КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 356422 томов
Объем библиотеки - 419 гигабайт
Всего представлено авторов - 142982
Пользователей - 79598
Загрузка...

Впечатления

der про Сандерсон: Архив Буресвета. Книга 1 : Путь королей (Фэнтези)

Неплохая книга, но автор, на мой взгляд, слегка затянул. Много лишнего текста, что сделало книгу несколько нудноватой и местами скучной. А ещё созданный автором мир вышел слишком уж чуждым и непривлекательным. И лишь неплохая интрига заставила меня дочитать книгу до конца и, возможно, взяться за продолжение.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Распопов: Ремесленники душ (Боевая фантастика)

Суровая книга! Но антуражная, да... Эдакий Оливер Твист под чутким руководством Менгеле. Плюс альтернативное время Джека-Потрошителя (ниразу не замаскированное), обстановка времен 1-ой Мировой, в общем, паропанк, мистика и триллер в одной книге. Брезгливым читать аккуратно(сам пролистывал фрагменты с разложившимися телами), дальше будет полегше. ГГ юный, но ожесточившийся, автор красочно подал его путь; буду читать вторую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Валин: Выйти из боя (Альтернативная история)

Совершенно случайно присоединившийся к моей библиотеке, один из первых томов СИ о Катерине Мезиной удивил меня (во-первых) тем что данная (чисто попаданческая СИ) издавалась в АО (хотя я и понимаю что там «походу» печатают «все что придется», невзирая на «различие жанров»). Во вторых удивило и то что данная часть была прочитана влет, поскольку другие (еще более поздние фрагменты) отнюдь не «радовали глаз», и запомнились некоторой тягомотиной. Конечно, кто-то скажет: ну Вот! Очередная книга «про войнушку», в которой раз от раза «отмечается очередная Мила Иовович или Никита», не изменяя при этом реальный ход событий «ни на грош»... хм... некоторая доля скептицизма действительно «имеет место быть», однако все же это не очередная сага в стиле «мы пришли и выиграли войну, закидав ссаными тряпками вермахт» и повествует она о «простых ужасах» которые довелось испытать на себе нашим дедам и бабушкам. В целом впечатления от данной части СИ просто великолепное. Если увижу продолжение — обязательно куплю! P.S Как уже все поняли данная книга куплена мной "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Прошкин: Война мертвых (Боевая фантастика)

Давным давно я слушал эту книгу в audio версии и она мне запомнилась, поэтому совсем недавно я заказал ее через один сайт продающий б/у книги. Как всегда по получении заказа я получил практически «нулевой» экземпляр и поставил в очередь «на прочтение». Вчера на выходных дочитав ее я в очередной раз убедился в том что это стоящая вещь, которая по прошествии времени не «подрастеряла баллов» своей первоначальной оценки. В центре сюжета ГГ чем-то смутно напоминающий Эндера Виггина из знаменитого цикла О.С.Карда (если я не путаю имя автора), он так же был направлен в «школу» для обучения в виртуальном мире, так же «начал расти в званиях», заводить врагов и немногочисленных друзей, участвовать в реальных боях с помощью «погружения в машину» и решать возникающие проблемы противостояния неведомым врагам угрожающих благоденствию всего человечества. Единственное отличие от от вышеупомянутой саги пожалуй состоит в том, что здесь ГГ не претендует на роль «спасителя всего человечества» и участвует не в галактических боях, а в прифронтовых сражениях разных миров в должности командира «танковой» группы. Так же немного печален финал данной книги, так ГГ вместо обретения нового статуса в командной цепочке, получает некую послежизненную каторгу не имеющую конца и края... В общем — отличная книга! P.S Данная книга куплена мной "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Михайлов: Приглашение на ночную охоту (Научная Фантастика)

С некоторых пор я начал собирать книги серии «АО» времен издания 90-х годов. Да, в целом серия (с яркими почти «попугайскими» обложками) несколько разнообразная и многочисленная (более 500-т книг), что бы ее смог полностью собрать какой-нибудь «читающий фанат», но именно выпущенные издания до 2000-ных... почему бы и нет. Все дело в том что здесь как и везде (в других сериях) чаще попадаются стоящие произведения, а не очередная 25-ти томная одиссея «Гая Ю.Орловского» (или как там его правильно, не помню), написанная вынужденно, по «заказу издательства». Конечно и здесь можно встретить «полную туфту», но пока из всех имеющихся у меня книг, такая не попадалась... Данный же «представитель» написан в таком «почти древнем» жанре как НФ и чем-то неуловимо напоминает рассказы Р.Шекли о чужих мирах полных не просто «инаковости» или отличий от привычных (земных) форм, но именно абсурдных и уродливых «основ» (то мир извращенного «царства закона и Кодекса», то «мир шоу» где все построено как в книге Пелевина «Снаф»). В общем если коротко, то всю книгу ГГ бегают из одного мира в другой и пытаются вырваться из очередного мира безумства и попасть домой... Сюжет конечно не сильно радует и читается с некоторым трудом — однако все же не вызывает чувства надуманности и приземленности автора. Оценка — твердая 3. P.S Данная книга куплена мной "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Отто про Мишарин: Зовущие корни (СИ) (Современная проза)

Хорошая сказка ,как генерал мужиков накормил. Может быть и появится когда-то такой ,но в пору прекрасную жить не мне не тебе.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
юлина про Андреева: Вяжем сами (Хобби и ремесла)

По этой книжке,изданной еще до моего рождения, я самостоятельно освоила вязание крючком.Тут есть интересные модели одежды,которым можно придать чуть
более современный вид. Описание техники вязания и узоров очень понятны. Есть одежда для малышей до года и старше-варежки,носки,тапочки.
Уделяется внимание отделке-пояса,вязаные цветы и пуговицы,кружева,вышивка.Это пособие очень хорошо для начинающих.
К сожалению в данной книжке не сохранились рисунки моделей одежды,есть только фото образцов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Серый Ворон. Самый разыскиваемый (СИ) (fb2)

- Серый Ворон. Самый разыскиваемый (СИ) (а.с. Серый ворон-4) 1860K, 575с. (скачать fb2) - Михаил Александрович Атаманов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Атаманов Михаил Александрович
Серый Ворон. Самый разыскиваемый















СЕРЫЙ ВОРОН.

Книга четвёртая. Раскол.




Вступление



"Нельзя сказать, что первородные кланы совсем не замечали опасных приготовлений противника. Как раз наоборот, ещё задолго до острой фазы кризиса в Зелёной Столице разведчики как светлых, так и тёмных эльфов внимательно отслеживали перемещения всех крупных отрядов орков и людей, а потому не могли не заметить подготовки к вторжению. Однако по необъяснимому массовому помешательству все командиры светлых эльфов полагали, что жертвой ожидаемой агрессии станут исключительно эльфы-дроу. А тёмные эльфы полагали, что станут союзниками орков в подготавливающейся войне против светлых кланов. И потому ни одна, ни другая сторона вечного конфликта не видела ничего плохого в развёртывании войск Агалиарепта. Достоверно установлено, что первым, кто указал эльфам на всю глубину их заблуждений, оказался человек, именуемый Серый Ворон".


выдержка из "Трактата о Четырнадцатой Лесной Войне",

составленном Дироносом Ставаеэлем, мастером-хранителем истории

при дворе королевы Иллариэтты, великой правительницы светлых эльфов.



Та необъяснимая лёгкость и эффективность, с которой Серый Ворон действовал в оккупированном Холфорде, позволяет предположить наличие у него минимум одного осведомителя из числа очень высокопоставленных сторонников нового порядка. Однако, несмотря на все проведённые тщательные поиски, личность этого таинственного осведомителя так и не была вычислена. Но кражу Короны Бога из-под самого носа сторонников Новой Церкви, демонстративно дерзкое обчищение казны культистов и необъяснимое исчезновение из окружённого города через казавшиеся непреодолимыми посты, можно объяснить лишь помощью влиятельного сообщника.


Возможно, именно желание отвлечь внимание от своего сообщника на себя самого и было причиной того провокационно-вызывающего поведения этого талантливого вора. Все исследователи, изучающие историю Серых Воронов, рано или поздно обращают внимание на эту странность. Серый Ворон, ранее демонстрировавший умение надёжно прятаться и бесследно исчезать, вдруг начинает словно играть в "поддавки" со своими врагами. Он называеся едва знакомым собеседникам своим настоящим именем, прекрасно зная, что эта информация вскоре попадёт к его врагам. Он заранее объявляет о своих планах и месте, где он вскоре окажется. А затем, даже при очевидном обнаружении засады, всё равно целенаправленно лезет в эту ловушку и каждый раз демонстрирует чудеса изворотливости, избегая поимки.


Вниманием графа Силиуса Армазо дерзкий вор всецело завладел, за короткий промежуток времени расправившись с двумя родными сыновьями графа. После такого двойного удара, по признанию дворцового летописца семьи Армазо, граф сильно сдал морально и физически, а поимка Серого Ворона стала для для рода Армазо делом чести. Вскоре к этим масштабным поискам присоединилась и Церковь Моргима, полыхая жаждой справедливого мщения из-за дерзкого убийства своего лидера. А спустя совсем небольшой промежуток времени и уязвлённый в самое сердце великий вождь Агалиарепт был вынужден присоедниться к розыскам. Таким образом, все три основных силы, участвовавших в штурме Зелёной Столицы, были вскоре объединены единым стремлением покарать дерзкого вора.


Для этой дели противник снимал тысячи и тысячи орков и демонов с фронтов войны с лесными эльфами и кидал их на исследование опасных подземных туннелей под Холфордом. Бросал лучших магов на многодневное бесплодное прочёсывание лесов и болот Столичной Равнины. Направлял наиболее подготовленные группировки расследовать каждый слух об обнаружении Серого Ворона или его спутников. Ещё годом ранее совершенно безвестный вор вскоре сделался самым разыскиваемым преступником во всей Империи, а обещанные за его поимку суммы росли едва ли не с каждым днём.


Скорее всего, именно такого эффекта и добивался Серый Ворон, даруя своим новым союзникам необходимое время на подготовку, а старым друзьям давая возможность оправиться от того страшного разгрома, который они понесли при падении Зелёной Столицы.



Глава первая. Корона бога.

Пообещать это совсем не то, что выполнить обещанное. В который уже я раз проходил мимо высоченного прозрачного купола из горного хрусталя, но не видел никаких способов достать находящуюся внутри золотую корону. Восемь хитрых замков по периметру основания купола надежно фиксировали прозрачную преграду на мраморном постаменте. Но даже если бы этих замков и не было, весила такая выточенная из хрусталя громадина никак не менее тонны, а скорее даже больше. У меня с Каришкой просто-напросто не хватило бы сил приподнять этот толстый купол. Разбить преграду тоже не представлялось возможным. Прозрачные стенки были сантиметров по тридцать толщиной и явно были усилены магией, так как я видел пробегающие внутри хрусталя всполохи какого-то защитного заклинания. Да и трудно было поверить в то, что постоянно находящиеся вокруг бесценного артефакта многочисленные жрецы позволят нам ломать хрустальный купол и вытаскивать их главную святыню.

Всё напрасно? Нам с Каришкой признать поражение, смириться и уйти из храма Латандера? Но это тоже было совершенно невозможным. Мы были последней надеждой на спасение Петьки, и наше поражение означало неизбежную смерть моего лучшего друга. Поэтому я снова и снова осматривал огромный зал храма бога врачевания в поисках каких-либо незамеченных ранее возможностей. Сегодня тут было особенно многолюдно - со всех концов города приводили и приносили раненых защитников Холфорда. Носилками и лежаками с израненными бойцами были забит весь главный зал и все уходящие в разные стороны коридоры огромного храма.

- Принесите ещё кипячёной воды! - обратился к нам с Каришкой какой-то незнакомый жрец в тёмно-коричневой рясе послушника третьего ранга.

Да, это тоже было проблемой. Находиться долго без определённой цели в храме было совершенно невозможно, зевак и просто любопытных жрецы сегодня выпроваживали за ворота без всякого сожаления. Сперва я зацепился за вполне легальную возможность находиться внутри огромного храма Латандера, так как Каришке требовалось лечение после жестокого боя у Северных ворот города. Я так и не понял, когда тайфлинг умудрилась пропустить удар клинком по плечу, да и рана была на самом деле пустяковая, но это было возможностью находиться в храме в ожидании лечения. Но затем один из местных жрецов буквально на ходу, пробегая мимо нас, произнёс лечебное заклинание, и глубокий порез у тайфлинга полностью затянулся.

Нужно было срочно придумывать что-то другое, так как нас сразу же после получения лечения попросили удалиться, чтобы мы не отвлекали жрецов от работы с действительно тяжёлыми ранеными. Но тут, к счастью, я узнал одного из лекарей, это был Нестор Беспокойный, местный жрец какого-то высокого ранга. И я попросил у Нестора разрешения остаться и помогать жрецам. Крайне уставший от обилия нуждающихся в лечении пациентов и огромного объёма уже проделанной им за этот день работы, а потому плохо соображающий жрец долго не мог меня вспомнить, но в итоге узнал и кивнул, соглашаясь.

И вот уже часа два мы с Каришкой помогали жрецам - перетаскивали носилки с ранеными бойцами, кипятили воду, снимали с приготовленных к операциям солдат окровавленную одежду и порубленные доспехи. Да, это было возможностью находиться в нужном нам храме неподалёку от заветного хрустального купола с реликвией, но зато теперь не было никакого сомнения, что в случае успешной кражи жрецы очень быстро опознают нас и выяснят наши имена. Но мне было всё равно - пускай я и стану разыскиваемым преступником, я был готов пойти на такое, если это даст возможность спасти Пузыря. Только вот никаких способов преодоления хрустального купола я по-прежнему не мог придумать.

Мы с Каришкой с жестяными вёдрами прошли в закрытую для обычных посетителей часть храма и остановились возле большой плиты, на которой в громадных котлах нагревалась вода. Вода ещё не закипела, поэтому нужно было подождать несколько минут. Я устало опустился на деревянную лавку, рядом со мной примостилась девушка-тайфлинг.

- А если перерубить цепь, на которой подвешена огромная люстра? - предложила мне моя подруга. - Если громадная люстра упадёт на хрустальный купол, то может и расколоть его.

- Я уже смотрел на эту люстру. Там и перерубать ничего не нужно, она опускается с помощью рычага на стене. Достаточно отвлечь постоянно дежурящего возле этого механизма жреца и дёрнуть рычаг. Вот только люстра висит не строго над постаментом с реликвией, а шагов на семь-восемь ближе к выходу, потому она никак не заденет хрустальный купол, - с сожалением в голосе проговорил я.

- Но ведь можно предварительно раскачать эту люстру! - не сдавалась Каришка. - Не знаю ещё как, но раскачать и обрушить вниз, когда она будет в крайнем положении!

Я покачал головой, так как предложенный моей напарницей план был едва ли реализуем. Но даже такой план было всё же лучше, чем совсем ничего.

- Вода закипела вон в том котле. Набирай кипяток, и пойдём вместе посмотрим насчёт возможности раскачивания люстры, - проговорил я, тяжело вставая.

Мы взяли каждый по два ведра горячей воды и пошли обратно в зал. Мимо нас по коридору пронёсся какой-то пацан в рясе послушника низшего ранга, он был крайне взволнован. Следом за парнем во внутренние помещения пробежал один из высших жрецов, седой старик с длинной козлиной бородой. Смотрелся обычно такой важный и солидный жрец в растерянном и бегущем состоянии крайне нелепо.

- Что случилось? - поинтересовался я, видя необычайное оживление среди находящихся внутри храма людей.

- Орки взяли Южные ворота! - ответил мне раненый солдат с перемотанной тряпками культей на месте левой руки. - Сейчас гонец примчался и крикнул, что Южные ворота пали. Армия орков взяла основные ворота, затем прошла ряды баррикад и теперь без сопротивления вливается в город, уничтожая всё живое на своём пути! Защитники большей частью перебиты, оставшиеся драпают вглубь города без оглядки.

Страшная новость распространилась по храму быстрее лесного пожара. Началась паника, люди без особого смысла бежали куда-то, многие кричали, другие молились или проклинали богов за этот жуткий день. Меня едва не сбил с ног какой-то раненый офицер с перебинтованной головой, расплескав по полу кипяток из вёдер. Многие кричали, что нужно срочно бежать во внутренний город под защиту второй стены, пока Храмовый мост через Стреминку не обрушен обороняющимися. Эта мысль вскоре завладела толпой, сотни людей поспешили на выход из здания. В дверях храма началась самая настоящая давка, люди падали и не имели возможности подняться, затоптанные перепуганными ломящимися на выход горожанами.

- От Южных ворот до гостиницы "Боевой Единорог" нет больше никаких защитных укреплений! Нужно срочно предупредить наших друзей об опасности! - с расширенными от ужаса глазами воскликнула Каришка.

- Нет. Мы остаёмся здесь. Если мы уйдём без древнего артефакта, Пузырь погибнет. Но именно сейчас у нас появился шанс. Я уверен, что служители Латандера постараются укрыть от наступающих врагов свою главную реликвию. Нам нужно оставаться и смотреть, куда жрецы будут прятать божественный артефакт.

Однако время шло, а служители храма не предпринимали никаких попыток поднять тяжёлый хрустальный купол. Большинство лекарей после первых минут растерянности и паники снова вернулись к своим прямым обязанностям и принялись за лечение многочисленных находящихся в храме раненых. Я кусал губы от досады и пытался прикинуть в уме, сколько времени потребуется оркам на то, чтобы дойти от Южных ворот до "Боевого Единорога". Такой путь занял бы лично у меня где-то три клепсидры. Но такой результат возможен, только если хорошо знать город и двигаться по кратчайшему пути, срезая дорогу по узким улочкам и местами даже передвигаясь по крышам. Едва ли наши враги способны наступать настолько же быстро, поэтому примем это за минимальную оценку. Но, с другой стороны, городскому гонцу тоже потребовалось время на то, чтобы донести сюда страшную весть о прорыве врага. Поэтому совершенно непонятно было, сколько времени уже прошло с момента прорыва обороны, и осталось ли у нас в запасе вообще хоть сколько-нибудь времени.

- Смотри, Серый Ворон, ты оказался прав! - толкнула меня в бок Каришка, указав на группу высших жрецов с какими-то светящимися жезлами в руках.

Да, эти жрецы явно вскрывали сейчас этими жезлами магические замки в основании хрустального купола. Я напряг зрение, стараясь рассмотреть мельчайшие детали их работы. Да, точно, жрецы один за другим вскрывали бесконтактные замки, очень схожие по своей природе с магнитными замками у меня на родине. Обычными отмычками вскрыть такой замок не получилось бы, так что хорошо, что мы с Каришкой и не стали даже пробовать. Под отщёлкнутыми магнитными замками оказались скрыты и вторые, на этот раз вполне себе обычные. Восемь жрецов одновременно вставили в замочные скважины золотые ключики и по команде провернули их.

- Гаси светильники в этом коридоре, попытаемся встретить их тут, - приказал я Каришке.

Мы загасили масляные светильники, длинный коридор опустился во тьму. В это время с помощью других подоспевших послушников жрецы приподняли и перенесли на несколько шагов в сторону тяжёлый хрустальный купол, опустив его на пол. Затем золотую реликвию бережно поместили в чёрный лакированный ларец. После чего группа из четырёх высших жрецов, бдительно осматриваясь по сторонам и держа в руках светящиеся от переполняющей их магии жезлы, направилась внутрь храма. К сожалению, вовсе не по тому коридору, где поджидали их мы с Каришкой.

- Следуем за ними! - прошептал я, и тайфлинг кивнула.

Жрецы ушли по лестнице на второй этаж храма, после чего двинулись по длинному бесконечному коридору. Двое последних постоянно оглядывались, поэтому нам пришлось осторожно красться следом, прячась за статуи и перебегая от укрытия к укрытию. Когда я сумел добраться поближе, до меня донеслись обрывки разговора:

- ... встретит брат Завар Верный и укроет корону в горном храме...

- ... усь!", - скажет он тебе, и ты ответишь...

- ... портал сразу после твоего прохода, так что следом за тобой уже никто не смо...

Несмотря на скупость информации, я сообразил, что жрецы планируют эвакуировать священную корону, отправив ей порталом куда-то за пределы осаждённого города. Нужно было любой ценой остановить отправку, перехватить груз и спасти Петьку. Я посмотрел на заряженный арбалет на поясе... и не стал брать его в руки. По возможности нужно было обойтись без жертв, хватит с меня и тех троих стражников у ворот, ставших случайными свидетелями секретного разговора. Однако действовать нужно было быстро, четвёрка жрецов уже прошла коридор и остановилась возле массивной закрытой двери, подбирая ключи.

Может быть, применить сонный порошок? У меня в рюкзаке за спиной имелся обёрнутый в толстый слой войлока керамический тонкостенный сосуд размером с апельсин, наполненный пыльцой болотного лотоса. Одного-единственного вдоха этой пыльцы человеку хватало для гарантированного усыпления на несколько часов. Вот только находился этот сосуд глубоко в рюкзаке под ворохом других вещей. Пока я его достану и разверну...

- Я сделаю это, - пообещала Каришка, прекрасно видевшая мои колебания насчёт арбалета.

Не дожидаясь моего согласия, девушка спрятала кинжалы, вышла из-за укрытия и пошла вперёд. Её сразу же заметили, жрецы мгновенно ощерились выставленными вперёд заряженными жезлами. Но пока всё же не использовали магию, не видя особой угрозы в безоружной невысокой девчонке.

- Стой, не подходи ближе! - приказал один из них грозно, но Каришка продолжала приближаться.

- Святые отцы, вы не поможете мне? Я ищу жреца вашего храма по имени Нестор Беспокойный. Я спрашивала в большом зале, а меня направили сюда на второй этаж... - робким растерянным голосом поинтересовалась тайфлинг.

- Ты не туда свернула с лестницы, девочка. Келья брата Нестора находится в противоположном крыле храма, - убрав светящийся жезл в чехол, проговорил крепкий мужчина с заметным даже под просторной рясой пузом.

В этот момент другой жрец сумел-таки открыть дверь и потянул тяжёлые створки на себя. Двое других монахов повернулись в сторону открывшегося зала.

- Тогда прошу меня извинить, - вежливо проговорила Каришка и вдруг резким ударом ноги выбила чёрный ларец из рук несущего его старика. Ещё два подлых расчётливых удара, и два стоявших ближе всего к тайфлингу жреца согнулись от боли, прижимая ладони к причинным местам.

Каришка у самого пола подхватила падающий ящик и бросилась наутёк. Вдогонку за ней по коридору пронеслась молния, оставившая на покрытой гобеленами стене длинный дымящийся след. Я наконец-то достал бомбу с усыпляющей пыльцой и швырнул её в сторону рассерженных священников. К сожалению, я не успел увидеть результата, так как мне пришлось срочно укрываться за постаментом с какой-то древней вазой от целого роя огненных шариков, запущенных по коридору. Ценная ваза над моей головой разлетелась вдребезги, засыпав градом черепков меня и пробегающую мимо моего укрытия Каришку.

- Лови! - выкрикнула тайфлинг, перебрасывая мне ларец с бесценным артефактом.

Чёрный ларец оказался весьма тяжёлым. Я ухватил его поудобнее за позолоченные ручки по бокам ящика и ринулся догонять свою напарницу. Мы вдвоём мчались по длинному прямому коридору, а следом неслись крики и угрозы. Причём преимущественно слышны были слова, крайне нехарактерные для молитв этого храма. Стоявшая по левую сторону от меня белая мраморная статуя задумчивого воина разлетелась на куски от прямого попадания какого-то боевого заклинания, ещё одна молния с гудением пронеслась к лестнице.

- Закройте ворота! Держите воров, не дайте им уйти! - проорал на весь храм усиленный магией голос толстяка.

- Сворачиваем! - прокричал я своей спутнице и сам резко бросился вправо в боковой коридор, увидев впереди толпу поднимающихся по лестнице жрецов.

Мы свернули, похоже, в жилое крыло. Я захлопнул и тут же запер на засов двери, через которые мы пробежали, а затем придвинул к дверям ещё и резной массивный стол. Каришка помогла мне завались на бок и оттолкать к дверям большой шкаф с книгами, при этом десятки толстых и наверняка редких и ценных фолиантов вывалились на пол. В закрытую нами дверь уже вовсю барабанили, глухие удары сотрясали дверной косяк.

- Бежим дальше вглубь жилого крыла! - нарочито громко прокричал я, но вместо бегства потащил Каришку к цветному мозаичному окошку.

Узкое окно легко открывалось и выходило на крутую покрытую черепицей крышу. На улице была озаряемая далёкими пожарами ночь. Я первым пролез вперёд и, рискуя поскользнуться на мокрой крыше и сорваться с огромной высоты, полез выше. Следом за мной на крышу выскочила тайфлинг, она же первой добралась до верха и, легко балансируя руками на узкой кромке, побежала вперёд к находящейся в центре храма главной башне. За нашими спинами раздался вскрик испуга, почти сразу же оборвавшийся - это кто-то из послушников рискнул последовать за нами и не удержался на скользком скате крыши.

Каришка выбила кастетом ближайшее к нам мозаичное стекло в центральной башне и подождала меня у дыры с острыми краями. Я рукоятью меча расширил дыру, после чего мы юркнули внутрь и осмотрелись. Это оказались учебные кабинеты или какие-то переговорные, именно с этим у меня ассоциировались одинаковые большие комнаты с множеством лавок. Мы с напарницей не стали задерживаться и поспешили дальше. Крики тревоги доносились и сюда, но охранников мы пока не видели. Мы спустились ниже этажом, потом ещё ниже и оказались перед закрытой дверью. Похоже, это был чёрный вход или запасной выход, смотря с какой стороны на эту дверь смотреть.

Без моего напоминания Каришка сама догадалась присесть у замка и достать отмычки. Где-то наверху послышались совсем близкие крики и топот ног. Похоже, монахи уже принялись обшаривать верхние помещения центральной башни в поисках беглецов. Я стоял с тяжёлым ларцом в руках и с тревогой ожидал, когда же моя спутница вскроет замок. Преследователи приближались, а Каришка всё никак не могла справиться с запертой дверью. Тогда я вызвал Тьму и приказал молодому волчонку бежать вверх по лестнице и, не попадаясь чужим людям на глаза, шуметь изо всех сил - лаять, валить стулья, хлопать дверьми и бить посуду. Тьма с восторгом восприняла эту новую игру и помчалась выполнять поручение. Вскоре прямо над головой я услышал звук чего-то упавшего и разбившегося, затем с грохотом и звоном посыпалась посуда.

- Готово! - произнесла тайфлинг, убирая отмычки в мешочек на поясе.

За дверью оказался выход во внутренний дворик в какой-то ухоженный парк. На улице была ночь, что было нам весьма и весьма на руку. Не теряя времени, мы побежали вперёд и вскоре оказались у высокой стены. Я передал Каришке тяжёлый ларец, достал "кошку" и закинул наверх. Закалённые острые зубцы зацепились за край ограды. Я натянул верёвку и полез первым. Как я и надеялся, это оказалась стена, отделяющая Храмовый квартал от внешнего города, охраны видно не было.

- Кидай ларец! - предложил я тайфлингу, но как ни старалась девушка, она никак не могла дошвырнуть тяжёлый ларец до такой высоты, чтобы я смог его поймать.

- Давай возьмём только корону, а коробку бросим здесь, - предложила Каришка.

Это был плохой вариант, и мы оба это прекрасно знали. По найденному ларцу жрецы сразу догадаются, каким именно способом мы ушли. К тому же сильные маги способны искать владельца по предмету, который он какое-то время держал в руках. Даже не маги, а просто собаки-ищейки или варги могли бы взять след. Но времени на придумывание чего-то более умного у нас совсем не было, так как в "Боевом Единороге" в этот момент умирал мой друг, а к гостинице с моими друзьями прорывались захватившие город орки. На счету была каждая секунда, только поэтому я согласился с предложением Каришки, хотя и прекрасно понимал, что этим мы оставляем в руках врагов ведущую к нам ниточку.

Девушка отщёлкнула застёжки ларца и достала золотую переливающуюся даже в темноте корону. Каришка засунула драгоценную корону к себе в мешок и пулей взлетела на стену. До земли с внешней стороны было высоко, более пяти метров, но пришлось прыгать, так как в парке за нашими спинами уже показалась целая толпа монахов с горящими факелами. Я ловко ушёл в кувырок с перекатом, моя подруга тоже спрыгнула вниз без особых проблем. Мы вскочили и понеслись со всех ног через ночной город к Стреминке.

Через Золотой Мост мы решили не рисковать идти. Во-первых, мост был далековато, и нам пришлось бы делать изрядный крюк. Во-вторых, это был самый напрашивающий путь, и на мосту нас могли уже поджидать предупреждённые жрецами стражники. Однако и переплывать вплавь холодную Стреминку в середине осени совсем не хотелось, хотя и я, и Каришка умели неплохо плавать. Поэтому мы бежали по берегу в поисках любой лодки, пусть даже самой ветхой и протекающей. Вскоре нам улыбнулась удача - мы обнаружили полузатопленную лодку в одном из двориков, а к лодке и ведро для вычерпывания воды. Я принялся осушать нашу посудину, а Каришка побежала обыскивать окрестные дворы в поисках вёсел. В этот момент я почувствовал, как резко оборвалась связь с волчонком - разгневанные монахи нашли и убили Тьму. До меня дошёл отголосок боли и страха маленького существа, я аж покачнулся от неожиданности. И хотя я прекрасно понимал, что смогу заново вызвать своего фимиляра, но всё-равно принимать страдания связанного со мной существа было крайне неприятно.

Переправа через Стреминку в её едва ли не самом широком месте запомнится мне надолго. Лодка протекала быстрее, чем моя подруга успевала вычерпывать поступающую воду. Принесённые Каришкой вёсла явно не от нашего утлого судёнышка были громоздкими и неудобными. Они не вставлялись в уключины и вообще были неповоротливыми и слишком тяжёлыми для меня. Вскоре я выкинул одно из вёсел и принялся грести одним. Холодный сырой ветер и мелкая морось тоже не прибавляли мне настроения. Через какое-то время мы с тайфлингом сидели уже по колени в воде, и пора было принимать решение - то ли уже покидать наш тонущий корабль и остаток пути преодолевать вплавь, то ли пытаться ещё бороться.

Мы выбрали первый вариант. Я пересадил Неведомого Призрака себе на голову, убрал арбалет в непромокаемый пакет и перевалился через борт лодки. Каришка плыла рядом со мной, устало ругаясь и философствуя на тему полезности для здоровья закалки студёной водой. Вода была холоднющей просто до сведения зубов, но другого выхода всё равно не было. Мы вылезли на берег мокрые насквозь, и не теряя времени на отжим и просушку одежды, побежали дальше.

Первых врагов мы встретили где-то на границе Портового района - услышали вдруг впереди истеричные женские крики и увидели гонящегося за молодой девушкой размахивающего тесаком орка. Свой арбалет я зарядил давно, ещё до входа в храм Латандера. Вот и настала у меня, наконец-то, возможность разрядить оружие. Орк захлебнулся криком и рухнул в грязь. Ничего не соображающая от страха горожанка промчалась мимо меня, даже не поблагодарив нас за помощь.

- Скорее! Враги уже близко! - поторопил я Каришку, и мы опять помчались во всю прыть.

В гостиницу "Боевой Единорог" мы вбежали, держась просто из последних сил. Я тут же помчался на второй этаж и резко остановился у распахнутой настежь двери. В комнате, в которой я оставлял своих друзей, никого не было. Все стены и пол были покрыты непонятными символами, в воздухе ощущался неприятный запах жжёной шерсти вперемешку с запахом ароматических свечей. Однако куда же подевались все мои приятели? Каришка тоже стояла рядлом со мной в недоумении.

Наши с Каришкой сумки никто брать не стал, они по-прежнему лежали на полу, но вот никаких вещей наших друзей не наблюдалось. Мы стояли в недоумении, и тут я услышал подозрительный идущий снизу звук, как будто кто-то этажом ниже двигал тяжёлые ящики. Мы с тайфлингом выхватили орудие и поспешили вниз. Звук повторился ещё раз, он шёл со стороны кухни. Мы прошли на кухню. ???

- Хвала богам это вы! - я увидел хозяйку гостиницы, которая приоткрыла люк в погреб и спускала туда припасы.

- Где все мои друзья? - поинтересовался я и получил крайне неожиданный ответ.

- Они вылечили всех раненых и две клепсидры назад ушли вслед за вампирами.

- Как вылечили?!. - не знаю уж чего было больше в моём голосе, радости за Петьку или разочарования от того, что нам с Каришкой пришлось столько проделать впустую.

- Да, всех троих вылечили! - радостно подтвердила хозяйка дома. - И моего мужа тоже вылечили. Кстати, он хочет вам что-то сказать, только он ещё слабый и не может приподняться.

Я спустился по лесенке в погреб. Тут было сыро и темно, стоял сильный запах солений. В углу на наваленных прямо на сырую землю тряпках лежал Василий, вполне себе живой. Совсем не скажешь, что буквально пять часов назад трактирщик умирал от трёх стрел в его груди. У стены к бочкам с солениями жалась дочка Василия, укутавшаяся в какую-то тёплую шаль.

- Господин Серый Ворон, у меня к вам большая просьба, - слабым голосом проговорил толстяк. - Прошу, уважьте ради нашего знакомства. Вы уже однажды спасли мою дочь, сделайте это ещё раз. Укройте Милю от орков или выведите девочку из осаждённого города. Я знаю, вы люди непростые и сможете хорошо спрятаться или пройти через кольцо врагов. Хоть жена и говорит, что вскоре всё образуется, и захватчики не станут обижать простых горожан, но я-то знаю, что это совсем не так. Мы с женой не хотим бросать наше имущество и останемся тут... Постараемся как-нибудь выжить, а дочке... Негоже ей видеть того, что будет твориться в городе. У меня сестра живёт в Лашире. Если будет возможность, отправьте Мильку к тётке. Если же не будет... пристройте её в любое безопасное место. Миля, как подрастёт, сама нас найдёт, если только к тому времени мы будем ещё живы.

Каришка шагнула вперёд и очень красноречиво посмотрела на меня. Да, я знал, что моя спутница весьма тепло относится к этой рыжей малявке, но всё же на этот раз принимать настолько ответственное решение за меня Каришка не решилась. Однако я полностью разделял чувства подруги и ответил Василию, что позабочусь об его дочери. Трактирщик попытался всунуть мне свёрток с монетами в качестве платы за услугу, но я категорически отказался. Я лишь попросил супругов подробнее рассказать о моих друзьях, но перепуганные горожане мало что могли добавить к уже сказанному ими. Разве что сообщили, что для раненого рыцаря мои друзья соорудили носилки, разломав для этих целей одну из кроватей. И что один из вампиров понёс на руках девушку, которую тоже до этого лечили в комнате. К сожалению, ни хозяйка заведения, ни её дочка не знали, куда пошли мои друзья в столь грозную ночь.

Полученной информации оказалось совсем мало. Я совершенно не представлял, куда могли пойти мои друзья в объятом войной городе. Пока хозяева таверны спешно собирали котомку для дочери и давали Миле наставления, как найти тётку в Лашире, я осмотрел комнату в надежде найти записку от своих друзей. Но ничего не было. Тогда я спустился к крыльцу и попытался с помощью Неведомого Призрака обнаружить след ушедших друзей. К сожалению, у нас опять ничего не получилось - дождь успел смыть все запахи, а отпечатавшиеся у самого крыльца глубокие следы от копыт минотавра вскоре терялись на брусчатке.

- Мы готовы! - сообщила тайфлинг, ведя за руку Милю, укутанную в длинную совершенно ей не по росту тёплую куртку.

- Зато мы не готовы, - буркнул я в ответ. - Неведомый Призрак не может взять след.

Каришка, не стесняясь присутствия ребёнка, опустилась на четвереньки, наклонила лицо к самой земле и принюхалась. Медленно встала, задумчиво провела рукой по мокрым волосам и растерянно посмотрела на меня, ожидая каких-либо указаний. Было понятно, что и Каришка не смогла взять след в такую дождливую погоду. Я постарался мыслить логически:

- Уверен, что рыцарь Вилль Омникафи не будет бежать без оглядки и постарается присоединиться к сражающимся отрядам защитников города. Да и Ярик Тяжёлый тоже рвался в бой, несмотря на полученную травму. До внутреннего города далеко, они бы не пошли туда с носилками... И куда же они могли тогда направиться? Где будут собираться защитники города? Где возможно держать оборону?

Мы c тайфлингом задумались над этим вопросом, потом посмотрели друг на друга и одновременно произнесли:

- Золотой Мост!


***


Миля послушно и молча бежала за нами и даже не стала задавать никаких вопросов, когда мы с Каришкой полезли по приставленной лесенке на крышу одного из домов. Я забрал у маленькой девчонки и повесил себе на плечо котомку с вещами и предупредил малявку:

- Сейчас мы побежим по крышам, постарайся не отстать и не свалиться. Если тебе неудобно прыгать в тяжёлых ботинках, лучше их сними и держи в руках.

Рыжая девчонка тут же молча присела, развязала шнурки на своих великоватых ботинках "на вырост" и разулась. Каришка помогла ей связать ботинки и повесить на шею. А затем мы побежали по крышам. Миля держалась молодцом и ловко перепрыгивала с крыши на крышу, почти не задерживая нас. Хоть мы и спешили, я не мог не обратить внимания на то, что Холфорд горел во многих местах. Нам даже пришлось пробегать неподалёку от одного такого большого пожара. Деревянный двухэтажный дом пылал, пламя уже перекинулась на крыши соседних домов, но никто из обитателей и не пытался тушить огонь.

Даже непрекращающийся дождь лишь замедлял, но не мог остановить распространение пламени. Ранее защитные заклинания Священной Рощи надёжно охраняли Холфорд от пожаров. Сейчас же после уничтожения врагами этого защитного кольца леса нетрудно было сообразить, что преимущественно деревянный и плотно застроенный внешний город мог вполне выгореть дотла.

- Смотрите! - обратила наше внимание Миля на что-то странное за нашими спинами.

С небес с чёрных туч срывались каскады молний, безжалостно хлеща по улицам города. Я остановился и всмотрелся в этот странный погодный феномен. И заметил периодически проявляющийся за тучами огромный чёрный шар, который медленно парил над южными кварталами города и вёл интенсивный обстрел с воздуха каких-то невидимых отсюда целей. Покончив с локальным очагом сопротивления защитников, шар прекратил стрельбу и стал перемещаться к центру города. Через минуту чёрный шар нашёл новые цели и опять разродился серией смертельных молний, подавляя всякое сопротивление.

- Не знаю, как можно удержать Золотой Мост в условиях такой интенсивной атаки с воздуха... - с тревогой проговорил я тайфлингу.

Каришка тоже всё видела и сделала неутешительный вывод.

- Да никак. Всех защитников моста просто-напросто уничтожит огонь с небес.

Тем не менее, мы продолжали бежать к мосту через Стреминку, надеясь обнаружить там наших друзей. Однако, когда в портовом районе мы взобрались на крышу высокого склада, с которой открывался прекрасный вид на реку, то остановились, тяжело дыша. Золотой Мост горел, пламя объяло его по всей длине, тяжёлый коптящий дым стелился над водой. Я заметил множество застрявших на мелководье пустых бочек, а также солдат с факелами на противоположном берегу. Всё сразу стало ясным - находящиеся в северной части Холфорда солдаты, напуганные прорывом орков в южную часть города, подпалили заранее заготовленные бочки со смолой, уничтожив связывающий две части города мост.

Внутренне я соглашался с этим непростым стратегическим решением, хотя и негодовал от того, что этим действием защитники северной части города бросили на произвол судьбы и обрекли на гибель своих соратников и обитателей из южной части Холфорда. Вот только как же мои друзья, успели ли они перебраться через Стреминку или нет?

- Хозяин, смотри! - указала Каришка на что-то необычное на соседней улице, где сверкали вспышки заклинаний и откуда слышались крики.

Магия?! Насколько я знал, среди защитников города магов практически не осталось. Но вот среди моих друзей волшебников как раз хватало. Если там были мои друзья, то они вели с ем то бой!

- Бежим срочно туда! - от волнения я позабыл обо всём на свете и едва не сорвался с крыши.

Мы перелезли через конёк, пробежали по скату и спрыгнули на стоящую вплотную к нашему зданию соседнюю пристройку, где разбежались по длинной плоской покрытой смолой крыше и перелетели на балкончик соседнего высокого богатого дома. Я немного не допрыгнул из-за тяжёлых сумок и едва снова не сорвался вниз, но вовремя уцепился пальцами за перила. К счастью, меня подстраховала тайфлинг, протянув мне руку и вытащив на балкон. Миля прыгать с такой высоты не рискнула и осталась на краю соседней крыши. Но нам было сейчас не до девчонки - я уже ясно расслышал голоса Вилля Омникафи и Байяра с противоположной стороны здания. Рыцарь кричал кому-то держаться, минотавр же ругался непечатными словами.

Каришка тоже услышала эти крики и ловко, словно белка, полезла вверх по деревянной вертикальной стене. Да, в умении использовать кольца-когти мне с ней было не соревноваться. Поэтому я просто выбил ногой балконную дверь и вошёл внутрь особняка. Быстро сориентировался, нашёл лестницу на чердак и затем выбрался на крышу. Каришка уже стояла там, рассматривая с высоты третьего этажа картину происходящего внизу на улице.

А посмотреть было на что. Фея, Свелинна и Фириат сидели на грязной земле на корточках эдаким треугольником лицами внутрь, положив руки друг другу на плечи. Вокруг них ярко сверкало магическое защитное поле, небольшой полусферой полностью укрывая троицу наших магов. Вокруг этой преграды ходила высокая немолодая уже женщина в тёмно-коричневой богатой мантии мага какого-то высокого ранга. В руках эта волшебница держала горящий красным пламенем жезл, с которого раз за разом срывались огненные стрелы, бесследно исчезая в защитном экране моих друзей.

- Всё ваше сопротивление бесполезно, я гораздо опытнее и могущественнее вас! - громко произнесла эта опасная женщина, подняв силой магии с каменной мостовой целый рой булыжников и обрушив град камней на защитный экран моих друзей. - Вам всё равно придётся отдать мне божественный артефакт. По-хорошему или по-плохому, но я заберу эту нужную мне вещь. Пока я предлагаю сделать это по-хорошему...

Вокруг этой страшной волшебницы сверкал ещё один купол магического поля, отделявший сражающихся магов от всех остальных. Ярик Тяжёлый, Вилль Омникафи и минотавр Байяр оказались отрезаны от места схватки магов и теперь беспомощно стояли с внешней стороны магического пузыря, не в силах помочь троим держащим осаду магам. Вот Байяр кинулся вперёд и долбанул палицей по прозрачной преграде, но неизвестная волшебница даже не посмотрела в сторону разъярённого гиганта.

Каришка прямо с крыши метнула в магичку обсидиановый кинжал, но и это оружие отклонилось и улетело куда-то в темноту. Я недовольно покачал головой и строго выговорил тайфлингу:

- Это было глупо. Спустись вниз, найди и подбери своё оружие. Не стоит разбрасываться такими заметными вещами. Любой вор в нашей Гильдии знает, что такие дорогие метательные ножи есть только у тебя и меня.

- Да, я понимаю, Серый Ворон. Но нужно же было мне проверить защиту той тётки, - совсем не обиделась на справедливую критику девушка-тайфлинг и тут же стала спускаться вниз по деревянной стене.

Я тоже последовал за подругой, перепрыгнув на балкончик, с него на крышу крыльца и затем уже спустившись на землю. Прямо на мокрой земле находились брошенные самодельные носилки, на которых лежал перемотанный чистыми белыми тряпками и укрытый двумя одеялами Пузырь. Я подошёл ближе к своему школьному другу. Петька был без сознания, но дышал ровно.

- Вы бы его перенесли что ли под крышу крыльца, почему бросили раненого прямо под дождём?

Байяр и Ярик явно смутились и быстро переставили носилки под навес. После чего минотавр указал мне своей огромной рукой на чужую магичку и прорычал грозно, что эта человеческая женщина напала на них и отгородила заклинанием троих магов от всех остальных.

- Фея, кто эта волшебница, и почему она вас атакует? - спросил я у находящейся всего в трёх метрах от меня, но отгороженной сразу двумя непреодолимыми барьерами Ленки.

- Это - магистр Таулина с факультета магии земли, - ответила мне Ленка, не поднимая головы. - Она одновременно с нами вырвалась из Академии Магии и видела волшебный артефакт Свелинны. А сейчас Таулина подкараулила нас в городе и пытается отобрать у нас божественный артефакт.

- И ведь отберу, можешь не сомневаться! - грозно пообещала женщина, обрушив новый поток камней на защиту моих друзей. --Вы слишком слабы и неопытны, и вам даже такой могущественный артефакт не поможет уцелеть во время резни, которая вот-вот начнётся в городе. А вот я с помощью этого камня смогу вырваться из осаждённого Холфорда!

Я услышал стон боли Свелинны, когда огромный обрушенный на магический купол булыжник раскололся в мелкую пыль. Да и Фириат смотрелся неважно, явно держась из последних сил. Ленка держалась получше двух других магов, явно она была сейчас лидером тройки и тащила на себе основную часть нагрузки.

- Фея, может мне тогда просто пристрелить эту самоуверенную магичку, чтобы она нас не задерживала? - поинтересовался я, распаковывая последнюю "антимагическую" стрелу, выпивающую магические способности.

Обращался я с ценной стрелой бережно, не рискуя притрагиваться пальцами к зловещему набалдашнику. Магии у меня, как у следопыта, было совсем-совсем немного. Но даже эта магия значительно упрощала мне жизнь, и я не хотел бы ещё лишиться. Магия позволяла мне вызывать свет, призывать своего волчонка и наносить магический камуфляж.

- Пристрелить меня? Ну, попробуй, если сможешь, - язвительно усмехнулась магистр Таулина и повернулась в мою сторону.

Ей было достаточно одного беглого взгляда на волшебную стрелу в моих руках, чтобы понять, какая "начинка" находится в острие. На лице магистра отразилась брезгливость, словно она увидела что-то крайне неприятное.

- Фу, какая мерзость! - не сдержалась женщина. - Где ты только достал такую гадость...

- Купил несколько штук в вашей же Академии Магии. Полезные стрелы, неоднократно доказавшие свою эффективность за последнее время, - ответил я, обрадованный, что хоть кто-то оценил мои расходы на их создание.

Но магистр Таулина уже потеряла ко мне интерес и отвернулась. Она по-прежнему считала, что находится в безопасности от любых стрел под своим пылевым магическим щитом. Какое трагическое заблуждение! Я не собирался указывать своей противнице на допущенную грубую ошибку и думал просто-напросто выстрелить ей куда-нибудь в ногу. Чтобы не убивать, но превратить опытнейшую магичку в обычную немолодую горожанку. Но всё испортил Ярик Тяжёлый, который не нашёл лучшего момента, чтобы похвастаться, что сделанные им стрелы без труда пронзают любые магические щиты. Магистр Таулина после этих слов мгновенно развернулась ко мне и что-то произнесла.

- Берегись! - услышал я истошный крик Феи, и тут же перед моими глазами что-то ярко вспыхнуло, а браслет на запястье раскалился.

Я испуганно прислушался к своим ощущениям и затем даже осмотрел свои руки-ноги. Все конечности были на месте и даже вроде нисколько не пострадали. Сама Таулина выглядела не менее растерянной, чем я сам. Похоже, она ожидала совсем других результатов от своего заклинания.

- Серый, ты только что отразил заклинание "Обращение в камень", - подсказала мне моя школьная подруга, весело рассмеявшись. - Всё-таки и от моей несдержанности бывает польза!

Я понял, что Ленка имеет ввиду браслет с защитой от магии земли, приобретённый мною после магического нападения Ленки на Каришку. Мастер-ремесленник, продавший мне этот защитный браслет, обещал полный иммунитет от магии разума и магии замли, а также несколько других полезных свойств. Похоже, именно магией земли, магистром которой она являлась, и атаковала меня Таулина. Не давая нашей противнице прийти в себя после неудачи, Ленка атаковала женщину несколькими заклинаниями подряд, после чего опять ушла в глухую защиту и спросила у меня:

- Вы с Каришкой смогли достать то, о чём мы говорили?

Поскольку моя школьная подруга не называла Корону Латандера прямым текстом, я тоже подтвердил успех иносказательно. Но Ленка всё поняла, сразу воодушевилась и предложила:

- Киньте эту вещь нам сюда, она свободно пройдёт через все барьеры! Пора уже показать магистру Таулине, насколько она ошиблась, атаковав нас!

Магистр явно была сбита с толку этими словами ученицы, а потому на всякий случай ещё раз атаковала меня каким-то новым заклинанием. Впрочем, также безрезультатно. А потом Таулина увидела Каришку, достающую Корону Латандера из сумки. Волшебница удивлённо замерла и после секундного замешательства самодовольно рассмеялась:

- Вот это поворот событий! Какой приятный сюрприз! Сегодня я стану обладательницей сразу двух артефактов! Я стану могущественнее любых магов современности! - после этих слов немолодая женщина вытянула руку с волшебной палочкой в сторону тайфлинга.

Опять что-то бумкнуло, искорки разрядов проскочили по одежде Каришки. Не дожидаясь эффекта от наложенного на неё заклинания, Каришка поскорее швырнула корону в сторону моих друзей. Фириат ловко подпрыгнул и поймал бесценную вещь. И сразу засветился, как светилась когда-то Арбель при получении божественного кольца в лабиринте под разрушенным эльфийским городом. Стало сразу ясно, что корона признала нового хозяина. Тайфлинг же после быстрого осматривания и ощупывания своего тела расхохоталась и весело прокомментировала:

- Фея, спасибо тебе за тот прошлогодний урок! Именно он помог мне сейчас выжить!

- Да не за что, Каришка. Всегда готова повторить, - фыркнула в ответ Ленка.

Моя школьная подруга явно повеселела и стала чувствовать себя увереннее. А вот Таулина закусила губы с досады - видимо защита моих друзей после получения артефакта сразу уплотнилась.

Не дожидаясь новых магических атак по мне или моим друзьям, я взял арбалет поудобнее и прицелился во враждебную нам магичку, собираясь закончить затянувшееся противостояние. Но моя школьная подруга меня неожиданно остановила:

- Серый, не стреляй, в этом больше нет нужды, - при этих словах Фея встала с колен и выпрямилась во весь рост.

Следом за ней Свелинна тоже встала и выкрикнула какие-то слова, явно завершив какое-то давно заготовленное ей заклинание. По тому, как удивлённо вытянулось лицо магистра, она прекрасно поняла, что именно сейчас было произнесено, но не могла до конца поверить в реальность произошедшего.

- Да, это именно "Оковы безысходности", - подтвердила маленькая Свелинна. - Теперь ты не сможешь ни черпать магию извне, ни уйти от нас никаким способом. Бой будет происходить тут под куполом до полного и окончательного истощения резервов одной из сторон c последующим развоплощением проигравшей стороны. И да, ты серьёзно ошибалась - почувствованный тобой ранее артефакт находится не у Феи, а по-прежнему у меня. Вот он. У Феи же совсем другой источник, да и у Фириата тоже теперь собственный имеется. Теперь у каждого из нас троих имеется нескончаемая магическая подпитка, а ты ограничена только своими уже порядком поистощившимися внутренними резервами. Наконец-то мы поговорим с тобой на наших условиях, магистр Таулина! Ленка, Фириат, обходите её!

Я не совсем понимал, что сейчас случилось, но Таулина зарычала словно загнанный зверь и обрушила на окружающих её троих магов целый поток самых разрушительных заклинаний. Мои друзья не атаковали в ответ, они лишь оборонялись. Было заметно, что сдержать атаку разъярённого загнанного в угол магистра было очень непросто, несмотря на подпитывающие артефакты у моих друзей. Однако ничего этой яростной и безнадёжной атакой Таулина не достигла, лишь окончательно истратив свои магические резервы. Она расстегнула сумку на поясе и запустила туда руку. В ход пошла бутылочка с магическим эликсиром, затем вторая, после чего эта немолодая женщина... опустила руки вниз и разрыдалась.

- Какая же роковая ошибка с моей стороны... Как просто всё выглядело изначально, и как печально всё закончилось... Но кто бы на моём месте мог предположить, что у таких несмышлёнышей окажутся сразу три великих артефакта!

Женщина опустилась на колени прямо на мокрые камни. Не знаю, какие заклинания творила сейчас Свелинна, но видимых глазу эффектов долго не наблюдалось. Затем тело магистра магии земли начало расплываться и таять. Таулина с ужасом посмотрела на свои растворяющиеся ладони и истерично закричала:

- Только не это! Я не хочу умирать окончательно!!!

- Не бойся, ты не исчезнешь без следа и даже сохранишь значительную силу. Более того, ты даже станешь отныне бессмертной и неуничтожимой, - пообещала ей Свелинна и добавила с усмешкой. - Мы честно победили тебя в магическом поединке и выпили твою силу. Можно было просто-напросто тебя развеять и забыть. Но мне давно хотелось завести себе фимиляра не хуже, чем у Елены. И потому ты станешь отныне моей тенью, смертельно-опасной и абсолютно послушной тенью.

Когда Таулина окончательно исчезла, Ленка убрала защитные барьеры, повернулась и полушутливо-полусерьёзно поинтересовалась у маленькой Свелинны:

- У тебя вообще в арсенале есть какие-либо НЕ запрещённые Инквизицией заклинания?

После чего две подруги и Фириат вместе с ними весело рассмеялись.


***


Первым делом Фея вернула принадлежащий мне артефакт и попросила пригасить его активность, чтобы не привлекать внимания других магов. Затем мы с Ленкой вместе направились осмотривать лежащего на носилках Пузыря. Мою подругу заметно пошатывало, словно она была пьяна. Когда она наклонилась к Петьке, то едва не упала, мне даже пришлось её придерживать за плечо. Я ничего не сказал вслух по этому поводу, но Ленка вдруг повернулась ко мне и произнесла:

- Так оно и есть, Серый, это опьянение. Только это не алкоголь, а опьянение магической силой. Заклинание "Испитие мощи", которое произнесла Свелинна, влило в нас троих тот огромный магический потенциал, которым обладала магистр Таулина. Конечно, рано или позже излишек энергии схлынет, но всё равно мой разум сумел уже многое усвоить. Чувствую, что мой собственный резерв магии после такого щедрого вливания увеличился едва ли не вдвое. Как же правильно, что это заклинание из магии смерти строжайше запрещено Инквизицией, иначе некроманты давно бы уничтожили всех других магов ради увеличения собственной силы. И да, Серый Ворон, в таком состоянии я настолько сильна, что уже способна поверхностно читать твои мысли даже несмотря на защитный браслет на руке. Кстати не только я, но ещё и Фириат, и Свелинна, так как мы пока ещё находимся в магической связке... Вот чёрт!

Ленка медленно повернулась к Свелинне, но её маленькая подруга вдруг отшатнулась от Феи и в ужасе закричала. Ни я, ни остальные собравшиеся вокруг друзья не могли понять такой странной реакции маленькой магички. Мы с Каришкой удивлённо переглянулись, и я сделал шаг в сторону Свелинны, желая её успокоить.

- Не подходите ко мне! Вы все демоны! - закричала на меня Свелинна и выставила вперёд свою волшебную палочку.

Девчонка явно была в истерике и плохо контролировала себя. Я остановился и обернулся к остальным в поисках поддержки или хотя бы объяснения того, что произошло. Ко мне подошла Елена и тихо сказала:

- Когда мы находились в магической связке, мои способности были доступны и Свелинне. Она временно стала способной читать мысли окружающих. Я-то давно уже привыкла всегда блокировать свои мысли заклинаниями магии разума, пропуская лишь нужный минимум для работы в связке. У тебя есть прекрасный защитный браслет, через который даже декан факультета магии разума Архимаг Баш-Доуландр не смог пробиться. Но вот у Пузыря никакой защиты не оказалось. Он сейчас бредит и видит сны. Очень чёткие образы, где мы втроём у нас дома... Как только я это поняла, то сразу разорвала магический круг. Больше Свелинна читать мысли не может, но и уже полученной информации девчонке хватило, чтобы всё понять. Она сейчас считает нас демонами и оттого страшно перепугана.

Всё сразу стало понятным, однако не давало ответа на вопрос, что теперь нам делать со Свелинной, как её успокаивать? Да и Фириат что-то стал смотреть на меня с явным подозрением. Поэтому появлению из-за угла соседнего дома небольшого отряда орков я откровенно обрадовался, так как оно дало возможность отвлечься от наших внутренних недоверий и переключиться на внешнего врага.

- Атакуем их! - закричал я, указав на четверых крупных бойцов-орков в металлических панцирях и увешанного колдовскими амулета шамана позади них.

Наверное, это была самая быстрая стычка с орками в истории человечества. Наши переполненные силой маги уже через секунду противников испепелили, изрубили водяными бичами и превратили в решето острой каменной шрапнелью.

- Так нечестно, дайте и нам сражаться! - обиженно воскликнул Ярик Тяжёлый, который не успел сделать ни шагу в сторону врагов.

Каришка подошла к поверженным противникам и, не брезгуя трогать окровавленные тела, быстро и умело обшарила вещи орков. Её трофеями стала горсть серебряных и медных монет, ожерелье из полудрагоценных камешков и бутылочка с магическим эликсиром. Тайфлинг подошла к нашим магам и после короткого замешательства отдала эликсир Свелинне со словами, что она больше всех заслужила. На каком основании Каришка определила для себя вклад магов в нашу общую победу, мне было непонятно, но Свелинна явно обрадовалась и тут же спрятала бутылочку.

- Золотой Мост сгорел, до внутреннего города далеко, и мы можем не успеть туда вместе с раненым... Что будем делать, командир? - поинтересовался почему-то именно у меня Вилль Омникафи.

Остальные мои друзья тоже замерли и уставились на меня, ожидая ответа на этот крайне интересующий всех вопрос. Меня же удивило обращение "командир" в речи рыцаря, и я попросил Вилля прокомментировать его слова. Благородный рыцарь удивился моей непонятливости ответил более развёрнуто:

- Кроме тебя, никто из здесь собравшихся не знает способа спастись в наполняемом врагами городе. Орки наступают и вскоре захватят всю южную часть Холфорда, а перебраться через Стреминку мы вряд ли сможем. Да, мы можем храбро сражаться и дорого продать свои жизни, но мы обречены. Однако Елена Фея сказала нам, что у тебя имеется какой-то план, так что именно ты и должен вести нас.

Все остальные молчаливым согласием подтвердили слова благородного рыцаря. Даже Байяр и маги не стали спорить, признавая моё право вести отряд. Я посмотрел на свою школьную подругу, но Ленка лишь усмехнулась и прокомментировала:

- Ты и раньше всегда вёл нас с Петькой, мы лишь шли за тобой. Так что не робей и принимай командование нашим отрядом, тебе не привыкать.

- Хорошо. Тогда слушайте, что я вам всем скажу. Несколько клепсидр назад мы с Каришкой видели, что творилось в Храмовом квартале, когда испуганные горожане пытались прорваться во внутренний город и насмерть давили друг друга. Поэтому я прекрасно представляю, какая паника творится сейчас у ворот во внутренний город, если эти ворота ещё не закрыли. Мы не успеем пройти через ворота до появления отрядов врагов, а потому нет смысла и пытаться идти этим путём. Но мы и не будем переплывать реку в северную часть города. Считайте меня пессимистом, но я уверен, что река Стреминка не остановит поток орков. Вместо этого мы сейчас спустимся в катакомбы под Холфордом и у обитающих там воров выясним, где собрались организованные отряды защитников, к которым мы сможем присоединиться.

Возражений не последовало. Я взялся на носилки с Пузырём, с другой стороны нести носилки с раненым взялся минотавр. Свелинна, всё ещё недоверчиво поглядывая на меня и Фею, тоже пристроилась в хвост группы. Лишь Каришка продолжала стоять, не двигаясь с места.

- Хозяин, ты никого не забыл? - ехидно поинтересовалась тайфлинг.

Я хлопнул себя ладонью по лбу. Миля! Эта девочка осталась на крыше, когда мы с тайфлингом спешили помочь своим друзьям в схватке с магистром Таулиной! Как же я мог про неё забыть?!

Осторожно поставив носилки на землю, я передал наиболее тяжёлые свои вещи Ярику и Виллю, после чего попросил друзей немного подождать. Мы с Каришкой наперегонки полезли наверх на крышу. Шустрая тайфлинг опять опередила меня, хотя и всего буквально на пару секунд. Мы пробежали по плоской крыше и... не обнаружили Милю там, где мы её оставили! Соседняя крыша оказалась пустой, ребёнка на ней не оказалось! Да и на всех соседних девочки тоже не было видно. Что же делать?! Дорога сейчас была каждая минута, так как наш отряд мог не успеть добраться до известных мне входов в безопасное подземелье. Но и бросать беспомощную девочку, которую мне доверили её родители, было тоже никак нельзя. Тайфлинг стояла рядом со мной и ждала моего решения.

- Каришка, отводи наших друзей к зданию ткацкого склада у пересечения улиц Ткачей и Золотошвей. Там на заднем дворе есть прикрытый ветками заброшенный высохший колодец, а внутри колодца приставлена лестница. Спуститесь и окажетесь неподалёку от моста подземной реки, ты знаешь это место. Проводи наших друзей на территорию Школы Воров и распорядись, чтобы их всех накормили, после чего веди их в мои личные комнаты. Если охранники будут задавать вопросы, ссылайся на меня. Я же постараюсь найти Милю и потом догоню вас в Школе.

Тайфлинг посмотрела на меня с благодарностью и тихо проговорила:

- Хозяин, я боялась, что ты решишь пожертвовать девочкой ради спасения всех остальных. И даже уже настраивалась спорить и отказываться уходить без твоего прямого приказа. Спасибо тебе за то, что решил иначе! Береги себя!


***


До противоположного дома было метров шесть. Шёл противный дождь, и крыша была мокрой и скользкой. Но я рискнул всё же разбежаться и прыгнуть с самого-самого края. Получилось! Я ловко приземлился на покрытую смолой крышу соседнего дома и тут же выпустил Неведомого Призрака. Белый крыс сделала пару больших кругов по плоской крыше и озадаченно привстал на задние лапки.

- Хозяин, тут множество следов. Есть следы твои и Каришки, и ещё много разных. Все следы достаточно свежие, даже дождь не успел до конца смыть.

- Ищи маленькую девочку, которую ты искал по следу прошлой осенью.

Неведомый Призрак ещё раз вернулся к кромке крыши. Затем, постоянно принюхиваясь, по следам девочки обежал всю большую крышу по периметру. Суд по всему, оставленная тут мной Миля искала способ спуститься. Я шёл её маршрутом и заглядывал вниз, выискивая какие-либо карнизы или балконы, которыми могла бы воспользоваться девочка, но везде было высоковато для восьмилетнего ребёнка. Не могла она и вскарабкаться обратно на ту крышу, с которой она спрыгнула сюда - слишком высоко для её небольшого роста. Но куда же тогда она могла деться?

Неведомый Призрак, видимо, тоже не мог разобраться в запутанных следах и после долгих шараханий из стороны в сторону остановился в самом центре плоской крыши, подзывая меня:

- Вот тут резко появляются следы других людей. Именно на этом месте они вышли на крышу и забрали девочку.

О как! Я даже как-то не сразу смог поверить словам крыса. Ровная ведь крыша, никаких чердачных окон, никаких люков, вообще ничего, что говорило бы о возможности тут подняться или спуститься. Я скорее склонен был предположить, что те незнакомые люди, которые оставили тут недавно следы, спрыгнули с соседней покатой крыши и потом сумели уйти тем же путём, хотя там было и достаточно высоко. Но Неведомый Призрак повторил свои слова, подтверждая, что именно тут на ровном месте появились чужие следы.

Я опустился на корточки и стал изучать поверхность. Неровные потёки старой застывшей смолы, которой когда-то давно рабочие от дождей залили щели между досками, постеленными поверх толстых стропил. Ничего не говорило о скрытом проходе. Даже простукивание мне ничего не дало - везде один и тот же глухой звук, говорящий о пустотах на чердаке внизу. И тут я услышал какой-то шум снизу. Было похоже на голоса, вот только из-за толстой преграды было плохо слышно. Я приложил ухо к поверхности и отчётливо услышал два переговаривающихся голоса.

- Похоже, опять кто-то топает? - произнесла какая-то женщина, голос был сильно приглушён, но я сумел разобрать слова.

- Да нет, тебе показалось, - резко ответил мужской голос.

- Вдруг это пришёл Марк? - опять женский голос.

- Марк не станет рисковать и перебираться сюда в святилище тайком через весь горящий город. Он просто подождёт, пока орки возьмут Холфорд, и придёт уже нормально, постучав в дверь, как все нормальные люди. Да и не стучит уже вроде.

Я привстал и несколько раз нарочито громко топнул, затем опять прислушался.

- Я же говорила! Нужно его немедленно впустить! - обрадовалась женщина.

- Погоди, как мы узнаем, что это именно он? Я никогда не видел Марка вблизи, и он всегда был в маске. Ты хоть сама знаешь, как выглядит этот самый Марк?

- Высокий, худой, быстрый. Лица я тоже никогда не видела, он всё время был в маске. Но по голосу я легко могу его опознать. Но кто кроме посланника Ваалона будет рисковать и пробираться ночью по крышам в это святилище? Открой, у него должны быть важные вести, если он пришёл этой ночью.

Послышалось недовольное ворчание, кто-то полез вверх по лестнице и стал возиться с щеколдой. Я же накинул на голову капюшон, надел воровскую маску и приказал Неведомому Призраку скрыться у меня в кармане. И даже успел зарядить свой арбалет, готовясь немедленно действовать при необходимости. Яркий свет резанул глаза, в приоткрывшейся щели показался заросший крупный мужик с переносным фонарём в правой руке. На нём была красная мантия культистов Моргрима, только капюшон и маску он не надел.

- Кто здесь? - недовольно буркнул он, пытаясь что-либо рассмотреть в темноте.

- Это Марк, у меня важные новости, - шепотом сообщил я, пряча оружие в запахнутом плаще.

Квадратная плита приподнялась и сдвинулась в сторону. Под ней открылся проём примерно метр на метр, из которого снизу шёл яркий свет. Оказавшийся неожиданно крупным мужик полностью вылез на крышу и приподнял повыше свой фонарь, чтобы лучше осмотреть меня.

- Опусти фонарь, не привлекай лишнего внимания, дубина! Залезай сразу за мной и закрывай плитой лаз. Вот только случайных свидетелей нам не хватало, чтобы испортить всё в последний момент!

Мужчина зашептал что-то извиняющееся и пропустил меня вперёд. Когда только он поставил закрывающую секретный лаз плиту на место и спустился на лестницу и, я от души угостил его дубинкой по затылку. Грузное тело рухнуло рядом с телом молодой женщины, которую я вырубил секундой раньше. Её я не стал бить дубиной, а использовал засушенный палец гхола, который у меня хранился именно для подобных случаев. Ещё недавно у меня была замечательная парализующая перчатка из кожи гхола, но она испортилась по моей собственной глупости - случайно с редкой вещью попал под солнечный свет, после чего ценный инструмент безвозвратно испортился. И как я ни искал другую подобную перчатку в специализированных лавках, сколько ни заказывал у мастеров, сколько денег ни предлагал, мне так и не удалось найти ещё одну парализующую перчатку. Максимум, что мне смогли предложить продавцы в магических лавках - это высушенный палец гхола на короткой стальной цепочке, который я хранил в футляре в одном из внутренних кармашков куртки.

Мотком верёвки я быстро связал запястья мужика у него за спиной, запихал ему в рот тряпку, после чего оттащил бесчувственное тело в угол пыльного чердака за какие-то старые ящики. Был этот бородатый грузным тяжёлым мужчиной, так что пришлось с ним повозиться, и я даже опасался, что оставленная без присмотра девушка успеет очнуться. Не успела. Я как раз связывал ей руки, когда она открыла глаза.

- Кто ты? И что ты делаешь в святилище Отца нашего Моргрима? - спросила она без малейшего испуга в голосе.

- Я пришёл за девочкой, которую вы похитили, - ответил я, закончив связывать ей руки.

- Мы никого не похищали, девочка сама попросила, чтобы мы её сняли с крыши. С Милей всё в порядке, она отдыхает от переживаний в комнате на верхнем этаже. Но Миля не хочет идти с тобой, она выразила пожелание остаться тут в безопасном святилище, - ответила эта молодая и красивая ярко-рыжая девица.

- Вот только не надо мне врать! - повысил я голос. - Я прекрасно видел своими собственными глазами, что культисты Моргрима делают с попавшими к ним в лапы беззащитными детьми.

На лице этой девицы отразилось явное недоумение. Затем она набрала побольше воздуха в лёгкие, собираясь яростно возражать, но ответила неожиданно спокойно:

- Сходи вниз по лестнице и убедись сам в правоте моих слов. Девочка находится в моей собственной комнате.

Однако я не собирался оставлять этих двоих опасных противников за спиной, спускаясь в логово культистов. Поэтому я приказал этой рыжей жрице идти впереди меня, сам же пошёл на шаг позади неё, всё время упираясь заряжённым арбалетом ей в спину, чтобы исключить у пленницы даже малейшие мысли о побеге.

- Я не могу понять твоей враждебности и предрассудков, - проговорила девушка, спускаясь по лестнице. - Наша религия одобрена и признана самим Императором. Сама же я могу поклясться, что видела со стороны поклонников новой Церкви только добрые дела. Встреча со служителями Моргрима полностью изменила мою жизнь, я наконец-то обрела смысл своего существования. До этого я была простой послушницей в монастыре богини магии Эльдоры, при этом не умея колдовать. Если бы ты знал, незнакомец, как это было унизительно, когда все вокруг меня были магами, а я не могла сотворить простейших заклинаний! При этом я была намного прилежнее и смышлёнее своих сверстниц, я быстрее их научилась читать и писать, гораздо лучше них запоминала священные тексты, но... Они все как один были магами и постепенно росли в монастырской иерархии, мне же была уготована участь всю жизнь мыть полы и убираться в кельях других послушниц...

Молодая женщина со связанными за спиной руками остановилась перед закрытой дверью, прервала рассказ о своей жизни и попросила меня самого снять с её пояса ключ и открыть этим ключом дверь. За дверью оказался богато обставленный хорошо освещённый коридор. Бронзовые светильники, вычурный столик со статуей девушки-пастушки, яркий оранжево-зелёный ковёр во всю длину коридора. Явно хозяева этого дома не испытывали недостатка в деньгах.

- Зачем же ты пошла в послушницы Эльдоры, не имея магических навыков? -поинтересовался я, невольно заинтересовавшись историей девушки.

Рыжая стройная красавицы хмыкнула невесело, после чего плавной женственной походкой пошла по ковру длинного коридора, при этом не забывая отвечать на мой вопрос:

- А меня разве кто спрашивал? Завёрнутого в пелёнку младенца подкинули к воротам женского монастыря богини Эльдоры в городе Камень-на-Реке. Я никогда не знала, кто мои родители. С самого детства я жила при монастыре, волшебницы воспитывали меня. Меня обучили грамоте, но ни на что большее, чем подметать полы и мыть посуду, я не годилась. Если бы ты знал, сколько ночей я провела в слезах, стоя на коленях перед алтарём богини магии, моля Эльдору ниспослать мне магический дар. Но всё было тщетно... Настоятельница, узнав о моих ночных бдениях у алтаря богини, страшно рассердилась и кричала, что я "пустышка" и должна выбросить подобную чушь из головы.

А этим летом в наш монастырь пришли жрецы в красных одеяниях, они принесли с собой подписанный наместником приказ передать монастырь церкви Единого Бога. Настоятельница была первой, кто в тот же день приняла новую религию, сохранив за собой место настоятельницы монастыря. А следом за ней все старшие жрицы и простые послушницы тоже приняли веру в Моргрима. В знак благодарности за нашу веру в него Отец Вечный выполнил по одной просьбе каждой из нас. Думаю, ты понимаешь, что загадала я.

- Стать магичкой? - попытался догадаться я.

- Да! Я в тот же день приобрела способности к магии! И не как раньше было при богине Эльдоре лишь по одной-две магических грани, а способности проявились во всех направлениях магии!

Я тихо присвистнул от удивления. Сразу стало понятно, почему так много оказалось магов-дезертиров из Холфорда, чем новая религия так привлекла именно волшебников - возможностью преодолеть сложившиеся ограничения и получить доступ к закрытым для них разделам магического искусства.

- Я не захотела оставаться в монастыре, так как с трудом представляла, как я теперь смогу ужиться с теми жрицами, которые все эти годы унижали и шпыняли меня. И последователи Моргрима перевезли меня в Холфорд в этот самый дом. Я слышала, конечно, что тут в Зелёной Столице в прошлом году были гонения на нашу религию. Но времена изменились, и тебе тоже стоит отбросить старые предрассудки!

Мы давно остановились перед одной из дверей коридора, но я не прерывал рассказа девушки. Когда же рыжая волшебница закончила свой рассказ, я осторожно попробовал дверную ручку. Дверь оказалась незапертой. В небольшой комнате на стуле возле застеленной кровати сидела Миля, живая и невредимая. При моём появлении она вскочила и радостно бросилась мне на шею. Я подхватил девчонку на руки и обернулся к стоящей в дверях женщине. Та, явно довольная подтверждением своих слов, потребовала:

- Теперь развяжи мне руки. Сам видишь, с твоей Милей всё в порядке.

- Сестра Вилена очень хорошая, зачем ты её связал, Серый Ворон? - удивлённо спросила малявка. А затем неожиданно продолжила: - Вилена хорошая, её нужно скорее развязать. Это брат Кесур очень плохой и злой, ты его лучше свяжи.

- Кто такой Кесур? - насторожился я и спросил сразу обеих.

- Кесур - хозяин этого дома. Он мой... муж, - с небольшой паузой перед словом "муж", словно не найдя другого более подходящего слова, ответила молодая женщина. - Это тот мужчина, которого ты оставил связанным на чердаке, Серый Ворон. Но почему вдруг Кесур плохой, Миля?

- Это именно Кесур похитил меня в прошлом году! - выпалила рыжая девчонка.

Вот это поворот событий! Я сразу вспомнил ту осеннюю ночь и страшное логово культистов под сгоревшим домом торговца вином. И тех несчастных детей, которых последователи Моргрима принесли в жертву на своём алтаре. И особенно вспомнил обглоданные детские кости в мисках хищных варгов и бочку, доверху набитую маленькими трупиками. Кстати, голос одного из людей в масках, разговаривавших тогда возле клеток с варгами, действительно был поход на голос Кесура... Хотя прошёл уже год, и полной уверенности в этом у меня не было. Но в любом случае эта мразь Кесур заслуживала смерти! Последнюю фразу я, видимо, проговорил вслух, так как Вилена вздрогнула и, отступив на шаг, стала допытываться у нас:

- Про что вы вообще говорите? Какое ещё похищение? - эта рыжая женщина то ли прикидывалась, то ли реально не понимала.

И тогда я ей всё рассказал о похищении Мили и обнаруженном мной подземном святилище. Рассказывал я достаточно кратко, но зато эмоционально и не стесняясь в выражениях. Вилена стояла бледная и долго не могла решить, верить моим словам или нет. Я даже начал надеяться, что мне удалось переубедить молодую женщину, но ей оказалось слишком трудно поверить в страшную реальность рассказанного мной.

- Это просто не может быть правдой! - заявила она в итоге, резко встряхнув головой, словно отгоняя наваждение. - За всё время, что я знаю Кесура, ни он, ни другие знакомые мне последователи Моргрима ни разу не сделали ничего дурного и противозаконного! Они все добрые и хорошие люди! А вот ты сам - злодей, который цепляется за прошлое и жестокостью, подлостью и убийствами пытается остановить приход новой власти. Думаешь, я не слышала от своих друзей про тебя, Серый Ворон? Но сегодня твоим преступлениям придёт конец. Я не позволю тебе дальше творить беззаконие и остановлю тебя!

После этих слов с рыжей колдуньи внезапно свалилась на пол верёвка, которой я ранее связал волшебнице руки. Вилена быстро растёрла запястья руками и, указав на меня пальцем, выкрикнула какое-то заклинание.

Пока волшебница ещё произносила слова заклятия, я резко отпрыгнул в сторону, повалив при этом стул и больно ударившись животом об угол кровати. За моей спиной полыхнуло, сверкнуло, запахло озоном.

- Твою же мать! - когда испуг немного прошёл, я осторожно выглянул из-за высокого шкафа с арбалетом в руке и выругался.

На стене обугленной неровной кляксой красовался след от попадания чего-то могучего и явно смертельного. От висевшей на стене в этом месте картины осталась только верхняя половина рамы. Простыня на кровати дымилась, по комнате летал пух от разорванной в клочья подушки. Миля укрылась под столиком и оттуда испуганно хлопала глазёнками. Вилена же стояла с сильно озадаченным видом и даже не сопротивлялась, когда я подошёл к ней, заломил руки за спину и заново связал ей запястья, на этот раз покрепче. Я быстро и достаточно корректно обыскал девушку в поисках припрятанного оружия или амулетов, но ничего опасного не обнаружил.

- Почему божественное заклинание не сработало? - поинтересовалась у меня растерянная рыжая колдунья во время связывания. - Молния же должна была испепелить тебя.

- Ты просто промахнулась, Вилена. В быстрого вора не так-то просто попасть даже в упор. Хотя тебе это почти удалось, я едва успел отпрыгнуть, - всё ещё несколько нервничая от пережитого, усмехнулся я.

- Похоже на то. Жаль... - тихо и как-то обречённо проговорила рыжая волшебница, присаживаясь на чудом уцелевший стул.

Весь её воинственный пыл разом пропал. Передо мной была перепуганная молодая девушка, готовящаяся покорно принять жестокое наказание за попытку убийства. Наверное, она думала, что я её сейчас убью. Однако, несмотря на то, что Вилена была явным врагом, почему-то я не испытывал ни малейшей ненависти и враждебности по отношению к ней. Просто она по воле случая оказалась по другую сторону баррикад, искренне верила в свою правоту, и её фанатизм было не так-то легко преодолеть.

- Я не трону тебя, - пообещал я волшебнице. - Но взамен ты честно расскажешь мне всё, что слышала про меня и про планы твоих дружков по захвату Холфорда. И, пожалуйста, не пробуй больше колдовать, я всё равно выстрелю намного быстрее, чем ты сможешь развязаться.

Вилена обречённо кивнула и принялась рассказывать.


***


В столицу молодая девушка приехала в самом конце лета в составе большой группы служителей Моргрима. Поездка была давно запланированной, но несколько раз откладывалась, поскольку не было окончательной уверенности в том, что в Холфорде их нормально примут. Более опытные жрецы уже успели рассказать молодой послушнице Вилене о том, что в Холфорде в прошлом году случились серьёзные беспорядки, в которых городские власти, которым нужно было срочно кого-либо назначить крайними, обвинили служителей новой Церкви. Горожане и приехавшие на осеннюю ярмарку купцы, пострадавшие во время беспорядков, были настроены крайне агрессивно, а справедливого суда как такового не было вовсе. Всех, кого подозревали в малейших симпатиях к новой религии, городская стража хватала и отправляла на казнь. Тогда в кровавый Малый Выходной на плахах под топорами палачей погибло более тысячи верующих и гораздо больше просто случайных горожан, попавших под горячую руку.

Поэтому определённые сомнения и даже опасения у прибывающих в столицу жрецов имелись, хотя служители Моргима и имели при себе заверенное самим Императором письмо с требованием оказывать служителям новой религии самую полную поддержку. Но опасения оказались напрасными - горожане встретили служителей новой церкви восторженно, а правитель города согласился выделить лучшее место в Храмовом районе для строительства величественного храма Единого Отца. Так же прекрасно пошло дело и с обращением горожан в новую веру, тысячи и тысячи людей выстраивались в очереди для приобщения к благодати.

Но полностью избежать конфликтных ситуаций с городскими властями всё же не получилось. Науськиваемый священниками Двенадцати богов Правитель города герцог Кафиштен отказался принять справедливые требования, которые ему предъявили защитники новой веры - снести старые религиозные постройки, вернуть имущество и восстановить в правах тех, кто пострадал из-за несправедливых гонений годом раньше. Вместо этого упрямый правитель города стал готовиться к войне, хотя изначально вполне можно было договориться мирным путём. Когда же обеспокоенные недальновидной политикой престарелого герцога дворяне и значительная часть магов покинули город, в Холфорде опять начались гонения на служителей церкви Вечного Отца.

Большинство служителей Моргирима, опасаясь повторения событий годичной давности, ещё за несколько дней до исхода магов из города поспешили покинуть Холфорд. Но какая-то часть храбрецов осталась и, поддерживая постоянную связь со своими единоверцами за пределами городских стен, старалась вести агитацию среди горожан, призывая их не подчиняться приказам сошедшего с ума правителя, не вступать в ополчение и вообще не препятствовать приходу законной власти.

- Я тоже приняла решение остаться в городе, это было выражением моей благодарности Вечному Отцу за проявленную ко мне заботу, - продолжала рассказывать Вилена. - Высшие жрецы очень обрадовались такому моему рвению. А когда они выяснили, что к тому же я ещё и грамотная, то поселили меня в этом богатом особняке. Моей задачей было переписывать красивым аккуратным почерком поступающие приказы, размножать их в нескольких копиях и передавать прибывающим агентам от нашей Церкви. И вот с тех пор я живу в этом доме. Хозяин этого особняка жрец второго ранга Кесур отвечает за хранение казны Церкви и за финансирование проводимых в городе операций. Он весьма обрадовался моему появлению, так как ему очень требовалась расторопная помощница вести учёт всех расходов. К тому же он оказался очень приятным в общении человеком и весьма галантным. Он сказал, что полюбил меня с первого взгляда и даже обещал жениться на мне сразу после того, как война закончится.

- Обещать не значит жениться, - не смог удержаться я от иронического замечания, но попросил Вилену не прерывать рассказ.

Оказалось, что в именно этом доме собирались культисты и, совершенно не стесняясь присутствия Вилены и считая её полностью своей, вели весьма откровенные разговоры по поводу своих дальнейших планов. Во время одного такого совещания сидевшая в уголке и аккуратно переписывающая только что поступившие документы молодая волшебница услышала, что Гильдия Воров отказалась от ранее данных обещаний и не станет помогать церкви Вечного Отца.

Вилена хорошо помнила, как эмоционально отреагировал на это известие Кесур. Он кричал, что так дела не делаются, и что воры уже взяли из казны церкви Вечного Отца немалый аванс за свою поддержку. И именно тогда впервые и прозвучало имя "Серый Ворон", которое Вилена сразу запомнила. Неизвестный посланник в красной маске сообщил, что именно этот новый член Внутреннего Круга Гильдии Воров сумел переубедить остальных, а несогласных просто-напросто покалечил на дуэлях.

- Уж не тот ли это Серый Ворон, который годом раньше был приговорён к смерти? Разве он ещё жив? - удивился Кесур.

- Да, это именно тот головорез, который повинен в смерти множества наших верных братьев и сестёр и однозначно заслуживает самой лютой казни. Мы хотели решить эту проблему традиционным способом, но Орден Ассасинов вернул нам деньги и отказался принимать заказ на голову Серого Ворона, сославшись на какие-то свои глупые правила, - проговорил третий участник того совещания, жрец по имени Амонн.

- Неужели мы не можем решить эту проблему своими силами, без привлечения Ордена Ассасинов? Можно ведь выяснить с помощью обычной поисковой магии, где обитает этот самый Серый Ворон, а затем покончить с ним! - предложил Кесур, но Амонн покачал головой:

- Всё не так просто, мой торопливый брат. Сам великий магистр Ваалон пытался провести поиск секретного убежища Серого Ворона, но наш Вечный Отец почему-то не дал ответа на этот вопрос.

- Как вообще такое возможно??? - хором спросили два остальных жреца.

- Великий магистр Ваалон не объяснил нам причину неудачи. Подозреваю, что он и сам не знал этой причины. Я же вижу только одно объяснение, каким бы неправдоподобным оно ни звучало - кто-то из наших братьев при получении благодати пожелал, чтобы этого человека нельзя было обнаружить поисковой магией.

- Кому это нужно?! - не поверил Кесур. - Разве что Серый Ворон сам проходил посвящение в нашей церкви и выразил такое весьма необычное пожелание.

По словам Вилены, тема разговора потом сменилась, и собравшиеся начали обсуждать всякие финансовые вопросы, которые ей самой были совершенно неинтересны. Но для себя рыжая волшебница хорошо запомнила имя неуловимого кровавого головореза, который выискивал и убивал безвинных служителей церкви Вечного Отца.

Теперь мне стал понятен её страх при появлении в её доме описанного монстра. Но я не стал опровергать высказанные домыслы и не пытаться обелить своё имя. Вместо этого я сказал Миле сидеть тихо, запереться и не выходить из комнаты, а пленнице приказал показать, где в их доме хранится казна Церкви. На несколько секунд девушка замешкалась, но в итоге встала со стула и направилась в сторону лестницы, по которой спустилась на первый этаж дома. Она остановилась перед небольшой картиной какого-то конного рыцаря на фоне разрушенной крепости.

- Тайник за этой картиной, только у меня нет ключа, - проговорила Вилена.

- Ничего страшного, зато у меня ключи есть, - ободряюще усмехнулся я, похлопав рукой по связке отмычек.

Но сперва мне пришлось снимать хорошо замаскированную парализующую ловушку, припрятанную за рамой картины. И если бы не полный плохо скрываемой надежды взгляд девушки, я бы может и не догадался заглянуть за раму и попал бы под действие парализующего заклятия. Когда же я осторожно отцепил крючочки, удерживающие в подвешенном состоянии между стеной и картиной неприметную коробочку с одноразовым магическим зарядом, Вилена разочарованно выдохнула и опустила глаза в пол. Я пошутил, что теперь зрелища не будет, и она может возвращаться в свою комнату, но послушница отрицательно покачала головой и решила остаться.

Я больше не видел в Вилене опасности и развязал волшебнице руки. На вскрытие довольно хитрого замка ушло ещё минут семь, причём Вилена по моей просьбе даже помогла мне и подержала одну из вставленных в скважину проволочек, пока я смазывал заклинивший замок маслом из маслёнки. Наконец, замок поддался, и я потянул открывающуюся на себя толстую металлическую дверцу. Внутри небольшого тайника находились аккуратные столбики золотых монет и несколько одинаковых запечатанных склянок без надписей.

- Что это за эликсиры? - поинтересовался я у внимательно наблюдавшей за моими действиями Вилены.

- Это зелья превращения. Кесур опасается того, что его лицо слишком примелькалось городской страже, а потому регулярно применяет эликсиры, чтобы сменить внешность перед выходом в город. Два дня назад я уговорила взять меня с собой на какие-то переговоры с солдатами, так как мне наскучило безвылазно сидеть тут в здании. Кесур согласился, и мне тоже пришлось глотать эту кислятину и превращаться по приказу Кесура в огромного мускулистого, лохматого и воняющего потом мужика. Для того, чтобы напиток подействовал, нужно просто выпить пузырёк и встать возле зеркала, представляя, в кого ты хочешь превратиться. И, глядя на изображение, постепенно менять себе лицо и тело. Эффект зелья длится около десяти клепсидр, потом ты превращаешься обратно в себя.

- Полезная вещь, - согласился я, перекладывая пузырьки себе в сумку.

Вилена не возражала. Не стала она меня останавливать даже тогда, когда я стал перегружать монеты к себе в пояс и в кошель. В тайнике было сорок империалов и где-то порядка полутора сотен корольков. Кошелёк у меня и до этого был забит почти под завязку, так что не все монеты поместились, поэтому я предложил девушке забрать оставшиеся монеты себе:

- Скажешь потом Кесуру, что я забрал всё до последней менки. Негоже такой молодой и красивой девушке безвылазно сидеть в четырёх стенах без единой монетки в кармане и своим телом отрабатывать еду и кров. Ведь ясно же с первого взгляда, что ты не испытываешь никакой любви к хозяину этого дома и живёшь тут лишь из-за необходимости.

- Да как ты смеешь так говорить! Кесур любит меня! - горячо возмутилась рыжая красавица, но я с усмешкой перебил её:

- Да одного взгляда на твою комнату достаточно, чтобы понять, что тебе там неуютно. Там даже нет элементарного зеркала, я уж не говорю про столики и полочки со всевозможными женскими аксессуарами вроде пудреницы, маникюрных ножниц, пилочек для ногтей, туши для ресниц и тому подобного. К тому же я не увидел ни на тебе, ни в комнате никаких украшений - ни колец, ни браслетов, ни серёжек, ни цепочек. Вообще ничего! И, извиняюсь за нескромный вопрос, у тебя что, кроме этой красной мантии вообще нет никакой одежды?!

- Есть! - возразила Вилена и густо покраснела, после чего опустила глаза в пол и тихо поинтересовалась, как я догадался.

- В единственном шкафу в твоей комнате кроме постельных принадлежностей нет вообще больше ничего. Да и когда я обыскивал тебя и связывал тебе руки, то не почувствовал под красной мантией нижнего белья. Осень на дворе, с каждым днём всё холоднее, а у тебя кроме этой тонкой мантии и летних сандалий нет никакой одежды. И после всего этого ты мне будешь утверждать, что Кесур любит тебя и заботится о тебе? Да любому даже совершенно постороннему человеку сразу же ясно, что этот хитрый тип просто увидел всю жизнь просидевшую в женском монастыре робкую наивную красавицу и своими речами быстро соблазнил эту неопытную девушку. Да ему от тебя кроме тела ничего и не нужно, а все речи про скорую свадьбу - это лишь приманка.

Вилена отвернулась от меня, чтобы скрыть слёзы обиды, и проговорила чётко:

- Да, это действительно так. Я это давно знаю, Серый Ворон, и даже несколько дней назад всерьёз подумывала уйти из этого дома. Но куда я уйду?! Без денег, без тёплой одежды. Да первый же городской патруль меня арестует из-за этой красной мантии! А если войска графа Армазо возьмут город и установят свою власть, я вообще уже никуда не смогу уйти.

- Так пошли вместе со мной! - предложил я. - Мы вместе с моими друзьями можем укрываться в этом городе сколь угодно долго от любых патрулей. А если захотим, то легко покинем Холфорд, существует масса способов.

- Нет, я не могу так поступить, - отказалась Вилена. - Да, ты оказался совсем не похож на того злодея-душегуба из рассказов Амонна, но мы слишком разные, и нам точно не по пути. Но предложенные деньги я возьму и, скорее всего, воспользуюсь твоим советом и покину этот дом. Однако сперва мне нужно самым серьёзным образом поговорить с Кесуром по поводу твоего рассказа про похищенных детей и по поводу моей скорой свадьбы. Мне крайне важно слышать его ответы, а там я уже сама пойму, говорит он правду или...

Договорить девушка не успела, так мы услышали стук во внешнюю дверь, и оба одновременно вздрогнули от неожиданности. Пока я решал, не показалось ли мне, раздался двойной стук, заем пауза и тройной стук.


***


- Это Марк, посланник Ваалона! - в ужасе проговорила Вилена, отступая от двери. - Кесур ждал его ещё вчера, но начался штурм города. Мы думали, что он придёт теперь только после окончания битвы.

Я спешно прикидывал в голове варианты действий. Схватить Милю и бежать через люк на крыше? А если там на крыше окажутся культисты? Нет, я нисколько не сомневался, что тёмной ночью в одиночку сумел бы прорваться через оцепление и уйти. Но с обузой в виде девчонки я не смогу убежать по крышам от преследователей. Принять бой? Спрятаться в доме? Идея! Я запустил руку в сумку и вытянул пузырёк с зельем превращения.

- Скорее принеси мне красную мантию! - шепнул я Вилене, и она умчалась куда-то в комнаты.

Ну и кислятина! Да как такое можно пить?! Челюсти сразу свело, я с трудом допил содержимое пузырька. Встал перед зеркалом и запоздало подумал, что рыжая магичка ведь вполне могла обмануть меня, подсунув вместе эликсира превращения какой-то смертельный яд. Но испугаться я не успел - повинуясь моим мыслям, отражение в зеркале уже стало меняться. Так, прежде всего рост нужно было сделать повыше и плечи шире. Затем кулаки покрупнее и нанести наколку в виде морского якоря на тыльной стороне кисти, которую я видел у Кесура. Далее заросшее чёрными неряшливыми волосами лицо. Уши помясистее...

Прибежала Вилена и протянула мне красную мантию. Я снял ножны с мечами и арбалет, натянул через голову красную мантию и завязал пояс. Оружие положил возле стены под лавку, чтобы можно было быстро достать в случае необходимости. Но девушка стала испуганно шептать, что получилось слишком заметно. Пришлось прятать мечи и арбалет в шкаф, оставив при себе только кинжалы.

- Нос сделай более крупным и мясистым, цвет лица краснее и узкий лоб. Две морщины на лбу, да вот так. Цвет глаз нужен тёмно-карий. Брови погуще. Ещё погуще. Губы толще. Зубы пожелтее, и левого нижнего клыка быть не должно...

В дверь опять раздался стук, на этот раз гораздо более требовательный. Вилена ещё раз бегло осмотрела меня и сказала, что быстро не получится сделать лучше, а потому сойдёт как есть, только нужно не забыть одеть маску. И потренировать голос, чтобы он грубее был.

Девушка побежала открывать входную дверь, я же пригасил лишний свет в коридоре, чтобы уйти в невидимость в случае опасности. И попробовал негромко говорить, голос действительно легко настраивался. Я остановился на приглушённо-рычащем, примерно так говорил Кесур на крыше дома.

- Долго же ты открывала, Вилена... - входя в дом, недовольно проворчал высокий незнакомец в маске и в красной мантии, на поясе прибывшего висел роскошный меч. - Хозяин дома?

Я вышел в прихожую и, подойдя тяжёлой походкой ближе к ночному гостю, прорычал не слишком довольно:

- Моргрим Вечный отец наш! Господин Марк, если не ошибаюсь?

- Воистину Моргрим вечен! Именно так, брат Кесур, ты не ошибаешься.

Указав рукой на освещённую комнату, я проговорил уже спокойнее и дружелюбнее:

- Мы ждали вас ещё вчера... Хотя вчера конечно было бы трудно пройти. Какие вести вы принесли нам, господин Марк?

- Я пришёл не один, - остановил посланник закрывающую дверь Вилену. - Со мной пришло шестеро наших братьев из разных районов Холфорда. Сейчас они привяжут лошадей во дворе и тоже присоединятся к нам. Дождёмся их, чтобы мне не пришлось дважды повторять свой рассказ.

Я едва сдержал вздох разочарования. С одним противником я ещё надеялся справиться в случае разоблачения, хотя плавные отточенные движения и прекрасный меч посланника выдавали в нём опытного бойца. Но с семерыми сразу...

- Вилена, плесни мне вина и приготовь письменные принадлежности, - приказал гость, присаживаясь за стол.

Рыжая магичка открыла полочку на стене и достала глиняную бутылку и бокал. Вопросительно посмотрела на меня с другим бокалом в руке, но я отрицательно покачал головой. Пусть это может и не соответствовало поведению Кесура, но пить мне сейчас ни в коем случае было нельзя, чтобы не снижать скорость реакции при вполне вероятном вскоре сражении.

- Ты отказываешься выпить со мной, брат Кесур? - удивился и может даже насторожился посланник.

- Вчера вечером пришлось слишком много выпить, я пока не готов к продолжению, - прижимая ладонь ко лбу, хрипло ответил я с невесёлой улыбкой.

- И кто же сумел перепить тебя, такого здоровяка? А, брат Кесур? - расхохотался Марк, после чего пригубил вино и не сдержался от восторженного комментария по поводу хорошей выдержки и букета.

- Вчера я переоделся стражником и ходил к Северным воротам, нужно же было посмотреть, что же там так сверкало и ухало. А там как раз в это время немногочисленным выжившим после штурма выкатили пару бочек вина. Мне пришлось пить наравне со всеми и произносить здравницы выжившим и заупокойные павшим. И не было возможности отказаться, не вызвав опасных подозрений, - проговорил я, притворно закатывая глаза и охая.

Я очень надеялся, что Марк в мою в ложь поверит, и дальнейших вопросов не будет. Однако посланник неожиданно заинтересовался и даже наклонился в мою сторону:

- Ну-ка, ну-ка. Давай подробнее про твою разведку, брат Кесур. Что ты увидел у Северный ворот? Происходившее там крайне заинтересовало магистра Ваалона, и даже занятый на южном рубеже атаки мастер Агали прислал магического вестника с приказом разобраться в произошедшем.

- Моргрим Вечный отец наш! - раздались нестройные голоса в прихожей, в дом вошли шестеро культистов в красных одеждах. Я ответил им на приветствие, указал на расставленные вокруг стола стулья и приказал Вилене также обеспечить гостей вином. Марк попросил остальных культистов внимательно выслушать сообщение брата Кесура о бое у Северных ворот. Я же, наклонившись к столу, хриплым шёпотом стал рассказывать:

- Вот что я скажу вам, братья, творилось у Северных ворот страшное. Левая сторожевая башня была взорвана самими защитниками, когда передовые отряды троллей и орков уже смогли взять её и пройти на стены. Руководил обороной левой башни внук герцога рыцарь Мадор Кафиштен. Он погиб. Правую башню держали рыцарь Вилль Омникафи и его сестра леди Властелина Омникафи. Властелина погибла от стрел эльфов-дроу, а рыцарь Вилль с двумя выжившими бойцами сумел уйти, прежде чем маги обрушили мост. Центральную башню держал мастер-мечник Пётр Пузырь с тремя сотнями копейщиков и лучников, с ними была также сотня городского ополчения. Из всех них выжило только двадцать три человека, сам Пётр Пузырь погиб. И всё бы вроде хорошо складывалось, защитников не осталось, но... Нам ведь говорил граф Армазо, что магов не осталось у выжившего из ума герцога. Вот только маги-то у Кафиштена были, причём самые что ни есть сильные. Они выжгли все осадные башни и катапульты, сколько увидели со своей верхотуры. Они залили поле перед воротами магической дрянью и уничтожили штурмовые отряды. Они сбили всех виверн вместе с наездниками. Только из-за этих магов и устояли Северные ворота, хотя простых солдат там полегло без счёта.

- Известно, кто были те маги? И откуда у них столько силы взялось? - спросил меня один из сидящих за столом жрецов в маске, по голосу совсем молодой.

- Да, я это сумел выяснить! Руководила теми волшебниками магистр Таулина, - я вовремя вспомнил имя той страшной магички, которая едва не победила моих друзей. - С ней были её ученики из Академии Магии, двое или трое, совсем новички с младших курсов, которые стояли в круге и лишь накачивали своего учителя магией. Но было у Таулины нечто необычное - божественный артефакт огромной силы, который давал ей такие страшные возможности. После окончания схватки у Северных ворот маги ушли, унося с собой тела двух павших лидеров - Властелины Омникафи и Петра Пузыря.

- А была ли среди тех учеников магистра Таулины некая Елена Фея с факультета магии земли? - поинтересовался всё тот же молодой голос.

Я едва сдержал возглас удивления и испуга. Мне крайне не хотелось называть имён своих близких друзей среди выживших. Но я сообразил, что этот сидящий напротив меня жрец не так прост и к тому же хорошо информирован. Да и тот непонятный небольшой бронзовый предмет, который он крутил в руке, вполне мог быть детектором лжи. Врать было опасно, поэтому я подтвердил:

- Да, такое имя действительно называлось. Возможно, Елена Фея действительно была одной из учениц магистра Таулины.

- Всё сходится! - молодой культист наконец-то убрал внутрь мантии смущавшую меня бронзовую статуэтку в виде змеи с женской головой, после чего радостно потёр руки. - Имя этой ученицы есть в списке тех, кого Ваалон приказал разыскать и со всей тщательностью допросить по делу о древнем божественном артефакте. Думаю, Елена Фея добыла и передала артефакт огромной мощности своему учителю, в результате чего Таулина получила такие нечеловеческие способности. Нужно непременно разыскать эту Таулину!

Марк же вмешался в разговор и заострил внимание на совсем на другом моменте. Он поинтересовался, насколько можно доверять информации о гибели Мадора Кафиштена, Властелины Омникафи и Петра Пузыря. Я ответил, что информация проверена, смерть всех троих подтверждена и тому имеются многочисленные свидетели. Посланник Ваалона достал из внутреннего кармана и развернул длинный свиток с сотнями имён. Большая часть имён в списке была вычеркнута, хотя и оставшихся было немало. Марк попросил у Вилены свинцовый карандаш и, быстро пробежав глазами по списку, вычеркнул три упомянутых имени и что-то исправил в другом месте. Затем он протянул исправленный свиток Вилене и попросил девушку переписать начисто и размножить в шести экземплярах. После чего обратился к остальным собравшимся:

- Вот и настал тот день, которого мы так долго ждали, братья! Этой ночью командиры имперских легионов, охранявших Южные и Западные ворота, выполнили своё обещание и открыли перед нами ворота Холфорда. Герцог Разолейн также сдержал слово и впустил атакующих во внутренний город. В эти самые мгновения гвардия графа Армазо уже должна штурмовать дворец герцога Кафиштена. К утру большая часть Холфорда будет под нашим контролем, а уже сегодня к вечеру сопротивление будет окончательно подавлено. И вот тут наступит наше время. Нужно сделать так, чтобы никто из наших врагов не смог укрыться от правосудия или покинуть город. Нужно раз и навсегда выполоть все сорняки прошлой власти и освободить благодатное поле для нужных нам посевов. Сейчас сестра Вилена передаст вам списки наших врагов, и дальше уже ваша задача, братья, сделать так, чтобы на каждом углу покорённого города глашатаи объявляли приметы преступников, чтобы за каждого из них была назначена щедрая награда, а укрывателям преступников грозили самые страшные кары. Магистр Ваалон милостив и обещал помилование любому оказывавшему нам сопротивление защитнику города, если тот укажет место, где скрывается преступник из списка объявленных в розыск.

- Что насчёт простых горожан? - поинтересовался один из жрецов.

- Оркам нужны рабы, таково было условие их участия в атаке города. Поэтому любой горожанин без знака сторонника новой власти автоматически становится рабом первого орка, который захватил его. В Холфорде сотни тысяч горожан. Конечно, какая-то часть из них неминуемо погибнет в огне пожаров и от дорвавшихся до грабежей орков, но большая часть жителей попадёт в рабство. Думаю, уже через пару дней цена на рабов упадёт настолько, что на один королёк можно будет приобрести целую семью. По крайне мере, именно так было и в Нордмарине, и в Светлой Гавани. Не теряйте времени даром, братья, в следующие дни можно будет неплохо разжиться на живом товаре!

- Что если сгорит весь город? - прошептал с тревогой один из молчавших до этого культистов, но Марк беспечно отмахнулся:

- Мастер Агали обещал присмотреть за тем, чтобы городской пожар спалил только трущобы бедноты и не перекинулся на богатые кварталы Холфорда. Огонь выкурит из лабиринтов узеньких улиц всех скрывающихся там горожан прямо в лапы поджидающих добычу орков. Огнём это сделать проще и быстрее, чем прочёсывать все эти бесконечные улочки в поисках последних защитников. Заодно пламя расчистит целые районы для постройки новых красивых и богатых зданий.

Эта новость вызвала самое настоящее оживление среди присутствующих. Они смеялись и строили грандиозные планы, куда можно выгоднее сбыть такое количество дешёвых рабов. Вилена, на которую никто не обращал внимания, при этих речах сжимала губы с досады, но продолжала аккуратно переписывать оставшиеся в списке имена приговорённых к смерти на какой-то пористый толстый лист. Я же, посчитав момент удачным, проговорил задумчиво:

- Сегодня меня случайно опознала одна девчонка, которую я схватил в прошлом году и доставил в святилище для Ваалона, и которая сбежала из клетки каким-то образом. К сожалению, я не смог её сегодня догнать, улепётывала без оглядки. Приметная такая, рыжая как Вилена. Нужно будет мне посетить ярмарку рабов и обязательно найти её. Не люблю оставлять свидетелей...

- Это правильное решение, брат Кесур, - поддержал меня один из культистов. - Сейчас наша Церковь старается дистанцироваться от тех прошлогодних жертвоприношений. Большой ошибкой было требование проведения обряда уже перед получением третьей благодати Вечного Отца. По мне нынешние правила кажутся куда как более продуманными, когда к обряду допускаются только самые посвящённые и проверенные из претендентов.

Вилена посмотрела на меня, в её глазах читался неприкрытый ужас. Наконец-то эта волшебница поверила в мой рассказ про кровавые жертвоприношения в её церкви Вечного Отца! К счастью, на состояние молодой девушки никто не обратил внимания. Да и крайне вовремя в комнате возник магический посланник - тёмный небольшой крылатый демон размером с голубя.

- Докладывает брат Амонн. Храмовый квартал взят, - сообщил демон незнакомым мне голосом. - И хотя жрецы Двенадцати оказали серьёзное сопротивление оркам и демонам, но всё же они все до единого были в итоге захвачены или уничтожены. Защитный купол в храме Латандера, как Ваалон и предполагал, оказался снят, а реликвии в здании не обнаружилось.

- Так и должно было быть, - весело рассмеялся Марк. - Ваалон был когда-то верховным жрецом этого храма и самолично написал инструкцию, как священникам Латандера следует поступать при угрозе захвата священной реликвии. И эти глупцы за прошедшие годы так и не удосужились переписать эту инструкцию! Они, как им и было предписано, отправили корону своего бога в самый удалённый горный храм у Хребта Владык, где её уже ожидали наши братья!

Все весело расхохотались и потребовали ещё вина. Я сам разлил присутствующим вина в бокалы и даже нацедил чуть-чуть в свой бокал, чтобы не вызывать слишком сильных подозрений. Пить я не стал, лишь имитировал глоток. Тут Вилена сообщила, что работа закончена, и сейчас она скопирует список в шести экземплярах. После чего девушка подошла к странной штуке вроде пресса, положила под металлическую поверхность лист дорогой мелованной бумаги с изображениями каких-то гербов в колонтитулах, сверху на белый лист положила исписанный чернилами толстый пористый лист какого-то незнакомого мне материала. Опустила ручку, сдавив пресс и делая оттиск на гербовой бумаге. Затем повторила проделанную операцию ещё пять раз. Я догадался, что нахожусь сейчас как раз в той самой загадочной типографии, которая печатала объявления для культистов. Похоже, имела место очередная утечка технологий из моего родного мира, и передо мной был местный вариант ксерокопирования.

Ночные гости взяли каждый по одному экземпляру списка смертников, Марк забрал у Вилены оригинал и, подойдя к лампе на столе, поджёг свиток. Все культисты молча смотрели на горящее пламя, жадно пожирающее бумагу. Затем посланник Ваалона бросил догорающий лист на керамическую тарелку и перемешал оставшийся после сгорания пепел. После этого ночные гости быстро допили вино и покинули всей толпой этот дом. Когда за культистами закрылась дверь и топот лошадей стих вдали, Вилена подошла ко мне и поинтересовалась:

- Скажи, Серый Ворон, а раньше ты уже общался со служителями моей церкви? Откуда у тебя такие глубокие познания в наших словах приветствия и вообще манере поведения? Просто ты вёл себя настолько естественно, что временами я забывала, что передо мной не настоящий Кесур.

- Да, я не раз общался с культистами Моргрима и бывал на ваших собраниях, - признался я без утайки. - Более того, я трижды встречался с самим Ваалоном и даже дважды разговаривал с ним вот прямо как мы с тобой сейчас разговариваем.

- Вот теперь я понимаю, почему тебя никак не могли поймать мои единоверцы, - весело усмехнулась Вилена. - В самом деле, это же просто глупо ловить человека, который прекрасно в курсе планов по его поимке.

Это было не совсем так, но я не стал разубеждать рыжую волшебницу в своём едва ли не всеведении. Вилена же вернулась к письменному столу и вытащила припрятанный среди чистых листов исписанный чернилами лист бумаги:

- Вот, держи, пока вы разговаривали, я приложила промокашку к трафарету и сделала таким образом седьмой экземпляр для тебя, Серый Ворон. Если среди имён обнаружишь кого-то знакомого тебе, постарайся предупредить этого человека и спасти. Твоё имя тоже было в списке приговорённых к смерти, но в переписанных шести листах я исключила его. Однако в этой копии снизу я дописала информацию про тебя.

- Спасибо тебе огромное, Вилена. Но зачем ты так рисковала, ведь обман может вскоре вскрыться? - удивился я.

Рыжая красавица долго медлила с ответом, а потом проговорила:

- Ты оказался совсем не таким злым и беспощадным, каким тебя расписывали мои знакомые. Я вообще не вижу в тебе никакого зла. Да и то, что твои слова насчёт принесения в жертву детей оказались правдой... Мне теперь потребуется время на то, чтобы всё самым серьёзным образом обдумать.

- Когда Кесур очнётся и узнает о том, что здесь произошло, тебе придётся думать уже не о свадьбе, а о том, как не стать очередной принесённой в жертву вашему Моргиму пленницей.

- Ничего, я скажу, что сама была одурачена твоим маскарадом. Он считает меня наивной дурочкой и поверит моим словам, - без особой уверенности проговорила Вилена.

- Но как ты объяснишь Кесуру моё удивительное знание о тайнике в доме, пропажу золота и ожог на стене в твоей комнате? Как ты сможешь оправдаться, когда вскроется несовпадение количества приговорённых к смерти в первоначальном и итоговых вариантах списка?

Вилена закусила губы, напряжённо о чём-то размышляя. Через какое-то время девушка проговорила решительно:

- Тогда я предлагаю тебе сделку, Серый Ворон. Я расскажу тебе о знаках, по которым орки и демоны опознают и не трогают верных Моргиму людей. Более того, я даже покажу, где эти знаки можно достать. Ты же со своей стороны поможешь мне выбраться из осаждённого города. Идёт?

- Договорились! - легко согласился я. - Но только перед уходом я возьму ещё пачку чистых бланков, на которых ты печатала приказы. На них нарисован герб рода Армазо, ведь мантикора - это его символ.

- На этих листах не хватает вензеля графа и печати рода Армазо, а без росписи и печати -это просто никчёмная бумага.

Тем не менее, я захватил штук двадцать чистых листов и, свернув в трубочку, упаковал в непромокаемый пакет. Вилена же в это время подошла к тому шкафу, где я спрятал оружие, и как-то по-хитрому нажала на вычурную ручку одного из ящичков. В стене рядом со шкафом открылась дверца незамеченного мной ранее тайника. В тайнике оказались аккуратно сложенные и упакованные красные мантии, а также целый пакет жёлто-зелёных ленточек с каким-то необычным чёрным геометрическим орнаментом на ярком фоне.

- Эти ленточки нужно повязывать на голову или на правую руку в районе плеча. Орки не станут останавливать обладателя такого знака, - поведала мне Вилена.

- Отлично! Возьми сумку и сложи все ленточки и несколько мантий. Затем иди за Милей, и приготовьтесь выходить. Я же пока залезу на крышу и проверю ситуацию в городе.

Ничего не изменилось. Город пылал, летающий шар по-прежнему был далеко. На соседних улицах никого не было видно, поэтому я спустился вниз. Там меня уже поджидали готовые к выходу Миля и Вилена. Мы уже вышли из дома Кесура, как вдруг Вилена попросила меня чуть-чуть подождать её, после чего опять скрылась в доме. Девушки не было достаточно долго, я уже стал волноваться. Когда же Вилена появилась, то извиняющимся тоном сразу же объяснила причину задержки:

- Я проверила, жив ли Кесур. Опасалась, что ты его зарежешь беспомощного и связанного. Всё-таки мои единоверцы описывали тебя как кровавого маньяка-головореза, и мне нужно было убедиться, что на самом деле ты не такой.

- Ну и как, убедилась? Но почему у тебя самой-то пальцы в крови? - поинтересовался я, заметив, как Вилена пытается скрыть ладони в широких рукавах своей мантии.

- Эта рыжая только что зарезала того связанного волосатого мужика, - принюхавшись, подтвердил сидящий у меня на плече Неведомый Призрак.


***



Глава вторая. Подземная пирамида.


Мои друзья уже спали, когда я открыл секретную дверь и прошёл в те изолированные от всего остального подземного лабиринта комнаты, которые достались мне после получения членства во Внутреннем Круге Гильдии Воров. Минотавр расположился на сваленных прямо на каменный пол коврах. Дварф Ярик Тяжёлый и эльф-дроу Фириат Тёмный Соболь спали валетом на одной кровати, укрывшись дорогущей тканью дриадской работы из лежавшего ранее в углу запечатанным, но уже вскрытого тюка. На второй кровати, которая обычно была моей собственной, уместились сразу три девушки. Свелинна, Ленка и Каришка лежали рядом, обнявшись, словно родные сёстры. В дальнем углу комнаты, уместившись как-то в скрюченной позе на неудобном кресле, прикорнул Вилль Омникафи. Его доспехи были сняты и сложены аккуратно на полу.

На полу на мягких коврах стояли носилки с Петькой. Мой школьный друг был заботливо укрыт тёплыми одеялами и громко дышал, пусть и не совсем ровно, но глубоко и вполне нормально. Я подошёл ближе к своему другу и обнаружил надетую у него на шее и лежащую поверх всех одеял золотую рыцарскую цепь. Не может быть! Неужели правда?! Но когда это случилось? Я был искренне рад за своего лучшего друга.

Стараясь не разбудить моих друзей, я открыл ключом дверь в соседнюю комнату и провёл девушек в свой кабинет. Закрыл дверь и зажёг яркую лампу на столе.

- Совсем неплохо для такого молодого вора! - проговорила Вилена, с явным интересом рассматривая большой дубовый стол, резное кресло с мягкими подушками и книжные шкафы вдоль стены.

- Мебель и книги по большей части достались мне от предыдущего хозяина этих покоев, - признался я. - Он был заслуженным авторитетным вором и тихо-мирно ушёл на покой, купив себе поместье где-то вдали от шумной столицы и занявшись то ли торговлей, то ли разведением овец. Освободившуюся вакансию Гильдия Воров предложила занять мне, так и я получил эти апартаменты. Сейчас же вам нужно отдохнуть и выспаться, - я указал Миле и Вилене на большой диван у стены. - Мне же нужно ещё поработать с бумагами и кое о чём серьёзно подумать.

Возражений не возникло. Миля и так уже открыто зевала, Вилена тоже явно устала и держалась из последних сил. Я выдал своим гостьям из комода постельное бельё, указал двери к умывальнику и уборной, сам же сел за стол работать. Спать мне самому хотелось страшно, но сейчас только от меня и моих правильных решений зависели жизни всех членов отряда, поэтому нужно было тщательно продумать сложившуюся ситуацию. Обычно я использовал магический светлячок при чтении, но сейчас я слишком устал для использования магии, да к тому же не хотел демонстрировать свои способности перед Виленой. Незачем посторонним видеть мои возможности.

Поэтому дополнительно к лампе я зажёг свечи в большом подсвечнике и расправил переписанный Виленой список приговорённых к смерти. Список был весьма длинным и начинался самим герцогом Мазуро Кафиштеном. Далее следовали многочисленные члены дворянской семьи Кафиштенов - престарелый брат герцога, его проживающая вне столицы тётка, сын, старшая дочь... Большинство имён мне ничего не говорило, пока взгляд не зацепился за очередную строчку:

Высокородная леди Камилетта Кафиштен, девица семнадцати лет от роду, хозяйка замка Древний Брод. Обвиняется в государственной измене. Приговорена к смерти путём отсечения головы. Возможное местонахождение - дворец Кафиштенов в Холфорде, либо замок Древний Брод в трёх днях пути севернее столицы. Мастер меча. Опасность высокая. Представляет интерес для Церкви. Брать исключительно живой. Награда за поимку сто корольков.

Камилетта Кафиштен была последней в списке членов своей семьи, далее начались другие фамилии из числа друзей или союзников герцога. Прокрутив свиток ниже, я обнаружил ещё одну заинтересовавшую меня строчку:

Шевалье рыцарь Вилль Омникафи, лейтенант пятого полка Холфорда. Обвиняется в государственной измене. Приговорён к смерти путём отсечения головы. Возможное местонахождение - казармы пятого полка во внутреннем городе. Мастер меча. Опасность высокая. Не представляет интереса для Церкви. При обнаружении уничтожить. Награда за голову тридцать корольков.

В самом конце списка дворянские имена закончились, начались просто чем-то не угодившие новой власти люди. И первые же строчки заставили меня вздрогнуть:

Каришка, девушка-тайфлинг на вид восемнадцати лет, член Гильдии Воров Холфорда и постоянная спутница Серого Ворона. Обвиняется в многочисленных убийствах, краже имущества Церкви и распространении ереси. Приговорена к повешению. Предположительное местонахождение - катакомбы под внешним городом. Опасность средняя. Не представляет интереса для Церкви. При обнаружении уничтожить. Награда за голову сорок корольков.

Елена Фея, адепт магии земли, светловолосая девица шестнадцати лет от роду, неоднократно замечена в обществе Серого Ворона. Обвиняется в хищении имущества Церкви. Опасность низкая. Приговорена к смерти путём утопления. Возможное местонахождение -дворец Кафиштенов, либо катакомбы под внешним городом. Представляет интерес для Церкви. Брать исключительно живой. Награда за поимку тридцать корольков.

И последней в списке через большой пустой промежуток от остальных записей шла дописанная отдельно запись:

Серый Ворон, парень шестнадцати лет от роду, высокопоставленный член Гильдии Воров Холфорда. Обвиняется в многочисленных убийствах, краже имущества Церкви и распространении ереси. Приговорён к повешению. Предположительное местонахождение - катакомбы под внешним городом. Опасность высокая. Представляет интерес для Церкви. Брать исключительно живым. Награда за поимку сто корольков.

Других знакомых имён мне не встретилось, но даже уже найденные заставили серьёзно задуматься. Очень уж мне не понравилось то, что аналитики графа Армазо (или кто-то другие, кто составлял эти списки) достаточно точно определили местонахождение всех моих друзей. Это было тревожно и одновременно опасно. Но если тут в подземных лабиринтах ещё была надежда отсидеться и переждать активные поиски, то у высокородной Камилетты, отправившийся в замок Древний Брод, такой возможности не было. Рано или поздно враги появятся в родовом поместье Кафиштенов и схватят дочь герцога.

Напрашивалась мысль предупредить Камилетту. Вот только как? Я знал, что Ленка была способна призывать магических посланников, и если бы моя подруга смогла направить гонца в замок Древний Брод, это было бы идеальным вариантом. Что же касается остальных, то мы могли скрываться под землёй неограниченно долго, периодически поднимаясь на поверхность для разведки или помощи уцелевшим защитникам Холфорда. Оставалась правда ещё Вилена и моё неосторожное обещание вывести её за пределы городских стен...

Сейчас, когда прошло состояние возбуждения от близкой смертельной опасности в доме Кесура, я несколько успокоился и начал размышлять трезво и обдуманно. И я не понимал, зачем вообще притащил в своё тайное убежище представительницу враждебного лагеря. Я не доверял Вилене и имел на то все основания - девушка оставалась верной поклонницей кровавого культа Моргрима, несмотря на все услышанные разоблачения. Да и та лёгкость, с которой Вилена зарезала приютившего её в городе человека, к тому же связанного и беспомощного, меня просто шокировала. По дороге магичка отказалась объяснять свой жестокий поступок, и на все мои вопросы отмалчивалась.

Да, я корил себя за данное неосторожно данное слово, но теперь отказываться от своих слов было совершенно невозможно - я привык выполнять все свои обещания, пусть даже и такие странные. И потому сейчас я продумывал способ провести Вилену через кольцо осады. Самым напрашивающимся и безопасным вариантом было выждать дней десять и, когда уже военные действия завершатся, и кольцо осады снимется, просто нормально выйти из города через внешние ворота в красных мантиях или с жёлто-зелёными ленточками на руках.

Именно на таком варианте я и решил остановиться. После чего улёгся спать на снятой со стены и служившей до этого украшением комнаты шкуре чёрного горного тайгара, местного опасного хищника, похожего на двухметрового роста прямоходящую гориллу со страшными когтями на передних лапах и не менее смертельными зубами.

Уснул я мгновенно, но отдохнуть так и не успел, так как меня разбудили какие-то крики и шум в соседней комнате. Скандалила Ленка, также я слышал голос Каришки. Нашли время сцепиться... Я попытался перевернуться на другой бок и заново уснуть, но тяжёлая лапа минотавра опустилась мне на плечи и потрясла так, что у меня зубы заклацали:

- Тебе лучше вмешаться, пока они там не поубивали другу друга, - проговорил Байяр, помогая мне принять вертикальное положение.

Пришлось, зевая на ходу и прикрывая рот ладонью, идти разбираться. И даже поторапливаться, так как раздавшийся из-за дверей грохот и яркие вспышки разрывов меня действительно встревожили. Увиденная картина сразу прогнала сон - Вилена была загнана в угол комнаты тройкой наших магов и прижималась спиной к холодным камням, однако свирепое выражение лица рыжей волшебницы не предвещало ничего хорошего её недругам. С волшебной палочкой Свелинны в вытянутой руке Вилена готова была биться насмерть. Однако ярость и решимость магички не останавливали Фею, Свелинну и Фириата, которые уже образовали единый магический щит, ярко переливающийся всеми цветами радуги. Чуть позади тройки магов стояла Каришка с двумя кинжалами в руках. Хотя нет, с одним кинжалом, в другой руке тайфлинг сжимала металлическую арбалетную стрелу из моего патронташа.

- Прекратите немедленно! Вы что все, с ума тут посходили?! - прокричал я.

- Но она же враг! - обернулась ко мне удивлённая моим вмешательством Фея.

- Она даже и не скрывает, что поклоняется демону Моргриму! А все эти кровавые выродки должны умереть! - фанатично прокричала Каришка.

Фириат молча кивнул, подтверждая согласие с девушками. Ярик, Вилль и Байяр не вмешивались, но похоже их симпатии полностью были на стороне нашей тройки магов. Лишь рыжая Миля, кинувшаяся после всех этих слов к припёртой к стене Вилене и обнявшая её, стояла сейчас между враждующими сторонами.

- Вилена помогла нам добыть очень важные сведения о противнике. Поэтому для неё встреча с культистами будет даже более страшна, чем для любого из нас. Я пообещал Вилене, что выведу её из города и помогу укрыться от её бывших друзей. И я не позволю никому из вас нарушить моё обещание.

Фириат опустил вниз поднятые для произнесения какого-то заклятия руки и отошёл, разрывая единый круг. Секундой позже то же самое проделала и Фея. Свелинна, сверкнув гневно глазами, демонстративно развернулась от меня и ушла в другую комнату. Лишь Каришка всё ещё отказывалась подчиняться. Более того, тайфлинг неожиданно в два прыжка бросилась вперёд и прижала кончик стрелы к шее Вилены.

- Хозяин, но она же опасна! Нужно хотя бы лишить её магии! Нельзя же оставлять этой гадюке ядовитые зубы! - прошипела тайфлинг, оглядываясь на меня и ожидая моей подержки.

Рыжая волшебница вытянулась в струнку и стояла, ни жива, ни мертва, боясь пошевелиться даже пальцем. И всё равно, несмотря на демонстрируемую Виленой полную покорность, тайфлинг явно собиралась проткнуть ей кожу магической стрелой.

- Каришка, не трогай Вилену и немедленно отойди. Это приказ! - мне не оставалось другого выбора, кроме как надавить на тайфлинга и применить право хозяина.

Мгновенно Каришка отвела от шеи магички руку с острым наконечником. Но во взгляде, которым тайфлинг меня наградила, не читалось ничего хорошего. Явно моя напарница затаила обиду и собиралась в будущем ещё не раз припомнить мне этот случай. Я вынул из рук Вилены чужую волшебную палочку, рыжая магичка даже не сопротивлялась. Мои друзья стояли поодаль и не слишком-то довольно переговаривались между собой, обсуждая произошедшее.

Как же трудно было управлять таким разношёрстным коллективом... Если бы это было возможно, я бы передал бремя лидерства кому-либо другому. Но пока приходилось мне самому выполнять эту сложную и неблагодарную работу. Я проговорил тихо, но все услышали:

- Мне нужно будет многое обсудить с каждым для того, чтобы подобные случаи в будущем не повторялись, и чтобы мы могли вообще смогли выжить. Я считаю, что лучше это делать наедине, чтобы какие-то возможные обиды оставались только между нами. Не сейчас, но в ближайшие дни с каждым из вас я хотел бы поговорить. А сейчас всем отдыхать и набираться сил. Это приказ.


***


- Садись, - я указал своей школьной подруге на мягкий диван, сам же пошёл нацедить себе кислого ягодного морса из бочонка в углу. - И объясни мне, зачем вы сцепились с этой рыжей монашкой?

За остаток ночи и первую половину дня я прекрасно выспался и успел отдохнуть, никто из друзей меня не будил и не тревожил. Сейчас же я послал Каришку в скрытую среди многочисленных подземных коридоров кладовую принести еды в убежище для всех находящихся тут. Настроение у меня было великолепное, и главным образом из-за того, что пришёл в себя Петька. Пузырь был ещё очень слаб и едва мог поворачивать голову, но он волне понимал слова и даже узнал меня и улыбнулся мне, когда я подходил к его постели. Байяр, который лучше всех остальных разбирался в медицине, категорически запретил пока кормить Пузыря, разрешив лишь поить его водой малыми порциями.

Ленка приняла из моих рук наполненный тёмно-красным морсом бокал и ответила на заданный вопрос:

- Это не я начала, я вообще пропустила начало ссоры и не знаю, из-за чего начался весь этот конфликт. Я прибежала на шум и лишь вступилась за Свелинну, у которой эта культистка вырвала из рук волшебную палочку. Ты тогда ночью вовремя вмешался, так как вскоре всё могло для Вилены закончиться печально. Ей грозило повторение судьбы магистра Таулины, Свелинна даже уже начала зачитывать первые строфы заклинания "Оков обречённости". На этот раз культистке повезло, но своё мнение я тебе скажу - не место в нашем отряде этой рыжей стерве!

- Сам знаю, - легко согласился я. - Она искренне верует в своего Моргрима, и я не собираюсь её ломать и силой заставлять отказываться от религии. Вилена помогла нам, и я собираюсь помочь ей, а больше нас с ней ничего не связывает. Ей с нами не по пути, но всё равно я собираюсь выполнить данное обещание и отправить Вилену куда-нибудь в безопасное место.

- Вот и замечательно, - довольно проговорила Ленка, ставя пустой стакан на стол и вставая с дивана. - Я поговорю со Свелинной и Фириатом, они не будут больше приставать к рыжей культистке. Если хочешь знать моё мнение - я очень довольна, что ты смог всех нас собрать. Ты будешь хорошим лидером нашего маленького отряда и, как и всегда, можешь полностью на меня рассчитывать.

Тут в комнату без стука влетела Каришка. Она была с большой сумкой продуктов и явно очень торопилась мне что-то сообщить, но остановилась в дверях и красноречиво замолчала, увидев в моём кабинете Ленку. Фея усмехнулась и сказала, что уже уходит, и мы можем посекретничать наедине. Но я остановил школьную подругу и попросил Каришку выкладывать новости в присутствии Ленки. Тайфлинг оценивающе посмотрела на волшебницу и, глубоко вздохнув, предложила тогда уже собрать и всех остальных тоже. Через минуту в моём кабинете собрались все, даже приглашённая Вилена сидела на самом краешке дивана. Тайфлинг стала рассказывать.

Оказывается, Каришка была как раз на территории Школы Воров, когда туда вернулись разведчики с поверхности. Они сообщили, что Холфорд пылает, на поверхности практически невозможно находиться, горят целые кварталы, пламя распространяется всё шире. Горожане бегут от огня к реке или прячутся по подвалам, многие спускаются в подземные катакомбы. Охранники Школы Воров говорят о тысячах и тысячах беженцев. Южная часть города ещё с ночи находится под контролем орков. Во внутреннем городе идут многочисленные локальные бои, захватчики один за другим берут штурмом замки и поместья сторонников старой власти, причём убивают там всех, не щадя даже самых малых детей. Дворец правителя уже захвачен войсками графа Армазо, защитники оставили этот дворец без боя. Наиболее серьёзное сражение идёт сейчас в крепости Кафиштенов, где захватчики пробились во внутренний двор, но охранники герцога и светлые эльфы удерживают верхние этажи. Сам герцог Мазуро Кафиштен по слухам убит, младший сын Корвин и старшая дочь Дофилетта схвачены в плен. Обороной замка руководит последний из сыновей герцога, Кастор Кафиштен. Ему остаётся только сражаться, так как он приговорён к смерти вместе со всеми своими родственниками. Наблюдатели от нашей Гильдии говорят, что долго молодой наследник не продержится, так как к замку Кафиштенов стекаются всё новые и новые отряды захватчиков. По поводу северной части города информации крайне мало. Вроде бы бои там прекратились, но вот что это значит никто не знает.

Когда Каришка закончила свой рассказ, наступило тягостное молчание. Даже таким бесстрашным бойцам, как Вилль Омникафи или Байяр стало ясно, что война за город проиграна. Да, кое-где ещё шли бои и можно было попробовать найти обороняющихся. Можно было даже попытаться пробиться во внутренний город к дворцу Кафиштенов, где умирали сейчас последние из защитников внутреннего города. Но это привело бы только к тому, что все мы умерли бы вместе со слугами герцога.

- Что будем делать, командир? - напрямую спросил меня рыцарь, и сразу же взгляды всех присутствующих обратились на меня.

Я не растерялся от такого внимания, поскольку подготовился к подобным вопросам. Постаравшись говорить убедительно, я излодил своё видение ситуации:

- Как это ни прискорбно осознавать, но Холфорд фактически уже пал. Даже если мы поднимемся на поверхность и попытаемся прийти на помощь какой-либо из груп защитников, ситуацию это не изменит. Теперь у нас два пути. Первый: мы можем сидеть тут в подземелье достаточно долго, чтобы про наше существование забыли. Второй путь: мы можем попробовать покинуть город. Решать вам, как скажете, так и поступим.

- И какой путь ты сам бы выбрал? - тихо поинтересовалась Свелинна, и все опять замолчали, ожидая моих слов.

- Нужно уходить, - проговорил я решительно. - Есть действительно одно важное дело, которое мы можем ещё успеть сделать - спасти высокородную леди Камилетту Кафиштен и её фрейлину Арбель. У нас имеются опознавательные знаки и одежды культистов, мы вполне можем пройти за ворота Холфорда, не привлекая внимания. Но прежде чем всей группе выходить на поверхность, нужно сперва посмотреть, насколько хорошо охраняются сейчас ворота и можно ли вообще выходить из города. Будет очень глупо, если выход окажется закрытым, и мы попадёмся в западню.

- Это нетрудно выяснить, - подала голос Каришка. - Я могу катакомбами подойти почти к самым Западным воротам и пролезть внутрь старой сторожевой башни, откуда хорошо видны ворота. Правда там достаточно высоковато до крышки люка, поэтому была бы признательна, если бы кто-нибудь пошёл со мной и подсадил меня.

- Я пойду! - Ярик Тяжёлый резко вскочил со стула, так что стул даже опрокинулся.

- Отлично, жду вас с докладом, - согласился я отправить на разведку эту парочку, после чего отпустил всех, попросив остаться в комнате только Вилля Омникафи и минотавра, поскольку у меня имелась работа для физически самых крепких членов отряда.

После того, как я дал этим двоим подробнейшие инструкции, карту и инструменты, я вызвал наших троих магов и попросил их, пока время есть, полистать вынесенные из Академии Магии учебники и заготовить как можно больше заклинаний против нежити. И если Фириат, Свелинна и Фея и удивились такой команде, то вида никто из них не подал. Такое же задание готовиться ко встрече с нежитью я отдельно дал Вилене, которая сидела в другой комнате, так как остальные маги её демонстративно игнорировали.

- Мне не нужно готовиться к чему-либо и заучивать заклинания, у меня же божественная магия! Великий Отец даёт мне силу для сотворения магии, когда я прошу его, - пояснила рыжая волшебница свои способности.

Понятно, у Вилены было что-то вроде жреческой магии Двенадцати, только от конкурирующего бога, догадался я. По крайней мере, мне стали понятны её способности. А также то, что Вилена вполне могла колдовать вчера и со связанными руками, только почему-то не стала этого делать.

Сам же я направился к Красному Лорду, чтобы поговорить с руководителем Гильдии Воров насчёт сложившейся ситуации в пылающем городе и о дальнейших планах. Убежище руководителя Гильдии располагалось на самых нижних уровнях катакомб, и найти его было практически невозможно, не зная тайных знаков, указывающих на скрытые двери и ловушки. Дорога была длинной и утомительной, в некоторых местах требовалось проявить недюжинную ловкость и чувство баланса. К примеру, чтобы пройти по скользкому покрытому тёмной плесенью бревну над быстрой подземной речкой или преодолеть обвал в коридоре, цепляясь за небольшие крючья в потолке. Я сильно подозревал, что существовал более щадящий путь в логово вампира, без всех этих испытаний на выносливость и ловкость. Так как иначе трудно было объяснить наличие у руководителя Гильдии Воров в кабинете громоздких предметов мебели, а также присутствие слуг, некоторые из которых явно не смогли бы преодолеть этот путь. Но мне другой путь Красный Лорд не показал, так что приходилось пользоваться тем, который имелся.

Как и всегда, застать вампира в его убежище врасплох мне не удалось. Красный Лорд уже ждал меня, а его личные слуги уже успели накрыть столик на двоих. Комната, в которой вампир меня принимал, поражала своей роскошью. Складывалось такое впечатление, что кроме золота в мире вообще не существовало никаких металлов, а драгоценные камни обязаны были украшать каждую вещь. Я уже знал кулинарные пристрастия главы Гильдии - на столе были только что привезённые из южных регионов фрукты, разнообразные овощи, свежий ещё горячий хлеб и красное вино. Никаких мясных блюд на столе не было и в помине - мясо вампир ел крайне редко, причём только в сыром виде и только человечину.

Также я уже знал заведённый в этом подземном доме порядок - любого гостя обязательно нужно было накормить, прежде чем начинать вести какие-либо разговоры по делу. К тому же Красный Лорд терпеть не мог спешки и неаккуратности за едой, предпочитая полностью отдаваться дегустации приготовленных поваром отменных блюд. Поэтому я неторопливо ел как всегда безукоризненно вкусный обед, смаковал редкие фрукты и поддерживал лёгкую беседу на тему сортов винограда и срока доставки фруктов в Холфорд из Пустошей Демонов. Наконец, вампир посчитал свою миссию заботливого хозяина выполненной и хлопнул в ладоши, призывая слуг убрать со стола.

- Добавил ты нашей Гильдии хлопот с кражей золотой короны, - резко перешёл к делу вампир. - Палачи Моргрима уже развязали языки захваченным живыми жрецам Латандера и выяснили, что бесценная реликвия не была отправлена из Холфорда, а была перехвачена тобой. Можешь не сомневаться, культисты уже опознали в тех лихих ворах тебя и Каришку. Пропажа золотой короны почему-то неожиданно сильно расстроила новые власти. Мои верные люди из числа сторонников новой власти сообщают, что Ваалон находится в ярости. Также мои люди передали предупреждение, что на сегодняшний вечер готовится штурм наших подземелий.

Вампир говорил спокойным будничным тоном, как будто и не предупреждал об атаке на обитель Гильдии Воров, а просто пересказывал сухие торговые отчёты. Не слышалось в его голосе и осуждения моих действий, хотя они и навлекли беду на Гильдию.

- И что же мне делать, мастер? Нужно помогать защищать Школу? - предположил я, но не угадал.

- Нет, такой рейд проводится властями города уже не в первый раз. Каждый новый правитель Холфорда обязательно в первые годы своего правлению пытался зачистить подземные коридоры и уничтожить Гильдию. Века проходят, но ничего не меняется.

- Но с ними на этот раз будут смертельно опасные демоны, - напомнил я руководителю Гильдии, однако вампир лишь отмахнулся.

- Как всегда, фактор своих стен, многочисленные ловушки и темнота будут помогать нашим братьям. С демонами или без них, вторгшиеся солдаты понесут страшные потери, но рано или поздно уничтожат всех обитателей верхних ярусов. Противники зачистят верхние этажи подземного лабиринта, прикинут количество своих убитых бойцов и посчитают миссию выполненной. Так всегда было, и так будет на этот раз. При этом лучшие из лучших наших братьев сумеют уцелеть и скрыться в многочисленных секретных туннелях, а серую никчёмную массу и не жалко. Признаюсь, Серый Ворон, я даже бываю рад таким периодическим рейдам и чисткам, так как они не дают ворам обрастать жирком и почивать на лаврах, а также они отсеивают неумёх и неудачников. Да, звучит жестоко, но только так наша Гильдия может поддерживать форму. И потому я не собираюсь даже предупреждать своих людей о предстоящей атаке - пусть часовые сами проявят бдительность, пусть бойцы сами успеют одеться и вооружиться, пусть лидеры групп успеют собрать своих людей и скоординировать действия отрядов. К тому же если жертв среди воров будет мало, противник догадается, что недостаточно глубоко копнул, и может продолжить поиски уже с большим усердием.

- Но меня вы предупредили, мастер. Почему? - поинтересовался я.

- У тебя находится вещь, которая интересует наших врагов. Причём интересует крайне сильно. И пока наши враги будут считать, что корона скрыта тут в подземельях, они будут рыскать по нашим коридорам и убивать наших братьев и сестёр. Поэтому не позже завтрашнего утра ты покинешь катакомбы и дашь достаточно чёткий след, чтобы привлечь внимание наших врагов. Уведи их подальше, как можно дальше, лучше всего даже за пределы Холфорда. Наши враги должны понять, что добыча ускользнула. После этого они ослабят натиск на наши подземные катакомбы.

- И помчатся за мной? - невесело переспросил я.

- Именно. Ты будешь много дней увлекать их погоней за собой, отведёшь подальше от наших коридоров и затем затеряешься.

- Как долго мне нужно тащить за собой преследователей? - уточнил я у руководителя Гильдии, и получил ответ: "Хотя бы Две Руки".

Дальнейший разговор прервало появление Властелины. Она была бледна, непривычно медленно шла по комнате и явно ещё не пришла в себя после смерти. Но Властелина, вне всякого сомнения, была живой. И если бы я своими собственными глазами не видел пробившую сердце женщины эльфийскую стрелу, то никогда бы не поверил в возможность такого воскрешения. Властелина была в чёрном строгом платье и кожаных туфлях на высоких каблуках, на голове женщины была уложена высокая причёска. Непонятно правда было, когда Властелина успела уложить волосы, но сейчас она была не преподавателем боевых искусств, а благородной хозяйкой дома с манерами истинной дворянки.

- Приветствую тебя, Серый Ворон, - улыбнулась мне эта неимоверно красивая и опасная женщина. - Судя по твоим расширенным от испуга глазам, ты словно увидел перед собой призрак.

Я не стал отвечать на это замечание, зато вежливо поклонился воскрешённой Властелине и поцеловал протянутую руку:

- Мне приятно видеть вас выздоравливающей, баронесса Властелина Омникафи!

Женщина засмеялась и сообщила, что её уже информировали о произошедшем во дворце правителя города и о том, насколько напорист и даже дерзок с герцогом Кафиштеном был её брат Вилльям. Затем бывшая преподавательница резко стала серьёзной и тихо продолжила:

- Этой ночью бесчинствующая толпа орков захватила и разграбила особняк моей семьи во внутреннем городе. Из слуг не выжил никто, погиб также мой престарелый давно парализованный отец. Теперь из всех родственников у меня остался только родной брат Вилльям. Передай ему эту скорбную весть и мою просьбу уходить из города. Помоги ему выбраться. Я уверена, что ты сможешь это сделать. Сама я сейчас не в том состоянии, чтобы заботиться о брате...

Красный Лорд после этих слов супруги встал с кресла, подошёл к ней и заботливо усадил на освобождённое им самим место. Затем принёс с дивана Властелине подушку под шею, после чего посмотрел на меня и поинтересовался, остались ли у меня какие-либо вопросы по делу. Я понял, что моё присутствие будет лишним при общении супругов и попрощался с ними.

Хотя проживший несколько веков высший вампир и отнёсся достаточно небрежно к судьбам своих людей, проживающих на верхних подземных уровнях, но я так поступить не мог. В Школе Воров и среди охранников у меня было немало знакомых, некоторые из них даже стали почти что друзьями. Поэтому я направился в Школу и честно предупредил всех обитателей, пережидающих бушующие на поверхности города пожары, о возможной вскоре атаке. Рассказал о нескольких секретных коридорах, которыми можно будет воспользоваться для эвакуации, и о нескольких надёжных укрытиях, в которых можно будет пересидеть атаку. Кроме того, я рассказал о принятых у сторонников новой власти знаках отличия и отдал ворам целую коробку жёлто-зелёных ленточек, оставив себе лишь десяток на всякий случай.

Временно замещающий раненую Властелину на должности руководителя охраны Вик Терьер пообещал мне немедленно собрать Рой. Это было совсем несложно сделать, так как практически все члены Гильдии Воров находились сейчас здесь под землёй. По словам Вика, вторгшихся в контролируемые ворами подземные территории будут ждать тысячи самых коварных ловушек и сотни готовых к отражению атаки бойцов, немедленно растворяющихся в темноте после нанесения неожиданных ударов.

- Но что ты сам планируешь делать, Серый Ворон? - раздался голос одного из присутствующих, едва знакомого мне члена Гильдии.

Все остальные присутствующие в комнате люди затихли, чтобы расслышать мои слова. Я внутренне улыбнулся про себя, так как момент был просто идеальным, чтобы начать выполнять порученную мне Красным Лордом работу. Вокруг меня было около сотни человек, и я не сомневался, что какая-то часть из них работала на культистов. Я был в это абсолютно уверен хотя бы потому, что несмотря на все усилия Властелины, ей так и не удалось выяснить личность информатора из Гильдии Воров, который работал на Костолома. Это значило, что любая сказаннафя мной ценная информация будет вскоре передана нашим врагам, а именно это мне и требовалось. Я сделал заговорщицкое лицо и зашептал:

- Хорошо, я расскажу, только это большая тайна. У меня есть важная миссия, доверенная мне самим руководителем нашей Гильдии. Мне поручено вынести из захваченного Холфорда бесценный божественный артефакт из храма Латандера, чтобы он не достался нашим врагам. В самые ближайшие дни я переоденусь в одежду культистов и выйду из города через какие-либо из четырёх ворот.

Вик Терьер цыкнул на меня, полагая неразумным рассказывать про такие вещи целой толпе народа, но уловил моё подмигивание и решил мне подыграть, поинтересовавшись, где же можно спрятать такой ценный артефакт от лап орков.

- Я спущусь вниз по Стреминке на лодке или пешком и ещё до холодов выйду к Камню-на-Реке. Там я встречусь с местными ворами и добьюсь аудиенции с их королём ночного города Содеем Фальшивомонетчиком. Ранее он говорил, что нашёл покупателя, готового выложить за божественный артефакт столько денег, сколько никто из нас и представить себе не может. Кроме того, Содей поклялся после этой взаимовыгодной сделки прекратить двухсотлетнюю войну с нашей Гильдией и заключить долгожданный мир. Думаю, когда я вернусь, денег у нашей Гильдии хватит на то, чтобы купить половину Холфорда, точнее того что останется после всех этих пожаров. Только вы уж сегодня ночью постарайтесь удержать эти коридоры, чтобы мне было к чему возвращаться.

- Это понятно, постараемся выжить и показать оркам, кто тут в подземном городе хозяин! Только ты уж смотри, как бы этот самый король фальшивоменетчиков не расплатился с тобой фальшивыми деньгами или ножом в спину, - усмехнулся один из воров, и остальные рассмеялись.

- За это не волнуйтесь, меня не так уж просто провести вокруг пальца и ещё труднее убить, - усмехнулся я и пошёл собирать провизию для своих друзей.

Упомянутый мною Содей Фальшивомонетчик был тёмным эльфом, сбежавшим из своего клана в человеческий город Камень-на-Реке из-за обвинений в мошенничестве и кражах у соплеменников. Беспринципный и жестокий эльф-дроу неожиданно легко прижился в незнакомой среде и уже через несколько лет стал главой Гильдии Воров этого крупного города. Содей Фальшивомонетчик являлся старинным недругом Красного Лорда, их вражда длилась уже более двух веков. Я не знал всей подоплёки их древней вражды. Но точно знал, что если членов нашей Гильдии обнаруживали люди Содея в своём речном городе, то сразу же убивали без разговоров. И потому я постарался не упустить возможности подставить этого древнего недруга перед захватившими Холфорд новыми властями.

Когда где-то через две клепсидры я встретился с Вилем Терьером, тот сообщил мне, что сразу после собрания трое воров подозрительно быстро поспешили выбраться на поверхность.

- Как только вернутся обратно, всех троих схватить, допросить насчёт их сообщников в Гильдии и затем казнить без всякой пощады, это приказ Внутреннего Круга. Нельзя допустить, чтобы предатели раскрыли врагам планы нашей обороны, - проговорил я жёстко.

- Будет исполнено, - поклонился с достоинством Вик и проговорил с усмешкой. - Восхищён, как же ловко ты сразу вычленил предателей среди наших людей. А я было сперва подумал, что ты случайно проболтался насчёт таких важных секретов. Решил, что у тебя на самом деле имеется золотая корона Латандера.

Мы оба посмеялись над таким забавным и наивным предположением о наличии у меня главной святыни Храма Латандера, после чего я направился к своим друзьям. Открывать истину я не собирался даже высокопоставленным членам Гильдии. Как и открывать им то обстоятельство, что я действительно собираюсь покинуть окружённый врагами город, но только другим путём.


***


Как это ни удивительно, но за время моего отсутствия маги и Вилена не поубивали друг друга и даже к моменту моего прихода вполне мирно сидели за общим столом и ужинали. Каришка и Ярик уже давно вернулись и тоже сидели за тем же столом, уминая тушёную с овощами рыбу и сгорая от нетерпения поделиться со мной новостями. Но самой приятной неожиданностью было то, что ещё один стул занимал Петька! Мой школьный товарищ был осунувшимся и бледным, но вполне мог сам сидеть и даже самостоятельно орудовал вилкой, хотя руки у парня заметно тряслись от слабости.

- Пузырь! Это самый счастливый момент моей жизни! - заорал я с порога, кинувшись к приятелю.

Хотя я и был крайне осторожным, но Петька болезненно поморщился, когда я попытался обнять его за плечи. Я сразу отошёл на шаг, и Пузырь проговорил едва разборчиво:

- Я... тоже... рад тебя... видеть. Извини, Серый,... очень хреново... пока ещё... мне...

- Наши лекари не рекомендовали тебя кормить! - всполошился я запоздало, ища поддержку своих слов у Фириата.

Но тёмный эльф успокоил меня, сообщив, что есть моему другу уже можно, но понемногу и соблюдая строгую диету. Варёную рыбу без костей Пузырю было можно, к тому же Фириат сообщил, что дал Пузырю лекарства для улучшения пищеварения. Питаться моему другу было не просто можно, но даже необходимо, так как Фириат использовал заклинание магии тела, чтобы ускорить регенерацию тканей у Пузыря, а это заклинание требовало, чтобы больной непременно питался.

Тут я обратил внимание, что в левой руке Петька сжимал золотую рыцарскую цепь. Едва-едва только отодвинувшись от края смерти, мой друг уже обращал внимание на получение столь заветного для него звания рыцаря. Фея заметила моё внимание к цепи и проговорила:

- Как только Пузырь смог говорить, его первыми же словами был вопрос, удержали ли мы ворота. И когда я подтвердила это и сказала, что его за проявленную храбрость произвели в рыцари, Петька попросил дать ему рыцарскую цепь и с тех пор не выпускает её из рук.

Тут настало время Ярику с Каришкой делиться новостями. Говорила преимущественно тайфлинг, дварф лишь поддакивал и вставлял короткие комментарии. Из их сообщения получалось, что выйти из города через ворота в настоящее время было совершенно нереально. У Западных ворот стояла многочисленная охрана из орков и людей, которая никого не выпускала даже со знаками приверженцев культистов. Наши разведчики не побоялись пройти ещё и к Южным воротам, хотя там пришлось преодолевать значительное расстояние от последнего спуска в катакомбы до удобной обзорной точки прямо через выгоревшие или ещё дымящие кварталы города. Ситуация у Южных ворот оказалась аналогичной - никого не выпускали, зато в город проходить было можно, и всё новые и новые отряды захватчиков вливались в объятый пламенем Холфорд.

Это известие лишь укрепило меня в решимости воспользоваться другим выходом из города, которым никто не пользовался уже несколько сотен лет. Но когда я объявил, что мы попытаемся выйти из города через склеп "Золото Мёртвых", некоторые члены отряда, в частности Ленка и Свелинна, стали откровенно роптать. Даже Ярик и тот испуганно переспросил, не шучу ли я таким несмешным способом. На моей стороне оказалась только Каришка, с которой я делился этим планом ещё в конце лета, и все испуги и истерики которой по данному поводу уже успели закончиться. Но неожиданно меня поддержал Пузырь:

- Идём через склеп... Мертвецы... я поговорю с ними...

Больше никто спорить не стал. Мы уложили крайне слабого Пузыря на носилки и стали собраться. Заминка возникла только по поводу доспехов моего школьного друга. Вещей и без них было очень много, причём все достаточно громоздкие и неудобные. Так что я сперва думал просто оставить этот тяжёлый и бесполезный порубленный металлолом, но Петька категорически настаивал на том, чтобы мы не только взяли его доспехи, но и одели его в эти продырявленные железки. Ярик Тяжёлый подтвердил, что сможет при наличии достаточного времени и хорошей кузницы залатать дыры или заменить пробитые платины, так что я согласился с требованиями Петьки.

Несли носилки мы с Яриком, волшебники светили, а Каришка показывала дорогу. Идти пришлось обходным путём, не по узким наполненным крысами трубам, так что путь наш был весьма и весьма неблизким. Но даже в относительно просторных коридорах идти с носилками было не всегда удобно, так что в некоторых местах Пузыря приходилось нести на руках. Мой друг хоть и стеснялся своей немощности и порывался идти сам, но ноги совершенно не держали парня, особенно с весом его доспехов. Однако снимать свои латы Петька всё равно отказывался.

Когда наш отряд переходил мостик над подземной речкой, я с удовлетворением заметил, что уровень воды небольшой. Это было хорошо, так как наш путь лежал к самым нижним ярусам подземного лабиринта, многие коридоры которого во время дождей затапливало водой. Чего говорить, я сам когда-то едва не утонул там, когда меня смыло бурным потоком. Именно тогда я и заметил сквозь решётку необычную подземную пирамиду, возле которой по одной из городских легенд и начинался далёкий секретный коридор за стены города.

Вот и тяжёлый люк в полу и массивное кольцо. Я с помощью Фириата приподнял люк и весело проговорил, как нам преподаватель когда-то:

- Прыгайте вниз, тут невысоко!

Каришка прыснула от смеха, вспомнив тот самый первый урок по вскрытию замков, остальные юмора не поняли и хмуро смотрели то на меня, то на чёрный провал. Я же отошёл к куче намытого потоками воды мусора и достал припрятанную там нормальную лестницу. Пузырь был тяжёлым, но мы все вместе сумели его осторожно спустить по лестнице вниз.

- Вот тут на этом самом месте начинаются практические занятия для новичков, поступивших в Школу Воров, - объяснил я, указав широким жестом на восемь запертых дверей по периметру небольшой комнаты. - Кто-нибудь из вас хочет испытать свои силы и попробовать выйти из этой запертой комнаты? Я даже дам смельчаку нормальный набор отмычек, а не те жалкие проволочки, которые давали нам с Каришкой. И у него будет свет, хотя по правилам занятий света быть не должно.

- Я хочу попробовать! - усмехнулась Свелинна, подошла к первой попавшейся двери, направила на замочную скважину волшебную палочку и произнесла что типа "кауалак азоро" или что-то подобное.

С треском проскочила искра, после чего с противным скрипом дверь сама собой открылась. Маленькая волшебница посмотрела на нас с Каришкой с явным превосходством и убрала волшебную палочку в чехол. Я негромко зааплодировал - молодец девчонка, не растерялась. Присутствовавший же при демонстрации Ярик Тяжёлый лишь фыркнул и сообщил, что дварфы подобные хлипкие двери просто выбивают кувалдой без всяких заморочек с заклинаниями или отмычками. Собственно, Ярик именно это умение и продемонстрировал через несколько минут, выломав следующую дверь с одного удара обухом своей тяжёлой секиры.

Наша процессия двинулась по тёмному бесконечно длинному коридору. Под ногами чавкала грязь, на полу было по щиколотку воды. Один раз мы едва не уронили носилки с Пузырём, когда Ярик поскользнулся на скользком полу. По дороге я решил поработал экскурсоводом и акцентировал внимание друзей на появившуюся тёмную дверь слева.

- Вот это и есть вход в склеп "Золото Мёртвых", где в прошлом году мы с Каришкой добыли ценности для оплаты обучения Феи. Сейчас тут уже не пройти, год назад произошёл несчастный случай с одним из учеников, сработала ловушка и опустила решётку. Погибшего звали Минис, он обучался в одной группе со мной и Каришкой. Сейчас его разложившееся тело бродит за решёткой по маленькой комнатушке в компании с двумя агрессивными скелетами. Ну и руководители Гильдии Воров приказали запечатать эту дверь, чтобы избежать новых жертв. Если хорошенько прислушаться, иногда можно даже услышать шаги мертвецов за дверью.

Словно в подтвердждение моих слов из-за запертой двери раздался негромкий стук и скрежет, словно кто-то водил костяными пальцами по металлической решётке.

- Ужас какой! - Фею аж передёрнуло от страха и омерзения. - Не понимаю, как ты мог решиться туда полезть...

Каришка подошла к запертой двери и попросила кого-нибудь из магов посветить ей. Да, литая толстая бронзовая дверь стала надёжной преградой для безрассудных учеников. Замочная скважина сейчас была залита застывшим оловом, чтобы ни у кого из учеников в будущем не возникло желания вскрывать.

- Пошли дальше, тут уже не пройти, - проговорила тайфлинг решительно, но я успел уловить, как Каришка только для меня пальцем в перчатке показала на заклёпки возле замка.

А, ясно! Эти заклёпки были хорошо замаскированы и вписываясь в общий мрачный рисунок на двери, однако тайфлинг заметила их и указала мне, что дверь в принципе можно вскрыть при наличии достаточного времени и хороших инструментов. Я молча кивнул головой, показывая подруге, что понял её идею. В самом деле, если посланные вперёд Вилль Омникафи и Байяр не смогли проделать проход в склеп "Золото Мёртвых", то стоило подумать и над этим вариантом прохода.

Мы пропустили уходящую вверх лестницу и двинулись дальше по коридору. Вскоре стало совсем мокро и скользко от текущего по полу быстрого потока воды, уровень доходил мне до коленей, и вода заливалась в сапоги через верх. Но никто из моих спутников не жаловался, все шли за мной в темноту.

Вот и провал вниз, куда с шумом сливалась вода, и куда я упал в прошлом году. Коридор за провалом продолжался куда-то дальше. Прошлым летом я просто интереса ради исследовал продолжение коридора, но большинство дверей там были давно заколочены или вели в заброшенные подземные казематы, где не нашлось ничего достойного внимания.

Сейчас в провал спускалась верёвочная лестница, закреплённая на крюках в потолке. Я сразу успокоился - значит, Вилль и Байяр сумели найти это место и спуститься. Крюки в потолке я вкрутил сам в конце лета тогда же, когда и исследовал продолжение коридора. А вот лестницу мои друзья повесили только сегодня. Конечно, я не ожидал, что с нами будет раненый, полагая что труднее всего будет провести Ленку и Свелинну. От льющейся сверху холодной воды Петька пришёл в себя и даже пытался нам помогать нести себя. Пузырь в своих железках был страшно тяжёлым, но мы справились. Мысленно я сам себе поаплодировал, так как даже не представлял, как бы мы спускались с раненым без лестницы.

Далее был промытый водой в мягком грунте наклонный скользкий туннель, покрытый плесенью и кишмя кишащий крысами. Я разглядел на влажной земле глубокие отпечатки огромных раздвоенных копыт, которые означали, что Байяр проходил здесь относительно недавно. Вот и ещё один небольшой участок узкого подземного коридора, перекрытого завалами с обеих сторон. С дальней стороны был очередной провал и уходящий глубоко вниз вертикальный колодец. Тут тоже имелась надёжно закреплённая подвесная лестница, по который мы стали спускаться ниже. Начавший спуск первым Фириат остановился и настороженно указал рукой. Его смутил идущий снизу колеблющийся свет факелов. Другие мои спутники тоже замерли, Ярик двже потянулся за секирой.

- Всё в порядке. Это Вилль Омникафи и Байяр, я направил их сюда заранее с заданием перепилить перегораживающую проход решётку.

Мы спустились вниз и действительно застали минотавра и барона за работой. Ножовками по металлу, полотна к которым из высокопрочной легированной стали я лично принёс из моего родного мира именно для перепиливания крепких прутьев тут в Эрафии, эти двое поочерёдно пилили толстые прутья. Вилль разделся по пояс и, несмотря на могильный холод тут в подземелье, тело молодого барона блестело от пота. Кстати, наш общий друг оказался неплохо сложен - крепкое жилистое тело, канаты мышц, подтянутый живот. Вилль был не настолько перекачан, как Пузырь, и скорее жилистый, чем крупный. Но в любом случае молодой барон смотрелся очень даже эффектно, о чём свидетельствовали внимательные оценивающие взгляды Феи, Вилены, Каришки и даже маленькой Свелинны. Вилль заметно смутился от такого пристального внимания девушек к своей персоне и поскорее натянул рубаху.

Минотавр тоже разделся по пояс, но он нисколько не стеснялся показывать остальным своё огромное покрытое сетью старых шрамов тело. Я подошёл и поинтересовался результатами их работы. Байяр смачно сплюнул, провёл меня к решётке и указал на целую толпу скелетов, с нетерпением поджидающих по ту сторону решётки саму идущую к ним в костлявые руки добычу.

- Мы специально не стали до конца допиливать прутья, чтобы не пришлось слишком близко знакомиться с этими обитателями. Но два прута уже можно хоть сейчас выломать, третий и четвёртый мы уже заканчиваем.

- Ну и работёнку ты нам подсунул, - усмехнулся не слишком весело Вилль, снова берясь за ножовку. - Это же такая задница мира, куда не ступала нога живых существ уже сотни лет. И чего ценного мы тут забыли, ради чего стоило бы так рисковать? Неужели нельзя переодеться в одежды наших врагов и просто выйти из города?

Судя по всему, остальные собравшиеся разделяли слова молодого рыцаря. Мне пришлось снова объяснять причину столь странного выбора путей выхода из города. Заодно я рассказал Виллю о том, что совсем недавно видел его сестру, а также передал её скорбную весть насчёт смерти их общего отца.

- А насчёт "задницы мира" и "ничего ценного нет" тут ты не прав. Вот тут в этой самой куче мусора, на которой ты прямо сейчас стоишь, я откопал один из своих древних мечей, - я вынул из ножен древний переливающийся разноцветными сполохами при свете магических факелов меч.

Ярик не удержался и удивлённо присвистнул, а Вилль даже поковырял носком ботинка указанную кучу, надеясь видимо обнаружить под слоем грязи целые залежи таких древних мечей. Я же продолжил свою речь, указав за спины стоящей у решётки нежити:

- Вот прямо перед нами легендарный склеп "Золото Мёртвых", где хоронили правителей Холфорда и самых богатых и влиятельных граждан вместе со всеми их сокровищами. Путь сюда искали очень многие. А вон за этими ходячими костяками слева виден краешек подземной пирамиды, сложенной из тех же самых зелёных камней, что и стены внутреннего города. Я слышал, что за информацию об её местонахождении торговцы и особенно контрабандисты готовы душу продать, так как от неё ведёт потайной ход за стены Холфорда. Так что зря ты говорил, что тут ничего ценного. Да тут просто сказочно богатые места, и только мы с вами во всём городе знаем сюда дорогу! Однако мы пришли сюда не за сокровищами, а как раз ради пирамиды и подземного хода. Только мы не пытаемся войти в город, а наоборот хотим выйти этим давно забытым путём.

- Да, я слышал старинную городскую легенду про "Золото Мёртвых" и подземную пирамиду, - признался Вилль. - Но откуда у тебя такая уверенность, что выход действительно существует?

Но отвечать мне не пришлось, за меня ответила Фея, процитировав выученные наизусть слова второго пророчества Свелинны:


- Близится срок, отведённый Зелёной Столице. Кровь и огонь уготованы жителям града.

Сталь. Кровь. Смерть... Пламя. Кровь. Смерть...

- Павший герой окропит своей кровью ворота. Девочке время припомнить былые советы.

Смерть. Жизнь. Смерть... Смерть. Сила. Жизнь...

- Трудно кольцо разорвать и увидеть свободу. Птица должна к пирамиде идти сквозь потёмки.

- Трое, закончилось время на поиск подмоги. Девять надёжных друзей уже видены вами.

Хвост и Рога, Топор и Длинные уши, Двое Мечей, Вода и Неведомый Призрак.

Всех соберите...


Все остальные замолчали, слушая строки пророчества и теперь уже понимая смысл каждой из строчек. Последние возражения сразу же отпали. Только вот непонятно было, как же нам пройти через всё множащуюся толпу скелетов, собирающихся с противоположной стороны решётки. Свелинна первой предложила свою идею, как обычно у этой девчонки отличающуюся радикальностью:

- Да чего тут думать, давайте просто перебьём их! Я с помощью некромантии буду целыми группами брать их под свой контроль, скелеты будут драться с остальными и истребят друг друга!

- Я ни за что не допущу такого! - поспешил вмешаться Пузырь, даже привстав на своих носилках от возмущения. - И так богиня смерти Морана высказывала мне серьёзные претензии за то, что кто-то из вас применил запрещённую некромантию и поднял кучу нежити в битве у Северных ворот.

Свелинна густо покраснела и опустила глаза в пол. Да, поднятые мертвецы на поле боя -это была полностью её собственная инициатива. Фея тогда лежала без сознания после обрушения каменного моста, Фириат возился с ранеными, а потому образумить маленькую колдунью оказалось некому. И хотя я и не одобрил этого поступка маленькой волшебницы, но всё же не мог не признать, что заклинание оказалось действенным, и орки спешно отступили.

Но Петька отнюдь так не считал. Мой друг даже заявил, что именно из-за этого преступления против самой сути природы Морана долго отказывала ему в возможности выздоровления. И лишь сделанный им выбор задобрил Морану.

- Со вчерашнего дня я - тёмный паладин, представитель богини смерти Мораны здесь в мире смертных!

- И в чём это выражается? - поинтересовался я.

- Больше я не могу лечить людей жреческой магией, не могу призывать благословения ни на кого кроме себя и не могу развеивать нежить. Взамен мне дана способность накладывать на врагов проклятия и определённая власть над мертвецами. Они будут прислушиваться к моим словам, так как моими устами говорит для них сама богиня смерти. Ну и для вас, друзья, есть хорошая новость - богиня Морана окончательно отвергла возможность союза с демоном Моргримом и присоединилась к Беллу, Тору и Амине, уже объявивших себя врагами Вечного Отца.

- А каков вообще сейчас расклад среди Двенадцати? - уточнила Фея, и Пузырь охотно ответил:

- На стороне демона Моргрима выступил Дракер, бог войны. Что весьма странно, так как Дракера изображают обычно в виде человека-дракона, а драконы являются древними врагами демонов. С другой стороны, Дракер считается ещё и богом-покровителем Империи, и он благоволит Императору. И если Император Гестор Шестнадцатый перешёл в другую веру, то видимо, это как-то связано с тем, что и бог войны Дракер перешёл на сторону Моргрима. Также к Моргриму примкнула богиня материнства Гизли и бог мореплавания Нилус. Остальные пять богов пока сохраняют пока нейтралитет...

В словах моего друга содержалось очень и очень важная информация. Похоже, первоочередной задачей нашего маленького отныне должно стать получение поддержки остальных богов. К тому же, именно это ведь и советовал мне бог Белл год назад после той бессонной ночи, когда я спас Каришку от слуг богини смерти.

- Ну, по большей части работа готова, прутья можно выламывать, - прервал мои размышления Байяр.

Однако спешить мы не стали. Во-первых, уставшим Виллю и Байяру нужно было чуть передохнуть и одеться. Во-вторых, я с Каришкой направился назад убрать следы, чтобы никто не смог догадаться, каким путём мы удрали из верхних ярусов катакомбов. Сам по себе узкий ничем не примечательный провал в коридоре у случайного человека совершенно не вызывал желания лезть вниз и смотреть, куда же там стекает грязная вода. Но вот спускающаяся в провал верёвочная лестница была уликой, причём настолько явной, что мимо неё просто невозможно было пройти.

Работу мы выполнили, лестницы сняли, хотя с вкрученными в потолок крючьями и пришлось повозиться. Но с помощью плоскогубец мне удалось выкрутить все металлические крюки, после чего мы с Каришкой просто съехали по скользкой наклонной глинистой поверхности вниз и вскоре оказались возле друзей.

- Скелеты обещали не трогать нас и пропустить к пирамиде, - поведал Пузырь результат своих переговоров с нежитью.

- Тогда не будем терять времени. Выламывайте прутья! - приказал я, и Байяр своими огромными лапами за полминуты разобрал препятствие.

Толпа нежити не только не атаковала нас, когда появилась такая возможность, но даже разошлась в стороны, пропуская идущих людей и носилки с Пузырём. Оживших мертвецов было много. Очень много. Я даже не предполагал, что их тут окажется настолько много. Сейчас я отчётливо понимал, что план Свелинны пробиться через склеп "Золото Мёртвых" силой был совершенно несостоятельным.

- Пригасите свои артефакты, - посоветовал нам Петька. - Ситуация пока достаточно неопределённая. Нас обещали пропустить к пирамиде, но не более того. Нежити для существования нужна энергия, и потому совершенно незачем сейчас искушать мертвецов и провоцировать на агрессию, показывая магически артефакты.

Лучше бы он этого не говорил. Я-то считал, что вопрос с проходом уже улажен, и спокойно шагал сквозь толпу скелетов. Сейчас же я вдруг отчётливо осознал, что мы уже не выберемся назад, если что-то пойдёт не так. Каришка посмотрела на меня, в её глазах читался отчётливый страх. Маленькая Миля испуганно прижалась к идущей рядом с ней Виленой, а сама рыжая девушка поймала мою ладонь, вцепилась в неё и старалась не отпускать. Свелинна нервничала и старалась идти поближе к огромному минотавру, не выпускающему из лап тяжёлую палицу.

А таинственную пирамиду уже между тем можно было разглядеть вполне отчётливо. Это было высокое сооружение, составленное из многотонных прямоугольных блоков зелёного камня. От камней пирамиды исходил тусклый свет непонятного происхождения, и именно возле пирамиды столпилось больше всего мертвецов. И именно туда мы и шли...

- Стойте! Дальше вам хода нет! - прошептал голос откуда-то со всех сторон сразу.

Наша группа сразу же остановилась. Мертвецы вокруг приближались к нам. Через полминуты наша группа оказалась уже в плотном кольце нежити, до ближайших скелетов можно было при желании дотронуться рукой. Фея нервничала и шептала какие-то непонятные слова, похоже, подготавливая боевые заклинания.

- Ленка, не нужно этого делать! - остановил нашу подругу Пузырь и попросил снять его с носилок и поставить вертикально.

На ногах Петька мог стоять с большим трудом, его сильно покачивало. Поэтому пришлось мне и Виллю придерживать Пузыря под руки, чтобы он не рухнул.

- Мне нужно поговорить с вашими лидерами! - громко крикнул парень. - Я чувствую, что они находятся впереди за вашими спинами!

Петька потребовал, чтобы мы вели его вперёд, несмотря на явный прозвучавший приказ остановиться. Спорить со своим другом я не стал, хотя и ожидал, что сразу после нашего неповиновения последует нападение. Но стоящие перед нами скелеты, многие из которых были вооружены ржавыми клинками и пиками, неожиданно расступились. Позади них оказались мумифицированные мертвецы в некогда очень роскошных, но сейчас уже истлевших одеждах. Я насчитал одиннадцать мумий и скелетов в этой группе, у некоторых из них на головах были золотые обручи, являвшие знаками правителей города.

Пузырь направился к одному из стоящих перед нами мертвецов, самому невзрачному на вид - невысокому и без позолоченной кирасы - и вдруг стал заваливаться вперёд, мы с Виллем едва успели подхватить падающее тело нашего друга. Быстро выяснилось, что Петька не случайно споткнулся, а просто неудачно попробовал опуститься на одно колено. Мы с Виллем Омникафи помогли Петьке осуществить задуманное и сами тоже опустились на одно колено.

- Ваше императорское величество, позвольте мне высказаться! - проговорил коленопреклонённый Петька с глубочайшим уважением в голосе.

Я не поверил своим глазам и ещё раз посмотрел на этого мертвеца. Эта мумия-задохлик была когда-то Императором?! Офигеть! На фоне остальных десяти оживших покойников этот мертвец смотрелся даже как-то жалко, и уж точно совсем непрезентабельно.

- Ты знаешь, кто я? - удивлённо переспросила мумия.

Странно было слышать эмоции у мертвеца, но определённо это было удивление.

- Да, у вас очень характерная мантия с золотой короной на бело-зелёном щите, это старый герб рода Гестора-Освободителя. Сейчас этот герб несколько изменился и содержит пять корон по числу столиц человеческой Империи. Но раньше до заселения людьми Эрафии столица действительно была одна. Вы - Император Гестор Пятый, основатель Западной Столицы. Согласно сохранившимся историческим хроникам, вы пали от стрелы орков при отражении атаки на строящийся город и были единственным из Имераторов, похороненным здесь в Холфорде, а не в Первой Столице. Этот произошло около восьми столетий назад.

- Только не от стрелы орков, а от ножа в спину от предателя из числа заговорщиков. Хотя... так может быть даже лучше для моей биографии, в глазах потомков должно выглядеть более мужественно. Хорошо, я выслушаю тебя, смертный. Можешь встать с колен.

Петька попросил нас помочь ему подняться. Затем мой друг выпрямился, покачнувшись от слабости, и осмотрел всех стоящих перед нами одиннадцать мертвецов. После чего опять обратился к мёртвому Императору и остальным лидерам нежити.

- Ваше императорское величество и все вы, великие правители Холфорда прошлых веков! Вам будет очень тяжело это услышать, но построенный вами город вчера пал под натиском орков. На поверхности бушуют пожары, захватчики тысячами уводят горожан в плен. Мы одни из последних защитников великой столицы вынуждены были спуститься в подземные катакомбы...

Мёртвый Император угрюмо молчал, зато возмутился один из стоящих рядом с ним скелетов:

- Как так случилось, что вы не умерли, честно выполняя свой долг защитников, а трусливо бежали с поля боя?

- Никто не смеет обвинять меня в трусости! - рык Петьки прокатился по огромной пещере и эхом отразился от стен. - Я умер, защищая созданный вами город, и стою перед вами лишь благодаря магии богини смерти Мораны! Стоящий рядом со мной барон Вилль Омникафи потерял родную сестру, сражаясь с ней бок-о-бок на Северный воротах. И свой баронский титул Вилль получил именно за проявленную храбрость в том бою. А ваш далёкий потомок Мадор Кафиштен взорвал себя вместе с тысячей орков, защищая ваш город. Мы все храбро сражались и удержали свой участок обороны, но предатели открыли перед врагами другие ворота города...

- Я не чувствую в тебе родной крови, однако ты носишь герб моей семьи. Кто ты, парень в доспехах с эмблемой рода Кафиштенов? И что ты хочешь от нас? - вопросил всё тот же скелет.

- О великий правитель древности из рода Кафиштенов, я рыцарь Пётр Пузырь, Мастер меча и телохранитель высокородной леди Камилетты Кафиштен. Эти доспехи были мне подарены за проявленную храбрость главой рода Кафиштенов, законным правителем города Холфорда герцогом Мазуро Кафиштеном. К сожалению, сам герцог погиб при штуре, и вместе с ним погибли его сыновья и многие из ваших потомков. Последний из троих сыновей герцога Корвин Кафиштен и родная дочь Дофилетта Кафиштен схвачены врагами и скорее всего уже казнены. Если орки казнят этих пленников, младшая дочь правителя высокородная леди Камилетта останется последней из древнего рода. Леди Камилетта Кафиштен в момент штурма находилась вне города в своём замке Древний Брод и потому уцелела. Однако врагам известно местонахождение моей госпожи, и потому её жизнь находится в смертельной опасности. Мой долг - защитить высокородную леди, поэтому я прошу для меня и моих друзей возможности пройти древним туннелем под стенами города и выйти за кольцо вражеских войск. Мы должны прийти в замок Древний Брод раньше убийц и спасти мою госпожу. Если её не спасти, ваш древний и славный род Кафиштенов прервётся.

Скелет повернулся к своим соседям. Вслух он ничего не говорил, но мертвецы явно как-то переговаривались между собой. После минуты такого "обсуждения" заговорил другой из мертвецов, высохшая мумия в обрывках золотистого савана:

- Нам понятна тревога нашего собрата за свой род, но всё же мы не можем пропустить вас древними туннелями. Они были запечатаны неспроста, и вскрытие древних печатей освободит обитающее там зло, которое намного ужаснее бесчинствующих в городе орков.

- Что это за зло? - спросил Вилль, так как Петька промолчал.

- В том туннеле обитает Пожиратель Душ, - вступил в разговор ещё один из мёртвых правителей. - При расчищении обвала в туннеле строители обнаружили дыру в древние катакомбы времён эльфийских правителей или даже более ранних эпох. К сожалению, мы не придали тогда большого значения этой находке и не заделали вовремя провал. А потом стало слишком поздно - в городе по ночам стали пропадать люди, целые семьи. Их соседи слышали лишь крики ужаса, но вызванная стража не обнаруживала в подвергшихся нападению домах ни живых, ни мёртвых. Паника стала царить в городе, люди массово покидали Зелёную Столицу. Маги и жрецы сумели проследить, откуда появлялся этот кошмар. Он вылезал из провала. Но исследовать открывшиеся огромные древние катакомбы и найти монстра не удалось, как и заделать дыру - все посланные в туннель рабочие и бойцы умирали. Именно я был тогда правителем города и приказал запечатать входы в подземный туннель магическими печатями.

Мы переглянулись между собой. Вилль растерянно пожал плечами, Петька не высказывал никакого мнения. И тогда мне пришлось брать инициативу в свои руки:

- Уважаемые правители, уважаемый Император Гетор Пятый, мы просим вас открыть древний проход не просто ради любопытства и даже не столько ради спасения последней из рода Кафиштенов. Мы стараемся спасти древний божественный артефакт храма Латандера, чтобы он не попал в лапы культистов, захвативших город вместе с орками. Богиня судьбы Фаэтта приказала нам идти путём, начинающимся от древней подземной пирамиды. От успеха нашей миссии зависит судьба противостояния Двенадцати богов и кровавого демона Моргрима, который направляет орды захватчиков. Да, город наверху пал, но наша борьба ещё не закончена и будет продолжена, покуда мы живы. За нами в подземелье вскоре спустятся враги, пытающие остановить нас и отобрать корону Латандера. Назад для нас пути нет, поэтому мы готовы рискнуть пройти древним туннелем и встретиться лицом-к-лицу с Пожирателем Душ. Мы раньше уже убивали демонов, пусть и не настолько сильных, как описанный вами. Но с нами четверо сильных магов и божественный артефакт, с нами благословение бога Белла и богини смерти Мораны, поэтому у нас есть хорошие шансы справиться с демоном. Уверен, мы победим эту тварью. Но и для вас, обитателей подземного мира, будет работа. Очень скоро передовые отряды орков и предателей из числа людей пробьются через верхние ярусы катакомб и спустятся сюда. И только от вас будет зависеть, останутся ли враги Холфорда тут навсегда или смогут проследовать за нами.

Опять мертвецы стали совещаться между собой. Наконец вперёд шагнул сам Император.

- Это полностью меняет дело, - согласился Гестор Пятый. - Мы пропустим вас в древние туннели и позволим спасти древнюю реликвию. Что же касательно врагов города, мы подготовимся к встрече и с нетерпением будем ждать их. И я могу пообещать, что никто из врагов Холфорда не сможет выйти из этого мрачного склепа живым. Слово Императора!


***


Со страшным грохотом за нами рухнула плита, отрезая обратную дорогу. Поднятые ей тучи пыли в сухом коридоре заставили нас всех расчихаться. Фея первой пришла в себя, подошла к опустившейся плите и усилила яркость магического светлячка над собой, осветив покрытую затейливой резьбой каменную поверхность. На огромном каменном блоке оказался большой рисунок, изображающий двенадцать богов Эрафии с грозными лицами. Даже богиня смерти Морана, обычно носящая на лице маску, на барельефе сняла золотую маску и держала в руке, выказывая перекошенное гневом лицо. Также по камню шла надпись крупными рунами, но символы были незнакомыми мне. К счастью, рядом оказалась Свелинна, принявшаяся читать для остальных вырезанные в камне руны:

"И да уйдёт восвояси зло и не проникнет за эту преграду! Именем Двенадцати богов Эрафии заклинаю ночную тварь подчиниться и отступить".

Ленка же опустила светлячок ниже и указала своей рукой на странные потёки на камне, как будто рисунок в этих местах облили кислотой. Настораживал также целый ряд глубоких вертикальные порезов на гладкой поверхности, как будто неизвестный хищник точил здесь об камень свои страшные зубы.

- Не рано ли мы обрадовались тому, что древние правители пропустили нас? - задумчиво изрёк Байяр, поправляя на своих огромных лапах металлические защитные щитки.

- У кого-нибудь есть предположения, что это могла быть за тварь? - спросил я своих друзей, голос мой предательски "дал петуха", поэтому я откашлялся и повторил вопрос.

Ответа не последовало, никто не знал нашего врага. Конечно, за прошедшие с момента закрытия этого туннеля пять или шесть веков опасный монстр мог давно уйти отсюда или сдохнуть от голода, но что-то мне подсказывало, что не стоило рассчитывать на такой благоприятный исход. Если он со времён эльфийских правителей несколько веков как-то жил и чем-то питался в своих подземных древних катакомбах до строительства туннеля, то вполне мог здравствовать и поныне. А уж поднятый опустившейся многотонной плитой грохот и колебание земли, наверное, могли ощутить даже на поверхности. Так что вполне вероятно было скорое появление твари, заинтересовавшейся проникнувшими на её территорию чужаками.

- Создайте заранее магический круг и будьте готовы к любым неожиданностям, - приказал я нашим магам.

- Мне может потребоваться твой артефакт, - предупредила Фея.

Я молча кивнул. Вообще-то я не очень хотел бы отдавать синий кристалл Ленке, так как этим мы сразу же выдали бы себя, если тварь была способна чувствовать магию. Однако именно на наших магов была основная надежда в предстоящей схватке с древним противником, так что я был готов отдать артефакт Ленке в случае необходимости. Однако время шло, а наш неведомый враг не показывался.

Мы постояли ещё минут пять, но ничего не происходило. Тогда я велел остальным приготовиться. Сам же вместе с Каришкой решил отойти подальше от хорошо освещённого сразу четырьмя магическими светлячками участка коридора, чтобы скрыться в тени и идти впереди отряда, выискивая всевозможные опасности. Но стоило мне отойти всего шагов на пять вперёд, как за спиной раздался истошный крик Феи: "Берегись!!!".

Я успел увидеть какое-то непонятное движение спереди и, не раздумывая, резко отпрыгнул в сторону. Каришка в ту же секунду тоже прыгнула, мы столкнулись с тайфлингом и упали на пол. Над нашими головами пронёсся какой-то тёмный предмет, и я запоздало уловил далёкий звук вроде смачного плевка. В темноту над нами пронёсся запущенный Фириатом огненный шар, хорошо освещая прямой вырубленный в скале коридор без каких-либо укрытий или боковых ответвлений. Никого в коридоре не оказалось. Это было очень странно, не мог же наш противник настолько быстро удрать после атаки? И тут браслет на моём запястье стал ощутимо теплеть, защищая меня от какой-то враждебной магии. Мгновенно вскочив, я отошёл в сторону и скрылся в густой тени. Рядом со моей растворилась в сумерках тайфлинг, я успел заметить ножи в её руках.

- Оно воздействует на разум, - раздался шёпот Каришки.

Словно в подтверждение слов тайфлинга, за моей спиной раздался испуганный плач Мили. Фириат ещё раз выстрелил огненным шаром, впрочем, так же безрезультатно. Единственное, что тёмный эльф добился своим огненным заклинанием - мы с Каришкой выпали из невидимости после пролёта яркого светящегося шара.

- Я знаю, кто наш враг! - прокричал Ярик Тяжёлый. - Отойдите под прикрытие магического щита, я расскажу вам про эту тварь.

Мы с Каришкой быстро вернулись к остальным. Фириат просто для спокойствия выпустил в коридор перед нами ещё пару огненных шаров, пока Ярик не остановил его, сообщив о бесполезности такого занятия.

- Это - Ужас Глубин, опасная тварь, которая обитает в глубоких заброшенных штольнях. Дварфы изредка с ними встречались, когда зарывались уж слишком глубоко, следуя за жилой ценной руды или натыкаясь на пустоты и древние подземные сооружения. Считается, что Ужас Глубин - это страж, оставленный неведомыми древними хозяевами сторожить территорию от посторонних. На старом месте обитания нашего клана Тяжёлых даже были заколочены пара глубинных туннелей, так как там обнаружились подобные демонические существа. Тварь очень опасна и ненасытна, она способна плеваться ядом и убивать жертву одним плевком. Однако назвали её так не за кровожадность. Ужас прозван так за его способность вселять страх. Он подпитывается страхами своих жертв и становится тем сильнее, чем больше его боятся. Если жертвы его боятся, Ужас Глубин становится невидим и неуязвим для честного оружия. Обычно перед нападением тварь нарочно проявляет себя, чтобы напугать добычу и таким образом усилиться.

- Любопытно, а как же дварфы справлялись с такой невидимой тварью? - поинтересовался Вилль Омникафи.

- Среди дварфов трусов нет! - горячо выпалил Ярик и усмехнулся, добавив уже тише. - Ну, по крайней мере, при охоте на такую тварь трусов с собой не брали... Найти такую невидимую бесшумную тварь в лабиринте древних коридоров почти невозможно, и потому мои сородичи обычно просто заколачивали опасные ответвления и рыли коридоры в другом направлении. Если же встреча была внезапной, то командиры своими собственными руками убивали поддавшихся панике членов отряда, чтобы ослабить таким образом Ужас Глубин и спасти остальных членов отряда.

Все замолчали, обдумывая слова Ярика Тяжёлого. Я же поинтересовался у Ленки, нарочно заговорив не на Всеобщем, а на моём родном языке, кто из членов нашего отряда наиболее напуган? При этом я попросил подругу не называть имён, а описать иносказательно, чтобы остальные члены отряда не услышали знакомых слов и не поняли. Ленка усмехнулась и ответила тоже на русском языке:

- Во-первых, маленькая рыжая девочка, она испугана сильнее всего. Во-вторых, хвостатая нагловатая девица. В-третьих, маленькая волшебница магии воды.

Я поблагодарил Ленку, достал из внутреннего кармана и открыл металлическую коробочку с пальцем гхола. Каришка даже не успела ничего понять и испугаться, как уже падала без сознания. Ленка помогла мне подхватить и аккуратно положить на пол бесчувственное тело тайфлинга, я же быстро в это время дотронулся до растерянно хлопающей глазами Мили. Когда же я обернулся к Свелинне, девчонка отпрыгнула от меня, выставила вперёд волшебную палочку и угрожающе произнесла на чистейшем русском языке:

- Только попробуй, сразу получишь в ответ смертельное заклинание!

- Серый Ворон, ты просто балбес! - уже на Всеобщем укоризненно произнесла Ленка, покачав головой. - Я же нахожусь в магической связке со Свелинной и Фириатом, и потому мои способности сейчас - это и их способности.

Наблюдавший за происходящим Пузырь прекрасно понял, что сейчас произошло, и от смеха мой друг заржал словно конь. Для остальных же я пояснил, что временно усыпил испугавшихся девушек, чтобы другие за это время смогли спокойно уничтожить ослабленного Ужаса Глубин.

- Я наложу на ваше оружие магию воды, и вы станете способны разить неуязвимого к простому железу монстра магическим холодом! - воодушевилась Свелинна.

- А я постараюсь сделать тварь видимой! - обрадовала всех Фея.

Мои мечи оба одновременно засветились голубым светом, то же самое произошло и с оружием всех моих друзей. Но я решил не ограниваться только мечами и взял арбалет, зарядив его никогда ранее не использовавшейся мной стрелой с камерой для горючей смеси. Фириат помог мне запалить наконечник, и из клюва хищной птицы на моём арбалете стало вырываться пламя.

- Приготовьтесь, он снова приближается! - предупредила нас Фея, и резко толкнула руками воздух перед собой.

Пыль, до этого столетиями лежавшая на каменном полу древнего туннеля, разом поднялась и образовала плотную пелену перед нами. И тут-то я наконец увидел врага - сквозь тучи пыли, словно через туман, проплывало извивающееся длинное тело летающего змея. Его контуры были хорошо видны, и потому я не стал медлить и выстрелил. Горящая стрела сорвалась вперёд и нашла цель, вонзившись в призрачную плоть чуть позади крупной головы. Одновременно с этим тварь настиг и выпущенный Свелинной пульсирующий сгусток какой-то темноты, а также пронзило насквозь огненное копьё эльфа-дроу. Демон завизжал, проявляясь и являя нашим глазам оскаленную полную острых зубов пасть и пятиметровой длины белёсое тело, как у крупного сома. Ужас Глубин был ранен, но не отступил, стремительно атаковав нас. И тут прекрасно проявил себя Ярик, весело прокричав:

- А давайте попробуем живьём его взять!

Дварф принял на свой квадратный щит удар зубастой морды и первым полоснул тварь острой секирой по черепушке. Секундой позже минотавр огрел летающего сома синей от холода палицей, я тоже добавил пару глубоких разрезов на длинном теле. Но самый прекрасный удар нанёс Вилль Омникафи, от души с замаха рубанув тело демона своим "бастардом" - заточенным острее бритвы полуторным мечом. Как Вилль не отсёк башку демона от тела одним ударом - непонятно, но это было и не столь важно. Важнее было то, что демон был тяжело ранен и пытался сбежать. Монстр довольно неуклюже постарался развернуться, едва не застряв в слишком узком для него коридоре, из-за чего получил ещё несколько попаданий оружием и заклинаниями. И под свист и улюлюканье с позором бежал, освещая коридор торчащей в теле арбалетной стрелой и оставляя за собой искрящийся след от горящей после попаданий огненных заклинаний шкуры.

- Фириат и Байяр, за мной, нельзя давать ему уйти! Вилль и Петька, останьтесь с девушками! - прокричал я, бросаясь в погоню за удаляющимся огоньком.

Демон терял силы, часто опускаясь совсем низко к полу и волоча рыбьим пузом по камням, в этих местах за ним оставался тёмный след вонючей крови. Вот он попытался извернуться и на лету выкусить горящую стрелу из своего тела, но не смог - стрела торчала слишком близко к черепу. Обернувшись, монстр увидел нас и, издав крик не то ужаса, не то боли, с удвоенной силой кинулся улепётывать.

Фириат прямо на бегу угостил демона каким-то изощрённым огненным заклинанием, догнавшим тварь и растёкшимся по длинному телу липкой горящей массой. Я почувствовал отвратительную вонь от пылающей плоти демона и закашлялся от резкого неприятного запаха. Демон уже не мог лететь и упал на пол, но продолжал уже по-змеиному ползти вперёд в спасительную для него темноту. Но даже в таким виде он двигался всё равно быстрее нас.

- Уйдёт! - заорал от отчаяния Байяр, призывая какие-то божественные благословения.

Ух ты, ускорение движений! Как это было вовремя! - обрадовался я, припустив за огромным змеиным телом. Мы стали догонять слабеющую тварь. Эльф Фириат первым догнал демона и попытался, не мудрствуя лукаво, просто ухватить тварь за хвост. Дроу тут же разжал пальцы, закричал от боли и стал дуть на обожжённые ладони. Стало ясно, что эту кислотную тварь руками было лучше не трогать. Поэтому я просто рубанул по хвосту мечом, отсекая где-то метр от длины твари. Опять раздался визг, укороченный на метр демон напряг силы, стремясь оторваться от нас.

- Вон разлом в стене, не дай ему туда заползти! - прокричал несколько отставший от меня Байяр.

Действительно впереди показался участок обвалившейся справа стены, где чернел провал темноты. Так как Фириат остановился, мне пришлось самому вызвать над собой свет, чтобы разогнать темноту в коридоре. Я ещё раз полоснул по демону, отрубив ещё кусок тела и высекая искры из камней пола. Но остановить тварь я не успел - монстр шмыгнул в пролом и, виляя обрубком хвоста и оставляя слизистый след, скрылся в круглой дыре примерно метрового диаметра. Я сунулся было следом, но едва успел отшатнуться от клацнувших перед моим лицом огромных зубов. Не знаю, как я успел среагировать и пырнуть демона клинком, но удар вышел превосходный - древний меч по самую рукоятку вошёл в левую глазницу опасной твари. Через секунду я вогнал второй меч в правый глаз демона, ослепляя его.

Демон ещё покорчился в судорогах, но быстро обмяк. Я вытащил свои мечи и настороженно наблюдал за бездыханным телом, готовый в любой момент снова проткнуть плоть демона. Подоспевший к месту схватки минотавр для верности размозжил голову твари и прокричал боевой клич, пронёсшийся по тёмному коридору. Мы победили! Но я быстро унял излишне бурное ликование Байяра, указав ему на поверженного демона:

- Смотри, это не тот, в которого я попал из арбалета. Это совсем другой, чуток поменьше и без стрелы в шее.


***


Каришка на меня обиделась и демонстративно со мной не разговаривала. Подумаешь, оглушил её разок. Вон, Ленку я уже дважды так усыплял, и ничего - беззаботно смеётся и шутит, весьма довольная собой и работой магов вообще. Но это сейчас, когда всё благополучно закончилось, бой с Ужасом Глубин казался лёгким и забавным, а тогда в первый момент я не на шутку испугался, и мне было не до сантиментов.

Опасная дыра в стене осталась далеко позади, мимо неё мы прошли со всеми предосторожностями, и вот уже три или четыре клепсидры мы бодро топали по прямому кажущемуся бесконечным коридору. Один раз у меня потеплел защитный браслет, предупреждая о попытке магического воздействия. Скорее всего, это был ещё один Ужас Глубин. Может быть, тот израненный и чудом спасшийся от нас, а может и какой-то третий. Мне даже казалось, что я изредка слышал позади нас какие-то шорохи, но кто бы это ни был, близко знакомиться с нами он всё же не рискнул. Новой атаки Ужаса Глубин мы совершенно не боялись, и монстры это видимо чувствовали.

- Впереди подъём и лестница, - сообщил негромко Фириат, и я сразу прошёл к нему вперёд колонны.

Действительно, были видны ступеньки начинающейся каменной лестницы. Я попросил всех остановиться, а Каришке следовать за мной вперёд. Тайфлинг молча пошла рядом, всем своим видом демонстрируя недовольство и обиду. Ничего, пускай она и злится, но зато без успугавшихся членов отряда мы достаточно легко прикончили древнего демона.

- Ловушка! - проговорила тайфлинг, указав на косую прорезь в камне стены.

Я сразу остановился и присел, осматривая пол и стены вокруг. А, всё ясно. Вон и нажимная плита. Осторожно вытянув руку с мечом, я слегка надавил кончиком клинка на подозрительный камень. Из стены выскочило широкое лезвие, со свистом полоснув по всей ширине коридора. Неосторожного путника такой ловушкой должно было разрубить пополам.

- Ещё ловушка! - предупредила меня Каришка, указав рукой далеко вперёд.

А, ну это совсем уж детский сад! С потолка свисали длинные тонкие нити порванной паутины. Совершенно безобидные на вид, однако именно так часто маскировали ловушки с контактным ядом - не обратит внимание путник и заденет лицом, либо попытается рукой отстранить свисающие нити и всё, без противоядия в сумке можно уже заказывать белые тапочки. Конечно, это могла быть действительно обычная старая паутина, да и за прошедшие века яд с нитей наверняка давно испарился, но рисковать мы с напарницей не любили, и уж точно не отличались беспечностью. Я достал трут и огниво, быстро подпалив подозрительные нити. Сгорели они совсем как обычная паутина, так что осталось загадкой, было ли это ловушкой или нет. Хотя это уже неважно. Главное, мы расчистили проход для остальных.

Короткая лестница привела нас в небольшой круглый зал, все стены которого были сплошь покрыты рисунками. В свете магических огоньков общая единая круговая картина была хорошо видна. Это была панорама большой стройки, вид с какого-то высокого холма. Сотни больших и малых кораблей на реке. Просеки в лесу и уложенные рядами древесные стволы в этих просеках. Вереница из тысяч людей, волоком перетаскивающих по лежащему настилу из брёвен крупные зелёные блоки из ближайшей каменоломни до строящихся стен города. Временные земляные внешние укрепления и отряды стражников, отражающих атаку гоблинов. Подписей никаких на картине не было, но и так было понятно, что художники изобразили события восьмисотлетней давности - прибытие людей и заложение нового города.

- Этих зелёных скал уже давным-давно нет, они были срыты для добычи камня. Да и лес вокруг города вырублен на день пути в любую сторону. Но как, оказывается, здесь было красиво восемьсот лет назад! - восхитился Вилль Омникафи.

Виллена, Ленка и даже оживающий прямо на глазах Петька тоже были в восторге от круговой картины, запечатлевшей выбранную Императором Гестором Пятым для постройки города местность такой, какой она была восемь веков назад.

- Вы не туда смотрите, - Каришка вернула к реальности всех собравшихся.

Тайфлинг указывала рукой на огромный валун, приваленный с противоположной стороны дверного проёма к покосившейся и чудом держащейся на проржавевших петлях двери и наглухо забивший выход. Видимо, таким образом древние правители решили проблему возможного выхода Ужаса Глубин из противоположного конца подземного коридора. Да, тогда это сработало, но для нас эта неожиданная преграда стала очень серьёзной проблемой. Попытавшие сдвинуть этот кусок скалы Байяр, Вилль, Ярик и я были вынуждены спасовать перед неимоверной тяжестью этой каменной "пробки".

- Что будем делать, командир? - поинтересовался у меня уставший и усевшийся отдохнуть прямо на голый пол Вилль.

- Что, что... - буркнул я раздражённо. - Назад в склеп "Золото Мёртвых" мы не пойдём, да и не пустят мертвецы нас обратно. Поэтому или мы идём к пролому в коридоре и пытаемся пройти через древние катакомбы, в которых укрывается недобитый нами Ужас Глубин. Или как-либо способом всё же расчищаем путь здесь. Например, Фея может попробовать раздробить этот камень на более мелкие фрагменты.

Все с надеждой посмотрели на нашу волшебницу, Ленка даже смутилась от такого всеобщего внимания и опустила глаза. Однако моя подруга всё же подошла к препятствию и пложила ладонь на огромный валун. Потом проговорила не слишком оптимистично:

- Чтобы разрушить такой крупный камень, мне придётся использовать великий артефакт. Вот только не очень здравая идея использовать сейчас сильную магию. Мы находимся где-то за городскими стенами на небольшой глубине поблизости от оцепления вражеских врагов. Заклинание такой силы обязательно почувствуют все находящиеся поблизости маги. Боюсь, к тому моменту, как мы выберемся на поверхность, нас уже будет поджидать "комитет по встрече".

Однако идея возвращаться назад к пролому в стене и исследовать доисторические кишащие невидимыми монстрами лабиринты по дружному мнению остальных членов отряда была ещё менее здравой. И когда я запустил Неведомого Призрака через узкую щель между скалой и стеной, и белый крыс подтвердил, что за преградой существует нормальная лестница наверх, Фея сдалась и согласилась сотворить заклинание.

Я протянул синий кристалл своей школьной подруге. Как только Ленка взяла артефакт в руки, Виллена удивлённо вскрикнула. Целый спектр эмоций отразился на лице рыжей колдуньи - удивление, растерянность, восхищение и даже зависть. Фея обернулась на вскрик, посмотрела в глаза Виллене и произнесла грозно:

- И не думай, я гораздо сильнее тебя. Нет, и тихо украсть артефакт следующей ночью тоже не получится. Да, ты не ошиблась, я действительно способна читать мысли. Не старайся, ты всё равно не знаешь заклинаний, чтобы скрыть от меня свои секреты. Нет, Серый Ворон в данном случае тебя защищать не станет... Ну вот это я комментировать вслух не буду, но даже за такое Серый Ворон не согласится оставить тебя в отряде, а вот от Каришки в этом случае ты точно получишь по своей наглой рыжей морде.

- Что? Что она подумала? - сразу встрепенулась тайфлинг, но Ленка не стала пересказывать и громко заявила:

- Сразу после того, как мы выйдем на поверхность и удалимся от города, Виллена нас тихо-мирно покинет. Ведь так, Виллена?

Рыжая магичка молча обречённо кивнула, после чего Фея потеряла всякий интерес к культистке и сосредоточилась, наконец-то, на выполнении своей основной задачи. Примерно это я уже наблюдал у Северных ворот, разве что на этот раз Фее не потребовалась помощь Свелинны и Фириата. Моя школьная подруга минуты четыре тянула какой-то заунывный мотив, постепенно повышая голос и произнося странные слова на незнакомом мне языке. А потом протянула руку с волшебной палочкой к преграждающей нам путь скале. Не было ни молний, ни других подобных спецэффектов, просто нерушимая преграда вдруг зашелестела и рассыпалась мелкой крошкой.

- Впечатляет! - проговорил дварф Ярик Тяжёлый, явно имевший отличное представление о твёрдости скалы, и потому восхитившийся больше всех остальных.

У меня же заныла рука с защитным браслетом, я вдруг понял, что браслет давно сигнализирует об опасности. Похоже, обитатели подземных лабиринтов проявили повышенный интерес к разрушению преграды, долгие столетия мешавшей им охотится за пределами коридора. Я произнёс свои опасения вслух, и Ленка устало подтвердила:

- Да, я знаю. За нами давно уже крадутся две твари, я их прекрасно вижу глазами своего фимиляра. Только близко они не подходят, потому и не было нужды лишний раз пугать вас. Но не волнуйся, как только мы очутимся на лестнице, я заделаю эту дыру за нашими спинами.

Действительно, как только мы перелезли через гору мелкой каменной крошки, Фея опять стала творить заклинание. Песок и камешки, подчиняясь воле мага земли, стали подрагивать и перекатываться, стягиваясь к дверному проёму. Последовал резкий взмах рук Феи, и вся эта многотонная куча послушно поползла вверх и стала уплотняться, в воздухе стало трудно дышать от поднятой вверх пыли. Когда же пыль осела, мы все обнаружили, что дверной проём до самого верха оказался заделан твёрдой, словно железобетон, преградой.

Ярик подошёл к рукотворной стене и провёл своей ладонью по поверхности. Дварф долго молчал, а потом высказал свой вердикт: "Надёжно!".

Почти сразу с противоположной стороны только что возведённой стены раздался приглушённый толстой перегородкой вой разочарования, и по стене заскребли то ли когти, то ли зубы. Но уже ясно было, что твари упустили свой шанс, и проход оказался снова надёжно запечатан. Мы же двинулись по лестнице наверх. До поверхности, как оказалось, оставалось всего-то метров пять глубины.


***


- Не знаю, что тут было раньше до пожара, но сейчас это просто куча обгоревших и грязных брёвен! - ругался минотавр, растаскивая обугленные мокрые деревяшки. - Всё, это было последнее бревно, можно пролезать.

- Ну, вроде выбрались на поверхность, - подтвердил уставший Ярик, первым из всех пролезая в расчищенную дыру. - Только вот где мы находимся, я даже не представляю. Темно, какие-то чёрные палки, грязи по колено.

- Похоже на Священную Рощу. Точнее, того, что от неё осталось, - определился вылезший наверх Фириат. - Вокруг ночь, идёт дождь, и понять точнее пока что трудно. Хотя... вон зарево пожаров. Мы за городской стеной, где-то к северо-западу от Холфорда.

- Как ты смог определить направление без звёзд? - недоверчиво поинтересовался Ярик у эльфа-дроу.

В ответ Фириат Тёмный Соболь лишь неопределённо пожал плечами. Мол, сам не знаю как, но могу. Я же вытащил из сумки небольшой компас и, вглядываясь в темноте в колеблющуюся стрелку и с трудом определяя её цвет, подтвердил:

- Фириат прав, горящий город остался на юго-востоке. Мы находимся на северо-западе от Холфорда где-то в трёх тысячах шагов от крепостной стены. До рассвета осталось совсем немного времени, и нам нужно успеть как можно дальше отойти от города.

Сейчас снаружи я уже мог более-менее нормально рассмотреть то выгоревшее строение, в подвал которого привёл нас подземный путь. Когда-то это был костёл или какая-то деревянная часовенка, от которой после пожара остался лишь почерневший и обвалившийся каркас. Скорее всего, это был один из домиков, в котором обитали и молились богине плодородия Дерфе присматривающие за Священной Рощей друиды.

Продвигаться в темноте по колено в грязи через наваленные баррикады обугленных стволов выжженного леса было очень неудобно, однако магическими или простыми фонарями мы не рискнули пользоваться, чтобы не привлекать к своей группе ненужного внимания. Петьке стало совсем худо, и потому мы опять уложили его на носилки. Двигались мы медленно и часто были вынуждены менять направление, огибая непроходимые завалы. Когда же мы спустились с небольшого пригорка, скрывшего от нас залитый огнями горящего города горизонт, то ориентироваться только по своим органам чувств стало совсем невозможно. У меня постоянно возникало ощущение, что мы идём по кругу, и потому приходилось доставать компас и корректировать маршрут.

- Ой! - вдруг испуганно вскрикнула Фея, и в ночной тишине её голос прозвучал особенно громко и тревожно. - Я случайно только что выдала врагам наше местонахождение...

Все сразу же остановились и уставились на нашу магичку. Ленка же, едва не плача с досады, пояснила остальным, что она всего лишь попробовала заклинанием поиска жизни определить, нет ли поблизости врагов. И определила...

- Впереди их около сотни, целая цепочка меток стоит вдоль всей границы выжженной рощи. Но главное не это, сразу после прочтения мной заклинания я почувствовала, как насторожились вражеские маги. Заколебался магический фон, кто-то неподалёку стал творить поисковые заклинания.

- Да, подруга, тут ты дала маху, - согласилась Свелинна, тяжело вздыхая. - Подозреваю, что нас уже обнаружили...

- Нет, нас не могли обнаружить магией, - решил я защитить Ленку от возможных нападок и пояснил для окружающих. - У меня в сумке сидит Неведомый Призрак, который сам по себе служит абсолютной защитой от поисковой магии. Этот смышлёный крыс присутствовал на церемонии культистов Моргрима, испугался шума и высказал крайне необычное пожелание - чтобы враги никаким способом не могли его обнаружить. Виллена может подтвердить, даже сам магистр Ваалон после этого не смог меня найти с помощью магии, так как со мной был Неведомый Призрак, и моё обнаружение противоречило бы желанию крысы. Однако если враги стоят настолько плотно, то мы неизбежно с ними столкнёмся рано или поздно. И раз нас всё равно заметят, то идти дальше скрытно бессмысленно и даже опасно. Поэтому мы сейчас переоденемся в одежды культистов и пойдём дальше шумно, со светом и открыто.

Я раздал имеющиеся у меня мантии и жёлто-зелёные ленточки, и мои друзья стали спешно переодеваться. Проблема возникла только с Петькой - он неожиданно заупрямился и заявил, что скорее умрёт, чем оденет красные одежды богомерзких культистов. Поэтому я предложил Петьке просто накрыться одеялом, лежать на носилках и молчать, изображая смертельно раненого. Некоторые опасения у меня были относительно Виллены, я всерьёз рассматривал и продумывал свои действия на тот случай, если рыжая волшебница задумает нас предасть в самый напряжённый момент. И ещё меня встревожил Вилль Омникафи - в красной мантии поверх доспехов рыцарь выглядел крайне нелепо и подозрительно, а не прикрыть на панцире герб его рода с чёрной башней на кроваво-красном фоне и маленькой эмблемой герба сюзерена Молштенов в верхнем правом углу было также нельзя.

- Свелинна, мне срочно нужна водная зеркальная поверхность! - приказал я маленькой волшебнице, и девчонка совершенно не удивилась, быстро магией собрав с поверхности земли влагу и сотворив вертикальное зеркало.

Я протянул рыцарю пузырёк с кислятиной.

- Вилль, держи зелье превращения! Ты у нас станешь... - мой взгляд зацепился за рослую фигуру Байяра. - Точно, ты станешь ещё одним минотавром!

Через пару минут мы двинулись дальше. Скрываться смысла уже не было никакого, поэтому Фея зажгла над собой магический огонёк. При свете идти через коряги стало намного проще, и Петька уже мог не опасаться, что его уронят с носилок два огромных минотавра. Точнее один настоящий минотавр Байяр и второй ещё более крупный и грозный зверь, коим сейчас выглядел Вилль Омникафи. А впереди в темноте уже была отчётливо видна цепочка факелов в руках вооружённых солдат и периодически возникали всполохи каких-то магических эффектов. Нас явно ждали.

- Кто такие? - раздался грозный рык крупного орка с перемотанной не слишком чистыми тряпками культей на месте левой руки.

Похоже, этот калека являлся руководителем всей группы остальных своих сородичей, преградившей нам путь. Кроме однорукого, орков было трое, и хотя явной враждебности они пока не проявляли, не было никакого сомнения, что просто так без проверки пропускать нас они не собираются. Неподалёку были и другие отряды вооружённых противников, и можно было даже не рассчитывать, что мы сможем незаметно справиться с этой четвёркой. Поэтому я приказал своим друзьям остановиться и сам пошл вперёд, заряженный арбалет в расстёгнутом чехле на поясе хлопал меня по бедру.

- Мы посланники Кесура, представителя Отца Вечного в Холфорде. Выполняем особое задание для Марка, вестника Ваалона.

Орк поставил на землю тяжёлую одноручную секиру, прислонив её к своему плечу, и почесал единственной оставшейся у него рукой свою лысую башку. Затем осмотрел всех членов нашей группы, остановив в итоге свой взор на дварфе:

- А что коротышка делает среди вас?

- Этот "коротышка", как ты выразился, является старшим жрецом нашей Церкви и распространителем веры в Вечного Отца среди подземных жителей, - попрекнул я орка за грубость и неуважение к жрецам.

- Воистину это так, единственно правильная вера пустила свои первые побеги в подземных городах дварфов Малых Граничных холмов, и в наших силах укрепить эти ростки и дать им размножиться, - откуда молодой дварф нахватался таких умных слов, я совершенно не представлял, но прозвучали они весьма уместно и очень своевременно.

Орк ещё раз задумчиво почесал свою лысину и сказал, что мы можем проходить. Однако не успели мы пройти цепь противников и порадоваться, что так удачно всё сложилось, как вдруг нас остановили приближающиеся быстрым шагом две фигуры в балахонах:

- Стойте! Нам нужно поговорить!

Мы были вынуждены остановиться и поджидать этих двоих. Подошедшие к нам девушка и парень в красных мантиях оказались людьми по расе, причём весьма молодыми. Однако находящиеся поблизости орки почтительно кланялись этим двоим и уступали дорогу. Девушка быстро пробежалась взглядом по нашим лицам и вдруг весело рассмеялась:

- Вот уж кого совершенно не ожидала увидеть тут ночью! Фея, Свелинна, мои бывшие однокурсницы и соседки по комнате!

Обе наши магички из Академии не сумели сдержать синхронного не то стона, не то вскрика. Я полностью разделял их чувства и сам едва не застонал от разочарования. Кара! Маг огня из Академии, убежавшая к культистам! Вот уж не повезло, так не повезло. Нарваться на эту рыжую стерву, когда мы уже выбрались из горящего города и прошли оцепление... Кара-то прекрасно знала своих соседок по комнате, и обмануть её не удалось бы никак. Да и второй маг, похоже, прекрасно знал мою школьную подругу в лицо:

- Мы с Карой буквально сегодня вспоминали тебя, Елена. Гонец доставил нам списки разыскиваемых преступников, и для нас весьма неожиданно было обнаружить в этих списках тебя.

Я уже решил, что боя не избежать, и осторожно опустил ладонь на рукоятку арбалета. Похоже, то же самое решили наши маги, якобы невзначай ставшие обходить двоих культистов. Но тут за моей спиной раздался властный женский голос, в котором я с крайним удивлением узнал голос Вилены:

- Елена Фея находится под защитой Церкви!

- Да мы и не собирались задерживать вас, - рассмеялась Кара и обратилась к своим подругам с упрёком. - Неужели вы в самом деле считаете, что после того, как я год прожила с вами в одной комнате и вместе с вами стояла в единой связке, отражая атаки сошедшего с ума Водемира, я сдам своих подруг палачам?!

Ленка сделала решительный шаг к своей бывшей соседке по комнате и горячо обняла. Тут же к ним подбежала Свелинна и тоже обняла двух своих подруг. Бывшие адепты Академии Магии смеялись и плакали от счастья, радуясь встрече.

В это время Герг Шоллани (а в том, что парень был именно Гергом Шоллани я не сомневался, хотя никогда и не видел его в лицо, а только слышал по рассказам Феи) внимательно рассмотрел Вилену, после чего воскликнул с явной радостью от узнавания:

- А я ведь тебя знаю, сестра по Церкви! Ты была помощницей у того жреца, который проповедовал на площади, когда мы с Карой пришли в первый раз!

- Да, я тоже узнала вас обоих, Герг Шоллани и Кара Шоллани. С удовлетворением отмечаю, что оба ваших желания сбылись. Сейчас я со своими телохранителями (Вилена небрежно указала рукой на двух минотавров, тёмного эльфа и дварфа) сопровождаю добровольно пришедших к нам в святилище магов и их знакомых до монастыря, где их хотел видеть магистр Ваалон. А вон та рыжая девчонка моя младшая сестра Милена, я решила увести её из пылающего города.

- А что это был за сильный всплеск магии земли пару клепсидр назад на территории выжженного леса? - поинтересовалась Кара.

- Это магистр факультета земли Таулина отправила нас всех порталом за территорию горящего Холфорда, - тут же нашлась Вилена, и Фея подхватила игру:

- Вообще-то предполагалось, что Таулина пойдёт с нами, но в последний момент она заупрямилась и передумала, а спорить с магистром, вооружённым к тому же великим артефактом, просто невозможно.

- Да, нас уже предупредили про Таулину, - согласилась Кара. - Мы с Гергом своими собственными глазами видели, что творилось у Северных ворот города. Издалека, конечно. Нам всем велели отойти подальше, после того, как Архимаг Тоедин получил волшебную стрелу в плечо и лишился своей магии. Этого старика, обезумевшего от лишения способностей, потом еле вытащили из петли.

Все замолчали, я же мысленно поздравил себя с прекрасным выстрелом. Минус один Архимаг у врага, да ещё не абы какой, а сам Тоедин, бывший декан факультета магии воды и один из зачинщиков раскола среди магов. И тут Герг обратил внимание на носилки и поинтересовался, кто находится в них. Он даже подошёл к раненому и бесцеремонно приподнял одеяла. Вид надетых доспехов с гербом рода Кафиштенов Герга шокировал, парень резко отступил назад и даже машинально протянул руку к висевшей у пояса волшебной палочке.

- Это мой жених Пётр Пузырь, - тихо проговорила Фея, опуская глаза. - Он получил тяжелейшее ранение в грудь и живот во время битвы у Северных ворот. Жрецы Латандера отказались его лечить, посчитав ранение смертельным. Именно поэтому я пошла в святилище к Вилене. Она сказала, что для вашей Церкви нет ничего невозможного.

- Это именно так, подруга! - с фанатичным блеском в глазах ответила Кара. - Я пожелала, чтобы все мои неудачи в начале учебного года ничего не значили. Герг же захотел, чтобы Зелёная Столица пала перед войсками графа Армазо. Как видишь, всё это уже сбылось!

- Я просто хочу, чтобы мой старинный друг Пётр Пузырь поправился! Других желаний у меня нет, - проговорила Фея. - Однако нам нужно торопиться, сестра Вилена говорила, что нам как можно скорее нужно дойти до высших жрецов Вечного Отца, которые смогут вылечить Петра.

- Тогда не смеем вас больше задерживать, - проговорил Герг, вежливо отступая в сторону и пропуская носилки с раненым.


***


- Вилена, за мной серьёзный должок, - проговорила Ленка, когда цепочка факелов орков скрылась далеко за нашими спинами. - Герг фанатично ненавидит род Кафиштенов и всех, кто связан с ним. Я считывала его эмоциональный фон, парень был настроен крайне настороженно и даже враждебно. Если бы не ты, всё для нас могло закончиться весьма печально.

- Тогда, раз уж ты сама заговорила про долг, не копайся больше никогда в моих мозгах и не рассказывай никому про то, что ты там уже высмотрела. Мне это было крайне неприятно, я чувствовала себя так, как будто меня голую выставили на всеобщее посмешище. Уверена, что у любого человека могут быть не слишком нелицеприятные мысли, и потому весьма бестактно рассказывать о них окружающим, - строго проговорила Вилена.

Дальше мы шли молча, загасив магические светлячки и издалека обходя заметные на ровном поле освещённые лагеря орков. Мы очень спешили преодолеть пустое пространство карантинного пояса затемно. Быстро светало, на востоке всё явственнее разгоралась заря. Но мы успели достигнуть леса и скрылись в нём ещё до того, как окончательно рассвело. Фириат стал настаивать на том, чтобы мы свернули чуть западнее, чтобы выйти к мосту через протянувшися к северу от Холфорда заболоченный приток Стреминки. Я развернул карту и нашёл указанную эльфом-дроу реку и мост через неё. Судя по всему, нам действительно нужно было уже круто сворачивать на запад. Но Свелинна была противоположного мнения:

- Враги рано или поздно сообразят, что зря пропустили нас, а Кара и Герг смогут достаточно чётко указать наши следы для собак-ищеек. Даже если на мосту нас ещё не поджидает засада, то какие-то охранники там имеются, и встречаться с ними нежелательно. Но если мы встретим реку, то сможем скрыть свои следы от преследователей и оторваться от возможной погони.

Я полностью поддержал мнение маленькой магички, и потому наш путь лежал на северо-восток. Где-то через полтора часа перед нами оказалась обещанная река, точнее какой-то безымянный приток Стреминки. Это был ленивый мутный канал шириной около тридцати шагов. Сперва мы предполагали просто пройти по мелководью, чтобы сбить собак или варгов со следа, но берег с нашей стороны был очень топким, поэтому мы остановились в нерешительности.

- Сейчас чуть подготовлюсь, и мы пройдём прямо по воде, - заверила нас Свелинна, но я её остановил:

- Не нужно никакой магии. Мы только-только затерялись для наших врагов, а потому не будем давать им повода насторожиться, почувствов нашу магию.

Вместо этого я помог Байяру повалить наклонившееся к самой воде сухое дерево и пригласил друзей залезть на эту корягу. Некоторые опасения были по поводу Петьки, но мой друг самостоятельно сумел залезть и ухватиться за сук. Байяр оттолкнул корягу и запрыгнул сам. Шестом нам служила кривая длинная палка, отломанная Фириатом от этой же коряги. Мы сплавились вниз по течению метров на триста и причалили к противоположному берегу. Там мы отпустили наш плот в дальнейшее плавание в сторону города, сами же поспешили дальше в лес. Вёл нас тёмный эльф, который непонятно как, но достаточно уверенно ориентировался в совершенно незнакомом ему густом лесу.

К полудню мы набрели на какую-то просёлочную идущую с запада на восток дорогу, и Фириат обрадовал нас известием, что мы можем достаточно быстро выйти на северный тракт, если повернём налево. Мы уже сильно устали, и потому было решено пока устроить привал прямо тут на небольшой полянке неподалёку от дороги. В этот момент Вилена попросила меня отойти с ней подальше от стоянки и поговорить наедине.

- Серый Ворон, я приняла решение покинуть твою группу прямо сейчас во время этой небольшой стоянки. Нет, нет, не перебивай и не пытайся меня отговорить. Буду откровенной, из всех твоих спутников только ты и минотавр смотрите на меня без враждебности, остальные же просто спят и видят, как бы избавиться от моего общества. Мне крайне не хочется, да и очень боязно уходить непонятно куда в неизвестность, но другого варианта я не вижу. Я размышляла над этим весь день, однако единственным способом остаться в твоей группе я увидела лишь вариант стать твоей подругой, но это место оказалось уже занято. Поэтому я решила уйти. У меня есть золото, однако нет с собой ничего для самостоятельного похода. Нет даже никакой одежды, кроме этой слишком заметной и вызывающей косые настороженные взгляды красной мантии. Поэтому я хочу попросить тебя - поговори со своими спутниками и уговори дать мне часть припасов в дорогу. Я готова щедро заплатить золотом, особенно за сменную одежду.

- Хорошо, Вилена, ты получишь припасы в дорогу, одежду и всё необходимое, - согласился я. - Золото оставь при себе, оно тебе гораздо нужнее.

Рыжая колдунья подошла ко мне, обняла за плечи и благодарно поцеловала прямо в губы. А потом отстранилась и со смешком проговорила, указывая кивком головы куда-то за мою спину:

- Вот именно про это я и говорила!

Я резко обернулся. Оказывается, за моим разговором с Виленой подглядывали сразу двое - Фея и Каришка. И если Ленка просто покачиванием головы выражала неодобрение, то Каришка стояла напряженная и вся почерневшая от обиды, кулаки у тайфлинга нервно сжимались. Я подозвал обеих чрезмерно любопытных девушек и успокоил их, сообщив, что Вилена решила покинуть наше общество. Каришка и Ленка даже не стали скрывать своих чувств, тут же ликующе завопив и захлопав в ладоши. Они даже на радостях согласились немедленно обеспечить рыжую культистку всем необходимым в дорогу. Честно говоря, мне было стыдно за поведение своих друзей, но вмешиваться я не стал.

Десять минут спустя одетая в кожаную непромокаемую куртку и высокие охотничьи ботинки Вилена с большой сумкой в руке и рюкзаком за спиной уже стояла готовая к выходу. Она даже не стала дожидаться, пока приготовится похлёбка в котле над костром, хотя тёмный эльф и уверял, что еда почти готова. Видимо, демонстративно неприязненное поведение моих друзей очень сильно задело Вилену, хотя она и старалась не показывать виду, что расстроена или обижена. И тут вдруг маленькая Миля кинулась к ней, крепко обняла и сообщила, что хочет уйти вместе с Виленой.

- Твои родители хотели, чтобы я проводил тебя в Курстан к тётке! - напомнил я рыжей малявке, но она лишь сильнее вцепилась в уходящую Вилену и со слезами на глазах отрицательно замотала головой:

- Не пойду я к тётке! Моя мать после смерти их родителей была вынуждена уехать от своей старшей сестры из-за её совершенно несносного характера. Они не общались более пятнадцати лет! Моя мать даже не знает, жива ли вообще её сестра, и уж тем более не может знать, согласится ли она принять меня в свой дом. Поэтому я пойду с Виленой. Она хорошая и добрая, она позаботится обо мне.

- Мы с ней даже внешне похожи, - проговорила с доброй улыбкой рыжая волшебница, беря за руку маленькую девочку. - Все вокруг будут принимать нас за родных сестёр. Вилена и Милена, две рыжеволосые сестры. Не волнуйтесь, я не обижу девочку и буду позаботиться о безопасности своей младшей сестры! Клянусь!

Они так и ушли по лесной дороге, крепко взявшись за руки. Две пронзительно рыжие девушки, такие по-своему разные и одновременно чем-то похожие. Я не сомневался, что Вилена постарается защитить свою маленькую сестру от любых опасностей этого мира, вот только кто бы её саму защитил - такую совершенно неподготовленную к самостоятельной жизни... И ещё непонятно почему, но я в этот момент был уверен, что мы ещё услышим о Вилене или даже встретимся с ней в будущем.

- Вот и славненько, наконец-то мы избавились от этой рыжей гадины! - довольно произнесла стоящая рядом со мной Каришка.

Я с трудом сдержался, чтобы не отвесить своей подруге оплеуху. Но видимо это жгучее желание настолько отчётливо отразилось на моём лице, что Каришка отпрыгнула от меня на шаг. Немного успокоившись, уже вполне нормальным голосом я проговорил своей напарнице:

- Вилена была нашей гостьей, и мне было очень стыдно за твоё поведение. Мне крайне хотелось бы, чтобы в будущем ты не отравляла своей неуместной и ничем не мотивированной ревностью моё деловое общение с женщинами.

В ответ тайфлинг лишь насмешливо фыркнула:

- Деловое общение... Хозяин, очнись! Да от этой рыжей похотливой кошки за сто шагов веяло единственным желанием стать личной самкой самого сильного самца в стае, уж можешь мне поверить! Рыжая просто по-другому и не могла мыслить, она же не человек, а демон-суккуб. Если быть точнее, то она тайфлинг, потомок человека и суккуба. Cильно подозреваю, что Фея именно эти мысли и вычитала в мозгу этой самой Вилены. Я не знаю, какую историю рыжая демонесса тебе наплела, но обычно таких опасных тварей содержат в подземельях удалённых монастырей, где вообще нет и не может быть представителей противоположного пола. Для суккуба человеку горло перегрызть или разодрать на куски своими когтями - просто раз плюнуть, но обычно демоны этого рода всё-таки действуют своими чарами.

У меня просто пелена упала с глаз. Многое в истории и поведении Вилены сразу же стало понятным. Она бежала из монастыря богини магии Эльдоры, где содержалась долгие годы под присмотром волшебниц, очаровав обнаруживших её жрецов Моргрима. Затем прошла посвящение у культистов и приобрела способность к магии. Хотя возможно, вся эта рассказанная мне история с приобретением магии тоже была выдумкой, так как многие демоны обладали ей изначально. Тогда непонятно, какое желание загадала Вилена при посвящении, но в любом случае оставаться в монастыре демонесса не рискнула, справедливо опасаясь быть снова посаженной в клетку. Милая рыжая девушка уехала вместе со жрецами в красных рясах, по дороге познакомившись с многими важными чинами в иерархии культистов. Затем демонесса приехала в столицу, где поселилась у одного из доверенных жрецов, отвечающего за кассу Церкви Вечного Отца. Возможно, Вилена не обманывала меня и действительно собиралась сбежать от Кесура при первой же удобной возможности. И такая возможность у неё появилась как раз при моём появлении. Украв вместе со мной кассу Церкви, демонесса покинула свою временную обитель, предварительно растерзав приютившего её в своём доме Кесура, который наверняка знал об её нечеловеческой природе и мог сообщить приметы беглянки. Затем с моей помощью демонесса сумела бежать из осаждённого города и теперь тихо-мирно покинула нашу группу, растворившись в Вечном Лесу вместе с приглянувшейся ей девочкой. Но тогда получается, что мы не только выпустили в мир содержавшегося ранее под стражей опасного демона, но и дали ей в лапы маленького беззащитного ребёнка!!!

С досады я стукнул себя кулаком по лбу. Какой же я был осёл! Ну почему не прислушался к единодушному мнению всех остальных членов нашего отряда, которые просили меня не доверять рыжей волшебнице?! Теперь нужно немедленно спасать Милю из когтей демона, пока девчонка ещё жива!

- Да не волнуйся ты так, Серый Ворон, ничего страшного с Милей не случится. Ты же сам знаешь, что жить рядом с тайфлингом вполне возможно, - мурлыкающе проговорила Каришка, подходя ко мне ближе.

- Но она же убийца! Перед уходом со мной она зарезала хозяина дома, в котором жила! - я вовсе не считал сложившуюся ситуацию нормальной.

- Ты плохо слушал ей прощальные слова, хозяин, - упрекнула меня Каришка за невнимательность. - Вилена поклялась не причинять вреда ребёнку и позаботиться о ней. Подозреваю, что эти слова были произнесены специально для меня, так как без подобной клятвы я бы Вилену не отпустила.

- Откуда она могла знать, что ты тайфлинг? - спросил я и тут же сам догадался и произнёс: - Ну конечно! Вилена же своими собственными руками переписывала информацию о тебе, где чёрным по-белому было сказано, что постоянная спутница Серого Ворона девица на вид восемнадцати лет Каришка является тайфлингом.

- Ну да, - легко согласилась Каришка. - И ещё подозреваю, что как я почти сразу смогла распознать в ней тайфлинга, так и она могла распознать тайфлинга во мне самой. Тайфлинги способны определять во встречных людях сородичей каким-то шестым чувством, людям такого не понять и не объяснить. Возможно, если бы твоей невестой был кто-то другой - не тайфлинг, а та же Елена Фея, то Вилена бы так легко от нас не отстала и рано или поздно добилась бы своего. Она же суккуб, и просто не умеет жить по-другому!

Я посчитал момент подходящим и поинтересовался у подруги её демонической составляющей. Вообще-то всё время нашего знакомства мы старательно избегали этой больной для тайфлинга темы. К тому же когда-то я сам ей сказал, что мне совершенно неважно, кто моя подруга по природе. Но всё-таки, интересно ведь...

- Это знание не принесёт тебе пользы или радости, Серый Ворон. Мне же будет очень неприятно рассказывать о своих тайнах, которые я предпочла бы умолчать. Поэтому если хочешь получить ответ на свой бестактный вопрос, воспользуйся правом хозяина, потребовав прямого ответа. Или спроси об этом у Феи, она этот ответ знает.

Каришка выждала несколько секунд и, убедившись, что я не пытаюсь приказывать ей, облегчённо вздохнула и поспешила отойти к остальным нашим друзьям.


***



Глава третья. Молодая герцогиня.


На ночёвку мы встали на удивительно прекрасной полянке, к которой нас целенаправленно вывел эльф-дроу и где, по словам эльфа, предпочитали останавливаться разведчики его клана. Встретиться с роднёй Фириата мы сейчас совершенно не опасались, так как практически все способные держать луки тёмные эльфы были сейчас в Зелёной Столице в составе войск графа Армазо.

Что меня сразу поразило на этой стоянке, так это закрытость со всех сторон от возможного обнаружения случайными охотниками или грибниками и прекрасный обзор изнутри. К месту отдыха вела одна-единственная тропинка, причудливо петляющая через густые и крайне колючие кусты. Временами приходилось проползать через самые настоящие проходы и норы в зелёных ветках. Впрочем, даже крупный минотавр смог пролезть показанным Фириатом путём, и мы оказались у журчащего ручья, вытекающего из трещины в подножии скалы.

- Обычно мы направляли одного разведчика дежурить на скалу, откуда прекрасно обозревается вся окрестность и видна единственная ведущая сюда тропинка. Ну и мы устанавливали ловушки на эту тропинку, чтобы никто не мог подкрасться к нам даже в самой темноте, - посоветовал Фириат, и мы решили последовать этим советам.

Пока девчонки готовили ужин из наших запасов и подстреленной мной сегодня в лесу крупной птицы вроде очень крупного тетерева или наоборот небольшого коротколапого страуса, я вызвался первым сегодня стоять в карауле и собрался залезать на скалу. Хотя быстро оказалось, что и лезть-то не требовалось - в камне были выбиты аккуратные ступеньки, по которым я зашёл на укрытую от ветра смотровую площадку и уселся на удобный чурбачок.

Осень если и угадывалась, то лишь приятной прохладой после дождя, характерной для первой половины сентября у меня на родине. Пока ещё и в помине не было жёлтых листьев или многодневной непрерывной мороси. После двух суток пасмурной погоды небо очистилось, и над лесом засияли мириады звёзд. Когда-то я очень любил смотреть на звёзды и даже подобно миллионам других школьников мечтал стать космонавтом и полететь на ракете к одной из звёзд. Пока однажды учитель астрономии на уроке не убил эту наивную детскую мечту, рассказав нам, что звёзды - это самый большой обман, созданный природой. Свет от них идёт миллионы лет, и вон той звездочки, которая тебе понравилась своим необычным сиянием, уже давным-давно нет на этом месте, а может даже и вообще не существует. Я тогда сильно огорчился, что все знакомые мне с детства созвездия на самом деле иллюзия, обман природы, и лишь видятся людьми такими в конкретный момент времени. Не люблю быть обманутым. С того самого дня я больше никогда не хотел быть космонавтом, и на звёзды я больше не люблю смотреть.

Шорох скатывающихся камушков заставил меня обернуться. На скалу поднимался минотавр. Байяр тихо подошёл и сел рядом, с наслаждением вытянув вперёд свои уставшие от долгого дневного перехода ноги с широкими раздвоенными копытами вместо пальцев.

- Плохо выглядишь, командир. Глаза ввалились, лицо бледное, пот на лбу. Ты часом не заболел? - начал беседу огромный зверь.

Я неопределённо пожал плечами. Действительно я чувствовал себе не лучшим образом. Сказывалась хроническая усталость последних сумасшедших дней, да ещё к тому же я промочил ноги в подземелье и так и шёл весь сегодняшний день в чавкающих сапогах по холодной дождливой погоде. Как бы мне в самом деле не заболеть...

- Ладно, подлечим тебя после ужина, - "успокоил" меня рогатый зверь, с хрустом разминая свои огромные пальцы. - Собственно, я вот что пришёл. Ты сказал недавно, что хочешь поговорить с каждым из нас. Ну и я решил сам подойти. О чём ты хочешь поговорить наедине, Серый Ворон?

Меньше всего я был готов к разговору с этим огромным сильным зверем. Однако момент для приватного разговора был действительно подходящим, тут на скале вдали от лагеря остальные не могли нас подслушать. И я попросил рогатого гиганта рассказать о себе и особенно объяснить, почему он покинул родные края и странствует по территориям людей.

- Потому, что сородичи меня обвинили в трусости, - проговорил Байяр, с яростным шипением выдыхая воздух из шевелящихся ноздрей.

- Тебя? Не может быть! Ты - один из самых отважных и непреклонных существ из всех, кого я встречался в жизни! - не поверил я услышанному.

- Однако это так. Когда-то я оказался последним выжившим во всём нашем отряде после нападения горных великанов. И выжил я действительно лишь потому, что позорно бежал с поля боя, когда посчитал, что бой вчистую проигран, и шансов нет. И хотя двое моих родных братьев и несколько других воинов ещё были живы к тому моменту, я предал их и убежал. Я испугался смерти, но получил в итоге то, что во сто крат страшнее смерти - презрение сородичей. Моё имя было покрыто позором, моя родная мать и отец прокляли меня, мой клан даже не стал марать свои руки моей кровью и просто выгнал меня. Я хотел смерти, однако наши обычаи запрещают накладывать на себя руки. К тому же мне, как и любому воину, хотелось достойной смерти, чтобы предстать пред богом Тором с гордо поднятым лицом. И тогда я пошёл наёмником на войну.

Я лез в самое пекло, вызывался на самые опасные задания, в каждом бою был в самом центре мясорубки. Но я не был убит и заслужил уважение и почёт у сослуживцев. Меня даже нанял для охраны своего замка барон Торженош, и мне стали платить золотом, а вместо рванья из звериных шкур у меня появилась блестящая кираса. Что уж греха таить, даже человеческие девушки стали обращать на меня внимание, хотя из-за слишком большой разницы в габаритах наша любовь была... как бы тебе объяснить... не всегда возможной и удобной. А потом была война с бароном Тоденсто, и наша армия полегла под стрелами врагов. Меня взяли в плен, пару раз перепродавали разным хозяевам, даже пытались использовать как шута на арене по потеху столичной публике. Ну, далее ты знаешь.

После освобождения я пошёл искать своё место под солнцем и лунами. Работа солдата-наёмника мне не слишком нравилась, однако ничего другого я не умел. Вот только заказчики не спешили нанимать меня, возможно прослышавшие о моём буйном нраве. А однажды в поисках ночлега в глуши я набрёл на скит со святым человеком. Он выслушал мой рассказ и сказал, что я обязан вернуть долг чести тому человеку, который спас меня от позорной смерти. И только после уплаты этого долга я увижу своё предназначение в этом мире и пойму, для чего я вообще родился на свет.

Однако где искать тебя, Серый Ворон, я понятия не имел. Подозревал, что ты можешь обитать в Холфорде, хотя за прошедший год ты мог уже сотню раз покинуть город. Я шёл именно к Холфорду, когда однажды повстречал большую группу минотавров. Среди них не было моих сородичей из клана, поэтому моё имя не вызвало у них никакого презрения. Все они шли наниматься в армию, набираемую графом Армазо для атаки Холфорда. И я пошёл с ними.

По дороге я очень быстро понял, что мои новые знакомые вовсе не чураются бессмысленных убийств, насилия, жестокости и подлости. Им нравилось убивать и грабить более слабых, насиловать попавших к ним в лапы женщин любых рас, пропивать добычу в низкосортных забегаловках, и такая жизнь была смыслом их существования. Однако меня в клане воспитывали совсем не так. Я тяготился обществом новых знакомых и был весьма рад покинуть их компанию, когда офицер перед штурмом Холфорда направил меня и парочку горных троллей в другой отряд для усиления тяжёлой пехоты орков. И я своими глазами видел, как дотла сгорела осадная башня, в которой находились те минотавры. Мне их было совсем не жаль, так как они позорили нашу древнюю расу. И вот я нашёл тебя и теперь жду лишь возможности выплатить долг чести.

- Ты уже выплатил все свои долги, когда спас меня при нападении ассасинов, - напомнил я минотавру. - Однако я бы очень хотел, чтобы такой сильный и благородный боец оставался в нашем отряде.

- Сперва ответь мне, чего ты добиваешься вместе со своими людьми? Зачем вообще сражаешься против людей графа Армазо и его сторонников? - поинтересовался минотавр.

- Мы оказались на стороне старого правителя города, поскольку выступали против кровавых культистов Моргрима, с которыми у нас старые счёты. Сейчас город пал, старый герцог мёртв, однако жива его родная дочь высокородная Камилетта Кафиштен. Она является членом Совета Рыцарства и формально до избрания нового главы города именно Камилетта является временным правителем Холфорда и единственной законной властью. Ближайшей нашей задачей будет её спасение. Я уверен, что на нашей стороне правда, и наш маленький отряд сможет укрыть Камилетту.

В ответ минотавр неопределённо хмыкнул, после чего прямо сказал, что вообще не видит чести в участии в политической грызне за трон Холфорда на любой стороне. А уж участие в составе явно проигравшей стороны не принесёт лично ему ни славы, ни денег, ни нормального снаряжения.

- Ну, это как сказать, - не согласился я со столь пессимистичным прогнозом. - Если наше кажущееся безнадёжным дело выгорит, то члены нашего отряда станут самыми настоящими героями в глазах всех обитателей Эрафии. Да и новый правитель своей наградой с лихвой компенсирует все трудности, которые выпадут на нашу долю. К тому же у нас есть прекрасный кузнец, дварф Ярик Тяжёлый. Поговори с ним, и он сделает тебе доспехи, как будет время и нормальная кузница. А пока... сколько ты получал как наёмник?

- Пять цехинов в день в боевых условиях или два цехина в мирный день. Плюс бесплатная кормёжка в любом случае, воевали мы или нет.

- Я могу выплачивать тебе по три золотых в день независимо от того, воевали мы или нет, - предложил я Байяру.

- А сколько в день получает Вилль Омникафи? А сколько получают маги? - поинтересовался рогатый зверь, не спеша давать окончательный ответ.

Я честно ответил, что никто в нашем отряде не получает оплаты за своё участие. Хотя тут же уточнил, что предполагаемую добычу мы будем делить по справедливости, чтобы каждый получил свою долю. Вот только никаких письменных соглашений мы не составляли, так как необходимости в них пока не было.

- Тогда и мне не нужно подневной оплаты, хочу быть наравне со всеми. Но только должны быть чёткие правила - кто и сколько получает из добычи, иначе будут ссоры и недовольства. Если такой договор будет составлен, я согласен остаться в твоём отряде, Серый Ворон.

- Тогда предлагаю тебе самому поспособствовать составлению этого договора, - предложил я минотавру. - Поговори с остальными членами отряда и узнай их пожелания. И после того как вы договоритесь, попроси кого-нибудь из обученных грамоте зафиксировать договорённости на бумаге.

Огромный рогатый зверь молча кивнул и пошёл к спуску со скалы. Я же остался сидеть на посту и слышал со стороны лагеря доносящиеся жаркие споры. Но когда на скале меня сменил Ярик Тяжёлый, и я спустился к костру за своей порцией ужина, Байяр с гордостью протянул мне свиток, исписанный аккуратным почерком Свелинны. Я расправил лист бумаги и стал вчитываться в составленный моими друзьями договор. Через минуту я поднял голову и дал свою оценку написанному:

- Ну, в целом пойдёт, хотя слог и очень вычурный. Особенно глаза резали фразы "последние защитники Зелёной столицы" и "ревнители истинной веры". Но почему мне полагается так много, аж четверть всей добычи?

- Это я предложил, - пророкотал минотавр. - Именно так добычу делят наёмники и отряды искателей приключений. Четверть в резервную кассу для общих нужд, четверть командиру, а оставшееся добро делят все остальные в отряде согласно своей доли. Мне сказали заранее учесть также долю высокородной леди Камилетты и её эльфийки. Мы и твою мышь не обделили, ей тоже полагается часть добычи. Хотя я и не понимаю, зачем это грызуну, но Елена сказала, что так будет справедливо. Все уже подписали договор, ждали только тебя.

Я ещё раз бегло просмотрел список обязанностей и привилегий. Каждый член отряда имел право высказывать свои идеи. Если мнения разделялись, всё решалось простым голосованием. Командир в голосовании не участвовал, но получал право принимать окончательное решение о принятии или непринятии, а также об участии или неучастии в каком-либо опасном деле. Больше всего после доли командира составляла доля высокородной леди, ей полагалась одна десятая добычи. По одной двадцатой полагалось Фее, Пузырю и Виллю. Все остальные получали по одной двадцать пятой доли. На всякий случай я пересчитал получаемые числа, и результат сошёлся, составив ровно единицу.

- Ну не до такой уж степени я математику не люблю, чтобы проценты не уметь посчитать, - шепнула мне с улыбкой наблюдавшая за моими вычислениями Фея.

Я взял зачищенное перо той самой странной птицы, которую я сегодня подстрелил на ужин, обмакнул в протянутую Ленкой чернильницу и аккуратно поставил подпись из вычурно переплетённых рун. Свою подпись я уже давно придумал, когда полгода назад покупал дом в Холфорде. Выглядела подпись шикарно и броско, подделать же её было крайне непросто даже для самого искусного мошенника.

В свитке ниже моей росписи были уже подписи Феи, Петьки, Свелинны и Фириата, а также крестики напротив имён Вилля Омникафи, Каришки, Байяра и Ярика. Последним из присутствующих Неведомый Призрак по моему указанию оставил отпечаток своей вымазанной в чернилах лапки на документе, после чего Свелинна посыпала бумагу мелким песком, аккуратно свернула в трубочку и убрала к себе в сумку.

- С этого момента мы не просто беженцы, а настоящая боевая группа со своим уставом и командиром, - удовлетворённо проговорил Пузырь, лежащий на матраце возле костра. - И теперь, Серый, не вздумай уводить нас куда-либо в глушь подальше от опасностей. Мы все подписались за то, чтобы активно сражаться против наших врагов.

- Именно так! - с готовностью подтвердил Вилль Омникафи. - Мы не сдадимся и будем сражаться, чтобы отобрать власть у богомерзких культистов!

- Ну а теперь давайте дружно лечить нашего командира, а то он от простуды совсем раскис! - предложил минотавр. - Я даже с трёх шагов слышу скрипы и свист у него в бронхах. Если его сейчас не подлечить, то завтра Серого Ворона придётся нести на носилках.

Я попытался протестовать, но меня совсем не слушали. Словно стая голодных волков, друзья налетели на меня и в десять рук мигом стянули промокшие сапоги и влажную одежду, повесив одежду и обувь сушиться у костра. Я остался лишь в трусах, да и те пришлось отстаивать с боем.

- Рана-то совсем зажила, - прокомментировал минотавр два узких белых шрама чуть пониже грудины, след от проткнувших моё тело прошлой осенью когтей ящера. - И это хорошо, так как сейчас у тебя будет лечебный массаж. Потерпи, будет немного больно.

Огромный зверь уложил меня на расстеленное прямо на траву одеяло и с остервенением принялся мять своими лапищами мои плечи и спину. Временами Байяр не рассчитывал свои силы, и я действительно с трудом удерживался от болезненных вскриков.

- Ух ты, а почему ты не хвастался своей татуировкой? - обратила внимание Фея на изображение двух сцепленных колец на моём правом плече.

- Похоже на знак Гильдии Воров Холфорда, только почему-то кольца изображены красные, а не чёрные, как у остальных воров, - блеснул своими познаниями Пузырь.

- У Каришки тоже кольца красные, но с чёрным орнаментом, - припомнила Фея и поинтересовалась у меня. - И что значит сия цветовая дифференциация штанов?

Пришлось мне комментировать свою татуировку, хотя я и не хотел поднимать эту тему. Говорить было тяжело, так как лапы гиганта в это время то растягивали моё тело, то вминали в землю. Нужно отметить, что Байяр прекрасно знал своё дело, но иногда мой голос срывался на писк, когда рёбра чуть не трещали от действий рогатого костоправа.

- Два сцепленных между собой браслета - это древний знак воров. Изначально знак означал вроде "союз обездоленных" или "братство бежавших из тюрьмы", сейчас уже точно никто не помнит. Надпись на этих браслетах описывает конкретную гильдию, в которой состоит вор, и его кличку. Татуировка Гильдии Воров означает, что вор действует в рамках принятых правил и законов, как бы это парадоксально ни звучало. Он платит налоги, не крадёт у малоимущих, не обнажает оружие кроме как для защиты своей жизни, не трогает городскую стражу и власти. Поэтому вора с татуировкой, если он вдруг неосторожно попался, городские власти не казнят. Обычно знак гильдии на татуировке чёрного цвета. Но бывает знак красный с чёрными символами, если вор проявил себя, в этом случае татуировка делается магическая и обладает какими-то полезными для обладателя свойствами. Например, повышает скорость движений, как у Каришки. Полностью красный знак означает принадлежность к Внутреннему Кругу, это вроде правительства у воров.

- А твоя татуировка тоже магическая? - поинтересовался Ярик.

- Ага, магическая, просто "плюс два к ловкости", - пошутил Пузырь и сам же засмеялся над своей шуткой. Однако более опытная в вопросах магии Фея присмотрелась и поправила моего школьного приятеля:

- Скорее "плюс один к ловкости" и "плюс один к интеллекту". Болезненно было?

На этот вопрос я не стал отвечать. Врать не хотелось, но и не хотелось докучать друзьям подробностями, как я трое суток чуть не лез на стены от жжения в распухшем плече и не мог уснуть из-за стреляющей боли от кончиков пальцев до самого уха.

- Ну, на первый раз всё! - сжалился надо мной рогатый палач, передавая в руки Фиритата.

Тёмный эльф выдал мне кружку с каким-то обжигающе горячим и омерзительно горьким отваром, обернул тёплым пледом и усадил у самого костра. Пока я пил маленькими глоточками этот кипяток, Фириат произносил какие-то заклинания, от чего у меня внутри в районе лёгких расплывались очаги теплоты.

- Теперь я натру тебе спину прогревающей мазью из яда лесных скорпионов и горного мёда, после чего ты наденешь свои самые тёплые вещи и ляжешь спать в любой из шалашей, - указал Фириат на целый ряд небольших одноместных навесов, устроенных его сородичами у края поляны.

Мазь была жгучей, словно перцовый пластырь, но явно действовала, так как хрипы у меня в бронхах прошли. Я тепло оделся, надев даже под куртку тёплый свитер, а под брюки подштанники. И прополз в первый попавшийся шалаш, улёгшись на толстую подстилку из хвойных веток. Не успел я укрыться одеялом, как ко мне в шалаш шустрой змейкой юркнула Каришка.

- Не прогонишь? - поинтересовалась тайфлинг с надеждой в голосе. - Теперь настала моя очередь продолжить твоё лечение.

Я даже не знал, что и ответить. Вообще-то при посторонних Каришка никогда ранее настолько откровенно не демонстрировала наши близкие отношения. Однако и прогонять её было совершенно неправильно, поскольку я и так в последние дни несколько раз сильно обидел свою подругу.

- Может, подождёшь всё же до праздника середины осени, когда пройдёт ровно год с нашей помолвки? - предложил я, но Каришка лишь хитро усмехнулась:

- Думаешь, нам нужно от кого-то скрывать, что я твоя невеста? Зачем? Елена Фея и так это прекрасно знает. Более того, твоя подруга детства собственноручно вернула мне потерянное мной колечко храма Амины, признавая тем самым моё право находиться возле тебя. А остальным совершенно безразлично... Хотя если подумать, то и Свелинна, и Фириат, и Вилль, и Пётр Пузырь тоже уже знают о нашей помолвке. К тому же, если ты не заметил, шалашей всего шесть, а нас девять, так что многим придётся спать по двое. Моё общество не даст тебе ночью замёрзнуть. Или ты можешь предложить кого-то взамен меня на роль живой грелки?

- Ну ладно, уговорила, - усмехнулся я, и в ту же секунду хвостатая девчонка юркнула под моё одеяло.


***


Следующий дневной переход дался мне гораздо легче предыдущего, я чувствовал себя практически выздоровевшим и полным сил. Вроде и расстояние пришлось пройти весьма немалое, да и с утра я ещё шмыгал носом, но нисколько не отставал от летящего, словно на крыльях, Фириата. Тёмный эльф узнавал родные места и с удовольствием показывал нам секретные тропы эльфийских разведчиков.

С утра я выпустил Тьму побегать, и волчонок с радостным визгом кругами носился по лесу. В одном месте именно Тьма предупредила нас о засевшем в густых кустах в засаде свирепом хищнике. Что именно за хищник это был, понять я не сумел, так как Тьма успела только испуганно взвизгнуть и пропала, получив смертельное ранение. Я поморщился от весьма болезненного отклика, сопровождавшего смерть связанного со мной существа, и заново призвал Тьму. Однако даже собственная смерть ничему не научила маленького чёрного зверька, и он опять с тявканьем помчался в те же самые кусты. Пришлось мне вмешиваться и, подключившись к сознанию Тьмы напрямую, велеть ей не подходить к опасному месту.

И ещё немного омрачало моё настроение тот факт, что Пузырь и Фея опять из-за чего-то поругались и весь день демонстративно друг друга игнорировали. Что на этот раз послужило причиной ссоры, я так и не понял. Мои школьные друзья, словно сговорившись, отказывались говорить на эту тему и, пусть и вежливо, но вполне твёрдо просили не лезть в их личную жизнь. Я уже откровенно запутался в их взаимоотношениях и даже не знал, помолвлены ли они в настоящий момент или не помолвлены. Фея, обмолвившись в разговоре, то называла Петьку своим женихом, то категорически отрицала эти слова.

Ну и ещё один сегодняшний случай тоже заставил меня усомниться в том, что я понимаю своих друзей. Мы долго шли по густому лесу и вдруг набрели на солнечную поляну с высокими синими и розовыми колокольчиками. Вилль Омникафи чуть отстал от остальных, нарвал большой букет цветов и неожиданно преподнёс Ленке. И наша Ленка, нарочно посмотрев предварительно на Пузыря и убедившись, что Петька смотрит, букет приняла и даже разлилась перед молодым бароном в словах благодарности!

- Кажется, у твоей подруги детства намечается новый поклонник, - усмехнулась остановившаяся возле меня Каришка. - А ты сам не хочешь нарвать букет для меня?

- Нет, не хочу. У меня при виде синих колокольчиков слишком неприятные личные воспоминания, - ответил я тайфлингу и, поправив сумки, зашагал быстрее.

Местность менялась и стала болотистой, яркий и густой лиственный лес сменился хвойным и смешанным с большим количеством мёртвых деревьев. Дроу повёл нас секретными тропками по гатям через болота и затем по единственному безопасному проходу в лесу, кишащему ядовитыми муравьями. Миновав болота, мы прошли по навесу из лиан над большой паутиной, и я впервые смог оценить размеры этой опасной ловушки. Старшую паучиху мы в этот раз не видели, хотя Фириат и утверждал, что она должна находиться где-то совсем-совсем близко. Однако и увиденных более "мелких" пауков размером с собаку мне вполне хватило, чтобы желать лишь одного - как можно скорее покинуть опасное место.

Уже на закате мы сумели разглядеть вдалеке на скале замок Древний Брод. Однако не успел я порадоваться скорому концу пути, как неожиданно встревожился Пузырь. Он предостерегающе поднял руку и долго разглядывал тоненькие, словно в кукольном игрушечном домике, шпили далёкого замка.

- На флагштоке нет знамени Кафиштенов, и это очень подозрительно! - пояснил Петька причину своей тревоги. - Камилетта ещё дней пять назад должна была прийти в свой замок. Но если бы она была внутри, то над центральным шпилем должен был развеваться стяг с взлетающим соколом.

- Неужели мы опоздали, и враги пришли первыми и схватили высокородную леди? - испугался я, но мой школьный друг попросил не делать поспешных выводов.

Петька, который уже чувствовал себя вполне сносно и весь день шагал наравне с остальными, повёл нас куда-то в сторону от замка. Мы прошли вдоль берега мелкой речки, затем миновали тренировочную площадку и двинулись дальше через густые кусты. Съедобных грибов тут в ближайшем к замку лесу было видимо-невидимо, и я, как ни старался не отвлекаться на них, всё равно не мог не замечать шикарные экземпляры грибного царства.

Наконец Пузырь, поплутав немного по лесу, нашёл верную дорогу, взобрался на почерневший ствол упавшего дерева и остановился на краю неглубокого оврага. Петька подошёл к громадному дереву и оторвал зачем-то большой кусок коры.

- Камилетта была тут совсем недавно! - произнёс мой друг обрадовано, обнаружив одному ему известные приметы.

По указанию Петьки мы спустились в овраг и поднялись на противоположный склон. Мой школьный друг долго блуждал между четырьмя высокими деревьями, что-то высматривая. Наконец, не найдя нужного ему, пояснил для остальных:

- Верёвочной лестницы не видно. Наши девчонки либо подняли лестницу наверх, либо вообще сняли её. Кто-то должен залезть на это дерево и попросить Камилетту и Арбель сбросить для всех верёвочную лестницу.

Я посмотрели на Каришку. Она поняла меня без слов и, скинув рюкзак, достала свои приспособления для лазания по стенам. Прищёлкнула к ботинкам шипы, надела на руки когти и ловко, как куница, моя напарница стала подниматься по вертикальному стволу. Наградой девушке от моих спутников стали слова восторга и даже аплодисменты, а через минуту вниз упала верёвочная лестница. Но стоило Пузырю шагнуть к ней, как сверху послышался недовольный голос высокородной леди:

- Нет, не ты. Пусть поднимется только Серый Ворон.

Я удивлённо пожал плечами, но взялся за перекладины и полез наверх. По пути я не мог не восхититься прекрасной маскировке этого убежища. Если точно заранее не знать о наличии жилища наверху в кроне высоченного дерева, то заметить этот сплетённый из веток короб было почти невозможно. Да и высота от земли тоже впечатляла, метров тридцать, если не больше. И вот последний рывок, и я выбрался через люк на настил этого укрытия.

Первое, что я заметил наверху - это отсутствие Арбель. Кроме высокородной леди и Каришки тут на дереве больше никого не было. Только после этого я обратил внимание на внешний вид высокородной леди. Волосы и лицо девушки были покрыты засохшей грязью, щёки ввалились, а вокруг покрасневших от слёз глаз были обширные тёмные круги. Одежда дочери герцога также оказалась покрыта слоем засохшей грязи и местами была порвана, словно Камилетта выползла из болота и так и не удосужилась почистить свою одежду. Не исключено, что именно так оно и было.

- Не смотрите оба на меня с таким презрением, как на бродяжку-нищенку! Да, я прекрасно понимаю, как ужасно сейчас выгляжу! Но посмотрела бы я на вас, когда бы вы трое суток болотами уходили от погони! - резко выкрикнула Камилетта и вдруг разрыдалась.

- Нас с Каришкой грязью не испугать и не удивить. После занятий в подземельях в Школе Воров нас прохожие обычно принимали за золотарей, - спокойно проговорил я, и Каришка весело рассмеялась, подтверждая правоту моих слов.

Высокородная леди повернулась к нам, и на её лице с разводами от слёз появилась вымученная улыбка. Каришка достала свой платок, смочила водой из фляги и принялась оттирать лицо дочери герцога. Камилетта некоторое время покорно терпела, но потом отстранила тайфлинга:

- Тут нужно полностью мыться и отстирывать всю одежду, а не оттирать маленький кусочек тела. Когда мы с Арбель попали в засаду у деревни Комарьё, я чудом ушла от погони через такие непролазные трясины, что до сих пор вспоминаю их с дрожью. Увязшую в болоте Пчёлку, мою своенравную лошадь, пришлось так в трясине и бросить, хотя я к ней очень привязалась. Даже не знаю, утонула ли Пчёлка, или её загрызли болотные чудища, которых в тех краях оказалось в изобилии. Я почти двое суток ползла на брюхе по раскисшим кочкам, иногда проваливаясь с головой в мерзкую жижу. Меч свой я потеряла почти сразу, когда пыталась отрубить башку какой-то напавшей на меня со спины зубастой твари, а кинжалом едва ли можно было отмахаться от преследовавших меня кикимор и лохматых тритонов. Затем я почти три дня просидела на коряге, одиноко торчащей посреди бескрайнего болота. Хорошо хоть дождь шёл, и жажды я не испытывала. Но вот еды не было, и не было возможности спуститься, так как внизу меня поджидали голодные хищники, словно напоказ разевавшие свои пасти, чтобы я могла рассмотреть, какая участь меня ждёт.

Я уже действительно подумывала спрыгнуть вниз и быстро прекратить свои мучения, но каким-то образом меня нашёл вампир Глисс, прилетевший ночью в виде летучей мыши. Он разогнал болотных тварей и помог мне добраться до твёрдого берега. Глисс поведал мне о том, что произошло в Холфорде, и передал мне вот это...

Камилетта раскрыла свою ладонь и показала мне массивный золотой перстень с печаткой в виде взлетающего со скалы то ли сокола, то ли ястреба. Я не сразу сообразил, что передо мной знак главы рода Кафиштенов.

- Значит, слухи оказались правдой, и ты действительно теперь последняя выжившая в своём древнем роду, - проговорил я задумчиво.

Камилетта убрала перстень и опять разрыдалась. На этот раз успокоить её оказалось весьма непросто, и все мои неуклюжие попытки сочувствия лишь вызывали новые потоки слёз.

- Кто сейчас в твоём замке? - поинтересовался я, когда девушка немного пришла в себя.

- Не знаю. Сегодня утром, когда я вышла наконец-то к знакомым местам и пошла к замку, то едва соображала что-либо от усталости и голода. И едва не поплатилась за свою невнимательность, когда буквально в последний миг увидела незнакомых людей у ворот моего замка, а также рассмотрела чужую форму. К счастью, они смотрели в другую сторону, и я смогла уползти в лес незамеченной.

- Может, это люди твоего будущего мужа? - предположил я, но высокородная леди отрицательно покачала головой.

- У людей графа Копелло синий фон герба и сложный рисунок на нём, у моих людей белый сокол на красном фоне. А у этих незнакомцев был герб жёлтого цвета и какой-то чёрный зверь на нём, я из-за кустов не разглядела точнее. Не знаю, что это были за солдаты, и чего они забыли в замке Древний Брод, но это точно не были мои союзники.

- А что случилось с Арбель? Она жива? - задал я самый важный из вопросов, но леди Камилетта так и не смогла на него толком ответить:

- Моя фрейлина поскакала вперёд, увлекая за собой наездников на волках и конницу противника, мне же эльфийка напоследок успела только крикнуть отступать обратно к столице. Но назад пути уже не было, там дорогу перекрыл строй орков. Они были вооружены длинными пехотными пиками, но явно хотели взять меня живьём и потому растянули через весь тракт высокую сетку. Мне не оставалось ничего другого, как свернуть в сторону болот. Что потом случилось с Арбель, я не знаю...

Это было большой проблемой, но искать следы пропавшей эльфийки мы пока не могли себе позволить, так как у нас были гораздо более актуальные проблемы. Прежде всего, нужно было выяснить, кто же поселился в замке Древний Брод.

- У вас случайно нет с собой какой-нибудь еды? - робко поинтересовалась высокородная леди, и я хлопнул себя по лбу. Осёл! Ну как я сам не догадался, что чудом спасшаяся от погони и проведшая пять дней на жутком болоте Камилетта может быть голодна?! Я расстегнул свой рюкзак и вытащил свёрток с лепёшками, строганиной, сухими листьями пури, вяленой рыбой и даже сладкими пирожками. У меня была баклажка с чистой родниковой водой и небольшая фляга крепкого вина, и Камилетта с благодарностью приняла и то, и другое.

Пока дочь герцога ужинала, я полез наверх по дереву. По словам высокородной леди, выше по стволу имелась удобная смотровая площадка. Действительно, такое место вскоре нашлось. Правда, оно было не для боящихся высоты людей, так как к нему нужно было проходить без опоры по длинной ветке. К счастью, у меня никогда не было боязни высоты, поэтому я легко пробежал до развилки, где к толстой ветке была прибита скамеечка.

В вечернем небе башенки замка казались совсем близкими и игрушечными. В большинстве окон горел свет. В замке сейчас явно находилось гораздо больше народу, чем в мой прошлогодний визит сюда. Небольшие группки людей были видны и в соседнем лесу, хотя расстояние до них оказалось очень большим, а потому разглядеть какие-либо подробности было невозможно. Я сумел лишь заметить, что эти люди были вооружены и патрулировали окрестности замка. Ко мне по ветке легко пробежалась Каришка и, наклонившись к самому уху, шепнула мне едва слышно:

- Благородная леди очень подавлена произошедшим, а потому и слышать не хочет о продолжении борьбы с нашими врагами. И ещё она смертельно обижена на Петра Пузыря и винит его во всех своих бедах. Камилетта сыплет клятвами, что никогда не простит своего бывшего оруженосца и не согласится принять его обратно. И в довершение всех бед она очень напугана и опасается за свою жизнь, а потому собирается сразу после ужина прямо ночью пойти к эльфам и укрыться в их городе до конца своих дней. Серый Ворон, поговори с ней, пока не поздно.

Камилетта уже поела и теперь жадными глотками допивала воду из фляги. Насколько я заметил, к вину она даже не притронулась. Я присел рядом и поинтересовался дальнейшими планами. К сожалению, слова тайфлинга полностью подтвердились.

- Ну, тогда и мы пойдём с тобой к эльфам! - решился я, но последняя из Кафиштенов решительно отвергла такое предложение:

- Я никогда не соглашусь идти куда-либо в компании Петра Пузыря. Он жестоко обидел меня и бросил на опасной лесной дороге одну лишь в компании слабой девушки-эльфийки. Для него погоня за славой оказалась важнее выполнения долга, и я страшно разочаровалась в нём.

- Трудно согласиться с такими резкими словами, герцогиня Кафиштен. Пётр Пузырь умер, выполняя свой долг, и лишь своевременное вмешательство Глисса и его магия позволили моему лучшему другу вернуться к жизни. Но я не буду выгораживать Пузыря, - поспешил добавить я, видя хмурящийся лоб девушки и понимая, что мои слова имеют скорее обратный эффект. - Но позволь задать последний вопрос перед твоим уходом к эльфам. Разве ты не хочешь узнать, кто отнял у тебя замок? Погоди хотя бы до утра, а мы с Каришкой сходим ночью на разведку и доложим, что это за солдаты и чего они хотят. Обещаю, если утром ты всё также будешь желать уйти из суетного мира и провести остаток жизни в уединении и молитвах, никто не будет тебя задерживать против твоей воли.

В глазах молодой герцогини впервые блеснула искорка интереса. Она задумчиво подперла руками голову и просидела в такой позе более пяти минут. Я даже начал подозревать, что Камилетта просто уснула с открытыми глазами.

- Хорошо, я останусь до утра, - решилась дочь герцога. - Но я не буду спускаться из этого убежища, и предупреди Петра, что я сразу же убью его, если он попытается сюда подняться.

- Думаю, смертью никого из нас больше не напугать, когда в отряде есть маги, способные оживлять мёртвых. Что же касается Петра, то он ещё не до конца пришёл в себя после воскрешения, и его вообще ничего не радует в этой жизни. Даже получению заветного рыцарского звания он не радовался, а принял как должное.

- Пётр стал рыцарем?! Но когда он успел?! Разве Совет Рыцарства собирался на внеочередное собрание? - воскликнула Камилетта, не сдержав эмоций.

Как выяснилось, высокородная леди даже близко не имела представления о том, что творилось в Холфорде. Вампир Глисс нашёл дочь герцога уже под утро и лишь успел передать скорбную весть о том, что все родственники Камилетты убиты. А затем вампир быстро разогнал болотную нечисть и поспешил укрыться от ярких лучей солнца, которые оставляли плохо заживающие ожоги на его теле. Так что пришлось мне рассказывать о пожаре, в котором погибла армия рыцарей, о бое у Северных ворот и гибели Мадора Кафиштена, о мужестве защитников и самоубийственной контратаке. Рассказал я также и об обещании старого герцога перед боем и подслушанном Феей разговоре в карете. Рассказал о воскрешении троих героев битвы и роли вампиров в этом событии. Рассказал о логове культистов, о предательстве имперских гарнизонов и многих дворян, о пылающем городе, о нашем бегстве через склеп Золото Мёртвых и запечатанный древний туннель.

Говорилось на одном дыхании, и Камилетта слушала меня, боясь перебить рассказ хотя бы словом. Когда же я закончил повествование, дочь погибшего герцога проговорила задумчиво:

- Холфорд пал... В это трудно поверить. С другой стороны, вы теперь стали способны воскрешать любых погибших... Это очень интересно... Как он?

- Кто? - переспросил я, не поняв вопрос.

- Как выглядит и как ведёт себя Пётр после того, как воскрес и стал рыцарем?

На этот вопрос вместо меня ответила долго молчавшая Каришка:

- Пётр стал замкнутым и угрюмым. Он очень изменился, стал более уверенным в себе и решительным. От него теперь веет смертельной угрозой, и Пётр не остановится ни перед чем, что мешает его планам. Я видела его прошлой зимой на дуэли, когда Пётр Пузырь вышел против великого мастера меча и закончил поединок одним-единственным точным ударом. Видела его лицо, когда парень шёл в безнадёжную контратаку у Северных ворот. Вот именно такое выражение лица и тот фатализм, с которым он шёл на казавшийся безнадёжным бой, теперь постоянно запечатлелись на его челе. За все эти дни он проронил едва ли два десятка слов. Даже свою бывшую невесту Елену Фею он отказывается привечать, хотя именно она его и воскресила.

- И чего же теперь хочет добиться Пётр? Рыцарем он уже стал, сбылсь его давняя заветная мечта. Что теперь нужно моему бывшему оруженосцу для счастья? - полюбопытствовала благородная леди нарочито бесстрастным голосом, хотя яркие искорки в глазах девушки явно указывали на то, что тема ей очень и очень интересна.

- Он хочет уничтожить всех прислужников Армазо и вернуть принадлежащий вашей семье законный трон, - ответил я с лёгким поклоном.

Камилетта опять замолчала. С ней было очень трудно разговаривать, меня откровенно раздражала манера девушки делать настолько длинные паузы в разговоре. Однако я терпеливо ждал, когда же молодая герцогиня соизволит обдумать и озвучить своё решение.

- Мой бывший паж ошибается, прошлого не вернуть, - устало проговорила Камилетта. - Власть моей семьёй потеряна и уже не может быть возвращена. Я просто-напросто не вижу союзников, которые рискнули бы поддержать меня в столь трудном положении. Разве что светлые эльфы, они чтят старые союзы. Да и то эльфы вряд ли согласятся пойти на открытую конфронтацию против властей Холфорда.

- С эльфами или без них, но мы пока не способны собрать достаточную армию, чтобы бросить вызов графу Армазо и стоящей за ним новой Церкви. Однако я уверен, что наши враги допустили огромную ошибку, взяв в союзники орков и приведя их такие огромные полчища на некогда принадлежавшие оркам земли. Как бы у орков не оказалось своё собственное мнение, кому должна принадлежать столичная равнина. Да и у тёмных эльфов существует своё собственное мнение насчёт принадлежности земель к северо-востоку от Холфорда, и дроу надеются получить эти территории. Я ожидаю скорых дрязг в стане противника, и в этой начавшейся ссоре мы можем попробовать выжать максимум пользы для нас самих. Мы малочисленны, но зато мобильны, и у нас есть масса способов досаждать новым властям и не давать им распространять религию культистов.

Однако Камилетту мои слова не вдохновили. Он печально вздохнула и опять вынула из куртки золотой перстень главы рода Кафиштенов. Положила драгоценность к себе на ладонь и произнесла грустно:

- Он мне велик и спадает с пальцев. Однако какая жестокая ирония судьбы... Я так искала способ помочь Петру выполнить его заветное желание стать рыцарем. И вот теперь у меня с собой печать главы рода и корона правителя Холфорда. По закону во время военных действий я теперь получила право самолично без одобрения Совета Рыцарства производить в рыцари отличившихся в сражениях простолюдинов. Наконец-то я могу исполнить желание моего пажа... но ему это уже и не требуется.

Камилетта опять замолчала, рассеянно посматривая на некогда свой собственный замок. Я понимал её переживания и не торопил девушку. Вздохнув, молодая герцогиня продолжила:

- Глисс мне сообщил, что меня всенародно объявили преступницей и назначили за мою голову награду. И поскольку Совет Рыцарства теперь управляется моими врагами, нетрудно предсказать, что вскоре меня лишат рыцарского звания и герцогского титула. Подумать только, вскоре мой бывший паж станет знатнее, чем его бывшая госпожа...

- Для нас ты по-прежнему останешься герцогиней, а законы и декреты новых властей в моём отряде не имеют никакой силы, - весело усмехнулся я.

Камилетта тоже усмехнулась и решительно встала.

- Я хочу поговорить с Петром... Хотя нет... Не сейчас, когда я в таком жутком виде... Спустись вниз и скажи, что я хочу видеть Фириата, и пусть эльф-дроу проводит меня к тёплому источнику. А остальных попроси отойти от дерева, чтобы они не смущали меня. Утром встретимся на этом же месте, и я хотела бы к этому моменту знать о состоянии дел в захваченном замке Древний Брод.


***


- Да они совсем как дети малые! - чуть слышно рассмеялась Каришка, когда двое стражников, позабыв о своих прямых обязанностях часовых у ворот, бросились ловить чёрного волчонка.

Тьма могла бы легко убежать от них, но нарочно позволяла двоим неуклюжим мужикам почти-почти схватить её, уворачиваясь от расставленных рук в самый последний миг. Волчонка забавляла эта новая игра, и щенок заливался весёлым лаем, постепенно уводя стражников за угол крепостной стены.

- Пора! - скомандовал я, и мы перебежали освещённое фонарями пространство, присев у стены и рассматривая внутренний двор замка.

Было темно, и мы не боялись обнаружить себя. Вот какая-то служанка прошлась по двору с большой корзиной стираного белья. Вот пара конюхов, закончив насыпать овёс стоящим в стойлах лошадям, укрылась с бутылкой вина от посторонних глаз за большой скирдой сена. Вот, зевая во весь рот и почёсывая пах, в сторону спального крыла проковылял какой-то слуга в жёлтой ливрее с изображением трёх чёрных рыб.

- Нам туда! - указал я своей спутнице в сторону общего крыла замка, откуда доносились звуки застолья и пьяные выкрики.

Пригнувшись, мы перебежали широкий двор и уселись под освещёнными окнами. Я осторожно привстал и заглянул внутрь. В большом зале видимо довольно давно уже продолжалось пиршество. Дружинники двух разных отрядов расселись за длинными столами. Большая часть солдат в зале была в жёлтых сюрко с изображением трёх чёрных рыб поверх кольчуг или кожаных доспехов, но за одним из столов находились воины в коротких плащах с обвивающей дуб мантикорой. Последний герб я прекрасно знал, и его присутствие тут означало, что в замке хозяйничали сейчас люди графа Армазо.

По небольшому карнизу, цепляясь пальцами за малейшие неровности и щели и прилепившись к стене подобно мухе, я прополз к соседнему большому окну, из которого можно было рассмотреть хозяйский стол. За ним сейчас пировали трое мужчин, из которых я опознал лишь одного. Это был Вадьдемар, приставленный герцогом Кафиштеном управлять замком Древний Брод наместник. На Вальдемаре поверх роскошного бархатного красного костюма был накинут жёлтый короткий плащ с тремя чёрными рыбами.

Рядом с наместником сидел худенький мальчишка лет десяти-одиннадцати на вид, но золотая рыцарская цепь на его груди и какой-то герб с коронами на фоне всё того же жёлтого плаща с чёрными рыбами свидетельствовали о его знатном происхождении. Паренёк явно устал от этого долгого шумного торжества и зевал, прикрывая свой рот тоненькой ладошкой.

Третий мужчина за господским столом привлёк моё наибольшее внимание. Это был весьма ещё молодой человек лет двадцати-двадцати двух и, наверное, с точки зрения женщин весьма красивый. Однако ярко-кричащая нарядная одежда, какая-то совершенно нелепая высокая причёска с разноцветными бантиками в волосах и обилие украшений на его теле были свойственны скорее девушкам. Этот третий был очень пьян и, похоже, с трудом уже воспринимал, где он находился. Подошедшую к нему молоденькую служанку с кувшином вина он попытался усадить к себе на колени, а когда она стала сопротивляться и вырываться, с силой толкнул её так, что девушка упала на пол и расплескала вино.

Этот нарядный попугай что-то выкрикнул, и двое солдат с мантикорой на плащах тут же сорвались со своих мест, схватили упавшую служанку под руки и поставили вертикально. Их хозяин с трудом встал из-за стола и, шатаясь, подошёл ближе к провинившейся служанке. Девушка что-то лепетала в своё оправдание, но этот господин её явно не слушал. С размаху отвесив беспомощной удерживаемой стражниками девушке пощёчину, он шагнул ближе и, ухватившись руками за ворот её платья, единым рывком до пояса разорвал одежду девушки. Затем, схватив несчастную руками за голову и притянув к себе, впился своими губами в губы служанки. После чего расхохотался и с силой оттолкнул девушку, так что она снова упала на пол. Дворянин что-то сказал своим солдатам, те подхватили рыдающую служанку и уволокли из зала. А этот клоун вернулся к столу и единым глотком допил содержимое своего кубка. Потом затянул какую-то пьяную песню, и солдаты за столами дружно подхватили.

- Этот яркий петух, похоже, самый главный тут в замке, - прошептала также перебравшаяся к этому окну и наблюдавшая вместе со мной за неприятной сценой Каришка.

- Да, и он уже совсем пьян, того и гляди просто рухнет мордой в тарелку. А его соседи вместе собираются уходить. Смотри, Вальдемар и тот пацанёнок встают из-за стола. Сейчас бы нам понять, куда они пойдут...

- Парень зевает и явно пойдёт сейчас спать. Нет, смотри, этот расфуфыренный петух тоже встаёт из-за стола, - заметила тайфлинг.

- Если они пойдут в господское крыло, то мы можем перехватить их в коридоре, - указал я на ведущую в то крыло дверь со двора.

Мы бесшумно спрыгнули на землю и побежали к указанной мной двери. К счастью, дверь оказалась не заперта, и мы проскользнули внутрь помещения. Я едва успел привыкнуть к темноте внутри здания, как тайфлинг предостерегающе дёрнула меня за рукав и потащила из прямого коридорчика в темноту под лестницей. Мы только-только успели отодвинуть щеколду и укрыться в кладовке, как послышались голоса.

- ... прекрати оскорблять меня! Это уже совсем не смешно, Сальвайл. В конце концов, я равного тебе титула! - голос явно принадлежал тому самому пареньку.

- Уй ты, ути-пути, у щенка пытаются прорезаться зубки? А ты уже прекратил писаться ночью в кроватку, виконт? Молчишь? Так я и думал! Сыкло мелкое. Да я таких детишек десятками могу в землю зарывать, так что не дерзи мне. Скажи лучше, когда твоя невестка доберётся-таки до замка? Отец писал, что Камилетта прошла развилку ещё пять дней назад, и эти остолопы не смогли её там задержать. У меня просто уже мочи нет ждать тут в глуши эту сучку, когда вся слава, ценности и рабы достаются моим старшим братьям.

- Ты же взял вся замковую казну с поборами за целый год, - напомнил парнишка и плаксиво добавил. - Между прочим, это были мои деньги, которые отошли бы мне как новому владельцу замка Древний Брод!

- Да сколько тут было этих денег-то с десятка окрестных сёл, полсундука не набралось. Едва хватит моей дружине заплатить. А вот мои братья в Холфорде сейчас добро целыми обозами, небось, набирают. И вообще, будешь ты мне ещё про деньги вспоминать... Рад должен быть, что ты не успел жениться на бунтовщице, а потому тебя самого отец приказал не трогать.

Голоса удалились, но мы с Каришкой и так уже слышали вполне достаточно, что понять общую картину и сообразить, кто были наши враги. Можно было конечно ещё пошалить в замке, но я уже сам устал и зевал, а потому посчитал нашу миссию на первый раз выполненной. Выбраться из замка оказалось не в пример проще, чем зайти - мы просто приоткрыли выходящее наружу в сторону гор окно в коридоре и спрыгнули на мягкую землю.

Вернуться в наш лагерь было совсем плёвым делом. Мы переждали идущий с факелами ночной патруль, солдаты которого из-за яркого света не видели дальше своего собственного носа, и поспешили к друзьям. И даже по просьбе Каришки, которой очень понравилась наша переправа через овраг в сторону замка, ещё раз воспользовались гигантскими качелями. Конечно, просто дух замирает от восторга, когда ты летишь во тьме над пропастью, а симпатичная девушка обнимает тебя и визжит от восторга. Расплатой за этот аттракцион стала глубокая царапина на моей щеке, когда мы с Каришкой на полной скорости врубились в ветки дерева на противоположном склоне оврага. К счастью, ветка не выбила мне глаз, а кровоточащая царапина была совсем пустяковой ценой за счастливые глаза тайфлинга.

Военный совет состоялся на рассвете. Фириат и Камилетта только-только вернулись и завтракали вместе со всеми, и я как раз за завтраком рассказал друзьям о результатах разведки. По нашим наблюдениям выходило, что в замок Древний Брод, куда для организации свадьбы прибыл жених Камилетты виконт Хуард Копелло вместе со своей свитой, нагрянул крупный отряд конников во главе с Сальвайлом Армазо. Битва если и была, то следов её мы не обнаружили. Скорее всего, стороны договорились мирным путём - виконт Сальвайл в качестве военного трофея забрал казну и разместил в замке своих солдат, а виконт Хуард и графский род Копелло получил в своё владение замок Древний Брод даже без марьяжа с Кафиштенами.

Мы насчитали двадцать пять бойцов в отряде Сальвайла, и примерно сорок лошадей было в конюшне. А поскольку Камилетта сразу заявила, что кони из её собственного табуна в тёплое время года на ночь обычно оставались пастись на лугах, можно было предположить, что все это кони принадлежали пришлым всадникам. У виконта Хуарда было больше людей, не менее пятидесяти-шестидесяти, но далеко не все они были воинами, хватало и просто слуг и даже собственных поваров и шутов. Ну и в замке был ещё собственный отряд под командованием Вальдемара, человек тридцать, и хотя они сейчас и были выряжены в незнакомые жёлтые одежды, не совсем понятно было их поведение в случае появления истинной хозяйки замка.

- Без эльфов нам не справиться, а захотят ли они штурмовать укреплённый замок это ещё большой вопрос, - печально вздохнула Камилетта.

- Зачем нам эльфы? - удивился Пузырь. - Из того, что услышал, основную силу врагов составляют всадники Сальвайла. Нужно их просто выманить из замка и устроить им засаду в удобном для нас месте. Полагаю, нашим магам будет что показать попавшим в ловушку конникам.

- Это так. Если враги будут стоять кучно и хоть какое-то время пробудут на одном месте, то мы можем гарантировать, что выживших не будет, - ответила Фея после коротких консультаций со Свелинной и Фириатом.

- Этот самый овраг прекрасно подойдёт в качестве ловушки, - указал Фириат на склон внизу. - В середине оврага склон тут очень крутой, на лошади не подняться. Можно будет перекрыть дно кольями и ямами, и конница будет остановлена. Но вот только как выманить всадников сюда и где взять столько людей, чтобы всё тут быстро организовать?

- Людей будет предостаточно, - встрепенулась Камилетта, воодушевляясь. - Мужики с соседних сёл - мои подданные и охотно помогут нам. Что же касательно приманки, то что может быть лучше меня самой? За такой добычей противники однозначно погонятся, позабыв обо всём на свете.

- Потребуется время для работ. Да и наши колья враги смогут заметить ещё издалека, насторожиться и пойти в ловушку. Поэтому нужно привести сюда конников вечером в сумерках или уже в темноте, - эти слова принадлежали Ярику Тяжёлому.

- Зачем нам рисковать Камилеттой? У неё и без этого будет много другой работы по организации местного населения. У нас же есть ещё зелья превращения, так что приманкой может послужить кто-то другой, - напомнил минотавр.

- Да любого селянина возьмём и пообещаем награду за этот риск! - воодушевился Вилль.

- Хозяин, позволь мне самой стать приманкой, - тут же попросила Каришка. - Я и бегаю быстро, и смогу уйти в сумерках от погони, если что-то пойдет не так. К тому же у меня хватит ядовитых слов, чтобы высказать их нашим врагам в лицо и вызвать за собой погоню.

- Хорошо, так и поступим, - подытожил я. - А сейчас, раз все уже позавтракали, нечего время терять. За работу!


***


- Что-то её долго нет, - прошептал встревожено Ярик Тяжёлый, вырвав меня из полудрёмы.

Я привстал с сухой травы, с трудом разогнув уставшие за этот бесконечный день ноги. Не хватало ещё в самом деле уснуть! Я осмотрелся по сторонам. Солнце уже село за закрытый плотными серыми тучами западный горизонт, однако последние лучики света ещё золотили и заливали розовым белые кучевые облака в вечернем небе.

- Рано ещё, слишком светло. Она не начнёт до сумерек, - ответил я дварфу, повернувшись в сторону видневшегося вдали замка.

Каришки не было уже достаточно долго, чтобы я и в самом деле начал тревожиться. Но я ни с кем не хотел делиться этой тревогой, показывая наоборот образец спокойствия и выдержки. Тревоги и без меня хватало. Созванные по приказу Камилетты селяне суетились по делу и без дела и постоянно жаловались на судьбу, опасаясь, что месть новых хозяев замка может обрушиться на их семьи. Однако и нарушить прямой приказ хозяйки они не могли, поэтому хоть и ворчали, но пилили деревья и затачивали колья.

Работа оказалась не такой простой, как мне виделось вначале - овраг оказался слишком широким, чтобы его можно было за один световой день превратить в большую мышеловку, тем более незаметно для жертвы. Сперва люди работали спонтанно и зачастую проделывали совершенно бессмысленную работу. Но затем самым похвальным образом проявил себя дварф, вымеряв все расстояния, начертивший на песке схему оборонительных сооружений и рассчитав нужное количество материалов и людей для постройки каждого участка. Неожиданно хорошим бригадиром оказался минотавр, который не только сам неплохо разбирался в строительстве, но даже просто своим грозным видом вдвое ускорял работу на тех участках, где появлялся.

Вдалеке со стороны дороги один за другим прерывисто замигали жёлтые огоньки. Это двое посланных в дозор мальчишек засигналили выданными им небольшими воровскими фонарями, сообщая о приближении противника. Такой фонарик содержал яркую масляную лампу внутри плотного металлического кожуха, и светил только в ту сторону, куда открывали заслонку.

- Всем внимание! - раздался негромкий голос Пузыря, но после долгой нарушаемой лишь редким стрёкотом сверчков тишины его голос показался едва ли не криком.

Я присел за куст и поудобнее схватился за рукоять арбалета. Рядом со мной укрылась высокородная леди Камилетта, сейчас всматривающаяся горящими глазами вдаль и с остервенением покусывающая сорванную длинную травинку. Маги расположились на противоположной стороне оврага, и я не мог их сейчас видеть, но знал, что Фея, Свелинна и Фириат сейчас образовывали единый щит. И тут я наконец-то увидел нашу приманку.

Высокородная леди Камилетта с развевающимися распущенными волосами бежала по тёмному лесу в сторону оврага, слегка прихрамывая и припадая на левую ногу. В руке она держала яркий факел, чтобы освещать себе дорогу в дремучем лесу. Девушка иногда останавливалась, оборачивалась и испуганно вглядывалась во что-то ещё не видимое пока нам, после чего припускала бежать с новой силой.

- Неужели я так выгляжу со стороны? - задумчиво проговорила высокородная леди, которая даже неосторожно встала в полный рост, чтобы рассмотреть замаскированную Каришку.

На мой взгляд, Каришка сильно переигрывала, играя роль испуганной ничего не соображающей от страха жертвы. И особенно этот факел... ну какой идиот ночью будет пытаться скрываться от преследователей с ярким факелом в руке?! Но видимо такая тактика срабатывала, так как вскоре я заметил конников, быстро сокращающих расстояние до беглянки. Каришка всё также ковыляла к лесу, с каждым шагом всё заметнее хромая и теряя в скорости. И даже вид двух дюжин всадников, понукающих своих коней, не заставил тайфлинга двигаться быстрее. Неужели она на самом деле подвернула ногу?! - испугался я.

Но, к счастью, хромота тайфлинга оказалась притворной. Когда до ближайших всадников её отделяло менее ста шагов, Каришка отбросила в сторону факел и помчалась уже по-настоящему. Бегала моя подруга очень быстро, ни один человек-бегун, будь он даже олимпийским чемпионом у меня на родине, не смог бы угнаться за несущейся со всех ног тайфлингом. Однако всадники всё же постепенно настигали пешую фигурку. Я услышал свист и улюлюканье, с которыми наши враги неслись в погоню за убегающей высокородной леди. Вот она уже миновала вход в овраг и понеслась меж двух высоких склонов, мечась из стороны в сторону и огибая колючие кусты. От ближайшего преследователя девушку отделяло всего-то метра три-четыре, всадник уже даже наклонился и протянул руку, чтобы схватить беглянку за шиворот. А последние из группы всадников в это время только спускались в овраг. Вот замыкающий группу конник проскакал вкопанный только сегодня у входа ярко-жёлтый куст, отмечавший начало нашей ловушки.

- Начали! - прокричал я, и Вилль Омникафи протрубил в сигнальный рог.

Мгновенно за спинами наших преследователей, взбив вверх кучу пожухлой листвы, поднялся высокий частокол. Одновременно с этим, буквально долю секунды спустя после того, как это место проскочила Каришка, поперёк оврага на уровне лошадиных ног натянулся прочный канат. Ещё пара таких канатов поднялась чуть позади первого, а мокрая почва на склонах оврага и на его дне мгновенно покрылась толстой коркой льда.

- Страйк! - захохотал Пузырь, но едва ли кто-то его понял, кроме меня и Феи.

- Какое забавное зрелище! - отсмеявшись, через пару минут произнесла высокородная леди, когда наши противники, постоянно падая и скользя, убеждались в невозможности подняться по склонам оврага. Вырваться ни вперёд, ни назад они также не могли из-за плотных частоколов с наточенными и обожжёнными на концах остриями.

Я посчитал момент подходящим и, выйдя из-за своего укрытия, показался нашим врагам, остановившись на краю оврага.

- Какой богатый сегодня улов! Два виконта, господин наместник, пять рыцарей и ещё два десятка солдат попроще... Я надеялся на успешную засаду, но действительность превзошла все мои ожидания...

- Что за щенок тут тявкает? - грубо прервал мою речь Сальвайл Армазо.

Он даже попытался попасть в меня камнем или ледышкой, но промахнулся на добрый метр, так что я даже не пошевелился.

- Некоторые из вас, кто был тут в замке прошлой зимой, могут меня помнить. Это я тогда убил одного из демонов Ваалона, напавших на кортеж высокородной леди Камилетты. Для остальных позвольте представиться. Я - Серый Ворон, избранник бога Белла. Мои люди держат вас сейчас на прицеле, и ваши жизни зависят сейчас исключительно от вашего благоразумия и моего милосердия. Трое из вас - виконт Сальвайл Армазо, виконт Хуард Копелло и наместник замка Вальдемар - совершили тяжкие преступления против рода Кафиштенов, и их судьбу будет решать герцогиня Кафиштен, истинная хозяйка замка Древний Брод. Остальные же могут сохранить себе жизнь, если немедленно бросят оружие на землю.

Попавшиеся в ловушку воины стали переглядываться между собой, но никто не спешил последовать моему совету. Но тут своевременно вмешался Пётр Пузырь. Он появился рядом со мной и прокричал вниз:

- Наталь Рыжий, Остин Медвежья Лапа и ты, толстяк Юшка Увалень, вы были моими друзьями тут в замке и верно служили леди Камилетте, охраняя её замок. Я - Пётр Пузырь, даю вам слово рыцаря, что вас не тронут. Вы можете и дальше преданно служить роду Кафиштенов, зачем вам умирать за предателей?

После короткой паузы один за другим трое солдат швырнули свои мечи оземь. Секундой позже их примеру последовали и остальные, и звон падающего на лёд оружия стал регулярным. Вскоре лишь трое указанных мной предателей, а также пятёрка рыцарей в лёгких доспехах оставались вооружены. И тут наконец-то рядом со мной появилась высокородная леди Камилетта.

- Я - герцогиня Камилетта Кафиштен, законная владелица этих земель и временная наследница перешедшего мне по праву наследования от отца трона Холфорда. Благородные рыцари, на ваших щитах и камзолах гербы разных славных родов, вассальных Армазо или Копелло. Но земли ваших семей лежат в окрестностях Зелёной Столицы. А потому по закону, как обладательница короны Холфорда, сейчас именно я - ваша госпожа, пока Советом Рыцарства не будет выбран новый правитель города. Я приказываю вам немедленно сложить оружие и гарантирую вам свободу.

Корона на голове девушки являлась тоненьким золотым ободком и была несколько великовата для её головы, но Камилетта в этот момент смотрела очень величественно. К тому же закон действительно был на её стороне. Все пятеро рыцарей бросили свои мечи и отошли в сторону от предателей.

- Дураки, вы не обязаны ей подчиняться, вассал моего вассала не мой вассал! - вскричал негодующе Сальвайл Армазо, но один из рыцарей, солидный дядька с тёмными волосами, проговорил уверенно:

- Камилетта Кафиштен действительно член Совета Рыцарства и глава Холфорда, к тому же она герцогиня, а потому превосходит любого присутствующего здесь по титулу. Мне очень жаль, мой сюзерен, но герцогиня Камилетта вправе приказывать мне, как верному слуге законной власти Холфорда. Однако мой долг, как вассала вашего рода, проследить, чтобы в отношении вас не свершилось никакого беззакония. Поэтому я останусь поблизости и своими глазами прослежу за соблюдением всех правил и законов.

Этот рыцарь повернулся лицом к высокородной леди, опустился на одном колено и проговорил громко:

- Я - рыцарь Тилль Вангебард, старший сын барона Янгеля, хотел бы поинтересоваться у вас, госпожа Камилетта, вашими планами по поводу моего сюзерена.

- Он обвиняется в тяжёлых преступлениях - в измене и участии в вооружённом мятеже с целью свержения законной власти, в грабеже и насилии, в захвате чужого имущества и оскорблении старшего по титулу дворянина. Этих преступлений хватит с лихвой, чтобы приговорить Сальвайла Армазо к смерти. Однако он член Совета Рыцарства и титулованный дворянин, и даже моей власти недостаточно, чтобы просто вздёрнуть его на ближайшем дереве. Поэтому я предлагаю виконту прямо сейчас провести поединок чести с любым из моих спутников на удобном каждому из них оружии. Если Сальвайл Армазо победит, то я соглашусь не причинять ему вреда и отпущу на все четыре стороны.

- Это кажется мне справедливым, - согласился Тилль Вангенбард. - С вашей стороны выбор места и времени, со стороны виконта выбор противника. Что скажете, господа рыцари?

Четверо рыцарей наскоро посовещались между собой, и вперёд шагнул совсем ещё молодой парень с рыжими волосами:

- Это справедливо, отец.

Тилль смущённо закашлялся и пояснил:

- Госпожа герцогиня, позвольте представить вам моего старшего сына рыцаря Аманика Вангербарда. А вон тот долговязый парень - мой средний сын рыцарь Кастор Вангербард. А вон те двое богатырей в чёрных латах - это братья Нестор и Кайфен Поликрайды, вассалы вашего жениха Хуарда Коппелло.

Все рыцари почтительно поклонились Камилетте, и тут забытый всеми Хуард Копелло проговорил недовольно:

- Но какие у тебя могут быть претензии ко мне, Камилетта? Ты - моя законная невеста, и я приехал в твой замок на свадьбу.

- С тобой, женишок, мы поговорим чуть попозже, как и с Валтдемаром, который предал доверие моего отца. Сейчас же я хочу услышать от Сальвайла его решение. Или он будет биться на дуэли с моим представителем, или я его повешу прямо тут на этом дубе как недостойного носить звание дворянина труса.

- Я буду драться! - закричал виконт Сальвайл, и это решение шумными возгласами поддержали стоящие вокруг него солдаты, а также многочисленные зрители из селян, облепившие оба склона холма.

Всё складывалось не совсем так, как мы планировали, но может так было даже лучше. Камилетта назвала этот самый овраг местом предстоящей прямо сейчас дуэли, после чего обратилась ко мне с просьбой представить моих друзей, готовых сразиться с виконтом. Я с удовольствием выполнил возложенную на меня обязанность:

- Первым претендентом с нашей стороны является барон Вилль Омникафи, рыцарь и Мастер меча. Многие его боевые товарищи и его родная сестра Властелина пали на стенах Холфорда, сражаясь с людьми Армазо. Так что барону доставит огромную радость отправить одного из Армазо на встречу с богиней Моране.

Вилль вышел вперёд, посмотрел сверху вниз на виконта и прокричал на всю округу:

- Твоя голова будет местью за смерть сестры!

- Вторым претендентом с нашей стороны является Пётр Пузырь, рыцарь и Мастер меча. Пётр однажды уже побеждал виконта на Арене Холфорда, и ему составит несказанную радость повторить тот успех.

Пётр, подражая Виллю, вышел вперёд и поклонился публике. Потом смерил Сальвайла уничижительным взглядом, достал короткую дубинку из-за пояса и усмехнулся:

- Эта палка ещё помнит твою задницу! На этот раз тридцатью ударами ты не отделаешься! Минимум сто, а потом я отрублю твою башку!

По тому, как виконт содрогнулся, я догадался, что та встреча с Пётром вызывает у нашего противника далеко не лучшие воспоминания, и что виконт откровенно боится моего школьного друга.

- Третьим претендентом от нашей стороны является дварф Ярик Тяжёлый из клана Тяжёлых. О его храбрости на стенах Холфорда можно слагать песни, и нет числа оркам и гоблинам, которым он раздробил головы. Свои доспехи и оружие Ярик ковал себе сам, а он является одним из лучших мастеров-кузнецов среди подгорного народа, и даже тёмные дварфы пригласили его посетить свои катакомбы. Я не знаю второго такого бойца, абсолютно не знающего страха, умелого, выносливого и непробиваемого. Только такому храбрецу могла прийти в голову идея взять легендарного Ужаса Глубин живьём, и я горжусь, что такой боец есть в моём отряде.

Раздались аплодисменты и крики восторга. Селяне и даже пленные враги вытягивали шеи, чтобы разглядеть невысокого героя. Немного смущающийся Ярик вышел вперёд и проговорил громко:

- Мне приходилось убивать орков, гоблинов, эльфов-дроу, на моём счету есть горный тролль и даже легендарный Ужас Глубин. Но вот никогда ранее мне не доводилось убивать людей. Выбери меня себе в противники, и ты будешь первым.

Но Сальвайл явно не желал связываться с закованным в броню дварфом и потребовал показать ещё возможных противников.

- Четвёртым претендентом с нашей стороны я называю тайфлинга Каришку. Мне трудно найти ещё кого-либо настолько ненавидящего культистов Моргрима и всех их приспешников. Каришка нечеловечески быстра, и глаз не успевает следить за движениями её кинжалов. Даже убийцы из Ордена Ассасинов отказываются брать на неё заказы после того, как тайфлинг отправила на тот свет пятерых убийц из их Ордена. Именно Каришка сегодня заманила вас в ловушку, и для неё будет радостью довершить начатое.

Высокородная леди Камилетта вышла вперёд, поклонилась всем зрителям... и мгновенно превратилась в привычную мне Каришку. Толпа ахнула, а довольная произведённым эффектом тайфлинг проговорила, томно облизывая свои губы:

- Моими предками были хищные демоны, и я хочу пролить твою кровь, чтобы утолить свою жажду! Не волнуйся, наш поединок будет быстрым. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как мой кинжал будет торчать у тебя в спине меж пластин твоего панциря.

Я-то прекрасно знал, что тайфлинг не ест мясо и не пьёт кровь, а потому едва не рассмеялся, видя как побелел и затрясся от страха младший сын графа Армазо.

- Пятым претендентом является минотавр Байяр! Его несокрушимая сила и свирепость, его мастерство в бою и длинные руки делают Байяра олицетворением победы. Он способен разорвать человека пополам, а движется он так же быстро, как лучшие бойцы человеческого рода.

Байяр издал рёв, от которого с деревьев посыпались листья. Нарочито коверкая слова, грозный зверь прорычал:

- Моя отрывать твой нога и сожрать! Ты моя свежее мясо!

Сразу стало ясно, что и этот претендент почему-то не устроил нашего привередливого соперника. Я скрыл усмешку в уголках губ и продолжил представлять наших бойцов:

- С магами воевать трудно, и я бы сам не выбрал мага себе в соперники, но всё же вдруг виконту показались предыдущие противники слишком лёгкими. Поэтому представляю тройку магов нашего отряда! Великолепная Елена Фея, маг разума и лучшая из учениц Академии Магии. Бой с ней будет коротким - Елена просто захватит твой разум и заставит тебя самого себя зарезать. Если виконт Сальфайл решит выбрать такой достаточно лёгкий способ самоубийства, советую ему выбрать именно Фею. Маг воды Свелинна, самая молодая и при этом самая кровожадная из всех моих спутников. Она убила врагов больше, чем все остальные члены отряда вместе взятые, и это не пустые слова. И наконец, эльф-дроу Фириат Тёмный Соболь, маг огня и настоящий волшебник своего дела. При всём своём магической мастерстве Фириат по-эльфийски быстр и ловок, он способен стрелять точно в глаз врагу как обычными, так и огненными стрелами.

Я хотел было остановиться на таком уже достаточно большом списке, но стоящая рядом со мной высокородная леди прошептала недовольно, что она смертельно обидится на меня, если я её не назову в числе претендентов на бой с Сальвайлом. Пришлось выполнить эту прихоть герцогини:

- И наконец, звезда нашего отряда, Мастер меча и член Совета Рыцарства, законная хозяйка здешних земель и правитель Холфорда глава рода Кафиштенов герцогиня Камилетта Кафиштен! Высокородная леди пожелала своими собственными руками исполнить вынесенный ей приговор, и её учитель Великий Мастер меча Роббер Смертоносный гордился бы своей ученицей!

- Твоя смерть не будет лёгкой, виконт Сальвайл, - в голосе Камилетты было столько ненависти, что даже я впечатлился. - Твой род задолжал моему слишком много крови, и я намереваюсь взять с тебя долг за моего отца, двух братьев и сестру. Ты будешь молить меня о пощаде, и не получишь её!

Все вокруг замолчали, несколько шокированные словами молодой девушки и тем огнём ненависти, пылавшем в её глазах.

- Тебе назвали уже достаточно имён, выбирай! - предложил я виконту, но тот заупрямился и справедливо заметил, что я не назвал себя самого.

- Удивлён, кто кто-то осмелился бросить мне вызов, - ответил я, на самом деле сильно удивлённый. - Я с готовностью выступлю против тебя и даже обещаю тебе лёгкую смерть, как бы ни хотела высокородная леди, чтобы твоя смерть была жестокой и поучительной для других.

Похоже, именно на мне и собирался остановить свой выбор Сальвайл, но всё испортила не вовремя вмешавшаяся Каришка:

- Серого Ворона пытались убить много раз и люди, и звери, и демоны. Но у них не вышло. Мой хозяин собственноручно убил семнадцать ассасинов, пытавшихся лишить его жизни. Я не знаю других примеров в истории, когда Орден Ассасинов вынужден был признать своё бессилие и отозвать заказ. Да что там ассасины, даже великий и ужасный магистр Ваалон был вынужден отдать моему хозияну в откуп великий артефакт древности и позорно бежать, когда Серый Ворон встретился с ним лицом-к-лицу...

- Я выбираю себе в соперники вон ту маленькую девчонку, мага воды! - наконец-то сделал свой выбор виконт.

Похоже, юные годы и хрупкое телосложение нашей магички дали повод виконту считать Свелинну самой слабой из нас. Идиот! Сам бы я никогда не сделал такого глупого выбора. Я же честно ему сказал, что юная волшебница убила больше врагов, чем любой из нас. Пожалуй, Свелинна была единственной из нашего отряда, кого я и сам несколько побаивался. Малышка совершенно не ведала границ своей огромной силы и не разделяла свою магию на запретную и не запретную. Хотя, Фея как-то справедливо отметила, что в арсенале Свелинны были сплошь запрещённые заклинания.

Девчонка ловко спустилась по крутому склону вниз к врагам, лёд под её ногами мгновенно таял, за девочкой в корке тёмного льда оставались зелёные следы-проплешины. Свелинна поправила свою голубую мантию, откинула назад капюшон, показывая русые заплетённые в косичку волосы и такое безобидное милое личико.

- Я готова! Пожалуй, я испытаю на тебе свою новую игрушку! - весело улыбнулась девочка своему противнику, показав ровные белые зубы.

Момент показался мне не самым удачным, чтобы испытывать что-то новое, и я в тревоге посмотрел на Фею. Но моя школьная подруга беззаботно болтала с Фириатом, они оба засмеялись чему-то. Раз уж наши волшебники нисколько не переживали за исход поединка, я тоже немного успокоился.

- Я готов! - откликнулся Сальвайл, опустив забрало шлема и поднимая над головой длинный меч.

Сигнальный горн Вилля Омникафи вострубил, извещая о начале схватки, и виконт сразу же бросился в атаку, держа двумя руками полуторный меч-бастард и раскручивая его над головой. Свелинна подпустила противника поближе и взмахнула волшебной палочкой. Вокруг Сальвайла Армазо возник прозрачный ледяной купол, об который он на бегу и треснулся всем телом. И пока взбешённый мечник крошил препятствие своим мечом, высекая ледяные крошки, девчонка неторопливо приблизилась и обошла вокруг ледяного купола. Она с интересом рассматривала беснующегося за прозрачной преградой виконта, словно диковинную зверушку в зоопарке, с любопытством и вовсе без страха.

А потом Свелинна стала что-то протяжно петь на незнакомом мне языке, и свет вокруг нас начал меркнуть. Пузырь удивлённо посмотрел на небо и вызвал магический фонарик, но и свет фонарика казался размытым и очень тусклым. А потом я услышал странный шёпот, от которого у меня волосы на голове встали дыбом. Прямо под ледяным куполом материализовывалась чёрная тень, становясь с каждым мгновением всё более отчётливой и пронзительно чёрной. Сальвайл завизжал от ужаса и бросил в этого нового врага свой меч, но клинок пролетел сквозь тварь, не причинив ей никакого вреда. Тень ширилась и заполняла всё большее пространство под куполом, пока не заполнила весь объём. Затем прошла минута леденящей тишины, после чего тень исчезла, словно её и не было. Свелинна развеяла ледяной купол и шагнула вперёд. Я тоже заскользил вниз, чтобы увидеть всё своими глазами. На месте виконта Сальвайла Армазо лежал лишь пустой панцирь, порванная кольчуга и окровавленные тряпки.

- Это не похоже на магию воды, - послушался за моей спиной голос Камилетты.

- Да что ты говоришь, - не удержался и съехидничал я. - Конечно не похоже! Это ведь магия смерти в самых опасных и гнусных её проявлениях!

Я повернулся к Свелинне, собираясь высказать ей всё, что думаю о такой отвратительной магии и о том, что девчонка её демонстрировала в присутствии сотни посторонних. Но я остановился, так ничего и не сказав, поражённый выражением лица маленькой колдуньи. Лицо девочки было совершенно спокойным и безмятежным, Свелинна явно не считала себя виноватой хоть в чём-то.

- Сперва я хотела заполнить купол кислотным туманом и посмотреть, как он будет разъедать плоть этого мечника до костей. Но потом решила, что Таулину нужно покормить.

- Так этот туман и есть то, что осталось от магистра Таулины? - ужаснулся я.

- Да, это её тень, вечно голодная и очень опасная, - улыбнулась девочка, радуясь произведённому на меня эффекту. - Правда, она прекрасна?

- Тебя нужно лечить и психиатра, - проговорил я, с трудом отводя взгляд от останков.

Пленных даже не связывали - рыцари дали слово, а остальные даже и не подумывали о бегстве или сопротивлении, слишком потрясённые демонстрацией силы магов. Камилетта спустилась вниз в овраг и тоже рассмотрела останки своего врага. Она даже что-то подобрала себе на память из вещей Сальвайла, то ли брошь, то ли медальон, я не успел рассмотреть. После чего Камилетта в сопровождении Елены Феи подошла к Вальдемару и виконту Хуарду Копелло. И если первый с невозмутимым видом, скрестив руки на груди, стоял и наблюдал приближение бывшей хозяйки, то молодой виконт... описался! Большое тёмное пятно стало расплываться на его цветных тонких колготах, что не прошло незамеченным для всех собравшихся. Даже двое рыцарей-телохранителей маленького дворянчика не смогли сдержать улыбок, чего уж говорить про остальных! Смех стоял такой, что его, наверное, было слышно и в замке Древний Брод.

- Мне говорили про этот... ммм... недостаток моего жениха, но я отказывалась верить, считая это беспочвенными слухами, - задумчиво проговорила высокородная леди, бесцеремонно рассматривая испуганного и даже как-то вдвое уменьшившегося в размере Хуарда.

Сама молодая герцогиня смотрелась просто шикарно - гордый профиль, уверенный взгляд, аккуратно уложенные волосы и дорогая одежда, пусть и не новая, но приведённая в порядок и отглаженная. На фоне высокородной леди Камилетты её сыкливый жених, который был на голову ниже невесты по росту и к тому же ещё и разревелся, размазывая слёзы рукавами камзола, смотрелся просто как полнейшее ничтожество.

- Почему ты в такой странной форме, а не в камзоле с эмблемой синего дракона? - поинтересовалась Камилетта, задумчиво разглядывая одежду паренька.

- Это - герб моей матери, баронессы Столли Вандертайл, - сквозь зубы ответил мальчишка, не поднимая головы. - Мой двоюродный дядя Уоренж, ставший новым главой рода Копелло после смерти моего деда, приказал мне и моей сестре Алиманте носить одежды рода Вандертайл.

- То есть граф настолько усомнился в вашем происхождении, что официально объявил вас бастардами своего кузена, - нахмурилась высокородная леди. - И когда же глава рода Копелло принял такое решение?

- В начале осени, за несколько дней до того, как я должен был уезжать на свадьбу, - ещё более стушевался парень.

- Получается, старый Уоренж уже тогда знал, что все мои родственники будут убиты в самые ближайшие дни, и поэтому не боялся нанести столь тяжкую обиду моему отцу, вместо высокородного виконта отправив мне в женихи бастарда.

- Формально меня не лишали титула, и я по-прежнему виконт рода Копелло... Но вы правы, госпожа герцогиня. В роду Копелло достаточно наследников, в чьём законном происхождении никто не сомневается, мы же с сестрой всегда были под прицелом насмешек. И я думаю, что граф Уоренж Копелло постарался таким образом не подставить свой собственный род под удар новых властей Холфлорда. Именно поэтому потребовал от меня сменить одежды.

- Сменить одежды тебе и в самом деле не мешало бы... - не удержалась от шпильки высокородная леди.

После чего уже на полном серьёзе спросила у мальчишки, хочет ли он сохранить себе жизнь. Получив положительный ответ, Камилетта объявила:

- Мой род никогда не враждовал ни с Копелло, ни с Вандертайлами, и потому нам стоит оставаться в хороших отношениях. Прикажи своим людям здесь и в замке полностью во всех вопросах подчиняться мне. Когда мы отобьём замок, я решу твою судьбу. О свадьбе, как ты сам понимаешь, речи уже быть не может, но ты можешь заслужить не только свободу, но и боевую славу.

- Я сделаю это, госпожа герцогиня, - пообещал паренёк с низким поклоном.

Из нерешённых вопросов оставалась только судьба Вальдемара. Он всё время молчал, пока герцогиня не спросила его напрямую, не хочет ли он сам раскаяться и облегчить свою участь.

- Мне не в чем каяться, госпожа, - ответил наместник с лёгким поклоном. - Я строго следовал распоряжениям вашего отца. В своём последнем письме герцог Мазуро предупредил, что в замок со дня-на-день прибудут люди графа Копелло и приказал мне и всем моим людям полностью подчиняться вашему жениху. Ваш отец предполагал, что среди прибывших будет около трёх сотен солдат, именно на такое количество гостей мне было сказано ориентироваться. Но прибыла всего полсотни людей, из которых половина были люди графа Армазо. Мне было велено выдать стражникам новую форму и во всём подчиняться двум поселившимся в замке виконтам. Я послал голубя вашему отцу с предупреждением, но ответа не получил. Мне оставалось только подчиниться, хотя я и все мои люди сохранили верность вашему роду, герцогиня Кафиштен.

- И он не врёт, - дала своё вердикт Фея, внимательно слушавшая Вальдемара. - Он действительно ждал ответа вашего отца и готов был выполнить любой приказ, даже если бы ему велели атаковать имевшимися силами вдвое больший отряд. Но ответа не последовало, а вскоре прошла информация о гибели старого герцога. И наместник смирился и начал служить новым хозяевам... И да, Вальдемар, я умею читать мысли... Да, и припрятанные при появлении чужаков деньги придётся теперь вернуть законной владелице.

- Я и так собирался вернуть их хозяйке, вы можете прочесть это в моих мыслях, - нисколько не стушевался наместник и впервые улыбнулся.

- Получается, я зря сомневалась в твоей верности, Вальдемар. Я умею признавать свои ошибки, и твоя верность будет вознаграждена, как только замок будет взят.

Я произвёл быстрые подсчёты в уме и произнёс:

- Итого на нашей стороне будет около восьмидесяти бойцов, на стороне Армазо всего двадцать пять ничего не подозревающих пьяных солдат, часть из которых уже легла спать. И чего мы тогда ждём? Вернём себе замок! В атаку!!!


***


Штурма как такого и не было. Мы беспрепятственно прошли в раскрытые ворота, и бойцы Вальдемара поспешили предупредить своих друзей о том, что власть в замке снова сменилась. Мальчишка Хуард тоже не подвёл, его люди действительно не оказали сопротивления и даже немного помогли в самом конце, когда исход скоротечного сражения уже не вызывал никаких сомнений. Большинство людей Армазо предпочли сразу сложить оружие, лишь трое или четверо попытались выхватить клинки и были быстро уничтожены. Разбуженные среди ночи звоном мечей слуги радостными возгласами встретили возвращение Камилетты и Петра Пузыря. Пленных разоружили и поместили под охраной в обычных жилых комнатах, а рыцари так вообще остались при оружии и своих личных слугах.

Мы сидели вдвоём с Камилеттой в башне, остальные мои друзья давно спали. Каришка увязалось было идти со мной, когда я направился к герцогине, но тоже не выдержала груза усталости и заснула, прикорнув на большом мягком кресле в комнате. Я укрыл свою спутницу тёплым одеялом и сейчас ужинал в компании Камилетты. Или скорее даже завтракал, так как небо на востоке было уже розовым.

- Как хорошо наконец-то оказаться дома! - проговорила Камилетта, с наслаждением растянувшись на мягком диванчике и прикрыв ноги тёплым пледом. - Однако насколько легко всё прошло, даже не верится! Если бы я знала, что для возвращения моего замка достаточно лишь поговорить с Хуардом и Вальдемаром, то не мёрзла бы весь день на дереве подобно вороне.

- Боюсь, совсем без борьбы бы не вышло, - не согласился я. - Нужна была демонстрация силы, чтобы исключить у наших врагов даже саму мысль о сопротивлении. Но какие будут теперь твои планы, герцогиня? По-прежнему собираешься уходить к эльфам?

Камилетта чуть заметно пожала плечами. Похоже, определённых планов на будущее у девушки ещё не было, и сейчас она лишь наслаждалась моментом покоя после стольких дней скитаний и трудностей. Я же наоборот чувствовал всё нарастающее беспокойство, природу которого никак не мог понять. Вроде узнать о случившемся в замке наши враги не могли - охране был дан чёткий наказ никого не выпускать, а пленников охранять со всем рвением. И всё же... Я погрузился в свои мысли, и внезапно прозвучавший ответ Камилетты вырвал меня из задумчивости, я даже вздрогнул от неожиданности. Ах уже эта особенность высокородной леди отвечать на заданный ей вопрос лишь спустя несколько минут!

- У меня снова есть замок, у меня есть почти сотня солдат. Из соседних сёл можно набрать ещё три-четыре сотни рекрутов. К тому же у меня имеются деньги на оплату мечей наёмников. Думаю, до тысячи рекрутов я смогу собрать уже через Две Руки. И хотя большинство из них будут необученными селянами, но Пётр Пузырь имеет определённый опыт в обучении новобранцев и поможет мне. К зиме из этих селян можно будет сделать приличных солдат, умеющих держать строй, метать дротики, а также колоть пиками и прикрываться щитами. К тому же рядом с нами Круэн-Дарс, город светлых эльфов. Я поговорю с ними насчёт обучения моих лучников, да и своих стрелков эльфы также дадут под моё командование. Но самые большие надежды я возлагаю на старые союзы - у отца было немало друзей в других дворянских родах и были даже союзники в соседних крупных городах. Пока не знаю, сколько я смогу от них получить помощи, но минимум ещё пару тысяч солдат к началу зимы всё-же рассчитываю получить. Этого мне вполне хватит, чтобы удерживать Древний Брод и держать в страхе соседей. А к весне под моим командованием уже будет достаточная армия, чтобы начинать возвращать земли отца и его союзников, замок за замком.

Ответ Камилетты был полным, развёрнутым и... по-детски наивным. Я ожидал от герцогини действительно толкового плана, а получил лишь инструкцию для желающих покончить жизнь изощрённым самоубийством. Поэтому я едва сдержал вздох разочарования, настолько нереальными мне казались планы высокородной леди. Сразу же я попытался вернуть молодую герцогиню на землю с тех высот, куда занесла девушку её богатая фантазия.

- У тебя не будет столько времени, Ками. Враг не даст тебе передышку не только до весны, он не даст тебе и Две Руки времени. Как только ты выполнишь своё обещание и освободишь пленников или отпустишь Хуарда Копелло и его людей, весть о случившемся быстро дойдёт до Холфорда. Считай сама, чуть больше суток конникам нужно скакать до столицы, затем столько же обратно с подкреплением. Сколько у тебя будет людей через два дня? Сотня? Две сотни? Лидер орков Агалиарепт привёл под стены Зелёной Столицы три полных хушта орков, это полтораста тысяч головорезов. Ещё один хушт бойцов был у Вааллона, кроме того у него было много опасных демонов. Ну и около сорока тысяч человек было у графа Армазо, причём с ним было четыре сотни магов из столицы. Да, захват Холфорда недёшево дался нашим врагам, и у них были ощутимые потери. Но в любом случае у противника осталось более ста тысяч солдат, и уж пару тысяч из них они смогут выделить, чтобы раздавить нас как букашек.

- Ты забываешь про эльфов, - возразила Камилетта, ничуть не переубеждённая моими доводами. - Светлые эльфы защитят мой замок и дадут время на подготовку. Завтра же... нет, точнее уже сегодня, я направлюсь в Круэн-Дарс и попрошу помощи у своих друзей эльфов. И я была бы признательна, если бы ты и твои друзья составили мне компанию в этом путешествии. Однако действительно стоит подумать над тем, чтобы за время нашего отсутствия наши пленники не покинули замок, да и вообще побыли тут хотя бы Две Руки. Тогда у меня будет достаточно времени на подготовку к отражению атаки. Придумайте вместе с Вальдемаром какой-нибудь благовидный предлог, чтобы мои гости задержались в замке на какое-то время.

Мы уже закончили трапезу, девушка-служанка убрала посуду со стола и с кипой постельного белья отправилась по винтовой лесенке наверх в спальню герцогини. Я собирался было уже уходить, но высокородная леди остановила меня и попросила побыть с ней ещё немного, так как ей было неуютно и страшно оставаться одной в большой комнате. Девушка призналась, что никогда не бывала тут одна, всё время рядом с ней была пожилая нянька, многочисленные подружки-фрейлины, а потом и Арбель.

- Всё вдруг стало таким чужим. Словно я пришла к себе домой и обнаружила, что прошло уже много лет, и все знавшие меня люди умерли. Я сижу среди привычных с детства вещей, среди знакомой мебели и на своём некогда любимомдиванчике, но не чувствую себя уютно и комфортно. Мне очень не хватает Арбель. И старой няни тоже не хватает, она была хоть придирчивой и строгой, но при этом очень доброй. Вампир Глисс рассказал, что орки отрубили старушке голову в коридоре возле лестницы к большому залу дворца... Ну хотя бы моя нянька умерла сразу и не мучалась. В отличие от моей сестры Дофилетты, которую люди Армазо жестоко пытали перед смертью, а она ведь была на пятом месяце беременности...

На глазах Камилетты навернулись слёзы, плечи девушки вздрагивали от беззвучных рыданий. Помня, что в прошлый раз мои попытки успокоить её привели к совершенно обратному результату, я не решился говорить какие-либо слова утешению или подходить ближе. Но поддержать расстроенную девушку было просто необходимо, и я осторожно спросил:

- Хочешь, я позову Петра Пузыря?

Камилетта молча кивнула и отвернулась к стене, чтобы скрыть полившиеся ручьём слёзы. Я решительно встал и направился по молчаливым и мрачным коридорам в комнату Петьки. Хотел постучать, но дверь оказалась почему-то не заперта. Я решительно толкнул дверь и прошёл в комнату, но остановился в растерянности. Пузырь был не один, в его спальне на кровати сидела Елена Фея. Я извинился и попятился к выходу, но Ленка меня остановила:

- Заходи, Сергей, всё нормально, это не то, что ты подумал. Мы просто разговаривали.

- Елена рассказывала мне, что произошло после моего ранения, и как вы меня воскрешали. В частности, я только сейчас понял, откуда в нашей тесной компании взялся минотавр, и почему рыцарь Вилль Омникафи вдруг согласился идти с нами. Раньше как-то неудобно было спрашивать при остальных. А вообще... друзья, спасибо за то, что вы для меня сделали! Вы просто совершили невозможное!

"Просто разговаривали", как же... Так я и поверил им, что лучшего места и времени не нашлось, чем глухой ночью в спальне Пузыря. Хотя... я и сам ведь сейчас только что вышел из спальни герцогини, и мы действительно просто разговаривали без всяких двусмысленностей. Да и мои старинные друзья отнюдь не выглядели смущёнными или застигнутыми врасплох. Скорее они даже обрадовались моему появлению как возможности наконец-то прекратить трудный неприятный для обоих разговор. Я догадался, что мои школьные друзья опять выясняли отношения, а потому нарочито веселым голосом сообщил, что высокородная леди Камилетты просит Петра зайти к ней в башню и обещает не убивать его сразу, а сперва выслушает, ну а потом уже прибьёт. Также я попросил друга умирать не слишком громко, чтобы случайно не разбудить уснувшую на кресле в комнате герцогини Каришку.

- Опять паясничаешь, - недовольно проговорил Петька, накидывая плащ на кольчугу и быстро поправляя рукой растрепавшиеся волосы.

- Ну, есть такое, - согласился я и пояснил, что Камилетта находится сейчас в сильно расстроенных чувствах, и ей нужен кто-то знакомый и близкий, чтобы излить свою грусть и печаль.

Пузырь поправил свою золотую цепь на груди, отцепил от пояса пустующие ножны от потерянного меча и быстрым шагом умчался в башню высокородной леди. Когда за нашим общим другом закрылась дверь, и шум шагов парня стих вдали, Ленка задумчиво произнесла:

- Эх, мне бы кто близкий помог излить свою грусть и печаль...

Фея посмотрела на меня и, видя абсолютное непонимание на моём лице, грустно усмехнулась и наконец-то объяснила "специально для самых тупых и ничего не замечающих вокруг себя":

- Сегодня сразу после окончания битвы за замок Древний Брод благородный рыцарь барон Вилль Омникафи сделал мне официальное предложение руки и сердца. Я обещала подумать до рассвета и дать барону свой ответ с первыми же лучами солнца. Конечно, я могла бы попросить и целый год на раздумья, и Вилльям бы согласился. Но я специально взяла такой совсем маленький срок, так как мне совершенно надоела эта "Санта Барбара" с моими женихами, и хочется уже какой-то определённости. Сперва пришла к Петьке посоветоваться - всё-таки он был моим женихом, и с моей стороны было бы крайне неправильным и вероломным не проинформировать его о такой щекотливой ситуации. А Пузырь как обычно лишь мямлил и не мог сказать ни "да", ни "нет". Говорил, что мне самой нужно принимать такое ответственное решение. Сам-то ты что мне посоветуешь?

- Я-то здесь при чём, ты действительно сама должна решать... - совершенно стушевался я от такого прямого вопроса.

- И ты туда же, Брут... - рассердилась на меня Фея, у неё аж глаза загорелись, словно зелёные яркие огоньки. - Я ведь так хотела хотя бы в эту важнейшую для меня ночь поговорить с моими лучшими друзьями предельно откровенно, но вы оба не поняли серьёзности момента. Если бы Петька вместо размазывания соплей сказал, что любит меня и не отдаст никому, я бы отказала барону без всякого сожаления, и плевать на все козни богов тут в Эрафии! Если бы он твёрдо сказал, что я ему не нужна, я бы даже не моргнула глазом и молча проглотила. Но он опять скрылся за пустыми ничего не значащими словами...

Ленка заскрипела зубами с досады и резко протянула руку вперёд, от чего подсвечник с тремя свечками на столе разом угас, лишь три тоненькие струйки белого дымка потянулись вверх. Сразу стало заметно, что за окном уже совсем рассвело, в спальне и без дополнительного света было всё прекрасно видно. Фея быстро окинула взглядом розовеющее на востоке небо и резко на каблуках обернулась ко мне, глаза девушки по-прежнему пылали зелёным колдовским огнём:

- Про ваши с Каришкой отношения я прекрасно знаю и не осуждаю ни тебя, ни её. Сейчас я могу тебе признаться, что почти десять месяцев ваша помолвка была полностью в моих руках, поскольку у меня было обручальное кольцо твоей хвостатой подружки. И не ты, не Каришка, а именно я решала, суждено ли вам быть вместе или нет. В любой момент я могла навсегда разорвать ваши отношения, просто уничтожив это кольцо. И тысячи раз у меня были подобные мысли... Как видишь, я сейчас предельно откровенна с тобой. Но всё-таки я не уничтожила кольцо и вернула его тайфлингу просто так, хотя оно бесценно и для меня, и для неё. А теперь внимание. Я ещё раз задам тебе свой вопрос, и на этот раз надеюсь получить предельно честный ответ. Стоит ли мне принимать предложение барона Вилля Омникафи? Если ты посоветуешь сказать "да", я как невеста буду потеряна для тебя навсегда во всех мирах - и в Эрафии, и у нас на родине, и во всех остальных, которые мы ещё можем посетить. Если ты посоветуешь ответить борону "нет", то клянусь своими магическими способностями, ты сможешь с той же секунды считать меня своей невестой и будущей женой и у нас дома, и в Эрафии, и везде, куда только не забросит нас судьба. Что же касается Каришки, твоя напарница по-прежнему останется с тобой, но только в качестве делового партнёра. Тайфлинг сможет пережить этот отказ и даже не выскажет тебе как хозяину какие-либо претензии. Итак, я хочу услышать твоё решение немедленно - или я, или она!

Ох, и жестокий же выбор поставила передо мной Фея, у меня просто потемнело в глазах. Ни одну девчонку у нас дома я не любил даже вполовину так сильно, как Ленку Звонарёву. Для меня остальных девчонок просто не существовало, когда перед глазами была Ленка. Да, я с самого детства прекрасно знал, что и Петьке Калинину наша соседка по подъезду тоже нравится до безумия, однако считал своего лучшего друга достойным соперником в борьбе за сердце этой красавицы. Ленка мне была важна и нужна. Но и потерять Каришку тут в Эрафии... Да, она может и переживёт, но не простит меня никогда. Чёрт побери, тут просто не было правильного выбора, оба варианта были один другого хуже!

- Солнце показалось из-за гор. Время вышло, - прервала моё молчание Ленка, развернулась и гордой походкой вышла из комнаты.

Я же без сил рухнул на заправленную кровать Пузыря и зарыдал от бессилия, как не рыдал с самого раннего детства.


***



Глава четвёртая. Чёрная бусинка.

- Вот за тем поворотом дороги будет мост, а дальше большой торговый посёлок, - указала остальным Камилетта, остановив свою лошадь и дожидаясь отставших членов отряда.

Мы выехали примерно в полдень, все верхом, лишь огромный Байярд бежал рядом с остальными, но даже пешком минотавр нисколько не отставал от всадников. Мне достался донельзя глупый жеребец-трёхлетка гнедой масти. Звали его Ветерок, но к стремительной скорости передвижения, как я сперва было обрадовано подумал, кличка не относилась, так как жеребец оказался одним из самых ленивых и медлительных в нашем отряде. Скорее кличка характеризовала ветер у коня в голове, поскольку это упрямое и своенравное животное успело истрепать мне все нервы своими неожиданными выходками.

То он вдруг пугался какого-нибудь разлапистого пня у дороги и пытался удрать в лес. То вдруг начинал считать себя необъезженным мустангом и устраивал настоящее родео, пытаясь сбросить меня с седла. То вдруг задавался целью непременно зашибить своим тяжёлым копытом с тявканьем бегущую возле жеребца Тьму. И ведь действительно зашиб волчонка дважды, скотина... Мне даже пришлось в конце концов развеять Тьму, чтобы она своим присутствием не искушала жеребца на новые атаки. Но апофеозом тупости животного стал момент, когда жеребец неожиданно решил искупаться прямо в канаве с тухлой водой, мимо которой проезжал наш отряд. К тому моменту Ветерок почти две клепсидры вёл себя тихо, явно притупляя мою бдительность. И ведь действительно жеребец смог добиться своего - я не успел вовремя спрыгнуть с этого ходячего бедствия и промочил свою одежду.

Конечно, я пытался разговаривать с этим животным, чтобы наладить взаимоотношения, но Ветерок оказался настолько туп, что совершенно не понимал меня, хотя с другими лошадьми в отряде таких проблем не было. В конце концов, Пузырь сжалился надо мной и поменялся со мной скакунами, отдав мне свою умную и послушную кобылу Пушинку белой масти лишь с узкой тёмно-рыжей стрелкой на лбу. И когда Ветерок вздумал опять хулиганить, показывая свор нрав уже новому хозяину, Пузырь так отходил его плетью и шпорами, что мне стало даже жалко этого глупого жеребца. Но вроде урок Ветерком был понят, и совсем уж дикие выходки прекратились, если не считать предпринятой однажды попытки покрыть кобылу Фириата прямо в пути, не считаясь с мнением тёмного эльфа, Петьки и самой кобылы.

- Тут есть прекрасная кузница, - заметил Ярик Тяжёлый, который уже свыкся с таким необычным для дварфа способом передвижения и вполне неплохо управлял своим мерином, особенно после того как Пузырь укоротил стремена. - Если будет несколько дней свободных, то можно и доспехи Байяру смастерить, и панцирь Петру подлатать. Мастера тут в кузнице талантливые, все как один дварфы с Малых Граничных холмов. Меня правда они совсем не признали...

Последнюю фразу Ярик произнёс с явно затаившейся обидой. Ехавшая рядом Камилетта постаралась успокоить дварфа, сказав нашему другу, что теперь он будет выступать у своих сородичей не в роли нищего просителя, а в роли старшего мастера и одновременно заказчика, причём заказчика богатого (при этих словах герцогиня похлопала по двум туго набитым мешкам с монетами, навьюченным на её лошадку). Да, перед поездкой в торговый посёлок мы забрали с собой почти половину замковой казны, оставив Вальдемару только необходимую для набора рекрутов сумму. Денежные вопросы со своим управляющим Камилетта решала сама без нашего участия, поэтому я понятия не имел, какую сумму в звонкой монете герцогиня захватила с собой в дорогу. Если в этих двух мешках была медь с редкими вкраплениями серебряных монет, как можно было ожидать при сборе налогов с селян, то выходило навскидку лишь корольков на двадцать-тридцать, не более. Если же в обоих мешках было золото, то это было совсем другое дело, и Камилетта в этом случае становилась самой богатой в нашем отряде.

Ленка весь день ехала рядом с Виллем Омникафи. Они негромко переговаривались между собой, иногда оба дружно заливаясь беззаботным смехом, а иногда секретничая о чём-то, понижая голос совсем до шёпота. Наша школьная подруга ещё утром объявила во всеуслышание, что на полученное предложение руки и сердца ответила барону благосклонно. Свадьбу они планировали организовать в середине зимы, а пока выбирали место для неё и составляли список гостей. Ленка выглядела совершенно счастливой и всё время старалась держаться возле своего избранника. Весь остальной мир кроме красавца барона для молодой волшебницы словно разом перестал что-либо значить. Пожалуй, не было в мире сейчас более счастливого человека, чем Елена Фея.

Разве что только Каришка могла бы посоревноваться с Феей в весёлости и беззаботном настроении. Тайфлинг на скаку даже показывала "джиготовку", наклоняясь к земле и срывая полевые цветы, из которых потом плела венки себе и мне на голову, при этом напевая от счастья. Я не рассказывал своей подруге о тяжёлом ночном разговоре с Еленой, но Каришка была достаточно умной, чтобы догадаться самостоятельно.

Вскоре, как Камилетта и предсказывала, появился мост и за ним достаточно крупный посёлок. И возле развилки у дорожного столба с указателями наш маленький отряд остановился. На указателе налево стола надпись "Дорога в Круэн-Дарс", на указателе направо был нарисован знак кузнецов молот и клещи. Ещё одна стрелка была сбита со столба каким-то вандалом и сейчас валялась прямо на земле стороной с надписью вверх. На ней я прочёл вырезанные на светлом дереве аккуратные руны "К святой обители матери Мораны".

- Я еду в Круэн-Дарс к светлым эльфам, кто со мной? - поинтересовалась высокородная леди, осматривая остальных членов отряда.

- Мне нельзя в Круэн-Дарс, - напомнил с кривой усмешкой герцогине Фириат. - Второй раз меня светлоухие живым не отпустят.

- Да и я бы очень не хотел показываться светлым эльфам ещё раз, леди Камилетта, - извинился Пётр и опустил глаза.

- А мне нужно бы в кузницу, чтобы починить доспехи Пузыря, - произнёс Ярик.

- Но отправлять Камилетту на переговоры одну совершенно неправильно и даже опасно, - вмешался я и, несколько секунд подумав, объявил, что с высокородной леди поедет Вилль Омникафи, Байярд, Елена Фея и Каришка. Остальные же останутся в этом посёлке и будут ждать возвращения наших дипломатов.

Минотавр хотел было возразить, напомнив про моё обещание насчёт доспехов, но Ярик Тяжёлый успокоил рогатого зверя, сообщив, что мерку с минотавра он уже снял и теперь сможет изготовить кирасу даже без личного присутствия заказчика. У Каришки явно тоже были какие-то возражения, но она всё же сдержалась и оставила их при себе. Мы договорились встретиться через два дня тут же в посёлке в большой таверне и расстались, пожелав друг другу удачи.

Был уже поздний вечер, и потому посещение большой кузницы мы решили отложить на следующее утро, а пока же занялись поиском ночлега. Таверна "Слеза Вдовы" показалась мне вполне подходящим заведением, хотя валяющийся прямо перед крыльцом свежий труп какого-то забулдыги с колотой раной в сердце и несколько настораживал. Но я спокойно перешагнул через бездыханное тело и, сопровождаемый настороженными взглядами нескольких мрачных типов, потянул на себя ручку двери.

Ух, красота! Я остановился в дверях, осмотрелся и заодно принюхался к доносящимся с кухни ароматам, заглушаемым резким запахом потных немытых тел. Атмосфера заведения сразу напомнила мне воровской притон или харчевню "Голодная Глотка" в портовом районе Холфорда. По крайней мере, контингент и там, и тут был одинаковымй, а потому я прекрасно представлял, как тут нужно себя вести. Неведомый Призрак так похоже и вовсе обознался, посчитав что мы находимся в "Голодной Глотке" и спокойно взобрался мне на плечо. Там белого крыса действительно все знали и даже нередко, испросив моего разрешения, подкармливали всякими вкусностями или пытались потрогать. Тут же крыс-альбинос привлёк внимание ближайших к двери посетителей, но внимание всё же умеренное - слишком уж трудно было удивить собравшийся тут разношёрстый народ.

Свободных столиков не было, но я указал Петьке на одиноко сидящего клюющего носом над пустой тарелкой пьяницу, и мой друг бесцеремонно взял этого тощего мужика за ворот драной безрукавки и вышвырнул из-за стола. Я брезгливо смахнул рукавом крошки со скамейки и жестом пригласил свой друзей садиться. Пузырь хотел было идти к стойке делать заказ, но я удержал его и усадил обратно на лавку. Насколько я знал порядки в таких заведениях, настоящие "крутые", как бы выразились у меня на родине, никогда не вставали из-за стола сами, а ждали хозяина заведения или хотя бы официантку.

Но пока к нашему столику никто не подходил, поэтому я смог спокойно рассмотреть наших соседей по залу. Рядом в паре шагов от нас пировала пёстрая компания - полуэльф с татуированными ушами, двое громил-людей и один вдвое более крупный полуогр с наголо бритой башкой, покрытой шрамами. Несмотря на довольно грозный вид этой четвёрки, это были охранники обоза и никакой опасности для нас не представляли. Как и соседи по другую сторону - восемь или девять дварфов, с шумным весельем взгромоздившие на стол целый бочонок пива литров эдак на семьдесят и теперь пытающиеся проделать в морёной древесине дыру с помощью небольшого буравчика. Судя по их возгласам, дварфы собирались сидеть до победного конца, то есть пока не прикончат весь бочонок.

- Дилетанты, - брезгливо прокомментировал их старания Ярик Тяжёлый. - Они так больше прольют пенного напитка, чем действительно выпьют.

Действительно темнобородый толстяк, который всё-таки проковырял дыру в бочонке своим подручным инструментом, моментально оказался облит с ног до головы вырвавшейся пенной струёй, как и все его сотоварищи и многие другие поблизости. Со всех сторон раздались недовольные крики, кое-кто из посетителей даже привставал с твёрдым намерением набить хулиганам морду. Я же оставался на месте, с умеренным интересом рассматривая белые капли, скатывающиеся с окружившего наш столик невидимого щита.

Наглядная демонстрация магии произвела должное впечатление на соседей, и большая компания вооружённых наёмников, исподтишка посматривавшая в нашу сторону, разом потеряла к нам всякий интерес и уставилась на свои стаканы. Да и толстяк за стойкой, протиравший бокалы не слишком чистым полотенцем, наконец-то соизволил обратить на нас внимание и направил к нашему столику тощую девчонку лет тринадцати на вид.

- Что вы изволите заказать? - поинтересовалась служанка, постоянно нервно теребя в руках свой передник.

Я ловко двумя пальцами раскрутил золотую монету по столу и, пока отливающий тускло-жёлтым светом диск крутился, произнёс:

- Лучшей еды на всех нас, лучшего пива для дварфа, компота для девчонки, остальным хорошего вина. Сделаешь быстро, получишь такую же для себя лично. Да, и позови к нам своего хозяина, нам нужно договориться насчёт комнат на ночь и ухода за нашими лошадьми.

- Мне тоже вина, - подала голос Свелинна, но я чуть повысил голос и повторил:

- Девчонке компота, она маленькая ещё.

- Значит, как на дуэли сражаться, так не маленькая, а как вино так нельзя?! - возмутилась маленькая волшебница.

- Подвыпившая Елена Фея и без боевой магии однажды умудрилась разгромить таверну, а тебе с твоим смертельным арсеналом вообще спиртное противопоказано! - отрезал я, пресекая дальнейшие споры.

Так и не успевшая остановиться монетка исчезла в маленькой ладошке официантки, и девчонка быстрым шагом заторопилась к толстяку. Тот моментально отобрал монету у ребёнка, попробовал на зуб и уже с услужливой улыбкой от уха до уха направился к нам. Вскоре все вопросы насчёт проживания были улажены, и мы смогли приступить к трапезе.

Готовили тут вкусно, да и вино было лёгким и приятным, но всё же я посоветовал друзьям не слишком задерживаться в общем зале, чувствуя слишком много изучающих взглядов на себе и моих спутниках. Мы быстро закончили ужин и направились на покой. Ярик напоследок с некоторым сожалением посмотрел на уже совершенно не стоящих на ногах дварфов, то ли стыдясь за своих сородичей, то ли наоборот желая присоединиться к их компании, но тоже спорить не стал и вместе с остальными ушёл в спальное крыло.

Хозяин гостиницы выделил нам две соседние комнаты на третьем этаже спального крыла - одну большую четырёхместную и одну двухместную поменьше. Меньшую я отдал Свелинне. Но только-только успели мы с Пузырём, Яриком и Фириатом распределить койки и переодеться, как в нашу дверь раздался робкий стук.

- Мне очень страшно спать одной, - призналась маленькая волшебница. - Можно я лягу спать в вашей комнате? Мне можно постелить прямо на полу, я просто перетащу своё одеяло...

По полу сильно сквозило холодным воздухом от окна, и укладывать там ребёнка было неправильно. Но, пока я решал дилемму, что лучше - мне не до конца выздоровевшему ложиться спать на полу или пристроить Свелинну на одну кровать с кем-то - проблему решил Фириат, благородно заявивший:

- Лучше я лягу на полу, мне так будет удобнее, ведь я так и не привык засыпать на этих человеческих слишком мягких кроватях.

В общем, всё благополучно разрешилось. Я переоделся и, едва коснувшись головой тощей подушки, уже провалился в сон. Но пробуждение вышло скорым и не слишком приятным. Неведомый Призрак скакал своими когтистыми лапками прямо по моему лицу и отчаянно верещал, привлекая моё внимание. Я присел на кровати, ещё не соображая ничего после сна, как вдруг в коридоре за запертой дверью раздался сильный грохот и крики. Мгновенно я протянул руку в приставленному у кровати чехлу с арбалетом, ещё через секунду я уже был на ногах.

- Мелкой волшебницы тут нет! - раздался из-за стены крик ярости.

- Значит, магичка с остальными, выбивайте скорее и эту дверь, пока они не проснулись и не успели прийти в себя! - послушался приказ хриплым простуженным голосом.

Входная дверь содрогнулась от сильнейшего удара, однако всё же устояла. Эта заминка наших врагов позволила мне зарядить-таки арбалет дрожащими от волнения руками. Но отсрочка была недолгой - уже под следующим ударом дверь всё же рухнула, и на фоне освещённого светом факелов прямоугольного проёма появилась огромная чуть сгорбленная фигура. Я выстрелил незамедлительно, метясь в голову силуэта. Попал! Гигант молча рухнул на пол, сражённый арбалетным болтом в переносицу.

- Что вы застыли?! Убейте их всех! - проорал всё тот же хриплый голос, и в нашу комнату, перепрыгивая через огромный труп своего товарища, бросились какие-то укутанные в тёмные одежды фигуры.

К счастью, у нас нашлось, кому остановить атаку - Пузырь и Ярик, оба лишь в подштанниках, но зато с холодным оружием в руках, ринулись к двери, послушался звон стали о сталь. Я, отложивший было арбалет и схватившийся за мечи, снова взял в руки стрелковое оружие. Бздынь! Моя стрела лишь чиркнула по шлему следующего врага и ушла куда-то в сторону.

- Фириат, свет! - заорал я не своим голосом, понимая, что ночная темнота совсем не годится для прицельной стрельбы в возящиеся у дверей фигуры врагов и друзей.

Глаза резанул яркий свет от синхронно возникших над Свелинной и Фириатом магических огней. Секундой позже один из врагов с хриплым стоном осел, пронзённый насквозь в грудь мечом Пузыря. Но врагов было ещё много - трое или четверо, явно мешая друг другу в тесноте, они сражались в узких дверях против двух моих друзей. Вот самый высокий из наших противников страшно заорал, укороченный на длину обеих голеней широкой секирой дварфа. А секунды через три ещё одного из врагов отшвырнуло в коридор проткнувшее ему живот магическое ледяное копьё. Но последние двое противников и не думали отступать, несмотря на такие ужасные потери среди союзников.

- Вы все умрёте! - заорал один из этих двоих, однако сам лишился головы от размашистого удара меча Пузыря.

Одежда на последнем из противников вспыхнула, и лишь тогда он бросился убегать, срывая горящие тряпки и оглашая коридор гостиницы жутким воем. Хватило его только до лестницы, по которой он покатился вниз огненным клубком и затих на площадке второго этажа. Ушёл только обладатель хриплого голоса, который так и не появился в дверях, оставаясь за спинами своих посланных на убой соратников.

Мы шумно переводили дух. Тем временем двери соседних комнат одна за другой открывались, оттуда высовывались разбуженные постояльцы, все при оружии и крайне недовольные. Прибежал и хозяин этого неспокойного заведения в компании шести своих головорезов. Пока Пузырь объяснял им причину ночного шума, я вернулся в комнату и стал осматривать поверженных врагов.

Живым оставался только один из них, с обрубками вместо обеих ног, он с воем катался по полу и корчился от боли, поэтому я не сразу опознал в этом окровавленном калеке одного из охранников обоза. Лишь труп полуогра, сражённого моей стрелой, навёл меня на мысли о тех "безобидных" соседях, ужинавших рядом с нами. Я присел рядом с раненым, ухватился пальцами за его челюсть и повернул страдальца лицом в мою сторону.

- Кто вы и зачем напали на нас? - спросил я, но он лишь стонал от боли.

- Он истечёт кровью, если не перетянуть его обрубки ремнями из кожи, - заметил Фириат, быстро одевающийся и прыгающий сейчас на одной ноге, пытаясь вдеть ногу в узкие кожаные брюки.

- Ну, так помоги ему! - приказал я, и тёмный эльф склонился над калекой, доставая откуда-то из недр своей сумки узкие полоски кожи.

Сверкнул кривой эльфийский нож, отрезая окровавленную штанину, Фириат стал перетягивать красную культю. Но было слишком поздно, безногий уже потерял сознание от слишком большой потери крови и видимо уже навсегда. Наблюдавший за всем этим Пузырь через полминуты подтвердил, что калека умер.

- Да будет богиня Морана милосердна к нему! - проговорил Пузырь, тоже одеваясь.

К нам в комнату заглянул хозяин гостиницы. Брезгливо перешагнув через окровавленные тела, он остановился с фонарём в руке и больше рассматривал выломанный косяк и расколотую дверь, чем мертвецов на полу.

- Это люди работорговца Гарвела, который со своими помощниками и охраной снимает весь второй этаж, - сообщил толстый хозяин гостиницы, сразу опознав убитых.

Видя моё решительное настроение, толстяк предупредил нас от поспешных действий в его заведении. Он сообщил, что с Гарвелом прибыло более ста человек слуг и охраны, и потому решить вопрос силой не получится. Также он пообещал открыть нам пустой большой номер на другом конце коридора, чтобы мы могли переселиться туда из этой разгромленной комнаты.

Когда хозяин и его охранники ушли, мы устроили короткие совещание. И хотя Фириат и призывал к осторожности, я был непреклонен:

- В нападении участвовали всего шестеро, один из которых успел сбежать - тот самый, кто отдавал приказы остальным. Мы легко сможем опознать его по хриплому голосу. Мне плевать, что у купца так много людей. Подозреваю, что если бы сам купец лично отдавал приказ, он послал бы не пять, а куда большее количество убийц. Скорее всего, это самодеятельность его слуг. А потому считаю, что пора нам навестить этого работорговца! - решительно произнёс я, закончив экипироваться.


***


Пробраться к купцу оказалось куда проще, чем я думал. На пути мы встретили лишь двоих охранников у самой двери на второй этаж и личного телохранителя работорговца - кутающегося в тёплый плед толстяка с татуированным знаком евнуха на бритом черепе. Всех троих прикосновениями пальца гхола я просто уложил отдыхать, при этом даже не сбившись с шага. Мои друзья связали оглушённых охранников и затолкали каждому из них по кляпу в рот.

Вот и покои купца. Несколько комнат - гостиная, обеденный зал, спальня прислуги, уборная. Картины на стенах, ковры на полу, дорогая мебель, бархатные занавеси на всех окнах и даже рыцарские доспехи по углам. Интересно, сколько купец платит за такие богатые апартаменты? Наконец, я увидел и прикрытый шторой коридорчик в спальню самого купца. Тут был ещё один охранник-евнух, на этот раз беззаботно спящий на своём посту. Я парализовал его и вошёл внутрь. Небольшая комната, альков в стене и яркий балдахин над широкой кроватью. В свете тусклого ночника на меня уставились две пары испуганных глаз молоденьких девушек, которые лежали по обеим сторонам от спящего худосочного старика в тёплом длинном халате и ночном колпаке. Из всей одежды на этих девчонках были только золочёные рабские ошейники.

- Брысь! - приказал я наложницам купца, и они шустро умчались прочь в комнату прислуги, руками на бегу прикрывая свою наготу.

Я небрежно плюхнулся на широкую постель купца и пощекотал его спину кончиком кинжала.

- Просыпайся, Гарвел, дело есть! Только постарайся не шуметь.

- Кто здесь? - мгновенно проснулся и разом сел на кровати испуганный купец, и я сразу понял, что где-то уже видел его физиономию.

Старик испуганно посмотрел на меня и на стоящих в дверях спальни Фириата и Свелинну, потом бросил быстрый взгляд на шёлковый чёрный шнурок, ведущий к колокольчику для вызова слуг. Однако рисковать звать подмогу Гарвел всё же не стал и уже нормальным голосом поинтересовался причиной, по которой мы столь бесцеремонно ворвались в его спальню.

- Твои охранники подло ночью напали на меня и попытались убить. Мне и моим друзбям пришлось уничтожить пятерых твоих людей, а потому я пришёл за разъяснениями, кто послал этих убийц. Не волнуйся, если ты невиновен, тебе ничего не грозит. Однако мои маги проследят, чтобы ты не соврал, - указал я кивков на своих спутников.

Да, я блефовал. Фея была единственной, кому такое было под силу, но её сейчас рядом со мной не было. Но купцу вовсе не нужно было знать, что Свелинна и Фириат не владеют магией разума.

- Можете добавить свет? Глаза стали слабые, ничего не вижу в темноте, - попросил работорговец, и я разрешил.

Купец в ночном халате спустил босые ноги на пол и дотянулся рукой до притушенной масляной лампы, добавляя огня. Выглядел работорговец нелепо в колпаке и расстёгнутом халате, но напуганным он отнюдь не был. Я бы на его месте куда сильнее переживал, когда бы меня разбудили ночью вооружённые люди. Гарвел проморгался, обвёл присутствующих внимательным взглядом и произнёс с радостью от узнавания:

- Я ведь тебя знаю! Ты - Серый Ворон! Мы как-то однажды встретились по дороге в Холфорд и даже мирно беседовали о ценах на зерно и основах нелёгкой профессии купца. Вот так встреча! А я ведь только позавчера вспоминал о тебе в разговоре с Фарухом, начальником моей охраны.

- Вспоминал именно меня? - удивился я, присмотрелся и наконец-то вспомнил этого пронырливого торговца, мы действительно встретились с ним в начале лета неподалёку от Священной Рощи.

- Не вижу смысла врать, - Гарвел невольно покосился на Свелинну. - Я иду от Холфорда с богатой добычей живого товара. Сам город пока закрыт, и наиболее вкусный источник дешёвых рабов поэтому недоступен. Но орки наловили немало беглецов и в окрестностях столицы, и я решил не дожидаться открытия городских ворот и успел отправиться в путь первым из всех моих конкурентов. Но пока мы стояли у городских стен, я слышал немало занимательных историй. Одна из них касалась некого ловкого паренька, который сумел увести корону бога Латандера из рук жрецов Моргирма... В этой истории даже называлась достаточно сладкая сумма за любые сведения об этом пареньке, а ещё большая сумма называлась за его голову. И уж совсем неприлично большие деньги культисты предлагали за поимку этого ловкого вора живьём. И вот я вспомнил, что уже раньше слышал это имя - и в начале лета, и ещё раньше, когда этот паренёк на моих глазах по дешёвке купил раба-минотавра. Я сказал об этом Фаруху, а он видимо запомнил и поддался алчности...

- Голос у Фаруха хриплый? - поинтересовался Фириат, скручивая пальцами свои длинные волосы в косичку.

- О да! У Фаруха не просто хриплый голос, он хрипит как издыхающая коза после того, как его полоснули однажды ножом по горлу в драке.

Ситуация начала проясняться - жадный начальник охраны каким-то образом узнал, что разыскиваемый Серый Ворон находится рядом с ним, и на свой страх и риск подговорил нескольких своих подчинённых совершить налёт на нас спящих. Вот только что же нам делать в сложившейся ситуации? Ожидать нового нападения? Под командованием этого самого Фаруха почти сотня вооружённых людей, и в следующий раз он не допустит недооценки противника.

- Где сейчас Фарух? - спросил я у купца, и тот ответил, что начальник охраны делит один большой зал, в котором на полу постелили шкуры и тюфики с сеном, с шестью десятками подчинённых бойцов.

- Но если вы думаете застать его врасплох, то можете и не надеяться. Он - хитрый змей и прекрасно понимает, что вы его скоро выследите после неудачного покушения. Думаю, Фарух уже поднял на ноги и собрал вокруг себя всех своих людей. И он не будет прятаться, а постарается снова напасть. Живыми они вас не выпустят из этой гостиницы, слишком уж Фарух и его люди любят блеск золота.

- Но ты сам разве не можешь повлиять на своего подчинённого? - удивился я, но купец отрицательно покачал головой:

- Он не мой подчинённый, а скорее компаньон. У меня есть деньги и нужные связи, а у Фаруха есть две сотни подчиняющихся только ему головорезов. Шестьдесят бойцов сейчас сопровождают мой караван, остальные остались в поместье Фаруха. Поэтому мы в доле - я первым из купцов спешу в неспокойные места и снимаю самые сливки, а Фарух гарантирует, чтобы меня не обидели разбойники или местные власти. А на тот случай, чтобы самому Фаруху не пришла в голову мысль предать меня и отправить к богине смерти, на время нашего путешествия обе его жены и все дети гостят у меня и служат гарантами соблюдения договора. А моя младшая дочь засватана за старшего сына Фаруха и живёт у родственников будущего мужа. Формально чтобы не видеться со своим женихом, так как это не позволяется нашими обычаями, но на самом деле она тоже заложница.

Со стороны коридора послышались встревоженные крики. Похоже, охрана нашла оглушённых и связанных товарищей. Многоголосый шум быстро нарастал, вооруженные охранники шли по нашему следу. Я подошёл к окну и отдёрнул штору. На окнах были надёжные и частые решётки. Похоже, мы оказались в ловушке, а единственный выход перекрывали сейчас шесть десятков вооружённых головорезов.

- Если ты будущий родственник и компаньон, Фарух должен пропустить нас и оставить в покое, если мы объявим тебя заложником? - предположил тёмный эльф.

Работорговец задумчиво замолчал, а потом отрицательно покачал головой.

- В последнее время я стал замечать, что мой компаньон стал зарываться. Он уже принимает важные решения в обход меня, а это весьма плохой знак. Похоже, он считает, что я слишком состарился и потерял хватку, или просто решил показать зубы. А может он достаточно долго странствовал со мной и посчитал, что выучил мои приёмы и сможет дальше торговать самостоятельно. Ещё немного, и он посчитает меня ненужным и предаст. Убить меня собственноручно он не может, а вот не прийти вовремя на помощь... очень даже в его стиле.

В комнату вбежал встревоженный Пузырь. По его словам, весь коридор на втором этаже был забит вооружёнными людьми, которые без предупреждения стали бросать в него с Яриком дротиками. Дварф остался и запер двери, а Петька побежал предупредить остальных об опасности.

- Гарвел, твой компаньон не оставляет нам выбора. Ты не будешь сильно расстраиваться, если мы его немножко убьём?

- Я не расстроюсь. Более того, я вам даже щедро заплачу из доли Фаруха, если вы раздавите этого коварного скорпиона, - пообещал работорговец.

Послышались тяжёлые удары в запертую дверь. Купец от этих ударов вздрагивал и вжимал голову в плечи. Я же повернулся к Свелинне:

- Как ты считаешь, волшебница, не настало ли время покормить Таулину?

- Конечно, настало! - малышка восприняла идею с огромной радостью.

- Ну, тогда выпускай её. Только постарайся, чтобы ночная тварь убила только Фаруха и не тронула остальных, кто не будет агрессивно настроен.

Свелинна отдала какую-то команду, и в комнате сразу же стало темно. Прошли томительные несколько секунд, как вдруг со стороны коридора раздался полный ужаса вскрик. Ему вторили голоса и ругань, послышался звон стали, потом раздался хриплый крик боли и отчаяния. И всё стихло. Свет вернулся, в комнате опять стало ярко и уютно. Наша волшебница помолчала немного и спокойным голосом сообщила:

- Фаруха остались защищать всего шестеро людей, но у кого-то из них была зачарованная сталь. Таулина была ранена и потому вынуждена была для восполнения своих сил пожрать кроме Фаруха и этих шестерых заодно. Остальные охранники бежали, побросав оружие.

- Тогда пошли спать дальше, - проговорил я, откровенно зевая, и добавил, повернувшись к работорговцу: - Если твои люди ещё раз нас побеспокоят, или я увижу хоть один косой взгляд с их стороны, сдерживать тварь я больше не буду и скормлю всех твоих людей вместе с тобой.

Когда мы утром спустились завтракать, то обнаружили специально накрытый для нас заставленный всякими яствами стол. Старый работорговец в расшитых золотом ярких парчовых одеждах лично подошёл к нам и положил на столешницу приятно звякнувший мешочек с монетами:

- Это от меня, чтобы загладить вину моих ослов. Или можете взять награду не монетами, а рабами. Любые десять рабов на ваш выбор.

- Скажи мне, Гарвел, есть ли среди твоего живого товара эльфы? - поинтересовался я, прежде чем выбрать способ оплаты.

- Эльфы... Эльфы... Боюсь, что в данный момент эльфов нет, молодой господин. Но есть много сильных мужчин и красивых женщины, и вам как знакомым продам не слишком дорого.

- Меня интересуют эльфы, точнее светлые эльфийки... - закинул я удочку, предположив, что Арбель могла встретиться Гарвелу, ведь он шёл как раз по той дороге.

Купец весело рассмеялся, словно я сказал что-то крайне смешное.

- Эльфы вообще редки среди рабов, так как длиннооухие в плен не сдаются. Но за такой товар клиенты платят особенно приятные деньги, ведь эльфы бессмертны и могут служить вечно. А уж достать светлокожую эльфийку вообще трудно, они обычно убивают себя, лишь бы не попасть в рабство. Хотя... я буквально на днях слышал про прекрасную девушку-эльфийку, которую орки взяли в плен на дороге севернее столицы. Если эти кровожадные недоумки её в итоге не убили, то девушка-эльфийка должна находиться либо у орков, либо уже перекуплена кем-то из моих знакомых купцов. Вот только сколько эльфийка может стоить, и согласится ли купец её вообще продать, этого я не могу даже предположить. Такая рабыня никогда не старится и может восхищать хозяев своей красотой и покорностью многие сотни и даже тысячи лет, передаваясь по наследству от отца к сыну, и от сына к внуку. Мне трудно понять, сколько эльфийка-рабыня может стоить, но лично я не продал бы такое сокровище меньше чем за десять тысяч золотых.

- А сколько обычно стоит раб-человек? - поинтересовался я, не ориентируясь в ценах.

- По-разному... Дети и старики - вообще дёшево. А вот умелый воин-гладиатор или искусная наложница могут стоить очень и очень дорого. Ну так что выбираете?

- Мы возьмём оплату рабами, - ответил я, поднимаясь из-за стола и следуя на задний двор за купцом.


***


Помню, как в прошлом году мне крайне нелегко пришлось смиряться с самим фактом существования рабства тут в Эрафии. Но в итоге я признал, что не в силах повлиять на сложившуюся ситуацию. Во-первых, у меня не было и быть не могло такого астрономического количества денег, чтобы выкупить и освободить всех рабов в Эрафии. Во-вторых, орки и охотники за рабами быстро наловили бы новых рабов взамен купленных. В-третьих, выкупленные потерявшие кров и имущество пленники в большинстве своём были не приспособлены для самостоятельной жизни и либо заново попали бы к оркам в плен, либо погибли бы. Поэтому сейчас я спокойно ходил среди грязных воняющих нечистотами пленников в поисках тех, кто мог бы пригодиться мне и моим друзьям. Но Пузыря я специально не взял сюда, поскольку мой друг так и не смог принять существование рабства в этом мире и мог отчебучить какую-либо глупость.

Трудно сказать, на что я рассчитывал. Среди нескольких сотен жалких оборванных и перепуганных людей, жмущихся к стенкам бараков, что-то не заметно было тех, кто мог бы влиться в число защитников Древнего Брода. Покупать же абы кого я совершенно собирался, так как выкупленные невольники стали бы только обузой, да и деньги мне нужны были для других целей.

- Есть среди вас хоть кто-либо понимающий, с какой стороны браться за меч? - громко поинтересовался я.

Ответом мне было напряженное испуганное молчание. Тут были в основном мирные селяне из окрестных к Холфорду посёлков, а также беженцы, не успевшие дойти до Зелёной Столицы. В этом бараке были люди весьма немолодые, встречались даже откровенно дряхлые старики, хотя я видел и детей с их матерями. Так и не дождавшись ответа на свой вопрос, я направился к выходу из очередного барака, уже четвёртого по счёту. И тем удивительнее оказался прозвучавший за моей спиной молодой женский голос:

- Ну, я умею обращаться с мечом. И с топором. И с пикой.

Я медленно обернулся и поискал глазами среди рядов сидящих на голой земле пленников ту, которая произнесла эти слова. И не нашёл. Но тут с земли встала женщина с растрёпанными и набитыми грязью и опилками волосами. Её левый глаз совсем заплыл от удара, щека была разодрана, а из одежды на женщине был то ли пеньковый мешок с дырками для головы и рук, то ли просто какая-то рваная тряпка. Лишь когда невольница встала и подняла голову, я сообразил, что передо мной не старуха, а достаточно молодая женщина лет двадцати-двадцати двух. Вот только досталось же ей...

- Я - Найла, служила вольным наёмником в отряде виконта Надаля Сирогранта. Мы были разбиты у Горного Форта и отступали к столице, но оказались отрезаны от стен города появившейся конницей графа Армазо. Тяжёлые рыцари прошлись по нашей пехоте, словно мельничный жёрнов по зерну, раскатывая в пыль. Немногочисленные выжившие в темноте попытались прорваться в сторону реки, но были обнаружены и окружены наездниками на варгах. Мы сдались и нас не убили. Хотя... если бы я могла тогда знать, как с нами будут обращаться орки, то предпочла бы смерть. И многие тут согласятся со мной.

- Ты мне подходишь, - объявил я и приказал девушке найти среди сотен рабов её бывших сослуживцев.

Таких оказалось шестеро. И ещё три десятка человек я всё же выбрал из той серой напуганной массы, которая находилась в бараках. Десять из них были "бесплатными", за остальных я заплатил Гарвелу в сумме двести шестьдесят корольков. Когда я вывел их на улицу, то будущее воинство представляло собой исключительно жалкое зрелище - оборванные, грязные, побитые и напуганные. Охранники гостиницы даже не хотели пропускать их в зал, пришлось мне подкинуть каждому из двух мордоворотов у двери по серебрушке.

- Зачем они тебе? - полюбопытствовал Пузырь, наблюдая, как рассевшиеся за тремя столами изголодавшиеся рабы за обе щеки уминают поставленную перед ними на стол еду.

- Это будет мой маленький вклад в дело обороны замка Древний Брод. Я на свои собственные деньги куплю им доспехи и оружие, а завтра подарю этот отряд высокородной леди Камилетте.

- Немедленно освободи их! Путь они будут свободными людьми и сами решают свою судьбу! - потребовал Петька, и в глазах моего друга полыхнул огонь фанатизма.

На мой взгляд, это было неразумно, так как я опасался массового бегства освобождённых рабов. Однако спорить с Пузырём по такому вопросу я не рискнул, так как позицию моего друга по поводу рабства прекрасно знал. Как только выкупленные у Гарвела пленники закончили завтрак, я объявил им об освобождении из рабства и о том, что хотел бы видеть их уже свободными людьми среди защитников замка Древний Брод... И уже через минуту из всех освобождённых рабов в зале осталась только четверо - Найла, двое её бывших сослуживцев, а также косматый широкоплечий мужик с проседью в тёмных путаных волосах. Остальные три десятка бывших пленников поспешили поскорее убраться от всяких разборок за власть, тем более на стороне проигравшего рода.

- Ну и зачем было это делать, когда у нас каждый боец на счету? - недовольно поинтересовался я у Пузыря, но мой друг остался при своём мнении.

- Зато они будут сражаться не за страх, а за совесть. И эти четверо свободных в бою будут стоить всех трёх дюжин рабов! - убеждённо проговорил мой друг и отвернулся, всем своим видом показывая, что разговор окончен.

После завтрака я с Яриком Тяжёлым направился в сторону большой кузницы дварфов, остальных же Пузырь повёл на местный рынок - нужно было не только одеть и обуть новобранцев, но моему другу также нужен был хороший меч взамен той щербатой и ржавой железяке, которую он подобрал в замке Древний Брод. Свой собственный прекрасный меч, который Пузырь годом раньше купил как раз в этом посёлке, он выронил после ранения во время боя у Северных ворот.

То, что дварф называл кузницей, при ближайшем рассмотрении оказалось целой фабрикой или даже заводом по изготовлению кованых и литых изделий. Тут трудились десятки, если не сотни мастеров, полыхали жаром ряды больших печей, свистели нагнетающие воздух огромные меха, лился по формам расплавленный металл, шипели остужаемые в проточной воде изделия, стучали множество молотов. Как тут вообще можно работать и не глохнуть от шума? Я вертел головой во все стороны, рассматривая цеха подгорного народа. И не сразу заметил, что чем ближе мы подходили к большой и шумной компании дварфов, тем всё медленнее и медленнее шёл мой спутник. Да и вообще Ярик показался мне неуверенным и едва ли не опасающимся чего-то. Наконец на нас обратили внимание.

- Я старший мастер Айман Крепкая Ладонь, что угодно молодому господину? - обратился ко мне толстый и важный дварф в плотных перчатках, толстых прожжённых во многих местах штанах и в кожаном фартуке поверх голого мускулистого торса. Борода у этого дварфа при ближайшем рассмотрении оказалась неровной и опаленной пламенем. Едва успел я открыть рот, как этот толстый кузнец увидел Ярика Тяжёлого, потемнел лицом и закричал негодующе:

- Я же тебе велел убираться и никогда не появляться здесь больше! Своих нахлебников кормить нечем!

- Меня зовут Серый Ворон, и этот дварф со мной, - заступился я за своего спутника и обратился к мастеру. - Я хотел нанять местных мастеров и арендовать часть кузницы для выполнения небольшой работы.

- Это сколько угодно! - расплылся в улыбке кузнец. - Десять корольков в день за помещение и по золотому в день за каждого работника. Руда и уголь ваши или оплачиваются отдельно. И работайте хоть целый год!

- Это справедливо, меня вполне устраивает такое предложение. Но у меня есть одно обязательное условие - все работы будут вестись под присмотром моего товарища, - я указал на Ярика Тяжёлого.

- Его?! Это исключено! Да никто из наших опытных мастеров не согласится работать под командованием этого... как там его... Варека... Джарека... не помню его имени. Он же ещё совсем сопляк в кузнечном деле! Чтобы стать старшим мастером, нужно уважение остальных, и никакие деньги этого не заменят!

Ярик заметно скис при таких словах и опустил голову. Не знаю, что тут произошло год назад, и какая муха укусила этого старого мастера, что он настолько взъелся на моего друга. Пришлось мне исправлять ситуацию:

- Айман Крепкая Ладонь, я не знаю никого, кроме Ярика Тяжёлого, способного сделать арбалетные стрелы, пронзающие любые магические щиты волшебников. Или твои кузнецы такое умеют?

Толстяк вынужден был отрицательно покачать головой. Я же воодешевился и продолжил:

- Ярик Тяжёлый два сезона работал вместе с чёрными дварфами. Они признали его, заговорили с ним и даже6 пригласили к себе посетить их глубинные мастерские. Многие твои мастера удостоились такой почести?

Толстый кузнец уже сам опустил взгляд в пол и опять отрицательно покачал головой.

- Теперь посмотри на моё оружие (я достал и положил на верстак два меча и арбалет). Ты можешь понять, что мне нужно не просто хорошее, а именно самое что ни есть лучшее. Я не знаю другого мастера, кроме Ярика Тяжёлого, способного сделать такое оружие. Разве что его брат Тумик Тяжёлый, но даже Тумик признаёт потрясающее мастерство младшего брата и заявляет, что не может повторить такие шедевры. Если ты или твои мастера могут сделать такие мечи или лёгкий арбалет, пробивающий насквозь тяжёлые пехотные щиты? Скажи мне, если это так. Возможно, мы действительно сможем обойтись без подсказок Ярика Тяжёлого?

Руки у кузнеца дрожали, когда он взял арбалет и начал разглядывать. Когда же он через минуту положил арбалет и взял оба меча, то даже не сдержал восхищённого возгласа:

- Великое оружие! Древнее и потрясающе красивое! За свою жизнь я выковал многие сотни отличных клинков, но ни один из них не годится даже просто находиться рядом с этой чудесной парой... Если вы будете ковать такое, я готов сам быть распоследним подмастерьем, лишь бы хоть краешком глаз увидеть сотворение подобного чуда.

- На этот раз будет не оружие, а доспехи, - заговорил Ярик, и в голосе моего друга не осталось ни капли былой робости. - Мне нужен каменный уголь. Мне нужно железо рудное и кусок метеоритного. Мне нужна плавильная печь, селитра, травильный раствор, много самородкового серебра. Мне очень важно, чтобы даже черновую работу выполняли самые опытные и главное неболтливые мастера, поскольку секреты не должны стать известными другим кузнецам...

Я оставил их за беседой и отошёл к открытому окну, так как мне трудно было находиться в помещении, где в воздухе стоял кислый привкус металла и едкий дым горящей серы, где от звона молотов закладывало уши, а от жара печей кожа горела и покрывалась потом. Ко мне подошёл один из дварфов и протянул чашу разбавленного водой вина. Я поблагодарил его и долго стоял у окна, жадно глотая ртом свежий воздух, словно вытащенная из воды рыба. Где-то через клепсидру Айман Крепкая Ладонь подошёл ко мне.

- Мы дадим кузницу и выделим хороших мастеров. Сколько будет стоить материал ещё нужно будет подсчитать, но цену мы возьмём справедливую, без всяких торгашеских фокусов, - пообещал толстяк.

Затем он обернулся, убедился что нас никто не подслушивает, и тихо поинтересовался, насколько давно я знаю молодого мастера Ярика Тяжёлого?

- Два года примерно, - немного преувеличил я. - Ярик сделал мой арбалет и некоторые инструменты. Потом он работал вместе с чёрными дварфами, а затем его приметил прошлый правитель Холфорда герцог Мазуро Кафиштен. До самого последнего времени Ярик работал в кузнице при дворце.

- Ну и как он в качестве кузнеца? - поинтересовался толстяк.

- Выкованной им стрелой с одного выстрела был убит демон высотой в три твоих роста. А на днях под стенами Зелёной Столицы я лично уложил шестерых магов сконструированными им стрелами, и никакие магические щиты им не помогли.

- Но по характеру Ярик как? - задал мастер совсем уж странный вопрос.

- Он прирождённый воин. Я не знаю, почему он так хочет оставаться кузнецом, когда по духу он бесстрашный боец. На моих глазах на стенах Холфорда он зарубил топором горного тролля, а потом первым повёл выживших бойцов в безнадёжную контратаку на орков и великанов. Во многом благодаря ему мы отстояли Северные ворота, и не его вина, что защитники Южных ворот предали город и открыли ворота перед орками. Но больше всего Ярик меня удивил в подземных туннелях под Холфордом, когда мы встретили Ужас Глубин. Многие из членов нашей группы выли от страха и едва не мочились в штаны, а Ярик... смеялся от восторга битвы и даже попытался взять живьём этого кошмарную демона. Эта невидимая летающая тварь питается страхами, но при встрече с Яриком сразу потеряла почти всю свою силу, и мы её легко добили...

- Я знаю, кто такой Ужас Глубин, - согласился Айман и признался шёпотом: - Сам я тогда мальцом был безбородым и обделался от страха, бросившись бежать без оглядки, хотя трусом вроде никогда не был. Значит, говоришь, живьём пытался взять это чудовище... Скажи мне, а есть ли у Ярика невеста?

О как! Да неужели этот толстяк задумал выдать за моего друга свою дочку или какую-нибудь родственницу? Я уже знал про трудную ситуацию с невестами среди подгорного народа дварфов, а потому ответил очень осторожно, чтобы не вспугнуть возможную удачу моего друга.

- Врать не буду, я не знаю ничего про его невесту. Вроде бы таковой пока что нет. Сам Ярик считает себя ещё слишком молодым для семейных уз. Я слышал, что он хочет ещё лет сто постранствовать по миру, набираясь опыта и славы.

- У Ярика уже борода до пояса, так что жениться ему уже можно... - ответил толстый дварф и о чём-то серьёзно задумался.

Больше вопросов не последовало. Толстяк поблагодарил меня за ответы и куда-то удалился. Я пошёл допивать слабенькое вино на улицу, так как у меня разболелась голова от шума кузнечных молотов. Где-то через полчаса Ярик нашёл меня сидящим на пеньке и играющим с Тьмой. Дварф был задумчивым и рассеянным. Он сразу извинился:

- Извини, что так долго ждать пришлось. Тут такое дело... в общем, мне нужно срочно много денег. Три с половиной тысячи золотом, желательно уже сегодня.

Я едва не поперхнулся вином и с огромным трудом сохранил невозмутимое выражение на лице. Сколько-сколько? Да они что, совсем с ума посходили что ли? Три с половиной тысячи? Да за такие деньги можно купить десять доспехов и на Пузыря, и на Байяра!

Но во взгляде Ярика было столько невысказанной вслух мольбы, что я не выдержал. Молча достал из сумки большой тяжёлый кошель и положил на столик:

- Тут пять тысяч золотыми империалами и рубинами. Если вдруг не хватит на материалы, скажешь мне.

- Это не на материалы, - признался дварф и покраснел, словно мальчишка. - Это для меня лично. Нужно внести клану Твёрдой Ладони залог за невесту, чтобы девушку не выдали за кого-либо другого, пока я буду доказывать отцу невесты своё мастерство. У меня после уплаты залога будет целый год, чтобы угодить её родителям. Серый Ворон, я обязательно отдам деньги, мы дварфы держим слово!

Я развязал кошелёк и принялся пересчитывать монеты и огранённые камни. Переложив себе в широкий пояс небольшую часть золота и рубинов, остаток я передал дварфу. Ярик, скрывая нетерпение, церемонно глубоко поклонился мне, после чего почти бегом скрылся в здании мастерской.

Его не было более часа. Наконец, мой друг появился в дверях:

- Серый Ворон, спасибо тебе за хорошие слова обо мне и за деньги. И заодно извини, что вышло так неожиданно, я и сам не ожидал такого удивительного предложения. Сам понимаешь, такой счастливый шанс выпадает далеко не каждому дварфу, и отказаться было просто глупо. Мне даже показали Айлу Гордую, мою будущую супругу. Никому не говори, как её зовут, я открыл эту тайну только тебе, как надёжному другу. Но Айла - само совершенство! Широкие кости, гордый взгляд, крепкие ладони. Она будет моей! Но сперва нужно будет поддержать твои слова насчёт моего мастерства и создать прекрасные доспехи для твоего друга Петра Пузыря. Материалы будут стоит тоже немало, но тут загвоздка даже не столько в деньгах, сколько в самой идее...

Ярик тяжело вздохнул и с грустью проговорил:

- Сперва я ведь думал просто заменить пробитые пластины. Потом решил выковать похожий панцирь снова, но уже из более качественной стали. Но раз уж речь пошла о женитьбе и показательной работе из лучших материалов, то всё это конечно не годится. Мне нужно придумать что-то совсем иное, непохожее на предыдущие работы других известных кузнецов. Я пока не готов, мне нужно сперва продумать внешний вид, конструкцию пластин, свойства стали и рисунок на панцире. Я попросил у отца девушки время на подготовку. Мне дали год и двадцать дней до праздника Урожая. И именно в этот день я должен показать родственникам невесты свою работу. Если всё получится, больше никаких испытаний не будет, и в тот же день будет объявлена свадьба. Если же не получится... я разочарую Айлу, и я не хочу об этом даже думать. Это будет такой страшный позор, что никакая другая невеста никогда и не взглянет на меня.

В задумчивом молчании мы с дварфом вернулись к таверне. Пузырь и остальные были уже там, вместе с ними обедали четверо наших новых бойцов, уже в кожаных клёпаных куртках, сапогах на шнуровке и с короткими простенькими мечами, напоминающими гладиусы римских легионеров. Найлу я уже знал, теперь и у остальных представилась возможность назвать себя.

- Космат Увалень я, - представился угрюмый тип с широкими мозолистыми руками. - Бортником я был, мёд диких пчёл собирал в Вечном Лесу. С семьёй бежал к столице, думал уйти от войны... Я ошибся, у речной переправы нас атаковала панцирная пехота диких орков клана Ядовитого Зуба. Я знал, что они людоеды, пробовал отбиваться вырванным из ограды огорода дрыном, но куда там... Их командир свалил меня ударом палицы по уху и приказал связать и оттащить в яму для рабов. Но я ещё успел увидеть, как сына моего и дочку эти звери зарубили и тут же принялись жрать прямо сырыми... Этого я никогда не смогу забыть. Мне теперь нечего терять, и я не побегу от врагов больше.

- Пинька Весёлый, - представился совсем не выглядевший весёлым рыжий парень с кровавым обрубком на месте левого уха. - Лучником я был в гарнизоне Горного Форта, нас в середине лета перевели из Камня-на-Реке в поддержку Золотым Соколам. Для меня война закончилась за одну-единственную ночь, когда нас подняли по тревоге и кинули удерживать троллий мост. До моста мы добежать-то успели, но больше ничего сделать не смогли - целая река закованных в железо орков уже прорвалась через мост. Я выпустил всего-то две стрелы, а потом на меня навалился огромный орк, свалил с ног и откусил ухо. Очнулся я уже в загоне для рабов...

- Весемир Шесть Пальцев, - представился последний и действительно показал ладонь с шестью пальцами. - Был вестовым в отряде тысячника рыцаря Собрена Охотника. Был рядом с командиром в бою, когда мы пытались удержать стену. Но куда-там удержать... Тролли лазают прямо по стенам вверх, и никакие лестницы им для этого не нужны. Связали нас боем, а потом и тяжёлая пехота орков подошла с осадными башнями... Когда командир Собрен был убит, обороной какое-то время командовал рыцарь Стрен, личный адъютант начальника форта. Мы организованно оставили стену и отошли к цитадели, но потом и Стрен пал от удара копья, и наш сотник приказал мне выбрать самого резвого скакуна и спешить к столице с просьбой о помощи. Вот только не смог я пробиться через ворота, коня потерял, руку вывихнул... Пролежал весь следующий день в кустах полыни, притворяясь убитым. А ночью двинулся к Холфорду и набрёл на маленький отряд Найлы, которая была десятником у Собрена Охотника. Но почти сразу нас нашли орки, и они оказались в настроении жестоко поиграть с пленниками... - тут Весемир невольно посмотрел на Найлу, но та не стала ничего комментировать.

Мы продолжали мирно беседовать, но тут в обеденный зал ворвался лысый паренёк в жреческих одеждах послушника храма богини смерти. Едва отдышавшись, он прокричал на весь зал:

- Кто из вас Пётр Пузырь?

Петька едва не подавился от неожиданности, прокашлялся и встал, обернувшись к молодому послушнику:

- Ну я рыцарь Пётр Пузырь. Что тебе потребовалось, малец?

По возрасту этот лысый послушник был едва ли не старше самого Пузыря, но на фоне крупного накачанного парня в латах смотрелся действительно маленьким.

- У нашего настоятеля отца Фитира случилось пророческое видение. Сама Мать Морана говорила с ним и предупредила о крупном отряде культистов демона Моргрима, приближающемся с юга. Эти слуги демонов хотят этой ночью сжечь её святилище. Мать приказала найти тебя в таверне "Слёзы Вдовы" и призвать на помощь.


***


Тяжёлые тучи сковали небо, дул холодный порывистый ветер. Временами с небес срывался мелкий противный дождь, но он быстро заканчивался, так и не намочив камни мостовой. Ни звёзд, ни обеих лун не было видно. На улице было настолько темно, что у меня на языке вертелось неполиткорректное выражение про анус представителей темнокожей расы у меня дома. Но я упрямо всматривался в темноту, пытаясь заметить хоть какое-то передвижение на единственной ведущей к храму горной дороге.

- Серый, иди вниз, хватит уже на крыше торчать и мокнуть! - позвал меня Пузырь, поднимаясь на плоскую крышу приземистого мрачного двухэтажного сооружения, коим являлся посвящённый богине смерти храм.

- Фириат, постой-ка на страже вместо меня, - предложил я эльфу-дроу и спустился вслед за своим школьным другом на второй этаж храма, являвшийся жилым.

Тут было жарко натоплено, и я сразу согрелся. Похожий на крупного грача в чёрной мантии высокий старик Фитир, являвшийся старшим настоятелем храма Мораны, предложил мне скромный ужин - суп из сушёных грибов с кислой пури и чёрствый хлеб. Я поблагодарил жреца и придвинул к себе глиняную потрескавшуюся миску с густой горячей похлёбкой.

- Как считаешь, отрок, мы удержим храм от разграбления? - поинтересовался этот старик, нервно теребя в руках молитвенные чётки из крупных чёрных и белых бус.

- Всё зависит от того, сколько нагрянет врагов, - с трудом проглотив очередную ложку горячего несолёного супа, ответил я на вопрос.

- В своих видениях я видел их целые толпы, - поёжился Фитир, опять начиная щёлкать косточками чёток.

- Значит, не удержим, - спокойно согласился я. - Но и без боя мы твой храм на поругание не отдадим.

- Я стар и немощен, а кроме меня тут всего четверо послушников, из которых один слепец, а один ещё совсем ребёнок. Весь день я молюсь, чтобы наша мать послала своим защитникам силы противостоять ордам кровожадных орков. Советую и вам всем помолиться Моране, чтобы мать была милосердной к своим детям.

Мысль была неплохой, хотя богиня смерти никогда не была в числе любимых мной богов из числа Двенадцати. Я вообще старался поменьше иметь дело с Мораной, слишком уж свежи были в памяти воспоминания, с каким трудом пришлось вызволять Каришку от цепких лап богини смерти, и то ужас, который вызывали её слуги. Тем не менее я поблагодарил старика за совет, отставил в сторону пустую миску и спустился в молитвенный зал.

Тут был только Пузырь, который стоял, преклонив колени перед алтарём рядом с беломраморной статуей высокой женщины в золотой маске. Пузырь молился молча, но богиня смерти явно отвечала ему, так как я видел призрачные щупальца тьмы, клубком извивающиеся вокруг тела моего друга. Смотрелось это жутко, словно гигантский чёрный спрут пытался сквозь камни пола скрутить Пузыря и утащить к себе под землю. Но Петька совсем не боялся этой первобытной тьмы, он находился в эпицентре чёрного вихря и продолжал молиться. Затем мой друг резко встал и сделал шаг к алтарю, коснувшись своим тёмным кольцом белого мрамора. Здание затряслось, раздался подземный гул.

На секунду я испугался, что началось землетрясение, но разве при землетрясении гаснет свет? Испуганно запищал Неведомый Призрак у меня в сумке, но я успокоил былого крыса и стал ждать, когда же отступит тьма в зале. Прошло несколько мгновений, и бронзовые светильники на стенах опять запылали привычным огнём. Мой друг рассматривал лежащий на алтаре огромный тёмный двуручный меч. Как только Пузырь своими ладонями обнял длинную рукоять, увитую золотыми и серебряными проволочками, по лезвию огромного меча пробежали волны магического огня.

- Класс! - не сдержал восхищения Петька, разглядывая своё новое оружие. - Я попросил у Мораны нормальный клинок вместо той щербатой убогой железяки, которую мне подобрали в арсенале замка Древний Брод. Однако я и не надеялся на такое чудо. Видел ли ты когда-нибудь, Серый, подобное совершенство?

- Видел, - проговорил я, имея в виду свои мечи. Но тут я внимательнее посмотрел на этот двуручник и добавил уверенно. - Я и этот меч уже видел ранее. Ты держишь в руках магический двуручник графа Ставера Солнечного, наш выкуп за жизнь Каришки. Тайфлинг добыла его в склепе "Золото Мёртвых" и отдала в дар богине Моране. Вот только... я ведь видел этот и меч и раньше!

Сейчас, когда чёрный меч пылал волшебным огнём, я вдруг с пугающей чёткостью вспомнил сон, приснившийся мне в тот страшный день, когда я едва не ослеп от сока синих цветов "Глаза Лютеции". Тот пылающий двуручный меч в руках высокого атлета в чёрной панцирной броне - это был именно меч Ставера Солнечного! Значит... тот гигант в моём сне был именно Пузырём!

- Ярик, ты мне срочно нужен! - крикнул я сидящему на скамейке дварфу, задумчиво рисующему какие-то наброски на положенной на коленях грифельной доске. - Я знаю, как должны выглядеть доспехи моего друга!

Несмотря на неожиданность момента, Ярик меня мгновенно понял и протянул мне свинцовый карандаш и грифельную доску. Я быстро стёр тряпкой все сделанные Яриком на белой мраморной доске наброски, закрыл глаза и снова представил доспехи из моего сна. Пока образ не пропал, начал спешно рисовать. По три широких полукруглых пластины на плечах, монолитный панцирь до середины груди, ниже на животе наслаивающиеся слой за слоем тёмные гранёные чешуйки, словно шкура дракона. Широкий пояс, ниже пояса опять же драконья чешуя до колен. На ногах - высокие металлические сапоги с щитками, доходящими до колен. Широкие налокотники с четырёхгранными шипами, на ладонях кольчужные перчатки с защитными пластинами на фалангах пальцев. Горло воина должно быть закрыто ромбовидной пластиной. Под панцирем дополнительно была ещё и кольчуга из тонких тёмных колечек. На голове - заострённый спереди шлем без всяких украшений на макушке, забрало с хищными прорезями для глаз...

- Внушает уважение! - довольно проговорил Пузырь, разглядывая из-за моей спины схематичный рисунок.

- Интересно, интересно... Несколько мрачно и сурово выходит, это будет не парадный доспех, а настоящий тяжёлый боевой. И цвет металла должен быть только тёмным, иначе будет выглядеть несуразно, - задумчиво проговорил дварф, рассматривая набросок.

- Цвет матово чёрный, словно эбонитовый, - согласился я. - А на нагруднике был ястреб на фоне скалы, рисунок контрастно белый вроде как серебряный.

- Очень интересно... Мне нужно будет правда просчитать оптимальную толщину пластин и массу, чтобы Пётр смог сражаться в этом доспехе, а также придумать схему гибких шарниров для сочленений. Но определённо в этом что-то есть... Чем больше смотрю, тем мне всё больше и больше нравится. Ну-ка, дай мне карандаш и свой рисунок, - потребовал дварф.

Однако в эту самую секунду раздался тревожный крик оставленного дозорным на краше храма тёмного эльфа:

- Они идут! Их больше сотни!

Буквально сразу же в молельный зал прибежала Свелинна, которая до этого тихо сидела в одной из келий и корпела над учебником по магии, выучивая новые заклинания. Ещё спустя полминуты прибежала запыхавшаяся Найла, которая вместе с тремя другими бойцами несла дежурство на улице:

- Тревога! На горной дороге показалась большая колонна пеших солдат с факелами!

- Закрывайте двери на засов! - скомандовал Пузырь.

Мы уже условились, что защитой храма будет руководитель именно Пётр Пузырь, как самый опытный в ратном деле из всех присутствующих. Поэтому я наравне с другими кинулся к двери и стал закрывать тяжёлые ставни. С сожалением посмотрел на оставшуюся снаружи искусно выполненную статую скорбящей женщины. Петька предлагал спрятать её внутри храма от возможного разрушения, но мы не смогли снять её с каменного постамента, а переносить статую богини вместе с многотонной подставкой было невозможно. Ворота захлопнулись, мы задвинули деревянный брус.

- Двое остаются здесь, завалите дверь мебелью. Остальные к окнам! Двое магов на крышу. Найла тоже на крышу и будь у котла со смолой! - отдавал приказы Пузырь.

Я сам полез было на крышу, откуда можно было срезать нескольких наступающих врагов ещё на подходе, но Петька поставил меня у маленького узкого окошка-бойницы на ведущей на второй этаж лестнице. Спорить с командиром было неправильно, и я безропотно подчинился. Сам Пузырь остался у закрытых ворот, рассматривая через узкое смотровое окошко ведущую к храму прямую аллею. В руках у моего друга был тяжёлый арбалет.

- С ними двое магов, я чувствую колебания силы! - раздался предупреждающий возглас Свелинны.

Маги... Этого только не хватало! Я бросил взгляд на патронташ с последней "антимагической" стрелой. Нет, не стоит. Слишком рано, да и сотворить ещё одну такую же стрелу вряд ли получится... Так что оставлю антимагическую стрелу только на самый-самый крайний случай. Тренькнула спускаемая тетива, кто-то из новых бойцов выстрелил вдаль со второго этажа.

- Не стрелять! - раздался запоздалый приказ Петьки. - Пусть подойдут ближе!

Теперь и я смог разглядеть наших противников. В конце аллеи появились тёмные длиннорукие фигуры. Орки! Враги не прятались и просто шли по мощёной камнем дороге колонной по трое. В основном я видел копейщиков с одноручными короткими копьями и небольшими круглыми обтянутыми кожей щитами. Ясно, лёгкая пехота, копейщики и метатели дротиков. "Крысы", как называли этот род войск сами орки. Без тяжёлой брони, но зато подвижные и способные за день преодолевать огромные расстояния, появляясь неожиданно в тылу вражеских войск и отрезая пути отступления.

Насколько я слышал, далеко не все кланы орков признавали бойцов лёгкой пехоты, считая истинными бойцами лишь покрытых панцирями штурмовиков с кривыми мечами или свирепых берсеркеров, которые шли в бой обнажёнными и обожравшимися шаманскими варевами до полного одурения. Однако это не мешало отрядам "Крыс" считаться самыми успешными и богатыми среди других орочьих войск, поскольку никто кроме них не поставлял работорговцам так много пленников. И, что самое неприятное в нашем положении, "Крысы" были самыми дисциплинированными солдатами, обученными боевым перестроениям, тактике и совместным коллективным действиям. Честное слово, я бы больше обрадовался, увидев на аллее отряд тяжёлых латников орков - сильных, бронированных, свирепых и беспросветно тупых. Эти же противники могли доставить нам самые серьёзные проблемы.

К счастью, торопливый лучник нашей стороны оказался совсем никудышным стрелком. Противники не заметили пролетевшую в неизвестном направлении стрелу и спокойно приближались по ярко освещённой аллее, словно на параде. Я рассматривал сотника противников - невысокого чуть сгорбленного орка с длинными, как у обезьяны-орангутана руками. Орк не выглядел сильным и свирепым, и это было самое тревожное - если он стал сотником не за свою силу и размеры, то значит отличался чем-то другим. Например, интеллектом и командирскими способностями. Прости, Петька, но такого врага нельзя было оставлять в живых. Я спустил курок арбалета. Сгорбленный орк присел на корточки и ткнулся лицом в камни брусчатки. Следующие за ним копейщики остановились в нерешительности, один из них похоже окликнул неожиданно споткнувшегося на ровном месте командира.

- Не стрелять! - раздался опять окрик Пузыря, хотя вроде скрываться было уже поздно.

Двое орков бросились к упавшему и подняли его за локти. Даже отсюда я расслышал дружный крик ярости. Орки грозно потрясали оружием и выкрикивали какие-то угрозы и ругань в нашу сторону. А потом одновременно, словно по приказу, рассыпались в стороны с хорошо просматриваемой дороги и укрылись за деревьями и кустами.

- Ну, вашу мать! Говорил же никому не стрелять! - раздражённо рычал Петька. - Нужно было дать им сперва зайти на подъём к храму, где они не смогли бы так просто укрыться. А теперь они предупреждены, что мы не спим и находимся в полной готовности.

- Прости, Пузырь, это я выстрелил. Мне крайне не понравился их командир, он показался слишком сообразительным и умелым, - признал я свою вину.

- Вот от тебя, Серый, я совсем не ожидал нарушения приказа. Иди теперь на крышу и удерживай врагов на расстоянии, сколько сможешь, - недовольно пробурчал Пузырь и вернулся к смотровому окошку.

На крыше было прохладно, сыро и всё также темно. Я подошёл к стене, обращённой к дороге. На длинной освещённой алле не было видно никаких перемещений, лишь брошенные на дороге ещё тлеющие факелы и труп сотника говорили о том, что враги нам не привиделись и на самом деле где-то существовали. Вот только где они? Эх, была бы сейчас рядом Ленка, она бы мигом определила с помощью поисковой магии, где же укрылась почти сотня вражеских солдат.

- Освети кусты, - попросил я Фириата, и наш огненный маг разродился целой серией огненных стрел, от которых запылали кусты в округе.

Вот они! Я увидел несколько теней, перебегающих от горящих деревьев в темноту, но выстрелить не успел. Зато я успел заметить вспышку в темноте и несущуюся прямо мне в лицо смерть, после чего бросился на пол. Огненный шар расплескался о каменную башенку на крыше, обдав меня и всех присутствующих поблизости жаром раскалённого воздуха.

- Колдун за теми камнями, - указал я Свелинне на высокую скалу. - Прикажи Таулине сожрать его!

Но маленькая девчонка лишь грустно усмехнулась и объяснила мне всю глубину моих заблуждений:

- Мы же в храме богини Мораны! Здесь не действует никакая некромантия! Если я и смогу вызвать фимиляра, то Таулина мгновенно погибнет, и скорее всего даже навсегда. Думаешь, я бы смотрела спокойно, как орки прячутся по кустам и окружают нас, если бы не запрет на некромантию? Но кое-какая магия смерти мне тут подвластна, да и магия воды тоже никуда не делась, так что мы ещё покажем врагам нашу силу.

Словно в ответ на слова маленькой колдуньи в воздухе раздался непонятный свист, и я заметил опускающуюся на здание пульсирующую призрачным светом сеть. Это было не наше заклинание, тем не менее, Свелинна спокойно смотрела за вражеским колдовством и даже не предпринимала никаких защитных действий. Сеть опускалась всё ниже и ниже, как вдруг бесследно растаяла.

- Вот видишь, именно про это я и говорила. "Сеть Ловца Душ" - магия смерти высокого порядка, испепеляющая прикосновением и выжигающая душу жертвы. Но возле храма Мораны она бессильна из-за защитной магии этого места. Чем стоять тут без толку, пойду-ка я пока вниз и покрою входные двери и стены коркой льда, чтобы нашим врагам пришлось потрудиться.

Вместе со Свелинной вниз спустился и Фириат. На какое-то время на крыше остались только я и Найла, перемешивающая железной кочергой булькающую смолу в котле над костром. Наша новая соратница выглядела на удивление спокойной и отрешённой. Я ещё удивился её уверенности и даже немного позавидовал ей, как Найла сама всё испортила.

- Главное умереть сразу, не дать себя взять в плен, - вдруг произнесла она, высказав вои мысли вслух.

- Ты думаешь, мы проиграем? - удивился я, но воительница была вполне серьёзной.

- А как же иначе? Я насчитала порядка шестидесяти врагов. А нас только десять, и то если считать калек из храма. И у них есть маг.

- Двое магов, как и у нас, - поправил я девушку. - И врагов не шестьдесят, а порядка сотни, но это неважно. Если бы не эти двое магов, вообще проблемы бы не было. А так придётся немного повозиться. Не переживай, на Северных воротах Холфорда соотношение сил было куда хуже, но мы выстояли.

Я подкинул ещё пару поленьев в огонь и отвернулся от пламени, зажмурив глаза, чтобы быстрее привыкнуть к темноте. Одна неплохая идея пришла мне в голову, и я призвал волчонка. Тьма даже не обиделась, когда я швырнул её вниз с крыши, и приземлилась на все четыре лапы. Я приказал ей отбежать подальше и осторожно обследовать кусты и камни по краям ведущей к храму аллеи. Волчонок с радостным поскуливанием кинулся исполнять приказ, я же следил за происходящим глазами своего зверя.

Вот они! Большая группа "Крыс" ползла по влажной земле, передвигаясь от укрытия к укрытию и стараясь оставаться всё время вне освещённого факелами пространства. Ещё одна группа орков связывала нарубленные где-то ветки и длинные очищенные от сучьев стволы, мастеря две осадные лестницы. Я приказал Тьме не отвлекаться и искать магов. А вот и они! Это были не орки, как можно было предположить, а двое культистов в красных мантиях. Очень молодые парни, которые едва ли успели закончить Академию Магии. К счастью, их лица были мне незнакомы, так как у меня рука не поднялась бы стрелять в Кару или Герга Шоллани, поступивших благородно, пропустив нас за кольцо осады. Один из парней судорожно перелистывал толстый учебник. Глазами волчонка я даже увидел золотистые буквы на корошке книги: "Магия огня, полевой спецкурс для практических работ". Второй маг нервно тряс волшебную палочку, поправлял кристалл в навершии и снова тряс, после чего каждый раз тихо ругался. И этих молокососов мы боялись?

Но всё моё благодушие моментально исчезло, когда починивший волшебную палочку волшебник выкрикнул какие-то непонятные слова, и возле нас с Найлой с ночного покрытого тучами неба упал здоровенный валун, опрокинув набок котёл со смолой и разметав дрова костра. Я стряхнул горящие капли со своего плаща и посмотрел на Найлу, которой повезло меньше - её куртка горела, на плотных шерстяных штанах тоже были языки пламени. Девушка скинула куртку и затоптала огонь, пламя на штанине я помог ей загасить.

- Позови сюда скорее Свелинну. Ну, эту мелкую магичку, - пояснил я Найле, и воительница убежала вниз.

- Вон третий камень за последним фонарём, такой остроконечный сверху. За тем камнем с обратной стороны сидят сейчас двое вражеских магов. Угости их чем-нибудь мощным из того, что сработает, - попросил я появившуюся на крыше маленькую колдунью.

Свелинна вытянула руки вверх и стала что-то напевать. Я переключился на глаза волчонка, чтобы убедиться, что наши противники не сменили своё укрытие. При первых же словах Свелинны оба мага насторожились и стали прислушиваться к своим ощущениям. Слов с такого расстояния они не могли слышать, но видимо ощущали изменение магического фона.

- Похоже на "Кислотную Бомбу", - неуверенно произнёс один из них.

- Ерунда, у бомбы радиус поражения слишком маленький. Да и непонятно в кого они хотят её метнуть в такой кромешной темноте, - усмехнулся второй, возвращаясь к ремонту своей волшебной палочки.

Это были его последние слова. Ну, если не считать пронзительного вскрика, когда его с ног до головы обдало кипящей едкой жидкостью. Второй маг в ужасе отшатнулся от расползающейся кучи, которая ещё минуту назад была его напарником, и перебежал за соседний валун. Что меня удивило, так это то, что даже перед лицом смертельной угрозы он не забыл захватить с собой большую прямоугольную коробку. Интересно, что было в ней? Какое-то оружие? Я скорректировал прицел у Свелинны, и большая глыба льда обрушилась на поставленный в самый последний миг вражеским магом волшебный щит. Паренёк не был убит, но был оглушён и надолго выбыл из борьбы.

- Убила? - уточнила у меня Свелинна, и я утвердительно кивнул, так как добивать беспомощно упавшего на землю было бы уже совсем нечестно.

Если бы нашими противниками были обычные дикие орки, то после смерти вождя и всех шаманов-магов, они бы либо отступили, либо всей толпой безумно бросились бы вперёд, горя жаждой мести. Но "Крысы" были более организованными, смерть лидеров не заставила их отказаться от планов атаки. Глазами Тьмы я видел, как замкнулось кольцо вокруг храма, и как группы орков короткими перебежками от укрытия к укрытию стали приближаться на дистанцию броска дротиков. По моей наводке Свелинна удачно выстрелила по ближайшим кустам клубами какого-то едкого дыма, уложив троих нападающих на месте. Но затем начался обстрел нашей позиции на крыше, дротики и выпущенные из пращей заострённые камни стали пролетать совсем рядом. Свелинна не умела ставить щиты от стрел, поэтому я приказал ей спускаться в здание, и сам последовал за девчонкой.

- У нас потери! - встретил меня встревоженный Пузырь в молельном зале. - Убиты Весемир Шесть Пальцев и паренёк из храма. Оба стояли у окон, когда начался обстрел. Весемиру камнем из пращи раскололо голову, а мальцу дротиком пробило горло. Я приказал остальным отойти от окон. А у тебя что?

Я рассказал о нейтрализации вражеских магов и о том, что орки готовят лестницы для штурма. В момент рассказа я почувствовал ноющую боль, как будто моё сердце сжали в кулаке чьи-то невидимые холодные пальцы. Я уже знал, что означали подобные крайне неприятные ощущения - моя Тьма только что погибла где-то на улице. Вызывать волчонка заново я пока не спешил, так как внутри здания пользы от неё было немного, а снаружи её бы опять сразу же убили орки.

Осторожно подойдя к узкой бойнице на лестнице, я выглянул и тут же резко убрал голову, увидев тёмные фигуры возле самой стены здания. В проём спустя долю секунды влетели метровой длины дротик и выпущенная из лука зазубренная стрела. Признаться, я несколько опешил от того, насколько близко прошла смерть, и посоветовал Петьке запретить всем приближаться к окнам. Однако, враги были уже возле самой стены! И буквально спустя пару секунд входная дверь прогнулась от сильного удара. Таран! Заряжая арбалет на бегу, я спустился вниз и застал момент, когда правая створка ворот слетела от второго удара и повисла на верхней петле.

Я присел на одно колено и выстрелил в ближайшего орка, удерживавшего бревно у самого расщеплённого от ударов конца. Целил я в прорезь шлема, но выстрел не задался, арбалетный болт со звоном срикошетил от лёгкого шлема в сторону, откуда-то из-за спины орка послышался вскрик боли. Но счастливчик жил недолго - Пузырь прострелил ему грудь из тяжёлого пехотного арбалета, и смертельно раненый орк с хриплым криком выронил бревно. Поднимать упёршийся передним краем в землю таран кинулось сразу несколько противников, и Фириат от всей души зарядил в эту кучу огненным шаром.

Когда стихли вопли обгоревших "Крыс", я произвёл в уме подсчёты. Минус то ли шесть, то ли восемь врагов, таран пока выведен из строя, и дверь в храм осталась на месте, хоть и в покосившемся состоянии. Это был несомненный успех. Вот только слишком уж мало врагов было перед воротами. Где же были остальные? Видимо, такая же мысль возникла в голове у Пузыря, и он послал Пиньку Весёлого проверить крышу.

- Тут на крыше орки! Их мно... - крик одноухого лучника оборвался на полуслове, но и сказанного уже хватило остальным, чтобы понять, что дело плохо.

Пузырь отшвырнул свой арбалет, так и не успев его перезарядить, и взялся за огромный тяжёлый двуручник. Лезвие меча сразу же затрепетало языками огня, как только пальцы моего друга сомкнулись на рукояти.

- Серый и Космат, вы идёте со мной! Ярик и маги пытаются починить дверь! Найла, ты стоишь у окна и их прикрываешь, если враги появятся на аллее.

Я вытянул свои мечи и увидел странные кроваво-бурые всполохи на лезвиях. Такие же блики перебегали по мечу Космата, а уж огненный двуручник Пузыря помимо языков пламени полыхал колдовским огнём так, что мне хотелось отвернуться и бежать от него подальше.

- Действует магия этого места, это богиня смерти защищает своё святилище, - пояснил Пузырь, видя наши вытянувшиеся от удивления лица. - С нами сейчас сила Мораны, и мы не можем проиграть!

Пузырь ещё на ходу по лестнице стал раскручивать свой тяжёлый меч. Я старался держаться на пару шагов сзади, чтобы ненароком не попасть под страшное лезвие. Космат бежал в шаге позади меня. Именно в таком порядке мы и выскочили на крышу храма. На плоской крыше оказалось множество врагов, не менее тридцати орков уже поднялись по приставным лестницам, а новые и новые лезли наверх. Петька врубился в их толпу подобно взбесившей мясорубке, круша противников направо и налево. Его меч, казалось, не встречал никакого сопротивления и с одинаковой лёгкостью перерубал и клинки, и доспехи, и живые тела.

Наша с Косматом задача заключалась лишь в том, чтобы не дать ошеломлённым врагам прийти в себя и окружить нашу маленькую группу. Хотя появление живой машины смерти, в которую превратился мой школьный друг, явно выбило из "Крыс" все уроки дисциплины и групповых действий. Многие орки просто бросали оружие и прыгали вниз с крыши, рискуя сломать себе ноги при падении с достаточно большой высоты. Другие пытались обороняться, но при этом каждый был за себя и действовал так, чтобы оказаться за спинами своих товарищей. Мне удалось достаточно ловко отбить клинками несколько брошенных дротиков, и один раз отрубить уже занесённую для удара копьём руку орка. Космат дико кричал и раз за разом опускал окровавленный меч в лежащих на полу покалеченных врагов, добивая орков без всякой жалости. Мы прошлись по всей крыше от начала до конца, не оставляя за собой никого живого. Я с помощью Космата затащил наверх три самодельные лестницы, лишив таким образом орков заготовленных осадных средств.

- Уходим, пока они не очнулись! - прохрипел Космат, и я только сейчас заметил застрявший у него в плече дротик.

- Уходим... - устало подтвердил Петька, словно очнувшись от боевого безумия и удивлённо осматривая покрытую рассечёнными телами крышу.

Внизу нас ждал приятный сюрприз - наши друзья поставили створку двери на место, а Свелинна в дополнение ко всему наморозила на ворота десятисантиметровую корку льда. Ярик одобрительно кивал головой, ощупывая ледяную преграду своими чуткими пальцами.

- Теперь так просто ворота им не взять! - заулыбался дварф. - Интересно, что они придумают в следующий раз?

Словно специально чтобы дать ответ на вопрос дварфа, в окно со стороны улицы влетел горящий комок какого-то промасленного тряпья. А за ним ещё один. И ещё. И ещё. Много - десятки, если не сотни зажигательных снарядов посыпались на нас. От плотного дыма сразу же стало трудно дышать, и я опустился на пол, где воздух был чуть чище. Фириат метался от одного горящего снаряда к другому, гася их простым прикосновением голой ладони, при этом тёмный эльф кричал всем остальным подниматься на крышу. Собственно, других вариантов и не оставалось - деревянный пол и лавки в большом молельном зале уже тлели и во множестве мест начали гореть, огонь был уже на деревянной лестнице и грозил отрезать нас от спасительного выхода на крышу.

Низко пригибаясь к полу и прикрыв лицо тканью, я ухватил за руку едва не теряющую сознание от удушья Найлу и потащил к лестнице. Тут был самый опасный участок, нам пришлось бежать прямо сквозь огонь, но к счастью полоса огня была пока небольшой. Шумно дыша и вытирая проступившие от едкого дыма слёзы, мы остановились на крыше. Тут уже был Ярик и Свелинна, а спустя несколько мгновений в клубах дыма из чердачного проёма показался Космат, вынесший на руках престарелого старшего жреца храма Фитира.

- Где Пузырь и Фириат? И где ещё двое жрецов? - прокричал я, быстро пересчитав собравшихся и выявив отсутствующих.

Ответа не последовало, все лишь растерянно переглядывались и пожимали плечами. Но когда я попытался броситься обратно вниз спасать своих друзей, сразу несколько цепких рук ухватили меня. Ярик кричал, что по лестнице уже не спуститься, там бушевало пламя выше человеческого роста. Космат в обгоревшей одежде тоже уверял меня, что больше никто не мог бы спастись. Я расширенными от ужаса глазами всматривался в пылающий проём, за которым остался мой лучший друг. Но тут наше внимание привлёк далёкий звук рога. Звук шёл со стороны, противоположной аллее, там был лишь крутой обсыпающийся склон, и не было никакой дороги. Ярик отцепил от меня свои крепкие пальцы, повернулся на звук и проговорил потрясённо:

- Клянусь Тором, это старинный сигнал дварфов к атаке! Там мои сородичи!

Звуку рога вдруг ответил другой сигнал с противоположной стороны, и в самом конце освещённой аллеи показались какие-то тёмные фигуры. Всадники! Кто бы это мог быть? Словно в ответ на мой невысказанный вопрос в воздухе над нами проявилось летающее миниатюрное создание. Виги! Фимиляр Ленки! Летающая пикси зависла на одном месте и звенящим от волнения голосом моей школьной подруги проговорила:

- Держитесь! Мы уже идём на помощь! С нами светлые эльфы!

Оказавшиеся между двух огней орки потеряли к защитникам храма всякий интерес и стали выстраиваться в боевые порядки. Противники строились в широкий круг, выставив вперёд длинные копья, внутри круга собирались лучники и метатели дротиков. Но конники и подоспевшая пехота дварфов не стали атаковать врага, остановившись на расстоянии выстрела из лука. Эльфы, а их было не более десятка, спешились и достали длинные луки. Это было избиение в одни ворота - орки падали пачками, не в силах что-либо предпринять для своей защиты. Я и Ярик Тяжёлый тоже сделали по паре выстрелов, расширяя бреши в круговой защите орков. Противники представляли собой идеальные мишени: неподвижные легкобронированные цели без щитов, при этом хорошо освещённые огнями факелов. Довершил разгром врагов прилетевший из окна храма огромный огненный шар, разом накрывший группу оставшихся противников. Магия огня?! Фириат! Он жив! Я очень надеялся, что Петька тоже был с ним.

Осторожно я стал спускаться в задымлённое помещение. Открытого пламени не было видно, хотя ступени лестницы обуглилась и проваливались под ногами. В молельном зале пожар тоже уже был потушен, двое жрецов с замотанными мокрыми тряпками лицами открывали ставни, чтобы проветрить зал. Пузырь разбирал баррикаду у входной двери, его серебристый помятый панцирь потемнел от копоти, а яркий плащ обгорел и зиял рваными дырами. При моём появлении мой друг, не прекращая своей работы, попросил помочь ему убрать заваливший вход мусор. Уже после того, как мы открыли тяжёлые створки, Петька немного отдышался и объяснил способ своего спасения:

- Фириат навесил на всех, кто не успел добраться до спасительной лестницы, защиту от огня. Странное это было конечно чувство - вроде идёшь сквозь огонь, дышать практически нечем, одежда на тебе горит, но телу не очень-то и горячо. Мы втроём прошли прямо сквозь бушующее пламя в хозяйственные помещения храма и закрыли за собой двери. А Фириат остался в пылающем зале и продолжил в одиночку тушить пожар.


***


- Сотня орков и два мага врага уничтожены! Храм устоял! Потери минимальные! Это же просто великолепная победа! - радовалась высокородная леди Камилетта, осматривая место сражения.

- Я бы не торопился с такими выводами, герцогиня, - поправил её выглядевший крайне недовольным светлый эльф в дорогой сверкающей под светом факелов броне. - Вмешиваться в сражение было совсем необязательным, но из-за вашей поспешности погибли сразу четверо моих собратьев. Мы понесли тяжёлые потери, и главное бессмысленные. Противники вскоре пришлют новый отряд, уже более крупный, и тогда храм богини смерти уже никто не спасёт.

Я несколько удивился такой дерзости в речах эльфа и подумал, что молодая герцогиня сейчас вскипит. Однако Камилетта почему-то предпочла оставить обидные слова без ответа. Очень странно это было, совсем не похоже на обычное поведение импульсивной девушки. Однако я быстро выбросил эти странности из головы, как только увидел идущую быстрым шагом в мою сторону Каришку. Прибывшая с герцогиней Каришка явно стеснялась в присутствии посторонних слишком бурно выражать свои эмоции, но я сам не стал сдерживаться и побежал к ней, подхватил на руки и раскружил.

- Я так испугалась, когда услышала от обитателей гостиницы о нападении на храм и о том, что вы пошли его защищать! Я просто места себе не находила от переживаний! - в счастливых глазах тайфлинга читалась откровенная радость от того, что для меня всё благополучно закончилось.

Я осторожно опустил девушку на землю, но Каришка принялась ходить за мной, словно привязанная, куда бы я ни пошёл. Я же направился к тому месту, где во время боя находились вражеские маги. От первого из них осталась только раскисшая пузырящаяся лужа, в которой плавали какие-то неприглядные ошмётки. Зато второй маг, как я и предполагал, оказался жив, хотя упавшей глыбой его хорошенько приложило по голове, оставив широкую ссадину с засохшей кровяной коркой.

- Связать и отнести в храм! - указал я на бесчувственное тело находящимся поблизости Ярику и его соплеменникам.

Меня же заинтересовала коробка, которую так бережно охранял этот выживший маг. Это был прямоугольный короб внушительных размеров, внутри него что-то шевелилось. Со всеми предосторожностями мы с Каришкой осмотрели подозрительный ящик и не нашли никаких магических сюрпризов. И тогда я решился и открыл его. Внутри оказалась обычная клетка с почтовыми голубями. Четыре сильных откормленных птицы находились в изолированных отделениях большой клетки и сейчас испуганно крутили головами, разбуженные посреди ночи ярким светом.

Каришка не сдержала разочарованного вздоха. Я тоже сперва расстроился, так как ожидал увидеть что-либо гораздо более ценное, чем почтовые птицы. Но затем я внимательнее присмотрелся к надписям на отдельных клетках с готовыми к полёту вестниками, и какие-то пока что смутные, но весьма занимательные мысли стали проскакивать в моей голове. "Холфорд, голубятня Армазо", "Ставка Свирепого Рыка", "Храм Единого", "Горный Храм Единого". Четыре сизых птицы должны были доставить срочные донесения по указанным адресам. Этим можно было воспользоваться, хотя тут нужно было предварительно хорошенько размыслить.

- Командир, дело есть, нужно кое-что обсудить наедине, - подошёл ко мне Вилль Омникафи, и я отошёл с бароном в сторону.

Убедившись, что даже Каришка отошла и нас никто не подслушивает, молодой рыцарь шёпотом поведал:

- Ну, если сразу к делу, то наши переговоры со светлыми эльфами с треском провалились. Да, ушастые потеряли двести бойцов в столице и имеют зуб на орков и графа Армазо, но эльфы не будут воевать с правителями Холфорда, кем бы они ни были. К тому же значительную часть вины в гибели своих собратьев эльфы возлагают на погибшего отца Камилетты, так как тот нанимал эльфов для личной охраны от всевозможных покушений, но не для ведения полномасштабной войны. Поэтому многие старейшины клана Дневной Росы, а особенно родственники погибших, полагали возможным разорвать многовековой союз и даже предлагали выдать Камилетту её врагам, так как считали, что род Кафиштенов их предал. До ареста герцогини дело к счастью не дошло, но помогать последней из Кафиштенов эльфы точно не станут. И самое неприятное, эльфы официально сообщили нам, что не станут укрывать беглянку на своей территории и выдадут Камилетту по первому же запросу, если таковой последует от правителей Холфорда. Ками так обиделась на вероломство ушастых, что не стала даже оставаться на вторую ночь в Круэн-Дарсе и демонстративно поспешила уехать из эльфийского города. Эльфы выделили нам лишь десять своих охранников, чтобы те проводили молодую леди до её замка. И вот что я предлагаю... точнее, это не я придумал, но ты понимаешь, кто такое предложил... Для эльфов их вечная жизнь крайне важна, но гораздо ценнее для них возможность сохранения жизни своих родичей. У нас четыре эльфийских трупа и возможность их воскресить. Это стоит того, чтобы поторговаться со светлоухими, надавить на них и заполучить их поддержку! Что скажешь?

Я попытался представить себя на месте эльфов и сразу разочарованно покачал головой. Воскресить четверых эльфов, чтобы потом потерять сотни и сотни других соплеменников, будучи втянутым в конфликт с сильным врагом? Кто вообще пойдёт на такое? Лично я бы на такое не согласился. Да и эльфы тоже не идиоты, и однозначно не пойдут на такой неравный размен. Однако это не значило, что убитых эльфов мы воскрешать не будем. Будем, всё-таки они сражались на нашей стороне и погибли, защищая нас самих. Да и какая-то благодарность светлых за возвращение своих товарищей должна же быть?

Свелинна, к которой я обратился по поводу возможности воскрешения убитых союзников, была крайне осторожной в своей оценке. Девчонка указала мне на возвышающийся поблизости мрачный храм богини смерти и ответила, что место для проведения обряда, мягко говоря, не самое подходящее, так как предсказать реакцию Мораны она совершенно не берётся. Не исключено также, что богиня смерти уже позаботилась о том, чтобы души защитников её храма благополучно покинули этот мир, и тогда ритуал воскрешения изначально будет обречён на неудачу.

Примерно такие же слова я услышал и от Ленки, которая советовала перетащить тела как можно дальше от святилища богини смерти и надеяться, что Морана согласится отдать свою законную добычу. Фириат же был настроен более оптимистично, но всё же советовал предварительно информировать Морану о наших намерениях, чтобы богиня не вмешалась в ритуал. Когда же я сообщил Фириату, что среди претендентов на воскрешение будет четверо светлых эльфов, улыбка сразу сползла с лица эльфа-дроу. Фириат скривился, как будто пытался раскусить кислый лимон, но быстро взял себя в руки и ответил:

- Мне будет крайне неприятно поднимать врагов своей расы, но я готов выполнить твою просьбу, Серый Ворон. Однако у меня будет условие - пусть светлые эльфы сами попросят меня о такой услуге.

Общаться с богиней смерти вызвался Пузырь, который и так собирался молиться у алтаря и благодарить Морану за поддержку и щедрые дары. Пока мой друг стоял на одном колене у несколько закопчённого алтаря и беззвучно шевелил губами, я нервно прохаживался рядом, ожидая решения божества. Наконец, Пётр встал и сообщил:

- Ритуал воскрешения следует проводить прямо тут в этом зале, тела нужно сложить в ряд возле главного алтаря. Богиня Морана пообещала помочь в проведении ритуала - всё-таки жизни всех её сыновей находятся в её руках, и только наша общая мать решает, кому следует умереть, а кому нужно ещё пожить.

Это было даже больше, чем мы надеялись. Оставалось только согласовать вопрос с эльфами. Каришка уже шепнула мне, что того недовольного эльфа зовут Кумиаравель, и его родной брат был одним из погибших в Холфорде охранников герцога Кафиштена. Сейчас этот светлоухий стоял на коленях возле трупа одного из своих соплеменников и пел что-то грустно-непонятное на своём певучем языке. Я терпеливо подождал, пока он закончит свою песнь и попытался представиться, но эльф достаточно грубо перебил меня:

- Я знаю, кто ты, твоё имя мне знакомо. Что же касательно моего имени, то тебе совершено незачем знать его, смертный. Мы встретились лишь на один краткий миг вечности и вскоре разойдёмся в разные стороны. И я считаю, что тебе совершенно незачем портить этот краткий миг нашего знакомства, стоя тут возле меня в тот момент, когда я скорблю о павших товарищах.

- Странное у тебя имя, ТебеСовершеноНезачемЗнатьЕгоСмертный. Обычно это длинное имя произносится гораздо короче, как "Грубиян" или "Невежа", но тебе виднее. Вообще-то я пришёл по делу, Кумиаравель. Я хотел узнать - вы сами будете воскрешать своих павших бойцов или нам заодно с нашими убитыми и ваших эльфов воскресить?

Судя по ладони эльфа, потянувшейся было к рукояти кривого длинного ножа, но затем резко убранной в сторону, Кумиаравель сдержал свой гнев и проглотил мои обидные слова. Эльф встал с колен и медленно-медленно повернулся в мою сторону, в его глазах не было гнева, а скорее настороженность.

- Это ведь молодая герцогиня тебя прислала? И что же высокородная леди Камилетта потребует за такую услугу? Помощи в её безнадёжной войне?

- Кумиаравель, я по своему опыту знаю, что эльфы очень хорошо подмечают мельчайшие детали происходящего вокруг них. Возможно, ты был слишком погружен в свою скорбь и потому не заметил, что с момента вашего появления тут у храма я ещё не говорил с высокородной леди. Просто у нас есть погибшие - двое служителей храма, двое наёмников и один дварф, мы собираемся их сейчас воскрешать, а поэтому мне казалось разумным заодно воскресить и твоих бойцов. Никакой оплаты или ответной услуги за услугу я не требую, однако всё же есть один скользкий момент...

- Какой? - ещё более насторожился эльф.

- Среди трёх магов, необходимых для проведения этого ритуала, один является эльфом-дроу по расе. Этого мага зовут Фириат Тёмный Соболь, он мой надёжный друг, который много раз доказал свою силу и верность. Я уже поговорил с ним на эту тему и выяснил, что Фириат Тёмный Соболь согласен воскресить светлых эльфов, если кто-либо из светлых сам попросит его об этом.

- Об этом не может быть и речи! - гневно воскликнул Кумиаравель. - С дроу мы готовы разговаривать только языком стрел и мечей!

- Как скажешь, Кумиаравель. В конце концов, это твои бойцы и именно тебе отвечать перед их матерями, - бесстрастно ответил я. - И если ты считаешь, что родственники погибших согласятся с тем, что твои убеждения действительно стоят дороже четырёх жизней светлых эльфов клана Дневной Росы, то так тому и быть.

Я неторопливо развернулся и направился прочь, за моей спиной интенсивно спорили и ругались эльфы. И я не очень удивился, когда меня окликнул другой голос:

- Постой, Серый Ворон! Меня зовут Астеруэль, и я не настолько щепетильный и твердолобый, как Кумиаравель. Я готов поговорить с дроу, раз это спасёт моих соплеменников.

Эльф выглядел совсем молодым и вряд ли был старше самого Фириата. Я подвёл его к дроу и оставил их наедине. О чём бессмертные создания говорили между собой, я не слышал, но уже через минуту двое молодых эльфов разных кланов пожали друг другу руки, закрепляя достигнутые договорённости. И через пару минут четыре бездыханных эльфийских тела были положены рядом с другими мертвецами. Свелинна к этому моменту уже нанесла нужные руны на полу и стенах, и всё было готово к началу церемонии.

- Погодите! Нужно воскресить ещё двух мертвецов - сотника орков и убитого вражеского мага! - остановил я подготовку к обряду.

Все собравшиеся были настолько удивлены, что никто даже не стал возражать. Вскоре дварфы притащили и положили в ряд с другими трупами тело орка и плащ, в который собрали склизкие останки погибшего мага. Наши трое волшебников встали по углам треугольника, Свелинна собралась читать слова заклинания. И тут случилось чудо - алтарь в храме засветился, послышалась музыка, а когда через пару-тройку мгновений эти эффекты прекратились, на полу лежали девять тел, хоть и находящихся пока без сознания, но вполне живых. А кроме этого пропали все следы разрушения в зале - обгорелые тёмные пятна на полу снова сверкали светлой древесиной, лестница и мебель были восстановлены, а входная дверь вернулась на своё прежнее место.

- Забирайте, всё уже готово, - не очень торжественно, но зато доходчиво самым первым проговорил старший жрец храма богини смерти.

Дварфы кинулись вперёд целой толпой и, шумно выкрикивая слова благодарности Моране, подхватили воскрешённого сородича и на руках вынесли из зала. Эльфы подошли к своим возрождённым товарищам и, убедившись в их воскрешении, стали по одному выносить из зала в сторону оставленных на аллее лошадей. Когда эльфы забрали последнего, в храм неожиданно вернулся Кумиаравель, подошёл к алтарю и опустился на одно колено:

- Прими мою благодарность за жизни четырёх моих собратьев, великолепная богиня Морана! В знак признательности мой клан берёт этот храм под свою защиту, и любой враг, замысливший причинить вред твоему святилищу, должен будет сперва переступить через наши поверженные тела! - торжественно произнёс эльф на весь зал, а затем встал с колен и поискал кого-то глазами среди собравшихся: - И ты прими мою благодарность, Фириат Тёмный Соболь из клана Хвойной Ветви. Я был одним из судей, приговоривших тебя к смерти в прошлом году. Я не раскаиваюсь за то прошлое решение, приговор тогда был вынесен справедливо. Но если, не приведи богиня судьбы Фаэтта, ты или любой дроу снова окажется в Круэн-Дарсе, я буду голосовать за то, чтобы помиловать пленника.

После этих слов эльф-дроу с достоинством поклонился светлому собрату. А Кумиаравель также едва заметно поклонился, после чего резко развернулся, поправил рукой сбившийся плащ и направился к выходу. Когда он проходил мимо меня, то встретился со мной глазами и одними губами прошептал:

- Выйди на улицу, я хочу с тобой поговорить, Серый Ворон.

Он меня заинтриговал, я поспешил на выход и проследовал к собирающимся в путь и осёдлывающим лошадей эльфам. Ожившие бойцы были пока ещё без сознания, а потому их просто привязывали к сёдлам и стременам. Кумиаравель отвёл меня в сторону и произнёс:

- Я знаю, что среди спутников высокородной леди Камилетты Кафиштен долгое время была девушка-эльфийка по имени Арбель. Об этом не знает никто из твоих друзей, но Арбель моя родная дочь. Мои сородичи изгнали её из Круэн-Дарса, однако это не запрещает мне любить моего единственного ребёнка. Находившиеся на службе у герцога мои соплеменники сообщили, что перед самой атакой орков высокородная леди покинула обречённый город в компании самых приближённых слуг, среди которых была и моя дочь. Но в составе той делегации, что приехала с высокородной леди в Круэн-Дарс, Арбель не было. Я очень надеялся обнаружить Арбель здесь и потому вызвался лично сопровождать высокородную леди в её обратной дороге, однако не нашёл здесь моей дочери. Мои люди уже расспросили Петра Пузыря, который был в числе спутников высокородной леди, и потому я уже знаю, что моя дочь пропала. Моё отцовское сердце подсказывает мне, что Арбель жива, но попала в беду. Найди мою дочь и помоги ей. И тогда, клянусь именем первого лучника Эллинаса, на всех советах старейшин я буду голосовать за то, чтобы поддерживать молодую герцогиню Камилетту Кафиштен любыми доступными нашему клану способами.

Я поклонился эльфу и долго наблюдал, как группа всадников удаляется по аллее. Затем меня окликнул один из закованных в панцирь дварфов, и я узнал в нём Аймана Крепкую Ладонь. Толстый дварф сообщил, что уже ознакомился с чертежом доспехов, которые планирует изготовить Ярик Тяжёлый.

- Очень внушительно, а если использовать лучшие материалы - метеоритное железо, очищенную магическую руду и желчь дракона, как предлагает Ярик, то обладатель таких доспехов станет практически неуязвимым для обычного оружия. Мы готовы в любое время начать плавить металл для этой работы. Остался только вопрос оплаты расходных материалов, сам понимаешь, тут нужны редкие и весьма дорогие ингредиенты...

- Сколько? - прервал я поток слов толстяка.

- Две тысячи золотом на панцирь, ещё тысяча на мифрилловую руду для кольчуги, ещё пятьсот монет на кирасу минотавра, ещё четыре сотни на оружие получше и хоть какие-то доспехи для ваших четверых освобождённых рабов. Итого три тысячи девятьсот корольков.

Почти четыре тысячи корольков! И это стоимость одних лишь материалов! А ведь ещё нужно будет учесть стоимость аренды кузницы и оплату труда всех мастеров, которые будут изготавливать оружие и доспехи. У меня не было таких денег, в моём кошельке оставалось полторы тысячи золотом, ну и где-то сорок-пятьдесят корольков мелочью.

- Мне нужно сперва поговорить с Яриком, и он потом сам принесёт деньги в кузницу, - пообещал я толстому дварфу, и Айман Тяжёлая Ладонь поспешил догонять удаляющуюся процессию сородичей, несущих на руках воскрешённого товарища.


***


Я сидел в пустующей келье храма и напряжённо размышлял, где же взять столько денег. На столе передо мной находилась клетка со спящими голубями. Интересный трофей, жаль только, что это был не сундук с золотом или самоцветами. Каришка и остальные уже обыскали трупы орков, но добыча оказалась весьма скудной - менее двадцати корольков мелочью и куча низкокачественного орочьего оружия, за которое торговцы вряд ли дадут нормальную цену. Монеты мы уже разделили между всеми членами отряда, и моя доля в пять золотых едва ли могла как-либо повлиять на общую грустную картину.

Камилетта уже призналась, что у неё в кошельке не более четырёхсот золотых, причём тратить эти монеты высокородная леди планировала на наём новых рекрутов, но никак не на вычурный панцирь дл своего бывшего оруженосца. В общем, картина с финансами у нашего отряда складывалась довольно печальная.

На постеленном прямо на полу топчане завозился приходящий в себя сотник орков. Он пыхтел и ворочался уже более часа, мешая своими стонами мне думать, но в сознание пока не приходил. Сейчас же я повернулся в его сторону и встретился взглядом с удивительно внимательными и разумными глазами орка.

- Пришёл в себя? - поинтересовался я, просто чтобы завязать разговор.

- Где я? Где мой отряд? - спросил орк, не предпринимая никаких попыток встать.

- Ты в храме Мораны, твои бойцы мертвы, - коротко ответил я, внимательно наблюдая за реакцией воскрешённого орка.

Тот закрыл глаза и долго лежал в таком виде, переваривая новую информацию. Затем медленно и осторожно провёл правой рукой вдоль своего туловища, явно пытаясь нащупать оружие. Его рука была под одеялом, и орк наверняка думал, что это действие будут не замечено мной. Но по движению складок тонкого шерстяного одеяла я всё понял.

- Твой ятаган, копьё и щит лежат вон у стены. Там же два твоих ножа, кошелёк и вся верхняя одежда. Можешь их забрать в любой момент, - проговорил я ровным голосом, ожидая дальнейших действий приходящего в себя врага.

Орк даже не повернул головы и не открыл глаз, чтобы проверить мои слова. Никаких эмоций на лице орка тоже не отразилось. То ли враг решил, что я просто издеваюсь над ним, то ли сразу поверил. Кто же его поймёт...

- Я же помню, как умирал. Почему я здесь? - поинтересовался орк, наконец-то распахнув глаза и уставившись на меня своими коричневыми зрачками из-под надвинутых тяжёлый бровей.

- Ты умер от стрелы в голову. Если быть совсем уж откровенным, то именно я выпустил ту фатальную стрелу. Однако ты заинтриговал меня, и твоё тело не сожгли, в отличие от тел остальной сотни бойцов. Ты очень невысокого роста и довольно щуплый для орка. Тем не менее, ты дослужился уже до сотника в отряде лёгкой пехоты, хотя для орка весьма и весьма молод. Это говорит о том, что ты - весьма незаурядная личность. Поэтому я посчитал, что нелепая смерть от стрелы не должна обрывать твой земной путь, и ты заслуживаешь возможности воскрешения.

Орк долго молчал, переваривая новую порцию информации. Затем враг нашёл в себе силы улыбнуться:

- Мать моего отца была человеческой женщиной. Я на четверть человек. Всю свою жизнь я проклинал чужую кровь, из-за которой я был меньше и слабее своих сверстников. Из-за примеси вашей крови я всегда был мишенью насмешек для взрослых орков, а соседские дети били меня каждый день просто из-за того, что я не был похож на них. И вдруг именно эта четверть человеческой крови позволила мне воскреснуть... Но что ты ждёшь от меня, мой убийца и одновременно спаситель?

- Мне от тебя ничего не нужно, ни военных секретов, ни верной службы, ни какой-либо благодарности за оживление. Это было сделано просто из гуманизма, - сказал я и понял, что во всеобщем языке не оказалось слова "гуманизм", и это слово я произнёс на своём родном языке, а потому орк меня не понял. Поэтому я повторил более понято. - Я воскресил тебя из-за нежелания быть бессмысленно жестоким. Ты можешь в любой момент встать и уйти, как только посчитаешь, что пришёл в себя.

Вот только тут орк даже не стал скрывать своего удивления. Он с трудом приподнялся на локте и долго смотрел на меня. Затем орк скривил губы и повторил новое для себя слово, явно смакуя каждый из слогов:

- Гу-ма-низьм... нежелание бессмысленной жестокости и убийств... Кровь человека делала меня ущербным среди сверстников, и мне волей-неволей с самого детства пришлось быть жестоким и учиться драться, чтобы защищать себя. В конце концов, орки-подростки от меня отстали, но своим в клане я так и не стал, а потому ушёл служить наёмником в череде бесконечных битв между кланами орков. И там именно злопамятностью, хитростью и жестокостью я заслужил уважение. И сотником я стал, победив в честном бою одного за другим шестерых сильных свирепых орков, каждый из которых на две головы был выше меня.

Бывший сотник замолчал и опять закрыл глаза. Я же продолжил разговор:

- В этом храме тебя никто не тронет, можешь оставаться, пока не выздоровеешь, я договорился с настоятелем. А вот в этой местности вокруг преимущественно живут дварфы, эльфы разных цветов и независимые бандиты из числа людей, так что одинокого орка могут убить просто так. Тебе есть куда идти?

- Найду... - неопределённо ответил орк, напрягая лоб и размышляя вслух. - Возвращаться к Холфорду смысла нет, командиры не отличаются терпением и не станут разбираться, почему я выжил, а сотня бойцов нет. Меня просто обвинят в трусости и повесят на ближайшем дереве в назидание остальным. Пойду в дикие земли или в Курстан, для наёмника работа везде найдётся. И если вдруг нам выпадет судьба встретиться, то я хотел бы знать твоё имя, человек.

- Меня зовут Серый Ворон, - не счёл я нужным скрывать от врага своего имени.

По тому, как вздрогнул орк, стало сразу понятно, что моё имя ему знакомо.

- Так вот ты оказывается какой, самый разыскиваемый преступник Империи, укравший из столичного храма корону бога Латандера, - задумчиво проговорил орк, рассматривая своими карими глазищами моё лицо. - Ну, будем знакомы, меня зовут Аррх Тощий, некогда из клана Пожирателей Плоти, а сейчас просто вольный наёмник.

- Скажи мне, Аррх, отряды "Крыс" вроде считаются самыми удачливыми среди отрядов орков по поводу пленников. Скажи, а не слышал ли ты о девушке-эльфийке, которую взяли в плен где-то возле деревни Комарьё? - я спросил просто наугад, лишь чтобы проверить полученный от работорговца слух.

Но орк неожиданно расхохотался:

- Слышал ли я? Да я собственноручно поймал её сетью, когда эта длинноухая девчонка попыталась уйти по северному тракту! Знатная была добыча! Мне за неё торговец рабами Угож Рыжий сразу без разговоров тут же отсчитал сто тридцать корольков! Кстати, а моё золото в кошельке сохранились?

Вот тут я сам, сперва обрадовавшись долгожданным вестям об Арбель, затем впал в откровенный ступор. Какие сто тридцать золотых монет? Никто из моих друзей не сообщал о такой громадной сумме в добыче. Жаль, что я не проследил, кто же именно обыскивал убитого сотника. Может тогда и остальные орки отряда были не настолько бедными, как мне сообщили? Видя, что я "завис" с ответом, Аррх расхохотался:

- Что, кто-то из ваших бойцов "скрысил" знатную добычу? В моём отряде, хоть мы сами и назывались "Крысы", за утаивание добычи полагалось отрубание правой руки. Хватило пары наглядных примеров, чтобы воровство у своих прекратилось.

- Я обязательно найду этого вора, - пообещал я орку. - Но расскажи мне про Рыжего Угожа - кто таков, где он сейчас или куда направлялся?

- Рыжий Угож - это известный пройдоха, который всегда крутится там, где можно поживиться. Огромный и толстый полуогр, хитростью пошедший явно не в своих диких родственников. Может Угож и не самый влиятельный среди работорговцев, но уж точно самый крупный из них в смысле толщины тела. И при этом пронырливый и имеющий нюх на добычу, настоящий стервятник, питающийся падалью! Он всегда в числе первых появляется там, где свирепствует голод, где засуха или град побили посевы, или где намечаются войны. Четыре дня назад он был в посёлке Комарьё, с ним было три готовых к отправке подводы с рабами. Но третьего дня Рыжий Угож ушёл куда-то на север, может по дороге к Торжищу, может по одной из других в сторону диких земель.

Тут в комнату без стука зашла Каришка и, не обращая внимания на ожившего врага, сообщила мне, что оглушённый маг пришёл в себя и просит кого-нибудь из начальников, с кем он может поговорить. Я вышел из комнаты и последовал за тайфлингом, по дороге осторожно поинтересовавшись у Каришки, не она ли осматривала вещи убитого сотника орков? Каришка на секунду остановилась и задумалась, что-то припоминая, после чего сообщила:

- Вспомнила! Я ведь действительно видела перспективный в плане возможной добычи труп, но меня Фея опередила! Я немного задержалась у мага, мы с тобой как раз в это время клетку с голубями осматривали, а твоя подруга детства в это время уже направилась к трупу сотника. А что не так?

Я не стал делиться с тайфлингом своими подозрениями и промолчал. Но выходило, что это Ленка укрыла от остальных друзей найденное сокровище. Нехорошо... Мы остановились у затемнённой кельи на первом этаже, двери в которую охранял Космат. Правая рука огромного мужика висела на перевязи, плечо было перемотано пропитавшимися кровью тряпками. Космат молча отступил в сторону, пропуская меня и мою спутницу.

Маг сидел на жёсткой лавке, на его голове красовалась огромная шишка, волосы слева над виском спеклись от засохшей крови. При моём появлении молодой культист попытался встать, но я жестом остановил его и присел на соседнюю лавку, постаравшись не задеть второго мага, который находился ещё без сознания.

- Ты здесь за главного? - удивился волшебник, его явно смущал мой возраст.

- Я - Серый Ворон, избранник бога Белла. Зачем ты вызвал меня?

Как и сотник орков ранее, этот молодой маг вздрогнул при упоминании моего имени. Что им вообще наплели про меня, что они так пугаются?

- Я хотел бы выкупить свою жизнь, - сразу начал волшебник, не став ходить вокруг да около. - Мой отец - богатый купец из Холфорда и заплатит выкуп за моё освобождение. Я напишу письмо и отправлю с голубем в столицу, и через пару дней выкуп будет уже у вас.

Выглядел молодой волшебник весьма самоуверенно, а потому смешно было наблюдать его рожу после следующей моей фразы:

- А с чего ты вообще взял, что мне нужны деньги? Ты знаешь, временами я вообще не могу нормально ходить из-за веса золотых монет в кошельках и сумках?

Молодой маг набрал воздуха в лёгкие, но так и не нашёлся, что мне ответить. Конечно, я блефовал, и деньги мне сейчас были нужны как ничто другое, но видимо моя репутация умелого вора сыграла свою роль, и мальчишка мне поверил. Я же выждал минуту и, словно делая большую милость, проговорил не слишком довольным тоном:

- Я бы скорее предпочёл получить от тебя клятву верности, всё-таки мы ведём войну, и маги в этом деле всегда нужны. Но может быть выкуп действительно это лучший выход. Во сколько ты оцениваешь своё освобождение?

- Думаю, триста золотых отец заплатит за своего наследника, - быстро ответил парень, и я сразу понял, что он сильно занижает сумму.

Каришка это тоже поняла и весело рассмеялась:

- Все мы знаем, что боевой маг стоит гораздо больше. Один год обучения в Академии Магии стоит шестьсот золотых, а ты явно обучался не менее шести-семи лет. Но ты мог бы обойтись вообще без выкупа, если бы поклялся перед лицом богини смерти Мораны и богини магии Эльдоры сражаться на стороне истинной правительницы Холфорда герцогини Камилетты Кафиштен.

Молодой волшебник задумался на пару мгновений и отрицательно покачал головой:

- Это явное самоубийство. Кафиштены проиграли войну за трон правителя города, и их последние сторонники будут перебиты со дня на день. Лучше я заплачу выкуп.

- Как знаешь... - лениво согласился я. - Две тысячи корольков твой отец потянет?

- Круто ты загнул, Серый Ворон... - растерялся молодой маг.

- Ладно, не будем разорять уважаемого старика, пятьсот корольков и можешь катиться на все четыре стороны. Только письмо будешь писать под мою диктовку, - принял я окончательное решение.

Каришка сбегала и принесла перо и чернильницу, маг достал из внутреннего кармана тонкий прозрачный лист специальной бумаги для голубиной почты. Текст сообщения был таким:


"Пишет Савелий Купежек с позволения Серого Ворона, в плену которого он в настоящее время находится. Во-первых, сообщаю, что наш отряд "Крыс" выполнил свою задачу и сжёг горный храм Мораны возле торгового посёлка. Во-вторых, сразу после разрушения храма наши орки были вероломно атакованы большим отрядом эльфов-дроу, которые подошли как союзники графа Армазо, но затем подло атаковали и нанесли большой вред отряду "Крыс". Я понимаю эльфийский язык и слушал их разговоры, а потому сообщаю, что дроу вышли из союза и собираются силой взять то, что им принадлежало когда-то. В-третьих, сообщаю, что с остатками "Крыс" я уходил в сторону Холфорда, но угодил в засаду возле разрушенного эльфийского города и попал в плен к известному разбойнику Серому Ворону и его шайке. Прошу сообщить моему отцу купцу Гильдии Меховых дел мастеров Ваграву Купежеку, что в обмен на мою свободу эти лесные тати требуют пятьсот корольков. Выкуп должен быть оставлен на обрушившемся мосту в старом эльфийском городе, что находится на дороге от посёлка Комарьё к замку Древний Брод. Писано на двадцать восьмой день осени где-то в Вечном Лесу".


Уже рассветало, так что я сам достал голубя из клетки с надписью "Холфорд, голубятня Армазо" и прикрепил свёрнутую записку к ноге птицы. Вышел на улицу и высоко подкинул крылатого посланника в утреннее небо. Громко хлопая крыльями, сизый голубь взлетел вверх и взял направление на юг в сторону Зелёной столицы.

- Ты ведь не собираешься получать этот выкуп, не так ли? - смекнула Каришка.

- Нет, конечно. Там будет слишком людно из-за отрядов культистов, желающих схватить Серого Ворона и отобрать якобы находящуюся при нём корону бога Латандера. Но пусть они посидят в засаде несколько деньков, кормя комаров и поджидая "лесных татей". Главное, они проглотят фальшивку насчёт разрушения храма и вероломства дроу.

- Да, на эльфов-дроу наши враги обидятся... Как бы до крови там не дошло...

- Надеюсь, как раз, что дойдёт, и эльфы-дроу выйдут из союза с нашими врагами. Только ты случайно не проболтайся при Фириате о тексте письма. Ведь для спасения его же сородичей всё и делается. Ясно ведь, что граф Армазо, Агалиарепт и тем более Ваалон не собираются расплачиваться с эльфами дроу за помощь и планируют какую-то подлость, чтобы разом истребить как можно больше доверившихся им эльфов. А тут из-за нашего письма буча начнётся преждевременно, пока наши враги ещё не полностью готовы. Тем более я планирую усилить эффект, отправив сегодня и трёх остальных голубей, чтобы весть о разрыве с дроу достигла самых разных мест, и хода назад у наших врагов уже не было.

Каришка задумалась на секунду и предложила:

- Кстати, я видела, что Камилетта подобрала кольцо-печатку погибшего на дуэли виконта Сальвайла Армазо. На этом перстне был знак в виде мантикоры, его вполне можно использовать в качестве печати, чтобы получатели писем думали, что это официальное письмо от рода Армазо.

- Каришка, ты гений! У меня ведь даже есть бланки гербовой бумаги рода Армазо, которые я взял в секретном убежище культистов. Немного тяжеловаты письма получатся для голубиной почты, но зато солидно будут выглядеть и официально. Хотя... постой, не всё так просто... Я совсем не представляю, как выглядит вензель-роспись графа...

- Может быть, высокородная леди Камилетта это знает? - предположила Каришка.

Я направился к комнате Камилетты. К моему огромному удивлению молодая герцогиня ещё не ложилась спать. Более того, в занимаемой ей комнате, оказывается, давно шло совещание с участием Пузыря, Вилля Омникафи, Минотавра Байярда и Ярика Тяжёлого. При моём появлении все замолчали, и я сразу сообразил, что моё присутствие почему-то было нежелательным.

- Мы обсуждаем планы по укреплению замка "Древний Брод". Какие фортификационные сооружения нужно построить, сколько это будет стоить и сколько по времени это займёт, - сообщила мне герцогиня Камилетта. - Вряд ли ты можешь помочь в подобном вопросе, Серый Ворон, поэтому я и не стала тебя беспокоить. Ты вполне можешь идти отдыхать, по твоей специальности найдётся масса других важных дел.

Давно меня настолько откровенно не выставляли за дверь, но я всё же собрался с наглостью и спросил насчёт вензеля графа Силиуса Армазо и перстня Сальвайла Армазо. Камилетта смешно наморщила носик, а потом стукнула себя ладонью по лбу:

- Как я забыла! Точно, у меня же есть пара писем, написанных графом Армазо для его сына Сальвайла. Я нашла их среди вещей виконта в моём замке.

Высокородная леди порылась в своей сумке и извлекала плоскую деревянную шкатулку, в которой обнаружилась пачка всяких бумаг. Камилетта бегло порылась в этой кипе и достала пару сложенных вчетверо листов:

- Вот эти письма, можешь взять их себе. Перстень Сальвайла тоже бери, мне он не нужен. А сейчас прошу покинуть мою комнату, мне ещё многое нужно обсудить с моими друзьями.

Ну ничего себе! Откровенно выгнала меня с совещания! Ну и ладно, что бы они там на самом деле ни обсуждали, пусть занимаются этим подольше и не мешают мне в отправке сообщений. Я внимательно ознакомился с обоими письмами. Ничего интересного в их содержании не обнаружилось, в первом отец давал различные наставления сыну, во втором сетовал на отказ Сальвайла от выгодного марьяжа с Разолейнами и обещал найти другую партию. Почерк у писцов был разный, а вот размашистая подпись графа на обеих письмах была явно написана одной рукой. Я взял перо и написал на красивых разукрашенных коронами бланках просто как под копирку три одинаковых письма:


"Братья мои и соратники!

Сообщаю вам о вероломстве чёрных эльфов, отряды которых предали все договорённости и ударили нам в спину во время самых последних завершающих сражений за возвращение законной принадлежащей мне по праву короны правителя Холфорда. К тому же мои надёжные источники сообщают о секретных переговорах между светлыми и тёмными эльфами, целью которых является объединение в войне против моей законной власти. Я не желаю давать нашим врагам времени на объединение, а потому отдаю приказ немедленно начать уничтожение ушастых предателей, не взирая на цвет их кожи и эмблемы кланов. Убивайте всех эльфов, до которых только можете дотянуться! Я приказал своему казначею выплачивать по десять золотых за каждое ухо. Длинноухим нет места в будущей Эрафии!

Граф Силиус Армазо, сорок шестой правитель Холфорда и окрестных земель".


Роспись у графа была сложной, так что мне пришлось потренироваться на листе чистой бумаги, пока не стало получаться похоже. Напоследок я поставил печати красного сургуча с оттиском обвивающей дуб мантикоры, и три голубя отправились в странствие, разнося среди союзников графа Армазо весь о начале большой войны с эльфами.

Если мой план сработает, это будет означать провал переговоров светлых эльфов с новыми властями Холфорда и разрыв временного союза тёмных эльфов и орков. Наконец-то впервые за много веков светлые и тёмные эльфы объединятся против единого врага! Да, будут неизбежные жертвы, но сомнения меня не мучали. В войне все средства хороши, и пусть теперь наши враги отвлекутся от моего маленького отряда и разбираются с лесными жителями.

Я стоял на краю крутого обрыва и наблюдал за розовеющими верхушками окрестных скал. Несмотря на усталость и бессонную ночь, настроение у меня было просто исключительное. Удалось ведь устроить такую пакость нашему врагу, от которой граф Армазо ещё не скоро оправится! Каришка молча стояла рядом со мной, погружённая в свои мысли.

- Серый Ворон, высокородная леди Камилетта просит тебя зайти к ней, - раздался за спиной голос Вилля Омникафи.

Я молча кивнул и последовал за рыцарем в сторону храма богини смерти. По дороге я с усмешкой обдумывал мысль, почему Вилль вдруг предпочёл обратиться ко мне по имени, а не по привычному уже "командир". Так и не придя ни к какому умозаключению, я вошёл в комнату высокородной леди. Тут уже собрались все члены нашего отряда, даже разбуженная ни свет ни заря маленькая Свелинна зевала в углу, прикрывая ладошкой рот.

Собрание начала высокородная леди Камилетта. Она была несколько усталой и растрёпанной после бессонной ночи, но смотрелась весьма оживлённой и даже перевозбуждённой:

- Друзья, я хотела обсудить со всеми планы по нашей дальнейшей борьбе с захватчиками. У нас уже есть мой собственный замок "Древний Брод", причём достаточно хорошо укреплённый. К тому же дварфы, с которыми я поговорила этой ночью, дали обещание направить своих камнетёсов и строителей на возведение дополнительных оборонительных сооружений замка. Мы восстановим пристань и построим ещё до весны оборонительный вал от реки до самых стен замка и ряд сторожевых башен с катапультами на окрестных скалах.

У меня есть гарнизон в составе восьмидесяти человек. Ещё три сотни необученных рекрутов можно набрать в соседних сёлах. К тому же у нас есть возможность нанять остановившийся неподалёку отряд конных наёмников "Рыжие Василиски", я уже вчера поговорила с их командиром и получила предварительное согласие. Ну и не стоит забывать о возможности выкупа сильных рабов, тем более что целые караваны живого товара уже пошли от разграбленной столицы по всем трактам. Рыцарь Пётр Пузырь пообещал, что к зиме сделает из этих селян и освобождённых рабов достаточно неплохих бойцов. Вопрос теперь упирается только в финансы - для найма солдат и строителей нужно очень много средств. Мы тут всю ночь считали так и эдак, экономили на всём что только можно и пришли к выводу, что потребуется минимум семнадцать тысяч корольков. Деньги нужны как можно скорее.

У меня при себе четыреста пятьдесят золотых, ещё столько же есть в замковой казне. Барон Омникафи и рыцарь Пётр на двоих могут выдать сто восемьдесят корольков, наши маги располагают шестьюдесятью золотыми монетами. Но насколько я знаю, у Серого Ворона имеется внушительная сумма, более полутора тысяч корольков. И у Каришки тоже были деньги, я во время поездки в Круэн-Дарс видела плотно набитый монетами кошелёк у неё на поясе. Тысячи три монет мы наберём, этого должно хватить для выплаты аванса и начала работ. В крайнем случае, продадим часть моих драгоценностей или излишне роскошного оружия. А остаток средств мы уж как-нибудь найдём позже. Я написала и отправила вчера голубиной почтой письма самым надёжным друзьям отца, надеюсь, они помогут мне деньгами и людьми. Ну что, принимаем такой план?

Раздались дружные одобрительные возгласы собравшихся, причём громче всех кричал Петька, шумно одобряя ведение активных действий против графа Армазо, орков и культистов. Этом вторил ему Вилль Омникафи, которого герцогиня тут же назначила командующим над будущей армией. И даже обычно спокойная Ленка выражала одобрение. И уж что меня вообще поразило, так это явная радость Каришки, которая также ликовала и ратовала за открытую войну. В общем, согласны с планом герцогини были все. Поэтому мой одиночный голос "против" был воспринят с таким удивлением, что все даже замолчали на полуслове, когда я начал говорить.

- Друзья, вы вроде умные и умудрённые жизнью, но допускаете такую ошибку... Какие "армия будет готова к зиме" или "построим оборонительный вал к началу весны", вы что?! От Холфорда до замка "Древний Брод" всего два дня пути пехоте или неполный день коннице. Ками, ты тоже меня удивила. Ты же обещала сидеть тихо, чтобы враги как можно дольше не знали о взятии замка! И вдруг ты рассылаешь письма во все стороны от своего имени. Да если хоть один из бывших друзей твоего отца после смерти старого герцога присоединился к сторонникам новой власти, то ещё вчера из Зелёной столицы к Древнему Броду были направлены отряды орков, уж чего-чего, а этой нечисти вокруг столицы было в избытке.

- Хорошо, критиковать каждый может, но что ты сам предлагаешь? - едко поинтересовалась молодая герцогиня.

- Предлагаю продолжать следовать пророчеству и собрать наш отряд полностью. Нам нужно найти и выручить из беды Арбель. Я уже выяснил, что три дня назад эльфийка была в плену у работорговца Угожа Рыжего, его караван с невольниками ушёл куда-то по северному тракту. Но движутся подводы медленно, и мы вполне можем его догнать.

Высокородная леди расхохоталась, только в её смехе не было никакого веселья, только злая насмешка:

- Ты на полном серьёзе предлагаешь мне бросить свой собственный замок с гарнизоном и пуститься в погоню за моей служанкой?! Надеюсь, ты шутишь, Серый Ворон, ибо это граничит с сумасшествием. Да, я привязалась к своей фрейлине, но даже ради сотни эльфиек я не брошу свою справедливую борьбу!

- Серый просто не хочет расставаться со своими деньгами. Всё-таки полторы тысячи золотом - это огромная сумма, вот он и предлагает всякие варианты, при которых деньги останутся у него, - съязвила Фея.

Это был подлый удар со спины, чего я совершенно не ожидал от своей школьной подруги. И главное, обвинение было абсолютно несправедливым! Возможно, именно из-за нелепости обвинений я и не сдержался, повысив голос:

- Фея, не тебе учить меня делиться деньгами! Я, по крайней мере, честно заработал это золото, а не скрысил у своих товарищей, как поступила ты с обнаруженными у сотника орков золотом!

- Ничего я не крысила! - возмутилась Фея, но по тому, как она испуганно отвела взгляд, я уже понял, что не ошибся.

- Было несколько свидетелей того, как ты взяла деньги себе. Я уточнил размер суммы у воскрешённого сотника, в кошельке было сто тридцать золотых. Это, кстати, была плата от работорговцев за поимку Арбель. Ленка, давай не будем опускаться до личных обысков. Просто отдай эти монеты Камилетте, и вопрос будет закрыт.

Фея запустила руку внутрь своей мантии, достала увесистый шёлковый кошелёк и со злостью швырнула его на столешницу. Молнии, которые сверкали в глазах Феи, не предвещали мне ничего хорошего в будущем. Её жених Вилль Омникафи тоже смотрел на меня крайне неприязненно, явно осуждая мои действия. Возникшую тишину нарушила молодая герцогиня:

- Серый Ворон, ты совершенно зря прилюдно унизил нашу лучшую волшебницу. Елена Фея и Вилль Омникафи ещё ночью сообщили мне об этой сумме и сказали, что деньги отложены на их будущую свадьбу. Я не принимала эти золотые в расчёт и держала в уме лишь на самый крайний случай. Да, не совсем красиво с их стороны было утаить часть денег, но у них были на то веские причины.

Тут заговорил барон Омникафи:

- А сам-то ты разве не совершаешь странных поступков? Чего стоит одно только воскрешение наших врагов! Я уж не говорю про отсылку странных писем сегодня утром. И даже сам Ярик Тяжёлый признал, что для уплаты залога в три с половиной тысячи корольков за невесту было не самоё лучшее время. А уж предложение искать пропавшую невесть где эльфийку, когда у нас полно более насущных дел, это уж совсем ни в какие ворота не лезет! В общем, Серый Ворон, отряд тобой как лидером крайне недоволен, и поэтому я считаю возможным поставить вопрос о смене лидера. Предлагаю лидером нашего отряда сделать герцогиню Камилетту Кафиштен!

Саму Камилетту такое предложение нисколько не удивило, как и многих из присутствующих в комнате. И потому я понял, что вопрос о смене лидера уже обсуждался за моей спиной, и сейчас разыгрывалось лишь подготовленное представление. Слово снова взяла Камилетта:

- Пусть будет простое тайное голосование, ни Серый Ворон, ни я участвовать не будем. Каждый по очереди пусть возьмёт со стола по паре бусинок из порвавшихся у настоятеля местного храма чёток. Тут есть чёрные и белые жемчужины, берите по одной каждого цвета. Вон в углу пустой кувшин, кидайте туда только одну бусинку - белую, если хотите видеть меня своим новым командиром, либо чёрную, если вас устраивает Серый Ворон. Сразу же произведём подсчёт голосов и примем решение. Голосуют восемь человек, это чётное число. Но если будет равенство, Серый Ворон как нынешний лидер сам бросит ещё одну жемчужину и решит вопрос в любую сторону. Вторые бусинки сложите вон в ту коробку, проверим потом чтобы убедиться, что всё было честно.

Народ один за другим получал из рук высокородной леди по две разноцветные бусинки и шёл к кувшину. Слышался стук одной падающей жемчужины, и место за кувшином занимал следующий. Я сидел откровенно подавленный таким ужасным расколом в отряде, но всё же пытался прикинуть свои шансы на победу. Петька мой лучший друг и будет точно за меня. Ещё вчера я то же самое сказал бы и про Фею, но сейчас я обидел её, и потому её решение предсказать не мог. Допустим, она положит белую, хотя я всё же надеялся на другой выбор. Байяр буквально на днях клялся мне в своей верности, поэтому явно положит чёрную жемчужину за меня. Каришка - тут даже без вариантов чёрная жемчужина. Фириат... сложно сказать, я с ним мало общался, зато он приближённый Камилетты, поэтому белая. Ярику я очень и очень помог, поэтому может быть только чёрная. И Свелинна... тут я даже не сомневался, что белая - девчонка меня почему-то недолюбливала, хотя ничего дурного я ей не делал. Итого получался расклад четыре чёрных, три белых и непонятно как голосующую Фея. Но даже в самом худшем раскладе было четыре-четыре, и мой решающий голос. Я не мог проиграть - если будет равенство, я могу доложить одну чёрную жемчужину. Или мне лучше положить белую жемчужину, раз уж высокородная леди так рвётся командовать?

- Всё, подсчитываем итоги! - проговорил Вилль Омникафи и перетащил кувшин на стол.

Минотавр подставил глубокую миску, чтобы в неё можно было пересыпать бусины из кувшина. И вот Петька перевернул высокий кувшин, осторожно высыпая разноцветные градины в миску. Одного-единственного взгляда мне хватило, чтобы понять, что я с треском проиграл. Все бусины были белыми! Хотя нет, один чёрный шарик всё-же попался среди белоснежных соседей.

- Один-семь, - подытожила высокородная леди. - Серый Ворон, ты низложен!

Не говоря ни слова, я отстегнул кошелёк от пояса и бросил в миску с жемчужинами, отчего миска опрокинулась, белые шарики покатились по столешнице и стали со стуком падать на пол. Также молча я встал и вышел из комнаты.

Главное не зареветь! - внушал я сам себе, поднимаясь в свою комнату. Ничего, предательство друзей - это крайне неприятно, но в данном случае всё же не смертельно. Проживу и без них! В своей комнате я наткнулся на орка, который уже самостоятельно смог встать с лавки и сделать пару шагов по комнате. Совсем забыл про него...

Я бросил беглый испуганный взгляд на стол. Фух, ну хотя бы чистые бланки с гербами рода Армазо лежали в перевёрнутом виде, а лист бумаги с моими попытками подделать подпись графа Армазо так и вовсе был скомкан, а ничего другого тут не могло служить уликами подделки писем. Быстро порвав исписанный лист бумаги на мелкие кусочки, я начал спешно складывать свои вещи. Нащупал у себя кошелёк с мелочью, тьфу ты, совсем про него забыл! Я положил кошелёк на край стола перед бывшим сотником.

- Твоё золото вернуть не получилось, но я привык держать своё слово и намерен расплатиться с тобой. Тут порядка сорока корольков мелочью, к тому же возьми это, - я протянул орку свой обсидиановый кинжал. - Эльфийская работа, не тупится и не ломается. Стоимость этого кинжала намного больше, чем сто золотых монет, так что думаю, ты не будешь в обиде.

Не дожидаясь никакой реакции орка, я надел плащ, накинул рюкзак на плечо и поспешил вниз по лестнице. К счастью, по дороге к лошадям я никого не встретил, поэтому мне не пришлось объясняться и говорить новые гадости тем, кого ещё час назад я считал своими надёжными друзьями. Чего тут вообще можно было объяснять? Меня откровенно предали, тайно сговорившись за моей спиной. Я почувствовал, что горячие слёзы обиды вот-вот могут хлынуть из моих глаз, поэтому закусил губу до крови.

В какой-то момент, закрепляя сумки на седле, я обратил внимание на какое-то движение за своей спиной. Резко обернулся, положа руку на арбалет. Каришка, кто же ещё, единственная чёрная жемчужина в кувшине, на которую я мог положиться. Тайфлинг лишь вымученно улыбнулась мне самыми уголками губ и продолжила навьючивать свою лошадь. Так и не произнеся ни единого слова, я вскочил на Пушинку. Тайфлинг в ту же секунду ловко запрыгнула на свою пепельно-серую кобылу. Каришка чуть пришпорила свою лошадь, поравнялась со мной и протянула мне руку. Я взял её маленькую ладошку в свою, и мы вдвоём рядом поскакали по аллее, удаляясь всё дальше от храма Мораны.

Торговый посёлок мы миновали ранним утром, когда жители ещё спали. На развилке дорог я придержал Пушинку и задумался. Одна дорога вела в Круэн-Дарс к светлым эльфам, там мне делать было совершено нечего. Ещё одна дорога шла со стороны северного тракта куда-то в сторону диких земель. И наконец, третья дорога вела на восток в сторону замка Древний Брод. Заезжать в замок я точно не планировал, но с той же стороны находилась и основная дорога со стороны посёлка Комарьё, где в последний раз видели Арбель.

Каришка во время моего раздумья находилась рядом и просто молчала. И когда я повернул кобылу на восток, тайфлинг тоже не произнесла ни слова. Это было очень любезно с её стороны, так как мне совершенно не хотелось сейчас ни с кем общаться. Я пришпорил Пушинку, и кобыла понеслась во всю прыть по осенней просёлочной дороге. Лишь через пару часов я решил сделать остановку, поскольку едва не уснул прямо на ходу.

Палатки у меня не было, но соорудить шалаш было нетрудным делом. Пока я рубил ветви и делал укрытие от моросящего дождика, Каришка соорудила кое-какой завтрак. Костёр мы не стали разводить, просто решили перекусить тем, что было с собой. И только когда мы уселись на послуживший подстилкой плащ, моя подруга впервые решилась на разговор:

- Серый Ворон, я прошу меня извинить. Я серьёзно виновата перед тобой.

- Ты про что? - удивился я, очищая холодное куриное яйцо и аккуратно складывая скорлупу на край плаща.

- Я виновата перед тобой за то, что проголосовала против тебя. Я подумала... знаю, что дура я полная, но посчитала, что герцогиня должна быть главной. У неё ведь и титул, и положение в обществе, в крови Кафиштенов есть даже толика императорской крови... Я и предположить не могла, что для тебя лидерство было настолько важно. Ведь ты несколько раз при мне говорил, что тяготишься ролью лидера, вот я решила, что так будет лучше... Извини меня...

- Ерунда, Каришка, главное ты со мной. Этим ты лучше всяких слов и голосований доказала свою верность.

Девушка не ответила, лишь плотнее прижалась ко мне и благодарно чмокнула в щёку. Мы поели, стреножили и пустили пастись лошадей, а сами залезли в шалаш отсыпаться после бессонной ночи и всех этих переживаний. Тьма осталась караулить, улёгшись внутри шалаша у самого входа в позе сфинкса и бесстрастно наблюдая за усилившимся дождём. Неведомый Призрак тоже остался караулить вместе с волчонком, но белый крыс наоборот бегал снаружи, явно нарочно подставляя свою шкурку под тяжёлые капли и затем вылизывая мокрую шерсть.

Я вполглаза наблюдал за поведением животных, но мысли мои был совсем далеко-далеко отсюда. Я не мог уснуть, болезненно переживая разрыв с друзьями. Что я делал не так? Почему команда практически единодушно отказалась от моего руководства? Каришка тихо дышала рядом, щекоча мой нос своими волосами. Она крепко обняла меня и не отпускала даже во сне. Ей хорошо, она сразу уснула, а я вот так не мог. Несмотря на осень и промозглую погоду, я был тепло одет и не мёрз под шерстяным одеялом на толстой подстилке из хвойных веток, так что холод к моей бессоннице не имел никакого отношения. Дело было в образовавшейся внутри пустоте. Кто я теперь без друзей? Какой вообще смысл моего существования в этом мире? Куда пойти и чем заняться?

Так и не найдя ответы на эти вопросы, я всё-таки уснул.


***



Глава пятая. По следу работорговца.


Проснулся я от бодрого пощёлкивания сгорающих в костре дров и манящего запаха готовящейся еды. Ещё не открывая глаз, улыбнулся про себя - молодец Каришка, уже встала и еду готовит. Но тут до меня дошло, что тайфлинг по-прежнему спит рядом, безмятежно посапывая у меня возле уха. У костра тем временем послышался треск - кто-то обламывал сухие сучья и бросал их в пламя. Кто-то чужой! Я медленно приоткрыл глаза и одновременно тихо-тихо потянулся за арбалетом, который по привычке перед сном положил рядом с собой. Рука нащупала пустой чехол, оружия внутри не оказалось...

- Проснулся? Тогда вылезай, еда уже почти поспела, - услышал я спокойный голос откуда-то сзади со стороны затылка.

Даже не оборачиваясь, я уже по характерному певучему акценту понял, что возле лесного шалаша стоит эльф. Взъерошив волосы ладонью и одновременно скрывая зевок, я выполз из палатки и замер. Да, это был эльф, причём не один. На полянке рядом с первым расположились ещё трое длинноухих разведчиков. Но что самое тревожное, все эти эльфы были дроу! Один из тёмных эльфов как раз вертел сейчас в руках мой арбалет, рассматривая прекрасное оружие.

- Да не бойся, мы не враги тебе, - попытался успокоить меня тот, что заговорил первым, он сейчас перемешивал деревянной длинной ложкой варево в котелке над костром.

Я же мысленно прокручивал в голове варианты своих дальнейших действий. Тёмные эльфы были союзниками графа Армазо, а значит моими личными врагами. Приказ о моей поимке культисты постарались распространить даже в самые глухие уголки Эрафии, раз уж даже орки и работорговцы слышали о награде за мою голову. Если эльфы-дроу меня не тронули, то видимо не узнали... Однако следующие же слова эльфийского разведчика развеяли эти наивные иллюзии:

- Садись к костру, Серый Ворон, в ногах правды нет.

По дороге к предложенному мне месту у костра я словно ненароком осмотрел поляну. Врагов было четверо, все при оружии. Вели себя эльфы-дроу внешне беззаботно-расслабленно, один так и вовсе сидел ко мне спиной и играл с моей Тьмой, щекоча довольному волчонку пузо. Но эта расслабленность не могла меня обмануть. Я знал, что достать спрятанные внутри куртки кинжалы враги мне не позволят. Пришлось сесть и взять предложенные поваром хлеб и миску с каким-то мясным бульоном и зеленью. Кашеваривший эльф внимательно смотрел за тем, как я ложку за ложкой уплетаю его похлёбку.

- Похоже, ты плохо знаком с нашими обычаями, человек? - вдруг спросил меня другой эльф, и я невольно обратил внимание на вычурный клинок у него на поясе, такой эльфийский меч мог стоить целое состояние.

Почему он спрашивает? Я сделал что-то не так? Наверное, полагалось похвалить еду и мастерство повара, предположил я и тут же произнёс такие слова. Но эльфы лишь рассмеялись, причём не ехидно, не злобно, а как-то искренне-весело. Наконец, игравший с волчонком молодой разведчик развернулся ко мне лицом и пояснил:

- По нашим обычаям если кому-то предлагают хлеб и еду, то это знак дружбы. А когда этот кто-то принимает из рук чужака пищу, он как бы соглашается с предложением мира и дружбы. Так что можешь расслабиться и не стрелять глазами в поисках врагов, тут таковых нет.

Эти слова меня немного успокоили, и я уже с большим аппетитом принялся за похлёбку. Одновременно я обратил внимание, что проснулась Каришка. Но тайфлинг не стала выдавать своего пробуждения, лишь откатилась чуть в сторону, чтобы её не было видно со стороны полянки.

- Предложи и свой подруге присоединиться к трапезе, - предложил повар, проявив недюжинную наблюдательность. - "Нечеловечески быстра, и глаз не успевает следить за движениями кинжалов тайфлинга", так ты вроде расписывал достоинства своей боевой подруги перед дуэлью с сыном графа Армазо. Поверь, и для нашего спокойствия тоже хотелось бы, чтобы смертельно опасная убийца пятерых ассасинов вкусила нашу пищу и подкрепила этим самым свои мирные намерения. Мы знаем, что тайфлинги не едят мясо, поэтому специально для Каришки приготовили на костре овощи, - эльф показал на остывающий возле углей небольшой чугунок.

Каришку звать не пришлось, она вылезла сама и своей неповторимой чарующе-женственной походкой подошла к костру. Кашевар предложил даме сложенный вчетверо плащ в качестве подстилки, неподалёку также на подстеленные плащи стали усаживаться остальные эльфы. Повар разлил своим друзьям приготовленную похлёбку по деревянным мискам, а затем вынул откуда-то оплетённую ивовыми прутьями плоскую флягу и наполнил маленький вырезанный из зелёного камня стаканчик:

- Меня зовут Архавас Злобный Барс, я травник клана Хвойной Ветви. Травник не в смысле "травить", просто я разбираюсь в лекарском деле, - эльф при этих словах весело рассмеялся. - Не откажешься? Настойка на тридцати травах, мой собственный рецепт, чтобы не мёрзнуть в походе.

Надо же, оказывается, этот серьёзный эльф умеет шутить, я тоже улыбнулся его игре слов и взял стакан. Это был скорее мёд, чем вино. Или по крайней мере мёд там точно присутствовал среди остальных ингредиентов. Я осушил чарку и вернул хозяину. Архавас также наполнил стакан и произнёс:

- Будет теперь чем похвастаться перед сородичами. Я пил с легендарным Серым Вороном, лучшим вором Зелёной Столицы!

Он медленно в несколько малюсеньких глоточков выцедил вино и передал стакан и флягу дальше по кругу. Сам же эльф сделался серьёзным и произнёс:

- Тебя, возможно, интересует, почему мы не вяжем тебя и не тащим на аркане в столицу?

Я осторожно кивнул, именно такие мысли у меня роились в голове, и я не понимал благодушия эльфов-дроу, которые по слухам отнюдь не отличались хорошим отношением к пленникам.

- Ну, так я тебе отвечу, Серый Ворон. Я никогда не одобрял и сейчас не одобряю выбора некоторых моих сородичей, которые решили присоединиться к союзу демонопоклонников и орков ради призрачной мечты вернуть потерянные территории. К тому же до меня доходили слухи о коварстве рода Армазо и той ненависти, которую питает лидер культистов Ваалон к моему народу. С чего бы им вдруг выполнять данное эльфам-дроу обещанное? Именно поэтому я предпочёл не участвовать в этой грязной игре за власть. Поэтому ты мне не враг, а единственная ценность, которая могла бы реально заинтересовать меня, у тебя отсутствует. Как ты понимаешь, я говорю о короне бога Латандера, которую ты по слухам украл из столичного храма. Украл ведь?

- Украл, - не стал я отрицать очевидное, про себя отметив, что эльфы действительно рылись в моих вещах. - Но ты прав, Архавас, у меня этой реликвии уже нет. Буквально на днях я подарил её твоему младшему брату.

Один из эльфов не сдержал удивлённого возгласа, Архавас неодобрительно посмотрел на слишком эмоционального сородича и переспросил меня:

- Так ты знаешь, что Фириат Тёмный Соболь мой родной брат?

Я молча кивнул. Травник нахмурил свой лоб и даже, сам в свою очередь не слишком скрывая своего удивления, почесал свой затылок черенком ложки. Наконец он спросил меня:

- Но почему такой странный выбор? Ведь ты же понимаешь, что божественная реликвия бесценна, а ты доверил её едва знакомому тёмному эльфу!

Тут впервые заговорила Каришка. Её голос лился тягучей патокой, девушка словно мурлыкала, будто большая и полная сил игривая кошка.

- О, славный сын бессмертного народа! Ты говоришь о собственном родном брате, но при этом выражаешь сомнения в том, что он достоин владеть короной бога. Я могу лишь попрекнуть тебя в неверии, так как Фириат достойными делами доказал своё мастерство и верность. Сегодня в ночном бою своей магией он сжёг два десятка орков и спас храм богини смерти от разрушения. Уничтоженные осадные башни орков под стенами Холфорда - это дело рук именно твоего брата. Фириат был в числе магов, воскресивших моего друга рыцаря Петра Пузыря. Твой младший брат совершил немало других славных подвигов и заслужил безусловное доверие и меня, и моего хозяина, присутствующего здесь Серого Ворона. Я слышала про ваши непростые отношения с Фириатом в прошлом и знаю, что эльфы-дроу изгнали его из своего клана. Другие изгнанники могли сломаться, но твой брат не только не сломался, он стал заметно сильнее. Твой брат сумел выжить в самом центре лесного пожара! Знаешь ли ты кого-нибудь из дроу, способного на это? Знаешь ли ты, о мудрый бессмертный эльф, другого своего сородича, за столь короткое время достигшего хотя бы половины тех свершений, которых смог добиться твой брат?

Когда Каришка произнесла эту пламенную речь, наступило долгое молчание. Остальные эльфы посматривали на Архаваса, а тот ничего не произносил. Наконец, сосед травника справа не выдержал, встрепенулся и решил ответить тайфлингу:

- Меня зовут Саготис Неслышный Шаг, я старший разведчик клана Хвойной Ветви. И я лично присутствовал при прощании Фириата, а потому могу своим словом подтвердить, что наш сородич не был изгнан, а ушёл добровольно. Просто он взвалил на свои плечи очень трудную миссию, выполнение которой может потребовать достаточно долгого времени. Но когда Фириат с победой вернётся в ДоримДарс, все наши сородичи встретят его с распростёртыми объятиями.

Архавас после этих слов словно очнулся, встал на ноги и заговорил официальным тоном. Я не совсем понимал иерархию у эльфов, но старший лекарь говорил сейчас от имени всего своего клана, и похоже имел на это право:

- В свете сказанного вами мой брат Фириат Тёмный Соболь и так уже может возвращаться в клан, и его вместе со всем вашим отрядом примут с почётом и укроют от любых преследований сторонников новой религии и новой власти Холфорда. Можете так и передать остальным, что великий артефакт древности - это именно та цена, которую вы можете заплатить за надёжное укрытие.

Когда Архавас закончил свою речь и сел обратно на место, тут же встал и Саготис Неслышный Шаг и проговорил тоже бесстрастно официально:

- Раз дело у нас дошло до откровенных переговоров, то я должен открыть вам, почему мы оказались сегодня на этой дороге. Не знаю, насколько эта новость может шокировать герцогиню Камилетту Кафиштен, но её замка больше нет. Этой ночью меня и моих людей разбудили дозорные, сообщившие, что у речной переправы замечена многотысячная армия под стягами Армазо и штандартами орочьих кланов. Они пришли со стороны Холфорда и с наскока взяли крепость Древний Брод, в которой почти не было защитников. Мы с разведчиками спустились на равнину и своими глазами наблюдали за той бойней, которую учинили прибывшие. Они не пощадили никого из находившихся в замке - наместника и всех находившихся в замке рыцарей повесили, остальных зарубили и отдали на корм оркам-людоедам из диких кланов. Замок был подожжён захватчиками и к утру выгорел дотла, многие башни обрушились. Когда мы уходили, тысячи орков были заняты тем, что доламывали стены бывшего замка. Мы знали, что высокородная леди в момент атаки отсутствовала в замке, и потому думали перехватить её по дороге и предупредить об опасности.

Новость была действительно шокирующей. Да, я опасался атаки графа Армазо, горящего жаждой мести за убитого сына. Но всё же надеялся, что мои опасения окажутся напрасными. Однако подтвердился самый худший сценарий, и мы были окончательно разбиты. Тем не менее, я нашёл в себе силы встать и ответить эльфам:

- Мы благодарны вам за своевременное предупреждение и обязательно подумаем над вашим предложением убежища. Примите же и нашу ответную услугу, это будет также предупреждением о грозящей опасности. Из своих источников нам стало известно о том, что в самые-самые ближайшие дни граф Армазо объявит своим сторонникам о начале войны с эльфами. Ты был прав, мудрый Архавас, род Армазо действительно коварен, а Ваалон по-прежнему ненавидит эльфов. Они собираются расплатиться с вашими родичами острой сталью, как только необходимость в помощи эльфов-дроу отпадёт.

- Сведения надёжные? - уточнил Савотис, и я честно ответил, не покривив душой:

- Абсолютно надёжные, я своими собственными глазами видел отправленное голубиной почтой письмо, в котором новый правитель Холфорда объявлял священный поход против эльфов как светлых, так и тёмных.

Эльфы затараторили на своём языке, шумно обсуждая между собой услышанную новость. Наконец, Архавас заговорил на Всеобщем, чтобы дать и нам с Каришкой возможность понять смысл разговора.

- Мы не будем терять времени, нужно скорее возвращаться в ДоримДарс и разослать всем эльфам-дроу предупреждение быть начеку и ударить первыми при малейших признаках измены со стороны ненадёжных союзников.

Эльфы быстро собрались и вскочили на своих скакунов. Я же подошёл к Архавасу и, придержав его рвущуюся вперёд лошадь за поводья, попросил:

- Вы первыми будете в торговом посёлке, поэтому прошу вас рассказать высокородной леди о падении её замка. И ещё один момент... это просто дружеский совет, и следовать ему или нет, решайте сами. Предупредите светлых эльфов Круэн-Дарса о готовящейся большой резне. Да, я знаю о вашей многовековой войне, но светлоухие и так имеют зуб на графа Армазо, и потому будут воевать против орков, культистов и ставленников новых властей Зелёной Столицы. А враг врага - это почти друг.

Я боялся, что Архавас рассмеётся мне прямо в лицо на предложение помочь заклятым врагам эльфов-дроу, но старшего травника не зря называли мудрым, и он просто кивнул в знак того, что подумает над моими словами. Четвёрка эльфов-дроу пришпорила своих коней, и те стремительно понеслись по лесной дороге, разбрызгивая комья грязной мокрой земли. Каришка проводила взглядом уехавших эльфов и произнесла благодушно:

- Хорошие у Фириата оказались родственники. Любезные, честные, да и готовят хорошо. Только, я подозреваю, что они собирались тихо прирезать нас тут в лесу, если бы нашли древний артефакт.

- Да это так... - согласился я со своей подругой и добавил, невольно щупая пальцами сквозь одежду висящий у меня на шее кожаный шнурок с притушенным синим кристаллом из клинков бога Белла. - Мы спаслись лишь чудом. Этот случай должен стать нам уроком на будущее, нельзя быть такими беспечными. Любые другие тёмные эльфы нас бы убили, да и эти перерыли все наши вещи в поисках короны Латандера. А мы беззаботно уснули неподалёку от дороги, полагаясь лишь на Тьму и Неведомого Призрака. И при этом совсем забыли, что у эльфов врождённая эмпатия к животным, и животные не считают их врагами. Нужно всегда помнить о том, что мы с тобой разыскиваемые преступники, и за наши головы назначена большая награда.

- Это понятно. Какие у тебя дальнейшие планы? - поинтересовалась Каришка.

Я пожал плечами. Конечно, нужно было выручать Арбель. Но что-то подсказывало мне, что выкрасть столь редкую и наверняка тщательно охраняемую пленницу из лап работорговцев будет очень и очень непросто. Не исключено, что нашу знакомую придётся выкупать на рынке рабов, а для этого могут потребоваться большие деньги. У меня же в смысле финансов был полный голяк, вообще не было с собой ни единой менки. Я поинтересовался ситуацией с деньгами у моей подруги. Та скривилась недовольно:

- Пришлось отдать кошелёк с золотом Камилетте...

- Значит, у нас появилась первая чёткая цель. Нужно поскорее раздобыть денег, а то мы с тобой ни в таверну не можем зайти пообедать, ни комнату снять в гостинице. И я знаю, где можно раздобыть сразу много монет.

- Надеюсь, ты говоришь не о сумме в пятьсот корольков? - с тревогой в глазах поинтересовалась моя спутница.

- Именно о ней, - разочаровал я Каришку своим ответом.

- С тобой помереть от старости нам не грозит... - тайфлинг тяжело вздохнула и принялась не спеша собирать сумки в дорогу.

Я тоже стал собираться. Тщательно проверил свои мечи и арбалет, которые трогали эльфы-дроу, но никаких следов вредительства не обнаружил. Убрал оружие и сходил к ручью, чтобы помыть котелок и заодно набрать воды залить костёр. Но когда я вернулся с тяжёлым полным воды котлом, то остановился, так и не вылив воду, обратив внимание на странное необычное пламя. В огне мелькала какая-то человекоподобная фигура. Я наклонился пониже, чтобы рассмотреть такое чудо.

- Ну, хорошо, что заметил. А то я уже боялся, что так и не смогу поговорить с тобой, - в треске веток явно слышалась речь. - Это Фириат Тёмный Соболь, я сейчас пробую новое огненное заклинание, прочитанное в отобранном у пленных магов учебнике. Заклинание позволяет магу сидеть перед пламенем и при этом видеть и общаться с нужным человеком, который также находится у открытого огня. Я слышал целиком твой разговор с моими родичами и хочу выразить благодарность тебе и Каришке за те слова, которые вы говорили про меня. Слышал я и про разрушение замка и обязательно сообщу эту горькую весть герцогине Камилетте, как только она проснётся. Но главное, зачем я искал и вызывал тебя, вовсе не это. Я хотел сообщить тебе, Серый Ворон, что именно я положил ту тёмную бусинку в кувшин. И сделал это я потому, что предложенный тобой план действий был для лично меня более интересным и даже необходимым. Я хочу признаться тебе, что мы с Арбель обвенчались этим летом. Высокородная леди и Пётр Пузырь были в курсе нашей помолвки, но они обещали молчать об этом. Не смотри на меня так, Серый Ворон. Это правда, хотя наш союз совершенно неприемлем ни для светлых эльфов, ни для эльфов-дроу. Найди мою невесту и помоги ей, и я буду благодарен тебе вечно. К сожалению, я не могу последовать за вами. Когда вы ушли, герцогиня рвала и метала от ярости и наговорила про вас кучу всяких гадостей, а потом взяла со всех оставшихся клятву, что мы не бросим её и останемся с ней до конца. Сейчас Камилетта немного успокоилась и уснула, я же пробую новые доступные мне заклинания огненной грани.

- Что с магами? - поинтересовался я, но Фириат меня успокоил.

- Один ещё не пришёл в себя. Байяр опасается, что его восстановление из растворённого состояния может затянуться надолго. Второй сидит и считает дни до того момента, как его освободят за выкуп. Он рассказал нам о направленном в Холфорд письме. Ловкий ход, я нисколько тебя не осуждаю, Серый Ворон, и даже одобряю такие действия. Надеюсь, твоё письмо действительно заставит культистов отойти от плана и атаковать эльфов-дроу без подготовки. Ммогу тебя заверить, что эльфы-дроу крайне осторожны и подозрительны, особенно по отношению к людям, которые несколько раз в прошлом предавали их. И потому не позволят застать себя врасплох. Я кстати переживал за тебя, Серый Ворон, поскольку прекрасно знаю нравы некоторых своих сородичей. Они запросто могли прирезать вас спящими просто за то, что вы люди. Или за то, что находитесь на территориях эльфов-дроу. Или за то, что носите при себе ценности. Я рад, что всё закончилось благополучно. Вас обоих спасло то, что вас узнали и определили как спутников герцогини Кафиштен. Ну и также то обстоятельство, что Каришка по рождению тайфлинг, а к тайфлингам тёмные эльфы относятся хорошо...

Прогоревшая ветка в костре надломилась и упала, подняв фонтанчик искр. Огонь вспыхнул, изображение нашего друга в пламени мигнуло и пропало. Я подождал ещё минуту и окончательно понял, что магическая огненная связь разорвалась. Поднял свои сумки и перекинул через седло уже готовой к поездке Пушинки. Нас ждала дальняя дорога к разрушенному эльфийскому городу, и нужно было торопиться.


***


Позиция была просто шикарной. Мы с Каришкой расположились на высоком обрывистом берегу реки, густо заросшем начинающими желтеть клёнами и кустами колючего барбариса. В ложбинке за гребнем холма, которую не было видно со стороны реки, мы соорудили широкий навес из нарубленных веток и тростника. Коней пустили пастись тут же на большой поляне. От нашего обзорного пункта можно было легко спуститься к реке, чтобы набрать воды или порыбачить в оконцах среди высокого камыша. Но главное в нашей позиции было то, что с неё прекрасно просматривался обвалившийся мост на месте старинного давно разрушенного эльфийского города.

Мы оказались на противоположном берегу широкой реки от прямой дороги, ведущей с северного тракта к сгоревшему ныне замку Древний Брод и торговому посёлку. Чтобы попасть сюда, нам пришлось уже в темноте переходить реку вброд у самого замка Древний Брод буквально в трёхстах метрах от огней большого лагеря орков. Да, был определённый риск попасться оркам на глаза во время переправы, но потенциальная выгода определённо стоила того! На этом берегу было безлюдно и не было опасений нарваться на патрули орков, эльфов-дроу или людей графа Армазо.

Подозреваю, что река, возле которой мы остановились, была каким-то притоком Стреминки. Возможно, это и была Свенна, что означало по-эльфийски "чистая", про которую нам рассказывал Фириат. Так это или иначе уточнять нам было не у кого, берег оказался совершенно необитаемым. В отличие от противоположного.

С нашего укрытия прекрасно просматривалась дорога, и весь следующий день мы наблюдали перемещение войск - какие-то отряды орков уходили в сторону столицы, какие-то конники наоборот прибывали. Это было интересно, но не слишком, и активность врагов конкретно нас с Каришкой не касалась. Я даже не отрывался от процесса рыбалки, стоя в густых камышах и лишь периодически поглядывая на наших врагов через прорехи в высоких стеблях.

Затем стало интереснее - к разрушенному мосту подъехала большая группа конников во главе с высоким рыцарем в сияющих латах. Этот самый рыцарь спешился, вручив поводья оруженосцу, затем не поленился сходить на остатки моста и самолично осмотреть обрушенный мост. Затем он спустился к самой воде и долго расхаживал, рассматривая берег, обрушенный мост снизу, кучи намытого рекой топляка на мелководье и длинную песчаную косу, доходящую чуть не до середины реки. При этом рыцарь давал какие-то указания своим слугам, указывая рукой то в сторону обрушившегося храма, то в сторону ближайшего леса, то в сторону высоких куч прибитых волнами к берегу веток.

- Собирается нас ловить, указывает своим людям места для засад, - усмехнулась Каришка, усевшаяся рядом со мной на самом краю песчаного обрыва и беззаботно болтающая в воздухе ногами.

- Похоже на то. Ну, просто страна непуганых идиотов, - согласился я словами Абдулова из известного кинофильма.

Мы обедали и с умеренным любопытством наблюдали за тем, как наши противники тренировались, репетируя нашу поимку. В шести различных местах, с которых просматривался мост, враги образовали "секреты" со сменяющимися дежурными. У каждого дежурного при себе был рожок, чтобы подать условный сигнал, как только будет замечен идущий за выкупом к мосту похититель. Вдоль всего берега в воде на мелководье враги разложили сеть. Ещё одну длиннющую сеть приготовили в траве за дорогой. По первому же сигналу дозорного толпы людей бежали из леса с факелами в руках, хватали и натягивали сеть, образуя огромный овал, в центре которого по замыслу ловцов должен был находиться незадачливый вымогатель выкупа.

- Слабовато, - прокомментировал я результаты их второй тренировки. - Пятая часть клепсидры у них ушла только на то, чтобы замкнуть кольцо. Неужели они думают, что за это время мы не уйдём из западни?

Я запустил подальше в воду обглоданную рыбью голову. Да, рыбалка тут была шикарная, и я нажарил на прутьях над костром уже десятка три вкуснейших рыбьих тушек.

- По крайней мере, на этот раз они не запутались сетью в кустах, - со смешком заметила тайфлинг, кидая вниз в камыши скорлупу от варёного яйца. - Глядишь, ещё пару дней потренируются и научатся работать быстро.

- Да нет у них пары дней. По плану, похититель может явиться за деньгами уже этой ночью. Хотя он ведь может прийти и к исходу последнего пятого дня, так что шансы научиться у наших ловцов всё же есть. Но я вот смотрю, им явно мешают факелы в руках, приходится разворачивать сеть одной рукой, что неудобно. И я вот не понимаю, они что, всерьёз рассчитывают, что мы ночью не заметим засевших в ближайшей роще три сотни людей с факелами?

Видимо, такая же мысль возникла и у наших противников. Теперь загонщики были без факелов, и процесс пошёл гораздо быстрее. Чтобы окружить всё пространство перед мостом, нашим врагам потребовалось менее минуты. Рыцарь посчитал результат достойным и удалился куда-то за разрушенные белокаменные строения. Видимо, именно там у него была главная ставка.

- Пойдём этой ночью, - окончательно решил я. - Ты забираешь мешок с монетами, я же навещу того рыцаря с гербом Армазо, нужно же нам понять, с кем мы имеем дело.

Реку мы начали переходить в полночь, когда тяжёлые тучи надёжно укрыли землю от света обеих лун. Длинные мечи и большую часть своих вещей я оставил в лагере, взяв с собой только арбалет и кинжалы. Одежду, оружие и Неведомого Призрака я завязал в чёрный плотный полиэтиленовый мешок. Каришка взяла с собой самый минимум вещей - она была лишь в набедренной повязке, но зато с надетыми на руки шипастыми кастетами для лазания. Тихо спустившись к реке, мы прошли полосу камышей, стараясь не сильно шуметь при этом. Затем вплавь преодолели водную преграду и добрались до песчаной косы.

Там на песке я переоделся, укрывшись за принесённым рекой вывороченным с корнем деревом, и тщательно разрисовал тело напарницы чёрными маскировочными полосами, словно у тигра. Да, такая камуфляжная мазь смывалась водой, но и плыть-то девушке было всего ничего, лишь метров сто до опоры моста. Тут же на песчаной косе мы пожелали друг другу удачи и разделились.

Я некоторое время ещё наблюдал, как тайфлинг плывёт по течению к мосту. Плыла Каришка под водой, лишь изредка поднимая голову над поверхностью и сверяясь с направлением. Затем я потерял свою напарницу из виду и пошёл искать палатку того самого рыцаря. Обнаружить её удалось без особого труда - самый большой шатёр в центре расположенного за ближайшим холмом притихшего лагеря. Костров нигде не было, хотя патрульных было предостаточно, лагерь ещё не спал.

Поблагодарив Белла за прекрасную погоду для выполнения моей миссии, я осторожно пошёл прямо во вражеский лагерь, скрываясь в тенях и обходя бодрствующих часовых. Мёрзнущие без огня солдаты сидели по палаткам и чуть слышно переругивались сквозь зубы, костеря своё начальство за столь дурацкое задание - не спать, сидеть под холодным дождём и ждать сигнала. У одного из вернувшихся с дежурства в "секрете" солдат я стянул с пояса этот самый сигнальный рожок, просто на всякий случай.

Вот и палатка командира. Двое часовых у входа, других охранников поблизости не было видно. Я обошёл шатёр, присел возле задней стенки и прислушался. Долго ничего не было слышно, затем неуверенный голос произнёс:

- Может, зря ты всё же не положил золото в мешок, Риго? А что, если Серый Ворон обнаружит подмену и убьёт заложника?

- Замолчи! Мы это уже обсуждали, и хватит уже об этом! - вполголоса прикрикнул на первого густой властный голос. - Мне плевать, убьёт Серый Ворон того растяпу или нет. А вот пятьсот корольков это всегда пятьсот корольков, - послышалось довольное похлопывание по чему-то плотно набитому и приглушённый звон монет. - Если слухи не врут, то Серый Ворон очень умелый вор. Пусть наши маги и поставили кучу ловушек у мешка с выкупом, но я не хочу рисковать, оставляя в мешке для выкупа настоящие монеты.

Услышал я достаточно, чтобы понять, что Каришка сейчас взбирается по каменной опоре моста прямо в расставленную хитрую ловушку, в которой к тому же нет настоящих денег. Нужно было срочно предупредить тафлинга! Но я не успел...

Где-то у реки взвыл сигнальный рожок, и в ту же секунду ночное небо над головой осветилось тысячами летящих огоньков. Огни были рассыпаны по всему небосводу от горизонта до горизонта и светили они все вместе ярче солнца, мгновенно превратив тёмную ночь в яркий день. Причём свет бил под самыми разными углами, не оставляя нигде ни малейшей тени! Я разом проявился из тени и больше не имел возможности заново спрятаться!

- Попались! - заорал восторженный голос Риго. - Ваалон как всегда был прав, наши враги действительно были на том берегу! Но сейчас они попались крепче, чем муха в паутину! Бежим к реке, не дадим им уйти!

Я распластался на траве возле палатки и с головой накрылся своим плащом. Рядом слышался топот множества ног и бряцанье оружия. Врагов оказалось не три сотни, как мы насчитали днём с Каришкой, а явно в несколько раз больше. К счастью, сейчас наши враги спешили и со всех ног бежали в сторону реки, к тому же яркий свет после ночной тьмы явно слепил людям глаза и мешал меня обнаружить. Но ясно было, что это ненадолго. Солдаты рано или поздно вернутся, и тогда меня уже ничто не спасёт.

Куда же скрыться? Тут в самом центре вражеского лагеря без малейшей возможности скрыться в тенях я был крайне уязвимым. Но единственным вариантом укрытия, которое мне приходило на ум, было спрятаться в одной из палаток. Например, в командирской палатке, возле которой я лежал, и где меня точно не будут искать! Да, у входа в командирский шатёр остались двое охранников, но ведь можно войти и не через центральный вход! Я достал обсидиановый нож и сделал небольшой разрез в плотной ткани палатки на уровне самой земли. Совсем небольшой разрез, только-только чтобы суметь втиснуть в него своё тело.

Внутри палатки, к счастью, никого не оказалось, и я быстро осмотрелся. Небольшой лежак, рядом стойка для доспехов, на которой сейчас сиротливо висел забытый рыцарем шлем с глухим забралом. У стены палатки стоял треугольный щит с гербом рода Армазо. Тут же был раскладной походный столик и коробка с письменными принадлежности. У противоположной стены находился огромный обитый металлическими полосами сундук. Если куда мне и получилось бы спрятаться в этом большом шатре, то только в этот самый сундук.

Я подошёл к сундуку. Он был заперт, и замок оказался весьма хитрым, но всё же я рассчитывал справиться с ним. Да, пришлось повозиться, мне потребовалось целых пять минут на то, чтобы отпереть замок. Внутри оказались личные вещи рыцаря - стопки льняных рубах, высокие сапоги, плащ от дождя, кожаный плоский футляр для бумаг, маленький мешочек с какими-то побрякушками - амулетом с рисунком светловолосой кудрявой девушки, связкой ключей, серебряным колечком храма Амины, тяжёлым золотым перстнем-печаткой с гербом Армазо. Имелся тут и целый набор бутылочек в деревянном ящичке, выложенным сухим сеном. Я рассмотрел флаконы повнимательнее - зелья лечения несколько штук, универсальное противоядие, эликсир скорости, эликсир выносливости... Неплохой получался набор для рыцаря-рубаки.

Не самой умной идеей было залезать внутрь сундука, так как я тем самым запирал себя в ловушке, но другого выхода я не видел - с улицы слышались приближающиеся крики и топот, солдаты возвращались и радостно голосили. С минуты на минуту должен был вернуться хозяин этой палатки. Ещё раз окинув командирскую палатку взглядом и снова убедившись, что других мест для меня просто не существует, я забрался внутрь сундука и закрыл за собой крышку.


***


Сперва я услышал топот множества ног и вскрик одного из солдат:

- А, зараза, она меня укусила!

Кто-то другой испуганно пробормотал про то, что укус тайфлинга может быть заразен для человека, и сразу несколько голосов подтвердили, что слышали про такое. Затем властный голос Риго Армазо оборвал ропот солдат и проговорил, что это всё это ерунда и сказки, но пленнице нужно крепко связать руки, а саму тайфлинга привязать к центральному столбу внутри палатки. Они поймали Каришку! - сообразил я и очень испугался за свою подругу.

Спустя минуту командир приказал всем, кроме двух приближённых офицеров Стена и Вальдера, покинуть его палатку и задёрнуть полог, а охране усилить бдительность лагеря, поскольку не всех разбойников ещё поймали. Голоса Каришки слышно не было, не отвечала она даже тогда, когда виконт Риго Армазо обратился непосредственно к ней грубым голосом:

- Слышишь ты, животное, где твой хозяин? Отвечай, когда с тобой говорит человек!

Раздался звонкий звук удара, затем ещё один. Тайфлинг молчала, словно набрала воды в рот. Я не собирался сидеть и ждать, когда мою подругу избивают, а потому тихо достал арбалет и зарядил его стрелой с бронебойным наконечником. Врагов было трое, а потому я приготовил ещё и метательные ножи. Да, шансов справиться с тремя рыцарями, да ещё и бесшумно, не привлекая внимания стоящей снаружи палатки стражи, было ничтожно мало, но я на всякий случай приготовился.

- Тише ты, ты же её убьёшь так! - попытался утихомирить своего командира кто-то из рыцарей, но виконт ещё дважды ударил связанную девушку, прежде чем оставить её на время в покое.

- Рука устала. Нужна плеть, чтобы её разговорить! А насчёт убить не переживай, тайфлинги живучие как кошки... - проговорил он недовольно.

Тут голос виконта резко изменился на учтиво-вежливый, и он приветствовал вновь вошедшего в шатёр:

- Рад видеть тебя, магистр Марк. Что привело посланника великого магистра Ваалона в мою временную обитель?

Прежде чем ответить, Марк с грохотом положил что-то на стол. И только после этого мой невольный знакомый из Холфорда соблаговолил ответить:

- Эти вещи нашли на противоположном берегу реки. Среди них мечи Серого Ворона, я много раз слышал о них от своего владыки. Там же было две лошади. Всё говорит о том, что наших врагов было только двое - эта девчонка и её хозяин. Уйти из оцепления Серый Ворон не мог - маги накрыли антимагическим куполом всю территорию, докуда доставал бы свиток телепортации от лагеря. Так что ищите, Серый Ворон где-то здесь. Ваалон считает поимку Серого Ворона приоритетной задачей, и в оцеплении по периметру стоит половина хушта орков, через каждый шаг. Завтра на рассвете они начнут медленно сжимать кольцо.

- Зачем ждать утра? - спросил удивлённо виконт. - Из-за этих летающих магических светильников и так светло словно днём! Пусть они начинают сходиться, я тоже прикажу людям искать вдоль реки.

- Таков был приказ Ваалона - не начинать без поисковых псов и демонов с острым нюхом, а они прибудут только на рассвете.

- Ну тогда действительно подождём, уйти он никуда не сможет. Это будет славная охота на ворона! - рассмеялся виконт.

Марк тоже посмеялся и поинтересовался, что удалось узнать у пленницы?

- Да ничего! - зло ответил виконт, и я опять услышал звук удара. - Но я всё равно узнаю, где прячется Серый Ворон, и где скрывается Камилетта Кафиштен и та девчонка, что убила моего брата!

- Если будет упорствовать, отправь тайфлинга к Ваалону в Холфорд, владыка умеет развязывать языки всем, особенно демонам и им потомкам. Даже то, чего не знает, и то вспомнит!

Марк явно собрался уходить, но виконт Риго окликнул его:

- Оставь мне мечи посмотреть! Столько слышал про них! Не бойся, не сломаю. Верну тебе утром.

- Утром я буду высоко, - рассмеялся посланник Ваалона. - Буду с грифона руководить орками и поисковыми отрядами. Передашь тогда мечи моему мастеру, как вернёшься в столицу.

Марк ушёл, и некоторое время было тихо. То ли виконт и его слуги рассматривали моё оружие, то ли просто сидели без дела. Наконец раздался голос одного из рыцарей:

- А ведь хорошенькая, согласитесь, пусть и не человек.

- У тебя всё одно на уме, Вальдер! Она же демон, и думать о ней грешно! - возразил Стен.

Виконт же рассмеялся и проговорил громко, обращаясь к моей подруге:

- Эй, как там тебя... Каришка, что ли? Хочешь жить? Предлагаю тебе сделку - ты мне всё подробно рассказываешь про своего хозяина и остальных бунтовщиков, а я подарю тебя моему телохранителю Вальдеру. Он добрый рыцарь и, как сама слышала, любит хорошеньких девушек-тайфлингов.

Каришка ответила на такое предложение лишь презрительным молчанием. Так и не дождавшись ответа, Риго Армазо приказал Стену сходить за плетью. Когда один из телохранителей вышел из палатки, я решил, что второго такого шанса, когда врагов только двое, может и не представиться. Но не успел я открыть крышку, как Вальдер проговорил:

- Пленница без сознания, так что не спеши с плетью. Пусть она придёт в себя, и тогда я попробую потолковать с ней по-другому. Я знаю множество способов, как можно разговорить девушек.

Виконт опять расхохотался неприятным смехом, а потом согласился подождать до утра. Пожелав своему хозяину сладких снов, Вальдер тоже покинул палатку командира. Остался всего один противник! Это был мой шанс! Я достал связку отмычек, собираясь аккуратно вскрыть замок с этой стороны, как вдруг прямо над моей головой буквально сантиметрах в двадцати от меня зазвенела связка ключей. Я едва не вскрикнул от неожиданности и судорожно схватился за арбалет.

Виконт так ничего и не понял. Не успел он открыть крышку сундука, собираясь положить туда драгоценные мечи, как я практически в упор выстрелил ему промеж глаз! Я не успел подхватить опадающее тело, но к счастью грохот от падения рыцаря оказался не настолько сильным, чтобы переполошить весь лагерь. Лишь часовой, не заходя внутрь палатки, поинтересовался, всё ли в порядке у командира? Я постарался ответить грубым голосом, что просто уронил шлем со стойки для доспехов. Дальнейших расспросов не последовало, и я убрал приготовленный для броска нож. Пронесло!

Но времени было в обрез - с минуту на минуту мог вернуться посланный за плетью оруженосец Стен, да и вообще кто-нибудь другой из слуг мог в любой момент зайти внутрь. Я развязал свой рюкзак и достал кожаный футляр для хранения всяких эликсиров. С тоской посмотрел на единственный оставшийся у меня флакон с зельем превращения. Было бы их два, проблем было бы меньше - оглушить Стена и спокойно выйти из лагеря вместе с Каришкой под видом виконта Риго Армазо и его оруженосца. Но пузырёк был всего один...

Недолго думая, я приготовил зеркальце и, глядя на лицо лежащего рядом убитого виконта, вырвал зубами пробку пузырька и одним глотком выпил кислющий раствор. Минута у меня ушла на то, чтобы превратиться в старшего сына графа Армазо. Ещё минут пять ушло на то, чтобы снять широкие и объёмные детали рыцарского панциря с мёртвого тела виконта и развесить их на стойке для доспехов. Само грузное тело я утрамбовал в ящик, предварительно достав оттуда большую часть вещей, иначе труп никак не помещался. Да и так еле-еле поместилось, крышку например мне так и не удалось плотно закрыть и запереть. Затем я надел кольчугу убитого врага, а поверх нацепил обнаруженный в ящике ярко-красный плащ с расшитой на нём мантикорой. Я уже заканчивал, когда за дверью послышалось деликатное покашливание:

- Риго, можно мне войти? - я сразу узнал голос Стена.

- Заходи, Стен, - позволил я войти телохранителю виконта.

Тот зашёл, держа в руке свёрнутый кольцами кнут. Без особого внимания Стен скользнул взглядом по сундуку и лежащему прямо на земле большому мечу (вот блин, забыл оружие виконта убрать!), ненадолго задержал взгляд на привязанной находящейся без сознания пленнице и вдруг упёрся взглядом прямо мне в лицо. Что-то не так? Я сильно встревожился и постарался незаметно положить ладонь на пояс, где у меня висели ножны с кинжалом.

- Ты куда так вырядился на ночь глядя? - поинтересовался Стен. - Парадный плащ, начищенная кольчуга, оружие снял... Решил в шатёр к маркитанткам заглянуть, пока жена в столице? - Стен рассмеялся.

Я тоже улыбнулся, а потом проговорил заговорщицким шёпотом:

- Нет. Просто я подумал хорошенько и решил не отдавать эту девчонку Ваалону. Не доверяю я этим новым церковникам, а она слишком ценная пленница и знает очень многое про великие артефакты и про планы своего хозяина. Поэтому я решил отвезти её отцу, пусть правитель города сам решит, что с ней делать.

- Мудрое решение! - согласился Стен. - Когда решил ехать в Холфорд?

- Да прямо сейчас, пока орки ждут подкрепления и не стали активно действовать. А утром, боюсь, они мне уже не дадут так просто увезти пленницу.

- Думаешь, они решатся задержать члена рода Армазо? - глаза Стена нехорошо прищурились.

- Так уж откровенно запретить мне они вряд ли посмеют. Но вот задержать на какое-то время до получения распоряжений от своих командиров вполне могут. И тогда примчится опять этот Марк с прямым приказом от самого Ваалона отдать ему пленницу, и что тогда делать? Хвататься за мечи и драться против двадцати пяти тысяч орков?

- Да, ты прав, нужно немедленно ехать. Погоди только я соберу вещи в дорогу. А эту (рыцарь ткнул кнутовищем в обмякшее тело Каришки) лучше вообще оркам не показывать, чтобы лишних вопросов не было. Прикажи приготовить карету и положи тело внутрь. Я с ней поеду, чтобы присматривать за пленницей. Она говорят опасная.

- Насчёт кареты ты прав, - обрадовался я такому удобному способу провезти Каришку через кольцо оцепления. - Только внутри поеду я сам. А насчёт опасности... В тот день, когда я испугаюсь голой связанной девчонки, я сам сорву с себя рыцарскую цепь!

Стен молча кивнул и поспешил отдавать распоряжения насчёт кареты и кортежа. Я же бегло обыскал палатку, прихватил с собой обнаруженный мешочек с золотыми монетами и наполнил футляр для зелий эликсирами лечения, выносливости и скорости. Когда карета остановилась возле самой палатки, я был уже готов. Связанную пленницу Стен помог перенести внутрь кареты, я же в это время захватил свои вещи и главное взял свои мечи. Если телохранитель и обратил внимание на то, что я беру с собой мечи, которые обещал вернуть Марку, то вслух он ничего не сказал. Отдав напоследок распоряжение охранникам не входить в мою палатку и абсолютно никого туда не впускать, я закрыл дверцу и крикнул кучеру трогать. Свистнул кнут, и четвёрка лошадей резво понеслась по древней эльфийской дороге в сторону северного тракта.

Так, первая треть плана по бегству из смертельной ловушки была выполнена. Теперь нужно было ещё как-то проскочить кольцо оцепления, а затем избавиться от сопровождающего нас эскорта из дюжины вооружённых всадников - шестеро ехали спереди экипажа, шестеро позади. Но я надеялся, что это будет всё же проще, чем выкрасть свою попавшую в беду подругу из самого центра вражеского лагеря.

Кольцо орков я заметил ещё издали из окна кареты - впереди показалась плотная цепочка огней. Орки стояли близко едва ли не плечом к плечу, каждый из них держал в руке яркий фонарь или факел. Не знаю, насколько это было необходимо, поскольку освещения от парящих в небе магических светильников и так с запасом хватало, чтобы ни один даже самый умелый вор не смог спрятаться в тени и прошмыгнуть мимо оцепления. Но наши враги решили перестраховаться и действовали наверняка.

Минут через десять после этого наш отряд был остановлен. Наши всадники о чём-то спорили с охраной большой преграждавшей дорогу баррикады. Осторожно выглядывая из-за шторки окна, я увидел среди охранников баррикады целую толпу орков и несколько людей, среди которых был и маг. К карете вернулся рыцарь Стен, в его взгляде была неуверенность.

- Мой господин, они не хотят нас пропускать. Говорят, таков приказ самого высшего магистра Ваалона - не выпускать из оцепления ни единой души.

- Дубина! Приказ нас не должен касаться, мы ведь не просто так едем по своим делам. Передай ему, что дело особой важности, и мы как раз и везём одного из пойманных разбойников в столицу. Будет упираться, пригрози именем моего отца.

Стен опять направил своего скакуна к преграждавшему дальнейший путь большому деревянному щиту высотой в полтора моих роста. На этот раз переговоры у них затянулись надолго, а затем вместе с телохранителем к нам направился достаточно молодой маг в красной мантии культистов и с длинным тяжёлым посохом в руке.

- Господин, они согласны пропустить нас, но только после того, как досмотрят карету.

- Они собираются досматривать карету наследника самого правителя Холфорда?! Да как они вообще осмелились даже думать об этом! - мой голос задрожал от гнева.

- Виконт Риго Армазо, мы и так ради вашего высокого положения идём на большие уступки, ведь приказ самого верховного жреца запрещает пропускать кого бы то ни было! - попытался уговорить меня волшебник. - Я не буду лезть в ваши вещи, я просто со стороны осмотрю вашу карету с помощью заклинания истинного зрения, чтобы найти возможно спрятавшихся в укромных местах преступников.

Час от часу не легче! Вся моя волшебная маскировка грозила тут же исчезнуть, если на меня глянут с помощью истинного зрения! Этого ни в коем случае нельзя было допустить! Я жестом подозвал мага поближе и прошептал:

- Думаешь так просто быть старшим сыном в известном и влиятельном роду? Масса наследников спит и видит, как бы занять моё место. Поэтому я ношу кучу редких амулетов, предохраняющих от всяческих чар. Эти предметы не раз доказывали свою эффективность и спасали мою жизнь от покушений. Мне совершенно не хочется, чтобы мои недруги узнали об их истинной природе. Поэтому у меня есть такое предложение - ты и твои люди просто делаете вид, что осматриваете карету с помощью заклинания истинного зрения, я же не забуду твою услугу, когда через несколько лет сам стану главой рода Армазо. А своему мастеру ты доложишь, что проверил карету со всем положенным рвением...

Небольшой мешочек с монетами перекочевал из моей руки в руку молодого волшебника. Тот прикинул на руке вес кошелька и расплылся в благодарной улыбке:

- Как вам будет угодно, виконт Армазо!

Проверки даже не последовало, жадный до денег волшебник просто махнул рукой и крикнул охранникам баррикады, что всё чисто, и нас можно пропускать. Тяжёлые щиты были за пару минут убраны с дороги, и наш отряд отправился дальше в путь. И ещё минут через десять мы словно прыгнули изо дня в ночь -яркий свет мгновенно сменился ночной непроглядной темнотой. Я понял, что мы только что выехали за пределы поставленного вражескими волшебниками магического купола. Это значило, что и вторая часть плана побега оказалась выполнена.

Оставалась последняя задача - растормошить Каришку и каким-либо образом вдвоём с ней распрощаться с излишне назойливым конвоем, причём сделать это нужно было незаметно, чтобы в запасе было как можно больше времени. Я подсел поближе к находящейся без сознания пленнице и попытался похлопать её по щеке.

- Ай! - я прижал ко рту прокушенную до крови ладонь.

Связанная Каришка смотрела на меня с ненавистью и, похоже, не собиралась останавливаться на одном-единственном укусе. Моё секундное замешательство сменилось озарением. Я же до сих пор выглядел, как её мучитель! Несмотря на боль в прокушенной руке, я нашёл в себе силы улыбнуться:

- Тихо ты, дурёха, я же тебя спасаю! Ты всегда говорила, что тайфлинги отличаются прекрасным чутьём. Принюхайся, чувствуешь запах зелья превращения?

Уж чем-чем, а излишней тормознутостью моя подруга никогда не отличалась, а потому мгновенно сообразила:

- Серый Ворон? - едва слышно прошептала она.

Я молча кивнул и принялся разматывать путы на её запястьях и коленях. Пока я развязывал накрученную в десятки оборотов верёвку, Каришка принялась тихо рассказывать:

- Там была засада, хозяин! Едва я ступила на мост, как сработала сигнализация. По всему небу загорелся свет, раздался сигнал тревоги. Я прямо с моста сиганула вниз в реку, но уплыть мне не дали - в реке было полным-полно каких-то многоруких тварей, они схватили меня и вытащили на берег.

Я закончил с путами и признался, что вещей Каришки у меня нет, да и из всех моих оставленных в лагере вещей удалось выручить только мечи. Каришку отсутствие одежды не слишком тревожило, больше её волновало то, что вскоре пройдёт действие моего эликсира превращения, и я снова приобрету свою естественную внешность.

- Нужно немедленно выбираться! - прошептала она, сама снимая с себя последние кольца верёвки.

- Сиди тихо, я сейчас что-нибудь придумаю, - с этими словами я приоткрыл дверцу кареты и подозвал своего оруженосца.

- Стен, пленница пришла в себя. Ради спасения своей жизни она готова сотрудничать с нами и сообщила крайне важные сведения об её хозяине. Нам нужно двигаться ещё быстрее, чтобы попасть к моему отцу как можно раньше. Сможем мы гнать без остановок до самого Холфорда?

Оруженосец задумался и почесал перчаткой кончик носа.

- Нет, совсем без остановок не получится. Но можно будет сменить лошадей у заставы на Северном тракте и снова двигаться в путь.

- Хорошо, так и поступим! Догнать нас никто не сможет, а вот организовать засаду на дороге наши враги ещё как смогут. Поэтому не вижу смысла держать половину наших людей позади. Прикажи им выдвинуться далеко вперёд и разведать дорогу. Сам будь впереди кареты с оставшейся группой, - с этими словами я закрыл дверцу.

Послышались команды, и шестёрка всадников пришпорила коней и выдвинулась далеко вперёд. Я же ломал голову над другой проблемой. Просто открыть дверцу и соскочить незаметно не получится - сидящий на высоких козлах кучер обнаружит неладное. Как же нам тогда покинуть карету? К счастью, спинку диванчика можно было сложить, за ней открывалось большое багажное отделение. Каришка со связкой отмычек в зубах прошмыгнула туда первой, и вскоре донёсся её приглушённый шёпот:

- Готово! Задняя дверца открыта!

Я велел девушке не терять времени и спрыгивать, а сам тоже полез следом за ней. Прижимая ножны с мечами к телу, вывалился на дорогу и покатился кубарем по ней. Не успел я приподняться, как ко мне уже подбежала Каришка и помогла встать. Я отряхнул прилипшие к одежде комья грязи и огляделся, пытаясь сориентироваться.

- Нам туда! - указал я рукой на северо-восток. - Срежем путь и за день-два выйдем к северному тракту, обойдя все заставы на этой старинной эльфийской дороге. Только тебе бы не мешало соорудить какую-нибудь одежду получше, чем этот поясок стыдливости. Давай ты оденешь мою куртку?

- Я в твоей куртке просто утону, ты слишком длинный. Но давай, это лучше, чем ничего.

Мы сошли с дороги прямо в чёрный ночной лес и долго шли в кромешной темноте. На всякий случай я держал в руках мечи - мало ли какая хищная живность тут обитает? Под ногами чавкало, лес оказался сильно заболоченным. Когда же моя левая нога провалилась в грязь по колено, я был вынужден признаться, что двигаться ночью по болоту в темноте - это совсем плохая идея. С дороги нас уже не должны были увидеть, а потому я зажёг над собой магический светлячок. Сразу стало понятно, что мы направлялись прямым курсом в большое болото. Пришлось возвращаться и искать обходной путь.

А между тем заболоченный лес вовсе не был безжизненным - то там, то сям краешком глаз я улавливал какие-то смазанные движения где-то на самой границе света. Моё ночное зрение никак не могло помочь в опознании окружавших нас тварей - те явно не были теплокровными. А вот их переговоры я худо-бедно понимал:

- Не дайте им найти тропу...

- Тихо, не вспугните, пусть идут дальше...

- Не лезь вперёд, тебя заметят...

- Отрезайте их от обратного пути...

Очевидно, что на нас с Каришкой уже вовсю шла охота. Противники были явно быстрее нас и к тому же прекрасно ориентировались в темноте в этой заболоченной местности. Пытаться убегать смысла никакого не было, да и опасно это было из-за обширнейших топей вокруг. Нам оставалось только драться или договариваться с этими странными жителями болот. Я остановился и проговорил на их языке:

- Не прячьтесь, всё равно я вас прекрасно вижу, да и слышу тоже. Мы вам не враги, и тем более не еда - сожрать нас вы не сможете, зубки для этого маловаты, да и медлительные вы слишком. Вместо ссоры я предлагаю вам возможность неплохо заработать. Пусть самый смелый из вас подойдёт, не бойтесь, не обижу.

Звуки ночного леса разом стихли, и только после этого я сообразил, что все скрипы, хлюпанье и шорохи, который я слышал последние десять минут, были вызваны нашими движениями и движениями таинственных загонщиков. В наступившей тишине вдруг отчётливо раздался звук шлёпанья по лужам, этот звук приближался. Я на всякий случай положил ладонь на приклад арбалета и повернулся на звук шагов.

Существо вышло из темноты буквально в трёх шагах от меня. Это был невысокий мне по грудь странный гуманоид с тонкими, словно ветки дерева, руками и ногами. У него были огромные как у совы глаза и широкий безгубый рот, полный мелких бурых зубов. Одежды на незнакомце не было, а всё тело существа было покрыто клоками бурого и зелёного мха. Или это была шерсть такой маскировочной окраски? На голове гуманоида была сложная причёска, где в длинные спутанные бурые волосы был вплетён целый куст веточек, травинок, тростинок, и всё это напоминало скорее птичье гнездо, чем шевелюру живого существа.

- Кикимора? - предположил я наугад, уж слишком незнакомец своим видом напомнил мне этих полумифических тварей, которые якобы обитали на болотах.

- Кикимор. Я мужчина, - строго поправил меня болотный житель и проговорил требовательно и нетерпеливо. - Говори, чего хотел.

Я улыбнулся. Повезло, что это действительно кикиморы. Да, они весьма опасны в крупных стаях, особенно голодными зимами. Но сейчас была ещё осень, к тому же богатая урожаем грибов, ягод и орехов. Поэтому вряд ли эти кикиморы были настолько голодны, чтобы напасть на дух вооружённых людей. К тому же кикиморы считались вполне разумными и вели торговлю с разной лесной и болотной нечистью, а также с кобольдами, гоблинами и даже более организованными троллями и великанами. Поэтому я указал рукой на болото вокруг и проговорил не слишком быстро, чтобы собеседник меня понял:

- Нужна дорога. Дорога через болото. Мы заплатим. Сколько стоит?

Мой собеседник присел и закрыл глаза. В таком виде он был похож на обычную корягу, и я стал подозревать, что далеко не все деревья в окрестных лесах на самом деле являются просто деревьями. Наконец, кикимор открыл веки и проговорил:

- Дорога есть. Но дорого. Цехин ты. Четыре цехин девушка.

- Почему такая разница? - удивился я, и болотный житель ответил:

- Ты суметь пройти болото. Она не суметь. Поэтому она четыре цехина.

Я не совсем понял, что хотел этими словами сказать мой собеседник. То ли он считал, что я вполне экипирован для прогулки по болоту - в сапогах, брюках и с оружием, а моя спутница нет. То ли он говорил, что видел, как я когда-либо уже переходил болота. Ладно, чтобы он там не имел ввиду, цена меня вполне устраивала. Серебра у меня с собой не оказалось, поэтому я достал и повертел в пальцах золотую монету.

- Получишь больше. Нам нужна еда. Лёгкая еда, которую можно носить с собой. Сушеные грибы, ягоды. И нужна работа. Нужно затереть наши следы от дороги.

Болотный житель осторожно протянул свои длинные узловатые пальцы и взял тёмно-желтый кругляш у меня из пальцев. Повертел, разглядывая, затем попробовал на зуб. И одобрительно хмыкнув, спрятал монету у себя во рту. Затем, не вынимая королёк из пасти, кикимор выдал длинную свистящую трель своим притаившимся собратьям. Говорил он очень быстро, я понимал лишь отдельные слова. Вроде как общий смысл был примерно такой - кикимор приказал невидимым стрелкам спрятать трубки с ядовитыми стрелами и убрать затопленное дерево, которое скрывало и преграждало начало безопасной тропы через трясину. Он вроде также сказал сородичам приготовить узелок еды и положить на той стороне болота.

Мы некоторое время стояли на месте. Точнее это мы с Каришкой стояли, а кикимор опять присел, закрыл свои большие жёлтые глаза и стал похожим на засохший корявый ствол. Видимо, наш проводник давал своим соплеменникам время убрать препятствие с дороги. Затем, услышав только ему понятные сигналы, наш провожатый встал и зашагал в темноту. Мы двинулись за ним след в след. Я подумывал срубить длинный шест, который бы помог переходить болото, но вокруг как назло не было подходящих деревьев. Поэтому оставалось только верить нашему проводнику и идти за ним.

То, что мы уже давно идём по болоту, я как-то сразу и не заметил. Воды под ногами было буквально сантиметра два-три всего, ну может местами пятнадцать сантиметров, а под ней была хорошая твёрдая тропа, похоже, даже покрытая каменной кладкой. Но тёмная вода не позволяла разглядеть близкое дно, и мы шли словно по поверхности чёрного озера. Противоположный берег был далеко, но нашего знакомого это нисколько не смущало, и он уверенно шлёпал по воде, иногда резко меняя направление, ориентируясь только по ему одному понятым вешкам.

- Тут стой. Глубоко! - Резко проговорил наш проводник и остановился, мы едва не налетели на него.

Кикимор задумчиво осмотрелся. До видневшегося заросшего тростником берега было всего метров сорок. Но видимо что-то болотному жителю не нравилось в этом последнем участке пути. Он вернулся на пару шагов назад, долго осматривался и наконец пояснил:

- Родник. Размыл каменную дорогу. Шесть шагов глубины. Потом опять мелко.

- Что он говорит? - поинтересовалась Каришка, которая не понимала речи кикимор.

Я объяснил ей. Тайфлинг зябко поёжилась и посмотрела на уже пройденный нами путь. Потом на оставшиеся несчастные сорок метров чёрной водной глади.

- Не нравится мне это, - призналась она. - Очень похоже на ловушку. Он понимает, что мы вряд ли станем возвращаться. И поэтому предлагает нам идти в трясину, из которой мы не выберемся.

Не знаю, понимал ли кикимор всеобщий язык. Наверное понимал, но виду он не подал. А затем он вдруг смешно наклонился назад, замер и приоткрыл широкие щели по бокам головы. Видимо, это были уши. Кикимор долго стоял, прислушиваясь к чему-то непонятному. А потом произнёс:

- Нельзя выполнить работа. Ваш след очень заметный. Мои сородичи не успеть затирать. Мало времени. По следу уже идут. Вам нужно спешить. Следует довериться. Следует идти на глубина.

Я перекинул заряженный арбалет Каришке, и тайфлинг ловко поймала оружие, взяв кикимора на прицел. Я же сделал пару быстрых шагов для разбега и прыгнул далеко вперёд, надеясь перепрыгнуть глубокое место. Но не долетел и с головой ушёл в холодную чёрную воду. Мгновенно вынырнув на поверхность, я в два гребка достиг противоположного края промоины и вылез на тропу. Действительно это была брусчатка, теперь я убедился в этом, нащупав пальцами под водой камни. С меня стекала вода, но это было не главное. Главное кикимор не обманул, тут действительно не было смертельной трясины. Каришка перекинула мне арбалет и сняла с себя куртку, оставшись только в набедренной повязке. Держа куртку над головой на вытянутой руке, моя спутница пересекла глубокое место и присоединилась ко мне на этой стороне.

Кикимор плавал странно. Он зашел в воду и присел, держа над поверхностью только своё "гнездо" на голове. Как он отталкивался или как грёб, я не видел. Просто "гнездо" заскользило по поверхности тёмной воды, а потом уже на нашей стороне кикимор выпрямился и очутился рядом с нами. Мы молча преодолели последний участок болота и вышли к длинной возвышенности, поросшей хвойным лесом. Тут было сухо и действительно было продолжение дороги. Наш проводник подошёл к кусту, раздвинул ветки и достал плотный узелок из не слишком чистой ткани. Ловко развязал и показал нам нанизанные на нитки связки сушёных грибов, десяток мелких птичьих яиц, очищенный от толстой шкурки корень букры (на вид что-то типа нашей репы, только с сильным терпко-кислым привкусом), небольшой берестяной жбан ягод болотной осенней костяники и пару вяленых рыбин.

- Это ваша еда. Вы заплатить за работу. Но след нельзя было затереть. Зато я укажу вам дорогу. Вам надо спешить. Погоня уже на той стороне болота. Ходить в ту сторону до первых клёнов. Затем направо вдоль границы колючие кусты. Дальше через ручей. Потом чистый лес. Нет болот. Идти куда хочешь.

С этими словами наш странный знакомый отступил спиной назад в кусты и мгновенно растворился среди веток.


***


- Ну, вроде оторвались! - предположил я на рассвете, когда первые солнечные лучи окрасили осенний лес, превратив его из царства серых тонов в бескрайний жёлто-зелёный океан.

До этого мы с Каришкой шли всю ночь, путая следы и резко меняя направление движения. Мы использовали встречавшиеся на нашей дроге ручьи, идя по мелкой воде и таким образом смывая запахи. Мы старались избегать грязных и топких участков, а также покрытых высокой травой полян и завалов гнилых деревьев, на которых могли бы остаться отпечатки ног.

Один раз ночью ещё не так далеко от болот с кикиморами мы оба отчётливо услышали за своей спиной лай множества собак. Видимо, наши преследователи каким-то образом преодолели-таки болото и взяли след. Тогда мы с тайфлингом выпили по флакону с эликсиром выносливости и побежали со всех ног. Лай вскоре стих, но затем где-то через час я разглядел прямо по направлению нашего движения выстраивающуюся цепочку огней. Загонщики! Мы снова резко изменили направление нашего движения, сильнее смещаясь к востоку. С тех пор вот уже часа два наших преследователей не было ни слышно, ни видно.

Мы выбрали высокий усыпанный сухой хвоей холм и остановились, чтобы передохнуть, позавтракать и набраться сил. Ещё одной причиной, по которой мы свернули сюда, был доносящийся с холма сильный мускусный запах. Даже меня едва не пробивала слеза от такого резкого запаха, а уж более чувствительная Каришка жаловалась на головокружение и прикрывала нос рукавом куртки. Пригорок облюбовала под жилище огромная колония лесных крыс, их норы были повсюду, а запах грызунов надёжно перебивал все остальные запахи, в том числе и запах наших разгорячённых от трёхчасового бегства от погони тел.

Но пригорок приглянулся не только нам - в кустах возле вершины мы нос к носу встретились с очень крупным барсуком, не пожелавшим уступать территорию и бросившимся на меня. И вот я сидел и разделывал двадцатикилограммовую тушу, складывая куски тёмно-красного мяса в пакет. Мясо барсука, как я вычитал у меня на родине в книгах про сибирских охотников, считалось изысканным деликатесом, и сейчас мне представилась возможность самому попробовать его на вкус. Каришка мяса не ела, но она помогала в моей работе, прекрасно понимая, что наши полученные от кикимор припасы крайне незначительные. Тьма крутилась под ногами и с радостным поскуливанием и хрюканьем пожирала отбракованные мной особо жирные куски, которые по сырой погоде могли испортиться самыми первыми.

- Вон они где! - указала сидевшая на поваленном пне Каришка, протянув руку с окровавленным ножом в сторону далёкой тёмной точки высоко в небе над пройденной нами полчаса назад дубравой.

Я обернулся и всмотрелся. Это действительно был осёдланный грифон, медленно описывающий большие расширяющиеся круги над лесом. На спине крылатого хищника виднелся всадник, но конечно с такого расстояния опознать его было нереально. Видимо, чем-то мы с моей подругой проявили себя в той дубраве - обломали неосторожно сухую ветку или наступили ногой в мягкий влажный мох, а отпечаток следа не успел затянуться до появления преследователей.

- Нужно идти дальше, они слишком... - проговорил я негромко и замер на полуслове, жестом приказав Каришке лечь на землю.

Существо появилось у подножия нашего холма буквально в полусотне шагов от нашего убежища. Это был покрытый короткой серой шерстью демон с непропорционально длинными ногами и руками. Существо то передвигалось на четвереньках, в это время оно очень напоминало огромного борзого пса, то вставало на задние лапы и осматривалось, одновременно с этим шумно втягивая воздух своим широким носом. Я обратил внимание, какой непропорционально огромной у него была грудная клетка, и каким втянутым живот. Явно эта тварь самой природой или каким-то неизвестными хозяевами создавалась именно для многочасового преследования добычи. И она была разумной, об этом говорил широкий кожаный пояс на талии чудовища с закреплёнными на нём ножом и флягой.

Демон, а в том что это демон, сомнений у меня не было, принюхался и повернул голову в нашу сторону. Мы лежали с Каришкой, боясь пошевелиться или выдать себя дыханием. Монстр облизнулся, он явно чуял запах недавно пролитой крови. Но охота на барсуков похоже не входила в его планы. Тварь затрясла головой, словно прогоняя наваждение, и отвернулась от нас в сторону виднеющегося за небольшой поляной тёмного леса.


Наконец, опасное существо двинулось дальше. Бежало оно стремительными огромными прыжками, преодолев сотню с лишним метров открытого пространства до следующей покрытой густым лесом балки всего секунд за пять. Это был прирождённый следопыт - быстрый, опасный, чуткий. Надеяться убежать от него было бы наивнейшим заблуждением. Мы выждали ещё минуты три, прежде чем рискнули подняться с холодной земли.

- Уходим влево, забираемся в глушь Вечного Леса подальше от Северного Тракта, - предложил я и замер, прислушавшись.

Каришка тоже прислушалась и вздрогнула.

- Лай собак! И доносится как раз слева, куда мы собирались идти! - тихо прошептала Каришка.

Оставалось уходить только вправо, ещё больше приближаясь к Северному Тракту. Я очень не хотел это делать, так как предполагал, что за большой дорогой наши враги будут следить особенно пристально. Но другого выхода не оставалось. Сложив к себе в сумку уже нарезанные куски мяса и с сожалением оставляя всё остальное, я заскользил по опавшей листве к низовью холма. И едва не заорал от боли, кода моя правая нога провались в невидимую прикрытую листьями нору! Я сел на землю, не в силах сдержать брызнувшие из глаз слёзы боли и досады. Через секунду рядом со мной склонилась встревоженная Каришка.

- Покажи ногу! - тайфлинг одним рывком стянула с меня сапог и стала своими ловкими руками ощупывать мою стремительно опухающую ступню.

Я сжал зубы, чтобы не закричать, когда она своими безжалостными пальцами добралась до самого болезненного места. Но пытка длилась недолго, Каришка встала и произнесла задумчиво:

- К счастью перелома нет, через одну Руку даже забудешь, что подвернул ступню. Но вот только как же невовремя это случилось...Через пару-тройку клепсидр цепочка орков будет здесь, и с ними будут охотничьи собаки и варги, так что спрятаться будет очень непросто.

- Помоги мне встать, и я смогу идти! - сидя на земле, протянул я руку Каришке, но моя подруга не отреагировала, продолжая что-то усиленно обдумывать.

Затем она решительно направилась вверх на холм и через минуту принесла зачем-то тяжёлую выпотрошенную тушу барсука. На мой невысказанный вопрос девушка ответила:

- Так надо! Мне нужно будет много сил, чтобы тащить тебя. Сколько у тебя осталось зелий выносливости?

- Четыре, - машинально ответил я, не понимая, что Каришка собирается делать.

А она тем временем сняла с пальца оба колечка - обручальное кольцо Амины и то простое серебряное, которое всегда носила - и спрятала украшения внутри кармана куртки. Затем расстегнула и сняла с себя куртку, оставшись лишь в набедренной повязке. После чего упаковала куртку в мой рюкзак, а мясо и недоразделанную тушу барсука в тёмный полиэтиленовый пакет. И лишь после этого протянула мне руку и помогла встать. Я начал выискивать какую-нибудь пригодную в качестве костыля длинную палку, но Каришка остановила меня:

- Не надо. Ты не сможешь уйти на одной ноге от приближающихся орков. И тем более не убежишь от хищных демонов. От демонов может уйти только другой демон...

С этими словами тело девушки стало меняться. Её рёбра трещали и раздавались вширь, ноги вытягивались, спина хрустела и выгибалась дугой, аккуратные женские руки превращались в огромные лапы и обрастали длинными острыми когтями. Но больше всего меня поразили волосы - прекрасные каштановые волосы моей подруги седели и приобретали пепельно-серый цвет! Неприятным безжизненным голосом незнакомое существо проговорило:

- Я же говорила тебе, что это знание не принесёт тебе радости. Залезай мне на спину и хватайся крепче. И обязательно держи наготове мясо и эликсиры выносливости, они вскоре понадобятся.

Я был слишком ошарашен, чтобы спорить. Надев рюкзак на спину, я привязал к ремню полный окровавленного мяса пакет и вскарабкался на костистую спину двухметрового чудовища. Откинул в сторону безжизненные пепельные волосы демона, почему-то их прикосновение меня особенно пугало. И ухватился обеими руками за плечи, точнее за выступающие тонкие ключицы. И Каришка побежала!

Неслась она на двух ногах огромными прыжками, свирепым рыком пугая обитателей утреннего леса. Капли слюны летели во все стороны из приоткрытой пасти (ну не поворачивается у меня язык назвать ртом эти хищные вытянутые челюсти). Когда мой первый испуг прошёл, я попытался прикинуть по мелькающим стволам скорость нашего передвижения таким способом. Выходили какие-то совсем уж неправдоподобные величины, явно быстрее скаковой лошади. В одном месте Каришка одним длинным прыжком преодолела глубокий овраг шириной не менее пятнадцати шагов.

- Еды! - рык чудовища оторвал меня от расчётов.

Я вынул из приоткрытого пакета длинную полоску сырого мяса и неуверенно протянул вперёд. Клацнули челюсти, едва не откусив мне руку по запястье.

- Ещё! - потребовала Каришка, и я снова дал ей кусок сочащегося кровью мяса.

Долго тварь неслась молча, но затем потребовала ещё мяса. А вскоре требования мяса стали звучать каждые полминуты. Мне пришлось доставать нож и прямо на ходу кромсать тушу барсука, чтобы отрезать следующий кусок.

- Эликсир! - прохрипел демон, и я остановил руку с уже было заготовленным куском барсучатины.

Пробку вынимать Каришка не стала. Своей лапой она закинула фиал прямо в пасть. Сомкнулись страшные челюсти, раздался скрежет и звон лопнувшего сосуда, чавкающий звук, после чего тварь сплюнула горсть стеклянных осколков на землю.

- Не оставляй следов! - набрался я наглости прикрикнуть на ездового демона, и он, как ни странно, кивнул в ответ.

Со следующим фиалом через пару клепсидр Каришка обошлась бережно - выпила эликсир выносливости, после чего вернула мне пустой пузырёк и пробку. А затем кончилось мясо, от барсука оставался только покрытый лохмотьями позвоночник и другие кости. Какое-то время демон обходился ягодами и рыбой, но явно быстро терял силы и потому потребовал дать ему кости. Каришка крошила и перемалывала кости своими ужасно острыми зубами, после чего проглатывала. Она неслась и неслась по лесу, и скорость твари нисколько не упала по сравнению с началом этой гонки. И лишь когда у нас полностью кончилась вся еда, а последний пустой пузырёк перекочевал мне в карман, Каришка взмолилась:

- Всё, не могу больше... Сейчас умру от усталости. Можно я остановлюсь, хозяин?

Едва я дал согласие, тварь без сил рухнула на землю и тут же стала обратно меняться. Через минуту на земле сидела на корточках Каришка, дрожащая от сильнейшего озноба. Глаза тайфлинга глубоко ввалились, щёки тоже, а волосы девушки так и остались пепельно-седыми. Я дал подруге свою куртку, и она тут же закуталась в неё.

- Найди воды попить, у меня внутри всё просто горит огнём, - попросила Каришка своим привычным голосом.

К счастью, я заметил небольшую речушку совсем недалеко по дороге, а потому со своей хромающей ногой уже через десять минут принёс полные фляги чистой родниковой воды. Вода была холодной, а потому Каришка пила осторожно, очень маленькими глоточками. Но всё же она выпила полную флягу. А потом, смотря куда-то в сторону мимо меня, тайфлинг прошептала:

- Правда, жуткое зрелище было? Я чувствовала твой страх, Серый Ворон.

Отрицать очевидное смысла не было. Я лишь попросил объяснить, что это было. Каришка опустила глаза и тихо проговорила:

- Это мой настоящий облик. Тот, к которому я приближаюсь, когда использую магию демонов или употребляю в пищу мясо. Мне каждый раз всё труднее превращаться обратно в человека, и когда-нибудь я не смогу это сделать. Теперь ты понимаешь, почему я сдерживаю себя?

- Так ты уже превращалась раньше? - догадался я.

И Каришка ответила честно, подробно рассказав о своём опыте быть демоном:

- Да, превращалась три раза. Один раз совсем маленькой, когда сидела у могилы своей умершей младшей сестры. Я тогда испугалась ночью в лесу и сама не поняла, как превратилась в демона. Но я сразу сообразила, что это - способ пройти опасный полный хищников лес, и тут же убежала от злобной тётки. Тогда в таком обличье я провела почти трое суток, даже чем-то питалась пойманным в лесу, но всё же легко обратно стала маленькой девочкой. Потом как-то раз во время цирковых гастролей по Курстану на нас напали разбойники. Разбойники и раньше бывало нападали на нас, но в тот раз они захотели убить всех циркачей. Был кровавый бой, и я помогла членам своей труппы. Последний из разбойников долго убегал от меня, пытаясь найти спасение в песчаных дюнах... Когда он понял, что спасения нет, он упал на колени и просил пощады... Наивный. До этого он убил мою лучшую подругу, и я была разъярена. Именно тогда единственный раз в жизни я попробовала человечину. В обличье демона это казалось мне правильным и логичным, но потом... Меня до сих пор мутит, когда я это вспоминаю. И ещё раз я обратилась в демона, чтобы спастись от почти догнавших меня ассасинов, это было недалеко от Холфорда за пару дней до того, как мы с тобой познакомились. После того случая я не сразу смогла вернуть себе свой прежний человеческий облик и страшно испугалась, что навсегда останусь в виде демона-баньши. Я забилась куда-то в лесную глушь, ревела и молилась всем богам. И мои мольбы были услышаны, к исходу дня тело смогло вернуть прежнюю форму. Одежды у меня не осталось, но я выкрала её в первой попавшейся деревне. Там же я утащила пустую корзину, набрала в неё орехов и прошла в Холфорд.

Когда моя подруга закончила рассказ, мы долго молчали. А потом я поинтересовался, сколько раз она ещё сможет обращаться в демона и возвращать себя потом обратно в человеческое тело? Каришка лишь пожала плечами:

- Я и в этот-то раз не была уверена, что смогу вернуть обратно человеческий облик. Точнее даже думала, что уже не смогу. Но нужно же было тебя выручать, пусть даже такой ценой. На одной ноге ты бы не уковылял далеко.

- Никогда так больше не делай! - строго проговорил я, и Каришка рассмеялась:

- Не всегда это только от меня зависит. Вдруг я чего-либо испугаюсь? Или это станет единственным способом спастись?

- В таком человеческом обличии ты - моя невеста. Но вот что мне делать с демоном-людоедом, я понятия не имею. И если ты застрянешь в облике монстра, я тебя не прогоню конечно, но вот нашу помолвку придётся расторгать.

После таких моих слов Каришка стала очень серьёзной и пообещала:

- Серый Ворон, я сделаю всё возможное, чтобы не превратиться демона. Клянусь!

- Это хорошо, - проговорил я, всматриваясь вдаль. - Кстати, вон за тем редким лесочком виднеется какая-то хорошо наезженная дорога. Наверное, это и есть Северный Тракт.


***


- Выходи, я принёс одежду! - негромко позвал я прячущуюся где-то в придорожных кустах подругу.

Каришка бесшумной тенью отделилась от тёмного древесного ствола и вышла на освещённый участок дороги. Я передал ей объёмный свёрток с вещами, купленными в небольшом встреченном нами лесном поселении.

- Если не подойдёт по размеру это не беда, там в посёлке есть портной, подошьём.

- Нет, не нужно, - отказалась тайфлинг, быстро облачаясь в принесённые обновки. - Некоторые вещи совсем не подходят, но всё же идти в них вполне смогу, а это главное. И лучше мы найдём другой посёлок и другого портного, который не будет знать, что эти вещи были только что куплены. Да и вообще пора нам уходить отсюда, пока торговцы не передали страже, что подозрительный нездешний парень покупал в посёлке женские вещи.

В словах моей подруги был определённый смысл. Мы уже знали, подслушав выкрики глашатая на разъезде дорог, что в этом районе люди графа Армазо самым активным образом разыскиваю молодого парня и девушку-тайфлинга. Наши приметы сообщали всем путникам, желающим даже раздавали листы с довольно хорошо выполненными портретами, за каждого из нас была назначена награда в триста корольков.

И если я, спрятав своё оружие, ещё мог рискнуть появиться на рыночной площади маленького посёлка с названием Новые Валлады и по одной-две у разных торговцев покупать вещи для девушки, то уж появиться нам вдвоём с Каришкой было бы слишком рискованно. И уж точно нам нигде не стоило задерживаться надолго, чтобы не привлекать ненужное внимание. Поэтому отпадали всякие придорожные гостиницы, таверны и постоялые дворы. Спать же ночью нам предстояло либо в лесу, либо в заброшенных сараях и амбарах, либо нужно было проситься на ночлег в какие-нибудь стоящие на отшибе дома с сердобольными хозяевами.

- А еды ты заодно не принёс? - с тревогой в голосе поинтересовалась Каришка. - Я ведь просто умираю с голода!

- Да ты же в одиночку сегодня слопала целого барсука! Мне там на Две Руки хватило бы мяса! - поразился я, но видя ввалившиеся щёки подруги и чёрные круги под глазами, проговорил уже спокойнее:

- Не волнуйся, конечно же, я купил еды нам в дорогу, - указал я на промасленный свёрток на дне сумки. - Тут пирожки с повидлом, грибами и тушёной пури, также немного хлеба, штук пять варёных гусиных яиц, сыр и бутыль вина. Должно хватить нам на ужин и завтрак.

- Нет, не хватит даже на ужин, - предупредила меня тайфлинг. - Мне после превращения нужно очень много пищи для скорейшего восстановления сил. Однако пошли уже, скоро стемнеет, и хорошо бы нам успеть уйти до темноты как можно дальше от Новых Валлад, где тебя могли заприметить.

Быстрым шагом мы двинулись на север. В посёлке Новые Валлады я выяснил, что торговец рабами огромный полуогр по имени Рыжий Угож действительно проходил тут двое суток назад и даже останавливался на ночлег. Болтливый продавец пирожками мне сообщил, что у толстого работорговца было три или четыре сотни пленников, идущих пешком и скованных между собой длинными цепями в группы по сорок-пятьдесят человек. И ещё было несколько крытых фургонов, в которых тоже видимо были рабы, скорее всего дети. Про пленную эльфийку торговец ничего сказать не мог, но девушка вполне могла находиться в одном из закрытых фургонов. Весь этот живой товар стерегли два десятка конных охранников. И хотя обоз опережал нас на двое суток, настроение у меня было преотличное - мы взяли след пропавшей Арбель и с каждым пройденным километром сокращали отставание от работорговца.

Дорога вовсе не была безжизненной, в попутном и встречном направлении двигались пешие путники и гружёные подводы. Несколько раз мы видели конные разъезды стражников и заранее сходили с дороги, пережидая в придорожных кустах, пока солдаты не проедут мимо. Но таких встреч было немного, и мы быстрым шагом двигались на север.

Где-то через час от основного широкого хорошо ухоженного тракта ответвлялась достаточно изъезженная дорога вправо. Я вгляделся в придорожный указатель. Дорога прямо шла к Торжищу, крупному людскому городу на границе эльфийских земель. На указывающем вправо шильдике рунная надпись гласила "К переправе". К какой ещё переправе? Что за переправа и куда?

Я развернул имевшуюся у меня карту и нашёл к северу от Холфорда маленький кружок с надписью "Новые Валлады". Тут действительно проходил Северный Тракт. Вот только никакой развилки дальше на дороге изображено не было, слишком мелким был масштаб и слишком неточной карта. Правее Северного Тракта, если судить по карте, были только бескрайние просторы Вечного Леса и редкие вкрапления маленьких людских и эльфийских посёлков.

К сожалению, спросить мне не у кого было, поэтому я остановился в задумчивости, заодно поджидая отошедшую ненадолго в лес подругу. Логика подсказывала, что крупный обоз с рабами мог направляться лишь туда, где этих рабов купят. Выходит, в Торжище? Но оно было расположено слишком близко от Холфорда, и едва ли Рыжему Угожу там удалось бы получить хорошую цену за свой живой товар - наверняка местные ушлые торговцы были уже в курсе падения Зелёной Столицы и в ожидании скорого потока рабов снизили закупочные цены до минимума. Ушлый работорговец Рыжий Угож, каким мне его описывали и каким я его себе представлял, вряд ли направит свой караван по настолько очевидному и не сулящему хороших барышей маршруту.

А что расположено за Торжищем? Судя по карте, Северный Тракт шёл ещё с полсотни километров по заросшей лесами северной части Столичной Равнины, затем круто вилял у горного хребта и, разделившись на кучу мелких ответвлений, терялся среди горных крепостей и замков. То есть на карте не было ни одного явного места, где у Рыжего Угожа с радостью за хорошую цену купили бы сразу четыре или пять сотен рабов. Да и в Вечный Лес к светлым эльфам торговец вряд ли сунется, когда с ним пленная девушка-эльфийка...

- Я чувствую отчётливый запах крови. Думаю нам стоит на это посмотреть, - прервала мои размышления Каришка странно изменившимся безжизненным голосом.

Мы направились в указанную тайфлингом сторону. Идти было совсем недалеко, сотни полторы шагов. Мдааа... зрелище было не для слабонервных. На дереве возле самой дороги висели три изрядно объеденных падальщиками трупа, фактически уже скелета с жалкими ошмётками мяса. Руки у всех повешенных были связаны за спиной. На шее у каждого мертвеца была пеньковая верёвка с затяжной петлёй, так что мы явно находились на месте свершения казни. Тухлого запаха возле повешенных не было, трупы не успели испортиться по сырой погоде. На груди двух скелетов сохранились куски рваной грубой ткани.

- Думаю, это были рабы, - предположила тайфлинг. - У них связаны руки, обуви никакой нет, а одежда просто ужасная, свободные люди не станут носить такие рубища.

- Действительно очень похоже на то, что здесь надсмотрщики казнили троих рабов, не знаю уж, за попытку ли побега или какое-то другое нарушение. Но то, что трупы повешены на этой дороге, указывает на то, что колонна рабов свернула с Северного Тракта по вот этому ответвлению.

- Если только нас специально не хотели сбить с толку, - засомневалась Каришка.

- Нет. Работорговец не может знать, что мы идём по его следу. Да и казнь свершили в спешке - на первом попавшемся дереве, его даже не очень-то и видно с дороги, да и сучья и торчащие ветки не стали срубать. Видно в месте сворачивания с основной дороги произошла какая-то заминка, сумятица, и трое пленников попытались воспользоваться моментом и сбежать. Нам туда, - я указал на тропу "К переправе".

И где-то через час ходьбы мы убедились в правильности выбора, так как обнаружился ещё один труп. Судя по покрытому седыми волосами черепу, это был старик, который видимо не мог выдерживать предложенного надсмотрщиками темпа ходьбы. Раба зарубили палашом и бросили труп в придорожной канаве на съедение всяким лесным хищникам, мы как раз спугнули стайку похожих на лисиц зверей, обгладывавших кости.

А еще через пару клепсидр мы с Каришкой вышли на раскисший от дождей участок лесной дороги, и мои последние сомнения развеялись - в грязи отпечаталось множество босых ног, а также следы колёс тяжёлых телег и лошадиных копыт. Следы вели куда-то на северо-восток, и я безуспешно сверялся с картой, пытаясь угадать конечную точку маршрута работорговца. Причём ещё через полчаса на очередной развилке следы босых ног свернули на совсем уж едва заметную тропинку, тут уж даже о какой-никакой дороге и речи не шло, просто лесная тропинка. Судя по карте, ничего в том районе не было, только лес, лес, лес...

Быстро темнело, и пора было уже подумывать о выборе места для ночлега, тем более что мы оба страшно устали за этот бесконечный день. У меня опять разболелась нога, которую я подвернул ещё днём. Каришка тоже откровенно зевала и спотыкалась на ровных местах. Я уже думал останавливаться, как только мы обнаружим ручеёк с чистой водой, как вдруг Каришка указала мне на дымок впереди.

На фоне тёмного вечернего неба белый дым далёкого костра был отчётливо различим. Мы резко остановились и стали совещаться. Место было глухое и безжизненное, удалённое от оживлённых дорог. Маловероятно, что мы могли встретить какой-то другой обоз. Наиболее вероятным было то, что мы действительно видим дым от костров лагеря работорговцев, хотя и несколько странно было, что мы сумели так быстро догнать караван.

- Останавливаемся здесь. Только с тропинки уходим подальше в лес, случай с обнаружившими нас эльфами-дроу должен научить нас осторожности. Пока не совсем стемнело, собираем съедобные грибы или вон как раз лесные орехи, - предложил я и первым подал пример, наклонив ветку лещины, на которой были мелкие орешки. - Конечно, орехов тут мало, но может мне удастся что и подстрелить на ужин в этом лесу. Затем отдыхаем и спим по очереди. Во второй половине ночи перед самым утренним туманом двигаемся вперёд и всё разведываем. Если Арбель там в лагере, попытаемся её выкрасть этой же ночью. Шума не поднимаем, никого не убиваем. В общем, действуем как всегда.

Первым очередь дежурить выпала мне. Я сидел у костра, подкармливал Тьму костями подстреленного вечером зайца и в который уже раз пытался обучать Неведомого Призрака грамоте. Крыс был очень умным зверем и различал многие руны, но вот складывать из них слова у белого зверька не получалось. Словно был какой-то барьер, не позволяющий даже самому умному из животных преодолеть ту грань, за которой возможно было самостоятельное развитие - чтение книг, изучение других языков, обучение на основе записанного опыта третьих лиц. То же самое было и с математикой. Неведомый Призрак знал все цифры от нуля до десяти, он мог выбрать соответствующее цифре количество предметов, но вот дальнейшее обучение натыкалось на такую же совершенно непробиваемую стену. Крыс очень старался, но он просто не понимал, что же от него хотят.

- Серый Ворон, - раздался робкий голос Каришки, которая давно должна была уже спать в сооружённом нами шалаше. - Скажи мне, но только честно, ты сегодня разочаровался во мне как в невесте?

- С чего ты такое взяла? - пренебрегая общепринятыми правилами приличия, ответил я вопросом на вопрос.

- Просто ты весь день старался на меня не смотреть и отводил взгляд каждый раз, когда я смотрела тебе прямо в лицо. Ты старался не говорить со мной, ограничиваясь лишь самыми необходимыми для дела фразами. А во время ужина ты отсел от меня как можно дальше и отвернулся, чтобы не видеть, как я ем. Тебе явно было неприятно на это смотреть, хотя я старалась есть неторопливо и аккуратно, даже по всем правилам этикета. Да и одежду в посёлке ты мне купил, прямо скажу, самую что ни есть дешёвую, только чтобы отвязаться от меня. Ты никогда раньше себе такого не позволял, наоборот баловал меня дорогими и даже шикарными вещами. Что изменилось? Это всё из-за того, что ты увидел меня демоном, признайся?

Вопрос был не таким простым, как оказалось. Да, каждый раз при взгляде на мою подругу, на её побелевшие волосы, мне сразу виделся двухметровый кровожадный демон-людоед. Я с трудом сдерживал дрожь, если ненароком волосы подруги попадались мне на глаза. К тому, что твоя девушка людоед, было очень трудно привыкнуть. Врать Каришке не хотелось, да она и всё равно почувствовала бы неправду. И потому я сказал ей всё честно.

Каришка долго молчала, потом вылезла из палатки и показала мне на колечко, которое всегда носила на пальце, сколько я её знал - серебряный ободок, в котором срединная часть могла открываться, образовывая небольшой острый коготь.

- Знаешь, что это за кольцо, Серый Ворон? - спросила тайфлинг.

Пришлось мне отрицательно покачать головой, я действительно никогда не интересовался у подруги историей данного кольца. Каришка придвинулась ближе, сняла с пальца колечко и передала мне в руку.

- Прочти надпись с внутренней стороны, ты же грамотный, - попросила тайфлинг.

Я напряг зрение и прочёл мелкие истёртые руны:

"Демон сей скован надёжно и не может освободиться по собственной воле. Отец-инквизитор Маркус, жрец храма богини Гизли".

Я вопросительно посмотрел на подругу, и Каришка охотно пояснили:

- После случая, когда я спонтанно превратилась в демона, чтобы помочь циркачам своей труппы, руководитель нашего цирка тоже стал смотреть на меня косо. Возможно, он опасался, что в приступе гнева я опять стану жестоким монстром и загрызу их всех. Поэтому он отвёл меня в храм богини материнства Гизли, там располагался ближайший отец-священник Инквизиции. Два дня я провела в очищающих молитвах, стоя на коленях перед статуей светлой богини. Потом я, пусть и по совету жрецов, но вполне добровольно дала клятву, что скорее умру, чем сойдусь с каким-либо демоном и стану прародительницей врагов человечества. И ещё мне дали это кольцо. Пока оно на моём пальце, я не могу превратиться в опасного монстра, как бы меня не пугали и не гневили. Если это нужно для твоего спокойствия, давай мы вместе зайдём в лавку к первому встречному ювелиру, и он уменьшит размер кольца, чтобы я не смогла его стянуть с пальца, как бы ни старалась. Или, если считаешь кольцо ненадёжным, взамен него сделаем неснимаемый браслет на моё запястье или даже серебряный ошейник с такими же наложенными свойствами. И пока я жива, я не смогу снять такой сдерживающий ошейник. Что скажешь? Сможешь ты относиться ко мне как прежде, если угрозы появления кровавого демона больше не будет?

- Не нужно никакого ошейника, - усмехнулся я. - Мне вполне достаточно этого кольца и того факта, что ты сама не собираешься превращаться в демонессу. А насчёт одежды... я понимал, что это всего лишь временно и действительно хотел сэкономить. Не думал, что тебя это заденет. Обещаю, что как только у нас опять будет много денег, ты пройдёшься по лучшим лавкам и накупишь себе всё, что тебе приглянется! А если денег на самое-самое лучшее нам всё же не хватит, я украду для тебя эти понравившиеся вещи!

Каришка подсела ко мне ближе и всем телом прижалась ко мне. Я обнял свою подругу, и мы молча сидели и смотрели на костёр и на звёздное небо. Наконец, я напомнил Каришке, что ей пора ложиться спать, чтобы хоть чуть-чуть отдохнуть перед ночной вылазкой. Но Каришка отказалась уходить, сказав, что ей очень хорошо сейчас рядом со мной. Она лишь склонила свою голову мне на плечо и, глядя куда-то совсем в другую сторону, спросила негромко:

- Серый Ворон, ты хочешь, чтобы у нас с тобой были дети?

Несмотря на расслабленность позы тайфлинга, я заметил, как слегка зашевелились подвижные ушки на голове девушки, чтобы получше уловить мой ответ.

- Дети обязательно будут, - пообещал я подруге.

- Это хорошо, - промурлыкала довольно Каришка, прикрывая глаза от дохнувшего на нас порывом ветра едкого дыма костра. - Хотя мы слишком разные, а потому рождение ребёнка от тайфлинга и человека это крайне редкое событие. Точнее, тайфлинги-мужчины плодовиты как кролики и могут иметь детей от любой расы, но вот женщины-тайфлинги почему-то могут зачать ребёнка только от демонов. Я с самого детства интересовалась этим вопросом и знаю, что случаи появления детей у девушки-тайфлинга и мужчины-человека в истории Эрафии встречались, но их можно пересчитать по пальцам одной руки. Это кстати тоже одна из причин, почему девушки-тайфлинги так ценятся человеческими мужчинами. Но всё же есть надежда - я слышала об одном редком и очень дорогом эликсире, который называется "Спаситель династии". Говорят, он помогает зачать ребёнка даже в самых трудных случаях. Этот эликсир добывают из какой-то редкой рыбы, только вот где эту рыбу ловят, я так и не смогла узнать...

Я весело засмеялся, и Каришка удивлённо встрепенулась на моём плече и посмотрела на меня.

- Каришка, не беспокойся, так уж получилось, что я прекрасно знаю, где ловят рыбу "Инь-синь", из которой получают лекарство "Спаситель династии". Я даже однажды сам поймал одну такую полосатую рыбку.

- Покажешь мне это место? - умоляющим голосом попросила меня Каришка. - Для меня не существует на свете ничего более важного, и потому я готова хоть всю жизнь провести там на берегу с удочкой.

- Обещаю, что поймаю ещё одну редкую рыбку и для нас с тобой, если народные способы не сработают, - усмехнулся я, наблюдая, как Каришка своими ловкими пальчиками расстёгивает пуговицы у меня на куртке.

Я задумчиво закрутил светлую прядь волос Каришки себе на палец, тайфлинг посмотрела на меня и пообещала:

- Нужно просто подождать полгода-год. Волосы постепенно снова отрастут карими, а светлые кончики я потом срежу, у меня такое уже было...

- Ничего, ты мне и блондинкой нравишься, - заверил я подругу и притянул её к себе.


***


Проспали мы оба. Когда я приоткрыл глаза, был уже полдень следующего дня и ни о какой секретной ночной операции речи уже естественно не шло. Каришка проснулась первой до меня и выглядела посвежевшей и отдохнувшей. Сейчас она сидела у огня и подшивала купленную вчера одежду взятой у меня иголкой с ниткой, параллельно запекая что-то вкусно пахнущее в горячих углях костра.

- Вот в той стороне озеро небольшое есть, - сообщила мне подруга, указывая в противоположную от дороги сторону. - Можешь воды набрать и искупаться, хотя вода там холоднющая!

Я последовал совету подруги и сходил к озеру. Постирал свою одежду, вымазанную за последние дни болотной тиной и дорожной грязью. Потом развесил мокрую одежду сушиться у костра, а пока она сохла, мы позавтракали и стали думать, что же нам делать дальше. Меня несколько смущало, что на месте предполагаемого лагеря работорговцев по-прежнему курился дымок. Это было весьма странно и подозрительно, что толстый полуогр не погнал свой караван дальше. Возможно, он поджидал перекупщиков прямо тут на условленном месте? Или тут у него был постоянный лагерь? В любом случае это означало наличие часовых и охрану лагеря.

Каришка в свете яркого дня чувствовала себя неуверенно и предлагала дождаться вечера. Но я был настроен иначе. Меня смущало, что работорговец не уходит, и я начал предполагать свою ошибку. Вдруг увиденный нами дым указывает просто на неотмеченный на карте посёлок? Или это не дым вовсе, а пар от какого-нибудь горячего серного источника? В общем, я убедил свою подругу не терять времени даром и пойти вместе всё разузнать. А потому, как только моя рубаха и брюки высохли настолько, что с них хотя бы не капало, мы отправились на разведку.

Это оказался небольшой лагерь на лесной поляне, окружённый со всех сторон частоколом. Подойдя вплотную к врытым в землю брёвнам, я заглянул в щель и разглядел внутри один небольшой домик и крытый навес для хранения сена. И хотя какие-то вооружённые люди в лагере находились, но их было совсем немного - всего десяток, может дюжина. Главное, в лагере не было ни рабов, ни огромного толстого рабовладельца!

Впрочем, растерянность моя была совсем недолгой. Обитатели лагеря ссорились и ругались, и из их криков я весьма быстро сообразил, что тут происходит.

- Ты идиот, Грыжа! Вспомни хотя бы судьбу тех троих неудачников, которые собирались проследить за Угожем весной! - кричал, размахивая руками, темноволосый крепко сбитый парень в кольчуге до пояса.

- Да не собираюсь я идти за огром! - отвечал ему рыжий мужик в безрукавке. - Но ты сам подумай, чего время-то терять?! Торговец вернётся только через пять дней, да у нас куча времени самим смотаться в Холфорд и накупить рабов!

- Сам посуди, Гром, - вклинился в разговор третий тип, лысый юркий дедок с широкой чёрной повязкой поверх левого глаза. - День туда, полтора-два дня вести рабов до Торжища. Мы успеем их продать и вернуться сюда. И будем наконец-то богаты! Не всю же жизнь пахать на чужих, нужно когда-то и о себе позаботиться!

- Верно Дед говорит, - воодушевился рыжий. - Быстро срубим деньжат и вернёмся сюда, Угож даже и не узнает о нашей маленькой тайне. А мы с каждой вложенной монеты сделаем три! А если продавать рабов не в Торжище, а выяснить, куда Угож сдаёт товар...

- Хватит! Замолчите! - закричал на своих подельников Гром. - Если торговец прознает о таких делах, то мы лишимся выгодной работы! А если кто пойдёт вслед за ним в горы, то лишится не только денег, но и головы, как те три идиота весной! Поэтому я и слушать об этом не хочу и не дам вам денег из нашей общей кассы!

- Там у тебя не только твои личные деньги под замком, - продолжал настаивать Дед, явно подзуживая остальных выступить против Грома. - Там у каждого из нас хранится по двадцать корольков. Не хочешь участвовать, не участвуй. Но выдай нам нашу долю, и мы сами провернём дело без тебя! Но тогда уже о прибыли и не мечтай!

- А я говорю нет! Если Угож со своими головорезами вернётся, а вас не будет в лагере, мы все лишимся работы, даже те, кто не будет участвовать в вашей авантюре. Торговец и так который раз уже жалуется, что у нас слишком маленький отряд, и потому грозится нанять вместо нас других.

- Дед, ты видимо забыл наш принцип - деньги всем на руки выдаются только по окончанию контракта, - встал на сторону Грома толстый детина в рогатом шлеме и в меховой безрукавке на голое тело. - Мне лично спокойнее будет, если наши деньги полежат ещё пять дней в сундуке под замком, ключ от которого есть только у Грома.

Наёмники ещё продолжали препираться, хотя мне ясно уже было, что Гром ключ им не отдаст. Я же быстро произвёл в уме подсчёты. Двенадцать человек, помноженное на двадцать корольков каждому - это двести сорок золотых монет. Монет, которые лежат видимо вон в том невзрачном сарае в сундуке. Едва ли замок там слишком сложный, скорее всего на минуту-другую работы мне или Каришке. Оставалось только как-нибудь отвлечь охрану.

Через пять минут я уже стучался в ворота этого форта. Открыли мне почти сразу, и я увидел настороженных вооружённых людей. Кстати, наёмников оказалось несколько больше, чем я предполагал - человек пятнадцать-семнадцать.

- Что тебе нужно, парень? - хмуро спросил меня Гром, внимательно осматривая меня и ещё больше уделяя внимание густому лесу за моей спиной.

- Меня интересует самая короткая дорога до Новых Валлад, причём я готов заплатить за эту информацию. Скажем, пять золотых тому, кто расскажет о дороге туда.

Сразу несколько человек подались вперёд, чтобы успеть поделиться информацией первыми. Я же, не скрывая улыбку на лице, наблюдал за шустро перелезающей частокол Каришкой. Тайфлинг ловко спрыгнула на землю и спустя пару секунд уже была внутри деревянного строения. Мне оставалось только тянуть время и привлекать внимание вооружённых бойцов, чтобы никто из наёмников не вздумал оборачиваться.

- Парень, а я ведь тебя кажется знаю... - всматриваясь в мой лицо, проговорил Гром.

Этого только не хватало. Хотя... лицо этого воина и мне показалось смутно знакомым. Я напряг