется? Моральная поддержка мне бы не помешала…

— Как вам курица, достаточно прожарена? — Я решила внять пожеланию мужа и не провоцировать скандал. Кажется, это называется светской беседой…

— Да, спасибо, что спросили. — Девушка подхватила инициативу, выбрав нарочито официальный стиль разговора. — И давно вы с Алексом женаты? — Она отправила в рот кусочек салата. Чтоб ты подавилась, мегера!

— Почти неделю, — ответила я с выражением полнейшего превосходства, давая понять, что у нас с Алексом едва ли не идиллия.

— Да? А еще пару дней назад он ко мне заходил. — Девица глотнула вина, бросив на меня победный взгляд. Перемирие было коротким, но плодотворным. Не сильно и хотелось в подруги набиваться!

— Я ему иногда разрешаю со всякими… — брезгливый взгляд был красноречивее слов, — развлекаться, но все равно он вернется ко мне. — Я любовно погладила свой живот, давая понять, что там наследник.

— Расчетливая мразь! — прошипела Ализэ.

— Это твое второе имя? — невинно полюбопытствовала, подарив сопернице победную улыбку. Все-таки вышло ее уесть! Вообще, весьма странная девушка — я попыталась навесить иллюзию и бросила в нее достаточно сильное заклинание, что вызывало головокружение, но оно словно о щит ударилось. Интересно, это на ней артефакт защиты висит, искусно сделанный каким-то сильным магом? Хотя почему каким-то — это явно дело рук моего мужа, чтоб у него там все отсохло! И с любовницей покувыркался, и амулетик состряпал. Просто-таки мастер на все конечности!

— А вот и я! — Алекс вошел, а эта Али, или как там ее, сразу же переключила внимание на моего мужа, хотя до этого сжимала вилку с явным намерением наколоть на нее что-то, и точно не лист салата!

Да уж, вот у кого стоило поучиться искусству обольщения, если бы ситуация не была столь катастрофической. Чего она только не делала! Начиная от случайных касаний, облизывания губ и поминутного поправления декольте, заканчивая стрельбой глазками и напоминаниями о том, как они с Алексом весело проводили время.

Нет, в этот раз никаких пошлостей не было, просто прогулки, приемы, гости… Обидно, что эти воспоминания оказались их общими. Я же подобным похвастаться не могла…

— А вы надолго? — При Алексе в открытую показывать неприязнь никто не решался.

— Не очень, — поморщилась девушка.

— То есть уже уходите? — Настроение с отметки «в гробу вместе с неверным мужем» поползло вверх, к отметке «муж еще может в хозяйстве сгодиться, если вину замолит на коленях».

— То есть пока Алекс не прогонит. — Брюнетка послала мне победную улыбку и перевела взгляд, полный желания пополам с нежностью, на Алекса.

— Али задержится у нас до утра, — сказал муж и поспешил пояснить: — Мне нужно утром передать одну книгу ее отцу и дождаться доклада с границы, чтобы написать ответ его величеству. Я уже велел приготовить комнату для нашей гостьи.

Али победно повела бровями, устремив на мужа взгляд, полный восхищения и благодарности. Я хотела ей оставить два зуба? Забудьте! Я мечтаю повыдирать их все. По очереди. Без анестезии! Это ж надо! Положить глаз на моего мужа! Лишних глаз много? Может, исправить? Но и муженек хорош! Я тут мечусь, не могу в чувствах разобраться, а он с этой развлекается! Еще и на ночь в нашем доме оставил!

— Небось, рядом со своей, чтобы бегать недалеко было, — пробормотала я, уткнувшись в тарелку.

— Что, прости? — Алекс перевел взгляд на меня. Надо же, заметил наконец-то и мою персону!

— Говорю, поела уже, пойду к себе. — Я встала. Настроения слушать все это воркование не было ни малейшего.

— Не смеем вас задерживать! — Ализэ с напускным интересом принялась расспрашивать Алекса о чудесных цветах у входа в замок, приняв их за сюрприз специально для нее. Кто бы знал, как я ненавидела в тот момент свое желание украсить замок!

— Премного благодарна! Приятного вечера! — Ослепительно улыбнувшись, я удалилась. Надоел весь этот фарс, а душу жгла обида.

— Эль, что-то случилось? — Кот лежал на одной из подушек, облизывая лапку, но прекратил это занятие, едва увидал меня.

— Случилось, — зарыдала я. — Какая же я дуууурааааа.

ГЛАВА 21

Элли


Спустя час, когда у меня закончились слезы и бутылка вина, а у Кузи пузырек валерьянки, за стеной что-то скрипнуло.

— Пришел! — одновременно прошептали мы с Кузьмой, припав ушами к двери, что соединяла спальню Алекса с моей.

— Кузя, а что, если он там с ней? — Слезы грозили побежать ручьем.

— Пошли, — пьяно отозвался кот, — я ей волосы повыдергиваю! — Он икнул и попытался пройти ровно. Шаге на третьем его занесло, и Кузя, сев на толстый зад, тряхнул головой, чтобы привести мысли в порядок. Из меня же хмель выветрился, а воображение рисовало красочные сцены отнюдь не детского содержания. Они уже приступили к делу или нет?

Взгляд метнулся по комнате и остановился на стакане рядом с графином с водой. То, что нужно! Прислонив стакан к двери, я попыталась расслышать хоть что-то. Ничего. Ни звука. Ни стона. Совсем ничего.

Что ж они там делают?! В ответ на мой мысленный призыв послышался тихий стон. Мужской-женский — не разобрать! И опять тишина. Может, послышалось? А если нет? От бессилия и неизвестности хотелось рвать волосы если не на голове у этой курицы, то у мужа. На ногах!

— Элька, делись, мне тоже любопытно, — запыхтел кот, взбираясь на кресло. С третьей попытки усатому это удалось, и он развалился на спине.

— Все равно ведь не слышно, — закусила я губу, раздумывая, стоит ли врываться сейчас в комнату к мужу с криком: «Так вот вы, любовники, что делаете!» — или нужно еще немного подождать?

— Ты меня поражаешь. — Кот дотянулся до пустого пузырька с валерьянкой и заглянул внутрь в слабой надежде на то, что хоть капелька осталась. Тщетно. — Ты же маг, вот и придумай что-то. Что, за все время никакого заклинания для подслушивания не изобрели?

— Не знаю, — об этом я как-то не подумала. Ведь действительно! Издав тихий вопль радости, я подхватила тушку Кузи и понеслась в библиотеку, где провела еще полчаса, опасаясь, что могу что-то пропустить и не узнать, чем там Алекс с этой курицей занимается.

— Есть! — Я извлекла толстенный фолиант. Не удержала, и книга шмякнулась об пол, издав громкий звук.

— Тшшш. — Кузя, развалившись на столе, приложил лапку ко рту и пьяно хихикнул.

— Ты думаешь, они там спят? — мрачно уточнила я, листая книгу. Это что-то вроде заклинания и заговоры на все случаи жизни, видела такую в академии в библиотеке и в книжной лавке. Хотела себе купить, но цена, равная десяти стипендиям, была неподъемной. Где-то тут я встречала нужный раздел… Нет, нет, не то. А, вот!

— Кузь, нашла, пошли. — Я, растоптав муки совести, выдернула страницу, спрятала ее в декольте. Да уж, похоже, искала слишком долго — кот дрых пузом кверху. — Кузь, ты идешь? — сделала я последнюю попытку разбудить пушистика, но тот не отреагировал, только вяло отмахнулся лапкой, икнул и продолжил храпеть, высунув язык. — Ладно, сама справлюсь…

Прочитав заклинание, я встала возле двери и начала ждать. Ни звука. Это все уже закончилось и эта курица посапывает на плече моего законного мужа или просто защитная звукоизоляция спальни мужа намного больше, чем мой магический потенциал? Черт, ничего же не слышно!

Решив, что вполне логично будет вломиться в комнату мужа с воплем разоблачения (о том, как действовать, если муженек будет один, я, естественно, не озаботилась), дернула за ручку двери, соединяющую наши спальни. Ничего. Ни-че-го. Этот паразит дверь на замок закрыл, чтобы я не мешала!

Вместе с осознанием того факта, что Алекс чихать хотел и на меня, и на мою ревность, нежась в объятиях этой курицы, пришла злость.

Не то чтобы я себя мнила самой прекрасной, милой, остроумной и далее по списку, но и не на помойке себя нашла, чтобы позволять подобное к себе отношение. Подумать только, изменять прям перед самым носом у жены! Пусть и не весьма любимой и уважаемой, но все же жены!

— Посмотрим, как ты после этого будешь за ней носиться! — пробормотала я себе под нос и принялась воплощать созревший в голове план в действие.

Что мы имеем? Алекс собрался в кабинет, чтобы написать ответ? Что ж, эта мымра по-любому последует за ним. Честно говоря, мне все равно, кто зайдет первым, яркие эмоции я им гарантирую обоим.

Сначала я достала из флакончика ту самую суперлипкую смесь, которой могла гордиться как результатом самого удачного из неудачных экспериментов. Особенность ее была в том, что смесь никогда не засыхала, сохраняя свои свойства, чем я и воспользовалась.

Налила смесь в одну из небольших кастрюль, за которыми моталась на кухню, а вторую наполнила перьями, пожертвовав подушкой.

Дальше пришлось взламывать кабинет Алекса. Даже странно, что он его таким простым заклинанием запечатал. Хотя, с другой стороны, это же его дом. Кто тут будет вламываться и шкодить? Правильно, я! Хотя обычно он вообще-то дверь только на ключ запирает (как мне доложила разбуженная служанка), но, наверное, не так он и доверяет любовнице, как бы ей этого хотелось, раз шифруется.

Пока я размышляла над этим, медленно расплела узор из красных светящихся ниточек, не задев ловушку. Есть! Дверь приоткрылась.

Преодолевая желание полазить в столе, я напомнила себе, зачем, собственно, пришла. При помощи заклинания левитации, способного подвесить в воздухе небольшие предметы весом до десяти килограммов, подвесила кастрюльки как раз над входом и привязали их ниточкой к дверной ручке. Выходило, что, если открыть дверь, веревочка дернется, из-за чего заклинание потеряет силу и… Думаю, сюрприза Алекс и его курица не забудут никогда.

Успокоенная из-за того, что мстя свершится (причем мне абсолютно все равно, кто будет козлом отпущения), я быстро уснула, предварительно попросив служанку разбудить меня пораньше.

Утром будить надобности не было — Кузя приперся рано, разместил свою толстую тушку прямо у меня на спине и начал обустраиваться, переминаясь лапками, царапаясь когтями и при этом мурча. После первого же движения я взвыла, подскочив на кровати.

— Кузь, ну еще так рано, — попыталась вновь поймать сон, обняв подушку и сбросив кота.

— И что? А у меня инстинкт. — Кот вновь замурлыкал, но на этот раз в цепкие коготки Кузи попало одеяло.

— Хорошо, что инстинкт твой уже не вылавливает мои ноги из-под одеяла. — Сон как рукой сняло, поэтому я поспешила в душ, после чего поделилась с Кузьмой вчерашними приготовлениями. Кот впечатлился.

— Главное, после такого по шапке не получить, — задумчиво протянул он, — но если получать, то нужно знать, за что. Хочу все видеть своими глазами!

— Ну, если я там появлюсь, то боюсь под горячую руку попасть. — Действительно было обидно, что столь феерическое превращение стервы (одна штука) в курицу (одна штука) пройдет без моего присутствия.

— А вот я не боюсь. Так что можешь спокойно собираться на тренировку, я возле кабинета Алекса погуляю немного. Может, чего разведаю у слуг. — Кот ушел, а я, успокоившись, пошла на тренировку. Что-то мне подсказывало, что в столь раннее время барышня еще спит без задних ног. Тем более если ночка выдалась столь удачной.

В душе вновь начали подниматься едва придушенные злость и обида. Не буду о нем думать. Не заслужил.

На тренировке Алекс выглядел задумчивым, и даже мой выпад пропустил, едва ли не позволив задеть себя. Или это он не задумчив, а устал? В том, что мой сюрприз еще никто не видел, я не сомневалась — не думаю, что муж мог оставить такое без внимания. А он был спокоен. Даже на меня смотрел с каким-то безразличием.

— Кажется, я делаю успехи, — отметила продырявленный рукав рубашки супруга.

— Нет, это я тебе фору дал. Не там мои мысли летают сегодня, — безразлично бросил Алекс, продолжая бой. От понимания того, где сейчас могут быть его мысли, я едва не впала в отчаяние.

— Кто-то мне говорил, что мысли нужно оставлять вне зала, — отозвалась, продолжая отбиваться от Алекса. Хоть и ненавидела эти тренировки до глубины души, но должна была признать, что делаю некоторые успехи.

— По твоему бою я вижу, что в голове ни одной мысли, а ведь каждый ход нужно просчитывать, думать, как лучше нанести удар, где слабое место. — Говоря все это, Алекс серией точных ударов притеснил меня к стене и выбил шпагу. В какой-то момент я четко осознала, что прижата к стене, в то время как лезвие прижимается к горлу, едва касаясь его. Моя грудь часто вздымалась, хотя воздуха по-прежнему не хватало — чувствовала холод стены, жар тела мужа и стук собственного сердца, что готово было вырваться из груди. Глаза Алекса стали темными, как грозовое небо, а из-за расширенных зрачков казались почти черными. Они притягивали, манили, заставляли забыться.

— На сегодня тренировка закончена. — Он отстранился, а наваждение прошло, словно и не было. Перед глазами вновь появились картинки, иллюстрирующие, как Алекс провел ночь, и по новой спровоцировали злость.

— Алекс, я к отцу хотела съездить, — пыталась сказать ему об этом еще вчера, но не выпало возможности.

— Я подумаю, — бросил Александр, покинув зал. Оставшись наедине с собой, я все же решила пометать фаерболы в цель. Оказывается, это здорово помогает выпустить пар, особенно если представлять рожу Ализэ вместо мишени.

Как жаль, что мне вчера это в голову не пришло!

Отстрелявшись, вернулась к себе и наспех приняла душ, тут в спальню влетел Кузя. Его занесло на повороте, и следующие два метра кот проехал на попе, пытаясь затормозить.

— Элька, прячься! Это было феерично, но сомнений в том, кто автор, у Алекса не возникло! — вещал кот. — Она туда, а там оп, потом пфф и ваууу!

Да уж, если даже у Кузьмы пропало умение изъясняться связно, то боюсь представить, какой вышел результат.

Долго оставаться в неведенье не пришлось — дверь шмякнулась о косяк, едва не слетев с петель, а на пороге возник Алекс. Злой Алекс, если даже не сказать свирепый. За ним тенью маячила Ализэ. Нет, тенью ее назвать было сложно — шевелюра брюнетки стала полностью белой, как плечи, руки и платье. Да и вообще она напоминала курицу. Беленькую, с глазами без намека на интеллект и раскрытым ртом, пардон, клювом. Получилось!

Не выдержав комичности сложившейся ситуации, злости Алекса, возмущения курицы, похожего на квохтанье, я засмеялась. Сказались пережитые вчера не самые приятные эмоции и напряжение последних дней. Я смеялась до коликов в животе, слушая истеричные вопли теперь уже блондинки, отмечая, что Алексу не очень смешно — он смотрит на меня сердито, сложив руки на груди. Весь такой холодный и прекрасный в своей холодности.

— Хватит, — одним словом он остановил Ализэ, которая перешла на личности и попыталась меня обозвать. — Ализэ, ты идешь в свою комнату. Я пришлю слуг — пусть попробуют смыть с тебя все это. А ты, — злой взгляд супруга прошелся по мне, — за мной. В кабинет.

Курица побежала вслед за Алексом, требуя, чтобы меня наказали, а я вжала голову в плечи и поплелась следом. Нет, о содеянном я не жалела, но что-то подсказывало, что наш с Алексом разговор ничем хорошим не закончится.

Едва оказалась в замкнутом пространстве вместе с мужем, слишком ясно осознала, насколько сильно он зол. Ярость практически можно было ощутить физически по тем разрядам, что исходили от него.

— Зачем ты это сделала? — тихо спросил он. Мужчина стоял, полусидя на столе, а пальцы сжимали столешницу. Пальцы побелели, давая понять, что он едва сдерживается.

— Что сделала?

— Эллинор! — прикрикнул он. — Сейчас не время делать вид, что ты ни при чем. Ты?

— Я. — Да уж, отпираться не стоило.

— Какого черта?! Ты хочешь, чтобы все вылилось в международный скандал?! Тебе нужно, чтобы я сейчас еще и это разгребал!

— Да ты просто свою любовницу защищаешь! — фыркнула я.

— Вот что тебя беспокоит?! Любовница?! Да хоть десяток, тебя это касаться не должно! Мы. С. Тобой. Совершенно. Посторонние. Люди! — Каждое слово ножом вонзалось в сердце, заставляя сцепить зубы, чтобы не разрыдаться. Нежных чувств с его стороны я и не ждала, но чтобы вот так… посторонние люди…

— Я твоя жена! — возмутилась я.

— Жена?! А как насчет поддержки? Как насчет того, что жена должна подчиняться мужу? Как насчет постели? — Алекс оторвался от стола и теперь почти нависал надо мной, зло сжимая кулаки. — Я нормальный мужчина с нормальными потребностями! Или ты готова выполнить супружеский долг сию же минуту?! — На лице заиграла похабная усмешка человека, готового спать с любой, лишь бы утолить инстинкт. Да уж, теперь он не походил на обычную статую, которой прикидывался последние дни. Я хотела эмоций? Теперь поздно жаловаться…

— Вся проблема в этом?! — Рука взметнулись к рубашке, что была надета на мне, расстегнула пуговицы. Одна, вторая…

— Не стоит. — Алекс поймал мою руку и отвел в сторону. Никакой ласки. Никаких эмоций, кроме злости и раздражения.

— Не ст о ит или не сто и т? — Истерика грозила выплеснуться прямо сейчас, и я сама не знала, сдержусь ли.

— Элли! Ты ведешь себя недостойно! Как девчонка какая-то! — взорвался муж. Он отошел и начал расхаживать по комнате.

— Да сколько уже можно об этом твердить?! — нервно возмутилась я. Все время одно и то же. Если ему так не нравится его жена, так почему бы не убрать ее с глаз долой, приставив охрану?

— А сколько нужно, чтобы до твоей головушки эта простая истина дошла?

— Нисколько! — фыркнула я. Алекс продолжал читать нотацию о моем недостойном поведении, о том, что мне нужно извиниться перед гостьей, но я не слушала: сосредоточилась на том, чтобы не сбежать из кабинета. — Я наказана? — спросила, когда Алекс глубоко вдохнул, чтобы успокоиться.

— Да. Для начала твоя поездка к отцу, на которую я уже почти дал согласие, отменена.

— Но мне нужно!

— А мне плевать! — Алекс резко развернулся. — Остальное ты узнаешь, когда я разрешу эту проблему. Свободна!

— Премного благодарна! — фыркнув, низко поклонилась и ушла. В кабинете что-то упало.

«Надеюсь, это Алекс», — мстительно подумала я, сдерживаясь, чтобы не разрыдаться.

— Ругался? — Кузя встретил меня, едва я вышла из кабинета.

— Ага, — мрачно ответила, спускаясь по лестнице. Хотелось прогуляться, чтобы хоть немного успокоиться.

— Значит, все? Больше не будешь пакостить? — Кажется, кот даже расстроился.

— Нет, просто больше не буду попадаться. Кузь, я гулять.

— Я с тобой. — Кот, похоже, решил, что оставлять меня одну сейчас нельзя.

— Одна, — уточнила я. Кузя обиделся, но виду не подал. Извинюсь, когда хоть немного успокоюсь.


Александр


Проблемы сыпались и сыпались. Казалось, кто-то открыл дверцу, и они все разом обрушились на меня, пытаясь утащить на дно.

Творилось что-то странное, а я, черт побери, не знал что!!! Это выводило из себя. В последние дни так замотался, что вообще ни на что не хватало ни сил, ни желания. Хотя нет, желания хватало, но даже оно сворачивалось и спало вместе со мной, когда вечером падал на кровать без сил.

Не было сил даже на то, чтобы подумать о непростых отношениях с женой. Я хотел ее и даже с легкостью мог соблазнить, вот только понимал, что желаю большего, а это требовало времени, которого у меня пока не было. Броня, строившаяся веками вокруг моего сердца, дала трещину, и в душу проникли совершенно человеческие чувства — нежность, забота… Пару раз я даже прокрадывался к супруге в комнату и тупо стоял, глядя на безмятежное личико, которое приобретало невинное выражение. Ангел, если забыть на минуту о ее выходках. Злость бурлила во мне, но как быстро она приходила, так же быстро и убегала поджав хвост — понимал, что, стоит мне один раз взглянуть в глаза Элли, увидеть ее хитрый прищур, и все теряет смысл.

Вот только каждый раз заставлял себя уходить, зная, что она может испугаться моего порыва. Здесь требовалось длительное приручение, чтобы она едва не молила о близости. Начинать собирался сразу же после совета, но не сложилось.

Сначала стража выловила в окрестностях замка парочку наемников, которым приказали следить за всем и докладывать… кому? Этого выяснить не удалось. Едва они попытались что-то ответить, как из горла и носа пошла кровь. Кровный обет… Заклинание мага, на которое добровольно соглашается тот, кто дает этот обет. Если он нарушит его, к примеру, раскрыв имя заказчика, сразу же умрет в муках. Как эти…

Я видел, как раньше использовали это заклинание, но это было больше сотни лет назад, еще до того, как оно попало в список запрещенных. Тех, что карались смертью. А тут такие новости. Да и текст заклинания, насколько мне известно, держался в секрете — осталось не больше десяти человек во всем мире, знавших его. Ко всему прочему добавился Альф со своими подозрениями… Оказывается, соседнее царство, Кроувания, подбивало несколько государств пойти против меня войной. Этого мне только не хватало! Слухи — это еще не аргумент, но и на пустом месте молвы не бывает.

Разговор с дроу показал, что им тоже поступило анонимное предложение, а гонец самоустранился, призвав подумать. Чертовщина какая-то!

Но если с ними кое-как удалось наладить отношения, заверив, что я против них ничего не имею, то вампиры, как доложил Альф, готовы были принять сторону Кровуании.

Войны не хотелось… Одно дело — улаживать какие-то конфликты, и совсем другое — когда в большую драку ввязываются союзы стран. Наверное, старею…

Едва мне удалось уладить штучные конфликты с одними соседями, в бой ринулись другие. А главное, я просто-таки физически ощущал, что за всем этим стоит одна личность, но не мог понять, кто это. Словно он постоянно был в курсе всех дел, но каждый раз умудрялся выскользнуть перед тем, как ловушка захлопывалась.

Однажды я вернулся от эльфов, лично заключив с ними договор, чтобы отпраздновать это в тихой семейной атмосфере. Отпраздновал, называется! Сам не заметил, как так случилось, что после женитьбы все у меня стало происходить через одно место, так почему ожидал, что в этот раз выйдет по-иному?


Капризный женский голосок никак не мог принадлежать моей жене, да и узнал я его буквально с первых звуков. Ализэ…

Когда-то у нас была короткая интрижка, которая закончилась так же быстро, как и началась, — без взаимных претензий и упреков. Просто хорошо провели время. Правда, около месяца назад девушка Али намекнула на продолжение близости, но я отказался. Не зацепила, а слишком уж наигранные стоны в постели раздражали. Переигрывала малышка, заставляя ощущать себя едва ли не импотентом.

— Ализэ, какими судьбами? — Я вышел, чтобы не получить неожиданного сюрприза. Помню, однажды она меня голышом встречала. Как-то не хотелось повторения. Или только из-за исполнителя не хотелось? Вот Элли обнаженной на столе… Стоп! Нужно прийти в себя, а то еще эта примет мое возбуждение на свой счет. Этого только не хватало!

— Алекс! — Тем временем Ализэ повисла на моей шее, пытаясь дотянуться губами до губ. Интересно, она Элли не заметила или решила, что та недостойна ее королевского внимания? Очень зря.

— Что ты тут делаешь? — спросил, стараясь отцепить ее цепкие ручонки, которые пытались залезть под рубашку.

— Папочка хотел тебе передать послание гонцом, но я решила, что ты будешь рад меня видеть, и перехватила письмо. Вот оно.

Ализэ передала мне письмо со вскрытой печатью. Да уж, любопытства ей не занимать…

— А почему оно вскрыто? — спросил, бегло читая текст с мелкими завитушками. Надо же, его величество лично написали письмо.

— Мне было любопытно, что тебе папик написал. Оказалось — скукотища. Так ты мне рад? — Она схватила меня за локоть, заглянула в глаза. Даже ресничками похлопала.

— Рад, — кивнул я, продолжая вчитываться в текст. Его величество напоминал об окончании срока договора о торговом союзе, который нужно было обновить на новых условиях, и спрашивал о тех мятежах и слухах, что ходили в последнее время. Да уж, если даже довольно небольшое царство заговорщики решили подключить, то, похоже, они собирали все силы.

— О, милый! — Ализэ пропустила мимо ушей мой безразличный тон, вновь повисла на шее и едва не выбила из рук послание. Да что ж такое! Как раз в этот момент, как в нелепом анекдоте, появилась Элли.

— Вечер добрый! — Элли начала медленно спускаться. Интересно, она уже давно там стоит? Желание отцепить Али возросло, когда я заметил огоньки злости в глазах супруги.

— Милый, что это за пигалица?! — сразу же отреагировала Ализэ. Да уж, невзлюбили они друг друга с первого взгляда…

— Пигалица сейчас стоит передо мной в вульгарной тряпке, а это законная жена того, кого ты только что назвала милым. А ты рискуешь шевелюрой, стоя к нему так близко. — Элли медленно спускалась по лестнице, а в руке уже зажегся огонек. Что-то мне подсказывало, что сегодня она не промахнется…

— Да, это моя жена, — подтвердил я, видя, что мое вмешательство будет стоить слишком дорого, если я приму чью-то сторону. Почему чью-то? Если я закрою щитом Ализэ, Элли примет это за измену, а если нет, то папочка этой пигалицы точно встанет на сторону заговорщиков, а это мне не с руки…

— А я? — Ализэ была готова заплакать.

— А ты любовница, — быстро сказал я, оторвавшись от чтения. И сразу же прикусил язык. Да уж, сам провоцирую…

— Вот видишь, я любовница! От слова «любить». — Да уж, торжеству в голосе барышни мог позавидовать кто угодно…

— Бывшая, — быстро добавил я.

— Как это бывшая?! Алекс! — надула и без того пухлые губы Ализэ, а Элли рассерженно сдвинула брови.

— Что? Я теперь женатый человек, и моя супруга вряд ли оценит наличие любовницы. — Вот не удержался я, чтобы не подначить Элли, проверить ее отношение ко мне. Ревность — она приятна, хоть это и удар ниже пояса, но, надеюсь, потом я смогу замолить грехи. Но позже. После приручения. — Мы собрались ужинать, ты с нами? — спросил у Ализэ.

Элли идея не понравилась. Очень не понравилась. Ализэ же вела себя просто ужасно, так и пыталась унизить Элли. Тщетно — супруга с легкой улыбкой на чувственных губах быстро остудила пыл гостьи.

«Моя девочка!» — что-то внутри ликовало. Нужно будет обязательно отблагодарить ее поцелуем!

Проводив девушек в столовую, я отнес письмо в кабинет, предотвратив стычку. Хоть бы не поубивали друг друга. Точнее, лишь бы Элли не прибила: даже после тех немногих тренировок она с легкостью могла размазать соперницу. Жаль, что Ализэ вообще пришла, но и выгнать ее нельзя, девица улизнула без сопровождения, а отпускать ее на ночь глядя в сложившейся ситуации недопустимая глупость. Отправив к ее отцу слугу с запиской о том, что Ализэ у нас, я вернулся назад.

Даже странно, что все там тихо и мирно. Может, подружились? Нет. Ализэ провоцировала Элли на скандал, в открытую флиртуя со мной, но та не реагировала. Когда же рука этой нахалки поползла к моему паху, пришлось отвлекать ее разговорами о каких-то глупостях, убрав обнаглевшую конечность. До скандала оставалось всего ничего, когда Элли ушла. Спокойно, без истерики. Просто оставила меня наедине с Ализэ. Глаза гостьи победно сверкнули, а рука вновь взметнулась к паху.

— Али, из-за уважения к твоему отцу я не выставил тебя за дверь, когда ты начала хамить моей законной супруге, но это ни в коей мере не значит, что я буду выносить твои выходки. Ясно? — сквозь зубы процедил я, зная, кого стоит поблагодарить за испорченный вечер. Дождавшись короткого кивка, пожелал гостье спокойной ночи и ушел спать. Завтра предстояло провести совещание с Альфом, и что-то мне подсказывало, что вампир не принесет радостных известий из своей страны.

Заперев двери на замок, чтобы Ализэ не посетила меня ночью, желая напомнить, «как хорошо нам было», я смог уснуть. Завтра нужно извиниться перед Элли, похоже, малышка настрадалась. Сегодня она была похожа на тигрицу. Гордую и сильную, защищающую свое.

Вот так, думая о жене, я и уснул и уж никак не ожидал сюрприза, который получил утром. Это же надо было додуматься до такого?! Я пропустил Ализэ вперед, но так и не шагнул в кабинет, увидев, как за долю секунды она покрылась белыми перьями. Было смешно. Смешно до слез, если бы не было так грустно, когда я понял, что эти перья ни магией, ни собственными силами не отдерешь. Ализэ смотрелась колоритно. Как курочка. И даже кричала почти так же.

Раздражение, дополненное злостью на необдуманный поступок и подкрепленное тем, что все эти проблемы придется разгребать мне, а Элли все воспримет как очередную шутку, поднялось мощной волной. Да, неудачная шутка, но следов угрызений совести на ее лице я не нашел.

О, как я был зол в тот момент! Едва сдержался, а потом разгромил весь кабинет. Успокоился. Дальше пришлось успокаивать Ализэ. Липкая смесь, к которой приклеились перья, не смывалась. Совершенно. Заклинания и несколько часов в ванной позволили смыть перья с кожи, но не с волос. Длинные темные волосы девушки были испорчены навсегда. Единственный выход — состричь, но это предложение Ализэ восприняла со скандалом. Конечно, кому захочется ходить по дворцу в париках.

Уладить все без скандала помогли комплект драгоценностей из рубинов и зелье для роста волос, которое обещало вернуть бывшую длину уже через неделю.

— Кто-то видел мою жену? — спросил я спустя несколько часов, когда истеричную Ализэ в сопровождении слуг удалось спровадить, убедив в том, что оставаться еще на одну ночь необязательно и свой стресс она вполне может пережить дома.

Помогло лишь то, что я сказал: «Элли будет безумно рада, если ты останешься еще на ночь!» Девушку смыло, словно и не было.

— Нет, ваше величество. — Дворецкий поспешил скрыться, увидев гримасу злости на моем лице. Куда же она могла запропаститься? Дальнейшие расспросы результата не дали, никто не видел жену с самого утра.

«Сбежала!» — с долей злости отметил я. Хотелось выпить, что и сделал, прежде чем меня посетило новое желание. Найти эту заразу мелкую и выпороть. Или не только выпороть?

ГЛАВА 22

Александр


Бокал опустел быстро, но за новым я не спешил. Мозг отказывался понимать женскую логику, поведение моей супруги не влезало ни в какие рамки. А ведь Ализэ хоть и заслужила свое оперение, все же не стоила той мести. А если бы эта истеричка все-таки нажаловалась отцу? Если бы не удалось все так быстро уладить? На фоне всего остального новые проблемы мне не нужны, а Элли просто мастерски добавляет головной боли раз за разом, день за днем.

И ведь все мне назло сделала! Я ее к отцу не пустил? Так что ж теперь, там ее искать или нет?

Подсел к камину и стал ласково перебирать пламя, что трепыхалось как чуть вьющиеся локоны Элли на ветру. Она. Опять она! Не успел отвести руку, как в гостиную, где я разместился, влетел кот.

— Алекс, Элли… — выпалил Кузя. Дальше он не смог сказать ничего ввиду сбившегося дыхания.

— Знаю, сбежала. Странно только, что тебя не взяла, — перебил я кота, меланхолично рассматривая янтарную жидкость в бокале. Положа руку на сердце, искать Элли не хотелось. Может, стоило дать ей остыть? Зная ее характер, можно было предположить, что она, скорее всего, к отцу смылась и теперь ждет от меня следующего хода. Вот только эти игры в кошки-мышки надоели больше пареной редьки.

— Алекс, ты идиот, — выдохнул кот. Моя реакция была мгновенной — его тушка повисла в воздухе, а стихия сжала его горло.

— У тебя есть две секунды, чтобы извиниться и все объяснить, или можешь прощаться с одной из своих жизней. — Я едва сдерживался, чтобы не размазать его по стенке.

— Она не сбежала. — Следующие слова кота заставили меня отпустить его шею.

— Как? — Моему удивлению не было предела, ведь какую-нибудь другую версию я даже не рассматривал. Выходит, зря? — Я думал, что переборщил с обвинениями и она сбежала, обидевшись из-за того, что я ей наговорил.

— Угу, ты иногда наивный, как маргаритка! — Кузя фыркнул и подошел поближе, опасливо посмотрев на меня. — Знаешь, что она сказала, когда вышла из кабинета?

— Нет. — Я пропустил высказывание кота мимо ушей. Сейчас главное разобраться, а на диету я его потом посажу.

— Эх, надеюсь, что она меня не убьет. — Кузя вдохнул, словно на что-то решился, и начал сдавать секреты подельницы. — Эля сказала, что будет продолжать пакостить тебе назло, но больше не попадется. Так что своими криками ты ничего не добьешься и уж тем более того, чего тебе так хочется. — Кот понимающе хмыкнул. Да что он может понимать? — О каком побеге может идти речь? Тем более что она меня забылааааа! — Под конец кот заголосил, обняв меня за ногу чуть ниже колена.

Слова рыжего обжоры заставили задуматься. Нет, чисто теоретически жена могла уйти сама, но почему кот здесь? Почему он сейчас бьется в истерике? Если бы она ушла, то точно посвятила бы в планы своего питомца.

— Ладно. Жди. — Я встал, чем воспользовался кот, мгновенно забравшийся в кресло. Волноваться пока рано, может, Элли в деревню ушла и задержалась до вечера, или еще чего…

«Еще чего» не совершилось, но стало главным поводом для волнения.

Запустив поисковик, я велел всем слугам и страже собраться в зале, где ждал их, нервно постукивая пальцами по подлокотнику кресла. Поисковик задерживался, заставляя меня нервничать. Может, хоть кто-то из слуг что-то знает? Но спустя полчаса я разочарованно опустил голову — никто не видел Элли с утра, с того самого нашего разговора в кабинете. Поисковик вернулся ни с чем. Она словно сквозь землю провалилась… Одно радовало, супруга была жива — иначе я ощутил бы ее гибель.

— Никак? — Кот все это время терся рядом.

— Пока без результатов. Кто-то блокирует сигнал, — поджал я губы. Бессилие — то, чего я давно не ощущал… — У тебя, часом, крови ее нет?

Самое сильное поисковое заклинание, которое может пробить любую защиту, — поиск по крови, и теперь я очень сожалел, что не взял у супруги пару образцов. Даже если для этого пришлось бы ее привязать…

— Ты и так достаточно крови у нее попил, — проворчал кот.

— Отвечай, — прикрикнул я, не желая тратить время на препирательства, и двинулся в комнату жены в слабой надежде на то, что там смогу найти что-то, что поможет в поисках.

— Ладно, упырь, заканчивай рычать. А нужна чистая кровь?

— Нет, грязная! Да какая угодно! Хоть со старых штанов! — Я рывком распахнул шкаф, отметив, что стены спальни жены теперь белые, и цветная мебель больше не выглядит безвкусно. Скорее ярко.

— Нет, такие штаны она бы уже давно выбросила. Эльку тошнит от одного вида крови. Но однажды она решилась выдавить из себя капли три, когда готовила одно экспериментальное зелье. Оно в зеленой бутылке в нижнем ящике комода. Хватит?

В нижнем ящике обнаружилось много всякого — от баночек и скляночек до каких-то трав. Похоже, пора Элли в свою лабораторию пустить, если я не хочу взрыва в замке. Или пустить — это еще опаснее?

— Какая из этих двух? — В моих руках оказались две практически одинаковые бутылочки, только одна в полтора раза больше.

— Эта, изумрудная. — Кот картинно закатил глаза, а я еще раз посмотрел на две практически идентичные по цвету бутылки. О каком изумруде может идти речь? Оценив, что для меня хоть салатовый, хоть изумрудный, разницы — ноль, он ткнул лапой в ту, что поменьше.

— Отлично, пошли. — Я швырнул вторую бутылочку на кровать и направился к выходу, когда мимо меня пронесся кот.

— Ложиииись! — завизжал он, вылетев. Меня долго упрашивать не пришлось: вместе мы оказались за закрытой дверью и едва отбежали, как дверь вынесло на метр, а от звона окон и стекла практически заложило уши.

Медленно обернувшись, я увидел чудную картину: мебель в комнате супруги превратилась в щепки, а окна и двери снесло, и теперь они валялись, отлетев на несколько метров. Правда, стены были целы. Даже ковер. Взрыв? Тогда почему тряпки уцелели?

— Это ее изобретение, — не без гордости изрек кот.

— Такое изобретение лучше держать под секретом. Надеюсь, рецепта у нее нет? — мрачно уточнил я, прикидывая, за какое время слуги смогут восстановить все.

— Ты лучше надейся, что она тебя не убьет за этот бардак, — хмыкнул кот.

Оставив реплику без ответа, я сжал бутылочку и поспешил в библиотеку, где была карта мира.

— Слышишь, — обернувшись, окликнул кота, — а как это зелье действует? — Не хотелось получить новый взрыв или что-то в этом роде.

— Можешь не бояться. Главное, не пей, — хмыкнул кот. — Я пойду скажу, чтобы слуги убрали, а ты не отвлекайся.

Спрашивать, что же случится, если выпить эту гадость, а тем более проверять на себе, я не решился, просто подготовил кристаллы и свечи для ритуала поиска.


Элли


Какого черта я влюбилась в этого чурбана бесчувственного! Он же только и может, что кричать да с какими-то курицами забавляться!

Подумаешь, зазнобу его обидела, так пусть не вертит носом перед женатым мужчиной! Это я еще без энтузиазма ко всему подошла, а то пришлось бы этой мымре зубы по траве собирать!

И он хорош! У меня, может, моральная травма по поводу его измен, а он только кричит да ворчит. Ууууу, гад!

Уже полчаса я просто кипела от злости, нарезая круги вдоль длиннющего забора и пытаясь хоть как-то успокоиться. Может, стоит пометать в цель, представляя там лицо Алекса? Нет, я бы в него не фаерболом метнула! Я бы ему кулаком вмазала по тому месту, которым он обычно думает. А голова это или что-то другое, мне все равно!

Задумчиво рассматривая траву под ногами, я решила прогуляться за границей территории замка. Страже пришлось пригрозить мгновенным сожжением, чтобы не смели следовать за мной.

Не хватало еще, чтобы два мордоворота слушали мое бормотание, а потом супружнику докладывали! Спустя полчаса идея побыть наедине с собственными мыслями уже не казалась такой правильной, за спиной послышались шаги. Небось Алекс решил за мной последовать, кто же еще?

— Что, не все высказал? — С этими словами я развернулась, но никого не увидела. Показалось? С такой расшатанной психикой оно и не странно — скоро и не такое послышится! Еще три шага дали понять, что не послышалось!

Резко развернувшись, призвала огонь, ощутив привычное покалывание в пальцах, а сердце забилось, словно в бешеной гонке, что-то внутри просто вопило о том, что меня кто-то сопровождает. Только кто…

— Кто здесь? Выходи, и первого залпа в воздух не будет! — предупредительно вскинула руку, прикидывая, куда лучше палить.

— Какие вы, ваше величество, грозные, — послышался знакомый голос из-за дуба, — выхожу. Не думал, что испугаю, — из-за дерева медленно вышел Радик. Радик?

— А ты что здесь делаешь? Ты же должен был завтра явиться, — удивилась я, не ожидая появления парня. Не скажу, что обрадовалась такой компании, но лучше увидеть его, чем какого-то маньяка. Интересно, они здесь водятся? Опасливо осмотрела территорию еще раз, осознавая, что зашла достаточно далеко в лес. Хоть бы дорогу найти назад…

— Да вот, приехал, как только смог. Гляжу, ты куда-то ушла. Я уже давно шел следом, но ты не видела. Что-то случилось?

— Да вот, с мужем не сошлись во мнениях, когда я имидж его любовнице меняла. Пошли уже обратно?

— Любовнице? Я как-то ничего не слышал, а сплетни обычно один из первых узнаю. — Казалось, Радик был расстроен этим известием. — Может, еще немного прогуляемся? Здесь недалеко есть чудная беседка.

— Разве что недалеко, а то искать будут. Да, приходила тут одна. — Ощутив, что опять закипаю, попыталась себя успокоить тем, что мне до этой курицы драной нету никакого дела! — Ализэ, или как там ее. Я ее перышки подправила, так Алекс успокаивать ринулся.

— Наверное, зря ты это сделала, барышня она злопамятная. А через страну ее папочки проходит на запад добрая половина торговых путей Темной империи. Если они откажутся от торгового договора, то это может сильно ударить по стране. Поэтому понимаю, почему Алекс вокруг нее так бегает. Хотя, если верить слухам, между ними уже с год никаких отношений нет. Да и те, что были, больше чем «встречами здоровья» назвать никак нельзя.

— Встречами здоровья? — переспросила я, сорвала длинную травинку и теперь задумчиво крутила ее в руках.

— Ну, прости, не для ушей приличной девушки это, но, кроме чисто физического контакта, ничего у них не было. Да и не только с ней. Если так реагировать на всех бывших грелок королевской постели, можно и поседеть раньше времени. — Радик положил мне руку на плечо, ободряюще сжал его.

— Да уж, неудобно вышло. — Как бы мне ни хотелось довести супруга до белого каленья, добавлять ему проблем не входило в мои планы.

— Ничего, извинишься, он тебя простит. Комнату же оценил, — подмигнул парень. Впереди замаячила небольшая открытая беседка, увитая диким виноградом, с небольшой клумбой вокруг. Мило, но на душе поселилось какое-то беспокойство. Словно что-то плохое вот-вот должно было произойти.

— А пошли вернемся, мне тут как-то не нравится. — Я потянула Радика за рукав, и тот остановился. Осмотр территории ни к чему не привел, так же пели птички, но как-то тише, чем обычно, вроде…

— Пошли, — Радик пошел следом за мной, — но не понимаю, что тебе здесь не понравилось, тихое… — Он не договорил, ойкнув, схватился за голову и начал заваливаться назад, а спустя миг мое тело словно пронзила тысяча мелких иголок, принеся неимоверную боль. Тело билось в конвульсиях и отказывалось слушать команды мозга. Смерть приходит быстро? Еще одна вспышка боли заставила поверить в быстрый конец.

…Приходила я в себя постепенно. Боли больше не было, но холод в спине и тот факт, что двигаться я не могу, сводили все к мысли о том, что я еще не умерла. Или это так всегда после смерти бывает?

Приложив максимум усилий, мне удалось распахнуть глаза. Черная комната или здесь просто темно? Больше ничего.

— Эй, где я? — хотелось закричать, но вышел какой-то полушепот. Ответа не последовало. Прокашлявшись, сказала это уже громче, добавив: — Меня кто-то слышит?!

— Я услышал, тебе полегчало? — спросил недовольный незнакомый голос откуда-то слева.

— Пока не знаю. Где я? — Я все еще пыталась рассмотреть хоть что-то в кромешной тьме. Тщетно. — Где Радик? — Они же не могли его убить?

— Эй, она в себя пришла. — Незнакомец крикнул громче, после чего послышались шаги, и взору явились три мордоворота. Да уж, теперь можно ответить на озвученный вопрос. Не полегчало. Хотя мысли о том, что умерла, можно было отмести — эти на ангелов или бесов не сильно смахивали ввиду отсутствия крыльев и рогов. Хотя по поводу последнего можно было поспорить.

— Нет твоего дружка на этом свете, — заржали мужчины.

Когда мои глаза привыкли к свету, рассмотрела похитителей детально. Ничего примечательного: короткие стрижки, шрамы на сомнительных рожах, бугры мышц под черными рубашками, метательные кинжалы и мечи на поясе и в высоких сапогах. Типичные наемники. Я бы, наверное, упала в обморок, если бы имелась такая возможность и я не была обездвижена. Кстати, о движении. Ни одной веревки не видела, но тело не слушалось.

— Что со мной? — Еще одна попытка пошевелить хотя бы пальцем не привела к успеху.

— Ничего, цыпочка. Не переживай, шкурку твою никто не подпортил. — Грубый голос неизвестного заставил меня вздрогнуть, а остальные засмеялись, словно над хорошей шуткой.

— Юморист? — мрачно уточнила я, ощущая небывалый прилив сил. Истерика, не иначе. А как еще реагировать на ситуацию? Меня похитили неизвестные люди, а муж вместо того, чтобы меня спасать, круги нарезает вокруг той курицы.

— А девочка с норовом, мне такие нравятся. Слышь, Берт, а может, позабавимся с этой красоткой? — Фраза второго бандита заставила меня похолодеть. О каких «позабавиться» может идти речь?

— Нам заказчик велел только принести ее сюда…

— А о том, что ее нельзя трогать, он не говорил, — улыбка маньяка стала еще шире, а я явно и четко осознала, чтосейчас будет, — только не люблю, когда девка бревном лежит. Давай с нее амулет снимем.

Вот оно что! Артефакт раздобыли, который лишает возможности двигаться. Интересно откуда? Не припомню, чтобы мы такое в академии изучали…

— А давай! — вмешался третий. — Нам же дали два амулета. Один — вот этот, а второй антимагический. Мы можем ей руки-ноги связать, чтобы не сильно вырывалась.

На том они и порешили — связали меня, после чего заменили амулет. Черт! Я бы все отдала сейчас за возможность не ощущать того, что сейчас произойдет. Никакие крики о том, что с ними сделает мой муж, не помогли. Бандиты, казалось, знали, что делали, и знали, на что шли. Даже тот факт, что Алекс — Темный Властелин — может заплатить им во много раз больше, если я вернусь к нему в целости и сохранности, не помогли. С мерзкими улыбочками, перекидываясь похабными шуточками и мерзко описывая то, что они со мной собирались сделать, наемники решили меня изнасиловать. Грубо. Мерзко. Без моего на то согласия.

— Лапы убрал! — вскрикнула с брезгливостью, пытаясь хоть как-то высвободить руки. Не помогло — рука одного с силой сжала грудь, заставив вскрикнуть от боли, в то время как второй удерживал мои руки над головой, вывернув до боли, но даже она не могла сравниться с тем отвращением, что я испытывала.

— А что здесь происходит? — послышался голос, от которого из моей в груди вырвался тихий стон. Он нашел меня. На глазах выступили слезы. Алекс… Сейчас я была готова простить ему все, лишь бы мы оказались подальше от этого места и этих ужасных людей.

— Шел бы ты, тут забавы на всех не хватит, — отмахнулись бандиты, не удосужившись даже развернуться и срывая с меня остатки туники. Как-то отстраненно отметила, что один уже справился со шнуровкой на своих штанах и взялся за мои.

— Точно? — послышался тихий голос Алекса с нотками ярости. — А мне кажется, вы не с того ракурса на все это смотрите.

— Какой нахал! — Бандиты в этот раз посмотрели на меня.

Даже в этой ситуации я не могла не оценить мрачную красоту моего мужа. Черные волосы разметались по плечам. Брови сдвинуты, а губы сжаты в тонкую линию. Если бы можно было убивать взглядом, все в этой комнате уже давно были бы мертвы. Черная рубашка, плащ и штаны. Правая рука сжимает меч, а в левой горит красным огнем небольшой фаербол.

Это был не просто мужчина — это был Темный Властелин, и ужасная участь ждала бандитов, только они, похоже, не оценили всей степени опасности.

Не имея сил даже пошевелиться, я следила за тем, как эти уроды медленно обходили алтарь, на котором я лежала.

— Я вижу, это муженек явился! — хмыкнул первый. — Четвертым будешь? Так уж и быть, поделимся.

Все произошло в какую-то долю секунды. Наемники, не сговариваясь, напали на Алекса, а в моей груди застыл крик. Только бы ничего не случилось.

От дальней стены отделилась тень, метнула в Алекса пульсаром, а тот отбил, встретив атаку мечом. Секунда — и мощный фаербол полетел в неудачливого мага, и в подвале (помещение было вообще без окон, да и запах сырости зашкаливал) завоняло горелой кожей.

«Минус один», — отстраненно подумала я, продолжая с замиранием сердца следить за дракой. Бандиты были слишком близко, что не позволяло использовать магию, ведь она могла отлететь от стены, задев мужа или меня. В этот момент я сожалела, что никак не смогу помочь, но понимала, что лучше не мешать, чтобы не попасть под удар. Лишь бы жив остался! Мысли о том, что он сильный маг и воин, в мою голову не приходили — у всех бывают ошибки. Фатальные ошибки, которые могут привести к летальному исходу… И меньше всего мне хотелось, чтобы подобная ошибка случилась сегодня. Только не с ним. Сквозь слезы, выступившие на глазах, которые я поспешила утереть связанными руками, продолжала следить за схваткой. Только не он, пожалуйста! Я не знала, каким богам молиться, чтобы сохранили его. Пусть он даже с той курицей будет! Да с кем угодно, лишь бы был живой!

Алекс тем временем, выдержав серию сильных ударов (наемники бились слаженно, в чем и был перевес, не только численный), снес голову одному, другого, ударив ногой в живот, откинул к стене, а с третьим вновь сошелся на мечах.

Голова неудачливого насильника покатилась в мою сторону, а глаза немигающе смотрели вперед.

Если я и считала когда-то, что от подобной сцены могу потерять сознание, то сейчас осознавала, что сумею досмотреть до конца. Лишь осознание того, что ни один из бандитов не ходит по улице, позволит мне спокойно жить дальше. Не озираться. Не ждать нового нападения. Я понимала, что это глупо, что найдутся другие. Но что-то внутри меня кипело от негодования и отвращения.

Алекс пронзил мечом второго, а третий, оценив ситуацию, бросился к двери. Там его и нагнал фаербол. Еще один труп.

Все, теперь можно выдохнуть.

Он жив.

Прикрыв глаза, я тихо втянула воздух сквозь стиснутые зубы, ощущая, как сердце бьется, словно птица в маленькой клетке.

Все позади.

ГЛАВА 23

Элли


Алекс замер, стоя спиной ко мне всего в нескольких метрах, но поворачиваться не спешил. Напряженная спина и никакого движения. Только ритмично поднимающиеся и опускающиеся плечи свидетельствовали о том, что муж дышит. Глубоко дышит, словно пытаясь с чем-то смириться или что-то в себе побороть.

А что, если он думает, что они со мной что-то сделали? Злится? Что, если я ему отвратительна? Истерика накатила неожиданно, тело пробила крупная дрожь, а грудь сдавило от бури разнообразных чувств, грозившей разорвать сердце на части. Я ему отвратительна… Да я сама себе сейчас отвратительна! Тоже мне, Темная Властительница, которую едва три здоровых бугая не изнасиловали…

Пододвинув к себе связанные ноги, я обхватила их руками, одновременно пытаясь прикрыться. Тело еще помнило грубые мужские руки, а холод камня позволял сохранить ощущение реальности. А как же хотелось думать, что это лишь кошмарный сон, что он растает с приходом рассвета. Но нет. Тихий всхлип вырвался из моей груди. Только сейчас я осознала, до какой степени продрогла.

Всхлип привлек внимание супруга, тот обернулся, быстро скользнул по мне взглядом и в какую-то долю секунды оказался рядом. Кинжал разрезал веревки, не ранив меня, но я все равно дернулась, словно от боли.

Слишком много крови. Слишком много переживаний. Всего слишком много для одного дня.

— Элли, ты слышишь меня? — словно сквозь вату до меня доносились взволнованные слова мужа.

Голос меня не слушался, поэтому я слегка кивнула, ощущая слабость во всем теле. Сейчас я сидела, обмотанная в его плащ (даже не заметила, как Алекс укутал меня!), и с удовольствием и какой-то тупой болью в сердце вдыхала его родной запах, ожидая нового удара. Алекс и раньше был обо мне не лучшего мнения, а после этого… даже думать не хотелось о том, что едва не произошло.

Муж выругался, после чего за полы плаща притянул меня к себе. Близко. Слишком близко — всего десяток сантиметров разделяли сейчас наши лица. Глаза супруга были темнее грозового неба, они неотрывно смотрели на меня. Злится. На меня?

— Алекс, — попыталась заговорить первой, но вышел какой-то полухрип.

— Они тебе что-то сделали? Они не успели? — Алекс бегло осмотрел меня поверх плаща, словно пытался что-то увидеть. Как же! Они даже штаны не успели с меня стащить, лишь облапали, но ощущение отвращения к себе захлестывало. Я взяла руки Алекса, что удерживали меня за плечи, и осторожно поднялась. Нужно уходить, пока…

— Алекс, — вспомнила я. Пришлось долго откашливаться, чтобы голос хоть отдаленно начал походить на мой собственный. — Еще один. Они ждали. Маг. — Связной речи не выходило, но я понимала, что отсюда нужно убираться.

— Малышка, ты чего? Мага какого-то испугалась? Я же не бессильный старикашка, — неожиданно насмешливый голос Алекса и его ласковый тон не добавили уверенности. Кто знает, что может тот маг, похитивший меня? — Да и отряд воинов тут неподалеку. — Муж разговаривал со мной, как с дитем. Может, он решил, что у меня рассудок помутился? Дверь скрипнула, заставив меня вздрогнуть. Это как дежавю. Так же недавно входили мои несостоявшиеся насильники. Сейчас же просунулась голова одного из стражников, которого я видела во дворце.

— Все чисто. Уходим?

— Нет. Вы заберете ее в замок, — Алекс кивнул на меня, — а с десяток воинов пусть останутся здесь. На всякий случай. Только осторожно, похоже, скоро прибудет маг, и, возможно, не один. Кроме мага, всех бить на поражение. Если выйдет, можете брать живыми, но это не обязательно.

Стражник кивнул и попытался подойти ко мне.

— Я останусь, — шарахнулась от него как от прокаженного.

— Тебя не спросили. Забирай, только осторожно, она уже натерпелась сегодня. Элли, — теперь муж обращался ко мне, — давай без глупостей. Просто сделай, что я прошу.

Я не успела возразить, как Алекс обнял меня за плечи, быстро поцеловал в лоб.

«Как покойника!» — шевельнулась мысль в глубине сознания и тут же спряталась. Не к добру это все… Супруг подхватил меня на руки, проследил, чтобы плащ скрывал мое тело почти полностью, и передал стражнику, напомнив об осторожности.

Все происходящее походило на сон. Словно я не я, просто сижу где-то в стороне, просматривая ряд картинок. Иногда ужасных, иногда захватывающих. Душа болела от переживаний, а тело не реагировало, апатично совершая какие-то движения.

— Следите, чтобы с ее головы и волос не упал. — Алекс продолжал отдавать команды, которые до меня доносились словно сквозь вату. — Ты, — его взгляд переместился на стражника, который держал меня, наверное, это главный, — отвечаешь головой за нее. Если что — я тебя на том свете найду! — Закончив говорить, Алекс открыл портал. Где-то сзади послышались тихие шаги, после чего в нас полетело несколько синих пульсаров.

Маг, скорее всего, водник, но не думаю, что это единственная его стихия — иначе он не попер бы против Алекса.

Алекс… Сердце бешено колотилось, следя за всем происходящим. Он сильный, он должен победить!

Реакция мужа была мгновенной — раскрытый щит заслонил нас от первого залпа. Батюшки, да тут не один маг! Алекс крикнул, чтобы меня уносили, что щит слабеет, больше я ничего не слышала, так как потеряла сознание еще в портале. Кажется, в нас полетело заклинание, а портал закрылся всего на долю секунды позже, лишь немного сместив траекторию. Видимо, заклинание попало в кого-то из солдат, но уверенности не было.

В себя я пришла в своей спальне, когда за окнами стемнело. Руки нащупали ночную сорочку — скорее всего, кто-то из слуг меня переодел. Рука дотянулась до колокольчика, что стоял на тумбочке, и дверь тихо скрипнула, впустив служанку.

— Алекс, — было трудно говорить, губы пересохли, словно я не пила несколько дней. А что, если… Если прошло несколько этих дней?! Что, если Алекса нет? На глаза сами по себе набежали слезы. — Его величество где? — в горле образовался ком, который я никак не могла проглотить. Он же не мог оставить меня одну! Не мог…

— Его величество еще не вернулся, — тихо ответила девушка, опустив взгляд. Она жалела меня, доставляя этим еще большую боль.

— Сколько времени прошло?

— Не больше четырех часов.

— Спасибо, иди. — Я села на постели, обхватив ноги. Прошло не так много времени. Он где-то задержался. Он определенно задерживается. Иначе быть не может! Чтобы отвлечь себя от грустных мыслей, я приказала налить ванну, продолжая уверять себя в том, что, если бы с Алексом что-то случилось, я бы обязательно это почувствовала. Я ведь должна это почувствовать. А если нет? Нет, нет, нет! Об этом даже думать нельзя! Он обязательно вернется. Войдет в эту дверь и прикажет тащить свою задницу на тренировку. Да пусть что угодно скажет, лишь бы пришел! С каждой минутой уверенность таяла, превращаясь в слезы, и никакие уговоры не помогали. Он просто не может не вернуться. Или может? Не думать о плохом, не думать!

Я без сил сползла по стене, обхватив руками голову и моля всех богов, чтобы не оставили Алекса в трудную минуту. Когда уже этот кошмар закончится!

— Элли, что-то болит, почему ты тут сидишь? — Дверь звучно ударилась о стену, и вошел тот, кого я уже потеряла надежду увидеть.

— Ты жив! — Вскочив (откуда только силы взялись!), я повисла на шее мужа, обняв его руками.

— Тшшш, не плачь. — Только сейчас заметила, что по моим щекам бегут слезы. — Что случилось?

— Случилось? Алекс, тебя не было пять долгих часов!

Алекс попытался отстраниться, но я только сильнее обняла его за шею. Пусть позже я выслушаю море упреков по поводу своей излишней эмоциональности, недостойного поведения и ненужных ему объятий, но это единственное, что нужно было мне сейчас. Алекс глубоко вздохнул, и я с замиранием сердца ощутила невесомое и в какой-то мере нерешительное движение его рук. Мужчина осторожно гладил меня по голове, перебирая волосы. Он не говорил, не извинялся, но этого и не нужно было. Хотелось, чтобы этот миг не заканчивался.

— Тихо, милая. Все позади. Не плачь. Ты за меня переживала? — спросил Алекс, с беспокойством заглянув мне в глаза. Я лишь кивнула. — Ну что ты, все же хорошо. Я жив, здоров. Не плачь. Что ты как маленькая?

Нехотя отстранившись, я всхлипнула, опустила голову. Действительно, как маленькая. Все-таки не просто так его назвали Темным Властелином.

— Да, прости, — сделала неуверенный шаг назад, чтобы увеличить расстояние между нами, но муж шагнул следом, взял меня руками за плечи.

— Не злись. Мне нужно было уладить это дело до конца. Они точно ничего тебе не сделали? Где-то болит?

Это забота или он переживает, чтобы меня не опробовали?

— Они не успели, если ты об этом. — Голос охрип от волнения, а руки вспотели. О том, что сердце разрывается на кусочки, принося невыносимую боль, я не сказала, отыскав в себе силы стиснуть зубы, чтобы не разрыдаться. Где-то внутри шевельнулась жалость к себе. А как иначе, если любимый мужчина испытывает ко мне отвращение?

— Ты так ничего и не поняла, — послышался тихий смех моего мужа, после чего одна его рука обвилась вокруг талии, а вторая нежно, обхватив подбородок, подняла мою голову вверх, заставив посмотреть ему в глаза. Зажмурившись, я пыталась привести свои мысли в порядок. Понимая, что веду себя как маленькая, я боялась открыть глаза, оттягивая миг, когда наши взгляды встретятся. Я попросту боялась увидеть в его глазах то, что могло заставить меня возненавидеть его.

Но уже в следующую секунду мои глаза удивленно распахнулись, когда я ощутила легкое, едва ощутимое касание к моим губам. Нежное и невесомое, как лепесток розы. Отстранившись, Алекс взял мое лицо в ладонь, большим пальцем погладил щеку. Лицо мужа, что находилось всего в десятке сантиметров от моего, не выражало ничего, кроме нежности и заботы. А эта кривая полуулыбка делала мои ноги ватными, заставляя забыть обо всем. Ни осуждения, ни злости из-за моей неудачной прогулки. Наверное, стоит извиниться…

— Алекс, я хочу…

— Я знаю. Я тоже хочу. — Алекс перебил меня, неправильно истолковав мои слова. Хотя нет, правильно — все мысли об извинениях выветрились из головы, едва губы мужа вновь коснулись моих. В этот раз настойчивее. Покоряя и подчиняя, хотя я и без того полностью была в его власти.

Скольжение горячих и таких мягких губ заставило меня приоткрыть рот, едва сдержав стон удовольствия. Болезненного удовольствия, когда неожиданно получаешь то, чего так жаждешь. Пришлось буквально вцепиться в плечи мужа, чтобы не упасть от переполняющих меня эмоций. Когда я уже почти потеряла ощущение реальности, страстно отвечая на поцелуй, муж отстранился, слегка прикусив мою нижнюю губу. Из груди вырвался вздох разочарования. Пришлось закусить нижнюю губу, что еще помнила прикосновение любимого мужчины, но Алекс не дал мне передохнуть. Секунда, и его губы вновь завладели моими. На этот раз настойчиво и властно. Он сейчас главный, и я с удовольствием покорялась ему, притягивая ближе к себе, но этого было мало. Чертовски мало, я хотела большего.

— Мы можем остановиться, — почти прорычал Алекс мне на ухо, когда ему удалось отстраниться на секунду. Легкий укус за кончик уха, и по всему телу пробежала дрожь. Не хотелось думать про то, что будет потом, утром, когда наваждение пройдет. Хотелось просто быть к Алексу как можно ближе. Плевать на все. Когда еще мне будет так хорошо?

— Нет, — прошептала я, вновь потянувшись за поцелуем и получив страстный ответ. Одна рука Алекса сжала мою ягодицу, притянула ее к себе, а другая запуталась в волосах, распаляя меня. Желание, так упорно скрываемое столько дней, вырвалось наружу, грозя сжечь в огне страсти всех и все.

Легко подняв меня на руки и не прекращая покрывать поцелуями мои шею и лицо, Алекс отнес к себе в комнату. Отстранившись, призвал стихию огня, что пару мгновений поплясала на его ладони в первородном танце. Взмах руки — и пламя охватило мою ночную рубашку, не опаляя, а скорее лаская, превратив в пепел, который невесомо скользнул к ногам. И вновь поцелуи обожгли кожу, а сильные руки ласкали тело так умело, что голос срывался до хрипоты, моля то продолжить, то прекратить эту сладкую пытку.

Одним движением Алекс рванул рубашку, и пуговицы посыпались мелким дождем, явив моему взору загорелую грудь с литыми мышцами. Потрясающе. Пальцы уже покалывало от желания прикоснуться к нему, что я и сделала, отметив, что из одежды на нем ничего нет, как и на мне. Мы стояли друг перед другом, полностью открытые и беззащитные.

Мысли вновь начали путаться, когда пальцы касались груди, а губы соединялись в страстном поцелуе. Еще миг, и меня подхватил воздушный поток, перенеся на кровать вместе с мужем. Алекс лежал рядом и неотрывно смотрел на меня, в то время как его сильные руки ласкали мое тело. Кажется, я сейчас сгорю под его пылкими ласками.

Немного придя в себя, дотронулась пальцами до его рельефной груди, задев темные ореолы сосков. Исследуя. Пытаясь запомнить те чувства и желания, что зарождались во мне от ощущения его бархатной кожи. Рука уже начала спускаться к прессу, царапая коготками, но муж одним быстрым движением перевернул меня на спину, подмял под себя и завел мои руки за голову.

— Ты продолжишь исследования позже, я еще не насытился, — прошептал Алекс, опалив мою шею горчим дыханием и слегка закусив кожу.

Вскоре, правда, мне было уже не до исследований и возражений, когда губы мужа втянули левый сосок, в то время как умелые пальцы исследовали правую грудь, заставляя вновь и вновь стонать, выкрикивая его имя. Это было потрясающе! Ощущение его кожи, поблескивающее в свете свечей тело, поцелуи, граничащие с болью, когда они сопровождались укусами, и — он. Шанс быть рядом с ним, быть его женщиной.

Губы вновь нашли губы, заставили притянуть его к себе за волосы, я услышала тихий рык. Алекс подался вперед, прижавшись к низу моего живота чем-то твердым, из-за чего сердце забилось еще быстрее, хоть и до этого буквально выпрыгивало из груди.

— Алекс, пожалуйста, — уже молила я, облизывая пересохшие губы, царапая спину супруга, хотя все тело ныло от неудовлетворения. Словно я зависла на вершине и не могла упасть вниз, а без ощущения полета уже не представляла своей жизни. Но любимый лишь покачал головой, продолжая исследовать, гладить и целовать мое тело. В тех местах, где он касался, ощущалось покалывание. Казалось, все мои чувства сосредотачивались именно там.

О, это было потрясающе! Мои руки жили отдельной жизнью, то поглаживали спину мужа, то царапали ее, когда желание становилось невыносимым, а ноги обвили его торс.

Зубы Алекса чуть сжали сосок, заставив прогнуться в экстазе, и я ощутила нечто большое, упирающееся в меня. Мои глаза широко распахнулись, словно от удивления, но пути назад не было. Бедра мужа качнулись вперед, одним мощным движением заполнив меня. Теперь я была его. Полностью. Тупая боль где-то внутри не проходила, а на глазах выступили слезы.

— Элли, маленькая моя, сейчас пройдет, — зашептал Алекс, не двигаясь. В его темно-серых глазах было столько нежности и желания, что я осторожно кивнула. Боль немного утихла, а муж продолжал шептать ласковые слова, покрывая плечи, лицо и шею поцелуями. Немного погодя Алекс вновь начал двигаться. Медленно. Тягуче. Я видела, что каждое сдержанное движение приносит ему боль, поэтому начала двигаться навстречу, легонько царапая спину, тем более что боль прошла, уступив место какому-то небывалому чувству.

Это скольжение во мне… Алекс был неистов, двигался в каком-то первобытном темпе, то замедляясь, то убыстряясь, вновь и вновь заставлял выкрикивать его имя, заставлял выгибаться в ответ на каждое движение глубоко внутри. Хотелось, чтобы эта пытка никогда не заканчивалась, но тело уже не выдерживало напряжения, тугой струной натянувшегося где-то внутри. Каждая клеточка сладострастно болела, сгорая в огне безумства, когда сердце, казалось, готово было разорваться от переполняющих его чувств. А я притягивала Алекса все ближе к себе, царапая кожу, ловя его стоны губами, и молила об освобождении.

— Я хочу видеть твои глаза, — прошептал он, закусив мочку уха и оттянув ее вниз. Находясь на грани, с шумом в ушах и слабостью в теле, я соображала с трудом, что от меня требуется, поэтому перевела затуманенный взгляд на Алекса. Его темные волосы разметались по плечам и обрамляли лицо, делая его поистине прекрасным, глаза были практически черными и неотрывно смотрели на меня с таким желанием, что тело не выдержало. Со следующим движением любимого моя душа унеслась в небеса, взорвавшись миллионом маленьких фейерверков. Глубоко вонзившись в меня еще раз, Алекс забился в экстазе, шепча мое имя.

— Это было божественно. — Я нашла в себе силы, чтобы прошептать это.

— Скоро ты поймешь, что может быть еще лучше, моя чувственная маленькая девочка, — тихо рассмеялся Александр. Он лег рядом, облокотившись на кровать, и стал рисовать на моей груди какие-то замысловатые узоры. Шевелиться не хотелось, как и говорить. После того взрыва, что я ощутила, на меня накатила усталость. Все, что я могла, — это лежать, наслаждаясь легкими, словно дуновение ветра, прикосновениями. — Я отнесу тебя в душ на время, пока нам сменят простыни.

Супруг бережно поднял меня на руки и отнес в ванную. Я пребывала в полусонном состоянии, поэтому даже не рассмотрела интерьер, подставив тело теплым струям воды, что стекали с потолка небольшим водопадом, и ожидала, пока Алекс уйдет. Было неловко, ведь мы так ни о чем и не поговорили, но начинать разговор первой я не решалась. Муж же вопреки моим ожиданиям остался, медленно вымыл меня, затем себя, после чего вытер полотенцем и отнес мое уставшее от переживаний и чувств тельце обратно, уже на чистую кровать.

Больше ничего не напоминало о нашей близости, и на душе стало тоскливо. Словно утром, когда просыпаешься и понимаешь, что чудесный сон был всего лишь видением. Но ведь Алекс сейчас рядом. Со мной.

— Все завтра, — сказал Александр, увидев, что я напряглась, лежа на подушке. — Спи и не забивай свою прекрасную головку ерундой. — Легкий поцелуй и ощущение объятий любимого — именно то, чего мне не хватало, чтобы уплыть в страну грез и желаний. Пусть и во сне. Это была поистине волшебная ночь — Властелин моего сердца был необычайно нежен со мной.

ГЛАВА 24

Элли


Проснувшись утром на плече супруга, я еще некоторое время боялась открыть глаза. А что, если это все сон? И то море нежности, в котором он искупал меня вчера, — не больше чем плод моего воображения? Больного, надо полагать, ведь такойАлекс мог только присниться.

Я открыла глаза и осторожно, боясь спугнуть минуты ленивого утра, потерлась щекой о теплую «подушку», на которой полулежала, потом немного передвинулась, чтобы иметь возможность видеть лицо мужа. Рука Алекса сильнее обвила мою талию, но веки остались неподвижными. Спит. Сквозь приоткрытые веки я рассматривала любимого, замечая каждую черточку, каждую родинку. Как вот эта на шее, почти у самого подбородка. Совсем маленькая, не больше точки. А я раньше и не видела ее…

Луч солнца скользнул по подушке, остановившись на губах Алекса. Расслабленное лицо без кривой усмешки и ленивого прищура казалось еще красивее. Но теперь это была не далекая красота, которой любуются как божеством, а родная, вызывающая тепло в душе, заставляющая сердце стучать быстрее. Даже шрам теперь не казался ужасным, хотя я и до этого не считала это увечье таковым. Это ведь всего лишь шрам — не более. Он придавал лицу жизни, напоминая, что мой муж — человек, а не божество, что он тоже имеет право на ошибки. Интересно, как он получил этот шрам?

— Ты во мне дырку протрешь, — с усмешкой сказал Алекс, приоткрыв один глаз, и поморщился от яркого света.

— Доброе утро. — Голос звучал хрипловато. Или это после вчерашнего? Щеки залила краска, а я, отвернувшись, поспешила спрятать глаза. Не дали. Алекс нежно и в то же время настойчиво развернул меня к себе, обняв и поцеловав в макушку, после чего отстранился, внимательно глядя мне в глаза. Теперь зрачки не были черными. Они скорее напоминали жидкое серебро.

— Элли, маленькая моя, чего же ты смущаешься? Это из-за того, что случилось ночью? — спросил он, улыбаясь, а я еще больше смутилась и вновь попыталась опустить взгляд. — Все было восхитительно! Я так долго этого ждал!

— Ждал? — до меня медленно доходил смысл его слов. Он — красивый, сильный, властный, и я… Ничем не примечательная девушка, волей судьбы оказавшаяся его женой.

— Да. Ты — мой маленький колючий ежик, — я обиженно запыхтела, услышав это сравнение, — ждал. Ты оказалась чертовски сексуальной. А с тех самых пор, когда я впервые окатил тебя водой, ни о ком другом не мог думать. Да ты, черт побери, даже снилась мне! — Алекс подарил мне самую восхитительную в мире улыбку, хотя что-то внутри царапнуло, напомнив о том, что мужчины часто теряют интерес к женщине, добившись своего. — А теперь расскажи мне, зачем ушла из замка утром? Да еще без охраны?

— Ушла. — Было стыдно за свой поступок, повлекший столько неприятных моментов. — Простишь? Ты на меня накричал, защищая ту курицу.

— Прощу, — согласился Алекс. — Я перегнул палку, просто сейчас все запутано, и этот скандал мог вылиться в трагедию для империи. Я не имел права этого делать. Сложные времена, а тут еще твои выходки…

— Я не думала… — Я закусила губу, терзаясь чувством вины, а муж осторожно провел пальцем по ней. — Хотелось немного успокоиться, а потом я встретила Радика. Радик! Его убили, да?

Муж помрачнел и откинулся на подушки.

— Да. Убили, но не твои похитители. — Алекс немного помолчал. — Он был с ними заодно.

— Как заодно? Это точно? — Как-то не верилось, что такой светлый человечек мог сделать нечто ужасное.

— Да. Он долго не признавался, а потом изловчился, выхватил у стражника кинжал и убил себя. Собственно, из-за него и задержался. Мага я убил, а тех, кто был с ним, мы взяли. Может, удастся как-то узнать, кто еще им помогал.

— Алекс! Как я вчера испугалась за тебя! Когда ты… а они… — От нахлынувших чувств я не могла описать свои вчерашние переживания во время боя. Как-то некстати вспомнилась голова, что катилась по полу, и я невольно вздрогнула.

— Прости, я не хотел, чтобы ты это все видела. — Муж притянул меня к себе, зарылся носом в макушку и быстро поцеловал.

— Ты же сам всегда твердил, что я должна быть достойна титула Темной Властительницы. Думаешь, голова того урода могла довести меня до обморока? — хмыкнула я. Моя душа жаждала мести, и она ее получила. Собаке собачья смерть. Так, кажется, принято говорить?

— Ну, ты едва в обморок не упала, — протянул Алекс, отстранившись, чтобы заглянуть мне в глаза. Он там ожидал ответ прочитать?

— Это я за тебя переживала, — призналась, потеревшись носом о плечо мужа. — А ты почему так долго пропадал? Я здесь чуть с ума не сошла!

— Теперь моя очередь извиняться. Разбирательство заняло слишком много времени, а мне как-то в голову не приходило, что ты волнуешься.

— Да я вчера чуть с ума не сошла, а тебе в голову не приходило! — Я обиженно стукнула супруга кулачком в грудь. Муж сразу полез мириться и начал меня целовать. Поворчав скорее для дела, я стала плавиться в его объятиях. — Алекс, скажи, а откуда у тебя шрам на лице? — спросила спустя какое-то время, когда мои мысли перестали витать вокруг мягких и властных губ мужа.

— А что? — настороженно спросил он.

— Да нет, ничего, просто интересно, кто посмел оставить на Темном Властелине такую отметину. — Я попыталась превратить вопрос в шутку, хотя заметила, как Алекс напрягся.

— Даже такой сильный маг, как я, иногда ошибается. Давай не будем портить такое замечательное утро неприятными разговорами. Скажу так, убрать шрам с помощью магии нельзя, но я и не хотел бы. Он хорошее напоминание о том, что друзей нужно ценить, а врагов держать на расстоянии.

— Как скажешь. — Я поерзала, устроившись поудобнее.

— А знаешь, — лукаво подмигнул Алекс, и если бы не серьезные серые глаза, я почти купилась бы на его несерьезный тон, — в последнее время даже жить скучно стало без покушений.

— Тебе моих шалостей мало? Так у меня в запасе еще парочка есть. — Ага, осталось только вспомнить, куда я цветное зелье засунула.

— Не в том дело. Просто раньше среди слуг находились предатели, а с твоим появлением и это прекратилось! Они души в тебе не чают, сочувствуют, что ты попала «в лапы такому монстру».

— Алекс, — хотелось вернуться к теме похищения, — а что будет с теми, кого вы схватили? На них тоже заклятие?

— Да. Но, малышка, не забывай, я все-таки очень сильный маг. Скорее всего, даже сильнее того, кто готовит заговор. Что-нибудь придумаю.

— Так ты на балу знал, кого выбираешь? — неожиданно меня посетила догадка, ведь изменение внешности на маскараде — всего лишь морок.

— Нет, малышка, то, что я выбрал тебя, было сюрпризом даже для меня. Ведь магия того вечера какая-то древняя, и даже мне неподвластна. Ну что, ты уже наговорилась? У меня есть занятие поинтересней. Тем более что сегодняшнюю тренировку ты проспала. Сейчас наказывать буду! — сказал мой любимый и поцеловал. Я хотела расспросить его про заговор, но едва столь желанные губы коснулись моих, все вопросы резко куда-то улетучились. Но ведь у меня еще будет время, чтобы их задать, тем более что сейчас есть занятие поинтереснее.

Весь день мы провели в постели. Алекс отошел всего на пару часов по какому-то важному делу и дал мне немного времени, чтобы отдохнуть. Отдых закончился неожиданно — когда муж проскользнул к себе в ванную, которую я оккупировала. Уснула я в кольце заботливых рук, полностью обессиленная, но счастливая. Тепло его тела и нежность рук позволили забыть о душевных терзаниях.


Проснувшись следующим утром, потянулась, нежась в постели, и перевела взгляд на часы. Тренировка должна была начаться еще час назад. Мой личный деспот решил меня побаловать и больше не истязать? Мило.

От воспоминаний о предыдущих ночи и дне мои щеки залились румянцем. Где же Алекс? Естественно, я не ждала охапки роз с утра пораньше, да и о чувствах мы еще не говорили, но хоть записку можно было оставить. Обидно. И как теперь себя вести? Неуверенность росла с каждой минутой. Теперь кровать не была такой удобной, как раньше, да и когда Алекса не было рядом, в его комнате я ощутила себя чужой.

После того как поиски моей ночной сорочки не увенчались успехом, я нацепила на себя сиротливо валявшуюся на полу рубашку Алекса и через внутреннюю дверь перешла к себе, чтобы переодеться. Сейчас, при дневном освещении, складывалось ощущение, что комната какая-то не такая. Вроде и кровать, и шкаф, и столик с креслами те же, но в то же время какие-то другие.

«Ладно, потом у Алекса спрошу», — с этими мыслями я распахнула дверцу шкафа и обомлела. Одежды стало едва ли не в два раза меньше. Это как называется?! Алекс позавчера настолько разозлился, что перекромсал все в порыве злости? Ну, дорогой, я это так не оставлю! Так и быть, мстить сразу не буду, сначала расспрошу его.

Служанка, пришедшая по первому зову, доложила, что мой дражайший супруг еще утром отбыл по делам и, когда вернется, не докладывал. Боялся моей мести? Или оттягивал разговор относительно изменений в наших отношениях? Ох уж эти мужчины!

Чтобы в голову не лезли плохие мысли, я решила спуститься вниз и позавтракать. Осталось только переодеться… Только во что? Взгляд упал на одно из платьев. Темно-синее, с прозрачной спиной и короткими рукавами-фонариками — оно больше подходило для вечернего выхода, но другие наряды были не менее праздничными.

Даже если это не из-за Алекса, все равно ему придется расщедриться на новый гардеробчик.

Болтун — находка для шпиона? Кажется, я знаю, кто должен быть в куре дела!

Долго искать кота не пришлось — он был в столовой, развалился на диванчике, а рядом на полу сидела служанка и засовывала ему в рот небольшие кусочки колбасы. Он набрал еще кило, или мне показалось?

— Привет, хомяк!

— Чего это я хомяк? — обиженно засопел кот, дожевывая очередной кусочек, и сделал жест рукой, чтобы служанка удалилась, поставив тарелку справа от увесистой тушки. Да уж, вот кто в замке освоился быстрее всех!

— Жуешь и жуешь. Ты за щеками все прячешь? Или у тебя желудок бездонный? — С этими словами я выхватила у Кузьмы последний кусочек колбасы, который он уже почти отправил себе в пасть.

— Обижаешь ты меня, сиротинушку! Совсем про меня забыла, — захныкал он, состроив жалостную моську. — Еще и последнюю крошку отобрала!

— Бедняжка! — начали вздыхать служанки, что стояли у двери, ожидая, пока я прикажу подавать на стол.

— Ешь уже, голодающий! — пришлось вернуть коту во избежание истерики его обслюнявленный кусок. Кузя сразу впился во вновь приобретенный кусочек с таким энтузиазмом, будто месяц ничего не ел.

— А ты чего, — чавк-чавк, — такая злющая? Что, муж, — чавк-чавк, — мало тебя утешал ночью? — Он ехидно прищурился. А я готова была огреть его за насмешливый похабный тон чем-то тяжелым. Кот правильно угадал мое состояние и сразу пояснил: — Ну как же? Про то, что тебя похитили, слышал весь замок. Я тоже тебя утешить хотел ночью, ведь это же какой стресс хозяйка пережила! Так нервничал, что кусок в горло не лез. — Ага, обычно кот, когда нервничает, жрет в два раза больше! — Пришел к тебе, думал, у тебя истерика, а ты!

В конце он обиженно засопел и отвернулся, ожидая, когда я начну гладить его в знак благодарности.

Конечно! Это же такой подвиг, на второй этаж забраться! Я представила запыхавшегося кота, который с титаническими усилиями преодолевает очередную ступеньку, и расхохоталась.

— Кузь, ну зачем меня утешать? К тому же мы просто спали! — возмутилась я, почесав пушистика за ушком.

— Ага, спали они! Да я в марте месяце себя тише веду! — возмутился кот и тут же смешно прикрыл лапкой рот, поняв, что сболтнул лишнее.

— Ты подслушивал? — зашипела я на него, легонько шлепнув по толстой попе.

— Ой, больно надо было! Я мимо проходил!

— Ага, мимо дверей двадцать раз проходил! Ну да ладно, хоть какая-то разминка для тебя. Скажи мне лучше, что случилось с моей спальней?

— А что с ней? — Кот замер, а глаза рыжика подозрительно забегали.

— Кузяяя, — зловеще протянула я. Кот покаялся, выложив все как на духу. И про поиски зелья, и про взрыв, и про волнение мужа, когда я пропала. Приятно! Так приятно, что я даже разоренную коллекцию зелий, составленных в результате экспериментов, готова была простить им обоим: и коту, и мужу.

— А нельзя было как-то поосторожнее? Мне теперь гардероб обновлять придется, — решила поворчать, чтобы неповадно было взрывы в моих покоях устраивать.

— Так не за свои же деньги! Халява, она такая — раз пришла, нужно пользоваться! А в качестве морального ущерба можешь у Алекса ключ от лаборатории выпросить. — Кузя решил подлизаться.

— Что бы я без твоих советов делала? — хмыкнула, запомнив о лаборатории. Я видела эту дверь и расспрашивала слуг, но просить разрешения посетить ее побоялась. — Ой, не знаю. Померла бы голодной смертью.

Кот не заметил иронии, приняв мои слова за чистую монету. Переговариваясь с усатым, я пообедала, надеясь, что ужинать придется не только в обществе кота. Кузя пытался подкалывать меня, но чем ближе к вечеру, тем неуютнее я себя ощущала в преддверии возвращения мужа. Как себя вести? Как вчера? Или как до того? Любовницы, насколько я понимаю, дольше пары дней здесь не задерживались, но я ведь не одна из них. Я все же жена…

Кузя продолжал доказывать, что вчера днем мимо спальни не гулял и почти ничего не слышал. Такого. Что он имел в виду под словом «такого», я решила не уточнять — дешевле для здоровья, а то еще в лицах начнет показывать, что именно.

— Только ты сегодня вечером не гуляй у спальни, — предупредила я на всякий случай.

— Возле какой? Возле твоей или его? Знаешь, сколько я времени потратил, чтобы вдолбить слугам в головы, какого цвета должна быть мебель, чтобы она была один в один как старая?

— Бедняга! Устал небось командовать! Так, я все сказала! Еще один прикол в постельную сторону, и я на тебя заклинание глухоты наложу, — предупредила, хотя такой глупости делать не собиралась. Что делать коту, который может говорить и даже кричать, ничего при этом не слыша? Не знаю, куда в таком случае может завести фантазия, но концерт одного тенора без слуха обеспечен!

— Да все я прекрасно понял! Я же тоже молодой кот! А сколько у меня кошечек было! — мечтательно прикрыл глаза Кузьма. — Помню одну прелестницу с зелеными глазами и белой пушистой шерсткой, — начал рассказывать Кузя, а я машинально стала поглаживать его пушистую шерстку. Кот сначала судорожно пытался вспомнить имя той «большой любви», а потом махнул лапкой и принялся в красках расписывать все их свидания и прогулки под луной.

Так я и слонялась по замку, ожидая прихода мужа, но он не появился. Что ж, пора спать. Кот куда-то запропастился, а я некоторое время раздумывала, где сегодня ложиться. Идти к Алексу? А если он сегодняшним поведением дал понять, что приятное времяпрепровождение закончено? Неприятно, но выслушивать это, если муж, бросив какое-то едкое замечание, выставит меня среди ночи за дверь, будет намного хуже, поэтому я пошла к себе, где, чтобы быстрее уснуть, немного почитала первую попавшуюся книгу по истории, после чего уплыла в мир грез, свернувшись калачиком и забыв погасить свечи.

Посреди ночи ощутила, что меня куда-то несут. Автоматически обхватив мощную шею, я, сонно разлепив глаза, увидела уставшее лицо супруга. Губы его были сжаты в тонкую линию, а брови нахмурены. Чем это он недоволен? Мужчина намеренно не смотрел на меня, поэтому я вновь прикрыла глаза, плавая где-то на грани сна и яви. Супруг отнес меня к себе и положил на кровать. Шорох одежды — и вот его руки обнимают меня со спины, притягивая к себе. Одна рука проскользнула мне под голову, вторая — обвилась вокруг талии, еще теснее прижав к себе. Даже сквозь тонкую ночную сорочку я ощущала жар его тела.

— Элли, почему ты спала у себя? — спросил Алекс, устроившись, и замер. Кажется, даже дышать перестал, ожидая ответа.

— Я думала, что ты не захочешь меня видеть. Ведь утром ты ушел, даже не предупредив меня, — сонно пробормотала я, прижимаясь к такому сильному и любимому телу. Ответ был неожиданно честным и открытым — мозг еще спал. Во всяком случае, та часть его, которая умела врать правдоподобно.

— Малышка, — в голосе супруга послышался смех, похоже, его моя честность устроила, — если бы я не хотел тебя видеть, я бы так и сказал. Не заставляй меня каждую ночь переносить тебя к себе на руках, — строго закончил он.

— Угу, — пробормотала я и мгновенно уснула, вдыхая такой родной запах.


Александр


Обнимая это хрупкое создание, я не в силах был отвести от нее взгляд. Сон не шел, а я все лежал, пытаясь разобраться в чувствах, которые вызывала во мне эта фурия.

Элли, словно ураган, вошла в мою жизнь, покорила мое сердце. Сначала колючими и ехидными замечаниями, потом искренностью и добротой.

У меня всегда было много опытных любовниц, но после женитьбы я даже смотреть не мог в их сторону, а в один прекрасный момент осознал, что хочу только собственную жену. Даже приход Ализэ не вызвал ничего, кроме раздражения, — пришлось защиту навесить, чтобы не пожаловала ночью и не доставила хлопот. А как описать то чувство ревности, что возникало, когда какой-то советник задерживал взгляд на ладной фигурке супруги дольше чем на секунду? А жажда крови того дроу, который с ней разговаривал и вызвал теплую улыбку на ее лице? Хотелось запереть супругу в комнате и не выпускать, лишь бы никто не смотрел на нее, кроме меня.

Была тому виной ее красота или такая соблазнительная неискушенность в отношениях между мужчиной и женщиной, я не знаю. Но одно знаю точно: эта женщина создана для меня, и я благодарен судьбе за то, что встретил ее.

Когда я понял, что Элли пропала, испытал страх. Я, тот, кто вгонял в ужас многомиллионное население империи, испугался. И не из-за того, что похищение могло мне каким-то образом навредить, — я об этом даже не вспомнил, а из-за того, что с ней могло что-то случиться. Маленький ежик, что так настойчиво пытался испортить мне жизнь, прочно засел в моем сердце, и сложно было представить дальнейшую жизнь без нее. Такая же серая, как стены замка.

В первую нашу настоящую брачную ночь она показала, что за язвительностью и колючестью скрываются страстная душа и божественное тело. Элли сводила с ума своими несмелыми поцелуями и хриплыми стонами, отзываясь на каждую мою ласку.

— Милая, я соскучился, — прошептал, чуть прикусив ее ушко и требуя продолжения. Слишком долго я сдерживался.

Мои поглаживания становились все откровеннее, а поцелуи смелее, когда Элли начала отвечать — вначале сонно, а потом страстно.

«Моя девочка!» — прошептал, наслаждаясь тем томлением, что возникло в преддверии взрыва, когда наши тела начнут двигаться в едином ритме, дополняя друг друга.

ГЛАВА 25

Элли


Следующим утром Алекс пытался поднять меня на тренировку, но я упорно отказывалась, желая отоспаться после почти бессонной ночи. Последним и наиболее действенным методом было облить меня водой. Я вскочила с рыком: «Алекс, я тебя прибью!» Мужу пришлось перенести тренировку на час, потому при виде мокрой обнаженной меня он не смог устоять.

На тренировке, когда она все же началась, мы быстро закончили со стандартными упражнениями и метанием кинжалов, после чего муж изъявил желание испробовать мою силу, которая возросла после обряда бракосочетания.

В результате длительных тестов, когда я уже валилась с ног от усталости, мой супруг, сияя, словно ребенок, нашедший подарок под рождественской елкой, изрек:

— Милая, поздравляю! У тебя появились слабые задатки управления водой, но эта стихия еще нестабильна. Более того, пока лучше умерить и применение огня, потому как эти стихии между собой поначалу плохо уживаются. Воду мы уже разбудили, и скоро она обязательно проявится.

— И ты меня столько мучил, чтобы это сказать? — Радости я совершенно не разделяла, развалилась на полу тренировочного зала, ощущая усталость в каждой клеточке тела.

— Ну да. Надо же проверить, на какие сюрпризы способна твоя магия. Помнишь, как огненная стихия одно время была нестабильна, тогда ты стул подожгла?

— Лучше бы я шевелюру той крысе подожгла.

Муж отлично понял, кого я имею в виду. Он говорил, что скандала удалось избежать, но в дальнейшем лучше удерживаться от подобных шалостей. Это он еще моего плана по переодеванию слуг во что-то яркое не знал! Теперь, конечно, придется обойтись без Радика, вспоминать о предательстве парня все еще было тяжело, но где наша не пропадала?

Несколько дней я видела мужа лишь ночью, он пропадал где-то, но лишь отмахивался и отшучивался, когда я пыталась расспросить. Это заставляло нервничать, мешало сосредоточиться.

Тренироваться тоже приходилось одной, и если метания кинжалов шли достаточно удачно (до яблочка было еще далеко, но в окна оружие больше не вылетало), то с магией случались нелады. Фаербол, который однажды попробовала метнуть, вышел больше, чем планировала, ведь сосредоточиться не выходило из-за посторонних мыслей. Поэтому в дальнейшем решила удерживаться от тренировок с огнем, метала кинжалы, ведь фаербол тогда едва не разнес половину зала.

Хотя между нами царили гармония и нежность, ощущение недосказанности давило. Я до сих пор не знала, что муж чувствует ко мне, а быть игрушкой, которая греет постель, не хотелось.

Поговорить вот уже несколько дней нам не удавалось — супруг пропадал, занимался государственными делами, а я половину дня проводила, разбираясь с бумагами по ведению хозяйства, и объясняла личной помощнице, которую мне предоставили, что налог на землю так же важен, как и другие сборы, а процент — это часть от числа, а не нечто неприличное, заставляющее барышню краснеть. Натуральная блондинка со светлыми серыми глазам и на первый взгляд казалась полной глупышкой, но лишь на первый. Девушка быстро схватывала информацию, не заставляя повторять дважды. Можно было поискать более образованного человека, но менять помощницу я не спешила — Аля была в меру молчаливой, но знала, когда стоит разрядить обстановку короткой беседой. Она все исполняла быстро и качественно, не задавая лишних вопросов.

Сегодня, когда я закончила разбираться в делах империи, мысли ушли в сторону — к нашим непростым отношениям с мужем. Томление, что возникло в душе, уже невозможно было игнорировать. Нельзя проводить вместе только ночи, не обсуждая при этом наши отношения. Нельзя закрывать глаза на проблемы, позволяя скопиться им в большой ком, что накроет лавиной.

Решено. Сегодня обязательно поговорю с Алексом! Нельзя так себя мучить, ожидая, когда я ему надоем и он меня прогонит. Мне не нужно клятв и обещаний — достаточно просто понять, кто я для него. Пусть только домой заявится!

Мало мне муж переживаний подкинул, так еще и Кузьма пропал. Пушистика я не видела уже несколько дней и начала волноваться. Весна весной, но обед у пушистика всегда был по расписанию. Стоило расспросить кухарок — они-то должны были видеть Кузьму. Но нет. Кот уже два дня не появлялся на кухне, а еда, оставленная ему, стояла нетронутой. Все, пора начинать волноваться. Если Кузя мог игнорировать меня, то от еды его никто не заставит отказаться — будь то человек, будь то даже самая красивая кошка в мире.

Расспросив обитателей замка, я не узнала практически ничего нового.

— Я сегодня какие-то завывания слышал в дальнем конце замка, — припомнил старый слуга минут через десять после сосредоточенных раздумий. Я уж подумала, что он уснул стоя, но нет.

— Отведите меня туда! — решительно сказала я, плохо разбиравшаяся в паутине коридоров нижних этажей. Еще слышала про подвальный лабиринт, но со своим топографическим кретинизмом предпочитала туда не соваться.

— Хозяин запретил вас туда пускать, — с невозмутимым видом сказал слуга.

— Почему? Он что-то там прячет? — От резкого ответа я отшатнулась. Что значит запрещает?! Привычная реакция на запреты грозила вырваться наружу, но перемирие с мужем было дороже, поэтому решила действовать по-другому.

Слуга пробормотал что-то про «не велено» и удалился. Больно надо — сама узнаю!

Разузнать у девушек на кухне, как пройти в дальнюю часть замка, не составило труда, болтушки выложили все как на духу. Дождавшись темноты, я, одевшись во все черное, пошла «на дело». Удача сопутствовала — по дороге меня никто не заметил, поэтому я тихо прошмыгнула вниз, на всякий случай накинув полог невидимости (он помогал лишь в случае, если стоять неподвижно, ведь воздух смазывался и струился, словно цветная вода, мешая скрыться полностью).

У заветной двери из темного дерева с коваными элементами из черного металла сидел охранник. Мне повезло: буквально через минуту мужчина куда-то ушел, опасливо посмотрев по сторонам, я быстро открыла дверь, взломав замок заклинанием, и вошла.

Железная лестница на десять ступеней и еще одна дверь, тоже железная. Здесь магия не понадобилась — ключ висел на небольшом крючке справа, этим я и воспользовалась. Дверь поддалась и с тихим скрипом распахнулась. Впереди показался длинный коридор, где по обе стороны виднелись кованые двери с небольшими зарешеченными окнами. У каждой двери висел факел, освещая коридор так ярко, словно это был день. Пришлось ступать тихо, чтобы гул шагов по каменному полу не был слышен во всем замке, а идея пробраться сюда незаметно уже не казалась столь заманчивой.

«Тюрьма!» — пронеслось у меня в голове, пока я с опаской рассматривала стены, поросшие кое-где мхом. Заглянув в пару окошек, ничего не нашла, а в третьем обнаружился избитый человек, пристегнутый железными наручниками к стене. Едва сдержав крик ужаса, я отскочила назад. От увиденного меня начал бить озноб, поэтому смотреть, что таят в себе оставшиеся пять комнат, я не рискнула. Теперь понятно, что за крики слышал слуга…

Я уже развернулась, чтобы уйти, но услышала плач, который доносился из-за последней двери. Сомнения длились всего секунду — эти завывания я не могла ни с чем перепутать! Слишком уж знакомыми они были. Я метнулась к двери и в шоке уставилась на Кузю, который рыдал, вытирая слезы лапкой.

— Кузя?!

— Элли! Спаси меня! — Кот взвыл пуще прежнего и подбежал к двери, уставившись на меня зелеными глазищами, полными мольбы.

— Как ты тут оказался? — не могла я поверить своим глазам.

— Мышей, блин, ловил! — разозлился кот, но тут же сменил гнев на мольбу пополам с истеричными воплями: — Элли, миленькая моя, забери меня отсюда! Я уже три дня ничего не ел!

— Как три? Тебя же только два дня не было? — удивленно спросила, все еще не сумев отойти от шока после увиденного.

— Не важно! Я тут умираю с голода! Выпусти меня! — вновь стал впадать в панику Кузя.

— Кузенька, я бы с радостью, но у меня ключей нет! И вообще, чем докажешь, что ты Кузя, а не какой-то бандит с умело наложенным мороком? — спросила подозрительно. Все-таки видеть кота в подземелье было по меньшей мере странно.

— Чем докажу?! — завизжал кот и принялся щедро посыпать хозяйку эпитетами, не забывая сетовать на жизнь и мою тугодумность. Да уж, такое отношение ко мне только кот мог себе позволить.

— Ты полегче в выражениях, а то ведь могу и уйти, — пригрозила я, осматриваясь в поисках ключа. Кузя проникся и замолчал, тихо посапывая. А вот ключа не было. Попытка открыть дверь магическим путем тоже не помогла. Что ж, пойду попытаюсь разыскать мужа, может, он уже вернулся? Под удивленным взглядом стражника я вышла, прикрыв за собой дверь, и направилась в кабинет к супругу. Оказывается, Алекс вернулся несколько минут назад.

— Он занят, — попыталась остановить меня одна из служанок, но я лишь отмахнулась. Супруг сидел в кабинете с серьезным лицом и просматривал какие-то документы.

— Алекс! Дай мне ключи от камеры! — с порога заявила я.

— Ключи от чего? — как-то шокированно спросил он, отложив лист, исписанный мелким почерком.

— От камер, что находятся в дальнем углу замка, — терпеливо пояснила, постукивая ногой по полу.

— Что ты там делала? — Алекс напрягся.

— Кузю искала.

— А почему там? И как вообще ты туда попала?! Там же охрана! — Алекс уже практически кричал.

— Оттуда были слышны завывания. А войдя, я обнаружила там Кузю. И не только его. Так что жду объяснений вечером. А сейчас нам нужно достать кота. Он там с голодухи помрет! И, кстати, охрану стоит сменить, — спокойно сказала я.

Алекс хмыкнул, но промолчал. Вместе мы спустились в подземелье, после чего Александр открыл дверь камеры и отошел. И не зря, с воплем радости мне на шею бросился Кузенька и едва не повалил на пол. С трудом держа далеко не легкую тушку кота, я понесла его наверх, а тот, обрадованный моим появлением и освобождением, не переставал жаловаться на жизнь.

Через пару часов, когда Кузя наелся вдоволь, он сел мне на колени и начал рассказывать про то, как оказался в «том ужасном месте», периодически вытирая слезы кончиком белоснежного платка.

Картина вырисовывалась далеко не радужная.

Кузя однажды гулял по замку и увидел мышку. Решив исполнить долг примерного кота (точнее, он хотел посмотреть на выражение моего лица, когда утром обнаружу на подушке дохлую мышку), побежал следом, петляя по коридорам замка, пока серая беглянка не скрылась из вида. Побродив еще немного, кот окончательно заблудился, а когда за ним захлопнулась дверь, рыжий троглодит понял, что попал. В первые сутки он обследовал всю камеру в поисках выхода, после чего, не найдя искомого, впал в отчаяние и рыдал сутки напролет, пока я его не обнаружила.

По мере рассказа Кузя рыдал все проникновеннее, а Алекс, что сидел неподалеку в кресле, недовольно хмурил брови.

— Алекс, как это понимать? — спросила у мужа после того, как отнесла кота спать. Желания говорить о наших отношениях уже не было, да и обстановка не сопутствовала.

— Ты о чем? — Александр оторвал взгляд от пола и посмотрел в мою сторону.

— Как это о чем? Почему в нашем замке есть подобные места? — взвилась я.

— Это не твой замок, а мой! — Он сделал ударение на последнем слове, а если бы голосом можно было заморозить, я уже давно была бы глыбой льда.

— Хорошо, тогда я не намерена оставаться в твоем замке, пока тут такое творится! — От обидных слов хотелось заплакать. Похоже, говорить о чувствах уже не нужно, муж достаточно прозрачно дал мне понять, где мое место. Наигрался? Что ж, терпеть я не буду!

— Элли, ты останешься тут. Это не обсуждается! — жестко сказал муж. Тон его голоса не допускал возражений. — И ничего такого там не творится. Это необходимость. Или ты еще что-то видела? — уже чуть мягче уточнил мужчина.

— А избиение до полусмерти — это тоже необходимость? — Я иронично подняла бровь.

— Я буду делать все, что считаю нужным, и не тебе мне указывать! — отрезал супруг.

Я, до боли закусив губу, развернулась, чтобы уйти в свою комнату и уже там вдоволь наплакаться. Почему он со мной так? За что? Нежность и моменты близости никак не вязались с его нынешними словами и жестким тоном, будто это два разных человека.

Не успела сделать и пары шагов, как Алекс резко прижал меня к себе, развернув за руку. Мои кулачки пару раз ударились в грудь мужа, но я быстро бросила это занятие, когда губы любимого нашли мои. Если пару первых секунд я еще пыталась сопротивляться, то стоило его руке погладить спину и опуститься ниже, как самообладание медленно помахало рукой и я отдалась во власть сильных рук.

— Ты нужна мне. — Это признание, произнесенное с болью, наверняка далось Алексу нелегко, оно дорогого стоило. Теперь у меня имелись силы для борьбы. Даже борьбы с его внутренними злом и жестокостью, если понадобится.

В этот раз не было нежности, только всепоглощающая страсть. Казалось, Алекс хотел стереть мою обиду и заставить забыть все, что я видела и слышала.

Спустя некоторое время супруг отнес меня в свою спальню, и я удобно устроилась в кольце его рук, наслаждаясь близостью. Муж первым нарушил молчание, тихо заговорив с привычной твердостью:

— Элли, прошу тебя, не лезь во все это. Тут слишком много крови. И того человека избили по моему приказу. Я не хочу, чтобы ты меня боялась, как какого-то монстра, но есть вещи, которые прощать нельзя. Слабость может повлечь более серьезные последствия. В тот раз кто-то постарался на славу, умело усыпив бдительность заговором. Как я понимаю, даже если бы ты сама не ушла, они нашли бы способ тебя выманить. Пока что отследить главаря не вышло даже у меня. Очень грамотно действовали, гады, а я расслабился, чего больше не повторится. Видишь, и я не всесильный. Но ради тебя я пойду на многое, — сказал он, поцеловав меня в макушку.

Вскоре Алекс уснул. А я еще долго лежала без сна, слушала его размеренное дыхание и пыталась осознать случившееся. Своими словами он меня обидел, но не простить любимого я не могла, понимая, что иногда нужно действовать радикально, чтобы не поплатиться.

Положение обязывает, все-таки Алекс очень долго был жестоким человеком. Интересно, а он когда-то любил?

Я попыталась что-то вспомнить из его биографии, но ничего связанного с семьей и личной жизнью там не было.

Сколько же в тебе секретов, любимый? С такими мыслями я сама не заметила, как провалилась в сон.


Александр


Слушая спокойное дыхание жены, я думал о том, как эта хрупкая и в то же время сильная духом девушка перевернула мою жизнь с ног на голову. С такой супругой точно скучно не будет, хорошо хоть досаждать мне своими шалостями перестала! Можно было бы пошутить о том, что, найди я метод усмирения жены в постели раньше, можно было бы избежать разрушений, но не буду. Даже о смене интерьера подумывать стал, чтобы занять ее чем-то, а такого со мной уже давно не было — серый цвет помогал сосредоточиться, но не теперь. Может, Элли сможет сделать замок уютным домом?

Сегодня, когда она влетела ко мне в кабинет, я был шокирован. Не скажу, что камеры заключенных надежно спрятаны, но не думал, что пройти мимо охраны не составит большого труда. А если бы там был кто-то опаснее, чем избитый наемник?

Осознавая, чем моей жене грозила эта авантюра, я не сдержался и был довольно груб в выражениях. Кажется, перегнул палку. Элли закусила губу и отвернулась. Мне показалось, что она сейчас заплачет. Укол совести оказался болезненным, заставил задуматься над тем, что видеть слезы в ее лучистых глазах мне не по душе.

Молниеносным движением сгреб в охапку жену и впился в ее губы. Сладко. Я чувствовал, что Элли понемногу расслабляется, и больше всего на свете хотел, чтобы она забыла мои грубые слова.

Поцелуи становились все неистовее, губы постепенно опускались все ниже, ласкали каждый миллиметр нежной кожи. Сил, чтобы перейти из кабинета в спальню не было ни у меня, ни у нее.

Мои руки исследовали юное тело жены, а платье, которое мешало, я попросту разорвал, отбросив в сторону. Элли обвила руками мои плечи и запустила пальцы в волосы, притянув к себе, и теперь уже я не мог сдержать стон удовольствия, хотя скорее это был рык изголодавшегося зверя.

Что она со мной делает? Да я попросту теряю от нее голову, но мне это определенно нравится!

Неожиданное признание вылетело случайно, но я не жалел. Лишь замер ненадолго, ожидая реакции. Все-таки не каждый день признаешься в том, что кто-то тебе нужен, а у меня подобное, наверное, всего второй раз в жизни. Хотя нет, такой ураган чувств, что дарил мне мой ласковый котенок с острыми коготками, ни с чем не сравним!

Стараясь не потревожить спящую девушку, я выскользнул из ее объятий и решил пойти в кабинет, чтобы закончить просматривать письмо Альфа. Тот сообщал о кое-каких проблемах, с которыми столкнулся, но заверял, что ничего серьезного. Вот это «ничего» и беспокоило — уладить конфликты с соседями удалось довольно быстро, но что-то мне подсказывало, что неизвестный так просто не сдастся.

— О чем печалишься, старче? — спросил рыжий кот Элли, присев рядом. Странно, я думал, что запер дверь кабинета…

— Что? — не понял его.

— Батюшки, да он еще и глухой. Отдал кровиночку свою в руки глухому старцу, — всхлипнул кот с ехидством в зеленых глазах.

— Мне вот интересно, ты кастрированный уже? — флегматично вертя стакан в руках, спросил я. Никому не позволено оскорблять меня, а этот пылесборник перешел все границы.

Кот напрягся и подозрительно прищурился:

— Это ты к чему клонишь?

— Это я к тому, что некоторые части тела у тебя слишком длинные. Хочу помочь, — растягивая слова, сказал тихо. Словесная баталия доставляла мне удовольствие. — Но отсутствие языка Элли заметит, поэтому действовать надо более радикальными методами!

— Я все расскажу Элли! — предупредил кот.

— Не поможет! Ведь не будешь же ты ей свое достоинство покореженное демонстрировать? — засмеялся я.

— Ладно, прости, не старец ты. А очень даже резвый! Особенно по ночам, — доверительно сообщил Кузя и подмигнул. Какой наглец!

— А тебе не говорили, что подслушивать нехорошо?

— Говорили, а толку. — Кот взобрался на стол, отодвинув стопку бумаг лапой, и пожаловался: — А вот подсматривать меня уже отучили, опалив усы.

— Ничего, я тебя и подслушивать отучу. Эх, Кузя, болтун — находка для шпиона. Ты здесь будешь? — Я встал, намекая на то, что иду спать.

— Чтоб опять меня закрыли? Нет уж, я лучше поближе к кухне буду. — Кот первым вышел, виляя хвостом, а я пошел к себе в спальню. Надо будет порадовать Элли: когда она только начала тренироваться, я заказал у мастера пару кинжалов. Вскоре они должны прибыть. Банальными украшениями баловать жену не хотелось, слишком необычной была супруга и заслуживала только лучшего.

ГЛАВА 26

Элли


Алекс опять где-то пропадал всю неделю, приходил поздно ночью и уходил рано утром. Я слышала, что где-то на границе империи вновь начались какие-то мятежи, а причины никто не мог понять. Волновалась за него, но помочь ничем не могла.

Все дни напролет проводила в библиотеке, то за отчетами, то за чтением. Обнаружив удивительные книги по основам магии, которых не было даже в громадной библиотеке академии, зачитывалась ими до позднего вечера. В толстых фолиантах описывались особенности применения стихий, уделялось особое внимание огненной. Сами книги были на древнем языке, который мы, к моей великой радости, изучали в академии, но все равно на понимание текста уходила уйма времени.

А вчера получила письма от Сары и отца. Подруга, осознав свою вину, всячески пыталась извиниться, в который раз сетуя на то, что рассуждала не головой, а другим местом, пребывая в депрессии из-за того, что ее отдавали за нелюбимого, а о последствиях не задумалась. Эльфийка предполагала, что Алекс устроит скандал и свадьбы не будет, но ошиблась. Теперь я была благодарна ей, но полностью простить и довериться не могла.

Ответ все же написала, рассказав про Кузю и про то, что у нас с Алексом теперь все хорошо, но не вдаваясь в подробности. Возможно, позже мы сможем, как раньше, болтать о глупостях, но обида, нанесенная хоть и по незнанию, еще колола. Папа же писал, что поправился, но продолжал звать к себе, сетуя на то, что дочь его совсем забросила. Его письмо передали из академии, так как правду о себе я еще не сообщила. Папу я заверила, что приеду обязательно, когда все выяснится с практикой.

Практика… Ввиду последних событий я совершенно забыла про предстоящую экзекуцию перед получением диплома! С Алексом на эту тему еще не говорила, оттягивала до последнего. А вдруг запретит, решив, что ради моей безопасности из замка лучше не выходить? Он ведь даже гардероб мне обновил, как бы извиняясь за взрыв, устроенный в моей спальне. Правда, без слов. Просто однажды на пороге моей комнаты появилась Анита с кучей свертков и, краснея, сообщила, что подобрала кое-что в магазинах. Кроме этого девушка предложила нарисовать эскизы, чтобы сшить еще несколько платьев для официальных приемов, что я восприняла с радостью. Анита, правда, пыталась отказаться от денег за работу, поэтому пришлось настоять, ведь ребенку еще много чего понадобится. Алекс при рассмотрении эскизов не присутствовал, но обещал поработать цензором при первой примерке. Что-то мне подсказывало, что половина из сшитого либо не выдержит критики, либо окажется на полу ввиду слишком уж соблазнительного вида жены в этих нарядах. Не думаю, что Алексу хватит терпения, поэтому гардероб придется обновлять еще раз. Или не раз…

Упражняться в магии самостоятельно я больше не рисковала, поэтому по утрам в зале часто метала кинжалы, и, нужно признать, с каждым разом выходило все лучше и лучше.

Сегодня, проснувшись утром, я какое-то время лежала с закрытыми глазами, наслаждаясь тем томлением в теле, что возникало, когда я думала о муже. Вчера меня ожидал сюрприз — три кинжала на подушке, что крепились на тонкий кожаный поясок. Ничего красивее я в жизни не видела! Кинжалы оказались небольшими, как раз для женской руки, а на рукояти драгоценными камнями был выложен замысловатый узор из цветов, что переплетался с первой буквой моего имени. Моей радости не было предела, поэтому, нацепив первое попавшееся платье (причем навыворот, чего сразу не заметила), я понеслась на поиски Алекса. Муж, похоже, встал намного раньше, но еще не успел отбыть по делам. Он был в кабинете, о чем сообщила служанка, которую я едва не сшибла дверью, когда выбегала в коридор. Рассыпавшись в извинениях, поблагодарила девушку и маленьким ураганом ворвалась в кабинет. Алекс с серьезным видом сидел за столом, а я прямо с порога бросилась ему на шею, радуясь оригинальному подарку, и жарко поцеловала в губы в знак благодарности.

Алекс пылко ответил на поцелуй, а его рука медленно забралась под платье, поглаживая бедро. Несколько секунд, и супруг осторожно отстранился, заставив меня застонать от разочарования. Заметив раздосадованное выражение моего лица, Алекс кивнул, указывая за спину. Проследив за его взглядом, я заметила пару эльфов с широко распахнутыми глазами и, покраснев, вылетела из кабинета. Вернувшись к себе, еще какое-то время рассматривала ножи, пока не услышала тихий шорох шагов.

— Прости, я… — начала извиняться, но муж приложил палец к моим губам, заставляя замолчать.

— Тебе понравилось? — Он кивком указал на подарок.

— Очень! — В моих глазах зажглись огоньки восхищения.

— Тогда пошли.

Муж наконец-то сделал то, о чем я мечтала в этот момент больше всего: отвел меня в тренировочный зал и дал возможность испробовать новое оружие. Алекс стоял в стороне и наблюдал за мной, даже похвалил пару раз за особо меткие попадания.

Вскоре он вновь отбыл по каким-то делам, пообещав вернуться пораньше. Млея от радости, что сегодня увижу его раньше, чем глухой ночью, весь день ходила в приподнятом настроении.

Алекс пришел рано, как и обещал. На улице моросил противный дождь, поэтому он разжег камин у себя в спальне, а слуги постелили одеяло и положили подушки, оборудовав уютное местечко.

Мы устроились на пушистой шкуре и некоторое время просто молча смотрели на огонь. Меня мучил вопрос о прохождении мной практики, ведь, возможно, придется уехать на некоторое время. Как Алекс это воспримет? С радостью, словно избавился от головной боли, или будет скучать? А может, не отпустит?

— Алекс, а что мы будем делать дальше? — спросила я, перебирая его длинные волосы. Супруг лежал головой у меня на коленях, прикрыв глаза, и едва не мурчал от удовольствия. Все-таки у каждого мужчины есть слабые места.

— Ты о чем? — вяло спросил он, открыв один глаз.

— Ну, о нас. У меня скоро практика… — замялась я. Раньше мы не обсуждали будущего. Я, пора признаться, боялась услышать ответ, а Алекс сам тему не поднимал. — Наверное, нужно будет уехать… — протянула, когда молчание затянулось.

— Уехать? Какая практика? — удивленно моргнул Алекс, поднялся и сел рядом. Я рассказала, что должна прийти за направлением к «моему личному кошмару».

— Может, ты как-то решишь этот вопрос? — заискивающе спросила я. По мужу было видно, что идея моего отсутствия ему не нравилась, да и мне ехать не хотелось…

— Элли, — протянул Алекс, прищурившись, — ты что, боишься?

— Не боюсь, просто ты ее не знаешь! — Пришлось рассказать несколько историй про любимую преподавательницу. Такое ощущение, что она лично меня ненавидела больше всех, стараясь наказать за дело и просто так. А меня каждый раз одолевал страх, когда я видела ее лицо и слышала противный голос. Не то чтобы совсем противный, просто лично для меня он звучал хуже несмазанных дверей.

— Нет уж, жена Темного Властелина не может быть такой трусишкой. — Алекс щелкнул меня по носу. — Надо бороться со своими страхами.

— Но ведь меня могут отправить к эльфам, а это значит, что нам придется расстаться на некоторое время…

— Нет, милая, это значит, что мы будем чаще пользоваться порталами, и если ты не придешь ночевать в замок, то я приду к тебе. Поверь, наличие соседки в предоставленном студентам жилище меня не смутит. А разговора с той злой преподавательницей тебе не избежать, нужно же взглянуть в глаза своему страху? — Алекс обхватил пальцами мой подбородок и заглянул в глаза, словно пытаясь найти в них ответ. — Только надень браслет, чтобы я не волновался.

— Какой браслет?

— Сейчас. — Муж извлек из прикроватной тумбочки небольшую прямоугольную черную коробочку и вновь опустился рядом, потом подбросил в огонь несколько поленьев, чтобы огонь не погас. Открыв коробочку, я увидела на белом атласе тонкий браслет. На первый взгляд и даже на второй он не выглядел дорогим, но что-то особенное было в тонком цветочном плетении из белого металла, усыпанного бриллиантами.

— Красиво, — сказала я, рассматривая браслет после того, как муж застегнул его на моей руке. Камни заиграли по-новому, а цветы, казалось, начали шевелиться, словно под легким дуновением ветерка.

— Элли, ты можешь его снять, приняв меня за параноика, но сначала выслушай. Этот браслет — сильный артефакт. Он не фонит, поэтому обнаружить в нем нечто большее чем просто украшение нельзя. Видишь вот эту подвеску? — Алекс указал на небольшой василек. — Если оторвать, откроется портал, ведущий прямо сюда, в эту комнату. А если сорвать вот этот цветок, — Алекс указал на маленькую ромашку, — то я сразу же узнаю о том, что тебе грозит опасность. Кроме того, если его снять или порвать, я тоже об этом узнаю. Браслет помогает отследить твое местонахождение, и на него не повлияет никакой артефакт, блокирующий магию…

— Это ты из-за того случая переживаешь? Я думала, всех поймали, — протянула, рассматривая браслет.

— Да вроде всех. В таких делах нельзя быть полностью уверенным. Что, если кто-то остался? Элли, прошу тебя, не снимай его. Мне так будет спокойнее.

— Хорошо. Как скажешь. Тем более что если Ангергельда меня доведет, я оторву ромашку, и примчишься ты, чтобы снести ей голову.

— Ты жестока, моя королева, — хмыкнул Алекс, обнял меня и опустился на подушки, увлекая за собой.

— Ну, ты же сам жаловался, что тебя никто не боится, а так и мне радость, и тебе почет, — хихикнула я, представив глаза Генеральши в момент, когда в кабинет с оголенным мечом заявится мой муж, жаждущий расправы. — Ты же сам хотел, чтобы я соответствовала образу. — Улыбка на моем лице стала шире.

— Ну уж нет, меня устраивает Элли такая, какая она есть. И не нужно ничему соответствовать, — сказал Алекс и поцеловал меня в губы долгим страстным поцелуем. Я ответила, передавая все свои чувства: и любовь, и нежность, и страсть к своему мужчине. А через несколько часов мы уснули в объятиях друг друга — уставшие, но такие довольные.

Воспоминания аукнулись мурашками во всем теле, сменились томлением. Интересно, Алекс уже проснулся? Ушел, я его рядом не обнаружила, зато нашла «приятный» сюрприз. Кузю, который склонился над подушкой и, активно кряхтя, что-то под нее запихивал. Моего пробуждения он не заметил, поэтому я решила пошутить над пушистым другом.

— Тебе помочь? — громко спросила его.

От неожиданности кот отскочил назад и, приземлившись на задние лапки, оказался на краю кровати. Пару секунд, пока удивление на кошачьей мордочке сменялось шоком, Кузя балансировал, но, не удержав равновесия, упал на пол. Шмякнулся он, по всей видимости, прилично, потому как звук падающего тела эхом разнесся по комнате. После этого было слышно лишь пыхтение, и потом тишина. Куда он делся?

Я уже начала переживать за целость шкурки моего упитанного любимчика, когда снизу раздался такой отборный мат, что даже у опытного сапожника уши в трубочку скрутились бы. Выглянув вниз, некого не обнаружила. Куда же он пропал?

— Апчхи! — раздалось из-под кровати. Вскоре оттуда выбрался кот, покрытый слоем пыли.

— Кузь, что это было? — спросила, увидев брезгливое выражение его мордочки.

— Это я за тебя переживаю, — покаялся кот.

— Под кроватью переживаешь?

В ответ кот флегматично провел лапкой по полу.

— Это я… эээ… инспектирую твоих служанок. Под кроватью столько пыли!

— При чем тут пыль и из-за чего ты переживаешь? — не поняла я.

— Элли, ну ты хоть иногда мозгами пользуешься? Или коробочка под мозги — красивая, а содержимое не важно? — скептически сощурившись, сказал Кузьма.

— Какая коробочка? Ты что, головой ударился?

— Голова, говорю, красивая, личико милое — зачем еще тебе думать о чем-то? Закосила под дурочку, и все отлично! — продолжил этот наглец. — Ты только представь, какую я полезную вещь сделал! Ты лежишь с любовником, и тут муж вернулся. Куда любовника денешь? Правильно! Под кровать. — Кузя запрыгнул на кровать и расхаживал взад-вперед, рассуждая в голос.

— Кузя, а при чем тут служанки? — спросила я, опасаясь за его вменяемость на почве пережитого стресса. Тут даже едкую реплику можно простить, если он головой приложился.

— При том, — теряя терпение, объяснил кот, — что любовник от пыли расчихается, а тебя муж прибьет. И останусь я сиротинушкой! — всхлипнул Кузьма и принялся вытирать слезы кончиком одеяла. — Будем инструктировать кадры!

— Кузь, я даже чисто теоретически не приведу любовника. Я Алекса люблю. И не трогай служанок! Им и так работы хватает!

— Знаю я ваше «люблю»! За тебя же, дуреха, переживаю! Ну, ладно, я пошел — куча дел. — Кот сделал шаг к выходу, радуясь, что ему удалось заговорить мне зубы, но я крикнула:

— Стоять! А что ты под подушку совал?

— Ничего! — быстро сказал кот, попятившись к двери. Так я и поверила! Полезла рукой под подушку и извлекла оттуда палку колбасы. От запаха копчености меня затошнило, и я со скоростью раненой лани унеслась в ванную комнату. Радовал тот факт, что в одном из миров наши подсмотрели систему канализации и успешно эксплуатировали идею вот уже пару веков. В книгах я читала про то, что когда-то туалетом служили ближайшие кустики, а воду грели на огне, но, хвала богам, сейчас такого нигде не встретишь. Разве что в походах, где из всех человеческих благ только кусты и озеро — главное, не перепутать, а то оконфузишься.

Склонившись над унитазом, я принялась считать, сколько осталось до «красных дней календаря». После того как пересчитала четыре раза, начала сомневаться в своей вменяемости. Сначала у меня задергался левый глаз, потом правый. Кузя, который застал меня с таким выражением лица, покрутил лапкой у виска.

— Кузь, мне к врачу надо, — выдохнула я, боясь поверить случившемуся.

— Я тебе уже который раз твержу, что койку у мозгоправа тебе забронировал. Наконец-то и ты осознала, что вменяемость тебе может только сниться… — изрек Кузьма, прохаживаясь взад-вперед по ванной комнате. — Стоп! Это ж, если тебя заберут, кто меня кормить будет? Нет, повторяй себе: «Я вменяема, я вменяема!» Может, и люди тебе поверят… — задумчиво закончил он.

— Кузь, ну какой мозгоправ? Я вроде беременная…

— Это же значит, что будет ребенок, — скорее для себя уточнил кот. Потом до него дошла суть сказанного, и пушистик нервно дернулся. — Стоп. Ребенок — это сопли, плач, слюни и грязные, вонючие пеленки! Моя психика этого не выдержит!

— Кузь, еще слово, и ты будешь на жесткой диете! — рыкнула я на него. В голове не укладывалось, что я могу носить под сердцем ребенка Алекса. Чисто теоретически я знала, к чему приводит близость между мужчиной и женщиной, но не задумывалась о том, что это может случиться со мной. Да еще так быстро.

— Не будешь давать кушать после шести вечера? — меланхолично спросил кот, не восприняв фразу о диете серьезно.

— Нет, исключу из рациона все мясное и рыбное! — предупредила его.

— Злая ты. Хорошо, хоть молочное оставила… — грустно протянул рыжик, а затем по-деловому поинтересовался: — Понял, молчу. Твои условия?

— Ты никому не говоришь про мою возможную беременность и не достаешь меня своими подколками. — Не хотелось, чтобы кто-то знал, пока я еще не уверена. Ведь задержка может быть вызвана недавними переживаниями. Чего зря шум поднимать?

— Торжественно клянусь не рассказывать никому про твое интересное положение, но это будет стоить мне титанических усилий! — покаялся кот. — А вот подкалывать не перестану. Надо же мне как-то стресс снимать. В подвале меня держали, бедный я, несчастный!

— Ладно, и на том спасибо, ваше кошачье высочество. Кузь, ну а это что? — указала я на колбасу, которую достала из-под подушки. — Тебе уже лень на кухню ходить, так ты запасы стал делать?!

— Это стратегические запасы! Положи на место. А вдруг война? Неспокойное нынче время… — философски сказал кот. От нашего диалога меня отвлек крик супруга: «Элли!» — что разнесся по замку. Я как ошпаренная поднялась и принялась одеваться. Что же могло случиться? Или это новый метод звать меня на тренировку?

Выйдя из комнаты, отправилась искать мужа. Кларисса, одна из моих горничных, сказала, что видела господина, когда он заходил в библиотеку.

— Милый, что случилось? — спросила я, закрыв за собой дверь. В библиотеке, прямо на полу, сидел супруг, а вокруг него будто стадо оленей пробежало, сметая книги с полок.

— Элли! Это ты переставила книги?! — кричал Алекс. Он даже красными пятнами пошел от сдерживаемой ярости.

— Не переставляла я! — крикнула в ответ. И чего кричать? Я девушка нервная, могу и не сдержаться! Затем вспомнила, что не всегда ставила книги, которые читала, на прежнее место, поэтому чуть тише добавила. — Ну, может, пару штук…

— Пару?! И где теперь мне искать легенды? — все еще кричал Алекс.

— Алекс, не волнуйся, вот эта книга. — Обидно было, что Алекс вот так, прочти без причины, на меня кричит. Хотя, может, все же причина имелась? Я достала с полки нужный том и передала мужу. — У тебя что-то случилось?

— Ничего! — буркнул он мне и опять уткнулся в книгу.

— Не хочешь, не рассказывай. Ладно, пойду я. Мне еще надо в академию сегодня. Ты меня проводишь? — спросила я, выходя. Муж только вяло отмахнулся.

— Охрану возьми, — донеслось вслед. Я решила не расстраиваться. Так даже лучше, прогуляюсь как раз, подумаю. Пришлось, правда, вернуться, чтобы переодеться, ведь прийти к моему «персональному мучителю» без формы подобно самоубийству.


Александр


Сегодня вставать не хотелось совершенно! Да и кто предпочтет дела объятиям женщины? С такими темпами скоро совсем расклеюсь и о детях задумаюсь. А наследник мне сейчас не помешал бы, вот только эта затея может быть опасной. Еще немного, и я стану скучать по временам, когда люди рядом со мной лишний раз вздохнуть боялись.

Уже целую неделю я даже с женой не могу вместе побыть, на границе империи творится что-то непонятное. Если это попытка захватить власть, то очень странная. За несколько дней от трех деревень на границе остался только пепел. Как только поступал сигнал о нападении, я с отрядом воинов направлялся на место, но, как быстро ни действовал, не успевал, заставал лишь догорающие дома. Водная стихия помогла быстро затушить огонь, но магических нитей, по которым можно было отследить причину столь внезапных возгораний, не было, как и свидетелей, лишь обгоревшие останки. Сбивало с толку также то, что в этих нападениях не просматривалось никакой логики. Узнать ничего не удавалось. Я даже заслал шпионов в окружение Совета, чтобы исключить предателя, если он завелся среди своих, но пока результатов не было. Перевешать их всех, что ли? Нет, лучше уж изолировать и не посвящать в планы плюс к этому сменить систему защиты дворца. Так, на всякий случай…

Впервые за много сотен лет я ощутил собственную беспомощность. Что толку от большой силы, если враг берет хитростью, строит планы, которые разгадать пока еще не удалось? Кожей ощущал, что этот мерзавец плетет свою паутину ловушек для меня, и очень не хотел в ней оказаться.

Теперь мне было что терять, так что придется кинуть все свои силы на уничтожение врага, а может, и врагов. Ну а потом можно и о наследнике задуматься…

Сегодня сигнал поступил из еще одной небольшой деревеньки, что находилась на границе с эльфийскими владениями. Быстро собрав отряд, отправился на место, но опять опоздал.

Деревня уже горела, но никого вблизи не было. Ни следов боя, ни людей. Никого. Такое впечатление, что делавшие набеги пытались остаться незамеченными, поэтому уничтожали следы. Только зачем? Призвав стихию воды, я потушил пожар, дал команду воинам отыскать кого-нибудь из тех, кто мог выжить.

В одном из домов послышался слабый стон.

— Сюда! — скомандовал я, вскинув руки, чтобы призвать воздушную стихию. Та недовольно откликнулась, почему-то именно с воздухом мы не сошлись характером. Может, из-за того, что этот дар проявился позже всех, или из-за того, что это случилось при не самых приятных обстоятельствах, но каждый раз создавалось ощущение, что стихия отзывается недовольно, как будто медведь, разбуженный в зимнюю пору.

Так же и в этот раз: по спине прошел холодок, и легкий вихрь ворвался под завалы, подняв их и отбросив в сторону. Под завалами обнаружился человек. Сложно было судить о его внешности, поле и возрасте — человек истекал кровью, часть кожи обгорела, но он продолжал бороться за жизнь. Бессмысленно — слишком большие повреждения.

— Кто? — спросил я, наклонившись над ним. Времени не было, из этого человека вытекали остатки жизненной силы.

— Д… — только и смог сказать выживший, после чего зашелся кашлем, сплевывая кровь.

— Дроу? — попытался угадать я. Шансы на то, что спасенный человек не бредит, были малы, ведь от боли у него уже, наверное, рассудок помутился. В ответ человек отрицательно качнул головой и вновь зашелся в кашле.

— Кто?

— Де… — вновь кашель, — демоны… — Последнее слово перед смертью, прежде чем из груди со свистом вырвался весь воздух. Я в легком замешательстве отошел от тела.

Демоны. Откуда они в империи? Этого просто не может быть. Это бред. Или нет? Это объясняет отсутствие следов и хаотичность нападений. Вот только как и зачем?! Все настолько нереально, что больше походит на кошмар или легенду, но никак не на то, что это может происходить на самом деле. Некоторое время я просто стоял, отвернувшись, и смотрел далеко за горизонт, ничего при этом не видя. Дело в том, что, невзирая на наличие большого количества рас, демоны всегда считались магическими или скорее даже волшебными существами.

В одной из книг, что была прочитана мной еще во время учебы в академии, меня заинтересовала какой-то нереальностью одна легенда. В ней шла речь о том, что пару тысяч лет назад демоны жили среди людей, но однажды они заявили о своем превосходстве над миром. Расы тогда отнеслись к подобному заявлению скептически, ведь высшие демоны всегда славились равнодушием ко всяческим войнам и конфликтам, а низшие были способны лишь на мелкие пакости, что не приносило особого вреда. Но уже через пару недель они осознали свою ошибку.

Демоны, как высшие, так и низшие, оказались практически неуничтожимыми. Под руководством их повелителя — Анцифера — они начали свой кровавый путь к власти. Всех, кто вставал на пути этого войска, нещадно убивали. Но потом как-то так случилось, что их изгнали за Грань, откуда нельзя выбраться.

В конце легенды было что-то про обещание Анцифера обязательно вернуться, но подробностей я уже не вспомню — слишком давно читал. Да и посчитал легенду сказкой. Ну вот, склероз подкрался незаметно, надо поискать в библиотеке, может, что-то интересное найду. Во всяком случае, версию про демонов отвергать рано, и пока нет других, стоит попробовать разобраться, кто мог их вернуть из-за Грани, если такое вообще возможно.

Дав воинам команду возвращаться, я открыл портал и, приказав дворецкому завтра вызвать Альфа, закрылся в библиотеке, обложившись книгами.

ГЛАВА 27

Элли


В академию я добралась быстро: сначала прогулка в сопровождении охранников к тому месту, где можно открыть телепорт, потом сама телепортация.

Хорошо, что обряд замужества и возможная беременность не повлияли на сам навык открытия портала. Представляю глаза какого-нибудь короля орков в момент, когда я к нему заявлюсь с просьбой назначить место практики. Хотя, насколько помню, орки любят молодых и красивых, и его величество будет рад составить для меня график. И принять. И даже отнюдь не отчет… Только Алекс рад не будет, когда ему придется вытаскивать непутевую женушку из очередной передряги. И ведь не объяснишь ему, что я могла делать в опочивальне у короля троллей…

Постоянно забываю расспросить мужа: может, купол, который не разрешает телепортироваться прямо в замок, заканчивается ближе? А то подобные прогулки по лесу быстро надоедают, хорошо хоть сапоги без каблуков (Генеральша ядом захлебнулась бы, увидев меня в платье и на шпильках!), а то сломала бы каблук на первом камне. Интересно, а охранники только охранять могут или нести мою тушку тоже? От оценивающего взгляда парни в черной форме с темно-зелеными вставками переглянулись и, покраснев, потупились. Не очень-то и хотелось!

После перехода меня немного замутило. Дышим. Глубоко дышим. Мне хорошо и спокойно и незачем показывать всем присутствующим мой завтрак. Самовнушение помогло, и меня немного отпустило. Теперь можно и за назначением на практику идти.

Охрану удалось уговорить остаться у ворот академии, представляю, какой фурор я произвела бы своим появлением у Ангергельды с тремя охранниками, если в академии запрещено выделяться. Собственно, охрана здесь не нужна: защита, наверное, лучше, чем у Алекса в замке, а одинаковая форма и для королей, и для простых магов делает самую престижную Академию магии уникальным местом, куда стремятся попасть все, чтобы максимально овладеть стихией.

Родные стены встретили меня тишиной. Ну конечно, студенты еще прохлаждаются на каникулах, ведь впереди четыре дня отдыха, это только Генеральша страдает садизмом и раздает направления на практику сейчас, чтобы испортить своим видом весь отдых.

Прикидывая в уме длину и толщину веревки, на которую можно подвесить Генеральшу (или себя на крайний случай, если место практики будет ужасным), я постучалась в дверь кабинета «любимой» преподавательницы. Услышала короткое: «Войдите!» — и у меня подкосились коленки.

Странное дело, «ужасному Темному Властелину» я язвила, будто мальчишке, а тут выдохнуть боялась. Ну не съест же она меня? Я решительно вошла.

— Добрый день! — поздоровалась с Генеральшей. Что за черт?! Даже голос немного дрожал — слишком давно я ее не видела, отвыкла, видимо, от грозного вида и тонких, презрительно поджатых губ.

— Был добрый, но уже не очень, — поприветствовала она меня, намекая на то, что именно мое появление испортило ей настроение. А вот это уже хорошо! Что, только ей можно мне настроение портить? Вот почему она так? Практически с самого первого дня эта женщина пыталась меня подставить, достать, наказать, дать самое сложное задание. А ведь не помню, чтобы переходила ей дорогу или досаждала чем-то…

— Ты за направлением? — Скользнув по мне безразличным взглядом, преподавательница отвернулась. Ну, это уже ни в какие рамки не лезет. Я ей настолько противна, что она даже смотреть на меня не может?!

— Да нет, соскучилась, вот решила проведать вас, живы ли. — Страх куда-то ушел, на его место пришла злость. Никто не давал права этой мымре так ко мне относиться! Нет, пренебрежение и садистские наклонности тирана наблюдались по отношению ко всем студентам, но мне всегда доставалось больше всего.

— Язвишь? — прищурилась Генеральша. Похоже, она не ожидала, что я начну язвить, ведь от распределения на практику зависело очень многое.

— Что вы? Как можно? — почти искренне удивилась я. — Ну, раз не верите в то, что я соскучилась, то давайте направление на практику. — Вздохнула, сделав вид, что обиделась, и протянула руку за направлением.

— Тебе, Эллинор, как любимой студентке, я оставила особенное место для практики! Следующий месяц ты проведешь в чудесном месте! В деревне Верхние Углы, что располагается на окраине Темной империи. По окончании практики ты должна будешь сдать отчет лично мне! — Преподавательница не удержалась от победной улыбки.

— Это должно было меня испугать? — переспросила я, не оценив ее «мести».

Улыбка женщины стала шире.

— Деревенька самая лучшая, специально для тебя подбирала! Маленькие домики с соломенными крышами, никакой канализации и других благ цивилизации, зато очень много сельских жителей, желающих полечить черные от болезней зубы. Веселое время будет. Если будет, конечно. Помни, что без оценки по практике, которую выставлю тебе я, диплом не получишь! Да, и чтобы получить разрешение на прохождение практики, тебе надо будет попросить разрешение у самого правителя Темных земель! Не думаю, что он позволит, еще ни один студент не проходил практику на территории Темной империи.

— Это у Алекса, что ли? — Я округлила глаза, выслушав сказанное. Это она решила меня собственным мужем запугать, что ли?

— Да, у Александра, — ошарашенно уточнила Генеральша. М-да, такой удивленной я Генеральшу ни разу не видела. — Стоп, ты знаешь его величество?

— Ну, как бы да. Вы так заинтересовали меня историей Темной империи, — ехидно уточнила я, — что захотелось, так сказать, стать ее частью. А Алекс с недавних пор является моим супругом. Так что я думаю, что получить разрешение на прохождение практики будет несложно. — Я подмигнула пораженной преподавательнице. Это же надо было такому случиться, чтобы эта карга не знала, что Алекс мой муж. Тащи, мымра! Мне едва удавалось сдерживать победную улыбку, ведь ей еще отчет сдавать.

— Что ж, жду вас через месяц. Вы свободны! — Женщина демонстративно уткнулась в бумаги, а я, забрав направление, вышла за дверь.

Если встреча с Генеральшей прошла почти удачно, то, может, и второе дело пройдет без сучка без задоринки. Хотя… как-то сложно представляю, как оно может так пройти. С одной стороны, я не готова быть матерью. Может, курсы какие-то есть? Я бы сходила! А с другой, если беременности нет, то какова причина задержки? Болезнь? Вопросов было больше, чем ответов, да и те я себе не успела задать, ноги сами принесли меня к двери кабинета лекаря для студентов.

— Здравствуйте, вы ко мне? — спросила женщина, глядя на меня поверх очков, когда я заглянула в приоткрытую дверь.

— Не знаю еще… Мне к лекарю надо. — Рассматривая кабинет, я испытывала огромное желание сбежать подальше. Ну, подумаешь, не узнаю правды. Подожду, пока живот вырастет, а потом можно и мужа в известность поставить… Я даже представила себе эту картину: «Дорогой, я беременна! Через три месяца ты станешь папой!» После чего будем на пару с Кузей откачивать Алекса от столь радостного известия.

— Тогда вы по адресу. На что жалуетесь? — Лекарь встала из-за стола, отложив какие-то бумажки. Во рту пересохло, а руки вспотели от волнения.

— Кот меня беспокоит… — протянула я задумчиво, брякнув первое, что на ум пришло. — Скажите, у котов бывает ожирение?

— Девушка, какое ожирение? Какой кот? Вы пришли на прием! Жалуйтесь.

— Так я и жалуюсь, а вы меня не слушаете!

— Не морочьте мне голову! — прикрикнула на меня женщина.

— Ладно, не волнуйтесь только. — Окрик лекаря привел меня в себя. — Я вроде беременна… — покраснев, опустила глаза и покаялась.

— Хвала богам! Я уже думала, что вас к лекарю для душевнобольных надо отправлять! Раздевайтесь, — сказала женщина, вставая.

— Полностью? — переспросила я. Болела редко, поэтому к лекарю старалась обращаться только в крайнем случае. Интересно, беременность — это уже крайний случай или можно подождать?

— Нет, до середины, — попыталась пошутить врач, — верхнюю одежду снимите и садитесь сюда, на стул. Давайте руку — мне нужна капля вашей крови.

— К-крови? — От одного представления того, как бурая жидкость будет капать с моего пальца, перед глазами потемнело, а во рту появился солоноватый привкус. — Может, обойдемся?

— Как? Само пройдет? Или подождем, пока живот появится? Давайте без истерик, я не ясно сказала? — Один глаз женщины уже начал дергаться в нервном тике. М-да, ненадолго ее хватило… Интересно, а сколько в компании с Кузей она могла бы выдержать? Минуту? Две?

— Вот и все, — словно сквозь вату до меня доносился голос врача, — подержите листочек.

Пару раз моргнув, я уставилась на небольшой круглый лист, что лекарь прижимала к моему мизинцу, в другой руке она держала пробирку с чем-то красным. Меня опять замутило.

— О, как мы побледнели, — протянула женщина, несильно дернув меня за плечо, — посидите за ширмой, я сейчас проверю все.

Как бы мне ни был интересен сам процесс исследования, ведь о считывании информации с крови я только читала, но перебороть себя и выглянуть не могла. Стоило только подумать о крови, как во рту становилось солено, а живот грозило скрутить в новом рвотном порыве.

— Вы беременны. Оставлять будем? — огорошила меня лекарша.

— Кого оставлять? — шумно сглотнула я. Надежда на то, что это гормональный сбой и отравление, не оправдалась. У меня будет ребенок. У нас. С Алексом. В голове не укладывалось.

— Ребенка оставлять будем, спрашиваю? Еще не поздно — срок две недели. Есть один отвар. Пить три раза в день, и завтра уже ничего не будет, — пояснила лекарь.

— Нет, — отшатнулась я, положив руку на живот. Как не будет? Она предлагает его убить?!

— Вот и решили. Никаких нагрузок, нервных переживаний, правильное питание. Вопросы есть?

— А когда можно узнать пол ребенка?

— Приходите через месяц, все узнаете. А еще лучше найдите повитуху, которая будет следить за развитием малыша и его здоровьем. Всего хорошего. — Женщина принялась копаться в документах, давая понять, что разговор окончен.

— Спасибо, — кивнула я и вышла.

Стражники дожидались меня там, где я их оставила. О том, почему я так долго разбиралась с практикой, они не спрашивали — не положено. Все-таки хорошо быть королевой!

Я вошла в портал и через пару секунд оказалась на поляне возле замка, дождалась появления стражников и изъявила желание немного прогуляться.

— Ваше величество, это может быть опасно, — попытался возразить один из воинов, поклонившись. Эх, срубить бы ему голову за такое неповиновение… Стоп. Какое срубить? Понахваталась от Алекса всяких гадостей, а ведь парень прав — последняя прогулка ничем хорошим не закончилась.

— Территория замка тоже опасна? Можете быть свободны, я не буду отходить далеко от замка, — величественно, с нотками металла в голосе произнесла я.

Сейчас мне нужно было поразмыслить и взять себя в руки раньше, чем увижу Алекса. Необдуманные поступки могут сильно навредить нашим отношениям, что только зародились, как и новая жизнь во мне. Как воспримет он весть о наследнике? Обрадуется? Или охладеет ко мне… к нам? На душе было неспокойно. Рука невзначай погладила живот, после чего я огляделась по сторонам. Вдруг кто видел? Нет, одна. Хотя почему одна? Нас теперь двое.

Ощущение того, что теперь во мне есть частичка света, которую нужно любить и беречь, было непередаваемым. Маленький сыночек, наследник с такими же, как у Алекса, чертами лица, или девочка с такими же, как у меня, ямочками на щеках и серыми серьезными глазами мужа. Я уже любила это маленькое чудо, хотя и совершенно не была готова к его появлению на свет. Но как сказать Алексу? Если он разозлится? А если нет? А когда рассказать? За обедом?

— Дорогой, какая вкусная утка. Ты знаешь, я жду ребенка!

Да уж, тактичность не мой конек. Интересно, если купить детскую кроватку, это будет слишком в лоб? Идей было много, но ни одной подходящей.

Не придумав ничего оригинального, я решила немного подождать, у Алекса через две недели день рождения, вот и будет ему подарок. Боялась спрашивать, сколько мужу стукнет, но сюрприз, думаю, получится что надо! Главное, чтобы удар его не хватил от радости, а то откачивать придется…

В замке стояла подозрительная тишина, даже слуг прочти не было. Интересно, это свидетельство того, что у Алекса плохое настроение и все ему боятся лишний раз попадаться на глаза?

Уточнив у дворецкого, дома ли его величество, я заглянула в кабинет и спальню, Алекса не было. Странно, где он? Спустя несколько минут решила заглянуть в библиотеку, где видела его в последний раз. Алекс сидел на полу, все так же окружив себя книгами. Только книг было раза в два больше, наверное, половину шкафов опустошил.

— Алекс, ты тут надолго засел? — спросила, опустившись в кресло. Реакции не последовало, казалось, муж даже не заметил моего появления. Преодолев желание устроить скандал сию же секунду, я хлопнула пару раз в ладоши.

— А? — переспросил Алекс, обратив на меня внимание. — Ты что-то сказала?

— Алекс, я понимаю, что книги очень интересные, но, может, ты обратишь внимание на свою молодую жену?

— Элли, милая, прости, но я сейчас немного занят, — рассеянно произнес муж и вновь опустил глаза в книгу. Слишком уставшим он выглядел, чтобы высказывать еще и свое недовольство. Что могло такого случиться, чтобы Алекс занялся самообразованием? Игнорируя мое присутствие, он поманил пальцами книгу на верхней полке, и та медленно спланировала прямо в его руки. Эх, хорошо владеть воздухом… Интересно, а ребенок тоже так сможет? Не всегда дар передается от отца к сыну, наследник может родиться и вовсе без дара. Тут уж как судьбе угодно, но не это волновало меня сейчас. Ни разу не видела супруга таким увлеченным.

— Алекс, может, расскажешь мне, наконец, что случилось?! — спросила рассерженно, присев рядом на ковер, где разместился муж.

— Любимая, тебе не стоит об этом переживать, — отмахнулся он, притянув меня в себе, — я сам во всем разберусь. А на сегодня достаточно. Пошли, расскажешь мне за ужином, где ты была весь день, — наигранно весело закончил муж.

Меня-то не обманешь! Пока я собиралась возразить, Алекс осторожно взял мое лицо в свои руки и приблизился, пытливо глядя в глаза. Немного красные от беспрерывного чтения, темно-серые со светлыми всполохами, они притягивали. А лицо мужа все приближалось. Сначала он обвел кончиком языка контур моих губ и, дождавшись, когда я приоткрою рот, углубил поцелуй. Еще секунда, и мы уже не сидели, я оказалась прижатой к стене, а Алекс руками исследовал все изгибы моего тела, забрался под тунику. Еще несколько секунд удовольствия, и Александр отстранился, чем вызвал мой разочарованный стон.

— Алекс! — прошептала разочарованно, а муж лишь коротко поцеловал меня в нос и принялся поправлять одежду.

— Милая, сначала ужин, а потом десерт! Я безумно голоден! — Обольстительно улыбнувшись, он за руку вывел меня из комнаты и повел вниз, заставляя мечтать о сокращении времени ужина и приближении времени столь сладкого «десерта». Интересно, а «голоден» касалось только ужина или не только?

Узнать это мне выпало намного раньше.

— Милая, тебе налить вина? — спросил Алекс светским тоном, но его горящие глаза выдавали отнюдь не светские желания.

— Нет, спасибо, у меня от вина будет болеть голова, и ты останешься без десерта, — улыбнулась я, облизав губы. Пальцы мужа крепко обхватили бокал.

— Да, маленькая моя, без десерта остаться мне не хочется. — Алекс окинул меня столь многообещающим взглядом, что я покраснела. Это, похоже, было последней каплей, и Александр решил принять «сладкое» до самой трапезы. Хорошо хоть слуг отпустил, иначе вышел бы небольшой конфуз. Хотя почему небольшой? Зная страстную натуру мужа, могу сказать, что на него еще месяц смотрели бы с уважением! Мою веселость как ветром сдуло, стоило губам мужа завладеть моими. Даже перемещение в кровать я пропустила, лишь ощущала спиною холодную ткань простыней.

— Кажется, кто-то говорил, что в замке портал нельзя открыть, — мурлыкнула, когда все закончилось, а муж задумчиво выводил на моей руке какие-то узоры.

— Ну, должны же у старого Темного Властелина быть какие-то секреты? — В серых глазах заплясали озорные огоньки.

— Старый? Алекс, не говори глупостей! И зубы не заговаривай. — Попытку увильнуть в сторону я не оценила.

— Ладно, никаких порталов. Не зря же я воздушник, знаю несколько фокусов. Ладно, женщина, раз я оставил нас без ужина, я это исправлю.

Спустя пару минут слуги принесли стол, разместили на нем блюда с едой и, поклонившись, удалились. Оперативно!

Когда мы утолили и второй голод, я, лениво орудуя вилкой, решила расспросить Алекса про его планы на день рождения.

— Алекс, а празднование твоего дня рождения будет грандиозным? — спросила у супруга, прикидывая, когда все же лучше сообщить ему о том, что у нас в семействе грядет прибавление.

— А откосить не выйдет? — как-то немного безнадежно ответил вопросом на вопрос супруг. — Может, сбежим? — Похоже, его величество не сильно любил большие сборища.

— Милый, ты же знаешь, что я с удовольствием сбежала бы куда подальше, — я мечтательно прикрыла глаза.

— Жаль, не выйдет — советники не отстанут, пока плешь не проедят, поэтому придется проводить бал, — сказал Алекс со вздохом, констатируя факт.

— М-да, лысина тебе не пойдет, — прищурив один глаз, как бы прикидывая, сказала я, а воображение уже рисовало картину, как я любовно протираю мужу лысину тряпочкой, предварительно поплевав на нее.

— Ах, лысина не пойдет! Я тебя сейчас! — сказал Алекс и принялся меня щекотать. Я визжала и пыталась вырваться, а спустя пару минут молила о пощаде.

Насмеявшись и поужинав, мы легли в постель, и я принялась рассказывать мужу про мой поход к Генеральше. Особенно его развеселила попытка злой преподавательницы отправить меня на «верную смерть в лапы Темного Властелина».

— Она что, действительно не знала, что ты жена этого самого Темного Властелина? — хохотал супруг, забыв о проблемах.

— Ага. Генеральша думала, что я практику завалю. Но ты же дашь мне разрешение? — заискивающе заглянула в любимые глаза.

— О, чтобы его заслужить, тебе придется постараться! Что мне за него будет? — хитро прищурив один глаз, спросил муж.

— Я тебя поцелую, — сказала, улыбнувшись. Сторговавшись на десяти поцелуях, Алекс потребовал плату немедленно. Как-то плавно поцелуи переросли в процесс исполнения супружеского долга.

Сквозь сон я услышала хриплый смех любимого и слова: «После такой благодарности я даже вместо тебя отчет напишу и лично сдам!»

— Я это запомню, — прошептала в ответ, после чего мою тушку обняли покрепче. Уставшая за день, я уснула со счастливой улыбкой на лице.

ГЛАВА 28

Элли


Проснулась от какой-то тяжести на спине и обрадовалась, что Алекс сегодня никуда не ушел. Какое чудесное утро!

— Милый, доброе утро. А где мой поцелуй? — промурлыкала, дождавшись, когда муж зашевелится. Вместо ответа Алекс замер, а потом как-то странно дернулся.

— Ты еще спишь? — шепотом уточнила я.

— Ну, как бы не сплю. Но если ты настаиваешь, могу поцеловать, — пропыхтел голос из-за спины, и через секунду показалась немного ошарашенная мордочка Кузи.

— Кузя! Ты опять колбасу ел! — крикнула я коту, отодвинувшись, и попыталась подавить рвотный позыв. Не вышло, быстрее ветра понеслась в туалет, боясь не успеть. Хорошо хоть Алекса нет, а то пришлось бы либо сознаваться, либо разрешить ему обезглавить кухарку.

— Конечно, ел! Да ты вообще должна благодарить меня за то, что я перенес склад в другую комнату! — изрек кот, усевшись на моей подушке и смешно задрав нос кверху.

— Кланяюсь в ноженьки, точнее, в лапки! — сказала, отвесив шутливый поклон. — И в какую комнату? — Я уже вернулась в комнату, но подходить ближе к коту не спешила.

— Что, полакомиться решила? — подозрительно сощурился Кузя.

— Нет, что ты, Кузенька, просто прикидываю, куда мне нельзя заходить. Кстати, ты не в курсе, где Алекс? Не подглядывай! — попросила я, одеваясь. Кузя фыркнул и торжественно отвернулся, чтобы не смотреть. Сегодня мой выбор пал на платье изумрудного цвета с небольшим декольте.

— Все равно не скажу. А Алекс с утра закрылся в кабинете. Сказал не беспокоить и выгнал меня! — поспешил нажаловаться Кузя.

— Закрылся, говоришь? Отлично! — Подмигнув коту, я вышла из комнаты. Кузя старался не отставать, но даже с учетом двухдневной голодовки бег на длинные дистанции ему давался непросто.

— Элли! Кабинет в другую сторону! — стал горячиться кот, увидев, что я свернула налево.

— Кузь, я не собираюсь в кабинет, — сказав это, зашла в библиотеку. — Раз Алекс занят, у меня есть шанс узнать, что он ищет в книгах.

Фолианты, что вчера читал муж, лежали неровными горками на полу там же, где он их и оставил. Что ж, Алекс, если ты не хочешь рассказывать мне, что тебя беспокоит, тогда я сама узнаю.

Улыбнувшись своим мыслям, начала читать заглавия. Большая часть книг оказалась написана на каком-то непонятном языке, но некоторые были вполне читаемы. Присев за стол, что стоял неподалеку, я принялась рассматривать книгу легенд, которую так усердно искал муж. Нужный фолиант был открыт на странице с историей про демонов. Я помнила эту историю практически наизусть — похожая книга стояла у нас дома на полке рядом со сказками. Только сказки мне быстро наскучили и были отодвинуты в сторону, а мое внимание надолго заняли легенды и сказания.

Пора навестить муженька, теперь я знаю, какие вопросы стоит задавать! Вот только почему демоны? Их же не существует.

Хмыкнув, пошла в кабинет, зная, что, если Алекс меня не впустит, я разнесу дверь к чертовой матери! Кузя, увидев мою ухмылку, поспешил ретироваться.

Очень не люблю, когда от меня что-то скрывают, поэтому у меня теперь взрывоопасное состояние.

«Ага, а про беременность кто умалчивает?» — спросила меня совесть.

«Не умалчиваю, а готовлю сюрприз, поэтому не считается», — успокоила я себя, толкнув дверь в кабинет. Та, к моему удивлению, оказалась незапертой.

— Алекс, я все знаю! — с порога заявила мужу. На меня сразу же уставились пять пар глаз. Упс, а о том, что его величество не один, кот случайно забыл сообщить. Или не случайно? Ну, получишь ты у меня, гад пушистый, и на орехи, и на колбасу! Будешь на жесткой диете без еды неделю сидеть!

Делегация их четырех мужчин, что разместилась на диване и креслах, выглядела довольно колоритно — в белых балахонах, похожих на рясы священников, с седыми бородами, как у ректора академии, и с длинными седыми волосами. Вот уж божьи одуванчики! Если бы не взгляды. Они смотрели на меня с едва скрытым пренебрежением. Когда глядела на них, во мне зарождалось чувство неприязни: какое они имеют право так на меня смотреть? Ворвалась? И что? Это мой замок!

— Элли, у нас небольшое совещание, давай поговорим позже, — спокойным тоном сказал супруг. Он уже заметил, каково мое настроение, поэтому пытался решить проблему мирным путем. Вот только теперь мир меня не устраивал, внутри все просто кипело от злости. Ну что, нельзя было сразу все рассказать? К чему скрываться?

— Нет, дорогой, так не пойдет! — Я пересекла кабинет по диагонали и остановилась за спиной мужа. — Кстати, ты меня еще не представил милым дедушкам! — Эту фразу я практически прошептала, склонившись к уху, и «дедушки» ничего не слышали. Все же скандала не хотелось…

— Господа, познакомьтесь, это моя супруга, Эллинор Мария де Агейрос. — Алекс представил меня, пропустив мимо ушей слова про дедушек.

— Но вы же вроде на эльфийке жениться собирались? — спросил один из мужчин, а еще две начали перешептываться, чем выказали неуважение к Алексу. Ой, что-то сейчас будет…

— Собирался или нет — не ваше дело. Я женился, и вы обязаны относиться с уважением к моему выбору! — жестко сказал Александр, и все сразу же замолчали. Пока он говорил, его рука ободряюще гладила мою, лежавшую на его плече.

— Элли, мы обсудим все позже! — нарочито спокойно, с безразличием в голосе, обратился ко мне супруг.

«Ну вот, довела», — поставила диагноз, коря себя за то, что пошла на поводу у Кузьмы и у своих эмоций.

Что-то все нервные вокруг в последнее время — сначала лекарь, теперь супруг. Может, магнитные бури на них влияют? Да, обязательно. Что же еще? Не я же, в самом деле!

— Иду. — Я все же решила не нагнетать атмосферу и ретироваться и уже шла к двери, когда выискался один смельчак:

— Ваше величество, раз вы свершили столь опрометчивый поступок, женившись на этой несносной особе, то объясните девушке, что ее место в койке. Или вы не в состоянии усмирить ее?

От насмешливого голоса этого гада захотелось стать невидимой.

— Карьен, если вы сомневаетесь во мне и моем выборе, то вам не место здесь, — холодно сказал Алекс, смотря в глаза мужчине. От тона его голоса у меня по всему телу побежали мурашки. Кажется, сейчас кто-то станет ниже на голову. И это отнюдь не красивая метафора…

— Простите, сэр, этого больше не повторится, — опустив голову, практически прошептал Карьен.

— Это ваша последняя выходка подобного рода, — строго сказал супруг, после чего обратился ко мне чуть мягче: — Эллинор, тебе пора.

— Да, уже ухожу, — сказала я и вышла, пребывая в неком ступоре. Желание спорить и язвить мужу пропало совершенно. Надолго ли?

Интересно, а кто эти люди вообще, если Алекс с ними что-то обсуждает. Может, стоило прощупать магический фон, но мне в тот момент было не до того. Ноги сами принесли меня в библиотеку, где я застала Кузю. К этому моменту я уже успокоилась, и желания посадить кота на диету не было. Может, он вообще не знал, что Алекс не один?

— Кузя, что ты тут делаешь?

Кузьма лежал поперек стола и, периодически лакая сливки из неглубокой пиалы с золотой каймой, листал какую-то книгу.

— Да вот, решил немного почитать… — протянул он безразличным тоном, пытаясь незаметно запихнуть книжку куда-то подальше. Не вышло.

— А что читаешь? — Я попыталась вырвать из лап кота книгу.

— Это неинтересно! — взвизгнул Кузя, вонзив когти в мягкую кожаную обложку.

— Да я же просто посмотрю! — Не то чтобы мне было очень важно знать, о чем книга. Просто кот так рьяно ее скрывал, что любопытство разгорелось еще сильнее.

— Да нечего там смотреть! Там даже картинок нет! И вообще, не твоего ума дело! — визжал Кузьма как резаный.

— При чем тут картинки? — удивленно моргнула я, слегка ослабив хватку.

— А то ты буквы знаешь?! — прищурился кот, продолжая тянуть книжку на себя и не желая ее показывать.

Вот тут я разозлилась. В моем же собственном доме мой же собственный кот мне книжку не дает посмотреть! Один истории про демонов втихаря читает, второй книжки прячет. Что дальше будет? Алекс любовницу притащит, а Кузьма совсем на голову сядет?! В душе разгорался огонь ненависти, а физически я ощутила, как по телу пробежала дрожь, а щеки запылали. Подняв взгляд на кота, потеряла дар речи — Кузя сменил окрас с рыжего на зеленый в красную крапинку.

Проследив за моим изумленным взглядом, кот посмотрел на свои лапы и, жалобно мяукнув, отпустил книгу. Бедняга, он даже от шока дар речи потерял. Машинально прочитав заглавие «Пылкая любовь железного горца», я перевела взгляд на зелено-красного кота и расхохоталась. Смеялась я долго, пока живот не заболел.

— А ты серьезную литературу читаешь! — сказала, вытирая слезы, и опустилась в пустующее кресло, не сводя взгляда с Кузи.

— Элли! Какая литература?! Посмотри на меня! Мне же теперь во двор стыдно показаться! — причитал кот и был готов разрыдаться.

— Кузь, а действительно, что с тобой?

— Не знаааююю! — завывал кот. — Это ты виновата!

— Каким боком? — не поняла я.

— Я видел, как у тебя глаза серыми стали на секунду! А потом я сделался таким! — Он потыкал лапкой в сторону своей шкурки. — А ну верни все на место!

— Это не могла быть я, — шокированно прошептала, прикрыв глаза. Если это все действительно из-за меня, то как у меня могло такое получиться? В принципе можно поискать заклинание для такого оригинального окраса, но ведь я же ничего не говорила, а лишь злилась на кота. Элли, спокойно. Это не могла быть я. А может, мне вообще показалось? Точнее, нам с Кузьмой. Такие себе небольшие коллективные глюки.

Открыв глаза, увидела Кузю уже в нормальном окрасе.

— Элли, тебе лечиться надо! — сказал кот, вылизывая уже рыжую шкурку.

— Кузь, лучше помолчи! И никому ни слова, пока я не пойму, как у меня это все получилось.

— Ага, так я тебя и послушал! — обиженно отвернулся Кузя.

— А ведь окрас может вернуться… — протянула я.

— Вымогательница! Не любишь ты меня, пойду стресс сниму! — Вильнув хвостом, кот пошел на выход. А стресс Кузя привык снимать едой, поэтому ближайшие часа два он будет пропадать на кухне.

Что же со мной не так? А может, это ребенок? Хотя… как? Дети не могут колдовать до рождения, да и после него появляются сначала задатки к применению стихий, которые они учатся контролировать, но чтобы так… Нерожденный ребенок. Нет, быть такого не может…

Задумавшись, я пыталась припомнить, были ли в истории случаи спонтанного выброса магии, и машинально листала книгу, которую отобрала у Кузи. М-да, картинки там все-таки имелись, да еще и какие! Еще и без одежды! Надо подобную литературу на пару полок повыше передвинуть. Интересно, что подобные дамские романы делают в библиотеке Темного Властелина?


Александр


Закончив переговоры с советниками, я отправился на поиски жены. Вот же несносная женщина — так подрывать авторитет супруга! Ну, ничего, старичкам уже досталось (вспомнив, как назвала верховных магов нескольких государств моя Элли, я усмехнулся), теперь очередь жены.

День поисков информации в библиотеке не дал абсолютно никаких результатов, да и маги не сообщали ничего нового. Даже Альф ничего не нарыл, хотя и разворотил гильдию воров. Что же это творится?! А главное, отследить и предугадать следующий удар демонов невозможно, ведь их не находит ни один поисковик, а набеги несистематические. И главный вопрос, как они тут оказались, тоже оставался без ответа.

Узнав у слуг, что госпожа изволит быть в библиотеке, я направился к ней. Элли сидела в моем кресле и что-то читала. Видимо, книга была столь занимательной, что она даже не заметила моего появления. Я заглянул ей через плечо и посмотрел, что же она читает. Ого, вот это литература! А картинки! И что эта порнография делает в моей библиотеке?

— Элли, поза, описанная на этой странице, жутко неудобная, может, попробуем что-то другое? — спросил я таким проникновенным шепотом, что кожа моей малышки сразу же покрылась мурашками.

— Алекс, я не это… я не читала, это я у Кузи отобрала, — мило покраснев, принялась оправдываться супруга.

— Сделаю вид, что поверил. — Я подмигнул ей. Девушка еще больше покраснела и замолчала. Я решил перейти к интересующему меня вопросу: — Элли! Скажи мне, что это было в кабинете?

— Алекс! Не кричи! Я не хотела! — Элли вскочила.

— Ты выставила меня в очень плохом свете! Создалось впечатление, будто я потакаю девчонке! — не на шутку разозлился я. Думал, ее выходкам пришел конец, но нет.

— Они считают, что мне место в койке!

— А где твое место?! Неужели в бою?! — Я попытался не расхохотаться, вспомнив ее тщетные попытки ранить меня на тренировке.

— А хоть бы и так! — закричала Элли. Ее волосы, заплетенные в косу, растрепались, а глаза горели злым огнем.

— Да ты даже магию свою обуздать не можешь! — рыкнул я на нее.

— А как я это могу сделать?! Ты постоянно занят! А теперь еще скрываешь от меня каких-то демонов! — сказала девушка, отвернувшись. Стоп. А когда она про демонов узнала? И как?

Одного взгляда на книги, что я оставил вчера, было достаточно, чтобы понять, откуда ноги растут.

Ладно, узнала, и что? Все равно ввязывать во все это супругу я не собирался. Нечего ей лезть на рожон!

Тогда отчего у меня такое ощущение, что она меня не послушается?


Элли


Я все высказала и обиженно отвернулась. Ну вот, поссорились…

— Ах, я постоянно занят?! Превосходно! Жду через полчаса в зале для тренировок! Условия прежние! И чтобы ни слова про демонов! Не лезь в это! — зло бросил Алекс и вышел, а я так и осталась стоять посреди библиотеки, пытаясь осознать, что это было. Сказать, что Алекс зол, — это ничего не сказать. Разоблачила на свою голову…

Что там лекарь говорила? Не нервничать и не перенапрягаться? Кажется, Алекс решил мне все условия предоставить. Пришлось быстро переодеться в удобные штаны и серую удлиненную рубашку, Александра лучше не злить лишний раз.

В положенное время я была в зале. Пытаясь не перенапрягаться, вяло отбивала удары, чем злила супруга еще больше.

— Да что ты такая сонная сегодня! — прикрикнул Алекс. Он сегодня не с той ноги встал?

Ну подумаешь, сорвала я ему совещание! Так надо было меня предупредить, что ему мешать нельзя.

Ну подумаешь, он через Кузю передал! Так я, может, Кузю не видела еще.

Ну подумаешь, выведала про демонов! Так надо было самому обо всем рассказать.

В общем, не было еще ситуации, из которой я бы не выкрутилась.

— Алекс, еще один крик, и будешь тренироваться сам! — предупредила я, опустив меч. Из-за перерыва в тренировках усталость ощущалась немного больше, чем это было раньше.

— Элли! Что ты как маленькая?! Мало того что ведешь себя как ребенок, так еще и тренироваться отказываешься! Хотя сама утверждала, что я постоянно занят! Так вот, я здесь и тренируюсь с тобой! — продолжал срывать на мне злость муж. Интересно, меня надолго хватит? Один гиппопотам, второй…

— Я не отказываюсь! — возмутилась я, отбивая удар за ударом. — Просто к тебе опасно сейчас подходить! Ты убьешь и не заметишь, а потом цветочки на могилку будешь носить. Учти, я люблю белые ирисы!

— Какие ирисы?! Я совершенно спокоен! — Алекс замахнулся мечом так, что едва не задел мое плечо, и только мгновенная реакция позволила сохранить шкурку.

— Алекс, ты больной! — крикнула я ему, присев, чтобы перевести дух. Напросилась на тренировку, называется. Лучше бы молчала в тряпочку, так нет, потренироваться захотелось! Идиотка! Подняв голову, я уставилась на мужа — его черные волосы приобрели зеленый цвет. Еще секунда, и на них вырисовались красные крапинки. Увидь я это при других обстоятельствах, расхохоталась бы, но не сейчас.

— Успокойся, тогда продолжим! — Отшвырнув меч, я встала и отошла к окну, злая как черт. Нет, как сто голодных чертей.

Было слышно, что муж последовал моему примеру и положил меч. Тихие шаги, и его руки обняли меня сзади.

— Элли, прости, я перегнул палку, — выдохнув, сказал супруг и уткнулся носом мне в голову. Да уж, накололи мы дров вместо того, чтобы поговорить и все обсудить.

Повернувшись в кольце его рук, я утонула в теплых серых глазах, видно было, что Алекс действительно сожалел.

— Конечно, перегнул, — хихикнула я, вновь посмотрев на его волосы. Зеленый цвет так интересно смотрелся рядом с красивым лицом мужа.

— Что тут смешного? — удивленно спросил закипающий Алекс.

— Это нервное, — оправдалась я, спрятав лицо на груди мужа. Он обнял меня, прижал к себе, а я начала постепенно успокаиваться. Эти гормоны сделают из меня бешеную истеричку!

Когда желание расчленить первого, кто появится на моем пути, пропало, я вновь посмотрела на супруга: его волосы пришли в норму.

А жаль! Я уже почти привыкла. Они Алексу так подходили под цвет глаз! Подавив смешок, предложила попрактиковаться в магии, что Алекс воспринял с радостью, приказав слугам повесить мишень. К слову, мишень была метр на метр размером и сделана из специального огнеупорного материала, что позволяло тренироваться без плачевных последствий. Я-то себя знаю — дайте мне волю, я ползамка разнесу. Особенно в теперешнем состоянии.

Призвав стихию огня, создала небольшой фаербол и метнула в мишень — обошлось без сюрпризов, огненный шар попал прямо в цель. Алекс даже одобрительно кивнул, а я едва не запрыгала от радости — не часто от мужа можно услышать похвалу, даже такую.

Рано расслабляться! Новый фаербол был такой же по размеру, но какие-то оранжевые сгустки в нем мне не понравились. И не зря — стоило метнуть его в мишень, как фаербол увеличился в объеме. Секунда, и небольшой взрыв разнес мишень и полстены. Это все я?!

— Ой, — только и могла сказать, пока Алекс шокированно таращился на мишень, остатки стены и догоревшую кровать в одной из комнат для гостей.

Муж уже собирался привычным жестом потушить огонь, когда я жестом остановила его:

— Алекс, можно я попробую?

— Ладно, хуже уже не будет! Давай! — Супруг безразлично махнул рукой, дав мне свободу действий.

Сосредоточившись, прикрыла глаза и сделала так, как писали в книжке по управлению стихией: нарисовала в воздухе руну для создания небольшого целенаправленного потока воды.

— Элли! — Окрик Алекса прервал меня. — Как можно умудриться испортить такое простое действие!

Не скажу, что я была согласна с доводами супруга — ведь огонь все-таки потушила. Ну, подумаешь, вместо небольшого потока воды на тренировочный зал обрушился дождь. Скорее даже не дождь, а ливень…

— Элли! Верни все назад!

— Алекс, ну ведь тебе надо было остудиться? Вот и получил. Не кипятись ты так! Высуши, и все!

— Я пробовал! Не получилось! — рыкнул он зло. Конечно, это же надо — какая-то девушка сильнее великого Темного Властелина.

— Что, по щелчку пальцев не вышло?! А заклинанием? — прищурилась я.

Алекс решил прислушаться и нарисовал руну в воздухе — дождь прекратился, а одежда высохла.

— Элли, как? У тебя же были слабые задатки? — шокированно спросил муж.

— Да нет, это я немного больше силы вложила, чем надо, — пожала плечами, а мысленно добавила: «Если бы я только знала как…»

— Ну ладно, ты следующий раз будь осторожней. Пошли обедать! — весело подмигнул мне супруг.

Все-таки мужики — интересный народ! Ворчит, ворчит, а потом про еду вспомнит и сияет, как ясное солнышко.

Остаток дня прошел без проблем: даже за обедом я вела себя на удивление смирно, думая о своем, о женском, а точнее, о зеленом коте в красную крапинку. Что же со мной творится?

Вечером, лежа в объятиях любимого, я подумала, что в связи с беременностью Алекс еще не скоро отпустит меня к отцу, поэтому нужно ковать железо, пока горячо, а именно, пока муж не в курсе новостей о прибавлении в семействе.

— Алекс, мне надо отца проведать, — сказала мужу.

— Когда? — странно напрягшись, спросил он.

— Я его уже давно не видела… — протянула задумчиво. — Может, завтра на недельку съезжу, точнее, телепортируюсь?

— Сейчас неспокойно как-то. Может, отложишь?

— Нет, я его давно не видела. Да и ненадолго я, ты даже соскучиться не успеешь!

— Ты одна поедешь? — все еще напряженно спросил супруг.

— Да. Ты все равно постоянно где-то пропадаешь, а я хоть немного развлекусь, — улыбнувшись, поцеловала мужа и уснула. Слишком уж насыщенный выдался день.

ГЛАВА 29

Элли


— Элли! Я не поеду туда! Меня эта мымра мышей заставляет ловить! — визжал кот на всю комнату и изображал умирающего, пока я собирала вещи. Алекс отлучился «по делам» еще час назад, а я осталась слушать истерику Кузи. Знаю я его дела! Просто нашел отличный повод смыться!

— Да не станет она тебя заставлять! Ты ей на глаза не показывайся, и все будет хорошо. Или есть еще какая-то причина, по которой ты не хочешь ехать? — прищурилась я, упаковывая в небольшой чемодан несколько платьев, ведь планировала задержаться там на неделю.

Кузя не переносил мою мачеху. Они невзлюбили друг друга прямо с первой встречи: Кассандра наступила на хвост коту, а тот в ответ цапнул ее за ногу. С тех пор Кузя пытался держаться подальше от «этой злобной женщины».

— С чего ты взяла? — отмахнулся лапкой кот и начал самозабвенно изучать потолок, будто там какие-то узоры были нарисованы.

— Давай уже! Колись! Я тебя тогда здесь оставлю, — сказала заискивающе, погладив мохнатую шерстку.

— Какое же из двух зол выбрать… Алекс все-таки роднее… — протянул Кузя, почти сдавшись. С Алексом у них был нейтралитет — кот не трогал Алекса, Алекс не замечал троглодита. Какая идиллия!

— Рассказывай уже!

— Да есть там одна кошечка… Эм… Матильда… Я от нее прошлый раз еле убежал! Она почему-то решила, что я в нее влюблен. А тут еще март, зов природы… — мурлыкая, закончил кот, млеющий от поглаживаний за ушком.

— Ты что, боишься? — рассмеявшись, спросила я.

— Нет, конечно! Просто стараюсь избежать случайной встречи… — сказал этот дипломат и нахохлился, словно воробей.

— Ладно, сама съезжу. Только слушайся Алекса!

Положив поверх платьев несколько книг, что стащила из библиотеки, я присела на дорожку. Надеюсь, Алекс не заметит пропажи, а я, может быть, что-нибудь узнаю про этих демонов. Пора начинать собственное расследование, хоть муж и расслабился, надеясь, что я успокоилась.

— Постараюсь! — вздохнув, сказал пушистик и полез обниматься, все-таки долго не увидимся.

Алекс через полчаса отодрал от меня рыдающего Кузьму, подхватил чемодан и повел в сторону уже знакомой полянки.

— Элли, может, ты не поедешь? — спросил муж, обняв меня.

— А может, ты со мной поедешь? — предложила, уткнувшись в грудь Алекса. Уже и желание ехать куда-то пропало, ведь я буду скучать по своему личному тирану.

— Я бы с радостью, но как-нибудь в другой раз. Элли, поосторожнее, — заглянув мне в глаза, серьезно сказал муж.

— Демоны? — спросила я.

— Элли! — предостерегающе рыкнул Алекс.

— Просто скажи, да или нет, и я буду предельно осторожна, — поспешила заверить мужа. Естественно, мне придется соблюдать осторожность, ведь надо заботиться не только о себе. А вот не совать нос в твои дела, дорогой, я не обещаю.

— Да. Может, все же не поедешь? Это слишком опасно, — сказал супруг. Ага, милый, просто ты не признаешься себе в том, что будешь скучать.

— Алекс, а когда же ехать? Нет уж! Решено, еду! — сказала я, выдержав серьезный взгляд мужа. Вдоволь нацеловавшись, пообещала вернуться через неделю и зашла в телепорт. Ну что может случиться, у меня ведь даже браслет есть на всякий случай.

Глубокий вдох, и воздух наполнил легкие, а запах цветущих деревьев стал дурманить голову. Небольшой сад, старая пустующая конюшня вдали. Дом. Родной дом.

Стоило мне прикрыть глаза, и воображение наполнили картинки прошлого. Вот я вновь маленькая девочка, идущая по извилистой тропинке. Отец говорит, чтобы я была осторожной, но кто слушается родителей, когда впереди разноцветными крыльями машет такая красивая бабочка? А зря — нога цепляется за булыжник, и я в слезах бегу демонстрировать папе разбитую коленку. Мне не больше пяти — отец сажает меня на колени и обрабатывает рану раствором, угощая при этом вкусной конфетой.

А вот эту картину сменяет другое воспоминание: я помогаю Марфе готовить персиковый пирог. Марфа, моя любимая нянечка, служит у нас давно, она стала для меня родным человеком. Скоро должен вернуться со службы из города отец, а мы не успеваем. Мачеха, не сдержавшись, кричит, ругая нас за нерасторопность, но это пустяки. Главное, чтобы не нажаловалась отцу, что вместо того, чтобы сидеть за скучными учебниками по математике, я полдня рассматривала картинки в книге с легендами.

Медленно пошла по тропинке, улыбаясь самой себе, ощущая ностальгию по ушедшим дням, когда я забиралась вечером отцу на колени, чтобы послушать какие-то истории. А мачеха тогда все же нажаловалась, еще и приврала, что я ничего не помогала ей делать по дому, на что отец улыбнулся и сказал: «Детство ведь у всех одно — пусть ребенок веселится».

Меня Кассандра невзлюбила с первого дня. За что, спрашивается? Я же никогда плохого слова ей не сказала! Хорошо хоть при отце она не рисковала выступать в открытую, действовала исподтишка, пытаясь показать меня в черном цвете.

Большую деревянную дверь я открыла своим ключом. Дверь тихо скрипнула и поддалась.

Интересно, где отец? Сейчас, наверное, он, как всегда, сидит в гостиной и читает книгу. Устрою ему сюрприз!

Так и есть — дубовая дверь оказалась немного приоткрыта, а отец сидел в любимом кресле у камина, читая книгу. Такой же, как и тогда, когда я видела его в последний раз, — высокий брюнет с проседью в коротких кудрях. Немного дальше устроилась мачеха — довольно симпатичная женщина с русыми волосами, уложенными в изящную высокую прическу. Черты лица немного резковаты для того, чтобы назвать ее красивой. От одного взгляда на эту женщину меня бросило в холодный пот.

— Элли! Ты приехала! — с порога комнаты мне навстречу бросился отец. Светлая грусть по мужу благополучно улетучилась, уступив место радости от встречи со вторым самым важным мужчиной в моей жизни — отцом.

— Папочка! Как я соскучилась! — Я расцеловала отца в обе щеки, краем глаза отметив, как скривилось в презрительной усмешке лицо мачехи. Веселая поджидает неделька… если я раньше не сбегу.

Папа немного поправился, а вокруг глаз появилась еще парочка морщин, ведь люди живут намного меньше магов — лет сто. Но все же для своих пятидесяти он выглядел хорошо, а недавнее недомогание не оставило и следа. Цветущий вид отца говорил о том, что мачеха, невзирая на «любовь» к моей скромной персоне, заботилась о нем.

«Им хорошо вместе, а у меня теперь есть своя семья…» — с долей грусти отметила я.

Вечером мы собрались у камина, я рассказывала про учебу и любимых преподавателей, а отец жаловался на увеличение налогов. Про замужество решила пока умолчать — создала небольшой морок, чтобы скрыть обручальное кольцо. В семье, кроме меня, магией никто не владел, можно было не волноваться, что иллюзию обнаружат. Мачеха делала вид, что вяжет, а сама прислушивалась к разговору, чтобы иметь возможность уколоть меня побольнее, если будет случай. А в том, что он будет, я почему-то не сомневалась.

— А где Кузенька? Что-то я не вижу этого рыжего негодника среди твоих вещей? Не помер ли случайно? Хотя рыжего воротника я тоже не вижу, — оскалившись, спросила мачеха, влезая в разговор.

— Кузеньку с подружкой своей оставила (ага, знал бы Алекс, что я его подружкой окрестила!), — ослепительно улыбнувшись в ответ, сказала я. — А про воротник и не мечтайте — он мой друг.

— Он толстый тупой кот, а не друг! — взбешенно отрезала мачеха. Кузя, наверное, мягким местом чувствовал, что сюда ему ехать нельзя. Эта змеюка отраву подсыплет и глазом не моргнет, а потом еще и всю вину на меня свалит, чтобы остаться чистенькой.

— Кассандра! Прекрати! Жаль, что Кузьму не взяла — прошлый раз мы с ним так мило обсуждали сорта колбасы. Я думал, он мне еще что-то полезное посоветует, — протянул отец, пытаясь отвести разговор от опасной темы.

— Пап, а где Марфа? — спросила, когда мачеха самолично притащила чайный сервиз и свежий пирог. С чего это она такая добрая? Может, в мою чашку плюнуть успела? Решив, что лучше обойтись без ужина, я поблагодарила ее, но чай пить не стала.

— У нее выходной, — ответил отец, нарезая пирог.

— Эта клуша куда-то на свадьбу уехала — ее племянница замуж выскочила, — прокомментировала фразу отца мачеха.

— Какая племянница? Эрин? — встрепенулась я. В детстве мы с Эрин часто играли вместе, но когда выросли, наши тропы разошлись, оставив мне лишь теплые воспоминания.

— Ага, отхватила себе какого-то богатенького старичка. Вот откинет муж копыта, и будет Эрин жить на широкую ногу, — поджала губы Кассандра. Она, по всей видимости, тоже мечтала выдать меня замуж, отыскав выгодную партию.

— Касси, о чем ты? Он всего на три года старше меня, — хмыкнул отец.

— Зато ты красавец, а он выглядит как старый пень, — впервые за вечер женщина открыто улыбнулась. — А куда ты на практику пойдешь? — спросила они меня, а улыбка сменилась на снисходительно-приторную.

Я хотела как-то увильнуть от этой темы, но, увидев, как отец заинтересованно поднял на меня глаза, решила рассказать и мягко подобраться к личности Алекса. Все-таки интересно, что отец с мачехой думают про моего супруга, а если все пройдет хорошо, то можно и про замужество рассказать.

— Недавно получила направление на прохождение практики в одну деревеньку на окраине Темной империи. Теперь еще надо у Темного Властелина разрешение взять, — притворно вздохнула я.

— Элли, милая, думаю, он справедливый правитель и не будет тебе препятствовать, — сказал отец, ободряюще положив руку на мое плечо, а я ему благодарно улыбнулась. Папа всегда находил нужные слова, чтобы поддержать меня в сложный момент.

— Тут слух пошел, что Темный Властелин женился… — протянула мачеха, вновь влезая в разговор.

— Да? Не слышала, у нас в академии такие слухи не ходят, — сказала, безразлично пожав плечами.

— Говорят, что захомутала его какая-то девица, склочная особа. Мало того что характер никчемный, так она еще и страшная. Что он в ней нашел? Правда, говорят, что магический дар у нее большой, на то и позарился. Он надеется, что дети сильные будут.

— Если выбрал, значит, так судьбе угодно было, — сказал отец, — он дальновидный правитель.

— Ой, насмешил меня! — рассмеялась Кассандра. — У него же только рожа страшная, а так, наверное, старец старцем, раз ради наследников на такой уродке женился. Он ее даже из замка не выпускает, чтобы народ не пугать, — рассмеялась мачеха, а я всеми силами старалась сдержать бешенство. Мало того что она меня только что уродиной обозвала, так еще и Алекса с древним старичком сравнила! Знала бы, что этот «старичок» по ночам вытворяет, сошла бы с ума от зависти. Вот же гадина! Интересно, а как она оправдываться будет, когда узнает, что та страшная склочная особа — это я? Да уж, лестная характеристика…

Хорошее настроение ко мне вернулось, и остаток вечера я рассказывала отцу смешные истории про Генеральшу, а в удобный момент спросила у мачехи, не родственники ли они с этой «милой» дамой. Хотя все они родственники, представители оного подвида — змеиные.

Тепло поцеловав отца в щеку и пожелав спокойной ночи, я стащила несколько книг из библиотеки и пошла в свою комнату, где и провела остаток ночи за чтением. Вот уж не думала, что без Алекса будет так сложно уснуть. Рука сама дотронулась до браслета, нежно погладила его. Интересно, он тоже скучает без меня? Соблазн сорвать один из цветков был велик, но я отдернула руку. Нечего раскисать, нужно узнать что-то полезное про этих демонов. Раз Алекс забеспокоился, вряд ли это просто так!

Спустя три часа мой энтузиазм иссяк, глаза слипались от усталости. Что там говорила лекарь? Не перенапрягаться? Наверное, пора прислушаться.

Ничего нового я не узнала — демоны казались непобедимыми, а значит, дела наши хуже некуда. Но если учесть, что легенды основаны на правде, то как-то же их удалось изгнать! Значит, есть способ! Но где рецепт зелья? Заклинание? Хоть что-то!

По легенде выходило, что появился великий маг, который смог изгнать нечисть. А вот как, непонятно…

Перелистав последнюю книгу, я нашла в ней упоминание о мужчине, который спас златовласую девушку от демона. Звали ее Аурелика — редкое имя для нашего мира, но я его где-то слышала. Эх, не зря Кузя говорит, что у меня память дырявая… Опять же встает вопрос, как мужчина это сделал? Сам рассказ показался мне слишком нереальным, но все же упоминание про Аурелику я решила поискать у Алекса, вдруг она действительно существовала, а у мужа должны были сохраниться старинные летописи.

Утром меня разбудили крики мачехи. А я еще думала, что обливание водой — худший вариант. Да ее противный визгливый голос действовал на меня лучше холодного душа. Быстро одевшись, слушала, как она что-то высказывала Марфе. Не заступиться за любимую нянечку я не могла, поэтому поспешила на кухню, откуда и доносились голоса.

— Марфа, поторапливайся, тупая курица! Тебе еще на рынок идти! — визжала мачеха на бедную женщину.

— Но, госпожа, я тогда не успею приготовить завтрак! — пыталась образумить ее экономка.

Пора было вмешаться, пока мачеха не опустилась до еще больших оскорблений.

— Марфа, я могу сходить на рынок! Мне не сложно. — Я вошла на кухню, ободряюще улыбнулась любимой няне. Марфа нисколечко не изменилась — невысокая, с округлыми формами, такая себе пышечка-хохотушка, она уже много лет не менялась. Экономка была примерно одного возраста с моим отцом, и в детстве я часто представляла, что это она — жена папы, а не мачеха. Замечательная пара вышла бы, но отец любил мачеху, а я не хотела мешать его счастью.

— Элли! Я так рада тебя видеть! — Обрадованная Марфа поспешила меня обнять. Мачеха на эту сцену предпочла не смотреть, поэтому, фыркнув, удалилась.

— Марфа! Я так по тебе соскучилась! — Обняв женщину, я рассказала ей про замужество и беременность, предварительно проговорив заклинание тишины — чтобы никто не всунул свой длинный любопытный нос.

Марфа очень обрадовалась моему приезду и поздравила с грядущим прибавлением, после чего я сходила на рынок, вновь ощутив себя обычной девушкой, а не Темной Властительницей, которая должна соответствовать каким-то стандартам.

Помогая Марфе по хозяйству, слушала ее рассказы о каких-то бытовых проблемах и осознавала одну простую вещь — я дома.

Еще два дня прошли без приключений. С мачехой мы редко пересекались, а вечера я проводила за чтением книги о беременности. В одном из разделов книги, которую прихватила из замка, удалось вычитать, что малыши полностью чувствуют все эмоции мамы и могут передавать свои.

Интересно, это ребенок свои эмоции таким оригинальным способом передает, окрашивая всех в зеленые с красной крапинкой цвета?

Тошнить каждое утро меня не перестало, но благодаря кое-каким магическим фокусам никто этого не заметил, а не пойман — не вор.

— Пап, а ты еще играешь в бридж с мистером Коулом? — спросила я за ужином, который проходил в дружеской атмосфере, если так можно назвать полное игнорирование мачехой меня. До моего отъезда оставалось три дня, но с каждым днем я все больше скучала по супругу, подумывая над сокращением времени пребывания в родных пенатах. Останавливало меня одно — когда Алекс узнает о беременности, точно к отцу не отпустит.

— Да, каждую среду, а этот старый хрыч продолжает мухлевать, — пожаловался папа, хотя по смешинкам в зеленых глазах можно было понять, что мухлюет не только мистер Коул.

Посмеявшись, я наколола на вилку небольшой кусочек воздушной творожной запеканки, отправила в рот и, только проглотив, осознала свою ошибку — тошнота накатила неожиданно, организм отторгал съеденное. Позеленев, я схватила салфетку и бросилась в уборную. Отец проводил меня встревоженным взглядом, решил, что я отравилась, а вот мачеха побежала следом.

Когда желудок опустел, я почувствовала себя почти хорошо — во всяком случае, желания вновь склониться в рвотном позыве не было. Умывшись, посмотрела на свое бледное лицо и вышла, столкнувшись нос к носу с Кассандрой.

— Отравилась, деточка? — с притворным участием спросила она, ухмыльнувшись.

— Да, что-то несвежее съела, — отмахнулась и направилась в свою комнату, так как хотела остаться одна. Требовалось немного полежать и передохнуть.

— И давно ты несвежее съела? — прищурилась мачеха, идя за мной следом.

— Утром, наверное.

— А на соленое тебя не тянет? И что это за книга? — Мачеха вытащила из стопки книг, что лежали на кровати, именно ту, которая была о беременности. Ну вот, свинья везде грязь найдет!

— Не тянет, а книга не ваше дело! — разозлилась я. Реакции организма долго ждать не потребовалось, шевелюра мачехи стала зеленой в красный горошек. Колоритно!

— Как это не мое?! Ты незамужняя, а в подоле принесешь, что делать будем?! Это же какой позор на наши головы! Отец такого не переживет! — визжала она, бегая по комнате.

— Успокойтесь! Замужем я! — крикнула и ткнула ей под нос руку с кольцом. Все, фарс закончен. И так все слишком затянулось.

— Ты еще врать смеешь! Это ты магией своей прок