КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420155 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200549
Пользователей - 95500

Впечатления

кирилл789 про Стриковская: Купчиха (Любовная фантастика)

потрясающе.)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Гончарова: Маруся-2. Попасть - не напасть (Фэнтези)

Интриги, расследования, тайны! А главное - абсолютно непонятно, чем же все закончится...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: На Пороге Дома (Фэнтези)

написана в 2014 году, значит пятой книги не будет, жаль.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Мир драконов (СИ) (Фэнтези)

ой, как мне эти идеи рабства не нравятся, увы. хорошо, что вовремя герои взяли свои судьбы в свои руки.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Стать Собой (СИ) (Фэнтези)

приключенчески.)
прекрасный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Воплощение (СИ) (Фэнтези)

класс. других слов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Третье пришествие (fb2)

- Третье пришествие (и.с. Боевая фантастика) 1.7 Мб, 369с. (скачать fb2) - Алексей Владимирович Барон

Настройки текста:



Алексей Барон ТРЕТЬЕ ПРИШЕСТВИЕ

01 ОЧЕНЬ ДАВНО, ОЧЕНЬ ДАЛЕКО

…Некогда он воевал против тех, чью волю исполнял ныне. Но попал в ловушку.

Его не стали уничтожать и даже не отняли его силы. Напротив, старые возможности развили и умножили. Вот только полностью лишили индивидуальности. В опустошенных центрах мыслеобразования навек отпечаталось новое, чуждое имя. И единственная, крайне упрощенная доминант-программа. Так он превратился в потаенную угрозу, был отпущен и вновь оказался в пересекающихся пространствах.

От бывших собратьев его охраняла тщательно восстановленная система опознания. И все же новое предназначение требовало большой скрытности. Он не мог раскрывать себя ни активным накоплением боевого заряда, ни возмущением тонких распространений, ни пробоем пограничных зон. Поэтому перемещался крайне медленно, со скоростью естественных тел того пространства, в которое был погружен.

На подобный дрейф уходят полные мегациклы Основополагающего Хода Изменений. Но власть времени на него не распространялась. Материальная основа позволяла существовать бесконечно. Всемогущие потоки ОХИ бессильно скатывались с его грубой, обманчиво примитивной поверхности. Ничего не смывая, не оставляя сколько-нибудь долгих следов. Элементы странного тела имели память и умели раз за разом возвращаться к заданному состоянию, неизменно находя оборванные связи. Лишь слою внешней пыли дозволялось расти.

Он был жив, поскольку питался энергией излучающих масс, умел восстанавливать себя, мог реагировать на угрозы. И был мертв, поскольку лишился собственной воли до такой степени, что даже не сознавал этого.

Карробус 337, примерно так звучало его новое имя. В доступной для землян акустической форме.

02 МОСКВА, КРЕМЛЬ. ЧЕРТ ВОЗЬМИ

— И чем это ты занят? — без всяких предварительных сигналов спросила трубка.

А вот такое следовало пресекать. Я очень ценю расслабленное состояние коры, именуемое свободой. Чем занят, тем и занят. Воскресенье. Мое дело. Можно переходить в контратаку.

— Что, гибнет мир?

Пресечь не получилось.

— Вроде того. Случаем, не забыл, кому служишь?

Атака захлебнулась.

— России, — мрачно сказал я, выбираясь из постели.

Я действительно служил России, которая часто принимала облик трубки. Хорошо, если телефонной.

— За тобой уже послали, — сообщила Россия и отключилась.

А послали за мной бронированный лимузин. Тех еще, брежневских времен. Кроме нее приехала машина с мальчиками, у которых провода жутко росли из ушей. И дверцу мне открыли, и в салон усадили, и чай-кофе предложили. Я даже выпил чашечку. Лишь потом приступил к расспросам.

— Ну, что такое? Моджахеды-террористы? Летчики-пилоты? Бомбы-пулеметы?

— Про взрывы информация не проходила. Но нечто сильное. Вышние сферы всколыхнулись.

— Свинячий грипп? Инфекционный альтруизм? Опять Кавказ?

— Это не мой уровень, Владимир Петрович. Достоверно сообщаю, что вашу охрану приказано усилить. Вот-с, познакомьтесь, — подполковник Терентьев кивнул в сторону переднего сиденья.

Там скрючился некий центурион в штатском. В лимузине он помещался с трудом, выглядел и устрашающе, и довольно неуместно, вместо костюма с плохо завязанным галстуком ему куда больше пошли бы калиги с веригами. В общем, громила какой-то. Со шрамом на щеке.

— Это Андрюша, — пояснил Терентьев. — Старший лейтенант Денисюк то есть. Персонально за вас отвечает.

— А сам за себя? ВДВ, между прочим.

Терентьев позволил себе улыбнуться.

— ВДВ? Это было давно. У Андрюши получится лучше. Спецназ ГРУ.

Андрюша тоже улыбнулся. Лучше бы он этого не делал, честное слово. К его улыбке я еще долго привыкал. А в тот раз невольно перенес взгляд на толстое ветровое стекло. С характерным таким синеватым отливом.

За синеватым отливом наблюдалась машина с красными мигалками. Перла напролом, крякала, завывала, транспорт пугала. Транспорт дорогу уступал, хотя и злобно сигналил в ответ.

Мы свернули на Тверскую, проехали на красный свет мимо постового полицейского. Раскормленного, с треугольной пуговицей кобуры на внушительном животе, одутловатым лицом и мелкими глазками. Многоопытного, превосходно знающего, с кем, когда и как себя вести на проезжей части демократии.

Денек за бронестеклами выдался серый, слякотный, чахлый. Мелкий снег то ли сыпался, то ли моросил, будто стараясь сделать жизнь как можно менее приглядной.

Но Москва, та еще Москва, умела быть примечательной в любую погоду, доложу я вам. Мимо проплывало много разного. Обсиженные рекламой улицы. Набыченная голова Маркса. А за несколькими поворотами — Василий Блаженный. Пеструщий, многоглавый, аки не в шутку опоенный диакон. Одно другое и цепляло, и дразнило, и дополняло. Даже кляксы ворон на золоченых крестах казались нужными. И простуженные негры у метро, и милосердные девочки, и будки совсем уж приблудных «хот-догов», все в общей картинке находило свое вроде бы даже исконное место. Как части единой, хотя и на редкость аляповатой мозаики. Тогда, 10 января Последнего Года, и не представлялось, что всего этого может не быть. Или может быть, но очень по-другому.

Говорят, что грядущее скрыто от нас из сострадания. А вот прошлое бывает скрыто только из невежества, что есть непростительная глупость. Потому что прилетевшее однажды может свалиться дважды.

* * *

В Кремль мы проникли через Боровицкие ворота. Проехали мимо солдат государева потешного полка без всякой волокиты с пропусками, что настораживало. Дальше, уже один, уже предъявляя документ, я миновал два поста внутренней охраны и поднялся на Н-ский этаж.

Там, в царстве Анны Иоанновны, застал некоего бравого офицера. Служивый вскочил, но честь отдавать не стал — в России руку к пустой голове (это ж вам не штаты бестолковые) не прикладывали. Стеснялись.

— Здравствуйте, здравствуйте, — доброжелательно сказал я, всматриваясь в бесхитростную физиономию.

Фамилия у физиономии тоже была какая-то бесхитростная… Сивухин. Капитан Сивухин, личный адъютант его превосходительства Туманяна. И поскольку адъютант находился в приемной, превосходительство должно было пребывать в кабинете. Возникал вопрос непраздный. Само приехало, али как?

— Ждет, — лаконично сообщила Анна Иоанновна, обмахиваясь средневековым веером, который подарил ей премьер страны Восходящего Солнца, весьма довольный ценами на сахалинскую нефть. В этом не было ничего удивительного, за нефть в России частенько получали сувениры.

А вот кабинет Тараса выглядел непривычно. Высокие окна, из которых обычно открывался вид на замоскворецкие небоскребы, оказались плотно зашторенными. При этом горела единственная настольная лампа с зеленым абажуром. Вроде бы та самая, под которой любил прищучить буржуазию сам Владимир Ильич Ленин. Да еще мерцал огромный, во всю стену экранище, который наверняка понравился бы главному большевику, очень ценившему искусство кино. Только вот на экране показывали совсем не революционные агитки. Там светилось нечто другое. Схема родной нашей системы светилась. Но не евро-азиатской, а Солнечной. Куда там вождю мирового пролетариата! Подобные масштабы ему не снились.

Сам Тарас сидел под Ильичевой лампой и сердито выговаривал в столетнего возраста трубку:

— Меня не волнует предлог, выбирайте сами. Меня волнуют сроки. Валяйте под мою ответственность. Вы это умеете.

Тут он глянул в мою сторону.

— Володька, чего оторопел? Садись, не коси глазом. Скоро все поймешь.

Я сел и стал дожидаться понимания.

— Чего? Штрафные санкции? Хо! Отплатим их же дензнаками. Ин год ви траст… Причем, каждый год. Или врежем форс-мажором по западным обжорам. А что? Дешево. И очень порадует коммунистический электорат. Да, вот еще. Займи ты испанскую делегацию. Ну покажи им озеро. Сколько раз? Эге. Тогда… э, помнишь тот балет с девками на кладбище?

— А э… кладбище актуально? — промямлил кто-то в столетней трубке.

— Кладбище всегда актуально. И Чижикову на них напусти. Чего? Второй раз за месяц? Не-ет, я такие вещи не забываю. Пусть она мужа за этот, за нос водит. А от меня передай, что орден пуантами накроется! Второй степени.

Я непочтительно зевнул. Тарас еще долго мог гнать картину, пущать полканов и тесать пролетария. Требовалось чем-то себя занять на период капустника.

В кабинете находился немолодой генерал с узким лицом, печальными глазами и глубокими залысинами. Это и был Ваграм Суренович Туманян, верховный католикос всея военно-космической мощи России. То есть товарищ весьма знающий.

Я подсел сбоку, шепотом поздоровался, попросил ввести в курс дела. Генерал кивнул в сторону экрана и с легким акцентом сказал:

— Это лучше показывать, Владимир Петрович. Подождете?

— Ладно, потерплю, — сказал я.

И от нечего делать принялся строить догадки о том, что же за связь открылась между экспортом нефти, критическими днями примадонны Большого и околосолнечными просторами. Пришел к выводу, что дело в просторах. Верилось с трудом, сильно разило Голливудом, но другие объяснения получались еще менее приличными. Когда Инну Чижикову жертвуют испанцам, а она у нас такое же национальное достояние, как и нефть, только пахнет лучше, тогда все дело пахнет подозрительно.

Подозрение начало пухнуть после того, как Тарас взялся направо и налево отдавать распоряжения о срочных закупках в госрезерв. Чаще всего упоминались палатки, продовольствие, медикаменты, питьевая вода и дизельное топливо, — весьма красноречивая комбинация. Мало того, Верховный Главнокомандующий повелел, не считаясь с жертвами, выгнать тараканов из бомбоубежищ страны. Я сидел и трепетал.

Отзвонившись, Тарас потянулся, хрустнул позвонками, секунду мрачно смотрел в стол, а потом сказал:

— Ну, что ж, Ваграм Суренович.

— Повторить сначала? — спросил Туманян.

— Да, уж извините. Вот Владимира Петровича требуется в курс дела ввести. Ну и мне полезно еще разок вдуматься.

Генерал вынул из портфеля ноутбук и погладил сенсорную зону. На большом экране, изображавшем звездное небо, тут же появилась желтая стрелочка указателя.

Несколько суток назад один из наших разведывательных спутников столкнулся с микрометеором. Платформа потеряла ориентацию и начала вращаться. В результате вместо территории Сомали было получено несколько снимков космического пространства. Дежурный офицер проявил инициативу…

— К награде, — сказал Тарас.

— Слушаюсь. Вот это, — Туманян обвел указателем мелкое пятнышко в центре стенного экрана, — военными астрономами расценивается как неизвестное космическое тело. Скорее всего, блуждающий астероид. Естественно, мы начали его фотографировать сразу с нескольких спутников через определенные промежутки времени. Выяснилось, что относительно Земли объект движется со скоростью свыше тридцати четырех километров в секунду. Сегодня в восемь сорок пять по московскому времени удалось вычислить его орбиту. Сейчас мы с уверенностью можем сказать, что через сто тридцать шесть суток и девятнадцать часов неизвестное тело окажется примерно в том же самом месте, где будет находиться и наша планета. Вот, собственно, и все.

— Володя, у тебя есть вопросы? — зевая, спросил Тарас. Видимо, не выспался, гарант конституции.

У меня же сна не было ни в одном глазу.

— Помилуйте! Если я правильно понял, через сто тридцать шесть суток будет конец света?

— Да, в мае. Двадцать шестое число.

— А какова погрешность в расчетах?

— Плюс-минус двадцать пять тысяч километров, — сказал Туманян.

— Так это ж — два диаметра Земли. Быть может, мы разминемся?

— Маловероятно. При сближении Земля начнет притягивать к себе этот камень.

— Так. И какова его масса?

— Трудно сказать, далековато еще. Но астероид не очень крупный, вряд ли больше трех километров в поперечнике.

— Даже если и один километр, нам мало не покажется, — сказал Тарас. — Не так ли?

— Не покажется, Тарас Григорьевич.

На большом президентском экране вновь появилась схема Солнечной системы. Только на этот раз там был изображен слегка изогнутый пунктир, упирающийся в третью от Солнца планету.

— Почти прямое попадание, — сухим голосом сказал командующий космическими силами.

— Невероятно, — пробормотал я.

— Еще как вероятно. Семьдесят шесть процентов. Известно даже приблизительное место падения. Где-то в районе Исландии.

При этих словах Тарас кивнул и постучал пальцем по большому президентскому глобусу. Показал нам Исландию. Но мне все не верилось.

— А это не комета?

— Объект находится слишком близко от Солнца, — генерал кивнул на схему, — на таком расстоянии у кометы обязательно появляется газовый хвост. Но хвост отсутствует, даже признаков нет. Это твердое тело, Владимир Петрович. То есть астероид. Да и комета, откровенно говоря, была бы не многим лучше. У каждой кометы кроме хвоста есть еще и ядро. Даже если оно ледяное, бед получится много…

Потом мы замолчали. Я сидел оглушенный, Туманян — самоуглубленный, а Тарас барабанил пальцами по столу, была у него такая скверная привычка.

За стенами кабинета располагался Кремль, за его пределами шумел многомиллионный город, вокруг Москвы имелась Россия, а по сторонам располагалось все остальное, ничего не подозревающее человечество. А еще дальше, в черном космосе, по какой-то неведомой причине сорвалась с вековечной орбиты сама смерть. Случилось то, о чем тысячу раз предупреждали астрономы и фантасты и во что никак не хотели верить политики. Хотя все мало-мальски мыслящие люди прекрасно понимали, что когда-нибудь этакое произойдет, почему-то казалось, что случится оно не при нашей жизни (еще этого не хватало!). Вот пусть потомки и расхлебывают…

— Хватит молчать, — сказал Тарас. — Ваши предложения?

— Собрать совбез, — автоматически сказал я.

Подумал и добавил:

— Расширенный. С академиками.

— Уже собирают. А до того?

— Подготовить пилотируемый корабль для изменения траектории астероида мы уже не успеем. В сущности, вариант только один, — осторожно сказал Туманян.

— Ракетный бой с камнями?

— Так точно.

— Начальник Генерального Штаба согласен?

— Полностью.

— А «Одиссей» нам не поможет?

— «Одиссей» уже у самого Марса, Тарас Григорьевич. Времени не хватит.

— А второй корабль? «Синдбад», кажется?

— Еще только проходит тестовые испытания. Пока не готов. И будет готов не скоро.

— Ну что ж. Пора вынимать головы из песка. Ваграм Суренович! Ваше предложение утверждаю. Все наши космодромы — на военное положение. Плесецк, Капустин Яр, Свободный.

— Байконур?

— Тоже. С Казахстаном я договорюсь.

— Слушаюсь. А что делать с космодромом Куру во французской Гвиане, а также с платформой «Морской старт»?

— Тут потребуются согласования с Еврокосмосом, французами и норвежцами. А мне к концу дня уже надо знать, сколько ракет, в какие сроки и с какими боеголовками мы сможем отправить навстречу каменному гостю. Только реально, с учетом всего нашего разгильдяйства.

Туманян усмехнулся.

— Коэффициент разгильдяйства у нас не выше американского.

— Хватит считать дядю Сэма пределом возможного. Берите пример… ну, вон с китайцев.

— Есть не считать дядю Сэма.

— Кстати, американцы-то знают? — спросил я.

— Американцы? — переспросил Тарас. — Видишь ли, как истинный хохол, я должен извлечь из ситуации кое-какую выгоду для Московии. Но все имеет свои пределы, конечно. Опасность такова, что замалчивать ее может только сумасшедший. Скоро буду звонить и в Вашингтон, и в Пекин, и в Нью-Дели. Потом пойдут официальные сообщения для ООН, Всемирного парламента. Ну и так далее. Исландского посла уже ищут по ночным клубам.

— Ищут где?

— Да по ночным клубам. У них опять проснулся вулкан с каким-то непроизносимым названием. Видимо, по этому поводу и загулял викинг.

Я не понял связи между вулканом и загулом посла, но уточнять не стал. Были вопросы важнее.

— Послушай, скоро пронюхает пресса. Большой шум поднимется. Ситуация на фондовых рынках…

Тарас сморщился.

— Неизбежно. Зато эти бисовы антиглобалисты хоть на время угомонятся. Дадут заниматься делом.

— Не уверен. А что делать мне?

— А тебе, хлопец, нужно разработать план подготовки к катастрофе. На тот случай, если у Ваграм Суреныча не все получится. Чтоб никто, значит, не пострадал.

— Что значит — никто?

— Никто — это то и значит, что никто.

— В масштабах планеты?

— В масштабе Евроазиатского Союза, остряк. Потренируйся для начала. Задача — спасти население.

— Сколько процентов?

— Сто.

— Все население?

— Все, голубчик мой. Сто процентов — это и есть все население, шоб ты знал.

— Верховный Главнокомандующий! Помилуй, я не Господь Бог.

Тарас зыркнул президентским оком. Был у него такой отработанный взгляд.

— Я тоже не хочу оказаться в роли Господа чтобы решать, кто достоин жить, а кто — нет. Кому можно взять в убежище только себя, кому жену, а кому еще и деток прихватить… Ты только представь, через какие руки будут проходить билеты на выживание.

— Ну, особых усилий не требуется.

— Тогда иди, спасай Россию. Только учти, необходимо сохранить еще базовые отрасли промышленности, подвижной состав транспорта, боевую технику армии. И, разумеется, создать максимальное количество запасов.

— Так. Армия еще.

— А как же? В цивилизованном мире без армии только дикари обходятся. Но есть и хорошая новость. Про флот можешь не беспокоиться. Весь ко дну пойдет, если у Ваграм Суреныча не получится. Хотя и здесь есть приятное: мы так и не успели построить самую громадную армаду в мире. Дядя Сэм потеряет гораздо больше. Хе-хе…

— Черт возьми…

Я откинулся в кресле и ощутил давление двуглавого орла. Точно между лопаток. Окрылился стулом…

Как всякий нормальный политик, всю жизнь мечтал каким-то боком протиснуться в историю. Но не такой же ценой!

— И времени четыре месяца? — невесть на что надеясь, спросил я.

— Аж целых четыре с половиной. В неделях так и вообще…

— А в минутах? — мрачно сказал я. — Утопия!

— Шоб я такого бранного слова от тебя не слыхал! — проскрежетал Тарас. — Утопия там или потопия, твое дело маленькое — иди, спасай Россию. Ибо такова моя хохляцкая воля.

— Люди?

— Да кто угодно. Грехи отпустим. Господь потом разберется.

— Деньги?

— Для начала — Резервный фонд президента. Но смотри, того… аккуратнее. Знаю тебя, казну не считаешь. А я — не Мороз-воевода.

— Аккуратнее, — это как?

— А это так, чтоб твой план не оказался дороже своей реализации, голубчик.

— Резервного фонда для реализации будет совершенно недостаточно. Это так, капля в море.

— Поэтому требуется определить источники долговременного финансирования. Для этого и собираю совбез. Ты тут пока не нужен. Ты собирай гениев, и ежедневно, — кровь из носу! — список самых неотложных мер — мне на стол. При этом учти, что все твои умные головы должны быть еще и немыми. Иначе эти вот головы зараз и поотрываю. Ваши выводы предназначаются только мне да Некумыкину. А не тем корпорациям, что захотят поживиться на конце света. Все понял?

— Ага. Особенно про отрывание голов.

— Тогда приступай.

— Мне потребуется штаб-квартира.

— Ну, это просто. Кое-кого недавно переселили в Матросскую тишину, поэтому в Зазаборье освободилось несколько вилл. Выбирай любую. И давай шевелись, ерзай, действуй! Советник по бацбезопасности… Как ни грустно, у тебя есть шанс оправдать свой титул.

«Бацбезопасность» — это он не оговорился. Точнее, оговорился не он. Так записала некая юная стенографистка. Извинялась страшно, я ее простил великодушно, но с тех пор разделяю горестную судьбу подпоручика Киже, хотя фигуру имею вполне осязаемую.

— Разрешите и мне отбыть? — спросил Туманян.

Тарас кивнул.

— Ну все, начинаю камлать, — сказал он, поднимая историческую трубку. — Анна Иоанновна, членов совета безопасности — ко мне. Всех, кто уже приехал. Остальных хоть из сауны вынимайте. Все визиты откладываются. Министра иностранных дел в Турцию не пускать, Некумыкин пусть прихватит свой портфель, а увольнение этого бонвивана из Центробанка, как его…

— Бумазей-Мурашкин.

— …отменить. Сейчас его порочные наклонности отходят на второй план.

— Точнее сказать, на задний, — вставила Анна Иоанновна по громкой связи.

Тарас хмыкнул.

— Бумазей-Мурашкин… Уже за одну такую фамилию расстреливать надо, — с особой ненавистью сказала Анна Иоанновна.

Я вспомнил, что когда-то ее предки служили в НКВД. Как по отцовской, так и по материнской линии.

* * *

В дверях Туманян пробормотал себе под нос какую-то фразу по-армянски.

— Простите? — не разобрал я.

— Надо бы взвеситься, — озабоченно сказал главный космический защитник, страдавший некоторым избытком «массы покоя», как он выражался.

— Не обязательно. Скоро килограммы посыплются сами по себе.

— А! Да, правильно. Черт побери, имеет ли теперь смысл заботиться о здоровье-то, а?

Я покрутил головой. Воротничок белой официальной рубашки показался очень тесным. Галстук давил на сонные артерии. В ушах шумело. Спина взмокла в том самом месте, где отпечатался двуглавый орел. И почему-то тошнило.

— Что, ущипнуть? — усмехнулся Туманян.

— А вас?

Генерал сокрушенно вздохнул.

— У меня уже синяки есть.

— Армению, может, и не зацепит, — без особой уверенности сказал я.

— Э! — Туманян махнул рукой. — Арарата у нас давно уже нет. Арарат сбежал за границу. Так что будем надеяться не на ковчег библейской постройки, а на ракеты российского производства. Сивухин!

— Я!

— Вези-ка меня, ара Сивухин, в штаб. Сам вези. Быстро вези. Так быстро, как ты любишь.

— А ГИБДД?

— А плевать на ГИБДД. Ставь мигалку.

— А с удовольствием, — бодро сказал Сивухин. — Черт побери…

Но глаза у него были невеселые. Почуял что-то парень. Должность адъютанта делает человека очень-очень проницательным. Это я по себе знаю.

03 ISS SPACE ODYSSEY

…Удар, скрежет, кроваво-красное мигание ламп. Потом — мгновения растерянной тишины. Затем отработанная до автоматизма реакция:

— Доложить обстановку!

— Давление в отсеках нормальное. Сбоев в работе контролирующих систем нет.

— Наружный обзор!

Из корабля выросла штанга с широкоугольными объективами. Они показали весьма примечательную картинку. На лобовой поверхности основного модуля появилась длинная борозда, будто оставленная когтем дракона. Листы титана по ее ходу оказались смятыми, частично оплавленными, а в самом конце трека — еще и вывороченными наружу.

— Почему мы не теряем воздух?

— Внутренняя обшивка выдержала.

— Метеор прошелся по касательной.

— Повезло…

Включился компьютер.

— Внимание! Код три-тринадцать. Общая проверка корабля. Общая проверка корабля. Режим — автоматический. Код три-тринадцать. Просьба к членам экипажа…

Эдвин махнул рукой.

— Ладно, проехали. Джо, выключай.

— Проехали? Метеор мы проехали. Только есть ведь и другая проблема. Босс?

Босс… К этому вопросу Эдвин Стаффорд, полковник ВВС США и командир международного межпланетного корабля «Одиссей», готов не был. Хотя имел твердую инструктивную базу. Причем, с несколькими вариантами ответа. Что и вызывало затруднения.

А дело заключалось в том, что ММК «Одиссей» угодил в неизвестный метеорный поток. Поток встретился слабый, камней больше не попадалось, да и не ожидалось; камень — штука вредная, но заповедная. Требуется исключительное невезение, чтобы его встретить. Потому что космос — он большой.

После камня, как и полагается по законам статистики, летели одни пылевые частицы. Но если каждую минуту на поверхности корабля вспыхивает слабая искра, в душах героев космоса не может быть радости. «Одиссей» столкнулся с весьма крупным обломком, и при этом отделался легко, скользящим ударом. Потому что летел боком вперед, то есть к Марсу. При этом диск основного модуля был обращен в сторону Солнца. Так освещаемая поверхность получалась максимальной, и ММК мог в полной мере использовать свои солнечные батареи. Но подобная ориентация в пылевом потоке усиливала риск повреждений из-за большой площади атаки.

Между тем, специалисты NASA давным-давно подсчитали, что едва ли не половина поломок в космосе происходит по вине микрометеоров. Близкую цифру давали и специалисты из ИКИ — русского института космических исследований.

— Так что же будем делать, босс? — нудным тоном переспросил Григорий Шустов, второй пилот.

Эдвин взглянул на экран радара.

— Поток встречно-боковой. Ширина неизвестна. Торможение увеличит время его пересечения. Из-за этого опасность нового удара увеличится.

— Следовательно, тормозиться не будем?

Эдвин взглянул на курсовой экран. Там красовался большой оранжевый диск. Как говорится, «в полный рост». До него оставалось меньше недели инерционного полета. По космическим меркам — рукой подать.

Марс был повернут своим западным полушарием. Невооруженным глазом прекрасно различались и обе полярные шапки, и области со звучными названиями Аргир, Тарсис, долина Маринера, Эллас, Ниргал, другие характерные образования марсианской поверхности. Детали, завораживающие, загадочные и необъяснимо притягательные для землян. Сотни лет люди изучали их сначала при помощи телескопов, затем — посредством автоматических зондов. И наконец пришла пора прямого знакомства с красной планетой. Для этого на орбите Земли собрали, снарядили огромный, баснословно дорогой корабль, все рассчитали, почти прилетели, и вдруг, под самый занавес, — этакий сюрприз.

Эдвин качнул головой.

— Следовательно, тормозиться не будем. Отправляйте робота-сварщика для ремонта обшивки.

— Ну а дальше-то что? Какой частью корабля будем рисковать? — спросил Большой Джо.

Он задал еще один вопрос, который вертелся на языке у всех. Вопрос весьма непростой, поскольку лишних частей у космического корабля нет, а отвечать на этот вопрос предстояло самостоятельно, поскольку из-за большого расстояния обмен радиограммами с Землей отнял бы слишком много времени.

Международный межпланетный корабль «Одиссей» представлял собой диск, насаженный на длинную трубу. В диске, который русские именовали смешным словечком blin, находились жилые помещения, пост управления, научные приборы, оранжерея и основные запасы. А на дальнем конце трубы располагался ядерный реактор главного двигателя. Для защиты от его излучений поперек трубы проходила толстая антирадиационная плита. Напрашивалось решение лететь хвостом вперед, прикрывшись этим щитом. Однако в таком случае «Одиссею» предстояло резать пылевой поток своими маршевыми дюзами. И, что особенно волнительно, — шарообразным корпусом уранового «котла». Между тем, даже малое повреждение реактора или контролирующих систем могло породить весьма серьезные проблемы. Про большое повреждение и думать не хотелось.

— Джентльмены, — сказал Эдвин, — мы все заинтересованы в относительно благополучном возвращении. Поэтому пусть поток пересекает blin.

— А как же наш отель? — спросил Григорий. — Он может пострадать.

Отелем «Калифорния» все те же лингвистически одаренные русские называли большой посадочный модуль, прикрепленный к передней поверхности диска. Этот модуль являлся базой для тех, кому предстояло несколько месяцев жить и работать на Марсе. Повреждение «Калифорнии» ставило под угрозу сразу шестьдесят процентов исследований.

Эдвин пожал плечами.

— Чем-то же придется рискнуть. Даже если случится худшее, потеря «Калифорнии» — это еще не гибель экспедиции.

На это никто не возразил.

* * *

Коротко сработали двигатели маневра. «Одиссей» развернулся. Через полчаса из Хьюстона пришел совет сделать то же самое.

На экране связи возник сам Джеф К. Пристли, директор центра пилотируемых полетов NASA. По обыкновению, был он и суров, и немногословен.

— Хелло, Эдди. Ваше сообщение получили. Земля одобряет маневр. Но предстоят дополнительные проверки «Калифорнии» перед спуском. Наши инженеры готовят страшные инструкции. Скучно вам не будет! Бай.

— Бай, — по привычке отозвался Эдди, хотя Хьюстон мог услышать его не ранее, чем через шесть минут. Шестьдесят миллионов миль — это вам не джоджинг по лужайкам Белого дома.

Экран погас. Эдвин еще с минуту смотрел на него, задумчиво посасывая через трубочку фруктовый коктейль. Он испытывал странные чувства, виной которым был вовсе не этот щекочущий нервы метеорный поток. Виной тому был сам рыжий, таинственный Марс, до которого оставались считанные сутки полета.

С юности Эда Стаффорда влекла к себе эта планета. С тех самых пор, когда через слабенький школьный телескоп он впервые принялся рассматривать оранжевый кружок в мерцающем ночном небе.

Эдвин перечитал массу книг. О загадочных каналах, которые якобы видел итальянский астроном Джованни Скиапарелли в девятнадцатом столетии. Про исполинскую гору Олимп высотой в три земных Эвереста. Про несусветные пылевые бури, про водяной лед под слоями замерзшего углекислого газа. Про то, что лето в южном полушарии короче и жарче, а в северном — прохладнее, но длиннее. И про то, что в далеком прошлом по Марсу текли настоящие реки, а его атмосфера была гораздо плотнее нынешней.

Но больше всего юного Стаффорда заинтересовали частые катастрофы межпланетных автоматических станций, пытавшихся исследовать Марс. Эдвин помнил своего деда-астрофизика, сердито стучавшего пальцем по фотографиям Фобоса и Деймоса.

— Помяни мое слово, парень, есть там какая-то чертовщина, есть!

— Что ты имеешь в виду?

— Да кое-что имею, — загадочно ответил дед.

И выложил кучу пожелтевших вырезок из разных старых журналов.

Эдвин узнал, что первая автоматическая межпланетная станция к Марсу была запущена Советским Союзом в 1962 году. Когда до цели оставалось еще три месяца полета, связь с ней прервалась. Причина осталась неизвестной. Станция навсегда затерялась в пространстве.

«Что ж, бывает, — написал на этой вырезке Стаффорд-самый-старший. — Космическая техника еще не отличалась совершенством».

Но шло время, техника улучшалась. Русским удалось посадить свои автоматы на Луну, а затем — даже на крайне негостеприимную Венеру. Один лишь Марс упорно отбивался от коммунистов. Впрочем, не только от коммунистов. В 1971 году произошел настоящий штурм Красной планеты. Точнее, его пытались организовать. В этот период между СССР и США развернулась настоящая космическая гонка, на кону стоял престиж сверхдержав. Денег не жалели.

Первым стартовал советский зонд. Но русские слишком спешили. Грубейшая ошибка в программировании не позволила их станции выйти на нужную траекторию, и она навсегда затерялась в пространстве. Победителем забега оказался американский «Маринер-9». Его телекамера передала потрясающие кадры. Вот только не сразу. На многие недели Марс оказался затянутым глобальной пылевой бурей. От полюса до полюса. Ни чуть раньше, ни чуть позже.

— Словно с поверхности планеты спешно убирали нечто, не предназначенное для чужих глаз, — усмехнулся Стаффорд-старший.

— Ну, дед, что за фантазии!

— Фантазии? Так считаешь? Велл, тогда слушай дальше. Вслед за «Маринером» к цели подошли советские спутники «Марс-2» и «Марс-3». Оба — со спускаемыми капсулами. «Марсу-3» свой аппарат даже удалось посадить. Догадываешься, что случилось потом?

— Судя по тону, ничего хорошего.

— Райт. Спускаемый аппарат не успел передать ни одной «картинки». Каково?

— Разные могли быть причины, — солидно возразил Стаффорд-младший. — Ветер, например.

— Вот именно, вот именно, молодой человек! — С неожиданной горячностью подтвердил дед. — Но если могут быть разные причины, разумно ли замыкаться только на одной?

Этот вывод казался бесспорным. Эдвин его запомнил.

Потом случилось много успехов. На Марс опустились «Викинги», по нему в разное время каталось больше дюжины автоматических марсоходов. Только все это случилось потом. А вот что творилось на планете именно в 1971 году? Осталось неизвестным.

Зато было совершенно точно известно, что когда Марс вроде бы покорился, начали сопротивляться его спутники. Особо загадочной выглядела неудача русского проекта «Фобос», предпринятого на исходе двадцатого века. В ходе миссии планировалось высадить на Фобос прыгающие автоматы-исследователи. Но когда станция-носитель приблизилась к спутнику, она по непонятной причине начала беспорядочно вращаться и ее остронаправленная антенна «потеряла» Землю. Связь оборвалась. Что ж, бывает, конечно. Однако через очень короткое время потерпела неудачу еще одна миссия, «Фобос-2». Потом провалилась миссия «Фобос-Грунт». А вот это уже…

— Есть там чертовщина, Эдди. Есть!

— Я проверю, — серьезно сказал Эдди.

— Как?

— Надо туда слетать.

Дед расхохотался и взъерошил его волосы.

— Обязательно. Если мэмми разрешит.

Мэмми разрешила через четверть века, когда деда уже не было в живых.

* * *

— Эдди, Эдди! Метеорный поток закончился.

Штурман Клаус Кинкель тихо ругался по-немецки: поток иссяк совсем незадолго до времени коррекции траектории. И, поскольку коррекцию отложить нельзя, приходилось отложить ту часть «страшных инструкций» по проверке «Калифорнии», которая требовала наружного осмотра.

Зато, в полном соответствии с планом, «Одиссей» подходил к Марсу со стороны Южного полюса, как бы подныривая под планету. Корабль развернули хвостом вперед, маршевый двигатель включился на торможение. В осевой зоне блина, где находилась кабина управления, вновь начала ощущаться сила гравитации. Вскоре она даже превратилась в перегрузки: дабы не пролететь мимо цели, корабль энергично сбрасывал скорость.

Большой Джо внимательно следил за исправностью систем, но никаких существенных нарушений не замечал. Автоматика работала безукоризненно.

— Идем по графику, — от нечего делать доложил Григорий.

Марс превратился в громадину, не вмещающуюся в экраны. С края к центру рыжей чаши постепенно перемещалась белая полярная шапка, окруженная изломанным венчиком более темной местности, чем поверхность, расположенная далее к северу. Это было еще одной интригующей загадкой. Ученые в один голос утверждали, что в марсианской атмосфере замерзший углекислый газ может только сублимироваться. То есть, из твердого состояния сразу превращаться в газ. Следовательно, никакой жидкой углекислоты быть не могло. Жидкой воды — тем более. Тогда что же за серость расползается от тающих полярных льдин? Оказалось, пыль.

— Первая коррекция прошла нормально, — доложил Клаус. — Выходим под Южный полюс.

— Расстояние?

— Близкое к расчетному. Пора уж это расстояние называть высотой, — заметил педантичный Клаус. — Можно себя поздравить!

— Подождем, — сказал Григорий. — Еще предстоит вторая коррекция. Опасаюсь я.

И накликал.

Вторая коррекция пролетной траектории прошла далеко не блестяще. Хотя ММК и успел «зацепиться» за гравитационное поле Марса и превратился в его нового спутника, орбита получилась не круговой, а уродливо-эллиптической. Причина: тормозные двигатели не доработали, отключились раньше положенного срока.

Эдвин промолчал, поскольку и без его приказов каждый член экипажа знал, что следует делать. На Землю ушла сконфуженная радиограмма. Григорий крепко выругался по-русски, выключил свой пульт и по-американски взгромоздил на него ноги. Клаус срочно рассчитывал элементы новой, незапланированной орбиты. Большой Джо занялся выяснением причины сбоя. Остальные вахтенные проводили тестирование ОТС — общего технического состояния корабля.

А с экрана телескопа уплывала сияющая полярная область. Теперь она перемещалась от центра к периферии чаши. Ее очертания несколько смазывала испаряющаяся углекислота, но в целом видимость оставалась очень приличной. Дразняще приличной. Эдвин даже различал тень «Одиссея» — маленькое пятнышко, скачущее по нагромождениям «сухого льда» и временами исчезающее во впадинах.

— Свой след на Марсе мы уже оставили, — с несколько преувеличенным оптимизмом заявил Большой Джо.

— Уж очень эфемерный, — откликнулся Клаус. — Как юношеские грезы… Эдди, нам потребуется еще одно торможение.

— Кто бы сомневался.

— В нужную точку мы выйдем через шесть часов тридцать семь с половиной минут.

— БД, ты успеешь разобраться с неполадками в управлении движка?

— Вполне, — кивнул Большой Джо. — Железно.

— А реактор в порядке?

— Всю полагающуюся мощность выдает.

— Ну что ж…

Эдвин отстегнул ремни и выплыл из своего кресла.

— Моя вахта — как раз через шесть часов?

Григорий быстро глянул на таймер.

— Если хочешь, могу тебя подменить.

Эдвин отрицательно качнул головой.

— Мне совсем не трудно!

— Э, нет, Григги. Сам люблю порулить.

Григорий изобразил на лице высокомерие.

— Неширокий ты человек, начальник. Как полоска на американском флаге.

Эдвин ухмыльнулся. Полосы на российском флаге, конечно, шире. Только их там всего три. Против полусотни американских.

* * *

Центр управления располагался сразу под прозрачным окном в середине передней стенки blin'a. Покинув его через люк в полу, Эдвин оказался в круглом вестибюле, именуемом еще одним русским заимствованием, которое славяне в свое время одолжили у тюркских народов, — словечком bazar, что в переводе означало стихийный маркет под открытым небом. Где-нибудь в степях Азии. Ах, как все это было далеко! И по времени, и по расстоянию…

Базар «Одиссея» находился в осевом пространстве корабля, ниже кабины управления. Продавать в нем ничего не продавали, но там сходились все внутрикорабельные пути. Через свой потолок этот отсек соединялся с рубкой. Через пол начинался маршрут в хвост, по трубе к реактору, а в стороны от базара разбегались поперечные коридоры блина. Они делили диск на равные сегменты по девяносто угловых градусов. Каждый коридор-колодец заканчивался у обода колеса, где при вращении корабля вокруг сила тяжести достигала максимума. В этой наиболее комфортной зоне, располагались личные каюты экипажа.

Три шахты имели приятную и спокойную окраску, — молочную, терракотовую, бежевую. А вот четвертую выкрасили пронзительно-алым цветом. В каютах красного отсека никто не жил. Весь этот сегмент был напичкан ультрасовременной медицинской техникой, имел автономную систему жизнеобеспечения, а на совсем уж худой конец — еще и морг. Потому что красный сегмент представлял собой законсервированный госпиталь. Или изолятор, если угодно. На тот случай, если экипаж ММК «Одиссей» вздумает подхватить марсианскую инфекцию.

Таковая инфекция никоим образом не предназначалась для импорта. Невозможно было и представить, к чему она приведет на Земле. Поэтому в нескольких частях корабля имелись мощные заряды гексагена. Мать-Земля в любой момент могла взорвать «Одиссей» одной кодированной радиокомандой, не слишком учитывая при этом пожелания экипажа. Взорвать мог и командир. С помощью небольшого карманного пульта. Взрывать — это то, что люди научились делать очень хорошо. Значительно лучше, чем лечить болезни.

* * *

Как обычно, ММК «Одиссей» вращался. Спускаясь, Эдвину приходилось придерживаться за специально натянутый канат. Иначе при свободном падении в одиннадцатиметровый колодец можно и травму получить. Несмотря на пневматические подушки, устилающие дно. А подниматься приходилось по эластичным скоб-трапам, наклеенным на стены шахт.

Спуск проходил мимо входов, ведущих в кладовые, оранжерею и в санитарную шлюзовую камеру. Повсюду в крышках люков горели зеленые огоньки. Судя по ним, на борту ММК царил образцовый порядок. Немного смущало недавнее отключение тормозных двигателей, но все прочее шло хорошо, очень хорошо.

Благополучно приземлившись, Эдвин шагнул в кольцевой коридор диска. Протянул руку, нажал рычаг замка. У его ног распахнулся люк. В отличие от земных отелей, на «Одиссее» все апартаменты находились не за стенами коридора, а под его полом. Этого требовала толщина диска, который суживался от центра к периферии, а также то, что при вращении именно на ободе колеса искусственная гравитация максимальна.

Капитанское жилище ничем не отличалось от прочих. Примерно треть каюты занимала громоздкая, но очень безопасная космическая кровать. Свободно катаясь по изогнутым рельсам, это сооружение могло переезжать с пола на стену. Хоть на курсовую, хоть на кормовую. Такая конструкция гарантировала спящего человека от неприятных выпадений при внезапных ускорениях, равно как и при внезапных торможениях.

Руководителей проекта «Одиссей» очень беспокоила опасность травматизма. Поэтому во внутренней отделке корабля применялись только мягкие и упругие материалы. Интерьеры разрабатывались в стиле бонбоньерок для конфет. Как-то, пытаясь найти в своей каюте хотя бы один острый угол или предмет, Эдвин проиграл пари. Острые углы и предметы отсутствовали. Отсутствовали и кое-какие удобства. К великому сожалению, из-за большого расхода воды душ с самого начала исключили из технического задания проектантов. Вместо него предусматривалась шарообразная ванночка, снабженная маской для дыхания омывающегося. Чтобы поместиться в этом устройстве, омывающемуся приходилось находиться в эмбриональной позе на протяжении всей процедуры. Однако, по меркам совсем недавнего прошлого, сам факт наличия устройства для индивидуального купания на борту космического корабля мог вызвать и зависть, и восхищение.

Эдвин надел маску, скрючился, установил нужную температуру, нажал кнопку и выждал, когда точно отмеренный объем жидкости наполнит шарообразный сосуд. Потом закрыл глаза и попытался расслабиться. Горячая вода есть великое благо. А полчаса есть минимальное время, за которое это благо реализуется. Эдвин давно знал, что умение поддерживать организм в приличном состоянии есть обязательное условие успеха в жизни. Возможно, поэтому и стал командиром «Одиссея». При конкурсе в восемьдесят тысяч человек на место.

* * *

Шесть часов спустя он плотно обхватил рукоятки и нащупал ногами педали. На эти четыре точки было выведено управление четырьмя группами маневровых дюз «Одиссея». Считалось, что такой комплекс управления, хотя и менее привычен, зато чутче традиционной ручки, применяемой в авиации.

— Есть ручной режим, — сообщил Большой Джо.

Теперь многотонный корабль подчинялся движениям одного человека. Руками Эдвин мог поворачивать его по оси право-лево, а педалями — относительно направления голова-ноги. Понятия о вертикали и горизонтали в открытом космосе, естественно, отсутствовали.

В сущности, коррекцию вполне можно было доверить и автоматике. Но невозможно после долгих лет изматывающей подготовки отказать себе в удовольствии применить полученные навыки на деле.

ММК «Одиссей» выходил к месту коррекции. Группа управления приступала к работе. Клаус, как и полагается штурману, следил за положением в пространстве. Скосив глаз, Эдвин мельком взглянул еще и на Григория, замершего в кресле дубль-пилота. Григорий имел задачу перехватить контроль над кораблем в любой момент времени, как только в этом возникнет необходимость. Например, если с Эдвином вдруг приключится инфаркт или внезапное умопомешательство.

— Готов? — спросил Эдвин.

Быстрым движением второй пилот вытер вспотевший лоб и сказал по-английски:

— Шуэлли.

В ответ Эдвин припомнил историческое словечко и сказал по-русски:

— Поехали!

Все четыре группы дюз развернулись вперед и получили зажигание.

— Сработало, шеф, — доложил чрезвычайно довольный БД. — На этот раз — без всяких проблем!

Эдвин, не оборачиваясь, кивнул. Его внимание теперь было приковано к курсовому экрану. Туда вплывал южный приполярный район с очень неровным рельефом — так называемое кратерное «море» Аргир. С выделенной красным кружком безымянной горой, расчетной точкой прицеливания.

Вначале черный крестик, обозначающий вектор реальной траектории, даже и не цеплялся за край планетного диска, находился ниже полюса. Задача заключалась в том, чтобы совместить его с красным кружком за отведенное время. Только и всего.

Эдвин отпустил левую педаль и мягко придавил правую.

Едва ощутимая вибрация усилилась. В кабине послышался гул. А в наружных подвесках две группы дюз развернулись в противоположных направлениях. Скоординированная тяга начала прижимать нос «Одиссея» к Марсу. Крестик визира приблизился к планете, мгновение помедлил, а потом четко прорисовался на фоне белой полярной шапки.

— Есть горизонт! — живо откликнулся Григорий.

— Запас времени — семьдесят три секунды, — холодно напомнил Клаус. — Траектория уходит на два градуса восточнее нужного меридиана.

— Дело поправимое, — пробормотал Эдвин и взялся за рукоятки. Правую потянул к себе, а левую легонько оттолкнул.

Крестик на экране дрогнул и сместился к точке прицеливания. Затем, не удержавшись, перевалил ее и ушел западнее.

— Ноль семь градуса, — подсказал Клаус.

Эдвин подправил курс.

— Ноль четыре. Запас времени — шестьдесят секунд.

Эдвин еще раз шевельнул рукоятками. Он ощущал их уже как продолжения своих пальцев.

— Ноль два градуса восточнее. Мы в коридоре!

— Сколько времени осталось?

— Тридцать три… тридцать две секунды.

Эдвин продолжал осторожно «прижимать» корабль к планете. Крестик переместился на темную полосу, окружающую углекислотные полярные льды. Затем проследовал дальше и вскоре уперся в границу области Аргир.

— Есть совмещение по широте, — сообщил Клаус.

И тут же:

— Стоп, стоп! Проскочили! Минус полтора градуса!

БД шумно выдохнул. Григорий нервно облизал губы.

При такой крутизне траектории «Одиссей» мог запросто врезаться в Марс. Но Эдвин спокойно отработал педалями в обратную сторону.

— Есть совмещение по широте… Эх, нет. Плюс полградуса.

Эдвин сделал пару дыхательных упражнений и вновь заработал педалями. В реальных условиях коррекция проходила далеко не так гладко, как на тренировках. Что ж, бывает, Эдди.

— Минус ноль целых три десятых градуса, — тут же откликнулся Клаус. — Все, мы в пределах допуска! Эдди, можно давать тормозной импульс.

— No, — сказал Эдвин.

И на доли миллиметра сдвинул правую педаль.

— О! Отклонение — ноль. Мои поздравления!

— Благодарю, пока еще рано. Джо, давай!

Но дальше все было уже не так сложно. БД небрежно шлепнул по кнопке форсажа. Все группы маневровых дюз полной тягой заработали на погашение скорости.

Теряя высоту, «Одиссей» во второй раз проходил под южной полярной шапкой Марса. Согласно инструкции Клаус громко объявлял показания радиовысотомера:

— Шестьсот девяносто. Шестьсот восемьдесят. Шестьсот шестьдесят пять… Выходим на плановую орбиту, камараден!

Внизу, по льдам и пескам чужого мира, скакала все более различимая тень земного корабля. Свист, шум, крики… Экипаж «Одиссея» не отличался избытком сдержанности.

— Ну вот, Марсятка, — ласково сказал Григорий. — Вот мы и пришли. Пожалуй, на этот раз тебе не отвертеться…

* * *

У команды «Одиссея» успели сложиться свои обычаи. Один из них именовался Большим Сбором. БС объявлялся для принятия решений, в той или иной мере касающихся всех, и обязательно проводился в кабине управления, — чтобы вахтенные тоже могли принимать в нем участие, не слишком отрываясь от своих приборов.

Сбор являлся процедурой будничной. Чаще всего утверждались изменения внутреннего распорядка и обсуждались мелкие нештатные события вроде нарушения циркуляции растворов в оранжерее. Лишь единожды речь шла о реальной угрозе кораблю — во время пересечения метеорного потока. И уж ни разу не приходилось обсуждать угрозу Земле…

— Мы можем попытаться! — горячился третий пилот Венсан Дассо. — Кэ-эк разгонимся, кэ-эк перехватим этот чертов астероид…

— И что дальше? — с чисто британской флегмой поинтересовался доктор Виктор Ингрэм, он же ДВ.

— Высадимся. И… того. Пусть БД из начинки реактора соорудит аккуратную бомбочку, вот что.

— Это возможно?

Большой Джо нехотя кивнул. Он яснее всех представлял, какую дозу радиации придется получить инженеру корабля при сборке «аккуратной бомбочки».

— В принципе — да. Только мощность заряда будет невелика.

— Сколько?

— Килотонн двадцать пять — тридцать, не более. Вряд ли такой взрыв расколет астероид.

— Маленькая бомба лучше, чем большое ничего, — со всем китайским здравомыслием изрек пилот Го Чжан. — Разве не так?

— Так, — по-прежнему без восторга согласился БД.

— А может быть, заскочим на Землю, прихватим солидную бомбищу, и — вперед? — спросил Григорий.

— Ну вот уж на это никакого времени не хватит, подполковник, — усмехнулся Доктор-Виктор. — А мне говорили, что русские хорошо знают математику.

— Да нет, темные мы, — скромно ответил Григорий. — По этой причине лично я совершенно не понимаю, почему образованные британцы до сих пор не построили ни одной толковой ракеты. Кембридж, Оксфорд, то да се. Профессора, мантии… А на орбиту вас добрый дядя Сэм возит.

ДВ сохранил невозмутимое выражение лица. А вот Венсан с большим удовольствием расхохотался.

— Один — один!

— Послушайте, — сказал Большой Джо. — У меня есть другая идея. Можно установить на поверхности астероида наши маневровые двигатели, пусть поработают там.

— Хочешь изменить курс этой каменной громады?

— Хотя бы на полградуса. Этого вполне достаточно, чтобы отвести угрозу от Земли.

— А вот горючего для изменения курса не хватит, — заявил Клаус. — Представляешь массу астероида? Я вообще сомневаюсь, что мы успеем его перехватить.

Григорий пожал плечами.

— Чего зря мучиться? Пусть эти бездельники из NASA посчитают.

Это была, наконец, совершенно реальная идея. Все обернулись к командиру.

— Идет, — согласился Эдвин. — Пускай посчитают. Готовь радиограмму.

— Щас, — сказал Григорий и бойко застучал по клавишам компьютера. — Тут и готовить нечего. Вопрос лишь в том, сколько придется ждать ответа. Чью подпись воткнуть, твою?

— Нет. Подпись пусть будет такая: экипаж ММК «Одиссей».

— Пафос, — поморщился ДВ.

— Справедливо, — похвалил Го.

— В рамках демократической традиции, — кивнул БД.

Лишь доктор биологии Дэвид Очоа покачал головой.

— Хитрюга ты, полковник.

Ждать пришлось не больше часа. Видимо, на Земле тоже догадались изучить вариант с перенацеливанием «Одиссея». В 14.05 бортового времени заработала связь с Хьюстоном.

По обыкновению, Джеф Пристли выглядел внушительно. Даже больше обыкновенного, поскольку одет был не в цветастую гавайскую рубаху, а в очень официальный костюм с галстуком. Вряд ли он чувствовал себя комфортно в этом одеянии. Наверное, поэтому был несколько раздражен.

— Привет всем. Координационный совет рассмотрел ваше предложение. К сожалению, математики и NASA, и Звездного Городка пришли к одному и тому же выводу. Что ничего не выйдет. Астероид находится за противоположной от вас стороной Солнца. Требуется его догнать, затормозиться, установить на поверхности двигатели и очень долго тормозиться. Расстояние слишком велико даже для ядерного двигателя «Одиссея». В общем, времени не хватит. Так что продолжайте исследовать Марс. Это — лучшее, что вы можете сделать для Земли.

— Эх, — вздохнул Доктор-Виктор. — К сожалению, я был прав.

— Итак, — сказал Эдвин. — Продолжим наши занятия, джентльмены.

— Продолжим, продолжим. Уныние есть смертный грех, — уныло сказал Большой Джо.

04 КРЕПОСТЬ ЗАЗАБОРЬЕ

Так в кремлевских коридорах именовался лакомый кус землицы юго-западнее столицы. Там, в светлых, веселящих душу заповедных лесах, по берегам былинных речушек, в знатном комплексе вилл, резиденций и прочих незатейливых дворцов, гнездился высший разум страны.

Равенства не бывает ни на Земле, ни на Луне, ни за колючей проволокой, все это мы проходили. Но вот концентрировать внимание народа на обидных истинах не стоит. Поэтому все элитное стадо строений окружал могучий заборище. Оттуда и название — крепость Зазаборье. То есть место уединенное. Где, выбрав подходящее именьице, и засел я, озадаченно-уполномоченный. По примеру летописцев, хотя отнюдь не в келье.

Вилла называлась не слишком оригинально — правительственная дача «Сосна-122». И особняк был не особо громадный, зато весьма уютный. С хорошей кухней и просторным холлом на первом этаже. На втором располагались спальни и большая рабочая зона с компьютерами. Тыльной стороной здание выходило на весьма живописную речку Красная Пахра, вполне пригодную для купания. Еще мне нравились кованые решетки, фонари и плоская крыша, способная принять вертолет. Но больше всего привлекала Алиса свет Георгиевна, иначе именуемая АиЗ, то есть, Алиса из Зазаборья. Она там жила потому, что феи сохраняются лишь в местах дюже охраняемых.

Алиса превосходно подходила к закрытой среднерусской местности. Фигуру имела статную, волосы русые, в косу сплетенные, а глаза серые да холодные. Как озеро… ну, Ильмень, что ли. Норовом обладала властным и дотошным. Подполковник Терентьев, например, забегал у нее и как маленький, и как миленький.

В результате, обалдев от вертолетного гула, уже через пару часов стояли передо мной две очень полезные сивки-бурки именами Фима да Дима.

Между прочим, добыть этих рыбин из глубин коррумпированной столицы было куда как непросто. Обе прекрасно умели залегать на дно, мимикрировать, пускать чернильные пузыри и смазывать лапы зеленкой. Потому как Дима и Фима слыли за наилучших (или наихудших, это — кому как) компьютерных негодяев прошлой жизни.

По следам их деятельности Интерпол составлял унылые отчеты. Из-за молодцев рыдали Матросская тишина, Бутырка, Кресты, да и все прочие похожие заведения Северного полушария. Южное не пострадало только из-за слабой концентрации капиталов. Кроме того, джентльмены с большой дороги Интернета бедных не щипали. Даже наоборот, частенько переводили в адрес то министерства здравоохранения Бурунди, то в фонд призрения нидерландских бродячих псов, то еще на какие-то богоугодные цели миллион-другой долларов из… ну, например, из секретного фонда ЦРУ.

Кто их только не пытался достать! Не получалось — и все тут. Даже у очень способной израильской разведки МОССАД. А почему? Эти бывшие детдомовцы имели свидетельства об окончании некоего профтехучилища в городе Сыктывкар (на которое потом, откуда ни возьмись, свалилось десять миллионов евро), а также дипломы московского Физтеха, английского Кембриджа и американского Массачусетского технологического. Причем, я точно знал, что дипломы — непокупные. По той причине, что и Фиме, и Диме покупать дипломы ни к чему, оба зарабатывали их играючи.

Мне они потребовались как непревзойденные мастера по обработке сверхбольших массивов информации, поскольку вдвоем были способны заменить средних размеров министерство. Либо Генеральный штаб таких канувших в небытие стран, как Бангладеш, Буркина-Фасо, Шри-Ланка или Кувейт. Несмотря на всю разницу биографий, жизнь-шутиха как-то свела нас в одном предвыборном штабе (не скажу в каком), после чего обе стороны остались довольны. А я имел возможность оценить способности этой парочки. И в нужное время о них вспомнил.

* * *

Дима, детинушка о двух метров росту, явно не отошел от новогодних излишеств, был изрядно навеселе, а потому ко всему происходящему относился со снисходительным интересом, как к неожиданному продолжению машкерада. В общем, общественной опасности не представлял. А когда пообещал не драться, с него и вовсе сняли браслеты.

А вот куда менее крупного Фиму изрядно трясло. Вполне свободными руками он цепко держался за звездно-полосатую авоську с надписью «ин год ви траст». И не сразу меня опознал.

— О, господи, — сказал я. — Да у тебя там что, сухари, что ли?

— Ага, — разозлился он. — И запасное бельишко.

— Ну, это ты поспешил.

— А! Так это ваши шуточки, гражданин начальник? Спецназ, вертолеты… Кувалдой по дверям?

— Мои, мои, успокойся. Не генерального прокурора. Пока.

Но Фима успокаиваться не спешил.

— Дверь сломали! Всю репутацию испортили!

— Расходы компенсируем. Что касается репутации…

— Тетю Фриму испугали до посинения! Это зачем?! Что, лавры Лаврентия покоя не дают? — продолжал шипеть Фима, он же гражданин Левитин, дергая головой и раздувая щеки по примеру очковой змеи, сиречь кобры.

Это следовало пресечь. Всего сто тридцать шесть суток оставалось. На всех… Поэтому, не вступая в полемику о правах граждан Ефима Львовича Левитина и Вадима Олеговича Оконешникова, я еще разок оглоушил этих рыбин:

— Вот что, друзья мои. Сейчас вам принесут бумагу. А вы ее подпишете.

Фима просто задохнулся, но Дима даже ухом не повел.

— А давай подпишу, — сказал он. — Верю я тебе, Во-Володька из бацбезопасности. Так вышло, что больше верить некому.

— Стоп! А ты дееспособен? — осведомился я.

— Как деепричастие, дева перед причастием и даже еле-дорожная дрез-дрезина. Совокупно. О, кого я вижу! Алиса Георгиевна, горлица, да вы ли это? Нет, Фимка, ты поглянь! Вот, значит, кто нас вычислил-то… Польщен, польщен, миледи. Позвольте ручку… Да не этот пипи-жонский паркер! Я — в смысле попо-целовать. Я — за добродушные отношения между попо-полами, если помните.

— А я — против фамильярности, — холодно сообщила Рюриковна. — Если помните, мы уже обсуждали этот вопрос, господин Оконешников.

Дима смешался.

— Ну… ничего ж такого не было. Я и расстегнуть-то не успел! Киба-дачи, зен-учу-дачи. А потом — темнота-а-а. Алиса Георгиевна, голубушка! Поверите ли, такой ой-цуки больше не хочу. Поэтому с темным прошлым будет покончено. Прямо щас. Прямо на глазах. Иначе худо нам придется, как мне кака-кажется.

— Тогда вступаем в служебные отношения, Вадим Олегович. Подчиненный — вы.

Дима стал во фрунт и попытался щелкнуть каблуками.

— Йес, мэм! Кто же еще. Почитаю за честь! До трех раз…

— А что за бумага? — тихо поинтересовался Фима.

— А, бумага, — сказал я. — О неразглашении.

Фима моментально воспламенился.

— А! Хватают, волокут, тайну подсовывают. Слушайте, ну не хочу я продавать Россию. Помилуйте, надоело. Вы уж сами как-нибудь. Или вон дядьку из Киева кликните, он получше нашего управится…

Тут его донельзя возмущенный взгляд упал на Терентьева, и Фима погрозил пальцем.

— Вы почему не в штатском, господин подполковник?

— А я не считаю нужным скрывать свою профессию.

— Тогда не смотрите на меня так!

— Как? — удивился Терентьев.

— Рыбьим глазом да из-под фуражки. Не те времена. Еще чего не хватало! Не подпишу.

Начальник охраны озадаченно промолчал. На его плечах таял снег, и от этого казалось, что погоны плачут.

— Жаль, — трагически сказал я.

— Да? А что ж такое будет? Подвалы Лубянки? Или таежные делянки?

— Фи, какие штампы… Чересчур сильны у вас старые страхи, гражданин Левитин.

— Старых было столько, что новых и не надо, — парировал Фима. — С вашего разрешения, я удаляюсь. Сударь вы мой, Владимир Петрович.

— Хорошо. Только не путайте Москву с Киевом. У нас с государственным антисемитизмом покончено, — внушительно заявил я.

Даже сам поверил.

— Что, и домой отвезут?

— С извинениями. Только уже не по воздуху.

— Оно и лучше, в вертолетах меня сильно укачивает. Из-за этого я даже яхту не покупаю. А где автомобиль?

— Да сразу за воротами.

— Ну, я пошел.

— Ну, берегите себя.

— И вам здоровьечка.

— Погода, знаете ли, слякотная.

— Просто мерзкая, — подтвердил Фима.

Уходить он явно не торопился. Тут я хлопнул себя по лбу.

— Алиса Георгиевна! Выдайте, пожалуйста, наши извинения.

АиЗ протянула незапечатанный конверт. Фима не удержался, пересчитал.

— Так, времена меняются. Пустячок, но душу греет.

— Приносим извинения от лица президента.

Фима еще раз взглянул на банкноты.

— Симпатичное лицо.

— Там изображен не наш президент, — холодно сообщила АиЗ.

— Так я и говорю, — ухмыльнулся Фима.

— Фимка, — прогудел Дима. — Что, совсем нюх потерял? Не старый еще ведь.

— Да старый я, старый. И насквозь больной. Прямо таким и народился. Шесть тысяч четыреста.

Вероятно, он очень уважал Шуру Балаганова. Я и бровью не повел.

— Годится.

— Владимир Петрович, сдается, вы не поняли. Я про евро говорю.

— Евро, так евро. Чего непонятного?

— Так в неделю же, господин советник.

Тут я решил уважить Остапа Ибрагимыча.

— А пусть будет десять. Для ровного счета. Только идите, идите поскорее! Компьютеры уже дымятся. Вас дожидаючи.

— Кормежка за счет заведения? — несколько оторопело спросил гражданин Левитин.

— Сударь, наносите оскорбление Алисе Георгиевне. Полный пансион. Только, чур, без моего ведома отсюда — ни ногой. И зубы — на замок.

— Ага. Замок, полный пансион. И сколько нам хлебать баланду?

— Месяца четыре. Ну, может быть, четыре с половиной.

— А не больше? — заподозрил Фима.

— Это уж вряд ли, — с большой убежденностью заверил я, глядя на хмурые облака за окном.

— Законы нарушать придется?

— Это еще зачем? Если будет мешать какой-то закон, то мы его изменим. По-моему, так лучше.

— Вот это приятно, — сказал Фима. — Мне многие законы мешают.

— Глядишь, и ам-амнистию заработаем, — сказал Дима.

— Все возможно, — обнадежил я. — Россия — страна внезапная. Уж если полюбит, то держись.

Дима взглянул на меня почти трезвым взором.

— А конец у вашей сказки будет счастливый, Владимир Петрович?

Я поднял глаза к итальянскому подвесному потолку с копиями фресок Микеланджело Буонаротти. Фрески изображали Страшный Суд.

— Вот этого, братцы, не знаю. Не от меня зависит. И даже не от президента. Только от него, — я кивнул на фрески.

— З-звучит песс-симис… — заметил Дима. — Как-то так звучит.

— От хорошей жизни еврея на небеса не позовут. Что, Владимир Петрович, здорово припекло?

— Будь здоров.

— Всеобщий конец наступает?

— Всего лишь общий, — бодро заверил я.

— Вот этого не надо, — сказал Дима. — Не надо общего конца, Владимир Петрович. Давно установлено, что каждому достаточно своего. Максимум — одного на двоих. Пардон, Алиса Георгиевна.

— Видимо, вы еще не успели привыкнуть к перемене общества, — снисходительно сказала АиЗ. — Неожиданно получилось.

Дима поморщился.

— Вряд ли смогу перевоспитаться, ваше величество.

— Почему? Вы же сумели бросить наркотики.

Дима закашлялся.

— Кажется, я могу идти? — спросил Терентьев.

— Ступайте, голубчик, ступайте, — милостиво позволил Фима, роясь в звездно-полосатой авоське. — Уморились, небось, нас задерживаючи… Царь Соломон, да где же мои очки? Неужели опять в холодильнике?

— Давно ты в тю-тюрьму не собирался, — добрым голосом сказал Дима.

Фима немедленно побагровел.

— Эта шутка надоела мне лет пятнадцать назад!

— У вас минус три слева и минус два с половиной справа? — спросила АиЗ.

Все уставились на нее. Фима покрутил головой, будто ему расстегнутый воротничок жал. Да и мне жутковато стало.

* * *

На втором этаже оба уткнулись в экраны. В курс дела вошли быстро.

— Ой, мама родная…

— И папа тоже.

— Да-а. Испуганный крантец корячится. В конце короткого туннеля. Владимир Петрович! Что ж вы так…

— Как?

— У-упругим дрыном да по бритой тонзуре… Прямо как на дико-дискотеке в Сыктывкаре, честное слово.

Я усмехнулся.

— Ну, теперь-то вы на меня не в обиде?

— Да я как-то сразу почуял, что на вас обижаться — грех. А теперь вот вижу, что по-почитать вас надо, игемон.

— Разве можно обижаться на спасателя человечества? — рассеянно согласился Фима. — Второго после Христа.

Он снял очки и протер глаза.

— Димк, давай-ка, увеличь зверушку максимально. И пропусти сквозь фильтры.

— Эй, эй, — сказал я. — Полюбовались — и будет. Рассчитывайте последствия. Именно для этого вас наняли.

— А какой у нас доступ?

— К любому банку информации, находящемуся во власти президента России.

Гангстеры двух непростых народов ухмыльнулись одинаково.

— Годится. На первый случай. Вы уж не обижайтесь, Владимир Петрович.

— Обижаться на вас бесполезно. От меня что-нибудь нужно?

— Нужно знать некоторые исходные папа-параметры, отче вы наш. Вот, к примеру, какова скорость астероида?

— Относительно Земли — около тридцати четырех километров в секунду.

— Диаметр?

— Никто не знает. До трех километров. Возьмите в среднем… ну, полтора, что ли.

— Лучше три, — здравомысленно поправил Фима. — Запас никогда не повредит.

— Три, так три. Вам теперь виднее.

— А масса?

— Вообще неизвестна. Пусть будет… м-м, среднеастероидная.

— Надо бы знать точнее, — кислым тоном сказал Фима.

— Попытаюсь, но результат получим нескоро.

— Попытайтесь, голубчик Владимир Петрович. Попытайтесь, красно солнышко…

— Не поминай всуе! — с внезапной яростью оборвал Дима.

— Что не поминать?

— Ярило.

— Почему?

— Мне кажется, не стоит.

Фима озадаченно пожал плечами. Потом он мне поведал, что у Димки бывают страшные озарения. После исцеления от наркозависимости.

* * *

Туманян откликнулся через сорок секунд. Меня это порадовало, темп закручивался нужный.

— Ваграм Суренович! Можете организовать пролет спутника близ астероида? Тогда по искривлению траектории…

— Вас понял. Уже думаем над этим проектом.

— Сколько времени потребуется?

— Через несколько минут доложу.

— Спасибо. Ждем. Дима, Фима! По расчетам военных, падение случится в районе Исландии. Вводите гидрологическую, метеорологическую, сейсмическую и всякую прочую информацию. Короче, хоть черта вводите. Или число «пи». Но выдайте мне прогноз. Гоу, гоу! Фас, мои дорогие.

— Ишь, погоняла, — проворчал Дима.

— Хычник, — согласился Фима. — Сейчас я полезу в Библиотеку Конгресса американского. А ты ныряй в Российскую академию наук. По пути можешь наведаться в ФСБ. Только не шали, никаких взломов, мы теперь мужи государевы.

— Э! Для ФСБ мы как были, так и останемся спай-мальчиками. Не забудь про британцев с их энциклопудиями. Хочу, чтоб они были на твоей совести.

— Ну давай, рабо-работай, рабо-раб египетский.

— Из Египта мы давно эмигрировали. Ныне я свободный раб алчности.

Тут они, наконец, замолчали, безумно уставившись в мониторы. Это значило, что дело двинулось и лучше не мешать. Я отошел к окну и поднял жалюзи. Надо за всем приглядывать, если рабо-рабов заводишь.

Внешний термометр показывал минус шесть. На улице уже стемнело. Из низких туч валил снег. Горели фонари. Искрились белые шапки на соснах, скамейках, на крыше, на трубе, на антеннах соседнего коттеджа, в котором располагалась охрана. Как говорится, все дышало покоем.

И вдруг разверзлись врата. Во двор усадьбы вкатилось облитое белой краской бронированное чудовище. Пропахало сугроб, развернулось и тактически грамотно устроилось за пустым летним бассейном (препятствие для перемещений пехоты и бронетехники). Затем пару раз крутнуло башней, рыкнуло, пустило в небо струю дыма и затихло. Замаскировалось. Заняло ключевую позицию. Старается Терентьев… Но вот идею наверняка подсказала младшая по званию.

Я отвернулся от окна и увидел ее, младшую по званию. Держа поднос, Алиса поднималась снизу, вырастая в проеме лестницы. Сверху открылся прекрасный обзор декольте, и я был вынужден отвести бесстыжие глазищи на внезапно прибывший бронетранспортер и другие, более безопасные объекты.

Быстро учуяв кофейный дух, Дима и Фима пошевелили носами, но от работы не оторвались. Я покачал головой. АиЗ кивнула и ушла на первый этаж.

Там тихо играла музыка. Что-то шипело на сковородке. Но пахло цветами.

«Интересно, — подумал я, — вот если тот свет существует, там такое возможно? Глазунья в райском саду? А если он есть, тот свет, что за смысл в чепухе под названием жизнь? Хоть какой бы знак с той стороны… Ан нет, полная глухота. Ничего достоверного за всю историю помираний. Как ни досадно, но жизнь, которая у нас есть, может оказаться и первой, и последней. В общем, от астероида лучше отбиться. Так, на всякий случай».

Позвонил Туманян.

— Владимир Петрович! Мы снимаем заряд с боевой ракеты. Вместо него поставим спутник. Ближайшее стартовое окно откроется через семьдесят три часа. Но есть одно «но». Видите ли, аппарат готовили для Бразилии. Это ничего?

— Ничего, Ваграм Суренович, — сказал я. — Подождет Бразилия, если жить хочет. Когда может состояться рандеву с астероидом?

— Мы поставим самый мощный разгонный блок. Но пролет состоится никак не раньше двадцать пятого февраля.

— Если есть возможность сделать это на час раньше, пожалуйста, сделайте.

— Все, что в наших силах. Работы будут вестись круглосуточно.

Туманян отключился, а я задумался. Круглосуточно? Не сорвется ли чего? У нас такое бывает. Иначе коммунизм давно бы построили. Но если у русских возникают проблемы, куда они должны обращаться? Правильно, к американцам. Так заведено. И Ленин это делал, и Сталин, и все последующие. Только цари предпочитали французов. Тираны, что с них взять.

— Алиса Георгиевна! Мне нужен Роберт Уоррен.

— Роберт Кольридж Уоррен-старший? Советник по национальной безопасности?

— Точно. Знаете, где он?

— Должен быть в Остине, штат Техас. Только там сейчас половина шестого утра.

— Будите.

— Накануне отмечалось совершеннолетие мисс Сандры Уоррен, младшей дочери советника.

— Фи! Разве американцы умеют напиваться?

— Мистер Уоррен не только американец. Он еще и техасец.

Да-а… Существенное замечание. Техасцы все еще ностальгировали по временам, когда были гражданами независимого государства. Индейцев покорили, от мексиканцев отбились, а вот от дяди Сэма — нет. Того ради частенько потребляли горячительное. И понять их можно. Штат Одинокой Звезды, все такое прочее. Там хочется напиться виски, потому что нефть кончилась. А после того как напьется виски или, того хуже, — текилы, техасец очень не любит, чтоб его будили. Особенно в половине шестого утра. Но делать было нечего, Земля находилась в опасности. А Техас, как ни верти глобусом, упрямо оставался на упомянутой планете.

Я пожал плечами. И по воле русских в Остине, штат Техас, зазвонил телефон.

* * *

— Хэллоу, Баб! Я тебя разбудил?

Вышло удачно. Уоррен оказался в довольно благожелательном настроении.

— Ноу. Меня разбудил президэнт оф зе юнайтид стэйтс. Есть у нас такой.

— Да, да, слышал. Знаешь, что у нас маленькие неприятности?

Советник действительно был не совсем в форме, но догадаться об этом можно было только по тому, что он упорно старался говорить по-русски.

— Йе. Но слушаю тэбья внэматэлно.

— Нужно установить массу астероида. Мы готовим к отправке космическую станцию. Из-за спешки есть риск неудачи. Будет неплохо, если вы подстрахуете.

На фоне американцев техасцы думают еще меньше, но так же продуктивно.

— Я должен обсудить зэт квесчн с Джимми. Толко, думаю, возражайт нету. Ми опьят ин ван боут, диа Влади Мир. В одной лодке то ест.

Страшно фальшивя, советник вдруг запел:

— Ви олл лив ин еллоу сабмарин, еллоу сабмарин… Помнишь, река Потомак плавали? Под «Битлз» энд скотч?

— Только отдельные эпизоды. Но рад, что мы в одной боут. Надеюсь, что не в одном бут. В башмаке, то есть.

— Донт ворри, бой, — пророкотал мой заокеанский коллега. — Сэрмоньюклеар ворхэд! Эмекрикэн мизайлс Тайтэн-Армагеддон. У вас ест Топол энд Булава. У Европа ест Ариан, Чайна ест Вэлыкий Поход. Мы… как это? Банг! Расколотим безмозглый стоун.

Хвала всевышнему, разоружились мы тогда не окончательно. Что правда, то правда. Были и ракеты, и термоядерные боеголовки. Но хватит ли времени? Вот вопрос. И уже тогда точил меня червяк и по другому поводу. Все ли мы знаем про астероиды? Однако американцев нельзя лишать оптимизма. Потому что это невозможно сделать без лишения жизни.

— Мои поздравления Сандре и Рэйчел, — сказал я.

— Сэнк ю. Привьет ту Эллис. Или пока рано?

Я покосился в сторону лестницы.

— Не гони мустангов, ковбой. Но передай мои поздравления вашим ребятам из Си-Ай-Эй имени мистера Даллеса.

Роберт довольно расхохотался.

— А ты передай мои соболэзнований ту Эф-Эс-Би имени комрэд Дзержински.

— Это по поводу чего?

— Мы словили еще один шпион мистера Крючканова.

— Вот черт… Что, подождать не могли?

— Ноу. Это получилось естэдэй. Никто еще не знал про стоун.

— Осложнения будут?

— Теперь — пустьяки. Советник ваше посолство объявят нон грата. Готовьте нового. Нэ пэрживау. И мы посылайт шпионов. Толко вы мало словили. Бай-бай!

— Вы тоже всех не переловите, — огрызнулся я. — Ба-бай.

* * *

Разговор с Уорреном меня не успокоил.

Напротив, тревога усилилась. Я ничуть не сомневался, что американцы мобилизуют весь свой потенциал. Исландия-то от них ничуть не дальше, чем от Москвы. Но достаточно ли наших, даже объединенных сил? Если Каменный Гость имеет поперечник не более трех километров, мегатонные боеголовки, быть может, его и раздолбают. А если поперечник больше? В космосе от взрыва, даже ядерного, нет ударной волны, потому что там нет воздуха. И потом, насколько он монолитен, этот астероид, какими породами сложен? Будет ли безмозглый стоун рассыпаться в атмосфере, или войдет монолитной массой? Последствия весьма различны.

Я сел за собственный терминал и потребовал всю информацию о грозном госте.

Информация пошла. И не только с наших спутников. В наблюдения включились орбитальные аппараты США, Еврокосмоса, Китая и Японии. В нужную сторону развернули свои башни наземные обсерватории в Мауна-Кеа на Гавайях, английская Грин-Бэнк, наша Пулково, а также Пик-дю-Миди во Франции. К сожалению, нельзя было использовать прекрасные телескопы, расположенные в Южном Чили, поскольку для них объект висел слишком низко над горизонтом. Зато крутые ребята из NASA пустили побоку весь график наблюдений, перенацелив на астероид свой «Региомонтан» — могучий орбитальный телескоп, самое зоркое око Земли. И с информацией не стали жаться: качали прямиком в Интернет. Без купюр, без платы и ограничений.

Увы, даже «Реги» давал фотографии, с которыми я не знал что делать: размытое пятно, и все тут. То блестящее, то очень темное, едва различимое.

— Люблю американов, — промурлыкал Фима. — У них всегда есть, что есть.

— Ничего мужики, — согласился Дима. — Если издали.

— Слушайте, — сказал я. — Катастрофу кто будет рассчитывать?

— Делается автоматически, — благодушно сказал Дима. — Только все это пойдет в корзину.

— Здрасте. Почему?

— Да видите ли, альбедо у астероида сильно меняется.

— Что такое альбедо?

Фима и Дима переглянулись.

— Альбедо — это не либидо, — сообщил Дима.

— Догадываюсь, — разозлился я.

— Шеф! Альбедо по-гречески означает «белизна». В астрономии этим термином обозначается отражательная способность небесного тела.

— Прекрасно, буду теперь знать. Но какая связь…

— Самая прямая. По альбедо можно прикинуть размеры космического тела.

— Чудесно. Тогда в чем проблема? Прикидывайте.

— Уже прикинули. Видите ли, когда спутник Туманяна засек гостя, астероид блестел очень сильно. Но потом взял, да и померк. Похоже, объект имеет два типа поверхности. Одна из них черная, будто сажей намазанная, а вторая отражает свет значительно сильнее. Так вот, этот Янус поворачивается то одним боком, то другим.

— Так. Что из этого следует?

— Из этого следует вот что. Астероид крупнее, чем ожидалось. В расчеты надо закладывать не три, а все шесть километров. Если не больше.

— Очень приятно. Но хотя бы для трех километров можете обрисовать последствия? Ориентировочно.

— Пжалста, — благодушно сказал Дима.

На моем экране возник глобус. Повертелся, попрыгал, как бы устраиваясь удобнее, и повернулся той частью, где располагается Северная Атлантика.

— Падение действительно состоится вот здесь, между Исландией и Гренландией, — сказал Фима. — Димк, сделай бам-бам в Датском проливе.

На моей карте сверкнуло. Во все стороны от взрыва побежали черные волны.

— Ну вот, — задумчиво сказал Фима. — Острова Исландия больше нет и никогда не будет. Останется группа скал и зона невероятной активности вулканов. Испарятся ледники Гренландии. Но это хорошо. Гренландия сыграет роль щита, она частично ослабит удар по североамериканскому континенту.

— Все равно, мало им не покажется, — проворчал Дима. — Как бледнолицым, так и краснокожим.

Фима кивнул.

— Атлантическое побережье Канады и США будет смыто. Остальная территория подвергнется действию мощной атмосферной волны. Ураганы, циклоны, торнадо. И прочее, прочее, прочее…

— Землетрясения, — добавил Дима.

— Да, страшное дело. Но низменной Европе достанется еще больше. Половина Британии и весь полуостров Ютландия будут утоплены. Францию зальет по самые Альпы. Переполнится бассейн Балтийского моря. Поток ворвется в Финский залив, пройдет над Санкт-Петербургом…

Я вздрогнул.

— Стоп. А дамба? Дамба же есть в Финском заливе. Разве она не спасет?

— Мир ее праху. Волна будет на порядок выше. Итак, поток пройдет над Питером, а потом через Ладогу захлестнет Белое море. Далее он сольется с волной, обогнувшей Скандинавию с севера. Погибнут Карелия, Соловецкие острова, Архангельская область. Под водой скроется полуостров Ямал со всеми нефтяными вышками. Но есть и приятная новость: Норильский промышленный район пострадает только от ураганов. Ну и от колебаний земной коры, разумеется.

— Утешил.

— Погодите. Потоп — всего лишь полбеды. Взрыв поднимет в атмосферу больше ста миллиардов тонн воды, испарятся хлор, бром и масса других элементов, содержащихся в морской соли. Все это «съест» процентов восемьдесят озонового слоя. Из разлома океанского дна выплеснется раскаленная магма, которая огненным штормом понесется во все стороны.

— На какое расстояние? — спросил я.

— На расстояние… большое. Пыль и дым пожаров закроют солнечный свет. Земля охладится. В долгосрочной перспективе ледники постепенно распространятся до линии Париж — Киев — Ташкент — Токио. Большая часть североамериканского континента тоже превратится в подобие Антарктиды. Южной Америке, Африке и Австралии повезет не многим больше. В общем, свободным ото льдов останется лишь узкий пояс вдоль экватора.

— Теперь все?

Фима кивнул.

— Все. Если не считать глобальной активации вулканов, уменьшения содержания кислорода в воздухе, массового вымирания всего живого, изменения русел рек, снижения уровня мирового океана, что, между прочим, превратит Средиземное море в несколько периодически замерзающих озер. А Черное, Каспийское и Аральское моря, Балхаш да Байкал — так те просто превратятся в глыбы льда. Ну и климат, мягко говоря, изменится. Станет значительно суше и морознее. Вот, если всего этого не считать, то да — все.

— В основном, — усмехнулся Дима.

— Постарались, братцы.

— Да, за десять тысяч еле-евро. Которые к лету и на фиг не будут нужны. Владимир Петрович! Не пора ли поужинать? Пока имеется такая возможность. Шутка ли, новый ледниковый период на носу. А мамо-мамонтов, между прочим, съели в прошлый раз.

— Учтите, расчеты выполнены при допущении, что диаметр астероида не превышает три километра, — под конец предупредил Фима.

— Так, — тупо сказал я. — А при шести километрах?

— А при шести километрах все будет чуток похуже. Димк, у тебя сигареты остались?

— Курить вредно. Можно и не дожить до Армагеддона.

— А тебе сильно хочется?

— Не слишком, — молвил Дима, пуская клубы. — Одно утешает: пожизненный срок нам больше не светит.

Фима закашлялся.

— Верно. Нам грозит от силы несколько месяцев. Не очень строгого режима. Но я бы предпочел пожизненный.

— Его еще заслужить надо, — сказал Дима.

И вообще скрылся в дыму.

05 ММК «КОСМИЧЕСКИЙ ОДИССЕЙ»

Пришло время для «страшных инструкций» NASA. Большой Джо с Венсаном вышли на поверхность blin'a для наружной проверки Калифорнии, а Эдвин их страховал.

«Инженерная рать» передвигались вдоль натянутых лееров, Эдвин висел прямо в пространстве. На нем были RRS. Точнее, он был в RRS, поскольку RRS на языковом винегрете астронавтов означало «russkiye reactivniye shtany», и уж это-то название, разумеется, выдумали американцы. Собственно, «реактивные штаны» штанами не являлись. Скорее, они напоминали сказочную ступу, а космонавт (астронавт, тайкунавт) в ней выглядел некоей космической бабой-ягой. Только вот управлялась ступа не метлой, а вполне современной ручкой из кабины истребителя «Сухой». Отклоняя ее вправо или влево, вперед или назад, можно было включать миниатюрные реактивные двигатели. Единственной педалью регулировалась подача топлива и, тем самым, — скорость. Одна ручка, одна педаль. Простая, как бензоколонка, очень надежная система. За дюжину лет эксплуатации в условиях реального вакуума — ни одного случая отказа. С RRS русские явно превзошли себя. Почти так же, как с автоматом Калашникова.

Эдвин качнул ручку, придавил педальку. RRS плавно удалились от «Одиссея» на нужное расстояние и затормозились обратной тягой. Внизу открывалась вся передняя поверхность blin'a за исключением той части, которую закрывал купол «Калифорнии». Эдвин удалился от корабля в общей сложности всего на три десятка метров, но этого было вполне достаточно, чтобы получить полный обзор места действия.

Прямо под ступой оказался купол «Калифорнии». У его основания возились БД и Венсан. Двигаясь навстречу друг другу, они полосу металлических заплат, закрывших след метеорита, и огибали планетную базу по периметру. Время от времени вставляли ручные тестеры в гнезда контроля. Оба были надежно пристегнуты тросиками к леерам. Только вот при переходе из одного сектора в другой страховочные карабины приходилось перебрасывать через стойки. В такие моменты при некоторой неловкости можно и улететь от корабля. Потом, сколько ни болтай конечностями, самостоятельно не вернешься: в космосе что улетело, то пропало, там не на что опереться и не от чего оттолкнуться. Посему и требовался страховщик с RRS.

А над головой широко развернулся, нависал, давил на психику Марс. С близкого расстояния он не выглядел слишком уж красным. Скорее рыжеватым, поскольку различались дополнительные краски, плохо заметные с большого расстояния. И среди этих красок доминировали различные оттенки серого. Рыжевато-серые пески, темно-серые поля старой, растрескавшейся лавы, грязно-серая поверхность засохших селевых озер, оползней, абляций. При всем разнообразии ландшафта планета, лишенная свободной воды, голубого неба и признаков хоть какой-то растительности выглядела и без того угнетающе, а тут еще эта унылая, вездесущая серость… Невольно закрадывалось сомнение в том, что люди когда-либо решатся заселить эти дикие, враждебные и равнодушные ко всему на свете просторы. Здесь нечем было дышать, нечего есть, царила жуткая холодина, случались страшные бури, и в любое место мог свалиться метеорит. В сущности, экипажу «Одиссея» осталось лишь узнать, есть ли тут что делать. Привлечь сюда могли либо слишком нужные ресурсы, либо очень ценные знания.

Разреженная атмосфера, имеющая плотность в 160 раз меньшую, чем земная, позволяла держать очень низкую орбиту. И это тоже добавляло волнений: «Одиссей» проносился в каких-то пятидесяти милях над марсианскими песками и не встречал ощутимого сопротивления газов. Марс являл собой удивительно удобное для изучения тело, прямо-таки учебный класс для начинающей земной космонавтики. Лишь череда нелепых случайностей, как тогда казалось, мешала исчерпывающему познанию с помощью автоматических средств. Но та же полоса неудач, в конце концов, и породила проект «Одиссей». Такова уж природа человеческих инстинктов: чем труднее разгадать тайну, тем больше этого хочется.

— Что-то здесь не так, Эдди, — вспомнил Эдвин. — Есть, чертовщина, есть…

Эдвин суеверно попытался скрестить пальцы в толстых космических перчатках. Имея два университетских диплома, он тем не менее полагал, что силы, именуемые потусторонними, в действительности существуют. Более того, их наличие ничуть не противоречит материалистической науке. Просто эти силы относятся к непознанной части мира, вот и все. А раз так, лучше не дразнить судьбу. И вообще, гордого нигилиста трудно изображать, когда висишь вниз головой и одновременно проносишься над Марсом со скоростью нескольких миль в секунду. Необычные при этом возникают ощущения.

* * *

Тень корабля различалась невооруженным глазом. Она пересекла северо-западный вал сухого моря Аргир и скользила по краю Красного, или Эритрейского моря, тоже очень давно не знавшего волны.

Вскоре под «Одиссеем» должна была оказаться весьма интересная область, каньон глубиной до четырех миль, причем, морских миль. Он тянулся вдоль десятой южной параллели Марса больше чем на две тысячи миль, тоже морских. На Земле даже американский Гранд Кэньон весьма отдаленно мог сравниться с этой титанической раной на теле бога войны. В свое время Эдвин основательно изучал сравнительную планетологию. Его очень интересовал и сам гигантский разлом, и причины, его породившие. Поэтому он немало порадовался, когда узнал, что одну из исследовательских капсул планировалось посадить в этом каньоне, названном Долиной Маринера в честь межпланетной станции, впервые его сфотографировавшей. Ждать этого оставалось недолго. Только вот сделать предстояло многое. В частности, требовалось удачно опустить на Марс «Калифорнию».

— Эй! Как там у вас?

— По графику, — коротко отозвался Венсан.

— Пока никаких неполадок, босс, — сказал Большой Джо.

Сверху было видно, что проверяльщики обогнули примерно треть периметра базы. Оба включили свои плечевые фонарики, поскольку «Одиссей» уходил на ночную сторону планеты и на поверхности blin'a быстро темнело.

Темнело и над головой. То есть на Марсе. Долину Маринера они прошли, когда величайшую из трещин уже заполнила глубокая тень. Постепенно мгла скрыла и стены каньона. Потом выползла на возвышенности, принялась один за другим поглощать гребни кратерных гор. Лишь продолжали сиять четыре огромных вулкана. Вскоре Арзия, самый южный из них, проплыл под «Одиссеем». И, одновременно, — над шлемом Эдвина.

Вершина этой исполинской горы представляла собой кальдеру, огромную впадину, уже заполненную тьмой. Черное око горы казалась настоящим входом в преисподнюю. Размеры дыры были таковы, что в нее свободно мог войти Нью-Йорк со всеми своими пригородами. Или, если угодно, — Москва со своей московской областью. Все это проплывало угрожающе близко. То ли над головой, то ли под головой, в зависимости от личной точки зрения.

— Да-а, — протянул Венсан, торопливо проверяя страховочный фал. — Слышь, Джо? Оказывается, не зря я зубрил математику. А то бы свихнулся, честное слово.

— А мы точно туда не свалимся?

— Кто тебя за язык тянет?

— За язык — еще что, — проворчал БД.

Но математика оказалась наукой вполне надежной. Проявления потусторонних сил места не имели. «Одиссей» стойко держал и курс, и высоту, лишь приборы замечали легкое покачивание корабля в неравномерностях гравитационного поля. В общем и целом, Марс подчинялся строгим расчетам Земли. Из чего следовало, что математику стоит учить.

* * *

Несколькими часами позже кабина управления ММК вдруг открылась внешнему миру: с ее крыши исчезло обширное брюхо «Калифорнии», которое много недель закрывало весь обзор. И защищало, кстати, самое уязвимое место корабля от всяких встречных случайностей, вроде метеорного потока. После того как база отделилась, отправилась в самостоятельный полет, свет Марса начал свободно вливаться через прозрачный блистер, сделав видимыми микроскопические пылинки, висящие в воздухе. Объем рубки от этого сделался каким-то осязаемым. А на приборах, креслах и стенах появились багровые блики, лица людей от этого будто налились кровью.

— Мы приобрели боевую раскраску, — меланхолически заметил Клаус. — Эдди, брат мой краснокожий, ты готов?

— Что, время пришло?

— А давайте я, — вызвался Григорий. — У меня, знаете ли, рука легкая.

— Уверен?

— Не сомневайся, Эд. Иначе как бы я попал на «Одиссей»?

— А остальные как попали?

Григорий усмехнулся.

— Остальные попали заслуженно, командир.

— Really? Ну что ж, ткни, скромняга. One, two, three… Push down!

— К чертовой бабушке! — закричали остальные, скрещивая пальцы.

Григорий ткнул клавишу, и через мгновение в ракетных дюзах «Калифорнии» зажглись бледные при дневном свете огни.

— Работают, — сообщил БД.

Клаус иронически хмыкнул.

Похожая в своих обтекателях на огромное яйцо, «Калифорния» послушно уменьшалась в размерах, снижалась, отставала. Начиналась главная, самая напряженная часть ее жизни.

— Есть обратный отсчет, — отозвался Клаус. — Что там с погодой, мой наблюдательный галл?

Стеклянный глаз «Одиссея» был обращен отвесно вниз. С орбиты просматривалась обширная поверхность, поделенная на отдельные участки наблюдения; каждый член экипажа усердно всматривался в отведенный сектор. Кроме того, с полной нагрузкой работал и бортовой телескоп.

— Никаких признаков пыльной бури, — отозвался Венсан. — Видимость просто идеальная. Даже в Элладе тишь. Странно…

— Даю добро на вход в плотные слои, — сказал Эдвин.

И база миновала точку возврата. Внизу вспыхнула искра. Вскоре она вытянулась в огненную линию, увенчанную сияющим шаром: при скорости более пяти километров в секунду даже несерьезная марсианская атмосфера становится плотным, упругим препятствием. Поскольку в «Калифорнии» не было людей, база вошла в атмосферу по очень крутой траектории, перегрузки достигали 20 g, зато и скорость гасла быстро. Шло жесткое аэродинамическое торможение.

— Вытяжной парашют вышел, — доложил Большой Джо. — Есть раскрытие! Все нормально, ребята. Все очень-очень хорошо…

Вслед за вытяжным сработала основная парашютная система. Четыре ярких купола из сверхпрочной ткани раскрылись успешно и полностью. Было похоже, что над Марсом расцвел невиданных размеров цветок. Повиснув на стропах, база самостоятельно отстрелила защитный тепловой экран, затем — боковые обтекатели. Скорость упала настолько, что все это раскаленное, оплавленное и обугленное железо стало ненужным. А до поверхности Марса оставались последние десятки метров.

— Девяносто восемь… семьдесят три… шестьдесят один… есть срабатывание пороховых двигателей! Крен — четыре градуса к нормали. Остаточная скорость — в пределах допуска… Есть касание опор!

И наконец:

— Итс дан! Есть мягкая посадка. Ура нам, ребенки разных стран!

В поднявшемся гвалте все не сразу услышали холодный голос Доктора-Виктора:

— Тихо вы! Сигнал исчез. Связь с базой «Калифорния» прервана. Повторяю: сигнал исчез.

— Увы нам, ребенки разных стран… — выдохнул Григорий.

— Эй! Рано отчаиваться. Мы обогнали базу и висим довольно низко над горизонтом. Может иметь место элементарное непрохождение радиоволн. Местная ионосфера изучена весьма поверхностно.

— Если так можно выразиться, — хмыкнул Доктор-Виктор.

— Ох, чует моя печень, что причина гораздо пакостнее, — не согласился Григорий. — Примерно такое же ощущение, как после самогона.

— Что такое самогон? — спросил Дэвид.

— У вас это текилой называется.

— Ну вот что, — решил Эдвин. — «Одиссей» уходит на ночную сторону Марса, и в любом случае связи пока не будет. Поэтому объявляю перерыв на тридцать пять минут. Текилы не обещаю. Кофе-брейк!

— Землю оповещать?

— Пока повременим. Земле сейчас и своих проблем хватает.

Про Землю вспомнили неудачно. Все удрученно замолчали.

* * *

По терракотовому колодцу они спустились к ободу blin'a. Там, на дне «кирпичной шахты», располагался пищеблок, пышно именуемый рестораном «Тиран Итаки». В объеме двух кают, слитых воедино, дизайнеры постарались передать стилистику древней Греции. Вернее, свое представление о ней. Тут были и резные капители, и миниатюрные колонны «а ля Парфенон», и пластмассовые амфоры, и широкие двуручные кратеры, на случай невесомости затянутые пленкой. Вот только подавали в этих сосудах отнюдь не вино, на борту ММК царил беспросветный сухой закон.

— И что будем пить? — уныло пошутил Клаус. — Шнапс, или как всегда?

— Даже как всегда лучше шнапса, — рассеянно отозвался Большой Джо. — А вот скажи-ка, тевтон, зачем эллины ставили такое немыслимое количество колонн в своих храмах?

— Потому что не знали таких строительных конструкций, как ферма или балка, — удивленно ответил Клаус. — Чего это ты мою эрудицию проверяешь?

— Да так. Радуюсь, что бомбу не придется собирать.

— Кто знает, кто знает, — пробормотал Эдвин.

С бокалом сока он стоял перед иллюминатором, за которым в такт вращению «Одиссея» вращался Марс. Планету почти скрывала ночь, светился только узкий серп, который раз за разом описывал неумолимую окружность. От этого можно было получить головную боль. Эдвин отвернулся. Чтобы задать неизбежный вопрос, который никто не хотел задавать, старательно болтая о посторонних вещах.

— А скажи-ка, Джо, исправна ли была «Калифорния»?

Разумеется, БД ожидал этого вопроса. И все же его черные щеки побагровели. Эдвин это проигнорировал.

— Скорость ветра составляла ноль целых шесть десятых метра в секунду. Видимость — сто баллов. Согласись, лучшего желать невозможно. Поэтому существует только два объяснения. Либо перебои со связью, либо, уж извини брат, техническая неисправность. Не будем забывать, что «Калифорния» сыграла роль защитного экрана, когда мы пересекали пылевой поток. О чем еще можно думать?

— Да все было в порядке! — взорвался Джо. — Я только что просмотрел результаты проверки. Ни единого сбоя! Скажи, Вен, разве не так?

— Так, — кивнул Венсан. — Даже удивительно. Но чего копья-то ломать? Когда пролетим над местом посадки, тогда все и станет ясно.

— Ну-ну, — сказал Эдвин. — Дай-то бог.

— Войны? — меланхолически спросил Доктор-Виктор.

В иллюминаторе продолжал невозмутимо крутиться Марс. «Что-то он выкинет следующим номером? — подумалось Эдвину, — что-то ведь обязательно выкинет». Стаффорд-младший начинал чувствовать эту планету. И представлялась она ему отнюдь не в образе кровожадного мужика в шлеме с сапожной щеткой. Это была женщина с затемненным лицом. Вся в черном, холодная.

* * *

Трижды сработали маневровые двигатели. Никаких сбоев не приключилось. После коррекций наклон орбиты к плоскости марсианского экватора заметно изменился. Теперь каждый виток «Одиссея» проходил неподалеку от места посадки планетной базы. При этом корабль двигался с запада на восток. Поскольку Марс вращался в том же направлении, скорость ММК относительно поверхности уменьшилась, а условия для наблюдений улучшились.

И вот, обогнав медленно ползущий в черной вышине Деймос, «Одиссей» вышел на дневную сторону планеты. Внизу, чуть сбоку от его пути, под объективами проплыла область, получившая довольно произвольное название Электрис. Дальше начинался кусок ареатории, который, по причине, не более вразумительной, именовался Фаэтонтисом. Обе области имели типичный марсианский облик: разнообразные кратеры в окружении каменных россыпей и песчаных ветровых наносов. Их поверхность была многократно сфотографирована, скрупулезно изучена, давным-давно картографирована, все мало-мальски заметные кратеры пересчитаны. Все, за исключением одного.

Примерно на границе областей Электрис и Фаэтонтис появилась новая, очень свежая воронка, окруженная светлыми выбросами. От нее в медленном ветре все еще дрейфовало облако пыли. По мере сокращения дистанции становились видимыми новые удручающие детали. Удалось опознать оторванную опору, затем блок тормозных двигателей, исковерканные панели солнечных батарей. Что же касается кусков обшивки и других, более мелких фрагментов, то радиолокатор обнаруживал их в радиусе не меньше мили. А северо-восточнее, на волнистой барханной гряде, лежали обгоревшие стропы и клочья парашютных полотнищ. Мусора на Марсе заметно прибавилось.

— Эх, не стоило сажать «Калифорнию» именно здесь, — сказал Григорий.

— Почему? — подавленно спросил БД.

— Да тут, как раз на границе Электрис — Фаэтонтис, разбился спускаемый аппарат автоматической станции «Марс-3», — вместо Григория ответил Эдвин.

— Даже вроде бы сел, а потом — бац… примерно как и в нашем случае.

Венсан сжал ладонями свою голову.

— Но почему, почему?!

— Типичная чертовщина, — изрек Доктор-Виктор.

Как всегда, почти без выражения.

* * *

Проверки, проверки и еще раз проверки. Трое суток подряд. Проверялось и перепроверялось все, что хоть как-то поддавалось контролю. Экипаж начал дремать на весу, что в условиях пониженной гравитации есть соблазн неодолимый: ни подушек, ни кроватей не требуется, чуть прикрыл глаза — и готово, отключился. В конце концов, Эдвин объявил слипинг-брейк на шесть с половиной часов. Оставшийся за дежурного Доктор-Виктор подумал и добавил еще полтора, поскольку являлся реалистом и гуманистом в одном лице. К тому же, клятву Гиппократа давал.

Сонная тишина установилась в отсеках. «Одиссей» монотонно накручивал витки у негостеприимного Марса. Каждый раз он пролетел над местом гибели базы, но там, как и следовало ожидать, ничего нового не происходило. Земля предполагала, что взрыв случился из-за нарушения герметичности баков. Почему? Да микрометеоры навредили. Это, якобы, привело к утечке и случайному смешиванию горючего с окислителем, а при спуске аппарат нагрелся. Ну и рвануло. Объяснение казалось правдоподобным. Особенно для неспециалиста. То есть, для врача.

Самоотверженно борясь с зевотой, доктор на полную мощь включил «Венгерские танцы» своего любимого Брамса. Потом активировал саморазогревающийся пакет с крепким кофе. Выпил, пососал пустую курительную трубку. И от нечего делать перевел телескоп на панорамный обзор пространства. Как ни странно, просторы Вселенной надоесть ему не успели. Вероятно, потому, что только в космосе можно по-настоящему отдохнуть от пациентов.

Затем наружный объектив повернулся к Марсу. Сначала экран зарябило от россыпи кратеров. Юго-восточнее области Сидония их до странности много. Там они нередко посажены друг на друга. Валы древних, сглаженных временем цирков испещрены более поздними, вторичными и даже третичными ударными воронками. Застывшими, равнодушными, навеки потерявшими способность дать приют живому семени. Если вообще хоть когда-то обладали такой способностью.

Доктор подумал о том, как огромна разница между Марсом и Землей, двумя соседними планетами. Но Космос един. Един и безжалостен. Пройдет всего несколько месяцев, и огромный кратер вполне может изуродовать Землю… ДВ качнул головой, отгоняя плохие мысли.

В верхней части экрана появилась ломаная линия терминатора. За ней тени сливались, образуя ночь. На Марсе она почти столь же черна, как и на обратной стороне Луны. Край планеты был заметен главным образом благодаря звездному фону. Он лишь чуть-чуть подсвечивался Фобосом, отражающим закатные лучи Солнца.

Впрочем, отражает Фобос чрезвычайно слабо. Как и все члены экипажа, ДВ проходил астрономическую подготовку и знал, что поверхность спутника бога войны покрыта слоем пыли, более черной, чем сажа.

Доктор собрался отвернуть объектив от этого сатанинского тела, но вдруг оно полыхнуло. На какие-то мгновения вокруг Фобоса возник фиолетовый ореол, по оттенкам напоминавший факел газовой горелки. Был он очень ярок, его сияние затмило окружающие звезды и лишь немногим уступало по яркости Солнцу. Полуослепший, Доктор-Виктор выплюнул трубку и на ощупь попытался найти кнопку видеозаписи. Увы, опоздал. Так же внезапно, как и возникло, пламя угасло. К Фобосу вернулся его обычный тусклый вид.

* * *

— Ты уверен? Не было ли какого-нибудь обмана зрения?

Доктор пожал плечами.

— При некоторых патологиях бывают ложные светоощущения. Так называемые фотопсии. Однако до сих пор зрение меня не подводило.

— И что же это могло быть?

— Понятия не имею.

Эдвин пощупал свой подбородок.

— Надо бы побриться.

— Не помешает, — согласился Доктор-Виктор.

— Ты никому не говорил?

— Нет.

— Правильно.

— Вот и я так решил.

— И что посоветуешь? — спросил Эдвин.

— Ничего.

— В каком смысле — ничего?

— В том смысле, что необходимо со спокойствием продолжать выполнение программы. Знаешь, чтобы кругом ни бабахало, солдат должен делать свое дело.

— Как ни в чем не бывало?

— Не совсем, конечно. Надо присматривать и за Фобосом. Вдвоем.

— Что ж, разумно.

— А я весь такой, — усмехнулся Доктор-Виктор.

— Зачем тогда в космос полетел?

— Ну кто-то же и здесь должен иметь голову на плечах.

— А вторая не помешает?

— Вторая не помешает, но не больше, — строго предупредил ДВ. — Диалог возможен только между двумя. Между тремя — это уже болтовня.

Однако через пару минут в их тайну едва не проникла эта самая третья голова.

— Послушайте, — удивленно сказал Клаус. — Я тут проверил показания приборов… Два часа назад фотометры зафиксировали скачкообразный всплеск светимости. Примерно по курсу «Одиссея».

— Да, было что-то такое, — сонно сказал Доктор-Виктор.

— А ты не заметил, что именно?

— Все случилось слишком быстро, — сообщил доктор с чисто британским искусством не лгать, но и не говорить правды.

Клаус взглянул на монитор.

— Верно. Вспышка продолжалась меньше полутора секунд.

— Да очередной метеор сгорел в атмосфере, — очень кстати вмешался Григорий. — Только и всего. Подумаешь, событие.

— Почему ты решил, что это был метеор? — спросил Клаус.

— А что же еще могло быть?

— Ладно, — сказал Эдвин, — не будем отвлекаться. Мы и так потеряли уйму времени. Между прочим, пора высаживаться. Скафандры готовы?

— Разумеется, — безмятежно ответил БД.

* * *

Через bazar он проследовал в терракотовый туннель, где отвинтил крышку переходного тамбура. Мимо проплыли Венсан и Го.

После сложных споров правительства стран-участниц проекта пришли к согласию, что именно эти двое должны сопровождать Эдвина в первой высадке землян на Марс, высадке столь же престижной, сколь и рискованной. Венсан — в качестве представителя объединенной Европы, а Го — в качестве представителя всей многомиллиардной Азии. Русские долго скандалили, но все же согласились потерпеть в обмен на право временного командования «Одиссеем». Так вот и сложился первый экипаж посадочного модуля «Sparrow».

Остающиеся члены команды висели в туннеле, держась за канат. И от этого были похожи на стаю летучих мышей с тревожными глазами.

— Эй, эй! — сказал Эдвин. — А в ходовой рубке-то кто остался?

Григорий махнул рукой.

— Да брось ты! Что там может случиться?

— Автоматика сработает в случае чего, — поддержал Клаус.

— Э, нет. Так не годится.

— Я присмотрю, — сказал Доктор-Виктор, отлепляясь от каната. — За всем присмотрю, Эдди.

Майор Клаус Кинкель удивленно поднял брови. После Эдвина старшим по званию на «Одиссее» оставался Григорий, подполковник ВВС России. Ему теперь и принадлежало право за всем присматривать. Британцев же во всем мире недолюбливают за несокрушимую уверенность в собственной правоте, чтобы они при этом не вытворяли. Впрочем, русский медведь никогда не отличался ни кастовым высокомерием, ни почтением к субординации. Он только пожал плечами и стиснул локоть Эдвина.

— Ну будем ждать вас, братцы!

Эдвин молча кивнул, помассировал локоть, закрыл за собой люк.

Чмокнул эластик уплотнения. Григорий несколько секунд продолжал смотреть на гладкую поверхность крышки. Доктор Очоа от волнения раскашлялся. БД пробормотал молитву, прося удачи «у кого-нибудь наверху». На этом церемония и завершилась.

* * *

— «Спэрроу», «Спэрроу», я — «Одиссей». Доброе утро, мужики!

— Не шуми. Марсиан разбудишь.

— Эдди, проверка закончена. По полному шестичасовому циклу. С нашей стороны замечаний нет, Большой Джо дает добро.

— У нас тоже все в порядке.

— Отделять вас?

— Да пора уж.

— Бортовое время — 14.47. Запуск программы.

Григорий набрал пароль, снял блок с исполнительных механизмов. Гидравлические амортизаторы мягко оттолкнули посадочный модуль. Потеряв связь с вращающимся кораблем-носителем, малый корабль вылетел из-под blin'a, одновременно смещаясь к корме «Одиссея». Все это выглядело особо эффектно из кабины «Спэрроу». Точный расчет, прекрасное исполнение.

— Либертэ, — воскликнул весьма довольный Венсан. — Воробышек выпорхнул!

И тут же покосился на иллюминатор. Сбоку в это время проплывала антирадиационная плита. То есть второй, хвостовой blin «Одиссея». Проплывал штатно, на безопасном расстоянии.

— Воротник миновали, — доложил Эдвин.

— И как там выглядят наши главные дюзы? — поинтересовался БД.

— Да как выглядят… Очень похожи на дюзы.

— Визуально повреждений не определяется?

— Джо, не встревай, — недовольно сказал Григорий. — Пора давать тормозной импульс. Эдди, восемь секунд, как понял?

— Понял вас, понял. Шесть-восемь секунд.

Эдвин сбросил предохранитель, выждал положенные секунды, придавил сенсор. Одновременно скользнул привычным взглядом по шкалам. Но и без приборов он уже знал, что двигатели включились. Об этом оповестила легкая вибрация. Она была монотонной, что говорило о равномерном характере сгорания топлива.

— Порядок, — сообщил Го, выполнявший в этом полете обязанности бортинженера.

— Вижу.

— Конец коррекции. Двигатели отработали штатно.

— Бывает и так.

В кабине управления «Одиссея» надулся Большой Джо. Но никто не заметил его страданий. Потеряв часть скорости, «Спэрроу» все быстрее уходил вниз. Потом, в сорока пяти милях от Марса, Эдвин на короткое время еще раз включил двигатели, выравнивая модуль по оси надир — зенит, фиксируя новую, предпосадочную орбиту.

И наступил период тишины. «Одиссей» обогнал их, скрылся за горизонтом. Между безграничным черным небом и широченной рыжей скатертью Марса беззвучно скользила блестящая пылинка с тремя живыми существами. И больше — ни единой души во всей обозримой вселенной. Мертвый пейзаж внизу, вечная бесконечность над головой. Миллиарды неизвестно зачем прошедших лет, бессчетное множество не знавших путника километров, мириады никем не виданных миров, невероятная даль пространства.

— Потрясающе, — пробормотал Венсан. — Какая острота восприятия! По-моему, чувство подобного рода полезно испытать любому человеку.

— Какое?

— Чувство вселенского сиротства. Меньше глупостей будем творить. Ведь подумай, все мы что-то поделить не можем. Препираемся, деремся. Как тараканы в банке.

— Если не скорпионы, — вздохнул Го. — А банка такая маленькая.

— Между тем, трудно представить, что за пределами собственной планеты нас где-то ждут.

— А вот не надо торопиться с выводами, — сказал Эдвин. — Пространство, — оно большое. Кто-нибудь пробовал представить себе бесконечность?

— Да все пробовали. Только никто не смог. Потому что в голове не помещается.

Позади за крутой марсианский горизонт в желтовато-багровой дымке падало солнце. Внизу проплывало сухое русло Ниргала, самой большой из марсианских рек. Рядом с этой усопшей рекой вскоре и предстояло сажать «Sparrow». А спереди надвигалась очередная ночь. Резкие тени вытягивались по направлению полета. Они быстро сливались, поглощая низины, а затем — все более возвышенные места. Справа, южнее курса, уже почти заполнилась тьмой знаменитая область Эллада, колыбель страшных бурь. Все это было интересно, но вскоре предстояла серьезная работа, и Эдвин прикрыл глаза. До посадки у него оставалось чуть больше суток.

* * *

— «Спэрроу», «Спэрроу», просыпайтесь! Не страшно без нас, детишки?

Эдвин усмехнулся.

— Темное время мы пережили самостоятельно.

Рассвет внизу только начинался. Под «Воробьем» проплывало плато Большой Сырт, пересеченное широкими тенями. Лежащая впереди и слева по курсу низменность Элизий вообще еще не выходила из тьмы.

— Расстояние расчетное, видим вас хорошо, — сообщил Григорий. — Как на борту?

— Штатно. К торможению готов.

— Даю трехминутную готовность.

— Понял.

В кабине «Одиссея» Григорий запустил программу посадки. В кабине «Спэрроу» щелкнула клавиша независимого таймера.

— Пошел обратный отсчет!

Эдвин вздохнул поглубже, взялся за рукоятки покрепче. Все повторялось: и кратерное море Аргир, и точка прицеливания, и крестик на мониторе. Но управление давалось проще, поскольку посадочный модуль — это не тяжеленный «Одиссей» с его огромной инерцией. Эдвин прицелился всего за сорок секунд.

— Отклонение по широте — ноль, — с удовлетворением отметил Венсан. — По долготе — три десятых градуса.

Начались события, ради которых на Земле договаривались десятки правительств и годами трудились сотни тысяч людей. Включились тормозные двигатели. Теряя высоту, «Спэрроу» устремился к Марсу. Его скорость все еще вдесятеро превышала скорость звука, поэтому плотность газов быстро росла, и по контурам головного обтекателя появилось голубое свечение.

— Вуаля-я, — несколько охрипшим голосом сообщил Венсан. — Поздравляю. Точка возврата пройдена.

В кабине что-то звенело. Пошла тряска. На гиперзвуковой скорости «Воробей» все глубже зарывался в атмосферу. Голубое свечение с обтекателя исчезло, молибденовые края плиты почернели, потом побагровели, а затем раскалились до режущего глаз алого цвета. Вскоре с кромок лобовой тарелки начали срываться капли расплавленного металла. Некоторые из них прочерчивали пылающие нити на боковых иллюминаторах. Еще раньше, не выдержав перегрева, часть объективов вышла из строя. Изображение по курсу смазалось, а затем исчезло. Сквозь треск и хрипы прорвался голос Григория:

— Эй, икары, как вы там?

— Нормально, — ответил Эдвин. — Как на сковородке.

— А мы летим туда, куда надо? — спросил Го.

— Точнехонько. Только учтите, сейчас связь отрубится…

— Да зна… — не успел договорить Эдвин.

Его голос утонул в треске. Поток раскаленной плазмы слизнул штыри внешних антенн. Казалось, еще миг, и бушующее пламя ворвется в кабину, обратив все ее содержимое в прах и пепел. Но тут «Спэрроу» сильно тряхнуло.

— Вытяжной парашют сработал, — доложил Го.

Потом тряхнуло очень сильно. И этому рывку экипаж мог только порадоваться.

— Есть раскрытие основной парашютной системы!

Можно было считать, что аппарат уже не падает, а спускается. Техника работала безукоризненно. В нужный момент из пазов обшивки вышли резервные антенны. Треск в наушниках исчез.

— «Спэрроу», «Спэрроу»! Видим ваши купола, все четыре! Раскрытие полное! Поздравляю!

— Рано еще, — проворчал Эдвин.

— Ой, правда, — испугался Григорий. — Чего это я…

Как и все атеисты, он был изрядно суеверен.

* * *

До финала оставалось совсем мало времени, но событий предстояло много. Время уплотнилось. Повиснув на огромных парашютах, спускаемый модуль избавился от тяжелого, оплавленного, ставшего ненужным теплозащитного экрана. Затем раскрыл сложенные до поры штанги опор. Разойдясь в стороны, они сделали возможным наблюдение приближавшегося Марса через нижнюю группу объективов. И тут всему экипажу пришлось ахнуть: район посадки оказался буквально забитым массой всевозможных камней, от мелких булыжников до валунов величиной со знаменитый лондонский автобус «даблдеккер». Попади «Спэрроу» своей опорой хотя бы на один из таких, модуль неизбежно опрокинется, и тогда взлет станет невозможным.

— Кошмар! — простонал Венсан.

— Почему мы не разглядели их с орбиты? — удивился Го.

— Непонятно, — сказал Эдвин. — Но сейчас нам не до выяснения причин.

— И что будем делать?

— Срочно запускай движок посадочной ступени! Перехожу на ручное управление.

— Есть, командир. Двигатель пошел.

— Go-od… God.

Спешно отстрелив парашюты, Эдвин перевел аппарат из режима вертикального спуска в полет по касательной.

— Эй, что там у вас происходит? — взволновался Григорий.

Ему не ответили. Вариант аварийной посадки отрабатывался заранее, каждый знал свою роль. Но эта роль поглощала человека целиком. Командир уводил «Воробья» из опасного района. Штурман наблюдал местность слева по курсу, бортинженер — справа. Кроме того, параллельно выполнялись все остальные обязанности командира, штурмана и бортинженера.

— У меня одни булыжники!

— Эдди, слева тоже ничего хорошего. Высота — тысяча шестьсот семьдесят. И это — самое плохое.

— Знаю.

— Горючего для посадочного двигателя осталось на сто семьдесят секунд.

— Помню.

— Да поможет нам…

— Поможет.

Эдвин старался до минимума сократить скорость снижения. Но угловатый, необтекаемый, до предела загруженный припасами «Спэрроу» плохо подходил для горизонтального полета. Горизонтальный полет у Марса — вообще штука сложная. Крылья бесполезны из-за сильной разреженности атмосферы, но та же атмосфера ощутимо мешает полету на одних двигателях. Между тем, сила притяжения у Марса весьма порядочна, составляет около сорока процентов земной.

— Есть боковой ветер, — доложил Венсан. — До семи метров в секунду.

— Черт с ним.

— Эге. Похоже, у вас проблемы, — догадался Григорий.

— Отстань, — процедил Го.

Запас высоты неуклонно таял, а подходящей площадки все не попадалось.

— Тысяча триста тридцать шесть метров!

— Понял.

Наконец камни внизу стали попадаться реже. Но, увы, садиться по-прежнему было нельзя: местность имела сильный уклон.

— Да что же это такое, а?

— Командир, впереди — каньон.

— Вижу.

— Эдди, ты не понял. Каньон!

— Бывает.

— Эдд, каньон это такая штука… Ой! Противоположный берег выше! Эдди, там стенка кратера!

— Этого еще не хватало…

— У нас слишком мало высоты. Мы врежемся!

— Не врежемся.

Модуль сделал «горку» над береговым обрывом, а потом вдруг нырнул, ринулся вниз. В пугающей близости замелькала поверхность ближнего склона, утыканная обломками скал.

— Терпеть не могу эти американские… — прохрипел Го.

— Ч-четыреста метров до дна!

— «Спэрроу», «Спэрроу»! Вы исчезли с экрана радара! Что происхо…

— Ну вот, — со странным удовлетворением сказал Го. — Они нас не видят.

Эдвин молчал. У него не было времени даже для того, чтобы вытереть пот со лба. «Спэрроу» падал вдоль склона, слегка отклоняясь одновременно и к северу, и к оси каньона. Дно которого оказалось забитым все теми же проклятущими камнями. Марс, как истинный вояка, особым гостеприимством не отличался…

— Левее, Эдди! Еще левее! — вдруг выпалил Венсан. — Норд-норд-вест!

Многочасовые изматывающие тренировки приучили их полностью доверять друг другу. Не рассуждая, Эдвин мгновенно переложил ручку. Он вошел в вираж на пределе возможностей. «Спэрроу» потерял при этом скорость и просел на добрую сотню метров высоты. Но жертва явно стоила результата. Венсан заметил единственное, что могло их спасти. Следуя новым курсом, модуль приближался к месту, где каньон расширялся. И расширялся неспроста. В том расширении две протоки древней марсианской реки некогда огибали плоский остров, образованный рыхлыми наносными породами. Горючего оставалось на тридцать две секунды.

* * *

Тем, кто оставался на «Одиссее», посадка стоила отнюдь не меньших нервов, чем тем, кто находился в модуле. Особенно после обрыва связи.

Двигаясь по экваториальной орбите, «Одиссей» последовательно пролетал по следам событий. Сначала телескоп помог обнаружить в песках смятый круг металла, — сброшенный обтекатель. Затем попались парашюты. По этим следам опытный глаз без труда мог прочесть хронологию событий. Она была вполне нормальной, плановой. По крайней мере — в начальной фазе. Но что произошло в конце? «Спэрроу-1» продолжал молчать.

— Вот что, — сказал Григорий. — Пора готовить «Спэрроу-2». На следующем витке отправим спасательную экспедицию. Полечу я.

Клаус нерешительно кашлянул.

— Послушай, мы уже имеем две посадки с сомнительными результатами. Почему ты думаешь, что третья будет удачнее?

— Обязательно. В третий раз должно нам повезти, — пропел Григорий.

— Эй, парень! Не стоит пороть горячку, — сказал ДВ. — Разумнее все взвесить и постараться собрать максимально возможную информацию с орбиты. Возможно, имеет смысл сбросить Умного Ваньку.

Григорий мотнул головой.

— Нет. Время критично. Они там, быть может, задыхаются. Тогда от Умного Ваньки проку нет. Так что, герр майор Кинкель, готовьтесь принять командование над «Одиссеем».

— Яволь, герр лейтенант-оберст, — без энтузиазма отозвался Клаус. — Но давайте сначала хотя бы дождемся прохода над местом посадки… или падения.

— Да, разумеется.

— Еще нужно отправить запрос на Землю, — сказал Клаус.

— Отправляй, — без особого энтузиазма согласился Григорий.

— Кажется, я знаю, почему «Спэрроу-1» не смог сесть в запланированном районе, — вдруг заявил Дэвид.

— Почему?

— Там все забито камнями гораздо больших размеров, чем мы полагали.

— Как — забито? Почему мы раньше их не обнаружили?

— Потому что картографическая съемка производилась при максимальной освещенности. То есть, в полдень. Теней тогда не было, вот почему. А сейчас близится вечер. И тени появились.

Клаус покачал головой.

— Трудно представить, что место посадки выбирали идиоты. Тойфель! Горючего у них осталось секунд на тридцать.

* * *

…По счастью, тридцать две секунды мог работать основной, маршевый двигатель посадочной ступени. Существовал еще небольшой дополнительный ресурс. Эдвин немедленно им воспользовался. Пошевелил педали и добавил тяги маневровыми дюзами.

— Здорово, — сказал Венсан.

Приободрившийся «Спэрроу» дотянул наконец до спасительной поверхности. Несколькими молниеносными движениями Эдвин изменил угол наклона маневровых сопел. Го плавно ограничил подачу топлива сразу во все камеры сгорания.

— Семь, четыре, два. Один… Зеро!

Удар. Лапы посадочной ступени ткнулись в грунт, модуль качнулся, накренился, замер. Гул и вибрация стихли.

Несколько секунд они ошеломленно молчали, прислушиваясь и к себе, и к тому, что происходило на борту.

А на борту ничего не происходило. Мирно тикал таймер. Шелестел вентилятор. Потрескивал радиоприемник. В боковые иллюминаторы заглядывало мутное марсианское небо.

— Ну вот, — разочарованно произнес Венсан. — Величайшая победа человеческого гения?

Го деловито пробежал пальцами по кнопкам компьютера.

— Вы не поверите, все системы исправны. Герметичность нигде не нарушена. Поразительно!

Эдвин достал салфетку и вытер наконец лицо.

— Честно говоря, поражает другое, — сказал он. — То, что вся наша развеселая поездка заняла только восемь минут.

— Меньше, — сказал Венсан. — Семь минут и сорок три секунды.

Эдвин покачал головой.

— А мне показалось, целый год.

Го сочувственно кивнул.

— Ну еще бы. Знаешь, мне теперь разрешат третьего ребенка. И я своего сына назову Спэрроу. Спэрроу Чжан. Нормально?

— А если будет дочь?

— И дочь назову Спэрроу. Даже лучше получится.

— А давайте друг другу чего-нибудь подарим, — предложил Венсан. — На счастье. Чтобы взлет получился спокойнее посадки.

— Очень хорошая идея, — одобрил Го. — Дома эти сувенирчики… Не забывай, на Земле все предметы тяжелее.

— Э! Заработать хочешь?

— Ну да.

— Погоди. Разве твоя партия не собирается построить коммунизм?

— Собирается, — ухмыльнулся Го. — Но количество миллиардеров в Китае при этом растет. Ты мне зубы не заговаривай. Давай, показывай, что у тебя в карманах. Только не говори, что ничего не прихватил. Я знаю, французы своего не упустят.

— Ну ладно, — проворчал Венсан. — Сам напросился. Эдди, смотри, к чему приведут чайна-тауны.

И достал американский доллар с портретом Мао Цзедуна.

— Очень смешно, — сказал Эдвин. — Между прочим, мы на другой планете находимся. Выдвигайте панорамный объектив. Пора осматриваться.

06 ЛЮБОВЬ И ВОДОРОДНЫЕ БОМБЫ

В приемной непрерывно звонили телефоны. Из переговорного устройства слышался голос Анны Иоанновны, которая сначала просила кого-то немного подождать, а потом предложила выпить немного валерьянки.

Горела лампа с зеленым абажуром. Кабинет Тараса был все так же затенен. Но в щель между портьерами проникал косой луч утреннего солнца. Он освещал бумагу, лежащую на столе. Очень важную бумагу, которую мне с трудом удалось воспринять как реальность.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО!

Уровень допуска — высший.

ТОЛЬКО ДЛЯ ЧЛЕНОВ СОВЕТА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

Информация по международной программе «Звездный Щит».


— Ну каково ИТОГО? — спросил Тарас. — Шутка ли, почти сто мегатонн насобирали! Чуешь?

Я пожал плечами. Тарас был явно разочарован.

— Э! Почему такая скучная реакция?

— Да нет, впечатляет, конечно. Только незн. сбои беспокоят.

— Ерунда. Уж половина-то зарядов долетит куда надо.

— Да пусть хоть все долетят. Крупные куски все равно останутся.

Тарас встал из-за стола, потянулся, хрустнул позвонками, подошел к окну, раздвинул шторы и довольно долго рассматривал кремлевский двор.

— Смотри-ка, утро наступило.

Я тоже подошел к окну и бездумно уставился на ползущую с запада тучу.

— Крупные, значит, останутся. Это так твой Дизраэли считает? — каким-то не своим, уж очень усталым голосом спросил Тарас.

— Да. И я ему верю.

Тарас повернулся.

— Да я тоже верю. Как не поверить, если и Туманян так считает, и НАСА так считает, и твой дружок Баб — тоже. Вместо одного страшного удара мы получим заряд космической картечи. Тоже радость небольшая. Что ж, что сможем, то будем дробить истребителями да зенитными ракетами. Сейчас из запаса призваны все пилоты, кто только не в деменции. Арсеналы вскрыты, вокруг городов развертываются батареи ПВО. Американцы реанимируют самые дряхлые из своих авианосцев. Саудовская Аравия бесплатно отпускает нефть для ВВС любой страны. Ну кроме Израиля, разумеется. Чуешь, какая солидарность открылась?

— Солидарность — это хорошо. Но нет опыта поражения целей, движущихся с космическими скоростями. Значит, все сбить не сможем.

— Не сможем. Но больше ничего не сделать.

— Это в воздухе больше ничего сделать нельзя, — поправил я.

Тарас оживился.

— Да? Вот это — другой разговор. Слушаю.

— У нас совместный план с МЧС, — сказал я. — Лучше бы пригласить министра Иванцова. С картами да таблицами.

— Приглашу. С картами и таблицами. Но ты ведь уже здесь, поэтому излагай. В общих, так сказать, чертях.

* * *

В общих чертях суть плана МЧС сводилась к эвакуации людей из районов предполагаемого затопления. Идея столь же простая, сколько и трудновыполнимая. Главная беда заключалась в том, что множество обломков могли упасть где угодно. Готовиться требовалось во всей европейской части страны, откуда все население не вывезешь. Министр Иванцов предлагал рассредоточить жителей городов по сельской местности, понакопав землянок. А при землянках развести огороды. Так сказать, и дешево, и сытно. Еще велись работы по приведению в сносное состояние старых бомбоубежищ. Особые надежды возлагались на переоборудование метрополитенов. В МЧС полагали, что не меньше девяноста процентов населения такой план спасет. Я тоже допускал, но с одной оговоркой: спасет, если случится катастрофа приемлемых масштабов.

— А неприемлемые масштабы это какие? — озадаченно спросил Тарас.

— Ну от астероида может уцелеть крупный кусок, — ответил я.

И повторил все, что слышал от Фимы с Димой. Добавил, что в результате термоядерной бомбардировки траектория крупной части астероида может измениться. Тогда она вовсе не обязательно ухнет в сравнительно благоприятном для нас районе Атлантики. Баллистические расчеты давали эллипс рассеивания с границами от Урала до американского штата Пенсильвания. Немножко скрашивало ситуацию то, что мы с американцами действительно опять оказались в одной лодке. Американцы в очередной раз горячо возлюбили Россию. Как республиканцы, так и демократы. А вот еврократы соглашались принять нашу помощь только в том случае, если мы перестанем нарушать права сексуальных меньшинств. Прямо и не знаю, что сказать по этому поводу, без сексуальных выражений не получается. Впрочем, я отвлекся.

Помню, Тарас тогда заметил:

— Слушай, если произойдет то, о чем ты говоришь, тем более надо рыть землянки.

Я покачал головой.

— Не спасут. Нужны компрессорные станции чтобы запасть сжатый воздух. А еще лучше — жидкий кислород.

— Кислород? Зачем?

— Затем, что в землянках нечем будет дышать. Содержание кислорода в атмосфере сильно уменьшится в результате глобальных пожаров. А потом растения вымрут.

— Из-за помутнения атмосферы?

— Да. Получится нечто вроде «ядерной зимы». Только посильнее. Пройдут десятки лет, прежде чем леса удастся восстановить.

— Понятно. Но если мы начнем строить одни компрессоры, этим кислородом некому будет дышать. Надо же людей куда-то спрятать.

— Я разве спорю? Только в каждый подвал кислород не доставишь. Людей надо прятать не туда. В шахты.

— Во как. Всех?

Я не удержался от шпильки:

— Сам же приказывал.

Тарас вдруг лег на ковер своего роскошного кабинета и принялся выполнять упражнения против остеохондроза. Потом встал, подошел к стене и нажал потаенную кнопку. Там, рядом с президентским штандартом, у него был устроен хитрый тайничок. Первая дверца открывалась нажатием, а вторая реагировала на условную фразу:

— А давай трохи выпьем.

Прозвучала мелодия «Отчего так березы в России шумят» и тайничок открылся. Знамо, от чего так шумят, белоствольные.

Я слабо запротестовал:

— Эй! На рабочем месте?

— Да у меня вся Россия — сплошное это самое место. Что ж теперь, не пить?

— Избиратели не поймут, — поддакнул я.

— И даже осудят. Тут мне друг Джимми особое калифорнийское винцо прислал. Шибко расхваливал, лучше французского, говорит, а я так и не пробовал. Знаешь, то некогда, то не с кем. Хорошо, что ты подвернулся.

— Очень, — согласился я.

Мы попробовали калифорнийского, но ничего не поняли. Пришлось добавить Джека Дэниэлса. Потом, насколько помню, последовали сало и горилка с перцем. А закончилось все но-шпой. Некоторое время Россией мы не управляли. Но она и не такое видывала.

* * *

В центре Москвы разгоняли очередную демонстрацию. Народ требовал денег, сразу и много. Но получал дубинками и поштучно.

Забава была в полном разгаре. Метро не работало ни на вход, ни на выход. Во дворах скапливались раненые. Выла сигнализация сотен машин. Шипели водометы, крякали звуковушки ГАИ. Шум, гвалт, взрывы газовых гранат, неслышно осыпающиеся витрины, очень крепкие выражения с обеих сторон. Натужно двигаясь по Тверской, ОПОН в очередной раз отвоевывал столицу нашего умеренно демократического государства.

Терентьев наметанным оком окинул поле брани.

— Это надолго, Владимир Петрович.

Помню, перед капотом нашей машины оказался уже знакомый полицейский. Раскормленный, еще более толстый, чем в прошлый раз, с мелкими, заплывшими глазками. Он делал плавательные жесты, пожимал плечами, улыбался.

Вдруг Андрюша резко обернулся, показывая куда-то вправо. Я успел заметить на бетонном козырьке второго этажа, прямо над вывеской «Вина Кавказа», человека в черной вязаной шапочке и в лягушачьем камуфляже. Людей, одетых подобным образом, встречалось много, как среди митингующих, так, разумеется, и среди разгоняющих. Но на улицах, а не на балконах. Очень медленно, как мне показалось, этот человек поднимал короткую трубу цвета хаки.

— Из машины! — рявкнул Андрюша, толкая водителя.

Процедура была отработана. Терентьев распахнул дверцу со своей стороны, схватил меня за шиворот и мы вывалились на грязную мостовую. Мгновением позже высыпались водитель и Андрюша.

Бронированный «Мерседес» присел, странно, как-то по-человечески ухнул, а потом подпрыгнул. Его крыша вскрылась наподобие консервной банки, из которой рвануло пламенем. Сильно грохнуло. На минуту я перестал что-либо слышать, кроме звона в ушах. Вообще, стал каким-то ватным. С безразличием наблюдал, как Андрюша в кого-то стрелял из положения лежа. Нас тогда выручило как раз то, что все успели упасть, осколки прошли выше. А в окружавшей толпе были погибшие, много пострадавших.

Терентьев и дюжий водитель потащили меня к нашей второй машине. Навстречу бежали гарные хлопцы из Тарасовой гвардии, размахивая целым арсеналом оружия. Боевик, боевик…

Вскоре мимо минивэна охраны, куда меня жестко усадили, провели толстого постового со скрученными руками. В его форменной куртке красовались пулевые дыры. Потом оказалось, что на парне имелось сразу два бронежилета. Причастен ли он к покушению, я так и не знаю. Бронежилеты — не улика, будь их хоть два, хоть целых десять. А то, что парень выхватил пистолет из белой кобуры, — ну с кем не бывает? Кто бы не выхватил в такой ситуации? Вовсе не обязательно, что он собирался стрелять в меня. В меня точно собирался стрелять тот, на «Винах Кавказа». Но его так и не поймали. Истинных виновников всегда поймать трудно. Поэтому их наказывает судьба. Как ни удивительно, рано или поздно такое происходит.

* * *

Мы вернулись в Кремль. Меня осмотрел врач, который пришел к заключению, что я жив. Комендант вызвал вертолет. Через полтора часа, выйдя из гудящего, свистящего и похрапывающего агрегата, я испытывал единственное, но чрезвычайно сильное желание — рухнуть в горячую ванну, а потом, если смогу, доползти до постели. Засунуть голову под подушку, и… да гори все синим пламенем!

Состояние дел в специальной аналитической группе (САГ) меня совершенно не беспокоило. И мысли не возникало, что АиЗ допустит беспорядки во вверенном гарнизоне. Но как раз это и произошло.

На вилле обнаружился некий дополнительный контингент. Контингент состоял из маленького, пухлого, пушистого Любчонка. А также из гвардейского роста, хищного, поджарого Томусика. Оба приобретения смотрели на меня с выражением неподсудности пополам с тревогой — такую смесь я часто наблюдал у балованных, но чересчур нашкодивших олигархов и котят.

Помню, я взревел. После очень свежей контузии нервишки пошаливали.

— Алиса Георгиевна!

— Спокойно, Петрович, спокойно, — задушевным голосом сказал Дима, поднимаясь из кресла и закрывая собой АиЗ. — Любить надобно людишек-то.

Я едва не расхохотался. Тоже мне, защитник! Нас обоих, вместе взятых, Алиса могла разделать на котлеты.

Пушистый Любчонок, видимо, об этом не знал. Поэтому наивно забился под крылышко Диме. Томусику забиваться оказалось некуда, щуплый Фима для такой цели совершенно не годился. Что и говорить, персона нон граната… Сильной у нее была одна голова.

Впрочем, Томусик размышлял недолго. Встал за креслом своего покровителя и моего заместителя. С видом собственника поправил редкую Фимину прическу, упер руки в боки, решительно набычился и грозно насупился. Но испугать не получилось. Тоже мне, янычар в юбке!

— Что такое?! — прошипел я. — Амазонок не заказывал!

— Видите ли, советник, нам без них не работается, — сообщил Дима с достоинством опального князя.

АиЗ виновато опустила ресницы. Наверняка знала, какой это производит эффект. А Фима быстро поднял брови и пожал плечами, — ну что ж тут, мол, такого вот особенного? Дело житейское. Как мужику без бабы? Что русскому, что еврейскому. Природа, она едина, а все мужчины, как ни крути, скотины.

— Советник! Неразглашение подписано, — поспешно вставил Дима, совершая руками плавательные жесты, которые в тот день я уже видел.

— Да, да, — закивал Фима. — Тайны родины.

— Чьей родины? — осведомился я.

— Одна у нас родина, — сухо отразил Фима. — Земля называется.

— Святость уз, — вдруг ляпнул Дима.

Это меня окончательно взбесило.

— Каких еще, к черту, уз?!

— Уз дружбы, Владимир Петрович, — поспешно пояснил Дима. — Мы же ваши друзья. Поясни, Фимка.

— Штоб я пропал! Без вас это вполне может получиться, Владимир Петрович. Я говорю за наше пропадание насовсем. А кому оно нужно? Такое?

Молвила свое слово и Алиса:

— Не стоит волноваться, Владимир Петрович. Ситуация под контролем.

Тут из меня, как из колотого шарика, вышел весь воздух. Я понял, что в недрах аппарата созрел основательный заговор, сходу его не раздавишь, а потому лучше отложить расправу до лучших времен. Понял и отошел на заранее подготовленные позиции, в спальню. Еще Иосиф Виссарионович не советовал поддаваться первому чувству, каким бы пламенным оно ни было. До тех пор, пока не подготовлена спецоперация.

— Владимир Петрович! А ужин? — крикнула АиЗ.

— Спасибо, уже сыт, — жестко сказал я.

Сотруднички, огородный корень… И где я таких откопал?

Но потом, в своей одинокой постели, вдруг понял, что вполне понимаю сотрудничков. Не разумом, конечно, какой уж тут разум. У-хромосомой. Велика мощь ея. Да потерпеть-то можно! Во имя продолжения человеческого рода, как ни парадоксально. Я же вот терплю. Вон, и на Марсе мужики сколько терпят. А подводники в автономном плавании? А удаленные пограничники где-нибудь на острове Ратманова?

Не знаю, с чего из подсознания вдруг всплыл этот остров. Наверное, вещими бывают не только сны, но еще и психозы.

* * *

Не спалось.

За окном качался фонарь. Я специально приказал его не закреплять, потому что люблю, когда за окном качается фонарь. Аптека, улица, фонарь…

И вот он качался, качался, качался, отмеряя бесконечность ночи. Ничто не делает человека одиноким лучше власти. Не остается веры в искренность. Враги прикидываются друзьями, навязывая услуги, которые впоследствии очень дорого обходятся. Друзья отчаянно борются с искушением чего-нибудь попросить. Не выдерживают, конечно. И ты из друга превращаешься сначала в благодетеля, а потом, рано или поздно, в неблагодарную рожу. Потому что рано или поздно приходится отказывать.

Ать-два, ать-два, ать-два… Было жалко, что не слышно скрипа, немецкие стеклопакеты звуков не пропускали. Быть может, этот мерный скрип и помог бы мне тогда убаюкаться. К сожалению, кроме него слышалось мерзкое журчание.

Я сбросил одеяло. По теплому финскому полу протопал в туалет. Там тек итальянский сливной бачок. Фаянсовая крышка сдвинулась, стержень китайского выпускного устройства перекосился. Принято считать, что в России только две беды — дураки и дороги. Дудки. Есть еще и сантехника. Даже вполне добротные изделия, попадая в наши благословенные края, начинают куролесить. Развращаются, что ли. Вроде загулявших американских бизнесменов.

Припомнив опыт общежития МЭИ (прекрасная, должен сказать, школа), я поправил стержень и водрузил крышку на штатное место. Журчать перестало, но и сон отлетел напрочь.

— Блям, блям, — сказал телефон.

Не красный, не правительственный, а обычный, городской.

— Шс-срр, — с ледяным благоразумием посоветовал холодильник.

Я все же снял трубку. Было интересно, кому это стал известен наш потаенный номер. Оказалось, что вовсе не агенту ЦРУ им. мистера Даллеса.

— Дэушка, ктрый… час? — спросил сильно пьяный голос.

— Половина третьего, юноша, — сказал я. — Пора баиньки.

— Да? А с кем?

— Молитесь, сын мой, — искренне посоветовал я.

Голос испугался и пропал. Но в ванной безутешно заплакал смеситель. Против меня определенно созрел еще один заговор — водопроводный. А в России без спиртного с ним справиться невозможно. Так уж склепано.

Я вспомнил, что у меня оставалось немного «Арарата». Как раз то, что надо. Коньяк жесткий, деручий. Очень хорошо дезинфицирует царапины души.

Дверцы моего бара никаких берез не играли. Просто открылись с нежным щелчком. Вспыхнула лампочка. На зеркальной полке действительно находился нужный сосуд. И не один! Рядом стояла точно такая же бутылка, только полная — от зоркого глаза АиЗ ничего не ускользало. Я подумал, что столь педантичной жены, наверное, не вынес бы. Но никакой другой домоправительницы желать просто невозможно. Так же, как ее саму.

* * *

Желать…

Мелькнуло завистливое соображение о том, что сейчас творится в спальнях Фимы и Димы. Я помотал головой, щедро плеснул в широкий фужер. В такой посуде коньяк согревается от руки и делается ароматнее. После долгого служебного воздержания он хорошо пошел, пятизвездочный. Настоящий, лично подаренный Туманяном. Не французская поделка. Ни, тем более, московская подделка.

В голове размякло, в животе зажглось, а остальному телу досталась томная истома. В общем, полегчало организму. Только в постель организм совершенно не тянуло, сон куда-то сбежал и упорно не возвращался.

Попискивали электронные часы, отсчитывая невесть куда уплывающие секунды. Единственная тайна, которую люди никогда не разгадают, — это тайна времени. Не успеют разгадать, потому что времени не хватит. Но кое-что уже понятно. Например, то, что время, как и мысль, живет изменениями.

Батюшки! А ведь панта рэй, — воскликнул один очень древний грек. И правда, нельзя дважды войти в одну и ту же воду. Ну почему в нашем мире не найти чего-то честно-неподвижного, отчего все кругом суетится, снует, перемещается? Как возник такой порядок? И чего ради в голову советника по бацбезопасности лезут подобные вопросы? Шалят, громоздятся, дразнят… а вдруг в мире все неслучайно? Включая эти самые вопросы? Тогда должен существовать закон, которому подчиняются все случайности. Вот бы его открыть. На пользу себе, на радость людям, которых любить надобно. Мгм… Закономерность случайного. Чем не тема для диссертации?

Не знаю, сколько б я еще тогда простоял, наблюдая из теплого домашнего уюта и мокнущий во дворе бронетранспортер, и всю неприглядность кончины московской зимы, когда снег героически не сдается дождю; возможно, что и до утра простоял бы. Но мне помешали. Видимо, пришло время. А время чему-то, друзья мои, приходит тогда, когда заканчиваются случайности.

Ну чем не закон?

* * *

В спящем доме каждый шорох отчетлив, я даже вздрогнул. Напрасно, конечно. В тот раз меня посетили отнюдь не террористы. Нет, тысячу раз был прав Лев Николаевич! Здоровые мужчина и женщина платонически под одной крышей долго не уживутся.

Выражения лица я не видел. Только и без того чувствовал, что решительность покинула ее на пороге.

— Добрый вечер, — сказал я.

— Добрый… ночь.

Она сдвинула красный телефон и поставила поднос на журнальный столик. И замерла, держала на весу освободившиеся руки, не зная, что с ними делать. Красивые, по локоть обнаженные. Белеющие в сумраке.

— Мне уйти?

— Вот уж нет!

Я наполнил один из бокалов, которые она принесла. Алиса смущенно откашлялась.

— За что будем пить? — спросила она.

— Пока ни за что. Догоняйте.

Она спокойно, глоток за глотком, выпила коньяк. Закусила кружочком лимона. Поставила бокал на поднос. Потом, видимо, ощутила прилив решимости и подняла глаза от полу.

— Не знаю, что и сказать, Владимир Петрович. Весна приходит. И еще этот… астероид.

— Астероид… Это да, волнует. И все же, ты точно хочешь?

АиЗ секунду подумала.

— Наверное, меньше, чем вы. Но я — живая женщина. Я вновь налил в фужеры. Себе и ей, уже немного.

— Тогда обращение на «вы» отменяется. Брудершафт!

Я притянул ее к себе, вдохнул запахи чистоты, хорошего мыла и, чуть-чуть, — духов.

— Брудершафт? Это… Больше похоже на захват часового.

— Извини. Увлекся. Долго ничего не было.

— Знаю. И у меня тоже… давно. Уверенность потеряла. Быть может, подождешь чуточку? Дашь привыкнуть к ситуации?

— Конечно. Все, что пожелаешь.

Алиса погладила мне голову. Поцеловала в лоб. Потом задернула шторы и сказала:

— Так будет лучше.

Тут я вспомнил, в каком ведомстве она служит. А она поняла, о чем я подумал. Села на диван, сгорбилась.

— Володя, чем-нибудь я тебя огорчала?

— О, да. По мордасам. Ой-цуки. В Ижевске.

Она улыбнулась.

— А, в предвыборном штабе? Поверь, я могла бы огорчить гораздо сильнее.

Я машинально пощупал щеку.

— Верю. А сегодня драться будешь?

Она улыбнулась и расслабилась.

— Сегодня у меня мирные планы.

— Правда?

— Неужели сомневаешься? — удивилась она, кладя руку на узел своего пояса.

— Э, э, постой, погоди! Я сам. Пожалуйста, не лишай… Стоп! А нас не подслушивают?

— Почти наверняка. И даже подглядывают.

— И как ты к этому…

— Ну как? Хоть это и избитая фраза, но должно быть стыдно тем, кто подглядывает, — отчетливо произнесла Алиса. — А кому не стыдно, пусть знают, что избитыми бывают не только фразы. Я сумею найти дежурного оператора. Так что ему лучше все сейчас выключить.

Я не сомневался, что сумеет, но больше уже не разговаривал. До тех пор пока мы не проснулись.

* * *

Сквозь шторы пробивался свет. С приоткрытого балкона слышалось чириканье птиц. Веяло ветерком, пахло прелью да талой водой. Наконец-то я услышал скрип фонаря, все еще не погасшего. И увидел на соседней подушке копну волос. Еще матовое плечо увидел. В обрамлении сбившегося одеяла.

Алиса уже не спала. Она повернулась, глядя на меня с грустью и вроде бы с благодарностью. Дело в том, что у подходящих друг другу людей сразу после секса начинается дружба. Которая опять сменяется сексом. И так далее, хоть всю жизнь, если повезет. Ну с перерывами для еды.

— Как ты? — спросил я.

— Словно после марш-броска по очень-очень пересеченной местности.

— Хочешь еще?

— Все, больше не могу.

— Эх ты, шпионка.

— Шпионка я хорошая. Но не предполагала, что ты оголодал до тако-ой степени…

— Большая степень?

АиЗ улыбнулась, но от комментариев воздержалась.

— Ладно. Придется поесть, — сказал я. — Чем-то же надо заниматься.

— Ты животный.

— Конечно. Покормишь? А то наброшусь.

— Ой, эй, стоп! Послушай, зачем тебе женский халат? Отдай.

— Не отдам.

— Ай! Ну-ну. Уймитесь, господин советник. Оставьте часть сил для России.

Алиса встала, шлепнула по настырным рукам и отправилась в ванную.

— Так, — сказала она. — Смеситель течет.

Потом фыркнула:

— Фрейдизм какой-то…

А я повернулся на бок и вдруг уснул с чувством неоднократно исполненного долга. И с уверенностью в том, что попал наконец в хорошие руки. Или попался, уж не знаю точно.

* * *

Все давно отобедали. В холле девочки пылесосили ковер под картиной Страшного Суда. Очень старались.

— Добрый день, — пролепетал Любчонок.

А Томусик опустил глаза и угрюмо возил щеткой. Похоже, всерьез меня невзлюбил. За что, спрашивается? За то, что начальник. Дура баба. Возможно, Фиме именно такая и требовалась, но не мне. Я решил, что уволю ее при первом удобном случае. А любить буду оставшихся людей.

Алиса кормила меня на кухне.

— Что будем делать? — спросила она. — Скрывать?

Я вспомнил взгляды наших женских новобранцев и покачал головой.

— Как же, от них скроешь. Да и вообще, несолидно в нашем положении.

— А что солидно?

— Сейчас покажу. Пойдем-ка, Алисочка Георгиевна.

— Куда?

— Туда, туда. Не дрейфь, капитан.

— Прошу прощения. Полгода как майор.

— А! Тем более. Разве майор может бояться личного состава? Не к лицу.

— А что к лицу?

Я прижал ее к буфету и зарылся лицом в вырез блузки.

— Вот что к лицу. Чертовски ты хорош, майор…

— Владимир Петро… Володя, я сейчас как-то не… обижайтесь.

Я махнул рукой.

— Грех обижаться. Такая ночь… И вообще, я тебе верю.

— Ну вот! Пора мне увольняться из органов, — сказала она. — Чтобы не изменять служебному долгу.

— Это правильно. Только благодаря служебному долгу ты, наверное, знаешь, что я…

АиЗ усмехнулась.

— Дважды был женат. Уж это знаю. И любовница я у тебя не первая. И не самая молодая. И Чижикова у тебя была, и та стенографисточка, которая придумала бацбезопасность.

В ее глазах появились слезы. Я испытал некое щиплющее чувство, похожее на совесть.

— Нет, ну ты чего? Нет, ну никакого же сравнения. Да, но…

Алиса прижала палец к моим губам.

— Ладно, не надо ничего говорить. После того как мой муж погиб в Чечне, я тоже встречалась с одним человеком. А сначала думала — да ни за что, да по гроб жизни…

Она отвернулась.

— А потом поняла, что не получится. Живой человек должен жить. Что бы потом ни случилось на другом свете…

— Алиса, помилуй, ты была в Чечне?

— Я там и родилась. В Итум-Кале.

— Стреляла?

Холодные глаза АиЗ сузились.

— Бегали там… биатлонистки. Думаю, среди них была и та, что убила Сашу. Хирурга Бубенцова… Прямо у перевязочной палатки.

— Позволь, сколько ж тебе лет-то было?

— Семнадцать. На Кавказе рано замуж выходят. Кофе пить будешь?

— С удовольствием, — после заминки ответил я. Обдумывал, нужно ли выражать соболезнования. Решил, что лучше не царапать душу. Промолчал.

— Сколько кусочков удовольствия?

— Два. А потом пойдем и додо-ставим удовольствие членам САГ.

— Господин Оконешников плохо на тебя влияет, — неодобрительно заметила АиЗ.

— Не думаю. Видишь ли, я самостоятельно пришел к выводу, что шутки на сексуальную тему разнообразят жизнь.

— А не опошляют?

— Зависит от вкуса. Ты позволишь мне оставаться самим собой?

Алиса скупо улыбнулась. С выражением короткого, но сильного женского торжества.

— В рамках действующего законодательства.

* * *

Учтивые сотрудники САГ (мужские особи) старательно не поднимали глаз, дабы не замечать ни моего цветущего фэйса, ни теней под глазами Алисы. У них самих-то вроде получалось. Труднее пришлось подружкам, которых так и подмывало.

— Да ладно, не мучайтесь, — сказал я. — Кхэм. Дамы и господа! Минувшей ночью со мной проведена большая разъяснительная работа. В результате отношение к людям потеплело.

Любчонок взвизгнул, подпрыгнул и повис у меня на шее.

— Кхэм, — сказал Дима.

Я поправил галстук и объявил, что перемены в личных отношениях не должно смешивать с отношением служебным.

— Иначе говоря, — уточнила майор Бубенцова, — попытки фамильярности будут пресекаться.

И мимолетно глянула на Любчонка.

— Кхэм, — сказал Дима.

— Будут, будут, — заверил я его.

— Да я разве против, рабо-рабодатель вы наш?

— Чудесно. Тогда пора сообщить мне кое-что о ваших подругах. Раз уж они здесь.

— Это вы о чем? — подозрительно осведомился Томусик.

— О самых общих анкетных данных. Согласитесь, вряд ли будет правильно, если я прилюдно начну называть вас Томусиком.

— Безлюдно тоже не стоит.

— А это уж мое личное дело. Итак, ФИО?

— Шойгу Тамара Саратовна.

— О! Так вы не…

— Случайное совпадение. Фамилия довольно распространена в Горной Шории.

— Допустим. Профессия? — с некоторой опаской продолжил я.

— Хирург-травматолог.

— Эге. Так почему вы сразу не ска…

— А что ж вы сразу не спро?

Я почесал затылок. Пожалуй, увольнять ее придется чуток погодя, когда дым от астероида рассеется.

— Потому что внешность обма.

Тамара Саратовна усмехнулась.

— А вот ваша — нет.

Не знаю, на что она намекала, но это мне не понравилась. Попривык к почтению. Да и непедагогично обсуждать собственную персону с подчиненным, так и до панибратства можно докатиться.

— Значит, так, — холодно сказал я. — Будем считать знакомство состоявшимся. Штат нашей группы в ближайшие дни резко расширится, и собственная медицина не помешает.

— Зарплата?

— Прибавьте ноль к вашей нынешней, сколько б вы ни получали.

— Ого. Не боитесь?

— Не боюсь. История России не знает случая, чтобы доктор разбогател благодаря официальной зарплате. Детали утрясайте с Алисой Георгиевной. Любую специальную информацию, я думаю, вам с удовольствием предоставит Ефим Львович.

— Да куда ж он денется, — сказала Тамара Саратовна голосом главного врача.

Фима вздохнул.

— Забота о здоровье настигает везде.

— Любченко Любовь Егоровна. МГУ, биофак, доцент, — отрапортовал Любчонок.

— Биофак? И чем вы занимались там, на биофаке?

— Экологией занималась.

— Подробнее, пожалуйста.

— Проектирование замкнутых экологических систем. Для дальних космических перелетов, лунных станций, подводных атомоходов, антарктических поселений. Ну… и тому подобное.

Я удивился не столько тому, как довольно легкомысленная женщинка на моих глазах превратилась в почтенную научную даму; явление занятное, но не более того. А тому, что уж слишком кстати была ее редкая специальность для моих планов.

Любовь Егоровна тем временем принялась искренне волноваться.

— Владимир Петрович! Что, мне работы не найдется?

— Совсем напротив. Первое задание получайте прямо сейчас. Мне нужен проект замкнутой системы для подземных убежищ. Условия: герметичность, защита от обвалов, максимальная компактность и минимальное потребление энергии. Черновой набросок жду через сутки. То есть, завтра вечером.

На этот раз удивилась она. И даже побледнела.

— Не надо так на меня смотреть. Я представляю объем работы. Но у нас очень мало времени.

— Простите, Владимир Петрович, но полностью замкнутой экологической системой является только биосфера Земли. Вся биосфера, понимаете?

— Вот как? Чем же тогда занимались ученые мужи и дамы?

— О, достижения есть. Искусственные экосистемы практически удалось замкнуть по газам и воде. А вот по пище — увы. Ну… Слишком много сложностей. Даже в объяснениях.

— Объяснения отложим до лучших времен. Подавайте мне самую замкнутую из всех незамкнутых систем. Только и всего.

Любовь Егоровна вздохнула и посмотрела на меня как на сатрапа.

— Хорошо.

— Ничего хорошего, — вредным голосом сказал я. — Очень-очень мало времени. Привыкайте мыслить государственно!

И с государственной думой на челе покинул помещение.

А через пару минут звонил в управление делами президента. Чтобы заказать пару билетиков. Наша вилла кишела «жучками». В Зазаборье это так же обязательно, как сантехника, но работает лучше. Вот я и решил пригласить Алису на спектакль. В рамках наших новых отношений это выглядело вполне естественно, а начальник на то и начальник, чтобы устраивать каникулы, когда вздумается. И астероид мне — не указ, я повинуюсь только президентскому. Попутно пользуюсь некоторыми президентскими возможностями. Билеты, например, нам организовали за пять минут.

— Орф? — удивилась Алиса. — Ты любишь Орфа?

— Тебя больше. Если хочешь, достану что-нибудь другое.

АиЗ взглянула на билеты.

— Мариинская постановка? Ладно, пусть будет «Кармина Бурана». Мне нравится хор. Отпустишь майора в парикмахерскую?

Из осторожности времени я ей оставил в обрез. Ну на всякий случай. Мне не хотелось, чтобы АиЗ успела получить подробные инструкции от своего все еще действующего начальства.

— Не опоздаешь?

АиЗ с усмешкой покачала головой. Такие, как она, не только не опаздывают сами, но и не дают опаздывать другим. В масштабах до дивизии.

* * *

Йохо-хо…

На меня повеяло суровыми семейными предчувствиями, когда ровно в восемнадцать пятьдесят пять у строгих колонн Большого затормозил блестящий «Порш» представительского класса. С антеннами, спойлером, молдингами и тонированными стеклами. И всеми другими штуками, как их там… которые совсем не нужны.

Андрюша распахнул дверцу, шофер моментально раскрыл зонтик над прической роскошной дамы. Я не сразу ее узнал. А когда узнал, ужаснулся.

— Боже мой, Алиса! Что ты сделала с косой?

Она улыбнулась. В ее глазах мелькнуло выражение грустной отчаянности.

— Оставила в прошлом. Подозреваю, что меня ожидает подвижное будущее, господин советник. Или нет?

— Нас ожидает, — поправил я.

Она на это ничего не сказала. Умница. Не стала уточнять, что значит «нас». Знала, что еще не время. Еще все может не быть. Поэтому молча взяла меня под руку, и мы поднялись по ступеням.

Несчастные охотники за билетиками безмолвно расступались. И вовсе не из-за Андрюши, а перед Алисой. В вестибюле я испытал прилив петушиной гордости. Все опять расступались, на меня бросали завистливые взгляды, а на нее восхищенно глазели и откровенно пялились. Дело было не только в гриве золотисто-русых волос, в безупречной линии шеи, открытых плеч, других безупречных линиях, которые вечернее платье не столько скрывает, сколько подчеркивает. По-настоящему неотразимой женщину делает уверенность в себе, спокойное понимание собственного могущества. Да еще походка. Именно по походке древние распознавали своих богинь, умели это делать варвары. А я лишь в театре в полной мере начал сознавать, что за роскошь мне досталась.

Прозвенел звонок. Мы проследовали в президентскую ложу. Чьи-то руки, существующие отдельно от тел, приняли манто Алисы и мою демократическую курточку. Если кто не знает, сообщаю: хорошо быть богатым. Или, на худой конец, — влиятельным. Приятное дело, советую попробовать.

А еще надо чаще бывать в театрах. Обожаю этот мир условностей и утонченностей. Кулисы, рампа, оркестровая яма, ряды традиционно неудобных кресел, о неудобстве которых забываешь сразу после первых удачных реплик или аккордов. И самое главное: лица. Множество чудесных лиц с живыми, осмысленными взглядами. Отринув суетное, публика, она же бывшая толпа, становится удивительно похожей на людей. Чистых, ухоженных, умиротворенных. Приглушенный говор, смущенный кашель, подчеркнутая любезность, шаги по ковровым дорожкам. В зрительном зале трудно обнаружить угрюмого индивида. Да, бывали времена, когда в театре кипели страсти, — пиковые дамы, поручики, лорнеты-пистолеты. Но сейчас мы повзрослели, поутихли, а может быть, протухли. Сердца мы бьем не в ложах иль партере, а на кухне.

Так что, не опасайтесь театров, господа. Потому что мы там человечны. В крайнем случае, человекообразны.

* * *

После спектакля я планировал прогулку вдоль Яузы или Москвы-реки. Но план пришлось отменить. К ночи подморозило. Алиса в своих колготках и туфельках запросто могла простудиться. С другой стороны, несерьезно вести серьезный разговор в машине.

— Андрюша, а свези-ка нас… в Люблино, — сказал я.

Андрюша как-то нестрашно улыбнулся.

— Почему Люблино? — спросила Алиса.

— Название подходящее.

Когда наша машина и джип охраны достигли улицы имени генерала Полбина, я опустил стекло и попросил ехать медленнее. Мы миновали несколько перекрестков. Наконец попалось нечто подходящее: вывеска с пронзительно-неоновыми словами «Царица Тамара». Под вывеской находилась стрелка, указывающая направление к центру Земли. Надир то есть. Меня в последнее время очень интересовало именно это направление.

— Тормозим!

Двое ребят сбегали, проверили. Я кивнул. Алиса молча вышла из машины, но в подвальчик пошла не сразу. Сначала сняла с себя золотую цепочку с кулоном. И точным броском отправила ювелирное изделие в ближайший мусорный бак.

— Какому-то бомжу счастье привалило, — философски заметил один из охранников.

— Ага, — сказал другой гарный хлопец. — И ночлег в подвалах Лубянки.

— А что? Тепло и бесплатно, — хохотнул третий.

— Разговорчики, — обронил Андрюша. — Никто ничего не видел. Всем ясно?

Он отошел в сторону и что-то коротко доложил по радиотелефону. Алиса взяла меня под руку.

— Зачем ты это сделала? — я кивнул на мусорный бак.

— Сейчас не время для игр в казаки-разбойники. От тебя зависит спасение множества жизней, а времени мало. Все остальное не должно отвлекать.

— Очень верное замечание. Ну что ж, майор Бубенцова. Поступаете в полное мое распоряжение.

— Угу.

— Что еще за «угу»?

— Служу России, — усмехнулась АиЗ. — Честь я уже отдавала.

* * *

При ее появлении официантка одернула юбочку и сделала стойку. Бармен картинно уронил салфетку и начал бормотать с сильным грузинским акцентом:

— Вах! Какие люди и без охра…

Тут из-за наших спин вышли бритый Андрюша и усатый Ванюша. Ванюша с улыбкой поправил на бармене галстук-бабочку и отправился осматривать служебные помещения.

— Вах! Какие люди, какая охрана… Прахадите, дарагие!

Я выбрал столик в середине зала; подслушивающие устройства монтируют прежде всего в укромных углах. Хотя черта от них укроешься. Ну и черт с ними.

В глазах Алисы вспыхнули искорки.

— Откуда навыки? — спросила она.

— С вами жить…

— А без нас не получается. Как без мусорных баков.

Бармен подкатился собственноножно. АиЗ улыбнулась едва-едва, одними уголками губ. Боялась передозировать.

— Как вас зовут?

И все же восточный человек с трудом удержался на своих проворных ножках.

— Вах-вахтанг, красавица!

Впрочем, о деле он не забывал.

— Что будем кушать, дарагие?

— Лобио. Два шашлыка. Кахетинское есть?

— Вай! Зачем обижаешь, пери? Все найдем, все! Тваему князю можем чахохбили приготовить. Пальчики оближет! Далма еще есть. Настоящий, армянский. У меня тут один ара работает, из Степанокерта.

Алиса взглянула на меня и улыбнулась.

— Нет, батоно Вахтанг. Чахохбили он уже не потянет. И далму тоже.

— А что так? Денег мало?

— Денег много. Но соляной кислоты еще больше. Гастрит у князя. Гиперсекреторный.

— О, господи, — пробормотал я. — Все-то ты знаешь.

— А! И я знаю, — сказал батоно Вахтанг. — Работа нервная, да? Вы тут пагаварите, да? А мы пригатовим.

Он щелкнул пальцами официантке и укатился за свою стойку. Алиса вздохнула.

— Ну что? Хочешь пагаварить, да?

— Сегодняшние увеселения для этого и затеяны.

— Тогда начинай.

— Хирург-травматолог мог появиться случайно. Но вот специалист по замкнутым экологическим системам попадается… не в каждом трамвае. Кто из них ваша?

— Обе.

— Замечательно. Специалисты, надеюсь, хорошие?

— Их отбирали довольно тщательно.

— Фима и Дима знают?

— Не думаю. Понимаешь, они занимаются делом такого значения, что ФСБ не могло допустить случайных подруг.

Я почувствовал боль.

— Алиса, девочки-то ведь приличные! Как же они на такое решились?

— На какое такое?

— Ну… вопреки нормальным чувствам.

— Почему же вопреки? — Алиса усмехнулась. — Методы нашей организации со времен Лаврентия Павловича… Скажем так, утончились. Не ставится задача уничтожить талантливого человека. Напротив, его нужно уберечь от крайностей и сохранить для государства. Разумеется, это — штучная работа, очень затратная, поэтому применяется только по отношению к выдающимся личностям. Для этой цели в ФСБ давненько существует нечто вроде «летучего отряда» фрейлин Екатерины Медичи. Женщинам, желающим выполнить подобного рода задания, предоставляют полную информацию об объекте. С мельчайшими психологическими и, прошу прощения, физиологическими деталями. Среди тех, у кого нужные люди вызывают интерес, проводится конкурсный отбор.

— Даже так?

— Не даже, а именно. Утвержденной кандидатке остается только влюбить в себя мужчину. Причем, в плановые сроки. Этому учат. Очень квалифицированно. Нейролингвистическое программирование, афродизиаки, кулинарное искусство. Ну и техника секса, естественно. В общем, арсенал внушительный.

— В сжатые сроки… А если не получится?

— Тогда в дело вступает дублерша. Как в космонавтике. Володя, ты уже большой мальчик. И не первый год в политике. Тебе ли не знать, что власть — это технология. Вспомни хотя бы выборы.

— А как же…

— Я? Конечно, добровольно.

— А ты знала, что я тебя… хочу?

— Это чувствует любая женщина, дурачок. А на тебе так просто написано. Тамара Саратовна права, очень выразительное лицо. Что такое? Что тебя расстроило?

— Ровно половина моей группы состоит еще и в ФСБ. Так не годится. Хозяин должен быть один.

— И что ж ты собираешься делать? Воевать с ФСБ?

— Покуда над головами висит Каменный Гость, на передряги нет времени. В сущности, есть лишь один приемлемый выход. Придется мне тоже завербоваться к вам.

Алиса подняла брови.

— Шучу. На самом деле я хочу завербовать вашего шефа. Хотя он волен думать, что завербовал меня. Таким образом, мы оба получим удовольствие. Вообще, в России все друг друга должны завербовать и получить удовольствие. Тогда и случится социальная гармония. Что скажешь?

— Ну… Крючканов довольно приличный человек. Насколько может себе такое позволить.

— Но?

Алиса посмотрела на свет сквозь бокал с кахетинским. Вдохнула аромат, кивнула.

— Знаешь, дьявол кроется не только в деталях, но и в заместителях. В не полностью умных людях то есть.

— Они все у вас неполноумные?

— Многие, хотя и в разной мере. Типичные продукты эпохи безверия. Я вообще сомневаюсь, что наемные работники государства могут быть патриотами. Ну в массе своей, конечно. Как правило, степень преданности пропорциональна личной выгоде.

— Крючканов это терпит?

— Из-за деловых качеств, насколько я понимаю. И кем заменять? Тут нужно, чтоб в нашем консервативном ведомстве выросло новое поколение. Да и не лучшее сейчас время для кадровых перестановок, ты сам говорил только что.

Я вынул сигарету и прикурил от свечи. Краем глаза заметил, как батоно Вахтанг убирает со стойки табличку «НЕ КУРИТЬ».

— Послушай, Крючканов просил тебя помочь в сближении со мной?

— Просил, — безмятежно сказала АиЗ. — Он довольно одинок в своих апартаментах. И туда его назначал вовсе не Тарас твой Григорьевич. Так что…

— А. Ну да, ну да. Вот что, придется тебе немного поскучать. Потому что я буду думать. А это, доложу я, — процессище.

Алиса сделала маленький глоток из своего бокала и улыбнулась.

— Знаю. Наблюдала уже. Когда ты думаешь, ты похож на обиженного хомячка. Но когда мужчина думает или моет посуду…

— Тогда что?

— Тогда он мне нравится. Так что думай, князь, думай. Твоя очередь.

— Мыть посуду?

— Надо будет — помоешь.

— Ого!

— Ага.

— Пагаварили, да? — с угрозой сказал я.

Алиса по-девчоночьи прыснула. Никогда не думал, что она на такое способна, фельдмаршал в манто. Или этому тоже учат?

— Эй, генацвале! — крикнул Вахтанг. — Лобио несут! Лучше настоящий лаваш закусывать!

Мы начали лаваш закусывать, но тут позвонил Тарас наш Григорьевич. Был он несколько взвинчен.

— Слушай, Крючканов с тобой встретиться хочет. Какой-то он огорченный, будто ценность потерял.

— Цепочку, наверное.

— Какую цепочку?

— Да золотую.

Тарас разозлился.

— Некогда мне ваши ребусы разгадывать! Что, без президента о встрече договориться не можете? Все самолюбие свое лилипутское лелеете?

— Да причем тут…

— Штирлицы хреновы! Учти, если не будете сотрудничать, перестреляю вас, сволочей!

Трубка разразилась пулеметными очередями. Алиса усмехнулась.

— И часто он вас стреляет?

— По необходимости.

— Идеальный президент?

— Вот уж не знаю. Кого заслужили, тот нас… В общем, не слабее Путина. А по культуре превосходит. Хотя стреляет хуже.

— И хорошо, — сказала Алиса. — Людей любить надо.

— В ФСБ и этому учат?

— А что, тебе не понравилось?

— А, — сказал я. — Вот ты какая.

И наступил ей на ногу.

— Ну — сказала она. — Почему бы и нет? Можно и так, если угодно. Ты знаешь, я слишком долго была сильной женщиной. Устала от своей независимости. Так что давай думай, князь. Уже за двоих. И еще за сто сорок миллионов.

07 КАНЬОН ПО ИМЕНИ СУДЬБА

Каньон имел порядочную глубину и довольно крутые стены, отражавшие радиоволны. Но милях в одиннадцати к северо-востоку он примыкал к широкому руслу Ниргала. Выручила остронаправленная антенна. Когда летевший по экваториальной орбите «Одиссей» появился в створе ущелья, Венсан немедленно выпалил короткую, заранее приготовленную радиограмму.

В ответ они услышали мощный вздох облегчения.

— Ну каскадеры…

— Это ж надо было в такую щель угодить… Сто лет теперь жить будете!

— Есть, — крикнул Клаус. — Мы вас засекли! Передаю координаты…

Поверх приборной доски Эдвин развернул карту района. Там извивалось русло, в речном происхождении которого специалисты не сомневались уже добрую сотню лет. Это и был знаменитый Ниргал. В самые лучшие времена его длина не превышала пятисот километров. Тем не менее величайшая река Марса когда-то несла в себе огромную массу воды. Питаясь многочисленными притоками, Ниргал вливался в обширную низменность Узбой. Там он соединял несколько затопленных кратеров, образуя своеобразную систему озерных морей. И если на планете существовала жизнь, хотя бы когда-то, в очень отдаленном прошлом, искать ее остатки следовало здесь, на ныне опаленных, выстуженных и высохших берегах величайшей реки Марса. Что и предопределило район посадки «Спэрроу».

Эдвин обвел устье одного из южных притоков.

— Ну вот где мы.

— Благодаря твоему искусству пилотирования, — любезно заметил Го. — Хочешь, выбирай имя для нашей канавы.

— А что? Пожалуй, я воспользуюсь правом первооткрывателя. Пусть это будет… м-м, Destiny, что ли. Каньон Destiny.

— Фиксирую!

Го тут же нанес на карту первое название, придуманное человеком, реально опустившимся на Марс. Красным фломастером, размашисто, но очень изящно, почерком, отработанным на иероглифах.

— Это же история, господа и товарищи, — бормотал он. — Войдет в анналы! Потому что едва не вышло боком…

Глаза при этом у него были восторженные. Более хладнокровный Эдвин ввел координаты и на экране компьютера появился подробный план окрестностей. Стало ясно, что «Спэрроу» угодил в огромный овраг, примыкавший к Ниргалу примерно под десятым градусом южной широты. Перед слиянием каньон проходил мимо вала крутого, поэтому довольно молодого кратера. По геологическим меркам, конечно.

— Да нам повезло, — сказал Венсан. — Если б «Спэрроу» опустился на плато, пришлось бы долго пыхтеть, чтобы достичь дна русла. А так — пожалуйте, и Ниргал за поворотом, и немалый кратер под боком. Потенциально очень жизненные места! Прямо-таки, как выражаются русские, изучай — не хочу.

— Вот и приступим, — сказал Эдвин.

— Прямо сейчас? По графику полагается отдых.

— Из-за гибели «Калифорнии» у нас очень мало времени. Так что график графиком… Температура за бортом?

— Минус шестьдесят восемь в тени, минус двадцать три — на солнце. Прохладно, я бы сказал.

— Э! По сравнению с Луной здесь просто курорт. Даже теплее, чем в Антарктиде.

— К вечеру так похолодает, что Антарктида покажется раем. Кроме того, напоминаю, вдоль каньона дует постоянный ветер. Он может усилиться до степени урагана. Это такая местная традиция — вечерние ураганы в каньонах. За день газы над возвышенностями прогреваются, давление падает, ну и…

— Слышал, слышал. Возможно, от того же профессора, что и ты. Помнишь, седой, импозантный такой испанец?

— Да. Очень нравился девочкам с авиабазы Ванденберг. Знаете, у меня есть немного контрабандного коньяка.

— Ну да. Как же ты протащил?

— Надо уметь разговаривать с людьми. Вот, например, наш командир… — Венсан вытащил плоскую фляжку.

— Когда на Венеру полетим — ни за что не разрешу, — заявил командир.

Венсан усмехнулся и пустил сосуд по кругу.

— Хо-хорошо пошло, — сказал Го. — «Наполеон»?

— Он самый.

— А теперь, братья земляне, — вперед, — сказал Эдвин. — В смысле — вниз.

— Йес, сэр.

Го отвинтил барашки и открыл крышку люка в полу. Через окрашенную в красный цвет горловину они по очереди спустились в посадочную ступень «Спэрроу».

* * *

Центральную часть нижнего этажа занимала круглая кабина. Все здесь было рассчитано на троих: три дисплея, три кресла, три шкафчика для вещей. А в простенках между ними — еще и три прозрачные, но чертовски прочные двери, запирающиеся как изнутри, так и снаружи. Двери, перед которыми общая судьба экипажа оканчивалась.

Дальше — кому как повезет. Дальше каждого ждал личный компартмент с индивидуальным санблоком, регенераторами и отдельными запасами продуктов, кислорода, воды. И отдельной шлюзовой камерой. Если эта камера хоть раз открывалась, прозрачная дверь в общую кабину тут же автоматически блокировалась. Блок снимался лишь после длительного карантина и многократных медицинских обследований. Причем «добро» на возвращение из чистилища обязательно согласовывалось с Землей.

Сначала судьбу испытывал капитан. Эдвин молча пожал протянутые руки. Раздвинул створки двери и шагнул навстречу фатуму. Примерно через час и сорок минут, необходимых для облачения в скафандр и его проверки, он рассчитывал сойти на песок Марса. Но тут с «Одиссея» пришла строжайшая радиограмма. Хьюстон откладывал все на сутки. После драматической посадки, стоившей немалых нервов, Земля настаивала на полноценном отдыхе. Особенно — для командира.

Чтобы уменьшить риск заражения неземными микробами, выходы планировались строго раздельными: пока один член экипажа находился снаружи, двое других ожидали очереди за санитарным барьером. С точки зрения безопасности всего человечества решение казалось логичным, быть может, единственно возможным, только вот такой распорядок очень сокращал и без того скудный запас времени. Каждый час и даже секунда пребывания на Марсе стоили баснословных денег. Поэтому, начиная с порога шлюзовой камеры, секунды следовало использовать как можно эффективнее. Но даже через сутки, когда выход все же состоялся, как часто бывает в жизни, Эдвину сначала пришлось заняться довольно нелепым делом.

Он вытаскивал из особого багажника в боку «Спэрроу» охапки флагов и один за другим втыкал их в покоренную планету. Больше двухсот штук, по числу членов ООН. При этом алюминиевые стеки должны были уходить в грунт ровно на двадцать дюймов, до уровня опорной чашки. Если острие встречало препятствие, требовалось осторожно постучать сверху специальной кувалдочкой. Когда не помогало (а в песке скрывались вездесущие камни), святыня переносилась в более удачное место. В общем, возня была нудной. Между тем, вокруг поля стягов простирались поля непаханой научной целины, которыми и полюбоваться-то было некогда. Изредка в эфир прорвался какой-нибудь сверхнастырный репортер.

— Мистер Стаффорд, мистер Стаффорд, два слова для ABCD News! Что вы испытываете в данный исторический момент?

— Все испытываю, — заявил Эдвин.

Прошло некоторое время.

— И часто это с вами?

— Каждый раз, когда прилетаю на Марс.

Наконец с ним связался Джеф Пристли.

— Я тут кой-кого уволил, Эдди. Втыкай спокойно, папарацци на Марс, конечно, проползут, но уже не скоро.

* * *

Особенно долго пришлось помучиться с флагом Великого Герцогства Люксембургского, который никак не желал укореняться в марсианском грунте. Зато британский Юнион Джек встал так, будто всегда реял над Марсом. Видимо, сказывался богатейший английский опыт колонизаций. Инопланетянину вся эта возня с цветными лоскутами наверняка показалась бы крайне загадочной. А вот землянину — нет.

— Что б вы там ни открыли, — наставлял Пристли даже на космодроме, — именно флаги будут главным доводом для налогоплательщиков. Надеюсь, джентльмены, вы об этом не запамятуете.

Не забыли. Пост управления «Спэрроу» временно превратился в пресс-центр, а Венсану и Го пришлось переквалифицироваться в комментаторов. Они называли страны в порядке латинского алфавита. Постепенно из флагов образовалась целая аллея. Перед каждым стягом Эдвин останавливался, расправлял полотнище, подносил перчатку к шлему и мужественно выслушивал несколько тактов очередного государственного гимна. Процедуру снимали сразу три видеокамеры, что позволяло получить 3D изображение. Дипломатический протокол, чтоб ему…

Только через четыре часа, покончив с ним, Эдвин получил возможность немного оглядеться.

Песчаный островок, на который опустился модуль, имел форму вытянутого овала, с наибольшим размером не больше полукилометра. Пятачок… «Спэрроу» успел дотянуть до его южной части и тут же сел, поскольку горючее могло иссякнуть в любую секунду.

Как выяснилось при наружном осмотре, опустился он далеко не в самом удачном месте. Из песка здесь торчали все те же упрямые камни. Одна из посадочных опор ударилась о крупный булыжник, утопила его в песке, но и сама пострадала: стальной башмак раскололся, нижняя штанга изогнулась. От этого весь модуль несколько перекосило. Впрочем, угол наклона не превышал критической величины, его вообще можно было устранить, регулируя высоту исправных опор: гидравлика такое позволяла. В общем, старту взлетной ступени вроде ничего не препятствовало, дорога к дому оставалась открытой. Для верности Эдвин пару раз обошел модуль, но больше никаких повреждений не увидел.

— Ну и как там? — спросил Венсан.

По чисто водительской привычке Эдвин пнул поврежденную опору. Разумеется, та выдержала.

— Успокойтесь, «Спэрроу» в приличном состоянии. Мы можем покинуть Марс в любой момент.

— Э! Домой нас еще не пустят. Пока ты возился с флагами, поступила куча указаний.

— Ну это не новость. А что там с астероидом?

— Кипучая деятельность. Готовят истребители и ядерные ракеты. Твою бывшую эскадрилью перебрасывают куда-то в Гренландию.

— В Туле, наверное. Там аэродром остался еще со времен «холодной войны». Что еще?

— Землю беспокоит отсутствие прямой связи. Просят поскорее поставить ретранслятор где-нибудь на восточном склоне Дестини. Чем выше, тем лучше.

— Это понятно. Сейчас займусь. Ты передал репортаж о втыкании?

— О, да. Полный восторг! Главы государств выстраиваются в очередь. Чтобы нас поздравить.

— Странно. Мне казалось, что на Земле есть дела и поважнее. Неужели астероид отвернул?

— Ничего подобного. Как летел, так и летит.

— Эх, — с досадой бросил Го. — Похоже, что глупость человеческую может победить только астероид. Причем, очень крупный.

— Ну почему? Есть еще и разум.

— Хе, разум. У разума довольно позднее зажигание. Срабатывает не так быстро, как астероид.

* * *

Солнце исчезло за гребнем каньона. Некоторое время восточный склон еще отражал вечерние лучи. Но освещенная полоса становилась все уже, ее граница на глазах уходила вверх. Вскоре тень обрыва накрыла «Спэрроу». На модуле зажглись сигнальные фонари. Синий, красный, зеленый. Кроме того, в верхней части взлетной ступени вращался небольшой прожектор, что представляло собой явное излишество.

— Послушайте, я и так прекрасно вас вижу. Поберегите энергию, — сказал Эдвин.

— Чего беречь, — отозвался Го. — Хватает.

— А ты все же побереги. Ближайшая электростанция находится на Земле.

— Приступаю, эконом.

После того как прожектор погас, темнота не оказалась сплошной. Замыкая вековечный круг, над ущельем проходил Фобос. Этот ближайший из спутников Марса находился к планете почти в семьдесят раз ближе, чем Луна к Земле. Но из-за своих скромных размеров занимал на небе площадь от силы в треть лунного диска. И по части освещения очень уступал. Принимая солнечные лучи, Фобос возвращал некий серый сумрак. Сам этот робкий поток фотонов едва давал тени. Все же, отражаясь от микроскопических пылинок, вечно висящих в здешней атмосфере, слабый свет наполнял каньон и делал тень проницаемой для взгляда. Казалось, Дестини является вместилищем странной мерцающей субстанции. Это особое освещение тревожило, порождало ожидания необычного. Эдвин даже помотал головой, стараясь отогнать эмоции, чтобы полностью сосредоточиться на предстоящей работе. А Фобос, переползая от одной звезды к другой, миновал зенит и начал клониться к горизонту. И вдруг он исчез.

Каньон Дестини мгновенно затопила тьма. В черном небе резче, острее проступили звезды. Ярко засияли фонари «Спэрроу», но они быстро вернулись к привычной яркости. Потому что все продолжалось очень короткое время, меньше секунды, какой-то миг. И если бы Эдвин при этом не смотрел прямо вверх, он ничего бы не понял. Скорее всего, решил бы, что от усталости что-то произошло со зрением. Однако волею случая Эдвин смотрел прямо на Фобос. И у него не оставалось никаких сомнений в том, что этот спутник Марса, считающийся естественным, сначала сделался невидимым, перестал отражать свет, а потом вновь появился. В том же районе звездного неба, где и был.

— Го! Заметил?

— Что?

Эдвин помедлил, соображая, как ответить, не рискуя навлечь на себя проверку психики. И понял, что такого способа нет.

— Мне кажется, появился ветер.

— Есть немного, — озадаченно сообщил Го. — Очень слабый. Пятнадцать сотых метра в секунду. Слушай, как ты его почуял?

— Злобно завывает в пустых кислородных баллонах.

— Шуточки. Давай, возвращайся, близится время вечернего урагана.

Если сообразительный китаец что-то и видел, то так же, как и осмотрительный американец, памятуя о «черных ящиках», записывающих переговоры, решил промолчать. Шутка ли — исчезновение небесного тела. Такое бывает реже психических заболеваний.

Ретранслятор заработал. В наушниках щелкнуло.

— Конец первого выхода, Эд, — сказал Григорий с орбиты. — Ты начал потреблять аварийный запас кислорода. Скоро в баллонах действительно запоет марсианский ветерок.

* * *

Перед открытием люка Эдвин долго вытирал подошвы о шершавое покрытие ступенек, потом специальной щеткой счищал с себя иноземную пыль да песок. Внутри, когда насосы выкачали марсианский воздух, шлюзовая камера была продута инертным газом. Земные эксперты не могли представить, что азот может кому-то сгодиться для дыхания. Но на этом предосторожности не заканчивались. Эдвину предстояло спать в очень оригинальной постели.

Не снимая скафандра, он погрузился в ванну с горячим дезинфицирующим раствором, где и провел шесть с половиной часов. На Земле такого времени с лихвой хватало для уничтожения самых живучих микробов. Но на Марсе пришлось дополнительно облучаться ультрафиолетом и ждать полного высыхания скафандра, для этого в камере вновь была создана высокая степень разреженности. Лишь потом Эдвин имел право пройти в бытовой отсек.

Там его ожидала насыщенная озоном атмосфера и еще одна дезинфицирующая ванна, уже для тела. Потом — одноразовое белье, калорийный ужин (завтрак, обед?). За прозрачной, но пуленепробиваемой дверью, отныне разделяющей нижний этаж модуля на «грязную» и «чистую» зоны, с нетерпением ждали Венсан и Го.

— Эй! Ну как? Как там первый человек на Марсе?

Эдвин пожал плечами.

— В гору лезть тяжело. Особенно с ретранслятором. А в остальном — то же самое, что и на тренировках. Даже проще из-за низкой силы гравитации.

— Всегда бы такое.

— Да кто ж против.

— Никто. Кроме фатума.

— Что в моих анализах?

— Никаких чужеродных организмов пока не обнаружено, — отрапортовал Го. — Впрочем, время для проявлений заразы еще не наступило. Так что спи спокойно, дорогой товарищ.

— Спасибо на добром слове, — усмехнулся Эдвин. И уложил ноющее тело в постель. Уже настоящую.

Так и закончился первый выход человека на Марс. Как выяснилось впоследствии, он был куда спокойнее второго.

* * *

— Р-разбегайтесь к чертовой бабушке!

Вопль прозвучал так внезапно, что Эдвин выронил инструмент. Прошло четверо суток с момента посадки и всего пара часов с момента начала второго выхода на планету. В эти часы все шло строго по графику, никаких неожиданностей не предполагалось, и вдруг — этот вопль.

— Oh, my god… Гриша, ты меня заикой сделаешь. Что стряслось?

— Разбегайтесь, говорю! На Дестини валится огромный метеорит.

— Я бы даже сказал, что маленький астероид, — уточнил Клаус.

— Тебе бы в проповедники, — прошипел Григорий. — Но что правда, то правда, Эдди. Валится на вас… вот это самое.

— Велл, — сказал Эдвин. — Урожайный выдался год на камешки…

Он оперся о научный прибор сейсмограф, который только что собственноручно установил, и с недоумением оглядел мирный марсианский пейзаж.

Утренний ветерок давно закончился, пыль почти осела. Солнце на ладонь поднялось выше восточного кратера, заливая каньон резким кинематографическим светом. Четко просматривались скалы, рельеф дна, осыпи, а в осыпях проглядывали слои древних пород, которые прямо-таки взывали к изучению. Они столько могли рассказать, эти породы. Особенно, человеку, неравнодушному к геологии. Да и кроме пород кругом было столько неизведанного, что глаза разбегались.

— Что, прямо-таки на нас валится?

— Район падения — устье каньона. Точнее сказать не можем. При входе в атмосферу камень начнет рыскать, может и развалиться. Но вероятность падения фрагментов севернее и южнее «Спэрроу» составляет двадцать пять процентов, а в районе самого модуля — все пятьдесят. Подняться на плато вы не успеете. Поэтому надо разбегаться по ущелью в разные стороны. Соображаешь?

— Соображаю. Только вот без «Спэрроу» мы долго не протянем.

— Протянете, не протянете — другой вопрос. До него еще дожить надо. Разбегайтесь, мать вашу! У вас девять минут.

— Сколько?

— Девять. Ну быть может, девять с половиной. Ты уж извини, старик, поздно мы его заприметили. Каменюга как из ниоткуда вынырнул.

— Го не успеет надеть скафандр!

— Не успеет, — уныло согласился Григорий. — Пусть хотя бы Венсан выкарабкается.

Венсан в это время выполнял обязанности дежурного спасателя и был почти готов к выходу. На тот случай, если б Эдвину потребовалась помощь.

А вот Го сидел на связи и контроле бортовых систем. Только для облачения в доспехи ему требовалось больше часа. Потом — проверка. Плюс время шлюзования. Да отбежать еще надо… Воистину, девяти минут для всего этого было маловато.

— Ничего, — утешил китаец, — без модуля всем придет Шанхай.

И это тоже было близко к истине. «Спэрроу-2» мог совершить посадку только при следующем витке «Одиссея». И уж, конечно, не на дно каньона, повторить такой трюк мог только сумасшедший. В лучшем случае спасательная экспедиция опустится на плато, не ближе чем в километре от его края. Хватит ли в скафандрах запасов кислорода для того, чтобы люди могли дождаться посадки и успели достичь «Спэрроу-2»? Вопрос…

— Хорошо, — сказал Эдвин. — Вен, выбирайся и беги по каньону на юг. Как понял?

— Понял, понял. Приступаю к шлюзованию.

— Го, а ты все же начинай натягивать скафандр. Сколько успеешь. Мало ли что…

— Уже надеваю, — пропыхтел Го. — Китайцы — народ сообразительный, сэр.

Только малость невезучий, подумал Эдвин, но вслух этого не сказал. В конце концов, «Спэрроу» — штука металлическая. Прямого удара метеорита, конечно, не выдержит, а вот от обвала местных пород вполне может защитить. Тогда как скафандр… Об этом и думать не хотелось. При внезапной разгерметизации человек буквально лопается, взрывается изнутри. Как бешеный огурец, произрастающий в пустынях Северной Африки. Что и говорить, участь незавидная. Стоило потрудиться, чтобы ее избежать.

* * *

Эдвин отправился на северо-восток, к тому месту, где Дестини примыкал к основному руслу Ниргала. Там, за поворотом, можно было считать себя в относительной безопасности. До этого поворота оставалось больше мили. Следовало не идти туда прогулочным шагом, а бежать изо всех сил. Но при беге расходуется слишком много кислорода, так что и спешка была не слишком кстати.

Эдвин опустил взгляд. В нижней части смотрового окошка был устроен жидкокристаллический дисплей. Там одна за другой менялись цифры. Минуты таяли. Вновь послышался встревоженный голос Григория:

— Ребята, «Одиссей» уходит за горизонт. Поторопитесь! Булыжник упадет через сто сорок шесть секунд. Удачи всем!

— Спасибо, спасибо, — пробормотал Эдвин. — Большое спасибо, сэр…

Он не сдержался и с дюжину метров преодолел бегом. До поворота оставалось уже немного, когда грунт под ногами содрогнулся.

За спиной сверкнула желтая вспышка. Разреженный воздух Марса очень плохо проводит звуки, и все же был слышен гул и глухой удар. Когда Эдвин не выдержал и обернулся, над западным склоном успел вырасти огромный султан пыли, песка и камней. Потом грохнуло второй раз, слабее, уже с восточного берега Дестини. Видимо, туда рикошетом отлетел кусок метеорита. Масса выброшенных взрывами пород взметнулась вверх. Из-за слабой силы тяготения туча висела непривычно долго, как при замедленной прокрутке фильма. Лишь с полминуты спустя из тучи начали выпадать крупные обломки, многие из которых вращались и разваливались.

В каньоне стемнело. Пыльное облако накрыло «Спэрроу», переполнило ущелье, взбухло над ним, а потом покатилось в обе стороны по руслу. Было заметно, что в облаке, подпрыгивая, несутся сорванные с мест и подхваченные газовым потоком камни. Эдвин упал за большой, изъеденный эрозией валун. Завернул руки за голову и, сколько мог дотянуться, прикрыл шланги.

По спине и кислородным баллонам застучали мелкие камешки. Ударная волна прошла, схлынула, укатилась к Ниргалу. Но сотрясения грунта продолжались. Приподнявшись, Эдвин с ужасом заметил, что часть берегового обрыва сорвана. Постепенно ускоряясь, она заскользила вниз, скрылась в темном облаке, ухнула на дно Дестини. От тяжкого удара вновь покатились камни. Как с западного, так и с более крутого восточного борта ущелья. Каньон заполнился новой густой массой пыли. Вновь пришлось падать за укрытие, прикрывать шланги и потихонечку молиться. Хотя на этот раз с неба ничего не падало, зато нанесло такую кучу песка, что Эдвин с трудом выкопался. Второе рождение состоялось.

* * *

— Венсан, Венсан! Ты цел?

— Нога застряла.

— Не сломал?

— Обошлось. «Спэрроу» видишь?

— Да как его увидишь? Еще не один час пройдет, пока пыль осядет. Подозреваю, что воробья засыпало.

— Очень может быть. И Го молчит…

Не сговариваясь, они встретились на том месте, где под обвалом покоился «Спэрроу». Вернее, над тем местом, поскольку модуль был полностью завален. Только фрагмент солнечной батареи торчал. При этом стихии угомонились еще не полностью. Время от времени со склонов сходили мелкие лавины, скатывались отдельные камни.

Го продолжал молчать. Над модулем громоздилась гора скальных обломков, перемешанных с песком и чем-то похожим на глину. Кое-где обвал покрывали пятна измороси, а над свежими участками обнажившегося склона висел реденький туман.

— Эге! Есть водичка на Марсе, есть, — пробормотал Венсан. — Все еще есть водичка. Слышишь, Эдди?

— Слышу. У тебя сколько кислорода осталось?

— Полный запас. Я же недавно вышел.

— У меня поменьше.

— Так чего мы стоим?

— Соображаю, с какой стороны взяться.

— Надо откопать верхний люк взлетной ступени.

— Было бы чем.

— Да, вот лопаты вытащить мы не догадались.

Венсан взглянул на чудовищную выемку в склоне каньона. Ее южный край находился в каких-то шестистах ярдах от места посадки.

— Ну спасибо тебе, всевышний. За то, что малость промахнулся.

— Давай сначала камни оттащим. Те, что по силам. А дальше видно будет.

— Если будет кому смотреть…

— Будет, будет, — бодро заверил Эдвин. — Археологам.

Кое в чем повезло. Хотя в склоне Дестини зияла выщерблина в добрые полмили, осыпь накрыла «Спэрроу» только своим краем. К тому же кромка обвала получилась довольно обрывистой. Поэтому камни можно было не перетаскивать, а просто скатывать под горку. Малая сила притяжения позволяла ворочать обломки массой по шестьдесят, восемьдесят, а то и по сотне килограммов. К тому же многие глыбы представляли собой не монолитные базальты или сиениты. Чаще попадались фрагменты слежавшихся пород, вроде земных песчаников. Они оказались не слишком прочными, поскольку слеживались при марсианской силе тяжести. Даже крупные куски крошились и разламывались, если в них вгоняли нож или стучали геологическим молотком.

Однако разбирать завал в неуклюжих, мало приспособленных для такого дела скафандрах было тяжело. Работа продвигалась черепашьими темпами. Главной проблемой оказались не камни, а рыжий, очень мелкий, вездесущий и неиссякаемый песок. Стоило вынуть, либо просто пошевелить обломок, в любую щель без промедления текли пыльные струйки. Из каждой новой щели. При этом сначала выгребать песок можно было единственно доступным инструментом — руками. Потом для этой цели Венсан приспособил часть солнечной батареи. Затем удалось отломать второй кусок. И все же понадобилось около трех часов, прежде чем они докопались до верхнего люка «Спэрроу». Люка деформированного, перекошенного, безнадежно заклиненного.

— Что и следовало ожидать, — равнодушно сказал Венсан.

Он ударил молотком по крышке и прислушался.

— Так ничего не услышишь, — проворчал Эдвин. — Атмосфера разреженная.

Венсан еще раз постучал и приложился к люку наушником.

— Хо! Жив азиат. Стучит, что герметичность не нарушена, жить можно. Но у него проблемы с энергией, блуждает в потемках.

— А резервные аккумуляторы?

— Экономит. Это у китайцев — в крови. Как кислород.

— Которого у нас скоро не будет, — вздохнул Эдвин.

Он не сразу сообразил, откуда перед ним вдруг появилась лопата с отточенной титановой лопастью и черенком из титановой же трубы.

Следом за первой лопатой появилась вторая, уже не штыковая, а совковая. Потом последовали кирка и ломик. Наконец в воронку упали два кислородных баллона.

Некоторое время казалось, что все это посылало само смилостивившееся марсианское небо. Действительность оказалась проще, прозаичнее, зато куда надежнее. На краю раскопа стоял человек в скафандре.

— Ну что, мужики, умаялись?

— Долгонько вас ждать пришлось, месье, — нелюбезно сообщил Венсан. — В пробке застрял?

— Во-во, в пробке.

— А где остальные?

— А там, — Григорий ткнул пальцем в небо.

— Так ты что же, один прилетел? — все же удивился Венсан.

— На тот случай, если вам тут надоест.

Тут до Венсана дошло.

— Ну ты и орел!

— Воробей, — расхохотался Григорий. — «Спэрроу-2». А чего такого? Делов-то… Видел бы ты мою посадку в провинции Балх.

— Это где?

— Афганистан. Ну талибы, наркотики, стрельба и все такое прочее. Да двенадцать тонн снарядов на борту.

— А, — сказал Венсан. — Афганистан — это да. Производит впечатление.

Григорий склонился над Эдвином и приложил перчатку к шлему.

— Сэр! Приношу извинения за то, что невольно нахожусь выше вас. Счастлив доложить, что на борту второго посадочного модуля все в порядке.

— Ну и ладно, — миролюбиво сказал Эдвин. — Поздравляю с прибытием на дружелюбную планету Марс, подполковник. Тут Венсан пытался выразить вам нашу благодарность, но у него как-то не заладилось. Прямо и не знаю из-за чего.

— Думаю, сэр, он все еще русские обиды Наполеона переживает.

— Давайте-ка за работу, марсокопы, — пробурчал Венсан, тщательно очищая рукав от песка.

— За этим и прилетел. Я ведь парень-то простой, деревенский, из Мотыгинского района. Слышал про такой?

— А то как же, — соврал Венсан. — В НАТО хорошие карты.

— Не помогут вам карты. Ни топографические, ни таро. До святого места именем Мотыгино ваша НАТА ни в жизнь не доскачет.

Венсан ухмыльнулся.

— Что, мотыгинские танки не дадут?

— Нет, мотыгинские медведищи. По дружбе сообщаю: обучены нападать из берлог. Могут перемещаться на подводах, прятаться в дуплах и десантироваться с парашютами.

— С транспортных монгольферов?

— В лапы попадаться не советую. Озверевший мотыгинский медведь снимает показания с головы.

— А потом пьет водку и идет париться в баню?

— Ну если бурый. Белые медведи в прорубях купаются. Сам понимаешь, войска-то зимние, жару плохо переносят. Но водку тоже любят.

Венсан уронил лопату и беззвучно затрясся.

— Эй! Ты давай копай, копай, не отлынивай. Между прочим, Земля предлагает рыть не яму, а траншею. Потому что богу войны она больше понравится. И чтоб, значит, быстрее получилось.

— А то бы мы сами не догадались, — фыркнул Венсан. — Медведь мотыгинский.

* * *

Догадаться-то догадались, но вот провозились и не день, и не два. Лишь на следующие сутки удалось открыть шлюзовую камеру, да и то лишь одну.

— Уф! — сказал Григорий. — Дальше-то что, командир?

С двух сторон угрожающе нависали стенки узкой щели. Лезть в люк не хотелось. Однако ресурсы «Спэрроу-1» следовало пустить в дело. Уж больно много сил и денег было положено на то, чтобы он оказался на Марсе.

— Я буду ночевать здесь, — сказал Эдвин. — А вы возвращайтесь-ка на «Спэрроу-2».

— Погоди, а если опять засыплет?

— Опять откопаете.

— Рискованно, Эдди.

— Ты думаешь, на нас свалится второй метеорит?

— Трудно представить, конечно. Но Марс ведь большой, а первый почти попал в «Спэрроу»! Не странно ли, а? Что, больше некуда было падать?

Эдвин махнул рукой.

— Попал — не попал… Совпадение маловероятное, но возможное.

— Да, но даже отдаленное падение может вызвать опасные сотрясения грунта. Оползень очень неустойчив. Пройдут тысячи лет, прежде чем это, — Григорий показал на стенки траншеи, — прежде чем это слежится. Понимаешь?

— Кислород, воду, остатки электроэнергии, словом, все, что есть на борту «Спэрроу-1», необходимо использовать до конца. Гибель «Калифорнии» до безобразия сократила программу. Нужно беречь все остатки.

— Твердо решил?

Эдвин вздохнул.

— Хозяйственный ты мужик, Эдди. При Сталине тебя бы раскулачили.

— Что значит raskulachili?

— А, нормальному гуманоиду не понять. У вас ведь не было мрачного большевизма.

— Нет. Только невинное рабство.

Эдвин полез в люк. Кислород в его баллонах практически иссяк, а подключать аварийный еще раз не хотелось. При проколе мембраны игольчатым штуцером возможен краткий контакт с марсианской атмосферой. Ни к чему это, господа. Когда голова находится в шлеме, даже нос не вытереть.

* * *

— Осторожней со мной, — предупредил Го. — Я одичал.

Он сидел за стеклянной перегородкой. Грустный, небритый, плохо накормленный. Зато совершивший большое научное открытие.

— Знаешь, — сообщил Го, — приборы «Спэрроу» закончили анализ образцов грунта, добытого нашей маленькой буровой установкой.

— Эге! Так-так.

— Представь себе, обнаружены органические вещества.

— Ни больше и не меньше?

Эдвин снял шлем и начал медленно расстегивать комбинезон. Обнаружение органических веществ на Марсе стало первым существенным успехом экспедиции. Ранее приборы нескольких автоматических станций не смогли этого сделать. Почему? Ни одна из этих станций не опускалась на дно бывшей реки. А в поверхностных слоях грунта с возвышенностей органика вполне могла разрушиться. При жестком космическом и ультрафиолетовом облучении, резких температурных контрастах и мощной ветровой эрозии было бы даже удивительно, если б она сохранилась. В течение огромного количества лет.

— Прекрасно, Го. Поздравляю! На какой глубине обнаружены органические примеси?

— Начиная с одиннадцати метров.

— И до?

— Неизвестно. Дальше буровая машина встала. Потому что электричество отрубилось. Весьма своевременно, должен сказать.

— Вещества удалось идентифицировать?

— Частично. На Марсе когда-то порядком воняло.

— Метан и аммиак?

— Точно.

— Ну-у, этого добра хватает даже на Юпитере.

— Тиомочевина.

— Уже лучше. Но тиомочевина, насколько я помню, не является обязательным компонентом земных организмов.

— А почему на Марсе должны быть земные организмы?

— Я этого не говорил. Что еще?

— А еще — аминокислоты, — ухмыльнулся Го.

— Ого! Белковые, небелковые?

— Не знаю. Как всегда, материала не хватило для самых интересных опытов. Зато удалось экспериментально доказать, что законы Паркинсона действуют и здесь. Если неприятность может случиться, она случается не только на Земле, но и на Марсе. Вывод: Вселенная едина.

— Этого мало, — сказал Эдвин. — Законов Паркинсона. Связь со «Спэрроу-2» удалось наладить?

— Да, с помощью выносной антенны.

— Тогда передай, чтобы немедленно запускали свою буровую установку. Немедленно! Вне всякой очереди.

— Вряд ли они чего отковыряют, Эдди. Высоко сидят, на плоскогорье.

— Пусть бурят, — упрямо повторил Эдвин. — На полную глубину. Ты что, не понимаешь важности или притворяешься?

— Да почему? Только подтверждение появится каким-то новым, иным путем. Причем, очень скоро. Так мне кажется.

— Что-то тебе слишком много кажется, — проворчал Эдвин и завалился спать.

Впрочем, заснуть не удавалось. Все тело немилосердно ныло, а средств от этого не предусмотрели. Никому ведь и в голову не приходило, что на планете войны надо рыть траншеи.

* * *

За ночь их не завалило. Но ветер нанес в раскоп много песка, чуть ли не до уровня шлюзовой камеры. Срочно требовалось его выгрести, расширить свободное пространство и попытаться хотя бы частично восстановить работоспособность солнечных батарей. А для всей этой немалой возни имелось только две пары рук. Потому что расклад получился следующий.

Венсан остался на «Спэрроу-2», чтобы контролировать работу буровой установки и проводить анализы керна. Здесь он был незаменим, поскольку прошел специальную подготовку. Го, как тот ни рвался наружу, снова пришлось сидеть взаперти, поскольку китаец оставался единственным «чистым» членом команды, еще не рисковавшим заразиться какой-нибудь марсианской инфекцией. Хотя открытие органических веществ, которое он сам же и совершил, еще и не доказывало наличие чужой жизни, но вот опасения усиливало многократно. Центр управления не исключал возможности, что, при самом неблагоприятном сценарии, только Го останется на ногах и сможет оказать помощь Эдвину, Венсану или Григорию, если те вдруг заболеют. Кроме того, для возвращения на «Одиссей» требовался хотя бы один сравнительно здоровый пилот. Так и получилось, что за лопаты должны были вновь взяться американский полковник и русский подполковник, высшее начальство экспедиции. Впрочем, подчиненные этому не слишком радовались.

— Я здесь свихнусь, — стонал Го. — Мне что, так и торчать на скамейке запасных? Выпустите меня!

— Вот когда свихнешься, тогда и выпустим, — пообещал Эдвин. — В конце концов, много поколений твоих соотечественников проживали в пещерных домах. Некоторые и сейчас живут.

— У всех предки живали в пещерах, — обиделся Го. — Если хорошо покопаться.

А хорошо покопаться как раз и предстояло. Эдвин выбрался наружу. Постоял немного, приглядываясь. Потом принялся выбрасывать песок. Вскоре подошел Григорий и без лишних слов включился в работу.

Через каждый час они позволяли себе короткий отдых. Присев на что придется, посасывали питательный бульон из мундштуков и перебрасывались скупыми словами. В основном обсуждали удивительные происшествия, коих накопилось уже немало. И камни, невесть откуда взявшиеся на месте посадки, и фокусы Фобоса, и невероятное по времени и месту падение метеорита, засыпавшее каньон там, где находился «Спэрроу-1».

— Можно добавить в этот список еще метеорный поток и гибель «Калифорнии», — иронически сказал Эдвин. — Если немного пофантазировать.

— Можно. А еще к Земле летит астероид, — напомнил Григорий. — Странно все это.

— В смысле редкости — да, разумеется.

Григорий швырнул камень и проследил за его долгим перемещением в марсианском поле тяготения. Потом твердо заявил:

— Все эти редкие события взаимосвязаны, вот что.

— Ну и какая может быть связь между изменениями отражательных свойств Фобоса и тем же астероидом?

Григорий взял более крупный плоский камень и размахнулся, собираясь отправить его вслед за предыдущим. Но потом почему-то передумал.

— Связь? Связь, связь…

Он задумчиво посмотрел на камень.

— Ну слишком подозрительная близость во времени. Почти совпадение. Нас предупреждают, Эдди. Или предостерегают.

— О чем?

Григорий отломил от хрупкого камня кусочек и небрежно бросил его за спину.

— О какой-то большой вселенской гадости, полковник. Р-разбегайтесь, мол, к чертовой бабушке.

— Разве столкновение с астероидом не является такой вселенской гадостью?

— Вполне, — сказал Григорий. — Вопрос лишь, самая ли это большая гадость.

Плоский камень в его руках неожиданно разделился на две пластины. Григорий с недоумением посмотрел сначала на одну, потом на другую.

— Ну это ты хватил, — с усмешкой сказал Эдвин. — А фактов нет.

— Ага. Хватил, — неожиданно согласился Григорий. — Не хватил, а ухватил. Фактов, говоришь, нет… Ай да Гришка… Эй, геолог-любитель, а вот скажи мне, фантазеру необразованному, что это такое, а?

Григорий протянул обе половинки камня. Эдвин взял их и первое время ничего не мог сказать. Потом сказал с превеликой досадой:

— Ну почему это попалось не мне?!

На серо-желтых поверхностях расслоения имелись не очень четкие, но вполне различимые отпечатки. Вроде бы даже зеленоватого оттенка. И на Земле-то они представляли бы страшную научную ценность, а уж на Марсе…

Тонкий, грациозно скручивающийся стебель. По бокам — не листья, нет, это было бы уж слишком, но нечто напоминающее побеги. Древнее, примитивное, но такое знакомое дихотомическое ветвление…

Эдвин все никак не мог поверить глазам. По-видимому, когда-то жидкая смесь песка и глины затопила неведомое марсианское растение. Потом смесь высохла, слежалась, затвердела, а стебель мумифицировался. С тех пор Марс миллионы раз облетел Солнце. Быть может, даже миллиарды. И вот, надо ж было такому случиться, неподалеку опустился корабль землян. А удачно подвернувшийся метеорит вскрыл нужные пласты, а везучий русский подполковник… Фэйри тэйлс!

— Послушай, да где ты взял этот фоссилит? — подозрительно спросил Эдвин.

Григорий снисходительно рассмеялся.

— Ну не на Земле же! Кусок вывалился из правой стенки траншеи. Во-он оттуда.

Эдвин схватил молоток и бросился к указанному месту. Несколько камней, десяток точных ударов, и в его руках оказалась пара свежих научных доказательств. Очень недвусмысленных. Похоже, все они были частями одного и того же растения. Марсианского, разумеется.

— Эй, что там у вас происходит? — заинтересовался Го.

— Какой-то окаменевший папоротник нашли, — ответил Григорий.

Го почти не удивился.

— Во! А я что говорил?

— Вовсе не папоротник, — с большим достоинством возразил Эдвин. — Совершенно неизвестный вид растения. Назовем его э…

— Григорией, — подсказал Григорий.

— От скромности ты не умрешь.

— Да ни в жизнь!

— Ну вот. А жизнь-то здесь была, — скромно сказал Го. — Как я и предсказывал. Может даже, еще и есть.

— А вот этого не надо, — в один голос заявили и русский, и американец.

— Почему?

— Тебе, заваленному, хорошо. Тебя, заваленного, никто не съест.

* * *

Вопреки всем усилиям, «Спэрроу-1» медленно угасал. Остро не хватало энергии. Жалкие обломки солнечных батарей, которые удалось выудить из груды камней и песка, давали четверть киловатта. Причем в полдень, когда солнце стояло в зените. Пришлось запустить термоэмиссионную ядерную установку ТОПАЗ, славное порождение «холодной войны».

Русские создали эту установку как автономный источник энергии для командных пунктов своей армии. Воевать не пришлось, и, как это часто случается в России, про уникальный мини-реактор забыли. А вспомнили при подготовке марсианской экспедиции. В несколько модифицированном виде ТОПАЗ представлял собой многослойную грушу, в середине которой медленно тлели реакции ядерного распада. Выделяющееся тепло превращалось в электроэнергию, способную покрывать нужды «Спэрроу» очень долго. Но существовала и проблема. Рабочая температура реактора превышала 550 градусов Цельсия. Избыток тепла излучался в окружающее пространство. Между тем, обвал сильно повредил жалюзи теплообменников, они открылись только с одной стороны и лишь наполовину. Когда жара в модуле стала удушающей, мощность изотопной печки пришлось «укрутить» до минимума. Другого выхода не было. И опять возник дефицит электричества.

По мере падения заряда в самых лучших аккумуляторах, какие смогли создать земляне, один за другим отключались научные приборы, затем — свет и бытовая техника. Благодаря ТОПАЗу проблем не возникало только с отоплением. Питаться приходилось всухомятку. И все же на третьи сутки энергии перестало хватать даже для систем регенерации воздуха и воды. В ход пошли одноразовые патроны очистки из аварийного запаса. Увы, аварийный запас никогда не бывает большим. Все четыре посадочных модуля, имевшихся на «Одиссее», вообще не предназначались для роли долговременных баз. Для этой роли предназначалась погибшая «Калифорния».

— Похоже, что моему заключению наступает конец, — заявил жизнерадостный китаец. — Земля разрешает консервацию.

И состроил печальную гримасу.

С консервацией модуля они управились быстро, многое уже было выведено из эксплуатации из-за нехватки энергии.

Покончив с делом, Эдвин и Го выбрались наружу. С гребня раскопа бросили прощальный взгляд на осиротевший «Спэрроу-1». Сидящий в пыльной яме, помятый и побитый, с торчащими обломками антенн, модуль выглядел на редкость жалостливо.

— Прощай, старичок, — сказал Эдвин. — Мы тебе благодарны.

Впрочем, слово «мы» он употребил ошибочно. Го испытывал совсем иные чувства. Досыта насидевшись в тесной, душной и темной конуре, он с удовольствием вертел головой, впитывая впечатления открытого пространства.

— Вот и попал китаец на Марс… — бормотал он. — Вот и попал…

— И где же будет расположен первый чайна-таун? — спросил Эдвин.

Го скептически хмыкнул.

— Только уж не на дне каньона с названием Судьба. Где-нибудь повыше.

Он подбросил сапогом марсианский камешек.

— Послушай, Эд, неужели все пойдет прахом?

— Ты про Землю?

— Да.

— Ну почему? Есть ведь водородные бомбы, в конце концов.

— Есть, — согласился Го. — Только я хотел узнать, что думает нормальный парень по имени Эдди Стаффорд. А не просто американский полковник. Заметь: у нас разная кожа, разные погоны, но все мы люди.

— По крайней мере, в нашей команде. Я до сих пор приятно удивлен.

— Я тоже рад. Но вот ответь как человек человеку: что за смысл в прогулках по Марсу, если погибнет Земля? Когда меня засыпало, этот вопрос просто не давал мне покоя.

— Ну если есть возможность довести полезное дело до конца, так и надо сделать. Смысл в том, чтобы после тебя осталось больше, чем было до. Что же касается марсианских прогулок, берусь утверждать: они еще очень пригодятся Земле. И заметь, старушка пока жива.

— А ты лично уверен, что не погибнет?

— Лично я не уверен.

— Почему? Ведь действительно есть термоядерные боеголовки. И все такое.

— А черт его знает, почему. Не уверен, и точка. И все же мы должны делать свое дело.

— Американский народный принцип?

— По-моему, и китайский тоже.

* * *

От места упокоения «Спэрроу-1» вверх по оползню вела уже хорошо утоптанная дорожка. Петляя между глыбами, она поднималась к стене коренного берега. Этот склон был очень крутым, почти вертикальным, таким, по которому напрямую мог подняться лишь серьезно подготовленный альпинист. Однако в нескольких местах стену каньона рассекали трещины, частично заваленные осыпавшимися породами. «Межворобейная дорога», иначе именуемая Тропой Святаго Григория-Марсокопателя, поднималась как раз к одному из таких разломов.

Эдвин знал, что в трещине подъем тоже весьма крут, перед самым выходом на плато вообще пришлось вырубить три десятка ступеней и навесить канат. Преодолеть весь путь от одного «воробья» до другого без одышки еще никому не удавалось, поэтому перед входом в трещину он остановился перевести дух.

Капитан Го Чжан порядочно отстал. Китаец несколько раз покидал тропу, уклоняясь то вправо, то влево. Брал в руки камни, подносил к самому окошку шлема и рассматривал их с любопытством невинного дитяти. Для него впечатления от нового мира еще не потеряли свежести, что вполне объяснимо после шестилетней подготовки, двух месяцев полета и нескольких суток заточения в засыпанном модуле.

— Эй, — сказал Эдвин. — Каждая минута стоит очень дорого.

— Поэтому их и следует тратить толково, — с большой безмятежностью отозвался Го, роясь в очередной куче обломков. — Ага, еще одна.

Го еще минуты три возился со своей кучей и переворошил ее до основания. Лишь после этого с вызывающей раздражение неторопливостью поднялся по тропе. В руках он держал два предмета, похожих на слегка изогнутые палки с утолщениями на концах.

— Вот, — сказал он.

— Что — вот? — нетерпеливо спросил Эдвин.

— Кости. Я так полагаю, — скромно сказал Го.

Эдвин внимательно осмотрел обе окаменелости, хотя хватило бы и беглого взгляда. Не требовалось быть очень уж большим палеонтологом, чтобы признать правоту Го. Это были действительно части скелета еще неведомого земной науке животного. Причем, весьма крупного. Но начальник экспедиции не обрадовался.

— Ох, — сказал Эдвин. — Эта кость нам боком выйдет.

* * *

Марсианская экспедиция и без того не страдала от недостатка внимания. Но то, что спровоцировало открытие останков марсианского зверя, превысило все мыслимые пределы. За минутные видеоролики мировые информационные агентства выкладывали миллионы. Всем членам экипажа «Одиссея», и уж, конечно, команде «Спэрроу» по пять-шесть раз в сутки приходилось давать интервью или принимать поздравления бесконечных VIP-персон. Шумиха старательно поддерживалась правительствами, коих призрак уличных беспорядков пугал не меньше столкновения с астероидом.

На изумленного китайского капитана просыпался дождь наград. Президенты, спикеры, премьер-министры и даже генералы с радостным единодушием требовали продолжения раскопок. И NASA, и Росавиакосмосу и Европейскому космическому агентству не оставалось ничего другого, как взять под козырек. В уже дважды урезанную программу исследований срочно внесли новые изменения.

Экипажу «Спэрроу-2» об этом лично сообщил лиловый от злости Пристли. У экипажа сообщение тоже энтузиазма не вызвало: рядом с опорой «Спэрроу» без толку простаивал шестиколесный марсоход, полностью готовый к использованию. Рыл копытом грунт… А марсоходцы топтались и копались на пятачке радиусом в полторы мили. Очень хотелось посмотреть что-нибудь еще. Кроме каньона Дестини. Но Земля была непреклонна:

— Полковник Стаффорд!

Через шесть минут:

— И почему я не штатский?

Через двенадцать минут:

— Потому что умный. Принимайся за дело!

И почти все дела были пущены побоку. За исключением одного.

Эдвин, Григорий и Го вновь вооружились лопатами, спустились в каньон и начали разгребать оползень. Лишь Венсан избежал подобной участи. По причине того что работу буровой установки прерывать запрещалось.

— Надеюсь, нам повезет и мы ничего не найдем, — буркнул Эдвин.

Напрасно надеялся. Более того, по иронии судьбы именно он к вечеру следующего марсианского рабочего дня наткнулся на кость длиной чуть ли не в полтора метра.

— Боже правый, — сказал Григорий. — И на Марсе динозавры бегали!

— Да что-то тонковата косточка для динозавра, — усомнился Го.

— Так ведь и сила тяжести тут слабее. Представляешь, каких размеров зверюги тут могли вырасти?

— Это если с едой все было в порядке, — скептически отозвался Го.

Тем временем Эдвин заметил обломок еще одной кости.

— Прямо рай палеонтологический, — с досадой сказал он. — Да, парни, можете забыть про экскурсии. Копать нам теперь и копать…

* * *

На протяжении двух суток они поднимали из каньона окаменевшие останки марсианских тварей. Взорвавшийся метеорит вскрыл пласты, в которых какой-то древний катаклизм захоронил десятки представителей местной фауны. На Земле профессора палеонтологии впали в экстаз. Начисто потеряв сон, совесть и элементарное чувство меры, они правдами и неправдами прорывались к линиям связи. А на Марсе умученный Венсан составлял замысловатые паззлы. Не выходя из «Спэрроу», он с помощью наружного манипулятора укладывал кости на расстеленных вокруг парашютных полотнищах. Потом фотографировал то, что получалось, отправлял фотографии алчущим специалистам и ждал очередных инструкций. Некоторое время Земля озадаченно молчала, переваривая информацию. Это позволяло Венсану вернуться к буровым обязанностям и анализу добытого материала.

Спал он урывками, обычно в то время, когда «Одиссей» уходил за горизонт; связь тогда прерывалась. Тем не менее капитан французских ВВС вошел во вкус, увлекся новым делом и даже начал подавать советы профессиональным костоведам; неожиданно у него открылось чутье на правильные комбинации. Работенка получилась кропотливой. Случалось, одну и ту же кость нужно было перекладывать по многу раз, пока она не находила своего места и сообщество земных мудрецов его не утверждало. Шаг за шагом на полотнищах запасного парашюта начали вырисовываться контуры неведомых созданий. Постепенно выяснялось, что принципы строения земных и марсианских организмов весьма схожи. «Марсианцы» имели и позвоночник, и суставчатые конечности, и грудную клетку; удалось также откопать несколько объемистых черепов. Судя по строению зубов, среди животных встречались как хищники, так и травоядные. Все они погибли приблизительно в одно и то же время, если не вообще одномоментно. Как предполагала Земля, это могло произойти при внезапном обрушении крутого берега.

На «Спэрроу» не было возможности провести радиоуглеродный анализ, поэтому возраст останков определяли по косвенным признакам. Специалисты считали, что трагедия произошла давно, не раньше, чем за сто сорок пять миллионов земных лет до прибытия «Одиссея». По геологическим меркам — не такой уж и большой срок. В любом случае, не вызывало сомнений, что некогда по Марсу бродили многочисленные животные. Следовательно, они находили и пищу, и воду, имели воздух для дыхания. Это означало, что в прошлом Марс был иным. Кардинально иным. А потом случилась неведомая катастрофа, уничтожившая всю биосферу. И произошло это не два миллиарда лет назад, как думали до полета ММК, а гораздо позже.

— Астероид? — предположил Го.

— Астероид не мог сдуть атмосферу, — возразил Венсан, потирая красные от недосыпа глаза. — Тут произошло нечто покруче.

— Что именно?

Венсан зевнул и погасил свет в своем отсеке.

— Поживем — увидим.

— Боже упаси, — сказал Григорий. — Будь добр, ты выражайся как-нибудь… аккуратнее, пророк.

Венсан еще раз зевнул.

— Хорошо. Поживем — узнаем.

— Тоже толковать можно двояко. Ты, случаем, не в монастыре иезуитов воспитывался?

— Отстань. Дай поспать.

— О! Придумал. Поживем — догадаемся. Сойдет?

Венсан не ответил. Он уже спал. Ему снились очаровательная жена Бланш, антикварная «Альфа-Ромео», а также бесподобные виноградники в окрестностях города Кагор. Средства для владения данными ценностями следовало добывать где угодно, даже в кантоне по имени Судьба. Раз уж на Земле не было возможности.

08 ВСЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЗЕМЛИ

Репортажи про высадку на Марс заполонили все каналы. Смертельно опасный каньон, мельчайшие детали виртуозного пилотирования, героический американский полковник — все получилось как по заказу. Репортеры захлебывались, главы держав терлись друг о друга и недруга, а мужи ученые вещали и пророчествовали.

Перспективы имелись. Но я-то знал, что, вопреки законам физики, шумиха подогревается сверху. Требовалось снять напряжение, убрать людей с улиц, отвлечь их от ужаса ожидания ужаса, предотвратить панику. И отчаянная посадка «Спэрроу» явилась буквально подарком небес, уж больно кстати произошла. К сожалению, эффект от нее мог быть только временным, поэтому неожиданную передышку следовало использовать с максимальной пользой.

Главной пользой была бы концентрация всех сил на подготовке к катастрофе. И уж конечно, должны были сконцентрироваться САГ и ФСБ, чтоб не перестреляли нас, сволочей. При этом концентрироваться следовало очень неприметно, чтобы не давать дополнительных поводов для массовых истерик. У Крючканова были еще свои вполне понятные причины от всех скрываться. Он даже просил ему не звонить без крайней необходимости. В общем, уговорились мы пересечься в месте совсем не официальном, хотя и достаточно публичном. Конкретно — на одной из автобусных остановок шоссе в Домодедово.

И, кажется, перемудрили. Встреча двух осторожных политиков на большой дороге едва не сорвалась. Шеф ФСБ опоздал минут на двадцать пять. Я уж начал собираться восвояси, когда из пестрой вереницы транспортных средств вывернули два довольно грязных «Патриота». Без мигалок, с самыми обычными московскими номерами. Подозреваю, что внутри они были гораздо серьезнее, чем снаружи, но снаружи выглядели весьма непритязательно. Маскировка, плюс патриотическая приверженность отечественному автопрому… Похвально, похвально. Потому что не нахально.

Обе машины свернули на обочину, не доезжая до остановки. Из первой выбрался главный попечитель безопасности всея Руси. Осмотрелся. Неторопливо подошел к скамеечке. Буднично поздоровался, сел рядом. Извинился за опоздание.

— Видите ли, в центре опять демонстрация.

— А, — сказал я. — Требуют хлеба и зрелищ?

Крючканов вежливо улыбнулся, махнул рукой, и обе машины сдали назад.

Под пластиковым навесом остановки кроме нас оказались немолодая, но пребывающая в хорошей форме стюардесса, двое подростков, явно сбежавших с уроков, и неряшливый, сильно пахнущий мужичок с авоськой, в которой звякали стеклянные сосуды. Все они наверняка уже находились под прицелами двух охран: и моей, и Крючканова. Я, как и шеф ФСБ, подозревал в этой публике чьих-нибудь шпионов, хотя шпионам всех стран тогда должно было быть совсем не до нас.

Дул прохватывающий февральский ветерок. Крючканов поднял воротник пальто. Достал носовой платок. Высморкался. В общем, предоставлял инициативу мне, несмотря на то, что о встрече просил он. Мне это не понравилось, и я вернул мяч на его половину поля.

— Не простудитесь, Виктор Васильевич?

— Да не должен. Здоровье пока есть.

Крючканов посмотрел в безоблачное небо. Я усмехнулся.

— Смелее, Виктор Васильевич.

— Попробую. Не знаю, имеет ли смысл, но на всякий случай примите мои извинения. За наше участие в формировании вашей группы.

— Не знаю, имеет ли это значение, но не принимаю.

— Что ж, вполне можно понять, — сказал Крючканов и снова замолчал.

Мимо нас в сторону аэропорта тек плотный транспортный поток. Мы оба знали, что количество рейсов в города, расположенные восточнее Урала, увеличивалось с каждым днем. Все, кто имел такую возможность, покидали Москву. Согласно настоятельным рекомендациям правительства, которые подготовили Фима с Димой и послушное нам МЧС.

Подошел автобус. На его борту подозрительно добрый волк и не в меру раздобревший заяц совместно поедали чипсы из тамбовской картошки. Стюардесса, мужичок и подростки волка не испугались и уехали. Вместо них высадился наголо обритый молодой человек в лягушачьего цвета штанах и в красной лыжной куртке. С независимым видом огляделся, цыкнул зубом, вынул сигарету и неторопливо закурил. Потом вразвалочку зашагал к ближайшему дачному поселку. Видимо, для того, чтобы восполнить извечную нехватку мужского населения. Крючканов проводил его взглядом. Как мне показалось, не без зависти.

На остановке больше никого не осталось. Как ни крути, единственным собеседником оказался я, некто Черешин.

— Владимир Петрович! Аудио- и видеоконтроль вашей виллы снят. Вашей квартиры — тоже. Работает только охранная сигнализация и внешние камеры. Группа Алисы Георгиевны поступает в ваше оперативное распоряжение.

— Этого мало. Кончайте закулисные игры начисто. Право, не время для шалостей, когда на нас такое, — я кивнул вверх, — валится.

Крючканов поднял носатое лицо и зажмурился от яркого солнца. В небе гудел набиравший высоту «Боинг» каких-то авиалиний.

— Если вы считаете, что я большой любитель дворцовых интриг, то зря. Многое катится по инерции, а инерция у нас огромная. Да и трудно проводить уборку, когда из каждого ящика секреты сыплются.

— И скелеты? — не удержался я.

— Не без того, — холодно ответил он. — После Феликса Дзержинского наша организация во многих руках побывала. Не скрою, и сейчас любой сотрудник может оказаться перед дилеммой: либо закон, либо приказ. В кадрах остаются те, кто выбирает второе.

— А моральные принципы?

— Моральными принципами поступаемся не только мы. Могу напомнить и ЦРУ, и Моссад, и британскую Ми-6. И немцев с французами, если их припекает по-настоящему. Спецслужбы остаются последним средством против угроз, с которыми государство в рамках действующего законодательства справиться не может. Но мы — инструмент, Владимир Петрович. Одним и тем же топором можно рубить как дрова, так и головы. Вас беспокоит угроза государственного переворота со стороны ФСБ?

— Вот-вот. В мутной атмосфере после взрыва.

— Вы не одиноки. Знаете, когда к власти пришел Андропов, выяснилось, что кроме закручивания гаек верхушка КГБ ничего толкового предложить не в состоянии. Для политических реформ не хватало смелости, а для экономических — знаний. Между тем, требовалось и то, и другое. Уверяю вас, это неприятное открытие многие помнят.

— То есть не все?

— Всегда можно найти людей, которые считают, что власть нужно сначала брать, а потом уж думать, что с ней делать. Такие вполне могут снова наступить на грабли.

— Но как же вы работаете с этаким-то аппаратом?

— Ну во-первых, аппарат не весь такой. А во-вторых, я работаю с тем, что есть. Нельзя же всех уволить.

— Всех и не надо. Наиболее твердолобых.

— Поверьте, это происходит. Без лишнего шума. Хотя и не быстро.

Сказав это, он вопросительно посмотрел на меня. Прямо и открыто.

— Ну так как?

Я развел руки.

— Другого ФСБ у нас нет. А астероид есть. Придется сотрудничать.

— Хорошо, спасибо и на том. Чем могу быть полезен?

— Возьмите под охрану шахты.

Крючканов вновь поднял носатое лицо и зажмурился от солнца. Наверное, нечасто видел светило из окон Лубянки. Вот и наслаждался. Тогда мы еще не опасались звезды по имени Цой.

— Шахты? Все?

— Да и не только шахты. Другие темные места без глазу оставлять тоже не годится. Рудники, метро, тоннели, пещеры, бомбоубежища. В общем, любые углубления, где можно спрятать население.

— Не хватит сил.

— Предполагается, что ФСБ обеспечит только внутреннюю охрану. Внешней займется армия. Начинайте с самых крупных дырок, Виктор Васильевич. Дальше — как получится.

— Приказ президента?

— Думаю, вы получите его после обеда. Свяжитесь с Генштабом?

— Да, конечно. Но перед тем как действовать, хотелось бы увидеть картину с максимальной полнотой.

— А чего вам не хватает?

— Вы познакомите меня с прогнозами САГ?

— Сегодня же.

— Считаете, все будет плохо?

— Нет, дорогой Виктор Васильевич. Все будет гораздо хуже.

— Вы меня пугаете.

— Это возможно?

— Я, в общем-то, — человек. У меня есть семья. И ничто человеческое…

— Тогда приезжайте в гости. Чайком угостим. И все-все покажем. Причем совершенно добровольно.

Крючканов усмехнулся.

— Буду рад познакомиться с вашими знаменитыми хакерами.

— Табу, Виктор Васильевич. Их трогать нельзя. Они совершенно незаменимы.

— Мы и не трогаем. Должен сказать, Алиса Георгиевна могла найти эту парочку уже довольно давно, — с большим добродушием сообщил Крючканов.

Я удивился. Тому, что такая простая мысль не приходила мне в голову. В самом деле, Любчонок и Томусик. Когда это они появились в жизни Фимы и Димы? Вот уж воистину, самые умные из мужиков — все равно дураки. Что поделаешь? Y-хромосома. Карма.

— Почему же вы их не трогали? Предвидели астероид?

— Нет, конечно. Собирались использовать в иных целях. Но вы нас опередили.

— Уж извиняйте.

— Не за что. Вам они сейчас нужнее.

Это «сейчас» следовало запомнить, и я, конечно, запомнил. Вряд ли Крючканов мог проговориться случайно. Это он предупреждал. Что ж, очень любезно с его стороны.

— В двадцать, скажем, сорок пять, — сказал Крючканов. — Вас устроит?

Я — жаворонок. Время было неудобным. Но когда выигрываешь в главном, нужно уступать в частном. Иначе радость будет короткой.

* * *

На этот раз Крючканов не опоздал, явился точно в означенное время. Уверяю, стоило видеть лица Фимы и Димы, когда я их представлял шефу организации, от которой они бегали добрый десяток лет.

— Хорошо, что вы приняли наше приглашение, — все же не растерялся Дима. — А не мы ва-ваше.

— А к нам спокойнее приходить без приглашения, — не остался в долгу серый генерал.

Еще более стоило видеть, как Томусик и Любчонок старались не подавать виду. Зрелище оказалось столь душераздирающим, что я их выпроводил.

Фима и Дима потрудились на славу, целый фильм смонтировали. В этом ужастике астероид разваливался на куски, которые тучей накрывали несчастную Европу и добрую половину североамериканского континента. От Урала до штата Пенсильвания все взрывалось и горело. Чудовищные волны разбегались по Атлантическому океану. Миллиарды тон пыли, песка, дыма и водяных паров поднимались в стратосферу. В углу экрана мерцали красные цифры, отражающие процентное содержание кислорода в воздухе: 21, 19, 17, 16, 15,5…

— Все, — сказал Дима. — Дальше дышать будет трудновато.

— Но это случится через четыре-пять месяцев после взрыва? — живо отреагировал Крючканов. — Я правильно понял, что время еще есть?

— Надеемся, — сказал Дима. — Если не сбудется страшное пророчество Владипетровича.

Он взглянул на меня. Я кивнул.

— Владимир Петрович считает, что одной метеоритной бомбардировкой мы не отделаемся. Каменный Гость еще что-нибудь учудит.

— Вот как? И что же он учудит?

— Не знаю, — сказал я. — Но что-нибудь такое, от чего жизнь на Земле станет совсем невозможной.

— Простите, но это уже…

— Фантастика? — улыбнулся я. — Примерно через пятнадцать минут мы узнаем, такая ли уж это фантастика.

— А что случится через пятнадцать минут?

— Космическая станция «Пересвет», запущенная Туманяном, сблизится с астероидом на минимальное расстояние.

— Ах, да, да. И вы ждете потрясающих открытий?

— Поживем — увидим. Пейте чай, Виктор Васильевич. Пока есть такая возможность.

— Спасибо, — сказал Крючканов. — Очень ароматный у вас чай. Что там за цветы?

— Медуница, по-моему.

— Алиса Георгиевна заваривала?

— Она, — ревниво сказал я.

Все замолчали. Крючканов благостно пил чай с баранками. Фима сидел перед ним и цепенел на генетическом уровне. Дима наблюдал за тем, как раскачивается фонарь. Через открытую фрамугу были слышны скрип, чириканье воробьев, голоса охранников. Совершенно неуместные своей обыденностью звуки. Это становилось невыносимым. Я подошел к лестнице и крикнул вниз:

— Алиса Георгиевна! Когда позвонит Туманян, дайте громкую связь.

— Он уже позвонил.

Под потолком щелкнуло.

— Владимир Петрович?

— Да. Слушаю.

— Плохие новости. Связь со станцией «Пересвет»…

Признаться, это меня не удивило. Напротив, я удивился бы благополучному исходу.

— Но хоть что-то успели заснять? — без особой надежды спросил я.

И тут Туманян вдруг порадовал.

— Так точно. Вот только с гораздо большего расстояния, чем хотелось бы.

— О, это лучше, чем ничего. Есть что-нибудь любопытное?

— Весьма и весьма. Снимаю шляпу, Владимир Петрович. И посылаю бутылочку «Арарата». Как мне говорили, вы его любите.

— Картинку, картинку лучше пошлите.

— Уже передают на ваши компьютеры.

Краем глаза я видел, что Фима и Дима усиленно кивают со своих посадочных мест.

— Владимир Петрович, у меня к вам просьба, — сказал Туманян. — Как только придете к каким-нибудь выводам, сообщите мне, хорошо?

Вообще-то Тарас приказывал докладывать только ему да Некумыкину, но…

— Обязательно, — сказал я.

Дима поднял большой палец. Репутация фирмы пухла прямо на глазах.

Крючканов мило улыбнулся.

* * *

Сначала Каменный Гость выглядел ярким пятнышком. Потом пятнышко потемнело, увеличилось в размерах — астероид повернулся к станции своим «грязным» боком.

Разгонный блок станции сработал как надо. Судя по цифрам, мелькавшим в углу экрана, скорость сближения составляла пятьдесят шесть километров в секунду, это очень много. С такой скоростью из Москвы в Вашингтон мы летали бы за три минуты. Вскоре на темной поверхности космического пришельца стали различимы типичные кольцеобразные структуры метеоритных воронок.

— Диаметр астероида — семь целых и три десятых километра, — сказал Фима. — Сюрпри-из…

— Семь километров?!

— Да. Плюс-минус двести метров.

— Йокст, — сказал Дима.

— Что такое?

— Да он же круглый. Прямо колобок какой-то.

— Это важно? — спросил Крючканов. — То, что он круглый?

Фима и Дима деликатно промолчали. Они много поработали над моим астрономическим образованием и теперь давали возможность блеснуть эрудицией.

— Очень важно, — сказал я. — По форме астероиды обычно напоминают картофелину, баклажан либо особо толстый огурец. Сила их гравитации слишком мала для того, чтобы выровнять поверхность. Даже Фобос и Деймос, спутники Марса, гораздо более асимметричны, чем наш Гость. Шарообразный астероид — штука очень древняя. Чтобы приобрести округлость, нужно многие миллиарды лет собирать пыль. Я не ошибаюсь, Дима?

— Точно, шеф, — заверил тот. — Отлично, шеф. Пятерка!

Крючканов опять улыбнулся.

— Вы умеете подбирать кадры, Владимир Петрович.

— Ну до вас мне далеко, — проворчал я.

— Не скромничайте. На меня работает большая организация, а вы занимаетесь подбором сотрудников в одиночку. Но что значит эта шарообразность астероида? В практическом смысле?

Мне начинало нравиться его поведение. Он не пытался изображать всезнайку и не скрывался за таинственным молчанием. Несомненно, Крючканов знал много такого, чего не знали мы. Но вот чего не знал — о том спрашивал. Не стеснялся.

— Скорее всего, над астероидом поработали. Если это вообще астероид.

— Кошмар, — серьезно сказал глава ФСБ.

А он многое повидал на своем секретном веку.

— Давайте досмотрим страшилку до конца, — предложил рациональный Фима.

Смотреть оставалось почти ничего. Как только Каменный Гость начал поворачиваться своей светлой, а точнее сказать, своей блестящей стороной, запись оборвалась. Фима вернул на экран последний уцелевший кадр — с одного бока Варяжский Гость был освещен Солнцем. А с другого, противоположного бока, где у порядочного астероида должна царить честная астероидная ночь, начинала выползать вторая, пожалуй, более яркая полоска.

— Вот, — сказал я. — Что может освещать поверхность астероида на теневой стороне? На мой взгляд — искусственные источники фотонов. То есть какие-то лампы. Скорее даже прожекторы.

— Прошу заметить, — подал голос Фима.

Сказал он эти слова очень тихо, но все немедленно к нему повернулись.

— Астероид вращается в направлении, противоположном вращению планет Солнечной системы.

— Все интереснее, — произнес Крючканов.

— Вообще-то и Венера крутится не в ту сторону, — уточнил Дима. — Но, согласен, это — редкость.

— Так. Каменный Гость не желает показать нам свою светлую сторону. А почему? — спросил Крючканов.

— Ага, — уцепился Дима. — Виктор Васильевич! Похоже, вы наш союзник, а?

— Теперь все союзники. Даже исламские террористы.

— Хорошо бы им об этом сообщить, — саркастически заметил Фима.

— А вы предлагаете все засекретить?

— Я? Да боже упаси!

— Вряд ли, — сказал я. — Скорее предоставит это нам самим. Итак, умные мои мальчики, за дело! Жду ваших пророчеств. И чем страшнее они будут, тем лучше. Виктор Васильевич, теперь мне не просто потребуются возможности вашего ведомства. Теперь они очень потребуются.

В принципе, я мог заполучить ресурсы ФСБ и вполне официально, через Тараса. Но предпочел сделать так, как сделал. И Крючканов, похоже, оценил.

— Все, что в наших силах, Владимир Петрович.

Приятно иметь дело с напуганной ФСБ, господа. Но пробовать не советую.

* * *

Я считал, что при любом сценарии самым беспроигрышным будет создание убежищ с замкнутым циклом регенерации воздуха, воды и пищи. Идеальным местом для размещения таких убежищ мне представлялись шахты, но умные мои мальчики подсказали, что шахтами обычно называются такие дырки в земле, из которых достают уголь.

Я возмутился.

— Уж это мне известно!

— Тогда пусть вам будет известно еще кое-что. Там, где добывают уголь, Владимир Петрович, бывает много меме-метана. А это взрывоопасно. Шеф! Лучше выбирать рудники.

— Это такие дырки, из которых руду достают? Там тоже бывает рудничный газ, насколько мне известно.

— Вы делаете успехи. Но я бы выбрал рудники.

— Вот и займись ими, классный руководитель. А командовать тобою будет Любовь Егоровна. Будешь доставать все, что пожелает твоя женщина. С помощью ФСБ, если сам не справишься. Ты чего дергаешься?

— Петрович! Длина всех горных выработок России составляет несколько тысяч километров. Даже если усадить на каждый метр по человеку, то и тогда мы упрячем под землю… ну, миллионов этак пять-шесть. Надо же думать немного, советник.

— Представь себе, думаю. Но ничего другого не придумал. Так что копайте эти. Штреки.

— Потребуются проходческие комбайны. Горные инженеры. Маркшейдеры.

— У нас их что, не производят?

— Владимир Петрович! Послушайте, маркшейдер — это не трактор. Это профессия такая.

— А. Ну вербуй, обучай. Слушай, хватит скулить! Времени не то что мало, его совсем нет. И помни, каждый метр проходки — человеческая жизнь. Вполне конкретно.

— А Фимка что будет делать?

— А Фимка будет подводные лодки ломать.

— Никак не привыкну к вашим шушу-точкам, шеф.

— А что так? Я же к твоим попо-привык.

Но про подводные лодки я вовсе не шутил. Весь проект с закапыванием населения ничего не стоил без источников энергии. На каждого человека требовались десятки киловатт мощности, а наземные электростанции вполне могли погибнуть. И уж наверняка порвутся воздушные ЛЭП. Добыча любого горючего на какое-то время тоже могла прерваться. Да она могла стать и бессмысленной, добыча, поскольку было неясно, хватит ли в нашей атмосфере кислорода для горения этого самого горючего, будь то нефть, уголь, торф или газ. Из всех затруднений я видел единственный выход.

— Очень остроумно, — оценил Фима. — В каждый рудник — по атомному реактору. Так?

— Лучше по два. Сделаешь?

— Ле хаим, — сказал Фима. — Только потом придет время, когда скажут, что евреи сгубили атомный флот России.

Я хмыкнул. Нет, ну кто о чем!

— Нам бы до этого времени дожить.

Фима вяло махнул рукой.

— На всякий случай начну-ка я со списанных субмарин. Благо их девать некуда. Послушайте, а с адмиралами-то вы договорились?

— Нет. Вместо меня это сделал президент. Не стоит забывать, что он у нас есть.

— О! Да-да. Мне всегда интересно, чем он там занимается в своем Авральном кабинете.

— Может, винцо какое попивает, — сказал Дима. — Какое-нибудь заграничное.

— Может, и попивает, — сказал я.

— Мгм. Петрович, а президент может остаться человеком?

— Не больше двух сроков.

Было видно, что Дима отчаянно борется со смехом.

— А попо-потом?

— А что потом? — вместо меня ответил Фима. — Как известно, из обезьяны человека сделал труд. Власть способна совершить обратное.

— Причем, гораздо быстрее.

— К нынешнему президенту это не относится, — оповестил я сухо, почесывая за ухом. — Он еще не успел.

— Стать человеком? — давясь от смеха, спросил Дима.

* * *

А президент сказал в своем Авральном кабинете:

— Ущипни меня, Володька.

— Мин херц! Что такое?

— Европарламент вынес резолюцию с требованием отменить бомбардировку астероида. Видишь ли, могут пострадать братья по разуму, которые едут к нам в гости. Что скажешь по поводу резолюции?

— Обеими руками — за. При условии, что астероид шлепнется на Страсбург. Жаль, конечно, что простые страсбуржане пострадают, но ничего, мы им за это памятник поставим.

— А если серьезно?

— Разве можно относиться серьезно к европейскому парламенту?

— Приходится. Европарламент вполне может застопорить пуск «Арианов», а каждая ракета сейчас… сам понимаешь. Так что помоги мотивировать хорошо сформулированную фигу. Но чтобы без мата получилось.

— Тарас, ну как не стыдно? А МИД на что? По числу дипломатов мы едва ли не впереди планеты всей. Эвон, сколько их с ноутбуками бегает! На целую шахту наберется.

— Ты лучше владеешь ситуацией.

— Кто кем владеет — вопрос.

— Давай, давай, не ломайся.

— Ну хорошо. Значит так. Если б на Каменном Госте имелся вменяемый экипаж, он бы не допустил столкновения с Землей. Выбрал бы более безопасную траекторию.

— А если они собираются уклониться в последний момент?

— Если они способны маневрировать астероидом, то с нашими ракетами как-нибудь управятся. Тебе случай со станцией «Пересвет» ни о чем не говорит?

— На мысли наводит. Только сейчас к нашему гостю летят вовсе не исследовательские зонды, а конкретные мегатонны. Не хлеб-соль, знаешь ли. Мы предоставляем повод для войны. Как это на латыни будет, кляуза белли, кажется?

— Кауза. Только зеленые человечки нам ее первыми предоставили, эту каузу. Тарас, честно говоря, я не уверен, что термоядерные боеголовки нас спасут. Но точно знаю, что рисковать планетой из вежливости не стоит. Запасной Земли у нас нет, знаешь ли.

Президент оживился.

— О! Вот подходяще сказано. Жаль, что ты сейчас занят, а то бы сделал тебя пресс-секретарем.

— Не хочу.

— Ладно, проси чего хочешь.

— Маркшейдеров.

Тарас поморщился.

— Где их производят?

— Маркшейдер — это не трактор, — высокомерно сказал я. — Профессия такая.

— Да? И что она делает, профессия эта?

— Ты обещал мне много денег.

— Ладно, принимай подарочек. Некумыкин наскреб еще полтора миллиарда.

— Насмешка!

— Знаю. Будем искать еще. А пока довожу до твоего сведения предложение японцев. Они боятся, что их острова затонут. Поэтому просят, чтобы мы взяли хотя бы часть населения в наши рудники. Предлагают много денег. Очень много денег. Которые ты так любишь.

— Тарас, нам и самим дырок мало.

— Верно. А что, если так: пусть привозят свою технику и копают собственные норы? Уж землицы-то у нас все еще хватает.

— Только не на Курильских островах.

— Понятное дело.

— И каждый второй метр проходки будет нашим.

— Помилосердствуй, советник! Времени-то — с гулькин нос. Что они там нароют за оставшиеся месяцы? Надо же и про гуманизм не забывать. Грустно будет на Земле без японцев-то. Очень воспитанные люди! Эвон, сколько лет острова испрашивают.

— Десять процентов, — упорствовал я. — Последнее слово. И острова не вздумай отдать. Вдруг они уцелеют.

Тарас махнул рукой.

— Хорошо. Десять, так десять… Наживемся немного на горе японском.

— И еще условие есть. Все переселенцы будут в нашей юрисдикции.

— А то как же! Водку пить мы их научим. Это одна из немногих вещей, чему мы можем научить японцев.

— Закуску, однако, пусть с собой прихватят. Люблю суши.

— Ну ты и куркуль, — сказал Тарас.

С одобрением, как мне показалось. Быть может, японцы и не знают, но хохол вполне способен понять москаля. Когда другого выхода не остается.

— Дывись, яка холера, — сказал я, глядя на большой президентский глобус. — Еще и китайцы есть.

— И американцы. Кстати, что они там увидели через свой спутник?

— К сожалению, «Хоуп Инвестигэйтор» мало что добавил к той картине, которую заснял наш сгинувший «Пересвет».

— Почему?

— Из осторожности станция прошла мимо астероида на слишком большом расстоянии. И это, разумеется, случилось тогда, когда объект был повернут своей темной стороной. Вновь кратеры, трещины, пыль, — в общем, все то, что можно увидеть на множестве обычных космических тел. Свое истинное лицо Карробус опять скрыл.

— Жаль. Что ж, иди, — сказал Тарас. — Спасай Россию.

* * *

В середине апреля первая боевая ракета должна была встретиться с Каменным Гостем. Я не слишком верил, что смогу ей помочь, поэтому поехал не на командный пункт Туманяна, а на полуостров Таймыр. Там, в окрестностях городка Талнах, спустился под землю. Хотел своими глазами увидеть плоды титанических усилий правительства и Норильской горной компании.

Мне показали пройденные за последний месяц штреки и квершлаги (мудрен, мудрен подземный язык), жилые модули, цистерны с водой, склады продовольствия, первую ферму с подземными коровами. Рассказали о монтаже реактора, системах регенерации, мерах по герметизации горных выработок. Сообщили, что четыре рудника Талнаха хоть сейчас могут принять на постоянное проживание больше ста тысяч человек. Мало, конечно, но фронт работ с каждым днем расширялся. Главной бедой, с которой никто не знал, как справиться, оставался кислород. Точнее, способность горных пород его поглощать. Буйный этот кислородушка взаимодействует с любым элементом таблицы Менделеева, даже с инертными газами, если температура подходящая. Одна надежда, что в остатках земной атмосферы его сохранится хоть чуть-чуть, чтобы пополнять атмосферу подземную.

Я смотрел на сырые своды, нюхал специфический рудничный запах и с содроганием думал о том, что здесь предстоит жить людям. Трудиться, принимать пищу, спать. Умирать и жениться. Где-то развешивать для просушки белье. Заниматься выращиванием овощей и очисткой стоков. Во мне крепло опасение, что заниматься всеми этими делами предстоит не одному поколению.

Однако четырнадцатого апреля это опасение было поколеблено. Мне позвонил чрезвычайно довольный Тарас и сообщил, что первая боеголовка сработала. Вопреки незначительным сбоям.

— И каковы результаты? — тоном Иа-Иа спросил я.

— Да потрясающие! На снимках с орбитального телескопа видно, что астероид раскололся как минимум на два крупных фрагмента.

— От первого же попадания?

— Представь себе.

— О! — сказал я.

И срочно связался с Фимой.

— Слушай, тебе не кажется странным, что какие-то мегатонны раскололи семикилометровый астероид?

— Как раз над этим голову ломаю, — сказал Фима. — Каменный Гость явно был неоднородным телом. Об этом свидетельствовала большая разница в отражательной способности его половин. Возможно, взрыв разметал слабо связанные фрагменты. Но даже и в этом случае попадание получилось чрезвычайно удачным. Я бы сказал, подозрительно удачное получилось попадание. Прямо в место соединения двух частей.

— Особенно если вспомнить, что «слабо связанные фрагменты» выглядели почти идеальной сферой.

— О чем спорить, — согласился Фима. — Знаете, Владимир Петрович, на вашем месте я бы ни в коей мере не ослаблял землеройной деятельности. Японцы прибыли?

— Уже работают. В белых перчатках.

— Раза в два быстрее наших?

— У наших постоянно что-нибудь ломается. Особенно сложная проходческая техника.

— Выдать бы им по лопате! — процедил Фима.

Он положил массу сил на приобретение этой самой проходческой техники, спрос на которую неизмеримо вырос во всем мире.

— Лучше выдать по загривку, — пробурчал я.

А Дима тут же отыскал компромисс:

— Лопатами — по загривку. Шеф! Еще лучше получится тюбингами по попингам.

— Хорошо бы. Но расправу придется отложить, — сказал Фима.

— Почему?

— Вторая ракета на подлете к цели. Владимир Петрович, по-моему, вам надо возвращаться в Москву.

* * *

Вторая ракета несла заряд в две с половиной мегатонны, взорвалась вроде в нужном месте. Однако оба крупных куска уцелели. Специалисты НАСА полагали, что взрыв произошел в пространстве между ними, поэтому хорошего результата и не вышло. Требовались прямые попадания!

Но третья ракета пострадала от мелких обломков, что-то в ней повредилось, и боеголовка вообще не сработала. Зато астрономы определили, что траектория яркого фрагмента изменилась. Расчеты показывали, что он уже не мог упасть на Землю. Во множестве городов ликующие толпы вышли на улицы. Пожгли автомобили, побили витрины, немного пограбили. При этом, в отличие от антиглобалистов, никаких требований не выдвигали. В общем, расслабились гуманоиды. Крючканов подозревал, что очагами анархии кто-то руководит по всему миру. Но кто, откуда и зачем, сказать пока не мог.

Следующая ракета была взорвана заранее, еще до того, как она вошла в зону мелких обломков. Американцы надеялись на то, что этот взрыв расчистит дорогу, и похоже, не ошиблись. Через двое суток китайский «Великий Поход» поразил самый большой из тех фрагментов астероида, которые продолжали лететь к Земле. Увы, мощность взрыва не превышала девятисот килотонн, поэтому раздробить трехкилометровый булыжник не удалось. На его поверхности появился новый кратер, а перед ним заново выросла завеса из обломков. На ее «сдувание» пришлось истратить еще одну боеголовку. Однако следом летел могучий заряд в семь мегатонн — Земля продолжала отбиваться.

— Ничего, ничего, время еще есть, — как заведенный твердил Тарас.

Ему изо всех сил вторили главы «ракетных» держав. А вот президент безъядерной Украины Александр Сергеевич Москаленко сделал заявление иного рода. Он строго предупредил, что любое падение на его страну какого-нибудь небесного тела будет расцениваться как недружественный акт. Со стороны братской Московии, разумеется. И лично со стороны президента Тараса Григорьевича Шевцова, позабывшего о корнях своих ридных. Впрочем, в непринужденной телефонной беседе украинский президент просил не относиться к своим словам буквально. А потому не задерживать поставку российских зенитных комплексов, поскольку американские «Пэтриоты» киевский Генштаб, никак не устраивали.

— У хлопца свои проблемы, — усмехался Тарас. — Скоро выборы, вот он и дает гопака перед национал-горлопанами.

Свои проблемы были не только у хлопца с Украины. Как-то само собой вышло, что руководство переоборудованием рудников и шахт (все-таки!) легло на мои неширокие плечи. Пришлось разрываться между Зазаборьем, где по-прежнему работала САГ, и своим кремлевским кабинетом, местом сбора строителей и шахтеров. Но не они, и даже не пресловутые маркшейдеры больше всего меня беспокоили. После того как астероид распался, общественный интерес к яркому фрагменту, который должен был пройти мимо Земли, быстро угас. А напрасно.

Фима и Дима в перерывах между разоружением подводных лодок и созданием замкнутых экосистем провели несложные расчеты и в один голос утверждали, что для существенного отклонения траектории каменной глыбы с диаметром в четыре километра не хватило бы всех наших боеголовок, вместе взятых.

— Быть может, вы чего-то не учли? — спросил я.

— Конечно, — ухмыльнулся Дима. — Мы не учли способности к активному маневрированию. Шеф, мужайтесь! Вы были совершенно правы в своих подозрениях. «Яркая часть» есть искусственный объект. И он обладает энергетикой жуткой мощи. Именно за ним нужен глаз да глаз. Больше, чем за той кучей гравия, которая сейчас валится на Землю.

Я немедленно позвонил Тарасу. Но без толку.

— Что такое? Какие расчеты? Проходит мимо? Ну и огурец с ним. Извини, советник, ты на часы-то погляди! Завтра разберемся. То есть сегодня. Когда проспимся.

И он отключился.

Я нерешительно покачивал в руке свою мобильную трубку. Шел третий час ночи, голова наслаждалась полным отсутствием мысли. После честного лесоповала сильно клонило, колдыбасило и подмывало утечь в постель, даже если там не будет приятного майора ФСБ. И вот в советнике злобно уснувшего президента проснулось робкое сомнение.

— Послушайте, а не порем ли мы горячку? Уполномоченные сами собой?

Дима покачал головой.

— Да посудите сами.

И начал загибать пальцы перед моим носом.

— Астероид был круглый. Вращался в неприличную сторону. Состоял из двух очень контрастных частей. Освещался с противоестественной стороны. Шеф! Нетрадиционная у него ориентация. И наконец, откуда он взял огромную энергию для перехода на новый курс?

— Да и старый курс настораживал, — тихо вставил Фима.

— Ну? — наседал Дима. — Какие еще нужны доказательства?

— Ладно, попробуем обойтись без Тараса нашего, без Григорьевича.

Когда не получается с украинцем, надо обращаться к американцу. И я вызвал Уоррена. Благо, что в Вашингтоне еще продолжался рабочий день.

Баб внимательно меня выслушал и спросил:

— Велл. И чего ты хочешь?

— Хочу, чтобы ребята из NASA развернули «Региомонтан» и хорошенько рассмотрели яркий фрагмент. Тот, который уходит.

Уоррен думал недолго.

— Сдэлаем, Владимир. Но нэ сразу. «Реги» сейчас нужен для оценки удара нашей ракеты. Семь мегатонн! Нэлзя их потерять впустую. А потом на подходэ еще восэм мизайлс. Ду ю андерстенд?

— Дую, дую, щеки надуваю.

— Смотри нэ лопни. Нэ знаю, как для России, но американскому народу ты нужен. Бай-бай.

— Хорошо бы, — вздохнул я, потягиваясь. Спать было то ли поздно, то ли рано.

Если не помогают украинец с американцем, оставался армянин. Требовалось договориться с Туманяном о развороте одного из его спутников в нужную сторону.

Туманян развернул быстро, уже к утру, вот только оптика его спутника ни в какое сравнение с орбитальным телескопом не шла. Среди звезд мы увидели светлый пятак. На его поверхности различались какие-то тени, вроде регулярно расположенные. Увы, «яча» находилась уже довольно далеко. И с каждой секундой уходила все дальше, растворяясь в сиянии Солнца. Не многим более четкие снимки мы получили из обсерватории базы Хьюманити на Луне. Позже я много раз кусал локти по поводу того, что не нашел убедительных доводов для привлечения «Региомонтана». Но похоже, что убедительных доводов тогда и не было. Неясные предчувствия, догадки. Между тем, прямые и ясные угрозы подступали к горлу.

Американцы уложили семь очередных мегатонн довольно удачно. Вот только взрыв поднял такую тучу пыли, что «Региомонтан» не мог разглядеть результатов. А через сутки пришла безрадостная новость: темная часть уцелела. Не раскололась. Лобовой удар лишь чуточку замедлил его скорость. Земля получила миг отсрочки, а расчетное место падения на четыре километра отодвинулось от несчастной Исландии.

Между тем, исландский альтинг обратился ко всем странам ООН с просьбой принять беженцев. Кто сколько сможет. Отсчет пошел уже не на месяцы, а на недели. Практически все население острова — двести пятьдесят тысяч человек — осаждало международный аэропорт Рейкьявика и морские порты. Сил символической исландской полиции хватало только на охрану взлетно-посадочных полос, а рыболовные сейнеры, катера, яхты и даже моторные лодки брались штурмом. Ситуация разрядилась только тогда, когда американцы подогнали к побережью армейские транспорты и начали снимать людей с помощью вертолетов. Этим же занялись французские «Мистрали».

— Ничего, ничего, — все твердил Тарас. — Время еще есть.

Время было, но оно таяло. Началась эвакуация населения Фарерских, Оркнейских, Гебридских, Шетландских островов. Самолеты нашего МЧС вывозили людей из Норвегии. Впервые после Второй мировой войны в Мурманск вошел конвой союзников. Только на этот раз в его трюмах прибыли не танки и тушенка, а исландские беженцы: одиннадцать тысяч человек. Квота России.

* * *

Но земляне не только разбегались по планете. Мы готовились если не отразить, то хотя бы ослабить страшный удар. Страны НАТО привели в готовность все звенья своей ПВО. На переполненные аэродромы Исландии, Шотландии и Норвегии непрерывно садились все новые боевые самолеты. Из Китая, Польши, Индии, Чехии, Украины, Японии. Получил свой сектор неба и полк тяжелых российских истребителей Су-57. Конкурентов у этих машин не имелось, они изначально проектировались как перехватчики межконтинентальных баллистических ракет. Поэтому командование войск ООН отвело им полосу на авиабазе Кефлавик в самой Исландии. Именно там находился последний рубеж обороны Земли.

Позже Тарас рассказывал, что уговаривать никого не пришлось, откликнулись абсолютно все страны, свой единственный истребитель предлагала даже тихоокеанская республика Фиджи. И куда подевалась застарелая вражда? НАТО стремительно превращалась в Антанту. Адмиралы докладывали о полном и окончательном взаимопонимании, офицеры дарили друг другу крепкие национальные напитки, и уж вне зависимости от чинов все немедленно братались, как только оказывались на абордажном расстоянии.

Больше всего объединяло их то, что и у летчиков, и у военных моряков шансов выжить было немного. Если они вообще и были, то только при условии, что «течу», темную часть Гостя, удалось бы серьезно раздробить еще до входа в атмосферу. В противном случае, при одномоментном взрыве всего огромного фрагмента, ударная волна неминуемо сметала с неба уцелевшие самолеты и топила любые корабли в радиусе тысяч морских миль. Ожидаемая скорость распространения цунами превышала скорость звука. Никакой из авианосцев уйти не мог. На них поставили жирный крест и оставили минимальные команды. Перед каждой стояла задача обеспечить всего один взлет палубных истребителей, заглушить судовой реактор, а потом, если повезет, убежать на вертолетах.

Оставалось надеяться, что времени для этого хватит. Для этого и для остального. Земляне сделали, что смогли. Дальше нас ждал рок, фатум.

* * *

Земля встречала непрошеного гостя самым мощным своим оружием. Огненные старты озаряли мыс Канаверал, казахские степи, дальневосточную тайгу, влажные тропики Французской Гвианы, пустынный Синьцзян, поросшее джунглями плато Декан.

Четырнадцатого мая перед фрагментами Каменного Гостя взорвалась индийская боеголовка. В ней было меньше четырехсот килотонн, и ее использовали только для того, чтобы разогнать всякую мелочь. Разогнали не совсем удачно. И все же на следующий день в Темную Часть врезалась ракета американцев. Судя по огромному количеству пыли, попадание состоялось. Но та же пыль не давала узнать, раскололся ли обломок, — следующая ракета шла вслепую и погибла раньше времени.

После нескольких технических задержек наконец стартовал сверхтяжелый российский колосс «Энергия» с кошмарным грузом в двадцать две мегатонны. Это были мегатонны последней надежды, поскольку до столкновения оставалась неделя времени и пара слабых попыток: европейский «Ариан» да японская ракета с американской боеголовкой.

Штаб наших военно-космических сил раздирали противоречия. Половина офицеров считала, что, поскольку канал не очищен от осколков, боеголовку придется взорвать еще на подлете, иначе ее можно потерять вообще без всякой пользы. Оппоненты возражали, что толку от такого взрыва — ломаный шиш, все равно что и нет его вовсе, поэтому следует рискнуть, попытаться довести дело до конца. После страшных колебаний горячий кавказский человек Туманян решился идти ва-банк. Я видел его за сутки до взрыва, он напоминал сильно постящегося святого, килограммов с него осыпалось — будь здоров. Однако взрыв произошел. И в расчетное время. Мне потом рассказывали, что штабные полковники качали отощавшего шефа на руках. Как мальчишки футбольного тренера.

Но расчеты расчетами, а всем хотелось подтверждений. Между тем, еще не прозрев от предыдущего взрыва, «Региомонтан» ослеп заново, — сработала очередная боеголовка.

Выручили радиоастрономы. Они яростно обменивались доводами всю ночь на 19 мая. А под утро доложили, что ТЧ скорее раскололась, нежели уцелела, чем вызвали бурю сарказма в свой адрес. Совершенно напрасного, как выяснилось. Вскоре на месте Темной Части понемногу проступили целых три отдельных куска. Более того, траектории двух из них проходили выше Северного Полюса. Всего в семи тысячах километров — очень близко, совсем рядом. Но — мимо!

А вот третий, самый крупный из обломков, обладавший наибольшей инерцией, тот по-прежнему падал. И с этим уже ничего нельзя было поделать. Упорная попалась каменюга. Все мегатонны Земли ее только обтесали, но окончательно раздолбать безмозглый стоун так и не удалось. Тарас уже не твердил, что время есть. Правда, и необходимости в этом не имелось. Кто мог, тот свое дело и без того делал. Как мог.

Шло великое переселение народов. Уже с Британских островов, Ютландского полуострова, с Атлантического побережья Франции. В горы Скандинавского хребта поднималось население Норвегии. Подальше от Балтийского моря уходили немцы, поляки, литовцы, латыши, эстонцы, финны. Россия проводила эвакуацию Калининградской области, Выборга, Петербурга. А по другую сторону океана миллионы машин увозили канадцев и американцев в глубь континента.

Ветер гонял мусор и катал алюминиевые банки по опустевшим улицам сотен городов. Дороги превратились в безнадежные автомобильные болота. Их чистили танками. Примерно за двое суток до катастрофы полиция утратила контроль над потоками. Поездов и самолетов не хватало. Границы перестали существовать. Военные грузовики пробивались по бездорожью, перевозя беженцев в относительно безопасные места. Однако людей все еще оставалось слишком много. Большинство из них бросало бесполезные машины. Шли пешком, стараясь максимально удалиться от страшного берега.

Впрочем, спешили не все. Опережая океанские волны, по оставленным городам катилась волна мародерства. Потерявшие человеческий облик, отупевшие от избытка алкоголя субъекты тащили все, что подворачивалось под руку. Куда, зачем, для чего? Их снимали самые отчаянные из телерепортеров. Нашлись и безумцы, призывавшие покорно принять волю Господню. Вот вопрос: почему в критические моменты мы способны так легко отказаться от своего разума, для появления которого потребовались миллиарды лет эволюции? Наверное, процесс еще не закончен. Требуется умнеть дальше. Если для этого будет время.

* * *

За сутки до «часа X» Тарас объявил по всей европейской части страны чрезвычайное положение. Высшее руководство спустилось под землю. Среди прочих в кремлевский бункер был вызван и я.

Клетушка называлась «бытовым помещением № 117» и весьма напоминала тюремную VIP-камеру — с холодильником, телевизором и милым унитазиком за стыдливой ширмочкой. Здесь я задерживаться не стал. Бросил сумку на кровать, снял плащ и прямиком отправился в командный центр.

По винтовой лестнице, прорезавшей толстое бетонное перекрытие, спустился на этаж ниже и оказался в коридоре с традиционной кремлевской дорожкой. Одним концом этот коридор упирался в тамбур перед командным центром, а другой скрывался за полиэтиленовой завесой. Оттуда, из-за пыльных полотнищ, доносился шум компрессора и отбойных молотков. В пожарном порядке там готовили помещения для небольшого реактора мощностью в 50 мегаватт. Хотя и запоздало, Тарас все же внял моим советам и решил обзавестись источником энергии, не требующим воздуха.

Миновав несколько дверей, ведущих в другие правительственные «бытовые помещения», а также три поста весьма строгих часовых, я достиг командного центра президента. А меня достиг звонок Димы.

— Камень здорово уменьшился. Конец света откладывается, шеф, Гоминиды на этот раз выживут. Особенно в Китае.

— Хорошая новость, — усмехнулся я. — А в чем же плохая?

— А в том же. Камень все-таки большой. Так что мало не покажется. Особенно Европе.

* * *

В обширном сводчатом помещении светились компьютеры. Здесь были подготовлены рабочие места для членов кабинета министров и совбеза. Однако многие пустовали, поскольку министры-силовики имели собственные бункеры. По понятным причинам отсутствовали начальник Генштаба, глава МЧС и командующие родами войск. Зато перед своим столом топтался премьер Нестор Иванович Некумыкин в пестром, съехавшем набок галстуке. Он раскладывал кипу бумаг и что-то бормотал.

— Здравствуйте, Нестор Иванович, — сказал я.

Премьер Некумыкин, по прозвищу Ниньзя Низя, глянул на меня поверх шпионских дымчатых очков и кивнул.

— Вот, — сказал он. — Выражаясь коряво, дожились перед концом света.

Я кивнул. Да, коряво. Однако не ново. С давних пор чуть ли не каждого второго российского премьера поражало фатальное косноязычие. Как ни странно, это не мешало им исполнять обязанности. Напротив, роднило с народом и кормило батальоны юмористов. К этому изрядно попривыкли, люди с нормальной речью у нас долго правительство не возглавляли. Либо в отставку уходили, либо в президенты выбивались.

— Вы прогнозируете уцелевание последствий? — загадочно спросил Некумыкин.

Я знал, что отвечать нужно рублеными, но заковыристыми фразами. В его же стиле, упоительно свободном от синтаксических оков.

— Частично. По мере вызревания фондов сверху вниз, — осторожно выразился я.

Услышав слово «фонды» премьер нахмурился.

— С этим почти низя. Кобыла сдохнет.

— Оно еще как поскачет, Нестор Иванович. По поводу жирком обросла.

Премьер даже поперхнулся.

— Жирком?! Это как еще? Экономика задыхается от вас двоих с МЧСом и Левитиным. Крючканов-то почему? Так совсем четверо получается.

— Крючканов, потому что везде. Должен ведь кто-то свободу душить. Хотя и жалко.

— А экономику?

— Жаль и экономику. Только без воздуха кобыла еще больше сдохнет. Оно же кислород.

— Без воздуха стращаешь? Да где ваша ядреная зима за стеклами? И когда повсюду?

— Сразу, как только поздно.

— Ну да.

— Артефакт вашим сомнениям, Нестор Иванович!

— Послушай, бацбезопасность. Низя хвататься за что попало двумя руками.

Я впал в замешательство.

— А как зя?

— Давай, что ли, выползем из астероидов путем усилия.

— Предупреждаю, будет много неприглядного на ощупь.

— Это как с девкой. Щупать можно. А тут нужно государственно! Так оно нас поставило. Даже неприлично выходит.

— Да кто поставило? — все-таки не понял я.

— Оно, — с досадой пояснил Некумыкин. — Космическое тело, антипротон ей в апекс.

— Лучше денег. В горнопроходческий комплекс.

— Сейчас без толку рукавами засучивать. Это раньше пригодится.

— И позже, — вздохнул я.

— Позже? Тогда да.

Это означало, что деньги он даст не раньше, чем прояснятся последствия взрыва. То есть позже.

— Что ж, Нестор Иваныч, понять могу.

Ниньзя обрадовался.

— Похрустеть хотите? Из тамбовской картошки. Заместо курения убивает лошадь, сам пробовал. Полезно и под землей.

— Насовсем не смогу.

— А чего так?

— Холестерин заместо уцелевания.

— Бросьте, — мудро посоветовал Некумыкин. — Куда и я кинул. В четверг там много оставалось. Хотите бесплатно?

— О! А сколько?

— Да примерно дюжину.

Я сильно не понял, что он, собственно, предлагает, но отказываться не стал. Под землей все пригодится.

— А давайте.

Выяснилось, что чипсы. Двенадцать тонн. Действительно, из тамбовской картошки.

* * *

Военные спутники всех стран нащупывали все новые и новые осколки. До их входа в стратосферу оставалось чуть больше двадцати минут. Я сел в свое кресло, надел наушники и обхватил голову руками.

По общему каналу шли беспрерывные доклады. Из них следовало, что авианосцы вышли в районы старта и разворачиваются против ветра. Европа тонула в гуле прогреваемых авиационных двигателей. А с аэродромов Канады уже взлетали первые истребители. Мы видели их по линиям межправительственной видеосвязи. Увешанные гроздьями ракет, боевые машины набирали высоту, занимали место в едином ордере. Командиры авиагрупп устанавливали контакт с командными пунктами системы АВАКС. Шестнадцать таких летающих штабов ходили по тысячемильному кругу, в центре которого находилось ожидаемое место падения.

Незадолго до начала событий в зал ворвался Тарас, на ходу отдавая распоряжения взмыленным секретарям да адъютантам. Сел, запросил обстановку в стране.

В стране все еще продолжалось массовое перемещение населения. По старым каналам в Белое море уходили новые корабли Балтийского флота. Из Белого моря предполагалось увести их вверх по Северной Двине как можно дальше от побережья. Генштаб вывозил возлюбленные свои боеприпасы, а Некумыкин — промышленное оборудование. МЧС упорно рыло землянки. ГАИ сбивалась с ног, расшивая пробки. Туманян запускал все пригодные ракеты с обычными ТНТ-боеголовками, стараясь хоть что-нибудь разбить у самой Земли. Мой штаб строил компрессорные станции, создавал замкнутые экосистемы и монтировал реакторы. Все — под землей. Мы также договорились с несколькими КБ о проектировании двигателей, кабин и шасси для безвоздушной среды. С чего это пришло мне в голову — сам не знаю. В принципе правильная была мысль, но реализовать ее не пришлось.

— Сколько людей можешь упрятать в шахты? — вдруг спросил Тарас. — С полным обеспечением?

— Двести пятьдесят четыре тысячи триста восемнадцать человек сроком на один год.

Тарас внезапно побагровел.

— Четверть миллиона?! Мало! Копаетесь как… — он запнулся и, так и не подобрав приличного сравнения, топнул ногой по ковру. От избытка чувств и недостатка средств.

А я только развел руками. Хотя впору было взвыть: а деньги-то где, Тарас вы наш Григорич?! С барского стола МЧС перепадали крохи, президентский фонд высох до дна, а Некумыкин только и делал, что сипел про инфляцию. Даже то, что к нам просачивалось, удавалось вырвать по большей части благодаря криминальным навыкам Фимы с Димой. Однако спорить с президентом в тот день мог только малость идиот.

— Вот-вот начнется без предупреждения, — предупредил председатель правительства, нервно ерзая в кресле. — Вроде зимы у коммунальных служб.

И оно началось. Даже внезапнее, чем у коммунальных служб. Взвыла сирена, под потолком мигнули лампы. Это означало, что осколки Варяжского Гостя входили в ионосферу.

Входили они с сумасшедшей скоростью. Над северными провинциями Канады вспыхнули страшные искры. Десятки, сотни, тысячи. Хлопоты вроде посевной компании в Южной Сибири сразу ушли далеко на задний план. Хотя мы и были озабочены возможным дефицитом продовольствия, до этого дефицита следовало сначала дожить. Что в землянке, что в Кремле.

* * *

Первым боевой пуск произвел капитан канадских ВМС Уолтер Найсмит. Это случилось над Гудзоновым заливом. Истребитель находился на высоте в девять миль, когда с ближайшего АВАКСа сообщили, что вскоре над ним должен пролететь крупный обломок и что его можно поразить только на встречном курсе, иначе ракеты отстанут и потеряют цель. Найсмит и шел почти встречным курсом. Он мгновенно довернул, задрал нос самолета и одну за другой выпустил весь запас ракет, поскольку никакого второго захода на цель не предвиделось.

Секунд через сорок АВАКС передал:

— Йеху! Да ты герой… Четыре попадания по касательной. Сматывайся, парень!

Канадец положил свой самолет в крутое пике. Требовалось оставить над головой как можно более толстое воздушное покрывало. Каждый лишний фут воздуха лишал метеоры скорости, а каждая лишняя секунда уменьшала их массу. Большинство мелких камней до поверхности вообще не долетало, сгорая в атмосфере. Но хватало и крупных. Выровняв машину над самым заливом, пилот был вынужден заняться настоящим слаломом, лавируя между огненными стрелами. Ему повезло, он дотянул до аэродрома всего с парой пробоин в плоскости, с водорослями в правой турбине, и с минимальной дозой радиации. Первым частенько везет в любом деле. Расхлебывают последние.

Между тем к Земле приближалась основная масса каменных брызг. Они вонзались в плотные слои атмосферы почти по линии Полярного круга в районе канадской реки Маккензи. Далее метеоры пролетали над морем Баффина, начинали выпадать в Гренландии. Небо над ней было буквально исполосовано горящими хвостами болидов. Навстречу тянулись бледные нити инверсии, оставляемые двигателями ракет и самолетов.

Некоторое время шли промахи. Но потом звено истребителей с авианосца «Обама» раздробило массивный метеор. Чуть позже «Еврофайтеры» всадили дюжину ракет в еще более крупный болид. Затем успеха добивались вновь американцы, французы, немцы, норвежцы. Тем не менее к 14.50 по Гринвичу широченный пролив между Гренландией и Исландией пестрел всплесками от падения метеорных тел. Не самых опасных пока, однако количество треков стремительно росло. Росло и радиоактивное заражение океана, — на Землю возвращались наши щедрые мегатонны.

Ровно в 15.00 по Гринвичу первый метеорит рухнул в окрестностях Рейкьявика. К этому времени ледяной панцирь Гренландии уже принял на себя удары сотен тысяч каменных бомб. Американская авиабаза в Туле погибла за считанные секунды. Сотрясения откалывали айсберги от береговых ледников. В Датском проливе одна за другой поднимались волны цунами. И тут по всем линиям связи прозвучал звенящий от напряжения голос американского генерала:

— Smoke, smoke, smoke. Attention, please! It's a Dragon Time… Fire!!!

Это означало, что в бой вступали основные силы воздушной армады.

* * *

Каждый самолет мог произвести лишь одну атаку, поэтому выстреливал весь боезапас сходу, а потом ложился на крыло и с резким снижением уходил в сторону. На смену ему тут же являлся следующий.

Разумеется, точность наведения оказалась аховой, компьютеры радиолокационных станций зашкаливало от несусветного количества целей и помех, однако главного удалось достичь: навстречу каменному потоку хлынул поток ракет и бронебойных снарядов. В небе образовался багровый шар, там непрерывно рвались фугасные боеголовки, причем детонация начиналась сама собой, как только очередной заряд пересекал огненную границу. На некоторое время штабу международных сил ПВО удалось организовать зону сплошного поражения. В этой адской мельнице дробились, сталкивались, горели камни мелких и средних размеров. Раскаленные осколки веером разлетались по сторонам, падали в океан, взмывали в стратосферу. Крупные же болиды прорывались в «ощипанном» виде.

Но они прорывались. Начались сообщения о потерях: взорвался американский «F-35», погибли французский и аргентинский «Миражи», столкнулись индийский «МиГ» и китайский «Хун-19», потерпел аварию «Драккен» королевских ВВС Швеции. Потом сгинула целая эскадрилья британских «Торнадо», исчез с экранов летающий командный пункт системы АВАКС. А на дно черного, взбаламученного океана уходили миллиарды долларов — тонули брошенные авианосцы.

И все это были только цветочки. В 15.35 по Гринвичу атмосферу Земли вспорол фрагмент А.

Фрагментом А назвали самый крупный из уцелевших осколков. Он имел поперечник почти в полкилометра, летел со скоростью больше тридцати километров в секунду, и представлял страшную угрозу. Казалось крайне маловероятным, что авиационное оружие хоть что-то может сделать с этой глыбой. Поэтому в ход был пущен главный козырь: огонь открыли стационарные ракетные батареи NORAD объединенной системы противовоздушной обороны Северной Америки. Эту систему создали в период «холодной войны» для защиты от Советского Союза. А применить пришлось против другой, совершенно непредвиденной опасности.

Сначала не везло, ракеты одна за другой промахивались. Сказывалось отсутствие опыта поражения сверхскоростных целей. Да и элементарной боевой практики не имелось — с момента создания системе NORAD ни разу не приходилось отражать реальную угрозу Америке. Страшный гость успел уже миновать половину Канады и приближался к ее восточному побережью, когда пошли первые попадания. Их получилось всего с десяток. Но фрагмент рассыпался! Видимо, в нем остались трещины, образовавшиеся от взрывов водородных бомб, и каменная болванка начала разваливаться на высоте километров в пятьдесят.

Над Гренландией осколки вновь атаковали уцелевшие американские и канадские истребители, а в ста восьмидесяти милях от Исландии был применен последний резерв международного командования — полк истребителей Су-57, выпустивших сотни самонаводящихся ракет и тысячи снарядов. Самолеты шли в лоб, встречным курсом, поэтому залп получился очень плотным. Но на этом «воздушная битва народов» завершилась. Полностью уничтожить фрагмент А мы не смогли. Несмотря на все усилия наконец-то объединившегося человечества, у юго-западного побережья Исландии рухнул огненный болид с поперечником никак не меньше ста семидесяти метров.

* * *

Исландию окатила огромная волна, от которой затем пострадали атлантические берега США, Канады и Европы. В режиме реального времени посыпались сообщения о разрушениях, оползнях, пожарах. Вызванные ударом колебания земной коры породили массу землетрясений, во все стороны от эпицентра неслись ураганы беспрецедентной мощности. И пока они не достигли Москвы, следовало покурить.

Я поднялся наверх, вышел в кремлевский двор, достал пачку сигарет. Безмолвные часовые президентского полка переглянулись. Но их немой вопрос, казалось, висел в воздухе.

— Да, да, ребята, — кивнул я. — Мы отбились. На этот раз…

В Москве стоял чудесный вечер. На фоне картинного заката четко выделялись контуры высотных зданий противоположного берега Москвы-реки. На западе в небе розовело стадо облаков. Заходящее солнце освещало купола и башни, играло в окнах верхних этажей, благородным кармином окрашивало почтенный кирпич. Из-за стен Кремля доносился приглушенный шум транспорта, но во дворе, над синими елями, над отмытой до парадного блеска брусчаткой, все еще висела угрюмая тишина, лишь изредка прерываемая криками ворон. Внутреннее пространство оставалось безлюдным, поскольку все экскурсии отменили в связи с чрезвычайным положением. И в этом тихом, непривычно пустынном пространстве крики ворон звучали злыми пророчествами.

Куранты на Спасской башне успели отбить сколько-то часов, когда булыжники мостовой дрогнули. Со стороны набережной долетел рев клаксонов, несколько дребезжащих ударов. В городе завыли сирены оповещения. Но все заглушил истошный вороний гам. Птицы сорвались с голубых елей, с крыш, с фонарных столбов, некоторые вылетели из жерла Царь-пушки, и черной метелью закружились в воздухе. Это означало, что до нас докатились отголоски катастрофы у далекого острова Исландия.

Быстро добрались! И проявились впечатляюще. Сейсмически довольно благополучную Москву тряхнуло в тот раз изрядно. Помню, Иван Великий медленно качнулся. Раз, другой, третий, с него посыпалась штукатурка. Не составляло труда догадаться о том, что происходит в более опасных местах.

Но нет худа без добра. Геологи потом говорили, что майская волна землетрясений оказалось полезной. Она сняла многие накопившиеся напряжения земной коры и тем самым ослабила колебания в час настоящего Апокалипсиса. Можно считать, в мае наша планета получила своего рода сейсмическую прививку. Но об этом еще никто не догадывался. Или почти никто.

Я швырнул сигарету, сгорбился. Побрел к лифту. Перекур закончился.

* * *

Полной тишины на командном пункте я не застал: кто-то двигал свое кресло, кто-то нервически кашлял, негромко гудели кондиционеры.

Однако все присутствующие молчали, глядя на стенной экран. От несчастного острова Исландия во все стороны разошлись круги разрушений. Концентрически распространяясь, черная волна взломала вековые льды полярного океана, вызвала страшные наводнения в странах Карибского и Балтийского бассейнов. До Петербурга она докатилась в ослабленном виде, тем не менее затопила две трети города. Мощные тайфуны распространились по Атлантике, почти везде шли невиданной силы ливни. Планета содрогалась от многочисленных землетрясений. Предстояло бороться с последствиями всего этого. На экране быстро менялись цифры, отражающие новые возгорания, порывы трубопроводов, количество погибших в пожарах, кораблекрушениях, обвалах, ДТП. Кривые на диаграммах угрожающе ползли в гору, но это уже мало пугало. Приходило осознание того, что худшая беда миновала. На Земле удалось сохранить и океаны, и атмосферу. Особо радовало то, что земная кора не треснула, не покрылась сетью огненных разломов. Все остальное пережить было можно.

Люди по-разному реагировали на это известие. Кто с облегчением откинулся на спинку кресла, кто — наоборот, лег лицом на стол. Некоторые, по моему примеру, выбегали покурить. Но большинством постепенно овладевало радостное возбуждение. А когда с молчаливого согласия Тараса принесли по бокалу шампанского, атмосфера сделалась и вовсе уж радужной. Хлопали по плечам, из пиджаков победоносно выпячивались животы… Каждый чувствовал себя частичным спасителем человечества.

Звонили главы государств, церквей, лидеры парламентов и профсоюзов. К линиям связи прорывались свирепые полчища журналистов. Тарас тут же выступил с обращением к нации, в котором дал понять, что и впредь не позволит слепым силам космоса обижать Россию. Окружающий мир трогать тоже не рекомендует. Вопреки большому недосыпу, президент был и бодр, и свеж, преисполнен оптимизма и уверенности. Посмотрев это обращение шефа, практичный Некумыкин тут же отпустил министров по домам, куда они благополучно и добрались. В тот радостный день один лишь трезвый человек Туманян угодил в клинику доктора Чазова с обострением ишемической болезни.

Тем временем, разминувшись с ликующей планетой, «яркая часть» двинулась к звезде по имени Солнце. И с каждой минутой расстояние до Каменного Гостя увеличивалось почти на тысячу километров…

Мне позарез требовался «Региомонтан». Но даже поговорить с Бабом не удалось ни в тот день, ни на следующий. Америка спасала пострадавших, хоронила погибших, разгребала завалы и подсчитывала убытки. Уоррен был по горло занят более насущными, как тогда казалось, проблемами. А на третий день в советника по национальной безопасности США стрелял некий благодарный соотечественник (есть у американцев такая славная традиция). Довольно удачно стрелял, сволочь. Несколько дней Баб провел в реанимации госпиталя Св. Луки. Хьюстон, штат Техас…

Я отправил за океан теплую телеграмму и решил поискать наши внутренние, российские ресурсы. Никогда ведь заранее не скажешь, что у нас еще есть, а что уже украдено. За исключением мозгов, конечно. Их всегда хватало. И не только нам, а всем, кому не лень, вот в чем корень проблем.

— Но нашими-то умо-мозгами пользуетесь вы, — возразил Дима.

— Мало! Копаетесь как…

— А чего еще не хватает?

— Телескопов.

Дима просто просиял.

— Даже слушать приятно.

— Так вы добудете мне телескопы?

— Кхм. Петрович, пока ты воевал с каменьями, мы тут набросали текст небольшой, но внушительной правительственной телеграммы. С требованием рассмотреть и сфотографировать все то, что осталось от Варяжского Гостя. Одобряешь?

Телеграмму я подписал не глядя, избаловался уже. Но потом все же поинтересовался:

— А куда вы собираетесь ее отправлять, телескопы? То есть телепаты?

— Наиболее подходящая обсерватория находится в станице Зеленчукской Краснодарского края. Туда и собираемся, — любезно сообщил Фима.

— И что, там большой инструмент?

— Да как вам сказать… Диаметр зеркала — шесть метров.

Наверное, это было очень много. В моей прихожей это зеркало явно не поместилось бы. До потолка там только три метра.

— Вы бы отдохнули, Владимир Петрович.

Я послушался, проспал почти сутки. А мог бы этого и не делать.

09 НОВОСТИ МАРСА

Сутки проходили за сутками. Бесценные сутки. Но палеонтологические пасьянсы на парашютных полотнищах все больше складывались в нечто правдоподобное. Особенно продвинулась работа по воссозданию одного крупного скелета. Он принадлежал существу удивительному и для землян совершенно необычному. Скорая на выдумку научная братия окрестила его гиппобатрахусом гои. Что в переводе на нормальный язык означало «конелягушка Го».

У автора открытия это название вызвало недоумение. Если лягушачьи черты и просматривались в большой длине задних конечностей, то с лошадью это чудо роднила лишь форма головы. Причем, гиппобатрахус являлся далеко не мирным травоядным, поскольку обладал внушительных размеров клыками, пара из которых даже торчала из его пасти, примерно как у земных саблезубых тигров. Расчеты показывали, что при невысокой силе гравитации эта зверушка без труда могла прыгать метров на пятнадцать — двадцать, имея таким образом возможность внезапно обрушиваться на жертву из какой-нибудь засады.

— Ничего не скажешь, милого уродца ты откопал, товарищ Го, — сказал Венсан.

— Знай наших, — проворчал Го. — Но разве это самое удивительное?

И впрямь, более впечатляющие результаты принесло изучение марсианских останков на молекулярном уровне. Они очень неплохо сохранились благодаря заморозке и отсутствию кислорода. Даже портативные анализаторы «Спэрроу-2» сумели отыскать в древних костях обрывки нуклеиновых кислот. Выяснилось, что ДНК и РНК гиппобатрахия содержали хорошо известные науке азотистые основания — аденин, гуанин, тимин, цитозин, урацил. Правда, попадалось еще и шестое, редко встречающееся у земных организмов соединение, но это исключение отнюдь не помешало сделать главный вывод: марсианская жизнь и земная жизнь имели поразительно много общего. Настолько много, что не исключалась их родственность в прямом смысле слова. Либо обе планеты заселились из одного источника, либо жизнь на них возникла самозарождением, но вопреки различиям условий принялась развиваться до странности сходным образом, либо…

— Законы природы, конечно, универсальны. Но не до такого безобразия, — сказал Дэвид Очоа, доктор биологии.

— А чем еще объяснить такое удивительное сходство? — спросил Клаус.

— Тем, что планеты могут инфицироваться, — решительно изрек Доктор-Виктор.

И это было не только его мнением. Специалисты давно подсчитали, что при столкновении Марса с крупными метеоритами взрывы порой достигали такой силы, что с планеты выбрасывалось большое количество обломков. Орбиты у мусора получались самыми разнообразными, но в большинстве своем они оставались в плоскости эклиптики. Поэтому вторичные марсианские метеориты могли выпадать на другие планеты, особенно на ближайших соседей. Еще в двадцатом веке на Земле обнаружилось несколько камней, чье марсианское происхождение не вызывало сомнения. Особо интересен был метеорит, выкопанный в Антарктиде. Он содержал нечто, весьма напоминающее остатки бактериальных клеток. Метеорит пробил лед на порядочную глубину, там и замерз. Считалось, что это его надежно предохранило от засорения земными микроорганизмами, и все, что в нем есть, имеет внешнее происхождение. В общем, наша планета вполне могла получить в подарок от Марса некий жизнеспособный материал. Со всеми вытекающими последствиями.

* * *

Утренняя тень «Спэрроу» накрывала марсоход. Из этой тени торчала лишь панель солнечных батарей. Впрочем, аккумуляторы зарядки не требовали, поскольку машиной еще ни разу не пользовались. До нее очередь дошла лишь тогда, когда стали заканчиваться припасы.

— Зря мы не прихватили оружия, — вдруг заявил Григорий. — Такого, знаешь… Легкого, стрелкового.

— У тебя богатое воображение, — фыркнул Го.

— Да? А скажи-ка откровенно, ты ожидал найти здесь гиппобатрахия?

Го почесал затыльник шлема.

— Такого здоровенного? Нет. Но живого гиппобатрахия я не ожидаю.

— А он тебя?

— Эй, на Марсе! Яйцо вошло в плотные слои. Ахтунг!

Григорий и Го повернулись к западу. Там над горизонтом вспыхнула новая звездочка. Она принялась увеличиваться в размерах. Росла, росла, пока не превратилась в сияющий шар. Через внешние микрофоны донесся глухой рокот. Вскоре после этого шар исчез. Вместо него в небе раскрылся сначала маленький, а затем большой купол парашютной системы. Медленно вращаясь, он опускался километрах в шести от «Спэрроу».

— «Одиссей», «Одиссей», яйцо вижу, — доложил Григорий. — Азимут засек. Начинаем выдвигаться.

Все шесть автономных двигателей в колесах марсохода получили электропитание. Машина ожила. Переваливаясь на неровностях, она двинулась в проход между невысокими кратерами.

— Вот и покатаемся, — мурлыкал Го. — И никакой тебе дорожной полиции…

Он ловко огибал крупные камни; по мелким колеса машины спокойно проезжали. Скорость, впрочем, была невысокой — километров шесть-семь в час. Большего и не требовалось. Пока они добирались до места посадки, «Одиссей» как раз успел облететь планету и вновь появился над горизонтом.

— Все, видим вас, — сообщил Клаус. — Посылка не пострадала?

Го затормозил.

— Сейчас узнаем, — сказал Григорий.

Он достал из ящика для инструментов незаменимую кувалдочку Нижнетагильского металлургического комбината и сбил оплавленные замки концерна Круппа. Потом при помощи Го открутил крышку люка.

Внутри сферической капсулы находились баллоны с кислородом, контейнеры с лиофилизированной пищей, патроны для поглощения углекислоты и еще много чего полезного — всего около полутора тонн груза, который минимум на две недели продлевал пребывание четырех землян на Марсе. Очень полезная была капсула, и таких капсул в запасах «Одиссея» имелось еще три — по числу посадочных аппаратов.

— Ну как? — поинтересовался Клаус.

— Мало, — проворчал Го.

— Надо увезти и затащить все в модуль. До вечера.

— Много, — сказал Го.

* * *

А вечером «сверлильный человек» Венсан докладывал результаты. Он сидел в центре управления посадочной ступенью так, чтоб его было видно через все три прозрачные двери индивидуальных отсеков. Хьюстон не разрешал свободное общение. Считалось, что шансы заразиться были разные. Больше всего — у Эдвина.

Венсан постарался, изобразил данные в виде поучительных диаграмм и наглядных графиков, которые вывел на экраны. Этих иллюстраций набралось много. Но главное, что из них следовало, было одно. На плоскогорье грунт не содержал признаков органики до глубины сорока трех метров. А вот после этой отметки следы жизни начинали попадаться.

— Такое впечатление, что Марс основательно прожарен, — сказал докладчик. — В долинах — на глубину метров этак до двадцати, а там, где повыше, — на все сорок-пятьдесят.

— Что ж тут удивительного, — сказал Григорий. — Космические лучи, суточные колебания температур… То да се.

— То да се не может проникать на десятки метров. Одних космических лучей недостаточно для тотального уничтожения органики на такую глубину. Тут случилось что-то вроде стерилизации.

— Да? Каким образом?

— Понятия не имею. Однако воздействие было внешним и продолжалось не менее двадцати четырех с половиной часов. Марс прожаривали до тех пор, пока планета не повернулась вокруг своей оси минимум один раз. Это позволило обработать всю поверхность.

— Позволь, Вене, для такого глобального вывода необходимо убедиться, что и в других областях наблюдается то же самое, что мы обнаружили здесь, около места нашей посадки. Мы пробурили лишь две несчастные скважины. Даже полторы. На всю немалую планету.

— Понятное дело. То, что я сказал, пока является предположением. Но я хочу, чтобы вы его запомнили. Кто знает, не угрожает ли нечто подобное Земле.

Григорий постучал по столешнице.

— А что говорит Земля?

— Земля пока ничего не говорит. Земля совещается сама с собой, что есть признак шизофрении.

— Ветер поднимается, — философски заметил Го.

Все, как по команде, повернулись каждый к своему иллюминатору.

На плоскогорье действительно крутились пыльные вихри. По два-три одновременно с каждой стороны.

— Безрадостная картина, — заметил Венсан. — Не верится, что тут была жизнь, не правда ли?

— Конечно, была, — с некоторым сомнением сказал Го. — Была себе да была, а потом исчезла.

— Прожарили, — упрямо повторил Венсан.

В его полутемной кабине пискнул сигнал.

— Оля-ля. Так-так. Ну и ну. Друзья, я только что потерял бур.

— Как — потерял?

— Самым банальным образом, — рассеянно отозвался француз, возясь с аппаратурой. — И не только бур, а еще и порядочный кусок трубы.

— Куда ж оно могло исчезнуть? — озадаченно спросил Григорий. — Все это дело?

— Из скважины оно могло деться только вниз, — догадался Го. — Все это дело.

— Точно, — кивнул Венсан. — А это означает… Господа, точно под нашими ногами на глубине в сто тридцать восемь метров находится пустота. То бишь пещера.

— Винс, — быстро спросил Эдвин. — Оставшаяся часть буровой трубы сейчас забита керном?

— Есть немного.

— Жаль. Взять бы пробы воздуха.

— Можно попытаться вытолкнуть пробку сжатым азотом.

— Да, конечно. Сейчас.

— Если получится, сразу включай газоанализатор.

— Ну не стиральную же машину, — проворчал Венсан.

И тут же добавил:

— Что ж это у меня плохо получается? Ну-ка, еще разок… Нет, ну просто наказание! Какой у нас сегодня день недели?

— Пятница. Тринадцатое.

— Это на Земле сейчас и пятница, и тринадцатое. А у нас… ну, будем считать, что среда. Вандреди.

— С чего это?

— Вот черт! Все равно не получается.

— Потому что пятница, — упрямо сказал Го. — Видишь ли, пятница, она и на Марсе пятница.

Пока они препирались, Эдвин вызвал на связь «Одиссей» и через него отправил сообщение на Землю.

— Везет же вам, — с завистью сказал Клаус. — Что ни день — то сенсация. А у нас — тоска орбитальная. Сюрпризов — ноль. Берусь предсказать, Земля в очередной раз пошлет к черту график исследований. Вам предстоит искать вход в подземелье.

Эдвин спорить не стал. И правильно поступил: Хьюстон моментально приказал отложить все дела и заняться определением размеров пещеры. Способом сейсмического зондирования. А это требовало установить вокруг «Спэрроу» соответствующие приборы.

— Послушайте, дайте и мне прогуляться, — сказал Венсан. — У буровой я уже насиделся.

— Я тоже озверел от сидения в консервной банке, — тут же напомнил Го.

Григорий красноречиво промолчал. Все трое уставились на Эдвина.

— О-кей, — сказал тот. — А мне надоело спать в формалине. Я-то и натоптался, и накопался. Словом, идите, попрыгайте, ребенки разных народов. Каждому по сейсмографу достанется.

— А ведь неплохой малый наш босс, — сказал Григорий. — При всех своих недостатках.

— Просто душка, — согласился Венсан. — Он, наверное, католик.

— Очень правильный капиталистический товарищ, — не согласился Го. — Я подозреваю, что в душе наш полковник скорее левый коммунист, чем католик.

Похохатывая, они принялись надевать скафандры. А Эдвину очень скоро пришел нагоняй. За пренебрежение к правилам биологической безопасности. В медицинском центре НАСА все еще считали возможность заражения реальной и настаивали на том, чтобы астронавты выходили на поверхность только по одному. Максимум — по два.

— Чем это поможет? — спросил Эдвин.

Прошло двенадцать минут.

— Сам не знаю, — ответил Джеф. — Отстань.

* * *

Три сейсмографа расположились по окружности в ста двадцати угловых градусах друг от друга. Центром круга являлся «Спэрроу-2». На его борту работал четвертый, стационарный сейсмограф, регистрирующий колебания грунта через опоры модуля. Имелся и пятый прибор, установленный Эдвином в самом начале экспедиции. Он остался в каньоне, был засыпан оползнем, но частично сохранял работоспособность. Таким образом, удалось создать сеть датчиков. Это позволяло рассчитывать на приличное качество зондирования. Ночью, когда уменьшились ветровые и температурные помехи, Земля дала «добро» на эксперимент.

Эдвин нажал кнопку, и в нескольких местах взорвались заряды гексагена. Сейсмические волны ушли в марсианскую кору. Отраженные сигналы улавливались приборами и быстро анализировались бортовым компьютером «Спэрроу». Вскоре на экранах возникла характерная картина, не оставлявшая никаких сомнений в том, что плоскогорье скрывает в себе не просто пещеру, а целую систему многоярусных пустот. В плане они напоминали ловчую сеть паука, сложно переплетались и разбегались на многие километры во все стороны. Быть может, даже на десятки километров, точно определить границы простирания не получалось, поскольку за пределами кольца сейсмографов разрешающая способность метода резко падала. Но и того, что удалось увидеть, хватало с избытком.

С орбиты Клаус попытался охладить восторги:

— Карстовые образования?

Григорий отмахнулся.

— Какой там карст! Майор, да чтоб я в погреб провалился. Смотри, до чего легко идентифицируются линейные и кольцеобразные структуры.

— Ну кольцами на Марсе никого не удивишь.

— А прямыми тоннелями? А вертикальными колодцами, расположенными в шахматном порядке? Нет, ну ты на схему-то посмотри!

— Так что же это такое? Подземные выработки?

— Есть другое объяснение?

— Ну джентльмены… Ну черт возьми… Ну прямо…

Эдвин усмехнулся.

— У меня есть и другие новости.

Быстрее всех сообразил Венсан.

— Та-ак, — сказал он. — Признавайся, тебе удалось получить образцы воздуха из пещеры? Но как?

— Я все-таки продул забитую бурильную трубу. При четырех атмосферах пробка наконец вылетела.

— Ты хитрюга, полковник! Нас, значит, сплавил, а сам…

— Я не хитрюга. Просто надо же было чем-то заняться, пока вы прогуливались. Вот я и занялся изучением воздуха из лабиринта Дассо.

— О! — Сказал Го. — Еще одно название появилось. Дайте-ка мне карту. Сейчас увековечу.

— Не будем отвлекаться, — строго заявил Венсан, ничуть, впрочем, не протестуя против увековечивания. — Эдди, не томи. Рассказывай.

— Лучше покажу.

Эдвин открыл файл.

— Как видите, условия в пещере значительно отличаются от того, что есть на поверхности. Это еще не атмосфера Земли, конечно, но… почти один процент кислорода. Для Марса — феноменально.

— А влажность выше, чем на Земле! Нужно срочно сообщить в Хьюстон.

— Уже сообщил.

— Тогда надо просить разрешение на срочное обследование этих пустот, — предложил Го. — Все кости — побоку!

— Разрешение получено.

— Молодец, времени не терял. Тогда чего мы ждем?

— Утра.

Венсан глянул в иллюминатор.

— Эдди, ты мудр как царь Соломон. Это на тебя так Марс действует?

— Нет, образование.

— И лаконичен, как царь Леонид. Воспитание! — важно кивнул Го.

— Просто спать хочу.

* * *

Сеть подземных пустот краем подходила к тому самому котловану, который образовался при недавнем взрыве. Конечно, имело смысл поискать там какую-нибудь щель или дыру подходящих размеров.

— А ведь здорово повезло с этим метеоритом, — заметил Го. — Он упал в очень правильное место.

— Даже дважды повезло, — уточнил Венсан. — Первый раз когда он нас не пришиб.

— Трижды, — уточнил Григорий. — В первый раз тогда, когда он вообще появился. Ни часом раньше и ни часом позже. Очень своевременное получилось появление. Оно вскрыло древние пласты как раз тогда, когда мы были рядом. Как думаешь, не приглядывают ли за нами братья по разуму? Из тридесятого измерения? Ну какие-нибудь энтомологи.

— Рановато все же строить предположения такого масштаба.

— Так я ж не всерьез, — смутился Григорий. — Так, игра фантазий.

— Пора выходить. Солнце встает, — поторопил Эдвин.

— Да, — все еще задумчиво сказал Венсан. — Скоро припекать начнет.

Чтобы сэкономить время, они воспользовались марсоходом. Но подъехать удалось не до самого обрыва — мешали груды выброшенных недавним взрывом камней и грунта. Машину пришлось оставить метрах в трехстах от гребня, а дальше пробираться пешком. Зато сам гребень выброса удалось преодолеть без особых усилий, он оказался довольно пологим.

А дальше, дальше начались трудности. Внутренний склон тонул под слоем рыхлых, размельченных пород, перемешанных с вездесущим песком. По причине малой силы тяжести этот слой не мог быть плотным. Мало того, что ноги в нем вязли чуть ли не по колено, смесь еще и лежала весьма непрочно. Из-за этого могли быть оползни.

Эдвин посмотрел вниз, на скрытое густой утренней тенью дно впадины. Оно находилось ярдов на триста ниже уровня плоскогорья. Во многих местах из рыхлого слоя торчали вздыбленные обломки скал, которые предстояло обходить. Крутизна склона кое-где достигала градусов двадцати пяти — тридцати. Опасность схода осыпей в таких местах, несомненно, существовала. В общем, спускаться предстояло никак не меньше полумили. В то же время воронка взрыва в строгом понимании этого слова воронкой не являлась. По очертаниям она напоминала неправильный треугольник, поскольку метеорит падал не отвесно, а под углом к поверхности. При этом широкая часть котлована заканчивалась пробоем в стенке каньона. В обратном направлении дно постепенно поднималось, и разница с поверхностью плоскогорья становилась минимальной.

Го подумал о том же самом, что и Эдвин.

— Да, — сказал он. — Спускаться надо там. Левее.

— Линкс, линкс, — поторопил с орбиты Клаус. — Марширен.

Го подогнал вездеход поближе к той точке, где метеорит впервые задел поверхность плоскогорья. Эдвин с Григорием оказались там еще раньше, поскольку шли более коротким путем, прямо по гребню выбросов.

Солнце уже на ладонь поднялось над восточным склоном Дестини. Тени на дне метеоритной борозды заметно укоротились, видимость там была уже вполне приличной, хотя у самого дна все еще висела морозная дымка, перемешанная с пылью.

— Пора, наверное, — сказал Григорий. — Пока спустимся, туман как раз и рассеется.

— Что же, идем, — сказал Эдвин.

И первым начал спускаться, огибая там и сям торчащие, вздыбленные обломки скал. Григорий поправил висевшую на плече сумку и направился за ним, по обычаю саперов стараясь попадать точно в отпечатки следов. А по обычаю альпинистов оба были связаны прочным шнуром.

Го оставался наверху в качестве спасателя. Он уселся на камень и занялся проверкой связи. Позиция была очень удачной, со своего места он видел и Григория с Эдвином, и марсоход, и, конечно же, «Спэрроу-2», в четырех километрах к юго-востоку. Венсан тоже видел его в телескоп, о чем не замедлил сообщить. Вышел на связь и неугомонный «Одиссей», в очередной раз пролетавший над их лагерем. В общем, все шло путем. За исключением того, что предстояло лезть в марсианское подземелье. Впрочем, Го сильно сомневался, что после страшного взрыва на дне воронки уцелело хоть что-нибудь, похожее на вход в катакомбы.

За пару часов Эдвин с Григорием спустились вдоль южного склона воронки до самого каньона. Затем, когда утренняя тень совсем ушла, вернулись вдоль северного. Потом еще раз спустились, внимательно осматривая уже дно. Но все вокруг покрывал однообразный многометровый слой мелкого глинистого песка в смеси с каменным крошевом и брызгами остекленевших силикатов. Никакого намека на что-то вроде грота, провала или щели они не обнаружили. Зато приволокли нечто, издали напоминавшее кость огромной вымершей рептилии.

Только это была уже не кость. Штука оказалась куда занятнее. Гораздо занятнее и, безусловно, намного моложе всех найденных костей.

— Послушайте, — оторопело сказал Го. — А откуда это на Марсе?

— Синантропы отковали. Каменными топорами.

Го не стал отвечать на юмор. Он все вертел в руках находку.

Марсианский рельс заметно отличался от своего земного собрата. Был он легче, уже, ниже, имел частые боковые вырезы. Но его функция представлялась совершенно очевидной. И в любом случае, даже не будь всего этого, сам факт обнаружения металлической детали, безусловно, инженерного назначения, являлся очередной сенсацией Марса. Причем наиболее значительной из всех, уже состоявшихся.

— Рельс, несомненный рельс, — бормотал Го. — Эй, американец! У меня глупый вопрос. Скажи, до нас и в самом деле никто не прилетал на Марс, а?

— В самом деле, — серьезно ответил Эдвин. — По крайней мере — с Земли.

Он взял рельс из рук Го и смахнул пыль с поверхности отлома.

— Вот, полюбуйся. Очень характерная зернистость. Рельс отлит из чугуна.

— Ну и что?

— Рельсы у нас давным-давно делают из стали, вот что.

— А раньше, в старые времена? В век паровых машин?

— Да, тогда делали рельсы из чугуна. Но я не могу представить, как и каким образом в век пара кто-то мог изготовить такой чудной рельс, тайком доставить его на Марс и сохранить все это дело в тайне. Капитан Немо?

— Железная логика, — сказал Григорий.

— Чугунная, — буркнул Го. — Невероятно. Марсианский рэйлвэй! С ума сойти…

* * *

А дома их поджидал очередной сюрприз. Как только закончилась процедура дезинфекции, чрезвычайно довольный собой Венсан без лишних предисловий предложил взглянуть на подземелье, в которое они так безуспешно пытались попасть.

— Взглянуть? Каким образом?

— С помощью оптоволоконной техники, месье. В рем-комплекте нашелся гибкий кабель со световодом. Ну я и пропустил его в буровую трубу. Предупреждаю: видимость плохая, света мало. И пучок очень узкий.

— Но что-то же видно?

— О, конечно, конечно.

— Так давай же, давай.

Все быстро расселись так, чтобы сквозь прозрачные двери можно было видеть какой-то из компьютеров центрального отсека.

Венсан включил изображение. Сначала миниатюрный объективчик смотрел вертикально вниз. Оказалось, что бурильная машинка «Спэрроу» просверлила свод обширной полости. Ее пол едва различался в слабом потоке света. До него было метров шесть. Возможно, и больше, поскольку с потолка обрушилась часть породы, образовавшей большую кучу. Из осыпи торчала выпавшая часть буровой трубы.

— Очень интересно. А еще что-нибудь покажешь?

— А как же.

Ловкие пальцы пробежались по клавиатуре. В ста сорока метрах ниже «Спэрроу» объектив повернулся. Экран при этом сделался совсем черным.

— К западу находится обширное пустое пространство, — пояснил Венсан. — Ничего не видно.

— Так верти дальше! Без театральных пауз.

— Верчу, верчу. Теперь наше око обращено к северу. С этой стороны стена довольно близко. Смотрите, какая она ровная! Прелесть, а не стена!

— Да какая ж ровная? — не согласился Григорий. — Она вогнутая. Типичная внутренность цилиндра.

— Я говорю о структуре поверхности.

— Поверхность — это да. Прелесть, а не поверхность. Умелые тут были синантропы.

Прелесть, а не стена выглядела достаточно неряшливо. Некогда ее покрытие отличалось высочайшим качеством, было и гладким, и приятным для глаза. Но времена эти давно миновали. Слой незнакомого материала, игравшего здесь роль штукатурки, во многих местах вспучился, покрылся зеленоватыми пятнами, кое-где отслоился и свернулся, свисая грязными сосульками. Тем не менее само наличие такого покрытия, одинаковый угол кривизны и наклона стены по всей видимой ее длине, проступающие очертания прямоугольных каменных блоков и многие другие, более частные признаки, — все это неопровержимо свидетельствовало об искусственном происхождении подземелья. Точнее, подмарселья.

— И кислорода много, — напомнил Григорий. — И водяных паров.

Го махнул рукой.

— Да о чем тут говорить! Срочно посылаем эти картинки на Землю.

— Уже послал, — обиделся Венсан. — Ответ мы получим на следующем витке «Одиссея».

— Через пятьдесят минут…

— Нам есть чем заняться в это время. Я еще не все показал.

Венсан повернул объектив на девяносто градусов. С восточной стороны от скважины тоже что-то смутно белело.

— Еще одна стена? — спросил Эдвин.

— Или перегородка. Но суть не в ней.

Венсан наклонил объектив. Слабое пятнышко света упало на пол этой весьма необычной пещеры. Перемещаясь справа налево и в обратном направлении, оно несколько раз пересекло две параллельные темные линии.

— Эге, — сказал Го. — Уж эти-то рельсы точно не привозили с Земли.

— Что ты, — согласился Григорий. — Синантропы, синантропы.

Потом все замолчали. И без команд с Земли всем стало ясно, что нужно во что бы то ни стало проникнуть в лабиринт. Отложив все прочие дела.

Но как? Метеоритная котловина казалась безнадежно погребенной под толщей песка и размолотых пород. Эти аморфные массы гасили сейсмические волны. Отыскать под ними туннель было крайне сложно. Да и вряд ли там могло что-то уцелеть при взрыве. А выше, на плато, рытье колодца глубиной в сто тридцать или даже сто сорок метров представляло собой задачу совсем уж нереальную. Ни сил, ни времени на такую работу не имелось. Не говоря уж о специальных инструментах и оборудовании, которые вовсе отсутствовали.

— Безнадега, — сказал Григорий.

* * *

— Эдди! Эдди!

— What?

— Я не могу уснуть.

— Really? But I can.

— Ничего, ничего.

Эдвин разозлился.

— То есть как это — ничего? Я спать хочу.

— А я — бабу. Давай еще разок на карту посмотрим, а? Потом отоспимся, на орбите.

— Oh, those Russians… ну давай, — без энтузиазма согласился Эдвин.

Достали, развернули, молча уставились на фотоплан местности. Это был самый свежий из снимков, переданных с «Одиссея». Но ничего нового на нем не имелось. Эдвин начал клевать носом.

— Не верю, — вдруг сказал Григорий.

— Ты о чем?

— О том, что у тебя нет плана. Не верю.

Эдвин хмыкнул.

— Ты разбудил меня только для того, чтобы это сообщить?

— Не увиливай, парень.

— Ладно. Но предупреждаю: шансов мало.

— Похоже, что мы об одном и том же думаем. Ниргал?

— Да.

— А где?

Эдвин обвел маркером участок берега.

— Вот здесь при падении метеорита откололась часть склона. Как видишь, она не рассыпалась, а только отошла. Причем, цельным фрагментом. Между ломтем отвала и обрывам плато получилась щель. Вот туда и следует заглянуть.

— Рискованно. Может засыпать. И наши сейсмографы туда не дотягиваются.

— Придется переставить. Мы проведем разведку. Сначала просто посмотрим сверху, с обрыва. Думаю, это не слишком опасно.

Григорий кивнул.

— Вот теперь можешь и поспать, парень.

Как же, как же — поспать! Пискнул сигнал вызова и на экране появился Доктор-Виктор. В одной руке он держал пакет с кофе, а в другой — незажженную трубку. Слышались звуки классической музыки.

— Привет, марсокопы.

— Привет, небожитель.

— Остальные спят? — спросил Доктор-Виктор.

— На заслуженном отдыхе, — поправил Григорий.

— Ладно, пусть их неведение продержится еще пару-тройку часов. У меня для вас две новости.

— Начнем с хорошей, — зевая, предложил Григорий.

— Пожалуйста. Мы подготовили к отправке еще одно яйцо.

— Очень мило. А плохая?

— Эллас мутнеет.

— Что?

— Эллада, говорю, мутнеет.

— Облака?

— К сожалению, нет. Пыль поднимается.

Григорий перестал зевать.

— Сколько у нас времени?

— Да кто же знает. Но отоспаться успеете.

— Как же, — проворчал Эдвин. — Поспишь тут с вами.

* * *

Клаус, как всякий истинный немец, был с детства приучен к порядку и дисциплине. Служба в бундесвере эту привычку превратила в инстинкт.

Каждое утро начиналось с физических упражнений, за которыми с неотвратимостью судьбы следовали водные и гигиенические процедуры. Освежившись, накинув халат и высушив волосы, герр Кинкель принимался за легкий завтрак. Затем надевал приготовленный с вечера комплект чистой одежды, причесывался и был готов к применению. На все про все уходило приблизительно сорок семь с половиной минут (плюс-минус двадцать две секунды), и ни единожды с начала экспедиции ход событий не менялся. Вплоть до 27 мая Последнего года.

Звонок англичанина застал Клауса в шарообразной ванне.

— Они отбились, — сообщил Доктор-Виктор.

— Гуттен морген. Ты про Землю?

— Йес. Только что получил сообщение. Держатся земляне.

— Замечательная новость, — холодно сказал Клаус, включая горячую воду. Он всегда так поступал в конце водных процедур. — Я скоро приду и с удовольствием посмотрю всю сводку. Очень рад, что проблему решили.

ДВ не отставал.

— Зато у нас появились кое-какие проблемы. Собственно, из-за этого и беспокою.

— Непосредственные угрозы есть?

— В данный момент — нет.

— Я буду готов через девятнадцать минут, — с нажимом сообщил Клаус. — Тогда все и обсудим. Сэр?

— Как знаешь, — хмыкнул англичанин. — Экселенц.

Клаус проигнорировал его неудовольствие и продолжил выполнение утренней программы. Орднунг ист орднунг, черт возьми. В мире нет ничего ценнее и эффективнее планомерной работы. Когда все происходит в свой черед и в свое время. Жаль, что кроме немцев этого никто не осознал. Ну может быть, еще японцы.

Ровно за одну минуту до начала своей смены он появился в кабине управления. Чисто выбритый, пахнущий дезодорантом, с идеальным пробором на ясно работающей голове. Занял командирское место, нацепил переговорное устройство, пробежал глазами показания приборов. Затем вопросительно взглянул на доктора.

— Как спалось? — любезно спросил тот.

— Отлично. Ну и какого рода у нас проблемы?

— Метеорологического.

Клаус почти обиделся.

— Всего-то? И что с погодой?

— Да так. Она меняется.

— М-да? И где?

— В Элладе.

— Что ж ты… — начал Клаус и осекся. — Давай снимки.

* * *

Даже в лучшие телескопы весьма немногие детали Марса видны с Земли. Но очень заметна обширная светлая область южнее экватора, получившая название Эллас, или Эллада. Долгое время эту область принимали за плоскую, углубленную равнину, на которой нет или почти нет кратеров. Считалось, что эта огромная низменность представляет собой дно высохшего марсианского моря с очень сглаженным рельефом. Но в 1977 году американская станция «Викинг» провела подробную фотосъемку этого района с орбиты.

Результаты получились совершенно неожиданными. Оказалось, что дно Эллады действительно на несколько километров «вдавлено» в планету. Однако характер поверхности ничуть не соответствовал сложившимся представлениям. Камеры «Викинга» передали изображения самой настоящей горной страны. Гигантская 2000-километровая чаша Эллады оказалась от края до края заполненной многочисленными хребтами. А ее светлая окраска объяснялась тем, что большую часть года над этой удивительной областью висят песчано-пылевые облака. Вскоре удалось понять, что многие миллионы тонн взвешенных частиц поддерживают стабильные атмосферные течения, дующие от периферии к центру низменности. Эти горно-долинные ветры превратили Элладу в колыбель знаменитых марсианских бурь, иногда охватывавших всю планету, от полюса до полюса, и бушующих по шесть-восемь земных месяцев подряд. Мощь таких бурь ужасна. Они погубили не один спускаемый аппарат землян. И, конечно же, были способны сорвать старт возвращаемого аппарата «Спэрроу».

Между тем ждать погоды у Марса — занятие еще более безнадежное, чем ждать погоды у земного моря. А десантная партия могла протянуть лишь до того момента, когда иссякнут запасы кислорода или воды. Начинающуюся бурю следовало засечь в самом зародыше. Поэтому экипаж «Одиссея» проводил контрольную видеосъемку Эллады на каждом орбитальном витке.

Сначала «Чаша Бурь» выглядела вполне спокойной. Пыль там висела, но она имела вид устойчивых облаков и день за днем перемещалась замкнутым маршрутом, движение пылевых взвесей напоминало ленивый танец по кругу. К этому успели привыкнуть. Казалось, так оно и будет. Если и не всегда, то хотя бы на время экспедиции. Разумеется, никаких серьезных оснований для подобных надежд не существовало, но ничего другого, кроме надежд, не оставалось. Предотвратить марсианскую бурю мог только волшебник, а такая должность в штатном расписании ISS Odyssey отсутствовала.

Не посчастливилось. Серия свежих фотографий показала, что пылевые облака расползаются. Они уже перехватывали значительную долю солнечных лучей, что приводило к дополнительному охлаждению центральной части Эллады. Разница температур центра с окраинами увеличивалась. А это неизбежно усиливало ветры. Буря начиналась. И она сама себя ускоряла.

— Так. На «Спэрроу» знают? — спросил Клаус.

— Обязательно.

— И что решили?

— Пока продолжают работы. Сейсмографы перетаскивают. Надеются найти вход в пещеры. Но просили сообщить, когда буря приблизится. Чтобы подготовить «Спэрроу» к старту, нужны три часа.

— Это я помню. Что ж, посмотрим, какова обстановка на нынешнем витке.

— Да какая она может быть… Пришла беда — отворяй ворота. Кажется, так русские говорят.

— Нужны точные данные, а не русские пословицы. Критический фактор — скорость распространения бури.

— Разворачиваю большой телескоп.

— Твоя вахта закончилась, — удивился Клаус: — Ты можешь отдохнуть.

— Я не устал.

Клаус взглянул на часы.

— А! Хочешь посмотреть последние новости с Земли?

— Да-да, — рассеянно сказал Доктор-Виктор, разворачивая телескоп. — Новости.

И нацелил телескоп на горизонт.

* * *

А над горизонтом в это время всходил большой каменный булыжник по имени Фобос. Ниже, на берегу высохшей реки, Эдвин установил последний из сейсмографов и поднял голову.

Фобос как Фобос… Неярко светясь, спутник следовал по небосклону тем самым путем, которым следовал миллиарды земных лет. Ни вспышек, ни исчезновений. Полноте, да были ли они? А если и были, то повторятся ли еще? Ни о каких новых странностях доктор не сообщал. А уж этот-то не пропустит.

— Полковник! — крикнул Григорий. — Хватит мечтать. Буря надвигается.

Эдвин подошел к обрыву и еще раз заглянул в щель, образовавшуюся между берегом и его отделившейся частью.

До отслоившегося ломтя в самом узком месте вряд ли набиралось больше ста восьмидесяти ярдов. А до дна — все двести. Очень тесный провал… Щель явно таила угрозы. Ее крутые стены могли обвалиться. Между тем спускаться предстояло именно туда. Думай, командир, думай.

— Эй! Хватит думать, — крикнул Го.

Эдвин отошел от края обрыва. На пульте марсохода Го толстым перчаточным пальцем утопил красную кнопку. В центре равностороннего треугольника, образованного сейсмографами, взорвался заряд. Сверкнуло, слабо бухнуло, грунт под ногами дернулся. Вглубь марсианской коры ушла волна сотрясений. С отколовшейся скалы посыпалась пыль. А с верхушек сейсмографов мигнули огни, сообщая, что приборы сработали.

Го склонился к экрану.

— Ага. Есть, — сообщил он. — Кое-что есть.

Поскромничал, в общем. Эксперимент вышел на редкость удачным. Вернувшаяся из глубин сейсмическая волна отразила новые подземные пустоты. К уже известной мозаике добавилась северная часть, непосредственно примыкающая к руслу умершей реки. Даже на маленьком дисплее марсохода было заметно, что сразу две тонкие светлые полосы проходят под дном Ниргала прямо в месте отлома.

— Очень хорошо, — пробормотал Эдвин.

— Не знаю, не знаю, — сказал Григорий. — Теперь ведь придется туда лезть.

С помощью компьютера «Спэрроу» и фотокарт «Одиссея» Венсан быстро провел привязку объекта к деталям поверхности. Выяснилось, что более перспективным является левый канал. Его проекция легла у самого устья щели. Там слой осыпи казался не слишком толстым.

— Что-то в пределах метра, — передал Венсан.

Эдвин взглянул на датчики своего скафандра. Кислорода оставалось еще много. Есть не хотелось.

— Что ж, приступаем, — сказал он.

— Прямо сейчас? — спросил Го. — Китайская мудрость не учит поспешности.

— Буря приближается, — напомнил Григорий. — Быть может, о мудрости поговорим в другой раз?

Мудрый Го не стал спорить. Он подогнал машину к обрыву и на всякий случай заякорил ее. Потом включил лебедку на разматывание каната. По этому канату предстояло спуститься к месту работ.

Эдвин и Григорий тем временем сбрасывали вниз необходимые инструменты. Кирка, ломик, пара лопат, тротилово-бертолетовые шашки, мотки веревок — все это описывало длинные дуги и неспешно падало на дно расселины. В местах падения вспухали облачка пыли. При безветренном пока воздухе они держались долго, и можно было не опасаться, что эквипмент затеряется.

В черном небе блестела точка: приближался «Одиссей». В противоположной стороне к горизонту клонился далекий Деймос. А Фобос уже поднялся высоко и скрылся в сиянии солнца. Денек обещал быть жарким. По марсианским понятиям, конечно.

* * *

Мощная оптика «Одиссея» позволяла различать фигурки, копошившиеся на берегу Ниргала. Эдвин уже достиг дна и что-то там делал — вроде костыль забивал; Григорий спускался по канату и очень пылил ногами, а Го уныло топтался у обрыва.

— Успеют ли? — ни к кому не обращаясь, спросил Дэвид Очоа.

Доктор-Виктор промолчал. А Клаус еще раз взял в руки свежие снимки Эллады. Темп изменений по-прежнему внушал опасения. Чаша Бурь наполовину скрылась в пыли, температура в ней продолжала падать. Математической модели, детально описывающей процесс зарождения марсианских бурь, не существовало. Прогнозы здешней углекислотной метеорологии вообще ни в какое сравнение не шли даже с хлипкими предсказаниями земной погоды — орел, решка. Буря могла разразиться и через сутки, и через месяц.

— Остается измерять скорость распространения пыли в северо-западном направлении, — сказал Дэвид. — И на этой основе прогнозировать время, когда буря достигнет места посадки «Спэрроу». Разумеется, коррективы предстоит вносить часто. Ну скажем, на каждом орбитальном витке.

— Другого не придумать, — согласился Клаус.

Неожиданно в динамиках общей связи раздался голос Григория:

— «Одиссей», «Одиссей»! Как слышите?

— Я — «Одиссей», — отозвался Клаус. — Слышу вас хорошо. Есть новости?

— Принимаем поздравления.

— Неужели нашли вход?

— Так точно, герр майор. Нечто вроде.

— Так нашли или «нечто вроде»?

— Нашли, нашли, мои дорогие! Сейчас передам картинку. Ну если вам интересно, конечно.

* * *

…Отколовшийся ломоть берега. Его острая грань напоминает зазубренный форштевень исполинского корабля. Только наклон обратный, будто судно лежит вверх килем.

Узкая щель между сколом и коренным берегом скрывается в тени. То, что там происходит, сначала кажется непонятным, — какое-то перемещение пятен. Но Григорий подходит ближе и включает фонарь.

В неглубокой яме копошился Эдвин.

— Что он там делает? — спросил Клаус.

— Заряды устанавливает. Сейчас покажу.

Григорий подошел еще ближе и наклонился. Луч света скользнул по его сапогам и упал на некую ровную, темную, почти черную поверхность.

Приглядевшись, Клаус понял, что поверхность не совсем уж и ровная. Она имела заметную выпуклость по всей длине и равномерно расположенные поперечные бороздки. Было похоже, что Эдвин стоит на спине очень большого дождевого червя, и в раскопе поместилось три или четыре сегмента этого червя.

— Майн гот! Что это?

— Не пугайся, майор, никаких чудищ. Там всего лишь тюбинги. Такие кольца, которые применяют для укрепления тоннелей.

— Чугунные?

Эдвин постучал молотком.

— Нет. Похоже на камень.

— Каменные тюбинги? Как же их изготавливали?

— Трудно сказать. Возможно, вырезали из цельной скалы. А может быть, породу расплавляли и заливали в формы. Ту самую породу, которую извлекали при проходке туннелей.

— Такой технологией мы еще не владеем. Потрясно, — по-русски выразился Клаус.

В бундесвере он старательно выучил язык маловероятного противника, мог выражаться и покруче, чем заслужил большое уважение техников казахстанского космодрома Байконур. Там немецкого майора понимали с пол-оборота.

— И вы собираетесь их взрывать? Тюбинги?

— Само собой. Иначе не попадем в тоннель.

— Погодите! Взрыв может повредить что-нибудь ценное. Там, внутри. И уж обязательно нарушится герметичность. Еще могут случиться обвалы.

— Все правильно. Только у нас мало времени, — устало сказал Эдвин.

Клаус вспомнил про Элладу. И немедленно согласился.

Желтые кирпичики Эдвин прикрепил к среднему сегменту, а пульт передал Григорию. Потом выбрался наверх, оба очень быстро запрыгали курсом вест, выходя из опасной зоны. Изображение на экране «Одиссея» при этом совершало резкие скачки, слышалось шумное сопение.

— Что-то частенько приходится бегать на этом Марсе, — посетовал Эдвин.

— Держитесь подальше от склона, — напомнил Клаус. — Вдруг все обрушится.

— Авось не обрушится, — ответил Григорий.

И нажал кнопку.

Над ямой вспухло облако пыли. С отколовшейся части склона сошла небольшая лавина, но с коренного берега сыпалась лишь какая-то труха да текли струи песка. Тем не менее видимость в расщелине скоро стала нулевой. Пыль так и клубилась. Когда они подошли к яме, то увидели не совсем то, что хотелось. Взрыв не только пробил крышу марсианского туннеля. Он еще вдавил уцелевшие сегменты, чем значительно увеличил глубину ямы. Туда сыпался песок, который на некоторое время даже образовал настоящую воронку.

— Эдди! Передозировочка вышла.

— Я думал, что тюбинги не такие пластичные, — обескуражено ответил Эдвин. — Им черт знает сколько лет. Материал, строго говоря, неизвестен.

Еще с минуту им пришлось выжидать. Наконец движение песка остановилось. Но раскоп превратился в овальную песчаную выемку.

— До чего ж мне надоели лопаты, — с отвращением сказал Эдвин.

— Невезуха, — согласился Григорий. — Я беру совковую. Хотя больше тут подойдет лопата для уборки снега. Знаешь, есть такие в России, у дворников.

Клаус в этот момент с большим сожалением сообщил, что «Одиссей» уходит за горизонт.

— Ничего интересного вы не пропустите, — утешил Григорий. — Уже через пару часов нам придется идти домой. Кислород заканчивается… Как всегда, не вовремя.

— Венсан уже в шлюзовой камере, — успел сказать Клаус. — Идет вам на смену.

* * *

Венсан провозился полную рабочую смену, переворотил тонны песка, но закончить дело не успел. В интересах безопасности Земля настаивала на том, чтобы стенки ямы отодвинули в стороны минимум на полтора метра от пролома. Еще через сутки расчистку завершили Григорий и очень жилистый Го. Им и довелось первыми спуститься в туннель.

Взрыв выбил сегменты из трех полуколец, образовывавших свод неведомого тоннеля. Куски тюбингов провалились вниз, а за ними просыпались десятки кубометров песка. Песок образовал на дне тоннеля своеобразную подушку, на которую не боязно было и спрыгнуть. Хотя прыгать никто не собирался. Весь экипаж «Одиссея» клятвенно обещал Хьюстону избегать любого риска, где только можно. Хозяйственный Григорий спустил в пролом легкую алюминиевую лесенку, которую снял со «Спэрроу-1» и не поленился притащить еще в прошлый приход.

— Хей! Я пошел, — сказал Го.

Григорий трижды перекрестил окошко его шлема. Потом шлепнул по затылку, — у русских это было давней космической традицией. Не самой странной. Чего, например, стоило многострадальное колесо автобуса по дороге на космодром.

Хотя скафандр и весил почти тридцать килограммов, спускаться оказалось не очень трудно — сказывалась малая марсианская сила тяжести. Да и высота до осыпи вряд ли превышала четыре метра. Го спокойно спустился на дно тоннеля. В случае малейшей опасности Григорий должен был немедленно вытаскивать его наверх. Но опасностей не замечалось.

Тоннель имел полуовальное сечение метров шести в высоту и около четырех в ширину. Пол — ровный, несколько шероховатый, сложенный из плотно подогнанных плит. По его середине шло углубление с рельсовым путем — совсем как в земном метро. Никакой опасности по-прежнему не замечалось — в обе стороны пространство оставалось пустым. По крайней мере, в пределах досягаемости света.

— Ну чего там, как? — нетерпеливо спросил Григорий.

— Страшилищ нету. Сползай.

— Ну вот, — довольно сказал Григорий, спустившись. — Если все-таки страшилища появятся, удрать можно по-быстрому.

— Пустые хлопоты, — отмахнулся Го. — Ты хоть представляешь, сколько тысяч лет назад все это построили? Или миллионов?

Григорий повертел головой внутри шлема.

— Не знаю, как ты, но лично я вот в первый раз натыкаюсь на следы внеземной цивилизации. Тут, знаешь ли, осторожность лишней не будет. Уж больно следы эти такие… Похожие на человеческие. Рельсы, тюбинги. Если марсиане их производили, то могли додуматься и до чего-нибудь похуже. К примеру, вдруг здесь противопехотные мины натыканы?

— Это еще зачем?

— Ну они ведь люди были. Судя по всему… А раз так, значит, воевали.

— Фантазии, — сказал Го без особой уверенности в голосе.

— Угу, — миролюбиво согласился Григорий.

И развернул складной металлоискатель. Но его тут же пришлось сложить. И вовсе не потому, что металла было мало. Совсем наоборот, его оказалось слишком много. Прибор реагировал на плиты пола ровно так же, как на стены и потолок тоннеля.

— Он же вроде каменный, — недоуменно сказал Григорий, постукивая по полу.

— Думаю, что не совсем, — ответил Го. — Посмотри-ка сюда.

Один фрагмент тюбинга торчал из кучи песка вертикально. Го смахнул слой пыли с поверхности скола.

— Вот, видишь? В камень вставлен металлический сердечник в виде полой трубы. Черт его знает, как они это делали.

— Не только черт, но и марсиане. Скорее всего, согнутую кольцом трубу укладывали в специальную форму, а потом заливали все расплавленным базальтом, — предположил Григорий.

— Заливали базальтом… Зачем такие сложности? Прочность этого тоннеля трудно представить.

— Объяснение одно. Его делали не на века и даже не на тысячелетия.

— Да, похоже. Представляешь, сколько такая технология требует энергии?

Григорий задумчиво протер окошко своего шлема.

— Вывод: с энергией у марсиан все было в порядке. Но…

— Но она им не помогла, — мрачно закончил Го. — От чего же они прятались, а?

Григорий пожал плечами.

— Вряд ли от плохой погоды.

* * *

Тоннель тянулся строго с севера на юг, в сторону главного лабиринта. То есть, вел туда, куда нужно. Но далеко пройти по нему не удалось, поскольку в сотне метров от пролома обнаружилась массивная стальная перегородка. Она закрывала просвет полностью. Прочная, как и все, что строили марсиане. Григорий с Го дотошно осветили фонарями едва ли не каждый сантиметр, подпрыгивали до потолка, но ничего, похожего на замок, ручку, кнопку либо рычаг не обнаружили.

Устройств открытия не оказалось и на прилегающих участках стен. И никаких признаков двери или ворот — сплошная тускло-серая поверхность. Шершавая, однако без малейших признаков коррозии, она выглядела так, будто только вчера возникла. А при ударе ровно вибрировала, что говорило о прекрасном качестве металла. Было похоже, что вся эта огромная заслонка во время подъема целиком уходила в потолок.

— Да-а, — с уважением сказал Григорий. — А старательные ребята были в здешнем стройбате.

— Надо же, — пробормотал Го. — Они и в самом деле были. Жили, думали, строили. Чего-то боялись. Взрывать будем?

Григорий не согласился. Полная неизвестность таилась за металлической стеной. Вдруг сдетонирует что, как ахнет да как рванет? Какой-нибудь склад чудных бомб? Или хлынет поток припасенных вод? К тому же при взрывах всегда существовал риск обвала, тут Клаус прав.

— Разумнее прорезать дыру, — сказал он.

— Мы не успеем принести горелку. Подумай, какие чудеса могут ждать за этой преградой. Может, все-таки бабахнем? Аккуратненько?

— Нет, мой взрывоопасный друг. Как ни досадно, первыми туда пролезут Эдвин с Венсаном.

— А мы? Домой потопаем? Кислорода хватит еще часа на два. Плюс аварийный запас.

— Зачем же домой? У каждого тоннеля есть два конца. Хоть на Марсе, хоть на Земле. Давай-ка повернем к северу, раз не пускают на юг.

— Это лучше, чем ничего. Но как жаль! Все главные тайны там, — Го махнул в сторону перегородки.

— Не переживай. Марс удивляет на каждом шагу. Кто знает, где и что нас поджидает.

* * *

Они зашагали в противоположную сторону. При этом шли по своим собственным следам, на чем настоял Григорий. Он все еще опасался мин. Го считал это полной ерундой, но подчинился старшему по званию. Дисциплина, она и для китайца дисциплина. Особенно на Марсе, который удивляет на каждом шагу.

Миновали кучу песка под проломленным потолком, убедились, что алюминиевая лесенка стоит на своем месте, пошли дальше. Фонарями пользовались в экономном режиме, включали их по очереди. Чаще всего освещали пол перед собой, иногда — стены. Поэтому не сразу заметили, что потолок тоннеля постепенно менялся, становился иным. Но когда под ногами стали появляться небольшие просыпи песка, шедший первым Григорий поднял луч кверху. И удивленно присвистнул.

— Ты посмотри.

Свод над их головами потерял правильность. С него свисали полосы обугленного покрытия. Чуть дальше сверхпрочные тюбинги выглядели какими-то оплывшими, просевшими, кое-где они растрескались, в глубине трещин поблескивал металл сердечников. А дальше потолок принимал еще более странный вид, будто в домне побывал. С него опускались толстые сосульки расплавленного, затем остывшего камня, между ними висели черные затвердевшие потеки стали. Примерно под серединой Ниргала свод вообще обрушился. Из края завала выступала полузасыпанная вагонетка. Тоже деформированная, потерявшая четкость форм, частично оплавленная. Тем не менее в ней без труда угадывались признаки транспортного средства для перевозки сыпучих грузов. Вот только сыпучего груза на него свалилось столько, что оси не выдержали, тележка села на рельсы, а колеса отвалились.

— Страшное дело, товарищ Гри Ша. Выглядит так, будто наверху ядерный боеприпас рванули.

— А радиоактивный-то фон нормальный. Это не было ядреной бомбой. Но Венсан прав. Марс и в самом деле основательно прожарен. Такое впечатление, что сверху поработали гигантской паяльной лампой. Не думаю, что из добрых побуждений.

— И вряд ли сами марсиане.

— Да почему? Быть может, они воевали друг с другом.

— Так воевали, что испекли планету, как картошку?

— Если были агрессивными бестиями. А может, и не всю испекли. По-настоящему мы обследовали какую-нибудь квадратную милю. И уже столько всякого понаходили, — заметил Григорий. — Не странно ли?

— И сколько еще найдем. Можешь считать Эдвина с Венсаном счастливчиками. Они первыми пройдут за стальную дверь. Эх! Давай бабахнем, а? Пластид есть.

— Не. Мы уже вышли из детского возраста.

— Вы русские?

— Мы земляне.

* * *

Эдвину с Венсаном повезло не сразу. Земля настояла на самой свирепой дезинфекции и приказала дождаться результатов анализов Го и Григория. Анализы ничего плохого не показали. Но лишь трое суток спустя Эдвин и Венсан попали в тоннель, подошли к переборке, а вот дальше…

Дальше оказалось, что горелка бесполезна. Струя пламени с трудом прорезала преграду, но через минуту-другую начинались чудеса. Расплавленный металл, как заколдованный, вновь заполнял щель и быстро затвердевал.

— Ну вот, пожалуйста, — сказал Венсан. — Молекулярная память металла. Вот она, пожалуйста…

Пришлось все-таки применить старый, добрый пластид в смеси с бертолетовой солью. Этого волшебная перегородка уже не выдержала, в ней образовалась дыра с рваными краями. И они проникли в лабиринт.

Довольно скоро стало понятно, что в горизонтальном распространении система подмарсианских пустот напоминает паутину: через определенные промежутки изогнутый тоннель пересекался радиальными ходами. Встречались еще и вертикальные шахты, ведущие к более глубоким ярусам неизвестной численности. Эти же шахты, очевидно, когда-то выходили к поверхности. Потом их то ли замело, то ли завалило. Прошедшего времени хватало и для того, и для другого.

Из-за очень слабого магнитного поля компас на Марсе почти бесполезен, особенно на глубине в две сотни метров. Чтобы не заблудиться, Венсан брызгал на стены из баллончика с люминесцентной краской. В результате за ними оставалась галерея с призрачно тлеющими пятнами. По этим пятнам было хорошо видно, что путь слегка искривляется вправо, закручиваясь в широкую спираль, и одновременно понижается, все глубже уходя в толщу пород.

Примерно через километр встретилась еще одна металлическая перегородка. Но по сторонам имелись боковые ходы. Первый оказался заваленным. По многим признакам было видно, что его взорвали. То же самое проделали и со вторым, но там между грудой камней и потолком оставалась щель. Минут за пятнадцать ее удалось расширить в той мере, какая позволяла проползти человеку в скафандре. Эдвин помахал перчаткой, пытаясь разогнать пыль. Потом включил дополнительный фонарь.

После завала узкий коридор продолжался. Некоторое расстояние он шел прямо, потом изгибался и вновь соединялся с основным тоннелем. Дальше в стене обнаружился провал, ограниченный каменным парапетом. За парапетом находилась вертикальная шахта. Темная, пустая, она уходила невесть на какую глубину.

Венсан бросил камешек и долго прислушивался. Но во внешних микрофонах звенела тишина. Полная, глухая, пугающая.

— Велл. И чего ты ждешь?

— Сам не знаю.

Они пошли дальше, но не успели сделать и десятка шагов, когда за спиной возникло и начало усиливаться голубое свечение. Не сговариваясь, оба подбежали к шахте и перегнулись через парапет.

Где-то далеко внизу появился источник света. Вскоре стало видно, что кольцеобразно светятся стенки самого колодца. Это кольцо сияния сопровождало быстро поднимающееся черное тело. Черное пятно росло. При этом из шахты начал вырываться крепнущий ветер, послышался свист.

— В сторону, в сторону! — крикнул Эдвин.

Они отскочили за угол. Отсветы на противоположной стене становились все более яркими, но уже не так быстро. Движение неведомого снаряда почему-то замедлялось. Наконец увеличение яркости прекратилось, перекресток тоннелей заливал ровный голубой свет. Ветер стих. Эдвин рискнул выглянуть.

Точно по уровню парапета остановилась площадка некоего подъемного устройства. Она имела черную бархатистую поверхность с полусферическим углублением примерно в середине. Над этой выемкой потрескивала фиолетовая молния.

Немного выждав, площадка бесшумно двинулась вниз.

— Вот тебе и образец марсианской техники, — сказал Эдвин. — Все еще действующий.

— И очень большой грузоподъемности. Межконтинентальную ракету можно поднять.

Вибрация монолитного пола под ногами стихла. Площадка ушла глубоко в Марс, кольцеобразное свечение погасло. А вот фиолетовая молния осталась. Она так и висела в разреженном воздухе шахты. Чуть выше уровня ограждения. Шипела, потрескивала.

— Тлеющий разряд, — сказал Венсан. — Интересно, зачем он здесь? В роли сторожа, что ли?

— Камнями не надо швыряться.

— Шер ами! Ты полагаешь, что правила хорошего тона имеют значение так далеко от Парижа?

— Правила хорошего тона никогда не бывают лишними. На любом расстоянии от Парижа.

— И в этом склепе?

— Особенно в склепе, где действует такая техника.

Венсан хмыкнул, но спорить поостерегся. В этом склепе. Где действует такая техника.

Молния все шипела да потрескивала. Давала понять, что приближаться не стоит. Звуки были тихими, но зловещими.

— Хотел бы я знать, что за секрет она охраняет, — сказал Эдвин.

— В другой раз, шер ами. В другой раз.

— Подожди. По-моему, лифт возвращается.

Из шахты вновь зашумело ветром, но слабее, чем в первый раз. Появился свет. Он становился все ярче, пока черный диск не затормозил вровень с парапетом. Молния чуток помедлила, а потом не ушла и не исчезла, а как бы растворилась в бархатистой поверхности площадки. При этом круглое углубление в центре начало светиться спокойным зеленым светом.

— Нас заметили, — сказал Эдвин. — И, кажется, приглашают.

— Э, — отозвался Венсан. — Подумай.

Эдвин подумал и двинулся вперед. Перед парапетом обернулся.

— Вдвоем рисковать ни к чему. Оставайся здесь.

— Ну знаешь! — возмутился Венсан. — Отсюда я тебе ничем помочь не смогу.

— Зато расскажешь, куда я подевался.

— Фи! Это делают иначе. Это делают вот так.

Венсан поболтал баллончиком, вывел на стене вертикальную люминесцентную стрелу, а ниже подписал: DOWN. Затем решительно прошагал к парапету.

— Ну что, ковбой? Психопаты мы с тобой. Разве можно доверять этой площадке? Мы с ней совершенно не знакомы.

— А, брось. Слишком много чести устраивать такую дорогую ловушку для двух дурней с недоразвитой планеты. Григорий прав, достаточно одной противопехотной мины. Так ведь и той нет. И не будет. Хочешь верь, хочешь нет, но нас здесь… как бы это точнее выразиться… нас предвидели, вот. К нам готовились. И вовсе не для того, чтобы прикончить. Совсем наоборот, постарались помочь. Протянули руку через тьму веков…

Венсан вздохнул.

— Будет здорово, если ты не ошибаешься.

И первым перешагнул барьер.

Ничего страшного не произошло. Вообще ничего не случилось. Площадка под их ногами опускаться не желала. Оставалась неподвижной.

Эдвин поднял голову, пытаясь понять, выходит ли шахта на поверхность Марса. Вверху было очень темно. Венсан тем временем озабоченно исследовал стену шахты, пытаясь отыскать на ней какую-нибудь кнопку или другой элемент управления. Не нашел. Тут его посетило озарение, он опустил носок сапога в светящееся углубление.

Необычный механизм чуть-чуть помедлил еще, будто в последний раз проверяя решимость пришельцев, и, убедившись, все же двинулся вниз.

— Кажется, я понял принцип его действия, — сказал Венсан. — Взгляни на свой магнитометр.

— О! Зашкаливает.

Сопровождаемый кольцом света, лифт опускался не быстро и не медленно, а так, как полагается лифту какого-нибудь отеля Земли. Не хватало только звоночков, да очаровательного женского голоса, объявляющего этажи.

Мимо проплывали темные выходы во все более глубокие ярусы. В каждый можно было успеть выпрыгнуть, каждый манил своими тайнами, но оба землянина выжидали, надеясь, что главная из тайн находится как раз там, куда их везут.

Наконец круглая площадка остановилась. С трех сторон ее окружали древние, покрытые сеткой трещин стены. А в четвертой имелось овальное отверстие метров четырех высотой.

* * *

Они попали в идеально круглый зал, накрытый полусферическим потолком. Достаточно большой, шагов сорок в диаметре, и, видимо, очень древний. Эпически древний. С полом, покрытым слоем пыли, в которую башмак погружался полностью, и усеянным выпавшими из свода камнями.

Кроме выхода из лифтовой шахты в стенах имелись еще три таких же овальных отверстия. Одно было завалено камнями, а два других вели неведомо куда, во тьму. Потолок подпирала единственная четырехгранная колонна, которая вдруг начала слабо светиться. Сразу стало понятным, что именно она, эта колонна, и есть главное содержимое зала, его значение, смысл. Она резко дисгармонировала своими прямыми углами с округлыми линиями окружающего архитектурного пространства.

В нижней трети колонны имелась контрастная кубическая вставка. Издали этот куб казался темным, почти черным, но по мере приближения постепенно поменял цвет на темно-фиолетовый, ультрамарин, а затем — на светлую бирюзу. Казалось, что в колонну вмонтирован порядочных размеров аквариум. Только вместо рыб в нем содержалось нечто другое — весь прозрачный, желеобразный объем тесно заполняли ряды разнообразных по начертанию знаков. При этом сначала явственно различался их первый слой. Но стоило сделать шаг, как видимым становился второй, а первый закрашивался бирюзой, оптически сливаясь с наполнением. Затем проступали третий, четвертый, пятый, восьмой слои. И так далее. Будто выплывали страницы удивительной книги.

— Послание! Это же послание, Эдди, несомненное послание! Ты понимаешь?

— Да-да. Не шуми.

Последний, сороковой ряд, стал видимым, когда они вплотную подошли к колонне. Однако этими сорока рядами символов, напоминавших и арабскую вязь, и китайские иероглифы, и грузинский алфавит, послание не ограничивалось. При осмотре остальных трех граней куба Эдвин и Венсан убедились, что расположение знаков там иное. Это означало, что со всех четырех сторон аквариума записаны разные тексты или коды. Более того, новые комбинации распознавались и при взгляде на каждую грань не под прямым, а под косым углом, причем как справа, так и слева. Наконец, все тот же набор вкрапленных знаков обеспечивал новые прочтения под углом снизу и под тем же углом — сверху. Чтобы это понять, Венсан влезал на плечи Эдвину. Оттуда пыхтел: «Это ж сколько гигабайт вкачано, мон дью, сколько гигабайт… а рослые были ребята».

— Готово, — заявил француз, ловко спрыгивая на пыльный пол. — Эдди, мы по самые лысины загрузили несколько поколений дешифровщиков. Бедняги! Тут им не египетские пиктограммы, понимаешь?

— Погоди, — сказал Эдвин. — Еще не все.

Он включил свой фонарь на полную мощность и провел лучом по окружности зала. В простенках между овальными выходами появлялись и вновь скрывались в сумраке многочисленные вдавления и выпуклости. Местами они образовывали вполне узнаваемые геометрические фигуры.

— Та-ак, — протянул Венсан. — Еще и барельефчики есть. Блестяще! Камень — очень надежный хранитель информации. Но знаешь, я уже устал удивляться.

И тут же принялся восхищаться, поскольку стены зала представляли собой настоящую каменную галерею, их покрывали десятки забранных в квадратные рамки изображений. На первом барельефе, расположенном у самого входа в лифтовый колодец, концентрическими кругами была обозначена схема Солнечной системы. А к схеме прилагалась масштабная линейка, где минимальное деление соответствовало расстоянию от Солнца до четвертой планеты.

— Очень логично. Местная астрономическая единица… Браво, браво! А что там дальше? — Венсан нетерпеливо смахнул пыль.

В следующем квадрате были выбиты оба полушария опустевшей планеты. Рельефная поверхность позволила опознать горные области, крупные разломы и много других хорошо выученных деталей.

Но многое показалось измененным, а потому незнакомым. Чуть-чуть не те полярные шапки, песков вроде бы поменьше, а сами пустыни лежали не совсем там, где должны были лежать. И самым броским оказалось наличие поблескивающих в свете фонарей тридцати или сорока крупинок, похожих на кварц, рассеянных по всей поверхности обоих полушарий. Один из этих кристалликов находился приблизительно в районе посадки «Спэрроу».

— Города, — сказал Эдвин. — Винс, карта подземных городов! Теперь мы знаем, где их искать.

— Несомненно, — согласился Венсан. — Вот, значит, как ты выглядел, старина Марс…

— А вот как выглядела Земля, — сказал Эдвин.

И высветил третий квадрат. Расположенные в нем полушария имели больший диаметр, их окружал тонкий ореол, означающий, видимо, атмосферу, а на поверхности имелись темные пятна. Их очертания распознавались с первого взгляда. Связанные тонкой панамской пуповиной континенты обеих Америк, аравийский валенок, цепь индонезийских островов, огромная клякса Евразии… Вот только верхняя часть кляксы там, где располагалась Сибирь, почему-то отличалась более светлой, серой окраской. Серый налет покрывал также Канаду, значительную часть США.

— Вот это да, вот это подсказка… Ледники! — выпалил Венсан. — Вот когда исчезли последние из марсиан! Последний ледниковый период! Смотри, смотри, контуры материков почти современные. Это произошло не более пятнадцати тысяч лет назад!

— Уймись, сумасшедший.

— Почти вчера!

— Да перестань ты скакать. Тут столько всякого открывается… Как ты думаешь, контуры наших материков можно рассмотреть с Марса?

— О, о! С такими подробностями? Через нашу атмосферу? Эдди, ты — гений. Они к нам прилетали! Они видели наших диких пращуров… Они, они…

— Атлантида?

— Почему нет? И не только. Быть может, это они изваяли египетского Сфинкса. Научили египтян земледелию. Да, да, ты прав. Нельзя терять ни минуты. Давай, давай смотреть дальше. Эх, какая жалость…

Следующий квадрат оказался почти разрушенным. Трещина, разрубившая потолок, спускалась по стене и ветвилась как раз на уровне барельефа. Вся центральная часть изображения выкрошилась. По уцелевшим фрагментам можно было догадаться, что там обитатели Марса изобразили самих себя. Слева вверху осталась часть темени, сбоку, у скола, — часть раскрытой ладони, по которой можно было понять, что марсиане имели не менее шести пальцев, а справа внизу — стопа, очевидно, принадлежавшая второму (или второй?) из существ.

— Тут изображены мужчина, женщина. И еще ребенок между ними, — уверенно сказал Венсан. — Вроде картинки Саганов. Помнишь?

Эдвин, конечно, помнил самую романтичную историю астронавтики. В марте 1972 года с мыса Канаверал стартовала межпланетная станция «Пионер-10», предназначенная для исследования Юпитера. Но была у станции и другая задача. Миновав Юпитер, «Пионер» покинул пределы Солнечной системы и стал первым из созданных человеческими руками творений, отправившимся к другим звездам. На борту станции находилась позолоченная пластинка с галактическими координатами Земли. Еще на ней выгравировали изображения мужчины, женщины и ребенка. Идею картинки предложили Фрэнк Дрейк и Карл Саган, а эскиз выполнила Линда Саган, жена знаменитого астронома. Все люди, причастные к проекту «Пионера», давно умерли, но их творение продолжало существовать.

Послание человечества примерно через два миллиона лет должно было достигнуть Альдебарана. Эдвин прекрасно помнил, что на рисунке Линды Саган мужчина стоял с поднятой в приветственном жесте рукой. С такой же дружелюбно открытой ладонью, как у марсианина на поврежденном барельефе. Это было поразительным совпадением. Куда менее случайным, чем марсианский Сфинкс.

Вероятно, такая же мысль заставила притихнуть и богатого на эмоции капитана Дассо. Они в полном молчании тщательнейшим образом снимали каменные картины. Для верности — на две видеокамеры.

Что-то казалось знакомым, вроде таблицы Менделеева, которая на Марсе, конечно же, должна была иметь другое название, что-то — незнакомым, но вполне понятным, такое, как изображения животных, растений, чертежи каких-то построек. Но значительно большую часть составляло солидное невесть что: знаки, символы, элементы пиктограмм, вдобавок имеющие запутанные связи в виде ломаных и волнообразных линий. Однако со временем во многом все же можно было разобраться, марсиане позаботились и об этом. Под каждым из сорока квадратов находились четыре краткие строки. Скорее всего, названия, продублированные на основных языках исчезнувшей цивилизации. Они являлись прекрасными образцами графического выражения смыслов. Это могло послужить ключом для расшифровки кода не только квадратных барельефов, но и самой Колонны Посланий.

Даже приблизительно оценить значение таких переводов не представлялось возможным. В истории земной науки свершилось открытие, не имеющее аналогов, поскольку египтяне в своих пирамидах оставляли отнюдь не послания к другим цивилизациям. Информация марсианского послания представляла такую ценность, что ею не следовало рисковать ни секунды. Как только закончилась съемка, Эдвин решил немедленно возвращаться.

* * *

Шахтовый лифт без проблем вернул их на верхний ярус. Удивительная марсианская техника продолжала действовать. Впрочем, не вся. На обратном пути они обнаружили в боковом ответвлении еще один продукт марсианских технологий, тоже транспортное средство, но совершенно другого рода и, безусловно, другой эпохи. Тем не менее ни один истинный пилот мимо него пройти не мог.

Там, в сводчатой нише, стояло некое прелюбопытное устройство. Впрочем, неким оно перестало быть почти сразу. Аппарат имел очень красноречивую форму. Открытый, ферменной конструкции фюзеляж, широко разбросанные крылья, некогда обтянутые чем-то вроде перкаля, несколько оборванных расчалок и, наконец, черный, с зазубринами коррозии воздушный винт — все это мгновенно опознали астронавты Земли, бывшие еще и военными летчиками. Необычным оказался лишь двигатель.

— Мон дью… Паровая машина?! Цилиндры, шатуны, клапаны…

Оба приблизились и с большим удивлением начали ощупывать остатки мотора.

— Я бы назвал этот аппарат «дроволетом», — предложил Эдвин.

И основания для этого имелись. За дырчатым креслом пилота находилась куча трухи, в которой угадывались очертания нескольких особо стойких поленьев, очень компактный котел, и еще там находилось второе сиденье, явно предназначавшееся для авиакочегара.

— На Земле эта конструкция вряд ли пролетит больше пары километров, — все еще удивлялся Венсан.

— То — на Земле. Марсианское тяготение значительно слабее, — напомнил Эдвин.

Венсан отошел на несколько шагов и окинул дроволет опытным взглядом.

— А ведь красив. И наверняка был очень практичен. Представь: сядешь на полянке, нарубишь дровишек, зачерпнешь воды из ручья, и — пожалуйста, дуй дальше.

— Только в том случае, если на Марсе были леса.

— Ты еще сомневаешься?

— Почему же от них ничего не осталось? На Земле вон находят окаменевшие стволы возрастом в сотни миллионов лет. Хоть что-то же должны были заметить с орбиты и здесь.

— Видишь ли, на Земле не бывает глобальных бурь. А тут на сто рядов все песком занесло. Что бы ты увидел, пролетая над Сахарой?

Эдвин попробовал ногой лесенку.

— Ничего. Держит еще, — сказал он.

И ловко, будто всю жизнь только это и делал, взобрался в кабину дроволета.

— Ну? — спросил Венсан.

— Все очень узнаваемо. Ручка управления похожа на нашу, расположена по центру, явно под ладонь предназначена. И остатки каких-то приборов вижу. Вот только… Знаешь, а они ведь покрупнее нас были, летуны марсианские. Я до педалей дотянуться не могу.

— Много не хватает?

— Да с полноги. Росту в них, получается, метра два с половиной было. У нас великанами бы считали.

— Между прочим, существует множество легенд о великанах, сошедших с небес. Совершенно у разных народов. У ацтеков, инков, зороастрийцев. В шумерийском эпосе тоже что-то было. Отгадки земных загадок вполне могут оказаться здесь, на Марсе.

— Да. Но вот что противоречит друг другу, так это лифт с фиолетовой молнией и дроволет с паровой машиной. Техника совершенно разных ступеней развития. Между ними — столетия.

Венсан небрежно махнул рукой.

— А, это. Лично я никакого противоречия не вижу. Этажи здешних катакомб строили в разное время. Верхние раньше, нижние позже. Отсюда и разница технологий.

Эдвин спустился по лесенке и машинальным жестом стряхнул марсианскую пыль с земных брюк.

— Тогда выходит, — сказал он медленно, — что марсиане рыли свои убежища на протяжении веков?

— Почему бы и нет? Марс начал терять атмосферу очень давно. Чтобы это заметить, нужен элементарный барометр. Ничуть не сомневаюсь, у них нашелся свой Торричелли. А что тебя беспокоит?

— У нас, у землян, столетий в запасе нет.

— Что за страсти? Земля атмосферу почти не теряет.

— И воды один Индийский океан содержит больше, чем на всем Марсе могло набраться. Но астероид…

— Земля отбилась. Мы не должны повторить судьбу Марса.

— Кому не должны, что не должны? У Земли есть одна особенность. К Солнцу мы в полтора раза ближе Марса.

— При чем тут Солнце?

— А кто говорил, что Марс основательно прожарен?

Венсан насупился. Погладил перчаткой винт дроволета.

— Ну я говорил. Дернул же черт…

10 О ПОЛЬЗЕ НАУКИ И ЖЕНЩИН

— Володя, Володя…

Ух, какое прикосновение!

— Иди сюда, проказница.

— Не время. Ребята на кухне. Курят. Оба, даже Ефим Львович. И еще кофе пьют. Чтобы не уснуть. Ты выйдешь к ним?

— Аки князь. Что, не похож?

— Князь, князь. С повышенной секрецией.

Наскоро одевшись, я спустился вниз с дежурным «Араратом» под мышкой.

— Во! — сказал Дима. — Спасибо, шеф. Спасибо, чече-человеколюбец.

— Ну чем порадуете?

Фима почесал небритый подбородок.

— Боюсь, что с радостью придется повременить.

— Снимок-то есть?

— Даже не один. И с погодой повезло.

— Тогда в чем дело?

— Родила царица в ночь не то сына, не то дочь, — грустно сказал Дима.

И подбросил мне фотографию большого расплывчатого пятна.

— Вот, полюбуйтесь. Каменный Гость. На удалении примерно в миллион двести тысяч километров.

— Экий он… круглый. Девяносто мегатонн! Будто и не долбили его ракетами.

— Это и есть самая большая странность, шеф. Объект необъяснимо распух. Его поперечник составляет сейчас не менее восемнадцати верст. Грубо говоря, вдвое превышает исходный.

— Вдвое превосходит? И как это понимать?

— Похоже, он сидел в скорлупе астероида в сложенном состоянии, — сказал Дима, открывая бутылку. — Как цыпленок в яйце. А ныне расправляет крылышки.

— Да что же это такое? Кто-нибудь знает?

— Никто. Ничего даже отдаленно подобного земная астрономия не знает. Петрович! Каменный Гость — доселе неизвестный людям объект Вселенной. Или явление.

— Или то и другое одновременно, — сказал Фима. — Чин-чин.

Я почувствовал раздражение.

— Ну и какова польза от ваших мудрых выводов?

— Она есть, шеф. Фимка, излагай.

Фима выпил стопочку и медленно выдохнул. Потом сложил ладони вместе и выставил их перед своим носом. Словно собираясь просить о чем-то чьего-то бога. Сильно потянул в себя воздух.

— Ух, крепкий коньячок. Значит, так. Теперь нет никаких сомнений в том, что Каменный Гость представляет собой нечто большее, чем просто форма мертвой материи. В частности, он довольно активно излучает в радиодиапазоне. Владимир Петрович, мы от вашего имени связались… есть такой старый, советских еще времен, но вполне действующий радиотелескоп РАТАН-600. И вот что получили.

Фима вытащил файл с новым снимком. На картинке оказался еще один вариант того же круглого пятна. Но, в отличие от фотографии с оптического телескопа, это пятно не выглядело сплошным. Оно имело большое центральное сгущение, окруженное многочисленными мелкими шариками. Хотя на первый взгляд малые пятна по отношению к большому располагались совершенно бессистемно, хаотически — некоторые подальше, некоторые поближе, очень скоро я понял, что это не так. По счастью, не только мне пришло в голову, что за яркой частью КГ нужно присмотреть. Когда мы поднялись в рабочую комнату, Дима показал мне целую серию электронных фотографий, выполненных разными обсерваториями мира.

Особый интерес представлял снимок гигантского, занимающего кратер потухшего вулкана, радиотелескопа в местечке Аресибо, Пуэрто-Рико. Он был сделан всего лишь несколькими минутами позже нашего РАТАНа. Когда обе картинки легли рядом, я без труда заметил, что положение мелких пятнышек изменилось.

— А вот еще снимок с английской обсерватории Джодрелл Бэнк, — сказал Дима. — Разрешение похуже, но видно, что и здесь конфигурация пятен иная.

— Следовательно, мелкие части движутся?

— Мама-маршируют вокруг центрального ядра. Обратите внимание, вот здесь маленький шарик наполовину спрятался за большим. Что вам это напоминает?

— Да это же структура атома! Ядро, электроны…

— Точно, шеф. Планетарная модель Бора, ни дать, ни взять. Чудовищных размеров атомище… Не знаю, что это дает практически, но интригует здорово, не правда ли?

— А что это за атом? Какого вещества? Можете назвать?

— Запросто. Мы насчитали двадцать мелких точек. Согласно таблице Дмитрия Иваныча Менделеева, двадцать электронов имеет благородно-инертный газ неон. Только этакого монстра, как наш Каменный Гость, в таблице Дмитрия Ивановича за-замучишься искать. Уж больно крупненький ребеночек. И пищит крайне противно.

— Пищит? Кто пищит?

— Да гость.

— Он же в безвоздушном пространстве! Там звуки не распространяются.

— Не распространяются.

— Тогда как вы его услышали?

— Да элементарно, шеф. Обобщили данные со всех радиотелескопов. Получилась порядочная запись. Выяснилось, что периодически эти псевдоквазиэлектроны попо-падают в резонансное состояние. И тогда от них исходит характерный радиосигнал. Ну мы его и выделили.

— Так-так, — сказал я, начиная улавливать. — А потом?

— Потом перевели сигнал из радиодиапазона в тональный, так сказать, режим. Ну и немножко растянули по времени. Только и всего.

— Ну братцы, молодцы. Это ж надо было догадаться! Похоже, вы стоите тех денег, которые я вам плачу.

— Ошибаетесь, Владимир Петрович, — холодно возразил Фима. — Ошибаетесь, голубчик. Мы с Димкой стоим гораздо большего. Как вместе взятые, так и по отдельности арестованные. Просто работаем не только на вас и совсем не ради денег. Ну почти.

— Мы тут не-немножко Землю спасаем, шеф, — подтвердил Дима.

— Ладно, ладно, спасатели. Я вроде тоже участвую. Давайте ваш сигнал. Пока не арестованные.

Фима включил запись. Из динамиков компьютера послышалось нечто вроде граммофонных шорохов, а после занудило голосом человека с крепко заложенным носом:

— …Карробус, карробус… карробус, карробус… карробус, карробус…

С минуту мы вслушивались в это гнусавое завывание. Потом я разочарованно спросил:

— И что это дает?

— Считайте, что мы записали позывные нашего недоброго гостя, Владимир Петрович. Их можно использовать для определений расстояния и пеленга.

— О! Неплохо, неплохо.

— Но главное в другом. Итак, объект не являлся астероидом, он им притворялся. Наивно полагать, что опасность миновала. Каменный Гость предпримет меры похлеще. Чего вы и опасались, Владимир Петрович.

— С камешками разминка была, — мрачно заявил Дима. — Никак нельзя успокаиваться, шеф. Напротив, следует с удвоенной яростью закапываться под землю. Еще лучше — с удесятеренной. В рудники, в метрополитены, в карстовые воронки. А если оных не хватит, — то даже в шахты. В конце концов, шахта не каждый день взрывается. А вот кто глубоко не спрячется, тому придется пожалеть. Такое у меня открылось я-ясновиденье.

У меня пересохло в горле, я тоже глотнул «Арарата». Если в чье-нибудь ясновидение и можно верить, так это в Димкино. До сих пор так считаю.

— Только не смейтесь надо мной, — попросил Дима. — Не над-надругивайтесь.

— Что я, святотатец? Но для Некумыкина, а тем более для Тараса нашего, Григорьевича, ясновиденья мало. Всю ж страну надо раздеть!

— И не одну. Весь мир надо раздеть. Включая республику Уругвай.

— Возьмите фотографии, — предложил Фима. — Попытайтесь втолковать президенту, Владимир Петрович. Ничего другого не остается. И никого другого может не остаться.

— Доводов мне, доводов! Полцарства за хороший аргумент. Это вам все ясно. А человеку менее информированному? Посудите сами: Карробус камней больше не бросает — это раз. Он спокойно удаляется от Земли — это вам два. Что, какая там угроза, где она?

— Логика-ка есть, — признал Дима. — Ну Львович, ну напрягись. Пошарь под прилавком, где какой товарец не завалялся ли, а? На черный денек?

— Не знаю, — сказал Фима, — но напоминаю. Каменный Гость не просто удалятся от Земли. Он направился в сторону Солнца. Вопрос: для чего?

— Да, а для чего? Вдруг случайность? — неуверенно сказал я.

— Исключить нельзя. Но сколько можно! Лично я уже ни в какие случайности не верю.

— И каковы предположения?

— Лучше спросить об этом специалистов по Солнцу.

— Что, у нас и такие есть?

— Чего у нас только нет, — сказал Фима. — Если пошарить под прилавком.

И грустно выпил еще.

— О, кто к нам пришел, — вдруг заулыбался Дима.

— Какой мерзкий звук!

На пороге кухни, прислонившись к косяку, стояла Алиса. Бледная, с огромными глазами.

— Какой мерзкий звук, — повторила она. — Выключите, пожалуйста. Душу выворачивает…

— …Карробус, карробус… карробус, карробус… — гундел забытый компьютер.

Фима щелкнул мышью, но ничего не произошло.

— Карробус, карробус…

— Вот же сволочь, — сказал Дима и выдернул штепсель. — Трудно будет его унять, пацаны.

— Господи, — вздохнул Фима. — Неужели думаешь, что это в наших силах?

— Вы меня пугаете, мальчики, — сказала треснувшим голосом АиЗ.

Меня подхватило ее отчаянье. Я увидел нас откуда-то сверху. Ефим Львовича, Димку, Алису, себя. В уютной, теплой комнате удобного, ухоженного дома. Окруженного соснами и зеленеющими лужайками. Стоящего над живописной речкой Красная Пахра. Представил, сколько еще людей на планете сидят у своих очагов, едут на работу, воюют, занимаются любовью, празднуют мнимую победу над Каменным Гостем. Потом перед глазами явственно возникла вся наша планета. С океанами, пятнами пустынь, горами, тропическими джунглями, заполярной тундрой. С плывущими облаками, летящими самолетами. А поодаль, в полутора миллионах километров, — грозное, загадочное чудище с обликом невероятных размеров атома. Не оставит оно нас в покое, нет. Не за тем пробиралось из своей адской бездны. И не для того прикидывалось астероидом. Неужели никто кроме нас четверых об этом не думает?

— Послушайте, — сказал Алиса. — Если Каменный Гость маскировался, значит, он кого-то боялся?

— Кого? — без интереса спросил я.

— Во всяком случае, не нас, — кисло отозвался Фима и прикрыл глаза.

Дима, наоборот, весь встрепенулся. Как сеттер, почуявший дичь.

— Стоп, юноши! А ведь хороший вопрос. Очень даже хороший. От кого-то же по-поганец прятался. Если не от нас, то от кого?

— Доброго дядю ждать не стоит, — вздохнул Фима. — Давайте-ка рассчитывать на себя, детишки.

* * *

Оказалось, что в России издревле существует научно-исследовательский институт физики Солнца. А я и не знал.

— Есть, есть, — заверил Фима. — Прямо как у людей.

— Если хорошенько попо-скрести, все у нас есть, — усмехнулся Дима. — Но после экспериментов в Осколково зачастую при последнем дыхании. Шеф, надо поспешить. Вдруг институт закрывается. В этот самый момент. У нас все может быть.

Я взглянул на часы. По крайней мере, времени до окончания рабочего дня оставалось еще достаточно.

— Кто директор?

— Шипицын Всеволод Игнатьевич. Академик.

— Какой академии? Много их развелось.

— Всамделишной, шеф, настоящей. Не сомневайтесь, Шипицын — академик без кавычек. Могиканин! Он свою ди-дипломную работу еще у Шкловского писал. У того самого. Который книгу написал «Вселенная. Жизнь. Разум». Попо-мните, Фимка приносил?

— А! — сказал я, отбирая фотографии Карробуса. — Это тот Шкловский, который считал, что мы одиноки во Вселенной?

— Подумаешь, — сказал Дима. — Ну ошибся старик. С кем не бывает?

— Ладно. Поедешь со мной.

— Ужо тебе, Володимер! Зачем?

— А ты находчивый. И Шкловского читал.

Дима посмотрел на вредный для здоровья дождь за окном и вздохнул.

— Да, умище не скроешь.

Алиса быстро отыскала академика-могиканина, договорилась о встрече, и мы отправились.

Притихшая Москва поражала. В скверах вповалку лежали липы, в витринах не хватало стекол, все еще сильный ветер трепал обрывки рекламных растяжек. Впервые за много недель центр города наконец освободился от уличных жуликов, девиц, крикливых, бесполезных и небезопасных демонстраций. Людей вообще почти не было, столица только-только начинала приходить в себя после страшного ожидания конца света, а дожди шли малость радиоактивные.

Сами улицы из-за ливней превратились в реки с многочисленными островками заглохших машин. В низменных местах скопились целые стада троллейбусов, вездесущие маршрутки исчезли. Работали только огромные дизельные автобусы, оставлявшие в лужах разводы солярки и кильватерные струи. Потом эта сюрреалистическая картина мне несколько раз приснилась.

Мы пробились к НИИ физики Солнца только потому, что ехали в нашем верном БТРе. Причем зачастую ломились прямо по газонам и тротуарам, подминая кусты, тараня заграждения и пугая редких радиоустойчивых прохожих.

Но никакого паралича власти в столице не произошло. Довольно долго за броневиком следовала бдительная машина ГАИ, призывая прекратить безобразие, немедленно остановиться и чем-то неразборчиво угрожая. В конце концов, чтобы стражи дорог не натворили глупостей, я позвонил Крючканову. Минут через пять нас оставили в покое.

* * *

Институт Солнца запомнился смесью нищеты и остатков былой роскоши. Так, наверное, выглядели особняки купцов первой гильдии, превращенные в коммуналки после Великой Октябрьской социалистической революции, мавзолей ее праху.

Нас не встречали. В вестибюле очень пожилая старушка отложила вязание, нацепила очки и долго, с упоением человека, дорвавшегося до любимого дела, выписывала пропуски, ставила печати, дотошно сличала служебные фотографии с оригиналами физиономий. У чего только не повидавшего Андрюши глаза от изумления округлились. Вероятно, по этой причине его оригинал сличали с особой тщательностью. Даже попросили повернуться в профиль. И могучий старший лейтенант ГРУ послушно повернулся. Сюрр, сюрр…

Пока продолжалась эта деятельность, я во всех подробностях ознакомился с рисунком трещин на потолке, успел попривыкнуть к скрежету страшной дверной пружины и даже к запаху тряпки, с помощью которой другая пожилая женщина тщилась перевести помещение в более приличное состояние. Наконец мы показали заполненные по всем правилам пропуски все той же старательной вахтерше, которая их выписывала, и лишь после этого поднялись на второй этаж.

Там на стенах висели портреты насупленных научных мужчин и огнетушители. Под ногами лежала стоптанная ковровая дорожка, а в ящиках росли пленные фикусы. С потолка жужжали древние люминесцентные лампы.

— Э-экспонаты, — восхитился Дима.

Его голос гулко распространился вдоль портретов. На звук в крашеной масляной краской стене отворилась дверь. Оттуда вышла, ни дать, ни взять, графиня. Благородная, седая и очень строгая. Э-экспонат.

— Вы к Всеволоду Игнатьевичу?

— Так точно, — доложил я.

Дима щелкнул каблуками. Андрюша промолчал.

— Молодые люди! Вы опоздали на двадцать четыре минуты, — холодно сообщила дама.

Я извинился, Дима пообещал больше так не делать, Андрюша сокрушенно вздохнул. Но всего этого оказалось мало. Графиня задумалась, решая наши судьбы. Мы явно имели дело с вариантом демонической секретарши, прочно захватившей власть над мягкотелым шефом.

Дима переступил с ноги на ногу.

— А вы знаете, мы привезли Всеволоду Игнатьевичу немножко миллионов рублей, — доверительно сообщил он. — Потому как людишки ого-государевы.

Дама поправила пенсне и смерила его презрительным взглядом.

— А где вы раньше были, людишки государевы? Когда институт с финансирования снимали?

— Да так, — сказал Дима, начиная сердиться. — Службу несли.

— И куда несли?

— На алтарь отечества, — медленно выговорил я, тоже начиная злиться.

— По дороге ничего не пропало?

Ответить я не успел, поскольку Дима неожиданно уселся на стоптанную дорожку. Уселся, похлопал ладонью рядом с собой, чихнул от пыли и предложил:

— Владимир Петрович, устраивайтесь. Чую, пропустят нас еще не скоро, а в наших ногах пра-правды нет. Пра-правда сейчас в руках. У этой величественной женщины.

Величественная женщина величественно подняла брови.

— Апчхи! — продолжил Дима. — Надо бы подарить институту Солнца пу-пулесос системы «Максим». На колесиках. Владимир Петрович! Ну чего стоим-то? Присаживайтесь.

Идея мне понравилась. Я подтянул на коленях брр-брюки и тоже опустился на ковер.

— Мне нельзя, — сказал Андрюша.

И остался стоять на ногах. Чтоб, значит, отразить террористов, буде те нагрянут в солнечный институт. Вот в этой, прямо скажем, непростой ситуации нас и застал директор. Его брови тоже поднялись над очками.

— Ядвига Леопольдовна! Вам не кажется, что этот случай войдет в анналы астрофизики?

— Да, — не моргнув глазом, согласилась секретарша. — Если повесим табличку «Здесь, искупая многолетние грехи правящей элиты перед наукой, сидел помощник президента России. Недолго, к сожалению. Но со товарищи».

— Я восхищен, — сообщил Дима. — Вполне можно добавить и вторую табличку.

— Да? — снисходительно усмехнулась графиня. — Какую?

— Примерно такую: «Прохожий, поклонись! Здесь Ядвига Леопольдовна мстила за бедную науку тем, кто по-подвернулся под руку. Недолго, к сожалению. Но всласть». Сойдет?

— Браво, — сказал академик. — Однако боюсь, что вы все же несколько засиделись, дорогие гости. Прошу в кабинет. Предлагаю искупать грехи там. Ядвига Леопольдовна, возможно, так будет удобнее? Вы не находите?

— Не нахожу. Давно не нахожу, — сказала непримиримая Ядвига Леопольдовна. — Ни единого злотого.

Путь, впрочем, освободила. Открыла дорогу в святилище.

Первым в кабинет просунулся Андрюша. Взглядом единым оценил обстановку, зачем-то принюхался и вернулся. Ему предстояло сражаться с Ядвигой Леопольдовной единственным видом оружия, которым он владел слабо. То есть языком.

Дима похлопал боевого друга по мощному трицепсу.

— Ближе чем на бросок гранаты не подпускай.

— Слушаюсь, — ответил старший лейтенант Денисюк.

И улыбнулся.

— О-ох, — сказала графиня.

* * *

В кабинете мы с Всеволодом Игнатьевичем друг к другу пригляделись. Основательно так, откровенно. Не знаю, какое впечатление произвел я, у меня сложилось такое.

Академик Шипицын оказался высоким сутулым человеком в приличном, хотя и не новом костюме-тройке. Возраста был весьма почтенного, лицо имел гладко выбритое, но обильно изборожденное морщинами, как поверхность Фобоса. Носил старомодные очки, за сильными линзами которых помещались ясные, выразительные глаза. Спокойные, грустные и веселые одновременно. И очень глубокие.

— Ну что, — спросил он, — можно иметь со мной дело?

— О, — только и сказал я.

— Тогда приступайте, Владимир Петрович.

Дима тут же выложил на стол снимки Карробуса, полученные с разных телескопов мира. А я откровенно выложил свои подозрения.

Это продолжалось минут семь или восемь. Шипицын слушал молча, не перебивая и не задавая вопросов.

— Ну вот. Теперь можете считать меня сумасшедшим, — закончил я.

— Зачем же торопиться? — мягко удивился хозяин. — Уж этакое всегда успеется.

Он еще раз перебрал снимки и покачал головой.

— Да, вряд ли можно сомневаться в искусственной природе яркой части. Экий волчище в астероидной шкуре! Нет сомнений и в том, что в настоящее время он движется к Солнцу. И уж совсем не поспоришь с тем, что недавно мы пережили страшную космическую бомбардировку. Зная все это, невозможно исключить и новых неприятностей, тут я с вами вполне согласен. Но чего вы ждете от меня?

— Какие это могут быть неприятности, Всеволод Игнатьевич?

— Коль скоро вы здесь, вас, конечно, интересует Солнце?

— Да. Способно ли оно, например, быстренько превратиться в Сверхновую звезду?

— Естественным образом? Исключено. Наше Солнце — очень приятное, спокойное и стабильное светило. Нет абсолютно никаких признаков, указывающих на то, что в ближайший миллиард лет его характер испортится.

Я не смутился.

— Простите, но все ли известно о причинах появления Сверхновых?

— Нет, конечно. Однако и то, что уже известно, позволяет сделать важный вывод. Для искусственного превращения стабильной звезды в Сверхновую требуется прямо-таки несусветная энергия. Если б Каменный Гость обладал малой толикой такой энергии, он легко обратил бы нашу планету в пыль. — Тут Шипицын еще раз небрежно взмахнул рукой. — Без всяких там фокусов с камнями.

Я поморщился.

— Всеволод Игнатьевич, мы шли за советом, а вы завели нас в тупик.

— Разве? Я только поставил под сомнение вашу гипотезу, не более.

— У вас есть и собственное предположение?

Академик вздохнул.

— Ох, не доводите до греха. Не заставляйте предаваться паранаучным фантазиям. Больше полувека я с ними боролся, знаете ли. Особенно с «летающими тарелками».

— Поэтому к вашим фантазиям следует относиться серьезно. Всеволод Игнатьевич! Если вы ошибетесь, тогда мы, то есть правительство, потеряем деньги. Большие деньги. Но не жизни.

— Понимаю. Приятно, что вопрос ставится вот так. Деньги или люди… Вы меня порадовали, Владимир Петрович.

Шипицын снял свои старомодные очки и прикусил дужку.

— Ну что ж, давайте рассуждать вместе. Каменный Гость явно пытался причинить нам определенный вред, не так ли?

Дима возмутился.

— Определенный вред? Хохо-рошенькое дело, академик! Он пытался прикончить нас всех, даже лично на меня покусился. Он пробовал уничтожить всю жизнь на Земле, вот что.

Шипицын покачал головой.

— Всю жизнь никакой метеоритной бомбардировкой не выведешь. Какие-нибудь бактерии все равно уцелеют. А вот что касается высокоорганизованных форм…

— Вы хотите сказать, что КГ собирался уничтожить разум? — спросил я. — Избирательно? Хотел оставить планету, так сказать, обезглавленной?

— Трудно утверждать наверняка. Но такое предположение многое проясняет, как мне кажется.

— За исключением одной важной вещи, — не согласился Дима. — Если Карробус действительно собрался уничтожить разум, то почему он так слабо подготовился? Прямо какой-то космический пи-питекантроп, честное слово! Неужели он всерьез рассчитывал уничтожить нас камнями?

— Возможно, что и не рассчитывал.

— А зачем тогда швырялся?

— Провокация. Или, если угодно, — разведка боем. Ведь что получилось? Мы выслали к нему ракеты. И тем самым дали наглядное представление об уровне своих технических возможностей. Сообщили, что овладели термоядерной энергией, но при этом у нас хватило ума себя не уничтожить. Показали, что способны к объединению в масштабах планеты. В общем, если присовокупить еще и радиопереговоры, а также открытый поток телепередач, безудержно несущийся во все стороны от Земли, то можно не сомневаться в том, что простодушные аборигены выболтали все, что от них требовалось.

«Мы разобьем этот глупый стоун», — с грустью вспомнил я. Вовсе он не глупый оказался. И совсем не стоун.

— Но мы же не могли не отбиваться, — обескуражено сказал Дима. — Иначе нас действительно закидали бы булыжниками.

— Видимо, на этом и строился расчет, — сказал Шипицын. — Беспроигрышный вариант.

— И что ж теперь нам делать?

— Сначала давайте подумаем о том, что нас ждет. Точнее, может ожидать.

Заинтриговав нас, академик вдруг замолчал. Лицо его сделалось малоподвижным, на нем резче проступили морщины, под глазами обозначились тени, а из глаз исчезли огоньки-смешинки. И если до этого момента он выглядел моложе своих лет, то после него он состарился лет на десять. Прямо на глазах.

— Вам плохо, Всеволод Игнатьевич? — кашлянув, спросил Дима.

— Весьма.

— Позвать Ядвигу Леопольдовну?

— Нет, молодой человек. Спасибо за заботу, но дело не в моем здоровье. Дело вот в нем, — Шипицын постучал по фотографиям. — Я… я все больше начинаю бояться нашего Каменного Гостя.

Мы с Димой переглянулись.

— Видите ли… Кто-то или что-то на пришельце уже сообразило, что метеоритной бомбардировкой нас не проймешь. Может ли последовать более сильная атака с помощью энергии Солнца? Не знаю. Однако для такой атаки совсем не обязательно взрывать звезду. Слишком уж это затратно и может демаскировать проказника. Должны быть более экономные способы, один из них я даже могу назвать.

Тут Шипицын покачал головой.

— Право, язык даже…

Я умоляюще сложил перед собой ладони.

— Всеволод Игнатьевич! Ваши фантазии могут спасти множество людей!

— Охо-хо. Ну так тому и быть.

Академик повернулся и ткнул очками в сторону большого постера, висевшего на стене. Там было изображено косматое Солнце в обрамлении вихрей своей раскаленной атмосферы.

— Как вы знаете, любая звезда представляет собой шар из очень разогретых газов. Внутри этого шара создается огромное давление. А теперь, друзья мои, попробуйте вообразить, что произойдет, если над частью Солнца пришельцы сумеют ослабить силу магнитного поля. Или гравитационного.

— Газы вырвутся, — сообщил я.

Шипицын рассмеялся.

— Это вы деликатно выразились, Владимир Петрович. Давление во внутренних слоях Солнца чудовищно. Газы не просто вырвутся, они стремительно полетят прочь. В результате сформируется исполинских размеров протуберанец. И всем нам придется очень туго, если на пути этого огненного потока окажется Земля. Чрезвычайно туго. По сравнению с таким Армагеддоном недавняя метеоритная бомбардировка покажется просто пустяковиной.

— Неужели протуберанец может дотянуться до Земли? — спросил я.

— Ничего невозможного в этом нет. Астрономы давно наблюдают выбросы звездной материи длиной в миллиарды километров. Пока что не у Солнца, разумеется. Как правило, такое происходит с нестабильными звездами. Зато от Солнца до Земли не миллиарды километров, а всего-то около ста пятидесяти миллионов. Одна астрономическая единица…

— И каковы возможные последствия?

— Они зависят от мощности выброса.

— Допустим, что это будет мощный выброс.

— Тогда Земля лишится воды. Всех льдов, океанов, рек и прочих поверхностных водоемов. Они закипят, испарятся. Улетят в открытый космос. М-да… Вы можете представить кипящий Тихий океан? А атмосферу, естественно, сдует в межпланетное пространство. Что еще? Жарища будет страшная. Плюс жуткая радиация. Не миновать и тектонических катаклизмов. Думаю, что сильнейшие землетрясения охватят целиком всю планету, причем надолго… Ну как, достаточно? Хорошая получилась страшилка?

— Да уж. Порадовали.

— Сами напросились, — сказал Шипицын. — Чаю хотите?

— Простите, но тут больше сгодилась бы водка, — мрачно объявил Дима.

— Вы правы, — усмехнулся этот мудрый человек. — Только и водка не от всего спасает.

Откровенно говоря, водка тогда и не требовалась. Кабинет мы покидали в состоянии, близком к отключке.

А вот атмосфера в приемной солнечного академика царила вполне мирная. Андрюша сидел в огромном кресле, пил чай из фарфоровой кружки, а свежеукрощенная Ядвига Леопольдовна угощала его печеньем. Они беседовали.

— Не может быть, — вежливо сказал Андрюша.

Ядвига Леопольдовна с торжеством кивнула.

— Вот все так и считают. Между тем лично я, лично из Яузы и вытянула.

— О, это стоило посмотреть.

— И не говорите! Красавец был. Хорда — во! На хорде — морда, а на морде — рострум. Все, как полагается. С во-от такими усищами!

— И что это за чудище она вытащила из Яузы? — спросил Дима в бронетранспортере.

— Да осетра.

— Из Яузы?

— Ага. На мормышку, — усмехнулся Андрюша. Видимо, чувствовал, что все сделал правильно.

А я почувствовал, что сильно их люблю. И Димку, и академика, и Андрюшу, и даже вреднющую Ядвигу, которая по-своему тоже чем-то хороша, иначе чего б ее Шипицын терпел? Вообще всех пронзительно люблю. От тунгусов до папуасов. Всех. Белых, черных, желтых, краснокожих. Потому что в каждом человеке есть что-то невыразимо трогательное. Например, когда он потягивается в постели или кормит птиц. Мы лишь недавно начали понимать, что все друг другу нужны. И хотя еще не отучились друг друга убивать, уже знаем, что дело это скверное. Нам просто не хватило времени друг друга полюбить. В сущности, мы только-только выходим из дошкольного возраста. И что же? Сразу за воротами детсада видим жуткого бабая, который хочет спалить всех к чертовой бабушке. Вместе с песочницей и Марь Ивановной впридачу. Хорошенькое дельце… Мы так не играем! Потому и достали из коротких штанишек ядерную рогатку. Не помогло. Жаль. Дяденька уж больно крупный попался. Ну да ладно. Будем суетиться, будем надеяться. В конце концов, брызнем врассыпную. Будем прятаться. Или ховаться. Кому как больше нравится. Мы мелкие, мы сумеем.

* * *

Фима с Димой переложили все текущие дела на заместителей, коих накопилось уже немало, а сами вновь заработали оракулами.

Задачка на этот раз выдалась посерьезнее. Если с астероидом можно было опираться хоть на какие-то цифры, то гипотетический, не родившийся еще протуберанец, сплошь состоял из величин неизвестных. Поэтому вместо величин приходилось оперировать диапазонами возможных значений.

— Да, Володя-царевич, — сказал Дима. — Это уж не службишка. И даже не служба. Нечто среднее между гаданием на кофейной гуще и поисками философского камня. С точностью до плюс-минус тридцать тысяч попугайчиков.

— Быть может, подключить Академию Наук?

Дима лениво зевнул.

— Угу. Без академии не справимся. Но больше всех Всеволод Игатьевич потребуется. Он же — главный страж нашего солнышка. Кстати, не помешало бы «горячую линию» к нему протянуть.

— Будет. Что еще?

— Да что ж еще? Как вы и предсказывали, будущее — за очень замкнутыми экологическими системами. А также за герметичными горными выработками. От того, насколько хорошо мы умеем копать, все теперь и зависит. Вопрос жизни и смерти для всего неблагодарного чу-человечества.

— Не каркай! — вдруг взъярился Фима.

Он пребывал в нешуточной депрессии, которая норовила перерасти в агрессию.

Увы, причин для этого хватало. Самые грубые предварительные расчеты показывали, что средней силы протуберанец прожарит грунт на глубину никак не менее шестидесяти метров, и это делало непригодными для спасения людей не только возлюбленные землянки МЧС, но и все подвалы, подземные гаражи, старые бомбоубежища и даже значительные участки метро.

— Остаются рудники, — сказал я. — Опять же.

— Да. Только ума не приложу, как мы туда сто сорок шесть миллионов человек упрячем.

— Остальные семь миллиардов тоже бросать не годится.

— Ох, надо бы идти в Академию, — сказал Дима. — Ум хорошо, а два НИИ лучше.

— Бесполезно, — вздохнул Фима. — Допустим, каким-то чудом удастся спрятать под землю все население планеты. Но чем прокормить, пропоить и, так сказать, продышать миллиарды людей?

— Как чем? Искусственными экологическими системами.

— Эх ты! Швертбот «Оптимист»… Известна пока только одна полностью замкнутая система — сама матушка-биосфера Земли. А если она погибнет? Искусственные экосистемы всегда требуют определенной подпитки извне. Иначе они рано или поздно разваливаются. Разве тебе Люба не говорила?

— Говорила. Но что ж теперь, сесть на унитаз, закрыться ушами и дожидаться отключения воды? Какой тогда из меня швертбот?

— Я такое не предлагал.

— Тогда нужно подаваться либо в ака-кадемию, либо в твою спаси-синагогу. Что выбираешь?

— Пожалуй, Академию, — решил Фима. — Прости, Господи. К тебе мы еще успеем.

* * *

— Чего? В Сибирь? Избежать можно?

— Нельзя. Именно там начиналась вся российская наука о замкнутых экологических системах.

Делать было нечего, я согласился, но уже в самолете сказал:

— Странно. В Сибири всегда все заканчивалось, а не начиналось. Декабристы там, поляки да Раскольниковы…

Любовь Егоровна вздохнула.

— Позволите вас просветить?

Лететь предстояло около четырех часов. Я кивнул.

— Только попроще.

Любовь Егоровна усмехнулась.

— Сложного ничего не будет. Только грустное. Давным-давно красноярский академик Леонид Васильевич Киренский предложил Сергею Павловичу Королеву создать систему жизнеобеспечения космонавтов для дальних перелетов. Королев тогда распоряжался огромными средствами. Он глянул на бумаги, проворчал что-то вроде «эк наворочено», но потом сказал:

— Впрочем, этим, — и кивнул в потолок, — так и надо. Сколько миллионов требуется?

— И что, дал? — спросил я.

— Да, деньги пошли. Успехи оказались столь впечатляющи, что один из номеров международного журнала «Acta Astronautica» вышел полностью на русском языке и целиком был посвящен нашим исследованиям по проекту «БИОС». Американцев мы тогда опережали лет на пятнадцать-двадцать.

— Ого.

— Да. Но в дряхлеющей социалистической системе поддерживать темп удавалось ценой невероятного напряжения. Из жизни ушли академики Киренский, потом его ученик академик Терсков. Проект возглавил последний представитель уникальной школы — академик Иосиф Исаевич Гительзон. Ему и выпало спасать все дело. Денег не давали не только для продолжения работ, но и на зарплату. Замерло строительство, прекратился приток молодежи, начали уезжать за границу ценные сотрудники. А потом встал «БИОС». Кое-как удалось сохранить лишь минимум миниморум. Такие вот дела…

Любовь Егоровна грустно замолчала. Я посмотрел на нее с неподдельным уважением. После нашей первой встречи времени прошло мало, а воды утекло много. И передо мной находился не трогательно-застенчивый Любчонок, а стопроцентно уверенный в себе специалист высочайшего класса. Рядом с таким флюиды вибрируют…

Я знал, что она три недели не вылезала из-под земли. Побледнела, похудела и даже немного постарела. Но за ее плечами вроде бы крылья расправились. Так бывает, когда человек находит свое дело и работает в полную меру сил. Увы, как раз таких людей в России не ценят. А их ой как следует беречь. Такие кадры — редкоземельное золото.

— Спите, — приказал я и самолично укрыл ее пледом с надписью «Эр Франс».

Она устало улыбнулась и закрыла глаза. А я подумал, что вот, помог раскрыться еще одному таланту. Точнее, мы помогли. Я, Крючканов да Карробус, солнце его побери. Быть может, в этом и есть наше призвание? Карробуса, Крючканова и меня.

* * *

Так же, как и в Москве, в Красноярске лил дождь. В этом не было ничего странного. После метеоритной бомбардировки дожди шли по всей холодеющей планете, даже в пустыне Гоби. Грязные, соленые, радиоактивные, бесконечные. Унылые и монотонные. Поднятая взрывами морская вода понемногу выпадала из атмосферы.

Так же, как и московский НИИ Солнца, местный институт биофизики каким-то образом пережил лихие времена, когда наука бывшего СССР лишилась денег, а голодные ученые покидали безумную ельцинскую страну. И правильно делали, ни от кого нельзя требовать преданности идиотам. Все, кто мог тогда уехать, должны были уехать. Чтобы не закапывать свои таланты на шести сотках картошки. Потому что каждый из нас принадлежит не только той стране, где произошло оплодотворение яйцеклетки, но еще и роду людскому.

Оставшиеся на дичающей родине ученые прошли неласковую школу. Выжили не все. Директор красноярского НИИ прекрасно знал цену копейке. В отличие от Ядвиги Леопольдовны, встречал нас еще у подъезда. Мне стало стыдно. Я взял его под руку и пригласил войти в его же институт.

Никаких пропусков на этот раз не выписывали (провинция-с, молвил Дима), а сразу из скромного холла проводили туда, куда мы и хотели попасть. Были открыты замки. На массивных петлях повернулась железная дверь. За дверью находился обширный подвал, большую часть которого занимал металлический ящик размерами с деревенский дом.

— Это и есть комплекс «БИОС», — сказал директор.

Нас провели в герметически закупоривающееся нутро «БИОСа», где люди проводили до полугода, потребляя полностью регенерированный воздух и воду. Это делали растения, жившие в весьма необычных условиях: их корни окружала искусственная почва. Да и не почва даже, а так, слой легких керамзитовых шариков, между которыми циркулировал питательный раствор. В ящиках-фитотронах пшеница, овощи и прочая полезная зелень освещались мощными лампами, поглощая углекислый газ и выделяя кислород. Период вызревания резко сокращался, в «БИОСе» без проблем снимали по пять-шесть урожаев за год. Разумеется, вне всякой зависимости от сибирской погоды.

— Урожайность пшеницы составляла до трехсот пятидесяти центнеров в пересчете на гектар.

— То есть около тридцати пяти тонн? — не сразу поверил я.

Директор улыбнулся.

— И это не предел. Если использовать не обыкновенные сорта, а генетически модифицированные. В принципе, площадка размерами десять на десять метров полностью обеспечит взрослого человека кислородом, чистой водой и продуктами растениеводства.

— Одна сотка?

— Если расположить фитотроны вертикально, один над другим, то еще меньше.

— А как с мясом?

— С мясом сложнее. Это проблема, которую решить не успели. Однако ничего невозможного нет. Довольно просто пищевая цепь выстраивается для кроликов и некоторых рыб.

— Что ж, Андрей Георгиевич. Следовательно, под землей выжить можно?

— Выжить-то можно. Но надо еще обеспечить сырьем промышленность. Потребуются плантации технических культур — льна, хлопчатника, гевеи. Каучук-то придется добывать старым дедовским способом.

Я слушал директора, смотрел на сочно зеленеющие фитотроны, прикидывал, откуда дешевле организовать доставку с корнем выкопанных гевей — из Малайзии, Индонезии или, скажем, из Бразилии, где так много диких обезьян… И думал о том, что после каждой встречи с учеными приходится подниматься ступенькой выше. К месту, откуда горизонт проблем расширяется. А их и без того скопилось уже столько, что оторопь брала.

* * *

Губернаторский кортеж, завывая и подмигивая, поднялся к вершине господствующей над городом сопки. В стародавние времена здесь стояла караульная вышка, с которой казаки стерегли свой острог от набегов недружелюбных кочевников. Потом построили часовню, сделавшуюся символом города.

— Красиво? — с ревнивыми нотками в голосе спросила Любовь Егоровна, у которой, как оказалось, были красноярские корни.

Ох уж этот местный патриотизм! Я ездил много и весьма устал говорить комплименты. Впрочем, вид открывался действительно запоминающийся.

Город лежал на дне эдакой вытянутой чаши, наполненной свежим воздухом и каким-то особым, мягким светом. Прямо под сопкой в обрамлении тополей и цветущих сибирских яблонь располагались кварталы исторического центра. Дальше извивалась серая лента Енисея, пересеченная мостами. На заднем плане белели многоэтажки противоположного берега. Сразу за ними к городу подступали темно-зеленые отроги Саян. Крутые, лесистые, кое-где увенчанные скалами. Над ними плыли тучи, поливающие землю полосами дождя. Через разрывы в облаках прорывались лучи солнца. Они падали на разноцветные крыши, зажигали радуги в витринных стеклах, блестели на крестах, короткое время освещали то мраморные стены театра, то вереницы машин, то фонтаны, бьющие прямо со дна реки.

— Да, — согласился я. — Очень красиво. Дай бог сохранить…

— А давайте зайдем в часовню, — предложил губернатор. — Свечки поставим.

— Не помогут свечки, — зло сказала Любовь Егоровна. — Землю копайте. Достраивайте метро. И деньги на «БИОС» найдите.

— Так бюджет ведь. Отопительный сезон на носу.

— Отопительный сезон будет бесплатным, — сорвался я. — И у вас, и на Северном Полюсе. Неужели трудно понять?

— Понять не трудно, — с достоинством ответил губернатор. — Поверить сложнее.

* * *

Сложнее становилось копать и матушку-Землю. Деньги требовались на ликвидацию последствий недавней катастрофы. Непрерывно поступали сообщения об ураганах, смерчах, тайфунах, землетрясениях и наводнениях в самых разных регионах. Еще требовалось обеспечивать беженцев из Европы, да и собственных переселенцев хватало. Все эти грубые, зримые, масштабные проблемы отодвигали призрак новой катастрофы в самый конец вереницы проблем.

Между тем Шипицын сообщал об активизации Солнца. Большая вспышка класса Х2 произошла на восточном лимбе. Она сопровождалась значительным усилением потока частиц высоких энергий, по всей видимой с Земли поверхности светила прошла ударная волна, похожая на цунами. Я уже знал, что солнечные вспышки, в зависимости от мощности рентгеновского излучения, делились на пять классов: А, В, С, М и X. Минимальный класс А0.0 соответствовал мощности излучения на орбите Земли в 10 нановатт на квадратный метр. При переходе к следующей букве мощность увеличивалась на порядок, в десять раз. Особую зловещесть событию придавало то, что Карробус приближался к Солнцу именно с восточной стороны.

Но что значила информация о каких-то солнечных пятнах, когда на Кубани полегло шестьдесят процентов озимых, в стране скопилось семнадцать миллионов бездомных, в четыре раза увеличилась заболеваемость раком, а метеорологи предупреждали, что грядущая зима будет самой суровой за всю историю наблюдений?

Взмыленные министры сатанели от любых просьб. Если Некумыкин видел меня в коридоре, то тут же скрывался за ближайшей дверью. С трудом удалось добиться того, чтобы Тарас меня просто выслушал. Он едва согласился на оплату счетов по ранее заключенным контрактам. Ни о каких новых поставках говорить не хотел, все твердил известное правило: проблемы нужно решать по мере их возникновения. На мое возражение о том, что после возникновения протуберанца никакой проблемы уже не решить, он вдруг вскипел:

— Да перестань ты пугать сказками, мне и действительности хватает!

Лицо у него при этом было красное, и веко дергалось.

У меня опустились руки. Под землю мы могли упрятать не более миллиона семисот тысяч человек. Государственный бюджет трещал, как полено в камине, в очередной раз ослабла борьба с гидрой коррупции, поднимала голову кобра инфляции, а наш президент явно нуждался в уходе.

* * *

Охранник у ворот откозырял. Брызнув вчерашней лужей, машина вкатилась во двор. Андрюша молча открыл дверцу и я вышел.

Была суббота. Выдался погожий, очень редкий для послеастероидных времен денек. С лазурного неба безмятежно сияло солнце, и было оно безо всяких там протуберанцев. Справа и слева от плиточной дорожки зеленел стриженый газон. Только под брюхом у бронетранспортера трава разрослась, вымахала в полную величину, частично скрывая боевую машину от недругов. Бассейн превосходным кролем пересекала смуглая торпеда. Вынырнув у бортика, она превратилась в доктора Шойгу. А на раскладной табуретке, прислонившись к колесу БТР, сидел бледный Фима с розовой газетой «Файнэншл таймс» в руках. Тамара Саратовна окатила его брызгами, демонически захохотала и скрылась в бирюзовых водах. Фима протер очки, невозмутимо перевернул мокрую страницу. После этого вопрошающе глянул в мою сторону. Я вяло махнул рукой.

У самого дома двое хорошо сложенных, а потому почти голых программистов азартно резались в пинг-понг. Стрекотали кузнечики. Пахло скошенной травой и жареным мясом — над кухонной трубой дрожало заманчивое марево. Из открытых окон первого этажа слышался Вивальди. «Лето», разумеется.

— Погодка-то, а, Владипетрович? — сказал Дима.

Он сидел на террасе, отмахивался от кровососущих насекомых и курил длинную сигару. На нем была футболка, которая рекомендовала любить Россию. Хорошо, что по-английски.

— Да, — сказал я, вынимая сигареты. — Ничего погодка. Как напоследок.

Дима щелкнул зажигалкой.

— А не надо так мрачно, шеф. Протуберанца еще нет, а жизнь пока что есть. В конце концов, нынче у нас год неспокойного Солнца. Посему пятна вполне уместны.

— Если не учитывать того, что Карробус продолжает сближаться с нашим пятнистым светилом. Тебе это нравится?

Дима пыхнул дымом.

— Не слишком.

Я вскочил и принялся расхаживать по террасе.

— Дима, не знаю, что делать дальше. Три часа отсидел на заседании Совбеза. Все по уши утопли в текущих проблемах. Кругом сплошные извержения, землетрясения, тайфуны да оползни. Даже старик Везувий проснулся… Атмосфера волнуется, радиоактивные дожди льют, беженцы бунтуют, начались эпидемии. О протуберанце никто и слушать не желает.

— А президент?

— Устал мне верить.

— Между прочим, китайцы-то убежища строят. И Баб Уоррен действует изо всех сил.

— Действует. Японцы тоже копают изо всех сил, скоро до мантии дороются. Да что там! Весь мир зашевелился. А вот мы… Раньше всех прокукарекали, а потом скисли. Дима! Мои возможности исчерпаны.

В ответ на эти горестные слова Дима пренебрежительно махнул сигарой.

— Никто и никогда в точности не знал наших возможностей. Если порыться в огороде, обязательно отыщется полезная вещь. Вроде бочонка с червонцами. Страна у нас такая. Тыщу лет все на черный день во-во-руем. Так вот он наступает, черный день. Нужно доходчиво объяснить это нужным людям.

В этот момент из дверей дома два караульных солдатика вынесли обеденный стол. Прямо со скатертью.

Я спокойно кивнул.

— Так. Распродажа имущества начинается?

Дима рассмеялся.

— Нет еще. Просто Алиса Георгиевна решила устроить ужин во французском стиле. То есть на траве.

— Чего? Какой ужин?

— Ну пир во время чумы.

— Нам только гостей не хватает!

Дима загадочно прищурился.

— Будут и они. Ого-гости. Инициатива снизу, шеф. Разрази-разумная. Женская дипломатия называется. Позволите совет?

— Какой?

— Женщинам мешать нельзя. Они злопамятные. Си-сигодня ни во что не вмешивайтесь. Все равно наденем на вас смирительную рубашку. Так что плывите по течению.

Сил для наведения порядка все равно не оставалось, и я поплыл. Сначала в ванную, а потом в постель. Поспать удалось часа полтора. Но после водных процедур, да при теплом лесном ветре спится прелестно. Впервые за много дней я почувствовал себя почти свежим.

Алиса приготовила мне джинсы и немыслимо легкомысленную гавайскую рубаху.

— Послушай, чего ты из меня попо-пугая делаешь?

— Чем больше обстановка будет отличаться от официальной, тем лучше.

— Да что ты задумала?

— Приглашены жены всех тех, кто может дать деньги. Минуя Тараса. Видишь ли, ничто так не стимулирует поисковую деятельность мужчин, как небольшой семейный скандал.

— О! Это я знаю.

— Женщины об этом не только знают, но и применяют.

— На ком это ты оттачиваешь формулировки? — подозрительно осведомился я.

Алиса рассмеялась, взъерошила мои волосы и глянула критически.

— Хорош ковбой! Главное, не причесывайся.

— И что тогда?

— Тогда тебя ждет успех. Иди, проверь готовность персонала.

* * *

Персонал сиял красотой и молодостью. Даже Фиме умудрились придать нарядность. Девочки выглядели восхитительно, а Диме шло решительно все, что бы он ни напялил. Я остался доволен, объявил благодарность за умелый макияж, после чего взялся осматривать поле боя.

Дымились таиландские палочки, разгонявшие комаров. На ветках сосен висели китайские фонарики, а в бассейне изящно плавало что-то японское с фитилечком. На втором этаже дачи оборудовали кинозал с мультимедийной установкой и фуршетным столиком. Это я понимал. Но вот то, что в холле соорудили настоящий подиум! Зачем?

— Да чтобы наши гостьи не вздумали отказаться, — пояснила Тамара Саратовна. — Будут демонстрироваться модели сезона в стиле «кроманьон». Очень актуально.

— И каков официальный повод?

— День защиты детей. Видите ли, президент запретил давать деньги на защиту от протуберанца. Но оборудование детских лечебниц… Это ж совсем другое дело.

— Под землей? Смешно.

— Почему? Существует целый ряд заболеваний, которые успешно лечатся в солевых пещерах. Или требуют глубокой тишины. А развитие детской спелеологии? Прекрасно отвлекает от наркотиков. Словом, обоснования найдутся, Фима обещал. Надеюсь, вы не испортите игру?

— Да что ж я, детоубивец?

— А кто?

— Я — последняя Кассандра Земли.

— Ваш субъективный статус меня беспокоит, — сообщила доктор Шойгу. — Хотя самоконтроль еще не потерян.

Есть во врачах нечто от удавов. Бывает так: уставятся, и молчат. Мой субъективный статус вздрогнул как мышь в кладовке. Я поспешил закончить обход.

Суета началась в половине четвертого. Прикатил гигантский автобус с рекламой всего на свете. Смущая охрану, появились девочки с бюстами, достойными применения. За ними мальчики с неподвижными глазами волочили кофры, футляры, чемоданы и софиты. Зачем-то пронесли шкуру леопарда с наклейкой «Федя угловой». Жужжащим роем мельтешили массажисты, кутюрье, визажисты, продюсеры и еще кто-то, невесть кто. Возможно, бойфренды. Все они обменивались непонятными репликами. Двор нашей доселе уединенной обители наполнился гвалтом. В довершение всего откуда-то взялся бродячий пес великорусской ориентации. Он обстоятельно облаял все это дело, пометил угол дома, а потом с неясными намерениями убыл в сторону стран НАТО.

Тем временем на холме за речкою настоящие мужчины развернули переносные зенитные комплексы. Над местностью дважды прошелся патрульный вертолет. Потому что наступала очередь главных персонажей. Даже не очередь, это слово (свят, свят) как-то не вязалось с владелицами вышних мужей России. Точнее сказать, пришел их протокол.

Я уже знал, что совсем первая леди не приедет. Тарас с его богатейшим политическим опытом моментально раскусил интригу. Мешать нашим шалостям он не стал, но вот возможность супружеского давления исключил в зародыше: Римма Павловна Шевцова очень вежливо отклонила приглашение, сославшись на обострение гипертонической болезни.

Иное дело — Раушан Тулегеновна Иванцова, спутница жизни главного спасателя России. Она оказалась настолько любопытной, что прикатила за полчаса до срока. Пришлось задействовать на нее нашего главного мачо. Ко всему прочему Дима знал несколько фраз по-казахски, так что за эффект можно было не волноваться. Разве что за последствия. Но тут я его строго-настрого предупредил: до протуберанца министра МЧС не должны тревожить никакие семейные проблемы. После протуберанца — тем более. Этого еще не хватало.

— Петрович! Не все на свете приводит к проблемам.

— Послушай, мы не можем рисковать планетой из-за твоего полового инстинкта.

— Да какой тут риск? Шеф! У меня ж опыт. Коко-мар носу не подточит.

— Речь идет не о носе, — уточнил я.

— В данном случае я целиком и полностью поддерживаю Владимира Петровича, — вмешался Фима.

— У-у, — взъярился господин Оконешников. — И ты, левит? Что за насильственное обрезание! Я православный христианин!

— Тогда ступай и не греши… Христианин.

— А то что?

— А то — все, — отрезал Ефим Львович.

Впервые я увидел, как Дима пугается.

* * *

Между тем, шелестя высококачественной резиной, подкатывали седаны представительского класса. Распахивались дверцы, выпуская благоухающих, искусно полуобнаженных супруг министров, олигархов, генералов, банкиров и прочих сосателей крови народной. Их попеременно встречали то я, то Алиса, то Фима, то Дима, который все же с трудом отрывался от красавицы Раушан, то Любовь Егоровна, то Тамара Саратовна. Можно сказать, мы сбивались с ног, поскольку явка превзошла ожидания. К церемониалу пришлось подключить последний резерв. То есть Терентьева с аксельбантами. И парень в грязь лицом не ударил: сиял зубами, щелкал каблуками, говорил комплименты и целовал ручки, про язву свою напрочь позабыв.

Варвара Степановна Некумыкина приехала ровно в шесть. Тут уж высыпали все чины нашей заимки во главе лично со мной.

Женщина кустодиевского типа, жена премьера превосходила его по всем статьям и статям. Включая, по-моему, и умственные. Но что особо поражало, так это чистейший русский язык Варвары Степановны.

— Здравствуйте, здравствуйте, дорогие мои фрондеры, — улыбаясь, сказала она. — Посмотрим, что получится из вашей вербовки. Вы ведь меня будете вербовать, не так ли?

— Не без того, — улыбаясь, сказал я. — Но это не самое интересное.

— В самом деле? На мой взгляд, как раз это и есть самое интересное. Не правда ли, господин Левитин?

— Мы постараемся, — улыбаясь, ответил Фима.

— Да уж, придется. У вас трудная задача. Я привезла большое возражение.

— Предъявите, — потребовал я.

— Ермолаюшка, выходи.

Из машины выбрался маленький, толстенький, чисто выбритый мужчина в белом, идеально отутюженном костюме. С безукоризненным галстуком и аккуратно подстриженными остатками волос на внушительной голове.

— Ермолай Борисович Славик, — отрекомендовала Варвара Степановна. — Доктор наук, друг юных дней и мой главный научный консультант. Принимаете?

— Обижаете, — настороженно сказал я, все еще улыбаясь.

Оказывается, к встрече готовились не только мы. Открытие настораживало.

— Простите. Доктор каких наук? — поинтересовался Фима.

— Геолого-минералогических, — любезно сообщил Ермолай Борисович.

С лица моего главного консультанта сошла улыбка. А в разговоре случилась пауза.

— Да что ж мы стоим-то на пороге? — подключилась Алиса. — Прошу в дом.

В доме, прямо под фресками Страшного Суда, был устроен занавес, который загадочно колыхался. От этого шевелилась нарисованная на нем гора Килиманджаро, готовая к извержениям. Напротив Килиманджаро стояли бамбуковые кресла, неизвестно откуда добытые Алисой. Приглушенно звучала мелодия с тамтамами и криками ночной саванны. На подиуме уже извивались две природные африканки в набедренных шкурах. То есть в шкурах только на бедрах. В соседней кухне кровожадный воин Дим ударил скалкой по долго звенящей сковороде.

Представление началось. Страшный Суд, пучки копий, сипящий вулкан, тамтамы. Манекенщицы с безжизненными лицами. Хищные движения, какой-то палеолитический стиль одеяний. Лишь каменных топоров не хватало, право слово.

Как оказалось, нам являли последний писк моды. Точнее, рык. На меня он произвел окончательное впечатление. Сильно не хотелось, чтоб человечество откатилось к подобного рода стилистике. Долго потом придется возвращаться к фраку да вечерним платьям. Если вообще получится.

— Ваш режиссер умело создает настроение, — с улыбкой похвалила Варвара Степановна.

— Не тянет спрятаться в пещеру?

— Зависит от вас, огнепоклонники.

Время серьезных разговоров еще не настало, поэтому я лишь возвел очи к Страшному Суду. От него, мол, все и зависит. Даже не от Тараса нашего Григорьевича.

* * *

За столом, под боком БТР, все пошло на удивление неплохо.

Минувшие месяцы страха отличались еще и скудостью развлечений. Стосковавшиеся по общению с равноподобными, статс-дамы щебетали не хуже продавщиц из супермаркета. Многоопытный Дима распоряжался батареей бутылок. В его непростую задачу входил разогрев общества. В то же время он был обязан сохранить ключевые головы способными не только к восприятию, но еще и к запоминанию.

Разумеется, сначала выпили за Тараса нашего за Григорьевича. Мудрого спасителя от опасности астероидной. Который предвидел все задолго до. Когда никто еще и ухом не. Потом — за Нестора нашего Ивановича. Обеспечившего весь тыл по всему периметру оснований. Затем — за несгибаемого ракетоборца, за Ваграма нашего за Суреновича. И, наконец, — за избавление от напастей грядущих. Потому что хватит уже. Лучше заплатить.

— Не сомневайтесь, — вдруг заверила импульсивная Кристина Акоповна Туманян. — Карманы Ваграмчика я обчищу.

Все остальные жены до поры до времени таких обещаний не выдавали.

— Кристиночка, нужны не карманы Ваграма Суреновича, — промурлыкал Дима.

— Да? А что?

— Шахты баллистических ракет, — сказал я. — Вполне годятся под убежища. Человек на триста-четыреста.

— О! Поняла. Но все люди туда не влезут.

Мы с Димой одновременно вздохнули. Пусть влезут хотя бы те, кто влезет. И да будет мир их подземному дому. Как всякая дочь много чего повидавшего армянского народа, Кристина Акоповна обладала замечательной интуицией. На ее лице немедленно отразилась сильнейшая тревога.

— Девочки, — сказала она, — страшно подумать! А что, если Владимир Петрович прав? Почему вы молчите? У всех же есть дети…

Раушан Иванцова выронила бокал. По скатерти разлилось кровавое пятно.

— Сейчас подадут горячее, — мрачно сообщила Тамара Саратовна.

Большинство женщин вдруг повернулись к одной. К супруге главы правительства. Та решительно покачала головой.

— Нет. Горячее подождет. Думаю, пора переходить прямо к десерту.

— Сразу? — удивилась Раушан, старательно промокая пятно салфеткой. — Мы можем обидеть хозяев этого гостеприимного дома, — тут она слегка поклонилась Диме.

— Вряд ли. Хозяева этого гостеприимного дома заготовили для нас целую тонну ужасов.

— Ужасов? Для нас?

— Ну сами-то они уж видели.

— Вот интересно, — улыбнулась госпожа Расстегай-Крючканова. — Неужели целую тонну?

— Не меньше. Поскольку это и есть тот десерт, ради которого нас пригласили.

— А. Вот в чем дело, — глубокомысленно заявила супруга министра обороны. — И где дислоцируется ваша тонна ужасов, молодой человек? Только честно.

— А на втором этаже, — честно ответил я. — Дислоцируется.

* * *

Тонну ужасов подбирал Ефим Львович. Очень умело, надо сказать. Сначала на экране появился слайд, где псевдоастероид имел первоначальный вид, причем для масштаба сбоку помещалась малюсенькая Останкинская телебашня. Затем возникла уполовиненная Яча, уже после отделения камней. Наконец появилось размазанное пятно с нынешними размерами Карробуса. В несколько раз большими, чем изначальные.

— Эк его разнесло! Что это означает? — недовольно спросила боевая подруга министра обороны.

— То, что мы принимали за астероид, астероидом не является, — сказал я.

— Эге. Пришельцы, значит. И на что они способны?

— Земля только что пережила метеоритный кризис, — негромко напомнила госпожа Расстегай-Крючканова.

— И что? По большому счету — шиш! — ничего не вышло. Мы же за это выпивали. Атака, как говорится, отбита. Сейчас-то чего бояться?

— Будет странно, если притворный астероид просто возьмет и удалится, — все также негромко рассудила супруга главы ФСБ. — После унизительного поражения от таких малоразвитых существ, как мы.

Она умно сказала. На понятном для всех женщин языке чувств. Намекнула на то, что к нам, людям, включая и присутствующих в зале, возможно высокомерное отношение. Под конец словечко «мы» хорошо вставила. Исподволь готовя собравшихся дам к мысли о единомыслии. Ага, подумалось мне. Браво, браво, синьор Крючкано! Очень неглупой женой обзавелся. Вероятно, именно поэтому Жанна Игоревна оставалась у него и первой, и единственной. При всем при том шеф ФСБ в категорию мужей, которые думают женой, решительно не входил. Редкий получился у них союз.

— Не знаю, не знаю, — упорствовала генеральша. — Ну на что ваш колобок годен? Что может вытворить еще?

— Наш колобок, — поправил я.

— Какая разница? Наш, ваш… Он ведь удаляется. Ну и штык ему в пузо. Разве не так?

— От Земли удаляется. Но к Солнцу-то приближается, вот в чем беда.

— Устав мой караульный! Солнцу-то не прикажешь. Оно большое и светлое. Даже в темное время суток. Хе-хе.

Обществу стало ясно, что супруга министра обороны максимально выразила военно-полевые взгляды мужа. Фима вопросительно поднял брови. Я кивнул. Стрелять, так стрелять. Генералитет лучше всего воспринимает бронебойные доводы. А если кого и контузит, то хуже стратегу не сделается. И как это среди них Туманян пробился? Видимо, отступать было некуда.

И вот мы показали. Как из Солнца вырывается страшное огненное щупальце. Как оно сдувает всю атмосферу. Как гигантскими кострами полыхают леса. Как кипят наши океаны, рушатся горы, в пепел обращаются города, а из трещин оголенной планеты, со дна бывших морей бьют километровые фонтаны магмы. В заключение Фима представил двойной слайд. Слева находилась Земля в своем нынешнем виде. Справа — то, какой она будет после удара протуберанца. Общего было то, что бывает общим у обгоревшего трупа и живого человека.

В полной тишине Кристина Туманян выдохнула:

— Кошмар…

Потом посыпались вопросы. Очень неглупые. Мы честно отвечали, что исчерпывающих доказательств не имеем. Главным образом потому, что науке неизвестны ранние признаки начинающегося протуберанца. Ученые могут лишь предупредить о возрастающем риске. Такие предупреждения есть. От кого? Да от многих. От академика Шипицына, например. Институт физики Солнца. Нет, протуберанец достигнет Земли не мгновенно, а через несколько суток. Конечно, этого времени совершенно недостаточно для каких-то серьезных мер. Готовиться нужно уже сейчас, и мы по мере сил готовимся. Другие страны? Тоже готовятся, но там начали позже.

— Монако? — удивилась супруга какого-то олигарха. — Они-то чем рискуют?

Ей наскоро объяснили, что княжество тоже находится на Земле.

Потом нас спросили, сколько людей уже сейчас можно упрятать в убежища.

— Чуть меньше двух миллионов сроком на один год.

Гостьи переглянулись. Видимо, прикидывали, попадут ли они в эти два миллиона.

— Всего-то? И что с ними будет через год?

— Это зависит от того, насколько успешно мы решим вопросы регенерации воздуха, воды и пищи. Замкнутые экологические системы находятся в стадии проектирования и частичного монтажа.

Вопросы, вопросы, вопросы… Дотошных хозяек интересовало все, вплоть до предполагаемой цены на стиральные порошки. Тут к нам на помощь пришли наши женщины.

— Рано или поздно стирать придется обыкновенным хозяйственным мылом, — огорошила Тамара Саратовна. — Вручную.

— Разумеется, если будет что стирать, — добавила Алиса.

Когда подали вторично подогретое горячее, мы с Фимой вконец изнемогли. И тут слово взяла упорно молчавшая Варвара Степановна Некумыкина.

— Я хочу предложить два последних вопроса, — сказала она. — Но уже не нашим замученным хозяевам, а всем приглашенным. Итак, вопрос первый: девочки, что мы теряем, если команда Владимира Петровича ошибается?

— Деньги. Много денег, — не задумываясь, ответила супруга министра финансов. — Просто прорву денег.

— Так. Понятно. А что мы теряем, если команда Владимира Петровича не ошибается?

— Еще больше денег, — сказала супруга министра финансов.

— Все, — жестко сказала Виктория Расстегай-Крючканова. — Решительно все.

— Включая детей, — добавила Кристина.

— Да. Похоже, что в блиндаже не отсидишься, — задумчиво сказала супруга военного министра и закурила.

— Еще вопросы есть? — спросила Варвара Степановна.

— Всего один, — рубанула Боевая Подруга. — Куда передислоцировать стройбаты? Черт побери, хватит им загорать на генеральских дачах. Только скажите, мы с Мишкой мигом отправим их военно-транспортной авиацией.

Варвара Степановна выпила стопочку «Арарата» и вдруг приятным контральто пропела:

— Нэсе Галя воду… Коромысло гнэться… Ну девчоночки, чего молчите?

И девчоночки всех народов подхватили:

— А за ней Иванко… Як барвинок вьется…

Честное слово, от умиления у меня слезы тогда навернулись. Как оказалось, рановато. Нас ожидало Большое Возражение.

* * *

Во втором часу ночи гостьи разъехались. Все, за исключением Варвары Степановны и ее школьного друга.

Прошедшая вечеринка никак не отразилась на профессоре Славике. Все такой же свежий и отутюженный, он профессорским голосом рассказывал, с какой жадностью горные породы поглощают кислород. Особенно — сульфиды и сульфаты железа. В заброшенных штреках, квершлагах и галереях содержание жизненно необходимого газа падает практически до нуля. Известны случаи гибели рабочих, по неосторожности туда забредавших. Гибели от удушья, разумеется. Вот почему шахты и рудники должны непрерывно продуваться. С поверхности, естественно.

Естественно, кое-что об этом мы слышали. Но мы не знали ответа на проклятый вопрос, который не преминул воткнуть Ермолай Борисович:

— Как вентилировать подземные выработки, если атмосфера Земли исчезнет?

— Надо чем-то обмазать стены, — предложил Дима. — Таким, что не поглощает кислород.

— Логично, — кивнуло Возражение. — Загвоздка лишь в том, что материал, который совсем не поглощает кислород, мне лично неведом. Боюсь, что земной науке — тоже. Уж больно активен элемент.

— Требуется консультация грамотного химика, — сказал Фима.

Ермолай Борисович вздохнул.

— У химиков консультировались все горнодобывающие компании мира. Результат: можно выбрать что-нибудь с минимальной поглощающей способностью. Вот и все.

— Так что же, у проблемы нет решения? — недоверчиво спросил Дима.

— Надежда есть. Знаете, мы не первые ищем это решение. Подозреваю, что его нашли. До нас.

— Кажется, я начинаю понимать, — сказала Любовь Егоровна.

— Что значит — до нас? Поясните, — потребовал я.

Профессор улыбнулся.

— Я могу воспользоваться одним из ваших компьютеров?

— Сделайте одолжение.

Ермолай Борисович быстро вышел в портал NASA, открыл нужный файл. На экране оказалось изображение одного из марсианских подземелий, недавно обследованных ребятами с «Одиссея».

— Так. И что? — не понял я с устатку.

Ермолай Борисович молча увеличил фрагмент фотографии. Там со стены свешивались какие-то лохмотья.

— Вот это подарок, — пробормотал Фима.

— Добыть! — рявкнул Дима.

— У них начинается пыльная буря, — мрачно сказала Тамара Саратовна.

Тут и до меня доехало.

— Алиса! Связь! Немедленно!!!

— С Уорреном?

— Нет, нужен Джеф Кибуали Пристли. Это Хьюстон, опять же, штат Техас. Международный центр управления полетами.

Алиса нежно погладила меня по голове.

— Не волнуйся, дорогой. Кислотность повысится.

А я вспомнил изречение Маргарет Тэтчер: если нужно написать речь, просите мужчину. Если нужно сделать дело, ищите женщину.

Я нашел такую женщину.

11 ГНЕВ И ЗАГАДКИ МАРСА

— Ужасающая картина, — сообщил Клаус. — Чаша Бурь заполняется. Там все бурлит. Картинку видишь?

Дефицит времени наконец-то заставил Землю забыть о карантинных ограничениях. По этой причине Эдвин вольготно сидел в центральном отсеке посадочной ступени. Он мельком взглянул на экран своего пульта.

— И сколько у нас времени?

— Может быть, сутки. Может быть, неделя. Хьюстон считает, что вряд ли больше.

— Эх, Клаус, тут изучать да изучать. На десятки лет хватит! А может, и на века. Трудно даже представить, что в катакомбах кроется. По-моему, даже ты не до конца сознаешь.

— Да сознаю я, сознаю. Но такова Дестини. Кого пошлешь?

Кого пошлешь… И на «Одиссее», и в Хьюстоне прекрасно знали, что скафандры Эдвина и Венсана поизносились, не очень хорошо перенесли многочисленные дезинфекции. Во внешних оболочках появились дефекты в виде микроразрывов, потертостей, стойких засорений частицами песка. Земля опасалась, что на сгибах песок мог перетереть нити и привести к разгерметизации. А запасные комплекты погибли вместе с «Калифорнией». Одеяния же Григория и Го пострадали меньше, поскольку первый на Марс прибыл последним, а второй долго отсиживался в засыпанном «Спэрроу». Так что выбирать не приходилось.

Эдвин взглянул на прозрачные двери.

— Они уже проснулись. Завтракают.

— Понятно, — отозвался «Одиссей». — Приятного аппетита.

И скрылся за горизонтом.

— Послушайте, у меня лука почти не осталось, — пожаловался Григорий. — Заканчивается то есть.

— И риса мало, — присоединился Го.

— У нас много чего заканчивается. В частности, время. Кончайте трапезу.

— Дедовщина какая-то.

— Незамутненный американский империализм.

Эдвин обдумал критику и сделал вывод:

— Демагоги. С межпланетной дороги.

* * *

Со времени их прошлого выхода небо над плоскогорьем заметно порыжело. Это говорило о том, что в верхних слоях марсианской атмосферы накапливалась пыль — верный признак распространения бури. Но здесь, в щели между обрывом и отколовшейся частью берега, ветер пока не ощущался. Кто мог знать, сколько оно продлится, это пока… Григорий с тревогой еще раз взглянул в небо.

— Да ладно, — сказал Го и сверху постучал по шлему. — Все обойдется.

— Авось, — проворчал Григорий.

Его голова скрылась в проломе. Чуть выждав, Го тоже спустился по алюминиевой лесенке.

Внизу все было точно так же, как и в прошлый раз — тоннель, рельсы, отсветы фонарей. Только следов на песке прибавилось. Да появилась рваная, зазубренная дыра в стальной перегородке.

Чтобы обследовать как можно большее пространство, Го и Григорий не должны были повторять маршрут Эдвина и Венсана. Поэтому сразу за перегородкой они свернули в первый же боковой ход, который попался по пути.

Хьюстон настоятельно рекомендовал не бродить в поверхностных ярусах, а проникнуть в глубину марсианских подземелий. Научное руководство полагало, что освоение и заселение выработок шло поэтапно, сверху вниз, поэтому разные этажи Лабиринта Венсана могли соответствовать разным эпохам развития здешней цивилизации. Разумеется, Землю интересовали не чугунные рельсы или примитивный дроволет, а последние достижения марсиан. Земля надеялась найти нечто такое, до чего люди еще не додумались, что не имело бы аналогов в земной технической культуре. Особое значение придавалось поиску предметов, имеющих признаки носителей информации. Им отдавался абсолютный приоритет, только их разрешалось забирать с собой, причем в максимально возможных количествах. Все остальное надлежало снимать, измерять, запоминать. Плюс к этому, русских почему-то больше всего интересовала горная техника. Конкретно — рабочие поверхности режущих инструментов.

* * *

Дела в первый час шли вяло. Тоннель, в который они свернули, по всей видимости, играл вспомогательную, обслуживающую роль. Он проходил между двух более важных магистралей, с которыми сообщался расположенными в шахматном порядке проходами.

Все эти проходы оказались запертыми могучими, по виду — каменными, дверями. Более того, вскоре исследователи уперлись в новую поперечную переборку из той же серой, непроницаемой стали, что и первая. Единственное, что ее отличало от прочих подобных преград, изображение. Первое изображение марсианина, встреченное в экспедиции.

С припорошенной пылью поверхности глядело выгравированное во всю высоту перегородки лицо. Для того чтобы воспринять его целиком, пришлось отступить далеко назад. С расстояния возникало ощущение верности портрета, пропорции складывались в единое целое.

Безусловно, оригинал являлся человекоподобным существом. Узкое, вытянутое по вертикали лицо, являлось именно лицом. Два полуприкрытых глаза, прямой нос, высокий лоб. Небольшой рот. Внизу лик завершался заостренным подбородком. Но на этом сходство заканчивалось, начинались отличия.

Нос марсианина начинался не от переносицы, а с нижней части лба, переносица вообще отсутствовала. Щелевидного разреза глаза почти скрывались под тяжелыми веками. В них оставались открытыми только нижние части больших зрачков. От этого казалось, что марсианин пребывал то ли в полудреме, то ли в трансе. Создавалось ощущение глубокой задумчивости, погруженности в себя. Признаков растительности на лице не имелось. То ли шерсть, то ли волосы, спадающие по бокам головы, не давали возможности понять, имеются ли у существа ушные раковины. Весь портрет обрамлял четкий, геометрически правильный круг, делая его похожим на икону.

— Местный святой, — сказал Го. — Или даже бог. На вашего Иисуса похож. Только сильно лохматый. Смотри, тут в стенах остатки светильников.

— Наверное, за стенами в параллельных тоннелях останавливались поезда. Из них выливались толпы паломников. Шли сюда, перегородка поднималась, вроде занавеса. Дальше вполне может оказаться какой-нибудь зал с алтарем.

— Да, похоже на храм, Гри. Но я заметил кое-что посущественнее.

Го перевел луч фонаря сначала на правую, а затем на левую стены. По бокам от иконы-перегородки имелись узкие проходы. От потолка к ним разбегались две зигзагообразные стрелы-молнии.

Григорий слегка поклонился изображению.

— Ну спасибо тебе, Путеводный…

* * *

Обе щели оказались входами на лестничные площадки. Вниз от площадок уходили громадные ступени высотой примерно до уровня пояса среднестатистического человека. В земных условиях спускаться по такой лестнице было бы крайне неудобно. Но не на Марсе с его слабым притяжением. Ход имел небольшую ширину, рассчитанную, видимо, на то, чтобы пропускать не более одного марсианина одновременно. Он огибал то ли огромную колонну, то ли шахту с диаметром, как прикинул Григорий, не меньше тридцати метров, и имел совершенно глухие стены без каких-либо окон, ниш или украшений. Только на сводчатом потолке висели крупные запыленные колпаки, наверняка закрывавшие осветительные устройства, ныне бездействующие.

Метрах в двадцати ниже перегородки лестница прерывалась площадкой с единственным дверным проемом в виде арки. За проходом, ведущим внутрь шахты, луч высветил решетчатый пол, образованный толстыми, по виду — металлическими прутьями. Они соединялись друг с другом без следов сварки, без болтов или чего-то подобного. Они вообще не были наложены друг на друга. Вся решетка казалась единым, одномоментно отлитым изделием.

— Не провалимся? — опасливо спросил Го. — Черт знает сколько миллионов лет прошло…

Григорий просунул ногу в дверь и изо всей силы стукнул каблуком по прутьям. И даже через толстую подошву уловил ровную, здоровую вибрацию металла.

— Не, нормально.

На всякий случай все же придерживаясь за высокие перила, он осторожно ступил вперед. Го тут же обхватил его за плечи.

— Эге! — сказал Григорий. — Ну наконец-то. Вот ты где, голубушка!

— Кто? — спросил Го.

— Что. Заходи, сам увидишь. И не боись, тут все на совесть строили.

Го прошел арку и поднял фонарь. Впереди тускло отразился бок огромного цилиндра.

— Слушай, — сказал Григорий. — Ты уже давно по Марсу бродишь. Пора в твою честь еще что-нибудь назвать. Кроме гиппобатрахия. Пусть это будет стартовая шахта имени товарища Го. Не возражаешь?

Товарищ Го не возражал. Он напряженно всматривался. Решетка не доходила до бока марсианской ракеты метров двух-трех. Дальше был перекинут мостик с очень высокими ограждениями. Он упирался в овальный люк.

— Прямо приглашают.

— Ну и что?

— Спрашиваешь…

Внутри кабина марсианского корабля представляла собой образец предельной простоты. Правда, доступным оказался только пассажирский отсек. Его пол концентрически понижался к центру. В него были вдавлены ряды ложементов, от которых остались одни основания, поскольку вся обивка давным-давно превратилась в труху, дававшую обильную пыль при самом легком прикосновении. Кроме мест для пассажиров в отсеке ничего не имелось, отсутствовали даже иллюминаторы. Корабль явно предназначался для весьма кратковременного полета.

— Орбитальный челнок.

— Значит, там, наверху, в храме, они совершали прощальную молитву, потом спускались сюда, загружались в ракету и улетали.

— Куда?

— На экскурсию. Типа «Познай Родину».

— В корабле без окон?

— Да, непонятно. И на другую планету с такими запасами не улетишь. Точнее, вовсе без запасов.

— А на спутники? На Фобос, к примеру. Или на Деймос?

— Это — пожалуйста. Но зачем отправлять туда уйму народа?

— Вахтовая смена рабочих. Быть может, они там что-то строили, на спутниках. Или улетали куда-то подальше.

— Куда?

— К другим звездам, например. Давай-ка познакомимся с управлением этого шаттла.

Из центра конического пола к потолочному люку поднималась забранная в кольцеобразные прутья лесенка. Судя по всему, вела она в пилотскую кабину. Но люк оказался то ли запертым, то ли намертво приржавевшим к ободу. Штурвального типа рукоятка ни на какие усилия не поддавалась.

Го достал из сумки компактный резак. Григорий положил ему на плечо руку.

— Отставить. Времени мало. Марсианский корабль — штука занятная, но, в общем-то, понятная. Давай поищем чего-то такого, чему нет аналогов в земной технике. Как приказано.

— Слушаюсь, подполковник, — с сожалением сказал Го.

Пилотам трудно дается мысль о том, что на свете существует что-то интереснее летающих машин.

* * *

Они вышли из ракеты. Го направил фонарь вверх. Над головами различался лепестковый створ, закрывающий шахту. Мощные сегменты давным-давно прогнулись под тяжестью обвалившихся пород. Когда-то этот стартовый колодец явно имел выход на поверхность. Но неведомый катаклизм его замуровал. Как, видимо, и все прочие выходы. Вселенная устроена так, что искусственные сооружения ей чужеродны. И по этой причине не могут существовать бесконечно. Особенно если переживают своих создателей.

— Грустно, — сказал Го.

— Друг мой! Когда становится грустно, следует идти дальше.

— Мудро.

Они вернулись на лестницу. Спустившись метров на пятьдесят, оказались в ангаре, где над головой нависали дюзы марсианского корабля.

— Ракета, обычная ракета. Работала на каком-то химическом горючем, — утешающим тоном сказал Григорий. — Наш «Одиссей» покруче будет.

— Да понимаю, — отозвался Го. — А быстро мы привыкли к тому, что находимся на другой планете.

— Нельзя же все время ахать да изумляться. Эй! Поберегись. Тут бездна. Этакой бодрящей глубины.

— А! Газоотводный канал?

— Нет ничего нового под солнцем. Между прочим, мы достигли второго яруса.

Второй ярус существенно отличался от первого. Поперечное сечение тоннелей имело форму не разрезанного овала, а геометрически правильных полуокружностей. Своды более обширных пустот опирались на ряды потрескавшихся круглых колонн. Рельсовые пути располагались на потолке. В ряде мест на них висели грузовые и пассажирские вагоны. Поперечные перегородки попадались реже, в большинстве своем были открыты, то есть утоплены в пол. Если же оказывались поднятыми, то легко обходились через боковые коридоры. Здесь марсиане, по-видимому, не слишком боялись разгерметизации. До самого своего исчезновения.

Значительная часть горизонтальной галереи, которую прошли Го и Григорий, состояла из повторяющихся сегментов длиной около полукилометра. Го назвал их «спальными отсеками». В этих пространствах между двумя перегородками от центрального тоннеля отходило множество боковых ниш, по виду представлявших собой индивидуальные квартиры.

Там без труда распознавались жилые комнаты с ложами для великанов, остатками больших размеров металлической мебели и массой мелких бытовых предметов из керамики, металла, стекла или каких-то композитов. Деревянные или пластмассовые вещи не попадались. То ли не выдержали испытания временем, то ли их не использовали вообще. Зато марсиане широко применяли натуральный камень. И не только в строительных целях. Имелись длинные ванны, бочки, огромные вазы и кувшины, вырезанные из цельных блоков, вдоль каменных перронов стояли каменные скамейки, а в стенах имелись вставки из цветного камня, образующие нечто вроде надписей.

Примерно в середине каждого «спального отсека» располагалась пара больших ответвлений, оканчивающихся тупиками. Эти помещения от пола до потолка занимали ряды стеллажей с плоскими каменными ящиками. При этом дно каждого верхнего ящика кроме роли дна играло еще и роль источника света для нижнего: как только на матовую поверхность попадал луч фонаря, там начинали тлеть желтые огоньки.

Ящики содержали россыпи легких, кирпичного цвета шариков величиной с вишневую косточку. Поверх слоя шариков различались иссохшие, распадающиеся от малейшего прикосновения остатки неведомых растений.

— Оранжерея, — с уверенностью определил Го. — Послушай, а почему нигде нет скелетов?

— Ни одного, — подтвердил Григорий. — Умели жить братцы-марсиане. Поэтому не помирали.

— Или помирали не здесь.

— Тогда давай искать.

— Лучше сразу на третьем ярусе.

— Идет.

* * *

Третий ярус тоннелей отличался от второго в еще большей степени, чем второй от первого. Проходы здесь были узкими, «спальные отсеки» отсутствовали, только изредка попадались отдельные «квартиры» с небольшими оранжереями. Зато в изобилии встречались обширные искусственные гроты. Видимо, они служили складами промышленного сырья и полуфабрикатов — в некоторых штабелями лежали огромные металлические чушки, в других громоздились кучи сыпучих материалов или пирамиды каменных блоков.

Сильное впечатление производило подземное марсианское водохранилище. Оно имело вид сферической пещеры диаметром не менее семидесяти-восьмидесяти метров. В верхней трети к ней радиально сбегалось несколько туннелей с остатками трубопроводов. На дне этой своеобразной цистерны еще сохранилась вода. Точнее, водяной лед, прикрытый слоем пыли и обвалившихся камней.

— Гри, да тут тысячи кубометров воды! И других запасов по кладовкам сохранилось немало.

— Да, эти марсиане могли бы еще жить да жить. Неужели все-таки вымерли?

— Тогда где же скелеты?

— А может, у них скелетов вообще не было. Так, медузами катались по тоннелям.

— Ну это ты хватил. У гиппобатрахия и всех прочих животных кости имелись, а у венца марсианской эволюции вдруг взяли да рассосались? Вспомни их дроволет, сиденья в вагонах, инструменты да мебель — все свидетельствует о том, что марсиане имели внушительные конечности, невозможные без костей. А портрет на воротах храма? Там же голова изображена. Какая ж голова без черепа? И потом, как медуза могла тесать камни? Что-то я не представлю.

— А хобот у слона видел? Вполне может держать не то что молоток, а целое бревно.

— Ладно, обсудим это позже, — сказал Го. — Взгляни-ка на свой счетчик Гейгера.

— Честно говоря, я все ждал, когда это произойдет.

— И вот оно произошло. Естественный фон радиации превышен в полтора раза. Давай искать источник.

Покинув водохранилище, они направились по одному из коридоров.

Впереди, насколько позволял судить свет фонарей, располагалась арка, за которой угадывалось обширное свободное пространство. И чем ближе оно становилось, тем больше оживали счетчики. Разница с фоном окружающих естественных пород заметно росла.

Коридор вывел их на кольцеобразный балкон, опоясывающий круглый зал со стенами из металлических панелей. Весь этот зал, вероятно, был высечен в единой монолитной скале. Внизу, за остатками высоких, под марсианский рост перилами, угадывалось пустое, заполненное тьмой пространство. В одном месте со свода свешивалось некое подъемное устройство, вроде кран-балки. А в нескольких метрах ниже обзорной площадки лучи фонарей высветили ровную, четко сегментированную поверхность. В каждом из сегментов торчали головки угольно-черных цилиндров, утопленных почти по самые шляпки.

— Эге-е, — нежно протянул Григорий. — Стерженьки-то… Чистый графит!

С этим утверждением Го спорить не стал. Вместо этого показал пальцем на противоположную стену зала.

— Там что-то поблескивает.

— Хорошее у тебя зрение. Как все узнаваемо! Должно быть, это окна зала управления.

— Зайдем?

— В основном уже все ясно. Ядерной энергетикой марсиане владели. Но мы — тоже. А времени… Время сейчас отсчитывают наши манометры. Следишь?

— Разумеется. А заданьице-то каково! Прелесть. Пойди туда, не знаю куда. Принеси то, не знаю что.

— И где же то, не знаю что?

— Да в четвертом ярусе, дружище. На третьем уровень развития примерно соответствует нашему двадцатому веку. Чую, можно найти массу полезных мелочей, каждая из которых способна сделать нас миллиардерами. Но — только и всего.

* * *

— Эй! Сколько у тебя кислорода?

— Не больше, чем у тебя. Пора подключать резервные баллоны.

Оба примолкли. Стало как-то зябко. Ноги гудели. Ныла спина. Фонарь светил тускло.

— Пройдем еще? — спросил Го.

Это означало нарушение строжайшего запрета. По инструкции переход на резервные баллоны требовал безусловного возвращения на базу. На «Спэрроу» то есть.

Оба сидели в месте, где под остатками кабелей на стене был выбит барельеф. Григорий взглянул на лик марсианского святого. Того самого, который впервые встретился на стальных воротах космодромного храма. В четвертом ярусе его изображения попадались весьма часто, через каждые три — четыре сотни шагов. И под каждым изображением неизменно находилась стрелка из хорошо отесанных и плотно подогнанных красных камней. Эти указующие знаки вели из коридора в коридор, из перехода в переход, они наверняка были важны для очень многих, если не для всех куда-то сгинувших марсиан. Следовательно, представляли интерес и для землян.

— Значит, так. Назад мы пойдем знакомой дорогой, везде есть люминесцентные метки. Останавливаться, рассматривать, размышлять да обсуждать ничего не будем, кое-где путь срежем и сократим. В общем, с учетом аварийного «НЗ» и за вычетом обратной дороги часа два у нас еще есть.

— Бросаем здесь все, без чего можно обойтись. Пустые баллоны, веревки, резак и тому подобное.

— Согласен. Включая те камешки, которые ты припрятал в карман.

— А миноискатель оставим? — хохотнул Го.

— И миноискатель. Нету мин, хоть тресни… Фонари включаем по очереди, пора экономить заряд. А потом — вперед. Думаю, часа полтора мы себе еще можем позволить. Или даже час и тридцать пять.

— Ну скажем, час плюс тридцать шесть и шесть. Нормальная температура человеческого тела. Не остывшего еще такого тела.

* * *

Часа и тридцати шести минут, впрочем, не понадобилось. Довольно скоро на пути оказался просторный тоннель с толстыми полуистлевшими пучками кабелей под сводом. Тоннель упирался в изогнутую стену из монолитного материала, внешне похожего и на камень, и на металл одновременно. Композит. Уже встречались признаки технологий, неизвестных землянам.

Вдоль стены шла галерея. Ее пол представлял собой частую решетку из слившихся белых прутьев, которые слегка пружинили под ногами. Справа и слева стена терялась во мраке. Стало ясно, что огибает она нешуточной ширины пространство. Потолок галереи не просматривался, поскольку металло-каменная масса имела выпуклость не только в горизонтальной плоскости, но еще и по вертикали. Она нависала над головами. По всей видимости, Го и Григорий обнаружили исполинский шар, вложенный в циклопическую пещеру. Причем щель между смежными поверхностями не превышала ста двадцати — ста тридцати сантиметров, что позволяло, раскинув руки, дотронуться как до бока шара, так и до его скального футляра.

Касался ли поразительный сфероид дна пещеры, либо опирался на какую-нибудь подставку, или же просто висел сам по себе (почему бы и нет?), разглядеть не удавалось, поскольку галерея опоясывала шар примерно по линии экватора.

— Забавно, — сказал Го. — Мы все-таки нашли то, не знаю что. Понятия не имею, для чего мог потребоваться такой шарище. И как его могли соорудить.

— У нас есть только час и двадцать девять минут.

— Надо бы потратить их с толком.

— Для этого нужна дверь.

— Должна быть. И не одна. Иначе зачем все эти стрелки на стенах? Нужно идти в противоположные стороны.

— Нет, подполковник, — сказал Го. — Ты только меня не презирай, но мы впервые столкнулись с чем-то, что понять не можем. Ну и… одним словом, стоит держаться вместе.

— Знаешь, мне тоже как-то не по себе. Как будто…

— Как будто душу сверлят?

— Во-во.

— Идем направо? Или вправо, как это будет правильнее по-русски?

— Без разницы. Что вправо, что направо. Ты вообще нормально бормочешь по-нашему. Хорошо, видать, учился.

Го усмехнулся.

— Постигал науку шпионскую.

Григорий хмыкнул, брызнул люминесцентной краской на стену и молча пошел вокруг шара.

Но обход ничего не дал. Потеряв много драгоценного времени, они вернулись к той самой метке на стене, от которой ушли. Но попутно обнаружили, что со всех сторон к круговой галерее сбегались тоннели, Го насчитал двенадцать. Однако в самом шаре какие-либо отверстия полностью отсутствовали, на протяжении всего периметра его поверхность оставалась однообразномонолитной.

— Фиаско, — пробормотал Го. — Вернуться за резаком?

Григорий постучал фонарем по боку шара. Ни трещинки, ни царапинки. Звук получился глухой.

— Мартышкин труд.

Фонарь вырвался из его руки, упал на решетку, подпрыгнул, отскочил на несколько метров влево. И повис в щели между прутьев. Не провалился.

— Так, чудеса пошли, — проворчал Григорий. — Магнитное поле?

Он отправился за пропажей. Наклонился, чтобы поднять, но почему-то так и замер.

— Ну и дела… Да вот же она!

Го прошел вперед и тоже увидел высокую прорезь. И не одну. Дальше, у закругления стены, находилась вторая, точно такая же. Го не остановился, прошел еще шагов двадцать пять. И наткнулся на третью.

— Это что-то невообразимое. Как мы могли их не заметить?

Григорий несколько секунд соображал.

— Наверное, потому, что огибали шар против хода часовой стрелки. Справа то есть. А нужно было идти по часовой. Налево.

— Мистика.

— Сейчас проверим. Давай, отойди за поворот. Если темноты не боишься.

— Боюсь, но отошел. Что дальше?

— А теперь возвращайся.

— Не может быть. Но это… как же?

— Повтори.

Го еще раз ушел и еще раз вернулся.

— Все правильно. Когда иду влево, двери появляются. Камень отворяется! А когда возвращаюсь вправо, они исчезают. Но дракон побери, зачем, как так получается, что это значит?

— Зачем? Это — чтобы народ шел в одном направлении. Без паники то есть. Я так думаю. А вот как получается, не спрашивай.

Григорий подобрал фонарь и осторожно просунул его в ближайшее отверстие-прорезь. Ничего не произошло. Слабый луч рассеялся в плотной тьме. Внутреннее пространство шара было огромным.

Они помолчали. Оба понимали, что вдвоем соваться в расступающийся камень неразумно. Вдруг все это чудо захлопнется? Хотя бы один из них обязан вернуться.

Го предложил бросить жребий. Григорий еще раз проделал свой опыт с фонарем. Потом сказал:

— Обойдемся без жребия. Пойду я. Как старший по званию.

— Злоупотребляешь. Китайцы не трусливее русских.

— Капитан Чжан. Обрати внимание: отдаю распоряжение в форме приказа.

— Угу.

— Выполнять!

Дисциплина, она и на Марсе дисциплина. Го нехотя приложил перчатку к шлему.

— Есть, подполковник. Служу России. Кто бы мог подумать…

* * *

…Раз, два, три, четыре, пять… Вышел зайчик погулять.

Григорий шагнул вперед и зажмурился. Когда он покинул белую решетку и прошел сквозь камень, что-то произошло. Неуловимое, никак не потревожившее ни зрения, ни слуха, ни осязания, оно случилось так легко и так малозаметно, что вполне могло оказаться плодом разыгравшегося воображения.

И все же…

Он стоял внутри огромного каменно-металлического шара, в шаге от входа, и тщательно анализировал ощущения. Вскоре пришла уверенность в том, что воздействие есть. Оно заключалось в том, что негативные эмоции улеглись. Исчезли страх, тревога и неуверенность, будто подействовала невесть откуда взявшаяся валерьянка. Остались спокойствие и предчувствие некоего важного и долгожданного события.

Григорий пытался понять, что произошло. Психотропное излучение? Если так, то аппаратура марсиан сохраняла работоспособность сотни тысяч лет. Или даже миллионы. Нет, такого не могло быть. Невозможно! Куда вероятнее, что шар создан не так уж и давно. И еще: психическая организация марсиан чрезвычайно, до странности сходна с человеческой…

Григорий медленно открыл глаза. Сначала он ничего не различал, кроме бледных контрольных цифр на внутренней поверхности шлема. Потом в темноте за стеклом оформились более плотные продолговатые тени. Кое-где тьма оказалась разреженной. Было похоже, что местами в ней располагались остатки осветительных устройств. Эти источники давно уже иссякли, они лишь отражали слабый световой поток, проникающий через вход.

Григорий приказал Го выключить фонарь. Немного помедлив, включил свой. Внимательно всматриваясь, провел лучом слева направо, затем сверху вниз.

Это был огромный зал, намного больший, чем казался снаружи. Даже не зал, а рукотворная пещера. Луч фонаря едва достигал свода. Там были заметны какие-то то ли шланги, то ли толстые кабели, то ли тонкие щупальца.

Снизу пространство ограничивалось амфитеатром из длинных скамей с высокими, скошенными спинками, разделенных проходами. Сиденья строились из расчета, конечно же, не на человека: их высота достигала примерно метра, что лишний раз подчеркивало немалый рост исчезнувших марсиан.

Насколько позволял видеть фонарь, справа и слева от прохода ряды скамей плавно изгибались. Скорее всего, зал в плане имел круглую форму, повторяя контуры шара, в котором располагался.

— Кинотеатр, что ли? — спросил Го. — Или стадион?

— Кому сказано не соваться?

— Я и не суюсь. Просто вижу на экране картинку с твоей камеры. А может, это парламент? Допустим, Всемарсианское собрание народных представителей. Слушай, давай-ка я зайду в здешнее собрание представителей. Почетно, знаешь ли.

— Подожди до возвращения в Пекин.

Григорий смотрел вниз по проходу, куда указывали тлеющие стрелы. Там, в центре зала, должно было находиться нечто, объясняющее причину, по которой здесь собирались сотни, если не тысячи марсиан.

— Ты за мной не суйся, — повторил Григорий. — И даже голову не вставляй.

Осторожными шагами он начал спускаться к центру амфитеатра.

Постепенно впереди сгущалась темная громада. Это был еще один шар, вложенный во внешнюю сферу по принципу русской матрешки.

Как ни странно, вложение оказалось менее сохранным, чем упаковка. Внутренний шар значительно пострадал то ли от времени, то ли от каких-то неизвестных процессов. Его бугристую поверхность покрывала сеть беспорядочных трещин. В глубине трещин и местах сколов радужно поблескивал зернистый наполнитель. Кое-где внешняя оболочка отслоилась и даже осыпалась плоскими шестигранными фрагментами.

Вокруг внутреннего шара стояли массивные гнутые колонны с конусообразными выростами на внутренних поверхностях. Все конусы тянулись в одном направлении, к центру внутреннего шара. Светлые у оснований, к остриям их шипы темнели и на кончиках приобретали вид обугленных.

— Электрическая дуга, — высказался Го, изнывавший на пороге тайны.

— Может быть, все может быть, — пробормотал Григорий. — Хотя, сдается мне, что электричество — это слишком уж просто для марсиан, братец ты мой землянин. Шут его знает, что за начинка у этих колонн. Тут нас явно обогнали. И не на одно столетие.

Он медленно огибал шар, стараясь заснять как можно больше деталей.

— О! Вот это попадание.

В одном месте свод наружной сферы обрушился. Пол амфитеатра был завален грудой обломков. Как раз напротив внешней дыры во внутреннем шаре зияла воронка внушительного диаметра.

Поднявшись по куче обломков, Григорий направил фонарь вглубь воронки. Свет отразился от какого-то спекшегося, частично расплавленного, но давно остывшего наполнителя. Понять, как он выглядел изначально, не представлялось возможным.

— Это не попадание, — сказал Го. — Внутренний взрыв. Размеры воронки больше пролома в потолке.

— Ну и что? Какой-то снаряд пробил потолок, а взорвался в шаре. Вот тебе и разница размеров.

— Потолок? Мы на четвертом ярусе, дружище. Ты не забыл, сколько метров отсюда до поверхности? Нет, Гри. Здесь произошел внутренний взрыв. То ли авария, то ли преднамеренно рванули.

— Зачем?

— Ну например, чтобы уничтожить установку. Или замести следы. Или то и другое, вместе взятое. Да мало ли.

— Замести следы? Ты полагаешь, марсиане куда-то переместились через внутренний шар?

— Или шары. Вряд ли этот был единственным. Почему нет? Амфитеатр годится не только для роли стадиона или парламента. Он вполне мог быть и залом ожидания. Последнего ожидания…

— Санхут Мерал, — вдруг произнес Григорий.

Каким-то не своим, очень низким голосом.

— Что такое санхут мерал?

— Санхут… чего? Впервые слышу.

— Но ты только что произнес эти два слова.

— Тебе померещилось. От гипоксии. Знаешь, и в самом деле, зал весьма похож на пункт эвакуации. Знать бы куда.

— Ага. И каким способом. И от чего. Слушай, кислород… Пора возвращаться.

— Погоди-ка. Тут для нас есть еще одна интереснинка.

Григорий топтался на куче обломков. С высоты луч охватывал большее пространство. И в одном месте за рядами скамей блеснуло отражение. Туда вел широкий радиальный проход. Прямо от разрушенного бока шара, между парой изогнутых колонн.

Осторожно приближаясь, он увидел выступающую из наружной сферы кабину с некогда прозрачными, но давно запылившимися круглыми окнами.

— Так, — сказал Го. — Пост управления.

Григорий смахнул толстый слой пыли, направил свет внутрь кабины и прижался шлемом к прозрачному материалу. Больше всего этот материал походил на проницаемый для взора камень, еще одно чудо марсиан, которые, по-видимому, умели создавать произвольные сочетания атомов в своих строительных материалах.

За слоем удивительного стеклокамня слабый луч все же позволил различить круглое помещение, некий пузырь пустоты в оболочке внешнего шара. Изнутри этот пузырь окольцовывала явная приборная стойка, на скошенной поверхности которой угадывались вырезы в форме то ли циферблатов, то ли небольших контрольных экранов. В самом центре этой кабины управления располагалось кресло с очень высокой спинкой.

Го шумно задышал в наушники, но ничего не сказал.

— Вот, — пробормотал Григорий. — Вот тебе, братец, и первый скелет. Явный и недвусмысленный.

Марсианин сидел, сцепив костяшки пальцев на месте, где когда-то был живот. Его удлиненная голова склонилась на грудь. Череп охватывал обруч из тусклого металла. От обруча вверх отходили тонкие, поблескивающие нити, соединяющиеся над головой и образующие что-то вроде верха круглой шапки.

— Неужели уйти не успел?

Григорий покачал головой.

— Он и не собирался. Остался, чтобы уничтожить установку. Ты правильно догадался.

— Трудно поверить, что тут не знали мин с часовым механизмом.

— Думаю, не хотели рисковать. Почему-то не доверили это дело технике.

— Так что же, перед нами — последний марсианский герой?

— Несомненно, — сказал Григорий, прикладывая перчатку к шлему. — Мир его праху. И если ты прав, то марсиане не просто ушли. Они от кого-то убегали.

— Нам тоже пора убегать. От удушья.

* * *

…Сердце бухало в голове. Бесконечные ступени закончились. Впереди показалась перегородка с рваной, пробитой взрывом дырой, за которой находился тоннель, алюминиевая лестница, выход на поверхность. Но еще предстояло подняться на плато, дойти до «Спэрроу». И припасть к шлангу…

— Не успеем, — выдохнул Го. — Вдвоем не успеем. Возьми мой баллон.

— Не валяй дурака. Они должны были догадаться. Кто-то наверняка уже топает нам навстречу.

— Один? По инструкции…

— Эдди давно уже послал эти инструкции… Давай-давай, конелягушка! Шевели опорами.

Десяток шагов, еще один. Короткий отдых, звон в ушах унимается. Это хорошо, в спокойном состоянии кислорода еще хватает… Раз, два, четыре… восемнадцать.

Рваная дыра в перегородке. Перед ней — фигура в скафандре. Лежит. Рядом валяются спасительные голубые цилиндры.

Трясущимися пальцами открыть на груди коробку. Пустой баллон — прочь. Свежий вставляем. Дезинфицирующий тампон. Штуцер, игла, прокол… плотно скрутить резьбовое соединение. Руки сами совершают отработанные движения. Не забыть крышку…

Во всем теле — ноющая слабость. Колени подогнулись. Григорий тяжело уселся на плиты, прислонившись спиной к перегородке. Прохладная струя ударила в нос. Сознание понемногу прояснилось.

— Это Венсан, — сказал Го.

— Вижу. Что с ним?

Го пробежался по кнопкам внешнего контроля.

— Температура, пульс, дыхание… Грубых отклонений нет. Похоже, парень в глубоком обмороке.

Го не без труда поднялся на четвереньки. Потом встал на колени и быстро ощупал скафандр француза.

— Во, — удивленно сказал он. — Наглотался наш француз. Смотри, пластырь.

Левый рукав Венсана украшала толстая, наспех прилепленная заплата. Григорий посмотрел на рваные края, обрамляющие дыру в стальной перегородке.

— Понятно, — сказал он. — Парень спешил, поэтому и напоролся, зацепил перегородку. Проверь давление в скафандре.

— Уже проверил. Нормальное. Он успел. Не зря нас гоняли на полигоне.

— Ну что ж, давай. Теперь наш черед спасать спасателя.

Григорий пролез в дыру. Силач Го осторожно, как куклу, подал ему Венсана. Потом они подхватили его с боков и потащили по тоннелю. У лестницы остановились.

— Плохо. Наверху буря.

Из пролома в потолке текли сухие струйки. Нижняя часть лесенки утонула в большой куче. Бессознательного Венсана обвязали веревкой и подняли наверх.

А наверху дул нешуточный ветер. Небо еще больше порыжело. По руслу Ниргала гуляли вихри. В щель между берегом и отколовшейся скалой надуло много песка, и, по-видимому, произошел обвал.

Неожиданно Венсан чихнул.

— Ага, приходит в себя, — сказал Го.

— Надо ввести антибиотики.

Го набрал нужную комбинацию цифр на пульте внешнего контроля. В дыхательную смесь скафандра поступила доза аэрозоля. Венсан закашлялся и что-то пробормотал.

— Повтори.

— Задание. Срочное. Нужно принести…

— Что принести?

— Образцы. Обязательно. Во что бы то ни стало.

— Какие еще образцы?

— Покрытие. Пленку со стен.

— Это еще зачем?

— Не знаю. Просьба… Звездного городка. Приказ Хьюстона.

Го и Григорий повернулись друг к другу. Потом посмотрели на дыру в крыше тоннеля.

— Скоро совсем занесет, — сказал Го. — И темнеет быстро. Стоит ли эта пленка…

— Приказ, — ответил Григорий.

— Ладно, пойду я. Ты уже рисковал. Там, в шаре.

— Нет, голубчик. У тебя больше сил чтобы дотащить Венсана до марсохода. Если чего… А во-вторых, эта пленка потребна Звездному городку. России то есть. Значит, и добывать ее должен я. Надеюсь, она действительно важна. Иначе…

— Иначе что?

— Иначе в Москве кому-нибудь харизму набью, — твердо пообещал Григорий.

И прыгнул в дыру.

— Утопист, — по-русски сказал Го. — Все русские — утописты.

И принялся за истинно китайское дело, — отгребать песок во время бури. Благо, что лопаты так и торчали рядом с ямой.

Венсан ничего не сказал. Ему было плохо. От всех этих дел.

* * *

Григорий по-кошачьи приземлился на четыре лапы. Встал, прислушался к шороху песка, сыплющегося на шлем. Куча на полу тоннеля заметно выросла, поднялась и уже поглотила нижнюю ступеньку лестницы. Скоро эта лесенка сделается вообще ненужной. Скоро вообще отверстие в потолке скроется. А вот люди попадут сюда в следующий раз очень не скоро. Если вообще попадут, — с холодком подумал он. Несмотря на то что не счесть алмазов в каменных пещерах…

Да нет, не может быть. Земляне сюда еще вернутся. Даже на «Одиссее» есть еще и «Спэрроу-3», и «Спэрроу-4». Люди обязательно должны вернуться. Если не помешает что-нибудь совсем уж страшное.

Темнота в тоннеле действовала угнетающе. Да и одиночество не веселило. Но дело есть дело, а приказ есть приказ. Подполковник Г. М. Шустов (семнадцать лет небезупречной службы) сошел с песчаной кучи, включил едва тлеющий фонарь и принялся осматриваться.

Раньше ему казалось, что пленка, которую требовалось добыть, вездесуща, покрывает все стены подземелий. В действительности все оказалось не совсем так. В той части тоннеля, где он находился, покрытие обуглилось. На внутренней поверхности тюбингов под слоем пыли просматривались явственные следы копоти. Когда-то в транспортном тоннеле под Ниргалом что-то славно полыхало. Оттого стальная перегородка и закрылась, изолируя пожар.

Опять пришлось пролезать в дыру с рваными краями. Но там, за перегородкой, стенное покрытие имелось. Григорий выбрал частично отслоившийся лоскут на уровне груди и попробовал его оторвать. Не получилось. Материал оказался и прочным, и упругим. Даже нож его брал трудно, лезвие резало со скрипом, слышимым даже в разреженной атмосфере. Будто в неподатливой пленке попадались кристаллические крупицы.

Кое-как отрезанные куски Григорий спрятал в «кенгурятник» — большой синий карман на животе скафандра. Застегнул клапан, бросил прощальный взгляд на подземелье тайн, с удовольствием глотнул свежего воздуха, подаренного чуть не задохнувшимся Венсаном, после чего поспешил в обратный путь. Молясь про себя, чтобы тот не оказался последним.

Подъем из тоннеля потребовал огромного напряжения. Сверху падали, текли струи песка. Они давили на шлем, плечи, баллоны за спиной. Ощупью, цепляясь за ступени, Григорий одновременными усилиями рук и ног едва заставлял себя подниматься. На уровне потолка песчаные потоки имели еще и вращательное движение. Они швыряли и трепали, стараясь оторвать от уже изрядно согнувшейся лестницы. Здесь сил хватало лишь на то, чтобы не свалиться. Григорий успел ощутить острую вспышку испуга. Но тут его голову заметил Го.

— Нет, явный утопист, — сказал он.

* * *

Венсан все еще был слаб. Поддерживая его с двух сторон, они поймали болтающийся конец веревки. Потом долго карабкались по склону метеоритной впадины. А поднявшись, едва не свалились, настолько сильным оказался ветер на плато. Но зато наверху заработала связь. И со «Спэрроу», и с «Одиссеем».

— Наконец-то, — с большим облегчением сказал Эдвин. — Сумасшедшие! Почему так долго бродили, все ли в порядке?

Григорий не стал вдаваться в подробности.

— Более-менее, — отдышавшись, ответил он.

— Венсан с вами?

— Прихватили на всякий случай.

— Что значит — прихватили?

— Он порвал скафандр.

— О, черт. Пластырь налепить успели?

— Он сам и налепил.

— В сознании?

— Да. Только еще… под впечатлением.

— А, хорошо. ДВ разберется. Поторапливайтесь, иначе не взлетим. «Спэрроу» видите?

— Нет. Очень пыльно.

— Включаю прожектор.

— Не вижу.

— Меняю цвет.

— Без толку.

— Тогда держите курс по радиопеленгу.

— Понял, беру пеленг.

— Образец добыли? — строго спросил Клаус с орбиты.

— Ладно, успокойся.

— Так что мне доложить, есть образец?

— Есть, есть. У нас много чего есть. Отныне мы — главное достояние человечества. Такое повидали… Готовьте оркестр, шампанское, ордена. И всякое такое прочее. Официанток в белых фартучках. Знаешь, в ажурных таких чулочках. Предпочитаю рыженьких.

— Карантин вам вместо оркестра. ДВ уже приступил к подготовке. А до ближайшей официантки девяносто шесть миллионов километров, если забыл.

Григорий вздохнул очень горестно.

— Всю мечту дезинфицировал.

* * *

Марсоход вынырнул из песчаной мути только в каких-то пятнадцати метрах от «Спэрроу». Его правые колеса подбросило на ухабе, они повисли и долго не опускались под напором бури.

Го резко крутанул руль и тем самым избежал опрокидывания. Потом подогнал машину вплотную к шлюзу, осталась каких-то пара шагов, но Венсану они дались трудно. Шатаясь от порывов ветра, он вцепился в ограждение лесенки, несколько секунд стоял неподвижно, потом медленно поднялся по четырем ступеням. Наверху, перед дверью, его пришлось поддерживать, чтобы не упал.

— Шлюзуйтесь все вместе, — зло приказал Эдвин. — Нам нужно было взлететь еще три часа назад! Первопроходцы…

Кое-как поместившись в тесной, рассчитанной на одного человека камере, они закрыли наружный люк. Вспыхнул ультрафиолет, сверху брызнули струи асептика. Но не прошло и пары минут, как Эдди все это отключил. Продул, подсушил их азотом, велел выходить. Тут же открылась внутренняя дверь, а с потолка возмущенно замигал сигнал грубого нарушения режима.

В следующем отсеке Го озадаченно постучал по крышке дезинфекционной ванны. Спросил, как же они втроем туда влезут.

— Никак. Процедура отменяется. Поднимайтесь прямо в скафандрах, чиститься будем уже на «Одиссее». Если доберемся, конечно… Исследователи!

В центральном отсеке все невольно задержались. Посадочная ступень модуля успела сделаться немножко домом, в котором можно было отдыхать и дружески общаться, позабыв о холодном, удушающем мире снаружи. И вот предстояло бросить, оставить на враждебном Марсе кусочек Земли, обжитое пространство. Оно покидалось навсегда, вероятность возвращения практически равнялась нулю. И уж совсем точно — они больше никогда не встретятся здесь в нынешнем составе. Жизнь умеет разбрасывать людей. Собирать умеет смерть.

Го прочувствованно вздохнул.

— Неплохое было времечко.

— Братцы, а вот мне плохо, — сказал Венсан. — Давайте подниматься.

— Да, хватит ностальгировать, — поторопил безжалостный Эдвин. — Романтики!

* * *

Кабина «Спэрроу», рассчитанная на троих, должна была принять четвертого. Венсана, как «ограниченно боеспособного», уложили за спинками кресел прямо на пол и привязали ремнями за более-менее подходящие части оборудования.

— Все, — сказал Эдвин, — стартуем без отсчета.

И включил зажигание.

— Эй! — крикнул Григорий. — Ты забыл отстыковаться от нижней ступени!

— Я не забыл. Пусть сначала двигатели наберут тягу. Иначе порыв ветра может припечатать нас к какой-нибудь скале.

— А, разумно.

— Если не взорвемся, — пробормотал Венсан из-за кресел. — От перегрева нижних баков.

— Это может быть, — процедил Эдвин. — Пионеры подземелий…

Через нижние объективы прекрасно различались струи выхлопа, бьющие прямо в крышу посадочной ступени. В опасной близости от шарообразных резервуаров с остатками топлива. Всяк автомобилист знает, что чем меньше в баке бензина, тем больше в баке паров… Обнадеживало то, что в атмосфере Марса кислорода практически нет. Тревожило, что резервуары топлива и окислителя расположены рядом. Это, по-видимому, и погубило «Калифорнию».

— Да хватит же, — сказал Го. — Тяга — шестьдесят процентов максимума!

Эдвин скосил глаза на приборную доску и промолчал.

Через занудно долгие секунды снаружи послышались негромкие хлопки. Фиксаторы отвалились, сделав посадочную ступень похожей на неведомое членистоногое, жадно раскрывшее клешни. Взлетный модуль медленно из них выскользнул, пошел вверх. Сразу, как и опасался Эдвин, ветер начал сносить его вбок, а потом швырнул вниз. «Спэрроу» ударился одной из опор о какой-то пригорок, опасно накренился. Но двигатели взревели наконец в полную силу. Эдвин выровнял аппарат, негостеприимный Марс уже начал отдаляться. И тут внизу полыхнула оранжевая вспышка. Модуль резко подбросило, а потом понесло в сторону.

— Слушайте, да что ж это такое? Мы вновь теряем высоту! В чем дело?

— Эдди, проблемы с двигателем номер три.

— Что конкретно?

— Поворотную дюзу заклинило под углом. Похоже, мы поймали осколок. Эта дюза может подпалить нам брюхо. Помните судьбу «Челленджера»?

— Отключаю двигатель.

— А мы взлетим на трех моторах вместо четырех? С четырьмя вместо трех?

— Не знаю.

— Черт! Да куда ж нас тянет? Неужели в Дестини?

— Прямиком, — сказал Эдвин. — Не могу уравновесить тягу.

— Опять? Послушай, Эдди, зря ты выбрал такое название. Может, другое придумаем?

— Не сейчас!

Из-за отключения третьего двигателя «Спэрроу» все время норовил завалиться набок и под напором ветра смещался к очень знакомому каньону. Когда Эдвин менял углы наклона действующих дюз, пытаясь компенсировать крен, вертикальная тяга падала, модуль начинал терять высоту. Совершая нелепые скачки в нескольких сотнях метров над плато, он безвозвратно терял горючее. Эдвин превзошел себя, достигнув полутора километров. Но на этой высоте встретилась зона сильной турбулентности. «Спэрроу» беспомощно закувыркался и ухнул вниз.

— Бесполезно. Не выберемся! — крикнул Григорий. — Требуется иное решение. Сажай!

— А дальше?

— Поменяем такси.

— Это возможно?

— Шансы есть.

Эдвин мельком глянул на показание датчика горючего и кивнул.

Он перевел модуль в горизонтальный полет таким образом, что поврежденный двигатель оказался сверху. Головы экипажа при этом оказались внизу, Венсан вообще повис на временном потолке, зато управляемость заметно улучшилась.

В каньоне ветер несколько стих. По бокам замелькали стены очень знакомого каньона. Справа — кратер. Слева по курсу — огромная выемка, оставленная метеоритом. Не долетая осыпи, Эдвин резко задрал нос машины. Взвыли и замолкли двигатели. «Спэрроу-2» все быстрее начал оседать, ударился опорами о дно Дестини, не удержался, упал на бок и покатился. Послышался треск сминаемого металла, глухой удар, еще удар, потом стало тише.

Они упали всего в трехстах метрах от «Спэрроу-1».

— Надеюсь, люк не слишком перекосило, — довольно хриплым голосом сказал Григорий. — С благополучным возвращеньицем, земляне.

Разжав онемевшие пальцы, Эдвин оттолкнул от себя ручку управления. В какой-то трещине свистел убегающий воздух. Из разорванной трубки капала жидкость. На потолке ворочался связанный капитан Дассо. Оттуда он сообщил, что не считает возвращение благополучным.

На аварийной волне бубнил Клаус. Его голос глушили трески да шорохи. Можно было и догадаться, что на «Одиссее» здорово испуганы. И с чего бы?

* * *

Посадочную ступень первого «воробья» по крышу занесло песком, траншея обвалилась, входы в шлюзовые камеры стали совершенно недоступными. Но второй этаж, взлетный модуль, имел полный запас горючего, его верхний люк действовал. Беда заключалась только в том, что несчастная птичка полностью израсходовала электроэнергию, без которой даже топливные насосы не запустишь. Можно было вновь активировать «ТОПАЗ», но это требовало слишком большого времени. Поэтому проблему решили иначе.

В каньоне буря ощущалась все еще слабее, чем на плато. Эдвин с Григорием протянули кабель от покалеченного «Спэрроу-2», аккумуляторы которого имели хороший заряд, к помятому «Спэрроу-1». А вот потом пришлось повозиться, разгребая завал вокруг взлетного модуля. Го, имевший солидную инженерную подготовку, в это время сидел внутри, проводил проверку и настройку приборов. Венсан пытался помогать, но толку от него было немного.

Стемнело. По Дестини чередой шли рыжие вихри. С плоскогорья ветер сдувал массу пыли и песка. Выше по небу летели облака мелких частиц. Сквозь эту завесу едва различалось слабое пятно Фобоса. Через внешние микрофоны слышались шорохи, стоны, свист, завывания, будто все усопшие марсиане вышли жаловаться. В общем, пейзаж навевал пессимизм. Очень не хотелось остаться здесь на длительное время. По примеру гиппобатрахия.

— Неужели получится? — бормотал Григорий, откапывая внешний топливный бак. При этом половина того, что он поднимал на лопате, тут же сдувалась.

— Что ты сказал?

— Я говорю, все у нас получится.

Эдвин расправил немеющую спину и прислонился к закопченной, помятой, исцарапанной обшивке «Спэрроу».

— У тебя живот раздуло.

Григорий заботливо себя ощупал.

— Обижаешь, полковник. Это не живот. Это «кенгурятник». Я туда марсианские обои запихал. Имей в виду, если что.

Эдвин вздохнул.

— А некому будет иметь в виду. Если что. Мы все в одной лодке, Гриша. Ин ван боут. Такой вот Перл-Харбор.

— Эдвин! Ты, конечно, не Гудвин, но все получится. Не хандри. Я еще рассчитываю побывать в гостях на твоем Средне-Диком Западе. Так что давай, копай, полковник. Не отлынивай… сэр.

* * *

После взрыва в районе каньона «Одиссей» трижды прошел над Дестини.

Видимость внизу была отвратительной. И продолжала ухудшаться. Уже и сам каньон, и все русло Ниргала скрылись под пыльной пеленой. Трение бесчисленных частиц наэлектризовало атмосферу, радиолокатор ослеп, радиоприемники разрывало от тресков, Клаус охрип от безответных призывов.

Горизонт бури неуклонно повышался, один за другим поглощая все более крупные кратерные горы. Некоторое время они еще угадывались по завихрениям с подветренной стороны, но потом исчезали, как будто стирались с планеты чудовищным ластиком. Земля строжайше запретила сажать третий «Спэрроу». Найти первые два в сложившихся условиях было совершенно нереально, а вот разбиться — полная гарантия. Между тем на борту «Одиссея» оставался последний профессиональный пилот, майор Кинкель. И что бы ни случилось, ему предстояло привести корабль домой.

— Используйте ИК-методы поиска, — единственное, что мог посоветовать Хьюстон.

Но что делать, если поиск даст результаты, никто не знал.

— Сначала найдите, — здравомысленно изрек Пристли. — Дальше будет видно.

— Если будет видно, — проворчал Доктор-Виктор.

Большой Джо долго возился с настройкой инфракрасного телескопа, перенацелив его с дальних звезд на очень близкий Марс. Где-то там, под лавинами летящего песка, оставалась ровно половина экипажа ММК. Возможность увидеть что-либо оптическими приборами отсутствовала начисто. Радар по-прежнему зашкаливало. Но теоретически оставались шансы засечь людей по разнице температур. И эти шансы со временем увеличивались, поскольку поднявшаяся в атмосферу пыль перехватывала солнечные лучи. Поверхность планеты при этом остывала, что повышало температурный градиент между теплым человеческим телом и безжизненной марсианской средой. Следовательно, увеличивалась вероятность обнаружения.

— Есть, — сказал БД на четвертом витке. — Я их засек.

— Наконец-то. Где?

— Там же, в каньоне. Возятся вокруг первого воробья.

— Все на месте?

— Двое видны четко, они снаружи. Эти шевелятся. Еще двое внутри теплой капсулы, поэтому видны хуже. Малоподвижны.

— Ранены?

— Не знаю. Могу сказать только, что если и умерли, то пока не остыли.

— Да, ободряет. А где второй модуль?

— Да там же, в Дестини. Рядом с первым.

— Как он мог попасть в каньон? Его что, сдуло? — возмутился Клаус. — Это практически невозможно.

— Тем не менее он там.

— Зачем это? — спросил доктор Очоа.

Клаус пожал плечами.

— По какой-то причине они не смогли взлететь во втором модуле. Пытаются реанимировать первый.

— Это возможно? Старичок еще на что-то годится, этот наш «Спэрроу-1»?

— Будем надеяться.

«Одиссей» тем временем пересек линию терминатора, ушел в ночь. Некоторое время слева и позади светились четыре высочайших вулкана области Тарсис. Потом все скрыла тьма.

— Господи, пошли им горючего, — сказал Дэвид.

* * *

Под прозрачным носом «Одиссея» проплыли марсианская ночь и день. Потом — еще раз. Затем, когда над каньоном Дестини забрезжило мутное утро, инфракрасный телескоп засек вспышку пламени.

— Эй! Они стартуют! — крикнул БД.

Через несколько секунд:

— Двигатели работают устойчиво. Они поднимаются!

Из-за восточного края огромного сумрачного диска показалось солнце. Резкий свет заиграл на стеклах кабины, заставляя щуриться. Обычно невозмутимый Виктор Ингрэм начал тереть веки и отчаянно засопел незажженной трубкой.

— Что, британец, проняло? — нервно хохотнул Дэвид.

— Тихо ты! — зашипел Клаус. Ему вдруг показалось, что неуместные шуточки могут чему-то повредить.

Яркий серп освещенной атмосферы на востоке ширился. Однако прямо под кораблем все еще была ночь. Впереди по курсу во мгле зажглась видимая невооруженным глазом искорка. Но вскоре она ослабла, померкла. Взлетная ступень «Спэрроу» теряла высоту.

— Да что ж такое! Они опять падают! Почему?

Заработал канал телеметрии. Большой Джо одним взглядом оценил информацию.

— Двигатели «Спэрроу» работают устойчиво. Видимо, модуль барахтается в «бритвенном слое».

— Да, похоже, — согласился Клаус, досадуя на то, что сам не вспомнил одной важной особенности марсианских бурь.

Во время глобального ненастья в атмосферу Марса поднимаются миллиарды тонн песка и пыли. Верхняя граница пылевых облаков достигает уровня пятнадцати километров от поверхности. Но распределение плотности потока по высоте крайне неравномерно. Основная масса частиц переносится в очень узкой полосе. В этом слое песок движется со скоростью свыше трехсот километров в час и представляет собой страшной силы абразивную струю, которая может не только сбить с курса летательный аппарат, но способна его перевернуть и даже разрушить обшивку. Именно эта струя получила название «бритвенного слоя». Полет сквозь него означал высокую степень риска и требовал от пилота огромного мастерства.

— Поток не должен быть чересчур свирепым, — не слишком уверенным голосом сказал БД. — Буря еще не достигла пика.

— Будем надеяться, — повторил Клаус. — Но и сейчас им мало не покажется.

Двигаясь навстречу восходу, «Одиссей» постепенно выходил из ночной зоны. Глазом уже невозможно было разглядеть огонь реактивных струй внизу. Но оставались приборы.

— Справа — радарное отражение.

Клаус в роли командира корабля сработал как часы. Он был в своей стихии.

— Стоп вращение. Приготовиться к орбитальному маневру. Оптический телескоп — право на борт. Курсовой угол — сорок восемь.

— Есть сорок восемь. Я их вижу, — сказал БД. — Даю картинку.

— Майн гот! Ну им и досталось…

При большом увеличении «Спэрроу» выглядел ужасно. Из него торчали обломки антенн и кронштейнов. Внешние баки потеряли форму и напоминали смятые груши. Какой-то из них явно тек, оставляя за модулем струю замерзающих газов. Один бок модуля необычно блестел, будто прочищенный наждаком, — это был явный след воздействия «бритвенного слоя». Беспорядочно вращаясь, аппарат летел очень низко, километрах в двадцати от верхней границы облаков. Странное впечатление производила совковая лопата, намертво прикрученная к опоре обычной проволокой. Видимо, экипаж настолько сроднился с этим инструментом, что не рискнул выходить без него даже в открытый космос.

Наконец заработало радио. Очень коротко Эдвин сообщил, что подняться к «Одиссею» не сможет.

— Горючего нет, орбита неустойчива, электроэнергия почти на нуле. Вам предстоит нас поймать.

— Сделаем на следующем витке, — ответил Клаус. — Не грустите.

— Какая там грусть! Сейчас завалимся спать. Третьи сутки в скафандре. Все, отключаемся. Эконо…

Приемник вновь заполонили звучные марсианские трески. Там, внизу, продолжала набирать силу бурная марсианская непогода.

— Они вырвались, — сообщил Клаус. — Хотя это есть неправильно.

* * *

Чуть больше часа длился один облет Марса. Еще около сорока минут добавились из-за того, что «Спэрроу» летел в попутном направлении. За это время «Одиссей» трижды включал двигатели маневра, изменил высоту, скорость, и развернулся кормой вперед. Вокруг антирадиационной плиты появилось слабое свечение: на очень низкой орбите корабль ощутимо «цеплял» атмосферу. Но Клаус выполнил все безукоризненно. Когда капсула приблизилась, оказалось, что отклонения по курсу нет, а разница в высоте составила всего несколько метров. Такое качество работы произвело впечатление даже на ДВ.

— Да, тевтон, — крякнул британец. — Аллес гут.

— Нот ту бед, — небрежно обронил тевтон. — Но это были цветочки. Ягодки только начинаются.

Огромный «Одиссей» подходил к «Спэрроу» хвостом, так как стыковочные узлы находились на тыльной поверхности blin'a. При этом прозрачная часть его крыши, окно пилотской кабины, смотрела в противоположную сторону. Предстояла очень тонкая работа — стыковка без прямого визуального контроля. Лучше всего с такой задачей мог справиться бортовой компьютер, и Клаус не стал рисковать.

— Автоматический режим!

— Вас понял, — отозвался Эдвин. — Автоматический режим.

Для небольшого, маневренного «Спэрроу» вся эта операция не представляла почти никакой сложности. Если бы на модуле оставалось хоть немного горючего. Однако баки совершенно высохли. Поэтому приходилось пассивно наблюдать, как в иллюминаторе вырастают черные маршевые дюзы и показавшаяся устрашающе огромной антирадиационная плита «Одиссея». Однако все шло до странности хорошо. После передряг и неожиданностей при старте такое развитие событий настораживало, Клаус беспокоился.

— Точно пройдете мимо плиты?

— Пройдем, пройдем, — успокоил Эдвин.

Сбоку уже проплывал шарообразный корпус уранового котла. Потом миновали и сам антирадиационный «воротник». До его края оставалось никак не меньше шести метров.

— Там что-то есть, — вдруг сказал Го. — На плите.

Эдвин прижался шлемом к боковому иллюминатору.

— Не вижу.

— Присмотрись. Поверхность как бы смазана.

«Спэрроу» в это время миновал обод диска.

— На передней поверхности плиты? — спросил Эдвин.

— Да.

— Что там такое? — заинтересовался Клаус.

— Вы нас видите на экране?

— Разумеется. Непрерывно наблюдаем.

— Поверни камеру чуть влево. Так, чтобы объектив захватил край «воротника».

— Сделано. И что мы должны увидеть? Стоп. Так. О! Погоди, сейчас дам увеличение… Вроде преломление лучей меняется. Это похоже… Там что-то прозрачное. Как будто большая капля воды.

— В вакууме?

— Конечно, вряд ли это вода. Просто похоже. О! Ты знаешь, а она высыхает, ваша капля. И очень быстро. Все, больше ничего там нет.

— Да бросьте, — сказал Григорий. — У вас просто глаза слезятся. От переутомления.

— А у телекамеры? Тоже переутомление?

— Ладно, — сказал Клаус. — Потом разберемся. Эдвин! Вы подходите к стыковочному узлу госпитального отсека. Готовьтесь к выходу, марсопокорители. Предупреждаю, к вам рвется уйма репортеров.

— Венсан как? — спросил ДВ.

Эдвин оглянулся.

— Да как обычно.

— То есть, без сознания?

— Ну так сказать нельзя. Немного в сознании. Только все время бормочет про лишайники.

— Про что?

— Про лишайники. Представляешь, они симбионты. Состоят из каких-то сухопутных водорослей и… грибов, кажется. Ты об этом знал?

— Очень любопытно, — уклонился ДВ, прокручивая в уме диагнозы. — Лишайники, значит.

— Вылечить можно?

— Да, и по-быстрому.

* * *

По-быстрому не получилось.

Сначала у Венсана обнаружились только следы небольших кровоизлияний в слизистой оболочке носа, сетчатке глаз и в подкожном жировом слое. Плюс воспаление трахеи и бронхов. Все это являлось результатом кратковременной разгерметизации скафандра. Медицинские светила на Земле отнеслись к ситуации достаточно спокойно, прописали необходимое лечение, которое уже через несколько часов привело к заметному улучшению. Венсан оживился, с аппетитом поужинал, спокойно уснул. Ему приснилось лето, солнечная долина в окрестностях старинного города Кагор, ручьи и виноградники. И лишайники.

Еще приснился Григорий, который держал в руках бутылку, а в крепких зубах — пробку, а также maman, которая, вопреки обыкновению, почему-то не ссорилась со своей невесткой. Где-то в отдалении слышались крики детей. Чирикали птицы. И все кругом было так хорошо, как не бывает. Вот только очень хотелось пить, а Григорий все не выпускал из рук запотевшую бутылку. Венсан тянул к нему свой стакан, но русский сфинкс оставался совершенно неподвижным. Лишь улыбался застывшей, загадочной улыбкой. С пробкой в зубах.

К утру у Венсана резко повысилась температура, вновь проявились признаки бреда. По поводу все тех же лишайников.

— Похоже на нейроинфекцию, — сказал ДВ.

Земля с ним согласилась. Потом начались сложности. Самые тщательные обследования долго не могли выявить возбудителя. Никаких паразитических простейших, бактерий или вирусов в организме бедняги не нашли. А состояние продолжало ухудшаться, временами Венсан терял сознание. Самые сильные антибиотики давали очень недолгий эффект. Земля порекомендовала провести плазмаферез, то есть полную замену жидкой части крови. Но и эта процедура ощутимой пользы не принесла. Между тем похожие симптомы появились еще у Эдвина, затем и у остальных членов «марсианской партии». Симптоматика была выражена слабее, но это говорило лишь о том, что неизвестное заболевание имело инкубационный период. «Одиссей» превратился в зачумленный корабль. На его борту все-таки вспыхнула неведомая эпидемия. Впервые человек заразился инопланетной инфекцией.

— Следует поискать прионы, — передал Хьюстон.

— Это еще что? — спросил Большой Джо.

— А, протеины инфекционные. Способны переводить нормальные белки в нерабочую форму.

— Сильно опасные?

— Да уж, не хотелось бы найти, — ответил ДВ. — Но будет лучше, если найду. По крайней мере, это будет что-то земное.

* * *

Большой Джо чувствовал себя не в своей тарелке, когда не мог принять участия в общем деле. Для исцеления Венсана весь его инженерный опыт ничего не значил. Выполняя обязанности дежурного по кораблю, БД сидел в кресле пилота, вдыхал запахи морского ароматизатора, обозревал внешнее пространство и не знал чем заняться, поскольку и в показаниях приборов, и во внешнем пространстве что-либо достойное внимания отсутствовало. «Одиссей» пребывал в отменном состоянии. С экранов сияли неподвижные звезды, а над головой висел мутный Марс, объятый бурей. Доктор-Виктор охотился на зловещих прионов, Клаус спал, а Дэвид проводил химический анализ покрытия, снятого со стены марсианского тоннеля. Все остальные члены экипажа отбывали срок в карантинном блоке.

Джо рассеянно пробежался по музыкальным файлам, наткнулся на выделенного Брамса. Послушал. Понял, что БД и ДВ очень разные представители единой культурной традиции, благослови Господь всю ее толерантность… Стал искать нью-орлеанский джаз, но случайно наткнулся на видеозапись стыковки «Спэрроу».

— Ну ну, — пробормотал он. — И что же за клякса нас посетила?

Ролик снимался камерой стыковочного узла. То есть с тыльной стороны blin'a. На экране открылся вид кормовой части «Одиссея». Из-за антирадиационной плиты выплывал помятый «Спэрроу». Слышались переговоры как внутри модуля, так и внешние, между Эдвином и Клаусом. Вскоре объектив чуть повернулся и сфокусировался на поверхности плиты. Очень повезло с освещением, оно было двойным — сверху падал луч прожектора, а сбоку светило далекое, но яркое солнце.

Эти пересекающиеся потоки давали возможность различить овальной формы прозрачный артефакт, заметный из-за некоторого искривления линий обшивки. Еще благодаря боковому свету он отбрасывал очень слабую тень, подобную той, которую может дать огромная капля очень чистой воды. Его размеры (153 на 128 см) легко определялись, поскольку объект, как на координатной сетке, распластался по стыкам листов титана, расстояние между которыми было известно. Степень искажения линий позволила оценить толщину, достигавшую примерно четверти метра в центре и убывающую к периферии. В общем, штука напоминала линзу для средних размеров телескопа. Специалисты NASA после многочасовых прений высказали предположение, что образовалась она из воды. Откуда взялась вода? Да из выхлопа маневровых дюз, которые трижды включались для коррекции орбиты. Вспомогательные двигатели «Одиссея» работают на экологически чистом кислород-водородном топливе. Сгорая, эта смесь дает искомую воду. Вода конденсируется на холодной металлической поверхности и превращается в очень чистый лед. А лед в вакууме может испаряться, минуя жидкую фазу. То есть сублимироваться. Что и произошло, когда артефакт очутился под солнечными лучами.

Объяснение выглядело логичным. Во всяком случае имело право на жизнь. Но БД упрямо покачал головой.

Оставалось загадкой, почему выхлоп осел неравномерно, только на одной, отдельно взятой части антирадиационной плиты. Да и воды там скопилось никак не меньше барреля. Много, слишком много для естественных процессов.

12 МЕДНЫЕ ТРУБЫ, ОГОНЬ И ВОДА

Над всем Северным полушарием нашей планеты висели пугающей красоты серебристые облака. После боя с метеоритами в верхних слоях атмосферы оставалось очень много мелкой пыли, отражающей свет. Из-за этого на огромных территориях ночь превратилась в условное понятие, темнота не приходила, небо светилось от захода солнца почти до его восхода.

Последнее лето выдалось безоглядным, отчаянно-ядреным. С жарой, тучами комаров, красными закатами, частыми и страшными грозами. Природа чуяла новую беду. Все, что могло цвести, изо всех сил старалось отцвести пораньше, отколоситься, отплодоносить. Несмотря на последствия метеоритной бомбардировки, на полях повсеместно зрел щедрый урожай, рынки ломились от овощей, фруктов, ягод, в лесах росли грибы невиданных размеров.

А на огородах старые лоси бесстыдно поедали молодую капусту. Звери вообще потеряли страх к человеку. Лисы, зайцы и даже волки забредали в города. Стаи птиц иногда на сутки блокировали работу аэропортов. Лично ко мне несколько ночей в спальню горящими пятаками заглядывала очень упитанная сова. Ухала, чего-то требовала. На другой стороне Земли Баб Уоррен спасал сумасшедших гренландских китов, в массовом порядке выбрасывающихся на побережье Мексиканского залива. А у нас, в Клязьме, объявились угри, тоже ненормальные, без всякого повода шарахали электричеством непривычных к таким штукам среднерусских рыбаков. Осетры в Яузе, Клязьме или Красной Пахре никого уже не удивляли.

По переходам метро бегали еноты, а дача Некумыкиных подверглась нашествию тропических жаб, своим ходом притопавших откуда-то из Малой Азии. Миграционные инстинкты явно давали сбой. Некоторые стаи перелетных птиц двигались навстречу друг другу или летали большими кругами, по нескольку раз появляясь в небе одних и тех же населенных пунктов. Журавли вообще предпочли продлить визу и на лето остались в Египте. Но все животные при этом жались к людям, братья меньшие искали защиты. Смотрели невыносимо: спасите, будьте великодушны. Мы все друг другу нужны… В массе своей они уже знали. В отличие от людей.

Разумеется, судьба марсианской цивилизации потрясла сознание землян. Но необъяснимый дефект логики никак не давал поверить, что похожая участь стоит перед нашим собственным порогом. Напрасно академик Шипицын и его коллеги из разных обсерваторий хором сообщали о все новых признаках активации Солнца. Эти признаки допускали разное толкование, а потому толковались в успокоительном духе. Ученые еще не имели опыта раннего распознавания протуберанцев, а правительства зря будоражить избирателей не собирались. Тем более что главная страшилка на время исчезла из виду. В последний раз Карробус видели со спутников, вращающихся вокруг Меркурия. Двигаясь по спиралеобразной траектории, незваный гость обогнал планету и постепенно исчез в сиянии Солнца. А если источник опасности не виден, то и бояться вроде нечего. Такова психология страусов и людей. Не всех, конечно.

Почтенный американский «Херитидж фаундэйшн» опубликовал обстоятельный доклад о потенциальных угрозах человечеству. Среди прочего там рассматривалась и возможность искусственно вызванного протуберанца. В целом мнение специалистов оставалось скептическим. Однако частота солнечных аномалий явно превышала обычный уровень, это признавали все. Международная группа физиков и астрономов представила гипотетический сценарий катастрофы. Они пришли к выводу, что когда Карробус обогнет Солнце и расположится примерно между нашим светилом и нашей планетой, сложится оптимальная комбинация для «солнечного удара». Умельцы из Интернета быстро показали, как это может выглядеть. Я посмотрел и решил позвонить Шипицыну.

— Всеволод Игнатьевич, но Карробус в таком варианте и сам погибнет, — сказал я. — Он ведь окажется на пути выброса.

— Окажется, если недостаточно резв. Скорость распространения протуберанца составляет до полутора тысяч километров в секунду. Не бог весть что, наш гость вполне может уйти в сторону. А вот Земля маневрировать не умеет. Кроме того, — кто знает? — вдруг он одноразовый, этот Карробус. Как немецкий фаустпатрон. Я по-прежнему не верю в такой ужас, но нет ничего практичнее худших предположений. Знаете, уж больно страшно за внуков. Ваши-то работы продвигаются?

— Да, — без комментариев ответил я.

И Шипицын не стал спрашивать, сколько людей мы можем спрятать. Понимал, что информация закрытая. Честно говоря, я ему этот секрет спокойно бы выдал. Но расстраивать прекрасного человека рука не поднималась. Хотя, как мне кажется, он и сам все понял.

* * *

Счастье заключалось в том, что людей, думающих так же, как мудрый академик, становилось все больше. Особую радость всей нашей компании доставило назначение нового начальника Генерального штаба, о чем я лично ему и сообщил.

Ваграм Суренович улыбнулся и ничего не сказал. Но уже на следующий день ко мне явился один из его генералов с вопросом: на каких объектах задействовать воинские части, список прилагается? Я посмотрел список и умилился: от стройбатов до морской пехоты. Со своими палатками, инструментом и питанием. Разумеется, объекты тут же нашлись. Как из-под земли выскочили.

Еще сутки спустя министр обороны подписал приказ о переводе стратегических запасов армии и флота «во вновь создающиеся подземные хранилища глубокого залегания», кои надлежало создать в кратчайшие сроки во всех военных округах России. Контроль за исполнением возлагался, конечно же, на Генеральный штаб. Флот наконец-то перестал чинить препятствия со списанием атомных субмарин. Более того, даже предоставил инженеров для монтажа реакторов под землей. В общем, твердая рука Туманяна начинала ощущаться сразу, доходчиво и непосредственно. Вроде команды «Рота, подъем!»

— Наш человек, — промурлыкал Ефим Львович.

Вскоре Варвара Степановна сделала бесповоротно нашим еще и своего мужа.

Кряхтя и покашливая, Некумыкин сообщил, что «обломался перелом в умонастроениях» по поводу чего устроил расширенное заседание правительства с участием президента. Мои пророчества наконец-то встретили благожелательный прием. Особо глубокое понимание продемонстрировали сановники, чьи супруги побывали у нас в гостях. И в завершение всего рухнул, обломался сам Тарасище.

— Ладно, Володька, — сказал он, топорща усищи. — Только не воображай, что сработали твои шашни с чужими женами. Сработал мой собственный политический нюх. Отточенный поисками демократии в постсоветских джунглях.

— О! Проснулся?

— А давай-ка без этого, без подъедания. Лучше пойдем да начнем придавать твоей возне государственный размах.

Мы удалились в президентский кабинет, там умственная деятельность усилилась. Тарас сделал несколько здравых предложений.

— Хочу освободить тебя от функций прораба. Пусть всеми строительными работами займется военно-инженерное управление Генштаба. Руководство строительными работами, согласись, все же не твоя стихия. Уже есть на примете один толковый мужчина с подходящими погонами. Не возражаешь?

— Нет. Особенно, если армянин.

— Почему обязательно армянин? У нас еще умные татары есть. Но сильно не расслабляйся. За тобой останутся права контролера в ранге первого заместителя Некумыкина. В зону ответственности войдет организация всей подземной жизни. От сточных вод до основ государственного устройства тех фрагментов, на которые развалится Россия.

— Чего?

— Того. Неужели ты думаешь, что после твоего протуберанца мы уцелеем как единая страна? Без связи, без транспорта и даже без атмосферы? При наших-то расстояниях?

— Честно говоря, об этом еще не думал.

— А пора бы. Раз уж начали, — жестко сказал Тарас.

Я промолчал. До меня медленно доходило, какими жертвами будет сопровождаться фрагментация России. И не только России. У нас хоть земли много. А в Европе? Про Китай и говорить нечего.

— Ладно, — сказал Тарас. — Давай займемся деталями. И пошарь там в баре. Джимми еще бутылочку прислал. Кстати, пора опять с американцами на всю жизнь дружиться.

— Ага. До звездных полосатиков.

— Вот и приступай.

— В смысле?

— Отправляйся в Вашингтон.

— Что? Опять вместо МИДа?

— А кто всех пужает? Они начали рыть землю позже, чем ты. Вот и поделись опытом. Устрой там день сурка. Шугани ослов да слоников, ты на этом собаку съел. А взамен проси у них, чего хочешь, хоть маркшейдеров. Они про твой визит уже знают.

— Раньше меня?

— Володька, бросай вермонтию. А то ведь как бы действительно не отайдахало всех до дакоты. Словом, бери-ка мой борт номер один, да дуй через Атлантику. Чтоб раздувать тугой ВИСКОНСИН.

Я покачал головой. Более мой, боже мой. Сидим, каламбурим. Зубоскалим. Считаем, что где-то можем что-то изменить. А ведь все давно предсказано. Геенна огненна… Только одно не сходится, — зерна от плевел придется отделять своими руками. Лучше бы не браться. Ибо руками нашими не всегда Господь водит.

— Вижу, что мотивировать тебя… не обязательно, — сказал Тарас. — Ну давай продолжим.

— Что продолжим?

— Придавать государственный размах. Ты же этого хотел?

— Да. Только вот руки трясутся.

— Ну в России такое случается, — усмехнулся президент. Твое здоровье.

* * *

Размах мы придавали до утра. А утром я обнаружил в своей ванне Алису. Точнее, ее голову под шапочкой для волос. Все остальное скрывала обильная пена. Чтобы проверить что там есть, я опустил под пену обе руки. Результат вздрогнул, но оказался положительным.

— Ты похож на август, — сказала Алиса.

— На кого? Римского императора?

— Нет. На месяц август. Серпень, по-украински.

— Чем человек может быть похожим на месяц?

— Свойствами. Например, щедрой полнотой накопленных сил.

— Это есть.

— И еще предчувствием печали, — задумчиво сказала Алиса, отплывая к дальнему бортику.

Там, на стенке, жила телефонная трубка. Она вдруг проснулась.

— Нет, — сказала Алиса. — Не может. Владимир Петрович будет занят. Нет, минут пятнадцать. Ой! Простите, тридцать. В общем, перезвоните после обеда. Да, майор Бубенцова. Так точно, на посту.

Я понял, что телефонная угроза нашим отношениям устранена. На некоторое время.

— Господин Оконешников потерпит, — заявила Алиса. — Я всю ночь терпела.

Она отключила трубку и бесповоротно погрузила ее в держатель. А сама начала всплывать. Медленно так, грациозно. Я почувствовал, что вся накопившаяся за ночь усталость куда-то отступает.

— А ты похожа на апрель! Жерминаль. Кажется, так называли его французские революционеры. Росток, побег. Первый весенний месяц республиканского календаря.

— Гран мерси. Хорошо сказал, генацвале. Так чего мы ждем, мой сильный август?

* * *

Даже не знаю, что может быть хуже служебного рвения подчиненных. Выйдя из ванной, я спиной почувствовал, что там, за спиной, Алиса краснеет. Прямо наливается. Сначала от смущения, а потом от праведного гнева.

В моей комнате и в моих креслах восседали Фима с Димой. Фима, правда, тут же вскочил.

— Владимир Петрович, уж извините ради бога. Это все Димка настоял. Давай, говорит, обрадуем.

— Наверное, я сейчас не нужна, — сказала все еще пунцовая Алиса, завязывая халат.

Дима тоже вскочил, открыл дверь, потупил глаза и покаянно развел руки. Служба, мол… Россию спасаем.

— Ну ну, — сказал я. — Злодеи. И в чем дело?

— С «Одиссея» поступили предварительные данные о природе того, чем марсиане покрывали стены своих тоннелей.

— Эге. Значит, удалось добыть.

— Да, причем с риском для жизни.

— Надеюсь, он стоил того.

— Ого! Еще как стоил.

— И что за материал?

— Это не материал, шеф. Это живое существо. До сих пор живое, представляете? Пока только в первом приближении можно оценить его уникальность.

Несколько секунд я переваривал новость. Мои заместители деликатно ждали. Я закрыл рот, потом снова открыл.

— Вы уверены?

Дима лишь небрежно махнул рукой.

— Какие могут быть сомнения, советник? У гениев не бывает сомнений. Как только образец попал в ярко освещенный бокс, он начал менять окраску. Зазеленел прямо на глазах у изумленного доктора биологии Дэвида Очоа.

— Представляю степень изумления, — заметил Фима.

— Да, стоило попо-смотреть.

— Так. А почему он позеленел? Что за чудеса?

— Никаких чудес, шеф. Просто так называемый образец на свету начал вырабатывать старый добрый пигмент типа хлорофилла. Почти такой же, как у земных растений. В общем, с проблемой утечки кислорода марсиане справились очень изящно. Стены их тоннелей кислород не поглощали, они его выделяли. Каково?

— Блестяще. Только боюсь, братцы, что мы-то чудо-растение получим не скоро. Сколько там миллионов километров до Марса?

— Сейчас противостояние заканчивается. Около сотни, кажется. Но ничего, обойдемся, шеф. Кое-что похожее есть на Земле. Фимка, излагай.

— Основой для марсианского чуда послужил некий аналог наших лишайников, Владимир Петрович. То есть симбионт простейших грибков и сине-зеленых водорослей. Все это вместе образует общее тело, так называемое слоевище, для которого грибы добывают минеральные соли, а водоросли занимаются фотосинтезом. Вот оттуда кислород и появляется.

Я почувствовал прилив энтузиазма.

— Так что? Увесим наши шахты нашими лишайниками? И запируем на просторе.

— Э! — охладил Дима. — Марсианские лишайники отличаются от наших примерно так же, как болид «Формулы-1» отличается от дворового му-му-соровоза.

— Дело в том, — продолжил Фима, — что эти организмы подверглись сложным генетическим изменениям, в результате чего потеряли способность синтезировать кислоты, с помощью которых растения разъедают камень. Вместо этого умеют вырабатывать смолку, которая прочно приклеивает их к поверхности. Что еще? Способны усваивать кремний, атомы которого делают их почти таким же прочным, как хитин насекомых, они с трудом режутся ножом. В общем, марсианский лишайник — это высокотехнологичный продукт, способный обогащать атмосферу кислородом, удалять из нее углекислый газ и аккумулировать воду, что, между прочим, делает его еще и противопожарным средством. Он также обеспечивает герметичность стен, потолков, перегородок и при этом удивительно неприхотлив, выдерживает высокие и низкие температуры, а при особо неблагоприятных условиях не гибнет, а впадает в особую спячку. Словом, нам до такого лишайника расти да расти.

— А мы сможем?

— Никаких сомнений, шеф. Критичен только фактор времени. Поэтому, уж извините, мы вторглись в вашу ча-че-частную жизнь.

— Ладно, реабилитированы. Что от меня нужно?

— На Марсе от вас нужно, чтоб никто не смел отвлекать доктора Очоа от исследований суперлишайника. Ни на минуту. Сделаете?

Я кивнул.

— Далее. Нужно изменить земные лишайники по образу и подобию марсианских. Мы подготовили список нужных университетов. Все там должны отложить диссертации до лучших времен. Чтобы заняться настоящим делом.

— Это сложнее.

— Немедленно заняться, шеф. Четверо хо-хороших мужиков из-за этого чуть не задохнулись, едва не разбились. Поволновались, в общем. Какую-то инфекцию подхватили. И что обидно — не половым путем.

— Очень скоро от этого дела может зависеть жизнь миллиардов, — вздохнул Фима. — Карробус приближается к Солнцу.

— Да хватит меня уговаривать!

— Какой он все же умница, — неожиданно сказал Фима.

— Кто?

— Ермолай Борисович. Профессор Славик.

— А, Большое Возражение? Да-да.

— Повинен ордену, — сурово сказал Дима. — За заслуги перед человечеством.

Я тоже имел некоторые заслуги. Поэтому ощутил немножко ревности. Видимо, это отразилось на лице.

— Присутствующих не обсуждаем, — быстро поправился Фима.

— Шеф! Да по заслугам никто к вам и приблизиться не посмеет! За исключением налоговой полиции.

Внезапно ко мне приблизились сомнения.

— Послушайте, да будет ли протуберанец? А вдруг мы напрасно весь мир взбаламутили?

Фима и Дима синхронно покачали головами.

— Что за малодушие, советник? Будет, еще как будет. Надо верить мрачным предчувствиям.

Обнадеженный таким способом, я отбыл покорять Америку.

* * *

Покорять ее пришлось недолго. Я вручил президенту Джеймсу (зовите меня просто Джимми) подарочек президента Тараса — хорошо мне знакомую горилку с перцем. А потом, уже от имени правительства и народов России, преподнес комплект дисков с подробной информацией обо всех работах по проекту «Горячее Солнце». Улыбчивый Джимми сперва не совсем понял, какого калибра это подношение. Вежливо поблагодарил, примерно в тех же выражениях, что и за горилку, и передал все Бабу.

Баб выглядел неважно, половина левого легкого у него все еще не восстановилась. Но вот хватка никуда не делась. Бросил взгляд един на лэйблы СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, читал по-русски он гораздо лучше, чем говорил, а уж эти-то слова знал поперед всех остальных, бросил взгляд второй на меня, глаза его при этом удивительно потеплели, и тут же кивнул своим мальчикам. Понятно, из какой фирмы.

Те как с поводков сорвались. Вернулись довольно быстро. С вытянутыми лицами, растрепанными прическами и как-то неловко дергая шеями. Будто от слишком туго завязанных галстуков. Что-то шепнули. Вроде «хай левел». По созвучию я вспомнил напутствие Тараса: хай живе оклахомщина. Ну да ладно, хай живе.

После невыразимо любезных переговоров с президентом Джимми, который очень многое хотел сделать для России, но пока не знал, что именно, мы растрогались и расстались.

— Итак, — спросил я уже в нашем посольстве. — Как думаешь, скоро наша бомба сработает?

— Уже сработала, — зевая, сказал Дима. — Сейчас они срочно меняют рас-писание. Даже два-писание и три-писание. Возможно, весь вечер освобождают. Шеф! Я пойду в душ, а потом отрублюсь. Чудики эти америкосы. Жили бы себе нормально, как все нормальные люди.

— Это как?

— Да по московскому времени.

Я тоже отправился поспать по московскому времени. Потому что в Москве не всегда это получалось.

Проснулся от деликатного, но настойчивого тормошения. Почти сразу после того, как уснул.

— Вставайте, шеф, — сказал Дима. — Нас ждут великие дела. Покруче, чем у Клода Анри де Рувруа.

— У кого?

— У графа де Сен-Симона.

Откровенно говоря, я и сейчас не очень твердо помню, кто такой был Сен-Симон. Точно помню, что в дверях стоял не французский граф, а наш посол с обманчивой физиономией вологодского дворника. В махровом халате, но в белой рубашке, при галстуке, и с телефонной трубкой в руке. Мне тогда подумалось, что он так и спит. В галстуке, с телефоном в руке. Или под подушкой.

— Простите, Владимир Петрович. Президент Соединенных Штатов.

— Дима, переодевайся во что-нибудь дачное, — сказал я. — Сейчас нас позовут в гости. Визит неформальный.

— Джинсы подойдут?

— Конечно.

— Клод Анри был бы расстроен.

— А вот Джимми — нет. Это знак уважения к американской одежде. Не худо добавить еще что-то наше. Да, я как-то видел у тебя майку с надписью «ай лав Раша».

— Надеть?

— Нет, подарить.

— Э, э. Петрович, погоди. Она у меня предпоследняя.

— У бедного Джимми совсем нет, — пристыдил я. И, отрезая возражения, взял трубку.

— Yes. When? I'll be ready. Thank You, Mr. President.

Трубка пискнула, отключилась. Потом зачем-то сыграла российский гимн.

— Я нужен? — бесстрастным тоном осведомился посол.

За его спиной Дима подмигивал обоими глазами. Сигнализировал. Боялся, что спросонья сам я не соображу.

— Непременно, Сергей Вениаминович. Отправляемся все вместе.

— Вызвать лимузин?

— Нет. Робинсон сейчас в Кемп-Дэвиде. За нами пришлют вертолет. — Площадка на крыше свободна?

— Там есть место для второго вертолета. Сейчас распоряжусь, чтобы подготовились к встрече.

— Вот видите, шеф, — сказал Дима, закуривая местный «Мальборо». — Россия тоже способна кое-что сделать для Штатов.

Сергей Вениаминович на это промолчал. После одиннадцати лет в Вашингтоне он мог бы порассказать немало. В том числе и о том, что мы реально можем сделать для Штатов. Но вместо этого лишь посоветовал прихватить свитерочки, поскольку в Кемп-Дэвиде зверские кондиционеры. Еще со времен «холодной войны».

— Очень особые такие кондиционеры, Владимир Петрович. Чувствуешь себя хорошо и приятно, а потом — глядь, из носа потекло.

— С американцами всегда так? — спросил Дима, наслаждаясь своим «Мальборо».

— Как? — спросил посол.

— Ну улыбаются-улыбаются, а потом — бац. Из носа потекло.

— С американцами бывает по-разному.

— Вы думаете, они будут ловчить на фоне протуберанца? — живо спросил Дима. — Владельцы кондиционеров?

Мне показалось, он давал возможность послу продемонстрировать степень профессионализма. Посол это, конечно же, уловил.

— Власть любой страны исповедует своего рода государственный эгоизм. Беда в том, что американцы возвели этот принцип едва ли не в абсолют. Они до сих пор искренне отождествляют благополучие Соединенных Штатов с благополучием всего человечества. А во имя человечества допустимо ущемление недоразвитых стран и не слишком строгое выполнение обещаний к прочим. Для их же собственного блага, разумеется. Увы, такова психология Белого дома. Хотя умных людей там достаточно.

Дима мастерски наморщил лоб. Я понял, что сейчас мой помощник применит свой излюбленный метод провокации. Так он обычно добивался откровенности. Потому что разозленные люди врут редко. Часто врут испуганные.

— Ну тогда глупо о чем-то договариваться с ними. Вообще. Разве не так?

Скрытую насмешку посол уловил. И отрезал адекватно:

— Речь идет не о переделе картофельного поля. И даже не о квадратных милях реголита в Море Спокойствия.

Ничего мужик попался, с норовом. Было похоже, что наш дипломат почти обиделся. Пришло время вмешаться мне.

— Сергей Вениаминович, поясните.

— Придется начинать с довольно известных вещей, — немножко нагрубил амбассадор.

— Вы же понимаете, в международных отношениях мы не специалисты, — потупился я.

— Тогда давайте не забывать, что в восемнадцатом веке американцы поставляли зерно в голодающую Францию. Они же строили заводы в Советской России после гражданской войны, помогли выжить Англии, когда та в одиночку билась с Гитлером. Внесли решающий вклад в победу над тоталитарными режимами, включая СССР. А сейчас финансируют несметное число благотворительных проектов. США, в основном, содержат аппарат ООН, с трибуны которой только ленивый не ругал США.

— То есть, они как серебряный доллар: могут повернуться либо одной стороной, либо другой?

— Бывает и так.

— И чего ожидать на сей раз? Какой стороной доллар повернется?

— Если они сочтут угрозу протуберанца реальной…

— Сочтут, — заверил Дима, потягиваясь.

— …тогда ответ будет положительным. Даже превзойдет ожидания.

— Вы думаете?

— Да. Насколько я понимаю, мы предоставили очень ценную информацию. Чисто по-русски, на три «Б». То есть бесплатно, безоглядно и безвозмездно. Но президент Робинсон — классический янки. О, это размашистая нация! Уинстон Черчилль однажды заметил, что если истинному американцу сделать добро, он непременно постарается отплатить вдвойне.

— У нас хороший шанс это проверить, — усмехнулся я.

* * *

Черчилль не ошибался. Оказалось, что за несколько часов российско-американские отношения улучшились кардинальным образом, и у нас уже нет спорных территорий ни в Море Спокойствия, ни вообще по всей Луне. После удивительно продуктивных переговоров, когда на любое предложение мы получили твердое «Yes», президент Робинсон попросил народ России принять шесть ультрасовременных проходческих комбайнов для подземных работ. Бесплатно. В качестве дара американского народа дружественным народам великой России.

— Комплексы можно будет забрать с авиабазы Ванденберг через трое суток, — сказал Джимми. — Военные авиадиспетчеры уже готовят коридоры для ваших тяжелых самолетов типа «Руслан».

— И что, проблем с визами больше не будет? — наивно поинтересовался Дима.

Друг Джимми расхохотался, не дожидаясь перевода (Гарвард, господа, Гарвард).

— Гуд джоук. В Госдепартаменте уже готов законопроект об отмене виз поголовно для всех русских. Ну за исключением этих ваших… crime. Потому что нам и своих достаточно.

— Ой. Сэнк ю, — сказал Дима.

Президент улыбнулся.

— Понимаю вашу иронию, мистер Оконешников. Нет, мы не намерены откупаться мелочами. Вы подарили нам уникальные технологии. Тем самым даете время, которое спасет миллионы граждан Соединенных Штатов. Я способен понять, что подарка, хотя бы отдаленно сравнимого по масштабам, наша страна не получала с момента провозглашения независимости. Уверяю вас, американцы такое не забывают. Завтра об этом будут знать все масс-мидиа. Я выступлю с обращением к нации. Это — утром. Вечером состоится совместное заседание Сената и Конгресса, на котором я внесу предложение о заключении союза с Российской Федерацией. Более тесного союза, чем во времена Второй мировой войны. Думаю, результат голосования вполне предсказуем, друзья мои. Очень рад, что русских можно так назвать…

Тут президент на секунду задумался, а потом с чисто американской непосредственностью заявил:

— Знаете, мистер Черешин, Баб многое мне рассказал. Берусь предсказать вам большое политическое будущее. Я и моя жена Эллисон просто обязаны пригласить вас на поздний ужин. Будет крайне досадно, если мы упустим шанс поближе познакомиться с личностью вашей величины.

Это прозвучало и мило, и лестно, и очень соблазнительно. Над атлантическим побережьем Штатов царила глубокая ночь. Горы Катоктин переползали угрюмые тучи. Моросил дождь. А в загородной резиденции, основанной президентом Франклином Рузвельтом, но названной в честь Дэвида, внука президента Эйзенхауэра, было сухо, светло, уютно. Несмотря на зверские кондиционеры, чувствовался дразнящий запах барбекю. Судя по характерному позвякиванию, в соседней столовой накрывали столы. Однако на ужин мы остаться никак не могли. И дело заключалось не в том, что частная трапеза с президентом США чиновнику моего ранга не полагалась по этикету, американцы в этом отношении никогда не комплексуют, я — тем более. Дело было в том, что счет пошел уже не на месяцы, и даже не на недели. Накануне моего визита сразу с нескольких десятков обсерваторий мира пришло одно и то же сообщение.

— Карробус обогнул Солнце, — сказал я.

— Да, мы знаем.

— Цейтнот.

— Боюсь, что вы правы.

— Вертолет готов?

Президент Робинсон опять рассмеялся. Но уже не так весело.

— В Кемп-Дэвиде бывают готовые геликоптеры. Спасибо мистеру Сикорски… Позвольте вас проводить?

Конечно, мы позволили. Вот только не ожидали, что провожающих окажется так же много, как бывает при проводах настоящего главы государства. Видимо, наши предложения спровоцировали у американцев настоящий «мозговой штурм», и теперь в свете прожекторов на вертолетной лужайке собрались его участники. Сам Робинсон с женой, госсекретарь, советники, многозвездные генералы, сенаторы, конгрессмены. И непременные репортеры. На прощание мой новый друг-президент еще раз предсказал мне большое политическое будущее.

— Дай бог, чтобы у нас всех было хоть какое-то будущее, — в сердцах сказал я.

— Мистер Черешин! Бог, о котором вы упомянули, нас не оставит, — строго заметила миссис Робинсон.

Простая, как песня Саймона и Гарфанкеля. Или как американский пирог с яблоками. И такая же соблазнительная. Особенно в футболке с надписью «I love Russia».

Я лишь вздохнул.

В заключение седой, поджарый шеф ЦРУ лично пожал мне руку.

— Мистер Черешин! Расследуя недавнее покушение на мистера Уоррена, мы получили данные о существовании международной террористической сети, чья деятельность направлена против лиц, занимающихся разработкой планов противодействия Карробусу. Во всех странах, включая Россию. Думаю, вы знаете, как распорядиться информацией такого рода.

И протянул мне изящную флэшку в виде сердечка. С надписью «I love Russia».

— Они что, сумасшедшие? — спросил я.

— У всех террористов проблемы с головой. Но этой сетью, возможно, еще и манипулируют извне.

— Извне?

Шеф ЦРУ кивнул и ткнул пальцем в низкие тучи, из которых на пеструю компанию шел немного радиоактивный дождь.

Мне хорошо запомнилось, что все эти разные люди удивительно одинаково смотрели с лужайки Лагеря Дэвида. А мы с тем же выражением смотрели вниз из рычащего, набирающего высоту вертолета фирмы, основанной русским инженером Игорем Сикорским. Это было выражение пронзительной растерянности.

Да почему ж мозгов-то у нас так мало! Кой черт мы так долго дрались, враждовали, друг на друга дулись, а в лучшем случае бестолково толкались на маленькой голубой бусинке по имени Земля? И как это здорово чувствовать себя единым человечьим племенем, у которого объявился столь нужный нам общий враг. Тот, кто сумел превратить все наши свары в шелуху.

Как говаривал старина Камю, осанна тебе, строгий наш учитель. Вот в каком мессии все мы нуждались. Да продлится время его энергонакоплений! Фима считал, что именно этим занимался недобрый пришелец у нашего Солнца.

…Авиабаза Эндрюс. Вертолет американского президента приземлился рядом с самолетом президента российского.

По-прежнему накрапывал дождь, что было хорошей, немного радиоактивной приметой. У трапа под зонтиками стоял весь экипаж.

— Мы готовы, Владимир Петрович, — доложил командир.

Я ему очень позавидовал. Все остальные на Земле были сильно не готовы.

* * *

— Володя, Володя! Ты хоть немного протрезвел?

Я открыл один глаз. Мы были явно не в Кемп-Дэвиде, потому что на краю кровати сидела Алиса. А ее в Америку не брали. Зря, наверное.

— Молодец, что пришла. Раздевайся.

— Нет, это ты одевайся. И как можно быстрее.

— Зачем, мой майор?

— Вооруженное нападение.

— Ну что ты такое говоришь? На ночь глядя.

— Вполне серьезно. Внешняя охрана смята, есть жертвы. В Зазаборье проникли какие-то террористы. Они уже пробовали сунуться к нам. Где твой «Шершень»?

— Какой шершень?

— Пистолет такой. Твое личное оружие.

— Не помню. Засунул куда-то.

— Эх ты, воин. Одевайся, советник. Быстро-быстро, как в армии.

Я послушался, запрыгал на одной ноге, натягивая брюки. Тут балконную раму озарила вспышка. Во дворе сильно грохнуло. Потом еще раз. Алиса с внезапной силой повалила меня на пол.

— Да кто нападает-то? — просипел я.

— Понятия не имею. Носки надень, на улице прохладно.

Дымная стрела влетела в комнату, пробила перегородку и взорвалась в ванной. Посыпались стекла, штукатурка, обломки кирпичей. Зашипела вырвавшаяся из труб вода, а в нос ударило вонью тротила. Потом на секунду все стихло. Только через вдребезги разнесенное окно был слышен скрип фонаря. Старина раскачивался как ни в чем не бывало. Усиливая нереальность, дверь спальни распахнулась. К нам ввалился очень крупный мужчина в пижаме. Упал, откатился в сторону. Алиса выхватила свое личное оружие. Передернула затвор.

— Спокойно, товарищ, — сказал Андрюша.

Он на четвереньках подобрался к проему балконного окна. Выглянул, мгновенно отпрянул. Сразу две или три пули ударили в раму.

Да, это было всерьез. Нас еще раз обсыпало штукатуркой, и я окончательно проснулся.

— Так, — сказал Андрюша. — Ночные прицелы. Здесь у нас шансов нет. Алиса Георгиевна, Владимир Петрович, ползите в коридор. Снайпер сидит пока ниже уровня второго этажа, он вас не достанет.

Сказав это, старший лейтенант Денисюк точным выстрелом погасил фонарь за окном. Но тот упрямо продолжал поскрипывать. Алиса ткнула меня в бок.

— Нет, — сказал я. — Ты первая.

В ее глазах вспыхнули зеленые огни, как у волчицы.

— Щас как дам!

Я испугался и уполз. По-пластунски. Внезапно припомнился четвертьвековой давности «курс молодого бойца».

В коридоре было почти темно. Только дальний конец, соединяющийся с холлом, слабо освещался холодным голубым светом — компьютеры мы не выключали круглосуточно.

Этот слабый свет обрисовывал человека. У лестницы, спиной к нам стоял мужчина в строгом костюме с белым воротничком на крепкой шее. Он спокойно курил. На его плече висел автомат. Человек оглянулся, и я узнал Ванюшу. На меня нахлынула обида пополам с недоумением. Ну что за безумцы прерывают работу, от которой зависит выживание миллионов людей, включая самих кретинов, стреляющих по вилле?! Чем бы они ни руководствовались, хоть капля разума должна же у них быть!

А кретины стрелять продолжали. Звенели стекла. Слышались удары пуль по фасадной стене. В холле что-то взорвалось, компьютеры погасли, зато на улице разгорался пожар.

Вслед за нами в коридор выбрался Ефим Львович, обнимавший возлюбленную свою авоську «ин год ви траст». Его сопровождала Тамара Саратовна. В руках она держала синий фонарик и сумку с крестом на белом фоне. По счастью, Любовь Егоровна находилась в очередной командировке.

А вот Дима никуда не уезжал, он отъехал на месте. Несколькими часами ранее мы отмечали успех дипломатической миссии в Вашингтоне по вашингтонскому времени. И приняли изрядную дозу честно заработанного виски. Дима принял больше, поэтому не просыпался до тех пор, пока Алиса не вылила на него воду из цветочной вазы.

— Чу-чудесное пробуждение, — сказал он. — Му-муза с горшком… А вы че-чего тут делаете? В моих покоях?

— Ты дееспособен? — спросил я.

— О-ограниченно. Почему вторгаетесь?

В коридоре грохнула очередь. Скупо, патрона на четыре.

— Ого, — сказал Дима. — Это что, пришла Аль-Каида в наш мирный дом?

Тут вошел Андрюша и поставил его на ноги. А мне сказал:

— На крышу, Владимир Петрович. Выбирайтесь все на крышу. Нам обещали прислать вертушку.

— А вы?

— Задержим идиотов на втором этаже. Потом присоединимся. Старшей у вас будет Алиса Георгиевна.

— Кто бы сомневался, — проворчал Дима.

Он легко отломил ножку стола, вскинул ее на богатырское плечо и, пошатываясь, направился к выходу.

— Вы намерены воевать в одних трусах? — спросила Алиса.

— Ах, опять я почти опростоволосился. П-пардон, миледи.

Он натянул куртку и спортивные штаны фирмы «Адидас». Мы спешно выбрались на плоскую крышу виллы. Алиса тут же приказала всем лечь и отползти друг от друга. Почти одновременно с одной из сосен кто-то шумно обвалился.

— Хо-хороший выстрел, миледи.

— Это не я стреляла.

— Андрюша?

— Может, и сам сорвался. Со страху.

— Ну это несерьезно.

— А, любая война на девяносто процентов состоит из несуразностей, — с болью сказала Алиса. — Особенно у нас. То вертушка в своих ударит. То целый взвод теряет боеспособность по причине неправильно намотанных портянок. Или по причине незрелых дынь, украденных немытыми руками.

— Украденных немытыми руками, — с удивлением повторил Дима. — Шеф, а надо было посмотреть ту флэшку.

— Какую флэшку? — спросила Алиса.

— Да про террористов. Ее нам главный цэрэушник подарил.

— Кейси? Джон Кейси?

— Ну да.

— И вы не посмотрели?

— Да как-то не подумали, что это потребуется… так скоро.

— Балбесы. Типичные русские балбесы. Что еще проворонили?

— Да вроде больше ничего, — сказал я, шмыгая носом.

На улице действительно было прохладно, я начинал примерзать. Наконец со стороны Москвы послышался гул вертолетов. Они летели с погашенными навигационными огнями, однако ночь стояла ясная, и вскоре в свете звезд начали различаться крутящиеся винты.

Обстрел виллы на время прекратился. По-видимому, ночные гости не горели желанием получить очередь калибра 30 миллиметров, или, что еще хуже, — лазерной ракетой по башке. В общем, получилась передышка, и я начал думать.

Похоже, с нами случилось как раз то, о чем накануне хотело предупредить ЦРУ, а еще раньше — Крючканов.

— Алиса, послушай, почему террористы занялись пальбой вместо того, чтобы молча ворваться в дом?

— Они пытались. Но на первом этаже дежурил сержант Лукашевич.

— Кто такой Лукашевич?

— Ванюша.

— И он один отбил атаку?

— Естественно.

— О. А нам предъявляли какие-нибудь требования?

— Абсолютно никаких. Сразу забросали гранатами караульное помещение у ворот. И пробовали проникнуть в дом.

— Значит, те солдатики…

Алиса не ответила. Вместо этого подползла к краю крыши. Тут же вытащила мобильник.

— Денисюк, слышишь меня? Срочно отменяй десант. Повторяю: отменяй десант. Здесь ЗРК, ЗРК! Как понял?

Она опоздала. На соседнем дачном участке из-под мирных дачных сосен уже взлетала ракета.

Первым шел Ка-50. Он мгновенно метнулся в сторону. Следом за ним чапал транспортный старичок Ми-24, знакомый мне еще по действительной службе на Кавказе. Именно в этой машине должен был находиться десант. Видимо, поэтому в него и целились.

Пилот выпустил целую гроздь термических шашек, заложил отчаянный вираж. На очень малой высоте машина обогнула трубу котельной. Бросаясь из стороны в сторону, вертолет начал удаляться. Мне даже поверилось, что все обойдется, вертушка быстро уменьшалась в размерах. И вдруг из ее двигателя повалил дым, потом вырвалось пламя. В небе грохнуло. Оторванный взрывом воздушный винт, продолжая вращаться, ушел вверх. А корпус вертолета развернуло хвостом вперед. Заваливаясь на бок, машина рухнула где-то в районе усадьбы Некумыкиных.

Второй вертолет повел себя непонятно. Удалившись поначалу к востоку, он развернулся и завис на высоте метров в сто, искушая всех возможных зенитчиков. Это была довольно устаревшая «Черная акула».

— Почему он не стреляет?

— Не понимает, где свои, а где чужие, — сказала Алиса. — Тут же везде