КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395516 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167105
Пользователей - 89878
Загрузка...

Впечатления

Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Сквозь Жизни (СИ) (fb2)

- Сквозь Жизни (СИ) 781 Кб, 218с. (скачать fb2) - Евгения Валерьевна Воронюк

Настройки текста:



Annotation

Разделенные душами, и обрядами, временами и жизнями они встретились вновь. Сможет ли Рияна выбрать между душой и сердцем? Между отцом и мужем? Даруют ли Боги вечность двум душам, ищущим покой?



Даже Боги не властны над судьбой.


«Сквозь жизни»

1 Глава. Рияна


— Цветана Златодаровна, имейте совесть! — ну как можно быть так не прилично красивой! Цвета была той уникальной личностью, которой шло абсолютно все! И на фразу «подлецу все к лицу» она отвечала «завидуйте молча». Как и положено ведьмам, на выпускном балу, она была в черном длинном платье. Сплетенное из тончайшего черного кружева, с легким черным сверканием, оно было как вторая кожа, с расширяющейся к низу юбкой. И даже горловина стоечкой не делала его менее будоражащим. Лично мне показалось, что как раз именно она, а не глубокое декольте, как у многих, придавала платью ту самую вожделенную всеми призывность. Длинные светлые волосы, как будто небрежно собранные в изумительную прическу, с несколькими заколками. И только один перстень. Из белого золота с огромным черным бриллиантом.

— Нравится? — и она покрутилась передо мной как перед зеркалом, от чего пряди не попавшие под заколку поднялись светлой вуалью.

— Еще спрашиваешь?! — и с глубоким вздохом я аккуратно повернулась к зеркалу. Оттуда на меня посмотрела невысокая девушка и очень внимательно оценила мой наряд. Так же длинное черное платье, только из тяжелого шелка, с легким янтарным мерцанием, было пошито точно по фигуре, оно струилось и сверкало, когда я двигалась. Открытые плечи, обтягивающий лиф, слегка расширяющаяся от колен к низу юбка. Тяжелый шелк делал его низ живым, оно струилось вниз, тянулось к полу как будто водопад, желая растечься у моих ног. На шее было фамильное украшение золотые жемчужины на черном золоте и перстень им под стать. Я никогда не любила свои волосы. И не светлые, и не темные. Вроде как русые но с шоколадным переливом. Цвете нравились, но мне кажется, что она это из жалости ко мне говорила. Подсобница уложила их в красивую прическу, ракушку, закрепив несколькими золотыми жемчужинами. В принципе я себе нравилась, элегантно, но не вызывающе, красиво и не броско. Цвета подошла ко мне, критически оглядывая.

— Ри, я думаю, нужно добавить шоколада.

— Куда? — она смотрела на мое отражение в зеркале, слегка прищурившись.

— В волосы.

— В смысле?

И она дунула мне на макушку, мои волосы как будто изнутри засияли темным шоколадом.

— Вау — только и сказала я. Это было превосходно. Прическа заискрилась изнутри, наполненная неясным шоколадным светом. — Спасибо.

И мы отправились в Зал, где все уже собрались. Это надо же, и не думала, что в нашем родном главном зале можно такое устроить! Бал по всем ведьмовским правилам, и свечи, и черные платья! Везде цветы: и в вазах и на перилах! Розы, конечно же, красные, а как же, и среди всего этого великолепия стоят просто с ног сшибательные вампиры, необыкновенно симпатичные эльфы, о демонах вообще молчу — на них одного взгляда достаточно чтоб инстинкт размножения проснулся, и все как на подбор — верхушка одним словом.

В общем, смотрю я на все это безобразие соблазнительное и впервые очень испугалась, что в подсобники отправят. Нет с оценками у меня все нормально, и у преподавателей на хорошем счету, но вот с проверкой Архимага, только этому самому Архимагу и понятно. На Академию я и не рассчитывала это для избранных, но на место в Высшей Школе очень и очень. А ведь могут в подсобники, и все, не будет даже шанса во всем этом так сказать поучаствовать…. Значит стоим мы себе в центре зала, ждем, когда уже Главный появится, жизнь нашу определять будет.

Мы с Цветиком подплыли к стоящим в центре выпускникам, дополнив ряд ведьмочек.

Цвета в отличие от меня не крутила головой рассматривая красоту, а внимательно всматривалась куда-то, пока мы шли через зал. Она даже несколько раз повернулась.

— Ри! Посмотри! — и глазом так в сторону прикольно сделала.

— Куда?! — быстренько посмотрела через плечо, делая вид, что платье поправляю. Ничего из ряда, вон выходящего, обнаружить не смогла.

— Да оглянись же ты! — никак не уймется.

— Цвет, тебе то понятно боятся нечего, а вот мне в подсобники никак не хочется!

Цвета, моя лучшая подруга, практически сестра, сейчас, стоя в линейке выпускников Первой Школы Магических Искусств, пытается отправить меня в подсобники!

— Ри! Там он!

— Кто? — и сердце на всякий случай дрогнуло, мало ли. Мои мотыляния головой ни к чему не привели. Ладно, потом рассмотрим.

Цвета хотела еще что-то выдать, но тут в разговор вмешалась Евдокия, вернее взгляд моей подруги переключился с моего мотыляния головой на ее.

— Евдокия, перестань головой вертеть, а то отвалится! — шикнула Цвета. Евдочка долго планировала сегодняшний вечер, все намереваясь ухажера найти, а тут такое количество представителей пола противоположного, и все как на подбор. У меня у самой голова кругом пошла.

— Цвета, посмотри на эльфа, который у окна стоит, — Евда не сдавалась.

— Евда… — перешла на полу-рык.

— Да он с тебя глаз не сводит!

— Дамы, — Катарина вмешалась, — перестаньте позорить звание ведьмы! — вот ведь выскочка.

— Кати, заткнись, — Это уже я, Сабрияна Терх Ан Родегорн.

Цвета продолжала шептаться, а я наконец получила возможность полноценно опешить, от всего происходящего.

Сегодня ведь важный день в жизни каждого из нас, только сейчас до меня дошло, насколько он важен. Вся жизнь ведь решается. Как и положено каждому выпускнику мы прошли проверку у Архимага, и вот, по результатам этой проверки нас распределяют в дальнейшие вузы. Тут все просто, чем больше потомственности в ауре, тем большей силой обладаешь. Именно по результатам известным только тому самому Архимагу нас распределяли, кого в Академию, кого в Высшую Школу Магии ну а не очень способных и очень невезучих сразу в подсобники. Если в первых двух вариантах имелся шанс на так сказать карьерный рост, то подсобники это навсегда, ох!

В эту ночь все решится… Страшновато….

Поймала себя на том, что платье в очередной раз одергиваю, нервничаю я, а как тут иначе? Куда не глянь везде противоположный пол, молодой, красивый и такой, ну такой, в общем ах! А тут платье мне не нравится, и на голове что попало, и вообще нервничаю я.

Чувствую, как Цветана опять дергает за руку.

— Цветик перестань, если засекут, то точно в подсобники отправят, — шепчу я и глаза на нее кошу, злобно так пытаюсь, с прищуром, нет, ну не унимается, — Цветана, — уже угрожающе, и почти рычу.

— Да посмотри же ты! — и чуть ли не пальцем указала куда именно

Посмотрела в указанном направлении, офигела, отвернулась. Постояла, подумала «быть не может», опять повернулась, посмотрела — «может». Нет, ну вот не так я себе это представляла, ну очень не так! А там посреди розочек весь в черном стоит тот самый демон и мило так мне подмигивает. Теперь точно лисий хвост, а не Академия Магии! Обидно блин.

Расстроиться или испугаться я как следует так и не успела, перед нами появилось облако, все замолчали, оно увеличивалось и в то же время становилось прозрачнее, за считаные секунды туман от облака распространился на весь зал и пред наши ясные очи стал сам Главный выражаясь правильным языком Великий Магистр.

Дальше все по протоколу: очень синхронно все и совсем не впопад, от переизбытка эмоций я, короче книксен удался. Потом были аплодисменты, потом улыбка Главного та, которая спасибо на сегодня лести достаточно, а потом тишина, ладно вру, мне так страшно стало, что… ну икнула я с перепуга, ну подумаешь…

— Здравствуйте дорогие мои. Сегодня очень важный день в жизни нашего Мира. Это наитемнейшая ночь года, в которую эти юные и весьма одарённые особы выходят… так сказать… в жизнь. И я признателен Вам дражайшие Магистры, что именно меня выбрали для выдачи дипломов. И так, начнем:

— Первыми «путевку в жизнь» сегодня получают Эльфы…

В общем, долго, нудно и так далее по еще трем факультетам: магам, некромантам и дриадам.

— Ну и наконец, незаменимая опора, и поддержка существования каждой страны Изначального Мира, Ведьмы:

— Катарина Ильинишна Волрская — поздравляю, Вы определены в Высшую школу магии.

Катарина, милое дитя с очень не милым нутром, вышла вперед, поклонилась и взяла, любезно протянутые Главным, диплом и самый главный атрибут — свою первую личную метлу. Еще раз поклон и вот она уже принимает поздравления родных и близких.

— Милава Квитанивна Зух, поздравляю, Вас ждет великое будущее в Академии Магии.

Под общие аплодисменты, из нашего стана выплывает Милавушка, гордость нашего потока чтоб ее василиск чмокнул, самая лучшая ведьма школы ну, в общем, и так далее, и тому подобное, не любовь у нас с ней в общем, с детства.

Ритуал тот же: диплом, метла, аплодисменты, чмоки от родителей. И так еще пятнадцать раз и тут:

— Цветана Златодаровна Кресс

Моя лучшая подруга!

— Не боись, — шепчу ей!

— Цветана, поздравляю, Вас ждет Академия Магии.

Родители в шоке, я тоже. Ну, надо же Цветик, вот это да!

— Сабрияна Терх Ан Родегорн, — знаю, знаю, у меня папа вампир, пока фамилию и имя назовешь язык сломать можно, — поздравляю — таким елейным голосом сказал Главный, что я уже в подсобники собралась, — За годы обучения в Первой Школе Магии у Вас были и взлеты и падения, — Да что ж текста столько то! Ну, с другой стороны хоть не сразу в подсобники, уже хорошо, — но смею Вас заверить, из Вас выйдет замечательная Ведьма, Вы весьма и весьма одаренный адепт, и потому рад Вам сообщить, что для Вас распахнуты двери в Академии Магии!

Принимаю из рук Главного ведьмовские атрибуты, и под аплодисменты направляюсь к родне. Быть не может. Приятно конечно, и папа, вон какой гордый стоит, но, я то себя знаю, ну не тяну я на Академию, на Высшую Школу может и да, но на Академию точно нет.

— Рияночка, солнышко, — мама плачет от радости, — я тобой так горжусь, была б жива бабушка и Орфина, они бы очень и очень тобой гордились, умничка.

— Ри, — папа как всегда не многословен, — так держать.

Дальше еще минут тридцать обязательной программы ну и:

— Объявляю бал открытым! — Важно сообщил Главный и растворился, что очень меня обрадовало, раздражает меня слизняк этот. Заиграла музыка, появились привидения с подносами, официанты в смысле, и потекло шампанское рекой.

— Яночка, обалдеть, мы и в Академии!!!! Да ты только представь себе это!!

— Академию жалко…. — и мы рассмеялись.

Цветик была в восторге, я в шоке, но шампанское уравновешивало нашу эмоциональную активность.

А потом пришло нечто. В смысле меня пригласили на первый медленный танец. Нет, я, конечно, танцевала до этого ну там с папой, дедом, гномами, в конце концов, а вот с посторонними как то не складывалось. Этим нечто оказался весьма и весьма выдающийся во всех так сказать внешних отношениях некромант. Молодой такой, волосы темные, но глаза… ох уж, этот болотный оттенок, и что в них моя бабуля находила? Что ни кавалер у нее, то некромант, говорила мол, повзрослеешь, поймешь, да еще и с улыбочкой такой… странненькой. Ну, вот повзрослела я, а так и не поняла, но танцевать отправилась. Правда некогда было мне о бабулькиных намеках думать, я по большей части пыталась конечности свои нижние контролировать, у меня с координацией и так напряженные отношения, а шампанское только добавило разногласий, так что танец прошел под девизом «не наступить на ногу». Ну, первый блин комом как говориться.

Потом мы много пили, некромант мой привел своих друзей, Цвет охмуряла какого-то эльфа, к нам присоединились еще несколько изрядно охмелевших дриад, и несколько демонов, и мы такой экстремально разношёрстной компанией весело бродили по залу, танцевали и хохотали, веселились мы в общем. Оркестр опять заиграл медленный танец, и я хотела под благовидным предлогом удалиться, а то не дай Сила Диметрий еще раз танцевать пригласит, как вдруг чья-то весьма тяжелая и теплая ладонь легла мне на плечо,

— Сабрияна, потанцуйте со мной, — и голос такой……. Какие там танцы, я как голос его услышала так думать нечем стало….. собираюсь с духом, надо же оценить обладателя этого умопомрачительного голоса, поворачиваюсь и по моему пытаюсь упасть в обморок, не получается, сознание упорно игнорирует меня,

— Вы меня приглашаете? — Ой дуууууура!!!!

— А Вам послышалось что то иное? — и бровь такая, вверх поднялась…..

— Я …., -караул!!! Спасите, помогите! Во всю глотку, вопит подсознание, мозг в ауте, слов нет, — я …… - так, Ри, конкретней….

— Прошу Вас, — и меня ловко, сильно и как бы так практически в приказном порядке выволокли в центр зала.

- Смелее, — скомандовал тот самый демон.

Ну как тут смелее, мне поему уже срочно нужен некромант, кажется оживлять меня надо, уже.

Он положил мою ладонь к себе на плечо, другую руку взял в свою, и… в общем двинулись мы по паркету в ритме …. Вальса наверное, не уверенна ибо сердце бухкало в каком то своем жутком ритме и из-за него я практически ничего не слышала, пока характерное «Кх-кх» не вывело меня из оцепенения.

Лучшая защита — нападение. И я смело поднимаю глаза и смотрю на демона, который ну очень ехидно мне улыбается.

— Простите, — это что это я так шиплю?

— За что? — опять бровь вверх, и глаза такие, выразительные и черные…

— За… — язык меня предал, в самый ответственный момент взял и предал. Ну, вот как можно попросить прощения за ту выходку, …., - за, просто, я, не хотела, что б тогда так вышло все, в общем, виновата я, и да мне стыдно, — щеки горят так, что не понятно как это я еще не расплавилась. За то очень даже понятно стало, что координация меня тоже предала, и я наступила-таки ему на ногу! Вот ведь лисий хвост как стыдно то…

— Простите, — опять ошиблась, покраснеть можно еще, жаль только расплавиться мне так и не удалось.

А демон ласково так, заговорщицки наклонился и в самое ухо прошептал:

— Прощаю…

Мороз по коже ерунда, у меня от этого толи движения то ли голоса стадо ежиков по телу прошлось!

— Ри, сделайте одолжение.

Я все так же, с гордостью в глазах и неестественным румянцем на щеках поднимаю свои ясные очи, и внимаю.

— Не целуйтесь больше, с незнакомцами.

Танец закончился, я опешила. Демон вернул меня в круг друзей, и, поклонившись, удалился. А спасать значит мне его можно?! Может у него суицидальные наклонности?

Я еще немного постояла в кругу «однополчан» и по-тихому смылась. К губам прилипла навязчивая улыбка, и так в ее компании я и стояла, подпирая перила лестницы, и вспоминала.

— Ты кому это так томно улыбаешься? — Цвета таки нашла меня.

— Что?

— Ри, опять демона соблазняешь?

— Кого? Перестань, никого я не соблазняю! И вообще, а где….?

— Твой демон? Вон танцует с дриадой.

— Да нет же, я хотела … с дриадой? — тааак, я нервничаю, демон — он конечно не мой, но с дриадой танцевать это лишнее.

— Да ладно! Сабрияна Терх Ан Родегорн ревнует!!!

— Кресс, перестань!

— Родегорн, осторожней, в твоем состоянии и лопнуть можно, от ревности!

— Цвета, перестань!!!

— Да ладно тебе, Ри, перестань пялиться на него, пусть себе танцует! Бал же в конце концов! Пусть он на тебя пялится и ревнует.

— Ты думаешь?

— Я знаю! Так, где наш некромант влюбленный?

— Может лучше эльф?

— Неа, с некромантом ты уже танцевала разочек, и Архаэр это видел, так что второй танец заставит его немного понервничать.

За все время разговора мы продвинулись достаточно вперед, что бы как бы случайно столкнуться с тем самым некромантом, которому я ноги пооттаптывала несколько часов назад.

— Дамы, — уже изрядно подвыпивший Диметрий, пытался найти привидение, дабы добыть себе еще выпивки, — шампанского?

— Пожалуй.

Оставив нас возле колонны, наш добытчик отправился в не легкий путь на поиски алкоголя. Надо признать, что добыл он его быстренько, и очень быстро приближался к нам, не очень уверенно балансируя целым подносом шампанского. Роль официанта была ему к лицу, но привидение, которое неслось следом, с жутким и одновременно обиженным — уууу, так не думало.

— Прошу Вас.

— Спасибо, — мы взяли по бокалу, и тут заиграла медленная мелодия, я увидела, как Архаэр танцует с нашей учительницей по травам. Ну, все.

— Диметрий, Вам нравится это музыка?

— Очень, — намек он понял сразу, молодец, — Вы позволите? — и предложил мне руку, талант!

— С удовольствием!

И не одной отдавленной ноги! Я молодец. Ар чуть шею себе не свернул, пытаясь высмотреть уровень так сказать нашего сближения с Диметрием.

Уже возвращаясь к Цвете, Диметрий удивил меня еще больше.

— Влюбленный демон — пленительно, но ревнующий — это опасно, не играй с ним Ри.

— Я не…

— Ты же понимаешь, что если он полюбит, то ты уже никуда не денешься?

— Не нагнетай!

— Я не наг….

— Неужели любовная магия это профильный предмет некромантов?

— Ри, я мужчина! И вижу что демон не просто так здесь.

Мы вернулись к друзьям, и продолжили гуляние. Правда Архаэра я больше не видела, он как сквозь землю провалился.

Бал закончился, мы вернулись в комнату. Сегодня наша последняя ночь здесь. Я буду скучать по школе.

Цвета быстро заснула, а я еще долго ворочалась, вспоминая, как мы познакомились с Архаэром. Мда. Вспомнить есть что.

Демон…. Как вспомню наше знакомство, так вздрогну… Нет ну стыдно блин: помню решили мы с Цветой на «пир к неЧести» — маскарад такой, ежегодный устраивается, с магами отправиться, естественно тайком, а то ведь родители бы точно не пустили да и не интересно было бы, ну вот зашли значит, а там красотища такая, и мертвецы и феи, и даже колобки с бабками Ёжками, в общем, весело все так и пьяненько, ну мы с Цветиком впервые в жизни и захмелели, выходим на террасу освежиться, так сказать, а там какой-то несчастный демон яростно отбивается от энергетических огненных шаров, которые в него пускает ни кто иная как Милавочка! Вот чисто из вредности захотелось демона спасти, и даже не важно, что он ей сделал. Я так разнервничалась от предвкушения и… сильно короче я разнервничалась и вместо того что бы смыть Милу энергетическим потоком, я вылила на демона ушат воды… холодной…. Милава ни как не ожидала что я ей помогать буду, да еще и таким образом. и потому на время прекратила попытки спалить живьем одного из представителей рода демонического и тупо так на меня уставилась. А я ведь вообще-то демона спасать собиралась, поэтому вспомнила чему меня друг давешний — леший учил, и решила что лучшего всего — это просто применить энергию и отправить ее в администрацию Школы, так сказать с корабля на бал. В общем, чувство растерянности и наспех сотворенное заклинание явно друг другу пришлись не по нраву и потому, как только магия сорвалась с кончиков моих пальцев, Мила исчезла — уж не знаю куда, надеюсь в Школу. А вот демон так и продолжавший стоять спиной ко мне начал медленно поворачиваться, наверное, убить хотел, но не успел, потому что, на него сверху посыпались леденцы. Сама в шоке, я ведь когда нервничаю, всегда сладкого хочу, но почему леденцы? Короче вспомнила я Чуру (лешего) не злым тихим словом, вернее его слова:

«Ты, Ри коли не можешь эмоции контролировать, то лучше не берись за магию, да и будь добра, в следующий раз как помочь мне надумаешь ты сначала мне об этом скажи».

А я действительно помочь хотела, Чура бедный леший, по хозяйству и так запарился, а еще и нечисть лесную под контролем держать надо было, я к нему в лачугу в гости тогда пришла, а его не было, дай думаю, суп ему сварю, сварила. В общем, там огонь нужно было развести, да и еды в казан положить, и короче не умела я готовить, ну и решила магией воспользоваться, воспользовалась — лачуга сгорела, а зеленая жижа, которая из казана выбралась, еще долго третировала местное население…. Так вот, у леших чувство есть, если они с кем дружат, то слышат друга своего из далека и всегда на помощь прейдут. А я нервничая о Чуре вспомнила вот он и подумал что я в беде и явился с болотной молнией наготове.

А дальше… в общем не вовремя демон повернулся… увидел меня в шоке, лешего в боевом настрое ну и видимо решил меня спасти, что ли, а может зло сорвать хоть на ком ни будь, короче рванул к Чуре и давай его душить а я выйдя из ступора решила по быстренькому заклинание защитное сварганить…. Чура как мои пассы руками увидел так вообще чуть сам не помер, в смысле без демоновой помощи, а потом что-то там такое демону промямлил и тот его вроде как на землю поставить решил, но я то уже заклинание сделала… какое-то… Короче спасать от моего заклинания пришлось всех. Не знаю, что конкретно я хотела сделать, но вызвала рой злобных лесных пчел, а на демоне леденцы, а леших пчелы просто так не любят. В общем, демон вообще не понял за что его так?! Сориентировалась Цвета, она, когда из сомнамбулического состояния после всего мной проделанного вышла, быстренько рой пчел успокоила и таким величественным взмахом руки вернула на место, в смысле в лес.

— Архаэр, миленький, ты только это, не убивай дитя, — взмолился леший, и руками так замахал активно, видимо пытаясь взгляд того самого Архаэра который демон, на себя переключить.

К слову, а он очень даже ничего этот Архаэр, так ничего что я аж вся как то покраснела вся.

— ТЫ!! — и рычит так, соблазнительно! — это что было? — и говорит тоже ничего, но рычит прикольней.

— Я, это, помочь хотела.

— Кому!!!??? — опять рычит, чувствую, как губы в улыбке расползаются, нравится мне его рычание.

— Да тебе, кому же еще?

— То есть ледяной душ, леденцы и дикие осы это акт спасения!

Молчи Ри, главное молчать, а то вдруг демон «рычать» перестанет, а мне так его голос нравиться

— Да ты…

Явно сказать хотел что-то сакраментальное, но леший перебил.

— Ар, а чего это вдруг ты тута делаешь?

— Чура, меня водяной притащил, мы в кабаке были, в общем, уговорил он меня. Внутри жарко, и я вышел на улицу, а здесь чокнутая какая-то в меня энергетическими шарами начала кидать, прости, ошибся здесь две чокнутые, — и гневно так на меня посмотрел.

Интересно, а откуда он Чуру знает? — ой, вслух сказала.

— Так это, — Чура аж приосанился, — Сабрияна, позволь представить тебе моего первого воспитанника — Архаэра. Архаэр, это Сабрияна моя

— Чура, воспитанницей не называй, она так шаманит, что всем лешим будет за тебя стыдно.

О Сила, какой мужчина, и мне совсем все равно, что он там в мой адрес какие-то колкости отпускает, я вот стою и любуюсь. Мокрая темно-синяя рубашка так соблазнительно все подчеркивает, и волосы он так взъерошил что аж… ух, какой мужчина….положа руку на сердце… у него такие губы…. я таю… И в общем мозг растаял первый. Я начала очень быстро двигаться в его сторону, судя по его лицу, он ожидал, что я сейчас просто пырну его ножом в грудь, если уж магией одолеть не получилось, а я удивила всех еще раз и поцеловала. Судя по звуку, за моей спиной только что в обморок рухнула Цвета, ничего, потом откачаю, надо быстрее демоном насладиться, во первых пока у меня мозг не восстановился, а во вторых пока демон не вспомнил о своих способностях магических и просто на просто не исчез куда ни-будь в более безопасное место.

О способностях Архаэр не вспомнил, это плюс, мой первый в жизни поцелуй был не таким уж и восторженным, по крайней мере, со слов подруг все было намного лучше, и это минус.

Но!!! Он обнял меня за талию медленно так, аккуратно, а потом, сильно прижал к себе, и показал что же это за «зверь» такой — первый поцелуй. То, что случилось со мной это не передаваемо,… я обняла его за шею и … мозг полностью восстановился. Я с большим трудом остановилась, и отстранилась от него, у демона в глазах опять был шок, ничего это состояние присуще всем кто хоть раз присутствовал при моей ворожбе, а у меня проснулся самый настоящий стыд. О Сила, какой позор!!!! Такой красной от стыда я еще ни разу не была!!! Развернувшись, я хотела быстренько убежать, но увидев Цвету красиво так валяющуюся на полу, в очень глубоком обмороке, решила воспользоваться заклинанием перемещения. Но мои пассы руками заставили демона очень и очень быстро подскочить ко мне и схватить за руки. А гордый Чура кинулся спасать Цвету, видимо решил заслонить ее от моих сил магических свои телом. Вау в общем.

— Да нет…, - у него такие руки….,- я это, не донесу я ее домой, по этому, хотела перенестись с ней к нам в комнату, — я так это мелодично промямлила, что стыдно еще сильнее стало.

— Я сам, — только и сказал демон, — Чура, знаешь куда?

Леший кивнул и дотронулся до Архаэра ладонью, тот кивнул в ответ и щелкнул пальцами.

В комнате было тихо и темно, Цвета лежала на кровати, а я стояла над ней. Ну, вот как всем удается так качественно колдовать-то? В голове всплыли мамины наставления: «Забудь о чувствах», и папины: «Эмоции — магии помеха, только расчет, холодный расчет».

— Мгмгм, — Цвета начала подавать признаки жизни

— Цветик, миленькая, все хорошо.

— Ри? Мы где?

— Дома Цветик

— Как? — и с таким стоном ужаса добавила, — только не говори, что это ты нас сюда переместила!

— Нет, Цвет, это Архаэр, не боись, все в порядке.

— Архаэр? — в глазах подруги мелькнуло недоумение, а потом, то чего я боялась — она все вспомнила, — Ри, ты дура!! Что ты вообще устроила!!! Как тебя угораздило? Сначала поизмывалась над ним, а потом целоваться полезла? Ты больна? Тебя что заколдовал кто? Очнись, он мог убить тебя!!!!!

— Так, стоп! — и я так выставила вперед ладонь, получилось, прям как у мамы! Взрослею! — я его защитить хотела…

— От себя?

— Цвета!!! Там Мила его убить пыталась, что забыла?

— Какая Мила? — и она так ласково, но настойчиво попробовала мой лоб на предмет горячки.

— Зух! Мы, когда на террасу вышли, она в него энергетическими шарами пуляла, а он только защищался и даже не пытался ответить, а ведь мог же.

— Ри, я с эльфом разговаривала, а когда повернулась тебя уже не было, и представь себе, выхожу и вижу как ты над демоном издеваешься, хорошо хоть ос остановить успела… и Чура… А какого василиска ты к нему целоваться полезла?

Вот боялась я этого вопроса. Цветик она вроде как нежной должна быть как цветок и хрупкой, но, увы, этот хрупкий цветок если уж решит чего-то, то всё, даже гоблины напору этого цветочка позавидуют. Короче попала я, соврать не получится, а Цвет меня все равно на предмет истины происшедшего додавит.

— Я….

— Ри?

— Цвет, ты вообще его видела?

— Ну?

— Да он когда лицом ко мне повернулся, у меня аж голова закружилась! А губы? Никогда еще не видела подобных мужчин, меня просто потянуло к нему, понимаешь? Так, что даже думать я не смогла, просто…. Цвет он поцеловал меня, Цвет, по настоящему…..

— Ну, вот только не надо мне тут про мир, рассыпающийся от его губ, и про то как в глазах тонешь, я этого уже так наслушалась что дурно! — Цвета мне как сестра, старшая, вот всегда дело заканчивается нравоучениями, нет чтоб поддержать меня и вообще сказать что ни будь …..другое.

Как выяснилось, сказать ей было что, все от души, все правдиво и очень даже обидно, для меня

— Ри, ты просто чокнутая, как тебе в голову пришло целовать демона, сама, первая!? Да ты понимаешь, что о твоем поведении весь «пир» гудеть будет, ты об отце подумала? Он если узнает, то прихлопнет тебя как моль!!!!

Дальше я не слушала, Цвет конечно права. Но на губах я все еще чувствовала сладость поцелуя, а на талии руку демона…..

Утро встретило меня каким-то странным запахом и воплем. Пришлось открыть глаза, лучше бы не открывала, передо мной стояла Мила, с ее волос капала какая-то коричневая субстанция, жутко вонючая, и капала прямо на меня, Цвета пыталась ее оттащить, видимо по этому поводу и были вопли и крики. В нашу обитель ворвались «благородные девицы» из соседних комнат, наверное, боясь пропустить неожиданный концерт.

— Ты!!! — прорычала Мила, Хм, а демон рычит как-то лучше.… Демон, всю ночь мне снился поцелуй, он целовал меня, и обнимал и …. И я проснулась. Размышления увели меня далеко от орущей Милы, так, надо вернуться.

— Прости, я задумалась, почему ты орешь? И вообще отойди, ты мне всю постель испачкала.

Ошарашенная Мила сделала шаг назад, я встала, и пошла открывать окно, вонь стояла такая жуткая!

— Мила, объясни, что с тобой?

— Что со мной? А то ты не знаешь, это, — она обвела себя руками, стараясь не прикоснуться, — это все твоих рук дело! Какого гоблина ты вообще влезла? Кто тебя просил? И что ты сделать хотела, вымыть демона? Ты хоть представление имеешь о том, куда меня отправила?

Я честно попыталась вспомнить, но воспоминания крутились исключительно вокруг Архаэра, а точнее его губ. Вспомнив о цели моего ковыряния в памяти, я отрицательно помотала головой.

— В Гнилые пустоши!!!!!!

Мда, Гнилые пустоши…. Живописнейшее местечко, мы там проходили искусство ориентации, не совсем правда одобренное Министрами, но наш преподаватель решил, что пригодиться в жизни, и отправились мы туда так сказать втихаря, выглядит оно как степь, только гнилью воняет, и идти нужно очень осторожно, там повсюду как болотца не глубокие, и вонючие. И ориентироваться нужно не только для того что бы в болото не рухнуть, но и что б место магическое найти, там на пустошах магия не везде работает. Интересно, а почему именно туда? Ой, опять вслух сказала.

— Интересно почему!!!! — Завопила Мила, — я тебя сейчас туда отправлю, там и подумаешь.

— Я так не думаю, — вмешалась Цвета, и я почувствовала, как на меня легло заклинание блокировки, мысленно поблагодарила Цветика, — Мила, она тебе помочь пыталась, извини, что так вышло, в следующий раз я лично подам демону заклятье связывания и мы не будем ему мешать тебя сожрать — вот умеет Цвета паузы расставлять, — пошла вон, — и пальчиком так на дверь указала.

— Цвет, ну ты молодец! — восхититься мне не дали

— Ты, — это уже ко мне, — быстро умываться и одеваться, не хватало еще на Урок защиты опоздать!

— Цвет, ты все равно молодец! Ты так ее…

— Ри, у тебя есть пять минут, иначе сама тебя в Гнилые пустоши отправлю!

Вот когда Цветик в гневе, ее лучше не останавливать, еще раз взглянула на ее лицо, подумала, и решила вложиться в три минуты. Так на всякий случай….

В тот день Цвета еще долго и с удовольствием измывалась надо мной. Правда, этого я тоже практически не помню. Архаэр… Красивое имя…. Нужно допросить Милу, теперь уже будущее подсобника мне не грозит, так что…. И я наконец-то заснула.

2 Глава. Архаэр


— Эта чокнутая!!!

— Ар перестань…

— Перестань!? Чура, ты в своем уме? Да она меня чуть не убила! Хозяин! Принеси еще да покрепче.

— Ар, не чокнутая она Ар…

— Помпениус, я тебя, конечно, уважаю, и все царство твое водное тоже, но вот сейчас могу и придушить.

— Ты дослушай его Ар, а потом придушишь

— Леший и водяной, так и знал что споетесь…

А эль хороший здесь. Надо отдать должное хозяину, да и домой бочонок другой захватить. Ну и денек, сначала водяной со своим «пиром неЧести», мол «как так — то Ар? Как так то? Попойка «пир у неЧести» называется, а той самой, собственно говоря, не чести и не будет. Не годиться!!!» Нельзя водяным алкоголь употреблять, в какой раз зарекался с Помпениусом выпивать! Мало мне было пожара в библиотеке! А тут еще эта не здоровая! Вернее две. Хотя целуется она нечего, можно было бы и продолжить.

Пихание Чурой моего бока вывело из задумчивости.

— Так что дружок попал ты.

— Не понял? — Помп видимо рассказывал что-то, судя по его надутым щекам, и опущенным губам — что-то важное.

— Ты, мил друг, слышал хоть словечко?

— Честно, нет. Задумался. Чура, а устрой-ка мне встречу с этой, воспитанницей твоей, как ее там?

— Ар, и не мечтай! Ри я тебе и пальцем тронуть не дам!

— А палец то тут при чем?

Судя по тому, как покраснели щеки на зеленоватом лице водяного, я понял, что то не так. Вдобавок еще и Чура меня по голове какой-то палкой пребольно стукнул.

— Архаэр!!!! — вот это взревел! Я даже в детстве не слышал что б он так орал!

— Чура? — очень, хороший эль, надо домой бочонок взять — мужики, у меня тост, — Помп договорить не дал.

— В твоем состоянии уже пора за взаимопонимание пить

— Вот именно Помп, ты молодчага, за взаимопонимание!!!

Видимо надрался я вчера крепко. Казалось, что моя голова расслоилась на много, много слоев, и болели они тоже по отдельности. Открывать глаза абсолютно не хотелось, нет, не, не хотелось, не моглось. Когда я кое-как встал с кровати, меня посетила только одна мысль «За чем?». С трудом, добрев до столика, я с удовольствием обнаружил крепкий черный кофе. Хорошие у меня слуги. И только сев на кресло я увидел Помпа и Чуру, спавших в соседней комнате.

Интересно, а сколько водяной без воды прожить может?

— А, проснулся!

— Чура… тише… я же умираю!!!

— Так я тебе сейчас помогу!

— Снимешь похмелье?!

— Добью

— Ох, я тебя прошу, дай хоть кофе допить!

И тут к нему подключился водяной. С их слов я понял, мне конец. Где-то на середине пересказывания моего вчерашнего так сказать время препровождения я отключился, похмелье видимо сказалось, а потом включился.

— Подрался с гвардейцами Министерства, Архаэр, ты хоть представляешь что это скандал. Ты здесь с посольством! С мировым!!!!

— Они живы?

— Живы. Но трактир пострадал.

— А погреб? — мой вопрос ввел их в ступор. Помп сообразил первый.

— Какой?

— Трактира?

— Цел, а что?

— Да эль жалко.

— А себя тебе не жалко?!

— Перестаньте оба. Ну, подрался, ну полазил где-то, ну подумаешь?! Все ведь живы!

— Во-первых, не полазил, а чуть войну не развязал! На кой тебе та девка понадобилась?

— Не помню… — какая девка, что я делал?

— А может, помнишь, зачем пытался соблазнить жену трактирщика?

— Я?!

— Ну а кто? Ты же у нас звезда вечера!

— Чура, не шути так, эта тетка она, — хотел сказать толстая, но вспомнив супругу Помпы водяниху Нарьжу вовремя остановился. Она не то, что меня больше она и Помпы раз в десять больше. Он у нас водяной и так не маленький, как говориться его перепрыгнуть проще, а то обходить далеко, а любимая его так вообще. Они как начинают сюсюкаться меж собой так мне аж дурно. Как он ей «моя маленькая», а она ему «мой сладенький», в общем, одни эмоции! — в смысле, она не в моем так сказать вкусе.

Так и сидели мы молча, они меня глазами сверлили, а я, что б ни говорить, ни чего, кофе пил, а потом жевать осадок начал, так как выпил….

— Хватит уже цедить свой кофе. Разговор есть.

— Я еще что-то успел сделать?

— Ты девиц вчерашних помнишь?

— Девиц?! — на всякий случай посмотрел на кровать, там ни кого нет, — я вчера еще и с девицами был?! Да и не с одной?! А вы говорите пить мне нельзя, да коль так просто жизненно необходимо!

— А чем гордишься то?

— А что не чем?

— Ну как тебе сказать, разве тем, что одна так и не попала в тебя огненными шарами, а вторая не устроила воспаление легких. Ах да, и еще тем, что у тебя нет аллергии на укусы диких пчел. Но тут гордиться нечем, родителей благодарить надо.

После этой речи Помпы, у меня даже похмелье прошло.

— Пчелы? Шары? — минутный ступор. — Ах да, помню, конфетки, шары, ледяная вода…. А кто та милашка? Хорошо кстати целуется.

— Опять за свое?! — и чего это Чура так взбеленился? Неужто, сам влюбился?

— Чура, не кипятись. Ар, то есть, огненные шары тебя не волнуют? А вот способности этой юной ведьмы очень даже?

— Юная!!! Да еще и ведьма?! Помп, продолжай!

— Вернись на землю!!!! Архаэр, ты вляпался по самое не хочу, а думаешь о ведьме!!!!

— Помп, о тааакой ведьме грех не думать!!!!! И насколько я помню, поцелуй — это еще не вляпался, а только надеюсь! ЧУРА!!! Больно же!!!

— Подойдешь к Сабрияне, я тебя еще не так стукну!!!

— Да чего ты? Понравилась мне она, правда.

— Архаэр, забудь хоть на минуту о ней, и вспомни Милу.

— Кого?

— Огненные шары?

— Ах да, Мила. Найду, и проучу.

— Даже на глаза ей больше не попадешься.

— Помп, давай- ка, наверное, с начала. И по подробнее.

И вот тут — то мне плохо и стало. Это ж надо было так. Помп предполагает, что Мила из рода Зоуэр Кор Эревх. А я думал, их всех уничтожили…. Тоже мне, эти вершители судеб. Они испокон веков владели Оракулом, но знать, что сделает каждый человек, и самолично решать убрать его или оставить, кто они такие? Властелины миров?!

— Ар, эта девчонка не просто так вчера на тебя напала. Вспомни, появилась из неоткуда, и давай шарами кидаться. Я просмотрел ее. И скажу тебе дело не чисто. Там и защита, и род, и тайна, и, кстати, души предков за ней стояли. И все они хотели тебя убрать.

— Чура… — сам не знаю, что я сказать хотел, просто немного опешил, что за бред, меня убрать?! Да кто я король?! И вообще, что эти недовластелины мира о себе возомнили!

— Ар, поднимай своих Видящих, здесь дело не чисто.

— Чур, я никто…. Чем может им навредить один из многомиллионной армии дипломатов?! Может просто убрать ее?

— Не сможешь

— Помп, ты сам-то понял что сказал?

— Понял Ар, понял, на ней защита родовая. Это дело важнее, поверь, твоя жизнь в этой игре всего лишь разменная монета. Я же водяной, энергию вижу.

— Зачем ей я?

— Это только Силам известно.

— Почему девчонка?

— Понятия не имею.

Мы долго сидели в тишине. Я переваривал услышанное, и трезвел. Они просто молча ждали, когда до меня дойдет.

Я не совсем понимал весь масштаб трагедии, но думалось мне абсолютно не о том, что меня кто-то зачем-то целенаправленно пытался убить. А о том, как одна юная ведьмочка вчера меня поцеловала.

В дверь постучали.

— Войдите.

Мой дворецкий, собственной персоной — плохая примета, это не к добру.

— Господин, к Вам посетитель.

— Небось важный, раз уж сам доложил.

— Император, господин

Мы как по команде сорвались с места. Я кинулся искать одежду, а Чура с водяным просто растворились. Всегда завидовал их способностям. Мне для того что бы переместиться куда, целая изыскательная работа нужна, место силы, амулеты, знаки, математический расчет, а эти — раз и все. Пока я натягивал костюм Клар, мой камердинер притащил кружку какой-то гадости.

— Приказ императора? Или сам отравить решил, что б я дальше не мучился?

— Господин!!! — он аж покраснел, что для демона не с руки, — это от похмелья, что б Вас так сказать взбодрило…

Я выпил, залпом. Взбодрило. На столько что чуть не убило! Худшей гадости я еще ни разу не пил! Пока я думал о вероятности выживания после приема анти похмельной отравы, Клар, что там приговаривал, и аккуратно выпихнул меня за дверь спальни. Надо отдать должное, пока спустился в парадную гостиную, меня немного отпустило. Мир стал четче, краски насыщенней, и даже мозг стал улавливать происходящее.

— Мой император. — Войдя в комнату, я, как и положено, опустился на одно колено, и опустил голову.

— Вставай, нечего тут протокол соблюдать.

Я встал. Император находился в компании Тайного Советника, и личных телохранителей. Судя по всему — дело дрянь.

— Ну что ж, — взглядом он показал мне, что могу присесть на кресло напротив него, — рассказывай.

— Я… — что рассказать то?! и тут на выручку пришел мой верный дворецкий Орсон.

— Господин, — он склонился в поклоне перед императором, и повернувшись ко мне взглядом задал вопрос что принести.

Понятия не имею что нужно, еще рано для еды и алкоголя, может чай? Или кофе? Что вообще предлагают в домах приличных людей в такое время? Надо меньше пить. Кажется, мозг атрофируется. Вино!!! Сквозь полуразвалившийся из-за количества, выпитого накануне мозг, пробралась-таки мысль путная! Император очень любит Адларийское Вино! Орсон вспомнил первый…

— Могу я подать Адларийское вино и фрукты?

Я лишь кивнул. Буквально через мгновенье в гостиную вошли лакеи с подносами, на которых красовалось вино и лучшие кубки. И как только он все успевает?

— Архаэр, — начал Император, когда прислуга вышла, — не думал я, что повод для встречи будет таков. — И кивнул Советнику, мол, давай.

Это он из-за гвардейцев сам ко мне явился?

— Есть донесения о том, что готовится война.

Убил просто, какая война?!

— Мне ничего об этом не известно. Совсем не давно мы подписали мирный договор с государствами Изначального, зачем же, — советник не дал высказать мою несформировавшуюся мысль.

— Ваша обязанность как дипломата, и члена посольства, выяснить, кто и зачем планирует развязать войну.

— То есть это не Магистрат? — бред какой-то, Рантерой правит Магистрат, а советник сказал найти того кто заваривает кашу.

— Еще раз повторюсь, ваша задача выяснить, кто и зачем планирует развязать войну. Да, и постарайтесь привести в норму свое эмоциональное состояние и перестаньте устраивать драки с гвардейцами.

Я лишь кивнул. А советник продолжил.

— Вот документы, вы назначены Послом. Это даст больше возможностей. Передадите их теперешнему послу, господин Эор с завтрашнего дня переходит в другой город.

Мы отпили вина, и Император жестом велел свите выйти.

— Ты молодец, — произнес он, с детства Император заменял мне отца. О том, что он мой дядя знали все, но он никогда не давал мне ничего просто так. Я был в армии, начиная с обычного бойца, прошел школу, академию, и все что я сейчас имею, я все это заработал собственной головой. Ни один служащий никогда не скажет, что это мне досталось благодаря родственным связям.

— Спасибо. — Я улыбнулся, и сделал вид, что все заранее спланировано.

— Ты изменился.

— Да?

— Да. Поделишься?

— Так я сам не знаю чем.

— У тебя энергия поменялась.

Классно мне, наверное, а вслух сказал:

— К своему стыду признаюсь, вчера был очень занятный вечер, но память отказывается мне его воспроизвести.

— Мальчик, мой, я тебя прошу. Пара кружек эля, и несколько сломанных ребер у гвардейцев, так энергию не подчистят. Это ты Чуре с Помпом расскажешь. Как тебе отвар Клара?

— Вы что тоже его употребляли?

— А то! Молодость!!!! Иди, проспись.

— С удовольствием, — когда мы были одни, то становились семьей, он не был Великим Темным Императором, а я его подданным, он был дядей, а я племянником. Признаться, я периодически скучаю по этому чувству, когда есть родственники, семья, близкие люди….

— Дядя, эти гвардейцы…

— Дело с гвардейцами замнут, так что забудь об этом. Но теперь, обо всем докладывать лично мне и Тайному Советнику. Договорились?

Я кивнул. Мы уже подошли к дверям, Император по — отечески положил мне руку на плечо

— Ар, я думаю тебе пора остепениться.

— Дядя…. Мне еще рановато

— Перестань. Вернешься во дворец, устрою прием, хоть посмотришь на юных демонес. Скажу честно, некоторые из них очень даже ничего.

— Я подумаю.

— Подумай, подумай.

Он похлопал меня по плечу и вышел к свите.

Три недели прошло с того визита, а я все чаще вспоминал юную ведьмочку. Ее образ победил- таки мою алкогольную амнезию и отпечатался в памяти похлеще огненных шаров. Как у юнца все мои мысли то и дело возвращались к этой особе. А тут еще ежегодный бал в Первой Школе Магических Искусств, и не пойти нельзя, почетный гость, как никак. И надо же было Помпе поспорить с теми желторотыми некромантами, что те не смогут дракончика огнедышащего воскресить, смогли блин, воскресили. И главное сбежали, а мне одному, да еще и в стельку пьяному пришлось библиотеку восстанавливать, и директрисе объяснять что я понимаете ли так случайно мимо проходил а тут пожар…

На бал идти пришлось. Сначала все было очень нудно, особенно потому что интересные особи женского пола были мне все так сказать, знакомы, но потом! Потом я увидел ее, она стояла со всеми в линейке выпускников и ожидала. Я обрадовался. Глупо, но я был счастлив. Забыть мне ее не удалось, зато удалось Чуру убедить, что если встретимся, я ее не обижу. Для этого я даже на лесной «обряд правды» согласился. Природа — чистая, и бескорыстная энергия, и сила, если солжешь ей, она разорвет тебя, не потому что плохая, а потому что в этом ее суть — убирать все ложное. Я прошел, сказал Чуре что нравиться мне Рияна и энергия сквозь прошла. Страшно было аж жуть. Но сердце кричало, что я должен увидеться с ней. Я знал, что она думает обо мне. Чувствовал. Чувствовал, в каком ключе думает. И что самое поразительное, особенно для демона, чувствовал хорошо ей или плохо. И вот, пожалуйста, она кидает на меня взгляды и над чем-то хихикает с подружками.

Вечер шел своим чередом. Я все никак не мог решиться пригласить ее на танец. Правда, когда некромант светился, танцуя с ней, я понял, что ждать больше не могу. Да он буквально слюну на нее пускал, и это не смотря на то, что она ему все ноги оттоптала. Наконец — то ее родители вышли на балкон. Как-то не хотелось мне в первый же вечер иметь честь с папой-вампиром познакомиться.

Я нашел ее в кругу друзей.

— Сабрияна, потанцуйте со мной, — стою как болван, и жду, когда же эта школьница сообразит что делать. И тут мысль закралась скверная. Откажет. Или может, не помнит? Но увидев огромные янтарные глаза, которые смотрели явно с восхищением и не естественный румянец на щеках понял: она помнит, и смущена.

— Вы меня приглашаете? —

Ну и вопрос.

— А Вам, послышалось что то иное? — было что-то умилительное в ее стеснении.

— Я …., я …..

Признаться так женщины на меня еще не реагировали. Глядя на нее всю такую нежную и хрупкую, захотелось стать для нее героем, что ли? Да что на меня нашло?

— Прошу Вас, — пришлось практически вытащить ее на паркет. Судя по глазам и открытым ртам ее друзей, я должен был ее как минимум съесть. Развеселили старика!!!

- Смелее, — И вот мы танцуем. Вернее я танцую, при этом пытаясь уберечь носки дорогущей обуви от ее туфелек, они, прям, охотятся на меня.

У нее красивые волосы. Но лицезрение макушки не совсем то, чем я планировал заниматься. Пришлось покашлять, чтоб заставить посмотреть на себя.

— Простите, — так тихо- тихо сказала, что если б не наклонился, то и не расслышал бы.

Смешная, она, что боится меня?

— За что?

— За… за… я не хотела, что б тогда так вышло все, в общем, виновата я, и да мне стыдно, — и наступив мне на ногу, опять сказала, — Простите.

Я смотрел в прекрасные глаза, и не мог ничего сказать. Взрослый мужик, а как желторотик не знаю что сказать. Была б она хотя бы лет на десять старше…

— Прощаю…

В очередном круге вальса я увидел глаза некроманта. Он смотрел на нас так, будто я у него жену увел. От мысли, что она может быть с ним, у меня аж скулы сжались. Бред конечно, но…

— Ри, сделайте одолжение, не целуйтесь больше, с незнакомцами. .

Танец закончился, и мне пришлось вести ее обратно. Я хотел попросить о встрече, но не смог. Она так посмотрела на меня, что все мысли превратились в желания, а ее возраст не позволял даже задуматься о них. Не сумев больше выдать ни слова, я просто кивнул всей ее группе поддержке и ушел.

Весь бал я постоянно следил за ней. Что делает, с кем говорит. Мне хотелось просто побыть с ней рядом. Танцуя с очередной дамой, я представлял себе ее. Поразительная девчонка. Две встречи и так зацепила. Я видел, как она веселиться с друзьями, и мне хотелось быть частью этого веселья. Я хотел, что бы она рассказывала мне то, о чем рассказывает им, смялась со мной, да хотя бы просто рядом была.

Танцуя с какой-то профессоршей, увидел, что Ри опять танцует с некромантом, меня такая злость взяла, что чуть на ногу партнерше не наступил.

Понял, пора сваливать. А то эта ведьмочка меня с ума сведет.

3 Глава. Рияна


Утром на меня исподтишка напало желание подумать. Сижу вот и думаю, как это так вышло я и в Академии? Неужто архимаг во мне столько силы разглядел? И почему ее тогда преподаватели не заметили? Почему мама, или тетя Лара ничего мне не говорили? Вспомнилось детство. Я ведь у родителей так, нежданчиком получилась, по этому, то насколько во мне та самая потомственность развита и собственно запас силы магической, одной Силе известно. У меня мама эльф, а папа вампир, что у них с потомством должно было получится, вернее на что они рассчитывали когда инстинкт размножения включали только им известно, в итоге у них есть я. Абсолютный нежданчик.

Сначала думали, что в вампиров пойду после инициации. Дед так надеялся, все говорил, что в них, и глаза янтарные и зубы белее, чем положено, и характер — не соскучишься, а скорее преждевременно состаришься. Так и жили, мама расстроилась сначала, так эльфу хотелось, но пришло время, и как положено папа провел ритуал, когда мне исполнилось пять лет. Банальный такой ритуал — взял и укусил, ничего не вышло, правда чуть не погибла очень не храброй смертью от потери крови, бабушка спасла. Чего уж говорить, как расстроились родственнички, вернее одни расстроились, другие обрадовались, значит, эльфой будет.

На следующий год пришло время для эльфийской инициации, дело обстояло так: мы вышли в лес и мама, призвала силу лесную, красиво было. Вообще мы с мамой, когда в лес ходили, все красивее становилось она ведь Эльф, ее природа любит, подойдем к яблоне, а дерево нам самое вкусное яблоко поднесет, сядем на траву, а вокруг тут же цветы распускаются, красиво. Ну, вот значит, суть инициации эльфов в том, что в них природа силу свою пробуждает, или как эльфы говорят — Силу Лесную, как-то, а потом вода силу Эльфийскую в крови воскрешает.

В общем, все заискрилось тысячами красок, казалось, сам ветер заискрился. Нас обволакивало этим цветным туманом, и куда дотрагивался туман, там тело искриться начинало.

— Не бойся, мое солнышко, — мама взяла меня за руку и повернула ладошкой вверх, — это Сила Лесная, она приняла тебя.

Я внимательно изучала свою ладонь, она вся переливалась, и свечение становилось все ярче, а потом пропало. Я расстроено подняла глаза на маму

— Она в тебе, Ри, сила приняла тебя, — мама вся светилась, по — настоящему. У меня сила была в ладони, а у мамы светилось все тело, — теперь нужно воскресить силу эльфов, — сказав это, мама сложила ладони перед лицом, и весь этот хоровод красок начал ускорять свой бег, а потом все успокоилось, как-то в миг, и мы оказались у водоема Эльфов.

Это особенное место в Вечном Лесу, как ручей, или пруд, в обще водоем, в нем вроде как, и течение есть так что, наверное, больше на ручей похоже, но маленький такой, круглый, там, наверное, и поплавать толком не получится, тесно будет так что пруд. Вода в нем всю силу и память Эльфийскую хранит, нырнёшь в него, и вода инициацию закончит, силу эльфов в крови воскресив.

Подходим к нему, и мама кивком показывает, что мне в воду. Ну а я рада стараться, как нырну головой вниз и вода теплая и хорошо все и эльфой стану. Но, нет. Меня на берег выбросило и, кстати, больно так стукнуло с начало о землю, а потом осознанием что опять промах, ну хотя бы от потери крови не загнусь, а то бабушка далеко, некромантам помогает.

Мама расстроилась, но виду не подала, ветер призвала, что б меня высушить, потом в нос чмокнула и сказала

— Ну что ж, наверное, ведьмочкой родилась, да, маленькая моя? Сила природы в тебе есть, лес подтвердил, — и погладила меня по ладони, — а эльфийской магии в крови наверное нет.

Я тогда в комнату свою вбежала, перед зеркалом стала и давай мордочку свою разглядывать: глаза янтарные как у папы, но видимо только на это папиных генов и хватило, да еще и на характер вампирский, паршивенький такой, чего ж правде в глаза не посмотреть; губы мамины, волосы похожи на мамины, только мои темнее, у мамы светло русые, наверное, с пшеничным оттенком, а у меня вроде как тоже русые, но с более коричневым. Странно. В школу мне только в семь лет идти, а к тому времени родители уже решат в какую, надеюсь.

О том, что мама права, и я ведьма мы узнали буквально через несколько дней после моей провальной эльфийской инициации. Тогда к маме подруга школьная прилетела. Они вместе и Академию Магии оканчивали мама на Эльфийском факультете, а тетя Лара или вернее Эллариана Понтилеева на Ведьмовском. Они с выпускного ни разу не виделись, у моей мамы тогда роман был в самом разгаре, а потом нежданчик — то есть я, а потом понеслось. А Эллариана не просто ведьмой хорошей стала, она даже факультет Ведьмовских Наук возглавила в той самой Академии.

Короче стою я вся такая… грязная… у нас с гномами охота на лягушек в самом разгаре, сами понимаете! Я в засаде сижу, ну то есть в тине на берегу, а гномы лягушек ко мне загоняют и тут, ветер меня подхватывает и прямо к маме, на порог, отчего дома несет. И мама такая красивая стоит и кто-то на метле к дому подлетает, и тут мамины глаза загораются не добрым таким огнем, но поздно тетя приземлилась Слава Силам.

— Ларусик

— Эллечка

И как стали они обниматься, да наперебой друг другу о жизни рассказывать, что мне стало ясно, обо мне забыли, бежать нужно, срочно, пока не вспомнили. Ветер не забыл, взял меня за шкирку и прямиком в окно моей комнаты и забросил. А там уже нянюшка моя — тетушка Баяна с суровым лицом и банным полотенцем.

— Тебя где носило, недоразумение? — и вот вроде обидеться бы, но так ласково сказала, так любя, я вообще Баяну обожаю, она и приголубит, и сказку расскажет, а если уж и ругает то за дело.

— Я была в засаде на лягушек, а тут это налетел, — сказала я, и кулак в окно ветру показала, — и к маме отнес, а мы, кстати, уже очень близко были к финишу, нам то всего еще штук двадцать не хватало.

— Засада значит, ох, душечка моя, что с тобой делать-то, не доведут тебя эти гномы до путного, ох не доведут, — с этими словами меня выпроводили в ванную. Потом одели, как подобает, а уж потом только к гостям повели. Баяна мне все рассказала про тетю Элариону, и про то, как вместе с мамой еще в Академии устроили некромантам Варфоломеевскую ночь по всем правилам, в отместку за свиданье испорченное, и о том, как маму на свиданье с папой отправляла, в общем, поняла я подруга древняя, закадычная.

Тетя Лара меня как увидела так сразу маме и говорит:

— Эллечка, милая, что ж ты так долго молчала, в школе ведь и поток уже набран.

— Ларусик, ты о чем? — И мама тоже на меня посмотрела, наверное, чтоб убедиться, что Баяна именно ее чадо привела.

— Да ты что, она же вылетая Орфина Дмитриевна.

Мама промолчала, и даже с какой-то опаской на меня взглянула

— Ну Орфина, тетя Орфа? Ну, вспомни, мы тогда у твоей бабушки летом были, когда мы с тобой зелье приворотное для некроманта сделать пытались, а вышло так сказать поворотное, и он в оленя превратился? Тогда бабушка твоя родственницу свою и вызвала, что б вернуть жертве моей первой любви вид первозданный.

— Да нам же тогда лет по десять было, ну и память у тебя. Я и не подумала, а ведь она тоже ведьмой была, — и уже так многозначительно и гордо на меня посмотрела.

Вот так мы выяснили — мама права и я таки ведьма, будущая, да еще вообще потомственная! Так я отправилась в Первую Школу Магических Искусств.


Цвета проснулась и внимательно посмотрела на меня.

— Ну, вот и все Цветик! Мы больше не школьники!!!!

Это было наше последнее утро в стенах школы, выпускной бал прошел на ура, и уже вечером мы навсегда покинем ставшие родными стены и отправимся домой.

Еще столько нужно сделать!!! Попрощаться с учителями, с друзьями. Допросить Милу с пристрастием. После «Пира у неЧести» ее отправили с каким-то поручением, так что в школе ее не было, а на балу ни хотелось себе настроение портить.

Я перестала рассматривать потолок в комнате и повернулась к Цвете, она встретила меня задумчиво-хитрым взглядом, видимо думала о том же.

— Предлагаю устроить допрос — Цвет была в боевом настроении.

— С пристрастием — согласилась я.

Не теряя времени мы оделись, и создав поисковичок отправились в след за ним к Милаве. Нам повезло, она все еще была в своей комнате, о чем нам сообщил быстро мигающий шарик голубой энергии.

Я себя так накрутила пока мы шли по длинным коридорам школы, что подойдя к двери Милыной комнаты, распахнула ее одним ударом.

Она явно не ожидала такого. О чем свидельствовал не прилично распахнутый рот. Но мы с Цветой действовали сообща, и пока Мила не отошла от первого шока Цвета связала ее силы заклинанием. Допрос начался. Все вышло так быстро и слажено, я даже представила что мы с Цветиком тайные агенты министерства!

Мила сохраняла абсолютное спокойствие, по крайней мере, внешнее.

— Дамы, чем обязана?

— Мила, рада, что тебе удалось смыть аромат пустошей до выпускного.

— И все же, что за цирк?

Цвет стояла как мой телохранитель, с заклинанием блока наготове, я видела боковым зрением, как оно мерцало на кончиках пальцев.

— У меня к тебе всего два вопроса, — на самом деле мне не хотелось ругаться, — за что ты хотела убить демона, и с каких это пор школьники проходят обучение боевой магии?

— Отвечу сразу на оба: не твое дело!

— Мила, я ведь могу и рассердиться!

— Можешь, только я уже душ приняла, а обливаться холодной водой по утрам не привыкла!

— Зух, как же ты меня бесишь! — Цвет аж подрыкивала!

— Кресс, это взаимно!!!

Я очень не хотела ругаться!

— Мила, какого лешего ты из демона шашлык сделать хотела?

— Ри, а какого василиска ты его защищать полезла?

— И все же, мисс вонючка? — я ее убить могу!!!

— Я сейчас из тебя шашлык сделаю! —

Пассы руками оказались не удовлетворительными, Мила наконец-то почувствовала Цветын блок.

Пока они с Цветой играли в гляделки, я решила пойти другим путем.

— Мила, даже не знаю, что с тобой Главный сделает, если узнает, что ты решила договор нарушить.

— Ты не посмеешь!

— А если посмею?

— Да пошла ты в самую глубокую пещеру гномов!

— Точно! Я тебя гномам сдам! Они ведь за исполнением договора следят. Мила, ты — гений!

— А ты дура. Сама не понимаешь, во что ввязываешься. Это не твоя игра, и не твоего ума дело. Поверь, ты и половины не знаешь и не понимаешь того что в мире происходит!

— А ты расскажи, мы с удовольствием послушаем.

— Вы глупы — все равно не поймете. Да и детям это знание излишне.

Разговор бесполезен, она не скажет, а атмосфера в комнате такая, что еще чуть-чуть, и мы друг другу волосы повыдергиваем, без магии ведь тоже по сражаться можно! Но с магией удобнее.

— Что здесь происходит? — учитель Законов магистр Брост, стоял на пороге комнаты, уперев руки в бока. Он хоть и был гномом, но от него такой волной исходила власть, что казался он намного выше своего роста.

— Ничего учитель, вот зашли попрощаться, — Цвета премиленькое улыбнулась. Правда, заклинание блока продолжавшее мерцать на пальцах несколько испортило общий миролюбивый образ.

— Я вижу, Кресс. Попрощались?

Воцарилась тишина, учитель не хотел скандалов в день отъезда, это понятно. Он и так устал от наших стычек, с Милой, по этому просто стоял и ждал, когда мы наконец разойдемся.

— Если, ты еще раз тронешь кого-то из моих близких, я тебя сдам.

И мы с Цветой c гневно мстительным огоньком в глазах удалились. Что за игры? Что за бред вообще?

Вернулись в комнату молча.

— Цвет? Что ты думаешь?

— Ри, я вообще ничего не поняла? О чем она?

— Бред какой-то.

— Расслабься! Ну, захотелось ей по-выпендриваться, ну и ладно.

— Наверно ты права. Ну что, домой?

— Помчали!

Вещи мы уменьшили заклинанием, и все наши пожитки уместились в карманы волшебного плаща. Вооружившись новыми личными метлами, мы вылетели в окно, и покружив на прощание над школой, отправились по домам.

***

— Ну что Цветик, верится?

Мы стояли в окружении еще двадцати шести ведьмочек, которые с большим любопытством осматривались. А ведь посмотреть было на что. Двор Академии был великолепен, я слышала рассказы мамы, и тети Лары, но даже моей буйной фантазии не хватило на то, что мы увидели.

Существует Легенда, что дворец Академии и окружающий сад создавали дриады. Зрелище было воистину волшебным, сразу за воротами начинался другой мир, здесь были огромные, деревья, с самой пышной кроной, которую я когда — либо видела, аккуратные тропинки, выложенные обожжёнными камнями, которые переливались на солнце, ровные лужайки.

Проходя по центральной аллеи непосредственно к зданию магии мы видели мраморные фигурки эльфов, гномов и других которые были искусно расставлены среди многомиллионного количества цветов, я и половины их раньше не видела. Аромат стоял такой, что закрыв глаза можно было подумать, будто находишься в стране маленьких цветочных фей, из детской сказки.

Дворец был также белым, у входа по обеим сторонам лестницы стояли две статуи драконов в своей самой величественной позе. Опытный скульптор изобразил их настолько живыми, они, как будто, замерли, расправляя крылья, казалось, что сейчас вот расправят их и улетят восвояси. Это было великолепно.

— Приветствую вас, адепты Факультета Ведьмовских Наук, — нас встретил мужчина, лет наверное тридцати, хотя кто ж этих магов знает, ему вполне может быть и двести лет отроду.

— Здравствуйте, — мы отозвались не стройным хором

— Прошу следовать за мной, я покажу ваши комнаты и выдам расписание на завтра.

Внутри все было очень просто, серые камни, старинные картины, красивые и очень высокие лестницы.

— Меня зовут Лоренсо Орани, я заместитель ректора по комфортному проживанию студентов точнее по общежитиям, и Магистр Воздушной Магии. По всем вопросам относительно вашего пребывания здесь обращайтесь ко мне.

Мы поднимались по лестнице вверх, и Магистр Орани устроил нам небольшую экскурсию, из которой мы узнали, что всего в замке тринадцать башен, библиотека занимает весь первый этаж, а занятия по боевой магии проходят на улице, так как надоело уже замок заново отстраивать после неопытных студентов. Я вспомнила свои умения и ужаснулась. Жалко замок, да и стыдно будет, очень.

Магистр Орани остановился перед большим коридором, с одной стороны были расположены высокие стрельчатые окна, а с другой такие же высокие и массивные двери.

— Адепты, проходите, здесь расположено тринадцать комнат, в каждой комнате есть все необходимое для комфортного проживания двоих.

Мы проходили по одному мимо магистра, и он выдавал нам наше расписание на месяц. Я очень удивилась, увидев, что завтра третьим занятием будет основа боевой магии. Я была уверена, что такой сложный предмет начнется как минимум в следующем году.


— Я сплю здесь, — и Цвет скинула свою сумку на правую кровать.

Комната была не большая, но в ней был душ, и это радовало, не большой коридор с зеркалом в пол и собственно комната, в которой насчитывалось две кровати, два шкафа, два стола. Скромно, но удобно.

— Ну и ладно, предлагаю распаковаться и пройтись, мне так хочется увидеть знаменитый сад дриад.

— Ри, а где все?

— В смысле?

— Ты заметила, что мы шли через парк одни, да и внутри тихо как-то.

— Не знаю, может мы раньше всех прибыли?

Разобравшись с вещами, мы пошли на улицу. По пути нам так же никто не встретился. Проходя мимо драконов мне показалось что они наблюдают за нами своими огромными каменными глазами, бред конечно, это всего лишь статуи, но неуютно как-то.

Цвета уже несколько дней пытается поговорить со мной о демоне. Представляю даже что, и в каких выражениях она мне скажет. Пока что удавалось уходить от этого разговора, но судя по глазам, она меня таки прижмет.

Тропинка, ведущая к «Саду дриад» мерцала на солнце зеленым, по обоим краям были расположены маленькие фонтанчики, в них блестела и искрилась вода, а на краях сидели птички. Было сказочно! В конце тропинки была большая поляна, которая заканчивалась кустами чуть выше нашего роста, но очень пышными, так как тропинка закончилась, мы решили пойти по траве. Обогнув кустарник нам открылся «Сад». Лужайки, клумбы, деревья, здесь было все и яблони и дубы и ели, все росло казалось в хаосе но на столько дополняло друг друга!!!! Если бы не наличие совершенно разных растений рядом, подтвердилось бы мое мнение, о том, что только природа может создать нечто настолько идеальное!

— Ри, вот ты где!

Прямо перед нами вдруг сгустился туман, образовав облако, и из него вышла тетя Лара. Хм, она создает порталы, зачем?

— Тетя Лара! простите, Профессор Эллариона!

— Мы одни, солнышко, можешь звать меня Ларой. Ну, как тебе в Академии, комнату выбрала, всего хватает?

— Да спасибо, Вы, наверное, помните Цветану?

— Конечно, Цветик, ты уже такая взрослая! Когда я тебя видела в последний раз? Лет десять назад, не меньше!

— Здравствуйте тетя Лара.

— Ну, девчонки, вопросы есть?

— Есть, вы откуда, вернее как, и почему здесь никого кроме нас нет? В смысле только ведьмы?

— Солнышко, все адепты Академии в сборе, и все здесь. Только вот знакомиться будете вечером. В первый день поступления, мы распределяем все факультеты в разных измерениях, что бы вы все могли осмотреться и сориентироваться. На торжественном обеде вы сможете посмотреть друг на друга. А попала я сюда через портал. В экватор обучения все пройдут тест и если обнаружатся скрытые способности, вас этому обучат. Так девчонки, мне пора, только что некроманты прибыли, а мне их встретить поручено.

Несколько непонятных слов со стороны тети Лары вызвали концентрированный туман, в котором она и растворилась.

— Ух ты, порталы измерения! Цвет я как будто в сказке!

— Сказка, скажешь тоже, это милая моя для людишек сказка, а для нас — образ жизни!

— Цветик, что с настроем?

— Все как всегда. Знаешь, я так часто в последнее время задумываюсь о полотне, мне кажется, что в глубине души они сами были рады этому полотну. Ты только представь, как это жить, не имея магии в крови.

— Тяжело наверно…

— Я думаю обидно. Подумай, мы живем дольше, пусть не все, а лишь малая часть, но мы летаем, перемещаемся по всяким там измерениям, колдуем! А они? Живут ну от силы лет восемьдесят!!! Да у большинства рас юность в этом возрасте в самом разгаре!

— Цвет, я не думаю, что они нам прям так уж, завидовали.

— А ты бы не завидовала?

— Цвет, превосходство одной расы над другой — это само по себе абсурд, да услышь тебя Богиня Вечности твоей душе бы подготовили уютное местечко где-нибудь в котле Арсарарров!

— Перестань Ри! Я живу по законам Богов, и думаю, что моей душе не угрожает попасть в ад, в отличие, от твоей.

Поверить не могу! Цвета, моя милая, добрая, упрямая Цвета!

— Не говори глупостей, если я тебя, чем обидела, прости. Я не хотела, ты же знаешь.

— Нет, Ри, без глупостей и обид, но ты думаешь, Богиня оценит твою привязанность к демону?

— А разве они не такое же творение Богов как и мы?

— Некоторые отличия все же есть, мы не забираем чужие души, что бы продлить свою жизнь!

— Цвет, давай не будем ссориться. Это глупо!

— А мы и не ссоримся, просто ведем так сказать разговор по-взрослому.

Цвет улыбнулась, идя на примирение, я улыбнулась в ответ. Все-таки, она моя лучшая и единственная подруга, и этот акт непонимания нас не рассорит. Надо признать, что мы обе взрослеем, у нас меняются взгляды…. И в чем-то она права…

— Ладно, пойдем в комнату, надо еще подготовиться к обеду! Надо же не только на остальных посмотреть, главное ведь — себя показать!

Выпрямившись, мы чинно отправились в обратном направлении. Впереди ведь еще покорение адептов! Радует что сегодня на обеде вольная форма одежды, с завтрашнего дня нам доступна только школьная форма!

К тому времени как в дверь постучал магистр Орани, мы были уже во все оружии! Я блистала в изумрудном платье с V-образным вырезом и маленьким воротничком стоечкой, на шее висел кулон в виде огромного изумруда, на котором, маленькими алмазами было выложено созвездие Богов. В тон ему висели серьги — изумрудные слезки. Несколько перстней и браслет. Цвета сделала мне высокую прическу, из которой как бы случайно вырывались не послушные пряди, и украсила волосы маленькими изумрудами. Сама же она была одета в синее платье с таким же вырезом как у меня и с бриллиантовыми украшениями.

Я открыла дверь легким магическим порывом. Судя по лицу магистра, мы таки будем блистать.

— Дамы… э…, - лучшим комплиментом для нас были большие глаза магистра и очень низко отвисшая челюсть, — то есть адепты, — он нервно начал одергивать безупречный костюм, видимо пытаясь вспомнить зачем он здесь, струсил какие-то там видимые только ему пылинки с рукава, смотреть на это конечно приятно но хочется и лица других узреть. Мило улыбнувшись, я прошла мимо магистра и направилась к стае разноцветных, сверкающих драгоценностями ведьм, Цвета немного помедлила, и, проходя мимо магистра, улыбнулась ему так, что челюсть бедняги опять попыталась дотянуться до пола. Но Цвет придержала ее веером.

В столовую мы вплыли милым облаком разноцветного атласа и драгоценных камней. Магистр проводил нас к нашему столу, и, помедлив несколько секунд глядя в затылок Цветы ушел.

— Цвет, мне кажется, бедняга сражен.

Взглянув на эльфа, который направлялся к столу преподавателей, она ехидно улыбнулась сама себе и изрекла:

— Оклемается.

Вечер обещал быть насыщенным. Приветствие ректора Академии магистра Кориирна, было не долгим, но познавательным.

— Адепты, я рад приветствовать всех вас в нашей Академии, очень надеюсь, что она станет для вас настоящим домом на ближайшие пять лет. Сейчас для вас наступает самый волнующий период вашей жизни, — улыбнувшись всему залу, что вызвало несколько смущенный, но, очень слышный отклик со стороны студентов, ректор продолжил, — только прошу вас помнить, что учиться тоже нужно. Теперь о насущном. Расписание вы уже видели, на занятия прошу не опаздывать. Три опоздания и вы отстраняетесь от учебы, прогул — и вы отчислены. И помните, магия присуща каждому из Вас, но далеко не все вы умеете ей пользоваться, так что прошу не испытывать пределы ваших сил без наличия опытного преподавателя хотя бы в поле зрения, — и он внимательно посмотрел на стол за которым сидел старший курс боевых магов, видимо тем было чего смущаться так как взгляды по отводили все до одного. Немного помолчав, ректор добавил, — По традиции первый тост за вновь прибывших студентов. И так дорогие мои, за вас!

Мы все подняли наши кубки верх, и начался пир!

— Ри привет!

— Диметрий! Как ты?

— Нормально, как тебе в Академии?

— О! Я в предвкушении!!!

— Правильно, кстати не рекомендую сегодня не есть десерт.

— Не поняла?

— Да у местных тут традиция есть, всем новеньким в десерт пару заклинаний кидают, многие распознают, а те которые не замечают, будут неделю с прыщами на лице ходить.

— Фу, какая гадость. Так нельзя, это мерзко, расскажу об этом куратору!

— И даже не вздумай. Это как проверка на бдительность.

— Бред это, а не проверка.

— Не парься. А почему ты одна?

— В смысле одна? Вон Цвета танцует.

— Я не о ней. Где твой ненаглядный?

— Не понимаю о ком ты.

— О демоне, Ри, я о демоне.

Он так внимательно в меня всматривался, что у меня аж озноб по спине прошел. Странный он какой-то.

— У него имя есть.

— Не важно. Где он?

— Поздороваться хочешь?

— Не пришел?

— Дима, не перегибай палку.

— А то что? Демон появится и меня этой самой палкой побьет?

— Его зовут Архаэр.

Дима меня начал раздражать. Какая ему разница, где Ар, что с ним, да и в обще какое ему до меня дело. Я просто отвернулась и пошла к Цвете.

Он поймал меня за руку

— Прости, Ри, не хотел тебя обидеть.

— Я не обижаюсь, меня Цвета ждет.

— Если не обижаешься, — он протянул мне руку, — тогда танец?

Абсолютно не хотелось чувствовать его прикосновения. Но вроде, как и повода отказывать не было, тем более он меня на счет десерта предупредил.

— Ну, давай, потанцуем, как друзья.

И как на зло заиграла новая мелодия, я надеялась, что мы вольемся в круг танцующих, где-нибудь на середине мелодии, а тут…

— Расслабься Ри, я тебя не съем.

— Можешь попробовать, только боюсь, отравишься.

— Да уж, желчь все портит.

Мы обменялись ехидными улыбками и все забылось. Хотя собственно и забываться было не чему. Окончили танцевать мы уже, во всю веселясь, и подготавливая план мести. Может прошлым новобранцам и нравилось с прыщиками, но мне нет.

— Ну как, Дим, согласен?

— Ри, ты не боишься последствий? — не авантюрист мой Цвет, боится.

— Каких, Цвет? Мы такие же адепты, как и они, им значит, нас проверять можно, а нам нет? Так получается?

— Ты не митингуй тут, — зашипел Димка, — а то все раньше времени узнают. Объясни еще раз. Ты находишь источник подпитывающий заклятье, затем каким-то только тебе известным образом, — и он картинно возвел глаза к небу, — находишь того кто это сделал, затеял, и исполнил, и посылаешь им наше заклятье.

— А чего мы им сделаем, когда ты их найдешь? — наконец-то у Цветы мелькнула заинтересованность.

— Если честно я еще не придумала.

— Предлагаю так, с утра все кто имел отношение к этому делу, просыпаются с ослиными ушами — замечательно, в моей подружке проснулась ехидна, — а еще я могу создать экран в главном холле и на нем мы напишем имена тех, кто это сделал.

— Можем написать но, только десерт то не подействует, поэтому преступления не будет, — Димке явно не хотелось сдавать новообретенных друзей, — давайте лучше стишок напишем, его каждый прочитает и если человек причастен к этому, знал и не предупредил, то у него вырастут ослиные уши.

— Лучше мы, наверное, не придумаем, — хотелось то конечно чего-нибудь похлеще исполнить, но фантазия на пакости у меня никогда не была развита, вот позорные неожиданности — это другое дело, а запланированные пакости ну ни как!

— Ри, я думаю нужно навести морок, — Цвет явно стеснялась своего желания напакостить.

— На кого?

— На всех, пусть все кто поест десерт, с утра будут с прыщами — это будет морок, рано с утра пусть что-нибудь хлопнет, например, или взорвется, в общем, так, что бы все побежали в главный зал, а там уже наш экран и стишок. Его все равно все прочитают, морок спадет, а ушки вырастут.

— Отлично! На этом и порешим.

— Один вопрос Ри, — Димка явно не верил в успех задуманного, — как ты собираешься это сделать?

— Есть у меня одно секретное оружие, — говорила я уверенно, но сомненья были. Меня лес принял, и пробудил в крови силу эльфийскую вот ей-то я и собираюсь воспользоваться. Идея проста, мама всегда вызывала энергию природы и ей говорила и указывала что нужно. Энергия маму слушала, а значит и меня послушает, наднюсь.

— Ну что, приступим? — вопрос риторический

Нарисовав на полу пару необходимых мне знаков, я призвала силу эльфийскую. Это было что-то! Я не думала, что она так быстро отзовется, аж кровь забурлила, такое возбуждение охватило!!! У меня светились пальцы, это было красиво, оно восхищало! Я даже услышала, как ахнули мои сообщники. Да, я такая! Сила копилась, я чувствовала, как она нарастает, свечение перебралось на ладонь, оно было такое красивое, что глядя на него, напрочь забыла, что я делаю.

— Ри, поторопись, если тебя увидят сидящую на столе с десертами, то ослиными ушами не отделаешься.

Да, Димка прав, не буду на руку смотреть.

Я ее услышала, эльфийскую силу! Она говорила со мной на наречии древних, она отзывалась как эхо в моей голове, это были отголоски тысячи живущих много лет назад эльфов, я не знала, как это слышать силу, но сейчас. Сила может стать наваждением, услышав ее однажды, я уже не смогу забыть, в том, что я буду ее призывать ее еще не раз, нет сомнений.

Мне всегда говорили, что силу нужно уважать. Но я думала, это значит уважать людей, которые умеют ее правильно использовать, существ у которых ее много. Сейчас мне стало ясно- сила, магия — это живое существо, и его нужно уважать, и я очень сомневаюсь, что выражение мы обладаем силой верно, сейчас слыша зов магии мне кажется, что это она обладает нами. Меня не учили наречию древних, но его знала моя кровь.

— Каэр эш ларса оро нои эвь йоро, оуро но воэр эвва, — я попросила силу найти всех кто причастен

— Оэри… — сила согласилась и выполнила

— Кореа нейра вер, — поблагодарила я

В голове шумел ветер, который раскачивал голоса силы, она уходила, сначала исчезли голоса, потом шум ветра и только потом ушло свечение.

— Ну ты дала!!! — Димка был в каком-то шоковом восторге, что ли.

— Спасибо, я старалась.

— Ты эльфийка! — он продолжал барахтаться в своем полу шоке.

— Нет, но частичка крови присутствует

— Но сила! Никто никогда не видел магию эльфов! Я глазам своим не верю!!!

И в состоянии аффекта он выбежал из кухни, явно намереваясь поделиться с кем-то. Ооу, вот тут-то я и напортачила. Мама меня не предупреждала о том, что это тайна. Чувствую быть беде по хлеще ослиных ушей! Да еще Цвета стоит, скрестив руки и очень выразительно на меня смотрит, ее взгляд говорит — конец тебе Ри. Мы выскочили в зал, и я увидела, как он направляется к некромантам, которые стояли кружком у окна. Я никак не могла этого допустить. Не знаю что такого страшного в этом, но раз все скрывают, значит так надо.

Ведьма ведь от слова ведать. А в данный момент я ведала только один способ как исправить сотворенное.

Я догнала его почти у друзей. Резко развернув к себе, взяла его лицо в ладони, заставляя, наклонится ко мне поближе, и, глядя в глаза начала читать:

— Забудешь о том, что сегодня было, алою зарею заклинаю, солнцем белым закрепляю, все, что произошло из памяти ушло. Забудешь о силе моей, забудешь о разговоре нашем, забудешь о том, что сделали. Ветром серым из памяти выдуло и рассеяло, алою зарею заклинаю, солнцем белым закрепляю.

Опустив руки, я увидела, как туман вызванный наговором, в его глазах рассеялся, и они стали приобретать свой неизменный болотный оттенок. Взгляд сфокусировался. На мне. Только сейчас я поняла, как это выглядит со стороны. Мда, пробежалась через весь зал и почти поцеловала, а теперь стою, смотрю. Мда. Димка видимо тоже подумал, что стою не просто так.

Я не могу сказать, что поцелуй мне не понравился, но ни один мускул моей души не шевельнулся, ему до Архаэра было так же далеко как отсюда до столицы… на коленках… ползти.

— Я же предупреждал, ох уж эта молодежь!!! — Магистр Кориирн стоял у меня за спиной, я затылком прочувствовала его осуждающий взгляд. Стыдно мне стало…

— Простите магистр, — Димка стоял, как бы так по-хозяйски держа меня за руку.

— Мне пора, Цвета ждет, — я слишком порывисто вырвала свою руку и убежала, в прямом смысле слова убежала, мне было неловко. Димка все не правильно понял, хотя, разумеется, как он мог понять иначе, о, Сила.

Уже из комнаты я отправила Цвете письмо о том, что жду ее. Ждать пришлось не долго.

Цвет вплыла в нашу скромную обитель с осуждением в глазах и не понятной ухмылкой на губах.

— Поздравляю, твой страстный поцелуй произвел фурор.

— Все видели?

— Еще бы! Промчалась за любимым через весь зал! Супер Ри, лучшего ты исполнить не могла!

Ну, дрянь, а не подруга!

— И как?

— Что как?

— Как он целуется?

— Нормально.

— Нормально? А где же охи и ахи.

— Цвет, пойди и поцелуй его, а потом обсудим. Идет?

— Хорошо, так и сделаю. Пусть вся Академия думает, что мы с тобой с большим удовольствием и согласием делим одного парня на двоих.

— Все Кресс, мы квиты. Давай лучше подумаем, чего на экране завтрашнем напишем.

— Идеи есть?

— Нет.

— Я так и знала!!! — и мы уселись за листы бумаги, занимаясь сочинительством.

Бомба была запланирована на восход, по этому, мы были готовы, посмотревшись в зеркало, убедились, что морок работает. Прыщиков было больше чем достаточно.

Громкий хлопок потянул за собой кучу возгласов, понеслось хлопанье дверей охи ахи, и крики, и ругань.

— Началось!

И мы, последовав всеобщему настрою, побежали в главный зал. А там, в воздухе красовались огненные буквы, видные для каждого кто их читает, как будто они написаны перед ним. Это, кстати, было самым трудновыполнимым!

Все вновь входящие читали:

«те, кто хотел прыщами наградить людей невинных, не избежит ношения ушей ослиных»

— Что здесь происходит?! — раздался громоподобный голос ректора

Ему вторила толпа народа, часть из которой была в жутких прыщах.

-Цвет глянь! — я мотнула головой, не далеко от нас стояли двое ребят, которые изрядно хохотали глядя на страшные мордашки однокурсников. И они оказались единственными у кого росли ушки!!!

— Чьих рук дело? — Кориирн не унимался, — не признаетесь, я все равно выясню.

В том, что это так я не сомневалась. Подняв руку, я сняла со всех морок, ребятам тут же стало не до смеха. Теперь потешались над ними.

— Родегорн, Кресс, ко мне в кабинет. Живо!!!

— Раслабся Цвет, ну не отчислят же нас еще до начала учебы?!

— Надеюсь. Но эффект мы произвели колоссальный.

— Это уж точно.

Кабинет директора. Что тут скажешь? Большой, темная мебель, пушистый ковер, много книг и всяких приспособлений. Глобусы, фигуры… Вроде как всего много но взгляду зацепиться не за что.

— Чья идея? И чье исполнение? — ректор сразу перешел к делу.

— А кого вы отчислить собираетесь. Того кто сделал или придумал? — рваные, короткие фразы ректора, навевали ужас, хотелось как-то разговорить его, что ли?

— Если не ответите, отчислю обоих.

— Это моя идея, — мы с Цветой произнесли это, не сговариваясь абсолютно синхронно.

— Понятно — и помолчав, продолжил, — Девчонки ну вы даете!!! — и круглое лицо ректора расплылось в довольной улыбке, — да вы присаживайтесь. Ну, вы и шороху наделали! Альиэр опасный противник. За пять лет его обучения еще никто против, не выступал. Поздравляю ведьмочки, вы первые! — видимо предвкушая удовольствие от наших пакостей, он аж в ладоши прихлопнул.

— То есть нас не отчислят?

— Нет конечно! Как можно таких способных ведьмочек отчислить. Признавайтесь, долго экран лепили?

— Да, пол ночи, — я решила честно сознаться.

— Давно я этим отпрыскам намекал, что пора бы уже тактику сменить, все знают, что новобранцев десертом проверяют. На мой взгляд, тупее не придумаешь.

— Точно, — мы кивали, делая вид, что план разработан заранее, хотя, если бы не Димка, то… ой даже думать не хочется.

— Ладно, ведьмочки, вперед грызть гранит науки! Да, и Сабрияна, пожалуйста, постарайтесь умерить свой любовный пыл, не думаю, что вам и Деметрию стоит так явно демонстрировать свои чувства.

— Мы ничего не демонстрируем, и нет никаких нас с Деметрием, это…

— Родегорн, а вы та еще сердцеедка, по моему ваша информация будет в новинку Диме.

Ну что на это скажешь? Сделав реверанс, мы покинули кабинет ректора. Цвет шла чему-то, улыбаясь, а я представляла, как должно быть глупо выглядит реверанс в пижаме.


Школьная форма ведьмовского факультета была банальна и проста: темно бордовое платье в пол с высоким воротником стоечкой и v-образный не глубокий вырез, образ завершался стандартным черным заколдованным плащом. Все, что ложилось в карманы уменьшалось в тысячи раз, поэтому ведьмы могли носить с собой в прямом смысле слова тонны всяческих настоек, трав и зелий. Волосы я собрала в хвост и пошла к зеркалу. На меня смотрела довольно симпатичная незнакомка, не смотря на странный, и не модный цвет, платье мне шло, оно каким-то странным образом подчеркивало янтарный цвет глаз, волнистые волосы которые лежали длинным хвостом на правом плече благодаря черному плащу и бордовому платью приобрели красивый шоколадно-рыжеватый оттенок. Взяв в руки метлу, я еще раз улыбнулась своему отражению, надо признать учеба мне к лицу.

— Цвет я уже.

— Одну минутку.

И тут Цвета выпорхнула из ванной комнаты. Надо же, а я думала форма мне к лицу… Цвета была обворожительна, русые волосы собраны в высокую прическу, в которой кое-где мелькали жемчужинки и бордовые ленточки, казалось что их просто случайным образом рассыпали, на руке красовался перстень с бордовым самоцветом в окружении черных жемчужин, на лице легкий макияж, в ушах серьги… В общем Цвета в ударе!

— Ну как я?

— Цвет, ты куда в таком виде собралась? Мы же на занятия, а не на бал!

— Я в курсе, просто решила хоть как-то разукрасить эту скучную форму.

— На твоем фоне я выгляжу как страшный гном

— Не страшный и не гном! Тебе очень идет, правда!

В коридоре был до сих пор слышен шум голосов, видимо, народ все никак успокоится, не может.

Путь в столовую пришлось в прямом смысле прокладывать, такое количество народу было! Все куда-то спешили, бежали, расталкивали друг друга, в общем, было больше похоже на балаган чем на утро в Академии Магии! Я то себе на представляла: чинно и вальяжно расхаживающих по коридорам замка адептов, проплывающих учителей, и все такие спокойные, так сказать знающие себе цену, а тут… беготня, толкотня, да и вообще зазевавшись можно смело получить телесное повреждение! Хотя надо признаться к всеобщему бедламу мы приложили руку.

Столовая встретила нас громким невнятным гулом. Экран уже убрали, но шепот говорил о том, что он не забыт! Столов было много, за ними сидели разноцветные адепты всех курсов вперемешку, в смысле форма у них разноцветная. В дальнем углу зала сдвинув столы, сидело бордово — черное облачко первого курса, ведьмочки!

Наши с Цветой места были свободны, на против каждого стоял поднос с завтраком, все одинаковые.

— Дамы, вы как всегда опаздываете!

— Мила, а с каких пор тебя волнует наша успеваемость?

— С тех самых, как я назначена старостой, — поразительное и непропорциональное сочетание гордости и желчи (по идее гордости должно было быть больше, ан нет) в ее голосе, заставило скривиться, лично меня.

Мы с Цветой улыбнулись друг другу и сели завтракать, полностью проигнорировав новоиспеченную старосту.

— Давайте может, еще раз познакомимся, а то вчера такая суматоха была, всех имен и не запомнишь сразу, — первой заговорила, хорошенькая девочка, сидевшая напротив меня. У нее были красивые черные волосы, такие же вьющиеся и не послушные, как и у меня и зеленые глаза, а личико было такое пухленькое, что я сразу вспомнила свою куклу — Алью, уж очень они были похожи.

— Давайте, повторим! Я Сабрияна.

— Цвета.

— Ева, — ответила живая копия моей куклы.

Дальше начала представляться так сказать наша половина стола, с одной стороны она заканчивалась Милавой, с другой какой-то «восковой фигурой» в смысле барышня была настолько жеманна, с томлением в глазах, невероятно сложной прической и большим количеством украшений, можно подумать, что прям королевская дочь, ее имя так и осталось в секрете, ничего на занятиях выясним:

— Ярослава

-Окриина

-Дарья

-Йолия

— Златья

-Эллина

Остальные сначала посмотрели на Милу, и видя что та продолжает молча жевать и не собирается представляться, решили подражать ей. Ну и ладно мы сели поближе друг к другу и начали знакомиться.

— Девчонки, — заговорила Яра, — вы видели старший курс боевых магов?

— Нет, а где они? — Дарья начала крутить головой как — будто та на шарнирах

— Дара, перестань! Они сидят сзади тебя. И смотрят!!! — судя по выражению лица Йоли, в нашу сторону смотрел только один маг и видимо на нее.

— Ой, — румянец Даре был к лицу, он хорошо подчеркивал ее светлые волосы.

— Ведьмочки, прошу всех пройти в аудиторию для занятий, — Милава, так сказала, будто всех нас тут в Великие Магистры посвятила.

— И без тебя в курсе, — я гордо поднялась, и не очень гордо свалила стул, на котором сидела, ну теперь можно не сомневаться — на нас смотрят все! Мне не привыкать, я взяла метлу, и как можно выше задрав подбородок, поплыла к выходу, оставив, двадцать пять ведьмочек, решать: поднять стул или все же пойти в аудиторию, вернее двадцать четыре, Цвета после секундного замешательства пошла за мной.

Уже у дверей я почувствовала на себе пристальный взгляд, оборачиваться не стала, мало ли… Сердце подсказывало, это «ослиные ушки».

Кабинет ВИ или Ведьмовских Искусств находился на втором этаже четвертой башни, это было просторное помещение, с большими окнами, и тринадцатью столами для адептов, место преподавателя было обустроено на возвышенности прямо перед нашими столами.

— Доброе утро ведьмы.

Преподаватель был очень даже хорош собой! Темные короткие волосы, живые янтарные глаза!!! Он вампир!!! Ухты. Ведьмаки, да еще и вампиры, вообще очень редко рождаются, так редко, что практически никогда! Надо же.

— Здравствуйте! — ответил стройный хор

— Меня зовут Морио Эр Соль’Орно, я преподаватель Ведьмовского Искусства. Начнем с проверки вашей подготовки, кто ответит, что такое ведьмовское искусство? Лориина?

«Восковая фигура» встала, явно кокетничая с преподавателем, убрала волосы с плеча, и лишь потом ответила елейным голосом:

— Это искусство познавать истину ситуации и видеть ее истоки.

— Спасибо, Лориина. Йоли, как ведьма творит магию?

— Ведьма не творит магию, в этом наше отличие от магов, мы используем энергию того места где находимся, для создания заклинаний, по этому быть ведьмой значит еще и ведать о том какую энергию можно использовать с каким заклинанием.

— Хорошо, теперь Сабрияна, что такое энергия?

— Энергия — это чистая сила, которая вырабатывается всеми живыми существами, но она проходит сквозь мир и смешивается с эмоциями тех самых живых существ, поэтому, всегда нужно четко определять, какая энергия в месте ворожбы, сколько в ней примесей и каких.

— Чем нам грозит неверное определение примесей в энергии, Окриина, приведите пример.

— Например, ворожба происходит на месте старого заброшенного кладбища, а теперь там стоит, ну скажем базар, и так примеси в энергии будут — смерть, боль, слезы, радость, жадность, испуг и так далее, и неверно подобрав заклинание можно ударить врага смесью смерти или послать в подземный мир вместо того чтобы например связать вора.

— Молодцы, девочки, теперь открывайте свои тетради, — мы коллективно зашуршали плащами, — и приступаем к получению новых знаний! Первая тема, искусство определения примесей в энергии.

— Мы уже проходили это в школе, — так же мерзко, как и с нами, заговорила Мила с преподавателем, она явно переоценила значимость старосты группы.

У преподавателя был очень цепкий взгляд, он внимательно осмотрел ее с ног до головы, а потом пристально всмотрелся в глаза, мне даже показалось, что он ворвался в сознание Милы, а потом улыбнулся ей, очень не добро так.

— Милава, расскажите метод определения примеси боли физической от боли душевной? — Мы не проходили это, и Мила молчала, — возможно, вы расскажите, как определить примесь счастья от радости? — Милава продолжала молчать. — Понимаете, ведьмочки, — он оглядел нас с лукавой усмешкой, и уже более мягко продолжил — ведьмовское искусство это тяжелый и сложный предмет, наверное, с этого нужно было начать. — он покачал головой, — я думал вы и так все понимаете, — еще один «колючий» взгляд на Милу, и кивок разрешающий ей сесть на место, — Быть ведьмой значит ведать. Даже хорошая ведьма или ведьмак не может ведать все! Но ведать многое мы можем! Для этого мало, просто уметь определять энергию места, нужно еще научиться разделять примеси, знать время ее образования и накопления, находить точки ее блокировки и застоя! А ведь для каждого чувства и эмоции есть свои методы, и их нужно знать! Приведем пример, вас приглашают на работу, есть замок, в нем живет семья, у них постоянные беды, болезни, неурядицы и так далее. Просят вас как специалиста дипломированного с этим справиться. Ваши действия? — Все задумались, но Мила, видимо, решив реабилитироваться в глазах преподавателя, подняла руку. Профессор кивнул, давая ей возможность ответить.

— В первую очередь нужно утихомирить и расспросить домового.

— Почему сначала утихомирить, а потом расспросить?

— Потому что он все это вытворяет и так понятно, теперь нужно понять зачем.

— Как вы определили, что это проделки домового?

— Они всегда что-то вытворяют, если им не нравится что-нибудь. Могут вещи прятать, или жителей пугать.

— Вы когда-нибудь сталкивались с домовым — убийцей?

— Лично я — нет. Но уверенна, это возможно. Можно, например, умереть от страха.

— Ответ принят. Еще варианты будут?

Чем я Милы хуже, у меня тоже мнение есть.

— Сабрияна вам есть что добавить?

— Да, я бы сначала познакомилась с силами и духами этого места. Не думаю что это выходки домового, они ведь охраняют семьи, он может там вещи прятать, если хочет чего, но убивать нет. По этому, я бы со знакомства начала, потом бы выяснила причины смерти, определила преобладающую энергию места и так далее.

— Уже ближе к истине. Еще кто-то ответит? Йоли?

— Да профессор, я согласна с Рияной, но думаю, еще неплохо было бы изучить историю местности.

— Правильно, и так докопались до истины, с допросов и утихомиривания, образованные ведьмы не начинают. Как правильно выразилась Йоли, все начинается с истории. Вам расскажут, например, что замок старинный, но теперешний хозяин его перестроил лет десять назад и начались у них проблемы: деревья сохнут, люди мрут, скот всяческие болезни косят. Напрашивается вопрос домовой или леший? Но вы же ведьмы! Вы ведаете! Вот здесь вам и понадобятся методы определения энергий и очищения ее от примесей! И только применив их, вам станет ясно, что происходит. Бывает все просто — он кладбище старое потревожил, а бывает сложнее. Был у меня в практике подобный случай, так там крыло замка достроили, а потом оказалось, что как раз под этим крылом подземная река проходит. А во дворе замка колодец с питьевой водой из той самой реки!! Я по реке к истоку поднялся, и оказалось, что река идет не просто через кладбище, а еще и через городскую тюрьму проходит. Представляете, сколько информации вода в замок несла?! Она ведь как губка, что люди говорят, думают, делают, все впитывает и выдает!!! Вода то течет, она не стоит! С ней на много тяжелее чем просто с энергией. Пока очистишь, она уже новую информацию несет. Но, применив знания по Магии Воды, я нашел выход из положения. Просто пригласил водяного! Сделал подземное озеро, и попросил водяного очищать водичку! В этом и заключается ведьмовское искусство — находить выход из ситуации, из любой! Не можешь сделать сам, найди того кто может. В моем случае это водяной. Ему там и питаться есть чем, все-таки столько энергии!!! Знание Ведьмовского Искусства — это основа основ, она нужна и для Воздушной магии и для боевой. Так или иначе, но она участвует во всех научных дисциплинах, которые, вы познаете в нашей Академии. Теперь понятно, почему так важно знать методы?

— Профессор?

— Да Ева?

— Но ведь можно посмотреть архив и старые планы замка, можно поговорить со старожилами.

— Можно, если архив есть и старожилы остались. А вот если вас пригласили что бы определить подходит бывший участок для рынков, например, для строительства библиотеки? Участок как участок, а коль был рынок то и энергий много. И все их прочувствовать нужно, определить, может какие убрать. Понятно?

— Да, спасибо.

— Тогда продолжим.

Занятие было тяжелым, мы много записывали, о многом говорили, преподаватель был очень хорошим и терпеливо относился к нашим, порой глупым вопросам. Но прозвенел звонок, еще до финальной фразы преподавателя Мила выскочила из аудитории.

— Занятие окончено, все свободны — немного опешивши, сообщил профессор.

Преподаватель вышел первым, в смысле после Милы, и мы все засуетились, надо бежать на следующее занятие ЗТС или Зелья, травы, сборы. Судя по расписанию и прилагающийся к ней карте бежать нам в другой конец замка в башню номер одиннадцать, на первом этаже которой, размещается оранжерея лекарственных растений, она же аудитория ЗТС.


Мы с Цветой шли последними. По переходам и коридорам лавировали между остальными адептами, в пути мне удалось рассмотреть, что боевые маги носят черные костюмы и плащи с золотой изнанкой, а эльфийский факультет одет в светло серые платья и плащи у них подбиты зеленым.

Но тут я опять почувствовала на себя взгляд, и, обернувшись, встретилась с его обладателем. Это был боевой маг, судя по форме, причем явно не первого курса. Почему-то у меня волосы на затылке зашевелились, когда наши глаза встретились.

Цвета что-то спрашивала, но я не слышала ее.

Он поднял руку, и я увидела, как с пальцев сорвалось заклинание, энергия была только что создана и я ее не распознала, но вдруг все вокруг остановилось и стало очень прозрачным, а маг медленно начал приближаться ко мне. А он красив, очень даже. Правда глаза суровые и серые… Длинные черные волосы собраны в хвост на затылке, губы растянуты в некоем подобии полуулыбки, а глаза серые, холодные, и жестокие, и они сейчас впились в меня, лицо было знакомым, и, дорисовав пару ослиных ушей, я узнала его — Альиэр.

— Здравствуй, — голос тоже жестокий, и резкий, и злой.

— Мы знакомы? — я старалась говорить с легкой ноткой веселья, а то уж очень мне не по себе рядом с ним.

— А с не знакомыми здороваться не нужно? — он очень ехидно мне улыбнулся и еще более пристально всмотрелся в глаза, и тут мне стало страшно, я смотрела в его серые глаза и видела боль, мою боль!!! Я чувствовала что — то ужасное и опасное, эмоцию, имя которой не было, этот человек несет мне муку, и боль. Наверно смерть — это в лучшем случае. Неосознанный крик сорвался с губ! Сердце барабанило! Меня никто не услышит, в этом я была уверенна! Глупо то как, пострадать за то, что не хотела пострадать от его заклятья!

— Альиэр!!!!

Я бы узнала этот рык из тысячи! Еще не видя его, я уже чувствовала его присутствие, как он узнал?!!! Между мной и магом метнулась Тень. И только теперь я увидела его. Архаэр!!! Он здесь, но как? Зачем? Откуда он узнал? И вообще, что происходит?

— Надо же, какие персоны! — нагловатым тоном протянул Альиэр.

— Не смей! — Архаэр говорил тихо и спокойно, но, даже не видя его глаз, я чувствовала силу скрытой угрозы. Мое самолюбие торжествовало! Он меня защищает!

Выглянув из-за плеча моего спасителя, я увидела, как Альиэр поднял вверх бровь, и нагло ухмыльнулся.

— Хочешь сам?

— Исчезни, она моя.

«Она моя!!!» эти слова музыкой разлились в сердце и отозвались ярким и горячим румянцем на щеках.

— Ты уверен?

— Исчезни.

И он исчез. Без тумана как делают архимаги, а просто растворился… как демон.

Неловко как-то, он стоит ко мне спиной, молчит, во всей позе сквозит напряжение.

— Ри, — он скорее простонал мое имя, чем произнес, и только сделав глубокий вдох повернулся.

Мне было все равно, даже если бы на нас смотрели сейчас мои родители, весь преподавательский состав Академии, да хоть кто! Я смело шагнула вперед и очутилась в его объятиях! Целый месяц он мне снился, я думала о нем каждую секунду своей жизни и вот наконец-то я его вижу и чувствую и…. Я не надеялась еще хоть раз его увидеть, были планы, конечно, попытать Чуру, но, но…. И вот, теперь он появился здесь, где-то вне пространства и времени, он пришел меня защитить! Не знаю, правда от кого или от чего, но защита его мне явно была нужна.

— Ри…

Я отстранилась, еще раз вдохнув такой, как оказалось дорогой мне запах. Подняла голову и… эх… я думала, поцелует…

— Прости меня… — Ну вот еще, чего это он?

— За что?

Опять молчит

— Не важно. Я скучал.

О, Сила!!! Все как в моих мечтах!!!!

— Ты… мне не хватало тебя. Надо же две встречи …сначала пытаешься убить, потом целуешь, а потом ноги оттаптываешь, прикрываясь танцами,… что будет дальше?

Он улыбался, ласково, но мне стало стыдно, опять.

— Объясни мне, пожалуйста, что происходит?

— Ничего существенного, больше это не повториться, так что не тревожься.

— Он хотел моей боли и смерти, и за что спрашивается? За пару ослиных ушей?!!! Это не существенно?

— Он исчез, и теперь это не существенно. Тем более теперь ты будешь под моим присмотром, — Он вытащил из кармана медальон и одел на меня. Это был простой кулон из какого-то металла, в виде распластанной капли, я думала, что почувствую холод от его прикосновения к телу, но температура кулона ничем не отличалась от моей, только цепочка немного холодила шею, — просто носи его всегда. Так мне будет легче найти тебя.

— Значит, в этот раз было тяжело? Как ты узнал?

— Я услышал…

— Его монолог?

— Твой испуг…

Архаэр услышал мой испуг? Он чувствует мои эмоции? Все?!!!! Очень стыдно!!! А ведь эмоции у меня были разные… некоторые настолько не пристойные, что я даже думать о них, при свете дня стеснялась!!!

— Да, и эти тоже… — на этот раз поцелуй был другим, тогда на «пиру у неЧести» это был наплыв чувств, алкоголь и его последствия, а сейчас, сейчас это была нежность, сила и страсть. Он вкладывал в поцелуй чувства, в прошлый раз были только эмоции, а сейчас…. Я таяла с каждой секундой, его руки, крепко обнимавшие меня за талию, сместились, он гладил спину, путался в волосах. Неожиданно, за моей спиной возникла стена, Архаэр прислонил меня к ней, и видимо только прикосновение холодного камня смогло меня отрезвить. Что я делаю? Если сейчас это произойдет, по моей воле, то демон навсегда получит часть моей души!!! Я буду подпитывать его всю свою жизнь!!! Но к моему удивлению Архаэр остановился первым, наверное, опять эмоциональный фон считал.

— Ты заблуждаешься, милая, если бы меня интересовала твоя энергетическая подпитка, я бы ее уже получил, — в его голосе слышался упрек и легкая тень горечи.

— Прости. Слишком много событий, слишком все стремительно, и так нельзя… так не бывает! Ты … я ничего не знаю о тебе. Ты для меня эфемерен, как персонаж книги…. Наши встречи настолько странные и неожиданные. Да и сколько их было-то всего? К ним не подготовишься, я не знаю когда увижу тебя, да и вообще я видела тебя дважды в жизни! Я совсем ничего не знаю о тебе! Пойми, иногда мне кажется что ты — это всего лишь плод моего воображения…, - я говорила быстро, мне хотелось выложить все о чем я думала весь этот месяц, не известно ведь появится он еще раз или нет, да и сама ситуация меня угнетала. Просто бред. Две встречи, по-моему, первая любовь, неизвестный тип, да еще и демон. Катастрофа, а не первая любовь, вот что это!

— Мда, у тебя поразительная скорость речи! — он что, смеется надо мной? — А у меня ощущение, что мы знакомы, целую вечность, мне кажется, я знаю тебя как себя.

— Я не читаю твоих чувств… мне сложнее…

— Знаешь, на свете не так уж много существ на чьи чувства я обращаю внимание.

— Приятно знать, что я одна из не многих, — не удержалась, зачем язвлю?

— И единственная кто владеет моими чувствами, — он продолжил, не как не реагируя, на мою поднятую в легком недоверии к его словам бровь.

А что сказать то? У меня тут первая любовь в разгаре, как-никак. Только вот есть в этом, что то неуловимо странное.

— Знаешь, наш разговор сейчас напоминает театр абсурда на выезде.

— Театр абсурда? Да еще и на выезде?! — он улыбался, да так что я даже забыла, что хотела сказать дальше, — ну и словосочетания ты создаешь!

— Перестань, ты меня отвлекаешь.

— Больше не буду, — сказал Ар, заправляя выбившийся локон за ухо.

— Архаэр, посмотри на это с моей стороны, как ты сам выразился: сначала пыталась тебя убить, потом поцеловала, а потом ноги оттоптала, прикрываясь танцами, а вот далее у нас разное, ты знал, что я чувствую и думаю о тебе, но я ведь не знала, я думала о тебе целый месяц! Но ты не появлялся, значит, тебе было все равно. И тут вдруг ты вырастаешь между мной и этим как его?

— Альиэр.

— Да, Альиэром, и намекаешь на какие-то чувства.

— С твоей стороны все выглядит как то по-другому.

— Да уж.

— Медальон забрать?

— В смысле? — я инстинктивно сжала в руке металлическую капельку, не хочу я с ним расставаться.

— Ну, я понимаю, что в моем сознании мы встречались каждый день и,… но я действительно не подумал о том, что для тебя встреч было всего две. И конечно с твоей стороны мое поведение абсурдно. И если ты больше не хочешь…. В смысле я могу забрать медальон и…

— Расскажи о себе, — почему то стало не выносимо наблюдать за ним, он нервничал, сбивался, но суть я уловила, его интригует то, что происходит между нами.

— Что ты хочешь узнать?

— Все.

— Ну, я вырос при дворе Темного Императора, приехал в Рантеру с посольством, ну что еще?

— Как ты попал на мой выпускной?

— Я постоянный почетный гость на Ваших выпускных балах. Должен признаться, что был на каждом, но радовался этому только на последнем.

Мне льстила его речь, и я не могла остановиться. Все-таки, когда тебе в семнадцать лет, вернее почти в восемнадцать, оказывает знаки внимания пусть и такие странные, тааакой мужчина, сложно оставаться в здравом уме.

— И что же ты такое сделал, что стал почетным гостем?

— В свое время помог срочно восстановить библиотеку, после того как парочка студентов некромантов оживили скелет маленького огненного дракона, помниться он до сих пор там стоит, только теперь весь в окружении магических защит.

— Дракончик? Мне об этом еще мама рассказывала, это было несколько поколений назад,… сколько же тебе лет?

Глупый вопрос. Не надо было спрашивать, я и так знаю что он старше, ну зачем мне знать больше!

— Неужели это так для тебя важно?

— Просто… на самом деле … да, важно.

— Настолько, что здесь, — он коснулся губами моего уха, — и сейчас, — его рука еще крепче прильнула к моей спине, — ты хочешь поговорить о моем возрасте?

— Просто ответь мне, пожалуйста.

— Тебя интересует возраст, так сказать, по внешним показателям или сколько времени прошло с момента моего рождения?

— Ар, просто ответь мне, пожалуйста.

— Сто тридцать пять

— Сколько! В смысле… я … это так много, не в том смысле, что ты старый… просто…

— Ну же, договаривай

— Между нами, это ведь не серьезно, если …, - я сама не верила в то, что говорю это, да собственно я толком и не знала, что конкретно хочу сказать. Я знала только одно: узнай отец, что я влюбилась в демона, он меня по голове не погладит, а когда узнает о его возрасте — убьет нафиг.

— Потому что я демон, или потому что я старше? И при чем здесь твой отец, — на губах улыбка, он что, посмеивается надо мной? Я забыла, он читает чувства и мысли наверно… ох…, - Ри?

— Ты демон…..

— А если бы я не был демоном?

Он же не ушел вот так сразу. Может…, стыдно было признаться самой себе… я не хочу, чтобы он уходил, а с папой…? Ну, будем решать проблемы по мере их поступления, не известно ведь что дальше будет.

— Тогда, я, наверное, позволила бы продолжить наше общение, — я заигрывала с ним, о Сила, ну не могу, не могу отпустить его.

— А если бы дальше я тебя еще раз поцеловал?

— Я бы сначала по сопротивлялась… для приличия…

— Не долго, я надеюсь?

Он опять наклонялся, одной рукой он держал меня за талию, а другой опирался на стену, на уровне моей головы. Его губы практически касались моих, но он не целовал.

— Значит все дело в том, что я демон? Это что-то для тебя меняет?

Я знала ответ, и он его знал.

— Нет…


Гул голосов ворвался в мое сознание, я снова шагала по коридору вместе с остальным набором ведьмочек. Архаэр вернул время, даже не предупредив меня! Я старалась смотреть в пол, так как румянец и не пытался покинуть мои щеки. Недолго думая, послала ему эмоцию досады.

До конца дня оставалось еще три занятия: ЗТС, основы боевой магии, и основы воздушной. По окончанию ЗТС нам сообщили, что в расписании ошибка и боевая магия последнее занятие на сегодня, а воздушная следующее после ЗТС.

После окончания занятий мы отправились в столовую. Остальные ведьмочки предпочли общество Милы, по этому, мы вдевятером заняли столик ближе к центру.

— Ну, как вам первый учебный день? — Злата выглядела так же живенько как рыба, которая вялится на солнце, — лично у меня вообще нет сил!

— Боевая магия реально тяжелый предмет, — Элли говорила как вестник коллективного разума.

— А я хочу уже огненные шары создавать — Дарья с такой печалью это сказала, видимо понимая, что прежде придется еще не одну тонну литературы перечитать и не меньшее количество исписать.

Их разговор абсолютно не мешал мне вести задушевную беседу со своим я. И так:

Сегодня меня почему-то хотели убить — это первое.

Архаэр примчался меня спасать — это второе.

Он читает мои эмоции и скорее всего, мысли — это третье (на мой взгляд, самое плохое).

Милава уже умеет, и создавать и использовать огненные шары, откуда? — это самое важное.

Мда, ну и денек.

«Да ладно, — вставило подсознание, — во-первых тебе не привыкать, а во вторых толи еще будет!!!» И разразилось наглым смехом.

4 Глава. Архаэр


Я стал много времени уделять работе. Все-таки Посол.

Теперь каждый мой день начинался и заканчивался Рияной, я не видел ее больше, но каким-то сверхъестественным образом чувствовал. Я знал, когда она думает обо мне, я ощущал тепло, и тоску. Она скучала. Мозг, конечно же, сообщал мне о последствиях, но во мне что-то изменилось, на столько, что на последствия мне было просто плевать. Неделю назад я познакомился с милой дамой, которая не прочь была продолжить знакомство, но в последний момент я понял, что не хочу! Если бы кто-то из моих дружков узнал об этом, высмеяли бы. Но я не хотел никого кроме Ри. Эта девчонка врезалась мне в голову на столько, что остальные стали не нужны. Вечерами я чувствовал, как она думает обо мне, засыпая. В какой-то момент я подумал о том, что будет, если я так и не появлюсь. Вероятно, она найдет себе какого-нибудь юнца, и будет счастлива. От мысли, что этим кем то, может стать тот некромант меня подбросило.

Несколько дней назад Помп рассмотрел во мне энергию влюбленности. Я его послал, и мы напились. Правда, во избежание последствий у меня дома. Мне то, как Послу Империи целый особняк в центре их столицы Крипти выделили. Правда, первое, что я сделал, это настроил в нем кристаллы на переход в Оэрон, там мне было уютней.

В конце недели у меня первое собрание после того как я дал задание команде найти того кто готовит войну. А после я отправлюсь к ней. Просто что бы увидеть.

Сегодня было важное совещание. Мои ребята должны были выйти на след.

— Господин посол, — лакей, стоявший в дверях кабинета, ждал, когда я закончу читать письмо, — все собрались.

— Приглашай.

Собрание было не слишком информативным. Мы проверяли всех и каждого, собирали подноготную на всех глав родов, на министров, короче на каждого кто мог бы иметь выгоду от этой войны, но толком ничего не нашли. Естественно Магистрат думал, что мы сами ее затеем. Все государства Изначального мира, были уверены, что мы пьем их души, пусть так и думают, нам спокойней — нас боятся, и им интереснее — есть чем заняться. Хотя непонятно каким чудом Рантера подписала с нами Мирный договор, да еще и посольство приняли. Понятно, что Император даже мне всего не рассказывает, но, но…. И вся эта возня с зачинщиками. Видящие Императора были в состоянии и без меня найти их, Тайная Канцелярия работала на много лучше меня. Тогда зачем им я, и какой толк давать мне такое глупое задание? А эти постоянные отчеты Тайному советнику. Я конечно понимаю, что он на то и тайный что лица его никто не знал, но эта постоянная безликая маска она меня просто бесила. И каждый раз они расспрашивали меня, что да как. Кого встретил, кого подозреваю? За всем этим стоял какой-то другой важный смысл, что-то, что они качественно прятали. Но что?

Уже в конце заседания я испытал испуг. С начала даже не осознал что происходит, но закрыв глаза, понял — это Ри, что-то случилось. Мне хватило секунды, что бы сказать всем — готовить доклад и выскочить за дверь. Я толком не знал что делать, остановившись, достал амулет перехода и направил энергию к ней.

И чуть дара речи не лишился когда увидел его. Альиэр, эта скотина хотел обидеть ее. Я готов был на куски его порвать. Ну и пусть что в нем есть доля демонической крови, все равно прикончу.

— Она моя — ну все, теперь дядя меня точно женит, при чем, на первой попавшейся демонессе.

Я знал, что если повернусь, то уже никуда не денусь… и повернулся. Она сама прижалась, оказывается, мне было так мало нужно, просто обнять ее. Здесь в этом межвременье, куда он ее затащил, она обнимала меня совершенно искренне, и я впервые за последний месяц почувствовал полноценное счастье. Абсолютно не хотелось разжимать руки. Я боялся, что она уйдет. Действительно боялся.

— Прости меня… — я хотел сказать, сам не знаю что, даже не знаю, за что извинился, за то, что не защитил?

Мне хотелось схватить ее на руки и спрятать где-нибудь, что бы больше никто не смог причинить ей вред.

Мы долго разговаривали, с ее стороны все оказалось немного иначе. Я как то не додумался что она то меня не чувствует, ну да ничего. Это поправимо.

Отдавая ей амулет перехода, я чувствовал себя просто героем. Тоже мне рыцарь. Влюбился как желторотик.

Вернувшись в кабинет, я еще долго сидел и молча смотрел в окно. И как такое могло со мной случиться? Но сейчас, зная, что у нее амулет, я был уверен, что все хорошо. А еще я был уверен что это только для того что бы с ней все было хорошо, а не для того что бы я мог в любой момент без колоссальных усилий с ней встретиться.

— Вирон, — я позвал своего личного секретаря, — пусть проследят за Альиэром.

— Да господин.

Не знаю толком, зачем мне он нужен, но чутье подсказывало, что нужен.

5 Глава. Рияна


Дни складывались в недели, и вот прошло уже почти полтора месяца учебы. Учиться было тяжело, но еще тяжелее было осознание того, что я вляпываюсь в очередную переделку. Архаэр становился мне все более и более близким. Я скучала за ним, а когда он был рядом, все остальное просто переставало существовать, оно напрочь теряло свою стоимость. Это плохо. Отец точно прибьет!

Когда у нас выдалась свободная минутка, что бы побродить по саду осень уже основательно вступила в свои права. Академия готовилась к празднованию Дня Зарождения Звезды, после которого начинался новый год, все суетились, выбирая наряды для бала. После выходки с экраном мы стали очень дружны с ректором, который первый и сообщил нам тему маскарада. По этому, наши платья были готовы еще две недели назад. Так что сегодняшний выходной мы решили посвятить свежему воздуху и дружескому общению. Но некто умудрился все испортить.

— Да отстань ты от меня! — вот как объяснить ему, так чтоб наверняка дошло?

— Ты глухой? — даже Цвета вмешалась.

— Цвет, тебя это не касается. Ри, постой, я просто хочу поговорить.

Димка стал как надоедливый комар! Уже неделю за мной бегает, и что я только не делала, и сбегала, и отнекивалась, и пряталась, один раз даже морок навела на преподавателя по Воздушной Магии, глупо конечно, да и влетело мне потом крепко.… Зато все, что он мне сказать хотел, я услышала… и ужаснулась.

— Сабрияна!!! Да что с тобой?

Он таки поймал мою руку. Ну что за не справедливость, ну почему мужики ходят в удобных брючных костюмах, а бедным дамам нужно передвигаться в этих жутких, тяжелых платьях, мало того что в них координация как у забора, так еще и маневренность как у трехмачтового судна на мели!

— Дим, мне некогда.

— Ри, пожалуйста, — и столько мольбы было в этом голосе, столько света в глазах, я не смогла больше бегать от него. Совесть замучила.

— Дим, ну что ты хочешь?

— Я? Поговорить хочу.

— Говори.

— Давай отойдем? — и он посмотрел на Цвету, как на врага народа.

Мы находились в моей любимой части сада, самая дальняя, она граничила с лесом, здесь было тихо и уютно, только маленькие птички своим пением нарушали тишину.

— Подожди меня на лавочке, я быстро.

Цвета удалилась молча. Правда, смерив Димку таким взглядом, что по идее он должен был упасть замертво. Не любит она его. За что-то.

— Ну, давай, говори — мне хотелось быть немного жестокой, что бы сразу прекратить любые поползновения в свой адрес.

— Я люблю тебя Ри.

Не ожидала я такого, лучше бы с гидрой двухголовой встретиться, чем такое.

— Прости, Дим, я отношусь к тебе как к другу, не больше.

— Я все понимаю, знаешь, когда ты поцеловала меня, я все понял.

— Ну и отлично, теперь будем дружить? Как раньше?

— Ты дослушай, я понял, что у нас есть шанс, — я ушам своим не верила, ну что за ахинея? — есть Ри, есть. И не смотри на меня так. Поцелуй, понимаешь, во мне такие чувства пробудил, они настоящие понимаешь?! И у тебя пробудятся! Просто время нужно, я тебе докажу, — и он меня поцеловал.

Инстинкт сработал мгновенно, причем, что интересно не магический, а вампирский, я начала с ним драться! Спустя несколько ударов он таки остановился. Но за руки все равно держал.

— Да ты в своем уме?! Если еще раз попытаешься повторить что — либо подобное, я не знаю, что я с тобой сделаю!

— Знаешь Ри, за что я тебя люблю?

— И знать не хочу, отпусти немедленно!

— За твой характер! Я восхищаюсь тобой! И пусть ты думаешь, что испытываешь ко мне только дружеские чувства, скоро ты все поймешь, поверь мне.

— Если изменишься ты, то я попытаюсь забыть весь этот парад галлюцинаций, и мы сможем дружить.

— Хорошо маленькая моя, дружить, так дружить.

Он обнял меня, и подняв закружил.

— Поставь меня на место!

Повиновался, и поцеловав меня в щеку ушел. Я еще немного посмотрела ему в след. Высокий, стройный, на мой вкус, правда, немного суховат, каштановые волосы, приятные черты лица, в принципе он не плох, наверное, даже очень хорош собой, но ни в какое сравнение с демоном не идет. Ах, демон… и зачем он мне встретился? Да по сравнению с ним все знакомые мне мужчины — так — просто пародия…

Я нашла Цвету почти сразу, она сидела на лавочке под вьющимися розами, и читала книгу, увидев меня, она спрятала ее в карман волшебного плаща.

— Налюбовалась?

— На кого?

— Ну не на меня же?!

— Ой, Цвет, не тереби мне душу.

— Ты не играйся Ри, есть в нем какая-то опасность, похлеще, чем в демоне.

— Перестань, тоже мне опасность, так влюбленный, недоразвитый некромант, ну что он мне сделает? Умертвит, а потом воскрешать будет за надобностью?

— Ну и шуточки у тебя. Ненормальная… — мы немного помолчали, — По большому счету, он для тебя хорошая партия. Молод, красив, умен. И влюблен. Представляю, что будет, если твоему отцу доведется выбирать между каким-то там демоном и наследником некромантов….

— Цвет, постарайся умерить свое воображение.

— Не обещаю. Знаешь, он не внушает мне доверие. Странный тип какой-то, наверное, нужно было все же с эльфом танцевать.

— Убедилась-таки!!! Я была права!

За садом по которому мы бродили, начинался лес, на первый взгляд густой, но войдя в него, сразу стало ясно, высокие деревья с пышной кроной росли только в начале, дальше лес заметно редел а солнечные лучи проходящие сквозь кроны делали его похожим на картинки из сказочных книг.

Любуясь природой, мы даже не сразу заметили, что природа становится все более странной. Мы даже подошли поближе к дереву, что бы убедиться, что это не обман. Вокруг нас росли квадратные деревья!!!! С ума сойти можно. Подойдя ближе, мы действительно убедились, что стволы деревьев квадратные с неимоверным насыщенно коричневым цветом коры и темно зелеными листьями, усыпанными как росой маленькими серебряными прожилками.

Так как тропинок в лесу не было, мы просто шли вперед, когда услышали:

— День добрый.

— Добрый, — ответили мы машинально, но оглядевшись так никого и не увидели.

Дальше разговор с нами не продолжили, и, переглянувшись с Цветой, мы хотели продолжить путь когда:

— Юные ведьмы!!

— Кто вы? — Цвет еще раз покрутилась на месте, никого не увидев начала плести защиту. Правильно кстати, я вот как то не додумалась.

— Я? Мох.

— Мох?! — мне вдруг очень стало любопытненько мох это имя или растение, и вообще, приключениями запахло, — в смысле это имя или так сказать расовая принадлежность?

— Мох!

Ух ты таки растение! И говорящее!! — ой, опять вслух! Надо что ли, заклинание на себя какое-то наложить, а то так и опозориться масштабно можно.

— Не очень-то вежливо с вашей стороны!

— Простите. А где вы находитесь?

— На дереве.

Логично в принципе, но мы ведь в лесу!

— А конкретно на каком?

— Справа от вас.

Мы повернулись, как по команде и увидели большое дерево, очень красивое и видимо очень старое, части его корней лежали на земле, вернее разбросались как щупальца какого-то существа, дерево было не высокое, но с очень пышной и густой кроной. Ствол у него был обычный, в смысле круглый. Но, самое поразительное это листья, с одной — внутренней стороны они были зеленые, а с наружной красные. Оно напоминало женскую фигуру, а ветви — руки, воздетые к небу, и когда в них запутался ветер, показалось, что дерево танцует, или машет нам руками — ветвями. Красиво. Надо признать, что разговорчивый мох несколько портил идеалистическую картину, особенно когда заговорил.

— Налюбовались, ведьмочки?

— Красивое у вас…. Место жительства?

— Да, — с гордостью ответил мох, — я долго за него боролся.

— С кем?

— Как с кем? Собственно с местом жительства так сказать и боролся, ах-ха-ха.

Ну и смех у него. Очень не приятный звук!

— Что ты девочкам голову морочишь, старая зеленая плесень!

Хотелось, конечно, сказать что — ни будь, но мы с Цветой смогли только рты по открывать, коллективно и синхронно.

— Не бурчи старушка, ты теперь место жительства! Слышала ведьмочек! Ах-ха-ха!

— Тогда считай что у тебя перепланировка!

И дерево начало двигать корнями! В прямом смысле слова, оно подкидывало их вверх, и переворачивало, а потом закрутило ветвями-руками и на мох посыпались маленькие веточки, палочки и листики, по финишу «перепланировки» мох оказался изрядно потрепанным, перевернутым и зажатым между огромными корнями очень разозленного дерева. Жутковато было, особенно когда, кора разошлась, и вверху ствола появилось женское лицо!

— И вот в таких условия жить приходиться! Да мне за вредность стакан воды родниковой каждый день давать нужно! — как — то полузадыхаючись мох пробурчал.

Интересно, а он задохнуться может?

— Эй ты, держи свои наклонности садистские при себе, понятно!

Чего это он?

— Ух ты!

Цвет как всегда в точку попала! По-другому и не скажешь!

— А мне тогда что положено? Мало того что прицепилась слизь зеленая так еще и болтает без умолку!

Нас видимо не замечали.

— Да, ладно тебе, не бурчи старушка, если б не я ты бы со скуки точно тронулась, сама-то скоко лет кукуешь?

— Не твое дело, плесневелый …

Видимо мох был прощен. Ветви, корни и остальные части дерева вернулись в свое так сказать нормальное состояние, все кроме лица, оно очень внимательно, и с любопытством нас рассматривало. Мы с Цветой занимались тем же. Нагленько рассматривали дерево. Оно было похоже на деревянную статуэтку вдруг ожившую.

— Ну что, давайте знакомиться? — когда дерево не ругалось у него, хотя нет, у нее, оказался очень даже приятный голос, правда, закрыв глаза, и не определишь он мужской или женский, но все равно приятный, — я — Ильерда

— Валенсус, — важно произнес мох и тут мы рассмотрели, что у него есть глаза, маленькие такие темные точечки, а еще руки, ну или заменяющие их части, одну из которых он в знак приветствия поднял вверх.

— Цветана.

— Сабрияна.

Немного подумав, мы вежливо поклонились

— Да вы присаживайтесь, милые, — и Ильерда подняла один из корней так, что получилось подобие лавочки.

— Спасибо, — и мы вежливо присели.

— Ну, рассказывайте!

— Хм, а что конкретно?

— Как что? Все!!! Мы же с плеснявимким здесь уже целую вечность, а события в мире оцениваем только по смене качества энергии.

— Ну, — Цвета очень серьезно задумалась, и выдала, — сейчас осень, — лучше б еще подумала.

Это развеселило всех, даже меня.

— А вы спросите, что вас больше всего интересует? — в моменты, когда не туплю, я очень даже горжусь собой.

— А полотно уже доткали? — первый вопрос задал мох, и он нас удивил. Во-первых это было реально давно, а во вторых — все говорят, что с полотном, энергия изменилась, и всем стало тяжелее да и вообще все стало по-другому, а Ильерда — энергию чувствует, как сама сказала, а этого не почувствовала, как так то?

— Да давно уже! Четыреста шестьдесят пять лет назад!

Вот это удивление, вот это я понимаю! Деревянные глаза на выкате, это я вам скажу ни в какое сравнение не идет вообще ни с чем!!!!!

— Слышь, старушка, а как это ты такое изменение проморгала? Неужто на диете сидела?

— Плеснявый, не наглей. Девчонки, а что не получилось у них, да? — даже в деревянных глазах Ильерды была четко видна надежда.

— Да получилось все. И работает до сих пор.

— Странно, — дерево вдруг задвигалось, мы поспешили встать но, — сидите — сидите, ведьмочки, это я энергию так сказать «допрашиваю».

— Старушка, давай потом, а? Ведьмочки наверняка еще много чего знают.

— Ну что, девчонки, — Ильерда так заулыбалась, что я сразу Баяну вспомнила, мне в детстве после такой улыбки обычно вкуснейшие пирожки с чаем доставались, чутье не подвело, — а хотите, я вас чаем с пирогами угощу?

— А вы еще и печете? — такое бывает не часто, но когда тупит Цвета это круто.

— Я колдую, — ласково, так как говорят с не совсем развитым ребенком, заговорило дерево.

И тут перед нами появился самовар, и целое блюдо пирожков и всяких там булочек. После горького вздоха Васи, перед ним появился стакан какой-то странной коричнево зеленой субстанции с очень неаппетитным запахом. Правда Вася видимо думал иначе, и с жадностью начал ее поглощать, опуская в стакан ту часть собственного так сказать тела, которая была чуть ниже глаз, наверное, ей он с нами и разговаривал.

— Ведьмочки, а теперь все остальное, кто король, что там темный, ну и побольше подробностей, мелких!!!! — энтузиазм Ильерды был неподдельным, чем нас и подкупил, мы наперебой рассказывали обо всем на свете, и о Главном, и о школе и о темной империи, короче все, что сами помнили, то и рассказали. Остановились мы поздновато, когда я поняла, что не могу рассмотреть есть ли еще на блюде булочка с вишней и творогом.

— Ой, засиделись мы! Спасибо вам большое и за угощение и за разговор! Нам уже пора. — Цвета как всегда вовремя.

— Да, пойдем, пожалуй, а то тропинок то нет, надо еще постараться в Академию попасть, и желательно раньше чем рассветет, занятия то утром раненько начинаются — мы поднялись с корней, самовар и блюдо исчезли, и Ильерда погрустнела, — Не расстраивайтесь, мы обязательно придем еще раз, как только время свободное будет.

— Приходите. Мы вас ждать будем, — ласково так Вася произнес, мне его аж обнять захотелось, чтоб приободрить как-то.

— Придем.

Мы еще раз поклонились и повернулись, чтобы уйти.

— Ведьмочки, — окликнула нас Ильерда, — вот, возьмите, ласточки мои, чтоб дорогу верную находить, и от беды уйти, — и нам на ладони легли веточки, маленькие такие с ладошку, ровные абсолютно, непонятно как они дорогу указывать будут.

— Спасибо, огромное.

— Может вам принести чего из города? — очень хотелось отблагодарить ее за доброту

— Ничего нам кроме новостей не надо. Возвращайтесь!

И мы пошли, назад, как нам казалось. Потом стало ясно, нам действительно казалось, шли мы явно в не правильную сторону. Так как моя ворожба обычно несет с собой массу последствий, Цвета достала из кармана веточку Ильерды и сказала:

— Выведи нас веточка к нашей Академии.

Веточка закрутилась на ладони, и, поднявшись на уровень наших глаз, поплыла, как мы и подозревали в противоположном направлении.

Проходя мимо драконов, я опять поежилась. Навевали они на меня какой-то страх, что ли?

Академия нас встретила тишиной. В комнату мы пробрались никем не замеченными, и, улегшись, моментально заснули. Естественно мне снился демон.


В комнате было светло и уютно, желто оранжевые тона мебели и стен, наполненные солнечным светом создавали ощущение, что сидишь в кусочке янтаря. Мы пили чай со сладостями и обсуждали мероприятие, важнее которого, может быть только свадьба. Мы готовились к новогоднему балу.

— Это будет Ваш первый балл, в стенах Академии! Это восхитительно! — тетя Лара была в восторге, и все никак не унималась, с чего бы это столько радости? Новогодний бал устраивают каждый год, да и в моем детстве она часто встречала этот день с нами. И никогда я не видела ее такой возбужденной!

— Тетя Лара, расскажите, как тут проходит встреча Нового Года? — я поинтересовалась протоколом мероприятия, но на самом деле надеялась, что она выдаст еще какие-нибудь тайные проверки, и запланированные пакости, в адрес новеньких адептов.

— В принципе, так же как и во всех домах Мира. Все начинается с молитвы, ровно с восходом Луны, вся Академия собирается в Храме Богов, в восточном крыле, там происходит моление Оиллириону. В ответ на моление, раз в десять лет он спускается с небесного города и одаривает нас своим присутствием, вам повезло, в этом году вы сможете увидеть Бога. Затем, мы проходим в главный зал, где происходит торжественный ужин и балл, к полуночи все собираются во дворе. И с благословения богов мы наблюдаем рождение Звезды и последующие божественные картины. Потом бал продолжается до самого рассвета. Как я уже сказала, все как везде только с большим размахом.

— Вы уже придумали наряд? — для Цветы платье, это все. И хоть наши мы уже заказали, она должна была знать, в чем будут остальные дамы, порой даже раньше этих самых дам.

— Да! — сейчас тетя Лара была не деканом факультета, а просто женщиной, — только представь себе платье, верх которого небесно голубой с воздушными белыми перьями, а к низу оно темнеет и переходит в темное, почти черное усыпанное бриллиантами как звездами!

— Вау! — женщина всегда поймет женщину. Цвет была сражена.

— Да, я два месяца его готовила.

— Оно того стоило! Теперь я с ужасом думаю, что надеть?! — Какая игра!!! Какое притворство!!!

— Так все девчонки, с вами классно, но мне еще и работать ведь нужно. Спасибо большое за чай и сладости. Кстати, чьих рук дело?

Хотелось, конечно, сказать что моих, но ведь не поверит. Слишком уж живы воспоминания о Чуре и зеленой жиже, мда. Пришлось сказать правду.

— Это одна знакомая передала.

— Знакомая? — женщина превратилась в декана и ждала продолжения. Территория Академии огорожена, нам выходить без позволения запрещено, а не принадлежащих к адептам, или профессорам, или не имеющим допуск, магический щит не пропустит.

— Ильерда. — в том, что они знакомы, я не сомневалась.

— Кто? — ее глаза расширились и потемнели, тетя Лара как то с опаской на меня смотрела и бледнела.

— Ри, вы давно знакомы? — у нее аж голос дрогнул.

— Ну как? Познакомились, наверное, недели две назад, а что? — не думаю, что общение с говорящим деревом может стать проблемой серьезней, чем любовь к демону, но на всякий случай у меня под ложечкой засосало.

— Нет. Ничего. Просто…. Все в порядке, только неожиданно. Как…, - тетя Лара металась по комнате как зверек.

— Да что в этом такого? Ну прогулялись по лесу Академии вот и познакомились. — это я так и себя и ее успокаиваю.

— Цвета, ты тоже с ней … общаешься?

— Да, мы тогда вместе с Ри были, когда познакомились. А что?

— Девочки, а вы по одной к ней ходили?

— Нет.

— Понятно… пока об этом знать никому не стоит. После поговорим, после…, - и тетя Лара нас покинула.

— Ри? — в голосе Цветы был намек на то, что она в очередной раз страдать из-за моей выходки не собирается.

— А что Ри? Сама в шоке!

Завтра самый важный день в году! День, который с опаской и надеждой ждут из года в год — Армериум. День, когда на ночном небосклоне рядом с Луной рождается новая звезда. Рождается, что бы умереть…

— Цвета, я заинтригована, до бала остался один день, а ты и словом не обмолвилась кто твой спутник?!

Мы крутились перед зеркалами в комнате, рассматривая и исправляя последние недочеты в платьях. Еще утром, подсобницы, у которых мы заказывали платья, принесли их в комнату Академии, но, к сожалению, померить их мы смогли только после окончания занятий. В Академии в последний момент все поменяли, сегодня у нас должен был быть свободный день, но отдых перенесли. В итоге сегодня мы учимся, но зато два выходных после бала. Бедным девочкам пришлось целый день ждать нас, хорошо хоть еды в комнате было достаточно. Уходя утром на занятия и видя легкую зависть в их глазах, я еще раз поблагодарила все Силы за то, что в моей крови достаточно пробужденной магии для Академии. Не знаю, что бы я делала если бы, моей силы хватало на то чтоб платье сшить, или блюдо какое приготовить, грустно было бы…

— Цвет мне кажется, что чего-то не хватает…

— Ри, все отлично, перестань.

И все же.

Я смотрела на Цвету, которая была так гармонична в своем наряде, и немного ей завидовала. Она решила стать частью неба — то есть, бытия и ее платье было тому подтверждением. Оно символизировало Звезду. Все платье было в темных тонах и темно синее и темно зеленое и черное, и усыпанное созвездиями. Сверху на все это великолепие, надевалась накидка, из тончайшей серебряной паутины, которая как полотно отражала жизнь, но только полотно Цветы отражало изменение расположения созвездий за весь прожитый год, весь этот хоровод звезд, подчеркнутый как бы изнутри свечением алмазов на платье, создал впечатление что Цвета и есть та самая Звезда…

Полюбовавшись на подругу, я перевела взгляд на свое отражение. Темой платья я выбрала воздух, силу, энергию, все то без чего не может существовать ни одно существо. С поверхности зеркала на меня смотрела девушка в кремовом воздушном платье, поверх которого было одето еще одно. Эту ткань я создала лично, наткнувшись однажды в библиотеки на сказку о Платье силы. Это была ткань — алмазная пыль, она создавала мягкое свечение как будто изнутри, я вся мерцала мириадами разноцветов, при этом оно не искрилось навязчиво, а нежно как бы мерцало….

Только сейчас я поняла, я воссоздала свечение моей ладони, когда использовала силу Эльфов…. Но все равно что-то было не так…. чего-то не хватало.

— Спасибо большое девочки. Вот — каждой из подсобниц она передала по десять золотых монет. Все, как и было оговорено.

— Спасибо. До свиданья. — Мы попрощались, и они ушли, — Цвет, ты меня заинтриговала.

— Чем это?

— До бала остался один день, а ты так и не сказала кто твой спутник.

— Ты скоро узнаешь — на ее лице мелькнула злорадно — ехидная улыбка, — а сама то с Димой или все же вызовешь темненького?

— Не знаю Цвет. Дима уже всем растрепал, что со мной идет, а Архаэр, он толком ничего не говорит, «По возможности буду» Вот и весь ответ.

— Ну- ну, посмотрим.

Переодевшись, мы попадали спать.

Уже проваливаясь в сон, я услышала его:

— Ри, иди ко мне…, - Архаэр звал меня, откуда-то из далека…. Каждый раз, когда я слышала его голос вся моя душа отзывалась. Не раздумывая, ни секунды я дотронулась до кулона и мысленно потянулась на зов.

6 Глава. Архаэр


Поразительное терпение с моей стороны. Сам в шоке. Уже полтора месяца мы вроде как «в месте» а о постели и речь не заходит. Вот это да. Такое со мной впервые.

Я знал, что она хочет, что бы я пришел к ним в Академию на Армериум, но как то мне было не по себе. Во-первых, тогда точно придётся к дяде на ковер идти, а во вторых я узнал что дама, с которой несколько лет назад имел не продолжительную связь — не только один из преподавателей так еще и близкая подруга ее мамы. Вот конфуз будет.

За несколько дней до Армериума ко мне явился один из наблюдателей с донесением. Оказывается, Альиэр, близок с Милавой Зух. Покопавшись в памяти, я вспомнил эту Милаву и ее так сказать покушение. Отдав приказ — следить за ними двумя я немного испугался, они ведь учатся вместе. Сердце сжалось. Каким-то слоем сознания или подсознания я понимал, что Ри может грозить опасность.

Поднявшись в спальню, я дотронулся до кристалла перехода, и уже, будучи у себя дома в Оэроне я сделал то, чего ни делал, ни разу. Я позвал ее. Мне было необходимо просто побыть с ней рядом, узнать как у нее дела. Я скучал за ней…

— Ри, иди ко мне…, - я позвал ее тихим шепотом.

7 Глава. Рияна


— Ри…,- и я попала прямо в объятья, крепкие, страстные объятия единственного существа в целом мире которому я доверила душу. Он сидел на массивном кресле, и, подавшись вперед, я переместилась прямо к нему на руки. Я люблю его руки, как бы дико это не звучало, они такие сильные, теплые, нежные…. Я сидела, прислонившись к плечу, и с замиранием сердца боялась пошевелиться, что бы ненароком не спугнуть это единение. Он поцеловал сначала макушку, потом ушко, а только потом губы.

Каждый раз от малейшего прикосновения я теряла голову. Душа как будто возносилась ввысь, от наслаждения, вот и сейчас он еще крепче сжал меня в объятиях, а я, зарывшись в его волосах руками, притянула его голову еще ближе, но тут он остановился.

— Что ты со мной делаешь, Ри?

— Что случилось? — я почувствовала напряжение, — что с тобой?

— Все в порядке, просто я …, - хотел сказать что-то одно, а сказал другое, — Я скучал, почему ты не звала?

— А ты сам не можешь появиться или уведомить меня о своем желании встретиться? Как только что?

— Могу…,- мы помолчали, успокоившись, я заметила, что в комнате довольно прохладно, видимо Ар тоже это заметил так как, взяв меня в охапку, поднялся с кресла и направился к большой кровати, которая виднелась из-за воздушного темно синего полога. Сначала я немного испугалась, наверное, кровати, но мысль о том, что я могу спать рядом с этим великолепием — моим демоном, отогнала все остальные прочь. Ехидная улыбка того самого великолепия лишний раз напомнила что он слышит мои чувства или мысли….

Здесь я была впервые. Однажды я спросила его: почему мы всегда встречаемся в этом межвременном пространстве, тогда Ар только пожал плечами. И вот, пожалуйста, не прошло и пары дней как мы лежали в его комнате, укрывшись теплым одеялом. В том, что это была его комната, я не сомневалась. Все в ней было пропитано его энергией. Сама она была достаточно большой и прямоугольной. Темно синие стены украшали картины с разными сюжетами в резных широких багетах из темного дерева. Кресла, стоящие возле камина перетянутые темно коричневой кожей были из такого же темного дерева. Высокий камин, в котором тлели угли, выполнен из светлого резного камня, все было строго, но уютно. Огромные, стрельчатые окна, были завешены бежевыми портьерами с золотыми полосами, этот же рисунок повторялся на ковре… Маленький столик, комод, и вся остальная мебель в прочем, как и двери, была темной, но на ней как эхо отзывался рисунок со штор и ковра.

— Какие планы на завтра? — он вырвал меня из созерцания комнаты.

— Банальные. Армериум, со всеми вытекающими последствиями.

— Хм, под последствиями ты понимаешь ослиные уши или соблазнение желторотых некромантов?

Хоть он и пытался шутить, но мое самолюбие уловило привкус ревности. Оно было польщено.

— Не хочется повторяться, постараюсь придумать что-нибудь еще.

— Конечно, только думаю, некромант будет против.

— А как на счет одного знакомого мне демона?

— Хм, надо поинтересоваться у него.

— Да, пожалуй, спроси его как увидишь.

Мы замолчали. Вся его поза, выраженная непринужденной грацией, с которой он лежал, ленивой нежностью с которой он водил пальцами по моей спине, все это говорило: «Я абсолютно спокоен», и только подрагивающая мышца на скуле кричала: «Я в бешенстве».

Естественно вампирская кровь не дала мне свести на нет этот зарождающийся приступ ревности. Вампиры — очень импульсивные, своенравные, и своевольные существа, но если они любят то доверяют безоговорочно, и требуют того же взамен. По этому, его недоверие так меня взбудоражило.

— Может боевые маги? — я произнесла это спокойно, рисуя пальцем на его груди какие-то узоры.

— Что боевые маги? — судя по его голосу, он ничего не успел прочитать в моей голове. По-моему, я нашла способ бороться с его подслушиванием — немного тихой ярости.

— Ну, некроманты были, ослиные уши были, может на этот раз заиметь в своей свите парочку боевых магов?

Он с такой скоростью перевернулся, прижав меня к кровати, что я и моргнуть не успела.

— Нужно было послушаться Ри, тебя предупреждали, — я не могла пошевелиться под весом его тела, наблюдала за тем, как в любимом лице проскакивают черты его другой ипостаси, видела, как он борется с ней, но молчала, ждала, когда успокоиться. Нарочито медленно он взял мои руки одной своей и поднял их на подушку над моей головой. Постепенно наклоняясь ко мне, он прорычал, — влюбленный демон — это пленительно, но ревнующий — опасно, — в одну секунду вторая ипостась победила, и вот уже меня целует демон, туманные крылья поднимаются вверх, их прикосновения ласкают и обжигают холодом. Я не могу остановиться, хочется стать ближе, хочется,… сама не знаю, чего мне хочется…. Какая-то неуловимая жестокость его поведения, его настойчивость, весь этот коктейль приводил меня в экстаз, эта страсть, эта нежность… Я не могла допустить продолжения, краешком сознания, мне удалось зацепиться за реальность. А точнее за отца, он просто убьет меня, прихлопнет, как мошку…

— Ар, — я пыталась достучаться до него, но демон не слышал, с каждым прикосновением его рук, его губ, он выпивал мою душу, и я знала, что наступит момент, когда он выпьет ее до конца. Даже если после этого меня и прихлопнут как букашку, — Архаэр, — мне пришлось чуть повысить голос, что бы он услышал.

Он услышал, что я зову, внимательно глядя в мои глаза, пытался сосредоточиться на моем зове.

— Ар, отпусти, пожалуйста, — замешкал долю секунды, видимо соображая, что и где отпустить. Пришлось пошевелить руками, что бы он понял. Отпустил. Положив руки ему на грудь, я почувствовала, как задрожали мышцы под моими ладонями. Не ожидая такой реакции, я повела руки вверх по груди, и весь мой путь сопровождался подёргиванием мышц. Он внимательно смотрел, следил за мной. Эмоции, вот что он считывал. Какие эмоции отражаются на моем лице. Однажды он сказал, что во второй ипостаси они очень похожи на животных. Так и было, его взгляд состоял из настороженности и любопытства. По тому, как слегка приоткрылись его губы, я поняла, если сейчас я его поцелую остановиться уже шансов не будет…. И притянула его к себе, обнимая и целуя, я понимала, что пропадаю, что падаю в бездну…

Но вдруг он зарычал, его крылья поднялись вверх, ломая полог кровати. Щепки и ткань полетели в разные стороны.

— Ри…. За что? — этот шепот был криком отчаяния для моей души.

— Ар, успокойся, милый, любимый, все хорошо, успокойся — я гладила торс и руки, крылья метались, поднимая ветер, и мне приходилось убирать волосы с лица, чтобы видеть его — Ар, все хорошо, все в порядке…

Я хотела сказать, что то еще когда дверь с шумом распахнулась и в покои вломилась толпа демонов, с мечами наголо и поднятыми крыльями. Я догадывалась, что он не один живет, да и у нас в замке охрана была, но как-то не ожидала я такого.

Они молча стояли, наставив на меня клинки. Ну конечно, вот как раз я и в состоянии навредить вот этой огромной зверушке.

— Ваше…, - начал было один из них

— Вон! — прорычал Ар,

— Но… — стража мешкала

— Я сказал ВОН!!!

Секунда и на меня уже смотрит мой демон, крылья исчезли, черты лица стали мягче.

— Ри, прости меня!!! О Сила, как я мог?! Ты не пострадала?

— Все в порядке Ар.

— Я опасен Ри, опасен… надо было послушаться…, - вскочив с кровати, он переместился на кресло, и уставился на угли в камине.

Мне не хотелось его тревожить, но как то неуютно я себя чувствовала, и одиноко. Осмотрев комнату, я поблагодарила Силу за то, что меня не убило щепкой или балкой. Было, похоже, что кровать взорвали. Правда, ее владельца это ничуть не беспокоило. Молчание затянулось. Я встала, повытаскивала мелкие щепки из волос, и решила навести порядок, только я начала искать необходимую энергию как он остановил.

— Не надо Ри.

— Неужто ты так боишься моей ворожбы? — мне хотелось разрядить обстановку, я искренне улыбнулась. Он улыбнулся в ответ, но более кислой улыбки я еще не видела.

— Воспоминания о «пире неЧести» не дают мне спать по ночам.

— Тогда советую поставить щит, по тому как, я собираюсь здесь прибраться.

— Это лишнее, для уборки есть специально обученные люди.

— Но мне не сложно… хотя ты прав, — вспомнились мамины наставления, «мы можем уметь делать все, но каждый должен заниматься своим делом».

Ар продолжал наблюдать за углями. В комнате было темно и тоскливо, показалось, что энергия этого места полностью отражает настроение хозяина. Когда он радовался, становилось светлее, когда грустил темнее. Сейчас же это место было заброшенное, унылое, беспросветно темное… Трудно будет отбить его у этой тьмы…

Подойдя к нему, я присела на подлокотник его кресла, не отвлекаясь от углей, он обнял меня.

— Ар, — я прошептала его имя, не зная, что сказать.

— Тебе, наверное, пора возвращаться — это был не вопрос, он собирался отправить меня домой! Моя эльфийская сущность мгновенно соткала щит от переноса. Поразительно, мое разнокровие, это как будто внутри уживаются отдельные, самостоятельно думающие сущности!!!

— Что-то новенькое, — его изогнутая вверх бровь и зарождающаяся улыбка меня обрадовали, — от меня ты еще ни разу не защищалась, даже когда это было нужно.

— А я от тебя и не защищаюсь.

— Да?! Я, наверное, от старости подзабыл, зачем ставят щиты.

— Видишь как хорошо, что я рядом. Мне до старости еще далеко, так что я тебе все буду напоминать.

— Ха-Ха.

— Ар, ты хочешь от меня избавиться?

— Я думал, что ты… ты понимаешь?… Ри, прости я не сдержался, ты могла пострадать…ты вообще отдаешь себе отчет о происходящем?

— Естественно, — сказала я, прекрасно понимая, что и половины последствий не хочу представлять, мало того, я даже думать об этом боюсь.

— Тебе действительно нужно было послушать Диметрия.

— С каких пор ты называешь его по имени?

— Я не могу тебя отпустить, — он говорил медленно, четко выговаривая каждую букву, а моя душа радовалась — любит, он меня любит!!!

— Ну, так не отпускай…

Первый раз в жизни я спала с мужчиной, и со всей ответственностью заявляю, нет ничего романтичней, чем проснуться рядом с любимым человеком, ну или демоном. Открывая глаза, я боялась, что весь вчерашний вечер был сном. Но нет, повернув голову, я увидела Ара, он спал, повернувшись ко мне лицом. Проснувшись, я почувствовала, что одна его нога лежит на моих ногах, а рукой он обнимает меня за талию. От переполнявших меня эмоций хотелось петь!!!! Вчера он так и не дал мне убрать, просто смел заклинанием остатки балдахина на пол и перенес меня на кровать. Архаэр был верен своим словам, за всю ночь он ни разу меня не отпустил, я так и проснулась в его объятиях. Сейчас чувствуя, что его чувства растут, так же как и мои я начала задумываться, о будущем. Смогу ли я сказать отцу? Вряд ли. Что он со мной сделает? Хочется верить, что покричит, но потом поймет и простит. Хотя, сказать отцу рано или поздно все равно придётся. Интересно, что лучше рано, или поздно? О чем я думаю? Интересно выглянуть в окно. Что это за место?

— Это Оэрон.

Я аж дернулась, от неожиданности.

— Что? — повернулась на бок что бы быть к нему лицом

— Столица Темной Империи, — видимо, эта информация должна была быть мне известна, судя по недоумению на его лице.

— Я думала, что ваша столица Тоерорн.

— Тоерорн это как область, по-вашему, а Оэрон это город.

— Понятно. Можно посмотреть в окно?

— Не терпится увидеть, как живут демоны?

— Не терпится увидеть пейзаж, который ты видишь каждый день.

Ар отпустил меня, перевернувшись на спину, и заложив руки за голову.

— Как на счет завтрака?

— Нет, спасибо.

— На мой скромный вкус тебе похудение вредно.

— На твой скромный вкус?! Сегодня ночью, он был, каким угодно, но только не скромным! — произнесла и застеснялась. Эта ночь…. Ох, а ведь сегодня могло случиться… могло, если бы он не затормозил.

— Поверь, потом спасибо скажешь.

— Ты о чем?

— О «ночном торможении».

— Ар!!! — чувствую, щеки пылают. Пора к окну ретироваться.

Распахнув шторы, я опешила. Надо признаться, Архаэр прав, и меня действительно интересовала жизнь демонов. Я себе представляла Темную Империю — темной. А она?! Это был великолепный город, со светлыми домами и разноцветными крышами. Видны были сады, фонтаны, видимо парки…. Судя по всему, дом Ара находился на возвышенности, так как видно было далеко вперед…

— Ну как? Нравится? — повернувшись, я увидела нетерпение в его глазах, ему действительно важно понравился ли мне его город?

— Очень!!! — я говорила абсолютно честно, без тени фальши — Оэрон великолепен!!!! — мой восторг несколько мерк, в связи тем, что босые ноги мерзли. По этому, когда Ар распахнул одеяло, меня долго уговаривать не пришлось.

— Мне бы хотелось, что бы ты осталась, пожила здесь.

Он говорил тихо, ему было неловко.

— Ар, мне бы тоже этого хотелось, но ты ведь понимаешь… Я ведь наследница двух старинных родов. Я не могу жить с мужчиной вне брака…

— Ты даже не представляешь, каких усилий мне стоило сдержаться…. Я предлагаю просто пожить. Ты можешь ночевать здесь, я создам морок, и твое отсутствие в комнате не заметят.

— Ар… я… пойми меня…. Больше всего на свете, я хочу быть с тобой. Но я наследница……

— Наследница — он как будто пробовал это слово на вкус, повторив несколько раз подряд. Потом неожиданно встал с кровати и начал одеваться, — Понимаешь, наследница… вчера я хотел дать тебе возможность уйти, но сегодня… с сегодняшнего дня ты полностью принадлежишь мне Ри.

— Ты меня пугаешь.

— Поздно Ри, боятся, нужно было раньше. Все никак не идет из головы фраза твоего некроманта.

— Он не мой.

— Не важно, сказал всё равно точно. Я не просто влюбленный демон… Я люблю тебя на столько что схожу с ума. Не давай ему повода Ри, иначе я могу сорваться.

— Архаэр, мы с Димой друзья.

— Может, ты и относишься к нему как к другу, но он думает иначе, уж поверь.

— Ар!.. наши отношения… Ты запрещаешь мне общаться с друзьями?!

— Нет. До вчерашнего дня я всячески сдерживал себя, зная, что ты можешь уйти в любой момент. Мне казалось, что это игра…. Но вчера… Я понял, что не дам тебе уйти… я понял, что ты та, с которой я хочу провести вечность. Демоны Ри, ты знаешь что-нибудь о нас?

— Все что знают и остальные. К чему ты ведешь?

— Когда мы испытываем любовь, не влюбленность Ри, а любовь мы перерождаемся. Мало кто из демонов испытывал это чувство…. Мне повезло, я встретил тебя. Мы становимся сильнее обычных демонов, не только физически. Мне настолько важно быть с тобой, знать, что ты в безопасности, любить тебя, видеть… на столько что если ты уйдешь, я умру,…ты такая же часть меня, как и я сам, понимаешь?

— Ар. Я тоже люблю тебя, но пожалуйста, ты должен понять, я не могу жить с тобой просто так! — мне хотелось сказать до брака, но замуж меня пока никто не звал. — Я не могу не общаться ни с кем из мужчин и вообще, ты должен доверять мне, на столько, насколько доверяю тебе я…

— Для демонов неважно в браке или нет, тебя никто не осудит.

— Но для Изначального Мира это важно…

— Ри, ты не поняла… ты не будешь с другим… я не смогу отдать тебя…

Сначала хотелось возразить, мол как так?! С кем захочу с тем и буду! Но потом я поняла, что никто мне и не нужен, только он…

— Ар, я не могу жить с тобой без брака. Как-то ты спросил меня: верю ли я в судьбу, помнишь? — он кивнул, — я отвечу, верю. И если это судьба то Богиня даст согласие на наш брак, и мы проживем вместе ни одно воплощение

— Воплощение!!!! Ри??!! — он смотрел на меня так, как будто я сморозила глупость. — Ладно,… не будем об этом… пока.

Повисло не ловкое молчание.

— Ар, мне пора. Цвета будет волноваться.

— Поцелуй меня.

Два раза меня просить не пришлось…

— Ты можешь приходить сюда, когда захочешь.

— Спасибо — Меня обуревало какое-то странное ощущение безвыходности. За свою короткую жизнь моя душа никогда не была на столько «дома», только рядом с ним. Но липкие щупальца какой-то надвигающейся беды не давали покоя — мне правда нужно идти — дотронувшись до кулона, я перенеслась в свою спальню.

8 Глава. Армериум


— Тебя где василиски носят!? — Цвет проявила свое переживание криком.

— Я была с Аром. Прости, в следующий раз обязательно сообщу. Не подумала.

Плюхнувшись на кровать, я увидела, что Цвета стоит как вкопанная.

— Ты?! Ты была с Архаэром всю ночь?! Ты провела с ним ночь?!! — ее голос возвысился до ультразвука.

— Да нет же. Да я была с ним, мы просто спали… в одной кровати.

— Слабо вериться, что демон мог просто спать с тобой в одной кровати. Ты хоть краешком твоего свихнувшегося сознания понимаешь, к чему это идет? Задумывалась о том, что будет дальше? Тебе еще замуж выходить!

Я молчала. А что я могла сказать? Замуж меня никто не звал. А последствия? Так я как никто другой представляла себе последствия, они будут убийственными, для меня…

День подходил к концу, пора было собираться на балл. Уже на выходе из комнаты я еще раз посмотрелась в зеркало, чего то не хватает, но чего?

— Ты идешь? — Цвета, стоя в коридоре, нервно стучала ногой по полу.

— Бегу.

Я знала, какие эмоции вызывают Боги. Один голос Оиллириона навевал какой-то страх, а вид!!!! Храм Богов наполнялся светом, как только молебен начался. Те несколько световых шаров, которыми нас встретило помещение, просто не могли дать столько света, это и так было понятно. По мере того как песнь заканчивался весь этот свет сконцентрировался над алтарем, когда же осталась только музыка нашему взору предстал сам Оиллирион. До этого момента я слышала только его голос. Он выглядел так же, как его изображали. Обычный мужчина со светлыми волосами и очень проницательными зелеными глазами. Меня охватил какой-то первобытный ужас, когда эти глаза впились в мое лицо. Все молчали, Оиллирион осматривал присутствующих, но на мне он задержал свой взгляд слишком уж долго.

От него исходила сила. Она чувствовалась во взгляде, в движениях. Но это была чужая сила, чужая энергия, я видела ее, но она не реагировала на меня, она меня не понимала. Оиллирион почувствовал мое поползновение на знакомство с его энергией. И улыбнулся!!! О Сила, в смысле… мысли спутались. Ведь когда мы говорим Сила, то зовем Оиллироина, а он то здесь. В общем, бедлам в голове вылился в вопрос: «а эта самая сила слышит все наши мысли?» Видимо Сила услышала, и, повернувшись ко мне сказала:

— Сабрияна Терх Ан Родегорн, рад приветствовать тебя среди адептов Академии. Я ждал этого дня. Признаться было любопытно, как пройдет твое взросление.

Я в паническом ужасе зыркнула по сторонам, все смотрели на Воплощенную Силу и молчали.

— Спасибо — не знаю, дозволено ли, говорить с богами, но не молчать же. В общем, видимо не часто с ним разговаривали. Мой ответ он воспринял поднятыми вверх бровями и широкой, беззаботной улыбкой. Не вольно подумалось, что было бы, если бы здесь был Архаэр? Я, конечно, верю что он такое же творение богов, как и мы, но почему то было интересно…

— Тебя ждет интересный путь, мне самому занятно, чем дело кончится.

— Вот спасибо. Может, подскажете, какой-нибудь, правильный путь? Или хотя бы направление?

— Нет, милая моя. Нет такого: правильного или не правильного ни пути, ни направления. Это все эфемерно. Выбор Ри, только он создает нашу жизнь. Выбирай сердцем, и не придавай себя. А выбирая, думай не о том, что выбираешь, а о том от чего отказываешься. Чтобы не случилось, никогда не забывай, кто ты есть…

— Спасибо….

Последние слова я прошептала в пустоту. Оиллирион исчез также внезапно, как и появился. Все присутствующие в Храме зашевелились. Звон колокольчиков возвестил о том, что церемония закончена.

— Ты видела его?! Ри, я первый раз вижу божество. У меня от переизбытка чувств и трепета сейчас коленки подкосятся!!!

— Видела… — мне хотелось обсудить с Цветой наш разговор. Где то на подкорке сознания появилась уверенность, что он должен остаться между мной и богом, но, но…, - ты слышала, что он сказал?

— Кто?

— Ты не слышала? — по-моему, я начала понимать.

— Ри, с богами не разговаривают…

— Мне показалось… — не хотелось тревожить Цвету, но со мной разговаривал Оилирион!!!

По протоколу в зал заходят парами. Мужчины становятся по левую сторону от входа, а дамы по правую. Все собрались, огромные двустворчатые двери распахнулись, заиграла музыка… Первым в Зал входили магистры Академии. Искренне обрадовалась, когда увидела, что магистр Кориирн пригласил тетю Лару. Судя по взглядам этих двоих, именно для него она платье и придумывала. Но тут стресс усилился, магистр Орани подал руку Цвете!!! Ее победный взгляд сказал даже больше чем ехидная улыбка. Так вот он, тайный поклонник!!! Обалдеть! И этот человек читал мне нотации!

Как я и предполагала, как только преподаватели зашли в зал, Димка уже был рядом.

— Позволишь?

Я молча вложила руку в его ладонь. Пока мы дошли до столов Димка властно держал меня за руку, что — то рассказывая. Я не слушала его, мои мысли гуляли где-то в районе Оэрона. Дима помог мне сесть, и, уходя, поцеловал в макушку. От такой наглости я могла поседеть!!!! Пока я в нервном ступоре поворачивалась, что бы высказать свое негодование этот подлец уже испарился!!!

— Вот, гад!

— А мне он нравится, — Даша мечтательно провожала взглядом некроманта.

— Хочешь, познакомлю? — а это был шанс. Если переключить Димку с себя на Дарью, то все только выиграют, — ну так что?

— Шутишь? — Дашке он нравился, я видела.

— Без сожаления отдам в хорошие руки, — осталось только этого ухажера не доделанного уговорить, что эти руки намного лучше, чем мои.

За построением моего плана по так сказать «совмещению» одиноких сердец я прослушала и речь ректора, и речь Видящего и даже первый тост.

— Ты хоть пригуби вина за тост.

— Цвет, помоги Димку с Дарьей свести.

— Ри, издеваешься да этот юнец влюблен в тебя по уши. Это не реально!

— Не сыпь мне соль на рану. Должен быть способ, — жевание яств, представленных на праздничном столе, ни как не способствовало составлению плана, тут явно нужен был алкоголь, — может приворожить его?

— Скажешь тоже, пищеварение тебе мозг расплавило?

— Ладно, подумаю об этом позже.

Первыми на паркет вышли магистр Кориирн с Эларионой. Эта парочка стояла друг к другу намного ближе чем того требовали правила танца. И судя по взглядам некоторых преподавателей и даже студенток, и правила приличия тоже…

— Потанцуй со мной Ри, — да что ж за привычка у них, пугать меня.

— Димка, пригласи лучше Дарью, мне абсолютно не хочется танцевать.

— Ри, первый танец всегда танцуют со своей спутницей.

— Не надо тут высокопарных изъяснений. Мы с тобой друзья, и не больше.

— Конечно друзья Ри, конечно…. Ну так что, пойдем?

— Нет, я не хочу танцевать.

— Захочется в процессе.

Я и не ожидала такой резкости от этого юнца! Схватив под локоть, он вытащил меня в самый центр зала!

— Если сейчас же не отпустишь меня я… — договорить не удалось, так как я аж задохнулась от злости, он сжал мою руку до боли и прошипел:

— Я не дам тебе опозорить меня перед всей Академией! Ты будешь танцевать!

— Конечно, будет! — Он пришел!!!! Он здесь!!!! Даже не поворачиваясь, я знала, что Архаэр стоит и улыбается глядя прямо в глаза этому не состоявшемуся ухажеру. — Со мной!

Каждая клеточка моего тела чувствовала его. Моя душа ликовала!!! Я рвалась к нему, как птица рвется на свободу! Сделав шаг назад, я положила голову на грудь моего демона. Димка продолжал держать мою ладонь, правда, руку с талии убрал. Я и подумать не могла, что в нем может быть столько злости. Смотрю в глаза Диметрию и вижу в них столько ярости, что захотелось убежать. Видимо прочувствовав мой испуг, Ар положил руку на мою ладонь и практически нагло вырвал ее из Диминой. Заиграла музыка, и меня повели в танце уверенные руки.

— Ты великолепна.

— Правда? — мне было стыдно поднять глаза. Он предупреждал …

— Правда,… Жизненная сила?

— Что?

— Платье, тема — жизненная сила?

Он говорил так нежно, так ласково. Перестав, наконец, разглядывать пуговицу на лацкане его пиджака я подняла глаза.

— Ты первый.

— Надеюсь, — он хмыкнул, и наш танец перешел в элегантное бегство. Очень быстро мы, до вальсировали к огромным дверям, ведущим из зала на террасу.

— Мне кажется, чего-то не хватает.

— Тебе тоже? — я была удивлена, и немного смущена. Как то неловко, может это самонадеянно, но мне действительно хотелось быть идеальной для него…

Вдруг перед нами появилось зеркало.

— Говорят нельзя смотреться в зеркало вдвоем, это к разлуки, — я говорила одно, а делала другое. Отражение в зеркале приковывало взгляд. А мы действительно хорошо смотримся вместе. Будучи абсолютно разными, мы в тоже время были едины.

— Мне кажется так лучше, — повинуясь его взору, я перевела взгляд с него на себя, он добавил в мое платье не много темных оттенков. Даже не понятно как именно, казалось, что оно жило своей собственной жизнью, темные, толи прожилки, то ли темное свечение, но теперь оно действительно выглядело идеально, — слишком уж ты у меня светлая и искрящаяся получилась…

Оторваться от его губ, я смогла только когда услышала гул аплодисментов. Он перенес нас в зал, даже не предупредив!!! Ой, как стыдно!!! Мелодии сменяли одна другую, мы пили вино, мило беседуя с моими сокурсницами. Я видела, как девушки смотрят на моего демона, мне это льстило, но увидев, как на него смотрит Мила, я заволновалась.

— Что тебя так тревожит? — он наклонился и прошептал это в самое ухо, Ох, ну что со мной его голос делает!?

— Только ты.

— Не стоит из-за меня рвать шлейф платья.

— Что?! — взглянув вниз, я увидела, что шлейф платья был в дюйме от разрыва. Мда, нужно направить руки в другое русло. Я посмотрела вперед, Мила все еще стояла в обнимку с боевым магом, только теперь маг стоял лицом ко мне, это был Альиэр. Недолго думая, я обвила шею Архаэра руками и притянула его к себе, целуя со всей страстью и любовью на которую была способна. Надо сказать, что его это несколько удивило.

— Я конечно безумно рад и польщен, но чем я заслужил такое поощрение? Даже за то, что спас тебя от бешеного возлюбленного меня так не отблагодарили.

— Я люблю тебя, — прошептав эти три, казалось бы, обычных слова, я испытала такой шквал чувств, что на глаза навернулись слезы. Я любила его настолько сильно, что моя душа могла разорваться на части. Так вот какие они, слезы счастья…

— И я тебя.

Сквозь слезы я смотрела в глаза мужчине, который отныне владел моей душой. Казалось, весь мир превратился в его шепот «и я тебя», эти слова кружились вокруг моего существования как листья на ветру,… куда ветер подует, туда они и отправятся. С этой минуты я готова была следовать за ним…

— Архаэр?! — голос тети Лары вырвал мое сознанье из пены блаженства, и вернул к не дружелюбной реальности. Они что знакомы?!

— Эллариона?! — судя по голосу Ара знакомы, и давненько…

— Какими судьбами? — что это, мне послышалось или в ее голосе проскочило хорошо скрываемое негодование?!

— Только одной… моей — и он нежно обнял меня за талию. Ужас, но я почувствовала что победила. Кого спрашивается, тетю Лару? В чем?

— Надо же… Рияна, довольно смелый выбор. Надеюсь, родители одобрили?

— Всему свое время, Элла. — и сказано это было так, что все стало ясно, для него она была Эллой…. А Рияна значило, что меня ждут неприятности…

— Ну, естественно…, - она мило улыбнулась, надо отдать ей должное без тени кокетства, — Ри, у тебя восхитительное платье. Символ жизни?

— Да, спасибо.

— Поразительно, как точно ты совместила чистый цвет энергии с темными прожилками жизни — на словах темный цвет она внимательно посмотрела в глаза Ару.

— О чем беседуем? — к нам присоединился магистр Кориирн, внимательно посмотрев на Ара обнимающего меня, на Эллариону впившуюся взглядом в Архаэра, магистр сразу решил обозначить границы, — дорогая, ты обещала мне танец.

Дорогая!? Сума сойти. Судя по взгляду и тому, как ректор обнял тетю Лару у них это давно. И надо же так испугался, что Ар отберет возлюбленную, что даже меня не постеснялся. Обалдеть. Надо маме рассказать.

— Тори, ты помнишь Сабрияну?

— Мисс Родегорн, вашу выходку с ослиными ушами помнить будут еще долго.

Я только улыбнулась в ответ.

— А это ее друг Архаэр.

Мужчины пожали друг другу руки. Архаэр очень демонстративно притянул меня еще ближе к себе, не убирая руки с талии, и нежно улыбаясь, произнес:

— Способная моя.

И с этими словами он поцеловал меня в висок, на глазах у ректора!!! Я от стыда чуть под землю не провалилась. Но ректор отреагировал иначе. Он просиял, и, улыбнувшись еще шире, завел разговор с Аром как со старым другом.

К нашей шумной компании присоединилась Цвета в сопровождение магистра Орани. Надо признать, вместе они выглядели поразительно. Светловолосая Цвета в темном искрящемся платье, и магистр Орани, с темно шоколадными волосами и светлом костюме. Они как день и ночь, разные, но не существующие друг без друга. Пока они шли к нам, я видела, как эльф посматривает на нее. Восхищение, вот что это.

— Не помешаем? — магистр Орани пожал руку ректору и повернулся к Ару.

— Лоренсо, — и протянул ему руку.

— Архаэр, — ответил демон.

С начала, повисла легкая неловкость, но ректор быстренько все расставил по своим местам.

— Ну что ж, должен признать что подобная ситуация в моей практике впервые, — радует что говоря это он посмотрел очень не добрым взглядом на магистра, а не на Ара, — Ну что же, тост?

Мы с радостью подняли бокалы.

— Предлагаю выпить за наших дам

В один голос мы ответили — Спасибо.

А дальше мужчины нашли целую кучу общих тем. А мы просто наслаждались нахождением рядом с ними.

— Приближается время Звезды, прошу всех желающих выйти во двор — возвестил голос Видящего.

Мы с Аром расположились возле окон зала, на террасе. Облокотившись на подоконник, он притянул меня к себе.

Мы стояли молча. Помню, как в детстве мы все ждали этого момента. Тридцать первое октября, начало Нового Года. Каждый год все Видящие, ждут появления этой Звезды, что бы под утро с радостью заключить, что звезда умерла, и Миру отвели еще один год существования.

— Знаешь, в детстве этот момент я никогда не понимала. Мне не страшно за мир, который может перестать существовать, как утверждают Видящие, мне всегда было больно и обидно за звезду. Она ведь живет только одну ночь…

Я говорила тихо, так что бы только Ар меня слышал. Он ничего не ответил, просто обнял меня еще крепче.

Это была восхитительная ночь!!! Между небом и землей как будто натягивали полотно, на котором отражалась чья-то чужая жизнь в чужом мире! Странные здания, по странному одетые, чужие существа, внешне похожие на нас, но только какие-то другие. В детстве я не понимала что конкретно с ними не так, сейчас понимаю они как будто под колпаками.

— В детстве мне больше всего нравилось, если отражались такие интересные приспособления, для передвижения этих существ, они светятся с одной стороны красными, а с другой стороны желтыми огнями. — Он никогда не рассказывал о своем детстве, удивительно, но мне тоже это нравилось

— Да! Самое красивое это отражение большого скопления таких приспособлений вечером, тогда они похожи на больших змей, которые ползут в противоположные стороны, красная, а ей на встречу желтая, — мы так и стояли обнимаясь.

Каждый раз на полотне отражались разные сюжеты, иногда за время отражения менялись три или четыре разных момента. Как то отразилось поле со странным приспособлением, которое по нему передвигалось, но еще круче было небо с летящей по нему металлической птицей!

Мы все стояли и смотрели на небо, но там ничего не происходило. Впервые в жизни я испугалась, а что если это все? Что если Звезда не родится? Я развернулась и прижалась к Архаэру, тепло его тела, такого родного, оно успокаивало мгновенно. Сейчас уткнувшись лицом ему в грудь и вдыхая такой родной мне запах я больше не переживала ни за что, он был рядом и даже если сейчас все закончится это не важно, главное, что мы вместе.

Послышались возгласы «Начинается» «Смотрите!»

— Ри? — взяв за подбородок, он поднял мое лицо, вынудив посмотреть на него.

Когда наши взгляды встретились, началось волшебство. Мы не отрывались друг от друга, а в самом воздухе вокруг нас отражались небесные искры, звезды проплывали между нашими лицами, они отбрасывали яркие сполохи, само бытие сверкало — Рождалась Звезда. Яркий сполох сообщил о Рождении.

Архаэр поцеловал меня нежно и трепетно.

— Не хочешь смотреть?

— Не знаю, — а чего я хочу?

Развернувшись, мы начали всматриваться ввысь. Красивая всё-таки Звезда. Само Рождение Звезды красивое, возле Луны зарождается свет, который притягивает к себе звезды, они не просто плывут по небу, оставляя искрящийся след, они отражаются в самом существе мироздания, и кажется, что мы все находимся там, среди этого божественного великолепия. Звезды летят и падают в скопление света возле луны, что бы потом взорваться светом и подарить Миру ее — Звезду.

Это была самая сказочная ночь года, праздник начинался с утра и заканчивался следующим утром. Во время моления в Храме Богов в мир приходил главный Бог Оиллирион. Говорят, он спускается с небесного города, чтобы посвятить новорожденных, и заодно выполняет просьбы людей. Так как новорожденных у нас в округе не было, я постоянно просила его и других богов о чем-нибудь, в основном, что бы они спустились, но они так ни разу и не появились. До сегодняшнего дня. Что же такого интересного ждет меня в будущем, если даже Оиллирион следит за моим путем?

Полотно проявлялось постепенно. Как будто паутина из нитей бытия вдруг становилась видимой для нас. Сейчас глядя на мир, отражающийся на полотне, я думала о тех существах, которых мы видим. Какие они? Чем они живут, о чем думают, на каком языке говорят. Любят ли они? Мне вдруг стал интересен их быт. По мере моих размышлений отображение менялось, как бы настраиваясь, и тут мы увидели город. Большой, многолюдный город со странными высокими зданиями. На лавочке около одного из таких зданий сидела женщина. Мы видели ее как бы сверху. Это была ночь, светили фонари, женщина сидела явно в ожидании. Я видела ее кучерявые светлые волосы, собранные в хвост, видела интересный брючный костюм, но в то же время я видела что-то еще, как будто одно изображение наслоилось на другое, как будто в этой женщине существовала еще одна! От нее волной исходила какая-то эмоция, какая-то энергия, очень близкая мне по духу. Я почувствовала, как эта энергия пытается пробиться в мое сознание, и мое я откликнулось на зов. Странное волнение охватило все мое существо, предвкушение чего-то…

Вдруг ракурс поменялся, картинка начала стремительно приближаться. Я услышала, как по толпе прошелся шепоток восхищения. Я ждала, ждала, когда девушка по ту сторону мироздания повернется. Мне нужно было увидеть ее лицо, ее глаза.

Когда картинка остановилась, возле нее, мое сердце пропустило несколько ударов, волнение комом стало в горле. Сквозь туман и красивую оболочку на меня смотрела вампирша!!! Поразительно, их как будто было две, одна светловолосая женщина с серыми глазами, и как бы из нее на меня посмотрела вампирша!!! Янтарные глаза впились в мои! Вампирская сущность вопила о помощи, я слышала ее зов! Это как заточение, я видела, что сущность заперта внутри женщины, ей нужен выход, ее нужно спасти!!! Я услышала крик, настоящий женский крик полный боли, отчаяния, и без какой-либо надежды на спасение!!!!

— Архаэр… — Я успела позвать его, перед тем как картинка исчезла.

9 Глава. Архаэр


Когда Ри отключилась просто во время праздника, я сам чуть было в обморок не свалился. Что с ней?! Первым желаньем было срочно отправить ее во дворец Императора к лучшему доктору. Но увидев, что к нам летит Элла, передумал. А то, как раз и окажусь тем, кто войну развязал.

— Что ты с ней сделал!?

— Не ори, я ничего не сделал, она просто упала в обморок!

Элла умудрялась одновременно искать причину обморока Рияны и орать на меня во всю глотку. Я видел, что она любит девочку как мать, но от этого легче мне становилось.

— Это все ты виноват! Отключись от своего эгоизма, ты жизнь ребенку портишь!!!

— Элла, я люблю ее, и если ты сейчас же не перестанешь орать и не поможешь ей, я отправлюсь в Империю.

Это ее взбодрило, на столько что тут же вырос Кориирн и провел нас к ней в комнату. Доктор, осмотревший ее, сказал, что это очень глубокий обморок, а Видящий сказал что — то такое чего конкретно я не понял, но увидел, как у Эллы волосы дыбом встали. Дослушав Видящего, она бросила на меня убийственный взгляд, и умчалась. Ри три дня была без сознания, я не мог пробиться к ней, ее папаша вел себя как истеричка, поставил все возможные щиты, выставил охрану, короче в зятьях он меня точно не видел.

Я рвал и метал, когда Кориирн уговаривал подождать, пока он сам переговорит с отцом. Поэтому почувствовав, что она очнулась, я уже не мог ждать. Сам не знаю, каким образом прорвал кольцо его щитов, а охрану уже встретил боевой демон. Мне было все равно выживут они после встречи со мной или нет. Единственно важным для меня была Ри.

10 Глава. Рияна


Открывать глаза не хотелось, мне было уютно в моем маленьком темном небытие. Но где-то, какой-то частью еще не полностью включенного сознания я чувствовала чей-то взгляд. Потом пришли чувства, чья-то ладонь лежала на моем лбу, это была чужая ладонь. Кто-то держал за руку, я помнила это тепло, оно было знакомым, оно было из прошлого. Я никак не могла уловить кто это, что-то крутилось в голове, но вспомнить не удалось. Я пыталась сосредоточиться на реальности, а вместо нее видела картинки из сна. Я спала. Наверное, это все сон. Мне приснилось все это, ну естественно. Кто-то вышел из комнаты, я услышала, как закрылась дверь. А глаза все-таки нужно открыть.

— Отец?!

— Ри! Солнышко, как же ты нас напугала!!! О, слава Силе! Как ты?

— Папа, что ты здесь делаешь? Где Ар?

— Ну, вообще то я здесь, потому что моя дочь три дня была в глубоком обмороке по непонятным причинам, — мда, три дня! Ничего себе! — я так понимаю, Аром ты кличешь демона?

Вот он, момент истины!!! И что спрашивается делать? Он же папа, уверена, ему уже все доложили, и Лара и ректор…

— Ри, может, расскажешь сама? Только, пожалуйста, правду? — папа говорил спокойно, судя по яркой янтарной радужке глаз, он еле сдерживался.

— Пап, ты не ответил где он? — пока я переводила взгляд с постели на него, часть сознания уловила какие-то странные нити бытия, царившие в комнате, ничего себе, сколько щитов понаставил, — и что это? — я призвала одну из нитей, и, высветив ее, показала отцу.

— Демон там, где ему место — отец буквально выплюнул эту фразу. Конец мне.

— И, где, по-твоему, место Архаэру? — мысленно я готовилась ко всему. Он ведь глава клана Огненных Вампиров… вспыльчивый….

Послышался крик, ругань, какой-то грохот и вот в мою комнату ввалился демон, мой демон! Я видела, как кто-то из стражи пытается напасть на него сзади, но крылья метались с бешеной скоростью и у них так ничего и не вышло.

— Ри, — он подлетел ко мне, молниеносно, — слава Силе, ты очнулась!

Когда наши руки встретились, крылья уже исчезли, передо мной на коленях стоял Архаэр, и сердце разрывалось от счастья.

— Пошел вон!!! — завопил отец, — стража!!! Что из моего приказа вы не смогли осилить своими умишками?! Бестолочь! Избавиться от него, живо!!!!

— Отец!!! — я вскочила с кровати и встала между Аром и батюшкой, — перестань!

— Рияна, отойди. Если жизнь дорога, — я увидела, как на его пальцах сверкнуло заклинание, но Ар увидел это первым.

Резкий порыв, и надо мной сомкнулись огромные темные крылья, сотканные из тумана.

— Что это?

— Защищаюсь, что не видно?

— Видно… — мы постояли молча в этом туманном коконе, — и как?

— Что как?

— Защита как?

— Нормально, пока держится.

— Что дальше?

— Понятия не имею. Твой отец, тебе и карты в руки — мда…

— То есть ты никаких действий совершать не желаешь, хочешь свалить все на мои хрупкие плечи?

— Нет, с начала, хотел просто перенести тебя в империю. Но вампиры, знаешь ли…

— Что страшно?

— А то! — Он ласково поцеловал меня в лоб.

— Прямо как покойничка, — и тут же получила подзатыльник.

— Не говори глупостей!

Мы еще постояли.

— Дорогая?

— Да милый.

— Знаешь, я уже как-то очень устал сдерживать нападки твоего родителя.

— Тогда давай опустим занавес.

Крылья сначала слегка дрогнули, что заставило всех успокоиться, а уж потом открылись. Моему взору предстала напрочь разрушенная комната, злобный папенька с горящими глазами, тетя Лара и ректор лица которых не выражали вообще ничего, даже наличие интеллекта.

— Перестаньте!!! — я говорила громко, властно, но в то же время спокойно — отец, что за вздор! профессор Кориирн, пожалуйста, простите меня…

— О чем ты девочка. Ормус, успокойся.

— Кориирн, этот!! Это демонское отродье, надругался над моей дочерью, а ты говоришь, успокойся!!!

— Ормус, я уверен все не так страшно. Я думаю, нам всем следует пройти в мой кабинет, и поговорить без свидетелей.

Проходя через коридор, я видела как мордашки с ехидными и перепуганными лицами прячутся за двери, я слышала шепотки, разные: и осуждающие, и оправдывающие. Не понятно было, где Цвета. Как это ей удалось пропустить такой концерт?

— Прошу, присаживайтесь, — ректор делал вид, что ничего из ряда вон не произошло. Спасибо ему.

Все расселись. И отец и Архаэр оставили рядом с собой место для меня. Я прошла мимо них и села отдельно. Заколебали. Один кричит, другой замуж не зовет…

— Ормус, — тетя Лара начала первой, — я уверенна, что Ри, не допустила бы паденья, если бы была властна над своими мыслями и чувствами, она умная девочка, любящая семью, и знающая что такое долг.

— Лара, ты что ослепла? Посмотри на нее?! Полюса светятся!!! С чего бы это?! А?!

— Ормус, я не….

— Лара, ты примчалась в наш дом, сказала, что Ри инициирована, и хотела, что бы я спокойно на это отреагировал?! Извини, но когда речь идет о чести моей дочери, и моей семьи я не могу быть спокоен.

Я слушала, очень внимательно. О том, что ведьма инициируется, проведя ночь с мужчиной, знают все, так же как и то, что она навсегда ему часть своей души как запас жизни отдает, потому собственно и мужа ведьме подбирают особенного. Но, я не была ни с Аром, ни с кем! И какие полюса? Первый раз слышу. Пока рассуждала о своем, о женском, увидела, как самодовольно ухмыляется моя зверушка. Чего это с ним?

Вернувшись обратно, попала на речь ректора.

— Вы готовы уже выслушать виновников торжества, или еще поорем друг на друга? — ректор оставался ректором, лицо спокойное, глаза серьезные, весь вид говорил о том, что любую проблему можно решить мирно. Дипломат — одним словом. Только глубокая морщина, залегшая между бровей, говорила о серьезности ситуации, над которой он раздумывает.

— Рияна, как ты смогла отдаться демону?! — отец не стал ждать.

— С улыбкой на губах, и любовью в сердце! — ставшими ярко красными глаза обожгли меня огнем ненависти.

— Играть со мной вздумала!

— Или ты слушаешь и слышишь и меня и Архаэра, или я ухожу.

— Интересно знать куда?

— В свою комнату, завтра учебный день, мне нужно готовиться.

— Я забираю тебя домой.

— Не имеешь права!

— Имею! Я твой отец!

— Я адепт Академии Магии! Ты не имеешь права, забирать меня отсюда, без моей на то воли.

— Хм, хорошо. Кориирн, отчисли эту дуру.

— Ормус…

— Кориирн, ты ведь не хочешь, что бы Глава Магистрата зашел к тебе, случайно естественно…

— Мне нечего скрывать Ормус, я ему всегда рад. А теперь успокойся и оцени ситуацию трезво. Твоя дочь инициирована и полюса светятся, но ведь архимаг с ними еще не работал! Это не логично, не понятно, но факт. Инициация и полюса Сабрияны ни как не связаны с мужчиной, это ясно, посмотри на нее! И для того что бы разобраться в этом она должна быть здесь. С завтрашнего дня у нее будет свое расписание. Только лучшие Видящие и Профессора будут с ней заниматься. Мы должны разобраться в этом Ормус.

Отец задумался.

— Кориирн, если я узнаю, что демон с ней встречается, я здесь камня на камне не оставлю.

— Отец! Ты не имеешь права!

— Еще и как имею. Если подойдешь к нему ближе, чем на пушечный выстрел я тебя заточу в доме. Ты рехнулась?! Ты — наследница двух древнейших родов Мира готова стать подстилкой какого-то безродного демона!?

За все это время Ар не проронил ни слова. Просто сидел с наглой ухмылкой и внимательно смотрел на отца. Но после последней фразы нарочито медленно поднялся и стал за спинкой моего кресла. Положив руки мне на плечи, чем вызвал бурю негодования, со стороны моего родителя, он сообщил:

— Ни кто, даже Вы не имеете морального права говорить с Сабрияной в таком тоне.

— Что?! — я даже испугалась, что отца удар хватит, так покраснело лицо.

— Сама Сила дала добро на наш союз, и Вы не в праве, перечить. Перед тем как решиться на отношения с Вашей дочерью я прошел лесной «обряд правды» перед глазами Чуры и всех Сил Природы. Ри ведь наполовину эльф, и всем Вам прекрасно известно, что если бы я лелеял какие-то злые умыслы, она бы не была со мной.

Повисла тишина. Вот я как-то не думала с этой точки зрения. А ведь Архаэр прав. Как это я сама не додумалась.

Отец лишь хмыкнул. Я уже было понадеялась, что на этом все закончится, но не тут то было.

— Не знаю, что ты там проходил, какой обряд, но что Сила скажет, когда узнает, что Ри помолвлена, еще с детства?

— Что?! — я хотела подскочить, но Ар удержал меня за плечи. Казалось у него на все готов ответ.

— Ничего не скажет, потому как на Рияне печать моего рода. Расторгнете помолвку.

Печать?! На мне?! Что за…?!

Архаэр нежным движением заставил повернуть голову вправо, и легко подняв волосы с левой стороны, показал на что — то на шее, ближе к уху.

— Должен признаться, сам не знаю, как так вышло. О том, что бы инициировать Ри до брака и Вашего благословления и речи быть не может. Я прекрасно знаю последствия обмана Силы Природы. Но есть, так как есть.

Первой очнулась тетя Лара, и, подойдя ближе, внимательно всмотрелась в то, что красовалось у меня за ухом. Надо потом в зеркало рассмотреть что там. Внимательно присматриваясь, она ахнула и зажала рот рукой, потом вдруг посмотрела на Архаэра и спросила:

— И что, теперь перед тобой в глубоком реверансе замирать?

— Не утруждай себя, — ответил Ар. Я просто опешила, собирая воедино кусочки головоломки. Реверанс, Ар, печать рода, помолвка?!

— Лара, что за вздор ты несешь?

— Ормус, на твоей дочери стоит печать Императорского Рода.

— Что! Как! Ты!!!

— Да, я. Вот так как то — он ласково гладил меня по голове и плечам, — Ри, думаю тебе пора возвращаться в свою комнату. Нам есть о чем здесь поговорить.

— Архаэр, я никуда не уйду. Я должна знать что происходит, объяснитесь!!!

— Ри, пожалуйста. — Он присел рядом с креслом, и когда наши глаза встретились, внимательно всмотрелся в них, как будто выискивал что-то.

— Ар, я не хочу оставлять тебя… И почему вы все считаете, что имеете право скрывать от меня то, что касается моей жизни?! Кто дал Вам на это позволение?

— Милая, — Архаэр провел рукой по моим щекам, собирая так ни кстати вырвавшиеся слезы, видимо сказалось нервное напряжение, — успокойся, пожалуйста, у меня сердце разрывается от твоих слез, не плач, все в порядке.

— Архаэр, — я только и смогла, что его имя произнести да встать с кресла и уткнуться носом в грудь вскочившего с колен демона.

Уж не знаю, что там думали все присутствующие, но мне было откровенно плевать. А чего собственно плачу? Стою и реву как дура. Успокоилась, вытерла слезы, и даже смогла поднять лицо к Ару. Все это время он «играл» в гляделки с моим отцом при этом нашептывая какую-то ласковую чепуху мне на ухо.

— Ар, я не уйду, хотите говорить, говорить при мне.

— Ри…

Я вернулась на свое кресло, а Ар как верный телохранитель стал сзади. Все молчали, и это дало мне возможность обдумать происходящее.

Первое — я помолвлена с детства. Но мне никогда об этом не говорили! И сейчас представляя рядом другого человека, меня передергивает от омерзения!

Второе — я инициирована! Теперь я — настоящая ведьма!

Третье — И что за фигня с полюсами?

Четвертое — На мне печать рода Императора. Тут два вопроса: первый — как она там появилась, и второй — он что, родственник власти?!

Пятое — Что будет со мной?!!!! Ар поставил какую-то печать, но замуж так и не позвал!

Шестое — Отец… и этим все сказано….

А вдруг я уже замужем за Аром по его демоническим законам, печать как никак? Так что это, не получив благословения моего родителя у нас никогда детей не будет?!

Размышления окончились голосом подсознания «я же говорила, что толи еще будет! Наслаждайся, уже началось!»

— Перестаньте вы оба! — голос тети Лары заставил меня выйти «из себя» и вернуться к окружающей среде. Что уже произошло? — Криками делу не поможешь!

— Лара, задумайся о последствиях! Что мне теперь сообщить всему свету, что наследница Родегорнов и Емейрусов теперь принадлежит темному Императору?! Как Лара, как?! Как я могу отдать свое дитя этим бездушным зверям и позволить ей стать одной из них?!

— Ормус… Я все понимаю но…

— Достала уже со своими но!!! Рияна помолвлена с отпрыском Керверанов с момента своего рождения! И она выйдет за него!

— Ормус, — уже не выдержал Кориирн, — даже ты не можешь нарушить закон Силы.

— Могу, Кориирн, могу. Ты же сам сотрудник министерства, и знаешь, что если и не нарушить, то уж обойти можно любой закон!!!

Я поняла, что дело пахнет жаренным. Зная папочку ожидать можно было чего угодно.

— Отец, пожалуйста,… я умоляю тебя, перестань. Подумай обо мне хоть раз!

— Рияна, каждую секунду своей жизни я думаю о тебе, даже если тебе кажется, что я тебе жизнь хочу испортить, не заблуждайся милая, я для тебя самого себя положил, а ты? Что ты? Кинулась под этого.… ты подумала обо мне? О матери? Да хоть раз за свою жизнь ты о семье задумалась? Что теперь будет? Как ты себе представляешь свою жизнь?! А нашу? Что мне теперь, сообщить всем с радостью, что моя дочь стала подданной наших заклятых врагов? Ты теперь и наш враг? Об этом ты подумала?!

Он говорил тихо, но мне казалось, что он кричит. Каждое его слово припечатывало меня к креслу. А он прав. По своему, он прав. Все что мои родители делали это все для меня, все лучшее все самое-самое. И сейчас с его слов получалось, что я его предала. Не только его, но и весь свой род, всю семью! Но разве есть в этом моя вина? Наверное есть, ведь если бы я не пошла против воли родителей, если бы не отправилась на «пир к неЧести», если бы… если бы… Этих «если бы» было миллион и маленькая тележка, и против каждого из них как на чаше весов стоял Архаэр. И все эти «если» ничего не стоили, ровно счетом ничего. Может быть это глупо, может по — детски, но мои чувства, весь мой мир завязались на одном живом существе. Я понимаю, что в отце кричит обида, долгое время он был единственным мужчиной в моей жизни, но видимо пришло время, и теперь этим мужчиной для меня стал Ар, и я знала, что отныне будет только так. Однажды я пыталась представить себе жизнь без него. Я думала, что если уйду, то обязательно встречу кого-то другого. Обязательно. Но только после того как его встречу, скорее всего сама примчусь к Ару. С удивлением и ужасом я понимаю, что для меня в жизни никого нет, и не будет, только он.

— Почему враг, отец?

— Почему?! Потому что останешься с ним, значит перейдешь на сторону Темной Империи, сама станешь темной!

— Что за бред ты несешь?! Какой темной? Посмотри на меня, ты видишь во мне, что то темное? — я аж подскочила с кресла и покрутилась перед родителем, — внимательно присмотрись. Я уже не ребенок отец. Я выросла, и как бы тебе не было страшно за меня, как бы не было обидно и больно, что я выбрала свой путь, но это так! Я горжусь тем, что во мне течет твоя кровь! Горжусь тем, что я — вампир, пусть и наполовину! Я впитала от тебя еще с детства понятия семьи и рода, но ты так же воспитал во мне честь, гордость, и честность! Я честна отец, и с тобой и с собой! Но ты не можешь откинуть эльфийскую часть меня! Она живая и она, как и положено эльфам тянется к свету, к добру. Она тянется к Архаэру, — я подошла к отцу и взяла за руки, заглядывая в глаза, что бы убедиться, что он слышит меня, и слушает, — я тянусь к нему всем своим существом, понимаешь? Я люблю его! Ты боишься что я выберу не того мужчину, я понимаю. Но я уже выбрала, того, единственного! Вся моя эльфийская сущность тянется к нему, а вампирская защищает этот выбор как правильный. — я обняла его так крепко как смогла, мне хотелось прижаться к папе как в детстве, хотелось показать ему что я люблю его также, что я до сих пор его маленькая девочка, он обнял меня в ответ. И я прошептала ему на ухо, — Я очень люблю тебя пап, очень! — потом я поцеловала его в щеку, и ушла. Я знаю, что он не примет мой выбор, он же вампир, но я его точная копия и не откажусь от своего выбора.

Подойдя к Ару, я позволила ему себя обнять, слезы полились ручьем. Я знаю что оплакиваю, это не были угрозы отца, или нежелание понять меня. Я оплакиваю беззаботное навсегда потерянное детство.

После моей речи в кабинете воцарилась тишина. Все смотрели на папу и на меня, как бы ожидая. Наконец отец продолжил. Его голос был с хрипотцой, что выдавало, насколько он переживает, а в глазах была грусть.

— Рияна, ты самое дорогое, что у меня есть. Прости меня дочка. — Он подошел ко мне, я отклеилась от Ара, и кинулась папе на шею. Мы долго стояли в обнимку. Я чувствовала, как энергия переходит от него ко мне и наоборот. Такое возможно только с родителями. Он нежно погладил меня по голове. Часть моего сознания обрадовалась, что все успокоилось, что отец принял мой выбор и теперь все будет как раньше. Но другая, видимо вампирская, вопила о том, что придёт беда. И как только я прислушалась к ней, отец крепче прижал меня к себе и уже отпуская, прошептал на ухо — прости меня. Но даже замужество не длиться вечно. — Потом поцеловал меня и уверенным, шагом бывшего военного покинул кабинет ректора.

Его последнюю фразу никто кроме меня не слышал.

Он что решил убить Архаэра?!!!

— Ну, что ж, — откашлявшись, подал голос ректор, — как дальше жить будем?

Мы все дружно повернулись к нему. Я посмотрела на него, очень вопросительно. Как жили до этого, так и будем, наверное.

— Мисс Родегорн, то есть миссис… в смысле … как теперь к Вам обращаться? Как Ваше полное имя Архаэр? — ректор был в замешательстве. И я в не меньшем. А как теперь? Я что действительно вышла замуж?!!!

— Ну, — откликнулся Ар, — мое полное имя Архаэр Риманн Доэрер, герцог Торуэн, так что по законам Темной Империи теперь Сабрияна, миссис Доэрер герцогиня Торуэн.

Опять повисла тишина. А я думала, что вампирские имена труднопроизносимые! Я не чувствовала себя этой… даже имя свое выговорить не могу… герцогиней!

— Миссис Доэрер, — ректор опять вывел всех из задумчивости, — герцогиня, — по тому, как все посмотрели на меня, до меня дошло, что ректор обращается ко мне.

— Профессор, пожалуйста, называйте меня Рияной.

— В отсутствии других адептов, конечно же, но, на уроках и в обычной жизни к тебе будут обращаться именно так. Ты больше не Родегорн, ты Доэрер. Привыкай.

— Но Тори, — вдруг оживилась тетя Лара, — с этим будут трудности, во-первых брак не ратифицирован в государствах Изначального. Я даже не говорю о заключение брака в Храме Судьбы, а во-вторых замужние адепты не могут жить в Академии?!

Я опять плюхнулась в кресло. То я замужем, то не замужем. А теперь мне и жить негде. Класс!!!

— Я сегодня же подам прошение Великому Магистру Рантеры, для того что бы получить свидетельство о браке, кроме того как подданный империи, я должен доложить о браке с Рияной самому Императору. А Храм Судьбы, это по желанию Ри, если захочет, значит, так тому и быть.

Опять тишина. Я понимаю, что сейчас они говорят о моей жизни, и мне даже поучаствовать в этом захотелось. Но я не смогла. Просто не смогла произнести ни единого словечка. Сидела и слушала, как они произносили слова, меняющие мою жизнь: герцогиня, подданный двора, замужние не могут жить в общежитии, разрешение на брак, договор, магистрат…

— Одним из пунктов Мирового соглашения была ратификация браков заключенных в Империи на территории Изначального, Рантера так же подписала этот договор, достаточно взять подтверждение, ведь брак уже заключен — сейчас Архаэр говорил как дипломат. Сухо и по существу, видимо сказывалась закалка.

— К сожалению, Ри не может дольше жить в Академии — тихо произнес ректор.

— У меня свой дом в центре Крипти.

— По счастливой случайности не далеко от стен Академии — зачем то уточнили тетя Лара.

— Элла, выкладывай — Ар был спокоен.

— Ты знаешь, я не верю тебе. Все это сюсюканье и игра в любовь. Она еще ребенок Архаэр, ребенок! До совершеннолетия еще месяц, а ты уже…. И особняк возле Академии, и герцог в Империи!!!! Зачем она тебе и Императору, что за игру вы затеяли?! — она кричала, и что удивительно плакала.

Бесспорно она — часть моей семьи. Неужели никто из них не в состоянии поверить в наши чувства. И тут сердце предательски ёкнуло, а что если нет чувств, что если они правы и это игра? Я посмотрела на спину Ара, который стоял возле стола ректора. Они как будто на поле боя с одной стороны Кориирн и тетя Лара, с другой Архаэр. А вдруг отец прав? Ведь ни разу за мою жизнь он не подвел меня, ни разу не обманул, ни разу не поставил свои интересы выше моих…

— Лара, я понимаю, ты любишь ее. Но посмотри на меня?! Загляни мне в глаза, ты видишь в них опасность? Злость? Хочешь жить предрассудками, живи. Думаешь, что я опасен только по тому, что демон? Неужели ты не понимаешь, у каждой монеты две стороны. Вы думаете что демоны — опасны, а мы думаем что Вы! Посмотри на нее — и Ар повернулся ко мне, — хоть раз ты видела ее в таком состоянии из-за меня?! Зато Вам удалось довести ее за несколько минут, и после этого я — зло. Ну, конечно же!

— Архаэр, я уверен, Лара не хотела сказать…

— Профессор, не нужно дипломатии. Будь моя воля, я бы никогда не подверг ее этому испытанию. Я хотел для нее лучшего. Настоящую свадьбу, благословение родителей…. Но есть, так как есть. Видит Сила, я не знаю, как на ней появилась печать…

Он подошел и просто присел на подлокотник моего кресла. Одно то как он взял мою руку заставило забыть сомненья, он любит меня, и это важно, а платье и благословенье, ну так без первого прожить можно… а второе… он же все-таки демон, может для того что бы у него были дети благословенье тестя не обязательно?

— Архаэр, дослушай, пожалуйста, до конца, а потом ответишь — Кориирн немного помолчал, видимо с силами собирался, — может лучше сохранить все это в тайне? — Ар сильнее сжал мою руку, — пусть она доучится хотя бы первый год, а потом сыграете свадьбу. Или хотя бы объявите о помолвке сейчас, а потом сыграете свадьбу. Пусть она будет Родегорн для всех. Подождешь еще немного, зато все будет прилично?

Он не хотел, я знала. Знала даже почему. Была б его воля, он бы спрятал меня где-нибудь. Архаэр боится, что отец помешает, или Дима, боится, что они найдут способ и постараются изменить все. Он боялся, что в этой суматохе я пострадаю. А я? Что думала я? Хотела ли я свадьбу? Конечно же, мы с Цветой ее еще во втором классе распланировали. Хотела ли я объявить всем о замужестве? Не знаю. Хочу ли я жить у него? А где я теперь могу жить?

— Ри, — Архаэр чуток повысил голос, наверное, не в первый раз ко мне обращается, — Ри, я не могу принять это решение за тебя. Решай, будет так, как ты захочешь.

И я струсила.

— Ар, я не могу сейчас ответить. Мне нужно собраться с мыслями. Столько всего произошло….

— Ты хочешь остаться здесь? — в его голосе не было злости, или обиды, только искреннее участие. Но мне все равно стало стыдно. За что и почему не знаю.

— Сегодня да.

— Хорошо — он наклонился и поцеловал меня в макушку, — хорошо малыш. Кориирн, она будет здесь в безопасности? — ну, конечно же, все будет так, как я захочу, если только ему это подойдет.

— Конечно же.

— Профессор, — я встала, — тетя Лара, я очень устала, пожалуйста, давайте решим все завтра, я могу сегодня переночевать здесь? — они кивнули, — Ар, проводишь меня в комнату?

— Мы все вместе тебя проводим дорогая.

Тетя Лара не унималась, я лишь только хмыкнула. Ну, пусть идут.

Мы шли по коридорам, вокруг нас толпились адепты, но видя мой конвой близко никто не подходил. Перед лестницей, ведущей к общежитиям, Кориирн неожиданно позвал Архаэра. Они отошли от меня еще на пару шагов, тоже мне конспираторы! А я смотрела на Ара и пыталась осознать, что этот мужчина — мой муж!!! Но тут произошло нечто.

— Сука, — послышался громкий крик Димы, — я убью и тебя и это отродье!

Все произошло настолько быстро, что ни Ар, ни ректор никто не успел отреагировать. Я даже не поняла, откуда он появился, просто вырос передо мной с горящими ненавистью глазами. А потом залепил банальную, но сильную пощечину. До этого меня никогда никто и пальцем не тронул. Когда я свалилась на ступеньки лестницы, мое подсознание задало только один вопрос «Как в банальных женских романах. Почему пощечина?» «Не знаю» ответила я ему.

— Ты, тварь! Я не дам тебе расторгнуть помолвку! Подстилка…

Но договорить ему не дал кулак Ара. Димка упал на пол как пустой мешок. Ар был в бешенстве, я видела это по тому, как высоко были подняты крылья, как стиснуты губы, как бьется жилка на шее. Вырубив несостоявшегося женишка, он бросился ко мне.

— Ри… что… как ты? Где болит? — пальцы ощупывали губу и щеку, в глазах плясала паника.

— Успокойся — интересное дело, это кто кого успокаивать должен? — все в порядке.

— Голова не кружится? — подскочила тетя Лара, — кровь есть?

— Прошу вас. Все нормально.

Вокруг нас собирались адепты, их было много, все в цветной форме, они пытались подойти поближе, что бы получше рассмотреть. Я увидела прямо перед собой Милу и Альиэра. Они стояли в первых рядах и с ухмылкой наблюдали за происходящим. Где же Цвета?!

— Прости, — Ар поднял меня на руки, — я не могу тебя здесь оставить. Ты же понимаешь? — его глаза смотрели с вопросом. Понимаю, я все понимаю, и сама уже не хочу здесь оставаться. Я ничего не сказала вслух, только кивнула. Он немного успокоился, но перевоплощаться не спешил.

— Элла, я думаю, Ри будет проходить обучение дома.

— Архаэр… — она хотела что-то сказать, но видимо поняла, что он прав, так будет лучше, — я могу навестить ее?

— Наш дом всегда открыт для Вас.

Он хотел уже уйти, но тут ему на глаза попался ехидный взгляд Альиэра и вездесущей Милы.

— Этот несчастный посмел поднять руку на герцогиню Торуэн, я надеюсь, вы разберетесь с этим?

Я знала, зачем он это сделал. Нельзя такое оставлять безнаказанным. Какой-то частью сознания я жалела Диму. Но большей частью злилась. Еще час назад я была против того что бы все знали, но теперь, особенно после того как я увидела отвалившуюся челюсть Милы и злющие глаза Арлиэра я радовалась.

— Цвета… — мне достаточно было намекнуть

— Профессор, пожалуйста, сообщите мисс Кресс новое место проживание герцогини.

— Конечно же.

Поразительно, но к Диме никто так и не подошел.

Когда Ар двинулся к выходу, все расступались, и приседали в реверансе.

В голове билась только одна мысль «дальше, что будет дальше?» Даже мое ехидное подсознание молчало. Само, наверное, в шоке сидело.

Мы вышли на улицу, Ар дотронулся до моего медальона и мы оказались в его комнате в Оэруне. Осознав, наконец, весь масштаб перемен в моей жизни я задалась вопросом — это что, значит, мы можем с ним спать?! Я вдруг поняла что боюсь.

Меня уложили на кровать и тут же послали за доктором. На мои увещевания о том, что со мной все в порядке никто не реагировал. А доктору поверил сразу. От еды я отказалась, по этому, мне дали выпить какое — то успокоительное. Видимо сильное. Так как буквально через несколько минут я уже спала.

11 Глава. Ормус


— Войдите!

— Господин, к Вам посетитель.

— Кто?

— Деметрий Керверан.

— Пусть войдет.

— Диметрий! Не ожидал! Рад видеть.

— Взаимно Ормус, взаимно.

— Выпьешь чего-нибудь?

— Нет, благодарю.

— Ну что ж, — я внимательно посмотрел на будущего зятя — что привело тебя?

— Нарушенное обещание.

Я промолчал. Когда Рияна похвасталась своей печатью, я был так зол, что перед тем как покинуть Академию рассказал об этом Диметрию. Оглядываясь сейчас назад, понимаю, что допустил непоправимую ошибку. Нужно было смолчать. Еще не дай Сила откажется от договора. Что тогда, кто ее воскрешать будет?

— Диметрий…

— Ормус, у нас был договор! Мой отец очень озадачен сложившейся ситуацией! Он хотел лично встретиться с Вами.

— Диметрий, передай своему отцу, что все в силе.

— Да? А с чего вы взяли, что наследнику некромантов, нужна какая-та демонская подстилка?!

— Ты говоришь о моей дочери!

— Я говорю о своей невесте! И буду делать это в тех выражениях, которых она заслуживает!

Какой мерзкий тип! Но прав, зараза, прав. Рияна, как она могла так поступить?! Связалась с демоном! И что теперь прикажите делать мне?

— Мы меняем условия договора.

— Что? Не имеете права! Договор подписан и условия обговорены!

— Еще и как имеем! Вы не сохранили для меня свою дочь! Так что помолчите об условиях! Но нечего, как только мы поженимся, я заставлю ее пожалеть о содеянном!

— Диметрий! — гнилой тип, но ничего, Рияна потерпит пару месяцев замужества, а потом я убью его, главное чтобы они ее воскресили — как объяснить Рияне ее ошибку разберешься сам. Давай по существу. Какие условия?

— Армия переходит под мое начало.

— Что?!

— Не кипятись, Ормус. Хочешь быть главой клана, будь им, толку, правда, от тебя никакого, даже дочь в узде сдержать не смог, ну да ладно, это поправим.

— Ах ты…

— Прежде чем мы приступим к выполнению плана, я хочу, что бы Вы расправились с демоном.

— Да что ты?!

— Да, и чем скорее это произойдет, тем лучше. Я ведь могу и другую встретить. С незапятнанной репутацией, мало ли как жизнь сложится, пока вы раздумываете.

— Угрожать думаешь?

— Нет, перед фактом ставлю. Так вот, Вы должны стереть это отродье с лица земли.

— И как ты себе это представляешь?

— Вы же у нас великий и могучий глава клана. Вот и действуйте.

— Мальчик мой, ты, наверное, не до конца понял ситуацию. Это отродье — племянник Императора. Вот скажи мне, как устроить покушение на родственника Императора? Милава достала хоть что-нибудь из его вещей?

— Нет, в комнате была Цветана с Орани.

— Они видели ее?

— Еще бы! Кстати девчонку выгнали из Академии.

— Жаль Цвету.

— Переживет, а у Рияны меньше советчиков будет. Уверен, Цветана была в курсе и не остановила ее, так что теперь пусть расхлебывает!

— Еще эта хранительница чокнутая! Тоже мне, мы с таким трудом узнали, что он на пир пойдет, и что? Она даже попасть в него не смогла! Я до сих пор задаюсь вопросом, почему Оракул сказал, что только Милава должна была его убить?

— Не знаю. Не это важно. Важно, что нам удалось склонить Альиэра нам помочь.

— Зачем ему это?

— У него свои счеты с Архаэром.

— И?

— И, он рассказал, что Архаэр назначен послом Империи в Рантере

— И?

— Милава, убедила Альиэра выведать его расписание. Вы убьете его в посольстве.

— А ты фантазер малыш!

— Не нужно оскорблений, я ведь и обидеться могу!

— И что? Убьешь меня и не воскресишь?

— Нет, не воскрешу Рияну.

— Ладно. Зови своего Альиэра, и девчонку. Нужен план.

— Завтра, ночью.

— А почему не днем? Вам молодежи ночами заняться не чем?

— Есть чем, но та, с которой мне есть чем заняться работает подстилкой у демона.

— Диметрий! Мое терпение не безгранично. Я за нее и убить могу.

— Так что ж демон жив-то до сих пор?

— До завтра Диметрий.

Я встал и показал гостю, что прием окончен. Он удалился молча. Какой гнилой подонок!

Я так долго ждал этого дня, так долго! И что теперь? Бросить все? Вампиры никогда не подчинятся некроманту. Пусть этот слизняк помечтает! Как убрать демона? Да еще и в посольстве? Нужно хорошо подумать, нужен Оракул.

— Лонни!

— Да господин.

— Мне нужно встретиться с Милавой Зух.

— Мне передать ей сообщение энергией?

— Да. И по быстрее.

Прошло уже около часа, когда в дверь постучали.

— Войдите.

— Господин, Милава Зух.

— Зови ее.

— Добрый день Ормус.

Красивая девочка, но слишком уж зазнается. Я помню ее маленькой, когда мы с ее родителями отправляли их с Рияной в первый класс. Длинные, практически белые волосы, серые глаза. Но что-то было в ее облике раздражающее, что ли. Я не доверял ей. Абсолютно. Жаль ее мать не дожила до этого дня. С ней было куда проще иметь дело.

— Милава! Спасибо что так быстро откликнулась.

— Всегда, пожалуйста.

— Выпьешь?

— Я бы не отказалась от вина.

— Лонни! — я знал, что он стоит за дверью — принеси нам вина.

Пока его не было, мы молчали. Я знаю, что она ведет свою игру. Да, Хранители уже не те….

Зашел лакей с подносом. Лонни выбрал прекрасное, ароматное вино. Молодец.

Когда за лакеем закрылась дверь, Милава спросила.

— Вы хотели меня видеть, что бы угостить вином?

Вот маленькая плутовка.

— Не только милая, не только. Знаешь, несколько часов назад у нас состоялась встреча с Деметрием. — Она выжидательно смотрела мне в глаза — я опасаюсь, что они нарушат договор.

— Как?

— Я сомневаюсь в его преданности делу.

— Может, Вы сомневаетесь в его преданности Рияне?

— Для меня это — одно, и тоже.

— Зря. Ваша дочь, Ормус, опозорила Диму, вы видели когда-нибудь некроманта, готового простить такое?

— Он собирается выполнять условия договора?

— Почему Вы спрашиваете это у меня? Задайте этот вопрос Деметрию.

Мы помолчали. Как хранительница, она была обязана подчиняться мне. Но Хранители, уже давно не те. В наше время забылись понятия долга и чести. Для них это так, пустой звук! Каждый хочет урвать кусок побольше. Ну, ничего, я верну их с небес на землю.

— Ты не передумала?

— Нет.

— Милава… все-таки это страшный шаг.

— Ормус. Моя семья хранила Оракул, бессчётное множество поколений. Хранила для вас, между прочим. Моя мать, сделала все, чтобы передать мне максимум власти, но, к сожалению, она рано ушла. Терпеть в своем доме эту эльфийку, которая лезет во все дыры, я не намерена.

— А отец?

— А что отец? К ордену он не имеет никакого отношения. Он, наверное, и не знает о нем. Так что да, уберите их. Обоих.

Жалко мне было ее отца. Хороший мужик. Я вздохнул, они что, меня за серийного убийцу держат?

— Так твои условия это…

— Вы убираете отца и эту…. И я передаю вам Оракул.

Мне нужен он в постоянной досягаемости. Нужен. Жаль только что я не смогу лишить мир этой маленькой дряни. Она связана с Оракулом, убью ее, убью Оракул. Жаль.

— Хорошо.

Наступила тишина. Она улыбалась, но я все равно видел алчность, презрение, и злость которую источала эта юная ведьма. Мое вампирское существо было в наслаждении. Столько негативной энергии, и вся для меня!

Она встала, и, поклонившись, пошла к выходу.

— Откуда такая уверенность в Альиэре? — спросил я, когда она уже почти вышла.

Она лишь улыбнулась. И ушла.

Какие же они мерзкие! Эх, если бы не мои планы, из них бы вышла отличная пара! Они бы с Диметрием сгноили друг друга! А так придется мучиться моей девочке. Ничего, ничего, цель оправдывает средства.


12 Глава. Рияна.


Когда я проснулась, в комнате было тихо и светло. Ара не было ни видно, ни слышно. В тишине и одиночестве я смогла, наконец, подумать о своей жизни. Я замужем. С момента первой встречи с ним я мечтала о том дне, когда он станет моим, по-настоящему моим, навсегда. Правда я думала, что этот момент наступит, как минимум лет через пять.

Теперь это мой дом? Как мне здесь жить? Где будет моя комната? А деньги? За какие деньги мне существовать? Приданого у меня нет, вернее оно есть, но я уверена, что отец его не отдаст. Это мне теперь нужно хозяйство вести? Но как? Что мне делать? Ух ты, это ж у меня теперь и свекровь имеется. А учеба? И это лишь малая толика всех вопросов, которые роились в моей голове. И появлялись они там с поразительной скоростью!

Встав с кровати, я подошла к зеркалу, и наконец, рассмотрела печать за ухом. В каком месте понятно, что она Императорская мне было не известно. Так вензельки сплетенные, да и все.

Мой муж. Это звучало так необычно в моей голове, что для убедительности я даже несколько раз произнесла эти слова вслух. Муж. Надо мне найти того самого мужа.

Так как прибыла я в своей пижаме, кстати, в обморок то я свалилась в платье, кто меня переодел? Не могу же я в пижаме ходить по чужому дому? Или теперь это и мой дом, так что, наверное, могу, или нет? По гардеробной лазить мне было неудобно. По этому, увидев на кресле халат Ара, я накинула его и отправилась на поиски.

Дом был великолепен. Коридоры, по которым я шла, были выполнен в бежевых тонах, везде висели картины в шикарных багетах, на полу были ковры. У стен стояли витрины и висели полки, с кучей разных безделушек. Пройдя вперед по коридору, я вышла к лестнице. Красивая, дубовая лестница с широкими ступенями и коваными балясинами спускалась в холл, в низу так же никого не оказалось. Я аж растерялась. Чужой дом, какие-то комнаты, вдруг сейчас вломлюсь куда-то, а мне туда нельзя? «Что за бред?» спросило подсознание. И я смело направилась к большим дверям по правую руку от меня. Не дойдя до них пары шагов, увидела, как ко мне идет мужчина, достаточно высокий и коренастый, с шапкой седых волос, но, тем не менее, с молодыми, живыми глазами. Подойдя достаточно близко ко мне, он вежливо поклонился.

— Миледи Доэрер. Я дворецкий герцога Орсон. Могу я предложить Вам завтрак?

— Спасибо Орсон, я ограничусь чаем — тот лишь кивнул, — вы не подскажите где мне найти…

Орсон ответил заранее.

— Ваш муж в западной гостиной.

— Простите, я здесь впервые, вы не могли бы сориентировать.

— Миледи, прошу за мной.

Мы повернули назад к лестнице, и подошли к дверям, которые были расположены слева от нее.

— Орсон, он там один? Я имею в виду я в таком виде…

— Миледи, не переживайте, он принимает Ректора Вашей Академии и госпожу Понтелееву. Я думаю, Ваш вид их не смутит.

— Спасибо, — и я как-то нервно стянула на шее полы халата.

— Миледи, не стоит так изводить себя. Все образумится.

— Спасибо Орсон.

Он открыл дверь, и я прошла в большую комнату, прямо предо мной на креслах сидели Архаэр, Кориирн, и тетя Лара, они пили чай и обсуждали что-то, наверное, меня. Ар увидел меня первым.

— Ри, — он подскочил ко мне и взял за руку, — доброе утро. Как ты себя чувствуешь? — он провел пальцем по щеке

— Доброе утро Ар, все хорошо.

Я смотрела на него и думала вот этот мужчина теперь «мой муж».

Тете Ларе было не до этикета. Стоило мне оторвать взгляд от Архаэра, как она подлетела и обняла меня.

— Как ты, солнышко? Щека болит? Синяки есть?

— Тетя Лара, все в порядке. Жить буду.

— Конечно, конечно — а тем временем проверяла мою щеку — есть хочешь? — и такой убийственный взгляд на Ара, мол, ты сам-то не додумался ребенка накормить! Голодом заморить хочешь?!

Пока мы рассаживались на кресла вокруг красивого столика с мраморной поверхностью, тетя Лара продолжала квохтать вокруг меня как квочка. Видимо пытается заменить мне отсутствие мамы. Интересно, а что моя мама об этом думает? Почему не приехала с отцом? Почему не прислала весточку никакую?

— Ри, съешь что-нибудь, а то Элла и вправду решит, что я тебя голодом заморить хочу, — Ар старался говорить весело, но я слышала в голосе нечто хорошо скрываемое.

Я подняла глаза на ректора, но тот отвел взгляд. Лара пыталась впихнуть в меня что-то съедобное, а Архаэр задумчиво рисовал какие-то узоры на моей ладони.

— Да что с Вами? — я не выдержала.

— Элла? — да что ж случилось, если даже Ар не решается говорить

Повисла тишина.

— Ри, мы все обсудили. С завтрашнего дня у тебя начинаются занятия, с архимагами, и Видящими нашей Академии. В тех условиях, в которых все мы оказались, занятия будут проходить здесь или Крипти. В зависимости от того, где ты будешь находиться — я видела, что это абсолютно не то. Было что-то другое в их молчании. — Ну, вот с учебой разобрались. Ты хочешь о чем-то узнать, что-то спросить?

А что собственно я хочу узнать? Как это быть женой хочу узнать. Что мне теперь делать, как себя вести? Я люблю тетю Лару, даже порой забываю, что она мне не родная, но говорить о таком я не могу с ней. Только с мамой,… если когда-нибудь ее увижу…

— Хорошо. Расскажите, пожалуйста, а что такое полюса и почему они у меня светятся?

— Полюса Ри, — почему-то заговорил ректор — это такая особенность только очень сильных магов, должен тебе сказать, что ни у каждого Архимага есть включенные полюса. Это, как способность, нет, наверное, умение, нет, это…. — он замолчал, видимо обдумывая, что сказать, отхлебнул чая, тут в комнату вошел Орсон.

— Ваш чай миледи, — и передо мной поставили не большой серебряный поднос с чаем, сахаром, медом, молоком и вареньем. С начала меня удивило такое количество всего для одной чашки, потом я сообразила, они же не знают моих предпочтений.

— Спасибо Орсон.

Дворецкий еще раз поклонился и вышел. Возник вопрос, а почему это мне чай подал сам дворецкий, здесь что, слуг больше нет?

Я бросила себе в чай немного сахара, и, размешав, пригубила, черный с травами, очень вкусно.

Все сидели и смотрели на магистра Кориирна, ждали продолжения.

— Так вот полюса… ох, а сложно объяснить — то, — и он улыбнулся мне такой дружеской улыбкой, что я поняла, он для меня не ректор, а друг нашей семьи. Нашей с Аром семьи, это была новенькая для меня мысль, и она меня порадовала, я посмотрела на Архаэра и увидела такой же радостный взгляд, может тоже об этом думает? — Элла, может ты?

— Тори, ты же у нас магистр…

— А ты архимаг!

— Но, к сожалению, без полюсов.

Приятно было наблюдать за ними. Они такие родные и близкие друг другу. Интересно, а как мы с Аром смотримся со стороны?

— Может, отложим этот вопрос? Пусть тебе Архимаг все это объяснит.

— Ну ладно…

— Хотя попробую еще раз. Полюса Ри это как бы единение со всеми силами. Понимаешь, душа мага в твоем случае ведьмы, это не только твоя душа, дарованная тебе при рождении, это совокупность памяти, опыта и знаний тех, чья кровь течет в твоих жилах. Очень, очень редко такое случается. Когда маги умирают, их сила, знания, опыт, все это становятся частью энергии, а энергия как ты знаешь, есть абсолютно во всем. Так вот сила предков в тебе настолько сильна, что ты имеешь непосредственное отношение, я бы даже сказал власть над каждой толикой энергии всего мироздания. Вот как то так. Это очень грубое объяснение, лучше тебе Видящий расскажет. А видно их Ри как светящуюся оболочку ауры. Ты уже инициированная ведьма, и можешь ее увидеть, тебя научат профессора. Кстати, Лара рассказала мне о твоих новых друзьях, — Архаэр при этом напрягся, — об Ильерде с Валенсусом, так вот дорогая, есть упоминания о них, но последний раз с ними встречались почти пять сот лет назад. Да, и это была Орфина Дмитриевна, твоя дальняя родственница…

— Ого… — а что еще сказать? Мы помолчали. — Профессор, тогда на новогоднем балу, произошло нечто странное, собственно то из-за чего я в обморок упала.

Все затаили дыхание, и напряглись. Я знаю, им интересно, что случилось тогда, но они не хотели тревожить меня воспоминаниями, жалели…

— Тогда полотно, помните, оно женщину отражало, — все кивнули — просто, еще до того как оно сфокусировалось на ней, меня заинтересовало как они живут, кто они такие? В общем, как только я задумалась об этом, полотно как будто отреагировало на меня и начало приближаться к ней, а после, после мне просто стало необходимо увидеть ее. Понимаете, не просто увидеть, я должна была заглянуть ей в глаза. И полотно отразило ее, она повернулась и тогда я увидела. Наверное, это было самым жутким, из того, что я когда либо видела. Но профессор, поверьте, я видела в ней вампиршу! — все очень глубоко вдохнули, — это было как наслоение одной картинки на другую, я видела эту женщину, но сквозь нее на меня смотрела вампирша! И не просто смотрела, он звала меня, ей нужна помощь. Последнее что я помню это крик. Ее крик. И самое страшное в нем это отсутствие надежды…

Я замолчала, все смотрели на меня огромными глазами, и только Ар смотрел на них с тем же недоумением, как и я.

— Рияна, — тетя Лара сначала откашлялась, — ты точно все это помнишь? Все точно так было?

— Тетя Лара, ее боль даже мое сознание не выдержало.

— Это люди, те, кто жили в нашем мире до полотна…. Я поверить не могу, что ты их видела, и слышала, до инициации…

— Так что же они вампиры? Зачем тогда полотно соткали?

— Вот для этого и нужно получать высшее образование, — Кориирн говорил с упреком, и смотрел при этом на Ара.

— Ри получит самое лучшее образование, уж поверьте.

Опять тишина.

— А где Цвета?

— Через несколько дней она вернется и сама тебе обо всем расскажет.

— Понятно.

Опять повисла тишина.

— Так, ладно, друзья мои. Нам уже пора, — профессор поднялся с кресла и помог подняться Ларе, она явно хотела что-то еще сказать, но передумала.

Уже в дверях дома, когда мы вышли их провожать, она обернулась.

— Архаэр, передашь Рияне наш разговор, дословно. И помни, что я сразу все узнаю.

— Элла, — проговорил Ар с ноткой обиды, — перестань!

— Архаэр, Рияна не одна в этом мире, за нее есть, кому заступиться.

— Конечно Элла, конечно.

И Кориирн практически затащил ее в карету. Видимо потом тетя Лара открыла портал, так как карета исчезла. И зачем им вообще карета?

Мы постояли еще немного на крыльце.

— Знаешь, — первым заговорил Архаэр, — а ведь мы первый раз принимаем гостей.

— Да…

— Жена…

Я подняла глаза и посмотрела в искрящиеся безграничным счастьем глаза мужа.

— Да, жена. Аж не верится, твоя жена

— Моя.

И он поцеловал меня, а потом взял на руки.

— Что ты делаешь?!

— Говорят, что муж должен перенести жену через порог их дома. Вот, соблюдаю традиции.

— Я люблю тебя — не удержалась и поцеловала. До меня медленно доходит, что это мой муж, и мой дом, и теперь я могу быть с ним постоянно, когда захочу, и вообще!!!

Когда мы, целуясь, все-таки попали в холл, на лестнице нас ждала целая демонстрация. Все слуги во главе с Орсоном и какой-то женщиной, выстроились частично на лестнице, частично в самом холле. Архаэр поставил меня на пол, но руку с талии не убрал.

— Ну что ж, господа, представляю вам вашу хозяйку, — от этих слов у меня волосы зашевелились во всех местах, — Сабрияну Риманн Доэрер, герцогиню Торуэн.

Мужская часть прислуги поклонилась, а женская присела в реверансе, все как по протоколу, а потом все разразились громкими аплодисментами.

Надо кстати мое новое имя где-нибудь записать, а то точно забуду.

А мой муж тем временем продолжал

— После представления ко двору, в честь нашей свадьбы состоится пир, а сегодня всем выходной. В честь праздника откройте для себя бочонок эля и вина.

Аплодисменты усилились. И под дружное веселье все разошлись.

Мы остались стоять в компании Орсона, и, наверное, экономки.

— Господин, — обратился Орсон, — Вам что-нибудь нужно?

— Спасибо Орсон, только накормить жену.

— Миледи?

— Что-нибудь, легкое, пожалуйста. Только не много.

— Да миледи. Куда прикажете подать?

Он посмотрел на меня, наивный, думал, я знаю!

— В спальню, — от этого ответа Архаэра, щеки залил румянец.

Женщина посмотрела на Ара, тот кивнул в ответ.

— Миледи, — она присела в реверансе, — я экономка поместья Элисса Фьер. Когда Вы хотите просмотреть книги?

— Я? — какие книги? Пришлось посмотреть на Ара, но тот не понял моего взгляда, — я уверенна, что Вы прекрасно ведете хозяйство, давайте пока оставим все как есть.

— Да миледи. Будут какие-то указания? — я отрицательно покачала головой, и она еще раз поклонилась.

Ар взглядом всех отпустил, а потом схватил меня на руки и поднялся наверх. И дураку понятно, что мы в спальню направляемся, только одной конкретной дуре от этого очень не по себе.

Добрались-таки. Муж занес меня в спальню, вернее в предшествующую ей комнату, но не остановился, а как я и предполагала, прошел именно к кровати. Которая уже была убрана. Аккуратно посадил меня на кровать, а сам к моему жуткому удивлению стал передо мной на колено. Этот его порыв меня немало озадачил.

— Ри, у меня не было возможности сделать все как полагается. Но сейчас… — он замолчал и протянул мне коробочку, обтянутую кремовым атласом, — знаю что это положено делать до, но у нас все не стандартно… — он открыл ее и я увидела перстень из того же металла что и кулон, который он подарил мне, в центре был большой бриллиант. Кольцо было простым, не вычурным, строгим. Оно дышало силой. И явно походило на хозяина, скромная роскошь перстня заставила меня ахнуть.

— Оно чудесно…

— Позволь мне, — он достал его из коробочки, и взял мою руку, кольцо было огромным, наверное, размеров на пять больше чем мои пальцы, — это семейная реликвия, единственная вещь, которая связывает всех предков нашего рода. Теперь оно твое, так же как и все что я имею.

— А ты?

— Я стал твоим с нашей первой встречи…

Я смотрела на блеск камня, и понимала что вот теперь точно все. Кольцо само подогналось под мой размер. Магия. А потом вдруг я потянулась и поцеловала его, так как никогда не позволяла себе раньше. Без стеснения, без опаски. Он опешил от моего напора. Секундное замешательство, и он уже руководит процессом. В самый разгар в дверь постучали, я услышала, как кто-то зашел в первую комнату, наверное, принесли поднос с завтраком.

Архаэр вообще не отреагировал.

— Ар перестань, — я прошептала так тихо как смогла

— Что перестать?

— Ар, там кто-то есть — и глазами указала на дверь

— Твой завтрак принесли, — он продолжал целовать шею, постепенно расстегивая пижаму.

— Ар, перестань, они же услышат!

— Что услышат? — он даже отвлекся от меня.

— Они услышат, и поймут, чем мы тут занимаемся!!!

— И? — в глазах ноль интеллекта, понятно почему! — Ри, - он откатился в сторону и лег на бок, — ты боишься, что слуги услышат, чем мы тут занимаемся? А то, что я представил тебя как свою жену? Деточка, ты ведь заметила что они все взрослые дяди и тети, между прочим женатые! Так что они в курсе того что происходит в спальне между мужем и женой.

Упс. Не подумала. Но мой активный настрой уже пропал, видимо его тоже. Но это не мешало ему смотреть на меня в упор.

— Не смотри на меня так. Мне и без того неловко.

— Я в курсе.

Ну да, чувства считывает!!!

Обстановку разрядил мой желудок. Подав недвусмысленный звук, как бы напоминая о своей пустоте.

— Вставай, стеснительная моя, — Ар соскочил с кровати и поднял меня за руку, и, застегивая пуговицы на пижаме сообщил — надо тебе одежду прикупить, и по меньше застежек!

Опять покраснела.

Завтрак был вкусный, и обильный. Салат, фрукты, тосты, ветчина, чай. Только тут я поняла, что мы никогда раньше не ели вместе. Ару показалось, что я почти ничего не ем, и он пытался запихнуть в меня все, что принесли с кухни.

— Ар, я больше не могу!

— Ладно. Ну, что будем делать? Вызовем портного?

Мне было жутко стыдно это произносить, но пришлось

— Может, лучше заберем мою одежду из Академии? — я говорила тихо, скручивая в руках салфетку.

— Ри, посмотри на меня, пожалуйста, — я нехотя подняла глаза, — сегодня у меня с Эллой, состоялся разговор, и если я тебе его не передам в подробностях, она меня живьем спалит. Так вот. Запомни раз и навсегда, все, подчеркиваю, абсолютно все, что есть у меня, теперь принадлежит тебе. Деньги, дома, слуги, картины, семейные драгоценности. Абсолютно все! — Он подошел к камину и открыл сейф, спрятанный за колонной, — здесь лежит достаточно денег, если не хватит, скажи, можешь потратить все. Завтра я покажу тебе хранилище. Что бы открыть его просто прислонись рукой вот здесь — и он указал на верхнее основание колоны, только наш род может открыть его. Теперь следующее, Элла в очень так сказать доступной форме объяснила мне, что значит быть женой. Так же как и то, что любую девушку к этому готовит мать, пока идет подготовка к свадьбе, должен признаться, я и не думал что это так сложно, я имею в виду хозяйство. Но, в общем, наша экономка тебе все объяснит и во всем поможет. Ты можешь делать все что пожелаешь, заходить в любые двери, открывать любые замки, приглашать друзей, выбирать меню. Хочешь сделать ремонт? — я отрицательно покачала головой, — может устроить сад? Скажи мне, чего ты хочешь?

Я слушала его со слезами на глазах, сердце затопило волной отчаянной любви еще где-то в начале его речи. Я знала, чего хочу.

— Тебя…

Дважды его просить не пришлось…

Тогда, когда я ночевала у него перед Армериумом, я думала, что это была самая восхитительная ночь в моей жизни. Глупая! Самые восхитительные ночи, равно как и дни, могут быть только после свадьбы!!!

13 Глава. Архаэр


Я был счастлив, полноценно, всеобъемлюще счастлив. В комнате было темно, и, наверное, холодно, так как дрова давно прогорели, а пошевелится, что бы распалить его заново, я не мог. Боялся разбудить ее. Рияна, моя жена, моя… она спала у меня на плече, надо признать, что рука абсолютно затекла. Аккуратно выбравшись из постели, пытаясь одновременно не разбудить ее, и размять почти отмершую конечность я добрался до кувшина с водой. Он стоял на столике перед зеркалом. В первые, за долгое время я всмотрелся в свое отражение.

Из зеркала на меня смотрел мужчина, которому явно нужно было побриться. Сразу вспомнилось, как Ри смеялась, когда буквально несколько часов назад моя щетина щекотала ее кожу…

Да что со мной?! Провел рукой по подбородку, видимо сказывается армейская закалка, привык быть гладковыбритым…нужно побриться. Мозг оставался в состоянии ваты, и что б как-то привести его в чувство, я плеснул в лицо холодной воды. Полегчало. Но в комнате по-прежнему было темно, я по привычке зажег энергетические шары. И испытал удивление, смешанное с какой-то секундной ревностью, возле кровати было темно. Энергия этого места приняла Рияну… заботилась о ней… Вернувшись к зеркалу я зачем-то опять стал в него всматриваться. А на меня все так же смотрел не бритый, но счастливый мужчина с очень уставшими глазами. Что делать дальше? Примет ли ее Император? А ее отец? Что делать с войной? Зачем она им? Какой в ней смысл? Больше всего я боялся, что испортил девочке жизнь. Интуиция поддакивала.

В гардеробной я одел костюм и застегнул на шее положенный по статусу плащ. Войдя в спальню, еще раз подошел к ней. Я не сразу смог рассмотреть ее среди вороха подушек и одеял, наверное, замерзла. Взглядом я распалил камин и подложил дров. Не удержавшись, поцеловал ее.

В коридоре меня уже ждал Клар.

— Милорд, все готово.

Он передал мне папку с документами.

— Спасибо.

Комната с кристаллом перехода во дворце, была, как всегда ярко освещена. Меня встретили два лакея охранявших ее, вежливо поклонились и передали, что Император ждет в кабинете.

Подойдя к двери, я замешкал, появилось навязчивое ощущение детства, как будто я изрядно нашкодил, и теперь боялся попасться ему на глаза. Собственно так и есть. Нашкодил здорово, только вот тот малыш уже вырос. Сделав глубокий вздох, я повернул ручку.

— Мой император, — и, как положено, опустился на одно колено.

— Ну, проходи… — его интонация заставила снова вернуться мальчишку, боявшегося наказания… Император указал на кресло напротив. Я сел, и теперь нас разделял огромный стол, с полированной малахитовой поверхностью.

Он продолжал молчать глядя на меня тяжелым взглядом. Ждал.

Пришлось прокашляться и начинать.

— Мой Император, на данный момент моим людям практически ничего нового найти не удалось. Вот подробный отчет — и я протянул ему несколько бумаг из папки.

Он молча взял их, и просмотрел. Тишина давила на меня свинцовыми накладками. Я никак не мог сообразить, как же начать.

— Еще что-то?

— Мой Император, могу я говорить сейчас от имени Вашего племянника?

— Можешь.

— Дело в том, что обстоятельства, в которых я оказался…. Я женился дядя, без Вашего согласия…

Император, смотрел на меня все тем же тяжелым взглядом. Понятно, ему уже обо всем доложили.

— Ты уверен, в ней?

— Я люблю ее.

— Ты уверен, что все это не спланированная игра ее чокнутого папаши?

Сомненья повисли в моей душе. А вдруг? Но зачем? Сердце верило, что она любит. Но может она и сама не знает?

— Я не думаю.

— Ты влюблен. И глуп. Я не могу отказать в признании брака, к сожалению. Ответь мне честно, это ты поставил печать?

— Она сама проявилась. Я бы не женился на ней предварительно не получив разрешения.

— Архаэр, я уважаю твое благородство, но послушай меня, не доверяй ей. Не доверяй даже себе. Любовь делает нас слепыми глупцами. Будь осторожен. Я говорю не как Император, я говорю это как человек, заменивший тебе отца.

— Спасибо.

— Поручи своим ищейкам Родегорна. Он далеко не так прост, как тебе кажется.

— Сейчас же этим займусь.

— Займешься этим завтра. А сейчас отправляйся к своей жене. Через месяц представишь ее ко двору. Объявим о свадьбе на «Дне Силы».

— Хорошо.

И когда я уже практически вышел он вдруг добавил:

— Будь бдительным, мой мальчик, не дай себя одурачить.

Я лишь кивнул.

В спальне по-прежнему было темно. Ри спала, и, раздевшись, я с удовольствием залез к ней под одеяло. На сердце стало немного легче, дядя ведь принял ее, и ко двору представит. Но червь сомненья, прочно засел в голове. А что если? Что если это игра? Рияна как будто почувствовав мое беспокойство вдруг проснулась. Я тут же обнял ее и прижал к себе.

— Почему ты не спишь? — сонный голос, она пыталась открыть глаза, но сон упорно побеждал.

— Спи, — я поцеловал ее, и она опять устроилась на плече. Снова рука онемеет, подумал я.

— Я люблю тебя, — прошептала она, и погрузилась в сон.

— И я тебя — она так быстро заснула, что, наверное, и не услышала. Я еще долго смотрел в потолок, вспоминая все до последних мелочей. Император, никогда не говорит ничего просто так. Не в его правилах. Родегорн, что же затеяла эта сволочь? И как в этом участвует Ри? В голове было много вопросов и мало ответов. Мысленно создав план на завтра, я начал засыпать.

Утро встретило меня жарким поцелуем жены. Что то новенькое. А где же смущенье? Открыв глаза, я опешил, это была не Ри, меня целовала Камила, эта демонесса!!! Во дворце мне прохода не давала! И как она узнала, где я живу?

— Что ты делаешь!? — я буквально столкнул ее с себя. Нервно оглядываясь в поисках Рияны. Вот это да, я боялся, что Ри увидит ее!

— Тебя соблазняю, — и она скинула с себя халат! Как она попала сюда? Где стража? Почему она в халате?

— Оденься и проваливай — я вскочил с кровати и начал судорожно одеваться. Хоть бы Ри не пришла!

— Ты не хочешь меня?

— Что не ясно? Никогда, слышишь никогда больше не смей подходить ко мне, тем более пробираться в мой дом! Ты мне противна! Я люблю свою жену!

— Я…

— Ты ей даже в подметки не годишься!

— Ты женат?! — она уже нервно натягивала халат. Мне было стыдно за то, что я ей наговорил, но по-хорошему эта истеричка не понимает.

— Да! Уйди.

— Ты женат….

— Камила, покинь наш дом, немедленно! Или я вызову стражу!

— Женат… — и она растворилась.

Нужно поставить блок на магию.

Повернувшись к двери, я увидел Рияну, она стояла с широко раскрытыми глазами.

— Ри…

— Она? — не договорила, я и сам знаю, что она хотела спросить. Думала моя любовница.

— Нет — нервы накалились как сталь в руках опытного кузнеца. Я провел рукой по волосам, что бы успокоиться — послушай меня, — я подошел к ней и взял за руки. — Камила — одна чокнутая из дворца, я никогда не был с ней близок, но она решила, во что бы это ни стало женить меня на себе. Ты слышала наш разговор? — она кивнула, — это правда. Ри, я люблю тебя, настолько сильно, что скорее умру, чем сделаю тебе больно. Понятия не имею, как эта ненормальная пробралась сюда, но сегодня же поставлю блок. Обещаю, подобное никогда не повториться — я наклонился, что бы поцеловать ее, но она не ответила. Так мы и стояли.

— Ар… — она смотрела на меня таким взглядом, который перевернул меня изнутри. Я вдруг остро осознал, что она не простит предательства, никогда.

— Я никогда, не дам тебе повода усомниться в моих чувствах. Никогда.

Рияна просто прижалась ко мне, подставив для поцелуя макушку, вместо губ. Ну и ладно.

Дни потекли своим чередом. Она занималась практически целый день, потом пыталась вникать в домашние дела, и доставалась мне под вечер уже выдохшейся.

Мы полностью обновили ее гардероб. Я даже и не замечал в себе такую любовь к покупкам. За неделю я скупил, наверное, все драгоценности и материи, которые были в Империи.

— Архаэр, перестань тратить на меня деньги! У меня уже всего и так в два раза больше чем нужно! Посмотри — и она распахнула дверь в свою гардеробную, — да мне за всю жизнь столько не переносить!

— А я хочу! Хочу покупать тебе все! — я сидел на кровати и смотрел на нее стоящую возле окна рядом с распахнутой дверью в гардеробную, свет бил в окно со спины и из-за этого она вся была в светящемся ореоле. Достав из кармана длинный футляр, ничего не говоря, я передал его ей.

— Что это? — она покрутила в руках коробочку.

— Это тебе.

— Ар, не нужно было.

— Открой.

Я увидел как от удивления глаза стали еще шире, и радужка из янтарной превратилась в шоколадную — это от удовольствия, я знаю…

Я увидел его вчера в Крипти, казалось бы обычный браслет, но на нем маленькими подвесочками висели буквы А и Р, как будто специально для нас. Я просто не смог пройти мимо.

Она кинулась ко мне на шею и повалила на кровать. Наверное до конца своих дней я буду делать ей подарки только для того что бы получать вот такую благодарность!

14 Глава. Ормус


Я знал, что рано или поздно Эллия все узнает. Но надеялся что поздно. Когда Оракул предсказал ее, я долго не мог решиться. Все-таки эльф. Она вполне могла почувствовать мой план. Но видимо это моя судьба. Я полюбил ее. Не сразу, но полюбил. Эллия ничего не почувствовала, а может просто не сказала, не знаю, но она верная жена, искренняя. Мне хорошо с ней. Хотя, она слишком приземленная, не сможет она понять весь масштаб, всю серьезность моих действий. Просто не сможет, хотя чего я жду, она же женщина.

15 Глава. Эллия


— Ормус… она же наша дочь! Так нельзя!

Я была в ужасе, когда узнала, что Ормус не собирается давать благословление Рияне. Я чувствовала свою девочку, и знала, что она сделала верный выбор. Вопреки надежде Ормуса, инициировать их. Пусть Рияна сильнее, чем обычные ведьмы, но она ведь моя дочь, для меня ее счастье намного важнее судьбы вампиров.

Я знала, что Рияна никогда не вернется к нам. Упрямая как отец! Она выбрала, и будет защищать свой выбор даже ценою собственной жизни…. А он не откажется от своего, я знаю Ормуса, он столько лет ждал и надеялся….

— А как можно Эля? Как?

— Ормус…

— Перестань…. Мы столько лет ждали…. И что? Теперь отложим еще на лет пятьсот, и то если повезет? Если до этого момента доживет хоть один вампир?

— Не в везении дело. Ты так ничего и не понял.

— Что за вздор ты несешь?

— Не вздор, к сожалению…. Открой глаза! Посмотри, что наделала твоя жажда власти? Мы потеряли дочь! Из-за тебя!

— Я верну ее!

— Ты глупец! Ее душа нашла его! Присмотрись! Не узнаешь? — и она показала ему, в потоке чистой энергии как в полотне, она отразила мужчину, само естество которого светилось безграничной любовью. Абсурдной, невероятно искренней, и чистой, такой, какой была она на заре веков. Он держал на руках девушку, по сравнению с ним она была хрупкой как хрустальная статуэтка, она тянулась к нему своей измученной веками душой. Они не просто были вместе, это было единение самой жизни.

— Что ты делаешь? — спросила девушка.

— Говорят, что муж должен перенести жену через порог их дома. Вот, соблюдаю традиции.

— Я люблю тебя.

И столько невысказанного чувства мерцало между ними, столько забытой боли потраченных впустую прошлых жизней, столько надежды на так долго ожидаемое счастье, что по щекам ее матери заструились слезы.

— Что же ты, настолько слеп, что не понял? Она нашла его, душа Орфины… она искала его почти тысячу лет и думаешь вот так просто отступиться?!

— Он демон Эля, нет у него души, так что отступится!

— Ормус, — женщина вытирала слезы, которые не желали останавливаться, — я не дам тебе опять уничтожить их.

— А я и не жду от тебя помощи. Это из-за него! Из-за него! Еще тогда, он ненавидел нас, это из-за него полотно закрыто, и что теперь? Вампиры вымирают! Сколько нас осталось? А сколько их там? Рожденных и погибающих в этих мерзких, пустых оболочках? А твоя Орфина?! Ты что же думаешь, что ее душа в Рияне? Не говори ерунды, эта девка выбрала свое мнимое счастье с этим зверем вместо того чтобы спасти нас!

— Ормус, не он виноват в этом. Не его вина в том, что вы вымираете. Боги, вы просто им надоели со своей вспыльчивостью, эгоизмом и нежеланием жить в мире!

— Да что ты!?

— Да! Оглянись! Ты не видишь ничего дальше своего носа. Ты обвиняешь его в событиях тысячелетней давности! Что тогда произошло? Ты хорошо помнишь?

— Еще бы! Этот мерзкий отпрыск людей возомнил себя достойным моей сестры! Они даже поженились! Но я вернул все на свои места! Я убил его тогда и убью еще раз!

— Не ври ни мне, ни себе, мы вместе прошли Обряд Единения, и во мне, так же как и в тебе живут воспоминания живших тогда. И то, что ты говоришь это ложь! Он не только сын человека, но и сын ведьмы! И он любил ее! Любил! А ты, ты заставил его приступить закон самой природы! Это из-за тебя он не рождался тысячу лет! Это из-за тебя ее душа перерождалась, вновь и вновь, сохраняя всю память прошлых жизней! И вот теперь, когда он, наконец, получил шанс, пусть и мизерный, ты опять все рушишь!

— Ты безумна! Безумна, как и твоя дочь! Любовь, душа! Да вы обе помешанные! Что такое любовь двоих против жизней тысячи?

— Такова воля богов!

— Бред! Если бы на это была воля богов я бы никогда не нашел Оракул.

— Оракул, он у тебя? — женщина в испуге приложила руку к губам

— Нет.

— Но…

— Оракул рассказал все что мне нужно сделать для того что бы спасти свой народ еще даже до того как мы поженились.

— А рассказал ли тебе Оракул, что будет с твоей дочерью, если она все-таки пройдет полотно?

— Она инициирует их, и вернется обратно уже с самой мощной армией всех государств. Вот тогда то мы и посмотрим! А теперь оставь меня. Не до тебя сейчас, с твоими соплями, — и когда она уже почти покинула кабинет, добавил — и помни, я поставлю блок на любую магию и в доме и в округе, так что имей это в виду. Захочешь с ней встретиться, оставить послание, или как-либо мне помешать, пожалеешь!

Она ничего не ответила, просто развернулась и вышла.

Только в спальне она позволила себе выпустить чувства наружу. Ее слез не видел никто, кроме мужа. Когда верная Баяна зашла узнать что-то, Эллия уже была спокойна, она сидела в кресле и смотрела в окно, слезы были выплаканы уже давно, а женщину которая больше не в силах плакать не возможно остановить в принятом решении.

— Миледи? — Баяна вопросительно посмотрела на хозяйку, впервые она видела ее в таком состоянии — что случилось?

— Сабрияна вышла замуж.

— Миледи это, невероятно, она же еще так молода. А свадьба?

— За демона…

— Миледи…

— Ей нужна помощь.

— Нужно забрать ее из его гнусных лап!

— Нет, нужно сделать так, что бы она в них осталась.

— Что? — она не понимала как так-то? Но Баяна всегда верила в то, что миледи Эллия безумно любит дочь, и знает, как будет лучше, — Я могу, как то помочь?

— Можешь. Я должна остановить Ормуса, пока он не убил Сабрияну.

Баяна в ужасе села на кровать. Она вырастила малышку и любила ее как свою внучку, ради нее она готова была на многое.

— Миледи, это…

— Баяна. Это случилось. Видит Сила, я знала, что такое возможно, но надеялась что обойдется…

— Что нужно делать?

— Для начала, я расскажу тебе одну историю, которая случилась давным-давно, когда никто не думал о полотне, когда люди, эльфы, вампиры, ведьмы, все мы жили в относительном мире и согласии. Был тогда клан, мощный по своей власти, державший в страхе большую половину мира, это были Великие на то время Огненные Вампиры. Они подчинили себе большинство государств того времени, жажда власти и ощущение непобедимости подтолкнуло их бросить вызов богам. Но только вот Боги были могущественнее. Вампиры решили создать Оракул. А они всегда добиваются желаемого. Так было и тогда, они его создали. Оракул — это камень, внутри которого заключены души самых великих предсказателей, прорицателей и Видящих того времени. Все они были убиты и их души были забраны до того как уходили к богам. Вампиры совместили их, и навечно заперли в Оракуле. Сестра Главы клана Огненных Вампиров, будучи сильнейшим магом своего времени, влюбилась в парня, и он полюбил ее. Она знала о планах брата и боялась их, молодой человек, будучи сыном обычного человека и ведьмы не обладал магическими силами способными как-то помочь возлюбленной, но он был одним из семи принцев королевского рода. Люди, Баяна, они другие, большинство из них ценят свою душу намного больше тела, хотя есть и те которые не понимают ее истинной важности и обрекают ее на вечное горение в котлах Арсарров. Он попросил короля помочь его возлюбленной, и тот согласился. Однажды ночью они сбежали от вампиров, и добрались до Королевских земель. Их тут же поженил сам король. Но тогда молодые не думали о законах природы. Они наслаждались своим чувством. А ведь надо было задуматься, надо было…. Есть непреложный закон, вампиры не могут быть с представителями других рас без искреннего благословления родителей с обоих сторон, или старших семьи, а если уж так вышло, то влюбленные должны пройти «Обряд Обручения Силой». Он страшен тем, что непонятен до конца. Никто не знает, почему Сила решает, так, или иначе. Есть такое место на земле — Эвернен или Огненная Пустота. Нужно пройти сквозь нее, но результат обряда знают только Видящие. Огонь может связать их души вечностью, если сила дает добро, а может быть и по-другому. Сила в любом случае даст влюбленным неимоверную, вечную любовь, но если она против их союза тогда… После смерти, один из них будет рождаться вечно, сохраняя память о своей жизни, о своем навеки утраченном чувстве, и не будет у них возможности встретиться ни на земле, ни после смерти, пока не искупят свой грех.

Миледи замолчала, думая о чем-то своем.

— И что же, они прошли обряд? — Баяна говорила шепотом, от нахлынувших эмоций.

— Прошли, но только Сила наказала их. Не благословили их искренне.

— Но разве их в этом вина?

— Здесь все сложнее… душа рождается, что бы пройти путь… положено богами, что бы благословление давали, это ведь не просто слова Баяна… Все сложнее…. Мы ведь грешим в жизни. Порою сами того не замечая а пятна на душе все… и что бы смыть их, мы рождаемся снова… только чем пятен больше, тем жизнь суровее дается… Законы богов это правила жизни, если так решила Сила значит это для чего-то нужно, не нам об этом рассуждать.

— Это наказание богов.

— Возможно….Говорили тогда что юноша не просто так выбрал ее, что король хотел таким образом получить земли, и подтолкнул сына к этому выбору, а принц, не знающий об истинных мотивах короля, а убежденный в его отеческой любви, помог ему. Королю было плевать на души детей ищущих у него защиты. Его интересовала власть, и потому он не дал им своего благословления так как того требовали законы богов. Почти через пять сот лет, она родилась в очередной раз, это была Орфина, моя дальняя родственница. Сильнейшего мага в то время не было. Но только ее память хранила так много боли, она ненавидела людей, за то, что они обрекли их на такую вечность, равно как и вампиров. Но мир развивался, люди, не имея магии, пошли по пути развития оружия. Они создавали страшные вещи, которые стреляли огнем, уничтожали целые леса в одно мгновенье…. их алчность росла вместе с изощренностью их оружия. Они стали опасны для нас. И тогда Орфина, с другими магами предложила создать полотно, которое отделило бы их от нас. Создать им как бы мир, где бы, не было магии. И мировые правители согласились. Орфина его сделала, и отомстила всем…. Ты знала, что вампиры иногда рождаются в семьях обычных людей? Не знаю, почему так получается. Но чистокровные вампиры их видят, и инициируют укусом. За многотысячную историю существования наших рас под небом одного мира, было множество кровосмешения…. Орфина сама наложила заклятье на полотно, никому не сказав об этом. Оно не пропускало их к нам, и нас к ним. Но каждый год в новогоднюю ночь, которую люди называют Хеллоуниом они одеваются в странные одежды, имитируя нас: эльфов, фей, духов. В эту ночь оно отражало их жизнь, и вампиры видели своих, видели, но не могли спасти. А потом, потом они просто перестали рождаться даже в чистокровных семьях. Они вымирают, как вид. Так много пользы они приносили, и так низко пали. Только они могли поглощать злость, умертвляющую само бытие, они живут за счет этой энергии, и приносят всем пользу, поглощая ее.

— А как она людям-то отомстила? Они в своем мире, без магии.

Эллия улыбнулась, очень грустно, и глубоко вздохнула.

— Любая магия, будь то душа или сила, если ее не инициировать умертвляет человека. Люди живут по законам своих богов, и по их законам умирают. А в смерти их душа должна быть чистой от грехов, злость, ненависть, это страшные грехи, которые просто умертвляют человеческие души. Так вот вампирские души несут злость, они какбудто, провоцируют на агрессию, что бы подпитаться… Вампиры так долго чистили мир от нее, что видимо стали ее частью. Такие люди становятся агрессивными. Хотя есть так же и те, кто хранит в себе частицу эльфийской крови, или ведьмовской. Таких люди называют знахарями, или колдунами. Они даже способны на разные вещи, например, снять пятна с ауры, они их порчей называют, или сглаз, некоторые видят будущее, но не в целом.… Вот так она им отомстила, оставила их с не инициированными, со злобой и ненавистью, в надежде что вампиры и люди истребят друг друга….Знаешь, в их мире время течет быстрее… наверное из-за большого скопления злости….

— Как он может навредить девочке? — Баяна приняла решение быстро, никто не имел права обижать ее девочку!

— Она обладает невероятными способностями. Не известно, почему так получилось, но у Рияны активизировались полюса энергии.

— Что это?

— Полюса? Эта как частица богов в нас. Они были включены у Орфины, и она создала мир для людей, сделала то, на что способны только боги. А Рияна обладая ими, может пройти полотно, инициировать вампиров и вернуть их сюда, таким образом, создав колоссальную по своим масштабам армию! Они ведь вернуться сюда, сохраняя знания и навыки своего мира! Ормус знает об опасности для Яны, она может навсегда остаться в их мире, ее тело будет здесь, а душа, душа останется там, те, в которых живет частица магии, смогут видеть ее и слышать… Я думаю по этому, он помолвил ее с Диметрием Кервераном, наследником некромантов, наверное, надеялся, что они воскресят ее…

— Миледи, как быть?

— Есть только один способ Баяна… Я пройду полотно, и заблокирую его энергией с той стороны.

— Но тогда ведь Вы навсегда останетесь там!

— За то я спасу свою дочь!

— Но ведь их мир лишен энергии.

— Я ведь эльф — я говорю с природой. Даже боги, создавая наш мир, начинали с начала, и этим началом всегда была Сила, которая потом становилась природой. Я знаю, откуда начала Орфина… Может, даже немного помогу ей в исполнении мести.

— Как?

— Я использую силу их природы, это всколыхнет энергию, и в их мире это принесет последствия в виде природных катаклизмов. Многие погибнут.

— … они же живые…

— Живые… Мне нужно найти Оракул, Баяна, и уничтожить его, прежде чем я уйду.

— Где его искать?

— Когда его создали, был образован орден, который впоследствии стал кланом Зоуэр Кор Эревх— это значит Хранящие Истину, они зависят друг от друга. Оракул охраняет их, а они его. Если что-то одно уничтожить, второе погибнет само. Когда создавали полотно, их практически всех уничтожили как предателей, и Оракул был утерян. Я думала, что он уничтожен, но сегодня Ормус сказал, что нашел его. А значит, живы и его хранители. Нужно найти их.

— Но как?

— Пока не знаю, но думаю, Архаэр поможет.

— Кто?

— Мой зять.

— Архаэр… красивое имя

— Как и его обладатель.

— Нужно встретиться с ним.

— Это маловероятно, Ормус, заблокировал магию и запретил мне покидать пределы поместья, я уверенна, он следит за мной. Я боюсь спровоцировать его, наверное, лучше быть здесь, с ним, что бы успеть вовремя.

— Давайте я пойду.

— Нет, он узнает. И тогда быть беде. У нас очень мало времени Баяна, очень. Но я придумаю, как спасти свою дочь.


16 Глава. Рияна


— Миссис Доэрер, пожалуйста, не отвлекайтесь!

Профессор Карт, снова и снова объяснял мне значение полюсов, как видеть ауру, как создавать порталы. Но его слова упорно обходили мои уши стороной. По этому лишенный новой информации мозг переваривал старую. Я замужем! Уже целых две недели!!!! Это ж надо! И тут же всплывали менее радужные мысли:

Что с моими родителями? Почему мама не отвечает? Где Цвета?

— Герцогиня! — Карт уже выходил из себя.

— Простите меня профессор. Я задумалась.

— Вижу, только не над полюсами. Верно?

Я в смущении опустила глаза. Мне абсолютно не хотелось заниматься. Мне хотелось поговорить.

— Профессор. Там в Академии, Вы ничего не слышали про мисс Кресс?

Я успела заметить неуверенность, которая проскочила в его взгляде.

— Нет, герцогиня.

— А о моих родителях?

— К сожалению ничего.

— Понятно.

— Я вижу, вы не настроены на обучение. Может, хотите поговорить о чем-нибудь?

— Профессор, Вы верите в судьбу?

— Интересный вопрос. А что Вы имеете в виду?

— В нашем мире столько магии, энергии, силы. Есть ли та, что подскажет судьбу?

— Вас интересует прорицание?

— Нет. Предсказания — это лишь последствия выбора. Меня интересует судьба, когда выбор не важен.

— Герцогиня, это Вам не со мной нужно общаться, а с Видящим.

Мы помолчали.

— Я думаю, мы закончим наше занятие на сегодня. Но профессору Понтилеевой об этом лучше не знать.

Я улыбнулась, и проводила профессора до комнаты с кристаллом. После того случая с Камилой, Архаэр заблокировал магию, переходы и порталы, теперь перемещения были доступны только с помощью кристалла.

Не успела я спуститься вниз, как мимо меня в направлении той самой комнаты помчались стражники. Что случилось? Не раздумывая, я поспешила за ними. Комната была наполнена боевыми демонами.

— Что происходит? — обратилась я ко всем, ответил мне демон стоявший ближе всех.

— Сработала защита. Кто-то осуществляет переход. Незнакомая энергия.

У меня аж внутренности стянулись от страха. Я испугалась, что это отец. Что он придёт за мной или Аром. Но когда из тумана портала показалась светловолосая голова, я опешила от счастья. Цвета! Это Цвета! Но стража обступила меня со всех сторон, оттесняя к двери. Архаэр при мне дал им указания охранят меня ценой собственной жизни. Но я видела свою подругу и пыталась пробраться к ней. Цвета стояла в замешательстве и недоумении. А демоны в боевой готовности направляли на нее мечи.

— Как у Вас тут, гостеприимно, однако.

— Цвета! — мне таки удалось прорвать кольцо телохранителей. Если честно прорвать не удалось, по этому, я просто проползла на четвереньках между ними. — Успокойтесь — сказала я, выпрямившись, — Это мисс Кресс, моя подруга. Все в порядке. Мы с герцогом ждали ее.

— Герцогиня, — мой маневр завел их в ступор, — прошу простить меня, но мне велено ни в коем случае не оставлять Вас с незнакомыми людьми. Герцог пообещал лично мне крылья пообламывать.

— Ах так! Где он?

— В посольстве, или дворце.

Так, значит в не пределов моей досягаемости!

— Значит так, я, как ваша хозяйка и герцогиня, приказываю сейчас же убрать оружие и выдать допуск перехода для мисс Кресс.

— Но миледи, герцог…

— Герцог представил меня вам как Вашу хозяйку и герцогиню. Вы собираетесь отказать мне в исполнении?

Я видела, как охрана разрывается между долгом перед Архаэром и моим приказом.

— Хорошо миледи, мы проводим Вас в гостиную, но я вынужден буду поставить охрану до возвращения герцога.

— Замечательно.

Взяв обалдевшую Цвету за руку, я потянула ее за собой.

И только в гостиной, когда Орсон лично принес все необходимое, и закрыл за собой дверь. Мы завизжали и кинулись обниматься.

— Ри!!! Герцогиня!!!!

— Цвета!!! Где ты была?! Тут такое произошло!!!

— Да уж. Академия до сих пор вверх тормашками стоит после случившегося!

— И что говорят?

Мы залезли на диван с ногами, как делали в детстве, с чашками полными сладкого травяного чая, и:

— Ты первая, — заговорила Цвета, — герцогиня как-никак!

— Перестань! — я вздохнула — я так скучала по тебе! Лучше ты, где ты пропадала?

— Дома. — Цвет погрустнела. Я увидела необъятную печаль и грусть в ее глазах. — ох, Ри, такое произошло…

— Цвет… — я поставила наши чашки на стол, и кинулась обнимать подругу, — не плачь, милая, чтобы не произошло, мы с этим справимся. Не плачь, успокойся.

— Ри, я такая дура!

— Тоже мне новость!

Цвета улыбнулась сквозь слезы.

— Ты даже не догадаешься, что я исполнила.

— Ну, вряд ли похлеще чем я!

— Как сказать… Я провела ночь с Лоренсо…

— Цвет… как…

— Вот так Ри, самая не знаю — она вскочила с дивана и начала мерить комнату шагами, — но это еще не все. Понимаешь, все это произошло в Академии, не знаю, что на меня нашло, но я сама его спровоцировала, сознательно.… Не в этом дело, дело в том, что как раз в этот момент в комнату зашла Мила, не знаю, что она хотела в нашей комнате, но она все растрепала Кориирну, и сделала это достоянием общественности. Естественно у того не было выхода кроме как отстранить меня и отправить домой…. Отец… Ри, а я ведь больше не Кресс… отец отказался от меня. Они вычеркнули мое имя из Книги Жизни. Теперь я просто Цветана….

— Цвет… — я смотрела на нее в смятении и ужасе. Она потеряла все, абсолютно все. Зачем она это сделала? Моя Цвета, всегда такая рассудительная! Как ей это в голову взбрело?! — а где Орани?

— Я не знаю….

— Как?

— Он исчез. Кориирн сказал, что отец настоял на его увольнении. По возвращению в Академию, мне сказали, что он уехал сразу после Армериума.

— Так, первым делом тебе нужно восстановиться в Академии и доучиться.

— Я не вернусь туда. Они все там смотрят на меня как на прокаженную…

Я не знала что сказать, или что сделать. Как помочь ей? Надо найти и убить этого гада Орани! Я невольно подумала об Архаэре. Может он и демон, но на много благородней эльфа!

— Кто-нибудь знает, где ты?

— Только тетя Лара.

— Хорошо. Сегодня останешься здесь.

— А твой муж?

— Что мой муж?

— Ну, он не будет против?

— Нет! Что за глупости! Он самый милый и добрый человек на свете!

И тут послышался крик, вперемешку с руганью. Цвет вопросительно вскинула бровь.

— Это у нас вместо «дорогая, я дома».

— Да?

— Шучу Цвет. Шучу.

Дверь чуть с петель не слетела, и перед нами предстал мой муж собственной персоной.

— Рияна! — толи еще злится, толи уже в бешенстве.

— Да милый.

Увидев Цвету, он немного успокоился и уже спокойнее произнес:

— Мисс Кресс, — кивнул ей, Цвета присела в реверансе, — без протокола, пожалуйста. Можно тебя? — зачем спрашивал, если за руку практически стянул с дивана и выволок за дверь? Затащив в свой кабинет, он наконец-то поутих. — Рияна, ты меня преждевременно в могилу сведешь!

— Ар, я тебя прошу!

— Бесполезно, не проси. Как? Скажи мне, как донести до тебя весь спектр опасности, который тебе угрожает? Ну что мне сделать?

— Какая опасность, Ар, я что же, не узнаю свою подругу?

— А если бы это был морок?

— Ты же мой муж! Хоть для приличия перестань умалять мои магические способности. Что же я совсем криворукая, что даже морок от подруги не отличу?

— Да я твой муж, и первым делом пытаюсь обеспечить твою безопасность. Даже против твоей воли.

— Не было никакой опасности!

— Может в появлении Цветы, и не было, а если бы это был кто-то другой?

— Но ведь была Цвета!

— Перестань вести себя как ребенок!

— Это ты ведешь себя как дитя! Что за бред? Я не могу узнавать, кто приходит в наш дом?

— Можешь Ри, только после того как гостей проверит Видящий.

— Успокойся, пожалуйста, я понимаю, что ты прав, и больше этого не повториться. Честное ведьмовское.

— Ри, — он покачал головой, — как мне тебя уберечь, если сама постоянно подставляешься?

— Никуда я не подставляюсь!

— Охрана доложила, что ты просто проползла между ними на четвереньках! Это правда?

— Да…. А как мне было еще вырваться из их кольца?

— Ри! Ты же герцогиня, как же тебе это в голову пришло? Да тебя могли убить!

— Кто, охрана? — по моему, надо ему успокоительное пропить. Что ли отвар какой сделать?

— Ты хоть раз обращала внимание, на то, сколько они носят с собой всякого оружия? — я отрицательно покачала головой — а если бы не дай Сила что-нибудь упало тебе на голову?

— Ну, если так на это посмотреть….

Он сидел на кресле за своим рабочим столом и в упор смотрел на меня. Я знала, что он пытается удержать бушующую ярость. По этому, не отвлекала. Но тут он отвернулся к окну. Его что-то гложет, и моя выходка далеко не первая в этом списке.

Я самым наглым образом уселась к нему на колени. С тяжелым вздохом он обнял и притянул меня к себе.

— Ну что мне с тобой делать?!

— Прямо сейчас — поцеловать. А всю оставшуюся жизнь любить.

Он улыбнулся, и поцеловал. Мне было так хорошо, просто быть рядом, просто прикасаться к нему, видеть его…

— Ты мое наваждение, — поцелуи переходили из примирительных, в страстные.

— Я хочу тебя…


Наполненная счастьем я вернулась в гостиную.

Цвета внимательно смотрела на меня

— Любишь его?

— Безумно!

— Я так счастлива за тебя Ри, так счастлива.

Сколько я знаю Цвету, она практически никогда не плакала. Вот и сейчас потеряв все, по собственной глупости, она больше не плачет, не бьется в истерике. Просто молчит. И радуется за меня. В том, что это искренняя радость, я была уверенна. Как и в том, что убью Лоренсо.

— Так, теперь твоя очередь.

— О чем ты?

— Рассказывай все, что я пропустила. — И я рассказала. Все. Ничего не скрывая и не приукрашивая. И даже то, что не смогла бы рассказать маме. Когда я закончила Цвета сидела в задумчивости, чему-то улыбаясь.

— Мда. Ну что ж, делаем выводы. Димка — псих. С мужем тебе повезло. Твой папаша — истеричка. Прости дорогая, но по моему, тебе стоит быть осторожнее. И кстати герцог прав. Тебе стоит пересмотреть отношение к своей безопасности. Тем более учитывая тот факт, что вы с ним теперь единое целое. И твоя безопасность это и его тоже.

Вот как всегда. Коротко и по существу.

— Слава Силе! Хоть кто-то на моей стороне. — Мы обернулись, в комнате стоял Ар, видимо услышал Цветыны выводы — мисс Кресс, может, останетесь у нас на некоторое время?!

Цвета, с перепугу, пытаясь видимо, вскочить с дивана для реверанса, запуталась в юбках и чуть было не свалилась с него.

— А передо мной и не думала приседать! — тут же прокомментировала я, за что получила подушкой по голове.

— Если Вы не против…

— Я за! Очень даже за, чувствуйте себя здесь как дома, и оставайтесь сколько пожелаете. И мисс Кресс, пожалуйста, не надо упражняться в приседаниях каждый раз, когда я появляюсь, давайте забудем протокол. Вы близкая подруга моей жены, судя по ее рассказам практически сестра, для меня была бы честь так же рассчитывать на Вашу дружбу.

— Конечно же милорд, — я редко видела Цвету с румянцем. Надо признать он ей идет.

— Ар, пожалуйста, называйте меня Архаэр или Ар, друзья ведь обращаются друг к другу на ты.

— Хорошо, Ар. Спасибо.

Цвета боролась с собой. Я видела слезы в глазах, но воспитание победило. Ни одной слезинки, только улыбка.

Мы разместили ее в прекрасных покоях со светлыми, фисташковыми стенами и шикарными пушистыми коврами.

Когда я показала ей комнаты, она посмотрела на меня, явно желая что-то высказать, только слуги мешали. Отпустив лакеев, принесших ее вещи, и выделенную ей горничную я посмотрела на подругу.

— Знаешь, я не так себе представляла Оэрон.

— Знаю, сама такая же!

Хоть Цвета и просила ничего не говорить Архаэру, я все равно не удержалась.

Уже ночью, когда мы лежали в кровати, я решила рассказать все, мне ведь без его помощи не обойтись.

— Ар, я хочу тебе кое-что рассказать.

— Ты про Цвету?

— Откуда ты знаешь? — я поднялась на локте и заглянула в глаза.

— Элла сообщила, в день… нашей свадьбы.

— А мне, почему не сказали?

— Ри, ты себя помнишь тогда? Да я боялся что ты не переживешь того что на тебя свалилось! И приказал всем молчать.

— Приказал?

— Ну, герцог же я, в конце концов, — я не доверчиво подняла бровь. — Ну ладно, мы с Кориирном, с большим трудом уговорили Эллу помолчать. Кстати, она потребовала от меня кое-что за ее молчанье.

— И что же это?

— Я нарушил договор, так что, может, ты меня защитишь от ее праведного гнева?

— Да признавайся уже.

— Она горячими клещами заставила меня пообещать ей, что до твоего совершеннолетия я не буду с тобой, в смысле мы не будем, в плане… Ри? — вообще не пойму о чем он? — Ри, я обещал ей не жить с тобой как муж и жена. Дошло?

— А-а. Мда. Она убьет тебя.

17 Глава. День Силы


Приближался прием во дворце императора. И чем ближе было это событие, тем больше я нервничала. Когда до назначенной даты осталась неделя, нервное напряжение переросло в панику.

— Перестань вести себя как кисейная барышня!

— Цвет, ты не понимаешь. А вдруг Император не примет меня? Или двор? Что тогда?

— Ты по этому поводу пытаешься получить ожог? Что бы из жалости принял?

— Что?! — только теперь я почувствовала, как кипяточный чай таки промочил мои юбки! Оказывается, я в своем нервном припадке перевернула чашку вверх тормашками. Хорошо хоть зубы себе не выбила, пытаясь отпить! — Айяйяй! Горячо блин! Сделай хоть что-нибудь! Помоги мне его снять!

— Перестань прыгать! — Цвет подскочила и помогла мне снять верхнее платье, и подюбники, магия то теперь в доме не работала! — мда, интересно как ты теперь проберешься в свою комнату?

— Ох! Вечно со мной так!

— Зато не нервничаешь больше!

— Спасибо, теперь я нервничаю раз в десять больше. Ты только представь, если я дома, особо не напрягаясь, умудряюсь вытворить такое, что же я на приеме устрою!?

— Ой, я тебя прошу!

В дверь постучали, и, не имея другого выхода, я спряталась за диваном! Сила, какой позор!

— Цвет, привет, ты случайно мою супругу не видела?

— Случайно видела.

Так и знала что сдаст. Прямо передо мной появились туфли моего ненаглядного. Продолжая сидеть на полу, я подняла на него глаза. Улыбка и та нежность, с которой он на меня смотрел, засмущали окончательно.

— Боюсь даже поинтересоваться, что тут у вас происходит.

— Правильно боишься.

Он помог мне встать.

— Интересный фасончик!

— Нравиться?

— Очень.

— По последней моде!

— Я сражен.

Кх-кх.

Цвета покашляла, пытаясь прикрыть свое смущение. Ой, как ей, наверное, неловко. И вообще мы с Аром, служим ей как постоянное напоминание ее ошибки. После ее рассказа я начала стесняться проявлять свои чувства к мужу у нее на глазах. Мне было ее просто по-человечески жалко.

— К обеду переоденешься? — Ар, как ни в чем не бывало, уселся на диван.

— Думаю, стоит привнести в нашу деревенскую жизнь немного столичного разнообразия.

— Тоже верно.

Теперь мы втроем сидели, Цвет на кресле, а мы с Аром на диване. Быстро пробежав глазами по столу, он увидел перевернутую чашку, огромную лужу липкого от сахара чая, и кусок фиолетового атласа, который я в спешке пыталась запихнуть под диван. Подняв вверх бровь, улыбнулся.

— А вам не скучно. Насколько мне известно, расписание наших слуг, горничные уже убрались, так что путь должен быть свободен. — Он встал и помог мне подняться, — иди, и пожалуйста, останься цела! — и шлепнув меня по попе выпроводил за дверь.

Я со скоростью звука рванула вверх по лестнице. Не хватало еще, что бы кто-нибудь меня в белье увидел! Уже одеваясь, мою голову посетила не здравая мысль. А почему он не пошел со мной? Зачем остался с Цветой? Нет, я конечно, не ревную, но! Я примчалась вниз с такой скоростью, что даже полет на метле был бы медленнее.

Остановилась перед дверью, отдышалась, одернула платье и вошла.

Цвета смотрела в окно и роняла слезы, а Архаэр сидел на диване.

— Что это у вас здесь стряслось?

— Ничего Ри, — ответила Цвета, пытаясь одновременно вытереть слезы, — все в порядке, правда.

— Что случилось?

— Ри, все хорошо, это у меня так, нервное

— Что ты с ней сделал?

— Я?! Ничего!

— Как ничего? Когда я уходила, все было в порядке, а вернулась и она в слезах. Что ты ей сказал?

— Ри, ты что, думаешь, что я в состоянии намеренно причинить кому-то вред? Да еще и Цвете?

— Нет, я думаю, ты сделал это не намеренно.

— Доэрер, перестань!

— Кресс, объяснись уже!

— Архаэр, просто принес новости, для меня. И они меня немного расстроили. Все в порядке. Если вы не против, я бы хотела немного отдохнуть.

— Конечно.

Ар, поднялся, как положено и поклонился. А Цвета впервые за неделю даже не попыталась присесть в реверансе.

— Архаэр!

— Рияна, умоляю! Ты же знаешь, я бы ее не обидел! — а в мой мозг упорно лезли картинки, как он ее целует, или обнимает, о Сила, я что ревную?! — или не знаешь? Герцогиня?! Что я чувствую — он вскочил с дивана и попытался меня обнять, не знаю, зачем, но я отскочила от него став так, что кресло оказалось между нами, — ревнуешь?

— Нет.

— А я думаю да!

— И чему радуешься?

— Понятия не имею! — и он поймал меня за юбку — иди ко мне

— Перестань. Архаэр, что произошло между вами?

— Рияна, ничего не произошло! Я не мог оставить ее одну понимаешь, ее все бросили, родители, родственники, как бы она выжила? Поэтому я нашел этого недоноска Лоренсо, и передал наш с ним разговор Цвете. Сказал ей, что теперь это и ее дом тоже. Ты же понимаешь что теперь, мы с тобой единственные близкие ей люди, кроме нас ей некому помочь.

— Архаэр, — я аж задохнулась от переполнявших меня чувств, — я не знаю, как отблагодарить тебя…

— Просто верь мне, хорошо? — и он поцеловал меня в нос.

Цвета наверху, слуги заняты, а что там с Лоренсо я могу узнать и попозже, подумала я и поцеловала его в губы.

Его искренность и любовь ко мне, окрыляли. Он не ругал меня за мои проступки, не высмеивал неудачи, он просто был со мной рядом, во всем. И я хотела стать для него тем, чем он стал для меня.

— Ри, ты меня с ума сводишь, — он прошептал это, кусая мочку уха.

— Я люблю тебя — прошептала я в ответ.

— Малыш, — его пальцы щекотали спину, — мне пора на работу.

— Но уже вечер!

— У меня важное совещание. Я не долго, обещаю.

Он встал и начал одеваться. Я тоже последовала его примеру, но остановилась на полпути, к сожалению, нынешняя мода не позволяла барышне одеться самостоятельно.

— Ты обещал мне все рассказать.

— Ри!!!


18 Глава. Архаэр


— Архаэр, ты же обещал?!

— Перестань, поговори с Цветой, пусть сама тебе все расскажет. — Ну и много же застежек на этом платье!

— Ар! Я хочу узнать подробности сейчас!

— Мне нужно идти. У меня неимоверно важная встреча в посольстве, никак нельзя опаздывать.

— Но ты только вернулся!

— Просто что бы передать Цвете разговор с этим бесхребетным, и увидеть тебя.

— Насмотрелся?

— Более чем! — я наконец-то покончил с этими многочисленными застежками на ее платье! И что за мода? Не удержавшись, поцеловал ее в шею.

И во избежание дальнейших расспросов я сбежал, в прямом смысле слова. Просто добежал первый до комнаты с кристаллом, и крепко поцеловав запыхавшуюся жену, дотронулся до него.

Команду верных мне людей для работы в посольстве я собрал из друзей, с которыми, мы прошли не один военный полигон, в прочем, как и не один кабак!

— Дружище, — первым меня увидел Корс, — уже насладился женушкой?

— В смысле?

— Да судя по твоему лицу и не раз! — пошлости Марка, просто не было предела.

— Не ваше дело.

Они дружно заржали. Марк, Горг, Эмброс, и Корс. Это единственные люди, которым я мог доверить не только свою жизнь, но даже жизнь Рияны. Мы прошли вместе столько, что были друг другу скорее братьями, чем просто друзьями.

— Ладно — мы зашли в мой кабинет, расположились на креслах и начали обсуждение — что мы имеем?

Первым заговорил Горг

— Дело плохо старина. Эта девчонка Зух действительно из рода Зоуэр Кор Эревх. Как бы дико это не звучало, но это так. Альиэр — с ними заодно.

Ну вот, все выяснилось. Может все-таки рассказать Рияне?

— Где Оракул?

— Мы не знаем, но зато знаем, что к нему не раз обращался Родегорн, — Эмброс, говорил тихо. Но мне показалось, что он с криком вылил на меня ушат ледяной воды. Ри не может быть с ним за одно! Не может! Она же наполовину эльф! Она чиста! А если….

— Давно?

— Еще до женитьбы…

Это спланировано, он все спланировал, Оракул ему помог!

— Зачем им я?

— В этом вся загадка, друг мой — Корс поднялся со своего кресла, и налил себе вина — понимаешь, Оракул знает какие люди ну или существа могут помешать плану спрашивающего, даже до того как эти существа родятся. Зух ведь не пыталась убить Рияну?

— Нет.

— Вот, значит, мешаешь их плану ты. Каким образом, и какому плану, это, конечно же, нам не известно. Но известно, что в этом замешана твоя жена и наследник некромантов.

— Конкретнее.

— Конкретнее мы пока не разузнали.

— Вы считаете, что она… Рияна не может предать меня.

— Откуда столько уверенности?

— Просто знаю.

— Ну, а я вот, например, сомневаюсь.

— Корс, я знаю свою жену. Она верна мне. Она оставила отца, мать, друзей, всех! Понимаешь, из-за меня!

— Эх, дружище…. Это любовь… я вижу, что ты любишь ее. Но только не надо убивать гонца принесшего дурные вести. Ты дал задание копать. Мы раскопали. Что делать с этой информацией дальше решать тебе.

— Марк, что ты думаешь?

— Я? А что тут думать. Поживи, посмотри… только будь осторожней. Если ей от тебя что-то нужно, она себя проявит. А мы продолжим искать, может и ошибается наш Корс. А может, и нет. Но в любом случае возникает вопрос: даже если Рияна выполняет план ее отца, знает она об этом или нет? И кроме того, ты сказал, что не ставил печать. Значит, Сила решила, что так нужно. А это уже круто меняет дело. Они ведь создали Оракул, что бы противопоставить его Силе так? — мы кивнули, — но Сила оказалась могущественней. А может Сила тоже работает как Оракул? Может у нее свой план, и для его выполнения нужно, чтобы вы с Сабрияной были вместе.… Кстати, на этот вопрос даже Видящие не смогли ответить. Так что вот так вот я думаю.

— Как они развяжут войну?

— Пока не знаем.

— Ты не знаешь где Чура с Помпом? — вдруг вклинился Эмброс.

— Нет. А что?

— Да пропали, информаторы наши.

— Как пропали, когда?

— Где-то с неделю назад. Нарьжа говорит, что, мол, дела у них. Но найти невозможно, их полюса не видны. Вот Помп бы нам сейчас помог.

— Горг, мне нужно доложить об этом Императору, мне нужен отчет.

— Хорошо. Только вот, Ар, ты бы с начала с женой на чистоту поговорил. Или Видящему поручи. А потом уже решишь что докладывать, и как.

— Я доверяю жене.

— Это хорошо. А тестю?

— Тестю… Тестя я поручаю Вам. Поступайте по обстоятельствам.

Повисла тишина.

С кресла поднялся Горг, и передал готовый отчет.

— Будь внимательней.

— Хорошо.

Я встал, и отправился во дворец. Конечно же, Император тоже заподозрит ее, но у меня нет выхода. Я должен доложить.

Прочитав мой доклад, Император передал его Тайному Советнику.

— Господин Посол, — обратился Советник, дочитав доклад, — я бы хотел поговорить с Вашей супругой.

— Нет.

— Почему же?

— Не вижу в этом необходимости.

— А я как Тайный Советник Императора вижу.

Я не знал, как уберечь Ри от него, да еще и так что б ни ее, ни меня за предательство не казнили. А то этому под статью подвести — раз плюнуть. А потом уже с некромантами своими выяснять.

— Ну что ж, тогда как герцог Империи я отказываю Вам в этой просьбе.

— Пойдем, покажу тебе что-то — вдруг сказал Император, до этого молча наблюдавший за мной.

Мы прошли к его личному кристаллу, и, дотронувшись, переместились в Рейван. Великий Храм Силы.

— Я давно не был здесь, — зачем то констатировал я

— Я тоже, в отличие от твоей матери. После того как она потеряла твоего отца она тут как положено, раз в месяц бывает. Так вот две недели назад, когда была здесь, она увидела, это — и он указал на лабиринт жизни.

Никто не знал, когда появился этот Храм, как образовался лабиринт, но демоны считали это место священным. У нас нет души, мы не перерождаемся, не отражаемся, не попадаем в царство Оилириона, ровно, как и не боимся попасть в котлы Арсарров. Мы боимся умереть, потому что это навсегда. То, что останется от нас это лишь очередной завиток на полу Храма. Мы называем его Лабиринтом Жизни, хотя это просто узор, к которому добавляется вензель, когда рождается новый демон. Узор делим на части, они же отвечают за род, и являются печатями, когда мы женимся. Мы приходим сюда, что бы почтить память тех, кто больше никогда не возродиться.

Я смотрел на лабиринт, и мое сердце переполнял страх чего-то неизбежного. Между вензелем моей жизни, и вензелями рода прошла трещина.

— Что это значит?

— Не знаю, Видящие не смогли найти ответ даже в своих пыльных талмудах. Но твоя мать винит в этом Рияну.

— Дядя, ты же знаешь что она не при чем?

— Нет, Ар, не знаю. Все что я знаю, это то, что ты куда-то встрял. По своей неопытности, по замыслу этих недоносков хранителей, или по воле Силы, мне не известно, но известно, что дело добром не кончится.

— Я не…

— Верить жене это хорошо, и правильно. Но обстоятельства диктуют свои условия. Пусть Тайный поговорит с ней.

— Нет!

— Почему упрямишься?

— Не упрямлюсь. Вы знаете методы Тайного Советника? Я не подвергну Ри такому. Она не заслужила этого.

— Ар, потом может быть поздно.

— Если Советнику так уж хочется поупражняться в своих пытках, пусть пообщается с моим тестем.

— Ох, мальчик мой… — Император покачал головой.

— До Дня Силы осталось немного, Вы передумали?

— Нет. Я объявлю о свадьбе, как и обещал.

— Спасибо.

— Я слышал, что у тебя на шее теперь две школьницы?

— Есть такое дело.

— Возьми вторую с собой.

— Зачем? Вы…

— Побойся Силы, я хоть еще и не настолько стар, но вот юные ведьмы мне уже не по зубам. Может, приглянется кому.

— Спасибо. Дядя, советник….

— Я поумерю его пыл. Но учти, если обстоятельства изменяться, я его спущу с поводка.

— Спасибо.

Мы прошли по лабиринту, как положено, и вернулись во дворец. Еще немного поговорив о добытой посольством информации, меня отпустили домой.

Когда я шел к кристаллу перехода, была уже глухая ночь. Невольно подумал о Ри, сейчас я вернусь домой, и нужно будет принимать решение. Рассказать ей все и посмотреть на ее реакцию, или смолчать? Ответа не было. Но он появился, как только я попал домой. Комната перехода встретила меня как положено охраной и как не положено Рияной, которая сладко спала, свернувшись в кресле, видимо специально для нее принесенным. Я не ожидал ее увидеть. Но сердце радостно дернулось. Она ждала меня. Передав папку Клару, я взял на руки мою герцогиню, и пошел в спальню. Конечно же я не хотел будить ее, но снять платье с этими бешенными застежками, подъюбниками и остальной дребеденью, без магии, да так, что бы не разбудить оказалось делом мне не посильным. Она таки проснулась

— Ар, ты дома! Сколько время?

— Тшш, давай, помогу тебе раздеться.

— Где ты был?

— Во дворце.

— Почему так долго? Я волновалась.

— У меня были дела. Повернись. — Она стояла, широко зевая, и предано глядя в глаза. Сердце защемило, а если это все игра?

— Знаешь, нужно нам какое-то средство связи придумать. Мне не по себе, когда тебя долго нет рядом, я волнуюсь…

— Я подумаю — и подал ей ночную рубашку.

В эту ночь я долго не мог уснуть, но это не помешало Рияне отлежать мою левую руку до полного онемения. Может поменяться с ней сторонами кровати?

Утром я понял что проспал. По этому, собирался в дикой спешке и старался ничего не забыть.

Ри внимательно наблюдала за мной, не проронив ни слова пока я не собрался.

— Вернись сегодня пораньше.

— Постараюсь. Иди, поцелуй меня.

Когда она прижалась ко мне, выбравшись из-под одеяла вся такая теплая, я понял, что мне абсолютно все равно, знает она о плане отца или нет. Я настолько люблю ее, что впадаю в безумство.

— Я так никогда не уйду — она прижималась ко мне все сильней, и уже начала целовать шею, еще немного и я точно никуда не пойду.

— Ну, так не уходи.

— Я должен — поцеловал ее, и ушел. Сил бороться с искушением практически не оставалось.


19 Глава. Рияна


Проводив Ара, я решила, спустится в столовую, что ли Книги хозяйственные просмотреть? Только я уселась на кресло, зашла Цвета.

— Доброе утро — она сегодня спала дольше обычного. Или это я раньше встала?

— Доброе.

— Где Ар?

-Умчался. Но передал что, Император лично пригласил тебя на День Силы!

— Да ладно!?

— Серьезно! Так что теперь срочно нужно подобрать тебе наряд.

— Я даже не знаю…

— Тебе повезло, что я знаю. Завтракай, скоро придет портной.

Она села за стол, но я видела, что идти ей абсолютно никуда не хочется. Вчера вечером, когда она рассказала мне, что произошло между Аром и Лоренсо, я была в шоке. Орани оказался чистой воды бесхребетным подлецом. Он даже не думал о Цвете. Он разрушил ее жизнь, и даже не пытался взять на себя ответственность. Орани сказал Архаэру, что это Цвета во всем виновата! Она соблазнила его, и добилась увольнения, все для того что бы испортить ему жизнь! Архаэр конечно в долгу не остался! Хорошо хоть боевому демону не так просто причинить вред! Мне бы самой после такого никуда идти не хотелось.

— И хватит тут в депрессии барахтаться!

— Я не барахтаюсь.

— Ну да, ты в ней тонешь!

— Ри, я не хочу идти…. Пойми, ты будешь с Аром, а я?

— А ты будешь со мной! И тем более, у тебя нет выхода, Императору не отказывают.

Мы выбрали для Цветы серо — сиреневое платье с широким молочным поясом. Отец забрал у нее все украшения, поэтому я с радостью отдала ей гарнитур совсем недавно подаренный мне. Это были лунные камни заключенную в оправу из белого золота. Гарнитур состоял из сережек выглядевших как три капли стекающие одна с другой, колье на котором с лунных камней как слезки капали бриллианты, такой же браслет и кольцо. Она сначала отнекивалась, но примеряв согласилась. Лунные камни идеально подходили под цвет ее волос.

День пролетел как минута, мы готовились к приему, правда, по большей части это касалось моего убеждения Цветы что рано на себе крест в восемнадцать ставить. И не важно, какую глупость она отпорола. Главное вынести из этой ситуации опыт. В какой-то момент Орсон предложил нам вина для поднятия настроения. Когда вернулся Ар мы закончили далеко не вторую бутылку, он нашел нас на лестнице, где мы сидели в обнимку, как нам казалось в очень даже приличном состоянии. Как оказалось не в очень уж и приличном. Все-таки, герцогиня, сидящая на ступеньках лестницы и хихикающая с подругой это далеко от приличия.

— Архаэр, я тебя прошу!?

— О чем?

— Не шевелись

— В смысле?

— У меня голова кружиться!

— А я здесь ни при чем. В этом вино виновато.

— Мне все равно, просто перестань ворочаться!

— Дорогая, я еще даже не прилег!

— О Сила!

— И в честь чего это вы так надрались?

— Ну как? — не могу уловить ни одну мысль в голове

— Так как?

— Понятия не имею.

— Постарайся заснуть малыш, потому что утро тебя удивит.

— Чем?

— Своим приходом.

Он еще долго подкалывал меня. Но мне было так плохо, что отвечать ему сил не хватало.

Утро действительно наступило неожиданно. Голова раскалывалась на части, а желудок выворачивало наизнанку.

— Доброе утро, дорогая.

— Ух, говори тише, у меня голова раскалывается!

— Я знаю.

— Откуда?

— Опыт, малыш, опыт. Вот выпей это, полегчает.

Я понюхала, и по-моему задохнулась. Такая вонючая гадость не может быть предназначена для питья!

— Ты что шутишь?

— Я тебе обещаю, полегчает.

— Ар, меня выворачивает и без этой штуки.

— Рияна, будь умницей выпей.

— Нет.

— Рияна, вечером прием у императора, и ты должна быть в норме.

— Я не доживу до приема и сама, даже без помощи твоей отравы, не переживай.

— Или выпьешь сама, или я залью тебе это в рот.

Я взяла стакан дрожащими руками, хотела пригубить, но Ар как-то схватил меня и влил эту гадость в рот. Мало того, он закрыл мне рот и нос рукой, чтобы не выплюнула. Вопреки моим ожиданиям я не погибла, эта гадость начала действовать практически сразу. Уже минут через десять я была практически жива.

— Надо Цвете такую штуку отнести.

— Я уже.

— Что тоже насильно заставил?

— Скажешь тоже. Она сама выпила.

— Ар, я хочу поваляться в ванной.

— Сейчас прикажу набрать.

После отравы и ванны мне вообще полегчало. На столько что даже захотелось есть.

Когда я уже практически оделась, в дверь постучали.

— Войдите, — ответил Ар

— Милорд, Вы спуститесь к завтраку, или подать сюда?

— Спустимся, прикажи накрывать.


19 Глава. Ормус


— Ормус, все, что от тебя требуется, это использовать рорс.

— И ты думаешь, что мы совершим нападение, в самом центре столицы, и никто не заметит?!

— Заметят. Обязательно заметят — сказала Мила, с каким-то предвкушением в голосе.

— И что тебя так радует?

— Ничего Ормус, ничего.

— Ты уверен в себе?

— Ормус, во мне течет демоническая кровь, поверь, лучшего морока никто не наложит.

— Ну что ж. Мне нужны трое.

— Как работает рорс? — вдруг спросил некромант. Все им знать нужно!

— Вызывает мгновенный, всепоглощающий огонь.

— Огонь… демон сгорит в огне… символично.

— Альиэр, меня все мучает вопрос, зачем тебе это?

— Поздно им мучатся Ормус.

— И все же?

— Ну, как сказать. Я немного обиделся, когда меня лишили всего, только по тому, что он родился раньше!

Надо же, и этот Императорский племянник.

— Когда он будет в посольстве?

— Он там практически каждый день бывает. Вас ищет.

— А что меня искать, я в своем доме. Нужен ему, пусть придет.

— Канцелярия Императорская утечку нашла. Пытаются войну предотвратить. Он своих дружков собрал, рыщут по всей округе. Даже лучше будет, если вся пятерка там окажется.

— Лучше, конечно.

— До Дня Силы у него не нормированный график. А потом, будет там сидеть постоянно. Я дам знать.

— Хорошо.

Ох уж эти самоуверенные дети!

Все разошлись, а я остался сидеть в кабинете. После скандала с Эллией я много думал о жизни, о прошлом. Она заставила меня задуматься, а нужно ли мне это? Я пришел к выводу что нужно. Рияна, моя девочка, она предала свой род, свою расу. Я единственный, и похоже последний глава клана. Если, не спасти неинициированных, мы растворимся в песках времени. И что она мне предлагает? Выбрать между существованием расы и какой-то дурацкой влюбленностью?!

С того злополучного дня, я не видел жену. Жил в своем кабинете. Конечно же, я скучал за ней, все-таки столько лет вместе. Она поймет, потом, когда уже все будет позади, обязательно поймет. Я подарю ей охапку юрумов, и она простит меня. Конечно, простит!

Слава Силе, что без нашего благословления, моя доця меня дедом не сделает! Не хватает еще, что бы эти демоны претендовали на мой клан! Глупая! Она думает, что все так просто! Она вампир, и Огненную Пустоту, никто не отменял! Хоть бы некромант не узнал об этом. Не хватает мне, еще душу ее с этим слизняком связать!

Я сидел в глубоком кресле, и смотрел на портрет, висевший над камином Большой, величественный. С него смотрела Элля. Я помню, как ужаснулись родители, когда узнали, где я его повешу. Мол, не положено! Так нельзя! А я все равно повесил. И сейчас я смотрел, как на портрете мужчина обнимает стоящую перед ним женщину. Через несколько дней после того как его нарисовали, мы узнали что Элля беременна. Помню как сейчас.

Я выпил еще вина, и подложил дров в камин. Все будет хорошо. Расправлюсь с демоном, соберу армию, все будет, как запланировано.

Я устал от этого ожидания. Устал.

20 Глава. Рияна


И вот наступил долгожданный вечер. Архаэр оделся первым, что не удивительно! Он выбрал черный костюм да черный плащ с подбоем из атласа серебряного цвета, ему-то одеться — пять минут делов! По этому, я отправила его в гостиную, а мы с Цветом одевались вдвоем в нашей спальне. Наверное, это школьная привычка, но одеваться вдвоем интереснее. Ар выбрал мне для приема платье цвета слоновой кости. С V образным вырезом. Поверх него одевалось такое же только из кружева, оно было создано по его идеи, и выглядело как вензеля в виде сплетенных вместе букв А и Р, из этого кружева были рукава, оно выступало по вырезу, и было чуть длинней атласного нижнего платья. Из украшений на мне было обручальное кольцо, браслет, купленный им в Крипти с подвесками — буквами, и цепочка с бриллиантом, повторяющим камень из перстня. Волосы мне подняли наверх, и рассыпали по ним алмазную пыль, заставив их мерцать.

Когда мы спустились вниз, Архаэр был в компании мужчин. Это стало для меня неожиданностью. Никогда до этого я не видела его друзей, как-то не приходилось. У дверей в гостиную мы услышали мужской смех. Цвет остановилась как вкопанная.

— Ты чего?

— Ри, я …

— Перестань, пойдем!

— Я не могу.

— Можешь! И вообще, не меняй роли. Это я у нас истеричка вечно стесняющаяся.

— Ри.

— Цвета, пойдем, не глупи.

И мы зашли. Мужчины встали одновременно, очень некорректно уставившись на нас с Цветой.

Архаэр, улыбаясь, подплыл к нам, и взял меня за руку, но обратился к нам обоим.

— Миледи, вы прекрасны.

— Спасибо — ответили мы одновременно, и так же одновременно покраснели.

— Дамы, — Ар взял нас с Цветой под руки и провел к дивану, развернувшись к мужчинам, он заговорил — разрешите представить Вам мою жену — И Ар притянул меня к себе — Сабрияна Риманн Доэрер, герцогиня Торуэн.

— Миледи, это большая честь для нас — сказал мужчина с шоколадными волосами и яркими зелеными глазами. Остальные трое подтвердили его слова поклоном. Я сделала положенный случаю реверанс и ответила

— Так же как и для меня.

Архаэр поцеловал меня в висок и продолжил. Он подошел к Цвете и взяв ее за руку сказал.

— Господа, это мисс Цветана Кресс. Самая близкая, подруга моей жены.

— Мисс Кресс, вы само совершенство — тут же сказал не высокий мужчина со светлыми волосами.

— Спасибо, — сказала Цвета, по голосу я слышала, как она нервничает.

— Дамы, вина, шампанского? — Архаэр как будто специально!

— Нет, спасибо — и я очень выразительно посмотрела ему в глаза.

— Тогда продолжим, Ри, Цвета, разрешите представить вам моих самых близких друзей. Брайан Горг барон Вурэн, Эмброс Лорт граф Чессер, Марк Йорен граф Ир, Корсон Моруи барон Сорент.

Когда он называл их по именам, они по очереди кланялись. Так мы узнали что тот светловолосый это Марк, с шоколадными волосами — Горг, Эмброс был худым и высоким и с копной соломенного цвета волос, а высокий мужчина, чем — то похожий на Архаэра, с темными волосами и удивительными голубыми глазами оказался Корсом.

Пока Эмброс наливал всем выпивку, в том числе и нам с Цветой я в ужасе глянула на Ара. Тот сразу же понял чего это я. И подойдя неприлично близко прошептал на ухо

— Не бойся, если выпьете по бокалу другому, плохо не будет.

— Откуда ты знаешь?

— Я же от похмелья вас вылечил, можно и довериться.

— Ох уж эти молодожены! И как с ними в приличном обществе находиться! — вдруг заявил Марк. Он стоял за спиной Ара, и с его ракурса наше поведение было конечно же не приличным. Ну естественно я залилась румянцем.

— Завидуй молча — ответил мой муж, и как будто специально поцеловал так, что у меня коленки подкосились.

Мужчины, начали отпускать глупые шуточки явно с двойным смыслом. Правда мы с Цветой не всегда его понимали, но краснеть нам это не мешало. Все до одного были галантны и почтительны. Даже Цвета немного оттаяла. Когда мы отправились в комнату перехода, барон Сорент предложил ей руку. Я думала, что это сделает Марк.

Впервые я была во дворце. Ар много рассказывал мне и о дворце, и об Императоре. Но увидеть собственными глазами это лучше чем сто раз услышать. Огромные залы, высокие потолки, шикарная отделка. Это место просто дышало какой-то вечной роскошью. Цвета была так же поражена, как и я. Пока мы шли в бальный зал, в сопровождении слуг Ар не переставал меня смущать объятиями и поцелуями. Перед входом в зал нам поклонился мужчина в золотой ливреи.

Зал был огромен! Высокие потолки с изысканной лепниной, огромные люстры — дорогущей ручной работы! Стены украшали зелено-золотые гобелены, а паркет был выложен, замысловаты узором сплетающихся вензелей. Я была просто сражена этой роскошью и красотой! Совсем не так мне виделся двор Темного Императора. Судя по Цветыным глазам ей тоже. Корс что-то сказал ей на ухо, и Цвета кивнула в ответ. Пока мы шли сквозь толпу приглашенных, нам все кланялись и глазели. Было неприятно. Архаэр выбрал для нашей компании более- менее уединенное место возле балкона. Он стоял, вольяжно обнимая меня за талию. Корс отправился с кем-то здороваться, а Марк на поиски алкоголя. Эмброс рассказывал смешные истории из их с Аром детства, и только Горг стоял в стороне. Насколько я поняла он у них самый молчаливый.

К нам постоянно подходили какие — то люди. Они кланялись и выражали свое почтение. Естественно их больше всего интересовало, что мы с Цветой здесь делаем. И вообще, кто мы такие?

Когда вернулись Марк и Корс, стало еще веселее. Они постоянно шутили и подтрунивали и друг над другом, и над остальными. Проведя в их компании считаные часы, я настолько к ним привыкла, что уже казалось, будто мы знакомы с детства. Правда, не понятно с чьего, особенно если учесть разницу в датах рождения….

Неожиданно послышались фанфары, в зале в раз стало тихо. Я поняла, что наступил самый важный момент. Мужчины как по команде стали на одно колено, а женщины замерли в глубоком реверансе.

Великий Император Темной Империи шел через зал, молча. Я не видела его, но слышала стук шагов, им эхом вторило мое сердце. Он прошел к трону.

— Поднимитесь — скомандовал властный голос. И все встали. Я еле распрямила ноги от страха. Выровнявшись, я наконец-то увидела, какой он, Император, это был высокий пожилой мужчина, с густыми седыми волосами. В глаза сразу бросилось фамильное сходство — на практически прямом носе у них была маленькая горбинка. От Императора шла такая энергия власти, что рядом с ним я почувствовала себя молью. Он стал спиной к трону, обвел весь зал взглядом и заговорил — В этот день, мы, чтим предков, оставивших нам наше наследие, и благодарим Силу за свое существование. Вечная память тем, чей след оставлен в Лабиринте Жизни — и весь зал хором повторил «Вечная память». Этот гул голосов был наполнен не понятной для меня глубинной скорбью. Наступила тишина. Император еще раз обвел взглядом зал, а затем, вздохнув, кивнул Архаэру. Мне показалось, что будь его воля, он бы не делал этого. Ар тут же отправился к трону, потянув меня за собой. Мы встали возле ступеней, Архаэр опустился на одно колено, а я опять присела в реверансе. У меня так трусились колени, что я молилась всем известным богам лишь бы не упасть!

— Друзья мои. В этот великий и значимый для каждого из нас день, я хочу сообщить Вам о радостном событии, и поздравить герцога Торуэна с женитьбой! — В зале воцарилась тишина, а потом раздались аплодисменты. — Герцог — и Архаэр встал, я последовала его примеру.

— Мой Император, — начал Ар, — разрешите представить Вам мою жену Сабрияну Риманн Доэрер, герцогиню Торуэн, урожденную Родегорн. — я опять присела в реверансе, ну хоть ноги подкачаются, тоже плюс.

— Герцогиня, — глаза Императора казалось, видят меня насквозь — рад приветствовать Вас в Империи.

— Благодарю Вас, мой Император. — Ар конечно рассказывал мне процедуру представления в подробностях, но мой император я произнесла вслух впервые. Надо признать, что, только сказав это, я в полной мере осознала, что он действительно мой император, теперь я полностью подчинена его власти.

Однажды я спросила у Ара, как зовут Императора, а он сказал, что когда наследник вступает на трон, он лишается имени.

— Подойдите.

Мы поднялись и стали перед троном.

— Архаэр, отличный выбор! — Ар лишь улыбнулся.

— Сабрияна, я рад, что Вы стали частью нашей семьи.

— Мой Император это большая честь для меня, — И опять я присела в реверансе.

— Ну что ж, дети, я даю Вам мое благословление, и беру Силу в свидетели, пусть и с опозданием, и желаю Вам долгих лет счастливой жизни!

Я опять в реверансе, Ар на колене. Прямо тренировка по боевой магии!!!

Зал взорвался аплодисментами, поздравлениями и всяческими бодрящими выкриками.

Когда мы спустились обратно, нас начали осаждать всякие личности с поздравлениями и пожеланиями. Вопреки моему нежеланию пить, Ар вручил мне бокал вина, правда, сказал, что оно разбавлено водой.

Люди все прибывали и прибывали, хорошо хоть что я герцогиня, и в реверансе падаю только перед Императором, остальные падают передо мной!

В какой-то момент к нам подошла Камила. Признаться, ее я меньше всего ожидала. Архаэр сделал вид, что ничего из ряда вон не происходит, только обнял меня покрепче и поцеловал в висок.

— Герцог, герцогиня, — и она присела в реверансе. Наконец-то я ее рассмотрела. Высокая, стройная, с копной рыжих локонов, уложенных в сложную прическу. Она была красива. На столько, что у меня аж под ложечкой засосало — примите мои поздравления, смею Вас заверить, они искренние.

— Благодарю — ответила я

— Спасибо Камила — сказал Ар.

Она еще раз присела в реверансе, и с грустью взглянув на Архаэра удалилась.

Только закончились поздравления, заиграла музыка. Вокруг нас начали расступаться люди, и мы станцевали наш первый танец как мужа и жены. Это было волшебно! Рядом с ним я ничего не боялась, он вел меня в танце уверено, и не принужденно, я знаю, что это его заслуга, но все равно горжусь тем, что я ни разу не наступила ему на ногу! Весь танец я смотрела в любимые глаза и видела в них отражение своего чувства. Когда закончилась мелодия, Архаэр взял мое лицо в свои ладони и прошептал

— Я люблю тебя. Навсегда.

— И я тебя.

Мы целовались перед всем двором Темной Империи, и все нам аплодировали. А мои щеки впервые в жизни не залил румянец, я вдруг поняла, что быть рядом с ним это и есть моя жизнь.

Это был восхитительный вечер. Мне нравились балы, и приемы, но только сейчас будучи за мужем я поняла, что такое по-настоящему получить удовольствие от бала.

Цвета танцевала, и я была рада за подругу. У меня сердце разрывалось от мысли, что ее жизнь так безвозвратно испорчена.

— Ри, я так благодарна Вам с Архаэром, — ее глаза были полны слез.

— Перестань! Ты же мне как сестра!

Мы стояли вдвоем возле балкона. Мужчины разошлись как-то по одному, дав нам возможность обсудить происходящее.

— Спасибо.

Мы замолчали, с интересом рассматривая присутствующих. Внешне они практически не отличались от жителей Изначального. Только глазами, они были какими-то другими, лишенные внутреннего света…

— Интересно, — вдруг изрекла Цвета, — а у их женщин тоже есть крылья?

— Действительно интересно… поинтересуюсь.

— Извини за нескромный вопрос, но, у Архаэра есть родители?

— В смысле?

— Ну, почему он не представил тебя своей матери, или отцу?

— Насколько мне известно, Ар не знал отца, его воспитал Император, а мать…. Скажем так, отсутствием свекрови я особо не расстроена.

— Тоже верно.

— Они такие другие…

— Кто?

— Демоны.

— В смысле?

— Ну, они более открытые, какие-то веселые, что ли. Вспомни, весь Изначальный подчинен каким-то банальным условностям, устоям. У нас в Рантере они практически зашкаливают!… А здесь, здесь они живут полной жизнью.

— Меня это и зацепило тогда. Помнишь, на «пиру у неЧести»?

— О да, ты меня тогда просто убила своей выходкой. Так, что на тебя тогда нашло?

— Понятия не имею, просто когда он повернулся во мне что-то произошло, не знаю, просто появилось ощущение чего то такого… такого родного…. Такого нужного мне…. Это даже не любовь с первого взгляда…. это нечто большее….

— Что большее? — на талии сомкнулись родные руки, а губы уткнулись в шею.

Как быстро у него растет щетина?! Я поежилась от щекотки.

— Где ты был?

— Император вызывал.

— Все в порядке? — я заглянула в самые красивые глаза на свете

— Да. Потанцуй со мной?

Я сначала хотела намекнуть, что не хочу оставлять Цвету, но тут к ней подошел Горг

— Миледи, — обратился демон, — окажите мне честь, — он протянул ей руку, — потанцуйте со мной.

Цвета не произнесла ни слова, просто вложила сою маленькую ладонь, в его, огромную…

Мы присоединились к парам, и закружились в вальсе. Архаэр стоял на много ближе ко мне, чем допускали условности моего мира, но здесь это было естественным.

— Ри, что с тобой?

— Я одурманена тобой…

Он просто поцеловал меня, и мы сбежали, прямо из центра зала, он взял меня за руку, и мы выбежали на балкон. Он притянул меня к себе так крепко, так сильно, так неистово…. Как будто на прощание…

— Я с ума от тебя схожу, — он бормотал это, перемешивая слова поцелуями — не предавай меня Ри.

Я ничего не ответила, просто слов не нашлось. Не знаю как ответить на эту странную просьбу, по этому просто притянула его к себе еще ближе, заставляя прочувствовать то безграничное чувство, которое испытывала к нему.

— Я люблю тебя. Люблю. Навсегда — что-то заставляло меня произносить это снова и снова, как будто убеждая….

— Давай сбежим отсюда?

— Нельзя.

— Нам все можно — поцелуи и руки уже давно перешли грань дозволенного, даже для не обремененной условностями Империи.

— Цвета…..

Он просто оторвался от меня, и, чмокнув в нос сообщил:

— Если я останусь с тобой наедине еще секунду, то бежать уже будет поздно…

— В смысле?

— В смысле?! А я тебе сейчас покажу.

И он затащил меня в самый дальний и темный угол огромного балкона, и, подняв на руки, прислонил спиной к стене…. Даже в моих самых смелых фантазиях я и представить не могла, что способна на такое! На балу, у Императора! Да еще и на балконе! Я и стыдилась, и одновременно получала какое-то неестественное удовольствие от происходящего.

— Ты сумасшедший! — сказала я, одергивая юбки.

— Это мое конкурентное преимущество — он подошел и руками опытного мастера поправил мою прическу. Закралась абсолютно лишняя в моей голове мысль- «Откуда это у него такой опыт»? «Барышня» тут же отозвалось мое подсознание, «он его набирался, когда мир о вас еще не знал!». Мысленно показала подсознанию язык.

Когда мы вошли в зал, я была просто уверенна, что каждый знает, чем мы там занимались, и все поголовно смотрят на меня с осуждением. Первый нам на пути встретился Марк.

— Ар, съешь лимончик — я то понятно не въехала, но тут даже Ар не понял к чему он.

— Зачем?

— Что бы снять блаженное выражение с лица!

Когда до меня дошло, то, наверное, и волосы покраснели! А мой бесстыдный муж только улыбнулся еще шире!

Мы прошли через зал и устроились на не большом диванчике, в алькове. Напротив него стоял еще один, так что всей компании нашлось место. К нам подошел Горг, но Цветы не наблюдалось, я уже начала волноваться, когда увидела, как она кружиться в танце с Корсом. Он что — то рассказывал ей, вызывая улыбку. Интересненькое развитие событий…. Танец закончился, и они присоединились к нам.

Мужчины разговаривали о своем, я их не слушала, мысли тонули в море блаженства. Ко мне наклонилась Цвета, и предложила удалиться в дамскую комнату. Выяснив у Ара направление, мы отправились в путь. А вернувшись, застали их за разговором, они сместились с диванов, и теперь стояли почти у входа, стало так любопытно, что мы спрятались за колонной, что бы подслушать их.

— Но так всегда происходит. Вот посмотри, — говорил Марк, — живешь один, всего у тебя минимум, но всего хватает. И вроде, как и ремонт в доме тебя устраивал и одежда, но, стоит появиться женщине, как тебя сразу убеждают в том, что ремонт необходим, одежду нужно поменять, и весь дом за считанные дни обрастает какими-то «необходимыми» вам обоим вещами. И все они настолько необходимы, что половины из них ты даже названия не знаешь! Ну, разве я не прав?

— Нет, — вклинился Ар,

— Ну конечно, у вас просто времени на это не остается — нагло подмигнул, — через месяц другой попомнишь мои слова! Даже у тебя в гардеробной твоим рубашкам места не будет.

Я даже глаза вниз опустила, в моем распоряжении был весь дом, но почему-то вещи, которые не помещались в моей гардеробной, я складывала в гардеробе Ара.

— Ну, не могу сказать, что это так уж плохо — защищался мой муж.

— Говорю же тебе, ты еще пока не адекватен в своих суждениях, расскажешь через пару месяцев, хотя судя по вам, двоим, может и через пару лет…

— Да ладно тебе, понятно, что у тебя за плечами опыт, но не может же быть все так плохо! — Корс явно испугался за свое жилище.

— Не глупите, как единственный женатый человек среди вас, заявляю со всей ответственностью, это прикольно! — Вот это оборот речи! — согласитесь, что мы, конечно же, переживаем о наших привычках, но все равно мечтаем, когда появится та женщина, которое все вокруг начнет менять!

Все кивнули. Но Марк все равно вставил свои пять копеек.

— Дружище, на улице видимо было ветрено.

— В смысле?

— В смысле голову тебе там надуло!

— Марк, не наглей. В этом есть что-то особенное.

— Ну да, есть, особенное это ящичек, в котором ты прячешь то единственное, что остается твоим личным — твою зубную щетку.

И они дружно засмеялись.

— Дураки! Я вот жду, когда Ри освоится.

— Парень, ты влюбился как желторотик.

— И без тебя в курсе.

— Это хорошо.

— Ты говорил с ней? — спросил Корс

— Нет.

— Время тянешь?

— Нет, друг. Я ей доверяю, безоговорочно.

— Тебе лучше знать — сказал молчаливый Горг

— Горг…

— Это твоя жена, тебе видней — и Горг положил руку ему на плечо — мне кажется ты прав.

— Спасибо

— Она любит тебя, поверь, такие чувства сыграть не просто, тем более в восемнадцать.

— В семнадцать — поправил Ар.

— Что?

— Восемнадцать ей будет через две недели.

— Ну и везунчик, — вклинился Эмборс — это что ж ты такое сделал, что тебе так поперло?!

Опять дружный смех.

— Народ, вы вообще о моей жене говорите!

— Прости друг, из песни слов не выкинешь.

— А сколько Цвете лет? — неожиданно подал голос Горг

— Наверное столько же. А что?

— Просто, интересно.

— Запал? — одним словом Марк.

— А что?

— Просто любопытно, она еще та штучка.

Мы с Цветой заинтересовано переглянулись и приникли еще ближе к колоне.

— Что ты имеешь в виду?

— По опыту знаю, за такими как она табунами ходят.

— И что в этом плохого?

— Ничего. Посмотри на женатика!

Они опять засмеялись, а мы переглянулись.

Цвет глазами показала, что, мол, пора выходить. Я согласилась. Когда мы вынырнули из-за колоны, они все еще хихикали. Архаэр заметив мое приближение, просто протянул мне руку. Я, повинуясь молчаливому призыву, приникла к нему.

— Все в порядке?

— Конечно — я в недоумении подняла глаза — а что?

— Когда тебя нет дольше десяти минут, обычно пахнет жаренным.

— Перестань.

Мы еще долго веселились. А когда собрались домой, к моему удивлению Марк увязался за нами. Мол, провести. Что могло с нами случиться в процессе перехода от кристалла к кристаллу осталось для меня тайной. Они о чем-то побеседовали с Аром, и он удалился.

Когда мы, наконец, добрались до спальни, я просто упала на кровать. Ноги гудели, спина ныла, голова была, как будто ватой напичкана.

— Устала?

— Неимоверно.

— Вставай, я тебе платье расстегну.

— Знаешь, я настолько привыкла, что мы всегда вдвоем, что до сих пор не выбрала себе горничную.

— Герцогиня, если Вас удовлетворяют мои скромные услуги, может, остановите свой выбор на мне?

— С удовольствием, лучшей горничной мне не найти.

— Благодарю за искренность — он уже снял с меня платье, и теперь целовал плечи.

— Перестань.

— Почему? — и нижние юбки упали на пол.

— У меня вообще нет сил.

— Они тебе не нужны…

— Ар… я… — он распустил мне волосы

— Пойдем, — и он потащил меня в ванную.

21 Глава. Крипти


Пока мы не вышли на улицы города, я и не подозревала о том, как соскучилась по шумной жизни. Крипти был как всегда полон народа, по его улицам проносилось множество людей, все куда-то спешили. Кто-то ссорился, кто-то кричал. Мы с Цветой изрядно выбивались из общей массы своей неспешной ходьбой. Прогуливаясь, мы продвигались по городу, рассматривали витрины, заходили практически в каждую лавку. До сих пор не пойму, как это мне удалось уговорить Архаэра, отпустить нас?!

Мне всегда нравился климат Рантеры, из всех государств Изначального мира здесь лучше всего! Нет снега, нет холодов. Всегда было относительно тепло. Смена сезонов обозначается только растительностью, осенью листья краснеют и падают с деревьев, зимой их просто нет, а весной появляются новые. Это идеальное место!

— Пойдем, посмотрим обивочные ткани? — после приема, я все думала о словах Марка, что когда в доме живет женщина, то это сразу видно. Мол, везде появляются какие-то безделушки, нужные ей вещи, и практически сразу делается ремонт. Ар удивил меня, когда заставил мужчин признать, что каждый из них, втайне от всех, естественно, мечтает о том дне, когда у него появиться женщина, и все это проделает. Потом, дома, я поинтересовалась у него, не против ли он, если сделаю не большой ремонт в маленькой гостиной. Он сказал, что ждал этого момента.

— Зачем?

— Думаю сменить интерьер в маленькой гостиной.

— А чем тебя она не устраивает.

— В обще-то она меня всем устраивает. Помнишь их разговор на балу — Цвет кивнула, — вот думаю, что и мне пора что-нибудь такое сделать.

— В принципе логичное поведение для жены, обозначить, так сказать, свое.

Мы медленно продвигались к лавочке с тканями, когда мне на глаза попалась странная троица. Трое, стоявшие немного впереди привлекли мое внимание, не знаю чем. Я просто стала всматриваться в них. Двое мужчин, один высокий, с коротко стриженными темными волосами, второй чуть пониже. И женщина. Вроде бы обычная ситуация, но что-то меня насторожило. Они были заняты своим делом и не обратили на нас никакого внимания. Я вдруг остро почувствовала необходимость вернуться в посольство.

— Знаешь, Цвет, посмотрим ткани в другой раз.

— Что случилось?

— Не знаю. Мне нужно вернуться.

— Зачем?

— Сердце тянет назад к Ару.

— Ну, хорошо.

Мы пошли обратно к посольству. Когда уже показалось само здание, к Цвете вдруг подошел молодой мужчина с целой охапкой люстерии — разноцветных колокольчиков, которые было очень сложно вырастить в домашних условиях, по этому вне сезона они были баснословно дорогими. И где он взял их зимой то?

— Миледи, Вы так прекрасны! Примите их, молю!

Цвета в недоумении уставилась на него.

— Молю — повторил ухажер. И по тому, как он раскачивался, мы поняли, что он пьян в стельку.

— Спасибо, не нужно.

Цвета обошла его, и мы пошли дальше, но он обогнал нас.

— Я не достоин того что бы вы взяли у меня цветы? Это потому что я пьян?

Его агрессивный тон, нас несколько насторожил.

— Простите, она не хотела вас обидеть — я потащила Цвету дальше.

Но он опять преградил нам дорогу. Правда, сказать ничего не успел. К нему подтянулся такой же пьяный товарищ. И тут нам с Цветой реально поплохело. Это был Орани! Пьяный вдрызг, средь бела дня, он злобно уставился на Цветану.

— Оставь эту тварь, ее интересуют только те, кому есть что терять!

От его наглости и хамства у меня аж дыхание перехватило.

— Ты подлая скотина Орани, — ничего себе я расхрабрилась, — ты испортил ей жизнь!

— Заткнись Родегорн, это еще неизвестно кто кому жизнь испортил!

— Ты думаешь ей в этой жизни только и думалось о том, как тебе жизнь испортить?!

Агрессия набирала обороты, уйти они нам не давали, да и амулета перехода при мне не было. Если Ар узнает, что я его дома забыла, навек посадит под домашний арест.

А Орани продолжал унижать ее

— Ты, довольна? Я потерял все! Работу, имя! Все, это конец! Ты навечно выкинула меня из жизни! Довольна?! Что я тебе сделал? Что? Сама ведь хотела! — он так разошелся что аж слюной брызгал, я испугалась, что он и ударить может. Мы с Цветой соткали щит, это единственное, что было доступно, хотя кроме как от магических нападок, он ни от чего не спасет. И как это Ар еще мой испуг не считал? Вот когда не нужно, так он то и делает, что мои эмоции чувствует!

Орани это сделал, он толкнул Цвету в плечо! Я опешила. Но тут как из-под земли рядом с нами вырос Корс.

— А меня так слабо? — зная демонов, я видела, что он в ярости, даже удивляюсь, как это он еще крылья не распустил для пущей убедительности.

Видимо Орани демонов не знал.

— Пошел вон! Тебя это не касается.

— Еще и как касается!

— Что тоже облапошила? Эта еще та подстилка! — и попытался еще раз толкнуть Цвету.

По-моему Корс убил его с одного удара. Орани валялся, не шевелясь, а собутыльника уже и след простыл.

— Цветана, герцогиня, вы в порядке? — Корс тяжело дышал.

Я лишь кивнула не в силах говорить от стресса.

— Спасибо Вам, — Цвет заплакала, Корс просто обнял ее.

— Не плачьте, этот мерзавец больше никогда Вас не обидит, обещаю.

Он говорил что-то еще, но я их уже не слышала. Троица что тогда привлекла мое внимание, сейчас стояла около здания Посольства. В душе поднялась волна паники. Не обоснованная, не логичная, но захлестывающая меня с головой. Я просто пошла вперед, оставив Цвету с Корсом, не знаю, видели они меня или нет. Когда до ступеней осталось метров десять, ужас сковал меня по рукам и ногам. Передо мной стоял отец! Тот высокий мужчина, это был лишь морок! Сердце забарабанило, я скучала за ним, хотела подбежать, но что-то остановило меня. И когда я поняла что, то кинулась бежать к Ару, только бы успеть! О Сила, только бы успеть! Я видела, как отец бросил под ноги маленький камень, таких здесь были тысячи, и только когда он блеснул на солнце, я поняла что это рорс. Я знала наверняка, что у тех двоих есть такие же. Древнее оружие огненных вампиров. Злость, которую вампиры поглощали из нашего мира, они накапливали в этих камнях. Три камня, вокруг предмета, просто блокировали выход из него, вампиры управляли огнем, но только если его разжечь, а рорс содержал в себе столько негатива, что огонь вспыхивал сам! Вот почему Ар меня не «услышал»! Они разложили их! Я бежала по коридорам так быстро как могла, лестницы, переходы, лестницы! Его кабинет находился на четвертом этаже в дальнем, правом крыле здания. Я боялась, что упаду замертво от перенапряжения. Уже в холле перед кабинетом меня попытался кто-то остановить, но я все-таки ворвалась в двери.

— Рияна! — Архаэр подскочил ко мне — что случилось?

— Ар, — мне не хватало воздуха, — отец! — я тащила его к выходу.

— Ты цела? — он уже обнимал меня, черты лица начали заостряться, готовился отразить нападение.

— Сейчас все взорвется! — И тут это произошло. Огонь появился из ниоткуда! Горело все одновременно, казалось, пылал сам воздух! Неимоверный жар окутал нас. Его крылья распустились мгновенно, он схватил меня, и вылетел в окно. На улице все кричали, и бегали! Мы приземлились на другой стороне, я судорожно пыталась потушить его горящий плащ, и даже не заметила, что на мне горит юбка. Архаэр потушил ее. И тут нервы сдали.

— Архаэр, о Сила — слезы градом сыпались на землю, я кинулась обнимать и целовать его, — Архаэр, — я повторяла его имя как заклинание.

Он пытался успокоить, говорил, что уже все хорошо, а я не могла остановиться. Я могла потерять его! Боги, потерять! Отец сделал это! Я не верю!

— Ри, все хорошо. Успокойся. Все хорошо — он целовал щеки, волосы, губы. А я все плакала, и прижимала его к себе.

В своей истерике я была не в состоянии думать ни о ком другом.

Но истошный женский крик заставил меня повернуть голову. Здание пылало, к нему бежала женщина с душераздирающим криком «Нет», мужчина поймал ее не дав сгореть за живо, а она все кричала и кричала.

Мы побежали к ним. Людей было столько, что перекричать их было не возможно. По этому, они услышали нас только, когда мы были уже практически рядом.

— Ри!!! Ты жива!!! — и Цвета кинулась мне на шею.

— Жива!

Ар не отпускал меня, я чувствовала, как его крылья поднимают ветер.

— Девочки, нам нужно убираться отсюда.

Цвета вытирая слезы, посмотрела на него.

— Как? Кристалл перехода уничтожен.

— Ри, где твой амулет? — вот так и знала, папаша не убил, зато муж добьет.

— Я…. — он посмотрел на шею, увидел, что кулона на мне нет, видимо, теплилась надежда, что он в кармане, я и ее разбила своим молчанием.

— Я убью тебя!

— Я спасла тебя!

— Убью! — и, схватив меня на руки, поднялся в воздух, расправив свои огромные туманные крылья. Корс проделал то же самое с Цветой. Я даже услышала, как она взвизгнула, когда он взлетел.

Мы приземлились во дворе здания Академии. Он протащил меня в кабинет Кориирна, не проронив ни слова. Ар был в такой ярости, что мне даже показалось, что драконы у входа в испуге поджали хвосты. Он шел так быстро, что мне приходилось бежать следом. Корс с Цветой не отставали. По пути я видела бывших однокурсников, и другие знакомые лица, они в ужасе жались к стенам.

Архаэр с такой силой толкнул двери в кабинет Кориирна, что они могли развалиться.

— Архаэр… — Кориирн от испуга аж подскочил, — что…

— Простите магистр, у нас все в порядке, мы можем воспользоваться Вашим кристаллом?

— Конечно.

— Все в порядке профессор, — подтвердила я, когда меня проволокли мимо него.

И только когда мы прибыли домой, добрались до гостиной и Орсон принес алкоголь. Мой муж заговорил.

— Как ты могла не взять его!!!! Чем ты думала?! Рияна!!!

— Не кричи на меня! — я судорожно глотала вино, пытаясь успокоить истерику, слезы текли ручьями.

Корс с Цветой отошли к окну.

— Я буду кричать на тебя!!! По-другому ты не понимаешь!!!

— Не ори!!!

Он был в таком бешенстве, что даже крылья не смог убрать. Они метались у него за спиной, реагируя на малейшее движение. Когда крылья перевернули кресло, вмешался Корс

— Архаэр, успокойся!

— Не лезь Корс!

— Успокойся! Перестань кричать на нее! Она тебе жизнь спасла!

— Ценою собственной! А если бы не успела добежать?!

— Но успела ведь!

— Корс, она могла погибнуть!!! — он четко выговаривал каждое слово. Я понимала, что он испугался, но он никогда не поднимал голос на меня, никогда. Понятно что это все нервное перенапряжение, но я не могла успокоиться, даже сейчас после того как Корс вступился, я все продолжала плакать. — Рияна, до тебя дошло, наконец?! Все что я просил это носить на шее этот дурацкий кулон! Это что так сложно?!

Я все-таки нашла в себе силы посмотреть на него. Волосы взъерошены, крылья метаются, серые глаза потемнели от гнева, а губы сжаты в тонкую полоску. Я никогда не видела его таким, настоящим демоном.

— Прости — мой шепот померк в том шуме, что устраивали его крылья

— За что? За то, что чуть не погибла? За то, что я мог потерять тебя?! За что простить Рияна, за глупость?! За плохую память?!

— Прости, за то, что люблю тебя!!! За то, что готова отдать свою жизнь за твою!!! Прости за то, что не могу потерять тебя!!! — я тоже перешла на крик, — Прости!!!

Крылья исчезли, он стал передо мной на колени, и наши глаза оказались на одном уровне.

— Прости меня — прошептал мой демон.

— Я так испугалась, Ар, так испугалась — слезы полились с новой силой. Архаэр стянул меня с дивана, он сел на ковер и усадил меня к себе на колени.

Я плакала, уткнувшись носом ему в шею, а он обнимала меня, и пытался успокоить.

— Прости малыш, все хорошо, уже все хорошо, прости меня. Ну же, перестань плакать, я идиот, я знаю, прости, я так испугался за тебя, так испугался, девочка моя…

Его шепот успокаивал, и вселял еще больший страх. Он действительно мог умереть….

— Герцог занят! — послышался громкий голос Орсона, и целая куча шагов. Ар напрягся, а Корс заслонил собой Цвету.

— А мне плевать — кричала профессор Понтилеева.

— Элла… — простонал Архаэр, и уткнулся лицом мне в волосы.

Дверь распахнулась от удара, и к нам влетела тетя Лара, даже без метлы было сразу ясно, ведьма в ярости. Я была уверенна, что за ней идет Кориирн, Орсон и человек десять нашей охраны.

— Что ты с ней сделал!?! — заорала тетя Лара с порога.

— Орсон, все в порядке, — сказала Ар. Мы сидели на полу за диваном, спиной к двери, и охрана во главе с преданным дворецким, не собиралась покидать гостиную, не убедившись в безопасности хозяина, особенно когда в комнате валяется перевернутая мебель, а тот самый хозяин сидит на полу.

— Милорд — начал Орсон.

Ар поднял вверх руку, и они разошлись.

— Элла, не ори…

— Я задала вопрос!!!

— Все с ней в порядке!

— Тогда почему она в слезах?! Я сама тебя прикончу, если ты ее обидишь!

— Тетя Лара, — вмешалась Цвета — не нужно.

— Цвета, что здесь происходит? — и, увидев Корса, который до сих пор не определился защищать ему Цвету или свалить пока крылья на месте, тут же спросила — Кто Вы?

-Корсон Моруи барон Сорент, — и даже поклонился, — могу я поинтересоваться, а кто Вы?

— Эллариона Понтилеева, магистр факультета Ведьмовских Наук в Академии Магии

Кориирн стоял у Лары за спиной. Мне даже показалось, что он готовиться схватить ее, если она пойдет в атаку. Увидев вопросительный взгляд Корса, он ответил:

— Тори Кориирн, ректор той самой Академии.

Повисла тишина.

— Ну, раз уже все представились, Архаэр, будь добр объяснись, пока Лара не убила ни кого — попросил ректор.

— Нечего объяснять Элла, Ормус использовал рорс против меня и своей дочери. Я сам так и не понял, как нам удалось спастись, но мы прорвали его блок и выбрались из огня. Здание Посольства сгорело напрочь… там были люди… — и закрыв глаза он тяжело вздохнул.

— Рорс… — в ужасе повторила тетя Лара, и плюхнулась на диван напротив нас, — Ри, дай осмотреть тебя.

— Тетя Лара, мы не пострадали, честное слово, ни одного ожога.

— Он знал, что вы внутри?

— Он знал, что я внутри, — уточнил Ар, — если бы не Ри, я бы там и остался…

— Расскажи все с самого начала — сказал Кориирн.

И я рассказала, о том, как впервые увидела троицу, и о том, как узнала отца под мороком, и о том, как мы выбрались из огня.

— Кто были те двое? — спросил Корс

— Я думаю, Мила и Альиэр, или Диметрий.

— Ты не узнала их?

— Я их не видела, они разошлись, что бы положить рорс с трех сторон вокруг посольства. Отец стоял со стороны главного входа…

— Это немыслимо, — тетя Лара вскочила с дивана и налив себе бокал вина выпила его залпом, — немыслимо! Да что он себе думает! Я его уничтожу! Я его на куски порву!

— Лара, — Кориирн не терял надежду успокоить ее, — успокойся, если хочешь помочь, встреться с Эллией, поговори с ней.

— Тори! Я и сама знаю! — и выпила еще один бокал залпом.

— Так, — возвестила ведьма, — я доложу Главному, и потребую назначить комиссию для расследования.

— Нет — вдруг вмешался Ар.

— Не поняла?

— Ты ничего, никому не скажешь, и ни какую комиссию назначать не будешь. Это ясно?

— Ты ничего не перепутал? Птичка моя?! — у тети Лары от бешенства даже волосы дыбом встали.

— Элла! Не лезь! Я сам все улажу!

— Ах, ты — но договорить не дал Кориирн.

— Лара, успокойся!

— Я спокойна! — рявкнула Лара и села на диван.

— Элла, я прекрасно понимаю твои чувства. За Ри я сам готов его убить, но есть обстоятельства, мешающие мне это сделать!

— И какие же это обстоятельства?

— Я не могу тебе сказать. Это дело государственной важности.

— Архаэр!

— Элла, хочешь узнать все? Я могу устроить тебе встречу с Императором и его Тайным Советником. Больше ничего сказать не могу. Прости.

— Архаэр, во что ты втянул ее?

— Тетя Лара, к сожалению все наоборот, — когда Ар сказал о том, что это дело государственной важности, все крупицы начали собираться, я еще не смогла понять во что конкретно, но точно знала, это я его втянула, — это по моей вине он в этом замешан.

— Ри…, - глаза Архаэра выдали его испуг, голос дрогнул, чего он испугался? Ларе нельзя это знать?

— Ар, я знаю, это все из-за меня. Сам подумай. Тогда в Академии отец сказал мне, что даже замужество не длиться вечно, мы уже месяц живем вместе, но ни он, ни мать так и не объявились! И вдруг он использует рорс чтобы убить тебя! Это я, я виновата…. Это из-за меня! — и слезы опять полились.

— Тш… девочка моя… тш… ну вот, только успокоилась…. не плачь, пожалуйста…

— Цвета, твое мнение? — Лара говорила как начальник стражей на допросе.

— Я доверяю Архаэру на сто процентов.

— Ну что ж. Раз так….

Подумав о чем-то своем, она встала с дивана и потянула Кориирна к выходу.

— Спасибо — прошептала я, — тетя Лара, спасибо Вам.

— Солнышко, ты же мне как родная!

— И вы мне! — я встала с ковра и обняла тетю Лару, но мне так хотелось, что бы на ее месте была мама.

— Все, не плачь. Успокойся — немного пообнимав меня, она отстранилась, и изрекла — Муж у тебя хороший, себя в обиду не даст, и тебя защитит. Так что я тебя прошу, милая моя, зная твои способности, просто умоляю, слушайся его! — и она ласково улыбнулась, вытирая мои щеки от слез.

— Хорошо, обещаю — я еще раз ее обняла.

Кориирн открыл дверь, они уже практически вышли когда:

— Элла, спасибо… — сказал Архаэр, так и не встав с ковра.

— Не за что — ответила Лара, даже не повернувшись.

Когда за ними закрылась дверь:

— Ну, — спросил Корс, — на сегодня все, или еще что запланировано?

— Надеюсь все — сказал Ар — хотя, нужно доложить Императору.

— Я сам доложу. И постараюсь убедить его дать тебе время до завтра.

— Спасибо.

— Не за что.

Он ушел. Цвета хотела тоже уйти, как вдруг остановилась и внимательно посмотрела на меня.

— Говори, Цвет, у меня нет секретов от мужа, — и я снова уселась на ковер, поближе к Ару.

— Ар, я может сейчас глупость скажу, но при всей моей любви к Ри, и уважении к тебе, ты же не думаешь что Ормус спалил посольство только для того чтобы сделать Рияну вдовой? С Милой мы с детства не ладим, у Деметрия вообще крыша из-за тебя поехала, и я даже могу как-то объяснить для себя ненависть Альиэра, но спалить посольство?! Не обижайся, но тебя можно убрать и менее экстремальными методами, здесь что-то не так.

— Цвет… — я была в шоке от услышанного, она ведь права.

— Да Цветана, ты абсолютно права, дело намного серьезней, чем моя жизнь.

Мы замолчали. В холе опять послышались шаги.

— Кто на этот раз? — удрученно поинтересовался Ар,

В комнату ворвался Горг, Орсон даже не попытался его остановить, просто аккуратно закрыл за ним дверь.

Горг сразил нас всех, подлетев к Цветане.

— Ты цела?

— Да… — недоумевая, ответила Цвета

— Слава Силе! Он ничего тебе не сделал?

— Кто? — вмешался Ар

— Скотина, которого, похоже, убил Корс.

— Какая скотина? — и очень выразительно на меня посмотрел.

— Орани, — прошептала Цвета, она встала с кресла и подошла к окну — мы уже возвращались к посольству, когда он появился. Он был пьян, в стельку, цеплялся к нам, оскорблял, — ее голос становился все тише от стыда, — он толкнул меня, но тут, откуда то появился Корс, и когда Орани хотел еще раз меня ударить он его…

Только тут я заметила странное, Горг даже не спросил как Ар?! Он сразу кинулся к Цвете!

Вот и сейчас он подошел и взял ее за руки.

— Тебе не больно?

— Нет, все в порядке.

И он обнял ее. Я не ожидала, но Цвета всхлипнула, и из ее глаз хлынули слезы, она прижалась к нему. Я хотела вскочить, что бы успокоить подругу, но Ар не отпустил. Он усадил меня между своих ног и прошептал

— Не надо малыш, он сам справится.


22 Глава. Эллия


— Миледи, — в комнату ворвалась Баяна, — миледи!

Я выскочила из гардеробной, на ее зов.

— Что случилось? — ее руки тряслись, а в глазах плескалась паника.

— Рорсы, их нет! Он забрал их!

— Что! Когда?

— Не знаю, миледи. Я видела, как он выходил два дня назад из замка с этой девчонкой Зух, и каким-то парнем, а сегодня Лони обмолвился, что хозяин зачем-то нес три камня в руках!

— Где он?

— Я не знаю.

Мне не зачем дольше находиться здесь. Злость захватила его, и не в моих силах спасти его от нее. Я взяла со стола нож, и вернулась в гардеробную.

— Миледи!

— Все в порядке Баяна.

Разрезав ножом линию жизни на правой ладони, я приложила ее к стене. Энергия распознала мою кровь, кровь эльфа. С глухим шипением стена растворилась, появилась ниша, я достала оттуда достаточно большую шкатулку, и принесла ее в спальню. Закрывать хранилище смысла не было. То, что останется никому не причинит ни вреда, ни пользы.

Достав из него амулет с древними знаками, я надела его на шею. Внутри шкатулки была маленькая бутылочка из особенного стекла гномов. Они выливали его только по особой просьбе…. Она была прозрачной, с какими-то металлическими вкраплениями, красными точечками, и перламутровыми линиями. Я не знаю, из чего она сделана. Никогда раньше я не открывала ее, Орфина предупредила, что воспользоваться ей можно только однажды. Частица бога, маленькое, незаметное, для людских глаз скопление чистой, первородной энергии. Ее должно хватить, она поможет мне заблокировать полотно силами природы.

Я нежно провела рукой по вещицам, лежащим в шкатулке. Здесь была вся моя жизнь… Первое платье Рияны, ее первые туфельки, полотенце в которое ее завернула моя мама, как только она родилась. Школьный диплом, не большой портрет, разделенный на две части, с одной стороны была нарисована маленькая девочка, а с другой она же только десять лет спустя…. Рядом, лежало письмо, которое мне прислал Ормус после первой встречи. Засохший букетик юрумов, мы собирали их вместе, тогда он первый раз меня поцеловал…. Я хранила так много вещей…. Теперь они никому не нужны. Мне жаль, что так и не увижу дочь. Хотелось поговорить с Архаэром, но так и не получилось. Я уверена, Лара поможет ей…

Даже не потрудившись собрать их обратно, я встала.

— Пойдем.

Это случилось. Он пошел на это. Спустившись вниз, я остановилась возле нашего семейного портрета. Я знала, что навсегда покину этот мир, и хотела запомнить их, мужа и дочь.…

С картины на меня смотрел высокий, широкоплечий мужчина, с неимоверно выразительными янтарными глазами, высокий лоб, упрямый подбородок…. Я впитывала в себя каждую черточку его лица…. Чтобы не происходило сейчас, я любила его…. Он держал на руках Рияну, сколько ей на портрете? Года три… белое платье с золотыми лентами, папины глаза…. Они меняют цвет радужки, от удовольствия она становиться шоколадной…. Я думала, у нее будут мои волосы…. они русые, но с шоколадным оттенком… девочка моя…. Я закрыла глаза, навсегда запечатывая воспоминания, его голос, детский смех, его руки…. Я так любила его….

— Миледи…

— Это все Баяна… — я обняла старушку, — позаботься о нашей девочке.

— Миледи, я с Вами.

— Нет.

— Да миледи, может я и не сильна в магии как Вы, но кое-что еще могу.

Я понимала, что она права, и мне стало легче, не так страшно. Мы вышли в сад, я еще раз окинула взглядом дом. Призвав ветер, я поведала ему, что у меня на сердце, о чем думаю, что собираюсь сделать. Я рассказала ему, как люблю Рияну, как люблю мужа, что благословляю ее брак, что беру Силу в свидетели,… он передаст ей. А потом, я сделала так, как завещала Орфина. Она научила меня, в таком далеком детстве, и сказала, что если этот день наступит, я буду знать, что делать. Я развела руки в стороны, как давно я не призывала силу, но природа откликнулась быстро,… порывы ветра развевали платье и волосы, вспомнилась картинка из человеческих книг «Ангел смерти», на ней был изображен демон с распущенными крыльями и в балахоне, который развевался на ветру. Наверное я сейчас выгляжу, похоже. Сквозь искрящийся смерч я еще раз посмотрела на них, взглядом памяти я видела, как маленькая Ри бежит ко мне по той тропе, как мы целуемся с Ормусом под этим деревом…. — Прощайте — и я произнесла заветные слова. Смерч унес нас, навсегда, в мир в котором нам не дарована жизнь, и не предначертана смерть….

Нас встретил лес, деревья в котором имели квадратные стволы, их крона была густой, темно зеленые листья, как слезами изборожденные серебряными прожилками. Я никогда не видела ее раньше, но Орфина подготовила меня…

— Здравствуйте Ильерда.

— Добрый день милая — на меня смотрели большие деревянные глаза.

— Я Эллия, родственница Орфины.

— Орфина, я помню…. — дерево опустило свои огромные руки-ветви, — что привело тебя ко мне?

— Моя дочь в опасности.

— А вы случайно не мать ведьмочки Рияны?

Орфина не рассказывала мне о нем. Говорящий мох…

— Вы знаете ее?

— Да. Плохо дело, старушка — обратился мох к Ильерде — это ж за нее и Чура с Помпом просили.

— Чура? Он был здесь?

— Да Эллия, он тоже за нее переживает. Такая судьба! Жестоко…

— Я знаю, как помочь моей дочери, но хочу просить Вас помочь мне.

— Проси, я помогу.

— Я пройду полотно, и заблокирую его с той стороны энергией природы.

— Это вызовет страшные последствия для миров.

— Мне все равно, что будет с их миром, я прошу Вас не дать мне воспользоваться энергией этого Мира, Изначального…. Чтобы не происходило, задержите ее.

— Это великая жертва… — сказал Валенсус.

— Я боюсь, что твоей силы не хватит — прошептало дерево.

— Я пройду с ней — отозвалась Баяна

Все замолчали, ветер раскачивал ветви Ильерды, с них слетали листья, моя жизнь подходила к своему завершению, я увидела, как оторвавшийся красно-зеленый листик кружил на ветру, он долго вальсировал со смертью и все-таки упал… красной стороной вверх… вот так и я упаду…

— Я не могу пропустить тебя, не спросив, ты знаешь, что ждет тебя в их мире?

— Это не важно.

— Существование — продолжила Ильерда — Нахождение между мирами….Вы не будете жить, но и не умрете…

— Мы готовы — сказала Баяна, — сейчас…

— Да дарует Сила Вечную Жизнь Вашим Душам… — сказало дерево. Ветви зашевелились, корни поднимались, я смотрела в деревянные глаза Ильерды и видела в них понимание…. Дерево разошлось на две части вдоль ствола, по ту сторону была наша вечная смерть, и вечная жизнь моей дочери…. Ветер шумел, мертвые листья метались по ветру, путаясь в волосах….

— Расскажи ей правду — попросила я дерево

— Обещаю.

— Спасибо.

Баяна взяла меня за руку, и мы прошли полотно…


23 Глава. Архаэр


-Архаэр, миленький, беда!

Чура появился перед нами, из ниоткуда, как всегда. Создания самой природы, им нипочем наши блоки, защиты…

— Что еще?

Мы, уже какой час сидели в моем кабинете в Оэроне и пытались найти кого-нибудь из этой шайки. Видящие императора поднимали свои талмуды, Главный Магистр Рантеры перевернул все подвластные ему земли, но мы так их и не нашли. Никого.

— Архаэр, мы знаем, что он затеял!

Воцарилась тишина.

Внутри меня сжалась пружина, что будет, когда я узнаю?

— Он создает армию. Страшную, огромную армию! И ты ему в этом мешаешь!

— Я?

— Ты забрал ее! Рияна! Само провидение столкнуло Вас тогда на балу! Она должна была пройти полотно и инициировать их!

— Кого? — Горг нервно осматривался, ища признаки понимая, в наших глазах.

— Вампиров! — появился Помп.

— Мы уговорили Ильерду помочь. Это она рассказала.

— Кто? — я уже слышал это имя, не могу вспомнить, когда, но точно слышал

— Ильерда, дух природы.

— Какой? — не унимался Горг

— Всей! — не выдержал Чура — всей природы, всех миров! Вы что же думали что природа это так, просто Сила! Все имеет свое начало, и когда Оилирион с Авией создавали этот мир, у них тоже было начало!

— Кто такая Авия? — Марк был так же удивлен.

— Молодежь, вы вообще из какого мира к нам прибыли? — Помп внимательно просмотрел каждого из нас. Я чувствовал, как он разбирает нашу энергию. Наверное хотел убедиться что мы — местные.

— Так, — Эмброс встал и налил всем эля, — а теперь давай с самого начала.

Когда Чура закончил свой рассказ у меня волосы на загривке зашевелились. Древние, создание Оракула, что бы противопоставить его Силе, орден, охраняющий его, создание мира, власть вампиров, души, Орфина и ее месть… Нужно уничтожить или Оракул или всех его хранителей, одно без другого не может существовать. Но как?!

Рияна, моя девочка… Она ничего не знала, она верна мне. Сердце болело, я никогда не верил, что она предаст меня, но сейчас убедившись в этом, мне стало легче. Она бы погибла! Она бы не вернулась! Он ведь знал это, знал! Ее не вменяемый папаша, я убью его! Он готов был пожертвовать ей, пожертвовать дочерью ради власти! Рияна….

Мне было все равно, почему мир не помнил Авию, почему Оилирион не сделал ее частью богов. Важной для меня была Рияна. Пока живы хранители и ее отец она не может быть в безопасности.

Вот зачем она пыталась убить меня! Эта девчонка Зух! Надо было не слушать Помпа тогда! Надо было убить ее. Она последняя!

— Ар, — Марк положил мне руку на плечо.

— Все в порядке.

— На тебе лица нет…

— Я костьми лягу, но спасу ее…

— Мы с тобой.

Я ничего не сказал, за верность и преданность не отблагодаришь словами.

— Чура, где они?

— Мы не можем найти их. Они пропали из линей энергии.

— Нужно найти их и уничтожить, прежде чем они уничтожат ее.

— Я доложу Императору — сказал Эмброс.

— Спасибо.

Я вышел из кабинета, и пошел к ней. Мне было необходимо увидеть ее, убедиться, что с ней все в порядке. Уже два дня в доме царил хаос. Куча людей, лучшие Видящие, усиленная охрана. Император приказал найти их, и теперь вся Тайная Канцелярия, Весь Собор Видящих, каждый агент был занят. Но без толку, они как в воду канули. После пожара в посольстве я психанул, и наложил заклятье на кулон перехода для Ри, теперь она никогда не сможет снять его без моей воли. Рияна… сама Сила подарила мне тебя, и даже ей я не дам забрать тебя!

Я нашел их в библиотеке. Они сидели в больших кожаных креслах и что-то читали.

— Архаэр, — она вскочила с кресла и подбежала ко мне, — что с тобой?

Я провел рукой по волосам. Как ей сказать?

— Чура появился.

— И что?

Она же не знает!

— Ничего. Просто решил сказать тебе…

Она провела рукой по моей не бритой щеке, поправила волосы.

— Что с тобой?

— Все в порядке, Ри, в порядке…

Мы так и стояли посреди библиотеки. Раньше я не обращал внимания, но сейчас мне в глаза бросился ковер. Он был большой, практически на всю комнату, не примечательный рисунок, какие то полосы, но в центре был большой красный круг… Мы стояли в нем, а мне чудилось, что под нами расплывается кровавое пятно…

— Цветана, встань, пожалуйста.

Она недоуменно посмотрела на меня, но без вопросов встала и отошла к стеллажам. Хорошая она девочка, может у них с Горгом что-нибудь, и получиться, я буду рад…

— Ри, отойди — удивительно, даже не спросила зачем.

Страх, животный страх, захвативший меня от этой кровавой ассоциации, победил напускное спокойствие. Я выдернул его из-под мебели, от моего порыва переворачивались кресла и столики, падали лампы и статуэтки. Свалив его в огромную кучу посреди комнаты, я спалил его. Кровавый круг сгорел последним.

— Ты с ума сошел?! — Горг ворвался в библиотеку, и промчался к Цвете.

— Да! — я взял Ри за руку и увел от туда.

Мы дошли до спальни молча.

В комнате, я сел на кровать. Она стояла напротив, не выпуская мою руку. Я чувствовал ее пульс, и знал, как она нервничает, но ничего не говорит, ждет. Я просто обнял ее. От ее прикосновения к моим волосам сердце затопило болью. Что делать?

— Ри…

— Тш… все в порядке, Ар, все в порядке… — она продолжала гладить меня по голове.

Девочка моя, как мне спасти тебя? Как уберечь?

— Я так люблю тебя, — прошептал я уткнувшись лицом ей в живот — безумно.

— Что случилось? — она заставила меня поднять глаза, я молчал, она провела пальцами по моим глазам, разгладила морщины на лбу…

— Ри… я….

— Что бы ни произошло, мы с этим справимся. Я люблю тебя. Навсегда.

— Иди ко мне…

— Расскажи мне все.


24 Глава. Лара


— Мне нужно встретиться с ней.

— Лара, там может быть Ормус, я запрещаю тебе.

— Тори, сердце чувствует, я должна быть рядом. Что-то не так!

— Лара, нет. Пока не найдем его, нет.

Я ушла. Просто вышла из его кабинета, и ушла. Я не кричала и не спорила, зачем ему лишние нервы. У себя в кабинете я еще раз обдумала ситуацию. Когда Рияну зачислили в Академию, Элля просила меня уберечь ее. Неужто, знала?

Через час Тори уедет в министерство. Половина мира стоит на ушах, а их и след простыл. Он заблуждается, если бы Ормус был в замке, его бы уже нашли. Его нет там.

Но почему Элля не отвечает? С того злополучного дня, когда я рассказала ей об инициации Рияны, она ни разу не пришла, ни одной весточки, ничего. Она не может быть с ним заодно. Нет. Ормус не сможет навредить ей…. Не сможет…

Час прошел быстро. Слишком.

— Дорогая, — в дверях появился Тори.

— Да?

— Не хочешь составить мне компанию?

— Нет, милый, у меня столько дел накопилось.

— Уверена?

— Да. Иди, я тебя подожду здесь.

— Обещаешь?

— К тому времени как ты вернешься, я буду здесь.

— Лара…

— Что?

— Только без глупостей, прошу тебя.

— Конечно, Тори, конечно. Иди, в министерство опоздаешь.

Я подождала пять минут, пока его аура исчезла с поля Академии. На всякий случай оставила ему записку, мало ли. Ну, все, и я открыла портал.

— Где Ормус? — меня охватило удивление и паника, замок был пуст. Наконец-то я нашла хоть дворецкого.

— Миледи Понтилеева? — чем он так напуган?

— Что у вас здесь происходит?

— Миледи… такое горе…

— Что случилось Лони, не тяни!?!

— Миледи Эллия пропала.

— Как?!

— Мы не знаем, они с Баяной вышли в сад, и яркий смерч поглотил их.

Сердце сжалось в тугой узел, случилось страшное, Элля никогда бы не призвала Древнюю Силу просто так. Руки похолодели от страха. Даже голос дрогнул.

— Где Ормус?

— Он уже несколько дней не появляется здесь. Гвардейцы Главного перевернули весь замок!

— Покажи мне то место, где пропала Эллия.

Он отвел меня в сад. Но к тому месту не подошел, а лишь указал направление.

— Там миледи, за розами.

Я прошла вперед боясь того что могу увидеть…. За розами был идеальный, выжженный круг….

— Нет, — слезы сами полились, — Элля, нет! — я опустилась на колени, что произошло? Нужно спасти Рияну, Ормус безумен.

Я стала в самом центре выжженной земли, я ведь архимаг как-никак. Слава Силе, переход был осуществлен совсем не давно, я успела захватить нить энергии, и направила портал в неизвестность.

— Что за крестный ход! — со мной заговорил мох!!! Это другой мир! Это Ильерда! И Валенсус!

Я увидела ее! Элля, она прошла полотно!

— Элля!!! — я хотела схватить ее за руку, но не успела, — Элля!

Дерево, разошедшееся вдоль ствола, вдруг посмотрело в мою душу.

— Она еще не перешла…

— Элля!!!!!! — и она услышала. Она повернулась.

— Лара!

— Элля! Вернись!

— Нет!

— Ты не можешь оставить ее! Ты нужна ей!

— Я ухожу ради нее.

Свет, бивший с той стороны прохода, становился все ярче. Я понимала, что когда он полностью поглотит их, назад дороги не будет. Это конец.

— Позаботься о моей девочке — я кивнула, сдерживаемые слезы душили и не давали говорить, — спасибо тебе Лара, за то, что была мне верным другом.

— Элля…

— Так правильно…. Скажи ей, что я ее люблю. Я всегда буду рядом с ней, вечно. Скажи, что благословляю их брак. Как положено, и беру Силу в свидетели! Передай им, дословно!..

И свет поглотил их. Яркий свет чужого мира.

— Нет.… Элля…. нет — слезы лились сами по себе, я не могла и не хотела останавливать их. Я оплакивала жестокую судьбу, я оплакивала мою подругу, мою сестру…

Дерево восстановилось, оно прикоснулось ко мне ветвями, и я прильнула к его стволу. Я чувствовала, как веточки гладят меня по спине и волосам. Оно успокаивало….

Не знаю, сколько времени прошло, и есть ли в этом мире время. «Я не подведу» мысленно сказала Элле, и мне почудился ее голос «Я знаю».

— Может, есть шанс?

Я знала ответ, но все равно спросила.

— Каждая рожденная душа проходит испытание любовью, ее душа прошла, и твоя тоже.

— Спасибо…

Я опустилась на землю и прислонилась к дереву спиной. Что мне сказать Рияне? Нет даже могилы, на которую принести цветы…. Элля…

— Не убивайся, — сказал мох — цветы на могилах нужны нам, что бы показать себе, что мы их помним. Ее дух с вами, вот и чтите его памятью, да богов просите принять его, а цветы… пусть лучше они в саду растут…

Я закрыла глаза…. Надо посадить юрумы, и розы, Элля их любила…. Надо успокоиться. Это что, начало полотна? Откуда она узнала про это место? Орфина….

— Я вижу вашу связь с Рияной, но кровь разная. Кто вы? — спросил мох.

А мне так не хотелось говорить, хотелось молчать, просто молчать.

— Эллариона, мы с ее мамой, с Эллией, дружим…. дружили…. С детства, с самого раннего детства… мы были как сестры… даже ближе…. — и слезы снова побежали,… я потеряла такого дорого человека… навсегда….

— Валенсус! — дерево прикрикнуло на мох, — негоже так, негоже… — и подало мне в одной из веток стакан вина.

— Спасибо…

Я выпила его практически, не почувствовав вкуса.

— Зачем она это сделала?

— Что бы дочь спасти.

— Но как?! Как спасет Рияну смерть матери?!

— От гибели души спасет. И вечной боли спасет.

— Как?

— Валенсус, что скажешь?

— Рассказывай, она с Ри не меньше родной матери связана, не обидит.

После их рассказа, я познала то, что было не доступно многим Видящим. Я познала само мироздание….

Когда я вышла из портала, за столом в моем кабинете сидел Кориирн.

— Элля умерла, — сказала я, как только увидела его.

— Как?! — ужас отразился в его глазах.

— Нет, Ормус не убивал ее, но она это из-за него сделала!

Тори вскочил с кресла и обнял меня. Хорошо, что он здесь.

— Лара…

Нужно рассказать ему… я не могла собраться с силами, рассказать — это пережить все заново. Я отстранилась и села на диван, потянув его за собой.

— Она прошла через полотно Тори.

— Как?!!!

— Вот так…. Прошла…

— Зачем?

— Что бы спасти Рияну… — я глубоко вздохнула и продолжила, — Ормус задумал инициировать всех вампиров за полотном.

— Что?!

— Да, и сделать это должна была Ри. Мы так многого не знали, Тори! В молодости он нашел Оракул, не спрашивай как, я не знаю. Ормус — глава клана Огненных Вампиров, Оракул создан ими и для них, это их вариант Силы, они хотели занять место богов… не вышло.… Они даже специально создали орден, охраняющий его — Зоуэр Кор Эревх — Хранящие Истину, и связали их душами. Когда ткали полотно, Оракул исчез, почти все члены ордена были убиты, мы думали, что все… кто-то выжил. Милава Зух, помнишь ее?

— Конечно.

— Она последняя из Хранителей.

— Что?

— Да… три дня назад при странных обстоятельствах погиб ее отец.

Я замолчала, собираясь с мыслями.

— Ормус хочет создать армию, неуязвимую армию, что бы возродить былое величие своего клана. Рияна была связана с отцом и должна была сделать это, она бы и сделала, по собственной воле, ради него…. Знаешь, в детстве она все время хотела быть на него похожей. Она его так любила…. Но она встретила Архаэра…. Однажды они уже встречались почти тысячу лет назад, когда мы жили под небом одного мира… он был сыном ведьмы и человека, а она вампиром. Они нарушили законы Силы, и судьба наказала их… Она рождалась в разных ипостасях на протяжении веков, но всегда вспоминала свою прошлую жизнь… вспоминала его, и не было в этом мире ее второй половины, просто не существовало.… он не рождался. Орфина Дмитриевна дальняя родственница Рияны…. Это она создала полотно.… чтобы отомстить людям и вампирам за ту боль что они причинили их душам….

— Неинициированные…. Это же чистая, неприкрытая агрессия….

— Да… помнишь упоминания об Ильерде?

— Конечно.

— Я познакомилась с ней.

— Когда?

— Только что…. Элля умерла там…. Это другой мир, и, наверное, я больше никогда не попаду туда…. Не знаю как туда попала Орфина, но это исток сотворения миров.… в том числе и нашего.

— Лара, это…. Что нам делать?

— Я поклялась Элле, что защищу Ри. И я сделаю это.

— Нужно сказать ей.

— Нужно… я не могу Тори, не могу сказать ей …

— Она должна знать…

— Не сегодня… мне нужно прийти в себя…

25 Глава. Рияна


Мы просто лежали. Я чувствовала его боль как свою собственную. Какая — то частица меня знала, что это из-за отца,… но он молчал. Мне так хотелось вырвать его из этого смерча смятения и ужаса. Я знала, зачем он сжег этот ковер. Видела это глазами мужа. Красный круг, кровавое пятно… Чувствую, что грядет страшное…

— Я не отдам тебя, даже Силе… — по тому, как он дышал, я знала, что он не спит, но после моих слов он задержал дыхание.

— Ри… твой отец…

— Что с ним?

— Не знаю, они пропали после взрыва и даже Видящие не могут их найти.

— А мама?

— Я не знаю.… Ты что-нибудь знаешь об Оракуле?

— Оракул? — я задумалась, что-то знакомое — мама рассказывала сказку в детстве, я ее плохо помню, а что?

— Это не сказка Ри. Вампиры его создали. Он у твоего отца. Ормус хочет создать армию и захватить власть.

— С помощью Оракула?

— С твоей помощью….

— Что? — я поднялась на локте что бы посмотреть ему в глаза, — это бред!

— Ри, дослушай. Он… понимаешь… та женщина, которую ты видела в полотне на Армериуме, она неинициированная вампирша. Таких там тысячи. Оракул предсказал твое рождение, твои полюса, с помощью них твой дух может пройти сквозь полотно, и, инициировав их всех вернуть сюда.

Я просто смотрела на него. Это не правда…. Я бы умерла…. Отец не смог бы… нет. Но сердце знало правду, смог бы… вот зачем помолвка с некромантом….

— Ри?

Я встала с кровати, и подошла к окну. Отец…. Я боготворила его…. Я так любила его….

— Ри…. — руки Архаэра развернули меня, я положила голову ему на грудь….

Так мы и стояли, молча. Я не знаю, о чем думал Ар, а я вспоминала детство…. Отец учил меня долгу и чести, преданности роду, клану. Предательство ли это? Он предал дочь ради клана? А мог ли он предать клан ради дочери?


26 Глава. Архаэр


Я не знал что сказать. Как сказать жене, что я должен убить ее отца? Ради нее?!

— Я люблю тебя Архаэр… и доверяю, безоговорочно…. Делай то, что считаешь правильным.

Мне так хотелось забрать себе ее боль. Но мне это было не под силу. Я обнимал ее, стараясь наполнить энергией, передать ей часть собственной силы. А она просто стояла, прижавшись к моей груди…

— Ри…. Прости меня….

— Не нужно….

В дверь постучали. Ри даже не шевельнулась.

— Войдите.

— Ар, — это был Горг, но увидев меня с Рияной, он ушел.

Рияна отстранилась от меня. Больше всего на свете, я боялся, что сейчас она уйдет. Вдруг она решит спасти отца….

— Не бойся — на меня смотрела самая красивая женщина в мире, у нее в глазах не было слез, и это меня напугало.

— Чего? — у меня даже голос дрогнул.

— Какой бы путь Сила не уготовила нам, мы пройдем его вместе, обещаю….

— Девочка моя….

Мы лежали на не расстеленной кровати, я обнимал ее, молясь всем известным мне богам, чтобы они не забирали ее у меня. Я знаю, что боги не слышат бездушных, знаю, но надеюсь…

Наступила ночь, черная безлунная ночь. В комнате было темно. Мы не спали, но никто из нас так и не зажег световые шары. Ее платье зашуршало, когда она приподнялась.

— Что будет дальше? — она спросила шепотом, смотря в непроглядную темень

— Не знаю…

Когда я проснулся, на улице было уже светло. Мы так и не разделись. Рияна спала на моей груди. Маленькая моя, за что нам выпало это безумие? На этот вопрос некому было ответить. Вчера она спросила меня, что будет дальше. Я знал что, но не смог ответить ей. Дальше? Я найду и уничтожу их. Но я никогда не скажу тебе этого…

Хорошо, что у меня нет души, смертным грехам не на чем отпечататься. Наверное, вот она — выгода от бездушия….

Я страшился сегодняшнего дня. Мне нужно идти к Императору. Нужно доложить. Советник. Я боялся его. Он не поверит в то, что Ри ни при чем. А Император? Спасет ли он ее? Что будет, если я погибну? Что тогда они с ней сделают? Как мне ее уберечь?

Тысяча вопросов, и ни одного ответа. Что будет с ней, если я не вернусь?

О Сила….

Ри пошевелилась.

— Доброе утро.

— Доброе.

Я не хотел, что бы это утро наступило. Но время неумолимо шло вперед.

— Рияна, нам нужно поговорить.

— Что случилось?

Я встал с кровати, как бы мне не было страшно оставлять ее, но я должен. Я сделаю все возможное и невозможное….

Она села на кровати, свесив ноги. Я опустился перед ней на колени, наши глаза оказались на одном уровне.

— Выслушай меня очень внимательно, и пообещай что сделаешь.

— Обещаю.

— Мне нужно идти к Императору — я обнял ее за талию — не знаю, что будет дальше, но, если я не вернусь, — я увидел, как ее глаза увеличились от испуга, и сердце сжалось, — ты должна бежать. Не жди меня.

— Нет… — на глазах появились слезы, — Архаэр, нет….

— Ри, Император поймет, я уверен, он поможет нам. Но ты должна исчезнуть. Я найду тебя, клянусь….

— Архаэр… нет!.. не уходи…. — она плакала, она постоянно плачет из-за меня,… я поцеловал ее… соленый вкус слез, добавил горечи на сердце. Я хотел встать, но она так сильно прижалась.… Я чувствовал, как мокнет рубашка от ее слез.

— Малыш, все будет хорошо. Обещаю. Все будет хорошо.

— Не уходи….

— Я должен.

— Нет…

— Ри…. — я заставил ее посмотреть на меня, — я люблю тебя, навсегда.

— Архаэр…

— Послушай меня. Я не один. Со мной верные мне люди.

— Что ты собираешься делать?

Что сказать? Правду? Простишь ли ты меня, если узнаешь?

— Я должен найти их, и предотвратить….

— Не убивай его…..

— Ри….


27 Глава. Рияна

Я не хотела отпускать его. Душа рвалась за ним. Я поцеловала его, вкладывая в поцелуй всю любовь, на которую была способна, всю надежду, которая теплилась в душе. Но ужас прочно обосновался в сердце. Я обнимала его, и прижимала к себе.

— Я люблю тебя, навсегда.

Я смотрела в любимое лицо и запоминала каждую черточку. Где-то в душе была уверенность, это может быть последний раз, когда я вижу его.

— Горг останется здесь. Я прошу тебя, слушайся его.

— Хорошо.

Мы вместе прошли в комнату с кристаллом. Все уже перешли. Архаэр остался один, я обняла его, а он прижался губами к моей макушки. Мы целовались, как будто прощаясь….

— Я вернусь — сказал он.

— Я знаю… — и он растворился в портале открытом кристаллом.

Прошел день, но он так и не вернулся. Ночью я не сомкнула глаз. Когда небо окрасилось первыми лучами солнца, я спустилась вниз. В доме было темно и тихо. Я зашла в малую гостиную, там сидел Горг.

— Доброе утро — сказал он.

— Доброе.

Мы помолчали.

— Император не мог… -

— Нет, он любит его как родного сына.

— Тогда почему он не возвращается?

— Он не один Ри, что-то их задержало.

— Я боюсь за него Горг.

— Я знаю.

— А что если…

— Не думай об этом.

— Не могу…

В гостиную зашла Цвета.

— Тоже не спите?

— Я не могу,… не могу заснуть…

— Успокойся Ри, все будет хорошо.

Слезы покатились из глаз помимо моей воли.

— Что хорошо Цвет? Как? Скажи мне? Часть моей жизни умрет! Цвет! Я потеряю одного из них… или мужа… или отца…

Цвета села рядом и обняла меня. А я просто плакала у нее на плече.

— Будет Ри. И не спорь.

Когда я успокоилась, в гостиную вошел Орсон. В этом доме кто-нибудь вообще спит?

— Миледи?

— Да Орсон.

— Вам нужно поесть. Вы уже второй день ничего не едите.

— Спасибо Орсон, мне не хочется.

— Миледи… герцог просил меня…

— Я знаю Орсон, знаю, просто кусок в горло не лезет.

— Может чай?

— Хорошо. Тот вкусный, с травами.

— Сейчас принесу. Мисс Кресс, барон?

— Мне тоже чаю, Орсон — попросила Цвета.

— А мне чашечку крепкого кофе.

Орсон поклонился и вышел. Вернулся он уже с лакеем и подносом. Орсон… на подносе лежали маленькие пирожные с кремом и вишнями. В нашу первую брачную ночь, вернее день, мы так и не вышли из спальни. Тогда Орсон принес их, мы лежали на кровати, и кормили друг друга ими. На глаза набежали слезы от нахлынувших воспоминаний. А что если он не вернется? Что если это конец? Что, если ….

— Миледи… — я посмотрела в глаза верному дворецкому, — герцог и не в таких передрягах бывал. Он вернется.

— Я знаю…

Мы пили чай в тишине, я вспоминала свою жизнь с Архаэром, каждый день, каждый разговор, каждое прикосновение, каждый взгляд.

В дверях снова появился Орсон.

— Миледи, к Вам посетитель.

Горг подскочил с кресла.

— Видящие смотрели?

— Да, это миледи Понтилеева.

— Пригласи ее.

Тетя Лара была не одна. Ее сопровождал верный Кориирн. Я никогда не видела ее такой. Сердце дрогнуло.

— Что… что случилось?

— Ри…. — она села рядом со мной, и взяла мои руки в свои, — мама….

— Что с ней?! — я хотела вскочить с дивана. Но она удержала меня.

— Она прошла полотно.

— Что!!!?

— Она… она прошла его, что бы спасти тебя. Ильерда — это начало миров, она пропустила ее. Элля не могла позволить Ормусу сделать это. Она любит тебя. И просила передать, что благословляет ваш брак с Архаэром, призвав Силу в свидетели. Ильерда мне все объяснила, Элля закроет полотно с той стороны мира силой природы. Что бы ты, не смогла пройти, даже если отец заставит…

— Мама… мамочка… нет…. — я не могла осознать в полной мере это, не хотела. Ее нет, ее больше нет!

Я просто встала и ушла в нашу спальню. Так и не вышла оттуда. Просто сидела и смотрела на дверь. Мама ушла, защищая меня…. И Архаэр уйдет, если я не помогу ему. Я так и заснула на кресле, просыпаясь от малейшего звука, от малейшего шороха. Небо расцвело. Сердце сжало тисками. Что-то произошло! Ему нужна помощь! Я знала, что Горг не выпустит меня из дома. Он будет действовать по приказу Архаэра…. Но однажды я уже чувствовала подобное, и знаю, происходит что-то страшное, как и тогда, у посольства! Ему грозит смерть!!!! Я металась по спальне, как пойманная птица. Что делать? К кому обратиться за помощью?! Волнение перешло, все допустимые нормы, и уже больше походило на безумие.

Его не было два дня. Два дня одиночества! Нервы не выдержали. Он умолял меня не выходить из дома, он обещал вернуться, но сердце знало свою правду. Что-то случилось. Ему нужна помощь!


28 Глава. Архаэр


— Марк, ты уверен? — я только вышел из кабинета Императора.

— Абсолютно, я слышал их Ар!

— Когда?

— Сегодня на рассвете они попытаются проникнуть в твой дом.

— Сколько их?

— Пятеро. Ормус, его Видящий, Милава, Альиэр и Диметрий.

— Альиэр… нужно было прикончить его еще в детстве.

Все молча смотрели на меня. Только что закончилась очередная встреча с Императором. Наши агенты прочесали пол мира, но ничего не нашли. Он дал два дня, если я не найду их, он подпишет указ об аресте Рияны. Я убью Тайного Советника, если он ее хоть пальцем тронет!

На секунду я впал в ступор. Уставший мозг плохо соображал. Рияна!

— Сколько у нас времени?

— Час, не больше.

— Эмброс, сообщи Императору. Пусть арестуют Альиэра!

— Как они собираются это проделать? — Мы быстро шли по переходам дворца, нужно быстрее добраться домой.

— Я не знаю.

— Они не пройдут кристалл — сказал Корс, — видящие, охрана. Нет.

Я перешел на бег. Сердце стучало как заведенное, я должен успеть к ней! Должен!

— Где стража? — спросил Марк

— Не знаю! — я прошел вперед, — кристалл на месте, мне нужно домой.

Последнее что я услышал это чей-то смех.

Не успел, рассеется туман перехода, как на меня напали какие-то люди. Я пытался отбиться, но их было больше. Правда, одному мне все-таки удалось выбить челюсть, а другого вырубить. Я не мог перевоплотиться! Что — то мешало! Я не заметил, как он достал булаву. Этот наемник стоял сзади.

— Не убивай до прихода Оракула — сказал кто-то за моей спиной!

И наемник ударил меня по ноге. Я упал от дикой боли, кости торчали, кровь хлынула, окрашивая землю в красный цвет. Адская боль мешала мне реагировать на мир. И тут я увидел его. Некромант подошел ко мне, поднял мою голову за волосы, и долгим ненавидящим взглядом всмотрелся в глаза. Этот урод, плюнул мне в лицо, и, по-моему, сломал несколько ребер ударом ноги. Собрав волю в кулак, резким движением я сбил некроманта с ног, даже удалось изрядно подпортить его физиономию, пока мне не связали руки. Они поставили меня на колени. Я смотрел, как из моей ноги торчит кость, мне даже не было больно. Я ненавидел их, ненавидел себя! Я не смог защитить ее! Не смог! Рияна…. Девочка моя…. Мысленно я молил богов, что бы она послушалась и сбежала! Мне не справиться с ними… никак. Девочка моя, беги…

Почему ни Корс ни Марк, не перешли со мной? Втроем мы бы уложили их за считанные секунды? Почему?

Я оглянулся, вокруг было человек десять наемников. А впереди стояли они. Милава, Альиэр и Деметрий. Они о чем-то переговаривались, а я думал о Ри. Прости меня малыш,… я не вернусь….

29 Глава. Рияна


Я молча прошла сквозь стражу. В комнате перехода были Видящие, и охрана Я сделала вид, что зашла спросить, есть ли новости. Но резко рванув к кристаллу, дотронулась до него раньше, чем охрана меня перехватила.

Двор Императора встретил меня не естественной тишиной. Только вооруженные лакеи охраняли кристалл перехода.

Увидев меня, они удивились, но поклонились, и к моему удивлению направили клинки на меня.

— Не поняла!?

— Герцогиня, Император подписал указ на Ваш арест. Пожалуйста, не заставляйте нас применять силу.

Я просто опешила. Какая Сила? Какой приказ? Арестовать меня?!

— Но… зачем?!!!

Мне не ответили, просто открыли дверь, жестом приглашая меня идти за ними. До последнего я была уверенна, что меня отведут к императору, лишь, когда мы повернули на лестницу вниз, а не наверх, я поняла, как попала.

В сознании воцарилась паника. Дворец охраняется лучшими магами. Не имея допуска, здесь просто так магией не воспользуешься. Что делать? Метлы при мне не было, да и о магическом плаще, со всем так необходимым мне сейчас содержимым, я в панике даже не подумала.

Меня конвоировали стражи, иллюзий в отношении направления, не было, Камера встретила меня сыростью и затхлым запахом плесени. Когда за моей спиной захлопнулась тяжелая дубовая дверь, закованная в железо, приступ паники перерос в приступ ярости! Такой, бешеной ярости, что попадись мне сейчас Император, я его придушу собственными руками, даже без магии!!! Но видимо чувствуя угрозу жизни, ко мне никто не спешил.

Я не знаю, сколько прошло времени, минута, день, час. Как вдруг мерзким лязгом дверь распахнулась, и в комнату вошли человек десять личной охраны, и еще один. Его я узнала сразу. Вместо лица на нем была маска невидимости, которая виделась мной как серое бурлящее энергетическое полотно. Тайный Советник, именно таким его Архаэр и описывал.

Мужчины толпились в маленькой комнате, им было тесно. Все молчали. Первым заговорил Советник.

— Миледи, у Вас есть два варианта, на выбор: первый — Вы сотрудничаете с нами, сообщаете, что Вы и ваш отец сделали с герцогом Торуэном, если он жив, то возможно Вам удастся избежать смерти, это он сам решит. И второй — Вас казнят за убийство герцога, и тогда уже некромант выведает у Вас всю интересующую нас информацию.

Сердце напрочь забыло свои функции, легкие с мозгом составили ему компанию. От нехватки воздуха, или испуга у меня начала кружиться голова. Кое-как, справившись с удушьем, я промямлила:

— Я не убивала Ара,… герцога. Мой муж пропал, два дня назад так и не вернувшись со встречи с Императором! — он не верил мне!!!! И я невольно перешла на крик — да если бы я и сделала это, неужто явилась бы сюда! Что за вздор!!!

— Алиби миледи, алиби…. У Вас есть час на раздумья. Обратно я вернусь уже с некромантом.

— Я хочу поговорить с Императором!

Но дверь захлопнулась раньше, чем я успела договорить.

В том, что он убьет меня, сомнений не было.


30 Глава. Цветана


Мы сидели в библиотеке. Я делала вид что читаю, изредка поглядывая на него, он делал вид, что смотрит в окно, изредка поглядывая на меня. Он нравился мне, я видела его порядочность, видела гордость, видела честность. Все то, что мне было так нужно в мужчине. А вдруг ошибаюсь?

— Цветана, — задумалась и не заметила, как он подошел ко мне, он стоял за спинкой моего кресла — что вы читаете?

— Я… — сама не знаю, взяла то, что на столе лежало. Опустив глаза вниз, увидела, что держу книгу вверх тормашками. О Сила! Он же тоже это видит. Быстро захлопнула ее.

Горг обошел и присел на кресло напротив меня. Он так внимательно на меня смотрит…. У него выразительные глаза… зеленые. Я смотрела на его волосы, которые падали на ему лицо, а потом взяла и убрала их.

Он поцеловал меня, быстро, нежно, как будто украдкой…. Сердце дрогнуло. Мы просто сидели и смотрели друг другу в глаза.

— Милорд! — в комнату вбежал начальник охраны, — милорд!

— Что случилось?

— Герцогиня!

— Что с ней?

— Она прошла через портал!

— Куда?!

— Во дворец.

Он вылетел из комнаты, на ходу отдавая распоряжения. Усилить охрану! Видящих ко мне! Десять человек личной охраны со мной! Дальше я не слышала. Кровь стучала в ушах. Зачем она это сделала?

31 Глава. Рияна


Архаэр в опасности, я знала, что он жив! Как и то, что его здесь нет. Время тянулось, решения не было. Только сейчас я поняла, как это быть одной. Некому помочь, не кому заступиться…. Вдруг, луч света, пробившийся сквозь неплотно сбитые доски двери, высветил камень на обручальном кольце. Я поцеловала камень, и приложила руку к сердцу. В очередной раз убедившись, что амулет перехода не работает я начала мысленно прощаться с родными… Паника ушла, я не плакала, не было даже страшно перед не минуемой смертью. Мне было больно и обидно от того что я не могу ему помочь… Он умирает, а я… А я сижу и жду советника…

Внезапно кольцо начало сдавливать палец, толи руки увеличились, то ли перстень уменьшается? В комнате постепенно становилось светлее, и вдруг в этом свете, как в полотне я увидела Архаэра! Он стоял на коленях на земле, где то в степи, весь избитый и связанный. Сердце разорвалось на части. Нужно что-то делать!!! Последней каплей стал человек заносящий меч над головой моего мужа! Я хотела кричать «Нет! Нет!!» но голос пропал, а сердце остановилось. Я ворвалась в это видение точно между ударами сердца. Слишком медленными для живого…

32 Глава. Архаэр


Появился мой тесть. У него в руках был большой, ровный прямоугольный камень. Так вот он какой, Оракул. Черная оболочка, а внутри были заперты души,… впервые в жизни вижу душу. Маленькие, как будто точечки бело-желтой энергии, они метались внутри камня, я понимал их. Они хотели домой, к Богу. А я хотел домой, к Рияне. Но нашим желаньем не суждено сбыться….

— Что сказал Оракул? Я хочу убить эту мразь. — Диметрий, даже не поднимая глаз, я знал, что это он.

— Остынь. Это сделает Курт. Мечом.

— Курт! — вспылил некромант, — Я хочу!

— Остынь, сказал! — рявкнул Ормус.

Ну, вот и все. Ко мне подошел тот самый Курт, пока он доставал меч, делая это картинно медленно, я думал о жене. Ри, прости меня, я так тебя люблю… прости…

Когда он занес меч над головой, сердце предательски дернулось от страха. И тут он упал! Головой вниз, в какое-то болото! А на его месте появилась Рияна, из ниоткуда!!! Как?! Они убьют ее! Я кричал, что бы она убралась отсюда, но разве она хоть раз сделала то, что я просил?!


33 Глава. Рияна


— Убирайся от сюда, Рияна!!! Беги!!!

Но я не слушала его, пытаясь развязать веревки на его руках, не знаю, каким чудом я это сделала!

— Как, как ты сюда попала?! — он пытался встать, и я с ужасом увидела, что одна нога сломана!

Мы были далеко от места силы, здесь, напрочь не было магии! Вот почему его никто не мог найти. Оглянувшись в поисках выхода, я поняла, что большинство людей исчезли. Остались человек пять, которые наблюдали за нами стоя неподалеку, и о чем то переговариваясь.

Я не видела стрелу. Но в какой-то момент Архаэр с жутким криком от адской боли перебросил меня на другую сторону. Стрела попала ему в правую руку, со звериным рыком он вытащил ее левой. Если бы не он, мы бы оба были уже мертвы… вот так… банально… одной стрелой…

Нужно срочно убраться от сюда. Я смотрела на кольцо, но оно молчало…

— Идиотка! — послышалось из вражеского стана, — ты могла убить ее!

Я знала этот голос. Диметрий, это был он….

— Я сам! — завопил некромант, — отдай лук!

Я пыталась увести его, но поломанная нога не давала идти. В этом месте не было энергии, оно было мертвым, и если мы сейчас же не уберемся отсюда, то будем такими же.

Стрела пролетела со свистом, и с чавкающим звуком прошла сквозь его сердце. На моих глазах она вышла из его груди, разрывая и так изуродованное тело, к запекшейся крови на его одежде добавилось огромное расплывающееся пятно свежей красной крови. Архаэр медленно оседал на землю, пытаясь не хвататься за меня.

— Умоляю, — кровь струйкой текшая изо рта мешала говорить, — беги, убирайся отсюда.

На моих глазах жизнь таяла в нем как снег на солнце.

Однажды он рассказал мне о том, что у демонов нет души. Тогда я не поняла. А сейчас, сейчас, когда он умирал, у меня на руках, я поняла истинную стоимость души! Он умрет! Сейчас он уйдет, навсегда, в никуда! Он никогда не возродится, наши души никогда не встретятся, он никогда не станет частью мира! Я вдруг осознала, что он перестанет существовать. Его не будет, нигде!

Еще на занятиях я до конца не поняла всю эту чепуху с полюсами и архимагами, но разговор этих ублюдков что-то сломал во мне:

— Не трогай ее сейчас — это был мой отец!!! Отец!!! Я не верила, не хотела верить!!!

— Я хочу!

— Оставь, пусть он умрет, и тогда заберешь ее, отсюда она точно никуда не денется — сказала Милава.

Во мне всегда, была магия, с раннего детства: вампирская, ведьмовская, эльфийская. Впихнутая в рамки образования, подчиняющаяся мозгу, который приучили пользоваться только так как научили. После этих слов я вдруг осознала, что во мне намного больше магии, и она другая! Эта чужая, иная сила билась во мне ключом! И когда я осознала это, жестокая ярость вырвалась наружу, парализуя тех, кто убивал его, я положила руки на грудь Архаэру, и просто забирая их жизненную силу, вливала ее в него. Слезы застилали мне глаза, я пыталась сморгнуть их, что бы видеть, видеть, как жизнь снова отразилась в его глазах.

— Ри, перестань…

— Нет!

— Я прошу тебя!!! — он с трудом, прилагая колоссальные усилия, дотянулся к моему лицу, я прижалась к его руке как к спасению, — отпусти меня.

— Нет!!!

— Отпусти!!! — он шептал, а изо рта продолжала бежать кровь — маленькая моя, успокойся, ты знаешь, нужно так сделать. Все будет хорошо. Отпусти меня…

— Нет!

— Ри, там твой отец….

— Что за гребаное благородство! — и тут видимо ярость победила рассудок, — Я не дам тебе умереть! Не дам! Слышишь?! Ты не можешь оставить меня!!!

По энергии я знала, что те люди умирают, осталось совсем не много.

— Ри, ты не сможешь делать это вечно…

— Смогу… я смогу… я сделаю…

Слезы градом сыпались на его лицо и смешивались с его кровью. Я могла спасти его, энергии этих людей хватило бы, что бы оживить даже мертвого, но в нем не было души! Не к чему было ее привязать!!! Я хотела отдать ему свою душу. Но не знала как.

— Оиллирион! О Сила, как я вас ненавижу! — никогда я не кричала так, как сейчас, я чувствовала кровь в горле от надрыва. Но все равно звала его. За что? За что они нам дали такую судьбу?

Поднялся безумный, страшный по своей силе ветер. Он метал песок, вырывал с корнями тот немногочисленный кустарник, который пытался выжить в этой гнилой степи. Я с ужасом поняла, что его порывы отрывают меня от Архаэра! Но без меня он умрет!

— Не бойся, я люблю тебя, навечно!

— Я люблю тебя, — я знала, что рано или поздно ветер таки оторвет меня, — люблю! — я целовала его, чувствуя соленый вкус крови, я обнимала и прижимала его к себе настолько сильно, на сколько, могла, желая отдать и свою жизнь, и свою энергию, и свою душу… — я люблю тебя…

Песчаный смерч оторвал меня от тела и поднял куда-то вверх. Я не знаю где я, да мне и не интересно. Передо мной стоял Бог. Сам Оилиирион. Он смотрел с осуждением, но мне было плевать. Уже поздно, слишком поздно! Он умер, его нет!!!

— Сабрияна.

Я не хотела реагировать, не хотела слышать…

— Посмотри на меня

— За что?

— Посмотри на меня!

— За что?! За верность? За любовь? За искренность? За что?!

— Перестань убиваться….

— Как?! Как?! Когда единственное что заставляло мое сердце биться исчезло….

Я не слышала Оилириона. Он что-то говорил, но мне было все равно…. Я вырезала на сердце ножом памяти последний разговор с Архаэром. Я воспроизводила его голос, его смех. Для меня он жив. Он будет жить, пока я существую…

— Я давно не видел такой любви.

Мне было все равно…

— Очень давно… знаешь, а ведь получается что над судьбой и боги то не властны.

Слезы высохли уже давно. Я просто стояла и смотрела в глаза бога.

— Однажды, на заре мира… была женщина…. тогда я разбросал души в гневе, что бы вы искали половину, что бы ценили…. А демоны, они расплачиваются за грехи. Что бы знали стоимость души!

Стоимость, демоны, заря мира… мне безразлично. Зачем мне знать, почему мир устроен так, а не иначе? Зачем если я всем сердцем не ненавижу его.

Прямо за Оилирионом стояла девушка. С длинными синими волосами и большими глазами полными не пролитых слез. Она смотрела на него, поднимая руку как будто дотрагиваясь.

— Кто она?

Видимо боги не привыкли к тому, когда их не слушают и тем более к тому, когда их перебивают.

— О ком ты?

— Сзади…

Он повернулся, но никого не увидел. А женщина продолжала смотреть на него и из глаз ее текли слезы.

Мне больше нечего терять, все, что было моей жизнью ушло. Я обошла Оилириона и посмотрела ей в глаза. Она увидела меня. Протянув руку к ней, я почувствовала препятствие, казалось бы, в самом воздухе. Не естественное, для нашего мира. Плотное, и какое-то скрипящее, но я смогла протянуть сквозь него руку. Очнувшееся подсознание спросило: «а что если будет как с мамой?» «значит, будет так» ответила я и смело потянулась вперед. Оболочка поглотила меня. Где-то за мной глубоко вдохнул Бог. Но здесь уже не было звуков, не было запахов, очень остро ощущалось само мое существование, оно было инородным. Женщина стояла молча и с удивлением и надеждой смотрела на меня. Я вдруг почувствовала ее, она была убита горем, и это горе было от любви. Она любила его, нашего Бога, любила и потеряла. Я слишком хорошо знаю как это. Она продолжала плакать, а у меня больше слез не было. Я взяла ее за руку и потянула за собой. В наш мир. Нельзя допускать такой боли… ни кто не должен так страдать как я.

Наше появление было таким же тихим, как и мое исчезновение. Только теперь слезы бежали из глаз Оилириона. Они стояли молча, и смотрели друг другу в глаза. А я не смогла, я отвернулась. Слишком много любви было между ними, слишком много счастливого будущего…

— Сабрияна — голос Оилириона дрожал от нервного напряжения.

Вот теперь все сложилось. И мое отношение к вере, которое мне запрещали высказывать вслух, и отношение к миру. И даже ценности, которыми я жила. Теперь все стало ясно. Боги — те же люди, только иные… Кто-то, зачем то создал полотно подобное нашему, чтобы отделить их мир от нашего. Все просто. Боги, по крайней мере, Оилирион — это еще не последняя инстанция.

Бог положил руки мне на плечи. Это были обычные руки, с обычным человеческим теплом.

— Прости меня, девочка….

Мне не хотелось говорить. Просто больше не было сил.

— Архаэр, — звук этого имени полоснул меня, как хлыстом по открытой ране, — не должен был родиться демоном — мое недобитое сердце перестало биться. Не должен был?! У него могла быть душа!!!! — так сложилось,… знаешь, просто его родители не заслужили ему душу…

Не заслужили?! Мне хотелось орать во всю глотку! Сейчас вспоминая его любовь, его благородство, искренность… мне кажется, что душа это нечто иное, не то о чем говорят боги. Но Оилирион продолжал:

— Но она есть…

Я резко повернулась и всмотрелась в глаза бога.

— Есть,… но на его душе слишком много прошлого… Я создал новую душу, еще ни разу не рожденную… Она твоя.

И передо мной возник маленький шарик бело-желтой энергии.

— Уже слишком поздно….

— Может, ты и не считаешь, богов последней инстанцией, но кое-что мы все же можем.

Когда песок поднятый ветром осел, я увидела картину происходящего. Вот я плачу и кричу, прижимая мертвое тело Архаэра, вот пятеро практически мертвых людей, на них я даже не взглянула. Вот Оилирион подходит к «тем нам», а я стою в ступоре и наблюдаю. Одним движением пальца он вытащил стрелу из сердца Архаэра, кровь с рубашки начала пропадать, а затем поднес не рожденную душу к его рту и шарик как будто сам втянулся в него. В этот момент ко мне подошла та женщина и крепко сжала мою ладонь. Я ответила тем же.

— Спасибо — мой голос померк в шуме ветра, исчезающих богов.


34 Глава. Цветана


Я просто сидела и ждала. Волнение и страх, это лишь пустой звук по сравнению с тем, что я испытывала. Мир перевернулся с ног на голову. Люди, которых я знала, которым доверяла, они все другие, все, даже я… Ормус использовал дочь, он ведь знал что с того мира не возвращаются. Элля, тихая, добрая Элля, пожертвовала собой…. Отец, он вычеркнул меня из Книги Жизни нашего клана, как будто меня никогда и не было. Забыл ли он меня? Вычеркнул ли он меня из своего сердца? Архаэр, кто мог подумать, что демон проявит такое понимание и благородство, а я ведь для него никто. Подруга жены, подумаешь!.. Ри права была, он достоин большего… Ри, самый близкий мне человек. Она выбрала своего мужчину, и пошла за ним, до конца. Я знаю, что она ушла к нему, знаю, и молюсь богам, что бы они вернулись. За этот месяц им выпало достаточно горя…

Брайан… Горг… с ним было так легко, так хорошо и просто. Я понимаю, почему Ри влюбилась в демона. Они другие, раньше не понимала, а теперь. С раннего детства я знала чего стоит моя душа, но я так же знала, что я воплощусь в этом мире и после смерти, если я не доделаю что-то в этой жизни, у меня будет шанс сделать это в следующей. Мы можем пройти обряд единения, можем вспомнить прошлое,… а они? У них нет прошлого, нет будущего. Они живут настоящим. По этому, они так отличаются от нас, по этому, они не подвержены условностям… жизнь, пусть и магическая, она слишком короткая, что бы разменивать ее на банальности, слишком короткая.

Дверь открылась, и на пороге появился Эмброс.

— Где Горг?

Я аж подскочила от его командного голоса.

— Во дворце? Что случилось?

— Архаэр пропал.

— Как… — снова села на кресло, ноги не держали от страха.

— После встречи с Императором, мы должны были встретиться в его кабинете, он так и не появился.

За ним появились Марк и Корс.

— Рияна исчезла.

Теперь была их очередь присесть.

— Как?

— Прорвалась к кристаллу, мимо охраны… ее не успели остановить.

— Куда она направилась?

— Во дворец, Горг отправился следом.

— Во дворец?!! — Корс вскочил на ноги.

— Да… — Они молча смотрели друг на друга — что происходит?

В комнату влетел Горг, в прямом смысле влетел, крылья трепещут, в глазах ярость, смешенная с паникой.

— Император арестовал Рияну, Тайный Советник начнет допрос, через час!

— Что?!

Мужчины повскакивали с кресел.

— Ты говорил с ним? — спросил Эмброс.

— Нет, он не принимает.

— Ты просил о личной встрече? — Корс мерил шагами комнату.

— Наши фамилии занесены в список, мы следующие.

Повисла тишина. Даже Марк молчал. Вот тут точно стало не до условностей. Я просто встала и подошла к нему. Он обнял меня. Внутри что-то дернулось, страх окутывал меня, поглощая своими щупальцами. Брайн поцеловал меня в висок. И глубоко вздохнул.

— Все будет хорошо, Цвет.

А я просто спрятала лицо у него на груди.

Я задыхался, внутри все немело, я слышал, как она кричит, видел слезы, видел,… она вливала в меня их жизни, девочка моя. Поднялся ветер, я чувствовал песок, прилипающий к мокрым от крови губам, но больше не мог шевелиться, боль уходила, уходила тревога, я понимал что умираю…. Картинка пропадала, но я еще слышал, как она кричит, слышал, и не мог помочь ей…

Легкие стало нещадно саднить, мне срочно нужен был воздух, но я не мог вдохнуть, я задыхался. Неожиданно в груди разлилось не обычное тепло, оно распространялось внутри меня, я почувствовал, как оно шевельнулось где-то рядом с сердцем, а потом растворилось во мне. И я смог вздохнуть! Было больно, легкие не хотели принимать воздух! А когда мне все же удалось это сделать, поломанные ребра, чуть не прокололи их. Я закашлялся, и это заставило меня сесть. Я увидел ее, она держала руки на моей груди, и я видел, как энергия переходит в мое тело, и остается там! Это не возможно! Ри плакала, слезы смывали засохшую кровь с ее лица. Это моя кровь… я дотронулся до сердца, стрелы не было. Но я помню! Я знаю! Вдруг жуткая боль, затмила мой разум, кости поломанной ноги становились на место, я слышал шипение, старался сдержать крик, старался, но не смог, он все равно вырвался, слишком больно! Понемногу боль начала проходить, я открыл глаза, и увидел, как на измученном лице Рияны появилась улыбка. Она кинулась мне на шею, слезы, поцелуи, слезы. Я обнимал ее так крепко как мог.

— Девочка моя… — я целовал ее глаза, щеки, губы, — я люблю тебя, я так люблю тебя.

— Архаэр, ты жив… жив… — она целовала меня, все повторяя это, как заклинанье.

— Жив, благодаря тебе….….

— Благодаря Богу.

Я недоуменно посмотрел на нее? О чем она?

— Оиллирион, он подарил тебе душу….

Я прижал руку к груди. Душу? Мне? За что? Как?

«Вот так как то..» сказал внутренний голос, я никогда не слышал его…его просто не было…

Я не мог осознать это, все это….Рияна, я, душа… как это?

— Давай уйдем отсюда? — я встал и помог встать Рияне.

Она посмотрела куда-то за моей спиной. Обернувшись, я увидел пять тел и какие-то черные осколки. Оракул. Она уничтожила его. Нужно подойти к ним, я не хотел, что бы она видела это, что бы подходила, там ее отец…

— Постой здесь — понятно она не послушалась.

Она упала на колени рядом с отцом, он был еще жив.

— Папа…

— Прости меня дочка…

— Папа, — слезы катились по прекрасному лицу… — я люблю тебя, не уходи,… прости меня….

— Ри, ты все правильно сделала. Я горжусь тобой. Ты моя дочь! Мама была права, мир устал от нас — он закашлялся — я люблю тебя, я был таким глупцом — и он посмотрел на меня — прости, если сможешь. Позаботься о ней. Я благословляю вас дети, и беру Силу в свидетели…

И он ушел, я увидел, как жизнь покинула его.

— Папа… — Ри плакала, положив голову на мертвое тело — папочка…

Я сел сзади и обнял ее. Эту боль нужно пережить…

Мы долго шли по степи, она сказала, что это Гнилые Пустоши, я никогда не был здесь раньше, но она быстро сориентировалась и вывела нас к месту силы. Бросив взгляд в ту сторону, откуда мы пришли, она обняла меня, и я прикоснулся к ее медальону.

Охрана явно не ожидала нашего появления, да еще и в таком виде.

— Герцог?! Герцогиня?! — и они упали на колено.

— Что происходит?

— Вас не было…

— Я в курсе.

— Герцогиню арестовали…

Я посмотрел на Ри, та лишь пожала плечами. После всего, что с нами произошло, арест это так, пшик!

— Где все?

— В библиотеке.

Мы шли вниз, медленно, спешить было некуда, я держал ее за руку, и боялся отпустить. Боялся что это все сон…

Дверь в библиотеку была открыта.

— Это еще что за птичник?

На меня посмотрело четыре боевых демона, с расправленными крыльями, и заплаканная Цвета.

— Архаэр!

— Ри! — и Цвета кинулась ей на шею.

— Эй! По тише!

От их железных объятий я чуть не задохнулся.

- Милорд, — я услышал голос Орсона, повернувшись, увидел слезы у него в глазах, и не думал, что соскучусь за ним, я подошёл к нему и обнял, старого дворецкого. Сколько лет он со мной? Лет сто, не меньше.

— Орсон, — и я похлопал его по плечу.

— С возвращением!

— Спасибо!

Друзья завалили нас вопросами, что случилось, где мы были, как Рияна сбежала, чья это кровь?

Они говорили наперебой, а я улыбался и обнимал жену.

— Мы все расскажем, только сначала нужно встретиться с Императором, что бы с нами не встретился Советник. Мы живы, и я думаю это надолго. Подождете нас здесь?

— Мы бы остались, даже если бы ты попросил нас убраться отсюда. — Марк! Одним словом Марк.

Мы снова шли к кристаллу. И мне было так хорошо, так спокойно! Все, теперь точно все. Нет больше секретов, нет опасности! Только я и она, навечно… Вечность… душа… у меня есть душа…. Я все сделаю правильно. «Спасибо» сказал я богу, «Береги ее» в первый раз в жизни услышал я.

Стража в комнате с кристаллом, опешила, увидев нас. Они просто стояли, тупо на нас уставившись. Я не удержался:

— С возвращением герцог! Мы рады, что вы живы! — съязвил я.

Они упали на колено, и промямлили:

— С возвращением, герцог!

Мы вышли. Я испытывал такую легкость! Мне было все равно, что демоны останавливаются в замешательстве, видя нас. Проходя мимо большого зеркала, в одном из холлов краем глаза оценил наш внешний вид. Ужас, все в крови, песке, растрёпанные волосы, рванная одежда. Но мой взгляд зацепился за что-то другое, что-то во мне изменилось,… Мы подошли к лестнице, наверху послышались крики, я поднял глаза, и встретился взглядом с Императором. Я давно такого не видел, Император слетел с балкона к нам. Его крылья были намного больше моих, и они были настоящими, как у птицы. Большие, с черными перьями…. Слетев к нам, он просто посмотрел на меня, и я видел, как уходит злость и испуг из его глаз, он обнял меня и Рияну. Обнял так по отечески, и мне было так хорошо, просто приложить голову к его плечу, окунуться в такое далекое детство, почувствовать защиту. Вокруг нас собирались подданные. Я чувствовал их взгляды. И вдруг услышал голос где-то внутри себя «Столпились тут!», это что же он постоянно говорить со мной будет!? «Привыкнешь» прокомментировал он. Я лишь усмехнулся.

Император отстранился от нас. Я глянул на Ри, и увидел умилительную смесь смущения и восторга. Помню, как в детстве испытывал нечто подобное, когда видел их. Я часто просил его распустить крылья. Император спрятал их с легким хлопком, несколько перышек полетели вниз. Рияна проводила их задумчивым взглядом. Неужто поднять хочет?

— Прости меня, дочка. — Император обратился к Рияне. Я почувствовал, как дернулась жена, от этого слова — спасибо тебе, что спасла его, что не сдалась…

Ри бросила мою руку, и сделала то, что даже не все его родственники могли себе позволить, просто обняла его. Он даже растерялся немного, а потом тоже обнял ее.

— Пойдемте, расскажите все в подробностях.

— Дядя, я хочу переговорить с Советником, лично.

— Нет уж, то я тебя от него прятал, теперь буду его от тебя. Хороший он советник, вспыльчивый, но хороший. Он выполнял мой приказ, так что лично, можешь поговорить со мной.

Мы поднялись в его кабинет. Глядя на бело-золотую обивку кресел, я как то постеснялся садиться на них, еще запачкаю.

— Присаживайтесь.

— В нашем виде…

— Ар, это всего лишь мебель.

В кабинет вошли лакеи, они несли крепкое Адларийское вино, фрукты, что-то мясное. У меня аж в животе заурчало. Ни когда не видел, что бы Рияна столько ела, девочка моя, проголодалась. Пока мы ели Император все смотрел на меня каким-то странным взглядом. Когда мы закончили, я с удовольствием откинулся на спинку кресла. Он ждал.

— С чего начать?

— С начала.

И я рассказал, как вышел после совещания, как хорошо наведенным мороком обманулся, как попал туда, как они убивали, а потом как появилась Рияна.

— Как ты это сделала? — спросил я.

— Не знаю. Я сидела в подземелье и.

— Где?!

— Успокойся, — она погладила меня по руке, — что-то случилось с кольцом, — и она посмотрела на обручальное кольцо, — оно как-то сдавило палец, не знаю,… а потом я увидела тебя, там, это видение было такое настоящее, понимаешь, как на Армериуме, я просто вбежала в него, и очутилась там.

Мы молчали. Император был в шоке. Такого раньше не было, представляю, как его Видящие будут одолевать ее расспросами.

— Ты изменился — сказал он задумчиво.

— Да уж, — после такого, мало кто бы остался прежним.

— Глаза, они стали другими, — я внимательно посмотрел на него, что он видит в них?

— Это душа — прошептала Ри.

Император уставился на нее, как на диковинную вещь. Он не понял ее слов. Она молчала, и я сжал ее ладонь, побуждая рассказать.

— Оиллирион, он подарил ему душу…

— Как? — выдохнул Император.

36 Глава. Рияна


— Просто… знаете, а ведь для него была душа, но Оиллирион не дал ее, он сказал, что родители не заслужили ему душу, — она говорила так тихо… — его душа, на ней столько прошлого было…. Он дал ему новую, еще ни разу не рожденную…

— Ты говоришь с Богом… — Император не ожидал такого, я понимала его шок.

— Нет, это Бог говорил со мной.

Все молчали. Что тут сказать?

— Спасибо тебе, спасибо за его жизнь.

— Не меня благодарить нужно, благодарите Бога…

— Бог не слышит бездушных — с горечью прошептал Император.

— Слышит, просто по-другому. Бог всех слышит — я сказала правду, ту новую правду, которая стала для меня истиной. Бог слышит всех, это правда, и это не Оиллирион, это тоже правда. Но им об этом знать не нужно….

Император смотрел на нас с каким-то детским восторгом. Я улыбнулась. Он улыбнулся в ответ.

— Прости меня дочка, если сможешь. Он мне как сын, я просто не мог поступить иначе. Прости.

— Все в порядке. Сейчас я понимаю, что все должно быть именно так как происходит, не иначе. Если бы не Советник, и тот ужас что я испытала, я бы не увидела видение, не спасла бы мужа…. Все, абсолютно все что происходит с нами, это замысел богов… Кому-то было нужно, что бы все так сложилось. И я благодарна ему за это.

Опять тишина. Долго мы будем переваривать случившееся. Но теперь это не важно, все это ерунда. Теперь мы вместе! Я посмотрела на мужа, и увидела детскую радость в глазах, они действительно стали другими, в них появился внутренний свет. Я так люблю его.

— Ты права, теперь я знаю, что значит трещина в Лабиринте жизни.

Трещина? Ар ничего не говорил об этом.

— Да, — подтвердил мой муж, я внимательно посмотрела на него, — когда мы поженились, вензель моей жизни в Лабиринте откололся от остальных. Мы не знали, что это значит, такого раньше никогда не было… — и он поцеловал мою ладонь.

— Мой Император, вы позволите нам удалиться? — я больше не боялась его.

— Конечно!

Он встал, и провел нас к его личному кристаллу. Уже у портала, он взял меня за руку. Я обернулась от неожиданности.

Он улыбнулся мне, родственной, ласковой улыбкой и вложил что-то в руку, я посмотрела на нее, это было перышко. Маленькое черное перышко, практически невесомое. Я улыбнулась в ответ, абсолютно искренне, и сжала его большую теплую ладонь.

— Спасибо — прошептала я одними губами.

Он кивнул. И мы перешли.

Верные друзья, они ждали, пока мы переоделись, и смыли с себя все это. Спустившись вниз, нас встретили три пары любопытных глаз. И еще две занятые друг другом. Необычайно зеленые и серо-голубые. Горг стоял, облокотившись на подоконник, и обнимал Цвету, они смотрели друг другу в глаза, и, по-моему, даже не заметили нашего возвращения. Слава Силе. Все образумилось.

Мы рассказывали все это снова и снова, только теперь в мельчайших подробностях. Я сидела на диванчике, рядом с мужем. Он все пытался описать им как это, когда у тебя есть душа. Столько вопросов… Что ты чувствуешь? Она теплая? Ты слышишь Бога? Теперь, когда они были заняты им, я смогла вернуться в свое сердце, я потеряла отца… и мать… ее жертва была напрасной… Цвета взяла меня за руку. Мне не нужно было ничего говорить. Она все поняла без слов. Спасибо.

Я любила их, верных и преданных друзей. Но сейчас мне так хотелось остаться на едине с мужем. Они почувствовали, наверное. Первым встал Корс.

— Ну что же, друзья мои, пора откланяться.

Они похлопали Ара по плечу, и встали. На удивление даже Марк промолчал.

Все посмотрели на Брайана, а тот с немым вопросом смотрел на Ара. Архаэр улыбнулся и кивнул.

Мужчины, они понимали друг друга без слов. Ребята удалились. Мы не стали провожать их. Просто сидели друг напротив друга. Мы с Аром, и Цвета с Горгом.

— Знаешь дружище, — сказал Архаэр, — не пренебрегай условностями, все должно быть так, как положено.

Горг кивнул. Я знала, о чем он. Я и сама об этом думала. Теперь, мы все должны сделать правильно, я не хочу запятнать его душу, слишком уж, дорогой ценой она нам досталась.

— Ты знаешь, как попасть в Эвернен? — вдруг спросил Архаэр

— Да.

Он решил пройти все обряды, всех богов. Правильно. Мне показалось, что я увидела Оиллириона, и он кивнул.


37 Глава. Архаэр


Я обнимал женщину, свою женщину, свою жену. Она молчала, я не знал, как отблагодарить ее? Как? Как сказать спасибо за жизнь? Чем отблагодарить за душу? Я решил поклониться всем богам. Ее вампирским, и эльфийским, Богине вечности, богам судьбы, за то, что они дали мне ее… Рияну…

Кто я теперь? Демон? Или…

Она повернулась и поцеловала меня. Я смотрел в самые прекрасные глаза в целом мире, теперь я понимаю как это, заглянуть в душу, она смотрела в мою.

— Я люблю тебя — прошептал я, — навсегда.

— Навечно — поправила она — теперь у нас есть вечность…


Наступило утро. Я лежал, боясь открыть глаза. Вдруг все исчезнет? Не верилось, что столько счастья может быть предназначено для одного меня. Аккуратно встав, стараясь не разбудить ее, подошел к зеркалу. Глаза, они действительно стали другими… Я долго всматривался, а потом улыбнулся сам себе. Было интересно попробовать, остались ли у меня крылья, я по привычке напряг мышцы спины выталкивая их, но ничего не произошло.

— Не жалеешь? — вдруг спросила Рияна.

— О чем? — она подошла ко мне, и прижалась к груди.

— Крылья… их больше нет?

Я поцеловал ее. Такая нежная, такая любящая, такая искренняя. За что мне выпало такое счастье?

И тут это произошло. Мои крылья распустились! Я смотрел на себя в зеркало и не мог поверить. Это были почти прозрачные белые крылья, как будто сотканные из самого воздуха, казалось, что они невесомы…. я потрогал их… так не привычно… «Ну прям как в сказке — любовь окрыляет» констатировал мой внутренней голос.

А Ри с восторгом кинулась мне на шею. Я закружил ее по комнате. Мне хотелось взлететь. Я вынес ее на балкон и поднялся вверх. Лететь было иначе. Они были такими же сильными, но какими-то спокойными, взмахивая ими мне казалось, что я не отталкиваюсь от воздуха, а использую его как энергию для полета. Я держал ее на руках, и видел всепоглощающую любовь в ее глазах.

— Они прекрасны — сказал Рияна.

— Ты прекрасна — мне так давно хотелось это сделать, поцеловать ее вот так, в небе….

Рияна настояла, что бы отца, не хоронили в склепе замка, а сделали это там, где она скажет. И вот сейчас мы стояли в чужом мире. На нас смотрело дерево! Как будто кто-то заключил в него женщину, а ветви были как будто руки, поднятые вверх, к Богу. Рияна, я, Горг, Цвета, Лара и Тори. Мы вместе стояли в этом далеком и чужом мире.

— Ильерда! — и Ри кинулась обнимать дерево, оно тоже обняло ее своими руками — ветвями с красно — зелеными листьями.

— Здравствуй милая….

— Рад видеть вас ведьмочки — сообщил мох.

— Валенсус! — и Цвета подошла к нему, в ее руках появился стакан какой-то странной коричневой субстанции?! Даже думать не хочется что там!

— Ох, спасибо! Ой, как приятно, что вы помните! — и мох начал ее поглощать. — Ошибаешься ведьмочка, — вдруг сказал мох, все посмотрели на него — напрасных жертв не бывает. Она искупила твою душу.

— Как? — спросила Ри,…. мама… она мне все рассказала о поступке ее матери, я был в шоке. Вот как это — любить по настоящему, это значит, без опаски принести себя в жертву…..

— Полотно…. Слишком уж тесно были наши миры связаны, так долго не могло продолжаться…. Да и Орфина добавила, немало пятен на Ваши души, — и он посмотрел на меня — все-таки ненависть страшный грех. Полотно бы не отпустило вас. Не в этой жизни так в следующей. Понимаешь? Вы и так настрадались, сколько уже можно маяться? Вот мать и принесла себя в жертву твоей душе. Что бы очистить ее от прошлого. Вон у суженного твоего, душа чистая, перворожденная, теперь и у тебя такая. Так что береги ее. И поступай по совести.

— Спасибо — прошептала Ри, я знал, что она обращается к матери. — Ильерда, я могу попросить тебя?

Дерево внимательно посмотрело на нее.

— Отец….

— Это правильно — вдруг вставил мох. Мысли читает?

Лара прошла через портал и вернулась с телом Ормуса, она держала его энергией. Он как будто лежал в воздухе, Рияна приказала одеть на него костюм, в котором он был изображен на портрете в холле. Костюм был в цветах их клана: темно синий, с золотым кантом и янтарными пуговицами. Я забрал этот портрет к нам домой. На нем была счастливая семья, Ормус, Эллия, и маленькая Рияна.

Мы все встали полукругом, вокруг тела. Рияна подошла, поправила волосы, отцу, смахнула пылинки с костюма, и поцеловал его.… Я видел, как плачет ее душа….

— Я люблю тебя папочка….

Все стояли молча. Ильерда протянула ветви, и окутала, его. Дерево разошлось вдоль ствола. И мы увидели его, яркий свет другого мира…. Ильерда передала тело Ормуса свету, и он поглотил его. Я почувствовал, что это действительно было правильным решением. Как бы там ни было, он любил их, жену и дочь, по своему, но любил. Теперь он будет вместе с ней. Они заслужили это. Обдумав все что произошло, я понимаю, он выбирал не просто между дочерью и кланом. Он выбирал между всей расой и дочерью, и я не знаю, как бы на его месте поступил Император….

— Прощайте — прошептала Рияна, и дерево восстановилось.

— Ты молодец — сказала Ильерда.

— Спасибо — ответила Ри.

И мы ушли. Домой мы вернулись вдвоем, после всего что случилось, мне так было необходимо это одиночество, одиночество вдвоем.

Она свернулась на кровати клубочком, я лег рядом и просто обнял ее. Я чувствовал, как она плачет. «Пусть поплачет» сказал голос «Это пройдет». Так мы и заснули.

— Выходи за меня?

— В смысле?

Она только проснулась, я целый день ждал этого момента. На улице уже была ночь. Я проспал добрую половину дня, а Ри практически весь. Все это время я был рядом, любовался ей.

— В прямом.

— Но ведь мы уже женаты? Или нет?

— Я хочу по настоящему, в Храме Судьбы. Хочу пройти Огненную Пустоту. Понимаешь?

Она кивнула, и поцеловала меня. Всю ночь я испытывал ощущение не знакомые ни одному демону, моя душа пела от этой близости. Это было единение, настоящее единение душ.

38 Глава. Боги

Природа не хотела, я чувствовала ее сопротивление, я видела его. Передо мной лежал мир, созданный Орфиной из нашего, но ставший для нас таким чужим. Я ужаснулась ему, столько агрессии исходило от них, столько ненависти, злобы. Как они выживают здесь? Люди не видели нас, слишком замкнуты своей пустотой.

Я повернулась к мерцающему полотну, и, собирая энергию этого мира начала вливать ее в него, разрывая наши миры, разделяя их, окончательно. Здешняя природа не привыкла к такому, она забыла нас, эльфов. Научилась жить самостоятельно. Ее сопротивление выливалось землетрясениями, огромными волнами, смывающими все живое на своем пути, она сопротивлялась, но все равно подчинилась.

Подключилась Баяна, когда мои силы были уже на исходе, я испугалась, что не смогу закончить начатое, но она помогла мне, открыла бутылочку с частицей бога. И вместе мы сделали это.

Не пройдет живой полотно наших миров, существовать им отныне отдельно друг от друга, самостоятельно, каждому свое…

Природа успокаивалась.

Мы стояли с Баяной и смотрели на удаляющееся мерцание полотна. Все.

В этом мире другое время. Оно ощущается иначе.…

Мы слышали крики людей внутри мира, они плакали и кричали, в разных уголках этого мира, но перед нами, он весь был как на ладони. Мы были в нем, и как бы вокруг него….Вот оно, существование…

— Миледи, — прошептала Баяна

Я подняла голову, и сердце дрогнуло. Я увидела дух Ормуса. Он летел ко мне, и не было в нем той злости, не было ненависти. Только понимание. Я видела его в глазах мужа.

— Прости меня — прошептал муж.

— Я люблю тебя — ответила я.

Мы так и стояли, смотрели друг другу в глаза и молчали. Теперь мы проведем вместе вечность…

Время…

Перед нами воплотился мужчина. Сначала его образ был расплывчатым, но потом мы узнали его. Оиллирион, это был он, только с темными волосами и карими глазами. Бог молчал, и смотрел на нас. Смотрел в глаза, разговаривая с душами.

— Злость порождает страшные грехи, — сказал Бог, — только искренней верой и любовью их можно искупить.

Воцарилась тишина. Глаза Бога всматривались в наши души. Он развел руки, и между ним и нами, появился золотой туман.

— Каждому воздается как за грехи, так и за веру — сказал Бог.

Мы прошли сквозь туман, втроем. По ту сторону тумана, остались только души, тела растворились на земле. Там была темная, прозрачная пустота, и только отблески миров давали свет. Мы продвигались сквозь пустоту, а миры кружили вокруг нас. В каждом из них были свои жизни, свои боги. Ормус взял меня за руку.

— Миледи — я услышал голос Баяны, он прозвучал у меня в голове.

Повернувшись на зов, я увидела женщину, с длинными синими волосами. Она внимательно всматривалась в меня. И я увидела ее мысли, она показала нам, как счастлива Ри, показала душу Архаэра, показала счастье.

— Спасибо — мысленно сказала я ей.

Она кивнула и растворилась, «Спасибо» услышала я ее голос.

Бог вел нас к свету. Призрачному свету нашего следующего рождения. Серо голубой туман мерцал совсем рядом. Он ждал нас.

— Спасибо миледи, за все — сказала Баяна, и, всмотревшись в наши с Ормусом глаза, повернулась к Богу.

Я не слышала их разговор, но увидела, как ее глаза наполнились свободой.

— Прощайте — сказала Баяна, и растворилась в тумане.

Ормус крепко сжал мою ладонь.

— Спасибо — сказали мы Богу.

Когда туман поглотил нас, я услышала голос Ормуса

— Я найду тебя — прошептал он.

— Я знаю — ответила я.

39 Глава. Храм Судьбы


Не было положенного новобрачным страха, не было нервозности, я просто стоял и ждал ее у алтаря. Рядом со мной стоял Горг. Я улыбался, он тоже. В храме было полно народу, даже демоны пришли. Все толпились и шептались, рассаживаясь на высокие деревянные кресла. Храм был украшен белыми цветами, полными жизни розами и нежными юрумами, Ри захотела так. Зазвучала красивая древняя мелодия и в зале наступила тишина. Она шла ко мне по белому ковру с золотыми искрами, расстеленному от алтаря до огромных золотых дверей, и я видел восхищение в глазах гостей. Она была прекрасна. Я смотрел на нее, и душа рвалась ей на встречу.

Шикарное платье, это был сюрприз, она сказала, что не покажет его, до свадьбы. Они с Цветой почти месяц все готовили. Молодцы. Платье было нежно белым, усыпанное бриллиантовой вышивкой, что ли? Когда она подошла ближе, я рассмотрел, это были печати, по всему платью были рассыпаны гербы наших родов и созвездия, я увидел, как в одном фрагменте герб Родегорнов переплетался с моим гербом, видел, как мерцали созвездия богов на юбке. Она — символ моей жизни… я протянул ей руку. За ней шла Цвета, в обычном атласном платье кремового цвета. Правильно, только невеста должна блистать. В глаза бросилось ее ожерелье, я улыбнулся про себя, молодец Горг. У Цветы на шее, было их семейное ожерелье, жемчуг и бриллианты, сплетенные в вензель их рода. Оно передавалось у них в семье, как символ помолвки.

Видящий заговорил:

— Сегодня, в день, который Сила определила для Вас, днем священным, вы становитесь единым целым, перед глазами всех Сил Жизни. Богиня вечности даровала Вам этот путь, пройдите его по совести. Любите и уважайте друг друга, цените и прощайте. Живите в мире и согласии. Берегите друг друга, так как бережете свои души, ибо теперь у вас нет отдельных душ, теперь Вы делите одну на двоих.

Я держал в своей руке ее ладонь. Она действительно больше чем моя жизнь. Видящий прав, она моя душа….

— Этим хлебом. — и Цвета передала серебряный поднос на котором лежали два маленьких кусочка хлеба — Боги благословляют Ваш союз. — я дал кусочек Рияне, она мне. Мы съели его одновременно, — этими кольцами — и Горг подал мне перламутровую подушечку, на которой лежали два кольца. Рияна отказалась менять свое, просто сняла его перед свадьбой и отдала Горгу, рядом лежал такой же перстень, только больше, для меня. Они были идентичны, абсолютно. — Вы, признаете, друг друга частью души своей. — Я одел ей кольцо на палец, это было по-другому, не так как тогда, сейчас я ощущал насколько это важно. Она взяла мою руку, и одела на безымянный палец кольцо. Я никогда раньше не носил перстней, это была какая-то непривычная, но важная тяжесть. — Этим вином — и Видящий предал мне большой серебряный кубок, — Я благословляю ваш брак от имени Богов, — я отпил, и дал отпить Рияне, — с этого момента вы едины, навечно. И я поцеловал ее. В зале все встали и начали аплодировать. Теперь она стала моей женой, я знал, теперь это по — настоящему!

Нас поздравляли, подошел Император, потом моя мать, она крепко обняла меня и Рияну.

— Спасибо, что появилась в его жизни, я вечно буду благодарить богов за это.

Она поцеловала ее в щеку, я увидел, как в маминых глазах появились слезы, и крепко обнял ее. К нам подошли все Элла, Тори, Марк, Эмброс, Корс, эльфийские родственники жены, о которых я и понятия не имел до этого дня.

Застолье проходило во дворце Императора. В первые, со дня сотворения мира наши расы сидели за одним столом, и впервые это происходило во дворце Темного Императора.

Было шумно и весело! Поднимались разные тосты, слышались щекотливые шуточки. Мы сидели за большим столом, накрытым в огромном зале для приемов. Я даже не знаю, сколько человек было приглашенных! Человек пятьсот, не меньше! А потом начался бал. Все перешли в бальную залу, украшенную под личным надзором Цветы. Когда двери распахнулись, я замер от увиденного, приглушенный синеватый свет и белые искры, летящие в воздухе….

Все пространство зала было наполнено звездами, они мерцали в самом бытие, переливаясь, проплывали между людьми. Армериум, она воспроизвела ту ночь! Заиграла музыка, гости расступились, освобождая нам зал. Я вывел свою жену в самый центр и повел ее в танце.

— Почему Армериум? — спросил я глядя в наполненные восхищеньем глаза.

— Тогда твоя душа стала частью моей.

— Тогда у меня ее не было.

— Была, просто ты не знал этого. Бытие повенчало нас в ту ночь…

— Ри… — голос сорвался от переполнявшей нежности и любви. Я чувствовал волшебство того момента, перед зарождением Звезды, когда мерцало бытие она смотрела мне в глаза, я помню это так, как будто это было вчера. Она права, это произошло именно в ту ночь….

Танец закончился. Я остановился и поцеловал жену. Все аплодировали, я слышал какие-то выкрики, но не хотел останавливаться. Душа была наполнена счастьем и легкостью.

Моя душа… моя Ри.








загрузка...