КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406348 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147214
Пользователей - 92460
Загрузка...

Впечатления

RATIBOR про Колесников: Каникулы (Альтернативная история)

Ознакомительный

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Артюшенко: Шутка с питоном. Рассказы (Природа и животные)

Книжка хорошая, но не стоит всему, что в ней написано верить на 100%.
Так, читаем у автора: "ЭФА — небольшая, очень ядовитая змейка...". Это справедливо по отношению к песчаной эфе, обитающей в Южной Азии и Северной Африке. Песчаная эфа же, обитающая в пустынях и полупустынях Средней Азии и Казахстана слабоядовита. Её яд слабее даже яда степной гадюки. И меня кусала, и приятеля моего кусала - и ничего. Но змея агрессивная и не боится человека, в отличии, например, от гюрзы. Если эфа куда-то ползет и вы оказались у нее на пути - она не свернет, а попрет прямо на вас. Такая ее наглость, видимо, связана с тем, что эфа - рекордсмен среди змей по скорости укуса - 1/18 секунды. Как скорость удара кулаком хорошего чернопоясного каратиста. По этой причине ловить ее голыми руками - нереально, если вы только не Брюс Ли.
Гюрза же, хоть и самая ядовитая из змей СССР, совсем не агрессивна. Случаев столкновения нос к носу с ней сотни (например, рыбаков на берегах небольших озер Казахстана). В таких ситуациях надо просто замереть и не двигаться пока гюрза не уползет.
Песчаных удавчиков в полупустынях и пустынях Казахстана полным-полно, но поймать крупный экземпляр (50 см. и больше) удается довольно редко.
Медянка встречается не только на Украине, на Кавказе и в Западном Казахстане, но их полно, например, и в Поволжье.
Тем, кто заночевал в степи, не стоит особо опасаться, что к вам в палатку заползет змея. Гораздо больше шансов, что в палатку заберется какое-нибудь опасное членистоногое - фаланга, паук-волк, скорпион или даже каракурт. Кстати, фаланга хоть и не ядовита, но не брезгует питаться падалью, так что ее укус может иногда привести к серьезным последствиям.

P.S. А вот водяных ужей по берегам водоемов Казахстана - полно. Иногда просто кишмя.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
greysed про Вэй: По дорогам Империи (Боевая фантастика)

в полне читабельно,парень из мира S-T-I-K-S попал в будущие средневековье , и так бывает

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Беседин. Второй про Шапко: Синдром веселья Плуготаренко (Современная проза)

Сложный пронзительный роман с неожиданной трагической развязкой. Единственный недостаток - автор грешит порой натурализмом. Однако мы как-то подзабыли, через что пришлось пройти нашим ребятам в Афганистане. Ставлю пятерку.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Чеболь: Лана. Принцесса змеевасов (Любовная фантастика)

неплохо. продолжение будет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Раззаков: Владимир Высоцкий - Суперагент КГБ (Биографии и Мемуары)

складно написано. возможно во многом правда.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Коллекция детективов газеты «Совершенно СЕКРЕТНО» 2014 (fb2)

- Коллекция детективов газеты «Совершенно СЕКРЕТНО» 2014 (пер. Сергей Семенович Мануков, ...) 820 Кб, 115с. (скачать fb2) - Роберт Артур - Оливия Дарнелл - Ричард Деминг - Флора Флетчер - Чарльз Бернард Гилфорд

Настройки текста:



Коллекция детективов газеты «Совершенно СЕКРЕТНО» 2014 год

Оливия Дарнелл ДИАДЕМА ДЛЯ ДИВЫ

Совершенно СЕКРЕТНО онлайн-версия, опубликовано: 28 Января 2014

Перевод: Ольга Дмитриева

Художник: Михаил Златковский



Рейчел Мейтленд, пожилая примадонна на отдыхе, с трудом открыла глаза. Проснуться никак не удавалось. К тому же звенело в ушах и раскалывалась голова. Рейчел поднялась с постели и подошла к зеркалу. Увиденное не обрадовало.

«Только бы Майкл не застал меня в таком виде», – подумала она. Майкла Пиджона, точнее, Микеле Пиччионе Рейчел привезла из Венеции, отбив у одной старой южноамериканской миллионерши. Миссис Мейтленд тоже была очень богата, но продолжала давать уроки светским любителям вокала и брала за них огромные деньги, которые широко тратила на Майкла – Микеле. Они уже два года жили вместе в прекрасном особняке Рейчел в Ричмонде и были вполне довольны друг другом. Микеле, превратившийся в Майкла, весело прожигал жизнь, а Рейчел наслаждалась поздней любовью. Она не осуждала своего итальянского возлюбленного, так как в молодости сама легко принимала от поклонников дорогие подарки и составила из них неплохую коллекцию драгоценностей, которые благоразумно застраховала в солидной страховой компании. Рейчел щедро демонстрировала эти украшения окружающим как доказательства своей былой женской власти и красоты. Но гордость коллекции – так называемую диадему египетской царевны она могла показать только близким друзьям. Лет тридцать назад лорд Готуорд, сотрудник дипломатического корпуса в Египте, купил это сокровище у одного из расхитителей гробниц и, рискуя свободой и карьерой, тайно вывез в Британию. Сумма, которую пришлось выложить Готуорду, значительно превышала его возможности, и Рейчел, растроганная и польщенная великолепием подарка, на целых два года сделала Готуорда своим официальным любовником. Потом они довольно бурно расстались из-за того, что Рейчел хотела стать леди Готуорд, а лорд не желал давать ей свой титул и имя.

Но все это было в далеком прошлом, а в данный момент Рейчел с отвращением рассматривала свое отражение и трясла головой, стараясь избавиться от странного шума в ушах. Она пошла в ванную комнату, увидела мобильник, лежащий на коврике, и с удивлением обнаружила огромное количество пропущенных звонков. Большинство из них было от Ноэми Коэн – ее менеджера и близкой подруги. Рейчел сполоснула лицо холодной водой, окончательно проснулась и обнаружила, что шум, который она слышит, раздается снизу, причем если раньше это был звон, то теперь – глухие удары. Стучали во входную дверь. Рейчел спустилась на первый этаж, отворила и едва не была свалена с ног влетевшей в холл Ноэми Коэн. Маленькая, но крепко сбитая Ноэми была похожа на ракету, с шумом и грохотом оторвавшуюся от мостовой. Она даже сделала один круг по помещению, прежде чем остановилась перед Рейчел.

– Что случилось?! – прокричала она. – Мы все с ума сходим, хотели уже обращаться в полицию! На звонки не отвечаешь, пропустила урок нашего лучшего клиента и даже не подходишь к двери!

– Уроки, – с достоинством произнесла Рейчел, – я не пропускала никогда, а этот должен состояться еще только через несколько часов.

– Нет, видимо, ты совсем с ума сошла из-за своего итальянца, не зря он позвонил мне и сказал, чтобы тебя не тревожили, так как ты очень расстроена из-за ссоры! Урок был в понедельник и не мне рассказывать, сколько ты берешь за него!

– А сегодня какой день? – испуганно прошептала Рейчел.

– Вторник, моя дорогая, и, пожалуйста, не притворяйся, что забыла. Мы с тобой одного возраста, и я надеюсь, что до старческого слабоумия у нас есть еще хотя бы лет десять…

Рейчел не стала дослушивать ее и побежала в комнату Майкла. Потом она вернулась и с рыданиями протянула подруге письмо. Оно не произвело ожидаемого впечатления. Ноэми только пожала плечами, насмешливо посмотрела на Рейчел и подошла к столу, на котором стояла бутылка шампанского.

– Это следует отметить, – сказала она, протянула руку к бокалу и увидела записку, лежащую под ним. Быстро прочитав ее, она потрясенно посмотрела на Рейчел.

– Неужели ты собиралась сделать это из-за ссоры с подобным ничтожеством?

– Мы не ссорились, а очень мирно и мило провели воскресенье, – сквозь зубы процедила Рейчел.

– И ты проснулась только во вторник, а письмо это, – Ноэми задумчиво кивнула на лист, который продолжала держать в руках, – увидела только сегодня.

Она еще раз просмотрела записку, решительно взяла подругу за руку, поднялась вместе с ней спальню и подвела к картине, за которой скрывался сейф.

– Открывай.

Рейчел послушно набрала шифр, быстро просмотрела содержимое сейфа и застыла.

– Звоним в полицию? – спросила Ноэми.

– Нет, – слабым голосом проговорила Рейчел, – свяжись, пожалуйста, с детективным агентством Смайлса.

Роберт Смайлс не заставил себя ждать. Это был невысокий флегматичный толстяк, больше похожий на врача, чем на сыщика. Когда-то он оказал Рейчел помощь в очень щекотливом деле и блестяще справился с поставленной задачей. Смайлс был немногословен, предпочитая слушать, и, пока длился монолог Рейчел, не вставлял ни слова. Молчала, ерзая в кресле от возбуждения, и Ноэми. Когда рассказ Рейчел подошел к концу, Смайлс начал задавать вопросы.

– Насколько я понимаю, миссис Мейтленд, вы расстались позавчера с вашим другом в наилучших отношениях?

– В великолепных. Мы сходили в театр, а вернувшись, занялись графологией. Майкл недавно очень увлекся ею. Писали разные тесты. А потом разошлись по спальням.

– Вы пили шампанское? – Смайлс кивнул в сторону бутылки, принесенной из холла.

– Нет, – вздохнула Рейчел, – только пригубила. Это я выдерживаю стиль, так как приходится вести здоровый образ жизни и одновременно изображать роковую женщину. Я говорю, что всегда выпиваю на ночь бокал шампанского, но на самом деле просто выливаю его в раковину.

– Можно посмотреть записку?

Рейчел молча протянула Смайлсу записку, оставленную под бокалом. Он улыбнулся и прочитал вслух:

«Умираю от любви к Майклу. Ах, как мне все надоело!»

Из кресла, в котором сидела Ноэми, раздался сдавленный стон.

– Неужели вы могли написать это добровольно? – спросил Смайлс.

Рейчел покраснела как девчонка.

– Ужасно глупо с моей стороны. Майкл написал «умираю от любви к Рейчел», и мы потом исследовали его почерк по графологическому справочнику. Ну а потом я из вежливости написала то же самое, и мы стали исследовать мой.

– Ну а фраза о том, что вам все надоело?

– Майкл сказал, что надо написать фразу, которую повторяешь чаще всего, вот я и написала.

– Надеюсь, графологический анализ показал, что мистер Пиджон коварен и имеет преступные наклонности?

– Я поняла это сейчас, когда обнаружила, что пропала моя диадема, – сухо проговорила Рейчел. – Можно мы не будем говорить о том, какой я оказалась дурой?

– Ну, таких очень много, – умиротворенно проговорил Смайлс и продолжил: – Как я понял из вашего рассказа, происхождение этой диадемы весьма сомнительное и она не застрахована?

– Да.

– И именно поэтому вы обратились ко мне, а не в полицию.

– Ну, мне бы не хотелось, чтобы эта история получила огласку, вы же понимаете, что у меня в ней весьма жалкая роль. Я бы хотела, чтобы вы нашли Майкла.

– Для чего? – спросил Смайлс.

– Ну, не знаю, просто найдите. Ах, как мне все… – Рейчел осеклась и опустила голову.

– Миссис Мейтленд, – очень серьезно проговорил Смайлс, – вы, вероятно, понимаете, что речь идет не только о краже, но и о продуманном покушении на убийство. Дайте мне, пожалуйста, письмо, которое оставил ваш друг. Я уверен, что там он просит прощения за причиняемые страдания и пишет, как ужасна была ссора между вами.

– Ну, что-то в этом роде, – согласилась Рейчел.

Смайлс взял письмо и прочитал вслух:

«Дорогая Рейчел! Прости, но я все-таки ухожу от тебя! Я понимаю, что ты очень страдаешь, но всему приходит конец, даже такой огромной любви, как наша! Когда ты пригрозила, что выбросишься из окна, я испугался за тебя по-настоящему и поэтому сказал, что передумал. Но я не передумал и ухожу! Спасибо тебе за все. Прощай, моя белокрылая голубка! Твой Майкл».

– Белокрылая голубка, – хихикнула Ноэми, глядя на Рейчел, с трудом умещавшуюся на изящном стульчике, и, видимо, приготовилась прокомментировать письмо, но Смайлс остановил ее.

– Не будем отвлекаться. Насколько я понял, ситуация развивалась так. Майкл Пиджон…

– Микеле Пиччионе, – быстро поправили его из глубин кресла.

– Микеле Пиччионе, – миролюбиво согласился Смайлс, – спланировал украсть у вас драгоценности. Их много, но он выбрал ту, из-за которой не обратятся в полицию и страховые компании не будут вести расследование. Он, скорее всего, положил огромную дозу снотворного в шампанское, которое вы так благоразумно не выпили, потом рассказал миссис Коэн, что вы были очень расстроены, и оставил письмо, в котором написал о ссоре и вашем отчаянии. Мистер Пиччионе также предусмотрительно попросил не беспокоить вас, чтобы никто не смог разбудить и спасти, и для этого даже… – Смайлс подошел к столику у кровати и положил на место сброшенную с телефонного аппарата трубку, – убрал это средство связи. Он сделал все, чтобы было очевидно: вы покончили жизнь самоубийством из-за расставания с ним. Но мне непонятно, зачем ему потребовалась ваша смерть?

– Я сказала ему, что составила завещание в его пользу.

– Боже, а врала-то зачем? – простонали из кресла.

– Вы составили завещание в пользу мистера Пиччионе? – спросил Смайлс.

– Не совсем так, – замялась Рейчел, – я завещала все своим племянникам.

– Внучатым племянникам, – уточнила Ноэми. Но ее подруга пропустила это замечание мимо ушей и продолжила:

– Я решила, что эта маленькая ложь укрепит наши отношения.

– Хорошо, миссис Мейтленд, – Смайлс встал со своего места. – Я бы хотел взять у вас фотографию этого молодого человека и, если можно, фото диадемы. Еще я возьму бутылку с шампанским на экспертизу. Думаю, что мы быстро найдем вашего друга. Странно, что он еще не заявился сюда со свидетелями.

– Он звонил мне рано утром, говорил, что беспокоится за Рейчел и, вероятно, ждал, когда я сообщу о ее смерти, чтобы прийти сюда и изобразить раскаянье.

– Да, думаю, что он с нетерпением ждет вестей. Вы не могли бы позвонить и сообщить ему о случившейся трагедии, миссис Коэн?

– С наслаждением, – Ноэми встала, достала мобильник, несколько раз всхлипнула, входя в роль, откашлялась и набрала номер Пиччионе.

К всеобщему разочарованию, ей не ответили, и Смайлс поспешил отправиться на поиски, предупредив женщин, чтобы они не выходили из дома и не отвечали на звонки.

Поиски длились совсем недолго. На другой день Смайлс пришел в дом к миссис Мейтленд. Выглядел он очень расстроенным.

– Вы нашли его? – взволнованно спросила Рейчел.

– Нашел, – лаконично ответил Смайлс и вздохнул: – Но боюсь, что совершил ошибку, когда попросил вас не выходить из дома и не отвечать на звонки.

– Мы просто отключили телефоны и попросили Викторию сделать то же самое и не высовывать носа. За определенную плату, разумеется, – сказала Ноэми и пояснила: – Виктория, девушка, которая приходит сюда убирать и готовить.

– Ну что ж, – с облегчением сказал Смайлс, – тогда она сможет подтвердить, что вы были здесь весь день. Дело в том, – после некоторой паузы проговорил он, – что наш друг убит.

– Что?! – хором вскричали обе женщины.

– Ему разбили голову чем-то тяжелым, – пояснил Смайлс.

– Может быть, вы расскажете поподробнее? – кровожадно проговорила Ноэми. – И не смотрите на меня осуждающе! Да, я его терпеть не могла, так как знала, что он бесстыдно использует Рейчел, но не это главное, он ведь пытался убить ее!

– Ну что ж, если миссис Мейтленд в состоянии выслушать… – Смайлс оглянулся на Рейчел, которая пока не проявляла никаких признаков скорби. – Мои сотрудники довольно быстро выяснили, где находился этот молодой человек. Устроился он здесь поблизости, в Ричмонде. Дверь не была заперта, и я постарался войти незаметно. Тело лежало в гостиной. Не буду отягощать вас подробностями, скажу лишь, что выглядело оно ужасно. Мистера Пиччионе, конечно, можно было узнать, но не без труда, голова была изуродована, судя по всему, несколькими ударами. Следов борьбы я не заметил, и из этого можно сделать вывод, что убийца, видимо, был знаком Пиччионе, так как тот сам впустил его. Очень надеюсь, что меня не видели, но вам предстоят довольно неприятные вопросы в полиции.

– Но кто же мог убить его? – спросила Рейчел.

– Может быть, он обокрал еще кого-нибудь? – предположила Ноэми.

– Я думаю, дело не в этом, – покачал головой Смайлс. – Мистер Пиччионе, как нам удалось выяснить, много и неудачно играл и задолжал людям, которые не прощают долгов. Вероятно, он хотел до получения наследства расплатиться вашей диадемой. Я, кстати, обнаружил вот это у ног убитого.

Смайлс протянул Рейчел большой зеленый камень грушевидной формы.

– Все, что осталось, – одна изумрудная подвеска, – горько вздохнула Рейчел. – Ну что ж, мистер Смайлс, спасибо. Думаю, что диадему уже разобрали на части и больше ничего не найти. А из этого я сделаю кулон. Как память о моем утерянном сокровище.

– Надеюсь, ты не Пиччионе имеешь в виду? – спросила Ноэми.

– Я уже забыла это имя, – величественно проговорила миссис Мейтленд.

Ноэми подмигнула Смайлсу и нахмурилась. Вид у детектива был явно неудовлетворенный. И когда они остались наедине, она прямо сказала об этом.

– Боюсь, что эта история не закончена. Есть вопросы, на которые я пока не нахожу ответа, – задумчиво проговорил Смайлс, – и сдается мне, что миссис Мейтленд вскоре обратится ко мне снова.

Смайлс не ошибся. Всего через две недели он был вызван в особняк к Рейчел. На этот раз она была энергична, подтянута и, как показалось Смайлсу, чрезвычайно возбуждена. В кресле, на своем обычном месте, сидела Ноэми, которая, незаметно покрутив пальцем у виска, кивнула на груду журналов и книг, разбросанных по всем столам.

– Я бы хотела, чтобы вы нашли мне этого человека. Насколько мне известно, он покинул Британию лет десять назад, – Рейчел дала Смайлсу конверт. – Там все данные и деньги на расходы. Вполне возможно, что он в Италии, он всегда так любил Милан!

– Думаю, что он находится значительно ближе, миссис Мейтленд, – сказал Смайлс.

– Слушайте, это возмутительно, – подскочила Ноэми, – вам не кажется, что я имею право знать, о чем идет речь! Нас вызывали в полицию, допрашивали об этом злосчастном Пиччионе, и только ленивый не написал об этом в светских новостях. А теперь затевается какая-то авантюра, и опять это связано с Италией! Ты лишишься наших лучших учеников, Рейчел!

– Можешь не волноваться, Ноэми, – успокаивающе сказала ее подруга. – Я как раз стараюсь вернуть себе респектабельность.

– Послушайте, у Рейчел что-то случилось с головой, – сказала миссис Коэн, когда вместе со Смайлсом вышла на улицу. – Вы видели, что она читает? Книги о маскарадах! Вы, конечно, можете скрывать и ничего не рассказывать, но я поняла. Рейчел хочет спеть Амелию в «Бале-маскараде» Верди и для этого посылает вас в Ла-Скала. И это в ее возрасте! Хотя, – Ноэми минуту помолчала, – задумано очень неплохо. Это произведет такой фурор, что все забудут историю с диадемой. Голос у Рейчел сохранился прекрасно, и если ее как следует затянуть, поднять на высокие каблуки, накрасить и поставить рядом кого-нибудь, чтобы поддерживал во время действия… Но почему тогда она посылает вас, а не меня договариваться?! Считает, что я уже вышла в тираж?! – в голосе Ноэми зазвучали слезы.

– Не мучайтесь миссис Коэн, – остановил ее Смайлс, – это не опера, и ваша подруга идет по верному пути.

Свадьба Рейчел Мейтленд и лорда Бастиана Готуорда долго обсуждалась в светских колонках глянцевых журналов как самая романтичная история месяца и полностью затмила неприглядный эпизод с диадемой. Тем более что это экстравагантное украшение дополняло свадебный наряд невесты, давая публике повод лишний раз убедиться в лживости прессы. Среди приглашенных на венчание был Смайлс. Когда он выходил из церкви, его крепко взяла под руку дама в огромной розовой шляпе. Это была подружка невесты – Ноэми.

– Рассказывайте, как вам удалось все устроить, и, пожалуйста, не говорите, что это получилось само собой. Я-то знаю, что тогда Готуорд сбежал от Рейчел именно из-за того, что не хотел жениться.

– Хорошо, – улыбнулся Смайлс, – теперь я могу рассказать вам все. Когда я нашел тело мистера Пиччионе и изумруд, брошенный у его ног, то, конечно, удивился. Убийца должен был забрать эту вещь, если, конечно, не убежал впопыхах. Я и подумал, что сама диадема, которой Пиччионе хотел расплатиться со своими огромными долгами, пока не получит наследство миссис Мейтленд, была подделкой и из-за этого он был убит. Его кредиторы решили, что их обманули сознательно. Подвеску просто швырнули под ноги. А миссис Мейтленд узнала, что изумруд не настоящий, когда пошла к ювелиру, чтобы сделать из нее кулон. Так она обнаружила, что Готуорд обманул ее, подсунул фальшивку и выставил себя героем, не имея для этого никаких оснований. Рейчел поняла также, что для театрального реквизита эта вещь была слишком хороша, и стала искать упоминание о ней в описаниях маскарадов. И нашла. Диадема принадлежала прабабке Готуорда, блиставшей в ней на викторианских балах-маскарадах. Я же нашел адрес Готуорда, который, кстати, совершенно обеднел, и сообщил о его местонахождении Рейчел.

– И как же она заставила его жениться?

– Миссис Мейтленд действовала очень тонко. Она изобразила, что совершенно случайно встретила Готуорда, поведала о своей пропаже, сказала, что хочет сделать кулон на память о диадеме и как раз направляется к ювелиру. Было ясно, что правда о подделке раскроется и Готуорд потеряет лицо. Слишком много людей его круга слышали историю о том, с какими опасностями ему пришлось столкнуться при покупке и вывозе диадемы. И он нашел весьма элегантное решение. Он взял подвеску, сказал, что хочет сам отнести ее к ювелиру и подарить Рейчел в качестве свадебного подарка.

– Но как нашлась диадема?

– Она валялась за окном. Ее вышвырнул убийца, сочтя не стоящей внимания. И напрасно, в каком-то роде это раритет. Полицейские обнаружили диадему и вернули миссис Мейтленд.

– Ну что ж, – сказала Ноэми, глядя вслед новобрачным, садящимся в автомобиль, – Рейчел получила титул, характер у нее еще тот, и Готуорд все-таки заплатил за эту треклятую диадему!


Флора Флетчер КОЕ-ЧТО НА ПАМЯТЬ

Совершенно СЕКРЕТНО № 3/298

Перевод: Сергей Мануков

Художник: Михаил Златковский



Его преподобие Кеннет Лаллинг ничуть не был удивлен. Он считал себя опытным физиономистом и психологом и поэтому не удивился поведению миссис Дефорест. По его мнению, у Клары Дефорест имелись вполне веские причины находиться в подавленном состоянии. Недавно ее бросил муж, так что веселиться ей было неотчего. Джейсон Паттерсон исчез, как водится в подобных случаях, без предупреждения. Сел на самолет, направляющийся в Мехико, и был таков. Причем улетел бы один – это было бы еще полбеды, хотя, конечно, ничего хорошего в том, что муж бросает жену, нет! Но ходили слухи, что в аэропорту его видели с потрясающей блондинкой, а перед бегством этот ловкий молодой человек еще и снял все деньги с общего банковского счета, продал кое-какие ценные бумаги и в довершение всего прихватил с собой большую часть содержимого шкатулки, где Клара хранила фамильные драгоценности. В общем не только бросил, но и обобрал практически до нитки!

Сама Клара Дефорест вела себя спокойно и не без достоинства. Она не опровергала, но и не подтверждала эти слухи. Она хранила многозначительное молчание и старалась пореже вспоминать о беглеце. Может, надеялась, что со временем все забудут об ее унижении, а может, хорошо помнила пословицу, гласящую, что молчание – золото.

Имелось объяснение и у ее удивительного спокойствия. Все дело в том, что Джейсон годился ей в сыновья. Выходя замуж за мужчину, который был на двадцать лет младше ее, миссис Дефорест с первого дня супружеской жизни готовила себя к неизбежному финалу – его бегству. Наверное, поэтому исчезновение молодого мужа не оказалось для нее таким сильным потрясением, как того следовало бы ожидать.

– Должен заметить, миссис Дефорест, – одобрительно проговорил священник, ставя на стол чашечку с чаем, – что выглядите вы отлично. И держитесь превосходно. Могу вас за это только похвалить: молодец! Другая женщина на вашем месте раскисла бы, опустила руки, принялась клясть судьбу и обвинять в своих бедах все человечество.

– Я чувствую себя вполне сносно, спасибо, ваше преподобие, – поблагодарила священника хозяйка, прекрасно сохранившаяся женщина лет пятидесяти. Многие мужчины продолжали оглядываться, чтобы бросить взгляд украдкой, когда она проходила мимо, – уж слишком хороша у нее была фигура. – У меня нет никаких обид или претензий к судьбе. Я благодарна провидению и Господу: если он сделал так, значит, это нужно. Если Джейсон должен был уехать, то, значит, так тому и быть. Я вычеркнула его из своей жизни. Все очень просто.

– И вы не испытываете к нему никаких недобрых чувств? – с надеждой осведомился Лаллинг, в глубине души немного разочарованный тем, что она не нуждается в его утешениях. – В конце концов, он бежал не с пустыми руками.

– Абсолютно никаких, – убежденно покачала головой Клара. – Конечно, Джейсон был проходимцем каких еще поискать надо. Здесь двух мнений быть не может. Так же как не может быть двух мнений относительно того, что проходимцем он был, надо отдать ему должное, чертовски красивым и обаятельным. Поверьте, я нисколько не виню его в бегстве. Честное слово, так оно и есть! Напротив, я благодарна ему за то, что он подарил мне на закате жизни несколько прекрасных лет, которые я буду помнить до своих последних дней. Не буду кривить душой, ваше преподобие, я с самого начала знала, что этим все закончится. Я прекрасно понимала, на что иду, выходя за него замуж. Понимала, что меня ждет. Весь вопрос был в том, когда это произойдет. Я знала, что за душой у него нет ни гроша, и понимала, что ему нужна не я, а мои деньги. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть это. Вообще-то, если хотите знать, мне еще здорово повезло. Джейсон – парень красивый, но, к моему счастью, настолько глупый, что даже не сумел убить меня…

– Что?.. – воскликнул священник, не веря своим ушам. Он не мог скрыть изумления и шока. – Вы хотите сказать, что ваш бывший супруг пытался убить вас?

– Как минимум дважды, – с улыбкой кивнула хозяйка. Ее развеселило изумление на лице гостя, и она слегка улыбнулась. Совсем чуть-чуть, лишь уголками рта. Глаза же оставались холодными как лед. – Первый раз он подсыпал какую-то гадость в теплое молоко и принес его мне в спальню перед сном. Конечно, я сразу заметила неладное и не стала его пить, а незаметно вылила, когда он отвернулся. Он, наверное, потом долго не мог понять, почему я выжила. Второй раз Джейсон пытался отравить меня каким-то лекарством.

– Вы, конечно же, сообщили в полицию об этих покушениях? – осведомился Кеннет Лаллинг, недоверчиво качая головой. Для него покушения были полной неожиданностью, и он никак не мог прийти в себя.

– Нет, не сообщила, – пожала красивыми плечами Клара. – Что бы мне это дало? Ничего, кроме разрыва наших отношений, которые, можете мне поверить, до самого конца вполне меня устраивали. Как бы я что-то доказала?

– Вы хотите сказать, что оставили покушения безнаказанными? – ужаснулся священник.

– Нет, конечно, – вновь улыбнулась Клара Дефорест, – я вовсе не оставила их безнаказанными. Я наказала его, переписав завещание. По новому завещанию он не получал ни цента в том случае, если я умру при подозрительных обстоятельствах. Видели бы вы моего дорогого муженька в ту минуту, когда я сообщила ему о завещании. Он переменился в лице и страшно расстроился из-за того, что я раскусила его! Ну как ребенок! С той минуты мне стало очевидно, что я могу не бояться за свою жизнь, но, с другой стороны, я стала готовиться к его бегству.

– Ребенок? – глаза Кеннета Лаллинга округлились от праведного негодования. – Какой же он ребенок?! Он не ребенок, дорогая моя, а чудовище!.. Хотя, если подумать, пожалуй, вы поступили мудро, что не пошли в полицию.

– Так-то оно так. Конечно, я спасла свою жизнь и лишила его мотивов к убийству, но, с другой стороны, у него пропал всякий интерес жить со мной. Оставалось одно – бегство. И вот я одна… Нет, я на него не обижаюсь, но скучать по нему, конечно, буду, – печально пожала плечами миссис Дефорест. – Нужно было обязательно оставить о нем какое-нибудь напоминание. Если в нашем возрасте не подпитывать память маленькими воспоминаниями, из нее быстро стираются даже самые важные и приятные моменты, которые она, казалось бы, должна была хранить до конца дней.

– Может быть, он еще вернется, – Лаллинг попытался утешить собеседницу. Клара Дефорест была ему симпатична, и он хотел хотя бы морально помочь ей, поддержать в трудную минуту.

– Не думаю, – задумчиво покачала головой Клара. – Джейсон оставил записку, в которой написал, что уезжает навсегда и больше никогда не вернется. К тому же он прекрасно понимает, что назад пути нет, что я, несмотря на его красоту, не приму его. Всему есть предел. И у меня сохранились еще остатки гордости и самоуважения… К сожалению, это я сейчас такая спокойная, а тогда, сразу после его бегства, страшно на него рассердилась. Я так разозлилась на него, что сожгла записку. О чем сейчас жалею. Было бы, наверное, приятно время от времени перечитывать ее и вспоминать о Джейсоне. Теперь же придется искать что-то другое, что бы напоминало мне о нем.

– Вы удивительная женщина, миссис Дефорест, – с восхищением проговорил Кеннет Лаллинг.

В дверь позвонили, и хозяйка, извинившись, вышла. Священник огляделся по сторонам. Его взгляд остановился на мраморном камине, на котором стояла красивая ваза. Через минуту Клара Дефорест вернулась в гостиную с небольшим свертком, завернутым в дешевую оберточную бумагу. Она положила его на стол, села в кресло и сказала:

– Это был почтальон… Может, еще чаю?

– Нет, благодарю вас, миссис Дефорест… Я заметил у вас на камине очаровательную вазу.

– Она вам правда понравилась? – Клара с легкой улыбкой посмотрела на вазу. – Это подарок моего брата Каспера. Он приезжал на прошлой неделе навестить меня.

– Да-да, я слышал о том, что он приезжал, – кивнул его преподобие. – Это так замечательно, что в минуту горя рядом с вами находится родной человек, на которого можно положиться. Без поддержки обойтись гораздо труднее.

– Вы правы. Мой Каспер надежный. На Каспера можно положиться, он никогда не подведет. Он приехал на следующий день после того, как я позвонила ему и рассказала о бегстве Джейсона. Ни секунды не колебался, несмотря на то что у него много дел и время расписано по минутам. Хотя, честно говоря, в его приезде не было необходимости. Я недолго психовала. Через несколько часов взяла себя в руки и успокоилась. Я попыталась его отговорить, но он не захотел ничего слушать. Думаю, Каспер просто хотел убедиться, что со мной все в порядке. Он переночевал у меня, а утром вернулся домой.

– К сожалению, я не имел удовольствия встречаться с вашим братом, – печально вздохнул священник, – но уверен, что он достойный человек, заслуживающий самых добрых слов. Он живет далеко отсюда?

– Милях в двухстах, – ответила Клара. – Знаете, Каспер у меня гончар. Эту маленькую вазу, которая вам так понравилась, он сделал своими собственными руками.

– В самом деле? – опять удивился гость. – У него золотые руки, если он ее сделал сам! Она очень красивая.

– Гончарное дело скорее искусство, чем ремесло. У Каспера к нему оказался талант, сейчас он не только получает удовольствие от работы, но и извлекает из нее практическую выгоду. Много лет назад он начал с поставок ваз мелким лавочникам в родном городке, а сейчас его красивые вазы можно встретить в магазинах по всему штату.

– Теперь я понимаю, что он у вас очень занятой человек.

– О да. Каспер уехал на следующее утро, потому что его ждала срочная работа. Он прекрасный мастер и делает все сам. Конечно, у него не конвейер и он не штампует вазы сотнями, зато каждое его изделие стоит больших денег.

– К сожалению, я абсолютно не разбираюсь в гончарном деле, – вздохнул священник. – Пожалуй, стоит пойти в библиотеку и почитать о нем.

– Не пожалеете, – кивнула Клара Дефорест. – Уверяю вас, это очень интересный предмет. Возьмем, к примеру, обжиг. Вам известно, что все глиняные изделия обязательно подвергаются высокотемпературной обработке? Знаете, например, при какой температуре обжигалась эта ваза?

– Нет, не знаю.

– Около тысячи трехсот градусов.

– Не может быть!.. – недоверчиво протянул Кеннет Лаллинг. – Это же так много!

– Этой очаровательной малышке пришлось через многое пройти, – пошутила миссис Дефорест. – Но согласитесь, игра стоила свеч. Уж очень она хороша собой!

Правда, она слишком мала, чтобы держать в ней цветы, но ничего страшного, я найду ей другое применение.

Разговор о высоких температурах почему-то вызвал у его преподобия неприятные мысли о преисподней, и ему даже стало немного не по себе. Решив, что его задача – поддержать свою прихожанку в трудную минуту – выполнена, он встал и откланялся.

– Мне пора, миссис Дефорест, – заявил он. – Спасибо за чай. Замечательный, очень вкусный… Не могу передать, как я рад, что вы так легко отнеслись к расставанию с мужем.

– Не беспокойтесь обо мне, ваше преподобие, – улыбнулась Клара. – Я переживу бегство Джейсона. – У самой двери она поблагодарила гостя: – Большое спасибо за участие. Заходите еще.

После того как священник сел в машину и уехал, Клара Дефорест закрыла дверь на ключ и вернулась в гостиную. Она подошла к столу и, нахмурившись, взяла посылку. Порой Каспер действовал ей на нервы. Она, конечно, ничего не имела против бережливости, но у ее дорогого братца бережливость нередко переходила в самую настоящую скупость, и это ее раздражало. Он не только завернул посылку в самую дешевую прозрачную бумагу, но еще и догадался послать ее третьим классом, чтобы сэкономить несколько центов на почтовых расходах. Конечно, на почте редко проверяют посылки, но вдруг как раз эту бы по закону подлости и проверили! Тогда у них с Каспером, мягко говоря, возникли бы очень большие неприятности.

Прогнав неприятные мысли, Клара взяла с камина вазу и поставила на стол рядом с посылкой. Все же она сохранила кое-что на память о Джейсоне. Самое существенное, что никогда не даст ей его забыть. Затем с нежной улыбкой и немного печальным вздохом Клара Дефорест открыла сверток и начала осторожно пересыпать его содержимое в вазу.


Эд Лэйси МАЛЕНЬКИЕ ВЕЩИ

Совершенно СЕКРЕТНО № 4/299

Перевод: Сергей Мануков

Художник: Михаил Златковский



Удовлетворенно попыхивая трубкой, шеф Пол Поло ждал прибытия поезда в 18.45, на котором должен был приехать Гарри Моррис. Шеф городской полиции, огромного роста мужчина средних лет, начал полнеть.

 Поло едва знал Морриса, но гордился тем, что ждет его. Его интерес не имел ничего общего с громкими новостями. Пол слишком давно работал полицейским, чтобы обращать внимание на свою фамилию в газетах. Но этот случай был довольно необычным, потому что он в одиночку исправил ошибку правосудия. Шеф был доволен, что сумел подтвердить свое представление о работе полицейского: если долго копать, то можно раскрыть любое преступление. Даже если с момента его совершения прошли почти десять лет.

 Редактор местной газеты был уверен, что новостью заинтересуются крупные агентства и сделают Поло национальным героем. В ожидании поезда Пол открыл газету и еще раз перечитал статью:

 «Каррингтон Коув. Гарри Моррис должен вернуться сегодня из тюрьмы штата, где он отбывал пожизненное заключение за убийство. Его освобождение, конечно, важно, но еще большую важность имеет отличная профессиональная работа нашего шефа полиции Пола Поло, благодаря которому мистер Моррис стал свободным человеком.

 Население нашего городка за последние десять лет выросло в несколько раз, поэтому мало кто помнит мистера Гарри Морриса. В те времена, когда Каррингтон был еще никому не известной рыбацкой деревней, Гарри Моррис стал нашим первым художником. По словам шефа Поло, он был очень тихим и спокойным человеком, фактически отшельником. Мистер Моррис жил в своем домике в Коуве и много времени проводил за работой. Позднее мы выяснили, что мистер Моррис бросил хорошую работу в рекламном агентстве в Нью-Йорке, чтобы полностью посвятить себя живописи, и перебрался с этой целью в наш городок.

 Через год после того, как Гарри Моррис поселился в Каррингтоне, была убита эффектная блондинка по имени Люси Мур, которая приезжала к нам на лето. Миссис Мур нашли застреленной в ее коттедже. Мистер Моррис признал, что дружил с этой женщиной, и подтвердил, что они были любовниками. Он заявил, что был у нее в ночь убийства. В тот вечер Гарри Моррис сказал ей, что их роман подошел к концу. По его словам, расстались они спокойно, без сцен, друзьями. После разговора начистоту Моррис, по его словам, вернулся к себе. Его дом находился от коттеджа миссис Мур примерно в полумиле. Вернувшись домой, он лег спать. Гарри Моррис отрицал, что у него есть оружие. Из-за своего отшельнического существования он не сумел доказать свое алиби на ночь убийства. А у мистера Мура, который в это время был в командировке, оказалось железное алиби. Шеф Поло, который в то время был обычным патрульным, арестовал Морриса. Мистера Морриса признали виновным в убийстве первой степени и приговорили к пожизненному заключению. Орудие убийства так и не было найдено.

 Тогда Каррингтон еще не был тем центром искусств, каким он является сейчас. Тот факт, что у мистера Морриса был роман с убитой женщиной, сделал его виновным в глазах жителей деревни. К чести шефа Поло следует отметить, что он всегда сомневался в его вине.

 «По-моему, он из тех людей, которые не способны на насилие. Не мог я поверить и в версию обвинения, заключавшуюся в том, что миссис Мур отказалась расставаться и в страхе, что она будет шантажировать его, он ее убил».

 После осуждения Гарри Морриса шеф Поло в свободное от работы время за свои деньги в полной тайне от всех и в первую очередь от самого осужденного продолжил расследование. Однажды шеф Поло и миссис Поло проводили отпуск в Лос-Анджелесе. Там шеф узнал, что миссис Мур вовсе не была замужем за мистером Муром. На самом деле она была миссис Дональд Джексон.

 Еще несколько лет у шефа Поло ушли на поиски Дональда Джексона, который не раз переезжал с места на место. Шесть месяцев назад шеф Поло узнал, что Джексон лежит в туберкулезной больнице в Колорадо. За свой счет шеф полетел туда и допросил Джексона. Его интересовало местонахождение мистера Джексона в ночь убийства, которое произошло более девяти лет назад. Джексон, несмотря на то что был очень болен, отказался говорить. Шеф Поло вернулся в Каррингтон, но почти каждую неделю звонил в Колорадо и напоминал Джексону, что невинный человек сидит в тюрьме. Наконец три недели назад, незадолго до смерти, Дональд Джексон подписал признание. Он признался, что страшно приревновал Люси, которая бежала с мистером Муром, приехал в Каррингтон и застрелил ее.

 Сегодня Гарри Моррис возвращается в Каррингтон благодаря гражданской позиции шефа Поло, который мечтал, чтобы правосудие свершилось. В наши дни, когда по всей стране едва ли не каждый день можно услышать или прочитать сообщения о коррупции и жестокости полиции, Каррингтон с гордостью говорит спасибо нашему шефу полиции Поло».

 Пол Поло сунул газету обратно в карман. Он всегда работал не за страх, а за совесть и гордился своим полицейским значком. Статья вызвала у него легкое смущение. Он не умел и не знал, как можно работать по-другому.

 В 18.45 подошел поезд. Найти Гарри Морриса среди сгоревших на солнце туристов было нетрудно. Это был худой и бледный мужчина с белокурыми волосами. На нем был дешевый костюм. Держался он прямо, как солдат. В левой руке мистер Моррис нес небольшую холщовую сумку.

 Двое мужчин несколько секунд смотрели друг на друга, затем улыбнулись. Моррис говорил удивительно громким и сочным басом.

 – Можно не спрашивать, кто вы, – произнес он. – Я хорошо понимаю, что любые слова сейчас бессмысленны. Конечно, я должен в первую очередь поблагодарить вас, и я от всего сердца говорю: спасибо, шеф Поло!

 – Не за что, – смутился Пол Поло. – Я просто делал свою работу. Послушайте, Моррис… Гарри, не знаю, какие у вас планы. Наверное, вы обратитесь с иском к правительству за неправильный арест, но на это уйдет время и…

 – Нет, сэр. Я не буду обращаться в суд. Не буду врать, что понравилось сидеть за решеткой, но эти годы дали мне возможность поэкспериментировать и заново оценить мою профессию. Я не специалист по масляным краскам, у меня нет чувства цвета. Но я оказался хорошим гравером и с нетерпением жду, когда смогу взяться за работу.

 – Вы скоро увидите, что Каррингтон уже не та маленькая деревня, которую вы помните. Ваши дом и землю давно продали, чтобы выплатить налоги. Я хочу сказать, что вам понадобится какое-то время, чтобы найти работу. Можете пока пожить у нас с Мод… бесплатно.

 – Еще раз спасибо, шеф, – широко улыбнулся Моррис, – но в этом нет необходимости. В момент ареста у меня лежали в банке шесть тысяч долларов. Сейчас, благодаря процентам, сумма превышает девять тысяч. На неделю, пока буду искать спокойное жилье, я сниму номер в гостинице, а потом начну работать.

 – Я на машине. Подбросить вас куда-нибудь?

 – Шеф, я лучше пройдусь, посмотрю город. Я долго мечтал о такой прогулке. – Моррис пожал полную, но крепкую руку шефа и пошел по короткой пустынной дороге. Она выходила на главную улицу Каррингтона, на которой уже загорелись вечерние огни.

 Гарри Моррис почти дошел до главной улицы. Неожиданно рядом с ним остановилась машина. Из окна высунулось дуло ружья, и прогремел выстрел. Гарри Моррис рухнул как подкошенный, с простреленной головой. Из машины выскочил молодой человек. Он схватил дешевую сумку и быстро обшарил карманы убитого. Потом запрыгнул в машину, и она умчалась…

 – Пол, ты уже третий вечер подряд почти не притрагиваешься к ужину, – укоризненно сказала Мод, показывая на обеденный стол. – Я слишком хорошо готовлю, чтобы так пренебрежительно относиться к моей стряпне. Ты должен перестать винить себя за убийство Гарри Морриса.

 – Вина здесь ни при чем, – вздохнул Пол, без особого энтузиазма тыкая вилкой в кусок мяса, лежавший перед ним на тарелке. – Ты меня знаешь, я никогда не приношу домой работу. Меня беспокоит несправедливость. Невинный человек отсидел десять лет за преступление, которого не совершал, но, прежде чем он смог насладиться свободой, его застрелили. Это чертовски несправедливо.

 – Ты беспокоишься, иначе бы ты ел. Пол, ты найдешь убийцу. Ты будешь рыть землю как ищейка, пока не найдешь виновного.

 – Я уже рыл ее, как перепуганный крот, но пока ничего не нашел. У Гарри Морриса не было родственников, так что семейные дрязги отпадают. Убийство напоминает заказное, как в старые дни бандитских войн. Но в тюрьме твердят, что Гарри был одиночкой и ни с кем из сидящих там бандитов не водился.

 – Я сама думала об этом, – кивнула Мод, начавшая убирать тарелки со стола. – Он сказал тебе, что увлекся гравировкой. Гарри не мог случайно спутаться с фальшивомонетчиками?

 Пол покачал своей седой головой.

 – Я уже проверил. Начальник тюрьмы сказал, что у него нет ни одного фальшивомонетчика. Они все сидят в федеральных, а не в штатовских тюрьмах. К тому же они по той же причине следили за гравюрами Морриса. Стоит только заикнуться о гравировке, и все сразу начинают думать о фальшивых деньгах. Нет, Мод, я много думал, взвешивал и перепроверял факты. Гарри отличался от выходящего на свободу заключенного только по двум характеристикам: он был художником, что, по-моему, ничего не значит в отношении убийства. И еще у него было в банке девять тысяч долларов. Деньги могут быть ключом. В Карригнтоне три банка. Завтра…

 – Но десять лет назад в городке был только Сберегательный банк Каррингтона, – прервала его жена.

 – Верно. Завтра я пойду и поговорю с Эдом Джонсом. Конечно, Гарри мог иметь счет в банке какого-нибудь большого города, и таких банков может быть тысяча. Ничего, проверим. Может, у Гарри было намного больше девяти тысяч.

 Следующим утром шеф Поло сидел напротив Эда Джонса, президента Сберегательного банка Каррингтона. Джонс был импозантным мужчиной, его дважды выбирали мэром городка. После того как Поло объяснил цель своего визита, Джонс сказал:

 – Я лично займусь документами, Пол. Конечно, я помню Морриса. Он время от времени доставал меня просьбами обналичить чеки. Из какого-то, кажется, нью-йоркского банка. Прошло с десяток лет, так что детали уже стерлись из памяти. Я запомнил Морриса, потому что пытался уговорить его открыть у нас счет. Мы тогда были маленьким банком и нуждались в каждом клиенте. К тому же обналичивание его чеков означало определенную бухгалтерскую работу… Не помню, открыл ли он счет. Нужно проверить.

 Пока Джонса не было, Пол Поло сидел в кожаном кресле и восхищенно оглядывал просторный кабинет управляющего. Он подумал, как выросла его секретарша Эдит Блум и какой красавицей она стала. Он помнил ее еще маленькой девочкой, когда заходил в лавку ее отца.

 – Ты стала красоткой, Эдит, – отпустил комплимент полицейский. – Наверное, скоро выйдешь замуж.

 – В следующем июне, как только Микки Ганс закончит университет в Сиракузах. Его уже ждет хорошее место в Калифорнии. Я жду не дождусь переезда.

 – А что тебе не нравится в Каррингтоне?

 – Я люблю Каррингтон, – улыбнулась Эдит, – но все дело в работе. – Она понизила голос. – Конечно, я какое-то время еще поработаю после того, как выйду за Мики, но я не хочу работать здесь. Наш старик выжимает из нас все соки. Не дает мне и секунды передохнуть. Сделай это, принеси то… 

 Она замолчала, потому что вернулся Эд Джонс. Он печально покачал лысой головой.

 – Ничего, Пол. У нас документы за одиннадцать лет, но в них нет упоминания о счете Морриса. Извини, но ничем не могу помочь… Послушай, Пол, ты ведь еще не плавал на моей новой яхте? Супер, должен тебе доложить. В любые выходные, когда захочешь, можем отправиться на рыбалку.

 – Спасибо, Эд. Сейчас я очень занят, но когда появится свободное время, обязательно воспользуюсь твоим предложением.

 Выходя из банка, шеф Поло перебросился парой слов с охранником Джедом Вертом и знакомыми кассирами. Он поинтересовался у Джо Роджерса, как поживает его очередной новорожденный ребенок; подмигнул Лоуренсу Генри, который когда-то был единственным несовершеннолетним правонарушителем в Каррингтоне и имел привычку кататься без разрешения на чужих лодках. Потом остановился у окошка Фреда Скейлса и поинтересовался его шансами в предстоящих гонках и наконец добрался до Марка Гилутина.

 – Как дела у жены? – спросил он.

 – Все в порядке, шеф, но доктора говорят, что она должна провести несколько месяцев в санатории.

 – Да, пришлось тебе хлебнуть горя, Марк. Сначала бедная мать, потом жена… Передай Мэри, что я интересовался ее здоровьем.

 Вернувшись в свой маленький кабинет, Пол Поло позвонил в финансовое управление штата. Когда он объяснил, что ему нужно, то услышал в ответ:

 – По закону мы имеем право требовать документы в любом банке штата, но вы хоть представляете, какая это титаническая работа? Всем нашим сотрудникам придется не один месяц заниматься вашим делом. Шеф, вам придется получить разрешение суда, чтобы заставить нас сделать это. И хочу сразу предупредить, что мы будем категорически возражать. Это слишком трудно и дорого…

 Без особого аппетита поглощая телячьи отбивные вечером, шеф сказал жене:

 – Никому нет дела до простого человека – в этом проблема сегодняшнего мира. Я был у судьи Хаффа. Он сказал, что проверка документов за последние десять лет во всех банках штата будет стоить 100 тысяч долларов. Я сказал ему, что справедливость нельзя мерить деньгами.

 – Ты хочешь сказать, что Ларри Хафф отказал тебе в судебном распоряжении? – уточнила Мод.

 – Фактически да, хотя и не так открыто. Он попытался отговорить меня от этой затеи. Похоже, придется обращаться в суд более высокой инстанции.

 – Ешь мясо, Пол. Я больше не буду его разогревать… Странно, что Гарри Моррис не имел счета в нашем банке. Ведь это сложно – обналичивать чеки других банков всякий раз, когда нужны деньги.

 – Я думал так же. Ларри Хафф рассказал мне интересные вещи о банковских счетах. Ты знала, например, что, если на счет в течение десяти лет не поступают деньги и с него ничего не снимают, то он переходит в собственность государства? Конечно, владелец сможет всегда забрать деньги у государства, если объявится. Еще…

 – И Гарри Моррис отсидел в тюрьме почти десять лет, – вставила Мод. – Как по-твоему, может, кто-то в банке подделал подпись Морриса и снял деньги в полной уверенности, что он до смерти не выйдет на свободу?

 Шеф Поло несколько секунд сосредоточенно жевал мясо, потом сказал:

 – Не знаю. Не могу представить, чтобы Эд с его машинами, яхтой и прекрасным домом, с его положением в обществе мог украсть девять тысяч долларов. Он должен стоить как минимум сто тысяч. Но это мог сделать кто-нибудь из его кассиров. У Джо Роджерса сейчас четверо детей, Лоуренс Генри… ну ты же помнишь его прошлое… он мог так и не побороть привычку брать чужое; Фред Скейлс сказал, что поставил крутой мотор на свою машину, а это стоит приличных денег, а у Марка Гилутина много больничных счетов. Любой из них мог снять деньги и уничтожить все следы этого. Поэтому расследование такое дорогое. Необходимо проверить все книги за десять последних лет.

 – Пол, что ты собираешься делать?

 – Попробую блефовать. Распущу слух, что получил в суде разрешение на проверку всех банков штата. Посмотрим, не занервничает ли кто-нибудь в Сберегательном банке Каррингтона.

 На следующий день шеф Поло зашел в банк обналичить небольшой чек и как бы невзначай рассказал, что судья разрешил проверить все банки.

 – Будьте начеку, ребята! – подмигнул он. – Они, наверное, начнут с вас.

 Поло поставил пару помощников на единственном шоссе, ведущем из Каррингтона, а сам устроил засаду в порту, недалеко от яхты Джонса.

 В два часа ночи большой седан Эда Джонса, за рулем которого сидел Фред Скейлс, остановился у причала. Когда Фред начал выгружать чемоданы, Пол Поло вышел на свет. Скейлс и Джонс попытались бежать на яхту. Шефу Поло пришлось выстрелить в воздух, чтобы остановить их…

 – Речь шла не только о деньгах бедного Гарри Морриса, – рассказывал шеф Поло репортерам утром. – Они потрошили «спящие» счета последние пять лет. Признались, что украли свыше восьмидесяти тысяч. Если в течение десяти лет никто не трогал счет, можно предположить, что владелец мертв и что родным и наследникам о нем неизвестно. Им все сходило с рук до тех пор, пока они не добрались до счета Гарри Морриса. Конечно, они не знали, что его освободят. Стоило ему показать банковскую книжку, как вся их афера была бы раскрыта. Поэтому они убили его и забрали единственное, что их связывало с ним, – его банковскую книжку.

 Вечером Пол Поло сел в свое старое кресло переваривать обильный ужин.

 – Пол, почему ты заподозрил Эда Джонса? – спросила Мод. – Раз ты следил за его яхтой, значит, ты был уверен в его вине. Эд, конечно, напыщенный индюк, но я никогда бы не подумала, что он мошенник.

 – Его напыщенность и заставила меня заподозрить его. Эд всегда говорил, что такой большой банкир, как он, не должен заниматься мелочами. Да и его секретарша Эдит Блум жаловалась, что он продохнуть ей не дает и постоянно нагружает всякими поручениями. Но, когда я спросил его о счете Морриса, он пошел проверять сам. Мне это показалось странным. Вероятно, он хотел убедиться, что все следы уничтожены. – Пол вздохнул. – Мод, не нужно было делать мясное рагу. Это был перебор. Ты же знаешь, что я не могу устоять перед ним. И еще мне не следовало есть последний кусок пирога. Как в случае с Эдом Джонсом, крупных жуликов и обжор всегда подводят мелочи.


Оливия Дарнелл КЕКС ТЕТУШКИ АГНЕСС

Совершенно СЕКРЕТНО № 5/300

Перевод: Ольга Дмитриева

Художник: Михаил Златковский



Агнесс Флеминг умерла, свалившись с лестницы, и ее смерть была признана естественной. Ничего удивительного, когда восьмидесятилетняя женщина оступается и ломает себе шею. Так, во всяком случае, объяснили ее внучатой племяннице в полиции. Но Джой Флеминг продолжала твердить, что ее тетушку убили, и инспектор Вуд, плотный мужчина средних лет, понял, что так просто от упрямой девицы, которая пихала ему прямо под нос потрепанную общую тетрадь, не отделаться.

 – Как вы не понимаете, они не должны были пропасть! – утверждала она. – Был целый шкаф, набитый этими тетрадками, а осталась только та, которую я взяла с собой, значит, остальные украдены.

 Инспектор взял тетрадку, вяло пролистал и ничего не понял.

 – Что это? – спросил он Джой.

 – Роман моей тетушки, – несколько смущенно ответила та.

 – Он представляет какую-нибудь ценность?

 – Абсолютно никакой, – честно ответила Джой. – Агнесс была самой настоящей графоманкой и всю жизнь писала вещи, которые никогда и нигде не публиковались.

 – Тогда что вас смущает? – с трудом подавив зевок, спросил Вуд.

 – Видите ли, – начала Джой, – две недели назад я собственными глазами видела шкаф, набитый этими тетрадками, – а после смерти Агнесс он был пуст.

 – Они могли кому-нибудь понадобиться?

 – Только для растопки, – махнула рукой Джой, – добровольно можно прочитать не более пяти страниц. Типичные готические романы с привидениями, разрушенными замками, подземельями и родовыми тайнами. Я пролистала их только потому, что обещала напечатать к Рождеству несколько вещиц в моем журнале.

 Вуд насторожился, так как имел печальный опыт общения с журналистами и знал, что отделаться от них практически невозможно.

 – Вы считаете, что вашу тетушку столкнули с лестницы? – устало спросил он.

 – Да, и сделали это совершенно сознательно: у старых женщин очень хрупкие кости и вполне можно было предположить, что она умрет от падения.

 – А кто мог желать ее смерти?

 – Понятия не имею, Агнесс жила очень уединенно и кроме меня ни с кем не общалась. Но последние три года она рассказывала мне о некоем таинственном мужчине, которому очень нравились ее романы. При этом ни за что не хотела называть его имя и говорила, что это ее маленькая тайна.

 – А он существовал в действительности?

 – Не могу сказать наверняка, – пожала плечами Джой, – у тетушки было очень богатое воображение. И тем не менее вы, наверное, обратили внимание, что на сушилке в кухне лежала форма для кекса, а в вазе стояли ее любимые нарциссы. А это означает, что тетушка принимала гостей, а они знали, какие цветы она любит! Поклонник был, инспектор!

 Вуд вздохнул. Он был вынужден признать, что настырная девица в чем-то права.

 – Я обещаю, что займусь вашим делом и дам знать, когда выясню что-нибудь новое, – сказал Вуд.

 И Джой, понимая, что большего она сейчас не добьется, покинула кабинет.

 Выйдя из полиции, она двинулась к дому Агнесс, размышляя по дороге, кто мог желать несчастной старушке зла. Агнесс была совершенно безобидна. Тихая, робкая, она проработала всю жизнь помощником дантиста и нигде, кроме работы и своего крошечного домика, который завещала Джой, не бывала. Путешествия, развлечения и даже любовь Агнесс находила в фантазиях, которые изливала на бумагу. Обещание опубликовать ее произведения Джой дала из сострадания, когда в один несчастливый вечер тетушка стала сокрушаться, что жизнь прошла, а ничего так и не было опубликовано. Агнесс плакала и жаловалась на бездарно прожитые годы и бесталанность.

 Парадоксальность ситуации заключалась в том, что двумя несомненными талантами она обладала. Агнесс прекрасно готовила и была великолепной рассказчицей. Ее устные сочинения были увлекательны и изящны, и для Джой оставалось загадкой, каким образом они становились такими невыносимо скучными после перенесения на бумагу. Зато кулинарные изделия Агнесс, ее дивные шоколадные кексы, были безупречны, и готовила она их в количестве, способном удовлетворить аппетиты целого семейства. Собственно, полное исчезновение кекса и насторожило Джой, а пропажу сочинений она обнаружила позднее. Но в тот вечер все они были на месте, так как Агнесс, продолжающая лить слезы, сама подвела Джой к шкафу и показала полки, уставленные рядами пухлых тетрадей. И Джой решила утешить старушку. Она подумала, что если из романов Агнесс сделать несколько коротеньких новелл в духе ее рассказов, то их вполне можно будет напечатать. Воображением в семействе Флемингов никто обделен не был, и Джой, увлекшись красотой замысла, соврала бедняжке (это она всегда делала легко), что месяц назад стащила у нее несколько заветных тетрадей и отдала в издательство, а там обещали, что к Рождеству напечатают. Агнесс просто сияла от счастья, и обмануть ее ожидания было жестоко. Поэтому Джой пришлось взять первую попавшуюся под руку тетрадку, чтобы сделать из нее в оставшееся до Рождества время что-нибудь достойное опубликования. А вскоре Агнесс погибла. В том, что ее убили, Джой не сомневалась, как и в том, что убийство было тщательно продумано, поскольку таинственный гость у старушки был, а кроме отпечатков пальцев Агнесс и Джой никаких других обнаружено не было. Из чего следовало, что их стерли.

 Джой медленно брела по улице, на которой стоял дом Агнесс, и размышляла. Убить Агнесс мог только человек, которого она хорошо знала. Посторонних она к себе не впускала, навещала ее только Джой, так что оставался один загадочный поклонник, познакомиться с которым Агнесс могла лишь где-то поблизости от дома. Джой зашла в бакалею, аптеку и церковь, но не обнаружила там никого, подходящего на роль поклонника Агнесс, – одни женщины и старый суровый священник. Оставалось посетить только антикварный магазин. Оказавшись в большом помещении, уставленном множеством самых разнообразных предметов, Джой несколько минут побродила, прежде чем сумела вычислить среди покупателей хозяина. Это был седой импозантный мужчина. Он стоял перед старинным женским портретом, беседуя с супружеской парой, прибывшей, судя по акценту, из Австралии. Джой подошла поближе и прислушалась.

 – Этот портрет мне привезли из поместья графа Фицроя, которое вскоре будет переделано под санаторий. Он принадлежит кисти Маркуса Геррарда-младшего, художника эпохи Тюдоров.

 Пара не выразила особого энтузиазма, но хозяин магазина знал свое дело.

 – Не буду вас обманывать, ценность этой картины заключается не столько в мастерстве художника, сколько в удивительной истории, связанной с изображенной на нем леди. Обратите внимание на васильки, вышитые у ворота, корсажа и по подолу. Видите, какого они необычного цвета?

 – Действительно, они бледно-зеленые, мистер Дарем, – произнесла дама и, сверкнув бриллиантами на пальцах, надела очки.

 – Совершенно верно, – ответил Дарем, – и в этом прелесть данного произведения. Картины с историей имеют особую ценность, а эта просто великолепна. Васильки на портрете позеленели от страха за оригинал – графиню Кэтрин Фицрой, когда неожиданно вернувшийся с охоты супруг обнаружил ее в объятиях музыканта. Прелюбодеи были тут же сброшены в колодец замка, а цветы сохранили зловещий зеленый цвет навсегда, чем собственно и прославился портрет.

 Женщина ахнула и начала что-то быстро шептать своему спутнику.

 Дарем тем временем провел их к следующему полотну.

 – Эта вещь была написана раньше, в пятнадцатом столетии, и качество живописи хуже, но зато история картины романтичнее. Здесь изображены супруги Морленды, держащиеся за руки, а на заднем плане можно увидеть пруд, в котором резвятся две золотые рыбки. Карп изображен и на гербе в правом углу картины. Морленды утверждали, что ведут свой род от феи Мелюзины, древней речной богини. И по легенде, во время одного из штурмов замка, когда ситуация стала безнадежной, супруги, взявшись за руки, выбросились из башни в пруд, но, вместо того чтобы погибнуть, превратились в золотых карпов. С этого времени вплоть до девятнадцатого столетия, пока род Морлендов не угас, никто из его членов не ел рыбы.

 Джой просто застонала от восторга, услышав эту историю, и отвернулась, чтобы ее веселье не обидело мистера Дарема и австралийцев, застывших в благоговейном молчании. Оставив их, Дарем перешел к другим покупателям. Им он поведал историю небольшой старой статуи, которая оживала по ночам и бродила по замку, пугая гостей. Акцент делался именно на гостях, из чего следовало, что хозяева, привыкшие к экстравагантному поведению скульптуры, просто не обращали на это внимания. Дарем дружески похлопывал статую по плечу, как бы доказывая, что ее будущим владельцам не грозит ничего неприятного, напротив, их ожидает зависть всех друзей и знакомых, не имеющих подобного феномена в доме.

 Нелепость историй Дарема была очевидна – тем не менее они имели коммерческий успех. Австралиец выписал чек, а за статую расплатились наличными, и это навело Джой на вывод, который многое объяснял. Она тихо выскользнула за дверь, прошла в сквер неподалеку и села на скамейку. Прежде чем начать действовать, надо было собраться с мыслями.

 Но долго предаваться раздумьям не удалось. Джой увидела юную мулатку, которая робко вошла в магазин. Девушка явно не относилась к покупателям, что подтвердилось, когда она очень быстро вновь появилась на улице, утирая слезы. Джой последовала за ней и, спросив, не может ли помочь, легко ее разговорила. Информация, полученная от юной Аны (так звали девушку), оказалась поистине бесценной. Ана готовила и убирала у Дарема в доме и пришла в магазин за ключами, которые забыла захватить с собой. Слезы вызвал не только жестокий нагоняй от хозяина, но и жалость к себе. Ана поведала, что работает у Дарема всего два месяца и уже ищет другое место, так как скупость антиквара оказалась странной даже для девушки из трущоб Сан-Паулу. С темпераментом истинной бразильянки она описала экономию Дарема на продуктах и средствах для уборки, и один из приведенных ею примеров заставил Джой остановиться и схватить Ану за руку.

 – Какой кекс? – слабым голосом спросила она.

 – Шоколадный, – с удовольствием повторила Ана, – принес откуда-то, держит уже две недели в морозилке и мало того, что ест сам, но еще и угощает этой заледеневшей гадостью мистера Хакли, художника, который продает ему картины.

 Девушка оказалась не только темпераментна, но и наблюдательна и, когда Джой попросила ее описать эти картины, легко и живо передала их сюжеты, похожие на сцены из готических романов. Джой сразу же вспомнила произведения искусства из антикварного магазина и поняла – Дарем заказывал Хакли картины, которые продавал как старинные. 

 Инспектор Вуд выслушал взволнованную речь Джой без особого восторга.

 – Мисс Флеминг, все, что вы мне рассказали, безусловно, интересно, но не считаю приведенные доводы убедительными.

 Джой не сдавалась.

 – Послушайте. Все очень просто. Дарему нужны были сюжеты, так как произведения искусства «с историей» стоят дороже и продаются лучше. Каким-то образом он вышел на Агнесс, и она стала бесплатно и с удовольствием дарить ему сюжеты, причем чем фантастичнее они были, тем больше им верили и тем лучше продавались подделки. Все шло хорошо, но тут вдруг возникла я со злосчастной идеей опубликования романов Агнесс. Та поделилась радостью с Даремом, и он испугался, что кто-то из его обманутых клиентов прочтет и обнаружит, что его обвели вокруг пальца. Разоблачение грозило тюрьмой и разорением, поэтому  Дарем решил убрать Агнесс и уничтожить ее романы, все до единого… или сохранить, чтобы и далее черпать из них сюжеты. Во время очередного посещения Агнесс Дарем столкнул ее с лестницы, взял тетради да еще и прихватил кекс!

 – Это, конечно, определяющая деталь, – усмехнулся Вуд.

 – Она характеризует преступника как личность, – мрачно возразила Джой.

 – Все, что я услышал, – только догадки, – сказал Вуд – и у нас нет ничего против Дарема. Он скажет, что все истории придумывал сам, так же как и сам испек это кулинарное изделие. Вот если бы у нас были тетради, да еще с отпечатками пальцев Дарема…

 – Они будут у вас, инспектор, – решительно сказала Джой, – и с кексом в придачу.

 – Сегодня мой хозяин был страшно испуган, – сообщила Ана, с которой у Джой завязались самые дружеские отношения. – Хакли увезли в больницу, и он отдал там концы.

 – И чего же испугался твой хозяин? – живо поинтересовалась Джой.

 – Что Хакли убили неведомые враги, – засмеялась Ана, – наверное, те, кого он обдурил с картинами. Сообразительность Аны была эквивалентна ее наблюдательности, и Джой решила открыться. Она честно рассказала Ане о том, что использовала ее в своих интересах, чтобы доказать виновность Дарема в убийстве, попросила помочь в этом, а со своей стороны обещала оказать помощь в поисках работы, достойной способностей девушки. Ана не колебалась ни минуты и, сказав, что наказать подобного типа – дело святое, передала Джой ключи от дома Дарема. Все шло прекрасно, кроме одного. Ана предупредила, что антиквар имеет привычку появляться в самое неожиданное время. Но выхода не было, Джой решила рискнуть и в полдень следующего дня стояла в холле его дома. Мебели в комнатах было немного, что сильно облегчало задачу поисков, но они и не понадобились. Тетради Агнесс лежали под кроватью, а остатки кекса бережно хранились в морозилке холодильника. Джой сразу же узнала его по ягодам клюквы, которыми тетушка имела обыкновение украшать свои десерты. Джой вытащила тетради и пошла в холл за рюкзаком. По дороге она зашла на кухню за кексом и, пока шла обратно, то к своему ужасу услышала щелчок открывающегося замка, а через несколько секунд Дарем собственной персоной стоял у входа в холл. Увидев Джой с кексом в руках, он замер. Ситуация была необъяснимой. Джой, вполне респектабельная на вид особа, не напоминала воровку, да и добыча была весьма странной.

 «Интересно, Агнесс рассказывала, обо мне? – подумала Джой, чувствуя дрожь в конечностях. – Даже если не говорила, то он мог видеть мою фотографию. Если сейчас вспомнит ее, то сразу же сообразит, зачем я здесь, и тогда наверняка попытается убить. Что же делать?» Она попыталась взять себя в руки и не поддаваться панике.

 Дарем продолжал молча смотреть на нее. И Джой  решилась.

 – Я – Кэтрин Фицрой, – отчеканила она.

 – Кто?! – Дарем удивленно поднял брови – по его данным, все представители этого аристократического семейства умерли еще в девятнадцатом столетии.

 – Последняя из рода, – любезно пояснила Джой, усаживаясь в кресло и указывая Дарему на сиденье рядом.

 – И что вы здесь делаете? – Дарем послушно сел и, видимо, был настолько ошеломлен происходящим, что даже не поинтересовался, как Джой проникла в его дом.

 – Пытаюсь узнать, как вы посмели раскрыть нашу семейную тайну!

 Дарем не стал спрашивать, какую именно тайну. Историю о позеленевших от ужаса васильках Фицроев он рассказывал не один раз, а эффект неожиданности не позволил ему вспомнить, что вся эта история – от начала до конца выдумка.

 Джой решила закрепить успех.

 – Вы осквернили память моих предков и должны поплатиться за это! – величаво произнесла она, поднялась со своего места и, так и не выпустив из рук кекс, стала спиной потихоньку пятиться к двери. Ни о каких тетрадях она уже не думала. Главное было – успеть убежать до того, как Дарем придет в себя и начнет трезво мыслить.

 Но Дарем вдруг поднялся и, глядя на кекс, который Джой продолжала сжимать в руках, стал бледнеть, постепенно приобретая цвет злосчастных васильков.

 – Я все понял.

 «Догадался!» – подумала Джой и стала прикидывать, успеет ли она высунуться из окна и позвать на помощь, но дальше произошло нечто, напоминающее сцены из романов Агнесс.

 – Это вы убили Джорджа Хакли! – обличающе произнес Дарем. – А это, – он указал на кекс, – орудие убийства.

 Джой понимала, что спорить не в ее интересах, и медленно, так как ноги ее дрожали, продолжила путь к выходу. Но у двери она остановилась и, мстительно прищурившись, сказала:

 – Вы правы, мистер Дарем, этот десерт – орудие возмездия. Но яд был положен давно, просто на вас он действует медленнее, чем на Хакли. Я пришла для того, чтобы забрать с собой улику. И вы умрете, – Джой посмотрела на часы, словно сверяясь, –  не позднее чем через  три часа.

 Произнеся эти слова и в полном противоречии с ними, Джой швырнула кекс в голову Дарема. Бросок оказался на удивление метким. Последнее, что она увидела, пулей вылетая за дверь, – это как Дарем с грохотом свалился на пол.

 Нельзя сказать, чтобы вызов в полицию на следующий день был для Джой полной неожиданностью. Дарем наверняка уже сообщил о ее визите, и Джой очень живо представляла, как сейчас ее арестуют за незаконное проникновение в дом. Но инспектор Вуд был исполнен благожелательности и дружелюбия, и ничто не указывало на то, что Джой прямо сейчас отправят в камеру.

 – Я обещал, что сообщу вам, когда обнаружится что-то новое в деле о смерти мисс Агнесс Флеминг, и должен признать, что вы оказались правы. Тетради мисс Флеминг с отпечатками пальцев Дарема были обнаружены в его доме, как и кекс. Он лежал рядом с телом.

 – Ччччьим телом? – заикаясь спросила Джой.

 – Дарема, – спокойно пояснил инспектор, – он умер от удара.

 – Кого-нибудь подозревают? – робко поинтересовалась Джой, теперь уже представив, как ее осуждают за преднамеренное убийство кексом.

 – В чем? – рассмеялся инспектор. – Дарем умер от апоплексического удара, вызванного, как предполагают врачи, сильным душевным потрясением. Тело обнаружил сотрудник магазина, обеспокоенный отсутствием хозяина. Он пришел к нему домой и вызвал полицию. В холле стоял большой рюкзак. Видимо, Дарем собирался бежать, но не успел.

 – Да-да, – рассеянно кивнула Джой, чьи мысли были уже далеко от полицейского участка. Она прикидывала, хватит ли денег от продажи домика Агнесс на открытие небольшой кондитерской, куда она пригласит работать Ану. В этом заведении будут выпекать и продавать традиционные английские сладости и среди них, разумеется, шоколадные кексы. А в центре, за стеклом, можно будет поместить кусочек этого кулинарного изделия, про которое станут рассказывать увлекательнейшую детективную историю.


Дэн Марлоу ПОЧТИ ЧИСТАЯ РАБОТА

Совершенно СЕКРЕТНО № 6/301

Перевод: Сергей Мануков

Художник: Михаил Златковский



Я как раз думал над тем, как лучше заварить течь в радиаторе «Плимута», когда появился Толстяк Карсон и сказал:

– Толанд, тебя ждут в кабинете директора тюрьмы.

Он, как обычно, открыл дверь и после того, как мы вышли, аккуратно запер ее.

Пока мы шли по длинному коридору, я лихорадочно пытался вспомнить, что натворил в последнее время. Меня неоднократно приглашали к директору, поэтому я прекрасно знал о последствиях такого визита, но я уже много месяцев вел себя тише воды ниже травы и меня не вызывали к директору.

Карсон подвел меня к двери кабинета шефа Вибберли. Я вошел и стал по стойке смирно перед его столом. Шеф Вибберли, высокий плотный и седой мужчина, был в комнате не один. Краем глаза я увидел и сразу узнал Тома Глика, капитана полиции из моего родного города, который, собственно говоря, меня сюда и отправил. Я впервые увидел его в гражданской одежде.

– Присаживайся, Толанд, – сказал Вибберли. – Если хочешь, можешь курить.

– Спасибо, сэр. – Я быстро закурил. В маске сварщика особенно не покуришь. Я сидел на краешке стула и ждал.

Вибберли открыл папку светло-коричневого цвета, лежавшую на столе. Я знал, что это мое личное дело, потому что на обложке была приклеена моя фотография. На ней был изображен темноволосый крутого вида парень с широкими плечами и отчаянными глазами. Правда, глядя в зеркало во время бритья, я в последнее время что-то не замечал той дерзости.

– Я изучал твое дело, – сообщил Вибберли. – Вначале ты доставлял нам много неприятностей, но в последние два года, похоже, исправился. Если бы не твои друзья, я бы определенно сказал, что ты начал исправляться. По-моему, лучше поздно, чем никогда.

Я молчал и ждал продолжения. Пока было неясно, куда он клонит. Глик в это время внимательно изучал кончик своей сигареты.

Вибберли закрыл папку, негромко откашлялся и посмотрел на меня.

– У меня есть для тебя новости, Толанд. Полицейский стрелял и смертельно ранил вора-рецидивиста по имени Дэнни Луальди. Перед тем как умереть, он рассказал полицейским обо всех своих преступлениях. В том числе и о сейфе компании «Гурник Бейкинг». Пули в револьвере Луальди идентичны пулям, которые извлекли из сторожа компании. В том, что тот сейф «взял» Луальди, сомнений нет.

Я почувствовал, что в моих жилах закипает кровь. Я с трудом мог сидеть на стуле – меня так и подмывало вскочить и подпрыгнуть до потолка. Я погасил сигарету и автоматически сунул окурок в карман.

– И что это мне дает? – мой голос потерял прежнюю робость. – Я отсидел уже три года, два месяца и семнадцать дней после того, как меня якобы опознал сторож «Гурника».

– Это дает тебе свободу, – Вибберли показал на папку. – Губернатор подписал приказ об освобождении, который вступает в силу завтра в полдень. После этого ты сможешь покинуть наше заведение.

Сирена сообщила об окончании рабочего дня. Было 16.30.

– В таком случае, – дерзко заявил я, – если у вас ко мне больше ничего нет, то я пойду. У меня еще много дел.

Я не добавил «сэр», и директор, конечно, обратил на это внимание. Он поджал губы.

– Прежде чем ты уйдешь, капитан Глик хотел бы тебе кое-что сказать, Толанд. – С этими словами директор Вибберли вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

– Наверное, ты уже тратишь в уме деньги, которые получишь от государства за несправедливый приговор? – загрохотал басом капитан Глик. 

– Нет, еще не думал об этом. Но все равно спасибо за идею.

– Не делай этого, – предостерег он меня.

– Попробуйте меня остановить, – мне понравилась тема разговора. – Очень хочу посмотреть, как вы будете это делать. Даже со снятием приговора какую работу мне удастся найти, когда администрация узнает, где я был? Можете быть уверены, я обязательно подам в суд. Жюли с малышом деньжата тоже пригодятся.

– Не делай этого, – повторил он. – Есть люди, которым это не понравится. – Он встал. Я крупный мужчина, но он превосходил меня по всем параметрам. – Ты не ягненок, Толанд. У тебя уже были неприятности с законом…

– Ерунда! – воскликнул я. – Пара драк…

– Я читал твое дело. Там говорится, что речь шла о нападении, но обвинение переквалифицировали на менее тяжелую статью. И в ограблении в «Гурнике», не забывай, Хайнс тебя опознал.

– Вы на него надавили.

– Я тут как-то взял Марша Уилера. – Выражение лица Глика не менялось. – Помнится, он был твоим другом? – Глик не сводил с меня пристального взгляда. Я почувствовал укус страха, словно острые зубы крысы вонзились в меня. – На этот раз старина Марш загремит. Дело и выеденного яйца не стоит. Он потерял осторожность. Раньше в этом не было необходимости, но, может, сейчас есть смысл надавить на него и выяснить, кто был его сообщником до того, как ты сел.

Глик ждал, но я молчал. Я не мог ничего сказать. Похоже, капитану нравилось впечатление, которое он производит.

– Ты механик или по крайней мере был им. Вот и работай с техникой. Не попадайся мне на глаза. И забудь об иске. – С этими словами он направился к двери.

Едва он скрылся, в кабинет вернулся Вибберли.

– Ладно, Толанд, – сказал он. – До завтра.

Я покинул его кабинет, едва не ослепнув от злости. Они думали, что я у них в руках. Ну ничего, я им еще покажу!

Охранник, ждавший за дверью, отвел меня в тренажерный зал, куда я обычно хожу после рабочего дня. Бенни «Ласка» Кравчик и Триггер Данн сидели недалеко от штанги и о чем-то разговаривали. Они были моими лучшими друзьями в тюрьме. Они как раз и были теми друзьями, выбор которых не одобрял Вибберли. Я не знал, как сообщить им новость. Я разделся до пояса и попытался выпустить напряжение, поработав с семикилограммовыми гантелями. Потом перешел к тринадцатикилограммовым и поднимал их, пока по груди и спине не заструился пот. Занятия с тяжестями позволили мне накачать мышцы.

Наконец я выдохся и присоединился к беседе. Мы разговаривали вполголоса.

– Ребята, я завтра сваливаю, – сообщил я им.

– Очень жалко, Игорь, – сказал Бенни. Он почему-то называл этим именем всех, кто занимается с тяжестями. Наверное, думал, что это смешно.

– Что ты натворил, чтобы тебя перевели? – поинтересовался Триггер. – И куда они тебя отправляют?

– Никуда, – ответил я. – На свободу. Меня освобождают.

Они улыбнулись. Причем улыбнулись искренне. В тюрьме часто завидуют тем, кто выходит раньше, но эти парни были моими друзьями. Бенни был хороший специалист по сейфам, а Триггер (Курок) – специализировался на огнестрельном оружии. Кстати, никто, за исключением всего лишь нескольких человек в тюрьме, не называл его Триггером в лицо. Бенни тоже баловался тяжестями, но Триггер к ним не притрагивался.

– Для того чтобы нажать на курок, – смеялся он, – много силы не нужно.

– Это меняет твои планы, приятель? – тихо осведомился Бенни.

– Это значительно их ускорит.

– Надеюсь, ты помнишь все, что Бенни вдолбил тебе в голову? – улыбнулся Курок.

Наш разговор закончился. Я не знал, что еще говорить. Я знал, что они думают: «Этот парень выходит на свободу. Завтра в это же время он будет делать вещи, какие мы хотели бы сами делать». Что бы я сейчас ни сказал, это только ухудшит ситуацию.

– Ты уверен, что все правильно запомнил? – уточнил Бенни.

Я начал быстро называть имена, адреса и телефонные номера. Они кивнули. У Бенни, правда, было несколько вопросов с подковыркой, но я на все ответил. Наконец удовлетворенно улыбнулся и он.

Сирена сообщила об окончании свободного времени. Мы пожали друг другу руки. Оба сказали одно-единственное слово: «Удачи!», после чего мы разошлись по своим камерам.

Этой ночью я написал Жюли длинное письмо. Я сообщил ей об освобождении, но не написал, что выхожу на следующий день. Я написал, что люблю ее и ребенка. Люси было уже четыре года.

Меня выпустили на следующий день в час дня. В тюремном ателье мне выдали брюки и куртку почти по моему размеру. Директор тюрьмы вручил мне бумагу об освобождении, билет на автобус до города в один конец, бумажник и 86 долларов 14 центов, которые я заработал за три с лишним года за решеткой. Я вышел через стальные ворота и направился к автобусной остановке. Я успел на рейс в час тридцать и приготовился к десятичасовой поездке.

На одной из остановок я купил дешевый чемодан, бритву, зубную щетку, рубашку и пару белья. Я ничего не взял с собой в тюрьму в надежде начать новую жизнь. Чемодан был моим единственным багажом, когда автобус въехал в город. Я добрался на такси до гостиницы «Карлайл», где никому не было дела до моего скудного багажа и коротко стриженной головы без шляпы. В журнале регистрации записался под настоящим именем. Когда они начнут меня искать, я хочу, чтобы у них было как можно меньше проблем.

Несмотря на позднее прибытие, я принял душ и побрился. Потом отправился в ближайший мясной ресторанчик и с удовольствием съел до последней крошки ужин, за который заплатил 6,5 доллара. После большого куска земляничного торта и трех чашек настоящего кофе я отправился к телефонной будке и сделал два звонка. Оба собеседника заверили меня, что готовы встретиться завтра. Я вернулся в отель и, прокрутившись с полчаса в незнакомой постели, в конце концов уснул.

Первым адресом, куда я отправился на следующее утро, оказалась парикмахерская в бедном районе.

– Я звонил вчера вечером, – сообщил я лысому парикмахеру, единственному, кто находился в парикмахерской.

– Вы друг Курка, только что вышли на свободу? – уточнил он.

– Да. Я хотел бы одолжить кольт 45-го калибра и кобуру.

– Одолжить? – переспросил парикмахер. – Это слово не двигатель прогресса, мистер.

– Курок сказал, что за вами должок.

Он пожал плечами и запер входную дверь. Затем отвел меня в квартиру, которая находилась в задней части парикмахерской.

– Подождите меня здесь, – сказал он.

Через пять минут он вернулся с пистолетом, кобурой и примерно 15 патронами. Я завернул патроны в платок, чтобы смазка не испачкала брюки, и сунул их в карман. После этого я прикрепил кобуру к поясу и вложил в нее пистолет. Он был тяжелый, но это было приятное ощущение тяжести.

Когда мы вернулись в парикмахерскую, я показал на огромный почтовый ящик на входной двери и сказал:

– Сегодня ночью верну через почтовый ящик.

Он открыл мне дверь и выпустил на улицу.

До второго места назначения пришлось добираться на такси, потому что оно располагалось на другом конце города. Это был бар. Я представился бармену другом Бенни Ласки. Он показал мне еще на одного друга Бенни, который ждал меня.

– Я хотел бы одолжить жилет Бенни и его инструменты. Ночью верну.

– Принесу все в закусочную на противоположной стороне улице через полчаса.

Он опоздал. Я допивал вторую чашку кофе, когда он появился. Он поставил на стойку рядом со мной тяжелый сверток в оберточной бумаге. Я попробовал его на вес. В нем было не меньше 9 килограммов.

– Верну еще до полуночи.

– Хорошо, – кивнул он и ушел.

В расположенном по соседству ломбарде я купил подержанный чемодан. В хозяйственном магазине приобрел маленький пузырек с пятновыводителем, здоровенный лист плотной оберточной бумаги и моток бечевки. Я сложил все покупки в чемодан и отправился в аптеку. Там я купил в автомате на два доллара марок. Я прибавил марки к коллекции в чемодане и вернулся в отель на другом такси. Я взял у портье бирку с адресом. Наверху, в номере, написал фиктивный адрес в соседнем городе. В левом верхнем углу написал имя и фамилию Жюли как отправителя и ее адрес. Когда выяснится, что такого адреса не существует, посылку вернут отправителю, то есть Жюли.

Я открыл пакет и принялся разглядывать жилет Бенни. Он был безразмерного типа, и мне понадобилось отпустить тесемки, чтобы он был мне по размеру и поместился под спортивной курткой. В нем были 22 больших и маленьких кармана, и я внимательнейшим образом изучил их содержание. Они были наполнены, казалось, абсолютно всем. Из-за того что справа находился маленький моторчик, пришлось перевесить кобуру с револьвером на левую сторону, чтобы на правом боку не было подозрительного бугра. Вес инструментов был равномерно распределен по всей верхней половине тела, поэтому я не ощущал никакой тяжести.

Я посмотрел на часы. Два часа. Я снял жилет и лег немного вздремнуть. В шесть встал, надел жилет и повесил на пояс кобуру, после чего надел поверх жилета куртку. Я был готов. На дело я всегда шел натощак.

Я прошел две с половиной мили до «Гурника» пешком. Времени у меня было предостаточно, поэтому я не стал ловить такси, чтобы таксист не запомнил мое лицо. Хлебозавод занимал большую часть квартала. Я обошел его и зашел с задней стороны. Прошел мимо почтового ящика на углу. Домик сторожа находился сразу за воротами, в каменной стене высотой чуть более полутора метров. Я прошел по противоположной стороне улицы и увидел оттуда в окошке седую голову Спайдера Хайнса, того самого старенького Хайнса, который отправил меня за решетку на три года.

Когда он в восемь часов отправился в обход, я перемахнул через стену. По информации Бенни, Хайнс делал обход завода каждые два часа. Около задней стены главного здания я открыл чемодан и рассовал по карманам пузырек с растворителем, бечевку, бумажку с адресом и марки. Потом я сложил пакет и сунул его под мышку. Когда Хайнс вышел из двери после обхода, он сначала увидел револьвер у меня в руке, потом посмотрел на лицо и рухнул на колени.

– Не делай этого, Толанд! – взмолился старик. – Меня заставил дать показания Глик.

Ему не о чем было беспокоиться, но он не знал этого. Он мне был нужен живой, а не мертвый. Я ткнул ему дуло в живот, и мы двинулись по коридору к месту, где находилась касса. Информация Бенни вновь подтвердилась. Касса находилась там, где он сказал, вместе с огромным двухдверным сейфом.

Я привязал трясущегося от страха Хайнса к стулу и отодвинул его в угол. Он не доставит хлопот, потому что уже наверняка догадался, что его единственный шанс уцелеть – вести себя тихо и не мешать. К тому же с наступлением темноты даже взрыв в этой промзоне не привлечет внимания, потому что здесь нет ни одной живой души.

Подойдя к сейфу, я достал растворитель и вылил его содержимое на десятисантиметровую полосу верхней половины двери, в которой находился замок с циферблатом. Я дал несколько минут краске впитать растворитель, после чего соскреб ее ножом, который достал из жилета. Сейчас передо мной был голый металл двери сейфа. Я прикрутил к нему свинцовый блок весом около килограмма, потом несколько раз резко ударил по нему деревянным молотком. В районе ранее невидимых заклепок показались едва заметные трещинки.

Работа с сейфами требует больших знаний и физической силы. Мне пришлось попотеть, но через полчаса напряженной работы его двери бесшумно раскрылись. Полки были заполнены деньгами.

Я начал выгребать их прямо на пол. Затем сложил пачки в пакет, дважды для надежности перевязал бечевкой и приклеил этикетку с адресом и марками на два доллара. Почтальоны доставят посылку Жюли.

Перед тем как уйти, я тщательно протер влажной тряпкой все, до чего дотрагивался, затем собрал инструменты и спокойно вышел. Посылку я бросил в почтовый ящик на углу, после чего быстрым шагом пошел прочь от «Гурника».

Когда Хайнс не явится с десятичасовым обходом, кто-нибудь явится узнать, в чем дело. Мне очень хотелось остановить такси, но я отошел от хлебозавода как минимум на милю, прежде чем поймал машину. Сначала я заехал в парикмахерскую и избавился от кольта и кобуры, которые бросил в почтовый ящик. В закусочной оставил жилет Бенни с инструментами. В «Карлайле» я долго стоял под горячим душем, потом оделся и лег. Я был уверен, что ждать долго не придется. Так оно и получилось.

Когда в дверь начали колотить, я сразу догадался, что это Глик.

– Пошли! – без обиняков заявил он.

– Какое обвинение на этот раз, капитан? – спокойно осведомился я. – Может, я плюнул на тротуар?

Он не ответил. Когда мы сели в машину, по бокам от меня уселись детективы. Глик, мрачный как туча, устроился на переднем сиденье, рядом с водителем.

Нас ждал помощник окружного прокурора.

– В «Гурнике» сегодня вечером взломали сейф, – сказал он. – Сторож сказал, что это сделали вы. Чистосердечное признание смягчит наказание.

– Мистер Не-Знаю-Как-Вас-Там, – рассмеялся я ему в лицо. – Понятия не имею, что стряслось в «Гурнике», но я вам скажу, что Хайнсу сейчас никто не поверит. И я меньше всех. Он со мной уже раз ошибся. Думаете, присяжные поверят ему второй раз?

Конечно, все оказалось не так просто. Сначала они, как могли, запугивали меня и угрожали чем только можно; потом долго о чем-то консультировались по телефону. Меня водили из комнаты в комнату. У меня взяли отпечатки пальцев, меня сфотографировали. В два часа ночи они сдались и вышвырнули меня на улицу.

Я спокойно пошел, хохоча во все горло. Но, конечно, про себя. Все получилось как нельзя лучше. Я провел их. Сейчас мне нужно было только сбросить напряжение, которое как тисками сжимало нижнюю часть живота. Я заглянул в ближайший бар, чтобы выпить пару стаканчиков и расслабиться.

Я остановился на трех стаканчиках. Напряжение исчезло, я чувствовал себя прекрасно. Я вспомнил, что ничего не ел, и заказал сэндвич с говядиной. Я пересчитал деньги и вернулся на такси в «Карлайл». Скоро я покину гостиницу, но сначала необходимо выспаться. Замок долго не открывался. У меня даже промелькнула мысль, что Глик решил отомстить и велел заменить замок. Наконец я вошел в комнату и замер как вкопанный. Я не мог поверить своим глазам. В моем номере меня ждал капитан Глик. Причем не один, а с огромным сержантом и с еще больших размеров патрульным.

– Мы кое-что забыли, – сказал капитан. – Сержант Бонар возьмет образцы грязи у тебя из-под ногтей. Посмотрим, совпадет ли она с цементом на полу в «Гурнике». Вытяни руки.

Я подчинился, надеясь, что долгий горячий душ смыл всю грязь из-под моих ногтей.

– И еще мы возьмем образцы пыли с твоих брюк, – добавил Глик.

Я вспомнил про мельчайшую пыль перед сейфом на хлебозаводе. Наверное, броситься к двери меня заставил виски. Силы были неравны, и через десять секунд я лежал на полу, беспомощно глядя на капитана.

– Сержант, пройдитесь вашим маленьким пылесосом по низу его брюк, – велел он. Послышалось легкое жужжание миниатюрного пылесоса. – Отлично, – хмыкнул Глик. – Муни, побудь с нашим приятелем, пока я проверю.

Он с сержантом ушел, а я остался с громилой полицейским. Через какое-то время зазвонил телефон, и меня опять повезли в полицейское управление.

Они постоянно требуют, чтобы я рассказал, где деньги, но я молчу. Больше всех шумит страховая компания. Прокуратура очень не хочет доводить дело до суда, потому что здорово лопухнулась с первым ограблением «Гурника». Мне недвусмысленно намекнули, что если я верну деньги, то они всё забудут и отпустят меня, как только газеты перестанут писать об ограблении.

Я бы согласился, если бы не Жюли с ребенком. Когда ей вернется посылка, она поймет, откуда деньги. Если она захочет вернуть их и скостить мне срок, милости просим. Если не захочет, я не обижусь.


Крейг Райс ДВОРЕЦКИЙ, КОТОРЫЙ НЕ ДЕЛАЛ ЭТОГО

Совершенно СЕКРЕТНО № 7/302

Перевод: Сергей Мануков

Художник: Михаил Златковский



— Пожалуйста, Мэлоу, – умоляющим тоном попросила прекрасная брюнетка. – Вы должны мне помочь.

Джон Мэлоун смахнул пепел с сигары в сторону пепельницы, но не попал и закрыл глаза. Когда он вновь их открыл, женщина никуда не исчезла. Она продолжала сидеть напротив него за столом в его кабинете.

 — Чем я должен вам помочь? – вздохнул он. Он, конечно, понимал, что неудачно выбрал слова, но ему было на это наплевать. Он знал, что возьмется за работу, какой бы она ни была. Главное, чтобы все было законно. Хотя, подумал он, незаконность тоже его не остановит. Его банковский счет еще никогда не был в таком плачевном состоянии. Мэлоун попытался прикинуть в уме, скольким людям он должен деньги, и быстро сбился со счета: Мэгги, Джон Ангел, Кен, судья Тулальчук, телефонная и электрическая компании… Список можно было продолжать без конца.

 — Это мой муж, – ответила женщина. – Полиция думает, что я убила его.

 — Почему? – опять вздохнул Мэлоун. – Кстати, кто ваш муж? И кто вы? – Еще ему захотелось добавить: «И почему вы вообще выбрали меня?», но он вовремя остановился. Тебе нужны деньги, напомнил он себе. К тому же посетительница была очень красивой женщиной, и Мэлоун вдруг почувствовал желание проявить себя галантным кавалером. Он смахнул с жилета пепел и продолжил молча ждать.

– О, – протянула гостья и сделала паузу. – Я – Мейджори Дор.

Мэлоун пару раз мигнул, но ничего не сказал.

– Мой муж Джеймс Дор. Я хочу сказать… он был Джеймсом Дором. Перед тем как… – Ее губы напряглись, затем она опустила голову на стол Мэлоуна и разрыдалась.

– Пожалуйста, – сказал Мэлоун и погладил ее голову, хотя и понимал, что это не поможет.

– Пожалуйста, перестаньте. Я…

Через несколько секунд она подняла голову, вытерла глаза платком и прошептала:

– Извините. Но все произошло так внезапно… Джеймс… умер. Потом появилась полиция, и я…

– Расскажите о полиции, – попросил Мэлоун.

Миссис Дор вновь прижала к глазам платок.

– Вы… вы поможете мне? – робко спросила она.

– Попытаюсь, – вздохнул Мэлоун. – Вы убили мужа?

– Конечно, нет. – Мейджори смотрела на него широко раскрытыми глазами. – Я вам сказала…

– Я хотел убедиться, – попытался защититься Мэлоун. – Но полиция думает, что вы убили его.

– Да, – кивнула она. – Понимаете, Джеймс неважно себя чувствовал и поэтому остался дома. Я же пошла в кино. А когда я вернулась, он… он лежал там, прямо в гостиной, и у него из спины торчал нож. Я… я собиралась позвонить в полицию.

– Но не позвонили? – мягко уточнил Мэлоун.

– Нет, – покачала она головой. – Они приехали… через считаные секунды после того, как я пришла домой. Они обвинили меня в том, что я убила Джеймса. Ради его денег.

– Денег? – с надеждой встрепенулся Мэлоун.

– Да, денег, – подтвердила Мейджори. – Когда умер старый Джеральд Дин, он оставил Джеймсу пять тысяч долларов. И полиция думает, что я убила Джеймса ради этих пяти тысяч.

– Очень глупо, – тихо произнес Мэлоун. – Ваш муж был родственником Джеральда Дина?

– Он вспомнил, что Дин был авиамагнатом. Пять тысяч – небольшая сумма даже для дальнего родственника, особенно в случае с человеком, обладающим таким состоянием, как Дин. С другой стороны, люди совершают и не такие странные поступки.

– О нет, – покачала головой Мейджори. – Они вовсе не были родственниками.

– А… – протянул Мэлоун. – Хорошие друзья?

– Не совсем, вновь покачала головой миссис Дор. – Видите ли… наверное, мне следовало объяснить это раньше. Мой муж его… был его дворецким. Он работал у старого мистера Дина и потом работал у его сына Рональда. Он работал у Рональда, пока не… умер.

– Дворецкий… – повторил Мэлоун.

– Да, – подтвердила она. – Мэлоун, вы мне поможете? Вы же не думаете, что я убила мужа? Ну, пожалуйста, скажите, что вы мне поможете.

– Я вам помогу, – со вздохом пообещал Мэлоун. – И я не думаю, что вы убили мужа. Я даже уверен, что вы его не убивали, – добавил он в порыве откровенности.

– Вы хотите сказать… что вы можете доказать, что я не убивала Джеймса? – с на­деждой спросила миссис Дор. – Но тогда кто это сделал?

Мэлоун негромко откашлялся, затянулся и попытался придать своему голосу максимум уверенности.

– Прежде чем мы ответим на этот вопрос, – произнес он, – нам нужно узнать больше фактов…

Через час Мэлоун, вооруженный фактами о Джеймсе Доре, Джеральде Дине, его вдове Филлис, сыне Рональде и невестке Уэнди, отправился в бар «Джо и ангел». Он решил, что это место как нельзя лучше подойдет для размышлений. Ему предстояло решить, каким будет его первый ход.

Однако атмосфера в баре была не такая умиротворенная и дружественная, как прежде. Джо мрачно размышлял о том, сколько уже задолжал Мэлоун, и не собирался скрывать этого. Мэлоун выпил за старые добрые времена, но потом ему что-то расхотелось пить. Он решил, что первым делом следует отправиться к Динам. После этой мысли ему в голову не пришло ничего более разумного.

Дины, сказал он себе, являются главными подозреваемыми, потому что они единственные подозреваемые. Джеймс Дор, размышлял Мэлоун, похоже, был святым человеком, потому что, если верить его плачущей жене, у него не было ни единого врага. Он нравился даже своим друзьям. Это значительно сужало круг подозреваемых.

Мэлоун знал, что у миссис Дор имелся мотив для убийства. Ее рассказ о кино был довольно расплывчатым. Ее алиби мог разгромить даже шестилетний ребенок. К тому же, напомнил он себе, кроме нее, мотива больше ни у кого не было. Но, тем не менее, он ей поверил. Она много плакала и была прекрасна, и ему показалось, что она полностью искренна. К тому же, подумал Мэлоун, она его клиентка.

Это означало, что он должен найти еще кого-нибудь с мотивом для убийства. Но кого?

Дворецкие обычно знают все тайны в домах, в которых работают. Эту версию следовало тщательно проверить. Конечно, по ней первым подозреваемым был покойный – Джеральд Дин, но оставалась его вдова и прочие члены семьи. Возможно, там был еще один дворецкий.

Мэлоун допил виски и встал. По-дружески помахав Джо, как бы желая сказать, что со счетом все будет в порядке, маленький адвокат вышел из бара и начал ловить такси…

Особняк Динов считался одним из самых больших жилых зданий в городе. Мэлоун проехал по извилистой подъездной дороге к крыльцу мраморного дворца, вышел из такси, дал таксисту чаевые и поднялся по ступенькам.

Дверь, естественно, была массивной, из красного дерева. Мэлоун постучал специальным дверным молотком.

Дверь распахнулась, и он увидел улыбающееся красное лицо.

– Кто вы? – поинтересовался мужчина. – Вы не можете быть новым дворецким, потому что не похожи на дворецкого. Вы похожи на… на… – Он задумчиво задержался на несколько секунд на пороге и выпалил: – На бутлегера. Точно, на старомодного, слегка выпившего бутлегера. – Он сделал шаг в сторону и крикнул в сторону: – Я прав, Уэнди?

– Конечно, прав, – донесся женский голос. – Если ты так говоришь, то, значит, так оно и есть. Что бы со мной было, если бы я спорила с тобой! Ты всегда прав.

– Простите, – вздохнул Мэлоун.

– Ага… – протянул краснолицый мужчина. (Едва ли он может, в силу своего возраста, помнить сухой закон, подумал адвокат.) – Боюсь, вы ошиблись. Мы не держим в доме никакой незаконной выпивки уже много лет.

– Но… – начал Мэлоун.

– Знаю, – прервал его мужчина. – Все знаю. Она только что с корабля. Но даже в таком случае, боюсь…

– Я – адвокат, – в отчаянии признался Мэлоун. – Я приехал по поводу смерти Джеймса Дора.

– Конечно, если вы… – заговорил краснолицый мужчина. – Кого?

– Джеймса Дора.

Последовало непродолжительное молчание.

– Конечно, – наконец произнес краснолицый мужчина. Сейчас он говорил абсолютно трезвым голосом и казался, подумал Мэлоун, лет на восемь старше. Сейчас он бы дал ему лет сорок пять или что-то около того. – Извините за этот маленький спектакль. Не могу жить без шуток и розыгрышей. В этом моя беда. Вы сказали, что вы адвокат?

– Верно, – кивнул Мэлоун. – Джон Д. Мэлоун. – Он начал рыться в кармане в поисках визитной карточки.

– Не стоит, – остановил его краснолицый мужчина. – Обычная формальность… входите. Я вас со всеми познакомлю, и вы займетесь своим делом. Мы вам во всем, естественно, поможем. Джеймс проработал здесь больше сорока лет. Хотя вы наверняка это знаете…

– Да, – кивнул Мэлоун.

Он переступил порог, и огромная дверь закрылась за ним. Краснолицый мужчина сделал приглашающий жест рукой, и он проследовал за ним через высокую арку в огромную, ярко освещенную комнату. В ней находились три женщины.

Одной из них, увидел Мэлоун, была служанка, двое других – пожилая дама, сидевшая на стуле с высокой прямой спинкой, и ее молодая копия. «Две миссис Дин», – подумал адвокат. Методом исключения он пришел к выводу, что краснолицый мужчина был Рональдом. Любителем розыгрышей Рональдом, автоматически поправил он себя.

– Мама… Уэнди… – сказал он. – Это мистер Мэлоун. Он приехал задать нам вопросы о смерти Джеймса Дора.

Молодая миссис Дин несколько раз мигнула и сказала:

– Задать нам вопросы? Но что мы об этом знаем, Рональд?

Рональд пожал плечами. Его мать слегка пошевелилась, наклонилась вперед и пронзила адвоката взглядом.

– Молодой человек, – проговорила она голосом, который даже для нее казался чересчур старым – вы хотите допросить меня?

Он меньше всего на свете хотел этого, но тем не менее кивнул.

– Да, – подтвердил он.

– Очень хорошо, – заявила пожилая женщина. Она оглядела остальных и просто сказала: – Оставьте нас!

Комната опустела. Старуха похлопала рукой по стулу рядом с собой.

– Идите сюда, молодой человек, – пригласила она. – Можете поговорить со мной.

Чувствуя себя Белоснежкой, Мэлоун подошел к стулу и сел. Последовало короткое молчание. Адвокат вытер маленькую каплю пота на лбу.

– Ну? – услышал он старческий голос.

Мэлоун попытался придумать логичный первый вопрос.

– Вы хорошо знали Джеймса Дора? – наконец спросил он.

– Хорошо? – рассмеялась старуха. – Да, хорошо. Даже очень хорошо. Он работал здесь очень давно, и не сомневаюсь, он много знал о нас. Не знаю, кто его убил, но этот человек оказал нашей семье большую услугу.

– Что? – удивленно переспросил Мэлоун.

Женщина мягко улыбнулась.

– Мне достаточно много лет, чтобы быть в таких вопросах реалисткой. Я могу вам сказать, что у Джеймса в голове хранились тайны, которых теперь никто не узнает.

Мэлоун тяжело вздохнул.

– Он пытался вас шантажировать?

Вопрос вызвал взрыв смеха.

– Шантажировать? – уточнила она, наконец вдоволь насмеявшись. – Молодой человек, вы читаете слишком много детективов. Я только сказала, что он знал тайны, как любой другой человек, который долго работал здесь. И еще я сказала, что сейчас эти тайны похоронены с ним и что это к лучшему. Плата за молчание Джеральда была ненужной.

– Плата за молчание? – несколько раз мигнул адвокат.

– Так было написано в завещании, – подтвердила старуха. – Вы слышали о наследстве, которое оставил ему Джеральд? Пять тысяч долларов.

– Так это были деньги за молчание? – уточнил адвокат.

– Конечно, – кивнула старая миссис Дин, как будто все вокруг каждый день платили за молчание. – Так что у его жены был…

– Она не делала этого, – быстро вмешался адвокат.

– Вот как? – слегка удивилась старуха. – Значит, вы подозреваете кого-то из нас?

– Я…

Миссис Дин повелительно подняла руку.

– Пожалуйста, не извиняйтесь. Если Джеймса Дора не убила жена, значит, это вполне мог сделать один из нас. Насколько я понимаю, у Джеймса было мало друзей.

– Вы правы, – тихо согласился адвокат.

– Надеюсь, – в голосе послышались победные нотки, – вы не хотите сказать, что Джеймса Дора убил совершенно незнакомый человек?

Мэлоун глубоко вздохнул.

– Случаются и не такие забавные вещи, – наконец пожал он плечами.

– Случаются, – согласилась старуха. – Но раз вы подозреваете кого-то из нас, то значит, у вас есть вопросы. Спрашивайте.

Мэлоун попытался придумать вопросы, но на ум пришел лишь один.

– Вы убили его? – поинтересовался он.

– Нет, – с довольным видом ответила старуха. – Если вас это интересует, то я его не убивала. Мне Джеймс очень нравился. Понимаете, у него были тайны.

Мэлоун попытался убедить себя, что все абсолютно нормально.

– Вы любили его, потому что он знал тайны? – спросил он после некоторой паузы.

– Все верно, – улыбнулась его собеседница. – Пожалуй, мне стоит кое-что объяснить.

– Думаю, это хорошая идея, – осторожно согласился Мэлоун.

– Джеральду очень не нравилась эта мысль о тайнах. Всякий раз, когда он начинал думать о них, он тревожился. Но он все же не мог ничего сделать, кроме как вписать в завещание пункт о плате за молчание. Все время, пока Джеймс Дор находился в этом доме, Джеральд был недоволен. А мне это нравилось.

Мэлоун открыл рот, затем закрыл его и наконец произнес:

– О…

– Так что вы, надеюсь, понимаете, что у меня был некоторый мотив для того, чтобы причинить вред Джеральду. Я это признаю, потому что не убивала его. Но у меня не было мотива расправиться с Джеймсом Дором.

– Ясно… – протянул Мэлоун, не зная, что еще сказать. Наконец он сказал: – Наверное, я теперь должен поговорить с вашим сыном.

– Вы должны переговорить со всеми, – кивнула старуха. – Вы должны собрать все факты, мистер Мэлоун, чтобы успокоить свой мозг. – Она громко хлопнула в ладоши. В дверях тут же появилась служанка. – Пусть к нам придет Рональд, – сказала ей миссис Дин.

Через несколько минут в комнату вошел Рональд Дин. Мать улыбнулась ему.

– Мистер Мэлоун хочет задать тебе несколько вопросов, Рональд, –  спокойно сказала она ему. – Я останусь, пока он будет разговаривать с тобой.

Мэлоун открыл рот, чтобы возразить, но передумал и промолчал.

– Это должно быть очень интересно, – улыбнулась старуха.

– Очень, – согласился Рональд, – не сомневаюсь. Я должен был зарезать Джеймса в драке в темном переулке?

– Не знаю, – хмыкнула старая миссис Дин. – Мистер Мэлоун, вы хотите о чем-нибудь спросить его?

Адвокат вытер пот со лба.

– Думаю, хочу…

Рональд, с удовольствием сказал себе Мэлоун, значительно помог ему. Он весело признался, что ничего не знает, но это не помешало ему иметь множество версий и мыслей. Мать какое-то время следила за разговором маленькими глазками-бусинками, но скоро ей, похоже, это наскучило и она погрузилась в подобие дремоты. Она сидела с закрытыми глазами и изредка слегка шевелилась. Всем своим видом старая миссис Дин показывала, что разговор адвоката с сыном ее нисколько не интересует.

– Что скажете о врагах? – наконец в отчаянии осведомился Мэлоун.

– О врагах? – усмехнулся Рональд Дин. – У Джеймса не было врагов. Кроме нас, разумеется.

– Вас?

– Ну… Джеральд… – пожал плечами Рональд. – Наверное, вы об этом уже знаете.

Мэлоун кивнул.

– Я в детстве дразнил Джеймса. Ну, сами знаете, какими несносными бывают дети. По-моему, меня никто не любил.

– Что скажете о Джеральде Дине? – спросил Мэлоун.

– Вы хотите сказать, как относился Джейм­с к Джеральду? – уточнил Рональд Дин. – Не знаю. Он всегда был хорошим дворецким.

– Тогда у меня остался последний вопрос… Вы убили Джеймса Дора?

– Кто? Я? – изумился Рональд…

У Мэлоуна было ужасное ощущение, что он с трудом продвигается вперед в полном вакууме, но он постарался прогнать невеселые мысли. Было очевидно, строго сказал он себе, что миссис Дор ни в чем не виновата. Насколько он мог понимать, это означало, что виноват кто-то из Динов. Один из них и убил дворецкого Джеймса Дора.

Почти единственной неприятностью было то, что он не знал, кто это сделал. Правда, еще неприятнее было то, что он понятия не имел, как узнать имя убийцы.

По крайней мере, у него остался еще один член семейства Динов. Адвокат попросил пригласить миссис Дин.

Уэнди, жена Рональда, вошла в комнату медленно и с немного растерянным видом. Старая миссис Дин спала на стуле, а Рональд ушел в какую-то другую комнату.

Мэлоун глубоко вздохнул, собираясь приступить к допросу, но Уэнди Дин его опередила.

– Не понимаю, зачем вы расспрашиваете всех нас об этом кошмарном происшествии? – быстро проговорила она. – Не знаю, кто убил Джеймса, но мы тут ни при чем. С чего вы это взяли?

– Я просто подумал, что вы можете что-то знать, – вздохнул адвокат. – Например, такая версия. Предположим, что Джеймс знал что-то о вашей семье. Это могла быть важная тайна. Если он знал что-то такое, о чем никто не хотел говорить…

– А, это… – разочарованно протянула Уэнди. – Ну конечно, знал. Только спрашивать меня, какой информацией он обладал, бесполезно. Я понятия не имею. Что же касается завещания, то оно было составлено задолго до того, как мы с Рональдом познакомились.

– Понятно, – кивнул Мэлоун. – Однако вы знаете об этом?

– Естественно, – ответила она. – Мать Рональда постаралась, чтобы об этом все знали. Ей очень нравился этот пункт, и она с огромным удовольствием говорила о нем. От этих разговоров старый мистер Дин чувствовал себя очень неловко.

– Мне показалось, – сказал Мэлоун, – что вам не нравилось, что она постоянно говорит об этом?

– Это быстро надоело, – пожала плечами Уэнди. – Особенно когда не знаешь, о какой тайне идет речь.

Нет, сказал себе адвокат, «надоедает» – не то слово. Скорее всего, приводит в замешательство. У него появилась нить… по крайней мере, ему показалось, что она у него появилась. Только эта нить вела непонятно куда. По правде говоря, она вообще никуда не вела.

А может, все не так уж и плохо? И вдруг совершенно неожиданно он понял, что все в порядке и что нить приведет его как раз туда, куда нужно.

Сейчас он знал, кто убийца. Его имя ему фактически назвала Уэнди Дин…

– Но я не понимаю, как вы догадались, о какой тайне идет речь, – сказала ему вечером того же дня миссис Дор. – Я имею в виду, за что Джеральд заплатил Джеймсу деньги.

– Это просто, – пожал плечами Мэлоун. – Тайна должна касаться самого Джеральда, его жены или Рональда. Она не могла иметь никакого отношения к Уэнди, потому что она еще не была членом семьи, когда составлялось завещание. Она сама мне об этом сказала, и это нетрудно было проверить.

– Но все равно остаются три человека, – запротестовала Мейджори Дор.

– Не так уж и много, – парировал адвокат. – Если тайна касалась Джеральда, тогда в убийстве вашего мужа нет смысла. Джеральд уже сам мертв.

– Остаются старая миссис Дин и Рональд, – согласилась вдова. – Но почему Рональд?

– Потому что миссис Дин нравилась тайна и нравилось, что Джеймс ее знает. Она сказала это, и это подтвердила Уэнди. Ей бы это так не нравилось, если бы тайна касалась ее самой. Верно?

– Кажется, верно, – не очень уверенно согласилась Мейджори.

– Значит, это не могла быть миссис Дин, – продолжил Мэлоун. – И значит, убийцей должен быть Рональд. Простое предположение.

Миссис Дор слегка нахмурилась.

– Но Мэлоун, в чем тайна? Что знал Джеймс?

Адвокат достал новую сигару и небрежно раскурил ее.

– Честно говоря, не имею ни малейшего представления, – пожал он плечами. – Рональд знает, но он, конечно, не скажет. Что же касается Джеймса Дора, то он был хорошим дворецким и держал рот на замке.

– Значит, мы так и не узнали, за что убили моего мужа? – вздохнула миссис Дор.

– Правильно, не узнали, – согласился со вдовой адвокат Мэлоун, – но сейчас это не важно. Главное, что убийца за решеткой.

– Мэлоун, вы потрясающий! – в голосе Мейджори Дор послышались нотки неподдельного уважения.

Мэлоун глубоко затянулся и выпустил к потолку большие клубы дыма.

– Это еще мягко сказано, – с приличествующей скромностью сказал он.


Чарльз Гилфорд В ТЕСНОТЕ ДА НЕ В ОБИДЕ

Совершенно СЕКРЕТНО № 8/303

Перевод: Сергей Мануков

Художник: Михаил Златковский



Когда в понедельник после обеда у миссис Керли произошла стычка с Анитой Лоу, она, конечно, еще не знала, что это будет их последнее сражение. Последнее, потому что она больше никогда ее не увидит.

Эта схватка стала достойным завершением их не очень долгой, но взаимной неприязни. Жильцы сначала не могли понять, почему миссис Керли вообще оставила Аниту Лоу в квартире 2-А. Но в конце концов до них дошло, что хозяйку хлебом не корми, а только дай с кем-нибудь повыяснять отношения. Мистер Керли до своей преждевременной смерти исправно играл роль козла отпущения. Его сменила вереница жильцов и жиличек, последней из которых стала Анита Лоу. А почему она терпела миссис Керли? Вероятно, потому что та позволяла своим жильцам вольности, каких не позволяли другие хозяйки, но за которые она потом могла их ругать.

В последний день жизни Аниты Лоу жильцы квартир 1-В и 2-В слышали как минимум часть сцены, начавшейся с того, что Анита постучала в дверь миссис Керли.

Миссис Керли сидела у окна в гостиной, на своем любимом наблюдательном посту, и наслаждалась зрелищем на другой стороне улицы – свиданием старшеклассницы с парнем в узких джинсах и кожаной куртке. Она неодобрительно качала головой. Стук в дверь прервал ее наблюдения. Миссис Керли нахмурилась, потому что ее оторвали от такого важного занятия, и отправилась к двери уже в плохом настроении.

Несмотря на то что было уже четыре часа пополудни, на Аните был полупрозрачный халат, из под которого выглядывала еще более прозрачная ночная сорочка. И еще она пришла босиком.

– Входите, дорогуша, – с улыбкой пригласила миссис Керли, – а то простудитесь в коридоре.

Порой она с удовольствием приглашала жильцов к себе в квартиру, чтобы потом с еще большим удовольствием выставить их за порог.

Анита, конечно, знала, чем чревато такое приглашение, и тем не менее приняла его. Она вошла и устало опустилась на диван. Вообще Анита была красивая девушка, но сейчас находилась явно не в лучшей форме. Она принялась было расчесывать свои белокурые локоны и красить губы, но никакие ухищрения и косметика не могли скрыть покраснения глаз и легкой припухлости лица. У нее был вид человека, сильно нуждающегося во сне и пригоршне таблеток аспирина.

– Что случилось, моя милая? – с притворной участливостью поинтересовалась хозяйка.

– Миссис Керли, мне во что бы то ни стало нужно выпить чашку кофе, а я вчера забыла купить кофе, когда была в магазине.

Почему Анита Лоу не обратилась за кофейным кредитом в квартиру 1-В или 2-В? Миссис Керли прекрасно знала причину. Анита проделывала этот фокус с другими жильцами уже с десяток раз и всегда забывала вернуть долг. Она уже исчерпала кредит доверия у соседей, а здесь, несмотря на очень натянутые отношения с хозяйкой, у нее был шанс разжиться кофе.

– Растворимый, если можно, – добавила Анита.

Миссис Керли находилась в настроении обманчивой щедрости.

– Я поступлю лучше, – улыбнулась она. – Я напою вас кофе прямо здесь.

Анита попыталась протестовать, потому что перспектива провести четверть часа с хозяйкой ее вовсе не прельщала, но миссис Керли не относилась к тем женщинам, с которыми можно спорить. Миссис Керли вышла на кухню, Анита тем временем тщетно пыталась найти в карманах халата сигареты. Сигаретой миссис Керли угостить ее не могла.

Вода быстро закипела. Хозяйка принесла два блюдца и две чашки из красивого фарфора, бросила в них по ложке кофейного порошка, залила кипящей водой и вернулась в гостиную.

Аните так нужно было прийти в себя, что ее не удивила неожиданная милость в виде угощения в хозяйской гостиной. Она принялась энергично отхлебывать обжигающе горячий кофе.

– Вам необходимо немного взбодриться? – поинтересовалась миссис Керли.

Белокурая девушка не потрудилась даже кивнуть.

– Наверное, поздно легли, не выспались?

Анита напряглась. Она слишком хорошо знала отношение миссис Керли к таким поздним посиделкам.

– Вы не подумайте, что я только что встала, – быстро произнесла она. – Я проснулась рано. Но потом у меня ужасно разболелась голова, и я была вынуждена лечь еще вздремнуть, но проснулась с еще более сильной болью.

– Понятно, – с понимающим видом улыбнулась миссис Керли.

– Если вы хотите сказать, что я выпила вчера вечером, – высокомерно заявила блондинка, – то вы очень ошибаетесь.

Но миссис Керли, упивавшаяся каждым мгновением этой беседы, имела в виду совсем другое.

– Артур… мистер Лоу… у него в этот раз особенно длительная командировка, не правда ли? Его уже давно нет дома.

– Две недели, – кивнула Анита.

– Наверное, вам одиноко?

– Конечно, одиноко, – горячо подтвердила она. – Я безумно люблю Артура…

В этот момент миссис Керли откинула голову назад и громко расхохоталась.

– Если бы у Артура была работа, чтобы не нужно было постоянно ездить… – И хозяйка рассмеялась вновь.

– Заткнись, старая карга! – выкрикнула девушка.

Такое откровенное проявление чувств со стороны гостьи застало миссис Керли врасплох. Но затем произошло еще более удивительное и неприятное событие. Анита Лоу держала чашку, наполовину наполненную все еще горячим кофе. В следующее мгновение содержимое покинуло чашку и полетело в сторону домо­владелицы. Часть напитка попала ей на лицо, остальное – на платье.

На несколько секунд миссис Керли окаменела от изумления. Этого времени Аните хватило, чтобы швырнуть чашку с блюдцем на пол и выбежать в коридор. Когда миссис Керли пришла в себя и бросилась к двери, она увидела только, как халат Аниты мелькнул на лестнице.

– Убирайся из моей квартиры, потаскуха! Собирай вещи и немедленно съезжай! – Она добавила несколько эпитетов, не принятых в приличном обществе.

Анита заперлась на засов и, конечно же, не стала возвращаться на поле боя. Миссис Пирсон спустилась из квартиры 2-В, а миссис Шварц выглянула из квартиры 1-В. Они увидели испачканное кофе лицо миссис Керли.

– Вы видели, что она сделала?! – в бешенстве завопила хозяйка. Миссис Пирсон и миссис Шварц посочувствовали ей. – Она еще и разбила чашку с блюдцем.

– Неужели те, что с розами? – ужаснулась миссис Пирсон.

– С розами. Она заплатит за это!

Миссис Шварц быстро спряталась в своей квартире, а миссис Пирсон медленно поднялась по лестнице к себе. Оставшись одна в коридоре первого этажа, миссис Керли еще с десять минут осыпала врага ругательствами и вызывала продолжить бой. Постепенно она устала и замолчала. В доме вновь наступила тишина.

Остаток дня миссис Керли предавалась мрачным размышлениям. Тяжелые мысли не дали ей уснуть. В темноте она мало что могла разглядеть, но ее слух был обострен и напряженно ловил малейший шорох или скрип половицы.

В половине девятого на противоположной стороне улицы остановилась машина с выключенными фарами. Через считаные секунды после появления машины в квартире 2-А раздались звуки: дробь каблучков Аниты Лоу. Затем тихо открылась и закрылась входная дверь.

Миссис Керли нужно было срочно принимать решение: стоит ли пытаться перехватить Аниту на лестнице, на весь дом ославить ее неверность и потребовать немедленно освободить квартиру? Потом промелькнула мысль: а если новая жиличка окажется скучной тихоней, к которой нельзя будет придраться? С другой стороны, нельзя было оставлять безнаказанным инцидент с кофе.

Пока миссис Керли колебалась, Анита Лоу тихо спустилась по лестнице, выскользнула из дома и направилась через дорогу к ожидающей машине. На мгновение, пока одетая в красное девушка устраивалась на сиденье, вспыхнула лампочка над дверцей. За рулем, конечно, находился мужчина.

– Потаскуха! – смачно выплюнула миссис Керли.

Наступила ночь. В квартирах 1-В и 2-В было тихо. Пирсоны и Шварцы всегда сидели дома. В квартире 2-А никого не было. Брошенную жену где-то утешали. Хозяйка дома не могла даже задремать.

Затем внезапно раздался шум. Миссис Керли резко выпрямилась в кресле-качалке. Кто-то вошел в коридор первого этажа на лестнице. Наверное, Анита с другом? Нет, это был один человек. Одна Анита? Нет, судя по походке, не Анита.

Кто-то поднялся на второй этаж. В замке квартиры 2-А повернулся ключ. Открылась и закрылась дверь. Шаги. Мужские. Тяжелее женских и без шпилек. Домо­владелица так и не дождалась щелчка выключателя. Кто бы это ни был, он ходил по квартире 2-А в темноте.

Вор, подумала миссис Керли, и в испуге вжалась в кресло. Однако быстро успокоилась: у мужчины был ключ, значит, это был не взломщик. К тому же он ходил по квартире, несмотря на темноту, уверенно. Наверняка это был Артур Лоу. Но почему он ходил в темноте?

Артур Лоу обошел все комнаты. Наверное, он искал жену. И конечно, не сумел ее найти. Наконец он сел на диван, решила миссис Керли, услышав скрип пружин и шорох подушек.

Артур Лоу сидел на диване и в полной темноте ждал возвращения жены.

Миссис Керли разволновалась. Она могла предположить по звукам, что происходило наверху.

Артур Лоу вернулся внезапно, потому что Анита его явно не ждала. Причем вернулся тайком.

Наверное, он не рассчитывал застать супругу дома, но для полной уверенности обыс­кал квартиру. И сейчас он ждал ее, но не хотел, чтобы она догадалась о его присутствии. Поэтому и не включил свет.

Миссис Керли с огромным удовлетворением представила, как он сидит на диване. Артур Лоу, мягкий и робкий, среднего роста худощавый мужчина с покатыми плечами, сидит и смотрит невидящим взором из-за стекол очков в темноту.

Бедный Артур Лоу… Он много работал и неплохо зарабатывал. Для этого ему приходилось много ездить. Он был в состоянии содержать Аниту, но редко задерживался дома и не мог составить ей компанию. Фактически он содержал ее для других мужчин. И сейчас он неожиданно понял это. Или давно догадывался и решил наконец предпринять какие-то действия.

Что дальше? Миссис Керли вся дрожала от радостного возбуждения. Жалко, что она не может присутствовать в квартире при кульминации, но она все слышала, а воображение у нее было что надо!

Ночь была длинная. Миссис Керли регулярно проверяла светящиеся стрелки на часах. Артур Лоу не подавал никаких признаков своего присутствия в квартире. Диван не скрипнул ни разу с тех пор, как он сел на него. Он был терпеливым человеком. Но сейчас, похоже, его терпение подошло к концу.

Была половина четвертого – миссис Керли обратила внимание на время, когда вернулась машина с Анитой. Но даже в столь поздний час пассажирка не сразу вышла из нее. Миссис Керли вся извелась в ожидании. Дверца машины открылась почти в четыре часа. Вспыхнула на пару секунд верхняя лампочка, и из салона выбралась Анита в красном платье. Она была одна, без мужчины. Анита знала, что сделает хозяйка дома, если он попытается выйти, – вызовет полицию.

Входная дверь открылась. Анита, наверное, думала, что миссис Керли спит. Она начала подниматься на второй этаж на нетвердых ногах. Не сразу сумела открыть дверь. И тоже не стала включать свет. Анита, вероятно, решила, что ее глазам в темноте будет лучше.

В этот момент и началось главное действие. Сначала послышался мужской голос, низкий и мягкий. Всего одно-два слова. Приглушенный возглас удивления Аниты, недостаточно громкий, чтобы разбудить соседей. После нескольких секунд молчания мужчина и женщина заговорили одновременно. Оба говорили приглушенно, наверное, чтобы никого не потревожить.

О чем они говорили? В чем обвинял Аниту Артур и как она защищалась? Конечно, он не поверил ни единому ее слову. Миссис Керли напрягла слух, но ничего не могла разобрать. Сейчас она пожалела, что не установила в квартирах «жучки».

Это продолжалось минут пять. Потом скрипнул диван, и Артур Лоу встал. Голоса тоже стали немного громче. Сейчас слышался в основном голос Аниты. Миссис Керли показалось, что она испугалась. Может, она наконец поняла, что мистер Лоу не шутит?

Тишина наступила так внезапно, что миссис Керли показалось, что она на мгновение оглохла. Спор наверху прекратился на полуслове, как взорвавшийся кинескоп обрывает телепередачу. Драма была в самом разгаре, и в следующую секунду – полная тишина.

Вся кипя от возбуждения, миссис Керли уже хотела подняться на второй этаж, чтобы выяснить причину внезапной тишины. Она надеялась, что они не помирились, что сейчас они не обнимались и не целовались. Она считала Артура мужиком, а не тряпкой…

Нет, наверху опять раздались звуки. Хозяйка не могла расшифровать их. Скрипнул диван. Но это был не Артур, потому что он, судя по звукам, начал бродить по квартире. Такое впечатление, что бесцельно. Миссис Керли не могла уловить в его шагах алгоритма. Наконец щелкнул выключатель. И тут же новый щелчок, и опять темнота. Артур Лоу в темноте ходил по квартире, а Анита сидела на диване.

Нет… диван опять заскрипел. Потом раздался странный звук, но это явно были не шаги. Как будто что-то волокли по полу. Словно переставляли мебель и тащили что-то из гостиной в спальню. Еще один непонятный скрип. Глухой звук. Скрип. Какие-то щелчки.

Опять диван. Шаги Артура. Сел. Тишина. Встал. Вновь шаги. Звуки подавал только Артур. Аниты не было слышно уже давно. Было уже почти пять часов, начало светать.

Наконец, когда миссис Керли уже решила, что это никогда не прекратится, шаги остановились. Артур подошел к двери. Открыл и закрыл ее. Щелкнул автоматический замок. Он спускался по лестнице. Хлопнула входная дверь. Миссис Керли наблюдала из окна. Артур Лоу, должно быть, оставил машину подальше от дома, чтобы скрыть свой приезд. Он двинулся по тротуару и через несколько секунд растворился в темноте.

Странно. Артур приехал и исчез, но чего он добился? Миссис Керли надеялась услышать звуки ударов и крики Аниты, плачущей от боли, но ничего не услышала.

Миссис Керли не спала. Она прислушивалась, но не могла услышать Аниту. Домо­владелица пребывала в полной растерянности. Анита явно не была в постели. Но лежала ли она на диване? Начало светать, а хозяйка так и находилась в полном неведении…

День выдался отвратительный. Около полудня, когда представилась возможность, миссис Керли незаметно поднялась наверх и постучала в дверь квартиры 2-А. Никакого результата. В следующий раз она не стала подниматься, а позвонила. Она слышала звонки над головой, но к телефону никто не подошел.

Миссис Керли была уверена, что Анита Лоу оставалась в квартире. Артур ушел один. Но прошло уже много часов, а девчонка как сквозь землю провалилась.

С наступлением темноты миссис Керли охватила тревога. Наконец она сдалась усталости и уснула. Но сон был поверх­ностным, она и в дреме прислушивалась к звукам из квартиры 2-А. Утром она проснулась с ощущением, что вообще не спала. В квартире над головой царила гробовая тишина.

Утром ей позвонили по межгороду. Звонил Артур Лоу.

– Миссис Керли? – абсолютно спокойно спросил он. – Это Артур Лоу.

– Да, мистер Лоу, – хозяйка тоже старалась говорить спокойно.

– Миссис Керли, только что приехала моя жена. Она решила побыть со мной некоторое время. Мы, конечно, оставим квартиру. Я вышлю квартплату по почте. Но жене нужны кое-какие вещи, а они лежат в сундуке наверху. В том, на котором нарисованы цветы. Не окажете услугу? Позвоните в транспортную компанию. Пусть они отправят его нам…

Он продиктовал адрес. Миссис Керли записала его как во сне. Мистер Лоу был очень настойчив. Наверное, поэтому она пообещала выполнить его просьбу. Он повесил трубку.

Миссис Керли поднялась наверх, перепрыгивая через две ступеньки. Она открыла дверь квартиры 2-А запасным ключом и быстро огляделась по сторонам. В квартире царил полный порядок.

Хозяйка вышла из гостиной в спальню. Около двуспальной кровати стоял зеленый сундук с красными розами. Не очень большой: может, метровой длины и сантиметров шестьдесят в ширину и высоту.

Конечно, он был надежно заперт.

Наконец она поняла, где находится Анита Лоу…

Убийство произошло в понедельник ночью. Или, вернее, в ночь с понедельника на вторник, на рассвете. В среду утром Артур Лоу позвонил по межгороду. В понедельник пришло заказное письмо от него, в котором он умолял поскорее отправить сундук. Но, так же как и с телефонным звонком, миссис Керли его просьбу проигнорировала.

Она уже приняла решение. Она не сожалела о смерти Аниты Лоу. Напротив, случившееся ее обрадовало. Справедливость восторжествовала. Она вовсе не горела желанием сдавать мистера Лоу полиции.

Но ей следовало подумать и о себе. Она много натерпелась от Аниты. Инцидент с кофе был последним, но далеко не единственным ЧП. Такие поступки тоже требовали справедливого возмездия. Сейчас, когда с Анитой было покончено, Артуру придется расплатиться по ее долгам. Миссис Керли еще не решила, на какой сумме остановиться, но знала, что получит все, что попросит, потому что сундук находился у нее.

Домовладелица упивалась ощущением силы и власти. Если бы она попала на прием к психологу, то он бы пришел к выводу, что миссис Керли нравится быть хозяйкой жилья, потому что это дает ей власть, позволяет контролировать жизни людей, придумывать правила и требовать их выполнения. Сейчас она решила подзаработать, но испытывала наслаждение не столько от возможности получения денег, сколько от самого шантажа.

Если разобраться, на Артура ей было так же наплевать, как и на его жену. Разве это не он жаловался на отсутствие привратника? Нет, миссис Керли хотела добиться только справедливости. Одной справедливости.

Она выбросила письмо Артура Лоу в корзину с мусором и села писать ответ:

«Дорогой мистер Лоу!

Спешу вас успокоить относительно вашей супруги. Не беспокойтесь о миссис Лоу. Она в надежных руках. Можете полностью мне довериться. Я присмотрю за ней. Она сейчас не может вам сама написать, поэтому я делаю это за нее. Наверное, вам будет интересно узнать, что ваша жена больше не выходит из дома. Она с удовольствием остается в квартире. Так что не беспокойтесь.

Искренне ваша, Эмма Керли».

Она решила, что он немедленно примчится домой. И будет кроток и покладист. Он увидит, что Эмма Керли прекрасно разбирается в подобных интрижках. Она умная женщина, поэтому бесполезно пытаться обвести ее вокруг пальца.

Артур Лоу вернулся через двадцать четыре часа. Он приехал не днем, как она ожидала, а явился под покровом темноты, после полуночи.

Она услышала, как хлопнула входная дверь. Потом прошуршали его шаги на лестнице. Он поднялся к себе и принялся возиться с замком. Через какое-то время он спустился и постучал в ее дверь.

– Входите, мистер Лоу! – крикнула хозяйка.

Лоу быстро вошел и торопливо закрыл за собой дверь. Он стоял у двери и молча смотрел на хозяйку дома. Его глаза за толстыми стеклами очков медленно расширялись, что придавало ему сходство с худой бледной лягушкой.

– В нашей двери заменили замок, – наконец сказал он. Миссис Керли кивнула. – Зачем?

– Чтобы сохранить содержимое квартиры.

– Ключ только у вас?

Домовладелица еще раз кивнула.

– Да, это очевидно. – Он облизнул губы. Пот, покрывавший его лицо, усиливал сходство с лягушкой.

– Давайте будем откровенны друг с другом, миссис Керли.

Вообще-то она почти не знала мистера Лоу, потому что редко встречалась и разговаривала с ним. Интересно, как он убил Аниту? Наверняка задушил, потому что все прошло тихо и без единой капли крови. Она посмотрела на его бледные маленькие руки. Конечно, он был очень зол на Аниту.

– Вы написали очень умное письмо, миссис Керли. Но в нем не хватает одного важного момента. Вы завладели моей собственностью. С какой целью?

Она медленно раскачивалась в кресле-качалке.

– Я не жадная женщина, – наконец ответила она. – Я только хочу получить компенсацию за отвратительное поведение вашей жены и оскорбления, которые она мне нанесла. Я долго терпела ее, мистер Лоу. Но сейчас я хочу компенсации за все мои унижения и обиды.

– Сколько?

– Не будем торговаться. Остановимся на круглой и устраивающей нас обоих сумме. Скажем, на десяти тысячах долларов.

Ей даже показалось, что он улыбнулся.

– У меня нет таких денег, – покачал он головой.

– Вы можете их достать.

– Каким образом?

– Я дам вам немного времени. С вашей женой все будет в порядке, как я вам и написала в письме.

– Да, ваше письмо…

– Только не надейтесь, что вы сможете взломать дверь ночью, мистер Лоу. Учтите, я очень чутко сплю. Я просто позвоню в полицию.

– Да, полиция…

– И не тяните слишком долго, мистер Лоу. – Она начала злиться. Ее разочаровало, что он не пресмыкался перед ней. – Ваша жена… ваша собственность… все еще находится в моей квартире. Начиная с завтрашнего дня квартплата увеличивается до тысячи долларов в день. Это без учета десяти тысяч. Я буду ждать вас с деньгами.

Артур Лоу не потрудился попрощаться. Он тихо вышел из квартиры. Она выключила лампу, чтобы увидеть, как он выйдет из дома. Она не увидела его машины. Он просто ушел, как в ночь убийства Аниты.

В этот миг миссис Керли впервые задрожала. Впервые у нее начали сдавать нервы. Она с трудом сдержалась, чтобы не распахнуть окно и не позвать его вернуться за зеленым сундуком. Ей даже захотелось позвонить в полицию и рассказать о своих подозрениях.

Но слабость быстро прошла. Да, она имеет дело с убийцей. Но не с закоренелым душегубом. Хотя Артур Лоу мог избавиться от нее с той же легкостью, что и от жены. При условии, конечно, что ему хочется убить ее. С другой стороны, он уже понял, что убийство – сложное дело. После первого убийства он спрятал тело в сундуке. Но что он сделает со вторым трупом?

Неужели попытается затолкать туда же?

Эта мысль навалилась на миссис Керли, как удав на добычу. Будто он крепко обвил ее своими кольцами, открыл пасть и постарался проглотить.

Нет, похоже, у Артура Лоу все же возникнет проблема: у него был только один сундук на два трупа. Нельзя ходить с трупом в шляпной коробке или чемодане. Сейчас миссис Керли была рада, что она крупная женщина. Она была на добрых два десятка килограммов тяжелее Аниты и значительно крупнее. Затолкать два трупа в один сундук невозможно. Но почему она так в этом уверена? Наверное, следует подняться наверх и проверить.

Она взяла новый ключ с фонариком и направилась наверх. Она не хотела зажигать свет. Не стоит привлекать внимания Артура Лоу, если он прячется где-то поблизости.

Миссис Керли тихо поднялась по лестнице. Она уже давно научилась двигаться бесшумно. Замок открылся легко, почти беззвучно, а вот дверь заскрипела. Она только сейчас поняла, почему ей было так легко следить за всеми приходами и уходами Аниты.

Чтобы поменьше шуметь, миссис Керли решила оставить дверь приоткрытой. Она хотела только еще раз внимательно осмотреть сундук, чтобы визуально определить его вместимость.

Хозяйка вошла в гостиную, освещая дорогу фонариком, и быстро направилась в спальню. Сундук по-прежнему стоял у кровати.

Она посмотрела на него и подумала, что следовало бы захватить рулетку. Длина не играла особой роли – труп можно сложить вдвое. А два трупа? Насколько он глубок? Сантиметров шестьдесят, пожалуй. Если связать руки и ноги и прижать ее колени к лицу Аниты, а колени Аниты к… Наверное, это можно сделать!

Только здесь миссис Керли испытала настоящий страх. Ей захотелось закричать.

В этот момент она услышала тихие шаги по ковру в гостиной. Какая же она дура, что оставила дверь открытой! Она сама впустила своего убийцу. Ему даже не придется тащить ее тело к сундуку, потому что она стоит рядом. Только в этот раз свидетелей убийства не будет.

Сейчас ее убьют! Интересно, он закопает сундук? Они с Анитой будут лежать в одной могиле. Почему она не может закричать? Миссис Пирсон… миссис Шварц… кто-нибудь…

Неожиданно темнота исчезла. Сначала она услышала щелчок, затем вспыхнула люстра. Она резко повернулась, чтобы встретить смерть лицом к лицу.

Это действительно был Артур Лоу, но он был не один. За ним стояли двое мужчин, похожих на детективов. Кричала же не она, а Артур Лоу.

– Офицеры, проверьте, не спрятала ли она мою жену в этот сундук?..

Врачи установили дату смерти довольно точно, но Артура Лоу в этот день в городе не было. Никто не мог доказать обратное. Если, как утверждала миссис Керли, и был междугородний звонок, то звонили из телефона-автомата. Здесь тоже доказать что-либо было невозможно. Что же касается письма, то она его выбросила.

С другой стороны, миссис Шварц и миссис Пирсон не без удовольствия описали во всех подробностях ссору между Анитой и хозяйкой в тот самый день, когда, по мнению судмедэкспертов, и произошло убийство. И больше Аниту они не видели. Из их показаний следовало, что миссис Керли всегда была немного не в себе и обладала очень вспыльчивым характером.

Но самым ужасным было, конечно, письмо, которое предъявил Артур Лоу. Кто еще мог написать, что «ваша жена больше не покидает квартиру», кроме убийцы?


Ричард Деминг УБИЙСТВО ПО-РОДСТВЕННОМУ

Совершенно СЕКРЕТНО № 9/304

Перевод: Сергей Мануков

Художник: Михаил Златковский



Саманта Визерс и не собиралась скрывать своих чувств.

– Неужели ты ничего не можешь запомнить, идиот? – закричала она.

Гомер Визерс был низеньким полным мужчиной и производил впечатление человека мягкого и слабохарактерного. Он, казалось, стал еще меньше под натиском своей незамужней сестры. Она регулярно обращалась с ним, как с умственно отсталым человеком, но ему и в голову не приходило дать ей отпор. За много лет он, наверное, привык к ее доминированию и сейчас считал, что иначе и быть не может.

Саманта была на голову выше брата, почти на полтора десятка килограммов тяжелее и физически сильнее. Хотя она ни разу не применяла к нему физической силы, часто создавалось впечатление, что она в любую секунду может его ударить. От одной мысли об этом Гомера бросало в дрожь. Он был уверен, что в драке с ней у него нет ни единого шанса.

– Полис не прервется, – попытался успокоить он сестру. – Агент пришлет в нужное время деньги, и я просто заплачу ему. Я отправлю чек сразу после ужина.

– Ты отправишь его прямо сейчас, если хочешь получить ужин! –  рявкнула Саманта. – И не забывай, что тебе нужно идти к почтовому ящику.

– Я могу легко отправить письмо без инструкций, – неожиданно осмелел Гомер и тут же весь съежился под испепеляющим взглядом старшей сестры.

Он крайне редко восставал против ее тирании. В те же редкие мгновения, когда у него хватало смелости дать ей отпор, он сразу же жалел о содеянном. Обычно в таких случаях на несколько следующих дней его жизнь превращалась в ад.

Он выскочил из дома, прежде чем сестра включила свою тяжелую артиллерию, но она все же успела сделать последний залп. Когда он спускался с крыльца, она крикнула через закрытую сеткой дверь:

– Когда будешь переходить дорогу, посмотри по обеим сторонам, тупица! Мне плевать, вернешься ты или нет. Как только отправишь деньги, можешь…

Гомер уже не раз это слышал: можешь сдохнуть, мне наплевать.

От этих слов его всегда передергивало.

Гомер вздохнул. Она наверняка будет рада, если он умрет. Почему он мирится с этим постоянным брюзжанием? Он ответил на свой немой вопрос сразу же. Он мирился с этим, потому что это давно вошло в привычку.

Сколько он себя помнил, сестра всегда доминировала. Даже при жизни родителей, которые умерли полтора десятилетия назад. Постепенно ее доминирование стало невыносимым, оно окутывало его как одеялом, оно душило его и высасывало последние остатки воли.

«Не годится для человека, который так избегает женитьбы, быть самым большим подкаблучником в городе», – подумал он и, прежде чем перейти дорогу, выполнил инструкцию Саманты и посмотрел по обе­им сторонам.

Гомер перешел через дорогу и рассеянно побрел мимо почтового ящика к аптеке. Он спросил себя: каково будет умереть и избавиться от Саманты? Он уже почти начал надеяться, что ее неоднократное пожелание относительно его смерти исполнится, когда неожиданно на ум ему пришла новая мысль. А разве не здорово было бы, если бы умерла Саманта?

Мысль показалась такой приятной, что Гомер Визерс задумался и чуть не прошел аптеку. Он спросил себя, что ему поручила сделать Саманта, не смог вспомнить и наконец обратил внимание на конверт в руке. Гомер с печальным видом вернулся к почтовому ящику, бросил письмо и вновь перешел на другую сторону улицы.

Мысль об убийстве Саманты не уходила. Он шел по улице и представлял, как приятно было бы возвращаться по вечерам с работы в пустой и тихий дом, где он сможет, если захочет, курить в гостиной, сидеть без галстука и даже в нижнем белье. Он даже мог бы хранить пиво в холодильнике…

Визерс полностью погрузился в сладкие мечты. Он уже мысленно прошел через похороны Саманты и переделал ее комнату в свой мужской кабинет. В этот момент он машинально поднялся на крыльцо и вошел в дом. Гомер открыл входную дверь. Мечта была настолько живой и сильной, что он не удержал возгласа страха и изумления, когда увидел перед собой сестру.

– Что с тобой? – рявкнула Саманта. – У тебя такой вид, как будто тебя сейчас стошнит.

– Я… я неважно себя чувствую, – пробормотал Гомер.

Он поднялся наверх помыть руки. Жестокая реальность вернулась внезапно и грубо. Глядя на свое бледное лицо в зеркале ванной комнаты, он понял, какой невыносимой будет дальнейшая жизнь с Самантой.

Мысль убить сестру пришла легко и не вызвала никакого потрясения или шока. Его единственной реакцией было удивление: почему он не подумал об этом раньше?..

К несчастью, вскоре понял Гомер Визерс, между решением убить кого-то и осуществлением этого решения – целая пропасть. Впрочем, это дошло до него не сразу. Вечером, когда он по обыкновению готовил для сестры горячий шоколад, у него в голове с удивительной легкостью начал складываться план убийства.

Вариант с удушением отпадал сразу же по той простой причине, что Саманта была крупнее и сильнее его. Застрелить или зарезать сестру тоже не способ – он не хотел, чтобы его повесили за ее убийство. Он какое-то время обдумывал идею устроить несчастный случай, но отказался от нее по той же причине, по какой отказался от удушения. Он вовсе не был уверен, что, если попытается вытолкнуть Саманту из окна или с лестницы, то сам не станет жертвой несчастного случая.

Методом исключения Гомер остановился на яде как на самом практичном методе убийства. Через несколько минут после того, как он отнес сестре горячий шоколад в гостиную, он уже знал, как отравит ее. Он смотрел, как она сделала глоток, чтобы определить температуру напитка, затем поставила на пол блюдце и немного налила в него.

Кот Саманты – Роджер спрыгнул с подоконника, величественно подошел к блюдцу и понюхал шоколад. Роджер осторожно лизнул и с довольным видом сел ждать, когда он остынет.

Гомер Визерс подумал, что сестра пьет такой сладкий шоколад, что сахар перебьет вкус любого яда. Он также подумал, что ее привычка делиться шоколадом с котом может представить трудность, но не настолько серьезную, чтобы отказываться от плана. Саманта любила шоколад горячий, а Роджер – теплый. Ее чашка всегда была уже пустой, когда он только приступал к своему десерту.

Он мог просто дождаться, когда сестра выпьет отравленный шоколад и умрет, и после этого забрать блюдце с отравой у Роджера.

На следующий день в обеденный перерыв Гомер отправился в городскую библиотеку, где провел некоторое время за чтением исследований о ядах. Он остановил свой выбор на цианистом калии по двум причинам. Во-первых, этот яд действовал быстро и наверняка, а во-вторых, симптомы отравления им были похожи на сердечный приступ.

До этого момента планирование убийства проходило без сучка без задоринки. Трудности начались, когда он попытался раздобыть яд.

У Гомера Визерса была смутная мысль, что продавать яды направо и налево противозаконно. Он был готов к тому, что при покупке цианистого калия его обязательно спросят о цели покупки и попросят заполнить какую-нибудь анкету или формуляр. По этой причине он отправился в аптеку, расположенную в другом конце города, где его не знали. Там он по крайней мере мог представиться чужим именем.

Однако его ждал неприятный сюрприз.

Аптекарь, среднего возраста мужчина с добродушным лицом, рассмеялся, когда Гомер рассказал ему, что хотел бы купить цианистого калия, чтобы потравить крыс в подвале.

– Купить цианистый калий без рецепта врача нельзя, – пояснил он. – Все яды продаются исключительно по рецептам. Этого требует федеральный закон. Вот вам яд для крыс.

С этими словами он поставил на стойку маленькую оловянную баночку с этикеткой «Крысиный яд».

Гомер с сомнением посмотрел на баночку и спросил:

– Для него тоже нужен рецепт?

– Рецепты нужны только для ядовитых веществ, которые может принять человек, – аптекарь с улыбкой покачал головой.

– А это человек может принять?

– Конечно, – пожал плечами аптекарь. – И после приема может даже наступить смерть, но, скорее всего, человек, по ошибке принявший крысиный яд, сможет вызвать рвоту. Крысиный яд содержит белый фосфор, который является очень сильным ядом, но организму трудно удержать его в себе. Он действует на крыс, потому что они не знают, как вызвать рвоту. Главная цель федерального закона – предотвратить убийства. Наверное, те, кто пишут законы, решили, что человек, задумавший проститься с жизнью, найдет способ, как это сделать без яда. Вы вполне можете совершить самоубийство при помощи этого средства, если сможете удержать его в себе. Однако незаметно отравить кого-то им будет крайне трудно. Первый же глоток чего-либо с крысиным ядом будет таким горьким и противным, что человек выплюнет жидкость, даже не проглотив ее.

– Ясно, – задумчиво произнес Гомер. – Сколько он стоит?

Он ушел из аптеки с баночкой крысиного яда в кармане и чувством благодарности к аптекарю, который оказался таким знающим и словоохотливым. От мысли о том, что Саманта попробует свой горячий шоколад, приправленный крысиным ядом, выплюнет его из-за горечи и догадается, что он хочет ее отравить, его бросило в холодный пот. Она вполне может заставить его самого выпить отраву.

В квартале от аптеки он достал баночку с ядом, печально посмотрел на нее и с тяжелым вздохом выбросил в сток канализации.

Гомера Визерса нельзя было назвать сообразительным человеком, поэтому неудача с крысиным ядом поставила его в чрезвычайно затруднительное положение. Он не имел ни малейшего представления, где можно приобрести яд. Единственное место, по его мнению, где можно было раздобыть яд, – это аптека. Мысль об убийстве никуда не ушла из его головы, но оно перестало быть первостепенной задачей. Он погрузился в мир грез и мечтаний. За исключением новых фантазий, его жизнь протекала так же, как и раньше, до появления идеи убить сестру.

Уже четверть века Гомер работал в должности старшего клерка в юридической фирме «Марроу энд Фаннер». Название должности звучало довольно впечатляюще, но практических обязанностей она предполагала немного. Он был старшим клерком, потому что других клерков просто не было. Фактически же он был мальчиком на побегушках.

Пять дней в неделю Визерс выполнял рутинную офисную работу для юридических партнеров, каждую пятницу он приносил домой жалованье и отдавал больше половины денег Саманте. Оставшейся суммы едва хватало на то, чтобы покрыть его ежедневные расходы. Из этих же денег он платил взносы за страховку и расходы на содержание машины.

Внешне жизнь текла так же, как раньше, однако втайне Гомер начал жить совершенно иной жизнью. При помощи некоего умственного усилия, которое, не исключено, было сродни шизофреническому процессу, он, стоило ему покинуть дом, погружался в мир фантазий, в котором быстро и без единого следа избавлялся от сестры и жил в свое удовольствие. В трамвае, по дороге на работу и с работы, он представлял, как переделает комнату Саманты в свой кабинет, искал в рекламном разделе газеты объявления о женщинах, которые убирали дом раз в неделю, и всерьез выбирал, что ему приготовить на ужин. Однако Гомер был очень осторожен и старался не отдаваться полностью своим фантазиям, как в тот вечер, когда мысль об убийстве Саманты впервые пришла ему в голову. Ему не хотелось повторения того ужаса, который он испытал при виде сестры. Тогда он принял ее за привидение и едва не грохнулся в обморок. Каждый вечер, подходя к дому, Гомер возвращался в суровый реальный мир и был способен нормально поприветствовать сестру. Фантазии делали небольшой поворот: убийство уже давно должно было свершиться, но вместо этого он как бы откладывал его на следующий день.

Но, конечно, «следующий день» никак не наступал.

Гомер уже даже привык жить в таком частично реальном, частично иллюзорном мире и был готов делать это годы, не предпринимая никаких практических шагов для осуществления своих мечтаний. Так бы оно, скорее всего, и продолжалось, если бы Саманта сама непроизвольно не подтолкнула его к решительным действиям.

Саманта простудилась и начала кашлять. Пришлось вызвать семейного доктора. Когда он ушел, был уже одиннадцатый час вечера. Ближайшая аптека была закрыта. Еще две аптеки по соседству тоже не работали.

В субботу Гомер не ездил на офис, поэтому сразу после завтрака он отправился с рецептами на поиски лекарств для сестры. Он лениво просмотрел рецепты.

Доктор сначала написал два рецепта и после этого вырвал два листка из своей рецептурной книжки. Получилось, что они так и остались как бы склеены сверху. А между двумя заполненными рецептами оказался пустой.

Первый рецепт был выписан на какие-то капли от насморка. Несмотря на то что Гомер абсолютно не разбирался в фармацевтике и латыни, он узнал слово «кодеин». Это название встречалось ему, когда он проводил подготовительную работу по ядам в библиотеке. Визерс сейчас уже не мог вспомнить, насколько опасно это вещество, но хорошо помнил, что оно входит в группу опиатов. Он одновременно подумал о том, что у него имеется также пустой бланк рецепта, и о том, что взяв за образец оригинал, он сможет без труда написать фальшивый рецепт.

Гомер Визерс прошел мимо аптеки и направился в расположенную в паре кварталов библиотеку. Он взял медицинский справочник и отправился с ним в читальный зал.

Гомер обнаружил, что в медицине кодеин применялся в основном как средство, способное ослаблять кашель. Этим, кстати, объяснялось то, что доктор выписал его сестре.

Он также выяснил, что это раствор морфия и один из основных алкалоидов опия. Он считался более безопасным и безвредным веществом по сравнению с морфием. Гомер проверил все ссылки, но так и не нашел упоминания о смертельной для человека дозе кодеина и даже о том, что это опасный яд. 

Тем не менее он не сомневался, что в больших дозах кодеин может быть смертелен, потому что он находился в разделе «Депрессанты для головного и спинного мозга» вместе с опием, морфием и героином. Запись «ХХХ» в рецепте, решил он, означала, очевидно, 30 таблеток. По полграна в каждой таблетке, это получалось 15 гранов. Такого количества наверняка хватит, чтобы убить человека.

Удовлетворенный тем, что он нашел яд, Гомер достал ручку и аккуратно заполнил пустой рецепт. Он подделал подпись доктора, особенно не стараясь, потому что понимал, что аптека – это не банк и провизор не будет так же тщательно изучать подпись, как кассир в банке. Для обычного аптекаря достаточно фирменного бланка и нормальной латыни.

Визерс прошел шесть кварталов и нашел аптеку, где до этого ни разу не был. В ней он получил кодеин по поддельному рецепту, а для покупки лекарств по двум настоящим рецептам отправился обратно в свой район.

Вернувшись домой, Гомер получил изрядную взбучку от сестры за то, что ходил так долго. Он стойко вынес словесную атаку и, чтобы утешить себя, тайком щупал в кармане еще один пузырек с таблетками кодеина.

Впервые за несколько последних недель Гомер Визерс не погрузился в мир фантазий. Сейчас у него было вполне реальное дело, которым следовало заменить мечты и грезы. Всю неделю он пребывал в состоянии страшного нетерпения и не мог дождаться вечера понедельника, когда вернется домой.

Если у Гомера Визерса и оставались какие-то угрызения совести по поводу убийства сестры, то они улетучились после оказанного ему дома приема. Обычное плохое настроение у Саманты в этот вечер усиливалось простудой. Короче говоря, в понедельник вечером она была абсолютно невыносима.

– Ты наверняка опять забыл отправить взнос за страховку! –  угрожающим тоном приветствовала его сестра.

Гомер мысленно вздрогнул – оказывается, с того вечера, когда его впервые посетила мысль об убийстве сестры, прошел ровно месяц.

Саманта с таким жаром атаковала его умственную неполноценность, что он не выдержал и в самый разгар ее тирады поспешил подняться на второй этаж. Его руки дрожали, пока он выписывал чек. Он спустился и быстро вышел из дома, чтобы отправиться к почтовому ящику, прежде чем сестра успеет перевести дух и вновь бросится в атаку.

Этот инцидент испортил их последний вечер вместе. Ужин прошел под аккомпанемент рассуждений Саманты на одну из ее любимых тем: почему Гомер не окажет ей услугу и не сдохнет? После ужина они, как обычно, перешли в гостиную. Она сидела молча, а его сердце сжимала холодная рука страха, и он боялся даже открыть рот.

Визерс облегченно перевел дух, когда подошло время отправляться спать.

– Я выпью сейчас шоколад, если у тебя хватит мозгов ничего не перепутать, – заявила Саманта.

Гомер сделал шоколад и налил его в чашку, прежде чем понял свой промах. Лучше было растолочь все тридцать таблеток кодеина в порошок, чтобы они легче растворились. Он мысленно обругал себя за обычную забывчивость.

Гомер высыпал несколько таблеток на ладонь и несколько секунд невидящим взглядом смотрел на них. Потом он бросил их в пустую чашку и начал давить ложкой.

Дело продвигалось медленно. Он успел раздавить лишь две трети таблеток, когда из гостиной донесся нетерпеливый голос Саманты:

– Ты что там делаешь? Уснул, что ли?

Его сердце тревожно заколотилось: она ведь могла прийти на кухню, чтобы посмотреть, что он делает.

– Почти готово, Саманта! – крикнул он. – Еще одну минуточку.

Гомер как можно быстрее растолок оставшиеся таблетки, высыпал порошок в шоколад и принялся энергично его размешивать. Когда кодеин полностью растворился, он дотронулся до шоколада языком. Его охватила паника, когда он уловил легкую горечь. Он положил в чашку еще две ложечки сахара и вновь попробовал горячий напиток. Сейчас вкус у шоколада был вполне нормальный.

Он отнес чашку с блюдцем Саманте, которая приняла шоколад, недовольно фыркнув. Затем она приступила к привычному ритуалу отливания шоколада на блюдце для Роджера.

Кот немедленно спрыгнул со своего любимого места на подоконнике, подошел к блюдцу и проверил температуру напитка. Однако, вместо того чтобы, как обычно, подождать, когда шоколад остынет, он мигом вылизал блюдце досуха.

Гомер в ужасе смотрел на кота. До него дошло, что кодеин остудил шоколад до нужной для Роджера температуры. Гомер как завороженный смотрел, как кот с довольным видом облизнулся, выгнул спину и потерся о лодыжку Саманты.

Саманта сделала глоток и взорвалась:

– Идиот, ты ничего не может сделать как положено! Шоколад едва теплый.

Гомер судорожно сглотнул, не сводя взгляда с кота. Тот поднял голову и посмотрел ему в глаза.

– Отнеси на кухню и подогрей, – скомандовала Саманта. – Ты же знаешь, что я пью горячий шоколад.

Гомер взял чашку и поплелся на кухню. Он вылил содержимое чашки в маленькую кастрюльку и на полную мощность включил газ. Как раз перед тем, как шоколад закипел, он вылил его обратно в чашку и быстро, почти бегом, вернулся в гостиную.

Гомер понял, что перестарался. Шоколад был слишком горяч, чтобы его можно было пить. Саманта попробовала его и поставила чашку немного остыть.

Визерс тем временем со страхом наблюдал за котом. Шли драгоценные минуты. Ему казалось, что Саманта никогда не возьмет чашку.

Роджер сидел на подоконнике и урчал, очевидно, требуя еще шоколада. Если он умрет тихо, то Саманта может не заметить.

Гомер сделал глубокий вдох, когда Саманта наконец взяла чашку и поднесла ее к губам. Она сделала паузу и неожиданно сказала:

– Все в порядке, Роджер. Я тебе еще налью.

Кот спрыгнул с подоконника и, слегка пошатываясь, двинулся через комнату. Гомеру показалось, что он бросил на него еще один укоризненный взгляд. Неожиданно лапы Роджера подогнулись, и он упал на пол.

Саманта удивленно, а Гомер с ужасом смотрели, как кот пытается встать. Он кое-как поднялся, сделал еще один шаг и упал на бок. Его глаза закатились, и он задышал тяжело и хрипло.

Саманта перевела взгляд с кота на брата. Ее глаза сузились.

– Гомер, сегодня вечером я разрешу тебе выпить мой шоколад, –  притворно мягким голосом сказала она.

Гомер начал бормотать, что он не хочет и что у него нет аппетита. В этот момент Роджер испустил дух.

– Значит, ты хотел убить меня? – удовлетворенно заявила Саманта.

Визерс непонимающе смотрел на нее.

– Мой дорогой братец, – улыбнулась Саманта, – в эту игру можно играть вдвоем.

Только сейчас он понял, чему она так обрадовалась. Его попытка дала ей моральное оправдание, в котором она так нуждалась, чтобы превратить часто высказываемое желание в реальность. Гомер понял, что он пропал. Он понятия не имел, где достать еще яда, а других способов убить сестру у него не было.

Саманта отличалась от него не только комплекцией и характером. Она была сообразительной и находчивой. Короче, могла действовать эффективно. Она придумает множество разных планов. И любой из них наверняка сработает…


Эд Лейси НИКОМУ НЕ НУЖНЫЙ АРТУР

Совершенно СЕКРЕТНО № 10/305

Перевод: Сергей Мануков

Художник: Михаил Златковский



Глубоко вздохнув, я пристально посмотрел на Вельму, лежащую рядом. В голову мне пришла только одна мысль: неужели убийства начинаются так вот запросто, как сейчас? В сотнях таких же маленьких гостиничных номеров сейчас встречаются любовники, но сколько из них смотрят на своих любовниц и планируют в голове убийство?

Я никогда не пытался ответить на вопрос: что для меня значит Вельма? Или вернее: что я в ней нашел? Что бы это ни было, у нее этого было достаточно. Ее трудно назвать суперкрасавицей, да и слишком умной ее не назовешь. Однако в ней море детской непосредственности и очарования. Даже на самые обычные темы Вельма говорит с освежающей наивностью. Может, ее притяжение очевидно: обе моих бывших жены были величественными дамами, которые любили всем командовать и во всем разбирались.

Я знал, что сделаю, но все равно это казалось абсолютно нереальным. Неужели мужчина средних лет с чувством юмора, циник в душе, с достатком, владелец небольшого рекламного агентства, может вот так взять и сказать: «Вельма, мы должны убить Артура!»

Слова прозвучали в маленькой комнате гулко и бессмысленно, не потому, что у меня не было никаких эмоций по отношению к противным мужьям, а по той простой причине, что я никогда не говорил об убийствах. Но, несмотря на это, я произнес эти слова, и они не были шуткой.

Вельма внезапно села, изящная и стройная, с распахнутыми глазами, как будто в ожидании, что я сейчас улыбнусь и скажу, что разыгрываю ее.

– Перестань, Фрэнк! Не стоит так выходить из себя. Согласна: Артур увозит меня в недельный круиз на Багамы, и мы не сможем увидеться еще неделю. Но такие… такие страшные слова… это не смешно, Фрэнк.

– Милая, это не шутка. И ничего страшного в них нет. Я тщательно взвесил каждое слово. Вельма, неужели ты не понимаешь, что я по горло сыт нашим тайным романом и встречами в дешевых мотелях! Я хочу, чтобы ты была моей. Моей все время, а не на несколько часов. Этот упрямый Артур не дает тебе развод. Ты говоришь, что если просто оставишь его, ничего хорошего не выйдет. Поэтому…

– Фрэнки, дорогой, не сердись на меня. Я хорошо знаю Артура и его бухгалтерский мозг, который работает как счетная машинка. К несчастью, я в его бухгалтерских книгах нахожусь в том разделе, где находятся активы. Если я уйду от него, он не оставит нас в покое. Он будет повсюду преследовать нас, ныть и отравлять нам жизнь. Мы не сможем быть счастливы… Дорогой, если бы ты знал, как я жалею, что не встретила тебя раньше Артура… – она прижалась ко мне, и я ощутил теплоту ее гладкой кожи.

– Дорогая, давай посмотрим в лицо фактам, – я нежно отодвинул ее. – Мы любим друг друга. Артур не хочет уступать, значит, это препятствие необходимо удалить. Все очень просто.

– Со временем мы найдем какой-нибудь выход…

– Вздор… Чистейшей воды вздор! Я повторяю себе эти слова каждый день уже в течение пяти месяцев. Ничего со временем не изменится. Действовать нужно сейчас.

– Но Фрэнки, только потому, что он везет меня в круиз? Ты никогда не говорил об… убийстве. Как ты можешь говорить об этом так спокойно?

– Крошка, по-твоему я говорю об этом спокойно? Ничего подобного. Мои нервы напряжены как натянутая струна. Милая, я не преступник и не отношусь к людям, которые любят насилие. Но когда ты покидаешь меня и я думаю о том, как он дотрагивается до тебя… Попадись он мне на улице, не знаю, что бы я с ним сделал. Круиз дает отличную возможность убрать Арчи с пути.

– Но, дорогой, ты же помнишь, как возникла эта идея с круизом. После того как Артур отверг мою просьбу о разводе, он и предложил этот круиз. Впервые за все шесть лет нашей дрянной супружеской жизни он потратит на меня деньги. Круиз не изменит меня, и если ты скажешь, я не поеду. Но прошу, перестань говорить об… убийстве.

– Напротив, Вельма, я очень хочу, чтобы ты отправилась в круиз, потому что это наше единственное спасение. В противном случае дело кончится тем, что в один из дней я просто взорвусь, забью Артура до смерти и попаду в тюрьму. Вельма, я знаю, что делаю. Поверь мне.

– О Фрэнки, я тебе верю. Но к-к-как круиз может быть нашим единственным с-с-спасением?

– Крошка, помнишь, как мы познакомились? – спросил я, ласково дотрагиваясь кончиком пальца до ее славного вздернутого носика.

Она нервно засмеялась.

– Конечно, помню. Как я могу такое забыть? Я увидела тебя на улице сзади и подумала, что ты Арчи. Я смело подошла к тебе и сделала из себя всеобщее посмешище…

– Потому что у меня тот же рост, вес и возраст, что у твоего мужа, и мы очень похожи. Вельма, слушай меня внимательно. Круизные лайнеры обычно приходят в субботу утром, выгружают пассажиров, берут припасы и днем или вечером того же дня отправляются в новый круиз. Ваш корабль отходит в шесть часов вечера. Это значит, что будет уже темно. Я хочу, чтобы ты как можно дольше задержалась под каким-нибудь предлогом и чтобы вы с Артуром не поднимались на борт раньше пяти часов. Вы отправитесь прямиком в вашу каюту, где ваш стюард увидит мистера и миссис Харпер. У стюардов много кают и пассажиров. Круизный сезон длится всю весну и лето, они видят тысячи пассажиров. Я поднимусь на корабль как гость в пять часов. Никто меня не остановит и не спросит моего имени. Когда все пьяные гости сойдут на берег, я останусь на корабле. Стюарды будут заняты и решат, что я пассажир. К семи часам корабль будет уже в Атлантике. Пассажиры разойдутся по каютам распаковывать чемоданы, трезветь и готовиться к ужину. К тому времени будет уже очень темно и…

– Но я все равно не понимаю… Какое это имеет отношение к нам?

– Сейчас я дойду до этого, Вельма. Тебе нужно будет только настоять, чтобы Артур отправился с тобой на корму в последний раз увидеть берег, иначе у тебя разболится голова. Он пойдет с тобой. Я подойду к вам, ударю его по шее и выброшу за борт. Мы уже будем в паре десятков миль от берега, так что его тело никогда не найдут. После этого мистер и миссис Харпер вернутся в свою каюту и начнут одеваться к ужину. Правда, просто?

В дешевом номере повисло тяжелое молчание. Вельма смотрела на меня, как маленькая девочка, широко раскрытыми глазами.

– Но твой багаж, Фрэнк? – наконец нарушила она молчание.

– Я буду ходить в одежде Артура. У нас одинаковый размер. Мы будем наслаждаться круизом. В следующую субботу, когда корабль вернется в Нью-Йорк, на берег сойдут мистер и миссис Харпер. Паспорта никто не проверяет. Иммиграционный контроль – сущая формальность. Милая, я уже плавал на этих круизах и хорошо знаю, как все проходит.

– Но что будет после того, как мы сойдем с корабля, Фрэнки?

– Ничего. Мы отправимся ко мне и будем жить как мистер и миссис Фрэнк Престон. Можешь продолжать работать или уволишься – как хочешь. Со временем мы женимся официально, но главное то, что нам не нужно будет больше встречаться тайком и прятаться. У Артура нет ни друзей, ни родственников, поэтому никто не заметит его исчезновения.

Вельма, слегка дрожа, прижалась к моей груди.

– Фрэнк, неужели все может быть так просто? И никакого риска?

– Маленькая моя, единственный риск будет заключаться в том, что труп прибьет к берегу, но шансы сильно в нашу пользу. Конечно, существует еще маленькая опасность, что кто-то увидит нас в то мгновение, когда мы будем выбрасывать Артура за борт. Но в таких круизах в первые часы все пассажиры сидят по каютам, распаковывают багаж и приходят в себя после прощальных вечеринок. Что же касается моей задачи, то один удар по шее, несколько секунд опасности – и потом полная блаженства жизнь. Я прислушивался к своему голосу как чужой человек и удивлялся, с каким спокойствием и уверенностью я говорю: как человек, которому раньше доводилось убивать. Конечно, я не стал говорить Вельме, что главный риск будет заключаться во мне самом, в том, не струшу ли я в последнее мгновение и хватит ли у меня смелости убить человека. Но я презирал этого слюнтяя Артура и хотел Вельму так сильно, что был уверен, что способен на убийство…

Меня вывела из транса Вельма, которая трясла меня за плечо.

– Фрэнки, ты не услышал, о чем я спросила?

– Извини, дорогая. О чем ты спросила?

– Что будет, если стюард заметит, что ты не Артур Харпер?

– Дорогая, для стюардов все пассажиры на одно лицо. К тому же, он увидит Артура каких-то несколько секунд в каюте. Конечно, он запомнит тебя, рыжую красотку. Но с какой стати ему сомневаться, что в каюту вернулись не мистер и миссис Харпер? Если ты приняла меня за Артура, то он и подавно примет. Крошка, нам нужно будет только вести себя спокойно, и все будет в порядке.

Вельма задрожала, как маленькая девочка, которой приснился кошмар.

– О Фрэнки, Фрэнки, я боюсь…

– Я тоже боюсь, милая, – успокоил я ее и крепко обнял. – Я сейчас почти на грани истерики, нервного срыва. Но помни: несколько  трудных секунд – и мы будем вечно вместе. Вельма, это единственный выход. Вот забить Артура в уличной драке до смерти – это не выход. Я больше так жить не могу. Дорогая, тебе нужно будет только вывести его на корму в семь часов вечера, и все…

Судьба явно благоволила к нам. Когда корабль выходил из порта, моросил дождик, поэтому на темной палубе было пустынно. Арчи был в новеньком плаще коричневого цвета. Я врезал ему ребром ладони по шее, потом на пару секунд прислонил его к стене, чтобы снять плащ и пиджак с бумажником. За борт он полетел, как мешок с картошкой, и сразу скрылся в пенном следе корабля. Я вышвырнул вслед за ним свой плащ и переоделся в его одежду. Затем я схватил и крепко обнял Вельму, чтобы она не закричала. А может, я сжал ее, чтобы не закричать самому.

– Вельма, все кончено! – снова и снова негромко повторял я.

Она кивнула. Я встряхнул ее, побледневшую от ужаса.

– Крошка, очнись! Мы сделали это!

– Да, да. Послушай, можно мне выпить?

– Конечно, но только один стаканчик. Пойдем.

Это был первый и последний всплеск нервов за весь круиз. Мы вернулись к нашей каюте. Я достал ключ из кармана плаща Артура и открыл дверь.

Когда я позвонил стюарду и попросил принести виски, он ответил:

– Сию минуту, мистер Харпер.

После его ухода мы с Вельмой несколько секунд молча смотрели друг на друга, потом начали хохотать.

Мои руки уже не дрожали, когда я открыл чемодан и начал развешивать его (свою) одежду. Вельма тоже начала распаковывать свои вещи.

Я нашел в чемодане Артура сверток в красивой оберточной бумаге, подарок, купленный Артуром для жены в знак примирения, и бросил его ей. Потом раскрыл бумажник. Он, действительно, собирался жить на полную катушку – в бумажнике было 563 доллара наличными. У меня было много своих денег в карманах. Бумажник и документы я оставил на берегу.

Мы с Вельмой выпили несколько стаканчиков, спокойно поужинали, немного потанцевали и вернулись в каюту, где крепко проспали до следующего утра. Светило яркое солнце, и мы провели большую часть дня в шезлонгах на палубе. На мне были  шорты и спортивные туфли Артура, которые отлично подошли по размеру. На ужине у капитана я был в смокинге. Странно, но ни Вельму, ни меня нисколько не мучили угрызения совести. Вельма постоянно забывала называть меня Артуром. Впрочем, она быстро нашла выход и стала называть меня «милый». Мы отлично проводили время. Во вторник утром корабль бросил якорь в Нассау. Когда мы вместе со всеми собирались отправиться в Парадайз-Бич, стюард сказал, что меня ждут в каюте кассира.

– Вы с миссис Харпер сегодня покидаете нас сэр? – мягко поинтересовался кассир. 

– Но корабль является нашим отелем в порту, – возразил я.

– Мистер Харпер, вы, наверное, забыли, что купили билеты для себя и вашей жены в один конец, – напомнил он мне. – Вы сказали при покупке билетов в нашем городском офисе, что останетесь на острове и вернетесь назад на самолете.

– Да, конечно, – торопливо согласился я, – но я думал, что моя секретарша проинформировала вашу компанию об изменениях в наших планах. Эта девчонка… Не пойму, почему я до сих пор ее не уволил… Мы решили не оставаться на острове. Мы можем сохранить каюту и вернуться на корабле?

– Мы очень рады, что вы остаетесь с нами, – улыбнулся кассир. – Вам следует доплатить 330 долларов. Если хотите, мы можем взять чек, мистер Харпер.

– Лучше заплачу наличными. Так жене останется меньше денег на покупки в городе.

Вернувшись в каюту, я велел себе не терять самообладания и контролировать свой гнев.

– Вельма, – обратился я к любимой женщине, – какого черта ты мне не сказала, что вы выходите здесь?

На ее хорошеньком лице появился такой испуг, что я сразу понял, что она тоже ничего не знала.

– Выходим здесь? – удивилась она. – С какой стати? Когда Ар… ты сказал мне о круизе, то велел взять отпуск на неделю. Я хочу сказать… ничего не понимаю.

Я достал из кармана билеты. Сейчас я понимал, что это следовало сделать еще в первый вечер. Все верно, билеты были в один конец. Я показал их Вельме и сказал:

– Сейчас это не имеет никакого значения, но, полагаю, кто-то должен был остаться на острове и вернуться самолетом. Хотя тоже не очень сходится: пять сотен – не такая уж и большая сумма для такого времяпрепровождения. Милая, попытайся все вспомнить. – Я заговорил шепотом: – Ты уверена, что он ничего не говорил о том, что вы здесь останетесь?

– Нет-нет. Я должна была попросить у начальства недельный отпуск, и он тоже. Он еще называл это вторым медовым месяцем. Он не был разговорчивым человеком… это одна из причин, по которой он мне страшно надоел… но когда он отказался разводиться и я устроила ему сцену, он сказал, что меня ждет большой сюрприз. Он заявил, что только теперь понял, какой скучной была моя жизнь, и что мы отправляемся в круиз. Я ответила, что это не изменит моего решения, но согласилась на путешествие, потому что он уже купил билеты.

– Ладно, забудем об этом. Поехали на пляж. Наверное, на пятьсот баксов он мог пожить несколько дней на острове, а потом при помощи кредитки вернуться в Нью-Йорк на самолете. Пошли.

Мы отправились на катере с прозрачным дном на Парадайз-Бич и отлично провели там время. Вельма в своем бикини, рыжая, напоминала мечту. Она уже слегка загорела. Намазывая девичье тело кремом для загара, я попросил ее беречься тропического солнца. Мы покинули остров в три часа дня и поехали в город. Вельма купила соломенные шляпу и сумочку и несколько сувениров. Было жарко, и мы с радостью вернулись на корабль, чтобы поужинать в прохладном кондиционированном ресторане на борту. Потом мы снова спустились на берег и прошлись по ночным клубам. Ром, танцы… В общем, обычное туристское времяпрепровождение.

На следующее утро мы опять отправились на Парадайз-Бич. Вельма заскочила на почту и отправила несколько открыток подругам в конторе. Я никому ничего не отправил, потому что где-то ловил рыбу. Я улыбнулся, когда подумал, как хорошо вжился в роль Артура, который был чересчур экономным парнем и не стал бы тратить деньги на почтовые открытки. В четыре часа мы уже вернулись на корабль и бросали в ожидании отплытия местным ныряльщикам монеты с борта.

Двухдневное возвращение в Нью-Йорк было спокойным и безмятежным. Мы много танцевали, играли в лото и спали. И еще мы были очень счастливы. Я убил человека, но не испытывал ни малейших угрызений совести. Только чувство благодарности, что отныне Вельма будет моей до конца дней.

Вечером накануне прибытия в Нью-Йорк я заполнил все таможенные формуляры. Мы легко проходили по категории свободного от таможенных пошлин въезда в страну, но Вельма слегка нервничала.

– Милый, утром нам нужно будет только сойти с корабля и все?

– Почти. Вечером мы выставим наши чемоданы в коридор у двери, чтобы их заранее отнесли к выходу. В субботу утром, пока багаж повезут на берег, мы пройдем иммиграционный контроль. Нас спросят, являемся ли мы американскими гражданами, и все. В случае необходимости я покажу для идентификации кредитку Артура, а ты покажешь им свой офисный пропуск. Потом мы получим въездные талоны и отправимся на берег. У причала нас будут ждать таможенники. Мы покажем им, что купили на Багамах, и поедем домой.

– На словах все кажется просто. Дорогой, а как с теми духами, что Ар… что ты мне купил? Я должна их декларировать? Я даже не открыла коробку.

– Нет. Даже если на таможне не поверят, что их купили здесь, и потребуют взглянуть на них, мы все равно не превышаем допустимые нормы. Таможня не причинит нам проблем. Ведь мы не контрабандисты.

Утро субботы выдалось солнечным и ярким. После раннего завтрака мы вышли на палубу посмотреть, как корабль будет медленно заходить в гавань Нью-Йорка. Вельма по-прежнему была слегка напряжена, но с иммиграцией никаких проблем действительно не возникло. Нам проштамповали паспорта, и мы двинулись вниз по трапу. Я нес маленькую сумочку Вельмы с туалетными принадлежностями.

– Таможня нас обыщет? – прошептала она. – Нас разденут, как показывают по телевизору?

– Не глупи, Вельма. Покажешь им вещи, которые мы задекларировали. Они лежат в соломенной сумке, которую ты несешь. Единственное, что они могут сделать, это осмотреть наш багаж.

Вельма протянула мне подарок мужа.

– Дорогой, я… а что делать с этим?

– Дорогая, перестань трястись. Я же тебе уже говорил: если спросят, скажешь, что его тебе подарили здесь в прошлую субботу. Если они решат, что мы купили его в Нассау, просто внесем его в декларацию, и дело с концом.

– Фрэнк, это не духи.

– Черт побери, следи за тем, как ты меня называешь, – сердито прошептал я в ответ. – А что там? – Я взвесил пакет, он не был тяжелым.

– Я… я минут двадцать назад немного надорвала оберточную бумагу, чтобы посмотреть, какие духи он купил, и… Дорогой, сам посмотри.

Я повернул маленький сверток надорванной стороной к себе и замер как вкопанный. Я увидел зелень… Тугие пачки двадцатидолларовых купюр.

Люди за нами продолжали спускаться по трапу. Я сунул сверток в карман плаща и сжал руку Вельмы.

– Откуда они?

– Не знаю. Я только надорвала обертку и… О, Фр… что нам теперь делать?

Я пристально посмотрел на Вельму. Она ответила мне своим безнадежно наивным детским взглядом. 

– Клянусь, – прошептала она, – я никогда не знала, что у него есть деньги. Дорогой, что мы будем делать?

Я заставил себя улыбнуться.

– Расслабься и забудь об этом. Веди себя естественно. Пока он полежит у меня в кармане. Когда начнем проходить таможню, рассую деньги по карманам так, чтобы они не торчали. Вельма, ничего страшного. Шансы, что таможенники не полезут проверять мои карманы, намного выше, чем наоборот.

Мы медленно спускались по трапу. Неожиданно у нас на пути выросли двое здоровяков. Я догадался, что они из полиции, еще до того, как один из них показал жетон и спросил:

– Мистер Артур Харпер?

– Да. В чем дело? – резко спросил я и все понял, едва слова слетели с моих уст.

Второй детектив изумленно покачал головой.  

– Вы, должно быть, совсем спятили. Вы украли у своего босса пятьдесят тысяч, и у вас хватило наглости вернуться в Нью-Йорк…


Роберт Артур ПРОСТО ФАНТАЗЕР

Совершенно СЕКРЕТНО № 11/306

Перевод: Сергей Мануков

Художник: Михаил Златковский



– Вчера мне приснился удивительный сон, – начал Николс. – Моя ракета приземлилась на Луне. Вокруг собралась толпа каких-то тварей размером со слона с крыльями, которым не терпелось пообедать мной. Конечно, я понимал, что это всего лишь сон, но он был таким реальным, что я проснулся от страха.

– Я знал человека, – задумчиво сказал Моркс, – которому снились куда более удивительные сны. Они пугали не только его, но и его жену, а напугать ее было нелегко. В конце концов она бросила его.

– Я вновь уснул, – продолжил Николс. – Теперь мне приснилось, что я нашел сокровища капитана Кидда. Деньги были такими реальными, что было слышно, как они звенят, когда падают на землю.

– Деньги, которые снились моему другу, – вставил Моркс, – можно было тратить.

Николс покраснел от гнева. Он решил не обращать внимания на назойливого Моркса.

– Жаль, что мне не приснилась красивая женщина, – улыбнулся он. – Она бы…

– Когда моему другу приснилась красивая девушка, – с невозмутимым видом сказал Моркс, – ее можно было не только видеть, но и потрогать.

Николс побагровел от злости. Все смот­рели на Марчисона Моркса. Он уселся в кресло в клубе и задумчиво уставился в окно. Потом обвел отсутствующим взглядом комнату и сказал:

– Наверное, мне следует объясниться, – вежливо начал он, – чтобы никто не думал, будто я преувеличиваю.

И он начал свой рассказ…

– Моего друга звали Вим, Вилфред Вим. Невысокий мужчина, дружелюбный, с приятным голосом. Одна женщина однажды даже сказала, что у него красивые глаза. Он был тихоней и подкаблучником.

Вим был бухгалтером. Зарабатывал он прилично. Все деньги его супруга – ее звали Генриетта – тратила на себя с такой же скоростью, с какой он их зарабатывал. Профессия у него скучная, наверное, поэтому он так любил сны. Позже он мне объяснил, что они поражали его реальностью. Он путешествовал по другим странам, встречался с интересными людьми и делал такое, о чем жена запрещала ему даже думать.

Вскоре после переезда в Джерси сны Вилфреда Вима обрели фантастическую реальность. Его дом располагался в сотне метров от радиостанции с очень мощным передатчиком. Воздух был насыщен энергетическими волнами и разными излучениями. Дело доходило до того, что чугунная собака на лужайке перед домом могла спеть песенку или прочитать новости.

В один прекрасный летний день я сидел в парке и наблюдал за лебедями. Мимо проследовал мрачный Вилфред. Увидев меня, он сел рядом.

– Моркс, вы когда-нибудь слышали о таком реальном сне, чтобы его, черт побери, видели другие люди?

Я, конечно, покачал головой.

– А я не только слышал, но и видел. Позавчера ночью. И ни с кем об этом не говорил, кроме жены и доктора-шарлатана. Алекс Брилт называет себя психоаналитиком, но я уверен, что он самый настоящий шарлатан. Хоть что мне делайте, но не может приличный человек носить пенсне на черных резинках…

Два дня назад Вим лег спать как обычно в крошечной комнатке рядом с хозяйской спальней. Жена разрешала ему спать отдельно, потому что у него была аллергия на ее пудру.

В тот день Вилфред сильно устал. Быстро пролистав журнал, он выключил свет. Генриетта завивала волосы.

Вим быстро уснул. Проспал он, наверное, с полчаса. Ему приснился дорогой персидский котенок, которого он видел в журнале перед сном. Неожиданно до него дошло, что он не только видит котенка во сне, но и… гладит его.

Вилфред гладил котенка и даже чувствовал пальцами мягкую шерсть и маленький шершавый язычок. Он догадался, что находится в том состоянии, которое изредка бывает у всех людей, когда половина мозга спит, а вторая – бодрствует. Он услышал тиканье часов, шум проехавшей машины и… довольное урчанье котенка.

Вим прекрасно знал, что в доме нет кошек. Генриетта ненавидела животных, кроме канарейки, к которой она относилась как к ребенку.

Котенок громко замяукал. Вилфред решил, что он проголодался, и ему тут же приснилось, что на полу стоит блюдце с молоком. Котенок спрыгнул с кровати и начал лакать молоко.

Вилфред Вим спустил руку с кровати и нащупал мягкий комочек. Котенок в самом деле энергично лакал молоко из блюдца.

Здесь он так удивился, что сел и открыл глаза. И, естественно, полностью проснулся. На полу, конечно, никакого котенка и блюдца с молоком не было.

Вим успокоил себя тем, что это всего лишь сон, необычный, как и многие другие его сны после переезда в этот дом, где даже из кранов в ванной можно было услышать музыку.

Он опять лег спать и скоро уснул. На этот раз ему приснилось, что он стал владельцем очень красивых часов со светящимся циферблатом, реклама которых была на той же странице журнала. Он ясно видел не только часы, но и светящиеся стрелки, показывающие 11:44.

Он снова попал в полусон-полуявь. Рядом тикали часы. Осторожно протянув руку, Вилфред нащупал на тумбочке часы, которых там не было, когда он ложился спать.

Вим понял, что с ним происходит нечто очень странное, и осторожно приоткрыл глаза. Наверное, ему удалось сделать это, не потревожив спящий участок мозга. Короче, он увидел часы. Они стояли на столике и тускло светились в темноте. Стрелки показывали 11:44.

Стоило Виму широко открыть глаза, как часы начали плавно растворяться в воздухе. Когда он проснулся окончательно, они полностью исчезли.

– Понимаете, – тревожно воскликнул Вилфред Вим, – я не только видел часы и котенка во сне. Они существовали в реальности, пока я их видел.

Я кивнул. Мысль была действительно тревожной. Одно дело – увидеть во сне котенка. Но вдруг, предположим, вместо котенка вам приснится кошмар? С кошмарами совсем другое дело. Когда я рассказал о кошмарах Виму, он кивнул.

– Меня это тоже беспокоит, Моркс. Слава Богу, я, кажется, могу видеть во сне только то, что реально существует или существовало. Это я сейчас, правда, рассуждаю так спокойно. Тогда же покрылся холодным потом и решил не спать. Я ворочался, щипал себя, дергал за волосы, но усталость взяла свое, и я опять уснул. И тут произошло самое худшее – мне приснилась… женщина. Очень хорошенькая, с голубыми глазами и золотистыми волосами. Конечно, она была копией девушки в бикини, которая рекламировала в журнале отдых в Палм-Бич. Она улыбалась мне так же, как улыбалась на фото. Когда я протянул руку, она взяла ее теплыми пальцами. Я даже слышал ее тихое дыхание и уловил слабый запах духов. «Меня зовут…» – сказала она…

Здесь Вилфред Вим сделал паузу и простонал:

– И в этот момент в комнату ворвалась Генриетта.

Он сунул палец за тугой воротник и медленно провел им по шее.

– Она завивала волосы и услышала шум в моей комнате. Заглянула в замочную скважину и увидела девушку… Конечно, когда она ворвалась в комнату, я полностью проснулся. Девушка исчезла. Генриетта была в ярости.

Я показал ей картинку в журнале, чтобы Генриетта убедилась, что это та самая девушка. Кажется, она поверила. Утром она первым делом повезла меня к доктору Брилту, о котором ей рассказывали подруги.

Доктор Брилт попросил Вима продемонстрировать свои способности прямо у него в кабинете. Невыспавшийся Вим быстро уснул на диване, но у него ничего не получилось. Увидев по лицу Генриетты, что она начинает подозревать его в обмане, он уговорил доктора приехать к ним вечером.

– Он приехал вчера вечером, – сказал Вилфред. – Понимаете, я должен был убедить его, чтобы через него убедить Генриетту. Я посмотрел на фотографию норковой шубы в журнале и практически сразу уснул. Половина моего мозга увидела шубу. Мне снилось, что она лежит на спинке стула в гостиной.

– Норковая шуба! – завопила Генриетта. – Я буду похожа в ней на королеву!

Я слегка приоткрыл глаза и через открытую дверь увидел, как она примеряет шубу. Но потом зазвонил телефон… Ошиблись номером… И я, конечно, полностью проснулся. Шуба растаяла прямо на плечах Генриетты.

«Мог бы поспать и подольше!» – сердито заявила мне жена, чтобы она могла хотя бы померить шубу. Брилт быстро ее успокоил и спросил, смогу ли я повторить эксперимент?

Я страшно устал. Наверное, поэтому, вместо того чтобы врезать ему по самодовольной физиономии, кивнул и доказал, что могу. Теперь я увидел во сне обтянутый ситцем стул, аквариум с тропическими рыбками и стопку книг, которые были изображены в журнале.

Брилт кивнул с таким видом, как будто встречался как минимум с сотней пациентов с такими снами, и высокомерно сказал, что это очень интересный случай. Он попросил Генриетту заехать к нему утром. Сейчас она как раз у него. Они что-то замышляют, и я хочу знать, что у них на уме. Я не доверяю людям, которые ходят в очках с черными резинками и пользуются длинными словами.

Он посмотрел на часы и вскочил как ужаленный.

– Нужно бежать. Иначе Генриетта рас…

Мы не виделись несколько недель. Как-то после обеда, когда я опять грелся на солнышке, он примчался в парк.

– Моркс, – в отчаянии воскликнул Вилфред Вим, – я рад, что нашел вас. Я должен… вы должны дать мне совет.

Мы сели на скамейку. Он похудел. У него был усталый вид, под глазами чернели круги. Я достал сигарету и закурил. Вим не курил, жена запрещала.

Затем он рассказал, что произошло после нашей предыдущей встречи…

Вилфред Вим сильно удивился, когда вечером приехал доктор Брилт. Генриетта, казалось, ждала его. Доктор вежливо объяснил, что хотел бы сделать кое-какие наблюдения, и выразил надежду, что мистер Вим не против. Вилфред, конечно, был против, но Генриетта уверенно заявила, что он, конечно, не против. Виму пришлось согласиться.

Он лег на диван. Доктор достал стодолларовую купюру и сказал:

– Пожалуйста, внимательно посмотрите на нее и постарайтесь запечатлеть этот образ в своей памяти. Я хочу проверить из чистого любопытства, конечно, сумеете ли вы воспроизвести ее во сне.

Вим пристально уставился на купюру, стараясь запомнить самые мельчайшие детали, даже выражение лица Бенджамина Франклина. Он уснул, едва его голова коснулась подушки. Во сне он увидел…

– … не купюру, – невесело улыбнулся Вилфред, – а Франклина. Генриетта и доктор Брилт от изумления открыли рты. Бенджамин Франклин высокомерно посмотрел на них, потом поднес к носу щепотку табака и громко чихнул в платок.

Генриетта первой пришла в себя. Я проснулся от ее крика. Бенджамин Франклин, естественно, исчез. Встреча с ним так потрясла мою жену и Брилта, что они решили больше не проводить экспериментов. Брилт уехал, а я принял таблетку снотворного и лег спать. Я никогда не вижу снов, когда принимаю снотворное.

На следующее утро я заявил Генриетте, что нам следует переехать в другое место. Но она ответила, что все это чепуха и что в договоре есть пункт, по которому мы потеряем большую сумму. Следовательно, мы должны остаться в этом доме.

– Я надеялся, что больше не увижу этого шарлатана Брилта, – продолжил после небольшой паузы Вилфред Вим, – но он приехал следующим вечером. Генриетта встретила его как старого друга. На этот раз он привез фотографию стодолларовой купюры. Естественно, когда я увидел ее во сне, она тут же материализовалась на столе в гостиной. Генриетта и Брилт долго щупали ее, затем доктор начал внимательно изучать ее под микроскопом.

Они очень возбудились и начали о чем-то шептаться. Брилт взял купюру и вышел из дома. Наверное, захотел попробовать что-нибудь на нее купить. Я подождал пару минут и проснулся.

Конечно, когда я проснулся, сто долларов испарились из его кармана. Он вернулся через десять минут злой как собака. Генриетта тоже вышла из себя. Они сказали, что я испортил очень важный научный эксперимент. Я извинился и объяснил, что ничего не мог сделать. Доктор надел шляпу и ушел. Но перед уходом что-то сказал Генриетте. На следующий вечер он вернулся.

– Моркс, – мрачно сказал он, – я не знаю, что произошло в тот вечер. Ничего не помню. Утром проснулся с раскалывающейся головой. Ночью мне что-то приснилось, но я не мог вспомнить что. Генриетта сказала, что я спал как младенец и ничего не видел. Сначала я ей поверил ей, но… С тех пор прошло десять дней, но я не помню ни одной ночи. Я хочу знать, что происходит, Моркс. Каждое утро у Генриетты появляется дорогая обновка. Сначала была норковая шуба. Потом жакет, отделанный мехом горностая. Жемчужное ожерелье, серебряная посуда, флакон очень дорогих духов. Вчера утром она примеряла браслет с изумрудом, который стоит кучу денег.

Я поинтересовался, как все это объясняет жена.

– Говорит, что я увидел их во сне, – угрюмо пробормотал Вим, – и они остались благодаря доктору Брилту, который гипнотизировал меня. Но я ей не верю… Не знаю, что и думать, Моркс. Мне кажется, что я схожу с ума. Просыпаюсь каждое утро и чувствую себя глубоким стариком. Целый день брожу, будто лунатик, на работе, сплю как убитый все ночи дома, но не могу выспаться и с каждым днем чувствую себя все хуже и хуже. Я должен уехать из этого дома, но Генриетта не разрешает.

Я сказал, что, возможно, смогу помочь, но сначала нужно узнать, что происходит по ночам. Мы договорились, что я приду вечером и спрячусь в кустах, а он оставит приоткрытым окно. На следующий день мы решили встретиться у меня на квартире, чтобы обсудить план дальнейших действий…

Около девяти часов вечера я сидел в кустах сирени под окнами гостиной дома Вима. У калитки остановилась машина. Из нее вышел высокий мужчина. Он поднялся на крыльцо и постучал. Когда Брилта впустили, я подкрался к окну и заглянул в комнату.

Доктор Брилт держал Вима за руку и пристально смотрел ему в глаза.

– Сегодня вы будете спать крепко, Вим, – прошептал он елейным голосом. – Но сначала вы посмотрите на фотографию. Это пачка стодолларовых купюр, в ней сто штук. Запомните ее хорошенько… А теперь отправляйтесь спать. Вы крепко проспите до утра и все время будете видеть перед собой пачку долларов.

– Да, доктор, – пробормотал Вилфред Вим. – Я иду спать. Мне приснится пачка стодолларовых купюр.

Прошло десять минут. Доктор Брилт и Генриетта Вим, высокая и широкоплечая, с торчащим подбородком и слегка приплюснутым носом, сидели с напряженными лицами и молча ждали. Наконец, на столе появилась пачка долларов. Доктор быстро пересчитал хрустящие банкноты и кивнул. Миссис Вим не сводила с денег жадного взгляда.

– Как жалко, что они ненастоящие, Генриетта, – вздохнул доктор. – Надеюсь, вы помните, что сегодня моя очередь. Я уже сделал заказ. Его, как обычно, принесут к вам домой.

– Я мечтаю о полушубке из соболя, который рекламировали в сегодняшней газете, – хмуро кивнула Генриетта. – Конечно, я помню, что сегодня ваша очередь, но мне так хочется полушубок.

– Слишком рискованно, если в один день произойдет сразу два необъяснимых исчезновения крупных сумм денег, – покачал головой Брилт. – Пока все идет, как я и говорил. Курьеры ничего не могут понять и вынуждены говорить, что их ограбили.

Он хотел еще что-то сказать, но в дверь позвонили. Я так увлекся наблюдением, что не заметил, как к дому подъехал фургон и из него вышел человек в форме. В руке он держал маленькую коробочку, завернутую в оберточную бумагу.

 – Часы от Тиффани для миссис Вим, – сообщил он вместо приветствия. – Вы миссис Вим?

– Я, – ответила Генриетта. – Сколько?

– 9580 долларов 60 центов, включая налог.

– Платиновые, – мечтательно произнес доктор Брилт, – швейцарский механизм, 39 камней, репетир, календарь и фазы луны.

Миссис Вим отложила четыре купюры и отдала остальное курьеру. Получив коробочку с часами, она подписала накладную, после чего курьер ушел.

– Вот и все, – улыбнулся Александр Брилт. – Ваш муж будет видеть деньги во сне до утра. К тому моменту пройдет достаточно времени, и никто не догадается, что исчезновение денег как-то связано с нами. А сейчас я должен идти. Да, кстати… Знаете, Генриетта, думаю, нам следует сделать небольшой перерыв. Так будет спокойнее.

– Но я хочу полушубок, – надулась Генриетта. – Вот куплю его и сделаем перерыв.

– Хорошо, Генриетта, – пожал плечами доктор Брилт. – Тогда до завтрашнего вечера. Спокойной ночи.

Он положил коробочку в карман и ушел. Генриетта Вим бросила четыре стодолларовые купюры в корзину для мусора и выключила в гостиной свет…

Вилфред Вим пришел в ужас. Сначала он покраснел, потом побледнел.

– Но это же воровство! – в негодовании вскричал он. – Они покупают дорогие вещи на деньги, которые мне приснились и которые исчезают, когда я просыпаюсь… Конечно, я знал, что Генриетта эгоистичная и жадная женщина, но я никогда не мог даже подумать, что она способна на такое. Это чудовищно!.. Что делать? Разговаривать с ней бессмысленно.

Я сказал, что, кажется, нашел способ, как остановить его жену и Брилта. Вечером, предложил я, Вим должен принять снотворное и лечь спать. О плане я пообещал рассказать ему завтра.

После ухода Вилфреда я позвонил молодому художнику и рассказал, что мне от него нужно. Он пообещал выполнить заказ к середине следующего дня.

На следующий день я посвятил Вима в мой план. Впервые за долгое время на его губах заиграла слабая улыбка. Он поклялся полностью следовать моим инструкциям и сказал, что будет ждать меня в полдевятого.

Ровно в половину девятого я стоял у двери дома Вимов. Когда я вошел в маленькую гостиную, Генриетта подозрительно уставилась на меня.

Вим представил меня торговцем картинами и сказал, что я принес понравившуюся ему картину. Я вручил ему плоский большой сверток.

– Картину? – фыркнула Генриетта. – Какую еще картину, Вилфред?

– Ничего особенного, дорогая, – уклончиво ответил он. – Просто картину для моей комнаты.

Он подошел к двери в свою комнату, вставил в замок ключ и пару раз запер и открыл дверь.

– Нужно смазать.

– Вилфред, что ты делаешь? – угрожающе поинтересовалась миссис Вим.

– Хочу убедиться, что замок в порядке. Я хочу сегодня запереться…

Генриетта подбежала к мужу и вырвала у него картину.

– Запереться?! – завопила она. – Вилфред, ты от меня ничего не скроешь. Я обязательно узнаю, что ты задумал! Генриетта сорвала с картины оберточную бумагу, посмотрела на нее, побледнела и прохрипела:

– Вилфред, ты не можешь этого сделать!

– Я хочу повесить ее над кроватью, чтобы видеть последней перед сном.

Вим забрал картину из толстых рук растерявшейся Генриетты.

– Правда, как в жизни, ты не находишь?

– Вилфред!.. – сейчас в ее голосе слышался испуг. – Ты… ты… Если ты уснешь, глядя на это, то ты…

Вим не ответил. Он вытянул картину перед собой и с восхищением посмотрел на нее.

– Ты… – прохрипела Генриетта. – Ты… станешь убийцей!

– Думаю, эта картина мне очень понравится, мистер Моркс, – сказал мне Вилфред. – Я всегда мечтал о настоящем шедевре.

Миссис Вим дико взвизгнула и бросилась к платяному шкафу. Она схватила первое попавшееся пальто, напялила шляпку и побежала к двери.

– Я еду к доктору Брилту, – сообщила Генриетта, тяжело дыша. – Он заставит тебя…

– Привези его, – рассмеялся Вим. – Только не забудь рассказать о картине. А еще лучше – останься с ним и не возвращайся. Я ни за что не расстанусь с этим произведением искусства. Если же Брилт не захочет жениться на тебе после нашего развода, пригрози, что все расскажешь полиции… Он не дурак и должен будет согласиться. Сейчас же, – широко зевнул он и подмигнул мне, – думаю, мне пора баиньки.

Генриетта приглушенно всхлипнула и выскочила из дома, захлопнув за собой дверь. Вим с улыбкой поднес картину к свету, и я был вынужден признать, что картина, действительно, шедевральна. По моей просьбе художник посетил зоопарк и зарисовал там самого худого и голодного тигра. Мои указания он выполнил в точности. Я никогда не видел на звериных мордах такого кровожадного выражения, как у героя картины с названием «Умирающий от голода тигр».

Вилфред Вим положил картину на стол лицом вниз и широко зевнул.

– Иду спать. Не забыть бы принять таблетку, чтобы не видеть никаких снов. Хорошенько высплюсь, а завтра уеду из этого дома.

– Загляните сначала ко мне, – предложил я. – Я знаю адвоката, который поможет вам расторгнуть договор с наименьшими потерями. Вим горячо поблагодарил меня и пообещал зайти. Я ушел. Но… – Марчисон Моркс в этом месте сделал небольшую паузу и оглядел своих слушателей, – когда он приехал ко мне на следующий день ранним вечером, то отказался брать имя адвоката.

– Спасибо, Моркс, – поблагодарил Вилфред, – но он мне пока не нужен. Генриетта до сих пор не вернулась, и я уверен, что уже не вернется. Ночью я спал как бревно. Впервые за много недель чувствую себя превосходно. И знаете, я обратил внимание, что у нас на удивление приятный домик.

Должно быть, в моем взгляде было такое изумление, что он слегка покраснел и поторопился объяснить:

– Да, помню. Конечно, я хотел уехать, но после ухода Генриетты передумал. Сейчас, когда я могу делать все что угодно, дом уже не кажется мне противным… Ну, не буду больше вас беспокоить. Я все еще чувствую легкую усталость. Так что поеду сейчас домой и лягу в постель с хорошей книгой.

Под мышкой у него действительно была большая толстая книга.

– С этой? – поинтересовался я.

– Да, – кивнул Вим. – Увидел ее сегодня в книжном магазине и подумал, что мне она пригодится.

– Ясно, – кивнул я. – Ну что же, Вим. В таком случае счастливо!

– Спасибо, – серьезно поблагодарил он и торопливо вышел. С тех пор я его не видел. Мне очень жаль, что я так и не спросил его о…

Моркс откинулся на спинку кресла, сложил кончики пальцев домиком и о чем-то задумался. Молчание нарушил один из молодых членов клуба.

– Как называлась книга? – спросил он.

– Это был альбом с цветными репродукциями работ великих живописцев. Прекрасные картины. Он назывался «Сто самых красивых женщин в истории человечества».


Чарльз Гилфорд НА ОДНОЙ ВОЛНЕ

Совершенно СЕКРЕТНО № 12/307

Перевод: Сергей Мануков




Эта невероятная история началась с глупой шутки на вечеринке у Сэндингхэмов. Сначала разговор зашел о психике человека, потом кто-то вспомнил о гипнозе. Арчибальд Кокс уверенно заявил, что он гипнотизер. Как часто бывает в таких случаях, в компании нашлись сомневающиеся, и кто-то попросил его продемонстрировать свои способности.

– Арнольд работал гипнотизером в ночном клубе, – многозначительно сообщила Лиз Сэндингхэм. – Покажи им, пожалуйста, на что ты способен.

Ну, Арчибальд Кокс и показал. Трудно сказать, почему его выбор пал на Мэри Джойс. Может, ему просто приглянулась красивая девушка, а может, он увидел в ее глазах недоверие и захотел его победить.

Как бы то ни было, но через тридцать секунд Мэри уже спала.

– Ваши веки становятся тяжелыми… вы не можете пошевелить рукой… все ваше тело наливается свинцом… вы расслаблены… вы уплываете… уплываете… вы засыпаете… крепко засыпаете…

Ничего подобного, мысленно возразила Мэри Джойс, я не сплю, потому что все слышу. И тем не менее она должна была признать, что находится в странном состоянии. Ее тело одновременно налилось свинцом и стало легким как пух. Она не хотела закрывать глаза, но они закрылись сами.

Кокс негромко отдавал команды: читать книгу, печатать письмо, выпить стакан воды – и она повиновалась, хотя и прекрасно понимала, что никакой пишущей машинки, книги или стакана воды нет. Она знала, что это глупо, но ничего не могла сделать. Весь сеанс, показавшийся вечностью, она чувствовала себя беспомощной.

Когда Кокс разбудил ее, громко щелкнув пальцами, Мэри Джойс весело рассмеялась и даже попыталась пошутить. Затем Арчибальд Кокс нашел себе новую «жертву», и Мэри облегченно вздохнула.

Неожиданно она увидела рядом Чарльза Грина, высокого красивого мужчину лет тридцати, с которым несколько раз встречалась на вечеринках.

– Значит, вам понравилось быть в состоянии гипноза? – многозначительно улыбнулся он. – А знаете, Мэри, я вам не верю. Я уверен, что вам ужасно не понравилось быть подопытным кроликом.

– Откуда вы знаете? – удивилась она.

– Я немного разбираюсь в гипнозе. В таком состоянии телепатические способности человека усиливаются. Если говорить просто, мы с вами на одной волне. Все время, пока вы находились под гипнозом, я читал ваши мысли.

– Я все поняла! – улыбнулась Мэри. – Вы догадались о моих чувствах по выражению моего лица.

– Все это время на вашем лице было выражение покоя и блаженства, – с улыбкой покачал головой Грин. – Не бойтесь, я не все время могу читать ваши мысли. Все не так страшно, как вы думаете. До сегодняшнего вечера я только изредка улавливал отдельные ваши мысли. Кстати, чтобы вам не было так обидно, процесс этот двусторонний. Вы тоже можете читать мои мысли.

– Тогда скажите, о чем я сейчас думаю? – с вызовом поинтересовалась Мэри Джойс.

Чарльз Грин пристально посмотрел в ее глаза.

– Вам не по душе то, что я вам сказал. Вы считаете, что я вторгся в вашу личную жизнь. И это вас тревожит… Теперь ваша очередь. О чем сейчас думаю я?

Мэри с неохотой посмотрела в темно-карие глаза Грина.

– По-моему, вы хотите поцеловать меня, – непроизвольно вырвалось у нее, и она слегка покраснела.

– Не знаю, как вам это удалось, дорогая Мэри, – негромко засмеялся Чарльз Грин. – Телепатия или что-то другое, но вы попали в точку…

В следующие несколько месяцев Мэри Джойс лишь однажды вспомнила Чарльза Грина. Это произошло в баре, когда она увидела его хорошенькую жену Лолу. Миссис Грин сидела с незнакомым мужчиной и вела себя так, как замужняя женщина может себя вести только со своим мужем.

Где-то через месяц у Мэри появились первые странные ощущения. Неожиданно, без какой бы то ни было причины, ее начали захлестывать дурные предчувствия, ревность, подозрения, ненависть.

Причин для тревоги не было, в личной жизни и на работе у нее все складывалось как нельзя удачно. Пару месяцев назад она познакомилась с Биллом и сейчас думала, что он и есть тот самый сказочный принц, которого она так долго ждала.

Однажды вечером, после напряженного рабочего дня, Мэри почувствовала сильную усталость и решила пораньше лечь спать. Возможно, она уже уснула, но внезапно проснулась… в баре. В том же полутемном углу Лола Грин прижималась плечом к своему кавалеру, кончиками пальцев гладила его подбородок и что-то шептала ему на ухо.

Сейчас Мэри Джойс поняла, что означают эти странные ощущения тревоги, ненависти и ревности. Чарльз Грин знал об измене жены и возненавидел ее. Мэри вспомнила его слова о том, что они находятся на одной волне, и тяжело вздохнула.

Через три недели Мэри вновь прочитала мысли Чарльза Грина. Она как бы смотрела его глазами, испытывала его эмоции и вместе с ним принимала решения.

В сгущающихся сумерках извивалась незнакомая дорога. Сначала машина ехала медленно, потом резко прибавила ходу. Фары выхватили из темноты деревья на обочине и какое-то бесформенное белое пятно. Мэри не сразу догадалась, что это женское платье.

На обочине дороги голосовала женщина с синим чемоданчиком в правой руке. Увидев машину, Лола Грин… а это была именно она… быстро опустила руку. Ее лицо побелело от страха.

Чарльз Грин надавил на педаль газа. Мотор взревел, и машина рванула вперед. Лола бросилась к деревьям, но ее подвели туфли на высокой шпильке. Она споткнулась и выставила перед собой руки, словно хотела защититься ими от летящей на нее машины.

Удар оказался таким сильным, что машину встряхнуло. Бледное лицо и белое платье исчезли. Лобовое стекло и дорога стали медленно растворяться, и вскоре Мэри вновь сидела перед зеркалом в своей спальне и смотрела на свое лицо, искаженное лютой ненавистью…

Дневные газеты пестрели сообщениями о трагической смерти супруги преуспевающего рекламного агента, ставшей жертвой водителя-лихача. Трагедия произошла на Форест Батч Роуд, рядом с домом Гринов. Водитель скрылся с места происшествия. Смерть наступила мгновенно. Полиция опрашивает соседей, но все попытки найти очевидцев трагедии пока безрезультатны.

Мэри Джойс с ужасом прочитала статью. Значит, она действительно видела смерть Лолы Грин, которую в припадке ревности сбил муж. Убийство произошло на ее глазах. Она была не только свидетельницей, но и практически держала вместе с ним руль.

Нужно пойти в полицию и все рассказать. После долгих объяснений у окошка дежурного сержанта ее проводили в отдел по расследованию убийств.

– Надеюсь, вы понимаете, мисс Джойс, – тяжело вздохнул сержант Юитт, – что нам нужны более веские доказательства вины мистера Грина.

– Конечно, понимаю, – кивнула она. – Но я подумала, что мой рассказ заставит вас что-то предпринять. Хотя бы осмотрите машину Чарльза Грина. После такого

столкновения у нее должна разбиться фара или остаться на бампере глубокая вмятина.

– Я обязательно осмотрю машину Грина, – пообещал детектив.

Выйдя из полицейского участка, Мэри решила, что сделала все, что могла. Весь вечер ей не давала покоя какая-то смутная неприятная мысль. И только вернувшись домой, она поняла, что тревожило ее. Чарльз Грин знает о ее походе в полицию.

Утром после беспокойной ночи Мэри позвонила в полицию.

– Я был вчера у Грина, – сообщил Юитт, – и под благовидным предлогом зашел в гараж.

В гараже две машины, но ни на одной нет следов столкновения. Жалко, что вы не знаете, как зовут мужчину, с которым встречалась миссис Грин…

Когда Мэри Джойс в конце концов рассказала обо всем Биллу, он поднял ее на смех. После ссоры она решила на время уехать из города. Ее гнал страх перед Чарльзом Грином. Она договорилась об отпуске, села в машину и поехала куда глаза глядят. Главное – покинуть город и Чарльза Грина.

Когда стемнело, Мэри остановилась в маленьком городке Хортвей и решила переночевать в одноименном мотеле. После ужина она пошла в свой номер.

Приняв горячий душ, проглотила две таблетки снотворного и легла спать, но сон не шел. Перед глазами стоял Чарльз Грин.

Итак, Чарльз догадался, что она знает об убийстве, но ему неизвестно, сколько она знает. Конечно, он может изредка читать ее мысли, но о том, чтобы он знал все, о чем она думает, не может быть и речи. Она решила попробовать мысленно сообщить ему, что его страхи беспочвенны.

И тут на нее нахлынула паника. Телепатия это или животный инстинкт, предупреждающий об опасности, но она была уверена, что Чарльз Грин где-то рядом!

Мэри вскочила с постели и подбежала к закрытому шторами большому окну. Фонари ярко освещали парковочную стоянку перед мотелем, где стояла ее машина. Чья-то высокая тень скользнула мимо окна и остановилась около ее машины. В том, что это Чарльз Грин, она не сомневалась ни секунды.

Как он ее нашел? Что за глупый вопрос! Ведь она сама сказала ему, где находится, когда пыталась уговорить не бояться ее.

Паника мешала сосредоточиться. Конечно, можно позвонить портье и попросить вызвать полицию. Но что она скажет местным блюстителям порядка? Значит, придется набраться терпения и ждать, когда Чарльз Грин что-нибудь предпримет. Но тогда, очень может быть, будет уже поздно.

Она должна бежать. Но куда? Главное – ничего не планировать! Чарльз умеет читать ее мысли и поэтому узнает, если она подумает о каком-нибудь конкретном месте. Необходимо довериться инстинкту. Единственный выход – не паниковать и действовать вслепую, без заранее продуманного плана.

Стараясь ни о чем не думать, Мэри оделась в темноте и выбралась через заднее окно в узкий темный переулок. Куда теперь? Главное, не думать, а действовать. Недалеко от ресторана стоял большой трейлер, у кабины  курил какой-то мужчина.

– Это ваша машина? – спросила девушка. – Не подвезете?

– А куда вам нужно?

– Это не имеет никакого значения.

Мужчина озадаченно уставился на странную незнакомку. Мэри легко читала его мысли. Он лихорадочно пытался сообразить, чем может закончиться знакомство с подозрительной попутчицей. Но любопытство пересилило осторожность.

– Ладно, садитесь, – кивнул он и открыл дверцу.

Забираясь в кабину, Мэри поймала себя на мысли, что никогда еще не ездила в такой огромной машине. Поймала – и тут же прогнала ее. Ни в коем случае не думай… возьми себя в руки, успокойся… усни… да, усни… прикажи себе спать и усни.

– Не знаю, стоило ли мне брать вас, – пожал плечами водитель после того, как они выехали на шоссе. – Что там у вас стряслось? Наркотики?

– Нет, я не наркоманка.

– Ревнивый муж?

– Нет. Извините, но я не могу объяснить.

– Мне не нужны неприятности с полицией, – проговорил мужчина.

– Клянусь, вам нечего бояться.

Какое-то время они ехали в молчании. Мэри старалась не открывать глаза, чтобы не видеть дорожных указателей.

– За нами никто не едет? – неожиданно встрепенулась она и тут же пожалела, что задала неосторожный вопрос.

– Никого нет, – покачал головой встревоженный водитель. – За вами кто-то гонится?

– С чего вы взяли? Никто за мной не гонится.

– Я еду в Кларксон Бей.

Мэри Джойс испуганно вскрикнула и закрыла уши руками, но было слишком поздно. В ее голове метались слова: Кларксон Бей… Кларксон Бей… Она не смогла вовремя прогнать мысль о месте, куда едет трейлер, и теперь была уверена, что Чарльз Грин тоже знает о Кларксон Бее.

– Что с вами? – не на шутку перепугался водитель.

– Выпустите меня! – закричала Мэри. – Остановитесь или я выпрыгну на ходу!

Испуганный водитель свернул на обочину. Не дожидаясь, когда трейлер остановится, Мэри Джойс выпрыгнула из кабины. Она увидела развилку и дорожный знак. Фары трейлера осветили большую букву «К».

Чарльз узнает, где я, подумала девушка и попросила водителя трейлера остановиться, но тот уже выехал на дорогу. Машина быстро набрала скорость, и через полминуты задние огни скрылись в темноте.

Ее первой мыслью было остановить попутку, но откуда она знает, что этой машиной не будет джип Грина? Поэтому, когда показались огни приближающейся машины, Мэри спряталась в высокой траве на обочине и лежала там до тех пор, пока автомобиль не пронесся мимо.

Шоссе слишком опасно – чересчур много машин, в любой момент может показаться Чарльз Грин. Мэри встала и побежала по дороге.

Конечно, Чарльз знает, что она бежит по проселочной дороге.  Дорога К… дорога К, металось в голове в такт бегущим шагам. И тут ее осенило! Выход есть. Во что бы то ни стало сейчас ей нужно… заблудиться! Если она не будет знать, где находится, то этого не узнает и Чарльз.

Прежде чем сойти с дороги, Мэри Джойс остановилась. Она имела очень смутное представление о своем местонахождении. Приблизительное расположение Хортвея было ей, конечно, известно. Но вот как далеко от развилки до Кларксон Бея? То, что Кларксон стоит на берегу озера, Мэри помнила еще со школы. Здесь были и другие озера… несколько речушек и, кажется, болота. А если ей не изменяет память, может, даже и зыбучие пески!

Луна освещала дорогу, по которой бежала Мэри Джойс. С обеих сторон к ней почти вплотную подступал темный лес. Она не решилась покинуть дорогу, последнее, что связывало ее с цивилизацией, и не стала углубляться в черные мрачные дебри. Мэри собиралась свернуть на узкую проселочную дорогу, но у дороги К как назло не было ответвлений.

«Куда ты бежишь, Мэри?»

Девушка испуганно вздрогнула и огляделась. Впечатление было такое, как будто у нее за спиной кто-то стоял. Она знала, что это был Чарльз Грин, который на самом деле стоял сейчас у открытого окна ее комнаты в мотеле «Хортвей».

«Мы мило беседуем, Мэри, не так ли? Ты знаешь, где я…» И после долгой паузы: «И я знаю, где ты».

Может, он блефует и ничего не знает? Мэри закрыла глаза и, сжав зубы, постаралась не думать ни о пустынной проселочной дороге, ни о темном лесе.

«Бесполезно прятаться, Мэри». Она еще крепче сцепила зубы, чтобы не закричать. «Тебя кто-то подвез, да?»

Он только делает вид, что ему все известно, подумала она. Старается запугать ее и заставить паниковать. Главное сейчас – ни о чем не думать.

«Ты ведь ходила в полицию, Мэри! Не надо играть со мной в прятки. Я все знаю. Как бы иначе я нашел мотель? А знаешь, Мэри, ты сама во всем виновата. Не нужно было совать нос не в свое дело. Если хочешь знать, я не сразу понял, что ты что-то разнюхиваешь. Следовало, конечно, быть поосторожнее, ведь это я обнаружил, что мы с тобой можем читать мысли друг друга. Я даже как-то тебе сказал, что телепатия – улица с двусторонним движением… И все-таки жаль, что так вышло. Ты сообразительная девочка, Мэри. Можешь мне не верить, но в тот вечер я действительно хотел тебя поцеловать. Я надеялся, что, когда стихнет шум после смерти Лолы, мы сможем начать встречаться… Видишь, ты сама во всем виновата. Даже после убийства Лолы тебе не следовало идти в полицию. Напрасно ты пошла против меня. Ведь у нас с тобой общий секрет, о котором никто, кроме нас, не знает. Неужели ты этого не понимаешь? Неужели ты мне ни капельки не сочувствуешь? Неужели ты совсем не ревновала, когда я увидел Лолу с этим Джоном Кастро…»

Наконец-то и он ошибся! Значит, любовника Лолы Грин зовут Джоном Кастро. Фамилия довольно редкая, найти его не составит труда. Сержант Юитт очень интересовался мужчиной, с которым встречалась жена Грина. Он говорил, что это единственная их ниточка.

Только сейчас Грин понял, какую глупость сморозил. Он дал ей очень грозное оружие против себя, и теперь она стала для него еще опаснее. Если раньше у нее и теплилась слабая надежда на примирение, то сейчас об этом можно забыть. Теперь Чарльзу во что бы то ни стало нужно навсегда заткнуть ей рот.

Мэри снова побежала по проселочной дороге. Может, все-таки свернуть в лес? Нет, не сейчас. Чарльз догонит ее. Лучше оставаться на дороге. Должна же она куда-то привести. Необходимо найти людей, которые помогут ей. А самое главное – найти телефон и позвонить Юитту. Проще всего найти телефон на шоссе. Но там она наверняка встретится с Грином. Эта дорога была ее единственным путем к спасению.

Мэри бежала, не обращая внимания на боль в ногах. Казалось, у нее открылось второе дыхание. Ее и Чарльза, который сейчас садился в машину, разделяли пара десятков миль. А ведь ему еще нужно найти и развилку, и дорогу К.

Она опять постаралась прогнать из головы все мысли, чтобы не выдать своего местонахождения…

Неожиданно Мэри пришла в себя. Она не знала, сколько прошло времени после того, как она свернула на дорогу К. Отключив сознание, она как бы отключила и ориентацию во времени. Минуты, часы, мили перепутались у нее в голове.

Из транса Мэри вывели две мысли, вернее, два ощущения. Одно хорошее, второе плохое. Одно находилось впереди, второе – позади. Одно она видела, второе слышала.

Где-то вдали, среди листьев, мелькнул крошечный, размером с булавочную головку, огонек. И в это же самое время Мэри услышала у себя за спиной пока еще тихий шум машины.

Она побежала быстрее, стараясь убежать от звука. Ей даже показалось, что она узнала его. Она слышала его в тот вечер, когда погибла Лола Грин. Чарльз гнался за ней на своем джипе с навесным бампером, на котором не остается вмятин даже после столкновения с человеком.

Огонек приближался с каждым шагом, становился ярче и больше. Лампочка на крыльце? Какая разница! Главное, там люди…

Мотор джипа взревел, как раненый зверь…

Мэри увидела вертикальную желтую полоску и сразу догадалась, что дом стоит на другом берегу реки или озера. У нее промелькнула мысль, что это конец. Но дорога после очередного поворота привела ее к мосту. Старому полуразвалившемуся деревянному мостику, по которому она перебежит на другой берег и найдет помощь…

Когда Мэри Джойс выбежала на мост, из-за последнего поворота вылетел джип. Его фары осветили мост и… черную блестящую воду у нее под ногами…

Остановиться Мэри не смогла – слишком поздно. На долю секунды ее нога повисла над пустотой, потом девушка рухнула в воду.

Выскочивший на мост джип на мгновение заслонил звезды и луну и с грохотом упал в воду. Когда Мэри вынырнула на поверхность, машины не было. Небо по-прежнему было чистым, вокруг вновь царила тишина. И только по поверхности озера во все стороны расходились волны.

«Чарльз!» – мысленно позвала Мэри Джойс, но не услышала ответа. Телепатическая связь между ними прекратилась. На том конце что-то случилось, линия была мертва. Она подплыла к месту, от которго расходились волны, и громко крикнула:

– Чарльз!

Едва она позвала его, как ее охватил могильный холод. Сейчас она была уверена, что Чарльз Грин мертв.

Мэри поплыла к берегу и мостику, только это был не мостик, а короткий причал. Она убила Чарльза Грина. Если бы он знал о том, что это не мост, то мог бы вовремя затормозить. Но ее мозг посылал ему неверные сигналы. Не причал, а мост, твердил он, не причал, а мост…




Оглавление

  • Оливия Дарнелл ДИАДЕМА ДЛЯ ДИВЫ
  • Флора Флетчер КОЕ-ЧТО НА ПАМЯТЬ
  • Эд Лэйси МАЛЕНЬКИЕ ВЕЩИ
  • Оливия Дарнелл КЕКС ТЕТУШКИ АГНЕСС
  • Дэн Марлоу ПОЧТИ ЧИСТАЯ РАБОТА
  • Крейг Райс ДВОРЕЦКИЙ, КОТОРЫЙ НЕ ДЕЛАЛ ЭТОГО
  • Чарльз Гилфорд В ТЕСНОТЕ ДА НЕ В ОБИДЕ
  • Ричард Деминг УБИЙСТВО ПО-РОДСТВЕННОМУ
  • Эд Лейси НИКОМУ НЕ НУЖНЫЙ АРТУР
  • Роберт Артур ПРОСТО ФАНТАЗЕР
  • Чарльз Гилфорд НА ОДНОЙ ВОЛНЕ